загрузка...
Перескочить к меню

Лунатики (fb2)

- Лунатики (пер. Юлия Кирюкова) 1059K, 298с. (скачать fb2) - Брэдли Дентон

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Брэдли Дентон Лунатики

Посвящается совам

Часть I Волчья луна Пятница, 8 января 1993 года

Глава 1 Джек был голым

Джек был голым, несмотря на ночь и холод. В темно-фиолетовом небе сияла полная Луна, но ее застилали ветви деревьев и облака. Джек закрыл дверь квартиры и вышел на улицу, чтобы лунный свет падал прямо на него. Он осторожно ступал по бетону и гравию. Снаружи он огляделся, щурясь в слепящем блеске уличных фонарей. Но все было в порядке. Облако сползло с Луны, и она светила так же ярко, как фонари. Теперь он не сомневался, что Лили его заметит. Джек решил подождать и сел на бордюр между двумя припаркованными машинами. Когда голая задница коснулась бетона, он вскрикнул и заскрипел зубами, и скрипел, пока бетон не потеплел. Чего только мужчина не сделает ради любви.

Он вспомнил телерекламу тех времен, когда до работников СМИ наконец дошло, что СПИД не ограничится геями. В ролике, призывавшем к использованию презервативов, красивая молодая женщина говорила с торжественной искренностью: «Ради любви я готова на многое. Но я не собираюсь ради нее умирать».

Когда Джек впервые увидел эту рекламу, он охренел. «Так ведь это не любовь! – возопил он. – Это же просто ебля. Если это любовь, то пойти ради нее на смерть проще простого! Если это любовь, ты поползешь голым через стоянку у супермаркета, покрытую битыми бутылками из-под кока-колы! Если это любовь, ты будешь морить себя голодом месяц и потом съешь ведро лошадиного дерьма! Если это любовь, ты будешь отплясывать джигу на кровати, утыканной гвоздями, жонглируя при этом ручными гранатами! Если это любовь, ты перережешь себе вены бритвой и кровью будешь писать стихи! Если это любовь, ты…»

Он умолк, сообразив, что все в баре уставились на него.

Теперь он мысленно закончил фразу, начатую несколько лет назад: «…В январе будешь сидеть голым на бордюре».

Он знал, что должен загибаться от холода, но не мерз. Прохладно, да, но не до дрожи. Он даже гусиной кожей не покрылся. Беспокоило его одно – его гениталии сморщились и прилипли к телу. Лили это может не впечатлить. Но Джек знал, что такое состояние ненадолго. Лили потрясающе действовала на него.

Это будет лишь третья их встреча, но Лили уже занимала все его мысли и побуждала ко всем поступкам. Джек был благодарен. Почти девять месяцев до их встречи Джека не волновало ничто. Не цинизм, не депрессия «Его просто ничего не волновало. После смерти Натали ничто не вызывало у него ни малейших эмоций. Он помнил вопли в баре перед телевизором как эпизод из кинофильма с участием какой-то незнакомой кинозвезды.

Даже предвыборная президентская кампания оставила его безучастным. Когда один его друг спросил, почему Джек не голосовал, тот не смог объяснить свою апатию даже тем, что все кандидаты – ублюдки. По правде сказать, признался он, его не заботит, был ли хоть один из них не ублюдком и мог ли кто из кандидатов позитивно повлиять на ход национальной политики.

Его это просто не волновало.

На интеллектуальном уровне его беспокоила такая эмоциональная пустота, поскольку он знал – с ним что-то не в порядке. Но так было не всегда, и это началось не внезапно, что бы ни думали его друзья. Когда-то Джек смеялся, плакал и валял дурака с лучшими из них. Он возмущался несправедливости, покатывался со смеху над комедиями, орал, глядя в телевизор, влюблялся и остывал. Только теперь Джеку казалось, что когда-то давно он подхватил некий хронический вирус замедленного действия. Вирус по капле пил сок его жизни – а потом Натали разбилась на машине в дождь, и капли превратились в поток, опустошивший Джека.

Но через неделю после дня выборов, в первое Полнолуние после Хэллоуина, поздним вечером он встретил Лили в бакалейном магазине на Авеню Б. Лили сказала что-то про погоду, и они продолжили беседу, выйдя из магазина. Они остановились у дома Джека, и, проговорив с Лили не больше часа, он не только вспомнил все, что выкрикивал в баре у телевизора, но и захотел совершить все эти глупости и еще множество других, чтобы доказать Лили свою любовь. Он так ей и сказал. Лили засмеялась и спросила, как Джек может ради нее желать ползти по битому стеклу, когда они только что встретились, и даже в щеку его не поцеловала.

Джек с ответом не нашелся и сказал первое, что пришло в голову:

– Я путешественник во времени. В будущем мы любовники. Поэтому я сделаю все, что ты захочешь, – потому что в будущем я уже схожу по тебе с ума.

– И как же мы встретимся? – спросила Лили.

– Как сейчас. Я вернулся, чтобы наша встреча произошла наверняка.

Лили улыбнулась:

– Какое совпадение. Я тоже появилась здесь, чтобы встретиться с тобой. Но я не из будущего. Я богиня с Луны.

Затем Лили вошла вместе с ним в квартиру, провела там ночь и исчезла на месяц. Чтобы ее найти, Джек изощрялся, как только мог, включая подачу объявлений в скандально известный раздел знакомств в «Остин Кроникл». Но ничто не помогло.

А потом, ночью 9 декабря, Лили снова появилась у его дверей. Сказала, что искала его черт знает сколько времени. Он не только не ждал ее голым в свете полной Луны – обычная процедура, сказала Лили, – но вдобавок этой ночью было Лунное Затмение, и оно ей сильно помешало. Лили наполовину ослепла и заблудилась, когда тень Земли накрыла Луну, что Лили ничуть не порадовало.

Но она дала ему это компенсировать.

Нынешней ночью Джек предпочел не рисковать. Если можно видеть Лили только раз в месяц, вдвойне важно избежать неудачи. Поэтому, несмотря на холод и сжавшиеся яички, он ждал на бордюре в свете полной Луны. Дурак дураком. Но Джек считал, что в любви человек всегда дурак дураком. По меньшей мере.

По улице медленно двигался автомобиль. Когда он проезжал мимо, Джек сжался. В автомобиле сидели мужчина и женщина, и, кажется, женщина посмотрела прямо на Джека. Когда машина уехала, он сказал себе, что становится параноиком. На лице женщины не было шока от лицезрения голого мужчины у дороги. Женщина просто скучающе и тупо уставилась в окно. Нет причин для беспокойства. По крайней мере, не должно возникнуть, пока Лили не придет к нему и не уйдет снова.

Джек переживал из-за женщины в автомобиле, и тут перед ним промелькнула тень. Он посмотрел вдаль, но увидел лишь фонари и Луну. Затем услышал шорох и обернулся. Лили появилась. Улыбаясь, стояла посреди улицы. В синем платье и белом шарфе, она распустила черные волосы, и они каскадом падали на плечи.

– Джек, – произнесла она. По ее тону Джек понял, что она с ним счастлива. – Подумать только, на что ты пошел ради меня. Ты же замерзнешь до смерти.

Она приблизилась, и ее когтистые птичьи ноги прощелкали по асфальту. Когда они встретились в первый раз, на Лили были туфли, но теперь между ними не существовало тайн.

Джек встал. Он забыл о холоде, о машине, проехавшей мимо, он забыл обо всем, кроме Лили.

– Это ничего, – сказал он. – Ты бы видела, как я взбираюсь на реки и переплываю горы.

Лили засмеялась и нырнула в его объятия. Они поцеловались, и у Джека закружилась голова. Запах ее волос, мягкий нажим губ и свежая упругость тела подействовали на него как удар током. Едва Лили прервала поцелуй, у Джека подогнулись ноги, и он приземлился на тротуар на пятую точку.

– Ты же меня убьешь, – застонал он.

– Если тебе повезет, – ответила Лили. Она наклонила голову и с иронией посмотрела на распростертое тело. – Но похоже, ты цел.

Это правда. Копчик болел, но в остальном Джек чувствовал себя великолепно. Он встал, не обращая внимания на похрустывание суставов, и спросил:

– Хочешь в дом?

Лили пожала плечами, поддразнивая его:

– О, я не знаю. Мне нравится снаружи. Не желаешь поразвлечься на открытом воздухе?

– Я развлекался на открытом воздухе последние полчаса, – ответил Джек. – Я хотел бы теперь оказаться за дверьми, в кровати. И в тепле.

Лили вздохнула:

– Ты такой обыкновенный. Побежали наперегонки.

Она помчалась к наружной лестнице Джекова дома.

Пробегая мимо, она царапнула Джека ногтем по груди.

– О! – воскликнул Джек. Он ринулся следом, но Лили уже очутилась на лестнице и вошла в квартиру, когда он был еще на полпути. Она неслась быстро, как сокол. Казалось, ее когтистые ноги даже не касаются земли.

Джек бежал за ней, но до лестницы не добрался. Сзади его схватил коп и повалил лицом вниз в пустой цветник на краю автостоянки. Коп заломил Джеку руки за спину, надел наручники, силком поставил на ноги и теперь толкал к патрульной машине, читая монолог о его правах.

Джек был в шоке. Он не слышал ни сирены, ни даже двигателя патрульной машины. Но с другой стороны, он был занят другим. Джек выплюнул грязь изо рта и затем посмотрел вниз, желая проверить, оправданы ли его страхи. Вполне – он все еще был в том состоянии, которое одна из его старых подружек называла «стойким». Он подозревал, что в протоколе задержания это вряд ли будет хорошо смотреться.

Джек попробовал убедить копа пустить его в квартиру, надеть джинсы и футболку, но тот и слушать не желал. У него в машине есть плед, сказал коп, Джек может прикрыться пледом. Потом придется этот плед сжечь.

Затем подъехала другая патрульная машина; сирена была выключена, но мигалка работала. Новоприбывший коп вошел в положение Джека, хотя и изумился.

– Давай раздобудем парню какие-нибудь штаны, пока он еще не в участке, – сказал второй полицейский.

И копы повели Джека в квартиру. Лили там не было, и Джек сомневался, что ее заметили, поэтому не стал о ней упоминать. Нет смысла втягивать в неприятности их обоих.

Как выяснилось, не так-то легко натянуть джинсы, когда руки скованы наручниками за спиной. Копы не собирались помогать. Они были заняты поисками доказательств того, что Джек являлся преступником определенного типа, – или, скорее, еще и другого типа, нежели тот, что им уже известен. Ничего не нашли и явно расстроились.

– Нет даже «Плейбоя» или «Пентхауза», – ворчал первый коп. – Ты что, просто эксгибиционист?

– На самом деле, – сказал Джек, борясь с джинсами, – я инженер. Или по крайней мере, был инженером.

– Извращенцы связывают поезда с сексом, – шепнул второй коп первому.

– Я не такой инженер, – сказал Джек. Его джинсы болтались на уровне промежности, поскольку он даже сейчас демонстрировал «стойкость». Это начинало беспокоить.

– Ребята, не мог бы кто-нибудь протянуть мне руку помощи?

– В твоих мечтах, извращенец, – сказал первый коп. Второй с ним согласился.

Глава 2 С оргазмом у Кэролин началась икота

С оргазмом у Кэролин началась икота. Поэтому, едва Арти заснул, она встала, пошла в ванную и, зажав нос, выпила стакан воды. Это не помогло, поэтому Кэролин села на унитаз, положила голову на колени и глубоко вздохнула. Это тоже не помогло, но когда она встала вновь, у нее закружилась голова – в общем, и на том спасибо. На миг шум в ушах и пульсирующая темнота в уголках глаз напомнили ей давние эксперименты с наркотиками. Тогда у нее бывали счастливые дни, хотя она чуть не умерла.

Икота стала еще сильнее, и вся верхняя половина тела сотрясалась в быстрых конвульсиях. Кэролин понятия не имела, отчего это происходит так часто, когда она с Арти. С другими мужчинами такого никогда не случалось. С Арти она кончала почти пугающе легко – будто всякий раз, когда они занимались любовью, на нее наводили какие-то чары, – вот только эта черная магия тут же превращалась в икоту. Кэролин поневоле думала, что это кара за наслаждение.

В дверях ванной, потирая заспанное лицо, появился все еще голый Арти.

– Ты в порядке? – спросил он, зевая.

Кэролин кивнула, но попятилась. От Арти до сих пор исходил густой ванильный запах спермы. Этот запах Кэролин любила в самый момент, но не после.

– Да, я – ик – в порядке, – сказала она. – Только опять эта проклятая – ик – эта гребаная икота. – Она сурово на него посмотрела. – Иногда я думаю, что ты специально это со мной – ик – делаешь.

Арти сонно ей улыбнулся:

– Как бы мне это удалось?

Кэролин обозлилась. Ее мучили уже почти эпилептические спазмы, а этот самодовольный придурок, сотворивший с ней такое, над ней смеется.

– Ты думаешь, это смешно? – сказала она. – Ты, блин, думаешь, это – ик – смешно?

Улыбка Арти исчезла.

– Нет, крошка, я просто…

У Кэролин кончилось терпение.

– Ты можешь просто держать свой – ик – член при себе неделю или две, вот что ты можешь – ик – сделать. Посмотрим, как это тебя – ик – насмешит.

Арти смотрел в пол, избегая яростного взгляда Кэролин.

– Ты пробовала проглотить ложку сахарного песка? – спросил он.

Кэролин не удосужилась ответить. На сей раз она не глотала сахар, но она пробовала раньше, и это никогда не помогало. И Арти об этом знал. Или может, он слишком туп и дольше одного вечера не помнит.

Кэролин смотрела на Арти в дверях. Двадцать три года, тело смуглое и мускулистое, а гладкое, мальчишеское лицо нуждалось в бритье лишь раз в три дня. Для такого юнца он был прекрасным любовником. Однако вне постели безумна ее раздражал.

Не всегда причиной тому были недостатки Арти Кэролин это понимала и угрызалась. Но ничего не могла с собой поделать. В нем было что-то такое, что действовало ей на нервы и не давало покоя.

В конце концов, ей уже тридцать семь, и вряд ли она сумеет вечно поддерживать его интерес. Она знала, что все еще красива – длинные ноги, янтарные волосы, голубые глаза, хорошая кожа, – но еще знала, что с такой разницей в возрасте Арти останется красивым дольше, чем она.

– Ты просто иди – ик – спать, – сказала Кэролин. Она уже не злилась, просто устала одновременно бороться и с икотой, и с Арти. – Я вернусь в – ик – постель, как только это пройдет.

Арти кивнул:

– Ладно. – Уже было собрался уходить, но остановился. – Слушай, ты видела сову за окном, пока мы трахались? Я в жизни таких больших не видел.

У Кэролин разболелась голова.

– Нет, я – ик – не видела. Когда мы занимаемся любовью, я смотрю на – ик – тебя.

Арти покраснел.

– Ну, я тоже смотрел на тебя, крошка. Но я хочу сказать, что слышал, как эта сова подлетела, а когда глянул на нее, она как будто смотрела на нас через занавески, а потом улетела и…

Кэролин уставилась на него и дважды икнула.

– Ну, она была большая, – сказал Арти, поворачиваясь.

Кэролин смотрела на его мускулистые спину и ягодицы, думая, что множество женщин ей бы позавидовали. Но эти женщины не представляли, сколько надо потратить сил, когда имеешь дело с таким парнем. Он никогда не мелочился и не обижал ее нарочно, но был не приспособлен к жизни и наивен. Иногда она даже думала, что он просто на редкость глуп.

Однако имелись и плюсы. Он бывал удивительно нежен. И делал все, что Кэролин ему говорила. Хотя порой это раздражало само по себе.

Кэролин потуже затянула пояс халата, развязавшийся во время последних приступов икоты, и отправилась на кухню, чтобы сделать чашку чаю с медом. Это никогда не лечило икоту, но давало хоть какое-то занятие, пока она ждала, когда приступы пройдут.

Телефон зазвонил, как раз когда засвистел чайник, и Кэролин удивилась. Синие цифры на микроволновке показывали 23:43. Ей нельзя звонить так поздно. Все ее друзья об этом знали. Значит, или что-то случилось, или звонит один из придурочных дружков Арти. Или одна из его бывших девушек хочет успокоить нервы, потому что ее новый парень с ней плохо обращается.

Пусть звонят, пусть поговорят с автоответчиком. Она занята, она готовит чай.

Кэролин наливала кипяток в кружку, когда автоответчик взорвался голосом Джека.

– Кэролин! – орал он. – Привет! Это Джек! Как ты? Надеюсь, все хорошо! Эй, а чего это я звоню? Ах да! Я в тюрьме!

Кипяток пролился на кухонный стол, и Кэролин вскрикнула, уронила заварной чайник и отскочила, чтобы не ошпариться. Чайник сбил кружку, та покатилась по столу, упала на пол и разбилась. По всей кухне разлетелись брызги и керамические осколки.

Кэролин пробралась через весь этот бардак к телефону, одной рукой поднимая трубку, а другой стуча по автоответчику.

– Джек? – закричала она. – Джек? Как это ты в тюрьме?

Недолгое молчание, и опять голос Джека:

– О, ты дома. Извини за беспокойство, я хотел сказать, что я в тюрьме.

У Кэролин лопнуло терпение. Она не понимала, почему все мужчины в ее жизни тупы как пробки.

– Ты уже это сказал. Я хочу знать, как ты там очутился.

– Ну, я был на улице голый, – произнес Джек, – и полицейский меня увидел.

– Какого хрена ты был голый на улице?

Джек вздохнул:

– Это недоразумение.

Кэролин могла бы поспорить, что это величайшее преуменьшение, какое она слышала за неделю, но пока решила промолчать. Джек ее друг, и у него неприятности. Детали она узнает позже.

– Наверное, мне надо приехать и тебя вытащить.

– О, не стоит, – сказал Джек. Казалось, он удивился, что ей вообще могла прийти в голову такая мысль.

– Тогда зачем ты позвонил? – спросила она. – Тебе что, помощь не нужна?

Опять молчание.

– Ну, я… я, кажется, вообще-то не знаю, – сказал Джек. – Мне просто сказали, что я могу кому-нибудь позвонить, вот я и звоню.

Кэролин смягчилась. Джек говорил как ребенок. По сути, с тех пор как погибла Натали, он стал похож на растерянного маленького мальчика. Кэролин пожалела, что так разозлилась на него, и вдруг вспомнила, как в колледже впервые занималась с ним любовью. Все произошло быстро и неуклюже, и тогда она тоже на него разозлилась. Потом Джек признался, что Кэролин была у него первой. Это ее поразило. В свои девятнадцать она уже потеряла счет своим партнерам, но знала, что ни для кого из них первой не была. А Джек казался таким крутым и пресыщенным, когда они встретились в кафе, что Кэролин ни за что бы не догадалась, каким бестолковым младенцем он окажется в постели.

Позже она поняла, что именно этим Джек ей и понравился.

Это было восемнадцать лет назад, и теперь чувства у нее те же самые. Джек – бестолковый младенец, во что-то вляпался, сам выбраться не может, и Кэролин хочет о нем позаботиться.

– Ладно, – сказала она. – Я приеду, как только смогу.

– Да не стоит…

– Я сказала, что приеду, так? – Кэролин помолчала, перебирая воспоминания. Удивительно, что они с Джеком все еще дружат после стольких лет. После Хэлли, и Кэти, и Натали, и всех остальных. – И послушай, я… я рада, что ты решил позвонить мне. Я думала, ты скорее позвонил бы Стиву и Кэти.

– Ну, я звонил, – сказал Джек, – но у них автоответчик. Хотя они частенько выходят по пятницам, так что я уверен, у них все нормально.

Раздражение Кэролин вернулось.

– Да уж, я тоже в этом уверена.

– А потом я попробовал дозвониться до Хэлли, но там ответила нянька. У Хэлли сегодня свидание. Здорово, правда?

Кэролин села на корточки и стала подбирать керамические осколки. Вода на полу еще была горячей, но не настолько, чтобы обжечься.

– Да, здорово.

– А потом я позвонил тебе.

– Вот это да, – произнесла Кэролин сухо, – я польщена, что вообще оказалась в твоем списке.

Опять тишина.

– Не понял, – наконец сказал Джек.

– Не важно. Ты в центре, да? Здание муниципального суда, второй этаж?

– Да. У меня все пальцы в черных чернилах. Я не понимаю. Ну, то есть почему у меня берут отпечатки пальцев? Ладони у меня всегда голые. Тем, кто меня задержал, надо бы идентифицировать другую мою часть, не так ли?

Кэролин не стала отвечать. Вместо этого сказала:

– Не волнуйся. Мне и раньше доводилось вытаскивать друзей.

По большей части бойфрендов. Последним был Арти, переставший пить и хулиганить, после того как они встретились.

Джек держался долго, но наконец доказал, что и он похож на всех остальных – хотя бы в этом отношении. Эта мысль взбесила Кэролин.

– И все же за каким чертом ты отправился голым на улицу? – снова спросила она. – То есть, господи, Джек, что на тебя нашло?

Джек ответил без колебаний:

– Я ждал богиню Луны. Ее зовут Лили.

– Лили, – повторила Кэролин. Она с трудом переваривала информацию.

– Точнее, Лилит, – сказал Джек. – Но мне нравится называть ее Лили. Знаешь, у группы «Ху» была старая песня «Фотографии Лили»?[1] Она напоминает мне об этой песне.

Кэролин встала и выбросила обломки кружки в мусорное ведро у холодильника.

– А сейчас повесь трубку, Джек, – сказала она. – Я еду.

– Отлично. Ты настоящий друг. Пока. – Щелчок, и разговор закончился.

Кэролин несколько секунд смотрела на трубку, затем положила ее на место. Она Джеку «друг». Семнадцать лет назад она сделала от него аборт, а теперь она его «друг». Она не могла себе представить, у кого была более странная и бестолковая жизнь, чем у нее. Может, у Хэлли или Натали. Если не считать, что у Натали теперь вообще нет жизни.

– Хто там з-з-звонил? – Арти притащился на кухню. Теперь на нем были пижамные штаны, но они сидели низко и выставляли на обозрение золотистые завитки лобковых волос.

Кэролин внезапно захотела его, но подавила желание.

– Мой друг Джек.

Арти, щурясь, смотрел на нее сквозь сонный туман.

– Джек? Тот чувак, чья жена погибла в Валентинов день?

– Да, он. – Кэролин обошла Арти и через гостиную прошла в спальню. Она сняла халат и начала надевать джинсы и свитер.

Арти пошел за ней.

– Что такое? Ты куда?

– У Джека неприятности. Я еду в городскую тюрьму – может, удастся помочь.

Арти, кажется, проснулся. Он стащил с себя пижаму и тоже начал одеваться. Кэролин, сидя на краю кровати и завязывая шнурки, взглянула на него искоса:

– Ну и что ты делаешь?

– Я думал, поеду с тобой, – сказал Арти.

– Зачем? Ты же не знаешь Джека.

Арти растерялся:

– Прекрасно знаю. Я видел его на новогоднем маскараде у как-их-там.

Кэролин вытаращила глаза:

– Да, но ты его не знаешь.

Арти пожал плечами, сел рядом с Кэролин и натянул голубые ковбойские ботинки с длинными носами, которые она терпеть не могла.

– Ну, я знаю, что он твой старый друг. И на вечеринке он выглядел довольно круто для парня, чью жену только что кремировали.

– Почти год прошел.

– Ну, – сказал задумчиво Арти, – вряд ли я был бы крут, если б тебя кремировали год назад.

Кэролин порой не верила своим ушам – такую чушь нес Арти. Год назад они даже не были знакомы.

– Ты меня поражаешь, – сказала она. Затем встала, выгребла ключи из тумбы у зеркала и вышла. Она не собиралась терять ни секунды на ожидание Арти. От ее домика на Рандберглейн до центра города – двадцать минут езды, если нет пробок, а их, скорее всего, нет. Если Арти взаправду хочет поехать с ней, он может проворнее шевелить задницей и догнать ее прежде, чем она дойдет до машины.

Он ее догнал.

* * *

Кэролин потратила чертову уйму времени, ища место для парковки. Участок города у автомагистрали напротив муниципального суда был весь забит. Кэролин это раздражало, но не удивляло. В пятницу вечером завсегдатаи клубов на Шестой улице занимают все свободные места на пяти парковках.

– Чувак, с которым я работаю в ресторане, говорил, что его группа здесь сегодня играет, – сказал Арти, когда Кэролин проезжала мимо Шестой улицы. – Не хочешь там потусоваться, когда вытащим твоего дружка?

Кэролин бросила на него взгляд, который большинство мужчин убил бы на месте. Но Арти лишь посмотрел на нее кротко и непонимающе. Иногда Кэролин думала, что именно поэтому после семи месяцев они все еще вместе: он просто не в состоянии понять, когда она зла, и потому не злится сам.

Порой ее это трогало. Но не сейчас.

– Нет, я не хочу в тусовку, которая у твоего друга сходит за группу, – отчеканила она… – Во-первых, я не знаю, сколько еще мы будем тут мотаться и искать одно-единственное место для парковки, не говоря уже о том, сколько времени мы будем вызволять Джека. И во-вторых, я еще застала времена, когда нормальные группы играли нормальную музыку, так что не очень-то жажду слушать говнюков, называющих себя рокерами, вроде тех, на которых ты меня затащил в прошлый раз.

Арти обиженно насупился:

– Да ладно, крошка, извини.

Кэролин пожалела, что сорвалась, однако не смягчилась.

– Замяли. Лучше помоги мне найти место.

– Вот оно, – сказал Арти.

Он оказался прав, что еще больше разозлило Кэролин. Она втиснула свой «аккорд» на свободное место и когда Арти освободился от ремней безопасности, уже возвращалась к муниципальному суду – ходу четыре квартала. Кэролин слышала, как Арти захлопнул дверь и ринулся за ней.

– Ну-ка постой, – сказал он, выпустив облачко пара изо рта. – Не стоит тут ходить без меня.

– Это еще почему?

– Ну, елки зеленые, здесь кругом полно пьяных и всяких козлов. Они могут, это, пристать к тебе. Или обидеть. Ну, я не знаю. – Арти замолк.

– Выходит, мне нужна твоя защита, да? – спросила Кэролин.

Глаза Арти забегали, будто он искал, где скрыться.

– Я не это хотел сказать, крошка, – промолвил он.

– Я тебе не «крошка», – сказала Кэролин. – Я никому не «крошка». Ясно?

Всю оставшуюся дорогу до суда Арти молчал.

Когда они перешли Седьмую улицу и приблизились к дому из коричневого кирпича, Кэролин увидела, как оттуда выходят Кэти и Стивен Корманы. Они с Арти столкнулись с Корманами на тротуаре перед тонированными стеклянными дверьми.

– Надо думать, – сказала Кэролин, опережая Кэти и Стивена, – вы получили сообщение Джека.

Стивен кивнул. Его худое бледное лицо заострилось даже больше обычного, а толстые стекла очков запотели. Даже в куртке с начесом он казался тощим.

– Мы и раздеться не успели, когда пришли домой. Развернулись и мигом сюда.

– Помчались на помощь Джеку, – сказала Кэти, оттягивая шерстяной шарф ото рта, – как всегда. Как и ты, очевидно. В сущности, павловский рефлекс, а?

Она произнесла это с такой горечью – Кэролин удивилась. Ей всегда казалось, что Кэти стремится сделать для Джека все. По сути, он был единственным человеком, для которого Кэти стремилась что-то сделать. Интересно, что думал по этому поводу Стивен, – хотя бы знал ли он, что Кэти, когда он сам еще не появился на горизонте, несколько месяцев жила с Джеком.

Кэролин ужасно ревновала, когда Кэти и Джек были вместе. И к тому же недоумевала – Кэти была пышнощекой коротышкой, а Кэролин считала, что такой тип женщин не нравится Джеку. Но затем она начала осознавать, что Кэти дьявольски умна, что и объясняло интерес Джека. И еще это объясняло, почему Кэролин не могла себя заставить ее полюбить.

Правда, Стивена Кэролин до конца не понимала. Он был не таким уж длинным, но очень худым, из-за чего казался значительно выше Кэти. Он почти все время сутулился, что, по мнению Кэролин, было вызвано стремлением скрыть эту разницу. Она знала, что Стивен, скорее всего, очень неглуп – он преподавал американскую литературу в Университете Техаса, – но в сравнении с Кэти всегда выглядел довольно бесцветно.

Кэролин не знала, что удерживает их вместе. Но сомневалась, что люди, глядя на нее и Арти, понимают, что держит вместе их. Она и сама не вполне могла это уяснить.

Арти переминался с ноги на ногу – чтобы привлечь к себе внимание, понимала Кэролин. Он терпеть не мог чувствовать себя лишним.

– А что такое павловский рефлекс? – спросил он.

Стивен и Кэти посмотрели на него так, будто он только что возник из другого измерения. Кэролин пожалела, что не может сделать его невидимым, выключать, пока сама не захочет его присутствия. Иногда за него бывало неловко.

– Колокольчик делает «дзинь», – сказала Кэти. – Собака пускает слюни.

Кэролин наклонилась ближе к Арти.

– Знаешь, как в песне «Сука» у «Роллинг Стоунз»,[2] – прошептала она. Арти пожал плечами:

– Ну, знаешь, я уважаю «Роллингов», но боюсь что это было задолго до меня.

Последовало неловкое молчание.

Стивен кашлянул и сказал:

– Так вот, в любом случае, похоже, здесь до утра делать нечего. Его продержат всю ночь. Вроде бы судья не может взять залог раньше. Говорят, Джеку объясняли это перед тем, как он стал звонить, но…

– Но видимо, Джек тогда не получал сообщений с нашей планеты, – перебила Кэти. – Так что он все равно позвонил нам и, очевидно, вам тоже. Если мы пробудем здесь еще, я не сомневаюсь, что появятся все, кого мы знаем. Но я считаю, что лучше пойти домой.

– Сейчас ничего больше не придумать, – промолвил Стивен.

– Вот бодяга, – бодро сказал Арти.

– Заткнись, Арти, – прошептала Кэролин. Она хотела сказать это тихо, но вышло громче, чем она ожидала. Стивен и Кэти сделали вид, будто не слышали, а Арти опять состроил обиженную гримасу.

– Кстати, Кэролин, – произнесла Кэти, – когда Джек тебе звонил, он сказал, почему очутился здесь?

Кэролин кивнула, радуясь возможности отвлечься от Арти:

– Да, сказал.

Кэти покачала головой и сердито вздохнула:

– Нам пришлось услышать это от полиции.

В следующее мгновенье Кэролин и Кэти уже улыбались друг другу. Кэролин знала почему: они обе видели Джека голым – хотя обе давным-давно, – и каждая представляла себе, как он выглядел этой ночью, стоя на улице. Наверняка он выглядел очень даже ничего, думала Кэролин. Он всегда выглядел очень даже ничего. И она была уверена, что Кэти думала о том же.

Стивен опять кашлянул, и улыбка Кэти исчезла. Кэролин тоже заставила себя перестать улыбаться.

– Я слышал, что ты сказала по телефону, крошка, – произнес Арти. – Чувак стоял с голым задом, да?

– Думаю, юридический термин – оскорбление общественной нравственности, – сказала Кэти. – Или что-то вроде.

Арти ухмыльнулся:

– Ну хорошо, это же все равно означает стоять с голым задом, нет?

Стивен посмотрел на Кэролин. Было ясно, что он избегает встречаться взглядом с Арти.

– Мы с Кэти уже сказали, что завтра внесем залог. Мы тебе позвоним.

Кэролин кивнула:

– Спасибо. Я была бы рада внести свою долю.

Стивен мотнул головой:

– Не нужно. Мы все равно получим его обратно. Вряд ли Джек покинет город.

– Конечно нет, – сказала Кэти. – Он уже покинул планету Земля.

– Не стоит его так уж ругать, – высказался Арти. – Ну то есть жена этого парня в могиле.

– Поговорим завтра, – сказал Стивен, обращаясь к Кэролин. Она была уверена: Стивен делает вид, что Арти ему безразличен. – Доброй ночи.

– Да, – ответила Кэролин. – Спасибо. – Она подумала, не обнять ли Стивена и Кэти напоследок, но решила воздержаться. Она никогда не обнимала их раньше, если не считать новогодних вечеринок, и сомневалась, что сейчас подходящий момент.

Кэти тоже пожелала доброй ночи, и затем они с мужем сошли с тротуара и через подъездную дорогу направились к автостоянке.

– Ха, как им удалось найти место? – слишком громко спросил Арти.

Кэролин отвернулась от него и, не обращая внимания на машины, зашагала назад через Седьмую улицу. Стояла холодная ночь, Кэролин была вне себя от раздражения и ярости и потому опять шла быстро.

И снова Арти ее догнал.

– Ты заметила, что, как только позвонил этот чувак, Джек, ты перестала икать? – спросил он.

Кэролин взглянула ему в лицо. Несправедливо на него сердиться. Он на самом деле неглуп – просто молод. Если она будет злиться, подумала Кэролин, на нее будут злиться тоже. В конце концов, в ее возрасте надо понимать, что значит жить с человеком, с которым так мало общего.

Она вдруг с ужасающей ясностью осознала, что Арти было два года, когда она лишилась девственности.

– Заткнись, Арти, – снова сказала она.

Глава 3 У женщины были крылья

У женщины были крылья. Стивен был в этом уверен. Он съезжал на «тойоте» с пандуса автостоянки на северное шоссе и увидел крылатую женщину на крыше припаркованной машины. Автомобиль стоял у одного из столбов, поддерживающих эстакаду, и столб скрывал ее до того момента, когда Стивен уже оказался на выезде и набирал скорость. Так что он увидел женщину лишь мельком. Но хватило и одного взгляда. Такие вещи замечаешь быстро, подумал Стивен.

Она сидела на корточках на крыше «шеви-нова» семидесятых годов. Было слишком темно, цвет машины не разглядишь, но саму женщину освещал поток лунного света. Она смотрела на запад, на здание муниципального суда и полицейский участок. Кожа белая, как снятое молоко, а волосы длинные, густые и черные. Женщина была голая.

И ко всему прочему, у нее имелись покрытые темными перьями крылья, росшие от лопаток. Когда «тойота» проезжала мимо, Стивен увидел, что крылья раскрываются и подрагивают. Большая часть перьев были черными, как волосы женщины, но с белыми прожилками у кончиков крыльев.

Стивен обернулся на нее, и «тойота» чуть не врезалась в ограждение.

– Стивен! – взвизгнула Кэти. – Смотри, куда едешь!

Стивен выровнял колеса, затем глянул в зеркало заднего вида. Пусто. Стивен затормозил, включил заднюю передачу и начал пятиться.

– Милый, ты хочешь нашей смерти! – закричала Кэти, а затем залопотала что-то бессвязное.

Стивену это понравилось. Кэти никогда не говорила бессвязно. Забавная перемена.

– Ты ее видела? – спросил он. – На крыше машины?

Стивен дал по тормозам, и машина клюнула носом. Он развернулся и заехал обратно на стоянку. Включил фары дальнего света и направил их лучи на припаркованную за столбом «нову».

«Нова» была на месте, но крылатая женщина исчезла.

Стивен посмотрел на жену. Та сидела с широко открытыми глазами и дрожала.

– Извини, – сказал Стивен. – Мне показалось, я кое-что увидел. Но оно уже исчезло.

Кэти с трудом перевела дыхание. По выражению ее глаз Стивен понял, что она уже вернула себе полное самообладание. А еще он понял, что нарвался на неприятности.

– Интересно, – сказала Кэти, – что же ты мог такое увидеть, что оправдывает задний ход на выезде со стоянки?

Секунду Стивен размышлял. Если он солжет, Кэти поймет это, но он не хотел говорить всю правду.

– Мне показалось, я видел голую женщину, сказал он.

Кэти подняла брови, раскрыла рот и кивнула, изображая понимание.

– А, ну да. В тридцать четыре года ты все еще так неосведомлен по части женской анатомии, что впал в лунатизм, лишь вообразив голые груди.

– Боюсь, что так, – сказал Стивен. Он развернул автомобиль и вернулся на выезд.

– Может, машину лучше поведу я? – сказала Кэти. – Пожалуй, в отличие от тебя я дееспособна в присутствии обнаженной натуры, реальной или воображаемой.

– Все нормально, – сказал Стивен, глядя через плечо на участок с плохим обзором. – Не волнуйся.

– Я не волнуюсь. Я боюсь за свою жизнь.

Стивен промолчал. Кэти придумала бы, как его окоротить, что бы он ни сказал. Он предпочитал подождать, пока ее настроение улучшится.

Но в любом случае он не мог сказать ей, что вроде бы видел не просто обнаженную женщину, но обнаженную женщину с крыльями на спине. Кэти настолько презирала все иррациональное, что не верила даже в сны. Утверждала, что никогда их не видит. Говорила, что, засыпая, проваливается в черную пустоту, пока не зазвенит будильник.

Может, думал Стивен, это были вовсе и не крылья. Может, на крылья походил длинный плащ или пончо в лунном свете.

Плащ или пончо с перьями.

Стивен двигался к западному шоссе, чтобы срезать путь через город, и тут потрепанный пикап, ехавший без огней, вылетел из-за эстакады и чуть не врезался в «тойоту». Пикап загудел, проскочил три переулка на красный свет и затем исчез в направлении шоссе 290 на восток.

Когда гудок пикапа взревел, Кэти вскрикнула. Едва пикап исчез и «тойота» двинулась на запад, Кэти глубоко вздохнула и сказала:

– Остановись и дай вести мне.

Стивен, не глядя на нее, крепко вцепился в руль.

– Это не моя вина, – сказал он дрожащим голосом. – Парень ехал на красный свет. Он даже передние фары не включил.

– Остановись и дай вести мне.

Стивен заехал на стоянку у ночного магазина, припарковал машину и выключил двигатель. Он вынул свои ключи из замка зажигания.

– Зря ты выключил двигатель, – сказала Кэти. – Мы могли просто поменяться местами.

Стивен посмотрел на нее и решил, что он, конечно, все еще любит ее, но она определенно ему не нравится.

– Почему? – спросил он. – У тебя что, нет ключей? Кэти ехидно взглянула на него:

– Да, у меня есть ключи. Мои ключи в моей сумочке. Сумочка всегда со мной. – Она подняла черную кожаную сумочку и потрясла ею. Сумочка зазвенела. – Видишь? У меня есть сумочка; значит, у меня есть и ключи. Но я говорила не о том, есть у меня ключи или нет. Я имела в виду, что тебе не нужно было выключать двигатель, тогда нам потребовалось бы всего пятнадцать секунд, чтобы поменяться местами.

– Мы здесь уже больше пятнадцати секунд, – сказал Стивен, решивший еще позлиться.

– Это из-за того, – сказала Кэти, – что ты кретин.

– То, что я предложил тебе воспользоваться твоими ключами, еще не делает меня кретином.

Глаза Кэти расширились, а ноздри задрожали. Очи дрожали точно так же, когда Кэти возбуждалась. Очень странно, считал Стивен, что Кэти выглядит одинаково, когда сердита или возбуждена. Иногда ему казалось, будто она злится на него за то, что он занялся с ней любовью.

В последнее время это не так уж часто случалось.

– Я вынуждена не согласиться, – сказала Кэти. – Я полагаю, что когда человек ведет себя как бестолковый, инфантильный, по-детски эгоцентричный ублюдок, блядь это, несомненно, делает его кретином.

Стивена окатила волна радости – он предвкушал близкую победу. Кэти почти всегда выигрывала в их спорах, но в тех редких случаях, когда она выражалась нецензурно, Стивен знал, что она уязвима.

– В последний раз, когда ты пользовалась моими ключами, – сказал он, – ты положила их в свою сумочку, и на следующий день я вообще никуда не мог поехать. Мне пришлось звонить коллегам, чтобы добраться до университета.

Ноздри Кэти задрожали еще больше. Страшно смотреть.

– Я же предупредила, что взяла твои ключи. У меня не было выбора. Свои я потеряла.

– Ага! – сказал Стивен и сделал паузу. Он вел себя как мудак, и знал это. Но все равно продолжал атаковать и старался при этом выражаться, как Кэти. – Ты сказала, что ключи всегда с тобой, потому что они всегда в твоей сумочке, которая всегда с тобой. Как же так? Ты же сама только что призналась, что по крайней мере однажды их теряла?

Кэти устремила на него гневный взгляд, затем отвернулась и уставилась через ветровое стекло на мерцающую вывеску у стоянки.

– Ну? – сказал Стивен.

– Отвези меня домой, – сказала Кэти монотонным голосом.

Стивен вставил свой ключ обратно в зажигание, завел машину и доехал до дома. Когда он ставил машину под навес у их красного кирпичного дома в Аллендейле, Кэти открыла дверь и вышла до того, как «тойота» остановилась. Кэти оказалась в доме и захлопнула за собой дверь раньше, чем Стивен выключил мотор.

– Твою мать! – сказал Стивен.

После восьми лет брака и семи месяцев совместной жизни до свадьбы он так ничему и не научился. Не то чтобы он не знал Кэти. Напротив, он знал все, что требовалось, дабы ладить с женой. Он лишь не сумел ничему научиться. Разница между знанием и пониманием чего-либо, думал он, похожа на разницу между чтением пьесы и участием в постановке – или между представлением о концепции зонной защиты и реальной игрой в баскетбол на большом поле. Само знание предмета маловато дает, если не можешь этим предметом заниматься.

В этом и заключалась его проблема. Уже очень долго они с Кэти не могли… этим заниматься.

Он вышел из автомобиля и зашагал к двери. Она была заперта, поэтому Стивен полез в карман куртки за ключами. Их там не было, поэтому он проверил другой карман куртки, а затем карманы брюк. Ключей не было.

Он потащился назад к автомобилю. Его ключи свешивались из замка зажигания на рулевой колонке и все еще качались, поблескивая в лунном свете. Все четыре дверцы «тойоты» были, конечно, закрыты.

Стивен поднял глаза на Луну. Просто взглянул. Просто чтобы понять, что ему теперь делать. Ночь была ясной и холодной, и Луна светила так ярко, что он с трудом различал на ней пятна. От яркого белого света слезились глаза. Стивен вытер их рукавом куртки.

– Твою мать! – повторил он. Вышло громко, и секунду он волновался, что его слышал кто-то из соседей. Но в окрестных домах было темно и тихо. Стивен потащился к двери и позвонил.

Он стоял, ждал и смотрел на Луну. Потом позвонил снова. На этот раз Кэти открыла, сунула ему ключи и захлопнула дверь перед его носом.

Стивен вновь побрел к машине, забрал свои ключи и, прежде чем закрыть машину, убедился, что обе связки у него в руке. Затем вновь побрел к двери, открыл и вошел. Запер за собой дверь. Кэти терпеть не могла незапертые двери.

В кухне горел свет, и сначала Стивен пошел туда. Не столе лежала открытая сумочка Кэти. Он положил в сумочку ее ключи, выключил свет и на ощупь пошел через гостиную к спальне. Под дверью смежной со спальней ванной желтела полоска света.

Стивен в темноте разделся и лег в кровать голым. Он положил очки на тумбочку у кровати и расположился на своей половине, уставившись на длинную расплывчатую линию света под дверью ванной. Кажется, довольно долго было слышно, как льется вода и шумит кран. Когда кран повернули, загудели трубы. Потом расплывчатая полоска под дверью исчезла, и всюду стало темно. Стивен услышал, как открывается дверь ванной. Потом – как Кэти пробирается к кровати со своей стороны.

Она скользнула под одеяло и прижалась к нему. Она тоже была голой. Грудь и живот теплые. Стивен провел правой рукой по боку и ниже и обнаружил, что зад у нее прохладный. Ее зад всегда был прохладным, чего Стивен никак не мог понять. Любой другой участок кожи на теле Кэти всегда казался на редкость теплым – за исключением зада. Зимой казалось, будто она только что выбегала на улицу и на пару минут выставляла зад наружу. А летом – будто сейчас зима и Кэти выбегала и выставляла свой зад наружу.

Стивену это нравилось. Он не понимал отчего. Возможно, оттого, что об этом мало кто знал – а вот он знал.

Они полежали вместе молча, близко-близко, пока у Стивена не начала затекать левая рука. Тогда ему пришлось перевернуться на спину, и пока он переворачивался, Кэти откатилась.

– Что ты думаешь об этом Арти? – вдруг спросила Кэти. – О парне Кэролин.

– Я понял, о ком ты, – сказал Стивен и сразу пожалел. Прозвучало слишком агрессивно, а он уже устал от этого.

Но вопрос Кэти его удивил. Вместо продолжения ссоры или дальнейших замечаний о том, в какое дурацкое положение загнал себя Джек, она собиралась посплетничать о чьих-то отношениях. Стивен мысленно готовил себя к различным вариантам развития ситуации – допуская в том числе, что они просто заснут, – но не к такому.

– Ну хорошо, – сказала Кэти, – так что ты думаешь?

– Боюсь, я не понимаю, о чем ты.

– Как по-твоему, он асоциальный тип – детские комплексы приучения к горшку и все такое – или же просто крайне глуп?

Стивен пожал плечами, и простыня под ним собралась в складки.

– Я об этом парне вообще не особо думал, – сказал он, извиваясь на простыне и пытаясь ее расправить.

Я видел его лишь на вечеринках и сегодня. Никогда с ним не говорил. Как-то неохота было. Так что мне и сказать нечего.

Кэти повернулась на правый бок, спиной к нему, и сказала:

– Не могу решить: он так молод, что кажется тупым, или настолько туп, что похож на умственно отсталого ребенка.

Стивен тоже повернулся на правый бок и прижался к Кэти. Коснувшись ее холодной задницы, он начал возбуждаться. Он обрадовался. Вот уже несколько недель достичь возбуждения было не так-то просто.

– Что касается детей, – прошептал он, – не хочешь попробовать еще раз?

– Нет, – огрызнулась Кэти.

Стивен отодвинулся, чтобы больше к ней не прикасаться. Возбуждение исчезло.

– Это потому, – сказала Кэти с легким раздражением, – что мы только что ссорились и я все еще сердита. И один из наших лучших друзей в тюрьме. Это не потому, что я не хочу еще раз попробовать. Просто не сейчас, ладно?

– Конечно, – сказал Стивен. Он сунул руку под подушку, взбил ее и закрыл глаза.

Черт с ним. Все равно он не хотел ее прямо сейчас. И в конце концов, она права – сейчас не самый подходящий момент.

Но уже давно крайне сложно было понять, когда же самый подходящей момент. Казалось, Кэти хочет его, лишь когда он страшно вымотан или должен проверить гору студенческих сочинений, а он хочет ее, лишь когда Кэти на него злится. Словно оба желали получить отказ – как будто секс так долго был обыден, что они пришли к молчаливому соглашению вновь его усложнить.

Стивен начал задремывать, и тут Кэти разбудила его еще одним вопросом:

– О чем же она думала, а?

Стивен приподнялся на локте. В голове туман, как у всякого, разбуженного-когда-он-только-начал-засыпать.

– Кто? – спросил он. – Что? Что случилось?

Кэти повернулась к нему. Без очков Стивен видел лишь очертания ее лица в лунном свете, что просачивался через занавески.

– Как это «кто»? – сказала Кэти. – О ком я только что говорила?

Стивен порылся в затуманенном сознании, но ничего не обнаружил.

– Без понятия, – сказал он.

– Кэролин, – сердито сказала Кэти. – Кэролин Джессап и ее отсталый парень. Я спрашивала, о чем она думала, когда решила с ним жить.

Стивен упал назад на подушку.

– Без понятия, – сказал он снова. – А ты о чем бы думала?

Кэти долго молчала. Когда она заговорила опять, голос ее был холоден:

– А это что значит?

Стивен знал, что его опять ждут неприятности, но его это не волновало – он слишком хотел спать.

– Это значит, – произнес он нечленораздельно уткнувшись ртом в подушку, – что ты уделяешь этому парню слишком много внимания.

– Да потому что он идиот! – вскричала Кэти.

– В таком случае он не стоит внимания, так? – пробормотал Стивен, еще плотнее уткнувшись в подушку. – Плюнь на него и засыпай.

Кэти затихла на несколько секунд. Потом сказала «прекрасно» и отвернулась.

Когда Кэти говорила «прекрасно», это означало, что разговор окончен. То было единственное предложение из одного слова, которое она вообще когда-либо произносила.

Странно, что вечер закончился очередным дурацким спором, к тому же по поводу дурака. Странным был не дурацкий спор – у них часто бывали дурацкие споры, – а то, что они даже не вспомнили о бедном Джеке, угодившем в тюрьму за прогулку в голом виде.

Вот уже пятнадцать лет Джек был другом Кэти – задолго до того, как она стала встречаться со Стивеном; ей бы побеспокоиться о Джеке, а не гундеть о парне Кэролин. Кому он нафиг сдался, этот долбаный гондон? Почему ее это волнует? Один из ее лучших друзей потерял жену всего год назад и теперь направляется прямиком к нервному срыву, по пути заглянув в полицейский участок. А она все треплется о каком-то типе с опилками вместо мозгов только потому, что он бойфренд Кэролин. У Кэролин ужасный вкус в отношении мужчин, и в результате ей с ними страшно не везет. Так что же тут удивительного? Правда, с этим парнем все длится дольше, чем с другими, но, возможно, лишь потому, что он моложе и Кэролин надеется, у нее еще есть время, чтобы его изменить.

Стивен открыл глаза, теперь разозлившись на себя. Кэти заставила его думать о Кэролин и о ее проклятом мальчишке, и теперь он не в силах заснуть.

– Может быть, – громко сказал он, – она думает, ей удастся его изменить.

Кэти ничего не ответила, поэтому Стивен опять поднялся на локте и наклонился к ней. Ее глаза были закрыты, а рот приоткрыт. Она дышала медленно и ритмично, слегка посапывая.

Стивен был раздражен, но не стал ее будить. Он знал: он сам пожалеет, если ее разбудит.

Ведь и впрямь, думал он, наклоняясь ближе, она соблазнительна. Ему нравилось ее спящее лицо. Когда она спала, ее черты смягчались. В лунном свете кожа выглядела бледной и гладкой. На щеку падала длинная тень от носа. Щеки полноваты, но это бросалось в глаза лишь в такие моменты. Так она казалась ранимой, и это Стивену тоже нравилось – опять же потому, что этого почти никто, кроме него, не видел.

Пока он глядел на спящую Кэти, за окном что-то заслонило свет Луны. Сквозь белые занавески Стивен увидел неясный силуэт на ограде заднего двора. Нечто большое, что бы это ни было.

Он отодвинулся от Кэти и зашарил на тумбочке в поисках своих очков, сбив на пол настольную лампу и стопку детективов. Найдя очки, надел их и пошел к окну.

Позади него зашуршало постельное белье.

– Что такое? – хрипло спросила Кэти. – Что случилось?

Стивен раздвинул занавески и увидел, как черноволосая обнаженная женщина расправила крылья, дважды ими взмахнула, а затем взлетела над оградой и пропала из виду. Он уставился ей вслед, но когда она исчезла, в поле зрения осталась лишь Луна. Стивен сдвинул занавески.

– Что это было? – спросила Кэти, когда он вернулся в кровать.

Стивен снял очки и положил на тумбочку.

– Ничего, – сказал он. – Мне послышался какой-то шум, но я ошибся. Извини, что разбудил.

Несколько минут они лежали молча. Судя по ее дыханию, Кэти не спала. И Стивен тоже не спал.

– Я все думаю, – произнес он наконец, – о том, что ты спросила, про Кэролин и Арти. Что она в нем нашла. И я думаю, может, ей просто нравится с ним трахаться.

Кэти хихикнула, и Стивен удивился. Кэти редко хихикала.

– Я подумала то же самое, – сказала она.

Они тихо полежали еще несколько минут.

Потом Кэти прошептала:

– Да, я бы хотела еще раз попробовать. Если ты не против.

Стивен придвинулся к ней и обнял так, чтобы ее холодная задница тесно прижалась к его животу.

– Я не против, – сказал он.

Глава 4 Дети неприлично фыркали

Дети неприлично фыркали, когда Хэлли приехала домой со своим новым знакомым. Клео и Тони перегибались через перила над лестницей, надували щеки, с гнусным звуком фыркали влажными губами, а затем, хихикая, разбегались по комнатам.

Кричать на них было без толку, и идти к ним в комнаты и отчитывать каждого тоже бесполезно. Помогло бы только запретить им играть в «Нинтендо», но Хэлли терпеть не могла это наказание: следовавшее за ним нытье было хуже самих прегрешений.

Хэлли хотела разозлиться на приходящую няню за то, что няня не уложила детей в положенное время, но не сумела. Когда Хэлли и Марвин – как вообще она могла пойти на свидание с человеком по имени Марвин? – наконец приехали, бедная девочка напоминала беженку из района военных действий. Нянька, похоже, перепробовала все, разве что не била детей молотком по голове, и Хэлли почти пожалела, что не дала на это разрешения.

– Иногда, – сказала Хэлли Марвину, когда они сели за кухонный стол пить кофе, – я жалею, что живу не в девятнадцатом веке. Родители могли давать детям опийную настойку, чтобы те успокоились. Славное было времечко.

Марвин хихикнул – по подсчетам Хэлли, двести девяносто седьмой раз за вечер. Сказать Марвину было особо нечего, но зато он находил массу поводов хихикать. Так что Хэлли не была уверена, что хочет лечь с ним в постель. Он был довольно мил и выглядел симпатичнее, чем можно ожидать от человека по имени Марвин, но Хэлли пыталась представить, как это будет с парнем, который хихикает каждые тридцать секунд. Она боялась, что задумается, над чем это, черт возьми, он смеется.

Но в конце концов, у него большие руки. Она поймала себя на том, что уставилась на его руки, держащие кофейную чашку. Пальцы прямые и загорелые и казались сильными. Она знала, что эти пальцы будут с нежностью перебирать ее короткие каштановые волосы.

Клео, светловолосая восьмилетняя дочь Хэлли от бывшего мужа Билла, появилась наверху лестницы и опять противно фыркнула. Потом умчалась прочь.

– Э-хе-хе, – хихикнул Марвин.

Хэлли перевела взгляд с его больших рук на лицо, не-слишком-привлекательное-но-и-не-такое-уж-некрасивое.

– Я не знаю, сколько еще понадобится времени, чтобы они заснули. Если не хочешь, можешь не оставаться. То есть я пойму.

– Э-хе-хе-хе, – сказал Марвин. – Нет, ну что ты. У меня уйма времени. Э-хе-хе. Это был замечательный вечер. Э-хе. По-моему, у тебя замечательные дети. Хе.

– Замечательные, – сказала Хэлли. Внезапно ей захотелось, чтобы метеор протаранил крышу и убил их обоих на месте.

Шестилетка Тони, темноволосый продукт мимолетного адюльтера на одну ночь с итальянцем, шофером грузовика из Уэйко, появился у перил, надул губы и выпустил воздух со звуком еще дольше и противнее, чем его сестра. Потом тоже исчез.

– Не принимай на свой счет, – сказала Хэлли. – Они просто соревнуются друг с другом. Ты тут ни при чем.

А может, и при чем. Марвин выпустил газы, как только они вошли в ее двухэтажку в Южном Остине, и оба сделали вид, что ничего не случилось. Но если один или оба ребенка прятались тогда на лестнице, они, без сомнений, слышали – отсюда и этот губной пердеж. Конечно, сообщать об этом Марвину было бы невежливо.

– О, я, хе-хе, и не думал, что это из-за меня, хе, – сказал Марвин и глотнул кофе, улыбаясь ей.

Может, если удастся заткнуть ему рот, пока они будут в постели, все будет хорошо. Если бы он не хихикал и не мямлил, казался бы вполне приличным парнем. И у него приятная улыбка. И дивные ушные мочки. Совершенно дивные мочки.

У Хэлли уже пять недель никого не было, так что она не хотела обращать внимания на мелкие недостатки. Марвин выглядел лучше, чем, скажем, шестьдесят пять процентов ее мужчин, так что вряд ли его хихиканье – разумная причина с ним не спать.

– Ты проверялся на ВИЧ? – спросила Хэлли.

Марвин как-то хрюкнул – вначале Хэлли подумала, что это новая разновидность хихиканья, но потом поняла, что Марвину кофе попал не в то горло.

– Извини, – сказала она. – Это был грубый вопрос?

Марвин покачал головой. Его лицо налилось краской, и, похоже, он не мог вздохнуть.

– Все нормально? – спросила Хэлли, уставившись на него. – Тебе помочь?

Оба ребенка появились наверху лестницы и громко и противно фыркнули в унисон.

– Сию же секунду отправляйтесь в кровать и оставайтесь там, или «Нинтендо» не будет неделю! – завопила Хэлли. – Точно вам говорю! Целую неделю! Начиная с завтрашнего дня! А завтра суббота!

Дети исчезли, и Хэлли скривилась. Теперь, если они появятся вновь, придется их наказать. А ей это вынести будет гораздо труднее, чем им.

Марвин все давился своим кофе, поэтому Хэлли обошла его и стукнула по спине. Вряд ли метод Хаймлиха работает с жидкостями. Она сомневалась и в том, что поможет похлопывание по спине, но вообще-то просто хотела показать Марвину, что не желает ему смерти.

Колотя его по спине, она учуяла запах мускуса, исходящий от его волос. Раньше она не подходила к Марвину так близко и запах уловила впервые. Она любила мускус, а каштановые волосы Марвина были густыми и волнистыми. Она представила, как зарывается в них лицом и глубоко вдыхает. Затем спускается ниже и ощущает соленый вкус его шеи.

В этот момент Марвин поперхнулся, наклонился вперед и что-то выплюнул в кофейную чашку. Хэлли постаралась не смотреть. Не хотела, чтобы это испортило ее настрой.

– Теперь нормально? – спросила она.

Марвин выпрямился и кивнул. Судя по всему он больше не задыхался, так что Хэлли перестала бить его по спине и вновь уселась. Марвин вытер лицо одной из тканевых салфеток, которые она положила рядом с чашками. Он вспотел, и лицо его все еще было красным. Хэлли вздохнула. Вот таким она его и хотела видеть. Только голым.

– Извини, что я это ляпнула, – сказала она. – Но нет смысла изображать скромницу. То есть ты вроде замечательный парень…

Да, подумала она, вроде нормальный парень с замечательными волосами, руками и мочками. Но сказать ему, что он сам по себе замечательный, уместнее, если учесть, что она почти наверняка хочет провести с ним ночь.

– …И мы, наверное, поладим, – продолжала она, – так зачем ждать, пока все зайдет далеко, чтобы задать важные вопросы? Понимаешь?

Марвин опустил салфетку и кивнул. Краска быстро сходила с его лица.

Хэлли подождала несколько секунд, но Марвин ничего не сказал. Он лишь таращился на нее. Она надеялась, что в восхищении. Но это вряд ли – после того, как дети неприлично себя вели, а сам Марвин подавился чуть не до смерти.

– Хорошо, тогда я начну первая, – сказала Хэлли. – Я проверялась каждые шесть месяцев за последние три года. Я сдала анализ месяц назад. Все результаты отрицательные. Я бы даже не пошла на свидание, если бы что-то было не в порядке.

Она подождала еще, но Марвин опять не издал ни звука. Только перевел взгляде нее на чашку, видимо завороженный тем, что он туда выплюнул.

– Марвин? – сказала Хэлли. – Прости, что-то не так? Мы еще беседуем?

– Э-хе-хе, – слабо хихикнул Марвин. – Я, э-э, просто удивляюсь… зачем тебе понадобилось проверяться.

Хэлли удивилась. Марвин не казался самым классным парнем на свете, но и тупым тоже не казался.

– Ну, как бы объяснить, – сказала Хэлли, – в основном затем, чтобы знать, нет ли в моей крови ретро-вирусов, которые могут заразить кого-нибудь, кто мне дорог. Зачем же еще?

– Э-хе, – сказал Марвин – больше похоже на прочистку горла, чем на хихиканье. Он опять глядел перед собой, и лицо его побледнело. – Я хотел спросить, почему ты думаешь, что эти проверки необходимы? В конце концов, ты мать двоих детей, и я бы не подумал, что ты…

Марвин закончил тираду странным взмахом красивой руки.

Теперь Хэлли представляла себе картину. На этой картине она отправлялась спать в гордом одиночестве с куском холодной пиццы в одной руке и вибратором в другой.

– Ты хочешь сказать, ты бы не подумал, что я часто трахаюсь с мужиками? – сказала она. Внутри у нее все перевернулось. Волосы Марвина и его мочки теперь не казались такими уж замечательными.

Его руки по-прежнему выглядели здорово, но черт с ними.

Марвин вздрогнул, как будто она его ударила.

– Я совсем не это имел в виду. Хе-хе.

Хэлли встала.

– Нет, ты именно это имел в виду, а еще – что если я а вправду трахаюсь с мужиками, я не должна бы этого делать.

Марвин заозирался, будто искал пути к отступлению.

– Но я хочу, чтобы ты знал, – сказала Хэлли, начиная убирать посуду, – что я вполне полноценная здоровая женщина, хотя и дала жизнь двоим детям. Несмотря на распространенное мужское мнение, дети не портят тело. – Она взяла чашку Марвина, посмотрела в нее и скривилась: – Не могу поверить, что я собиралась заняться этим с парнем, чье тело производит такое.

– Э-хе, – сказал Марвин, поднимаясь. – Я пойду.

– А еще, – произнесла Хэлли, – я хочу сказать, что все заметили, как ты пустил ветры. – Она фыркнула так же, как дети, затем с грохотом кинула кофейные чашки, ложки, и молочник в раковину. – Так что спасибо за поганый вечер, Марв. Последи, чтобы тебя не ударило дверью по жопе, когда будешь уходить.

Он постарался. По правде сказать, он не закрыл дверь. Хэлли пошла следом, чтобы ее захлопнуть, но остановилась, увидев женщину с длинными черными волосами. Женщина обходила гараж и столкнулась с Maрвином. На мгновение остановилась, глядя на него. Она была высокая и бледная, а ее волосы блестели в лунном свете. На ней был синий плащ, такой длинный, что скрывал ноги.

– Вы кого-то ищете? – спросила Хэлли.

Высокая женщина отвернулась от Марвина и подошла к Хэлли. Ее невидимые под плащом ноги странно цокали. Хэлли начала закрывать дверь, но высокая женщина улыбнулась ей так приятно и обезоруживающе, что Хэлли замерла.

– Да, – сказала высокая женщина. – Сначала я зашла к вашим соседям, но их не оказалось дома. Я не слишком поздно?

Хэлли нахмурилась:

– Не знаю. Смотря для чего?

– Ну, для вас и… – Высокая женщина взглянула через плечо на отъезжающую машину Марвина. – Как-там-его-зовут.

– Его зовут Марвин, – сказала Хэлли. – Если он вам нужен, он ваш. Развлекайтесь. – Она опять стала закрывать дверь.

Высокая женщина нахмурилась, явно расстроенная.

– О, милая, – сказала она. – Я действительно слишком поздно. Мне так жаль.

Хэлли замерла у полузакрытой двери, глядя на женщину:

– Простите?

Женщина вздохнула и качнула головой. Ее волосы переливались, точно водяные струи.

– Ну, у вас будут другие ночи, – сказала она. – Гораздо лучше, обещаю. Я больше вас не подведу. Но в следующем месяце вам придется самой о себе позаботиться.

Хэлли засмеялась:

– Милая, я забочусь о себе каждый месяц.

Высокая женщина опять улыбнулась:

– Я знаю. Но время от времени всем нужна помощь, – Она начала поворачиваться, затем оглянулась на Хэлли. – Кстати, вы нужны Джеку, – сказала она.

Зашагала назад – цок-цок-цок-цок – и пошла за гараж той же дорогой, что и пришла.

– Эй! – завопила Хэлли. Она распахнула дверь и побежала за женщиной. – О чем вы говорите? Откуда вы знаете Джека? Что с ним случилось? Черт возьми, подождите!

За гаражом она наступила на плащ высокой женщины, лежавший на дороге. Хэлли его подобрала. Он был еще теплым.

Она посмотрела на улицу, но увидела лишь два мигающих красных огня отъезжающей машины Марвина. Высокая женщина с блестящими черными волосами исчезла.

Что-то слетело с плаща. Хэлли нагнулась и увидела длинное перо, черное с белым кончиком.

На нее легла тень, и она посмотрела наверх как раз вовремя, чтобы увидеть, как что-то летит на фоне полной Луны. Мелькнули большие крылья, и затем все исчезло в ночном небе.

Хэлли взяла плащ в охапку, заперла за собой дверь. Положила плащ на кухонный стол, затем пошла к телефону, висящему на стене, чтобы позвонить Джеку. Было поздно, но ему можно звонить в такое время: Она должна увериться, что с ним все в порядке, что странная высокая женщина ничего с ним не сделала. Джек был единственным из ее прежних любовников, который еще оставался ей другом, и Хэлли им дорожила.

Возле телефона она увидела записку, которую нянька приколола к стене. «Джек звонил в 11:06, – гласила записка. – Он в тюрьме».

Наверху заплакал Тони. В последнее время у него кошмары, потому что Клео рассказывала ему истории о чудищах, откусывающих головы у детей… если дети – темноволосые мальчики.

Хэлли потерла глаза. Обычно она не ложилась раньше двух ночи, но сейчас только полночь, а она уже устала так, что могла бы проспать неделю.

Джеку нужна ее помощь, но ему придется подождать. Дети на первом месте. Маленькие говнюки. Даже не будь Марвин придурком, пришлось бы выгнать его, прежде чем дети проснутся в ожидании утренних субботних мультиков.

Она перечитала записку. «Он в тюрьме».

– Как и все мы, – вздохнула она и пошла успокаивать сына.

Часть II Снежная луна Суббота, 6 февраля 1993 года

Глава 5 Брак похож на консервы из тунца

Брак похож на консервы из тунца, думала Кэти, пока шла со Стивеном в «Зилкер-клуб». Как только распробуешь и даже, может, пристрастишься, попадается невесть как туда попавший кусок забитого дельфина.

По крайней мере, именно так выглядел брак со Стивеном. Его могла разозлить или обидеть любая мелочь, и Кэти никогда не удавалось предугадать, что это будет. И она расстраивалась, поскольку гордилась тем, что умнее многих; среди прочего, это означало умение вычислять те кнопки, на которые реагируют люди. Как их успокаивать или ими манипулировать.

Обычно она успешно определяла подобные вещи, но только не с собственным мужем. Иногда Кэти гадала, почему же вышла за него замуж. Видимо, чтобы испытать свои силы.

Ночью Стивен был не в себе, и она понятия не имела почему. Она была уверена лишь в одном: причина в ее словах или действиях. Это почти всегда так. Ей было очень неприятно сознавать, что она обижает его так часто, но Кэти понятия не имела, как этого избежать. Не могла разгадать его слабые места и сомневалась даже в том, что сумела бы не задевать их.

Стивен остановился в дверях клуба и наклонился к ней, прошептав:

– Есть кто-нибудь из наших знакомых?

Даже его шепот звучал раздраженно, если не сердито. Он был не в духе. Очевидно, он не хотел сюда идти. Или возможно, не хотел идти с ней.

Кэти надеялась, что это не так, потому что она все еще хотела быть с ним.

Она старалась украдкой рассмотреть людей, столпившихся в свете желтой лампы перед кофеваркой. Их было меньше двадцати. Немного для первой лекции Джека.

– Нет, – сказала она. – Я даже Джека не вижу.

Стивен фыркнул:

– Не явиться – это в его стиле.

Кэти посмотрела в лицо Стивену, опять пытаясь понять, Что же его расстроило. Но она не видела даже его глаз: его очки запотели, как всегда на холоде.

– Он явится, – сказала Кэти. – На Джека нельзя полагаться, только если происходящее его не касается. Он никуда не денется, если он – главная достопримечательность.

Стивен опять фыркнул, расстегнул «молнию» на куртке и направился к рядам металлических стульев, выстроенных перед белым камином у северной стены. Он сел на стул в конце последнего ряда.

Кэти осталась у двери, чтобы посмотреть на его походку и на то, как он расположится на стуле. Язык тела важен для понимания настроения человека. Но язык тела Стивена всегда ставил ее в тупик – кроме постели, где она всегда знала, чего он хочет. Или не хочет.

Или хочет, но не может ничего сделать. Как ночью и утром.

Кэти спрашивала себя, не это ли основная причина его беспокойства? Но если так – если он действительно хочет ее, но у него не встает, – почему он не обратится к врачу? Нет ничего постыдного в том, чтобы признать какие-то неполадки в организме.

А если он просто не хочет заниматься любовью, почему он так расстраивается? Без сомнений, он знает, что для нее это не столь важно. Да, она любит его; и конечно же хотела бы иметь ребенка. Но ей не нужен секс каждый день или даже каждую неделю или месяц, чтобы поддержать свою самооценку или чувствовать себя любимой. И Стивен это знает. Она ему говорила.

Так что же с ним творится?

Порой поведение Стивена казалось ей абсурдным.

Стивен оглянулся на нее и нахмурился, поэтому она направилась к нему.

– Почему на последний ряд? – спросила она, протискиваясь к сиденью рядом с ним.

– Я люблю последний ряд.

Кэти улыбнулась:

– Наверняка на своих лекциях по литературе ты считаешь, что сидящие на последнем ряду не готовились к занятиям. И поэтому спрашиваешь их чаще, чем тех, кто сидит на первом.

Стивен посмотрел на нее поверх запотевших стекол.

– Да, – сказал он. И все.

Дурной знак. Обычно Стивен хотя бы переспрашивал, о чем это она.

– О боже, кажется, сюда пускают всех подряд, – сказал кто-то сзади.

Кэти обернулась и увидела усмехающуюся Хэлли Стоун. За ней, у южной стены здания клуба, два ребенка Хэлли припечатались губами и носами к высокому окну. Похоже, соревновались.

– Рад тебя видеть, Хэлли, – сказал Стивен. – Кажется, мы не встречались с самого Нового года.

Кэти взглянула на него. Голос намного веселее, чем полминуты назад. Интересно, нарочно ли. Может, он пытается заставить ее ревновать, чтобы она пожалела о том что сказала или сделала.

Ну, если так, это не сработает. Кэти не верила в ревность. Ревность всегда казалась Кэти наименее продуктивным из всех эмоциональных состояний.

Хотя если бы она стала к кому-нибудь ревновать, Хэлли – весьма подходящий объект для ревности. Хэлли была не так хороша собой, как некоторые, – как, скажем, была красива Натали или Кэролин Джессап, – но Хэлли излучала ауру кокетства и желания, что мужчины находят привлекательным. Сейчас она в старых джинсах и темно-коричневом жакете, но блеск ее глаз давал Кэти понять, что Хэлли не нужно хорошо одеваться, чтобы выглядеть соблазнительно.

– Я тоже рада вас видеть, ребята, – сказала Хэлли. – И еще раз спасибо за новогоднюю вечеринку. Было великолепно. Я там почти влюбилась.

Голос Хэлли был низким и хрипловатым. Вряд ли Хэлли говорит так намеренно, решила Кэти. У нее просто такой голос. Похоже, это мужчинам тоже нравилось.

– Правда? – заинтересовался Стивен. – И в кого же?

Хэлли закатила глаза и присвистнула.

– О, в одного из парней, с которыми работает Кэти. Не скажу, в кого.

– Хэлли, все мои коллеги-мужчины женаты, сказала Кэти.

Хэлли опять усмехнулась:

– Потому я и не скажу, в кого.

Кэти выдавила ухмылку, однако ей слегка взгрустнулось. Хэлли была привлекательна, как ни одна другая знакомая Кэти (возможно, за исключением Кэролин), но мало кто из мужчин оставался с Хэлли дольше, чем требовалось, чтобы сделать ей ребенка. Кэти плохо знала личную жизнь Хэлли и не могла размышлять, отчего так, но твердо знала, что нравиться кому-то и с кем-то жить – совершенно разные вещи.

Она посмотрела на Стивена. Совершенно разные вещи.

– Спорим, я знаю? – сказал Стивен. – Это Рендал, лысый такой, да? У которого жена напилась?

Хэлли закатила глаза и снова присвистнула.

Кэти решила, что пришло время изменить тему.

– Так, – сказала она, – ты видела Джека после суда или просто получила одно из его чудных приглашений?

– Чудное приглашение, – сказала Хэлли. Она достала из кошелька белый кружок бумаги.

Кэти и Стивен получили такой же. «ЭТО ПОЛНАЯ ЛУНА, – гласили светящиеся синие буквы. – ПОЧУВСТВУЙТЕ СИЛУ ЕЕ СВЕТА».

– Насколько я поняла, он проводит университетскую лекцию для желающих? – спросила Хэлли.

Кэти кивнула:

– Это часть обязательной общественной работы, хотя, когда я говорила с ним по телефону, он так радовался, что это вряд ли похоже на наказание. Видимо, судья узнал, что Джек учил астрономию до того, как стал инженером, и подумал, что Джек лучше всего отдаст свой долг обществу, поделившись своими специальными знаниями.

– Странно, – сказала Хэлли.

– Да, но это вместо тюрьмы, – сказал Стивен, глядя на Кэти. – И он должен посещать врача каждые две недели, четыре месяца. По-моему, милая, достаточное наказание. Особенно за такое незначительное правонарушение, как появление в Остине в голом виде.

Кэти замечала, что Стивен называл ее «милой», лишь когда старался скрыть, что раздражен. Ей это не нравилось.

– Я думаю, что судья был бы снисходительнее, если бы Джек не был, хм, возбужден во время ареста. По-моему, полицейские, схватившие его, решили, что он им угрожал.

Хэлли засмеялась:

– Ну и бабы. Знаете, я видела пенис Джека в таком состоянии, и я бы не назвала его угрожающим. Может быть, «стойким».

Кэти почувствовала, что краснеет, поэтому уставилась мимо Стивена и Хэлли на детей, продолжающих возню у окна. Она не верила своим ушам – подумать только, на какие высказывания порой способна Хэлли! Конечно, все знали, что Хэлли и Джек сто лет назад спали друг с другом, но вряд ли из-за этого ей стоило распространяться о его члене.

В конце концов, Кэти тоже спала с Джеком, но не собиралась обсуждать его анатомию. Или что-либо ей о нем известное. Фактически она всегда соблюдала осторожность, говоря о Джеке, поскольку Стивен об их прежних отношениях не знал. Все это было до того, как она стала встречаться со Стивеном, так что не должно иметь значения… но мужчины могут чудно воспринимать подобные вещи.

Хэлли и Стивен все еще болтали, но поскольку Кэти стало неловко от того, куда зашел разговор, она сосредоточилась на Клео и Тони, Два ребенка были совершенно не похожи друг на друга, хотя и тот и другой были очаровательны. Кэти редко понимала определение «очаровательны», но эти дети были исключением. Ее слегка беспокоило, что в этом плане она была такой же рабой своих генетических импульсов, как все остальные. Ей достаточно посмотреть на детей – и уже хочется их обнять. Тем более странно, так как она считала, что Клео и Тони дурно воспитаны.

Будто подтверждая такое мнение, Клео схватила Тони за волосы и стукнула его лбом об стекло. Тони завопил, и все в комнате обернулись на крик.

– Ох, засранцы, – пробормотала Хэлли и собралась отойти.

Кэти положила руку ей на плечо:

– Ты не против, если я ими займусь? – Она смутилась, усомнившись, что ее поймут правильно. – Знаешь, мне бы хотелось с ними немного побыть.

Хэлли смотрела на детей – теперь кричали оба. Видимо, Тони незаметно сделал что-то в отместку. Хэлли поморщилась.

– Я не могу так с тобой поступить, – сказала она. – Тебе придется забрать их отсюда до тех пор, пока они не успокоятся, и ты пропустишь выступление Джека. Я надеялась всего лишь передать ему привет, до того как придется их увести.

Кэти встала и отодвинула свой стул назад, чтобы при выходе опять не помешать Стивену.

Садись здесь, – сказала она Хэлли. – Я сотню раз слышала Джека, и в его речах никогда не было толку.

Кроме того, после «стойкого» комментария Хэлли она опасалась, что не сможет сегодня вечером смотреть на Джека, не представляя его мысленно в другом контексте. Она направилась к детям, не успели Хэлли или Стивен ей ответить.

Тони и Клео продолжали кричать, когда Кэти взяла их за руки и вывела во внутренний бетонный двор. Правда, они не сопротивлялись. Кэти подумала, что сможет с ними справиться.

Она отвела их на край дворика, где за двойной металлической оградой начинался крутой склон, заросший деревьями и кустами. Ночь была ясной; вид на скоростную магистраль и центр города – великолепен. Офисы светились красными, голубыми и желтыми огнями, а купол здания законодательного собрания штата сверкал белым. Над всем этим в чистом небе сияла полная Луна.

– Посмотрите на огни, – сказала Кэти. – Правда, чудесно?

Клео посмотрела на Кэти и завопила:

– Он меня укусил!

Она вцепилась ногтями в левую ладонь Кэти.

Кэти подавила импульсивное желание отдернуть руку. Взамен этого она сумела произнести:

– Как ты думаешь, почему он это сделал?

Клео уставилась на Тони ненавидящим взглядом.

– Потому что он не человек! – завопила она. – Он – болотная крыса!

– Нет, ты крыса! – завопил Тони, сильно дернув Кэти за правую руку.

– Нет, ты! – закричала в ответ Клео.

– Нет, ты!

Так продолжалось еще некоторое время, пока Кэти думала, как же выйти из этого положения. Потом взглянула на Луну.

– Может, вы оба – болотные крысы, – сказала она достаточно громко, чтобы дети ее услышали сквозь вопли. Она сжала их руки, дабы убедиться, что завладела их вниманием. – Может, вы – крысы-оборотни.

Клео и Тони перестали орать и вытаращились на нее.

– Как это? – спросила Клео.

Кэти кивнула на Луну:

– В старых сказках говорится, что в Полнолуние люди могут превращаться в животных. Говорят, некоторые взрослые превращаются в оборотней – волков-оборотней или медведей-оборотней, так что, вполне возможно, дети превращаются в кого-нибудь поменьше. Скажем, в сусликов-оборотней или лягушек-оборотней. – Она сделала паузу и наклонилась к детям поближе. – Или, может, – она притянула их к себе и закричала: – БОЛОТНЫХ КРЫС-ОБОРОТНЕЙ!

Дети завизжали, и поначалу Кэти не была уверена, что добилась успеха. Но потом поняла, что это они так смеются. Тони и Клео забыли свою борьбу друг с другом и пришли в восторг.

Достичь этого оказалось очень легко. Быть матерью совсем не составляло труда. Нужно только обратить внимание на то, что происходит в их крошечных умишках, и затем применить немного здравого смысла плюс небольшую психологическую манипуляцию. Кэти подозревала, что Хэлли просто не обладает достаточным навыком. Умение делать детей не гарантирует умения их воспитывать.

И пока Кэти так размышляла, Тони выдернул руку, бросился под ограду и кубарем покатился вниз, в темноту.

На мгновение Кэти остолбенела от шока, но затем ее привел в чувство крик Клео. Она выпустила руку Клео и полезла на ограду. Но ей помешала длинная юбка, и Кэти свалилась. Подоткнула юбку и снова полезла.

– Простите, – послышался женский голос позади нее. – Я его поймала.

Кэти, залезая на ограду, посмотрела во двор и увидела высокую женщину с блестящими черными волосами. Женщина была одета в длинный синий плащ в стиле девятнадцатого века.

Женщина держала Тони за руку, а тот глазел на нее с открытым ртом.

Кэти тоже на нее уставилась, а потом вспомнила, что наполовину взгромоздилась на забор. Она опустила ногу и спрыгнула во двор как могла грациозно.

– Спасибо, – сказала она высокой женщине. Какое счастье – с Тони все хорошо.

Но потом происходящее показалось ей странным, и на радостях Кэти дала волю удивлению.

– Каким чудом, – спросила она, – вам удалось поймать его и привести назад так быстро?

Высокая женщина улыбнулась:

– О, я как раз взбиралась на холм по тропинке. К счастью, я просто оказалась в нужное время в нужном месте. Простите, что вышла позади вас, но это самый удобный путь. – Она кивнула на северный край дворика. Там забор был ниже, а склон более пологим.

Кэти могла поверить, что не видела, как женщина с Тони поднялись. Поразило ее то, что это произошло за несколько секунд… если Кэти не потеряла чувства времени от шока при виде падения Тони. Сколько она тут простояла как изваяние?

– Ну, как бы то ни было, – сказала она, – я вам очень благодарна. Не знаю, как бы я объяснялась с матерью Тони, если бы с ним что-то случилось.

Высокая женщина улыбнулась и протянула руку, в которой держала Тони.

– Уверена, что Хэлли поняла бы, что это не ваша вина. В конце концов, здесь и впрямь надо бы сделать забор повыше. Может, электрическую проволочную сетку. Что-нибудь такое, что остановило бы детей.

Кэти улыбнулась и взяла Тони за руку. Ее пальцы коснулись запястья высокой женщины, очень изящного. Кэти внезапно захлестнула зависть, и ей это не понравилось. Зависть, как и ревность» – непродуктивная эмоция. Но сейчас Кэти ничего не могла с собой поделать. Рядом с этой высокой, красивой и, судя по всему, ловкой женщиной она чувствовала себя коротконогой, толстой и неуклюжей. Хуже всего было чувствовать себя неуклюжей. В конце концов, это она допустила, что мальчик упал с холма, а спас положение кто-то другой. Она не любила ни в чем зависеть от других людей. Даже в случайных ситуациях.

– Я напишу в городской отдел парков, – сказала Кэти. – Уверяю вас, здесь будет забор.

Высокая женщина снова улыбнулась:

– Не сомневаюсь. Вы настроены весьма решительно.

Она оглянулась на здание клуба:

– Пойдемте на выступление Джека? Он, должно быть, уже начал.

Кэти попыталась не хмуриться. По большому счету, ситуация ей не нравилась. Высокая женщина казалась слишком уж безупречной и к тому же, видно, знала и Хэлли и Джека. Но Кэти никогда ее раньше не видела и не представляла, кто она.

– Ну, я не уверена, что Джек уже появился, – сказала Кэти сварливее, чем собиралась. – И Хэлли не хочет, чтобы я приводила туда детей, пока они плохо себя ведут, поэтому…

– Похоже, они успокоились, – сказала высокая женщина.

Кэти посмотрела на них и увидела, что это правда И Клео и Тони смотрели на высокую женщину, как на Динозавра Барни.

Это и разозлило Кэти, и опечалило. На нее они так не смотрели.

– Кстати, – сказала высокая женщина, – я Лили подруга Джека.

Прозвучало так, словно Лили была уверена, что Джек говорил о ней Кэти, однако он не говорил. С другой стороны, в последние месяцы Кэти почти не разговаривала с Джеком.

Она с ним почти не разговаривала, поняла Кэти, со дня гибели Натали. Смерть Натали все переменила, и Кэти это не нравилось. Ей не нравились не только перемены сами по себе, но и то, что они подчеркивали, каким добрым и отзывчивым человеком была Натали.

Кэти сомневалась, что кто-либо когда-либо называл ее доброй и отзывчивой. Однако она также сомневалась, что кто-либо когда-либо называл Натали умной.

Не сказать, что быть умной значило сейчас для Кэти так же много, как раньше. Она не могла сделать счастливым собственного мужа и никак не могла произвести на свет ребенка.

Однако Натали наверняка сумела бы и то и другое.

Кэти заставила себя поднять свою короткопалую руку и коснуться длинной и стройной кисти Лили.

– Рада с вами познакомиться, Лили, и позвольте еще раз поблагодарить вас за спасение Тони. Я – Кэти Корман.

Лили кивнула, и ее черные волосы сверкнули в лунном свете. Кэти ощутила убогость собственных светлых волос, курчавых и тусклых, которые стригла коротко, чтобы держать в порядке.

– Я знаю, кто вы, – сказала Лили. – Джек мне все о вас рассказал. Он о вас очень высокого мнения. Считает вас одним из самых значительных людей на Земле. Его собственные слова.

Кэти удивилась. Много лет назад она думала, что влюблена в Джека, но никогда не считала, будто произвела на него столь сильное впечатление. Она всегда полагала, что они остались друзьями – ну, потому что Джек всем оставался другом.

Потом она удивилась собственному смущению.

В конце концов, кто такая эта Лили? С той секунды, когда она появилась, Кэти мотало от одной эмоции к другой. И ни одна из них не была из разряда тех эмоций, которые Кэти обычно себе позволяла. Любовь, злость и радость бывают полезны, но ревность, зависть и смущение слишком бессмысленны, чтобы давать им волю. И Лили сумела за две минуты заставить ее пережить все три.

Это достаточная причина, чтобы невзлюбить Лили, решила Кэти.

– Давайте сменим тему, – сказала она.

Лили подняла брови:

– Пожалуйста.

Последовала неловкая пауза, затем Кэти сказала:

– Ну, поскольку дети ведут себя прилично, думаю, мы можем пойти посмотреть, вернулся ли Джек с Венеры, или где он там теперь живет.

Лили, похоже, удивилась:

– Не думаю, что Венера приятное место, – сказала она. Затем Лили повернулась и, взметнув плащом, пошла к зданию клуба, цокая с каждым шагом.

Кэти посмотрела на Клео и Тони и увидела, что они все еще благоговейно смотрят на Лили.

– Милая леди, правда? – спросила Кэти, надеясь что они высунут языки и заблеют.

Но Клео кивнула и прошептала:

– Она самая прекрасная леди, какую я только видела.

– Может, тебе нужно больше бывать на людях, – сказала Кэти и тут же возненавидела себя за это.

Ненависть к себе – еще одна ненужная эмоция. Лили и впрямь ее провоцировала.

Клео посмотрела на нее озадаченно:

– Что?

Кэти мотнула головой:

– Ничего. Пойдем и посмотрим, что дядя Джек для нас приготовил.

Она взяла обоих детей за руки, и Клео спокойно пошла с ней. Но Тони попытался выдернуть руку.

Кэти остановилась:

– Что случилось, Тони?

Тони пристально глядел вслед Лили, чей силуэт теперь виднелся в желтом свете дверей клуба.

– Эта леди, – сказал Тони в полном изумлении, – Птица-тень.

Кэти не поняла.

– Извини, – сказала она, наклоняясь, – кто она?

– Птица-тень.

Клео округлила глаза и хлопнула Тони по руке:

– Дурак, не Птица-тень. Птица-оборотень. Правильно, тетя Кэти? Птиц-теней не бывает, да?

Кэти посмотрела на клуб и увидела, что Лили в дверях больше нет.

– Не имею ни малейшего представления, ребята, сказала она. – Но может, тетя Лили знает. – Она почти не сомневалась, что Джек спит с Лили, а поскольку он был для Клео и Тони дядей Джеком, следовательно, Лили для них – тетя Лили. Кэти не нравилось, как это звучит. – Спросим ее, ладно?

Потом они вернулись в клуб, но Лили там не было.

Глава 6 Ее присутствие подобно теплому дыханию в ухо

Ее присутствие подобно теплому дыханию в ухо. Лили где-то здесь. Джек был в этом уверен. Он еще не раздевался, но она как-то его нашла.

Он начал улавливать ее присутствие, когда для людей в «Зилкер-клубе» рисовал мелком иллюстрации к различным теориям происхождения Луны. Он не видел Лили, но чувствовал движение воздуха от ее крыльев, а потом ее дыхание. Это его отвлекло, и, потеряв ход мысли, он отвернулся от доски и посмотрел на слушателей.

Они вяло уставились на него. Большинство из них он не знал и потому был рад обнаружить нескольких друзей. Стивен и Хэлли сидели в заднем ряду, а Кэти как раз возвращалась с заднего двора с ребятишками Хэлли. Джек не видел ни Кэролин, ни ее бойфренда, но это его не удивило. Кэролин, наверное, еще бесится из-за того, что, когда его арестовали, он первым делом позвонил не ей.

– Хм, на чем я остановился? – спросил он.

Слушатели заерзали, но никто не ответил.

Физиономия Джека начала зудеть. Месяц назад, в тюрьме, он снова решил отрастить бороду. Она все еще выглядела довольно жалкой, а клочки на щеках начали седеть. Он надеялся, что Лили нравятся бороды, особенно седеющие. На случай, если не нравятся, он взял с собой электрическую бритву с аккумулятором.

– Ну, тогда, – сказал он, поскреби подбородок, – остановите меня, если я буду повторяться слишком часто. – Он вновь повернулся к доске, которую нашел на складе клуба. Он предпочел бы использовать слайдовый проектор с удачными иллюстрациями, но не собрал материалов вовремя. Вообще-то он вспомнил про лекцию за какой-то час до начала.

Он оставил Лили записку на холодильнике, но все равно удивлялся, что она сумела найти его без обычного условия – голой-плоти-в-лунном-свете. Правда, когда он понял, что она здесь, ему сильно полегчало. Он знал, что Лили подождет конца выступления. Ей наверняка понравится, что он расскажет людям о ее доме.

Он глубоко вздохнул и продолжил:

– Я здесь набросал три старые попытки объяснить, как Земля и Луна стали жить вместе. Первая – идея, что они возникли одновременно. Это полная чушь, так как Луна железом бедна, а в Земле железа много, прежде всего в ядре. Кроме того, на Земле много летучих веществ, таких, как вода, а на Луне их нет вообще. Если бы они образовались из одного облака праматерии, они имели бы более схожий состав. Далее следует теория деления, в которой предполагается, что обалдевшая Земля вертелась все быстрее и быстрее, пока от нее не оторвалась капля, ставшая Луной. Эта гипотеза – тоже полная чушь, потому что, если бы это было так, Земля все еще вращалась бы достаточно быстро, чтобы размазать нас всех по потолку.

Несколько человек в аудитории хихикнули, что удивило Джека и заткнуло на несколько секунд. Господи, поразился он, что смешного в размазывании по потолку?

– Третья, – наконец сказал он, – гипотеза захвата согласно которой Луна просто бродила с места на место и случайно была захвачена гравитационным полем Земли. Эта идея не просто чушь, это в принципе невозможно. Скорей всего, такой большой неприкаянный объект либо избежал бы гравитационного поля, либо врезался бы прямо в нашу планету.

Джек взял тряпку с подноса классной доски и стер три эскиза. Потом глянул на аудиторию и усмехнулся. Сейчас начнется самое интересное. Лили непременно понравится.

– Так как же возникла Луна? – сказал он. – Есть мнения?

Слушатели молчали. Большинство, похоже, скучало. Даже его друзья. Джек решил, что почти все пришли сюда, чтобы как-то его поддержать. Их вообще не интересовала вся эта фигня о Луне.

Но они поймут, как ошибаются.

– Правильное решение проблемы очевидно, – сказал он, стоя лицом к доске. – Подумайте вот о чем: Луну можно считать ребенком Земли, не так ли? Откуда берутся дети? Ответ конечно же таков…

Огромными буквами, со скрипом нажимая на мел, он написал:

СЕКС

И услышал за спиной общий вздох изумления.

– Правильно, – сказал он, набрасывая схему рядом со словом «СЕКС». – Коитус. Соитие. Трахнуться, перепихнуться, отодрать, натянуть, вставить. Другими словами, кинуть палку. Слиться вместе в безумном, страстном объятии и… – Он выронил мелок, схватил другую тряпку и хлопнул ею по первой, создав огромное облако белой пыли. – Опа! Вся ваша жизнь навсегда меняется с одним мгновенным пьянящим актом всепоглощающего желания.

Он сделал паузу и кашлянул, затем вытер лоб и повернулся к слушателям.

– О, а у некоторых к тому же еще растет животик.

Слушатели удивленно на него уставились. Его друзья побледнели.

– Ну, бросьте, мы тут все взрослые, – раздраженно сказал Джек. Тут он заметил детей Хэлли в конце комнаты. – Хорошо, большинство – взрослые. А остальные очень быстро вырастут.

Он опять повернулся к доске.

– Вот у нас – Земля, которую я в дальнейшем буду называть Мамой. Сквозь космос летит бродяга – возможно, планетоид размером с Марс, – который мы будем называть Папой.

Он нарисовал ряд стрелок от «Папы» к «Маме».

– И что же происходит, когда этот бравый ковбой, пролетая через космос, встречает нашу пышную, полную сил и – самое главное – одинокую милашку, всю свою жизнь проводящую в довольно утомительном движении по одному и тому же кругу? Ну, он нацеливается на нее, обольщает и…

Джек запрокинул голову и сымитировал звуки, которые сам часто издавал при оргазме. Потом снова взглянул на аудиторию и увидел, что несколько человек встали и направились к выходу. Несомненно, они хотели хорошенько рассмотреть Луну. Он закричал, чтобы они его услышали.

– Но Папа сделал роковую ошибку! – заорал Джек, снова взяв мел и рисуя пучок стрел, исходящих от точки взаимодействия «Папы» и «Мамы». – Вместо того, чтобы просто использовать Маму для собственного удовольствия и затем уйти, он влюбляется в нее. Но, увы, Мама его не любит, и он раздавлен горем. Он взрывается на миллионы кусочков, и после него остаются лишь выжженные останки. Мама, слишком поздно поняв, что все же немного любила этого козла, теряет часть своей наружной коры в том же самом неистовом смешении секса и самоуничтожения. Но ее ядро, ее истинное железное сердце, остается целым и невредимым. Как видите, она выжила.

Он начал рисовать мелом вокруг «Мамы» кольцо беспорядочно разбросанных точек.

– Таким образом, снаружи Мамы оказался эмбрион, состоящий из ее собственных частиц, смешанных с частицами Папы, своего рода диффузная зигота, которая вращается и вращается вокруг нее. В конечном итоге большинство этих частиц слились друг с другом и превратились в прекрасную дочь.

Он оставил доску и пошел к высоким окнам в восточной стене. Полная Луна теперь высоко стояла над городом, и в ее чистом свете он вздрогнул от сладостных предчувствий.

– Вот она. Ее мать назвала ее Луной. Она переходит из фазы в фазу и заставляет нас терять самообладание – но мы не должны винить ни ее, ни ее мать, памятуя, каким образом она получилась. Вспомните, как тяжело быть родителем-одиночкой или его ребенком.

Он еще какое-то время повосхищался красотой дочери, затем вздохнул и отвернулся от окна. Похоже, довольно много людей ушло. Но его друзья остались.

Джек им подмигнул, и тут будто кто-то шепнул ему, что Лили ждет в потоке лунного света в зарослях деревья ев к северу от клуба.

– Есть вопросы? – спросил он.

Вопросов, видимо, не было, поэтому он поблагодарил слушателей за то, что пришли, открыл окно и выпрыгнул во внутренний двор. Направился к деревьям. На ходу он сдирал с себя свитер и расстегивал пуговицы рубашки.

Тут кто-то схватил его за руку и остановил. Джек повернулся и увидел Стивена. Тот смотрел на Джека из-за стекол очков широко раскрытыми и тревожными глазами. Джек забеспокоился.

– Эй, дружище, в чем дело? – спросил он, положив руку Стивену на плечо. – У тебя такое лицо, словно ты только что лучшего друга потерял.

Стивен перевел дыхание, как будто собираясь что-то сказать, но сдержался и лишь кивнул.

Кэти подбежала к Стивену, посмотрела на Джека и закричала:

– Джек, застегнись! Ты же замерзнешь!

Джек улыбнулся. У него прекрасные друзья, но некоторые вещи им недоступны.

– Нет, все хорошо, – сказал он, – но Стив, похоже, чем-то расстроен. Позаботься о нем, а? Я вернусь позже, проверю, как у него дела, но сейчас мне правда нужно идти. У меня назначена встреча, которую я не могу пропустить. Понимаете, в прошлом месяце мне пришлось ее пропустить из-за ареста и всего такого, и если я опять не приду, ну, в общем, она может подумать, что я ее бросил. – Горло его сжалось, когда он подумал о такой ужасной возможности. – И я не могу позволить, чтобы так случилось. Так что позаботьтесь пока о Стиве…

– Мне не нужна забота, – сказал Стивен дрожащим голосом. – А вот тебе нужна, Джек. Что-то не в порядке, и твои друзья хотят тебе помочь.

Джек опешил. Неужели все его друзья стали такими непрошибаемыми и тупыми, что даже не могут понять, что такое назначенное свидание?

– Теперь, – сказала Кэти и потянулась к нему, – застегни рубашку и…

Громкий крик оборвал слова Кэти. Джек посмотрел мимо нее и увидел, что дети Хэлли носятся по двору, колошматя друг друга, а Хэлли пытается их поймать. Стивен и Кэти повернулись к ним, и пальцы Стивена отпустили руку Джека.

Джек отступил на два шага, повернулся и ринулся к рощице. Он снял рубашку и бросил ее, выписывая зигзаги между деревьями и ища столб лунного света. Он слышал, как Кэти выкрикивает его имя, но не останавливался. Позже он все объяснит друзьям. Сейчас у него нет времени. Сейчас для него важнее другое…

Она стояла в луче лунного света, прислонившись к стволу виргинского дуба. На ней был длинный синий плащ, и как только Джек добрался до нее, она раскрыла плащ и сбросила на землю.

При виде ее гладкой белой кожи у Джека подкосились колени, и он упал к ее ногам. Сердце колотилось, он задыхался. Лили коснулась его лба кончиками пальцев, и электрическая дрожь пробежала по его коже.

– Мне понравилась твоя речь, – сказала Лили. – Хотя ты многое упустил.

Джек поймал ее руку и поцеловал. Ему нравились ее сильные руки.

– Я торопился, – сказал он, уткнувшись в ее ладонь. – Я хотел видеть тебя.

Лили смотрела мимо него на здание клуба.

– Твой друг Стивен направляется сюда. Мы не можем здесь оставаться.

Джек посмотрел через плечо. Он не увидел Стивена, но знал, что Лили обладает потрясающим ночным видением, так что поверил ее словам.

– Куда же нам идти? – спросил он, опять глядя на Лили.

Она улыбнулась:

– Ты мне доверяешь?

Джек закатил глаза.

– Рыба доверяет воде?

– Тогда хватайся за мои лодыжки и не отпускай.

Джек сделал, как она велела, схватившись за то место, где кончались когти и начинались белые икры. Затем Лили расправила крылья, и они взмыли в небо.

Когда Лили набрала скорость, холодный ветер засвистел мимо, жаля грудь и лицо Джека. Тот был не против. Они летели высоко над деревьями, над потоком красно-белых огней автомагистрали и над красными, синими и золотыми контурами городских зданий.

– Кстати, – сказала Лили, – мне нравится твоя борода.

Сердце Джека подпрыгнуло.

Когда Лили направилась на юг и они пересекали реку Колорадо, Джек посмотрел вниз и увидел лик полной Луны, отражающийся в покрытой легкой рябью воде. Прекрасная дочь Земли восторженно смеялась, и Джек засмеялся вместе с ней.

Часть III Червивая луна Понедельник, 8 марта 1993 года

Глава 7 Секс в лесу – это прикольно

Секс в лесу – это прикольно, думал Арти, пока Кэролин вела «хонду» по петляющей гравийной дороге. По обочинам росли кедры и виргинские дубы, и Арти воображал, как подними накрывал бы Кэролин пледом. Погода была прохладной, особенно сейчас, в вечернем полумраке, но так даже лучше. Может, холодный ветерок, обдувающий голое тело, возбуждает. Он посмотрел на Кэролин и представил ее на земле, голой, с распущенными волосами, с набухшими грудями и вставшими сосками.

– Что? – спросила Кэролин, не оборачиваясь. – Что тебе?

Она сняла солнечные очки, и Арти видел, что она смотрит только на дорогу. Но он знал, что попался. Если кто-то смотрел на Кэролин, пусть даже несколько секунд, она ждала от него каких-то слов.

– Хм, ничего, – сказал Арти. Потом, вспомнив, что она никогда бы в это не поверила, он добавил: – То есть я забыл.

Так она и поверит. Он знал, что Кэролин опять сочтет его дураком. Он сам думал, что не слишком умен, особенно в сравнении с ней и ее друзьями. Но он был достаточно сообразителен и понимал, что Кэролин нужно, когда они оставались вдвоем.

Правда, сейчас они были не одни. Ее старый друг Джек Томсон развалился на заднем сиденье. Арти глянул через плечо и усмехнулся: ну и глупый у Джека вид. Голова свисала на грудь, рот полуоткрыт, на бороду текла слюна. Для своего возраста Джек в хорошей физической форме, подумал Арти, но ведь он же псих.

На вершине холма дорога делала последнюю петлю, и когда машина огибала заросли деревьев, Арти разглядел среди них домик Хэлли – на самом деле два домика, соединенных навесом. Они были построены из грубых досок и кусков известняка и выглядели так, будто им лет сто. Интересно, есть ли в них хотя бы канализация. Арти надеялся, что есть. Секс в лесу – это одно, но садиться по нужде на корточки – совсем другое.

Джек проснулся, когда Кэролин остановила машину.

– Мы приехали? – спросил он, утирая лицо рукавом. – Лили здесь?

– Да, мы приехали, – сказала Кэролин. – И все, похоже, устали. – Она открыла дверь, и автоматический ремень безопасности с жужжанием отстегнулся. – А Лили тут нет.

Арти удивился, что ее слова лишены сарказма. Кэролин не верила в существование Лили, но по ее ответу и не поймешь.

Странно, подумал Арти. Вчера, когда они смотрели новости и он спросил, откуда они знают, что Дэвид Кореш не Иисус Христос, она отвечала совсем не так.

Выйдя из автомобиля, Арти натянул черную кожаную куртку и вдруг понял, что до смерти хочет писать. Он побежал к дому, обгоняя Кэролин, и рванул дверь, но та была заперта.

– Не дергайся, – сказала Кэролин, приближаясь. – Хэлли скоро появится. Я ей позвонила, и она сказала, что выезжает.

Арти покачал головой:

– Не могу ждать. – Он побежал в лес к западу от коттеджа.

Среди деревьев свет был таким тусклым, что сам воздух казался темно-серым. Было даже холоднее, чем он ожидал. Арти пробила дрожь, когда он расстегнул «молнию» на джинсах и начал поливать ствол кедра. Мало того, что было холодно, ему казалось, будто он слышит какой-то шорох позади в опавших листьях. Может, секс здесь и был бы прикольным, но не ночью. Он поспешил закончить и застегнул «молнию».

Возвращаясь к дому, он столкнулся с Джеком – тот шагал в лес.

– Тебя тоже позвала природа? – спросил Арти.

Джек улыбнулся:

– Можно сказать и так.

– Ладно, в общем, увидимся на ранчо.

– Стой. – Джек схватил Арти за руку. – Ты не видел Лили, нет? Черные волосы, темные глаза, идеальные ноги, потрясающие крылья?

Арти поборол желание вырвать ладонь из рук Джека. Он хотел бы выйти из леса к Кэролин, но нельзя быть размазней.

– Я никого не видел, – сказал он.

Джек вздохнул:

– Надеюсь, она сможет меня найти. Луна встает, так что она скоро должна быть здесь. Если вообще появится.

Он посмотрел через плечо Арти в глубь леса.

– Хорошо, если она появится, – сказал Арти, – пусть придет выпить пива. У меня полный багажник холодного темного «Шайнера».

Арти сомневался, что Джек действительно знаком с какой-то Лили, а если таковая и существовала, с чего бы это она появлялась только при полной Луне? Но предложить ей пиво – это единственные вежливые слова, которое пришли ему на ум.

– Я не знаю, любит ли она мартовское пиво, – сказал Джек, отпустив руку Арти, – но я спрошу.

И пошел в лес.

– До встречи, – сказал Арти вслед и затем поспешил к дому. Стало чуть светлее, но небо окрасилось в темно-фиолетовый. Появились звезды. Джек прав: восходит Луна. На востоке Арти видел ее свет сквозь деревья.

Кэролин вышла навстречу ему из-под навеса.

– Где Джек? – спросила она.

Арти почесал плечо.

– Пошел отлить. Или что-то в этом духе.

Кэролин уставилась на него:

– Ты дал ему уйти в лес одному?

Арти почувствовал, что снова нарвался на неприятности.

– Ну, я ведь пошел один, так? Я решил, что и он может пойти один. Что тут такого?

Кэролин было заговорила, но ее прервал шорох шин по гравию. Арти обрадовался. Сначала на них и на дом упал свет фар, а затем рядом с «хондой» Кэролин остановилась светло-голубая «тойота».

Когда двигатель затих, Кэти Корман вышла из «тойоты» с пассажирской стороны и на мгновение встретилась глазами с Арти. Тот ей улыбнулся. Он заметил, как она на него смотрела на новогодней вечеринке, а также у отделения полиции той ночью, когда арестовали Джека. Низенькая, полная, бесцветная – такие женщины ему не нравились. Но он подумал, что сможет сделать для нее исключение… особенно если Кэролин теперь не будет с ним ласкова. К тому же Кэти умна – даже умнее, чем Кэролин, – и ему приятно знать, что его хочет кто-то с мозгами. Арти надеялся, что Кэролин не оставит это без внимания.

– Насколько я понимаю, все мы приехали раньше Хэлли, – сказала Кэти, подойдя к Кэролин и небрежно ее обняв. – Ничего удивительного. Дети всегда ее задерживают.

Огни «тойоты» погасли, и из автомобиля вышел Стивен.

– Мы не можем попасть в дом? – спросил он.

Арти покачал головой:

– Заперто крепко, как у змеи в жопе. Разве что окно разбить. Я сам ходил писать в лес.

Кэролин бросила на него взгляд «заткнись-Арти», затем повернулась к Кэти и Стивену.

– Дела плохи, – сказала она. – Этот гениальный мальчик дал Джеку уйти в лес одному.

Кэти округлила глаза:

– Уже? Вы давно здесь?

В горле у Арти запершило, и краска ударила в лицо.

Сначала он не понял, из-за чего, но потом сообразил, что злится на Кэролин. Это его потрясло. Он всегда знал, что она может быть стервой, и его это никогда не волновало. Но раньше она, как правило, ворчала на него, когда они были одни. А теперь выставила его дураком перед Кэти.

Он подтолкнул Кэролин локтем и сказал:

– Эй, что-то я не заметил, что ты уж очень за ним следила.

Спина Кэролин напряглась. Теперь она рассердилась всерьез, но ему это нравилось. В постели Кэролин часто бывала лучше, когда злилась.

Стивен обошел машину и присоединился к ним.

– Когда он ушел?

– Пару минут назад, – сказал Арти. – Но может, он вернется. Может, просто пошел отлить.

– Что-то я сомневаюсь, – сказала Кэти. – В прошлый раз он резво убежал в лес, и мы нашли только его рубашку. Он исчез на полтора дня, Арти, а затем появился у нас на пороге с царапинами по всей груди и спине.

Арти не сдержал ухмылки. Кэти впервые назвала его по имени. Это что-то значит, если женщина произносит твое имя, когда ей этого делать не обязательно.

– Чего гогочешь? – огрызнулась Кэролин.

– М-м, я просто рад, что тогда все обошлось, – сказал Арти.

Стивен смотрел в лес.

– Вряд ли обойдется на этот раз. Заросли на Холмах чуть погуще, чем вокруг автомагистрали. Кроме того, сейчас темнеет, и если принять во внимание способность Джека не обращать внимание на то, что творится вокруг, он может пораниться. – Он приставил руки ко рту и крикнул: – Дже-е-ек! Джек Томсон! Иди домой, пора ужинать!

Ответа не было.

– Брось, Стивен, – сказала Кэти. – «Иди домой, пора ужинать»? Он же не голодная собака.

Стивен пожал плечами:

– А что я должен был сказать? Что его Лунная Богиня разливает чай в гостиной?

– Может, лучше было бы сказать, что она лежит голая в спальне, – сказал Арти, ожидая взрыв смеха.

Никто не засмеялся.

Кэролин приложила руки ко рту и завопила:

– Джек! Возвращайся к дому! Мы волнуемся! Ты меня слышишь?

Ответа опять не было. Кэти пошла к «тойоте», открыла багажник и вынула два фонарика. Один дала Кэролин.

– Следующий логический шаг, – сказала Кэти, – бродить по лесу в темноте и кричать как идиоты.

Кэролин включила фонарь. На гравий упал неяркий желтый круг.

– У него батарейки почти сели, – заметил Арти.

– Как и у тебя, – сказала Кэролин. – Куда он пошел, когда ты его в последний раз видел?

Арти махнул рукой:

– Прямо на запад. Точно.

Стивен двинулся туда, но Кэти схватила его за руку.

– Хэлли будет здесь с минуты на минуту. Кто-то должен остаться у дома, рассказать ей, что случилось. Иначе она не поймет, куда мы делись.

– Ты хочешь, чтобы я остался? – спросил Стивен. Кэти кивнула:

– Если Джека переклинило, он скорее пойдет ко мне, чем к тебе. Меня он знает намного дольше.

Стивен растерялся, но сказал «хорошо» и поцеловал Кэти в щеку.

Тут Кэти вновь посмотрела на Арти, и тот отвернулся, чтобы никто не заметил его ухмылки. Кэти просто хотела оказаться около него в темноте без Стивена. Даже если Кэролин будет рядом.

– Тебе тоже лучше остаться, – сказала Кэролин, касаясь руки Арти. – Составишь Стиву компанию.

Арти не понравилось это предложение. Стивен же «ботан». Но по тону Кэролин Арти понял, что, если он попробует возразить, у него будут большие неприятности.

– Конечно, – сказал он. – Но если вы не вернетесь достаточно быстро, нам придется идти вас искать. Понимаешь?

– Не волнуйся, – сказала Кэти, включая фонарик. Этот фонарь светил ярче. – В детстве я была герлскаутом.

– Ты никогда мне не говорила, – сказал Стивен.

– Я тебе много чего не говорила, – сказала Кэти. – Вообще-то я была герлскаутом только до одиннадцати лет. Но я помню, как вязать узлы и лечить змеиные укусы.

– Эти знания, бесспорно, помогут найти Джека, – сказал Стивен.

Арти прислонился к крылу «хонды»:

– Ты это зря. Если его укусила змея, она сможет высосать яд и затем связать его так, что он больше не убежит.

Опять никто не засмеялся. Может, друзья Кэролин и умны или считают себя таковыми, но у них определенно дерьмовое чувство юмора.

Кэролин и Кэти пошли в темнеющий лес, выкрикивая имя Джека. Два круга от их фонарей, белый и желтый, плясали перед ними, точно гигантские светлячки. Арти смотрел на огни – удивительно, как быстро они исчезли среди деревьев.

Он еще слышал, как Кэролин и Кэти зовут Джека, но голоса их были уже далеко.

– Мне это не нравится, – пробормотал Стивен. Он стоял в нескольких футах от Арти, скрестив руки на груди.

– Не волнуйся, – сказал Арти. – Кэролин может надрать задницу лучше большинства парней, а Кэти была герлскаутом. Все будет хорошо. Может, найдут Джека, употребляющего бревно, например.

Стивен булькнул горлом и посмотрел в небо. Арти тоже посмотрел и увидел, что появилось множество звезд. Он решил попытаться завязать беседу.

– Эй, ты знаешь созвездия и все такое? – спросил он.

– Когда-то знал, – ответил Стивен. – Прямо над нами Орион, охотник. Три звезды на прямой линии – его пояс.

Арти попробовал увидеть этого самого Ориона, затем сдался и покачал головой:

– Я никогда запомнить не мог. По-моему, они все перемешанные. Как будто разбили бутылку или что-то такое, и все звезды – маленькие осколки.

– Как осколки кувшина с коктейлем, который ты уронил на новогодней вечеринке? – спросил Стивен.

– Да, как тогда. Совершенно одинаковые, знаешь. Только вокруг звезд нет лужи из «Маргариты».

Стивен опять булькнул горлом.

– Я сегодня, похоже, был не на высоте, – сказал Арти.

– Не переживай.

– Спасибо, дружище. Жаль терять время, которое можно потратить на хорошую текилу.

Оба помолчали несколько минут, глядя на звезды; Арти слушал далекие голоса Кэролин и Кэти, зовущие Джека. Они звучали ненатурально, будто из магнитофона, спрятанного в лесу.

– Мы использовали женщин как приманку, – сказал Арти.

– Не понял?

– То есть, если бы мы охотились на мышь, мы бы использовали для приманки сыр, так? Или, если бы мы охотились на медведя, использовали бы для приманки, ну, я не знаю, медвежью еду. Например, Медвежонок Йоги[3] любит корзины для пикника, помнишь? В твоем детстве уже был Медвежонок Йоги?

– Угу.

– Ну вот, то же самое с Джеком. У него была женщина, и больше ее нет. Но она ему нужна. То есть, господи, он так сильно хочет женщину, что ее вообразил. Он даже бежит в лес, чтобы ее найти. Поэтому мы посылаем за ним парочку красоток, так? И Джек там один, ищет свою выдуманную девочку с Венеры…

– С Луны, – сказал Стивен. – Он думает, она с Луны.

Арти кивнул, не отрывая взгляда от звезд. Он только что сумел разглядеть в их мешанине созвездие в форме пивного бочонка.

– Точно, с Луны. Короче, он в лесу, и он не может найти Лунную Девушку, потому что ее не существует, и потом он слышит, как две реальные женщины его зовут. И знаешь, что бы я подумал на месте Джека? Я бы подумал, наконец-то пришло мое время, вот что я бы подумал.

Он посмотрел на Стивена и засмеялся. Но до Стивена, похоже, шутка еще не дошла.

– Что именно ты хочешь сказать? – спросил Стивен.

Арти решил, что он и этот чувак не созданы для того, чтобы стать друзьями.

– Я просто хотел сказать, что мы поступили правильно, послав за ним женщин. Они его найдут, и все будет классно.

Стивен опять посмотрел в лес.

– Надеюсь, – сказал он. – Но мне это все равно не нравится.

Он произнес эти слова таким ледяным тоном, что у Арти пропало настроение разговаривать, и он опять попытался найти созвездие Пивного Бочонка. Когда Арти его нашел, что-то огромное тихо пролетело мимо звезд краника. Арти не разобрал, что это, но, что бы это ни было, оно летело всего в нескольких футах над вершинами деревьев.

– Твою мать! – завопил он. – Ты видел?

Стивен, может, и собирался ответить, но не успел, поскольку на дороге как раз появился автомобиль. Лучи фар вновь осветили деревья и дом, когда помятый рябой «плимут» заревел на дороге. Посыпался гравий, когда «плимут» остановился в нескольких дюймах от заднего бампера «тойоты» Корманов. Фары погасли, а мотор еще полминуты стучал и грохотал.

Задняя правая дверь «плимута» открылась, и два ребенка Хэлли Стоун выскочили на дорогу со скоростью ракет с реактивным двигателем. Мальчик орал, а девочка швыряла что-то ему в голову. Они исчезли в лесу, как Джек, а затем и Кэти с Кэролин.

Хэлли вышла, как только мотор сделал последний оборот и затих. Она обошла «плимут» и столкнулась со Стивеном.

– Терпеть не могу весенние каникулы, – сказала она.

Стивен обнял Хэлли, но Арти заметил, что он сделал это быстро и, казалось, нервничал. Арти решил, что Стивен неравнодушен к Хэлли, но не хочет, чтобы она это знала. Хотя она могла об этом знать. Некоторые женщины понимают, что думает парень, даже если он сохраняет свинцовую непроницаемость, и обычно это видно по женским лицам. Но сейчас слишком темно, лица Хэлли толком не разглядишь. Язык ее тела говорил о скованности, но, может, это из-за детей.

– М-м, это нормально, что эти милые обезьянки убежали в темноту? – спросил Арти.

– По мне, так нормально, – сказала Хэлли. – Надеюсь, они столкнутся с племенем разумных белок, которые затащат их в подземелье и используют в экспериментах по хранению желудей.

– Правда? – Арти был шокирован.

Хэлли уставилась на лес:

– Конечно нет. Я просто бегала за ними весь день и не могла даже приступить к работе, вот и все. Мне нужно отладить три программы, но моим детям на это наплевать. И они ужасно вели себя по дороге. Жаль, что возить их в багажнике противозаконно.

Она глубоко вздохнула и закричала:

– Клео! Тони! Возвращайтесь сию же минуту, или… – Она умолкла и взглянула на Стивена и Арти. – И чем же мне им пригрозить? Здесь нет телевизора и «Нинтендо», которые можно отобрать.

Стивен подошел к ней:

– Мы с Кэти взяли с собой зефир, чтобы приготовить на огне. Может, сумеем привлечь их зефиром.

– Хорошая мысль, – сказала Хэлли и завопила: – Тони! Клео! Дядя Стив хочет положить зефир на огонь, чтобы он превратился в сморщенного уродца Фредди Крюгера! И если вы сейчас же не вернетесь, вы этого не увидите!

Арти был заинтригован.

– Фредди Крюгер? – спросил он.

Ни Хэлли, ни Стивен не ответили. От детей тоже определенного ответа не последовало, хотя вдали слышались визги.

– Пожалуй, схожу поищу этих гаденышей, – сказала Хэлли. Она вынула из кармана пальто цепочку с ключами и включила крошечный фонарь, прикрепленный к ней. – Не хочешь мне помочь? – спросила она Стивена.

– Конечно, – хрипло сказал Стивен.

По его тону Арти окончательно убедился, что Стивен неравнодушен к Хэлли. Арти по-прежнему не понимал, знает ли об этом Хэлли, но был готов поспорить, что Кэти знает. И это может сделать Кэти… доступнее. Если до этого дойдет.

– Я останусь здесь, – сказал Арти. – Ну, знаете, на тот случай, если Джек, или Лунная цыпочка, или Бэтман, или еще кто-нибудь появится.

Хэлли и Стивен, казалось, его не слышали. Они пошли в лес звать детей и оставили Арти одного.

Арти прислонился к «хонде» и слушал, как Кэти и Кэролин зовут Джека, а Стивен и Хэлли зовут Тони и Клео. Он подумал о царапине, которую оставил на крыле «тойоты» кусочек гравия. Затем подумал о своем открытии созвездия Пивного Бочонка и снова посмотрел на небо. Теперь он ничего там не увидел. Звезды опять перемешались, как осколки кувшина с «Маргаритой».

Он надеялся, что Кэролин скоро возвратится и они смогут уйти в комнату и заняться там любовью. Это единственное, чего он сейчас хотел.

Это обидно, что его бросили тут одного.

Оторвавшись от звезд, он увидел, что в доме горит огонь. Огонь камина. Он полыхал в окне западного крыла, отбрасывая на гравий длинный, мерцающий оранжевый след. На подоконнике стояли оленьи рога, и их дрожащая тень будто нащупывала ноги Арти.

Он набрал в грудь воздуха, чтобы позвать остальных, но потом остановился. Они все там кричали как ненормальные и даже если бы услышали его, не обратили бы внимания. Поэтому он подошел к окну и посмотрел внутрь.

Он увидел Джека и незнакомую черноволосую женщину. Они стояли на коленях на большом разноцветном лоскутном ковре, освещенные пламенем камина. Кажется, на женщине была лишь темная накидка, открывавшая грудь и плечи. Она целовала Джека в шею. На Джеке вообще ничего не было.

Идея мешать парню в такой ситуации Арти не нравилась, но тут особый случай. Он постучал по стеклу:

– Эй! Как вы туда попали? Открывай, приятель!

Джек и женщина обернулись на стук. Похоже, они не слишком расстроились, что им помешали. Джек что-то сказал женщине и пошел к дверям.

Арти встретил его у двери и задался вопросом: у них уже было или еще нет? Очевидно, Джек все еще мог думать лишь о женщине на ковре.

– Арти! – сказал Джек. Несмотря на свое состояние, он, похоже, обрадовался его приходу. – Входи!

Арти смутился:

– Хм, как вы сюда попали? Ключ у Хэлли, а она в лесу.

Джек хихикнул:

– О, Лили взломала окно на задах или как-то так. На самом деле я толком не знаю. Входи, я уверен, она будет рада тебя видеть.

Джек схватил Арти за запястье и втянул внутрь.

Женщина стояла на коленях посреди ковра; Арти споткнулся о край ковра и уставился на незнакомку. Огонь освещал ее только сзади, и Арти видел ее не так ясно, как хотел бы, но рассмотрел достаточно хорошо, чтобы понять, как она удивительно хороша.

– Э, я – Арти, – сказал он, протягивая руку.

Женщина улыбнулась и тоже протянула руку. Но кончики ее пальцев не дотянулись на несколько дюймов, и он обнаружил, что боится приблизиться.

– Привет, – сказала она. Ее голос обволакивал, словно теплый мед. – Я – Лили. Но ты наверняка уже догадался.

Джек подошел к ней и тоже опустился на колени.

– Разве она не чудо? – спросил он, восторженно и пристально глядя на Лили.

– Да, она… конечно, да, – сказал Арти. Он чувствовал, что помешал, но еще чувствовал, что Джек задолжал ему – и всем остальным – объяснение. – Видишь ли, друг, мы все на завтра отпросились с работы, чтобы оказаться здесь сегодня вечером. Кэролин закрыла свой магазин, а я попросил кое-кого подменить меня в ресторане. И тут ты убегаешь в лес, как Тарзан, и все тебя ищут. Нехорошо, приятель.

Джек посмотрел на Арти, будто прося прощения.

– Извините, – сказал он. – Со стороны Хэлли было очень мило предложить это место, и великолепно, что все вы сюда приехали, чтобы побыть со мной. Но все-таки мне нужно делать то, что мне нужно. Как Гэри Куперу.

– Кому? – спросил Арти.

– Не важно, – сказала Лили. – Но верь мне, если я обещаю, что со всеми, кто сейчас в лесу, ничего не случится. Я об этом позабочусь. А сейчас нам с Джеком нужно побыть вместе какое-то время. Понимаешь?

Арти подмигнул. Лили все еще протягивала ему руку, и он обнаружил, что любуется ее ноготками.

– Да, я… но почему вы так уверены, что с ними все будет в порядке?

– Поверь ей, – сказал Джек. – Она же позаботилась о том, чтобы я сюда вернулся цел и невредим, правда?

– Видишь ли, Арти, – сказала Лили, – хотя ты кое-что знаешь о сексуальной привлекательности и желаниях, есть многое другое, о чем ты не имеешь понятия. Так что пожми мою руку, и будем друзьями. Можешь расслабиться и увидишь, что все будет хорошо.

Арти слегка попятился. В этой девочке было что-то очень странное. Лопатки слишком высокие.

Но ей это шло.

– Ну что ж, – сказал он и шагнул вперед, чтобы взять руку Лили.

Как только ее пальцы коснулись его руки, ее плечи поднялись и раскрылись, став огромной парой черно-белых крыльев.

Электрический разряд пробежал по руке Арти, что было весьма приятно.

Он очнулся от сна на диване у ковра, накрытый бежевым шерстяным покрывалом. Стивен, Кэти, Тони и Клео сидели на корточках перед камином и готовили на огне зефир, а остальные сидели за столом, попивая из керамических кружек. Стол покрывали использованные бумажные тарелки. Джек был одет.

– Слава богу, ты перестал храпеть, – сказала Кэролин, встав из-за стола и подойдя к кушетке. – Как будто цепная пила распиливала нехилое бревно. К тому же ты пускал слюну на подбородок.

Арти с трудом сел и вытер подбородок рукавом рубашки. Он увидел, что его куртка висит на спинке дивана.

– Давно вы здесь, ребята? – спросил он, краем глаза посмотрев на Джека. Тот подмигнул.

– Где-то с час, – сказала Кэролин. – Мы с Кэти натолкнулись на детей, а потом Стив и Хэлли нашли нас четверых. Затем мы услышали, как Джек зовет нас отсюда, и стало ясно, что мы зря потратили время. Особенно когда обнаружили, что ты уютно устроился в тепле у огня. И теперь, когда ты передохнул, я чувствую, что вымоталась и хочу спать. – Она посмотрела на Хэлли. – Я положила наши вещи в заднюю комнату в другом крыле. Хорошо?

Хэлли хитро улыбнулась:

– Хороший выбор. Там самая новая кровать с самыми тихими пружинами.

Кэролин покраснела, чем удивила Арти. Он никогда прежде не видел, как она смущается. Хотел бы он знать, из-за того, что сказала Хэлли, или из-за того, что именно Хэлли это сказала.

Он откинул плед, встал, взял Кэролин за руку и сказал:

– Пойдем.

– Ты не хочешь сначала поесть? – спросила Кэролин. – Осталось несколько хот-догов и картофельный салат.

– Пойдем, – повторил он.

Кэролин пожелала всем спокойной ночи, они с Арти вышли и по крытому переходу пробрались в восточное крыло. Спальня была холодной, но там обнаружилось много покрывал, а на двуспальной кровати лежало толстое стеганое одеяло. В комнате пахло можжевельником и пылью, а в умывальнике из крана тонкой струйкой текла коричневатая вода. Хэлли говорила, что получила этот дом в наследство три года назад и пользовалась им раз в месяц, а то и реже. Арти в этом не сомневался.

По очереди умывшись, они с Кэролин быстро разделись и натянули хлопковые рубашки и штаны. Потом легли и укрылись одеялами.

Через минуту Кэролин развязала тесемку на штанах Арти и сунула руку внутрь.

– Можно? – спросила она. Таким голосом, который он любил, голосом, который можно было услышать от нее лишь в постели. Этот голос говорил, что она сейчас хочет одного – трогать все его тело и чтобы он делал с ней то же самое.

– Как всегда, – сказал Арти, и затем несколько минут никто из них не говорил.

Потом Арти отодвинулся. Он думал. Может, ему следует рассказать Кэролин о том, что он видел Джека голым рядом с женщиной, которая называла себя Лили? Но если он об этом скажет, стоит ли говорить о крыльях?

– Что такое? – заволновалась Кэролин. – Что случилось?

Арти знал, почему она волнуется. Когда они с Кэролин занимались любовью, они не останавливались. Раньше он никогда не отвлекался.

Так что теперь нужно что-то сказать. Она этого ждала. Арти подумал было без всяких объяснений снова заняться любовью, но знал, что Кэролин ему не позволит.

– Я просто думал, – сказал он, – почему ты все время на меня злишься?

Он сам себе поразился. Самый идиотский вопрос из всех возможных. Как только он пришел в голову?

– Я не злюсь на тебя все время, – сказала Кэролин.

Рука Арти затекла, поэтому он приподнялся на локте.

– Да нет, злишься, – сказал он. – Когда мы не трахаемся, ты злишься на меня почти каждую минуту.

Он опять поразился сам себе. Ему хотелось снять свои носки и засунуть в рот. Что заставило его сказать все это? Может, он и дурак, но не до такой же степени.

Кэролин довольно долго молчала, и Арти чувствовал, что лучше бы ему умереть. Но тут она положила руку ему на грудь и медленно начертила круг.

– На самом деле я никогда на тебя не злюсь, – прошептала она. – Обычно я злюсь на себя.

Такое объяснение никогда не приходило Арти в голову. Этого он был не в состоянии понять. Как такая умная, сильная женщина с такими длинными ногами, упругими бедрами и синими глазами может быть недовольна собой?

– Почему? – спросил он.

Кэролин положила ему на грудь другую руку.

– Я не хочу об этом говорить, – сказала она. Судорожно вздохнула. – Боже, ты великолепен.

Арти снова лег и провел рукой по ее груди, трогая ее так же, как она трогала его.

– Как и ты, детка, – сказал он. – Так чего же на себя злиться?

Кэролин тихонько рассмеялась. Ему показалось – грустно.

– Арти, заткнись нафиг, – сказала она, накрыв его рот своим.

Ну ладно, подумал Арти. На это я способен.

Позже, когда Кэролин уснула, он услышал, как что-то шелестит в кустах за окном. Он с головой залез под одеяла, чтобы не дать себе подглядывать и увидеть, что же это такое. Он ничего не хотел знать.

Часть IV Розовая луна Вторник, 6 апреля 1993 года

Глава 8 Копченая колбаса успокаивала

Копченая колбаса успокаивала Стивена. Тем летом, когда ему исполнилось восемь, его отец все дни проводил на работе, а у матери была слишком сильная депрессия, чтобы готовить обед. Стивен нашел выход: копченая колбаса с белым хлебом и майонезом. Он всегда делал два сэндвича, один для себя, другой для своей дворняжки Чемпа. Они с Чемпом ели их в тени вязов, росших перед окнами родительской спальни, и смотрели, как по шоссе проносятся огромные дизельные грузовики. Стивен обнаружил, что если резко поднять и опустить кулак, как будто что-то дергаешь, водители грузовиков засигналят в ответ. Сначала Стивен делал это для смеха и чтобы проверить, подействуют ли гудки на мать. Порой действовали. Много лет спустя, когда мать Стивена уже переехала в дом престарелых, она жаловалась, как ужасно шумят водители грузовиков. Она так и не узнала, что виноват был сын. После ее смерти Стивен переживал, что не рассказал ей правды. Но потом съедал сэндвич с копченой колбасой, и настроение у него улучшалось.

Он вспомнил все это, когда развернул один из сэндвичей, купленных Джеком, и увидел, что в свертке копченая колбаса на белом хлебе с майонезом. Он обрадовался хотя бы такому удовольствию. Джек вез его на своем допотопном авто, древнем почтовом джипе, по петляющей дороге к дому Хэлли. Джек на любой машине лихачил и нервировал Стивена, но в джипе с рулем не на той стороне, где положено, Стивен от страха чуть не наделал в штаны. Он обеими руками сжал сэндвич и откусил огромный кусок.

Вкус был именно такой, какой остался у Стивена в памяти, и на мгновение Стивен забыл, что уже приготовился к смерти.

Тут Джек слишком сильно срезал на повороте, и джип чуть не опрокинулся налево. Стивен увидел, как на него несется асфальт, и попытался закричать, но рот был полон колбасой и булкой. Он с трудом сглотнул, когда джип опять грохнулся на все четыре колеса и покатил дальше.

– Ну и ну! – сказал Джек. – Прошу прощения. Все нормально?

Стивен не был в этом уверен. Он проглотил кусок сэндвича, не разжевав, и теперь чувствовал себя так, словно тот застрял около сердца. Но он кивнул и прохрипел что-то, отдаленно напоминавшее слово «Да».

– Вот и прекрасно, – задумчиво сказал Джек. – Если бы ты из-за меня погиб, Кэти прошлась бы по моей заднице садовыми граблями. Изображает бесстрастность, а внутри страсти кипят – гнев, страх, профессиональные амбиции. Однако, наверное, для тебя это не новость.

Стивен нахмурился. Для него это была новость. Он и женился на Кэти, помимо прочего, оттого, что надеялся: ее самообладание сбалансирует его иррациональные перепады настроения. Конечно, у нее имелись чувства, и, возможно, некоторые из них были сравнительно сильны… но он не думал, что их можно назвать кипящими.

– Она бы расстроилась, если бы я из-за тебя погиб в автокатастрофе, если ты это имеешь в виду, – сказал Стивен. – Но она бы с этим справилась.

Он захотел взять свои слова обратно, едва произнес. Натали погибла в автокатастрофе, и Джек с этим не справился. В конце концов, именно поэтому Стивен опять ехал в домик Хэлли – следить за Джеком, пока его обуревает ежемесячный приступ умопомешательства на почве раздевания.

Казалось, Джек его не слышал. Вместо того чтобы ответить или следить за дорогой, Джек смотрел на часы.

– Ого, нам надо поспешить, – сказал Джек. – Луна взойдет через шесть минут. Должен сказать, летнее время путает меня каждый год. Далеко еще?

– Миля, – сказал Стивен.

– Тогда лучше поторопиться, – сказал Джек. И нажал газ.

Двигатель взревел, и джип прибавил еще две или три мили в час. Глянув на спидометр, Стивен предположил, что сейчас они мчатся со скоростью примерно сорок восемь миль в час. Точнее сказать было трудно, поскольку стрелка скакала взад-вперед между нулем и шестьюдесятью.

Стивен жалел, что на этот раз Полнолуние выпало на вторник. Ему не нравилось остаться единственным, кто сегодня отвечает за Джека. Кэти хотела приехать, но у нее был рабочий проект, который нужно сделать к полудню следующего дня. И больше никто из друзей Джека не смог вырваться. Так что, поскольку у Стивена завтра не было лекций и поскольку все знали, что преподавателям без лекций заняться нечем, он очутился здесь. Он надеялся, что Джек устроит свое шоу с раздеванием сразу, едва они приедут. Стивен захватил студенческие сочинения на проверку, и чем скорее он сможет к ним приступить, тем лучше.

Был шанс, что Хэлли тоже вечером появится. По ее словам, это зависело от того, сумеет ли она найти няньку, которая пожелает остаться на ночь с ее детками и утром соберет Клео и Тони в школу. Такая возможность, хоть и слабая, тоже не слишком радовала Стивена. Если Хэлли появится, он не сумеет прочитать никаких сочинений. В ее присутствии он чувствовал себя не в своей тарелке.

Не то чтобы ему не нравилось ее общество. Наоборот – всякий раз, когда она была рядом, он не мог думать ни о чем другом. Такого не бывало с девятнадцати лет. Даже с Кэти. Он любил Кэти, но всегда без малейших проблем мог работать в ее присутствии.

Справа в гуще кустов и кедров показался поворот на дорогу к дому. Однако Джек смотрел назад через плечо.

– Глянь, – сказал он. – Луна встает.

– Смотри, что делаешь! – завопил Стивен. – Ты же сейчас пропустишь…

Не успел Стивен договорить, Джек вывернул руль. Джип опять встал на два колеса, и на сей раз Стивен увидел перед носом гравий.

– Я только сейчас понял, что ты, должно быть, едешь на этой машине впервые, – сказал Джек. – Классно, правда? Не поверишь, что я могу на ней выделывать.

Стивен потер лицо и обнаружил, что с него стекает пот.

– Отчего же, поверю, – сказал он.

Он еле справился с желанием выпрыгнуть и поцеловать землю, когда джип остановился перед домом. Вместо этого Стивен сумел спокойно взять свою дорожную сумку и переносной холодильник Джека и проследовал к передней двери восточного крыла, воздержавшись от бега, криков или припадания к земле. Он поставил холодильник, порылся в карманах в поисках ключа, который дала ему Хэлли, и открыл дверь. Потом оглянулся и увидел, что Джек одной рукой опирается на левое крыло джипа, а другой стаскивает ботинки и носки.

– М-м, Джек, – сказал Стивен, – может, лучше делать это внутри?

Джек посмотрел на него взглядом «да-ты-издеваешься».

– Лили приходит с Луны, Стив, и ориентируется на глаз. Если я встану не там, где она сможет меня увидеть, ей придется чертовски трудно. – Он бросил ботинки и носки в джип и расстегнул ремень.

– Она была здесь в прошлом месяце? – спросил Стивен.

– Конечно. – Джек стащил джинсы и отбросил их в сторону. – Арти ее видел, но все остальные в тот момент были далеко.

– Ну так если она была здесь месяц назад, разве она не может найти путь без… хм, помощи?

Джек снял трикотажную рубашку. Теперь на нем остались только майка и трусы.

– Я не хочу рисковать.

Стивен колебался. Он не мог придумать никакого способа переместить Джека внутрь, кроме как повалить и втащить в дом.

– Ладно, – сказал Стивен. – Ты можешь по крайней мере пообещать, что будешь ждать ее именно здесь, не сходя с места? Что ты не уйдешь в лес, как в прошлый раз?

Джек улыбнулся:

– Конечно. Но как только она появится, я буду делать то, что она захочет.

Джек снял трусы. Стивен подавил отвращение. Он находил, что мужские тела, включая его собственное, довольно уродливы.

– Прекрасно, – сказал он. – Но в любом случае, если она здесь не появится в течение получаса, иди внутрь, хорошо? Ты же не хочешь простудиться.

– Может, придется ждать час, – сказал Джек. – Даже богини опаздывают.

Стивен подумал, что это, наверное, единственный возможный компромисс. Он сказал:

– Договорились. Хэлли сказала, что на кухне есть чайные принадлежности, так что я заварю чай и принесу тебе кружку. Лили ведь не будет возражать, если я подожду вместе с тобой?

– Не знаю, – сказал Джек, сидя на крыле джипа и глядя в небо. – Прежде я всегда был один. Но она никогда не говорила, что я должен быть один. Так что, я думаю, все будет отлично. Но если она не появится за час, мне придется просить, чтобы ты позволил мне ждать еще. Хорошо?

– Нет проблем, – сказал Стивен.

Он поднял переносной холодильник и вошел в дом, оставив дверь открытой.

Он включил свет в гостиной и отнес дорожную сумку в спальню, где они с Кэти ночевали в прошлый раз. Затем прошел через гостиную в кухню и переложил содержимое переносной холодильной камеры в большой холодильник. Холодильник ему понравился. Большой «Келвинатор» с закругленными углами. Он напомнил ему холодильник из детства. В том холодильнике даже был такой же четырехдюймовый слой льда в морозилке. Эти холодильники как будто созданы проектировщиками бомбоубежищ. Эти холодильники достойны того, чтобы хранить в них вашу копченую колбасу. Эти холодильники успокаивают.

Налюбовавшись на холодильник, Стивен нашел алюминиевый чайник, наполнил его водой и поставил на плиту. В прошлый раз он расстроился, что плита электрическая. В доме на Холмах, где стоит «Келвинатор», должна быть дровяная печь или, на худой конец, газовая плита.

Когда конфорка покраснела, он пошел в ванную, смежную с кухней, и помочился. Пока Стивен этим занимался, он услышал стук передней двери. Он задумался, значит ли это, что Джек уже не надеется дождаться Лили или он просто пошел в дом за сэндвичем.

Застегивая ширинку, Стивен вышел из ванной и в кухне обнаружил Хэлли – она разглядывала содержимое холодильника.

– Белый хлеб, – сказала она. – Фу.

И она посмотрела на Стивена.

Стивен одним рывком застегнул «молнию».

– Не стоит так уж наряжаться ради меня, – ухмыльнулась Хэлли.

Стивен покраснел.

– Похоже, дружок, тебя легко смутить, – сказала Хэлли.

Стивен пошел к плите и сделал вид, будто наблюдает за чайником. Он не слышал, как подъехал «плимут», и поэтому решил, что она приехала, как раз когда он спускал воду в туалете. Канализация здесь работала громко.

– Судя по всему, ты нашла няньку, – сказал он, поразившись тому, насколько пискляв его голос.

– Да, моя бывшая свекровь живет в Раунд-Рок, она вызвалась посидеть с ребятишками, – сказала Хэлли, опять изучая холодильник. – Эта старая карга ненавидит меня до колик в желудке, но любит детишек. Она даже думает, что Тони – ребенок ее сына. Видимо, твердо верит в рецессивные гены.

Хэлли закрыла холодильник и обернулась:

– Что же вы, ребята, не взяли с собой ничего, кроме сэндвичей с копченой колбасой? У вас же кишки от них склеятся.

– М-м, нет, это не я, – сказал Стивен. – Джек составил меню и сделал сэндвичи. Он сказал, что никому не хочет быть обузой.

Хэлли округлила глаза:

– Господи, все мы кому-то обуза.

Стивен старался ее не разглядывать. На ней был мешковатый синий свитер и мятые черные штаны. Ее короткие каштановые волосы торчали во все стороны. Рот был влажным.

– Ты – не обуза.

Хэлли моргнула:

– Кто, я? Не обуза?

Стивен почувствовал, что одежда становится ему тесновата. Он пожал плечами, стараясь сделать вид, что ничего не происходит.

– Ну, ведь это же твой дом. Ты не можешь ни для кого быть обузой в собственном доме.

– Ты меня плохо знаешь, да? – рассмеялась Хэлли.

– Ну, видимо, – подумав, сказал Стивен.

Хэлли явно встревожилась:

– Эй, в чем дело?

Это застало Стивена врасплох.

– Ты о чем?

Хэлли шагнула к нему.

– Просто ты сказал это так грустно. Я подумала, что, может…

Тут как раз засвистел чайник, что обрадовало Стивена. Но когда он снимал чайник с плиты, очки запотели от пара. Он понес чайник через комнату к столу, но видел очень плохо и споткнулся на неровном линолеуме.

Хэлли поймала его руку.

– Все же что-то случилось, – сказала она, подведя его к столу.

– Да нет же, – сказал Стивен. – Просто у меня очки запотели.

– Случилось. – Она выпустила его руку. – Вот подставка для чайника.

Стивен поставил чайник на подставку, потом снял очки и протер их краем рубашки. Он весь погрузился в этот процесс, чтобы не смотреть на Хэлли. Он жалел, что она не осталась в Остине. Теперь он не сможет поработать.

Пока он смотрел на свои очки, раздался звон керамических кружек. Затем послышался шелест целлофана и шорох открываемого пакета. Стивен уловил смешанный запах трав, цветов и кофе и закрыл глаза. Так всегда пахло в доме у Хэлли. Это был запах Хэлли.

– На выбор есть несколько полезных сортов чая или вредный кофе, – сказала Хэлли. – Если предпочитаешь чай, можешь выбирать с ежевикой, мятой, гибискусом, лимонной цедрой или сливовой наливкой.

Тут Стивен опять на нее посмотрел. Ничего не мог с собой поделать. На нем не было очков, и теперь ее силуэт расплывался.

– Извини, что?

– Просто проверяю, слышишь ли ты меня, – сказала Хэлли. Она положила чай в пакетиках в кружку и залила кипятком. – В какой комнате Джек? Гляну, не хочет ли он чаю.

Стивен снова надел очки.

– А его не было у джипа? Он обещал, что останется там, если его Лунная Богиня не появится.

Хэлли застонала и поставила чайник на подставку.

– Должно быть, она появилась, поскольку его там не было.

Они вышли из дома. Джека нигде не было видно. На всякий случай Стивен заглянул в джип, но там лежала лишь одежда Джека.

– Так что же, нам опять орать и рыскать по лесу, как в прошлый раз? – спросил Стивен. – Или ждать и надеяться, что он опять появится в целости и сохранности?

Хэлли сложила руки на груди, посмотрела на лес и вздрогнула.

– Думаю, второе. Вокруг – шестьдесят акров дубов, кедров и колючего плюща, и уже темнеет. Вероятность того, что кто-нибудь из нас на него наткнется, не слишком высока.

Стивен взглянул на Хэлли. На нее падал свет из окон, и Стивен впервые заметил родинку у нее под правым ухом. Ему внезапно захотелось эту родинку поцеловать.

Он этого не сделал, но и смотреть не перестал, как делал раньше при появлении подобных мыслей. Хотя их освещал оконный свет и свет Луны, он чувствовал себя под защитой надвигающейся темноты. Ему казалось, Хэлли не прочтет мысли по его лицу, пока вокруг темно.

Хэлли несколько раз окликнула Джека, затем то же самое сделал Стивен. Ответа не было.

– Черт с ним, – сказала Хэлли. – Я возвращаюсь, пока мой чай не замерз. – Она пошла к дверям, затем остановилась и бросила взгляд на Стивена. – Ты идешь в дом или все еще думаешь прогуляться по округе?

– Нет, я с тобой, – сказал Стивен, глядя на нее. Он был смущен и не хотел выходить из-под покрова темноты. Но если Хэлли не собиралась здесь оставаться, то и прятаться уже не от кого. Так что Стивен вполне мог теперь пойти с ней в домик и постараться спрятать свои истинные мысли под толстым слоем замешательства.

Они пили чай в гостиной. Хэлли свернулась клубочком на кушетке под пледом, а Стивен сидел на складном металлическом стуле. Кружка с чаем стояла на стуле у него между ног. Это согревало его. Немного сильнее, чем нужно, думал он, глядя на Хэлли. Он пытался смотреть на нее не чаще, чем того требовали хорошие манеры.

– Я тебе говорила, – сказала Хэлли, – я не так уж уверена, что эта Лили не существует?

Стивен смотрел в свою кружку.

– М-м, нет, – сказал он. – Не говорила.

Хэлли снова рассмеялась. Стивену нравился ее смех.

Он жалел, что нельзя наклониться к ней, когда она смеется, чтобы ее губы коснулись его уха.

– Я не хочу сказать, что верю в какую-то крылатую богиню Луны, – сказала Хэлли. – Но я думаю, что существует реальная женщина, в глазах Джека ставшая богиней. Возможно даже, что ее зовут Лили. В конце концов, существовала женщина, которая заходила ко мне домой в тот вечер, когда Джека арестовали, и она походила на ту женщину, которую Кэти встретила у клуба тем вечером, когда Джек читал лекцию.

Стивен на мгновение перестал так остро ощущать присутствие Хэлли. Он моргнул и уставился на нее:

– Ты о чем?

– Ну, ты же в курсе, – сказала Хэлли, потягивая чай. – Женщина с черными волосами. Кэти сказала, она даже называла себя Лили. Хотя Кэти думает, что это она подшутила над Джеком. Мы решили, кто бы это ни был, Джек встретил ее после гибели Натали и перенес на нее все возможные богоподобные качества. Возможно, она об этом не знает. Наверное, думает, что он просто милый, слегка ебанутый парень, с которым она встретилась в прачечной или где там еще.

Стивен поднял кружку, встал и повернулся к камину.

– Кэти мне об этом не говорила, – произнес он.

– А, – сказала Хэлли. Несколько секунд она молчала. Затем снова заговорила: – То есть она не рассказала тебе о женщине, приходившей в мой дом, или о той женщине, которую она встретила в «Зилкер-клубе»?

– Она мне ни о чем не говорила.

– Ну, я уверена, что она собиралась.

Стивен глотнул чаю, обнаружил, что чай уже остыл, и выплеснул содержимое кружки в пепел.

– Без сомнения. Но в последнее время она много работает, и всякий раз, когда она вечером оказывается дома, мне нужно читать лекцию, или принимать экзамен, или нянчиться с каким-нибудь писателем. Так что мы не так часто с ней разговариваем.

Он взял кочергу и пошевелил влажный пепел.

– Меня удивляет, что у нее нашлось время поговорить с тобой. Не в смысле, что это плохо. Но я не знал, что вы с ней много общаетесь.

– Только в последние месяц-два, – сказала Хэлли. – Видишь ли, мы с Кэти были довольно близки в колледже, но затем… ну, не знаю, начали настоящую жизнь. А вся эта история с Джеком как бы опять нас свела.

– Когда же вы разговариваете? – спросил Стивен. – Ее все время нет дома.

– Во время работы, по телефону.

– Хм-м. Всякий раз, когда я пытаюсь до нее дозвониться, я слышу автоответчик.

– Ты вроде злишься.

Стивен решил, что лучше замолчать, так что пробормотал «нет, нисколько» и затем сделал вид, что пьет из пустой кружки. Он уставился на пепел.

Тут он почувствовал, что Хэлли подошла к нему. Его сердце забилось.

– Огонь потух месяц назад, – сказала она, – и я видела, что ты вылил свой чай. Тем не менее ты ворошишь холодный пепел и пьешь из пустой кружки. Что случилось?

Стивен положил кочергу на место и обернулся.

– Мне просто надо отдохнуть, – сказал он.

Он хотел уйти. Он злился на Кэти, а Хэлли была к нему добра, и это смерть как неудобно. Джек исчез где-то в лесу, а Стивену надо прочитать кучу сочинений второкурсников о «Дочери барышника».[4] Слишком много всего – или должно быть слишком много всего; тут не до его желания целоваться с Хэлли. Но в любом случае она ведь не хотела его целовать, так?

Хэлли последовала за ним на кухню.

– Да, конечно, тебе надо отдохнуть, – сказала она. – Но если не хочешь холодного чая, лучше еще раз вскипятить воду.

Она опять включила плиту и поставила чайник на горелку.

– Это даст нам время поговорить о том, что же происходит.

Стивен пошел к раковине и ополоснул свою кружку.

– Я просто беспокоюсь за Джека.

– Все мы беспокоимся за Джека. Тебя волнует что-то еще. И ты можешь мне об этом рассказать, потому что я достану любого, если захочу. Спроси Кэти, или Кэролин, или кого угодно из нашей старой компании.

«Ну да, конечно, – думал Стивен. – Я скажу тебе, что хочу целовать тебя везде, от пальчиков на ногах и до загривка, до того места, где начинаются мягкие каштановые волосы. А потом я поцелую твои уши, и глаза, и рот, и шею, и грудь. Это именно то, что я обычно говорю людям, как раз между быстрым чмоком в холодные губы гениального инженера, на которой женат, в семь утра, и попытками рассказать о Д.Г. Лоуренсе кучке девятнадцатилетних студентов, разинувших рот, в восемь тридцать. Такая дурацкая идея открыть ребяческие уголки моей души тебе, Хэлли Стоун, как раз соответствует моему представлению о себе. Ну-ну».

– Старая компания, – сказал он. – Никогда не мог понять, почему вы стали друзьями на всю жизнь.

Хэлли подошла к раковине и, сощурившись, уставилась на Стивена.

– Не ходи вокруг да около, Стивен. Ты просто пытаешься сменить тему. Я от тебя не отстану.

Стивен закрыл кран, перевернул кружку и поставил ее на стол у раковины.

– Нет, это и есть тема, – сказал он. – Кэти, Джек, Кэролин и ты, все вы знали друг друга с доисторических времен. Ваша четверка и еще другие, кто появляется время от времени, – Дэвид Макилхенни, или Брюс Фостер, или Сьюзен Как-там-ее. Вы похожи на банду старых однополчан, и я всегда чувствую себя самозванцем.

Хэлли кивнула:

– Я понимаю. И когда я сказала тебе о чем-то, что Кэти рассказала мне, но забыла рассказать тебе, ты почувствовал себя лишним. Так?

– Так. – В любом случае это ближе всего к истине из того, что он мог ей поведать. – И, по правде, я никогда не понимал, что же держит вас вместе. Вы же не протестовали всей толпой против Вьетнама, ничего такого.

Хэлли усмехнулась:

– Было бы чудно, если б у нас было такое оправдание, а? Но все это закончилось за пару лет до того, как все уроды, которых ты назвал, начали ошиваться вместе. Вообще-то довольно тоскливо. Тех, кто старше нас на несколько лет, объединяют Вьетнам и шестидесятые, общая подростковая или там юношеская травма, а те, кто нас на несколько лет моложе, попали в холодное отчужденное Поколение Икс. Но у таких, как я и ты, родившихся между 1956-м и 1964-м, ничего подобного не было. – Пауза. – Ну, это не вся правда. В конечном итоге людей объединяет страх взаимных обязательств.

– Не понял.

– Наша компания конечно же исключение.

Потом Хэлли вздохнула, и сердце Стивена болезненно сжалось.

– Думаю, грустная истина заключается в том, – сказала Хэлли, – что все те, о ком ты говорил, плюс четверо или пятеро тех, о ком ты не сказал, сошлись на почве пары очень глупых моментов: они начали общаться как раз тогда, когда начали активно заниматься сексом, и/или стали встречаться, когда были отмороженными студентами, помешанными на инженерии. Как ты помнишь, поколение конца семидесятых было слабым по части популярной музыки и общественного сознания, но зато сильно в сексе и инженерии.

– Я помню, – сказал Стивен. – Я-то сам не участвовал ни в том, ни в другом, но слышал.

Хэлли кивнула и поцокала языком.

– Не удивительно, что ты не вписываешься. Ты девственник и выпендрежник.

Она посмотрела на него таким взглядом, от которого растаял бы алюминий, и Стивен почувствовал, что краснеет. Он был счастлив, когда стук в дверь заставил ее отвести глаза.

– Кажется, Джек закончил свое ежемесячное развлечение, – сказал Стивен, когда они вдвоем шли в гостиную.

– Может быть, – сказала Хэлли.

Потом открыла дверь, и Стивен увидел высокого человека с лицом, словно высеченным из гранита, и волосатыми руками. На нем были узкие джинсы и клубная футболка. У него был небольшой животик, но в остальном его тело выглядело так, будто он по пять часов в день поднимал тяжести.

– Томми! – счастливо воскликнула Хэлли. – Ты все-таки пришел! – Она оглянулась на Стивена: – Это мой друг Стив Корман. Стив, это Томми, э-э, Мортон. Гражданин Остина и новый совладелец Холмов.

– Моррисон, – сказал Томми, входя внутрь и протягивая мускулистую руку. – Рад с вами познакомиться. Я только что купил домик в четверти мили отсюда и решил зайти.

Стивен не мог отказаться от рукопожатия. И, как он и ожидал, Томми чуть не раздавил его суставы в порошок.

– Взаимно, мистер Умерсон, – сказал Стивен. Это вырвалось против его воли, прежде чем он успел подумать.

Но Томми, похоже, ничего не заметил. Он повернулся к Хэлли:

– Ты не знаешь, что это, за парень там размахивает членом?

– Видимо, Джек, – сказала Хэлли. – Где ты его видел?

– Под холмом, у дороги. Он висел на ветке, занимаясь гимнастикой или еще какой херней, – сказал Томми, фыркнув.

– Пожалуй, надо попробовать уговорить его вернуться.

С этими словами Хэлли двинулась к выходу.

– Подожди, – сказал Стивен. – Я пойду. У него совсем съедет крыша, если мы на него набросимся всей толпой. К тому же у тебя есть компания.

Хэлли остановилась на пороге и взглянула на него:

– Ты уверен?

– Абсолютно.

Стивен посмотрел на руку Томми, все еще крепко сжимавшую его ладонь.

– Э-э…

– О, простите, – сказал Томми, разжав пальцы.

– Нет проблем.

Стивен протиснулся мимо Томми и уже протиснулся было мимо Хэлли, но та положила руку ему на плечо, останавливая.

– Все нормально? – спросила она. – Ты вроде какой-то странный.

– Это все из-за очков, – сказал он. – Они искажают мое лицо, как кривое зеркало.

– Я не шучу, – нахмурилась Хэлли.

Стивен наконец миновал ее, сказав:

– Я тоже. Слушай, я пойду Джека искать.

Он повернулся спиной к Хэлли и как можно быстрее зашагал прочь от дома.

– Разве тебе не нужен фонарик? – крикнула Хэлли ему вслед.

Стивен не ответил.

Ему был не нужен фонарик. Ему не нужен был никакой свет. Даже Луна светила слишком ярко. Он хотел полной темноты. Он хотел скрыться.

Белый гравий, хрустевший под ногами, сверкал неоновым блеском. Стивену это не понравилось, поэтому он отступил в лес и попытался спуститься к подножию холма, продираясь сквозь кустарник и травы. Здесь ему тоже не нравилось, но, по крайней мере, было темнее.

Через два месяца ему исполнится тридцать пять. Через три месяца они с Кэти отпразднуют восьмую годовщину свадьбы. Он чувствовал себя стариком. Хуже того – дураком. У него была докторская степень, которую он заработал, семь лет изучая великих авторов, но было ясно, что он ни черта не понял из того, что они написали. Он только пришел в нужное время в нужное место и напялил докторскую мантию. А еще написал диссертацию о Кэтрин Мэнсфилд[5] на 342 страницы, которую никогда не издадут и никто не будет читать. Он сомневался даже, что ее читала комиссия, судя по тому, какие идиотские вопросы ему задавали во время защиты.

Где тридцать пять, там и сорок. Восьмая годовщина означала, что десятая и пятнадцатая уже не за горами.

Он ничего не знал. Не знал своей жены, не знал, что им с ней делать следующие тридцать или сколько там осталось лет. Они хотели завести ребенка, но это стало почти самоцелью. Они не обсуждали, что же будет потом.

Его беспокоило, что теперь Кэти так мало его интересовала.

Но еще сильнее его беспокоило, что он знал – Хэлли интересовала бы его гораздо больше, если бы он себе это позволил. И ему очень не понравилось, что его на мгновение скрутила ревность, когда в дверях появился Томми Умерсон.

Стивен остановился и прислушался. Ему почудился стон. Он слышал его снова и снова. А потом кто-то почти выкрикнул: «О боже!»

Голос исходил из глубины леса и определенно принадлежал Джеку. Стивен повернулся и пошел на стоны, которые становились все громче.

Он пробрался через кусты на полянку и замер. До Джека оставалось двадцать футов. Джек висел, держась за ветку дуба. На мгновение позади него показалась полная Луна, но ее тут же закрыло огромное черное крыло. Потом два крыла обняли Джека, который закричал «О боже!» снова.

Стивену стало страшно.

Джек трахал сову.

Потом Джек и сова изогнулись, и лунный свет замерцал на длинных черных локонах и голых белых плечах… от которых росли крылья.

Теперь Стивен узнал ее. Это была не сова. Это была та женщина, которую он видел три месяца назад под эстакадой и на заборе в заднем дворе. Он думал, что вообразил ее.

Он все еще думал, что вообразил ее. Он думал, что воображает ее прямо сейчас. Слишком долго слушал Джека и слишком много думал о женщине, которая не была его женой. Ушел в лес в дурном настроении, заснул и теперь видит сон. Вместо того чтобы проверять сочинения, он впустую тратит время на сон и галлюцинации.

Когда он проснулся, Джек сидел возле него на корточках.

– Стив, ты как? – взволнованно спросил он.

Стивен сел и осмотрелся. Он был на полянке в лесу недалеко от домика Хэлли. Он лег и заснул прямо на земле, среди опавших листьев, и сучьев, и змей, и бог знает чего еще. Он задумался, не начинается ли у него кризис среднего возраста на несколько лет раньше срока.

– Да, все в порядке, – сказал он и заметил, что Джек по-прежнему голый. – Ты готов идти домой или Лили еще не появилась?

Джек улыбнулся, сверкнув зубами:

– О, она появилась. Мы хорошо провели время. Она осталась бы на ночь, но ей нужно помочь кому-то в Гватемале с импотенцией. Кстати, она сказала, что ты ей понравился.

Стивен встал и отряхнулся.

– Я рад, – ответил он. – Может, тебе принести хотя бы ботинки?

– Нет, все хорошо. У меня ступни достаточно крепкие. Хотя я бы не отказался от чая.

Они шли назад к дому. Хэлли ждала их в дверях западного крыла.

– Уфф, слава богу, – сказала она, шагая им навстречу. – А то я уж сомневалась, что вы вернетесь.

– Куда бы мы делись? – спросил Джек. Он выуживал из джипа свою одежду.

Хэлли взяла Стивена за руку и потянула его на несколько шагов к дому, затем наклонилась и шепнула на ухо:

– Чем он был занят, когда ты его нашел?

Стивен на миг задумался и решил не рассказывать о том, что ему примерещилось. В конце концов, это был просто сон.

– Ничем, – сказал он. – Он просто был голым.

Хэлли взглянула на Джека, который натягивал штаны, и покачала головой.

– Ну ладно, – прошептала она, – или он только что занимался сексом, или дрочил.

Стивен поразился. Он оглянулся на Джека, затем снова посмотрел на Хэлли:

– Откуда ты знаешь?

– Я с ним спала. Я знаю.

Стивен решил, что больше ничего знать не хочет, так что не ответил. Джек оделся и присоединился к ним. Все вошли в дом. Чайник засвистел, едва они оказались на кухне.

– Чудно! – сказал Джек в восторге. – Мы как раз вовремя.

Стивен растерялся.

– Долго я ходил? – спросил он Хэлли.

– Минуты две, наверно. Томми еще здесь, если ты об этом. Умывается в восточном крыле.

– Я не об этом.

– Видишь ли, в его доме еще нет никаких удобств. Так что я ему сказала, что он может остаться на ночь. Если вы, ребята, не против.

Что-то в ее голосе не понравилось Стивену, и он рассердился на себя: он не имел никакого права и вообще ничего не должен чувствовать по этому поводу. Его вообще не касалось, что она тут делала с мистером Умерсоном.

– Это твой дом, – сказал Джек, наливая кипяток в кружку. – Почему мы должны возражать?

– Вот именно, – пробормотал Стивен.

– Кстати, Хэлли, – сказал Джек, – Лили передает тебе привет.

Позже, глубокой ночью, Стивен лежал с открытыми глазами в своей комнате. Рядом с ним был бутерброд с копченой колбасой. Джек спал на кушетке в гостиной. Недавно Джек захрапел, но Стивен вышел и подтолкнул его, заставив перевернуться. Стало тихо.

Почти. Стивен слышал редкие тихие звуки в восточном крыле. Он пожевывал бутерброд и говорил себе, что все придумал.

Но он знал. Он знал.

Он прикончил бутерброд и пошел на кухню за вторым. По пути назад через гостиную он остановился и посмотрел на спящего Джека. Попив чаю, Джек развел огонь в камине, и тлеющие угольки были еще красны. Они отбрасывали мягкий отблеск на Джеково лицо.

После гибели Натали горе свело Джека с ума, но сумасшествие сделало его счастливым. Сейчас он, спящий перед камином, походил на самого довольного человека на земле.

– Счастливый сукин сын, – прошептал Стивен. Потом вернулся к себе, съел бутерброд и попробовал заснуть.

Однако тихие звуки из восточного крыла не давали ему покоя. Так что через некоторое время он сел, включил лампу у кровати и начал проверять сочинения.

Все они были высосаны из пальца. Ни одно не заслуживало оценки выше «С с минусом». Эти ребятки не узнали бы «Дочь барышника», если бы она сама пришла к ним в промокшей одежде и с вонючими волосами и надрала бы им задницы.

Стивен почувствовал, как копченая колбаса и майонез поднимаются к горлу, и впервые в жизни их возненавидел.

Глава 9 С его глазами что-то не так

С его глазами что-то не так, думала Хэлли, глядя на Стивена через стол. Она всегда считала, что у него слишком большие глаза, но, может, это – как он вчера сказал – из-за пуленепробиваемых стекол в очках. В любом случае сегодня утром было что-то еще. Может, слишком расширенные зрачки и слегка покрасневшие белки. Хэлли не понимала. Она раньше никогда не рассматривала лицо Стивена так близко.

– Как яйца? – спросила она, зевая. Она встала в шесть, взбила несколько яиц и пожарила картофель. Стивен и Джек пришли на кухню и предложили помочь, но она их прогнала. Она любила готовить завтрак и любила делать это одна. Дома она взяла за правило вставать прежде, чем проснутся Клео и Тони, чтобы приготовить завтрак и некоторое время побыть одной, держа все под контролем. От этого ей казалось, будто у нее все будет под контролем до самого вечера.

Такое ощущение не держалось долго, но, пока держалось, было чудесно.

– Прекрасно, спасибо, – сказал Стивен, уставясь в тарелку.

– Великолепная жрачка! – сказал Джек с набитым ртом.

Хэлли отвела взгляд от Стивена и несколько минут наблюдала за Джеком, который поглощал еду. Теперь она еще сильнее уверилась, что ночью у него был секс. Давно прошли те дни, когда она с ним спала, но она помнила, что наутро он всегда бывал голоден.

И Джеку никогда не нравилось мастурбировать. Поэтому Хэлли готова была поспорить, что он как-то ухитрился вчера ночью в лесу найти партнера. Хэлли подозревала, что это была странная женщина, которая приходила к ней в дом той ночью, когда арестовали Джека. У Хэлли остался длинный синий плащ, который женщина бросила по дороге. Плащ висел в чулане.

Джек расправился с картошкой и яйцами, откинулся назад и улыбнулся Хэлли. У нее екнуло сердце. Много лет назад эта улыбка говорила ей, что они тут же пойдут в постель.

– Можно еще? – спросил Джек.

Слава богу, больше не екает. Хэлли все еще была привязана к Джеку, но кое-что лучше не повторять. Она не могла вообразить секс с Джеком, не видя между ним и собой призрака Натали.

– На плите, – сказала она. – Позаботься о себе сам.

Джек резко отодвинул стул, встал и взял тарелку.

– Что я и делаю, – сказал он, – но мои друзья все равно желают внести лепту. Я не жалуюсь, заметьте, но мне бы не хотелось, чтобы все чувствовали, будто жуть как за меня отвечают.

– Мы не чувствуем, что за тебя отвечаем, – сказала Хэлли. – Мы считаем, что обязаны оградить жителей города от вида твоего члена. Подумай, сколько дорожных аварий могло бы случится из-за истерической амблиопии.

Джек хихикнул и понес тарелку в кухню. Хэлли улыбнулась, а потом попробовала яйца. Она сделала их с креольской приправой. Запах щекотал ей ноздри, а губы были словно в огне. Она облизнулась, но губы стали гореть еще больше. Это ей понравилось.

Она взглянула на Стивена и обнаружила, что тот пристально смотрит на нее. Хэлли была в этом уверена, потому что он очень быстро отвел взгляд. Люди не отворачиваются так быстро, если до того не глядели пристально. Она задумалась, не расстроила ли чем-то Стивена. Похоже, он никогда не чувствовал себя вполне комфортно в ее присутствии, но этим утром ему особенно неловко.

– Ты уверен, что яичница ничего? – спросила она. – Что-то ты в ней ковыряешься.

Стивен поковырялся в яичнице еще, царапая вилкой по бумажной тарелке.

– Она замечательная, – нервно сказал он. – Это просто потому, что я обычно не завтракаю. По крайней мере, не так рано.

– Это все из-за специй, – сказала Хэлли. – Яйца получились слишком острые.

Стивен положил кусочек яичницы в рот и покачал головой.

С его глазами определенно что-то не так. Хэлли решила разобраться.

– Ты хорошо спал? – спросила она. – Не было слишком тепло или холодно или еще что-нибудь?

Он сглотнул и сказал:

– Я спал прекрасно, спасибо.

– Точно? Я ночью вышла подышать и видела, что у тебя горел свет. И глаза у тебя в кучку.

Похоже, Стивен не мог на нее смотреть. Его глаза все время бегали.

– Я проверял сочинения.

– Ах вот оно что, так ты заснуть не мог.

Теперь он на нее смотрел. Да, он злился. Он считал, что она слишком назойлива. Она доставала его вечером и теперь, и он хотел, чтобы она оставила его в покое. Может, и так.

– Я мог заснуть, – сказал Стивен. – Но мне нужно было проверить сочинения.

Хэлли решила прекратить эту хрень. Считалось, что они со Стивеном друзья, и ей надоело вычислять, что же с ним происходит, блуждая вокруг да около реальной проблемы.

– Тогда в чем же дело? – спросила она.

Он больше не сердился. Он выглядел так, будто она его ударила.

– Э, м-м… что?

– Нет, вчера ты тоже пытался уйти от ответа, – сказала она. – Больше этот номер не пройдет. Тебя что-то раздражает, и не только то, что ты чувствуешь себя лишним в нашей компании. Ты в нашей компании почти девять лет. Так что давай говори.

Теперь у Стивена был взгляд зверюшки, которая ищет спасения из капкана. Хэлли это, в общем, понравилось. Она точно не знала почему, но ей нравилось, что она может смутить уравновешенного, спокойного Стивена Кормана в очках с толстыми линзами.

– Я просто еще не проснулся, вот и все, – сказал он не очень убедительно. – Еще даже солнце не встало.

Хэлли усилила атаку.

– Ты поднимаешься так же рано каждое утро. Кэти говорила, что ты встаешь вместе с ней, а она встает в шесть тридцать. Как сейчас.

– На самом деле только полшестого, – заметил Стивен. – Я по три дня минимум привыкаю к летнему времени.

– А, – сказала Хэлли. Но она знала: с ним происходит еще что-то. Она точно знала. Может, нелады с Кэти? – Тогда почему ты не остался в кровати еще на пару часов?

– Я учуял еду.

– Но ты почти не ешь.

– Мне нравится запах.

Хэлли вздохнула:

– Ну ладно, Стив, ты победил. Но если хочешь о чем-то поговорить, я выслушаю. Ладно?

Стивен то ли озадачился, то ли совсем расстроился. Хэлли не понимала, что это с ним. Чересчур большие глаза оставались непроницаемы.

Эти глаза вновь уставились на Хэлли. Но она смотрела прямо в них, и Стивен не отводил взгляда.

– Ладно, – сказал он хрипло и грустно. Но в голосе была не только грусть. И тут Хэлли узнала этот тон. Она слышала его у множества мужчин, и для нее это всегда заканчивалось неприятностями. В животе задрожало – Хэлли понадеялась, что это лишь креольская приправа. Хэлли не хотела, чтобы это было тем, чем могло быть.

Тут стукнула передняя дверь, и Хэлли с облегчением повернулась. Вошел Томми. Она обрадовалась. Он был в боксерских шортах и ковбойских сапогах; волосы всклокочены, живот торчал под футболкой. Веки опухли, челюсть отвисла; выглядел он дерьмово и нуждался в бритье. Он был прекрасен. Теперь Хэлли можно подумать о ком-то еще.

– Ну, с добрым утром, лахудра. – Она встала, чтобы обнять Томми. – Я думала, ты будешь дрыхнуть еще часа два.

Томми крякнул, когда она его обняла, а потом пробормотал:

– Кофе…

– Он на кухне, – сказала Хэлли. – Я принесу.

Томми опять крякнул, тяжело опустился на стул, с которого только что встала Хэлли. Взглянул на Стивена и пробурчал:

– С добрым утречком.

Хэлли рискнула взглянуть на Стивена. На его лице было написано, что он был бы не против, если бы кто-нибудь вязальными спицами проткнул его глаза и мозг.

– С добрым утречком, – сказал Стивен, почти точно подражая выговору Томми.

Хэлли побежала на кухню и обнаружила там Джека, который высовывался через открытое окно у раковины. Чтобы это проделать, он встал на раковину на колени. Подойдя ближе, Хэлли увидела, что в раковине плещется вода и лежит сковородка, в которой она обычно готовила завтрак.

– Не скажешь мне, что ты делаешь? – спросила она.

– Скажу, конечно, – произнес Джек, не оглядываясь. – Смотрю на главное событие утра.

– Восход солнца с другой стороны.

– Восход солнца? – переспросил Джек. – Солнце восходит каждое утро, восходит и заходит. Нет, я смотрю на закат Луны.

Хэлли глянула в окно.

– Как ты можешь видеть его сквозь деревья?

– Я вижу свет. И чувствую аромат.

– Аромат?

– Аромат Лили.

Хэлли не сдержалась.

– Давай-ка угадаю, что за аромат. Луноцвет, так?

Джек посмотрел на нее через плечо:

– Откуда ты знаешь?

– Так, в голову пришло.

Джек опять отвернулся к деревьям и сказал:

– Кстати, может, посадишь несколько луноцветов перед домом. Таких, которые похожи на белые трубы. У нас они росли в цветнике у двери, когда я был ребенком. Иногда вечером мама разрешала оставаться на улице подольше, чтобы посмотреть, как они распускаются.

– Они распускаются не так уж поздно, нет?

– Сразу после наступления темноты, – сказал Джек. – Но я был очень мал, и родители заставляли меня ложиться в восемь. – Он сделал паузу. – В том, как эти цветы открывались, так неспешно и осторожно, было что-то невероятно чувственное. Даже сексуальное. Конечно, в шесть лет я этого не понимал. По крайней мере, не осознавал. Ты разве не за кофе пришла?

– Откуда ты знаешь?

– Слышимость хорошая. – Джек откашлялся. – Так ты думаешь, Стив в порядке? Ну, если учесть, что ты ночью трахалась с Томми?

Хэлли не верила своим ушам. С этим безумием такта у Джека осталось не больше, чем у болотной крысы.

– Шшш! – прошипела она. – Сам же сказал, что слышимость хорошая.

– Стив нас не услышит, – сказал Джек. – Он только что ушел в свою комнату. Может, еще поспать, но скорее всего, собрать вещи. Ему не нравится Томми, и он подумывает уехать.

– Ладно, – прошептала Хэлли. – Ты же не хочешь, чтобы Томми нас тоже слышал.

– Он не услышит. Он спит, положив голову на стол. Я слышал храп.

Хэлли подошла к двери кухни и посмотрела в гостиную. И впрямь Стивен ушел, и дверь в его спальню была закрыта. А Томми дрых. Даже похрапывал. Он храпел ночью, те несколько часов, что им удалось поспать. Храп мешал, но тем не менее нравился Хэлли. Давненько она не спала рядом с человеком, который храпит.

– Ну, – прозвучал голос Джека позади. – И как он?

– Я не знала, что это тебя касается, – сказала Хэлли, вновь подходя к раковине.

– Ой, брось. Я тебе скажу, какова была Лили.

– Знаешь, мне без разницы.

– Врешь. Ты всегда хотела все обо всех знать. Так что забегу вперед и сообщу, что Лили была потрясающа. Как всегда. А каков был Томми?

– Он был ничего, – вырвалось у Хэлли. Она даже не солгала. Томми был ничего. Никаких чувственных изысков или сносящих крышу оргазмов, но и ничего, от чего бы ее потянуло блевать. Вполне приятный, обычный секс. Лучше, чем удар по башке. Но наверное, и не так хорош, как бостонский пирог со сливками.

Джек задумался:

– Просто ничего? Скажи об этом Стиву. Может, ему полегчает, если выяснится, что Томми не так уж классно вложил свой пестик в твой Колокол Свободы.

Хэлли скорчилась от смеха.

– Вложил свой что в мой что? – сказала она, когда смогла говорить. – Джек, это самая глупая метафора, какую я только слышала.

– Ну, тогда найди метафору получше, – сказал Джек. – Есть множество метафор еще глупее. Особенно про секс. Только о глупых метафорах грудей и членов можно говорить часами. И потом, ругая мою метафору, ты просто увиливаешь от ответа. Не хочешь мне ответить про Стива.

Хэлли на мгновение затихла. Джек прав. Она не хотела думать о том, что творится со Стивом, как боялась она и, судя по всему, подозревал Джек.

– Я пришла сюда за кофе, который окончательно разбудит Томми, – сказала она. – И мне нужен кофе, а ты дальше преклоняй колена на раковине.

– Кофе разбудит Томми, – сказал Джек, – только если плеснуть кофе Томми в лицо. А вдруг Стив выйдет из спальни и увидит, что ты делаешь, – и это его обнадежит. Как жестоко!

Хэлли поставила локти на стол у раковины и уткнула подбородок в ладони.

– Ума не приложу, – сказала она. – Стив женат на самой классной женщине на земле. С чего ему интересоваться мной? И почему ты так думаешь?

Джек опять усмехнулся:

– Ответ на вопрос номер один: без понятия. Ответ на вопрос номер два: Лили мне сказала. Я тоже удивился, уж поверь.

– Ну спасибо тебе, жопа.

– Не за что. Но Лили знает о таких вещах. Это ее специализация. Так что это правда: Штатный Профессор Литературы Стивен Корман, преданный муж Потрясающего Дипломированного Инженера Кэти, сгорает от пошлой страсти к тебе.

И Хэлли знала, что это правда. Лили или не Лили, Хэлли знала. Поняла еще тогда за столом по разлившемуся внутри нее теплу. Стивен смотрел огромными смущенными и смущающими глазами, и она уже знала. А потом вошел Томми…

Черт возьми. Они с Томми не так уж тихо себя вели ночью. И спальня, где они расположились, была прямо напротив спальни Стивена. И у него горел свет, когда она вышла, чтобы немного остыть на ночном воздухе.

Стивен слышал, как она была с Томми. Наверное, ему было ужасно: чувствовать то, что он чувствовал, знать, чем она занимается, и слышать это…

Хэлли оторвала подбородок от рук и покачала головой. О чем она думает? И что с того, если Стивен без памяти в нее влюбился? Есть ли у нее основания предполагать, что это как-то повлияет на ее жизнь? Какое ему дело, спит она с Томми или еще с кем?

– Стив идиот, – сказала она. – Если ему приспичило хотеть кого-то помимо Кэти, он должен хотеть того, кто лучше ее. Или хотя бы ярче. Я ни то ни другое. И не говори, что это неправда, потому что мы оба знаем, что это так.

– Я ничего и не говорил.

Хэлли повысила голос, почти надеясь, что Стивен ее услышит.

– Почему он не строит глазки Кэролин, например? Она по крайней мере красива.

Джек кивнул:

– Да, красива. Как говорят мужчины, лакомый кусочек. Но у нее есть иные качества. Как и у тебя. Хотя, конечно, другие. Но различным людям присущи различные качества. – Джек приподнял брови, изображая удивление. – Может, именно поэтому Стивена привлекаешь ты, а не она. Ты так не думаешь?

– Да ну, тебя привлекали и я и она, – поморщилась Хэлли.

Джек снова глядел на запад.

– Но не одновременно. А теперь тише: Луна садится. Я должен попрощаться до следующего месяца.

Хэлли отвернулась и пошла к плите. Кофе был еще сравнительно теплым, так что она взяла кофейник и налила кружку для Томми, который начал просыпаться. Он криво улыбнулся ей – одна щека слегка помятая – и буркнул «спасибо». Выпил кофе, не жалуясь, что тот уже остыл.

Томми очень мил и вполне привлекателен. Может, думала Хэлли, он и лучше, чем просто «ничего». Может, он довольно хорош.

Дверь спальни Стивена отворилась, и появился Стивен с дорожным чемоданом. Он посмотрел на Томми, затем на Хэлли, а затем вообще ни на кого, как Хэлли показалось.

Это ее рассердило. Она не виновата, что он чувствует то, что чувствует. Может, не надо было выставлять Томми напоказ, но, господи, она же думала, что вокруг взрослые люди. Ей всегда приходилось осторожничать с мужчинами при Клео и Тони, так что приезд сюда и ночь с Томми – это ее глоток свободы. И Джек и Стивен – ее друзья. Им бы радоваться за нее. Не чудить. Не ревновать. Не походить на безголовых, управляемых гормонами подростков.

Мистер Умерсон, ну да. Она заметила это вечером и предпочла проигнорировать. Но ведь заметила. Стивен что, за дуру ее держит?

А может, и нет. Может, он надеялся, что она заметит. Может, это его способ что-то дать ей понять без особых последствий.

– Спасибо за завтрак, – сказал Стивен.

– Уже уезжаешь? – спросила Хэлли.

Она старалась, чтобы это прозвучало неискренне.

Стивен кивнул. Теперь он смотрел в пол.

– Если Джек готов. Я думал, из-за него нам придется остаться на день, но он тут недавно что-то говорил, мол, пора вернуться к делам земным, как только Луна зайдет. А Луна как раз заходит. Так что если он хочет ехать домой, я только за. У меня много работы.

– Понимаю, – сказала Хэлли. Она сделала паузу, раздумывая, сколько двусмысленности хочет вложить в следующие слова. – Тебе не удалось проверить свои сочинения, хотя ты не спал полночи. Может, тут и я виновата. Правда, я ничего такого не делала… хотя тоже почти всю ночь не спала.

Томми, потягивая кофе, озадаченно воззрился на нее.

Стивен на нее вообще не посмотрел. Открыл было рот, но тут Джек вошел в комнату и вмешался.

– Луна села, – сказал Джек. – Я готов. Давай покинем это дивное местечко. Хэлли, без обид, но что нам со Стивом делать тут целый день?

– То же, что и мне, – сказала Хэлли. Она бросила на Стивена взгляд – она надеялась, проницательный. – То, что нравится.

Но Стивен по-прежнему на нее не смотрел.

– Ох, Джек, – сказал он, – у тебя джинсы мокрые.

– Он стоял в раковине, – сказала Хэлли.

– Зачем? – спросил Томми.

– Не важно, – сказали Хэлли и Стивен в унисон.

И тут Стивен взглянул на Хэлли и улыбнулся.

Она знала почему. Потому что сейчас их объединяло то, что не могло связывать ее с Томми. Потому что она и Стивен знали друг друга много лет и Джека знали много лет. Хэлли и Стивен никогда не были близкими друзьями – в основном Хэлли видела его только мужем Кэти, – но девять лет общения означали, что между ними есть такое, что просто не касается Томми. И никогда не коснется, поскольку Хэлли уже вполне уверилась, что никогда больше Томми не увидит, разве что случайно, хоть они и познакомились всего неделю назад.

– Спасибо, – сказал Стивен. Он больше не прятал глаза. – Я чудесно провел время.

Это была ложь, и Хэлли это знала и не сомневалась, что он знает, что она об этом знает. И в каком-то таинственном, но вполне реальном смысле это означало, что они теперь ближе, чем она думала. По-своему даже ближе, чем она была с Томми вечером.

Джек ушел обратно в кухню и возвратился со своим холодильником.

– В седло! – завопил он. – Левосторонняя колесница ждет тебя!

Он поцеловал Хэлли в щеку, кивнул Томми и вышел.

Стивен выпучил глаза. При таких больших глазах это впечатляло.

– Молитесь обо мне, – сказал он. – Нет сомнений, что джипом Джека владеет дух почившего, но все еще злого экс-почтальона.

Хэлли засмеялась. Стивен, оказывается, мог рассмешить, чего она прежде не замечала. Поэтому ей захотелось его обнять, что она и сделала.

– Спасибо, что приехал с Джеком, – сказала она ему в ухо. – Ты хороший друг.

Казалось, он дрожал, когда она отстранилась. И его очки, похоже, были чем-то измазаны. Или запотели.

– Все в порядке? – спросила Хэлли.

Он кивнул.

– Я просто боюсь за свою жизнь, – сказал он. – Мне придется ехать обратно в Остин с Джеком.

Томми встал и пожал Стивену руку.

– Будьте осторожней на дороге, – сказал он. – Тут кругом лунатики.

– Обязательно, – сказал Стивен. Он вынул руку из руки Томми и снова посмотрел на Хэлли. – Пока.

– Пока, – сказала Хэлли. – Скажи Кэти, что я ей завтра позвоню.

– Договорились, – сказал Стивен. И вышел. Похоже, торопился.

Хэлли последовала за ним к дверям и прислонилась к косяку, пока джип гремел, пробуждаясь к жизни, а Стивен залезал внутрь.

– Но-о! – завопил Джек и нажал на педаль.

Джип качнулся, потом еще раз и покатил вниз. Ревел и пылил он явно больше, чем ускорялся. Стивен и Джек помахали на прощанье, а затем скрылись из виду.

Хэлли улыбнулась. Они по-прежнему дети. Еще целый месяц Джек не будет откровенно сумасшедшим, но даже когда он не совсем сумасшедший, он просто мальчик в теле мужчины. И Стивен, к ее удивлению, доказал, что еще не вполне созрел. Даже она, как ребенок, злилась на поведение Стивена… которое на самом деле было не так уж плохо.

Томми подошел к ней и положил руку ей на плечи. Это ей понравилось.

– Хочешь, чтобы я тоже уехал? – спросил он.

Хэлли поразмыслила, глядя на деревья и ясное небо.

Солнце всходило, птицы пели, и воздух был свеж. В ста десяти милях отсюда бабушка проверяла уроки у ее детей. И Хэлли устроила себе выходной. Ее клиенты могут подождать с отладкой программы до завтра.

Значит, она немного нравится Стивену. Это ее не особо заботило. Кэти это тоже вряд ли заботило. Кэти, может, даже приветствовала это. Она несколько раз говорила Хэлли, что лучше бы Стивен не был таким затворником.

Хэлли повернулась к Томми.

– Ты никуда не поедешь, – сказала она, – пока я не дам тебе письменного разрешения. Понял?

– Да, мэм, – сказал он.

Хэлли втолкнула его в дом и заперла за собой дверь.

Часть V Цветочная луна Среда, 5 мая 1993 года

Глава 10 Душная палатка содрогнулась

Душная палатка содрогнулась, когда Кэролин расстегнула «молнию» на клапанах, прикрывавших сетчатые окна. Тогда внутрь подул ветерок, и синий купол затрясся. Кэролин села на неровный пол, вытерла пот со лба и прокляла Арти. Он помог ей поставить палатку и умчался на реку с детьми Хэлли и Джеком. Был какой-то бредовый разговор о купанье. Конечно, температура под девяносто по Фаренгейту, но река в начале мая еще не прогрелась. Арти с Джеком и детишки в этом убедятся, если у них хватит глупости в нее залезть.

А глупости у них хватит. У Арти здравого смысла не больше, чем у ребенка, а у Джека вот-вот начнется ежемесячный сдвиг по фазе. Кэролин не могла поверить, что Хэлли доверила этой парочке присмотр за Клео и Тони. Видимо, Хэлли считала, что с Джеком все будет в порядке, пока не взойдет Луна, и она не так хорошо знала Арти, как Кэролин.

– Тук-тук, – послышался у входа голос Хэлли, и, не дожидаясь ответа, она залезла в палатку, волоча за собой два свернутых толстых спальных мешка. – Ух ты, классно, – сказала она, озираясь. – Здорово, что вы ее взяли. Дети получат море удовольствия.

– Что дети получат, – сказала Кэролин, отползая к южной стенке палатки, – так это отмороженные попы. Разве тут ночью не холодно?

Хэлли бросила спальные мешки на пол.

– Холодно. Но маленькие мартышки вытянули из меня обещание разрешить им поставить лагерь. Если я этого не сделаю, они сегодня закатят такую истерику, что мертвый проснется – а мне завтра нужно рано встать, чтобы отвезти их назад в школу, так что истерик я не хочу. Стив говорит, что составит им компанию, и я думаю, если будет слишком холодно, он их выведет.

Кэролин нахмурилась:

– Оба ребенка плюс Стив и Кэти в этой маленькой палатке? Вряд ли они поместятся.

– Кэти ни при чем. Она собирается спать в доме, в кровати, как и все остальные, у кого есть хоть капля здравого смысла.

По дороге зашуршали шины. Кэролин посмотрела сквозь сетку и в пятидесяти ярдах, за лесом, увидела «тойоту» Корманов, затормозившую перед домом.

– Вот и они, – сказала Кэролин. Она почувствовала укол в сердце, глядя на Стивена и Кэти, выходящих из автомобиля. Она всегда им завидовала. Идеальная супружеская пара – до сих пор влюблены друг в друга, преданы друг другу, заботятся друг о друге, и все такое прочее романтическое дерьмо. Ее утешало одно – вряд ли их сексуальная жизнь так же хороша, как у нее с Арти. Наверное, еще ни у кого на планете не было такого хорошего секса, как у них с Арти. Разве только у Джека – но у Джека секс в фантазиях.

Хэлли развязала спальный мешок, развернула и шлепнулась сверху, уткнув подбородок в руки.

– Видимо, надо пойти и поздороваться, – сказала она. – Но ситуация довольно неловкая.

Кэролин была заинтригована:

– Да? Почему же?

– Да ничего особенного, – сказала Хэлли, но тон ее говорил об обратном. – Выяснилось, что Стив ко мне неравнодушен, так что, боюсь, ему будет неловко. Я его даже не видела с прошлого месяца. Правда, несколько раз говорила с ним по телефону, и он, кажется, волновался. Однажды просто сказал «привет» и передал трубку Кэти. И в следующий раз, когда Кэти не было дома, говорила только я. – Она вздохнула. – По-моему, он знает, что я его раскусила, и это его пугает.

Кэролин не знала, что и сказать. Обычно, если вблизи нее находился мужчина, к кому-либо неравнодушный, этим кем-либо оказывалась она. И не то чтобы она хотела или ждала подобного внимания от Стивена Кормана, просто очень было странно представить, что он хочет кого-то, кроме Кэти… если только не саму Кэролин. Как правило, так все и случалось и обычно заканчивалось ссорой с подругой.

Не то чтобы Хэлли была непривлекательной. Хэлли – яркая личность, и мужчин у нее было больше, чем у самой Кэролин. Но если Стивен хотел кого-то, кроме Кэти, этой женщиной должна была оказаться…

Кэролин хотелось закатить себе пощечину. Откуда у нее взялось эго высотой с Биг-Бен? Допустим, внешне она очень красива. К тому же делает для этого все, что можно. И только ради того, чтобы к ней, как мошкару на пахту, тянуло молодых смазливых говнюков вроде Арти.

– Ничего себе, – сказала Кэролин.

– Да.

– А как ты узнала? Ну, он же не говорил тебе об этом прямо, так?

Можно представить, что Стивен хочет Хэлли, подумала Кэролин, но невозможно представить, что Стивен об этом говорит.

– Нет, конечно, – сказала Хэлли. – Но месяц назад я кое-что заметила. У меня тут был парень, и, похоже, Стивена это бесило. И потом Джек – ну, Джек просто взял и сказал, что Стивен из-за меня сам не свой.

– Стив ему об этом говорил?

– Вряд ли. – Хэлли заговорщицки посмотрела на Кэролин – дескать, им обеим кое-что известно. – Сумасшедший Джек или нет, но кое в чем он разбирается.

Кэролин на мгновенье перенеслась в то время, когда была первой настоящей девушкой Джека. Они вместе шли по университетскому городку и наткнулись на нескольких парней, бросавших летающую тарелку. Тарелка полетела в сторону и упала на тротуар у ног Кэролин. Она подобрала тарелку и хотела кинуть назад, но один из парней подбежал, чтобы взять тарелку у нее из рук.

Парень был великолепен – фактически прототип Арти, только мускулистее, и когда она отдавала летающую тарелку, между ними проскочила искра желания. Хотя, кроме его «спасибо», никто ни слова не произнес.

Но когда они с Джеком пошли назад, он сказал: «Заставь его быть с тобой поласковей».

И Кэролин посмотрела на него и сказала: «Что за фигню ты несешь?»

Через неделю она уже спала с тем парнем с летающей тарелкой. Его звали Дэвид Макилхенни, он тоже изучал химические технологии, и следующие восемь месяцев она жила с ним.

Джеку было девятнадцать, ей – двадцать.

– Ну ладно, – сказала Кэролин. – Если Джек говорит, что Стив к тебе неравнодушен, скорее всего, так и есть. И что ты собираешься с этим делать?

Хэлли закатила глаза:

– Господи, а что бы ты предложила? То есть Стив очень мил, но Кэти моя подруга. И даже если бы она ею не была – ты бы захотела, чтобы Кэти Корман скрутила тебя в бараний рог?

Кэролин попробовала себе это представить. Она знала, что почти все друзья считают ее чертовски порочной, но по большей части это комедия. Кэти же, напротив, была холодна, рациональна и беспощадна. За все сокровища мира и клоны ненасытных Арти Кэролин не встала бы на ее пути.

– Сомневаюсь, – сказала Кэролин. Она услышала, как кто-то шагает по сухим листьям, и выглянула в окошко.

– О боже! – прошептала она, обернувшись к Хэлли. – Она идет сюда. Как думаешь, она могла нас услышать?

Хэлли покачала головой, затем повернулась и села. Кэти открыла палатку и влезла в нее.

– Это отделение для обладательниц эстрогена? – улыбнулась Кэти.

Кэролин удивилась. Кэти почти никогда не улыбалась.

– Да, тут все мы, кроме моей дочери, – сказала Хэлли. – И, судя по тому, как она себя ведет в последнее время, мне кажется, у нее преобладает тестостерон. Она, вероятно, превратится в розовую кобылищу, которая будет стервенеть от того, что ее мать зачала ее с мужчиной.

– Ну, я уверена, ты все равно будешь ее любить, – сказала Кэти.

Хэлли усмехнулась:

– Еще бы. На мою долю достанется больше мужчин.

Непонятно почему, Кэролин не понравилась последняя фраза.

– А сколько мужчин ты хочешь?

Хэлли ответила резко:

– А сколько у тебя есть?

– Только один, – сказала Кэролин, – и лучше держи руки от него подальше.

Она пыталась говорить шутливо, но вдруг представила, как Арти занимается любовью с Хэлли. И это подействовало, как удар в живот.

– Нет проблем, – сказала Хэлли. – Сейчас у меня руки все равно заняты. Очень сильно заняты.

– А, ты еще встречаешься с Томми? – спросила Кэти.

– Может быть, если этот комик появится. Он еще не знает, сможет ли выбраться из Остина в среду.

– Что значит «очень сильно заняты»? – спросила Кэролин. Она считала, что у всякого, кому хватает смелости намекать на некоторые вещи, должно хватить смелости, черт возьми, говорить о них прямо.

– Я хочу сказать, что у него конец как у тяжеловоза.

Ну, если Хэлли решила называть вещи своими именами, Кэролин решила поступить так же, и задала следующий вопрос, пришедший ей в голову.

– А тебе не бывает неудобно? – спросила она.

– Нет, но подозреваю, что ему бывает, – задумчиво сказала Хэлли. – Он носит джинсы в обтяжку, и, должно быть, ему в них тесновато. Хотя я никогда не видела его «нестойким», так что, возможно, ему совсем и не тесно.

Кэти издала сухой смешок.

– Вы, конечно, понимаете, – сказала она, – что, если мы продолжим это обсуждение, мы воплотим типичный мужской страх того, о чем говорят женщины наедине.

– И о чем же они говорят? – спросила Кэролин.

– О размере пениса, – сказала Кэти.

– Кстати, – сказала Хэлли, – а где твой муж?

Кэти подняла брови:

– Я так понимаю, слыша слова «размер пениса», ты немедленно воображаешь моего мужа? Мне придется тебя заказать.

– Не волнуйся, – сказала Хэлли. – Мои дети сделают это гораздо раньше, чем ты скопишь денег на киллера. Я просто подумала, вдруг он услышит. Мы же не хотим, чтобы с ним приключился сердечный приступ из-за нашего тупого базара.

Улыбка Кэти превратилась в тонкую линию. Почти в ухмылку, подумала Кэролин.

– Вы, наверное, удивитесь, – сказала Кэти.

Кэролин не могла это вынести.

– Чему? – спросила она.

– Так, ничему.

Хэлли взглянула на Кэролин:

– Ну что, пусть она говорит дальше?

Кэролин перевела взгляд с Хэлли на Кэти. Хэлли ехидно косилась, Кэти хитро ухмылялась. Кэролин уже сомневалась, понимает ли она, что происходит. Ей пришло в голову, что она частенько бывала вместе с Хэлли и Кэти в большой дружеской компании, но со времен колледжа они общались только втроем лишь во второй или третий раз. Сейчас все по-другому, и Кэролин пока не понимала как. Но чувствовала, что, если бы Хэлли и Кэти захотели, они могли бы наехать на нее и разорвать ее душу в клочки. Кэти пугающе умна, а Хэлли, похоже, на все плевать. И, судя по тому, куда зашла беседа, они обе гораздо увереннее в своей сексуальности, чем она.

Наверное, мужчинам, которых она знала, это показалось бы странным. Похоже, мужчины всегда считали ее Сексуальной Богиней Центрального Штата Техас только потому, что Кэролин привлекательна и грязно фантазирует. Но в ней много такого, чего ни один ее мужчина не открыл. Арти уж точно не открыл… правда, у Арти ума не хватит даже открыть консервную банку.

– По мне, – сказала Кэролин, – пусть Кэти говорить то, что хочет.

Хэлли пожала плечами:

– Ну уж нет. – Она снова повернулась к Кэти. – Признайся: вы со своим стариком неслабо оторвались прямо перед тем, как сюда ехать.

– Ни да, ни нет.

– Ха! – сказала Хэлли. – Я так и знала. И было круто, да? Я всегда предполагала, что у Стива есть скрытые достоинства.

Кэролин не верила своим ушам. Пять минут назад Хэлли сказала ей, что нравится Стивену, и теперь выспрашивала у Кэти, хорош ли он в постели. Это выглядело… ну если не двулично, то близко к тому.

– Они не такие уж скрытые, – сказала Кэти. – Но, судя по тому, что он мне сказал, больше никто… – Она резко остановилась.

Кэролин не терпелось услышать – как будто вот-вот разрежешь спелую дыню.

– Что? Что он тебе сказал?

Кэти возилась с одним из шнурков спального мешка.

– Если скажете кому-нибудь хоть слово, – сказала она, – я и впрямь вас обеих убью.

– Ни слова, – сказала Кэролин. Ее беспокоила собственная нетерпеливость. Она даже не понимала, откуда это взялось. Сексуальная сторона жизни Стивена ее никогда не волновала… раньше.

– Кому рассказывать-то? – спросила Хэлли. – Вне работы вы – единственные взрослые, с которыми я вообще разговариваю.

Кэти опять улыбнулась:

– А как же Томми?

– О, мы не разговариваем. Я обычно стараюсь, чтобы его рот был занят.

Все засмеялись, но потом наступила тишина. Наконец Кэролин не выдержала:

– Итак, Кэти…

– Хорошо, – сказала Кэти. – Видимо, надо уж досказать, чтоб динамщицей не обзывали. – Она глубоко вздохнула. – На самом деле ничего особенного. Просто Стивен был девственником, когда мы встретились. Я – единственная женщина, с которой он когда-либо спал.

– Ты шутишь, – сказала Хэлли.

– Никому не рассказывайте, – сказала Кэти.

Кэролин была немного разочарована:

– И все? – Некоторое время она раздумывала, вспоминая, что почувствовала, узнав, что была у Джека первой. – На самом деле это мило. Как миф о единороге или Джекова Лунная Богиня. Знаете, очень приятно вообразить, но не верится, что такое бывает.

– Я согласна, что мило, – сказала Хэлли, – но не совсем понятно. То есть, Кэти, сколько лет было Стиву, когда вы встретились?

– Двадцать пять.

– Тебе не кажется, что это очень странно? – спросила Хэлли у Кэролин. – Можешь представить двадцатипятилетнего парня, который никогда этого не делал?

– Конечно, – сказала Кэролин. – Я могу представить пятидесятилетнего парня, который никогда этого не делал. Я каждый день вижу парней, которые, держу пари, никогда этого не делали. Или по крайней мере никогда не будут делать это со мной.

Хэлли покачала головой:

– Это если противные, чудные, жалкие и патологически застенчивые. Стив не из их числа. Он отличный парень, к тому же довольно симпатичный.

– Нет, мне точно придется тебя убить, – сказала Кэти.

– Мне без разницы, что ты скажешь, Хэлли, – заговорила Кэролин. – Именно то, что он привлекательный, и делает сей факт милым. – Она посмотрела на Кэти: – Думаю, тебе повезло.

Кэти смотрела на шнурки спального мешка.

– Ну, не все так идеально, – сказала она. – Но в целом мы хорошая пара.

Кэролин не могла упустить грустную нотку в голосе Кэти. Это Кэролин слегка насторожило, и она пожелала выяснить причину.

– Все идеально не бывает, – сказала она. – Но я уверена, вы со Стивом к этому на редкость близки.

Хэлли покачала головой:

– В голове не укладывается эта девственность. Наверное, мне это странно, потому что у меня никогда не было мужчины вообще без опыта.

– А у меня был, – выпалила Кэролин, не подумав.

У Хэлли зажглись глаза.

– Да брось. Кто?

– Вы не поверите. – Теперь Кэролин пришла в озорное настроение.

– Должно быть, мы его знаем, иначе бы ты так не сказала, – произнесла Кэти.

– Наверное, Дэвид Макилхенни, – предположила Хэлли.

Кэролин чуть не вывернуло от отвращения.

– Я тебя умоляю, – сказала она. – По-моему, Дэйв начал иметь баб раньше, чем ходить.

Кэти кисло улыбнулась.

– Да, – сказала она, – во всех смыслах этого слова.

Кэролин удивилась.

– Ты тоже?

– Черт, и я, – сказала Хэлли.

– Ну, об этом я знала, – сказала Кэролин, не беспокоясь, как прозвучат ее слова. Хэлли ее немного раздражала. – Господи, Кэти, но я думала, у тебя-то есть здравый смысл.

– То есть у меня его нет? – спросила Хэлли.

– Тогда не было, – сказала Кэролин. На самом деле она не была уверена, что теперь он у Хэлли есть. Но этого она говорить не собиралась.

– Это было давным-давно, – сказала Кэти мрачно. – Мудак!

Кэролин на мгновение поразилась, потому что Кэти не выражалась почти никогда. Но потом Кэролин вспомнила, что речь шла о Дэвиде Макилхенни.

– Наверное, он умрет верхом на бабе, – предположила Кэролин.

– Меня не волнует, трахается он или нет, – сказала Хэлли, – лишь бы умер. – Она коснулась колена Кэти. – Не то чтобы это сейчас имело значение, но я знала про тебя и Дэйва. Ты тогда еще жила с Джеком, да?

Кэти кивнула.

– Мне-то было уже до лампочки, – сказала Хэлли. – Правда. Тогда я уже очухалась после Макилхенни. Но надо было мне тебя предупредить.

Кэти ничего не сказала.

Кэролин решила, что пора сменить тему.

– Это что же, Хэлли, – ты про всех знаешь, кто с кем спал?

Хэлли поднялась со своего спального мешка.

– Нуда, знаю, – сказала она. – Никуда не уходите. Она вышла из палатки, и Кэролин смотрела в оконце, как Хэлли трусит через лес.

– Как мы, такие умные, могли оказаться такими дурами? – спросила Кэти.

Кэролин посмотрела Кэти в лицо и впервые поняла, что та, может, и не такая неприступная интеллектуальная скала, какой всегда казалась.

– Мы не были дурами, – сказала Кэролин. – Нам морочили голову, и мы плясали вокруг хитрожопого осла. – Она замялась, спрашивая себя, сказать ли Кэти, что еще пришло в голову. – Я его видела в магазине здорового питания на той неделе. Выглядел дерьмово.

– Знаю, – кивнула Кэти. – Мне даже жаль, что он так выглядит, потому что всякий раз, когда я его вижу, я вспоминаю, что была от него без ума – но не могу понять почему.

Кэролин тоже как-то не вспоминалось, что же ей нравилось в Макилхенни.

– Видимо, у него был талант пудрить женщинам мозги. Но теперь он свои способности подрастерял и несчастен. Это – в наказание.

Кэти подняла глаза. Она опять улыбалась.

– Вот и прекрасно, – сказала она.

Хэлли вернулась в палатку с портфелем.

– Я взяла с собой кое-какую работу на случай, если Томми не появится, – сказала она, опять хлопнувшись на расстегнутый спальный мешок. – И заодно прихватила текущую версию «Большого Старого Атласа, хм, Друзей». Ну, я его так называю. – Она вынула из портфеля огромный лист бумаги, сложенный наподобие карты автодорог. – Он неполон, поскольку я знаю не все. Но я знаю многое.

Она развернула лист на дне палатки, и Кэролин увидела, что он испещрен красными и синими линиями, многочисленные пересечения которых пронумерованы трехзначными цифрами. Похоже на рисовальную игрушку, которая была у Кэролин в детстве. Называлась «Спирограф» и делала геометрические рисунки почти столь же сложные.

– Ну, я без понятия, что это за чертовщина, – сказала Кэролин, встав на четвереньки, дабы рассмотреть детальнее, – но нет сомнений, что ее сделал инженер.

Хэлли взглянула на Кэти:

– А ты что скажешь, гений ты наш? Ты понимаешь, что это?

Кэти несколько секунд смотрела на схему, затем сказала:

– Если учесть, что именно побудило тебя принести это и что номера связаны линиями – причем у одних линий больше, чем у других, – я бы предположила, что ты создала схему, поясняющую, кто из твоих друзей с кем спал.

– Ты точно была отличницей, – сказала Хэлли. – Но не все эти люди – мои друзья или бывшие друзья. Первую версию я сделала, когда мы еще учились в Техасском универе, и с тех пор периодически обновляю.

– О господи, зачем? – уставилась на нее Кэролин.

Хэлли взглянула на нее:

– Уж ты-то прекрасно знаешь зачем. Я удивляюсь, почему ты сама такого не рисуешь.

Поразмыслив, Кэролин поняла, что в каком-то смысле она такое рисует. Только не на бумаге.

– Ну и что же означают красные и синие линии? – спросила она.

– Синие линии, – сказала Хэлли, – это длительные отношения. Друзья, подруги, мужья, жены. Красные – короткие интрижки, мелкие ошибки и связи на одну ночь. Номера сохраняют анонимность обвиняемых. Женщины – четные номера… а мужчины, само собой, нечетные.

– Само собой, – сказала Кэролин. Ей это уже нравилось.

– Номера, начинающиеся с единицы, – люди, с которыми я впервые встретилась в универе между 1976 и 1980 годами, – сказала Хэлли. – Номера, начинающиеся с двойки, – люди, которые были связаны с той первой группой через секс. Номера с тройки – люди, связанные со второй группой. Я еще начала считать четверки и пятерки, но потом устала и решила, что все будут тройками. Вторые и третьи цифры в числе говорят о последовательности, в которой я впервые услышала об активности каждого персонажа – с учетом того, что женщин обозначают четные, а мужчин – нечетные.

Кэролин разглядывала схему. Потрясающе. Линии везде, и больше сотни номеров. Будто каждый можно связать с любым другим номером красно-синим зигзагом.

Она показала на схеме номер 100, вокруг которого было так много сходящихся красных и синих линий, что они образовывали сплошное багровое кольцо.

– Бог мой, – сказала она, – а это что за шлюха?

Хэлли кашлянула.

– Вообще-то, – сказала она, – это я.

Кэролин прикусила язык. Ой-ой, она должна была это понять – Хэлли же объяснила систему чисел.

– Приношу свои извинения, – сказала она сокрушенно, как только могла. – Я хотела сказать – кто же эта на редкость популярная девочка?

На мгновенье повисла неловкая тишина, но потом Хэлли и Кэти разразились хохотом. Кэролин попыталась сдержаться, но поскольку остальные валялись от смеха – особенно Кэти, которая смеялась редко и теперь это восполняла, – она не выдержала. Успокоившись и переведя дух, она понадеялась, что Хэлли зла не затаила.

– Да, девушки, – через некоторое время простонала Хэлли. – Популярная. Мне нравится. Я хочу, чтобы это написали на моей надгробной плите. Одно только это слово. Обещайте мне.

Кэти, которая уже почти успокоилась, кивнула:

– Без вопросов. Но только если скажешь мне мой номер.

Хэлли наклонилась к ней и шепнула на ухо.

Кэролин слышала номер. 106. Она посмотрела на схему. Теперь, зная номера и Хэлли и Кэти, она могла вычислить всех.

– Хочешь узнать свой? – спросила ее Хэлли.

Кэролин покачала головой. Она изучала линии. И за несколько секунд вычислила, что она под номером 112. Она знала, что надо искать там, где сходились синие линии от Кэти и Хэлли.

– Джек под номером 111, – сказала она.

У Хэлли расширились глаза.

– Как ты определила?

Кэролин не хотела признаваться, что подслушала номер Кэти. Но это и не потребовалось. Она поняла, что есть другой способ определить номер Джека.

– По линиям, – сказала она. – У номера 111 их только четыре. И все они синие. – Она посмотрела на Кэти и Хэлли. – Это ты, ты, я и… – Она остановилась и опять посмотрела на схему. Ее палец уткнулся в номер 208. У номера 208 была только одна синяя линяя, связанная с номером 111.

– Да, – сказала Хэлли, – Натали.

У Кэролин сжалось сердце, и она поняла, что скучает по Натали. Хотя вообще-то не любила ее, пока та была жива. Натали была слишком молодой, слишком милой, слишком яркой, – и, что хуже всего, слишком добропорядочной. Она заставляла Кэролин чувствовать себя злой гадюкой – что Кэролин совсем не нравилось.

Все помолчали, потом заговорила Кэти:

– Правда, схема давно не обновлялась.

– С чего ты взяла? – спросила Хэлли. – Ты знаешь то, чего не знаю я?

– Нет, – сказала Кэти. – Я просто думаю, стоит добавить линию и число для Лунной Богини Джека. Для Лилит. Или Лили, как он ее называет.

– Бог с тобой, Кэти, – сказала Кэролин. Вот ведь редкий бред, подумала она.

– Я отнюдь не считаю, что Джек и впрямь спит со сверхъестественным существом, – сказала Кэти. – Но думаю, что есть женщина, которая называет себя Лили, которая его соблазнила и которую он считает богиней. Я встретила ее на лекции в «Зилкер-клубе» несколько месяцев назад.

– Я встретила ту же самую женщину в январе, когда его арестовали, – сказала Хэлли. – По крайней мере, я думаю, что это была она. Она не представилась.

Это была новость, и Кэролин разозлилась.

– Как же так получилось, что никто из вас до сих пор ничего мне не говорил? – спросила она, не пытаясь скрыть раздражение.

Хэлли пожала плечами, но Кэти, похоже, растерялась.

– Я думала, ты о ней знаешь, – сказала она. – Это наверняка та самая женщина, которую Арти видел здесь несколько месяцев назад.

Кэролин почувствовала, как в глазах вскипел жар.

– Ты о чем?

Кэти нахмурилась:

– Ну, та женщина, которую Арти обнаружил с Джеком в доме. Два месяца назад, когда все мы приехали сюда и отправились искать Джека в лесу, а он все время находился в доме. Арти мне сказал, что в гостиной увидел Джека вдвоем с Лили, но та исчезла прежде, чем мы вернулись.

Кэролин разъярилась. К ее злости – ей никто ничего не рассказал – прибавилась жгучая вспышка ревности. Кэролин чуть не перешла на крик:

– Мне он ничего такого не говорил, – сказала она. – Интересно, когда же это он пообщался с тобой.

Глаза у Кэти сузились.

– Я и несколько моих коллег обедали в «Терразо» несколько недель назад, и Арти был у нас официантом. Тогда мы и поговорили.

– А, – сказала Кэролин. И когда гнев и ревность стали спадать, она увидела, что Кэти сама несколько раздражена. Это не радовало. Она не хотела ссориться с Кэти.

Хэлли довольно громко вздохнула.

– Эй, – сказала она. – Это мне кажется или здесь вдруг стало так напряженно, что вот-вот искры полетят?

– Не кажется, – сказала Кэти бесцветным голосом и с каменным лицом.

Кэролин испугалась.

– Прости, – сказала она, стараясь изобразить раскаяние. – Я не хотела на тебя наезжать. Я просто расстроилась, что Арти не сказал мне об этой женщине. Он должен был сказать.

Лицо Кэти смягчилось.

– Да, – сказала она, – должен был.

Кэролин оглянулась на схему, и внезапно ее осенила мысль.

– Хэлли, а тут есть номер для Арти?

– М-м, нет. Еще нет.

– Почему нет? Просто интересно.

– Ну, честно говоря, – сказала Хэлли, – я не знала, какой линией его обозначать, красной или синей.

– Мы вместе почти год, – сказала Кэролин. – Мне кажется, синей, разве нет?

– Я как-то не осознала, что уже так долго, – сказала Хэлли. Она рылась в портфеле. – Видимо, с возрастом кажется, что время идет быстрее. Сию секунду его нарисую.

– Не надо, – сказала Кэролин.

– Почему? – оторвала Хэлли взгляд от портфеля.

Кэролин взглянула на Кэти:

– Вот Кэти наверняка сможет тебе объяснить.

– Да, – задумчиво сказала Кэти. – Первое, что я сделала, когда ты мне сказала мой номер, – посмотрела, могу ли я определить, где номер Стивена. И я знала, где его номер, потому что у него была лишь одна линия, связанная со мной. Если бы это было не так, я бы расстроилась.

– Понимаю, – сказала Хэлли. Она явно смутилась.

Кэролин была довольна; теперь Хэлли должна смущаться.

– Так что я была бы благодарна, – сказала она, – если ты вообще не будешь вписывать Арти.

Хэлли начала сворачивать схему.

– Подозреваю, идея совершенно больная, – сказала она. – Единственное, что я могу сказать в свое оправдание, – когда-то мне казалось, что она хороша.

– О, великолепная идея, – сказала Кэролин. – Только не надо вписывать туда Арти.

– Или рисовать еще линии, ведущие к Стивену, – сказала Кэти. – По-моему, надо кое о чем договориться: ни один мужчина, который есть на схеме, не должен ничего об этом знать.

– Господи, нет, – сказала Кэролин. – Макилхенни, наверное, сделал бы копию и вставил в рамочку.

– Из чего я делаю вывод, что ты угадала его номер, – сказала Хэлли, кладя схему обратно в портфель.

– А что тут гадать, – сказала Кэролин.

– Да, – прибавила Кэти, слегка понизив голос, – это понятно и без номера. И мне не хотелось бы, чтобы Стивен начал прослеживать некоторые из этих линий.

– Или Арти, – сказала Кэролин. – Порой он страдает, что называется, ревностью к прошлому.

– Джек, скорее всего, тоже бы не обрадовался, увидев это, – сказала Хэлли. – Так что решено: мужчины не должны ничего знать. Теперь хором.

Они вместе проскандировали:

– Мужчины не должны ничего знать.

Они опять засмеялись, но тут Хэлли прижала палец к губам.

– Вы слышали? – прошептала она.

Кэролин прислушалась; снаружи донесся слабый шелест. Она опять посмотрела в окошко, но толком ничего не увидела. Тени удлинились, не поймешь, что среди деревьев есть на самом деле, а что – лишь игра света.

– Что такое? – прошептала Кэти.

– Сюда проник мужчина, – пробормотала Хэлли. – Я не знаю, кто именно, но определенно мужчина.

Кэролин оглянулась на нее:

– Ты что, определяешь их по запаху?

– Да, – прошептала Хэлли. Потом заговорила громко: – Именно. Если меньше девяти дюймов – не впечатляет.

– Ты о длине или о диаметре? – спросила Кэти.

– О диаметре, – сказала Хэлли.

– Ну вот, докатились, – пробормотала Кэролин. Она обернулась к окошку, вскрикнула и отскочила. На нее смотрел крупный мужчина с рублеными чертами лица, из ворота его футболки торчали завитки волос. Прежде Кэролин никогда его не видела.

– Девять дюймов в диаметре, – пророкотал мужчина, – это примерно как большая кофейная банка.

– Томми! – сказала Хэлли. – Ты о чем?

– Я просто спрашиваю – вы все обдумали? – сказал Томми. – Это же очень много кофе. – Он поглядел на Кэти, а затем на Кэролин, которые все еще лежали на полу палатки, уставясь на него. – Не хочешь меня представить?

– Они уже и так поняли, кто ты, – сказала Хэлли. – Но на всякий случай представлю. Кэти Корман, Кэролин Джессап – это Томми, э, Моррисон. Мой друг. И, как вы поняли, большой любитель подглядывать и подслушивать.

– Привет, – сказала Кэролин. Она еще немного нервничала.

– Полагаю, номер 243, – сказала Кэти.

Это развеселило Кэролин, и она перестала волноваться.

– А я думала, 257, – сказала она.

– Это вы о чем? – озадаченно спросил Томми.

– Не обращай внимания, – сказала Хэлли, выбравшись из палатки и взяв его за руку.

Кэролин хихикнула.

– Заткнитесь, – прибавила Хэлли. – Ужин через полчаса, как только мы с Томми вернемся из мексиканской закусочной в Кервилле. Энчилады, толченая кукуруза с мясом, рис, горы бобов и сыра. Будь уверен, что спишь с тем, кто тебя уже любит.

Кэролин глядела вслед Хэлли и Томми, пока те не скрылись за деревьями. Через минуту она услышала, как по дороге со скрежетом спускается «плимут» Хэлли.

Она посмотрела на Кэти. В палатке темнело.

– Надо бы пойти глянуть, вернулись ли наши мужчины и дети.

Кэти кивнула, но не двинулась со свернутого спального мешка. Казалось, она хочет что-то сказать, но боится. Сейчас она совсем не походила на ту Кэти, которую Кэролин привыкла видеть.

– Ты… о чем-то думаешь? – спросила Кэролин.

– Я всегда о чем-нибудь думаю, – ~ сказала Кэти. – В данный момент я просто хочу тебе сказать, что уже знала о схеме Хэлли. Я раньше никогда ее не видела, но она давным-давно мне о ней говорила.

Кэролин оскорбилась. Можно подумать, все на свете друг с другом ближе, чем с ней. Джек, когда его арестовали, позвонил ей после других; Хэлли рассказала Кэти о своей дурацкой схеме.

– Почему ты решила мне об этом сказать?

– Потому что я чувствовала себя обманщицей, – сказала Кэти. – Когда она вынула схему, я сделала вид, что удивлена, хотя на самом деле не удивилась. Но я не хочу тебя обманывать. Ты моя подруга.

– Да, – сказала Кэролин. Она думала о том, что сказала ей Хэлли о Стивене; что хуже – обмануть доверие Хэлли или скрытничать с Кэти? – Да, я…

Теперь Кэти встала.

– И я этому рада, – сказала она, – потому что мне будет страшно, если ты станешь моим врагом. Пошли?

– Ну да, – сказала Кэролин, и они вместе вышли из палатки. Они не вымолвили ни слова, возвращаясь через лес к дому. Кэролин пыталась уяснить, что она устрашает Кэти не меньше, чем Кэти пугает ее саму. Странно, что Кэти переживает из-за того, что вела себя фальшиво. Они знают друг друга много лет. Почему же теперь Кэти заволновалась?

Все это нервировало Кэролин.

* * *

После мексиканского пиршества Арти на глазах у всех валял дурака в гостиной западного крыла. Он прицепил остатки кукурузы себе на пальцы и язык и бегал за Клео и Тони по комнате, фыркая и пуская слюни. Остальные сделали вид, что забавляются, но Кэролин была просто оскорблена. Она вышла из дома и зашагала по дороге, чтобы проветриться.

Солнце уже село, но Луна еще не взошла. За ужином Арти громко интересовался, почему Джек еще не голый, а Джек объяснял, что сегодня Луна взойдет в 21:08. Направляясь вниз по склону холма, Кэролин посмотрела на часы. На циферблате в тусклом свете обозначились цифры 21.06. Вот это да. Она наверняка столкнется с Джеком, когда он выйдет. В последний раз она видела его голым… Семнадцать лет назад, плюс-минус несколько месяцев. Он выглядел круто, как ей помнилось. Наверное, в ее памяти он выглядел гораздо круче, чем на самом деле, и все равно он был очень даже ничего. Она не хотела бы узнать, что это уже не так.

Странно. С тех пор она видела его с голым торсом и ногами бесчисленное множество раз. Но в этом последнем клочке одежды было что-то очень важное. Без него меняется облик всего тела. Это верно для каждого мужчины, с которым она когда-либо была.

– Это верно и для женщин, – сказал женский голос позади нее. – По крайней мере, так говорят мужчины.

Кэролин не узнала голос. Она остановилась и обернулась. Никого.

Это вывело ее из себя. Она не поняла, что думает вслух, и теперь кто-то влез в ее мысли. Она терпеть этого не могла.

– Полагаю, Лили? – саркастически осведомилась она.

– Она самая, – сказал голос.

Кэролин посмотрела на восток и на фоне деревьев увидела женский силуэт в сиянии Луны.

На женщине, похоже, был плащ или пелерина – Кэролин толком не разглядела. Она видела только очертания женщины и блики лунного света на длинных черных волосах.

Кэролин не испугалась. Она слишком рассердилась.

– Если ты – та самая, которая трахает моего друга v Джека, у тебя будут проблемы.

– Я его не трахаю, – сказала женщина. Голос ее был глубоким и чувственным, и Кэролин ее за это возненавидела. – Я даю ему то, что ему необходимо.

– На что ты намекаешь? – сказала Кэролин, направляясь к женщине. – Что все остальные с этим не справились?

– Это не ваша вина.

– А, ну, чертовски тебе благодарна.

– Не стоит благодарности, – сказала женщина. – И я бы поболтала с вами еще, но я слышу, что Джек меня ищет. Он подумает, я его забыла. Поговорим в другой раз.

Женщина шагнула в сторону, и Кэролин заморгала в лунном свете. А потом силуэт женщины пропал.

Кэролин сжала кулаки. Ей было непонятно и не нравилось то, что сейчас произошло. То, что она не контролировала, хотя и думала, что должна. Она была в ярости.

– Сука! – завопила она, и слово эхом разлетелось меж деревьев.

Кэролин стояла, с отвращением глядя на Луну, пока не услышала, что ее зовет Арти. Тогда она вернулась к дому и там поругалась с Арти. Кто он такой, чтобы подзывать ее, как будто она его собака?

Правда, потом ей полегчало, и она позволила Арти заняться с ней любовью. Это было великолепно. Так было всегда, даже когда заканчивалось икотой. Хорошо, что его не вписали в схему.

Часть VI Клубничная луна Пятница, 4 июня 1993 года

Глава 11 Она пыталась смыть его запах

Она пыталась смыть его запах, но это было бесполезно. Арти пахнул солью, и солнцем, и кожей, и чем-то еще. Может, ванилью. Никто из ее мужчин так не пахнул. Не то чтобы у нее было много контрольных точек. Был мальчик в методистском летнем молодежном лагере, когда ей было шестнадцать, потом никого, потом два сменившие друг друга бойфренда на втором курсе колледжа, потом Дэвид Макилхенни, потом Джек, а затем Стивен. Но она не сомневалась, что, даже будь у нее их больше сотни, никто бы не был подобен Арти.

От стука в дверь она выронила душевую лейку. Та грохнулась о край ванны и повисла, заливая водой все вокруг. Кэти уставилась на нее и на горячие брызги, обливавшие ей бедра. Она не знала, что делать.

– Все нормально? – позвал Арти. – Можно мне войти?

Кэти была в замешательстве. Можно ему войти? Она посмотрела на свои груди, которые внезапно показались несоразмерно большими и отвисшими, а потом на смешно выпятившийся живот, а потом на ноги, которые показались толстыми и короткими. Нет, пожалуй, Арти нельзя войти. Она только что провела с ним два часа в голом виде, но не хотела, чтобы он видел ее в душе. Она смыла косметику, и у нее мокрые волосы. Она выглядит ужасно. Ему достаточно бросить один взгляд на ее невысокое, толстое, неопрятно-белое тело и повисшие паклей волосы, чтобы спросить себя, о чем же он, черт возьми, думал.

Дверь в душ приоткрылась, и Кэти взвизгнула. Она схватила лейку, а потом увидела Арти. Он стоял в дверях прямо возле кабинки. Он был обнажен. Он оделся, после того как они закончили на кушетке, но теперь опять голый. Она сбежала в ванную, закрыла дверь и попыталась от него отмыться, и вот он, голый, опять перед ней.

Он был очень красив.

Она никогда прежде не имела дела с настолько красивым мужчиной.

– Я подумал, что ты ушла на минутку. А потом услышал душ, – сказал он.

– Потому что я его включила, – сказала Кэти. Тут она почувствовала, что сжала гибкий металлический шланг душа так сильно, что почти режет ладонь. Она ослабила хватку, затем притянула к себе лейку и вставила ее в держатель. Брызги попали Арти в лицо.

Он усмехнулся.

– Слушай, я теперь уже мокрый, – сказал он, так что можно мне присоединиться?

– Нет, – сказала Кэти. Она постаралась закрыть дверь, но та хлопнула, отозвавшись эхом, и отскочила. Тогда Кэти закрыла ее опять и стала придерживать. – Нет, нет, нет. – Она себе удивлялась. У нее развитый интеллект и богатый словарный запас, но сейчас ей в голову не приходило никакого другого слова. – Нет, – повторила она. Как двухлетняя девочка, решившая, что ее желание идет вразрез с желаниями всего остального мира и что только ее желание самое важное. – Нет, нет, нет, нет, нет.

– Ты уверена? – спросил Арти.

И Кэти вспомнила то, о чем забыла на несколько часов: Арти не особо умен. Ей нравились только интеллектуалы. Такие, как Стивен. Но на уме у нее по-прежнему было лишь одно слово.

– Нет, – сказала она и отпустила дверь.

Она думала, он не услышит ее сквозь рев воды. Но дверь опять открылась, и Арти вошел.

* * *

– Ненавижу летние сессии, – сказал Стивен. – Лекции слишком длинные, в комнатах не продохнуть, и студенты заняты лишь друг другом. Представь, каково в июне пытаться рассказать компании двадцатилеток о Уолдене.[6] Им, знаешь ли, насрать на бобовые огороды Торо. Они только и думают, как долго еще придется выслушивать мое нытье, прежде чем они смогут вернуться в свои квартиры с кондиционерами и содрать друг с друга одежду.

Кэти чуть не выронила банку с маринованными огурцами. Содрать друг с друга одежду. Неужели Стивен знает? Проверяет ее реакцию? Она наблюдала за его лицом, когда он бросил портфель на кухонный стол, и потом увидела, что он ничего не понял. Это ее разозлило. Как он смеет не знать? Он даже не может допустить такую возможность? Это что, он считает, она теперь настолько непривлекательна, ему и в голову не приходит, что она может кому-то нравиться?

– Тебе помочь? – спросил он.

– Что? – переспросила Кэти. – Что помочь? Это – обычный картофельный салат. Спасибо, я думаю что сама сумею приготовить картофельный салат. Я сто раз делала картофельный салат и надеюсь, что буду в состоянии приготовить картофельный салат и в преклонном возрасте.

Стивен выглядел так, словно ему в лицо плеснули стакан холодной воды.

– Ладно, ладно, – сказал он. – Я просто подумал, может, ты хочешь, чтобы я открыл банку.

Кэти посмотрела на свои руки и увидела, что безуспешно пытается открутить крышку от банки с огурцами. Крышка была холодной и гладкой, а руки дрожали. Чуть-чуть. Не так уж сильно, Стивен не заметит. Они дрожали последние двадцать пять минут, с тех пор как Арти доставил ей последний потрясающий оргазм.

– Ну, на самом деле, – сказала она, – хочу. Если вдуматься. И правда, окажи услугу. – Она сунула ему банку.

Стивен взял банку в одну руку, а другой расправил рубашку. Краем рубашки захватил крышку, которая тут же с хлопком открылась. Огуречная масса и маринад полились на рубашку и на пол.

– Ого, – сказал он.

Кэти пришла в бешенство. Ярость разрасталась в ней, и Кэти знала, что ярость эта претенциозна и смешна. Но не могла сдержаться.

– Ты это нарочно, – сказала она.

Стивен побледнел.

– Ох-ох, – сказал он.

Кэти вперила в него взгляд:

– Что ты хочешь сказать этим «ох-ох»?

Стивен поставил банку с огурцами на кухонный стол и открыл кладовку.

– Я хочу сказать, – произнес он, отрывая несколько бумажных полотенец от рулона, висевшего на двери, что ты так разговариваешь, когда тебя что-то очень достало.

– Так оно и есть.

– Я заметил. – Стивен встал на колени и начал вытирать лужу на плитке. – Но это же просто несколько маринованных огурцов.

Она знала, что он прав, и этот факт разозлил ее еще больше.

– Это не просто несколько маринованных огурцов, – сказала она. – Это куча маринованных огурцов. И я думаю, что ты сделал это нарочно, чтобы помешать мне приготовить картофельный салат.

Стивен посмотрел на нее:

– Не понял?

– Ты меня слышал. Нас ждут сегодня вечером у Хэлли с картофельным салатом, и это была моя единственная банка маринованных огурцов.

– Сомневаюсь, что кто-то заметит, что там лишь половина банки.

– Половины банки мало. Я всегда кладу целую банку.

– Честное слово, я вряд ли…

– Я всегда кладу целую банку. Двенадцать унций. Так делала моя мать. Наверное, ее мать делала так же. И теперь благодаря тебе я стану первой в трех поколениях, кто сделает неправильный картофельный салат. Но кто будет виноват, ты? Нет, я. Потому что салат сделала я. Потому что его всегда делаю я. Потому что единственное, что ты когда-либо приготовил без микроволновки – подгоревший зефир. Наверное, сегодня ты опять его сделаешь, чтобы мы все заболели раком.

Кэти себя ненавидела. Она говорила как идиотка, а это на нее непохоже. Ужасно. Другие люди могли говорить как идиоты. Но не она.

Стивен встал, сжимая в правой руке капающую зеленую массу.

– Вот что. Я спущусь в магазин и куплю новую банку.

Кэти уставилась на то, что сжимал в руке Стивен.

– Зря ты взял бумажные салфетки. Это расточительство. Надо было посудным полотенцем вытереть.

– Теперь уже поздновато, – сказал Стивен, выбрасывая использованные салфетки в мусорное ведро под раковиной. – Но я запомню на следующий раз, когда злонамеренно воспрепятствую тебе приготовить твой картофельный салат в третьем поколении.

Теперь Кэти не знала, кого она ненавидит больше – себя или мужа.

– По-твоему, это смешно? – спросила она.

– Я же не смеюсь, правда? – сказал Стивен, идя в гостиную. – Я вернусь через пятнадцать минут с твоими проклятыми маринованными огурцами.

– С укропом, – сказала Кэти ему вслед. – Без сахара. Двенадцать унций. Ты слышишь?

Хлопнула входная дверь, и дом вздрогнул.

Кэти посмотрела на полную миску холодного вареного картофеля на столе. Вода кипела вовсю, когда появился Арти. Потом, когда они с Арти целовались в гостиной, Кэти услышала, как шипит на электрической горелке перелившийся кипяток. Она оторвалась от Арти и выбежала, чтобы выключить горелку, и Арти последовал за ней. Там, где Стивен стоял на коленях, вытирая с пола лужу от огурцов, несколькими часами ранее Кэти стояла на коленях перед Арти.

Она и не думала, что Арти впрямь придет. Она отпросилась с работы в поддень, чтобы пройтись по магазинам и подготовиться к ежемесячной поездке к Хэлли, но потом решила отложить магазины и просто вздремнуть дома. И там обнаружила на автоответчике сообщение от Арти, который спрашивал, когда они едут – в этот уикенд или в следующий.

Глупый вопрос. Они всегда будут ездить к Хэлли при полной Луне, пока Джек не бросит привычку раздеваться донага в лунном свете. Арти об этом знал. А если бы не знал, Кэролин ему бы сказала. Зачем звонить Кэти?

У нее имелись некоторые подозрения.

Поэтому, перезвонив, она стала с ним флиртовать. Она не думала, что это получилось у нее очень искусно – флирт не входил в число ее умений. Но она сомневалась, что Арти большой знаток тонкостей флирта и вообще чего бы то ни было и что он поймет. И это было забавно.

– Как ты оказалась дома в середине дня? – спросил он.

– Я принимаю своих бесчисленных любовников, – ответила она.

– Круто, – сказал Арти. – Я скоро буду.

Кэти засмеялась. Она думала, что Арти пошутил.

Она даже думала, что пошутила сама.

Но тут он возник у ее дверей, в потной футболке и с мотоциклетным шлемом в руке, и скоро стало ясно, что никто из них не шутил, просто ни капельки.

Теперь Кэти думала, что ей это пригрезилось. В тот момент все казалось вполне реальным, совершенно нормальным и естественным, но сейчас она уже склонялась мысли, что это просто лихорадочные мечтания. Она должно быть, задремала на кушетке под кондиционером, все еще работавшим в расчете на 86 градусов по Фаренгейту', как Стивен настраивал его каждый день, отправляясь на летние лекций.

Зря она ругала его за огурцы. Она знала, что он сделал это не нарочно. А вот то, что она сделала с Арти, было нарочно. И она не жалела. Она ужасалась, смущалась, сердилась, удивлялась, пугалась и немного страдала, но не жалела.

Арти был великолепен.

Ну ты подумай.

Но это не может повториться. Да, это было великолепно, и нет, она не жалеет, но это не может, не должно и не повторится снова. Есть Стивен, есть Кэролин, есть множество других причин – и если она и покинет Стивена ради кого-то вроде Арти, то лишь в тот день, когда Джек и впрямь отправится жить на Луну. Этого просто не может произойти.

Но знал ли об этом Арти? Она должна была сказать ему до того, как он уехал. Она не знала, рассчитывал ли он на нечто большее, но на всякий случай надо было сказать ему до отъезда. Ему, несомненно, нужно сказать до того, как они встретятся сегодня вечером у Хэлли.

Кэти подняла трубку и нажала на клавишу быстрого набора домашнего телефона Кэролин. Клавиша под номером пять, после офиса Кэти, офиса Стивена, телефонов Хэлли и Джека. Кэти не часто пользовалась этой клавишей. Существовало множество людей, которым она звонила гораздо чаще. Они с Кэролин и впрямь были теперь не слишком близки. Так что, возможно, она и впрямь ее не предала. Если вы не близки, то и предательства нет, ведь так?

– Алло, – раздался голос Кэролин.

Кэти повесила трубку и посмотрела на часы, встроенные в микроволновку. 16.30. Что Кэролин делает дома так рано? Кэти думала, что Арти там один.

Вдруг она поняла, что Кэролин пришла пораньше, чтобы подготовиться к поездке за город. Возможно, она даже хотела до отъезда заняться с Арти любовью.

Кэти надеялась, что за день вымотала Арти. Она надеялась, что Кэролин попытается заняться с ним любовью и Арти не проявит к ней интереса.

Но Кэролин красива, и Арти двадцать три.

Цифры на микроволновке превратились в 16:31, и Кэти уселась на полу. Она чувствовала себя ужасно. Она предала мужа, подругу и – поскольку она всегда утверждала, что ей нравятся лишь интеллектуалы, – саму себя. И будь у нее хоть малейшая возможность, она бы сделала это снова. Она любила Стивена, но Арти – невероятное переживание. Где-то в животе у нее тепло затаилась тяжесть.

Сегодня она бросила умного ради дурака. Стивен был для нее важнее всего. В этом году у них были некоторые проблемы, ну и что? В каждом браке есть проблемы. Но сильнее всего ее беспокоило то, что Стивен, казалось, больше не находил ее желанной. Он утверждал, что у него лишь временные трудности, но не шел к своему доктору выяснить, все ли у него в порядке со здоровьем. Впрочем, она знала, что все в порядке, потому что иногда во сне он возбуждался. И часто в такие моменты он начинал заниматься с ней любовью, но потом просыпался, и эрекция пропадала.

Может, он действительно ее больше не хочет. Может. она для него уже слишком неинтересная и толстая Но сегодня она выяснила, что не для всех она слишком неинтересная и толстая. Она не была слишком неинтересной и толстой для Арти. Молодого, загорелого энергичного Арти.

Она потерла глаза и вытерла пальцы о джинсы. Положила левую руку на пол и почувствовала что-то холодное. Увидела, что к ладони прилип кусочек соленого огурца. Грязный. Черная пыль прилипла к крошечному пятнышку огуречной кожицы. Пол на кухне не мыли три или четыре месяца.

Кэти встала, стряхнула зеленый кусочек в миску с холодным картофелем, добавила оставшиеся полбанки огурцов и размешала все с горчицей, майонезом, нарезанным сельдереем и специями. Никто не узнает, что она добавила ошметок, подобранный с пола, – особый компонент. Это заставило ее почувствовать себя дурной. И для разнообразия чувствовать себя дурной было довольно приятно.

Зазвонил телефон, и она возмутилась. Она хотела сделать картофельный салат. Стивен, телефон и, похоже, весь мир сговорились помешать ей сделать свое дело. Она попыталась одной рукой взять трубку, а другой продолжать размешивать, но ничего не вышло, поскольку миска закрутилась по кухонному столу.

– Да, алло, что надо? – Как правило, она старалась говорить по телефону сдержанно и вежливо независимо оттого, каким в действительности было ее настроение, но сейчас ей плевать. Сегодня она даже поступилась своими принципами. Сегодня был день Ебли с Греческим Богом и праздник Поганого Картофельного Салата, и она позволила себе делать все, что захочет.

– Кэти, рада, что застала вас. – Голос в трубке женский, но Кэти незнаком.

Она знала, что обладательница такого голоса должна быть красива – возможно, столь же красива, как Кэрол ин, – и потому немедленно ее невзлюбила.

– Да, это я, – сказала Кэти. – Мы с вами разговаривали очень давно, но боюсь, что сейчас я занята. Так что было бы прекрасно, если бы вы могли позвонить сегодня попозже, примерно в восемь часов.

В восемь часов Кэти уже будет ехать в «тойоте» по дороге к дому Хэлли, и пусть телефон хоть разорвется от звонков. Надо только отключить автоответчик перед выездом.

– О, я отниму у вас всего минуту, – сказал голос. – Я – Лили, подруга Джека. Мы встречались в «Зилкер-клубе», когда Тони упал с холма, помните?

Кэти на мгновение подумала, что это шутка Хэлли. Но голос совсем не походил на голос Хэлли.

– Да, помню, – сказала Кэти уже своим вежливым телефонным тоном. – Чем могу помочь?

– На самом деле я звоню, – сказала Лили, – чтобы узнать, чем могу помочь я.

– Простите?

Потрескивание и гул в телефоне заглушили следующие слова Лили, и Кэти их не разобрала. В гуле послышался голос человека, говорившего на арабском. Потом гул исчез, и голос Лили вернулся назад.

– …в зависимости от того, кого вы желаете, – сказала Лили.

Кэти ничего не сказала. Она слышала только последние слова этой самой Лили.

Но ей не понравилось ни одно из возможных значений этих слов.

Ей пришло в голову, что на самом деле она совершенно не знает Арти. Она не знает, можно ли ему доверять. Возможно, он уже рассказал своим друзьям, что отымел ее. Возможно, Лили из их числа.

– Боюсь, что не понимаю, – произнесла Кэти, изображая равнодушие.

– Ну вот, – сказала Лили. – Наша связь прервалась? Я плохо разбираюсь в этих спутниках. Но это для меня единственный способ поговорить с вами до восхода Луны.

Кэти смутилась:

– Почему вы вообще со мной говорите?

– Потому что вы – подруга Джека, – сказала Лили, – и я знаю, что он будет о вас беспокоиться.

На Кэти накатила паранойя, холодная и прилипчивая.

– С чего это Джек будет обо мне беспокоиться?

Лили вздохнула:

– Вы не хотите, чтобы я говорила. Понимаете, это не обязательно плохо. Но так иди иначе, я все же чувствую свою ответственность. За последние несколько месяцев наши встречи с Джеком всякий раз влияли и на других. Кроме того, я признаю, что из собственного эгоистичного любопытства я иной раз наблюдала за всеми вами. Так что, если захотите, я буду рада помочь. Почти всю эту ночь я проведу с Джеком – в конце концов, мы вместе только одну ночь в месяц, – но я уверена, что он отпустит меня на несколько минут.

Руки у Кэти дрожали.

– Послушайте, я не знаю, кто вы такая и почему мне звоните. Я даже не думаю, что вы – та женщина, которую я встретила у «Зилкер-клуба». Но кто бы вы ни были, если вы позвоните мне снова, я вызову полицию.

– Я им слегка неподвластна, Кэти.

Кэти бросила трубку, постояла рядом, тяжело дыша и ожидая нового звонка. Его не последовало.

Она услышала, как передняя дверь открылась и опять закрылась, и через секунду в кухню вошел Стивен, воздев банку.

– Та-да! – сказал он. – Огурцы. С укропом, не сладкие. Двенадцать унций. Получите и распишитесь.

Кэти взяла банку и поставила на стол. Потом обвила руками Стивена за талию и крепко сжала.

Стивен крякнул:

– Ух, к чему бы это?

– Потому что мне жаль.

Он обнял ее за шею.

– Просто дурацкая ссора, и все.

Она уткнулась лицом ему в грудь, сплющив нос. Она не плакала, и плакать ей не хотелось, но она все еще не желала, чтобы он видел ее глаза. Через полминуты она разомкнет объятие и доделает картофельный салат. Она положит всю банку, которую купил Стивен, чтобы замаскировать любой возможный привкус грязи с пола. И потом они со Стивеном побросают одежду в дорожную сумку и помчатся к Холмам встречать Полнолуние. И все пойдет своим чередом. Все всегда идет своим чередом.

Но именно в эту минуту она дома на кухне с мужем. И сейчас она больше ни о чем и ни о ком не думает.

– Я знаю, – сказала она. – Но мне все равно жаль.

Она чуяла его кожу через рубашку. Он пахнул маринованными огурцами.

– Пожалуй, я сделаю бутерброды с копченой колбасой, – сказал Стивен.

Кэти ненавидела копченую колбасу. Она сморщила нос, но все еще стояла, уткнувшись лицом в грудь Стивена.

– Все, что захочешь, – сказала она.

Часть VII Щегольская луна Суббота, 3 июля 1993 года

Глава 12 Было бы неплохо что-нибудь взорвать

Было бы неплохо что-нибудь взорвать, думал Арти, выходя из загородного домика Хэлли. Пока Каолин не видела, он припрятал в багажнике «хонды» разных шутих, ракет, римских свечей и другой дребедени для фейерверка на несколько сотен долларов, и теперь только дожидался случая. Еще вчера он открыл пакет со всем этим, запустил несколько штук ни автомобильной стоянке у ресторана, и аппетит разгорелся.

Правда, Королям считала, что фейерверк – вещь опасная, и притом пустая трата денег. Он не мог сосчитать, сколько раз она повторила ему это за последние несколько недель. Без сомнения, ее чертовски взбесило бы, что он притащил весь свой склад к Хэлди; ну и хрен с ней. Она страшно стервозилась в последнее время, он уже устал, пытаясь с нею совладать, и постоянно терпел поражение.

Кроме того, в Полнолуние месяц назад он пообещал Клео и Тони, что на Четвертое[7] возьмет с собой ракеты и шутихи. Никто из детей ни разу не поджигал даже просто ракеты – а тем более петарды в жестянке, любимое развлечение Арти, – и пора наверстать упущенное.

Арти помедлил за «хондой» и оглянулся на дом. Клео и Тони смотрели на него из-за сетчатой двери. Похоже взрослые за ними не следили, поэтому Арти призывно махнул ребятишкам рукой.

– Ух ты! – завопил Тони, распахивая дверь, которая открывалась настолько туго, что стукнулась о стены дома.

Арти съежился и прижал палец к губам. Клео схватила Тони в охапку и рукой зажала ему рот, а затем помчалась с братом по гравию к Арти. Другие взрослые оставались в доме и ничего не заметили. Очевидно, все были поглощены приготовлением ужина или подготовкой к игре в карты. Отлично. Арти открыл багажник «хонды» и снял тряпку, прикрывавшую ракеты.

Клео в изумлении разинула рот и отпустила Тони. Он тоже разинул рот. Арти положил ракеты в две неглубокие картонные коробки, и куча красных ракет и разноцветных мортир впечатляла.

Арти усмехнулся. Должно здорово получиться. Зрелище взрывающихся ракет отвлечет его. Поможет ему забыть, сколько головной боли доставляет Кэролин и как тяжело найти время побыть с Кэти. Кэти работала по всем будням над какими-то гениальными инженерными проектами, а Арти работал в ресторане большинство вечеров. Оставались лишь уикенды, а по уикендам Кэролин и Стивен вечно крутились рядом. За месяц, что прошел с начала их связи, Арти и Кэти сумели побыть вместе лишь четыре раза.

Этого было мало.

И это было очень странно. Арти не подозревал, что ему нужна долгая связь с Кэти. Во-первых, ему вполне хватало Кэролин, несмотря на ее стервозность. Во-вторых, он думал, что отношения с Кэти строятся исключительно по принципу «я-бы-не-прочь-ее-трахнуть». В прошлом этот принцип множество раз претворялся в жизнь. Для этого обычно хватало пары свиданий, и Арти считал, что так же произойдет с Кэти. Она же не куколка. Во всяком случае, не такая куколка, как Кэролин.

Но после одной встречи с Кэти Арти обнаружил, что его страсть к ней не ослабела. Она возросла. Так произошло на следующий раз, и опять, и опять. Он этого не понимал. Но так было, и ему приходилось с этим считаться. Всякий раз его раздражала необходимость так долго ждать – и раздражало, что в доме Хэлли вместе с ним находится Кэти, а он не может даже коснуться ее руки. Но Кэти сказала ему, что, если он когда-нибудь что-нибудь такое учудит и кто-то сможет заметить, он никогда больше к ней не притронется. Она его никогда не простит.

Для него это имело значение. И это тоже было странно.

Арти взял из багажника одну коробку с ракетами и вручил ее Тони. Тони держал коробку в руках так, словно это самая драгоценная вещь во Вселенной. Потом Арти взял под мышку другую коробку и начал спускаться по дороге, а дети засеменили позади.

Да. Что-нибудь взорвать – прекрасная идея. В лучших фильмах, которые он смотрел, всегда множество взрывов. И он не особенно много читал, но на прошлой неделе нашел в канаве около мусорных контейнеров ресторана роман, который, как выяснилось, оказался ему близок. Там было катание на роликовой доске, и в конце парень все взорвал. Арти решил, что это довольно круто.

Размышляя о парне из книжки, который все взорвал, Арти вспомнил, что ему нужны несколько пустых банок.

– Клео, хочешь что-нибудь взорвать? – спросил он.

Клео бросила на него язвительный взгляд:

– А то!

– Хорошо, тогда сбегай, принеси банок из-под газировки, – сказал Арти. – И бутылку, чтобы ракеты запустить.

Глаза у Клео сузились.

– А почему я?

– Потому что ты – единственная, кто ничего не несет.

Клео смотрела недоверчиво:

– Ты будешь без меня что-нибудь поджигать?

Арти покачал головой:

– Еще недостаточно темно.

– Только не начинайте без меня, – сказала Клео, разворачиваясь к дому.

– Мы будем внизу холма, тут неподалеку, – сказал Арти.

Когда Клео ушла, он подмигнул Тони:

– Может, подожжем несколько, если она быстро не вернется, – прошептал он. – Для фейерверка темнота необязательна.

– Я хочу поджечь много ракет, – сказал Тони.

– И я тоже, приятель.

Они остановились на повороте, где их нельзя было увидеть ни из дома, ни с шоссе, и поставили коробки на гравий. Потом Арти снял резинку со связки трутов.

– Что это? – спросил Тони.

– Ты несчастный ребенок, – сказал Арти, выуживая одноразовую зажигалку из кармана джинсов. Он зажег два трута и один вручил Тони. – Видишь, он продолжает гореть, как древесный уголь? Если начнет гаснуть, подуй на него – вот так.

Он подул на кончик своего трута, и он запылал ярко-оранжевым.

Тони попробовал сделать так же, но каким-то образом умудрился носом вдохнуть дым. Он закашлялся и выронил трут в коробку с ракетами.

– Ох, черт! – сказал Арти, уронив свой трут. Он сел на корточки и вынул трут Тони из коробки, затем осмотрел пакеты, проверяя, не загорелись ли где запалы. Все цело. Ну слава богу. Арти хотел что-нибудь взорвать, но по своей воле.

– Арти, – сказал Тони, все еще кашляя, – смотри.

Арти посмотрел. Трут, который уронил он, упал в другую коробку. Как только он к ней нагнулся, зашипел центральный запал на открытом вчера пакете с ракетами.

– Ебическая сила! – завопил Арти. Он попытался схватить ракеты и бросить их на дорогу, но те начали стрелять, едва он до них дотронулся. Арти взвизгнул, отскочил и стал смотреть, как все в коробке взрывается, со свистом разлетаясь ливнем искр.

Уставясь на весь этот кавардак, Арти через несколько секунд вспомнил, что должен позаботиться о Тони. Но обнаружил, что Тони отбежал к шоссе на безопасное расстояние. Пара петард отрикошетила от плеча Арти, и он решил, что ему, наверное, тоже надо отступить на несколько ярдов.

Арти подошел к Тони, и тут примчалась Клео с бутылкой из-под «Перрье» и двумя банками от «Доктора Пеппера». Остановилась, поставила на землю бутылку и банки и впилась взглядом в Арти.

– Ты же обещал, что подождешь, мудак, – сказала она.

Арти был потрясен. Впервые его обозвала мудаком восьмилетняя девочка. Он решил, что девочка вырастет во многом похожей на Кэролин. Хэлли наверняка поощряет такое поведение.

– Извини, – сказал Арти. – Это случайно получилось.

– Сам ты случайно получился, – сказала Клео.

Арти открыл рот, чтобы ответить «Нет, ты», поскольку был вполне уверен, что это правда, но тут большая ракета, гудя, полетела прямо к нему и детям. Все трое заорали и хлопнулись на гравий. Арти поднял голову и успел увидеть, как ракета свернула в лес и взорвалась среди деревьев.

– Эй, осторожно! – раздался женский голос вблизи места взрыва.

Странно, что Арти сумел расслышать голос сквозь свист, грохот и шипение ракет. Казалось, будто голос раздался прямо у него в мозгу.

И тут он понял, кто это.

– Подожди здесь, – сказал он Тони. Клео он проигнорировал, поскольку на нее обиделся. – Мне нужно кое-что проверить.

Тони, казалось, его не слышал. Мальчик лежал на животе, положив подбородок на руки и уставившись на взрывы и фонтаны искр. В его глазах отражались зеленые и золотые отблески.

– Ты удираешь, потому что не хочешь проблем? – ухмыльнулась Клео.

Теперь Арти понял, почему не чувствовал никакого влечения к Хэлли, хотя та была наполовину куколка. Любой, кто получал Хэлли, получал в придачу и ее детей – а уж девчонка была шилом в заднице.

– Нет, я не удираю, – ухмыльнулся в ответ Арти. Он встал и направился в лес.

– Ссыкун! – завопила Клео ему в спину.

Арти пожалел, что Клео не старше на десять лет и не мужского пола, а то бы он заткнул ей рот. Как бы то ни было, теперь придется притвориться, что ему наплевать. В любом случае сейчас у него другие дела. Он слышал голос Лили и хотел опять на нее взглянуть, проверить, есть ли у нее крылья на самом деле. Это мучило его уже четыре месяца.

Он продирался через кусты, по камням и кочкам, и через двадцать шагов лес, казалось, сомкнулся позади него. Арти еще слышал шум фейерверков, но так, будто кто-то отключил звук на пульте дистанционного управления. Арти остановился и оглянулся, но разглядел лишь отблески искр и вспышек в листве и кронах.

Арти это не нравилось. Теперь он вспомнил, что и в предыдущих поездках сюда ему тоже не нравилось находиться в лесу. От лесных теней и шорохов по коже ползли мурашки. Ну и черт с ней, с Лили. Он развернулся назад к дороге, где еще раздавались взрывы, – там он хоть знал, что к чему.

– Это твое? – спросил голос.

Арти замер. Опять Лили, но теперь он не мог сказать, откуда доносился голос. Казалось, голос был повсюду. Арти попробовал не дышать.

Что-то пронеслось мимо лица и приземлилось в перегной у ног Арти.

– Я спросила, твое ли это, – сказала Лили.

Арти все равно не понимал, откуда доносится голос. Это испугало и разозлило его. Он заставил себя наклониться и подобрать то, что упало. Он не мог разглядеть хорошенько, но нащупал пластмассовый пропеллер и обугленный картон большой ракеты. Тот был еще теплым.

– Да, – сказал он. – Мое.

– У тебя улетело, да?

– Можно сказать и так. – Арти посмотрел направо, налево, назад. Он увидел лишь деревья, освещенные вспышками фейерверка. – Слушай, ты меня пугаешь. Просто покажись, ладно?

Лили засмеялась:

– Я не прячусь, Арти. Как ты думаешь, почему ракеты упали прямо перед тобой? Могу поклясться, из всех друзей Джека ты хуже всех замечаешь очевидное. Но по-моему, это довольно мило. Люди, зависящие от очевидного, наводят скуку. Я здесь.

Арти задрал голову. Лили сидела на ветке прямо над ним, купаясь в лунном свете. Ее когтистые ноги почти задевали его волосы. Она была голой и, улыбаясь, смотрела вниз. Он не видел никаких крыльев. Может, прежде он их просто вообразил.

Тут он разглядел ее ноги.

– У тебя ненормальные пальцы на ногах, – сказал он.

Лили усмехнулась.

– По мне, они вполне нормальные, – сказала она, покачивая когтями.

У Арти похолодело в животе. Правильно, что ему не нравился лес. Он сейчас же отсюда уйдет.

Но Лили оказалась перед ним раньше, чем он смог сделать шаг.

– Подожди, – сказала она. Крылья ее на мгновение раскрылись, а затем сложились снова. Арти их отнюдь не вообразил.

– Думаю, нам нужно поговорить.

Она была взволнована. И Арти это не радовало. Неизвестно, на что она способна. Какая-то ужасная курица-мутант. Разозлить ее намного хуже, чем разозлить Кэролин. Кэролин просто сука, а Лили может выковырять у него глаза из глазниц и засунуть себе в рот.

– Я зря устроил фейерверк, – выпалил он. – Я все подберу.

Лили покачала головой, и ее блестящие черные волосы рассыпались по плечам и груди.

– Я не о том хочу поговорить. Хотя это, конечно, не очень здорово, потому что сейчас сухо, и ты, похоже, устроил пожар. Но я говорю о другом пожаре, который ты разжег раньше, и хочу знать, сумеешь ли ты с ним справиться. Если нет, я попробую помочь: Я считаю, что отчасти виновата.

На секунду Арти забыл свой страх и поймал себя на том, что уставился на волосы, рассыпавшиеся по груди Лили. Он хотел почувствовать их на ощупь, откинуть их в сторону.

– Ты меня слушаешь? – спросила Лили. – Я говорю о тебе и Кэти. Ты месяц с ней спал, и я хочу знать, представляешь ли ты себе возможные последствия. Не то чтобы это было плохо, я знаю, но вы должны учитывать своих партнеров. Что произойдет, если вас раскроют?

Арти с трудом отвел взгляд от ее грудей:

– Как ты узнала о нас с Кэти?

Лили закатила глаза:

– Арти, погляди. – Она расправила крылья и дважды ими взмахнула, а потом воспарила, и ее когти оказались у Арти перед носом. – Я – богиня. Я знаю такое, что вы, бескрылые, можете узнать, разве что прячась в сортирах или нанимая частных сыщиков. И то, что тянет тебя к Кэти и ее к тебе, – как раз моя специализация. Понял?

Арти моргнул. На вид когти у Лили ужасно острые. Он гадал, на кого она больше похожа – на женщину или на сову – и ест ли она мышей, отрыгивая потом комочки шерсти и костей.

Или мыши для нее слишком маленькие…

Он решил не рисковать.

– Да, – сказал он, – понимаю.

Лили опять взмахнула крыльями и вернулась на ветку над головой Арти.

– Ты – лживый мешок с дерьмом, – сказала она, – но красавчик. Тогда продолжай. Может, мне лучше поговорить с Кэти. Правда, месяц назад я уже пробовала, но она не стала слушать.

Арти ринулся к дороге, затем смутился и оглянулся. Лили все еще была там.

– Ты же не расскажешь Стиву или Кэролин, правда? – спросил он. – То есть о том… ну ты поняла.

Кажется, Лили загрустила.

– Нет, я бы не стала так делать. Но они в любом случае узнают.

Арти внезапно почувствовал камень в груди.

– Почему ты так решила?

Лили вздохнула:

– Потому что ты неловкий, Арти. Кэти осторожна, потому что не хочет ранить Стивена. Но ты неосторожен, отчасти потому, что хочешь слегка ранить Кэрол ин. Но главным образом потому, что ты неловкий.

Арти оскорбился.

– Да хрен там, – сказал он. – Я был гимнастом в школе. И я знаю, что ты не об этом. Видишь, я не так глуп, как все думают.

– Ладно, мистер Грация, – сказала Лили, – тебе надо потушить пожар. Удачи.

Она снова раскрыла крылья, взлетела сквозь ветви в потоке лунного света и исчезла.

Арти глядел ей вслед. Он разрывался между страхом перед Лили и возмущением: надо же, какая надменная сука. Да как она посмела, богиня она или нет – в любом случае он не религиозен, – говорить ему, будто он хотел вреда Кэролин? Он без ума от Кэролин. А с Кэти все как-нибудь разрешилось бы в свое время. Такие вещи всегда как-то разрешаются.

– Пожар, твою мать, – сказал он.

– Пожар! – закричала позади него Клео.

Арти обернулся и увидел, что Клео и Тони бегут к нему через лес. Позади них ярко-оранжевым огнем полыхали кусты.

– Целых два пакета с бутылочными ракетами рвануло одновременно! – крикнул Тони, схватив Арти за руку.

Арти удивился.

– Правда? – спросил он. – Когда?

– Только что, – сказала Клео. – Ты что, ничего не видел и не слышал?

Нет. Пока говорила Лили, он не слышал ничего, кроме ее голоса.

– Что нам делать? – испуганно спросил Тони, дергая Арти за руку.

Арти тоже был напуган. Пожар в кустах разрастался.

– Бежим к дому, – сказал он. Больше он ничего не придумал.

Теперь огонь расползался перед дорогой, так что они продирались через лес с полсотни ярдов, прежде чем вышли на гравий. И тут Арти увидел Кэролин и Стивена – те бежали по дороге с огнетушителями. Он им обрадовался.

– Бога душу мать! – завопила Кэролин, подбежав. – Что ты натворил, ты все поджег?

– Это было не нарочно, – сказал Арти.

– Он должен был меня подождать, – сказала Клео.

Ставен еле успел сказать:

– Ты берешь на себя кусты, а я ракеты, – а потом ринулся по дороге туда, где еще искрились, свистели и взрывались пылающие коробки.

– Где ты взяла огнетушитель?

– В своем багажнике, – сказала Кэролин, направляясь в лес к горящим кустам. – Именно там, где ты прятал свои игрушки.

– Как ты о них узнала? – сказал Арти, следуя за ней.

– Потому что ты скрытен, как мусоровоз.

Они добрались до края пожара, который теперь расходился по изогнутой линии длиной в пятнадцать ярдов. Кэролин начала поливать огнетушителем по этой линии, и языки пламени стали меркнуть в белых облаках.

– Прости, – сказал Арти.

Кто-то хлопнул его по плечу. Он обернулся и увидел Хэлли.

– Не извиняйся, – сказала она, сунув ему в руки совок. – Лучше засыпь все землей, и, может, мне не придется вызывать добровольную команду пожарной охраны.

– Куда пошли дети? – спросила Кэролин.

– Я оставила их с Джеком, – сказала Хэлли. – Но если вы, ребята, считаете, что контролируете ситуацию, то я пойду и за ними присмотрю. Луна встает, и Джековы странности входят в апогей. То есть он очарователен в голом виде, но пока я совсем не хочу, чтобы мои дети подверглись столь мощному напору очарования.

Арти сковырнул немного земли и бросил ее на обугленный куст, который Кэролин только что погасила.

– Не волнуйся, мы справимся, – сказал он. Ему полегчало. Пожар и впрямь не его вина и не столь уж страшная беда. Они с Кэролин быстро его победят.

Но Кэролин покачала головой.

– По-моему, этот совок принес бы больше пользы, – сказала она Хэлли, – если бы ты саданула им как следует его по голове.

Арти не позволил себе принять эту реплику близко к сердцу. Он опять достал Кэролин, только и всего. Разве это ново? Возможно, сейчас у нее даже имелись для этого основания.

– Ну, это ты сама займись, – сказала Хэлли и направилась к дороге.

Арти шел позади Кэролин, засыпая сожженные кусты, едва она гасила их из огнетушителя.

– Много от меня неприятностей? – спросил он. Кэролин на него не смотрела.

– Пока не знаю, – сказала она. – Сначала надо справиться с огнем, а потом мы к этому вернемся.

Арти вырыл еще несколько полных совков грязи и решил, что, раз он и так по уши в дерьме, вряд ли возможно ухудшить ситуацию.

– Я видел Лили, – сказал он.

Кэролин не ответила, и Арти подумал, что, наверное она не расслышала.

– Я видел Лили, – повторил он громче. – Ну, знаешь, девушку Джека.

– Я поняла, – сказала Кэролин, перекрикивая свист огнетушителя, но все еще не глядя на него.

– Она была голой, – сказал Арти.

– Как мило.

– У нее были крылья, а на ногах когти.

Кэролин достигла конца линии пожара. Она сжала ручку огнетушителя, но на этот раз из него ничего не вышло. Она опустила огнетушитель и показала на последний очаг.

– Не мог бы ты потушить, а? – спросила она.

Арти стал яростно хлопать по пламени совком, пока оно не исчезло, а затем присыпал землей.

Теперь, когда пожар закончился, Арти и Кэролин стояли в темноте. Лунного света хватало лишь для того, чтобы Арти смог увидеть лицо Кэролин.

– Я не слышу никаких взрывов, – сказал он. – Наверное, Стив там все потушил.

– Наверное.

Кэролин не стремилась уйти из леса. Стояла на месте и на Арти не глядела.

– Если хочешь надрать мне задницу, – сказал он, – давай, начинай.

Теперь она взглянула на него:

– Не тебе решать, когда я захочу надрать тебе задницу. Это решаю я. И ты того заслуживаешь. Но сейчас я хочу спросить тебя об этой Лили.

Арти подавил смешок. В голосе Кэролин звучала ревность.

– Я же говорю, – сказал он. – Она была голой, и у нее были крылья и когти. Я раньше ее уже видел. Но тебе не сказал.

– Почему?

– Решил, что ни к чему.

– А почему говоришь теперь?

Арти пожал плечами:

– Не знаю. Наверное, я просто подумал, один хрен.

– Понятно, – сказала Кэролин. – Ну, тогда один хрен. Я сама ее видела два месяца назад. Никаких крыльев не заметила, но поняла, что она сумасшедшая. Думаю, она бродит тут по лесу, ожидая, когда Джек опять свихнется. Может, даже надевает птичий костюм.

Арти вздрогнул.

– Тогда пошли-ка отсюда.

Он направился к дороге.

– Не сейчас. – Кэролин схватила Арти за руку. – Сначала ты займешься со мной любовью.

– Прямо здесь? – смутился Арти.

Глаза у Кэролин блестели.

– Прямо здесь. Прямо сейчас. Ты что, никогда не хотел на природе?

Не поспоришь.

– Да, конечно, – сказал он, – но… у нас нет ни одеял, ничего такого. И вдруг кто-нибудь пойдет нас искать, или дети…

– Мы тихо, – сказала Кэролин. Она положила огнетушитель и начала расстегивать блузку. – Мы быстро. Тут темно. Нас не найдут.

Кэролин, как и Лили, сбрендила. Все это на нее не похоже. Обычно она так не делала. Арти это не нравилось. Ему не нравился лес, не нравилась темнота и не нравилась Кэролин, непохожая сама на себя.

Но Арти никогда не отказывался от секса с Кэролин. Может, она на себя и не похожа, но уж он-то должен оставаться самим собой.

Только он спустил джинсы, как в кольце лунного света за спиной Кэролин появились Стивен и Кэти.

– Эй, мы потушили фейер… ой, – сказал Стивен. Он тут же отвернулся и пошел назад.

Но Кэти осталась. Стояла в лунном свете и через плечо Кэролин сверлила Арти взглядом.

От этого взгляда глаза у Арти жгло.

Да уж, отстойный вечерок.

Глава 13 Ветка потеряет куски коры

Ветка потеряет куски коры у основания, но Лили это не важно, решил Джек. К тому же от коры он слегка чешется, но он потерпит. Он сидел посреди дубовой кроны к западу от дома Хэлли и ждал. За исключением наручных часов, на нем ничего не было. Он взглянул на синий дисплей: 21.30. Луна встала уже больше получаса назад, но Лили еще не появилась.

Джек волновался. В прошлом месяце было Лунное Затмение, и даже оно задержало Лили всего на несколько минут. Ему никогда не приходило в голову спросить, сколько времени занимает путешествие от Луны до штата Техас, но он понимал, что Лили опаздывает. Интересно, связано ли ее опоздание с неудачным фейерверком Арти. Может, яркий свет и шум и последовавшее всеобщее сборище отпугнули ее. Лили, похоже, любила темноту и тишину и чтобы им с Джеком никто не мешал. Джек тоже это любил.

Под деревом по земле тянулся прямоугольник желтого света от кухонного окна, доходивший до ствола дуба. Окно было открыто, и Джек слышал, как гремит заварочный чайник или кастрюля. Разговоров не слыхать, хотя это странно. Обычно его друзья постоянно разговаривают.

В этот уикенд все вели себя неестественно. Вначале Джек радовался, что все вроде перестали так сильно о нем беспокоиться, но потом, после фейерверка, понял: это не потому, что все решили, будто он в порядке. А потому, что у всех есть свои проблемы.

О некоторых Джек знал. Во-первых, Стивен все еще терзался страстью к Хэлли. Это было очевидно, и, похоже, Хэлли тоже об этом не забыла. Джек не знал, очевидно ли это для Кэти, но ее что-то беспокоит, это ясно. Джек не слышал от нее ни слова после фейерверка. Она даже не отреагировала, когда Томми – приятель Хэлли, приехавший сразу после того, как потушили пожар, – сказал, что Клинтон в прошлом месяце правильно сделал, что снял свое предложение кандидатуры Лани Гиньер на пост министра юстиции. Обычно от таких выступлений Кэти разражалась потоком речей, но тут, похоже, даже внимания не обратила.

Короче говоря, было грустно. Кэролин сердилась на Арти; дети ссорились с Хэлли; Кэти была молчалива и мрачна; а Стивен томился по той, которая для него недоступна. У Томми, похоже, все было прекрасно, но почему бы и нет? Он появился после фейерверка, так что никто на него не злился. Самая большая неприятность, которая могла волновать Томми, – это ревность Стивена, а Джек был вполне уверен, что Томми на это наплевать.

Хотя бы Томми счастлив. Но Томми – временное явление. Хэлли будет продолжать перебирать мужчин, как гиперактивный ребенок – карамельки, пока не найдет того, с кем сможет жить. А Томми вполне хорош, но не таков. Он, видимо, тоже это знал, но, по крайней мере, отличался эмоциональным здоровьем.

Правда, все остальные в полном расстройстве. Джек только сейчас начал понимать, до какой степени.

– И они еще думают, что это я сумасшедший, – пробормотал он.

Он почувствовал дуновение на щеке и увидел, как Лили садится рядом на ветку. Она сложила крылья и улыбнулась.

– Ты и есть сумасшедший, – сказала она. – Больше тут никто в голом виде не сидит.

Джек обрадовался. Лили его не забыла.

– Ну, – сказал он, – ты ведь тоже голая?

Лили облизнула губы.

– Мне полагается быть голой. Для меня ненормально носить одежду.

– Но я видел, как ты носишь одежду, – заметил Джек.

– Да, – сказала Лили. – Чтобы добраться до тебя.

– Моя нагота ради того же. – Джек раскрыл объятия.

– Как галантно. – Лили посмотрела ему между ног. – Просто сверхгалантно.

Джек заерзал.

– Рад, что ты здесь. Почему не появлялась так долго? Лили не переставала улыбаться, но брови у нее поднялись.

– Я решала проблему.

– Я могу чем-нибудь помочь? – Еще не договорив, Джек понял, как это нелепо, и засмеялся над собой. – Можно подумать, богине нужна моя помощь.

Лили потянулась к нему и погладила по щеке, которую несколькими минутами раньше коснулось дуновение.

– Ты удивишься, – сказала она.

Джек задрожал. От кончиков пальцев Лили било электрическим током.

– Боже, как я скучал по тебе, – сказал он.

Указательным пальцем Лили провела щекотную линию вокруг его губ.

– Я тоже по тебе скучала, – сказала она. – Ты думаешь, так весело ждать в темноте и сумерках четыре недели, пока я смогу спуститься и еще чуть-чуть повредить твой рассудок? – Она наклонилась ближе и поцеловала его, лишь слегка дотронувшись губами. – Но не только ради того, чтобы повредить твой рассудок, Джек. Еще и потому, что… – Она замялась; как будто опечалилась. – Ты что-то со мной сделал.

Джек пришел в замешательство:

– Что?

Лили закрыла глаза:

– Я не знаю. Но я не чувствую себя как раньше.

Голос у нее был несчастным, и Джек встревожился.

– Прости, – сказал он.

– Не стоит, – сказала Лили. – В любом случае хоть какая-то перемена. – Она открыла глаза. – Но кажется, в итоге я стала ебанутая. Ты должен понять, Джек: я при случае ебу людей, но сама не бывают ебанутой. Понимаешь разницу?

– Конечно, – хихикнул Джек. – Я мог бы книгу написать.

Лили сжала его руку:

– Хорошо. Потому что теперь я, похоже, ебанутая. Понимаешь, с того самого времени, как я стала с тобой встречаться, я наносила визиты твоим друзьям. Я думала, что смогу сделать им добро, ради тебя… но все пошло не так, как я ожидала.

Джек кивнул:

– Я заметил. Они чуть-чуть недотягивают, если понимаешь, о чем я.

Лили бросила на него удивленный взгляд:

– Боюсь, что нет.

– Ну, с катушек слетели.

Лили по-прежнему удивленно качала головой.

– Играют неполной колодой. Ездят только на двух первых передачах. Отбивают мяч рукоятью ракетки. Носят туфли каблуками вперед. Едят курицу ложкой. У них в шинах не хватает давления, в суповой кости – мозгов, а в часах – винтиков.

– Джек, – сказала Лили.

– Они пьют картошку. Плюются в закрытое окно. У них не все дома. Шарики заходят за ролики. Они жонглируют ручными гранатами. Забивают гвозди шляпкой вниз. У них в наборе карандашей не хватает основных цветов. Держат авторучку ногой…

– Джек, – сказала Лили, – давай остановимся на «ебанутой».

Джек глубоко вздохнул. У него кружилась голова.

– Прости, я увлекся, – сказал он.

Лили взяла его за руку.

– За это я тебя и люблю. И похоже, эта твоя черта передается мне. – Она посмотрела вниз на дом. – Вот и ответ на твой вопрос: «Я могу чем-нибудь помочь?» – оказывается, да. Ты знаешь о ебанутости больше, чем я.

Джек коснулся плеча Лили и провел пальцем вниз до перьев.

– Только скажи, что тебе нужно, – произнес он.

– Отчасти в этом и проблема, – вздохнула Лили. – Я не знаю, что мне нужно. Понимаешь, Джек, моя сфера деятельности ограничена Желанием. Я знаю, чего хотят люди, когда и как они этого хотят.

– Тогда, – сказал Джек, – пожалуй, ты знаешь почти все.

Лили раскрыла крылья, поднялась в воздух и обвила ногами его талию.

– Ты держишь равновесие? – спросила она.

Дыхание у Джека ускорилось.

– Кажется, да.

– Хорошо. – Она устроилась у него на коленях и обхватила его крыльями.

Джек задыхался.

– По-моему, мы больше не говорим о твоей проблеме.

Лили поцеловала его в нос.

– Говорим. Но я не хочу, чтобы ты подумал, что меня интересует лишь твой мозг.

– Никоим образом, – сказал Джек.

– Суть в том, – шепнула Лили ему на ухо, – что ты не прав. Я сейчас открыла для себя, что знать желания людей не означает знать все. Я вообще не понимаю, что происходит с тобой и тебе подобными после того, как вы получаете то, что хотите.

– А? – сказал Джек. Он совсем запутался. И неудивительно. От его мозга отхлынула почти вся кровь.

Лили горячо дышала Джеку в шею.

– Я здесь появляюсь раз в месяц, – сказала она, – на одну ночь. Но что происходит наутро, когда я ухожу? И на следующий день, и в последующие дни? Что ты чувствуешь, что ты делаешь все те дни и ночи, когда меня тут нет?

– Жду тебя, – сказал Джек. – Страдаю по тебе. Пытаюсь вспомнить твой вкус.

– И все? Быть не может.

На несколько секунд Джек задумался.

– Все, – сказал он.

Лили отпрянула и повисла перед ним в воздухе.

– Этого не может быть.

Джек потянулся к ней.

– Ладно. Вот моя остальная жизнь – которую большинство людей назвало бы легкой. Я живу за счет пенсионного фонда, своих сбережений и небольшой… страховки. Так что в основном я валяю дурака. Читаю, хожу в кино, гуляю подолгу, по вечерам смотрю телевизор и обедаю с друзьями, а порой с абсолютно незнакомыми людьми. – Он посмотрел Лили в глаза. – Но даже когда я все это делаю, я думаю о тебе. О том, какой ты была в прошлый раз. О том, что мы будем делать в следующий раз.

– Не наклоняйся больше вперед, Джек, – сказала Лили. – Ты упадешь.

– Тогда не отлетай далеко, черт возьми! – Джек рассердился, и это его поразило. Раньше он никогда не сердился на Лили. Он и не думал, что может на нее рассердиться. – Нечего дышать мне в шею, а потом от меня улетать!

Глаза у Лили зажглись белым светом, и Джек испугался, что разгневал ее. Но тут она вернулась и села на ветку рядом с ним, так близко, что коснулась его бедром. Ее левое крыло легло поперек его спины. Перья мягко щекотали кожу. Джек так сильно хотел Лили, что не сомневался – он сумел бы с корнями вырвать этот дуб, если бы Лили попросила.

– Вот мы кое-что и выяснили, – сказала Лили. – Оказывается, пока меня нет, ты чувствуешь не только страстное желание, но и злость. Злость на меня за то, что я к тебе не прихожу.

Джек начал было отрицать, но потом спросил себя, не солжет ли. Он не хотел лгать Лили.

– И я теперь понимаю, – продолжала Лили, – что с самого начала меня привела к тебе тоже отчасти злость. Сила твоего желания была слишком мощной. Даже опасной, если бы я была смертной.

Джек хотел ее. Он не мог больше ни говорить, ни думать. Он только хотел ее.

– Как я мог злиться на тебя до того, как тебя узнал? – сказал он, обхватив ее за талию. Ее кожа была теплой.

– Ты злился не на меня, – сказала Лили. – Ты злился на того, кого желал.

Джек закрыл глаза. Он хотел, чтобы Лили перестала говорить. Он хотел, чтобы они просто занялись любовью.

– Ладно, – сказала Лили. – Я сейчас остановлюсь, потому что ты дал мне первый ключ: злость. Конечно, я всегда знала о ревности, потому что желание и ревность – по существу, одно и то же. Но я теперь вижу, что есть и другие вещи, связанные с желанием. Это поможет мне понять тебя и твоих друзей – и где я совершила ошибку. Спасибо.

– Пожалуйста, – сказал Джек не вполне искренне. Он все еще хотел ее, но уже дулся. Лили сегодня его дразнила. Раньше она так никогда не делала, и ему это не понравилось. И еще то, что она тратила время и энергию на его друзей. Он тоже о них заботился, но считал, что Лили здесь появляется исключительно ради него.

– О, Джек, прости, – сказала Лили. Судя по тону, она правда раскаивалась. – Мне ужасно неприятно, когда ты несчастен, и это тоже для меня ново. Раньше мне было до лампочки, если я кого-то делала несчастным. Вообще-то в этом, видимо, и суть. – Она опять вздохнула. – Ты со мной сделал что-то, чего еще никто – ни один смертный – не делал. Жаль, что я не знаю, как это назвать.

Она поднялась в воздух и снова обвила ногами его талию. Ее когти заскребли по его пояснице.

Джек резко втянул воздух. Лили царапнула глубже, чем обычно, и раны жгли огнем.

– Ох, блин, – сказала Лили. – Я тебя оцарапала до крови. Нынче вечером я совсем ебанутая.

Джек посмотрел ей в глаза, увидел там беспокойство и улыбнулся.

– Но мне понравилось, – прошептал он.

Глаза у Лили расширились.

– Я должна была об этом знать. Почему я не знала?

Джек притянул ее ближе.

– Не могу ответить. Я и сам себя не понимаю, как я могу надеяться понять богиню?

– Ебическая сила, – сказала Лили.

Джек поцеловал ее в шею. На вкус – как жимолость и кофе.

– Забавно, – пробормотал он. – Я слышал, как то же самое прокричал Арти, когда сжег лес почти дотла. К вопросу о ебанутости.

Лили обхватила его крыльями и провела ноготками по его груди.

– Я думала, ты больше не хочешь разговаривать.

И пока Луна не зашла наутро, они и не разговаривали.

Часть VIII Кукурузная луна Понедельник, 2 августа 1993 года

Глава 14 Как удар молотка в висок

Как удар молотка в висок Стивена поразила мысль, что у Кэти есть любовник.

Это случилось, когда он читал лекцию. Профессор Лесли ждала ребенка и попросила Стивена провести ее курс по британской литературе семнадцатого века. От этого предмета до специализации Стивена – несколько веков, но заканчивался второй летний курс, и Лесли сказала, что обо всем необходимом студентам уже поведала. Он может разрешить им самостоятельно готовиться к сессии или же рассказывать, о чем захочет.

В группе были одни тупицы, так что Стивен решил говорить, о чем хочет. И когда до конца лекции оставалось одиннадцать минут, он читал вслух поэму «К его застенчивой возлюбленной»[8] и вдруг умолк.

Он внезапно вспомнил про белье.

Утром он переключал стиральную машину со стирки на сушку, так как Кэти забыла это сделать перед уходом на работу. На самом деле белье в машине лежало, похоже, еще со вчерашнего вечера, когда он принимал экзамен университете.

Стивен обнаружил белье в стиральной машине лишь потому, что у него кончились чистые рубашки.

Но в машине лежали не рубашки. Там были простыни и нижнее белье. Поэтому Стивен переключил машину постирал свои рубашки и затем снова переключил машину. Его рубашки были еще влажными, когда он схватил одну из них и побежал к дверям, спеша на занятия с группой Лесли.

Сейчас, читая «К его застенчивой возлюбленной», он сообразил, что простыни, которые он обнаружил в сушилке, на его памяти всегда лежали в бельевом шкафу. Они не нуждались в стирке. Ими никогда не пользовались.

И к одной из простыней, когда он вытягивал их из сушилки, прицепились трусики Кэти. Трусики были белыми, кружевными и прозрачными. В них не было ничего особенного, и Стивен давно их не видел. Он даже забыл, что у его жены вообще есть такое нижнее белье.

Когда он все это осознал, девочка с первого ряда – Стивен не мог назвать ее женщиной, она была слишком молода – кашлянула и закинула ногу на ногу. На ней была одна из тех коротких джинсовых юбок, которые, похоже, опять возвращались в моду. Ее бедра были мускулистыми и загорелыми. Стивен уловил мелькание пурпурных кружев, и ему пришло в голову, что сочетание джинсы и пурпурных кружев выглядит глупо. Эта девочка стремилась выглядеть эротично, но не знала как. Она была ребенком, играющим во взрослого.

Стивен вгляделся во все эти молодые, чужие лица. Все они принадлежали детям, играющим во взрослых.

Он вернулся к поэме. Он забыл, где остановился, что напомнило ему о кошмарной февральской лекции Джека в «Зилкер-клубе». Джек тоже забыл, где он, и затем выпрыгнул из окна. Может, Стивену тоже стоит об этом подумать.

Он закрыл книгу и взглянул в окна слева. День был солнечным, и Стивен видел синее небо и верхушки деревьев. Аудитория находилась на восьмом этаже. Интересно, достаточно ли тут высоко, чтобы проломить себе череп, или он просто получит сотрясение.

– Если нет вопросов, – сказал он, – закончим на этом.

Снова повернувшись к студентам, он обнаружил, что те ушли. Стивен не слышал, как они уходили. Он сложил книги и бумаги в портфель, а затем отправился домой обедать.

Он никогда не ездил домой обедать. Обычно он покупал сэндвич в Студенческом клубе и съедал его в своей комнате, делая заметки для следующей лекции. Но сегодня он хотел пойти домой. Он не хотел находиться рядом с детьми, которые притворяются взрослыми. И вообще рядом с кем бы то ни было.

Но когда по дороге домой он повернул на свою улицу, то увидел «тойоту» Кэти. И подумал, что она раньше тоже никогда не приходила домой обедать.

Он проехал мимо дома, затем прокатился вверх и вниз по каким-то улицам, пока не добрался до шоссе, а оттуда отправился на юг. Он не знал, куда едет. Просто на юг. Может быть, на юг и потом на восток, по пути к дому Хэлли. Сегодня там должен появиться Джек. Этой ночью – Полнолуние, но Джек будет один. Хэлли отдала ему ключи и заставила пообещать, что он будет хорошо себя вести. У всех остальных слишком много дел, чтобы возиться с ним в этом месяце. К примеру, считалось, что Стивен принимает экзамены и читает курсовые работы.

Но идея поехать в загородный дом нравилась ему больше.

Кроме того, Стивен чувствовал бы, что обязан приглядеть за Джеком. Позаботиться о нем. А Стивен сейчас совсем не хотел ни о ком заботиться. Он хотел, чтобы позаботились о нем. Или хотя бы оставили его в покое.

В обеденное время на шоссе было не продохнуть, и машины передвигались рывками. К северу от 360-й развязки, когда все машины встали, Стивен вдруг заорал. Все водители на дороге – дебилы, едут так, будто кроме них больше никому не нужно никуда добраться. Их отцы – дубоголовые выродки, а матери – бородатые вонючие козлихи.


И тут женщина в соседнем автомобиле показала ему средний палец.

Он изумился и потерял дар речи. Миниатюрная симпатичная женщина в деловом костюме, и она только что показала ему средний палец. Он слабо ей улыбнулся и изрек «простите», но она снова повторила свой жест.

Машины тронулись, и Стивен свернул направо. Огромный торговый центр «Бартон Грик» возвышался сразу после поворота, и Стивен решил, что ему туда. Он не хотел ничего покупать, но не хотел и куда-то еще ехать. А тут достаточно большой торговый центр, в нем можно затеряться. Затеряться где-то – хорошая мысль, и он собирался так и поступить.

Он припарковал свой «эскорт» – кусок дерьма на колесах; хороший автомобиль достался Кэти – и пошел по горячему асфальту к дверям. Асфальт казался настолько мягким, что на него можно было лечь. Это Стивену нравилось. Он хотел бы лечь на что-то горячее, черное и маслянистое, а потом прийти домой и завалиться на те простыни, которые без видимых причин постирала Кэти.

Без видимых причин, если только она не стелила их на кушетку или даже на супружескую кровать и не трахалась с кем-то так неистово, что остались влажные пятна размером с Айдахо.

В торговом центре было значительно прохладнее, чем на автостоянке. Можно сказать, даже холодно. Стивен не знал, что так сильно вспотел, пока мощные кондиционеры магазина не добрались до его рубашки и не прижали ее к коже, как влажную тряпку к горячему лбу. Так, как делала его мать, когда он болел, – по крайней мере, в тех редких случаях, когда она не болела сама.

Замечательно, думал он. Он подозревал, что его жена занимается этим с кем-то еще, и в результате вспомнил о своей умершей матери. Просто превосходно.

Он купил шоколадное печенье по цене целого обеда, а потом пошел по периметру нижнего этажа магазина. Обойдя его дважды, он поднялся по эскалатору на второй этаж и обошел его. Тут он посмотрел на часы и увидел, что до начала его предпоследней лекции летнего курса про Topo/Эмерсона[9] остается двадцать пять минут.

Ну и фиг с ним.

Он обнаружил, что пялится на девочек. Здесь было полно девочек – они фланировали вдоль стен. Не женщин – девочек. Не старше девятнадцати. И все они напоминали ту студентку с первого ряда группы по британской литературе профессора Лесли. Они играли с чувственностью, болтаясь без дела рядом со взрослыми и не имея представления о последствиях, потому что, по их мнению, последствий никаких не бывает. Они неуязвимы.

Стивену все они казались непривлекательными почт до отвращения. Он жаждал увидеть кого-то, похожего н женщину. Женщину с тяжелыми бедрами и грудями, с несколькими морщинками возле глаз, которые доказывали бы, что она знает жизнь.

Кого-то, похожего на Хэлли.

Вот в чем все дело. Он пришел в ярость от мысли что у Кэти роман, но на самом деле его привело в полное уныние то, что у него нет романа с Хэлли.

– Какой же я идиот, – сказал он.

Две девицы, шедшие навстречу, посмотрели на него похабно, и одна из них показала ему средний палец.

Стивен начал подмечать тенденцию.

Он снова посмотрел на часы. У него пятнадцать минут до того, как миру станет очевидно, что он презрел свои обязанности. А от торгового центра до университета по крайней мере двадцать минут езды, и пройдет еще десять, пока он доберется до лекционной комнаты. Ему не успеть.

Поэтому он как сумасшедший ринулся к ближайшему выходу, снова проскочив мимо тех двух девчонок и показав им два средних пальца. Делать этот жест не было в его привычке, но Стивен спешил, а они начали первыми. Он прибежал к маленькой развалюхе «форду», запрыгнул внутрь, обжег руки о руль и включил двигатель. Старая развалюха загрохотала, как дерьмовоз, каковым и являлась, и Стивен поехал так быстро, как только возможно по этому шоссе.

Он ворвался в лекционную комнату с опозданием на девять минут, без книг и лекционных материалов, в потной рубашке, со всклокоченными волосами и сбитыми набок очками. Студенты его ждали, и он получил странное удовольствие, наблюдая, как отвисают у них челюсти и расширяются глаза. Профессор Корман не был замечен в появлении на лекциях в таком виде, будто перебрал «ангельской пыли».[10]

Стивен стоял на кафедре, стараясь отдышаться и ожидая, осмелится ли хоть один студент спросить, что случилось. Никто не осмелился.

– Итак, приступим, – наконец сказал он. – Поллета мы говорили о Торо и Эмерсоне. – Он сделал паузу и уставился на аудиторию. – Так какого хуя вам еще надо знать об этих парнях?

* * *

Он не остался на заседание ученого совета, не стал отрабатывать свое рабочее время. Сразу после того, как его группа – которая вела себя на удивление хорошо, подумал он, если учесть, что он дважды назвал Генри Дэвида Торо членососом, склонным к гражданскому неповиновению, – разошлась, он сел в свой автомобиль и поехал к дому Джека. Но Джек ему не открыл, и почтового джипа не было видно. Джек уже уехал за город.

С минуту Стивен размышлял, не отправиться ли туда же. Но было уже слишком поздно, и когда он доберется, Джек уже будет в голом виде бродить по округе. А Стивен в этом месяце что-то не имел аппетита к такому зрелищу, даже при наличии бутербродов с копченой колбасой.

Он подъехал к магазину на Гваделупа-стрит, купил там ледяной кока-колы и выпил ее, сидя в автомобиле на крошечной стоянке. Было уже почти шесть часов, и на улице шумел и вонял вечерний поток автомобилей. Почему-то Стивен от этого чувствовал свое одиночество острее, чем если бы вокруг не было ни души. Повсюду машины и люди, но все в гадком настроении и спешке, и никто не обращает на него ни малейшего внимания. Находись он на Луне, он был бы не более одинок, чем в центре Остина.

Если, конечно, предположить, что Лили уже покинула Луну и направилась на ежемесячное свидание с Джеком.

Стивен допил ледяную кока-колу через соломинку одним длинным удушающим глотком, и у него ужасно заболела голова. Он даже обрадовался. Боль привела его в чувство и заставила заметить, что он весь растрепан и от него несет потом.

Он решил, что Кэти вернулась на работу после своего визита домой на обед, и это значило, что сейчас дома ее нет. Она никогда не приходила домой с работы раньше половины восьмого. Так что он мог туда пойти, принять душ, переменить рубашку и уйти раньше, чем она появится.

Что бы он ни собирался делать нынешним вечером, он был уверен в одном: он абсолютно не хочет видеть Кэти. Если он и будет ночевать сегодня дома, он ляжет спать на кушетке в гостиной.

Но мысли о кушетке и о том, как она раскладывается в двуспальную кровать, привели его к мыслям о простынях и нижнем белье.

И он сказал себе, что это смешно. У него нет никаких доказательств. А что до простыней и нижнего белья… хорошо, ну и что? Может, Кэти решила, что хочет опять ими пользоваться и они так долго лежали и запылились, что нуждаются в стирке.

Если не считать того, что Кэти никогда не делала ничего подобного за все время, что он ее знал. Обычно менял белье и стирал он. Занятия Кэти домашними делами ограничивались разве что случайной попыткой сделать свой фирменный наследственный картофельный салат.

Ледяная головная боль не прекращалась, как это бывало обычно.

Он вышел из автомобиля, кинул пустой стакан из-под кока-колы в мусорный бак и пошел к телефонам-автоматам на углу. Хэлли работала дома и по вечерам никуда не выходила из-за детей. Так что она ответит, если он захочет позвонить.

Хотя она может подумать, что это странно. Они были друзьями, но Стивен почти никогда ей не звонил – потому что до сих пор боялся, что она поймет, какие чувства он к ней испытывает. Но теперь он надеялся, что она это знает. А если не знает, то, может быть, он сделает первый шаг и скажет ей сам.

Хэлли ответила после третьего звонка.

– Алло, да, да, кто это? – Голос у нее был встревоженный.

Стивен стоял, не в силах вымолвить ни слова и внезапно осознав, что вечернее техасское солнце выбивает горячую татуировку на его бледной шее.

– Если вы звоните с какой-то похабщиной, – сказала Хэлли, – то лучше перезвоните позже. У меня один ребенок разбил коленку, а другой пытается ее лечить припаркой из соплей. Так что если вы не страдаете преждевременной эякуляцией, времени у меня нет.

Стивен сумел взять себя в руки и заговорить:

– М-м, нет, это я, Стивен. Я позвоню попозже.

– Стив? – сказала Хэлли. – У тебя какой-то странный голос. Ты чего так тяжело дышишь?

– Я тяжело дышу?

– Ну, судя по звуку, да.

Стивен не замечал, но и не сомневался.

– Тут на линии очень шумит, – сказал он. – Я из телефона-автомата.

– Что, у тебя авария? Нужна помощь?

У меня авария? – спросил себя Стивен. Мне нужна помощь?

Он кошмарно жалел себя и не слишком этому противился.

– Нет, я бегаю по мелким делам, – сказал он, – и вдруг подумал, не нужно ли тебе что-нибудь купить. Я знаю, ты сильно занята, и я подумал, вдруг тебе… что-нибудь нужно.

Это было неубедительно, и он это знал. На том конце провода повисло долгое молчание.

– Ну, это мило, – наконец сказала Хэлли голосом, полным сомнений. – Но я утром все купила в «Эйч-И-Би», веришь или нет. Это была кульминация моего дня, что дает тебе некоторое представление о том, на что мои дни… Клео! Вынь оттуда пальцы! Сейчас же!

– Ты занята, – сказал Стивен. Он чувствовал себя куском дерьма на черствой гренке. – Не буду тебе мешать.

В трубке раздался грохот, будто что-то уронили или бросили. Потом Хэлли вернулась, раздраженно вздыхая.

– Слушай, Стив, извини, – сказала она. – Я могу тебе перезвонить?

– Я не из дома.

– А, ну да. Просто дети разыгрались, и Тони нужно продезинфицировать коленку. И микроволновка не работает, так что мне пришлось готовить на плите. Еда убежала из кастрюли.

– Я мог бы принести тебе что-нибудь, если хочешь. Что-нибудь китайское или пиццу?

Конечно. Он принесет ужин Хэлли и ее детям. Он поест с ними и останется на весь вечер, затем поможет уложить Клео и Тони в кровать. После этого они с Хэлли проговорят всю ночь.

Кэти? – скажет он. Кто такая Кэти?

– Нет, право же, – сказала Хэлли. – Я не могу тебя об этом просить.

– Мне было бы только в удовольствие.

Глубоко внутри мозга Стивена приглушенный голос закричал: ты ведешь себя как жалкий дурак!

Стивен велел этому голосу катиться к чертовой матери.

– Я серьезно, Стив, – сказала Хэлли. Голос напрягся – она смутилась и старалась говорить добрее. – У меня все нормально. Но спасибо за предложение и за звонок. Я хочу поговорить с тобой – но сейчас у меня дурдом. Я позвоню тебе попозже домой, ладно?

Видишь? – спросил голос.

– Не думаю, что собираюсь домой, – сказал Стивен и тут же дико разозлился на себя. Зачем он ей это сказал? Теперь она станет удивляться и размышлять и, может быть, дойдет до правильного ответа. И он тут же решил, что по большому счету этого не хочет. Он и без того как форменный дурак. Голос был прав.

– Не собираешься домой? – встревожилась Хэлли. – Почему?

– Потому что, – Стивен лихорадочно искал предлог и ухватился за первую похожую на правду мысль, пришедшую на ум, – я подумал, может, заеду в твой загородный дом, послежу там за Джеком.

Хэлли несколько секунд молчала, а потом сказала:

– Это здорово, что ты так подумал, но, по-моему, это вряд ли необходимо. Похоже, за последние несколько месяцев Джеку стало намного лучше. Потому я и разрешила ему поехать туда одному. И я думаю, ему пойдет на пользу, если он будет знать, что мы ему доверяем.

Стивену полегчало. Теперь ему не нужно переться за город лишь для того, чтобы его слова не оказались ложью.

– Ладно, тогда, видимо, я не поеду, – сказал он. – И, судя по всему, у тебя там содом и гоморра, так что я позвоню позже, хорошо?

– Буду рада, – сказала Хэлли. – Только дай мне несколько часов, чтобы покормить и успокоить детей.

– Конечно, – сказал он. Он тосковал по ней. Он был несчастен.

– Пока, Стив, – сказала Хэлли. – Я… Тони! Честное слово, я продам тебя в цирк, если не прекратишь есть свой собственный…

Потом в трубке заскрежетало, стукнуло и раздались гудки.

Стивен повесил трубку. Он представлял себе все: кухня Хэлли, два ее ребенка-чертенка, на плите спагетти (или что там) и сама Хэлли. В такую жару она в шортах и топике, а ее короткие каштановые волосы конечно же взлохмачены. И никакой косметики.

Она прекрасна.

Он не мог больше себя обманывать: он в нее влюблен.

Ага, так ты влюблен, сказал голос в его мозгу. Ясно, «д.н.» теперь расшифровывается как «Дебил Недоделанный».

– Заткнись, – сказал Стивен, идя назад к автомобилю.

На редкость жирный и потный человек, входивший в магазин, впился в него взглядом:

– Ты это мне, придурок?

Стивен покачал головой, и жирный человек ухмыльнулся и исчез внутри.

Знаешь, он прав, сказал голос. Ты придурок.

Стивен сел в «эскорт». Он все еще не хотел провести вечер дома, поэтому решил купить себе обед, а потом зайти в пару книжных магазинов. Но вначале он поедет домой и ополоснется. Быстро, пока не пришла Кэти.

Ты к тому же состоящий в браке выродок.

– Ну, – сказал Стивен, трогаясь, – как и моя жена.

* * *

Он вернулся домой и обнаружил, что там – никого.

Прекрасно.

Перед душем он осмотрел шкаф Кэти и обнаружил в углу другие редко использовавшиеся простыни. Он собрал их и обнюхал – от них несло сексом. Кэти, должно быть, очень спешила на работу. Она могла по крайней мере сунуть их в стиральную машину, как вчера.

Стивен был странно спокоен. И, принимая душ, понял, что ощущает необычную свободу.

Кэти изменила первой, так что он может делать что хочет. Может даже, если так, решит, сказать Хэлли, что любит ее. Он, по правде говоря, сомневался, что так сделает, поскольку Хэлли, похоже, в этом смысле вообще о нем не думала. Но теперь его сдерживало только это.

Он вытерся, натянул джинсы и синюю футболку и ушел. Двадцать минут восьмого. Через десять минут Кэти могла прийти домой или не прийти. Обычно, если ее не было дома в семь тридцать пять, Стивен звонил ей на работу, чтобы спросить, как дела и обедать ли ему без нее. Но сегодня для разнообразия поинтересоваться придется ей.

Или может, не придется. Может, она даже не заметит, что он не позвонил. Или может, заметит и обрадуется. Может, она придет домой, обнаружит, что его нет, и вместо того, чтобы удивиться, где же он пропадает, сочтет это чем-то вроде дополнительного обеда.

Он съел огромный куриный стейк в «Треджилле», где целый отсек со столиком находился в единоличном его распоряжении, если не считать Дженис Джоплин, улыбающейся с плаката на стене. В дополнение к курице он съел две булочки, три куска зернового хлеба, картофельное пюре, запеченный рис с брокколи и пирог с пахтой. Он также выпил четыре темных «Шайнера» – свой личный рекорд. Стивен не был любителем пива, но ему пришло в голову, что темный «Шайнер» – официальное пиво Остина – бессмыслица, но сейчас все было бессмыслицей, – и, наверное, очень патриотично время от времени хлопнуть кружечку. Когда Стивен вразвалку отошел от столика, у него кружилась голова, он был весел и сыт. Впервые за восемь лет ему казалось, что он принадлежит этому городу.

Было без четверти девять. Спустилась ночь, на небо взошла Луна, и Стивен ждал достаточно долго. Он сказал Хэлли, что перезвонит вечером, но это будет как-то странно. Так что вместо этого он поедет на юг и ее проведает. Мужчина, выпивший четыре темных «Шайнера» с куриным стейком, поступает именно так.

Свернув на ее улицу, он увидел, что новый синий пикап «шевроле» стоит на подъездной дорожке у двухэтажного домика рядом с побитым «плимутом» Хэлли. Так что Стивен припарковал свой «эскорт» посреди улицы и какое-то время смотрел на пикап.

Что за черт.

Может, Хэлли только что его купила.

Ага.

Он услышал шум в двухэтажном доме и увидел, как из дверей выходит Томми Умерсон, или как там этого козла зовут. Хэлли шла за ним, но остановилась на пороге. Томми обернулся, и она его обняла. Шепнула что-то ему на ухо и затем поцеловала в губы слишком долгим поцелуем.

– Говнюк, – сказал Стивен, вжавшись в сиденье. – Обоссанный засранный говнюк. – И тут, пригнувшись до предела, обнаружил, что его мочевой пузырь готов разорваться.

Странным образом он вспомнил о жившем в шестнадцатом веке астрономе Тихо Браге, умершем от разрыва мочевого пузыря, и все потому, что был слишком учтив и не мог уйти с приема после прибытия королевской четы. Это, подумал Стивен, довольно глупо. С другой стороны, получить разрыв мочевого пузыря, когда припарковался у дома женщины, в которую страстно влюблен, не лишено смысла.

По крайней мере, если она с кем-то другим. Что-то в такой ситуации в любом случае должно разорваться.

Стивен все еще смотрел на дверной проем и на Хэлли, целующую мистера Умерсона. Он не мог не смотреть. Если кто-то его заметит, думал Стивен, он будет напоминать Килроя,[11] которого он рисовал на парте в начальной школе. Только нос и глаза.

Хэлли наконец прервала поцелуй и вернулась в дом закрыв за собой дверь. Мистер Умерсон пошел по тротуару мимо гаражей, но остановился у переднего бампера «шевроле».

Он смотрел через дорогу прямо на машину Стивена.

Нет: он смотрел через дорогу прямо в глаза Стивену.

– Говнюк, – повторил Стивен.

Томми Умерсон теперь шел через дорогу. Стивен подумал было газануть и рвануть отсюда, но сильно пригнулся вниз, так что колени застряли под рулем. Когда он снова сел нормально, мистер Умерсон забарабанил в окно.

– Ты, Стив? – спросил мистер Умерсон. Голос из-за стекла звучал приглушенно.

Стивен опустил окно на несколько дюймов. Теперь у него не было выбора – пришлось сделать вид, будто не происходит ничего необычного. Может, ему повезет. Может, мистер Умерсон положит пальцы на край оконного стекла – и тогда Стивен быстро стекло подымет и отрежет мистеру Умерсону пальцы.

Но мистер Умерсон сунул руки в карманы.

– Как делишки? – спросил он с самоуверенной ухмылкой.

Стивен хотел сказать: А как, блядь, по-твоему, у меня делишки, хамло навозное?

– Нормально, – сказал он вместо этого.

Мистер Умерсон посмотрел на двухэтажный домик Хэлли.

– Ты приехал к Хэлли?

Нет, подумал Стивен. Я приехал, чтобы накачать тебе задницу насосом.

Но он произнес только: «Мм-хм».

Умерсон качнул головой:

– Ладно, мне только что дали отставку. Но по крайней мере, вначале она дунула со мной косячок. Так что удачи, друг. – И зашагал прочь.

Стивен опустил окно ниже и произнес, заикаясь:

– Подождите, подождите, что вы сказали?

Умерсон остановился и посмотрел через плечо:

– Она только что меня бросила, так что путь свободен.

Что-то в тоне Морибунда рассердило Стивена. Он забыл о своем мочевом пузыре, открыл дверцу и вышел.

– Простите, – сказал он. Ему самому казалось, что голос его звучит как клинок из вороненой стали. – Я женат, и миссис Стоун – просто мой хороший друг.

Брови у мистера Умерсона поднялись. Он, похоже, развеселился.

– Ладно, – сказал он. – Очевидно, потому всякий раз, когда я тебя видел, ты и пялился на нее, как пес на свиную отбивную.

В венах Стивена закипел темный «Шайнер».

– Ты только что назвал ее куском мяса? – спросил он, подступая к Умерсону со сжатыми кулаками.

– Это была лишь метафора, – сказал Умерсон, пятясь к улице. – Я думал, ты профессор английского языка. Ты что, никогда не слышал о метафорах?

Стивен продолжал наступать.

– Говно собачье, – сказал он. – Это была не метафора, это было сравнение.

Умерсон по-прежнему пятился через дорогу.

– Я думал, что сравнение – это разновидность метафоры. Но может, я обкурился и не знаю, что несу. Господи, возьми себя в руки.

– Я возьму твою проклятую голову – вот что я возьму, – сказал Стивен. Он удивлялся и восхищался собой. Он хотел убить Томми Умерсона и был уверен, что может сделать это голыми руками или даже одной голой рукой Неудивительно, что темный «Шайнер» – такой популярный напиток в этих краях.

Умерсон вынул руки из карманов и выставил ладони будто стараясь защититься от ударов, которые Стивен собрался нанести.

– Слушай, приятель, – сказал Умерсон, – я тебя определенно чем-то достал, и я извиняюсь.

У Стивена подскочил адреналин. Умерсон его боится. Большой волосатый тяжелоатлет испугался слабосильного профессора литературы.

Круто.

– Перестань отступать, – сказал Стивен, – ты, дырявая пизда.

Умерсон так и сделал. Остановился у въезда на дорожку к дому Хэлли, прямо у задней двери «шевроле». В зрачках его глаз отражалась полная Луна.

– Мне сейчас придется спросить себя, Стив, – сказал Умерсон, – уверен ли я, что такое оскорбление стоит нарушения условий досрочного освобождения.

И именно в этот момент Стивен вспомнил, как же ему хочется писать.

– Подождите минутку, мистер Умерсон, – сказал он, расстегивая ширинку и отходя за правое заднее колесо «шевроле», – дайте я обоссу ваше гребаное подобие пикапа.

Тут все вокруг заволокло туманом, и, очнувшись, Стивен обнаружил, что сидит в траве у дороги с расстегнутыми штанами. Пикап несся по улице, и его двигатель ревел как динозавр.

Потом плеча Стивена коснулась голая нога, и Стивен узнал ее обладательницу. Хэлли.

– Забавно было, – сказала Хэлли.

Стивен взглянул на нее и спросил:

– Он меня ударил?

Хэлли удивилась:

– Нет, конечно. Томми не обидит и мухи. – Она наклонилась, взяла Стивена под мышки и помогла ему встать на ноги. – Потому что если он это сделает, то вернется в тюрягу.

Стивен теперь стоял к Хэлли так близко, что чувствовал ее дыхание на своем лице. На самом деле ее дыхание было единственным, что он был способен чувствовать. Или запах. Она пила что-то травяное. Или может, так пахли ее волосы. Что бы ни было, ему это нравилось.

– Тогда как я оказался на земле? – спросил он. Он спросил лишь потому, что боялся, что рискнет ее поцеловать, если не займет рот разговором. А потом может снова оказаться на земле.

– Сложный вопрос, – сказала Хэлли. – Я услышала, как вы ругаетесь, и потому вышла посмотреть, что происходит, – как раз в тот момент, когда ты сел в грязь. Но Томми был в добрых семи или восьми футах.

Стивен смирился. Он хотел сбежать, но, попятившись от Хэлли, понял: если в течение тридцати секундой не опорожнит мочевой пузырь, все его проблемы решатся сами собой.

– Нельзя ли мне… – начал он, желая, чтобы его сию секунду поразила молния.

– Конечно, – сказала Хэлли. – Пойдем.

Пока они шли в дом, она одной рукой обнимала его за плечи, и он хотел бы, чтобы она так не делала. К тому времени, когда он добрался до ванной, у него появилась вторая проблема, усложнявшая первую.

Тем не менее в итоге он справился. Когда он пошел к выходу, Хэлли спустилась со второго этажа и встала перед ним.

– Невероятно, – сказала она, – дети все еще спят. Твое счастье, потому что если бы Тони проснулся, я бы заставила тебя в миллионный раз читать ему «Аладдина». Больше он ничего не хочет слушать. Ни «Складку времени», ни «Мило и Волшебную Будку»,[12] только дурацкого «Аладдина». Я проклинаю Диснея и всех его приспешников, включая злую ведьму, бабушку Тони, давшую ему эту дьявольскую вещь. Как будто произведение на свет ее сына-засранца недостаточный грех для одной жизни. Хочешь кофе?

Стивен покачал головой. Он выставил себя дураком перед Хэлли и хотел убраться с ее глаз.

– Мне нужно домой.

– Это вряд ли, – сказала Хэлли. – Не сейчас. Чувствую запах пива. Темный «Шайнер», да? – Она пошла на кухню и жестом пригласила Стивена следовать за ней.

Стивен за ней последовал, затем сел за стол там, где сказала Хэлли. На самом деле он не хотел убраться долой с ее глаз. На самом деле он хотел, чтобы она взяла его за руку, сказала, что ему ничего не нужно говорить, что она чувствует то же самое и хочет его так, что скулы сводит. Он смотрел, как она готовит кофе, и так возбудился, что ему было больно сидеть прямо.

Утром он наблюдал, как Кэти четыре раза одевалась и раздевалась, пытаясь решить, что же ей надеть на работу, и, глядя на ее тело, он лишь раздражался, что она проводит столько времени впустую. Но Хэлли, одетая в мешковатые шорты и еще более мешковатую футболку, тратила драгоценнейшие минуты на приготовление кофе, и он хотел смотреть на нее вечно. Ну, не только смотреть. Но он согласился бы и на это.

Вскоре она поставила на стол две чашки кофе и села напротив.

– Ну как, уже трезвый? – спросила она, придвигая к нему чашку.

– Я иным и не бываю, – сказал Стивен. Он взял чашку и глотнул. Кофе был ужасным. Но Стивен выпьет его. Медленно.

– Ладно, ты вел себя иначе, – сказала Хэлли. – Поднять гвалт и пытаться описать чужую машину – не похоже на действия Стивена Кормана, которого мы все знаем и любим.

Стивен вздрогнул – не от стыда, а от того, что Хэлли произнесла слово «любим», не вкладывая в него значения сколько-нибудь близкого к тому, что он хотел услышать.

– Извини, – сказал он. – Наверное, меня зацепило это лунное безумие Джека.

Хэлли улыбнулась:

– Ладно, ты пока не появлялся на людях голым. Хотя кое-какая часть твоего тела почти показалась.

Стивен почувствовал, что краснеет. Будто его лицо сунули в горячую воду. Или как будто кружка отвратительного кофе Хэлли вылилась ему на голову.

– Слушай, – сказала Хэлли, – я знаю, что это не мое дело, но у тебя с Кэти все хорошо?

Стивен подумал, не сказать ли ей правду, но решил, что не стоит. Сказать Хэлли, что Кэти ему неверна, – это как будто он хочет сыграть на жалости. Кроме того, он уже достаточно посочувствовал себе сам. Он не нуждался в чужом сострадании и меньше всего – в сострадании Хэлли. От нее он мечтал получить не жалость.

– У нас все прекрасно, – солгал он. – Но мне интересно, что произошло у тебя с… м-м… Томми.

– А, с тем парнем, на чей пикап ты почти что пустил струйку? – спросила Хэлли.

– Нуда, с ним.

Хэлли скривила рот и посмотрела в потолок.

– Ну, – сказала она, – мы разошлись. Мы уложили детишек в кровать, курнули и разошлись. Не то чтобы из-за чего-то серьезного. Просто пришло время сказать «хватит».

Стивен набрал полный рот гадкого кофе, чтобы подкрепить силы. Он с трудом глотнул, и кофе обжег ему пищевод.

– Почему так? – спросил он.

Хэлли посмотрела Стивену в глаза.

– Потому я интересуюсь кое-кем другим, – сказала она.

Стивен хотел сделать еще один очень большой глоток кофе, но руки у него дрожали, и он сомневался, что сможет поднести чашку ко рту и не пролить почти весь кофе себе на колени.

– Кем? – спросил он. Он поразился своему голосу. Какой-то писк. Как будто крякнула резиновая утка.

Хэлли смотрела на лестницу.

– Он… ты его не знаешь. Программист. Мы встретились на семинаре несколько недель назад, и у нас все сложилось.

Стивен не хотел сейчас смотреть ей в лицо, поэтому уставился в кофе. Если он разобьет чашку, будет ли черепок достаточно острым, чтобы ткнуть им в яремную вену?

– Его зовут Карл Шугарман, – сказала Хэлли.

– Карл Сукерман, – пробормотал Стивен.

– Прекрати! – рявкнула Хэлли.

Стивену пришлось посмотреть на нее опять, и он испугался: она взаправду рассердилась.

– Прости, – сказал он, пытаясь придумать оправдание. – Это просто рефлекс.

– Ты его даже не видел, – сказала она.

Стивен наконец с муками допил остаток кофе и встал.

– Это была просто шутка, – сказал он, отчаянно стремясь уйти. У него ужасно жгло горло и глаза. – Спасибо за кофе. Я теперь протрезвел, да и Кэти будет волноваться.

Хэлли тоже встала:

– Ты ей можешь позвонить от меня, так что она не будет волноваться.

Стивен направился к двери. Он развалится на куски, если не уйдет за десять секунд.

– Нет, я на самом деле пойду, – сказал он. – Спасибо за кофе.

– Ты уже благодарил меня за кофе, Стив, – сказала Хэлли, обгоняя его, чтобы открыть дверь. – И ты очень любезен. Но кофе был отвратительным. Не знаю почему. Может, плохой фильтр.

– Кофе был замечательным, – сказал Стивен. Жжение у него в горле и глазах усиливалось, и вернулась головная боль, приступ которой начался после ледяной кока-колы.

Он хотел устремиться в ночь, но Хэлли встала в дверях, не пуская его.

– Ты чем-то расстроен, – сказала она.

Да, подумал он, и вулкан Кракатау – просто детская хлопушка.

– Мне нужно домой, – сказал он.

Хэлли посторонилась:

– Позвони мне, когда доберешься, хорошо? Я волнуюсь за тебя.

– Совершенно не стоит, – сказал он и вышел. Хэлли сказала ему в спину «до свидания», но он лишь махнул рукой, не оглядываясь.

Он оглянулся, когда дошел до автомобиля, но Хэлли уже закрыла дверь. Он забрался в «эскорт», сунул ключ в зажигание и тут увидел, что кто-то сидит на пассажирском месте.

Он так удивился, что застыл и вытаращился на незваного автомобильного оккупанта. Это была темноволосая белокожая женщина. Лицо ее освещала Луна, светившая в ветровое стекло. На женщине было тонкое и белое одеяние с большим декольте.

– Не психуйте, – сказала она. Голос ее был сладким, как мед, стекающий с яблока. – Это всего лишь я. Вы видели меня раньше, но мы не представлены. – Она протянула белую, изящную руку. – Я – Лили.

Стивен прижался к двери.

– Как вы здесь очутились? – спросил он.

– Вы оставили дверь незапертой, – улыбнулась она.

Хорошо, подумал Стивен, это был глупый вопрос. Но лучше, чем все остальные, которые он мог задать. Я видел тебя голой под эстакадой?

Ты сидела на моем заборе, а потом улетела?

Я видел, как ты занималась сексом с Джеком на дубе, или это была сова?

– Я узнал вас, – сказал он.

Лили засмеялась. Будто звякнули хрустальные ветряные колокольчики.

– Ну, утверждение несколько нелогичное. Но приятно, что я запоминаюсь. Вы же не психуете, правда?

Стивен размышлял. Странная женщина забралась к нему в машину. Назвалась Лили. Этим именем Джек называл свою Лунную Богиню. Кроме того, Стивен думал, что видел эту женщину раньше, только голой, пернатой и крылатой.

– Абсолютно, – сказал он.

– Это хорошо, – сказала Лили, – поскольку я здесь не для того, чтобы вы психовали. Вы – друг Джека, а благополучие его друзей стало для меня важным.

Стивен внимательно ее оглядел. Она была красива и источала дивный аромат, как белый цветок. Он чувствовал, что возбуждается лишь от одной ее близости.

Но это лишь расстроило его еще больше. На самом деле он хотел не ее.

– Я в порядке, – сказал Стивен. – Спасибо за беспокойство.

Лили открыла пассажирскую дверь.

– Вы совсем не в порядке, – сказала она. – Но теперь вы знаете, что это кого-то волнует.

Она вышла из машины, затем наклонилась и посмотрела на него:

– Теперь я хочу поговорить с Хэлли. Она будет расстроена из-за того, что разбила вам сердце. А вы должны пойти и поговорить с Кэти.

Стивен опять рассердился. На каком основании Лили говорила с ним таким тоном?

– Мое сердце не разбивалось с той поры, как мне исполнилось шестнадцать, – сказал он. – И мне не нужны советы абсолютно незнакомых людей, когда мне разговаривать с собственной женой.

Лили вздохнула.

– На самом деле, – сказала она, – нужны.

Потом встала, закрыла дверь и пошла через улицу к дому Хэлли. Стивен смотрел, как она вдет. Прозрачное белое платье было без рукавов, и на открытых плечах и руках играл лунный свет. Платье как-то непонятно вспучилось сзади, но вокруг коленей обвивалось вполне нормальным образом. Под платьем были темные чулки и полуботинки на высоких каблуках, что выглядело очень странно августовской ночью в Остине. Особенно с белым платьем.

Но Стивен решил, что странности – второе «я» этой женщины.

Высокие каблуки процокали через всю улицу и по дорожке к дому Хэлли.

Стивен не стал ждать, чтобы увидеть, открыла ли Хэлли дверь. Пока Лили звонила, он завел «эскорт» и уехал как можно быстрее.

Он не знал, кто такая Лили, и ему было все равно. Его сейчас заботило одно: два человека, которых он любил больше всего, кажется, потеряны безвозвратно.

Кэти, которую он, несмотря ни на что, любил, спала с кем-то другим.

И Хэлли ясно дала понять, что им совершенно не интересуется. Она хотела кого-то по имени Сукерман.

Таким образом, Стивен – низкооплачиваемый, хилый, четырехглазый профессор английской литературы – нет, адъюнкт-профессор – с редеющими волосами. Все шло к тому, что он станет одиноким сорокалетним одутловатым дегенератом, который зачахнет на своей работе и будет онанировать после лекций о Т.С. Элиоте в аудитории, полной сочных двадцатилетних девочек. Гребан Альфред Пруфрок,[13] в самом деле.

Он не хотел домой. И книжные магазины были закрыты. Так что он пошел в блюзовый клуб и там пытался выпить еще темного «Шайнера», наблюдая, как красивая рыжеволосая женщина играет на розовом «Фендере Телекастере». Она вела себя так, будто совершает прогулку в ад и обратно, попутно останавливаясь в каждом прокуренном баре, но выглядела как девочка-подросток, лишь на днях узнавшая первый поцелуй. Ей никак не дашь больше двадцати пяти.

Но она была не девочкой. Она была женщиной. Она знала жизнь, это было видно по манере ее игры. И она смотрела на него, пока играла, – но смотрела как на пустое место.

Стивен терпел, сколько мог, потом оставил две трети своего пива в баре и вышел. Снаружи носились и пикировали летучие мыши, хватая мошкару, пляшущую в свете уличного фонаря. Стивен встал на тротуаре, поднял глаза на Луну и остался стоять с открытым ртом. Он надеялся, что летучая мышь пролетит достаточно близко, чтобы Стивен откусил ей голову.

Глава 15 Странная красотка вернулась

Странная красотка вернулась, увидела Хэлли, открыв дверь. На этот раз на женщине было прозрачное белое платье, которое Хэлли не надела бы под страхом смерти. Но странной красотке оно шло. Длинные черные волосы гармонировали с белой тканью.

– Я зашла забрать плащ, – сказала женщина своим ровным, музыкальным голосом. – Я бросила его на вашей дорожке несколько месяцев назад. – Чуть замявшись, она продолжила: – А еще я хотела бы с вами поговорить, если можно.

– Конечно, – сказала Хэлли, скрещивая руки и прислоняясь к двери. Косяк, выкуренный на пару с Томми, ее до сих пор не отпустил, и ничто не могло ее взволновать. – Где была?

– Поблизости, – улыбнулась женщина.

– Нет, милая, это я была поблизости, – улыбнулась в ответ Хэлли. – Но я скажу тебе, что ты сделала – заработала себе репутацию большой жопы, хотя на деле жопа у тебя не так уж велика. Джек говорит, что видит тебя лишь раз в месяц, – и весь год мы только и слышим: Лили это, Лили то, без Лили наш Джека никто. Тебя ведь Лили зовут?

– Если точнее, Лилит, – сказала Лили. – Я богиня.

Хэлли показалось, что у этой цыпочки чересчур завышенная самооценка. Может, пришло время сбить с нее спесь.

– Богиня? – сказала Хэлли, изображая замешательство. – Как-то странно. Видишь ли, я всегда думала, что Лилит – суккуб. Это скорее демон, чем богиня, не так ли? То есть я хочу сказать – у богини есть обаяние, которое заставляет людей в нее влюбляться, а суккуб лишь тупо их трахает.

Лили нахмурилась, и Хэлли подумала, что выглядит она смешно. Это бледное, безупречно правильное лицо не создано для того, чтобы хмуриться. Ясно, что Лили не привыкла, чтобы ей бросали вызов, разочаровывали ее или пугали. Хэлли обрадовалась возможности исправить дело.

– Кажется, – сказала Лили, – меня только что оскорбили.

– Ты не уверена? – спросила Хэлли. – Тогда позволь мне внести ясность: я подозреваю, что ты – сука, манипулирующая людьми. Насколько я понимаю, ты прячешься в тени, как вампир, избегающий солнечного света, появляясь лишь для того, чтобы поиграться с членом Джека или подразнить его друзей. Я знаю, что ты играла в свои дерьмовые прятки не только со мной, но и с Арти и Кэролин.

– Кэролин тебе это сказала? – спросила Лили.

– Не такими словами, – сказала Хэлли. – Но довольно близко. И мои дети рассказали мне о леди, которая может превращаться в птицу. Я им посоветовала не выдумывать, но теперь подозреваю, что это выдумала ты. И если так, ты просто больная женщина.

Глаза у Лили сверкнули.

– Я – вообще не женщина, – сказала она. Голос у нее больше не был музыкальным.

Хэлли ее оглядела.

– Да женщина, – сказала она. – Ни один переодетый мужчина не смог бы произвести такого эффекта, особенно что касается грудей. Я бы заметила. Я однажды переспала с трансвеститом настолько квалифицированным что по сравнению с ним тот, из «Возмутительной игры», – просто горилла.[14] Он думал, я упаду в обморок, когда он раскрыл свою тайну, но я знала, что он мужчина, серого момента, как почувствовала его запах.

– Его запах? – презрительно спросила Лили.

– Нечего смеяться. – Хэлли глубоко вздохнула. – В твоем случае важно не наличие запаха, а его отсутствие. Я нахожу мужчин по запаху. Этот дар я получила с наступлением половой зрелости.

– И как же получают такой дар? – спросила Лили.

Хэлли не понимала, всерьез спрашивает Лили или нет. Но ей было наплевать. Правда есть правда.

– Я бегала по гимнастическому залу, – сказала она, – и, пробегая мимо двери в мальчишескую раздевалку, что-то такое вдохнула, и оно сбило меня с ног. Буквально. Учитель физкультуры принес мне флакон с нашатырным спиртом, но даже нашатырь не смог рассеять этот запах.

Она замолчала, погрузившись в воспоминания.

– Что это был за запах? – спросила Лили.

Хэлли удивилась ее интонации. Лили спросила заинтересованно. Как подруга.

– Мальчиков, естественно, – сказала Хэлли. – Но раньше я такого никогда не чувствовала. Раньше мальчики воняли арахисовым маслом и лейкопластырем, конфетами, бейсбольными перчатками, соплями и жевательной резинкой. Но в тот день на гимнастике я почувствовала что-то новое. Запах только-достигших-половой-зрелости, сексуально не удовлетворенных самцов-подростков, множества самцов. Потные, липкие запахи перемешались и поднимались клубами, как пар над супом. – Она хихикнула. – Потом учитель отвел меня в девчоночью раздевалку, и там я обнаружила, что у меня начались первые месячные. Через две недели я потеряла девственность. Или, если точнее, выбросила ее, завернув в «клинекс».

Хэлли смотрела через плечо Лили на полную Луну, вспоминая своего первого тощего мальчика и как почти весь девятый класс они по очереди третировали друг друга.

– Сколько тебе было лет? – спросила Лили.

– Четырнадцать, – сказала Хэлли. – И ему тоже. Я знаю, у большинства девочек в первый раз случается с парнями старше их, но я не хотела, чтобы он думал, будто учит меня. Я сама хотела его учить, а не наоборот.

Она вновь перевела взгляд на лицо Лили и увидела, что та все еще смотрит заинтересованно. Даже сочувственно.

– Четырнадцать лет – это ведь ужасно рано, разве нет? – спросила Лили.

– Конечно, рано, – фыркнула Хэлли. – Если моя дочь сделает это в четырнадцать, я убью не только парня который ее сломает, но и любого самца человеческого рода в радиусе двенадцати миль. С чего это мы вообще об этом заговорили? Не хочешь зайти?

Лили испугалась. К такому ее лицо тоже не привыкло.

– Ты уверена, что хочешь видеть меня в своем доме? – спросила она. – У меня сложилось впечатление, что я тебе не нравлюсь.

Хэлли поразмыслила.

– Я так думала, – наконец сказала она. – Но только что я рассказала тебе историю как-я-потеряла-цветок-невинности, так что мое подсознание, должно быть, уверено, что с тобой все в порядке, хотя у тебя немного едет крыша. – Она отошла от дверей и поманила за собой Лили.

Лили помялась, но затем перешагнула порог. Ее высокие каблуки зацокали по кафелю в прихожей. Хэлли посмотрела на черные полуботинки и чулки Лили и удивилась, на кой черт они ей сдались.

– Я не часто захожу к людям домой, – нервно сказала Лили. – По крайней мере, к женщинам.

Хэлли вошла в кухню и позвала Лили за собой жестом.

– Ага, я так и знала. Ты заходишь лишь к мужчинам, а это означает, что ты все-таки суккуб. Без обид.

– Никаких обид, – неуверенно сказала Лили. Она прошла за Хэлли в кухню, цокая каблуками.

Хэлли остановилась, оглянулась и посмотрела на ноги Лили.

– На самом деле тебе не доставляет удовольствия ходить на каблуках, правда?

– Смотря что понимать под удовольствием, – слабо улыбнулась Лили. – Я нахожу их неудобными. Но мои ноги некрасивы, по человеческим меркам, а обувь это скрывает.

– Ты хочешь сказать, что носишь их ради Джека? – спросила Хэлли. Ее поразила такая идея. Не то чтобы угождать Джеку так уж плохо – она сама этим когда-то занималась, – но есть же пределы, и физический дискомфорт – один из них.

Лили покачала головой, и волна черных волос перекатилась с одного плеча на другое. На миг Хэлли ее возненавидела. Никому не позволено иметь столь роскошные волосы.

– Я ношу их не ради Джека, – сказала Лили. – С Джеком я… ну, босиком. Обувь нужна, когда я появляюсь на людях, а это происходит не часто.

– Ладно, теперь ты не на людях, – сказала Хэлли. – Не стесняйся их скинуть. Сейчас я скину свои. – Она сбросила кроссовки, не развязывая, и пошевелила пальцами ног, стоя на полу. – Видишь? Мои узловатые старые ножки тоже прекрасными не назовешь.

Лили засмеялась. Как серебряные колокольчики.

– Но по крайней мере, они человеческие, – сказала она.

– Извини, я забыла, – сказала Хэлли с легким сарказмом. – Ты же богиня.

Лили так посерьезнела, что лицо ее напоминало теперь белый мрамор, инкрустированный двумя темными камнями.

– Нет, – сказала она. – Наверное, ты была права. Я – суккуб. Демон.

Хэлли почувствовала легкое раздражение.

– Слушай, перестань, – сказала она. – Я тебя просто подразнила. – Она повернулась к кухонным шкафчикам. – Тебе кофе или чай? Или что-нибудь другое?

– Спасибо, ничего не надо, – тихонько произнесла Лили. Голос грустный, и Хэлли это не понравилось. Она не знала Лили достаточно близко, чтобы разбираться ее печалях.

– Тогда давай перейдем в гостиную, – сказала она. – Если будем говорить здесь долго, наши голоса раз. будят детей. И ты об этом пожалеешь, поверь мне.

Она пошла в гостиную и слышала, как позади нее Лили цокает сначала по плитке, а потом по паркету. Звучало жутковато.

Хэлли шлепнулась в ободранное, уродливое зеленое кресло, а Лили села на краю кушетки. Настолько на краю, что выглядела она как птица на насесте.

– Спасибо, что нашла время встретиться со мной – сказала Лили. – Твои друзья и этого не сделали. Кэти и Кэролин, похоже, ненавидят меня, а Арти боится.

– А Стив? – спросила Хэлли. – Я видела, как ты вышла из его машины.

– Ты подсматривала? – Лили подняла брови.

– Ты еще предъяви мне иск, – пожала плечами Хэлли. – Я беспокоилась за него, поэтому глянула через кухонные занавески – хотела убедиться, что он уехал без проблем. Можешь называть меня Глэдис Кравиц.[15]

– Кем? – нахмурилась Лили.

– Нищее детство? Не было телевизора? – удивилась Хэлли.

– Там, где я жила, не было.

– Извини, опять забыла. – На этот раз сарказм Хэлли был не таким легким. – Ты выросла на Луне.

Лили опешила снова:

– Я вообще не росла. Я появилась точно такой же, как сейчас.

– Ясно, – сказала Хэлли. Она вытянула ноги, скрестила лодыжки и сложила руки на животе. – Ладно, тогда позволь мне тебя спросить: почему же вечноживущая – и потому неизмеримо мудрая – богиня хочет говорить с недоделанной смертной идиоткой вроде меня.

Лили помолчала, затем посмотрела в пол и облизнула губы.

– Потому что я чувствую довольно странные вещи. По крайней мере, странные для меня. Это касается Джека, и его друзей, и его жизни, и этого города, и… – Она посмотрела на Хэлли. – Я надеялась, что разговор с тобой мог бы мне помочь начать хотя бы что-то понимать. Если я услышу, что смертный – и друг Джека – мне расскажет, возможно, мне станут яснее мои собственные чувства.

Хэлли решила подыграть.

– Ты утверждаешь, что хочешь поговорить именно со мной? – спросила она. – Или же со всей подозрительной компашкой, с которой ошивается Джек? Поскольку то, что скажу тебе я, не обязательно совпадет с тем, что скажет тебе кто-то другой.

Я хотела бы поговорить со всеми вами, – сказала Лили, – но прежде всего с женщиной. Арти и Стивен не лишены интереса, и я думаю, что, не будь у меня предубеждений, я могла бы узнать от них столько же, сколько и от тебя. Но для меня они те, кем всегда были для меня мужчины: примитивные существа. По мне, их желания слишком очевидны и слишком легко удовлетворяются, чтобы высоко ценить их мнение.

Хэлли засмеялась:

– Ты не богиня, Лили. Ты просто хорошо знаешь жизнь.

– Если не считать того, что к Джеку я чувствую нечто другое, сказала Лили. – Отсюда и проблема.

Хэлли не нужно было долго искать причину.

– Ну, фигня, – сказала она. – По-моему, это означает, что ты в него влюблена. И это естественно, когда ты не понимаешь или не принимаешь, что с тобой происходит. На самом деле женщина в твоем явно взрослом возрасте должна усвоить одно: любовь к мужчине вообще не предназначена для понимания. Ее надо перенести и выстрадать. Ее нужно перетерпеть. – Она на мгновение замолчала, мысленно возвращаясь к тем своим связям, которые терпела. – И если тебе повезет, – продолжила она, – ты все-таки получишь немного удовольствия от процесса.

Лили, похоже, задумалась.

– Иными словами, – сказала она, – если я смогу это пережить, оно пройдет и я стану такой же, как прежде?

– О господи, нет! – сказала Хэлли. – Оно останется в прошлом, но ты всяко можешь быть уверена, что не станешь прежней. Если ты кого-то любишь – это тебя меняет. И даже если это заканчивается и ты с этим справилась, однажды ты посмотришь в зеркало и увидишь, что просто больше не похожа на прежнюю себя. И я не только о старении говорю.

Лили встала и подошла к окну, которое выходило на крошечный задний двор. Казалось, она уставилась на детей, раскачивающихся на качелях, – но тут Хэлли поняла, что Лили на самом деле смотрит на свое отражение. Она уже искала эту перемену.

– А с мужчинами случатся то же самое? – спросила Лили.

– Думаю, что да, – сказала Хэлли. – По крайней мере с теми, которые действительно влюбляются, а не с тупыми козлами.

Лили продолжала смотреть на свое отражение.

– А Джек, он ведь не тупой козел?

Хэлли решила, что теперь знает, из-за чего на самом деле переживает Лили.

Лили боится потерять Джека.

– Нет, – сказала Хэлли. – Джек – не козел. Когда я была с ним, он любил меня так сильно, как я того желала. И я думаю, Кэти и Кэролин сказали бы то же самое. Он никогда не разбивал нам сердца. И мы тоже не разбивали его сердце. По крайней мере я.

Хэлли вытянула ноги, наклонилась вперед и поставила локти на колени, уткнув подбородок в руки.

– Но Натали разбила. Я хочу сказать, что Джек любил Кэролин, меня и Кэти очень приятным и совершенно естественным образом. Но Натали он любил, как Ромео любил Джульетту, а шпинат – оливковое масло. Знаешь, страстно, пылко и с рабской преданностью.

– Она была его женой? – прошептала Лили.

Хэлли кивнула:

– Да, недолго. Пока сама себя не убила. И не просто убила, а убила по невероятной глупости. Она повернула влево на красный свет в грозу и угодила под бетономешалку. Богом клянусь, под гребаную бетономешалку. Это было бы смешно, если б не было так жутко.

Лили отвернулась от окна.

– Я ее ненавижу, – сказала она.

Хэлли скривилась:

– Ну, в общем, я к ней тоже не питаю теплых чувств.

– Нет, ты не поняла, – сказала Лили. – Я ее по правде ненавижу.

Хэлли косо посмотрела на Лили:

– Извини, милая, но ты ее даже не знала. У тебя нет права ее ненавидеть.

– Черта с два нет, – огрызнулась Лили. – Он звал ее.

– Ох, – вздрогнула Хэлли. – Ты хочешь сказа он произнес ее имя, когда занимался с тобой любовью?

– Нет, – сказала Лили с яростью. – Я хочу сказать его тоска была так сильна, что меня неодолимо притянуло к нему – но на самом деле он звал ее. – В ее голосе появилась горечь. – А вместо этого получил меня.

Теперь Хэлли заволновалась. Она почти забыла, что Лили немного не в своем уме. Надо бы попробовать ее слегка утешить…

– Ну, я знаю – он счастлив оттого, что в его жизни есть ты, – сказала Хэлли. – В конце концов, не каждый человек может похвастаться, что спит с богиней.

– Но он хотел ее, – сказала Лили. – Свою Натали. Смертную женщину. А не это.

И тут Лили скинула ботинки на высоких каблуках, и ее ноги распрямились, и ее когти прорвали черные чулки и прорыли белые царапины в паркете Хэлли.

– Господи Иисусе! – завопила Хэлли, вспрыгивая на кресло.

Лили сверкнула глазами:

– Пожалуйста, не упоминай это имя. Это был на редкость не прикольный человек. – Ее когти сжимались и разжимались, оставляя на полу все больше царапин. – Но по крайней мере, он не делал того, что сделал Джек. Он не хотел кого-то сильнее, чем хотел меня.

Хэлли застыла на своем мягком кресле. Это было абсолютно невероятно. Но в то же время абсолютно реально. Томми принес довольно хорошую траву, но не настолько хорошую. Никакая трава в мире не может быть настолько хороша.

– Ты… ты… ты… – произнесла Хэлли.

Лили опять нахмурилась. Она, похоже, была в дурном настроении. Прежде Хэлли это нравилось больше.

– Что? – спросила Лили.

Хэлли нагнулась, и ее колени уперлись в подбородок. Шок уже проходил и сменялся удивлением.

– Ты и впрямь богиня, – сказала Хэлли.

Лили смотрела на свои ноги:

– Да. Но возможно, это лишь другое название для чудовища. – Она направилась к кухне, скребя когтями по паркету. – Хэлли, спасибо, что поговорила со мной, – сказала она. – Теперь мне надо идти.

Она вошла в кухню и пощелкала по плитке. Хэлли встала и поспешила за ней.

– Ты не должна уходить из-за меня, – сказала Хэлли. – Я это переживу. Если хочешь остаться и поговорить еще, я буду рада.

Лили прошла через кухню и мимо лестницы, затем остановилась у входной двери.

– Я ухожу не из-за тебя. Я ухожу из-за Джека. Он ждет меня в твоем домике, помнишь? И я не могу заставлять его ждать. Я ему нужна. – Она вздохнула. – И похоже, я нуждаюсь в нем тоже. Это меня ужасно раздражает но, по крайней мере, мою страсть нельзя назвать неразделенной. – Она проницательно взглянула на Хэлли. – С другой стороны, Стивен не столь удачлив.

Хэлли растерялась. Она этого не ожидала.

– Ты считаешь, если его тянет ко мне, я должна что-то с этим делать? – спросила она.

– Нет, – сказала Лили. – Я лишь поинтересовалась, насколько полно ты осознаешь ситуацию.

– Да, осознаю, – сказала Хэлли. – Но полно ли осознаю? Нет. Никто не может ничего осознавать полностью. – Она бросила на Лили пронзительный взгляд. – Видимо, даже богиня.

– Даже богиня. – Лили снова вздохнула. Открыла дверь и вышла.

– О! – сказала Хэлли. – Подожди! Ты забыла свой плащ.

Лили оглянулась через плечо:

– Оставь его. Сейчас август, он мне не нужен. Ты не могла бы выключить свет на крыльце на минутку? Я не хочу ослепить твоих соседей, если среди них найдется парочка Глэдис Кравиц.

Хэлли щелкнула выключателем, и когда ее глаза привыкли к лунному свету, она разглядела, что Лили сняла платье и чулки. И еще увидела, как за спиной Лили раскрываются черно-белые крылья.

– Ого, – выдохнула Хэлли.

Лили засмеялась своим серебряным смехом:

– По-моему, ты сама говорила, что я не пахну, как мальчик.

Потом она дважды взмахнула крыльями, поднялась над гаражом и исчезла.

Хэлли опять включила свет, вышла наружу и подобрала платье и чулки. Войдя в дом, она решила оставить синий плащ себе. Она его примеряла, и он подошел. Зимой пригодится.

Правда, платью место лишь в секонд-хэнде. А чулки просто рваные.

– Мама! – завопил Тони сверху. – Почему ты звала Иисуса?

Хэлли бросила платье и чулки в шкаф и направилась к нему.

– Извини, миленький, – сказала она, наклонившись к нему. – Я разволновалась и зря тебя разбудила. Что мне сделать, чтобы исправить дело?

– Почитай «Аладдина», – сказал Тони.

Хэлли застонала:

– Солнышко, я читала тебе «Аладдина» дважды сегодня и трижды вчера.

– Мне он нравится, – объяснил Тони.

Хэлли включила настольную лампу, села на край постели и взяла «Аладдина». Но когда она открыла книгу на первой странице, ее осенило.

– Тони, предлагаю тебе сделку, – сказала она. – Я прочитаю «Аладдина», если ты сначала для меня кое-что сделаешь.

– Что? – посмотрел Тони подозрительно.

Хэлли подумала о царапинах на полу в гостиной.

– Расскажи мне снова про Птицу-тень, – сказала она.

Часть IX Осетровая луна Вторник, 31 августа 1993 года

Глава 16 Месть – ее право

Месть – ее право, сказала себе Кэролин, меняя на двери магазина табличку «Открыто» на «Закрыто». Если бы она занялась сексом со Стивеном лишь потому, что этого хотела, а по отношению к ней никто свой долг не нарушал, тогда у нее имелись бы причины угрызаться. Но все было иначе.

Она зашла за прилавок с ювелирными украшениями и начала считать дневную выручку. Да уж, совсем иначе. Она никогда не сделала бы Кэти ничего дурного лишь потому, что приспичило. Кэти ей друг.

– Ха! – воскликнула она. Ее возглас так гулко отразился от стен магазина, что она сбилась со счета, и пришлось начинать заново.

Сомнительным другом была Кэти. Изображать из себя одно, а поступать совершенно по-другому – друзья так не делают. Кэти просто изображала, что состоит в счастливом браке и что у нее нет интереса к Арти. Она лишь притворялась, будто не понравится Арти.

Но три недели назад обнаружилось, что все это ложь.

В понедельник утром Кэролин ехала в магазин и вдруг поняла, что оставила дома стопку накладных. Она вернулась, припарковалась и зашла в дом совсем тихо чтобы не разбудить Арти.

Потом, найдя накладные на кухонном столе, она взяла телефон, чтобы узнать время и погоду. Ей показалось что снаружи как-то слишком холодно. Но вместо гудка она услышала, как Арти говорит по телефону из спальни. Его слова не оставляли сомнений, что говорит он с любовницей.

Потом любовница ответила. Это была Кэти.

Кэролин постояла и послушала несколько минут, а потом вышла из дома так же тихо, как и вошла. Она была настолько ошеломлена, что даже не сумела вызвать в себе уместную ярость.

Ибо ее предал не просто неверный партнер – в конце концов, Кэролин почти ждала от Арти чего-то подобного, – ее предала сама реальность. Мир оказался не таким, каким она его видела. Считалось, что женщина, подобная Кэти, не способна увести парня, подобного Арти, от женщины, подобной Кэролин.

Еще считалось, что Кэролин не из тех женщин, которые намеренно совращают женатых мужчин. Но после того, как она подняла телефонную трубку, парадигма сместилась, и появилась новая реальность. Это не ее выбор. Ее вынудили обстоятельства.

Она не несет никакой ответственности.

Торговля в «Ремеслах Кэролин» сегодня шла из рук вон плохо. Покупателей было мало, и купили они лишь горстку бисера, одно серебряное кольцо и битую вазу, которую Кэролин была вынуждена уценить. Но по вторникам и средам торговля всегда слабая. На самом деле Кэролин предпочла бы просто закрывать магазин по вторникам и средам, но боялась. Пока магазин открыт всю неделю, говорила она себе, он остается бизнесом. Как только она начнет его закрывать, потому что оставлять его открытым невыгодно, – ну, тогда ей придется признать поражение, надеть деловой костюм и пойти на работу в офис.

Но она уже была на такой работе и возненавидела ее. Она ненавидела саму мысль, что босс будет контролировать ее жизнь восемь часов в день. В следующем месяце ей исполнится тридцать восемь, и она не хотела возвращаться назад и начинать все сначала. Все могло пойти по-другому, получи она степень химика-технолога… но она ее не получила, и теперь уже слишком поздно.

Она закончила считать выручку, сверила ее со своими записями и заперла кассовый ящик. Теперь при желании она могла идти домой. Она могла пойти домой к Арти и сделать с ним, что хочет. Заняться с ним любовью, или унизить его, или убить. Он работал в «Терразо» в дневную смену – на время обеда и дневных скидок, – так что вечер у него был свободным, и он наверняка дома, ждет ее.

Нет, не просто ждет: дожидается.

Это взбесило Кэролин. Он дожидается ее в ее собственном доме.

Может, лишь потому, что он думает, будто так надо.

Может, он предпочел бы Кэти. Иначе с чего бы он так с ней разговаривал?

Ладно, сегодня вечером у него не будет никого, подумала Кэролин, отключая телефон. Она сказала ему, что будет дома в восемь, но он может сидеть на своей милой маленькой попке и удивляться, где же она пропадает. Уже почти полдевятого. Если бы Арти хоть немного соображал, он бы понял, что вляпался в неприятности, и пошел бы в магазин постараться исправить дело.

Но у Арти с соображением туго, что в доказательствах не нуждалось. Поэтому, если исправлять положение, Кэролин придется делать это самой.

Она села на табурет за прилавком и закрыла лицо руками. Да. Она сделает это сама.

Она уже сделала.

Это и впрямь ее право. Ее первую смешали с грязью. Она не несла никакой ответственности.

На двери брякнул колокольчик, и кто-то вошел. Кэролин стиснула зубы и чертыхнулась. Она сменила табличку «Открыто» на «Закрыто», но забыла запереть дверь. Обычно она запирала переднюю дверь, подсчитывала выручку, а затем выходила через подсобное помещение. Но этим вечером она промахнулась.

Она откинула волосы назад и встала.

– Извините, – сказала она, – но мы…

Кэролин не договорила. Она никогда прежде не видела эту женщину вблизи, но все равно узнала ее. Та, которая называла себя Лили. Та, с бледной кожей и длинными черными волосами. Та, которая весь год играла в прятки и сводила Джека с ума. Та, кто насмехалась над Кэролин в лесу у дома Хэлли. Та, которую Кэролин ненавидела по определению.

Ненависть теперь поднялась на несколько градусов. На Лили были надеты свободная фиолетовая блузка, облегающие черные джинсы и теннисные туфли. Та же самая одежда, что и на Кэролин.

– Дверь была не заперта, – сказала Лили. – Надеюсь, ты не против.

Кэролин оглядела Лили с головы до пят, надеясь, что та в ее взгляде прочтет чрезвычайное отвращение.

– Против? – спросила Кэролин. – Почему я должна быть против? На моей двери висит табличка «Закрыто», и личность, не любить которую у меня есть множество причин, появляется одетой так, словно считает себя моим адским близнецом. Это означает, что она за мной шпионила. Почему же я должна быть против? – Она обошла Лили и подняла трубку телефона. – И поскольку ты шпионила за мной, мне следует предположить, что ты собираешься совершить грабеж. У тебя есть десять секунд, чтобы свалить отсюда, или же я набираю 911.

Лили ей печально улыбнулась. Это привело Кэролин в бешенство. Точно так же ей улыбалась соседка по комнате на первом курсе всякий раз, когда Кэролин приходила под утро, с головной болью, сожженной слизистой носа и без малейшего понятия, куда девалось ее нижнее белье.

– Тебе придется сначала включить телефон, – сказала Лили.

Кэролин кинула трубку.

– Тогда вали отсюда. Вали подальше. Подальше от меня, от Джека и особенно от Арти. Вали отсюда.

Лили наклонила голову, и ее густые волосы закрыли больше половины лица. Она разглядывала Кэролин одним огромным глазом, который, казалось, все время менял цвет.

– Почему от Арти особенно? – спросила Лили. – Я ничего не делала с Арти.

– И не сделаешь, – сказала Кэролин. – Теперь я считаю до трех, а потом действительно включаю телефон и вызываю полицию.

– Но я пришла поговорить с тобой, – сказала Лили.

Кэролин захотелось перепрыгнуть через прилавок и стиснуть пальцы на шее у этой суки.

– Ты пришла сюда, одетая как я, – сказала Кэролин, – чтобы выставить меня идиоткой.

– Нет. Я пришла сюда, одетая как ты, потому что я —. твоя сестра, – покачала головой Лили.

Кэролин обошла прилавок, миновала Лили и открыла дверь. Опять звякнул колокольчик.

– Я – единственный ребенок в семье, – сказала Кэролин.

У Лили поднялись брови.

– Может, именно поэтому ты такая эгоистка.

Кэролин не могла поверить своим ушам. Эта женщина не имела никакого права так с ней говорить.

– Иди ты к черту, – сказала Кэролин. – Иди ты к черту отсюда. Прямо за этой дверью Барнет-роуд, почему бы тебе не прыгнуть на середину и не посмотреть, может быть, там кто-нибудь захочет быть твоей сестрой.

– Ничего не получается, – вздохнула Лили.

– Да ну? – спросила Кэролин, наивно раскрывая глаза.

Лили откинула свои волосы назад и посмотрела на Кэролин в упор. Судя по всему, разгневалась. Кэролин была этому рада. Ей никогда не нравилось злиться в одиночку.

– Пожалуйста, закрой дверь, чтобы мы смогли поговорить, – сказала Лили. В ее голосе зазвучала опасная нотка.

Кэролин посчитала это за вызов.

– Иди ты дважды к черту, – сказала она, – раскаленную кочергу тебе в жопу.

Тут Лили сделала то, что Кэролин не ожидала. Она сняла свою фиолетовую блузку и кинула ее на пол.

Это позабавило Кэролин почти настолько, насколько она злилась. Неужто Лили думает, что выиграет спор демонстрацией своих грудей?

Лили не сказала ничего, но опять пристально посмотрела на Кэролин.

Тут за плечами Лили раскрылась пара огромных черно-белых крыльев, они расправились и взмахнули. Поток воздуха выдернул дверь из рук Кэролин и захлопнул. Колокольчик упал с крючка и загремел по полу. Две вазы сдуло с полки, и повсюду разлетелись осколки. Открытки ручной работы упали со стойки у кассового аппарата и затрепетали на полу, точно раненые птицы.

– Теперь, – сказала Лили, – мы, наверное, поговорим.

Несколько секунд Кэролин была в шоке, но лишь несколько секунд… потому что она все еще была в ярости. А при любой ссоре, какие бы чувства она ни испытывала, ярость всегда доминировала. Ярость придавала ей силу.

Ее Кэролин в себе культивировала. Это был ее лучший навык выживания. Ярость сопутствовала ее гнусному детству с пропитанным пивом отцом, нищей юности с депрессивной матерью, сексуальному нападению в семнадцать лет и множеству отвратительных связей и разнообразных бедствий за дальнейшие два десятилетия. Ярость сопутствовала ей, когда она добивалась снисхождения восьми банковских чиновников, через которых ей пришлось пробиваться, прежде чем она получила наконец ссуду, чтобы открыть магазин.

Так что если ярость помогла ей перенести все это, поможет и сейчас.

По сравнению с тем, с чем она уже столкнулась в жизни, эта полуголая ошибка природы – просто цветочки.

Она заставила себя шагнуть к Лили.

– Ладно, мы поговорим, – негромко сказала она. – Но сначала позволь внести ясность: ты уберешь за собой этот бардак.

Лили моргнула, затем опустила крылья:

– Согласна.

Кэролин осмелела и решила, что этого недостаточно.

– И заплатишь за вазы, которые разбила.

Теперь Лили слегка занервничала:

– Боюсь, у меня нет денег.

– Тогда тебе придется отработать, – сказала Кэролин. – После того, как ты уберешь тут за собой, можешь пойти в подсобку и убрать за мной. И поскольку вазы стоили по двадцать долларов, а за частичную занятость я плачу по шесть долларов в час, ты можешь рассчитывать, что проработаешь большую часть ночи.

Лили поглядела на дверь:

– Я не могу оставаться так долго. Мне нужно встретиться с Джеком.

Кэролин не отступала:

– Я не хочу слышать никаких оправданий. Ты разбила мой товар, и ты заплатишь так или иначе. И если ты действительно хочешь со мной поговорить, можешь говорить, пока занимаешься уборкой. И если ты не проработаешь нынешним вечером достаточно долго, чтобы окупить вазы, ты вернешься и снова будешь работать, пока меня это не удовлетворит. Или же я найду тебя и выцарапаю у тебя деньги из-под кожи. До тебя дошло?

Лили опешила, но кивнула.

– Ладно, – сказала Кэролин. – Теперь напяль свою рубашку обратно… Меня не впечатляли титьки с тех пор, как я обзавелась своими, а это было двадцать три года назад. К тому же кругом валяются твои перья.

Лили сложила крылья и надела блузку. Потом опустилась на колени и начала собирать открытки и перья.

Она взглянула на Кэролин озадаченно:

– Ты что, совсем не боишься? В конце концов, я же только что доказала тебе, что я – богиня.

– Да ладно, я тоже. – пожала плечами Кэролин, – По крайней мере, так говорили множество мужчин, когда я снимала свою блузку. Кстати, включая Джека.

У Лили сузились глаза.

– Ты сказала это, поскольку хочешь, чтобы я наверняка знала – ты заполучила его первой.

– Причем во всех отношениях. – Кэролин села на корточки и начала помогать подбирать открытки. – Я заполучила его первой в том смысле, что заполучила его до тебя, и к тому же была первой в том смысле, что заполучила его прежде всех остальных. Может, у меня я нет крыльев, но его невинность досталась мне.

– Потом ты бросила его ради другого, – сказала Лили. – И сделала от него аборт, не сказав ему.

Кэролин впилась в Лили взглядом:

– Иди ты трижды к черту. Не знаю, как ты про это узнала, но это не важно, потому что меня это не волнует. Я хотела бросить Джека ради Дэвида Макилхенни, и я это сделала. И если тебе это доставит такое удовольствие. Я могу признать, что Макилхенни оказался большой ошибкой. С другой стороны, прервать беременность было абсолютно правильно. Ни Джек, ни я тогда не могли быть родителями, даже если бы остались вместе. И не было никакого смысла говорить ему у него хватало своих проблем. Это была моя проблема и мой выбор. – Она стукнула кромкой пачки открыток по полу. – Так что, видишь ли, мисс Лили Великая-и-Ужасная. даже если ты – богиня. ты – не та богиня, которой я собираюсь поклоняться. У тебя нет власти меня судить.

Лили встала со стопкой открыток я руках и пошла к стойке у кассы.

– Я и не сужу, – сказала она. – Я констатирую факты. Точно так же я констатирую факт, когда говорю, что ты легла со Стивеном Корманом в постель этим утром, когда Арти уехал в ресторан.

У Кэролин напряглась спина. Лили не имела никакого права на эту информацию. Это личное дело Кэролин и больше ничье. За исключением Стивена. И может, даже не его дело.

– Значит, ты все-таки шпионила за мной, – сказала Кэролин.

Лилия положила открытки на стойку.

– Мне нет нужды шпионить, если речь идет о сексуальных вопросах. У тебя есть веник и совок?

– Не поняла?

– Чтобы смести осколки ваз.

Кэролин встала и проследовала мимо Лили в подсобку. По пути она шлепнула на прилавок собранные открытки.

– Я вернусь, – сказала она. – Положи это на стойку.

– Да, мэм, – сказала Лили. Кэролин так и не поняла, с сарказмом это было сказано или нет.

В подсобке было холодно, хотя не было кондиционера. День жаркий, но пеканы, шеренгой выстроившиеся вдоль переулка на задах, держали комнату в тени, а гладкий цементный пол словно тянул холод от подземной речки. Кэролин закрыла дверь в магазин, села на холодный цемент и заплакала.

Она использовала Стивена. Она использовала его ради ощущения, будто она все еще контролирует ситуацию. Он был ее другом, она к нему очень хорошо относилась, и он совершенно ее не возбуждал. Но, несмотря на это, она строила планы, как бы заполучить его в постель, с того самого момента, когда поняла, что происходит между Арти и Кэти. И сегодня утром она добилась успеха.

Накануне вечером она не выключила фары своей машины, но поскольку машина стояла в гараже, никто ничего не заметил. Потом, когда Арти умчался на своем мотоцикле на нечастую утреннюю смену, она позвонила Стивену и попросила его принести соединительные кабели.

Остальное оказалось легче легкого. Даже легче, чем она предполагала.

Но потом он сказал, что любит ее, и это тревожило. Она считала, что Стивен занялся с ней сексом по той же самой причине, по какой она занялась сексом с ним.

Хотя, возможно, он даже не знал об Арти и Кэти. Он ничего об этом не сказал, и она ему не говорила. Так что он мог лечь с ней в постель по какой-то другой причине.

Он действительно мог испытывать к ней чувства.

Вот только Хэлли сказала, что Стивен без ума от нее.

Так что Кэролин не знала, что думать.

Замешательство по этому поводу недопустимо. Сначала Кэролин слегка испугалась – но потом овладела собой и решила: каковы бы ни были чувства Стивена, она за них не отвечает. Его мотивы – это его мотивы.

Кроме того, она же тыкала пистолетом ему в висок. Он сам хотел. Даже пылал энтузиазмом. И она не лгала ему. Нет. Она просто использовала его, чтобы отомстить его жене, поскольку та трахнула Арти. Чтобы вернуть все под контроль.

И теперь какая-то сука с крыльями врывается к ней и устраивает разгром в магазине. Как будто у Кэролин нет других проблем.

Богиня, шмудиня. Эта Лили – кошмарный геморрой.

На полу у колен Кэролин возникла пара теннисных туфель. Кэролин посмотрела наверх и увидела Лили – та смотрела с живейшим сочувствием. Кэролин готов была ее убить.

– Ты переживаешь, что твое свидание со Стивеном может означать для него больше, чем для тебя? – . спросила Лили. – Или ты волнуешься, что он может поду, мать, будто для тебя это значит больше, чем на самом деле?

Кэролин рукавом вытерла слезы. Она не будет плакать перед Лили.

– Нет. Я ему не врала. Я не говорила, что люблю его или что хочу быть с ним и что-нибудь подобное. Это был секс. Просто секс. У него нет оснований ожидать большего.

Лили прищелкнула языком.

– Может, и нет, – сказала она. – Но я так понимаю, что некоторые мужчины расценивают минет как некое обещание.

Кэролин встала.

– Мне вряд ли поможет, если я скажу тебе: «иди ты четырежды к черту», так ведь?

– Не знаю, – улыбнулась Лили. – А на что ты рассчитывала первые три раза?

– На то, что ты уйдешь, – сказала Кэролин.

– А я думала, ты хотела, чтобы я осталась и убрала за собой.

Кэролин пошла в туалет.

– По-твоему, я противоречу себе? – спросила она. – Ну что же, значит, я противоречу себе. Я широка, я вмещаю в себе Уолта Уитмена.[16]

Она открыла туалет и вынула веник и совок.

– Вот, – сказала она, сунув их Лили. – На, дай себе волю.

Лили взяла совок и веник.

– Вряд ли ты и впрямь этого хочешь. Когда я даю себе волю, земля дрожит и люди падают на колени, истекая кровью.

Кэролин ухмыльнулась:

– Как мило. Ты подметешь здесь, а я приберусь в другой комнате.

– Боюсь, ты не хочешь оставаться рядом со мной, – сказала Лили.

– Правильное предположение, – сказала Кэролин, направляясь к двери.

– И еще боюсь, – сказала Лили, – ты меня ненавидишь.

Кэролин остановилась в дверях и обернулась. Они уставились друг на друга, будто соревновались, кто моргнет первым.

– Почему я не должна тебя ненавидеть? – спросила Кэролин. – Ты же сверхчеловек, так? Когда ты сняла блузку, я увидела, что твои груди великолепны. Ну, мои не плохи – но мне тридцать семь, и я уже вижу, что они начинают обвисать. Еще у меня появляются морщинки в углах губ и глаз, и мне надо все больше заниматься физкультурой, чтобы не толстеть. Так что есть основания предполагать, что через несколько лет мои груди достигнут пупка, мое лицо будет похоже на дорожную карту, а моя задница станет похожа на фотографии сателлитов. А еще через несколько лет я умру. – Она опять ухмыльнулась. – А ты? Ты будешь всегда выглядеть так же хорошо, как и сейчас, правда? Десять, или пятьдесят, или тысяча лет пройдет, ты по-прежнему будешь прилетать со своего гребаного Юпитера и брать любого мужчину по выбору, так?

Лили стояла с веником в одной руке и совком в другой. Она казалась почти уязвимой.

– Я не знаю, – сказала она. – Сколько я себя по мню, я всегда была такой, но я не знаю, будет ли это длиться вечно. Я всегда думала, что будет. Но теперь я уже не уверена.

Нет уж, она не заставит Кэролин себя пожалеть. Кэролин показала на пол:

– Слушай, пол сам себя не подметает. Если ты настаиваешь, я заставлю себя остаться рядом с тобой. Но начни работать.

Лили положила совок на пол и начала подметать. Убиралась она неуклюже, и Кэролин видела, что такая деятельность была для Лили в новинку. Хорошо. Может, заработает боль в пояснице и не будет так быстро махать крыльями.

– Так-то лучше, – сказала Кэролин, садясь на табурет. – Ну и как это ты не знаешь, останешься ли такой вечно? Ты богиня или нет?

Лили выглядела несчастной.

– Да, но я не чувствую себя прежней. Понимаешь, теперь я волнуюсь о Джеке и о людях, которые имеют для него значение. Раньше я вообще ни из-за чего не переживала. И порой мне не нравится мое тело. Я ненавижу свои крылья и ноги.

Кэролин посмотрела на туфли Лили:

– Что не так с твоими ногами?

– Не важно, – сказала Лили. – Я показала их Хэлли в прошлом месяце, и она психанула.

Кэролин скривилась. Значит, сначала Лили пошла поговорить с Хэлли. Джек, когда оказался в тюрьме, тоже сначала позвонил Хэлли. И Стивен сначала хотел спать с Хэлли… но когда не смог ее получить, согласился на оральный секс с Кэролин.

Каждый думал о ком-то еще, прежде чем подумать о ней. Даже Арти думал о Кэти, прежде чем подумать о Кэролин.

– Что я такое, в конце концов? – пробормотала Кэролин. – Мешок с печенкой?

Лили смела кучу грязи и мусора в совок.

– И я не понимаю, что говорят люди, – сказала она. – Например: при чем тут печенка? Или это намек на Прометея, у которого клевали печень? И даже если так, какое отношение это имеет к занятиям любовью?

Кэролин рассердилась:

– Почему ты считаешь, будто все, что человек говорит, имеет отношение к сексу?

– Потому что так всегда и есть, – сказала Лили. Она вроде как обиделась. – Так всегда и должно быть.

– Понимаю, – сказала Кэролин. – Ты хочешь сказать, что поскольку ты все время занимаешься сексом, это единственное, чем нужно заниматься. Секс должен быть самым важным на свете.

Глаза Лили радостно сверкнули.

– Да, – сказала она.

Кэролин открыла рот, чтобы сказать какую-нибудь грубость, которая слегка усмирила бы не в меру раздутую самовлюбленность Лили. Только недавно она подсчитывала выручку после поганого дня. В такие дни, как сегодня, ее больше волновало, сможет ли она содержать магазин или выплатить ипотеку за дом, чем получит ли она вечером оргазм. Наверное, богиня, которая появляется на планете лишь раз в месяц, может себе позволить думать, будто в жизни все крутится вокруг секса, но у той, которая имеет дело с автомобильными штрафами счетами от дантиста и соседом, каждое утро крадущим ее газету, все совсем не так. У Кэролин на уме далеко не один секс, и у всех остальных тоже. Надо сказать об этом Лили.

Но Кэролин закрыла рот и не сказала ничего.

В конце концов, несмотря на все это, она сумела найти время, чтобы отсосать у мужа подруги. Было бы трудно спорить с тем, как Лили смотрит на интересы людей, когда в мозгу Кэролин все еще пульсирует этот новый, особый факт.

Лили подняла нагруженный до предела совок:

– Куда мне это деть?

– Мусорное ведро у задней двери, – сказала Кэролин, но, едва сказав, посмотрела на мусорное ведро и увидела, что оно тоже переполнено. Кэролин плохо убиралась. Какое-то время у нее был служащий на частичной занятости, делавший уборку… но он ушел две недели назад на более высокооплачиваемую работу помощника официанта.

Кэролин застонала и встала.

– Пойдем, – сказала она. Она прошла мимо Лили к задней двери, отперла ее и с мусорным ведром направилась в переулок. Луна еще не поднялась над зданиями, что стояли вдоль улочки, и единственным источником света был фонарь на углу. Он освещал все желтым, и в его свете даже Лили выглядела плохо.

В конце переулка за китайским рестораном был мусорный контейнер. Кэролин платила владельцу ресторана тридцать долларов в месяц за пользование контейнером, и оно того не стоило. Но выбора не было, иначе пришлось бы отвозить весь хлам к себе домой.

Ну да, как же, думала она. Все крутилось вокруг секса. Тридцать долларов в месяц, чтобы бросать в помойку мусор. Налоговые декларации и магазинные воры. Постоянно забитая канализация в доме из-за этих длинных белокурых волос Арти. Плюс прачечная, плюс счета, плюс то, что Арти никогда не чистил кошачий ящик, хотя именно он притащил домой двух проклятых котят. Да, они очаровательны, и Кэролин будет бороться за то, чтобы оставить их себе, когда они с Арти разойдутся… но если это была его идея, должен же он по крайней мере хоть иногда вычерпывать какашки.

Но, несмотря на все это, поняла она, больше всего ее мучило одно… оно даже заставило ее на время забыть все остальное… сознание, что ее красивый загорелый любовник отдавался кому-то еще.

Так что Лили была права. И не права. И права.

Кэролин вывалила ведро в помойку, пахнувшую гнилыми креветками и плесневелыми вонтонами, затем посторонилась, давая Лили возможность вытряхнуть совок. У Лили скривилось лицо, и она, стоя на расстоянии вытянутой руки, опрокинула совок в помойку. Пыль и прочий мусор разлетелись повсюду, в основном мимо помойки, и Кэролин с Лили, кашляя, двинулись назад.

– Почему ты так сделала? – рявкнула Кэролин.

– Я не могла иначе, – сказала Лили, борясь с тошнотой. – Это было ужасно.

Кэролин издала короткий, сардонический смешок:

– Что, запах? Конечно ужасно. Именно так и пахнет мусор.

Лили поднесла руку ко рту. Ее и впрямь тошнило.

– Я никогда не вдыхала прежде ничего подобного.

– Ну, тогда ты только что узнала, – сказала Кэролин, – с чем мы, простые смертные, должны ежедневно иметь дело: жизнь смердит.

Лили опустила руку. Ее все еще тошнило, но в ее глазах было еще что-то.

– Кэролин, – сказала она, – я могу посещать вас людей, лишь раз в месяц, но даже я знаю, что ты сейчас сказала глупость.

Кэролин не обращала внимания.

– Что вовсе не значит, что это неправда, – сказала она. Она свернула из переулка к магазину.

Лили шла рядом.

– Может, ты и права. В последние месяцы я жалела, что не могу прилетать на землю чаще и оставаться подольше, но эта ужасная вонь прочистила мне мозги. Теперь я вижу, что это счастье – бывать здесь так недолго и иметь возможность тратить время на соблазнение того, кого я выбрала.

Кэролин искоса взглянула на Лили. В этих трех предложениях Лили раскрылась целиком.

– Ты обречена, – сказала Кэролин.

– Что ты имеешь в виду? – озадаченно сказала Лили.

Кэролин остановилась в дверях подсобки и прислонилась к стене. По переулку подул ветерок, шелестя листьями на пеканах. То был единственный звук в мире. Даже рев машин на Барнет-роуд исчез. Кэролин и Лили были одни на земле, и Кэролин спрашивала себя, сделало ли это богинями их обеих.

Нет. Даже если они одни, они все еще оставались людьми. Обе. У Лили были крылья и тайное знание, ну так что же? Кэролин могла бы летать на дельтаплане и сплетничать сколько душе угодно.

– Я имею в виду, – сказала она, – это звучит так, словно ты пытаешься убедить себя, будто у тебя есть все, чего ты на самом деле хочешь. Но, будь это правдой, тебе не было бы нужды себя в этом убеждать. Так что, похоже, несмотря на то, что ты богиня, ты становишься неудовлетворенной. И можешь доверять голосу опыта: стоит только неудовлетворенности появиться, тебе уже никогда от нее не избавиться. Потому что всегда найдется что-то лучше, чем то, что у тебя есть.

Лили вздрогнула:

– Звучит ужасно.

– О да, – сказала Кэролин. – И, веришь или нет, для нас это не только секс. Мы хотим не только идеального любовника, но идеальный дом, идеальный автомобиль, идеальный обед, идеальный телевизор во всю стену и идеальную сантехнику. Не говоря об уважении и восхищении каждого человека, которого мы встречаем. Мы, смертные – каждый из нас, – эгоистичные и жадные мудаки.

– Джек не такой, – сказала Лили.

Кэролин хихикнула:

– Да, но это лишь потому, что Джек – душевнобольной. На самом деле, может, именно поэтому он на тебя так повлиял. Держу пари, любой другой парень, попадавший под твои чары, был самовлюбленной задницей. Но Джек весь такой милый, и ранимый, и чокнутый, и это тебя пробирает до мозга твоих божественных костей. Именно поэтому ты говоришь со мной, и с Хэлли, и со всеми остальными: потому что ты не понимаешь, что случилось с тобой, не поняв Джека, а так как мы фактически его семья, мы могли бы дать тебе ключ к пониманию.

– Точно. – У Лили расширились глаза.

Кэролин перевернула мусорное ведро вверх тормашками и села на него.

– Ладно, забудь. Тот факт, что мы его друзья, еще не означает, что мы его понимаем. Видишь ли, ты можешь этого не знать, будучи существом сверхъестественным но мы, люди, все являемся тайной друг для друга. Мы одиноки в своем сознании и приговорены к пожизненному одиночному заключению. Мы можем притворяться, будто нас волнуют сожженные заживо люди в Уэйко, или роль американцев в Сомали, или гибель тропических лесов, или что там еще… но когда доходишь до сути, для отдельных людей действительно имеет значение только то, что затрагивает их лично. Так что мы хотим того, чего не имеем, – и не хотим, чтобы кто-нибудь забрал то, что у нас уже есть.

Она умолкла и глубоко вздохнула. Она устала, и как-то глупо было читать Лили лекцию. Кэролин устала, она чувствовала себя глупой и старой. Сидеть на мусорном ведре было неудобно, и у нее ломило поясницу. В следующем месяце ей будет тридцать восемь. Неужели все в тридцать восемь чувствуют себя скрипучей развалиной?

– Я понимаю, – сказала Лили. Она тоже выглядела усталой. – Это объясняет, почему ты вступила в сексуальные отношения со Стивеном, хотя не испытывала к нему особого желания.

Кэролин решила, что ее это достало. Пусть Лили богиня, посвященная сексу, – это еще не означает, что она должна знать обо всем, что Кэролин хотела или не хотела. На сей раз она права… но с таким же успехом могла быть и не права.

– Что я делаю, – сказала Кэролин, – и почему я это делаю – равно как и с кем я это делаю, – абсолютно не твое дело.

Лили слабо ей улыбнулась:

– На самом деле я думаю, что мое. Думаю, что несу ответственность за то, что произошло между тобой и Стивеном. И за то, что может произойти в результате. Мое присутствие заставило тебя делать то, что ты бы сама не сделала.

Кэролин была теперь не просто раздражена. Она опять пришла в ярость. Ярость – ее компаньон, ее оружие, ее щит – вернулась.

– Давай условимся, Лили, – сказала она, встав. – Ты меня не контролируешь. Это мое дело. Пусть я регулярно вляпываюсь во всякое дерьмо, но это остается моим делом. Я трахнула Стивена, потому что я хотела его трахнуть. И причины, почему я этого хотела, – мои и больше ничьи. Ты не имела к этому никакого отношения.

Лили даже не моргнула:

– Уверена, что Арти и Кэти думают так же.

Кэролин повернулась спиной к Лили и подняла мусорное ведро. Слушать, как Лили упоминает имена Арти и Кэти вместе, было равносильно смерти.

– Иди ты четырежды к черту, – сказала она. – Иди Ты к черту в четвертый раз и отвали от меня.

– Но я не закончила уборку, – сказала Лили.

Кэролин открыла дверь и вошла в рабочее помещение.

– Мне плевать. Убирайся отсюда. Убирайся вон.

Что-то громыхнуло на тротуаре позади нее. Она вздрогнула от шума, опустила ведро и обернулась.

Совок и фиолетовая блузка Лили лежали посреди переулка. Лили исчезла. Пекановые деревья опять шелестели на ветерке.

Кэролин некоторое время стояла потрясенная. Но она никогда не позволяла себе долго оставаться в потрясении.

– Скатертью дорога, – сказала она.

Она вернулась в переулок и подобрала совок и блузку. Потом, идя обратно в магазин, посмотрела наверх и увидела, что над крышей поднялась полная Луна.

– Убирайся туда, откуда пришла! – закричала Кэролин.

Потом вошла в магазин разбираться с бардаком, что оставила ей богиня.

Глава 17 За утесом чернела река

За утесом чернела река. Джек видел Луну, звезды и роскошные дома, мерцавшие в реке. Здесь реку называли Остинским озером, и богачи строили великолепные здания на берегах. Время от времени Остинское озеро разливалось и затопляло дома, но Джек сомневался, чтобы их владельцев это сильно волновало. Богатых вообще мало что волновало, поскольку если что-то шло не так, как надо, они могли заплатить тому, кто сделает все как нужно. Для этого и нужно богатство.

Но с обрыва, что назывался утесом Боннелл, даже самый обычный человек мог смотреть вниз на эти великолепные дома и думать о том, как бы на них поссать. От этого никуда не денешься. Эта мысль приходила в голову каждому, и тут уж ничего не поделаешь – Джек был в этом уверен. Это первое, о чем он подумал, очутившись тут впервые, и он сомневался, что был оригинален. Любого бы соблазнило обещание такой власти, такой пожизненной победы. Если помочишься на крышу богатого человека, он может нанять кого-то ее вымыть – но всегда будет помнить, что на его крышу кто-то нассал.

Наверное, некоторые из тех, кто поднимался на утес Боннелл, даже пробовали, но Джек подозревал, что они потерпели неудачу. Из-за высоты утеса казалось, что здания на берегу расположены как раз внизу, как раз в пределах досягаемости струйки мочи… но на самом деле и они, и берег реки были на расстоянии сорока ярдов. И хотя в старших классах и в колледже Джек был свидетелем потрясающих подвигов писунов, человека, который сумеет помочиться на сорок ярдов даже при условии попутного ветра, еще нужно поискать.

А вот бросить камень – другое дело. Наверное, можно с лучшими намерениями бросить камень, который отлетит рикошетом или шлепнется на кровлю какого-нибудь богатенького. Джек вспоминал, что вроде несколько человек так и поступили и их за это арестовали. И он был доволен, что их арестовали. Моча была бы незабываема, но безопасна. Камни, напротив, могли бы у кого-нибудь отбить всю память напрочь. Джек предпочитал оставаться при памяти и думал, что всем остальным тоже не стоит ее терять.

Он припомнил, что существовало еще целое братство пьяниц, которые находили здесь смерть путем издевательского ритуала. Но они никогда не падали слишком далеко от утеса и ни разу никого не травмировали. Обычно они просто умирали, проткнутые острыми ветками деревьев. Худшее, что один из них сотворил, – пробил крышу туристического трейлера. Но в трейлере никого не было, так что никто не пострадал.

Сегодня вечером Джек не собирался ни мочиться, ни кидать камни – и он никогда не допивался до того, чтобы присоединиться к братству, – но полицейские, несомненно, арестовали бы его, если бы здесь застукали. Он сидел на каменной ограде на самой высокой точке утеса и был абсолютно голым.

В конце концов, сегодня Полнолуние. И поскольку они с Лили на сей раз решили встречаться в Остине, Боннелл казался лучшим выбором. Джек уже выяснил, что сидеть голым на бордюре рядом со своей квартирой – плохая идея. Но ворота муниципального парка Боннелл закрывались в десять часов, и после этого патрули заглядывали сюда лишь время от времени. Потому вероятность, что его здесь арестуют, меньше, чем в городе; вдобавок на такой высоте его лучше видно сверху.

Но он решил, что сидит в неправильном месте. Прямо позади него стояла будка, и его может затенять крыша, так как Лили полетит с востока. Он хотел увериться, что полностью купается в лунном свете и что у нее не будет никаких проблем с его обнаружением.

Так что Джек отвернулся от реки и от домов богачей, спрыгнул с ограды и начал спускаться на юг по каменистому склону. Он давно был здесь в последний раз, но помнил, что на отвесном берегу есть место, мало чем отличающееся от самой Луны. Бесплодное, открытое всем ветрам известняковое плато у самой воды. Он жалел, что не может надеть ботинки, чтобы туда добраться. Склон был очень крутой, а камни острые. Но правила встречи с Лилит были четкими: голый значит голый. А если на тебе ботинки, ты не голый. Так что он оставил свои ботинки вместе с остальной одеждой у ограды.

Один раз он поскользнулся на склоне, но сумел удержаться на неровном валуне и не упасть. Несколько секунд постоял, держась за скалу и тяжело дыша. Он поражался происходящему. Уже конец августа. Он встретил Лили в Полнолуние ноября, так что уже десятый месяц, как он без ума от нее до такой степени, что карабкается по горам в голом виде. Она могла отдаться ему лишь один раз в каждый Лунный Цикл… и несмотря на это, он до сих пор готов был сделать все, чтобы это произошло. И не было никаких признаков спада этого желания.

Он понимал, что весь мир, включая его друзей, считает его сумасшедшим. И если бы он совершал свои безумства просто так, он бы понимал, почему они так думают. Но проделывать их ради Лили – нет, это не безумие.

Это просто любовь.

Так что если все остальные не могут понять, почему он так себя ведет, – это их проблема. На самом деле он жалел таких людей. Если они даже не могут вообразить, как делают то же самое, тогда они никогда не узнают то, что знает он, никогда не почувствуют то, что чувствует он. А это значит, что в их жизнях нет великой радости.

Холодный ветер подул на утес, высушив пот на коже Джека. Август в Остине был просто зверским, и сентябрь будет таким же влажным и жарким. По мнению Джека, вместо законов, карающих публичную наготу, надо ввести закон, требующий, чтобы люди при такой погоде ходили голыми.

Ветер стих, и Джек продолжил спуск к известняковой плите на южном склоне. Добравшись туда, он сел, скрестил ноги и стал ждать. Он не мог сдержать усмешки. Здесь было великолепно. Только один ржавый кабель отмечал западный конец плато, где утес нависал над богачами. Но отсюда Джек не видел ни их дома, ни даже реку. Он был один в центре Вселенной.

В нескольких милях отсюда к юго-востоку электрическая линия горизонта, где находился Остин, отбрасывала золотистую ауру в туманную ночь, но и при таком доказательстве существования цивилизации Джек не чувствовал себя менее одиноким и свободным. Здания и их огни, казалось, не имели никакого отношения к людям. Они были просто частью пейзажа, каким-то производным Земли, как сам утес Боннелл.

Джек был голый, одинокий и счастливый. Он знал, что Лили его найдет.

И она его нашла. Но Джек заметил: что-то не так. Он увидел, как шатко она спускается по спирали с высоты, будто ослабела или ранена. Он встал в испуге, думая, что она может упасть и ему придется ее ловить. И когда она приземлилась на скале перед ним, она споткнулась и упала в его объятья. Джек был так ошеломлен, что даже не смог ее спросить, почему она так странно одета. Ее грудь была голой, что еще имело какой-то смысл, – но на ней были черные джинсы и теннисные туфли, что никакого смысла не имело.

Лили спрятала лицо у него на груди, и Джек крепко прижал ее к себе.

Несколько перьев упали с неба, и тогда Джек увидел, что крылья Лили как будто линяют.

– Мне дерьмово, – сказала Лили.

Джек так волновался и боялся за нее, что даже не возбудился.

– Что случилось? – спросил он, поглаживая ее левое крыло. Но нежность привела к потере еще двух перьев, так что он отдернул руку.

– Брось, – сказала Лили, стиснув его за плечи. – Положи опять руку на крыло.

Джек попробовал, но обнаружил, что не может.

– Я боюсь, – сказал он. – Я боюсь, что сделаю тебе больно.

Лили посмотрела на него, и в каждом ее глазу отражалась Луна.

– Мне плевать, – сказала она.

Джек никогда не видел Лили такой и не знал, что делать. Он и не думал, что может что-то сделать. Как человек может помочь богине?

– Но мне не плевать, – сказал он. – Я не хотел бы причинить тебе боль ни за какие коврижки в мире.

Она слабо ему улыбнулась:

– А на Луне?

Он коснулся пальцами ее губ.

– Ты – Луна, – сказал он. – Ты – Луна, и Земля, и звезды.

Лили подавилась и высвободилась из его объятий.

– Я тебя умоляю, – сказал она. – Я слышала эту же самую чушь от смертных мужчин столетия назад. Будь пооригинальней.

Во второй раз Джек почувствовал, что рассердил Лили. Она считает, что он должен быть умнее всех остальных от начала времен – так, что ли? Он даже не всегда четко представлял себе, где его носки, и Лили уже должна была это обнаружить.

– Извини, – сказал он. Но не чувствовал себя виноватым и знал, что это видно.

Лили поморщилась.

– Не стоит, – сказала она. Ее крылья развернулись и обернулись вокруг туловища, скрыв грудь и руки. С крыльев продолжали облетать перья. – Это я должна извиняться. С моей стороны это было глупо. И жестоко.

Она спрятала лицо в крылья, образовавшие клин у горла.

Гнев Джека растаял в дым. Джек притянул Лили к себе и опять начал поглаживать ее крылья, там, где они прирастали к спине. Теперь он не останавливался, когда падали перья.

– Все хорошо, – сказал он, но знал, что это неправда. Конечно, все плохо. Что бы это ни было, все шло не так.

– Моя ошибка, – сказала Лили глухим голосом.

– Что? – спросил Джек. – Что может быть твоей ошибкой? Ты же богиня, помнишь?

Но его руки почувствовали ее слабость, а Джек никогда не чувствовал ничего подобного прежде. Он поразился, поняв, что сейчас он, похоже, в физическом смысле сильней ее.

– Арти и Кэти – моя ошибка, – сказала Лили. – И Кэролин и Стивен. И то, что Стивен хочет Хэлли. И ты меня возненавидишь из-за всего этого.

Джек смутился. Он знал, что Стивен без памяти влюбился в Хэлли, но остального не понимал.

– О чем ты?

Лили опять взглянула на него, но на сей раз он увидел в ее глазах лишь темноту.

– Твои друзья делают вещи, которые им не пойдут на пользу, и все это из-за меня. Поэтому ты меня возненавидишь.

Джек никогда прежде не слышал, чтобы Лили так говорила. Это было просто не в характере той богини, которую он знал. Звучало почти как… почти как будто она просто женщина, а он – просто мужчина.

При этой мысли он почувствовал то, чего никогда не чувствовал прежде. До сих пор он желал и обожал Лили. И он по-прежнему желал и обожал ее… но теперь появилось что-то другое.

Он хотел защищать ее.

Такая мысль, такое чувство посетило его впервые. Защищать богиню? От чего?

Но теперь Лили казалась другой. Она была другой.

– Послушай, – сказал он. – Во-первых, даже если у моих друзей есть проблемы, это еще не конец света. Они и раньше совали задницы в раскаленное масло и сами себя поджаривали.

Лили дрожала.

– Но не из-за меня.

– Откуда ты можешь знать, что это из-за тебя, – сказал Джек. – Люди вполне способны совершать глупости и без помощи потусторонних сил. Я хочу сказать – ты же не можешь все к черту бросить и каждую минуту следить, что они делают и почему. Сейчас они шепчут молитву Владыке Мира, а в следующую минуту рубят пальцы монахине с криком: «Скажи нам, где скрываются мятежники!» Или сейчас они уверены, что будут навеки счастливы с этим человеком, а в следующую минуту уже трахаются с тем, с кем только что познакомились в прачечной. И независимо от того, сколько столетий ты наблюдаешь нас на Земле, вряд ли даже ты можешь знать, что заставляет нас вести себя так или иначе.

– Но я знаю, – сказала Лили дрожащим голосом. – Я же богиня, Джек.

Джек коснулся ее щеки и, к своему удивлению, обнаружил, что она мокрая.

– Я знаю, кто ты, – сказал он. – Но это еще не значит, что ты не можешь быть не права.

– Нет, – сказала Лили, – именно это и значит. Я призналась тебе два месяца назад, что есть вещи, касающиеся смертных, которых я не понимаю, – но в вещах, которые я понимаю, я права всегда. – Она вздохнула. – Я думала, это просто часть моего существа. Но теперь я думаю, что это, наверное, проклятие. Поскольку, если бы я не была всегда права, я могла бы надеяться, что… что ты не возненавидишь меня.

– Теперь гляди, – сказал Джек, – я докажу, что ты не права. Потому что, даже если бы ты разрушила жизни людей, которые мне дороги, я бы никогда тебя не возненавидел. – Он сделал паузу, покачав головой. – Ты что, не понимаешь, Лили? Я до одури схожу по тебе с ума. Ты никак не можешь это изменить. Если я начал что-то большое, я не могу остановиться.

– Но ты останавливался раньше, – сказала Лили.

Джек опять слегка разозлился:

– Это неправда. Я всегда забочусь о тех, о ком начинал заботиться. Отношения могут измениться или даже закончиться, но это всегда выбор другого человека, не мой. И я все еще чувствую по отношению к нему то же самое. Я никогда не смог бы его возненавидеть.

Лили смотрела мимо него.

– Ты ненавидишь Натали, – прошептала она.

В череп Джека воткнулся ледяной прут и двинулся вниз по позвоночному столбу, замораживая его на миг, а может, и на час.

Тогда он шарахнулся от Лили и побежал к реке. Он думал лишь о том, как бы прыгнуть в воду. Он прыгнул бы так далеко, как только мог, миновал бы утес, деревья и дома богатых людей, а затем упал бы и погружался все глубже в холодную темноту Остинского озера, так глубоко, чтобы ничего не видеть, не слышать и не касаться и не беспокоиться больше ни о чем и ни о ком. Вместо этого он споткнулся о ржавый кабель на краю плато и кувырнулся с утеса, падая вниз на лесные заросли. Он понял, что сейчас умрет на острых ветках, как те пьяницы.

Но тут его что-то подхватило и понесло вперед. Он увидел в воде отражение Луны и звезд и свое белое тело, висящее в небе. По его щеке скользнуло перо, и пока он наблюдал, как оно по спирали падает в реку, он понял, что сделал глупость и что Лили его спасла. Он знал, что Лили сбросила обувь и схватила его, потому что чувствовал на правой лодыжке ее когти. Его левая нога – и все остальное – болталось в воздухе.

Теперь он дрожал, несмотря на душную техасскую ночь, и меньше всего хотел бы оказаться в воде, которая выглядела такой темной и холодной.

Он был благодарен Лили. Как никогда.

Она доставила его туда, где он начал свою вахту. Она положила его на землю мягко, но поскольку он был вверх тормашками, то все равно приземлился не слишком удачно. Джек растянулся на спине, глядя, как Лили садится на ограду.

Он удивился, увидев кристальные капли, блестевшие в углах ее глаз и на лице. Джек недавно почувствовал, что ее щека влажная, но тогда еще не понимал, что это значило.

Его богиня плакала. Из-за него.

– Прости, – сказал он, встав на колени и схватив руки Лили. – Пожалуйста, прости меня.

Лили покачала головой. Ее глянцевые волосы спутались и не обвивали ее плечи, как обычно. Джек никогда не видел ее волосы такими прежде и испугался.

– Это я должна извиняться, – сказала Лили.

Джек поцеловал ее когти и лодыжки.

– Нет, – прошептал он.

– Да, – сказала Лили, гладя его волосы.

Он посмотрел ей в лицо. Она выглядела очень печальной, и это было ужасно.

– Богиня никогда ни за что не должна извиняться, – сказал он, – потому что, почти по определению, она не может сделать ничего неправильно. Это ведь и значит быть богиней, правда?

– Раньше я так и думала, – сказала Лили, делано улыбаясь. – Пока…

Она оборвала себя, но Джек знал, что она хотела сказать: «Пока не встретила тебя».

От этого он почувствовал себя мерзким, виноватым… и сильным. Он не хотел, чтобы Лили хоть чуть-чуть горевала, но все же осознавать, что она горюет из-за него, было великолепно.

И из-за этих мыслей он ощутил себя еще более мерзким и виноватым.

Когда они с Лили впервые встретились, вся его жизнь внезапно обрела смысл. Но теперь, похоже, возвращалось прежнее ужасное смятение.

И если это произойдет, ему, наверное, опять станет на все наплевать.

Чтобы этого не случилось, он сказал Лили единственную правду – правду, которая останется правдой, что бы ни случилось с ним, или с его друзьями, или со всем остальным миром; останется правдой, сколько будет жить его мозг.

– Я люблю тебя, – сказал он.

Она кивнула, всхлипнула и опять улыбнулась. Он увидел, что на сей раз по-настоящему.

– Это очень глупо с твоей стороны, – сказала Лили.

Несколько минут они оставались в таком положении – Лили на ограде, а Джек на коленях перед нею, – не говоря ничего.

Наконец Лили содрогнулась и сказала:

– Может, пойдем к тебе домой? Мне как-то больше неохота оставаться сегодня на воздухе.

– Конечно. – Джек поднялся с колен. – Я готов полететь с тобой, куда скажешь.

Лили нахмурилась:

– А не мог бы ты отвезти нас на машине? Я… просто не хотелось бы летать без нужды.

– Потому что ты теряешь перья? – спросил Джек. Лили пожала плечами, и выпало еще несколько перьев.

Джек подобрал перо. Оно было красивое и мягкое.

– Для тебя естественно время от времени линять, да?

– Не знаю, – сказала Лили, спрыгивая с ограды. – Раньше такого не случалось.

Она опять вздрогнула.

– Давай пойдем, ладно?

– Ты не хочешь надеть туфли?

– Нет. Благодаря тебе они сейчас в реке.

Джек бросил перья на землю и оделся, а потом они спустились по крутой бетонной лестнице ко входу в парк. Но едва Джек шагнул через цепь, которой перетягивали вход после закрытия парка, на его лицо упал луч фонаря.

– Оставайтесь на месте, сэр, – сказал голос за фонарем.

Джек обернулся, чтобы сказать Лили – ей стоит исчезнуть, поскольку она голая до пояса. Но она ,же так и поступила.

С улицы подошел полицейский и сказал:

– Можете переступить через цепь, сэр.

Тут Джек понял, что его левая нога осталась висеть в воздухе над цепью, когда он услышал слова: «Оставайтесь ни месте». Так что теперь он наконец перешагнул, двинулся навстречу полицейскому и обезоруживающе – как он надеялся – улыбнулся.

– Вам известно, сэр, что парк закрывается в десять часов вечере? – спросил коп.

Джек, щурясь, смотрел сквозь свет фонаря.

– Да, – сказал он, – Я потерял счет времени.

Это было правдой. Как только вставала полная Луна, он уже ни на что не обращал внимания, кроме Лили.

Вдруг что-то слетело с деревьев и пронеслось как раз над головой полицейского. С головы полицейского сдуло шляпу, и Джек ее поймал.

– Господи Иисусе пресвятая Богородица! – завопил коп, кружась на месте и обшаривая все вокруг своим фонариком. – Что за чертовщина?

Джек подошел к полицейскому и протянул ему шляпу.

– Наверное, сова, – сказал он.

Коп пошарил лучом взад и вперед, но ничего не обнаружил.

– Сова? Я никогда не видел здесь никаких сов. И к тому же совы не бывают таких жутких размеров.

Джек чуть не засмеялся. Этот парень смыслит в ночных хищных птицах, как в ядерной физике.

– Совы есть повсюду, командир, – сказал Джек. – Мы не часто их видим, потому что они активны лишь ночью. Но они большие и сильные. Больше и сильнее, чем люди думают. И они здесь всегда.

Полицейский опустил фонарь и взял свою шляпу.

– Парк закрывается в десять, – сказал он. – На этот раз я вас просто предупреждаю. Но если поймаю вас опять, вам придется заплатить немаленький штраф.

– Понял. Спасибо, командир, – кивнул Джек.

– Ну, идите своей дорогой, – хмыкнул коп.

Джек пошел своей дорогой к припаркованному в нескольких ярдах почтовому джипу. Добравшись до джипа, он оглянулся и увидел, что полицейским шарит лучом у себя под ногами и по деревьям.

– Очень было страшно? – спросила Лили.

Джек аж подпрыгнул. Лили усмехалась ему с крыши джипа.

– Ты меня напугала до усрачки, – сказал он.

– Ах, – сказала «Пили, – ну, тогда понятно, чем тут воняет.

Они сели в машину, и Джек закрепил на Лили ремень безопасности.

– Зачем это? – спросила она.

Джек посмотрел на нее сбоку. Сердце его все еще не могло успокоиться.

– Ты что, никогда со мной раньше не ездила? – спросил он.

– Я ни с кем раньше не ездила, – ответила она. Джек нажал на газ, и джип затарахтел.

– Ну, тогда держись, – сказал Джек.

В квартире Джека Лили пошла в ванную, и там ее вырвало. Как она потом сказала Джеку, до знакомства с ним такого с ней тоже никогда не случалось.

Потом Джек снял одежду, и они обнаружили, что у него несколько царапин и ушибов, полученных, когда он споткнулся о кабель и упал с Боннелла. Тогда Лили поцеловала его раны, и к утру Джек излечился.

Часть X Урожайная луна Вторник, 30 сентября 1993 года

Глава 18 Он опять голый

– Он опять голый, – крикнула Кэти, положив трубку телефона на кухне.

Стивен не отозвался, и она пошла к нему и обнаружила, что он разлегся на кушетке в гостиной и смотрит «Сейнфелд».[17] Стивен полулежал в неудобном положении, будто его парализовало.

– А? – сказал он, не отрываясь от экрана.

Это был полустон-полувздох. Просто какой-то гортанный звук, подтверждающий, что его жена что-то говорила.

Кэти сдавила лоб кончиками пальцев.

– Я говорю, Джек опять голый. Его арестовали.

Теперь Стивен на нее посмотрел, и взгляд его был унылым, как у старой собаки.

– Вот беда, – сказал он. В телевизоре раздался взрыв записанного смеха.

Кэти растерялась. В последнее время она боялась, что Стивен знает об Арти… или по крайней мере о том, что у нее есть любовник. Теперь она была в этом почти уверена. Во всяком случае, он ее за что-то наказывал.

Она не раз говорила себе, что ее связь с Арти на самом деле, возможно, приносит некоторую пользу Стивену и их браку. Она рассуждала так: если Стивен поймет, что происходит, это шокирует его и заставит вести себя лучше. Это может заставить его бороться за нее.

Какое дурацкое оправдание. Если Стивен и знал, это знание нисколько не заставило его за нее бороться. Напротив, оно заставило его отказаться от нее, выбросить ее из головы и уткнуться в телевизор.

– Будь добр, сделай звук потише, – попросила она.

Он опять взглянул на экран и направил на него пульт. Запись смеха стала громче.

– Зачем? – спросил Стивен.

Кэти уставилась на него. Считалось, что он ее любит. Считалось, что он ее хочет. Считалось, что он выйдет из себя от мысли, что она занимается этим с кем-то еще.

– Потому что такой громкий звук меня раздражает, – сказала она. – Если бы меня не раздражало, я не просила бы, чтобы ты уменьшил звук.

Она закрыла глаза и глубоко вздохнула. Она не могла спасать свой брак прямо сейчас. Ей надо решить более насущную проблему.

– Но дело не в том, что это меня раздражает. Дело, в том, что Джек в тюрьме и у нас нет времени смотреть телевизор.

Стивен скривился и вновь направил пульт на экран. Телевизор выключился, и в гостиной повисла мертвая тишина, так что Кэти почти захотела снова услышать записанный смех. Стивен смотрел на нее в тишине с полным безразличием.

– Извини, – сказала она, пытаясь подойти с другого бока. – Я знаю, что у тебя была тяжелая неделя, но у нас беда. Мы нужны Джеку.

– Что значит «мы», подруга? – хохотнул Стивен. – Может, ты ему и нужна, но я что-то не вижу, как это касается меня.

Кэти просто ошалела. Даже если Стивен подозревал, что у нее есть любовник, он должен был знать, что это не Джек. В последнее время Джек занимался любовью лишь с богинями.

– Это касается нас обоих, – сказала Кэти, – потому что мы его друзья.

Казалось, Стивен еще глубже вдавился в кушетку. Шея его теперь находилась под прямым углом к спинному хребту. Наверняка ему больно.

– Я ему не друг, – ожесточенно сказал Стивен. – Я просто муж одной из его прежних любовниц.

Его слова оглушили Кэти, как влажный мешок с песком.

В головокружительной вспышке она увидела себя, как она живет в ветхом домишке на Авеню Ф в одной комнате с Джеком.

Она увидела, как убивает сотни тараканов.

Она увидела, как хохочет с утра до вечера.

Она увидела, как изменяет Джеку с Дэвидом Макилхенни, а потом засовывает два пальца в рот, чтобы сблевать.

Но все это осталось в прошлом после того, как она встретила Стивена. Все это не имело никакого отношения ни к Стивену, ни к их браку, ни даже к тому, друг он Джеку или нет. Поэтому она ему ничего и не говорила. По крайней мере, так она себе это объясняла.

Кэти попыталась успокоиться. Сейчас не время предаваться эмоциональным воспоминаниям. Сейчас вообще не время для эмоций. Перед ней стоит конкретная проблема, а проблемы никогда не решаются примитивными эмоциями. Для решения проблемы нужно, сохраняя самообладание, расчленить проблему на составные части и затем разбираться с каждой частью отдельно.

Одна из составных частей проблемы – поднять Стивена с кушетки.

Поэтому Кэти села на пол по-турецки и подготовилась к недолгой осаде. Ее голые ноги ощутили пыль и грязь на коричневом ковре – придя домой, она переоделась в шорты и футболку, – и она подумала, что Стивену не мешало бы время от времени пылесосить. У него график гибче – почему же уборкой всегда занимается она?

Но, напомнила она себе, эту проблему ей сейчас решать не предстоит.

– Ну ладно, – сказала она. – У нас сейчас нет на это времени, но… Ладно. Кто сказал тебе обо мне и Джеке?

Стивен повернулся к телевизору и уставился в пустой экран:

– Суть в том, что это должна была сделать ты.

– И когда же я должна была это сделать? – спросила Кэти. – Перед тем, как ты встретился с Джеком? Что я должна была сказать: «Кстати, милый, этот парень, которому я собираюсь тебя представить, – я с ним жила. Ничего?»

Стивен все еще смотрел в пустой экран телевизора.

– Что-то в этом духе. Такие вещи имеет право знать тот, с кем ты собираешься заключить брак, тебе не кажется? Особенно если с прежним любовником требуется нянчиться, как с Джеком.

Кэти попыталась не злиться. Злость, помимо всего прочего, была примитивной эмоцией. Но об этом трудно помнить, когда Стивен так мерзко себя ведет.

– Прости, что не могла предвидеть будущее, – сказала она. – Я никак не могла знать, что Джек потеряет Натали или что нам придется с ним «нянчиться». Но что тут поделать? В конце концов, он остается моим другом в любом случае, независимо от того, было ли что-то между нами.

– Ну, – пробормотал Стивен, – ему необязательно быть моим другом.

Кэти гневно на него посмотрела:

– Тогда, видимо, именно поэтому я тебе никогда и не говорила о моей недолгой связи с ним. Я не могла выбросить его из моей жизни, но хотела, чтобы в моей жизни был ты. Так что, наверное, я боялась, что могу тебя потерять, если скажу. В любом случае какое это имеет значение? Это все в прошлом. Меня волнует лишь настоящее и будущее.

Стивен вновь на нее посмотрел, и теперь глаза его были не просто унылыми. Теперь они казались маленькими, жесткими и полными ненависти.

Кэти вздрогнула. Она никогда не видела у Стивена такого лица. Ей захотелось встать и выбежать из дому, но она не могла двинуться с места.

– Настоящее и будущее, – сказал Стивен холодным издевательским голосом, – строятся на фундаменте прошлого. Так что, возможно, причины того, что в нашем настоящем столько трудностей и наше будущее столь сомнительно, – в том, что, когда я старался их строить, я не знал в достаточной мере, на чем они базируются.

Кэти ужаснулась. Она попыталась взять это чувство под контроль, дистанцироваться от него, чтобы его проанализировать и составить план действий, – но ужас был слишком силен.

– А наше будущее сомнительно? – спросила она. Она не сумела скрыть дрожь в голосе и возненавидела себя за эту слабость.

Но как только она заговорила, ненависть в глазах Стивена растаяла. Он все еще выглядел несчастным, но, по крайней мере, опять был похож на себя самого. Он больше не напоминал полного ненависти чужака.

– Не знаю, – сказал он. – В последнее время все к тому идет.

Он знает, подумала Кэти. Он знает, чем она занималась, и он считает, будто это значит, что она хочет его оставить.

Но она этого не хотела. Кэти сама толком не знала, что же все это значит, но явно что-то другое.

– У нас просто трудный период, – сказала она. – Все через это проходят. – Она помолчала и продолжила: – В любом случае прости, что я не говорила тебе о нас с Джеком. Но я и впрямь не думала, что это может иметь какое-то значение.

Стивен сел и потер загривок.

– Забудь об этом. Если подумать, я тебе тоже не все сказал о моем прошлом.

Кэти стало легче дышать. Может, они со Стивеном еще на пару дней останутся супружеской парой, подумала она. Возможно.

– Так, – спросила она в надежде разрядить обстановку, – и о каких же прошлых любовницах ты забыл упомянуть?

Стивен покраснел, и Кэти обрадовалась. Давно она не видела, чтобы ее муж краснел.

– У меня до тебя никого не было, – сказал он, и голос его опять стал резким. – Ты об этом знаешь.

Кэти все же попыталась обратить все в шутку.

– Но, дорогой, ты намекнул на какие-то темные тайны, – сказала она, подталкивая мужа ногой. – Что же еще это может быть?

Стивен отодвинул ногу.

– Каждый понимает в меру своей испорченности. Когда мне было десять лет, меня достала одна девочка. Я поднял камень из речки и сказал, что, если она не уйдет, я его брошу в нее. Она мне не поверила, и я швырнул в нее камнем. Конечно, я хотел промахнуться, но не промахнулся. Я залепил ей прямо в лоб, и у нее выросла шишка размером с мячик для пинг-понга. Мне до сих пор погано об этом вспоминать.

– Бог мой! – сказала Кэти, притворяясь шокированной. – Нанесенье увечья ребенку. И впрямь темная история. И что же сделала бедная девочка с шишкой, что тебя так достало?

Стивен скривился.

– В сущности, – сказал он, – именно то, что ты делаешь каждую минуту с момента нашей встречи.

Кэти закусила губу и встала.

– Ну ладно, – сказала она, – я постараюсь оставаться вне досягаемости.

Стивен тоже встал.

– До сих пор у тебя это получалось. Какую машину возьмем?

* * *

В начале десятого они подъехали к зданию муниципального суда. Луна висела низко над домами, и Кэти ощутила холодок. Вчера вечером она видела, как Луна скользнула по плечу Арти, когда он занимался с ней любовью на заднем сиденье ее «тойоты».

Вначале все шло замечательно, но потом стало весьма неудобно, поскольку их головы, колени и локти тыкались в окна и дверные ручки. «Тойота» не предназначена для секса. Арти, похоже, было все равно, но Кэти пожалела, что не пошла с ним в мотель, как он просил. Ей придется носить блузки с длинными рукавами по крайней мере неделю, чтобы никто на работе не заметил синяки на руках.

А скрыть синяки от Стивена, похоже, не проблема. В последние дни он редко удостаивал ее взглядом и еще реже к ней прикасался.

Стивен смотрел телевизор – ну естественно, – когда Арти позвонил ей, чтобы сказать, что хочет с ней увидеться. Кэролин работает в магазине допоздна, так что… Кэти пришла в ярость от того, что Арти позвонил ей домой в то время, когда там Стивен, но даже в ярости она знала, что пойдет с ним. Повесив трубку, она сказала Стивену, что выйдет заправить машину, чтобы не делать этого утром. Стивен даже не отреагировал.

Тогда она пошла к Арти, и они поехали по заброшенной дороге на юг от города и сделали это быстро и в тесноте. Арти хотел остаться в доме Кэролин или пойти в мотель, но Кэти наложила вето на оба предложения. Кэролин могла прийти домой неожиданно, а идти в мотель слишком мерзко.

Не то чтобы делать это в «тойоте» на грязной дороге не было мерзко. Но по крайней мере это ничего не стоило. И на пути домой она действительно заправила машину. Так что формально она Стивену не солгала.

Не слишком внушительная моральная победа, но это все, чем она располагала. И этого было достаточно. Стивен будет заслуживать лучшего, когда перестанет вести себя так, будто ему на нее наплевать.

А тем временем у нее есть молодой красивый парень, доставляющий ей редкое удовольствие. Иногда и недолго. Но разве это не лучшее, что вообще у кого-нибудь было?

И уж конечно, это лучше того, что она получала от мужа.

Но когда Кэти и Стивен выехали из-под эстакады и начали приближаться к муниципальному суду, Стивен сделал нечто неожиданное.

Он взял ее за руку.

Кэти удивилась. Она не могла вспомнить, когда в последний раз Стивен брал ее за руку на людях. Или наедине, без разницы.

Его рука была влажной. В Остине все еще было по-летнему жарко и сыро, и даже теперь, когда солнце зашло, Стивен потел. Она заметила это сразу, как только они начали встречаться: Стивен сильно потел. Первый раз, когда они легли вместе в постель, его кожа была скользкой, и она еще несколько часов потом чувствовала соленый привкус. К ее удивлению, ей это понравилось.

Все это вспомнилось ей сейчас, когда он взял ее руку и сплел свои пальцы с ее, прижимаясь влажной кожей к ее сухой ладони. И сжал.

Пожатие было несильным. Но оно завибрировало в запястье и предплечье Кэти, и волна потекла вверх через кровь и плоть. А затем вышла через плечи и грудь, и Кэти задрожала.

– Все нормально? – спросил Стивен, когда они вышли на обочину.

Кэти посмотрела на его бледное, покрытое капельками пота лицо, на толстые стекла его очков и почти отсутствующий подбородок. На странно выгнутую шею. На то как дергается его кадык.

Он смотрел на нее сверху вниз, и за стеклами очков его глаза казались бледно-голубыми, водянистыми и огромными.

Кэти молча кивнула в ответ. Да, конечно, все нормально, значил этот кивок. Почему нет?

Она не хотела говорить, потому что боялась сгоряча выдать что-то лишнее. Боялась, что может вдруг во всем признаться. Потому что, когда он взял ее руку и она взглянула ему в лицо, она поняла, что любит его.

Это совсем не то, что Кэти сейчас хотелось понимать.

У нее все еще болели следы вчерашнего свидания с Арти. И надо решать проблему с Джеком. Меньше всего ей сейчас нужно было напоминание о том, что для нее Стивен – самый важный человек в мире.

Держать рот на замке было на нее не похоже, и она боялась, что Стивен обратит на это внимание, – но это лучше, чем разразиться слезами и умолять о прощении. В конце концов, она плакала лишь несколько раз в жизни и никогда не умоляла о прощении. Теперь не время начинать.

Так что она просто кивнула, и Стивен не спросил, почему она молчит. Похоже, он хотел спросить, но его отвлек детский визг, и Кэти была довольна.

Вот только Стивен убрал руку.

Тут Кэти увидела Клео и Тони, которые так быстро бежали от здания муниципального суда, что она испугалась, как бы дети не упали и не выбили себе зубы. Хэлли нигде не было видно.

– Тетя Кэти! – радостно закричала Клео.

Кэти это взволновало, и она села на корточки, чтобы поймать Клео в объятья. Когда она сжала в своих руках упругое маленькое тело, ее чувства сделались еще сильней.

– Эх ты! – сказала она, вдыхая аромат волос Клео, пахнувших детским шампунем. – Как тебе, девятилетней, живется?

Клео вырвалась из рук Кэти и закатила глаза.

– Все это спрашивают, – сказала она. – Точно так же, как восьмилетней. И я еще на глупой четвертой ступени, так что толку в дне рождения?

Тони схватил Кэти за руку.

– Мне в ноябре будет семь, – сказал он, – и потом я поменяю свое имя на Барни и поеду в Калифорнию в Сан-Франческу, буду работать там в кино профессиональным динозавром.

Клео опять закатила глаза:

– Сан-Франциско, придурок. И ты не сможешь поменять имя, пока мама тебе не разрешит. Но даже если ты это сделаешь, ты все равно идиот и ты все равно на второй ступени.

Кэти встала, взяв Клео за руку.

– Кстати, где твоя мама?

Тони показал на двери здания:

– Она разговаривает с полицейскими и с каким-то парнем, который знает Иисуса.

Клео нахмурилась. Кэти заметила, что Клео старается выглядеть взрослой, и хотела посоветовать ей не спешить. Взросление, конечно, избавляло от четвертой ступени, но больше в нем ничего хорошего не было. По крайней мере, сейчас Кэти больше ничего не могла придумать.

– Мама не любит этого парня с Иисусом, – сказала Клео. – Она называла его словами, которые мне не разрешают говорить.

– Она называла его импотентом, – сказал Тони.

Клео ухмыльнулась брату:

– Я расскажу маме, что ты это сказал.

– Но мама сказала первой! – возмутился Тони. Кэти оживилась. Ей нравилась энергия детского общения. Ей хотелось сгрести детей в охапку и отвести к себе домой. Хэлли, конечно, хорошая мать… но Кэти будет еще лучше. Прежде всего, она не позволила бы своим детям убежать в ночь без присмотра.

Стивен вздохнул и сделал шаг к зданию суда.

– Хм, Кэти, может, тебе остаться здесь с ребятами, – сказал он. – Там внутри им делать нечего. Наверное, поэтому Хэлли их отослала. Должно быть, видела, что мы приехали. Я пойду гляну, что происходит.

Про себя Кэти немедленно воспротивилась этой идее. Она не хотела, чтобы Стивен шел туда без нее. Но она не знала почему, и она не могла придумать никакого внятного объяснения, почему не должна остаться здесь с ребятишками.

– Ладно, прекрасно, – сказала Кэти, пытаясь тоном дать понять, что это не так уж и прекрасно.

– Здорово, – сказала Клео. – Там плохо пахнет.

– Это потому, что кого-то вырвало, – объяснил Тони.

Стивен издал вежливый смешок, будто отвечал на плохую шутку на вечеринке. Кэти это не понравилось.

Тони озадачился.

– Но кого-то правда вырвало, – сказал он. – Рвота лежала прямо на полу. Мама сказала мне туда не наступать.

– Но ты все равно наступил, – сказала Клео. – У тебя рвота на ботинках. Я буду называть тебя Рвотной Ногой.

– Не надо! – завопил Тони.

Кэти решила, что настало время для тактичного вмешательства:

– На самом деле, Клео, рвота – не очень хорошее слово.

Клео тоже опешила:

– Ладно, а что тогда?

– Может, блевотина? – предложил Стивен с улыбкой.

Кэти уставилась на него:

– Я думала, ты собирался идти.

Улыбка Стивена исчезла.

– Что я и делаю. – Он отвернулся и направился к зданию суда.

– Не наступи в блевотину! – закричал Тони ему вслед.

Стивен потянул на себя тонированные стеклянные двери и вошел, не оглядываясь.

Кэти постаралась обрадоваться тому, что он ушел.

– Итак, вы оба, – сказала она, – что будем делать, пока ждем?

Клео отпустила ее руку, залезла в карман своих джинсов и достала красный резиновый шар и множество шестиконечных красных, синих, золотых и серебряных металлических звезд. Они мерцали в голубоватых и белых лучах уличных фонарей и Луны.

– Можем поиграть в «Джеки»,[18] – сказала Клео. – Меня мама научила.

Кэти почувствовала укол ревности и тут же разозлилась на себя.

– «Джеки» – это здорово, – сказала она, стараясь голосом не выдать ревности. Ревность – не из тех эмоций, которые она себе позволяла. – Можно сесть на нижнюю ступеньку и играть на второй.

Тони вырвал руку из ладони Кэти, скрестил руки на груди и нахмурился.

– «Джеки» – дурацкая игра, – сказал он. – я хочу играть в «Нинтендо». Или в «Сегу».

Кэти села на ступеньку.

– Прости, Тони, – сказала она, – но ума не приложу, как мы можем здесь играть в видеоигры.

– Да, дурачок, – сказала Клео, садясь рядом с Кэти и раскладывая «джеки» на нижней ступеньке.

– Ладно, если я не могу играть в «Сегу», – сказал Тони, – тогда я хочу пощипать пьяниц.

– О господи, откуда у тебя такая жуткая мысль? – вытаращилась на него Кэти.

Тони, похоже, оскорбился:

– От дяди Арти. Он говорит, что рядом с тюрьмой живет куча пьяниц и их можно пощипать.

У Кэти сжалось сердце. Она не ожидала услышать имя Арти. И ее не радовало, что Арти рассказал детям, как весело грабить бездомных. Он был ее любовником и не должен был делать таких вещей.

Но, едва подумав так, она отчитала себя. Она прекрасно знала, что занималась любовью с Арти не потому, что он был хорошим человеком. Она занималась любовью с Арти, потому что он был в этом деле хорош.

– Тони, – сказала она, – ты знаешь, что на само деле значит «пощипать пьяниц»?

Тони кивнул:

– Их щиплешь, а они визжат, как поросята в мультике.

– Я начинаю, – сказала Клео, игнорируя беседу об ощипывании пьяниц. – Сначала ты подкидываешь шар и берешь одного «джека», потом ловишь шар той же рукой, не давая ему упасть. Это называется «однушки».

Клео подбросила шар, схватила «джека», поймала шар и вручила его Кэти.

Кэти сыграла удачно и вернула шар Клео, возвращаясь к разговору с Тони.

– На самом деле они не визжат, как в мультике, – сказала она. – Они – просто люди, а не персонажи видеоигры, и если ты их ущипнешь, им будет больно. Ну как, тебе все равно весело?

Тони наморщил лоб. Он напряженно думал.

– Наверно, не очень, – подумав, сказал он.

– Теперь два «джека», – сказала Клео и так и сделала. – Твоя очередь, тетя Кэти. – Она опять сунула мяч Кэти.

Кэти почувствовала, что слегка сбита с толку. Клео и Тони проявляли агрессивность, и ее это тревожило. Надо будет серьезно поговорить с Арти… и с Хэлли, наверное, тоже.

– Давай, – сказала Клео. – Ты же не струсишь взять два «джека»?

Кэти пришлось подбросить мяч и подобрать два «джека» – но один из них вырвался из пальцев и покатился со ступенек, по тротуару и на Седьмую улицу. Такси, ехавшее к трассе, переехало звездочку, и она исчезла.

– Где она? – спросила Клео, уставившись туда, где была звездочка.

– Наверное, прилипла к шине, – сказала Кэти, глядя на такси, выезжавшее на трассу и поворачивающее на юг. Голубая искра сверкнула на правой задней шине и пропала.

– Я хочу ее вернуть! – завопила Клео, вскочив, словно желая бежать за автомобилем.

Кэти поймала ее за руку:

– Прости, дорогая; Ее больше нет. Но мы все равно можем играть. У тебя осталась куча звездочек.

Клео вырвала руку, села назад и опустила голову на руки.

– Они не такие, – сказала девочка.

Тони влажно пернул языком.

– Распустила блевотные нюни.

Клео сжала руку в кулак, собираясь его ударить, поэтому Кэти положила руку на голову каждого ребенка, чтобы развести их в разные стороны. Но едва она это сделала, дети забыли друг о друге и посмотрели на двери здания. Кэти ничего не слышала, но тоже обернулась.

Темноволосый человек в деловом костюме вышел оттуда и зашагал по ступенькам. Взгляд его был полон злобы, а рот кривился, будто он только что съел молочный продукт с истекшим сроком годности. Он прошел мимо Кэти и детей, не глядя, и чуть не наступил на Тони.

– Позвольте, – холодно сказала Кэти. Но человек ее проигнорировал. Он продолжил свой путь к востоку, затем пересек подъездную дорогу к городской парковке.

– Это тот человек, которого мама называла импотентом, – показала на него пальцем Клео.

– Я расскажу ей, что ты так говоришь, – сказал Тони.

– Заткнись, Рвотная Нога.

Кэти попыталась их утихомирить:

– Вам надо быть поласковее друг с другом, – сказала она, но не особенно убедительно. Она все еще смотрела на человека в деловом костюме.

Тут она вспомнила: Тони сказал, что Хэлли говорила о «каком-то парне, который знает Иисуса». И поняла, кто этот человек. Его звали Леонард Дьякон, и имя его несколько лет не покидало местных газетных и телевизионных новостей из-за того, что он возглавил крестовый поход против порнографии в Остине – или против всех фильмов, видео, надписей, радиопередач, комиксов и спичечных коробков, которые содержали малейший намек на секс. Для этого Дьякон сохранял подобные материалы, которые выискивал где только мог, и при всяком удобном случае показывал их репортерам и городским чиновникам.

Какая ирония, думала Кэти, что самый непреклонный борец с порнографией в городе обладал, наверное, самой большой в Техасе коллекцией непристойностей.

Пока Кэти на него смотрела, Леонард Дьякон дотопал до своего бежевого «линкольна» и открыл дверь с водительской стороны. Но не успел он сесть, из тени ближайшего столба появилась фигура и заговорила с ним.

Кэти была слишком далеко и не услышала, что сказала фигура. И поскольку Дьякон ее частично заслонял, Кэти не могла фигуру разглядеть и не поняла, мужчина это или женщина. Кто бы это ни был, похоже, на нем был длинный плащ, хотя ночь была теплой и душной.

Тут Дьякон попятился, и плащ фигуры распахнулся. Теперь Кэти увидела, что это стройная женщина с длинными темными волосами и внушительными грудями. Кэти видела, что груди внушительны, потому что под плащом женщина была голой.

– Смотрите! – сказала Кэти, указывая на небо в попытке отвлечь детей. – Метеор!

– Смотрите! – сказал Тони. – Сиськи!

– Мамины больше, – скучающе сказала Клео.

На парковке гологрудая женщина шагнула к Леонарду Дьякону, и, поскольку на ее лицо упал лунный свет, Кэти ее вспомнила. Та женщина, которая в феврале приходила на «лекцию» Джека в «Зилкер-клуб».

Лилит. Или, как ее называл Джек, Лили.

Тут Леонард Дьякон зашел в тень, и Лили последовала за ним. Пока она шла, ее «плащ» раскрылся и превратился в два черно-белых крыла. А потом и она скрылась в тени.

В голове у Кэти загудело, как будто она встала вверх ногами.

– Это была Птица-тень! – воскликнул Тони.

– Внизу у нее тоже ничего не надето, – сказала Клео. – Видали, какая у нее задница?

У Кэти пересохло в рту. Она видела крылья. В этом не было сомнений.

Джек не сумасшедший.

А если и сумасшедший, то с ума сошли и Клео и Тони.

А также она сама.

Стоит ли удивляться, если учесть, какую жизнь она вела с начала июня?

На Седьмой улице загудели машины. Сигналы светофора сменились с зеленого на желтый, а потом на красный. В нескольких кварталах завыла сирена, а когда замолкла, Кэти различила далекие отголоски барабанов и гитар, гремевших где-то в клубах на Шестой. Воздух был влажен, а бетон под Кэти – тверд и покрыт песчинками. Все вокруг говорило о том, что мир оставался таким же, каким она его знала. Она не падала в кроличью нору, не проходила через зеркало и не принимала психоделиков. Она не свихнулась. Все вокруг реальное и настоящее.

И значит, женщина с крыльями тоже должна быть реальной и нестоящей.

На ее плечо легла рука, и Кэти вскрикнула.

– Прости, – сказал Стивен. Он стоял чуть позади нее. – Ты не слышала, как я подошел?

Кэти попробовала унять стук сердца.

– Нет, я, я… – Она встрепенулась и повернулась к Стивену. – Я отвлеклась. Сейчас под эстакадой был настоящий цирк.

– Голая тетя и импотент, – сказал Тони.

Стивен посмотрел так, будто его неожиданно стукнули ломом по переносице. Рот у него открылся, и он молча уставился на Тони.

В этот момент у него за спиной открылась дверь, и оттуда вышла Хэлли. Она шагала вниз почти с таким же сердитым видом, как Леонард Дьякон. Клео и Тони побежали ей навстречу, а затем пошли рядом, держа ее за руки.

Везет Хэлли, подумала Кэти. Хэлли всегда знает, что есть по крайней мере два человека в мире, которые любят ее каждую минуту и каждую секунду.

– Богом клянусь, – сказала Хэлли, оказавшись рядом со Стивеном, – мир полон подонков и копов. Есть только эти два сорта людей, я вас уверяю. Подонки – это те, которые жалуются копам, а копы – те, которые из кожи вон лезут, чтобы сделать то, что диктуют им подонки. Может, кто-то скажет мне, где есть страна, которой не управляют копы и подонки. Тогда я запихну своих детей и компьютер в «плимут», и зарасти оно тут все говном.

– Надо думать, что все плохо, – сказала Кэти.

– Не из-за Джека, – покачал головой Стивен. – Как я понимаю, его схватили на утесе Боннелл, когда он занимался тем, чем имеет обыкновение заниматься в Полнолуние. Плохо то, что человек, который его узнал и пожаловался полиции, был Леонардом Дьяконом. И он не заберет свое заявление.

Стивен поглядел на детей, затем пригнулся и зашептал Кэти на ухо:

– Он утверждает, что Джек мастурбировал.

Кэти страшно разозлилась.

– Это ложь, – сказала она. – Джек так не делает. Он этого не любит. Я помню, когда-то он…

Она прикусила язык. На лице Стивена читались шок, обида, страдание или все вместе. Кэти заговорила не подумав. Сцена с Лили и Дьяконом выбила ее из колеи.

– Это все моя вина, – сказала Хэлли. – Я так замоталась со своими дерьмовыми проблемами в последние месяцы, что просто оставила Джеку ключ от загородного дома и сказала, что он может ехать туда один. Но он судя по всему, решил остаться в городе. Надо было мне удостовериться, что он туда поехал.

– Это не только твоя вина, – сказал Стивен. – Все остальные тоже не следили за Джеком. – Он перевел дух и продолжил: – Слушай, я знаю, что он консультировался с врачом после ареста прошлой зимой, но ясно, что ему нужно большее. И пока мы сами с ним нянчимся, мы можем помешать ему получить то лечение, в котором он действительно нуждается.

Кэти захотелось стукнуть Стивена. То, что он предлагал, было гадко, тем более что Кэти ни капли не верила, что он действительно так думает. Он говорил так из мелочности, а не потому, что по-настоящему тревожился о Джеке.

– И где была его семья, когда все это происходило? – спросил Стивен. – Ведь у Джека где-то есть родственники?

Теперь Кэти даже обрадовалась, что обманывала Стивена. Он того заслуживал.

– Его мать умерла, – сказала Хэлли слегка раздраженно. – Его отец жив, но живет в Южной Америке. По-моему, в Венесуэле. Он там работает в какой-то нефтяной компании, женился и обзавелся целым семейством. Джек приглашал отца на свою свадьбу с Натали, но тот лишь прислал поздравительную открытку. Ни письма, ни подарка лишь дешевую картонку с загогулинкой, обозначавшей подпись.

– Был еще брат, – сказала Кэти. – Но я не знаю, где он. А ты, Хэлли?

Хэлли покачала головой:

– Без малейшего понятия. Натали была его единственной настоящей семьей. И теперь, когда ее нет, я думаю, что его семья – мы.

Кэти холодно посмотрела на Стивена:

– Извини, если это для тебя такая обуза, милый.

– Я не это хотел сказать, – сказал Стивен. Губы у него дрожали. – Я хотел только сказать, что если Джеку нужно серьезное лечение, наверное, мы не лучшие доктора на свете.

Кэти не понравилось то, что он сказал. Такое можно было сказать в шутку, а Стивен, судя по тону, совсем не шутил. Это требовало ответа, но Кэти решила на время воздержаться. Она не хотела устраивать сцену перед Тони и Клео.

Однако Хэлли, похоже, сцен не боялась.

– Господи, Стив, – сказала она. – Ты хочешь сказать, что друзья Джека такие же ебанутые, как и он? Или даже что от общения с нами он ебанется еще больше?

– Мам! – сказала Клео, дергая Хэлли за руку. – Что за язык?!

Хэлли улыбнулась Клео:

– Прости, лапушка. Мама иногда забывается. – Потом она посмотрела на Стивена, и улыбка исчезла. – Так ты это хотел сказать?

Стивен не сразу ответил, и Кэти изучала его лицо, пока он смотрел на Хэлли. Но выражения его лица она не поняла. Как-то странно залегли морщинки в углах его глаз. Она даже не видела самих глаз, потому что в линзах очков Стивена отражался свет фонаря. Но морщинки у глаз и щеки – их она видела. Мускулы напряглись, но не так, как если бы Стивен сердился.

Кэти не понимала, что это значит. Но ей это не понравилось. Она почувствовала то же, что несколько минут назад, когда Клео и Тони подбежали к Хэлли и взяли ее за руки.

– Я думаю, в каком-то смысле, – тихо промолвил Стивен, – остальные в еще большем психологическом тупике, чем Джек. В конце концов, – Стивен смотрел на восток, и теперь в его очках отражалась полная Луна, – Джек, по крайней мере, знает, чего хочет.

– А остальные не знают? – фыркнула Хэлли. – Говори за себя, Стив.

– Я не знаю, – сказал он.

Эти три слова и то, как он их сказал, все прояснили. Теперь Кэти понимала, почему Стивен так выглядел. Она знала, чего он хотел.

Он хотел Хэлли.

И это несправедливо. Это так несправедливо. Хэлли не лучше Кэти ни в каком отношении. Она не умнее. Она не симпатичнее, покорнее или мудрее. Она даже не такая же хорошая мать, какой стала бы Кэти, будь у нее шанс.

Если Стивен собрался хотеть кого-то еще, почему он по крайней мере не мог возжелать ту, которая в каком-то смысле лучше ее? Например, Кэролин. Это Кэти могла бы понять. Даже посочувствовать. Физическую страсть она могла понять.

Сейчас она хотела одного – найти Арти и позволить ему опять отыметь ее на заднем сиденье «тойоты». Теперь она бы даже не возражала против синяков.

– Смотрите! – сказал Тони, показывая на подъездной путь. – Импотент возвращается!

Кэти посмотрела, обрадовавшись предлогу отвернуться от Стивена и Хэлли. И впрямь: Леонард Дьякон перешел дорогу и приближался к ним. Его волосы были всклокочены, и он жевал кончик галстука. Он шел так, будто двенадцать часов ехал на велосипеде.

Хэлли присвистнула:

– Хуево выглядит наш Ленни.

– Мама! – сказала Клео, наступая ей на ногу.

– Ладно, извини, лапушка, – сказала Хэлли. – Но он правда так выглядит.

Леонард Дьякон остановился передними, покачиваясь. Его глаза походили на сваренные вкрутую яйца.

– Я должен принести извинения, – сказал он Хэлли голосом, приглушенным из-за того, что он все еще жевал галстук. – Я ошибся в том, что, как мне показалось, я видел на утесе Боннелл сегодня вечером. Наверное, это было игрой лунного света. Поэтому я сейчас иду внутрь, забираю свою жалобу и прошу прощения у добрых жителей Остина. Да хранит вас Бог.

Проговорив все это, он обошел Кэти, Стивена, Хэлли и детей, нетвердым зигзагом поднялся по ступенькам и вошел в здание муниципального суда.

Кэти смотрела ему вслед. Она хотела бы думать, что он пьян или обкурился, но знала правду. Лили что-то с ним сделала. И это хорошо, потому что если Леонард Дьякон и впрямь заберет свою жалобу, Джека освободят. Но это и настораживало. Кэти вспомнила теперь странный телефонный звонок, случившийся в июне, в тот день, когда началась ее связь с Арти…

У Лили имелась власть заставлять людей делать то, что они не сделали бы по своей воле. Случай с Леонардом Дьяконом это доказал. И если Лили могла сделать это с ним, почему не сможет проделать нечто подобное с Кэти? Или с Арти? Или с любым из них? Кэти была рада, что Лили помогла Джеку, но все равно пришла к выводу, что Лили ей совсем не нравится.

На сей раз внутрь пошли она и Стивен, а Хэлли и дети ждали снаружи, и после изматывающего получаса, за который Леонард Дьякон не только забрал жалобу, но и спел целиком «Бесс, ты теперь моя женщина»,[19] Джека освободили. Кэти с облегчением увидела, что он полностью одет.

– Я боялась, что ты разденешься в камере, – прошептала Кэти ему, когда они выходили.

Джек посмотрел на нее как на сумасшедшую.

– А ради чего мне было это делать? – спросил он. – Там же нет лунного света.

Когда Кэти, Стивен и Джек присоединились к Хэлли и детям, на Седьмую улицу выехала «хонда» Кэролин и остановилась у ограды перед ними. Арти махнул им с пассажирского сиденья, а Кэролин выскочила и шлепнула по крыше машины ладонью.

– Вот черт! – сказала она. – Я опять все пропустила?

– На сей раз я позвонил тебе первой. Ну правда. Но тебя не было дома.

Кэролин сердито заворчала:

– Впервые за сотню лет мы с Арти выехали поужинать, и конечно же в этот вечер происходит самое интересное.

Кэти невольно почувствовала еще один укол ревности. Была некая ирония в том, что это связано с приездом Кэролин, так как ревность скорее присуща характеру Кэролин, а не ее. Но сейчас Кэти ничего не могла с собой поделать. Дети Хэлли любили Хэлли больше, чем Кэти; Стивен любил Хэлли больше, чем Кэти; и Арти только что отправился на обед с Кэролин вместо того, чтобы побыть с Кэти.

Ее мутило от всего этого. С нее довольно.

– Ну конечно, сегодня вечером произошло самое интересное! – выкрикнула она. – Сегодня же Полнолуние! Когда еще происходит самое интересное? Где ты была с января месяца?

И затем повисла тишина. Никто не сказал ни слова. Кэролин уставилась на Кэти, а Кэти на нее. Ей было плевать на все. Ей и впрямь было на все плевать.

Тут она услышала, как открылась дверь, и оглянулась, чтобы увидеть, как ковыляет вниз Леонард Дьякон. Полиция явно решила, что он больше не заслуживает внимания. Он, пошатываясь, миновал Кэти, наткнулся на машину Кэролин и затем снова пошел к переходу.

– Хуй вам в рот наоборот, – взвизгнул он. – Сиськи, сиськи, сиськи.

Кэти и все остальные смотрели ему вслед.

Клео вздохнула.

– Все говорят неприличные слова, – сказала она. Таким утомленным от несовершенства мира голосом, каким только может сказать девятилетняя девочка.

– Наверно, кругом одни импотенты, – сказал Тони.

– Присоединяюсь, – пробормотал Стивен.

Вряд ли Стивен и впрямь хотел быть услышанным, подумала Кэти, но не сомневалась, что услышали все.

– Ладно, хватит развлечений на один вечер, – сказала Хэлли. – Клео, подбери свои звездочки. Тони, прекрати говорить «импотент». Джек – с кем ты поедешь? Ты ведь без джипа?

– Ну да, – сказал Джек. – Я приехал на полицейской машине. Правда, они не дали мне включить сирену. – Он подошел к Кэролин. – Мне по пути с тобой, если ты не» против. Лили будет меня ждать.

Кэти не могла больше терпеть. Кэролин приехала поздно, и все же Джек решил ехать с Кэролин. Но едва подумав, Кэти ощутила всю нелепость этой мысли. Однако нелепо это или нет, Кэти все равно не могла от нее избавиться.

Когда «хонда» отъезжала, она позволила себе взглянуть на Арти и увидела, что он тоже смотрит на нее. Она видела, что Арти ее хочет.

Это немного скрасило обстановку.

Они со Стивеном проводили Хэлли, Клео и Тони к «плимуту», стоявшему на краю городской стоянки. Когда «плимут» скрылся в облаке синего дыма, они пошли к своей «тойоте», припаркованной под эстакадой. Кэти – к месту водителя, Стивен – к месту пассажира. Каждый вытащил ключ и сам отпер свою дверь. Никто не сказал ни слова.

Когда Кэти надавила на газ, в свете фар вырисовалась фигура, сидевшая под столбом эстакады. Это был Леонард Дьякон. Он мастурбировал.

Кэти и Стивен одновременно завопили в шоке и отвращении, и Кэти поддала газу и ринулась на север.

– Фу-у! – сказала она, выехав на трассу. – Фу, фу, фу-у!

– Достаточно, чтобы тебя потянуло рвать? – сказал Стивен.

– Даже блевать, – содрогнулась Кэти. – Фу-у-у!

– Не хочешь вернуться и подать жалобу? – спросил Стивен.

– О господи, нет, я… – начала Кэти, поглядела на Стивена и увидела, что он улыбается ей.

Она не удержалась от ответной улыбки, и не успела она понять, что происходит, они оба уже хохотали во все горло.

И это было хорошо.

Часть XI Охотничья луна Суббота, 30 октября 1993 года

Глава 19 Он хотел бы и впрямь быть круглым дураком

Он хотел бы и впрямь быть круглым дураком, таким дураком, каким его, похоже, считали Кэролин и все остальные. Будь он взаправду так глуп, думал Арти, не переживал бы из-за того, что его отец лежит на больничной койке с дыхательной трубкой во рту, а его лицо похоже на расплавленную резиновую маску. Его бы не волновало, что приходится вот уже сорок пять минут сидеть у кровати, слушая ритмичное шипение механизма, к которому подключена трубка.

– Вот чертов старик, – прошептал Арти. – Хеллоуин ведь только завтра.

Вошла медсестра, улыбнулась Арти и измерила давление у старика. Старик. Арти поморщился. Мужику всего пятьдесят три. Пятьдесят три года – рановато для удара. Даже для слабенького удара, и уж точно рано для такого, который напоминал взрыв ручной гранаты под черепушкой.

Но с другой стороны, старик старика начал с сердечного припадка в сорок девять. А отец матери Арти умер, не дожив до шестидесяти. Арти не знал его точного возраста, но не суть. Суть в том, что мужчины с обеих сторон семейного древа Арти умирали раньше, чем успевали состариться. У Арти было чувство, что это вряд ли хорошее предзнаменование для его собственного будущего.

В августе ему стукнуло двадцать четыре. Может, прошло уже полжизни.

Эта мысль напомнила ему, как некоторые его друзья над ним издевались, когда он стал жить с Кэролин, которая настолько старше его. Вероятно, если бы они знали, что он спал с Кэти, они полили бы его дерьмом еще. Зачем тебе эта пожилая дамочка? – спрашивали некоторые из них, когда он появлялся с Кэролин. Да, она хороню выглядит – но в мире так много уже созревших молоденьких девчонок, почему же ты связался с женщиной средних лет?

Чаще всего Арти отвечал, что Кэролин хорошо знает свое дело, если они врубаются, что он имеет в виду, – но правда заключалась в том, что он и сам не понимал. Кэролин была роскошной опытной женщиной, но существовала масса других – ничуть не хуже и к тому же моложе. И они бы дольше оставались такими. Он не знал, почему решил жить с ней, если не считать того факта, что она ему нравилась. Но вставал вопрос, почему она ему нравилась, – и он не мог на него ответить. В основном она пребывала в дурном настроении и каждый божий день давила на него или затыкала ему рот.

По крайней мере, то, что она ему нравилась, объясняло, почему он хотел с ней трахаться. Но это все же не объясняло, почему он выбрал для этого женщину, которая старше его на десять с лишним лет.

Правда, сейчас, пока он смотрел на медсестру, меряющую давление у его отца, у Арти, кажется, мелькнула идея, почему же он хотел женщину старше себя.

И это не имело никакого отношения к психологической ереси про желание спать со своей матерью. Один из официантов в ресторане предположил это, и Арти ответил вопросом: «Почему я должен хотеть спать со своей матерью, когда я уже спал с твоей?» Официант замахнулся на него, и Арти дал ему коленом под зад.

Тот официант потом его не беспокоил, но Арти имел основания думать, что, даже если бы парень решил, будто Арти на самом деле спал с его матерью, вряд ли это что-то изменило бы. Не было тут никакой психологии. И конечно, ничего, связанного с его собственной матерью, где бы она ни была.

Кроме того, теперь у него имелось объяснение получше: дело в том, что он умрет молодым.

Принимая за точку отсчета своих прямых предков по мужской линии, Арти решил, что он умрет на двенадцать – пятнадцать лет раньше, чем можно предположить по календарному возрасту. Поэтому, живя с Кэролин, женщиной, которой только что исполнилось тридцать восемь, он на самом деле жил с женщиной примерно своего возраста. Если они останутся вместе, очень может быть, что крякнутся одновременно.

Арти порадовали такие расчеты. Но тут он опять посмотрел на лицо своего отца и перестал радоваться. Мозг старика угас, но старик не умер. И с Арти может произойти то же самое. Плоховато умереть раньше, чем состаришься. Но умереть наполовину, как его отец, еще хуже.

– Как его дела? – спросил Арти.

Медсестра, ровесница Кэролин, но полнее и не такая симпатичная, сделала какие-то пометки в журнале и опять улыбнулась Арти. У нее были красивые губы. Арти решил, что, даже если она немного полновата, он бы не прочь ее поцеловать.

Хотя ее кожа наверняка пахнет дезинфицирующим раствором, и он не был уверен, что сможет это вытерпеть.

– Ну, его жизненно важные органы в том же состоянии, – сказала медсестра.

Арти посмотрел на ее левую руку. Кольца нет. Интересно, что произойдет, если он попросит ее пойти с ним куда-нибудь на несколько минут. Она рассердится или будет польщена? Каковы шансы, что она действительно поведет его в чулан или еще куда?

Он прикинул, каков риск. Было бы неплохо даже просто выйти ненадолго из палаты. Что, в конце концов, он тут делает? Даже если доктор покажется – он уже опаздывал на полчаса, – какую полезную информацию может Арти извлечь из того, что ему скажет этот чертов сукин сын?

Он смотрел на волосы медсестры, на ее груди и руки. Воображал, как одной рукой сожмет ее руки, а другой скользнет внутрь голубого халата.

Тут его отец булькнул, и Арти подскочил на стуле и наклонился к кровати. Отлично, глаза старика открылись. Но они не двигались. И лицо по-прежнему искажено, а рот полуоткрыт. Слюна стекала на небритую щеку и подушку. Арти вытянул салфетку из коробки на небольшом столике на колесах у кровати и вытер слюну. Салфетка прошлась по щетине старика с шелестом – так шелестит застежка-липучка.

– Он открыл глаза, – сказал Арти. – Это ведь что-то значит?

Медсестра подошла ближе к Арти и тоже склонилась над стариком. Ее левая грудь коснулась правого плеча Арти.

– Не могу сказать, – сказала медсестра, коснувшись пальцами старикова виска. Тот не прореагировал. – Вам нужно спросить доктора Лоуренса.

Арти возбудился от ее близости, но еще слегка рассердился. Она не давала прямого ответа. Поэтому он поднял голову и посмотрел ей в глаза. Это всегда срабатывало.

– Врачи входят и выходят, как будто тут «Макдональдс», – сказал он. – Но вы, медсестры, здесь все время. Держу пари, вы знаете лучше, чем Лоуренс.

Медсестра покраснела, но не отстранилась.

– Я бы так не сказала, – пробормотала она.

Все стало ясно. Ее тянуло к нему. Он расслышал это по дрожи в ее голосе. Если теперь сказать ей что-то приятное, он сможет сделать все, что захочет.

– Бросьте, – сказал он. – У вас подопечных больше, чем у десятка врачей. – Он взглянул на отца. – Ему становится лучше?

Медсестра не ответила сразу, и Арти уставился в ее зрачки.

– Я… – начала медсестра, затем слабо вздохнула. – Я не могу сказать наверняка. Но томография показала значительные мозговые повреждения, и, ну… нет. Я не думаю, что ему становится лучше.

Арти улыбнулся ей. Он сомневался, что улыбка вышла хорошо, но подумал, что за ним должок. Он также думал, что может пойти дальше и поцеловать ее, и наклонился вперед, чтобы это проделать.

Тут в палату вошла Кэролин. Арти заметил ее и сумел лишь превратить потенциальный поцелуй в шепот, который медсестра почувствует как дыхание в щеку.

– Спасибо, – сказал он.

Медсестра моргнула, встала и сказала:

– Вы очень любезны.

Потом она прижала свой журнал к груди, миновала Кэролин и вышла из палаты.

Кэролин посмотрела на Арти, сузив глаза, как всегда делала, собираясь сделать ему внушение.

Он попробовал ее отвлечь.

– Что-то ты рано закрыла магазин, – сказал он.

– Я же сказала, что приду, – нахмурилась Кэролин. Затем показала большим пальцем за спину: – И что же тут происходило?

Арти бросил мокрую салфетку в мусорное ведро в углу.

– Она за ним хорошо ухаживает, поэтому я сказал «спасибо».

– Смотрелось так, будто ты собирался засунуть язык ей в горло.

Арти ничего не ответил. Вместо этого повернулся к старику и спросил:

– Он выглядит хотя бы немного лучше, чем вчера? Кэролин подошла к Арти, положила руку ему на талию и вместе с ним посмотрела на старика.

– Может, цвет лица стал получше, – сказала она. – Точно не знаю.

Арти тоже положил руку на талию Кэролин, продолжая пристально смотреть на отца.

– Ладно, к черту, – сказал он.

* * *

Из больницы они направились за город к Хэлли, подъехав к своему дому лишь для того, чтобы Арти припарковал мотоцикл и перебрался на пассажирское сиденье «хонды». Кэролин уже упаковала их одежду и туалетные принадлежности, так что они даже не входили в дом.

Арти пожалел, что не может зайти и захватить несколько презервативов, но не мог придумать, как это сделать, поскольку Кэролин даже не знала о том, что у него есть резинки. Кэролин пила таблетки, и с того момента, как они оба успешно прошли тест на ВИЧ, они больше ничем не пользовались. Но Кэти всегда настаивала на презервативах, и Арти был совсем не против. С ними он дольше не кончал.

Теперь, правда, могли возникнуть проблемы. Он хотел бы найти момент, чтобы побыть с Кэти в эти выходные, но если нет презервативов – ладно, они могут заняться чем-нибудь другим.

Кэролин быстро проехала через Холмы. Дальний свет «хонды» так быстро скользил по лесу, что Арти еле различал отдельные деревья. Он предположил, что Кэролин так мчится, потому что бесится: они сильно опаздывают. Субботний вечер, уже девятый час, и все остальные уже целый день на месте. Кэролин терпеть не могла чувствовать себя за бортом и конечно же обвиняла в этом Арти.

Но разве его вина, что мозг старика лопнул, как проколотый воздушный шарик? Или что доктор сегодня вечером не появился раньше семи?

– Эй, – сказал Арти после часа езды. – Можешь ответить на вопрос?

– Попробую, – кивнула Кэролин.

На ее лице лежал зеленый отблеск от слабого света приборной панели. Она и впрямь была самой красивой женщиной, какую Арти когда-либо видел. И к тому же самой умной.

– Что такое «интубация»? – спросил он.

В свете фар показался приближающийся пикап.

– Твою мать! – завопила Кэролин, поскольку пикап никак не выключал дальний свет. – Вот ублюдочный мудак! – Потом она ответила Арти: – По-моему, это когда вставляют дыхательную трубку в трахею.

Арти по-прежнему не понимал:

– Но у папы уже есть дыхательная трубка. Она у него во рту. Идет внутрь трахеи.

Кэролин посмотрела на него. Она совсем не выглядела раздраженной. Вообще-то она казалась встревоженной. Арти подумал, что раньше никогда не видел Кэролин встревоженной.

– Да, – сказала она, оглядываясь на дорогу, делавшую очередной виток. – Но я думаю, что «интубация» означает трахеотомию. Это когда делают отверстие в трахее и вставляют трубку туда вместо рта.

Она говорила снисходительно, и Арти это не нравилось.

– Я это знаю, – сказал он. – Я знаю, что такое трахеотомия.

– Ладно, – сказала Кэролин. – Извини.

Арти подумал, что никогда не слышал от Кэролин извинений. Во всяком случае, таких серьезных. И его немного пугало, что теперь она извинялась. Что же получается, из-за того, что его старик в больнице, она решила стараться быть с ним поласковее? Он что, стал другим из-за того, что его старик оказался в больнице? Или это она стала другой?

Он смотрел вперед на желто-оранжевое зарево, только что появившееся между холмами. Они проезжали Кервилл. И теперь ему надо подождать всего полчаса, прежде чем он окажется рядом с Кэти… если предположить, что из-за лихачества Кэролин он не окажется на больничной койке рядом с папашей.

Кэролин молчала, пока они проезжали Кервилл, но такое молчание значило, что у нее внутри что-то происходит. Арти чувствовал, как в ней пульсирует странная энергия. И, глядя на нее, видел, как ее губы собираются в напряженную складку.

Когда Кервилл остался позади, она дала себе волю:

– Так что сказал доктор? Он собирается сделать твоему отцу трахеотомию?

Арти встревожился. Он задал вопрос, и она на него ответила. Больше он не хотел говорить на эту тему. Но Кэролин никогда не оставляла ему выбора.

– Нет, – сказал он. – Доктор сказал, что, если к понедельнику не будет перемен к лучшему, он, возможно, сделает интубацию.

– А-а. Так вот что он имел в виду. Он сделает ему трахеотомию.

Арти постарался не злиться. Ярость – прерогатива Кэролин, а не его. Но он ничего не мог с собой поделать. Строит из себя всезнайку. Ну ладно, она знает, что такое интубация. Это что, делает ее экспертом в медицине?

– Может, если бы ты осталась со мной, когда появился доктор, – сказал Арти, – ты смогла бы мне объяснить. Но ты вышла, как только он просунул голову в дверь.

Кэролин опять на него посмотрела. Она по-прежнему казалась встревоженной.

– Мне нужно было пойти в уборную. К тому же я не думала, будто ты хочешь, чтобы я оставалась.

– А как ты думаешь, почему я держал тебя за руку? – спросил Арти. – Я держал тебя за руку, и когда он явился, ты выдернула руку и ушла.

Он впился в нее взглядом, в отвращении видя, что кожа ее такая гладкая и чудесная, хотя она на пятнадцать лет старше, чем те женщины, с которыми ему следовало бы спать.

– Ты оставила меня одного с этим… с этим… – у Арти кончился словарный запас, – с этим… с этим козлом в халате.

Кэролин разогналась на склоне холма, пропустила микроавтобус и вырулила на свою полосу ровно за две секунды до того, как «хонда» врезалась бы прямо в грузовик с пропаном. Арти сжал зубы и пожалел, что он не на мотоцикле. У него был простой «кавасаки», оснащенный не так круто, как «харлей». Но это лучше, чем лететь пулей благодаря охреневшей женщине за рулем, которая годится ему в матери. Если посчитать, что она забеременела в тринадцать лет.

– Извини, – снова сказала она.

Два «извини» менее чем за полчаса. Арти был ошеломлен. Он хотел покачать головой и причмокнуть губами в знак комического удивления. Но как только он собрался это сделать, Кэролин на скорости 60 миль/час резко свернула влево, где на повороте стоял знак 45, и Арти ударился головой об окно.

Так что вместо комического звука Арти потер голову и взглянул с негодованием.

– Я просто не думала, что мне следует быть там, пока доктор обсуждает с тобой твоего отца, – сказала тут Кэролин. – Это семейное дело. Мне казалось неправильным присутствовать при таком личном разговоре.

– Ты хочешь сказать, что мы спим каждую ночь вместе, но мы друг другу чужие? – не понял Арти.

– Ну, мы не семья. – Теперь Кэролин говорила с раздражением, что было больше на нее похоже. – Я тебе не жена.

– А я этого никогда и не говорил, крошка.

– Ну ладно. И не называй меня крошкой.

После этого они какое-то время не разговаривали. Арти то смотрел в окно, то закрывал глаза, особенно если Кэролин обгоняла машины, пересекая разделительную полосу. Но каждый раз, когда он закрывал глаза, перед его мысленным взором вставало лицо старика, напоминавшее кривую маску для Хэллоуина, и пустой взгляд. Арти хотел бы от этого избавиться. Он все равно ничего не мог сделать, только прийти и торчать у кровати. Старик хорошо застрахован, так что по части денег проблем нет. По крайней мере, так сказала Кэролин, когда он показал ей бумаги.

Однако он чувствовал, что должен что-то сделать. Он позвонил своей тупорылой сестричке Энн в Мичиган, потому что Кэролин сказала, что он должен это сделать, и нельзя сказать, что он не сделал совсем ничего. Кроме того, у Энн был адрес их матери и ее телефон, а значит, и по этой части все в порядке. Но вряд ли маму это волнует.

Так что Арти исполнил свой долг, и больше ничего не сделаешь. Удар у старика случился в среду утром, а теперь субботний вечер. Арти четыре дня занимался только этим, и до понедельника ничего сделать нельзя. В понедельник доктор решит, делать ли интубацию, и порекомендует, как теперь быть. Предполагалось, что Арти подпишет еще какие-то бумаги и все будет сделано.

Правда, имелось еще кое-что, но тут Арти был не совсем уверен. Вроде бы доктор намекнул, что Арти может не захотеть, чтобы старику сделали интубацию. Тогда доктор просто удалил бы дыхательную трубку, и на этом все…

Арти действительно хотел, чтобы Кэролин присутствовала при этой беседе. Кэролин знала бы, как ответить. Она бы знала, поблагодарить доктора или порекомендовать ему интубировать свою прямую кишку.

Пока Арти так размышлял, Кэролин сняла руку с руля и положила ему на бедро. Он вздрогнул и снова ударился головой об окно. Кэролин никогда не проявляла нежности по мелочи. Во время любовных ласк она была готова на все, но в остальное время ничего себе не позволяла. Ее нарочная ласка уже выводила его из себя.

– Ты как? – спросила она, опять положив руку на руль.

– Нормально, – сказал Арти, стараясь не морщиться. – А что?

– Ты только что стукнулся головой.

Арти не произнес ни слова. Вместо этого он наклонился вперед и включил радио, жалея, что Кэролин не потратилась на CD-плейер для машины или по крайней мере на кассетник.

– Ты здесь особо ничего не поймаешь, никакого альтернатива, – сказала Кэролин.

Она права. Она всегда права. Он поймал лишь кантри, классический рок и радиошумы. Арти выключил радио и пожалел, что они еще не у Хэлли. Ему нужно с кем-нибудь переспать. С Кэролин или с Кэти, не важно. Просто переспать.

– Еще десять миль, – сказала Кэролин, словно читая его мысли.

Он несколько минут наблюдал, как она рулит, ожидая, когда же она отреагирует. Ей потребовалось больше времени, чем обычно, чтобы сказать: «Ну что? Что?», но он видел: напряженность возникла так же быстро, как всегда. Кэролин просто дольше сдерживалась.

– Я вот думаю, – сказал он, – может, ты считаешь, что я веду себя как ублюдок, раз поехал с тобой за город, когда мой старик в больнице.

Кэролин посигналила «бьюику», свернувшему на шоссе с проселочной дороги.

– Видал? – прокричала она. – Этот гребаный мудила выскочил прямо перед нами. Там висел знак остановки, но он даже не притормозил. Черт знает что. Таких козлов нельзя пускать на эту треклятую дорогу. – Она глубоко вздохнула и продолжала уже медленней: – Нет, я не думаю, что ты ведешь себя как ублюдок, поехав со мной. Ясно, что ты ничего не можешь для него сделать. – Она сделала паузу и продолжила: – На самом деле я даже не думаю, что он знал о твоем присутствии.

– И не только о моем, – сказал Арти, поигрывая с застежкой ремня безопасности.

– Странно, – сказала Кэролин, сощурившись, – что до прошлой среды я и не знала, что твой отец живет в Остине. Мы вместе уже год, и ты никогда об этом не говорил. Даже когда я спрашивала о твоей семье.

Арти не терпелось доехать.

– Ну, ты никогда не спрашивала, где живет мой папа.

– Да нет, спрашивала. Ты сказал, в Оклахома-Сити.

Арт попытался припомнить эту беседу и не смог. Но конечно, такой разговор был. Память у Кэролин безупречна, что его в ней особенно раздражало. Она всегда помнила все, что они говорили или делали вместе, и затем тыкала ему этим через недели или месяцы, ожидая, что он знает, о чем, черт возьми, она говорит. И считала за оскорбление, когда он понятия не имел.

– Я вырос в Оклахома-Сити, – сказал он. – Но папа переехал сюда после того, как мама от него наконец ушла. Это было пять лет назад. Как раз после того, как я бросил колледж.

Упоминание того, что он бросил колледж, напомнило Арти, почему он это сделал. С одной стороны, оценки у него были дерьмовыми, и ему было очень неприятно ходить на занятия. К тому же он играл на барабанах в группе под названием «Заклейменный вздох», и они будто бы даже собирались записать диск. Но на студии хотели, чтобы они сократили название до «Заклейменных». Солист группы и Арти воспротивились, упорно утверждая, что, если группе вообще надо сократить название, стоит выбросить «заклейменных» и назваться просто «Вздохом».

Студия закрылась прежде, чем разрешился этот спор, и вскоре группа распалась, потому что была мало-востребованной. Арти заложил свои барабаны, которые так и не забрал назад. Но теперь спрашивал себя, не сделать ли это. Ему надоело работать официантом. И он по-прежнему мог играть. Если ты научился обращаться с барабанными палочками, тебе этого никогда не забыть.

– Так что, твой отец переехал в Остин, чтобы быть поближе к тебе? – спросила Кэролин.

Арти засмеялся:

– Ну конечно. Когда мне было шестнадцать, он ударил меня в зубы за то, что я слишком долго сидел в ванной, и сказал, что ждет не дождется, когда я уберусь из его дома. Так что вряд ли он переехал сюда, чтобы быть поближе ко мне.

На самом деле Арти даже не знал, что его отец уже не в Оклахома-Сити, пока однажды не позвонил туда и не услышал, что номера больше не существует. Тогда он позвонил сестре, которая знала, где теперь их старик.

– Почему же он тогда сюда приехал? – спросила Кэролин. – Ты как-то сказал, что он работал швейцаром В здании Законодательного собрания Оклахомы, а с такой должностью вряд ли пошлют в Остин. Так что он сделал это не из-за работы, нет?

Арти пожал плечами:

– Может, и нет. Он играет на аккордеоне. Или играл до среды.

Он глянул в ветровое стекло и увидел, как от реки, бежавшей вдоль шоссе, отражается лунный свет. Он подумал, что теперь знает, где они находятся. Домик Хэлли уже близко, а значит, Кэти тоже близко.

– Зачем пожилому аккордеонисту переезжать в Остин? – спросила Кэролин. – Это же явно не хипповый инструмент, на котором шпарят на Шестой улице.

– Смотря где, – сказал Арти. – Ты когда-нибудь бывала к востоку от эстакады?

– Нет.

Это не удивило Арти.

– Ну, а мой старик бывал. Он играл на аккордеоне в грех или четырех ансамблях латинос. Ходил из бара в бар на Шестой Восточной почти каждый вечер. Сомневаюсь, что он много этим зарабатывал, но вряд ли его это волновало. У него осталась куча денег от продажи дома в Оклахома-Сити, плюс пенсия. И запросы у него были небольшие. Дешевая квартира, дешевая еда. – Арти переменил позу, поскольку ягодицы занемели. – Правда, он, наверное, много тратил на медицинскую страховку.

Кэролин прищелкнула языком.

– Наверно, предчувствовал, что случится. – Она опять коснулась бедра Арти, и машина вильнула влево и чуть не свалилась в реку. – Ты когда-нибудь слышал его игру? Я имею в виду, в Остине.

Арти было неприятно это вспоминать.

– Однажды. До того, как мыс тобой стали встречаться.

– Так ты поэтому больше туда не ходил? Из-за меня?

Вот, подумал Арти, в этом вся Кэролин. Все, что происходит в мире, должно иметь к ней отношение.

– Нет, – сказал он. – Это из-за того, что я сперва хотел сесть за барабаны, но постоянный барабанщик группы сказал мне, что, если я прикоснусь к его инструментам, он надерет мою английскую задницу. И все в баре называли меня Блондинчиком.

– Я тоже иногда называю тебя Блондинчиком, – опешила Кэролин.

– Это не одно и то же, – сказал Арти. – Уж поверь мне. Видишь ли, они просто считали, что я не должен бывать в их баре, и хотели убедиться, что я это хорошо понял.

– Попахивает расизмом.

– Да уж. Это, бля, и есть расизм.

– Нет, – сказала Кэролин, – я хочу сказать, это ты говоришь как расист. В конце концов, твой папа чистокровный англоамериканец, а с ним у них не было проблем.

Арти поморщился. Если первый дурак здесь он, какого черта Кэролин распространяется о том, о чем не имеет никакого представления?

– Да, мой старик англоамериканец, – сказал Арти. – Но он почти лыс, а оставшиеся волосы седые. И глаза у него карие, и говорит он по-испански и играет на аккордеоне. Но я пошел в маму. У нее белокурые волосы и голубые глаза, тем парням она бы тоже не понравилась.

Как и ты, подумал он.

Кэролин хмыкнула, но не сказала ничего. Арти не знал, выиграл он спор или нет. С одной стороны, он не был уверен, что это был именно спор. Он никогда этого не понимал, пока не становилось слишком поздно и Кэролин уже не приходила в ярость. Но сейчас она не казалась разъяренной. Она просто молчала. И это было на нее не похоже. Если бы он и впрямь выиграл спор с ней – в первый раз за все время, – она не оставила бы его в покое, уж в этом он был уверен. Но на этот раз было именно так.

Нет, тут что-то другое. Возможно, она и вправду все ему прощала из-за старика. Возможно, она думала, что это разрывает ему душу, и не хотела его добивать, пока он страдает. Если так, то для Арти настанет ад, когда она решит, что ему уже хватит страдать.

Он очень ждал встречи с Кэти. Даже если она не сможет улизнуть от Стивена, а он – от Кэролин, по крайней мере, они обменяются несколькими тайными взглядами. Арти это нравилось. Ему нравилось обделывать свои делишки прямо под носом у остальных.

Кэролин нажала на тормоза, и «хонда» резко замедлила ход. Когда Кэролин съехала на гравий, Арти сильно бросило вперед, а затем снова прижало поясом безопасности к сиденью. Они добрались до того места, которое Арти называл теперь Волшебной Горой или Холмом Чудиков. Они с Кэролин не были здесь с того самого уикенда Четвертого июля, который был изрядно подпорчен историей с пожаром и чудачествами Лили, – и все же, несмотря ни на что, он рад был очутиться здесь снова.

С одной стороны, это на некоторое время отвлекало его от старика. С другой – он будет здесь рядом с двумя женщинами, с которыми спит. И, в отличие от прошлого раза, получит от этого некоторое удовольствие. Он ничему и никому не позволит себе его испортить. Даже Лили. Если она появится и опять попытается запудрить ему мозги, он не станет обращать на нее внимания.

Арти был более чем уверен, что все ее перья – подделка и что она вмонтировала туда электрические провода, чтобы заставить крылья двигаться, как при полете. Вот и все. Лили – просто обычная красотка, вообразившая себя богиней, а Арти встречал таких множество. С одной такой он сейчас ехал в машине.

Кэролин припарковала «хонду» рядом с домом. «Плимут» Хэлли и «тойота» Корманов стояли поддеревьями, и когда Артчи увидел «тойоту», у него екнуло сердце. Кэти здесь. Она ждала его? Она думала о нем, как он думал о ней?

– Я не вижу джипа Джека, – сказала Кэролин, выключая двигатель и гася огни машины. – Наверное, его Кэти и Стивен подвезли.

– Может, хотели увериться, что парень добрался до места, – сказал Арти. – Иначе он мог бы снова скакать с голой задницей по утесу Боннелл. – Он взялся за ручку двери, но Кэролин схватила его запястье.

– Подожди, – сказала она. – Нам нужно кое о чем поговорить, прежде чем мы войдем туда.

Арти не сдержал стона. Его тошнило от разговоров.

– Придержи отвращение, – сказала Кэролин, – ты не имеешь на это права.

Арти вжался в сиденье, едва дыша.

Ох-ох-ох.

Голос у Кэролин был убийственно холодным. Когда она убийственно холодна, это хуже всего. А сейчас ее голос казался убийственнее и холоднее, чем когда-либо прежде.

– Ладно, – прошептал он. Он напрягал свою слабую память, пытаясь вспомнить, что же он сделал за последние несколько минут, что могло вызвать такие неприятности.

Она все еще держала его запястье, но, повернувшись к ней, он увидел, что на него она не смотрит. Она смотрела через ветровое стекло на полную Луну. В ее глазах отражался белый отблеск.

Арти попробовал дождаться, пока она снова заговорит, но пауза была настолько длинной, что он не выдержал.

– Крошка, – сказал он. – Что случилось?

Ноздри Кэролин задрожали, и она перевела дыхание.

– Я знаю, что ты трахаешься с Кэти, – сказала она.

Голову Арти как будто окунули в ведро с расплавленным свинцом. Лицо горело, а кровь шумела в ушах. Он не мог ни о чем думать.

– Нет, – сказал он.

Теперь Кэролин обернулась к нему и, к его изумлению, все еще не приняла оскорбленный вид. И тут он сообразил, что дела обстоят еще хуже.

Она была очень грустная.

Арти никогда раньше не видел у Кэролин грустного взгляда, и это было ужасно.

– Заткнись, – сказала она. – Не говори ничего. Если будешь отрицать, нам просто придется ругаться из-за того, что ты лжешь, а у нас нет на это времени.

Арти открыл рот снова, но не мог придумать, что сказать. Его мозг выкипел.

– Я говорю тебе это не потому, что хочу, чтобы ты чувствовал себя виноватым, – сказала Кэролин. – Вряд ли ты на это способен. Но я хочу, чтобы ты знал: если ты сделаешь с ней это в нынешний уикенд, ты об этом пожалеешь. Понял? – Отражавшийся в ее глазах лунный свет бил Арти в глаза. – Кивни, если понял.

Арти постарался кивнуть. Ему внезапно так захотелось писать, что он боялся намочить штаны.

– Ладно, – сказала Кэролин. – Потому что если ты сделаешь с ней это здесь, Стивен об этом узнает. Комнаты слишком близко.

Кэролин теперь так крепко сжала запястье Арти, что ее ногти впились ему в кожу. Арти дышал сквозь зубы, но все еще молчал. Сейчас он был уверен в одном: даже если он сможет заговорить, ему лучше молчать.

– Видишь ли, Стивен – мой друг, – продолжила Кэролин, все еще крепко сжимая руку Арти, – и я не дам тебе сделать ему больно. Я не думаю, что он знает о вас, и мы сохраним это в тайне. Так?

Арти сумел снова кивнуть. Он жалел, что не может попасть обратно в больницу.

Кэролин отпустила его руку.

– Тогда ладно. – Она открыла дверь и отцепила ремень безопасности. – Что касается нас с тобой – мы поговорим об этом после того, как уладятся дела с твоим папой. Я не хочу наваливать на тебя сразу слишком много. В конце концов, я тебе не жена.

Она закрыла дверь без стука, затем пошла к дому и исчезла внутри.

Арти сидел в машине, глядя на желтый свет, льющийся из окон дома, пока шум в ушах не начал стихать. Тогда он вышел из машины и пошел в лес на север. Он хотел передохнуть, прежде чем идти внутрь. Он там никому не нужен. И если кто-то спросит, где он, Кэролин просто скажет, что он козел. Они поверят. Он был аутсайдером и никому из них не нравился, даже Кэти. Ей просто было приятно, что в постели он лучше Стивена. Арти руку бы дал на отсечение, что она никогда не бросила бы Стива ради него.

Да и сам он этого не хотел.

Он поливал мочой ствол дерева. В ушах еще слегка шумело, но Арти это не беспокоило. По крайней мере, это приглушало ночные звуки, которые здесь всегда его пугали. На самом деле, может, ему стоит ночью спать на улице. Если он сможет войти в дом и взять несколько одеял, прежде чем его кто-то заметит, он так и поступит.

Когда он застегивался, что-то коснулось его щеки. Он подскочил и огляделся, но ничего не увидел. Тут что-то пощекотало ему затылок. Он поднял руку, прихлопнул по затылку и обнаружил у себя между пальцев перо. Пока он пялился на него, перед глазами запорхали другие перья.

Он взглянул наверх. Лили сидела, поджав ноги, в лучах лунного света на высоте дюжины футов. Ее крылья выглядели кошмарно. Из них клочьями выпадали перья. Она смотрела на него и дрожала, но Арти не чувствовал особой симпатии.

– Хэллоуин только завтра, – сказал Арти второй раз за день. – И костюм у тебя отвратный.

Лили моргнула, и что-то упало на щеку Арти снова. Он провел по щеке, и пальцы его повлажнели. Лили плакала. Теперь Арти стало не по себе. Он терпеть не мог, когда кто-то плачет.

– Помочь тебе спуститься? – спросил он.

– Нет. – Голос Лили все еще звучал как музыка, что появляется ниоткуда и разливается повсюду, но в нем появилась дрожь, которой Арти прежде не слышал. – Я жду Джека. Ты его видел?

Арти покачал головой:

– Я еще не был внутри. Но если хочешь, я скажу ему, что ты здесь.

– Спасибо.

Арти шагнул в сторону, затем опять посмотрел на Лили.

– Ты в порядке? – спросил он.

– Я больна, Арти.

Арти не удивился.

– Да, – сказал он, – тут кругом одни больные.

По пути к дому он увидел Джека – тот шел навстречу. Джек на ходу снимал одежду и бросал ее.

– Арти! – радостно сказал Джек, улыбаясь. – Эй, ты видел Лили?

– Сорок-пятьдесят футов в ту сторону. – Арти показал туда, откуда пришел. – Забралась на дерево, как напуганная кошка.

Он положил руку на голое плечо Джека:

– Ты нужен ей, друг.

Улыбка исчезла с лица Джека.

– Спасибо, Арти, – сказал он и бегом ринулся в ту сторону, куда ему показали.

Арти пошел дальше к дому. Внутри Кэролин с Кэти играли в слова, и ни одна даже не поглядела в его сторону. И остальные не обратили на него внимания. Хэлли была со своим новым бойфрендом, а Стивен с мрачным видом читал книгу.

Но Клео и Тони готовили на кухне печеные яблоки и жареную кукурузу и хотели, чтобы Арти им помог. Он был счастлив этим заняться.

Позже, в гостиной при свете камина, он рассказывал детям истории о Маньяке с крюками вместо рук и о Задушенном Добермане, так, что они чуть не обделались со страху. По крайней мере Тони; Клео выпендривалась.

Но Арти все равно нравилось рассказывать истории, так что день не прошел зря. Хотя он не был уверен, что когда-нибудь снова появится в доме Хэлли. Теперь, раздумывая об этом, он понимал, что ему никогда не бывало здесь так уж весело.

Часть XII Бобровая луна Понедельник, 29 ноября 1993 года

Глава 20 Этот-Как-Его был похож на зубной эликсир

Этот-Как-Его был похож на зубной эликсир, подумала Хэлли, выходя из Остинской публичной библиотеки. Он смывал вкус всего и всех. После мутной и невнятной трехмесячной полусвязи с полуколлегой Карлом Шугарманом Этот-Как-Его – он адвокат, ко всему прочему, – появился в прошлую пятницу, и чувства Хэлли сделались резкими и прозрачными, как осколок стекла.

Сейчас она пошла в библиотеку, чтобы возвратить семь просроченных книг (четыре были взяты для Клео, две – для Тони и одна – для нее самой), но, разглядывая книжные полки в поисках нового чтива, она могла думать лишь о прошедшем уикенде и о человеке, с которым она этот уикенд провела. Поэтому она вышла из библиотеки с пустыми руками и обнаружила, что солнце уже село, пока она была внутри. Небо затянули облака, и похолодало. Хэлли вдохнула полной грудью; приближался дождь. Почти полвосьмого, так что у нее больше часа до того, как ее бывшая свекровь привезет Клео и Тони домой. Дети со Дня благодарения оставались в Раунд-Роке, и бабушка обещала отвезти их сегодня в школу и забрать. Потом она собиралась повести их в детский музей и на обед с пиццей в детском кафе и лишь потом привезти домой.

Хэлли, конечно, была рада опять увидеть своих детишек, но все-таки жалела, что ее длинный уикенд, лишенный деловых и материнских забот, подходил к концу. Правда, продлить его не было никакой возможности. Она уже подарила себе половину сегодняшнего дня, впервые бог знает за сколько времени дав себе волю в понедельник утром спать допоздна. Этот-Как-Его разбудил ее на минутку в восемь утра, сказал, что ему пора ехать; она поцеловала его и затем свалилась обратно в постель, проспав до одиннадцати. Потом равнодушно попробовала отладить своему клиенту программное обеспечение бухгалтерского учета, но вскоре отказалась от попыток. Вместо этого ей захотелось смотреть мыльные оперы и ток-шоу, пока ближе к вечеру она не вспомнила о библиотечных книгах. Лишь тогда она приняла душ и оделась.

Остановившись к северу от библиотеки, на тротуаре перед Остинским историческим центром, Хэлли посмотрела через Гваделупа-стрит на одну из городских Лунных Башен. Эта стояла на юго-восточном углу Гваделупа-стрит и Девятой улицы и была абсолютно такой же, как и та, на которую она и Этот-Как-Его пытались забраться субботним вечером по соседству с университетским городком. После нескольких попыток они сдались и, хохоча, упали на землю. Каждая башня в сто шестьдесят пять футов высотой, и первые пятнадцать футов надо преодолевать по гладким стальным шестам. При последней попытке Этот-Как-Его хотел одолеть шест наскоком, и Хэлли помогала, подталкивая его головой в задницу. Это не помогло. Во всяком случае, в отношении башни.

Тот субботний вечер, и предыдущий вечер, и последующий вечер – все они не особо удались… прежде всего потому, что уикенд вообще начался гадко. Хэлли с детьми пошла в четверг на обед в День благодарения к бывшей свекрови, и, к ее ужасу, ее бывший муж Билл внезапно появился из тени, в которой прятался последние три года. Он возник весь в белом, рассчитывая на обед и внимание, будто заслуживал того и другого. Даже его родная мать, похоже, не особенно обрадовалась его приходу, но все же усадила за стол. Так что последующие четыре часа Хэлли чувствовала себя как проклятая душа в аду.

Однако Клео и Тони получили удовольствие, обращаясь с Биллом с той же любезностью, какую они выказывали по отношению к любому, кто прикасается к их матери. Короче говоря, они фыркали ему прямо в лицо и пролили соус ему на колени. Сердце Хэлли наполнилось гордостью, и она удовлетворила их горячую просьбу провести уикенд с бабушкой.

Так что, убедившись, что Билл ушел и больше не вернется, Хэлли поцеловала детей на прощание, строго-настрого наказала бабушке не дурить им головы баптистской пропагандой и ушла на четыре свободных дня. Вечер четверга она провела дома в гордом одиночестве, но в пятницу решила побаловать себя кинофильмом.

Она пошла смотреть «Пианино»,[20] и когда Харви Кайтел показался голым, она не удержалась от одобрительного возгласа. Несколько человек в кинозале на нее зашикали, но парень, сидевший прямо за ней, перегнулся через сиденье и прошептал: «Это же просто спецэффект».

После кинофильма они продолжили беседу на парковочной стоянке, а затем пошли вместе поужинать, а затем вместе легли в постель. В какой-то момент он сообщил, что юрист, и раскрыл, что зовут его Дуэйном. Тогда Хэлли ему сказала, что если его род занятий она еще может простить, то имя Дуэйн – это уже чересчур.

– Я буду называть тебя «Этот-Как-Тебя», если ты не против, – сказала она, думая при этом, что он и впрямь довольно симпатичен, несмотря на маленькое брюшко и уже намечавшуюся лысину.

– Прекрасно, – ответил он. – Тогда я буду называть тебя Холли.

– Ты не так произносишь, – попыталась она его поправить. – Меня зовут Хэлли, а не Холли.

Он усмехнулся и поцеловал ее, и она почувствовала что от него все еще пахнет жареной кукурузой из кинотеатра.

– Если тебе можно называть меня «Этот-Как-Тебя», то мне можно называть тебя Холли. Кстати, вспомни, что Харви Кейтел был не единственным голым актером в том фильме.

Хэлли сделала вид, что оскорблена.

– Я не уверена, что хочу называться именем актрисы, которая настолько ниже меня ростом. – Она поразмышляла с минутку. – Думаю, что могла бы называть тебя Харви, хотя это не намного лучше Дуэйна.

Он прижал ее к себе крепче.

– Разве ты не должна изображать из себя немую?

И некоторое время они действительно не говорили.

Остаток уикенда они провели вместе, и Хэлли наслаждалась каждой секундой. Она думала, что Этому-Как-Его тоже понравилось. Она даже думала, что, может, они решат увидеться снова.

Но, глядя на шесть широких полос света, которые отбрасывал вниз на перекресток искусственный лунный свет – единственный лунный свет, видимый сейчас из-за облаков, – Хэлли уже знала, что она и Этот-Как-Его в лучшем случае станут просто друзьями и, возможно, любовниками на час. О браке или даже о совместном проживании не могло быть и речи. Она даже сомневалась, что будут еженедельные обеды или трах, поскольку, как бы им ни было хорошо вместе, все бы изменилось, будь рядом Клео и Тони.

В этом часть проблемы, возникшей с Карлом Шугарманом. Хэлли думала, что могла бы в него влюбиться, но однажды вечером он говорил с Тони таким голосом, который можно было назвать отеческим. Голос не был ни придирчивым, ни даже командирским, но вместе с тем имел оттенок собственничества. И на этом все.

Ее дети принадлежали только ей. Больше никому.

И это означало, что, пока Клео и Тони не вырастут и не встанут на ноги, она не сможет ввести в семью мужчину. Попытка сделать это поставила бы перед ней и мужчиной неразрешимую дилемму. Карл Шугарман испортил их отношения, когда в его голосе прозвучала отеческая забота, но Этот-Как-Его мог бы испортить их так же легко, если бы в его голосе прозвучало безразличие. Мужчина мог бы найти точку идеального равновесия между этими двумя крайностями и некоторое время балансировать, но Хэлли сомневалась, что кто бы то ни было, будь он хоть святым, сумел бы продержаться долго. Томми не смог, и Карл Шугарман не смог, и Этот-Как-Его тоже не сможет.

Хэлли представляла себе лишь одного человека, который бы это смог, и этим человеком был Стивен Корман. Но не было ни малейшей возможности вступить со Стивеном в отношения такого рода. Хотя ей и льстило его влечение к ней, ответного влечения она не чувствовала. Она не знала почему – в нем же совсем не было недостатков. Вообще-то она думала, что он просто душка. Но только не для нее.

К тому же он женат на Кэти. А у Хэлли имелись правила на этот счет.

Такие вот дела. Ни один мужчина не мог отвечать ее требованиям. Пока ее дети оставались ее детьми, Хэлли обречена лишь на случайные связи. Не слишком-то радует, но такова цена, которую она заплатила за то, что у нее есть Клео и Тони… ну, она же не могла отвезти их за город и оставить там на обочине.

В результате поиграться в дом с Этим-Как-Его было довольно весело, но теперь с ним покончено. Через несколько минут настанет время отправляться домой и спуститься с небес на землю.

Хэлли улыбалась, а глаза ее слезились, пока она пристально глядела на Лунную Башню. По городу было разбросано еще шестнадцать, оставшихся от тридцати одной, возведенной в 1895 году. Тогда шесть углеродных ламп-фонарей на вершине каждой башни работали от электричества колорадской дамбы. Система освещения была так хороша, что Остин прославился как город вечного лунного света – и, следовательно, предположила Хэлли, как город вечного безумия. Переход на современные лампы дневного света, похоже, ничего не изменил.

Теперь она жалела, что они с Этим-Как-Его в субботу не сумели подняться на башню в западном университетском городке. Если бы они добрались до вершины, ей бы удалось открутить одну лампу. Тогда она подарила бы ее Джеку, чтобы он мог держать кусочек Луны у себя в квартире и таким образом сходить с ума и раздеваться в любое время и в закрытом помещении, а не раз в месяц на улице.

– Уж пожалуйста, будь в доме, – пробормотала Хэлли. Джек пообещал ей, что сегодня поедет на джипе к ее дому на Холмах, несмотря на то, что будет там один. Тот случай на утесе Боннелл два месяца назад был досадной ошибкой, уверял он. Теперь он поведет себя лучше и, прежде чем разденется, убедится, что оказался за пределами городской черты.

Хэлли хотелось в это верить. Никто из их сомнительной компашки не смог поехать с ним в этом месяце, потому что Полнолуние попало на понедельник после праздников и у всех накопилось слишком много работы. Даже Стивен, этот Мистер Готов-Помочь, сказал, что из-за скопившейся груды бумаг на этот раз он – пас.

Но на прошлой неделе Хэлли говорила с Томми Моррисоном, и тот сказал, что будет у себя на Холмах со Дня благодарения до Нового года. Поэтому она попросила Томми проведать Джека сегодня вечером. Он согласился. И поскольку у Томми был телефон, он пообещал Хэлли позвонить ей около десяти, чтобы сердце ее было спокойно.

Облака над Лунной Башней прорезала белая вспышка, и затем грянул гром. Резко запахло озоном, чему Хэлли очень удивилась. Чтобы запах был столь сильным, молния должна ударить совсем близко, но единственная молния, которую она видела, была высоко в облаках.

Пока она так размышляла, лампы наверху башни мигнули и потускнели. Но через секунду вновь засияли, все ярче и ярче, пока Хэлли не стало больно смотреть и ей не пришлось опустить взгляд.

Она увидела вокруг себя целых шесть своих теней. Тени была такими темными, а свет вокруг таким ярким и голубовато-белым, что Хэлли уверилась: сейчас лампы на Лунной Башне взорвутся и на нее обрушится ливень стеклянных осколков.

Она побежала к северу, думая, что попробует до взрыва рвануть через Девятую улицу в парк Вулдридж, но сделала всего несколько шагов, и тут освещение снова потускнело. Поэтому Хэлли остановилась и посмотрела на тротуар в надежде, что это даст ее глазам шанс прийти в норму. Она увидела, как по бетону гуляют яркие синие пятна, и вспомнила, как в 1982 году попробовала ЛСД.

Тут резкий порыв ветра взъерошил ей волосы, и огромная тень упала через тротуар и мелькавшие, словно в калейдоскопе, синие картинки.

Хэлли пришлось снова посмотреть на башню.

На мгновение сквозь синий калейдоскоп она вроде бы разглядела огромную сову, которую загипнотизировали башенные лампы, и теперь сова летала вокруг них, как ночная бабочка вокруг лампочки в подъезде. Но потом, щурясь на огни, в ярком свете которых синий калейдоскоп исчез, Хэлли поняла, что у существа, летавшего вокруг Лунной Башни, перья только на крыльях и что некоторые из этих перьев выпали и, кружась, опускаются на тротуар. Теперь Хэлли разглядела и черные волосы, и молочную кожу.

Это не сова. Это Лили.

И хотя Хэлли в августе своими глазами видела у двери своего дома, как Лили взлетает в небо, ее все равно шокировало это зрелище – Лили кругами летает на высоте больше ста пятидесяти футов в центре города Остин. С полминуты Хэлли лишь молча смотрела. Потом, решив окликнуть Лили и спросить, что за чертовщина творится, она заметила людей, шедших по тротуару от библиотеки. Так что она быстро отвела взгляд, испугавшись, как бы они не проследили за ее взглядом и не посмотрели на башню. Она понятия не имела, что может случиться, если они так сделают, и не хотела выяснять.

Две женщины и мужчина, беседуя, прошли мимо и не обратили на нее внимания. Они даже не взглянули на башню, хотя свет мерцал, когда Лили заслоняла его крыльями.

Люди пошли по Девятой улице на запад и исчезли внизу холма. Хэлли посмотрела на север на Гваделупа-стрит. Улица была необычайно тиха. По ней ехали только четыре автомобиля, попавшие на Гваделупа-стрит с улицы с односторонним движением, но через несколько секунд исчезли и они. На холме было пустынно.

Хэлли побежала к подножию башни и вытянула шею, разглядывая ее треугольный стальной скелет. Ей показалось, что крылья Лили находятся в опасной близости от тросов, поддерживающих башню. В любом случае полет Лили выглядел неровным, и Хэлли боялась, что Лили упадет, если заденет трос крылом.

– Лили? – позвала она. Она старалась не кричать слишком громко; она не хотела напугать богиню. – Это ты?

Лили не отвечала и продолжала кружить около башни.

Хэлли попробовала позвать чуть громче:

– Лили, это Хэлли! Ты в порядке?

На этот раз Лили слегка отлетела от башни, на долю секунды повисла в воздухе, а затем ринулась назад, попав между двумя тросами дюжиной футов ниже огней.

Хэлли взвизгнула и отскочила в уверенности, что Лили сейчас упадет. Но тут увидела, что Лили сумела схватиться за башню руками и ногами. Когти Лили скребли по стали, и она обхватила башню слабо подрагивавшими крыльями. Пятнадцать или двадцать перьев медленно слетали вниз, танцуя в синеватом свете.

– Держись! – завопила Хэлли, уже не пытаясь симулировать спокойствие. – Я позову на помощь!

Правда, сказав это, она сообразила, что понятия не имеет, кого звать на помощь. К кому обращаться с просьбой снять голую богиню с Лунной Башни? В «Скорую помощь»? В городские коммунальные услуги? В пожарную охрану? Или просто позвонить по 911, а там уж диспетчер решит, что делать?

Она посмотрела на север Гваделупа-стрит и на запад на Девятую улицу, надеясь позвать кого-нибудь, кто знает, как действовать. Но на улицах и тротуарах было на удивление пусто.

Тут она услышала голос Лили, тихий и дрожащий. Как будто из домофона.

– Хэлли, не оставляй меня одну, – сказала Лили. – Я ослепла. Я не могу найти Джека. Я не знаю, где нахожусь. Я не знаю, как спуститься.

Хэлли смешалась:

– Я тоже не знаю, как тебе спуститься, так что выхода нет, надо искать того, кто знает. И тебе придется висеть, пока я кого-нибудь не найду.

Лили покачала головой. Ее волосы прокатились по крыльям, и опять посыпались перья.

– Я хочу, чтобы пришел Джек, – сказала она. – Джек поймет, что делать.

Хэлли застонала. Слепой поведет слепого.

– Джека нет в городе. Он поехал в мой загородный дом.

– Я знаю, – жалобно сказала Лили. – Я думала, что направляюсь туда же. Но тут облака закрыли холмы, и я стала плохо видеть, поэтому искала Луну. И я думала, что нашла, и попробовала вернуться и начать сначала – но тут свет стал слишком ярким, и я вообще перестала видеть. Где я?

– Ты в сотне футов над землей на столетней башне в центре Остина, – сказала Хэлли. – Поэтому не двигайся. Или богиня может упасть с сотни футов и не пострадать?

Лили трясло.

– Я не знаю. Прежде я никогда не падала.

Хэлли опять застонала:

– Господи Иисусе, тогда лучше оставайся на месте.

Лили издала слабый, но мелодичный смешок.

– Я ведь, кажется, просила тебя не упоминать это имя в моем присутствии.

– Извини.

– Я просто не люблю, когда мне говорят «нет».

Несколько секунд они молчали. Лили цеплялась за башню, а Хэлли чуть не вывернула шею, глядя на нее.

– Слушай, – сказала наконец Хэлли, – нам нужно что-то делать. Мне скоро нужно домой, или мои дети и их бабушка, больше известная как Злая Ведьма с Севера, будут торчать на улице в ожидании меня. Старая клюшка и так считает меня паршивой матерью, но мне бы не хотелось вооружать ее дополнительными поводами.

– Ладно, – сказала Лили. – Что ты хочешь делать?

Хэлли попробовала придумать план и в конце концов почувствовала себя Винни Пухом, который пытается снять Тигру с дерева.

– Ну, – сказала она, изучая башню, – внутри каркаса есть какая-то платформа, которая, похоже, работает как ручной подъемник. Но я не знаю, как она работает, и в любом случае она на замке. И у южного края треугольника есть точки опоры для ног, но поскольку ты ослепла и ноги у тебя, хм, странные, я бы не советовала это пробовать. Так что, наверное, мы звоним в пожарную охрану.

– Нет, – сказала Лили. – Ни один человек не увидит меня, кроме тех, кого я сама выбрала.

Хэлли подумала, что для Лили сейчас не лучшее время потакать своим властным замашкам, но в то же время не могла не сочувствовать. Вопрос стоит о личной неприкосновенности. Она вновь задумалась.

– Попытайся закрыть глаза на минуту, – сказала она. – Может, ты ослепла лишь потому, что оказалась слишком близко от ярких огней.

– Ладно, – сказала Лили. – Но я все же хотела бы, чтобы Джек очутился здесь.

Она как будто отчитала Хэлли.

– Слушай, я делаю все, что могу сделать без монтажной люльки.

– Я закрыла глаза, – сказала Лили. Ее когти опять заскребли по стали, до Хэлли донесся скрежет. – Но при чем тут люлька?

Хэлли ничего не ответила. Вместо этого она смотрела вокруг, на улицу и на дорогу к библиотеке. Оттуда только что вышла толпа с книгами и видеокассетами. Но как и раньше, они просто шли по тротуару к Девятой улице, не замечая, что на углу голая крылатая женщина уцепилась за Лунную Башню. Через несколько секунд они ушли.

Хэлли спрашивала себя, не потому ли за последние столетия боги и богини вышли из моды. Может, люди просто перестали их замечать.

Тут ее осенила мысль, что Джек вовсе не сумасшедший и никогда таким не был. Он просто начал обращать на них внимание, вот и все. А теперь и Хэлли тоже. Наверное, это значит, что остальной мир сочтет ее безумной… но, в отличие от Джека, у нее хватит ума никогда не делиться с миром своими открытиями.

– О! – закричала Лили. – Ты была права. Я немножко вижу. Теперь я, может быть, сумею слететь.

Хэлли в этом сомневалась. Лили до сих пор явно дрожала, и из ее крыльев выпадали перья.

– Что значит «может быть, сумею»? – спросила Хэлли.

Лили пошевелилась, соскользнула и опять вцепилась в башню. Хэлли съежилась от страха.

– Я, м-м, хочу сказать, – сказала Лили. Голос ее сорвался. – Я плохо вижу. И мне придется лететь задом. А тросы здесь близко друг к другу. Я могу о них удариться.

– Ладно, тогда забудь об этом, – сказала Хэлли. – Это работа для пожарной охраны. Держись, и я…

– Нет! – закричала Лили.

И она откинулась назад от башни. Крылья тянули ее, и она стала падать головой вниз, перевернувшись в воздухе и чуть не задев один из тросов.

Хэлли взвизгнула и подбежала ближе, чтобы попробовать поймать Лили, хотя и понимала, что тогда они разобьются обе.

Но меньше чем за тридцать футов до земли Лили раскрыла крылья. Ее падение превратилось в пике, и она отлетела от башни. Ее когти скользнули по волосам Хэлли, а затем Лили пролетела над Гваделупа-стрит и неуклюже приземлилась на ступеньках Остинского исторического центра.

Хэлли побежала за ней по улице, чуть не попала под серебристый «лексус», и водитель высунулся из окна и обозвал ее тупой пиздой. Хэлли оставила это без ответа и побежала к Лили – та в ошеломлении сидела на ступеньках.

– Господи Ии… я хочу сказать, ты поранилась? – спросила Хэлли.

Лили дрожащим пальцем показала на «лексус», который остановился на красный свет на перекрестке Восьмой улицы.

– Почему он сказал «пизда» так, будто это что-то плохое? – потрясенно спросила она.

– Потому что имел в виду плохое, – сказала Хэлли, протягивая Лили руку. – Нам нужно уйти отсюда. Я тебе помогу.

Но Лили все еще смотрела на «лексус». Она нахмурилась, и Хэлли похолодела.

– Никто не должен говорить «пизда» так, будто это что-то плохое, – сказала Лили.

Она ткнула пальцем в «лексус», и, когда автомобиль тронулся с места на зеленый свет, обе его задние шины с резким шипом сдулись. «Лексус» остановился посреди Восьмой, и тут его передние шины сдулись тоже.

Хэлли видела, как большой грузовик с ревом выехал с Восьмой улицы, проехал на красный свет и стукнулся прямо о бампер «лексуса». Автомобиль крутанулся, раздался скрежет металла об асфальт, а грузовик, не останавливаясь, пронесся через перекресток.

Водитель «лексуса» вышел из машины в тот миг, когда к машине спланировало одно из выпавших перьев Лили. Когда перо коснулось стекла, завопила противоугонная сигнализация. Водитель стоял, глядя на свой разбитый автомобиль, будто на выбросившегося на мель кита.

– У него будут еще и чирьи на мошонке, – сказала Лили.

Хэлли взяла Лили за руку.

– Ну, это уж слишком, – сказала она, стараясь перекричать сигнализацию.

Зрачки Лили расширились, затем сжались, затем снова расширились.

– Что-то я не в духе, – сказала она.

Хэлли решила не задавать вопросов.

– Я понимаю. Но нам правда нужно перебраться куда-нибудь подальше отсюда. В конце концов, ты голая, и поскольку ты на земле, вдруг кто-то все-таки заметит. И пример Джека учит нас, что могут возникнуть проблемы.

– Я не раз бывала в этом городе в прошлом веке, – сказала Лили, – и публичный нудизм здесь обычно особого беспокойства не вызывал. Так что я сомневаюсь, что Джека арестовали бы, если б у него не было эрекции. И это из-за меня, так что, пожалуйста, не вини его.

– Я никого не виню, – сказала Хэлли, схватив Лили за руку и потянув на тротуар. – Но все же я хотела бы посадить тебя в мою машину. В багажнике у меня есть одеяло, и мы можем им тебя прикрыть, пока не доедем до моего дома. – Она оглянулась на перья, рассеянные вокруг по тротуару и мостовой. – Похоже, ты неважно себя чувствуешь. Тебе не нужен врач или… что?

Лили слабо ей улыбнулась:

– Понятия не имею. Правда, мне хотелось бы побыть в твоем доме, пока не приду в себя. И если ты выпустишь мою руку, нам будет не нужно одеяло.

Хэлли выпустила руку Лили.

– Тебя еще шатает. Можешь стоять на ногах?

– Пожалуй, могу, – сказала Лили. – Я могу даже одеться.

Тут она остановилась, раскинула руки и соединила ноги, так что ее тело образовало букву Т. Потом крылья обхватили ее тело вниз от лопаток, прошли под мышками, скрестились на животе и обернулись вокруг ягодиц и бедер.

Теперь казалось, что все ее перья составляют нечто единое, и в какой-то момент – Хэлли подумала, что это, должно быть, случилось, когда она моргнула, – крылья Лили стали черно-белым платьем без рукавов.

– Впечатляет. А монетку у меня из уха вынуть можешь?

Это Лили, кажется, озадачило, но она пожала плечами и вытянула монетку у Хэлли из уха.

У Хэлли отвисла челюсть.

– Так мне и надо, – сказала она, беря монетку из рук Лили и кладя ее в карман джинсов. – На самом деле я хотела сказать: классное «платье».

Лили посмотрела на платье и провела по нему руками.

– Мерси, – сказала она. Потом наклонилась и посмотрела на свои когти, скребущие по бетону. – Хотя с ними мне ничего не сделать. Всякий раз приходится красть обувь, чтобы их скрыть.

– Ты прекрасно выглядишь без обуви, – сказала Хэлли, глядя на истошно вопящий «лексус» и его потрясенного водителя, которого окружили люди, вышедшие из библиотеки. – Теперь давай уйдем, пока поселяне не напали на нас с вилами и факелами.

Хэлли повела Лили по Девятой улице к зеленому массиву парка Вулдридж. Когти Лили скрежетали по тротуару, и Хэлли вспоминала о глубоких царапинах, испортивших пол ее гостиной. Мысль об этом ее возмутила. Но потом она посмотрела на лицо Лили, и ее сердце смягчилось. Лили грустила. Грустила и утомилась. А потом стала выглядеть еще хуже, потому что на ее щеки закапал дождь, а волосы повисли сосульками.

– Пойдем, – сказала Хэлли, снова беря Лили за руку и ведя ее на тропинку, пересекавшую парк. – Мой автомобиль припаркован на Десятой улице рядом со зданием суда, и если мы побежим, может, успеем до начала ливня.

Лили кивнула, и Хэлли побежала, таща богиню за собой. Это оказалось не слишком удобно. Ноги Лили не были созданы для бега. Они не добрались идо середины парка, когда в небе загремело и капли дождя превратились в поток, поэтому Хэлли сдалась и замедлила ход. Они с Лили уже промокли, так что теперь бесполезно спешить.

– Извини, – сказала Лили.

– Извинить за что? – посмотрела на нее Хэлли. – За погоду?

Плечи Лили ссутулились, а волосы свисали толстыми черными веревками.

– За нее и за все остальное, – сказала она.

Хэлли фыркнула.

– Надо бы запереть вас с Кэролин вместе, посмотреть, сколько времени потребуется вашим эго, чтобы уничтожить друг друга, – сказала она. – Ну то есть вы обе, кажется, думаете, что солнце всходит и заходит через ваш задний проход и все, что случается рядом с вами, происходит из-за вас. Ваша ответственность, ваша ошибка. Ну, приготовься к шоку, детка. – Она наклонилась ближе к Лили и прошептала ей в ухо: – Это не так.

Лили сморгнула дождинки. Или слезы. Хэлли не поняла.

– Но так всегда было раньше, – сказала Лили.

До самого дома никто из них больше не говорил. Когда они сворачивали на улицу, где стоял ее дом, Хэлли увидела, что минивэн свекрови уже припаркован на обочине.

– Вот черт! – сказала Хэлли, остановив «плимут» на повороте и отъехав назад. Затем проверила часы. – Я приехала раньше на целых пять минут, но забыла, что у нашей ведьмы часы всегда переведены на десять минут вперед. Таким образом, она делает вид, что все остальные обладают чувством ответственности хоть на каплю, но меньше, чем у нее. – Она коснулась запястья Лили и обнаружила, что оно холодное и сухое, несмотря на дождь. – Послушай, я хочу попросить тебя пригнуться, пока я не заеду в гараж. Я не знаю, как представить тебя Злой Ведьме, и не хочу знать, что будет с детьми, если они тебя увидят.

Лили смотрела через окно в небо. Дождь стал слабее, но густые облака все еще висели низко.

– Мне все равно, – сказала Лили. – Я могу остаться в гараже, пока ты разберешься со своим семейством. Пока Луна опять не покажется, мне некуда идти. – Она посмотрела на Хэлли, жалко улыбнулась и скрючилась, оказавшись под приборной панелью.

Хэлли вздохнула. Хорошо, что у нее было четыре выходных. Злая Ведьма, двое детишек, явно страдавших гиперактивностью, и унылая богиня, терявшая перья, грозили превратить начало недели в черт знает что.

* * *

В девять, когда Клео и Тони в гостиной играли в «Нинтендо», Хэлли смогла украдкой вывести Лили из гаража и провести в свою спальню.

Она закрыла дверь.

– Детям сегодня не нужно делать уроки, – сказала она. – По крайней мере, они так утверждают. Поэтому я разрешу им играть в видеоигры в гостиной до половины десятого. Потом мы полчаса будем воевать, и я уложу их в кровать в десять. Потом, если хочешь, можешь выйти.

Тут Хэлли вспомнила, что в десять должен позвонить Томми с новостями о Джеке, и задумалась, стоит ли говорить об этом Лили. И решила не говорить. Лили все еще казалась несчастной и потрепанной, и упоминание имени Джека не пойдет ей на пользу.

– Ты добрая, – сказала Лили. – Твоим детям, друзьям и любовникам повезло.

Хэлли не могла сдержать усмешки:

– Да, я всегда так думала. Даже когда они так не считали. Кстати, не хочешь полотенце? У тебя волосы мокрые. Они хорошо пахнут, но тебе наверняка не слишком приятно.

– Полотенце – это было бы здорово. Спасибо.

Хэлли ушла, снова закрыв за собой дверь, и отправилась проведать детей. К ее облегчению, и Клео и Тони, похоже, хотели спать, хотя и не были готовы пожертвовать видеоигрой ради сна. Поэтому она оставила их в покое и вернулась в спальню, по дороге захватив полотенце.

В спальне она обнаружила, что Лили сидит на старом офисном стуле за ее столом, уставившись на серый экран монитора.

– Ты когда-нибудь программировала? – спросила Хэлли, встав у Лили за спиной и вытирая ее волосы полотенцем. – Я подумываю о найме работника, который бы делал часть муторной работы.

Лили продолжала глядеть в монитор.

– -Я бы не знала, с чего начать. – Ее отражение в мониторе сощурилось. – Это ведь бог, верно?

Хэлли чуть не засмеялась, но подавила смех, когда увидела, что Лили говорит всерьез. Она в последний раз провела полотенцем по волосам Лили и бросила его на кровать.

– Нет, – сказала она. – Это просто рабочий инструмент.

– Но ты держишь его около кровати, – сказала Лили. – И от него зависит твоя жизнь и благосостояние. И он никогда не выходит из твоих мыслей. Да?

– Ну, допускаю, что так, – признала Хэлли.

Лили встала и повернулась к ней лицом.

– Тогда это – бог.

– Но я ему не поклоняюсь, – сделала Хэлли гримасу.

Лили опять улыбнулась, и впервые за весь вечер улыбка выглядела натурально.

– Ты приносишь ему жертвы?

– В каком-то смысле, – сказала Хэлли. – Это называется программное обеспечение. Но это не…

– Ты регулярно находишься с ним и угрызаешься, если этого не можешь?

– Да, но…

– И ты просишь его дать тебе вещи, которые ты желаешь, и проклинаешь его, когда он не в силах?

– Ладно. Да, – сдалась Хэлли.

– По-моему, похоже на поклонение, – сказала Лили и затем скорбно воззрилась на монитор. – Я бы никогда не предположила, что придется конкурировать с такими вещами. Не удивительно, что я болею. Я теряю большую часть своей природы каждый раз, когда приближаюсь к вам, современным людям, и к вашим бесплотным, бездушным, бесполым божествам. – Она закусила губу. – Не буду отрицать, что мое влияние повредило некоторым из вас, и мне за это стыдно. Но вы и ваши вещи нанесли мне еще больший вред.

Хэлли не собиралась оставлять это без ответа, но в таком случае она оказывалась перед необходимостью упоминать то, о чем, как ей казалось, она не должна говорить. Она села на край кровати и похлопала рядом по матрасу, Несколько секунд Лили будто не знала, что делать, но затем тоже села.

– Видишь ли, милая, – сказала Хэлли, беря Лили за руку, – мы знаем, что все это – говно. Твоя проблема – не компьютеры, или телефоны, или микроволновки и все прочее, чем пользуемся мы, современные люди. На самом челе, мы уже говорили о том, кто в действительности является твоей проблемой, и я по личному опыту знаю, что ОН не лишен плоти, души и пола. – Она сжала пальцы Лили. – И сейчас он в моем доме на Холмах и, без сомнений, не может понять, куда же ты запропастилась.

Лили посмотрела в пол и не сказала ничего, но сжала пальцы Хэлли в ответ. Они сидели так некоторое время, пока Хэлли не увидела, что часы на тумбочке показывают 21:35. Тогда она выпустила руку Лили и встала.

– Пора отправлять детей в кровать, – сказала она. – По тебе видно, что и тебе поспать бы не мешало.

– Я не сплю, – сказала Лили, все еще глядя в пол. – Спят люди, и в это время они обращаются ко мне. Если я тоже буду спать, я их не услышу. – Голос несчастный. Хэлли захотелось хоть как-нибудь ей помочь.

– Ладно, даже если ты не спишь, – сказала она, – тебе, наверное, нужно хотя бы лечь и отдохнуть.

В ответ Лили улеглась на спину поперек кровати. Ее черно-белое платье задвигалось, раскрылось и опять стало крыльями. И голая Лили уставилась на потолок, раскинув руки и крылья в стороны. Она молчала.

«На редкость странная цыпочка», – подумала Хэлли. Но промолчала и пошла укладывать детей в постель.

Было без нескольких минут десять, когда Клео и Тони угомонились в своих кроватях. Хэлли спустилась на первый этаж и обнаружила, что Лили стоит в передней перед открытой дверью.

– Дождь прекратился, – сказала Лили, когда Хэлли приблизилась.

Хэлли выглянула на улицу. Не только дождь закончился, но и облака разошлись. Луна выглядывала в прореху между облаками, и свет ее был таким ясным и сильным, что у Хэлли заболели глаза.

– Хорошо, – сказала Хэлли. – Теперь, надо думать, ты отправишься к Джеку?

Лили пристально смотрела на нее, не мигая.

– Нет, – сказала она, – я отправлюсь домой.

Хэлли сначала не поняла, но потом – услышав тон Лили и ее слова – сообразила, что та имела в виду.

– Ты хочешь сказать, что не вернешься, да? – сказала Хэлли.

Лили посмотрела на Луну:

– Да. Каждый раз, когда я с ним, возвращаться все труднее. Каждый раз я теряю все больше перьев. Каждый раз я все острее чувствую, что становлюсь другой. – Она опять задрожала. – Мои сегодняшние проблемы – последнее предупреждение. Я должна вернуться туда, где смогу оставаться такой же, какой всегда была. И я должна оставаться там.

Хэлли потянулась и коснулась дрожащего правого крыла Лили.

– Но, Лилит, – сказала она, – если ты сделаешь так, ты не останешься такой же, какой была всегда. Чтобы быть истинной богиней, ты должна появляться на Земле и влиять на жизни людей. – Она дотронулась кончиками пальцев до щеки Лили и обнаружила, что щека такая же холодная и сухая, как и ее запястье. – И если люди чем-то тебя трогают в ответ, мне кажется, это та цена, которую ты платишь за свою божественность.

Лили шагнула наружу, отшатнувшись от пальцев Хэлли.

– Это слишком высокая цена, – сказала она и опять повернулась к Хэлли. – Я знаю, что твой друг Томми собирается тебе звонить. Попроси его, пожалуйста, чтобы он сказал… второму другу… что тот меня больше не увидит.

Хэлли скрестила руки на груди и презрительно посмотрела на Лили.

– Черта с два, – сказала она. – Если хочешь бросить парня, имей мужество сделать это сама.

Лили закрыла глаза, как тогда, когда она цеплялась за Лунную Башню и свет был слишком ярок.

– Я не могу.

– Нет, можешь, – сказала Хэлли. – Если ты вообще его когда-нибудь любила, ты должна так поступить. Я имею в виду – черт возьми, я сумела это сделать бессчетное множество раз. И не стану отрицать, что это противно, и ужасно, и тяжело, но если я могу это сделать, то и ты можешь. – Она сделала паузу, чтобы придать вес своим словам. – Или же я больше богиня, чем ты.

Лили отвернулась, и ее черные волосы перекатились по плечам.

– В этом мире, в этой жизни, – сказала Лили, – думаю, так оно и есть.

Тут она раскрыла крылья и взлетела к прорехе в облаках. Хэлли попробовала проследить ее путь, но потеряла ее за белым диском Луны.

– Проклятье, – пробормотала Хэлли. – Последи, чтобы тебя не ударило дверью по жопе, когда будешь уходить.

Тут позвонил телефон, она закрыла дверь и пошла отвечать на звонок.

Звонил Томми. Он сказал, что пошел проведать Джека и что Джек в порядке, хотя сидит голый и замерзший на вершине дуба перед домом Хэлли.

На несколько секунд Хэлли задумалась и затем попросила, чтобы Томми взял для Джека одеяло и передал ему сообщение Лили: «Заблудилась. Устала. Не могу в этом месяце».

Томми обещал передать, и Хэлли поблагодарила его за то, что он такой потрясающий экс-бойфренд. Он пробурчал в ответ, что это наполнило его жизнь смыслом, и затем повесил трубку.

Хэлли переменила кассету в автоответчике и пошла к холодильнику.

Она сделала себе сэндвич с индейкой и взяла его с собой в спальню, где включила компьютер и проверила свою электронную почту.

Там было несколько запросов от клиентов, но ее интересовало сообщение личного характера:

Дорогая Холли,

Пришлось сегодня лететь в Вашингтон. Адвокатские дела; ты сделала бы сэппуку прежде, чем я закончил бы это описывать. Но я подумал, что должен дать тебе знать, что меня нет в городе.

Надеюсь, ты хотела знать, где я. Также надеюсь, что ты будешь там, где я тебя оставил, когда я вернусь.

Твой
Этот-Как-Его.

Хэлли прочитала письмо дважды, затем ей показалось, что она слышала кашель одного из детей. Она встала и пошла в гостиную, чтобы прислушаться. Убедилась, что Тони и Клео спят наверху и что оба дышат ровно.

Она вернулась к компьютеру и стала писать ответ:

Дорогой Дуэйн,

Я Хэлли, а не Холли. Но спасибо. Я хотела знать.

Да, я буду здесь. Я всегда здесь.

На минуту она остановилась, снова прислушалась. Она слышала гул компьютера, и свое дыхание, и дыхание своих детей. В остальном – тишина.

Она закончила письмо:

Я здесь живу.

Глава 21 Виноваты тени Земли

Виноваты тени Земли, подумал Джек, – та тень, которую она отбрасывала в космос, и те, что на самой земле.

Вчера вечером тень, которую она отбрасывала в космос, упала на Луну, затмив ее, и Джек задавался вопросом, как это повлияло на Лили. Она пожалела о солнечном свете или ей понравилась прохладная темнота?

И как это подействует на тот путь, который она совершит сегодня вечером?

Джек думал, что это особого значения не имеет. В конце концов, затмение закончится за четырнадцать часов до того, как в понедельник вечером над штатом Техас взойдет полная Луна. Но Джек все же беспокоился, потому что не знал, сколько времени требуется Лили, чтобы добраться сюда. Если ей нужно больше четырнадцати часов, тень может лечь на ее пути. Во время июньского затмения это задержало ее всего на несколько минут – но в конце концов, то затмение даже не было видно с Холмов.

Но даже если затмение прошлой ночью не играло никакой роли, были еще тени от облаков, прямо сейчас проплывавших перед Луной. Как Джек мог оставаться в свете Луны, если облака ее все время закрывали?

Он откинул со лба влажные волосы и смахнул капли с бороды. Он не возражал против того, чтобы из облаков над ним шел дождь, но если из-за них Лили до сих пор далеко, это его уже взбесит. Лучше бы им убраться и дать ей наконец долететь. Она задерживалась дольше, чем прежде, и он боялся. Луна взошла четыре с половиной часа назад. Что-то было не так. В последние месяцы Лили выглядела все более расстроенной, и у нее выпадали перья.

В прошлый месяц, когда он нашел ее на дереве, к которому его направил Арти, Лили даже не хотела с ним говорить. Она не хотела ничего, кроме как овладеть им и поглотить его полностью, как в первый раз, когда они встретились. Но когда она до него дотронулась, он понял, что Лили не в себе. Он чувствовал, что она дрожит скорее от страха, чем от страсти. Поэтому он попросил, чтобы она сказала ему, что случилось, но она поцелуями заставила его замолчать.

И Джек, будучи слабым и эгоистичным смертным, позволил ей это сделать. Так что в нем самом тоже были тени.

– Эй, приятель, – послышался голос снизу. – Ты еще там?

Джек узнал голос. Томми Моррисон, друг Хэлли, который уже приходил к нему сегодня вечером. Джек посмотрел вниз сквозь мокрое месиво из дубовых листьев, с которых стекала вода, и увидел Томми, стоящего между деревом и дорогой.

– Конечно, – отозвался Джек. – И буду здесь, пока не явится любимая.

Томми кашлянул.

– Дело в том, что у меня грустные новости. Я только что звонил Хэлли, и она сказала, что Лили сегодня ночью не придет. И я подумал, что лучше тебе сказать, чтобы ты не торчал здесь и не морозил себе задницу.

Джек вообще не чувствовал холода, пока Томми этого не сказал. Но теперь он обхватил себя руками, балансируя на ветке, и задрожал. Тело покрылось гусиной кожей.

– Откуда Хэлли знает, что Лили не придет? – спросил он.

– Она не говорила, – сказал Томми. – Только сказала, что Лили заблудилась, вымоталась и в этом месяце не появится.

Джек обиделся. Ничего не мог с собой поделать.

– Она с самой Лили говорила? Лили действительно так сказала?

Томми сердито вздохнул:

– Брось, Джек. Ты когда-нибудь слышал, чтобы Хэлли молола языком зря?

Джек должен был признать, что не слышал.

– Вот и я не слышал, – сказал Томми. – Хэлли самая правдивая женщина, с какой я только имел дело. – Он снова кашлянул. – Слушай, я подхватил ужасный бронхит, а от этой погоды мне лучше не становится. Может, ты спустишься, мы заберемся под крышу и все обсудим?

Джек поразмыслил. Хэлли и впрямь никогда не молола языком. Если Хэлли сказала, что Лили не придет, значит, Лили не придет.

Но откуда ему знать, что Хэлли действительно это сказала? Откуда ему знать, что Томми не пришел лишь затем, чтобы снять его с дерева?

– Я не знаю, – крикнул Джек вниз. – Пожалуй, я на всякий случай останусь. Может, Лили передумает.

Томми застонал.

– Ну елки-палки, – сказал он. – Боюсь, тогда мне придется подняться и спустить тебя. Хэлли порвет мне жопу, если я оставлю тебя здесь на всю ночь.

Он подошел к дереву и начал подниматься. Но на нем были ковбойские ботинки, и Джек знал, что сейчас произойдет.

– Ты бы поосторожнее, – сказал Джек. – Ты сейчас…

Но было уже поздно. Томми поскользнулся на мокрой коре и свалился с дерева спиной вниз. Он выругался и остался лежать, глядя на Джека.

– Ты цел? – спросил Джек.

– Я лежу на спине не потому, что люблю валяться на мокром перегное, – раздраженно ответил Томми, но Джек решил, что раздражение вполне объяснимо. Томми упал с высоты всего пяти или шести футов и приземлился на почву, размягченную дождем… но все равно, наверное, больно.

Джека не радовала мысль, что кто-то может получить травму из-за него. Поэтому он спустился, дабы увериться, что Томми цел. В нескольких футах от земли он прыгнул, и от его приземления Томми в лицо полетели комья грязи.

– По ночам меня преследует этот кошмар, – сказал Томми, садясь и протирая глаза. – Голый самец обезьяны спрыгивает с дерева и тащит меня в джунгли, где заставляет жениться на своей уродливой дочери-обезьяне. Потом мне приходится воспитывать целую ораву красножопых и краснорожих обезьяньих детей и к тому же до конца жизни питаться бананами.

– Большинство моих снов тоже о сексе, – кивнул Джек. – Кстати, ты в порядке?

Томми сощурился:

– Похоже, с моей поясницей дела обстоят хреново. А может, еще и с правой ногой. И извини меня, дружок, но мой сон не о сексе.

– Без сомнений, о нем, – сказал Джек. – Во-первых, самец обезьяны дикий и голый, так? Это сексуально. Потом ты занимаешься любовью с обезьяной-девочкой – секс как таковой, – в результате чего появляются обезьяны-дети с лицами, похожими на ягодицы. А ягодицы, естественно, тоже вещь сексуальная.

Томми, похоже, занервничал:

– Я не занимался любовью с обезьяной-девочкой.

– А как же ты сделал с ней всех этих обезьяньих детей?

– Я их не делал, – сказал Томми. – У нее уже были дети-обезьяны. Мне просто пришлось их воспитывать.

– И к тому же есть фрукты, – напомнил ему Джек.

– Если точнее, бананы.

– Стоп, – сказал Джек. – Только не говори мне, что это – не сексуально.

Опять начался дождь, мелкая морось. Томми хмуро поглядел на небо, а потом на Джека.

– Могу тебе сказать, что все в принципе не так, – проворчал он, – и говорю тебе, что не нахожу бананы сексуальными ни в малейшей степени. – Он протянул Джеку правую руку. – Ну-ка, теперь помоги мне?

Джек ему помог, и они пошли к дому Хэлли. Томми хромал, поэтому Джек попытался его приобнять, чтобы тому было легче идти. Но Томми сбросил его руку.

– Мне нужна была твоя рука, чтобы встать на ноги, – сказал Томми, – но я не желаю больше никакого физического контакта с тобой. Пойми, ничего личного. Я чувствовал бы то же самое с любым голым парнем.

Тут они дошли до дома и вошли в западное крыло. В гостиной Джек оставил включенной лампу, а в камине тлели углы.

– Должен сказать, я все равно думаю, что твой сон сексуален, – сказал Джек, закрыв дверь. – Но если тебе охота загородиться от собственной души – твое дело. Не хочешь полотенце?

Томми кивнул и, крякнув, сел на кушетку.

Джек пошел в ванную, взял два полотенца из шкафчика и вернулся в гостиную. Он бросил одно полотенце Томми, а вторым стал с силой растираться сам. Ему все еще было холодно, и он надеялся, что растирание поможет.

– Знаешь, – сказал Томми, вытирая лицо полотенцем, – не все в этой жизни связано с сексом. В особенности этот сон.

Джек закончил вытираться, затем схватил нижнее белье и джинсы со стола, где их оставил.

– А с чем же еще он может быть связан? – спросил он.

Томми уставился на него:

– Лишь с тем, что я с детства дико боюсь обезьян.

Джек натянул трусы и джинсы, потом сгреб свои ботинки, носки и трикотажную рубашку и пошел одеваться перед камином. Угли давали немного жара, но хоть что-то.

– Ладно, Томми, – сказал он, натягивая свою рубашку а-ля Альберт Эйнштейн, едущий на невидимом велосипеде, – на самом деле факт, что большинство страхов детства, оставшиеся во взрослой жизни, как правило, имеют сексуальную природу. И надо думать, в особенности те, что связаны с обезьянами.

Томми бросил полотенце на пол.

– У тебя голова полна дерьма. На самом деле факт, что, когда мне было пять или шесть лет, мама взяла меня в зоопарк и обезьяны чертовски меня испугали. Понял?

– Понял, – сказал Джек. Ему было понятно, что Томми хочет сменить тему, но, если Лили и впрямь не придет, Джеку нужно продолжать разговор, чтобы не думать об этом. А если она все же придет, тогда Томми ему солгал и заслуживает того, чтобы его слегка помучили. – И что же они сделали, что так тебя испугало?

Томми закатил глаза:

– Твою мать, откуда я знаю? Мне было пять лет, а они – обезьяны. Им не надо было ничего делать. – Он нахмурился. – Хотя, я помню, две из них бросили в меня свои противные обезьяньи какашки.

Джек поворошил кочергой угли в камине, пытаясь заставить их разгореться. Не помогло.

– Обезьяны частенько так делают, – сказал он. – Как всех приматов, их интересуют телесные функции и выделения. Они чрезвычайно сексуальны, но поскольку у самок есть астральные циклы, самцы вынуждены подолгу терпеть. Поэтому, по крайней мере среди самцов, широко распространены мастурбация и гомосексуализм. – Он посмотрел на Томми искоса. – Ну и с чем же был связан твой кошмар? И почему у тебя такое отвращение к физическому контакту с голыми мужчинами?

Томми опять злобно уставился на Джека, но его лицо быстро смягчилось, и он засмеялся.

– Откуда ты так много знаешь про обезьян? – спросил он.

Джек несколько секунд не отвечал, поскольку озирался в поисках пары поленьев, которые можно было бы подбросить в огонь. Ничего подобного он не нашел, а снаружи все было мокрым. Он думал, что эту ночь проведет с Лили, поэтому, разведя огонь по приезде – лишь затем, чтобы чем-то заняться в ожидании, пока взойдет Луна, – не позаботился, чем будет обогреваться потом.

– На самом деле я не так уж много знаю про обезьян, – сказал Джек, оставив поиск дров. – Но я знаю, что ты не прав, когда говоришь, что не все в жизни связано с сексом. Мои отношения с Лили убедили меня, что секс – самая важная вещь в мире.

– Допускаю, что на время всегда так кажется, – пожал плечами Томми. – Но потом все заканчивается, и ты идешь дальше.

Джек сел перед камином на корточки, пытаясь согреться.

– Именно поэтому секс так ценен, – сказал он. – То, что я вижу Лили только раз в месяц, заставило меня это понять. Заставило меня осознать, что большинство человеческих жизней… – Он остановился, задумавшись, на что же походила его собственная жизнь после потери Натали. Она стала пустынной и безжизненной. – Большинство человеческих жизней, – прибавил он, – похожи на пустыни. А в пустыне, сколько бы воды у тебя ни было, ее никогда не хватает. Поэтому она слишком ценна, чтобы тратить ее впустую.

– Это метафора, верно? – прищурился Томми.

– Верно.

– Ну-ну. В последний раз, когда я счел одно высказывание метафорой, я ошибался, и твой приятель Стив попробовал мне за это дать коленом под зад.

Джек удивился.

– Это на него как-то не похоже, – сказал он. Но тут он вспомнил, что несколько месяцев назад Томми спал с Хэлли. – Если только он не сделал это из ревности.

– Очевидно, – сказал Томми. – А еще потому, что был в жопу пьян. Но поскольку я сам бывал жертвой неразделенной страсти, не могу сказать, что сильно его виню. И все же я свернул бы ему челюсть, если бы он тронул меня хоть пальцем.

– Слава богу, что он этого не сделал.

– Вот и я о том же. – Томми переменил позу. – Черт, джинсы мокрые, и это не очень приятно. По-моему, вода в настоящее время не так уж ценна.

– Она ценна в пустыне, – сказал Джек. – Как и секс в жизни.

– Но не для всех это так, – покачал головой Томми. – Я хочу сказать, можно жить и без этого. Некоторые люди так живут, и, похоже, вполне довольны жизнью. – Он усмехнулся. – Хотя я могу признать, что иногда к ним не принадлежу. Я могу потеряться на момент в этой твоей пустыне, но рассчитываю, что в скором времени в оазисе найдется купающаяся голышом девочка.

Джек удивился, что Томми с таким увлечением подхватил его метафору, но не дал волю своему удивлению. Вместо этого он сказал:

– Только убедись вначале, что она не из тех, кто тебя бросит, когда ты попадешь в песчаную бурю.

Томми, похоже, ужаснулся:

– Эй, я не из тех, кто женится.

Джек опять встал. Колени затекли, а угли в камине все равно почти потухли. Джеку надо было привыкать к холоду.

– Я знаю, что ты не из тех, – сказал он. – В конце концов, для тебя брак – рабство у обезьяны-девочки и ее выводка. Но ты вдумайся: вы с Хэлли больше не пара, но разве тебя не радует, что она все равно остается другом в пустыне?

Томми, скорчив гримасу, поднялся с кушетки.

– Беседа приняла чертовски личный характер, – сказал он. – Кроме того, дождь, кажется, прекратился, так что пойду-ка я пешком назад к себе. Если я не сниму в ближайшее время эти джинсы, они натрут мне задний проход, что приведет меня в не лучшее состояние духа.

Он, хромая, сделал к двери несколько шагов, затем остановился и посмотрел на Джека взглядом «не морочь мне голову».

– Тебе тут нормально? Ничего не нужно?

Джек посмотрел на него таким же взглядом:

– Нужно. Мне нужно знать, правду ли ты мне сказал о Лили.

– Насколько я в курсе, да, – сказал Томми, не моргнув глазом.

Джек ему поверил и пожалел, что не может не поверить.

– А в следующем месяце? – спросил он. – Она придет?

Томми развел руками:

– Не имею ни малейшего понятия.

Джек посмотрел на лоскутный ковер, где они лежали с Лили вдвоем. Одежда нестерпимо его раздражала. Он не привык надевать на себя что-то в Полнолуние, но сейчас он слишком замерз, чтобы опять раздеться. Он чувствовал себя как шестилетний мальчик. Ему хотелось плакать.

– Я бы хотел иметь возможность помочь тебе чем-то еще, – сказал Томми, стоя в дверях. – Но могу предложить только практическую помощь. Например, в большой спальне в восточном крыле есть электрический обогреватель. Думаю, он работает, но наверняка не знаю. Я бывал здесь лишь в теплую погоду.

– Хорошо. Спасибо.

Томми открыл дверь и вышел.

– Пожалуйста. И я надеюсь, ты не сочтешь это за оскорбление, но я должен сказать тебе свое мнение – ты самый помешанный на пизде человек, какого я когда-либо видел.

Джек не был уверен, но ему показалось, что в голосе Томми прозвучала зависть.

Затем Томми закрыл дверь, и Джек остался один. Он повернулся и, еле волоча ноги, добрался до кухни. Ему пришло в голову, что, если он съест сэндвич, который привез с собой из Остина, это его подкрепит и поможет убить время. Но он смог лишь куснуть его три раза и положил сэндвич в холодильник.

Он вернулся в гостиную, взял со стола свою дорожную сумку и вышел на улицу.

Ночь была темной и холодной. Дождя не было, но опять набежали густые облака. Луну за ними вообще не видать. Джек посмотрел на просвет как раз в том месте, где она должна быть, но ее там не оказалось. Словно весь мир стал склепом и за его пределами не было ничего.

Джек задрожал. Прямо как той ночью, когда умерла Натали. Тогда тоже шел дождь. Она работала допоздна – работала допоздна в День святого Валентина, когда они собирались пойти куда-нибудь ужинать, – но так и не доехала до дома. И пока он ждал ее, смотря телевизор, его охватили холод и дрожь. Он обернулся в шерстяной плед ржавого цвета, который она связала еще до свадьбы, но это не помогло. Он сидел, прижав колени к груди и целиком замотавшись в плед, и не понимал, почему ему так холодно, пока не зазвонил телефон и безликий голос не сказал ему, что произошел несчастный случай.

За следующие недели он уладил все дела с полицией, с похоронной службой, со страховой компанией, слабо осознавая, что его друзья пытались ему помогать. А потом он оставил работу, продал их с Натали дом и переехал в крошечную квартирку в Гайд-парке, где стал ждать смерти.

Но потом, в первое Полнолуние после Хэллоуина, он встретил Лили в бакалейном магазине на Авеню Б. Так что он прекратил ждать смерти… и начал вместо этого ждать Лили.

С тех пор каждое Полнолуние она приходила к нему.

За исключением нынешней ночи.

Сегодня вечером ему было холодно и одиноко. Он заблудился в пустыне без воды. И он боялся.

Но боялся он не только за себя. Он боялся и за Лили. В прошлом месяце он понял, что она напугана и что-то не так – но тогда он позволил ей отвлечь его. Потому что сам так хотел.

Они смеялись, занимались любовью и летали над Холмами. И Джек был уверен, что огоньки сверху и снизу им подмигивают.

Теперь он сомневался, что когда-нибудь такой полет повторится.

– Я потерял тебя, – прошептал он.

Он знал, что Лили не вернется. Если богиня решила оставить смертного, по какой бы то ни было причине, смертный превращался в невезучее дерьмо.

Если бы человеческий мозг был устроен правильно, думал Джек, сознание человека прекращало бы свое существование, когда случалось такое. Все мысли просто прекратились бы, и все органы чувств перестали бы работать. Тогда человек не знал бы о своей потере.

Может, это была бы даже в некотором смысле приятная бесчувственность, примерно как опьянение до того, что не можешь двигаться.

Но человеческий мозг устроен абсолютно неправильно. Прямо сейчас он сообщал Джеку, что мир кругом холоден, черен и пахнет гнилыми листьями.

Молния прорезала облака, громыхнуло. Джек поспешил скрыться в доме и пошел в восточное крыло на время, пока дождь опять не прекратится. Дождь прекращаться не собирался.

Джек обнаружил, что обогреватель в большой спальне работает, и тот заполнил комнату слабым оранжевым светом и резкой вонью жженной пыли. Джек перестал дрожать, но, даже раздевшись опять донага, не мог заснуть. Он просидел в кровати всю ночь, слушая завывания ветра и ливень снаружи, а на его кожу падали унылые блики от обогревателя.

Он все еще ждал ее. Он ничего не мог с собой поделать.

В Полнолуние ему в голову не приходило никаких больше занятий.

Часть XIII Холодная луна Вторник, 28 декабря 1993 года

Глава 22 В одиночестве она ведет машину быстрее

В одиночестве она ведет машину быстрее, обнаружила вчера Кэролин. Мили между ее домом в Остине и домом Хэлли на Холмах слились в одно расплывчатое пятно, и это было чертовски весело.

Кэролин опять вспомнила об этом, прогуливаясь по лесу к северу от дома. Погода была необычайно холодна даже для декабря, и дыхание тут же превращалось в пар. Но Кэролин надела джинсы, теплый свитер, жакет и перчатки, и ей было тепло. Сухие листья хрустели под черными теннисными туфлями, и казалось, что этот хруст – единственный звук в мире. Ей нравилось, что его слышит только она. Не то чтобы ей хотелось стать отшельницей, но все виделось четче, когда вокруг никого не было.

Вчерашняя езда это подчеркнула. Когда рядом был Арти, поездка сюда всякий раз занимала не меньше двух часов, но сегодня она урезала время до одного часа сорока двух минут.

Вначале она не понимала, в чем же разница. Но нынешним утром, впервые за год с лишним имея в своем единоличном распоряжении целую кровать, она поняла, почему так происходило. Так происходило потому, что, когда с ней ехал кто-то еще, она всегда знала, что отвечает за его безопасность и удобство. Она напрягалась из-за этого, потому что не любила отвечать за кого-то, кроме себя самой. Она не могла хорошо вести машину или делать что-то еще, если была напряжена.

Но когда она одна, можно немного расслабиться. Вчера она чувствовала дорогу рулевым управлением и педалями и точно знала, как быстро можно ехать, чтобы не врезаться в деревья. Она срезала повороты, будто подгоняя их под собственную особую траекторию.

Она даже способна была предугадать, когда впереди появится засада на лихачей.

В результате до дома Хэлли она добралась в возбуждении. Давно такого не бывало, разве что во время занятий любовью. К тому же от быстрой езды у нее не начиналась икота.

В общем, Кэролин сильно обломалась, когда вошла в гостиную в западном крыле и обнаружила, что все остальные так медленно шевелят задницами, как будто им жить осталось две недели. И похоже, посетители дома еще и расстроились, что Арти не приехал, и это ее совсем смутило. Она не думала, что Арти нравился ее друзьям. Если не считать Кэти.

Но даже в этом Кэролин не была уверена. Уж она-то знала, что можно не любить кого-то и все равно его хотеть. И даже хотеть его до боли, так что начинаешь ненавидеть это желание.

Сегодня утром за завтраком она смотрела через стол на Кэти и спрашивала себя, почему не ненавидит ее до судорог в кишках. Но через мгновение перестала задаваться этим вопросом.

С одной стороны, она была вполне уверена, что роман Арти и Кэти закончился. Арти хандрил дома с того дня, как она сказала ему, что обо всем знает, а вне дома работал в ресторане. Так что у него ни на что не было времени.

С другой стороны, Кэролин уже свела счеты с Кэти, и ей было неприятно об этом вспоминать. Правда, она и Стивен были вместе всего трижды, а потом решили остановиться, но это не отменяло того факта, что они вообще начинали.

И наконец, Кэролин решила, что они с Арти разойдутся. Ее боль и негодование уже в прошлом. Так с чего бы ей ненавидеть Кэти за то, что Кэти спала с Арти, если у самой Кэролин нет желания с ним оставаться?

Она решила так два месяца назад, но сообщила Арти эту новость лишь позавчера. Она так долго тянула из-за ситуации с его отцом, но теперь, когда они пристроили беднягу в частный санаторий, время настало. Так что в воскресенье – сразу после Рождества – Кэролин сказала Арти, что поможет ему подыскать новую квартиру, где он будет жить после Нового года, и Арти сказал, что это было бы здорово.

Потом он сказал, что на этот раз не поедет с ней к Хэлли. Сказал, что на этой неделе хочет поработать все дни, поскольку между Рождеством и Новым годом люди оставляют хорошие чаевые.

Поэтому Арти здесь не было, но все остальные члены компании были, а Хэлли представила своего нового друга Адвоката Дуэйна. У всех была неделя отдыха, а дети Хэлли жили у бабушки, так что Кэролин ожидала вновь пообщаться со своими друзьями как со свободными взрослыми людьми. Но теперь уже сомневалась, что это удастся.

Кэролин приехала на несколько часов позже других, потому что решила открыть свой магазин, чтобы отработать за понедельник. Она хотела дать клиентам возможность сделать свои возвраты и обмены после Рождества прежде, чем магазин закроется на неделю. И это оказалось правильным решением, потому что у нее был лучший день в году. Было множество обменов и несколько возвратов, но больше чем в половине случаев за ними следовали новые покупки, что прибавило ей хорошего настроения.

Однако ее настроение шло вразрез с настроем ее друзей, сбежавших на праздники из Остина. Даже Хэлли и Адвокат Дуэйн, в чьих отношениях еще должна была присутствовать легкомысленность свежего знакомства, казались угрюмыми.

Поэтому Кэролин провела вчерашний вечер и большую часть сегодняшнего дня, читая женский роман про начало века и стараясь не попадаться никому на пути. Но к четырем часам дня витавшее в воздухе тяжелое настроение стало чрезмерным. Эту неделю отдыха придумали прежде всего для того, чтобы все расслабились и помогли Джеку пережить последнее Полнолуние года, но Кэролин казалось, что все напряжены больше, чем обычно.

Поэтому она решила подольше погулять в лесу и была очень рада, что так поступила. Лишь теперь, когда она была предоставлена самой себе, она начала понимать, что же происходит. Отчасти это было связано со Стивеном и Кэти, что Кэролин осознавала сильнее, чем ей того хотелось. А отчасти имело отношение к тому, что Томми, бывший бойфренд Хэлли, продолжал появляться на обедах и ужинах. Адвокат Дуэйн – который был почти лыс и которого, в отличие от Томми, совсем нельзя было назвать мускулистым спортсменом – не мог удержаться от грубости при виде Томми, а Хэлли отвечала тем же.

Но основная проблема была в Джеке.

Кэролин несколько раз звонила ему в прошлом месяце и однажды сходила с ним пообедать, и он сказал ей, что Лили ушла навсегда. Эта новость сама по себе порадовала Кэролин, но ее встревожило поведение Джека. Было бы понятно, если бы он грустил или сердился, но он не проявлял вообще никаких эмоций. Он казался просто… опустошенным.

Точно так же он выглядел после смерти Натали.

Кэролин надеялась, что на этой неделе, когда вокруг него будут друзья, он перестанет так себя вести. Но Джек все равно казался опустошенным, да и остальные выглядели мрачно. И Кэролин не знала, что с этим делать, так что ее тянуло просто уехать отсюда на «хонде» и хорошо провести время в компании самой себя. Но она знала, что станет мучиться, если так поступит, а с нее уже хватило угрызений совести.

Значит, нужно остаться. Если только она сумеет провести сегодняшний вечер вместе с этими людьми, может, завтра станет полегче. Правда, сегодня вечером будет тяжело, потому что сегодня Полнолуние и Джек не сможет думать ни о чем, кроме того, что Лили его бросила. Если он вообще в состоянии о чем-нибудь думать.

Кэролин остановилась передохнуть и посмотрела в ясное зимнее небо, глядя, как пар от ее дыхания рассеивается среди нависающих ветвей. Она только что размышляла об одном способе, которым она могла бы помочь Джеку пройти через кризис сегодняшней ночи.

Но, поразмыслив хорошенько, поняла, что потом ей будет еще гнуснее, чем после Стивена. Это слишком походило бы на попытку вернуться в прошлое. Кроме того, как она сама сказала Арти два месяца назад, комнаты расположены слишком близко. Если она переспит с Джеком, все об этом узнают, и кому-то может стать не по себе. Значит, это не выход. Но ведь наверняка она может хоть что-то сделать.

Среди деревьев мелькнуло нечто, и Кэролин подскочила. Она заметила перья и крылья, а потом увидела сову на кедровой ветке. Сова посмотрела на нее всезнающим взглядом.

– Ах ты, зараза, – сказала Кэролин, приложив руку к бешено колотящемуся сердцу. – Ты это нарочно.

Сначала она было подумала, что Лили все же вернулась, но потом оставила эту мысль. Луна же еще не взошла. Для Лили еще рано, даже если она и появится. Но рановато и для сов.

Кэролин и сова смотрели друг на друга. Потом сове, очевидно, надоело, и она моргнула, расправила крылья и слетела с ветки. Птица пронеслась низко над головой Кэролин, полетела через лес, и ее крылья мелькали среди листьев и веток.

Лишь когда сова исчезла, Кэролин заметила, что свет меркнет. И тут поняла, что ее щеки и нос уже покалывает от холода. Пришло время идти назад. Она повернулась и шагнула, а затем остановилась и вздрогнула.

Она понятия не имела, где же находится дом. Кэролин бродила больше часа, и теперь, в сумерках, все казалось незнакомым. Она знала, что вряд ли ушла чересчур далеко от цивилизации, но, если судить по тому, что она видела вокруг, вполне могла оказаться посреди сибирской тайги.

Плохо. Если она не найдет дороги назад прежде, чем сумерки превратятся в ночь, ее друзья отправятся на поиски, как в прошлые месяцы отправлялись искать Джека. И когда они ее найдут, ей придется признать, что она заблудилась в трех соснах.

Ей была невыносима мысль, что она покажется бестолковой.

Она остановилась и прислушалась. Если она не может увидеть дом, может, услышит, где он. Может, кто-то из друзей выйдет за дровами и она услышит хлопок двери.

Прошло несколько минут, и в лесу потемнело еще больше. Кэролин слышала только легкий шелест деревьев и гул крови в ушах.

Она обхватила себя руками. Теперь она и впрямь мерзла, даже в жакете и свитере. Уши и нос окоченели. Она начинала думать, что показаться бестолковой – не худшее, что может случиться.

И тут наконец раздался звук: вдали что-то гудело, как пчелы в улье.

Кэролин затаила дыхание, напряженно прислушиваясь.

Гудение становилось громче, пока звук не стал похож на цепную пилу.

Кэролин и не думала, что у Хэлли есть цепная пила. Но у нее был выбор: или идти на этот звук, или оставаться в лесу, пока не замерзнет или не выставит себя дурой.

Поэтому Кэролин двинулась на звук, и когда он стал еще громче, поняла, что это вообще не цепная пила. На самом деле она подумала, будто знает, что это, и когда увидела впереди светящийся огонек, уверилась окончательно.

Она вышла на гравийную дорогу у шоссе и обнаружила Арти – он сидел на своем мотоцикле. Козырек шлема был приподнят, и он жал на газ и возился с клапаном над топливным баком.

Кэролин подошла и постучала его по плечу. Он оглянулся на нее с легким удивлением, и только.

– Эй, – сказал он, убирая руку с клапана, и мотор сразу же запыхтел реже. – Тебе не обязательно было выходить мне навстречу.

– Я и не собиралась, – сказала Кэролин. Она показала на мотоцикл. – Проблемы?

– Просто закончился газ в основном баке, – покачал головой Арти. – Теперь поеду на запасном.

Кэролин забралась на место позади него.

– Прокати меня через холм, ладно?

Арти доехал с ней до дома и остановился рядом с ее машиной.

Кэролин соскочила с мотоцикла, когда он остановил двигатель.

– Ты же вроде собирался работать всю неделю.

Арти снял шлем, расстегнул ремешок и повесил шлем на руль. После чего остался сидеть, глядя на болтавшийся в воздухе шлем.

Кэролин это не понравилось.

– Арти?

Он глянул на нее со слабой улыбкой.

– Его больше нет, – сказал он.

Кэролин потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что он имел в виду. Тогда она наклонилась и обвила Арти руками. Но вскоре поняла, что он хочет высвободиться, отпустила его и отстранилась.

– Когда это случилось? – спросила она.

Арти сошел с мотоцикла и глубоко вздохнул, чем напомнил Кэролин ее дедушку.

– Утром, – сказал он. – Мне позвонили в ресторан и сказали, что нужно кое-что уладить, чем я и занялся. И потом мне захотелось поговорить с тобой, но здесь нет телефона. Так что я попросил соседей позаботиться о кошках и поехал сюда.

– Я рада, что ты так сделал, – сказала Кэролин – и она действительно была рада. – Мы можем вернуться завтра и распорядиться о похоронах.

– Я уже все сделал.

Кэролин была ошеломлена:

– Ты сделал? Сам?

Арти пожал плечами:

– Да, но я, может, все напутал. Понимаешь, я решил, что похороны должны быть в это воскресенье, а владелец похоронного бюро хотел все сделать поскорее, скажем, к четвергу. Но я посчитал, что если мы подождем до уикенда, мама и сестра, может быть, сумеют приехать. То есть маловероятно, что они появятся, но я решил, что нужно дать им шанс. И я не хотел хоронить в субботу, потому что парни латинос, с которыми папа играл в ансамбле, слишком устанут после новогодних праздников, чтобы идти на похороны. Поэтому я сказал гробовщику не дергаться, обождем до воскресенья.

Когда Арти договорил, Кэролин испытала чувство, какого он в ней раньше не вызывал.

Она им гордилась.

– По-моему, ты ничего не напутал, – сказала она. – По-моему, ты все сделал правильно.

Арти поморщился.

– Не знаю, – сказал он, глядя в землю. – И я надеюсь, что ты тоже придешь.

Это ее оскорбило.

– Ты что, думал, я не пойду на похороны твоего отца? Конечно же я пойду, засранец.

– Ну ладно, я не был уверен, – сказал Арти. – То есть из-за того, что мы расходимся.

Кэролин закатила глаза:

– Господи Иисусе, Арти. Это же совершенно разные вещи. И послушай, тебе даже не нужно выезжать прямо сейчас, если не хочешь. Я знаю, что на тебя и так много навалилось.

Арти нахмурился:

– Дело в том, что с этим я уже тоже разобрался. После того, как я уладил дела с гробовщиком, я позвонил бывшей папиной квартирной хозяйке, чтобы узнать, сдала ли она его старую квартиру. И она сказала, что не сдала, поэтому я сказал ей, что сниму. У меня есть чувак с пикапом, и с ним я договорился, что он перевезет меня в понедельник, если ты не хочешь, чтобы я сделал это быстрее.

– Нет, – сказала Кэролин. – В понедельник будет нормально.

Она была немного сбита с толку, но знала, что Арти, как ни удивительно, прав. Понедельник, день после похорон, как раз подходящее время для его выезда. И она все еще хотела, чтобы он выехал… но подумала, что, может, сейчас он нравится ей больше, чем когда она хотела, чтобы он убрался.

Арти, похоже, слегка расслабился.

– Холодно, – сказал он. – Теперь мы можем войти? Я себя нормально чувствовал на мотоцикле, но теперь отморозил яйца.

Тут Кэролин вспомнила, что тоже замерзла, и они с Арти двинулись к двери западного крыла.

– Должна тебя предупредить, – сказала она. – Все в странном настроении, так что не принимай ничего на свой счет, хорошо?

– Хорошо, – сказал Арти, но голос его звучал рассеянно. Он уставился в землю у стены дома.

Кэролин проследила за его взглядом и увидела по бокам от двери большие белые цветы, похожие на трубы. Она прямо видела, как раскрываются лепестки. Цветов была дюжина, и они выглядели просто великолепно.

– Разве они должны цвести зимой? – спросил Арти.

Вряд ли, подумала Кэролин. Эти растения не должны были даже остаться в живых, и уж тем более расцвести. Это невозможно себе представить.

Правда, в таком случае невозможно себе представить и то, что Кэролин однажды разговаривала с крылатой богиней с Луны. Но Кэролин с ней разговаривала.

Кэролин открыла дверь, и они вошли. В камине потрескивали дрова, и в гостиной было слишком тепло. С кухни до Кэролин донесся запах чили. Хэлли, Адвокат Дуэйн и Томми расставляли чашки и тарелки на столе, а Кэти и Стивен сидели по углам кушетки, держа в руках книги и делая вид, что читают.

Джек стоял перед камином, глядя в огонь, но обернулся, когда Кэролин закрыла дверь.

– Арти, – сказал Джек уныло. – Когда ты приехал?

– Только что, – сказал Арти. – Вы разве не слышали мой мотоцикл?

– По-моему, нет, – сказал Джек и опять уставился в огонь.

Кэролин раздосадовало их поведение. Быть несчастным – ничуть не оправдание для грубости. Кто-то должен был хотя бы спросить Арти, как дела, но только Джек вообще заметил его присутствие.

Кто-то должен взять их за плечи и тряхануть хорошенько.

– Хэлли, – резко сказала Кэролин, – ты знаешь, что у крыльца распустились луноцветы?

Все прекратили свои занятия и посмотрели на нее, но никто не сказал ни слова. Будто никто не понял толком, что она сказала.

Тут Джек посмотрел на Хэлли.

– Ты сажала луноцветы? – спросил он.

Хэлли стояла у стола с озадаченным видом, в руке несколько ложек.

– Да, но я посадила их поздно, и они так и не взошли. Они же не могут расцвести теперь? В декабре?

Арти подошел к камину и расстегнул «молнию» на комбинезоне.

– Пойди и посмотри сама, – сказал он.

Довольно долго никто не шевелился. Потом Кэролин увидела, что лицо Джека изменилось, будто оно осветилось изнутри. Он двинулся к дверям.

– Джек? – сказала Кэти. – Я думаю, тебе лучше…

Но ей не удалось закончить, потому что теперь Джек уже подбежал к двери, рванул ее и ринулся наружу, будто прыгая с утеса.

– Великолепно, – сказал Стивен, откладывая книгу и вставая. – Я думал, нам не придется проходить через все это снова.

Арти сбросил рабочий комбинезон, поправил джинсы в районе промежности и слегка усмехнулся.

– Да, это жизнь, – сказал он. – Вечно случается всякая хренотень, что бы ты ни думал.

Хэлли бросила свои ложки и вышла вслед за Джеком. Томми и Адвокат Дуэйн последовали за ней, и затем Стивен тоже вышел на улицу.

Через открытую дверь ворвался холодный воздух, поэтому Кэролин подошла к камину, где стоял Арти. Снимая перчатки и жакет, она увидела, что Кэти разглядывает ее с очевидным подозрением.

– Ты хочешь что-то сказать? – спросила Кэролин.

– Только то, – сказала Кэти, – что луноцвет не цветет в это время года.

Кэролин показала большим пальцем на дверь:

– Как уже сказал Арти, пойди и посмотри сама.

Кэти прищурилась:

– Как ты думаешь, если кто-то скажет мне, что летающая тарелка приземлилась у порога и чтобы я пошла и посмотрела сама, я пойду?

Арти засмеялся:

– Кэти, если кто-то скажет мне, что летающая тарелка на пороге, я соберу рюкзак и пойду глянуть, не берут ли маленькие зеленые долбоебы пассажиров.

Кэти закрыла книгу и встала.

– Я не спрашивала твоего мнения, Арти. Я тебя вообще ни о чем не спрашивала.

И тоже вышла наружу. Выходя, она стукнула дверью так, что стены дома содрогнулись.

Кэролин искоса посмотрела на Арти:

– Хрен вас поймет, – сказала она, – но что-то мне кажется, что ты с ней больше не спишь.

У Арти был вид человека, уставшего от жизни. Это было для него ново, но Кэролин решила, что ему идет.

– Ни в коей мере, – сказал он. – Как и с тобой. – Он опять вздохнул, как вздыхал дедушка Кэролин. – Отличный годик выдался – все само в руки плыло.

– Да уж, – сказала Кэролин.

Минуту они постояли у камина, слушая изумленные возгласы остальных, изумляющихся луноцветам снаружи.

Но тут возгласы стали громче, и Кэролин услышала крик Хэлли: «Джек, нет!»

Кэролин и Арти переглянулись.

– Хочешь пойти посмотреть, что там такое происходит? – спросил Арти.

– То, чего я хочу, – сказала Кэролин, – не имеет к происходящему никакого отношения.

Но они вышли. Солнце уже село, и свет полной Луны пробивался сквозь ветки деревьев на востоке. Джек расстегнул фланелевую рубашку и уже стоял с голой левой рукой и плечом. Стивен и Хэлли держали его за локти, не давая убежать в лес.

– Джек, она не придет, – сказала Хэлли. – Она ушла.

Джек вырывался, вперив дикий взгляд в Луну. Кэролин было очень неприятно видеть, что они его так держат, но она знала, что Стивен и Хэлли правы. Когда Джек сказал ей, что Лили ушла навсегда, она позвонила Хэлли и узнала детали последнего визита Лили в Остин. И истолковать случившееся можно было только одним образом: Джека бросили. Следовательно, позволить ему снова пойти в лес голышом было бы жестоко. В лучшем случае он будет страшно разочарован, в худшем – замерзнет.

– Народ, что случилось? – спросил Арти. – Пять минут назад с парнем все было в порядке.

Кэти продемонстрировала полусъеденный луноцвет.

– Он хотел его съесть, – сказала она, чуть не плача. – И потом начал срывать с себя рубашку.

– Он сошел с ума, – сказал Адвокат Дуэйн.

Кэролин на него посмотрела злобно.

– Вы не имеете никакого права так говорить, – сказала она. – Я видела, из-за чего он стал таким, и если он сумасшедший, то и я такая же. Равно как и все остальные из нашей компании.

Она шагнула к Джеку и положила руку ему на грудь. Почувствовав ее прикосновение, он перестал исступленно рваться в лес, но не отводил взгляда от Луны.

Кэролин взяла его лицо в ладони, и его борода ее уколола.

– Посмотри на меня, – сказала она.

Тут он перевел взгляд на нее и, похоже, вернулся на землю оттуда, где был.

– А, это ты, – сказал он. – Как я рад тебя видеть, Кэролин.

– Я тоже рада тебя видеть, Джек.

Он застенчиво ей улыбнулся:

– Я тебе когда-нибудь говорил, что ты была первой женщиной, в которую я был влюблен?

– Нет, – улыбнулась она в ответ. – Но я всегда об этом знала.

Джек засмеялся и опять посмотрел на Луну. Она встала над деревьями, которые теперь отбрасывали длинные тени на землю перед домом. Вокруг Луны в небе мерцал сине-белый ореол.

– Я в этом не сомневался, – сказал Джек. – И мы оба знаем, что Лили не вернется, даже если я еще сотню лет буду стоять нагишом под полной Луной. Ни один смертный не заставит богиню передумать. – Он закрыл глаза. – Но я хотел попытаться.

– Я тебя не виню, – сказала Кэролин. Она посмотрела на Хэлли и Стивена. – Наверное, теперь можно его отпустить.

– Ты хочешь убежать? – спросил Стивен у Джека.

Джек опять открыл глаза:

– Куда мне бежать?

Они выпустили его руки, и все пошли обратно в дом. Кэролин шла позади. У двери она посмотрела на только что распустившиеся цветы и поразилась тому, что они будто ярко сияли в лунном свете. Вот таким, должно быть, виделся Джек тем, кто видел, как он в Полнолуние ждет Лили. Наверное, его кожа светилась так же.

Вместе с этой мыслью в ее мозгу полыхнула фраза, которую он сказал:

Ни один смертный не заставит богиню передумать.

Кэролин сорвала один цветок и понюхала. Он пахнул жимолостью и мускусом. Да, такой аромат способен опьянять.

Тут она увидела одинокую каплю, дрожащую на краю лепестка. И, вглядевшись, Кэролин поняла, что на поверхности капли различается отражение полной Луны. Капля сверкала, как драгоценный камень, и Кэролин захотелось слизнуть ее кончиком языка. Секунду она сопротивлялась своему желанию, но потом решила, что может делать то, что хочется. Кому какое дело? Никто не видит, а даже если бы и видел, что с того?

– Какого дьявола, – прошептала она и поднесла цветок ко рту.

Капля была сладкой и холодной… но когда сладость наполнила рот, во рту стало теплее, а потом просто горячо, а затем жар дошел до горла и груди и растекся по мускулам и коже. И когда она почувствовала, что кожа ее пылает, она наконец поняла, что делать. Она поняла, как помочь Джеку.

Она ворвалась в дом, воздев над головой луноцвет.

– Ни один смертный! – выкрикивала она. – Ни один смертный!

Все, даже Джек, уставились на нее, будто на говорящую собаку.

Это ее насмешило. Просто обхохочешься.

Потому что она знала, что заставит их понять.

Она затанцевала, захохотала и запрыгала. Ей было слишком хорошо, невозможно стоять смирно.

– Нам надо сорвать луноцветы! – кричала она. – И затем вы все пойдете за мной!

Несколько секунд никто не мог издать ни звука.

Потом Хэлли спросила:

– Пойдем за тобой куда?

Кэролин подпрыгнула к Хэлли, поцеловала ее в шею и зашептала на ухо:

– Помнишь ту полянку? – спросила она. – Где стояла наша палатка?

Хэлли с сомнением кивнула.

Кэролин затанцевала по коврику.

– Тогда сорвите себе по луноцвету и идите за мной!

Она внезапно остановилась, присела и ткнула во всех по очереди пальцем:

– Или вы все просто дохлые курицы?

Всем стало неудобно, и Кэролин обрадовалась. Сейчас не время чувствовать себя удобно. Сейчас время для танцев, и криков, и для того, чтобы жевать луноцветы.

Пришло время этим людям отбросить смешное здравомыслие и вести себя как лунатики, каковыми они и были на самом деле.

Она уткнула руки в бока, выставила локти и начала вышагивать по комнате, как петух. Она кудахтала по-куриному, и луноцвет покачивался в ее руке.

– Вы просто курицы! Большие – мокрые – курицы!

Почти все смотрели на нее в замешательстве. Но когда она приблизилась к Томми, бывшему бойфренду Хэлли, тот посмотрел на нее с яростью и заскрипел зубами.

– Будь я проклят, если кто-то назовет меня мокрой курицей, – сказал он и направился к дверям.

Тут Кэролин встретилась глазами с Джеком, и его лицо снова озарилось изнутри. Он сжал Кэролин в медвежьем объятии.

– Спасибо, – сказал он и помчался вслед за Томми. Кэролин сделала всем остальным знак бровями.

– Ну-ка, давайте, – сказала она. – Это чудной конец чудного года. Что нам терять?

И она протанцевала за дверь.

Арти поспешил вслед за ней, а за ним нерешительно вышли все остальные.

Все, кроме Кэти.

Кэролин почти уже решила продолжать без нее. Но, секунду поразмыслив, уверилась, что, если Кэти не примет участия, магия всех луноцветов в мире перестанет иметь значение. Ни для Джека, ни для Лили, ни для всех остальных.

И в первую очередь для самой Кэролин.

Кэти – необходимый элемент.

– Заставь их всех сорвать себе по цветку, – сказала Кэролин Арти. – Я на минутку.

Она пошла обратно, но дорогу ей загородил Стивен.

– Давай я с ней поговорю, – сказал он. – В конце концов, она моя жена.

Кэролин кивнула:

– И я думаю, она останется твоей женой, пока один из вас не умрет. Даже после всего, что случилось, вы оба знаете, что созданы друг для друга.

Она положила руку Стивену на плечо и мягко оттолкнула его с дороги.

– Но я не знаю, кто мы с ней теперь друг для друга, и я хочу это выяснить.

Стивен открыл было рот, но затем отступил и присоединился к остальным.

Кэролин вошла в дом и обнаружила, что Кэти опять сидит на кушетке и делает вид, что читает.

– Это книга, которую раньше держал Стивен, – сказала Кэролин. – Твоя лежит там.

Кэти взглянула на нее, и глаза ее опять сузились.

– Если Стивену нужна его книга, он может сам ее у меня попросить.

Кэролин присела на корточки перед Кэти на лоскутном ковре и повращала между пальцами свой луноцвет.

– Послушай, ты помнишь, как в мае мы смотрели на схему Хэлли, на числа и линии?

Кэти не ответила, но и не отвела глаз. Щурясь, она продолжала сверлить Кэролин взглядом.

– Ну, – сказала Кэролин, – думаю, мы можем признать, что с тех пор появились связи между еще несколькими числами.

Кэти перевела дыхание, прочистила горло и отложила книгу.

– Красными или синими линиями? – спросила она.

– Красными. Ты и Арти протянули одну, а затем мы со Стивеном нарисовали другую.

Кэти отвернулась и посмотрела на огонь в камине:

– Об одной я, естественно, знала. Насчет другой сомневалась.

– Я и не думала, что ты знаешь, поэтому решила, что должна тебе сказать. – Кэролин сделала паузу, вспоминая беседу в палатке. – Тогда, в мае, ты говорила, что не хочешь мне лгать, и я тоже не хочу тебе лгать.

Кэти продолжала смотреть на огонь.

– Я не собираюсь просить извинений, Кэролин. Если бы я сказала, что жалею, это была бы ложь.

– Я и не прошу у тебя извинений, – сказала Кэролин. – Потому что я тоже не уверена, что жалею. А еще потому, что… те красные линии уже история. Разве тебе не кажется, что сейчас имеют значение лишь синие?

Кэти опять взглянула на Кэролин. Ее глаза блестели, но она не плакала. Кэролин была этому рада.

– Посмотрим, – сказала Кэти. – Ну а в настоящее время что мы можем сделать, чтобы оставить все как есть?

Кэролин встала и опять повращала между пальцами луноцвет.

– Мы не можем оставить все как есть, – сказала она. – Что-то случается, и что-то меняется, и нельзя вернуться назад, чтобы переделать прошлое. Но это на самом деле не значит, что все разбилось. Например, мы с Арти разошлись, но я думаю, что в каком-то смысле мы теперь ближе друг другу, чем раньше. Так что, может, у нас с тобой тоже будет все лучше.

Кэти встала.

– Не знаю, лучше ли, – сказала она. – Может быть, по-другому. По крайней мере, ты не такая, как прежде.

Кэролин обрадовалась.

– В этом и состоит мой план, – сказала она. – Всех озадачить.

Кэти улыбнулась. Кэролин впервые за долгие месяцы видела на ее лице улыбку.

– Похоже, твой план, – сказала Кэти, – пока имеет дикий успех. Скажи теперь, что это за ерунда насчет луноцветов?

– Это для того, чтобы помочь Джеку, – сказала Кэролин. – Знаешь, я считаю, надо быть доброй к своим бывшим любовникам.

– Оно и к лучшему, – сказала Кэти, двигаясь к дверям.

Они вышли наружу вместе и обнаружили, что все остальные еще ждут, держа в руке по луноцвету. Кэти посмотрела на Кэролин скептически, но потом наклонилась и сорвала себе цветок.

– Что теперь? – спросил Стивен.

У Кэролин ускорилось дыхание. Они сделают это. Они и впрямь это сделают. Она встретилась глазами с Джеком и увидела, что тот понял. Другие еще не поняли, но стремились за ней последовать. И этого хватит. Этого должно хватить.

– Вон туда, – сказала она и рванула через дорогу в лес.

Шагая между деревьями, Кэролин слышала позади себя дыхание остальных. И впервые в жизни подумала, что не только знает, что нужно делать, но может сделать это, не надеясь, что ярость придаст ей силы. Потому что впервые в жизни она знала, что ей не нужно быть одинокой, чтобы чувствовать себя сильной.

Одиночество – прекрасная вещь для езды в автомобиле. Но нельзя провести всю жизнь в машине, особенно если хочешь подчинить богов своему желанию. Сделать то, что не делал ни один смертный.

После луноцвета ее бросило в жар, и она надеялась, что другие почувствуют то же самое.

Она привела всех семерых на поляну и заставила встать в круг – Хэлли, Томми, Кэти, Стивена, Арти и Адвоката Дуэйна – и поставила в центр круга Джека.

– Как нелепо, – пробормотал Стивен.

Но Кэролин было не смутить.

– Не то слово, – сказала она.

Тут она поднесла свой луноцвет ко рту так, что лепестки коснулись ее губ, и ее опять бросило в жар. Она оставалась в таком положении, сколько могла выдержать, пока не почувствовала, что сейчас выпрыгнет из кожи и сгорит заживо, – и затем надкусила цветок, смакуя смесь сладости и горечи и наслаждаясь тем, что ее язык словно покалывают тысячи маленьких иголок.

И, дожевав цветок, она бросила стебель на землю и через голову стянула свитер.

– Кэролин! – завизжала Кэти.

– Что такое? – спросила Кэролин, расстегивая лифчик.

К ней подошел Арти и дотронулся до ее плеча.

– Я никогда не упускал возможности оказаться голым в твоем обществе, – шепнул он. – И поскольку может случиться так, что это мой последний шанс, я уж его точно не упущу.

Кэролин на минутку остановилась, чтобы сжать в ответ его плечо.

– Можешь даже называть меня «крошка», если хочешь.

Арти отошел, улыбнулся и прошептал: «Крошка». Потом съел свой цветок и начал снимать одежду. Джек в центре был занят тем же. Но Кэролин видела, что остальные не горят энтузиазмом. Адвокат Дуэйн вроде как испугался, Томми – расстроился, Хэлли удивилась, а Стивен был просто мрачен.

Но Кэролин не сдавалась. Сев на корточки, чтобы развязать туфли, она посмотрела прямо на Кэти.

– Смотри, – сказала она. – Это работает так: Лунный свет. Кожа. Сила.

Глаза у Кэти заблестели.

– Ты и впрямь думаешь, что я должна тебе верить? – спросила она.

Кэролин сняла обувь, не отводя взгляда от глаз Кэти.

– Я верю в тебя, – сказала она.

Кэти глубоко вздохнула и отвела взгляд.

– Тогда ладно. – Она поднесла свой луноцвет к липу и закрыла глаза.

Кончик языка Кэти коснулся края лепестка, и ее тело на мгновение напряглось. Тут она открыла глаза, опять посмотрела на Кэролин и улыбнулась.

Стивен шагнул к ней.

– Милая, – сказал он, – давай просто вернемся в дом.

Но пока он говорил, Кэти съела свой цветок одним голодным большим глотком, бросила стебель и начала раздеваться.

Теперь Кэролин знала, что они победили, и не только потому, что они с Кэти простили друг друга. Но еще и потому, что Кэти была самым умным и рассудительным человеком из всех, кого знала Кэролин. Так что если Кэти сделала то, что Кэролин попросила, значит, это правильно. Если Кэти соединила с ней свои усилия – у Лили нет шансов.

И вслед за Кэти в игру один за другим вступили остальные. За несколько секунд Хэлли сжевала свой луноцвет, а затем Томми съел свой. Джинсы, рубашки, носки, ботинки и нижнее белье полетели за круг. Даже Адвокат Дуэйн съел цветок и присоединился ко всем.

Но Стивен этого не сделал. Пока все остальные скидывали одежду, он взял свой цветок и ушел в лес.

Кэролин расстроилась и видела, что Кэти тоже расстроилась. Но полная Луна зависла прямо над поляной, так что время было дорого. Им нужно действовать без Стивена.

Взяв Арти за руку, Кэролин начала танцевать и запела песню без слов. Другие подхватили изобретенную ею мелодию, а потом все взялись за руки и запрыгали вокруг Джека, который крутился волчком и что-то восклицал. На их кожу падал свет Луны, и их лица, груди и животы светились в ее лучах.

Кэролин запрокинула голову и завыла на Луну, и все остальные завыли вместе с ней.

Тут над ними промелькнула тень, и белые хлопья стали падать с неба. С Луны.

Шел снег. В центре штата Техас шел снег, в ясной ночи падали большие мягкие снежные хлопья. Кэролин никогда не видела ничего подобного.

Тут, будто по внезапной команде, все перестали танцевать и посмотрели на падающие хлопья снега, посылая им навстречу облачка горячего дыхания. У Кэролин закружилась голова. Она почувствовала себя невесомой, она будто летела через космос, а снежинки были звездами, что стремительно проносились мимо.

И вот, наконец, падая вместе со снегом…

…появилась Лилит.

Она спускалась по спирали в водовороте перьев, и когда ее когти коснулись земли подле Джека, от ветра, поднятого ее крыльями, снежинки разлетелись белыми вихрями.

Кэролин, Джек и остальные в тишине встречали появление богини, охваченные страхом.

Тут Адвокат Дуэйн с шумом плюхнулся на землю.

– Голая леди, – сказал он, указывая на Лили. – Перья.

Лили сложила крылья, взяла Джека за руку и посмотрела на круг. Ее волосы и кожа сияли, а глаза блестели. Она дрожала.

– Я вас всех ненавижу, – сказала она.

Но Кэролин знала правду и не сомневалась, что другие тоже знают.

Тогда она повернулась к Арти и слилась с ним в долгом крепком объятии, превратившем в воду множество снежинок, попавших между ними. Она перестала бояться потерять свою красоту раньше, чем он потеряет свою. После сегодняшнего вечера у них не было другого выбора – только разглядеть друг в друге больше, чем они видели прежде.

Обнимая Арти, она икнула. Всего один раз. И потом опять все стало прекрасно.

Глава 23 Он неподходяще одет для танцев нагишом

Он неподходяще одет для танцев нагишом, думал Стивен, уходя с поляны. Пусть другие раздеваются и пляшут по кругу, как детсадовцы, изображающие ведьм, но он в эти игры играть не будет. Он не собирается танцевать в голом виде.

Ему было неприятно, что Кэти тоже приняла в этом участие. Он полагал, что у нее больше здравого смысла.

Но в конце концов, будь у нее больше здравого смысла, она не пыталась бы скрывать от него свою беременность.

За последние две недели ее несколько раз тошнило по утрам. В первый раз, когда он спросил ее, что случилось, она сказала, что по офису бродит вирус. И что она сегодня посидит дома. Но в следующий раз – и еще не раз – она закрывала дверь в ванную и включала душ. Но он стоял под дверью и слышал, как ее тошнило.

Он пытался как-то ей помочь, но было ясно, что она даже не хочет, чтобы он узнал. Поэтому он сделал вид, что ни о чем не имеет понятия.

Стивен не знал, продолжается ли еще ее связь и с кем у нее роман. Но думал, что ее попытки скрыть утреннюю тошноту – нехороший знак.

Правда, существовала слабая вероятность, что отец ребенка – он сам, потому что с конца сентября они с Кэти занимались любовью примерно раз в неделю. Так что, несмотря на ее двусмысленное поведение, он будет цепляться за эту вероятность, пока она сама не скажет ему, что это не так.

Он наткнулся на упавшее дерево и сел, уставившись на луноцвет, поникший в руке. Стивен сам не в том положении, чтобы осуждать Кэти. В конце концов, у него имеются свои тайны. Во-первых, он был влюблен в Хэлли, но так ей этого и не сказал. Во-вторых, он сказал Кэролин, будто любит ее, хотя вовсе ее не любил. По крайней мере, не любил ее так, как любил Хэлли. Или Кэти.

Но в любом случае он спал с Кэролин. И тот факт, что Кэти первой переспала с кем-то другим, ни в коей мере Стивена не оправдывает.

Тем более что на самом деле он хотел переспать с Хэлли.

Но по крайней мере они с Кэролин оставались друзьями после последнего раза. Стивен не был уверен, что они останутся друзьями и в будущем, потому что для него она была загадкой. Кэролин могла быть жесткой и резкой и тут же стать ласковой и великодушной. Она могла быть холодной и отстраненной, но потом развернуться на 180 градусов и ждать, что все будут есть цветы и танцевать в голом виде.

Кэти, напротив, всегда была предсказуемой. Кэти была рациональной, четко мыслящей и сдержанной. Даже чрезмерно. Но все же за последние месяцы она завела роман и забеременела. А теперь скакала по кругу в голом виде и выла на Луну.

На самом деле такая картина довольно-таки возбуждала. Чем-то подобным Стивен всегда мечтал заняться с Хэлли.

Но у Хэлли сейчас новый друг, а в придачу и старый друг. Стивену хватало того, через что он уже прошел с Кэролин и Кэти. Хотеть трех женщин одновременно – это для него слишком, даже если все они решили собраться разом вместе в голом виде.

Поэтому он в одиночестве сидел теперь в лесу, залитом светом Луны, пытаясь не слушать завывания и вопли на поляне.

Он сжал свой луноцвет в кулаке, зная, что это чудо. Луноцветы не распускаются в декабре, даже в Техасе. Во всяком случае, не в такой холод.

Это его пугало. В его мире не было чудес. В его мире луноцветы не расцветали в декабре, а крылатые богини не влетали в жизни смертных. В его мире хилый очкастый литературный дегенерат не мог заняться любовью с такой красивой и чувственной женщиной, как Кэролин. В его мире Кэти не могла забеременеть, потому что они добивались этого много лет и так и не смогли добиться.

До сегодняшнего дня.

Но он ничего не мог сделать, чтобы вернуться в свой привычный мир. Он мог попытаться убежать в лес, но все равно знал, что остальные скачут там по кругу, тряся грудями и членами, потому что отчаянно пытаются добиться еще одного чуда.

И он не сомневался, что они его добьются. Он не сомневался, что их объединенная нагота и впрямь заставит Лили опять спуститься с Луны. Она придет, и они возрадуются, а потом у них будет ритуальная оргия или что-то в этом духе.

Он ушел не потому, что думал, будто они не правы. Он ушел потому, что хотел бы к ним присоединиться, но знал, что не может.

Потому что кого бы он ни любил и кто бы ни любил его, он все равно остается тем, кем был. Это давным-давно выжжено в его психике каленым железом. И даже если он переспал с Кэролин или же обрюхатил Кэти, он все равно четырехглазый слабовольный придурок, который оставался девственником до своей помолвки в двадцать пять лет. Он все равно парень, который хочет ту, кого не может получить.

Он гоготнул и подумал, что на самом деле он все равно парень, которому нравится уходить ото всех и дуться в одиночестве.

Что-то маленькое, мягкое и холодное коснулось его руки. Он увидел на коже тающую снежинку. Потом посмотрел вокруг и увидел перед собой тысячи падающих снежинок, пляшущих на фоне бархатного неба в лунном свете. Казалось, будто звезды оторвались от небесной тверди и медленно падают на землю.

Еще одно чудо. Великолепно.

Он поднял свой луноцвет и несколько минут пробовал ловить снежинки в увядающие лепестки. Не поймал ни одной, и это его обрадовало. По крайней мере, хоть что-то происходит так, как должно.

Тут Стивен понял, что замерз. Он встал, распрямил колени и зашагал к дому.

Но прошел лишь пятнадцать футов, когда Джек упал с неба и приземлился перед ним, точно кот, на четвереньки.

Стивен замер и уставился на него.

– Прости, – донесся сверху голос. – Ослабила хватку.

Стивен посмотрел вверх и увидел Лили, парящую среди снежных хлопьев и верхушек деревьев. Несколько перьев падали вместе со снегом, и Стивен проследил их траекторию, пока его взгляд снова не уперся в Джека.

– Все нормально, – крикнул Джек. – Я в порядке. – Он встал, отряхнулся и изобразил джигу. – Видишь?

Стивен отвел глаза. Джек по-прежнему был голым.

– Тогда я пока оставлю тебя одного, – сказала Лили.

Она полетела к поляне. Джек посмотрел на Стивена и заулыбался.

– Она вернулась! – сказал Джек. Голос у него был как у ребенка, которому только что подарили новый велосипед.

– Я вижу, – сказал Стивен. Он знал, что в его тоне не звучит радость за Джека, но вряд ли мог что-то с этим поделать. – Так что же ты не липнешь к ней, как эпоксидная смола? Не боишься, что она опять исчезнет?

Джек посмотрел так, будто Стивен спросил, какого цвета апельсины.

– Она не исчезнет до захода Луны, – сказал Джек. – Так уж она устроена. Конечно, я хочу провести с ней каждую минуту, – но я волновался за тебя, поэтому она доставила меня сюда.

Стивен опять зашагал к дому.

– Не нужно волноваться за меня, Джек. Все хорошо.

Джек шел рядом с ним.

– Тогда почему ты ушел с поляны?

– Потому что мне не хотелось там находиться.

– Почему не хотелось?

– Я не знаю.

– А как же ты узнал, что хочешь уйти?

Стивен остановился и посмотрел на Джека, вспоминая, как раньше натолкнулся на него, голого, в лесу.

– Видимо, потому, что я не хотел видеть, как вы все занимаетесь сексом с совами.

Джек нахмурился:

– Что это с тобой? Совы мудры и сильны. Совы – наши друзья.

Стивен не мог больше этого терпеть.

– Ладно, договорились, совы – наши друзья. Но это еще не значит, что я хочу спать с одной из них.

– А, так ты о настоящей птице? – спросил Джек. – Нет, конечно же нет. Это же скотоложество.

Стивен оперся о дуб. Он устал. Пытаться связно беседовать с Джеком – все равно что учить хомяка играть на кларнете.

– Забудь про сов, – сказал он. – На самом деле я… – Он мялся, не желая раскрывать слишком много. Но тут вспомнил, что говорит с Джеком, чье восприятие действительности в любом случае так искажено, что, наверное, не имеет значения, что ему говорить. – На самом деле, – сказал Стивен, – я просто не хотел смотреть, как Кэти прыгает голая у всех на глазах.

Джека, похоже, это смутило.

– Но, Стив, – сказал он, – это же просто мы. Стивен почувствовал, как что-то давит на веки и хочет политься по лицу. Он заморгал.

Он думал о том, как сильно любил и хотел Хэлли и какой трепет вызывала в нем Кэролин.

Но прежде всего он думал о том, как ему будет не хватать холодного зада Кэти.

– По-моему, я ее потерял, – сказал он, отвернувшись. – По-моему, она собирается меня бросить. – Он перевел дыхание и постарался в