Нина Сагайдак (fb2)

- Нина Сагайдак (пер. Павел Анатольевич Судоплатов) 2.37 Мб, 151с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Дмитрий Алексеевич Мищенко

Настройки текста:




Нина Сагайдак

Запев

Больная, видимо, спала, не слышала, как отворилась дверь и в палату вошли люди. Она проснулась от сердитого бормотанья сестры, объяснявшей, что девочка слаба еще, ей не до гостей.

Возможно, Нина и не узнала бы паренька, которого загораживала сестра, потому что, когда она открыла глаза, посетители выходили из палаты. Но, увидев рядом с ним доктора Павловского, сразу догадалась, кто навестил ее.

— Жора! — позвала она слабым голосом.

Паренек обернулся.

— Добрый день, Ниночка! А мы уже собрались уходить. Видим, ты спишь и не посмели тревожить.

— Где там «не посмели», — улыбаясь, но все же досадливо отозвался доктор. — Пришли и разбудили самым настоящим образом. Ну, раз уж так случилось, поговорите, а я пойду по своим делам. Только недолго, и пусть говорит Жора. Ему есть что сказать. Я, наверно, и не разрешил бы этой встречи, если бы он не признался, что виноват перед тобой и хочет просить прощения.

Нина улыбнулась:

— Я не помню, в чем он виноват…

— А вот он напомнит тебе, — кивнул Павловский на своего сына и, выходя, добавил: — Смотрите только не поссорьтесь снова.

Жора несмело сел на стул возле кровати.

Нина обрадовалась гостю. Ведь она давно не была в школе, соскучилась по друзьям.

— Как там у нас в классе? Наверно, далеко ушли вперед?

— Ничего. Ты же хорошо учишься, догонишь. Только поправляйся быстрее.

— Видишь, как скрутила меня болезнь? Не знаю, скоро ли выйду из больницы.

— Теперь уже скоро, — смелее заговорил Павловский, глядя ей в глаза. — Отец сказал, что все пойдет на лад и слух полностью вернется.

— Какой слух? — не поняла Нина.

Жора растерялся. Неужели Нина не знает, что заболевание дало осложнение, что она плохо слышит. Может, не следовало об этом напоминать?

— Да… Это я так, — замялся он. — Мне показалось, что ты стала хуже слышать.

— Правда? — подняла на него глаза девушка. — Мне и самой так кажется, но я боюсь верить этому.

— И не верь! Говорю тебе: это только кажется.

Он стал подробно рассказывать, какого мнения о ее болезни доктор Павловский — опытный врач, уверяющий, что она выйдет из больницы совершенно здоровой.

Но Нина встревожилась, на глаза навернулись слезы.

Жора на минуту смущенно умолк, потом попытался отвлечь больную:

— Ты не забыла, Нина, нашу ссору?

— Какую ссору?

— Ну, тогда, накануне Первого мая, в клубе.

— Разве мы ссорились?

— Конечно! Ты заставила меня выйти на сцену первым, а я рассердился, потому что растерялся — не смог прочитать стихотворение и поссорился с тобой. Так вот… Пришел сказать, что больше не сержусь…

— Это было так давно, — невесело сказала Нина. — Я даже забыла. А ты не забыл. Видно, я тебя очень обидела тогда.

— Пустое!

— Я же не нарочно. Думала: ты смелый и всем нам покажешь, как надо держаться, а ты обиделся.

— Теперь уже нет. Слышишь, Нина, я тогда разозлился сгоряча. Теперь я понял, что был не прав.

— Вот и хорошо. Стало быть, мир?

— Ага. Я и пришел для того, чтобы помириться с тобой.

— Спасибо. Передай привет Вере Васильевне. И девчатам тоже. Скажи: пусть зайдут, если хотят меня повидать.

— Да они с дорогой душой, хоть сейчас готовы прийти. Но не пускают еще к тебе. Я сам едва уговорил отца.

Тут дверь распахнулась — в палату вошел доктор Павловский.

— Ну достаточно, Жора. Пора и честь знать, пойдем.

Паренек, попрощавшись, направился к двери и только у порога вспомнил, что у него под мышкой пакетик для больной. Он вернулся и положил его на тумбочку.

— Спасибо, — смутилась Нина, чувствуя, как горячая волна заливает ей лицо.

Она сама не знает, отчего так сконфузилась. Ведь каждый идущий в гости к больной обычно приносит какой-нибудь гостинец. Так уж повелось. А ей почему-то стыдно. Похоже, что и Жоре как-то неловко было. Вспомнил о пакете, когда уже собрался уходить из палаты. И растерялся-то как…

Смешной. Пришел мириться. Как будто между ними невесть какая ссора была. Но, хорошо, что пришел, проведал ее. Поговорили о друзьях, о школе — и сразу веселее стало, будто свежим ветром повеяло в палате. Вот только намек на глухоту тревожит. Как он сказал, Жора? Что слух вернется? Нет, нет, не так. Он сказал, что отец его твердо убежден в ее полном выздоровлении, что теперь все пойдет на лад. Значит… Значит, она не напрасно подозревала! Значит, все-таки она плохо слышит? Почему же об этом молчат врачи? Почему молчит мама? Не знает? Чем же объяснить тогда ее опасения, ее постоянную тревогу даже






MyBook - читай и слушай по одной подписке