Совсем не респектабелен (fb2)

- Совсем не респектабелен (пер. В. Н. Матюшина) (а.с. Пропащие Лорды-3) 1.03 Мб, 304с. (скачать fb2) - Мэри Джо Патни

Настройки текста:



Мэри Джо Патни Совсем не респектабелен

Пролог

Лондон

Начало ноября 1812 года

Некролог, появившийся в лондонских газетах, был краток, однако привлек к себе довольно большое внимание. Трое приятелей Маккензи — его партнеры по карточному столу — встретились в клубе и подняли бокалы, чтобы почтить его память. «Что ж, по крайней мере, он избежал виселицы», — с уважением сказал один из них? Они снова подняли бокалы и еще раз выпили за это же.

Несколько леди из высшего общества вздохнули с сожалением, возможно, даже смахнули пару слезинок, искренне сокрушаясь о том, что пропал впустую столь внушительный образец мужской жизненной силы.

Какой-то мужчина, утверждавший, что он был другом Маккензи, выругался и в отчаянии стукнул по газете кулаком.

Уилл, единокровный брат Мака, усыновленного их семьей, узнал эту новость несколько дней спустя в Португалии. Он опечалился, но обошелся без слез: ему почему-то не верилось, что его неугомонный братец действительно умер.

Леди Агнес Уэстерфилд, директриса школы, заменившая ему мать, закрыла глаза и заплакала. Взбалмошный Мак, как всегда, сделал все не так, как принято. Нельзя, чтобы младшие умирали раньше старших. Это чертовски несправедливо.

Сам Мак, прочитав собственный некролог, подумал, нахмурившись: хорошо, если бы это сообщение не попалось на глаза его единокровному брату Уиллу, потом отложил газету, надеясь, что ему еще не долго оставаться умершим.

Смерть отрицательно сказывается на бизнесе.

Глава 1

Кент

Конец октября 1812 года

Она рассмеялась и, подобрав юбки костюма для верховой езды, быстро пошла вдоль длинного коридора, не дав этому достойному юноше закончить предложение руки и сердца. Однако, дойдя до двери в конце коридора, она чуть задержалась и оглянулась через плечо с самым озорным выражением, лица.

Уверенный в себе, как и в том, что после долгих дней ненастья засияет солнце, достопочтенный Годфри Хичкок улыбнулся и сказал:

— Мы поговорим позднее, леди Кири. И тогда я закончу предложение, которое намерен вам сделать.

Кири Лоуфорд одарила его улыбкой, от которой у мужчин всегда перехватывало дыхание, и выскользнула за дверь. Оказавшись вне его поля зрения, она замедлила шаг, и лицо ее приняло задумчивое выражение. Обаятельный Годфри был самым привлекательным из всех поклонников, которые у нее были с тех пор, как год назад ее семья приехала в Лондон.

Но хочется ли ей выходить за него замуж?

Ей понравилось, что Годфри поехал вместе с ней на эту вечернюю прогулку верхом, хотя они рисковали опоздать к ужину, Ей не хотелось упускать возможность побыть на солнце после вынужденного пребывания в четырех стенах из-за плохой погоды с тех пор, как она приехала в гости в Граймз-Холл. Он был первоклассным наездником и не отставал от нее, когда они мчались галопом по холмам Кента.

Официально Кири была одной из нескольких приглашенных гостей. Но каждому было понятно, она находится здесь, чтобы познакомиться с семьей Годфри и чтобы дать его родственникам возможность поближе познакомиться с ней в неофициальной обстановке. Мать Кири предполагала приехать с ней вместе, но несколько слуг заболели корью, поэтому она осталась в Лондоне.

Кири повезло: она гостила в Эштон-Хаусе, поместье своего брата, и поэтому не заразилась. Вот почему она приехала в Кент вместе с пожилой супружеской парой, которая тоже была приглашена в гости.

Все шло хорошо. Семейство Хичкоков самым тщательным образом присматривалось к Кири. Это давало основания полагать, что по их мнению, она скоро станет членом их семьи. Ей они показались людьми довольно приятными, хотя по-английски весьма сдержанными.

Их брак нельзя было бы назвать блестящим, поскольку Годфри был всего лишь третьим сыном барона, тогда как Кири была дочерью герцога. Но ей он довольно сильно нравился. За год, истекший с тех пор, как ее семья приехала из Индии, ни один из потенциально приемлемых женихов не нравился ей больше, чем он.

Годфри относился к ней с уважением — не так, как к какой-нибудь там заморской потаскушке. К тому же он классно целовался — наверняка положительное качество для мужа. А некоторый налет бунтарства в его характере был сродни свойственному ей свободолюбию. Однако достаточно ли это веские основания для брака?

В жилах ее матери текла королевская индийская кровь, но она пренебрегла традицией и дважды выходила замуж за англичан. Оба брака были заключены по любви. Отец Кири, шестой герцог Эштон, умер до ее рождения, но она видела как любили друг друга ее мать Лакшми и ее второй муж Джон Стилуэлл. Ее отчим, знаменитый в Индии генерал, стал ей настоящим отцом, причем отцом хорошим — он к падчерице относился точно так же, как к двоим собственным детям.

Годфри был забавный, с ним было весело, но по сравнению с генералом Стилуэллом ему не хватало глубины и серьезности. Впрочем, как и большинству мужчин. Правда, ее брат Адам и большинство его друзей приближались к уровню генерала. Жаль только, что они относились к ней как к младшей сестренке.

Но возможно, она несправедлива к Годфри. Просто они еще недостаточно хорошо знакомы, и она не разобралась в его характере. Пожалуй, стоит принять предложение его матери, леди Норленд, и задержаться здесь еще на недельку после того, как разъедутся гости.

Размышляя над тем, смогут ли приехать сюда ее родители, если она продлит свое пребывание, Кири решила зайти к леди Норленд в утреннюю гостиную. Ее хозяйка, наверное, находится там, если еще не поднялась наверх, чтобы переодеться к ужину, так что Кири сможет поговорить с ней о своих планах. Еще одна неделя в обществе Годфри, пожалуй, покажет, будет ли ему разрешено официально ухаживать за ней.

Утренняя гостиная графини была уютной, со вкусом обставленной комнатой, где она проводила довольно много времени, принимая своих подруг. Кири тихо приоткрыла дверь и остановилась, увидев, что леди Норленд разговаривает со своей сестрой. Сестры сидели на диване спиной к двери и не видели Кири.

Кири решила поговорить со своей хозяйкой позднее и уже собиралась потихоньку уйти, когда услышала слова леди Шримптон:

— Так Годфри действительно собирается жениться на этой Кири?

Это было сказано с таким презрением, что Кири замерла. Что, черт возьми…

— Вполне вероятно, — сказала в ответ леди Норленд. — Она, кажется, влюбилась в него по уши. Да и какая девушка смогла бы устоять перед таким красивым и обаятельным мужчиной?

— Меня удивляет, что вы с Норлендом допускаете этот брак, — неодобрительно заметила сестра. — Я бы не позволила ни одному из моих сыновей жениться на полукровке. Что за развязное, вульгарное создание! Видела я, как она завлекает мужчин. Они кружат вокруг нее, словно пришедшие в раж кобели. Годфри никогда не будет уверен, он ли отец собственных детей.

Ошеломленная Кири прижала руки к бешено заколотившемуся сердцу. Случалось, что ее брат Адам сталкивался с неприязненным отношением из-за его смешанной крови, но к Кири окружающие относились более снисходительно, потому что она была всего-навсего женщиной, а не английским герцогом. Даже если некоторые представители общества не одобряли ее происхождение, они делали эго, как правило, осмотрительно. Она никогда не слышала подобных злобных выпадов в свой адрес.

— Девчонка наполовину англичанка, а ее отчим — генерал Стилуэлл, так что она должна бы иметь представление о том, как следует вести себя. — Судя по тону, леди Норленд не была в этом уверена. — Впрочем, важно не это, а то, что она дочь герцога и за ней дают большое приданое. Годфри привык ни в чем себе не отказывать, и ему не найти более богатой жены, чем она. А если она повесит ему на шею детей, прижитых с другими мужчинами, — ну что ж… у него есть двое старших братьев, и у обоих имеются сыновья, так что ее кровь никогда не замарает титула.

— Хорошее приданое компенсирует многие недостатки, — согласилась леди Шримптон. — Но тебе придется поддерживать родственные отношения с ее ужасной мамашей, с этой темнокожей язычницей.

— Леди Кири не такая уж темнокожая, а ее приданое просто великолепно! — рассмеялась леди Норленд. — Полагаю, мне не следует сразу же прекращать знакомство с ее матерью, однако, поверь мне, в обществе у нашей семьи практически совсем не будет контактов с их семьей, несмотря на присутствие генерала Стилуэлла.

От ярости у Кири потемнело в глазах. Да как они смеют говорить в таком тоне о ее матери — самой мудрой, самой нежной, самой доброй женщине из всех, кого Кири знала! Она была по всем меркам настоящей леди. Кири хотелось вцепиться в физиономии этих двух ужасных женщин, чтобы заставить их перестать презрительно фыркать и говорить гадости.

Она сумела бы это сделать. С детства ее завораживали истории о древнеиндийских королевах-воительницах, и поэтому она не упустила случая присоединиться к своим кузенам-индусам, изучавшим индийское искусство борьбы под названием «калариппанатту». Кири была одной из лучших учениц в классе, и теперь ей безумно хотелось применить свое мастерство к этим злобным фуриям.

Однако было бы дурным тоном убивать свою хозяйку. Не следовало убивать и Годфри, этого лживого, коварного охотника за богатым приданым. Она повернулась и бросилась в свою комнату. А ведь она всерьез подумывала о том, чтобы выйти замуж за этого человека! Кири провела по губам сжатой в кулак рукой, как будто пытаясь стереть воспоминания о его поцелуях.

Конечно, ее возмутили злобные выпады в адрес ее матери, но утверждать, что она потаскушка, заигрывающая с мужчинами, — это уж слишком! Она росла в военных лагерях среди мужчин и очень любила бывать в их компании. С тех пор как она начала ходить, подчиненные генерала Стилуэлла шутили с ней, болтали с ней, учили ездить верхом, охотиться и стрелять. Когда она выросла, младшие офицеры нередко отчаянно влюблялись в нее. Конечно, она не была застенчивой английской мисс, которая боится всех мужчин, кроме членов своей семьи!

Решено! Она не останется в этом доме ни одного дня, ни одного часа. Войдя в свою спальню, Кири вздохнула с облегчением. Она позаимствует коня у Норлендов и поскачет в Дувр, где можно будет без труда нанять экипаж для возвращения в Лондон.

Руки у нее дрожали, когда она, обрывая пуговицы, стаскивала с себя дорогой новый костюм для верховой езды, который надевала для ежедневных прогулок верхом с Годфри. Она старалась во всем походить на английскую леди, но теперь с нее хватит!

Освободившись от многих ярдов ткани, она нырнула в гардероб, отыскивая основательно поношенную, разделенную на две штанины юбку для верховой езды, которую привезла из Индии. Такой покрой юбки позволял ездить верхом по-мужски.

Желтовато-коричневая саржа разделенной надвое юбки привычно улеглась по фигуре. Надев приталенный темно-синий жакет, она взглянула на свое отражение в зеркале, встроенном в дверцу гардероба. Она была выше среднего роста, даже для англичанки, с темными волосами и ярко-зелеными глазами. Цвет кожи у нее был темнее, чем у средней британки, но это не бросалось в глаза.

Такова была настоящая Кири Лоуфорд — дочь империи, наполовину англичанка, наполовину индианка, гордившаяся обеими своими ветвями происхождения. Одетая в сари, с тикой на лбу, она выглядела почти как индианка, а в своем костюме для верховой езды — почти как англичанка.

Но никогда не была она полностью ни той, ни другой. Этого в себе она не могла изменить. Да и не хотела менять. Тем более ради того, чтобы угодить таким мерзким кошкам, как леди Норленд и ее сестра.

Отправляясь верхом, она могла взять с собой лишь немногое. Кири окинула взглядом комнату, обдумывая, стоит ли взять что-нибудь еще, кроме денег. Она привезла сюда самые лучшие свои наряды, но не оставаться же здесь для того лишь, чтобы беречь свой гардероб.

Она завернула свои драгоценности в смену белья, потом в индийскую шаль. Этот сверток, положенный в кожаный мешок, можно будет пристроить позади седла.

Хотя ей очень хотелось как можно скорее вырваться из этого дома, она была слишком хорошо воспитана, чтобы уехать, не сказав никому ни слова. Нужно написать записку женщине, с которой она вместе приехала сюда. Это сделать легко. А вот написать записку Годфри куда труднее, ей хотелось излить на него весь свой гнев, потому что она не могла заставить себя высказать все непосредственно леди Норленд. Но как передать на бумаге бушевавшую в ней ярость?

Подумав, она решила ограничиться следующим:

«Вы должны найти какой-нибудь другой объект для охоты за приданым. Прошу вас переслать мои пожитки в Эштон-Хаус».

Она умышленно назвала адрес герцогского поместья своего брата. Что бы они про нее ни думали, но она высокого происхождения.

Поскольку у служанки Кири была корь, ей здесь дали одну из хозяйских служанок, которая почти ничего не умела и вообще была туповата. Оставив этой девушке щедрые чаевые, Кири выбежала из комнаты.

К счастью, пока Кири спускалась по лестнице и шла в конюшню, она никого не встретила. Она знала, какую лошадь возьмет — Чифтена, чистопородного гнедого мерина, который принадлежал старшему брату Годфри, Джорджу Хичкоку. Джордж, напыщенный наследник титула, был женат на безликой блондинке и имел двух по-английски крепких белобрысых сыновей. Он не заслуживал такого хорошего коня. Ей давно хотелось прокатиться на нем.

В конюшнях было тихо. Как она догадывалась, грумы ушли ужинать. Это не имело значения — за последнюю неделю она успела подружиться с Чифтеном. Кири немного задержалась, чтобы выбрать седло.

Седло Годфри было подходящего размера, но воспользоваться чем-то, принадлежащим Годфри… У нее по коже пробежали мурашки. Поэтому она выбрала седло, принадлежащее неизвестно кому. Ей потребовалось всего несколько минут, чтобы оседлать Чифтена и вывести его из конюшни. Вскочив в седло с не меньшей легкостью, чем это проделал бы любой мужчина, она направила Чифтена в сторону Дувра и навсегда покинула Граймз-Холл.

Глава 2

Хорошо еще, что ее подогревает гнев, насмешливо подумала Кири, иначе она продрогла бы до костей. В конце октября ночь наступает быстро, поскольку небо затянуто тучами, и температура падает, словно камень. Хотя Чифтен был великолепным конем, они продвигались медленно, потому что после нескольких дождливых дней земля превратилась в жидкую грязь. Дорога, которая вела на север, в Дувр, то поднималась, то спускалась по холмам, что еще больше замедляло продвижение вперед.

До Дувра осталось всего несколько миль. Она не минует его, если будет следовать этой дорогой, идущей параллельно берегу. На ночь она остановится в гостинице — уютной, теплой гостинице, — а утром сядет в дилижанс до Лондона. Даже интересно прокатиться в общественном дилижансе, вместо того чтобы наслаждаться роскошью частного экипажа. Она любила набираться нового опыта, пусть даже это сопряжено с неудобствами.

Дорога, спустившись с холма, стала такой узкой, что по ней едва мог проехать всадник на коне. Хорошо, что она находится в относительно безопасной Англии, а не в Индии, где в таком месте могли устроить засаду бандиты.

Она размечталась о горящем камине, когда за поворотом оказалась лицом к лицу с группой тяжело нагруженных пони, поднимавшихся на холм. Что за чертовщина?.. Кири потребовалось всего мгновение, чтобы понять, что означают эти похожие на бандитов люди, эти груженые пони и потайные фонари с ярким лучом света.

Контрабандисты! Как только Кири поняла это, она попыталась повернуть Чифтена назад, но контрабандисты тоже успели прийти в себя от неожиданности.

— Хватай его! — раздался пронзительный голос. — Он нас видел!

Какой-то парень бросился к Кири. Она стегнула его хлыстом по лицу и ударила Чифтена пятками в бока. Но тут подбежали еще люди и схватили ее — а тропа была слишком узкой, чтобы лошадь могла быстро повернуться. Она пинками отшвырнула двоих мужчин, других отстегала хлыстом, но тут снова послышался тот же пронзительный голос:

— Джед, ты забыл о своей сетке для птиц?

Тяжелая вонючая сеть пролетела по воздуху и опустилась на нее, опутав руки и ноги. Пока она пыталась освободиться, напавшие стащили ее с коня. Она шлепнулась на землю, почувствовала резкую боль и разразилась вереницей отборных индийских ругательств.

Рыжеволосый контрабандист схватил ее и воскликнул:

— Силы небесные, да ведь это женщина!

— В брюках и сидит на коне по-мужски? — скептически заметил другой.

— У нее грудь. Уж мне ли не узнать женскую грудь!

Подошел тощий парень с угрюмой продолговатой физиономией и присел рядом с Кири на корточки. Шляпа с нее свалилась, и в узком луче света от фонаря ее лицо было отчетливо видно.

— Это женщина, точно, — сказал он авторитетным тоном вожака. — Вернее сказать, девчонка. Она ругалась на каком-то иностранном языке. Эй, ты говоришь по-английски, девушка?

— Да уж получше тебя! — Кири попыталась ударить его коленом в пах, но, запутавшись в сетке потерпела неудачу.

— На ней брюки, капитан Хаук, — сказал какой-то контрабандист, — Может, она проститутка?

— Я не проститутка! — воскликнула Кири, снова как следует обругав их, на сей раз по-английски, но самыми непристойными словами, которым научилась в детстве в военном городке.

— Может, она и не проститутка, но уж наверняка не леди, — сказал один из них, не скрывая восхищения.

— Заткни ей рот кляпом и завяжи глаза, — приказал Хаук. — Потом подними ее и перекинь через седло. Говард и Джед, отвезите ее в пещеру да позаботьтесь, чтобы она не сбежала. Сегодня сюда должен явиться Мак-Нож, так что окажите ему гостеприимство, если мы к тому времени не успеем вернуться. А потом придумаем, что с ней делать дальше.

— Уж я-то знаю, что с ней делать, капитан! — похотливо хохотнув, сказал какой-то парень.

— Обойдемся без этого, — сказал Хаук, окидывая Чифтена восхищенным взглядом. — Этот конь стоит целое состояние, так и девчонка, может быть, дорого стоит.

— Надо быть осторожнее. Если у нее какая-нибудь важная родня, то запрашивать выкуп опасно. Здесь сразу же появятся солдаты, начнут шарить вокруг. Было бы проще позабавиться с ней, а потом сбросить с лодки, добавив несколько камушков для весу, — проговорил кто-то из темноты.

Кири замерла. Если они узнают, что она сестра герцога, то могут так испугаться последствий, что убьют ее на месте. Большим пальцем правой руки она незаметно повернула свое кольцо так, что бриллианты оказались внутри ладони, а снаружи колечко казалось совсем простым.

— Я не из богатой семьи и не из знаменитой, так что вам нет никакого смысла убивать меня, — сказала она.

— Ты говоришь так, как говорят богачи, — подозрительно прищурившись, заметил капитан. — Как тебя зовут?

Она быстренько придумала имя, по звучанию напоминавшее ее собственное:

— Кэрри Форд.

— В Диле живут какие-то Форды, — услужливо подсказал один из парней, — только непохоже, что она одна из них.

Она знала, что лучше, насколько это возможно, придерживаться правды, поэтому сказала:

— Я не из Дила, а из Лондона.

— Где ты взяла такую великолепную лошадь? — спросил Хаук.

Она скорчила гримаску.

— Я украла коня, чтобы сбежать от человека, который лгал мне, — сказала она, причем слова эти были чистой правдой.

Контрабандисты расхохотались.

— Кажется, эта женщина очень похожа на нас, — сказал один из них.

— Возможно, она лжет, — сердито возразил Хаук. — Ладно, потом с этим разберемся, а пока забросьте ее через седло, да смотрите — поосторожнее. Нам пора ехать дальше.

Кири яростно сопротивлялась, но контрабандистам удалось сиять с нее сеть до пояса и связать запястья обрывком тонкой прочной веревки. Ей хотелось кричать от отчаяния, когда она поняла, что не может освободиться и дать им должный отпор. Следовало бы взять с собой нож, но ей очень хотелось в гостях у Норлендов выглядеть кроткой и нежной.

Говард попытался заткнуть ей рот куском грязной тряпки.

— Ах ты, деревенщина! — сердито прикрикнула она и укусила его за пальцы.

— Сука! — рявкнул он и привязал кляп так туго, что ей стало больно, однако она была довольна: все-таки сумела пустить ему кровь.

Теперь контрабандисты стали обращаться с ней с осторожностью. Джед, жилистый рыжеволосый парень, завязал ей глаза. Связанную, как тушка гуся, приготовленного для жаренья, ее перебросили через седло Чифтена и привязали к коню.

Ехать в таком виде было до крайности неудобно, тем более что она не могла ничего видеть. Она напрягла слух и другие органы чувств и поняла: ее везут вниз, по такой узкой тропе, что иногда ее ступни касались грубой каменной стены.

Кири едва не вырвало, но тут лошадь остановилась, ее развязали и стащили с седла. Она чуть не упала, но чья-то грубая рука удержала ее за локоть.

— Здесь ей нечего видеть, кроме камня, — послышался голос Джеда. — Я сниму с ее глаз повязку, пусть спускается вниз сама.

Теперь, хотя стояла ночь, ей до некоторой степени удалось сориентироваться в пространстве и обдумать ситуацию. Они находились в неприметном снаружи «кармане» в скале, окруженном крупными валунами. В одном его конце был отгорожен загон, в котором стояла парочка пони, пережевывающих сено.

Джед попытался снять с Чифтена седло и снова схлопотал укус за свои старания. Потирая предплечье, он проворчал:

— Ну и стой нерасседланный. Тебе же хуже, скотина.

Чифтен с готовностью вошел в загон — там было сено.

Кири надеялась, что кто-нибудь из контрабандистов все-таки умеет ухаживать за лошадьми. Чифтен был настоящим аристократом среди лошадей и явно терпеть не мог такую деревенщину, как Джед.

Взяв Кири за плечо. Джед повел ее по тропинке между двумя валунами. Поскольку руки у нее были связаны, она могла упасть, и ему пришлось ее поддерживать. Сбежать не было ни малейшего шанса, потому что по пятам за ними следовал Говард.

Тропинка привела к входу в пещеру, а потом побежала вниз, на пляж, покрытый серебристой галькой. Света было мало, но все же можно было разглядеть несколько лодок, стоявших в маленькой естественной бухте. Это был флот контрабандистов, днем — предназначенный для рыболовства, а ночью — для перевозки контрабандного бренди. Это не так-то легко было обнаружить катерам, шныряющим вдоль берега с целью сбора таможенных пошлин.

Как только они оказались внутри и отошли от входа, Джед зажег фонарь, осветивший большую часть пещеры. Пещера оказалась на удивление просторной. Все углубления в ней были заполнены контрабандными товарами, преимущественно спиртными напитками в небольших, легких для переноски бочонках. Там были также завернутые в брезент тюки, содержащие, по всей вероятности, чай или табак. В других упаковках были, возможно, ткани или кружева, а также другие предметы роскоши. Трудно даже приблизительно сказать, сколько могут стоить эти товары. Наверняка они стоили дорого.

Кири отвели в дальний конец пещеры. Она не успела понять, что делает Говард, как он защелкнул наручник на запястье ее левой руки. Несмотря на свое возмущение тем, что ее приковали к стене, словно зверя, она сидела спокойно, пока он разрезал веревки, связывавшие ее руки. Веревки были завязаны морским узлом явно рукой мастера и больно врезались в запястья.

Когда она массировала руки, натертые веревкой, Говард положил свою тяжелую лапу ей на грудь и стиснул ее. Она отпрянула и в ярости изо всех сил пнула его в пах.

Говард взвыл и, упав навзничь, скорчился, стиснув себя руками.

— Ах ты, сучка! — Хватая ртом воздух, он поднялся и занес над ней нож. — Ты об этом пожалеешь!

— Девчонка не виновата: она просто не хочет, чтобы ее лапали, — сказал Джед, удерживая его руку. — Капитан сам решит, что с ней делать. Разведи-ка огонь, а я пока приготовлю все, чтобы заварить чаечек. Когда парни вернутся, они захотят выпить чего-нибудь горяченького.

Говард с ворчанием подчинился, и несколько минут спустя оба они сидели у костра и пили джин, по очереди прикладываясь к бутылке: Кири с другого конца пещеры отчетливо чувствовала резкий запах можжевеловой водки.

Джин несколько успокоил Говарда. Он мирно сидел, пока Джед мастерил из бамбука приспособление для подвешивания над огнем большого чайника, наполненного водой. Потом он опустил туда сахар, лимон и щепотку тертого мускатного ореха. Должно быть, контрабанда была прибыльным делом, если они могли позволить себе такие добавки.

Кири догадывалась: как только ароматная вода закипит, туда добавят ром или какой-нибудь другой, крепкий спиртной напиток. Она и сама не возражала бы против кружечки такого напитка — ей очень хотелось пить, и она очень озябла.

Поскольку она не могла утолить жажду или согреться, она села спиной к стене, притянув к себе колени, и принялась исследовать наручник. Из-за повышенной влажности в пещере на поверхности металла образовалась ржавчина, но металл был все еще прочен. Хотя…

Она попробовала согнуть металлическое кольцо, и у нее возникло ощущение, что наручник проржавел сильнее, чем казалось. Будь металл чуточку менее прочным, ей, возможно, удалось бы разомкнуть наручник.

На правой руке у нее было надето кольцо, подаренное родителями, когда ей исполнилось восемнадцать лет. Оно было украшено семью небольшими бриллиантами чистейшей воды, выстроившимися в ряд, с самым крупным камнем посередине. Бриллианты очень твердые камни, ими можно действовать как пилой. Если бы ей удалось подпилить ржавеющий металл, она смогла бы согнуть и сломать наручник.

Кири принялась скрести бриллиантами самую ржавую часть наручника, радуясь тому, что шум прибоя заглушает скребущий звук. Только бы освободиться! Тогда, возможно, ей удастся пробежать мимо опешивших от неожиданности Джеда и Говарда, вскочить на Чифтена — и тогда она будет на полпути к Дувру еще до того, как они сообразят, что произошло.

Бриллианты скребли металл, но дело продвигалось мучительно медленно. Она все еще трудилась, когда возвратились остальные контрабандисты — все в приподнятом настроении. Еще бы! Им удалось перебросить морем большое количество ценных товаров. Даже если бы она смогла освободиться, ей пришлось бы теперь мчаться мимо всей банды.

Когда Хаук подошел, чтобы посмотреть, все ли с ней в порядке, она сложила руки на коленях, положив пальцы правой руки на наручник.

— Что нам с тобой делать? — пробормотал он.

Говард хохотнул:

— Осторожнее, капитан, она пинается и кусается. Ее, словно лошадь, нужно усмирить, прежде чем оседлать. Я с готовностью усмирил бы ее…

— Мы контрабандисты, а не уголовники, — оборвал его Хаук. — Жаль, что она не какая-нибудь местная девчонка. Та, уж будьте уверены, не стала бы болтать о встрече с нами.

— Отложи все заботы на потом, Хаук, — посоветовал один из контрабандистов, подавая капитану дымящуюся кружку горячего напитка. — Сейчас самое время отпраздновать удачное возвращение.

Хаук отвернулся от Кири:

— Не забудьте послать кружечку Суонну, он там, наверху, ждет прибытия Мака. Парень заслуживает того, чтобы немного погреться.

Кири с тревогой наблюдала за ними. Большинство контрабандистов были, наверное, людьми семейными и не склонными к убийству. Но выпивка способна превратить людей разумных в буйных, и тогда Говард, а возможно, и некоторые другие могут стать хладнокровными убийцами. Она мрачно продолжила трудиться над наручником. Ей надо было что-то делать, иначе можно сойти с ума.

Время шло, контрабандисты пьянели — и тут неожиданно в пещере появился сам дьявол из преисподней.

Глава 3

У Кири от ужаса мороз побежал по коже. Она не сразу поняла, что это был всего лишь крупный мужчина, со спины освещенный факелом, который несли за ним контрабандисты, Развевающиеся полы черного плаща и языки пламени, на фоне которых он возник, придавали ему сходство с дьяволом, явившимся за Фаустом.

Он повернулся к свету и сдвинул на затылок шляпу, и все увидели красивое лицо с выражением легкомыслия на нем.

— Приветствую вас, — сказал он. — Как поживают мои любимые контрабандисты?

В пещере послышались радостные восклицания:

— А вот и Маккензи!

— Точно. Мак-Нож собственной персоной!

— Держу пари, ты говоришь те же самые слова всем контрабандистам, сладкоречивый дьявол!

— Где ты был, шалопай?

— Присоединяйся к нам, Мак!

— Простите, что опоздал, — бодро проговорил Маккензи. — Я заметил отряд солдат таможенной службы и подумал: вряд ли вы захотите, чтобы я привел их сюда. — Он обменялся рукопожатием с капитаном. — Ну, вам удалось привезти все, что я заказал?

— Кроме одного бочонка рейнвейна, все остальное уже в дороге, — сказал Хаук и налил в стакан вина. — Попробуйте этот кларет. Вино нового урожая, но на редкость тонкое.

Маккензи взял стакан и задумчиво отхлебнул глоток, оценивая качество вина.

— Великолепно. Пожалуй, привези мне такого же и в следующий раз. — Он протянул стакан, чтобы его снова наполнили.

— А вот ваш особый французский табак, — сказал Хаук, передавая ему пакет. — Пахнет приятно, но никакой табак не стоит тех денег, которые вы платите мне за его контрабанду.

Прежде чем убрать пакет во внутренний карман плаща, Маккензи одобрительно его понюхал.

— Он стоит каждого затраченного на него пенни. Подожди-ка минутку… — Он покопался в другом кармане плаща и извлек оттуда два холщовых мешочка: один побольше, другой поменьше. Когда он их передавал, они звякнули. — Это за табак. А это за вино и крепкие спиртные напитки, которые уже на в пути в Лондон.

— Иметь дело с вами — одно удовольствие, — сказал капитан, одарив его улыбкой, которая редко появлялась на его неулыбчивом лице.

Кири заметила, что деньги он не стал пересчитывать. Должно быть, Маккензи был постоянным и заслуживающим доверия клиентом.

Хотя новоприбывший был крупным, красивым и хорошо одетым мужчиной, он привлекал общее внимание не этим. Кири вдруг вспомнилось слово «харизма». Однажды у Кири был мимолетный роман с одним студентом из Кембриджского университета. Тот утверждал, что Кири харизматична, потому что в какую бы комнату они ни вошла, ее красота привлекает всеобщее внимание. Харизма — это магнетизм человеческой личности, притягивающий к себе всех окружающих, объяснял он.

Называя Кири харизматичной, тот студент, по-видимому, хотел польстить ей, но Маккензи был действительно харизматичен. Даже злобный Говард радовался, когда он одаривал его взглядом или улыбкой.

И тут Маккензи неожиданно заметил Кири.

— А это что за девушка? — спросил он, направляясь к ней.

Хаук, Говард и Джед двинулись следом за ним.

— Проблема, — сдержанно пояснил капитан. — Она наткнулась на нас, когда мы шли с товаром. Нам пришлось взять ее в плен. И теперь я не знаю, что с ней делать. Может, надо узнать, сколько готова заплатить ее семья, чтобы заполучить ее назад?

— Они будут болванами, если захотят заплатить хотя бы шиллинг, — проворчал Говард. — Ее следует приручить, и я буду первым в очереди желающих заняться этим.

Джед рассмеялся.

— Скажи спасибо, что она, пнув тебя, малость промахнулась, иначе ты потерял бы способность это делать.

Контрабандисты разразились грубым хохотом, но Маккензи, не обращая на них внимания, подошел к ней поближе и опустился на одно колено, чтобы получше ее разглядеть. Она, прищурившись, тоже уставилась на него.

Этот мужчина показался ей как будто знакомым, хотя она была уверена, что никогда не встречалась с ним. Несмотря на легкомысленный вид, в нем чувствовалась настороженность солдата, который умеет убивать. Однако она не заметила в нем злобности.

— Если бы взгляды могли убивать, мы все лежали бы сейчас мертвыми, — сказал он с некоторой иронией. — Наверное, она еще красивее без этого кляпа. Так ли уж необходимо затыкать ей рот?

— Нам пришлось заткнуть ей рот, чтобы не слышать ее грязных ругательств, — мрачно пояснил Хаук. — Она ругается, как пьяный матрос.

Контрабандистам это сравнение показалось очень забавным, и они громко расхохотались. Кири вздрогнула, поняв, что они все больше и больше пьянеют и что недалек тот момент, когда они перестанут задумываться о последствиях своих действий.

— Что ты собираешься с ней делать? — спросил Маккензи.

— Еще не знаю. Возможно, кто-нибудь готов заплатить за нее хорошую цену, только я не знаю кто, — сердито ответил капитан. — А она не желает помочь.

— Кусается, как дикая кошка, и лягается, словно мул, — пробормотал Говард.

— Да уж, характер у нее имеется, — согласился Хаук. — Такая запросто отправится к таможенникам и натравит их на нас. Она, должно быть, хорошо запомнила, как найти это наше убежище. Будь я проклят, если знаю, что с ней делать.

— Привязать камни и сбросить в канал, — сказал Говард.

Кири пронзила этого типа убийственным взглядом. Она не хотела причинять вреда этим людям. Сама она контрабандистскую деятельность не одобряла, но знала, что в этих местах контрабанда считается нормальной и даже уважаемой работой. Ее это не интересовало.

Но теперь — другое дело. Поскольку они так плохо обращались с ней, она хотела поступить именно так, как того опасался капитан, то есть напустить блюстителей закона на этих мерзких похитителей людей. Впрочем, она могла бы отказаться от этой затеи в обмен на возможность убить Говарда собственными руками.

— Она говорит, что украла своего великолепного коня, но мне кажется она из богатой семьи, — продолжал Хаук. — На ней странная одежда, причем недешевая.

— Если продать девчонку ее же семье, это может вызвать всякие осложнения, — возразил Говард. — Лучше было бы попользоваться ею — и концы в воду.

— Нельзя зря выбрасывать такой лакомый кусочек, — покачал головой Маккензи, не отводя от Кири непроницаемого взгляда. — Как ее зовут? Может быть, я смогу сказать вам, какова ее стоимость.

— Говорит, что она Кэрри Форд, но, возможно, лжет, — ответил капитан. — Не знаете ли вы каких-нибудь богатых Фордов?

— Нет, но если вы вытащите этот кляп, она разговорится — у нее было время поразмыслить над ситуацией.

— Берегитесь, чтобы она вас не укусила, — посоветовал Джед.

— Или не пнула вас в яйца, — добавил Говард.

— Я привык справляться с трудностями, — сказал Маккензи, глядя в глаза Кири. — Если я выну кляп, ты обещаешь не причинять мне вреда и не оскорблять наш деликатный слух своими ругательствами?

Ей хотелось пинком стереть улыбку с его красивой физиономии. Но еще больше ей хотелось освободиться от грязной тряпки, затыкавшей рот, поэтому она кивнула.

Маккензи развязал на затылке узел веревки, удерживающей кляп. Она сделала глубокий вдох, радуясь тому, что может дышать.

— Веревка и впрямь врезалась в кожу, — сказал он, на мгновение задержав ее лицо в своих ладонях. От его теплого прикосновения ей захотелось уткнуться лицом в его ладонь, и расплакаться, потому что его жест был похож на проявление сочувствия, которого ей сейчас так не хватало.

Но это было бы непозволительной слабостью. А потому, подавив свои эмоции, она сказала:

— Спасибо. И только в знак благодарности предупреждаю: пока я досчитаю до трех, вы должны отойти на безопасное расстояние, чтобы мне не пришлось ни кусаться, ни пинать вас. Раз… два…

— А ведь вы действительно весьма хороши собой, — не скрывая восхищения, сказал он, отходя на безопасное расстояние. — Вас зовут Кэрри Форд? — Он протянул ей наполовину выпитый стакан.

Она отхлебнула глоток вина, который промочил ее пересохшее горло и смыл мерзкий привкус грязного кляпа.

— Зовите меня как хотите.

— Как скажете, девушка, — все еще не отводя взгляда от Кири, сказал Маккензи. — Я куплю ее у вас, Хаук, и даю обещание, что она будет хранить молчание об этом маленьком эпизоде.

Хаук удивился, потом поинтересовался:

— За сколько?

Мак задумался.

— У меня имеется при себе пятьдесят золотых гиней. Я полагаю, что этого будет достаточно.

Небольшое состояние и неожиданная премия за ночь работы. Капитан задумчиво прищурил глаза:

— Но для ее семьи она может стоить дороже.

— Возможно, — согласился Маккензи. — Но разыскивать ее родственников, возможно, окажется трудным или даже опасным делом. — Из внутреннего кармана он извлек мешочек и перебросил его из руки в руку. — Плачу наличными и решаю за вас эту проблему.

Хаук задумчиво почесал щетину на небритой челюсти.

— Мне кажется, это неплохая сделка, — сказал он, взглянув на своих людей, напряженно ждавших его решения. — Что вы скажете?

Контрабандисты дружно согласились, но тут раздался голос Говарда, который с воинственным видом заявил:

— Я не согласен! Я хочу эту сучку, и я вызываю этого лондонского мошенника на поединок за право получить ее!

— Тогда мы не получим наши гинеи! — посетовал кто-то.

— Я сам заплачу за нее пятьдесят гиней! — сказал в ответ Говард.

— Откуда у тебя такие деньги? — с удивлением спросил, кто-то.

Говард уставился на Кири злым, горящим взглядом.

— Я могу заплатить тридцать гиней сейчас, а остальное заплачу из своей доли в будущих прибылях.

Кири попыталась скрыть свой страх: она была уверена, что не выживет, если он станет ее хозяином.

Некоторые контрабандисты расстроились, другие сочли ситуацию весьма забавной.

— Конечно, мы подождем второй половины денег за нее, — послышался чей-то пьяный голос, — но когда ты натешишься, тебе придется поделиться.

— Но тогда она уже не будет такой хорошенькой, — предупредил Говард. — Какое оружие, Маккензи, — пистолеты или ножи? А может, ты откажешься от своего предложения? Ведь я увидел ее первым!

— Я принимаю твой вызов, но мне не хотелось бы пользоваться ни пистолетами, ни ножом. Не терплю вида крови. Особенно своей собственной. — Маккензи на мгновение задумался. — Ты меня вызвал, так что мне выбирать оружие. Я выбираю карты.

Говард усмехнулся, обнажив гнилые зубы.

— В таком случае она моя, потому что я, черт возьми, самый лучший карточный игрок в Кенте.

— Даже хорошие игроки зависят от благосклонности богов азарта, — туманно проговорил Маккензи и сунул руку еще в один карман. — У меня как раз имеется новая колода карт. Можешь их проверить, прежде чем мы начнем поединок. Во что будем играть?

Говард, нахмурив брови, просмотрел карты:

— Моя любимая игра — брэг.

— Отлично. Три карты — и пусть богиня судьбы решает исход.

— С моим умением мне никакого везения не надо, — заявил Говард.

Игра в брэг имела разные варианты, так что участникам пришлось обсудить правила. Потом притащили видавший виды карточный стол и два стула, поставив все это перед огнем. Контрабандисты начали делать ставки, причем фаворитом с большим перевесом был Говард.

Оба мужчины уселись за стол, и Говард, перетасовав карты, передал их противнику, который снова перетасовал их.

— Значит, мы играем за право купить леди, — уточнил Маккензи. — На кону, пожалуй, самая забавная ставка из всех.

Кири хотелось бы, чтобы он поменьше болтал и с большей серьезностью отнесся к тому, чтобы выиграть поединок. Контрабандисты сгрудились вокруг стола, напряженно наблюдая за игрой.

Кири, стиснув зубы, упорно продолжала пилить наручник своим кольцом. В пещере стоял такой шум, что ее никто не мог услышать, и она почувствовала, что дело наконец сдвинулось с мертвой точки. Еще немного, и ей, возможно, удастся отогнуть наручник и пробежать к выходу мимо пьяных мужчин, пока они не опомнились.

Если же это не удастся, молила она всех христианских и индийских богов, пусть выиграет Маккензи. Он был неизвестной величиной и наверняка менее грубым и жестоким, чем Говард. И уж конечно, он был не таким грязным. А кроме того, убежать от одного человека легче, чем от двух дюжин.

Силуэты противников вырисовывались на фоне огня — напряженный, похожий на волка Говард и красивый, элегантный, чрезвычайно небрежный Маккензи.

Судя по всему, противники не уступали друг другу. Она знала, что большинство английских джентльменов были азартными игроками, и догадывалась, что Маккензи является хорошим игроком. И все же очень боялась, что Говард играет лучше, чем он. Поняв, что игра достигла точки наивысшего напряжения, Кири закусила нижнюю губу.

— У меня три одинаковые карты, Маккензи, — злорадно проговорил Говард, показывая свои карты. — Чтобы побить их, тебе потребовалось бы сотворить настоящее чудо.

— Похоже, ты прав, — сказал, к ужасу Кири, Маккензи. — Но давай посмотрим, что приготовила мне богиня судьбы.

Зрители замерли в напряженном молчании. Кири, чувствуя себя на грани нервного срыва, продолжала скрести наручник, хотя руки у нее онемели от этой работы. Осталось немного, совсем немного.

Присутствующие дружно охнули от удивления, а Маккензи воскликнул с довольным видом:

— Подумать только, у меня тоже три карты одного достоинства, и заметь — никакого жульничества! Я выиграл партию. И леди.

— Нет, черт возьми! — Говард вскочил на ноги, опрокинув на пол стол. — Ты жульничал, грязный карточный шулер!

Маккензи тоже встал, но был спокоен.

— Я жульничал? Интересно узнать, каким же образом?

— Не могу сказать точно, но ты что-то сделал, и, клянусь, тебе это с рук не сойдет! — Он замахнулся на своего противника, который без усилий увернулся от его кулака.

Словно это послужило сигналом, среди контрабандистов то здесь, то там стали вспыхивать драки. Говард бросился на Маккензи, который мастерски избежал его ударов. Остальные накинулись друг на друга исключительно ради собственного удовольствия.

Висевший над огнем чайник с кипящей водой перевернулся и залил огонь. Во время драки были сбиты один за другим три фонаря. Наполненная смрадом пещера освещалась только тлеющими углями.

Для Кири это был удобный случай. Она яростно набросилась на наручник, и ей удалось сломать металлическое кольцо. Она разогнула его еще больше и оказалась на свободе.

С трудом поднявшись, Кири опрометью бросилась к выходу, старательно обходя все еще дерущихся контрабандистов. Но совсем избежать столкновения с ними не удалось. Какой-то человек, от которого разило ромом, наткнулся на Кири. Она дала ему подножку, и он с рычанием упал навзничь.

Через несколько шагов она столкнулась с другим дюжим типом. Когда она хотела проскользнуть мимо, он схватил ее. Она ударила его локтем в живот. Он выругался, но не выпустил ее. Она скорее почувствовала, чем увидела, как он поднимает правую руку. Догадавшись, что в ней нож, она умудрилась схватить его за запястье и заломить руку назад. Охнув от боли великан отпустил ее руку.

Она инстинктивно выхватила нож из его ослабевшей руки и снова помчалась к выходу из пещеры. Теперь, когда она вооружена, ничто и никто не сможет ей помешать.

Глава 4

Увертываясь от ударов Говарда, Маккензи умышленно опрокинул чайник, чтобы загасить огонь, и перевернул один из фонарей. Остальные фонари контрабандисты перевернули без его помощи.

Под прикрытием смрадной темноты он бросился туда, где находилась девушка. Каменная стена оказалась ближе, чем он рассчитывал. Маккензи ощупывал грубую каменную стену, уверенный, что где-то здесь прикована девушка.

Однако этой чертовой девчонки там не оказалось. Неужели он потерял способность ориентироваться?

Но нет. Под его правой рукой загремела цепь. Ощупывая каждое звено, он прошелся рукой до конца цепи. Девчонки не было. Но как, черт возьми…

Наручник был сломан и разогнут. Мисс Кэрри Форд оказалась еще более удивительной особой, чем он думал. Он повернулся и направился к выходу из пещеры, надеясь, что она не угодила в самый центр побоища.

— Девчонка убегает! — крикнул кто-то.

— Хватайте ее! — взревел Говард.

Под крики контрабандистов Маккензи добрался до выхода из пещеры. Девчонка еще не успела выбраться наружу: он обнаружил ее по запаху, раньше обратив внимание на соблазнительный аромат ее духов. Мысленно поблагодарив судьбу за то, что она цела и невредима, он покровительственно обнял ее рукой за плечи…

…и тут же растянулся на полу, потому что она зацепила своей стопой, словно крюком, его ногу и толкнула его. Он инстинктивно ухватился за нее, и они упали оба, причем он оказался наверху.

Она предприняла коварную попытку ударить его коленом в пах, но, придавив ее собственным весом, он лишил ее способности двигаться и хрипло прошептал ей на ухо:

— Оставь свои приемчики, ведь я спасаю тебя!

Она перестала драться.

— В таком случае отпусти меня и давай, черт возьми, убежим отсюда!

Он сразу же отпустил ее, и они оба поднялись на ноги. Он бросил в пещеру мешочек с пятьюдесятью гинеями и следом за ней выбрался наружу.

Шел проливной дождь, но ночь казалась светлой по сравнению с кромешной тьмой пещеры. По крайней мере теперь можно было разглядеть что-то вокруг и сориентироваться.

Он увидел: вдоль самого края обрыва бежит Кэрри. Свернув направо, она, словно обезумевшая горная козочка, стала подниматься по каменистой тропе вверх. Маккензи усмехнулся и, чтобы не отстать, тоже прибавил ходу. Девушка, должно быть, была смертельно напугана, когда ее схватили контрабандисты, но не поддалась страху. И это было хорошо, потому что через некоторое время кто-нибудь из контрабандистов бросится за ними в погоню.

После ливня тропинка стала опасно скользкой. Кэрри почти добралась до небольшой поляны, на которой размещался загон для лошадей, когда, оступившись, заскользила к краю обрыва. Мак, едва успев уцепиться одной рукой за какой-то куст, другой рукой схватил девушку и вернул ее на безопасное место.

На мгновение они оба застыли, прижатые к холодному мокрому камню. Пьянящий аромат сирени, специй и женщины заставил его позабыть о том, что за ними гонятся разъяренные контрабандисты.

Из транса его вывел ее резкий окрик:

— Отпусти меня, балбес!

Вырвавшись из его рук, Кэрри снова побежала вверх по тропе, к поляне. Он бежал следом, отстав от нее на несколько шагов. Тяжело дыша, она остановилась у ворот загона. Маккензи понял: она специально успокаивается, чтобы не волновать животных.

Не успел он подойти к ней, как она открыла ворота и оказалась среди лохматых пони. Высокий жеребец со звездочкой во лбу сразу же подошел к ней. Мак обрадовался, увидев, что конь оседлан и, значит, готов отправиться в дорогу.

Так как Мак не предполагал задерживаться у контрабандистов, его конь тоже был не расседлан, так что они могли, не задерживаясь, двинуться в путь. Поскольку он предполагал, что дождь может затянуться, он сделал скатку из запасного плаща и приторочил ее к седлу своего Цезаря. Теперь он достал плащ и предложил его деве-воительнице:

— Возьми-ка это, девушка.

Она быстро оглянулась, в руке ее блеснул нож.

— Держись от меня подальше!

— Положи ты эту штуковину, — спокойно сказал он. — Я всего лишь предлагаю тебе плащ, чтобы ты не замерзла до смерти.

— Прошу прощения, — сказала она таким тоном, как будто никакого прощения просить не собиралась, но нож спрятала и приняла плащ. — Спасибо.

Маккензи показалось, что, закутываясь в плащ, она стучала зубами от холода.

— Хочешь, я помогу тебе сесть в седло? — спросил он.

Взглянув на круп высокого коня, она неохотно согласилась.

Девушка поставила ножку в сапоге на его сцепленные руки и взлетела в седло. Было бы неплохо и другим женщинам перенять у нее фасон разделенных на две штанины юбок, подумал Маккензи. Не обращая на него внимания, Кэрри, ударив коня пятками по бокам, тронулась с места с таким мастерством, будто ее посадили верхом на лошадь прямо из колыбели.

Покачав головой с довольным видом, Мак шуганул от себя парочку дружелюбных пони, мешавших ему открыть ворота, и сел на Цезаря. Темнота и дождь замедлили скорость, и Кэрри немного опередила его. Добравшись до верхней точки дороги, он увидел, что она остановилась и пристально вглядывается в темноту.

Она не имеет ни малейшего понятия о том, в какую сторону ехать, догадался Маккензи и остановился рядом с ней.

— Дувр находится в нескольких милях отсюда, дорога полна всяких неожиданностей, поблизости нет никаких деревень, идет косой дождь, так что нам было бы лучше найти какое-нибудь пристанище, — заметил он. — Я знаю один вполне уютный сарай примерно в получасе езды. Едва ли контрабандисты рискнут преследовать нас так далеко.

Она подняла к нему лицо, похожее на бледный овал на фоне темной ткани.

— Неужели они станут это делать?

— Я оставил им пятьдесят гиней в уплату за свою покупку. Большинство из них это удовлетворит. — Мак вспомнил разъяренную физиономию Говарда. — Однако пьяный и взбешенный Говард вполне может броситься вслед за нами. Да и некоторые его дружки тоже. Лучше уж нам оказаться от них как можно дальше.

— Никаких «нам», мистер Маккензи, — ледяным тоном сказала она. — Я решительно намерена держаться на почтительном расстоянии также и от вас. И уж поверьте, не буду ночевать вместе с вами в каком-то сарае.

— С Ла-Манша дует ледяной ветер, — заметил он. — Может быть, мы продолжим обсуждение этого вопроса под крышей?

Она подняла лицо к моросящему дождю и содрогнулась. Затем, после продолжительной паузы, сказала:

— Вы даете слово джентльмена, что не создадите мне проблем в этом вашем сарае?

— Я даю слово, что не причиню вам вреда, но, если я не джентльмен, мое слово ничего не стоит. Вы должны довериться своей интуиции.

— Трудно бояться человека, который признается, что он ленив и не выносит вида собственной крови, — вздохнув, сказала она. — Я сильно устала и потому рискну довериться вашему не вполне отчетливо изложенному чувству чести. Это доверие да еще нож будут гарантами моей безопасности.

— Не бойтесь, я безопасен, — сказал он самым невинным тоном. — С женщинами много хлопот даже тогда, когда они сами этого хотят. Зачем бы мне иметь дело с такой, которая этого не хочет?

Кири фыркнула.

— Ладно. Но помните, я вооружена, мистер Маккензи.

— Условия соглашения сформулированы не слишком деликатно, — заметил он и, повернув Цезаря в нужном направлении, отправился в путь, а дева-воительница последовала за ним.

Сарай, о котором говорил Маккензи, стоял вдали от всех других хозяйственных строений. Кири, радуясь тому, что они наконец-то добрались до места, остановила коня. Она насквозь промокла и была измучена до такой степени, что ее обрадовала бы любая крыша над головой. Трудно было представить, что этот день начался для нее с кружки горячего шоколада и свежеиспеченного хлебца, которые ей подали в ее уютную спальню в Граймз-Холле.

Ее непрошеный попутчик спешился и открыл широкие двери, чтобы она могла завести Чифтена внутрь сарая.

— Здесь наверняка имеется сено, — сказал он. — Заройтесь в него, это поможет вам согреться. А я оботру вашу лошадь.

Она с трудом спешилась: у нее болела каждая мышца.

— Я сама позабочусь о своем коне.

— Вы говорите как настоящая наездница, — с одобрением заметил он. — Тогда я посмотрю, нельзя ли развести огонь. Мы здесь находимся достаточно далеко ото всех, так что никто не увидит.

Кири сняла с Чифтена седло и попону. Конь принялся жевать сено, а она стала тщательно обтирать его досуха клочком сена.

Обтерев одну сторону, она перешла на другую и тут с удивлением увидела, что Маккензи с помощью огнива высекает сноп искр, направляя их на кусок сухого гнилого дерева, который сразу же загорелся. При свете пламени стали видны щепки, приготовленные для растопки, а рядом — сухие дрова.

— Удобно, когда есть все, чтобы развести костер, — сказала она, когда дым потянулся к двери, которая стояла распахнутой настежь. — Ваши друзья-контрабандисты пользуются этим сараем для хранения товаров?

— Иногда пользуются, поэтому здесь и лежат дрова. Но они мне не друзья. — Он снова положил в карман плаща коробочку с трутом. — Мы просто деловые партнеры.

— Вы занимаетесь поставкой алкогольных напитков?

— У меня имеется заведение, для которого требуются высококачественные вина и спиртные напитки. — Когда огонь разгорелся, он встал и принялся обтирать своего коня. — Если покупаешь непосредственно у капитана Хаука, это гарантирует качество.

— Практично, хотя не вполне легально, — заметила она и добавила, взглянув на мускулистою коня Маккензи: — Лошадь у вас на редкость некрасивая.

— Возможно, на Роттен-роу его осыпали бы насмешками, но я никогда не встречал лошадей, равных ему по выносливости, — сказал Маккензи, потрепав коня по шее. — Я купил его в Португалии за кисет табаку. Он был настолько некрасивым жеребенком, что его собирались пустить на рагу из конины. Так что в тот день нам с ним повезло обоим.

Его явная привязанность к своей лошади показалась Кири весьма трогательной. Хотя Чифтен был несравненно красивее.

В сарае было несколько пустых стойл — весьма удобно для хранения бочек с кларетом. Обтерев Чифтена, Кири поставила его в одно из стойл, позаботившись о том, чтобы там было достаточно сена и воды. Потом уселась у огня, В его мерцающем свете она внимательно осмотрела украденный нож. Это было мастерски изготовленное оружие, небольшой размер которого позволял держать его незаметно пристегнутым к предплечью или ноге.

Ручка была украшена замысловатой гравировкой, а короткое лезвие заточено со знанием дела.

Когда подошел Маккензи и уселся рядом с ней у огня, она проверяла балансировку ножа. Он взглянул на лезвие, которое как раз было повернуто острием в его сторону, и спросил:

— Это предупреждение о том, чтобы я не забывал соблюдать дистанцию между нами?

— Возможно. — Кири поворачивала нож, наблюдая за отражением огня в лезвии. — С какой стати я должна верить вам?

— Это не я взял вас в плен и не я приковал к стене в пещере.

Она прищурила глаза.

— Это правда, но мне показалось, что вы не очень расстроились, когда увидели, что сделали ваши «деловые партнеры».

Он удивленно приподнял брови:

— Разве помогло бы, если бы я воскликнул в ужасе: «Мерзавцы! Сию же минуту освободите эту молодую леди!»?

— Да уж. Они расхохотались бы вам в лицо и возможно, приковали бы вас рядом со мной.

— Именно так. Надо знать, с кем имеешь дело, — сказал он. — Если бы не Говард, то, возможно, мне удалось бы купить вашу свободу. Но поскольку он не захотел отпускать вас, мне пришлось изменить тактику. Игра в карты позабавила их.

Она содрогнулась.

— Умный ход, но ведь вы могли проиграть. Даже когда вы выиграли, этот озверевший Говард обвинил вас в жульничестве.

— Он, конечно, грубое животное, но не дурак, — усмехнулся Маккензи. — Я действительно жульничал.

Она охнула от неожиданности, потрясенная его небрежно сделанным признанием в бесчестном поведении.

— Вы жульничаете, играя в карты?

— Когда это необходимо, — ответил Маккензи, — Вы ведь не хотели, чтобы я проиграл, не так ли?

— Не хотела, но… ведь вы джентльмен, а подобное поведение респектабельным не назреешь.

— Я не джентльмен, — рассмеявшись, сказал он. — И респектабельным меня не назовешь, но это значительно упрощает мою жизнь.

Кири провела свою жизнь в окружении в высшей степени достойных джентльменов и теперь была буквально заворожена тем, что встретила человека, весело признающегося в том, что он бесчестен.

— Но как же Говард не заметил, что у вас крапленые карты, когда вы вытащили из кармана эту колоду?

— Потому что в колоде не было крапленых карт. Как я и сказал, это была новая колода. Но такую же колоду с краплеными картами я держал в ладони. После того как я выиграл и Говард полез на рожон, я ногой опрокинул чайник и один из фонарей, в пещере началось столпотворение, и мы смогли под шумок убежать.

Она едва подавила разбиравший ее смех.

— Я радовалась тому, что вы выиграли: ведь от вас проще сбежать, чем от банды контрабандистов.

— Утром, когда буря пройдет, я выведу вас на дорогу в Дувр. Вот тогда сможете сбежать от меня, — сказал он и вынул из еще одного внутреннего кармана флягу. — Выпейте немного бренди. Это поможет вам согреться.

Фляга была теплой от тела Маккензи. Кири осторожно отхлебнула глоток и поняла, что это превосходный французский коньяк.

— Вы покупаете у контрабандистов первоклассные вина.

— Для моих клиентов все должно быть самым лучшим. — Он покопался в другом кармане и извлек сверток, завернутый в салфетку. — Если вы голодны, то попробуйте сыр. Заодно проверите, хорошо ли работает ваш нож.

На этот раз она даже не пыталась подавить улыбку.

— Вы уже извлекли из карманов деньги, карты, выпивку, а теперь еще и еду. Сколько же карманов на вашем плаще?

— Много, — сказал он, доставая из кармана два хлебца. Потом взял из приготовленной растопки две щепочки и сказал: — Я собираюсь сделать обжаренный хлеб с сыром. Не желаете присоединиться?

Горячая еда. Осознав, что умирает с голоду, Кири быстро отрезала несколько ломтиков сыра и половину предложила ему.

— Я нарежу хлебцы, их тоже можно будет обжарить.

— Отличная мысль. — Маккензи передал ей хлебцы. — Превосходный нож. Вы, видимо, не успели вытащить его, когда они вас схватили?

— У меня его тогда не было. — Она положила нож на ладонь, чтобы он мог лучше разглядеть его. — Я выхватила его у контрабандиста, который пытался меня прирезать, когда я убегала.

Маккензи, казалось, был потрясен.

— Не уверен, что хуже — знать, что вас могли зарезать, или знать, что вы могли бы зарезать меня. При одной мысли о том, что мне довелось бы увидеть собственную кровь, я могу потерять сознание.

Она рассмеялась.

— Пока что я рада, что не зарезала вас.

Половина хлебца уже поджарилась, поэтому она сняла со щепки хлеб и насадила на острый конец кусочек сыра. Когда чеддер начал плавиться и источать приятный запах, она намазала его на обжаренный хлеб и откусила кусок.

— Пища богов!

Он тоже откусил кусок от своего хлеба с сыром и принялся жевать, смакуя.

— Да уж, поистине пища богов. Холод, ливень, голод и страх за свою жизнь способны сделать самую простейшую еду божественной.

— Я определенно рада, что не зарезала вас, — решила Кири. — Не было б у меня тогда ни еды, ни коньяка, ни крыши над головой.

— Значит, и я могу на что-то сгодиться, — сказал он, принимаясь обжаривать другой кусок хлебца. — Каким образом такая опытная молодая леди, как вы, могла оказаться в руках контрабандистов?

Она вздохнула, вспомнив, что заставило ее оказаться в неправильном месте в неправильное время.

— Я гостила в этих местах и по чистой случайности подслушала кое-что такое, что меня очень расстроило. Я немедленно уехала оттуда и направилась в Дувр, где хотела сесть в почтово-пассажирский дилижанс и доехать до дома. Но случайно наткнулась на контрабандистов, которые перевозили свои товары, и они побоялись, что я их выдам. Будь тропа чуть пошире, Чифтен мог бы развернуться, я бы смогла убежать, но не получилось: на меня набросили птичью сеть.

— Не повезло, — с сочувствием проговорил он. — Вы позаимствовали коня, чтобы доехать до Дувра?

— Человек придирчивый мог бы сказать, что я его украла, — призналась она. — Но я была в такой ярости! Если бы я осталась, то, пожалуй, могла бы кого-нибудь убить. Поэтому я взяла Чифтена. Я отошлю его назад из Дувра.

— Охотно верю, что кому-то могло не поздоровиться, — сказал он с легкой восхищенной улыбкой, как-то странно отозвавшейся у нее внутри. — Но если бы вы не подслушали тот разговор, я бы не встретил вас. Я достаточно эгоистичен, чтобы радоваться тому, что наши дороги пересеклись.

— Я тоже этому рада, потому что не смогла бы убежать без вашей помощи.

— Как вам удалось сломать наручник? Или он сильно проржавел?

— Да, он был довольно ржавым, — Кири вытянула правую руку, на которой при свете костра сверкнули бриллианты. — Я пилила металл этими камнями, пока не смогла его сломать.

— Вы и впрямь потрясающая женщина! — восхищенно сказал он.

Она смущенно потупила взгляд:

— Когда вернусь в Лондон, я позабочусь о том, чтобы вам заплатили.

Он криво усмехнулся:

— Я знаю и другой способ расплатиться, который меня вполне устроил бы.

Ее рука, лежавшая на рукоятке ножа, напряглась. Если он думает, что она ляжет с ним!..

— Это не то, о чем вы подумали, дорогая дева-воительница, — заметил он, усмехнувшись. — Я бы с наслаждением получил поцелуй.

Глава 5

Кэрри Форд в ответ на его просьбу не возмутилась, как возмутилась бы девственница, и не окинула его оценивающим взглядом, как сделала бы опытная женщина. Вместо этого она прищурила глаза и окинула его изучающим взглядом, словно он был каким-то занятным предметом непонятного происхождения.

— Поцелуй — это может быть интересно, — проговорила она, воткнув нож в землю рядом с собой. — Но только один.

— В таком случае я постараюсь, чтобы он был действительно высокого качества. — Он соскользнул по сену чуть ниже, и теперь они сидели рядом, их бедра соприкасались.

Он приложил ладонь к ее щеке.

— У вас глаза удивительного зеленого цвета, — тихо сказал он. — Они похожи на изумруды.

Она удивленно подняла брови.

— А у вас глаза разного цвета: карий и голубовато-серый. Как это странно.

— Говорят, мои глаза являются точным отражением моей в общем-то странной натуры, — сказал он, подумав, что ему доставляет огромное удовольствие изучать Кэрри с такого близкого расстояния.

Когда он увидел ее впервые, во рту у нее был кляп и она была в ярости, но теперь, когда она расслабилась, она оказалась потрясающей красавицей. Ее блестящие темные волосы выбились из прически и рассыпались по плечам. Он пригладил ее волосы и уловил ее аромат.

— Сирень и специи, — сказал он. — Аромат очень женственный, но острый.

Она рассмеялась.

— Вы разбираетесь в парфюмерии?

— Духи проще понять, чем женщину. — Ему, конечно, очень хотелось понять эту женщину, в лице которой было что-то экзотическое. Его пальцы легко, словно крылья бабочки, скользнули по ее горлу. Ее великолепный цвет лица имел теплый оттенок и напоминал скорее девонширский крем, чем снятое молоко, как у модной блондинки. — Вы выглядите так, что вас хочется съесть.

— Возможно, вам следует съесть еще кусочек хлеба с сыром. — В ее зеленых глазах мелькали озорные искорки.

Он прикоснулся губами к ее губам, чтобы осторожно попробовать их на вкус. Она с невинным интересом наклонилась навстречу поцелую. Потом ее губы раскрылись под его губами, и оба испытали чувственное потрясение.

Он притянул ее к себе, так что ее груди оказались прижатыми к его груди. Она обняла его обеими руками, и ее ноготки впились в него сквозь плащ, словно тигриные когти.

— Боже милосердный, Кэрри, — хриплым голосом проговорил он, — ты еще более необычная, чем я предполагал.

Она перевела дыхание, и ее губы раскрылись в приглашении, перед которым невозможно устоять.

— Ты наверняка окажешься предпочтительнее Говарда.

— Очень на это надеюсь! — заявил он и снова поцеловал ее, а она не стала ему напоминать, что он уже получил свой поцелуй. Сердце у него бешено колотилось, у нее тоже. От нее исходил аромат сирени и специй и нежный запах свежего сена.

Он осознал, что они лежат в стоге сена, что его колено находится между ее коленями, а его рука на ее груди. Их бедра пульсировали в унисон, как будто пытаясь растворить разделяющую их ткань, чтобы полностью соединиться друг с другом.

— Это неразумно, — прошептала она голосом, в котором желание спорило с сомнением.

— Ты абсолютно права, — проговорил он, однако остановиться не пожелал. Надеясь, что у нее больше здравого смысла, чем у него, он сказал хриплым голосом: — Прикажи мне остановиться, Кэрри. Или ударь меня. Не слишком сильно, но так, чтобы ко мне вернулась способность мыслить здраво.

— На самом деле меня зовут Кири, а не Кэрри, — сказала она, усмехнувшись. — Мне не хотелось, чтобы контрабандисты знати, кто я такая на самом деле.

— Не имеет значения, — сказал он. — Ты красива под любым именем. Минуточку… Кири?

Он только один раз слышал это имя. Прерывисто дыша, он выпустил ее из рук, словно вдруг обжегшись.

— Силы небесные… Кири. Так ты, должно быть, леди Кири Лоуфорд, сестра Эштона! — воскликнул он. Проклятие, ему следовало догадаться, как только он увидел ее зеленые глаза. Она и ее брат были очень похожи друг на друга.

— Ты знаешь моего брата? — с довольным видом сказала она, снова потянув его за руку.

На какое-то мгновение он забыл, почему ему не следует отвечать на это ее движение. Потом, собрав всю свою силу воли, он перекатился на спину и, уставившись на балки под потолком, с трудом перевел дыхание.

— Если я прикоснусь к тебе снова, просто зарежь меня ножом. Это лучше, чем ждать, пока Эштон разорвет меня на мелкие кусочки.

Она приподнялась на локте и внимательно посмотрела на него.

— Что за вздор ты несешь? Адам самый лучший и самый добрый из братьев.

— А также один из самых опасных людей в Англии, если его оскорбить, — мрачно сказал Мак. — А он был бы очень сильно оскорблен, если бы узнал, что я чуть не обесчестил его сестру в стоге сена.

— Он действительно умеет хорошо драться, не прибегая к оружию, — согласилась она. — Но я не знала, что его легко оскорбить. И ты меня вовсе не соблазнил. Мы просто очень хорошо целовались. Разве нам нельзя отпраздновать удачный побег?

— Нельзя, — сказал Мак. Видно, она еще более наивна, чем он предполагал, если не понимает, что такое взаимный соблазн. Еще несколько минут — и все мысли о том, разумно это или нет, могут бесследно исчезнуть у него из головы. — Нам надо выехать немедленно. Дождь почти перестал.

Кири смотрела на него так, будто он сошел с ума.

— Вы с моим братом враги?

— Нет, но это не означает, что он одобрительно отнесется к тому, что я тебя целовал. («Тем более если бы я допустил что-нибудь более интимное, чем поцелуи», — подумал он.) Я знал Эштона в школе. Он учился на два класса старше меня.

— A-а, ты говоришь, об Уэстерфилдской академии для юношей хорошего происхождения и плохого поведения? — с усмешкой сказала она. — Значит, ты джентльмен. Причем джентльмен в гораздо большей степени, чем тот презренный тип, за которого я подумывала выйти замуж.

Он встретился с ней взглядом, пытаясь настроить ее на серьезную волну.

— Большинство учащихся Уэстерфилда действительно являются джентльменами. Многие из них стали обладателями титулов. Как, например, Эштон. Но только не я. Я незаконнорожденный сын актрисы, меня уволили из армии за недостойное поведение, и я владелец игорного клуба. Стоило бы мне появиться, как твой отчим, генерал Стилуэлл высек бы меня лошадиным кнутом. — Поднявшись на ноги, он предложил ей руку, чтобы помочь встать, — Если мы выедем сейчас, то сможем добраться до Уэстерфилдской академии за час или около того.

— Мне показалось, что ты двигаешься как военный человек, — заметила она, поднимаясь на ноги. — Что правда, то правда: генералу не понравится, когда он узнает, что тебя уволили из армии за недостойное поведение. Но как это произошло?

— Это сложно объяснить, — сказал он. История была не только сложная, но и грязная. Ему совсем не хотелось рассказывать ее молодой женщине, которая, несмотря ни на что, вела довольно затворническую жизнь.

Она стряхнула с юбки сено.

— Зачем нам нужно ехать к леди Агнес?

— Чтобы защитить твою репутацию. У вас высокое положение в обществе, леди Кири. Всегда найдутся люди, которым доставит удовольствие запачкать ваше доброе имя.

— Из-за моей смешанной крови? — напрямик спросила она.

— Да, — ответил он с такой же прямотой. — К вам всегда будут предъявлять более высокие требования, чем к другим. Существует немало людей, которые не одобряют тех, кто чем-то от них отличается, — сказал он, с трудом представляя себе, кто бы мог не одобрить такую восхитительную и такую красивую женщину, как Кири Лоуфорд. Но он достаточно хорошо знал свет и понимал, что она непременно станет мишенью для людей завистливых и ограниченных.

Она скорчила гримаску.

— Я с этим сталкивалась, — обронила она.

— Если повезет, никто в свете не узнает, что вы были похищены. Однако на всякий случай будет лучше, если вы проведете остаток ночи под защитой безупречной леди Агнес.

— У леди Агнес душа мятежницы, — заметила Кири. — Каким образом пребывание у нее может спасти мою хрупкую репутацию?

— Она дочь и сестра герцога, ее все уважают и считают не мятежницей, а прелестной оригиналкой. — Он набросил плащ на плечи Кири. — Так что пребывание у нее защитит тебя от возможных последствий.

— Так почему же ты сразу не отвез меня в Уэстерфилд?

— Потому что потребовался бы еще час езды под ледяным ливнем. К тому же чем меньше людей увидели бы тебя, тем лучше, — пояснил Маккензи. Когда он узнал, кто она такая, это изменило ситуацию. Он жестом указал в сторону двери. — Дождь перестал, так что еще час в седле не будет для тебя слишком утомительным.

Она накинула капюшон на темные волосы.

— Когда я увидела тебя в пещере, ты показался мне знакомым. Не могла ли я случайно встретить тебя в доме своего брата?

Он покачал головой:

— Я не принадлежу к так называемому хорошему обществу. Но ты могла встречать лорда Мастерсона, моего единокровного брата. Мы с ним очень похожи друг на друга.

— Ну конечно! Уилл Мастерсон. Он милый парень. — Она окинула взглядом Мака. — Но вы с ним совсем разные люди.

Он усмехнулся:

— Возможно, это оскорбление, но ты права. Уилл — человек здравомыслящий, надежный и честный. Совсем не такой, как я.

— Но вы оба добрые, — тихо сказала она.

— Уилл, безусловно, добрый, — подтвердил Мак, пропустив мимо ушей ее похвалу. — Если бы не его доброта, одному Богу известно, где я мог бы оказаться. Вполне возможно, в Ньюгейтской тюрьме.

— За то, что жульничал, играя в карты?

— Есть множество других способов оказаться в Ньюгейтской тюрьме. — Маккензи вывел из стойла ее коня и принялся седлать его. — После смерти моей матери меня могли отправить в работный дом, но ее служанка отослала меня к моему отцу. Уиллу я понравился, и он не захотел, чтобы меня куда-нибудь отправляли. Наследник Мастерсона должен получить хорошее образование, но отец не пожелал, чтобы внебрачный сын сопровождал Уилла в Итон. Поэтому нас отдали в руки леди Агнес.

Кири проверила седло и подтянула подпругу.

— Что ж, честь обязывает меня согласиться.

Он усмехнулся:

— Пусть тебя утешает мысль о том, что у тебя там будут постель и даже горячая ванна, если пожелаешь.

Когда он седлал Цезаря, Кири сказала:

— Расскажи мне о своем клубе, где можно сыграть в карты и поужинать.

Маккензи чуточку помедлил. Но поскольку она знает его имя, ей ничего не стоит по возвращении в Лондон узнать о его клубе все.

— Клуб называется «Деймиен», и я очень надеюсь, что ты никогда о нем не слышала. Мой клуб — неподходящее место для молодой леди.

— Конечно же, я о нем слышала! — воскликнула она. — «Деймиен» — очень модное место. Как ты можешь быть нереспектабельным, если сам принц-регент покровительствует твоему клубу?

— Принца едва ли можно назвать образцом респектабельности, — сказал Мак, открывая дверь в холодную, ветреную ночь. Высоко в небе плыл серпик луны, заливая поля серебристым светом. — А сам я всего на одну ступеньку выше какого-нибудь слуги. Ведь я не только незаконнорожденный и уволенный из армии за недостойное поведение, я еще и занимаюсь коммерцией.

— Говорят, в «Деймиене» лучший в Лондоне повар, а джентльмены могут приводить туда леди поужинать, — продолжала Кири, когда они вывели лошадей из сарая.

— Мой шеф-повар действительно мастер уникальный, но порог моего клуба переступают только самые легкомысленные особы, — сдержанно сказал он. — Многие из них даже не являются леди.

— Клуб славится и своими маскарадами, — не унималась она, когда, встав на его сцепленные руки, уселась верхом.

На какое-то короткое мгновение все его мысли вытеснил аромат сирени, специй и женщины. Черт возьми, эта женщина была опасна.

— Было бы вернее сказать: «печально прославился» ими, — уточнил он, когда вновь обрел способность мыслить.

Кири задумчиво посмотрела на него:

— Теперь я понимаю, зачем тебе нужны самые лучшие контрабандные напитки. Откуда у клуба такое название?

— Деймиен — мое первое имя. — Он закрыл дверь сарая, сел на Цезаря, и они взяли курс на Уэстерфилдскую академию. Ему нужно как можно быстрее уехать от опасно привлекательной леди Кири Лоуфорд.

Глава 6

Не веря своим глазам, Кири наблюдала, как Маккензи бросает камешек в одно из окон верхнего этажа Уэстерфилд-Мэнор.

— Значит, вот каким образом можно пообщаться с благородной и респектабельной леди Агнес Уэстерфилд, которая, как предполагается, должна спасти мою репутацию?

— Не забудь также, что она большая оригиналка и к тому же директриса школы. Я не первый, кто будит ее подобным образом. — Он бросил еще один камешек. — Сейчас один из тех случаев, когда лучше не будить все население дома…

Он уже выбирал третий камешек, когда створка верхнего окна распахнулась и тихий, но хорошо слышный голос произнес:

— Это кто из моих молодых шалопаев явился?

— Это Деймиен Маккензи, леди Агнес. — Он тоже говорил вполголоса, чтобы не разбудить спящих. — Со мной здесь одна молодая леди, чью репутацию необходимо спасти.

Судя по голосу, ситуация скорее позабавила директрису, чем шокировала.

— Если она с вами, мистер Маккензи, то ее репутация уже погибла безвозвратно. Я встречу вас у двери.

Как только окно захлопнулось, Маккензи взял Кири под руку и повел к небольшой боковой двери. До чего же она устала! В просторной конюшне, где они оставили своих лошадей, она была готова схватить лошадиную попону и заснуть, зарывшись в сено.

Дверь открылась, и на пороге появилась леди Агнес со свечой в руке. Она была высокой, как Кири, в длинном алом халате до пола и с толстой косой, перекинутой через плечо. Когда гости вошли внутрь, она воскликнула:

— Леди Кири! Вы-то как оказались вместе с этим шельмецом?

Кири не сразу сообразила, что можно и чего не стоит рассказывать: однажды она видела эту женщину в доме своего брата, но практически не знала ее.

Однако Адам доверял леди Агнес безоговорочно. Значит, и Кири может довериться ей.

— Меня взяли в плен контрабандисты, а мистер Маккензи помог мне бежать. Ради соблюдения правил приличия он решил, что мне будет лучше приехать сюда.

Леди Агнес рассмеялась.

— Ты заговорил о правилах приличия, Мак? Смотри, это может погубить твою репутацию. Однако входите в дом. Может быть, хотите поесть или предпочитаете отправиться в спальню и отдохнуть?

— Спасибо, я бы предпочла отправиться в спальню. И, если можно, помыться.

— Похоже, дорога действительно была трудной, — заметила директриса. — А ты что скажешь, Мак?

— Я бы не отказался что-нибудь поесть, леди Агнес.

— В таком случае отправляйся на кухню. Я приду туда, как только устрою леди Кири.

Леди Агнес зажгла свечу для Маккензи и жестом показала Кири, чтобы та следовала за ней.

Когда они поднимались по лестнице, Кири сказала:

— Вы такая невозмутимая, леди Агнес. Подобные вещи здесь часто случаются?

— Разные варианты чрезвычайных ситуаций повторяются с некоторой регулярностью, — улыбаясь, проговорила леди Агнес. — Поскольку я заменяла мать целому поколению резвых, непослушных мальчишек, меня теперь очень трудно чем-нибудь удивить.

Кири очень хотелось бы узнать, каким мальчишкой был Маккензи, но она слишком устала, чтобы расспрашивать. Хотя его нежное отношение к леди Агнес хорошо говорило об этом человеке.

— Поскольку Уэстерфилд расположен на дороге, ведущей в Дувр, я обычно держу наготове на всякий случай парочку комнат. Сейчас прихвачу кувшин воды из своей спальни. — Директриса взяла кувшин и проводила Кири в отведенную для нее спальню, небольшую, но хорошо обставленную. Если бы Кири не была такой грязной, она бы с удовольствием рухнула прямо на покрывало.

Леди Агнес поставила кувшин на раковину и зажгла камин.

— Горячую воду пришлось бы ждать, а вам хочется отдохнуть, поэтому, мне кажется, лучше обойтись холодной.

— Конечно, — вздохнув, согласилась Кири, — Сегодняшний день начинался как обычный. Я и понятия не имела, что он может принести.

— Когда-нибудь вы будете рассказывать эту историю своим внукам, и она покажется вам веселым приключением. Но до этого должно пройти еще какое-то время, — Леди Агнес улыбнулась. — Чистая ночная одежда в комоде. Желаю приятного сна, леди Кири. Завтра окружающий мир снова покажется вам нормальным.

Леди Агнес ушла, закрыв за собой дверь. Кири разделась, повесила промокший плащ Маккензи и свою испачканную грязью юбку на спинку стула перед огнем. Если повезет, они за ночь высохнут. Но чтобы придать им презентабельный вид, придется здорово потрудиться.

Быстро помывшись, она натянула на себя ночную сорочку, заползла в постель и столовой укрылась одеялом. Матрац показался ей самым удобным из всех, на каких ей когда-либо приходилось спать, — возможно, объяснялось это тем, что у нее болела каждая мышца.

Однако уснула она не сразу.

Время от времени Кири с наслаждением целовалась с кем-нибудь из своих наиболее привлекательных поклонников. Ей нравилось целоваться с Годфри. Возможно, этим объяснялось то, что она подумывала, не выйти ли за него замуж. Но все это несравнимо с тем, что она испытала с не респектабельным Деймиеном Маккензи. Даже сейчас при мысли об их поцелуе по ее телу прокатилась горячая волна. Может быть, это объясняется тем, что он — опытный мужчина и наверняка имел немало опытных любовниц?

Или между ними возникла вдруг какая-то неожиданная связь, подобно тому как при смешении запахов розы и ладана возникает новый, совершенно особый аромат? Вспомнив, каким ошеломленным выглядел после их поцелуев Маккензи, она была склонна думать, что между ними произошло что-то необычайное. Убедиться, что это так, можно только повторив поцелуи, но утром каждый из них отправится своей дорогой.

Если уж делать что-то, так только нынешней ночью.


Мак наполовину расправился с блюдом ветчины и сыра, когда в кухню пришла леди Агнес. Он хотел было подняться с места, но она жестом приказала ему не вставать.

— Не прерывай свой полуночный ужин. Судя по твоему виду, тебе необходимо подкрепиться. — Она взяла стул и села по другую сторону выскобленного соснового стола. — Если только ты не пьешь этот великолепный кларет сразу из двух стаканов, один из них налит для меня.

— Вы, как всегда, очень проницательны, леди А. — Он передал ей стакан. — Обеспечивать вас вином и спиртными напитками — слишком малая цена за убежище, которое вы предоставляете в случае необходимости.

Она с видимым удовольствием отхлебнула глоток кларета.

— Не испортит ли твое сегодняшнее приключение твои отношения с друзьями-контрабандистами?

— Я слишком выгодный клиент. Когда они проспятся после своей «бамбуки», злость останется у одного-единственного типа — у того, кто хотел обесчестить и убить леди Кири.

Леди Агнес поморщилась при мысли об этом.

— Ты частенько сваливался как снег на голову, но никогда не привозил с собой девушку, попавшую в беду. Причем не какую-нибудь, а сестру Эштона!

— Я только потом узнал, кто она такая, но ей явно требовалась помощь. — Он вспомнил, как она сломала наручник и как дралась, прокладывая себе путь к выходу из пещеры. — Хотя, возможно, она смогла бы сбежать и без посторонней помощи — на редкость отважная девушка.

— Это неудивительно, она ведь сестра Эштона, и они очень похожи друг на друга. Думаю, она, как и он, в совершенстве владеет «калариппайатту». — Леди Агнес взяла с блюда кусочек сыра. — В семье ее матери существует старинная традиция — приглашать мастера по «калариппайатту» для обучения сыновей. И дочерей, если, те проявляют к этому интерес.

— Значит, леди Кири училась у того же мастера, у которого учился Эштон? Это многое объясняет, — усмехнувшись, проговорил Мак. — Она едва не сделала меня инвалидом на всю жизнь, прежде чем я убедил ее, что пытаюсь ей помочь. Она заставляет меня вспомнить истории о древнеиндийских королевах-воительницах, которые Эштон иногда рассказывал нам по ночам.

— Кири является потомком по прямой линии этих королей-воительниц, — серьезно сказала леди Агнес. — Одна из причин переезда ее семьи в Англию заключается том, что девочкам надо дать возможность найти британских мужей, однако к Англии не так уж много мужчин, способных по достоинству оценить уникальные качества Кири.

Как бы то ни было, красивая молодая женщина с хорошим приданым без труда найдет себе мужа. Это абсолютно логично, но Мак почувствовал, что еда утратила свой вкус. Он завернул кусок ветчины в салфетку и возвратил в кладовку.

— Теперь я готов лечь спать, леди Агнес. Мне идти в свою обычную комнату?

Она кивнула.

— Двигайся потише. Комната находится рядом со спальней леди Кири, потому что только эти две комнаты были готовы к приему гостей.

Держа свечу в одной руке, он наклонился и обнял ее.

— Спасибо за то, что вы всегда здесь, леди А.

Она тоже обняла его.

— И тебе спасибо, Мак, за то, что не позволяешь мне заскучать.

— Управляя этой школой, вы едва ли можете заскучать, — рассмеявшись, заметил он.

У него едва хватило сил, чтобы подняться по лестнице и войти в свою комнату. Из-за сомнительного характера своей деятельности он оказывался здесь довольно часто. Всегда было приятно видеть леди Агнес, хотя она без особого энтузиазма относилась к его деловым связям с контрабандистами. Правда, она понимала, что это необходимо.

Он зажег огонь в камине, снял с себя рубаху и кальсоны и надел серый шерстяной халат, висевший в гардеробе. Потом уселся у огня в уютно-потертое кресло с подлокотниками, вытянул ноги и попробовал привести в порядок свой мысли.

Он всегда жил весьма сложной жизнью, которая текла по обочине высшего света. Друзья, которых он завел здесь, в Уэстерфилде, с радостью приняли бы его в свой круг. Хотя и не все. Поскольку он начал жизнь, не имея ни титула, ни богатства, ни даже законности рождения, он предпочитал жить в менее изысканном социальном слое, где его принимали таким, каков он есть.

Он спокойно обходился без посещения скучных раутов и других великосветских мероприятий, но солгал бы, если бы сказал, что не завидует своим законнорожденным друзьям, которые знали, что они имеют право там находиться. Жизнь на обочине была интересной, но иногда… утомительной.

Подумав, что неплохо бы выпить бренди, он пошел за флягой, но возвращаясь к камину умудрился опрокинуть деревянный стул. Не так уж много он выпил, значит, во всем виновата усталость. Но он продолжал сидеть, наблюдая за язычками пламени, и не спешил в постель.

Он знал, кем и чем он был. И все же не мог не сожалеть о том, что никогда не будет принадлежать ему.

Глава 7

Спавшую глубоким сном Кири разбудил приглушенный звук падения чего-то в соседней комнате. Она не сразу вспомнила, где находится. Ах да… оскорбление, кража лошади, контрабандисты, похищение, бегство… и Деймиен Маккензи. Человек, которого она была готова зарезать, оказался защитником и союзником.

Было все еще темно, и она поняла, что проспала недолго. Кто-то, возможно Маккензи, что-то уронил или на что-то наткнулся и разбудил ее.

Маккензи, Деймиен. При мысли о том, что он находится в соседней комнате, по ее телу пробежала горячая волна.

Она была нормальной женщиной и всегда восхищалась привлекательными мужчинами. Ей доставляло удовольствие обниматься и целоваться, она не сознавала, какой мощной силой обладает сексуальное влечение. Ей вдруг захотелось войти в его комнату, сорвать с него одежду и прильнуть к нему. Мысль эта одновременно и возбуждала, и вызывала тревогу.

Кири закусила губу. Приличные женщины не делают таких вещей, а она, несмотря на ее склонность к бунтарству, была женщиной приличной. Или по крайней мере хорошо воспитанной. Но она не могла допустить, чтобы самый привлекательный мужчина из всех, кого она встречала, уехал навсегда и она его больше никогда не увидела.

Маккензи совершенно ясно объяснил, что их разделяет глубокая и непреодолимая пропасть. Она согласилась, что пропасть глубокая, но насчет ее непреодолимости Кири сильно сомневалась.

Если нужно, преодолеть разделяющую их пропасть, то она должна сделать первый шаг. Возможно, сегодня ей предоставляется для этого единственный шанс, несмотря на усталость и вопиющее неприличие того, что она собирается сделать.

От волнения у нее участился пульс. Будет очень неприятно, если он рассмеется над ее попытками. Нет, он не будет таким жестоким, хотя вполне может вежливо отклонить ее доводы. Он, должно быть, встречается со множеством привлекательных и опытных женщин. Зачем ему связываться с какой-то неопытной полукровкой?

Тем не менее она была уверена, что, когда они были вместе, между их телами вспыхнул огонь — и это было вовсе не плодом ее воображения. Такое проявление страсти случается редко.

Напомнив себе, что она является потомком королев-воительниц, Кири поднялась и зажгла свечу от горевшего в камине пламени. Чтобы соблюсти правила приличия, она накинула халат. Держа в руке свечу, она вышла из комнаты и постучала в дверь смежной спальни. И затаила дыхание, надеясь, что он еще не заснул.

И надеялась почти в той же степени, что он заснул.

В ответ на ее робкий стук низкий мужской голос предложил войти. Она сделала глубокий вдох и открыла в дверь.

Маккензи с усталым выражением лица сидел у камина, вытянув перед собой длинные ноги. На нем тоже был надет халат, и когда он отхлебывал бренди из своей серебряной фляжки, было видно, что халат ему слишком короток. На фоне огня, горящего в камине, четко выделялся его чеканный профиль. Он был так красив, что это было явно небезопасно.

Он взглянул в ее сторону и поперхнулся бренди. Откашлявшись, он строго сказал:

— Предполагается, что вы давно должны спать сном праведницы, леди Кири.

Закрыв за собой дверь, она сказала в ответ:

— Не такой уж праведницы, какой я была прошлой ночью.

Он выглядел несколько растерянным.

— Извините, что поцеловал вас.

Она вздернула подбородок.

— Я об этом не жалею.

— Отлично. Я тоже об этом не жалею, — сказал он, искоса взглянув на нее. — Но мне не следовало этого делать.

— Возможно, не следовало, — пробормотала она. (Ведь если бы не этот поцелуй, она не стояла бы здесь босиком на холодном полу.) — Но что сделано, того не переделаешь. Вы… заинтриговали меня, мистер Маккензи. Я хотела бы встретиться с вами в Лондоне.

Ситуация перестала забавлять его.

— Это взаимное желание, леди Кири, но, к сожалению, мы не сможем видеться в Лондоне.

— У вас есть жена? — спросила она с легкой тревогой в голосе.

— Боже милосердный, нет! — воскликнул он в ужасе. — Но мы с вами принадлежим к разным мирам. Этого изменить невозможно.

— Почему? — Кири приблизилась к нему. Она была потомком не только королев-воительниц, но и известных красавиц, которые славились своим умением очаровывать. За право жениться на одной из ее прапрапрабабушек разгорелась война. Призвав на помощь все доставшиеся ей в наследство способности воздействия на чувственность, она вообразила себя красивой, И желанной.

— Боже милосердный, леди Кири! — Он вскочил с кресла и попятился, как будто она замахнулась на него кинжалом. — Вы заставляете меня терять голову!

— Зови меня Кири, — сказала она, улыбнувшись озорной улыбкой. Судя по всему, она все-таки унаследовала семейное умение пленять. — А я этого и хочу. Хочу узнать, что означает наша встреча. — Загнав его в угол возле окна, она подняла лицо для поцелуя, положив руки ему на плечи.

— Пропади все пропадом! — пробормотал он и, выпустив из рук фляжку, привлек ее к себе.

Огонь пробежал снова, причем разгорелся еще ярче, поскольку на них обоих была только ночная одежда. Она ощущала каждую его кость, каждый мускул и многое другое. Очень многое.

Губы у него были изголодавшиеся, не обещающие пощады. Ее опасения рассеялись, осталось только желание. Такого с ней еще никогда не бывало.

Когда Кири буквально растаяла у него на груди, здравомыслие окончательно покинуло Мака. Она была словно глоток воздуха для тонущего человека — перед ней нельзя было устоять. Она пьянила. Он вдыхал ее восхитительный аромат, он ласкал очаровательные изгибы ее тела. А кровать находилась всего в нескольких шагах от них…

Нет! Он собрал всю свою силу воли, взял ее за плечи и отстранил на расстояние вытянутой руки. Она покачнулась и посмотрела на него огромными беззащитными зелеными глазами.

— Что… что случилось?

— Вас послал дьявол, чтобы ввести меня в искушение за все мои грехи, леди Кири, — проговорил он, опустив руки.

Она закусила губу.

— Почему бы не считать меня вознаграждением, а не искушением? Или ваши грехи так велики, что их невозможно простить?

— Многие так полагают, — сказал он и, покопавшись в своем прошлом, добавил: — Впрочем, есть кое-что положительное, что я могу сказать о себе: я никогда не убивал человека без веской причины и не спал с женщиной, которая мне не нравилась.

Ее темные брови сошлись на переносице.

— А разве мужчины спят с женщинами, которые им не нравятся?

Она и впрямь была слишком невинна, несмотря на свою страстную натуру.

— Иногда, — сдержанно проговорил он. — Случается, что и женщины поступают так же. Похоть — это нечто совсем иное, чем дружба или любовь.

Она обдумала его слова.

— Мне кажется, что похоть усиливается любовью.

Он попытался не заметить ее элегантных босых ножек.

— Да, это так. Поэтому я выбираю только женщин, которые мне нравятся.

Она склонила набок голову, ее темные шелковистые волосы, скользнув через плечо, упали ей на грудь.

— Мне кажется, такое влечение, которое возникло между нами, случается редко. Это нечто особое, и этим нельзя не воспользоваться, но у меня слишком мало опыта. Или я не права? Может быть, такое мощное желание возникает всегда?

— Такое действительно случается редко, — сказал он, понимая, что говорить надо только правду. — Однако страсть, если она бесконтрольна и неуправляема, может превратиться в боль, вместо того чтобы быть удовольствием… К моему сожалению, именно так обстоит дело в данном случае, — добавил он, действительно глубоко сожалея об этом. — Наше взаимное влечение — всего лишь яркое преходящее мгновение.

— А я не уверена, что между нами ничего не может быть.

— Видите ли, существуют всего две возможности, леди Кири. Во-первых, любовная интрижка. Вы ведь не хотите этого, леди Кири? Благовоспитанная девственница, которая пойдет на это, испортит себе жизнь. Вторая возможность — начать официально ухаживать за вами как за невестой. В этом случае все члены вашей семьи дружно сплотят свои ряды, чтобы прогнать меня от вашей двери. И они будут правы.

— Просто я не вижу Непреодолимой социальной пропасти между нами, — сказала она. — Да, вы занимаетесь коммерцией, но ведь вы не какой-нибудь старьевщик или торговец рыбой. Ваш отец был лордом, а вы учились в школе вместе с моим братом. Вы выглядите и разговариваете как джентльмен. Почему бы нам не встретиться и не потанцевать на каком-нибудь балу? Или не прогуляться верхом в парке?

Мак покачал головой.

— Причиной, по которой все это должно закончиться сегодня, во многом является ваш брат. Я его слишком уважаю, чтобы причинить неприятность ему или вам. Не говоря уже о том, что однажды Эштон спас мне жизнь: не позволил забить меня до смерти одному омерзительному аристократу-неудачнику с его приятелями. — Он заглянул ей в глаза, стараясь убедить в своей правоте. — Способность испытывать страсть — настоящий дар, леди Кири. То, что вы чувствуете ко мне, вы можете почувствовать к другому мужчине, который будет вас достоин.

— И мы не можем быть даже друзьями? — тихо спросила Кири.

— Хотел бы я, чтобы это было возможно. Но, учитывая силу влечения, возникшего между нами, я должен ответить «нет». Нет, леди Кири, мы не можем быть друзьями. Никто не поверит, что между нами нет ничего большего. И они будут правы, потому что я никогда не смогу заставить свои руки не прикасаться к вам.

Услышав его слова, она побледнела и, немного помедлив, грациозно склонила голову в знак согласия.

— В таком случае благодарю вас за честность, Деймиен Маккензи. Спасибо также за то, что помогли мне бежать от контрабандистов. Спокойной вам ночи.

— К тому времени как вы встанете завтра утром, я уже уеду, — сказал он и, помедлив, добавил: — Я был очень рад познакомиться с вами.

— Мне тоже наше знакомство доставило радость и было познавательным, — сказала она, и губы ее чуть дрогнули в улыбке. — Жаль, что вы такой честный, но нереспектабельный. Я бы предпочла, чтобы было наоборот.

Он чуть не расхохотался.

— Уходите, озорница вы этакая. Не пройдет и недели, как вы будете благодарить меня за воздержанность.

Улыбка исчезла с ее губ.

— Хотела бы я быть в этом уверенной, — сказала она и ушла.

Он поборол отчаянное желание броситься за ней следом, схватить ее, вернуть в свою комнату, уложить в свою постель.

Красавица, умница, безумно желанная женщина — таких он еще никогда не встречал…

Красавица, но не про его честь.

Глава 8

Кири все-таки умудрилась заснуть, но сон был беспокойный. Ей снились то контрабандисты, размахивающие ножами, то пьянящие поцелуи. Отдыха такой сон не принес.

Проснувшись от шума молодых энергичных голосов, она поняла, что окна комнаты выходят на школьные спортивные площадки, расположенные позади здания. Хотя Кири и не чувствовала себя отдохнувшей, она заставила себя встать и встретить новый день. Она обнаружила, что в комнату беззвучно входила служанка, которая забрала ее юбку и плащ и вернула их вычищенными и пригодными для носки.

Кири взяла в руки плащ и зарылась лицом в тяжелую темную ткань. В его складках еще сохранился запах Маккензи, и она представила себе его широкие мощные плечи и задорные разноцветные глаза.

Однако, черт возьми, он прав, утверждая, что у них нет будущего. Она вовсе не собиралась превращать его ни в любовника, ни в мужа. Все было бы по-другому, если бы обстоятельства позволяли подобающий период ухаживания, во время которого они могли бы ближе познакомиться друг с другом. Но это невозможно, и она должна благодарить его за сдержанность.

Вздохнув, Кири положила плащ на место. Будь это какой-нибудь дорогостоящий предмет одежды, она бы его возвратила. Но такой простой шерстяной плащ, в придачу еще и потрепанный, имеется у любого работяги. Если Маккензи не попросит вернуть плащ, она сохранит его на память о самом ярком мгновении ее жизни.

Служанка оставила также кувшин все еще теплой воды. Пока Кири умывалась, в комнату заглянула молоденькая девушка. Увидев, что гостья встала, она вошла в комнату.

— Позвольте, я помогу вам одеться, мисс.

— С одеждой я справлюсь сама, но я была бы очень благодарна, если бы мне предложили позавтракать.

— Вниз по лестнице и налево, — сразу же сказала девушка. — Я скажу леди Агнес, что вы встретитесь с ней в семейной столовой.

Сделав книксен, служанка умчалась, и Кири не успела сказать, что она не хотела бы, чтобы из-за нее хозяйка прерывала свою работу. Впрочем, напомнила она себе, леди Агнес едва ли станет делать то, чего сама не хочет.

Она мысленно дала оценку всей ситуации. Заинтриговавший ее Деймиен Маккензи исчез из ее жизни, о достопочтенном Годфри Хичкоке нечего было и вспоминать, и у нее нет на примете ни одного варианта перспективного замужества. Но она жива, здорова и с нетерпением ждет завтрака. Значит, ей скорее повезло, чем не повезло, а следовательно, и нос вешать незачем.

Она увидела накрытые крышками блюда и чайник с горячим чаем, и ее настроение начало улучшаться. Кири положила себе на тарелку яйца, бекон, бобы, жареные хлебцы и большую порцию индийского блюда «кеджари». Она уже с аппетитом завтракала, когда появилась леди Агнес.

— Как себя чувствуете, леди Кири, — с улыбкой спросила она, — не считая того, что до смерти проголодались?

— Я действительно очень голодна. Мистер Маккензи поделился со мной хлебом и сыром, но настоящую еду я ем впервые со вчерашнего утра. Я чувствую себя хорошо и благодарна Богу, что со мной не случилось ничего худшего. Полагаю, мистер Маккензи уже уехал в Лондон?

— Уехал, — ответила леди Агнес и, налив себе чаю, села за стол напротив своей гостьи. — Мой вопрос не просто дань вежливости, леди Кири. Представляю себе, в каком ужасе вы были, когда вас похитили контрабандисты, — сказала она, задумчиво отхлебнув чаю. — Когда я путешествовала по Индии, на нас напала банда разбойников. Несколько человек были тяжело ранены, а один из охранников убит. Это происшествие надолго вывело меня из состояния равновесия. И хотя меня называли тогда сумасшедшей бесстрашной англичанкой, я еще в течение нескольких месяцев совсем не заслуживала репутации «бесстрашной». Можно сказать, что ужас и страх меняют восприятие мира.

Кири со вздохом кивнула.

— Ужас — естественная реакция на опасность, — заметила леди Агнес. — Но если после этого вас мучают кошмары, не бойтесь попросить помощи. Напишите письмо — я всегда на месте.

— Спасибо, — поблагодарила Кири, вглядываясь в ее лицо. Интересно, сколько ей лет. Наверное, немного за пятьдесят. — Теперь я понимаю, за что ваши юные «неприкаянные лорды» так обожают вас.

Леди Агнес рассмеялась.

— Я их тоже обожаю. Бывает, что они могут споткнуться от избытка энергии, но они хорошие мальчики. Им только нужно побольше внимания и понимания, — сказала она и добавила деловым тоном: — Настолько я понимаю, вашего коня необходимо куда-то вернуть?

— В Граймз-Холл.

— Я об этом позабочусь. Моя карста отвезет вас в Лондон. Для соблюдения правил приличия я отправлю с вами служанку.

— Спасибо! Я собиралась доехать до Лондона почтово-пассажирским дилижансом, — сказала Кири. — Вы слишком великодушны по отношению к непрошенной гостье.

— Здесь радушно примут любого друга Маккензи, — сказала леди Агнес.

— Я не друг его, — сказала, искоса взглянув на нее, Кири. — Я девица, попавшая в беду, которой здорово повезло, что он ее спас.

— В драматических ситуациях дружба возникает быстро. — заметила леди Агнес.

«Уж не пытается ли она осторожно предупредить, чтобы я не слишком сильно привязывалась к Деймиену Маккензи?» Боже милосердный, неужели Маккензи рассказал своей старой наставнице о том, что Кири явилась к нему в спальню? Быть того не может! Но лучше, пожалуй, сменить тему, поговорить, например, о лошадях.

— Как только я попрощаюсь с Чифтеном, я буду готова ехать. Это великолепный конь.

— К концу дня он будет дома, — пообещала леди Агнес, вставая из-за стола. — Я рада, что нам представился случай познакомиться поближе, леди Кири. Уверена, мы снова встретимся в Лондоне.

Поскольку Кири было практически нечего упаковывать, кроме мешочка с драгоценностями, она сразу же после завтрака отправилась в конюшню. Чифтен, судя по его виду, был доволен жизнью, хотя и устал.

Поглаживая лоснящуюся шерсть на шее коня, она снова подумала о своем приключении. Бегство из Граймз-Холла можно было бы считать безрассудным поступком, однако, если учесть то, что она подслушала, в нем был здравый смысл. Если бы она осталась, то могла бы сломать кому-нибудь шею.

Однако безрассудство превысило всякие разумные пределы, когда Маккензи поцеловал ее. О чем только она думала? Если рассуждать здраво, ее поведением Маккензи перешло из категории безрассудных поступков в категорию умственного помешательства.

Она вообще ни о чем не думала, а просто с головой погрузилась в эту страсть. И если бы не сдержанность Маккензи, они стали бы любовниками. Возможно, это было бы великолепно, но уж слишком велик был риск грандиозного скандала.

Последний раз потрепав Чифтена по шее, она повернулась и направилась к карете, ожидавшей ее перед входом в Уэстерфилд-Мэнор.

Полчаса спустя Кири ехала в уютном экипаже леди Агнес, направляясь в Лондон. Сопровождавшая ее служанка, тихая немолодая женщина, на ровных участках дороги занималась штопкой. Кири большую часть пути смотрела на проплывающие мимо пейзажи.

Казалось, события предыдущего дня просто приснились ей во сне. Презрительные слова леди Норленд все еще задевали ее, но уже не так сильно.

Кири догадывалась: семейство Хичкоков сильнее расстроит утрата коня, чем какой-то наследницы со смешанной кровью.

Ей повезло, что она возвращается домой, не причинив вреда ни себе лично, ни своей репутации. Но она не могла перестать думать о Маккензи. Если бы он не был владельцем скандально известного игорного клуба, то наверное, было бы можно позволить ему начать ухаживание.

Но поскольку он занимается этим бизнесом, любая связь с ним угрожала бы не только ее репутации, но и репутации ее семьи. Ее младшие единоутробные брат и сестра, Томас и Люсия Стилуэлл, имели смешанную, кровь, как и она, а Люсия почти достигла брачного возраста. Чтобы ни сделала Кири, это отразится на них и на ее матери.

Все правильно, все логично, но почему она чувствует себя такой опустошенной?


Мак вернулся домой в Лондон невероятно измученным. Вчера он не мог заснуть и выехал из Уэстерфилд-Мэнор на рассвете. Он оставил леди Агнес записку, поблагодарил за то, что приняла их, сообщил, что должен немедленно вернуться в Лондон, и выразил надежду, что она как следует позаботится о леди Кири. Все это было правдой, хотя и продиктованной некоторой трусостью. Интересно, как спалось Кири — лучше, чем ему?

Мак заехал к своему управляющему Жан-Клоду Баптисту. Он хотел убедиться, что в «Деймиене» за время его отсутствия не случилось никаких неприятностей, Баптист рассмеялся и отправил его домой, тем более жил он рядом с клубом.

Он отсыпался за двое с половиной бессонных суток, когда из приятного полудремотного состояния его вывели чьи-то крадущиеся шаги. Сразу же проснувшись, Мак с кинжалом в руке принялся обшаривать взглядом комнату в поисках источника возможной угрозы, потом, расслабившись, вновь откинулся на подушки.

— Ох, это ты, Керкленд. Не следует так подкрадываться ко мне.

— Я подкрадывался потому, что боялся разбудить тебя, если ты спишь, — сказал его старый друг Керкленд. — Но раз уж я тебя разбудил, то говори, где мой драгоценный табак?

Мак зевнул, прикрыв рукой рот. Судя по разлившейся в комнате темноте, уже вечерело, и ему все равно надо было скоро вставать.

— В верхнем правом внутреннем кармане моего плаща.

Керкленд нашел плащ на спинке стула, куда его бросил Мак, и нащупал толстенький сверток с французским табаком. Открыв пакет, он покопался в душистых сухих листьях и минуту спустя сказал:

— Эврика!

Он вытащил маленькую трубочку, такого же коричневого цвета, как табачные листья, и извлек оттуда кусочек тончайшей бумаги. Прочитав короткую записку, он нахмурил брови.

— Плохие новости? — спросил Мак, спуская ноги с кровати.

— Все примерно так, как я и ожидал. Прочту это повнимательнее потом. — Керкленд завернул трубочку и записку в носовой платок и убрал их в карман.

— Есть что-нибудь об Уиндеме? — спросил Мак об их давно исчезнувшем школьном товарище, пропавшем где-то во Франции после заключения Амьенского мирного договора[1].

Мак, как всегда, спрашивал, а Керкленд, как всегда, отвечал:

— Нет. Хотя мой информатор говорит, что ходят слухи, будто среди пленных есть англичанин, по описанию похожий на Уиндема. Он собирает дальнейшую информацию.

Мак не позволял себе надеяться. За долгие годы они не раз шли по ложному следу.

— А если какой-нибудь след окажется настоящим, что будем делать?

— Мы его вызволим, — решительно заявил Керкленд. — Организовать побег из Франции будет нелегко, но я приму этот вызов.

— И у тебя найдется немало помощников, — поддержал его Мак.

Он подошел к раковине и, чтобы лучше соображать, умылся холодной водой, Уиндема очень любили в Уэстерфилдской академии. О его исчезновении горевали даже по прошествии нескольких лет.

Будучи реалистом, Мак понимал, что Уиндема, должно быть, нет в живых. Однако без подтверждения его гибели надежда все же продолжала теплиться.

— Надеюсь, твоя встреча с контрабандистами прошла без особых приключений? — спросил Керкленд.

— Откровенно говоря, не совсем. Они взяли в плен молодую леди, которая нечаянно столкнулась с их обозом, груженным контрабандой, — сказал Мак и, потрогав щетину на подбородке, потянулся за бритвенными принадлежностями. Владелец «Деймиена» должен всегда выглядеть элегантно и быть безупречно ухоженным. — Пленницей оказалась не кто иная, как леди Кири Лоуфорд.

— Боже милосердный! — воскликнул Керкленд. — С ней все в порядке?

— С леди Кири все в порядке, — сказал Мак. — Когда я появился на сцене, она уже своими силами почти подготовилась к побегу. Я оказал свою скромную помощь, и она сбежала, после чего я сопроводил ее к леди Агнес.

Керкленд вздохнул с облегчением.

— Это хорошая новость. Если в этом участвует леди Агнес, я уверен, инцидент не будет иметь неприятных последствий. Кири совсем не нужны еще какие-то темные пятна на ее имени.

— А разве у нее есть какие-нибудь темные пятна? — спросил Мак, заинтересовавшийся этим больше, чем следовало бы. — Я не встречался с ней раньше, так что понятия не имею как на нее смотрят в обществе:

— Она дочь герцога — это хорошо. У нее отличное приданое. Но к сожалению, есть примесь индийской крови, — коротко сформулировал Керкленд. — Мужская часть общества считает ее красавицей, но многие женщины, особенна матери девушек, которые тоже ищут мужей, полагают, что быть до такой степени красивой просто вульгарно.

Мак рассмеялся. А Керкленд, набив трубку только что полученным контрабандным французским табаком, продолжал:

— Она не из тех, кто будет прятать от окружающих то, что дано ей от природы. Она не только умна и красива, но и более общительна, чем Эштон. И хотя у нее великолепные, чисто английские манеры, в некоторых кругах ее считают слишком дерзкой. Подозреваю, что есть мужчины, которые считают ее темноволосой соблазнительницей и уверены, что она благосклонно отнесется к их знакам внимания.

Мак дернул сонетку четыре раза, а это означало, что он требует принести кофе и сандвичи. Потом взял бритву и принялся за работу.

— Полагаю, она ищет мужа? Или уже нашла?

— Пока еще не нашла. Было бы проще, если бы она старалась оставаться в тени, как ее мать, но леди Кири не такова. — Керкленд скорчил гримасу. — Любой мужчина, у которого имеется хотя бы крупица здравого смысла, сразу сообразит, что она является сущим наказанием.

Чтобы не перерезать себе горло, Мак отвел подальше от лица руку с бритвой, вспомнив, каким очаровательным сущим наказанием была Кири. Сделав глубокий вдох, он возобновил бритье:

— Я уверен, если вокруг нее начнет крутиться какой-нибудь неподходящий тип, Эштон и генерал Стилуэлл быстренько его спровадят.

— Не сомневаюсь, что такое случалось уже не раз. Вряд ли в Лондоне найдется какая-нибудь другая девушка, у которой имелись бы столь великолепные защитники.

Это хорошо, сказал себе Мак. Леди Кири полна жизненных сил, она уникальна. Она заслуживает самых преданных защитников, которые будут отгонять от нее мужчин вроде Мака.

Он был рад тому, что она так хорошо защищена. Это не позволит ему пойти на поводу у самых низменных своих инстинктов.

Глава 9

Поскольку в доме ее родителей все еще не закончился карантин по поводу кори, Кири приказала отвезти ее в Эштон-Хаус. Лондонская резиденция ее брата была так просторна, что она могла находиться там сколько угодно времени, ни у кого не путаясь под ногами. Для Кири это был второй дом, и она очень подружилась с Адамом и Марией.

— Как приятно снова видеть вас в Лондоне, леди Кири, — радостно приветствовал ее дворецкий. — Герцогини нет дома, но если вы хотите видеть своего брата, то он у себя в кабинете.

— Я всегда хочу видеть своего брата, Холмс, — сказала Кири.

Она все еще держала в руках плащ Маккензи, который следовало бы отдать дворецкому, но ей не хотелось выпускать его из рук.

Она постучала в дверь герцогского кабинета и, услышав разрешение, вошла. Адам поднял взгляд от бумаг, встал и радостно улыбнулся:

— Кири! Какой приятный сюрприз! Как прошел твой визит в дом потенциального мужа?

Она собиралась небрежно сообщить ему, будто они не подходят друг другу, но неожиданно для самой себя разразилась слезами.

— Ох, Адам!

Моментально преодолев разделявшее их расстояние, брат заключил ее в объятия. Он был среднего роста, чуть выше Кири, но его сила и доброта делали его тихой гаванью в период эмоционального шторма.

Подрастая, она знала, что на другом краю земли у нее есть старший брат, который является герцогом. Она часто мечтала о встрече с ним, не зная, состоится ли когда-нибудь такая встреча. Но она и понятия не имела, что старший брат сможет дать ей дружбу, утешение и мудрые советы.

Она прижалась лицом к его плечу, и он потрепал ее по спине.

— Насколько я понимаю, из этой затеи ничего не получилось?

— Это большая недооценка ситуации. — Она заставила себя перестать плакать, и Адам усадил ее на уютный кожаный диван. — Я случайно услышала, как мать Годфри сказала своей сестре, что мое приданое делает меня приемлемой в качестве жены младшего сына, хотя и с большой натяжкой. Они говорили, что я вульгарна, что я заигрываю с мужчинами и поэтому мужчины всегда вертятся вокруг меня. И они говорили ужасные вещи о моей маме!

Адам дал ей свой носовой платок и выругался себе под нос.

— Я надеялся, что тебе никогда не придется столкнуться с подобными предрассудками, но, как видно, это неизбежно.

Кири промокнула слезы.

— Леди Норленд всегда была весьма сдержанной, но я думала, что она просто беспокоится о счастье своего сына. Я и понятия не имела о том, как сильно она меня презирает.

— Люди недалекие частенько презирают тех, кто отличается от них, — спокойно сказал Адам. — Для них это единственная возможность почувствовать собственное превосходство.

— Наверное, ты прав. Но все же неприятно узнать, что я вульгарное создание, которое терпят исключительно ради большого приданого. Может, тебе не следует выделять мне такую щедрую долю наследства?

— Вздор! — заявил ее брат. — Ты такой же ребенок шестого герцога, как и я, а следовательно, имеешь право на получение в качестве приданого доли наследства, соответствующей твоему социальному рангу. Да, деньги привлекают охотников за богатым наследством, но ты человек здравомыслящий. — Он улыбнулся. — И у тебя есть семья, которая пожелает убедиться, что претендент на твою руку достоин тебя.

Ей вспомнилось, как Маккензи сказал, будто ее брат является одним из самых опасных людей в Англии. Она, как правило, забывала об этом, поскольку он был человеком поразительно уравновешенным и очень любил свою семью, которую недавно обрел. Но Маккензи прав. Герцог Эштон не из тех, кого можно безнаказанно задевать.

— Такая защита — палка о двух концах, — сказала она, искоса поглядев на него. — Твои стандарты могут оказаться слишком высокими. Что, если вы с генералом не согласитесь с моей оценкой кандидатуры?

Он усмехнулся.

— Тут нашим помощником станет время. Оно излечит от нежелательных увлечений, но придаст силу настоящему чувству.

Это звучало разумно. За две недели она, наверное, совсем забудет Маккензи. Но пока…

Заметив у двери плащ Маккензи — она уронила его, когда начала плакать, — Кири едва удержалась, чтобы не вернуться за ним.

— Но на этом история не закончилась. Я была в такой ярости, что немедленно бросилась на конюшню и взяла их лучшего коня, чтобы доехать до Дувра, а оттуда добраться дилижансом до Лондона. Когда я выехала, дело было к вечеру, и я столкнулась с группой контрабандистов…

Адам так и замер.

— Ну и…

— …меня взяли в плен и отвезли в какую-то пещеру на побережье. Они пьянствовали и спорили о том, что со мной следует сделать, и тут появился один из их лондонских клиентов, который помог мне бежать. Интересно, что он оказался одним из твоих старых школьных приятелей.

Адам усмехнулся:

— Не говори, позволь мне самому догадаться. Это был Маккензи?

Она нахмурилась:

— Вероятно, репутация Маккензи пострадает, если в Лондоне узнают о том, что он имеет дело с контрабандными товарами.

— Сомневаюсь, что кто-нибудь сможет это доказать. Всем понятно, конечно, откуда в его заведении берутся вина и спиртные напитки высочайшего класса, — сказал Адам. — Большинство политических деятелей и дипломатов высшего ранга регулярно посещают «Деймиен» и ничего не хотят знать об источнике тех напитков, которые они пьют.

Она надеялась, что Адам прав. Несколько сократив описание событий той ночи, Кири проговорила:

— Маккензи сразу же сопроводил меня в Уэстерфилдскую академию и передал с рук на руки леди Агнес. Неужели моя репутация будет безнадежно испорчена даже тем, что я несколько часов провела с ним в дороге? Он показался мне джентльменом.

— Он брат Уилла Мастерсона, так что в основном человек здравомыслящий, но его клуб — место очень модное и не вполне респектабельное, — заметил Адам. — Хорошо, что он отвез тебя к леди Агнес и тихо удалился, чтобы не причинить ущерба твоей репутации.

— Кажется, леди Агнес о нем высокого мнения, — с некоторым вызовом сказала она.

— Она любит всех своих старых мальчиков, за что я ей глубоко благодарен, — сказал Адам. — Ты собираешься рассказать родителям о том, что произошло?

Кири чуть помедлила.

— Мне не хочется что-нибудь скрывать от них, но не хочется также их расстраивать. Маму оскорбит то, что я услышала, а генерал немедленно отправится в Граймз-Мэнор, чтобы вправить кое-кому мозги. Возможно, будет лучше, если я просто скажу им, будто решила, что Годфри мне не подходит, и поспешила уехать, чтобы избежать неловкости.

— Всегда лучше придерживаться варианта, близкого к правде, — согласился Адам. — Я думаю, карантин по поводу кори снимут через день-другой, так что тебе лучше побыть здесь, по крайней мере эту ночь.

— Ты лучший из братьев! — воскликнула она.

Дверь распахнулась, и в комнату вошли две красивые блондинки в туалетах абсолютно одинакового оттенка весенней зелени. Это вернулись домой герцогиня Эштон и ее точная копия — сестра-близнец. Кири вскочила с дивана и обняла свою невестку.

— Надо сказать, с каждым разом я лучше вас различаю.

Мария рассмеялась и похлопала свой округлившийся животик.

— При взгляде на Сару я вспоминаю, что когда-нибудь я снова буду такой же стройной и красивой, как она.

— И тогда тебя не так часто будет клонить ко сну, — рассмеялась Сара Кларк-Таунлсенд. — Адам, Мария всю дорогу дремала в карете. Ей нужно пойти наверх и отдохнуть.

— Ничего подобного! — раздраженно бросила Мария. — Нечего суетиться по этому поводу. Беременность — вполне естественное состояние. Кири, мне нужно, чтобы кто-то поддержал меня в споре!

— Только не я, — с улыбкой заявила Кири. — Вынашивать детей естественно, но так же естественно уставать в этот период жизни. Поэтому смиритесь с тем, что вас балуют, ваша светлость.

— А если ты будешь сопротивляться, я отнесу тебя наверх против твоей воли, — сказал Адам с озорным блеском в глазах. — И сделаю это с превеликим удовольствием.

Рассмеявшись, Мария взяла мужа за руку и позволила ему проводить себя. Когда они ушли, Сара сказала со вздохом:

— Наверное, очень нехорошо с моей стороны завидовать собственной сестре, у которой такой чудесный, такой любящий муж?

— Если это так, то я не лучше тебя, — отозвалась Кири, почему-то вспомнив проклятого Маккензи. — Есть ведь и другие мужчины вокруг. Просто требуется время, чтобы найти подходящего.

У Сары затуманились глаза. Кири вспомнила, что она была помолвлена и что ее жених умер до того, как они смогли пожениться. Желая разрядить атмосферу, Кири дернула сонетку.

— Давай выпьем чаю. Ты, должно быть, тоже устала после похода по магазинам.

— Отличная мысль, — сказала Сара, усаживаясь на диван, и с любопытством поглядела на плащ Маккензи, который все еще лежал на полу.

Кири подняла плащ и повесила его на спинку стула. Приказав вошедшему лакею принести чаю, она проговорила:

— Я заметила, что в духах, которые я для тебя изготовила, начали доминировать апельсиновые нотки. Не пора ли нам поискать какой-то новый аромат?

Сара понюхала свое запястье.

— Ты права. Однако, по правде говоря, мне это нравится, по крайней мере для дневного времени, но если у тебя найдется время, может быть, ты попробуешь подыскать что-нибудь более привлекательное для вечера?

— С удовольствием. У каждой женщины должен быть целый набор духов, соответствующих различным настроениям. Интересно, что этот аромат воспринимается по-разному на тебе и на Марии. Кстати, по поводу близнецов у меня есть вопрос, на который ты можешь не отвечать, если не захочешь. Поскольку вы с Марией так похожи, не влюблена ли ты немножко в Адама?

Сара явно удивилась, но вопрос отвлек ее от грустных воспоминаний о потерянной любви.

— Ни капельки. Вернее, я люблю его как брата. Он чудесный. И они с Марией великолепно подходят друг другу, но при виде его у меня не учащается сердцебиение.

— Вам всем очень повезло, — сказала Кири.

Принесли чайный поднос, и Кири разлила чай, Сара задумчиво отхлебнула глоток чаю.

— Мы с Марией внешне очень похожи, и у нас много общего, включая выбор цвета одежды. — Сара жестом указала на свое утреннее платье почти того же оттенка, что и у ее сестры. — Но поскольку мы росли отдельно, каждая из нас приобрела свои особенности. Яркая красота Марии покоряет любого, кто ее видит. Адам же человек сдержанный, поэтому они отлично уравновешивают друг друга.

— Если твоим идеалом является равновесие в отношениях, — сказала заинтригованная Кири, — то какого же мужа ты хотела бы иметь?

— Марии, когда она росла, часто приходилось приспосабливаться к меняющимся обстоятельствам жизни, поэтому ей очень нравится, что Адам такой солидный и надежный, — пояснила Сара. — Я же, наоборот, росла в спокойной и респектабельной обстановке, да и темперамент у меня как у мышки, поэтому меня привлекают несколько необузданные мужчины, — сказала Сара, скорчив гримаску. — Думаю, это не очень хорошо.

— Ты совсем не похожа на мышку! — воскликнула Кири. — Но я вижу, что ты серьезно обдумывала этот вопрос. Я, например, все еще пытаюсь решить, какой мужчина подойдет мне больше всего.

Сара взяла кусочек имбирного торта.

— Значит, Годфри Хичкок, насколько я понимаю, тебе не подходит?

— Решительно не подходит, — заявила Кири.

Сара нахмурилась.

— Что произошло? — спросила она и, не дождавшись ответа, продолжила: — Если случилось что-то ужасное и ты рассказала об этом Адаму, он скажет Марии, а она скажет мне, так что лучше уж расскажи сама.

Кири рассмеялась.

— Ты права. Но только ты больше никому не рассказывай.

— Не буду, — заверила ее Сара.

Кири вкратце рассказала ей о том, что произошло в Граймз-Холле и что случилось потом. Сара слушала ее затаив дыхание.

Когда Кири закончила рассказ, Сара задумчиво проговорила:

— Подумать только! Тебя спас сам Деймиен Маккензи! С тех пор как три года назад открылся этот клуб «Деймиен», я только о нем и слышу. Это самое модное из вечерних заведений в Лондоне. Особенно популярны маскарады. Последний в этом году маскарад состоится через два дня. Очень хотелось бы побывать там, но мама придет в ужас.

— Моя бы тоже пришла в ужас, — отозвалась Кири и вдруг замерла, не донеся чашку до рта, потому что ее внезапно осенила превосходная мысль. — А что, если нам отправиться на маскарад вместе? Я должна вернуть Маккензи деньги которые он заплатил за мою свободу и мы могли бы воспользоваться этим, чтобы осмотреть клуб, — предложила Кири. Если она намерена выбросить его из головы, ей нужно увидеть этого человека в привычной для него обстановке.

Сара ошеломленно вытаращила глаза.

— Я, пожалуй, не смогу решиться на подобный поступок!

— А почему бы и нет? «Деймиен» расположен не где-нибудь в районе доков, а на Пэлл-Мэлл. Там находятся самые лучшие клубы, — убеждала ее Кири. — Мы наденем костюм домино, который закроет голову и тело, а половина лица будет спрятана под маской, так что никто нас не узнает. Мы уедем оттуда до того, как начнут снимать маски.

— Это будет ужасно неприличная выходка, — сказала Сара, закусив губу. — Мне безумно хочется совершить что-нибудь подобное! Но как это сделать?

— Мы обе совершеннолетние и можем поступать как пожелаем, но все-таки лучше, если об этом никто не узнает. Поскольку я пробуду здесь еще несколько дней, почему бы тебе не сказать, что ты тоже останешься, чтобы составить мне компанию?

— Это, пожалуй, сработает! После того как Мария забеременела, они с Адамом удаляются в свои комнаты вскоре после ужина. Мы сможем уехать, как только они уйдут к себе.

— Я попрошу Мерфи, старшего грума, отвезти нас в клуб и подождать. Думаю, мне удастся уговорить его не выдавать нас.

Сара нахмурилась.

— А он не потеряет работу за то, что поможет нам?

Кири покачала толовой:

— Нет. Адам доверяет Мерфи. Он гарантировал ему пожизненную занятость за помощь, оказанную в прошлом.

— Тогда все в порядке. Мы расскажем об этом Адаму и Марии на следующий день. Не думаю, что они передадут все нашим родителям.

— Но вот вопрос: где достать домино? У меня его нет. — Кири печально взглянула на свою разделенную на две штанины юбку, которая, явно нуждалась в более основательной чистке. — Я убежала из Кента без багажа, взять одежду из дома нельзя из-за кори, а появиться в клубе я смогу, только если буду полностью закрыта костюмом домино.

— Я могла бы позаимствовать домино у родителей. Ты высокого роста, поэтому тебе подойдет костюм моего отца, — радостно сообщила Сара. — Получится настоящее приключение!

Кири скорчила гримасу, вспомнив слова леди Агнес.

— Я обнаружила, что приключение — не такая уж веселая забава.

— Когда тебя похищают бандиты — это одно дело, — согласилась Сара. — А побывать на маскараде в не очень приличном, но безопасном клубе — совсем другое. Что там может произойти плохого? Разве что какой-нибудь джентльмен украдкой попытается поцеловать тебя.

Кири могла бы перечислить, что может произойти, но в данном случае Сара наверняка была права. Она расплатится с Маккензи, изгонит его тревожащий образ из своих мыслей и проведет потрясающий вечер.

Не вполне приличный, но безопасный.

Глава 10

Кири заглянула в гардероб, чтобы порадоваться на свое домино. Все шло в соответствии с планом. Сара, приехав погостить, привезла в своем багаже домино родителей. Маскарад должен был состояться сегодня ночью, и обе девушки были взбудоражены сверх всякой меры. Чудесное, безопасное приключение, а для Кири еще и законный повод увидеть Маккензи.

Чтобы чем-то отвлечься, Кири решила написать письма и расположилась за письменным столом. Ее работу прервал стук в дверь. Получив разрешение войти, на пороге появился дворецкий Холмс.

— К вам какой-то джентльмен, леди Кири. Он не пожелал назвать свое имя, но выглядит вполне респектабельно. — В голосе дворецкого чувствовалась нотка неодобрения, поскольку визитер не назвал себя. — Он в малой приемной.

У Кири екнуло сердце. Маккензи! Неужели и он провел два последних дня, думая о ней, так же как она думала о нем? Хотя… скорее всего он просто хочет вернуть свои деньги.

— Думаю, я знаю, кто это, так что я к нему выйду, — сказала она, стараясь, чтобы не дрогнул голос.

Прежде чем спуститься вниз, она с сожалением взглянула в зеркало. Прическа у нее была в порядке, но ввиду скудости ее гардероба на ней было простое зеленое домашнее платье, которое она оставила в Эштон-Хаусе, уезжая в Кент.

Напомнив себе, что Маккензи лицезрел ее и в худшем виде, она спустилась по лестнице. Стараясь не показать, что сгорает от нетерпения, Кири вошла в комнату и увидела там Годфри Хичкока, который выглядел все таким же белокурым красавчиком, каким она его помнила, из-за чего, собственно говоря, она и подумывала о браке с ним.

Кири замерла на месте, не зная, то ли разразиться индийскими ругательствами, то ли убежать. Но Годфри, увидев ее, воскликнул:

— Прошу вас, леди Кири! Скажите, что я сделал не так! — Он подошел на шаг ближе. — Мне казалось, что мы близки к достижению согласия. А вы вдруг уехали, написали какую-то непонятную записку: чтобы я начал охотиться за большим приданым. Да, мое состояние не равно вашему, но я не нищий, и мы оба знаем это. Что же изменилось? Если я чем-нибудь обидел вас, то дайте мне шанс исправить ошибку!

Она не ушла, но сказала холодным как лед тоном:

— Вы проделали весь этот путь из Кента, чтобы сказать это?

— Вы потребовали, чтобы ваш багаж прислали сюда. Сейчас его выгружают из моего экипажа. А я воспользовался этим поводом, чтобы поговорить с вами. — В голубых глазах Годфри была тревога. — Мне очень хотелось бы понять, что произошло.

Либо он был превосходным лжецом, либо в самом деле не знал взглядов своей матери, хотя этому трудно было поверить.

— Я решила, что мы не подойдем друг другу, поэтому дальнейшее пребывание в гостях вызвало бы неловкость. — сказала Кири.

— И поэтому вы взяли коня и ускакал и верхом поздним вечером несмотря на приближавшуюся грозу? — Он с недоверием покачал головой, — Мы так мило провели день. Я был готов сделать вам предложение, а вы, казалось, были готовы его выслушать. Но даже если вы решили отказать мне, вы могли бы сделать это более деликатно. А вы бежали так, будто за вами гнались демоны.

Кири вздохнула.

— Вы действительно хотите знать правду? Думаю, она вам не понравится.

— Мне и сейчас не нравится эта ситуация, — ответил он. — Но если вы объясните ее, ятю крайней мере пойму, что произошло.

— Ну ладно. После нашей прогулки верхом я хотела зайти в утреннюю гостиную и сказать вашей матери, что принимаю ее приглашение продлить свое пребывание у вас в гостях, — начала Кири. — Я обдумала ваше предложение и решила, что нам следует получше узнать друг друга.

— Неужели она передумала относительно вашего пребывания у нас? — с озадаченным видом сказал он. — Она так надеялась, что вы примете мое предложение.

— Из-за моего приданого, — с горечью проговорила Кири. — Я уже была готова войти в утреннюю гостиную, когда услышала ее разговор с вашей тетушкой, леди Шримптон. Они говорили…

Кири сделала глубокий вдох.

— …они говорили, что я вульгарная иностранка, которую с трудом терпят ради моего приданого. Но что со мной приходится мириться ради дорогостоящего младшего сына. И что следует благодарить судьбу, что ваши старшие братья имеют сыновей, поэтому будущие лорды Хичкоки не будут запятнаны моей индийской кровью.

Годфри лихорадочно глотнул воздух, но Кири продолжала:

— Все это было оскорбительно. Но то, что они сказали о моей маме, было вообще непростительно. Я поняла, что должна уехать немедленно. Держаться в рамках приличия я бы не смогла. Теперь вам понятно?

Годфри был ошеломлен.

— Просто не верится, что мать могла сказать такое!

— Вы действительно не можете этому поверить? — спросила Кири.

Он начал было говорить, потом покачал головой:

— Она… во многом очень старомодна. И очень гордится чистотой происхождения семьи. Но мне казалось, что вы ей нравитесь. Вы красивая, полная жизненных сил девушка, которая может очаровать даже камни. Ваше происхождение лучше, чем у меня. И конечно, ваше приданое тоже большой плюс, — сказал он, с трудом проглотив комок, образовавшийся в горле. — Возможно, я ничего такого не замечал, потому что очень хотел, чтобы она приняла вас в нашу семью с распростертыми объятиями.

— Она приняла бы с распростертыми объятиями мое приданое. — Кири повернулась к двери. — Мне очень жаль, что пришлось сказать вам это, но вы сами просили об этом.

— Постойте, не уходите, — умоляющим тоном проговорил Годфри. — Клянусь, я не разделяю предрассудков матери. Может быть, вы попытаетесь поверить этому?

Ей вспомнилось, какое удовольствие доставляли ей его поцелуй. Может быть, он и впрямь свободен от предрассудков или желал ее настолько сильно, что был готов пренебречь ее происхождением? Наверное, было тут и то, и другое. Пожалуй, даже сам он не смог бы сказать точно.

— Я верю тому, что вы сказали, — заявила она, желая поскорее закончить неприятную сцену. — Больше нам не о чем говорить. До свидания, Годфри.

— Значит, за грехи своей матери должен расплачиваться я? — Его взгляд выражал неподдельную боль. — Вы вышли бы замуж за меня, а не за мать. Мы могли бы не иметь с ней больше ничего общего.

Он говорит искренне, подумала она, но, взглянув на Годфри, увидела мальчика, а не мужчину. За последние дни она поняла: ей нужно, чтобы рядом был мужчина.

— Брак объединяет семьи почти так же крепко, как мужчину и женщину. Я не выйду замуж в семью, которая меня не хочет, и не желаю, чтобы вы разрывали отношения со своей матерью. — Она протянула ему руку. — Идите с миром, Годфри.

Он взял ее руку и надолго задержал в своей.

— Спасибо за вашу честность и деликатность, леди Кири. Мне очень жаль, что невежественность моей матери так обидела вас.

Она пожала плечами:

— Я благодарна судьбе за то, что подлинные чувства графини обнаружились до того, как стало слишком поздно.

Он вздохнул, склонил голову в знак согласия и ушел. По прошествии некоторого времени он найдет хорошую белокурую английскую девушку, которую сочтет подходящей его семья, подумала Кири, возвращаясь к себе в комнату, где служанка уже распаковывала багаж, доставленный Годфри.

Кири усмехнулась, скривив губы. По крайней мере теперь у нее не будет недостатка в одежде.


Сара ахнула от восторга, уставившись на сверкающий купол над клубным бальным залом.

— В «Деймиене» еще великолепнее, чем я слышала!

Кири согласилась с ней. Даже человека, который собственными глазами видел красоту индийских храмов, клуб Маккензи ослеплял своей роскошью. Бальный зал представлял собой округлую комнату, увенчанную ярко раскрашенным куполом и освещенную огромной газовой люстрой. Кири уже видела новые газовые фонари, освещавшие улицы, но никогда еще не бывала в зданиях с газовым освещением.

Бальный зал был переполнен смеющимися и болтающими друг с другом гостями. У некоторых домино были накинуты на плечи вроде плащей, чтобы, сбросив их, привлечь внимание к богатым туалетам и драгоценностям. Другие, как Кири и Сара, скрывали себя под просторными домино с большими капюшонами и полумасками.

Сара спрятала под капюшоном волосы, так чтобы ее не смогли узнать по белокурым локонам. На Кири были надеты ее раздвоенная юбка и сапожки. Сапожки были едва видны из-под подола черного домино, и благодаря высокому росту ее могли принять за мужчину. Вместе они могли сойти за супружескую пару, что было предпочтительнее, чем появляться там в качестве двух особ женского пола без сопровождения.

Войдя в бальный зал, они встали возле стены, внимательно присматриваясь к окружающей обстановке. Несколько дверей вели из зала в смежные комнаты, где играли в карты и закусывали. Ноги Кири сами собой приплясывали в такт музыке. Музыканты располагались вверху, на балконе. Музыка, как и все остальное в клубе «Деймиен», была самого высокого качества. Мужчины, одетые в черные вечерние костюмы, в масках, но без домино, циркулировали по комнате, разнося на подносах бокалы с шампанским. Все они были крепкими на вид парнями, и Кири догадывалась: их работа — не только разносить шампанское, но и предотвращать возможные инциденты.

Может быть, здесь был и Маккензи? Хотя, наверное, она обманывает себя, если думает, что узнает его в толпе участников маскарада.

К ним подошел какой-то джентльмен и поклонился Саре, потом игриво спросил:

— Не станцуете ли со мной, прекрасная леди?

Он говорил как юноша, только что закончивший Оксфорд и радующийся случаю побывать здесь, как Кири и Сара. Никакой угрозы он собой не представлял. Сара взглянула на Кири, и та кивнула в ответ.

Они обсудили это заранее. Домино на Саре было темно-синего цвета, маска украшена блестящими бусинками, при ней был маленький свисток — на случай если она вдруг попадет в беду. На звук свистка тут же примчится Кири, и ей, возможно, представится случай применить на практике свое знание «калариппайатту». Или свой нож, который лежал сейчас в кобуре, прикрепленной к предплечью.

Она сомневалась, что ей потребуется оружие на таком безупречно организованном маскараде. Несколько пар обменивались поцелуями, но больше ничего неприличного она не заметила.

Они договорились встретиться в фойе перед входом за четверть часа до полуночи, чтобы уехать до того, как начнут снимать маски. Мерфи, грум Эштона, удивленно поднял брови, когда Кири попросила его отвезти их в «Деймиен», но заметил, что там они будут в безопасности. Он обещал ждать их в закрытом экипаже перед дверью незадолго до полуночи.

А если они в полночь не выйдут, Мерфи войдет в клуб и заберет их. На него, бывшего солдата, можно было вполне положиться.

Оставив Сару радостно танцевать со своим загадочным мужчиной, Кири принялась осматриваться вокруг в поисках Маккензи, попутно восхищаясь экстравагантностью окружающей обстановки. Если бы не маски и домино, обстановка здесь мало чем отличалась бы от большого бала в частном доме, но они-то и придавали загадочность атмосфере, поскольку здесь мог появиться кто угодно.

Из бального зала вели три двери: две — в комнаты для карточной игры, а одна — туда, где был организован великолепный буфет и стояли столики для желающих поужинать. Как только она вошла в игровую комнату, слуга в черном предложил ей бокал шампанского. Она взяла высокий бокал и поблагодарила умышленно низким голосом, чтобы он не догадался, что перед ним женщина.

Потягивая шампанское, Кири медленно шла по комнате, впитывая атмосферу всеми своими чувствами. Особенно обонянием. Она ощутила аромат мускуса, излюбленного ингредиента всех парфюмеров. Она умела определить составные части сложных запахов, а затем дублировала их в своей домашней лаборатории.

Ей не составляло труда выделить общеупотребительные ароматы, такие как одеколон, французскую туалетную воду, венгерскую воду. Гораздо труднее было определить ароматы, когда в них произошли едва уловимые изменения в зависимости от пользователя духов. Так, например, на некоторых людях венгерская вода отдавала лавандой или мятой, а на других начинал доминировать цитрусовый запах.

Она даже сморщила нос, когда мимо нее прошла женщина, от которой пахло прогорклым шипром. Некоторым бедняжкам следует вообще отказаться от духов — что-то в их коже заставляет портиться даже самые стойкие ароматы.

Входя в столовую, Кири случайно столкнулась с какой-то гостьей, из бокала которой на нее плеснулось шампанское.

— Извините меня, ради Бога! — проговорил голос хорошо воспитанной, но слегка опьяневшей девушки. Домино на ней было такого темного пурпурного цвета, что казалось почта черным. Ее духи — обычная смесь дорогостоящих ингредиентов — смешаны были неумело, и аромат получился слишком тяжелым для молодой девушки. Возможно, она позаимствовала духи у своей матери.

— Пустяки, — сказала Кири своим обычным голосом, подумав, что женский голос меньше встревожит девушку. — Маленькое пятнышко от шампанского будет не заметно на черном домино.

— Вы очень добры, — сказала девушка, глаза которой блестели даже под маской. — Здесь чудесно, не правда ли? Мне нравится, что я могу разговаривать с кем-то, не будучи представленной!

— Это дает ощущение свободы, — согласилась Кири. — Я впервые в «Деймиене».

— Я тоже! — воскликнула девушка, радуясь тому, что нашла еще одного новичка.

Кири порадовалась тому, что «Деймиен» — безопасное место, потому что эта девушка показалась ей настолько наивной, что могла бы попасть в беду, окажись она в каком-нибудь другом, не столь хорошо организованном заведении. Поговорив еще несколько минут, они разошлись. Кири пошла посмотреть, как там Сара, а девушка в пурпурном домино отправилась, чтобы взять еще шампанского и отведать паштета из омаров.

Кири поискала глазами Сару и обнаружила, что ее подруга танцует и чему-то смеется, явно довольная своим времяпрепровождением. Маккензи нигде не было видно. Кири не терпелось поскорее отдать ему мешочек с золотыми гинеями, спрятанный под домино. Но больше всего ей хотелось увидеть его.

Однако сначала надо было найти этого проклятого человека.

Глава 11

Мак пробирался сквозь толпу, наслаждаясь последним в сезоне маскарадом, а также наблюдая и прислушиваясь, чтобы вовремя пресечь что-нибудь такое, что могло бы нарушить спокойное функционирование заведения. «Деймиен» был одним из немногих общественных мест в Лондоне, где мужчины и женщины знатного происхождения могли вместе потанцевать, выпить и сыграть в карты. Здесь не должно было случиться ничего такого, что могло бы отпугнуть женщин, поскольку именно их присутствие отличало «Деймиен» от прочих клубов.

Он внимательно осматривал присутствующих, отыскивая своего управляющего Жан-Клода Баптиста. Стройный темноволосый Баптист бежал из Франции еще юношей во времена Террора, а потом долгие годы жил в Лондоне, и француза в нем выдавал лишь легкий французский акцент. Он был одет в черный вечерний костюм и маску, и Маккензи его легко нашел. Он разговаривал со своим другом, лордом Фендаллом, — весьма популярным джентльменом и щедрым завсегдатаем клуба «Деймиен».

Неузнанный в своем домино, Мак остановился совсем рядом с Баптистом.

— Какие-нибудь проблемы? — спросил он, слегка напрягая голос, чтобы его было слышно за шумом толпы.

Баптист вздрогнул от неожиданности.

— Если я умру от сердечного приступа, в этом будете виноваты вы, мой друг! Никаких проблем, если не считать, что гостей у нас больше, чем мы ожидали.

— Ну конечно! — сказал Фендалл, расплываясь в улыбке. — Поскольку в «Деймиене» до самой весны балов-маскарадов больше не будет, мы хотим как следует подзаправиться удовольствием, смакуя каждый его кусочек.

— Паштет из омаров тоже, кажется, доеден до последней крошки, — заметил Мак.

— Из кухни уже несут еще, — успокоил Баптист. — А из подвала достанут сейчас дополнительные бутылки вина и спиртных напитков. Хорошо, что сегодня прибыла новая партия товара.

— А как насчет официантов? — спросил Мак. — Я вижу здесь не только наш обычный персонал.

— Я пригласил нескольких бедствующих актеров, пообещав как минимум еду и выпивку. — Баптист кивком указал на официанта в черном костюме с подносом шампанского в руках. — Всем нашлась работа.

— Это ты хорошо придумал, — одобрительно сказал Мак. Ему повезло в тот день, когда он нанял Баптиста. Француз оказался отличным управляющим и снял с плеч Мака целый воз повседневной работы, — Я пройдусь, пожалуй, еще разок по игровым комнатам.

Баптист кивнул, и они разошлись каждый в своем направлении. Мак прислушивался к обрывкам разговоров, но ничего интересного не улавливал: кокетливые заигрывания, замечания о том, как здесь весело, восторги по поводу недавно обновленного интерьера…

Во время маскарадов Мак большую часть времени проводил, наблюдая за обстановкой за карточными столами. Те, кто мог натворить бед, обычно держались подальше от «Деймиена», но Мак по опыту знал, что маски и домино способствуют всяческим проказам.

Он почти закончил свой обход и подумывал о том, чтобы зайти в буфет, когда его внимание привлек стол, расположенный в глубине второй игровой комнаты. Двое игроков играли в пикет, и атмосфера за столом была крайне напряженной. Он подошел к столу и опытным глазом проанализировал ситуацию.

У одного из игроков капюшон сдвинулся на затылок, открыв белокурые волосы и вспотевший лоб. Игрок, по-видимому, был молод и очень испуган. Его противник опытной рукой сдавал карты, а рядом с ним на столе лежало несколько бумажек — судя по всему, долговые расписки на большие суммы, проигранные молодым человеком.

Приглядевшись к тому, с каким мастерством орудует человек, сдающий карты, Мак прищурился. Личность этого человека подтвердил небольшой шрам на тыльной стороне руки, и Мак подошел к столу.

— Добрый вечер, Дигби. Вижу, ты даешь молодому джентльмену урок шулерского мастерства?

Он якобы непринужденно положил руку на плечо Дигби и стиснул его.

— Дигби не забыл предупредить вас, что собирается преподать вам урок?

Молодой человек взглянул на него, и в глазах его, видных сквозь прорези маски, появилась безумная надежда.

— Нет, не говорил. Вы хотите сказать, что это была не настоящая игра?

— Урок всего эффективнее, если страх настоящий, — заявил Мак. Он сгреб со стола долговые расписки и прочитал подпись, нацарапанную на верхней бумажке. — Подождите несколько минут, мистер Битон, и я вам расскажу еще кое-что об образовательной программе, но сначала мне надо поговорить с мистером Дигби.

Молодой человек кивнул, боясь поверить, что ему так повезло, а Дигби, пробормотав себе под нос грязное ругательство, поднялся на ноги — его заставила это сделать безжалостная хватка Мака, который приобнял его за плечи и увлек к боковой двери.

— Что за грубые выражения! — возмутился Мак. — Я не допущу, чтобы оскорбляли слух леди. Он усмехнулся, когда последовавшее, еще более грязное ругательство было произнесено таким низким тоном, что, кроме Мака, его никто не мог слышать.

Как только они вышли из игровой комнаты в служебный коридор, Мак вкрадчиво спросил:

— Помните, я запретил вам появляться в «Деймиене»? Может быть, я сказал это недостаточно доходчиво? Или я говорил, что ночи, когда проводится маскарад, являются исключением?

Дигби застонал, стараясь вырваться из-под руки Мака.

— Кто-то обязательно освободит этого мальчишку от его денег, так почему бы не я?

— Возможно. Но это произойдет не в «Деймиене», — сказал Мак, ведя Дигби по коридору. — А ведь неплохая мысль — провести урок шулерской игры для наивных парнишек из сельской местности. Это научит их, чего следует остерегаться. Наиболее смышленые из них поймут, что нужно надежнее охранять свои кошельки.

— А некоторые научатся жульничать, — проворчал Дигби.

— Тогда у вас появятся достойные партнеры. — Они подошли к выходу. Мак положил руку на запястье Дигби и повернул его. — Считайте это последним предупреждением. Если появитесь здесь снова — в любом обличье, — то узнаете, почему меня называют Мак-Нож.

Дигби вырвался из его рук.

— Не беспокойтесь, я больше не замараю ваш драгоценный клуб своим присутствием. — Он сбросил маску, обнаружив под ней похожую на морду хорька физиономию.

— Очень хорошо, что мы достигли согласия, — сказал Мак и, подождав пока Дигби вышел за дверь, запер ее за ним.

Теперь настало время поговорить с неразумной жертвой Дигби. Мак нашел юного Джорджа Битона все еще сидящим за столом, он сжимал в руке пустой бокал из-под шампанского.

Мак сел на стул, на котором только что сидел Дигби, и тихо спросил:

— Что это вам взбрело в голову садиться за карты с незнакомцем на маскараде? Даже если вы знаете своего противника, маска скрывает выражение его лица, и поэтому проще проиграть.

— Все началось с дружеской партии.

Мак вытащил из кармана смятые долговые расписки, просмотрел их и присвистнул, подсчитав общую сумму.

— Игра недолго оставалась дружеской партией.

Он пристально вгляделся в ту часть лица молодого человека, которая была видна.

— Вы сын Алфреда Битона? — Когда юноша кивнул, Мак сказал: — Я слышал, он недавно умер. Примите мои соболезнования.

Как только молодой Битон пробормотал слова благодарности, Мак поднял в руке долговые обязательства.

— Стал бы он гордиться вами за это?

Лицо, которое только что было красным, побледнело. А Мак безжалостно продолжал:

— Догадываюсь, что это нельзя оплатить, не заложив фамильное поместье. У вас есть младшие сестры, не так ли? И недавно овдовевшая мать? Им понравится жить в лачуге, если вы проиграете их дом? А ваши сестры захотят быть гувернантками? Они не смогут выйти замуж, если ваша игра лишит их принадлежащей им доли наследства…

— Я не хотел никому причинить зла.

Мак вздохнул.

— Игроки никогда не хотят этого. И как-то получается, что они будто и не виноваты в разорении своих семей. Виноваты карты, кости или госпожа Удача.

— Я признаюсь, что вел себя глупо, — пробормотал Битон, уставясь на долговые расписки в руке Мака. — Больше я не буду таким дураком. Вы вернете мне мои долговые расписки?

Мак решил, что нужно чем-то подкрепить урок.

— Я буду хранить их у себя в течение… гм-м… трех лет. Если вы снова будете так безрассудно играть, а я об этом рано или поздно услышу, тогда об этих бумажках узнают все. И в глазах окружающих вы окажетесь бесчестным болваном, который пытается играть на уже проигранные деньги.

— Это погубит мою репутацию!

— А вы погубите судьбы всех, кого любите, — сухо сказал Мак. — Вам не приходило в голову, что было бы умнее совсем бросить игру?

— Все играют, — пытался оправдаться Битон. — Мой отец, приезжая в Лондон, непременно бывал в «Деймиене».

— И он никогда не проигрывал больше того, что мог себе позволить, — сказал Мак, догадываясь, что сегодняшняя эскапада каким-то образом имела отношение к тому, что парнишка потерял отца и хочет доказать, что он мужчина. — Если вы чувствуете, что игра в карты необходима для вашего самоутверждения в обществе, я научу вас играть так, чтобы не губить себя. Этим методом пользовался и ваш отец.

Брови Битона сошлись на переносице.

— Каким?

— Определите, сколько вы можете позволить себе потратить на вечер удовольствия. Десять фунтов? Пятьдесят? Наверняка не больше этого. Держите при себе эту сумму наличными и не играйте на большую сумму, чем эта. Пока выигрываете, можете продолжать игру сколь угодно долго. Но как только проиграете то, что принесли с собой, прекращайте игру. И не пишите долговых расписок, не давайте никаких обещаний. — Мак взглянул на пустой бокал Битона. — И не пейте больше двух бокалов в ходе игры, пусть даже она продолжается всю ночь.

— Вы говорите о мизерных ставках! — воскликнул парнишка. — Я стану посмешищем в глазах своих друзей!

— Возможно, вам надо завести новых друзей. Тех, кто понуждает вас губить себя, чтобы доставить им удовольствие, друзьями не называю! — Мак взмахнул зажатыми в руке расписками. — И помните: если вы забудетесь и проиграете состояние по-настоящему, я с удовольствием погублю вашу репутацию.

— Вы меня шантажируете?! — сказал Битон скорее восхищенно, чем сердито.

— Именно это я и делаю! — весело ответил Мак. — Но это доходчиво, не так ли?

Битон сделал глубокий вдох.

— Наверное, вы правы. Я еще никогда в жизни не чувствовал себя так отвратительно, как тогда, когда понял, сколько я проиграл. — Он глотнул, и адамово яблоко подпрыгнуло на его горле. — Я теперь понимаю, почему мужчины, проиграв все, убивают себя. Но я продолжал играть, потому что считал — это единственная возможность отыграть все назад.

— Совсем не лучшая стратегия, особенно когда имеешь дело с настоящим капитаном Шарпом.

— Он жульничал?

Мак взял карты и, опытной рукой перетасовав колоду, заметил, что некоторые из них посыпаны песком.

— Да. Но даже если бы он не жульничал, то, наверное, все равно выиграл бы благодаря своему мастерству. Каким бы хорошим ни был карточный игрок, всегда найдется такой, который играет еще лучше. Или просто более удачлив.

Битон криво усмехнулся:

— Вы преподали мне хороший урок. Я больше не позволю себе идти на поводу у тех, кому безразличны мои интересы. А вы, наверное, сам Деймиен Маккензи? Спасибо вам за то, что вызволили меня из ямы, которую я сам себе вырыл, и за то, что как следует оттрепали меня за уши.

— Надеюсь, вы говорите это метафорически. Негоже физически избивать гостей, не имея на то веской причины. Это плохо отражается на бизнесе. А теперь идите и отдайте должное тому, что приготовлено в буфете. Это приведет вас в более хорошее настроение, чем карточная игра. — Мак поклонился и ушел.

В «Деймиене» выигрывались и проигрывались огромные суммы, но Мак был не из тех, кто позволяет глупым молокососам доходить до отчаяния. По крайней мере этот парнишка, возможно, извлек урок из того, что произошло.

Он остановился на пороге бального зала и окинул взглядам танцующие пары. Ему нравилось, когда его гости получали удовольствие, и ему нравились танцы. Возможно, после того как снимут маски, он тоже станцует танец-другой, если все по-прежнему будет идти гладко.

Рядом с ним остановился какой-то человек, закутанный в черное, и тоже стал смотреть на танцующих, Мак замер, почувствовав аромат цветущей сирени, тонких специй и неотразимой женщины.

Не отдавая себе отчета в своих действиях, он обхватил ее рукой за талию и подтащил к себе, так что ее спина плотно прижалась к его груди. Под складками домино она была гибкой и сильной, как пантера.

В его жилах взыграла кровь, и он прошептал ей на ухо:

— Что вы такое задумали, появившись сегодня здесь, леди Кири?

Глава 12

Кири тихо охнула, когда откуда ни возьмись появился Маккензи и прижал ее к своему мощному, твердому телу. Она всей спиной ощущала его жар. Она не знала, как поступить: то ли вырваться из его рук, то ли откинуться назад и прижаться к нему еще теснее. Так ничего и не решив, она сказала:

— Я пришла, чтобы вернуть пятьдесят гиней, которые должна вам, мистер Маккензи.

— Я не давал их вам взаймы, леди Кири, — удивленно проговорил он. — Я сделал то, что сделал бы любой мужчина.

— Может быть, и так, но я не хочу быть у вас в долгу, а пятьдесят гиней — достаточно большая сумма. Или вы слишком горды, чтобы принять деньги от женщины?

— Когда речь идет о деньгах, гордость тут ни при чем, — сказал он, освобождая ее, и его теплое дыхание защекотало ей ухо. — Но вам не следует передавать мне такую сумму у всех на глазах. Пойдемте в мой кабинет, там у меня имеется несгораемый шкаф.

Решительно взяв ее под локоть, он пересек игровую комнату, в дальнем углу которой находилась незаметная под деревянной панелью дверь, выходившая в длинный коридор, освещенный небольшими газовыми бра. При закрытой двери шум голосов и звуки музыки долетали сюда приглушенно, что позволило им разговаривать, не напрягая голосов.

— Газовое освещение впечатляет, — заметила Кири, окинув взглядом коридор. — Мой брат подумывает о том, чтобы перевести на газовое освещение Эштон-Хаус. Я его в этом поддержу.

— Газовый свет сильнее и устойчивее, чем свет свечи или лампы. Поскольку Пэлл-Мэлл была первой в Лондоне улицей, освещенной газовыми фонарями, я одновременно сделал газовое освещение и здесь, — говорил он на ходу, не выпуская ее локтя. — Вы пришли одна?

Она покачала головой:

— Со мной приятельница, а домой из клуба нас отвезет очень надежный человек.

Он усмехнулся, скривив губы.

— Разве не смешно, что я прилагаю массу усилий, чтобы сделать этот клуб безопасным местом для всех посетителей, и все же тревожусь о безопасности молодой леди, способной отлично за себя постоять!

— Вам нет необходимости заботиться обо мне, — язвительно заметила Кири.

Они повернули налево, потом снова направо.

Он снял с себя маску.

— А вот эта дверь налево ведет в мой кабинет.

Вместо того чтобы войти, он пристально посмотрел на нее, потом поднял руку и снял с нее маску, ласково прикоснувшись при этом к ее волосам.

— Когда мы находились в сарае, я уже получил вознаграждение неденежного характера, — сказал он хриплым голосом, — но поскольку вы возвращаете мои деньги, мне тоже следует вернуть вам то, что я взял.

Он заключил ее в объятия и вернул — поцелуй с процентами.

«Проклятие!» — беспомощно подумала Кири, когда ее рот с готовностью раскрылся под его губами. Пламенная реакция, которую она испытала, когда впервые встретила его, не была случайной. Ей хотелось прижаться к нему, говорить с ним, смеяться с ним, а значит, влечение это было не только физическим, но и умственным.

Однако он был светским мужчиной и наверняка знал многих женщин. Иначе не сумел бы так мастерски сводить ее с ума. Или отыскивать особенно чувствительные местечки. Или дразнить ее язык. Или потирать спину так, что она буквально таяла от удовольствия.

Она заставила себя вспомнить, что некоторые из лондонских знаменитых красавиц были здесь его постоянными гостьями, в том числе замужние женщины, намеренные поразвлечься. Вспомнив об этом, она нашла в себе силы сказать:

— Поцелуй возвращен в полном размере. — И вырвалась из его объятий. — Как только я возвращу вам деньги, мы с вами будем в расчете.

Прежде чем открыть дверь в кабинет, он надолго задержал на ней напряженный взгляд. Шагнув в комнату, она с изумлением обнаружила там темноволосого мужчину, который склонился над столом, просматривая папку с документами.

Мужчина поднял взгляд, и выражение его лица моментально изменилось, став дружелюбно-теплым. Силы небесные! Это же школьный приятель ее брата, лорд Керкленд! Богатый шотландский негоциант, осуществлявший морские перевозки грузов, Керкленд регулярно бывал в Лондоне и всякий раз, когда там появлялся, навешал Адама и Марию. Она всегда считала Керкленда веселым, забавным и весьма загадочным человеком. Но ей никогда не приходило в голову считать его опасным.

Он элегантно поклонился.

— Леди Кири! Полагаю, мне не следует спрашивать, почему вы находитесь здесь? — Он улыбнулся, и в уголках его глаз появились тоненькие морщинки. — Чтобы вы не терялись в догадках, скажу, что Маккензи поведал мне о вашем приключении.

— Я действительно была удивлена, — призналась она, протягивая ему руку. — Я здесь для того, чтобы заплатить долг, но мне также хотелось увидеть собственными глазами «Деймиен», о котором я столько слышала.

— Надеюсь, посещение доставило вам удовольствие?

— О да! — заверила его она. — Клуб целиком и полностью оправдывает свою репутацию.

— Я не думал, что ты будешь здесь сегодня, — заметил Маккензи, сдвигая в сторону вставленный в рамку сатирический рисунок, висевший на стене, за которым обнаружилась дверца сейфа с замысловатым замком.

— Возникла одна проблема, которую нужно обсудить с тобой, — объяснил Керкленд. — Небольшой вопрос, связанный с бизнесом. — Говорил он это как бы между прочим, но взгляд его был серьезным.

— Мы это не афишируем, — сказал Маккензи, отпирая сейфовый замок, — но Керкленд и я являемся деловыми партнерами в «Деймиене».

Керкленд пожал плечами:

— Всю работу делает Мак. Я помог лишь со скучным финансированием. Клуб оказался прибыльным предприятием.

Маккензи усмехнулся:

— Финансирование, может, и скучное дело, но без денег не обойтись.

Вспомнив о деньгах, Кири расстегнула домино и достала мешочек с гинеями. Передавая деньги, она сказала официальным тоном:

— Мистер Маккензи, примите мою благодарность за мужество и готовность жульничать при игре в карты.

Он рассмеялся и взял деньги, но когда кончики его пальцев прикоснулись к ее пальцам, она почувствовала нечто вроде электрического разряда. Все было бы значительно проще, если бы это влечение казалось результатом их совместною приключения! И только. Однако это было нечто большее. Она ощущала какую-то внутреннюю связь с ним. Стараясь не дать ему заметить свое состояние, она спросила:

— Вы не хотите пересчитать деньги? Убедиться, что там действительно все пятьдесят гиней?

Маккензи удивленно приподнял брови.

— Вы скорее переплатите, чем недоплатите. — Он задумчиво подбросил в руке мешочек. — Поверьте моему огромному опыту обращения с деньгами — здесь ровно пятьдесят гиней.

Он чертовски тонко все понимал. Ведь она и впрямь хотела положить в мешочек больше денег, только не знала, сколько может стоить то, что он сделал для нее.

— Поскольку я свое дело сделала, я оставлю вас джентльмены. — Когда Маккензи хотел проводить ее, она жестом остановила его. — Не нужно, мистер Маккензи. Я сама найду обратную дорогу. Мне пора отыскать мою приятельницу и уехать.

— Я рад видеть, что вы оправились после похищения, — вежливо сказал он, но в глазах его было откровенное страстное желание, такое же сильное, как у нее. Это хорошо. По крайней мере не одна она выбита из колеи этим непрошеным влечением.

Выйдя из комнаты, Кири остановилась, уловив краем глаза какое-то движение в конце коридора. Она вгляделась и замерла на месте, потрясенная увиденным: пятеро мужчин в масках тащили невысокого человека в темно-пурпурном домино.

— Маккензи! Керкленд! Здесь напали на женщину! — крикнула она.

Кири помчалась по коридору, сбросив на пол домино, которое сковывало движения, и услышала, как Маккензи и Керкленд, выскочив из кабинета, последовали за ней.

Напавшие и их жертва исчезли за поворотом направо. Добежав до пересечения коридоров, Кири увидела в конце короткого бокового ответвления дверь, выходившую в переулок позади клуба. Теперь, с близкого расстояния, она разглядела, что их жертвой была девушка, с которой она недавно разговаривала.

Маску с сопротивлявшейся девушки сорвали, и тяжелая ручища зажала ей рот. Зачем пятеро мужчин схватили ни в чем не повинную девушку? Может быть, они напились и поспорили на нее? Или намеревались устроить групповое изнасилование?

Кири понимала: она не могла, конечно, остановить пятерых мужчин, но могла задержать их на несколько секунд, пока подоспеют Маккензи и Керкленд. А потому бросилась на них с завываниями духа, предвещающего смерть, и принялась демонстрировать технику «калариппайатту», чтобы сбить с толку и дезориентировать похитителей.

Мужчины оглянулись, озадаченные ее криком. Она подпрыгнула, демонстрируя «пинок в полете», и носком сапога ударила между ног одного из нападавших.

— Душегуб! — презрительно буркнула она.

Он в ужасе заорал и повалился на пол, обхватив себя руками. Поблагодарив судьбу за то, что на ней надеты юбка и сапоги для верховой езды, Кири вытащила аккуратный маленький нож, который взяла у контрабандиста, и всадила в следующего негодяя. Он охнул и отпрянул от нее, а нож так глубоко вошел в мышцу левого предплечья, что рукоятка выскользнула из ее руки.

— Уходим! Сию же минуту! — рявкнул высокий мужчина, очевидно, их вожак. Крепко держа похищенную девушку, он устремился к выходу.

Кири бросилась за похитителями и обнаружила вдруг, что сама находится под дулом пистолета, который держит в руке самый крупный из этих мужчин.

Поскольку в коридоре было некуда спрятаться, она стала передвигаться зигзагами, моля Бога, чтобы мужчина промахнулся. Тот гнусно усмехнулся и прицелился.

Звук выстрела эхом отозвался в коридоре, и физиономия крупного мужчины превратилась в кровавое месиво. Он был сражен наповал.

Кири оглянулась и увидела Керкленда, стоящего на пересечении коридоров с дымящимся пистолетом в руке. С холодным выражением лица он принялся перезаряжать пистолет. Маккензи, догнав остальных похитителей, пустил в ход кулаки, действуя с беспощадностью профессионального боксера.

Их вожак, крепко держа девушку, ухватился за дверную ручку. Подбежав к нему, Кири пнула его в руку, которой он держал пленницу.

Он выругался и ослабил хватку. Обхватив девушку за талию, Кири потянула ее на себя. Вожак сделал выпад в их сторону и заорал:

— Нет уж! Ты слишком драгоценная птичка, чтобы выпустить тебя на волю!

Что-то в его облике говорило о том, что он светский щеголь. Кири, отпустив девушку, онемевшими пальцами вцепилась ему в горло.

Из горла у него вырвался какой-то захлебывающийся звук. В блеклых злых глазах стояла ярость? Он с трудом открыл дверь и почти вывалился из нее. Двое его людей выскочили следом за ним.

Похитители бежали, но Маккензи продолжал бушевать.

— Проклятые мерзавцы! — закричал он и выскочил за ними следом в темный переулок. — Это вам даром не пройдет!

Как только за ним закрылась дверь, Кири обняла дрожащую девушку за талию.

— С вами все в порядке? — спросила она.

Девушка кивнула. По ее щекам текли слезы, хотя она изо всех сил пыталась их сдержать. Девушка была весьма миловидной, но не такой уж потрясающей красавицей, которые сводят мужчин с ума. К тому же она выглядела очень, очень юной.

— Они… они ничего мне не сделали.

К ним подошел Керкленд, пистолет в его руке был повернут дулом в пол.

— Но крайней мере мы остановили; их, прежде чем они.

Он вдруг удивленно замолчал и уставился на девушку в пурпурном домино. Затем, опустившись на одно колено, склонил голову:

— Ваше королевское высочество! Слава Богу, что вы целы и невредимы!

«Ваше королевское высочество?» — удивилась Кири. Она взглянула на девушку и вдруг поняла, что произошло.

Они только что спасли принцессу Шарлотту, единственную законную дочь принца-регента и наследницу английского трона!

Глава 13

Кири никогда не видела принцессу Шарлотту, потому что той было всего шестнадцать лет и она вела затворническую жизнь. Но ее внешность выдавала принадлежность к династии Ганноверов: она была выше среднего роста, белокурая, с хорошо развитыми формами.

Поскольку принцесса, судя по всему, могла уже стоять без поддержки, Кири отпустила ее и присела в глубоком реверансе.

— Ваше высочество, извините меня, если мое поведение не соответствовало этикету.

— Это я должна благодарить вас за все, что вы для меня сделали. — Светло-голубые глаза Шарлотты блеснули. — Я и не знала, что женщины могут так драться!

— Меня обучали древнеиндийскому военному искусству, — объяснила Кири. Сердце ее учащенно билось. Еще бы! Такая удивительная встреча. — Но если бы не помощь лорда Керкленда и мистера Маккензи, мы обе попали бы в беду.

Принцесса перевела взгляд на окровавленное тело бандита, которого застрелил Керкленд. Другой человек лежал лицом вниз на полу в луже крови, но все еще дышал. Кири подумала, что, возможно, это тот похититель, которого она ударила ножом в предплечье, но не смогла заставить себя посмотреть, остался ли в ране ее нож.

Шарлотта при виде тел побледнела и покачнулась. Кири придержала ее за талию.

— Я отведу ее высочество в кабинет. Надеюсь, там найдется бренди?

— В шкафчике. Когда дадите ей бренди, дерните трижды за шнур сонетки. К вам примчатся двое охранников. — Чувствовалось, что Керкленд держит под контролем всю ситуацию. — Принцессу надо доставить домой в целости и сохранности, а как прибыли в клуб вы, Кири?

— Сара Кларк-Таунсенд и я приехали вместе. Нас привез старший грум Адама.

— Пусть один из охранников найдет Сару и приведет ее в кабинет, а другой отыщет экипаж Мерфи и велит ему подъехать к тому выходу, что в переулке в торце здания. Вы и Сара можете сопроводить принцессу домой вместе с Мерфи и охранниками. — Керкленд окинул суровым взглядом лежавших на полу мужчин. — Посмотрим, не удастся ли мне узнать что-нибудь о личности этих типов и об их цели.

Кири с облегчением свернула в главный коридор, откуда не было видно ни тел, ни крови. Поддерживая девушку, она повела ее в кабинет, уверенная, что нападение не было случайным: пятеро мужчин узнали принцессу и хотели похитить ее. Но зачем? И как они узнали, где найти ее?

Когда они пришли в кабинет, Кири усадила Шарлотту в самое уютное кресло.

— Насколько я понимаю, вы приехали сюда в поисках приключения, однако такого, наверное, не ожидали.

Шарлотта улыбнулась уголком губ.

— Со мной обращаются как с ребенком и не позволяют бывать в обществе, но «Деймиен», насколько я слышала, место безопасное. Я живу в Уоруик-Хаусе, совсем неподалеку отсюда, поэтому, как только все разошлись по своим комнатам, я выскользнула из дома, прихватив домино и маску, которые позаимствовала у матери.

— Вы пришли одна? — спросила Кири, стараясь скрыть ужас.

— Ко мне никто не приставал, — с легким сожалением сказала принцесса. — Это так здорово — вырваться из клетки и ходить по улице совсем, одной. Добравшись до «Деймиена», я почувствовала себя в безопасности. Я великолепно провела время. Потом какой-то мужчина в той комнате, где играют в карты, сказал: «Ваше высочество?» Я, конечно, оглянулась, забыв, что здесь никто не должен меня знать. После этого несколько человек столпились вокруг меня и один из них зажал мне рукой рот. Они быстро вывели меня из игровой комнаты в коридор. Я сопротивлялась, но как я могла справиться сними? Если бы не вы… — Она содрогнулась.

— Пора выпить бренди, — решила Кири и, открыв какой-то шкафчик, нашла там напитки и стаканы. Выбрав бутылку, на которой было написано «коньяк», она налила в стакан щедрую порцию и протянула его принцессе. — Пейте медленно, это крепкий напиток, но он вам поможет.

Шарлотта осторожно отхлебнула из стакана, чуть поперхнулась и сделала еще глоток.

— Вы были правы. Напиток очень бодрит.

Кири наполнила еще один стакан.

— С вашего позволения, — сказала она и, не дожидаясь ответа, сделала глоток, с удовольствием ощущая внутри приятное жжение.

Шарлотта допила коньяк и протянула стакан за следующей порцией.

— Представьтесь, пожалуйста, и назовите остальных моих спасителей, — попросила она.

Кири готова была отхлестать себя по щекам за то, что допустила такую оплошность, и сказала:

— Меня зовут леди Кири Лоуфорд, я сестра герцога Эштона.

Шарлотта пристально взглянула на нее.

— Значит, вы наполовину индианка, как и он? Неудивительно, что вы так красивы и владеете экзотическими приемами борьбы, — с явной завистью сказала она.

Кири покраснела.

— Спасибо, ваше высочество. А что касается двоих мужчин, то один из них — лорд Керкленд, тот, который узнал вас, а второй — мистер Маккензи, владелец клуба «Деймиен». — Она с силой дернула шнур сонетки и села, сосредоточив внимание на своем бренди. — Может быть, вы пожелаете надеть маску, пока не прибыли охранники?

Шарлотта немедленно последовала ее совету.

— Если об этом узнают, будет грандиозный скандал, не так ли? — спросила она.

— Скандал и взрыв всеобщего возмущения, — подтвердила Кири и подумала: принцессу, возможно, слишком уж оберегают от внешнего мира, если она даже не осознает собственного положения в обществе. — Вы гораздо популярнее у народа, ваше высочество, чем ваш отец.

Шарлотта страшно обрадовалась.

— Правда?

Увидев, как Шарлотта радуется своей популярности, Кири ей посочувствовала. Ее родители, принц-регент и его германская кузина, Каролина Брауншвейгская, презирали друг друга и вскоре после рождения Шарлотты стали жить раздельно. Во многих конфликтах между ними их злосчастная дочь использовалась в качестве проходной пешки.

Охранники прибыли быстро — высокие, сильные мужчины, одетые в черные вечерние костюмы. Кири узнала в них официантов, обносивших гостей шампанским.

— Лорд Керкленд приказал, чтобы один из вас отыскал экипаж с кучером по имени Мерфи, — проговорила Кири. Она описала небольшой, довольно потрепанный экипаж, который они предпочли взять вместо кареты с гербом Эштона.

— Да, мисс, — сказал один из охранников и, поклонившись, вышел.

Кири повернулась к другому мужчине, шрамы на лице которого выдавали в нем бывшего боксера.

— А вам предстоит найти одну гостью и привести ее сюда. Миниатюрная, в темно-синем домино, маска украшена золотыми бусинками.

Он колебался.

— Вряд ли она пойдет куда-нибудь с незнакомцем.

Поняв, что он прав, Кири сказала:

— Передайте ей, что это повеление от Мумтаз.

Когда он ушел, Шарлотта спросила:

— Что такое Мумтаз?

— Мумтаз Махал была самой любимой женой правителя империи Великих Моголов Шах-Джахана, объяснила Кири. — Она умерла во время родов. Он был безутешен. И в память о ней построил Тадж-Махал, самую прекрасную усыпальницу в мире.

Шарлотта слушала вытаращив глаза.

— Какая романтическая история!

— Мне кажется, она была бы еще романтичнее, если бы они счастливо прожили вместе до глубокой старости, — сдержанно проговорила Кири. — Мумтаз была объектом великой любви и преданности, поэтому я назвала ее именем духи, которые создала для мисс Кларк-Таунсенд.

— Вы делаете духи? — воскликнула принцесса. — Вы занимаетесь массой интересных дел!

— Женщины в семье моей матери, в соответствии со старинной традицией, всегда делали духи, — пояснила Кири. — В Индии многие ароматы основываются на ладане, а в Европе распространены цветочные эссенции, и я с большим удовольствием экспериментирую с ними.

Кири хотела было предложить показать ей, как изготавливаются духи, но остановила себя. Шарлотте редко разрешали принимать визитеров, а после сегодняшнего приключения отец, возможно, запрет принцессу в лондонском Тауэре.

Кири отставила в сторону пустой стакан:

— Я беспокоюсь о мистере Маккензи, который погнался за похитителями. Надеюсь, он благополучно вернулся. С вами будет все в порядке, если я оставлю вас на несколько минут? Я буду находиться в пределах слышимости.

Шарлотта снова протянула пустой стакан.

— Если нальете еще, я буду чувствовать себя отлично.

Налив бренди в стакан Шарлотты, Кири вышла из кабинета и быстро пошла к пересечению коридоров, где произошла стычка. Керкленд, присев на корточки возле одного из похитителей, закрывал ему глаза. Другой нападавший лежал на боку, и его обезображенного лица не было видно, за что Кири возблагодарила судьбу.

— Мистер Маккензи не вернулся?

— Еще не вернулся, но пусть вас это не тревожит, — с уверенностью сказал Керкленд. — Мак отлично умеет постоять за себя.

— Надеюсь, вы правы, — отозвалась Кири, стараясь не смотреть на лежащие тела. — Когда мы уходили в кабинет, один из них все еще дышал. Он был смертельно ранен?

Лицо Керкленда приобрело непроницаемое выражение.

— Да. Но, пока он не умер, мне удалось кое-что узнать от него.

Кири подумала: интересно, оставался бы в живых второй похититель, если бы Керкленду не было нужно кое-что от него узнать? Впрочем, если честно, она не хотела об этом задумываться. Если допрос ускорил смерть похитителя, то похититель этого заслуживал.

Керкленд поднял с пола нож.

— Нож был в ране на его предплечье. Это ваш? — Керкленд тщательно вытер лезвие о пиджак мёртвого похитителя и протянул его Кири рукояткой вперед. — Хорошее оружие.

Она неуверенно взглянула на нож.

— Он ведь умер не от раны, которую нанесла я, не так ли?

— Нет, — заверил ее он. — Но вы свалили его и тем самым выровняли соотношение сил. Даже если вы не захотите больше носить при себе нож, вам следует сохранить его на память о своей храбрости. Не будь вас, принцесса Шарлотта исчезла бы бесследно.

— Но почему? — спросила Кири, взяв у него нож. Потом она, конечно, прокипятит его, прежде чем носить при себе. Она задрала рукав, чтобы вложить нож в ножны, прикрепленные к руке.

Дверь, ведущая в переулок, открылась, и вошел Маккензи. Он выглядел усталым и злым, но выражение его лица моментально изменилось, как только он увидел ее обнаженную руку.

— Похоже, не все сегодня было плохо, — заметил он.

Кири покраснела, но его слова явно доставили ей удовольствие. Она вложила нож в ножны и опустила широкий рукав.

— Эти мерзавцы убежали? — спросила она.

Он нахмурил лоб и потер левое плечо.

— Их ожидал вместительный экипаж, в котором хватило бы места для всех, включая девушку. Я почти схватил одного из них, но на меня набросились все трое, и перевес сил оказался не в мою пользу.

— Девушка, которую они собирались похитить, — это принцесса Шарлотта, — сообщил ему Керкленд.

Маккензи ошеломленно уставился на него.

— Принцесса Шарлотта? Дочь принца-регента?

Керкленд кивнул:

— Она самая. Осторожнее, Мак. У тебя плечо кровоточит.

Маккензи взглянул на сочащуюся кровь.

— Пустяки. Это просто царапина.

Пробормотав это, он рухнул на пол.

Глава 14

— Маккензи! — услышал он глубокий, мелодичный голос леди Кири. Потом быстрые шаги. Аромат сирени и специй, шорох ткани, когда она опустилась на колени рядом с ним. — Он ранен!

Очнувшись после глубокого обморока, Мак, скривив губы, подумал: что может быть хуже для мужского тщеславия, чем свалиться без сознания при виде собственной крови на глазах у хорошенькой девушки, на которую он хотел произвести впечатление?

Маккензи был слишком слаб, чтобы открыть глаза, тем более подняться с холодного пола. Но он уже мог слышать и ощущать запах.

— Едва ли он серьезно ранен, — сказал невозмутимый, как всегда, Керкленд, хотя в голосе у него слышалась тревога.

Опустившись на колени, он со знанием дела произвел осмотр. Минуты две Керкленд ощупывал его, потом изрек:

— У него в предплечье резаная рана, но это, по-моему, все. — Он принялся перевязывать чем-то безжизненную руку Мака. — Маккензи всегда плохо реагировал на вид собственной крови.

Мак был уверен, что леди Кири рассмеется. Ему хотелось бы оказаться без сознания, чтобы не слышать этого.

Но вместо этого она задумчиво сказала:

— Однажды в Индии один армейский хирург рассказывал мне, что потеря сознания при виде крови — не такое уж редкое явление. Частенько в обморок падают самые крупные и сильные мужчины. — Мягкая ручка легла на его лоб.

Мак попытался заговорить и выдавил из себя хриплый шепот:

— Какая успокаивающая мысль. — Он с усилием открыл глаза. Кири убрала с его лба руку, но продолжала, склонившись, смотреть на него, и ее милое личико выражало беспокойство, но не панику. Нужную степень беспокойства. Женская истерика была бы здесь лишней.

— Принцесса Шарлотта… Боже милосердный! — Он попробовал сесть. — Наследница трона была здесь, и ее пытались похитить! С ней все в порядке?

— Да-да, в полном порядке. Через несколько минут леди Кири и мисс Кларк-Таунсенд сопроводят ее в Уоруик-Хаус, — сказал Керкленд. — Они воспользуются экипажем Эштона без опознавательных знаков, в котором прибыли сюда. С ними поедут двое наших охранников.

Мак потер лоб, пытаясь сложить воедино отдельные кусочки произошедшего.

— Проклятие! Теперь, когда я узнал, кого они собирались похитить, я начинаю кое-что понимать, — пробормотал он. — За всем этим стоят французы, и они предпримут еще одну попытку.

— Это подтверждает то, что я узнал от одного из похитителей, прежде чем он умер, — сказал Керкленд.

Поняв, что нельзя терять времени, Мак, опираясь одной рукой о стену, поднялся на ноги, соображая, что необходимо сделать. Его взгляд упал на два трупа, лежавших на полу. Один был крупным, здоровенным парнем, другой — ниже ростом и более субтильного телосложения. На обоих были дорогие черные вечерние костюмы.

В главном коридоре раздались голоса. Кири подняла голову.

— Это Сара. Теперь мы отвезем принцессу домой.

— Подождите! — сказал Мак, обдумывая что-то. — В качестве сопровождения, пожалуй, достаточно мисс Кларк-Таунсенд. А вы, леди Кири, задержитесь, пожалуйста, нам надо поговорить. Мы должны быть уверены, что вы благополучно доберетесь до дома. — Он снова взглянул на лежавшие на полу трупы. — И еще. Не говорите никому обо мне. Насколько вам известно, я все еще преследую похитителей.

Керкленд задумчиво взглянул на него:

— Что у тебя на уме?

— Может быть, пустяки, но все же мне хочется кое-что обсудить.

Когда все ушли, Мак сердито взглянул на трупы, подумав, так ли уж удачен его план. Он надеялся, что заговорщики начнут активные действия не сегодня и не завтра, однако события этой ночи оставили у него неприятное чувство.

Возвратившись в кабинет, Кири увидела, что Шарлотта описывает свое похищение Саре, которая слушает ее словно завороженная. Теперь, когда Шарлотта была в безопасности и подкрепилась двумя порциями бренди, она наслаждалась происходящим. Таких волнующих событий у нее, судя по всему, никогда в жизни не бывало. Кири лишь надеялась, что принцессе не придет в голову попробовать повторить подобное приключение.

Войдя в кабинет, Кири сказала:

— Ваше высочество, пора возвращаться, пока вас не хватились. Сара, ты проводишь ее? Нам с лордом Керклендом надо кое-что обсудить.

Сара, которая, подобно Кири, частенько видела Керкленда в Эштон-Хаусе, возразила:

— Я не должна уезжать без Кири, лорд Керкленд.

— Я лично привезу ее в Эштон-Хаус, — пообещал тот.

Сара взглянула на Кири, и та подтвердила:

— Со мной будет все в порядке. Проводи принцессу домой.

— Хорошо, — не без колебания согласилась Сара, — но, когда вернешься, зайди ко мне в комнату, чтобы сказать, что ты вернулась, как бы поздно это ни было.

— Обещаю. — Кири присела в реверансе, прощаясь с принцессой Шарлоттой. — Надеюсь, у нас будет возможность встретиться снова, ваше высочество, — произнесла она.

— Не могут же они держать меня в клетке вечно, — заявила Шарлотта. — Буду с нетерпением ждать возможности встретиться с вами публично, леди Кири, — произнесла принцесса.

Принцесса и Сара уехали в сопровождении двух расторопных охранников, разыскавших Сару и экипаж. Оставшись с Керклендом, Кири спросила у него:

— Вы имеете хоть малейшее понятие о том, что затевает Маккензи?

— Могу лишь догадываться, но нам лучше подождать и послушать, что скажет он сам, — проговорил Керкленд, направляясь к двери. — Я схожу за ним.

Когда он ушел, Кири устало опустилась в кресло — начали чувствоваться последствия драки с похитителями.

Когда оба мужчины вернулись в кабинет, Маккензи был чрезвычайно серьезен, а Керкленд даже мрачен. Кири снова открыла шкафчик.

— Бренди для обоих? Или что-нибудь другое?

— Я выпью немного шотландского виски, — сказал Маккензи, — а Керкленд способен впитать в себя практически любое количество бренди.

Кири налила виски для Маккензи, бренди для Керкленда и рюмочку кларета для себя, чувствуя, что было бы неразумно продолжать пить крепкие спиртные напитки. Когда все уселись, она спросила:

— Почему вы оба выглядите такими мрачными, хотя похищение удалось предотвратить? И о чем вы хотели поговорить со мной, мистер Маккензи?

— Видите ли, леди Кири, вы находились ближе всех к похитителям. Вы можете их описать? — спросил он.

Она наморщила лоб, пытаясь вспомнить.

— Ну… у вожака светло-русые волосы, начинающие редеть, он довольно высокого роста… Мне он показался джентльменом и даже немного денди.

Маккензи кивнул:

— В том, как он двигался, было что-то знакомое. Возможно, он бывал раньше в «Деймиене». Больше вы ничего не заметили?

— Он пользовался одеколоном, изготовленным фирмой «Лезер» в Сент-Джеймсе, — сказала Кири. — Он называется «Алехандро». Запахи несколько меняются от соприкосновения с кожей, но если бы мы встретились снова, я, наверное, смогла бы узнать его по запаху.

Мужчины переглянулись.

— Вы действительно смогли бы это сделать? — удивился Маккензи.

Она кивнула.

— Не исключено, конечно, что запах этого одеколона изменится точно так же от соприкосновения с кожей другого мужчины, но «Алехандро» стоит баснословно дорого, поэтому пользуются им не многие. А при весьма ограниченном числе пользователей маловероятно, что запах одеколона изменится абсолютно так же и на ком-нибудь другом.

Поскольку мужчины все еще поглядывали на нее с сомнением, она поднялась и подошла к Керкленду.

— От вас пахнет туалетной водой «Имперская», бренди и тайнами. — Она заглянула в его ошеломленные глаза. — В запахе воды «Имперская» акцент сместился в сторону гвоздичного масла.

— А как пахнут тайны? — спросил он.

— Тьмой. Глубиной. Как дно моря, где таятся странные существа. — Она улыбнулась. — Запах «Имперской» воды способствует созданию образа беспечного джентльмена, каким вам хотелось бы казаться в глазах общества. Запах человека может меняться с часу на час и даже с минуты на минуту, но у каждого всегда имеется присущая ему одному основа, которая воспринимается так же отчетливо, как голос.

— Вы заставляете меня нервничать, леди Кири, — задумчиво произнес Керкленд.

— Он уже соображает, каким образом можно было бы использовать эту вашу способность, — заметил Маккензи.

Она рассмеялась и повернулась к Маккензи.

— От вас пахнет розмарином, кровью, виски и бедой.

Маккензи улыбнулся:

— Ну а что вы можете сказать о других похитителях?

Она вернулась в свое кресло и, закрыв глаза, стала думать.

— Один был темноволосый, и от него пахло… Может быть, француз? Любитель чеснока, который пользуется венгерской туалетной водой. Другой был очень крепкий, как боксер. От него пахло как от работяги, который не очень любит мыться. — Открыв глаза, она сказала: — Извините, больше мне ничего в голову не приходит. Может быть, потом мне вспомнится что-нибудь еще. Ну а вы, джентльмены, что узнали?

— Здоровяк дрался как профессиональный боксер, — сказал Маккензи. — Левым кулаком он работает сильнее, чем правым. Я бы узнал его стиль, если бы увидел снова.

— Человек, которому я выстрелил в лицо, возможно, тоже когда-то был боксером, — заметил Керкленд. — В том, как он двигался, было что-то знакомое. Я попытаюсь вспомнить его имя. Что-нибудь еще?

— Когда я гнался за остальными тремя, они разговаривали между собой по-французски, — сказал Маккензи. — Похищение не было случайным. Это часть далеко идущего плана, хотя его подробностей я не знаю. Знаю лишь, что они намерены повторить попытку.

— Что может быть нужно французам от шестнадцатилетней девушки? — спросила Кири.

— Об этом можно только догадываться, — ответил Керкленд, наморщив лоб. — Но судя по тому, что услышал Мак, и по информации, которую перед смертью успел сообщить мне раненый похититель, заговорщики надеются, что, если французы возьмут в заложницы принцессу Шарлотту. Британия, возможно заключит мир с Францией, чтобы обеспечить возвращение принцессы в целости и сохранности.

Кири аж поперхнулась кларетом.

— Неужели они думают, что мы капитулируем?

— Не капитулируем, а заключим мир, — поправил ее Керкленд. — Войска Наполеона в этом году потерпели серьезное поражение на Пиренейском полуострове. Поэтому император, возможно, приветствовал бы договор, согласно которому Британия прекращает враждебные действия, если французские войска будут полностью выведены из Испании и Португалии. Естественно, Франция при этом сохранит свои другие завоеванные территории.

— Но даже если предположить, что Британия пойдет на это, другие противники Франции не согласятся послушно признать французские завоевания, — усомнилась Кири.

— Британия однако, была самым упорным противником Наполеона. Впрочем, — задумчиво проговорил Маккензи, — инициатором заговора, возможно, является не сам Бонапарт. Мне казалось, убийство никогда не было его стилем. Не исключено, что в основе этого лежат чьи-то честолюбивые надежды на то, что переворот укрепит их собственные позиции.

— Существует ли хоть малейший шанс, что похищение принцессы подтолкнет Британию к заключению мира с Францией? — спросила Кири. — Шарлотта весьма популярна среди народа. Принимая во внимание, что и у королями у принца-регента плохо со здоровьем, она может в любой момент унаследовать трон.

— Многие не поддерживают идею войны, но правительство твердо намерено разгромить Наполеона, — медленно произнес Керкленд, — Во всяком случае, заговорщики относятся к своему плану серьезно и, по-видимому, хорошо подготовились. В следующий раз их попытка может увенчаться успехом.

— Или они случайно убьют принцессу. — добавил Маккензи.

— Ее необходимо защитить! — взволнованно воскликнула Кири.

— Резиденция принцессы, Уоруик-Хаус, — место небезопасное, — сказал Керкленд. — К тому же у заговорщиков, по всей видимости, имеется информатор среди ее обслуживающего персонала. Возможно, этот человек и подбросил принцессе Шарлотте идею посетить маскарад в «Деймиене». Похитители были заранее извещены о том, когда она намерена ускользнуть из дома и какого цвета домино будет на ней надето.

— Не исключено также, что кто-то здесь, в «Деймиене», действует заодно с ними, — предположил Маккензи. — Похитителям не только удалось ускользнуть от внимания охранников, но они также знали, как обойти здание, чего не может знать человек посторонний.

— Если среди людей принцессы имеется предатель, он может помочь похитителям проникнуть даже в Уоруик-Хаус! — ужаснулась Кири.

Керкленд кивнул:

— Ей придется перебраться в более безопасное место. Возможно, в Виндзорский дворец, где проживают король, королева и ее тетушки. Она не любит там жить, но дворец защищен гораздо лучше, чем Уоруик-Хаус.

Кири с отсутствующим видом вынула из ножен кинжал и, обдумывая сказанное, вертела его в руке. Не поднимая глаз, она сказала:

— Я подозреваю, что вы оба занимаетесь какими-то тайными делами. Такими, например, как шпионаж.

— Некоторые вопросы лучше не обсуждать, — заметил Керкленд.

Маккензи покачал головой:

— Лучше расскажи леди Кири обо всем, иначе она попадет в беду, пытаясь собственными силами удовлетворить свое любопытство.

— Вы очень проницательны, — усмехнулась Кири. — Мое любопытство действительно возбуждено, а это бывает опасно.

Смирившись с неизбежным, Керкленд сказал:

— Как вам известно, у меня имеется большой торговый флот. За последние годы мои суда начали перевозить не только товары, но и военные разведывательные данные.

— Вся серьезная работа — на нем. Я всего-навсего курьер, — вступил в разговор Маккензи. — Клуб «Деймиен» специально создан для того, чтобы оправдать мои связи с контрабандистами, которые регулярно бывают во Франции. Это позволяет Керкленду обмениваться посланиями с британскими агентами на континенте. В ту ночь, когда мы с вами встретились, я как раз приезжал, чтобы забрать такое послание.

— Маккензи недооценивает свое значение, — усмехнулся Керкленд. — Он разработал контрабандистские маршруты таким образом, чтобы можно было принимать и передавать послания, а «Деймиен» превратил в модный клуб, завсегдатаями которого являются дипломаты и правительственные чиновники высокого ранга. Иногда под воздействием выпитого они говорят больше, чем следовало бы.

— А он, как заботливый хозяин, расхаживает по клубу, решает возникающие проблемы и иногда слышит кое-что полезное, — с некоторой иронией сказала Кири.

Когда Кири стала снова вкладывать кинжал в ножны, Маккензи спросил:

— Это тот нож, который вы позаимствовали у одного из контрабандистов, не так ли? Орнамент на его рукоятке напомнил мне другой нож, который я когда-то видел. Позвольте взглянуть?

Кири передала ему оружие, повернув рукояткой вперед.

Мак внимательно вгляделся в замысловатый орнамент на рукоятке, потом взял нож в обе руки и сильно повернул рукоятку — в одну, потом в другую сторону. Она разделилась на две части. Внутри обнаружилась полость, в которой лежал туго свернутый кусочек бумаги.

Кири охнула.

— Я и понятия не имела, что здесь тайник!

Маккензи раскатал записку и пробежал глазами написанное.

— Похожее на французский шифр. А ты что думаешь, Керкленд?

Его друг внимательно исследовал аккуратные ряды букв.

— Ты прав, причем с этим шифром мне уже приходилось работать. Твои шустрые контрабандисты не брезгуют никакой работой. Подожди минутку, я попробую расшифровать написанное.

Маккензи понюхал тайничок и рукоятке.

— Здесь все еще сохранился запах. Вы можете определить, что это за запах, леди Кири? — спросил он, передавая ей обе части кинжала.

Она закрыла глаза, чтобы сосредоточиться на запахе.

— Запах очень слабый. Я смогла бы определить точнее, если бы вы дали мне записку.

Керкленд протянул ей послание. Она снова туго свернула его и понюхала. И вдруг широко раскрыла глаза:

— Одеколон «Алехандро», причем его запах изменен абсолютно так же, как у главаря похитителей.

Маккензи тихо присвистнул.

— Если ваш чуткий носик не ошибается, то похитители тоже пользуются услугами контрабандистов для передачи посланий во Францию и оттуда. Может быть, главарь находился в пещере, когда мы там были?

Кири задумалась.

— Возможно, но я не помню никого, кто пахнул бы или двигался бы как главарь. Вы были там единственным мужчиной, который выглядел как джентльмен.

— А может, его там и не было, — отозвался Мак, — Интересно, кто же из контрабандистов является его курьером. Некоторые из них за деньги способны продать мать родную.

Керкленд снова уставился в послание.

— Проклятие! Извините меня за несдержанность, леди Кири. Этот заговор гораздо серьезнее, чем мы предполагали, Они не просто хотят похитить принцессу Шарлотту. Они ставят целью убийство принца-регента и по возможности большего числа его братьев.

— Но это ввергло бы Британию в хаос! — воскликнула Кири.

Маккензи, кажется, был потрясен не меньше Кири.

— Трудно себе представить, что может произойти, когда король сошел с ума, принц-регент и большинство королевских герцогов убиты, а наследница трона находится в плену во Франции!

— Даже сами заговорщики не способны предугадать, что произойдет, если они достигнут своих целей, — мрачно сказал Керкленд. — Вся Британия ополчится на Францию. Даже малые дети будут швырять в них камнями. И эта война не закончится, пока Париж не падет и Наполеон не будет закован в цепи.

— Однако, как ни глупа их политика, это не означает, что заговорщикам не удастся убить принца-регента и нескольких королевских герцогов. А потому их следует остановить, — подвел итог Керкленд.

— Тебе придется задействовать для этого всех твоих людей, — вздохнув, сказал Маккензи. — А мне, пожалуй, лучше умереть.

Глава 15

Кири в ужасе взглянула на Мака:

— Надеюсь, не в буквальном смысле?

— Не в буквальном. Но будет лучше, если все станут думать, будто меня сегодня убили. — Он скорчил гримасу. — Человек, которого убили выстрелом в лицо, был примерно моего роста и телосложения и примерно так же одет. Если Керкленд опознает его как меня, это ни у кого не вызовет сомнения.

— Возможно, — согласился Керкленд, нахмурив брови. — Но зачем тебе притворяться мертвым?

— Я сделал глупость: обругал похитителей по-французски. Теперь им известно, что я слышал сказанное ими о следующей попытке похищения принцессы Шарлотты. А если они подумают, что я мертв, они почувствуют себя в большей безопасности.

— Но они хватятся убитого, — заметила Кири. — И тогда поймут, что убит был не ты, а их человек.

— Я думаю, боксеры растворятся в Лондоне, и главарь не будет знать, кто был убит, а кто убежал, — объяснил Маккензи. — Если я изменю свой облик, то смогу бывать там, где Деймиен Маккензи оказался бы слишком заметной фигурой.

Кири пришлась совсем не по душе идея его смерти, пусть даже вымышленной, и она сказала:

— Вас все равно узнают по вашим глазам.

— Моя мать была актрисой, и я умею хорошо перевоплощаться, — пояснил Маккензи, добавив в свой стакан еще виски. — Главный похититель выглядел как джентльмен, и по крайней мере один из его людей был профессиональным боксером. Вполне возможно, я найду его в игорных притонах, на боксерских матчах или других спортивных мероприятиях.

Кири сомневалась, что ему удастся разыскать заговорщиков. Для этого он недостаточно хорошо их разглядел. И тут ей пришла в голову мысль — тревожная и захватывающая. Она задумалась, прислушиваясь к себе: да, ей хотелось это сделать.

— Вам потребуется моя помощь. Едва ли вам удастся узнать этих людей, ведь они были в масках, и вы видели их в течение какого-то мгновения. Я их разглядела лучше и к тому же могла бы распознать их по западу.

Мак в ужасе взглянул на нее.

— Но вы не можете появляться в таких местах, где я буду их разыскивать!

Забавляясь его реакцией, Кири спросила:

— Это еще почему?

— Потому что вы леди! — ответил он. — Большинство заведений, в которых я буду вести поиски, небезопасны и неприличны.

— А вы не заметили, что я неплохо умею позаботиться о себе? — спросила она. — К тому же если мы будем вместе, то оба будем в большей безопасности, чем каждый из нас в отдельности.

Не дав Маккензи возразить, Керкленд задумчиво проговорил:

— Ее способность может оказаться полезной. У нас действительно мало данных, с которых можно начать.

— Ее семья не согласится на это! — воскликнул Маккензи. — Эштон и генерал Стилуэлл относятся к ней очень покровительственно.

— Я уже совершеннолетняя, — напомнила Кири. — Они, конечно, могут это не одобрить, но остановить меня не смогут.

— Вы там будете выглядеть словно лебедь в курятнике, — заметил Маккензи.

Кири с благодарностью вспомнила о сержанте О'Ниле, который служил у генерала. Она очень многому у него научилась. Она наблюдала также за жизнью маркитанток, которые следуют за каждой армией. Кири уперла руки в бока, вульгарно выпятила грудь и сказала с чисто ирландским акцентом:

— Думаете, я не могу выглядеть, как ирландская потаскушка?

Мак удивленно уставился на нее.

— Где, черт возьми, вы научились вести себя и говорить, словно дублинская гулящая девка?

— Не забудьте, что я росла в военных городках в Индии и многие из солдат были ирландцами. — Ее губы дрогнули в озорной улыбке. — Им нравились мои темные волосы и зеленые глаза. Они говорили, что я похожа на настоящую ирландскую девушку. Я проводила среди них довольно много времени и узнала от них много интересного.

Керкленд окинул Кири расчетливым взглядом и заявил:

— У нее гораздо больше шансов выявить похитителей, чем у тебя или у меня, Мак.

Маккензи взъерошил волосы и раздраженно вздохнул:

— Возможно, теоретически это разумно, но я не представляю себе, каким образом сможет леди Кири каждый вечер исчезать из Эштон-Хауса, чтобы сопровождать меня по злачным местам.

— Адам и Мария скоро уезжают в его загородную резиденцию, а с ними уедет и моя семья, — сказала Кири. — Я смогу спокойно остаться в Лондоне, а те, кого интересует мое местонахождение, сочтут, что я уехала вместе со всеми в Ролстон-Эбби.

— У меня есть дом на Эксетер-стрит, рядом с Ковент-Гарденом, где всегда найдется место для тех, кому нужен на какое-то время спокойный приют, — сказал Керкленд. — Вы могли бы оба там остановиться, поскольку тебе, Мак, тоже потребуется место, где можно залечь на дно.

Маккензи уставился на Кири в еще большем ужасе.

— Как можем мы находиться под одной крышей? Ведь если об этом узнают, ее репутация будет испорчена навсегда.

— Вы беспокоитесь о моей репутации больше, чем я, — язвительно заявила Кири. — Я уверена, что судьбы Британии и королевской семьи важнее, чем это.

— Вы будете в доме не одни, — добавил Керкленд. — Кроме супружеской четы, которая присматривает за домом, там сейчас проживает Кассандра. Я намерен попросить ее остаться в Лондоне и помочь нам найти заговорщиков. Так что у леди Кири будет дуэнья.

— Кассандра — потрясающий агент, но… в роли дуэньи? — сказал Маккензи с таким удивлением, что Кири захотелось немедленно встретиться с этой женщиной.

Но Маккензи продолжал возражать, и Кири окончательно вышла из себя.

— Почему только мужчинам разрешается рисковать? Я ведь не кукла, которую можно посадить на полку и забыть! Возможно, вам, джентльмены, потребуется любая помощь.

— Она права, — сказал Керкленд. — Леди Кири — красавица благородного происхождения, но, кроме того, она обладает сердцем воина и очень ценными способностями.

Маккензи со вздохом капитулировал:

— Полагаю, ты прав, но не могу сказать, что мне это нравится. — Он поднялся, бросив сердитый взгляд на Кири. — Я искренне надеюсь, что генерал Стилуэлл запрет вас в вашей комнате, но сомневаюсь, что у него это получится. Вы хотя бы обсудите с семьей этот вопрос? Возможно, кому-нибудь из них удастся убедить вас лучше, чем мне.

— Разумеется, — сказала она, хотя знала, что это все равно не заставит ее изменить решение.

— В таком случае я ухожу. Керкленд, не забудь дать знать Уиллу, чтобы он не верил некрологам. Офицера, служащего в Испании, не стоит сбивать с толку.

— Я сам напишу ему записку, — пообещал Керкленд, — А ты что, собираешься придать убедительность своей мнимой смерти?

— Я вынесу трупы в переулок за домом, — пояснил Маккензи, — и уложу их так, чтобы казалось, будто они убили друг друга.

— И после этого тебе надо как можно скорее скрыться, — сказал Керкленд, вынимая из внутреннего кармана ключ. — Ты знаешь, где находится дом. А вот ключ от него.

Маккензи усмехнулся:

— В доме на Эксетер-стрит я останавливался и раньше. Неужели ты подумал, что я не сделал запасного ключа?

Керкленд рассмеялся и снова положил ключ в карман.

— Непозволительная забывчивость с моей стороны.

— Думаю, на сегодня всяких потрясений с меня хватит. — Кири зевнула, прикрыв рот рукой. — Нельзя ли попросить проводить меня домой? Мне необходимо собраться с силами, чтобы убедить родителей в том, что я нужна королю, принцессе и стране.

— Если бы вы всегда были послушной дочерью, то не оказались бы сегодня здесь, — сдержанно заметил Маккензи.

— Правда, — с озорной улыбкой согласилась Кири. — Но я стараюсь не тревожить их, когда в этом нет особой необходимости.

— Сейчас позову экипаж, — сказал Керкленд, вставая. — Мак, с тобой мы увидимся на Эксетер-стрит. Когда увидишь Кассандру, расскажи ей о заговоре. Возможно, у нее появятся какие-нибудь толковые мысли по этому поводу.

— У нее всегда имеются толковые мысли, — заметил Маккензи. Как только Керкленд вышел из кабинета, он открыл потайной сейф, достал пятьдесят гиней, которые положил туда раньше, и, повернувшись к Кири, сказал: — Извините, я должен пойти и переложить трупы.

Но он медлил, не сводя глаз с Кири. В нем боролись два желания: убежать от нее или поцеловать. Кири, конечно, предпочла бы поцелуй, хотя было бы глупо поощрять буйное притяжение, возникающее между ними, особенно сейчас, когда им, возможно, придется какое-то время жить под одной крышей.

— Пойду, пока мы с вами оба не попали по моей вине в беду, — сказал он, — Керкленд будет держать вас в курсе событий. И… — он помедлил, — берегите себя, моя дева-воительница.

Он вышел из комнаты, тихо закрыв за собой дверь.

Глава 16

Кири все еще пристально смотрела на закрывшуюся за ним дверь, когда вернулся Керкленд.

— Экипаж ждет вас, леди Кири.

Чувствуя себя безумно усталой, она взяла домино и следом за ним вышла из кабинета. Он отвел ее к боковому входу, где перед дверью стоял экипаж. На кучерском месте сидел один из одетых в черное охранников Деймиена.

Керкленд вскочил в экипаж и уселся напротив нее.

— Я обещал мисс Кларк-Таунсенд лично доставить вас домой, — пояснил он. — Кстати, вы хотите, чтобы я присутствовал при вашем обсуждении нашего дела с вашей семьей?

— Да, мне пожалуй, потребуется союзник. — Она криво усмехнулась. — С Адамом, если удастся, я поговорю во время завтрака. Ваше присутствие придало бы серьезность обсуждению этого вопроса.

— В таком случае я к вам заеду.

Тихо вздохнув, Кири устроилась поудобнее на кожаном сиденье. Если бы она и Керкленд влюбились друг в друга, жить было бы легко и просто. Богач благородного происхождения, он был одним из лучших друзей ее брата. Все приветствовали бы брак между ними.

Но почему-то женщин влечет к мужчинам непостоянным, которые могут прельстить умом, юмором и потрясающим обаянием.

Решительно остановив поток своих мыслей, она спросила:

— Вы думаете, мы сможем остановить заговорщиков до того, как они уничтожат членов королевской семьи? Большинство королевских герцогов — люди никчемные, их содержание дорого обходится казне, но принцесса Шарлотта позволяет надеяться на лучшее будущее.

— Я думаю, если она переедет в Виндзор, то будет в безопасности, — сказал Керкленд. — А вот ее отцу и дядям угрожает большая опасность: в поисках развлечений они разъезжают по всему Лондону. К тому же они очень упрямы и не верят, что им может угрожать опасность. Но мы должны постараться сделать все, что в наших силах, чтобы предотвратить угрозу. Хотя этот заговор хорошо организован, в него едва ли вовлечено много людей.

— Скажите, а каким образом вы включились в эту шпионскую деятельность? — поинтересовалась Кири. — Вам хотелось перехитрить столь же умных, как вы, людей? Или вы стремились внести свой вклад в общую борьбу?

— Наверное, и то и другое. — Он вздохнул. — Кому-то же нужно делать эту работу.

— Но почему именно вам?

После продолжительного молчания он сказал:

— Больше всего этому способствовал один несчастный случай. Вы никогда не слышали от Эштона или других бывших учащихся Уэстерфилда об Уиндеме?

— Об однокашнике, который исчез после окончания срока действия Амьенского мирного договора? Его призрак беспокоит всех вас.

Керкленд невесело усмехнулся:

— Уиндема все любили. В нем была широта и щедрость. Расставшись с леди Агнес, мы все разбрелись в разные стороны. Уиндем отправился во Францию и перед отъездом назначил общую встречу на день своего возвращения.

— Но он так и не вернулся, — тихо проговорила она.

— Когда закончилось действие мирного договора, Франция была в хаосе. — Керкленд чуть помедлил, и Кири догадалась: он решает, все ли можно ей говорить. — Благодаря связям моей семьи в области морских перевозок я навел кое-какие справки, но напасть на след Уиндема во Франции не удалось. Однако в мои руки попала другая информация, которая могла бы заинтересовать министерство иностранных дел. После этого меня попросили и дальше собирать информацию. — Кири показалось в темноте, что он пожал плечами. — Вот так случайность может изменить жизнь.

— Но о судьбе Уиндема вам ничего узнать не удалось.

— Нет, — сказал он и после продолжительной паузы добавил: — Но возможно, когда-нибудь что-нибудь выяснится.


Кири на цыпочках вошла в Эштон-Хаус, радуясь тому, что в доме все спят, — она слишком устала, чтобы сейчас давать объяснения. Но, выполняя обещание, данное Саре, она постучала в дверь ее комнаты.

Сара немедленно распахнула дверь. Она переоделась на ночь, но спать еще не ложилась и жестом пригласила Кири войти.

— Слава Богу, ты наконец вернулась!

— По правде говоря, никакой опасности не было, — сказала Кири, закрывая за собой дверь. — Просто лорд Керкленд хотел узнать все подробности о похищении, которые я могла заметить. Тебе удалось вернуть принцессу Шарлотту домой, не вызвав шума?

Сара кивнула:

— У нее имеется хитроумно разработанный личный маршрут входа в Уоруик-Хаус и выхода из него.

— Даже если она вернулась в свою постель незамеченной, это событие должно изменить всю ее жизнь. — По дороге домой Кири решила, что Саре надо рассказать достаточно, чтобы объяснить похищение, но не более того. — Керкленд полагает, что за попыткой похищения принцессы стоят французы. И что они повторят попытку.

Сара тихо охнула.

— Как это ужасно! Ее переведут в более безопасное место?

— Наверное. Вероятнее всего, в Виндзорский замок. Там она будет в безопасности.

— Надеюсь. Она мне понравилась. И хотя у нее нелегкая жизнь из-за раздора между ее родителями, она остается милой и великодушной.

— Надеюсь, она при этом еще и умненькая, потому что вполне возможно, что когда-нибудь она станет королевой Англии, — сказала Кири, с трудом подавив зевок. — А теперь я иду спать.

— Я тоже ложусь. — Сара сморщила носик. — Думаю, с меня достаточно приключений. Впечатлений хватит надолго.

Но для Кири приключения только начинались.


Мак искусно разместил два трупа в переулке за домом, изо всех сил стараясь придать более крупному мужчине сходство с покойным Деймиеном Маккензи. Потом он прошагал по переулку до калитки и вошел в обнесенный стеной садик позади его дома.

Дом отделяла от сада пара французских застекленных раздвижных дверей в центре здания. Но в правом углу задней стены был неприметный вход, который вел в комнату, первоначально предназначавшуюся для хранения садового инвентаря. В нее можно было войти как из дома, так и из сада. Мак установил очень надежные замки на обеих дверях и превратил комнату в свою штаб-квартиру для всякой нечестивой деятельности.

В свое время Мак с наслаждением наблюдал, как мать-актриса меняет свою внешность, и в детстве он любил изменять свой облик так, чтобы походить на кого-то другого.

Хотя он комфортнее всего чувствовал себя в своем собственном обличье, его работа с Керклендом иногда требовала, чтобы он выглядел как рабочий, моряк или кучер. Поэтому у него имелись в комнате одежда и аксессуары, позволяющие стать похожим на любого — от щеголя до старьевщика.

Конечно, будь он среднего роста и среднего телосложения, было бы проще. Но он научился кое-каким уловкам, позволяющим сделать свой рост и телосложение менее заметными. Например, надеть подбитый ватой жилет, отчего фигура казалась ниже и более коренастой.

Потом он закрыл карий глаз нашлепкой. Нашлепки на глазах были обычным явлением, и не привлекали особого внимания. Это позволило скрыть разницу в цвете глаз. Глаз, не закрытый нашлепкой, имел свойство менять цвет от синего к серому и даже к зеленому, в зависимости от цвета одежды. Очень полезное свойство для хамелеона.

Он надел на себя: кучерскую одежду — поношенную, но хорошего качества, чтобы показать, что он уважаемый человек в своем ремесле. Подошвы сапог были изготовлены таким образом, что позволяли слегка изменить его походку.

Подобно всем его плащам, верхняя одежда кучера с несколькими съемными капюшонами имела множество внутренних и внешних карманов. Он добавил стопку банкнот к пятидесяти гинеям, полученным от леди Кири. Конечно, у него был банковский счет на вымышленное имя, в случае необходимости он мог снять с него любую сумму, — чтобы подкупить или, наоборот, откупиться в случае необходимости, — но ничто не могло сравниться с наличными.

Разместив на себе несколько видов оружия и сунув в сумку прочие предметы первой необходимости, он был готов к выходу. У него было несколько вымышленных имен на выбор. Он решил назваться Дэниелом: это имя созвучно с именем Деймиен, и на него будет проще откликаться.

Запирая за собой дверь и калитку, он подумал: интересно, сможет ли леди Кири Лоуфорд узнать его? Наверное, сможет, поскольку он не использовал одеколона, а значит, не изменил присущий ему запах.

Он шагал в темноте, и его одолевали противоречивое мысли. Его миссия заключалась в том, чтобы защитить королевскую семью, но если бы ему пришлось выбирать между спасением принцессы Шарлотты и спасением Кири Лоуфорд, он отправил бы короля, принцессу и интересы страны куда подальше.


— Милорд! Идите скорее! — взволнованно обратился к Керкленду бледный как полотно лакей. — В переулке лежат двое мертвых мужчин, мне кажется, они были в клубе.

— Проклятие! — воскликнул Керкленд и торопливо вскочил на ноги.

Проводив леди Кири домой, он вернулся в кабинет и стал ждать, пока кто-нибудь обнаружит трупы. Он узнал в лакее своего постоянного работника по имени Борден.

— Как ты их обнаружил?

— Я решил сделать небольшой перерыв и вышел из бального зада. Мне показалось, переулок за домом — подходящее место, чтобы расслабиться на несколько минут… — Он судорожно глотнул воздух. — И тут я увидел…

— Да уж, такая картина не способствует расслаблению, — заметил Керкленд, шагая по коридору рядом с лакеем. — Ты сообщил об этом Маккензи? Если это кто-то из наших завсегдатаев, он мог бы их опознать.

— Сэр… — Лакей, казалось, был на грани обморока. — Я боюсь… Мистер Маккензи… Я подумал; надо проверить, не в кабинете ли он, и увидел вас.

— Ладно, идем посмотрим, — сказал Керкленд. Он заметил, что там, где были убиты два человека, не осталось никаких следов крови. Мак очень тщательно вычистил коридор.

Борден, оставивший у задней двери фонарь, поднял его и осветил темный переулок. Трупы лежали в нескольких футах от них. Один сжимал в руке пистолет, другой выронил оружие, и оно валялось рядом.

— Похоже, они убили друг друга, — высказал предположение Керкленд. — Возможно, они поссорились, играя в карты, и решили на месте разобраться друг с другом. Не знаешь, кто они такие?

— Сэр, — прошептал Борден, — взгляните внимательнее вон на того, на крупного мужчину…

Керкленд подчинился, стараясь действовать так, как если бы эта сцена была для него абсолютно неожиданной. Он подошел ближе к крупному мужчине с обезображенным лицом, голова которого была повернута к ним затылком. У него были темно-русые волосы, длиной и цветом схожие с волосами Мака.

Борден опустил фонарь ниже, и в его свете блеснуло золотое кольцо на левой руке мертвеца.

— Боже милосердный! — воскликнул потрясенный Керкленд.

Нет, это невозможно. Он видел Мака живым и здоровым менее часа назад!

Он присел на корточки возле тела. Пистолет в мертвой руке был похож на пистолет Мака. И это кольцо с гравировкой…

Он поднял безжизненную руку, чтобы рассмотреть фамильный герб, выгравированный на золоте. Герб Мастерсонов на кольце был пересечен по диагонали черной ониксовой полосой, традиционно означавшей незаконнорожденность.

— Это кольцо Маккензи, — сказал он хриплым голосом. — Подарок его брата, лорда Мастерсона, — добавил он. Мака забавляло столь неделикатное напоминание о незаконности его рождения, поскольку исходило оно от Уилла Мастерсона. Они оба хохотали над этим кольцом.

— Я… я надеялся, что ошибся, — сказал Борден, чуть не плача. — Мистер Маккензи… ведь он спас мне жизнь, сэр, когда я попал в беду и меня чуть было не отправили на каторгу в Ботни-Бей. А он взял меня к себе и дал мне работу. Не могу поверить, что он мертв…

Слова Бордена вывели Керкленда из состояния отупения. Ну конечно же! Мак знал, что кольцо будет отличным опознавательным знаком. То мгновение, когда Керкленду показалось, что его друг действительно мертв, придало убедительности его реакции.

— Приведи сюда Баптиста и еще парочку людей. Пусть захватят с собой одеяла, чтобы закрыть трупы. И пошли кого-нибудь за магистратом. — Зная, что Мак захотел бы вернуть кольцо, и опасаясь, что его под шумок может кто-нибудь украсть, Керкленд снял кольцо с холодной руки. — Лорд Мастерсон захочет взять его.

Керкленд устало поднялся на ноги. Мак жив и здоров и скоро вернется к своей обычной жизни. Но были и другие, кого Керкленд отправил на верную гибель, и вспоминать об этом было особенно тяжело в такую ночь, как эта.

Одним из них был его друг Уиндем…

Вскоре из здания выбежал Баптист в сопровождении своего друга лорда Фендалла и двух сильных лакеев с одеялами.

— Керкленд! Скажите мне, что это неправда! — в отчаянии воскликнул Баптист.

— Боюсь, что это правда, — горестно проговорил Керкленд, показывая кольцо, лежащее на ладони. — Маккензи был убит выстрелом в лицо, и его нелегко узнать. Но это кольцо я снял с его пальца.

Баптист в ужасе уставился на кольцо.

— Нет, нет! Маккензи не может быть мертв! — Он взглянул на мощное тело, которое лакеи прикрыли одеялом.

Управляющий клубом издал какой-то сдавленный звук и отвернулся, держась дрожащей рукой за стену. Его вырвало.

Фендалл подошел ближе к Керкленду.

— Что произошло? — спросил он, понизив голос, как будто боялся потревожить мертвых.

— Я предполагаю, что Маккензи заметил вора в момент кражи и был убит, когда попытался остановить его. — Керкленд покачал головой. — Но всей правды мы, наверное, никогда не узнаем.

— Какая, огромная утрата, — сказал с сожалением Фендалл и отвернулся от трупов. — Вы ждете магистрата?

Керкленд кивнул:

— Я подумал, лучше ничего не трогать, пока он не прибудет.

Баптист, стоявший у стены, повернулся и вытер рот носовым платком. Он был все еще бледен, но умудрился взять себя в руки.

— А клуб? — чуть помедлив, сказал он. — Что будет с «Деймиеном»? Его унаследует лорд Мастерсон?

— Нет. Мы с Маккензи были партнерами, и по условиям нашего соглашения клуб переходит к тому, кто проживет дольше. Если один из нас умрет, клуб унаследует другой, — объяснил Керкленд, глядя на прикрытый одеялом труп, и подумал: ведь это и впрямь мог быть Маккензи. — Никто из нас не ожидал того, что произошло.

Баптист горестно покачал головой:

— Кто бы мог подумать, что его убьет обычный вор! Броситься в погоню за негодяем и потерять собственную жизнь!

— Мы не можем предугадать будущее, — раздумчиво проговорил Керкленд. — Но пока ничего не меняется. Продолжайте управлять клубом, как обычно. — Он покачал головой. — Но «Деймиен» без Мака уже не будет таким, как прежде.

Баптист кивнул в знак молчаливого согласия.

— Никогда. Но если вдруг вы решите продать бизнес, не дадите ли мне шанс купить его?

Керкленд ответил:

— Вы заслужили это право. А пока продолжайте работать, — сказал он и подумал, интересно бы знать, когда Мак сможет вернуться на свое законное место?

Глава 17

Кири рано легла спать, но сумбурные мысли помешали ей выспаться. Спускаясь к завтраку, она зевала. Адам уже находился в утренней столовой и заканчивал завтрак, просматривая утренние газеты.

Когда она вошла, он с улыбкой поднялся на ноги.

— Доброе утро, Кири. Судя по твоему виду, ты провела беспокойную ночь. — Она прикоснулась к его щеке сестринским поцелуем. — А Мария решила воспользоваться своим деликатным положением и позавтракать в постели. У нее сейчас Сара. — Он усмехнулся. — Уходя оттуда, я слышал какое-то хихиканье, так что в ближайшее время не жду здесь ни той ни другой.

Как только он снова сел, Кири сказала:

— Скоро она будет полна энергии. По крайней мере так говорит леди Джулия. Очень удобно, что лучшая подруга Марии является акушеркой. — Кири налила себе из серебряного кофейника чашечку ароматного горячего кофе. — Я живу в страхе, что тебе наскучит моя компания и ты выгонишь меня на улицу.

— Ни за что! — рассмеялся он. — Я слишком поздно получил статус главы семейства, и он мне еще не скоро наскучит. — Он налил себе еще чаю. — Генерал Стилуэлл прислал мне вчера записку: на следующей неделе они собираются в Ролстон-Холл. Он узнал, что поместье неподалеку от Ролстона выставлено на продажу, а он как раз давно подумывал о покупке загородного дома. Вот заодно и осмотрит «Блайт-Мэнор».

«Замечательно! Мы станем жить совсем рядом, но не будем путаться под ногами друг у друга. Мы сможем наверстать упущенное нами время, когда мы жили в разных концах земного шара».

И как бы отвечая ее мыслям, дверь в утреннюю столовую открылась и вошли ее родители. Лакшми, миниатюрная, потрясающе красивая брюнетка, была одета в английском стиле, а генерал был высоким, красивым мужчиной, который привык командовать и все еще был способен проскакать на коне целый день и половину ночи.

Отставив тарелку, Кири бросилась через всю комнату в объятия матери.

— Ах, мама, как хорошо, что тебя наконец освободили из твоего заточения!

— Мы с тобой не виделись целую вечность — почти месяц, — сказала Лакшми Лоуфорд-Стилуэлл, вдовствующая герцогиня Эштон, которая никогда не использовала свой титул. У нее были смеющиеся зеленые глаза, и не верилось, что она мать взрослых детей. Обнимая ее, Кири сразу же почувствовала себя лучше.

— Теперь моя очередь, — заявил Адам. — Я тоже не виделся с ней целый месяц. Наконец-то у вас сняли карантин. Томас и Люсия с вами?

— Они поправились, но легко утомляются, и я решила, что им лучше остаться дома, — ответила Лакшми.

— Вы будете завтракать? — спросил Адам.

— Мы поели, — ответил генерал, обнимая Кири, — но я бы не отказался от чашки чаю с парочкой этих симпатичных булочек.

Пока Адам усаживал мать и отчима, Кири налила им чаю и поставила блюдо с коричными булочками. Эштон-Хаус не испытывал недостатка в обслуживающем персонале, но Кири нравилось, когда в утренней столовой находились только члены семьи.

Кири снова принялась за еду, а остальные разговаривал и между собой. Пожалуй, сейчас был самый удобный момент, чтобы поговорить с ними всеми сразу.

Но как можно прервать разговор и сказать: «Кстати, прошлой ночью я тайком побывала в одном модном клубе и помогла предотвратить похищение одного из членов королевской семьи, а также намерена…» — и так далее, и тому подобное.

Непросто начать обсуждение этого вопроса:

Она как раз пыталась найти правильные слова, когда дверь снова открылась и в комнату вошел лорд Керкленд, который, как всегда, казался довольным жизнью. Адам встретил друга улыбкой и протянул ему руку.

— Кажется, моя утренняя столовая стала модным в Лондоне местом встреч! — сказал он.

— Похоже на то, — отозвался Керкленд, окидывая взглядом комнату, и на мгновение задержал взгляд на Кири. — Здравствуйте, леди Кири, миссис Стилуэлл и генерал Стилуэлл.

Налив себе кофе, он уселся за стол напротив генерала и Лакшми.

— Я рад, что вы все собрались здесь, поскольку намерен обсудить кое-что важное относительно леди Кири.

Генерал судя по всему, удивился, но был доволен.

— Вы хотите жениться на моей маленькой девочке? Она, конечно, сущее наказание, но вы не пожалеете.

Лакшми и Адам тоже были явно удивлены, но это не шло ни в какое сравнение с потрясением, написанным на физиономии Керкленда.

— Боже милосердный, нет! — воскликнул он.

Слишком поздно поняв, как оскорбительно звучат его слова, Керкленд торопливо проговорил:

— Леди Кири красива и очаровательна, она умна и предприимчива, но у меня нет романтических намерений по отношению к ней. Благодаря ее способностям в ней нуждается Британия. — Он взглянул на Кири. — Вы сами хотите рассказать всю историю?

Все взгляды обратились на нее, и Кири порадовалась, что не утратила дара речи.

Она вкратце описала обстоятельства отъезда из Граймз-Холла после случайно подслушанного разговора о ее приданом. Она умолчала о других оскорбительных высказываниях, но по затуманившемуся выражению лица матери поняла, что Лакшми догадывается о том, о чем она умолчала.

Как и следовало ожидать, генерал взорвался, услышав, как контрабандисты взяли в плен Кири, и инстинктивно схватился за оружие, которого при нем не было. Лакшми положила руку ему на плечо, а Кири быстро сказала:

— Как видите, я цела и невредима и нахожусь здесь. Позвольте мне, пожалуйста, продолжить рассказ.

— Это еще не все? — удивился Адам.

— Боюсь, что не все. — Кири коротко описала посещение клуба «Деймиен», изложив только то, что было абсолютно необходимо. О Саре она вообще не упомянула. Лица ее брата и родителей выразили глубочайшее потрясение, когда она упомянула о принцессе Шарлотте. Закончив рассказ, Кири добавила: — Поскольку я имела возможность почувствовать запах похитителей, моя помощь, как говорит лорд Керкленд, имеет важное значение для обнаружения заговорщиков до того, как они смогут осуществить свое черное дело.

По выражению лица Адама она догадалась, что он кое-что знал о тайной деятельности своего друга.

— И в чем будет выражаться эта помощь? — осторожно спросил он.

— Вместо того чтобы ехать в Ролстон-Эбби, я останусь в Лондоне и буду посещать заведения, где можно обнаружить этих заговорщиков, — сказала она, стараясь, чтобы это прозвучало как можно естественнее. — Я воспользуюсь своей способностью распознавать запахи и попытаюсь найти похитителей, а уж тогда…

Закончить она не успела: генерал вскочил на ноги и ударил по столу так, что задребезжала чайная посуда.

— Игорные притоны и другие злачные места? Запрещаю!

— Я совершеннолетняя, сэр! Вы не можете запретить мне! — заявила Кири.

— Я могу, черт возьми, связать тебя, увезти в Ролстонское аббатство и запереть в одной из монашеских келий! — рявкнул генерал.

Но Кири поняла, что за его гневом скрывается страх.

— Наверняка у тебя есть другие возможности обнаружить заговорщиков, Керкленд, — сказал Адам более спокойным, но решительным тоном. — Не следует вовлекать мою сестру в столь опасную деятельность.

— Ее способность распознавать запахи уникальна, — возразил Керкленд. — Клянусь, она будет отлично защищена. Она остановится в моем доме, в котором проживают несколько хорошо обученных агентов, и никуда не будет выходить без телохранителя, а также…

— Сколько бы телохранителей ее ни охраняли, вы не можете гарантировать ее безопасность! — грубо оборвал его генерал. — Даже если она останется цела и невредима, что будет с ее репутацией?

Тут впервые заговорила Лакшми:

— Ты забываешь, о ком ты говоришь, Джон. Кири — не хрупкий тепличный цветочек. Она воительница и потомок воинов. Разве может она отказать в помощи своей стране, если ее помощь нужна?

Генерал был потрясен.

— И тебя не тревожит то, что может с ней случиться?!

— Разумеется, тревожит, но жизнь вообще не дает гарантий, — спокойно сказала Лакшми. — Если бы корь осложнилась, мы могли бы потерять Томаса или Люсию… или даже обоих. Кири может поехать с нами за город и сломать себе шею, упав с лошади. — Она указала на Кири. — Взгляни на нее. Ей не терпится выполнить эту работу. Она хочет послужить стране и испытать себя в очень важном деле. Неужели ты лишишь ее такой возможности? Впрочем, ты не смог бы этого сделать, даже если бы захотел, — улыбнувшись, сказала она.

В комнате воцарилась тишина. Ее нарушила Кири, весело спросив:

— Теперь, когда этот вопрос решен, не хочет ли кто-нибудь еще чаю?

Все рассмеялись. Кроме генерала, который смотрел на Кири со страдальческим выражением лица. Не выдержав, она встала, подошла к нему и обняла.

— Я буду очень осторожна, папа. И меня будут окружать люди, твердо намеренные обеспечить мою безопасность.

— Сэр, — сказал Адам, — смею заверить вас, что у Керкленда имеется огромный опыт в подобных делах, его уважают на самом высоком правительственном уровне. С ним работают отличные люди. Я верю, он должным образом позаботится о Кири. — Его холодный взгляд подразумевал: если Кири не будет обеспечена безопасность, то…

— Когда Кири должна включиться в эту работу? — спросил генерал.

— Как можно скорее, — ответил Керкленд.

Лакшми вздохнула.

— Ты заедешь домой, чтобы повидаться со своими братом и сестрой, прежде чем приступить к работе?

— Разумеется, я очень хочу увидеть их, а кроме того, мне надо уложить кое-какие вещи.

— Только не берите слишком много одежды, — предупредил ее Керкленд. — Там, где вам придется жить, почти весь ваш гардероб будет бросаться в глаза.

— Я понимаю это. Но я хотела бы взять с собой кое-какие материалы для изготовления духов — они могут пригодиться.

— Вас устроит, если я заеду за вами в дом ваших родителей в четыре часа пополудни?

Кири кивнула.

— Я могла бы поехать домой прямо сейчас, если вы готовы, — сказала она родителям.

Они согласились, и вскоре, попрощавшись с Марией и Сарой, Кири вместе с родителями покинула Эштон-Хаус.

Она испытывала странное чувство — некую смесь тревоги и нервного возбуждения. Она была почти уверена, что останется в живых. Но в глубине души понимала, что это задание станет поворотным пунктом в ее жизни.


В тишине, наступившей после отъезда четы Стилуэллов и леди Кири, Керкленд сказал Адаму:

— Мне тоже пора идти. У меня много дел.

— Могу себе представить, — напряженно вглядываясь в него, сказал Адам. — У тебя действительно не было иного выбора, кроме как завербовать мою сестру?

— Был, конечно. Но это самый лучший выбор, — честно признался Керкленд. — Она очень способная, и от ее участия, возможно, будет зависеть, удастся или не удастся нам остановить заговорщиков.

— Ты привлекаешь к участию в своей группе Роба Кармайкла?

— Конечно.

— Это успокаивает. Он самый лучший, — сказал Эштон, снова взяв в руки газету. Бросалось в глаза набранное крупным шрифтом выражение соболезнования по случаю убийства владельца одного известного лондонского клуба при попытке задержать воров.

— Очень жаль, что Маккензи стал жертвой твоих заговорщиков, — продолжал Эштон. В его голосе улавливалась вопросительная нотка.

Керкленд чуть помедлил, но — пропади все пропадом! — он ведь разговаривает с Эштоном, одним из самых близких и самих надежных друзей!

— Не всегда следует верить тому, что написано в газетах.

С этими словами он повернулся и отбыл из Эштон-Хауса, моля Бога, чтобы все прошло гладко и ни один из тех, кто ему верит, не пострадал.

Глава 18

В ноябре темнеет рано, и когда маленький, неприметный наемный экипаж подъехал к дому по Эксетер-стрит, было почти темно. Кири видела сквозь окошко, как улицы постепенно становились все более узкими и менее ухоженными.

— Еще не поздно передумать, леди Кири, — сказал Керкленд.

Она повернулась к нему и с любопытством спросила:

— Если бы я решила вернуться домой, что бы вы стали делать, чтобы поймать заговорщиков?

— То же самое, что и сейчас, только это заняло бы гораздо больше времени. Нам приходится работать с тем, что имеем.

— Не могли бы вы сказать, кто еще проживает в вашем доме, кроме Маккензи? Вы, кажется, упомянули о супружеской паре, которая присматривает за домом?

— Да. Это мистер и миссис Пауэлл. Они очень надежные люди и умеют держать язык за зубами. Если вам что-нибудь потребуется, обращайтесь к одному из них.

— А что вы скажете о моей дуэнье Кассандре?

Он усмехнулся:

— Она — один из моих лучших агентов и недавно вернулась из Франции. Приезжая в Лондон, она останавливается на Эксетер-стрит. Если она пожелает рассказать вам о себе, она сама это сделает.

Экипаж остановился перед довольно большим городским домом.

— Дом больше, чем я ожидала, — заметила Кири.

— Когда-то это был фешенебельный район. Потом представители высшего света переместились на запад, а отлично построенные дома остались. Большинство из них разделены на квартиры или комнаты и сдаются в аренду. Дом номер одиннадцать считается пансионом, поскольку состав жильцов там постоянно меняется. — пояснил Керкленд.

Он открыл дверцу, спустился на землю и протянул ей руку.

— Надеюсь, вы не пожалеете о своем решении.

— Я тоже надеюсь на это, — сказала Кири, выходя из экипажа. — Обычно я не оглядываюсь назад. Когда я принимаю глупые решения, то считаю их последствия полученными уроками и стараюсь не повторять такую же глупость в следующий раз.

Керкленд рассмеялся.

— Вы удивительно разумная молодая женщина. Не будь вы дочерью герцога, я бы в мгновение ока завербовал вас в качестве агента. — заявил он. — А теперь входите в дом и знакомьтесь с людьми, с которыми вам какое-то время придется жить рядом. Свое настоящее имя лучше не называть. Маккензи говорил, что контрабандистам вы назвались Кэрри Форд. Может быть, на этом и остановимся?

— Что ж, вполне нормальное имя, — сказала она, поднимаясь по ступеням. — Даже интересно какое-то время побыть не леди Кири Лоуфорд.

Керкленд открыл дверь ключом и провел ее в прихожую, меблированную весьма скромно: стол с двумя стульями по бокам, а над ним — ничем не примечательная акварель с изображением Темзы. Однако помещение отличалось безупречной чистотой. В комнату вошли мужчина и женщина средних лет, а за ними следом — неуклюжий, громоздкий мужчина, судя по всему, слуга.

— Мисс Форд, познакомьтесь с мистером и миссис Пауэлл, — сказал Керкленд. — Они о вас как следует позаботятся.

Миссис Пауэлл, низенькая толстушка с проницательными синими глазами и невозмутимым выражением лица, сказала:.

— Добро пожаловать, мисс Форд. Большинство наших постояльцев сами ухаживают за собой, но я раз в неделю убираю в комнатах. А кроме того, милорд предупредил, что вы будете питаться здесь. Когда пожелаете, можете готовить для себя чай в кухне.

— Я знаю, что мне здесь будет очень удобно, миссис Пауэлл, — сказала Кири и, повернувшись к мистеру Пауэллу, спросила: — Вы, случайно, не отставной сержант?

— Неужели это так заметно, мисс Форд? — усмехнулся он.

— Я просто догадалась, — улыбнулась она.

— Дэниел, — сказала миссис Пауэлл, обращаясь к неуклюжему мужчине, — возьми из экипажа багаж мисс Форд и отнеси его в заднюю комнату на втором этаже.

Слуга кивнул и флегматично направился к двери. Когда он проходил мимо, Кири уловила его запах. Удивленная, она повернулась и сказала:

— Добрый вечер, мистер Дэниел. Мы с вами раньше не встречались?

Один глаз у парня был прикрыт черной нашлепкой, но в другом поблескивали озорные искорки. Это был Маккензи, который выглядел старше, массивнее и был совсем не похож на неотразимого владельца клуба.

— Сомневаюсь, мисс, — сказал он несколько измененным голосом, — Уж будьте уверены, я бы запомнил такую прекрасную леди, как вы. — И он подмигнул ей не прикрытым нашлепкой глазом.

Заметив, что Кири усмехнулась, Керкленд проговорил:

— Вы можете доверять всем, кто проживает в этом доме, мисс Форд. Желаю вам удачи и хорошей охоты.

— Я постараюсь сделать все, что от меня зависит, — заверила она и, склонив набок голову, добавила: — Теперь я официально являюсь британским агентом?

— Несомненно. Будьте осторожны. Мне не хотелось бы держать ответ перед вашим братом, если с вами что-нибудь случится.

— Постараюсь избавить вас от этого, — пообещала Кири.

Потом Керкленд ушел, и Кири была предоставлена самой себе. Ей предстоит добиться успеха или потерпеть поражение только благодаря личным качествам, а не знатному родству.

От такой перспективы кружилась голова.

Маккензи уже принес большую часть багажа Кири в ее комнату, и она принялась распаковывать вещи. Меблированная без излишеств комната была уютной: среднего размера, очень чистая, с удобной кроватью и выцветшим, но теплым ковром на полу. Все тщательно продумано, ничего такого, что могло бы привлечь нежелательное внимание в бедном городском квартале.

Однако то, что входило в скромную меблировку, было хорошего качества и включало все, что могло потребоваться: ширма в углу, умывальник, письменный стол и принадлежности для письма, а также Библия короля Якова. Словом, убежище для тех, кто устал или, возможно, был эмоционально надломлен своей работой. Дом давал им возможность прийти в себя и восстановить силы.

В дверь постучали, и у Кири замерло сердце. Может быть, это Маккензи с остатками ее багажа? Однако, открыв дверь, она увидела женщину совершенно непримечательной внешности — она могла бы легко затеряться не только в толпе, но и среди нескольких человек.

Женщине было, вероятно, около тридцати лет, хотя сказать это наверняка было трудно, она была среднего роста, с неприметными русыми волосами и такими же неприметными голубыми глазами. Внешность — идеальная для агента.

— Вы, должно быть, Кассандра. Добро пожаловать в мое скромное жилище.

— Зовите меня Кэсси, — сказала женщина, входя в комнату. — Вы Кири, известная как Кэрри, и я, по-видимому должна помочь вам разобраться, что к чему, и не позволить вам попасть в какую-нибудь передрягу.

Они, словно кошки, внимательно осмотрели друг друга.

— Кэсси и Кэрри, — заметила Кири. — Запутаться можно. Так я прошла проверку?

Женщина вздохнула.

— Вы не подходите для такой работы. Как вас ни одень, по вашим манерам видно, что вы аристократка и богачка.

Кири вгляделась в неё внимательнее и поняла, что глаза у Кассандры острые и проницательные.

— Ну, с этим ничего не поделаешь. Но я буду стараться, — заверила ее Кири.

— Очень на это надеюсь, — сказала Кассандра, но в голосе ее особой надежды не чувствовалось. — Может, попробуете вести себя как представительница лондонской городской бедноты?

Кири переключилась на акцент жительницы Ист-Энда:

— Ага, это я могу. Есть ли здесь, в округе, лавки старьевщиков, чтоб я могла купить себе одежду?

Кэсси удивленно вскинула брови.

— Акцент очень хорош, — заметила она, — но этого недостаточно. Вы двигаетесь, как красивая, уверенная в себе женщина. Все это хорошо для леди Кири, но в этих кварталах вы будете выделяться, словно лошадь в стаде коров.

Кири пришлось немало потрудиться, чтобы приобрести это умение держать себя. Жизнь в качестве члена семьи генерала научила ее понимать, насколько важно быть уверенной в себе. Впервые приехав в Англию, она решила: пусть уж лучше тебя презирают за наглость, чем за слабость.

Теперь она закрыла глаза и приказала себе вспомнить, как презрительно фыркнула леди Норленд, говоря о ее смешанном происхождении. Пусть мать Кири была принцессой и браминкой, а ее отец и брат — английскими герцогами, Кэрри Форд была просто безродной дворняжкой.

Открыв глаза, она несколько расслабилась и сказала:

— Кто говорит, что такая девушка, как я, не может иметь нарядного платья? Вот это платье я купила за шесть шиллингов в лавке старьевщика и подогнала по своей фигуре. Я рада, что выгляжу в нем как богачка высокого происхождения. Может, мне стоит поднять на себя цену? — Она вильнула бедрами, словно маркитантка, приглашающая заняться делом. — Девушке нужно пользоваться тем, что у нее есть, пока товар еще достаточно свеж, чтоб можно было запросить высокую цену.

Кассандра, на мгновение остолбенев от удивления, рассмеялась:

— Мне следовало бы знать, что Маккензи не станет навязывать мне какого-нибудь любителя. Но вам абсолютно необходимо сменить гардероб. Если вы не слишком устали, можем отправиться прямо сейчас в одну лавку на соседней улице, которая все еще открыта.

— Я совсем не устала, — сказала Кири, подумав о беззащитной наследной принцессе, которая не будет в безопасности, пока не поймают заговорщиков. — Чем скорее я начну, тем лучше.

В дверь снова постучали. На сей раз это был Маккензи, который притащил небольшой обитый кожей сундучок. У него был вид уставшего слуги. Стараясь, чтобы голос ее не выдал, Кири практики ради сказала:

— Пожалуйста, поставь это на стол, Дэниел.

Когда он подчинился, Кассандра язвительно проговорила:

— Всем известно, кто ты такой, Маккензи, так что можешь распрямить спину. Удалось ли тебе узнать что-нибудь полезное за сегодняшний день?

Маккензи усмехнулся, и его осанка тут же изменилась.

— Мы с Кармайклом составляли списки наиболее вероятных притонов и игорных домов, где могут быть похитители.

— Трудоемкое дело, — усмехнулась Кэсси.

— Скажите, а ваш список включает парфюмерный магазин «Лезер»? — спросила Кири и, увидев недоумевающую физиономию Мака, добавила: — Это тот магазин в Сент-Джеймсе, где продается одеколон, которым пользуется главарь похитителей. Поскольку это единственное, что мы о нем знаем, лучше начать именно с этого.

— В дорогом магазине не выдадут имя того, кто покупает их продукцию, — предупредил Маккензи.

— Может быть, и так, но попробовать все-таки стоит. Завтра утром. — Она улыбнулась. — Оденьтесь, как положено моему преданному слуге.

Он дернул себя за чуб, как это делают работники с фермы.

— Слушаюсь, миледи.

— Кэрри или Кири, но не миледи.

— Она права, — заметила Кассандра. — Тебе следовало бы знать, Мак. Мы должны вживаться в роли, которые играем.

— Поправка принята, — сказал он и, прикоснувшись пальцами к сундучку на столе, спросил: — Что там внутри, Кэрри? Там что-то позвякивает. Может быть, это портативный пивной бар? Ты еще слишком молода, чтобы вести столь распутный образ жизни.

— Не только слишком молода, но и слишком умна, — уточнила она, расстегивая пряжку на крышке. — Это мой дорожный парфюмерный чемоданчик. — Открыв крышку, она вынула прямоугольную прокладку, под которой обнаружились аккуратно упакованные флаконы на полочках. — В семье моей матери женщины были парфюмерам и со дня сотворения мира. Дома в рабочей комнате у нас имеется масса различных материалов и приспособлений, но я взяла лишь то, что легко поддается перевозке.

— Зачем вы привезли это сюда? — спросила Кэсси, нахмурив брови.

— К этому заданию меня привлекли благодаря моему необычно развитому обонянию. Вот я и подумала, что сундучок может пригодиться. А если нет — ну что ж, я люблю поиграть с ароматами.

Кири, которая большую часть своей жизни прожила в Индии, весьма комфортно уживалась с индийской частью своего существа — в отличие от Адама, очень молодого герцога, которому надо было еще доказать, что он может быть самым настоящим англичанином, и который все еще не нашел равновесия между двумя сторонами своего происхождения.

Кэсси с интересом рассматривала флаконы.

— Можно, я открою бутылочку?

— Конечно. — Кири указала на верхний ряд. — Это базовые смеси, которые я изготовила в качестве основы для духов. А в пузырьке, к которому вы сейчас прикоснулись, находятся духи под названием «Весенние цветы».

Кэсси открыла пробку и осторожно понюхала, потом улыбнулась радостной улыбкой, от которой сразу же показалась гораздо моложе.

— Запах действительно напоминает ароматы весеннего сада! — Она осторожно поставила флакон на место и взяла другой из верхнего ряда. Понюхав его, она сказала: — Слишком сильный запах. Мускусный.

— Потому что это базовая смесь, еще не окончательный продукт, — объяснила Кири. — Многие парфюмеры просто комбинируют сходные ароматы, чтобы усилить их. А мне нравится создавать более сложные ароматы. Я специализируюсь на создании уникальных духов, которые соответствуют личности женщины. Для того чтобы найти аромат, подходящий именно этой женщине, требуется множество экспериментов.

Кэсси взяла флакон с эссенцией роз и мечтательно вздохнула.

— Скажите, а вы не могли бы приготовить духи специально для меня? — спросила она.

— Я буду счастлива сделать это, но мне необходимо лучше узнать вас, — сказала Кири, задумчиво глядя на нее. — У вас множество секретов и характер многослойный. Духи, созданные для вас, должны отражать это.

Кэсси закрыла флакон с розовой эссенцией.

— Вам лучше не пытаться узнать обо мне больше, — заметила она. — Пойдемте, я провожу вас в лавку старьевщика.

— Я тоже пойду с вами, — заявил Маккензи. — Как положено слуге, я понесу ваши покупки.

— Едва ли мне потребуется ваша помощь, — сказала Кири. — Я предполагаю купить только самые необходимые предметы одежды.

— А вдруг вам потребуется защита?

Кэсси презрительно фыркнула:

— Если бы я подумала, что ты умышленно столь оскорбительно отзываешься о моих способностях, Маккензи, ты бы поплатился за это замечание.

На его лице промелькнуло что-то похожее на страх.

— Нет-нет, только не это! Я не хотел тебя оскорбить! — Он улыбнулся. — Я хочу пойти с вами главным образом потому, что мне скучно.

— Эту причину я понимаю, — сказала Кири.

Присутствия Маккензи сегодня не требовалось. Но она получала греховное наслаждение оттого, что он их сопровождает.

Лавка старьевщика была тесной и плохо освещенной, битком набитой поношенной одеждой. Пока Кири соображала, как подступиться к этой беспорядочной свалке одежды, Кэсси крикнула:

— К вам клиенты, миссис Би! Я привела к вам девушку, которой нужно практически все.

Где-то в глубине помещения послышалось шуршание, и появилась жилистая пожилая дама с незажженной трубкой в зубах.

— Это ты, Кэсси? Вижу, что это ты. А это, должно быть, твоя девушка. — Она остановилась возле Кири и, ухватив двумя пальцами ткань ее платья, потерла ее, определяя качество. — Очень хорошая вещь. Хочешь продать его? Я дам тебе за него два платья, а может, даже больше, зависит от того, что ты выберешь.

Кири всегда считала, что умеет приспосабливаться к разным обстоятельствам, но мысль о том, что она будет носить одно из этих нестираных платьев с чужого плеча, заставила ее содрогнуться.

— Сначала я посмотрю, что у вас имеется. То платье, что я ношу, моя мама сшила мне перед самой смертью, и мне оно очень нравится.

— Не сшила ли она тебе чего-нибудь еще, что ты хотела бы продать? — поинтересовалась старая дама.

Заметив иронический блеск в глазах Кэсси, Кири поняла, что той хочется посмотреть, как Кири справляется с жизнью за пределами своего круга. Она печально покачала головой:

— Больше у меня нет ничего, сделанного руками мамы. Я сбежала от своего мужчины только в том, что на мне было. Поэтому я и пришла сюда. — Пошарив в кошельке, она извлекла золотую гинею. — Вот сколько я намерена потратить. Сколько одежды я смогу купить на гинею?

Увидев, что у лавочницы загорелись глаза, Маккензи поднял вверх зеленое атласное платье.

— Примерьте-ка это. Вам оно очень пойдет.

— Если ты думаешь, что я ищу нового мужчину, Дэниел, — капризно протянула Кири, — то сильно ошибаешься. Мне нужна повседневная одежда, а не какая-нибудь вульгарная дешевка с плеча той, которая большего не заслуживает.

— Ну примерьте, — продолжал уговаривать он. — В зеленом шелку вы будете выглядеть великолепно. И я свожу вас в театр.

— Ну ладно, если ты так настаиваешь, — уступила Кири, притворяясь, что делает это неохотно. Они флиртовали, изображая лондонских бедняков: Кэрри Форд позволительно то, что недопустимо для Кири. Ситуация могла стать весьма интересной.

— А нет ли местечка, где я могла бы это примерить, миссис Би? Я не хочу, чтобы Дэнни-бой пялился на меня, когда я стану примерять это платье. — Взяв зеленое платье, она стрельнула глазками в Маккензи и сказала: — Кэсси, не поможете ли мне?

— Туда, пожалуйте. — Миссис Би указала на отгороженный старыми занавесками угол комнаты.

— Ну, как я себя веду? — спросила Кири вполголоса, пока Кэсси помогала ей снять платье.

— Довольно хорошо, но самое трудное впереди, — ответила Кэсси, быстро и умело делая свое дело. — У миссис Би хороший выбор товаров, но торгуется она отчаянно.

— Постараюсь не стать для нее слишком легкой добычей. — сказала Кири. Когда зеленое шелковое платье было зашнуровано, Кири взглянула вниз на свою очень сильно обнаженную грудь. — Будь декольте чуть поглубже, стал бы виден пупок.

Кэсси фыркнула.

— Во время посещения притонов это платье позволит вам близко подходить к мужчинам, играющим в карты. Насколько хорошо вы умеете защищать свою добродетель?

Кири нахмурила брови, понимая, что возникает еще одна проблема.

— Слишком хорошо. Если не буду соблюдать осторожность, то могу переломать кости. Может быть, вы научите меня каким-нибудь более мягким способам ставить на место неуправляемых мужчин?

Кэсси удивилась и была явно заинтригована.

— Мы поговорим об этом позднее. — Взглянув на свою более скромную фигуру, она призналась: — Мне, честно говоря, никогда не приходилось защищать свою добродетель. Ну а теперь вам пора появиться из примерочной и ослепить своего взволнованного поклонника.

С самым вызывающим видом Кири вышла из примерочной.

Маккензи уставился на нее во все глаза.

— Если вы его не купите, я куплю его для вас.

Она мило улыбнулась. Интересно бы узнать, насколько естественна его реакция? Может, это часть игры, в которую они играют?

— И ты подумал, что я разрешу тебе это сделать? Не такая я дурочка! — Она разгладила руками шелковую юбку.

Маккензи печально взглянул на нее.

— Может быть, вы еще передумаете.

Может быть, она и передумает. Но пока ей доставляло огромное удовольствие дразнить Маккензи.

В конце концов Кири ушла из лавки миссис Би с зеленым шелковым платьем, золотистым вечерним платьем, которое было несколько менее соблазнительным, чем зеленое, утренним платьем и несколькими другими предметами одежды. Способность Кири торговаться заставила Маккензи и Кэсси широко раскрыть глаза от удивления.

Истратив последний полупенсовик от своей гинеи, Кири вручила всю кучу покупок Маккензи.

— Сделай хоть что-нибудь полезное, Дэнни-бой, иначе никогда больше не увидишь меня в зеленом шелковом платье.

— Слушаюсь, мисс Форд, — смиренно сказал он, хотя не прикрытый нашлепкой глаз его весело поблескивал.

Когда они ехали домой, Кэсси спросила:

— Где вы научились так лихо торговаться? Мне показалось, что миссис Би вот-вот расплачется.

— Она наслаждалась этим не меньше, чем я, — усмехнувшись, сказала Кири. — А где я научилась торговаться? Для этого нет лучшей тренировочной площадки, чем восточный базар.

Все рассмеялись, и она почувствовала, что с успехом прошла свою первую проверку.

Глава 19

Мак сомневался в том, что Кири наденет зеленое шелковое платье, когда они отправятся в «Лезер», но надежды не терял. Когда она, одетая в черное, стала спускаться вниз по лестнице, он почувствовал разочарование.

А потом — остолбенел. На ней было элегантное черное траурное платье, которое она привезла с собой. Он догадывался, что декольте должно было непременно прикрываться кружевной косынкой. Однако кружевная косынка отсутствовала, что позволяло увидеть ее великолепные формы ровно настолько, чтобы любой мужчина испытал вожделение.

Ее черная траурная шляпка была снабжена многими ярдами черной вуали, ниспадавшей на плечи. Вуаль мешала отчетливо разглядеть черты ее лица и в то же время способствовала созданию трагического образа попавшей в беду красавицы. «Дыши глубже, Маккензи, дыши…»

Когда его мозг снова начал функционировать, он сказал:

— Вы выглядите так, как будто сошли со страниц готического романа о распутной вдове.

— Великолепно! — сказала она и обмахнулась черным кружевным веером. — Я хотела создать образ скорбящей, но не утратившей вкуса к жизни вдовы. Надеюсь, что сочетание сочувствия и похотливости будет способствовать получению нужных нам сведений.

— У бедолаг из «Лезер» нет никакого шанса устоять, — с убежденностью отозвался Мак.

— Я на это надеюсь, — сказала Кири и, вытащив из ридикюля черную траурную повязку, повязала ее ему на рукав. — Мои слуги, разумеется, тоже должны носить траур. У настоящего ливрейного лакея не должно быть нашлепки на глазу, однако у вас она хорошо сочетается с серым цветом ливреи.

— Я терпеть не могу напудренные парики, однако когда притворяешься кем-то другим, детали играют очень важную роль, — заметил он, сопровождая ее к поджидавшему экипажу.

У Керкленда в Лондоне было несколько экипажей. Одним из них была внушительного вида карета с его гербом на дверце, другим — потрепанный наемный экипаж, для тех случаев, когда требовалось соблюдение анонимности. Экипаж, которым сегодня воспользовался Мак, был дорогой, но не имел никаких особых примет, а поэтому его было трудно запомнить.

Мак кивнул кучеру, который был одним из людей Керкленда, подсадил Кири в экипаж и занял свое место на запятках. Конечно, было бы гораздо приятнее ехать внутри вместе с леди, но ведь он всего лишь слуга!

Когда они доехали до «Лезер», Мак помог Кири выйти из экипажа. Она дала ему сложенный лист бумаги и сказала:

— Это для записи.

Он удивился, но послушно ответил:

— Слушаюсь, миледи.

Как положено хорошо вышколенному лакею, он придержал дверь, чтобы пропустить внутрь магазина высокородную леди, которая полагает, что, куда бы она ни пошла, за ней должны следовать ее слуги.

В магазине «Лезер» пахло дорогими духами. За прилавком стоял хорошо одетый мужчина среднего возраста. Увидев входящую Кири и сопровождающего ее Мака, он сразу же пошел ей навстречу.

— Добрый день, сэр! — сказала продавцу Кири. — Мне говорили, что у вас продаются лучшие духи в Англии.

— Так оно и есть. Меня зовут мистер Вудхалл. А вы — леди… — произнес он с вопросительной интонацией.

Кири жестом приказала ему замолчать.

— Прошу вас, никаких имен, мистер Вудхалл, хотя вы, конечно, узнали меня. Может показаться предосудительным, что я покупаю такую легкомысленную вещь, как духи, едва успев похоронить своего дорогого мужа.

При этих словах голос ее трогательно задрожал. Ни дать ни взять безутешная вдова, которая старается держаться.

А она продолжала:

— Мне кажется, что прекрасные ароматы помогают человеку не погрузиться в меланхолию.

— Не вы одна так думаете, — сказал Вудхалл. — То же самое мне говорили и другие. Ваш долг использовать все, что может помочь вам поддержать силы в столь трудное время.

— Вы абсолютно правы, — с благодарностью сказала она. — Какие из ваших духов вы считаете наилучшими?

Он задумчиво выпятил губы.

— Для вас, миледи, я предложил бы «Королевские фиалки». Это те самые духи, которые обожает императрица Жозефина.

— Великолепно. Позвольте мне попробовать, — сказала Кири и принялась медленно стягивать с левой руки перчатку, обнажая свою кремовую кожу красиво контрастирующую с черной перчаткой.

Когда Кири сняла перчатку, все увидели простое обручальное кольцо, которое подтверждало ее вдовий статус. Она тоже понимала важное значение правильно подобранных деталей.

Кири грациозно протянула руку ладонью вверх мистеру Вудхаллу.

— Нанесите мазочек духов на мой пульс, — сказала она.

Лихорадочно глотнув воздух, он подчинился. Она поднесла к носику свое запястье и деликатно вдохнула аромат сквозь вуаль.

— Какой тонкий запах. Но здесь, мне кажется, не только фиалки. Здесь есть немного гвоздики и, по-моему, ландыша, не так ли?

Он удивленно вздернул брови.

— У вас, миледи, превосходное обоняние.

— Если не возражаете, я хотела бы попробовать еще что-нибудь.

Естественно, мистер Вудхалл не возражал. Из закрытых ящичков было извлечено еще несколько флаконов, и на разные места ее левой руки были нанесены пробные мазочки. Потом последовало обсуждение. Кири не только продемонстрировала свои познания в области парфюмерии, но и заставила этого мужчину вспотеть от подавляемой похоти.

Наконец Кири выбрала духи, заплатив за них баснословную сумму золотыми гинеями. Потом, наклонившись к мистеру Вудхаллу, сказала ему конфиденциальным тоном:

— Есть еще один вопрос, который я хотела бы обсудить с вами. Насколько мне известно, вы изготавливаете одеколон под названием «Алехандро»?

— Совершенно верно. Это самый элегантный одеколон для джентльменов, которому нет равных. — Он сделал попытку отвести взгляд от ее декольте и посмотреть ей в глаза. — Это был любимый одеколон вашего покойного супруга?

— Нет-нет, он предпочитал отличный одеколон, но, на мой взгляд, лишенный оригинальности, — сказала Кири. Лицо ее выражало сожаление. — Но я помню один запах… Можно мне попробовать «Алехандро», чтобы убедиться, что это тот самый запах?

— Разумеется, миледи.

Кири снова протянула свое тонкое запястье, и он нанес на кожу капельку одеколона. Она закрыла глаза и вдохнула аромат:

— О да, это именно тот запах, который я помню. Я возьму флакончик.

— Конечно, миледи.

Упаковывая флакон в плотный пергамент, мистер Вудхалл спросил:

— Это подарок?

— Это… трудно объяснить. — Кири уложила упакованный флакон в свой ридикюль. — Я встретила одного джентльмена… Он был так добр ко мне в моем горе. Мне хотелось бы найти его и поблагодарить за его доброту, но нас прервали… я не узнала его имени. Мне показалось, что он пользуется одеколоном «Алехандро», и теперь я убедилась в этом.

— Вы уверены, что это был «Алехандро»? — спросил мистер Вудхалл.

Кири слегка приподняла брови.

— В том, что касается ароматов, я не делаю ошибок, сэр.

— Нет-нет. Конечно, не делаете, — торопливо проговорил он. — Вы способны распознавать ароматы как профессиональный парфюмер, Так вы покупаете одеколон, чтобы помнить о его доброте? Запах оказывает очень мощное воздействие на память.

— Откровенно говоря, я надеюсь отыскать этого джентльмена. Поскольку «Алехандро» — одеколон редкий и дорогостоящий, у вас наверняка не так уж много его постоянных покупателей. Думаю, ничего плохого, если вы назовете их имена, — очаровательно улыбнулась она.

Мистер Вудхалл наморщил лоб, разрываясь между профессиональной осторожностью и желанием услужить леди.

— Не думаю, что было бы благоразумно с моей стороны раскрывать имена клиентов.

— Разве можно считать мужской одеколон сведениями личного характера, ведь мужчина пользуется им, чтобы все, кто пожелает, могли оценить его качество? — сказала Кири.

— Это правда, — неуверенно подтвердил он. — Но число покупателей все-таки довольно велико. Трудно перечислить всех. Не могли бы вы описать этого джентльмена?

— Он довольно высокого роста, хорошо сложен, широкоплечий. Думаю, ему около сорока лет. У него темно-русые волосы, начинающие редеть.

— Это несколько сужает круг поиска — согласился мистер Вудхалл.

Не в силах устоять перед взглядом огромных, полных надежды глаз Кири, он вытащил из ящика гроссбух. Даже с другого конца комнаты Мак смог прочесть надпись «Алехандро» на кожаном переплете.

Кири чуть изменила положение, позволив Маку достать бумагу и карандаш, которыми она его снабдила. Мистер Вудхалл принялся перелистывать гроссбух.

— Посмотрим, кто подходит под ваше описание. Возможно, лорд Харгрив. Или мистер Шератон. Или капитан Хоули. Или может быть…

Он перечислял имена, Кири внимательно слушала, а Мак их записывал. Назвав примерно дюжину имен, парфюмер закрыл гроссбух.

— Это все, миледи. Как вы сами говорили, мужчин, которые пользуются одеколоном «Алехандро», совсем немного, и еще меньше тех, среди которых может оказаться джентльмен, который вас интересует.

— Вы были так добры! — Кири наклонилась вперед и легонько поцеловала парфюмера сквозь вуаль в щеку. — Я безмерно вам благодарна.

Мистер Вудхалл просиял.

— Рад был услужить вам, миледи, — сказал он.

Улыбнувшись последний раз своей лучезарной улыбкой, Кири повернулась и направилась к двери магазина.

Экипаж Керкленда поджидал их неподалеку. Когда они подошли к экипажу, Мак помог Кири сесть. Потом, сказав кучеру: «На Эксетер-стрит, пожалуйста!» — он, забыв о правилах приличия, взобрался в экипаж и уселся напротив Кири.

Кири усмехнулась, взглянув на него, и откинула с лица вуаль.

— Все прошло довольно хорошо, — сказала она. — Но разве ты не должен находиться на запятках экипажа?

— Пробыв пару часов человеком респектабельным, я испытываю потребность возвратиться к самому себе. — Ом уставился в окно, опасаясь смотреть на нее с такого близкого расстояния. — Почему эти духи так безумно дороги?

— Очень дороги ингредиенты, к тому же приходится платить ренту, да и парфюмер хочет иметь хорошую прибыль, — пояснила она.

— Зачем ты купила второй флакон? — поинтересовался он. — Ну разве что хотела доставить удовольствие владельцу магазина, потратив столько денег.

— Это было частью задуманного сценария. Мне показалось, что всем участникам нашей охоты было бы полезно узнать, как пахнет одеколон «Алехандро». — Покопавшись в ридикюле, она извлекла флакон и протянула ему. — У него ярко выраженный запах, так что большинство людей могут его распознать, даже если они не замечают его тонких видоизменений, зависящих от того, кто им пользуется.

Он открыл флакончик и понюхал.

— Похоже на сочетание мускуса с чем-то острым. Не могу сказать, что он мне нравится. — Закрыв флакон пробкой, он возвратил его ей.

— У тебя хорошее обоняние, — заметила Кири, снова укладывая флакон в ридикюль. — Этот запах узнаваемый, мужской и явно дорогой. Тебе знаком кто-нибудь из перечисленных людей?

— Большинство из них время от времени посещали «Деймиен». — Он нахмурился. — Жаль, что я не рассмотрел как следует того парня и не могу сказать, кем из моих клиентов он мог быть.

— Быть может, у Керкленда появятся какие-нибудь мысли на этот счет, когда он увидит список. — В ее голосе звучал юмор. — Почему ты не смотришь на меня? Ты пришел в ужас оттого, что я флиртую? Не забудь, ради чего я это делаю.

Мак чуть зубами не заскрипел. Она была восхитительна, и каждый дюйм ее соблазнительного тела так и звал не противиться греху. Он торопливо опустил шторы на обоих окошках, потом повернулся и крепко поцеловал ее в губы.

Он был готов почувствовать соблазнительный вкус ее губ. Но он был не готов к тому, что она прижмется к нему и ответит на поцелуй. Пульс Мака бешено забился, прогнав из головы все здравые мысли.

Она каким-то образом оказалась у него на коленях. Их тела так же нетерпеливо прижались друг к другу, как и их губы. Здравого смысла как не бывало. Он не мог думать ни о чем, кроме Кири, — храброй, неотразимой и довольно большой проказнице.

Его рука скользнула под юбку и обхватила ладонью безупречную округлость ягодицы.

— Боже милосердный!.. — простонал он. — Кири…

Он крепко сжал ее в объятиях, испытывая дрожь наслаждения и с ужасом сознавая безумие того, что он делает. Он чуть отстранился, чтобы она могла вздохнуть, и зарылся лицом в ее душистые волосы. Ее черная шляпка и шпильки исчезли неизвестно куда. Его напудренный парик тоже свалился с головы.

Обнимая ее за плечи одной рукой, он переместил ее на сиденье рядом с собой и, наклонившись, снова поцеловал, а другая его рука тем временем скользнула вверх по ее ноге к гладкой, упругой плоти бедра. Ее губы были нетерпеливы, а колени гостеприимно раскрылись. Его рука неторопливо поднялась еще выше — туда, где было влажно и горячо. Она охнула, когда он впервые прикоснулся к ее самому интимному месту.

Когда он несколькими нежными прикосновениями довел ее до точки наивысшего наслаждения, она вскрикнула. Пока дрожь ее тела не утихла, он, поглаживая, крепко прижимал ее к себе и не переставал мысленно ругать себя за то, что вёл себя как бесчестный болван.

Город жил своей жизнью: шум экипажей, визгливый голос уличного торговца, грязные ругательства, которыми осыпал кого-то возница… Но внутри экипажа было тихо, если не считать дыхания, постепенно восстанавливающего ритм.

Держать в объятиях Кири было счастьем, о каком он никогда и не мечтал. Он понял теперь, что она имела в виду, говоря, что каждый человек имеет свой особый запах, потому что даже под несколькими слоями духов и пота он ощущал аромат самой Кири, которого уже никогда не забудет. От нее пахло силой и юмором. И озорством.

Однако счастье было с привкусом отчаяния. Ему не следовало допускать столь интимных отношений между ними. Это заставляло его мучительно желать большего, с горечью сознавая при этом, что он уже и так получил слишком много.

Кири хриплым голосом прошептала:

— Объясни мне, почему нечто совершенно правильное считается неправильным?

— Страсть лежит за пределами правильного и неправильного. Она существует для того, чтобы продолжало существовать человечество. — Он вздохнул и погладил ее блестящие темные волосы, каскадом ниспадавшие почти до самой талии. — Но общество имеет причины не относиться снисходительно к страсти. Веские причины. Они имеют отношение к защите женщин и детей. А поскольку мы живем в обществе, эти правила нельзя игнорировать.

— А я-то думала, что ты все время нарушаешь правила, — искоса глядя на него, сказала она.

— Некоторые правила. Не те, нарушение которых причиняет вред другим. Особенно тем, кто мне дорог.

— Значит, я тебе дорога?

Этот наивный вопрос тронул его.

— Разве я могу оставаться равнодушным к тебе? Ты такая замечательная и такая красивая. — У него дрогнули губы. — Если бы ты не была дорога мне, я вел бы себя гораздо лучше.

— Я рада тому, что ты не вел себя лучше. — Даже в полутьме экипажа он заметил, как вспыхнули ее зеленые глаза. — Ты прав, эти правила не следует игнорировать. Но мы оба находимся сейчас как бы вне твоей и моей жизней, и я намерена воспользоваться этим. — В ее глазах блеснули озорные искорки. — И тобой.

Он рассмеялся, завороженный таким сочетанием светскости и наивности. Пребывание в армейской среде, в которой она росла, и прирожденная любознательность позволили ей приобрести более богатый опыт, чем имеется у большинства юных леди ее класса. Чистый огонь юности, который горел в ней, еще не успел потускнеть от всяких несправедливостей жизни.

Ее самонадеянность объяснялась ее высоким происхождением, уверенностью в том, что нарушение правил, установленных обществом, уж для нее-то не повлечет последствий. Но они пришли из разных миров, которые соприкоснулись сейчас по чистой случайности.

Напомнив себе об этом, Маккензи сказал:

— Это драгоценный момент, но я не намерен воспользоваться тобой и, черт возьми, сделаю все, чтобы не позволить тебе воспользоваться мной! — Он схватил ее за талию и пересадил на противоположное сиденье, где она и должна бы была оставаться с самого начала. — А теперь нам нужно придать себе по возможности презентабельный вид, поскольку мы приближаемся к Эксетер-стрит.

Она подняла шторы.

— Боже мой, мы оба выглядим совершенно неприлично. Как будто мы делали именно то, что делали. Ты не видел на полу моих шпилек?

Пошарив по полу, он умудрился отыскать несколько шпилек.

— Этого достаточно? У тебя их было больше, но я не могу их найти.

— Хватит и этих, — сказала она и опытной рукой заколола на затылке тяжелые волосы, разгладила руками помятое платье, потом надела шляпку и опустила на лицо вуаль.

Сожалея, что у него самого нет вуали, Мак отыскал на полу напудренный парик и снова водрузил его на голову. Наклонившись с противоположного сиденья, она аккуратно поправила парик. Ее лицо находилось всего в нескольких дюймах от его лица.

— Вот. Так значительно лучше.

Их взгляды встретились, и он подумал: интересно, было ли в его взгляде такое же страстное желание, как в ее глазах? Очень осторожно наклонившись вперед, он поцеловал ее в губы прощальным, полным сожаления поцелуем.

— Лучше бы мы никогда не встречались, — пробормотал он, смакуя вкус ее теплых губ. — И все же я не жалею о том, что мы встретились, хотя это очень эгоистично с моей стороны.

— Я тоже не жалею об этом, — сказала она, со вздохом откинувшись на спинку сиденья. — Иногда бывает, что проявление эгоизма — это именно то, что нужно.

Он восхищенно посмотрел на нее и рассмеялся.

— Мой брат Уилл говорит, что Эштон одновременно и христианин и индуист, но ты, моя дева-воительница, самая настоящая язычница.

По ее лицу медленно расплылась озорная улыбка.

— Ну что ж, тем лучше.

Глава 20

К тому времени как они добрались до Эксетер-стрит, Маккензи успел превратиться в безупречного лакея с непроницаемой физиономией. Кири, которую он, высадив из экипажа, сопроводил в дом, надеялась, что тоже успешно привела себя в порядок.

Как только они оказались в стенах дома, Маккензи сбросил с себя напудренный парик, а с ним и свой официальный вид.

— Терпеть не могу эту штуку. Мне кажется, что я ношу на голове мертвое животное.

Кири, несколько расслабившись, улыбнулась:

— Кролика? Или, возможно, хорька?

— Скорее — барсука. У него шерсть грубее, — заметил он. Потом, став серьезным, сказал: — Теперь, когда у нас имеются эти имена, я отправлю записку Керкленду и попрошу о встрече с ним и Кэсси.

Кири с сосредоточенным видом снимала шляпку, что давало ей повод не смотреть на Маккензи. Он всегда был чертовски привлекательным, и чем интимнее становились их отношения, тем более неотразимым она его находила.

— Какую роль во всей этой операции играет Кэсси?

— Она наполовину француженка и подолгу живет во Франции. Она походит по клубам и тавернам, где бывают французские эмигранты, и, может быть, что-нибудь разведает.

— Она будет ходить одна? — спросила Кири. Она могла бы и сама посещать эти логова зла, но только если это было бы вопросом жизни и смерти.

— У нее будет напарник — возможно, Роб Кармайкл. Он по своей профессии сыщик с Боу-стрит, но работает также и с Керклендом. Он отлично владеет французским языком.

— Несомненно, еще один выпускник Уэстфилдской академии?

Маккензи хохотнул с довольным видом:

— Так оно и есть. Где только наших не встретишь! Пусть даже мы не были закадычными друзьями в школьные годы, существует определенный уровень доверия друг к другу среди «исчезнувших лордов» леди Агнес.

Кири направилась к лестнице.

— А взаимное доверие играет жизненно важную роль при выполнении данного конкретного задания?

— Даже еще более жизненно важную, чем обычно. — Он нахмурился. — При других обстоятельствах мой управляющий клубом Баптист был бы хорошим сопровождающим для Кэсси, потому что он настоящий француз и имеет многочисленные связи во французской эмигрантской общине. Я долгие годы доверял ему свой бизнес. Но в данном случае я не могу доверять никому из людей, работающих в. «Деймиене».

— Я видела Баптиста на маскараде, — сказала Кири. Когда она искала в зале Маккензи, то заметила хорошо одетого управляющего, бдительно следившего за всем, что происходило вокруг. — Он должно быть, расстроился, узнав о твоей смерти.

— Керкленд говорил, что он был просто потрясен и даже заболел, однако как только ему стало лучше, он сказал Керкленду, что если клуб будут продавать, он хотел бы поучаствовать в торгах. На редкость практичный народ эти французы.

Кири чуть помедлила, держась за перила лестницы.

— А что, если он тайный бонапартист, который помогал похитителям?

— Я думал об этом, — медленно произнес Маккензи. — Но если это так, то он является одним из величайших актеров в Лондоне. Он всегда с презрением относился к революции и императору. Половина его семьи погибла во время разгула Террора, и сам он едва остался в живых.

Она нахмурила брови.

— Но если ты считаешь «Деймиен» очень подходящим местом для сбора информации, то он тоже может так считать.

Маккензи задумался. Ей нравилось, что он размышляет над ее словами, вместо того чтобы отмахнуться от сказанного потому лишь, что она женщина.

— Теоретически это возможно, но я очень хорошо знаю Баптиста. Когда упоминают о Бонапарте, его трясет от ненависти.

Кири согласилась с его мнением: Маккензи, занимаясь таким бизнесом, должен был превосходно разбираться в людях.

— Сообщи мне о времени встречи, а если ты дашь мне список имен, я сделаю копии.

— Хорошая мысль, — похвалил он, возвращая ей карандаш и бумагу, на которой записал имена.

Она стала подниматься вверх по лестнице, твердо решив не оглядываться на него. Иначе ей не захотелось бы уходить.

Измученная событиями этого утра, Кири уселась на деревянный стул. Она не хотела вспоминать о том, что она чувствовала в объятиях Маккензи, но ни о чем другом думать не могла. Его прикосновение, его тепло, его сила — по ее телу пробежала дрожь, сводя на нет все ее благие намерения быть благоразумной.

Маккензи прав: страсть существует отдельно от принятых в обществе правил. Бунтарство было свойственно ее характеру, но ее семья едва ли согласилась бы принять в число своих членов игрока с сомнительной репутацией. А генерал пришел бы в ужас, узнай он, что она общается с человеком, которого уволили из армии за недостойное поведение.

Возможно, она еще могла бы поспорить с семьей, встав на защиту любимого мужчины, но она не могла сделать ничего такого, что плохо отразилось бы на членах семьи. Если бы это, например, сократило выбор женихов для ее младшей сестры, более скромной и более благовоспитанной. Кири обожала младшую сестру со дня ее рождения. Томаса она тоже обожала, хотя никогда не говорила об этом вслух, чтобы не смущать ни сестру, ни брата.

И Люсия, и Томас были настоящими Стилуэллами — здравомыслящими и практичными. Адам был ее братом и по отцу, и по матери, и, хотя они воспитывались в разных частях мира, у них обоих была склонность к романтизму, унаследованная, должно быть, от их отца, который недолгое время был герцогом Эштоном. Он так ненавидел свое герцогство, что, даже заболев лихорадкой, не захотел покинуть Индию и умер. По крайней мере так считал Адам.

Словом, она любила свою семью и не хотела ее обесчестить. Но все же до чего трудно контролировать свои чувства! Помогало то, что Маккензи был, кажется, не из тех, кто торопится жениться. Она верила, что небезразлична ему. Но она верила также, что когда он хотел женщину, у него не было недостатка в выборе. Если бы он когда-нибудь женился, то, наверное, выбрал бы себе в жены актрису, такую же яркую и презирающую условности, как и он сам.

Но Кири действительно хотела воспользоваться этим коротким мгновением своей жизни. В течение нескольких дней или недель они будут вместе выполнять одно задание и жить под одной крышей. Что плохого в том, что ей придется нарушить еще несколько правил?

Если в ее распоряжении всего несколько недель, уж она постарается максимально использовать их.


— Керкленд сказал, что может опоздать и чтобы мы садились ужинать без него, — сказал Маккензи, обращаясь к Кири, Кэсси и Робу Кармайклу, сыщику с Боу-стрит. Сыщик был высокий, поджарый и сдержанный. Он был немного похож на Керкленда.

Совещание по вопросу стратегии происходило во время ужина, состоявшего из густого рыбьего рагу с овощами и свежеиспеченного хлеба. По общему согласию, все сосредоточились на еде и не говорили о делах. У Кири, отдохнувшей в своей комнате, появился аппетит, и к тому времени как появился Керкленд, она доедала вторую порцию рагу.

Коротко поздоровавшись, он сказал:

— Я рад, что вы уже поели. Моя новость может испортить вам аппетит. Сегодня после полудня имела место попытка убийства принца-регента.

Кири охнула. Принц-регент, что бы там ни говорили, все-таки был правителем Англии.

— Принц ранен? — спросила она.

— Он не пострадал, хотя, понятно, очень расстроился. Теперь он стал относиться к этому заговору гораздо серьезнее, — мрачно сказал Керкленд. — Но один из моих людей был тяжело ранен.

— Кто? — сразу же спросил Кармайкл. — И насколько тяжело?

— Эдмунд Стивенсон. Хирург полагает, что его руку можно спасти.

— Убийцу поймали? — спросил Маккензи.

— Их было трое. Двое убежали, а третьего застрелил Стивенсон. Кажется, это француз.

— Хочешь, я взгляну на тело? — спросила Кэсси. — Может быть, я его узнаю.

— Очень надеюсь на это, — сказал Керкленд, нахмурившись. — Мне не хотелось бы просить вас об этом, Кири, но не могли бы вы пойти с Кэсси и со мной и посмотреть, не был ли он одним из похитителей, которых вы видели в клубе?

— Разумеется.

— Тогда мы могли бы пойти прямо сейчас, — предложил Керкленд.

Кэсси бросила на него пытливый взгляд:

— Сядь и поешь, Керкленд. От голода твой мозг не станет работать лучше.

Запротестовавший было Керкленд устало улыбнулся.

— Ты права, — сказал он, принимая из рук Кэсси порцию рагу.

Пока Керкленд поглощал рагу, — он явно был голоден, — Маккензи сказал, улыбнувшись Кири:

— Мы должны обсудить еще один вопрос. Помните, леди Кири определила, каким одеколоном пользуется главарь похитителей? Нынче утром мы побывали в магазине, где продают этот одеколон, и она, очаровав владельца, убедила его дать список клиентов, которые пользуются этим одеколоном и подходят под общее описание человека, которого мы разыскиваем.

Керкленд, оторвавшись от еды, одобрительно взглянул на нее:

— Вы прирожденный агент, Кири.

Она рассмеялась.

— Приятно слышать, что моя способность напрашиваться на неприятности может принести какую-то пользу. — Она достала крошечные пузыречки с двумя каплями «Алехандро» в каждом. — У нас нет гарантии, что разыскиваемый человек все время пользуется этим одеколоном, но все-таки это еще один маленький штрих к его описанию.

Пока все нюхали одеколон в пузырьках, Керкленд сказал:

— Я хотел бы взглянуть на список имен, которые он вам назвал.

— Сегодня днем я сделала копии, — сказала Кири и раздала их каждому. — Некоторых из этих людей я встречала в обществе, но почти ничего не могу о них сказать..

— По меньшей мере пятеро из них французы или имеют прочные связи с эмигрантской общиной, — добавила Кэсси.

Керкленд бегло просмотрел список.

— Мерритт с весны находится в Вест-Индии, Палмер служит на флоте и редко бывает в Англии, лорд Уэллстон ирландский пэр, он редко пересекает Ирландское море. — Он достал карандаш и сделал пометки возле фамилий.

— Большинство этих людей из списка довольно часто бывали в «Деймиене», и я мог бы их узнать, — сказал Маккензи. — Я знаю, кого бы я заподозрил в первую очередь, но это всего лишь мои догадки.

— Догадки человека, который управляет игорным домом, я уверен, заслуживают внимания, — сказал Керкленд. — Кто из этих людей кажется тебе самым подозрительным?

Маккензи назвал фамилии, и в течение следующего часа они обсуждали кандидатуры предполагаемых злодеев. К тому времени как они закончили, список сократился до шести человек: сэр Уилбер Уилкс, Джордж Бердетт, Жак Мэссон, лорд Фендалл, граф Вассер, Пол Клемент.

Кири звездочками отмечала эти имена в списке.

— Конечно, может оказаться, что все они невиновны, — пробормотала она.

— Вот так и ведется расследование: кусочек за кусочком, пока не начнет вырисовываться общая картина, — улыбнувшись, сказал Кармайкл. — Людям нетерпеливым такая работа не по зубам.

Керкленд отодвинул от стола свой стул.

— Труп убийцы, которого нужно опознать, возможно, еще одна частица общей картины. Вы готовы, Кири?

— Жду ваших указаний, лорд Керкленд, — сказала она, тщательно контролируя выражение своего лица. Ей хотелось, чтобы ее, подобно Кэсси, считали готовой к чему угодно.


Труп убийцы лежал на покрытом пятнами столе в холодной комнате у реки. Кири сделала все возможное, чтобы уберечь свой нос от вдыхания многочисленных запахов старого дома. Когда они пересекали скудно освещенную комнату, чтобы взглянуть на труп, Маккензи тихо пробормотал:

— Держись, девочка.

Она была благодарна ему за то, что он положил ей на талию свою теплую руку, и надеялась, что никто больше не замечает, что она нервничает. Сказав себе, что она может сделать это, Кири подошла к столу с одной стороны, а Кэсси уже стояла с другой.

Труп был по самую шею прикрыт простыней. Судя по всему, это был человек среднего роста или чуть ниже. Худой, даже костлявый.

Маккензи высоко поднял фонарь, чтобы свет падал на лицо убийцы.

— Вы узнаете его?

Кири внимательно вгляделась, пытаясь представить себе это лицо частично закрытым маской. На вид человеку было около сорока лет, но, если он прожил тяжелую жизнь, он мог казаться старше своего возраста. Она нахмурила брови, напрягая память.

— У человека из клуба был шрам на левой щеке — отсюда и досюда. — Она показала пальцем. — Я только что вспомнила об этом.

— А что скажешь ты, Кэсси? — спросил Керкленд.

— Я узнаю его, — сказала Кэсси. — Это Эрве. Я встречала его в одной из французских таверн. Он из тех людей с дурной репутацией, которые толкутся вокруг эмигрантской общины в Лондоне. Я слышала, что он служил в наполеоновской армии, пока не дезертировал.

— Понятно. Эрве и ему подобных можно нанять для осуществления всяких уголовных деяний, — заметил Керкленд.

— Именно так. Я наведу кое-какие справки, — добавила Кэсси. — Возможно, это поможет нам узнать, кто его нанял.

— Если ни у кого нет каких-либо других предположений, — сказал Керкленд, натягивая простыню на голову Эрве, — то нам, леди и джентльмены, пора начинать охоту!..

Глава 21

Кири, изображающая бестолковую шлюху, не спеша спускалась по ступенькам лестницы — первая ее вылазка в злачные места ночного Лондона. На ней было шелковое платье со скандально глубоким декольте, подол которого она чуть приподнимала одной рукой. Чтобы несколько смягчить впечатление от слишком глубокого декольте, ее шею украшала масса дешевой бижутерии. От нее исходил запах духов ее собственного изобретения. Аромата сирени в них не было. Сегодня она пользовалась не столь невинным ароматом.

У нее также был при себе складной веер. Кэсси показала ей, куда следует ткнуть складным веером надоедливого мужчину, если придется защищаться.

Маккензи ждал у основания лестницы. Его взгляд был прикован к Кири. Глядя на нее, он проговорил с ланкаширским акцентом:

— Ты готова к первому посещению логова зла, Кэрри, девочка моя?

— Уж будь уверен, я готова, Дэнни-бой, — ответила она с ирландской живостью речи, внимательно глядя на Маккензи. Одет он был на редкость вульгарно. Загар на лице говорил о том, что этот человек много времени проводит на солнце. Нашлепка закрывала голубой глаз, оставляя на виду карий, который соответствовал цвету его лица. Волосы были с проседью, а подкладки вокруг талии делали его фигуру более коренастой. Даже хороший знакомый с трудом узнал бы его.

Они заранее разработали свои роли. Он был Дэниелом Маккеем, процветающим владельцем мельницы неподалеку от Манчестера, приехал в Лондон по делам и чтобы поразвлечься. Она была Кэрри Форд, его любовницей. Он был провинциал, но весьма проницательный. Кири должна была изображать хихикающую шлюху. Это она хорошо умела делать.

Она кокетливо потрепала его по руке сложенным веером.

— Я впервые в Лондоне, а ты человек бывалый, так что я ожидаю, что ты развлечешь девушку на всю катушку.

— Уж я постараюсь. — Он помог ей надеть плащ, поскольку, пока они осматривали труп француза, сгустился туман. — Я надеюсь, что ты ночная птица, сова, потому что в таких местах, которые нам предстоит посетить, настоящая жизнь начинается только после полуночи.

Возле дома их ждал потрепанный наемный экипаж. Когда Маккензи подсаживал ее в карету, она взглянула на место кучера.

— Это один из людей Керкленда, — объяснил он. — Абсолютно надежный человек и хороший помощник в случае какой-нибудь заварушки.

Когда он уселся рядом с ней и экипаж тронулся, Кири сказала:

— Знаешь, у меня такое чувство, будто я ищу иголку в стоге сена. Причем иголки там вообще может не быть. Что, если нужный нам человек не в настроении играть, или слишком занят, чтобы развлекаться, или предпочитает другие игорные заведения? Или вдруг у него не осталось больше «Алехандро» и он не намерен платить целое состояние за еще один флакон?

— Все возможно, — сказал Маккензи весьма рассудительно, что было ему несвойственно. — В работе такого рода важно отмести все возможности. И если не обыскать тщательно весь стог сена, можно упустить шанс. — Он взял ее за руку. — Но даже если нам не повезет, это все же кое-чем компенсируется.

Кири тихонько рассмеялась, сжав его руку.

— Что правда, то правда, — отозвалась она.

Когда экипаж повернул на Стрэнд, он сказал:

— Я тут подумал еще об одном стоге сена. Ты не могла бы опознать контрабандиста, у которого был нож?

Кири вспомнила о потасовке в пещере: его рост, отвратительный запах рыбы, хриплый голос.

— Я не уверена. Все произошло очень быстро, и у него не было никаких особых примет, которые помогли бы опознать его. Одеколоном он явно не пользовался, от него лишь воняло рыбой. Думаешь, мы могли бы вернуться туда? Мы ведь тогда ушли незаметно.

Он рассмеялся.

— Тонко подмечено. Вернувшись в Лондон, я сразу же написал Хауку: хотел узнать, собирается ли он по-прежнему вести со мной дела. Насколько я мог понять из его ответа, большинство контрабандистов сочли потасовку обычным делом и остались весьма довольны дополнительной платой за девчонку. Они, как и прежде, дорожат таким клиентом, как я.

— Сомневаюсь, что с этим согласился Говард, — сдержанно заметила Кири. — Хотя… это всего лишь один человек. И под покровительством Хаука мы будем в безопасности.

Экипаж остановился перед неприметным зданием на Джереми-стрит. На небольшой медной дощечке у двери было написано: «Джонсон».

Маккензи выскочил из экипажа и вытащил приставные ступеньки.

— Если нам придется отправиться в Кент, ты готова поехать? Или ты сыта по горло контрабандистами?

Вспомнив, как ее держали в плену, прикованной цепью к стене, она с трудом подавила дрожь.

— А как они отреагируют, когда увидят меня снова? Это не встревожит их?

— Кэсси может сделать тебя неузнаваемой. Ты даже можешь поехать под видом юноши. — Он усмехнулся. — Правда, для того, чтобы скрыть твои формы, потребуется как следует забинтовать тебя. Я пойму тебя, если ты откажешься ворошить еще один стог сена.

Кири с горечью поняла, что когда требуется сделать что-нибудь трудное, все почему-то считают, будто она слишком слаба или труслива, а поэтому немедленно согласилась:

— Я поеду.

— Умница, — сказал он. Обняв ее рукой за талию, Мак провел ее мимо мускулистых охранников с зоркими глазами.

Они оказались в холле, из которого можно было пройти в игровой зал, там находились столы для различных карточных игр и рулетка. И обстановка, и клиентура совсем не напоминали «Деймиен». Среди посетителей было несколько женщин, некоторые из них играли в карты.

К ним подошел и поклонился джентльмен.

— Добрый вечер. Меня зовут мистер Джонсон. Скажите, я имел удовольствие принимать вас здесь раньше?

— Нет, я сюда ненадолго, приехал с севера. Меня зовут Маккей, — сказал Маккензи с манчестерским акцентом, не представляя Кири.

Окинув Маккензи взглядом и решив, что он вполне респектабелен, мистер Джонсон поприветствовал их как гостей заведения. Предложив им по стакану вина, он отошел, чтобы поприветствовать следующего гостя.

Кири расстегнула плащ и позволила Маккензи снять его, с наслаждением ощутив прикосновение его теплых пальцев к шее. Она с удовлетворением отметила, как повернулись в ее направлении все головы.

— Ты был прав, это платье привлекает внимание, — заметила она.

— У меня большое желание сделать котлету из каждого, кто пялится на тебя, — пробормотал он.

Входя в свою роль, она захихикала.

— Не забывай о том, кто повезет меня домой, — сказала она и увидела желание, вспыхнувшее в его глазах.

В течение последующих двух часов Маккензи играл за разными столами, не задерживаясь надолго ни за одним из них. Его игра была ничем не примечательной: ставки были ни крупными, ни мелкими. Выигрыши его, заметила Кири, тоже были ничем не примечательными: он то немного выигрывал, то немного проигрывал, то немного выигрывал снова. Она догадалась, что он умышленно старается не выделяться.

Кири, медленно потягивая вино, прошлась по залу. Поскольку Маккензи играл за разными столами, она имела возможность присмотреться к его партнерам. Потом она пофлиртовала с джентльменами, которые делали перерыв в игре, чтобы отдохнуть.

Ее флирт вызвал угрожающее шипение у одной из женщин, в ответ Кири промурлыкала:

— Не беспокойся, подружка. У меня есть свой хороший мужик. Зачем мне красть чужого?

Она отошла, соблазнительно покачивая бедрами. Посмотрев, как бросают кости за столом, где играли в азартный «хазард», она подошла к Маккензи, который в это время играл в вист. В клубе становилось многолюднее, но запаха «Алехандро» не чувствовалось. Несколько человек пользовались венгерской туалетной водой, но все они не соответствовали описанию похитителей.

Когда она возвращалась из дамской комнаты, в коридоре ее поймал какой-то пьяный картежник.

— Ты здесь самая хорошенькая, милашка! Поцелуй-ка меня!

Кири рассмеялась и попыталась ускользнуть от него, но он прижал ее к стене и попробовал отыскать ее губы.

Кири ткнула его под ребра своим веером, но он был так пьян, что ничего не почувствовал. Когда его толстая рука схватила ее за грудь, Кири разозлилась не на шутку и ударила его в пах.

А потом… потом пьяница отлетел назад, что-то пискнув. Это Маккензи схватил его за шкирку.

— Руки прочь от моей леди! — прорычал он.

Пьяница лишь поморгал глазами.

— Она не леди, — укоризненно сказал он. — Такая сладенькая… Я просто хотел поближе познакомиться с ней.

Маккензи с отвращением отбросил пьяницу к противоположной стене. Тот, громко охнув, соскользнул на пол.

Маккензи пнул его в ребра — не слишком сильно, но достаточно, чтобы тот пришел в себя.

— Это моя леди! Понял?

Он повернулся к Кири и предложил ей руку.

— Пора уходить, милая!

Несколько потрясенная происшедшим, она кивнула:

— Не забудь взять мой плащ. — Она презрительно взглянула на пьяного. — С удовольствием глотну свежего воздуха.

Они вернулись в игорный зал. Если кто-нибудь и заметил этот инцидент, то его сочли недостаточно существенным, чтобы как-то отреагировать. Маккензи взял ее плащ и набросил ей на плечи так осторожно, будто она была хрустальной.

Ночь стала еще холоднее, начал накрапывать дождь. Пока они ждали свой экипаж, он спросил:

— Ну что, достаточно приключений на одну ночь?

Кири сделала глубокий вдох.

— Я готова посетить еще одно заведение. Я ведь знала, что там будут люди вроде этого пьяницы. Труднее всего было не забыться и не нанести ему действительно серьезное увечье.

— Ты девушка упорная, — усмехнулся Маккензи. Подъехал экипаж, он помог ей сесть и, назвав кучеру адрес, следом за ней сел в экипаж.

— Не заметила никого подозрительного?

Она уютно прижалась к его теплому боку.

— Было там несколько человек, которые пользовались венгерской туалетной водой, но никто из них не походил на описание похитителей. А ты что-нибудь узнал?

Он покачал головой.

— Было бы слишком большим везением, если бы сразу удалось что-нибудь разнюхать. Можно посещать подобные места неделями или даже месяцами, и ничего не обнаружить. А можем найти его и в следующем заведении, которое посетим.

— У меня неподходящий характер для шпионской деятельности, — сказала она. — Я очень нетерпелива.

— Я сам такой же, — признался Маккензи. — Но иногда я помогаю Керкленду. Особенно если можно предотвратить убийство.

— Как называется это следующее место?

— Оно называется «Капитанский клуб». Это притон, но его посещают некоторые военные и отставники. Там будет меньше женщин.

— Значит, будет меньше шансов, что мне выцарапают глаза.

— Я не сомневаюсь, что ты победишь в любой кошачьей драке, — заметил он.

Она рассмеялась.

— Я вижу, ты пристально наблюдаешь за мной. Когда этот пьяный привязался ко мне, ты появился как из-под земли.

— Моя первейшая обязанность — обеспечить твою безопасность, все остальное — на втором плане.

— Спасибо. — Она взяла его за руку, ей было приятно, что они действуют как одно целое. — Завтра мы все продолжим?

— Да. Мы посетим игорный притон в доме одной женщины. Обстановка в заведении мадам Бланш больше напоминает домашнюю вечеринку: там бывают и танцы, и приличная еда в дополнение к карточной игре. Тебе потребуется помощь Кэсси, чтобы преобразить свою внешность. — Он нахмурился. — Возможно, нам даже придется пойти на боксерский матч — попытаемся найти третьего из выживших похитителей.

— Это было бы интересно. Я еще никогда не бывала на настоящем боксерском матче, — сказала она. — Я видела только бои между солдатами, но там не соблюдались никакие правила.

— Тот факт, что официальные матчи подчиняются правилам, еще не означает, что они обходятся без кровопролития, — предупредил он.

Не имеет значения. Пока она и Маккензи вместе, они в безопасности.


«Капитанский клуб» был значительно меньше, и в нем, как и говорил Маккензи, присутствовали, кроме нее, всего лишь две женщины. В игорном салоне было тихо. Тишину нарушали лишь высказываемые вполголоса замечания относительно игры да шлепанье карт по зеленому сукну столов.

Подошел хозяин.

— Меня зовут мистер Смит, — сказал он. — Добро пожаловать в «Капитанский клуб». В какую игру вы предпочтете сыграть?

— И вам желаю доброго вечера, сэр, — отозвался Маккензи, напирая на свой северный акцент. — Я Дэн Маккей, и сегодня у меня есть, настроение сыграть в ломбер.

— Вам повезло. За ломберным столом игра только начинается, и у них есть место еще для одного игрока. — Смит подвел его к круглому столу, вокруг которого сидели четверо мужчин. — Джентльмены, к вам присоединится мистер Маккей. Мистер Маккей, познакомьтесь с лейтенантом Харди, майором Уэлшем, капитаном Суиннертоном и мистером Ридом.

Маккензи буквально окаменел. Кири догадалась: по-видимому, он хорошо знал одного из мужчин и боялся, что тот его тоже узнает. Сейчас он скажет, что хочет играть за другим столом, подумала она.

Однако игроки едва взглянули на него, оторвавшись от своих карт и стаканов. Мак, новоприбывший, был лицом гражданским, тем более северянином, и поэтому их не интересовал. Преодолев свои сомнения, Маккензи сел играть.

Пока сдавали карты, Кири обошла вокруг стола, чтобы принюхаться к запахам игроков. Никто не пользовался одеколоном «Алехандро».

Когда она проходила мимо стула Суиннертона, который пользовался одеколоном «Клуб жокеев», он сердито взглянул на нее и резко сказал, обращаясь к Маккензи:

— Присматривайте за своей девицей, если не хотите, чтобы ее обвинили в том, что она заглядывает в карты.

Кири одарила его взглядом оскорбленной невинности:

— Ничего подобного я не делаю!

Маккензи придвинул к себе пустой стул и потрепал рукой по сиденью.

— Сядь сюда, девочка. — Он ласково улыбнулся ей. — Принеси мне удачу. — Она заметила, что его акцент стал сильнее, а голос выше.

Кири подчинилась, но надула губки, как положено девице, роль которой она играла. Стол был небольшой. Это позволяло сидеть так близко от него, что ее бедро прижималось к бедру Мака. Разговор за столом касался только игры, и потому у Кири была масса времени, чтобы понаблюдать за игроками. Она не могла проверить их запахи, но видела: ни по росту, ни по своему телосложению — никто из них не мог оказаться одним из похитителей.

Потом ее взгляд задержался на Суиннертоне, который сидел напротив. Он заинтересовал ее еще больше, когда она присмотрелась к нему повнимательнее. Хотя он не пользовался «Алехандро», его телосложение и манеры напомнили ей главаря похитителей. Неужели это тот, кого они ищут? Ведь человек не обязательно пользуется одним и тем же одеколоном ежедневно.

Когда стали сдавать карты, начиная новую партию, лейтенант Харди мимоходом спросил:

— Суиннертон, вы слышали, прошлой ночью был убит владелец «Деймиена»? Говорят, он погнался за вором и его застрелили.

Кири навострила уши, а бедро Маккензи напряглось, хотя выражение его лица не изменилось. Странно, должно быть, слышать, как люди обсуждают подробности твоей смерти.

Его напряжение возросло, когда Суиннертон бросил:

— Невелика потеря, Харди. Этого сукина сына Маккензи выгнали, знаешь ли, из армии. Так что туда ему и дорога.

— Я этого не слышал, — сказал Харди, обмахиваясь картами, которыми, судя по выражению лица, он был недоволен. — Я встречал Маккензи пару раз в его клубе. Он показался мне довольно приятным малым, За что его уволили?

— Он изнасиловал и убил жену своего товарища-офицера, — произнес с каменным выражением лица Суиннертон.

Глава 22

Услышав это ужасное заявление, мужчины, сидящие вокруг стола, как по команде, резко втянули воздух сквозь стиснутые зубы.

— Ну и дела! — воскликнул в ужасе чей-то голос.

Мак замер. Сердце его бешено колотилось. То, что его посадили за стол вместе с Рупертом Суиннертоном, было просто случайностью. Но он никак не ожидал этого ужасного заявления, сделанного мимоходом в разгар карточной игры. Хотя мог бы и ожидать: сообщение о его смерти вызвало повышенный интерес к нему.

Прошло более трех лет, но ни разу нигде Суиннертон не сказал, что убитая женщина — его жена. Эта история плохо отразилась на каждом из них.

Когда глаза всех присутствующих, включая Кири, уставились на Суиннертона, Харди недоверчиво спросил:

— Если это правда, то как случилось, что его не повесили?

— Убийство произошло в Португалии. Не так уж трудно замять преступление, совершенное в далекой стране во время войны, — с горечью сказал Суиннертон. — Маккензи был незаконнорожденным, из семейства Мастерсонов. Его единокровный брат и какой-то высокопоставленный друг сумели замять дело, пообещав, что его лишат офицерского чина и немедленно отправят домой.

— Возможно, то, что его застрелили, означает, что наконец восторжествовала справедливость, — пробормотал майор Уэлш.

— Может, это восторжествовала справедливость, а может быть, об этом позаботился муж той женщины, которую он обесчестил, — мрачно проговорил мистер Рид. — Если бы Маккензи сделал такое с моей женой, он был бы мертв гораздо раньше.

— Не верится, что удалось замять убийство офицерской жены, — сказал Харди, нахмурив брови. — Возможно, что-то было не так.

Суиннертон покачал головой:

— Я слышал это от одного офицера, который находился там и видел все собственными глазами. Грязное дело. У женщины была интрижка с Маккензи, так что ее мужу не очень-то хотелось трубить об этом на каждом перекрестке.

— Это можно понять, — сказал, качая головой, Уэлш. — У бедняги такой страшной смертью погибла жена, а ему отказали в справедливости! Я полагаю, что Маккензи в срочном порядке увезли из Португалии, пока муж не вызвал его на дуэль?

Не дав Суиннертону ответить, Рид нетерпеливо проговорил:

— Очень печальная история, но довольно об этом. Мы здесь собрались для того, чтобы играть в карты.

Разговор прекратился, но Мак не мог прийти в себя. Ломбер, испанская игра, основывается скорее на тактике, чем на везении. Это была его любимая карточная игра, а он теперь едва видел карты.

Женская рука опустилась ему на бедро, и Кири промурлыкала:

— Мне что-то спать хочется, дорогой. Ты еще не готов пойти домой, в постельку?

Когда она шутливо лизнула языком его ухо, он чуть не выпрыгнул из собственной кожи, но она обеспечила ему хорошее оправдание для ухода. Партия заканчивалась, и он сказал:

— Поскольку моя леди устала, я выхожу из игры, джентльмены. Спасибо за игру и доброй ночи.

Остальные тоже пожелали ему доброй ночи, с понимающими минами и некоторой завистью поглядывая на Кири. Когда они уходили, она с обожанием взяла его под руку и особенно соблазнительно вильнула бедрами. Никто из присутствующих мужчин не запомнил ее лица, поскольку все они пялились на другие части ее тела.

Мак набросил ей на плечи плащ и повел к ожидавшему их экипажу. Как только они уселись и экипаж тронулся, она тихо спросила:

— Что произошло на самом деле?

— Разве ты не слышала? — с горечью произнес он. — Я изнасиловал и убил жену одного из офицеров и едва избежал виселицы.

— Вздор! Ты не насильник и не убийца. — В темноте она сжала его руку, и его пальцы конвульсивным движением ухватились за нее.

— Что же произошло? — тихо спросила она.

— Убитой женщиной была Гарриет Суиннертон, жена Руперта Суиннертона, который рассказал эту историю.

Кири затаила дыхание.

— Ты служил вместе с ним?

— Очень недолго. Когда я пришел в армию, я служил под командованием Алекса Рэндалла. Когда нас отправили в Португалию, меня перевели в другое подразделение, где был нужен младший офицер. Суиннертон был лейтенантом, но я очень редко видел его. Обычно он был занят своими делами. — Мак вздохнул. — Я выполнял свой долг, но хорошим солдатом не был, Кири. Я пошел в армию потому лишь, что мой отец пообещал мне купить офицерский чин — нечто вроде путевки в жизнь, так сказать. Это гораздо больше, чем мужчины делают обычно для своих незаконнорожденных отпрысков.

— Тебя гораздо легче представить на поле боя, чем на месте викария, — заметила она.

Он едва не рассмеялся.

— Что правда, то правда. Участвуя в настоящей битве, ты чувствуешь, что живешь. Тебе страшно, ты возбужден, ты готов ответить на вызов. Но битва — это лишь маленькая часть солдатской жизни, а остальное — правила, ограничения и приказания, которые отдают дураки.

— Вроде Суиннертона?

— Он был не просто дурак, но дурак жестокий. Ходили слухи, что ему пришлось жениться на Гарриет после того, как он совратил ее. Естественно, они не любили друг друга. Оба были широко известны своими интрижками, — продолжал он, покачав головой, будто до сих пор не верил собственной глупости. — Я знал, что делаю ошибку, связываясь с ней, но все-таки совершил ее.

— Ты любил ее? — тихо спросила Кири.

Даже спустя три года он не мог с уверенностью ответить на этот вопрос.

— Немного, я думаю. Она была красивая и злая. Но была в ней какая-то хрупкость, которая вызывала желание заботиться о ней. Я был одинок, и когда она стала со мной заигрывать, я от нее не отвернулся, как это сделал бы более умудренный опытом мужчина, — сказал он. — Она как-никак была красавицей и очень искусной любовницей.

— Судя по всему, в ней было что-то трагическое, — сказала Кири. — Как она умерла?

Каждое мгновение той ночи врезалось в его память.

— Суиннертон уехал, поэтому я пришел к ней на квартиру. Она в ту ночь была очень беспокойной и, когда я собрался уходить, вдруг потребовала, чтобы я бежал вместе с ней.

— Ты почувствовал искушение? — спросила Кири.

— Ни малейшего. Я уже подумывал о том, чтобы закончить нашу связь, и ее предложение лишь подсказало мне, что пора это сделать. Она не была в меня влюблена. Ей просто хотелось уехать из Португалии. Это погубило бы нас обоих. — У него дрогнули губы. — Но если бы я сказал тогда «да», возможно, она была бы сейчас жива.

— Почему ты так думаешь?

— Она пришла в ярость, орала на меня, швыряла на пол вазы и угрожала рассказать мужу, что я пытался изнасиловать ее. В результате я ушел без сожалений, твердо уверенный, что поступил правильно.

— Значит, когда ты уходил, она была жива?

— Жива и полна энергии. — Он сделал глубокий вдох. Ему очень не хотелось рассказывать, что было дальше. — Потом поздно ночью неожиданно приехал домой Суиннертон, и разразился страшный скандал. Он сказал, что нашел Гарриет и ее португальскую служанку избитыми до полусмерти, Суиннертон утверждал, что Гарриет, когда, он нашел ее, была еще жива, и что, умирая, она обвинила меня в том, что я изнасиловал ее и жестоко избил и ее и служанку.

— Боже милосердный! — прошептала Кири, сильно сжав рукой его руку. — Тебе не кажется, что Суиннертон узнал об интрижке и что это была его месть вам обоим?

Он кивнул.

— Я думаю, Гарриет была в такой ярости, что рассказала ему не только обо мне, но и о других своих любовниках, и он пришел в ярость, — сказал Мак. — После того как она умерла, Суиннертон, ссылаясь на ее так называемое предсмертное признание, передал дело в военно-полевой суд. Меня приговорили к телесному наказанию в виде порки с последующей смертной казнью через повешение.

— И как тебе удалось избежать виселицы? — содрогнувшись, спросила Кири.

— Спасли меня Алекс Рэндалл и мой брат Уилл, Мой сержант сообщил об этом Уиллу, и тот немедленно отправился к лорду Веллингтону, а Рэндалл тем временем помчался в лагерь, чтобы узнать, что происходит. — Мак невесело усмехнулся. — Если бы Суиннертону не хотелось так сильно унизить меня публичной поркой, я был бы мертв еще до прибытия Рэндалла. Ну а когда Рэндалл примчался, я рассказал ему, что, по-моему произошло на самом деле.

— Слава Богу, что он приехал вовремя и поверил тебе! — с горячностью воскликнула Кири.

— И что он — Рэндалл, — добавил Мак. — Он стоял перед зданием, в котором меня заперли, и твердил, что не верит в мою виновность, а если меня попытаются повесить на основе доказательств, полученных с чужих слов, это смогут сделать только через его труп.

— А как на это отреагировал Суиннертон?

— Когда Веллингтон и Уилл галопом примчались в лагерь, он визжал и угрожал Рэндаллу. Веллингтон приказал всем успокоиться и рассказать, что произошло, а Уилл тем временем отыскал свидетельницу избиения — служанку. Она получила серьезные травмы, но выжила. Служанка свидетельствовала, что у Гарриет была со мной любовная связь, но когда я уходил в ту ночь, ее хозяйка была жива и здорова.

— Она смогла опознать настоящего убийцу?

— Она сказала, что не видела этого мужчину отчетливо, но может с уверенностью заявить, что это был низкорослый португалец, — сдержанно проговорил Мак. — Скорее всего — вор.

— Ты думаешь, она узнала Суиннертона, но не осмелилась сказать об этом?

— Такова моя версия, но я могу ошибаться. Против него было не больше улик, чем против меня. На нем не было следов крови, но его жилище не обыскивалось, так что он мог переодеться и уже потом поднять тревогу. Согласно другой версии, я спал не только с хозяйкой, но и со служанкой, поэтому она солгала, чтобы выгородить меня.

— Зачем ей защищать человека, который убил ее хозяйку и чуть не убил ее? — спросила Кири. — Это противоречит здравому смыслу.

— Такие дела не имеют ничего общего со здравым смыслов, — сказал он еще более сдержанно. — Лорд Веллингтон постановил, что при отсутствии веских улик британский офицер не может быть подвергнут экзекуции. Сняв обвинения, Веллингтон настоятельно посоветовал мне продать свой офицерский патент и как можно скорее вернуться в Англию. Что я и сделал, — закончил Мак.

— Мудрое решение. Хотя тебе и не были предъявлены обвинения, ты не смог бы продолжать служить в том же полку.

— Я был рад вернуться в Лондон, хотя понятия не и мел, что буду делать. Потом ко мне зашел Керкленд и предложил заняться весьма необычным, но полезным делом. Мне показалось это очень заманчивым. Керкленд оказался гораздо лучшим владельцем игорного дома и информатором, чем солдатом.

— Наверное, убийство Гарриет так и осталась нераскрытым?

— Официально так и осталось. Этот инцидент погубил и его, и мою карьеру. Суиннертона подозревали не меньше, чем меня. Его семья оплатила ему перевод в вест-индский полк, поэтому он смог уехать, не дожидаясь еще большего скандала.

— Такой перевод сам по себе является наказанием, учитывая, сколько там всяких болезней, — сказала Кири. — У него довольно желтый цвет лица. Возможно, он продал офицерский патент по причинам, связанным со здоровьем.

— Я не слышал, что он вернулся в Лондон, наверное, это произошло совсем недавно, — сказал Мак. — Я без сожаления покинул армию. Но было бы лучше, если бы это произошло как-нибудь по-другому.

— Сожалею, что тебе пришлось пережить это. — Кири повернулась, положила голову ему на плечо и обняла свободной рукой за талию. Потом продолжала: — Судя по всему, Руперт Суиннертон — настоящее чудовище. К тому же он может оказаться одним из похитителей, хотя полной уверенности у меня нет, — сказала она. — Думаю, к нему следует присмотреться.

Мак припомнил то, что он знает о Суиннертоне: хладнокровный, как змея, этот человек приобрел в армии навыки, полезные для убийцы.

— Я стараюсь избегать предубежденности, но мне кажется, Руперт Суиннертон способен на что угодно.

— А я так надеюсь, что он виновен, — задумчиво сказала Кири. — Он очень неприятный человек.

— Значит, сегодня ночью мы сделали кое-что полезное. Хорошее начало для нашего расследования, — сказал Мак. Он наклонил голову и прикоснулся губами к гладкой округлости ее щеки. Она потянулась к его губам, и благодарность преобразовалась в страсть. Зеленое шелковое платье сводило его с ума с того момента, как Кири впервые его надела, а теперь ему больше всего хотелось снять с нее это платье и освободить ее груди — такие полненькие, такой безупречной формы. Запах, присущий только Кири, усиливался ароматом экзотических духов и изгонял из его головы все здравые мысли.

Ее колено скользнуло между его коленями… Но тут экипаж, скрипнув, остановился перед домом 11 по Эксетер-стрит.

Когда Мак прервал объятие, у него пульсировало все тело.

— Когда я рядом с тобой, здравый смысл, кажется, улетучивается сквозь окошко, — тяжело дыша, сказал он.

— Это вполне логично, — отозвалась она, с трудом сдерживая смех. — В экипаже мы одни, и нам хочется наброситься друг на друга.

— Ты хорошо разбираешься в логике, — сказал Мак, нежно прижимая ее к себе. — Наброситься и не выпускать из рук…

— Я научилась этому, наблюдая за кошками. Ее рука скользнула между его ног, и она с потрясающей точностью накрыла ладонью нужное место. — Логика подсказывает, что нам следует подняться в мою комнату и предаться безумной, страстной любви.

Глава 23

Слова Кири прочертили прямую линию от мозга Мака до его паха. Он изо всех сил старался овладеть собой, однако этому противился каждый мускул его тела. Но ведь они находились в наемном экипаже! Перед входом в свой временный дом.

— Мы сейчас выйдем из экипажа и оставим это безумие позади, — решительно заявил он. — Мы войдем в дом, разойдемся по нашим комнатам и заснем сном праведников. (Все это так, если не считать того, что он всю ночь будет лежать без сна, страдая от неудовлетворенного желания.)

— Ты говоришь глупости, — язвительно сказала она, стараясь отыскать свою шляпку. — Возможно, у нас нет будущего, но у нас есть настоящее. Мы страстно хотим друг друга, и мы живем сейчас за пределами наших обычных жизней. Пока продолжается это расследование, мы можем делать все, что пожелаем, без какого-либо неодобрения со стороны общества.

Стараясь прогнать эту соблазнительную картину, он распахнул дверцу и выскочил на улицу. На этот раз он не предложил ей руку, чтобы помочь выйти, потому что не осмеливался прикоснуться к ней, да и она вполне способна выйти из экипажа самостоятельно.

Она в зародыше пресекла его благие намерения, взяв его под руку. Не говоря ни слова, они поднялись по ступеням, и он отпер дверь. В маленькой прихожей для них была оставлена лампа с прикрученным фитилем. На столе горела всего одна свеча, а значит, остальные жители дома уже вернулись и легли спать.

Стараясь говорить как можно тише, он произнес:

— В Эдеме находились Адам, Ева и змей. Вы, леди Кири, несомненно, произошли от змея, который искушал Адама и Еву в обмен на их души.

Ничуть не оскорбившись, Кири рассмеялась:

— Я читала, что на самом деле змей соблазнил их возможностью физического познания друг друга. И с тех самых пор Адам и Ева не перестают с жадностью отведывать этого яблока. — Ее смех замер, и она сняла перчатки с элегантных рук. — Почему бы нам не сделать то же самое? Что в этом плохого?

Мысль о том, чтобы почувствовать эти прелестные ручки на своем теле, заставила его лихорадочно глотнуть воздух и отвести взгляд сторону.

— Ты слишком умна, чтобы не понимать, что сексуальное влечение может быть очень опасным. Меня оно чуть не убило.

— У меня нет сумасшедшего мужа, а у тебя безумной жены, если только ты ее где-нибудь не прячешь, — добавила она.

— После смерти Гарриет я не спал ни с одной женщиной, — скривив губы, сказал он.

Кири удивленно охнула.

— Но ведь не потому, что не было удобного случая?

— Не потому. Причина, я думаю, в чувстве вины. — Он заставил себя объяснить, почему он избегал любых связей с женщинами. — С Гарриет я потерял голову, и это привело к катастрофе, в результате погибла она и пострадало много других людей. Это сделало меня… недоверчивым.

— Мне кажется, она была обречена. Если бы Суиннертон не избил ее до смерти в ту ночь, наверняка с ней случилось бы что-нибудь другое, — тихо сказала Кири. — Не пора ли тебе снова жить полной жизнью?

Он заглянул ей в глаза — зеленые даже при этом тусклом свете.

— А ты и впрямь язычница. Но ты слишком умна, чтобы не знать о возможных последствиях. Даже если меня не пристрелят твой отец или твой брат, не исключена возможность беременности.

— Можешь положиться на меня: я все планирую заблаговременно, — сказала она, одарив его озорной улыбкой, — Когда я подумывала о браке с Годфри Хичкоком, я расспросила Джулию Рэндалл о том, как предотвратить нежелательную беременность. Очень полезно знать хорошую акушерку! Я приехала на Эксетер-стрит подготовленной, потому что очень хотела быть с тобой, пока есть возможность.

Она ласково провела кончиками пальцев по абрису его челюсти.

— А может, ты намерен прожить всю жизнь, соблюдая обет безбрачия?

Он вздрогнул от прикосновения ее пальцев.

— Решительно не намерен. Ио уж лучше уступить зову грешной плоти с женщиной старше по возрасту и более опытной, чтобы избежать слишком серьезных последствий.

— Отношения между нами не будут иметь никаких последствий, если не считать сожаления, когда придет время расставаться. — Она сняла шляпку. — Тебе не кажется, что наслаждение, которое мы оба сможем получить, прежде чем расстанемся, будет того стоить?

Он не знал, то ли ему смеяться, то ли плакать.

— Ты не похожа ни на одну из женщин, которых я знал. Будь у меня хотя бы капелька здравого смысла, мне следовало бы взбежать вверх по лестнице и запереться на замок в своей спальне.

В слабом свете ее красота казалась несколько экзотической.

— Ты думаешь обо мне как об англичанке, потому что это та моя сторона, которую ты видишь, но я еще и дочь Индии. Мой разум не всегда работает так, как ты, возможно, ожидаешь.

— Это я успел заметить, — сказал он, пытаясь не смотреть на ее обнаженную кожу и округлости фигуры. — Неужели все индийские женщины — опасные соблазнительницы?

— Очень немногие, — улыбнулась она. — Тебе просто повезло.

В прихожей было тесновато и некуда было отступить, когда она обвила руками его шею. Все его чувства мгновенно отреагировали на ее голос, ее запах, ее прелестное гибкое тело.

— Ты думаешь обо мне как о невинной девушке, которая нуждается в защите. Но я не невинное существо, — тихо сказала она, немедленно доказав это страстным поцелуем.

— Ты заставила замолчать слабые возражения моей совести, Кири, — проговорил он, с трудом переводя дыхание. — Я почти поверил, что мы сможем быть любовниками и это не станет причиной еще одного несчастья.

— Мы можем быть вместе, не разрушая друг друга, — подтвердила Кири и взяла его за руку, — Это я тебе обещаю. А теперь пойдем.

Он зажег свечу от ночной лампы и следом за ней стал подниматься по лестнице. От сквозняка, гулявшего в проеме лестницы, пламя свечи трепетало, отчего Кири казалась скорее видением, чем существом из плоти и крови. Невероятная, прекрасная женщина, которая может отдавать себя, не требуя за это его душу.

Таких не бывает! Но сегодня ему отчаянно хотелось верить, что она именно такая.

Испытывая радость и ужас перед собственной храбростью, Кири привела Маккензи в свою спальню. Комната была довольно просторной, но из-за его широких плеч и высокого роста как будто сократилась в размерах.

Как только дверь за ними закрылась, он поставил свечу на стол и заключил Кири в объятия.

В комнате, освещенной единственной свечой, она ощущала его присутствие скорее благодаря обонянию и осязанию, чем зрению. Он был великолепен. И ей хотелось вдохнуть его. Испробовать на вкус, посмаковать. Вобрать в себя.

Его длинные умные пальцы массировали ее спину. Это было так приятно, что она не сразу заметила, как холодный зеленый шелк соскользнул вниз, улегшись на полу возле ее ног.

— Теперь твоя очередь раздеваться, — сказала она хриплым голосом.

Подойдя совсем близко к нему, она развязала галстук. Когда он наклонился, чтобы поцеловать ее, она почувствовала, как его пульс бешено бьется возле ее губ. И уловила солоноватый запах, присущий одному ему.

— Стой спокойно, — приказала она. — Я хочу довести тебя до безумия.

— Ты это уже сделала, — простонал он, однако стоял послушно, не шевелясь, пока она снимала с него пиджак и вытаскивала из брюк сорочку, шутливо проводя пальцами по коже.

Она стянула с него через голову сорочку, потом сняла жилет, подбитый ватой, который он надевал, чтобы казаться более коренастым. При этом ее пальцы прикоснулись к его спине, и она с удивлением ощутила сильно загрубевшую кожу. Она с любопытством обошла вокруг него и… замерла на месте.

Его спина представляла собой сплошную массу шрамов с неровными краями. Как дочь военного, она сразу поняла, в чем дело, и осторожно положила руку ему на спину.

— Насколько я понимаю, это результат наказания, которого так добивался Суиннертон. Удивительно, что ты остался жив.

— Меня, черт возьми, почти убили, — сказал он безжизненным тоном. — Он приказал дать мне двенадцать сотен ударов, то есть максимальное дозволенное число, но я потерял сознание где-то после пяти сотен. Суиннертон хотел, чтобы я получил полное число ударов перед повешением, поэтому меня уволокли в какой-то подвал и заперли там. Ко мне прислали хирурга, который подлатал меня немного, чтобы я смог получить оставшееся число ударов.

— И тут примчался Рэндалл? Ты говорил, если бы не упорное желание Суиннертона наказать тебя плетьми по полной программе, тебя бы повесили до того, как подоспела помощь.

Маккензи сделал очень глубокий вдох.

— У меня все-таки хватило сил, чтобы рассказать Рэндаллу, что произошло. К тому времени как примчались Уилл и Веллингтон, я уже мог связно говорить.

Она с трудом сдержала навернувшиеся на глаза слезы.

— В таком случае я рада тому, что есть эти шрамы, ведь если бы не они, если бы не наказание, которому тебя подвергли, ты бы умер до того, как я встретилась с тобой.

— И лучше бы это случилось, моя дева-воительница, — горестно сказал он. — Ничего хорошего от меня не жди.

— Вздор! — заявила она. — Ты на редкость необычный человек. Если бы я не узнала тебя, это сильно обеднило бы мою жизнь.

— И все же, повторяю, было бы лучше, если бы ты никогда не узнала о моем существовании, — сухо проговорил он. — Хотя если бы меня повесили, то я остался бы в воспоминаниях как насильник и убийца. Я не хотел бы обрекать Уилла на подобное родство.

— Оно и понятно. Даже такой разумный человек, как Уилл Мастерсон, был бы удручен такого рода известностью, — сказала она, обеими руками поглаживая его спину. — Но ведь ты не совершил никакого преступления.

— С точки зрения закона — не совершил, но эти шрамы символизируют мою преступную глупость. Гарриет Суиннертон заигрывала и с другими офицерами. Интересно, откликнулся бы Уилл на ее заигрывания? А Рэндалл? Они наверняка проявляли бы больше здравого смысла.

Она поняла: он видел в шрамах признак не только глупости, но и позора. Обвив его руками, она приложилась щекой к изуродованной спине.

— Шрамы являются также символом несправедливости, — тихо сказала она. — Ты чуть не умер за преступление, которого не совершал, и из-за этого у тебя развилась страсть к справедливости, не так ли? Отчасти из-за этого ты работаешь с Керклендом. Ты изменился, стал более хорошим человеком.

Он довольно долго молчал, потом раздумчиво проговорил:

— Что лучше: сразу родиться умным или набраться ума в результате трагической по своим последствиям глупости?

Кири задумалась.

— Родиться умным было бы проще. Моя единоутробная сестра Люсия унаследовала здравый смысл от отца и всегда была в отличие от меня разумным ребенком. Но мне кажется, предпочтительнее бороться и преодолевать свои слабости. — Она вдруг рассмеялась. — Во всяком случае, это гораздо интереснее!

Маккензи повернулся и прижал ее к своей груди, зарывшись лицом в ее волосы.

Кири на мгновение отстранилась от него.

— Мне нужно ненадолго зайти за ширму, приготовить себя. Я бы очень хотела, чтобы, когда вернусь, в камине горел огонь, а ты бы уже сбросил всю одежду.

Он усмехнулся:

— Ваше желание — приказ для меня, королева-воительница.

Она ушла не оглядываясь, потому что знала, что, оглянувшись, уже не сможет оставить его даже на минуту.

Будучи оптимисткой, она заранее приготовила там губку и уксус — они понадобятся ей после их интимной близости. Однако она сделает все, чтобы избежать катастрофических физических последствий. Ведь если вдруг она забеременеет, он, как джентльмен, почувствует себя обязанным жениться на ней, а ей не хотелось иметь мужа, которого вынудили жениться на ней обстоятельства.

Загремел уголь — это он разжигал огонь в камине. Потом послышался шорох — это он раздевался и снимал сапоги. Ей доставляло удовольствие знать, чем он занимается. Она сняла с себя корсет, рубашку и чулки, развешивая на ширме один за другим эти предметы одежды.

— Ты знаешь, как подлить масла в огонь, не так ли? — с восхищением сказал он, наблюдая за этим.

— Я стараюсь, — отозвалась она. Неизвестно почему засмущавшись, Кири вынула шпильки из густых темных волос и тряхнула головой. Волосы блестящей волной упали до талии.

Сделав глубокий вдох, она вышла из-за ширмы. О том, что она красива, ей говорили, еще когда она была своенравным ребенком. Сейчас настало время проверить правдивость этого утверждения.

Судя по выражению лица Маккензи, она выдержала испытание.

— Как тебе удается выглядеть невинной, как Ева, и одновременно быть такой желанной, как Афродита?

— Я не Ева и не Афродита, хотя рада, что ты так думаешь, — сказала она. Прищурив глаза, Кири внимательно осмотрела каждый дюйм его великолепного тела — от густых, волнистых волос до широких плеч и груди, узких бедер и мускулистых ног. И уж конечно, не обошла вниманием свидетельство того, насколько сильно он ее желает.

— Ты тоже красивый, Деймиен, но я не думаю, что ты невинный.

— Не невинный — это уж будь уверена. — Он взял ее за руку. — Но сегодня мне кажется, что я заново родился. Как будто это происходит со мной впервые. — Стиснув ее руку, он прижал ее к сердцу.

Она шагнула к нему и прижалась своим мягким телом к его твердому, мускулистому. Мужская и женская особи, готовые слиться. Они обнялись и застыли в поцелуе, нежно лаская друг друга.

Прошло немного времени, и нежность уступила место страсти. Разгорелся пожар. Пора было, не растрачивая попусту радость от ощущения близости голых тел, перейти в более удобное горизонтальное положение.

И, почувствовав это, он подхватил ее на руки и положил на кровать. Она попыталась увлечь его за собой, но он не позволил.

— Я изголодался, — заявил он, окидывая ее напряженным взглядом. — Поэтому я сначала закушу тобой, прежде чем перейти к главному блюду.

Он наклонился над ней так, что его грудь, бедра и символ его мужественности почти прикасались к ней, вызывая невероятное возбуждение. Потом он лизнул ее ухо, как это раньше делала она. Когда она охнула, его губы спустились ниже и нежно заскользили вниз по ее телу. Его язык обласкал пупок, а губы прошлись по животу… Потом его рука погладила ее по бедру, и его пальцы окунулись во влажный жар заждавшегося его сокровенного местечка.

Ее бедра приподнялись, а пальцы вцепились в его волосы.

Она постепенно возвращалась из заоблачных высот, и он, приподнявшись, устроился между ее коленями. Акт окончательного и полного обладания свершился гладко, не считая короткого момента преодоления сопротивления, предварявшего полное соитие. Она закрыла затуманившиеся глаза и увидела, что удивление на его физиономии исчезло, как только она качнула бедрами, заставляя его погрузиться еще глубже в ее плоть и вызывая тем самым совершенно новые ощущения.

Он беспомощно застонал, входя резкими движениями в ее плоть — еще, еще и еще, пока их общий пароксизм чувств не исчерпал себя. Она зажмурила глаза, наслаждаясь острыми запахами секса и покоем, который наступает после бури.

Она мечтала об этом, но Деймиен Маккензи превзошел ее мечты.

Глава 24

Потрясенный до глубины души, Мак перекатился на бок, чтобы не раздавить Кири. Даже если не принимать во внимание его трехлетнее воздержание, это были такая страсть и такое полное удовлетворение, какие и представить себе невозможно.

Мысленно проиграв каждый яркий момент того, что произошло между ними, он, сам себе не веря, сказал:

— Я, конечно, не эксперт в таких делах, но… я бы подумал, что ты была девственницей. Но ты говорила, что ты не девственница. Как это понимать?

— Я говорила, что не невинна, — заявила она, глядя ему прямо в глаза. — Но физически я, наверное, была девственницей.

— Пропади все пропадом! — воскликнул он, и от его блаженного ленивого состояния не осталось и следа. — Если бы я об этом знал, то держался бы от тебя на почтительном расстоянии!

— Именно поэтому я и ввела тебя в заблуждение, Деймиен. Извини, я поступила не совсем честно, но я не могу сожалеть о результатах, — сказала она, робко улыбнувшись.

— Тогда объясни, в чем дело! Я не поверю, если ты скажешь, что безумно влюбилась в меня и решила соблазнить, чтобы заставить на себе жениться. Не такой уж я завидный жених.

На ее лице появилось горестное выражение.

— Я знаю, ты не из тех мужчин, которые женятся. Да, я ввела тебя в заблуждение, чтобы затащить в свою постель, но не для того, чтобы потом повести тебя к алтарю.

— Тогда зачем?.. — спросил он, совершенно сбитый с толку. — Обычная похоть? Конечно, это мощный стимул. Но когда речь идет о такой умной молодой леди, как ты, в это трудно поверить.

— На этот вопрос нелегко ответить, — тихо проговорила она, не глядя на него. — Надеюсь, ты не будешь сердиться, хотя имеешь на это право. Видишь ли, в Индии я влюбилась в одного из младших офицеров своего отца. Это было безумное юношеское увлечение и первая страсть. Чарлз был человеком чести и отказался обесчестить меня. Но мы были очень молоды, и нас отчаянно влекло друг к другу. Мы находили способы при каждой возможности встречаться наедине.

На ее лице появилось несвойственное ей выражение беззащитности. Начиная понимать, что к чему, Мак тихо проговорил:

— И вы испробовали все способы удовлетворения страсти без фактического соития.

Она кивнула, закусив губу.

— Это было великолепно. Завораживало.

— Потом он передумал? — спросил Маккей, надеясь, что этот Чарлз не отвернулся от нее из-за ее смешанной крови. Если бы такое случилось, он разыскал бы это дьявольское отродье и свернул ему шею.

Она невесело рассмеялась.

— Уж лучше бы он отказался от меня. Но этот проклятый парень погиб. Он вел патрульный отряд в горах по узкой каменистой тропе, которая неожиданно осыпалась, и половина его людей упала в бурную реку. Он был хорошим пловцом, и ему удалось спасти почти всех своих людей, но в конце концов силы его иссякли и он погиб.

— Какое несчастье, — тихо сказал Мак. — Я тебе очень сочувствую. Он, несомненно, был хорошим офицером и погиб как герой.

— Я это знаю, — сказала она, с трудом сдерживая слезы. — Гибель Чарлза оставила брешь в моем сердце, а также… гнев. Я очень сожалела о том, что мы не стали любовниками и я не получила того, что мне нужно.

— Но я — не он. — Мак криво усмехнулся, — Героизм не входит в ограниченный перечень моих добродетелей. К тому же меня не привлекает перспектива стать… заменой Чарлза.

Кири покачала головой.

— Это совсем не так. Вы очень разные. Но ты умеешь заставить меня смеяться, как это делал он. — Она нахмурилась. — К тому же… я хочу тебя так, как не хотела ни одного мужчину после гибели Чарлза. Пожалуй, даже больше, чем хотела его, хотя говорить так, видимо, несправедливо по отношению к нему.

— Теперь ты знаешь, чего тебе не хватало, — сказал он более мягким тоном. — Ведь с Чарлзом у тебя, кроме желания, была и любовь, а это меняет все.

— Возможно, ты прав, но… прошло время, я теперь совсем другая. По крайней мере после нынешней ночи я смогу наконец жить дальше, оставив в прошлом свою утрату. — Она провела рукой по его груди. — Ты и я будем вместе, пока сможем, а потом пойдем каждый своей дорогой. Когда я стану солидной пожилой леди, я буду вспоминать тебя с мечтательной улыбкой, но без сожалений.

Он рассмеялся.

— Вы никогда не будете солидной, леди Кири.

— Если не буду солидной, то стану тогда чудаковатой старой леди, окруженной кошками.

Он покачал толовой.

— Думаю, ты уже стала несколько эксцентричной, но это в порядке вещей. Аристократам сходит с рук то, что не сошло бы с рук людям попроще. — Он сел, одеяло соскользнуло с его тела, и он почувствовал, как холодно в комнате. — Я не могу исправить то, что мы только что сделали, но могу не допустить, чтобы это случилось снова. Ты получила желаемое завершение, а теперь, когда вернешься в реальную жизнь, сможешь найти мужчину, который будет достоин тебя.

Она ласково погладила его бедро.

— Ты прав, мы не можем исправить то, что сделали, так зачем отказываться от того, чего мы оба так сильно хотим? Мы смогли бы в течение недели или двух наслаждаться друг другом. Разве ты не будешь потом сожалеть о проявленном благородстве?

— Буду, — решительно заявил он, — но уж лучше сожалеть о неслучившемся, чем чувствовать себя подлецом.

Он хотел встать с постели, но ее рука, скользнув по бедру, коснулась его мужского достоинства. Он замер. И снова почувствовал, что не может оторваться от нее…

В собственную спальню он вернулся только перед рассветом.


В тот вечер миссис Пауэлл приготовила баранину с картофелем под сырным соусом. Мак сосредоточил внимание на еде, опасаясь взглянуть на Кири, потому что выражение лица могло бы его выдать. Она, не глядя на него, скромно сидела по другую сторону стола.

В нем все еще боролись здравый смысл и похоть. Эти огромные зеленые глаза были очень убедительными, когда она утверждала, что, если они продолжат свою любовную связь, это не причинит ей большего вреда, чем та ночь, которую они уже провели вместе. Его интуиция настоятельно требовала, чтобы он никогда больше не прикасался к ней, однако она лишила его силы воли, чего не удавалось сделать еще ни одной женщине.

Он должен был взять себя в руки, пока что-нибудь не случилось. Боже милосердный! Что сказала бы леди Агнес, если бы узнала, что он спит с сестрой Эштона?

Он даже содрогнулся.

Вошел Керкленд, расстроенный и усталый. Он не стал возражать, когда Кэсси, наполнив едой его тарелку, добавила стаканчик вина.

— Мак, после того как я получил твою записку, я установил слежку за Рупертом Суиннертоном. Кэсси, а вам с Робом удалось узнать что-нибудь интересное?

Она кивнула.

— Мы установили личность умершего боксера. Это дублинский боксер-профессионал, который выступал под именем Хулигана О'Рурка. Он приехал в Лондон в надежде заработать целое состояние, но особого успеха не достиг, поэтому занялся менее легальной работой.

Керкленд скорчил гримасу.

— Значит, пора обдумать процедуру проведения похорон Мака. Если похороны состоятся в Лондоне, слишком много народу пожелает на них присутствовать, а это осложнит дело, когда он возвратится к жизни. Я помещу в газете объявление, что похороны состоятся не в Лондоне. А тело О'Рурка будет отправлено в Дублин, где его смогут похоронить под его собственным именем.

— Ты написал Уиллу? — спросил Мак. Его мало трогали сложности, которые неминуемо возникнут у других людей, когда они узнают о его гибели. Иное дело Уилл — единственный член его семьи.

— Наутро после твоей якобы смерти, — заверил его Керкленд. — Уилл получит письмо до того, как лондонские газеты достигнут Испании. — Он взглянул на Кэсси и Кармайкла. — А вы не узнали, как сообщники О'Рурка связаны с похитителями?

— Через денек-другой мы будем знать больше, — заверил Кармайкл.

Керкленд кивнул, и разговор перешел на общие темы. По окончании ужина они, не засиживаясь за столом, стали расходиться, чтобы подготовиться еще к одному рабочему вечеру.

— Маккензи, не задержишься ли ты на минутку? — сказал Керкленд. — Мне нужно с тобой поговорить.

То, что его назвали «Маккензи», не сулило ничего хорошего. Интересно, что такое хочет сказать ему Керкленд, чего не следует слышать остальным?

Керкленд подождал, пока дверь в столовую закрылась и они остались одни, потом язвительным тоном спросил:

— Я очень надеюсь, что мне не придется объяснять Эштону, что по моей вине ты соблазнил его сестру?

Мак почувствовал, как кровь отлила от его лица.

— Как тебе такое пришло в голову?

— Я не дурак, — сказал Керкленд. — Вы оба источаете похоть, а работа, которую вы делаете, заставляет вас слишком долго находиться вместе. Неудивительно, что она увлеклась лихим повесой, но кому, как не тебе, знать, что с ней в такие игры играть нельзя?

Если Керкленд считает Кири невинной, то он явно не знает, какая она на самом деле. Не знает он — слава Богу — и того, что произошло этой ночью. Обычно Керкленд знал все.

— Я знаю, что представляет собой леди Кири, — ответил Мак. — И если мы действительно уважаем ее молодость и положение, нам не следовало вовлекать ее в это расследование.

— Сожалею, но это было необходимо, — сухо сказал Керкленд.

— Как бы то ни было, но ты с готовностью подключил ее к работе, — продолжал Мак. — Чувство долга заставляет не слишком нежничать с людьми. Так что не вини меня в том, что она оказалась здесь.

— Это было непростое решение, но слишком высоки были ставки, — заметил Керкленд, глядя на него усталыми глазами. — И все же, — добавил он, — прибереги свои приемчики соблазнителя для светских женщин в «Деймиене», куда ты вернешься через несколько недель. Наверняка ты сможешь пока обойтись без женщины.

Увидев, как вспыхнуло гневом лицо Мака, Керкленд сказал:

— Извини, если обидел тебя.

— Поверь, леди Кири сама знает, чего хочет, — проговорил Мак, примирительным тоном. — Она умная, светская и не такая уж юная. В ее возрасте большинство женщин уже замужем и имеют детей.

— Я знаю, что ты прав, — вздохнув, сказал Керкленд. — Но она не просто отважная молодая женщина. Она — особая.

— Что правда, то правда. — Подумав о том, что произошло прошлой ночью, Мак продолжил: — Если тебе будет от этого легче, то я обещаю не соблазнять ее. Моя задача — защитить ее, а не скомпрометировать.

Керкленд взял свою шляпу, собираясь уходить.

— Извини, что наговорил тебе все это. Уж очень напряженная выдалась неделя.

— Как и для всех нас. А теперь я намерен посетить еще несколько игорных притонов вместе с леди, о которой мы говорили.

Керкленд кивнул, и Мак вышел из комнаты.

Он категорически не одобрял свое отвратительное поведение. Прошлой ночью он поддался искушению и уступил Кири, но нельзя допускать, чтобы такое повторилось снова.

Он знал, как следует поступить, только не был уверен, что сможет это сделать.

Глава 25

Поднимаясь вверх по лестнице вместе с Кэсси, Кири сообщила:

— Сегодня мы отправляемся в заведение под названием «Мадам Бланш», и Мак сказал, чтобы я попросила тебя помочь мне с созданием образа прикрытия. Кого мне изображать — потаскушку или леди?

Кэсси задумчиво выпятила губы:

— Скорее — леди. Заведение мадам Бланш похоже на клуб Деймиена. Там бывают люди знатные, которые любят получать удовольствия в изысканной обстановке. Так что ты, возможно, именно там обнаружишь человека, который пользуется одеколоном «Алехандро». Однако там ты можешь столкнуться с кем-нибудь из тех, с кем ты встречалась на каком-нибудь светском рауте.

— Я в Лондоне всего лишь с весны, и меня едва ли хорошо знают, — запротестовала Кири.

— Но у тебя очень заметная внешность. Тебе следует выглядеть более обычной. Я захвачу кое-какие вещи, чтобы поработать над твоей внешностью, и приду к тебе. Кстати, советую надеть золотистое платье. Оно выглядит более нарядном, чем зеленое.

— Не намного!

Кэсси усмехнулась:

— Оно достаточно нарядное для «Мадам Бланш». Нам надо позаботиться о том, чтобы никто не распознал в тебе дочь герцога.

У золотистого вечернего платья было менее глубокое декольте, чем у зеленого шелкового, но оно было явно не из тех платьев, которые носят молодые девушки. Кири это ничуть не смущало, поскольку белый муслин казался ей скучным.

Кэсси появилась как раз вовремя, чтобы помочь Кири надеть платье.

— В нем ты выглядишь старше и искушеннее, а это нам и нужно, — сказала она. — Теперь подберем тебе парик. Я принесла парочку.

Кэсси подняла вверх оба парика. Один был темно-русый, тронутый сединой. Другой — светло-русый, коротко подстриженный и с кудряшками.

— Вот этот. — Кири взяла кудрявый паричок. — Мне всегда хотелось посмотреть, как я буду выглядеть с короткими волосами.

— Такие волосы, как у тебя, нельзя обрезать, но чтобы надеть парик, тебе придется крепко зашпилить их, — сказала Кэсси, доставая пригоршню шпилек.

После того как волосы были заколоты и парик водружен на место, Кэсси продолжила:

— Теперь я сильно напудрю твое лицо — у тебя чересчур темная кожа. А кроме того, это сделает тебя похожей на овцу, которая пытается изобразить из себя ягненка.

Открыв ящичек с косметикой, Кэсси принялась за работу. Некоторое время спустя, удовлетворенная результатами, она сказала:

— Взгляни на себя в зеркало.

Кири взглянула и удивленно охнула. Она буквально не узнала себя в бледнокожей англичанке, смотревшей на нее из зеркала. Кэсси нарисовала темные линии вокруг ее рта и в уголках глаз, которые потом запудрила, чтобы создать эффект неумело скрываемых морщин.

— Потрясающе! Я выгляжу по меньшей мере на десять лет старше и совсем как англичанка. Моя родная мать с трудом узнала бы меня.

Кэсси с удовлетворением кивнула:

— Именно этого я и добивалась.

Кири открыла свой чемоданчик с духами и достала один из флаконов.

— А это мой личный скромный вклад в изменение внешности. Аромат легкий, цветочный, диаметрально противоположный тому, каким я обычно пользуюсь. Запах является частью примет, по которым мы узнаем людей, хотя не каждый об этом знает. — Она подушилась, потом предложила флакон Кэсси.

Кэсси понюхала духи.

— Очень приятный запах и хорошо подходит к твоим кудряшкам, но я понимаю, что ты имеешь в виду. От тебя пахнет не так, как обычно. — Кэсси провела пальцем по флаконам, стоявшим в чемоданчике. — Я и не подозревала, что так мало знаю о запахах.

Кири достала другой флакончик.

— Попробуй эти. Они, возможно, подойдут тебе. — Сложный запах духов — франгипани с нотками кедра — намекал на непознанные глубины характера. Кэсси понюхала их, и у нее загорелись глаза.

— Они великолепны. Можно, я подушусь ими сегодня?

— Можешь взять весь флакон. Я назвала его «Древесная мелодия».

— Они прелестны. — Кэсси подушила виски. — Запах напоминает мне… — Она смутилась. — Спасибо тебе. Я буду их беречь.

— Мне хотелось бы сделать специальные духи, предназначенные только для тебя, — сказала Кири.

— Возможно, когда-нибудь ты это сделаешь. Но сначала мы должны спасти Англию. — Кэсси сказала это так, словно подшучивала над собой.

— Я здесь только потому, что стала случайной свидетельницей похищения. А вот ты и такие, как ты, настоящие герои, — с искренним уважением проговорила Кири.

— Ты считаешь работу агентов более романтичной, чем она есть на самом деле, — усмехнулась Кэсси. — Это скучная, грязная работа, от которой человек раньше времени стареет и утрачивает оптимизм.

— То же самое можно сказать о работе судомойки при кухне, только цели у агентов более высокие. — заметила Кири, перебрасывая через руку плащ. — Пора идти. Удачной охоты.

— И тебе того же.

Кири спустилась на первый этаж и направилась в переднюю гостиную, где должна была встретиться с Маккензи. Открыв дверь, она увидела пожилого джентльмена. Он сидел у камина и читал газету.

Зная, что в этом доме не всегда можно верить своим глазам, она бодро спросила:

— Вы мой сопровождающий на этот вечер, сэр? Мне сказали, что в игорный дом мадам Бланш меня будет сопровождать красивый, полный сил молодой мужчина. Видимо, меня ввели в заблуждение.

Маккензи взглянул на нее поверх газеты и усмехнулся.

— А мне сказали, что я буду сопровождать молодую девушку, — сказал он хрипловатым голосом. — Вы, случайно, не видели ее наверху? Она довольно высокого роста, с темными волосами и очень элегантная.

— Здесь нет такой девушки, — ответила она, восхищаясь измененной внешностью Маккензи. Он отложил газету и поднялся на ноги. Волосы у него были почти совсем седые, а спина чуть сгорблена. Сегодня на нем были очки, под которыми неодинаковый цвет его глаз не был заметен. И он опирался на трость. Перейдя на свой собственный голос, она заметила: — Люди подумают, что я твоя дочь.

— Пусть думают, лишь бы никого из нас не узнали, — сказал он и, взяв у нее плащ, накинул ей на плачи. — Готовы ли вы подарить старому человеку вечер удовольствий?

— Только при условии, что вы не умрете под конец от сердечного приступа. — Она взяла его под руку, и они вышли из гостиной.


Кири с удивлением обнаружила, что эксклюзивный салон мадам Бланш находится на границе фешенебельного района Мейфэр. Когда они поднимались по ступенькам, Маккензи, понизив голос, сказал:

— Бланш — вдова, которой пришлось самой обеспечивать себя и своих детей после смерти мужа. Она гораздо успешнее справляется с этим, чем ее покойный муж. Постоянные клиенты «Деймиена» частенько бывали и здесь, поэтому мне пришлось особенно серьезно потрудиться над своей внешностью. Ты тоже можешь встретить здесь людей из социального круга своей семьи.

— Если так, то они меня не узнают, — сказала она с мидлендским акцентом. — Похоже, однако, что ты хорошо знаешь эту леди. Не боишься, что она узнает тебя?

— Возможно. Но если даже узнает, она ничего не скажет. Мадам Бланш умеет держать язык за зубами, — сказал он, открывая тяжелую входную дверь.

Их встретил ливрейный лакей, он принял входную плату и взял их плащи. Они направились в большой игорный зал, откуда доносились смех и шум голосов. К ним подошла мадам Бланш, чтобы поприветствовать их.

Владелица игорного заведения была дамой неопределенного возраста с зоркими глазами. Такие глаза, начала понимать Кири, являлись отличительной чертой людей этой, категории. Когда она представилась, ее взгляд на мгновение замер, задержавшись на Маккензи. В глазах промелькнул огонек узнавания, но выражение лица ничуть не изменилось. Она, как полагается, рассказала, какие удовольствия их ожидают, и пожелала хорошо провести время.

Они двинулись дальше. Маккензи опирался на трость. Кири, державшая его под руку, прошептала:

— Хорошо, что мадам так сдержанна.

Он кивнул, соглашаясь с ней, и сказал:

— Может быть, осмотримся вокруг, прежде чем сесть за игру, дорогая?

— С удовольствием. Такое великолепное заведение.

Он с некоторой иронией взглянул на нее из-под очков, и они отправились дальше. Среди присутствующих было почти столько же женщин, сколько мужчин. Шум, царивший в зале, позволял Кири и Маккензи разговаривать между собой, чуть понизив голоса.

Прохаживаясь по залу, Кири имела возможность подходить достаточно близко к гостям, чтобы определить, какими одеколонами или духами они пользуются. На нее бросали взгляды, но гораздо реже, чем тогда, когда она была самой собой. Она перешла в безопасную категорию людей незапоминающихся.

Когда они вошли в первую комнату, где играли в карты, она уловила запах «Алехандро». Все ее чувства напряглись. Запах казался не вполне правильным для мужчины, которого она искала, но она все-таки подошла поближе и, старательно изображая непосредственность, спросила:

— Как называется эта игра, дорогой?

— Баккара. Это французская игра. Не хочешь ли попробовать? — сказал он снисходительным тоном мужчины, который знает, что его женщина не очень умна, но ему это даже нравится.

— Ах нет! Я просто так… полюбопытствовала, — сказала она и пошла дальше.

Когда они немного отошли, она прошептала:

— «Алехандро». Но им пахло от седовласой женщины. — И, повысив голос, Кири протянула: — Дорогой, давай немного посмотрим на танцующих.

— Почему бы и нет? — вздохнув, сказал он. — Извини, девочка, сам я стал слишком стар для танцев.

— Это не имеет значения, — бросила Кири, совсем так не думая: жаль, что она и Маккензи не могут присоединиться к кадрили, — возможно, другого шанса у них никогда не будет. Но, учитывая очевидную дряхлость Маккензи…

Они стали ходить по бальному залу, стараясь держаться ближе к стенам, чтобы не мешать танцующим. Танцевали в большинстве своем довольно молодые люди, однако было и несколько пар постарше. Глядя на одну седовласую пару, Кири подумала: интересно бы узнать, каково это, состарившись, все еще танцевать вместе?.. У нее и Маккензи такого не случится. Он принадлежит к другому миру и вообще не из тех людей, которые женятся. Но сейчас он принадлежит ей. И этого достаточно.

Они уже наполовину обошли зал, когда она уловила запах, который заставил ее замереть и насторожиться. Почувствовав это, он спросил:

— Что?

— Обрати внимание на группу мужчин, мимо которой мы только что прошли, — тихо сказала она. — Давай вернемся на несколько шагов обратно и остановимся. — Она тщательно принюхалась, уголком глаза наблюдая за мужчинами. Убедившись, что была права, Кири взяла Маккензи под руку, и они продолжили свою прогулку.

Когда они отошли на безопасное расстояние, она сказала:

— Один из этих мужчин пользуется «Алехандро», и запах почти правильный. Но… не совсем. Я не думаю, что он и есть нужный нам человек. К тому же он недостаточно высок ростом. Я имею в виду мужчину в темно-синем пиджаке, того, что стоит спиной к танцующим.

— Я его знаю, — пробормотал Маккензи. — Это лорд Фендалл. Он завсегдатай «Деймиена» и является другом моего управляющего, Баптиста, но я мало о нем знаю, если не считать того, что он игрок, который выигрывает и проигрывает крупные суммы денег. Керкленд включил его в список подозреваемых. Правда, я не знаю толком почему.

— Если он друг твоего управляющего, ему может быть известно расположение коридоров и черных выходов «Деймиена», — задумчиво проговорила Кири. — Но он недостаточно высок и слишком грузен.

— За ним, как и за Рупертом Суиннертоном, необходимо понаблюдать. Слишком уж много совпадений, — нахмурясь, сказал Маккензи. — Если запах человека может меняться в течение дня, то в другое время он, возможно, будет пахнуть так, как ты это помнишь.

Кири чуть помедлила.

— Возможно. Но он все-таки не того роста, и я просто чувствую, что это не тот человек. Не думаю что он был одним из похитителей. Но вполне возможно, что он с ними связан.

— Беда в том, что, будучи мертвым, я не могу поговорить с Баптистом о Фендалле, — пробормотал Маккензи. — Придется это сделать Керкленду.

— Мы, кажется, неплохо продвинулись, так что тебе недолго оставаться мертвым, — заметила она. Возможно, подумала Кири, это будет хорошо для Маккензи, но не для нес — она-то вернется к нормальной, повседневной, скучной жизни.

Они покинули заведение мадам Бланш только после полуночи, чтобы Кири смогла проверить всех гостей. Никаких других возможных вариантов она не обнаружила. Они покидали заведение одновременно с несколькими группами гостей, как вдруг она уловила один из запахов, которые искала — чесночный, несомненно, французский запах, названия которого она не знала, но который ей хорошо запомнился.

Пока они спускались по лестнице на улицу, она, вцепившись ногтями в руку Маккензи, шарила взглядом по толпе, пытаясь определить источник этого запаха. Маккензи тихо спросил:

— Кто?

Ее взгляд остановился на паре широких плеч, принадлежащих мужчине, который выходил на улицу в одиночестве.

— Это он, — шепнула она. — Он пахнет именно так, как тот француз, который был в «Деймиене».

— Кажется, это Пол Клемент, он тоже внесен в наш список подозреваемых. Хорошо, что он направляется в сторону нашего экипажа, — сказал Маккензи и, несмотря на то что все еще опирался на трость, резво прибавил ходу.

Они прошли мимо своего экипажа, — Кири увидела, как их кучер насторожился, — и свернули за угол, на одну из безлюдных боковых улиц.

— Я заговорю с ним, — сказала Кири, с трудом переводя дыхание, и громко окликнула его: — Сэр! Сэр! Мне кажется, мы с вами встречались. Возможно, на каком-нибудь светском рауте?

Человек, идущий впереди, немного помедлил, потом оглянулся и сказал по-английски, но с французским акцентом:

— Сомневаюсь, что я имел удовольствие, мадам. — Он грациозно поклонился. — Я никогда не забыл бы такой очаровательной леди. А теперь прошу извинить меня…

К этому времени они находились достаточно близко друг от друга, так что Кири смогла почувствовать его запах. Да! И у него был шрам на левой щеке. Он не был похож на французского агента, но она уже понимала: незапоминающаяся внешность — одна из характерных особенностей людей этой профессии.

— Это он, — сказала она Маккензи. — Я не сомневаюсь.

Почувствовав что-то неладное, француз выхватил из-под пиджака пистолет и взвел курок.

— Не знаю, за кого вы меня принимаете, но уверяю вас, я не представляю для вас никакого интереса. Если вы грабители, то найдите более легкую жертву, потому что я буду стрелять без предупреждения.

Не дав Клементу договорить, Маккензи, размахнувшись тростью, словно клюшкой для гольфа, нанес удар по руке француза — пистолет отлетел в сторону.

Кири наклонилась за оружием, а Маккензи помчался вслед за убегающим Клементом. Наконец Маккензи заломил французу руки за спину, а Кири взвела курок пистолета и нацелила на Клемента.

— Не шевелись! — приказала она. — Или ты уже никогда больше не сможешь шевельнуться.

Клемент перестал сопротивляться. Маккензи защелкнул за спиной француза металлические наручники и отошел в сторону.

— Он в наручниках, но не спускай с него глаз, пока я его обыскиваю.

— У тебя были с собой наручники? — удивленно спросила Кири.

— Кто знает, когда они могут пригодиться, — отозвался Маккензи.

Кири усмехнулась. Хорошо бы когда-нибудь посмотреть, что находится в многочисленных карманах его необъятного плаща. Одному Богу известно, на что там можно наткнуться.

Маккензи извлек нож и какие-то документы, потом жестом показал в сторону их экипажа, который проследовал за ними в боковую улицу. Кучер держал в одной руке вожжи, в другой — дробовик. Полезный человек, как и говорил о нем Маккензи.

Открыв дверцу экипажа, Маккензи сказал:

— Садись, Пол Клемент. Это твое настоящее имя или псевдоним?

— Я Пол Клемент, и я понятия не имею, о чем вы говорите, — холодно заявил француз. На вид ему было лет сорок, и, как догадывалась Кири, нервы у него были стальные.

Разозлившись не на шутку, Кири шагнула вперед и ткнула его дулом пистолета. Шрам, запах, телосложение… Это тот человек, которого она искала!

— Не лги мне, — сказала она. — Я видела тебя в «Деймиене».

В его глазах мелькнул огонек, но выражение лица не изменилось.

— В этом заведении я часто бываю, мадам, как и во многих других. Я не знал, что это преступление.

— Это не преступление, — тихо сказала она. — А вот похищение человека и убийство — преступления.

— Он не станет говорить с тобой, — сказал Маккензи. — Но у нас есть люди, которые умеют убеждать. Они заставят его рассказать все, что он знает. Если месье Клемент согласится сотрудничать, возможно, он даже не лишится некоторых частей своего тела.

Она не поняла, говорит ли Маккензи серьезно или просто хочет запугать пленника. Хотя словами такого, как Клемент, не запугать. Она опустила пистолет, но курок оставила взведенным.

Маккензи запихнул француза в экипаж и назвал кучеру адрес. Кири уселась следом, продолжая держать шпиона на мушке. Он сухо сказал:

— Надеюсь, мадам не застрелит меня случайно, если экипаж тряхнет на ухабе?

— Я никогда не стреляю случайно. Один из ваших приспешников убедился в этом. — Нельзя сказать, что в «Деймиене» Кири участвовала в перестрелке, но ей хотелось казаться безжалостной. — Вы явились к мадам Бланш, чтобы поговорить с лордом Фендаллом? Или с кем-нибудь другим?

Игнорируя ее вопрос, он тупо смотрел в темноту.

— Я всегда знал, что это плохо кончится, — проговорил он наконец. — Только не знал, что это произойдет нынче ночью.

Больше он не сказал ничего. Экипаж довёз их до здания без опознавательных знаков, расположенного неподалеку от Уайтхолла. Маккензи помог Клементу выйти и отвел его внутрь. Ожидая возвращения Маккензи, Кири подумала, интересно бы узнать, что случится с этим французом дальше. Учитывая настоятельную потребность в информации, могли применяться жесткие методы допроса.

Она подумала, возможно, его будут пытать, и ей стало не по себе.

Глава 26

Когда Маккензи вернулся в экипаж, Кири зевала. Они снова повернули на Эксетер-стрит, и она спросила:

— Что там происходит с Клементом?

— Его заперли в камере. Как только прибудет Керкленд, начнется допрос, — сказал он. Значит, Керкленду предстояло провести еще одну бессонную ночь. Мак знал, что его друг способен выдержать очень многое, но у каждого человека есть свои пределы.

После продолжительной паузы Кири спросила:

— Его будут пытать?

— Только в крайнем случае. — Мак нахмурил брови. — Пытками едва ли удастся многого добиться. Клемент, конечно, сознает риск, связанный с его профессией. Не думаю, что он легко расколется.

Кири вздохнула.

— Сегодняшняя ночь заставила меня понять, что это не игра. Из-за меня человек брошен в тюрьму и, возможно, умрет. Это не то что убийство в целях самозащиты.

— Такова специфика этой работы. Противник собирает разведывательные данные о нас, мы собираем разведывательные данные о нем. Это похоже на шахматную партию на большой доске.

— Я думаю, кража информации — одно дело, а кража жизней — совсем другое.

— Согласен, — сказал он. — Хотя украденная информация может в конечном счете стоить многих жизней. Особенно если речь идет о жизнях шестнадцатилетних девушек.

Она взяла его за руку.

Мак пожал ее пальцы, радуясь ее прикосновению.

— Если Клемент назовет нам имена других заговорщиков, все это может закончиться через день или два, — сказал он. А потом леди Кири Лоуфорд вернется к своей жизни, а он к своей. Один.

Входя в дом на Эксетер-стрит, Кири продолжала держать Маккензи за руку. После всех треволнений ночи ей ужасно хотелось, чтобы Маккензи заключил ее в объятия, но она понимала: придется немного потерпеть, пока они не окажутся наедине в ее комнате.

Поднявшись на лестницу, она взглянула вдоль коридора и заметила смутные очертания фигуры мужчины, который скребся в дверь Кэсси. Роб Кармайкл. Кэсси открыла дверь и оказалась в его объятиях. Они поцеловались и вошли в ее комнату.

Когда дверь за ними закрылась, Кири спросила шепотом:

— У них любовная связь?

— Они друзья и товарищи по работе, — сказал Маккензи и, взяв ее за руку, повел по коридору. — Чем они занимаются за закрытыми дверьми, это их дело.

— Да, но мне интересно! — призналась Кири, когда они вошли в ее комнату и он закрыл за ними дверь. — Их трудно представить любовниками. Они оба такие серьезные.

— Любовники бывают очень разные, — сказал он и, подойдя к камину, стал разжигать огонь. Когда появились язычки пламени, он встал. — Им обоим пришлось пережить такое, что уничтожило бы менее стойких людей. Если им сейчас уютно в объятиях друг друга, то это подарок судьбы, которым нельзя пренебрегать.

Значит, поняла Кири, Кармайкл и Кэсси спят вместе, но не связывают себя обязательствами на всю жизнь. То же самое можно сказать о ней и Маккензи. Пусть даже их нежность и страсть продлятся недолго, но они подлинные. До прошлой ночи она даже не понимала, насколько мощной может быть страсть.

Не желая терять ни одного мгновения, она подняла лицо для поцелуя.

— В таком случае давай и мы не будем пренебрегать этим подарком.

Едва прикоснувшись к ней губами, он сразу отошел от нее.

— Ты ляжешь спать одна, Кири.

Она рот открыла от удивления.

— Но ты, кажется, согласился: мы пока остаемся любовниками.

— По правде говоря, я не соглашался, — с удрученным видом сказал он. — Просто я не мог устоять перед тобой прошлой ночью. Но мои дурные предчувствия оправдались. Уже и Керкленд заподозрил, что между нами что-то происходит. Слава Богу, он еще не знает, что произошло на самом деле.

— Керкленд мне не отец и не брат! — с негодованием воскликнула она, не веря, что Маккензи уйдет, отказавшись оттого, что между ними существует. — Он не имеет права осуждать меня.

— Он не тебя осуждает, а меня, — сдержанно проговорил Маккензи. — Ты пострадавшая невинность, а я — бесчестный соблазнитель.

— Прошлой ночью я не почувствовала никакого бесчестья, — сказала она и схватила его за руки, уверенная, что сможет заставить его передумать. — А ты?

— Страсть мешает правильно оценить ситуацию. Прошлой ночью я не думал о чести. Ни о твоей, ни о своей. Сегодня у меня нет такого оправдания, — сказал он, чуть помедлив.

— При чем тут честь? — беспомощно спросила она. — Что может быть плохого в том, что двое людей так сильно хотят друг друга?

— Люди определяют честь по-разному, но в соответствии с большинством определений у меня ее не очень много. У меня нет почтенного семейного имени, я был уволен из армии при самых позорных обстоятельствах, я влачу свою жизнь в полусвете, и я не имею права обходиться как попало с той крошечной частичкой чести, которая у меня осталась.

Кири поняла: если бы она пустила в ход способность привлекать мужчин, которой славились женщины ее рода, то смогла бы вдребезги разбить его сопротивление, и вскоре они лежали бы голые на ее кровати, забыв обо всем на свете.

Но это причинило бы Маккензи большую боль. Он с трудом выработал собственный кодекс чести, и было бы неправильно, если бы она заставила его нарушить этот кодекс.

— Ладно, — сказала она, — я не причиню ущерба твоей чести.

Он вздохнул с явным облегчением.

— Слава Богу. Потому что я действительно не могу тебе противиться.

— Я знаю. — Она скривила губы. — Мне тоже очень трудно устоять против тебя. Сегодня я буду спать одна, но сначала, пожалуйста, расстегни мне платье. Я не могу снять его без посторонней помощи. — Кири повернулась к нему спиной. Это позволяло ей скрыть слезы. Она знала: они могли продержаться на расстоянии друг от друга, только если ни один из них не проявит слабости.

— Спасибо за понимание, — тихо сказал он и, стараясь меньше прикасаться к ней, быстро развязал тесемочки и удалил булавки. И все же от легкого прикосновения кончиков его пальцев у нее по спине пробегали мурашки.

Интересно, ему также трудно сдерживаться, как и ей?

Вполне вероятно.

— Спокойной ночи, миледи, — сказал он, когда расстегнутый лиф платья соскользнул вниз по плечам. Она не успела оглянуться, как услышала звук закрывшейся за ним двери. Даже несмотря на огонь в камине, в комнате, когда Маккензи ушел, стало очень холодно.

Кири скользнула между холодными простынями. Она всегда умела получать то, что хотела, но была щедра по природе. Она любила делать подарки, говорить добрые слова. Щедрость скрывала лежащий в основе эгоизм. А теперь обстоятельства заставили ее признать: не все, что она хотела, дозволено иметь.

Она лежала, глядя в потолок, и уговаривала себя не плакать. Слезы не принесут облегчения, а если она проплачет всю ночь, наутро у нее будет красный нос. Она хотела заниматься любовью с мужчиной, к которому ее влекло, потому что он мог дать ей то, чего у нее никогда не было с Чарлзом. Она уже испытала это. Желать большего было бы проявлением жадности, эгоизма… и вообще было бы неправильно, решила она.

Что ж, придется спать одной.

Глава 27

Мак, и Керкленд прибыли в неприметное здание одновременно.

— У тебя была трудная ночь, — сказал Керкленд, когда они вошли в дом. — Ты обнаружил одного кандидата в подозреваемые, за которым следует понаблюдать, и сумел схватить второго.

— Что ты узнал о Клементе? — спросил Мак, следуя за Керклендом в его кабинет.

— Он много лет прожил в Лондоне. Говорит, что бежал от преследований французских республиканцев, и зарабатывает на жизнь тем, что держит швейную мастерскую. Семьи у него нет, близких друзей тоже. Иногда его видят среди посетителей французских таверн.

— А есть какие-нибудь подтверждения его шпионской деятельности?

Керкленд усмехнулся:

— У меня есть кое-какие подозрения, что он получает информацию от одного источника в Уайтхолле. Предполагаю, это и было его основной работой, но, кроме того, его, по-видимому, привлекли для участия в заговоре, имеющем целью похищение и убийство.

Керкленд позвонил, и несколько мгновений спустя безмолвный слуга принес кофейный поднос с дымящимся кофейником, тремя оловянными кружками, тарелкой сдобных булочек, молочником и сахарницей.

— Мак, не возьмешь ли поднос? Я хочу, чтобы у меня были свободны руки, если Клемент попытается что-нибудь выкинуть.

Мак взял поднос в руки.

В этом небольшом здании размещалась штаб-квартира сверхсекретного разведывательного агентства Керкленда — шпиона высшей квалификации с холодным, расчетливым умом. Он подчинялся одному очень высокопоставленному члену правительства. Даже Мак не знал, кому именно. Да он и не хотел знать.

Керкленд с фонарем в руке первым спускался по лестнице, ведущей в подвал, где находились две очень надежные камеры, двери которых запирались крепкими замками. Керкленд кивнул стражнику, потом открыл дверь одной из камер собственным ключом.

Камера была тесная и темная, слабый свет проникал сквозь окошко, расположенное высоко в стене. Клемент лежал на койке, но, завидев их, тут же вскочил на ноги и насторожился.

— Вот и палач прибыл, — проговорил он.

— Хоть вы и француз, но не стоит все превращать в мелодраму, — резко оборвал Керкленд. — Кофе не хотите?

— Что угодно горячее приму с благодарностью.

Мак поставил поднос на койку и наполнил кофе три кружки, радуясь, что и ему удастся выпить кофейку. В течение нескольких минут они готовили каждый свой кофе.

Клемент выпил кружку за несколько глотков и налил еще.

— Для англичанина у вас хороший кофе.

— Его приготовил французский эмигрант. Настоящий, не из тех, кто приехал в нашу страну шпионить, — сказал Керкленд.

Физиономия Клемента стала непроницаемой.

— Ну а теперь, когда я подкрепился, начнете выбивать из меня признание?

— Я не большой любитель причинять боль, — возразил Керкленд, — хотя, как видите, палача я на всякий случай прихватил.

Мак чуть не поперхнулся кофе, услышав это, однако сумел скрыть свое удивление. Он прищурил глаза и попытался придать себе безжалостный вид.

Это не сработало. Клемент, сначала не обращавший на Мака никакого внимания, теперь уставился на него изучающим взглядом.

— A-а, это тот джентльмен, который схватил меня и который больше не страдает от старческой немощи. Так вы палач? Мне показалось, что ваша подружка более опасна.

— Так оно и есть, — сказал Мак. — Радуйтесь, что здесь ее нет.

А Керкленд тем временем продолжал:

— Вы профессиональный шпион, месье Клемент. Вы не могли не знать, что, если вас поймают, это означает неминуемую смерть.

Клемент взял с подноса булочку, при этом рука у него дрожала.

— Я это знаю. Поскольку вы меня все равно убьете, я предпочитаю, чтобы это произошло быстро, без никому не нужной боли. Говорю сразу: Францию я не предам.

— Я уважаю вашу лояльность к своей стране, — проговорил Керкленд. — Это вызывает восхищение. Я предпочел бы не убивать вас, конечно, если мы придем к какому-то соглашению.

По лицу Клемента скользнул проблеск надежды.

— И к какому же, например?

— Страны, находящиеся в состоянии войны, регулярно крадут друг у друга секреты. Таковы условия игры, — сказал Керкленд. — Как вы считаете, эта игра включает также убийство и похищение? Особенно если одной из жертв является шестнадцатилетняя девушка?

Клемент напряженно сжал губы.

— Это не мой план. Я всего лишь был связным.

— Связник… — задумчиво произнес Керкленд. — Значит, существуют французская часть плана и английская часть, а вы осуществляли связь между ними?

Клемент нахмурился, поняв, что выдал себя. А Керкленд продолжал:

— Значит, охота за британской королевской семьей не входила в ваши планы? Тем не менее вы на это пошли. Как это уживается с вашей совестью? Вы прожили в Англии достаточно долго, чтобы понимать: такой план не приведет нас за стол мирных переговоров. Совсем наоборот.

— Британии будет лучше без принца-регента и его никудышных братьев. Предполагалось, что девушке не будет причинено никакого вреда, — сказал Клемент в порядке самооправдания. — Я бы об этом позаботился.

— Но вы больше не сможете этого сделать, поскольку я вывел вас из игры, — напомнил Керкленд. — Вы верите, что ваши товарищи будут столь же осторожны? А вдруг они решат, что похищение, для верности, можно заменить убийством?

Француз отвел взгляд. Он явно нервничал.

— Так вот, у меня есть для вас предложение, — сказал Керкленд.

Клемент снова посмотрел на Керкленда:

— Какое?

— Я не стану просить вас предавать свою страну, но вы можете поразмыслить о том, будет ли считаться предательством, если вы назовете имена ваших сообщников в данном конкретном заговоре. Эти опасные идиоты способны скорее причинить вред Франции, чем помочь ей.

— Если я соглашусь с вашей точкой зрения, что я получу взамен? Более легкую смерть?

— Свободу, хотя и не сразу. Вас переведут в тюрьму с лучшими условиями содержания, где вы будете находиться до окончания войны. То есть год-два. Ваш император уже ударился в бега. Когда он капитулирует, вы сможете, вернуться домой, во Францию. — Керкленд улыбнулся. — Или остаться в Англии: на хороших портных всегда есть спрос.

— Каковы гарантии что вы выполните свою часть сделки? — спросил Клемент после продолжительной паузы.

— Я дам вам слово.

Француз скривил губы.

— Будет ли такой рафинированный джентльмен, как вы, чувствовать себя обязанным выполнить обещание, данное сыну портного?

— Будет ли сын портного чувствовать себя обязанным выполнить обещание, данное джентльмену? — спросил Керкленд, протягивая ему руку. — Доверие не имеет никакого отношения к положению человека.

— Как это ни парадоксально, я чувствую, что могу доверять английскому врагу больше, чем своим английским союзникам, — произнес Клемент. — Не знаю, смогу ли я сделать то, о чем вы просите, но я подумаю об этом. — Клемент взял протянутую Керклендом руку.

— Но не раздумывайте слишком долго. Если кто-нибудь из членов королевской семьи будет убит или похищен, я аннулирую свое предложение, — сказал Керкленд и, взглянув на Мака, распорядился: — Оставь ему одну кружку и булочки.

Иными словами, не оставляй ничего, что заключенный мог бы использовать в качестве оружия. Теоретически из оловянной кружки тоже можно изготовить нож, но для этого потребовались бы время и инструменты. Мак вылил остатки кофе в кружку Клемента, потом забрал поднос и остальные кружки.

Когда они вышли из камеры, Керкленд тщательно запер за ними дверь и сказал, обращаясь к стражнику:

— Я оставил у заключенного кружку. Проследи, чтобы ее потом забрали.

Когда они вернулись в кабинет Керкленда, Мак спросил:

— Ты думаешь, он сообщит тебе что-нибудь полезное?

— Вполне возможно. Ясно, что ему не нравится быть участником заговора убийц, и он может решить, что убийство принцесс не отвечает интересам Франции, — сказал Керкленд, пожав плечами. — Политику вразумления я считаю более эффективной, чем политику силы.

— Если он решит принять твое предложение, я надеюсь, что он сделает это как можно скорее, — заметил Мак. — Когда исчезнет их связной, заговорщики залягут на дно и отыскать их будет труднее.

Возможно, они будут настолько встревожены, что вообще откажутся от осуществления своего заговора.

— Неужели ты веришь в это? — удивленно спросил Мак.

— Это маловероятно, — сказал Керкленд и улыбнулся, что случалось с ним крайне редко. — Но надежда умирает последней.

Глава 28

Погода на следующее утро была пасмурной, дождливой, типично осенней, что соответствовало настроению Кири. Интересно, как они с Маккензи будут вести себя друг с другом, когда встретятся снова? — думала она, спускаясь в столовую, но застала там только Кэсси, которая выглядела немного усталой, но улыбалась. Должна быть, она хорошо провела время с Кармайклом в своей постели.

Вспомнив, что Маккензи собирался вместе с Керклендом допрашивать француза, Кири поздоровалась с Кэсси и положила на свою тарелку бобы с беконом, кусочек жареного хлеба и налила горячего чая.

— Посещение мадам Бланш было успешным? — спросила Кэсси.

Кири рассказала ей о лорде Фендалле, от которого пахло почти, но не совсем правильно, и о поимке француза. Она уже заканчивала завтрак, когда в комнату вошел Маккензи.

Она занервничала и чуть дрожащей рукой налила себе еще чая.

Присутствие Кэсси помогло ей сохранить самообладание.

— Допрос Клемента прошел успешно?

— Об этом еще рано говорить, — сказал он и положил на стол стопку писем. — Их только что принес лакей.

Заметив на верхнем конверте почерк генерала, Кири просмотрела все письма:

— Я написала всем в своей семье, чтобы они не думали, будто со мной случилось что-то ужасное, Кэсси, а ты не хочешь взглянуть, может быть, там есть письма и для тебя?

— Я никогда не получаю писем, — сказала Кэсси, не поднимая глаз.

— Не возражаете, если я позавтракаю с вами? — спросил Маккензи. — Я выпил кофе с булочкой вместе с Керклендом и французским шпионом, но для такого холодного дня требуется более основательная заправка.

— Мы будем рады. Кушай на здоровье и расскажи нам о допросе, — попросила Кэсси.

— Керкленд мастерски обработал француза, — сказал Мак, наполнил свою тарелку и, принявшись за еду, стал описывать стратегию Керкленда.

Выслушав его, Кэсси одобрительно кивнула:

— Очень умно с его стороны предложить ему достойный выход из позорного заговора. Надеюсь, Клемент договорится со своей совестью и назовет нам имена других заговорщиков.

— Да, это лучше, чем применять пытки, — сказал Мак. — Иногда под воздействием боли человек может наговорить такого, что, по его мнению, тебе хочется услышать.

— В этом есть смысл, — сказала Кири, взяв из стопки письмо, написанное незнакомым почерком на дорогой бумаге кремового цвета. — Силы небесные! Да оно, кажется, с королевской печатью! — воскликнула она, указывая на восковую печать.

— Похоже, это и впрямь королевская печать, — с интересом заметила Кэсси. — Вскрой его.

Кири взломала печать и обнаружила там записку от ее королевского высочества Шарлотты-Августы, в которой говорилось, что леди Кири Лоуфорд надлежит присутствовать на чаепитии в Уоруик-Хаусе.

Приглашение было написано красивым размашистым почерком секретаря, но под ним лежала написанная сформировавшимся почерком записка самой принцессы:

«Дорогая леди Кири!

Мне так хочется увидеться с вами, прежде чем я уеду в Виндзор! Не смогли бы вы приехать в сари, какие носят женщины в Индии? Мне бы очень хотелось посмотреть!

С любовью

Ее королевское высочество принцесса Шарлотта-Августа».

Кири с ошеломленным видом передала письмо Кэсси, которая громко прочитала его.

— Я потрясена, Кири. Ты обратила внимание, что дата приглашения — сегодня, во второй половине дня?

— Что-о? — воскликнула Кири и, схватив письмо, перечитала его. — Письма было отправлено на адрес моих родителей, так что на пересылку потребовался целый день. Сегодня, во второй половине дня! Мне потребуется экипаж!

Маккензи взял у нее письмо.

— Я отправлю записку Керкленду, чтобы он прислал за тобой свой лучший экипаж. Нельзя терять ни минуты. У тебя есть с собой сари?

— Есть. — Кири нервно закусила губу. — Хотя я, наверное, замерзну в нем. Сари не рассчитаны на английскую погоду.

— Надень поверх плащ. И не забудь, что ты уже знакома с этой девушкой, — сказал, успокаивая ее, Маккензи. — Если она прислала тебе приглашение, значит, она будет рада тебя видеть.

— Я поеду с тобой в качестве твоей служанки, — вызвалась Кэсси. — Это придаст тебе солидности.

— Разумеется, дочь герцога нуждается в служанке, — согласился Маккензи. — А я поеду на запятках в качестве твоего ливрейного лакея.

Кири, испытывая благодарность к друзьям за их поддержку, встала из-за стола.

— Пошлите за экипажем. А я пойду переодеваться.

— Тебе нужна помощь? — спросила Кэсси. — Я никогда не видывала сари.

— Помощь не потребуется. Сари надеть легче, чем английское платье, — пояснила Кири. — Присоединяйся ко мне, когда преобразишься в служанку, и я покажу тебе, как носят сари.

Итак, Маккензи отправился подбирать подходящий случаю экипаж, а Кири с Кассандрой — переодеваться.

Кири интуитивно добавила сари к своему багажу, поскольку не имела понятия о том, чем ей придется заниматься.

Вернувшись в свою комнату, она извлекла из дорожного сундука сари. У нее не было подходящих сандалий, но их вполне заменят вечерние туфельки без задников и шелковые чулки.

Она надела сари и, расчесав щеткой волосы, разделила их пробором посередине. Потом она собрала темную массу волос в пучок у основания шеи. В ее чемоданчике с косметикой лежала красная паста, необходимая для того, чтобы нарисовать на лбу красное пятнышко, что она и сделала самым тщательным образом.

В дверь постучали.

— Кири, это я, Кэсси.

В комнату вошла Кэсси, одетая в строгое коричневое платье. Выражение ее лица приличествовало служанке. Ее глаза скользнули по «чоли» — блузке с короткими рукавами и низким вырезом, длина которой на несколько дюймов не достигала талии.

— Да… в такой одежде вполне можно замерзнуть, — сказала она.

— Но это еще не все, — возразила Кири. — Ты пришла как раз вовремя, чтобы увидеть великое событие. Это одно из моих лучших сари. Существуют разные стили драпировки ткани. Моя семья происходит с севера, и любой индус узнает об этом по моей манере носить сари.

Она, не глядя, взяла в руку конец сари и обернула его вокруг себя, заправив за пояс нижней юбки. Кэсси словно завороженная наблюдала за тем, как Кири собрала и сложила складками украшенный вышивкой конец ткани на левом плече таким образом, что он упал за спину. — Откровенно говоря, мне следовало бы оставить открытым пупок — источник созидания и жизни, — сказала Кири. — Но англичане могут счесть это чересчур вызывающим.

— Маккензи этого не вынесет, — с некоторой иронией проговорила Кэсси. — Я видела, как он смотрит на тебя. Покажи ты чуть побольше обнаженной кожи, и у него будет сердечный приступ.

Кири быстро взглянула на нее.

— Извини, не поняла?

— И ты смотришь на него так же, — вздохнув, сказала Кэсси. — Оно и понятно. Вы оба молоды и выполняете интригующую работу. Но помните о будущем и не слишком сближайтесь. За пределами этой работы у вас целая жизнь. Зачем вам от нее отказываться?

Раздраженная тем, что каждый чувствует себя вправе давать непрошеные советы, Кири вызывающе спросила:

— Интересно, мистер Кармайкл смотрит на тебя так же?

Кэсси удивленно подняла брови, однако ничуть не смутилась.

— Ты видела? Нет, мы друг на друга так не смотрим. Мы старые и измученные люди. Друзья, не более того.

— Вы не стары, и мне показалось, что вы больше, чем друзья.

— Мы стары духом, а не плотью, — уточнила Кэсси, внимательно рассматривая ее чемоданчик с парфюмерией. — Да, мы больше, чем друзья. Мы с Робом товарищи. Мы вместе смотрели в лицо опасности.

Решив, что нюансы взаимоотношений Кэсси и Роба выше ее понимания и, уж конечно, ее не касаются, Кири открыла шкатулку с ювелирными украшениями и выбрала длинные серьги из тонких цепочек со сверкающими гранатами, которые спускались почти до плеч. Затем она надела роскошное колье из золотых цепочек и по дюжине браслетов на каждую руку. Принцессе Шарлотте будет на что полюбоваться.

— Как ты считаешь, я готова предстать перед членом королевской семьи?

— Ты выглядишь великолепно, — сказала Кэсси. — И совсем, совсем по-другому. Пусть даже твои черты и цвет кожи и волос остались прежними, ты стала другой женщиной.

— Да, я стала другой, — согласилась Кири, выпуская на волю ту часть своей натуры, которая никогда не станет английской.

Различия их с Маккензи касались не только классовой принадлежности или происхождения, но и двойственности ее натуры. Может ли хоть один англичанин понять это?

Она подумала о Марии, жене Адама. Она была благороднейшим человеком с чисто английской внешностью и обладала чутким сердцем. А вот Годфри Хичкок им не обладал.

Если Кири суждено когда-нибудь найти свою настоящую пару, то это должен быть мужчина, обладающий чуткостью и терпимостью. Генерал понимал Индию, и Лакшми для него была воплощением страны, где он провел половину жизни. Но мужчины вроде него — большая редкость. А теперь довольно философствовать.

— Я хотела бы подарить принцессе духи. Сейчас нет времени готовить духи специально для нее, но я подумала, что ей могут понравиться вот эти. — Кири протянула флакончик Кэсси. — Как ты думаешь?

Кэсси задумчиво втянула носом аромат:

— Эти духи пахнут невинностью и надеждой.

— Но они не вполне подходят для девушки, родители которой дерутся из-за нее, словно собаки из-за кости, и которая когда-нибудь может стать правительницей Англии.

Кири перелила духи для юной девушки в изящный флакон из алого стекла, добавила к ним крошечную капельку шипра, закрыла пробкой и встряхнула. Потом снова открыла флакон. Уже лучше.

— Как ты думаешь, Кэсси?

Кэсси понюхала и поморгала глазами.

— Запах более сложный, и чувствуется в нем некоторая приземленность и., непреходящая печаль — точнее я не могу описать.

— Именно такого эффекта я и добивалась, — сказала Кири.

Она повязала серебряную ленту — все из того же чемоданчика — вокруг горлышка стеклянного флакона. Потом она завернула флакон в кусочек белого атласа. Хорошо, что она приехала, готовая к любым неожиданностям. У нее была с собой даже сумочка с шелками для вышивания, которая вполне могла сойти за индийский ридикюль. Сунув в сумочку духи, она сказала:

— Пора идти. Скоро должны подать экипаж.

— Позвольте мне взять ваш плащ, миледи, — сказала Кэсси, немедленно входя в роль неприметной и хорошо вышколенной прислуги.

Кири с некоторой иронией заметила:

— Ты больше похожа на служанку, чем любая из всех виденных мной служанок.

— Извините, я исправлюсь, — бросила Кэсси, позволив себе улыбнуться уголком губ, и тут же стала менее неприметной.

— Ты могла бы стать актрисой, — заметила Кири, когда они направились к двери.

— Однажды мне и в самом деле пришлось быть актрисой, — отозвалась Кэсси, открывая дверь для своей «хозяйки».

Маккензи ждал в холле. Услышав ее шаги, он сказал:

— Как раз вовремя. Экипаж только что прибыл. — Он поднял глаза на Кири и… замер.

У подножия лестницы Кири присела в реверансе, сложив ладони рук на уровне груди, и, склонив голову, поздоровалась на хинди.

Лихорадочно проглотив комок, образовавшийся в горле, Маккензи отвесил ей глубокий поклон и заметил:

— Вы опасны, миледи.

Он взял у Кэсси плащ Кири и набросил ей на плечи. У нее мурашки пробежали по коже от легкого прикосновения кончиков его пальцев к ее обнаженной шее.

— А теперь нам пора отправляться, если мы хотим прибыть в Уоруик-Хаус в назначенное время.

Он придержал для Кири дверь, и она вышла из дома. Жизнь, несомненно, стала значительно интереснее с тех пор, как она сбежала от Годфри Хичкока.

Глава 29

— Боже милосердный! — воскликнула принцесса Шарлотта, когда Кири вошла в ее личную гостиную. — Вы выглядите потрясающе! Как принцесса из восточной сказки. — Принцесса была довольно рослая и полноватая, отчего казалась старше шестнадцати лет, однако наивный энтузиазм в глазах выдавал ее подлинный возраст — девочка, которая жаждет узнать больше об окружающем ее мире.

Кири присела в реверансе. Ее сари словно струилось, повторяя движения фигуры.

— Вы очень любезны, ваше высочество. Я благодарю вас за приглашение.

— Мне хотелось увидеться с вами до завтрашнего отъезда в Виндзор. — Шарлотта скорчила гримаску. — В Лоуэр-Лодж, где я буду жить, даже еще скучнее, чем в Уоруик-Хаусе.

Но там по крайней мере не будет игорных клубов, в которые девушка в поисках приключений могла тайком улизнуть.

Оставив свое мнение при себе, Кири сказала:

— Зато вы будете находиться за городом, ваше высочество. Насколько я поняла, вы лихая наездница? — Принцесса усмехнулась, услышав эту довольно колоритную характеристику.

— Это правда. Но я забываю свои обязанности хозяйки. Сейчас я позвоню, чтобы принесли чай. Садитесь, пожалуйста.

Кири подождала, пока принцесса сядет первой, потом протянула ей завернутый в атлас пакет.

— Я принесла вам маленький подарок. Это духи моего изготовления.

Глаза Шарлотты вспыхнули удовольствием, и она принялась распаковывать флакон, потом открыла пробку и вдохнула аромат.

— Спасибо большое! Запах прелестный. Как они называются? — Пусть даже принцесса не была знатоком парфюмерии, ее восхищение было искренним. Кири, моментально сориентировавшись, ответила:

— Я назвала духи «Принципесса». Этот аромат я изготовила специально для вас.

Шарлотта засияла от счастья. Она подушила себе горло и запястья.

— Вы сможете сделать еще, когда флакончик опустеет? Я назначу вас официально своим королевским парфюмером!

— Я бы с радостью согласилась, — улыбнулась Кири. — но ведь я не являюсь профессиональным парфюмером, так что лучше не присваивайте мне никакого звания. Это просто маленький подарок от одной из ваших будущих верноподданных.

— Ну конечно, женщина вашего статуса не может заниматься коммерцией, — согласилась Шарлотта.

Служанка принесла поднос с чаем, поставила на стол блюдо с самыми разнообразными пирожными и разлила чай. Когда они снова остались одни, принцесса сказала:

— Я хочу поблагодарить вас за то, что спасли меня той ночью, но хочу также спросить, не знаете ли вы, что означает эта попытка похищения? Ведь она не была случайной.

— Так вам никто ничего не объяснил? — удивилась Кири.

Губы Шарлотты превратились в тонкую линию.

— Мой отец страшно отругал меня и сказал, что я должна переехать в Виндзор, не дав никаких объяснений. — Немного помолчав, она добавила: — Как я могу стать полноценной правительницей, если все обращаются со мной как с ребенком?

Кири снова была потрясена. Шарлотта, пусть даже дурно воспитанная и плохо образованная, не была глупой. Она заслуживала, чтобы с ней обращались как со взрослым человеком.

Кири отлично понимала, что было бы в высшей степени глупо вмешиваться в отношения принца-регента с его дочерью, и все же она не выдержала — Шарлотта должна была знать об угрозе.

— Это очень, очень большой секрет, — начала Кири. — Вы не должны никому говорить об этом.

— Даю вам слово, — сказала Шарлотта.

— Вы были целью заговора французов, направленного против британской королевской семьи. Заговорщики хотели похитить вас и убить вашего отца и его братьев. Когда король не способен править страной, а наследник престола взят в плен, тогда в стране начнется хаос, и у французов появится шанс подписать мирный договор на своих условиях.

Шарлотта охнула и побледнела.

— Это… это возмутительно! Как смеет Наполеон проделывать такие вещи?

— Мы не уверены, что инициатором заговора был Наполеон. Однако я знаю, что после инцидента в «Деймиене» на жизнь вашего отца было совершено покушение, — сказала Кири. — Вот почему вас отправляют в Виндзор. Ваша жизнь слишком драгоценна, чтобы рисковать ею.

— Почему отец ничего мне не объяснил? — горестно спросила Шарлотта.

Стараясь как-то смягчить ее обиду, Кири сказала:

— Мой отчим частенько говорит, что дети растут быстрее, чем это сознает или даже желает отец. Принц-регент, должно быть, просто не хотел расстраивать вас.

Судя по ее виду, Шарлотту слова Кири не убедили.

— Благодарю вас за то, что вы сказали мне правду, леди Кири, — проговорила Шарлотта, задумчиво глядя на нее. — Если бы мне позволили иметь фрейлин, я бы назначила вас.

— Вы очень любезны, — поблагодарила Кири, довольная тем, что пока подобная милость ей не угрожает. Она бы просто сошла с ума от скуки придворной жизни.

— Я очень надеюсь, — сказала принцесса, — что заговорщиков скоро поймают. Через две недели мне предстоит присутствовать на открытии сессии парламента.

Силы небесные! Знает ли об этом Керкленд?

— Я не вправе говорить это, но мне кажется, было бы неразумно присутствовать на столь многолюдном публичном мероприятии. Там будут толпы людей, и похитители или убийцы могут воспользоваться этим.

— Это будет мое первое официальное появление на публике. Я не стану его отменять, — проговорила Шарлотта, вздернув подбородок.

— Это может оказаться небезопасным, — продолжала настаивать Кири. — Если вас не смогут похитить, то могут решиться на убийство.

Хотя Шарлотта испугалась, на лице ее читалось упрямство, и выглядела она очень по-королевски.

— Трус не достоин править Англией, — заявила она.

— С этим трудно не согласиться, — сказала Кири. — Существуют очень компетентные люди, посвятившие свою жизнь обеспечению вашей безопасности, но и вы должны проявлять бдительность и следить за тем, что происходит вокруг вас.

Брови Шарлотты сошлись на переносице.

— Если бы я промолчала, когда похитители обратились ко мне со словами «ваше высочество», они бы не узнали, что это я. Вы имеете в виду ситуации вроде этой?

— Именно так. Наш собственный здравый смысл является нашей первейшей защитой, — сказала Кири, отхлебывая чай и думая о том, как долго ей следует оставаться здесь: согласно протоколу, предполагался короткий визит. — Прислушивайтесь к своей интуиции. Если какая-то ситуация или какой-то человек покажутся вам странными, возможно, ваш разум заметил что-то, хотя это еще не дошло до вашего сознания.

— Из-за того, что я наследная принцесса, окружающие меня люди часто ведут себя странно, так что это будет трудно заметить. Но я попытаюсь последовать вашему совету. — Сменив тему разговора, она спросила: — Каким образом ваше великолепное сари закрепляется на фигуре?

Кири встала и продемонстрировала, как надевается и удерживается на месте сари. По ее подсчетам, это заняло около двадцати минут, после чего она сказала:

— Я должна идти, ваше высочество. Уверена, у вас много дел перед отъездом.

Шарлотта вздохнула.

— Что правда, то правда. Благодарю, что вы сразу же откликнулись на мое приглашение.

Кири присела в реверансе.

— Дайте мне знать, когда у вас закончатся духи.

— Я надеюсь, что вы снова посетите меня, когда я вернусь в Лондон, — сказала принцесса и, когда Кири уже держалась за ручку двери, грустно спросила: — Буду ли я когда-нибудь свободной и счастливой?

— Никто не может быть абсолютно свободным, кроме тех, кому нечего терять, — сказала Кири и, неожиданно почувствовав уверенность, добавила: — Но вы найдете любовь и счастье. Я уверена в этом.

Лицо Шарлотты радостно засияло.

— Спасибо вам за это, леди Кири.

Кири склонила голову и вышла из гостиной. Интуиция действительно подсказывала ей, что Шарлотта найдет счастье, но говорила также, что оно будет коротким.


Ввиду ухудшающейся погоды Мак был рад, что визит оказался кратким. Когда Кири вышла из Уоруик-Хауса, капюшон ее плаща был поднят, скрывая лицо. За ней следовала Кэсси, держась на два шага позади нее.

Маку хотелось спросить, узнала ли Кири что-нибудь интересное, но здесь было неподходящее место, чтобы выйти из роли ливрейного лакея. Он открыл дверцу экипажа и торопливо выдвинул приставные ступеньки, чтобы женщины как можно скорее могли укрыться от моросящего дождя.

Как только леди благополучно уселись в экипаж, он взобрался на запятки. Был холодный и сырой ноябрьский вечер, и когда они добрались до Эксетер-стрит, уже стемнело. Дождь тоже усилился.

Радуясь тому, что он не настоящий ливрейный лакей, Мак помог Кэсси и Кири выйти из экипажа.

На руках Кири были надеты перчатки, и на него она не смотрела, но, когда он взял ее за руку, у него по коже пробежали мурашки.

— Керкленд опять хочет поужинать вместе с нами. Полагаю, тебе не удалось узнать ничего интересного у принцессы Шарлотты?

— Кое-что удалось, — сказала Кири, поднимаясь по ступенькам. — Через две недели ей предстоит присутствовать на открытии сессии парламента.

Мак поморщился, подумав о толпах людей, которые там соберутся.

— Это плохо. А тебе не удалось отговорить ее от этого? — спросил он, открывая дверь.

— Не удалось. В ней воплощено все упрямство Ганноверской династии, и она видит в этом свой долг. — Войдя в дом, Кири сверкнула на него взглядом. — Трудно что-нибудь возразить против чувства долга.

— Что правда, то правда, — подтвердила Кэсси, направляясь к лестнице. — Увижусь с вами обоими за ужином.

Мак остался в прихожей наедине с Кири. Он подошел к ней сзади, чтобы снять с ее плеч промокший плащ. Сняв плащ, он сначала увидел собранные в блестящий пучок густые темные волосы, потом округлость груди и, наконец, обнаженную кожу ниже алого лифа. Шелковая ткань сари подчеркивала безупречность ее форм.

Она взглянула через плечо, соблазнительно шурша алым шелком и опьяняя ароматом духов. Он застыл на месте, стиснув в руках тяжелую шерсть плаща.

— Почему ты так смотришь? — спросила она, и на ее грудной голос немедленно отозвались все его чувства.

Он утратил контроль над собой и крепко прижал ее к себе. Сердце его бешено колотилось.

— Пожалуйста, не флиртуй со мной, Кири, — сказал он. — Даже когда ты в европейской одежде, мои руки так и тянутся к тебе. Но сари специально придумано для соблазна.

Он на мгновение задержал ее в объятиях, ощущая легкую дрожь ее тела сквозь тонкий шелк. Ему безумно хотелось приподнять яркую ткань и обласкать соблазнительные изгибы ее тела.

Он поцеловал ее в шею, и она тихо охнула. Довольный этим доказательством ее неравнодушия к нему, он отпустил ее и отступил на шаг, мысленно обозвав себя болваном, ведь он опять прикоснулся к ней.

Покраснев, она повернулась, шурша шелком.

— Сари специально придумано, чтобы человеку было комфортно в убийственно жаркую погоду. Соблазн является всего лишь побочным эффектом.

— Мощный побочный эффект, — заметил он. — В этом наряде ты для каждого мужчины являешься воплощением мечты о чувственной, экзотической красоте Востока.

Ее зеленые глаза прищурились, как у сердитой кошки.

— А ты тоже считаешь восточных женщин игрушками, созданными для того, чтобы забавлять европейских мужчин?

— Ты знаешь, что это не так, — сказал он, понимая, почему она так чувствительна, когда об этом заходит речь. — Ты красива и соблазнительна всегда и в любых одеяниях, потому что представляешь собой уникальную смесь Востока и Запада. Если отнять у тебя одну из частей твоего наследия, ты уже не будешь такой неотразимой. Ты прелестна сейчас и будешь еще прелестнее через пятьдесят лет, когда приобретешь жизненный опыт и мудрость.

Она улыбнулась ему примирительной улыбкой:

— Хорошо сказано, Маккензи. Но поскольку здесь сари является неподходящей одеждой, я переоденусь перед ужином во что-нибудь европейское и скучное. — Подхватив одной рукой юбки, она стала подниматься по лестнице.

— Ты никогда не сможешь быть скучной, — тихо проговорил он. Наблюдая, как она поднимается по лестнице, Мак понимал: как ни прекрасна она в сари, но еще прекраснее вообще без одежды.

На ужин подали пастуший пирог — идеальное блюдо для холодного и дождливого вечера. На Кири было теперь простое платье с застежкой под горло, укрывавшее ее от шеи до щиколоток.

Налив всем довольно хорошего кларета, Керкленд спросил, не хочет ли кто-нибудь что-нибудь сообщить. Кэсси сказала:

— Мы с Робом кое-что слышали. В эмигрантской общине поговаривают, будто что-то происходит, но ничего конкретного узнать не удалось. Ходят слухи о загадочном исчезновении Клемента, однако никто даже не намекнул, что это связано с его шпионской деятельностью.

— Значит, едва ли кто-нибудь из них явится с предписанием о расследовании законности ареста Клемента. Согласно английской юриспруденции, я поступаю не вполне законно.

— Не слишком беспокойся об этом, — посоветовал ему Кармайкл. — Клемент, должно быть, знает: если ему предъявят обвинение, то обвинят в тяжком преступлении, и дни его будут сочтены.

— В том-то и дело, — нахмурясь, сказал Керкленд. — Я бы не хотел, чтобы этого парня повесили: возможно, он нам еще будет полезен.

Кири, отхлебнув вина, небрежно проговорила:

— Среди прочих новостей могу сообщить, что сегодня я пила чай с принцессой Шарлоттой.

Все внимание Керкленда переключилось на нее.

— Предполагалось, что она переехала в Виндзор!

— Она переезжает туда завтра и хотела поблагодарить меня за помощь в клубе «Деймиен», — объяснила Кири. — Через две недели она намерена присутствовать на открытии сессии парламента.

Керкленд выругался себе под нос, что поразило Мака. Керкленд славился своей сдержанностью, тем более в присутствии леди.

— Судя по твоей реакции, — заметил Мак, — мероприятие может оказаться более опасным, чем я думал.

— Шпионская совесть Клемента, — сказал Керкленд, — все еще не позволяет ему назвать имена заговорщиков, но он не одобряет убийства членов королевской семьи. Единственное, что он сказал: нам следует позаботиться о безопасности тех членов королевской семьи, которые будут присутствовать на открытии парламентской сессии.

Кэсси нахмурилась.

— Они что, собираются устроить взрыв в Вестминстерском дворце?

— Уж будьте уверены, здание будет самым тщательным образом обыскано сверху донизу, включая каждый шкаф и каждую щель, — сказал Керкленд. — Однако какой-нибудь убийца может подойти близко к королевским каретам или даже проникнуть в здание.

— Мы больше всего беспокоимся о принцессе Шарлотте, — медленно произнесла Кэсси. — Что, если Кири станет одной из ее фрейлин? Это не вызовет удивления — она ведь дочь герцога. А в случае необходимости Кири может стать дополнительной линией обороны.

— Если случится беда, она окажется прямо на линии огня. Эштону это не понравится, — заметил Мак. Ему это тоже не нравилось.

— Да, это может быть опасно, — признался Керкленд. — Сегодня после полудня кто-то пытался застрелить герцога Йоркского, когда он выходил из здания королевского конногвардейского полка. К счастью, стреляли с дальнего расстояния и промахнулись.

За столом установилось молчание. Герцог Йоркский был следующим по возрасту братом принца-регента и следующим после Шарлотты наследником престола.

— По правде говоря, я надеялся: того, что мы уже сделали, достаточно, чтобы они попрятались, словно крысы в канализационной трубе, — проговорил Кармайкл.

— К сожалению, это не так, — сказал Керкленд. — Надо найти заговорщиков и сделать это так, чтобы не вызвать паники.

— В таком случае необходимо выпить за наш успех, — провозгласил Мак, доставая новую бутылку кларета.

— За успех! — поднял свой бокал Керкленд.

Глава 30

Майор Уильям, лорд Мастерсон, узнал новость, когда находился в Португалии, в гостях у своего старого школьного друга Джастина Болларда. Пока армия стояла на зимних квартирах, Уилл решил съездить на несколько месяцев домой: его не оставляло щемящее чувство беспокойства. Солдатская интуиция, которую не следует игнорировать.

Прибыв в дом Болларда поздно вечером, он заснул тяжелым сном и на следующее утро, зевая, вышел к завтраку. Не обращая внимания на еду, он пересек комнату и стал смотреть в окно на сверкающую ленту реки Дауро.

— Мне нравится твой новый дом, Джастин. Вчера вечером было слишком темно, чтобы оценить вид из окна.

— К тому же ты так устал, что едва держался на ногах, — заметил Боллард. Налив в кружку горячего крепкого кофе, он добавил сливки и сахар и протянул кружку Уиллу. — Я рад, что ты заехал ко мне на пути домой.

Уилл взял кружку и, отхлебнув большой глоток, ощутил, как проходит чувство напряженности, не покидавшее его уже несколько месяцев.

— Только дурак мог бы спешить в Англию в это время, если у него есть друг, который изготавливает лучший портвейн в Португалии, — отозвался он.

— Не могу поклясться, что он лучший. Производство портвейна переживает сейчас не самые хорошие времена после всех этих боевых действий, но со временем я все приведу в порядок, — рассмеялся Боллард.

Уилл взглянул на своего друга. Темноволосый, наполовину португалец, превосходно владеющий двумя родными языками, Боллард мог без труда сойти за коренного жителя.

— Ты думаешь когда-нибудь вернуться в Англию?

— Конечно. Весь этот туман и зелень полей у меня в крови, хотя Португалию я тоже люблю, — сказал Боллард, отхлебнув кофе. — Каждый человек становится лучше, когда проживет хотя бы год в другой стране.

— Особенно если там в него не стреляют, — заметил Уилл. — Кажется, мне не удалось стать лучше ни в Португалии, ни в Испании.

— Тебе надо приехать и пожить здесь подольше, когда наконец закончится война, — сказал Боллард. — А теперь позавтракай, Потом можешь просмотреть английские газеты. Свеженькие. Их только что доставил пакетбот, так что новости в них устарели немногим более чем на неделю.

— Должно быть, пакетботу удалось поймать в паруса попутный ветер, — заметил Уилл, накладывая себе в тарелку двойную порцию яичницы. Сидя за столом напротив Болларда, он налил себе кофе и взял лондонскую газету.

Он лениво перелистывал страницы, быстро пробегая глазами заинтересовавшие его статьи, В конце концов он наткнулся на раздел некрологов и побледнел.

— Что случилось? — тревожно спросил Боллард.

— Кажется погиб мой брат. — Уилл сделал глубокий вдох, пытаясь осознать прочитанное: неотразимого Маккензи больше нет. — Если верить написанному, он пытался задержать воров, ограбивших его клуб, и его застрелили.

Боллард взял газету и прочел некролог. Он был потрясен.

— В это трудно поверить. Маккензи всегда казался несокрушимым.

— Может быть, здесь какая-то ошибка, — сказал Уилл, не желая верить написанному. — Он работал с Керклендом, а у того возможно абсолютно все.

— Хорошо бы, — тихо сказал Боллард, — но на это трудно надеяться.

Уилл, у которого пропал аппетит, вскочил.

— Я не мешкая, следующим же рейсом отправлюсь домой.

— Сегодня после полудня пакетбот возвращается в Лондон, — сказал Боллард, вставая. — Я отправлю своего секретаря узнать, не найдется ли для тебя свободной каюты.

— Я готов спать на палубе, но мне необходимо отплыть на этом пакетботе, — решительно заявил Уилл.

— На палубе в ноябре? Что за неразумная мысль! Ты офицер, джентльмен и английский барон. Тебя обязаны устроить получше. — Боллард отправился дать указания секретарю.

Уилл просмотрел остальные газеты, но никакой более подробной информации не нашел. Деймиен Маккензи. Убит в переулке за зданием своего клуба. В голове не укладывалось.

Ему вспомнилось, как они впервые встретились с Маком, который тогда был совсем маленьким мальчиком. У него только что умерла мать, и он оказался среди незнакомых людей. Маку было страшно, но он изо всех сил старался не показывать этого.

Их общий отец был в отъезде, и слуги не знали, что делать со странным мальчиком, которого прислала к ним служанка его покойной матери. Служанка оплатила Маку проезд в дилижансе до дома его отца и дала ему с собой документы, удостоверяющие его личность, а потом исчезла.

Дворецкий решительно выступал за отправку кукушонка, подброшенного в чужое гнездо, в ближайший работный дом, но Уилл воспротивился: в тот день в добродушном и покладистом ребенке обнаружилось дремлющее аристократическое высокомерие. Когда управляющий сказал, что Уилл не может взять себе незнакомого мальчика словно щеночка, он именно так и поступил.

Ему всегда хотелось иметь брата или сестру, но ему не везло. А теперь этот брат чудесным образом появился, и был он так похож на Уилла, что не оставалось никакого сомнения в том, что они из одной семьи.

Задиристость Мака быстро прошла, как только он понял, что Уилл относится к нему по доброму. Уилл отвел своего нового младшего брата наверх, в детскую, представил его своей нянюшке и дал ему несколько своих игрушек. К тому времени как возвратился лорд Мастерсон, Мак уже стал частью домашнего хозяйства, а Уилл очень решительно заявил, что не допустит, чтобы его брата отослали неизвестно куда.

Лорд Мастерсон чувствовал некоторую ответственность за своего незаконнорожденного сына, поэтому Мак остался, и с ним обращались почти как с законным сыном. Почти, но не совсем. Только Уилл воспринимал его безоговорочно, как будто незаконность его рождения не имела никакого значения.

Именно поэтому они оба оказались в Уэстерфилдской академии. Лорд Мастерсон не стал разлучать мальчиков. Но посылать своего незаконнорожденного сына в Итон он не хотел. Поэтому Уилл отправился к леди Агнес, а Мак стал жить на полном пансионе в доме викария в деревне Уэстерфилд. Викарий обучал Мака до тех пор, пока не привел обрывки его образования в соответствие со стандартами леди Агнес, после чего он был принят в школу и стал учиться на класс ниже Уилла.

Закончив Уэстерфилд, оба продолжали оставаться близкими людьми, несмотря на то что жизнь нередко разлучала их. Мак ушел в армию. Уилл, будучи наследником, сделать этого не мог. Когда в жизни Мака произошла трагедия, Уилл отправился в армию, а Мак возвратился домой.

Но они писали друг другу. За долгие годы собралось множество писем. Письма Мака были остроумными и нередко язвительно-забавными. Уилл знал, что его письма менее интересны. Однако письма поддерживали связь между ними. Если одному из них предназначено было умереть, то вероятным кандидатом был Уилл — он был офицером действующей армии в военное время. Но нет, он пережил годы военных действий без каких-либо тяжелых ранений и с единственным серьезным приступом лихорадки. Маку было предназначено остаться в живых. Его юмор и жизнелюбие должны были сделать его бессмертным. И вот теперь…

Уилл и сам не знал, сколько времени простоял, глядя на серебристую поверхность реки Дауро, когда возвратился Боллард и сказал:

— Ты получил каюту на пакетботе, который отходит через три часа. Каюта маленькая. С тобой вместе поедет один крупный виноторговец, он кое-чем мне обязан и поэтому согласился приютить тебя. Там так тесно, что вам придется дышать по очереди.

— Мы справимся. Спасибо, Джастин. — Уилл криво улыбнулся. — Как хорошо, что я еще не распаковал вещи.

Он рад, что возвращается в Лондон. И первое, что он сделает, — это навестит Керкленда и спросит, что, черт возьми, произошло с его единственным братом.

Глава 31

Спускаясь по лестнице к завтраку, Кири зевала. Хотя ей доставляли удовольствие массовые сборища и знакомство с самыми разными людьми, десять дней посещения клубов, общения с картежниками, потягивание алкогольных напитков (последнее не доставляло ей никакого удовольствия) — все это вызвало у нее непреодолимое желание провести спокойный вечер на Эксетер-стрит. Еще того лучше было бы провести спокойный вечер в кругу своей семьи, но вся семья уехала на север, в поместье ее брата.

Еще хуже, чем тоска по семье, было осознание того, что остается всего неделя до открытия парламентской сессии, а о заговорщиках им так ничего и не известно. Никаких покушений на жизнь не было, но это могло лишь означать, что готовится какой-то массированный удар. Маккензи объяснил ей, что открытие парламентской сессии — это грандиозное событие, которое привлекает толпы жителей Лондона, жаждущих поглазеть на членов королевской семьи и высокопоставленных государственных деятелей. Все обставляется с большой помпой и по традиции призвано продемонстрировать мощь и величие королевства. Кроме того, это самый удобный случай для всяких неожиданностей.

Кэсси и Маккензи уже сидели за завтраком. Взглянув на Кири, он одарил ее теплой улыбкой. За последние несколько дней им обоим, к сожалению Кири, удавалось демонстрировать деловитость и строгость отношений.

Глядя на него, она всякий раз вспоминала прикосновение его рук, когда он попросил ее не флиртовать. Одна рука обняла ее за талию, другая лежала чуть выше груди, их тела идеально подходили друг другу. Она обрадовалась на мгновение, подумав, а вдруг он изменил свой взгляд на то, что входит в понятие чести, но он тут же отпустил ее. Он сделал это вопреки собственному желанию, но сделал. Правда, она говорила себе: ей не нужен мужчина, не умеющий владеть собой, но она, кажется, и сама не верила в это.

В столовую вошел Кармайкл.

— Хорошие новости? — спросила Кэсси. — Неужели поймали заговорщиков?

— Еще нет, но по крайней мере дело сдвинулось с мертвой точки, — ответил Кармайкл. — Сегодня после полудня состоится встреча по боксу. Рядовой матч, но он привлечет лондонцев и множество болельщиков из самых низших слоев.

Кири насторожилась.

— Вроде того похитителя в «Деймиене»?

— Именно так. Как ты думаешь, Кири, смогла бы ты узнать его?

— Возможно, — осторожно сказала она. — Правда, никаким приметным одеколоном он не пользуется, но я хорошо разглядела его телосложение, запомнила манеру двигаться и привычку шмыгать носом.

— Думаю, стоит попробовать, — проговорил Маккензи. — Время идет, а мы все еще топчемся на месте.

— У Керкленда много и других возможностей, — сказал Кармайкл. — К сожалению, они тоже пока не дают результатов.

— А кто участвует в поединке? — поинтересовалась Кэсси.

— Макки и Каллен — молодые боксеры, которые считаются перспективными. Посмотреть на них соберется много народу.

— Болваны несчастные, — пробормотала Кэсси. — Тебе это зрелище не понравится, Кири.

— Наверное, не понравится, — согласилась Кири. — Но зато я узнаю что-то новенькое.

С тех пор как она приехала в Англию, Кири узнала много нового. Она взглянула на Маккензи, который накладывал еду на свою тарелку. И кое-что из этого нового ей очень хотелось бы повторить.


Ночью был сильный мороз, так что день выдался ясным и холодным. Матч привлек огромную толпу зрителей. Кири держала Маккензи под руку, несколько смущенная царившим вокруг возбуждением. Большинство зрителей составляли работяги, однако были среди них и хорошо одетые джентльмены.

Они вчетвером прибыли на матч в стареньком, но вместительном экипаже, который кучер припарковал у края поля. Некоторые владельцы экипажей уселись на крышах своих транспортных средств, чтобы лучше видеть, однако группа с Эксетер-стрит слилась с толпой. В толпе мелькнуло несколько женщин, причем леди среди них не было.

В центре поля находился огороженный веревкой восьмифутовый ринг, в противоположных углах которого стояли двое мужчин с обнаженными торсами, сердито глядя друг на друга. Болельщики выкрикивали какие-то напутствия своим фаворитам.

Маккензи, который прочно вошел в роль торговца, прибывшего с севера, объяснил:

— У каждого участника-боксера имеется пара секундантов, которые подают им воду, апельсины, а также полотенца, чтобы утирать кровь и пот. Раунд продолжается до тех пор, пока одного из участников не собьют с ног. После этого объявляется тридцатисекундный перерыв, чтобы они могли прийти в себя. Затем начинается второй раунд. Они бьются до тех пор, пока один из них не сможет продолжать бой.

— Они, наверное, окоченели без сорочек.

— Они быстро согреются, когда начнется бой, — сказал Маккензи.

Зная, что многие джентльмены учатся боксу в клубе «Джентльмена Джексона», она спросила:

— А ты умеешь боксировать?

— Чтобы испортить свою красивую физиономию? Нет, это не для меня! — Он комично поиграл бровями. — Они, кажется, начинают. Белобрысый паренек — это Каллен, а темноволосого зовут Макки.

Через три минуты Кири поняла, что ей совсем не хочется присутствовать на этом матче Она поморщилась и отвела взгляд, стараясь не смотреть как двое мужчин молотят друг друга.

— Такое впечатление, что они стараются убить друг друга.

— Это не входит в их цели, но боксеры действительно очень часто умирают от полученных травм, — согласился Маккензи. — Тут мастерство важнее грубой силы. Макки — более опытный боксер, хотя и ниже ростом. Взгляни, как он быстро приближается к противнику, чтобы нанести удар, и тотчас же отступает, чтобы уйти от ответного удара Каллена.

Кири поняла, что ее сопровождающий увлечен состязанием, как и все мужчины вокруг.

— Не забывай, зачем мы явились сюда, — сказала она, понизив голос, хотя их разговор не был слышен из-за шума, толпы. — Нельзя ли нам походить вокруг, чтобы я могла поискать тех, кто вызовет у меня подозрение?

— Извини, уж очень матч интересный. Но ты права: долг прежде всего. — Мак улыбнулся покаянной улыбкой.

Они начали прогуливаться по краю толпы. Поля шляпки, частично прикрывавшие ее лицо, позволяли ей внимательно рассматривать мужчин. Но такого, который выглядел бы как третий похититель, не было.

Они прошли мимо Кармайкла и Кэсси, которые, стоя на одном месте, зорко наблюдали за толпой. Правда, внимание Кармайкла время от времени отвлекалось тем, что происходило на ринге. Уж эти мужчины!

В толпе сновали лоточники, продававшие пиво и пирожки. Маккензи купил парочку, и Кири съела свой с удовольствием.

Снова взглянув на ринг, Кири содрогнулась при виде крови, которая у обоих участников текла из разбитых физиономий.

Она отвела взгляд в сторону, не в состоянии больше смотреть на ринг. Даже сквозь шум толпы она слышала удары кулаков, крушащих плоть. Лучше уж смотреть на лошадей, чем на людскую жестокость.

И тут между двумя экипажами она заметила коренастого мускулистого парня, похожего на того боксера в пещере. Загнав его в угол, несколько мужчин злобно орали на него.

Он попытался удрать, но мужчины поймали его и принялись избивать. Он отбивался, но их было больше, и его быстро сбили с ног. Кири вцепилась в руку Маккензи.

— Смотри, похоже, это тот, кого мы разыскиваем! Видишь, между экипажами?

Сказав это, она метнулась в сторону драки.

Мак быстро повернулся и мгновенно оценил ситуацию: там, между фаэтоном и высоким двухколесным экипажем, вот-вот произойдет убийство. Мужчина уже лежал на земле, и его жестоко избивали ногами.

Мак бросился следом за Кири. Несмотря на мешавшие ей юбки, она неслась с потрясающей быстротой, но он сумел ее догнать. Подбежав к дерущимся поближе, он крикнул, перекрывая рев толпы:

— Эй, вы! Что происходит?

— Не вмешивайся! — прорычал один из нападавших. — Олли заслужил, чтоб его проучили!

— Мне кажется, это несправедливый бой! — Мак замахнулся тростью и тяжелым бронзовым набалдашником ударил того по горлу. Ударил вполсилы, всего лишь для того, чтобы разогнать напавших.

Не удалось. Неожиданно трое мужчин набросились на Мака. С помощью своей трости он отражал их удары и сам нападал на них.

Кири, черт побери, находилась рядом с ним, не даже зная ее мастерство, он поморщился, когда она набросилась на мужчину, не позволявшего Олли подняться с земли. Она отшвырнула его на колесо экипажа, и он даже не поняв, что произошло, оказался лежащим на земле.

Тем временем Мак нанес набалдашником трости удар между ног второму мужчине. Дико взвыв, тот упал на землю, обхватив себя руками.

Третий мужчина вытащил нож. Судя по тому, как он его держал, было ясно, что он отлично владеет этим видом оружия. Преимущество трости заключалось в том, что она позволяла Маку держаться на расстоянии от противника. Если прицелиться как следует, ею можно было выбить нож из руки негодяя. Сейчас был самый подходящий момент.

За спиной раздались возбужденные крики, и группа мужчин высыпала на площадку между экипажами. Когда к ним присоединились напившиеся пива болельщики, вспыхнула потасовка между сторонниками Макки и фаворитами Каллена.

Мак настроился на серьезную драку. Трость, кулак, ноги, локти, колени — было задействовано все. Но где, черт возьми, Кири? Какими бы превосходными бойцовскими качествами она ни обладала, здесь неподходящее место для женщины. Он круто повернулся, размахивая тростью, чтобы удержать своих противников на почтительном расстоянии, и внимательно огляделся.

Когда его встревоженный взгляд скользнул за фаэтон, он увидел Кири, лежащую в луже крови.

Глава 32

— Кири! — в ужасе воскликнул он.

У него едва не остановилось сердце, он покачнулся, в глазах потемнело.

Нет! Он, черт возьми, не упадет в обморок. Не может с ним случиться такое. Тем более сейчас.

Борясь с дурнотой, Маккензи побежал к ней, испытывая такой ужас, какого не знал никогда в жизни. Ухватившись одной рукой за край фаэтона и размахивая тростью, зажатой в другой руке, он с трудом продирался между участниками рукопашной схватки.

Ему оставалось преодолеть несколько шагов, когда Кири с трудом встала и подняла избитого Олли. На ее щеке была кровь, плащ тоже был забрызган кровью, однако, судя потому, как она двигалась, ранена она не была. Но откуда столько крови?

— Кири, ты ранена?! — хрипло прокричал он.

Она заметила его испуг и поспешила успокоить:

— Со мной все в порядке, это не моя кровь. Наш похититель ударился об экипаж, рассек голову и вот истекает кровью, как недорезанный поросенок.

Олли попытался удрать, но она схватила его за шиворот.

— Стой!

Боксер был крупным мужчиной, но Мак схватил его за руки, извлек откуда-то наручники и защелкнул на его запястьях. Однако у него все еще кружилась голова, когда он вспоминал, как Кири лежала на земле в луже крови и какой дикий ужас он при этом испытал.

С другой стороны поля, пробравшись сквозь толпу, появились Кармайкл и Кэсси. Оба были несколько помяты, но серьезно не пострадали.

— А это наш похититель, — сказала Кири.

— Хорошо, что у нас просторный экипаж, — язвительно заметил Кармайкл. — Мы отвезем его туда, где уже находится его компаньон, — сказал он и потащил Олли к ожидавшему их экипажу.

Кири не сразу последовала за ними. Взяв Мака за руку, она спросила:

— На тебе лица нет. Ты не ранен?

— Несколько ссадин — не более того. — Он пытался говорить беспечным тоном, хотя и безуспешно. — Ты ведь знаешь, что я не выношу вида крови.

— По крайней мере на этот раз кровь не твоя, — уточнила она.

— Я подумал… что это твоя кровь. — Он зажмурил глаза, пытаясь изгнать из памяти ту ужасную картину.

— Понятно… — протянула она.

К тому времени как они добрались до экипажа, Кэсси, Кармайкл и их пленник уже были внутри. Олли сидел рядом с Робом против хода экипажа. Он смотрел на свои скованные запястья, и его плечи подрагивали. Рана на голове была наскоро перевязана, но он был весь перепачкан кровью.

Мак хотел сесть по другую сторону от Олли, но это место уже заняла Кири. Возможно, она хотела принюхаться к этому человеку.

Когда экипаж тронулся, Олли спросил с ньюкаслским акцентом:

— Что вы собираетесь со мной сделать? Клянусь, я не стану говорить о похищении!

Кармайкл посмотрел на Мака, без слов передавая ему ведение допроса. Мак не знал, сделал ли Роб это потому, что Мак сидел напротив пленника, или понял, что Маку необходимо чем-нибудь заняться, чтобы прийти в себя.

У них уже было достаточно доказательств того, что Олли — нужный им человек. Но Мак все-таки взглянул на Кири, она кивнула, еще раз подтверждая это. Да, они схватили похитителя. Вновь взглянув на пленника, Мак приказал:

— Смотри мне в глаза!

Олли с большой неохотой поднял голову, и Мак сразу же заметил, что, во-первых, это был совсем молодой парнишка, а во-вторых, судя по его замедленной реакции, он страдал от черепно-мозговой травмы, полученной на ринге. Поняв, что в данном случае терпение с его стороны дает лучшие результаты, чем запугивание, Мак спросил:

— Как твое полное имя?

— Оливер Браун, — пробормотал он. — Олли.

— Из Ньюкасла?

— Ага, — сказал парнишка, удивленный тем, как Мак это узнал.

— Кто на тебя напал?

— Их наслал тот важный фасонистый мужик, — ответил Олли как-то неуверенно. — Они хотели убить меня. А почему вы их остановили? Что вам от меня надо?

— Я хочу узнать все, что тебе известно о похитителях, чтобы мы могли их поймать, — объяснил Мак, не спуская глаз с Олли: — Как тебя угораздило с ними связаться?

Олли переводил взгляд с Мака на Кармайкла. Присутствие двух женщин и двух незнакомых мужчин, видимо, убедило его, что они пришли не от того важного мужика, и он начал говорить:

— Мой приятель Раффиан О'Рурк знал, что я хочу заработать денег, чтобы вернуться в Ньюкасл. Я-то думал, что приеду в Лондон и стану профессиональным боксером, — сказал он, горько усмехнувшись. — А вместо этого получил мозговую травму. Мой отец — кузнец, не нужно мне было оставлять свое ремесло. Ну вот Рафф и предложил мне вместе с ним взяться за одну работу — для нее требовался еще один человек.

— Что за работа? — спросил Мак.

Олли испуганно взглянул на него:

— Этому мужику нужен был физически сильный человек. Рафф сказал, что это не ограбление, поэтому я согласился. Я не знал, что они замышляют. Понятия не имел, что они решили похитить девушку. — У него задрожали губы. — А Рафф, мой единственной друг в Лондоне, был убит.

— И что было дальше?

— Важный мужик разозлился и стал размахивать пистолетом. Француз, которого не убили, пытался успокоить его, но я подумал: лучше уносить ноги, пока цел. Я решил немного задержаться в Лондоне — подзаработать хоть пару фунтов, а потом отправиться домой пешком.

Идти пешком на север до Ньюкасла, когда начинается зима, мог только человек, доведенный до крайнего отчаяния.

— Зачем же ты сегодня пришел на матч? — спросил Мак.

Олли опустил глаза.

— Иногда, если матч заканчивается слишком быстро, приглашают волонтеров для участия еще в одном раунде. Если бы мне повезло, я заработал бы на билет домой.

— Но важный мужик догадался, что ты можешь прийти на этот матч, и прислал своих людей, чтобы они с тобой разобрались. Так?

Олли съежился на сиденье.

— Что вы со мной сделаете?

— Я не знаю, — сказал Мак. — Не мне решать. Но мы не станем тебя бить и не оставим умирать на улице. Не вздумай недооценивать этих леди, — холодно добавил он. — Каждая из них способна убить тебя голыми руками. Постарайся сотрудничать с ними, и, возможно, ты еще увидишь свой Ньюкасл.

Олли настороженно взглянул на Кири, сидевшую рядом с ним на тесном сиденье..

— Меня не сошлют на каторгу? — спросил он.

— Думаю, не сошлют, если будешь помогать нам, — сказал Мак. — А теперь расскажи мне об этом важном мужике. Как он выглядит? Ты знаешь его имя?

— Он высокий. Но я видел его только в маске. — Олли чуть помедлил. — У него каштановые волосы. Держится он как военный. Одевается фасонисто и душится фасонистыми духами.

Кири при этих словах насторожилась, хотя прекрасно понимала, что этот косноязычный парень едва ли сможет описать запах одеколона. Мак продолжал задавать вопросы, но больше ничего вытянуть он не смог.

Когда они подъехали к кабинету Керкленда, Кармайкл сказал:

— Я возьму мистера Брауна с собой, хочу задать ему еще несколько вопросов.

Когда Кармайкл вывел его из экипажа, они направились в сторону Эксетер-стрит.

— Что будет дальше с этим беднягой? — спросила Кири. — Похоже, он от страха последние мозги растерял.

— Оно и неудивительно. Роб может испугать кого угодно одним своим хмурым взглядом, — сдержанно заметил Мак.

— Правильно подмечено, — рассмеялась Кэсси. — Я думаю, Керкленд получит от юного мистера Брауна всю информацию, какая у него есть, потом посадит его в камеру по соседству с Клементом, а когда заговор будет ликвидирован, купит ему билет до Ньюкасла.

— А его не бросят в Ньюгейтскую тюрьму и не сошлют на каторгу? — спросила Кири.

— В этом нет нужды, — сказал Мак. — Он не какой-нибудь закоренелый уголовный преступник, а просто глупый парнишка, который нарастил себе мускулатуру, работая в кузнице отца, и решил, что этого достаточно, чтобы стать чемпионом в Лондоне. А поскольку Керкленд частенько работает, выходя за рамки закона, он иногда имеет возможность принимать необычайно справедливые решения.

Когда экипаж остановился перед домом 11 на Эксетер-стрит, Кэсси проговорила:

— Ты отлично поработала, Кир. Отыскать двоих похитителей — это потрясающий успех.

— Но я не нашла самого главного из них, этого «важного мужика», как его называет Олли, — отозвалась Кири.

— Возможно даже, что за заговором стоит совсем не этот человек, — сказала Кэсси. — Работа такого рода — это как решение головоломки. Будем надеяться, что Роб и Керкленд смогут поставить на место еще какие-то кусочки ее, посадив вместе Олли и Клемента.

Мак знал, что надежда была, хотя и очень слаба.

Олли совсем струсил, когда предстал одновременно перед Керклендом и Кармайклом. Сжимая в руках кружку горячего сладкого чаю, он, явно нервничая, торопливо бормотал:

— Ваш человек, тот, с нашлепкой на глазу, сказал, если я буду на вашей стороне, мне будет послабление.

— Это правда, — подтвердил Керкленд и надолго замолчал. А когда боксер совершенно ошалел от ожидания, он холодно спросил: — Неужели ты не знал, что похищение является не только тяжким преступлением, которое карается казнью через повешение, но и государственной изменой?

Физиономия Олли побелела под слоем грязи и крови, а руки так задрожали, что чай выплеснулся из кружки.

— Нет-нет, сэр! Я этого не знал! Я не изменник!

— Тогда расскажи нам все, что помнишь о покушении.

— Да-да, сэр! Как скажете, сэр!

Керкленд и Кармайкл задавали вопросы. Олли изо всех сил старался отвечать на них, но он почти ничего не знал. После часа утомительного допроса Керкленд решил устроить ему очную ставку с Полом Клементом, хотя и не ожидал от этой затеи ничего серьезного.

— Я намерен свести тебя еще с одним похитителем. Может быть, это заставит тебя вспомнить что-нибудь еще.

Вместе с Кармайклом он повел Олли в камеру Клемента.

— Насколько я понимаю, вы знакомы друг с другом, — сказал Керкленд, отпирая дверной замок и вводя Олли в камеру.

— Ага, это тот француз, — сказал Олли, довольный тем, что может оказаться полезным. — В ту ночь он был вместе с важным мужиком. Что-то говорил ему.

Клемент, лежавший на койке, встал, как только они вошли.

— Действительно, я видел этого молодого человека в ту проклятую ночь, хотя не успел узнать его имя.

— Меня зовут Оливер Браун, — с воинственным видом произнес Олли. — И я не государственный изменник.

— Я тоже не предаю интересов Франции, — с некоторой иронией ответил Клемент. — Я рассматривал свою работу здесь как служение своей стране, так же как это делает солдат.

— Проклятый шпион! — воскликнул Олли, замахнувшись кулаком на француза.

Керкленд перехватил его руку. Оливер Браун, возможно, был не очень умен, но его патриотизм был искренним.

— Ваша встреча пробудила еще какие-то мысли? — спросил он.

Клемент пожал плечами:

— Мистер Браун был нужен нам просто как рабочая сила.

— Француз называл важного мужика «капитаном». Может, он военный, как я и думал, — сказал Олли.

По огоньку, блеснувшему в глазах Клемента, Керкленд догадался, что Олли прав. Главарь был армейским офицером. Еще один кусочек информации, который, возможно, пригодится.

— Капитан был французом?

Олли покачал головой:

— Он такой же француз, как я или вы.

Керкленд был склонен думать, что парнишка принадлежит к числу людей, которые с подозрением относятся к иностранцам, этим и объясняется его неприязнь к Клементу.

— На сегодня достаточно, — сказал он. — Приятных сновидений, месье Клемент.

Он вывел Олли из камеры и запер дверь.

— Вы будете находиться в соседней камере, мистер Браун. Скоро принесут еду. А также полотенце и таз для умывания, чтобы вы могли хоть немного смыть кровь.

Стражник открыл дверь в пустую камеру.

— Это лучше, чем спать под мостом, — сказал парнишка и с надеждой взглянул на Керкленда. — Я вам помог, сэр?

Несмотря на свой рост и хорошо развитую мускулатуру, Олли все еще оставался простодушным мальчишкой.

— Ты нам помог. Если вспомнишь что-нибудь еще про важного мужика, скажи стражнику, и он позовет меня.

— Непременно, сэр!

Керкленд и Кармайкл молча поднимались по лестнице. Кармайкл вдруг проговорил:

— Этот парень — ни в чем не повинный придурок. И сейчас самое безопасное место для него — это родной дом, где он будет находиться под защитой своей семьи.

— Когда все это закончится, я посажу его в дилижанс и отправлю домой, — сказал Керкленд. — Бросить его в тюрьму — значит, увеличить государственные расходы. И только.

Кармайкл с удовлетворением кивнул.

Глава 33

Маккензи был хорошим артистом, однако недостаточно хорошим для того, чтобы убедить Кири, будто с ним все в порядке. Даже в полутьме экипажа она почувствовала, в каком напряжении он находится. Кири догадывалась, что причина этого — вид ее, распростертой в луже крови. Должно быть, он подумал, что она умерла или смертельно ранена, и это потрясло его так, что он до сих пор не пришел в себя.

Когда они приехали на Эксетер-стрит, Маккензи помог женщинам выйти из экипажа. Он вел себя, как всегда, по-джентльменски, однако Кири даже сквозь перчатку чувствовала, насколько он напряжен.

Как только они вошли в дом, Мак сказал:

— У меня немного болит голова, я хочу отдохнуть. Не ждите меня к ужину. — Он вежливо поклонился, избегая взгляда Кири, и стал подниматься по лестнице.

Она сняла свой плащ и осмотрела его.

— Кровь можно будет счистить щеткой, когда она совсем высохнет, но платье придется как следует выстирать.

— Отдай и то и другое миссис Пауэлл, — посоветовала Кэсси. — Поскольку она служит у Керкленда, у нее богатый опыт в этом деле.

— Охотно верю, — сказала Кири и, почувствовав вдруг усталость, направилась к лестнице. — Мне необходимо принять ванну. Можно, я возьму поднос и поем в своей комнате?

— Пауэллы позаботятся и о пище, и о горячей воде для твоей ванны, — заверила ее Кэсси и зевнула, прикрыв рот рукой. — Думаю я сделаю то же самое. Драка меня утомляет.

— Раз уж ты собираешься принимать ванну, то у меня есть с собой душистые масла, — сказала Кири. — Какой запах ты предпочитаешь: лимон, вербену или розу?

— Масло для ванны! — Лицо Кэсси радостно вспыхнуло. — Все это было так давно… Розу, пожалуйста.

— Я принесу его в твою комнату. — Кири порадовалась тому, что ее предложение вызвало улыбку на лице Кэсси. Она как будто помолодела. Какую жизнь она прожила до войны, как стала агентом? Кири очень хотелось бы это узнать.

Поднимаясь по лестнице, Кири машинально взглянула вниз, где пролетом ниже поднималась Кэсси.

— Да у тебя волосы у корней ярко-рыжие.

Кэсси скорчила гримаску:

— Пора снова красить. Мой естественный рыжий цвет слишком бросается в глаза, а мое существование долгие годы зависело от способности быть неприметной. Вот и приходится регулярно подкрашивать корни.

Кири попыталась представить себе Кэсси рыжеволосой. Ее кожа выглядела бы от этого почти прозрачно-белой.

— Хотела бы я однажды увидеть тебя, когда ты не стараешься стать неприметной.

— Ну, даже в своем естественном обличье я не красавица, — заверила ее Кэсси.

«Может быть, и нет, — подумала Кэсси, — но наверняка привлекла бы к себе всеобщее внимание».

Мистер Пауэлл и один из слуг принесли Кири ужин, который она съела, пока они грели воду. Потом они подняли наверх сидячую ванну и канистры с божественно горячей водой. Уходя, они захватили с собой ее плащ и платье, чтобы почистить.

Кири отнесла Кэсси розовое масло и добавила лимонно-вербеновое в свою ванну. Приятный резкий аромат пьянил, а сидячая ванна была достаточно большой, чтобы погрузиться в нее до плеч. Если, конечно, съежиться. Горячая вода успокаивала боль от многочисленных ушибов. Она даже и не заметила, что в толпе ее так сильно помяли.

Она сидела в ванне, пока не остыла вода, потом вытерлась и надела ночную сорочку и халатик. Теперь можно было почитать, написать письма или лечь спать.

Но ей не давала покоя мысль о Маккензи. Она не сможет заснуть, пока не убедится, что с ним все в порядке.

Кири не имела намерения соблазнять Маккензи. В его нынешнем состоянии ему было особенно необходимо опереться на свои честь и достоинство. Ночная сорочка и халат до щиколотки полностью закрывали ее и делали бесформенной. Толстые вязаные носки отлично сохраняли в тепле ноги, но едва ли могли бы кого-нибудь соблазнить.

Бесшумно шествуя по коридору, она поклялась себе, что не станет поощрять поведение, о котором он будет потом сожалеть. Судя по тому, как он выглядел, когда отправлялся в свою комнату, у него и без того было достаточно проблем.

Она легонько постучала в его дверь. Никакого ответа. Может быть, он вышел? Интуиция подсказывала ей, что это не так, что он в комнате, но просто не обращает внимания на стук. Она повернула дверную ручку.

Дверь тихо открылась. Единственным источником света в комнате был неяркий огонь в камине, он освещал фигуру человека, стоявшего у окна и глядевшего в зимнюю ночь. Маккензи скинул плащ и сапоги, снял с глаза нашлепку, но терзавшие его демоны по-прежнему продолжали свое черное дело.

— Жаль, что эти двери не запираются изнутри, — устало сказал он. — Я знал, что ты придешь, Кири. А теперь спокойно повернись и уйди, закрыв за собой дверь.

Бесшумно ступая, она пересекла комнату.

— Но ты должен знать, что я с трудом подчиняюсь приказам.

— Я это заметил, — сдержанно проговорил он. Мак не смотрел на нее, но она чувствовала: он радуется тому, что больше не одинок.

Она не должна прикасаться к нему. Это повлечет за собой осложнения и ничего не решит. Она подошла, встала рядом с ним и взглянула в окно на едва видневшиеся крыши Лондона.

— Кровь и женщины — вот твоя собственная, персональная камера ужасов, не так ли?

Он не ответил, но она видела, как он стиснул зубы.

— Должно быть, я разбудила в тебе то, что уже было похоронено в твоей душе. — Она немного помедлила, не желая верить, что он мог убить свою любовницу. Но если он был пьян и если его предали, если женщина провоцировала его — могло случиться что угодно. — Тебе вспомнилась Гарриет Суиннертон?

Он резко втянул в себя воздух.

— Да. Но не потому, что я убил ее. После того как Руперт вернулся и якобы услышал, как она, умирая, назвала меня убийцей, он вместе с несколькими своими подчиненными вытащил меня из постели и приволок на место преступления. Он выкрикивал оскорбления в мой адрес, а я вынужден был смотреть на нее, лежащую в луже крови.

Эта картина преследовала его до сих пор. Кири с трудом удержалась, чтобы не обнять его.

— Возможно, это и не было великой любовью, но я ее по-своему любил, — сказал он. — Гарри могла быть требовательной, но она была также забавной и щедрой. Мне нравилось доставлять ей удовольствие. А вместо этого я принес ей гибель.

Кири нахмурилась, представив себе эту сцену.

— Что, если ее убил не муж? Если он искренне верил, что убийца — ты?

Маккензи покачал головой:

— Нет, убийцей был Суиннертон. Возможно, его желание заставить меня смотреть на ее труп было своего рода местью, извращенным способом самоутверждения.

— Могу себе представить. Тебе тяжело было узнать, что она убита, но увидеть своими глазами ее труп еще ужаснее.

— Я обречен уничтожать женщин, — сказал он. Было в его голосе что-то такое, что заставило ее забыть о своем решении не прикасаться к нему, и она положила свою руку на его.

— Ты думаешь сейчас о другой умершей женщине, не так ли? — спросила она, неожиданно поняв что-то. — О твоей матери?

Он отшатнулся от Кири.

— Как ты, черт возьми, об этом узнала? — сердито спросил он. — Может, ты колдунья?

— Конечно, нет, — спокойно ответила она. — Я всего лишь женщина, которая тебя любит. Поэтому я очень пристально наблюдаю за тобой.

Он круто повернулся и посмотрел на нее.

— Ты любишь меня? И ты полагаешь, что от этого мне станет лучше?

Она печально улыбнулась:

— От этого тебе не станет ни лучше, ни хуже. Это просто существует.

Она взяла его за руку и усадила рядом с собой на краешек кровати.

— Скажи мне, Деймиен, ведь ты был ребенком, когда умерла твоя мать. Как же ты можешь нести ответственность за ее смерть?

— Антуанетта Маккензи была прирожденной актрисой. Умной, красивой, честолюбивой. Иногда она бывала ласкова со мной, называла своим красивым маленьким мальчиком, но иногда видеть меня не могла. Я научился определять ее настроение и, когда это требовалось, не показывался ей на глаза.

— Антуанетта Маккензи — ее настоящее имя?

— Думаю, это был сценический псевдоним, ее настоящего имени я никогда не знал. — Он совершенно бессознательно сжал руку Кири. — Она хотела быть леди и решила, что благодаря связи с лордом Мастерсоном сможет добиться этой цели. У его жены было хрупкое здоровье. Очевидно, По этой причине его светлость завел любовницу, не желая обременять жену исполнением супружеских обязанностей.

Когда он замолчал. Кири спросила:

— Твоя мать надеялась, что он женится на ней, когда овдовеет?

— Она была уверена в этом. По дороге на север, в Йоркшир, мы остановились в одной гостинице в Грантейне, и там мать прочла в газете сообщение о смерти леди Мастерсон. Она пришла в страшное возбуждение и отправила ему письмо, в котором, наверное, самым бесстыдным образом написала, как она рада, что теперь наконец они будут вместе. Он ответил немедленно, написав, что никогда не женится на ней, хотя, естественно, готов выполнять свои обязанности перед ребенком.

Маккензи так сильно стиснул руку Кири, что она поморщилась.

— Она была всегда склонна к вспышкам раздражительности. Но на этот раз она превзошла себя. Она кричала, что родила меня потому, что думала: если будет ребенок, лорд Мастерсон женится на ней. И вот — увы! Все напрасно…

— Ах, Деймиен, — прошептала Кири, не в состоянии представить себе, как мать могла сказать такое своему ребенку. — Она не хотела говорить этого. Она была просто не в себе.

— Может быть, и так, но она хотела причинить боль и мне. Иногда ей доставляло удовольствие поиграть со мной, но чаще всего она оставляла меня со своей служанкой, которая стала моей нянюшкой. В тот злополучный день, — продолжал Мак, прерывисто дыша, — она заявила, что его чертова светлость кое о чем пожалеет: сначала она убьет меня, а потом себя.

Глава 34

Трудно было поверить тому, что сказал Маккензи, но и не поверить было нельзя. Кири посмотрела на него. Он уже был без галстука, и она, осторожно расстегнув его сорочку, распахнула ее. Чуть выше ключицы виднелся неровный шрам.

— Я кричал и вырывался, поэтому рана получилась неглубокой, — пояснил он, — хотя крови было много. Видимо, она решила, что со мной покончено, и хорошо поставленным голосом Джульетты, решившейся на самоубийство, воскликнула: «Еще пожалеет его грязная светлость!» — и вонзила кинжал в свое сердце.

— А ты был рядом и все это видел? — Она с трудом сдержала слезы, понимая: боль, которую она сейчас испытывает — лишь бледная тень той боли, с которой он прожил большую часть своей жизни.

Он кивнул.

— Когда она вонзила кинжал, на ее лице появилось странное выражение, казалось, она не ожидала, что боль и кровь будут настоящими. Будучи актрисой, она не всегда видела разницу между сценой и реальностью. Несколько раз она лихорадочно глотнула воздух, потом опустилась на пол и… истекла кровью.

И оставила сына с неизгладимым воспоминанием о матери, умирающей в луже крови! Будь проклята эта женщина, подумала Кири, умудрившись довольно спокойно сказать:.

— Она, должно быть, была сумасшедшая.

— Немного, — вздохнув, сказал он. — Мне посчастливилось унаследовать достаточно мастерсоновского здравомыслия, чтобы не попасть в сумасшедший дом. Теперь ты понимаешь, почему Уилл стал для меня самым важным человеком в мире.

— Он воплощал для тебя стабильность, любовь, он признавал в тебе человека, — сказала Кири, подумав, что нужно получше узнать лорда Мастерсона. Она встречала его — он был одним из ближайших друзей Эштона, — но не была с ним близко знакома. Мастерсон был крупным, спокойным мужчиной, внешне очень похожим на Маккензи, но более уравновешенным.

— Если бы не Уилл, я стал бы подмастерьем у какого-нибудь ремесленника или гнул спину в работном доме. Меня очень расстроило, когда он пошел в армию, — пожертвовать можно было мной, но не Уиллом.

— Тобой нельзя пожертвовать! — возразила она и поцеловала шрам от удара материнского кинжала. — Когда я подумаю, что могла бы никогда не встретить тебя…

Она почувствовала, как участился его пульс под ее губами.

— Тебе было бы гораздо лучше вовсе не знать меня, моя королева-воительница, — прошептал он, но его руки уже скользнули вокруг ее талии.

Она подняла голову и взглянула ему в лицо.

— Возможно, трудно правильно оценить себя, когда так относится к тебе собственная мать. У тебя есть сила духа и чувство чести, унаследованные от предков твоего отца, остроумие и очарование твоей матери, и все эти качества делают тебя незаурядным человеком, Деймиен Маккензи.

Выражение его лица смягчилось.

— Вы слишком верите в меня, миледи.

— А ты веришь в себя слишком мало, — сказала она и, глядя ему прямо в глаза, добавила: — Я не хотела бы причинить ущерб твоей чести, но мне очень хотелось бы утешить тебя. — Подавляя разгорающуюся страсть, она нежно поцеловала его.

И все же обоюдная страсть вспыхнула ярким пламенем, растопив все их благие намерения. Он обнял ее.

Она крепко прижалась к нему, и они незаметно для себя оказались в кровати. Когда она снова его поцеловала, его руки уже гуляли по всему ее телу.

В комнате было довольно темно, но его красивое, словно высеченное резцом скульптора лицо отчетливо выделялось на белой подушке.

— Ты не хочешь воспользоваться моей молодостью и относительной невинностью. Но ведь я могу воспользоваться твоей зрелостью и великолепным опытом?

Он рассмеялся и крепче обнял ее.

— Разве могу я сопротивляться тебе? — сказал он хриплым голосом. — Ты предлагаешь радость и здравомыслие, а я… я очень нуждаюсь и в том, и в другом.

— И то и другое в твоем распоряжении. Бери, дорогой мой Деймиен.

— И нереспектабельный Деймиен тут как тут.

— Это во многом составляет часть твоего обаяния, — сказала она и, наклонившись, поцеловала его в шею, запустив пальцы в густые волосы. Потом распахнула его сорочку и нежно провела рукой по обезображенной спине.

— У тебя холодные пальцы!

— Ты их быстро согреешь, — сказала она с гортанным смехом и попыталась снять с него сорочку.

Пришлось ему помочь ей, пытаясь при этом скрыть вздыбившуюся плоть. Он замер, когда ее рука скользнула внутрь бриджей. И когда она коснулась его мужского достоинства, холода в ее пальцах как не бывало.

— Не так быстро! — тяжело дыша, взмолился он. — Я слишком долго не ужинал, я очень голоден…

Она прогнулась, когда он поцелуями стал прокладывать дорожку вниз по ее телу. А когда его умелые губы добрались до самой чувствительной части ее тела, волна чувственного наслаждения подхватила ее, погружая в состояние блаженства.

Чудесная, восхитительная вещь!

Потом она начала понемногу возвращаться на землю, и он вошел в нее. К ее удивлению, волна чувственного блаженства вновь нахлынула на нее, захватила, понесла, и было уже не сказать, где заканчивается она и где начинается он. Она чувствовала себя могущественной, защищенной женщиной, которую боготворили.

Она знала, что не зря проехала полмира, если нашла мужчину, который идеально ей подходит.

Мак, крепко держа Кири в объятиях, с трудом восстанавливал дыхание.

— Я надеюсь, ты не считаешь себя обесчещенным? — прошептала она, уткнувшись в его плечо.

Он вздохнул, целуя ее между прелестными грудями.

— Видишь ли, у меня теперь возникла проблема с определением чести. Даже если мои намерения честны, я в глазах общества поступил абсолютно бесчестно.

— Честные намерения подразумевают брак, не так ли? — уточнила она. — Общество понимает это так. Но я считаю, что брак и респектабельность совсем разные вещи.

— И в данный момент оба мы весьма далеки от респектабельности, — усмехнулся Мак. — Но самое худшее заключается в том, что предложи я тебе выйти за меня замуж, это, в сущности, ничего не изменит. Существует такая романтическая традиция: заявлять, что ради любви мы готовы отречься от мира, однако это сплошная фантазия. Если бы тебе пришла в голову безумная мысль выйти за меня замуж, чтобы ты почувствовала, когда твоя семья отвернулась бы от тебя?

Она в изумлении взглянула на него.

— Моя мать никогда не сделала бы этого!

— Но твой отчим мог бы сделать, — сказал он. — Генерал Стилуэлл — один из известнейших военных героев Британии, а генералы, как правило, видят реальность только в двух красках: черной и белой. Так он увидит и меня — в черном цвете, а я тебя — в белом.

Она положила свою руку на его.

— А и в самом деле: моя кожа имеет приятный оттенок загара, а тебя будто слишком рано вынули из духовки.

Мак рассмеялся, но смех его быстро замер.

— Брак соединяет не только двух людей, но и две семьи. Ты — наследница и дочь герцога. Я — незаконнорожденный сын актрисы. Нас разделяет огромная пропасть, она непреодолима с точки зрения тех, кто верит в существование естественного порядка в обществе.

— И все же в Англии больше свободы, чем в Индии.

— Однако до полной свободы далеко. — Мак попробовал пояснить ей свою мысль на примере. — Если бы ты и мой брат влюбились друг в друга и решили пожениться, это встретило бы всеобщее одобрение. Твоя семья с радостью приняла бы его. А я — совсем другое дело.

— Ты и Адам — друзья, не так ли? Наверняка это помогло бы.

— Мы с ним в дружеских отношениях, и мы учились в одной школе, но мы не являемся близкими друзьями, как он и Уилл. — Мак сделал паузу, а потом признался: — Я всегда чувствовал, что меня приняли в Уэстерфилд благодаря Уиллу. Его все любили и уважали, поэтому и…

— Вздор! — решительно заявила Кири. — Почти каждый мальчишка в Уэстерфилдской академии имел веские основания считать себя изгоем. Тебе, наверное, пришлось вынести гораздо больше, чем многим, но тебя приняли ради тебя самого. Тебя очень любят.

Мак пожал плечами:

— Больше любят, чем уважают. Одно дело — быть на короткой ноге с владельцем игорного клуба, но совсем другое — дозволить ему жениться на своей дочери.

— Ты снова упомянул о женитьбе, — сказала она, прищурив глаза. — Ты просто философствуешь или ты полагаешь, что брак решил бы беспокоящую тебя проблему твоей, замаранной чести?

— Я не философствую, — ответил он. — Мне нравится идея женитьбы на тебе. Но подумай, Кири, сколько бы мы ни любили и ни желали друг друга, выберешь ли ты меня, если придется выбирать между мной и всей твоей семьей? Если ты скажешь «да», я тебе не поверю. Страсть — мощная сила, но она со временем остывает. Вот почему браки должны опираться на более прочную основу.

— А это, конечно семья и друзья.

Он кивнул.

— Я был бы очень расстроен, если бы от меня отвернулся Уилл. А он может это сделать, если решит, что я обесчестил сестру Эштона, — сказал Мак. — У тебя более многочисленная семья, так что тебе пришлось бы больше терять. Ты не можешь пренебречь семьей в угоду страсти, какой бы сильной она ни была в данный момент.

Кири вздохнула и закрыла глаза.

— Моя индийская часть знает, что брак между нами — немыслимое дело. Потому-то я и хотела использовать те несколько ночей, которые имеются в нашем распоряжении. — Она открыла глаза, сверкнувшие решимостью. — Но моя английская часть желает нарушить правила и заставить общество примириться с тем фактом, что мы с тобой вместе.

— Ты и впрямь королева-воительница. — Он обнял ее и крепко прижал к груди. Мудрая не по годам, она была молодой, что позволяло ей быть оптимисткой и надеяться, что они найдут способ преодолеть неодобрение семьи и общества, которые в конечном счете примирятся с тем, что они вместе.

Мак смотрел на это без всякого оптимизма. Слишком уж часто ему приходилось сталкиваться с темной стороной мира.

А в чудеса он вообще не верил.

Глава 35

Ни сна, ни отдыха! Заговор против членов британской королевской семьи стоял первым в списке неотложных дел Керкленда, но у него были и другие расследования почти той же степени срочности, а также огромное количество документов, которые следует прочитать и проанализировать.

Когда он закончил, было около полуночи. Встав из-за стола, он покачнулся. Чувствовал он себя неважно. Усталость? А может, у него начинается простуда? Ничего серьезного, но достаточно неприятно.

Выйдя из здания, в котором размещалась его маленькая секретная организация, он отправился в «Деймиен». Он старался бывать там каждый вечер, поскольку стал теперь номинальным владельцем клуба. К тому же в клубе состоялась попытка похищения, и он надеялся — а вдруг удастся увидеть или узнать там что-нибудь интересное?

По дороге в «Деймиен» он вздремнул в экипаже. Нет, все-таки нужно когда-нибудь выспаться. Но не сегодня. Сегодня у него слишком много дел.

В клубе было довольно оживленно, но не так, как прежде, — до сообщения о смерти Маккензи. Лакей проводил Керкленда в кабинет Баптиста, расположенный в дальнем конце здания.

Когда он вошел, управляющий клубом вскочил. Казалось, что после ночной перестрелки Баптист постарел на десять лет.

— Милорд! — воскликнул он. — Надеюсь, все в порядке?

— В порядке, насколько это возможно. — Чтобы придать смерти Маккензи максимальное правдоподобие, Керкленд убрал из кабинета все его личные вещи. Единственным напоминанием о прежнем владельце была стопка невскрытых писем на письменном столе Мака, которые Баптист оставил до прибытия Керкленда, поскольку тот был душеприказчиком Мака.

Керкленд просмотрел их: надушенная записка от какой-то леди, которая, вероятно, еще не слышала о его смерти, а также несколько деловых писем. Судя по всему, это были счета.

— Я просмотрю их, — сказал Керкленд. — А как обстоят дела с поставками вина и спиртных напитков?

— К счастью, мы получили большой груз как раз перед… перед… — Баптист так нервничал, что никак не мог закончить предложение. — Скоро я поеду в Кент, переговорю с нашими поставщиками.

Естественно, слово «контрабандисты» в разговоре не упоминалось.

— Ты знаешь, как добраться до штаб-квартиры поставщиков?

Баптист кивнул:

— Однажды он брал меня с собой и представил их… предводителю на всякий случай.

— Очень предусмотрительно с его стороны. Узнай там, нельзя ли получить еще нового кларета.

— Постараюсь, — сказал Баптист, нахмурясь, — Вы не очень хорошо выглядите, милорд. Вам необходимо немного отдохнуть.

— Это следующий пункт в моей повестке дня. Доброй ночи, — сказал Керкленд и, сунув письма во внутренний карман плаща, вышел, решив по дороге заглянуть в главный игральный зал.

Когда он вошел в зал, какой-то мужчина поднялся из-за стола, где играли в рулетку, и направился к нему. Это был лорд Фендалл, один из тех, кем они заинтересовались в связи с заговором. Керкленд сразу насторожился.

— Добрый вечер, Фендалл. Рад видеть вас здесь.

— Джентльмены прибывают на открытие сессии парламента, и Лондон вновь пробуждается к жизни, — сказал Фендалл. — Будет ли проводиться поминальная служба в память о мистере Маккензи? Если будет, я хотел бы на ней присутствовать.

— Я жду указаний от его брата, который сейчас находится в Испании, — ответил Керкленд. (Было очень нелегко сообщать о смерти Мака, но устраивать еще и фальшивую поминальную службу… это уже слишком!) — Но я думаю, лорд Мастерсон захочет похоронить Маккензи на кладбище в родовом поместье.

— Чтобы он лежал среди всех Мастерсонов, несмотря на ту полосу незаконнорожденности на поле герба? — Фендалл высоко поднял брови. — Его брат очень добр.

— Они были очень близки, — коротко заметил Керкленд. (Именно поэтому он написал обо всем Уиллу утром и отправил письмо в Испанию с надежным правительственным курьером.)

Фендалл вздохнул, окинув взглядом помещение клуба.

— Без Маккензи «Деймиен» уже не тот. Баптист — мой друг, но он не умеет создать прежнюю атмосферу гостеприимства. Вы не знаете, будет ли клуб продан или его закроют?

— Это еще не решено, — сказал Керкленд. — Желаю вам весело провести вечер за игрой.

Пожелав всем доброй ночи, Керкленд быстро направился к выходу, чтобы его снова не втянули в разговор, если он встретится с кем-нибудь взглядом.

Свежий воздух немного прояснил его мысли. Повернув направо, он подошел к двери соседнего дома, который принадлежал Маку. По этому адресу присылали личные письма, и их тоже нужно было просмотреть. А потом он сможет наконец отправиться домой.

Открыв дверь собственным ключом, он вошел в дом. В доме стояла тишина, хотя ощущения пустоты не было. Двое слуг уже легли спать. Он прошел прямиком в кабинет Мака, зажег лампу и обнаружил на столе еще пачку писем. Два — от Уилла Мастерсона. Керкленд надеялся, что его собственное письмо с завуалированным объяснением, Уилл получил до того, как до него дошло известие о смерти Маккензи.

Одно письмо выделялось среди остальных грубой бумагой и корявым почерком. Письмо было прислано на абонентский ящик. Мак предпочитал пользоваться им, когда не желал, чтобы письма приходили к нему домой, Керкленд взломал печать.

«Получил странный груз из Франции. Вам следует об этом знать. Лучше приезжайте сюда сами. В новолуние, когда стемнеет. Хаук».

Керкленд удивленно поднял брови. Очень интересно. Это письмо надо переправить Маку завтра утром.

Надо бы просмотреть все письма, но он так устал, что с трудом разбирал почерк. А кроме того, нетвердо держался на ногах, одной усталостью это не объяснить.

Он терпеть не мог болеть, однако и сила воли имеет свои пределы. Сейчас он поднимется в гостевую комнату и приляжет на несколько минут.

В гостевой комнате его начала бить дрожь, и он наконец сообразил, что его свалила не простуда, а приступ малярии, чего не случалось у него уже многие годы.

Керкленд кое-как заполз под одеяло, не раздевшись и даже не разувшись. И погрузился в благодатную тьму.


Кири спустилась к завтраку со скромно опущенными глазами, хотя в этом доме было почти невозможно скрыть любовную связь. Слишком уж были все проницательны.

Маккензи еще не спускался вниз. Кэсси оторвалась от еды и взглянула на Кири:

— Розовое масло для ванны сотворило чудо. Мне так хорошо спалось после ванны.

— Это неудивительно. Оно обычно успокаивает.

В холле ее ждало письмо от генерала, положив на тарелку еду, она взломала печать и начала читать, непроизвольно воскликнув после первого же предложения: «Ой, как здорово!»

Кэсси взглянула на нее.

— Хорошие новости? Нам бы они тоже не помешали.

— Новости очень хорошие, хотя и не имеют никакого отношения к спасению Англии. Моя семья жила у брата, в поместье Эштона, а мой отчим решил купить соседнее поместье. Теперь все мы будем жить рядом и сможем часто встречаться. Я увиделась с Адамом только прошлой весной, и нам надо наверстать упущенное время разлуки. Он и моя мать, наверное, никогда не наговорятся.

Кэсси мечтательно улыбнулась:

— Наверное, это чудесно. Тебе повезло, что у тебя такая семья.

— Конечно, повезло, — отозвалась Кири. Она ела, продолжая читать, а когда заканчивала завтрак, появился Маккензи. Она подняла глаза и на какое-то мгновение ощутила туже прочную связь с ним, какую ощущала прошлой ночью. Прежде чем он отвел взгляд, она заметила огонь в его глазах и поняла, что он чувствует то же самое.

Глава 36

Кири допивала вторую чашку чаю, когда в столовую с мрачным видом вошел Роб Кармайкл. Кэсси, улыбнувшись ему, сказала:

— Вижу, что соблазн хорошего завтрака даже тебя вытащил из твоей берлоги.

— От завтрака я не откажусь, но здесь я оказался не по этой причине, — отозвался Кармайкл, с некоторым опозданием снимая шляпу. — Сегодня утром я получил записку от одного из твоих слуг, Мак. Они обнаружили в твоей гостевой комнате Керкленда, он лежит, полностью одетый, в сильном жару.

Маккензи выругался себе под нос.

— Может быть, у него приступ болотной лихорадки?

— Наверное, — сказал Кармайкл. — Причем очень сильный.

— За доктором послали? — спросил Маккензи.

— Надеюсь, что послали. — Кармайкл налил себе в кружку чая, добавив внушительное количество сахара. — Я его еще не видел. Решил сначала заехать сюда и сообщить об этом вам всем.

— Я поеду с тобой, Роб. Судя по всему, Керкленду потребуется сиделка, причем надежная, если он будет разговаривать в бреду.

— Болотная лихорадка? Это малярия, не так ли? — спросила Кири, удивляясь, что какая-то болезнь могла свалить с ног неутомимого Керкленда. — Интересно, здешние врачи пользуются иезуитской корой для ее лечения?

— Понятия не имею, — сказал Кармайкл. — А что это такое?

— Это кора хинного дерева, которое растет в Южной Америке. Иезуиты узнали от коренных жителей, что ее применяют для лечения лихорадки. В Индии встречается много разновидностей лихорадки, поэтому у моих родителей всегда имеется запас коры под рукой. Я знаю аптеку, — продолжала Кири, — в которой продают иезуитскую кору. Я куплю ее и привезу Керкленду.

— Я бы тоже хотел поехать, — огорченно вздохнув, сказал Маккензи. — Но поскольку я мертв, то никак не могу показаться в таком месте, где меня хорошо знают.

— Тебе уже недолго оставаться мертвым, — усмехнулся Кармайкл. — После открытия парламентской сессии будет ясно, выиграли мы или проиграли. Но в любом случае ты сможешь вернуться к жизни.

— Как ты это сделаешь, Маккензи? — спросила Кири. — Просто появишься и скажешь, что притворился мертвым, потому что помогал правительству разыскивать шпионов?

— Да ни за что! — воскликнул он. — Я возвращусь из больницы Святого Варфоломея, куда попал, раненный в голову во время преследования воров, удиравших из «Деймиена», потерял память и в течение нескольких недель даже не знал, кто я такой, — объяснил он. — Все подумают, что кого-то другого ошибочно опознали как меня, и мое возвращение к жизни будет встречено криками радости со всех сторон. Люди валом повалят в «Деймиен», чтобы своими глазами убедиться в свершившемся чуде, и наши дела пойдут в гору.

Кири рассмеялась.

— А как быть с тем, что Керкленд обнаружил твое кольцо на пальце убитого человека?

— Он, должно быть, украл его с моей руки, — ответил Маккензи. — Керкленд будет утверждать, что именно сочетание обнаруженного кольца и его потрясение и привело к ошибке в опознании.

Кармайкл был заинтригован:

— А я могу сказать, что не был убежден в твоей смерти и провел собственное небольшое расследование.

— Отлично! Ты можешь отыскать меня в больнице Святого Варфоломея. С травмой головы я мог бы находиться там несколько месяцев. — Он улыбнулся Кири, и она растаяла от его улыбки. Ну почему по сравнению с ним любой мужчина кажется скучным занудой?

— Все это очень интересно, — вмешалась в разговор Кэсси, — но нам нужно пошевеливаться, если мы хотим, чтобы Керкленд был с нами ко времени великой сенсации.

Все принялись разыскивать свои плащи и шляпы. Кири надеялась, что у аптекаря, услугами которого пользовались ее родители, найдется кора хинного дерева. Малярия — серьезное заболевание, оно может привести к летальному исходу.


В бесконечных ночных кошмарах он, преследуя убийц, то полз сквозь обжигающе горячие пески, то скользил по льду. Он пытался остановить убийц, но не мог и приходил в отчаяние от своей беспомощности.

Сознание возвращалось к Керкленду медленно. Первое, что он увидел, был потолок. Ничего особенного в нем не было — потолок как потолок. Потом ему вздумалось повернуть голову. Сделать это оказалось чертовски трудно.

Он поморгал глазами, пытаясь сфокусировать зрение на окружающей обстановке, и понял, что находится в доме Маккензи. В гостевой комнате, где он несколько раз останавливался прежде. Но почему?

— Так, значит, вы решили присоединиться к живым, — услышал он. Прохладная рука опустилась на его лоб. — Жар наконец прекратился. Если вы голодный и если попросите как следует, то я, возможно, найду для вас немного куриного бульона.

— Кэсси? — Он взглянул на нее. Под глазами у нее были темные круги. Он смутно припомнил, как метался в постели, как его заставляли пить горький чай, как сбрасывал одеяла, когда начинался жар. — Сколько времени я находился без сознания?

— Три дня. Приступ болотной лихорадки. Очевидна, вы пришли поздно ночью в дом Маккензи, и у вас начался приступ. Его слуги нашли вас здесь в бессознательном состоянии только на следующее утро.

— Три дня! — Он попробовал сесть, но ничего не получилось.

— Веди себя как следует, Джеймс, — строго сказала она. — Ты чуть было не отправился к праотцам, потому что очень плохо заботишься о себе. Ты не встанешь с этой постели, пока не восстановятся силы.

Он даже не подозревал, что она знает его имя.

— Буду вести себя хорошо, — послушно согласился он.

Она усмехнулась:

— Это только потому, что ты слишком слаб и не сможешь далеко уйти.

— Это ты все время поглаживала мой пылающий лоб?

— Мы делали это по очереди с твоим слугой, и Кири приходила несколько раз. Кстати, она принесла иезуитскую кору, без нее тебя, возможно, до сих пор трепала бы лихорадка. А самое главное, нам всем можно доверить твои секреты, Некоторые из них весьма интересны, Керкленд.

Он застонал, не зная, что именно рассказал в бреду.

— Ты, конечно, будешь хранить тайну в обмен на ежегодную ренту, которая обеспечит тебе безбедное существование на всю оставшуюся жизнь. — Он тут же пожалел, что сказал это: всякий раз, отправляясь во Францию, она не была уверена, что вернется.

Но Кэсси лишь улыбнулась.

Слишком утомленный, чтобы продолжать дружеское подтрунивание, он спросил:

— А как насчет заговора? И открытия сессии парламента?

— Пока никаких убийств, — сказала она успокаивающим тоном. — И даже никаких попыток: Роб Кармайкл регулярно координирует информацию из твоего кабинета. Может быть, эти злодеи отказались от своей затеи?

— Нет. — Керкленд был в этом уверен. Ему подсказывало это шестое чувство, которое развилось у него за долгие годы работы, — Дамоклов меч все еще висит и ждет своего часа.

— Именно этого я и боюсь, — сказала Кэсси, у которой тоже была отлично развита интуиция. — Это как моток пряжи. Пока не найдешь конец, моток не размотаешь.

Он закрыл глаза, понимая, что она права. Какая-то мысль копошилась на задворках сознания и не давала ему покоя. В ту ночь, когда он пришел сюда, до того, как его свалила с ног лихорадка… Он принялся копаться в своей памяти: письма для Маккензи… Он просматривал их в его кабинете… Одно привлекло внимание. От контрабандиста в Кенте… Судя по всему, что-то серьезное.

— Я возьму почту и сегодня же отнесу ее Маку, — сказала Кэсси и улыбнулась: — Будь он жив, он был бы уже здесь. А ты теперь отдыхай.

Кэсси в тот вечер пришла усталая, но спокойная.

— Керкленду лучше? — спросил Мак.

— Его уже не лихорадит, и сознание к нему вернулось, но он слаб, словно новорожденный котенок.

— После лихорадки так и бывает, — заметила Кири, — но по крайней мере самое страшное позади.

Мак усилием воли заставил свой взгляд вернуться к Кэсси, потому что у него появилась отвратительная привычка смотреть не отрываясь на Кири. Последние три ночи они провели вместе, и чем больше он был с ней, тем сильнее она его влекла.

— Это благодаря твоей иезуитской коре, — сказала Кэсси. — Мак, я принесла несколько писем, которые пришли на адрес твоего дома. Керкленд как раз собирался взять их, когда его скрутила лихорадка. Придя в себя, он прежде всего сказал, что тебе пришло письмо от твоего контрабандиста из Кента, которое ты обязательно должен прочитать. — Она достала пачку писем и передала ему.

Мак взял письма и начал их просматривать.

Он сразу же нашел нужное письмо, прочел его и сказал:

— Хаук, капитан контрабандистов, беспокоится о чем-то или о ком-то, прибывшем из Франции. Он хочет, чтобы я приехал в Кент и встретился с ним в их тайном логове завтра в полночь. Конкретно место встречи Хаук не называет: знает, что я пойму.

Кири наморщила лоб.

— Не странно ли, что он написал тебе? Он что, не знал о твоей смерти? — удивилась Кири.

— Сильно сомневаюсь, что он регулярно читает лондонские газеты, но даже если он прочел некролог, то наверняка решил, что «Маккензи» — мое вымышленное имя, тем более что оно шотландское, а я англичанин, — сказал Мак. — Контрабанда — его семейный бизнес, но он преданный своей стране англичанин. Если он узнал что-нибудь такое, о чем, по его мнению, следует сообщить властям, то я, вероятно, единственный знакомый ему человек, к которому он может обратиться.

— У контрабандистов, я думаю, должна существовать какая-то связь с заговорщиками. Об этом говорят и нож, который я выхватила у контрабандиста, и бумага, от которой пахнет одеколоном «Алехандро». Церемония открытия парламентской сессии совсем близко. Не мог бы ты съездить туда, поговорить с Хауком и побыстрее вернуться? — спросила Кири.

— Конечно, задерживаться там я не стану. Но здесь остаются Кармайкл и Керкленд. Они лучше меня сумеют организовать защиту членов королевской семьи. Ну а общение с контрабандистами и прочими темными элементами — это моя специальность.

— А если Керкленд еще не встанет с постели?

— Я вернусь вовремя, — сказал Мак, помедлив.

— Я должна поехать с тобой, — заявила Кири. — Ты говорил, что я могла бы попытаться опознать главаря похитителей.

Мак покачал головой:

— Обстоятельства изменились. На этот раз я еду, только чтобы встретиться с Хауком. Если я появлюсь не один, Хаук, возможно, не захочет разговаривать.

Она с озабоченным видом закусила губу.

— Мне кажется, тебе небезопасно ехать туда одному.

— Все, чем мы занимаемся, небезопасно, но я в течение нескольких лет вел дела с Хауком. Если он чем-то встревожен, мне нужно поговорить с ним.

Больше Кири не говорила на эту тему.

«Интересно, — подумал Мак, — ее дурные предчувствия объясняются тем, что мы стали любовниками?» Естественно, ему не хотелось оставлять ее одну, но он едет ненадолго. Нельзя пренебречь тем, что у Хаука, возможно, имеется полезная информация. Сейчас она так необходима.


В конце ноября на побережье Кента холодно и неприятно. И даже жутковато, хотя Мак не раз бывал здесь.

До Дувра он добрался почтовой каретой, меняя лошадей на каждой станции. Потом нанял в конюшне выносливую лошадь, на которой проскакал последние несколько миль до пещеры контрабандистов.

Несмотря на хорошую скорость, он опаздывал. В новолуние ночи бывают особенно темными. Радуясь тому, что захватил с собой фонарь, Мак спустился по каменистой тропинке к пещере.

Приближаясь ко входу, он с облегчением почувствовал запах костра. Хаук, наверное, все еще ждет его. Он вошел, высоко подняв фонарь, настороженный, но не теряющий надежды, что не зря проделал эту дальнюю дорогу.

— Хаук?

— A-а, вот и вы! А я уж начал тревожиться.

Но голос принадлежал не Хауку. Это был Говард, тот самый злобный контрабандист, который домогался Кири. Мак сразу же попытался ретироваться, но путь к отступлению ему отрезали двое контрабандистов, которые прятались у входа.

Они набросились на него с дубинками. Мака так ударили по голове, что он упал и на короткое время потерял сознание.

Когда он упал, Говард рявкнул:

— Смотрите не убейте его! За живого заплатят дороже!

К тому времени как Мак пришел в себя, его раздели и опустошили карманы. Затем отволокли в другой конец пещеры и приковали к стене, причем не ржавыми, а блестящими новенькими наручниками, похоже, специально для него приготовленными.

После этого Говард подошел и остановился перед Маком. Он держался в пределах недосягаемости для пинка ногой, но на всякий случай в его руке был еще и дробовик со взведенным курком.

— Значит, шикарный Лондонский джентльмен был так глуп, что принял мой почерк за почерк Хаука? Может, мне стать фальшивомонетчиком?

Злясь на себя за то, что попался в ловушку, Мак холодно сказал:

— Ты потратил много сил, чтобы заманить меня сюда, Говард. Не проще ли было бы дождаться, пока я сам приеду за товаром?

— Нам предложили хорошую цену за то, чтобы поймать тебя сейчас. К тому же Хаук в это время здесь не бывает и не испортит нам удовольствие. — Он прищурился. — Скажи-ка мне, та шлюха, которую ты у меня украл, действительно оказалась хороша, как мне показалось?

Сдержав гнев, Мак сказал:

— Брось говорить ерунду, Говард. Скажи-ка лучше, кто заплатил тебе за то, чтобы ты заманил меня сюда?

Говард помедлил, но все-таки ответил:

— Твой старый армейский приятель по имени Суиннертон. Теперь я отправлю ему в Лондон записку, чтобы он приехал сюда. Он сказал, что разберется с тобой, а потом убьет. Надеюсь, он поручит это дельце мне. Так сказать, дополнение к тому, что он обещал заплатить за твою поимку.

Говард продолжал насмехаться над ним, но Мак уже не слушал его.

Руперт Суиннертон. Тогда в «Капитанском клубе» он, видимо, узнал Мака, несмотря на измененную внешность. Возможно, он тоже участвовал в заговоре. Может быть, даже был его мозговым центром. Хотя едва ли. Руперт не был стратегом. Но он был упорным и закаленными боях воином и вполне мог стать лидером тех, кто пытался похитить принцессу в «Деймиене».

Потребуется два дня, чтобы записка попала в Лондон и Суиннертон добрался до Кента. Вполне возможно, он хочет узнать, много ли известно правительству о заговоре. У него еще останется время, чтобы вернуться в Лондон до открытия парламентской сессии.

Мак исподтишка проверил прочность своих наручников. Если бы у него были инструменты! А теперь оставалось надеяться лишь на то, что ситуация изменится. Сделав глубокий вдох, он поудобнее уселся у стены.

Глава 37

Маккензи попал в беду. Кири нутром чуяла это. Прошло более двух дней. За это время он вполне мог добраться до побережья и возвратиться. Едва ли его разговор с капитаном контрабандистов был слишком долгим.

По своей природе она была не из тех людей, что тревожатся по любому поводу, и, кроме того, доверяла профессионализму Маккензи, поэтому сейчас поверила своей интуиции: дело обернулось не так, как он планировал.

Но что она могла предпринять? Она хорошо ориентировалась на местности и смогла бы, наверное, найти пещеру контрабандистов. Ну а дальше? Было множество вариантов того, с чем она там может столкнуться. Его даже может не оказаться в пещере. И где его тогда искать?

Эти два дня показались ей двумя неделями, потому что ей было практически нечем заняться. Поэтому сегодня она пришла в дом Маккензи якобы для того, чтобы помочь ухаживать за Керклендом, но на самом деле, чтобы найти себе какое-нибудь дело. Керкленд шел на поправку, к нему вернулась прежняя острота мысли, но лихорадка так подорвала его силы, что он с трудом добирался от кровати до кресла с подголовником.

Большую часть дня она читала, сидя в его комнате, или разговаривала с ним, когда ему хотелось поговорить. Наконец его невозмутимый камердинер вежливо выставил ее вон под предлогом, что Керкленду нужно принять ванну. Кири отправилась бродить по дому. Она как будто чувствовала присутствие здесь Маккензи, но тревога ее не проходила.

Когда она находилась в малой гостиной, в дверь постучали. Подумав, что это Кэсси или Кармайкл, Кири вышла в холл как раз в тот момент, когда лакей открыл дверь.

В темноватом помещении она увидела знакомый силуэт.

— Маккензи! — воскликнула она и бросилась в его объятия. — Я так тревожилась!

Он схватил ее за плечи, и она замерла на месте. Что-то было не так. Она отпрянула, услышав незнакомый голос:

— Леди Кири? Я и не знал, что вы знакомы с моим братом.

Она подняла глаза, и у нее оборвалось сердце.

— Лорд Мастерсон? Я думала, вы в Испании.

— Я уже возвращался домой, когда прочел о смерти брата.

Он взглядом отпустил лакея и, взяв Кири за руку, повел ее в малую гостиную.

— Прибыв в Лондон, я отправился прямиком в дом Керкленда, и его дворецкий направил меня сюда. — Мастерсон закрыл дверь, чтобы им никто не мешал. — Когда дело касается Мака, все становится возможным. Вы… вы вели себя так, как будто бы он жив.

В его голосе звучала отчаянная надежда на чудо.

— Всего два дня назад он был жив и здоров, лорд Мастерсон, — сказала она.

— Слава, тебе Господи! — Он зажмурился, и Кири показалось, что он старается сдержать слезы.

Взяв себя в руки, Уилл спросил:

— Что происходит? Почему вы находитесь в доме моего брата? Значит, вы и Керкленд… — Он не договорил, но взял себя в руки и продолжил: — Если это связано с правительственной работой Керкленда, то я полностью осведомлен об этом и, случалось, помогал ему.

— В таком случае давайте сядем, и я вам все объясню. Керкленд поправляется после тяжелого приступа лихорадки и быстро устает, поэтому вам лучше как следует разобраться в том, что происходит, прежде чем вы с ним увидитесь.

— Восхищен вашим деловым подходом, — заметил Мастерсон. — Я весь внимание, леди Кири.

Кири села на стул, привела в порядок свои мысли и начала говорить. Она подробно изложила все, что ей было известно. Мастерсон слушал ее, не прерывая. Когда Кири закончила свой рассказ, он сказал:

— А теперь мне хотелось бы увидеться с Керклендом, если он не спит.

— Понятно, вам надо сравнить то, что сказала я, с тем, что вы услышите от него, — проговорила Кири.

— Я не перепроверяю вас, — возразил Мастерсон. — По правде говоря, вы очень похожи на Эштона: мышление у вас четкое и правильное.

Мастерсон направился к двери.

— Вы подниметесь вместе со мной к Керкленду?

— Вам будет легче разговаривать без посторонних лиц.

Он кивнул и вышел. Кири осталась в малой гостиной и принялась строить планы.

Лорд Мастерсон отсутствовал недолго. Кири была вновь потрясена внешним сходством братьев. Оба высокие, широкоплечие, атлетического телосложения, на расстоянии их можно было легко спутать друг с другом. Даже внешне они были похожи, хотя у Маккензи глаза были разного цвета, а волосы более рыжие.

Но по характеру они были полной противоположностью друг другу: обаятельный, авантюрного склада Маккензи и обстоятельный, уверенный в себе Мастерсон, которому, казалось, все по плечу. Кири понимала: два таких человека могут быть либо смертельными врагами, либо друзьями, которые уравновешивают друг друга. «Хорошо, что они оказались друзьями», — подумала Кири.

Мастерсон казался спокойным, но радостное волнение, охватившее его, когда он узнал, что брат жив, уступило место тревоге.

— Керкленд выглядит так, словно по нему проскакал табун лошадей. В прошлом году я болел подобной лихорадкой в Испании, и потребовалось несколько недель, чтобы ко мне вернулись силы. Но мыслит он четко. Он подтвердил все, что вы мне сказали. Я рад, что вернулся. Если, как полагает Керкленд, во время церемонии открытия парламентской сессии может что-нибудь произойти, мне следует занять свое место в палате лордов и помочь в случае необходимости.

— Да, может потребоваться любая помощь, — мрачно сказала она.

— Почему вы бросились в мои объятия? — спросил Мастерсон, улыбаясь одними глазами. — Безусловно, это доставило мне удовольствие, но ваша реакция дает основания предполагать, что у вас есть серьезные основания для тревоги.

— Тревога не оставляет меня с тех пору как он получил письмо от капитана контрабандистов. Тот просил его приехать в Кент. — Кири сокрушенно вздохнула. — С самого начала это почему-то казалось мне опасным. И теперь я не нахожу себе места.

— Я научился не сбрасывать со счетов интуицию, — медленно проговорил Мастерсон. — Я начал беспокоиться о своем брате еще в Испании. Это было основной причиной моего приезда в Англию. Я с огромным облегчением узнал, что Мак жив, но тревога меня не оставляет.

Они задумчиво посмотрели друг на друга.

— Думаю, вы устали с дороги, лорд Мастерсон, — сказала Кири. — Но… не смогли бы вы сопровождать меня в Кент? Я хотела поехать туда, но не уверена, что сумею обойтись без посторонней помощи.

— Если мы решим поехать в Кент, найдется ли у вас дуэнья, которая могла бы поехать вместе с нами?

Она усмехнулась:

— Лорд Мастерсон, я достаточно долго жила, не соблюдая правил приличия так что не вижу причин заботиться о респектабельности сейчас.

— Что ж, если мы собираемся сбежать вдвоем, леди Кири, то вам следует называть меня Уилл, — сказал он с невозмутимым видом.

— А вы зовите меня Кири, — сказала она, вскакивая со стула. — Мне нужно заехать в дом Керкленда, где проживают его агенты, чтобы переодеться в более практичную одежду. А вам нужно сделать что-нибудь еще?

— Я оставлю свои вещи здесь, найму почтовую карету и приеду за вами.

— Решено! — Кири быстро вышла из комнаты и попросила лакея найти для нее наемный экипаж.


Маку дали кусочек черствого хлеба с сыром и воды — достаточно, чтобы не умереть с голоду. С одной руки наручник сняли, чтобы он мог поесть и удовлетворить гигиенические потребности, но запястье другой руки было по-прежнему приковано к стене, а вооруженный человек бдительно следил за каждым его движением.

А самое худшее — ему нечем было заняться, кроме как прислушиваться к неутомимому плеску волн. Помогали мысли о Кири. Прошел день, и он не сомневался: она волнуется о нем.

К концу следующего дня прибыл Руперт Суиннертон. Мак был готов к встрече с ним — хотя бы для того, чтобы прекратилось это тоскливое ожидание. Возможно, оно закончится его гибелью. Мак не сомневался: Суиннертон скорее всего изберет для его убийства какой-нибудь особенно изуверский способ. Но не исключено, что для этого потребуется снять с него цепи, и тогда может появиться шанс.

Услышав приближение Суиннертона. Говард вышел ему навстречу. Мак мысленно приготовился к их приходу. После двух дней заключения ему было холодно и… страшно, хотя очень не хотелось признаться в этом. Он любил жизнь, любил место, которое в ней занимал, и любил Кири. Сейчас перед лицом смерти он откровенно признавался себе в этом.

Суиннертон вошел с самодовольным видом человека, который знает, что победа за ним. Именно этого Мак и ожидал. Однако появление человека, который шел рядом с Суиннертоном с фонарем в руке, потрясло его.

Человек, в свою очередь, был потрясен не менее, чем он.

— Маккензи! — Фонарь дрогнул в руке Баптиста, и язычки пламени в нем дико заметались. — Но вы же убиты! Я видел ваш труп…, — бормотал он, глядя на него и не веря своим глазам.

Баптист. Мак знал, что кто-то в «Деймиене» помогал похитителям. Но ему и в голову не приходило, что это был Баптист, его друг и самое доверенное лицо среди его персонала.

Суиннертон расхохотался, и Мак понял, что этот мерзавец заранее все продумал. Ему доставляла удовольствие эта сцена.

Стараясь скрыть свое потрясение, Мак с нарочитой медлительностью проговорил:

— Долго же ты добирался сюда, Руперт. А ты, Жан-Клод, разочаровал меня. Может быть, я тебе мало платил?

— Мне они сказали, что хотят лишь вернуть домой сбежавшую девчонку, пока она не сломала себе жизнь, — лепетал побледневший Баптист. — Ничего противозаконного, никто от этого не пострадает. А потом, — лицо его исказилось гримасой, — вы и еще один человек были убиты.

— Если ты собирался позволить совратить себя, следовало бы внимательно присмотреться, кому ты позволяешь это сделать. — Мак перевел взгляд на Суиннертона. — Судя по всему, моя маскировка была не так хороша, как я полагал, в ту ночь, когда мы играли в карты?

— Ты почти одурачил меня, — признался Суиннертон. — Но меня удивило, почему такой бриллиант чистейшей воды держит под руку такого зануду, поэтому я присмотрелся к тебе повнимательнее. Когда я увидел, что ты по-особому держишь карты, я понял, кто ты такой. — Его тонкие губы скривились в предвкушении удовольствия. — А теперь я хочу узнать, что известно о наших планах тебе и твоим друзьям.

Мак быстро обдумал ситуацию. Суиннертон знает, что им кое-что известно о заговоре, поэтому совсем отрицать это не имеет смысла. Разумнее всего признать, что он и его друзья догадались о существовании какого-то заговора против британской королевской семьи, однако нельзя допустить, чтобы Суиннертон понял: им известно, что главная акция приурочена к церемонии открытия сессии парламента. Ведь у Суиннертона и его соратников будет возможность изменить планы.

— А зачем мне говорить тебе что-нибудь? — тянул время Мак.

— Вот зачем! — сказал Суиннертон и, подняв короткий кнут для верховой езды, который Мак не сразу разглядел в полутьме пещеры, хлестнул Мака по глазам.

Мак инстинктивно отшатнулся и опустил голову. Удар пришелся на левый висок. Ему сразу вспомнилось наказание плетьми, которое чуть не стоило ему жизни. И паника охватила его.

Суиннертон хлестнул Мака по горлу. И снова не очень удачно. Но поскольку Мак решил кое-что ему сказать, он позволил себе испустить крик боли. Последовал третий удар, и он, якобы струсив, сломался:

— Побойся Бога, Суиннертон! Скажи, что ты хочешь узнать!

Еще один удар.

— Я знал, что после той армейской порки стоит показать тебе кнут, как ты заскулишь от страха, — заявил Суиннертон с победоносным видом.

— Если ты все равно намерен забить меня, — сказал Мак, ловя ртом воздух, — зачем мне, черт возьми, говорить с тобой?

— Ладно. — Суиннертон с явным сожалением опустил кнут. — Рассказывай, что тебе известно.

— А ты больше не будешь меня бить? — Изобразить трусость было проще простого. Но поступиться гордостью гораздо труднее. Слава Богу, здесь нет Кири, иначе он, возможно, позволил бы забить себя кнутом и умер от разрыва сердца. — Даешь слово джентльмена?

Суиннертон расхохотался.

— Люблю смотреть, как ты унижаешься. Ладно, у меня мало времени, потому что я должен вернуться в Лондон, так что бить тебя больше не буду. Так что тебе известно о наших планах?

— Вы ставите целью истребление членов британской королевской семьи для того, чтобы вызвать правительственный кризис, — осторожно начал Мак. — Вы пытались похитить принцессу Шарлотту-Августу. — При этих словах Баптист издал какой-то полузадушенный звук. — Вы предприняли неудачные попытки убить принца-регента и герцога Йоркского. Предполагаю, что французы хотят создать в стране такую ситуацию, при которой Британия согласится подписать договор, выгодный для Франции.

Суиннертон удивленно поднял брови.

— А ты, оказывается, умнее, чем выглядишь.

— Мне помогли разобраться, — сказал Мак. Кровь заливала ему глаза, но, поскольку на руках его были наручники, он не мог ее утереть. — Раз уж ты все равно убьешь меня, удовлетвори мое любопытство: скажи, что вы планируете дальше?

— А зачем бы мне удовлетворять твое любопытство, мерзавец? — прошипел Суиннертон.

— Ну, хотя для того, чтобы я еще больше страдал, зная о твоих планах и не имея возможности остановить тебя.

Суиннертон прищурился:

— В этом что-то есть. Но это только для твоих ушей, — сказал он и жестом приказал всем отойти назад. — Мы нанесем удар во время церемонии открытия сессии парламента. Ты знаешь набитую шерстью красную подушку на кресле лорда-канцлера, который сидит прямо перед троном в палате лордов?

Мак кивнул:

— Мешок с шерстью должен напоминать лордам о том, что экспорт шерсти был источником богатства средневековой Англии.

— Ты знаешь историю? Я потрясен, — сказал Суиннертон, обнажив зубы в улыбке. — Во время церемонии принцесса Шарлотта сядет на этот мешок с шерстью, и бомба, спрятанная внутри, наверняка убьет ее, принца-регента, премьер-министра и очень многих пэров Англии. Умно придумано, не так ли?

Мак лихорадочно глотнул воздух.

— Но вы не сможете пронести бомбу в Вестминстерский дворец. Вас обязательно заметят.

— Нам облегчил эту задачу один склонный к сотрудничеству пэр Англии. — Суиннертон прищурил глаза. — Задавай свой последний вопрос. У меня на исходе и время, и терпение.

— Ты пользуешься одеколоном под названием «Алехандро»?

Змеиные глаза Суиннертона удивленно поморгали.

— Странный выбор для последнего в жизни вопроса. Да, у меня есть флакон этого одеколона. Мне его подарил брат, и я иногда им пользуюсь, хотя он мне не очень нравится. — Он повернулся и жестом подозвал остальных. — Прощай, Маккензи. Мне противно, что я знал тебя.

Значит, Суиннертон был главарем похитителей. Если бы в ту ночь в «Капитанском клубе» от него пахло одеколоном «Алехандро», Кири наверняка смогла бы опознать его. Они, черт возьми, были так близки к раскрытию заговора!

— Можешь ли ты убить Маккензи так, чтобы он подольше мучился? — спросил Суиннертон, обращаясь к Говарду.

— Да, сэр. В глубине пещеры есть тоннель, он выходит в бухту. Во время отлива мы приходим сюда и уходим по этому тоннелю. Когда начинается прилив, тоннель наполняется водой. — Говард плотоядно усмехнулся. — Я вмонтировал в скалу новенький металлический крюк ниже уровня высокой воды, прикую там этого сукина сына цепями и оставлю ждать прилива.

Суиннертон представил себе, как человек отчаянно борется за глоток воздуха, а вода неумолимо прибывает и прибывает.

— Мне это нравится, — кивнул он. — Действуй. А ты, Баптист, останешься здесь, пока не убедишься, что Маккензи мертв. Ты ведь знаешь, что он должен умереть, не так ли?

Баптист молча кивнул. Он был бледен. На лице — выражение безропотного смирения.

— Увидимся в Лондоне, — сказал Суиннертон, взял один из фонарей и с обычным своим самодовольным видом вышел из пещеры.

Глава 38

Ветер, дувший со стороны Ла-Манша, пронизывал до костей. Было бы неплохо добавить сейчас немного удушающей индийской жары. Хорошо хоть, что в ее разделенной на две штанины юбке можно ехать верхом, — это все-таки теплее, чем ехать, сидя боком в дамском седле.

— Отвратительная ночь, — заметил Уилл Мастерсон. Он ехал между Кири и линией побережья, отчасти принимая на себя силу порывов ветра. На нем был надет такой же, как у Маккензи, теплый плащ, и в темноте их можно было легко принять друг за друга. — Еще далеко?

— Если это тактичный способ спросить, не сбилась ли я с пути, то я отвечу: нет, я так не думаю. — Она проверила ориентиры. — Нам осталось проехать еще одну-две мили.

— Похоже, что вы, подобно своему брату, отлично ориентируетесь на местности, — рассмеялся Уилл.

— Адам умеет ориентироваться? — спросила она. Познакомившись со своим старшим братом всего несколько месяцев назад, она многого о нем не знала.

— Хотя он человек миролюбивый, но обладает талантами первоклассного офицера. — Уилл покачал головой с шутливо опечаленным видом. — И все это пропадает зря, потому что он герцог. По правде говоря, Кири, из вас тоже получился бы хороший офицер, если бы женщинам позволялось служить в армии.

— Из меня? — удивилась Кири. — Что за странная мысль!

— Вы являетесь прирожденным лидером. Смею предположить, что от долгого пребывания в гостиных вам становится скучно.

— Вы очень проницательны, лорд Мастерсон, — заметила она, удивленная тем, как точно он определил ее характер. Она только теперь начала понимать, как плохо подходит для салонной жизни. — Конечно, гораздо интереснее скакать верхом в ненастную ночь ради того, что может оказаться напрасной затеей.

— Возможно, это и напрасная затея, — сказал Мастерсон, — но моя интуиция требует, чтобы я мчался туда.

— А моя интуиция просто кричит во весь голос, что там опасность. Хорошо, если бы светила луна, хотя, когда я впервые ехала по этой местности, было тоже темно.

— Темная ночь — хорошее время для деловой встречи в контрабандистском логове. Маку и его капитану никто не будет мешать.

— Пожалуй, — согласилась Кири. Она заметила впереди очертания изогнутого ветром дерева. — А вот и наш поворот.

Когда Уилл поехал следом за ней по узкой тропе, она помолилась о том, чтобы в конце дороги найти Маккензи живым и здоровым.


Говард посмотрел на Мака алчным взглядом.

— Прилив как раз только начинается. Самое время приковать тебя там.

Он что-то коротко приказал своим людям. Они навалились на Маккензи, чтобы он не смог двигать ногами, пока Говард отъединяет цепь от стены. Он снял с Мака один наручник, а за второй поднял пленника на ноги и поволок его в глубь пещеры. Узкий тоннель с неровными стенами по наклонной спускался к бухте. Говард и один из его людей шли впереди, а Баптист и еще один человек — сзади. У Мака не было возможности сбежать — проход был таким узким, что Мак то и дело ударялся о стены и выступы скалы. Проход заканчивался небольшим расширением, который уже заливала бурлящая вода. С каждой волной вода в тоннеле прибывала. Говард прикрепил наручник Мака к блестящему стальному крюку, вмонтированному в скальную породу.

— Я давно ждал этого момента. — Он отступил назад с довольным видом. — Теперь я буду стоять здесь и наблюдать, как ты тонешь.

Узость тоннеля увеличивала напор воды. Следующая волна захлестнула Мака до колен.

— Говард, пойдем лучше наверх. Сейчас здесь и без того слишком много народу, — проговорил Баптист.

Говард расхохотался.

— Ты хочешь сказать, что тебе неприятно смотреть, как умирает этот ублюдок? А мне эта картинка нравится.

— Мы могли бы сыграть в карты у огня, это лучше, чем мерзнуть здесь, — настаивал Баптист.

— Ты играешь в брэг? — спросил Говард.

— Я знаю эту игру, — сказал Баптист.

— Я бы, пожалуй, сыграл, если будут хорошие ставки.

Баптист пожал плечами:

— Устанавливай любые ставки, лишь бы только уйти отсюда.

— Я-то как только получу свои денежки, так сразу отправлюсь домой, а вы уж сами любуйтесь этим, — прохрипел один из людей Говарда.

Другой его поддержал. Говард дал им обоим по паре золотых монет.

Как только они ушли, он повернулся к Маку:

— Ты умрешь в темноте, Маккензи. Вода будет прибывать и прибывать. И как бы ты ни боролся, она поднимется выше твоей головы. Но это произойдет не сразу. Успеешь сделать несколько глотков воздуха, потом захлебнешься соленой водой и умрешь.

— Оказывается, кроме глупости и предательства, у тебя есть талант к описаниям, Говард, — произнес Мак, стараясь говорить спокойным тоном.

Говард хотел пнуть его, но Мак отступил глубже в воду.

— Этим тоннелем почти не пользуются, — прошипел контрабандист. — Пожалуй, я оставлю твой труп здесь, пусть и рыбешкам кое-что достанется.

Мак пожал плечами:

— Делай как хочешь. Мне все равно.

Говард в ярости повернулся и стал подниматься но тоннелю, размахивая фонарем. Баптист чуть замешкался:

— Извини, Мак. Я никогда не хотел, чтобы случилось такое.

— Дорога в ад вымощена благими намерениями, — устало проговорил Мак. — Так что катись отсюда.

Баптист повернулся и уронил какой-то предмет на песчаный пол, еще не залитый водой.

Когда окончательно исчез свет фонаря, Мак наклонился и, нащупав, поднял этот предмет. Перочинный нож Баптиста — мастерски изготовленная модель, которую Мак подарил ему в прошлом году.

В отличие от большинства перочинных ножей этот нож включал еще два разных предмета, которые складывались и убирались в ручку: обычное лезвие для заточки гусиных перьев, а другое — узкая серебряная зубочистка. И Баптист уронил нож не случайно.

Держа нож в холодных как лед руках, Мак умудрился открыть зубочистку. Нашел наручник. Замок не был сложным, но пытаться отомкнуть его в полной темноте, когда вокруг тебя плещется холодная вода, чертовски трудно. Дело еще усложнялось тем, что цепь была присоединена к правому запястью, так что работать приходилось одной левой рукой.

Он уже почти отомкнул замок, когда нож выскользнул из онемевших пальцев. Запаниковав, Мак набрал полные легкие воздуха, опустился на колени и, уйдя с головой под ледяную воду, принялся ощупывать каменистый пол левой рукой. Сила течения была такова, что вода смещала гальку и мелкие раковины. Могла она сдвинуть с места и нож.

Ему не удалось найти его! Он выпрямился, сделал глубокий вздох, встал на колени и возобновил поиски утратившими чувствительность пальцами. Где же он, черт возьми? Мак снова наполнил воздухом легкие и нырнул под воду в третий раз.

Вот он! Нож чуть было не смыло водой, но Маку удалось схватить его. Он выпрямился, судорожно глотая воздух. Нельзя было терять ни минуты. Вода быстро прибывала и поднялась уже до половины груди.

Сосредоточив на работе все внимание, он вставил зубочистку в замок и стал осторожно поворачивать ее, пытаясь задеть пружину замка. Безрезультатно. Но он упрямо продолжал поворачивая зубочистку. Сбылось предсказание Говарда: ему не хватало воздуха.

Замок раскрылся, когда вода накрыла его с головой. Легкие его горели. Мак сбросил с руки наручник и всплыл сквозь бурлящую веду. Он больно ударился о стену, но голова уже была над водой, и он смог сделать глоток божественного воздуха.

Минуты две он стоял, прислонившись к стене, чтобы собраться с силами и проанализировать ситуацию. Во-первых, он вполне мог замерзнуть до смерти без тепла и сухой одежды. Далее, нельзя оставаться здесь, где он находится, потому что они обнаружат его, когда спустятся, чтобы убедиться в его смерти. Отсюда и до главной пещеры, где они сейчас сидят у огня и играют в карты, спрятаться было негде.

Хочешь не хочешь, а придется идти мимо Говарда и Баптиста. Баптист, наверное, не станет вмешиваться, поскольку сам помог ему, но Говард вооружен и опасен. Он способен убить их обоих.

Прибывающая вода плескалась возле его подбородка. И чем дольше он будет раздумывать, тем хуже ему придется. Выйдя из воды на холодный воздух, он замерз еще сильнее, а его пропитавшиеся водой сапоги и одежда стали тяжелыми как свинец.

В абсолютной темноте Мак стал медленно подниматься по тоннелю, стараясь не ударяться о скалистые выступы стен. Путь вверх показался ему значительно длиннее, чем путь вниз. Он уже подумывал: а может, Говард с Баптистом загасили костер и перебрались из пещеры в какое-нибудь более удобное место? Потом вдруг увидел впереди слабый свет. И этот свет, как ни странно, ободрил его.

Двигаясь бесшумно на онемевших ногах, он все ближе подходил к огню и вдруг очутился в главной пещере. Он полагал, что до нее еще далеко, — слишком уж слабым был свет, — но оказалось, что огонь от него заслоняют двое мужчин, сидящих за столом.

Он замер, надеясь, что его не заметят, однако Говард, должно быть, что-то услышал. Он взглянул в сторону тоннеля, и у него буквально отвисла челюсть. Он вскочил со стула и схватил дробовик.

— Пропади ты пропадом! Почему ты не можешь просто умереть?

— У меня никогда не хватало терпения просто сидеть и ждать, — сказал Мак, поглядывая на оружие и прикидывая, каковы его шансы увернуться от смертельного выстрела. Скорее всего он будет ранен и тогда станет для них легкой добычей.

— Гнить тебе в аду, Маккензи! — Говард поднял дробовик к плечу и прицелился.

Когда палец контрабандиста застыл на спусковом крючке, Баптист, мгновенно выхватив пистолет из кармана, спокойно прицелился и в упор выстрелил Говарду в спину. Тот издал булькающий звук, вытаращил глаза от удивления и рухнул на пол.

Некоторое время в пещере стояла полная тишина. Потом Мак громко выдохнул и подошел к огню. Его трясло от холода и от всего, что произошло. Убедившись, что Говард мертв, он возвратил Баптисту нож и протянул ледяные руки к огню. Потом спросил:

— Почему, Жан-Клод? Неужели ради денег? Ты ведь не поверил, что они пытаются поймать сбежавшую наследницу, так? Иначе бы рассказал мне об этом.

У Баптиста так дрожали руки, что он чуть не выронил нож.

— Я подозревал, что Суиннертон что-то темнит, но я не видел особой беды в том, чтобы рассказать ему, как проще проникнуть в клуб. Я и не думал, что начнется стрельба.

Мак пытливо взглянул в лицо человека, которого считал своим верным другом.

— Сколько они тебе заплатили?

— Я сделал это не ради денег, — сказал он, скривив губы. — Их французский хозяин пообещал мне вывезти из Франции мою мать. Я не виделся с ней с тех пор, как бежал оттуда во времена Террора.

Мак понимал его — он многое отдал бы за возможность снова увидеть свою мать хотя бы на час.

— Они сдержали свое слово?

— Они прислали мне копию свидетельства о ее смерти. — У Баптиста дрогнул голос. — Оказывается, она умерла более двух лет назад. Так что я понапрасну предал вас и Англию.

Несмотря ни на что, Мак не мог не испытывать жалости к этому человеку. Видит Бог, он и сам наделал много ошибок. Нельзя, например, было спать с женой своего товарища-офицера, из-за этого он чуть не погиб.

— Скажи, что еще тебе известно о заговоре. Кто в нем участвует, с кем они связаны во Франции? Наверняка не с Наполеоном.

— С Жозефом Фуше, — произнес Баптист дрожащими губами.

Так… Безжалостный французский революционер, комиссар полиции.

— Но он, кажется, сейчас не у дел?

— Да. И хочет вновь заслужить благорасположение Наполеона.

Мак тихо присвистнул. Теперь многое становилось понятным.

— Кто входит в число заговорщиков в Англии? Наверняка этот Фуше не связывался с тобой напрямую?

Баптист покачал головой.

— Лорд Фендалл и Руперт Суиннертон являются единоутробными братьями. Их мать Мария-Тереза Круазе была сестрой матери Фуше.

— Значит, Суиннертон и Фендалл — двоюродные братья Фуше. — Мак нахмурил брови. — Ты, кажется, говорил, что твоя семья из той же деревни, что и Фуше?

— Да. Из Ле Пеллеран возле Нанта. Он был старше меня, и я не был с ним знаком. Но его семью я знал. — Баптист передернул плечами. — Вот почему у меня были дружеские отношения с лордом Фендаллом. Ему нравилось слушать мои рассказы о деревне, в которой он, еще ребенком, побывал несколько раз. И мне нравилось, что у нас есть что-то общее. Мне до последнего не приходило в голову, что ему не следует доверять.

— Предполагаю, им хотелось богатства и власти.

— Именно так. Я не знаю подробностей, — сказал Баптист, — но им обоим были обещаны большие поместья во Франции и огромные деньги.

— Ты знал француза, который был убит в клубе?

— Я не знал людей, которых в тот вечер привел с собой Суиннертон. Но Фуше настоял, чтобы в эту группу включили нескольких людей, которые должны были защищать его интересы.

— Но когда ты понял, что случилась беда, почему ты не сообщил об этом властям?

— Чтобы напороться на еще большие неприятности? — цинично спросил Баптист.

— Ты мог бы поговорить с Керклендом.

— Откровенно говоря, я всегда считал его дилетантом, который наслаждается тем, что имеет свой интерес в клубе, не обременяя себя при этом никакой серьезной работой. — Баптист нахмурил брови. — Я его недооценивал.

Впрочем, тут Баптист не виноват, он воспринимал Керкленда таким, каким тот хотел казаться: человеком, которого можно не принимать в расчет.

— К тому же, — продолжал Баптист, — я до сегодняшней ночи не знал, что эта девушка, которую они хотели похитить, была принцесса Шарлотта.

— Я сам никак не мог ожидать, что она появится в «Деймиене» в маскарадном костюме, — согласился Мак. — Ты знал, что затея Суиннертона не удалась?

— Нет, Фендалл ничего не говорил о той ночи, а мне не хотелось спрашивать. Мне просто хотелось, чтобы меня оставили в покое. Но однажды Суиннертон заявил, что я должен поехать сюда и поговорить с каким-то французом, прибывшим с другого берега Ла-Манша.

— Этот мерзавец знал, что ты считаешь меня мертвецом. Вот и хотел, чтобы ты был потрясен, — заметил Мак.

Баптист искоса взглянул на него.

— Вы передадите меня властям?

Мак вздохнул.

— Нынче ночью ты дважды спас мою жизнь, поэтому, думаю, мне не следует отправлять тебя на виселицу.

У Баптиста явно отлегло от сердца.

— Я думал, вы придете в ярость.

— Я в ярости, но если тебя посадят в тюрьму, кто же будет управлять этим проклятым клубом?

— Так вы позволите мне сохранить мое место работы?

— Трудно найти управляющего, которому можно доверять. — Мак прищурился. — Ведь я смогу доверять тебе в будущем, не так ли?

— Да-да! Всегда! — Баптист сделал глубокий вдох: — Англия приняла меня, когда я был беженцем. Я никогда не стал бы сознательно действовать против нее.

— Ты совершил огромную ошибку, но твое предательство не было умышленным, — проговорил Мак и, помедлив, добавил: — Ну а теперь убирайся с моих глаз.

— Будет сделано, — сказал Баптист и протянул ему серебряную фляжку. — Это коньяк. Ваша лошадь находится в загоне. Оседлать ее?

— Хорошо бы, — сказал Мак, довольный тем, что не придется самому беспокоиться об обратной дороге в Дувр.

Он открыл фляжку и позволил себе сделать один глоток. Коньяк обжег горло и пищевод, создав иллюзию тепла. Чувствуя себя слишком усталым, чтобы стоять на ногах, он шлепнулся на один из стульев, стоявших у карточного стола.

— Могу я помочь как-то остановить заговорщиков? — спросил Баптист.

— Скажи Руперту, что я мертв и что мой труп пошел на корм рыбам. И возьми себя в руки. У них не должно возникнуть никаких подозрений. — Мак сделал еще глоток коньяка и подумал: не послать ли с Баптистом записку Керкленду? Нет, не стоит, решил он. Незачем раскрывать истинное лицо Керкленда. — Перед уходом подбрось в огонь еще угля.

Баптист выполнил его просьбу, пламя вспыхнуло ярче, и стало теплее.

— Спасибо, мой друг, — тихо сказал француз, и вскоре Мак остался в блаженном одиночестве.

Нужно возвращаться в Лондон, чтобы рассказать Керкленду о заговоре, но сначала необходимо восстановить силы. Он сложил руки на столе и положил на них голову. Он немного согреется и отдохнет, а потом отправится в Дувр и Лондон.

Глава 39

Уилл Мастерсон осторожно шел по троне, спускавшемся к пещере. Ему не терпелось увидеть брата, но годы службы в армии научили его осмотрительности, когда находишься на неизвестной территории.

Они оставили лошадей на небольшой лужайке, которую контрабандисты использовали в качестве загона. Там уже стояла оседланная лошадь, значит, в логове, решили они, находится по крайней мере один человек, а может быть, и больше.

Уилл вытащил пистолет, а Кири достала нож. Они преодолевали последний участок тропы, ветер бросал им в лицо водяную пыль от наступающего прилива. Они вошли в пещеру. У Кири тяжело билось сердце. «Прошу тебя, Господи, пусть Маккензи будет жив!» — молилась она.

Из глубины пещеры шел слабый свет и доносился запах дыма, но не было слышно ни звука. Уилл жестом приказал ей оставаться у входа, а сам двинулся вперед. Проигнорировав его приказание, Кири пошла следом за ним. Он взвел курок и шагнул в пещеру. Его массивная фигура, так похожая на фигуру Маккензи, заслоняла ей обзор. Поворачивая четко вырисовывавшуюся на фоне огня голову, он обводил взглядом темное помещение.

— Деймиен! — Уилл опустил пистолет и, сунув его в кобуру, помчался в глубь пещеры.

У Кири замерло сердце, когда она увидела его голову, безжизненно упавшую на стол у огня. Но тут Маккензи, просыпаясь, удивленно поднял голову.

— Уилл! — глазам своим не веря, произнес он. Он вскочил на ноги — избитый, израненный, окровавленный, но несомненно живой.

Уилл заключил брата в медвежьи объятия.

— Пора бы тебе прекратить эти авантюры!

— Черт побери, Уилл! — Маккензи, в свою очередь, крепко обнял брата. — Хорошо иметь старшего брата, который всегда тебя спасет.

— Не похоже, чтобы ты сильно нуждался в спасении.

Кири, проследив за взглядом Уилла, увидела лежащее на полу тело. Да, они с Уиллом были правы, испытывая чувство тревоги.

Маккензи скорчил гримасу.

— Это не мое рукоделие. Как, черт возьми, ты нашел меня?

— Это она меня сюда привела. — Уилл кивком головы указал на Кири, которая стояла у входа, не мешая встрече братьев.

Маккензи круто повернулся и уставился на нее.

— Кири? — произнес он охрипшим голосом. — Это действительно ты, или я все еще сплю?

— Собственной персоной, — сказала она и, стремительно преодолев разделявшее их расстояние, бросилась в его объятия, едва сдерживая слезы. — Не я ли говорила тебе, что не следует ехать сюда одному?

Он насквозь промок и смертельно замерз, но был еще достаточно силен и обнял ее так крепко, что, пожалуй, никто не смог бы оторвать их друг от друга.

— Я еле выжил, Кири. Я… я не думал что когда-нибудь увижу тебя снова.

Подумав, что им не следует так откровенно обнаруживать свои чувства перед Уиллом, она заставила себя на шаг отойти от него. И тут только ей удалось лучше разглядеть лежавшее на полу тело.

— Говард! — с отвращением произнесла она. — Он напал на тебя, потому что ты помог мне бежать?

— Это только одна из причин, почему он подделал почерк Хаука, чтобы заманить меня сюда, а вторая заключается в том, что он тоже был подкуплен заговорщиками, — устало сказал Маккензи. — Дай мне минутку, чтобы собраться с мыслями, и я расскажу тебе всю историю.

— Я привез с собой смену одежды, — проговорил Уилл. — Пойду принесу свои седельные сумки, чтобы ты смог переодеться во что-нибудь сухое, пока не замерз до смерти. Что скажешь, если я по пути отделаюсь от трупа этого мерзавца?

Кири с содроганием отвернулась.

— Сделайте это, если можете. Он пытался убить вашего брата, хотел сделать меня жертвой группового изнасилования, а потом убить.

— Надеюсь, у рыб не будет из-за него несварения желудка, — сказал Уилл и, взяв Говарда под мышки, поволок из пещеры.

Едва он исчез из виду, Маккензи снова заключил Кири в объятия.

— От тебя исходит слабый запах рыбной туалетной воды, — улыбнулась она и прижалась к нему всем телом. — Здесь не появятся еще какие-нибудь контрабандисты?

— Луна сейчас не в той фазе, когда они работают. Не поможешь ли мне согреться? — спросил он, жадно целуя ее, а его руки тем временем скользили по ее спине, спускаясь к ягодицам. Губы у него были холодные, но она быстро их согрела.

Не знай она, что с минуты на минуту вернется Уилл, Кири содрала бы с Маккензи холодную, мокрую одежду и согрела бы его по-настоящему. Чувство облегчения и страсть — это пьянящая смесь. Они едва успели отойти друг от друга до того, как возвратился Уилл.

Уилл подал Маккензи седельную сумку.

— Хорошо, что мы с тобой одного размера. А вот обуви запасной, к сожалению, у меня нет. Переодевайся скорее, а то простудишься.

— А я разведу пожарче огонь и посмотрю, нельзя ли заварить чай, — сказала Кири. — Обещаю стоять к вам спиной и не подглядывать. — Она не возражала бы посмотреть, как он раздевается, но сейчас необходимо отдать дань правилам приличия.

Уилл, покопавшись во внутренних карманах своего плаща, достал пачку чая.

— У меня есть и сахар. Правда, молока нет — его трудно носить с собой.

— Кому из вас первому пришла в голову мысль превратить теплый плащ в обоз с провиантом?

Братья, взглянув друг на друга, усмехнулись.

— Мне, — сказал Маккензи. — Сначала мы стали соревноваться, кто сможет носить при себе больше всяких разных предметов — и нужных, и ненужных, а уж потом мы оба сообразили, что потайные карманы — чрезвычайно полезная вещь.

Кири с надеждой взглянула на Уилла:

— А нет ли у вас чего-нибудь поесть?

Он вынул плоский сверток в бумажной упаковке.

— У меня и в самом деле есть немного сыра. Это самый доступный и питательный пищевой продукт, который можно носить с собой.

Маккензи схватил пакет, моментально развернул его и впился в сыр зубами.

Кири, стараясь не мешать Маккензи, подбросила в огонь угля. Потом обследовала альков, который заметила, когда ее держали здесь в плену. Насколько она поняла, его использовали в качестве кладовки: на грубо сколоченных полках стояла примитивная кухонная утварь, а также тарелки и кружки с оббитыми краями. Она не обнаружила там ничего, что было бы можно съесть или выпить, но нашла полупустой бочонок с водой. У контрабандистов, несомненно, были какие-то женщины, которые позаботились о том, чтобы у их мужчин имелись предметы первой необходимости.

Наполнив чайник водой из бочонка, она повесила его над огнем, прислушиваясь к шороху одежды за спиной. К тому времени как она выпрямилась и отряхнула руки, к ней присоединились мужчины.

В чистой и сухой одежде Маккензи выглядел значительно лучше. Он также надел на себя теплый плащ своего брата. Правда, на ногах его были только толстые шерстяные носки — насквозь промокшие сапоги сушились у огня.

— Оказывается ты более умелая хозяйка, чем можно было бы ожидать от дочери герцога.

— Не забудь, что я также и дочь солдата, а потому бывала частой гостьей у солдатских лагерных костров, где училась таким вещам, которые наверняка шокировали бы генерала.

Вода закипела, и Кири, обварив глиняный чайник, чтобы согреть его, положила в него чайные листья и залила кипящей водой.

— Я уверена, что моя мать знала об этом, но она женщина практичная и считает, что все, чему бы ни научился человек, ему пригодится.

— Совершенно с этим согласен, — заметил Маккензи. — Уилл, ты артиллерист. Скажи, можно ли взорвать что-нибудь вроде матраса так, чтобы никто ничего не заметил до момента взрыва?

Уилл нашел еще один грубо сколоченный стул и придвинул его поближе к огню. Теперь они все, сидя, пили чай, который Кири разлила по кружкам.

— Бомба сама по себе — вещь нехитрая. Любого рода тяжелый артиллерийский снаряд вроде чугунной морской мины или даже глиняный горшок могут быть использованы для этой цели, если их начинить порохом. Можно добавить туда острые металлические предметы, если желательно разорвать людей в клочья. Самое трудное в этом — воспламенить огнепроводный шнур так, чтобы никто не заметил.

Кири резко втянула воздух сквозь стиснутые зубы:

— Матрас… Так выдумаете, что бомба может быть подложена в мешок с шерстью, в эту большую красную оттоманку, которая стоит пониже королевского трона в палате лордов? Я видела ее, когда Адам показывал нам Вестминстерский дворец.

— Мешок с шерстью довольно вместителен, в него можно заложить несколько бомб, — сказал Уилл. — Принцесса Шарлотта предполагает присутствовать на церемонии открытия сессии, и ее, вероятнее всего, посадят прямо на мешок с шерстью. Но заговорщикам было бы трудно взорвать бомбу в помещении, где соберется множество людей, которые непременно заметят горящий огнепроводный шнур.

— У меня было предостаточно времени, чтобы подумать обо всем этом, — мрачно произнес Маккензи. — Шнур можно спрятать, просверлив дырку в полу под мешком с шерстью. Что там находится прямо под ним, в подвале? Кладовые или что-нибудь в этом роде?

— Больше, наверное, ничего, — сказал Уилл. — Но с тех самых пор, как был раскрыт Пороховой заговор[2], дворцовая страна тщательно обыскивает подвалы перед каждым открытием сессии. Разве могут они не заметить огнепроводный шнур?

— Во время Порохового заговора использовались три дюжины бочек с порохом, — сказал Маккензи. — На сей раз все гораздо проще. Приходишь ночью, отодвигаешь мешок с шерстью и просверливаешь дырку в подвал, укрепляешь бомбу, продеваешь длинный огнепроводный шнур сквозь отверстие и возвращаешь мешок на место. Затем спускаешься в подвал и прикрепляешь шнур к грязной старой балке. Кто его заметит?

Уилл, потрясенный, молчал.

— Потом ждешь, пока палата наполнится людьми, поджигаешь из подвала огнепроводный шнур и удираешь, пока никто не понял, что произошло.

— И никто не почувствует запаха горящего шнура? — удивилась Кири.

— Запах распространится в основном по подвалу, — сказал Уилл. — За несколько секунд перед взрывом, возможно, почувствуется резкий запах, но при таком скоплении народа его едва ли заметят, а уж тем более не успеют принять какие-либо меры. Быстро очистить палату, набитую аристократами и политиками, не удастся.

— Взрывом одной бомбы, спрятанной под мешком с шерстью, были бы убиты принц-регент, принцесса Шарлотта, премьер-министр и большая часть министров, не говоря уже о половине пэров Англии, — заметил Маккензи.

— Включая Адама, — прошептала Кири. Она очень хотела бы защитить наследную принцессу, но брат был членом ее семьи.

— Герцоги сидят впереди. Если я буду присутствовать, то сяду несколько дальше, — сказал Уилл. — Но, думаю, заговорщикам будет трудно пронести бомбу в палату.

— Совсем не трудно, если главным заговорщиком является лорд, — сказал Маккензи, снова подставляя Кири кружку. — Пора мне, пожалуй, объяснить, в чем тут дело. Руперт Суиннертон и лорд Фендалл являются единоутробными братьями, а их мать была сестрой матери Жозефа Фуше.

Уилл тихонько присвистнул:

— Тогда это многое объясняет.

— Слава Богу, что мы сможем вовремя добраться до Лондона, арестовать заговорщиков и посадить их под замок до открытия сессии.

Кири закусила губу.

— Открытие сессии состоится завтра.

Маккензи поперхнулся чаем.

— Проклятие! В этой пещере я потерял счет времени. Необходимо немедленно возвращаться в Лондон!

— Расскажи нам все, что удалось узнать, пока мы допиваем чай, — сказал Уилл. — Потом мы доберемся до Дувра и наймем там самую быструю центовую карету, какую сможем найти. Основная церемония начнется около полудня, так что времени у нас будет достаточно.

— Но его нельзя тратить попусту, — мрачно заметил Маккензи. — Слушайте, что мне удалось узнать.

Глава 40

Они преодолели расстояние до Лондона с максимальной скоростью. Уилл, который, судя по всему, обладал способностью видеть в темноте, сам взял в руки вожжи, когда форейтору сидевший на передней лошади наемной упряжки, оказался противником лихачества на дорогах.

Кири и Маккензи ехали в маленьком экипаже. Измученный всем произошедшим, Маккензи заснул, свернувшись и положив голову на плечо Кири. Она нежно гладила его по волосам и думала о том, как ей дорог этот человек.

Что за странный, что за безумный месяц она прожила! Находясь в гостях в семье Годфри Хичкока, она подыскивала себе мужа, но не нашла ни одной мало-мальски приемлемой кандидатуры. Теперь она обнаружила, что есть на свете служение стране, есть страсть и приключения. Разве можно теперь вернуться к прежней пресной жизни? Кроме изготовления духов, ей нужны и другие занятия.

Кири удалось немного вздремнуть, держась одной рукой за ручку дверцы, чтобы не упасть с сиденья, и положив другую на плечо Маккензи. Так или иначе, скоро все будет кончено.


Мак проснулся окоченевший и не сразу сообразил, что происходит. Он увидел, что Кири лежит, свернувшись калачиком и прижавшись к нему, а экипаж мчится по ухабистой дороге. Оба они укрыты серой попоной, предохранявшей их от сквозняков.

Мгновение спустя ему вспомнилось все, что произошло. Поездка в Дувр, где они наняли экипаж, — оказавшись в нем, он чуть не потерял сознание от изнеможения. Ему смутно припомнилось, как они останавливались и меняли лошадей. Как Уилл сказал форейтору, что сам сядет за кучера. Хотя Уилл был человеком покладистым, но если он хотел что-то сделать по-своему, то именно так оно и делалось.

Было утро, хотя определить, который час, было невозможно, потому что небо заволокло тяжелыми тучами и моросил дождь. Мак посмотрел в окошко. Судя по всему, они уже находились неподалеку от южной части Лондона. А в его объятиях спала Кири — невероятно красивая, несмотря на круги под глазами и взлохмаченные волосы.

Тогда в пещере он было подумал, что утонул и вознесся на небеса, когда, проснувшись, увидел сначала Уилла, а потом Кири. То, что старший брат примчался, чтобы спасти его, Мака не удивило, потому что Уилл всегда был самым верным человеком в его жизни, который никогда не бросал в беде друга.

Но Кири — другое дело. Она женщина знатного происхождения, титулованная леди. Многие ли из таких женщин готовы мчаться через половину Англии в темную непогожую ночь потому лишь, что такой парень, как Мак, мог оказаться в беде? А многие ли смогли бы отыскать логово контрабандистов практически в темноте? Уилл никогда не нашел бы туда дороги без указаний Кири.

С необычайной нежностью он поцеловал ее в лоб. Трудно представить себе жизнь без нее, но еще труднее представить себе возможность быть вместе навсегда. Сейчас их драгоценное совместное время жизни на исходе, он никогда не забудет, какой необыкновенной была Кири и как ему повезло, что на его долю выпал счастливый шанс — любить ее.

Она пошевелилась, открыла сонные глаза, с милой интимностью сунула руку под его плащ и проговорила:

— Кровати значительно удобнее!

Он усмехнулся:

— Ты хочешь сказать, что я не так хорош, как матрас?

— Не расстраивайся, у тебя есть свои положительные качества, — сказала она, поблескивая озорными глазами из-под темных ресниц. — Который час? Где мы находимся?

— Въезжаем в Лондон. Точное время назвать не могу, мои часы украл Говард, но думаю, что мы доберемся до Вестминстера за пару часов до начала церемонии.

— Хорошо, — сказала Кири, с удовольствием потянулась и зевнула, прикрыв рот рукой, как подобает леди. — Как ты думаешь, у нас будет возможность переодеться в более приличную одежду?

Конечно, было бы легче убедить представителей королевской семьи о грозящей им опасности, будь у них более презентабельный вид, однако, подумав мгновение, он покачал головой:

— Это займет слишком много времени.

— Мы не можем рисковать, — согласилась она, печально посмотрев на свой забрызганный грязью плащ и разделенную на две штанины юбку для верховой езды, — Интересно…

Закончить предложение она не успела — послышался треск сломавшейся оси.

— Берегись! — крикнул он, прикрывая своим телом Кири. Экипаж, съехав с дороги, завалился набок и опрокинулся, со страшной силой ударившись о землю. Мак подумал, что принц-регент и его дочь, кажется, обречены.

Кири обнаружила, что из Маккензи все-таки получился весьма приличный матрас. Защищенная его телом, Кири испытала потрясение, но обошлась без повреждений. Когда всякое движение кареты прекратилось, Кири услышала дикое ржание испуганных лошадей и скрип колес, вращавшихся теперь в воздухе.

Высвободившись из оберегающий рук Маккензи, в ужасе увидела кровь, текущую из раны у него на голове — при падении он ударился об оконную раму.

— Маккензи, ты можешь говорить? Ты сильно ранен?

Он открыл глаза и поморгал, фокусируя взгляд на ее лице.

— Что-то с головой… Но кажется, ничего не сломал. А как ты? Как Уилл?

— Со мной все в порядке. Сейчас перевяжу рану на твоей голове и потом проверю, как там Уилл, — сказала она, умудрившись улыбнуться дрожащими губами. — Не хочу, чтобы ты, увидев собственную кровь, потерял сознание.

— В таком случае я закрою глаза.

Открыв одну из седельных сумок Уилла, Кири нашла в ней чистую рубаху. Потом достала из ножен, пристегнутых к ноге, свой нож, разрезала на полосы рубаху и промокнула кровь, пропитавшую его волосы, — обнаружилась рваная рана, к счастью, не слишком глубокая.

По возможности очистив рану от крови, она приложила к ней лоскут материи и дважды обвязала его полоской ткани вокруг головы.

— Пока этого достаточно. Посмотрю, как там Уилл.

— Скорее! — воскликнул Маккензи и попытался сесть.

Кири снова уложила его.

— Полежи спокойно несколько минут. Иначе ты можешь упасть.

— Наверное, ты права, — сказал он, вздохнув. — Но прошу тебя, поторопись, посмотри, как там Уилл, и сразу же скажи мне.

— Конечно, — пообещала она.

Поднимаясь, она налегла на правую дверцу, экипаж снова накренился и встал на все четыре колеса.

— Ну вот, я теперь в сидячем положении, — пошутил Мак.

— Прошу тебя, посиди спокойно еще несколько минут, — попросила она. — Нам не нужно, чтобы снова открылось кровотечение.

— Это ты правильно говоришь, — пробормотал он.

Прихватив с собой остатки разорванной рубахи, Кири спрыгнула на землю. Лошади уже успокоились благодаря усилиям форейтора, который, когда экипаж сломался, остался сидеть верхом на головной, лошади в упряжке.

— С вами и тем джентльменом все в порядке, мисс? — встревоженно спросил он.

— Более или менее, — ответила она, тревожно оглядываясь вокруг. — А как майор Мастерсон?

— Он вон там, мисс. Я еще не успел посмотреть, что с ним, надо было успокоить лошадей.

Взглянув в ту сторону, куда он показал, Кири закусила губу. Уилл, сброшенный с места кучера, лежал на боку на грязном поле, не двигаясь. Кири подбежала к нему и опустилась на колени.

— Уилл, вы можете разговаривать? Вы ранены?

Он сделал глубокий вдох и перевернулся на спину.

— Все не так уж плохо. Грязь оказалась хорошим амортизатором. — Он осторожно потрогал левое предплечье и охнул от боли. — Судя по всему, у меня либо трещина в плече, Либо это перелом.

— Маккензи, с твоим братом все в порядке! — крикнула Кири и добавила: — Почти. — Потом обратилась к Уиллу: — Уилл, частью вашей чистой рубахи я перевязала рану на голове вашего брата, а остальное пущу на перевязь для вашего предплечья. Вы сможете сесть, если я вам помогу?

— Возможно. — Он довольно скептически взглянул на нее, но она ловко подхватила его под здоровое плечо и помогла ему приподняться. От боли он резко втянул воздух сквозь стиснутые зубы, — А вы сильная, леди Кири.

— Это потому, что не такая уж я леди. Позвольте мне снять плащ с вашей левой руки. — Перевязывая его, она начала болтать с ним о том о сем, чтобы он не сосредотачивался на своей боли. — Скажите, отчего сломалась ось.

— Я так не думаю. Дорога была сравнительно ровной, без больших рытвин и ухабов. — Он поморщится, когда она принялась снимать с него плащ. — Возможно ось была уже надтреснута, а ехали мы быстро, вот она не выдержала.

Когда они сняли левый рукав его плаща, Уилл был в поту, а Кири — на грани истерики. Не желая еще раз подвергать его такому, истязанию, она перевязала его левое плечо поверх рукава форменного пиджака, решив, что позднее его руку посмотрит настоящий костоправ.

— Где вы научились врачевать людей? — спросил он.

Когда она помогла ему надеть плащ, он поморщился от боли, но было слишком холодно — без теплого плаща не обойтись.

— В детстве я часто наблюдала, как работает полковой хирург. Когда рана была действительно страшной, меня обычно прогоняли, но в остальных случаях мне позволяли наблюдать и учиться.

Из экипажа появился Маккензи. Он держался за дверцу чтобы не упасть, но в целом выглядел неплохо.

— Я доскачу верхом до следующего постоялого двора и вернусь с двумя хорошими пароконными экипажами. Мы не можем ждать, пока кузнец починит ось.

Действительно, до начала церемонии оставалось очень мало времени.

— Всего два пароконных экипажа?! — воскликнула Кири. Неужели ради ее безопасности он намерен оставить ее здесь? Да как он смеет предполагать, что?..

— Уилл не может ехать верхом со сломанной рукой, — пояснил Маккензи. — Пока мы доедем до Вестминстера, он успеет побывать у хирурга.

— Мне приходилось ездить на более далекие расстояния в гораздо худшем состоянии, — возразил его брат. — Мы должны ехать все вместе. Не забудьте, что я пэр и имею право присутствовать на церемонии. Мне будет легче, чем вам, все объяснить в парламенте. Если вы поможете мне сесть на лошадь, я вам гарантирую, что смогу держаться в седле.

— Он прав, — сказала Кири.

Наблюдая, как форейтор выпрягает из упряжки лошадь для Маккензи, она подумала: а что, если они прибудут в Вестминстерский дворец как раз в тот момент, когда взорвется бомба?

Она была сыта по горло приключениями.

Глава 41

Путь до Лондона они проделали на хорошей скорости, но по мере приближения к Вестминстерскому дворцу скорость пришлось сбавить: улицы были запружены толпами людей.

— Хорошо еще, что мы едем верхом, — сказал Мак.

Церемония открытия сессии парламента, несмотря на плохую погоду, собрала массу народа, и, будь они в экипаже, они намертво застряли бы в пробке. К лошадям по крайней мере относились уважительно, и они могли продвигаться быстрее, чем если бы передвигались в экипаже или шли пешком. Хотя и не намного.

Кири ехала за Маком: настоящая королева-воительница — непреклонная, решительная. Каждый, кто ее видел, понимал, что она королевских кровей. С лицом, посеревшим от боли, Уилл замыкал шествие. Несмотря на сломанную руку, он по пути в Лондон ни разу не замедлил скорости.

Они свернули за угол и находились теперь совсем рядом с дворцом. Солдаты почетного караула выстроились по обе стороны пути следования суверена. Уилл нахмурился, взглянув на королевский штандарт, развевающийся над дворцом на сыром ветру.

— Члены королевской семьи прибыли, и официальная церемония вот-вот начнется. Пора мне брать инициативу в свои руки.

Двигаясь с осторожностью, он направил свою лошадь сквозь толпу. Один из мужчин, посторонившись, заорал:

— Что, черт возьми, ты о себе возомнил, если лезешь вперед?!

— Да, мы ждем здесь под дождем все утро! — поддержал его другой.

— Послушайте, уж не Деймиен ли это Маккензи, про которого говорили, что он умер несколько недель назад?

Кири громко крикнула, перекрывая их голоса:

— Мы здесь по делу безопасности принцессы Шарлотты-Августы! Пожалуйста, пропустите нас! Это совершенно неотложное дело!

Прелестное личико и умоляющие глаза Кири не могли не тронуть сердца.

— Давайте пропустим девушку и ее приятелей, — сказал кто-то. — Может быть, они ловят французских шпионов.

Последовал взрыв смеха, но толпа все-таки расступилась, очистив дорогу лошадям. Они подъехали ко входу во дворец. Военные стражники окружали здание со всех сторон.

— Мы здесь по делу величайшей важности! — гаркнул Уилл таким голосом, которым командуют на парадах. — Позвольте нам пройти!

— Сэр, я получил указания, — неуверенно сказал капрал.

— А я их отменяю! — рявкнул Уилл.

Почувствовав власть, солдаты расступились и пропустили троих всадников. Они быстро спешились, и Кири сказала:

— Я иду в палату. Как женщина, я могу ближе подойти к принцессе.

Мак, помогавший Уиллу слезть с лошади, подумал, что у него остановится сердце.

— Кири, прошу тебя, не ходи туда! Бомба может взорваться в любой момент!

— Не говори глупостей, Деймиен. — Она одарила его бесшабашной улыбкой, напомнившей ему, что она воительница, а также и королева. — Почему только мужчинам дозволено умирать за свою страну?

Она оставила свою лошадь на попечении одного из стражников и поднялась по ступеням.

К ней подошел армейский капитал с суровым лицом и прищурившись, с подозрением спросил:

— Что все это значит?

Уилл, как подобает офицеру, расправил плечи.

— Я майор лорд Мастерсон, и у нас есть веские основания предполагать, что может быть предпринята попытка взорвать палату лордов.

Капитан взглянул на него с оскорбленным видом.

— Дворцовый страж обыскивает подвалы ежегодно, начиная с тысяча шестьсот пятого года. Никаких бочек с порохом там не обнаружено.

— Бомба заложена в мешке с шерстью, а в подвал выведен только огнепроводный шнур, — коротко объяснил Мак. — Вы могли бы поклясться, что дворцовый страж заметил бы такую штуку?

— Пожалуй… нет, — побледнев, сказал капитан.

— Сейчас мы пройдем прямо в подвал, — сказал Уилл, входя в здание. — Я являюсь членом палаты лордов и одновременно армейским офицером, и у меня есть идея, где именно нам следует искать шнур.

— А я знаю, кто подожжет этот шнур, — добавил Мак, шагая рядом ей своим братом и мысленно молясь всем святым о том, чтобы они не опоздали.


Подходя к палате лордов, Кири мысленно призывала на помощь всю самоуверенность своих королевских индийских предков. Она королева, выполняющая важную миссию, от которой зависела жизнь или смерть, и никому, не дозволено ее остановить.

Одетый в яркий костюм привратник, стоявший перед массивной двустворчатой дверью, жезлом преградил ей путь.

— Стой! В палату лордов входа нет!

Она возмущенно посмотрела на него.

— Я леди Кири Лоуфорд, сестра герцога Эштона и приближенная принцессы Шарлотты. Мне необходимо срочно поговорить с ее королевским высочеством, и вы позволите мне пройти!

Прежде чем стражник успел решить, пропустить ее или преградить ей путь, Кири с силой отвела жезл в сторону и шагнула в просторный холл. Она увидела знакомые лунообразные окна под высоким потолком и великолепные гобелены на стенах.

Когда Адам показывал палату членам своей семьи, она была пуста, Если не считать привидений лордов прошлых лет. Сейчас она была до отказа заполнена лордами в алых мантиях с горностаевой отделкой и подтянутыми политическими деятелями, а также членами палаты общин. Члены парламента собрались в палате лордов, чтобы заслушать королевское обращение, так как по традиции суверену не полагалось входить в палату общин.

Принц-регент сидел в дальнем конце палаты, и его резной позолоченный трон не уступал по великолепию его массивному телу в роскошном одеянии. Принцесса Шарлотта пристроилась ниже трона на ярко-красном квадратике мешка с шерстью, с нетерпением оглядывая помещение в ожидании начала церемонии. Если взорвется бомба, она и ее отец будут убиты моментально.

Кири свернула в левый проход между рядами, чувствуя на себе многочисленные взгляды. Лорд Ливерпулл, премьер-министр, подал знак стражникам, чтобы ее остановили. Кири увернулась от первого стражника и незаметным движением уложила на пол второго.

Когда она приблизилась к мешку с шерстью, принцесса Шарлотта увидела ее, и лицо ее озарилось радостью. Она поднялась ей навстречу.

— Леди Кири! Что случилось? — Шарлотта жестом приказала стражникам уйти. — Это связано с тем, что вы со мной обсуждали?

Благодаря судьбу за то, что принцесса столь догадлива, Кири сказала:

— Именно так, ваше высочество. — Она понизила голос: — Отсюда следует немедленно всех удалить. Прошу вас, пойдемте со мной.

Не успела Шарлотта ответить, как премьер-министр и принц-регент обратились к ней.

— Что все это значит?! — грозно пророкотал принц.

Кири опустилась на одно колено, изображая абсолютное послушание. Как обращаться к принцу-регенту: высочество или величество? — думала она. Решив, что каши маслом не испортишь и что чем выше титул, тем лучше, она тихо сказала:

— Ваше величество, я должна сообщить вам о заговоре предателей. Нам известно, что прямо в этой палате спрятана бомба, которая может взорваться с минуты на минуту.

Пока премьер-министр и принц-регент ошеломленно смотрели на нее, рядом с ней появился ее брат. Она не заметила его раньше в море алых бархатных одеяний, но, будучи герцогом, он сидел в переднем ряду, всего в нескольких шагах от нее.

Взяв Кири под руку, Адам помог ей подняться.

— Это моя сестра, леди Кири Лоуфорд. Она помогала раскрыть заговор государственных изменников. Если она говорит, что здесь, возможно, заложена бомба и всех присутствующих следует удалить из зала, я ей верю.

— Ваша сестра, вы говорите? — Принц-регент перевел удивленный взгляд с Адама в полном парадном одеянии пэра Англии на Кири, чья юбка для верховой езды была не только забрызгана грязью, но и испачкана кровью Маккензи. — У вас одинаковые глаза. Ну что ж, Ливерпулл, выводите всех из палаты, а мы пока решим, насколько обоснованы слова леди Кири. Шарлотта, идем со мной.

Принцесса Шарлотта выглядела скорее взволнованной, чем испуганной.

— Да, папа, — сказала она и вышла из палаты вместе с отцом через неприметную дверь возле трона.

Кири испытала такое облегчение, что силы едва не оставили ее, однако Адам все еще поддерживал ее.

— Насколько велика вероятность того, что бомба действительно заложена? — тихо спросил он.

— Очень, очень велика. Главным заговорщиком является лорд Фендалл, а он имеет доступ в палату лордов. — Она содрогнулась. — Они планировали заложить бомбу внутрь мешка с шерстью.

Адам в ужасе уставился на мешок с шерстью.

— Фендалл… Я почти не знаю его, но если бы мне предложили составить список наиболее вероятных предателей в этой палате, его фамилия была бы первой. Но мы поговорим об этом позднее, а сейчас давай покинем палату.

Кири обвела взглядом места, на которых сидели супруги пэров.

— Мария здесь?

— Слава Богу, ее нет. Она не очень хорошо чувствует себя.

Окинув взглядом спешащих к выводу людей, Адам повел Кири к той двери, за которой скрылись принц и принцесса, поскольку она была расположена ближе и возле нее не волновалась толпа.

Когда они отошли от мешка с шерстью, Кири вдруг похолодела от ужаса, почувствовав кислый запах горящего пороха, который ни с чем не спутаешь.


Пока шел обыск подвальных помещений Вестминстерского дворца, Мака не оставляло волнение. Шнур должен был находиться под палатой лордов, но было трудно не заблудиться в массе темных коридоров и пыльных комнат, набитых старой мебелью, пачками документов и какими-то с трудом определимыми предметами.

— Зачем здесь эти связки каких-то деревянных галок? — спросил он, заглянув в первую комнату, когда они спустились в подвальное помещение.

К ним присоединился пожилой сторож, с трудом поспевавший за молодыми мужчинами.

— Это счетные палочки, сэр. Их использовали вместо счетов для людей, которые не умели читать и писать. Они изготовлены из вяза. На палочке сделаны зарубки, означающие фунты и пенсы. Потом палочку расщепляют пополам, и одна половина идет кредитору, а другая — должнику. Расписка в получении, так сказать. — Старик мягко улыбнулся. — У нас имеются счетные палочки, которыми пользовались еще в четырнадцатом, а может, даже в двенадцатом веке.

Мак в ужасе уставился на огромные связки древесины. Ведь если взорвется бомба, весь этот дворец сгорит, ко всем чертям!

— Сюда, пожалуйста, — сказал Уилл, освещая впереди, поскольку бывал здесь раньше и умел хорошо ориентироваться. Мак и капитан шли за ним следом, а сторож, в руке которого тоже был фонарь, замыкал шествие.

Они шли очень быстро и вскоре оказались у длинного, коридора, по обеим сторонам которого виднелись одинаковые двери.

— Сейчас мы находимся как раз под палатой лордов, не так ли? — спросил Уилл.

— Именно так, сэр, — подтвердил сторож. — Здесь расположена дюжина кладовых.

— Значит, придется обыскивать каждую из них, — сказал Уилл.

Сторож и капитан начали обыск с ближайшего конца коридора, а Уилл прислонился к стене и закрыл глаза. Лицо его было влажным от пота.

Мак, нахмурив брови, прошел в конец коридора, откуда тянуло слабым запахом гари. С тех пор как он познакомился с Кири, Мак стал гораздо серьезнее относиться к тому, что подсказывает обоняние, и ему показалось, что его нос уловил слабый запах горящего пороха.

Запах стал сильнее, и он ускорил шаги. Прямо над головой он услышал шум, напоминающий звук шагов.

Моля Бога, чтобы люди успели покинуть палату, он подошел к последней двери по левой стороне коридора. Из-под двери виднелась полоска света, похоже, источник запаха находился в этой комнате. Пожалев, что у него нет при себе оружия, Мак распахнул дверь и отпрянул в сторону, чтобы не стать мишенью.

В комнате находился Суиннертон. С улыбкой удовлетворения он смотрел на длинный огнепроводный шнур, свисавший из отверстия в потолке. Пламя медленно взбиралось по шнуру. Но Суиннертон не торопился уходить — ему хотелось посмаковать ощущение надвигающейся катастрофы.

Услышав, как открылась дверь, Суиннертон повернулся и стремительно выхватил пистолет.

— Черт возьми! Маккензи! — удивленно воскликнул он. — Так ты жив?!

Мак влетел в комнату, перекувырнулся через голову, рассчитав свою траекторию движения таким образом, чтобы выбить ногой пистолет из руки Суиннертона.

Он остановился под свисающим шнуром, вскочил на ноги и, подпрыгнув, ухватился за шнур выше горящей части. Повиснув на шнуре всем телом, он выдрал его из бомбы, спрятанной в помещении наверху.

Горящую часть шнура Мак швырнул в физиономию Суиннертона.

— У меня, словно у кошки, семь жизней, — сказал он, переводя дыхание. — Я уже прожил четыре или пять из них, еще осталось достаточно, чтобы разделаться с тобой.

Суиннертон, ругаясь, отшатнулся от горящего шнура.

— Будь ты проклят! Это был идеальный план. Я стал бы богачом, герцогом Франции. Если бы не ты!

Мак подобрал с пола пистолет, взвел курок и прицелился.

— Это был глупый план. Неужели ты в самом деле думаешь, что, если взорвать половину членов правительства и пэров, это заставит Англию заключить мир? Ты просчитался, Суиннертон. И теперь, хотя и с опозданием, получишь справедливое возмездие за убийство Гарриет.

Суиннертон понял, что проиграл. В его глазах пылала ненависть. Опустив руку в карман, он стремительным движением извлек гранату размером с кулак.

— Может быть, и так. Но ты умрешь вместе со мной! — Он поднял с пола догорающий кусок шнура, собираясь поджечь взрыватель гранаты. — Гнить тебе в аду, сукин сын!

Но Мак опередил его и выстрелил в Суиннертона. Увы, пистолет дал осечку. Выругавшись, он швырнул его в Суиннертона и выскочил из комнаты, захлопнув за собой дверь.

Пока он бежал по коридору к Уиллу и остальным, в комнате позади него прогремел взрыв. Мака сбило с ног, но он автоматически сгруппировался и перекувырнулся.

Уилл, который двигался быстрее других, несмотря на свою травму, подбежал к нему первым. Мак лежал на спине и ловил ртом воздух.

— Что, черт возьми, произошло? — спросил Уилл, опускаясь на колени возле Мака и разглядывая разнесенную в щепки дверь. — Для бомбы в мешке с шерстью это слишком слабый взрыв.

Мак, упершись в пол руками, сел и, скрестив на коленях руки, опустил на них голову. Боже милосердный! Ведь там, наверху, была Кири! Что, если бы он не успел вовремя? Хорошо еще, что эта мысль пришла ему в голову только сейчас.

— В этой подвальной комнате находился Суиннертон, он поджег огнепроводный шнур, который уходил сквозь отверстие в палату. — Мак снова глотнул воздуха. — Когда я выдернул из бомбы шнур, он извлек из кармана премиленькую гранату, которая в два счета послала бы в преисподнюю нас обоих.

Капитан подошел к искореженной двери и заглянул внутрь. Торопливо отвернувшись, он сказал:

— Кто бы это ни был, ему уже никогда не придется взрывать гранаты.

Уилл встал и помог Маку подняться.

— А что с огнем?

Сторож заторопился наверх и принес ведро, наполненное песком на случай пожара.

— Вот! — сказал он, подавая ведро капитану, который высыпал песок в комнату.

— Неплохая идея, но этим пожар не потушишь, песка надо побольше, — сказал капитан.

— Оставим их решать свои хозяйственные вопросы, — сказал брату Мак. — Я хочу подняться наверх и убедиться, что Фендалл не удрал под шумок.

Губы Уилла едва заметно дрогнули в улыбке, и он, повернувшись, направился к выходу из подвала, бросив на ходу:

— Неужели после всего этого мы не имеем права свалиться с ног?

Мак очень надеялся, что они это право имеют.

Глава 42

Взрыв в подвальном помещении заставил замолчать удивленную и требующую объяснений толпу, которую вынудили покинуть палату лордов. Кири с замиранием сердца ждала, что с минуты на минуту вся палата за их спинами взлетит на воздух, но ничего не произошло.

— Должно быть, нам удалось предотвратить основной взрыв, — сказал Керкленд.

Он приехал на открытие, хотя еще не вполне оправился после приступа лихорадки. На фоне ярко-красной мантии его кожа казалась белой как мел.

— Эштон, как ты думаешь, где может быть лорд Фендалл?

Эштон, прищурив глаза, окинул взглядом возбужденных аристократов и сказал:

— Вон он! Возле двери.

Фендалла отделяли от них несколько ярдов. Он яростно пытался пробиться сквозь толпу.

— Нельзя дать ему уйти! — прошептала Кири, вдохновленная возможностью поймать человека, эгоистичные амбиции которого чуть не привели к страшной катастрофе.

Она и ее брат, пробравшись сквозь толпу, нагнали его уже возле выхода из здания.

— Прошу прощения, лорд Фендалл, но вы должны дать свидетельские показания по этому делу, — сказал Адам вкрадчивым тоном. — Взрывать палату лордов просто неприлично.

Фендалл круто повернулся. Хищное выражение его лица очень напоминало физиономию Суиннертона. Увидев, что к нему приближаются Адам и Кири, он сделал шаг вперед, схватил ее и отступил.

— Вам меня не остановить!

Это была его ошибка. Последняя. Сделав какое-то движение ногой и заломив его руку, Кири отправила Фендалла прямо к своему брату.

Адам сделал какое-то очень быстрое движение — Кири даже не заметила, что произошло, — и барон оказался лежащим на полу, а шея его была повернута под таким углом, под каким живому человеку повернуть ее невозможно. Его алая бархатная мантия раскинулась вокруг него, словно пролитая кровь.

— Тебе не следовало нападать на мою сестру, Фендалл, — тихо сказал Адам.

Кири вспомнилось, как Маккензи называл ее брата одним из самых опасных людей в Англии. Тогда она этому не поверила, зато поверила сейчас. Возможно, смерть Фендалла была несчастным случаем, но она не стала бы клясться, что это именно так.

К ним торопливо подошел герольдмейстер Черного жезла[3].

Глаза у него были несколько ошалевшие: впервые на его памяти было нарушено то, чему следовало быть торжественной церемонией.

— Принц-регент желает поговорить с вами обоими. Следуйте за мной, — сказал он.

Моля Бога, чтобы Маккензи и Уилл остались целыми и невредимыми после взрыва в подвале, Кири последовала за Черным жезлом сквозь толпу. Адам шел за ней следом. Их привели в ближайшую палату для аудиенций.

Принц-регент, все еще облаченный в свое великолепное официальное одеяние, сидел на резном стуле с высокой спинкой, напоминавшем трон. Принцесса Шарлотта сидела рядом с ним. Увидев Кири, она радостно улыбнулась.

Был здесь и Керкленд. По-видимому, для того, чтобы объяснить, что, черт возьми, происходит. Кири и Адам вошли в дверь, а из противоположной двери появились Маккензи и Уилл в сопровождении другого должностного лица.

Кири улыбнулась при виде братьев, ее глаза отразили все то облегчение, которое она испытала, увидев, что они живы, но не сказала ни слова, поскольку была уверена, что не должна говорить, пока к ней не обратятся. Маккензи выглядел еще более помятым и нереспектабельным, чем прежде. Но его ответная усталая улыбка заставила затрепетать все ее тело.

Принц-регент выпроводил второе должностное лицо, но оставил Черного жезла. Адам тихо объяснил Кири, что Черный жезл отвечает за безопасность палаты лордов, а также за проведение церемоний.

Но на этот раз он не выполнил своей обязанности. И, судя по грозному выражению лица принца-регента, ему грозили серьезные неприятности.

Мак настороженно наблюдал за принцем-регентом. Этот человек несколько раз бывал в «Деймиене», и у Мака сложилось о нем вполне определенное впечатление. Он мог быть непостоянным, любезным, мелодраматичным, очаровательным, своенравным, словно избалованный ребенок, а временами даже добрым. Оставалось надеяться, что сегодня проявятся его лучшие качества.

Принц отметил непрезентабельный внешний вид Мака, Уилла и Кири, болезненный вид Керкленда, который, измученный болезнью и переживаниями, едва держался на ногах.

Переводя взгляд с одного на другого принц проговорил:

— Маккензи, вы кажетесь поразительно активным для мертвеца. Керкленд, вы и ваши люди заслуживаете похвалы за то, что остановили заговорщиков, не допустили катастрофы, хотя могли бы сделать это и пораньше, не в последний момент.

— Работа разведчика во многом зависит от везения, сэр, — ответил Керкленд.

Принц нахмурился:

— Вам удалось отрубить змее голову? Я сыт по горло этими покушениями на убийство со стороны французов.

— Все произошло так быстро, Что я и сам не знаю всех деталей, — ответил Керкленд. — Мистер Маккензи, леди Кири Лоуфорд и лорд Мастерсон могут рассказать об этом подробнее. — Он взглянул на Мака и Уилла, привлекая их к участию в разговоре.

— Лучше всех эту историю знают мой брат и леди Кири, — сказал Уилл (он едва держался на ногах, потому что боль в сломанной руке все усиливалась, но ведь нельзя же сесть в присутствии принца, если тебе этого не предлагают). — Они в течение нескольких недель разыскивали главаря заговорщиков, а я вернулся с Пиренейского полуострова всего два дня назад.

Мак сделал глубокий вдох, пытаясь сообразить, как объяснить все коротко и ясно. Принц был печально известен тем, что не любил надолго сосредоточивать свое внимание на одном, предмете, тем более что основные подробности заговора были уже ему известны.

— Леди Кири и я начали расследование: после попытки похищения принцессы Шарлотты, — сказал он. — Мы только что вернулись из Кента, где узнали, что похитителей возглавляли лорд Фендалл и его единокровный брат Руперт Суиннертон, а они являются двоюродными братьями Жозефа Фуше по материнской линии. Очевидно, целью заговора было восстановление Фуше у власти, а для того, они считали, необходимо ослабить Британию, чтобы она пожелала заключить мирный договор.

Принц удивленно поднял брови.

— Болваны! Так это была затея Фендалла?

— Да. А Суиннертон должен был организовать взрыв. Очевидно, Фуше пообещал своим кузенам огромное богатство и власть в случае удачи заговора.

— Суиннертона схватили?

— Я застал его, когда он пытался взорвать бомбу, спрятанную под мешком с шерстью, — ответил Мак. — Я удалил огнепроводный шнур. Возникла борьба, и он погиб от взрыва небольшой гранаты.

— Это был тот взрыв в подвале, который мы слышали? — спросил Керкленд.

Мак кивнул.

— Он хотел, чтобы от взрыва погибли мы оба, но ему удалось убить только себя, — сказал Мак.

Кири и Керкленд поморщились, услышав его слова.

— Жаль, — холодно заметил принц. — Я хотел бы, чтобы этого человека четвертовали за государственную измену. А что с лордом Фендаллом?

— Я не знаю, где он сейчас находится, — ответил Мак. — Думаю, осознав, что заговор провалился, он сбежал так что, если немедленно организовать поиск, его можно будет поймать.

Правда, доказать вину Фендалла будет нелегко. Единственным доказательством его вины были показания с чужих слов. Если он не дурак и сумеет сохранить самообладание, Фендалл мог и не покидать Вестминстерский дворец. Вероятно, он станет отрицать, что ему что-либо известно о заговоре, или переложит всю вину на брата, которого уже не допросишь.

Эштон тихонько откашлялся. Он и его сестра стояли бок о бок и были удивительно похожи друг на друга — потрясающе привлекательные, темноволосые, зеленоглазые. Сдержанные. Опасные.

— Если вы позволите мне вмешаться в разговор, ваше величество, я хотел бы сказать, что лорд Фендалл не сбежал, — проговорил герцог. — Когда леди Кири сказала мне, что он возглавлял заговор, мы бросились за ним, чтобы не позволить ему убежать из дворца. К сожалению, он упал и умер от полученных повреждений.

— Как это произошло? — спросил Уилл с понимающим видом.

— Это моя вина, — сказал Эштон с притворным сожалением. — Фендалл набросился на мою сестру. Я попытался оттащить его от нее, а он упал и сломал себе шею.

П