загрузка...
Перескочить к меню

Посредник (fb2)

- Посредник 114 Кб, 34с. (скачать fb2) - Леонид Викторович Кудрявцев

Настройки текста:



Леонид Кудрявцев Посредник

1

Фортунат еще раз взглянул на Грызю и тяжело вздохнул. Гигантская, плотоядная, летучая мышь забилась в дальний угол пыльной комнаты и судорожно сжимая в лапках сухую корку, которая должна была составить его ужин, злобно щерила острые зубы. Зубов этих, кстати, было много. Значит, сегодня ему придется поститься. А завтра... Вполне возможно — завтра тоже. И послезавтра... Если, только, он не заработает хоть немного денег. Правда, вероятность этого крайне ничтожна.

Стало быть...

Маг сделал шаг в сторону Грызи.

Та противно зашипела и попыталась прикрыть корку телом.

Фортунат еще раз вздохнул.

А ведь всего-то полгода назад, эта неблагодарная, летучая тварь, питалась исключительно свежей телячьей печенкой. И кстати, исправно ее получала, поскольку своим видом неизменно вызывала у клиентов не очень приятные чувства, и таким образом способствовала их сговорчивости когда речь заходила о плате за проделанную работу. Теперь же она будила не совсем приятные чувства только у своего хозяина, поскольку последний клиент посетил его жилище как раз полгода назад. И надежда на то, что он появится в ближайшее время, была так же мала, как и совесть ростовщика.

Решив, что голыми руками наглую похитительницу драгоценной корки взять будет трудно, Фортунат поспешно оглядел комнату. Взгляд его остановился на магическом посохе.

Вооружившись, злой маг снова шагнул к Грызе. Та истошно завизжала.

Мстительно усмехнувшись, Фортунат замахнулся посохом.

Ну, сейчас, эта воровка получит...

— Развлекаешься?

Маг резко повернулся на голос.

В дверях стоял среднего роста, лысоватый человек, в бархатном кафтане, с проницательным и слегка усталым лицом.

— Ты кто? — рявкнул Фортунат.

— Посредник.

— Кто, кто?

— Посредник. Нахожу клиентов. Конечно, не бесплатно, а за определенный процент от гонорара.

— Гм, — сказал маг.

— Нет, если у тебя с ними все в порядке, то я тут зря теряю время.

— Ну... — сказал маг. — Я бы не назвал свое положение просто великолепным. Однако...

Немного помолчав, он сказал:

— Ладно. Проходи, садись за стол.

Они сели за большой, каменный стол, на котором, как и положено, лежала целая куча непонятных, зловещего вида предметов, а также несколько внушительного размера инкунабул.

— Ты — все знаешь, не так ли? — с ходу взял быка за рога Фортунат. — Я угадал?

Посредник пожал плечами.

— Ну конечно. А иначе, зачем бы я сюда пришел?

— В таком случае, ты понимаешь, что в этом мире, найти для меня клиента почти невозможно? Впрочем, так же как и для всех остальных темных магов.

— Я попробую, — сказал посредник. — За десять процентов от твоей платы. Согласен?

Фортунат задумался.

Собственно, а чем он рискует? Десять процентов от пустого места — не такая уж большая потеря. С другой стороны, если посреднику каким-то чудом удастся найти клиента, то за такой подвиг можно и поделиться деньгами.

А виной всему был пресловутый указ Ангро-майнью. Великий маг, владелец двадцати пяти миров, однажды сильно озаботился тем, что в одном из принадлежащих ему миров живет слишком много темных магов. Более того, они не просто там живут, но еще и вполне преуспевают, а значит, и совершенствуются в своем ремесле. Рассудив, что если так будет продолжаться, то рано или поздно, ему придется иметь дело с достаточно сильным претендентом на свое место, а скорее всего и не с одним, Ангро-майнью решил, что настала пора принять кое-какие меры.

Просто убить их он не мог, поскольку при этом должен был нарушить законы, которые сам же и установил. Ангро-майнью был достаточно мудр чтобы этого не понимать. Властитель, нарушающий собственные законы, обязательно кончит очень плохо.

Вызвать самых сильных темных магов на бой и одолеть их на законных основаниях? Нет. Бросать вызов первому, великому повелителю было не к лицу, да к тому же Ангро-майнью прекрасно понимал, что ни один из темных магов, до поры-до времени его вызов не примет.

Где же выход?

Великий маг нашел его. Он издал указ. Согласно этого указа, на территории принадлежащих Ангро-майнью миров, запрещалось применять магию, приносящую вред другим людям, а также существам, приравниваемым к людям, за исключением тех случаев, когда это требовалось сделать в целях самообороны, или во время поединков между магами.

Доходы черных магов этот указ срезал, словно нож опытного хирурга, некую часть тела, мешающую вступлению в должность надзирателя ханского гарема. Если точнее — они моментально исчезли, поскольку темные маги как раз и специализировались на причинении определенным людям разной степени серьезности неприятностей. За деньги тех, кому это было выгодно.

Белые маги тоже пострадали, поскольку теперь не могли вышибать из клиентов деньгу за охрану их от козней черных магов. Впрочем, они могли еще хоть как-то переждать суровые времена, занимаясь лечением людей, и их скота, а также варкой различных приворотных зелий, благо в указе не было достаточно четко оговорено, что последние относятся к разделу магии, вредящей роду людскому.

Белые маги прекрасно знали, что ничего вечного на свете не бывает. Значит, рано или поздно Ангро-майнью отменит свой указ. Или что-то случится с самим великим магом, и тот, кто займет его место, исправит ошибку своего предшественника. Кроме того, они понимали, что указ этот ударил по ним лишь рикошетом, поскольку, в силу своих принципов, ни один из них не собирался владеть чем-то большим, чем уютная башня, заваленная стопками магических книг и различными снадобьями. Таким образом, единственное что от них, в данной ситуации требовалось, это ждать когда наступят более благоприятные времена.

Темные маги тоже все поняли правильно и проанализировав положение, пришли к выводу, что у них, собственно говоря, есть три возможности. Вообще-то их было четыре, но поскольку четвертая состояла в том, чтобы просто умереть с голода, никто ее всерьез не рассматривал.

Итак, во-первых: черные маги могли просто проигнорировать пресловутый указ. Однако, они прекрасно понимали, что дэвы — слуги Ангро-майнью, снабженные свежеизготовленными великим магом амулетами, с их помощью тотчас засекут любое активизированное заклинание, направленное против какого-либо человека. Дэвы не ведали страха, а также отличались гигантской силой, свирепым нравом, и такой тупостью, что воспринимали любой приказ своего господина, как руководство к немедленному действию. Кроме того, их еще было очень-очень много. Глупец, рискнувший оказать сопротивление одну дэву, в конечном итоге вынужден был сражаться с целым войском, и неизбежно погибал.

Таким образом, первая возможность прельстила немногих. Но такие все-таки нашлись. То, что с ними впоследствии случилось, позволило остальным признать первую возможность в теории осуществимой, но лишь только в теории, а не на практике.

Во вторых: кто-то из наиболее сильных темных магов мог вызвать Ангро-майнью на поединок, победить его, и став великим магом, создать благоприятные условия для деятельности остальной братии.

Желающих претворить данную возможность в жизнь — не нашлось. Этому немало способствовали упорно циркулирующие слухи о том, как лихо Ангро-майнью расправляется с претендентами, рискнувшими вызвать его на поединок, а также о расположенном неподалеку от дворца великого мага драконнике, обитатели которого были большими любителями свежего мяса.

Оставалась только третья возможность. Как можно скорее собрать вещички, и не тратя время даром, переехать в другие миры, находящиеся под властью великих магов, не так сильно озабоченных проблемой претендентов на свое место.

Большая часть темных магов так и поступила. За исключением лишь некоторых, у которых просто не хватало денег, для того чтобы добраться до границ владений Ангро-майнью. Им ничего не оставалось как отсиживаться в своих башнях, и надеяться на чудо. К этим несчастным Фортунат и принадлежал.

— Ну, так как? — спросил посредник. — заключим соглашение? Фортунат хмыкнул.

Все-таки, каким бы он был магом, если бы заключал соглашения, толком не узнав с кем имеет дело? И пусть даже от этого зависит его жизнь, но порядок — есть порядок.

— А сам-то ты раньше посредником работал?

— Да.

— У магов?

— Нет, на бирже торговцев спелыми пьянь-плодами.

— Это такие, с дырочкой посредине и двумя синими хвостиками? — уточнил маг. — Применяются для производства королевского пива?

— Они самые.

— И что случилось?

— Ничего, — пожал плечами посредник. — Просто, сезон спелых пьянь-плодов длится пять лет. Потом, в течении пяти лет они поспевают. Вчера пришла последняя партия.

— Н— да... — разочарованно сказал Фортунат.

Получалось, его гость ничего не понимал ни в магии, ни в магах.

— А какая разница? — спросил собеседник. — Пусть я ничего не знаю о магии, зато понимаю в посредничестве. Кстати, если уж разговор зашел о том, чего я не понимаю, то ответь мне, зачем вам, магам, нужны деньги?

— В каком смысле?

— Зачем они, например, тебе? Кто мешает тебе наколдовать себе все, что душе угодно, начиная от свежих булочек к чаю и заканчивая сундуком с бриллиантами?

Фортунат улыбнулся.

Этот посредник не глуп. Умеет заговаривать зубы, а также задавать вопросы, на которые не так просто ответить. По крайней мере, хоть два умения за ним числятся. Возможно, со временем, обнаружатся еще и другие.

— Ну, так как? — спросил посредник.

— Все очень просто, — сказал маг. — Активизация каждого заклинания требует от любого мага энергетических затрат и довольно больших. Если я, например, надумаю сейчас создать себе свежую булочку, то потрачу на это гораздо больше энергии, чем получу, съев ее. Попросту, больше потеряю, чем приобрету. Надумай я питаться наколдованными булочками, то это только бы ускорило мою смерть от голода. Также и в отношении других предметов. Соответственно, создание золотой монеты потребует от меня больше энергии, чем я получу, от купленной на нее еды. Ну, и так далее... Понимаешь?

— Ага, — промолвил посредник. — Таким образом, маги пользуются заклинаниями лишь тогда, когда могут их продать с большой выгодой. Проще говоря, ты можешь наколдовать булочку лишь при условии, что найдется кто-то, кто купит именно эту булочку по цене сотни обыкновенных.

— Вот именно, — сказал Фортунат. — Вот именно. Правда, с годами, проведенными в упражнениях, у любого мага, уходит на производство заклинаний все меньше и меньше энергии. Рано или поздно он как бы пересекает барьер, после которого тратит энергии на производство заклинаний так мало, что производство утренних булочек к собственному столу становится выгодным.

— А ты, стало быть, этот барьер еще не пересек?

— Нет. Иначе, зачем бы я нуждался в клиентах?

— Понятно. А позволь спросить, какого уровня должен достигнуть маг, для того чтобы пересечь этот барьер?

— Как правило, для этого он должен стать равным по силе великому магу.

— Другими словами, — подытожил посредник. — Торговля услугами мага, чем-то сродни торговле картинами. Производство их требует от художника лишь холста, некоторого количества краски, и вдохновения. Знатоки же платят за них столько, что продав картину, художник может на вырученные за нее деньги прожить время достаточное для написания еще десятка картин.

— Не совсем так, — сказал Фортунат. — Ты забыл, что собираешься стать посредником у темного мага, у того, кто владеет магией тьмы. Мое искусство было бы уместнее сравнить с искусством профессионального убийцы. Оно тоже требует некоторой подготовки, умения нанести точный удар и всего нескольких минут действия. А оплачивается так, что убийца потом может ждать следующего заказа месяцами.

— Ах, так... — промолвил посредник.

— Именно так. Причем, тебе придется еще придумать как обойти пресловутый указ Ангро-майнью.

— А белые маги... — заикнулся было посредник.

— Ты думаешь, какому-то белому магу нужен посредник? — спросил Фортунат.

— Н-да, — почесал лысину посредник. — Все понятно.

— Ну, так как, ты все еще хочешь стать моим посредником? — спросил темный маг.

— Я — попробую.

— Что ж, попробуй, — развел руками Фортунат. — Посмотрим, что выйдет.

— Посмотрим.

После того как посредник ушел, темный маг некоторое время смотрел задумчиво на дверь, в которую тот вышел. Наконец, очнувшись, он (тряхнулся зам. — встряхнул) головой, словно бы стараясь прогнать возникшую было у него надежду и взглянул туда, где расположилась Грызя. Гигантская, плотоядная, летучая мышь, к этому времени уже вполне благополучно расправившись с коркой хлеба, занималась тем, что вылизывала шерстку у себя на плече. В тот момент, когда Фортунат посмотрел в ее сторону, она прервала это занятие и показала ему язык.

2

— И все-таки... — проворчал Фортунат.

— В чем дело? — спросил посредник. — Тебе был позарез необходим клиент. Я нашел его, причем всего за полдня.

— Вот именно — нашел, — мрачно сказал маг. — За полдня. Только, учти, я нуждался не во всяком клиенте.

— А я и нашел тебе не всякого.

— Да?

— Конечно. Достаточно уважаемый человек. Богатый. Не задающий лишних вопросов.

— А указ Ангро-Майнью?

— И с указом все в порядке. Клиента совершенно не интересует каким именно образом ты выполнишь его задание.

— Ну, еще бы... Очень удобно... Раз не знает, то значит и не отвечает за мои действия ни в каком случае.

— А еще он сразу же заплатил тебе аванс. Причем, немаленький. Мне кажется, тебе были необходимы деньги. Или я ошибаюсь?

Фортунат еще раз взглянул на увесистый кошелек, который сжимал в руке.

Да, вот это опровергнуть трудно. Деньги...

Он не удержался и мысленно стал прикидывать как добраться до ближайшей харчевни. Получалось, если он поторопится, то сможет вонзить зубы в свежий бифштекс не позже чем через пять минут.

Тотчас вслед за этим его желудок стал издавать какие-то звуки. Судя по всему, в нем началось извержение небольшого вулкана.

— Ну, если ты так недоволен, — сказал посредник. — То можешь вернуться. Думаю, для того чтобы расторгнуть этот договор, будет достаточно всего лишь вернуть полученный аванс. Прямо сейчас.

Желудок мага издал звук, который иначе как протестующим, назвать было бы трудно.

— Но почему именно этот клиент? — гнул свое Фортунат. — Почему именно такое задание?

— Потому, — отчеканил посредник. — что за последние пять лет я наработал знакомства именно в этой области. Один мой знакомый перекупщик пьянь-плодов посоветовал мне обратится к другому перекупщику, тот договорился с кем надо... В конечном итоге ты получил то, о чем мечтал целых полгода. Поиски клиента в других кругах потребовали бы большего времени. Ну как, возвращаемся и отказываемся от этого контракта?

Фортунат вздохнул.

Положительно, в данный момент, против него ополчилось его собственное тело. И не только желудок. Откуда-то он совершенно точно знал, что если он сейчас все же надумает расторгнуть договор, его правая рука ни за что не вернет клиенту кошелек с деньгами. Ни за что.

— Э? — спросил посредник.

Фортунат окончательно сдался.

— Хорошо, — сказал он. — Договор — есть договор. Отправляемся на поле. Но прежде, давай-ка зайдем в какую-нибудь ближайшую харчевню и хорошенько перекусим.

Эти слова телу Фортуната явно понравились. Желудок издал одобрительное ворчание, а правая рука даже чуть-чуть ослабила пальцы. Настолько, что маг, после нескольких секунд отчаянной борьбы даже сумел сунуть кошелек в карман.

— Хорошо, давай перекусим, — согласился посредник. — Заключенный договор не обязывает тебя сломя голову мчаться на это проклятое поле. Однако, слишком пренебрегать его выполнением тоже не стоит. Не так ли?

— Так, — неохотно признал Фортунат, устремляясь в сторону ближайшей харчевни.

Шагов через десять посредник мягко сказал:

— Кстати, как ты думаешь, не настал ли момент отсчитать мне положенные десять процентов от твоего аванса?

3

Огромные ворота со скрипом захлопнулись за их спинами. Фортунат сделал еще два шага, остановился и стал осматривать открывшуюся панораму. Особым разнообразием она не радовала. Начиная от стены и до самого горизонта, тянулись ровные ряды ярко-зеленых кругляшей пьянь-плодов. Впрочем, возле самых ворот стоял еще и домик сторожа, но поскольку он был выкрашен в тот же изумрудный цвет, то почти сливался с окружающим пейзажем.

— Неплохо, — сказал посредник. — Очень даже неплохо.

Кажется, он даже верил в свои слова.

— Что ты имеешь в виду? — спросил Фортунат.

— Стена, — пояснил посредник. — Все это огромное поле окружено стеной и значит, праздных взглядов можно не опасаться. Понимаешь, что я имею в виду?

— Еще бы, — сказал Фортунат. — Только, зря ты на это надеешься. Поверь, будь возможность как-то обойти указ Ангро-майнью, она, за эти полгода, была бы найдена. Дэвы...

— А если именно сейчас...

Вместо ответа маг ткнул пальцем в сторону домика сторожа.

Как раз в этот момент из него вышел дэв и неторопливо направился к ним. Здоровенный, мускулистый дэв, в стальных латах, с огромной, усеянной острыми шипами дубинкой в лапах.

— Теперь понимаешь? — поинтересовался маг.

— Понимаю, — сказал посредник. — Впрочем, ничего страшного пока еще не произошло. Как ты помнишь, у нас был небольшой план. Настало время претворить его в жизнь.

Фортунат вздохнул.

Где-то в глубине души, не верил он в осуществление этого плана. Впрочем, попытаться претворить в жизнь полубезумный план гораздо лучше, чем просто сидеть в своей башне и умирать с голода.

Остановившись перед ними, дэв внимательно осмотрел Фортуната и изрек:

— Так я и думал. Маг темных сил.

— И что дальше? — буркнул Фортунат.

— Ничего, — сказал Дэв. — Я просто решил, что хозяин этой плантации пьянь-плодов, для спасения от постигшей ее напасти, наймет именно темного мага. И не ошибся. Кстати, я подумал, что устраивать слежку за несколькими, оставшимися в нашем мире темными магами — не имеет смысла. Гораздо проще подождать прямо на месте. Тем более, что общение с природой, говорят, полезно воздействует на здоровье. А запах? Просто прелесть.

Запах действительно был. Сильный, можно даже сказать могучий. Фортунату он почему-то напомнил запах сыра, производимого в соседнем мире, кажется из молока драконихи, перегнивших личинок каких-то местных жуков и десятка пахучих трав. Ничего прелестного в этом запахе он не находил. Хотя, дэв, конечно, имел полное право считать его божественным.

— Нам что-то вменяется в вину? — вкрадчиво спросил посредник.

— Нет, — сказал дэв. — Пока — нет.

— А где сторож?

— Как только появилось это чудо-юдо, он попытался исполнить свой долг. В результате, его домик теперь пустует. Я же имею право занимать любое помещение, необходимое мне для эффективного исполнения своих обязанностей. В самом деле, не мог же я ждать вас на улице? А если бы пошел дождь?

— Кстати, насчет исполнения обязанностей... — коварно улыбнулся посредник. — Не входит ли в твои обязанности следить за порядком?

— Ну да.

— А между тем, существо, захватившее часть поля пьянь-плодов, является самым настоящим нарушителем порядка. Не должен ли любой страж порядка, узнав о подобном нарушении права частной собственности, попытаться схватить нарушителя?

— Ни в коем случае. Мне так и не удалось установить, кем является это существо. Инструкции гласят, что в подобных случаях, если нет непосредственной угрозы жизни жителям, страж порядка не должен предпринимать никаких действий в отношении неизвестного субъекта.

— Нет непосредственной угрозы? — спросил посредник. — А сторож? И наверняка, были еще те, кого нанимал владелец плантации...

— Были, — сказал дэв. — Я честно выполнил свой долг, предупредив их. Они меня не послушали. Ну, подумайте сами... Вот, к примеру, представьте что в каком-то глухом месте, поселился дикий дракон. Сидит себе в пещере и никого не трогает. Однако, к нему, один за другим, отправляются драконоборцы. Дракон сильный и вполне благополучно их всех убивает. Должны ли стражи порядка попытаться убить этого дракона? Нет. До тех пор пока он первым не нападет хотя бы на одного человека, они не имеют на это права.

— А нарушение частной собственности?

— До тех пор, пока нарушитель частной собственности, первым не напал хотя бы на одного человека, выдворение его за границы этой частной собственности, является делом того, кому она принадлежит.

— Понятно, — сказал Фортунат. — Короче, на твою помощь рассчитывать нечего?

— Верно, — подтвердил дэв. — До тех пор, пока это существо не попытается первым на кого-то из вас напасть, я не имею права вмешиваться. Однако, официально предупреждаю, что лучше вам, было бы отступится от своей затеи.

— Спасибо за предупреждение, — язвительно промолвил Фортунат.

— Пожалуйста, — невозмутимо сказал дэв.

— Кстати, — спросил маг. — Но хоть кое-какие заклинания против него я имею право применить?

— Нет, — покачал головой дэв. — До тех пор, пока не установлено кем является это существо, применение определенных заклинаний темной магии будет считаться нарушением указа великого Ангро-майнью. Кто знает, может это существо все же по умственным способностям приравнивается к человеку?

— А оно похоже на человека?

— Нет. Но среди людей частенько встречаются такие, которые совсем не похожи на основную массу представителей этого вида.

Они некоторое время помолчали.

Наконец, посредник осторожно сказал:

— Фортунат, а не пора ли тебе познакомится с этой тварью поближе?

— Знаю, — раздраженно буркнул маг.

Сейчас, вся эта затея казалась ему ну просто совершеннейшим безумием. Каким образом он сумеет победить тварь, уже ухлопавшую по крайней мере несколько человек? Наверняка, среди них были и профессиональные драконоборцы. А эта тварь разделалась с ними так же легко, как здоровенный котище с маленькими мышками. Что может против такого монстра сделать он, обычный темный маг, кстати, не очень высокого ранга, да еще к тому же не имеющий право применить ни одного из поражающих заклинаний?

— Ты тянешь время, — напомнил ему посредник.

Фортунат наградил его злобным взглядом.

— Кстати, могу подсказать, — промолвил дэв. — Оно находится вон там.

Он махнул лапой в сторону дальнего конца поля.

Приглядевшись, Фортунат и в самом деле разглядел крохотную серебристую точку. Словно бы кто-то воткнул булавку с серебряной головкой в ярко-зеленый ковер.

— Спасибо за подсказку, — буркнул маг.

— Всегда раз услужить, — осклабился дэв. — Все-таки любопытно, разделает эта штука тебя или нет.

Фортунат еще раз тяжело вздохнул и стал накалдывать на себя необходимые заклинания.

Через полчаса работа была закончена и он двинулся к серебристой точке. Теперь, для чудовища, он должен был выглядеть настоящим великаном, в алмазной броне, с огромным, огненным мечом в руках.

Собственно, в этом и состоял их с посредником план. Напугать тварь, так чтобы она просто сбежала. Хотя, именно сейчас, уверенность Фортуната в то, что он удастся, достигла нулевой отметки.

Он неторопливо шел по полю, то и дело поглядывая под ноги, стараясь не наступать на пьянь-плоды, едва не задыхаясь от их запаха, и костерил себя последними словами. Все это предприятие было не более чем авантюрой. Однако, отступать поздно. Договор заключен, аванс получен и более того, часть его уже потрачена.

Значит, отступить он не имеет права. В конце концов, он темный маг и за свою жизнь видел еще и не такое.

Между тем, очертания загадочного существа становились уже достаточно различимыми. Цвет кожи у него был серебристый, словно у закованного в магическую броню рыцаря. Еще оно было не очень крупным, размером с небольшого мамонта, и вовсе не походило на человека.

Фортуната это вовсе не обескуражило. Ему случалось иметь дело с существами выглядевшими более экзотически. Собственно, сейчас его интересовало только одно — насколько существо может быть опасным. Чем оно вооружено и как быстро может двигаться? Если не удастся нагнать на него страха, то эти сведенья могли оказаться небесполезными.

Он оглянулся.

Дэв и посредник стояли рядом. Дэв насмешливо улыбался. Клыки у не были здоровенные. Посредник выглядел крайне озабоченным, но когда маг оглянулся, ободряюще помахал рукой.

Угу, кажется, пора начинать спектакль. Зрители уже заждались.

Фортунат двинулся дальше.

Шагов за пятьдесят от существа, он остановился и стал ждать, когда оно обратит на него внимание.

Минута текла за минутой, а существо все так же неподвижно стояло посреди поля пьянь-плодов. Его огромные глаза, расположенные на самой верхушке конусообразной головы все так же оставались тусклыми и неподвижными, толстые и широкие ноги даже не шевельнулись.

Может, оно уже погибло? Судя по внешнему виду, это создание, скорее всего, появилось на свет в результате эксперимента какого-то могущественного мага. И не только могущественного, но еще и безответственного. Сначала сотворил нечто странное, а потом не смог провести заклинание дематериализации, или не захотел и просто зашвырнул свое создание куда-нибудь подальше. Случайно местом приземления создания оказался именно этот мир и именно это поле пьянь-плодов. Существо, конечно, славно повеселилось. Однако, заложенная в него магия рано или поздно должна кончится. Почему бы не предположить, что это случилось именно сейчас?

Фортунат покачал головой.

Ну нет, это было бы слишком просто. Скорее всего, существо просто затаилось и ждет, когда он подойдет поближе. А уж там его постигнет судьба всех предыдущих наемников хозяина поля.

Кстати, где их трупы?

На несколько десятков шагов вокруг создания виднелись только куски уничтоженных пьянь-плодов, да неглубокие воронки с обоженными краями. Словно бы в площадку, вокруг существа ударило несколько десятков молний. И несколько небольших кучек пепла.

Ну-ну... Похоже, ближе подходить к существу слишком рискованно. А раз так, то не пора ли начинать прямо сейчас?

Фортунат сделал несколько пассов и активизировал еще парочку заготовленных заранее заклинаний. В результате, для существа, он должен был превратиться совсем уж в настоящего гиганта. Кроме того, теперь у него появилась возможность изрыгать клубы дыма и огня, словно у дракона. Пустив в сторону противника иллюзорную огненную струю, маг не достиг этим ничего.

Существо по-прежнему на него никак не реагировало.

Делать нечего, пришлось все же пройти еще шагов пять. Делая последний, Фортунат, переставший следить за тем куда он ступает, поскольку все его внимание было сосредоточенно на противнике, наступил на пьянь-плод. Тот лопнул с чавкающим звуком и мага обдало целым фонтаном липкого, кислого сока.

Но главное было даже не в этом. Стараясь сохранить равновесие и не упасть, Фортунат отпрыгнул в сторону.

Это его и спасло. В тот момент, когда он наступил на пьянь-плод, существо ожило.

Огромные глаза мгновенно уставились на мага, из тела существа выскочило что-то похожее на узкое щупальце и с кончика его ударила огненная стрела. Она вонзилась в землю совсем рядом с магом.

Заклинания, предусмотрительно наложенные Фортунатом, еще до того как он вступил на поле, спасли его от жара огненной стрелы. Однако, он был настолько силен, что маг понял: если стрела попадет прямо в него, гибели не избежать.

Существо выстрелило еще раз.

Едва успев отпрыгнуть в сторону от огненной вспышки, Фортунат, чувствуя, что его магическая защита следующего испытания огнем может и не выдержать, бросился наутек...

4

— Голем, — уверенно заявил дэв. — Они... такие штучки, как раз в их стиле.

Фортунат мрачно буркнул:

— Кто угодно, только не голем. Учти, големы, как правило, хоть немного смахивают на людей, а это...

— Ладно — сказал посредник. — Думаю, уничтожить существо удастся, но это потребует некоторого времени. А у меня же есть кое-какие дела. Короче мне пора. Я еще появлюсь, чтобы узнать... гм... как идет дело.

Он встал и не очень торопливо, но и не медленно, как раз спокойным, деловым шагом, пошел к воротам.

— А твой напарник-то решил сбежать, — сказал дэв.

— Да нет, — промолвил Фортунат. — Все правильно. Он — посредник и не его дело сражаться с чудовищами. Кроме того, он ничего не понимает в магии, и значит, не может помочь даже советом. Так что, (уходя — убр.)— он прав.

— А-а-а... ну, стало быть, так и есть, — кивнул дэв. — Поэтому, вернемся к старому разговору. Я говорю — это голем, как есть голем.

И он даже махнул дубинкой в сторону видневшейся посреди зелени серебристой точки.

— Реакция, — покачал головой Фортунат. — Все эти искусственные существа из камня, серебра и стали, обладают просто чудовищной силой, но чертовски медленны. Закон компенсации. А вот так быстро реагировать, как это создание, может только живое существо.

— В таком случае, ты влип, — сказал дэв. — Если это живое существо, то есть вероятность, что оно мыслящее. Стало быть — является подобием человека. А против человека или его подобия, разрешить применение любой магии кроме оборонительной, я не имею права. Согласно указа.

— Да знаю я, — вздохнул Фортунат.

— Вот то-то, — промолвил дэв. — И стало быть, я тут, наверное, еще задержусь. Некоторое время.

— Безусловно задержишься, — пробормотал маг.

Не хотелось ему сейчас разговаривать с дэвом. Вообще ни с кем не хотелось разговаривать. А хотелось подумать. Хотя бы потому, что положение, в котором он оказался, назвать блестящим, язык не поворачивался. Скорее уж наоборот. И виной всему был указ Ангро-майнью. Не будь его, уж он бы, наверняка, быстренько покончил с этим существом. Теперь же, он оказался в совершенно диком положении.

Очистить поле от захватчика он явно не мог. Не мог, также и отказаться от выполнения контракта, поскольку часть денег из аванса была потрачена. Что ему, таким образом, оставалось? Торчать на краю поля и слушать разглагольствования стража порядка, находящегося здесь, для того чтобы следить, не собирается ли он нарушить пресловутый указ?

Ну, уж нет. Он что-нибудь придумает.

Что именно? Что-нибудь... И вообще, для начала, было бы неплохо определить хотя бы приблизительно, с кем он имеет дело. Конечно, это не голем, но все-таки, магическое происхождение этого существа несомненно.

А раз так, для начала, было бы неплохо определить какая именно магия породила его на свет.

Фортунат хмыкнул.

А чем не идея? И почему она ему не пришла в голову раньше? Неужели, сказываются полгода вынужденного безделья? Может быть он утратил кое-какие навыки?

Нахмурившись, маг уже по-новому посмотрел на серебристую точку. Внимательно, оценивающе, почти с надеждой.

Может, если повезет, он все-таки победит? Главное — не сдаваться. Выход должен быть.

Осторожно, почти бережно, он поднял руки для начального паса.

— Ты ведь не попытаешься нарушить закон? — поинтересовался дэв.

— Нет, — рявкнул Фортунат. — Всего лишь хочу узнать получше, какая магия это существо породило.

— Ну-ну... только, смотри... закон...

— Конечно.

— А тебе разве не нужно подойти к нему поближе?

— В данном случае — нет, — буркнул маг.

Уверенно и ловко, он сделал несколько начальных пассов и вполголоса, привычной скороговоркой, забормотал заклинание, открывающее магические течения.

5

— А мясо неплохо прожарилось, — сказал дэв. — Кажется, ты в этом понимаешь больше чем в неведомых существах.

Рука Фортуната нервно дернулась и он едва не уронил в костер свой кусок мяса.

— Да ладно, не обижайся, — промолвил дэв. — Я не хотел сказать ничего плохого. Передай лучше вон ту бутылочку. Вино, надо сказать, ты купил знатное.

Стараясь выглядеть спокойно, хотя это и давалось ему с трудом, поскольку дэв окончательно доконал его за этот день своими шуточками, маг подал стражу порядка бутылку с вином.

Сделав из нее пару глотков, тот сказал:

— Только, учти, если ты решил меня задобрить, ничего из этого не выйдет.

— Зачем? Я обойдусь и без этого.

— Не стоит даже пытаться, — продолжал дэв. — И еще, если ты надумаешь меня околдовать, то у тебя это может и получиться. У нас, дэвов, есть иммунитет к магии, но конечно, он не идеальный. Только, после того как я вернусь в казарму, следы магического воздействия будут обнаружены и ты неизбежно понесешь наказание. Так что, лучше не рисковать.

— Да знаю я...

— Вот-вот...

Фортунат забрал у дэва бутылку, и глотнул из нее.

Нет, все-таки, иметь деньги не так уж и плохо. Думал ли он, еще сегодня утром, пытаясь отнять у Грызи сухую корку, что ужинать станет жареным мясом, а запивать его будет великолепным вином?

Правда, эти деньги еще не отработаны, и как их отработать он пока не представляет. Ну, да будет день — будет пища. Завтра... завтра он что-нибудь придумает. Не может быть, чтобы не было никакого выхода. Он есть всегда. Надо только уметь его увидеть.

— И значит, ты не обнаружил никаких следов магии? — в который уж раз спросил дэв.

— Никаких, — сокрушенно признал Фортунат. — Так, словно при создании этого существа не было задействовано ни малейшей частицы какой-либо магической энергии.

— Бред!

— Вот именно, — согласился Фортунат. — Бред и есть.

— Ладно, — сказал Дэв, вставая. — Я поужинал. Теперь, пора и поспать. Кстати, в домике сторожа есть кровать. Я устроюсь на полу, поскольку она для меня мала. Так что, если надумаешь поспасть, можешь рассчитывать на кое-какие удобства.

— Угу, — кивнул маг. — Так и сделаю.

— Ну, все.

Дэв утопал в сторону домика сторожа.

Фортунат взял обломок ветки и кинул его в огонь. Веер искр, взлетевших из костра, оставил после себя ощущение краткой, мгновенно поглощенной темнотой, сверкающей ярости. Где-то неподалеку зажужжала пятиногая земляная жаба — волан. Со стороны домика сторожа доносился скрип половиц. Очевидно, это дэв устраивался ко сну.

Маг невольно взглянул в ту сторону, где должно было находится существо.

А что, если его уже там нет? Кто знает, может быть, оно уже подобралось поближе и теперь готовится метнуть в него огненную стрелу?

Фортунат невольно поежился.

Ну, нет. Все это не более чем его слишком разыгравшееся воображение. Существо находится на своем месте. Стоит и ждет когда он придумает как от него избавится.

Гм... хорошо бы это и в самом деле удалось совершить. Вот, только, как? Каким образом можно избавиться от существа, при создании которого не было потрачено ни капли магической энергии? И что это может означать? Ему противостоит существо имеющее немагическое происхождение?

Другими словами, страшилище, захватившее часть поля пьянь-плодов, самым естественным образом родилось в каком-то из миров великой цепи? Может быть, оно там даже является домашним животным, чем-то вроде ручного дракона?

Нм... дракон. Серебряный дракон.

Фортунат мысленно несколько раз повторил это словосочетание и оно ему понравилось.

Конечно, существо совсем не походило на дракона, но все же, что-то общее, какое-то внутреннее сходство у них было. Может быть, оно выражалось в том, что любой обыкновенный дракон, способен точно так же как и это создание, достаточно долгое время лежать у себя в пещере, почти не подавая признаков жизни, а потом, стоит в нее войти какому-нибудь драконоборцу, решившему будто он умер, расправится с ним одним точным, безжалостным ударом?

Фортунат кинул в костер еще одну ветку.

Ну хорошо, пусть будет — серебряный дракон. В конце концов, надо же это существо как-то называть?

Итак... как же этого серебряного дракона порешить? Ну, хотя бы, прогнать прочь с поля. Даже этого будет вполне достаточно. Как это сделать магу, не имеющему права применить против чудовища ни одного серьезного заклинания?

О-хо-хо...

Фортунат взглянул в сторону дома сторожа. Доски больше не скрипели. Зато, вместо них слышался совершенно чудовищной силы храп.

Маг сквозь зубы чертыхнулся.

Нет, спать в дом сторожа он не пойдет. Это было бы все равно, что пытаться уснуть в жерле действующего вулкана. Хорошо хоть ночи в этом мире теплые. Можно прекрасно выспаться и у костра.

Выспаться...

Фортунат зевнул.

Кстати, чем не мысль? Все равно, сейчас, он ничего путного не придумает. А утром... утром ему в голову могут прийти новые, интересные мысли... если, конечно, придут.... если повезет... если проблема серебряного дракона имеет хоть какое-то решение... если...

Маг вздрогнул. Он вдруг почувствовал как к его плечу словно бы прикоснулась чья-то невидимая, почти бесплотная рука. Легчайшее прикосновение, сбившее его с мыслей, вырвавшее из полусонного состояния.

Что это?

Он встрепенулся, и схватив свой посох, вскочил. Торопливо оглядевшись, маг не увидел ничего угрожающего и вдруг сообразив, что на самом деле произошло, снова сел.

Существо! Этот самый серебряный дракон.

Слишком долго, сегодня, пришлось его исследовать, слишком много он потратил времени, пытаясь определить с помощью какой магии был создан серебряный дракон. И потерпел фиаско. Но магическая связь исчезла не до конца, и вот сейчас еще раз проявилась, прежде чем исчезнуть окончательно.

Что это ему дало?

Фортунат ухмыльнулся.

Так же как и раньше — ничего. Хотя... хотя... Он вдруг понял, что ошибался. В этот раз ему удалось уловить одно, исходящее от существа ощущение. Днем это не получилось, поскольку он искал только следы магии. Сейчас же...

Сейчас он знал, что с серебряным драконом что-то не в порядке.. Словно бы он был слегка болен... или просто занозил лапу... или о чем-то тосковал. О чем?

Да откуда он знает? Возможно, это станет ясно завтра. Но даже если и станет, то как это может ему помочь выполнить заключенный контракт? Да никак. Вот если бы он узнал, как можно серебряного дракона уничтожить...

И вообще, не пора ли ему лечь спать?

На сегодня он отвоевался. И самое мудрое, что он может сейчас сделать, это хорошенько отдохнуть, восстановить потраченные за день силы.

Маг еще раз зевнул, с хрустом, чуть не вывихнув челюсть, и окончательно решившись, стал устраиваться ко сну.

Утро вечера мудренее. Завтра что-нибудь придумается... может быть...

6

— Между прочим, пьянь-плоды используют для приготовления самого лучшего, так называемого — королевского пива. И стоят они, как ты знаешь, очень дорого. Знаешь?

— Угу, — буркнул Фортунат.

— Так вот, хозяин поля интересуется как идут дела. За пьянь-плодами необходимо тщательно ухаживать, постоянно обрабатывать землю, на которой они растут, каждый день выпалывать вредные сорняки...Короче, хозяин высказывает недовольство тем, что поле все еще не освобождено от обосновавшегося на нем существа.

— Серебряного дракона, — буркнул маг.

— Что? — удивился посредник.

— Я назвал его серебряным драконом, — пояснил Фортунат.

— Возможно.... — посредник взглянул в сторону торчавшей посреди поля серебристой точки. — Возможно, это название существу даже подходит. Но лучше бы его уже здесь не было.

— И я так думаю, — сухо сказал маг. — А теперь, если позволишь, я продолжу свою работу.

— Конечно, конечно. Только, нельзя ли побыстрее?

— Я постараюсь.

Фортунат было поднял руки для начального паса, но тут же их вновь опустил.

Ну вот, теперь ему понадобится минут пять, для того чтобы вновь обрести подходящее для создания заклинания состояние духа.

Ему захотелось чертыхнуться, но он сдержался.

И все-таки, раньше, до указа Ангро-майнью, никому даже в голову не могло прийти отвлекать темного мага от его работы. А сейчас...

Ладно, хватит об этом. Пора начинать работу. Пришла пора посмотреть как серебряный дракон выглядит вблизи.

Он прошелся по краю поля, то и дело помахивая руками, словно бы пытаясь стряхнуть приставшую к ним невидимую паутину и временами поглядывая в сторону серебряного дракона.

Тот, за ночь, кажется, не сдвинулся ни на шаг.

Зачем он прилетел на это поле? И почему не улетает? Не хочет, или не может? Возможно, он появился здесь в результате козней конкурентов хозяина поля? И если так, то после того как тварь умрет, за отдельную плату, он мог бы исследовать ее останки. А это, в свою очередь, поможет определить виновника появления серебряного дракона.

Вот только, сначала необходимо прикончить само существо. Удастся ли это? Нм... странный вопрос. Прикончить можно кого угодно. Стоит лишь придумать правильный метод.

Остановившись, маг ловко и уверенно сделал несколько пассов и застыв с вытянутой в сторону серебряного дракона рукой, произнес необходимое заклинание. Как только прозвучало последнее слово, с ладони мага сорвалось небольшое, почти невидимое облачко и медленно полетело в глубь поля. После того как оно преодолело половину расстояния до дракона, Фортунат закрыл глаза.

Теперь он сам был этим облачком, и летел, упиваясь своей безнаказанностью, к серебряному дракону. Ближе, еще ближе, совершенно точно зная, что существо не сможет ему ничего сделать, поскольку даже не почувствует его присутствия, не узнает, что враг совсем рядом. Он тоже не сумеет никак повредить серебряному дракону, но это ему не нужно. Главное, сейчас, разведка. Узнать, хорошенько рассмотреть его, и суметь найти хотя бы одно-единственное уязвимое место. Оно должно быть, поскольку неуязвимыми бывают только боги. А это существо, могло быть чем или кем угодно, но только не богом.

Он простоял с закрытыми глазами полчаса. За это время ему удалось очень внимательно, со всех сторон, рассмотреть серебряного дракона.

Издалека, дракон казался полностью неподвижным, но вблизи, стало заметно, что это не так. Коническая голова неведомого существа время от времени слегка поворачивалась. Под серебряной кожей, которая конечно же не была серебряной, а просто имела такой цвет, иногда шевелились мускулы и тогда она слегка бугрилась, демонстрируя свою эластичность. Еще, на боках дракона находилось два больших, квадратной формы выступа. Причем, один из них имел небольшую вмятину, как будто кто-то саданул по нему со страшной силой камнем.

Как это могло произойти? Возможно, эту вмятину сделал кто-то из наемников хозяина поля, которых он посылал уничтожить серебряного дракона. Хотя, скорее всего существо получило ее гораздо раньше. Впрочем, какое это имеет значение?

Внимательно изучив выступы, Фортунат прикинул, что они очень похожи на плотно прижатые к туловищу крылья. Возможно, он даже не ошибался. Хотя, как-то проверить свою догадку не мог.

А потом полчаса прошли, облачко рассеялось и Фортунат открыл глаза.

Рассеянно подобрав посох, он ковырнул его концом землю и разочарованно хмыкнул.

— Ну? — в один голос спросили посредник и дэв.

Вместо ответа Фортунат еще раз хмыкнул и пожал плечами.

— Понятно, — сказал посредник. — Значит, ты так и не определил, как можно уничтожить это существо?

— Нет, — признался маг.

— И что мы теперь будем делать?

— Да откуда я знаю, — раздраженно рявкнул маг.

И осекся...

Знал, знал он что ему остается делать. С того самого момента, как серебряный дракон не испугался его магической личины. И все эти манипуляции, а также разведывательные полеты, на самом деле, были всего лишь попыткой оттянуть неизбежное. Потому, что на самом деле, выхода у него было всего лишь два.

Либо честно признаться себе, что выполнение контракта оказалось ему не по зубам, либо выполнить его один-единственным возможным способом. Каким именно? Да, нарушить указ Ангро-майнью.

Вот так. И сейчас, поскольку времени оттягивать неизбежное уже не осталось, ему предстояло сделать выбор.

Либо — либо... Либо сделать последнюю попытку и тем самым нарушить закон, либо сдаться и тем самым, тоже нарушить закон. Да, конечно, наказание за невыполненный контракта менее сурово, чем за невыполнение указа Ангро-майнью. Но с другой стороны, если ему удастся прикончить серебряного дракона, потом нужно будет еще доказать, что тот был мыслящим существом, причем таким, которое по уровню мышления приравнивается к человеку. Допустим, Ангро-майнью удастся сделать такую экспертизу. Все-таки, он великий маг. Но все равно существует вероятность, что дракон окажется каким-нибудь не очень разумным зверьком и наказания удастся избежать.

А если — нет? Ну что ж, значит, он примет наказание с высоко поднятой головой. По крайней мере, никто не сможет усомнится в его квалификации. Это лучше чем прослыть презренным жуликом, неспособным выполнить взятые на себя обязательства.

Фортунат искоса взглянул на дэва.

— Но-но! — сейчас же встрепенулся тот. — Без шуточек. Я знаю, что ты задумал. Ничего у тебя не получится.

— Почему же? — ласково спросил темный маг.

На душе у него было легко и просто. Потому, что решение было принято, и значит, ничего не оставалось, как идти намеченным путем. А там — будь что будет. Там, как упадут кости судьбы.

— Потому, что не выйдет, — рявкнул дэв. — Не позволю нарушать указ великого мага.

Крепко сжимая усеянную острыми шипами дубинку, он шагнул к Фортунату.

— Погоди! — крикнул тот. — Ты намерен меня арестовать?

— А как же!

— И тем самым сам нарушишь закон.

— Как это? — спросил дэв, останавливаясь.

— Ну, на данный момент я же еще никакого указа не нарушил?

— Но ты намереваешься это сделать.

— Ты в этом совершенно уверен? И как ты это можешь определить до того, как я действительно причиню какой-то вред существу? И даже после этого, ты не можешь быть уверен, что я нарушил закон, до тех пор пока не будет доказано, что это создание по уровню мышления равнялось человеку. А?

— Но арестовать я тебя, все равно арестую. До выяснения обстоятельств.

— Твое право. Но сначала я попробую применить к нему парочку заклинаний. И кстати, не советую мне мешать, иначе заявлю, что нанес вред существу непреднамеренно, что опасное заклинание у меня получилось лишь благодаря твоему вмешательству. Понимаешь?

Дэв вполголоса выругался и ткнул концом дубинки в сторону серебристой точки.

— Эх, если бы только знать что это такое... уж тогда бы я ведал как с тобой поступить.

— Самое лучшее — не вмешиваться, — посоветовал ему посредник. — Мой клиент прав. Это нестандартный, не учтенный никакими инструкциями случай.

Немного поразмыслив, дэв махнул дубинкой.

— Ладно, валяй. Собственно, мне уже порядком надоело торчать на этом поле. А инструкции и в самом деле... Ладно, валяй...

Самодовольно улыбнувшись, Фортунат повернулся лицом к серебряному дракону.

Ну вот, сейчас все выяснится. Главное, только, не сплоховать.

Он знал, что второй попытки у него, скорее всего, уже не будет. Значит, необходимо одновременно применить как можно больше самых сильных заклинаний, нанести всего один удар, но зато такой, который убьет серебряного дракона наверняка.

Что ж, магическая энергия у него копилась целых полгода, и экономить ее не имеет смысла.

Подняв вверх посох, он сконцентрировал внимание на его набалдашнике, быстро и уверенно наложил на него базовое заклинание, а потом, принялся за кропотливый, тщательный труд.

Первым к базовому заклинанию прицепилось «Проклятье кровавой погибели». Вслед за ним лег «Седьмой смертный страх». Потом пришла очередь «кривозубой смерти», за которой последовало «тысяча одна лихорадка», а также «сладкий сон вампира».

Заклинание следовало за заклинанием, и длилось это до тех, пока Фортунат не понял, что еще немного и базовое заклинание не выдержит. Слишком большая на него легла нагрузка. И если переборщить, то оно лопнет и тогда, вся эта сконцентрированная магия без толку разлетится во все стороны, причем, поражая тех, кто случайно оказался на ее пути. В том числе и посредника с дэвом, а также и его самого.

И стало быть, наступил момент нанести удар. Тот самый, единственный, который все и решит.

И конечно, магу вдруг стало страшно. Так же как становилось страшно каждый раз, когда он готовился применить одно из своих самых сильных заклинаний. А тут, даже не одно, а целую кучу. Разом.

Эх...

Он вытянул посох в сторону серебряного дракона и краем глаза успев заметить как посредник и дэв проворно рухнули на землю, произнес последнее заклинание, очень короткое, освобождающее всю скопившуюся на набалдашнике магию...

7

А ведь у него был выбор...

Давным-давно, когда он еще только обнаружил у себя магические таланты, так получилось, что у него был выбор. Пожелай он тогда, и мог бы стать не темным магом, а белым.

Сидел бы сейчас в чистеньком, уютном домике, покуривал трубочку и размышлял над особенностями заклинаний от ревматизма. Вместо того, чтобы торчать на краю поля, пялиться на этого жуткого серебряного дракона, и проклинать свое невезение.

— И что, ни одно не подействовало? — спросил его дэв.

— Сам видишь, — устало сказал Фортунат.

— Получается, ты так и не смог причинить существу ни малейшего вреда?

— Да, — с безграничным терпением сказал маг.

— Значит, и арестовывать мне тебя не за что, — подытожил дэв.

— Конечно.

Задумчиво почесав затылок, дэв спросил:

— И что ты теперь будешь делать?

— Не знаю.

Сказав это, Фортунат несколько театральным жестом откинул посох в сторону, сел прямо на землю и закрыл лицо руками.

Он сидел и думал о том, что все эти эффектные телодвижения и позы, на самом деле служат лишь одному. Дают ему возможность слегка оттянуть время, приготовится к предстоящему позору.

Причем, просто увильнув от выполнения контракта, он мог всего лишь прослыть жуликом. Теперь же его признают неумехой. А это — гораздо хуже. И никто даже не подумает принять во внимание, что с такими существами как серебряный дракон не имел дела еще ни один темный маг. Никто не поверит, что это неведомое существо попросту нельзя убить с помощью магии.

Кстати, почему? Вот вопрос, на который он хотел бы знать ответ.

— Ну, и что мы дальше будет делать?

Фортунат слегка отнял руки от лица, и искоса взглянув на усевшегося рядом посредника, ответил:

— Ну, откуда я знаю? Не действует на него магия. Совсем не действует.

— Может, ты что-то не так сделал?

Фортунат хихикнул.

— Нет, я сделал все правильно. Сделал все возможное. И — вот...

— Все?

— Да.

— И все же — подумай. Может, можно сделать что-то еще? А? Из любого положения есть выход. Давай, напрягись. Неужели нам придется отказаться от этого контракта? Если мы это сделаем, то следующих не будет.

Фортунату захотелось его хорошенько треснуть. Ничего, ну совершенно ничего он не понимал в магии. Собственно, только это его и извиняло.

Что можно сделать, если против этого существа оказался бессильно все его колдовство?

Хм... а в самом деле? Может, все -таки, из создавшегося положения есть выход? Может быть, стоит хорошенько все обдумать и попытаться его найти? После того как его арестуют, за то, что он не смог вернуть аванс по невыполненому контракту, будет поздно.

А сейчас...

Стоп, что собственно ему о серебряном драконе известно?

Итак, скорее всего, он не является живым существом, иначе хоть одно из заклинаний на него должно было подействовать. А как же двигающаяся шкура, поворачивающаяся голова? Вообще, все то, что он заметил, наблюдая за драконом..

Ну ладно, допустим он ошибся и дракон, все-таки не относится к разряду живых существ.

Чем же он является? Големом? Ну, уж это-то точно нет. Таких големов не бывает. Кадавром? Нет, на кадавра его магия должна была подействовать. Материальной иллюзией? Тоже — нет. От материальных иллюзий за версту тянет магией. Уж он бы это почувствовал обязательно.

Что же остается?

— Оглянись, — сказал посредник.

Фортунат оглянулся.

Теперь дэвов стало два. Второй был чуть пониже первого, но так же широк в плечах. Да и дубинка у него была не менее увесистая, чем у его товарища.

— Знаешь, зачем пришел второй дэв? — спросил посредник.

— Зачем?

— Его наверняка послал хозяин поля. Если выяснится, что ты не можешь очистить его поле от чудовища, и не в состоянии вернуть аванс, этот дэв нас тотчас арестует. А выяснится это достаточно быстро.

В самом деле, вновь прибывший как раз в этот момент задал своему товарищу какой-то вопрос, и тот стал ему что-то рассказывать. Оживленно, размахивая руками.

Сомнений в том, что именно он рассказывает, у Фортуната не было.

Стало быть, оставшееся у него время уменьшилось до самого минимума.

Маг едва не застонал.

У него возникло ощущение, что он является марионеткой, куклой, которой осталось жить лишь до тех пор, пока двигающая ее пружина окончательно не распрямится. Причем, до этого момента осталось совсем чуть-чуть.

Стоп! Механическая кукла! Кукла. Очень сложная, являющаяся буквально чудом механники, но все же — кукла.

А почему бы и нет?

Фортунат вспомнил, как однажды, он видел в какой-то лавке механическую птицу. Она двигалась как живая, махала крыльями и даже пела. Так почему бы не предположить, что серебряный дракон тоже является куклой? Конечно, гораздо более сложной, созданной гениальным механиком, но все же...

— Не стоит тянуть время, — промолвил посредник. — Пойдем, пора сдаваться. Ничего у нас...

— Погоди, — резко сказал Фортунат. — Еще немного. Кажется, я кое-что придумал.

Он еще раз взглянул на серебристую точку.

Да, верно. Это все объясняет. Механическая кукла, если ее сделал гениальный механик, может вести себя как угодно. И темная магия на нее не подействует, поскольку она направлена в основном против живых существ.

Кто же ее такую придумал? В каком мире живет умелец, сумевший создать куклу, способную не только двигаться, не только летать, но и еще каким-то непостижимым образом определять, что рядом находится живое существо и даже пытаться его убить? Как выглядит мир, в котором могут делать такие куклы?

— Все, дэвы идут сюда, — сказал посредник.

— Задержи их, — приказал Фортунат. — Мне нужно еще немного времени

Он даже не обернулся взглянуть на дэвов. Его интересовал только серебряный дракон.

Надо было прямо сейчас, не сходя с места, придумать как убрать его с поля. Каким образом можно разрушить механическую куклу, если ты ничего не понимаешь в механике?

Погоди, а если ее не разрушать? Как она попала на поле? Если бы она приползла на поле, то на рыхлой земле должны были остаться глубокие следы. Значит, серебряный дракон все-таки прилетел.

Вот именно! Он куда-то летел, а потом произошло нечто и он опустился на поле. Что именно? Неважно. Главное — дракон скорее всего получил какое-то повреждение, помешавшее ему продолжить свой полет. Может, он с кем-нибудь в воздухе столкнулся... Впрочем — неважно. Сейчас, важнее сообразить, как его убрать с поля.

Вот именно, не уничтожить, а убрать, дать возможность улететь. Каким образом? Устранить поломку? Отремонтировать? Но он же не сможет это сделать, поскольку не знает, что именно в серебряном драконе сломалось.

Хотя... Помятое крыло! Может быть — это? Да, на нем есть вмятина. Не очень глубокая, но все же... Может быть, как раз из-за этой вмятины, дракон не может пользоваться крылом?

И если ее...

— Темный маг Фортунат, именем...

Ну да, это был дэв. Тот самый, второй. Ему, видимо, пришло в голову, что настало время арестовать нарушителя контракта.

— Дай ему еще пару минут.

А это уже был посредник. И действовал он совершенно правильно. Эти две минут Фортунату были нужны буквально позарез.

— Ладно, но только пару минут, не больше.

Маг ухмыльнулся.

Вот такова профессия темного мага. Рано или поздно тебе дают пару минут и требуют, чтобы ты за это время совершил невозможное. Причем, отказаться, ты не имеешь никакого права.

Он встал и поспешно наложил на себя заклинание невидимости, истратив на него последние остатки магической энергии. Слыша как за спиной в два голоса возмущенно взвыли дэвы, которым его исчезновение показалось попыткой сбежать, а посредник стал их успокаивать, не очень уверенно объясняя, что все в порядке, маг поспешно подобрал посох и быстрым шагом двинулся к серебряному дракону.

Он не мог знать подействует ли против серебряного дракона заклинание невидимости. Вдруг он его все же увидит и сходу угостит огненной стрелой? Впрочем, ничего иного, сейчас, он сделать не мог и стало быть, оставалось только надеяться на удачу.

Хотя... даже если удача будет на его стороне и ему удастся беспрепятственно подойти к серебряному дракону... Что дальше? Попытаться подправить вмятину с помощью посоха?

Можно. Посох — штука с повышенным запасом прочности. И рассчитан он не только для манипуляций с заклинаниями. Им можно, например, хорошенько кого-нибудь садануть по голове, или даже, отбить удар меча. Таким образом, несколько ударов по шкуре дракона он выдержит. И если ему снова повезет...

Фортунат истерически хихикнул.

Получается, ему остается еще раз рассчитывать только на удачу. А немыслимая удача, повторившаяся дважды, называется очень просто — чудо. Значит, для того чтобы вывернуться из западни, в которую он попал, необходимо настоящее чудо. Всего лишь? И кстати, не слишком ли многого он хочет?

Эх, будь что будет...

Границу, за которой серебряный дракон начинал стрелять огненными стрелами, Фортунат перемахнул одним прыжком. Он ждал, он был готов к тому, что заклинание невидимости его не спасет, но дракон никак на него не прореагировал.

Метнувшись к крылу, на котором была вмятина, маг замахнулся посохом. И замер. До него вдруг дошло, что как только он хотя бы раз прикоснется к дракону, заклинание невидимости перестанет действовать. И вот тут-то уж дракон в него выстрелит. А значит, у него в запасе есть не более двух, трех ударов. Потом же его попросту сожгут, поскольку сейчас, его не защищает даже самое простенькое заклинание.

И если эти два-три удара не выправят крыло, или не поставят его на место, или не уберут какой-то перекос, благодаря которому это крыло утратило способность действовать... Да и крыло ли это? И вообще, с чего он решил, будто сумеет как-то помочь этой махине?

Он даже опустил было посох и стал прикидывать как удобнее уйти прочь от серебряного дракона, но случайно взглянув в сторону дэвов, увидел, что они стоят на краю поля и смотрят в его сторону. Окончательно его добила даже не мысль о том, что уйти от них не удастся, и не промелькнувшая в сознании картина будущего публичного суда, и конечно связанного с ним позора, а фигура посредника. Тот стоял рядом с дэвами, ссутулившись, и на лице у него была написана полная безнадежность. Очевидно, он уже ни на грамм не верил, что Фортунату удастся что-то сделать. Возможно, он даже считал будто тот просто решил смыться.

Четко и ясно, Фортунат осознал, что в данный момент, он защищает не только свою профессиональную честь, а честь всех темных магов. Рано или поздно, Ангро-майнью отменит свой указ. И тогда, темные маги опять вернутся в этот мир. И что их тут встретит? Память о нем, Фортунате — неудачнике, который не сумел даже выполнить один-единственный контракт. И не только не сумел, но и попытался смыться, был пойман дэвами, и подвергнут позорному суду.

Ну, уж нет. Лучше погибнуть. По крайней мере, тогда о нем скажут, что он до самого конца пытался что-то сделать, что он не струсил.

Широко размахнувшись, Фортунат со всей силы саданул по крылу серебряного дракона. А потом еще раз... И еще... четко зная, что вот-вот в него ударит огненное копье, и тогда...

Четвертого удара не понадобилось. Внутри серебряного дракона что-то треснуло и крыло, по которому колотил маг, вдруг резко дернулось вверх. Самый край его ударил Фортуната в живот, да так сильно, что маг отлетел в сторону на добрый десяток шагов.

Каким-то чудом, падая на землю, он еще успел увидеть как под каждой конечностью серебряного дракона вспыхнули ослепительные костры, а сам он резко рванулся вверх...

8

Грызя с урчанием доедала кусок свежей печенки.

Фортунат отхлебнул из бокала. Вино было просто великолепное. Как раз такое и нужно пить после сытного ужина.

Гм... сытного... Долго ли это будет продолжаться?

Проклятый хозяин поля, выплачивая ему деньги, умудрился вычесть штраф за пьянь-плоды, которые он попортил, шлепнувшись на поле, перед тем как серебряный дракон улетел. Причем, увильнуть от этого штрафа не было никакой возможности, раз его падению имелось два дэва-свидетеля.Штраф оказался немалым, поскольку пьянь-плоды, даже недозревшие, ценились действительно дорого.

После того как Фортунат выплатил посреднику гонорар, а также рассчитался по кое-каким долгам, на руках у него осталась довольно неплохая сумма. Вот только, для того чтобы покинуть владения Ангро-майнью, ее явно не хватало.

Рассудив, что везение не может длиться бесконечно, и стало быть ничего не остается как смириться с судьбой, Фортунат довольно неплохо прожил следующие две недели. Теперь же деньги подходили к концу. Еще через неделю ему придется положить зубы на полку.

Впрочем, до этого есть какое-то время. И значит, не стоит беспокоится. Что-нибудь подвернется. А если нет? Ну... там будет видно.

Снова отхлебнув из бокала, Фортунат сел в кресле поудобнее, и в который уж раз принялся размышлять о серебряном драконе.

Ну ладно, допустим, он и в самом деле был механической куклой. Но кто его сделал и зачем? И как выглядит мир, в котором научились делать такие сложные механические игрушки? Находится ли он на цепи миров? Вряд ли.

Почему? Да хотя бы потому, что искусство механики могло достигнуть таких высот лишь в мире, где нет магии. Получается, где-то там, за пределами цепи миров, есть еще по крайней мере один мир, в котором и слыхом не слышали о магии. Вероятно — и не один. Возможно, где-то в пространстве, существует другая цепь миров, удивительных, необычных, миров, жители которых пользуются не надежной и проверенной магией, а вот такими механическими игрушками.

Интересно, как они их используют в быту? А война? Может быть, в этом мире, место магов заняли вот такие серебряные драконы? Или нечто более сильное, могучее, свирепое? Как оно выглядит, оружие этих лишенных магии миров?

Кстати, если серебряный дракон преодолел расстояние между этими двумя так непохожими мирами, не значит ли это, что рано или поздно, на один из миров Ангро-майнью, неизвестно откуда, посыплются стаи вот таких серебряных драконов? Превосходно вооруженных, нечувствительных к магии, в отличии от обычных драконов, не способных усомнится в своих действиях, не думающих о смерти и собственной безопасности?

Любопытно.

Он уже приканчивал второй бокал, когда дверь его башни распахнулась. На пороге стоял посредник.

— Рассиживаешься? — сказал он. — А между тем, у меня есть для тебя один, очень выгодный контракт.


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии