Мир водной чаши (fb2)

- Мир водной чаши 149 Кб, 81с. (скачать fb2) - Владимир Панин - Евгений Александрович Белогорский (vlpan)

Настройки текста:



Мир водной чаши

Богат и славен шейх Омар аль-Джелалитдин, могучий правитель Кордовии, любимец всевышнего Аллаха. Обильны и плодородны его нивы и земли, богаты и красивы города и села находящиеся под его скипетром. Народ Кордовии послушен, прилежен и трудолюбив. С любовью возделывают кордовцы свои поля, выращивают скот, трудятся в своих мастерских, изготавливая поистине удивительные вещи. Трудно найти во всем мире более искусных и прилежных людей в их ремеслах. Все к чему прикоснулась рука этих мастеров сделано добротно, красиво и прослужит его хозяину не один добрый десяток лет.

Нет более расторопных и вездесущих купцов, чем купцы из Кордовии. Все рынки соседних стран буквально наводнены их товарами, которые знают и ценят каждый из покупателей, кто хоть раз приобрел их.

От этого обильна и полна казна шейха. Золото и серебро льются в неё широкой полноводной рекой, и нет ей конца. Зорко и верно охраняют её двери свирепые воины исавры со своими страшными кривыми клинками. Поговаривают, что их боится даже начальник стражи сам Алидада — железнорукий, гроза воришек и пройдох Кордовии. Только они иногда беспокоят покой честных жителей страны, строго зная грань, за которую не следует переступать. Всех остальных душегубов и разбойников давно истребили закованные в крепкую броню нукеры шейха, во главе с непобедимым валидом Сатахом.

Самые лучшие красавицы со всего света украшают гарем славного Омара. Сладко поют эти чудные гурии свои разноголосые песни, услаждая ими слух своего повелителя, зазывно танцуют они под бравурную музыку придворных музыкантов, плавно изгибая своими упругими бедрами и покачивая величественными прелестями, когда входит в свой сад утех и развлечений могучий шейх Кордовии.

Неземные ласки и сладкие утехи дарят они каждую ночь своему владыке, согревая и нежа его своими молодыми горячими телами на тончайших простынях необъятной кровати в спальне достославного Омара. От этих ночных утех каждый год, кто-нибудь из блистательных наложниц гарема приносит шейху свой плод его страстной любви, за который она получает от шейха богатый подарок и полную свободу, уступая свое место в гареме кому-то другому.

Мир и счастье, покой, и нега царят в стенах дворца славного владыки, плавно перетекая изо дня в день, из месяца в месяц. Ничто не властно нарушить это положение вещей так удачно сложившееся у шейха Омара. Никто не в силах поколебать благополучия и спокойствия славной Кордовии.

Ничто, кроме злейшего врага человечества под названием скука. Неизменно приходит момент, когда все радости и развлечения начинают надоедать и зеленый змей тоски, невидимый простому глазу, заползает в людскую душу и свивает там свое гнездо. Тогда уже ничто не радует взор несчастного, и то, что ранее вызывало радость, и веселье теперь только раздражает своей пресностью и однообразием. Неудержимо хочется чего-то иного, доселе неизведанного и непонятого. Многие правители стран и царств прошли сквозь подобные муки и очень мало из них благополучно излечились от ужасной хандры.

Однако недаром Омар аль-Джелатдин прозван народом любимцем всевышнего бога. От одного из странствующих мудрецов, столь часто посещающих дворец блистательного шейха в надежде получить от него милость и внимание, Омар получил в дар за свою благосклонность необычный подарок, который навсегда возвысил славного шейха над всем остальным родом человеческим. С помощью волшебной чаши наполненной небесной водой шейх может видеть в ней различные страны и города расположенные в далеких мирах разделенных пространством вечности. Перемещая по магическому кругу волшебную чашу воды, шейх Омар может менять свои диковинные видения, открывая для себя все новые и новые миры, знакомясь с их диковинными обитателями.

Надев на указательный палец правой руки волшебное кольцо, изготовленное из червленого золота неведомым мастером из другого мира, украшенное ярком синим камнем, в котором светиться могучий свет, может он по своему желанию открывать переходы между мирами и по мановению руки перенести выбранного человека из одного мира в другой. Для этого ему достаточно нацелить на него волшебный камень перстня, произнести нужное заклинание и человек помимо своей воли и желания, навсегда покидает свой мир, перемещаясь в специально выбранную владельцем волшебного артефакта для наблюдения страну.

Долгими часами, запершись в особой комнате своего великолепного дворца, под охраной верных нукеров забавляется великий шейх, созерцая забавные приключения своей живой игрушки. Весело смеется великий Омар над своими смешными проделками, полностью позабыв обо всем на свете. Иногда он берет в потайную комнату одну из своих наложниц, и тогда они вместе смотрят в волшебную чашу и делают ставки ценой в поцелуй на то, как справиться их герой стой или иной жизненной ситуацией.

В таком увеселении проходят дни и ночи правителя Кордовии, и зеленая скука более не донимает его своим присутствием. Если же выбранный шейхом человек гибнет или же его деяния начинают казаться великому правителю серыми и скучными то тогда славный шейх немедленно выбирает себе новую игрушку развлечения при этом, полностью забывая о своем прежнем объекте внимания, милостиво разрешая ему отныне жить самостоятельно.

Так уподобляясь всевышнему творцу, шейх капризно играет судьбами многих людей, имевших на свое несчастье случайно попасться на глаза правителю в волшебной чаше. Не принуждено веселиться Омар в своих покоях, отдаваясь всей душой новой забаве, позабыв извечную истину жизни, которая начертана на всех скрижалях человеческого бытия: «Все на этом свете проходит, и за все свои деяния неизменно приходится платить свою цену». Когда-нибудь это непременно случиться, а пока кольцо и чаша по воле шейха Омара меняют людские судьбы для услады души повелителя Кордовии.

Начало пути.

Только у берегов Малаги существует такой мягкий и упругий желтый прибрежный песок. Он не проваливался при ходьбе под стопой ноги, а твердо держал её, одновременно приятно поскрипывая под подошвой сапога молодого мужчины уверенной походкой шедшего на местный рынок невест. Этот рынок был специально выделен далеко за городскую черту, чтобы не омрачать славный торговый город своим недостойным присутствием. Зиндарские купцы приводят свой живой товар со всей сторон света всего лишь два раза в год и поэтому, мужчине надо было спешить, чтобы оказаться первым на этом празднике мужских желаний.

Жилистому и высокому Элу было тридцать четыре года, из которых два с половиной он провел в этом чужом для него мире. В одно мгновение покинул он свою родину, и угодил в теплые волны Гарандии, к берегам которой его вынес морской прибой. Пришельцы выходящие из вод здесь были не в новинку. Местные жители смотрели на их появление вполне терпимо, так как считали, что чужая кровь пришельцев вольет здоровую струю в их старый мир.

Они предоставляли прибывшим людям, равные права и возможности, нисколько не стремясь ущемить их по отношению к себе. Благодаря своему уму и смекалки, Эл быстро продвинулся в гарандийском обществе и за хорошее исполнения порученной работы получил звание капитана стражи леса. Эта должность принесла ему неплохой доход, маленький замок, а самое главное открывала дорогу к дальнейшему карьерному росту.

По земным меркам Эл оценивал полученное звание как равное со званием барона и был очень горд этим. Капитан имел право на собственный герб, личное кольцо и даже цвета в одежде и фасон пуговиц, что было далеко не у каждого коренного гарандца.

Теперь для полного соответствия своему статусу Элу было необходимо жениться, и в этом у всех прибывших возникала серьезная проблема. Местные дамы очень даже охотно соглашались выйти замуж за пришельцев, но эти браки, как правило, не приносили потомства или же дети, рожденные от этого союза, были болезненны и нежизнеспособны. Поэтому вышедшим из моря людям для браков были нужны женщины из иных миров, желательно из своих, могущих дать здоровое потомство.

Жениться было крайне необходимо, ибо на одиночек в Гарандии смотрели крайне косо, приравнивая их по негласному регламенту к неудачникам или неполноценным людям. Ради хорошего заработка зиндарские пройдохи и бороздили воды морей, и океанов в поисках чужестранок выброшенных на берег, которых потом выгодно продавали на своих аукционах. Особенно здесь ценились блондинки, их было мало, и они шли по особенно высокой цене.

Зиндарец Маруф клятвенно обещал Элу привезти на эти торги достойную претендентку на его капитанское кольцо, и поэтому в ожидании скорой встречи молодой человек с нетерпением шагал по прибрежному песку. Идти быстрее заставляли мысли о возможной встрече на данных торгах любых конкурентов, которые тоже желали иметь у себя белокурую подругу жизни.

Особенно Эла беспокоил забияка Жак, который так же не был женат, имел такой же, как и Эл чин, но провел в Гарандии на два года больше капитана. Это обстоятельство чуть-чуть превосходило его права над правами Эла в местной иерархической лестнице, что было очень не маловажным при столкновении интересов конкурентов на торгах невест.

Кроме этого, Жак имел дурную репутацию человека, который ради достижения своих целей был готов идти на все, не сильно церемонясь в выборе средств, однако, стараясь не заходить слишком далеко.

Крупных столкновений между двумя капитанами пока не было, но оба претендовали на звание командора Аратонского леса, которое было главной ступенью их карьеры в Малаге. Поэтому наличие жены и к тому же блондинки было очень высоким аргументом в будущем споре за обладанием этого звания на суде лендов.

Вместе с Элом к месту торгов спешила небольшая свита оруженосцев, которые должны были составить почетный эскорт будущей капитанши и на всякий случай обезопасить спокойное возвращение.

Купцы уже находились на своем обычном месте торгов, гордо выставляя на всеобщий показ, привезенный издалека живой товар. Все прибывшие невесты чинно сидели в специальных креслах, наряженные в тонкие однотонные платья из мусина в которые власти Гарандии непременно заставляли купцов одевать привезенных невест.

Особенность этой ткани заключалась в том, что она настолько плотно облегало тело девушки, что все достоинства и недостатки его хозяйки были явственно видны, когда при демонстрации купцом своего товара девушка вставала во весь рост, медленно обходила кресло, и вновь садились в него. И только после этого начинались торги

Завидя приближающегося Эла, Маруф приветливо кивнул ему в сторону пестрого шатра, отчего сердце капитана усиленно забилось. Окинув быстрым взглядом, торговые окрестности он не обнаружил присутствие досадного конкурента, и быстро приблизился к шатру купца. Едва Эл откинул полог и шагнул внутрь, как его глаза буквально приросли к женской фигуре безмятежно раскинувшейся на походном ложе.

На ложе, застеленной мягкой шкуре заморского зверя сладко спала одетая в зеленый мусин подлинная красавица. Белокурые волосы девушки, что пышной копной были разбросанные на подушке, чудно гармонировали с тонкими черными бровями, чуть вздернутым носиком и пухлыми алыми губами. Она мило улыбалась во сне, от чего все ее лицо буквально лучилось свежестью и здоровьем.

Плотный мусин как нельзя лучше подчеркивал все особенности молодого тела девушки, ее высокую грудь, плоский живот и упругие бедра длинных ног. Все это ласкало глаз и грело мужскую душу в предвкушении радости жизни. Перед капитаном была действительно красавица, о которой он только мог мечтать.

- Прекрасно Маруф, прекрасно. Сегодня ты превзошел самого себя — похвалил капитан купца, от чего лицо последнего немедленно расплылось в довольной улыбке. Но не надолго, ибо через секунду, Маруф принял свой обычный облик прожженного торговца.

— Высокочтимый господин конечно понимает сколько затрат понес бедный купец из Зиндары пытаясь доставить в назначенный срок это сокровище.

— Как ее имя — спросил Эл, с упоением разглядывая прелестницу — и почему она спит?

— Ее зовут Вероникой мой господин, а спит она от лекарства, которое ей дал лекарь. Из-за сильной качки на корабле девушку укачало, она очень страдала от головной боли и тошноты, поэтому я и был вынужден прибегнуть к помощи лекаря, но уже через час она полностью придет в себя и сможет изъявить свою покорность господину.

— Она поистине достойна всяческих похвал досточтимый Маруф и все твои труды будут оценены по заслугам. Поэтому за нее, ты получишь двойную цену торгов, и поэтому давай поскорее закончим это дело.

Конечно, двойная цена за товар сильно обрадовала Маруфа, его глаза радостно заблестели в предвкушении наживы, но хитрый зиндарец хотел для себя большего.

— Вне всяких сомнений награда славного капитана царский дар для скромного торговца, добывающего свой скудный хлеб в поте лица, но боюсь, что я не смогу ее просто так продать Веронику.

— Что! — грозно рыкнул Эл, буквально сверля купца своими глазами.

— Прости светлый воитель, но я не могу продать ее одну, так как по прибытию заявил Веронику в паре с еще одной девушкой.

— Каналья! — с презрением бросил капитан, сообразив, откуда дует ветер — сколько ты хочешь за вторую, говори, но при этом знай чувство меры.

— Всего пятьдесят монет.

— Сорок и окончим это дело миром.

Купец немного помедлил, подсчитывая в уме свою выгоду но, столкнувшись с тяжелым взглядом Эла, поспешил согласиться. Маруф громко хлопнул в ладоши, и из-за занавески перегораживавшей шатер вывели вторую девушку. Она была в меру худовата, высокого роста, из-за чего слегка сутулилась и имела темные волосы, которые висели по бокам лица бесформенными прядями. Ее походное одеяние в виде балахона не позволяло мужчине полностью оценить достоинство ее фигуры, к чему Эл совершенно не стремился, продолжая любоваться спящей Вероникой.

— Идет! — бросил капитан и ударил по раскрытой ладони купца в знак свершения сделки. Эл приказал всем покинуть шатер, что бы немного остаться с Вероникой наедине. Маруф понимающе ухмыльнулся и немедленно удалился, радостно взвешивая в своей руке полученный от капитана кошелек.

Что бы поскорее доставить спящую красавицу в замок своего господина, оруженосцы спешно бросились искать легкий паланкин для транспортировки Вероники. Этот столь не к стати возникший сон сильно портил капитану все его планы, так как не позволял немедленно объявить выбранную девушку своей женой тут же на торгах, как он и планировал ранее. Торговые комиссары никогда бы не согласились бы выдать ему брачный патент, не услышав из уст избранницы капитана ее полное имя, как того требовал закон Гарандии.

Оставалось спешить в Алагусту, за стенами которой, капитан без помех, мог ждать пробуждения Вероники, что бы в присутствии трех свидетелей дать ей свой титул, не опасаясь других конкурентов, которые, пользуясь сном красавицы, могли спокойно отбить ее, выплатив после этого покупную цену девушки и штраф за свои действия.

Распрощавшись с купцом, Эл немедленно покинул территорию рынка невест, стремясь укрыть свое сокровище от посторонних глаз. Оруженосцы капитана бережно несли паланкин с драгоценной ношей по мягкому песку, подгоняемые тревожным взглядом Эла.

Впереди процессии шли два старых воина, а капитан вместе с навязанной ему Маруфом покупкой спешили сзади. Девушка покорно шла за капитаном, понуро глядя вперед, и не проявляла никакого интереса к своей судьбе. В ее глазах молодой человек читал растерянность и подавленность, как это часто бывает со всем чужаками недавно попавшими в Гарандию. Элу чисто по-человечески стало жалко девушку, и он начал с ней разговор.

— Как тебя зовут?

— Анна — Мария — не поворачивая своей головы, ответила девушка, с безразличным видом продолжая идти рядом с ним.

— Так Анна или Мария — шутливо уточнил капитан, но девушка не приняла его тона.

— Как это будет угодно господину — пустым голосом произнесла она, равномерно переставляя свои голенастые ноги по упругому песку.

— И как давно ты здесь? — не оставлял попыток разговорить девушку Эл, испытывая какое-то угрызение совести или чувство вины перед ней.

— Вот уже три месяца — скупо ответила Анна.

— Вижу, что тоска по родине еще не совсем покинула тебя. Мне тоже было трудно первое время, но затем я привык. Ты тоже со временем привыкнешь к этому миру, как и все мы, кто попал сюда.

— А как скоро привыкли бы вы, если вас разлучили с женихом за две недели до свадьбы — с горечью спросила девушка, впервые посмотрев капитану в глаза усталым взглядом.

— Не знаю — честно признался тот.

На этом едва начавшееся знакомство было неожиданно прервано, так, как внезапно из ближайшего перелеска навстречу отряду капитана выскочило несколько вооруженных человек, на рукаве которых, Эл безошибочно узнал черные нашивки своего соперника за звание командора.

— Ай да, Маруф, продал все-таки засранец зиндарский — гневно пробормотал Эл, быстро оценивая сложившуюся ситуацию. В его голове, все события последнего часа; отсутствие конкурента у шатра, быстрая сговорчивость Маруфа, а самое главное сон девушки, опутавший капитана по рукам и ногам, моментально сложились в одну единую картину.

Все сходилось. Хитрый купчина решил поиметь двойную выгоду от своей торговой сделки. Он честно продал девушку Элу и одновременно за хорошую мзду организовал для Жака чудный сон Вероники, о чем соперник Эла уже естественно был извещен.

Тот разумно дал капитану возможность подальше отойти от места торгов и преспокойно догнал ушедший вперед отряд, используя вынужденную скованность своего противника из-за громоздкого паланкина. Теперь драки было не миновать.

Пока капитан размышлял, люди Жака все прибывали и пребывали, и вскоре Эл с горечью в душе насчитал у противника около тридцати человек. Его отряд явно не тянул против них, но капитан не собирался просто так сдаваться.

— Спокойно — грозным голосом произнес Эл, и его рука непроизвольно легла на холщовый мешок, висевший на его правом бедре. Как любой трезвомыслящий человек, он не исключал возможностей любых осложнений на ярмарке невест и тоже имел свои козыря, которые было самое время предъявить зарвавшемуся наглецу.

Тем временем, люди Жака полностью перекрыли дорогу к лесу, но не спешили приближаться к отряду Эла, ожидая команду своего хозяина, которого все еще не было видно.

Быстро определил расстояние разделяющие два отряда, капитан решительно достал из сумки хрустальный шар размером с куриное яйцо. Это был магический артефакт, с помощью которого можно было моментально создать небольшой пространственный портал для перехода в нужное для тебя место в Гарандии. Существенным его минусом было малое временное существование портала созданного с помощью этого артефакта. Высвобождая скрытую силу хрустального шара, Элу следовало очень спешить, поскольку в его распоряжении было около пяти минут.

Даже такой маленький артефакт стоил очень больших денег, но теперь Эл был страшно рад тому, что когда-то не поскупился, покупая из подполы эту покупку.

— Приготовились к движению влево — приказал он, обозначив нужное направление для отряда. В этот же момент из кустов показался сам капитан Жак на великолепном вороном коне. С его появлением все воинство решительно двинулось к Элу, стремясь выказать усердие перед своим господином. Расстояние между противниками составляло около пятьсот метров и поэтому Элу приходилось спешить. Взмах руки и шар разбился в десяти шагах от стоявших воинов капитана. Сначала в воздухе появилась легкая рябь, которая быстро превратилась в блестящую мембрану, которая стала прогибаться, образуя радужную воронку.

— Туда — приказал Эл оруженосцам, несшим паланкин с Вероникой, одномоментно развернувшись с ветеранами для отпора врага. Воинство Жака громко заголосило, обнаружив столь неприятный для себя сюрприз, и перешло на бег, стремясь во, чтобы то ни стало не дать своей добыче возможности вырваться из ловушки.

Ухватив покрепче паланкин, оруженосцы рысью бросились в сторону воронки, желая поскорее покинуть столь негостеприимное место.

— Теперь с ней будет в порядке — пробормотал про себя Эл — Вилье знает свое дело, и не допустит оплошности.

Не глядя в сторону ворот, капитан напряжено следил за противника, который неотвратимо сокращал разделяющее два отряда расстояние. По взмаху руки Эла, к воронке перехода направились и ветераны, неохотно идущие раньше своего командира. Продолжая следить за бегущими, Эл, крепко держа за руку Анну, уверено пятясь к порталу, прикрывая отход своих людей.

Капитан находился уже всего в двух шагах от портала, когда с ужасом заметил, что его края начали быстро сужаться раньше предполагаемого времени. Не теряя времени, Эл сгреб в охапку, трясущуюся от страха Анну, и мощным прыжком прыгнул в воронку, крепко прижимая девушку к себе.

Страшный удар потряс его тело со всех сторон, сильный вихрь закружил его, буквально ввинчивая капитана во что-то ужасно плотное, от чего в глазах вспыхнули яркие белые искры, и к горлу подступил тугой комок. Грудь сильно сдавило и Элу стало совершенно нечем дышать. Казалось, что это состояние длилось целую вечность, но вдруг все разом исчезло, и Эл рухнул со своей спутницей прямо на зеленые кусты оказавшиеся на пути движения их тел.

Этот толчок оказался последней каплей, которая переполнила чашу терпения капитанского желудка, который немедленно поспешил исторгнуть своё содержимое наружу. Униженно стоя на четвереньках, Эл ритмично и качественно освобождал свои бедные внутренности от всего лишнего, извергая все свои жизненные соки прямо на зеленую изумрудную траву лужайки. Аналогичному действию предавалась и его спутница, которая в отличие от капитана не имела сил подняться с земли, куда она выпала из объятия своего повелителя.

— Хорошо, что не на меня — успел подумать Эл в крошечной паузе между мощных спазмов стремительно сокращающих мышцы его желудка.

Сонный лес и его обитатели.

— Да не повезло — разочарованно прошептал Эл, когда его взгляд наконец-то смог полностью сфокусироваться на окружающей его среде и осмыслить полученную им картинку. Окружающие вывалившуюся из переходного портала парочку виды природы совсем не соответствовали окрестностям Алагусты, куда намеривался попасть капитан.

— Обманули господа торговцы, за такие деньги подсунули не качественный товар. Ну, ничего, я еще с вами посчитаюсь, братья Ворсинги — с негодованием пообещал Эл купцам, продавших ему явно бракованный шар портального перехода. Капитан с трудом придал вертикальное положение своему измученному телу, что незамедлительно отдалось в его голове сильным звоном в ушах, новой тошнотой вкупе с противным головокружением.

— Хотя все могло быть гораздо хуже — философически подытожил Эл и громко икнул. С первого взгляда он определил место, куда забросил его неисправный переходный портал. Попав на последней минуте в его створки, капитан выбыл из одного места, но не попал в нужный ему пункт из-за начала разрушения всей системы перехода. Поэтому, изрядно помотавшись по пространству, он был выброшен на одной из окраин Гарандии известный под названием Сонный лес.

Столь необычным названием данная местность была обязана обитателями леса, которые обладали необычными способностями в деле наведения на путников различных мороков и сонных чар. В результате чего жертва либо погружалась в сон, либо покорно приближалась к охотнику, который преспокойно убивал ее. Естественно каждый из обитателей леса имел строго ограниченные способности, которые резко ограничивали ареал его охотничьей деятельности и для человека серьезную опасность представляли лишь некоторые представители фауны Сонного леса.

Поэтому он и не сильно пугал Эла; который с подобными вещами часто сталкивался за время своего недолгого пребывания в этом мире и мог успешно противостоять обитателям, зная их повадки и места обитания. Беспокоило капитана другое. Слишком много времени теперь придется потратить на возвращение в свои владения, прежде чем он сможет вновь увидеть дорогую его сердцу Веронику.

От осознания вынужденной разлуки у капитана заскреблись на душе черные кошки, и громко ругнувшись от всего сердца, он смачно сплюнул на землю. Предстоял длительный и совсем не приятный путь в Алагусту, который был сопряженный с многочисленными трудностями и опасностями. К тому же на руках у него находилась женщина, совершенно не подготовленная к подобным прогулкам и которая явно будет связывать его по рукам и ногам на всем протяжении пути. Капитан еще раз глубоко и горестно вздохнул и скосил взгляд в сторону своей непрошенной спутницы. В какой-то момент в его голове мелькнула мысль о ловком ходе со стороны Маруфа и Жака, но он тут же отмел ее. Женщина совершенно не годилась для роли шпионки в виду своего малого пребывания в Гарандии.

Анна — Мария к этому моменту уже прекратила своё «изливание души» и со страхом оглядела окружающую ее окрестность. И действительно было от чего испугаться. Лес представлял собой фантастическое смешение многих видов растительности из разных климатических поясов.

Здесь были и высокие сосны по стволам, которых прыгали проворные белочки размером с барсука и острыми клыками, которые высовывались изо рта зверька. Рядом с ними стояли могучие кряжистые дубы по ветвям, которых носились проворные серебристые мартышки, аппетитно уплетающие твердые желуди. Чуть вдали просматривались непроходимые джунгли, из которых мощным потоком неслись щебет птиц и рев их невидимых обитателей. Одним словом каждый из многочисленных обитателей Сонного леса наводил свой морок.

— Привыкай, в этом месте еще и не то увидишь — сочувственно произнес Эл — я сам, когда сюда попал первый раз, тоже чуть не свихнулся от всех этих морочных прелестей.

— А зачем они все это делают? — испуганно произнесла Мария. Она постоянно вертела головой отмечая полную несуразицу от увиденной ею картины.

— Съесть они тебя хотят родная — просто и доходчиво объяснил Эл — так что если не хочешь неприятностей, будь постоянно около меня и старайся самовольно не отходить ни на шаг. Даже по нужде.

Он собирался еще что-то добавить в своем инструктаже, но внезапно из ближайших зеленых кустов показалась большая дымчатая голова с узкими кошачьими глазами цвета янтаря, а затем, совершив грациозный прыжок, возникла и вся обладательница головы. Мягко приземлившись на четыре лапы, дымчатое создание с достоинством вытянула вперед свою голову и приятным умильным голосом произнесла:

— Здравствуй моя дорогая госпожа, я вещая кошка Сима-Симург и умею предсказывать будущее любого человека.

От появления столь необычного зверя говорящего человеческим языком, девушка пронзительно взвизгнула и с похвальной быстротой юркнула за спину Эла, которого возникновение говорящего гостя ничуть не испугало.

— А это ты, блохастое создание, давно не виделись. Все продолжаешь морочить головы доверчивым простакам своими баснями о будущем? Хорошее же здесь у тебя развлечение, кошачье отродье. Посмотри, бедная девушка чуть не лишилась речи от твоего явления.

Марию действительно била мелкая дрожь, но она смогла быстро справиться, заметив, что Эл, ничуть не боится мохнатого гостя и говорит с ним как со старым знакомым. Кошка в свою очередь нисколько не смутилась от столь нелестного отношения к ней. Она сузила свои глаза и, вытянув вперед тонкую шею, уставившись в одну точку, принялась говорить на распев.

— Вижу, вижу скорое светлое будущее прекрасной госпожи стоящей предо мною. Вижу, как идет она в пышном наряде по широким покоям и ее благородную голову украшает высокая корона. Вижу ее славных детишек, что протягивают свои руки к рубиновому ожерелью на ее шее, когда она склоняется к ним, что бы приласкать их. Вижу, как госпожа сидит на высоком троне рядом с господином, принимая знатных заморских гостей.

Кошка вещала хорошо поставленным голосом опытной гадалки, от чего Мария незаметно для себя полностью попала под чары ее слов. Между ними моментально возникла невидимая нить, которая все больше и больше пробуждала в девушке доверие к каждому произнесенному Симой слову. Однако Эл грубо прервал сеанс предсказаний. Громко кашлянув, он насмешливо произнес.

— Сима не забивай её уши своими глупостями. Нам предстоит дальняя дорога, для преодоления которой нужна свежая голова и ясный ум, совершенно неотягощенный кошачьими фантазиями.

— Господин обижает меня — укоризненно произнесла кошка, продолжая гипнотизировать Марию своими янтарными глазами — но я ясно вижу свою госпожу с шаловливым ребенком на руках, у которого лицо господина.

— Ну, во-первых, она не моя госпожа — решил внести ясность Эл — а во-вторых, помниться два года назад ты мне предрекала скорый большой успех, который, однако, так и не посетил меня. Может ты и действительно вещая кошка, но только предсказания твои относятся явно к другой реальности.

Сима обиженно фыркнула, но разошедшийся Эл продолжил резать правду:

— Признайся, что по большей части ты говоришь то, что хотят от тебя слышать доверчивые простаки. Это тактика большинства провинциальных ярмарочных гадалок и ничего более, так, что не сильно обольщайся от всего услышанного — предупредил капитан Марию, у которой ярко пылали уши от пророчеств Симы.

— Госпожа моя обязательно будет твоею женой и непременно вспомнит меня своим добрым словом — продолжала звучно и авторитетно вещать кошка, преданно выгибая перед Марией свою шею. — А корона все еще ждет тебя, хоть ты в это и не веришь.

— Так, когда это случиться? — доверчиво спросила девушка и получила вполне туманный ответ.

— Когда с тебя, не по твоей воле трижды сойдет шкурка.

— Слышала? Вот и верь этим говорящим кошкам. Наплетут с три короба, а ты потом разбирайся в правоте их слов. Ладно, поживем, увидим, а пока нам надо поскорее пройти через туманную лощину, пока не наступила ночь, — завершил недолгую беседу с кошкой Эл и быстро поднялся на ноги.

— Это самый опасный участок Сонного леса — пояснил он девушке, учтиво помогая ей подняться на ноги — поэтому несмотря ни на что крепко держись за мой пояс.

— А что там будет?

— А что будет, то и будет. Пошли родная.

— Пусть госпожа опасается морских людей и красивых замков — пискнула на прощание кошка и гибким прыжком скрылась в зарослях.

— Вообще-то она безвредная — произнес Эл, осторожно продвигаясь через кусты низкорослого можжевельника. — Бродит по лесу и всякому встречному обязательно что-нибудь напророчит.

— И ее словам совсем, совсем нельзя верить — обиженно пискнула Мария, оцарапавшись кустарной веткой.

— Верить можно, обманываться не надо. И чем быстрее ты об этом забудешь, тем будет лучше

для тебя.

— Почему? — с чисто женским упрямством спросила девушка, не желавшая просто так расставаться с красивой грезой.

— Потому — наставительно произнес Эл — что мы пришли, и сейчас все будет зависеть от быстроты твоих ног и ясности ума.

И увидев, с каким недоумением, смотрит на него девушка, капитан стал подробно ей объяснять от Адама и Евы.

— Видишь ли, в чем дело. В этом мире для удобства передвижения есть маленькие портальные щелочки, местные называют их мембранами, с помощью которых можно перепрыгивать на довольно большое расстояние. Если идти на прямую, то до моего замка мы дойдем через год или около того. С помощью мембран весь путь займет неделю, другую. Зная их расположения можно здорово облегчить себе жизнь.

— А причем тут быстрота моих ног? — резонно уточнила девушка.

— А притом дорогая моя Анна — Мария. Возле мембраны Сонного леса обитает мерзопакостное чудище в виде большого змея, которое наводит морок, на всех идущих к мембране путников заставляя идти их прямо к себе в пасть. Обойти этого гада никак нельзя, вот и приходиться торопиться, чтобы не попасть на ужин к этому паразиту.

От столь радостного объяснения у девушки сразу вспотели ладони, и длинные ноги стали предательски ватными, но Эл не дал ей расслабиться. Он властно хлопнул ее по плечу и покровительственно произнес: — Не бойся, ведь я с тобой, прорвемся.

Когда странствующая парочка осторожно похрустывая сухими ветками подобрались к лощине туманов, то в начале Мария даже удивилась. Здесь не было никакого тумана и в помине, наоборот. Ярко светило заходящее солнце, в чьих золотых лучах купались листья деревьев, кустарник и трава. Было очень красиво и девушке показалось, что Эл решил посмеяться над ней.

— Не туда смотришь — участливо пояснил капитан — смотри немного правее кустов вблизи, которых расположен черный камень. Смотришь? А теперь чуть выше, видишь две яркие зеленые точки?

— Да вижу, они какие-то необычные.

— Поздравляю, наше появление замечено. Это и есть змея наводящая туманный морок. Нам нужно двигаться вон к той липе, возле которой и расположена мембрана.

Мария послушно перевела свой взгляд и заметила блестящие переливания света в виде вытянутого овала в лучах заходящего солнца.

— Вот туда нам и надо попасть, — подытожил Эл — как только мы подойдем поближе, эта змея начнет насылать на нас свои мороки. Все они будут очень реальными образами из глубин нашей памяти и поэтому очень опасны. Не подавайся соблазну и не иди к ним, поскольку обязательно угодишь в пасть чудищу. Старайся не обращать на них никакого внимания и идти к мембране. Поняла?

— Да… — неуверенно произнесла девушка

— Вот и молодец! — жизнерадостно произнес Эл — я этого урода уже два раза проходил и ничего. Все будет хорошо, главное быстро шевели ногами и не смотри в его сторону.

Взяв крепко тонкую девичью руку, капитан быстро вышел из-за кустов и решительным шагом двинулся в сторону липы. Мария послушно шла рядом; ей было очень страшно, но она старалась держать себя в руках. Девушка помнила твердый наказ Эла не смотреть на коварного змея, но по чисто женской вредности украдкой косилась в сторону кустов.

Неприятности начались, едва путники миновали маленький трухлявый пенек. Ноги Марии с поразительной быстротой становились ватными и с каждым шагом наливались тяжелым свинцом. Одновременно в голове у девушки что-то противно зазвенело и зашумело. Инстинктивно она принялась трясти ею, но все было напрасно. Звон только с каждой секундой стремительно нарастал, затрудняя движение к цели.

Эл моментально оценил состояние своей попутчицы, и крепко обняв Марию за плечи, произнес бодрым голосом: — Ничего, ничего все нормально. Сейчас дойдем вон до того кустика, и сразу станет легче.

Бравый капитан лесной стражи безбожно врал, но твердость его голоса несколько успокоил девушку, и ноги ее стали тверже ступать по земле. Шаг за шагом они неотвратимо приближались к развилке, от которой одна тропинка вела к мерцающей сфере, а другая выводила к большому темно красному гранитному валуну, вблизи которого и расположился их враг.

Вслед за звоном в голове и слабостью в ногах, Мария стала замечать изменения в своих глазах. С каждой минутой весь видимый ею пейзаж начал качаться и плыть, непременно стараясь при этом свалиться куда-то в сторону. Если бы не твердая рука Эла и его крепкое плечо, девушка обязательно бы рухнула на землю, подняться с которой самостоятельно она едва ли смогла бы.

Так с горем пополам, она доковыляла до поворота, но едва она только двинулась в сторону мембраны, как у нее в голове, как будто что-то взорвалось. Нестерпимая боль так сильно охватила весь ее череп, что в глазах моментально помутнело, и у Марии подкосились ноги. Эл вовремя успел подхватить ее подмышки и, встряхнув, словно тряпичную куклу, сильным рывком поставил на ноги.

— Ходу, ходу! — громко и повелительно закричал он почти в самое ухо Марии, одновременно упрямо толкая ее неповоротливое тело, прочь от красного камня, который словно магнитом притягивал к себе девушку. Она отвечала ему несвязанным мычанием, которое с трудом срывалось с ее губ, но при этом все же, переставляла свои тяжелые ноги в нужном направлении, несмотря на всю какофонию в голове и общий дискомфорт.

Эл с радостью считал каждый выигранный ими шаг в сторону спасительной мембраны, он уже думал, что все обойдется, как змей выложил свой последний козырь.

В один момент все звуки в голове в девушке прекратились, и перед ее глазами возник облик матери, который ласково и нежно манил Марию к себе. Секундой позже из-за плеча матери вышел жених девушки, о существовании которого она, находясь в Гарандии, порядком подзабыла. Юноша приветливо помахал ей рукой, радостно призывая Марию присоединиться к ним.

Не успела она моргнуть глазом, как появился кучерявый толстячок, с аккуратной бородкой, и черным беретом на голове. Это был ее дядюшка, он был добрейшей души человеком, и которого девушка почитала наравне с матерью. Как раньше в детстве он раскинул свои мягкие толстые ладошки и приветливо позвал: — Манюня!

Словно электрический ток пробежал по измученному телу спутницы Эла, и она рванулась навстречу родным, насколько это позволяло ее состояние. Капитан откровенно проморгал этот рывок, и Мария бросилась бежать к своим родным, с удивлением отмечая как с каждым шагом ей становиться легче идти. Однако не зря Эл был капитаном лесной стражи. В два прыжка он догнал девушку и, подхватив под грудь, грубо поволок прочь от опасного морока.

Мария отчаянно сопротивлялась, она бешено дергалась и тонкой ящеркой извивалась в стальном капкане рук Эла.

— Мария, Манюня! — отчетливо она слышала голоса своих близких.

— Мама, мамочка! — с надрывом кричала им в ответ девушка, не желая расставаться с теми, кого так внезапно обрела.

Капитан, обливаясь потом и громко ругаясь, рывками тащил девушку вверх по косогору. Медленно, но верно приближались путники к спасительной мембране перехода, за которой им уже был не страшен ни один морок. Однако змей не собирался складывать оружия. Мария отчетливо увидела как что-то темное и ужасное, смертельной глыбой нависло над ее матерью и та, упав на колени, со страхом и надеждой протянула к ней свои руки, громко крикнув: — Доченька помоги!

Это ужасное видение придало Марии новые силы, и она неожиданно вцепилась зубами в плечо капитана, мгновенно прокусив его одежду вместе с кожей. Кровь побежала по ее губам и опешивший Эл вновь выпустил девушку из своих объятий, но только на мгновение. Ловким ударом ноги он подсек рванувшуюся прочь от него девушку и, не обращая внимания на боль в плече, крепко ухватился за тонкую и хрупкую щиколотку.

Не давая, Марии, возможность опомниться, капитан стремительно потащил ее к мембране. Громкий крик отчаяния и ненависти вырывался из груди несчастной, у которой перед глазами продолжал стоять кошмарный морок. Раня в кровь свои пальцы, сдирая ногти, она отчаянно пыталась зацепиться за землю, что бы остановить свое удаление от родных. Мертвой хваткой Мария вцепилась в толстый корень дерева вылезшего из земли, и у Эла уже не хватило сил продолжить свое восхождение.

До мембраны оставалось всего несколько шагов, но пройти их было невозможно, Мария цепко держалась за корень, и Эл первый раз за все время испугался. Он отчетливо видел, как полыхали кровавым огнем глаза змея, который, позабыв про всю осторожность, полностью высунул свою голову из зарослей кустарника.

В раскрытой пасти рептилии, между острыми и тонкими иглами зубов, в бешеном темпе сновало его раздвоенное жало. Противник был отлично виден и Эл решил использовать возникший шанс. Не выпуская из руки ногу девушки, он немного присел к земле, изображая свою борьбу с Марией, а затем стремительно выбросил вперед свою руку.

Занятый наведением морока змей, совершенно проглядел увесистый и тяжелый камень, который стремительно летел в его сторону выпущенный из рукавной пращи.

Маленький, но очень опасный для здоровья снаряд, неотвратимо приближался к правому глазу рептилии, которая заметила его в самую последнюю секунду и не успела среагировать на опасность. Опытный лесной страж умело выбрал свою цель. Прекрасно зная, что плотная чешуя змея надежно защищает его от всевозможных ударов, и он целился точно в глаз, который был единственным незащищенным местом паразита.

Тонкий пронзительный свист, от которого сильной болью заложило уши, был ответом Элу об удачном воплощении его задумки. Не теряя ни секунды и не обращая на сверлящую барабанные перепонки боль, капитан насколько это было возможно, вновь устремился к мембране, не выпуская из рук лодыжку Марии.

Освободившись от морока, девушка не оказывала сопротивление Элу, только пыталась прикрыть ладонями свои уши. Стремясь поскорее покинуть Сонный лес, капитан подтащил свою спутницу к сверкающему переходу и, ухватив Марию за руку, решительно оторвал ее от земли.

Полностью лишившись сил в предыдущей борьбе, девушка безвольно повисла на руках Эла, который, подхватив на руки, быстро шагнул переход.

Капитан не зря торопился. Едва оправившись от боли, озлобленный змей поспешил обрушить всю свою ментальную силу и мощь на обидевших его людей. Только небольшую часть удара злобной рептилии получил Эл в спину, находясь уже в мембране перехода, чьи стены приняли на себя главный заряд ненависти змея.

От этого толчка, который был, сопоставим с ударом по спине хорошего увесистого бревна, Эл вылетел по ту сторону хрустальной сферы и, не удержавшись на ногах, рухнул на землю вместе со своей ношей.

Путешествие продолжается.

Оказавшись на земле Мария, жалобно вскрикнула и стремительно покатилась вниз по лесному склону, на который путешественники выскочили после перехода. Не успев прийти в себя от змеиного морока, девушка совершенно не ориентироваться в новой обстановке, и это обстоятельство прямиком привело ее к ручью, протекавшему вблизи склона.

Подняв кучу брызг, она шумно влетела в его холодные воды, которые полностью сомкнулись над ее телом, оставив на поверхности одну взлохмаченную голову. Ручей был не глубок и не представлял серьезной опасности для жизни девушки, но едва только холод его вод проник под одежду, Мария звонко и пронзительно завизжала.

— Помогите! Помогите тону!

Поднявшийся с земли, Эл только на секунду испугался за свою спутницу, а затем, увидев истинное положение вещей, разразился веселым смехом, вызвавший бурю гнева на лице девушки. Из последних сил она смогла приподняться над водой и сесть, однако большего она уже не могла ничего совершить. Так и сидела Мария в ручье облепленная мокрой одеждой, сверля жгучим взглядом находившегося невдалеке капитана. Эл быстро справился с приступом смеха и, стараясь не смотреть в глаза Марии, поспешил прийти ей на помощь. Но едва только он приподнял и поставил девушку на ноги, как она моментально обрушила на него свои кулаки, отчаянно колотя ими по рукам, плечам и груди капитана.

Эта агрессия вызвала только новый приступ смеха, который окончательно добил девушку и она, горько зарыдала. Слезы всегда были излюбленным приемом женщин, который в большинстве случаев срабатывал безотказно. Капитан не был в числе тех, для которых подобное зрелище было пустым звуком и поэтому, подавив улыбку, он ловко подхватил девушку на руки и перенес на берег.

Но едва только его спутница ступила на землю, как выяснилась более серьезная проблема, чем холодный душ из ручья. При падении о землю, Мария сильно повредила колено и теперь совершенно не могла самостоятельно идти.

Созерцая мокрое белое колено, которое на глазах разбухало в объеме от кровоизлияния, капитан лихорадочно пытался, определит в какое место Гарандии, они попали. Со всех сторон их окружали стены высоких сосен, за которыми было видно быстро заходившее солнце. По всем признакам это были далеки отроги Самоцветных гор, превратившиеся со временем из горных вершин и небольшие сопки, поросшие сосновым лесом.

Память услужливо подсказала лесному стражу, что вблизи от места перехода должна располагаться одна из хижин специально созданная для любителей охоты.

Им повезло, идя вдоль ручья Эл, успел найти бревенчатый домик еще до наступления темноты, которая темным покрывалом полностью заволокла весь лес. Толкнув ногой плотно сколоченную дверь, капитан вошел внутрь дома и осторожно положил свою сопящую ношу на деревянный топчан.

Прекрасно зная расположение охотничьих хижин, Эл сразу нашел огниво и зажег два смоляных факела специально вставленных в висящую на цепи рогатую лампу. Вслед за этим настал черед очага, в котором вскоре заплясали языки огня, весело пожирая специально заготовленные для охотников дрова.

— Ну-с, теперь займемся тобой больная, но для начала тебе необходимо раздеться.

— Я …

— И без разговоров. Мне совсем не улыбается скорая перспектива твоего заболевания двухсторонней пневмонией. В этом случаи я вряд ли чем смогу помочь при всем своем желании. Поэтому давай снимай свое платье, и будем растираться, пока ты окончательно не околела от холода.

— А нельзя …

— Нет нельзя, мы и так потеряли кучу времени, пока искали эту хижину. Сейчас дорога каждая минуту, — сказал Эл и, заметив сильное смущение на лице девушки, доверительно добавил — Не волнуйся дорогая, в своей жизни я уже видел голых женщин.

Краска гнева моментально залила лицо Марии, и она уже хотела ответить дерзостью, но Эл опередил ее: — Поверь, так тебе будет только лучше. Вон как ты уже начинаешь пристукивать зубами. Еще часа полтора и пневмония тебе обеспечена, а там…

Эл многозначительно развел руками. Услышав столь нерадостный прогноз своей будущей жизни, Мария обиженно закусила нижнюю губку и, пылая от негодования, принялась медленно стаскивать с себя одежду.

Когда платье стало медленно подниматься вверх, Эл с удивлением отметил для себя, что у этой «худой дылды», как он окрестил Марию в первые минуты их знакомства оказалось довольно красивое тело с крепкими длинными ногами, ясно очерченной талией и вполне приличной грудью.

Освободившись от одеяния, девушка подняла свой стыдливый взгляд и встретилась с глазами Эла, в которых успела застать откровенный мужской интерес к своей фигуре. Застенчивость немедленно сменилась гневом, и только что снятое платье тугим комом незамедлительно полетело в лицо капитана вместе с емкими сравнениями.

— Вот и умница — Эл увернулся от мокрой мести и, подняв одежду со знанием дела отжал её. После этого он, как ни в чем не бывало, повернулся к девушке спиной и, принявшись аккуратно развешивать платье вблизи огня очага.

Лишившись одежды, Мария поспешила отползти в самый дальний угол топчана, судорожно прикрываясь тонкими руками. Уперевшись спиною в покатую стену хижины она, с неприязней смотрела на Эла

— Сразу видно, что ты не жительница Гарандии — усмехнулся мужчина.

— Да!? — Мария старалась говорить с вызовом, но голос предательски задрожал оттого, что Эл неторопливо оголил свой торс.

— Любая жительница Гарандии окажись она на твоем месте, закрыла бы руками не свои скромные прелести, а лицо. И знаешь почему?

— Почему?

— Потому что тела у всех женщин абсолютно одинаковы, а лица разные. Возьми, прикройся

Получив теплую кожаную куртку и прикрыв свою наготу, Мария сразу почувствовала себя увереннее и значительно успокоилась. Спутник не собирался воспользоваться ее вынужденным положением, и это пробудило в ее душе даже некоторое уважение к нему. Эл тем временем снял с пояса небольшую металлическую фляжку и, поболтав ею возле уха, удовлетворенно крякнул.

Через минуту Эл уже растирал огненной жидкостью замерзшие ноги девушки. Во избежание совершенно ненужных инцидентов, он сознательно ограничил поле своей деятельности пятками, стопами и голенями больной, после чего перешел на спину, положив пациентку лицом вниз. От каждого прикосновения мужских рук вначале Мария с испугом вздрагивала, но живительное тепло, проникавшее в закоченевшее тело с каждым взмахом, постепенно отодвигало ее стыдливость на задний план.

— Ну а теперь грудь. Надо Маша, надо — и подавив слабое сопротивление больной, Эл сноровисто перевернул больную, смотря исключительно в испуганные темные глаза девушки, окаймленные тонкими бровями разлетевшиеся в разные стороны острыми стрелками. Так они и смотрели друг на друга, пока доктор не завершил свои манипуляции, позволив, Марии вновь укрыться курткой, судорожно сжимаемой на плоском животе.

На распухшее колено лесной страж постоянно накладывал холодный компресс, пока не убедился, что отек больше не нарастает. Поврежденная нога совершено не сгибалась, превращая Марию в неподъемную обузу для Эла, душа которого продолжала рваться к себе домой. Видимо девушка почувствовала настроение капитана, и когда он завершил лечение, с плохо скрываемой тревогой в голосе спросила:

— Ты меня не бросишь? Правда?

— Брошу, обязательно брошу, если будешь плохо себя вести и перечить мне — грозно произнес Эл, а затем мягко добавил, ласково потрепав девушку по голове покрытой его шейным платком в качестве покрывала: — Не грусти красавица, выскочим.

Мария, однако, не совсем до конца поверила словам спутника и провела беспокойную ночь. Лежа у стены, она сквозь сон постоянно проверяла наличие в избушке Эла, преспокойно растянувшегося на противоположном конце топчана. По этой причине, следующее утро она встретила злой и не выспавшейся, считая главным виновником в своем гневе, конечно же, капитана.

Ничего не подозревавший Эл, к тому времени уже успел раздобыть к завтраку орехов и ягод и с нетерпением ожидал возможности глянуть на колено своей спутницы. Осторожно потрогав вздувшийся сустав, он с радостью отметил, что за ночь отек не увеличился в объеме.

Во время осмотра больная постоянно стонала и вскрикивала, но не столько от боли, сколько от злости и раздражения за свои несбывшиеся тревоги.

— Будем жить — бодро подвел итог своему осмотру Эл, и дружески хлопнув девушку по плечу, приказал — давай есть.

Травма Марии задержала путешественников в лесной хижине на шесть дней. Ровно столько потребовалось Элу для того, что бы поставить больную на ноги. Уже на второй день, невзирая на крики и упреки в жестокости он заставлял девушку разрабатывать больное колено, немилосердно сгибая его. Когда же пораженный сустав стал немного функционировать, Эл немедленно поставил подопечную на ноги, заставляя несчастную проходить за один раз пятнадцать-двадцать шагов.

В начале девушка только бранила своего мучителя, но затем смирилась со своей горькой участью и, опираясь на Эла как на подпорку, принялась ходить по хижине из угла в угол. Плоды кропотливого труда незамедлили сказаться; с каждым днем нога все больше и больше сгибалась в суставе и к концу лечения Мария уже ходила вполне самостоятельно.

Кроме этого, лесной страж исправно пополнял запасы провизии путников, добывая с помощью пращи всевозможную дичь, а так же ягоды и орехи. Вынужденное пребывание в лесной избушке, быстро сблизило их между собой, полностью стерев былую настороженность в личных отношениях. Теперь девушка беспрекословно выполняла все приказы капитана, а дружеский шлепок по заду вызывал не бурю негодования, как это было бы раньше, а кокетливое повизгивание

На рассвете седьмого дня они покинули лесное жилье и устремились к новой мембране перехода, благо до нее было около полу дня пути. Эл уже заранее отыскал ее и теперь уверенно вел к ней Марию, для очередного прыжка.

В этот раз им повезло, никто не преследовал их и не пытался поживиться. Мембрана перехода мягко хрустнула, принимая в себя гостей, чтобы через несколько секунд выбросить их в объятия жаркой пустыни. Яркий свет солнца ослепил их глаза, а сильный зной моментально изгнал из их тела лесную прохладу.

— Да… — многозначительно произнес Эл, вкладывая в это слово всю горечь несбывшихся надежд. По его предположению их должен был встречать берег моря у Малаги и вот вновь разочарование.

— И почему мне так не везет — горестно произнес он — обычно хватало двух трех переходов, а теперь все время выпадает длинный путь? И как тут верить кошке Симе с ее предсказаниями о хорошей жизни.

Капитан глубоко вздохнул, сплюнул и критически посмотрел на девушку.

— Что? Что-то не так?

— Боюсь, что твоя обувь не совсем подходит для хождений по местным пескам.

И в самом деле, девушка уже явственно ощущала жар пустыни, который начал с каждой минутой настойчиво проникать в ее походные туфли на небольшом каблуке. Они вполне были пригодны в лесу и на побережье моря, но были совершено, непрактичны здесь. Едва она сделала шаг, как жаркий песок коварно атаковал ее ноги, норовя попасть внутрь. Мария с завистью посмотрела на добротно скроенные сапоги Эла, которые оказались универсальным средством для путешествия.

— Вот так дорогая, ты вновь обуза нашему движению и поэтому… — капитан сделал паузу и внимательно осмотрел окрестности.

— Ты меня оставишь!

— Ну что вы сударыня, после всего, что было между нами я просто обязан на вас жениться.

— Дурак! — яростно выпалила Мария и на ее глаза навернулись слезы. Закусив губу, она отвернулась от Эла, не желая показывать ему свои переживания.

— Я думаю укрыться в тени того бархана, дождаться ночи и идти строго на юг. Если нам повезет, то встретим кочевников, а если нет, то неделя ходьбы по пескам нам обеспечена.

Мария собиралась, что-то сказать, но тут судьба сжалилась над путниками, преподнеся им один из своих многочисленных сюрпризов, которых столь много было в её рукаве. Словно желая компенсировать, все прежни неудобства прежнего бытия, к изумлению путников из-за далекого бархана медленно и величаво выплыл верблюд. Животное с достоинством посмотрело в сторону чужаков, неторопливо жевнуло вытянутыми челюстями, а затем величаво двинулось по своим делам с гордо поднятой головой.

Радостно созерцая корабль пустыни, путники вначале не заметили на нем седока в темной одежде с тюрбаном на голове. Он сосредоточенно смотрел в противоположную сторону и не видел Эла с девушкой.

Осознав, что верблюд и его наездник не мираж, Мария громко и пронзительно взвизгнула, стремясь привлечь внимание кочевника, и вполне в этом преуспела. Всадник моментально повернул голову в их сторону и, заметив путников, быстро затрусил к ним, внимательно рассматривая чужаков.

Кочевник по достоинству оценил одеяние Эла и его оружие, сразу признав в нем привилегированного представителя Гарандии.

— Кто вы, откуда и что привело вас в наши места?

— Я капитан стражи Малаги Эл Благородный и возвращаюсь к себе домой из Самоцветных гор. А как твое имя любезный наездник пустыни?

— Я Гасан аль Маруф, сын Хафиза, малика этих земель. Ты и твоя келим нуждаетесь в помощи господин? — произнес кочевник, с нескрываемым интересом молодого юноши разглядывая Марию, откровенно раздевая ее взглядом.

— Ты ошибся уважаемый Гасан, это не келим, а моя молодая жена. Нам действительно нужна помощь в виде двух славных верблюдов, за которых мы щедро заплатим.

Кочевник с почтением склонил свою голову перед словами Эла и немедленно поскакал в сторону бархана, где как правильно угадал капитан, располагались другие животные.

— Почему ты назвал меня женой? — тихо спросила Мария, едва Гасан отъехал от них.

— Потому что, спрашивая о тебе, он сразу обозначил твой жизненный статус как женщины, дарующей мужчинам услады любви взамен своего содержания. По этим меркам, транспортное средство тебе никак не положен и весь путь до стойбища, тебе придется идти пешком, покорно держась за стремя моего верблюда. Думаю, что с твоей больной ногой и легкой обувью это будет верхом неприличия по отношению к любой женщине. А кроме этого, мне не понравилось, как он смотрел на тебя. Бьюсь об заклад, в стойбище он непременно бы попросил бы подарить тебя ему, продать или же отдать на одну ночь. Белые женщины здесь являются очень ценным товаром, даже с темными волосами как у тебя.

— Да? — спросила Мария, со страхом косясь на возвращающегося с двумя верблюдами кочевника.

— Угу. Так что тебе крупно повезло, оказавшись моей женой, учти это.

Девушка многозначительно хмыкнула, но ничего не ответила, поскольку она уже привыкла к капитанскому юмору. Когда путники садились на скакунов пустыни, произошел досадный инцидент. Когда Гасан учтиво помогал Марии садиться на опустившееся животное та, неудачно садясь в верблюжье седло, придавила своё платье. Раздался предательский треск износившейся материи и на боку девушки, появилась вертикальный разрез довольно приличных размеров, сквозь который под платье Марии незамедлительно хлынул жаркий и палящий воздух пустыни.

Как настоящие кавалеры мужчины сделали вид, что не заметили случившейся «аварии», однако от постоянной качки на спине корабля пустыни, на каждом малозначительном ухабе злосчастная прореха быстро увеличивалась, заставляя Марию заливаться краскою стыда.

Через час подобной пытки, девушка была несказанно рада, когда наконец-то показались шатры становища. Выстроенные сплошным кольцом вокруг жилища вождя, своим видом они сразу приворожили глаза путников, обещая им, укрытие от жаркого солнца, которое нещадно палило их своими лучами.

Снимая свою спутницу с седла, Эл осведомился у Гасана, не здесь ли живут знаменитые умельцы ткачи, чья мастерство и слава, в изготовлении одежды докатилась до стен Малаги, и когда юноша подтвердил слова капитана, то тот попросил подобрать Марии новую одежду. Гасан гортанно позвал женщин, которые ухватили Марию за рукав и быстро повели к одному из пестрых лагерных шатров.

Этот жест милосердия обошелся капитану в два полновесных серебряных дихрема, но сделанные затраты стоили того. Когда примерка обновы закончилась и полог шатра был, откинут, перед Элом возникла не ставшая ему уже привычная по прежнему общению нескладная «дылда», а довольно привлекательная незнакомка с изяществом одетая в костюм женщины пустыни.

Неизменные легкие штаны, достигающие щиколоток, являющиеся неотъемлемым атрибутом одеяния жительниц жаркой части Гарандии, выгодно подчеркивали стройность ног девушки и ненавязчиво выделяли все другие достоинства женской фигуры. Стеганый жилет подтверждал наличие тонкой талии и груди у своей хозяйки, а разноцветный халат с длинными рукавами удачно дополнял всю картину увиденного.

Продолжая неожиданные метаморфозы своего облика, Мария решительно зачесала назад свои пышные волосы, и тем самым полностью открыв лицо взглядам придирчивых зрителей как мужского, так и женского пола.

Столь смелый шаг ничуть не повредил ей. Требовательные судьи увидели совершенно новое лицо с открытым лбом, большим глазам и аккуратными губками, которые довольно и лукаво улыбались, открывая ровную линию белых зубов. Перед капитаном предстала если не красавица, то вполне симпатичная дама.

— А ты умеешь производить приятные неожиданности — произнес Эл, по достоинству оценив столь эффектное превращение своей спутницы.

— Спасибо. Ты тоже — кокетливо улыбнулась девушка, обрадованная мужским комплиментом капитана и, намекая на его подарок без которого это превращение было бы невозможным. Мария подобно ребенку беспрестанно поглаживала свой костюм, стараясь насладиться нежданно подаренной обновой. Девушка была очень рада возможности избавиться от унизительного одеяния ярмарочной невесты, в которой ее нарядил торговец Маруф перед продажей Элу.

Казалось что, избавившись от своей старой одежды, девушка словно скинула со своих тонких плеч какой-то тайный груз и теперь свободно расправила их, чувствуя себя в какой-то мере ровней по отношению к Элу.

— Прошу к столу дорогих гостей — поспешно произнес Гасан не в силах оторвать восторженных глаз от гостьи. Та грациозно склонила голову в знак согласия и величаво прошла в шатер полог, которого поспешно откинул перед ней молодой сын горячих песков.

Капитану совершенно не понравилось подобное поведение юноши. Он прекрасно понимал, что появление нового лица в стойбище всегда большое событие для племени постоянно замкнутого песками пустыни, однако неуемная страсть сына вождя к гостье, мощным фонтаном бившая из ушей джигита настораживала Эла. И если ранее Гасан только оценивал в мыслях прелести Марии скрытые дорожным платьем, то теперь он буквально пожирал глазами лицо и фигуру гостьи, давая полный полет своей безудержной фантазии.

Зная, как свято чтят кочевники законы гостеприимства, лесной страж без страха шагнул внутрь шатра, не опасаясь получить удар в спину, но вот тот факт, что Гасан незамедлительно занял место рядом с гостьей, а не с отцом сильно не понравилось Элу. Юноша не спускал горящих глаз с гостьи, и капитан побоялся, в скором времени получить от него какой-нибудь неординарной выходки типа вызова на поединок за обладанием Марией. Все это сильно осложнило бы пребывание гостей в стойбище, которые совершенно не представляли, где им искать очередную мембрану.

Поэтому, стремясь не допустить возможности возникновения подобной глупости, Эл применил довольно подлый, но вполне оправданный прием. Во время трапезы, когда малик и все его ближайшее мужское окружение принялись поднимать заздравные чаши в честь гостей, прошедший довольно серьезную школу жизни, капитан незаметно выудил из своего потайного кармана походной куртки, маленькое беленькое зернышко. Ловко зажав его под ноготь пальца, Эл предложил выпить за дружбу со славным сыном малика, столь любезно доставившего их в становище.

Когда капитан пил из большой чаши местную кислятину, он незаметно выпустил зажатый под ногтем кристалл. Затем, выждав некоторое время, при этом, славя благородство и смелость славного наследника малика пустыни, он передал юноше чашу с напитком. Молодость падка на сладкоголосую похвалу, звучащую из уст старших людей, тем более стоящих значительно выше по лестницы власти и успеха, а особенно из уст чужестранца обладавшего столь привлекательной женой.

Гасан незамедлительно опустошил чашу дружбы и при этом как бы случайно прикоснулся рукой к руке Марии. Эл сделал вид, что не заметил этой вольности молодого человека и стал терпеливо ждать. Прошло некоторое время, которое малик и его гость провели в интересной беседе о делах Гарандии, как Эл заметил появление на лице Гасана чувства беспокойства и озабоченности. Гордый сын пустыни некоторое время мужественно сопротивлялся странному недугу столь некстати поразившего его кишечник, но затем, боясь потерять лицо от «пускания ветра», был вынужден покинуть шатер отца, дабы дать волю газам распирающих низ его живота.

Юноша еще дважды возвращался к чужестранцам, но всякий раз был вынужден вновь уходить, отчаянно проклиная тот злополучный кусок мяса или глоток айрана, приведших к расстройству его организма. Подобное и раньше очень часто случалось среди кочевников, и никто из присутствующих не заподозрил злого умысла.

Так с легкой руки Эла пылкий Гасан был надежно обезопасен как минимум на сутки, ровно столько действовало заморское средство из Зиндары, что позволило путникам, приятно отягощенным съеденной пищей, предаться сну перед ночной поездкой к каменным столбам, возле которых как они узнали, и располагался переход.

В любезно предоставленном для гостей вождем шатре, произошел маленький сбой. Озорная девчушка, во всю смотревшая на белую ханум столь смело надевшую одежду ее племени, заботливо раскатила перед гостями небольшую белую кошму в качестве спального места. Непривыкшая к подобному ложу Мария с испугом застыла у входа.

Видя замешательство девушки Эл, поспешил прийти ей на помощь. Он ласково обнял ее за плечи и, наклоняясь к розовому ушку, тихо прошептал:

— Дорогая здесь столько много посторонних глаз, которые с любопытством следят за всеми нашими движениями, поэтому я тебя очень прошу, будь осторожна в своих действиях, иначе у нас могут быть проблемы.

— Что ты имеешь виду?

— Твое откровенное нежелание ложиться на эту кровать, может быть воспринято хозяевами как презрение к ним и пренебрежением их обычаев.

— Ты боишься их? — зло, прищурив глаз, поинтересовалась Мария.

— Нет, только тогда будет очень трудно спокойно покинуть стойбище и достичь перехода.

— Слушай, а вдруг я захочу остаться здесь? — спросила девушка, продолжая проявить ненужную строптивость.

— Конечно радость моя, ты можешь остаться в этом верблюжьем царстве, стать новой женой славного Гасана, нарожать ему кучу детишек и навсегда посвятить свою молодость и жизнь этим шатрам и пескам.

— Ты против этого?

— Мне жаль кошку Симу, которая страшно огорчиться, когда узнает, что ее очередное красивое пророчество не сбылось.

— Не дождешься дорогой! — гневно бросила Мария, скорчив гримасу, она показала Элу острый язычок и с чувством исполненного долга опустилась на кошму.

Затем они долго мостились на необычном ложе, примеривая под головы маленькие упругие подушки, и улеглись спина к спине. Спать Марии среди дня не хотелось, и она решила заняться расспросами Эла.

— Скажи, а ты сегодня сильно ревновал меня к Гасану, когда он разглядывал меня? — спросила девушка, повернувшись лицом к капитану.

— Мне сильно не хотелось драться с ним на мечах из-за тебя. Тогда бы нам не светил дружеский прием у этих очагов.

— Нет, правда, ты стал бы биться с мальчиком из-за меня?

— Правда.

— Боже как интересно!

Эл чертыхнулся про себя, но промолчал, пытаясь, все-таки уснуть, однако Мария не унималась

— Бедный мальчик он так на меня влюблено смотрел.

— Не влюблено, а похотливо. Очень надеюсь, что понос надолго прикует этого джигита к отхожему месту, и он не будет сопровождать нас к столбам.

— Так это твоих рук дело — догадалась девушка — низкий ревнивец! — и возмущенно стукнула своим кулачком по спине Эла.

— Нет, рыбка моя, осторожный прагматик.

На некоторое время девушка замолчала и на глаза мужчины уже стала наплывать сладостная дрема, как последовал новый вопрос.

— Слушай, а я нужна тебе?

— Ну, раз не бросил за все это время нужна.

— А зачем?

— Господи, нужна и все.

— Это не ответ.

— Другого не будет. Давай спать, а то, как в прошлый раз не выспишься, а затем во всем буду, виноват я.

Мария вновь стукнула Эла по спине, а затем капризно пожаловалась:

— Я не могу заснуть.

Раздосадованный Эл повернулся лицом к девушке и мстительно предложил:

— Хочешь, займемся любовью?

Спутница вспыхнула от негодования, презрительно фыркнула в лицо капитана и, отвернувшись от него, сварливо буркнула — Вечно ты глупости говоришь.

Капитан лукаво улыбнулся, а затем примирительно произнес: — Есть один верный способ заснуть, его всегда использовала моя мама, когда я капризничал по вечерам, не желая спать.

Мария обижено засопела, но ничего не сказала. Тогда Эл, осторожно распустил сколотые на затылке волосы девушки и осторожно положил свою руку на темя, принялся плавно скользить по коже пальцами, нежно массируя её голову. Так продолжалось несколько минут, по прошествию которых, Мария засопела и погрузилась в крепкий сон.

Пробуждение было приятным. Здоровый сон оказал благотворительное воздействие на путников, и когда знакомая девчушка стала будить гостей, те уже полностью восстановили свои силы.

На черном небе призывно блестели яркие звезды, когда Эл с Марией покинули гостеприимное племя и, погрузившись на верблюдов, отбыли прочь. Выказывая свое расположение к гостям, малик выделил им самых быстрых иноходцев, за что Эл был ему очень благодарен.

Мягко и плавно скользили путники над темным морем песка благодаря своим скакунам. Сопровождающий путников проводник уверенной рукой правил к каменным столбам ориентируясь строго по звездам. Ночной ветер в отличие от дневного собрата уже не был столь обжигающим и щедро дарил всадникам свою прохладу.

Мария не успела полностью насладиться диковинным видом ночных песков, как на горизонте скупо освещаемые молодым месяцем отчетливо замаячили два каменных столба. Ветры пустыни, особенно неистово бушующие здесь зимой, за многие года выточили эти фантастические фигуры из скальных выходов на поверхность.

Именно здесь располагался переход в долгожданную Малагу, где нетерпеливого капитана ожидала его белокурая невеста. Спешившись и поблагодарив проводника, Эл занялся поисками мембраны, но из-за темноты это было не так просто сделать. Капитан внимательно обходил раз за разом столбы, но так и не находил блестящих переливов указывающих на наличие перехода.

Эл уже начал нервничать, как совершено случайно заметил нужные ему блёстки там, где он их и не искал. Желаемый вход располагался не возле столбов, а сбоку в песчаной яме с крутыми стенами. Мужчина уже взял за руку свою спутницу как в это время раздался далекий и протяжный крик. Вскинув голову, в свете слабой луны, Эл увидел группу всадников скачущих в их сторону.

Кто это был, Гасан все-таки оправившийся от своей болезни или соседи малика Хафиза, капитан не хотел выяснять. В любом случаи новая встреча не сулила им ничего хорошего, Эл сразу определил это по хищной посадке всадников. От таких людей, всегда следует держаться подальше.

Ни теряя, ни секунды, он властно дернул засмотревшуюся девушку за руку, и вместе они заскользили по стенам ямы, на встречу хрустальной мембране поднимая тучу песка.

Шаг и блестящий экран полностью поглотил спутников, избавляя их от ненужной встречи.

Встречи; приятные и не очень.

Вначале был ветер. Эл сразу почувствовал на своем лице его приятную сухость и прохладу, едва мембрана выпустила их после очередного перехода. С первого же шага они оказались в густом тумане, сквозь который с трудом пробивались очертания аккуратно подстриженных кустов.

Подобное положение очень огорчало Эла, вновь была не Малага и к тому же, он совершенно не представлял, куда они попали в этот раз. Желая оглядеться, капитан не двигался с места, осторожно озираясь вокруг. Ветер мягко увеличил свой напор и вдруг плотный туман, подобно гигантскому занавесу ушел в сторону, открывая перед зрителями скрытую доселе картину.

Эл и его спутница стояли перед входом в какой-то большой парк, огороженный металлическим забором в виде заостренных зеленых прутьев скрепленных сверху и снизу широкой железной полосой. Ворот как таковых не было, и асфальтный пяточек входа сразу выстреливал из себя три дорожки с высаженными по бокам густыми кустами.

Было раннее утро, и солнце еще не показалось из-за горизонта, предвещая свое появление яркой зарей. Туман не полностью покинул эту местность, став от ветра более прозрачным, но по-прежнему обозначал свое присутствие клочками белой пелены. Она щедро висела на деревьях, что широкой аллеей начинались прямо от входа в парк и уходили в его глубь.

Капитан, охваченный каким-то смутным предчувствием, вошел в парк и двинулся вдоль его главной аллеи. По мере приближения его взору представали скамейки, выкрашенные в голубой цвет, за шеренгой кустов просматривались цветочные клумбы и травяные газоны. Видимо здесь стояло начало сентября, поскольку в кронах тополей и березок были заметные единичные желтые листья.

Было приятно свежо и хотелось дышать и дышать полной грудью этой природной холодностью, совершенно не замечая ее прохлады. Охваченный мыслью Эл стремительно вышел на главную площадь парка и встал как вкопанный. Перед ним находился огромный фонтан, посредине которого гордо возвышались два золотистых оленя. У капитана перехватило дыхание и часто, часто застучало сердце.

Это был город его детства, знакомый до слез и появление которого в Гарандии было невозможным, но это было так. Уже позже, ученые мужи поведали Элу, что раз в сто лет мембранные переходы забрасывают путников в страну грез, творя ее из воспоминаний человека, однако это будет потом, а пока пораженный Эл смотрел на фонтан своего детства.

— Красиво — тихо произнесла девушка, став рядом с капитаном, но тот ничего не ответил, а только вздохнул и устремился прочь. Быстро шагая по сухому асфальту, Эл продвигался, вперед, постоянно шаг за шагом проверяя свою память. Аллея плавно вывела его к другому выходу, чье присутствие было отмечено в поредевшем тумане двумя большими чугунными колонами.

Ранее на них висели ворота, но теперь об их присутствии напоминали только большие петли. Возле них сходились все три дорожки, образуя широкую площадку. Справа располагалась военная стела, слева красивый павильон с застекленными окнами. Бросив прощальный взгляд на фонтан, капитан покинул, держа направление строго на юг.

Слева от них потянулись невысокие дома, соединенные между собой изящными арками и проемами, чьи фасады оставались скрытыми в собственной тени. Шаги идущих путников скрадывались рассыпанным понизу туманом, слабо проступающим из-за низкой кованой решетки отделяющею тротуар от придорожного газона. Дорога неуклонно поднималась вверх, но благодаря строителям это было совсем незаметно.

Мелькнул большими окнами угловой дом и Эл вышел на перекресток, слева в глубине квартала сквозь туман угадывался массив школьного здания, где капитан начинал свою учебу, но сейчас это совсем не волновало его. Он шел дальше и дальше к одной ему ведомой цели. Снова с левой стороны потянулись дома, теперь они были массивнее и выше подобно крепостным башням красиво соединенные друг с другом высокой ажурными арками в псевдо мавританском стиле.

Перед Элом возникла до боли знакомая лестничный портал, взлетающий высоко вверх, дабы скрыть крутизну холма, на котором расположились строения. Ступенька, ступенька, одна, вторая, небольшой пролет десятая, шестнадцатая и впереди как необъятная степь разлилась улица заботливо ограниченная невысокой бетонной оградой, с каменными цветочными вазами, в которых виднелись яркие бутоны.

Спутница капитана осторожно подошла к краю ограды и увидала внизу все тот же придорожный газон, обсаженный с двух сторон ровными аллеями карагачей. Она с интересом попыталась разглядеть противоположную сторону, но Эл недовольно дернул ее за руку, и они вновь заспешили вперед. Мужчина очень торопился, всем своим видом показывая, что главная цель уже близка.

Вот из тумана выплыл уютный сквер украшенный гранитным постаментом, вокруг которого словно в почетном карауле застыли шеренга тополей и березок. Эл только мельком взглянул на него и поспешил дальше. Вот они миновали высокий красноватый дом, и капитан наконец-то свернул в долгожданный проход между домами и оказался во внутреннем дворе.

Он был обсажен ровным строем деревьев, в промежутке которых стояли массивные деревянные беседки. Эл как на крыльях пролетел мимо массивного серого дома с небольшими балконными беседками и остановился перед желтым трехэтажным домом. Солнечная заря с каждой минутой все усерднее расправлялась с туманом, отгоняя его в дальни уголки пространства.

Где-то сзади лениво побрехивали невидимые глазу собаки, из-за ближайшей беседки на пришельцев с опаской поглядывал серый кот готовый в любую минуту задать стрекоча. Однако Эл не замечал этого. Его взор был устремлен к двум окнам на втором этаже, слабо мерцающим в лучах рассвета. Это был его дом детства, из которого он когда-то ушел в большую жизнь.

Сердце молодого человека сжигало огромное желание войти в широко распахнутую дверь подъезда и, поднявшись по крутой лесенке позвонить в звонок. Но он стоял, словно приросший к земле не смея сделать ни одного шага. Горло перехватывали предательские спазмы и по щекам сбежали две маленькие слезинки. Эл вновь и вновь неотступно смотрел на раскрытую форточку одного из окна, радуясь и печалясь.

— Что это? — удивленно спросила его спутница, с интересом разглядывая кошку, которая доверчиво терлась о её ноги. Однозначно, кошачий род испытывал явное расположение к Марии.

— Ничего — глухо проронил Эл недовольный тем, что посторонний вторгается в его внутренний мир. Он глубоко вздохнул и так, не решившись войти в дом, резко шагнул в проем между домами. Обогнув дерево, капитан миновал небольшой проход и вышел на улицу. И здесь его ждал новый сюрприз. Напротив, через дорогу должно было находиться дамское швейного ателье, но с ним произошли удивительные метаморфозы. Вместо него находился огромное белоснежное строение, явно принадлежавшее античной эпохе. Оно вознеслось ввысь, развернув перед остолбеневшим капитаном, стройный фронт двойных мраморных колонн.

В нешироком проеме между ними, находились фигуры людей изящно высеченные из камня. В самом центре стояла облаченная в доспехи женщина с округлым шлемом на голове. Левой рукой она придерживала стоящий у ее ног выпуклый щит с изящными вырезами по бокам, а свою правую руку, сжимающую дротик, она занесла для броска прямо перед собой.

Слева и справа от этой неизвестной Афины Паллады располагалось еще несколько женских статуй, которые сжимали в руках луки, копья и секиры. Все они так же были в доспехах, но при этом ни один из них не повторял друг друга. Венчал колоннаду треугольный портик с обильной фронтонной лепкой в виде гирлянды скачущих всадников, причудливых зверей и фавнов.

С замиранием сердца капитан приблизился к этому завораживающему строению и, насладившись увиденной красотой, стал обходить здание справой стороны. Здесь на уровне второго этажа, опираясь на массивную каменную основу, по-прежнему тянулся двойной ряд колонн, заканчивавшийся аналогичным порталом, но теперь с широкой лестницей. Эл торопливо вдоль боковой колоннады храма и приблизился к лестнице.

Её ступени шли плавной волной вверх, чуть срезая свою ширину. В двух местах по бокам лестницы, на небольших пролетах, находились огромные чаши, наполненные яркими цветами, красного и фиолетового оттенка. Быстрым шагом капитан и его спутница взошли по ступеням наверх и ступили под тень колонн храма.

У входа стояли две массивные женские статуи, подпирающие своими изящными головами входное перекрытие. Сквозь неширокий проем пробивались отблески огня горящего внутри храма ярким светом. Вошедшие в здание сразу отметили его высокие внутренние стены, в которые были вделаны подставки для факелов ярко освещающих убранство помещения.

В глубине помещения виднелась еще одна женская фигура сидящая на троне. Красивые белые руки величественно возлегали на ручках трона, мастерски украшенных причудливым цветочным барельефом. Элементы платья была так любовно выточены из мрамора неизвестным мастером, что казалась вполне реальным одеянием Сидящая королева, а об этом явно говорила величественная корона на голове статуи, была очень высокой женщиной и если бы она встала, ее рост бы значительно превысил два метра.

Лицо статуи было очень красивым. Буквально каждая черточка дышала совершенством творения, но при этом в нем читалось высокомерие и даже жесткость мраморной особы.

— Снежная королева — почему-то подумал Эл и в тот же момент, лицо статуи чуть заметно дрогнуло. Скорее всего, виной тому был блик огня настенных факелов, но капитану неотступно казалось, что он вступил в ментальную связь с холодным изваянием. Морозная волна воздуха вдруг прошла по его голове и сейчас же, где-то в глубине мозга что-то тонко и противно запищало, словно зуммер тревоги.

Перед мраморной красавицей располагалось широкое мраморное основание, которое Эл вначале принял за стол из-за его размеров. На ее ровной поверхности стоял небольшой золотой колокол с изящной каменной опорой. Чуть правее, лежал маленький молоточек с ручкой из слоновой кости, инкрустированной перламутром.

Пока капитан любовался красотой каменного творения, девушка сосредоточено изучала предметы, лежащие на мраморном основании. Они больше всего привлекли ее внимание и с каждой минутой все сильнее и сильнее притягивали к себе ее взгляд.

Эл спохватился только тогда, когда его спутница уже сжимала в руке молоточек и замахнулась чтобы ударить по колоколу. Он в последнюю минуту сумел перехватить руку девушки, и что было сил, сжал ее тонкое запястье, заставив выпустить из пальцев взятый ею по неосторожности предмет. Капитан вдруг интуитивно почувствовал, что крайне опасно ударять по колоколу молоточком, резонанс которого может погубить их.

Упав рядом с колоколом молоточек, слабо звякнул о каменную поверхность, но и этого оказалось достаточным, что бы все вокруг пространство стало наполняться глухим гулом. От накатывающихся одна за другой звуковых волн, все вокруг Эла и девушки стало ощутимо качаться, медленно и неотвратимо сливаясь в чудовищную круговерть. Сильно давило на уши и поэтому путники отчаянно прижимали к голове руки, стараясь хоть как-то защитить свой слух от этих ужасных терзаний.

Постепенно все пространство стало крутиться подобно огромному водовороту, и Эл с ужасом стал замечать, что его неотвратимо влечет в центр воронки. Неизвестно откуда появился туман, который стал быстро поглощать все вокруг, в том числе и попутчицу капитана. Ее силуэт с каждой секундой все хуже и хуже просматривался в молочной пелене и, опасаясь полностью потерять девушку, Эл стремительно вытянул вперед свою длинную руку и во всю силу своих легких позвал.

— Анна, Анна! — громко звал он, жадно шаря по туману широко раскрытой рукой.

— Анна дай мне руку или мы пропадем!! — кричал Эл, но голос его тонул в белой мгле, от чего в душу капитана наполняло чувство страха и ужаса.

— Анна!!! - отчаянно вскричал капитан, и в этот момент тонкая кисть девичьей руки угодила в его ладонь. Пальцы Эла мгновенно захлопнулись на ней, вцепившись мертвой хваткой. Неведомая сила водоворота закружила тела, пытаясь оторвать их, друг от друга, но мужчина не выпустил свою добычу, продолжая крепко удерживать ее возле себя.

Все кончилось так же внезапно, как и началось. Раздался знакомый треск мембраны, и оба измученные бешеным вращением тела, обессилено рухнули друг на друга, так и не расцепив замка своих рук.

Эл сразу ощутил на своем лице присутствие соленой влаги, которую сильный ветер обильно приносил с широких просторов моря. Осторожно отодвинув в сторону девушку, он приподнялся и осмотрелся. Переход вновь сыграл с ними злую шутку; капитан наконец-то получил столь желаемое им море, но вместо Малаги путники оказались в соседей Боавинте, расположенной в семи днях пути.

Свершенное им открытие и радовало и огорчало Эла. Его дом теперь был гораздо ближе, но мембран перехода больше не было. Отныне путники могли рассчитывать только на свои ноги.

Капитан не стал долго предаваться унынию и печали от очередной неудачи, он рывком поднял свое усталое тело, и насколько это было возможно, галантно помог встать Анне. Та с трудом стояла на ногах, и едва только сделав первый шаг, она была вынуждена ухватиться за Эла.

— Ничего, ничего. Все будет прекрасно дорогая — нежно говорил капитан, помогая девушке устоять на месте — сможешь идти?

— Нет — измученно улыбнулась Анна — сильно кружится голова.

— Ну и ладно — Эл с легкостью оторвал девушку от земли и, держа её на руках, уверенным шагом направился к городку, чей силуэт отчетливо виднелся на фоне синего неба и желтого песка.

— Крепче держись за шею, и при этом можешь сказать какой я хороший.

— Ты действительно молодец. Я никогда в жизни не встречала мужчину подобного тебе — искренно говорила Анна, нежно заглядывая в лицо Эла.

— Как приятно слушать про себя такие вещи — задорно произнес Эл, но Анна не приняла его настроя.

— Не надо так — тихим голосом попросила девушка и, шмыгнув носом, зарылась лицом в куртку капитана. Он ничего не сказал и только чуть крепче сжал в руках свою ношу и больше никто из них не проронил ни единого слова до самой Боавинте.

Путники остановились в одном из трактиров, которые в большом количествах имеются в любом портовом городе. У Эла не особенно лежало сердце, заходить в подобное заведение, но оба путника нуждались в отдыхе, и им требовалось основательно подкрепиться.

Сев на широкую лавку поближе к огню очага оба с наслаждением вытянули свои усталые ноги, наслаждаясь долгожданным покоем. Подскочившему с поклонами слуге капитан заказал плотный ужин на двоих, прибавив к нему кувшин местного вина. Вскоре заказ был подан и оба изголодавшихся путника, с удовольствием принялись оценивать качество трактирной кухни.

Однако полностью насладиться местными яствами им не дали. За соседним столом сидела шумная кампания моряков, которые видно только, только сошли на сушу, после долгого плавания. Все матросы были навеселе, и вид Анны моментально привлек внимание захмелевшей команды. Вначале они только бросали восторженные взгляды в сторону стола Эла, но постепенно вошли в раж от выпитого и незамедлительно перешли к новому этапу знакомства.

— Клянусь своими потрохами, а эта милашка вполне недурна собой — громко, явно рассчитывая привлечь внимание Эла, произнес один из матросов, рыжий детина со шрамом на физиономии. Его слова были поддержаны дружным ржанием охрипших глоток. Один за другим посыпались сальные эпитеты, которые оценивали прелестей девушки.

Задиры ждали реакции капитана, но Эл молчал. Он все для себя уже давно решил, незаметным движением руки ослабив застежки на куртке, и выдвинув из ножен свой клинок.

— Доедай спокойно — произнес он Анне, которую комплименты матросов с начала заставили побледнеть, а затем покраснеть. Задир было шесть человек, но все они были сильно пьяны, что бы представлять серьезную угрозу для лесного стражника.

— А не уступит ли благородный господин нам свою кралю — продолжал развивать тему рыжий.

— Мы хоть и не благородные доны, но вполне сможем объездить ее ничуть не хуже его.

Эти слова вызвали новый взрыв веселья за столом морских бродяг, чем подтолкнул говорившего на новые действия. Под дружеские подначки, рыжеволосый встал из-за стола и нетвердым шагом направился в сторону Эла. Не спуская плотоядного взгляда с Анны, он оперся двумя руками о стол путников и, источая зловонное дыхание, насмешливо произнес:

— Я охотно куплю эту кралю для нашей компании за пять золотых. Это вполне приличная цена клянусь богом.

Говоря эти слова, детина внимательно наблюдал за капитаном, но тот спокойно выслушал его предложение, продолжая, есть свой ужин. Обрадованный явным проявлением трусости со стороны капитана, матрос важно задрал голову и с вызовом сказал:

— Так каков ваш ответ дорогой господин? А?

— Покажи деньги — тихо, но внятно произнес Эл.

— Что? — с недоумением переспросил моряк, явно не ожидавшего такого ответа.

— Покажи деньги.

Рыжеволосый усмехнулся, оторвал одну руку от стола и потянулся к карману, и в этот момент на разгоряченное лицо матроса упала тарелка с острой подливкой, которую Эл молниеносно швырнул в него. Еще обидчик не успел очистить свои глаза от жгучей смеси, как капитан крепко ухватил его за шею и со всего маха припечатал его голову к дубовой столешнице. От этого удара матрос рухнул как подкошенный и больше не вставал.

Его собутыльники до этого с интересом смотревшие за всем происходившим издали яростный вопль и бросились на Эла. Метко брошенный капитаном кувшин попал прямо в голову одному из мстителей, сократив их число ровно на одного, а острая шпага слепящей молнией промелькнувшей перед глазами, заставила остальных моряков боязливо отпрянуть в сторону.

Однако моряки оказались не из трусливого числа и, справившись со страхом, вскоре вновь устремились на обидчика своего товарища. Двое из них с острыми навахами одновременно атаковали Эла, желая поскорее омочить свои ножи кровью незнакомца. Однако лесной страж сделал стремительный выпад, шпагой пробив острым клинком руку одному из нападавших а, чуть позже перехватив запястье другого моряка, нанес коварный удар коленом в его пах. Несчастный сразу выронил нож и, скорчившись в три погибели, рухнул на пол, отчаянно подвывая от нестерпимой боли.

Несмотря на столь неудачное начало, морские забияки не отступили прочь, и продолжили свои атаки. Оценив владение противника клинком, один из матросов подскочил к трактирному очагу и выхватил из него раскаленную кочергу, которой до этого хозяин ворошил горящие угли. Грозно размахивая своим оружием, он стал теснить Эла, намериваясь прижать его к стене и там основательно поквитаться с ним.

Медленно отступая под натиском огненного оружия, капитан терпеливо дождался момента, когда матрос, увлекшись своей атакой, ослабил свое внимание и сам перешел во встречную атаку. Поймав противника на высоком замахе, Эл скрестил свою шпагу с кочергой и принялся давить врага, что было сил. На его плечи и руки, падали частички раскаленного железа, но капитан не отступал и продолжал давить неприятеля.

— Сбоку! — раздался тревожный крик девушки и Эл успел среагировать на атакующего его с правой стороны второго врага. Вовремя ослабив своё давление на противника, он ловко отскочил назад, предоставив тому возможность рухнуть на своего товарища вместе с пылающей кочергой.

Раздался крик ужаса и громкие причитания матроса от встречи с раскаленным предметом и по трактиру распространился запах горелой плоти. Эл толкнул ногой кочергоносца, и оба тела покатились по полу трактира, издавая отчаянные вопли.

Разгоряченный боем он повернулся, что бы поблагодарить Анну и слова благодарности застряли у него в горле. Ранее раненный матрос, поднял с пола оброненную им наваху и, зажав нож здоровой рукой, яростно наседал на девушку, которая отчаянно отбивалась от стального лезвия. Неумело действуя левой рукой, моряк тем ни менее уже успел поранить руку девушки и в нескольких местах порезать ее одежду. Стремясь спасти Анну, капитан подхватил свое оружие подобно копью и метнул его во врага. Стальной клинок со свистом пронесся по воздуху и воткнулся точно в плечо обидчика в тот самый момент, когда тот собирался нанести новый удар.

Вскрикнув от боли, матрос рухнул на колени перед девушкой и тут же получил в лицо сильный удар коленом. Его зубы громко клацнули и, не спуская с девушки горящего взгляда, он стал заваливаться на спину и, пытаясь удержаться, ухватился рукой за её одежду. Анна едва смогла устоять, но уже подоспел Эл, который ударил противника кулаком по затылку, окончательно успокоив его.

Капитан извлек из тела противника свою шпагу и решил спросить девушку об ее состоянии, как ее лицо исказилось ужасом, а губы раскрылись для крика. Эл не зря был капитаном лесной стражи, он моментально развернулся, одновременно выставляя для защиты руку с клинком.

Выбывший в самом начале драки, в результате броска кувшином матрос, коварно атаковал Эла со спины, целясь в его голову тяжелым табуретом сделанного из крепкого дуба. Вся сила и ненависть моряка обрушилась на клинок Эла и добрая сталь не выдержала этого удара, обломившись у самой гарды. Лишившись своего любимого оружия, капитан взревел и со всего размаха удали нападавшего в лицо обломками шпаги.

Сражение закончилось с минимальными потерями для путников; Эл лишился своего оружия, а Анна получила легкое ранение предплечья. Наскоро замотав рану и бросив хозяину таверны золотой, капитан поспешил покинуть столь неуютное заведение.

Когда они переступили порог постоялого двора «Голубой попугай» сумрак уже покрыл Боавинту. Ноги путников ужасно гудели от ходьбы по городу, но Эл упрямо шел именно к «Голубому попугаю» поскольку хорошо знал его хозяина, который не будет задавать ненужных вопросов. И, правда, господин Жервье рассыпался в приветствии господину капитану и его спутницы и сейчас же проводил их в комнату на втором этаже с двумя кроватями.

Запалив лампу, Эл внимательно осмотрел рану спутницы и приказал слуге принести теплой воды, йода и чистых бинтов. Анна героически перенесла всю процедуру лечения, крепко стиснув зубы и прикусив губу. Лесной страж хорошо знал свое дело и вскоре свежая белая повязка, аккуратно украшала раненую руку молодой девушки сидевшей на кровати.

— Давай спать — произнес Эл, нежно чмокнув Анну в щеку — у нас был трудный день и еще более хлопотное утро.

Он уже собирался отойти от девушки, но она удержала его и, глядя прямо в глаза, попросила:

— Поцелуй меня,… пожалуйста. — Что-то дрогнуло в лице капитана, и он не смог отказать своей спутнице в этой просьбе. А дальше все сложилось само собой и долгий поцелуй, и жаркие объятия. То была ночь любви, стучали в единый такт сердца и тела горели огнем страсти. И только в голове у Эла, почему-то одна за другой всплывали строчки забытого стихотворения.

— Был мягок щелк ее волос и завивался точно хмель.

Она была душистей роз, та, что легла со мной в постель.

А грудь ее было кругла, казалось снежная зима

своим дыханьем намела два этих маленьких холма.

И все она была чиста как эта горная метель.

Когда рано утром Анна проснулась в своей кровати, рядом никого не было. Ее одежда была аккуратно сложена на стуле, в окно ласково смотрело солнце, а Эла нигде не было. Комок грусти и разочарования подкатил к горлу девушки, слезы навернулись на глазах, и она рухнула на подушку. Совершенно не такой она представляла себе утро первой любви.

Эл появился через полчаса, радостным голосом объявив, что горячий завтрак леди сейчас подадут прямо постель, а затем им предстоит поход на базар, поскольку одежда Анны претерпела весьма значительные потери. От этих слов девушка радостно воспряла духом, но вскоре убедилась, что это был только галантный маневр и больше ничего.

В шумных товарных рядах города, капитан выбрал Анне новый наряд, в котором она выглядела женой зажиточного мещанина. И еще один подарок сделал Эл своей девушке, купив на лотке менялы, простенькое золотое колечко с бирюзовым камушком. В начале Анна не хотела брать его, но едва колечко оказалось на ее пальце, волна тепла прокатилась по руке девушки и она немедленно переменила свое первоначальное мнение, поскольку хорошо знала, что это очень хороший знак.

Себе капитан купил новый клинок взамен утраченного. Он был великолепно сбалансирован, имел изящную рукоятку в виде изогнутого дракона и был сделан, из необычного сплава стали. Голубые линии буквально струились по лезвию оружия, завораживая своей красотой. На вопрос о происхождении клинка, продавец начал плести что-то о дальних островах с руинами древних храмов, в которых и был найден этот клинок матросами, которые и привезли это оружие на продажу хозяину оружейной лавки. Из всей этой красочной болтовни Эл понял что, скорее всего клинок имеет темное прошлое. В прежнее время он благородно бы отказался от подобной покупки, но сейчас ему предстояла дальняя дорога, и иметь оружие было как никогда необходимо. А кроме этого он не в силах был расстаться с клинком, который буквально притягивал его к себе таинственным образом.

Основательно поторговавшись с хозяином лавки, капитан все-таки купил его за восемь золотых, выторговав себе в придачу чудесный кливец ручной работы. Этот вид оружия не сильно пользовался любовью у жителей Боавинте, и торговец был только рад избавиться от залежалого товара.

Полностью вооруженные и переодетые путники явились на постоялый двор ближе к полудню, где их ждал прощальный обед и два коня специально подобранные хозяином по просьбе капитана. Один из них имел женское седло для Анны, что было очень важно в предстоящей дороге.

Сгорая от нетерпения близкой встречи с Вероникой, капитан быстро завершил трапезу, и вскоре путники уже миновали городскую черту Боавинте и устремились к Малаге, до которой было всего неделя пути, а Эл собирался одолеть за четыре дня.

Замок Модель и его обитатели.

Дорога на Малагу тянулась узкой полосой вдоль моря, надежно подпертая с одной стороны мощными горными каменными склонами. Собственно говоря, это были уже не совсем горы, а жалкие остатки того величия, что много веков назад гордо возвышалось здесь. Тогда горные пики парили в вышине наравне с красавцами орлами, а теперь они лишь мешали общению между двумя приморскими городами.

Время нещадно разрушило былую красоту и величие каменных великанов, превратив их в небольшие возвышения, обильно поросшие лесом. Теперь через них можно было спокойно проехать в Малагу, тем самым значительно сократив время своего пути, если держаться морского побережья с его многочисленными петлями, подъемами, спусками и прочими неудобствами. Местное население быстро оценили все выгоду подобного расклада и стали организовывать всевозможные трактиры и постоялые дворы на коротком пути к Малаге.

Вот только таких умных оказалось слишком много и поэтому вместо одной дороги появилось несколько лесных троп, указатель каждой из которых извещал, что это самая короткая дорога. По одной из таких троп и поехали Эл и Анна, стремясь сократить последний отрезок своего пути. К концу второго дня они попали под сильный ливень, который полностью промочил их одежду и поэтому когда после очередного поворота тропы перед ними попался указатель с надписью «замок Модель» путники, не задумываясь, устремились туда.

На их счастье они успели рассмотреть стены замка, перед тем как вечерние сумраки окончательно не скрыли лесную дорогу перед ними. Когда они подъехали к замку, оказалось, что он располагался на холме, отчего его невысокие стены казались более монументального вида. Через оплывший от времени ров был, перекинут подъемный мост полностью лишенный своих могучих цепей, как и воротные решетки, демонтированные много лет назад. Единственно солидным предметом в обороне замка являлась крепкая дубовая дверь, над которой на цепях висел фонарь. Именно в нее и принялись отчаянно стучать наши продрогшие путники, в надежде поскорее получить возможность обогреться у огня.

Ждать пришлось не особенно долго и, наконец, к великой радости Эла и Анны, створка ворот медленно поползла в сторону, давая им возможность попасть за замковые стены. Внутри замка почти все пространство занимала главная башня, мощный донжон в трех этажах, в котором и размещалось все население Моделя.

Впустивший путников в замок человек, был одет в поношенную лакейскую ливрею и находился в солидных годах. Однако это совсем не помешало ему расторопно принять коней и повести их в сторону деревянного строения смутно выделяющееся у стен замка.

Герлец, таким именем назвался этот человек, любезно дал Элу свой фонарь и махнул рукой в сторону одной из дверей донжона, указывая прибывшим путь к живительному теплу. В огромном приемном зале, основательно утративший свою былую роскошь, путников встретил огромный камин, в котором весело трещали сосновые поленья, источая спасительный жар для основательно продрогших людей. Спеша согреться, путники так были заняты своим дело, что совершенно не уловили того момента, как в зале появились хозяева замка.

Чей-то глухой голос тактично кашлянул, и Элу этого было вполне достаточно, чтобы быстро развернуться и уже через секунды учтиво склонить голову перед пятью людьми с интересом рассматривавших прибывших к ночи гостей.

— Маркграфиня Аделаида Модель! — зычно и внятно объявил Герлец, явно следуя старым канонам приема гостей. Стоящая в центре седовласая дама пятидесяти с достоинством двинула головой, и Эл сразу понял кто в этом доме хозяин. Именно на её груди возлегала тяжелая массивная золотая цепь, с большой маркграфской короной и гербом посредине. Находившийся справа от хозяйки молодой человек с тонкими губами и большими залысинами на голове, чью грудь украшала цепь с малой маркграфской короной, оказался молодым маркграфом Крисом, а молодая белобрысая особа с мелкими чертами лица и холодным взглядом была его жена Эдда Модель.

Её хрупкую шею венчала тонкая золотая цепь с брелком в виде лучистой звезды, которая наглядно говорила о косвенной принадлежности хозяйки к маркграфству Модель. Два молодых атлета, призванием которых явно было сражение и бой, являлись дальними родственниками маркграфини Рауль и Кольбер.

— Капитан стражи Малаги Эл Благородный! — с достоинством отрекомендовался офицер, заметив, что его звание произвело впечатление на хозяев.

— А это ваша… — сделав многозначительную паузу, медовым голосом сказала Эдда, давая понять капитану, что знает истинное положение Анны, от чего последняя залилась алым цветом.

— Это моя жена Анна миледи — холодно произнес Эл, ставя на место зарвавшуюся аристократку — Мы возвращаемся в Малагу от Самоцветных гор и порядком устали в дороге. Если вас не затруднит, то мы хотели бы переночевать в вашем замке, если же нет, то мы покинем вас, как только обсушившись у огня.

— Что вы, что вы капитан, не может быть речи позволить вам уйти в такой поздний час, при такой скверной погоде. — энергично запротестовала властительница Моделя — Что подумают о нас соседи и что скажет совет Малаги. Нет, нет и нет. Герлец проводи господ в комнату для гостей и прикажи Планку растопить там камин. Надеюсь, что вам там будет удобно и через час, мы ждем вас к ужину в малом зале, лакей пригласит вас.

Все это маркграфиня произнесла голосом полного радушия, одновременно ткнув собранным веером в бок своей невестки. В глазах Эдды мелькнула злость и, развернувшись на каблуках, она поспешила покинуть приемную.

— Ты явно не понравилась молодой маркграфини — произнес Эл Анне, когда оба путника уселись в мягкие кресла перед огнем и вытянули ноги.

— У этой курицы в полинялом наряде нет ничего, кроме золотой титульной цепи на худой шее и глупого личика — гневно фыркнула девушка — и не смей мне говорить, что ты нашел в ней что-то привлекательное.

Эл снисходительно улыбнулся. Он прекрасно понимал, что девушки были приблизительно одногодками и поэтому, между ними сразу возникло чувство соперничества друг перед другом.

— По-видимому, все-таки какие-то достоинства в ней есть, поскольку маркграф, сделал ее своей женой.

— Ты ровным счетом ничего не понимаешь в этих причинах — горячо парировала слова Эла Анна — могу поспорить на ломаный грош, что она либо дочь нищих соседей, решившись объединить остатки своих угодий в одно целое, либо обнищалая горожанка, прельстившаяся маркграфским титулом этого захолустья.

— Эти рассуждения мне кажутся слишком притянутыми за уши — начал Эл, но девушка прервала его.

— Неужели ты не видишь ее неравенство среди этих аристократов. Поэтому она и напала на меня в гостиной, желая возвыситься с помощью моего унижения. Стремясь быть равной среди хозяев замка, эта молоденькая гадючка с головой выдает свое более низкое происхождение.

— Возможно, ты и права — примирительно сказал капитан по жизненному опыту знающий, как опасны, бывают порой пытки лишить женщину ее иллюзий.

Обогревшись у огня и обсушив свою одежду, гости замка Модель решили осмотреть его и покинули свою комнату раньше назначенного хозяйкой срока. Короткий коридор привел их в большую гостиную, где с обеих сторон на незваных гостей взирали портреты прежних владык замка.

С одной стороны расположились одетые в золоченые рамы гордые изображения мужской половины замка, а на противоположной стороне, не менее величаво разместились женские лики. Кроме высокомерия и властности эти лица мало что объединяло, Эл с большим трудом отмечал признаки сходства среди маркграфов Моделя. Единственно, что было общим так этот обязательный красный цвет камзола или туники у мужчин и платье белого цвета у женщин.

Путники еще не успели полностью осмотреться, как в стене распахнулась мало приметная дверь и из нее появилась старая маркграфиня.

— Любуетесь нашей родословной галереей? О, она достойна вашего внимания господа. Все дело в том, что старшинство рода Моделей ведется по женской линии, а не по мужской. Корону и цепь маркграфства всегда наследует женщина, так было в начале, так будет и в будущем.

— Простите, но значит ли, что по прошествию лет власть в этом замке перейдет к вашей невестке Эдде?

— Конечно, нет. Бедная девочка совершенно напрасно строит глупые иллюзии в отношении этого. Подобное не случиться никогда, поскольку в случаи моей смерти, регентом станет мой сын Крис, до тех пор, пока у него не появиться потомство женского пола, и она не достигнет совершеннолетия.

— Но этого может не случиться по вполне обычным жизненным причинам?

— Вынуждена вас огорчить госпожа капитанша этого не случиться. Моя сноха Эдда рано или поздно обязательно родит моему сыну ребенка, и это будет девочка. Это видите ли наша древняя родовая особенность, благодаря которой титул маркграфа замка Модель всегда остается за женщинами нашего рода — любезно пояснила Аделаида, пристально глядя в лицо Анны — Ни у какой другой женщины нет шансов занять трон замка Моделя.

— Так уж ни у какой? — сварливо спросила Анна, которую задели последние слова дамы.

— Только после смерти всех представителей нашего рода. Так звучит родовое пророчество, которое согласно старинным летописям нашего замка, было сделано великой Согвиль, прародительницей всего рода Модель — торжественно ответила женщина и указала на самый крайний портрет в ряду женских изображений.

Взглянув на изображение, оба путника чуть не вскрикнули от удивления, со старинного полотна, гордым взором на них смотрела их давняя знакомая снежная королева.

— Необычное пророчество — сказала Анна, зябко передернув плечами — а что стало с вашей первой дамой?

— О, вы очень любознательна милочка. Согласно фамильному приданию Согвиль была очень искусна в магии и видела далекое будущее. Все ее предсказания обязательно сбывались, и это вызывало черную зависть у других знатоков этого искусства. Составив заговор, они якобы вызвали несчастную Согвиль на состязание и во время поединка околдовали ее мощным общим заклинанием.

— Бедняга — сочувственно произнес Эл, продолжая разглядывать портрет снежной королевы, которая смотрела с него как живая.

— Да, обманутая бедняжка — с готовностью подхватила Аделаида, услышав сочувствие к своему предку — она уснула глубоким сном, и заговорщики поместили ее в пантеон, где она и поныне восседает на своем высоком троне. Однако враги не смогли ее полностью уничтожить. Согласно требованию обряда погружения в сон, они должны были создать противовес своим чарам в виде колокола и молоточка. В назначенный час избранная богиней девственница попадет в храм и, ударив в него, разбудит Согвиль.

— Красивая легенда.

— Это не легенда, это фамильное пророчество, господин капитан — холодным тоном произнесла маркграфиня, явно обидевшись за свою предшественницу — извините меня, но мне надо удалиться, ужин через десять минут в соседнем зале.

— Да влипли — тихо произнесла Анна, едва дверь закрылась за ушедшей дамой.

— Не нравиться мне все это. С удовольствием покинула бы этот милый замок, несмотря на дождь и ночь за окном.

— Я бы тоже составил себе компанию, но боюсь, это вызовет массу недовольства хозяев замка, которые могут расценить наш уход как оскорбление их достоинства. Так, что придется немного потерпеть общество местной аристократии и быть постоянно начеку.

На ужине присутствовали все представители клана Моделя. Одетые в темные платья они чинно восседали на стульях с высокими спинками, неторопливо пробуя все блюда которые подавали уже знакомый путникам Герлец и невозмутимый Брулл. Третий слуга, вертлявый Консель только командовал ими, выказывая всем своим видом свое более высокое положение.

Эл и Анна были посажены по правую руку от Аделаиды, на чьи вопросы они и отвечали весь вечер. Остальные члены семейства лишь учтиво улыбались и не спешили присоединяться к беседе. Маркграфиня расспрашивала о новостях Малаги, и ей отвечал в основном Эл, в то время как Анна обменивалась холодными взглядами с Эддой сидящей напротив ее. Молодая маркграфиня с призрением взглянула на золотое колечко, с синим камнем сиротливо украшавшее палец Анны, тогда как на её руках блестели дорогие перстни и печатка с маркграфской звездой.

Ощутив укол ревности, Анна незаметно перевернула кольцо, камнем внутрь, превратив перстенек в подобие обручального кольца. Прошла минута и вдруг девушка явственно ощутила, как слабая волна приятного тепла заструилась по ее руке прямо из камня. Не имея возможность получше рассмотреть свое колечко, девушка с большим трудом дождалась окончания ужина. Перед завершением трапезы, Аделаида предложила тост за гостей, тогда как Эл пожелал выпить за хозяев. Гостям, в отличие от хозяев, вино налили в стеклянные бокалы, имевшие изящно перевитые тонкие ножки. Капитан осторожно попробовал его но, видя, как дружно выпили хозяева замка, смело последовал их примеру.

Вино было несколько слащавым с чуть заметным горьким привкусом. Эл никак не мог объяснить его наличие и, в конце концов, списал все на старость напитка. Этот привкус был объяснен немного позже, когда сидя в каминной, куда маркграфиня позднее предложила перейти, дабы продолжить приятную беседу с обитателями замка Модель Эл и Анна вдруг ощутили, что не могут пошевелить ни рукой, ни ногой, при полном их сознании.

— Возникли проблемы, господин капитан? — ядовито осведомилась маркграфиня, заметив тщетные попытки Эла ухватиться за эфес своей шпаги и насладившись моментом, пояснила — это сок гамаячи, он полностью парализует человека, сохраняя при этом ясность ума. Не думала, что мне удастся так легко справиться с человеком, о котором меня предупредила во сне великая Согвиль. Это не красивая легенда господин страж Малаги, наша прародительница постоянно связывается с нами в наших снах и дает советы.

— Лучше бы она дала бы вам совет как преодолеть вашу бедность — презрительно бросил Эл, осознав безвыходность своего положения.

— Негодяй! — взвизгнула маркграфиня и хлестко ударила капитана по лицу своими кожаными перчатками — тащите их в библиотеку, к зеркалу судьбы — приказала она остальным и круто повернувшись на каблуках, вылетела из комнаты.

Мужская половина замка молча повиновалась женщине и грубо потащила безвольные тела пленников на третий этаж, под самую крышу. Здесь располагалась библиотека с огромным напольным зеркалом. Бросив Эла и его подругу на пол, они поспешили удалиться, оставив гостей наедине с молодой Эддой. Она немедленно набросилась на Анну, осыпая ее тело ударами рук.

— Мерзавка, ты посмела назвать меня курицей в линялом наряде! Меня Эдду Болейн! Ты жестоко заплатишь ничтожество и оборванка с дешевым кольцом и длинным языком, посмевшая обсуждать меня в стенах замка Модель!

Выпали все это, Эдда набрала в грудь воздуха, что бы продолжить свои обвинения, но Анна опередила ее. Лежа на животе, она все-таки сумела приподнять голову и, презрительно посмотрев на соперницу с укоризной, произнесла: — Подслушивать ваше сиятельство это так низко. Нельзя же опускаться до уровня дворни.

Стрела попала не в бровь, а в глаз и яростно взвизгнув во весь голос, Эдда ринулась на беззащитную жертву. Шипя, словно дикая кошка, маркграфиня принялась с упоением рвать на Анне платье, быстро обнажая спину девушки.

— Вот тебе за язык, вот тебе за сравнения, вот тебе за все! — гневно выкрикивала она, ударяя Анну плетью, но непривычные к труду руки вскоре устали и утомившись, маркграфиня швырнула прочь орудие своей мести. Тонкие, закрученные в мелкие кудряшки волосы Эдды, от долгих трудов встали дыбом, и сквозь них просвечивалась розовая кожа молодого тела.

— Ничего, ничего — сварливо говорила она, Анне восстанавливая нарушенное дыхание — сейчас придет Ада, прикажет подвесить тебя за руки и тогда мой муж с братьями, спустят с тебя кожу.

Она противно захихикала, предвкушая это отвратительное зрелище. Между тем, Анна чувствовала, как ее правая рука буквально набухает, и становиться горячей от камня кольца который мощным насосом вливал в нее свою энергию. Девушка почему-то знала, что для спасения ей нужно коснуться своими пальцами ладони капитана, который лежал рядом с ней не в силах защитить ее от оскорблений. Медленно, миллиметр за миллиметром девушка все же смогла продвинуть вперед свою правую кисть и после огромных усилий осуществить задуманное.

Словно током пронзило тело капитана острая боль, которой медленно, но верно возвращала к жизни каждую его клеточку. Вначале появилось чувство онемения, затем покалывания и жжения. Постепенно безвольные мышцы стали наливаться прежней былой силой и крепостью. Эл не спешил действовать, ожидая момента, когда полностью вернет себе утраченную мощь. Он только ободряюще подмигнул Анне, пытаясь вселить в нее уверенность.

В этот момент дверь библиотеки с треском раскрылась и в комнату влетела Аделаида с горящим от гнева лицом. Из ее уст полились такие выражения, что сделали бы честь любому трактирному вышибале или ломовику извозчику.

- Я только, что общалась с первой маркграфиней с помощью хрустального шара. Эта дрянь была избранна Согвиль, что бы разбудить ее от колдовского сна и не сделала этого. Долгие столетия наша праматерь искала нужную деву для своего освобождения, и вот все рухнуло. Она не стала бить в колокол, уступив насилию своего идиота — возвестила маркграфиня Эдде.

— Но может быть сейчас, мы сможем исправить эту ошибку, отправив её через зеркало к Сольвиг и заставить свершить древнее предначертание — с жаром подхватила белесая фурия.

— Поздно. По собственной глупости она отдала свою девственность этому мужлану и теперь уже никогда не сможет разбудить великую Согвиль.

Аделаида грозным демоном двинулась к девушке, которую Эдда рывком подняла с пола и придерживала двумя руками. После прикосновения с Элом, Анна тоже обрела способность двигать своим телом. В ее правой кисти по-прежнему пылал огонь кольца, от которого оно не знала, как избавиться. Приблизившись к девушке, маркграфиня размахнулась и звонко влепила ей пощечину. Голова Анны мотнулась в сторону, однако вместо испуга, на ее лице появилась презрительная улыбка, что еще больше взбесило женщину.

— Напрасно, ой напрасно ты улыбаешься красавица, выказывая мне свою смелость. Я посмотрю как ты будешь визжать от ужаса когда сначала будут пытать твоего любовника, а затем тебя. Хватит ли у тебя сил веселиться когда, я буду резать твое горло.

Однако чем больше ярилась маркграфиня, тем спокойней и уверенней становилась Анна. Даже получив серию унизительных пощечин, она не выказала страха, пристально смотря из-под грозно сдвинутых темных бровей на Аделаиду.

— Храбрись, храбрись, но не пройдет и часа как от твоего совратителя останется куча мяса, и ты со слезами будешь умолять меня даровать тебе легкую смерть.

— Ты ничего не сделаешь моему мужу вместе со своей сворой, — внятно и уверенно произнесла девушка и немедленно получила от Эдды сильный щипок в плечо.

— Позволь я прикажу начать пытку — выкрикнула звенящим от возбуждения голосом невестка, швырнув Анну обнаженной спиной к пыточной доске утыканной острыми гвоздями. Однако та даже не заметила боли, вперив свой гневный взгляд в лицо маркграфини. Не отрывая взгляда, властно, с чувством полного превосходства смотрела девушка на Аделаиду, отчего у последней побежали мурашки по телу. Интуитивно чувствуя какую-то опасность, маркграфиня попыталась отодвинуться от Анны, но было поздно.

Как в замедленном кино, величаво и неотвратимо пленница подняла свою ладонь вверх, и глазам Аделаиды предстал огромный синий камень, искрящийся ярким светом. По непонятным причинам, невзрачный камешек простенького колечка, вдруг превратился в перстень с сапфиром чистейшей воды. Внутри него яростно бился сгусток энергии, неистово рвавшейся наружу.

Ужас обуял владелицу Моделя при виде этого перстня неизвестным образом оказавшегося на руку гостьи. Такая трансформация камня не сулила ничего хорошего для обидчика его хозяина. Лицо женщины разом помертвело, и с трудом ворочая сразу, пересохшим языком она прошептала: — Око верка!

Это были последние слова хозяйки Моделя, потому что в следующий момент из камня вырвался мощный луч света, который как копьем пронзил Аделаиду, воспламенив на ней платье. Извергая крики ужаса, объятая огнем несчастная женщина заметалась по комнате и при этом, ничего не поджигая вокруг. Яркие языки неопалимого пламени, тем ни менее буквально пожирали ее, быстро охватывая маркграфиню с ног до головы. Сделав несколько кругов, лишенная сил Аделаида упала на пол возле зеркала и уже не двигалась.

Потрясенная Эдда некоторое время со страхом наблюдала, как догорает ее свекровь и только потом, очнувшись от страшного видения, смогла выкрикнуть: — Крис! На помощь!

Дверь моментально распахнулась, и в комнату вбежал испуганный маркграф. Он моментально оценил обстановку и уже через секунду устремился на Анну с обнаженным оружием. Однако сталь не пронзила беззащитную женщину, с изнеможением привалившуюся к одному из кресел. Она встретила такую же сталь капитана лесной стражи, который превознемогая слабость вскочил на ноги и вступил в схватку с коварным хозяином Моделя.

И здесь Эл на деле доказал, что не зря носил свой титул. Даже еще не совсем оправившись от вина, он был очень опасен для молодого маркграфа бравшего в свои руки оружие по случаю. Отбив выпад врага, Эл в свою очередь атаковал Криса, стремительно тесня аристократа едва успевавшего укрываться от разящих ударов.

— Рауль! — Отчаянно взвизгнула Эдда, стараясь спасти мужа, и ее зов был услышан. Грохоча тяжелыми латами, в комнату в комнату ввалились два молодца, полностью закованные в боевые доспехи. Одновременно с их появлением Эл сделал резкий выпад, и молодой маркграф рухнул к ногам супруги, с прорубленной грудью. Он успел прохрипеть, обращаясь к Эдде всего одно слово: «вызывай!» и захлебнулся кровью хлынувшей из раненой груди.

— Убейте их! — звенящим голосом приказала Эдда, стремительно отступая к огромному зеркалу, в котором отображалось все происходившее в комнате.

С прибытием подкрепления, положение дел сразу изменилось не в пользу Эла, поскольку сражаться его оружие было бессильно против крепкой брони. Капитан стремительно отступал в глубь комнаты, лихорадочно выискивая выход из этого сложного положения, как его рука случайно задела висевший на поясе кливец. Радостная улыбка озарила лицо стража. Переложив клинок в левую руку, он сблизился с первым противником, и ловко уйдя от его клинка, ударил сам.

Перекатив тело с пятки на стопу, Эл молниеносно выбросил вперед правую руку с маленьким четырехгранным топором. Бедный Рауль ничего не успел сделать, понадеявшись на крепость своих лат, но кливец легко пробил кованую пластину доспеха и поразил воина в самое сердце. С удивлением, глядя на аккуратную квадратную дырочку, он стремительно оседал вниз, а Эл уже атаковал второго брата.

Присев под свистнувший над головой меч, капитан выпрямился и быстро обрушил свое страшное оружие на забральную решетку рыцарского шлема. Кованная кривая змейка, без труда проникла в просвет защитных прутьев, угодив бедному Кольберу прямо в глаз. От страшной боли воин громко вскрикнул, а затем рухнул вблизи тела брата. Тонким кинжалом снятого с пояса поверженного рыцаря, капитан нанес удар милосердия, прекратив страдание поверженного врага.

— Сзади! — крикнула Анна, предупреждая Эла о новой опасности, в виде слуги Конселя подкрадывался к нему со спины с большим кухонным ножом. Не разгибая спины Эл, стремительно сместился в бок, одновременно выбрасывая руку с кинжалом для защиты. Этот маневр спас капитану свою жизнь и оборвал жизнь Конселя, поскольку клинок мягко вонзился последнему в живот, пробил диафрагму и верный слуга отправился вслед за своими хозяевами.

И в этот момент раздался громкий торжествующий крик свершившейся мести. Эдда, которая ранее сбивчиво читала заклинанья возле помутневшего зеркала, теперь ликовала. Зеркальная поверхность теперь вновь очистилась, и Эл явственно увидел снежную королеву Согвиль, которая приближалась к незримой грани отделяющую реальность от зазеркалья. Вот она достигла ее и по комнате, моментально разлились потоки морозного воздуха, от чего становилось холоднее с каждой секундой.

— Зеркало! — выкрикнула Анна и Эл, не задумываясь, швырнул свой топорик в магический портал сотворенный Эддой. Хищно сверкнув алмазным блеском своего клюва, кливец пересек комнату и вонзился в зеркало. Раздался страшный звон разбитого стекла и громкий треск падающих осколков. Вместе с ними в комнату вылетели плотные клубы белого холодного воздуха, которые на мгновение окутали Эдду и лежащую перед зеркалом Аделаиду, а затем немедленно втянулись обратно, превратив обеих женщин в стеклянные изваяния.

Эл осторожно приблизился к ледяной статуе, сквозь которую все хорошо было видно и осторожно, ткнул в нее клинком. Раздался тонкий треск льда и, лишившись, части своего тела, замороженная Эдда рухнула прямо на останки старой маркграфини, полностью перемешавшись с ними.

От комнатного тепла лед стремительно таял и вскоре от представителей женской половины замка Модель, осталась лишь большая лужа мутной воды. Посреди нее призывно блестела золотая маркграфская цепь, и Эл решил подобрать ее. Он уже нагнулся за своим трофеем, как его остановил испуганный голос Герлеца.

— Осторожно господин! Ее может взять только женщина, таково заклятье замка Модель.

— Опять заклятья! — недовольно воскликнул капитан, но брать в руки золотую вещицу поостерегся и, кивнув Анне, стал осторожно помогать девушке, подняться на ноги. Спутница капитана, не проронив ни одного звука, встала, отстранила от себя его заботливую руку и, подойдя к холодной луже, подняла символ власти.

К огромной радости Эла ничего не произошло. Только цепь жалобно звякнула своими звеньями и становясь собственностью новой хозяйки.

— Теперь я полноправная хозяйка замка Модель — торжественно объявила Анна, возлагая на себя тяжелое украшение. Моментально Герлец и Брулл поспешили склонить свои колена перед новой хозяйкой, признавая ее право на этот громкий титул. Анна утерла капельку крови из разбитой губы и, выдержав несколько секунд, скептически добавила, обращаясь к темной луже воды на полу библиотеки, как бы завершая прежний разговор:

— А вы говорили никогда, Ваше Сиятельство.

Возвращение в Малагу.

И вновь капитан со своей спутницей мчались по лесным дорогам в направлении Малаги, конечной цели своего долгого пути. Анна вновь сменила наряд, поскольку прежний сильно пострадал от рук Эдды. Теперь на ней был походный темно-синий костюм, позаимствованный девушкой вместе с несколькими платьями из гардероба маркграфини на следующее утро.

Анна еще только проснулась, как проворный слуга Герлец уже стоял на пороге комнаты с готовой одеждой для новой хозяйки. Кроме ажурного кольца с великолепно ограненным сапфиром, который дивно украшала правую руку наездницы, на девушке красовалась маркграфская цепь с короной и темно вишневый берет с золотой заколкой в виде павлиньего пера.

Все это сильно изменило облик Анны. Теперь она своей уверенностью, грацией и манерой держаться, действительно походила на знатную аристократку, владелицу старинного замка.

На самом капитане красовалась малая маркграфовская цепь, которую Анна пожаловала ему в дар за его мужество и смелость в схватке с коварным врагом. Как рассказал им Брулл, за день до их появления в замке Аделаиде приснился ужасный сон, предвещающий большое несчастье обитателям Моделя. Об этом она упомянула во время завтрака, чем вызвала скепсис у Эдды с Крисом, от чего они переругались между собой. Неприятность ждали целый день, но она упорно не появлялась. Когда же поздно вечером появились промокшие и усталые путники, молодая маркграфиня разразилась смехом, что вызвало новый приступ ярости у Аделаиды.

Анна с облегчением покинула стены трагического замка, передав управление в нем в руки Брулла и Герлеца. Даже получив власть, девушка не желала оставаться в Моделе ни одного дня, решив продолжить путь вместе с Элом, теперь уже как свободная женщина.

Солнце уже оторвалось от горизонта, с каждой минутой поднималось все выше и выше, заливая природу своим живительным светом, когда лес наконец-то закончился и, путники выехали на морское побережье.

— Ахой! — радостно воскликнул Эл на ухом коня и, пришпорив животное, пустился его вскачь к стенам Малаги, которые уже отчетливо виднелись впереди. Как ровно и красиво летели по морскому берегу два всадника, чьи скакуны мощными копытами оставляли за собой четкий след на песчаной глади. И как приятно было сокращать оставшееся расстояние к долгожданной цели.

Эл наслаждался своим стремительным полетом, с упоением и восторгом отмечая как, начинают расти и разрастаться знакомые контуры Малаги; ее шпили зданий, дворцов и колоколен. Однако чем Эл ближе приближался к городу, тем отчетливее становилась, видна огромная людская толпа, которая двигалась им навстречу.

Теперь капитан стал придерживать разгоряченного коня, что бы, не въехать в горожан на всем скаку. Впереди двигалось все высшее руководство города, включая членов магистрата, главного хранителя законов и первосвященника. Не хватало лишь самого великого герцога Малаги, которого Эл никак не мог отыскать глазами среди этих вельмож.

Успокоив коня, капитан неторопливо подъехал к горожанам, которые встали неровной толпой в его ожидании.

— Да это же Эл Благородный, капитан лесной стражи, пропавший месяц назад! — с удивлением прокатилось по толпе людей напряженно всматривавшихся во всадников — А кто это рядом с ним? Какая-то дама, по плащу не разберешь.

— Что случилось жители Малаги? По какой причине вы покинули свои дома, и вышли на берег моря! — прокричал Эл, не доезжая несколько метров до передних рядов.

— Причина очень проста Эл Благородный — звучно проговорил хранитель законов, властно вскинув вверх руку требуя полной тишины — вот уже месяц, как нас покинул наш великий герцог, закончив свой земной путь. В последние часы перед уходом он собрал у своего одра все высшее руководство Малаги и объявил свою волю. Согласно велению герцога его наследником обязательно будет тот человек, который прибудет этим утром к Малаге со стороны моря на коне в сопровождении женщины. Мы обязательно узнаем его по маркграфской цепи и оружию. Коня, женщину и цепь мы видим, покажи нам свой клинок Эл, и закончим это необычное дело.

Впервые в жизни капитан с трудом верил своим ушам. Он никак не мог поверить в столь стремительно менявшееся положение вещей, до этого казавшееся ему незыблемым. Как во сне, он непослушными руками нашарил эфес своего оружия и стал извлекать его из ножен. В лучах солнца голубая сталь ярко вспыхнула, вызвав громкий возглас удивления и восхищения толпы горожан.

— Это драгон! Оружие морских королей Холквиста! Откуда оно у тебя? — воскликнул глава магистрата Липус осевшим от волнения голосом.

— Купил по случаю — просто ответил капитан до конца не веривший в серьезность происходящего.

— Ты лжешь, это знак верховной власти и такие вещи просто так не продаются, — визгливо взвился Липус — скажи, у кого ты похитил его, и мы сохраним тебе жизнь!

— Я повторяю еще раз для глухих и мало понятных людей. Это оружие я купил на рынке Боавинте неделю назад взамен своего сломавшегося клинка.

— Отдай его! Королевское оружие недостойно твоих рук — выкрикнул разъяренный магистр и в порыве справедливости вытянул руку к голубому оружию. Толпа гулко поддержала его, и в этот момент ярким огнем вспыхнули рубиновые глаза дракона изображенного на эфесе.

— Ах! — в один голос воскликнули людская толпа и в наступившей разом тишине, молчавший все это время хранитель закона громко произнес: — Драгон всегда сам выбирает себе хозяина и этот знак лишнее подтверждение правдивости слов капитана Эла.

Как верховный хранитель закона я нахожу полное совпадение всех трех признаков предсказанных покойным герцогом перед своей кончиной. Если кто сомневается в этом, пусть скажет мне об этом сейчас.

— Но женщина, покойный герцог говорил о необычной даме — упорно не сдавался Липус, стремясь найти любую зацепку, что бы слова Крока не стали реальностью. Все взоры жителей Малаги с готовностью обратились на Анну, желая найти подтверждение слов магистра.

Хищная улыбка скользнула по лицу девушки в предвкушении будущего торжества. Величаво и вместе с тем обыденно расстегнула она ворот дорожного плаща и грациозно откинула его со своих плеч. Толпа повторно ахнула, обнаружив перед собой даму, одетую в богатый костюм для верховой езды, который носила только высокая знать.

— Этого достаточно? — насмешливо спросила Анна тоном игрока имевшего полный карман козырей.

— Нет! Есть дамы и побогаче — тонко пискнул не желавший сдаваться Липус.

Всадница презрительно усмехнулась и принялась развязывать свой шейный платок. Миг и перед завороженными зеваками ярко блеснула на солнце и заиграла множеством мелких лучей золотая цепь.

— Маркграфиня! — с почтением в голосе моментально определили зрители.

— Теперь хватит?

— Нет! — отчаянно выкрикнул несговорчивый глава магистрата, непонятно на что надеявшийся.

— Ты в этом уверен, магистр? — холодно, как равный равного спросила девушка, нахмурив свои черные брови.

— Да! — произнес Липус и чуть слышно прошептал — ведьма.

Презрительно скривив алый рот, Анна стала неторопливо стягивать со своих рук, кожаные перчатки. Сначала она освободила левую руку и взялась за правую руку. С огромным любопытством, замешенным на неосознанном страхе, наблюдали стоявшие люди за ее манипуляциями.

Открыв кисть, девушка рывком сбросила перчатку и в тот же момент толпа в очередной раз вскрикнула от восхищения, почтения и робости. На безымянном пальце ярким синим огнем, играл великолепный сапфир.

— Око верка! — с почтением и страхом воскликнул первосвященник Малаги, и горожане испуганно отпрянули прочь. Они знали о силе этого камня, так же как и тот факт, что владеть им может лишь особый человек.

— Ты доволен, наконец, беспокойный человек? — властно, как хозяйка к надоедливому слуге, спросила своего противника Анна и стала медленно поднимать свои тонкие пальцы, словно готовясь, навести на Липуса свой синий камень. Тишина была ответом на этот вопрос. Несговорчивый магистр испугался и поспешил затеряться за спинами других членов магистрата.

Насладившись своим триумфом, Анна опустила руку и ободряюще подмигнула Элу. Выждав для порядка, немного времени, слово вновь взял хранитель законов Крок.

— Раз больше нет несогласных то согласно воле покойного правителя, нарекаю тебя Эл чужестранец титулом великого герцога Малаги и приказываю тебе следовать в ратушу, где над тобой будет проведен обряд посвящения в правители города.

Под радостные крики толпы, Эл и его спутница въехали в город через главные ворота Малаги и неторопливо направились к ратуше, где должен был состояться ритуал коронации.

Вслед за новым правителем города к ратуше поспешили прибыть и народ Малаги в предвкушении продолжения незабываемого события. Эл с Анной спешились перед входом в ратушу и, взявшись за руки, вошли под своды главного здания Малаги. Бывший капитан, а ныне без пяти минут правитель, провел свою спутницу вдоль вереницы кресел членов магистрата и почтительно усадил девушку в первый ряд, где обычно восседали самые почтенные люди или знатные гости. Сам же он, уверено поднялся по ступенькам и встал рядом с креслом правителя Малаги.

Скрестив руки на эфесе драгона, Эл с невозмутимым лицом наблюдал, как заполнялась ратуша стремительно прибывающими людьми, выстраивавшихся каждый на своем месте. Он и сам ранее бывал в ратуше, вон возле того столбика справа от входа, теперь же Эл стоял в ее центре как тут и был. И пусть его сапоги не чищены, и пусть на нем простой камзол лесной стражи сильно помятый с дороги. Сегодня перед людьми стоял их новый правитель, готовый взять в свои руки власть, а на свои плечи груз ответственности.

За мельтешением и суматохой быстро пробежало время подготовки коронации, и вот уже торжественно запели трубы герольдов, и вперед вышел шталмейстер с церемониальным жезлом. Он звучно стукнул им три раза об пол, требуя тишины и внимания, и в ратуше воцарилось торжественное молчание. Вслед за этим шталмейстер почтительно поклонился Кроку и отступил в сторону.

Хранитель законов важно подошел к ступеням возвышения, на котором стоял трон правителя Малаги и хорошо поставленным голосом произнес:

— Слушайте, слушайте, слушайте жители города Малага. Сегодня истекает срок, обозначенный умершим герцогом для провозглашения его приемника. Этим утром свершилось предсказание сделанное нашим правителем месяц назад, и теперь я, с полного согласия и одобрения городского магистрата, закона города и первосвященника Амвросия готов объявить имя нашего нового правителя.

Крок сделал хорошо выдержанную паузу, а затем продолжил.

— Им стал капитан лесной стражи Эл Благородный!!!

Стоявшая в ратуше толпа немедленно разразилась радостными криками приветствия и похвальбы. Эл с каменным лицом наблюдал за всем происходившим, терпеливо ожидая продолжения церемонии. Дав толпе выплеснуть наружу свои чувства, Крок поднял руку, вверх требуя тишины и люди, послушно вняли его жесту.

Хранитель законов сделал знак, и ратушный служка под охраной двух воинов вынес к нему на бархатной подушечке корону великого герцога. Это было поистине великое творение ювелиров. К обычной герцогской короне с резными листиками по ободку короны, были добавлены легкие дуги, сходящиеся в центре под маленьким шаром, что было характерно только для королевского венца.

Сделанная из червленого золота, она была любовно украшена крупным жемчугом по всем дугам и драгоценными камнями по всему ободу. Центральный золотой шар короны венчала маленькая фигура сокола, который с незапамятных пор являлся тотемом города. Дополняла картину бархатная подкладка красного цвета расположенная внутри герцогского венца, расшитая золотыми нитями с изображением герба города.

Крок аккуратно взял венец в руки, и чинно вышагивая по ступеням, вместе с Амвросием, торжественно поднялись наверх к Элу. Глядя в глаза капитану Крок принялся повторять традиционный текст клятвы, которую испокон веков произносил каждый новый правитель Малаги, вступая на герцогский трон.

— Клянешься ли ты Эл быть верным защитником города, который будет неустанно защищать его от нападок любого врага всеми доступными тебе силами, а в случаи крайности отдать за него свою жизнь.

— Клянусь!

— Клянешься ли ты, не причинять вреда своим действием или бездействием жителям этого города, их жизням, имуществу и прочему хозяйству, а так же не посягать, на их древни вольности, записанные в своде законов города.

— Клянусь!

— Клянешься ли ты не нарушать обычаев нашего города, его традиций, вероисповедания, а так же быть равным перед законами города и решениями магистрата принятого с согласия хранителя закона и первосвященника.

— Клянусь!

Выслушав клятву, хранитель закона выдержал долгую паузу, как бы взвешивая точность ответов Эла и стараясь определить степень их искренности, затем повернул голову к Амвросию, словно спрашивал его поддержки в принятии решения в столь важном вопросе и только после этого водрузил венец на голову правителя.

— Будь новым великим герцогом и помни свою клятву!

Стены ратуши вновь взорвались бурей восторга и рукоплескания заполнившей ее толпы, а порядком, уставший от столь волнительной церемонии Эл с радостью опустился в кресло правителя.

Так закончилось коронование нового великого герцога Малаги, который в сопровождении веселой толпы отправился к себе во дворец, что бы принять дела у управляющего и приготовить все для торжественного пира в свою честь.

Во всех этих приготовлениях Эл совсем позабыл об Анне, которой он приказал отвести покои в крыле для гостей, и которая терпеливо ждала от него приглашения на пир, одев самое лучшее из своих новых платьев. На пиру Анна сидела по правую руку нового великого герцога и с достоинством кивала ему в ответ, когда Эл говорил тост в ее честь. Затем бывшие спутники долго танцевали вместе с другими парами гостей приглашенных во дворец правителя. Девушка была чудно хороша в этот вечер и срывала в свою честь один комплимент за другим от всей мужской половины.

Однако напрасно ждала она Эла этой ночью, он не пришел в ее спальню, хотя девушка очень надеялась на это. Еще большей неожиданностью стало для Анны известие о желании великого герцога сочетаться браком, и уже послал торжественный эскорт за своей невестой Вероникой в свой замок Алагусту.

Кровь от обиды и разочарования прихлынула к лицу Анны, и она вновь, как это было в Боавинте, горько зарыдала, уткнувшись лицом в подушку. Она не вышла к завтраку, сославшись на головную боль и усталость, что вызвало много улыбок на лицах придворной челяди.

Только к полудню девушка взяла себя в руки и, ликвидировав следы слез на лице, появилась в обеденном зале. Эл учтиво спросил о здоровье, поцеловал руку и поспешно отошел увлеченный в сторону распорядителем своего нового хозяйства.

От огорчения Анна уселась за стол рядом с пожилым герольдмейстером, который с упоением рассказывал новому лицу Малаги об обычаях и правилах церемоний города. Поначалу девушка с трудом поддерживала разговор с ним полностью погруженная в свои думы, но затем неожиданно для себя открыла важную тему и с большим интересом продолжила общение со столь нужным человеком.

Весь остаток дня она провела в различных хлопотах, и когда ей вечером принесли приглашение на свадьбу великого герцога, Анна была уже готова во все оружии.

Рано утром следующего дня, в Малагу прибыл торжественный эскорт, который привез Веронику, нареченную невесту герцога Эла. Под колокольный звон въехала прекрасная красавица златовласка, как и положено скрывая свое лицо от толпы под легкой белой вуалью.

Эл с радостью встретил свою долгожданную любовь на площади перед дворцом во всем великолепии и торжественно ввел в свой дворец. Здесь Вероника сняла свой покров, позволив герцогу лицезреть ее великолепие. Девушка с радостью узнала Анну, с которой приплыла в Малагу на корабле Маруфа, искренне поздравив ее с удачным окончанием ее странствия с Элом.

Свадьбу назначили на полдень в ратуши, которую срочно готовили для столь важного события. Горожане еще не совсем отошедшие от недавней коронации, спешно готовились вкусить радости жизни то нового зрелища предстоящей свадьбы герцога.

Часы на ратуше пробили двенадцать часов, когда в ней началось это знаменательное торжество. Зрителей было ничуть не меньше чем в день коронации, а даже больше. Все стрепетом и восторгом смотрели на голубоглазую красавицу Веронику и герцога Эла, которые прибыли к ратуше в разных экипажах как того требовал обычай города.

Взявшись за руки, они чинно прошли по проходу среди людского моря до отказа заполнившего помещение ратуши. Твердо и уверенно подошли жених, и невеста к праздничному треножнику, на атласной поверхности которого лежал свод законов города в золоченом переплете.

Навстречу им встали магистр Липус, хранитель закона Крок и первосвященник Малаги Амвросий.

— Зачем вы явились сюда — согласно обычаю венчания приятным басом спросил священник у прибывших молодоженов.

— Я, великий герцог Малаги Эл Благородный и девица Вероника прибыли в стены этого благородного собрания с одной единственной целью соединить наши руки и сердца в священном браке, и просим вас, благородные представители города, быть официальными свидетелями этого.

— Это ваше свободное желание? Герцог?

— Да — произнес Эл, глядя влюбленными глазами на невесту.

— Вероника?

— Да — подтвердила красавица, слегка краснея от радости.

Амвросий стоявший в центре троицы повернул голову в сторону магистра Липуса и спросил:

— Есть ли у властей города препятствия к этому браку?

— Нет! — поспешил заверить его магистр, стыдливо пряча глаза от взгляда Эла. Он все еще не отошел от своей неудачи при коронации и не желал окончательно испортить свои отношения с новым герцогом.

— А у закона, есть ли препятствия для свершения брака? — первосвященник повернул голову к Кроку.

— Нет, святой отец — с достоинством ответил хранитель — новый герцог чист перед нами.

— Есть ли у находящихся здесь людей возражения против свершения брака?

Вопрос первосвященника повис в тишине. Согласно традиции Амвросий выжидал некоторое время, которое было положено по протоколу, и уже собрался говорить далее, как раздался властный женский голос: — Да есть!

Толпа взвизгнула от страха вперемежку с восторгом, и все головы людей разом обратились в сторону говорившего. Нарушительницей свадьбы оказалась Анна, которая покинула свое место и уверенными шагами подошла к представителям закона.

— Да, есть! — повторила она, стараясь не смотреть в сторону Эла и Вероники. Девушка сильно волновалась, и это было хорошо видно.

— Я, Анна-Мария маркграфиня Модель, заявляю благородному собранию, что у меня имеются свои права на этого мужчину.

Зал повторно взорвался гулом удивления, и только властный голос Крока смог навести тишину в помещении.

— Дорогая маркграфиня, вы ничего не можете требовать от герцога Эла — поспешно произнес Липус — Вот документ, заверенный почтенными комиссарами торгов, что герцог приобрел девицу Веронику у купца Маруфа с целью жениться на ней. В знак этого он надел на нее брачное ожерелье и кольцо невесты. Все эти атрибуты девушка носила все это время, и теперь они на ней, в чем каждый может убедиться.

Действительно ожерелье и кольцо ярко сверкали на белой свадебной одежде Вероники и ее пальце правой руки.

— Так, что ваши претензии госпожа маркграфиня, несмотря на все мое к вам уважение безпочвены.

— По закону да — охотно согласилась Анна — но я прошу вас выслушать мои аргументы и принять по ним справедливое решение.

— Мы охотно сделаем это, при одном только условии, что это действительно весомые аргументы, а не слова влюбленной женщины — холодно произнес Крок. Это заявление отрезвляюще подействовало на Анну. Она холодно посмотрела на хранителя закона и принялась излагать свои аргументы твердым, властным голосом.

— Я тоже была куплена герцогом Элом у купца Маруфа подобно Веронике и вместе с великим герцогом провела весь этот месяц, добираясь до Малаги от Самоцветных гор. За это время он везде представлял меня своей женой и всячески заботился обо мне.

— И это все? — немедленно осведомился Крок, когда девушка сделала небольшую паузу в своей речи.

— Прошу не перебивать меня! — потребовала Анна, глядя прямо в глаза Амвросию — этому человеку я отдала свою честь и достоинство, и он был не против этого. После мы обменялись символами; он подарил мне вот это кольцо, а я в свою очередь цепь маркграфа, которую он принял из моих рук.

В ратуше стояла звенящая тишина, и каждый из зрителей напряженно вслушивался в голос Анны.

- Это правда, Ваша Светлость? — тихо спросил Амвросий и Эл произнес:

- Да, слова маркграфини полностью соответствуют истине.

— И вы по-прежнему хотите жениться на Веронике?

— Да, всей душой.

— А вы по-прежнему желаете выйти за него замуж?

— Да — без запинки произнесла невеста, ласково улыбнувшись Элу.

В ратуше воцарило напряженное молчание, которое после некоторого раздумья нарушил Крок.

— Это все, что вы можете нам сказать, маркграфиня?

— Почти.

— Что же осталось недосказанным?

— Я жду ребенка от этого человека

Зал в очередной раз взорвался криками удивления и восхищения Анной, и теперь Кроку потребовалось больше времени, что бы навести тишину в ратуше.

— Кто может подтвердить этот факт?

И тут Анна позволила себе снисходительно улыбнуться важному законнику.

— Простой листок тилуса, ваша честь.

Горожане поддержали слова Анны гулом одобрения. Все они знали о чудесном свойстве этого невзрачного растения. Он был у простого народа верным средством определения наличия беременности у женщины. Стоило находящейся в положении женщины пожевать зеленый лист тилуса, как он немедленно окрашивался в красный цвет, независимо от срока беременности.

— Я охотно верю вашим словам, но должен попросить сделать это прилюдно — попросил Крок Анну. Сказано, сделано и вот уже проворные слуги принесли для девушки несколько наскоро сорванных листков тилуса.

Истица решительно взяла один из предложенных листьев и незамедлительно отправила его в рот. Через некоторое время Анна извлекла пожеванный лист и бросила на блюдо. Стоящи вблизи горожане, громко ахнули, листок был ярко красного цвета.

— Что вы хотите от герцога Анна-Мария? Его сердце занято другой, и он хочет сочетаться с ней законным браком — спросил девушку Крок внимательно изучивший лист тилуса.

— Я твердо знаю, что не все его сердце полностью принадлежит Веронике. Вот на эту часть я и претендую — гордо пояснила Анна, которая хорошо усвоила уроки своего вчерашнего соседа герольдмейстера — пусть великий герцог скажет, что все, что было между нами это просто случайное любовное увлечение и ничего более. Пусть скажет.

— Ты прекрасно знаешь, Анна, что моя честь и достоинство никак не позволят мне сказать подобные слова о человеке, с кем я преодолел такой трудный путь и кто носит под сердцем мое дитя. Я очень благодарен тебе за все, но мой выбор не в твою сторону. Извини.

— Вы слышали слова герцога уважаемые люди Малаги. Вас я прошу разрешить мое дело по справедливости и честности — обратилась девушка к триумвирату застывшему перед треножником с пухлым сводом законов.

— Ты просишь невозможного. Я сужу людей по их деяниям и законам строго прописанных в этом своде и скажу сразу, твое желание стать женой герцога вопреки его воле, нет ни в одном параграфе этих законов — холодно изрек свое решение Крок.

— Я полностью поддерживаю хранителя законов. Господину герцогу помешало сразу жениться фатальное стечение обстоятельств и случайностей. Он сразу определил свое намерение взять в жены Веронику, а не госпожу маркграфиню. И все ее претензии неуместны — торопливо изрек свой вердикт Липус, боязливо покосившись на око верка на руке Анны.

— Что скажешь ты, почтенный Амвросий — с надеждой в голосе вопросила Анна пожилого первосвященника — неужели у тебя не найдется для меня доброго слова?

— Доброе слово у меня есть для любого человека — промолвил Амвросий — но негоже подменять добрым утешением правду в этом сложном деле.

— Так скажи же мне ее!

— Крок и почтенный Липус полностью правы маркграфиня, и ты не можешь требовать от Эла большего, чем он сказал. Но, глядя глазами не законника, а человека постороннего я могу сказать, что все это отнюдь не случайно. Не случайно драгон попал в руки Эла, не случайно Анна стала маркграфиней и обладательницей ока верка. Не случайно покойный правитель предсказал себе наследником этого мужчину, и не случайно эта женщина зачала от него ребенка. Во всем этом я вижу перст судьбы и поэтому выношу следующее решение.

Амвросий на секунду перевел дыхание, что бы затем продолжить свою речь, громким и уверенным голосом.

— Анна-Мария не может претендовать на право быть женой герцога вопреки его воле, но поскольку она является матерью будущего ребенка и герцог не отвергает ее слов, то она имеет право на этого мужчину как жена три дня в месяц. Она не может именоваться великой герцогиней, но имеет право на титул кронпринцессы и правом проживания в одной из дворцов великого герцога. Вот такое мое решение этого вопроса.

Согласна ли ты с ним Анна?

— Да — после раздумья твердо произнесла девушка.

— Согласен ли ты Эл?

— Да — подтвердил герцог.

— По-прежнему ли ты хочешь выйти замуж Вероника?

— Да — вновь не задумываясь, молвила красавица, гордо подняв голову.

— В таком случаи, согласно обычаем Малаги я объявляю вас мужем и женой. Целуйтесь.

Так закончился столь необычный процесс бракосочетания великого герцога Эла и его молодой невесты в этот день. Так началась его семейная жизнь с двумя женщинами каждая из которых отныне владела частью его сердца.

* * *

Эта история сильно позабавила блистательно шейха Кордовии благороднейшего Омара аль-Джелалитдина. Скука и тоска были полностью изгнаны из покоев владыки, на все то время когда он наблюдал в своей волшебной чаше приключения капитана лесной стражи и его спутницы. Как весело смеялся любимец всевышнего, созерцая в водном зеркале все перипетии странствия выбранных им людей, как азартно делал он ставки со своими одалисками на то, успеет ли жениться мужчина на своей избраннице или вновь потеряет ее.

Так упоительно проводил он время, отпущенное ему судьбой на это чудесное развлечение, подобного которому нет ни у одного из смертных людей, и совершенно забывая старую житейскую мудрость всего мира: «За все надо платить».

Оставим же благородного шейха с его любимой игрушкой, его время еще не пришло.


Оглавление

  • Мир водной чаши
  •   Начало пути.
  •   Сонный лес и его обитатели.
  •   Путешествие продолжается.
  •   Встречи; приятные и не очень.
  •   Замок Модель и его обитатели.
  •   Возвращение в Малагу.