загрузка...
Перескочить к меню

Спайдервик. Хроники (fb2)

- Спайдервик. Хроники (пер. Е. Кушнарева, ...) 416 Кб, 176с. (скачать fb2) - Холли Блэк - Тони Дитерлицци

Настройки текста:



Холли Блэк, Тони ДиТерлицци Спайдервик. Хроники

«Спайдервик. Хроники»:

Книга 1. Таинственная находка.

Книга 2. Ясновидящий камень.

Книга 3. Секрет тетушки Люсинды.

Книга 4. Железное дерево.

Книга 5. Гнев Мульгарата.

Дорогой читатель!

Мы с Тони дружим уже очень много лет, и все эти годы оба разделяли детское влечение ко всему загадочному и волшебному. Но мы не представляли себе, насколько это важно и вообще каково это — испытать волшебство самому.

Однажды мы с Тони — и другими писателями — раздавали автографы, подписывая книги в большом книжном магазине. Когда мероприятие закончилось, мы задержались в торговом зале, помогая расставлять книжки по местам и болтая о пустяках, пока к нам не подошел служащий магазина. Он сказал, что для нас оставили письмо. Я поинтересовалась, для кого именно. Ответ удивил: «Для вас обоих».

Это письмо ты можешь увидеть на соседней странице. Тони долго сидел, разглядывая фотокопию рукописной страницы, прилагавшуюся к письму. Потом он тихо сказал, что было бы любопытно узнать, где находится вся рукопись. Мы быстро написали ответную записку, вложили ее обратно в конверт и попросили служащего отправить его детям Грейсов.

Вскоре после этого мне принесли посылку, перевязанную красной ленточкой. А спустя несколько дней в дверь позвонили трое детей и рассказали мне эту историю.

Трудно описать, что случилось потом. Тони и я буквально с головой погрузились в мир, в существование которого раньше едва верили. Теперь мы убедились в том, что волшебство — не детская выдумка. Вокруг нас существует необычайный, волшебный мир. Он невидимый, но мы надеемся, что ты, дорогой читатель, все же сможешь открыть его для себя.

Холли Блэк

Уважаемые миссис Блэк и мистер ДиТерлицци!

Я знаю, что многие люди не верят в волшебство, а вот я верю и убеждена, что и вы тоже. После того как я прочитала ваши книги и рассказала о вас своим братьям, мы решили написать вам. Мы знаем о настояшем волшебстве. На самом деле мы очень много о нем знаем.

Листок, приложенный к этому письму, — копия страницы старой книги, которую мы нашли на чердаке. Это не самая лучшая копия, потому что у нас были проблемы с ксероксом. Книга рассказывает, как распознавать волшебство и зашишать себя от него.

Не могли бы вы отдать эту книгу в издательство? Если да, пожалуйста, напишите ответ, положите его в этот конверт и отдайте обратно в магазин. Мы найдем способ переслать вам книгу. Пользоваться обычной почтой — слишком опасно.

Мы просто хотим, чтобы люди узнали об этом. То, что произошло с нами, может произойти с кем угодно.

Искренне ваши,

Мэллори, Джаред и Саймон Грейсы.

Книга 1. Таинственная находка

Глава 1 В которой дети Грейсов знакомятся со своим новым домом

Если бы кто-нибудь спросил Джареда Грейса, какую работу выберут его сестра и брат, когда вырастут, он ответил бы без труда. Он сказал бы, что брат Саймон будет скорее всего ветеринаром или укротителем львов. А сестра Мэллори либо станет олимпийской чемпионкой по фехтованию, либо попадет в тюрьму за нанесение кому-нибудь повреждений своей шпагой. Но профессию, которую выберет сам Джаред, он назвать бы не смог. Впрочем, надо заметить, его и не спрашивали. Его мнением вообще никто никогда не интересовался.

Вот, например, по поводу их нового дома… Джаред Грейс посмотрел на него и прищурился. Вдруг сквозь ресницы дом будет смотреться лучше?

— Это просто лачуга, — сказала Мэллори, вылезая из фургона.

Да нет, не просто лачуга. Скорее, дом выглядел, как дюжина лачуг, поставленных одна на другую. Постройку украшали несколько каминных труб, а венчала всю конструкцию крыша с железной оградой. Эта крыша сидела на верхушке дома как какая-то причудливая шляпа.

— Не так уж он и плох, — сказала о доме мама с улыбкой, которую можно было назвать слегка натянутой. — Это стиль Викторианской эпохи.

Саймон, брат-близнец Джареда, отнюдь не выглядел расстроенным. Наверное, он уже думал о том, сколько всякой живности тут можно разместить. На самом деле достаточно было вспомнить всех его питомцев, живших в их маленькой спальне в Нью-Йорке. А уж в этом доме поместится сколько угодно кроликов, ежиков и прочих тварей, которых так любил Саймон.

— Джаред, иди сюда, — позвал Саймон, и тут Джаред понял, что все его семейство уже поднялось по ступеням крыльца, а он все еще стоит во дворе и смотрит на дом.

Изношенные от времени двери были бледно-серого цвета. Следов краски почти не осталось — только в глубоких трещинах и вокруг петель. Посередине створки на массивном гвозде висел дверной молоток в виде ржавой бараньей головы.

Мама вставила в замок ключ с крупными зубчиками и бороздками, повернула его и с силой толкнула дверь плечом. За дверью оказался темный вестибюль. Единственное окно было прорублено над лестницей, и тусклый свет, лившийся сквозь его грязные стекла на стены, придавал им мрачный красноватый оггенок.

— Тут все почти как в моем детстве, — улыбаясь, заметила мама.

— Только все очень запущено, — откликнулась Мэллори.

Мама вздохнула, но ничего не сказала.

Из коридора они попали в столовую. Длинный стол с высохшими пятнами от воды был здесь единственным предметом мебели. Оштукатуренный потолок, с которого свисала старинная люстра, потрескался.

— Ну что, может быть, принесете вещи из машины? — предложила мама.

— Куда их нести — сюда? — спросил Джаред.

— Да. — Мама положила чемодан на стол. На взметнувшееся со столешницы облако пыли она даже не обратила внимания. — Если бы тетушка Люсинда не разрешила нам пожить здесь, я не знаю, куда бы мы делись. Мы должны быть благодарны.

В ответ все промолчали. Как ни старался Джаред, он не мог заставить себя испытывать благодарность. После того как отец оставил семью, все пошло наперекосяк.

В школе у Джареда отношения разладились совершенно, о чем напоминал увядающий синяк возле его левого глаза. А уж это новое место жительства произвело на мальчика просто ужасное впечатление.

— Джаред! — окликнула его мама, когда он повернулся и пошел во двор вслед за Саймоном.

— Что?

Мама дождалась, пока Саймон и Мэллори выйдут в коридор, и только потом заговорила:

— Это шанс начать все сначала… для каждого из нас. Согласен?

Джаред хмуро кивнул. Маме не нужно было продолжать — он и сам знал, что его не выкинули из школы только потому, что они все равно переезжали. И за это он тоже, кажется, должен быть кому-то благодарен. Только никакой благодарности не чувствовал.

Во дворе Мэллори стаскивала два чемодана с крыши фургона.

— Я слышала, что она морит себя голодом.

— Тетушка Люсинда? Нет, она просто очень старая, — сказал Саймон. — Старая и чокнутая.

Речь шла об их двоюродной или даже троюродной бабушке Люсинде, которую все в семье называли тетей Люси. Мэллори покачала головой:

— Я слышала, как мама говорила по телефону. Она рассказывала дяде Теренсу, что тетя Люси не ест больничную пищу и убеждает всех, будто еду ей приносят маленькие человечки.

— А ты чего ожидала? Не зря же она в настоящем дурдоме, — сказал Джаред.

Мэллори продолжала говорить, словно не слышала его:

— Еще тетя Люси сказала врачам, будто еда, которую получает она, гораздо лучше, чем все, что они когда-либо пробовали.

— Да ты все придумала, — откликнулся Саймон, залезая на заднее сиденье и открывая один из чемоданов.

Мэллори пожала плечами:

— Если она умрет, этот дом достанется кому-нибудь в наследство, и нам придется опять переехать.

— Может быть, мы сможем вернуться в город, — сказал Джаред.

— Вряд ли, — ответил Саймон. Он достал из чемодана гольфы и воскликнул:

— О нет! Джеффри и Лимонка прогрызли гольфы и выбрались наружу!

— Мама ведь говорила тебе, чтобы ты не брал мышей, — принялась отчитывать брата Мэллори. — Она сказала, что теперь у тебя будут нормальные животные.

— Если бы я отпустил их, они попали бы в мышеловку или еще куда-нибудь, — сказал Саймон, выворачивая гольф и просовывая палец в дырку. — И потом, ты-то весь свой фехтовальный хлам притащила!

— Это не хлам! — возмущенно воскликнула его сестра. — А кроме того, он не живой!

— Не кричи! — Джаред подступил к ней на шаг.

— Знаешь, у тебя уже есть синяк, но это не значит, что я не могу украсить тебя еще одним, — повернулась к нему Мэллори, тряхнув волосами, собранными в конский хвост. — Вот, возьми и отнеси это в дом, раз такой храбрый.

Джаред, конечно, прекрасно знал, что рано или поздно он станет сильнее ее — когда ей не будет тринадцать, а ему не будет девять — но представить себе такое все же было очень сложно.

Он справился с тяжеленным чемоданом и успел втащить его внутрь прежде, чем уронил. Теперь уже можно было волочить чемодан по полу, не отрывая, — очень мудрое решение. Но он совершенно забыл, как попасть из прихожей в столовую. Отсюда в самую глубь дома вели два длинных коридора.

— Мам?!

Джаред хотел крикнуть как можно громче, но даже ему самому собственный голос показался очень слабым.

Тишина. Джаред осторожно шагнул вперед, потом еще раз и еще — пока под его ногой не скрипнула половица.

И стоило ему замереть на месте, как что-то зашуршало внутри стены. Он стоял и слушал, как что-то карабкается вверх, пока звук не исчез под потолком. Сердце мальчика отчаянно билось в груди.

«Может быть, это просто белка», — сказал он себе. В конце концов, дом выглядел так, будто вот-вот развалится. Внутри его стен мог обитать кто угодно; им еще сильно повезет, если в подвале не обнаружится медведь, а в батареях отопления — птицы. Если, конечно, здесь вообще есть отопление.

— Мама! — снова позвал он еще более тихим голосом.

Вдруг дверь позади него отворилась, и вошел Саймон, неся в руках две банки с мышами. Мэллори шла за ним и ворчала.

— Я что-то слышал, — сказал Джаред. — В стене.

— Что? — спросил Саймон.

— Не знаю… — Мальчику не хотелось признаваться, что на мгновение ему показалось, будто в стене прячется привидение. — Наверное, это была белка.

Саймон с интересом посмотрел на стену, с которой свисали наполовину отвалившиеся золотистые обои в разводах, кое-где порванные.

— Думаешь? В доме? Мне всегда хотелось иметь белку.

Похоже, никто и не думал беспокоиться о том, что внутри стен может кто-то жить, и Джаред решил не говорить больше на эту тему. Но, волоча чемодан в столовую, он с тоской вспоминал их маленькую квартиру в Нью-Йорке и то, какой была его семья перед разводом родителей. Ему вдруг захотелось, чтобы все, происходящее сейчас, оказалось просто каникулами, а не настоящей жизнью.

Глава 2 В которой две стены исследуются совершенно разными методами

Из-за протечек в крыше во всех трех спальнях на верхнем этаже стояла сырость и пахло плесенью. Комнаты распределили так: в одной спала мама, в другой — Мэллори, в третьей — Джаред и Саймон.

Мальчики начали распаковывать вещи, и вскоре шкаф и тумбочка Саймона были заполнены стеклянными банками с мышами и ящерицами, аквариумами с рыбками и клетками с другими животными.

Мама говорила Саймону, что он может привезти с собой все, кроме мышей.

Она считала их отвратительными, потому что Саймон извлек их из мышеловки в квартире их соседки миссис Ливетт. Но сейчас она сделала вид, что ничего не заметила.

Джаред ворочался на влажном матрасе, без конца переворачивал подушку и все равно не мог уснуть. Против Саймона, как соседа по спальне, он ничего не имел, но все эти звери в клетках, которые что-то грызли, чем-то шуршали и что-то царапали, очень сильно мешали ему, заставляя думать о той штуке за стенами. Он и в Нью-Йорке делил комнату с Саймоном, но тогда звуки, издаваемые животными, смешивались с шумом улицы — машин и городской толпы. Здесь же все было непривычным.

Скрипнули петли, и Джаред рывком сел в кровати. В дверях стояла фигура — в бесформенном белом балахоне и с темными волосами. Джаред выскользнул из постели так быстро, что и сам не заметил.

— Это я, — прошептала фигура, оказавшаяся Мэллори в ночной рубашке. — Мне показалось, что я слышала твою белку.

Джаред застыл на месте, не в состоянии решить, повел ли он себя как трус, или же у него просто хорошие рефлексы. Саймон тихонько посапывал на соседней кровати.

Мэллори уперла руки в бока:

— Пойдем, пока она там. Эта тварь не будет нас дожидаться.

Джаред потряс брата за плечо:

— Саймон, вставай! Новое домашнее животное. Слышишь?

Саймон повернулся на другой бок, что-то пробормотал и попытался укрыться одеялом с головой. Мэллори рассмеялась.

— Саймон! — Джаред наклонился ближе и заговорил в полный голос:

— Белка! Слышишь — белка!

Саймон открыл глаза и уставился на брата с сестрой:

— Я вообще-то спал.

— Мама пошла в магазин за молоком и хлопьями, — сказала Мэллори, стаскивая с него одеяло. — Она сказала, что я должна присматривать за вами. У нас не так много времени до ее возвращения.

Втроем они крались по темным коридорам их нового жилища. Мэллори шла впереди и постоянно останавливалась, чтобы прислушаться. Периодически все они слышали какое-то царапанье и шажки внутри стен. По мере приближения к кухне звуки становились все отчетливее.

Оглядев кухню, Джаред покосился на стоявшую в раковине кастрюлю с прилипшими остатками макарон с сыром, которые они ели на ужин.

Непонятные звуки неожиданно послышались с противоположной стороны.

— Вот оно. Слушайте, — прошептала Мэллори, указав на одну из стен.

Но шорох вдруг прекратился совершенно. Мэллори взяла метлу, ухватив ее за рукоятку, как бейсбольную биту.

— Думаю, надо пробить дыру в стене, — сказала она.

— Мама заметит, когда вернется, — откликнулся Джаред.

— В этом доме? Да она тут никогда ничего не заметит.

— А если ты попадешь по белке? — спросил Саймон. — Ей может быть больно…

— Тсс-с-с, тихо, — сердито прошептала Мэллори.

Она прошлепала по полу босыми ногами и ударила рукояткой метлы по стене. Из-под обоев в том месте, куда пришелся удар, вылетело облачко пыли, которая осела на волосах Мэллори, сделав сестру окончательно похожей на привидение. Девочка протянула руку к пробоине и выломала кусок штукатурки.

Джаред подошел поближе, чувствуя, как волосы у него на руках встают дыбом.

Из дыры торчали какие-то обрывки пакли.

Мэллори все увеличивала отверстие, открывая взгляду множество других интересных вещей. Остатки занавесок. Лоскутки истрепанного шелка и кружев. Булавки, воткнутые в деревянные балки и выстроенные в вертикальную линию. Голова куклы в углу. Гирлянды из дохлых тараканов. Маленькие оловянные солдатики с расплавленными руками и ногами, валявшиеся на дне простенка, подобно разгромленной армии.

Тускло блестевшие осколки зеркала, как будто склеенные пылью.

Мэллори протянула руку и вытащила серебряную медаль за достижения в фехтовании — на широкой голубой ленточке.

— Это моя! — заявила она удивленно и одновременно возмущенно.

— Наверное, белка ее украла, — предположил Саймон.

— Нет, это было бы слишком странно, — сказал Джаред.

— У Дианы Бекли жили хорьки, которые постоянно воровали ее кукол Барби, — возразил Саймон. — К тому же многие животные любят блестящее.

— Да сам посмотри! — Джаред показал на тараканов. — Какая белка способна сделать такое украшение?

— Давайте все отсюда вытащим, — предложила Мэллори. — Если она останется без гнезда, будет проще выгнать ее из дома.

Джаред вдруг заколебался. Ему совершенно не хотелось ничего разрушать. Что, если это какое-то другое животное и оно все еще здесь? Вдруг оно укусит его? Джаред был не слишком осведомлен о повадках белок, но ему казалось, что они не должны быть такими странными.

— По-моему, не стоит этого делать, — в конце концов сказал он.

Но Мэллори его не слушала. Она придвинула к стене с дырой мусорное ведро, а Саймон принялся вытаскивать из отверстия грязные тряпки.

— Удивительно — никаких экскрементов, — пробормотал он, вынимая очередную порцию хлама. Солдатики привлекли его внимание. — Правда, они классные, Джаред?

Джареду пришлось кивнуть.

— С руками они были бы еще лучше, — сказал он. Саймон сунул несколько солдатиков в карманы пижамы.

— Саймон, — обратился к нему Джаред. — Ты когда-нибудь слышал о таком животном? Мне кажется, все это чересчур… как будто эта белка тоже с ума сошла, как тетя Люси.

— Да уж! И вправду чудно, — хихикнул Саймон. Мэллори что-то пробормотала и вдруг затихла.

— Что такое? — спросил Джаред.

— Опять эти звуки. Тс-с-с. Вот тут. — Мэллори снова подняла метлу и указала на другую стену.

— Тише, — прошептал Саймон.

— Да мы тихо, — прошипела в ответ Мэллори.

— Шш-ш, — шикнул на обоих Джаред.

Все трое подкрались к тому месту, откуда доносился шум. Теперь шумело как-то по-другому Вместо царапанья маленьких коготков по дереву здесь был отчетливо слышен скрежет по металлу.

— Смотрите! — Саймон нагнулся и дотронулся до маленькой раздвижной дверки, вставленной в стену.

— Это кухонный лифт, — сказала Мэллори. — С его помощью слуги подавали подносы с едой наверх. В одной из спален тоже должна быть такая дверца.

— Похоже, эта тварь как раз в шахте находится, — заметил Джаред.

Мэллори попробовала протиснуться в дверцу.

— Нет, я не пролезу, — сказала она. — Кто-то из вас должен туда проникнуть.

Саймон скептически посмотрел на нее:

— Не знаю даже. А что, если веревка оборвется?

— Да там недалеко падать, — ответила Мэллори, и оба мальчика посмотрели на нее с изумлением.

— Ну ладно, давай я полезу, — вызвался Джаред, которому было приятно сделать что-то, на что не способна Мэллори. Она, кстати, выглядела весьма задетой, а Саймон с беспокойством смотрел на обоих.

Внутри было грязно и пахло старым деревом. Джаред присел и просунул голову в отверстие. Он едва пролезал туда.

— Ну что, эта белка все еще там? — раздался приглушенный голос Саймона.

— Не знаю, — тихо ответил Джаред, и его слова эхом отдались в шахте. — Пока ничего не слышно.

Мэллори потянула веревку. Лифт, дрожа, начал поднимать Джареда вверх по стене.

— Ты что-нибудь видишь?

— Нет! — крикнул Джаред. Ему вроде бы послышался прежний скребущий звук, но очень тихий и где-то в отдалении. — Тут совсем темно.

Мэллори опустила лифт.

— Здесь должен быть фонарик или еще что-нибудь. — Она порылась в кухонных ящиках и нашла огарок белой свечи. Разожгла плиту, накапала расплавленным воском на дно стеклянной банки и укрепила там свечку.

— Вот, Джаред. Держи.

— Мэллори, там ее даже не слышно, — сказал Джаред.

— Может, она спряталась, — ответила Мэллори и потянула веревку.

Джаред попытался устроиться в лифте поудобнее, но тот был ужасно тесный. Мальчик хотел сказать брату и сестре, что они занимаются глупостями и что ему страшно, но промолчал. Вместо этого он позволил снова поднять себя наверх, держа в руках самодельный фонарь.

Металлический ящик продвинулся вверх на несколько футов. Свет от свечи искажал окружающие объекты. Белка — или что там еще — могла быть совсем рядом с ним, а он бы даже и не заметил.

— Я ничего не вижу! — крикнул он вниз, не уверенный, что его кто-то слышит.

Лифт медленно поднимался. Джаред вдруг осознал, что теряет возможность дышать. Коленки давили на грудь, а сами ноги болели оттого, что он уже довольно долго находился в неестественной позе. Он спрашивал себя, не сожжет ли пламя свечи весь кислород.

Вдруг лифт остановился. По его металлической поверхности что-то заскрежетало.

— Он не хочет двигаться дальше, — раздался голос Мэллори. — Ты что-нибудь видишь?

— Нет, — ответил Джаред. — По-моему, лифт застрял.

Скрежет повторился. Как будто кто-то хотел процарапать крышу лифта насквозь.

Джареда передернуло. Он ударил кулаком вверх, по крыше, надеясь спугнуть это существо. Внезапно лифт поднялся вверх еще на несколько футов и снова остановился. На сей раз перед комнатой, освещенной тусклым лунным светом, сочившимся через Iмаленькое окошко. Джаред вылез из лифта. — Получилось! Я поднялся наверх.

В комнате был низкий потолок, а вдоль стен висели полки с книгами. Оглядевшись, Джаред обнаружил, что в комнате не было двери. Он понял, что не знает, где находится.

Глава 3 В которой загадывается много загадок

Джаред оглядел комнату. Это была маленькая библиотека. У одной из стен, посередине, стоял большой письменный стол. На нем лежала раскрытая книга и рядом с ней — старомодные очки с круглыми линзами, в которых отражались язычки пламени свечи. Джаред подошел поближе к полкам и принялся изучать корешки книг. В слабом свете свечного огарка одно за другим перед его глазами всплывали очень странные названия: «История шотландских гномов», «Отчеты о посещениях домовых со всего мира», «Анатомия насекомых и других летающих созданий»…

На столе выстроилась коллекция стеклянных банок с засушенными растениями, насекомыми и серыми речными камнями. Рядом лежала акварель, изображающая мужчину и маленькую девочку, играющих на газоне. Взгляд Джареда упал на записку, оставленную поверх покрытых тонким слоем пыли страниц книги. Бумага пожелтела от времени, на ней было написано небольшое стихотворение:

В торсе человека
Мой секрет хранится —
Всему людскому роду
Он может пригодиться.
Где правда, а где — ложь?
И где у них граница? —
Узнает скоро тот,
Кто будет вверх стремиться.
Вверх, вверх и снова вверх!
Пугаться недосуг.
И я тебе желаю
Удачи, юный друг!

Джаред взял записку и внимательно ее прочитал. Ему показалось, что послание оставили специально для него. Но кто это мог сделать? И что могло означать это стихотворение?

Вдруг снизу донеслись крики:

— Мэллори! Саймон! Чем это вы занимаетесь?

Джаред застонал. Оказывается, мама вернулась из магазина. Именно сейчас.

— Внутри стены была белка, — послышался голос Мэллори.

— Где Джаред? — спросила мама. Ответом ей было молчание.

— Ну-ка спустите этот лифт. Если ваш брат там…

Джаред подбежал к стене как раз в тот момент, когда лифт начал опускаться вниз. Пламя свечи заколебалось от внезапного движения и почти погасло, но потом разгорелось вновь.

— Видишь? — слабым голосом спросил Саймон.

Наверное, пустой лифт дошел до кухни.

— Ну и где он, в таком случае?

— Не знаю, — ответила Мэллори. — Вероятно, спит.

Мама вздохнула.

— Так, оба, идите отсюда и тоже ложитесь. Немедленно!

Джаред прислушался к их затихающим шагам. Он не сомневался, что через некоторое время брат и сестра вернутся, чтобы вытащить его. Интересно, поняли ли они, что лифт довез его не до самого верха? Удивится ли Саймон, не обнаружив его в спальне? Откуда им знать, что он оказался в ловушке — в комнате без дверей?

Сзади послышался какой-то шорох. Джаред резко обернулся и понял, что звук идет от стола.

Держа на вытянутых руках самодельную лампу, он приблизился к столу и разглядел, что на его пыльной поверхности что-то нацарапано. Что-то, чего раньше не было.

Клик-клак, оглянись.

Джаред отпрыгнул назад, пламя свечи задрожало и погасло — растопленный воск залил фитилек. Мальчик оказался в полной темноте, напуганный до такой степени, что едва мог пошевелиться.

В этой комнате находилось нечто, и оно умело писать!

Мальчик попятился к пустой шахте, закусив губу, чтобы не закричать. Снизу слышался шелест — мама распаковывала пакеты с едой.

— Кто здесь? — прошептал Джаред в темноту. — Кто ты?

Ни звука в ответ.

— Я знаю, что ты здесь, — попытался он еще раз. Но ответа не было, и шорох утих.

Джаред услышал шаги матери по лестнице, стук двери — и затем повисла тишина. Такая тяжелая и плотная тишина, что мальчику показалось, будто он задыхается. Он понимал, что даже громкое дыхание способно выдать его. В любое мгновение это самое нечто могло на него напасть.

Внутри стены раздался треск. Пораженный, Джаред выронил свой светильник, но потом сообразил, что скрипит лифт. На ощупь он подошел к отверстию.

— Влезай, — донесся снизу шепот сестры.

Джаред влез в металлический ящик. Он чувствовал такое облегчение, что даже не заметил, как добрался до кухни.

Как только он вылез из лифта, дар речи вернулся к нему.

— Там библиотека! Тайная библиотека со странными книжками! А еще там было нечто, и оно писало на пыли.

— Тише, Джаред, — попросил Саймон. — Нас мама услышит.

Джаред протянул им листок бумаги со стихами:

— Вот посмотрите. Здесь как будто указания какие-то.

— А ты что-нибудь видел? — спросила Мэллори.

— Я видел послание, написанное на слое пыли. Там было сказано, чтобы я оглянулся, — выпалил Джаред.

Мэллори покачала головой:

— Это могли написать сто лет назад.

— Да нет же! — нетерпеливо возразил ее брат. — Я ведь разглядывал стол до того — там ничего написано не было.

— Успокойся.

— Мэллори, я сам видел!

Мэллори схватила его за рубашку:

— Да тихо же!

— Мэллори! Сейчас же отпусти брата! Мама стояла на узкой лестнице, ведущей на кухню, и лицо у нее было очень даже суровое.

— Я думала, что вы все поняли. Если я увижу еще хоть кого-нибудь из вас за пределами спален, я вас просто запру.

Мэллори выразительно посмотрела на брата и отпустила его.

— А если нам понадобится в туалет? — спросил Джаред.

— А ну-ка спать!

Когда они поднялись наверх, Джаред и Саймон отправились в свою комнату. Джаред закутался в одеяло и закрыл глаза.

— Я верю тебе… ну, про эту записку и все остальное, — прошептал Саймон, но Джаред не ответил. Он просто радовался тому, что наконец добрался до кровати, и подумал, что с удовольствием остался бы в ней на всю неделю.

Глава 4 В которой появляются ответы, но не всегда на нужные вопросы

Джаред проснулся от крика Мэллори. Он выпрыгнул из постели и помчался в ее спальню, чтобы обнаружить страшную картину: пряди волос сестры были привязаны к спинке кровати. Лицо девочки покраснело, но страшнее всего было смотреть на шрамы у нее на руках. Мама сидела на матрасе, пытаясь развязать узлы на волосах.

— Что случилось? — спросил Джаред.

— Отрежь их! — громко всхлипывала Мэллори. — Просто отрежь! Скорее! Я хочу встать с постели. Я хочу уехать из этого дома. Я ненавижу это место!

— Кто это сделал? — Мама сурово посмотрела на Джареда.

— Я не знаю! — Он оглянулся на Саймона, стоявшего в проходе с озадаченным видом. — Наверное, это дело рук той штуки в стене.

Глаза матери расширились и стали страшными.

— Джаред Грейс, я видела, как вчера вечером ты ссорился со своей сестрой!

— Мама, это не я. Честное слово. — Ему даже страшно было представить, что мама решит, будто это сделал он. Они с Мэллори всегда ссорились, это было обычным делом, но…

— Мама, возьми ножницы! — кричала Мэллори.

— Так, оба, вон отсюда. Джаред, я с тобой потом поговорю.

Миссис Грейс снова повернулась к дочери, а Джаред вышел из комнаты с бьющимся сердцем. От воспоминания о завязанных волосах и шрамах Мэллори его передергивало.

— Ты считаешь, что это сделала та тварь, да? — спросил Саймон, когда они вошли в спальню.

— А ты? — Джаред с тревогой посмотрел на брата. Саймон кивнул.

— Я все время думаю о том стишке, что нашел в тайной комнате, — пробормотал Джаред. — Это единственный ключ, который у нас есть.

— И как нам поможет этот дурацкий стишок?

— Не знаю, — вздохнул Джаред. — Ты же у нас умный, ты и должен разгадать загадку.

— А почему ни с нами, ни с мамой ничего не произошло?

Джаред признался себе, что даже и не задумался об этом.

— Не знаю, — снова сказал он.

Саймон посмотрел на него долгим взглядом.

— Ну? А что ты думаешь? — спросил Джаред. Его брат направился к двери:

— Не знаю я, что я думаю. Пойду наловлю сверчков.

Джаред проследил за ним взглядом, спрашивая себя, что же теперь делать. Разве же он сможет сам что-то решить?

Одеваясь, он снова вспомнил стихотворение.

Вверх, вверх и снова вверх!

Это была самая простая строчка, но что она означала? Вверх — в доме? На крышу? Или на верхушку дерева?

А может быть, этот стишок был всего лишь пустяком, который древний обитатель дома хранил просто так, без всякой особой цели?..

Но поскольку Саймон кормил своих животных, а Мэллори по объективным причинам не могла встать с кровати, Джареду не оставалось ничего другого, как самому отправиться «вверх, вверх и снова вверх».

Вот так может быть, это и не самая легкая подсказка. Но Джаред решил, что не произойдет ничего страшного, если он заберется наверх в доме — мимо второго этажа и на чердак.

Со ступенек давно облезла краска, и несколько раз доски, на которые Джаред наступал, так драматически трещали, что, казалось, вот-вот провалятся под его весом.

Чердак представлял собой обширное помещение с наклонным потолком. У дальней стены в полу зияла огромная дыра, через которую можно было увидеть одну из пустующих комнат этажом ниже. Старые полотняные одежные чехлы свисали с проволоки, протянутой через весь чердак. Под крышей были видны птичьи гнезда, в ближнем к двери углу одиноко стоял манекен со шляпой на облезлой голове. В центре помещения в потолок уходила винтовая лестница.

Поднимаясь «… и снова вверх», Джаред перескакивал через две ступеньки за раз.

Комната, в которую он вошел, оказалась маленькой и ярко освещенной солнцем. По всем сторонам ее были окна, и когда Джаред выглянул в одно из них, то увидел старую крышу с выпавшей черепицей. Перед домом виднелся прицеп их автомобиля, в котором они приехали. А вот и старый каретный сарай, и большая лужайка, с дальней стороны окаймленная лесом. Наверное, это и есть та часть дома, над которой красуется странное металлическое ограждение на крыше.

Классное место! Даже Мэллори понравится… Джаред вздохнул. Если, конечно, ему удастся вытащить ее сюда. Может быть, она перестанет так расстраиваться из-за волос.

В комнате было совсем немного утвари. Старый сундук, маленький стул, граммофон и рулоны линялой ткани.

Джаред сел, вытащил из кармана сложенную бумажку и снова перечитал текст.

В торсе человека
Мой секрет хранится —
Всему людскому роду
Он может пригодиться…

Эти слова сильно тревожили Джареда. Ему вовсе не хотелось найти труп, даже если внутри его поджидало что-то интересное.

Яркий солнечный свет, заливавший комнату, немного успокаивал. В фильмах ужасные вещи крайне редко происходили при свете дня. Однако Джареду по-прежнему не очень хотелось открывать сундук.

Может быть, спуститься, найти Саймона и притащить его сюда? Но что, если в сундуке пусто? И стишок не имеет никакого отношения к ранам Мэллори и ее завязанным волосам?

Так и не решив, что ему делать, мальчик опустился на колени перед сундуком. Старый кофр поверх полусгнившей кожи был окован давно проржавевшими металлическими полосами. Джаред смахнул паутину и пыль с крышки. Что ж, по крайней мере, посмотреть-то можно? Вдруг разгадка станет более понятной, если он узнает, что внутри.

Затаив дыхание, Джаред открыл крышку. Сундук был забит старой одеждой, изъеденной молью.

В самом низу лежали карманные часы на длинной цепочке, изорванная шапка и кожаный пенал со старыми карандашами диковинного вида и обломками угля.

Ни один из предметов в сундуке не выглядел так, будто содержит в себе некую тайну для всего рода людского. И ничего похожего на труп тоже не было.

В торсе человека
Мой секрет хранится…

Джаред посмотрел на старый кофр еще раз, и его осенило. Сундук выглядел как разверстая грудная клетка. Торс человека — это ведь и есть грудь, правда же?1

Джаред разочарованно вздохнул. Сдается, что он прав, но при этом подтвердить свою правоту ему нечем! Ничего особенного в сундуке не нашлось. А остальные строчки стихотворения вообще кажутся бессмыслицей.

Где правда, а где — ложь?
И где у них граница?

Как это можно хоть сколько-нибудь внятно истолковать? Звучит как словесная игра.

Что значит — ложь? Это имеет отношение к данной ситуации? Или к содержимому сундука? Или к самому сундуку? Он стал думать о сундуках и сразу же представил себе пиратов, которые закапывают сундуки с сокровищами на необитаемых островах.

Вот-вот — закапывают! Прячут.

А вдруг это сундук с двойным дном? Джаред внимательно осмотрел кофр и убедился, что его дно чуть выше от пола, чем должно быть. Неужели он разгадал загадку?

Мальчик вновь принялся разгребать барахло, которым был набит сундук, пытаясь нащупать нечто вроде ручки, чтобы открыть двойное дно. Ничего не обнаружив, он стал ощупывать внешние стенки сундука. В конце концов, после того как он надавил ладонью на край левой стенки, из нее выскочил потайной ящичек.

Боясь поверить в удачу, Джаред засунул руку внутрь и нащупал сверток, завернутый в грязную тряпку. Сняв ее, мальчик увидел старую книгу, пахнувшую горелой бумагой. Название, вытисненное на коричневой коже переплета, гласило: «Путеводитель Артура Спайдервика по фантастическому миру вокруг вас».

Обложка по краям истрепалась. Джаред открыл книгу и увидел множество акварельных рисунков. Надписи были сделаны чернилами и уже расплылись от времени и сырости. Мальчик быстро перелистал книжку, проглядывая заметки, вставленные в нее и написанные тем же почерком, что и таинственная записка.

Самым же удивительным было содержание книги. Она таила в себе массу сведений обо всем загадочном и волшебном.

Глава 5 В которой Джаред читает книгу и ставит ловушку

Мэллори и Саймон фехтовали на лужайке, когда Джаред нашел их. Волосы Мэллори, собранные в хвост, выбивались из-под ее фехтовального шлема, и Джаред заметил, что они стали короче, чем раньше. Она явно хотела компенсировать отчаянным фехтованием свою утреннюю слабость. Саймону с трудом удавалось парировать ее удары. Сестра почти прижала брата к полуразрушенному каретному сараю, и он тщетно пытался контратаковать.

— Я кое-что нашел! — крикнул им Джаред.

Саймон повернул голову в шлеме. Мэллори воспользовалась этой возможностью, чтобы нанести ему удар в грудь.

— Три-ноль, — констатировала Мэллори. — Я тебя разгромила.

— Ты меня обманула!

— Ты позволил себя отвлечь, — пожала плечами сестра.

Саймон снял с головы шлем, бросил его на землю и с досадой посмотрел на Джареда:

— Спасибо тебе.

— Извини, — машинально произнес Джаред.

— Ведь обычно с ней ты фехтуешь. Я-то просто хотел тут жаб набрать, — ворчал Саймон.

— Я был занят. Даже если у меня и нет такой кучи идиотских животных, это не значит, что я не могу быть занят, — огрызнулся в ответ Джаред.

— Заткнитесь оба, — велела Мэллори, тоже снимая шлем. Лицо ее раскраснелось. — Что ты нашел?

Джаред попытался вернуть хотя бы часть своего прежнего восторга:

— Книгу на чердаке! Она про волшебство, настоящее волшебство. Смотри, сколько здесь уродов!

Мэллори взяла у него книгу и просмотрела ее.

— Это для детей младшего возраста. Сказочки.

— Нет! — возмущенно сказал Джаред. — Это путеводитель. Ну, как справочник, понимаешь? Бывают такие, по птицам к примеру, — чтобы знать, как их различать.

— Ты что же, думаешь, мои волосы к кровати привязал кто-нибудь из этих гномов? — фыркнула Мэллори. — Мама подозревает, что это ты. Она считает, что с тех пор, как папа ушел, ты ведешь себя очень странно. Ну там дерешься в школе и все такое…

Саймон молча стоял рядом.

— Но ты ведь так не думаешь? — Джаред посмотрел на сестру с надеждой, что она согласится. — И ты тоже всегда дерешься…

Мэллори тяжело вздохнула.

— Я не думаю, что ты настолько глуп, чтобы сделать такую гадость, — сказала она, сжав кулаки, как бы показывая, что именно будет с тем, кто это сделал. — Но я и не думаю, что это гномы.

За ужином, накладывая им в тарелки курицу и картофельное пюре, мама была как-то необычно тиха. Мэллори тоже не слишком много разговаривала, зато Саймон снова и снова рассказывал о том, сколько он нашел головастиков и как они скоро превратятся в лягушек, потому что у них уже есть маленькие лапки.

Джаред их уже видел. До лягушек им было расти и расти. То, что Саймон называл лапками, на самом деле выглядело как рыбьи плавники.

— Мам, — в какой-то момент спросил Джаред, — у нас был родственник по имени Артур?

Мама с подозрением посмотрела на него:

— Нет. Не думаю. Почему ты спрашиваешь?

— Просто интересно, — пробормотал Джаред. — А что значит Спайдервик?

— Это фамилия тетушки Люсинды, — ответила мама. — И это была девичья фамилия моей матери. Возможно, Артур был одним из родственников тети Люси. А теперь скажи мне, почему тебя все это интересует?

— Просто я нашел кое-что из его вещей на чердаке, вот и все, — сказал Джаред.

— На чердаке! — Мама чуть не расплескала свой холодный чай. — Джаред Грейс! Чтобы ты знал — половина второго этажа настолько прогнила, что если ты оступишься, то окажешься в гостиной.

— Я стоял на безопасной стороне, — запротестовал Джаред.

— Мы не знаем, есть ли на чердаке безопасная сторона. Я не хочу, чтобы вы там играли, особенно ты, — сказала мама, глядя прямо на Джареда.

Мальчик закусил губу. «Особенно ты». До конца ужина Джаред молчал.

— Ты что, всю ночь собираешься читать? — спросил Саймон. Он сидел на своей кровати. Джеффри и Лимонка бегали по клетке, а головастики плавали в одном из аквариумов.

— А что, нельзя? — парировал Джаред, не отрываясь от книги. На каждой потрепанной странице он находил все новые и новые потрясающие факты. Неужели в их доме и правда могли быть домовые? А эльфы во дворе? Русалки в ручье? В «Путеводителе» они были описаны так реально! Сейчас Джареду ни с кем не хотелось разговаривать, даже с Саймоном. Ему хотелось только читать и читать.

— Не знаю, — сказал Саймон. — Я думал, что тебе быстро надоест. Ты же не любишь читать.

Джаред поднял глаза и заморгал. Это было действительно так. Настоящим читателем в их семье был Саймон. А Джаред… Он славился тем, что чаще других попадал во всякие истории.

Он перевернул страницу:

— Хочу и читаю…

Саймон зевнул:

— Ты что, боишься уснуть? Ну то есть боишься того, что сегодня еще может произойти?

— Ты только посмотри! — Джаред показал на одну из первых страниц. — Вот это существо называется «домовой»…

— Как девчонки-скауты2?

— Не знаю. Он вот такой, смотри. — Джаред подвинул книгу Саймону.

На пожелтевшей бумаге чернилами был нарисован маленький человечек с метелкой для пыли, сделанной из перышка от воланчика для бадминтона и булавки.

Рядом, на противоположной странице, было изображено еще одно существо, тоже маленькое, но сгорбленное и с осколком стекла в руках.

— Что это с ним? — спросил Саймон, указывая на вторую фигурку. Сам того не желая, он все больше увлекался.

— Артур утверждает, что это обозленный домовой. Вообще-то домовые — полезные ребята, но если их разозлить, они просто с ума сходят. Начинают пакостить, и с ними невозможно сладить. Тогда они могут стать вредными. Скорее всего такая гадость у нас и завелась тут.

— Ты думаешь, мы его разозлили тем, что разорили его жилье?

— Да, может быть. А может, он и раньше уже с катушек слетел. Вот посмотри на него, — Джаред показал на домового, — не похоже, чтобы он жил в убогом гнезде, украшенном дохлыми тараканами.

Саймон кивнул, глядя на картинку.

— Поскольку ты нашел книгу в этом доме, — сказал он, — ты считаешь, что это портрет нашего домового?

— Я еще об этом не думал, — тихо ответил Джаред. — Хотя в этом есть определенный смысл.

— А в книге сказано, что мы должны делать?

Джаред покачал головой:

— Здесь говорится о разных способах поймать их. Не по-настоящему, но хотя бы увидеть… или получить доказательства.

— Джаред, — с сомнением сказал Саймон. — Мама велела закрыть дверь и оставаться в спальне. Нам ведь меньше всего надо, чтобы мама решила, будто это ты напал на Мэллори?

— Но она все равно считает, что это был я. Если сегодня ночью что-нибудь произойдет, она опять подумает на меня.

— Не подумает. Если я скажу ей, что ты всю ночь спал в своей постели. И кроме того, таким образом мы сможем убедиться, что с нами ничего не произойдет.

— А Мэллори? — спросил Джаред. Саймон пожал плечами:

— Я видел, как она ложилась в постель с одной из своих шпаг. Я бы с ней не стал связываться.

— Да уж. — Джаред залез в постель и снова открыл книгу. — Я просто хочу еще немножко почитать.

Саймон кивнул и встал, чтобы посадить мышей в их клетки. Потом он лег и укрылся одеялом, пробормотав «спокойной ночи».

Джаред продолжал читать, и каждая страница все глубже и глубже погружала его в мир лесов и ручьев, полных созданий, которые казались ему настолько близкими, что их почти можно было потрогать руками. Он даже чувствовал горячее дыхание тролля и стук гномьих топоров.

Когда он перевернул очередную страницу, стояла уже глубокая ночь. Саймон закутался в одеяла так, что Джаред мог видеть только его макушку. Джаред прислушался, но слышны были только порывы ветра и шум воды в трубах. Никаких шорохов и скрипов. Даже звери Саймона и те спали.

Джаред еще раз посмотрел на страницу, которую читал. «Домовые получают удовольствие от того, что мучают тех, кого они когда-то защищали. Они заставляют молоко сворачиваться, двери захлопываться, собак выть и вообще творят безобразия».

Саймон верил ему, ну или почти верил, а вот Мэллори и мама — нет. Кроме того, они с братом близнецы, и то, что Саймон ему верит, — как бы не считается. Джа-ред снова заглянул в книгу. «Рассыпьте сахарную пудру или муку на полу — это способ получить следы ног».

Если он покажет им отпечатки ног, они ему поверят.

Джаред открыл дверь и прокрался вниз. В темной кухне была абсолютная тишина. Он прошел по холодной плитке к одной из полок — там стояла старинная аптекарская стеклянная банка, в которой мама хранила муку. Зачерпнул несколько горстей и рассыпал муку по полу. Слой мучной пыли показался ему недостаточным. Джаред не был уверен, что следы хорошо отпечатаются.

Вполне вероятно, что домовой даже и не пойдет по полу. Вроде бы он по стенкам ходит. Джаред стал вспоминать, что он еще узнал про домовых из книги. Злобные. Полные ненависти. И еще — от них трудно избавиться.

В нормальной своей ипостаси они были полезными и симпатичными. Помогали в домашних делах всего лишь за порцию молока. Что, если… Джаред достал из холодильника молоко и налил в блюдце.

Может, ради молока домовой вылезет из-за стены и оставит свои следы на муке?

Глядя на блюдечко с молоком на полу, Джаред не мог отделаться от ощущения, что ему одновременно плохо и странно. Странно, что он вообще здесь, внизу, на кухне, ставит ловушку для существа, которого не знает и в существование которого еще две недели назад совершенно не верил.

А плохо ему было потому, что… Он прекрасно знал, что означает — испытывать злобу. И знал, как легко поссориться с человеком, даже в тех случаях, когда ты злишься на кого-то совершенно другого. Может быть, именно это сейчас и чувствовал домовой. И тут Джаред заметил еще кое-что. Он оставил свои собственные следы на полу, протопав по муке от миски с молоком до двери в коридор.

— Вот дурак, — пробормотал он, оглядываясь в поисках метлы. В этот момент зажегся свет.

— Джаред Грейс! — прогремел откуда-то сверху голос его матери.

Джаред быстро повернулся, остро осознавая, насколько виноватым он выглядел.

— Иди спать, — сказала мама.

— Я пытался поймать… — начал было он, но мама не дала ему закончить:

— Нет уж, дорогой мой. Иди.

Подумав секунду, Джаред даже обрадовался, что она прервала его занятие. Идея поймать домового таким способом, возможно, была не самой лучшей.

Бросив последний взгляд через плечо на муку, рассыпанную по полу, Джаред начал подниматься по лестнице.

Глава 6 В которой в кубиках льда обнаруживаются неожиданные вещи

Джаред проснулся от голоса матери. Она явно очень злилась:

— Джаред, вставай! Вставай немедленно!

— Что случилось? — сонно спросил он, вылезая из-под одеяла. На мгновение он подумал, что проспал и опоздал на уроки. Однако тут же вспомнил: они ведь только что переехали и его еще не успели определить в новую школу.

— Вставай, вставай! — повторила мама. — Притворяешься, что не понимаешь, о чем это я? Прекрасно! Пойдем вниз, и ты сам все увидишь.

На кухне царил чудовищный беспорядок. Мэллори метлой выметала осколки фарфоровой миски. Стены были разрисованы шоколадным сиропом и апельсиновым соком. На подоконниках валялась скорлупа разбитых яиц, их содержимое стекало на пол.

Саймон сидел на кухонном столе. На руках у него виднелись такие же шрамы, что и у Мэллори накануне, глаза были красными, как будто он плакал.

— Ну? — с вызовом спросила мама.

— Я… я этого не делал, — сказал Джаред, глядя на своих домочадцев. Не могут же они и вправду верить, что он способен на что-то подобное?

И вдруг на полу кухни, рядом с рассыпанными кукурузными хлопьями и кусочками апельсиновой корки, Джаред заметил маленькие следы на муке. Они были размером с его мизинец, и он ясно видел отпечатки крошечной пятки и пальцев ноги.

— Смотрите! — воскликнул Джаред, указывая на пол. — Видите? Маленькие следы.

Мэллори пристально поглядела на него, сузив от гнева глаза:

— Заткнись, Джаред. Мама говорит, что ночью застала тебя на кухне. Это ты оставил следы!

— Нет! — закричал Джаред.

— Тогда посмотри в холодильнике.

— Что? О чем ты говоришь?

Саймон издал всхлипывающий звук.

Мама взяла у Мэллори метлу и принялась сердито сметать муку и хлопья.

— Мама, подожди, следы…. — начал Джаред, но мама не обратила на него никакого внимания. Два взмаха метлой — и все доказательства, которые у него, казалось бы, только что появились, исчезли в мусорном ведре.

Мэллори открыла дверцу холодильника. Все головастики Саймона были заморожены — каждый в отдельном кубике льда. Рядом лежала записка, написанная чернилами на куске картона от коробки с хлопьями:

«Не слишком-то хорошо замораживать мышей».

— И Джеффри с Лимонкой исчезли! — жалобно произнес Саймон.

— Так, теперь расскажи нам, что ты сделал с мышами своего брата, — потребовала мама.

— Мама, я ничего не делал. Правда.

Мэллори схватила Джареда за плечо:

— Не знаю, какие у тебя были намерения, но можешь уже начинать жалеть о них.

— Мэллори, — предупреждающим тоном остановила ее мама.

Сестра отпустила Джареда, однако ее взгляд обещал, что он еще свое получит.

— Я не думаю, что это сделал Джаред, — всхлипывая, проговорил Саймон. — Наверное, это был домовой.

Мама ничего на это не ответила. Хотя на лице у нее было написано: по ее мнению, манипулирование братом — самое худшее из того, что мог придумать Джаред.

— Вынеси мусор, — распорядилась она, обращаясь к нему — Если ты думаешь, что это было смешно, посмотрим, как ты посмеешься, когда будешь все убирать.

Джаред опустил голову. Как он мог заставить ее поверить себе? Он молча оделся, потом взял три черных пластиковых мешка и побрел вытаскивать мусор во двор.

Погода на улице стояла теплая и небо было голубым. Воздух пах сосной и свежескошенной травой. Но погожий день совсем не радовал мальчика.

Один из мешков выпал у него из рук, пластик порвался. Охнув от досады, Джаред опустил мешки на землю и принялся исследовать повреждение. Разрыв был довольно большим, и часть мусора вывалилась наружу. Собирая мусор, Джаред вдруг понял, что держит в руках. Содержимое дома таинственного обитателя!

Рваные лоскутки ткани, кукольная голова, булавки с перламутровыми головками. При дневном свете Джаред обнаружил, что здесь были и другие странные вещи, которые он не заметил раньше. Например, яйцо дятла, разбитое. А еще вырезки из какой-то газеты, вплоть до совсем крошечных — по одному слову. «Светящийся» было написано на одном кусочке, «Монолог» — на другом.

Собрав все предметы из гнезда, Джаред аккуратно сложил их в стороне от остального мусора. Может быть, стоит сделать новый дом для домового? Интересно, ему это понравится? Остановит ли его проказы? Он подумал о плачущем Саймоне и о бедных глупых головастиках, замороженных в кубиках льда. Джареду совершенно не хотелось делать что-то, чтобы задобрить домового. Наоборот — не терпелось его поймать, побить и заставить пожалеть о том, что он вообще вылез из стены.

Подтащив оставшиеся мешки к мусорному баку, Джаред оглянулся на кучку вещей домового. Он не знал, как с ними поступить, может быть, сжечь, может быть, вернуть назад? Наконец Джаред решил внести их в дом.

Мама стояла у входа, поджидая его.

— Что это у тебя? — спросила она.

— Ничего, — ответил Джаред.

Больше вопросов мама не задавала. По крайней мере, не стала расспрашивать о том, зачем ему нужен этот мусор.

— Джаред, я знаю, что ты расстроен уходом отца. Мы все этим расстроены, — сказала она и замолчала.

Джаред потупился и уставился на свои ботинки. Даже если он и переживал из-за ухода отца, это совсем не значило, что он должен был кинуться портить их новый дом, издеваться над братом или привязывать волосы сестры к кровати.

— Ну и что? — выдавил он, думая, что раз мама молчит, то, значит, ждет хоть какого-то ответа.

— И что?! — переспросила она. — А то, что ты должен справиться со своим гневом, Джаред Грейс. Твоя сестра всерьез увлекается фехтованием, у твоего брата есть его животные, а ты…

— Я этого не делал, — сказал Джаред. — Почему ты мне не веришь? Из-за той драки в школе?

— Должна признаться, я была шокирована, когда узнала, что ты разбил нос тому мальчику, — ответила мама. — Это именно то, о чем я говорю. Саймон никогда не участвует в драках. И ты не лез драться, пока отец не ушел.

Джаред еще внимательнее стал рассматривать свои ботинки.

— Могу я войти в дом? — спросил он, так и не подняв головы.

Мама кивнула, но стоило ему сделать шаг, как она остановила его, положив руку ему на плечо:

— Если здесь произойдет еще что-либо подобное, мне придется тебя кое к кому отвести. Ты понял меня?

Джаред кивнул. И вдруг почувствовал себя обреченным. Он вспомнил недавний разговор с братом и сестрой по поводу тети Люси и сумасшедшего дома. Теперь Джареду неожиданно стало очень и очень жаль старушку.

Глава 7 В которой выясняется судьба мышей

— Мне правда нужна ваша помощь, — сказал Джаред. Его брат и сестра лежали на ковре перед телевизором.

У каждого был пульт, и он видел, как на их лицах мерцали разноцветные блики, когда переключались каналы.

Мэллори фыркнула и не произнесла ни слова. Джаред решил, что это положительный ответ. Такая уж сейчас сложилась обстановка — когда все, что не было дракой, означало положительный ответ.

— Я знаю, вы думаете, будто это сделал я, — продолжил Джаред, открывая книгу на странице, посвященной домовым. — Но это не я, честно. Вы же слышали, как эта штука шевелилась в стенах. Еще эта записка на столе и следы на муке. А помните гнездо? Помните, как вы сами все вытащили из него?

Мэллори встала и вырвала «Путеводитель» у него из рук.

— Отдай! — взмолился Джаред, пытаясь отобрать у нее книгу.

Сестра подняла ее высоко над головой.

— Из-за этой книги начались все наши проблемы.

— Нет! — воскликнул Джаред. — Это не так Я нашел «Путеводитель» после того, как тебе привязали волосы. Отдай, Мэллори. Пожалуйста, отдай.

Теперь девочка держала книгу обеими руками, в раскрытом виде, явно собираясь порвать ее.

— Мэллори, нет! Не надо! — Джаред от ужаса едва не потерял дар речи. Если он сейчас же что-нибудь не придумает, «Путеводитель» будет разорван на кусочки.

— Подожди, Мэл, — вступил в разговор Саймон, вставая с пола.

Мэллори застыла на месте, ожидая, что он скажет дальше.

— Какая помощь тебе нужна, Джаред?

Джаред сделал глубокий вдох:

— Я подумал, раз домовой расстроился из-за того, что мы разрушили его гнездо, то можно сделать новое. Ну, чтобы задобрить его. Я… я нашел скворечник и сложил туда его вещи. Мне показалось… ну, что этот домовой — вроде нас. Может быть, он тут тоже не по своей воле оказался. Может быть, он совсем не хочет тут жить и бесится из-за этого.

— Ладно, прежде чем я скажу, что верю тебе, — начала Мэллори, по-прежнему держа книгу в руках, — поведай нам, что именно мы должны делать.

— Мне нужно, чтобы вы опять запустили лифт и я попал в ту библиотеку. Хочу устроить его гнездо там. Мне кажется, что так он будет чувствовать себя в безопасности.

— Покажи нам этот домик, — потребовала Мэллори.

Все вместе они проследовали за Джаредом в холл, где он показал им новое жилище домового. Домик был сделан из деревянного скворечника, достаточно большого, чтобы там поместилась ворона. Джаред нашел его на чердаке. Мальчик показал брату и сестре, как он аккуратно сложил внутри все вещи домового, кроме тараканов. На стенки он наклеил вырезки из газет и журналов.

— Ты что же, мамины журналы брал? — спросил Саймон.

— Ну да, — ответил Джаред, пожимая плечами.

— Да уж, поработал ты на славу, — оценила его труд Мэллори.

— Ну что, вы мне поможете? — спросил Джаред. Он двинулся было, чтобы забрать у сестры «Путеводитель», но остановился в нерешительности, по-скольку не хотел, чтобы она снова на него разозлилась.

Мэллори переглянулась с Саймоном, кивнула и отдала книгу.

— Я хочу сам туда пойти, — сказал Саймон.

Джаред поколебался, но согласился.

Пройдя мимо террасы, где мама разговаривала с кем-то по телефону, ребята отправились на кухню. Саймон остановился перед лифтом в каком-то сомнении:

— Как ты считаешь, мои мыши живы?

Джаред не знал, что ответить. Он вспомнил головастиков, замороженных в кубиках льда. Ему хотелось успокоить Саймона, но совершенно не хотелось врать. Саймон опустился на колени и залез в лифт. Через несколько мгновений Мэллори уже поднимала его наверх. Когда лифт только начал двигаться, Саймон ахнул, но потом от него не было слышно ни звука, даже когда лифт остановился.

— Ты говорил, что там есть стол и бумаги, — сказала Мэллори.

— Да, говорил…

Джаред не понимал, к чему она клонит. Если она не верила ему, можно было спросить Саймона по возвращении.

— Я к тому, что стол надо было туда как-то внести, не так ли? — продолжала сестра. — А он не маленький. То есть там бывали взрослые люди — а как они туда попадали?

Джаред на секунду задумался, но потом понял:

— Потайная дверь?

— Вероятнее всего, — согласно кивнула Мэллори. Лифт снова опустился, и теперь в него залез Джаред со скворечником в руках. Мэллори потянула веревку и лифт двинулся вверх по темному тоннелю внутри стены. Путешествие было быстрым, но Джаред все равно вздохнул с облегчением, лишь когда оказался в библиотеке.

Саймон стоял посреди комнаты в полном изумлении. Джаред улыбнулся:

— Ну, теперь ты видишь?

— Здесь так клево! — сказал Саймон. — Ты посмотри, сколько тут книг про животных!

Думая о потайной двери, Джаред пытался вычислить, где именно она находится, и вспоминал расположение других комнат на этаже. Направление, которое вело к холлу, он определил легко.

— Мэллори считает, что тут есть потайная дверь, — сказал он.

Саймон подошел поближе и тоже взглянул на стену, которую осматривал Джаред.

Стену занимали большая картина в массивной раме, этажерка с книгами и высокий платяной шкаф.

— Картина, — сказал Саймон, и они вместе, поднапрягшись, сняли ее.

На портрете был изображен худой мужчина в очках, очень прямо сидевший на зеленом стуле перед мольбертом. Джаред спросил себя, уж не Артур ли это Спайдервик?

За картиной была ровная стена.

— Может быть, вытащить книги? — спросил Джаред, берясь за одну под названием «Загадочные грибы».

Саймон открыл двери гардероба:

— Ой, ты только посмотри!

Вот и дверь в коридор, на лестницу. Через несколько минут к ним присоединилась Мэллори.

— Какое странное место, — сказала она. Саймон усмехнулся:

— Да, и о нем никто, кроме нас, не знает.

— Еще домовой знает, — сказал Джаред.

Он подвешивал скворечник на кронштейн настенного светильника. Мэллори и Саймон помогли ему.

Джаред положил внутрь свою варежку, подумав, что домовой сможет использовать ее как спальный мешок.

Саймон добавил маленькое блюдечко, из которого поил своих ящериц.

Похоже, и Мэллори наконец поверила Джареду, потому что она вернула в домик свою серебряную медаль за фехтование на голубой ленточке.

Закончив, они осмотрели место действия и пришли к выводу, что домик получился очень красивым.

— Давайте оставим ему записку, — предложил Саймон.

— Записку? — переспросил Джаред.

— Да. — Саймон порылся в столе и нашел бумагу, перо и чернильницу.

— Надо же, — сказал Джаред и показал на акварель, изображавшую мужчину и девочку. — В прошлый раз я этого не заметил.

Под картинкой карандашом было написано: «Моя дорогая дочь Люсинда, 4 года».

— Значит, Артур был ее папой? — спросила Мэллори.

— Наверное, — откликнулся Саймон, приготовившись писать.

— Давайте я напишу, — сказала Мэллори. — Вы будете тут колупаться целую вечность. Только скажите мне, что писать.

Она открыла чернильницу и опустила туда перо. Оно оставляло на бумаге неровный, но хорошо видимый след.

— Дорогой домовой, — начал Саймон.

— Ты считаешь, так будет достаточно вежливо? — перебил его Джаред.

— Я уже все равно написала, — прервала их Мэллори.

— Дорогой домовой, — снова заговорил Саймон. — Хотим сообщить вам: мы сожалеем, что разрушили ваш первый домик. Надеемся, вам понравится тот новый, что мы сделали, и даже если не понравится, мы надеемся, что вы перестанете нас наказывать… а если Джеффри и Лимонка у вас, обращайтесь с ними хорошо, потому что они хорошие мыши.

— Ну вот, — сказала Мэллори, заканчивая писать.

— Отлично, — подытожил Джаред.

Они положили записку на пол рядом с домиком и ушли из библиотеки.

На следующей неделе ни у кого из них не было времени нанести визит в библиотеку, даже через шкаф. Днем в доме все время толклись строители, делавшие ремонт. Мама же следила за каждым шагом своих детей круглые сутки.

Наконец начались и занятия в школе, и Джаред понял, что он напрасно боялся. Школа была маленькая, но там, к радости Мэллори, существовала своя фехтовальная команда. Дети отнеслись к новичкам нормально. Да и Джаред вел себя хорошо.

Ночные нападения, кстати, тоже прекратились, как и шорохи в стенах. Только короткие волосы Мэллори напоминали о том, что недавно произошло.

Саймон и Мэллори горели желанием посетить библиотеку так же, как и Джаред. Но такая возможность появилась у ребят только в воскресенье, когда мама отправилась в магазин, оставив Мэллори за старшую. Как только мамина машина скрылась за поворотом, все трое кинулись в библиотеку.

Внутри ничего не изменилось. Картина стояла, прислоненная к стене, скворечник висел на своем месте — как было, когда они оставили комнату в прошлый раз.

— Записка исчезла! — объявил Саймон.

— Это ты ее взял? — спросила Мэллори у Джареда.

— Нет!

Послышалось негромкое покашливание, и все трое обернулись. На столе стоял маленький, размером с карандаш, человечек в поношенной одежде и широкополой шляпе. Его черные живые глазки напоминали жучков, нос был большим и красным, и сам он очень походил на свое изображение в «Путеводителе». В руках у человечка были два поводка, которыми он удерживал парочку мышей, обнюхивавших край стола.

— Джеффри! Лимонка! — воскликнул Саймон.

— Портняжке очень нравится его новый дом, — промолвил человечек. — Но он пришел сказать не об этом.

Джаред растерянно кивнул, не зная, что ответить. Мэллори выглядела так, будто кто-то ударил ее по лицу, но она не понимала кто.

— Книга Артура Спайдервика не для вас, — продолжал домовой. — Там слишком много сведений о волшебстве. Все, кто читал эту книгу, так или иначе пострадали — от жестокого насилия или злых чар. Выбросите книгу, а лучше — сожгите! Если вы не поостережетесь, то навлечете на себя их гнев.

— Их? Чей? — спросил Джаред, но маленький человечек коснулся своей немыслимой шляпы и спрыгнул со стола. Он приземлился в пятне солнечного света под окном и исчез.

Мэллори вышла из транса.

— Можно посмотреть книгу? — спросила она. Джаред кивнул. Он теперь повсюду носил «Путеводитель» с собой.

Мэллори нагнулась и стала перелистывать страницы, быстрее, чем Джаред мог читать.

— Слушай, ты что делаешь? — спросил Джаред.

— Я просто смотрю, — странным голосом сказала Мэллори. — Слушай… какая это большая книга.

— Да уж, не маленькая, — согласился Джаред.

— И все эти главы… неужели это все правда? Джаред, похоже, что правда.

Внезапно Джаред понял, что она имеет в виду.

Это действительно была большая книга, очень большая книга, слишком большая, чтобы понять ее. И хуже всего было то, что они прочитали пока только самое начало.

Книга 2. Ясновидящий камень

Глава 1 В которой пропадает не только кот

Поздний автобус высадил Джареда Грейса в самом начале улицы, где он жил. Отсюда надо было вскарабкаться на холм, на котором стоял их безумный старый дом. Семье Грейсов предстояло жить в нем до тех пор, пока мама не найдет что-нибудь более подходящее или пока их троюродная бабушка — сумасшедшая тетушка Люсинда — не продаст его. Плети кустарника с красными и желтыми листьями, вьющегося по забору с обеих сторон от ворот, придавали поместью Спайдервик какой-то мрачный, заброшенный вид. Здесь было так же уныло и отвратительно, как на душе у Джареда.

Он не мог поверить в то, что его наказали — оставили после уроков. Нельзя сказать, что он не пытался найти общий язык с другими детьми. Просто ему это не удавалось. Вот сегодня, например. Ну конечно, пока учительница говорила, он рисовал домового, но ведь все равно внимательно слушал. Более или менее внимательно. Зря учительница показала его рисунок всему классу. После этого ребята просто извели его своими приставаниями. Он и сам не заметил, как начал рвать тетрадку одного из мальчиков.

Джаред так надеялся, что в этой школе его дела будут складываться лучше, чем в прежней. Но после развода родителей у него все шло не так.

Мальчик вошел на кухню. Его брат-близнец Саймон сидел за старым деревянным столом, печально уставившись на нетронутое блюдце с молоком.

Саймон поднял глаза:

— Ты не видел Тиббса?

— Я только что пришел, — ответил Джаред, подходя к холодильнику и доставая апельсиновый сок. Тот был такой холодный, что от одного глотка у мальчика заболела голова.

— А снаружи ты его не видел? — спросил Саймон. — В доме я всюду смотрел.

Джаред покачал головой. Ему было наплевать на этого дурацкого кота. Еще один член огромной компании животных, которых держал его брат. Еще один зверь, которого надо было кормить, за которым надо было ухаживать и который прыгал к тебе на колени в самый неподходящий момент.

Джаред не понимал, почему они с Саймоном такие разные. В кинофильмах близнецы обычно обладали всякими сверхъестественными связями, например, читали мысли друг друга. А в жизни, оказывается, самое большее, на что они способны, — это носить штаны одинакового размера.

С лестницы спустилась их сестра Мэллори с большой сумкой за плечами, из которой торчали рукоятки фехтовальных шпаг.

— Просто так после уроков не оставляют, чудик! — бросила она через плечо, проходя к задней двери. — Хорошо хоть на этот раз ты никому нос не разбил.

— Не говори маме, ладно, Мэл? — взмолился Джаред.

— Как хочешь. Она все равно рано или поздно узнает, — пожала плечами Мэллори и вышла во двор. Ее новая школьная фехтовальная команда явно была лучше предыдущей. Теперь Мэллори посвящала занятиям каждую свободную минуту, как будто была одержима фехтованием.

— Я пойду в библиотеку Артура, — сказал Джаред, направляясь к лестнице.

— Но ты должен помочь мне найти Тиббса. Я тебя специально ждал.

— Ничего я никому не должен, — ответил Джаред, перескакивая через две ступеньки.

Наверху он открыл платяной шкаф, стоявший в конце коридора, и зашел внутрь. За стопками желтоватых, пахнущих нафталином простынь находилась дверь в тайную комнату их странного дома.

Там было полутемно, свет проникал в помещение через одно-единственное окошко. Пахло пылью. По стенам висели полки с книгами. Около одной из стен стоял массивный письменный стол, на котором валялись старые бумаги и стеклянные баночки с засушенными растениями и насекомыми. Потайная библиотека их прапрадеда Артура. Любимое место Джареда.

Он обернулся и посмотрел на портрет, висевший у входа. Артур Спайдервик смотрел на него маленькими прищуренными глазками, полускрытыми за стеклами круглых очков. Артур не выглядел очень старым, но у него был плотно сжатый рот, что придавало ему довольно сердитый вид. Его трудно было принять за человека, который верит в существование волшебного мира.

Открыв верхний ящик в левой стороне стола, Джаред извлек обернутую в ткань книгу — «Путеводитель Артура Спайдервика по фантастическому миру вокруг вас». Мальчик нашел ее всего несколько недель назад, но уже считал своей. Большую часть времени он носил ее с собой и даже иногда клал на ночь под подушку. Порой Джареду хотелось принести «Путеводитель» в школу, но он боялся, что его отберут.

Изнутри стены послышался слабый шорох.

— Портняжка? — тихо позвал Джаред.

Он никогда не мог сказать наверняка, где в данный момент находится их семейный домовой.

Джаред положил книгу рядом со своим последним начатым проектом — портретом отца. Никто, даже Саймон, не знал, что Джаред учится рисовать пером. У него не слишком хорошо получалось — на самом деле получалось просто ужасно. «Путеводитель» предназначался для записей важных событий, а потому, чтобы все описывать, как подобает, нужно было научиться и прилично рисовать. Правда, после сегодняшнего унижения, — глядя на рисунок, Джаред испытал неведомое ему доселе желание — взять и разорвать портрет отца в клочья.

— В воздухе пахнет яростью, — раздался голос у него над ухом. — Будь осторожен.

Джаред повернулся и увидел маленького смуглого человечка, одетого в кукольную рубашку и штаны, сделанные из носка. Он стоял на одной из полок, на уровне глаз Джареда, держа в руках конец нитки. Мальчик заметил на верхней полке серебряную иглу, в которую нитка была продета. Иглу и нить домовой использовал для того, чтобы спускаться.

— Портняжка, что случилось?

— Может случиться. Что-то плохое, какая-то беда. Но что бы то ни было, ты сам это вызвал.

— Чем?

— Ты оставил себе книгу, хоть я и советовал этого не делать. Рано или поздно ты за это заплатишь.

— Ты все время так говоришь, — беспечно махнул рукой Джаред. — А сам ты заплатил хотя бы за носок, из которого сделал свой наряд? Только не говори мне, что это носок тети Люсинды.

Глаза Портняжки сверкнули:

— Не смейся! Не сегодня. Тебе еще придется узнать, что такое страх обреченных.

Джаред вздохнул и подошел к окну. Вот только новых проблем ему не хватало! Сверху был виден весь двор. Мэллори стояла около сарая и рассекала воздух шпагой. Чуть дальше, вдоль полуразрушенного забора, который отделял двор от леса, бродил Саймон, сложив руки около рта и, наверное, подзывая этого дурацкого кота. Дальше начинались деревья, за которыми ничего не было видно. Вниз по холму лес пересекало шоссе, сверху похожее на черную змею в высокой траве.

Портняжка ухватился за нитку и спрыгнул на подоконник. Он начал было что-то говорить, но потом стал просто смотреть вниз. Наконец голос вернулся к нему:

— Гоблины из леса. Это плохо. Мое предупреждение запоздало. Теперь вам ничто не поможет.

— Где?

— У забора. Что, не видишь?

Джаред прищурился и посмотрел в направлении, которое указывал домовой. Там стоял Саймон, очень прямой и напряженный, и вглядывался в траву странным взглядом. Затем Джаред с ужасом увидел, как его брат начал с кем-то бороться. Саймон уворачивался, изгибался и сам наносил удары, однако его противника не было видно.

— Саймон! — Джаред попытался открыть окно, но оно было наглухо заколочено.

Тогда он принялся барабанить ладонью по стеклу. Саймон упал на траву, все еще отбиваясь от невидимого врага. А спустя мгновение он исчез.

— Я ничего не вижу! — закричал Джаред. — Что происходит?

В черных глазах Портняжки вновь сверкнули огоньки.

— Я забыл, что у тебя неважное зрение. Но есть способ поправить дело, если ты выполнишь то, что я скажу.

— Ты говоришь о Видении, да?

Домовой кивнул.

— Но почему я тебя вижу, а гоблинов — нет?

— Мы можем выбирать, что тебе нужно видеть, а что — нет.

Джаред схватил «Путеводитель» и принялся лихорадочно листать страницы, которые знал почти наизусть. Зарисовки, акварели, записи, сделанные рукой Артура…

— Вот, — сказал Джаред. Домовой нагнулся к странице.

Эта часть «Путеводителя» рассказывала, как заполучить Видение разными способами. Джаред начал быстро перечислять: «Рыжие волосы. Быть седьмым сыном седьмого сына. Волшебное купание…»

Он остановился и вопросительно посмотрел на Портняжку, но маленький домовой деловито указывал куда-то в самый низ страницы.

Там на картинке был изображен камень с дыркой посередине, похожий на толстое кольцо.

— Через этот камень можно увидеть то, что никому не видно.

С этими словами Портняжка соскочил с окна и направился в сторону платяного шкафа.

— Нам некогда искать камни! — воскликнул Джаред, но… что он мог сделать, кроме того как последовать за домовым?

Глава 2 В которой предпринимается несколько активных действий, включая проверку

Портняжка бежал по траве, перепрыгивая из одной тени в другую. Мэллори по-прежнему фехтовала возле забора, спиной к тому месту, где только что стоял Саймон.

Джаред подскочил к ней и снял с нее наушники. Сестра повернулась, наставив шпагу на его грудь.

— Что такое?

— Гоблины схватили Саймона!

Мэллори прищурилась, осматривая газон:

— Гоблины?

— Идите скорее сюда! — поторопил их Портняжка пронзительным голосом. — Нельзя терять ни минуты!

— Пойдем! — Джаред показал Мэллори на старый каретный сарай, возле которого нетерпеливо переминался с ноги на ногу домовой. — Пока они до нас не добрались.

— Саймон! — все еще не веря в происшедшее, прокричала Мэллори и еще раз огляделась вокруг.

— Замолчи! Они тебя услышат. — Джаред за руку тянул сестру за собой.

— Кто меня услышит? — спросила Мэллори. — Гоблины?

Джаред оставил ее вопросы без ответа. Втащив сестру в сарай, он плотно запер двери.

Внутри этой постройки никто из них еще ни разу не был. В сарае пахло бензином и плесенью. Здесь стояла старая черная машина, прикрытая брезентом. Вдоль стен тянулись стеллажи, заставленные жестяными банками и глиняными кувшинами с коричневой и желтой жидкостью. Еще в сарае были стойла, где, наверное, когда-то держали лошадей. Несколько ящиков, коробок и обитых кожей сундуков занимали один из углов.

Портняжка запрыгнул на банку с краской и показал в этот угол:

— Быстрее! Быстрее! Они придут, мы должны спешить!

— Если Саймона схватили гоблины, почему мы здесь, среди какого-то хлама? — спросила Мэллори.

— Вот. — Джаред протянул ей книгу и показал изображение камня. — Мы ищем вот это.

— Замечательно, — язвительно проворчала сестра. — Его так легко найти в этой куче мусора!

— И как можно быстрее, — напомнил Джаред.

В первом сундуке было седло, несколько вожжей, какие-то щетки и другие предметы для ухода за лошадью. Саймон был бы в восторге.

Следующий ящик Джаред и Мэллори открыли вместе. Там было полно старых ржавых инструментов.

Потом они вскрыли несколько ящиков со столовыми приборами, завернутыми в грязные тряпки.

— Наверное, тетя Люсинда никогда ничего не выбрасывала, — заметил Джаред.

— Вот еще, — вздохнула Мэллори, вытаскивая на свет небольшой деревянный ящик Крышка откинулась, и взгляду детей предстали газетные свертки.

— Надо же, какое старье! — заметила Мэллори, увидев на газете дату — 1910 год.

— Ой, а я даже и не знал, что в тысяча девятьсот десятом году были газеты, — сказал Джаред.

Самые разнообразные предметы были завернуты в ветхие газетные листы. Джаред обнаружил старый металлический бинокль и лупу (причем на свертке была надпись: «1927 год. Они все разные»).

Джаред взял еще один сверток. — «Девочка падает в старый колодец». Непонятно.

— Эй, посмотри! — Мэллори развернула следующий лист. — «1885 г. Пропал местный мальчик». Тут написано, что его съел медведь. А его брата, который выжил, звали Артур Спайдервик!

— Точно! Это его! — сказал Портняжка, залезая на ящик.

Когда домовой спустился вниз, в руках у него была самая странная вещь из всех, какие когда-либо видел Джаред.

Окуляр для одного глаза!

Этот монокль, оправленный в кожаное кольцо, мог держаться на носу с помощью зажима, но был к тому же снабжен двумя кожаными шнурками и цепочкой. А самое удивительное заключалось в наличии нескольких увеличительных стекол, которые крепились к кольцу подвижными металлическими скобами.

Портняжка передал окуляр Джареду и тот принялся вертеть его в руках. Потом домовой вытащил откуда-то гладкий камень с дыркой в центре.

— Ясновидящий камень! — Джаред протянул к нему руку.

Портняжка отступил назад.

— Ты должен показать себя, или ты ничего не получишь.

Джаред в ужасе уставился на него:

— У нас нет времени на игры!

— Нет или есть, но ты должен убедить нас, что сможешь правильно использовать этот камень.

— Я должен всего лишь найти Саймона, — сказал Джаред. — И тогда я немедленно верну камень тебе.

Портняжка нахмурил бровь.

Джаред сделал еще одну попытку:

— Обещаю, что не позволю никому — ну, может быть, за исключением Мэллори и Саймона — воспользоваться каменным окуляром. Ну же! Ведь это ты предложил его найти.

— Человеческий детеныш подобен змее. Он так легко нарушает собственные клятвы…

Джаред сузил глаза, чувствуя, как внутри у него поднимаются гнев и отчаяние. Ладони сами собой сжались в кулаки.

— Дай мне камень.

Портняжка ничего не ответил.

— Дай немедленно!

— Джаред… — осторожно сказала Мэллори.

Но Джаред ее практически не слышал. В ушах у него стоял звон. Он протянул руку и схватил Портняжку. Маленький домовой попытался вырваться, превратившись сначала в ящерицу, потом в крысу, которая укусила Джареда за палец, а потом — в скользкого угря. Но Джаред, во-первых, был больше, а во-вторых, крепко держал домового. В конце концов камень выпал и с грохотом покатился по полу. Мальчик накрыл его ногой и отпустил Портняжку. Как только Джаред схватил камень, домовой исчез.

— Наверное, тебе не следовало этого делать, — сказала Мэллори.

— Мне плевать, — огрызнулся Джаред, облизывая укушенный палец. — Мы должны найти Саймона.

— А эта штука работает? — спросила Мэллори.

— Посмотрим.

Джаред подошел к окну, поднес камень к глазу и заглянул в отверстие.

Глава 3 В которой Мэлори наконец удается применить свою шпагу

И через маленькую дырочку в камне Джаред увидел гоблинов. Их было пятеро. Морды похожи на лягушачьи, глаза — белые и без зрачков. Уши — как у кошек, только без шерсти и неровные по краям, — торчат вверх. Вместо зубов — осколки стекла и маленькие камни с зазубринами. Мерзкие зеленые надутые тельца быстро передвигались по газону. Один из гоблинов держал в лапах грязный мешок, а остальные принюхивались, как собаки, двигаясь по направлению к сараю. Джаред попятился от окна и чуть не упал, споткнувшись о старую корзину.

— Они направляются прямо к нам, — прошептал он, отклоняясь назад.

Мэллори крепче сжала эфес своей шпаги, и костяшки ее пальцев побелели.

— А что Саймон?

— Я его не увидел.

Девочка, вытянув шею, выглянула наружу.

— Я вообще ничего не вижу.

Джаред присел на корточки, сжимая камень в руке. Он слышал гоблинов — слышал, как они шипели и фыркали, подкрадываясь все ближе. Но еще раз посмотреть сквозь окуляр мальчик решиться не мог.

Вдруг он услышал стук — в деревянную раму одного из окон угодил брошенный в нее снаружи камень. Старая деревяшка треснула.

— Они идут, — пробормотал Джаред. Он сунул «Путеводитель» в рюкзак, даже не застегнув его.

— Идут? — переспросила Мэллори. — А я думаю, что они уже здесь.

Скрежет когтей и лай слышался уже под самым окном. Джаред почувствовал, что у него свело желудок. Мальчик не мог пошевелиться.

— Надо что-то делать, — прошептал он. — Но что?!

— Надо быстро бежать к дому, — прошептала в ответ Мэллори.

— Нет, не получится, — сказал Джаред. Воспоминание о кривых зубах и клыках гоблинов не оставляло его.

— Еще пара сломанных планок — и они войдут.

Джаред мрачно кивнул, заставляя себя подняться. Дрожа, он попробовал надеть камень на глаз. Прищепка поцарапала нос.

— По моей команде, — сказала Мэллори. — Раз! Два! Три! Бежим!

Она открыла дверь, и они оба бросились к дому. Гоблины мчались за ними. Пальчики с острыми когтями цеплялись за одежду Джареда. Он высвободился и продолжал бежать.

Мэллори оказалась проворнее. Она была почти у дверей дома, когда гоблин схватил Джареда за рубашку и резко потянул. Мальчик упал в траву на живот. Камень вылетел из монокля. Джаред вцепился пальцами в землю, стараясь удержаться на месте, однако его тянули назад.

Кто-то уже пытался залезть в его расстегнутый рюкзак. В ужасе Джаред завопил во все горло. Мэллори обернулась. Вместо того чтобы вбежать в дом, она бросилась на помощь брату. Фехтовальная шпага по-прежнему была у нее в руках, но она не видела своих соперников.

— Мэллори, нет! — крикнул ей Джаред. — Убегай!

Наверное, не все гоблины были заняты им. Кто-то из них кинулся к Мэллори — Джаред увидел, как дернулась рука сестры и услышал ее крик. На руке проявились красные кровавые полосы. Наушники, болтавшиеся на шее, слетели наземь. Мэллори резко обернулась и сделала выпад шпагой, но, похоже, цели не достигла. Потом она ударила еще раз, но опять без результата.

Джаред отчаянно задергал в воздухе ногами и почувствовал, что попал подошвами ботинок во что-то твердое. Хватка гоблинов ослабла.

Мальчику удалось проползти вперед, вырвав свой рюкзак из лап чудовищного создания. Содержимое рюкзака посыпалось в траву, и Джаред едва успел в последний момент схватить «Путеводитель».

Пошарив в траве вокруг, он отыскал и каменный окуляр. Затем подполз на четвереньках к тому месту, где сражалась Мэллори, приладил камень на глаз и выпрямился, став рядом с сестрой.

Их окружили пятеро гоблинов.

— Шесть часов! — воскликнул Джаред. Мэллори тотчас повернулась в указанном направлении и, сделав выпад шпагой, ударила гоблина по уху. Гоблин застонал. У рапир нет острия, но все равно удары ими довольно болезненны.

Еще один гоблин зашел справа.

— Три часа! — крикнул Джаред. Мэллори легко сбила и этого гоблина с ног.

— Двенадцать! Девять! Семь!

Гоблины рвались со всех сторон, и Джареду на какое-то время показалось, что Мэллори не справится. Он поднял «Путеводитель» и размахнулся им так широко, как только смог.

Бэм-м-с! Удар книгой по голове гоблина был настолько силен, что тот отлетел на несколько шагов. Мэллори ударами шпаги сбила с ног еще двоих. Теперь гоблины двигались уже не столь шустро, обнажая свои стеклянно-каменные зубы.

В какой-то момент раздался странный звук, нечто среднее между лаем и свистом. И, повинуясь этому сигналу, гоблины один за другим отступили в лес.

Джаред повалился на траву. У него кололо в боку, он едва дышал.

— Они ушли, — сказал Джаред, протягивая Мэллори камень. — Смотри.

Мэллори села рядом с ним и поднесла камень к глазам.

— Я ничего не вижу, но минуту назад я тоже ничего не видела.

— Они могут еще вернуться. — Джаред перевернулся на живот и, открыв «Путеводитель», принялся быстро перелистывать страницы. — Вот, читай.

— «Гоблины ходят группами в поисках приключений», — пробормотала Мэллори. — Смотри, Джаред: «Пропажа кошек и собак — знак того, что рядом гоблины».

Они переглянулись.

— Тиббс, — сказал Джаред с содроганием. Мэллори продолжала читать:

— «Гоблины рождаются беззубыми, поэтому им приходится искать заменители зубов — клыки животных, острые камни и кусочки стекла».

— Но тут ничего не сказано, как остановить их, — сказал Джаред. — И куда они могли утащить Саймона.

Его сестра не отрывала глаз от страницы.

Джаред пытался не думать о том, для чего гоблинам мог понадобиться Саймон. Было совершенно ясно, как они поступали с пойманными кошками и собаками, но не хотелось верить, что его брат мог… мог быть съеден! Джаред еще раз посмотрел на картинку с этими ужасными зубами.

Нет. Должно быть еще какое-то объяснение.

Мэллори сделала глубокий вдох и задумчиво произнесла, указывая на изображение гоблина:

— Еще немного, и начнет темнеть. А у них такие глаза, что скорее всего ночью они видят лучше нас.

Это было правильное замечание. Джаред решил, что непременно напишет об этом в «Путеводителе», когда они вернут Саймона. Он снял окуляр и снова вставил туда камень, но защелки слишком ослабли и не удерживали его.

— Нужно подправить, — посоветовала Мэллори. — Отверткой или чем-нибудь в этом духе.

Джаред достал из заднего кармана брюк перочинный ножик. Там были отвертка, нож, лупа, пилка, складные ножницы и даже специальное углубление для зубочистки. Аккуратно подогнув застежки, Джаред зажал камень в монокле.

— Давай я его у тебя на голове закреплю, — сказала Мэллори, завязывая кожаные шнурки на затылке брата. Джареду приходилось щуриться, чтобы видеть через отверстие, и все же так было гораздо удобнее, чем придерживать камень руками.

— И вот еще. Возьми это. — Мэллори протянула ему учебную рапиру.

Кончик у клинка не был заострен, поэтому трудно было предположить, что этим оружием можно нанести кому-либо серьезный ущерб. Но тем не менее чувствовать себя вооруженным нравилось мальчику значительно больше. Сунув «Путеводитель» в рюкзак и подтянув лямки, Джаред выставил вперед руку с рапирой. Можно было отправляться в лес.

Пора искать Саймона.

Глава 4 В которой Джаред и Мэлори находят много чего, но не то, что им нужно

Войдя в лес, Джаред почувствовал легкую дрожь. Воздух изменился, пахло зеленью и землей, свет был какой-то сумеречный. Они с Мэллори преодолевали бурелом и продирались сквозь кустарник, оплетенный вьющимися лозами и увешанный ягодами. Неожиданно в вышине над ними прокричала птица, ее голос прозвучал подобно сигналу тревоги. Земля была влажная и скользкая. Под ногами хрустели веточки, а где-то в отдалении слышался шум воды. Промелькнуло что-то коричневое, и на одну из низких веток села сова с маленькой мышкой в клюве.

Мэллори продралась через куст, Джаред проследовал за ней. В волосах и одежде обоих застряли колючки. Ребята оказались у огромного ствола упавшего дерева, по которому ползали тысячи черных муравьев. Джаред чувствовал, что с камнем на глазу его зрение несколько изменилось. Все стало более ярким и четким. Добавилось и еще кое-что. Какие-то насекомые ползали в траве и на деревьях. Правда, он не слишком хорошо мог разглядеть их самих, но замечал их передвижение.

В коре деревьев, сплетении веток и путанице травы ему виделись то тут, то там странные человеческие лица, мелькавшие лишь на одно мгновение. Казалось, весь лес ожил.

— Вот, — Мэллори показала пальцем на участок травы, из которого были выдернуты куски дерна, — они здесь шли.

Брат и сестра двинулись по следу, отмеченному сломанными ветками, осыпавшимися семенами и раздавленными ягодами, и пришли к ручью. По его берегам лес был более густой, а звуки сумерек — более резкими. На мгновение ребят облепили комары, но потом опять улетели к воде.

— И что теперь делать? — спросила Мэллори. — Ты что-нибудь видишь?

Джаред прищурился, глядя через свою линзу, и покачал головой:

— Нет. Пойдем по течению, мы должны снова найти след.

Они продолжили свой путь через лес.

— Мэллори, — прошептал Джаред, указывая глазами на огромный дуб.

На его ветках сидело множество маленьких коричнево-зеленых созданий. Их крылышки напоминали листочки, а личики были почти человеческими. Вместо волос из крохотных головок росли цветы и трава.

— На что ты смотришь? — Мэллори подняла рапиру и сделала два шага назад.

Джаред слегка покачал головой:

— Я думаю, это феи.

— А почему у тебя такое дурацкое выражение лица?

— Они просто… — Джаред не мог подобрать слов, чтобы объяснить свое состояние. Он протянул руку ладонью вверх и в изумлении уставился на крошечное существо, севшее к нему на палец. Малюсенькие ножки приятно щекотали кожу. Фея смотрела на него своими черными глазками и часто-часто моргала тонкими ресничками.

— Джаред! — нетерпеливо воскликнула Мэллори. От звука ее голоса фея подпрыгнула в воздух и через несколько мгновений скрылась в листве.

Пятна солнечного свега, пробивавшиеся сквозь ветви деревьев, стали оранжевыми. Русло ручья расширилось, невдалеке показался полуразрушенный каменный мост.

Джаред весь покрылся «гусиной кожей», хотя никаких признаков присутствия гоблинов пока не было. Поток стал очень широким, почти двадцать футов в ширину. В середине вода казалась темнее — значит, там было глубже.

Джаред услышал отдаленный звук, похожий на скрежет металла по металлу. Мэллори остановилась и, задрав голову, попыталась разглядеть что-нибудь на другом берегу ручья.

— Ты слышал?

— Может быть, это Саймон, — сказал Джаред, втайне надеясь, что это не Саймон.

Звук был совершенно не похож на тот, какой мог бы издать человек.

— Не знаю, — откликнулась Мэллори, — но что бы это ни было, оно, думаю, как-то связано с этими гоблинами. Пойдем!

И Мэллори двинулась в направлении звука, заходя в ручей.

— Мэллори, осторожнее! — воскликнул Джаред. — Там слишком глубоко!

— Не трусь! — Она сделала два больших шага, а потом словно бы оступилась с высокого обрыва, и темная зеленая вода сомкнулась над ее головой.

Джаред кинулся к ручью. Бросив рапиру на берегу, он сунул руку в холодную воду как раз в тот момент, когда его сестра вынырнула и ухватилась за нее.

Он почти вытащил Мэллори на берег, но тут следом за ней из воды стало подниматься нечто. Поначалу оно было похоже на вздымающуюся из глубины каменную гору, покрытую мхом. Потом у этой горы появилась голова цвета гнилых зеленых водорослей, с хмаленькими тусклыми глазками, носом, напоминающим кривую ветвь старого дуба, и ртом, полным сломанных зубов.

К детям протянулась страшная рука — ее пальцы с черными ногтями были подобны длинным и бледным корням деревьев. Запахло речным дном — перегнившими листьями, тиной, залежами ила и грязи.

Джаред вскрикнул, какие-либо мысли покинули его голову, и он почувствовал, что не может даже пошевелиться.

Мэллори в недоумении посмотрела на брата и растерянно оглянулась.

— Что там? Что ты видишь?

При звуке ее голоса Джаред снова обрел способность двигаться и соображать. Он схватил сестру за руку и быстро потащил в сторону леса.

— Тролль, — выдохнул он.

Чудище сделало бросок к берегу. Длинные пальцы процарапали траву как раз в том месте, где секунду назад находились брат с сестрой. Вдруг тролль зарычал. Джаред обернулся, но не понял, что произошло. И вновь раздался резкий крик — один из пальцев тролля попал в пятно света. Монстр отступил назад.

— Солнце, — догадался Джаред. — Его обожгло солнце.

— Солнце скоро сядет, — откликнулась Мэллори. — Пойдем!

— Подожди-и-и-те, — прошептало чудище. Голос его был мягким. Желтые глаза уставились прямо на них. — Верни-и-и-тесь. У меня для вас кое-что е-е-е-с-с-с-сть.

Тролль протянул к детям сжатую в кулак руку, как будто там действительно что-то лежало.

— Джаред, пойдем, — умоляющим голосом сказала Мэллори. — Я не вижу, с кем ты разговариваешь.

— Ты видел моего брата? — спросил Джаред тролля.

— Мо-о-о-жет быть. Я тут кое-что слы-ы-ы-ы-шал… Но смотреть было больно, очень бо-о-о-льно.

— Это был он! Наверняка это был он. Куда они пошли?

Голова монстра дернулась в направлении полуразрушенного моста, а потом снова повернулась к Джареду:

— Подойди-и-и побли-и-и-же, и я скажу-у-у тебе. Джаред сделал шаг назад:

— Ни за что.

— Ну хотя-я-я бы возьми с-свой ме-е-ч-ч… — Тролль показал на лежавшую рядом с ним рапиру, которую Джаред выронил, когда полез спасать сестру.

Мальчик оглянулся на Мэллори. У нее тоже не было рапиры, — наверное, она теперь покоилась на дне ручья.

Мэллори сделала полшага вперед:

— Это наше единственное оружие.

— Иди-и-и-те и возьми-и-и-те его. Я закр-о-о-о-ю глаза, если та-а-ак вы будете чувствовать себя в безопа-а-с-с-с-ности. — И чудище положило свою ужасную лапу себе на лицо.

Мэллори посмотрела на рапиру в грязи и сузила глаза, отчего Джаред разнервничался. Похоже, сестрa собиралась попробовать вернуть себе клинок.

— Ты даже не видишь эту тварь, — прошипел Джаред. — Пойдем.

— Но рапира…

Джаред снял окуляр и приложил его к глазу Мэллори. При виде чудища, которое смотрело на них сквозь пальцы с жуткими когтями и боялось двинуться только из-за лучей света, девочка побледнела.

— Пойдем, — дрожа, согласилась она.

— Не-е-ет! — крикнул тролль. — Возвраща-а-ай-тесь. Я отверну-у-усь. Я досчита-а-а-ю до десяти… Все будет справедли-и-и-во. Иди-и-и-те назад…

Джаред и Мэллори бежали по лесу, пока не нашли пятно солнечного света, в котором можно было остановиться. Оба прислонились к толстому стволу дерева и попытались отдышаться.

Мэллори дрожала — то ли от холода, то ли от воспоминания о тролле. Джаред снял куртку и протянул ей.

— Мы заблудились, — задыхаясь, проговорила Мэллори. — И у нас нет оружия.

— Ну, мы, по крайней мере, знаем, что они не могли пересечь ручей, — ответил Джаред, снова прилаживая к глазу окуляр. — Тролль непременно бы их схватил.

— Но звук раздался с другого берега, — возразила Мэллори. Стукнув мыском туфли по стволу, она отбила кусок коры.

Джаред принюхался и почувствовал слабый запах гари — пахло чем-то похожим на паленую шерсть.

— Чувствуешь запах? — спросил он.

— Это оттуда, — указала Мэллори в густой подлесок.

Ребята побежали сквозь кусты, не обращая внимания на удары тонких веток по лицу и колючки, впивавшиеся им в руки. Джаред мог думать только о своем брате. И еще об огне.

— Ты только посмотри! — Мэллори резко остановилась, нагнулась и что-то подняла.

Один-единственный коричневый башмак.

— Это ботинок Саймона!

— Я знаю, — сказала Мэллори. Девочка покрутила башмак в руках, но вид ботинка, кроме того, что он был грязным, никаких подсказок им не дал.

— Ты же не думаешь, что Саймон… — Джаред понял, что не может закончить мысль.

— Нет! — Мэллори решительно сунула ботинок в карман куртки.

Джаред медленно кивнул, как будто она его убедила.

Пройдя еще немного, дети заметили, что лес поредел. Ребята вышли к большому асфальтовому шоссе, пересекавшему ручей и уходившему вдаль до самого горизонта. Сквозь стволы деревьев солнце посылало на землю закатные лучи желтого и красного света. Брат с сестрой побрели вдоль дороги.

И вдруг увидели вдали такую картину: чуть в стороне от обочины, в редколесье, вокруг костра сидели гоблины.

Глава 5 В которой выясняется судьба пропавшего кота

Джаред и Мэллори приблизились к лагерю гоблинов, с осторожностью перебегая от дерева к дереву. Земля здесь была усыпана осколками стекла и обглоданными костями. В ветвях высоких деревьев висели клетки, сплетенные из прутьев, пластиковых пакетов и других отходов. Еще с веток свисали смятые жестяные банки из-под содовой, которые звенели, как зловещие ветряные колокольчики.

Вокруг костра сидели десять гоблинов. Почерневшее туловище, по форме напоминавшее кота, вращалось на вертеле. Время от времени один из гоблинов наклонялся, чтобы лизнуть мясо, а тот, кто следил за костром, громко рявкал. Потом они начинали лаять все вместе.

Четверо гоблинов горланили песню. От ее слов Джареда передернуло.

А-ку, а-ку, а-ку, а-ку
Ты поймай в саду собаку,
Кожу срежь, поджарь немножко,
Сделай к ней гарнир из кошки!

Со стороны шоссе послышался шум проезжавшего автомобиля. Джаред подумал, что, может быть, их мама сейчас как раз возвращается домой.

— Сколько их? — шепотом спросила Мэллори, прячась за толстым стволом.

— Десять, — ответил Джаред. — Я не вижу Саймона. Наверное, он в одной из клеток.

— Ты уверен? — Мэллори поглядела в том направлении, где сидели гоблины. — Дай мне эту штуку.

— Не сейчас, — сказал Джаред.

Они медленно обходили деревья, выглядывая клетку, в которой мог бы поместиться Саймон. Прямо впереди что-то пронзительно и громко закричало. Брат с сестрой залегли в траву и подползли к краю леса.

Рядом с дорогой, в стороне от лагеря гоблинов, лежало животное. Оно было размером с машину, имело голову орла и тело льва. Его бок был залит кровью.

— Что ты видишь?

— Грифона, — ответил Джаред. — Он ранен.

— Что такое грифон?

— Это что-то вроде птицы… ну, в общем, не важно, просто не приближайся к нему.

Вздохнув, Мэллори вновь отползла в глубь леса.

— Ну, мы вернулись, — сказала она. — И что теперь?

Джаред поднял глаза вверх. Некоторые из клеток были больше размером, чем остальные, и ему показалось, что в одной из них видна человеческая фигура. Саймон?!

— Я могу залезть туда, — сказал Джаред. Мэллори кивнула:

— Давай.

Джаред поставил ногу в дупло дерева и подтянулся до первого сучка. Потом полез вдоль той ветки, над которой висели маленькие клетки. Если бы ему удалось встать, он заглянул бы в клетки, висевшие выше.

По пути Джаред не смог заставить себя не заглядывать внутрь клеток. Там были белки, коты и птицы. Некоторые пленники пытались перегрызть прутья, другие оставались неподвижными. Все клетки были выложены листьями, которые выглядели как листья ядовитого плюща. В некоторых на подстилках лежали кости.

— Эй, детеныш, сюда!

Джаред вздрогнул и чуть не свалился. Визгливый голос раздался из клетки, висевшей прямо над ним.

— Кто здесь? — прошептал мальчик.

— Пискун. Может быть, откроешь мою дверцу?

Джаред увидел лягушачью морду. Гоблин?! Однако у этого создания были зеленые кошачьи глаза и одежда со множеством карманов. А его маленькие зубки, совсем не из стекла и металла, очень походили на детские молочные.

— Не думаю, — сказал Джаред. — Ты можешь мне помешать, так что я тебя не выпущу.

— Балда, делай, что тебе говорят! Если я закричу, эти ребятки съедят тебя на десерт.

— Готов спорить, что ты все время кричишь, — заметил Джаред. — И они не верят ни единому твоему слову.

— ЭЙ! СМОТРИТЕ!..

Джаред схватился за край клетки и подтянул ее к себе. Пискун замолк. Внизу гоблины продолжали пировать кошачьим мясом, пока что явно не замечая происходящего в ветвях.

— Ладно, ладно. Тихо, — примирительно сказал Джаред.

— Вот так! А теперь выпусти меня, — потребовал гоблин.

— Я должен найти своего брата. Скажи мне, где он, и тогда я тебя выпущу.

— Ну уж нет, мой сладенький. Ты думаешь, я такой же дурак, как червяк? Выбирай: или ты меня выпустишь, или я опять закричу.

— Джаред! — раздался из какой-то клетки поблизости голос Саймона. — Иди сюда! Я здесь!

— Иду! — откликнулся Джаред, поворачиваясь на звук.

— Открой сейчас же дверцу, или я буду кричать! — пригрозил гоблин.

Джаред глубоко вздохнул:

— Не будешь. Если ты закричишь, они меня поймают, и тогда уж тебя никто не выпустит. Сначала я освобожу брата, а потом вернусь за тобой.

Джаред пополз по ветке дальше, с облегчением заметив, что Пискун не издал ни звука.

Саймон был заперт в клетке, которая явно не подходила ему по размеру. Колени его были прижаты к груди, а ступни вылезали сквозь прутья за пределы узилища. Открытые участки кожи были все в царапинах от колючек, в изобилии валявшихся на дне клетки.

— Ты в порядке? — спросил Джаред, доставая перочинный ножик и разрезая виноградные плети, опутавшие клетку.

— Да. — Голос Саймона дрожал совсем чуть-чуть.

Джаред хотел спросить, нашел ли Саймон Тиббса, но боялся услышать ответ.

— Прости меня, — сказал он наконец. — Я должен был помочь тебе найти кота.

— Да ладно, ничего, — ответил Саймон, выбираясь наружу через щель, которую наконец удалось проделать его брату. — Но я должен сказать тебе, что…

— Эй вы, чугунные башки! Мальчик! Хватит болтать! Выпусти меня! — закричал гоблин.

— Идем, — сказал Джаред. — Я обещал помочь ему.

Саймон последовал за братом до места заточения Пискуна.

— Кто это?

— Мне кажется, гоблин.

— Гоблин! — воскликнул Саймон. — Да ты с ума сошел?

— Я могу плюнуть тебе в глаз, — предложил Пискун.

— Великолепно, — откликнулся Саймон. — Нет уж, спасибо.

— Тогда вы сможете видеть, дурачки. Вот! — Пискун порылся в одном из своих карманов, вытащил носовой платок и брызнул в него слюной. — Протрите этим глаза.

Джаред колебался. Можно ли доверять гоблину? Но ведь если Пискун попробует навредить им, он останется в этой клетке навсегда. Саймон никогда не выпустит его.

Сняв свой окуляр, Джаред протер грязной тряпкой глаза. В глазах защипало.

— Фу! Какая гадость! — сморщился Саймон.

Джаред сморгнул и посмотрел на гоблинов, сидевших внизу у костра. Их теперь было прекрасно видно без всякого камня.

— Саймон, сработало!

Саймон скептически посмотрел на носовой платок, но потом все же протер им глаза.

— Ну, мы же договорились, да? Выпустите меня, — потребовал Пискун.

— Сначала скажи мне, за что тебя сюда посадили, — сказал Джаред. Да, он дал им платок, но это тоже могла быть хитрость.

— А вы не такие уж глупцы, — пробормотал гоблин. — Меня посадили сюда за то, что я выпустил одного из котов. Я, видите ли, люблю котов. И не потому только, что они вкусные. У них глаза такие же, как у меня. А тот кот был очень маленький, мяса маловато… И потом, у него был такой милый хвостик… — Казалось, гоблин погрузился в сладкие воспоминания, но потом он опомнился и посмотрел на Джареда:

— Ладно, хватит об этом. Выпусти меня.

— А твои зубы? Ты что, младенцев ешь? — Джаред не чувствовал, что история гоблина убедила его.

— Это допрос? — проворчал Пискун.

— Я уже тебя выпускаю, — Джаред подошел поближе и начал разрезать узлы на клетке, — но хочу знать правду о твоих зубах.

— Ну… Тебе ведь известно, что дети прячут свои выпавшие молочные зубы под подушку?

— И ты воруешь детские зубы?

— Да ладно тебе, глупыш! Ты хочешь сказать, что не веришь в зубную фею?

Джаред еще некоторое время колебался и ничего не говорил. Он уже почти разрубил последний узел, когда раздался крик грифона.

Четверо гоблинов окружали его, держа наготове поднятые палки. Животное было не способно подняться в воздух, но могло напасть на гоблинов, если бы они подошли слишком близко. Вдруг грифон дернул головой, щелкнул клювом и откусил лапу одному из гоблинов. Тот заорал, и тогда другой гоблин запустил свою палку в спину грифону. Остальные одобрительно закричали.

— Что они делают? — прошептал Джаред.

— А на что это, по-твоему, похоже? — ответил Пискун. — Они хотят, чтобы он умер.

— Они убивают его! — закричал Саймон. Глаза его были расширены от ужаса.

Джаред понял, что его брат впервые видит все это. И тут Саймон, в ярости срывая с дерева, на котором они сидели, ветки и листья, начал швырять их в гоблинов.

— Саймон, прекрати!

— Оставьте его в покое, гады! — кричал Саймон. — Оставьте его в покое!

В это мгновение все гоблины задрали свои морды вверх. Их белые глаза в темноте выглядели безумно страшными.

Глава 6 В которой Джаред вынужден принять трудное решение

— Выпустите меня! — закричал Пискун. От его визга Джаред очнулся и перерезал последний узел. Пискун принялся танцевать на ветке, не обращая внимания на гоблинов, которые окружали дерево.

Джаред огляделся в поисках какого-нибудь оружия, но у него был только маленький ножик. Саймон отламывал еще ветки, а Пискун убегал, перепрыгивая с дерева на дерево, подобно обезьяне.

Итак, братья остались здесь, на дереве, как в ловушке. Стоит им спуститься — гоблины тут же их схватят. А где-то внизу стояла Мэллори, одинокая и ничего не видящая. Ей нечем было защититься, разве что своей курткой.

— А что делать с животными в клетках? — спросил Саймон.

— Сейчас нам не до них!

— Эй вы, дурачки! — раздался визгливый голос Пискуна.

Джаред повернул голову и обнаружил, что Пискун обращается вовсе не к ним. Он танцевал вокруг костра, обгладывая последнюю кошачью косточку.

— Идиоты! — орал Пискун на других гоблинов, приплясывая и строя рожи. — Гады! Мерзавцы! Кретины!

Он остановился и помочился на костер, отчего пламя сразу стало зеленым.

Гоблины повернулись на голос и побежали к костру.

— Уходим! — крикнул Джаред брату. — Скорей!

Саймон быстро спустился по стволу и спрыгнул вниз. Он мягко шлепнулся на землю, а через мгновение рядом приземлился Джаред.

Мэллори обняла обоих, не выпуская из рук палку.

— Я слышала, как гоблины подошли, но ничего не видела, — сказала она.

— Надень. — Джаред протянул ей окуляр.

— Но он нужен тебе!

— Давай надевай!

К его удивлению, Мэллори не стала спорить и надела окуляр. После этого она сунула руку в карман куртки и отдала Саймону его ботинок.

Они уже совсем было собрались уходить, когда Джаред напоследок оглянулся. Теперь гоблины наступали со всех сторон на Пискуна — так же, как некоторое время назад окружали грифона. Ребята поняли, что не смогут уйти просто так и оставить его в такой ситуации.

— Эй! — закричал Джаред. — Сюда!

Гоблины повернулись и, увидев троих детей под деревом, двинулись к ним.

Джаред, Мэллори и Саймон бросились бежать в глубь леса.

— Ты что, с ума сошел? — крикнула на бегу Мэллори.

— Он нам помогал!

Джаред не был уверен, что сестра его услышала, поскольку она уж очень тяжело дышала.

— Куда мы бежим? — прокричал Саймон.

— К ручью, — ответил Джаред. Сейчас он соображал так быстро, как еще ни разу в жизни.

«Тролль!»

Тролль был их единственным шансом. Только он мог без труда остановить десять гоблинов. Правда, Джаред пока не придумал, как им с братом и сестрой самим миновать опасное место.

— Мы там не пройдем, — сказала Мэллори, но Джаред ничего ей не ответил.

Он напряженно думал. Надо преодолеть ручей, этого будет вполне достаточно. Гоблины же не знают, что там сидит чудовище. А поскольку они еще далеко позади, то ничего заранее не увидят.

Ну вот, почти прибежали, уже слышен шум потока. Но они еще не добрались до полуразрушенного моста.

Вдруг Джаред увидел нечто, заставившее его остановиться. Тролль вылез из воды и поджидал их у края берега. Его глаза и зубы блестели в лунном свете. Даже несмотря на то что чудище стояло согнувшись, эта громадина возвышалась больше чем на десять футов.

— Ка-а-а-к мне повезло-о-о-о, — провыл тролль, протягивая к ребятам свою длинную руку с жуткими когтями.

— Подожди! — крикнул Джаред.

Тролль двинулся к ним, мягко улыбаясь и обнажая сломанные зубы. Он явно не собирался ждать.

— Слышишь? — сказал Джаред, указывая в сторону погони из леса. — Там гоблины. Десять толстых гоблинов. Это гораздо лучше, чем трое худеньких детей.

Тролль заколебался. В «Путеводителе» говорилось, что тролли не слишком-то умны. Джаред надеялся, что это правда.

— Тебе нужно скрыться в ручье, а мы приведем их к тебе. Я обещаю.

Желтые глаза чудища жадно заблестели.

— Да-а-а-а-а.

— Быстрее! — сказал Джаред. — Они уже почти здесь!

Монстр вернулся в воду и скрылся.

— Что это было? — спросил Саймон.

Джаред дрожал, но это не могло его остановить.

— Так, надо пересечь ручей здесь, где узко. Мы должны заставить гоблинов преследовать нас по воде.

— Ты рехнулся? — осведомилась Мэллори.

— Пожалуйста, — взмолился Джаред. — Вы должны мне поверить.

— А что нам остается делать! — вмешался Саймон.

— Ладно, пойдем. — Мэллори, качая головой, двинулась за братьями.

Гоблины тоже вырвались на опушку. Джаред, Саймон и Мэллори пересекали ручей вброд, избегая глубоких мест. Самым быстрым способом нагнать их было бы пройти через середину потока.

Джаред слышал, как гоблины кинулись в воду вслед за ними, яростно лая. Потом лай превратился в крик. Мальчик оглянулся и увидел, как несколько гоблинов рвутся обратно к берегу. Тролль схватил всех, в некоторых сразу впился зубами, а остальных утащил под воду.

Джаред заставил себя больше не смотреть на это. В желудке у него что-то странно завозилось. Саймон был бледен, казалось, его вот-вот вырвет.

— Пойдемте домой, — сказала Мэллори. Джаред кивнул.

— Мы не можем, — сказал Саймон. — А все эти животные?

Глава 7 В которой Саймон превосходит самого себя и обретает замечательного питомца

— Ты что, шутишь? — спросила Мэллори, когда Саймон объяснил ей, что он собирается сделать.

— Они умрут, если мы им не поможем, — сказал Саймон. — Грифон истекает кровью.

— И грифона ты тоже хочешь спасти? — уточнил Джаред. Он понимал, что надо спасти котов. Но грифона?!

— Как ты собираешься ему помочь? — спросила Мэллори. — Мы же не ветеринары для волшебных существ.

— Надо попробовать, — твердо сказал Саймон.

Джаред понял, что придется соглашаться. В конце концов, он сам был частично виноват в том, что Саймона утащили гоблины.

— Мы можем взять брезент из сарая.

— Ага, — кивнул Саймон. — А потом оттащим его домой. Там полно места.

Мэллори закатила глаза.

— Если он нам позволит, — сказал Джаред. — Ты видел, что он сделал с тем гоблином?

— Пойдемте, ребята, — взмолился Саймон. — У меня не получится оттащить его в одиночку.

При полной луне ориентироваться в лесу было легко, но Джаред, Мэллори и Саймон по-прежнему соблюдали осторожность.

Оказавшись у границ поместья, дети направились к сараю. Джаред оглянулся на дом и увидел, что все его окна освещены, а мамина машина стоит у крыльца. Что сейчас делает мама — спокойно ждет их и готовит ужин? Или уже позвонила в полицию? Джареду хотелось войти в дом и сказать маме, что с ними все в порядке, но он не осмеливался.

— Джаред, иди же, — позвал Саймон, стоя в открытых дверях сарая.

Мэллори уже стаскивала брезент с машины.

— Ой, посмотрите! — Саймон взял фонарь с одной из полок у входа и включил его. К счастью, фонарь не зажегся.

— Наверное, батарейки сели, — предположил Джаред.

— Прекратите баловаться, — строго сказала Мэллори. — Мы же не хотим, чтобы нас обнаружили.

Они потащили брезент в лес. Шли медленно и много спорили о том, какой путь лучше. Джареда очень тревожили разные ночные звуки. Даже кваканье лягушек в ночи казалось ему зловещим. Он невольно спрашивал себя, что там такое прячется в глуши? Может быть, кое-что похуже гоблинов и троллей? В конце концов Джаред покачал головой и напомнил себе, что на сегодня невезения уже хватит.

Когда они наконец нашли гоблинский лагерь, Джаред с удивлением заметил, что Пискун по-прежнему сидит у костра. Он облизывал кости и рыгал.

— Я вижу, у тебя все хорошо, — сказал Джаред.

— Разве так разговаривают с тем, кто спас тебе жизнь, балда?

Джаред начал было возражать — да ведь их чуть не убили из-за этого дурацкого гоблина! — но Мэллори схватила его за руку.

— Помоги Саймону с животными, — сказала она, — а я присмотрю за гоблином.

— Я не гоблин, — возразил Пискун. — Я хобгоблин.

— Ну, это не важно, — ответила Мэллори, присаживаясь на камень.

Саймон и Джаред влезли на дерево и выпустили из клеток всех животных. Большинство из них тотчас разбегались, забираясь на ближайшие ветки или спрыгивая на землю. Они боялись мальчиков, как будто те были гоблинами.

Один котенок съежился в углу клетки и жалобно мяукал. Джаред не знал, что с ним делать. Пока что он засунул малыша в рюкзак и продолжал заниматься другими пленниками.

Тиббса нигде не было.

Увидев котенка в рюкзаке, Саймон настоял на том, что они оставят его у себя. Джаред подумал, что теперь, может быть, Саймон откажется от идеи приручить грифона.

А у Пискуна, когда он увидел котенка, глаза засветились от радости. Однако, вполне вероятно, это было от голода.

Когда клетки опустели, дети вместе с хобгоблином подошли к грифону. Животное устало смотрело на них, вытянув когти.

Мэллори подобрала с земли палку:

— Вы же знаете о том, что раненые животные часто нападают без всякого повода?

— Но иногда не нападают, — сказал Саймон, подходя к грифону с пустыми, вытянутыми вперед руками. — Иногда они позволяют позаботиться о них. Как-то раз я вот так же спас крысу. Она укусила меня, лишь когда ей стало лучше.

— Только кучка идиотов может связаться с раненым грифоном, — прокомментировал Пискун, разламывая очередную кость и высасывая мозг. — Хотите, я оставлю этого котенка у себя?

— А хочешь оказаться в компании своих друзей на дне ручья? — проворчала в ответ Мэллори.

Джаред улыбнулся. Это было очень неплохо, что Мэллори на их стороне.

Тут ему в голову пришло еще кое-что.

— Раз уж ты такой щедрый гоблин, может, плюнешь в глаз моей сестре?

— Я хобгоблин! — возмутился Пискун.

— Хе, спасибо, конечно, но я как-нибудь переживу, — сказала Мэллори.

— Нет, ты не понимаешь. Так ты будешь Видеть, а это имеет смысл, — объяснил Джаред. — То есть тебе уже не понадобится окуляр.

— Фу, как же это отвратительно!

— Вы сами видите, ей это совершенно не по нраву. — Пискун выглядел оскорбленным. Впрочем, возможно, он просто был удручен тем, что никак не мог раскусить очередную кость.

— Мэл, послушай меня. Ты же не можешь все время носить этот камень.

— Кто бы говорил, — ответила сестра. — Откуда ты знаешь, сколько времени будет продолжаться действие этого плевка?

Об этом Джаред совсем не задумывался. Он вопросительно посмотрел на Пискуна.

— Пока кто-нибудь не выколет тебе глаза.

— Отлично, — сказал Джаред, пытаясь вернуть беседе хоть какую-то осмысленность.

Мэллори вздохнула:

— Ну ладно, договорились.

Она опустилась на колени и сняла монокль. Пискун плюнул от души, не пожалев слюны.

Повернув голову, Джаред заметил, что Саймон подошел к грифону совсем близко. Тот лежал пока тихо.

— Привет, грифон, — мягко проговорил Саймон, склонившись к нему. — Я не причиню тебе вреда. Мы просто хотим тебе помочь. Ну, иди сюда, будь хорошим мальчиком.

Грифон издал что-то вроде свиста, как чайник. Саймон осторожно погладил его, расправляя перья.

— Давайте расстелим брезент, — прошептал Саймон брату с сестрой.

Грифон чуть приподнялся и открыл клюв, но поглаживания Саймона, казалось, расслабили его, и он положил голову обратно на землю.

Дети разложили брезент. Саймон опять нагнулся к грифону, продолжая шептать ему что-то успокаивающее. Грифон слушал и вроде бы понимал мальчика. При этом он ерошил перья, как будто шепот Саймона щекотал его.

Мэллори подошла поближе и взяла в руки передние лапы грифона, а Джаред ухватил его за спину.

— Раз, два, три, — сказали они хором и перекатили грифона на брезент.

Потревоженный грифон раскрыл было клюв и задергал лапами, но потом быстро успокоился.

Взявшись за края брезента, дети с усилием поволокли его через лес к сараю. Впрочем, это оказалось легче, чем думал Джаред. Саймон предположил, что у грифонов кости полые, как у птиц.

— Ну пока, дурачки! — крикнул им вслед Пискун.

— Увидимся, — откликнулся Джаред. Ему даже захотелось, чтобы хобгоблин пошел с ними.

Мэллори опять закатила глаза.

Грифону путешествие не нравилось. Его тело натыкалось на все кочки и пеньки, встречавшиеся им по пути, поскольку дети не могли поднять брезент повыше. Иногда приходилось останавливаться и дожидаться, пока Саймон успокоит беднягу, и лишь потом снова тащить. Казалось, путь до дома занял целую вечность.

Оказавшись у сарая, ребята открыли двойные двери у его задней стены и втащили грифона в крайнее конское стойло. Грифон улегся на солому. Саймон опустился на колени и промыл его раны водой. Джаред отыскал пустое ведро, налил туда воды и поставил перед грифоном. Тот с благодарностью начал пить.

Даже Мэллори сменила гнев на милость, нашла где-то траченное молью покрывало и накрыла им раненое животное. Грифон выглядел теперь как настоящий домашний питомец.

Джаред понимал, что принести сюда грифона было безумием, но чувствовал, что уже привязался к нему. Гораздо больше, чем к Пискуну, по крайней мере.

Дома сестра и братья Грейсы оказались очень поздно. Платье Мэллори до сих пор не просохло после падения в ручей, одежда Саймона была вся рваная, на штанах у Джареда виднелись пятна от травы. Кожу на руках у ребят от ладоней до локтей покрывали многочисленные царапины. Но у них по-прежнему была с собой книга и окуляр, а у Саймона появился новый котенок.

А самое главное — все остались живы. С точки зрения Джареда, это было просто замечательно.

Когда они вошли в дом, мама разговаривала по телефону. Лицо ее было мокрым от слез.

— Они пришли! — Мама положила трубку и уставилась на них:

— Где вы были? Уже час ночи! — Она вытянула палец в сторону Мэллори:

— Как ты можешь быть такой безответственной?

Мэллори посмотрела на Джареда. Саймон тоже повернулся к нему, прижав к груди котенка. Джаред вдруг понял: они ждут, чтобы он придумал что-нибудь в оправдание.

— Ну… на дереве был котенок, — начал Джаред, и Саймон улыбнулся ему. — Вот этот. И Саймон залез на дерево, но котенок испугался. Он побежал по ветке дальше, а Саймон застрял. И тогда я позвал Мэллори.

— И я тоже полезла на дерево, — вступила в разговор Мэллори.

— Да, — подтвердил Джаред. — Она тоже полезла на дерево. А котенок перепрыгнул на соседнее. Саймон опять полез за ним, но ветка сломалась, и он упал в ручей.

— Но у него сухая одежда! — возразила мать.

— Джаред хочет сказать, что это я упала в ручей, — сказала Мэллори.

— А еще в ручей упал мой башмак, — встрял Саймон.

— Да, — продолжал Джаред. — Потом Саймон поймал котенка, но их обоих нужно было снять с дерева и не поцарапаться.

— Возиться пришлось долго, — подтвердил Саймон.

Мама странным взглядом посмотрела на Джареда, но кричать не стала.

— Так. Вы, все трое, находитесь под домашним арестом до конца месяца. Никаких игр за пределами дома.

Джаред открыл рот, чтобы поспорить, однако ни одна идея почему-то так и не пришла ему в голову.

Когда ребята поднялись к себе наверх, Джаред сказал:

— Извините. Мне казалось, что я хорошо все придумал…

Мэллори согласно кивнула:

— Трудно было придумать что-нибудь удачнее. Ты же не мог ей объяснить, что произошло на самом деле.

— И откуда только взялись эти гоблины?! — пожал плечами Джаред. — Мы так и не выяснили, чего они хотели.

— «Путеводитель», — хлопнул себя по лбу Саймон. — Я ведь не успел тебе об этом рассказать. Они думали, что он у меня.

— Как же так? Откуда они могли знать, что мы его нашли?

— Может, им Портняжка сказал? — спросила Мэллори.

Джаред покачал головой:

— Ему вообще не хотелось, чтобы мы связывались с этой книгой.

— Тогда как все произошло? — спросила Мэллори со вздохом.

— А что, если кто-то наблюдал за домом, дожидаясь, пока мы найдем книгу?

— Кто-то или что-то, — обеспокоенно добавил Саймон.

— Но зачем?! — Голос Джареда прозвучал несколько громче, чем он рассчитывал. — Что такого важного в этой книге? То есть… Разве эти гоблины могут читать?

Саймон пожал плечами:

— Они не сказали зачем. Просто хотели книгу.

— Портняжка был прав, — сказал Джаред, открывая дверь спальни, которую он делил со своим братом.

Кровать Саймона стояла убранной очень аккуратно — простыни заправлены, покрывала разглажены, подушки взбиты. Постель же Джареда была просто растерзана. Перина свисала вниз, из нее торчали перья. Одеяла разорваны, простыни скомканы.

— Портняжка, — вздохнул Джаред.

— Я же тебе говорила, — сказала Мэллори. — Не надо было отбирать у него ясновидящий камень.

Книга 3. Секрет тетушки Люсинды

Глава 1 В которой много чего вывернуто наизнанку

Джаред Грейс стянул с себя красную рубашку, вывернул наизнанку и снова надел. Он попробовал сделать то же самое с джинсами, но не смог.

На подушке в изголовье его кровати лежал «Путеводитель по фантастическому миру вокруг вас» Артура Спайдервика, раскрытый на странице о способах защиты. Джаред недоверчиво заглядывал в книгу, уверенный, что она не слишком-то ему поможет.

С той самой ночи, когда братья-близнецы Джаред и Саймон Грейсы и их сестра Мэллори принесли домой грифона, Портняжка из кожи вон лез, чтобы досадить Джареду. Мальчик часто слышал шуршание внутри стен их семейного домового. Иногда даже казалось, что тот краем глаза следит за ним. Но чаще всего Джаред просто становился жертвой очередной безобразной выходки: ему стригли во сне ресницы, набивали ботинки грязью, мочились на подушку. В последнем преступлении мама обвинила нового котенка Саймона, но Джаред точно знал, что она ошибается.

Мэллори совершенно не трогали страдания брата. «Теперь ты тоже знаешь, каково это», — твердила она. Только Саймон выказывал Джареду свое участие и сочувствие. Впрочем, ничего другого ему не оставалось. Если бы Джаред не отобрал у Портняжки ясновидящий камень, Саймон давно бы окончил свою жизнь в желудках гоблинов.

Джаред зашнуровывал заляпанные грязью ботинки, надетые поверх вывернутых наизнанку носков, и размышлял. Ему очень хотелось найти способ извиниться перед Портняжкой и вернуть камень. Правда, теперь домовой не желал забирать его обратно. При этом Джаред был уверен, что поступил бы точно так же, как и в прошлый раз, случись подобная история снова. Одно воспоминание о том, что Портняжка в то время, когда Саймона захватили гоблины, стоял как ни в чем не бывало и разговаривал загадками, заставляло мальчика злиться до такой степени, что он был готов порвать завязываемые шнурки.

— Джаред! — раздался снизу голос Мэллори. — Джаред, спускайся немедленно!

Он выпрямился, сунул «Путеводитель» под мышку, сделал шаг к двери и тут же упал, больно стукнувшись локтем и коленкой о деревянный пол. Шнурки обоих башмаков оказались связаны между собой.

Мэллори стояла у кухонного окна и разглядывала на свет стакан с водой. Луч солнца, пройдя через воду, отбрасывал на стену радужные блики. Саймон сидел рядом. Сестра и брат не шевелились и казались Джареду прикованными каждый к своему месту.

— Что случилось? — недовольно спросил Джаред. Он чувствовал раздражение, колено болело. «Если они позвали меня только чтобы показать, как красиво выглядит пронзенный солнечным лучом стакан, я им точно что-нибудь разобью!» — решил он про себя.

— Сделай глоток, — предложила Мэллори, протягивая ему стакан.

Джаред с подозрением посмотрел на сестру. Они что, плюнули туда? Зачем Мэллори надо, чтобы он выпил это?

— Давай, Джаред, — сказал Саймон. — Мы уже попробовали.

В этот момент запищала микроволновка, и Саймон подскочил, чтобы вынуть оттуда большую тарелку с нарезанным мясом, которое там размораживалось. Сверху мясо приобрело бледно-серый цвет, внизу же оно совсем не разморозилось.

— Что это? — спросил Джаред, уставившись на мясо.

— Это для Байрона, — ответил Саймон, вываливая мясо в большую миску и добавляя туда кукурузные хлопья. — Похоже, он выздоравливает. Все время хочет есть.

Джаред усмехнулся. Такая прожорливость грифона, который приходил в себя у них в сарае, кого-нибудь другого могла бы и насторожить. Но только не Саймона.

— Давай, — прервала их Мэллори, — пей!

Джаред сделал глоток и поперхнулся. Жидкость обожгла ему горло, половина ее пролилась у него изо рта на кафельный пол. Остальное прошло по пищеводу, как мог бы пройти огонь.

— Вы что, рехнулись? — просипел Джаред, задыхаясь от приступов кашля. — Что это было?

— Вода из крана, — ответила Мэллори. — Она теперь вот такого вкуса.

— Тогда зачем вы заставили меня выпить ее? — возмутился он.

Сестра скрестила руки на груди:

— А как ты думаешь, почему все это происходит?

— Что ты имеешь в виду?

— Я хочу сказать, что все эти странности начались после того, как мы нашли «Путеводитель», и они не прекратятся, пока мы от него не избавимся.

— Странные вещи начали происходить до того, как мы нашли книгу! — возразил ее брат.

— Не имеет значения, — продолжала Мэллори. — Гоблины хотели получить «Путеводитель». И я считаю, мы должны им его отдать.

На некоторое время в кухне воцарилась тишина. Наконец Джаред выдавил из себя приглушенное «Что?!»

— Мы должны избавиться от этой дурацкой книжки, — повторила Мэллори, — пока кто-нибудь из нас не пострадает, или еще того хуже.

— Но мы ведь не знаем, что случилось с водой! — Джаред в ярости указал на раковину.

— А какая разница? — спросила Мэллори. — Помнишь, что сказал нам Портняжка? «Путеводитель» Артура очень опасен.

Джареду совершенно не хотелось думать о Портняжке.

— «Путеводитель» нужен нам! — сказал он. — Без него мы бы даже не поняли, что в доме есть домовой. И не узнали бы ни про тролля, ни про гоблинов…

— И они бы о нас не знали, — заметила Мэллори.

— Это моя книга, — сказал Джаред.

— Прекрати! Нельзя быть таким эгоистом!

Джаред сжал зубы. Как она смеет обзывать его эгоистом? Ей-то самой страшно было даже прикоснуться к книге.

— Я решаю, что будет с этой книгой, и это мое последнее слово!

— Я тебе покажу последнее слово! — угрожающе воскликнула Мэллори. — Если бы не я, ты был бы уже мертв!

— И что? Если бы не я, ты бы тоже была мертва!

Мэллори так глубоко вздохнула, что Джаред без труда представил, как у нее из ноздрей идет пар.

— Вот именно. Все мы могли бы быть уже мертвы, и все из-за этой самой книги.

Два брата и сестра одновременно посмотрели на «эту самую книгу», которую Джаред держал в левой руке. Он в ярости повернулся к Саймону:

— Я так понимаю, ты с ней согласен?

Саймон неловко пожал плечами:

— «Путеводитель» помог нам узнать о Портняжке и о камне, который позволяет увидеть волшебный мир…

Джаред победно улыбнулся.

— Но, — продолжил Саймон, и лицо Джареда вытянулось, — что, если в нашей округе еще остались другие гоблины? И вдруг они проникнут в дом? Или схватят маму? Я не знаю, сможем ли мы их остановить.

Джаред покачал головой. Гоблины погибли. Они не вернутся. Если они должны были уничтожить «Путеводитель», то все их усилия пропали напрасно.

— А что, если мы отдадим им книгу, а они все равно будут нас преследовать?

— Но зачем? — спросила Мэллори.

— Затем, что мы все равно уже знаем о «Путеводителе» Артура, — ответил мальчик. — И знаем о том, что волшебный мир существует. Они могут решить, что мы создадим новый «Путеводитель».

— Я лично прослежу, чтобы ты не сотворил ничего подобного, — огрызнулась Мэллори.

Джаред обернулся к Саймону, который пытался размешать полузамороженную смесь мяса и каши деревянной ложкой.

— А грифон? Гоблины хотели убить Байрона, помните? Мы что, отдадим его им?

— Нет, — ответил Саймон, глядя в окно с линялыми занавесками. — Мы не можем отпустить Байрона. Он пока еще не поправился.

— Байрона никто не разыскивает, — возразила Мэллори. — Это совсем другое.

Джаред пытался придумать хоть что-нибудь, что убедит его сестру и брата, докажет им необходимость сохранить «Путеводитель». Он ведь и сам пока что ничуть не лучше Саймона или Мэллори разбирался в волшебном мире. И точно так же не знал, почему представители этого мира, которые все описаны в «Путеводителе», так упорно стремятся отобрать у них книгу Артура. Может быть, эти создания просто не хотят, чтобы люди увидели их? Единственного человека, который мог знать ответ на этот вопрос, уже нет — Артур давно умер… И тут вдруг Джареда осенило.

— Есть кое-кто, кого можно спросить и кто может знать, что нам делать, — загадочным тоном произнес он.

— Кто это? — хором спросили Мэллори и Саймон.

Джаред выиграл. Книга в безопасности — по крайней мере, на время.

— Тетушка Люсинда, — ухмыльнулся он.

Глава 2 В которой много сумасшедших

— Как это мило с вашей стороны — навестить свою троюродную бабушку, — сказала мама, улыбаясь Саймону и Джареду в зеркало заднего вида. — Я уверена, что печенье, которое вы испекли, ей очень понравится.

За окном автомобиля проносились деревья, на ветках которых кое-где одиноко висели красные и желтые листья.

— Они его не пекли, — вмешалась Мэллори. — Просто взяли замороженное тесто и положили на противень.

Джаред со злостью двинул кулаком по спинке ее сиденья.

— Эй, вы там! — возмутилась Мэллори. Обернувшись, она резко выбросила в их сторону руку.

Саймон и Джаред отпрянули назад. Сестра вполне могла дотянуться до них даже с пристегнутым ремнем.

— Ну это в любом случае лучше, чем ничего, — парировала мама и искоса взглянула на дочь:

— И лучше того, чем ты сейчас занимаешься. Ты, между прочим, до сих пор наказана, дорогая. Как и вы все. Еще неделя осталась.

— Я просто тренируюсь — выполняю фехтовальный выпад, — ответила Мэллори, снова поворачиваясь к дороге.

Джаред, конечно, мог ошибаться, но ему показалось, что щеки сестры подозрительно порозовели при этих словах.

Он задумчиво ощупал свой рюкзак, в котором лежал «Путеводитель», завернутый в полотенце. Пока он носил его с собой, ни Мэллори, ни волшебные создания не могли до него добраться. Кроме того, может быть, тетя Люсинда знает что-то про эту книгу. Может быть, именно она спрятала «Путеводитель» в двойном дне сундука, чтобы кто-нибудь вроде Джареда нашел его. А если так, она, возможно, сумеет убедить Саймона и Мэллори в том, насколько это нужная вещь и насколько важно ее сохранить.

Больница, в которой сейчас жила тетушка их матери, не была похожа на сумасшедший дом. Скорее она напоминала старинный фамильный особняк с массивными стенами из красного кирпича и несколькими рядами окон. Здание стояло посреди большого газона. Широкая дорожка, выложенная белым камнем, вела к воротам, с основанием из того же камня. Над черной крышей торчали по меньшей мере десять каминных труб.

— Ого, — сказал Саймон. — Этот дом будет постарше нашего.

— Да, он старше, — согласилась Мэллори. — Но не такая развалина.

— Мэллори! — одернула ее миссис Грейс.

Когда они заезжали на стоянку, под шинами заскрипел гравий. Мама поставила машину рядом с потрепанным зеленым автомобилем и заглушила мотор.

— А тетя Люси знает, что мы приедем? — спросил Саймон.

— Я звонила сюда, — пояснила миссис Грейс, выходя из машины с сумочкой в руках. — Но не знаю, предупреждают ли ее о визитах, так что не будьте разочарованы, если она нас не ждет.

— Я уверен, что мы первые посетители, которые побывали у нее за долгие годы, — заметил Джаред.

Мама с укоризной посмотрела на него.

— Во-первых, совершенно необязательно об этом говорить, а во-вторых, почему это у тебя рубашка вывернута?

Джаред осмотрел себя. Ну что ж, по крайней мере, штаны надеты не наизнанку.

— Бабушка приезжает к ней, да? — спросила Мэллори.

Мама кивнула.

— Да, но ей тяжело сюда приезжать. Она всегда относилась к Люси не как к кузине, а скорее как к родной сестре. А когда Люси начала… ну… впадать в детство, бабушке пришлось все организовать своими руками.

Джаред хотел было спросить, что это значит, но что-то заставило его промолчать.

Пройдя через широкие дубовые двери, семейство Грейс оказалось в просторном вестибюле, где сидел человек в форме и читал газету. Он посмотрел на них и потянулся к телефону.

— Пожалуйста, распишитесь здесь, — сказал он, кивнув на раскрытый журнал посещений. — Вы к кому?

— К Люсинде Спайдервик, — ответила мама, наклоняясь над столом, чтобы поставить подпись.

Услышав это имя, охранник поморщился, и Джаред сразу решил про себя, что этот дядька ему не нравится.

Через несколько минут появилась медсестра в белых брюках и розовой кофточке. Она повела их по лабиринту белоснежных коридоров, в которых слабо пахло йодом.

Они прошли мимо пустой комнаты, где мерцал экран телевизора. Откуда-то доносился чей-то приглушенный смех. Джаред стал вспоминать подобные заведения по фильмам и живо представил себе людей с пустыми глазами в смирительных рубашках, пытающихся зубами разорвать путы.

Двери комнат, которые попадались им по пути, оказались наполовину застекленными, и мальчика так и тянуло посмотреть, что делается там, внутри. В одной из комнат молодой человек в банном халате тихонько хихикал, глядя в книгу, которую держал вверх ногами. В другой — женщина рыдала у окна.

Джаред попытался отвести глаза от следующей двери, но услышал чей-то возглас:

— Ага! Вот и мой танцевальный партнер! Пустите меня!

Джаред поднял взгляд и застыл на месте.

Мужчина с дико вздыбленными волосами прижимался лицом к стеклу и барабанил по нему ладонями.

— Мистер Бирни! — Медсестра встала между Джаредом и дверью. — Успокойтесь!

— Это все ваша вина, — захныкал мужчина, оскаливая желтые зубы.

— Ты в порядке? — спросила Мэллори.

Джаред кивнул, пытаясь унять дрожь.

— И часто такое случается? — спросила миссис Грейс.

— Нет, — ответила медсестра. — Я очень сожалею. Обычно он ведет себя тихо.

Джаред уже начал думать, что поход сюда был не самой лучшей идеей. И тут наконец медсестра остановилась у одной из дверей, дважды постучала в нее и открыла, не дожидаясь ответа.

Комнатка была маленькая, с окрашенными в белый цвет стенами. В центре стояла больничная кровать с никелированной спинкой. На кровати, завернувшись в плед, полулежа сидела одна из самых старых женщин, каких только приходилось видеть Джареду. Ее длинные волосы были белыми, как сахар, а бледная кожа казалась прозрачной. Спину старушки как будто перекосило. Рядом с кроватью стояла капельница с пакетом бесцветной жидкости, которая по длинной трубке переливалась ей в руку. Но глаза женщины, смотревшие на Джареда, были яркими и умными.

— Может быть, мне закрыть окно, мисс Спайдервик? — спросила сестра. — Вы можете простудиться.

— Нет! — рявкнула Люси, и сестра остановилась на полпути. Старушка продолжила более мягким тоном:

— Не стоит, оставьте, мне нужен свежий воздух.

— Здравствуйте, тетя Люси, — нерешительно произнесла мама. — Вы меня помните? Я Хелен.

Старая леди слегка кивнула, показывая, что вновь обрела спокойствие:

— Ну конечно. Дочь Мелвины. Бог мой, да ты гораздо старше, чем я себе представляла.

Джаред заметил, что его мама явно осталась недовольна этим замечанием.

— Это мои сыновья Джаред и Саймон, — продолжала мама, — а это моя дочь Мэллори. Мы живем в вашем доме, и дети захотели увидеться с вами.

Тетя Люси нахмурилась:

— В моем доме? Там опасно находиться.

— Мы там делаем ремонт, — сказала мама. — А дети принесли вам печенье.

— Чудесно, — ответила старушка, но посмотрела на блюдо так, словно по нему ползали тараканы.

Джаред, Саймон и Мэллори обменялись многозначительными взглядами. Медсестра фыркнула:

— У вас ничего не выйдет. Мисс Спайдервик ничего не будет есть, пока мы на нее смотрим. — Она обращалась к миссис Грейс так, будто тети Люси здесь не было.

Люсинда сузила глаза:

— К вашему сведению, я не глухая.

— Попробуете? — предложила мама, протягивая старушке тарелку с печеньем.

— Боюсь, что нет, — ответила та. — Я сыта.

Мама с обеспокоенным видом отставила тарелку на столик.

— Может быть, поговорим в коридоре? — попросила она медсестру:

— Я и не подозревала, что все так серьезно.

Медсестра кивнула, и женщины вместе вышли из комнаты.

Джаред подмигнул Саймону. Все складывалось даже лучше, чем они надеялись. Теперь хотя бы несколько минут наедине со старой тетушкой им обеспечено.

— Тетя Люси, — быстро заговорила Мэллори. — Когда вы сказали маме, что в доме небезопасно, вы ведь говорили не о прогнивших полах, да?

— Вы имели в виду волшебных существ? — подхватил Саймон.

— Нам можно рассказать, — встрял и Джаред. — Мы их видели.

Тетушка улыбнулась им печальной улыбкой.

— Именно их я и имела в виду, — сказала она, поправляя свою постель. — Идите сюда. Садитесь. И расскажите мне, что произошло.

Глава 3 В которой рассказываются истории и обнаруживается, что совершена кража

— Мы видели гоблинов, тролля и грифона, — сказал Джаред, как только они уселись в ногах больничной кровати. Он чувствовал огромное облегчение оттого, что ему верят. Теперь, если еще тетя Люси объяснит им, что «Путеводитель» обязательно нужно сохранить, все будет хорошо.

— И Портняжку, — добавила Мэллори, взяла печенье и откусила кусочек — Правда, мы так и не решили, хороший он домовой или плохой.

— Да, — сказал Джаред. — Но мы должны спросить вас еще кое о чем. Очень важном…

— Портняжка? — переспросила тетя Люсинда, поглаживая Мэллори по руке. — Я его сто лет не видела. Как он? Так же, я думаю. Они ведь не меняются, правда?

— Я… я не знаю, — сказала Мэллори.

Тетя Люси протянула руку к тумбочке возле кровати и вытащила оттуда потрепанный мешочек из зеленой ткани, расшитой звездами.

— Портняжке это нравилось.

Джаред заглянул в мешочек. Там были какие-то безделушки: мраморные камешки, глиняные шарики, серебряные фигурки.

— Это его вещи?

— Нет, — ответила тетя Люсинда. — Это мое… То есть было мое, когда я была достаточно маленькой, чтобы играть с этим. Просто мне бы хотелось, чтобы они хранились у него. Бедняжка, ему, наверное, так одиноко в этом старом доме. Я думаю, он очень радовался тому, что вы переехали туда.

Джаред в свою очередь подумал, что Портняжка вряд ли был так уж рад этому, но ничего не сказал.

— А Артур был вашим отцом? — спросил Саймон.

— Да. Был, — вздохнула тетя Люсинда. — Вы видели его картины?

Дети кивнули.

— Он был замечательным художником. Делал рекламу содовой воды и женских чулок А мне и Мелвине он сделал бумажных кукол. У нас была целая папка с этими куклами, с одеждой для них на каждое время года. Интересно, где они сейчас?

— Может быть, на чердаке, — пожал плечами Джаред.

— Ну, не важно. Отца уже давно нет, и я не уверена, что снова захочу увидеть этих кукол.

— А почему? — спросил Саймон.

— Потому что мне не хочется возвращать воспоминания. Вы же знаете, отец нас оставил, — ответила тетя Люсинда, глядя на свои слегка трясущиеся руки. — Просто однажды отправился гулять и не вернулся. Мама сказала, что догадывалась о его намерениях. К тому моменту он уже давно получал эти письма…

Джаред удивился. Он никогда не задумывался о том, что случилось с Артуром. Перед внутренним взором мальчика появилось суровое лицо в очках, изображенное на картине в библиотеке. Джареду так хотелось полюбить своего прадеда, который умел рисовать и видел волшебных существ. Но если то, что сказала Люсинда — правда, тогда Артур ему решительно не нравится.

— Наш папа тоже от нас ушел, — с горечью сказал Джаред.

— Я только хочу понять почему. — Тетя Люсинда отвернулась, и Джареду показалось, что в ее глазах заблестели слезы. Она сжала руки, чтобы унять дрожь.

— Может быть, он ушел из-за работы, — вставил Саймон. — Как наш папа.

— Ой, да ладно тебе, Саймон, — вздохнул Джаред, — неужели ты веришь в эту ерунду?

— Заткнитесь, дурачки, — сверкнула глазами Мэллори. — Тетя Люси, а почему вы здесь, в больнице? Я имею в виду, вы совсем не сумасшедшая.

Джаред зажмурился, уверенный, что тетушка сейчас рассердится, но она только рассмеялась.

— После папиного ухода мы с мамой переехали в другой город. Я выросла вместе с моей двоюродной сестрой Мелвиной — вашей бабушкой. Я рассказала ей про Портняжку и маленьких фей, но она мне, похоже, не поверила.

Мама умерла, когда мне было всего шестнадцать лет. Через год я вернулась в поместье Спайдервик и занялась ремонтом на те ограниченные средства, которые у меня были. Портняжка так и жил в доме, но помимо него там появились и другие обитатели. Иногда я видела какие-то тени, мелькающие во тьме. В один прекрасный день они перестали прятаться. Они решили, что папина книга — у меня. И стали мучить и преследовать меня, чтобы я отдала ее им. Но у меня книги не было. Отец забрал ее с собой. Он никогда не оставил бы ее в доме.

Джаред хотел было вставить слово, но тетя Люси, казалось, с головой погрузилась в воспоминания.

— Однажды они принесли кусочек какого-то фрукта — совсем маленький, размером с виноградину, и красный, как роза. И обещали больше не причинять мне вреда. Я, дурочка, взяла этот фрукт и тем самым определила свою судьбу.

— Это был яд? — спросил Джаред, вспомнив Белоснежку и семь гномов.

— Ну, что-то вроде, — ответила тетя Люсинда со странной улыбкой. — Это было лучше любой еды, которую я когда-либо пробовала. Какой-то цветочный вкус, вкус песни, которой нет названия…

После этого вся человеческая еда — обычная еда — стала казаться мне подобной золе и опилкам. Я не могла заставить себя есть ее и умерла бы от голода…

— Но вы же не умерли, вас спасли… — вставила Мэллори.

— …феи, с которыми я играла девочкой. Они кормили меня и заботились обо мне. — Тетя Люси загадочно улыбнулась и вытянула руку. — Позвольте вам представить их. Идите сюда, мои дорогие, я вас познакомлю со своими внучатыми племянниками.

Возле открытого окна раздался какой-то шорох, и то, что казалось пылью, сверкающей на солнце, вдруг превратилось в созданий размером с грецкий орех, с прозрачными блестящими крылышками. Они закружились вокруг головы тети Люси, прикасаясь к ее седым волосам и время от времени присаживаясь ей на плечи.

— Разве они не милые? — спросила тетушка. — Мои милые маленькие друзья.

Джаред уже знал, кто они — феи, подобные тем, кого он видел в лесу, — но это не мешало ему восхищаться этими удивительными созданиями. Саймон же был, казалось, поражен до глубины души.

Мэллори нарушила воцарившуюся тишину:

— Я все еще не понимаю, кто вас сюда поместил?

— Ах да, больница, — продолжила тетя Люси. — Ваша бабушка Мелвина решила, что я сошла с ума. Сначала она увидела шрамы, потом заметила отсутствие аппетита. А позже случилось еще кое-что. Я не хочу вас пугать… нет, не совсем так, наоборот, я хочу, чтобы вы испугались. Я хочу, чтобы вы поняли, как важно для вас уехать из этого дома. Видите эти отметины? — Старая женщина вытянула тонкую руку, покрытую страшными рубцами. — В одну ужасную ночь пришли эти чудовища. Маленькие зеленые существа с ужасными зубами держали меня, а великан допрашивал. Я пыталась сопротивляться, и они исцарапали мне руки и ноги. Я сказала им, что у меня нет никакой книги, что ее забрал с собой мой отец, но они не верили мне. До этой ночи у меня была прямая спина, а после вырос горб. Шрамы стали последней каплей, переполнившей чашу терпения Мелвины. Она была уверена, что я сама себя изранила. Она не могла ничего понять… и отправила меня сюда.

Одна из фей в платьице из зеленого листочка подлетела ближе и положила небольшую ягодку на одеяло рядом с Саймоном. Джаред моргнул — он был настолько поглощен рассказом, что совсем забыл про фей. Плод источал аромат свежей травы и меда. Сквозь его тонкую кожицу просвечивала красная мякоть. Тетя Люсинда посмотрела на ягодку, и губы ее задрожали.

— Это тебе, — завлекающе прошептала одна из фей Саймону.

Мальчик взял плод и принялся разглядывать его.

— Ты ведь не собираешь это есть, да? — спросил Джаред. Хотя одного взгляда на диковинный фрукт было достаточно, чтобы у кого угодно слюнки потекли.

— Нет, конечно, — ответил Саймон, но глаза его жадно заблестели.

— Не надо, — сказала Мэллори.

Саймон, как завороженный, вертел ягоду между пальцами, все ближе поднося ее к губам.

— Один кусочек… От него ничего не будет, — тихо сказал он.

Стремительным движением руки Люсинда выхватила плод, и через мгновение он оказался во рту у старой тетушки. Она закрыла глаза.

— Эй! — вскрикнул Саймон, подпрыгивая. Он недовольно огляделся и в совершенной растерянности произнес:

— Что это было?

Джаред покосился на троюродную бабушку. Ее руки, сложенные вместе, сильно дрожали.

— Они это сделали без злого умысла, — сказала бабушка. — Они просто не понимают всего вреда этого. Для них это просто еда.

Джаред посмотрел на маленьких фей. Трудно было сказать, что они знают или не знают.

— Теперь вы видите, почему этот дом слишком опасен для вас, дети. Вы должны убедить вашу маму, что семье надо уехать из него. Если они будут знать, что вы в доме, то сочтут, что «Путеводитель» у вас, и никогда не оставят вас в покое.

— Но «Путеводитель» действительно у нас, — сказал Джаред.

Тетя Люси ахнула:

— Не может быть…

— Я нашел записку в библиотеке и разгадал загадку, — объяснил Джаред.

— Вот видишь, тетя Люси тоже советует нам избавиться от книги! — сказала Мэллори.

— В библиотеке? Это значит… — Тетушка с ужасом посмотрела на них. — Если «Путеводитель» у вас, вы должны покинуть дом. Немедленно! Вы поняли меня?

— «Путеводитель» здесь. — Джаред расстегнул рюкзак и достал завернутую в полотенце книгу. Но когда он развернул ткань, выяснилось, что никакого «Путеводителя» там нет. Перед ним была потрепанная книга «Магия микроволновой печи».

Джаред повернулся к Мэллори.

— Ты! Ты украла его! — закричал он, отшвырнув рюкзак и набросившись на сестру с кулаками.

Глава 4 В которой дети Грейсов выбирают путь

Джаред сидел, прижавшись лицом к окну машины, и старательно делал вид, что не плачет, хотя слезы просто градом катились по его щекам.

Он не ударил Мэллори, потому что Саймон удержал его. Его сестра утверждала, что не брала «Путеводитель». На крик пришла мама и утащила их прочь, извинившись и перед медсестрой, и перед тетей Люси. По пути к машине мама сказала Джареду: пусть он сочтет за счастье, что служащие больницы не заперли его там же.

Джаред не знал, что и думать.

— Джаред, — шепотом обратился к брату Саймон, кладя руку ему на плечо.

— Что? — не оборачиваясь, тихо откликнулся Джаред.

— Может быть, его взял Портняжка?

Джаред резко повернулся на сиденье. Все его тело напряглось. Да! Должно быть, так оно и есть! Со стороны Портняжки это была бы лучшая месть.

Мальчику казалось, что его внутренности окатили холодной водой. Почему он сам не догадался?! Это все из-за приступов злости — пугающих и лишающих его способности соображать.

Когда они доехали до дома, Джаред не пошел внутрь вместе с матерью, а уселся на заднем крыльце. Мэллори села рядом.

— Я не брала его, — сказала она. — Помнишь, мы тебе поверили? Теперь и ты мне поверь.

— Я знаю, — ответил Джаред, глядя вниз. — Я думаю, это был Портняжка. И… извини меня.

— А почему ты решил, что это Портняжка стащил «Путеводитель»? — спросила Мэллори.

— Саймон догадался, — вздохнул Джаред. — Все логично. Портняжка не оставит меня в покое. Это просто самый мерзкий из его трюков.

Саймон уселся на ступеньках рядом с Джаредом:

— Не расстраивайся. Мы найдем «Путеводитель».

— Послушай, — сказала Мэллори, теребя рукав своей рубашки, — может быть, это только к лучшему?

— Нет, — покачал головой Джаред. — Как ты не понимаешь?! Мы ведь не можем отдать то, чего у нас нет. Волшебные существа не поверили тете Люсинде, когда она сказала, что у нее нет книги. Почему же ты решила, что они поверят нам?

Мэллори насупилась и ничего не ответила.

— Я тут подумал немножко, — вступил в разговор Саймон. — Тетя Люсинда сказала, что ее отец бросил их, правда? Но если «Путеводитель» при этом остался в доме, может быть, Артур не специально оставил его? Она ведь сказала, что он никогда не ушел бы без «Путеводителя».

— Но как тогда получилось, что книга по-прежнему была спрятана? — спросил Джаред. — Если бы волшебные существа захватили Артура, он сказал бы им, где книга.

— А может, он смылся, не дожидаясь, пока его поймают, — предположила Мэллори. — И оставил Люси разбираться с этими существами. Может быть, он знал о Великане.

— Артур не смог бы так поступить, — возразил Джаред. Но стоило мальчику произнести эти слова, как он сам же усомнился в них.

— Да хватит вам, — сказал Саймон. — Мы все равно никогда этого не выясним. Давайте лучше Байрона навестим. Наверное, бедняга опять проголодался… Да и отвлечься надо от этих мыслей о «Путеводителе».

Мэллори фыркнула:

— Да уж, посещение грифона, несомненно, отвлечет нас от мыслей о книге, посвященной волшебным существам.

Джаред выдавил из себя слабую улыбку. Он не мог перестать думать о книге, о тете Люси и Артуре, о себе и Мэллори, и о злости, которую не сумел сдержать.

— Извини, что я пытался ударить тебя, — сказал он, поднимая взгляд на сестру.

Мэллори потрепала его по голове:

— Да ты все равно дерешься, как девчонка. — Она встала и направилась в дом.

— Нет! — возмущенно возразил Джаред, тоже вставая и идя за ней. Но на губах у него играла усмешка.

На кухонном столе их поджидала записка, написанная на старой пожелтевшей бумаге.

«Безрассудный мальчишка, который считает себя очень проницательным, удивляется, куда подевалась книжка?

Может быть, я рву ее на части…

Или прячу там, где вам ее не найти».

— Ох, он совсем с ума сошел, — вздохнул Саймон.

Джаред испытывал странную смесь облегчения и ужаса. Книга действительно была у Портняжки! Но что он с ней сделал? Неужели и вправду порвал?

— О, я, кажется, знаю, что нужно сделать, — с надеждой сказала Мэллори. — Солдатики и безделушки тети Люси! Мы можем оставить их ему.

— Я напишу записку. — Саймон перевернул листок бумаги и что-то нацарапал на обороте.

— Что ты пишешь? — спросила Мэллори.

— Извини, — прочел Саймон.

Джаред скептически посмотрел на записку:

— Почему-то я не думаю, что записка и кучка старых игрушек тут помогут.

— Ну, не станет же он вечно на нас сердиться, — пожал плечами Саймон.

Его брат подумал, что именно этого от Портняжки и можно ожидать.

Когда ребята пришли в сарай, Байрон спал, и его покрытые перьями бока равномерно вздымались. Глаза перекатывались вверх и вниз под прикрытыми веками. Саймон прошептал, что будить грифона не стоит, тихо поставил у него перед носом тарелку с мясом и сделал брату и сестре знак возвращаться в дом.

Мэллори предложила поиграть во что-нибудь, но Джаред слишком нервничал для того, чтобы думать о чем-то, кроме Портняжки и «Путеводителя». Он ходил взад и вперед по гостиной, пытаясь сосредоточиться.

Может быть, в записке опять была загадка, в которой содержался ответ на вопрос — где книга? Джаред снова и снова прокручивал в памяти текст, вникая в его смысл.

— Книга не может быть внутри стен. — Мэллори сидела на кушетке, скрестив ноги. — Она слишком большая. Как он ее туда втащит?

— Здесь полно комнат, в которых мы даже не были, — вставил Саймон, садясь рядом с ней.

Джаред резко остановился:

— Подождите. А что, если она у нас на виду? Прямо перед носом?

— Что? — спросил Саймон.

— В комнате Артура! Там столько разных книг, что мы легко можем не заметить «Путеводитель».

— А ведь точно, — сказала Мэллори.

— Да уж, — согласно кивнул Саймон. — И даже если там нет «Путеводителя» — мало ли, что еще мы можем там найти?

Все трое отправились на второй этаж и открыли дверцу шкафа. Джаред пригнулся и через тайный проем проник в библиотеку. Все ее стены, кроме одной, на которой висел портрет Артура, были увешаны книжными полками. Даже после их многочисленных визитов в библиотеку полки по-прежнему покрывала пыль — свидетельство того, что книги давно не трогали.

Мэллори и Саймон пролезли вслед за ним.

— Откуда начнем? — спросил Саймон, оглядываясь.

— Так. Ты давай исследуй стол, — распорядилась Мэллори. — Джаред, тебе вот эти полки, а мне вот эти.

Джаред кивнул и попытался смахнуть пыль с первой полки. Книги казались ему такими же странными, как и в прошлые визиты. «Физиогномика крыльев», «Влияние ступенек на мускулатуру», «Яды мира», «Изучение драконита». Но когда Джаред впервые смотрел на них, он испытал что-то вроде восторга, которого сейчас вовсе не чувствовал. Сейчас он не чувствовал ничего. Книга исчезла, Портняжка издевался над ним, а Артур оказался не тем, за кого Джаред его принимал. Волшебный ореол слетел с их предка, и Джаред был глубоко разочарован.

Он посмотрел на портрет, висевший на стене. Сейчас Артур даже не казался ему симпатичным. Тонкие губы, морщина между бровями, которую теперь Джаред истолковал как знак раздражения… Может быть, в момент написания портрета этот человек уже думал о том, чтобы оставить свою семью.

Мальчик почувствовал, что перед глазами у него темнеет, как будто он вот-вот заплачет. Глупо было плакать о том, кого он никогда не видел, но Джаред ничего не мог с собой поделать.

— Это ты рисовал? — спросил Саймон, стоявший у стола.

Джаред вытер лицо рукавом, надеясь, что брат не заметит его слезы.

— Выброси.

— Нет, — сказал Саймон. — Очень хороший портрет. Похоже на папу.

Джаред подошел к столу, собираясь порвать и выбросить рисунок. Научиться рисовать было еще одной дурацкой идеей. Из-за этого над ним издевались в школе — он рисовал в тетради вместо того, чтобы заниматься.

— Мальчики, — позвала Мэллори. — Идите сюда. В руках у сестры было несколько свернутых листов бумаги и длинный металлический тубус.

— Смотрите, — сказала она, разворачивая один из свитков. — Карта.

Ребята склонились над нарисованной карандашом и раскрашенной акварелью картой поместья и окружавшей его территории. Некоторые места не соответствовали действительности — сейчас здесь построили много домов и проложили новые дороги, но большинство мест все еще было узнаваемо. Самым удивительным, однако, оказалось содержание пометок.

Участок леса за их домом был очерчен кругом, внутри которого виднелись какие-то буквы.

— «Место охоты тролля», — прочитал Саймон.

— О, если бы эта карта была у нас раньше! — простонала Мэллори.

Рядом с участком дороги у старой каменоломни было написано: «Гномы?», а одно из деревьев поблизости от их дома имело пометку «Феи». Самой же странной была пометка на изображении холмов, лежащих прямо через дорогу. Пометка, сделанная явно в огромной спешке, неровным почерком: «14 сентября. Пять часов. Принести то, что осталось от книги».

— Что это значит? — спросил Саймон.

— Может быть, «книга» означает «Путеводитель»? — предположил Джаред.

Мэллори задумчиво произнесла:

— Может быть, но «Путеводитель»-то остался в доме.

Некоторое время ребята молча смотрели друг на друга.

— Когда исчез Артур? — наконец спросил Джаред.

Саймон пожал плечами:

— Об этом, наверное, помнит только тетя Люси.

— То есть он либо пошел на эту встречу и не вернулся, — подвела итог раздумьям Мэллори, — либо сбежал и вообще не пошел на встречу.

— Надо показать это тетушке Люсинде! — воскликнул Джаред.

Его сестра покачала головой:

— Эта пометка ей ничего не докажет. И только еще больше расстроит.

— А что, если Артур вовсе и не собирался оставлять семью? — с горячностью возразил Джаред. — Мне кажется, она заслуживает того, чтобы знать об этом.

— Давайте сходим на то место, — предложил Саймон. — Мы можем пойти по карте и посмотреть, куда она ведет. Возможно, там остались какие-то свидетельства того, что тогда произошло.

Джаред заколебался. Ему тоже хотелось отправиться в лес. Он почти предложил это — даже до того, как Саймон заговорил. Но в то же время мальчик спрашивал себя, не ловушка ли это.

— Идти по карте мне лично кажется настоящей глупостью, — заявила Мэллори. — Особенно если мы считаем, что с Артуром там действительно что-то стряслось.

— Карта очень старая, Мэллори, — сказал Саймон. — Что может произойти?

— Знаменитые последние слова, — ответила Мэллори, задумчиво разглядывая холмы на карте.

— Только так тетя Люси узнает, что случилось на самом деле, — произнес Джаред.

Мэллори вздохнула:

— Ну ладно. Возможно, действительно стоит сходить и посмотреть… Но только в дневное время! И при первой же странности, которую заметим, мы вернемся назад. Договорились?

— Договорились, — с улыбкой сказал Джаред. Саймон свернул карту.

— Договорились, — подытожил он.

Глава 5 В которой много загадок и мало ответов

К удивлению Джареда, мама разрешила им сходить на короткую прогулку. Когда они все трое заныли, что не должны без конца сидеть дома и, кроме того, Саймону необходимо выпустить жаб в ближайший ручей, мама, бросив на Джареда суровый взгляд, потребовала дать ей твердое обещание, что они вернутся домой до темноты.

Мэллори взяла в поход свою рапиру, Джаред — рюкзак и новую записную книжку, а Саймон захватил из библиотеки сачок.

— А это зачем? — спросила Мэллори, когда они вышли из дома.

— Чтобы ловить всяких животных, — ответил Саймон, стараясь не смотреть ей в глаза.

— Каких еще животных? Тебе что, мало? Саймон пожал плечами.

— Если ты притащишь в дом еще кого-нибудь, я скормлю его Байрону.

— Эй! — Джаред прервал их перепалку. Они переходили шоссе. — Куда идти-то?

Саймон указал направление.

Втроем они начали подниматься на холм в точном соответствии с картой. Поднимались довольно долго, не говоря ни слова. Над холмами веял летний ветерок Деревья тут росли редко — небольшими группами, а то и поодиночке — на заросших травой или покрытых мхом лужайках. Джаред подумал, что сюда хорошо бы прийти с альбомом для рисования, но потом вспомнил, что рисовать он больше не собирается.

Ближе к вершине холма подъем выровнялся, и деревья стали расти гуще. Но Саймон вдруг повернул и начал вновь спускаться по склону.

— Куда это ты? — спросил Джаред. Саймон помахал картой у него перед носом.

— Вот нужная нам тропа, — нетерпеливо сказал он.

Мэллори кивнула, как будто идти назад по собственным следам было вполне нормально.

— Ты уверен? — спросил Джаред. — Мне так не кажется.

— Я уверен, — твердо сказал Саймон.

В этот момент подул ветерок, и Джареду показалось, что откуда-то снизу послышался смех. От неожиданности мальчик сбился с шага, споткнулся и чуть не упал.

— Вы слышали?

— Что? — спросил Саймон, нервно оглядываясь. Джаред пожал плечами. Минуту назад он был уверен, что слышал какие-то звуки, но теперь вокруг царила тишина.

Когда ребята спустились по тропинке чуть ниже, Саймон снова изменил направление и опять пошел вверх и направо. Мэллори доверчиво шла следом.

— А теперь куда мы идем? — спросил Джаред. Они снова поднимались и уже почти достигли вершины первого холма. Это было, конечно, замечательно, но шли они под таким углом, что явно не приближались к месту встречи на карте.

— Куда надо. Я знаю, что делаю, — ответил Саймон. Мэллори шла за ним, не задавая вопросов, что беспокоило Джареда точно так же, как непонятные петли, которые закладывал брат.

Ох, если бы у него был «Путеводитель»! Джаред пытался вспомнить содержание книги в поисках какого-нибудь объяснения. Там говорилось что-то о людях, которые сбились с пути, хотя и блуждали прямо около своего дома… Носком ботинка он пинал пучки травы, попадавшие ему под ноги. Один из сорняков, вырванный из земли с корнем, торопливо перебежал за край тропинки. «Бродячая трава»! Джаред вспомнил запись о ней в «Путеводителе». Тотчас стало ясно, почему только ему все время казалось, что они идут в неправильном направлении.

— Саймон! Мэллори! Выверните рубашки, как я! Иначе мы никуда не дойдем.

— Нет! — возмутился Саймон. — Я же знаю дорогу. Почему ты все время командуешь?!

— Это все проделки волшебных существ! — воскликнул Джаред.

— Забудь об этом. Иди туда, куда иду я!

— Саймон, делай, что тебе говорят!

— Нет! Ты что, меня не слышишь? Нет!

Джаред толкнул брата, и они оба свалились в траву. Джаред попытался стянуть с него свитер, но Саймон прижал руки к бокам.

— Прекратите! — Мэллори растащила братьев. Потом, к удивлению Джареда, она села верхом на Саймона и сняла с него свитер. При этом Джаред заметил, что свой пуловер она уже успела вывернуть.

Как только Саймон высунул голову, натягивая вывернугый наизнанку свитер, на его лице появилось выражение полного недоумения:

— Ой, где это мы? Мы идем совершенно не туда!

Взрыв хохота раздался прямо у ребят над головами.

— Большинство не заходит так далеко. Или так близко. Это зависит от множества вещей, — сказало невиданное создание, сидевшее на дереве.

У создания было туловище обезьяны, заросшее темно-коричневым пятнистым мехом, и длинный хвост, обвитый вокруг ветки, на которой создание сидело. Шерсть вокруг шеи образовывала «меховой воротник», морда с большими ушами напоминала кроличью, очень длинные усы свисали вниз. — От чего зависит? — переспросил Джаред, не зная, удивляться ему или бояться.

Вдруг создание вывернуло голову так, что уши коснулись живота, а подбородок уставился в небо, и резко выпалило:

— Умный тот, кто поступает умно!

Джаред испуганно вздрогнул. Мэллори выставила вперед руку с рапирой:

— Ни с места!

— Ух ты! Зверь с мечом, — прошипело создание. Вернув голову в нормальное положение, оно дважды мигнуло. — Наверное, он сошел с ума. Мечами не пользуются уже несколько веков!

— Мы не звери! — запальчиво сказал Джаред.

— А кто вы такие?

— Я мальчик, — ответил Джаред. — А это моя сестра. Девочка.

— Это не девочка, — возразило создание. — Где ее платье?

— Платья уже сто лет не в моде, — фыркнув, сказала Мэллори.

— Мы ответили на твои вопросы, — вмешался Джаред. — Теперь ответь на наши. Кто ты такой?

— Черный Пес Ночи, — с гордостью ответило создание, снова выворачивая голову и глядя на них одним открытым глазом. — Осел… а может быть, фея.

— Что он несет? — спросила Мэллори. — По-моему, какую-то бессмыслицу.

— Наверное, это Фука, — сказал Джаред. — Да, я вспомнил! Они могут менять форму.

— Они опасны? — спросил Саймон.

— Очень! — сказал Фука, энергично кивая.

— Я не уверен, — ответил Джаред. Потом, прочистив горло, он обратился к загадочной твари:

— Мы ищем следы одного нашего прадедушки.

— Вы потеряли прадедушку? Как это беспечно! Джаред вздохнул и попытался понять, действительно ли Фука такой чокнутый, как кажется.

— На самом деле он пропал уже давно. Лет семьдесят назад. Мы просто хотим узнать, что с ним произошло.

— Так он вполне может быть жив — нужно просто беречься от смерти. А кроме того, я знаю, что в неволе люди живут гораздо дольше, чем на свободе.

— Что? — не понял Джаред.

— Когда вы что-то ищете, — продолжал Фука, — вы должны быть уверены, что хотите это найти.

— Все, надоело! — вмешалась Мэллори. — Пойдемте дальше.

— Давайте хотя бы спросим его, что там, в той долине, — предложил Саймон.

Мэллори состроила гримасу:

— Ага, как будто он нам что-то путное скажет! Саймон проигнорировал ее слова.

— Не могли бы вы сказать нам, что там впереди? Мы шли по карте, пока бродячая трава не остановила нас.

— Если трава может двигаться, — сказал Фука, — то мальчик может прирасти к месту.

— Джаред! Саймон! Ну сколько можно поощрять его болтовню! — воскликнула Мэллори.

— Там эльфы, — произнес Фука, внимательно глядя на девочку. — Правильно ли я сделаю, если правильно направлю вас на правильную тропу эльфов?

— А зачем? — спросил Джаред.

— У них есть то, чего хотите вы, и они хотят то, что есть у вас, — ответил Фука.

Мэллори громко, со стоном выдохнула и строго посмотрела на братьев.

— Мы же договаривались, что повернем назад, как только заметим что-то странное! А он, — указала она на Фуку концом шпаги, — более чем странный.

— Но не злой. — Джаред обвел взглядом долину. — Давайте еще немножко пройдем вперед.

— Не знаю даже, — задумчиво произнесла Мэллори. — А что ты скажешь про бродячую траву и про то, что мы можем заблудиться?

— Фука сказал, что у эльфов есть то, что мы ищем!

Саймон поддержал брата:

— Мы уже совсем близко, Мэл.

Мэллори вздохнула:

— Мне это не нравится, но лучше уж мы будем за ними следить, чем они будут следить за нами.

И ребята направились вниз по холму.

— Эй! Подождите! Вернитесь! — крикнул им вслед Фука. — Я должен вам кое-что сказать.

Все трое остановились и обернулись.

— Что такое? — спросил Джаред.

— Бонни, нонни, бонни, — ответил Фука со значением.

— Ты только это хотел нам сообщить?

— Да нет, не совсем.

— А что тогда? — спросил Джаред.

— В книге может быть то, чего автор не знает, — ответил Фука, повернулся и исчез.

Ребята медленно спускались по другую сторону холма. Заросли снова стали гуще, и в лесу установилась необычная тишина. Птицы замолчали, единственными звуками были шуршание травы и хруст веток под ногами.

Тропинка привела к лужайке, обрамленной деревьями. В центре ее росло одно невысокое дерево, вокруг которого там и сям виднелись большие красно-белые мухоморы. Здесь тропинка обрывалась.

— Ой! — Джаред вскрикнул от удивления.

— Правильно. Это странно. Пойдемте отсюда, — сказала Мэллори.

Но стоило ребятам повернуться, как деревья сплелись между собой ветвями и превратились в живую изгородь, которая при всем желании не дала бы им пройти.

— О черт, — вздохнула Мэллори.

Глава 6 В которой предсказание Фуки сбылось в отношении Джареда

Вдруг ветви раздвинулись и из-за деревьев выступили три существа — ростом чуть выше Мэллори, со смуглой от солнечного загара кожей и веснушчатыми лицами. Первой шла женщина с зелеными глазами и в зеленой накидке на плечах. Ее длинные волосы украшали блестящие зеленые листья. Вторым был мужчина с маленькими рожками надо лбом. Его кожа отливала зеленым. Он опирался на сучковатый посох с искривленным концом. У третьего эльфа в густые рыжие локоны были вплетены красные ягоды, а над углами торчали два огромных «крыла» от семени ясеня. Кожа этого эльфа была коричневой, с красными пятнышками у горла.

— Это эльфы? — спросил Саймон брата.

— Никто не ходил по этой тропе уже много лет, — сказала зеленоглазая женщина-эльф, высоко подняв голову, как будто она привыкла к тому, что ей все подчиняются. — Любой, кто ступает на нее, сбивается с пути. Но вы тут. Как это интересно!

— А все из-за травы, — шепнул Джаред Саймону.

— Наверное, он у них, — произнес рыжий эльф, обращаясь к своим спутникам. — Как еще они могли попасть сюда? Как они могли не сойти с тропы?

Он повернулся к детям:

— Я Лоренгорм. Мы могли бы договориться.

— О чем? — спросил Джаред, надеясь, что его голос не будет дрожать.

Эльфы оказались такими же красивыми, как он себе и представлял, но единственное, что мальчик читал в их глазах, — это странный голод, который нервировал его.

— Вам нужна свобода, — сказал «рогатый» эльф. Джаред вдруг понял, что на самом деле его рожки — это листья. — А нам — книга Артура.

— В каком смысле — свобода? — спросила Мэллори.

«Рогатый» эльф показал одной рукой на сплетенные деревья и недобро улыбнулся:

— Мы будем удерживать вас здесь, пока вы не устанете от нашего гостеприимства.

— Артур не отдал вам книгу, почему мы должны ее отдавать? — спросил Джаред. Он догадывался, что они могут ответить, и все же надеялся на лучшее.

Зеленоглазая женщина фыркнула.

— Мы давно поняли, что человеческая раса жестока. Когда-то люди были невежественны и не имели о нас правильного представления. А теперь мы сами будем скрывать от всех наше существование.

— Вы, люди, недостойны доверия, — поддержал ее Лоренгорм. — Вы загрязняете леса, — продолжал он и его глаза сверкали из-под нахмуренных бровей, — отравляете реки, охотитесь на грифонов в небе и змей в морях. Представляю, что вы способны натворить, если будете знать все наши слабости.

— Но мы никогда ничего подобного не делали! — воскликнул Саймон.

— Да нынче никто и не верит в волшебных существ, — вставил Джаред. И, вспомнив тетю Люсинду, добавил:

— По крайней мере, ни один нормальный человек.

Лоренгорм засмеялся жутковатым смехом.

— Не так-то много осталось волшебных существ, чтобы в них верить. Мы живем в очень немногих, пока что нетронутых человеком местах. А скоро и они исчезнут.

Зеленоглазая женщина повела рукой в сторону стены из ветвей:

— Давайте я вам покажу.

В том месте, куда она показала, ребята увидели маленькую полянку в окружении деревьев, стоявших на равном расстоянии одно от другого.

Полянку заполняли всевозможные волшебные создания. Их черные глаза сверкали, крылья шумно хлопали, рты двигались, но никто не выходил за пределы полянки.

Вдруг несколько ветвей раздвинулись и в образовавшемся проеме показалось одно существо. Оно было белое, размером с небольшого оленя. Его густая грива цвета слоновой кости свисала длинными спутанными прядями. Рог, торчавший в центре лба, закручивался к концу и выглядел довольно острым.

На лужайке все стихло. Даже шаги существа были бесшумны. Существо, задрав влажный нос, принюхалось. Ручным оно явно не выглядело.

Мэллори выступила ему навстречу и протянула руку.

— Мэллори, — предосгерегающе произнес Джаред. — Не надо…

Но девочка уже его не слышала. Она потрепала существо по шее, затем погладила его бок и запустила пальцы в гриву. Хотя животное стояло неподвижно, Джаред боялся даже вздохнуть.

Вдруг существо коснулось своим рогом лба Мэллори, и девочка закрыла глаза, а все ее тело начало дрожать.

— Мэл! — окликнул сестру Джаред.

Глаза Мэллори двигались под опущенными ресницами из стороны в сторону, как будто она спала и видела сон. Потом она опустилась на колени.

Джаред подбежал, чтобы оттащить ее. Саймон был всего в шаге от них. Но стоило Джареду коснуться сестры, как он сам оказался внутри ее видения — красочного и совершенно безмолвного.

Заросли кустарника. Мужчины верхом. Собаки с красными языками. Что-то белое мелькнуло сквозь ветки — и из чащи внезапно появляется единорог, с черными от грязи ногами. Стрелы вонзаются в белую плоть. Единорог падает в кучу листьев. Собаки рвут его зубами. Мужчина ножом отсекает рог у еще не умершего животного.

После этого картины в видении начали сменяться чаще и стали бессвязными.

Девушка в длинном, выцветшем платье. Охотники заставляют ее подманивать единорога к себе…

…Шальная стрела попадает в девушку. Она падает, обнимая единорога за шею. Обалежат без движения. Бледная рука на бледном боку животного…

…Сотни окровавленных рогов превращают в кубки для вина, а остатки толкут в порошок для колдовских зелий. Над кучами белых шкур, забрызганных кровью, вьются полчища черных мух…

Джаред встряхнулся, и видение исчезло, оставив неприятную тяжесть в желудке. К его удивлению, Мэллори плакала, и следы ее слез тонкими дорожками темнели на белой шерсти единорога.

Саймон неловко погладил животное.

Единорог наклонил голову, касаясь губами волос Мэллори.

— Ты ему нравишься, — сказал Саймон. В его голосе прозвучала некоторая досада — обычно животные предпочитали его.

— Я же девочка, — пожала плечами Мэллори.

— Мы знаем, что вы видели, — вмешался эльф с листьями на лбу. — Отдайте нам «Путеводитель». Он должен быть уничтожен.

— А как же гоблины? — спросил Джаред.

— А что гоблины? Гоблины любят ваш мир, — сказал Лоренгорм. — Ваши машины и яды — это рай для них.

— Однако вы спокойно использовали их для того, чтобы отобрать у нас книгу, — парировал Джаред.

— Мы? — спросила зеленоглазая женщина-эльф, широко раскрыв глаза. — Неужели вы думаете, что мы могли послать таких гонцов? Ими командует Мульгарат. Он хочет забрать книгу себе.

— А кто такой Мульгарат? — встряла Мэллори, которая все еще рассеянно поглаживала единорога.

— Это огр, великан-людоед, — ответил Лоренгорм. — Он подчиняет себе гоблинов и заключает соглашения с гномами. Мы думаем, что в «Путеводителе» содержится нечто, что он хочет знать.

— Но зачем? — сказал Джаред. — Разве вы не знаете всего, что описано в «Путеводителе»?

Эльфы обменялись странными взглядами, в конце концов заговорил эльф с листьями на лбу.

— Нам не нужно разделять целое на части, чтобы понять, что это такое и как оно устроено. Никто из нас не стал бы делать с волшебным миром то, что сделал Артур Спайдервик.

Зеленоглазая женщина положила руку ему на плечо:

— Он хочет сказать, что в «Путеводителе» могут быть описаны вещи, которых даже мы не знаем.

Джаред на мгновение задумался.

— То есть вас на самом деле не очень заботит, что «Путеводитель» найдут люди… Вы просто не хотите, чтобы его нашел Мульгарат.

— Книга опасна в любых руках, — сказала зеленоглазая женщина. — В ней слишком много знания. Отдайте ее нам. Мы уничтожим ее и наградим вас.

Джаред вытянул вперед руки, раскрыв ладони.

— У нас нет книги, — сказал он. — Мы не могли бы отдать «Путеводитель» вам, даже если бы хотели.

Эльф с листьями на лбу покачал головой и стукнул концом своего посоха о землю:

— Вы лжете!

— У нас его правда нет, — произнесла Мэллори. — Честно.

Лоренгорм поднял рыжую бровь:

— Тогда где же он?

— Мы думаем, что его украл домовой, — сказал Саймон. — Но не уверены в этом.

— Вы потеряли книгу?! — ахнула зеленоглазая женщина.

— Скорее всего она у Портняжки, — тихо произнес Джаред.

— Мы пытались договориться с вами по-хорошему, решить все разумно, — сказал эльф с листьями на лбу. — Но вам нельзя верить.

— Это нам-то нельзя верить?! — резко сказал Джаред. — А как насчет вас самих? — Он взял карту у Саймона и протянул ее эльфам. — Вот что мы нашли! Это принадлежало Артуру. Похоже, он пришел сюда и встретился с вами. Я хочу знать, что вы с ним сделали?

— Мы говорили с Артуром, — ответил эльф. — Он пытался обмануть нас. Поклялся, что уничтожит «Путеводитель», и пришел на нашу встречу с сумкой, полной золы и жженой бумаги. Но он солгал. Он сжег другую книгу. «Путеводитель» уцелел.

— А мы всегда держим данное слово, — подхватила зеленоглазая женщина. — И выполняем свои обещания, какими бы ужасными они ни были. Мы не испытываем никакой симпатии к тем, кто обманывает нас.

— И что вы сделали? — спросил Джаред.

— Мы сделали так, что он никому больше не смог причинить вреда, — ответила она.

— Но он спрятал от нас книгу, — добавил Лоренгорм.

— А теперь пришли вы, — закончил эльф с листьями на лбу, — и вы принесете нам «Путеводитель»!

Лоренгорм взмахнул рукой, и высунувшиеся из земли бледные гибкие корни обвились вокруг лодыжек Джареда. Мальчик вскрикнул, его голос потонул в шуме ветвей и листьев, зашелестевших как будто под порывами ветра. Деревья вокруг двигались, снова превращаясь из живой изгороди в обычные. Но грязные корни не давали Джареду сделать ни шага.

— Принесите «Путеводитель», или ваш брат навсегда останется в этой ловушке, — сказал эльф с листьями на лбу.

Джаред не сомневался в том, что так и будет.

Глава 7 В которой Джаред наконец радуется тому, что у него есть брат-близнец

Мэллори выскочила вперед, держа рапиру перед собой. Саймон точно так же выставил свой сачок. Единорог тряхнул гривой, вскочил на ноги и умчался в глубь леса.

— О нет! — воскликнул эльф с листьями на лбу. — Вот мы и убедились в том, что такое люди!

— Отпустите моего брата! — крикнула Мэллори. Джареда вдруг осенило.

— Джаред, помоги! — крикнул он, надеясь, что Саймон и Мэллори догадаются, о чем это он.

Саймон в недоумении посмотрел на брата.

— Джаред, — медленно, со значением обратился к нему Джаред, — ты должен мне помочь.

Саймон улыбнулся, и в его глазах отразилось понимание:

— Саймон, я надеюсь, ты нормально себя чувствуешь?

— Я в порядке, Джаред, — ответил Джаред, пытаясь вытащить ногу из ловушки. — Но я не могу сдвинуться с места.

— Мы вернемся сюда с «Путеводителем», Саймон, — сказал Саймон, — и тогда они должны будут тебя отпустить.

— Нет, — сказал Джаред. — Если вы вернетесь, мы можем все оказаться у них в заложниках. Заставь их поклясться!

— Наше слово нерушимо, — фыркнула зеленоглазая женщина.

— Но вы не дали нам слово, — произнесла Мэллори, с тревогой глядя на своих братьев.

— Обещайте, что Джаред и Мэллори смогут выйти отсюда и что если они вернутся сюда, их не будут удерживать здесь помимо их воли, — сказал Джаред.

Мэллори хотела было возразить, но промолчала. Эльфы посмотрели на детей с некоторым сомнением, но потом Лоренгорм кивнул.

— Пусть так и будет. Джаред и Мэллори могут выйти отсюда. Их не будут удерживать здесь против их воли сейчас или позже. Если они не принесут «Путеводитель», мы будем держать здесь их брата Саймона вечно. Он останется с нами, он не будет стареть сто раз по сто лет — а стоит ему сделать хоть один шаг, это вернет ему все прожитые им годы.

Настоящий Саймон поежился и сделал шаг к Мэллори.

— Идите быстрее, — поторопил их эльф.

Мэллори в нерешительности взглянула на Джареда и не сделала ни шагу с лужайки. Она лишь опустила рапиру, правда, по-прежнему держала ее наготове.

Джаред попытался ободряюще улыбнуться сестре, хотя сам был напуган и знал, что это отразится у него на лице.

Покачав головой, Мэллори пошла за Саймоном. Пройдя по тропинке несколько шагов, они повернулись и посмотрели на своего брата, а потом принялись подниматься по склону холма. Спустя минуту листья скрыли их.

Убедившись, что брат и сестра в безопасности, Джаред заговорил.

— Вы должны отпустить меня, — твердо сказал он.

— Почему это? — спросил эльф с листьями на лбу. — Ты слышал наше обещание. Мы не отпустим тебя, пока твои брат и сестра не принесут нам «Путеводитель».

Джаред покачал головой:

— Вы сказали, что не отпустите Саймона. А я — Джаред.

— Что?! — рявкнул Лоренгорм.

Эльфы в растерянности переглянулись. Затем «рогатый» сделал шаг к Джареду, сжав кулаки. Мальчик сглотнул комок.

— Ваше слово нерушимо! Вы должны отпустить меня.

— Докажи, что ты Джаред, — сказала зеленоглазая женщина, и губы ее сжались в тонкую линию.

— Вот, — Джаред дрожащими руками протянул ей рюкзак, на котором были вышиты три буквы: ДЭГ. — Видите? Джаред Эван Грейс.

— Иди, — сказал эльф с листьями-рогами, произнеся это слово так, будто оно было проклятием. — Но твое освобождение не принесет тебе радости, если мы еще раз встретимся с тобой и с твоими лживыми братом и сестрой.

После этих слов корни развились, и ноги Джареда оказались на свободе. Мальчик, не оглядываясь, побежал прочь со скоростью, неожиданной для себя самого.

Достигнув вершины холма, он услышал смех. Джаред поднял глаза, но не увидел никаких признаков Фуки. Тем не менее мальчик не слишком сильно удивился, когда раздался знакомый голос.

— Я смотрю, ты не нашел своего прадеда. А если бы ты был немного поглупей, то добился бы успеха.

Джаред поежился и побежал вниз по холму так быстро, что пулей вылетел на дорогу. Пересек ее и, задыхаясь, вбежал на собственный двор.

Мэллори и Саймон ждали его на ступеньках дома. Сестра не сказала Джареду ни слова, но обняла так, как никогда не обнимала. И Джаред позволил ей это.

— Я понятия не имел, что ты собираешься сделать, — рассмеялся Саймон. — Это была замечательная идея.

— Спасибо, что поддержал, — улыбнулся Джаред. И уже серьезно добавил:

— Фука на обратном пути сказал мне кое-что.

— И это «кое-что» имело смысл? — насмешливо поинтересовалась Мэллори.

— Я тут подумал… Помните слова эльфов о том, что они собираются со мной сделать?

— С тобой? — спросил Саймон. — Они сказали, что сделают это с Саймоном.

— Да, да… но вспомни, что именно они обещали сделать. Они хотели держать меня там всегда. Целую вечность… Помнишь? Всегда.

— То есть ты думаешь… — Мэллори не смогла закончить фразу.

— Когда я убегал, Фука сказал, что если бы я был менее умным, то нашел бы своего прадеда.

— Ты считаешь, что Артур в ловушке у эльфов? — спросил Саймон, когда они поднимались в дом по ступенькам.

— Да, — ответил Джаред.

— Тогда, возможно, он еще жив, — подхватила Мэллори. — Помните — эльфы сказали, что он не будет стареть.

Джаред открыл заднюю дверь дома и вошел в прихожую. Его все еще трясло после встречи с эльфами, но улыбка на его лице становилась все шире.

Может быть, Артур вовсе не бросил семью. Может быть, он был пленником эльфов.

И может быть — если приложить усилия — его даже можно еще спасти.

Мечтая о спасении Артура, он не заметил подозрительного блеска под ногами и упал. В колено и обе ладони вонзилось что-то острое. Саймон тоже не удержался на ногах и шлепнулся рядом с ним. А Мэллори, которая шла следом, свалилась сверху на Саймона.

— Черт! — закричал Джаред. Он сел и огляделся. Пол был усеян безрукими оловянными солдатиками, камушками и серебряными безделушками.

— О-о-о, — простонал Саймон, выбираясь из-под сестры. — Слезь с меня, Мэл.

— Сам ты «о-о-о», — проворчала Мэллори, поднимаясь на ноги. — Я убью этого домового! — Она помолчала, оглядывая себя и отряхиваясь. — Знаешь что, Джаред? Если мы найдем «Путеводитель» Артура, мы его, пожалуй, оставим себе.

Джаред внимательно посмотрел на нее. Он не верил своим ушам.

— Что?

Мэллори кивнула:

— Я не знаю, как вам, а мне надоело, что всякие мистические существа распоряжаются моей жизнью.

Книга 4. Железное дерево

Глава 1 В которой происходит поединок, скорее похожий на избиение

Двигатель автомобиля был уже заведен, Мэллори стояла, прислонившись к дверце у переднего сиденья. Ее повседневные кроссовки выглядели ужасно в контрасте с белоснежными гольфами фехтовального костюма. Волосы она смазала гелем и так туго стянула на затылке в высокий «конский хвост», что глаза оказались неестественно выпученными. Миссис Грейс, уперев руки в бока, стояла у другой дверцы — со стороны водительского места.

— Я его нашел! — прокричал Джаред, подбегая к ним. Он пытался отдышаться.

— Саймон! — воскликнула мама. — Где ты пропадал? Мы все обыскали!

— В каретном сарае, — виновато произнес Саймон. — Ухаживал за… за… птичкой, которую мы недавно подобрали.

Саймон чувствовал себя не в своей тарелке. Вообще-то он предпочитал избегать неприятностей. Это было скорее хобби Джареда.

Мэллори закатила глаза:

— Нашел время! Напрасно мама не пожелала уехать без тебя.

— Мэллори! — укоризненно произнесла мама и недовольно покачала головой. — Так. Все — в машину. Мы уже опаздываем, а мне еще нужно по дороге завезти кое-что на работу.

Мэллори засунула в багажник свою сумку, и Джаред вдруг заметил, что грудная клетка сестры выглядит странно. Какая-то она была… одеревенелая, что ли? И… огромная!

— Что это у тебя? — спросил он, тыча в грудь сестры пальцем.

— Отстань! — огрызнулась та. Джаред захихикал:

— Выглядит, как будто ты просто…

— Заткнись! — оборвала его сестра, усаживаясь на переднее сиденье, в то время как братья устраивались сзади. — Это для защиты, мне положено это надевать.

Они выехали за ворота. Продолжая улыбаться, Джаред стал смотреть на мелькавший в окне пейзаж. Где-то там, за холмами, — он не был вполне уверен, что мог бы сейчас вспомнить правильный путь туда, — пряталась околдованная эльфами роща. Улыбка на лице мальчика сменилась довольно хмурым выражением, когда он подумал, что недавно едва не остался там плененным навсегда.

Уже больше двух недель никто из волшебных существ не проявлял активности — даже домовой Портняжка вел себя тихо. Подчас Джареду приходилось напоминать себе, что все это было на самом деле. Для многих странностей, случившихся в Спайдервике, казалось, легко было найти разумное объяснение. Даже то, что вода из крана на кухне вдруг обрела вкус жгучего перца, можно было оправдать просто наличием в ней массы загрязнений. До тех пор пока старый водопровод не был подключен к центральной линии, они пользовались водой, купленной в супермаркете, и мама не видела в этом ничего необычного.

Однако существовала еще «птичка», за которой ухаживал Саймон, — огромный грифон. И этого никто не мог объяснить, кроме «Путеводителя по фантастическому миру вокруг вас» Артура Спайдервика.

— Прекрати жевать волосы! — сказала миссис Грейс дочери, которая задумчиво покусывала кончик своего «конского хвоста». — Что заставляет тебя так нервничать? Твоя новая фехтовальная команда? Тебе там действительно хорошо?

— Да, все в порядке, — откликнулась Мэллори. Раньше, в Нью-Йорке, она фехтовала в тренировочных брюках и куртке, выбранных из кучи в раздевалке своей команды. И поединки судил парень, который поднимал руку с ее стороны, если она зарабатывала очко. А в новой школе все члены фехтовальной команды носили настоящую униформу, и их костюмы были соединены электрошнуром с табло, которое загоралось, когда кто-то пропускал укол.

Вероятно, у мамы имелось и другое объяснение нервозности Мэл:

— Это тот мальчик, да? Тот, с кем ты разговаривала в среду, когда я заехала за тобой в школу?

— Какой еще мальчик? — спросил с заднего сиденья Саймон, готовый начать смеяться.

— Сиди тихо, — сказала мама, но все же пояснила:

— Крис. Капитан фехтовальной команды. Он ведь капитан, не так ли? — повернулась она к Мэллори.

Та пробормотала себе под нос что-то неопределенное.

— Крис и Мэллори сидят на дереве и ЦЕ-ЛУ-ЮТ-СЯ, — пропел Саймон.

Джаред засмеялся, и Мэллори обернулась к заднему сиденью, сверкая глазами:

— Хотите потерять все свои молочные зубы разом?

— Не обращай на них внимания, — сказала мама. — И перестань так волноваться. Ты умная и симпатичная девочка, к тому же прекрасно фехтуешь. Держу пари, ты ему нравишься.

— Мам! — простонала Мэллори и, сжавшись на своем сиденье, отвернулась к окну.

Миссис Грейс остановилась у библиотеки, где работала, занесла туда какие-то бумаги и вернулась к машине.

— Давай быстрее! Мне нельзя опаздывать, — ныла Мэллори, приглаживая свои волосы, которые в этом совсем не нуждались. — Это мои первые соревнования!

Мама успокоила ее:

— Да мы уже почти приехали.

Джаред отвернулся было от окна, но в этот момент увидел под дорогой что-то вроде огромного глубокого кратера. Школьный автобус обычно возил учеников другим путем, поэтому никогда раньше Джаред не проезжал мимо этого места.

— Саймон, смотри! Что это?

— Заброшенная каменоломня, — раздраженно пояснила Мэллори. — Когда-то здесь добывали строительный камень.

— Каменоломня… — как эхо повторил Джаред. Он припомнил, что, кажется, видел это название на карте, которую они нашли в кабинете Артура.

— Может, здесь даже находили какие-нибудь доисторические окаменелости? Как вы думаете? — Саймон навалился сзади на брата и вытянул шею, чтобы лучше рассмотреть карьер. — Не удивлюсь, если тут жили динозавры.

Мама уже выруливала на парковку перед школой. Она ничего не ответила.

Джаред, Саймон и мама поднялись на трибуну спортзала, а Мэллори осталась внизу со своей командой. На трибуне уже сидело довольно много болельщиков: члены семей других фехтовальщиков и ребята, которых Джаред знал по школе.

На полу был раскатан длинный прямоугольник с нанесенными на нем линиями. Мэллори назвала его дорожкой, но Джаред подумал, что он больше похож на вытянутый черный мат. За ним стоял складной столик с электронным табло для подсчета очков. Цветные кнопки на нем скорее напоминали игрушку, чем детали важного механизма. Главный судья соревнований колдовал с проводами, подсоединяя их к табло и проверяя мощность, необходимую, чтобы производить звук и вспышки света.

Мэллори заняла один из металлических стульев недалеко от края дорожки и принялась распаковывать свою сумку. Капитан команды Крис, присев возле Мэл на корточки, что-то говорил ей. Члены другой команды собрались у противоположного конца дорожки. На всех участниках соревнований были такие белоснежные фехтовальные костюмы, что у Джареда заболели глаза.

Наконец главный судья объявил о начале поединков. Он вызвал первую пару фехтовальщиков и прицепил сзади к костюму каждого из участников по электрошнуру.

Когда поединок начался, Джаред попытался вспомнить, что Мэллори говорила о значении световых вспышек, но не смог.

— Вообще-то это глупо, — произнес Джаред, ни к кому особо не обращаясь. — Мне больше нравится фехтование без всех этих штучек.

После двух поединков Джаред выяснил для себя: цветная вспышка означает, что удар проведен успешно, а белый свет — что укол не засчитан. Засчитывались только уколы в грудь. «Тоже глупость, — решил Джаред. — Получить укол в ногу тоже довольно болезненно. Еще как!» Уж об этом Джаред знал не понаслышке — дома Мэллори почти все время практиковалась на нем.

Наконец на дорожку вызвали Мэллори. Против нее выступал долговязый мальчишка — Даниель Какой-То-Там, — который ухмылялся, надевая маску. Он явно не догадывался, что его ожидает.

Джаред толкнул локтем Саймона, запихивающего в рот соленые крендельки:

— Он собирается ее победить.

— Мм-м, — промычал брат с полным ртом, качая головой. — Не-а, она его вырубит.

Мэллори непрерывно атаковала, и при каждом рывке вперед ее «конский хвостик» весело подпрыгивал. Клинок сестры наносил сопернику удары в грудь один за одним, прежде чем тот успевал их отразить. Судья поднимал руку, и на табло высвечивались очки, заработанные Мэллори. Джаред улыбался.

Миссис Грейс следила за поединком, наклонившись вперед всем телом, как будто хотела услышать что-нибудь еще, кроме звона клинков. Даниель размахивал рапирой беспорядочно, слишком огорченный, чтобы контролировать свои удары. Мэллори легко парировала его выпады, превращая защиту в нападение и выигрывая очко за очком.

Сестра победила своего соперника, который ее так ни разу и не уколол. Они друг друга формально поприветствовали, и парень снял защитный шлем. Его лицо под маской оказалось красным и мокрым, он тяжело дышал. Когда Мэллори сняла шлем, все увидели, что она улыбается и ее глаза светятся удовлетворением.

На пути обратно к металлическим стульям Мэллори подошла к капитану фехтовальной команды. Тот быстро и неловко обнял ее. Джаред не мог как следует все рассмотреть, но он бы поклялся, что лицо Мэллори омрачилось по сравнению с тем, с каким она сошла с дорожки.

Поединки продолжались. Команда Мэллори выступала довольно успешно. Когда подошла очередь фехтовать капитану, Мэллори громко поддерживала его. К сожалению, это не сильно помогло Крису. Его очень быстро победили. Возвращаясь обратно на свое место, он прошел мимо Мэллори, не проронив ни слова и отвергая все ее попытки с ним заговорить.

Когда Мэллори опять вызвали на дорожку, Крис даже не поднял головы.

Джаред с трибуны смотрел на все, что происходит внизу, и хмурился. Однако он нахмурился еще больше, когда заметил девочку со светлыми волосами в белом фехтовальном костюме, которая рылась в сумке его сестры.

— Кто это?

Саймон пожал плечами:

— Я не знаю, она еще не фехтовала.

Может, эта девочка — подруга их сестры? Возможно, ей потребовалось что-нибудь одолжить у Мэл? Девочка воровато оглядывалась и прекращала копаться в сумке, когда кто-либо из команды смотрел в ее сторону. Это убедило Джареда, что у нее дурные намерения. Да и что могло кому-нибудь понадобиться в сумке Мэллори — среди грязных носков и запасных щитков?

Джаред встал. Он должен был сделать что-нибудь. Неужели больше никто ничего не замечает?

— Куда ты собрался? — спросила мать.

— В туалет, — автоматически соврал Джаред, не задумываясь о том, что мама сможет увидеть его идущим через зал.

Он хотел бы сказать ей правду, но мама найдет какое-нибудь оправдание для девочки. Миссис Грейс верила в лучшее во всех, кроме него.

— Ты же пропустишь матч!

Джаред спустился с трибуны и вдоль стены направился к тому месту, где девочка все еще проводила тщательный досмотр сумки Мэл. Но как только Джаред приблизился к стульям, его остановил тренер команды Мэллори. Этот невысокий жилистый человек с проседью в волосах удержал Джареда за плечо:

— Извини, парень. Во время матча сюда нельзя.

— Та девочка пытается стырить вещи моей сестры!

Тренер обернулся:

— Какая девочка?

Джаред собрался было показать на нее, как вдруг обнаружил, что девочка исчезла. Растерявшись, он промямлил:

— Я не знаю, кто она. Она еще не фехтовала.

— Все уже фехтовали, парень. Я думаю, тебе лучше вернуться на свое место.

Джаред повернул к трибунам. Так стыдно ему еще никогда не было. Может быть, если сейчас пойти в туалет, мама задаст меньше вопросов, когда он вернется?

Перед тем как выйти через голубые двери зала в коридор, он остановился и оглянулся. Теперь Саймон рылся в вещах Мэллори. И при этом Саймон был одет в его, Джареда, вещи! Так что всякий мог бы подумать, что это он сам. Джаред даже зажмурился, не находя объяснения увиденному.

Ужасное подозрение закралось ему в голову. Посмотрев вверх на трибуну, он увидел брата, который сидел рядом с мамой и преспокойно жевал свои крендельки.

Значит, у сумки Мэллори был кто угодно, но только не Саймон!

Глава 2 В которой двойняшки Грейсы становятся тройняшками

Джаред так и застыл в дверном проеме. Звон клинков, выкрики и шумное одобрение трибун доносились до него, казалось, откуда-то издалека. Он с ужасом смотрел на тренера, который сцепился с его двойником. Взрослый человек уже покраснел от раздражения, некоторые из членов команды в шоке смотрели на Не-Джареда.

— Отлично! Просто отлично, — поморщился Джаред. Он никак не мог объяснить происходящее.

Тренер указал нарушителю порядка на большие двери спортивного зала, и Джаред увидел, как Не-Джаред направился к ним, а значит, и к нему. Приближаясь, неизвестное существо недобро ухмылялось. Это поразило Джареда до глубины души.

Не-Джаред прошел мимо Джареда, даже не взглянув. Джареду до смерти захотелось стереть эту ухмылку с его лица. Он последовал за странным существом и вышел в коридор, уставленный шкафчиками.

— Эй! Ты кто? — крикнул Джаред. — И что тебе здесь надо?

Не-Джаред обернулся, и что-то в его взгляде заставило Джареда покрыться мурашками.

— Разве ты меня не знаешь? Разве я не ты сам, собственной персоной?

Было очень странно наблюдать со стороны, как твой собственный рот кривится в презрительной усмешке.

С близкого расстояния стало видно, что их с братом двойник (или тройник?) уже меньше напоминает Саймона с его прилизанными волосами и вечными остатками зубной пасты на губах. Но и не выглядит в точности как сам Джаред — волосы у парня взъерошены больше, чем обычно, а глаза темнее и какие-то… другие.

Джаред отступил на шаг, мечтая о том, чтобы в его руке сейчас оказалось что-нибудь красное, или кусок янтаря, или любое другое из средств волшебной защиты. И тут он вспомнил про перочинный нож у себя в заднем кармане брюк.

Обитатели волшебного мира ненавидят железо, а сталь, как известно, выплавляют именно из железа. Он открыл одно из лезвий и направил его на своего противника.

— Почему бы вам всем не оставить нас в покое?!

Не-Джаред откинул голову назад и громко расхохотался:

— Тебе никогда не удастся уйти от себя самого!

— Заткнись! Ты не я.

— Спрячь свою игрушку, — угрожающе произнес Не-Джаред низким хриплым голосом.

— Я не знаю, кто ты и кто тебя послал, но я знаю, что ты ищешь, — сказал Джаред. — «Путеводитель» Артура. Что ж, к твоему великому огорчению, ты его никогда не получишь!

Существо оскалило зубы в такой широкой ухмылке, какая не бывает в реальности. Затем неожиданно отшатнулось, будто бы в испуге. Джаред в изумлении смотрел, как тело его противника стало уменьшаться, темные волосы посветлели до песочного цвета, а глаза — теперь уже голубые — расширились от ужаса.

Джаред не успел до конца сообразить, что он видит, как услышал позади себя женский голос:

— Что здесь происходит? Сейчас же убери нож!

Заместитель директора школы налетела на Джареда и схватила его за руки. Нож выпал на покрытый линолеумом пол… Джаред стоял и пялился на него, в то время как светловолосый мальчишка с плачем удирал по коридору. До ушей Джареда доносились его всхлипы, но звучали они скорее как насмешка.

— Мэллори выиграла свой последний бой в финале, — прошептал Саймон брату, когда они сидели рядом у двери в директорский кабинет.

Джаред уже несколько раз объяснял руководителям школы и даже представителю полиции, что он всего лишь показывал ребенку перочинный нож. Однако при этом никто и нигде не мог найти того самого мальчугана, чтобы он подтвердил рассказ Джареда. Потом директор вызвал к себе миссис Грейс. Мама уже долгое время находилась в директорском кабинете, но братьям не было слышно, о чем там говорят. Соревнования уже закончились. Джаред надеялся, что кто-нибудь скажет Мэллори, где сейчас все ее семейство.

— Как думаешь, кто из фантастических существ это был? — допытывался Саймон.

Джаред пожал плечами:

— Не знаю. Будь у нас сейчас «Путеводитель», можно было бы посмотреть там.

— А ты не можешь вспомнить, читал ты о ком-нибудь, кто способен так менять облик?

— Не помню.

— Слушай! Я сказал маме, что ты не виноват. Ты просто должен ей все объяснить.

Джаред издал короткий смешок:

— Ага. Как будто ей можно рассказать, что произошло.

— Я подтвердил бы, что мальчишка копался в сумке Мэл. — Поскольку Джаред промолчал, Саймон продолжил:

— Или притворился бы, что это сделал я. Мы могли бы поменяться рубашками и все такое…

Джаред только удрученно качал головой. Наконец их мама вышла из кабинета директора. Она выглядела совершенно разбитой.

— Мне очень жаль. Извини, — только и смог сказать ей Джаред.

Он был удивлен спокойным тоном, которым мама произнесла:

— Я не хочу говорить об этом, Джаред. Найдите сестру, и едем отсюда.

— Хорошо.

Братья направились к выходу. Джаред разок оглянулся на маму, севшую на стул, который он только что освободил. О чем она задумалась? Она ведет себя не как обычно. Почему-то не стала на него кричать… Джаред поймал себя на желании, что уж лучше бы она была в ярости, — в конце концов, это было бы понятно. А эта ее спокойная горечь, почти скорбь, была более пугающей. Как будто ничего другого она от него теперь и не ждет.

Саймон и Джаред обошли все помещения школы, останавливаясь, чтобы спросить встречающихся по пути членов фехтовальной команды, не видел ли кто из них Мэллори. Никто не видел. Братья остановили даже капитана Криса. Он выглядел недовольным, когда они спросили его о Мэл, и только отрицательно покачал головой. Спортивный зал был пуст, шаги Саймона и Джареда по блестящему полу отдавались гулким эхом в его тишине. После соревнований все было уже убрано, и черная фехтовальная дорожка свернута в большой рулон.

Наконец какая-то девочка с длинными каштановыми волосами сказала им, что видела Мэллори плачущей в туалетной комнате.

Саймон помотал головой:

— Мэллори? Плакала? Но ведь она победила!

Девочка пожала плечами:

— Я спросила, не случилось ли чего, но она сказала, что у нее все прекрасно.

— Думаешь, это действительно была она? — спросил Саймон брата по дороге к туалетам.

— А ты думаешь, это был кто-то, превратившийся в нее? Вряд ли какой-то дух прикинулся нашей сестрой, чтобы потом плакать в женском туалете.

— Не знаю… — протянул Саймон. — Я бы точно всплакнул, если б мне пришлось превратиться в Мэл.

Джаред фыркнул. Потом предложил:

— Ну что, пойдем туда и посмотрим?

— Я не пойду в туалет для девочек, — заявил Саймон. — И тебе не советую. Ведь ты и так по уши в неприятностях. Кажется, больше уже некуда.

— Я всегда могу влезть в еще большую неприятность, — улыбнулся Джаред и толкнул дверь.

К его удивлению, в помещении все выглядело точно так же, как в уборной для мальчиков. Только писсуары отсутствовали.

— Мэллори! — позвал он.

Никто не ответил. Джаред заглянул под дверцы всех кабинок, но нигде не обнаружил чьих-либо ног. На всякий случай он осторожно приоткрыл дверцу одной из кабинок.

Даже зная, что там никого нет, мальчик почувствовал жуткое смущение, растерялся и занервничал. Весь красный, он вывалился в коридор.

— Ну что? — спросил Саймон.

— Нет там никого. — Джаред огляделся, надеясь, что никто их не видит.

— А что, если Мэл все же пошла к директорскому кабинету? — предположил Саймон. — Больше нигде в школе ее нет.

Дурное предчувствие, зародившись где-то внутри у Джареда, стало расти. После того как заместитель директора схватила его, он только и думал что о собственных неприятностях, в которые вляпался. А ведь неизвестное существо, возможно, все еще здесь, в школе. Джаред снова вспомнил, как оно, меняя облик, высматривало что-то в сумке Мэллори во время матча.

— А может, она вышла на улицу? — спросил Джаред, надеясь, что так оно и есть. — Решила, что мы ждем ее у машины…

— Надо бы посмотреть, — согласился Саймон. Они вышли во двор.

Небо уже потемнело, украсившись пурпурными и золотыми полосами. В сумрачном свете братья шли вдоль беговой дорожки к бейсбольной площадке.

— Я ее не вижу, — сказал Саймон.

Джаред кивнул. В животе у него все тряслось от нервозности. Где же сестра?

— Ой! — воскликнул Саймон. — Что это?

Он ступил на газон и нагнулся, чтобы поднять металлический кружочек, блестевший в траве.

— Медаль Мэллори, — выдохнул Джаред. — А это что, смотри?!

На траве вокруг медали были выложены крупные камни. Джаред опустился на колени перед самым большим из них. На поверхности камня виднелась четко вырезанная надпись: ОБМЕН.

— Камни… — задумчиво произнес Саймон. — Кажется, они из того карьера.

Джаред поднял глаза на брата:

— Помнишь карту, которую мы нашли? Там говорилось, что в заброшенной каменоломне живут гномы. Но я не думаю, что гномы способны менять облик.

— Сдается мне, Мэллори все-таки внутри, с мамой. Ждет нас у кабинета директора.

Джареду хотелось бы в это верить.

— Тогда почему здесь ее медаль?

— Наверное, она обронила ее тут.

— А может быть, это ловушка. — Саймон повернул назад к школе. — Пойдем, — сказал он, — посмотрим, нет ли ее с мамой.

Джаред молча кивнул.

Когда мальчики вошли внутрь, то обнаружили миссис Грейс по-прежнему в холле у директорского кабинета. Она стояла к ним спиной и разговаривала по мобильному телефону. Одна.

Хотя мама говорила тихо, ее голос без труда можно было расслышать там, где ребята притаились.

— Да, я тоже думала, что дела налаживаются. Но, ты знаешь, Джаред не признал своей вины ни в одном происшествии за все то время, как мы переехали сюда…

Джаред замер, одновременно ужасаясь тому, что она еще собирается сказать, и не чувствуя сил помешать ей сделать это.

— И еще… Это, наверное, прозвучит странно, но Мэллори и Саймон так защищают его! Нет, нет, они отрицают, что он делал что-либо плохое. И что-то скрывают от меня. Я догадываюсь об этом по тому, как они замолкают, когда я вхожу в комнату, или покрывают один другого, особенно Джареда. Слышал бы ты, какие Саймон сегодня придумывал оправдания, почему его брат угрожал ножом маленькому мальчику! — Здесь мама всхлипнула и вытерла нос платком. — Я просто не знаю, что делать… Я уже больше не справляюсь с ним. Он такой злой, Ричард. Может, ему стоит переехать и пожить у тебя какое-то время?

Отец. Она разговаривала с их отцом. Саймон подтолкнул Джареда к выходу:

— Пойдем, Мэллори здесь нет.

Джаред, с трудом преодолев оцепенение, повернулся и, как робот, последовал за братом к двери. Он не был способен описать, что чувствовал в этот момент. Наверное, ничего, кроме пустоты.

Глава 3 В которой Саймон решает головоломку

— Что же нам теперь делать? — спросил Саймон, когда они вышли в коридор со шкафчиками.

— Они ее забрали, — тихо откликнулся Джаред. Он постарался выкинуть из головы мамины слова, которые только что слышал, и вообще все, что не касалось Мэллори. — И хотят обменять на «Путеводитель».

— Но у нас его нет!

— Тс-с. — Джаред приложил палец к губам. У него появилась идея, однако он не хотел говорить о ней вслух. — Пошли.

Джаред подошел к своему шкафчику и вынул из спортивной сумки полотенце. Затем, достав учебник математики, — по размеру точь-в-точь как «Путеводитель» — завернул его в ткань.

— Что ты делаешь?

— Вот что, — прошептал Джаред, показав Саймону сверток и засовывая его к себе в рюкзак. — Портняжка одурачил нас подобным трюком. Может, и мы обдурим похитителей Мэллори.

Саймон кивнул:

— О’кей! Я думаю, у мамы в машине найдется фонарь.

Братья перелезли через забор из проволочной сетки в дальнем конце школьного двора и перебежали через шоссе. С этой стороны сразу за дорогой начинались густые заросли. Было трудно пробираться в темноте, а фонарик, как оказалось, испускал лишь узкий луч тусклого света.

Ребята карабкались на большую кучу камней, одни из которых покрывал влажный мох, очень скользкий, а другие крошились под ногами. Все это время Джаред без конца прокручивал в голове подслушанный в школьном холле разговор. Он думал об ужасных вещах, в которые верит его мама, и даже более ужасных вещах, в которые она тем более поверит теперь, когда он снова исчез. Не важно, что он делает, — он все глубже и глубже увязает в неприятностях. Что, если его исключат из школы? А мама отошлет его жить к отцу, который этого совсем не хочет, потому что сын ему совершенно не нужен?

— Джаред, смотри! — Саймон схватил брата за плечо.

Они достигли самого края старой каменоломни.

Вниз ступенями уходила почти тридцатифутовая отвесная скала, заканчиваясь неровным, засыпанным камнями дном. Из прожилок глины вдоль стен карьера кое-где пробивались мелкие кустики и пучки травы. Неподалеку виднелся проложенный через верх карьера мост из массивных камней, по которому шло шоссе.

— Как это странно — добывать камни, правда? — спросил Саймон. — Я имею в виду, это ведь просто обычные камни. — Но поскольку Джаред ничего не ответил, продолжил:

— Хотя… Выглядят как гранит. — И он плотнее запахнул свою куртку.

Свесившись над обрывом, Джаред осветил поверхность скалы фонариком и увидел выхваченные лучом полосы ржавчины и пятна охры. Он понятия не имел, что это за камень.

Саймон передернул плечами:

— Ну и как мы попадем вниз?

— Я не знаю. Может, ты скажешь? Ты ведь у нас самый умный.

— Мы могли бы, — начал Саймон и… умолк. Его затянувшееся молчание не сулило ничего хорошего.

— Давай попробуем просто слезть. — Джаред посветил фонариком в глубину. — Видишь, карьер уходит вниз большими ступенями. Мы можем спрыгнуть сначала на этот уступ, потом на следующий и так далее.

— Здесь ужас как глубоко! Найти бы веревку или что-нибудь вроде того…

— У нас нет времени, — оборвал брата Джаред. — Ну-ка, посвети мне.

Сунув фонарь в руку своему близнецу, Джаред сел на край обрыва. Без фонарика он видел под собой лишь бездонную бархатную темноту. Поглубже вдохнув, он соскользнул вниз, позволив себе свободно упасть на каменный уступ, которого не мог разглядеть.

Когда он попытался встать, в глаза ему ударил, на секунду ослепив, свет от фонарика. Джаред оступился и снова упал.

— Ты в порядке? — прокричал Саймон. Джаред прикрыл глаза ладонью и, пытаясь скрыть раздражение в голосе, крикнул вверх:

— Да. Давай! Твоя очередь.

Он услышал, как посыпались комочки земли с края обрыва. Видимо, Саймон занял исходную позицию. Джаред поскорее отскочил в сторону от того места, куда приземлился, чувствуя где-то впереди пропасть. Послышался сдавленный визг Саймона, и затем сам братец тяжело плюхнулся рядом.

Фонарик выпал из его рук, пролетел сквозь темноту, ударился о дно карьера и остался лежать там, высвечивая узкую дорожку среди пыли и битых камней.

— Ну как можно быть таким растяпой! — накинулся на брата Джаред. Возмущение просто распирало его. Только крик, казалось, мог сохранить Джареда от того, чтобы не лопнуть от злости. — Почему ты сначала не сбросил фонарик мне? Не понимаешь, что Мэллори в опасности? Может, она умрет, пока ты тут ведешь себя как идиот.

Саймон поднял голову, в его глазах блеснули слезы, но Джаред и сам уже понял, что перегнул палку. Он был потрясен собственной злобой.

— Ладно, я это не всерьез, Саймон, — сказал он поспешно.

Саймон кивнул, но тут же отвернул лицо.

— Надо слезть на еще один уступ. Видишь, вон тот? — Джаред показал вниз.

Саймон по-прежнему молчал.

— Я пойду первым, — сказал Джаред. Он опять набрал побольше воздуха в легкие и прыгнул в темноту. Должно быть, этот уступ находился на большей глубине, потому что Джаред довольно сильно ударился, приземлившись на четвереньки. Он с шумом выдохнул, ладони и колени горели как в огне. Медленно поднявшись, он оглядел себя. Джинсы разорваны на коленях, ладони кровоточат. Зато до дна карьера отсюда оставался всего один короткий прыжок.

— Джаред! — донесся слабый голос Саймона, сидевшего на краю верхнего уступа.

— Я здесь! — прокричал Джаред. — Не двигайся. Я сейчас достану фонарь.

Добравшись до фонарика, Джаред посветил в сторону уступов, чтобы брату было легче спуститься, — так он мог видеть, куда ступить и за что ухватиться. Пока Саймон медленно сползал вниз, Джаред терпеливо ждал. Издалека ему слышались отголоски каких-то монотонных звуков. Казалось, глухие удары доносятся ниоткуда и отовсюду одновременно.

Посветив вокруг фонариком, мальчик обратил внимание, что на многих камнях остались следы буровых канатов. Теперь он мог представить себе, как отсюда выбирались. О том, как будут выбираться они с Саймоном, он решил подумать позже. Сейчас его больше обеспокоило то, что фонарик осветил на стене верхнего уступа.

Какой-то пятнистый узор из мха мерцал во мраке тусклым голубоватым свечением.

— Биолюминесценция, — сказал Саймон.

— А? — Джаред на шаг приблизился к стене. Ему показалось, что один из камней здесь выглядит как дверь в подземелье.

— Когда что-нибудь в природе светится само собой, своим собственным светом…

В слабом свечении Джаред разглядел, что прямоугольный камень внизу уступа изрезан узором переплетающихся желобков. Вглядевшись в центр камня, он смог различить верхние части букв, вырезанных на нем. Джаред направил фонарик прямо на надпись:

СТРИЖ УЧИТ ДЕВКИ МОТОРЫ ТАЮТ

— Белиберда какая-то! — разозлился Джаред. Он присел на большой камень.

— Да, бессмыслица… — задумчиво протянул Саймон.

— И кто только это выдумал? Как мы решим эту головоломку?

У них не было времени задерживаться здесь теперь. Когда они почти у цели, почти нашли Мэллори.

— Ты уже решил когда-то одну. Там, дома, — сказал Саймон. Он сел рядом с братом, спина к спине. — Может, разгадаешь и эту?

Джаред глубоко вздохнул.

— Послушай, я правда сожалею о том, что наорал на тебя. Помоги мне, — попросил он. — Ведь всем известно, что ты гораздо сообразительней меня.

Саймон вздохнул:

— Признаться, я тоже ничего не понимаю. «Стриж учит» — возможно, своих птенцов. Летать, например. А вот как это — «моторы тают»? И при чем здесь «девки»? Это же просто грубое слово.

Джаред снова посмотрел на надпись. Он никак не мог сосредоточиться. Что за трюк с этими стрижами? Может, нужно было поймать и принести с собой стрижа, чтобы войти. Говорилось ли в «Путеводителе» хоть что-нибудь о стрижах? Мальчик в тысячный раз пожалел, что у него нет с собой этой книги…

— Постой-ка, — сказал Саймон, обернувшись. Он встал коленями на землю. — Дай-ка мне фонарик.

Отдав фонарик брату, Джаред смотрел, как тот чертит что-то пальцем на песке.

Оказалось, ту же самую надпись.

Потом Саймон принялся зачеркивать в ней отдельные буквы и выписывать их ниже в другом порядке:

СТУЧИ ТРИ РОЮТ ВАМ ЖДЫТЕ ОТКИ

— Что это ты делаешь? — Джаред опустился на колени рядом с братом.

— Мне кажется, чтобы получить осмысленное предложение, надо переставить буквы и слова. Мама всегда так делает, когда отгадывает ребусы в своих журналах. — И Саймон вывел на песке очередную фразу:

СТУЧИТЕ ТРИЖДЫ И ВАМ ОТКРОЮТ

— Вот это да! — Джаред был потрясен тем, как здорово Саймон справился с головоломкой. Сам бы он никогда не додумался!

Братья приблизились к двери. Саймон улыбнулся:

— Оказывается, все просто.

Он три раза ударил кулаком по шершавой поверхности камня.

В тот же миг земля под ними провалилась, и оба близнеца оказались летящими в непроглядную тьму пропасти, открывшейся у них под ногами.

Глава 4 В которой близнецы обнаруживают дерево, не похожее ни на какое другое

Падение завершилось тем, что мальчики плюхнулись на прочную металлическую сетку. Шатаясь и снова падая, Джаред несколько раз пытался встать, но никак не мог найти опору. Он решил прекратить борьбу и тут вдруг получил удар локтем в ухо от своего брата, который не оставлял попыток подняться на ноги.

— Погоди, Саймон! Смотри!

Клочья мерцающего мха на стенах осветили трех маленьких человечков с серыми, под цвет камня, лицами. Их одежда грязно-коричневого цвета была сшита из грубой ткани. Зато серебряные браслеты в форме змеек были настолько искусно выделаны, что, казалось, словно живые скользили вокруг их запястий.

Цепочки на шеях были сплетены из поразительно тонких, похожих на шелк золотых нитей. А драгоценные камни в перстнях так сверкали, что освещали каждый из грязных пальцев, на который были надеты.

— Так-так, что тут у нас? Пленники! — сказал один из человечков скрипучим голосом. — Не часто нам попадаются живые пленники!

— Гномы, — шепнул Джаред брату.

— Выглядят не слишком радушными, — прошептал в ответ Саймон.

Второй гном пощупал пальцами прядь волос Джареда и обернулся к говорившему:

— Ничего особо выдающегося. Цвет волос не жгуче-черный, а тусклый. И кожа — не сказать, что гладкая и белая, как мрамор. Я нахожу их дурно сработанными. Мы бы сделали гораздо лучше.

Джаред нахмурился, пытаясь сообразить, что гном имеет в виду. И снова с сожалением подумал о «Путеводителе». Он помнил только, что гномы — умелые ремесленники и не боятся железа, которое способно отпугнуть других волшебных существ. Так что его перочинный нож оказался бы тут бесполезен, даже если бы его не конфисковали.

— Здесь у вас наша сестра, — сказал Джаред. — Мы хотим поговорить об обмене.

Кто-то из гномов захихикал. Джаред не понял, кто из троих. А один, кряхтя, подкатил и поставил под сетью серебряную клетку на колесах.

— Кортинг говорил, что вы придете. Ему не терпится встретиться с вами.

— Он ваш король или вроде того? — спросил Саймон.

Но гномы ничего не ответили. Один из них дернул за вделанную в камень ручку, сеть раскрылась, и оба мальчика тяжело вывалились в клетку. Все раны на руках и ногах Джареда снова заныли. От злости он ударил кулаком по железному днищу клетки.

Пока клетку катили сквозь пещеры с промозглым воздухом и сырыми стенами, братья сидели молча. Они слышали стук молотков, ставший более громким и отчетливым здесь, в подземелье, и глухое рычание, похожее на шум большого пламени в печи. Сверху из-под мрачных сводов свисали ярко сверкающие сталактиты разной длины, напоминая растущий вниз фантастический лес из сосулек. Процессия проехала через пещеру, под потолком которой пронзительно кричали летучие мыши, а пол был загажен их пометом.

Джаред пытался унять дрожь. Чем глубже они забирались, тем холоднее становилось вокруг. Несколько раз Джаред видел загадочные тени, двигавшиеся в темноте, и слышал странное постукивание.

Когда они ехали по узкому коридору мимо сочившихся влагой колонн, Джаред с удовольствием вдохнул влажный воздух с запахом минеральной воды, принесший облегчение после мышиной вони. Следующее помещение оказалось заполненным пыльными грудами предметов из различных металлов и камней. Золотая крыса с глазками из сапфиров выскочила из-за малахитового кубка, осмотрелась вокруг и унеслась в темень. Серебряный кролик, лежа на боку, вертел у себя на шее цепочку с ключом и поглядывал на цветок лилии из платины, который открывался, закрывался и открывался вновь. Саймон жадным взглядом проследил за необычной крысой.

Затем клетка въехала в большую пещеру, где Джаред и Саймон увидели гномов, которые высекали из камня скульптурные портреты своих собратьев. От резкого, неожиданно яркого света фонарей у Джареда заболели глаза. Однако, даже после того, как они миновали это место, он все еще продолжал думать, что видел, как рука одной из скульптур шевельнулась.

Отсюда они двинулись в пещеру еще больших размеров, в центре которой росло огромное дерево.

Толстый ствол тянулся вверх, скрываясь во мраке, ветви образовывали гигантский купол. Воздух вокруг оглашался пением невиданных птиц.

— Здесь не может расти дерево! — изумился Саймон. — Здесь нет солнца. А солнце необходимо для фотосинтеза.

Джаред пристально разглядывал ствол.

— Это же железо, — сказал он. И тут сообразил, что все листья на ветках выкованы из серебра. Сидевшие высоко на дереве медные птички хлопали своими механическими крылышками и посматривали вниз холодными черными глазками из гагата.

— Первое железное дерево, — гордо объявил один из гномов. — Заметьте, смертные, это — красота, которая никогда не увянет!

Саймон взирал на дерево с благоговейным трепетом, восхищаясь мастерством его создателей. Каждый листочек был уникальным, со своим рисунком прожилок и резными краями, как у настоящих листьев.

— Почему вы назвали нас смертными? — спросил Джаред.

— Вы что, собственного языка не знаете? — Гном насмешливо фыркнул. — Этим словом обозначают тех, кому суждено рано или поздно умереть. Как же еще нам вас называть? Жизнь вашего рода проходит в мгновение ока. — Он приблизился к прутьям клетки и подмигнул.

Из этой пещеры было несколько выходов в коридоры, слишком темных, чтобы Джаред смог различить, куда они ведут. Клетку выкатили в один из них — широкий проход с колоннами, который вел в небольшой зал. Посреди зала на троне, вытесанном из огромного сталагмита, сидел гном с таким же серым, как у остальных, лицом, но с широкой черной бородой. Его глаза сверкали как изумруды. Перед троном на коврике из оленьей шкуры растянулся металлический пес. Собачьи бока равномерно вздымались и опускались в такт со слабым механическим дыханием, как если бы пес действительно спал. Из спины у него торчал заводной ключ.

Вокруг трона короля в молчании стояла свита.

— Милорд Кортинг! — обратился к королю один из тех гномов, которые привезли клетку. — Все как вы говорили. Они явились сюда, чтобы найти свою сестру.

Кортинг встал:

— Мульгарат предупреждал, что вы придете. Какая удача, что вы здесь! Вы будете видеть начало конца человеческого правления.

— Меня заботит не это, — сказал Джаред. — Где Мэллори?

Кортинг сердито сдвинул брови.

— Доставьте ее сюда! — приказал он, и несколько гномов бесшумно удалились. — А тебе, — Кортинг обернулся к Джареду, — следовало бы быть осторожным в высказываниях. Мульгарат скоро станет повелителем всего мира, и мы, его верные слуги, будем на его стороне. Он опустошит земли, а мы создадим повсюду великолепные леса из железных деревьев. Мы переделаем мир с помощью железа, меди и серебра.

Саймон придвинулся к краю клетки:

— Но это же бессмысленно! Что вы будете есть? И как собираетесь дышать без растений, дающих кислород?

Джаред улыбался, глядя на Саймона. Иногда не так плохо иметь все знающего брата-близнеца. Предводитель гномов насупился еще сильнее.

— Вы сомневаетесь, что мы, гномы, величайшие умельцы? Даже после того, как сами все видели? Чтобы убедиться в нашем превосходстве, достаточно взглянуть на моего пса. Его серебряное тело красивей любой шкуры, он быстрее бегает, не нуждается в пище и не слюнявит, когда облизывает. — Кортинг пнул пса ногой. Тот перевернулся на другой бок, потянулся и продолжил свое механическое сопение.

— Я думаю, Саймон пытался сказать о другом… — начал Джаред, но был прерван появлением в зале шести гномов, несущих на плечах длинный стеклянный ящик.

— Мэллори! — Сердце Джареда рухнуло вниз. Ящик выглядел в точности как гроб.

— Что вы сделали с нашей сестрой?! — потребовал ответа Саймон. Он ужасно побледнел. — Она ведь не умерла, нет?

— Совсем наоборот. — Король гномов улыбался. — Она никогда не умрет. Посмотрите поближе.

Гномы установили стеклянный ящик на украшенный резьбой каменный постамент рядом с клеткой.

Братья увидели, что волосы Мэллори завиты и кудрявыми локонами обрамляют ее восковой бледности лицо, губы накрашены и щеки нарумянены, как у куклы. Одета сестра в длинное платье старинного фасона из тончайшей ткани. Венок из серебряных листьев украшает голову. Руки сжимают эфес серебряного меча. Глаза закрыты, но Джаред боялся, что если Мэллори их сейчас откроет, окажется, что они из стекла.

— Что вы с ней сделали? — повторил вопрос Саймон. — Она совершенно непохожа на себя.

— Ее юность и красота никогда не исчезнут, — сказал Кортинг. — А вне этого ящика она обречена старости, смерти и гниению — участи всех смертных.

— Думаю, Мэллори скорее бы предпочла быть обреченной, — заметил Джаред.

Король гномов пренебрежительно фыркнул.

— Итак, — потер он руки, — давайте договариваться. Что вы мне дадите за нее?

Джаред решительно стащил со спины рюкзак и достал из него обернутую в полотенце книгу.

— «Путеводитель» Артура. — Он почувствовал приступ стыда за свою ложь, но безжалостно подавил его.

— Великолепно, — сказал Кортинг, снова потирая руки. — Именно этого я и ожидал. Давайте сюда книгу.

— А вы отдадите нам сестру?

— Она ваша.

Джаред протянул сквозь прутья клетки поддельный «Путеводитель» одному из гномов. Король Кортинг даже не взглянул на книгу.

— Отвезите клетку в хранилище ценностей. Стеклянный ящик поставьте рядом.

— Что?! — возмутился Джаред. — Как же так? Вы же обещали обмен.

— Вот мы и обменялись, — проговорил Кортинг сквозь хриплый смех. — Вы выторговали себе сестру, но не свободу.

— Нет! Вы не можете так поступить! — кричал Джаред. Он колотил кулаками по прутьям клетки и тряс их, что, впрочем, совершенно не помешало гномам вывезти братьев в их передвижной тюрьме в темный коридор.

Джаред не смел взглянуть на Саймона. После того как он накричал на брата, обвинив того в тупости, ему было очень стыдно самому так опростоволоситься. Джаред чувствовал себя обессиленным, маленьким и жалким. Он был просто ребенком.

Насколько же он был самонадеян, когда, стоя там, у скалы, решил, что легко придумает, как выбраться отсюда!

Глава 5 В которой Джаред и Саймон будят Спящую Красавицу

Джаред плохо разглядел путь, которым они попали в хранилище ценностей. Он прикрывал глаза, стараясь сдержать закипавшие в них слезы.

— Ну вот и прибыли, — сказал гном, который привез их сюда. У него была белая борода, а на поясе болталась связка ключей. Он обернулся к группе гномов, доставивших в хранилище стеклянный ящик с Мэллори:

— Ставьте прямо здесь, рядом.

Помещение освещалось единственным фонарем, но сверкавшие повсюду груды золота отражали свет, так что здесь совсем не было темно. Серебряный павлин с усыпанным разноцветными каменьями хвостом пытался клевать медную мышь, сидевшую верхом на вазе с кучей золотых орехов, причем делал это скорее от скуки, чем от злости или из-за вражды.

Гном с белой бородой все еще стоял и смотрел на братьев, в то время как другие гномы покинули хранилище. Он добродушно улыбался.

— Сейчас поглядим, мальчики, может быть, тут найдется что-нибудь, с чем вы могли бы поиграть. Вот, разве что камешки? Они сами собой кидаются и поднимаются.

— Я голоден! — заявил Саймон. — Мы ведь не механические. Если вы собираетесь держать нас здесь, то обязаны кормить.

Гном прищурился:

— Похоже, вы правы. Пойду принесу вам миску тушеной репы с подливой из пауков, чтобы вы подкрепились.

— Но как вы ее нам передадите, у клетки ведь нет дверцы? — тут же откликнулся Джаред, пока Саймон пытался представить, смогут ли они проглотить хоть кусочек подобной гадости.

— Хм, дверца есть, — усмехнулся гном. — Эту клетку я сам делал. Прочная, правда?

— Да, — кивнул Джаред, — очень. — Он закатил глаза. Неужели недостаточно того, что их обманули и засадили в эту клетку! Так еще гном будет над ними издеваться…

— Смотрите, замок здесь. — Гном легонько постучал пальцем по одному из прутьев решетки. — Это крошечное, по-настоящему уникальное устройство я изготовил, работая молотком размером с булавку. Если внимательнее приглядеться, можно увидеть шов на металле.

— А вы можете его открыть? — спросил Саймон.

Джаред с удивлением посмотрел на брата. Может быть, Саймон строил какие-то планы, пока сам он был занят тем, что лишь сетовал на судьбу?

— Хотите посмотреть замок в действии? — улыбнулся гном.

— Конечно! — выпалил Джаред, почти не веря в удачу.

— О’кей, ребята. Отойдите-ка назад на минуточку. Вот так. А потом я попрошу принести вашу еду. Что за удовольствие получить на ужин такую вкуснятину!

Джаред подбадривающе улыбался. Гном выбрал из связки у себя на поясе маленький ключ, размером и формой напоминавший свисток с замысловатой бороздкой на одном конце. С того места, где находились Джаред с Саймоном, им не было видно, в какое отверстие гном вставил ключ. Однако с каждым поворотом запястья гнома раздавались то щелчки, то скрип, то жужжание, и наконец из серебряного прута вырвался шумный свист.

— Готово. — Гном, добродушно улыбаясь, потянул за прутья, и передняя стенка клетки распахнулась, качаясь на невидимых петлях. Но как только ребята двинулись вперед, белобородый моментально ее захлопнул. — Я бы удивился, если вы хотя бы не попытались сбежать, — проворчал он, цепляя ключ обратно на связку и собираясь прикрепить ее к поясу.

В этот момент Джаред стремительным движением руки выхватил связку из рук гнома. Ключи со звоном рассыпались по дну клетки.

Саймон сгреб их быстрее, чем гном успел ему помешать.

— Эй! Так нечестно! — воскликнул гном. — А ну-ка отдайте!

Саймон отрицательно замотал головой.

— Вы ведь пленники. Вам не положено иметь ключи.

— И все же мы не вернем их, — заявил Джаред. Кажется, гнома охватила паника. Он подбежал к выходу из хранилища и крикнул в темный проход:

— Эй, стража! Быстрее! Пленники убегают!

Когда никто не пришел на его зов, он устремил на братьев сердитый взгляд.

— Очень советую вам оставаться на месте, так будет лучше, — пригрозил он и кинулся в коридор, призывая на помощь охрану.

Саймон подобрал нужный ключ и открыл клетку.

— Скорее, бежим! Они сейчас придут! — крикнул он Джареду.

— Надо забрать Мэллори.

— Времени нет, мы потом за ней вернемся.

— Подожди, — сказал Джаред. — Давай спрячемся здесь. А они подумают, что мы убежали.

Саймон огляделся:

— Где?

— На клетке, сверху! — Джаред показал пальцем на крышу их тюрьмы, отлитую из серебра. Он вскарабкался на ближайшую кучу каких-то золотых трофеев, чтобы с нее забраться на клетку. — Давай!

Он протянул руку Саймону, который полез на кучу вслед за ним, и втянул брата наверх. Едва они успели спрятаться, как в помещение ворвались гномы.

— Их нет. Ни того, ни другого, — сказал один из гномов. — Нигде — ни в проходах, ни в соседних помещениях.

Джаред ухмыльнулся, уткнувшись носом в холодный металл.

— Давайте приведем собаку. Она их найдет.

— Собаку?! — с тревогой переспросил Саймон у Джареда, когда гномы ушли.

— Что ты всполошился? — улыбнулся Джаред, довольный, что его план удался. — Ты же любишь собак.

Саймон спрыгнул на пол, с грохотом опрокинув по пути какой-то подсвечник и рассыпав несколько кусков руды — красного железняка. Один кусок он поднял и, сам не зная зачем, сунул в карман.

— Шш-ш, потише, — сказал Джаред, осторожно спускаясь, и тут же сам чуть не уронил вазу с большим букетом роз из меди, задев ее ногой.

Братья опустились на колени перед стеклянным ящиком, и Джаред открыл крышку. Какой-то невидимый газ при этом со свистом вырвался из ящика наружу. Мэллори внутри лежала без движения.

— Мэл! — позвал Джаред. — Вставай!

Он взял сестру за руку и потянул на себя, но рука оказалась вялой и, как только Джаред отпустил ее, безвольно упала обратно на грудь Мэллори.

— Как думаешь, может, нужно, чтобы кто-нибудь поцеловал ее? — спросил Саймон. — Как Белоснежку?

— Кто — «кто-нибудь»? — Джаред никак не мог вспомнить из «Путеводителя» не только что-нибудь о поцелуях, но и вообще о стеклянных гробах.

Он склонился над сестрой и легонько клюнул ее в щеку, что, по его мнению, означало поцелуй. Никакого результата.

— Надо что-то делать. И быстрее, — сказал Саймон. — У нас мало времени.

Джаред ухватил завитой локон Мэллори и с силой дернул.

Сестра слабо вздрогнула, полуоткрыла глаза и, еле слышно пробурчав в одно слово: «Отстаньотменя», попыталась повернуться на бок.

— Помоги мне ее вынуть отсюда, — обратился Джаред к брату, взял из рук Мэллори меч и положил на пол.

Вдвоем с Саймоном им удалось лишь немного приподнять ее.

— Ну давай же, Мэл! Проснись! — прокричал Джаред прямо в ухо сестре.

Саймон похлопал ее по щекам. Мэллори снова вздрогнула, открыла глаза и уставилась на братьев взглядом пьяницы.

— Что вы де… — только и смогла она вымолвить.

— Обопрись на меч, как на посох, — предложил Джаред.

С помощью братьев Мэллори удалось встать на ноги и, шатаясь, выйти в коридор. Он был пуст.

— На этот раз, — сказал Саймон, — нам, кажется, везет.

И сразу вслед за этим они услышали вдали гулкий металлический лай.

Глава 6 В которой камни говорят

Джаред и Саймон бежали, волоча за собой Мэллори, сквозь череду сумрачных коридоров и темных залов. Лай, поначалу далекий, слышался все ближе и становился все яростнее. Ребята продолжали бег, минуя пещеру за пещерой. Когда им чудилось, что гномы рядом, они прятались за сталагмитами, а затем припускали еще быстрее.

Джаред остановился в пещере с небольшими водоемами, где сновали слепые, лишенные окраски из-за отсутствия света рыбы. Звук капающей воды эхом отдавался под сводами. Вода капала откуда-то сверху почти одновременно со странным ритмичным постукиванием.

— Где это мы?

— Не знаю, — сказал Саймон. — Если бы мы проезжали мимо этих рыб, я бы запомнил. Не думаю, что мы идем тем же путем, каким нас привезли сюда.

— Где это мы? — в свою очередь спросила Мэллори, зевая. Ее немного пошатывало.

— Назад возвращаться нельзя, — с опаской сказал Джаред. — Нужно идти дальше.

Неожиданно из тени выпрыгнуло неизвестное маленькое создание. Его огромные глаза ярко светились в темноте. Несколько котомок, сшитых из лоскутков, болтались у него за спиной.

— К… к… кто это? — заикаясь, прошептал Саймон. Создание постучало по стене своим удивительно длинным, со множеством суставов пальцем и прижалось к камням огромным ухом. Джаред заметил, что ногти у создания потрескавшиеся или сломанные вовсе.

— Этокамни. Камниговорят. Онипередаютпослание.

Незнакомец произносил фразы тихим голосом, почти шепотом, и Джареду пришлось напрячься, чтобы выделить в его речи отдельные слова.

Существо вновь принялось барабанить по стене, выбивая какую-то безумную азбуку Морзе.

— Э-э, извините, — обратился к созданию Джаред. — Вы случайно не знаете, где отсюда выход?

— Тс-с-с…

Создание прикрыло глаза и покивало в такт каким-то странным звукам, донесшимся издалека. Затем оно запрыгнуло Джареду на руки, обвив его своими лапами за шею. Джаред чуть не упал.

— Да! Да! Камнисоветуютпропалзтитам.

И создание ткнуло пальцем в темноту за водоемом с рыбами.

— Угу, великолепно. Спасибо. — Джаред попытался стащить с себя удивительного незнакомца.

Наконец существо отцепилось от Джареда, подскочило к стене и принялось вновь стучать по ней.

— Кто это такой? — спросил Саймон шепотом. — Одичавший гном?

— Ноддер или бэнджер, я думаю, — ответил Джаред. — Они живут среди минералов и руд. Их появление сулит добытчикам неприятности — обвалы, разрушения и всякое такое.

Саймон скривился:

— И они все такие ненормальные? Этот даже чуднее, чем Фука.

— Этотебе, ДжаредГрейс.

Существо сунуло в ладонь Джареду гладкий, холодный камень.

— Этоткаменъхочетидтисвами.

— О, благодарю. А теперь нам пора уходить.

Ребята двинулись в направлении темного угла, который этот ноддер-бэнджер-или-еще-что указал им минуту назад. Приближаясь, Джаред надеялся разглядеть там разлом в скале. Саймон держался рядом.

— Подождите. А откуда этот Ударялка знает имя Джареда? — спросила Мэллори, которая медленно шла сзади.

Джаред резко обернулся. «Действительно, как он узнал мое имя?» — задался он вопросом, смущенный тем, что сам не обратил на это внимание первым.

Ударялка, как назвала его Мэллори, выдал очередную серию ударов по стене.

— Камнисказалимне. Камнизнаютвсе.

— Та-а-ак, — протянул Джаред. — Есть! — Ударялка на самом деле указал им путь к небольшому отверстию в стене пещеры.

Дыра располагалась низко, у самой земли, и была очень темной. Джаред встал на четвереньки и быстро пополз по влажной и скользкой земле. Иногда ему чудилось шуршание и хлюпанье — казалось, кто-то ползет по грязи прямо перед ним, хотя его сестра и брат двигались сзади. Джаред слышал за спиной их затрудненное дыхание, но не останавливался и не снижал темпа. Механический лай все еще доносился из глубины пещер.

Вскоре ребята оказались в зале, где росло железное дерево.

— Кажется, нам туда, — указал Джаред на один из проходов.

Саймон пожал плечами.

Они долго бежали по темному коридору. И вдруг остановились. Тропа привела их на самый край длинной и глубокой расщелины. Джаред прикинул, что шириной она приблизительно в его собственный рост. Он посмотрел вниз. Там была такая густая темень, как будто трещине не было конца.

— Придется прыгать, — сказал Саймон. — Давайте.

— Что-о?! — выдохнула Мэл.

Сзади из коридора послышался собачий лай. Во мраке прохода Джаред даже разглядел светящиеся рубиновым светом глаза.

Саймон немного отступил назад, затем разбежался и перепрыгнул расщелину, тяжело приземлившись на другой стороне.

— Надо! — сказал Джаред и крепко ухватил сестру за руку.

Вместе они прыгнули.

У противоположного края Мэллори зацепилась носком башмака за скалу, и они с братом рухнули на землю. Хорошо, что не в пропасть…

Вскочив, все трое рванули прочь. Оставалось надеяться, что собаке из металла не под силу перепрыгнуть ров такой ширины.

Однако, пробежав по кругу, ребята снова очутились в центральном зале. То же самое повторилось и с другими проходами. Опять над ними мрачно нависали массивные ветви и щебетали с металлическим скрежетом сидящие на них медные птички.

— Ну куда же нам идти? — жалобно спросила Мэллори, опираясь на меч.

— Не знаю! — закричал Джаред. — Не знаю! Я не знаю! — Ему не хватало воздуха.

— А может быть, нам сюда? — предположил Саймон.

— Мы уже пробовали этот путь и вернулись обратно.

Собачий лай был уже совсем близко, пес в любой момент мог ворваться в пещеру. Джаред просто не представлял себе, что делать.

— Как это вы не знаете, куда идти? — ныла Мэллори. — Вспомните, как вы сюда попали…

— Я пытаюсь. Было темно, и нас везли в клетке. Что ты хочешь от меня? — Джаред в сердцах стукнул по стволу железного дерева камнем, который ему дал Ударялка.

Листья задрожали, зазвенев как тысяча колокольчиков. Звук получился оглушительный. Одна из медных птичек свалилась на землю, ее крылышки еще трепыхались, а клюв беззвучно открывался и закрывался.

— Вот гадство! — выругалась Мэллори.

Из коридора в пещеру влетел механический пес. А за ним… еще два. И еще. Их полированные туловища на шарнирах блестели, красные глаза из гранатов бешено сверкали. Еще несколько секунд, и они без усилий преодолеют оставшееся до ребят расстояние.

— Лезьте! — закричал Джаред. Он за руку потянул Мэллори к нижней ветви железного дерева. Саймон быстро, как белка, вскарабкался по железной коре. Мэллори же тормозила.

— Ну, давай, Мэллори! Давай! — подгонял ее брат.

Девочка повисла на ветке прямо в тот момент, когда один пес бросился на нее. Собачьи зубы ухватили подол ее белого платья и оторвали большой лоскут. Другие псы уже крутились рядом и тоже терзали ткань.

Джаред запустил в них камень, который все это время сжимал в кулаке. Тот просвистел над собачьими головами, никого не задев, упал и покатился к дальней стене пещеры.

Одна из собак вприпрыжку бросилась за камнем.

Сначала Джаред подумал, что, может быть, камень волшебный. Потом он заметил, что собака несет камень в зубах обратно к нему, помахивая своим металлическим хвостом.

— Саймон, — прошептал Джаред, — кажется, этот пес не прочь поиграть.

Саймон на секунду задержал взгляд на собаке и начал быстро сползать с дерева.

— Что ты делаешь? — попыталась остановить брата Мэллори. — Механический пес-робот — это тебе не домашний щенок!

— Не волнуйся, — ответил Саймон.

Он спрыгнул на землю, и собаки, внезапно прекратив лаять, окружили его и принялись обнюхивать, как бы решая, укусить его или нет. Саймон стоял совершенно спокойно. Наблюдая за ним, Джаред не смел дышать.

— Хорошие ребятки, молодцы, — примирительным тоном обратился к своре Саймон. Его голос дрожал совсем чуть-чуть. — Хотите поиграть? Будете приносить мне камешек?

Он осторожно протянул руку и вынул камень у пса прямо из пасти. Все собаки разом принялись подпрыгивать и скакать вокруг Саймона, радостно лая и повизгивая. Саймон оглянулся на брата с сестрой и улыбнулся.

— Он еще и улыбается! — проворчала Мэллори. Саймон бросил камень, и все пять собак кинулись за ним. Один пес, догнав камень первым, схватил его, зажал своими металлическими зубами и гордой походкой пустился в обратный путь. Остальные трусили за победителем, не отрывая от камня жадных взглядов. Саймон еще несколько раз бросал камень и получал его обратно. Он трепал собак по их металлическим загривкам, а псы вились вокруг него, высунув свои серебряные языки. Пока наконец Джаред не прокричал брату сверху:

— Пора уходить! Если мы тут еще задержимся, гномы поймают нас.

Саймон выглядел разочарованным.

— Ладно, — грустно согласился он. Затем взял камень и изо всех сил запустил его в глубь самого дальнего прохода. Собаки кинулись за камнем. — Слезайте!

Джаред и Мэллори спрыгнули вниз. Втроем они побежали к маленькой трещине в стене. Джаред, который пролез последним, заткнул трещину рюкзаком, загородив путь погоне. Он слышал, как собаки, повизгивая и скуля, царапают ткань рюкзака.

Братья с сестрой на ощупь пробирались в темноте. В тоннеле, должно быть, существовала развилка, которую они в прошлый раз не заметили, потому что сейчас в конце коридора показался долгожданный свет.

Ребята вышли наружу и вдруг поняли, что стоят в густой траве на краю карьера. Рассвет уже окрасил край неба на востоке.

Глава 7 В которой совершается подлое предательство

Мэллори с отвращением оглядела себя:

— Я никогда в жизни не надевала платьев. Что случилось? Почему я проснулась в стеклянном ящике?

Джаред покачал головой:

— Мы не совсем уверены, но, кажется, гномы каким-то образом тебя похитили. Ты что-нибудь помнишь?

— Помню, я укладывала сумку после соревнований, — пожала плечами сестра, — и какой-то мальчик сообщил, что у вас неприятности…

— Шш-ш-ш, — перебил ее Саймон и показал в карьер. — Пригнитесь.

Все трое легли в траву и заглянули за край обрыва.

Они увидели гоблинов, друг за другом появлявшихся из пещеры. Зеленые чудовища кувырком вылетали наружу, скрежеща зубами и лая. Затем, обнюхав воздух, выстраивались чередой. За ними показался огромный монстр с сухими сучьями вместо волос на голове. Кожа у великана была землистого цвета. В лохмотьях, надетых на нем, угадывались остатки одежды давно прошедших времен. Два кривых рога росли на его лбу над бровями.

Из пещеры вышел Кортинг с придворными. За ними — еще гоблины. Эти тянули телегу, доверху заваленную сверкающим оружием. Впереди последней группы гоблинов, спотыкаясь, брел пленник. Ростом со взрослого человека, с мешком на голове и со связанными грязной веревкой запястьями и лодыжками. Что-то в облике этого человека показалось ребятам знакомым.

— Кто это? — прошептала Мэллори, прищурившись.

— Отсюда не видно, — отозвался Джаред. — Зачем им пленник?

Кортинг нервно откашлялся, прочищая горло, и выкрикнул, как только над толпой повисла тишина:

— Великий лорд Мульгарат! Мы благодарим тебя за честь, которую ты оказал нам, позволив служить тебе.

Мульгарат остановился. Гоблины отогнали пленника, тыкая в него острыми палками, подальше от того места, где встал их повелитель. Монстр, как гора возвышавшийся над остальными чудовищными существами, повернул рогатую голову в сторону гномов и презрительно ухмыльнулся.

Джаред судорожно сглотнул. Мульгарат. Это имя, ничего не значившее для него прежде, теперь внушало страх. Даже зная, что монстр не может его видеть, мальчик чувствовал, как темные глаза чудовища следят за всеми вокруг, и ему захотелось пригнуться еще ниже.

— Здесь все оружие, которое я просил? — Громовой голос Мульгарата эхом огласил каменоломню. Он указал на телегу.

— Да-да, конечно, — поспешил заверить его предводитель гномов. — Это демонстрация нашей верности тебе и полного подчинения новому порядку. Более отточенных клинков, выкованных с таким мастерством, тебе нигде не найти. Клянусь своей жизнью!

— Неужели? А это что? — Мульгарат вытащил из своего огромного кармана книгу. Ребята узнали в ней поддельный «Путеводитель», который Джаред подсунул гномам. — Может, поклянешься жизнью, что и это — та самая книга, которую я велел тебе добыть?

Король гномов задрожал:

— Я… я… я все сделал, как ты просил…

Размахивая потрепанной книгой в воздухе, монстр громко рассмеялся. Джаред вдруг осознал, что уже слышал этот смех. Точно так же смеялся Не-Джаред в коридоре школы!

Джаред громко ахнул и тут же получил от Мэллори тычок локтем в бок.

— Тебя обманули, предводитель гномов. Не важно. Я уже получил «Путеводитель» Артура Спайдервика. Это последняя вещь, которой мне недоставало, чтобы начать царствовать здесь.

Кортинг низко склонился перед монстром:

— Ты действительно величайший из всех! Ты истинный хозяин нашего мира.

— Я-то настоящий хозяин, да вот не уверен, настоящие ли вы слуги. — Мульгарат поднял руку, и гоблины с готовностью уставились на него:

— Убейте их!

Все дальнейшее происходило так быстро, что Джаред не успевал следить за событиями. Гоблины, зеленой волной хлынув вперед, набросились на гномов. Некоторые подхватили выкованное подземными умельцами оружие, большинство же просто атаковало с помощью собственных когтей и зубов. Гномы растерялись, закричали, и нескольких секунд паники и смятения оказалось достаточно, чтобы гоблины в момент одолели их.

Джаред видел, как один гоблин впился зубами в горло гнома, пока другой подземный житель отбивался сразу от трех зеленых чудовищ, навалившихся на него и рвавших беднягу когтями. Кровь заливала камни на дне карьера.

Джареда охватили слабость и оцепенение. Он никогда не видел прежде, как кого-нибудь убивают. Глядя вниз, он почувствовал, что его сейчас вырвет.

— Нужно остановить их!

— Нам одним не справиться, — возразила Мэллори. — Посмотри, сколько их!

Джаред покосился на меч, который его сесгра все еще сжимала в руке. На его остром лезвии сверкнул первый луч восходящего солнца. Вряд ли одним клинком победишь такую ораву гоблинов…

— Мы должны обо всем рассказать маме, — сказал Саймон.

— Она нам не поверит! — откликнулся Джаред. Рукавом куртки он вытирал катившиеся по лицу слезы и старался не смотреть вниз, где повсюду в пыли и крови валялись растерзанные тела. — Разве она поверит во все это?

— Все же надо попытаться, — решительно произнесла Мэллори.

И так, под крики и стоны, еще долго доносившиеся до них из старой каменоломни, сестра и братья Грейсы направились в сторону своего дома.

Книга 5. Гнев Мульгарата

Глава 1 В которой все перевернуто вверх дном

Бледный свет зари нового дня мерцал в каплях росы на траве вдоль дороги, по которой этим ранним утром устало брели Джаред, Мэллори и Саймон. Они совершенно вымотались, но им нужно было добраться до дома. Мэллори, продрогшая в своем тонком белом платье, сжимала в руке меч так, что у нее побелели костяшки пальцев. Сбоку от нее тащился Саймон, шаркая подошвами и раскидывая в стороны камешки и кусочки асфальта, случайно попадавшие ему под ноги. Джаред — с другого бока — то же самое. Каждый раз, когда глаза Джареда закрывались хотя бы на миг, он видел гоблинов — сотни гоблинов с Мульгаратом во главе.

Джаред пытался отвлечься, планируя, что он скажет маме, когда они наконец попадут домой. Она, должно быть, зла на них за то, что они пропадали где-то всю ночь, и особенно на Джареда — из-за вчерашнего случая с ножиком. Надо ей все объяснить. Он представил, как расскажет маме об ужасном огре, способном менять облик, о спасении Мэллори, захваченной гномами, об обманном трюке с эльфами. Мама собственными глазами увидит меч, и ей придется поверить своим детям. И тогда… она простит Джареда за все.

Резкий звук, как от свистка вскипевшего чайника, вернул его к действительности. Они стояли у ворот поместья Спайдервик. И Джаред с ужасом увидел, что вся лужайка перед домом завалена мусором, бумагой, перьями и обломками мебели.

— Что это?! — еле выдохнула Мэллори.

Чей-то пронзительный визг заставил взгляд Джареда переместиться вверх, где питомец Саймона — грифон Байрон гонялся по крыше за каким-то маленьким существом, долбя клювом черепицу. Отколовшиеся кусочки скатывались вниз, выпавшие перья словно снегом запорошили кровлю.

— Байрон! — крикнул Саймон, но грифон или не услышал, или решил проигнорировать его. Саймон повернулся к Джареду в крайнем беспокойстве:

— Ему нельзя там находиться! У него крыло еще не зажило.

— А за кем это он гоняется? — пыталась разглядеть Мэллори, щуря глаза.

— За гоблином, я думаю, — медленно проговорил Джаред. Воспоминание о зубах и когтях, красных от крови, вновь нарисовало ужасную картину того, что случилось этой ночью.

— Мама! — позвала Мэллори и побежала к дому.

Джаред и Саймон бросились следом. Приблизившись к крыльцу, они увидели, что окна старого здания выбиты, а передняя дверь висит на одной петле. Сестра и братья пронеслись внутрь через прихожую, стараясь не споткнуться о разбросанные по полу ключи и сорванные с вешалки куртки и пальто.

В кухне вода, льющаяся из крана, давно уже переполнила раковину, забитую осколками тарелок и чашек, и стекала на пол, заливая продукты, выпавшие из перевернутого холодильника, который размораживался, валяясь на боку в луже. Из стенных шкафчиков, местами пробитых насквозь, на плиту высыпалась мука, сахар, крупы. Все кругом запорошило пылью и кусочками штукатурки.

Стол в обеденной комнате был почти цел, но все стулья валялись расколотыми в щепки, с изодранной обивкой. Одна из картин дядюшки Артура рваными клочьями свисала из сломанной рамы, которая пока еще чудом держалась на единственном гвозде.

В гостиной было не лучше. Сквозь разбитый вдребезги экран телевизора виднелся кронштейн, на котором тот крепился к стене. Диваны вспороты и выпотрошены, их набивка усыпала ковры на полу, образовав целые сугробы. И посреди этого разгрома, на обломках пуфа сидел Портняжка.

Подбежав к маленькому домовому, Джаред увидел, что плечо Портняжки пересекает длинная, глубокая царапина. Потерявший где-то шляпу домовой, глядя на Джареда, растерянно хлопал своими черными глазками, в которых стояли слезы.

— Это все моя вина, это все моя вина… — повторял он. — Я пробовал сражаться, но мое волшебство слишком слабое. — Одинокая слеза скатилась по худой щеке Портняжки, и он зло ее утер. — Одних гоблинов я бы еще мог разметать. А огр лишь взглянул на меня и только посмеялся.

— А где мама? — требовательно спросил Джаред. Он чувствовал, что его колотит.

— Прямо перед рассветом они сцапали ее и увезли, — грустно сообщил Портняжка.

— Этого не может быть! — Голос Саймона был близок к визгу. — Мам! — Он рванулся к лестнице и крикнул вверх, на следующий уровень:

— Ма-а-ам!

— Нужно что-то делать, — сказала Мэл.

— Мы видели ее, — произнес Джаред еле слышно, присаживаясь на обломки дивана. Он чувствовал головокружение, жар и холод одновременно. — В каменоломне. Именно она была тем взрослым пленником гоблинов. Мульгарат захватил ее так, что мы даже не заметили. А нам следовало бы — мне следовало бы — заметить. А еще мне следовало бы никогда не открывать этот дурацкий «Путеводитель» дядюшки Артура.

Домовой энергично затряс головой:

— Защитить дом и тех, кто в нем, — мой долг. Есть тут «Путеводитель» или нет!

— Но если бы я не потерял его, ничего бы этого не случилось! — Джаред стукнул кулаком себя по колену.

Портняжка вытер глаза тыльной стороной руки:

— Никто не знает, так это или не так. Я спрятал его — и смотрите, что получилось.

— Хватит вам. Прекращайте эту «вечеринку жалости» — слезами горю не поможешь. — Мэл села на корточки рядом с пуфом, передавая домовому его шляпу. — Куда они могли утащить маму?

Портняжка горестно покачал головой:

— Гоблины — грязные твари, а их главарь хуже всех своих наемников. Наверняка эти мерзавцы живут в такой же вонючей дыре, как они сами, но где это — я не могу сказать, не знаю.

Сверху донеслись вой, свист и грохот.

— Один гоблин еще на крыше, — сказал Саймон, глядя вверх — Он должен знать.

Джаред вскочил:

— Надо остановить Байрона до того, как он его сожрет!

— Верно. — Саймон направился к лестнице.

Втроем сестра и братья кинулись по ступенькам вверх, на чердак.

На втором этаже двери всех спален были распахнуты.

Рваные простыни, перья из подушек, вспоротые матрасы валялись в коридоре. Из спальни Джареда и Саймона были выброшены пустые, разбитые банки и клетки. Саймон застыл с таким выражением на лице, будто его ранили прямо в сердце.

— Лимонка, Джеффри, Китти! — позвал он своих питомцев.

— Пошли, — потянул брата Джаред и кинул взгляд на заветный шкаф в коридоре, дверцы которого оказались открыты.

Полки внутри шкафа были залиты шампунями и лосьонами, которые промочили все хранившиеся там простыни и полотенца. На нижней, испещренной глубокими царапинами стенной панели болталась сорванная с петель секретная дверь в библиотеку Артура.

— Как они нашли ее? — удивилась Мэл. Саймон покачал головой:

— Думаю, они обшарили в поисках ее все вокруг.

Джаред нагнулся и пролез в библиотеку.

В ярком солнечном свете, проникавшем сквозь окно, перед ним предстали очевидные следы разгрома.

Слезы закипали на глазах Джареда, когда он ступал по ковру из мятых и запачканных страниц. Книги Артура были вырваны из переплетов и разбросаны. Разорванные эскизы, обрушенные книжные полки, выдернутые ящики стола — все валялось на полу Джаред беспомощно оглядел комнату.

— Ну? — спросила Мэл из коридора.

— Все разрушено, — ответил Джаред. — Все.

— Пошли, — крикнул Саймон, — надо успеть схватить оставшегося гоблина!

Джаред лишь кивнул, не заботясь о том, что ни его брат, ни сестра не могли видеть его кивок, и словно на деревянных ногах поплелся к двери.

В том, что эта комната, столько лет хранившая тайну, перестала быть секретной, было нечто такое, что заставило Джареда почувствовать: ничего и никогда уже не будет по-прежнему.

Все вместе — Саймон, Джаред и Мэллори — поднялись по лестнице на чердак и пересекли помещение, ступая по сверкающим осколкам разбитых елочных украшений и по разорванным одежным чехлам. Время от времени они слышали скрежет у себя над головой, и тогда в сумрачном свете мелькала осыпавшаяся пылью побелка, обрушиваемая от ударов когтей грифона.

— Еще один уровень, и мы на крыше, — сказал Джаред, указывая на последний лестничный пролет. Тот вел в единственную, находящуюся на самом верху дома башенку с окнами, выходящими на все четыре стороны света.

— Кажется, я слышу лай, — доложил Саймон, карабкаясь наверх впереди всех. — Похоже, гоблин пока что жив.

Когда они достигли башни, Мэллори просунула свой меч между оконными рамами одного из окон, раскрывая их. Джаред пытался открыть другие.

— Я пойду первым, — сказал Саймон.

Он запрыгнул на подоконник и, стараясь не задеть торчащие из рамы осколки, выбрался на крышу.

— Подожди! — крикнул Джаред. — Почему ты решил, что справишься с разозлившимся грифоном?

Но Саймон, кажется, не обратил на слова брата никакого внимания.

Мэл подвязала меч к поясу платья так, что он повис у нее на боку.

— Давай!

Джаред занес ногу через подоконник и ступил на черепицу. Неожиданно яркий солнечный свет почти ослепил его, но уже в следующий момент расплывающийся взгляд мальчика различил лес за их лужайкой, а потом и Саймона, приближавшегося к грифону, который загнал в угол гоблина. Несчастный уперся спиной в одну из печных труб. И это был… Пискун.

Глава 2 В которой вновь возвращается старый знакомый

— Хватит пялиться, черепахоногие! — завопил Пискун. — Быстрее, помогите мне, ленивые улитки!

Он прижимался к кирпичной стенке трубы, одной рукой придерживая полы незастегнутого пальто, явно что-то пряча там, и угрожающе размахивая зажатой в другой руке рогаткой.

— Пискун?! — Джаред остановился и усмехнулся, оглядев гоблина, который, как всегда, раздавал всем и каждому свои особые определения. Но тут же нахмурился:

— А что ты-то здесь делаешь?

Саймон оттеснял грифона назад, встав между ним и Пискуном и громко покрикивая на питомца. Байрон отвернул голову с огромным клювом в сторону и моргнул, затем сильно ударил по крыше лапой с когтями, больше похожей на львиную, чем на птичью. Джаред сильно подозревал, что Байрон думает, будто все тут решили поиграть в какую-то новую игру.

Пискун затравленно смотрел на Джареда:

— Я не знал, что это ваш дом, пока не появился грифон.

— Ты… ты помогал захватить нашу маму?! — Джаред почувствовал, как его лицо охватил жар, разгораясь все больше и больше. — Громил наш дом? Убивал питомцев Саймона?

Он на пару шагов приблизился к Пискуну, сжимая кулаки. «Я доверял этому хобгоблину. Пискун даже нравился мне. А он оказался предателем!» Джаред едва мог соображать — так у него шумело в ушах.

— Я никого не убивал. — Пискун приоткрыл пальто и показал спрятанный под ним комочек меха апельсинового цвета.

— Китти! — растерянно воскликнул Саймон, увидев котенка.

В этот момент Байрон, рванув мимо Саймона, вцепился своим клювом в руку хобгоблина.

— А-а-а-а-а-а-а-ай! — завизжал Пискун. Котенок вывалился из-под пальто на крышу.

— Нет, Байрон! Нет! — закричал Саймон. — Отпусти его!

Грифон мотал головой, таская Пискуна из стороны в сторону. Визг хобгоблина уже превратился в вой.

— Сделай же что-нибудь! — в панике прокричал Джаред.

Саймон подскочил к грифону и треснул его кулаком по клюву.

— НЕТ! Слышишь, что тебе говорят?

— Ты что! Не надо так, не зли его… — Мэллори на всякий случай взялась за меч, висевший на поясе.

Однако Байрон, вместо того чтобы атаковать, прекратил трепать Пискуна и уставился на Саймона с какой-то тревогой во взгляде.

— Отпусти его, — повторил Саймон, указывая вниз, на черепицы крыши.

Пискун отчаянно отбивался, безрезультатно тыкая пальцами Байрону в ноздри и пытаясь укусить его мощную, покрытую перьями шею своими мелкими зубками, похожими на детские молочные. Грифон игнорировал все эти действия хобгоблина и не собирался его отпускать.

— Будь осторожен, — сказал Джаред брату. — Пусть уж лучше он сожрет Пискуна, чем нас.

— Не-е-ет! — завопил Пискун, извиваясь. — Прошу прощения, затыкатели глоток. Клянусь, я не хотел ничего плохого! Освободите меня. Помоги-и-и-те!

— Джаред, — обратился Саймон к брату, — подержи Пискуна, ладно?

Джаред кивнул и подошел ближе. Так близко, что почувствовал запах грифона — дикий запах, как от кошачьей шерсти.

Саймон взялся одной рукой за верхнюю часть клюва Байрона, другой — за нижнюю и начал раскрывать их, приговаривая:

— Будь хорошим мальчиком… Так, так… Отпусти гоблина…

— Хобгоблина! — взвизгнул Пискун.

— Ты с ума сошел?! — закричала Мэллори на брата.

Грифон резко повернул голову в ее сторону, едва не свалив с размаху Саймона.

— О, прости! — сказала Мэллори гораздо тише. Джаред обхватил Пискуна за ноги:

— Держу!

— Эй, пустобрехи! Вы ведь не собираетесь поиграть с моим телом в перетягивание каната, да? Да?!

Джаред насмешливо улыбнулся. Саймон снова попытался разжать клюв Байрона.

— Мэл, — позвал он, — иди сюда, помоги мне. Берись за низ, а я буду тянуть за верх.

Сестра направилась к ним, осторожно ступая по скату крыши. Грифон с беспокойством следил за ней.

— Как только я скажу «Тяни!»… — предупредил Саймон и тут же скомандовал:

— Тяни!

Вместе они снова попытались раскрыть половинки клюва. Мэллори просунула пальцы в рот Байрону и потянула клюв вниз, просто повиснув на нем.

Байрон отбивался, но неожиданно уступил: раскрыл пасть. Пискун рухнул на Джареда. Потеряв равновесие, Джаред покатился по крыше. Выпустив Пискуна, он пытался за что-нибудь ухватиться, чтобы удержаться. Хобгоблин скользил рядом, выбивая черепицы, за которые хватался Джаред. В последний момент — за секунду до того, как свалиться наземь — Джареду удалось зацепиться за водосточный желоб на самом краю кровли.

Саймон и Мэл во все глаза следили за братом. Тот судорожно сглотнул, переводя дыхание. Они двинулись к нему, чтобы попытаться втащить обратно, и тут Джаред увидел, как Пискун кинулся к одному из раскрытых окон.

— Он убегает! — крикнул Джаред, самостоятельно пытаясь подтянуться. Его локти месили грязь и опавшие листья, которыми был забит желоб.

— Да забудь ты об этом гоблине, — Мэл протянула руку, — держись за меня!

Вдвоем брат с сестрой втащили Джареда на крышу. Стоило ему почувствовать опору под ногами, как он тотчас бросился догонять Пискуна вместе с Саймоном и Мэллори.

Все трое кубарем скатились по лестницам вниз. Но возле дверей своих спален затормозили. Здесь на полу сидел хобгоблин, а нить желтой пряжи обматывалась вокруг него. Джаред, вытаращив глаза, наблюдал, как пряжа сама собой после нескольких витков завязалась бантиком.

Портняжка взобрался на макушку хобгоблина и продекламировал:

— Тем, что я его поймал,
Я частично долг отдал.

Джаред смотрел то на пряжу, то на Портняжку:

— Не могу понять, как тебе это удалось?

Но тут он вспомнил, как однажды шнурки его ботинок оказались связанными между собой, и объяснения не потребовалось.

Маленький домовой растянул рот в ухмылке:

— Остаться незамеченным — не значит не оставлять следов.

— Эй! — крикнул Пискун. — Уберите от меня эту чокнутую мелюзгу. Я не собирался убегать от вас. Я удирал от того жуткого монстра на вашей крыше.

— Помолчи, — приказала ему Мэллори.

— Хоть этот гоблин и говорит, что его не так поняли, — сказал Портняжка, — на самом деле он — порядочная дрянь.

Джаред наклонился над Пискуном:

— Или ты расскажешь нам обо всем, что знаешь, или мы сдобрим тебя кетчупом и отправим обратно на крышу.

Он произнес это с такой злостью, что сразу стало ясно: сказанное — не пустые слова.

Портняжка спрыгнул с макушки хобгоблина на перевернутый кофейный столик.

— Это будет для него слишком мягким наказанием. Нет, пока он связан, надо подсадить к нему крыс, чтобы они обгрызли пальцы у него на ногах. Потом выковырять его глазки и засунуть ему в нос. А кроме того, отрезать тупыми ножницами уши и пальцы на руках и подождать, когда дух с него выйдет вон.

Саймон побледнел, но ничего не сказал.

Пискун извивался в своей связке:

— Я уже все сказал вам, угрюмые тапки. Не надо угроз!

— Где наша мама? — потребовал ответа Джаред. — Куда они ее утащили?

— Логово Мульгарата на свалке за городом. Он построил из мусора дворец, можно сказать, замок, который защищает армия гоблинов и кое-кто еще. Не будьте тыквоголовыми — туда никак не пробраться.

— Кто это — кое-кто еще? — продолжал допрос Джаред.

— Драконы, — ответил Пискун. — Мелочь в основном.

— Драконы?! — в ужасе повторил Джаред.

В «Путеводителе по фантастическому миру вокруг вас» Артура Спайдервика упоминалось о драконах, правда, сам Артур никогда их не видел. Но приведенные им сведения были устрашающими — драконы описывались как смертельно ядовитые, с зубами, острыми, словно кинжалы, и телом, быстрым, словно удар хлыста.

— Ты тоже входил в армию Мульгарата? — спросила Мэллори, сузив глаза.

— Да, входил! — объявил Пискун. — Так ведь к нему все присоединились. А куда бы я делся, корзинка с болтовней?

— А как ты ему объяснил случившееся у лагеря гоблинов в прошлый раз. — куда делись другие гоблины?

— Другие гоблины? — переспросил Пискун. — В данное время, лилейные подштанники, я — хобгоблин! И отличаюсь от гоблина как ворона от ворона.

Джаред улыбнулся:

— Так что же ты все-таки рассказал?

Пискун закатил глаза кверху.

— А ты как думаешь, тараканьи кишки? Я сказал, что их съел тролль. Как, собственно, и было.

— Если мы развяжем тебя, ты проведешь нас на свалку? — перешла к делу Мэллори.

— Может быть, как-нибудь в другой раз, — проворчал Пискун.

— Что-что? — нахмурился Джаред.

— Да! — тут же взвизгнул Пискун. — Да-а! Отведу. Довольны, сопливые носопырки? Хотя бы для того, чтобы не видеть больше этого грифона.

— Слушай, Джаред, — сказал Саймон, и легкая улыбка тронула его губы, — наверное, быстрее будет туда долететь?

— Так! Стоп! На это я не согласен! — закричал Пискун.

— Нужно разработать план, — сказала Мэллори, отходя от хобгоблина и понижая голос. — Как нам справиться с армией гоблинов, драконом и меняющим облик здоровенным огром?

— Должен быть какой-нибудь способ… — Джаред последовал за ней. — У каждого имеется какое-нибудь слабое место. — Мысленно он попытался перелистать страницы «Путеводителя», но обнаружил, что в его памяти теперь все больше белых пятен. Как ни старался он сосредоточиться, ему так и не удалось вспомнить ничего важного.

— Плохо, что у нас нет с собой «Путеводителя». — Саймон уставился на разбитый аквариум на полу, как будто ответ лежал среди осколков.

— Зато мы знаем, где Артур, — сказал Джаред осторожно. В его голове сложился собственный план. — Нужно спросить его.

— Ну и как ты предлагаешь это сделать? — поинтересовалась Мэл, уперев одну руку в бок.

— Я хочу попросить эльфов разрешить мне поговорить с ним. — Джаред сказал это так, будто речь шла о чем-то абсолютно реальном и даже обыденном.

Глаза Мэллори полезли на лоб от изумления:

— В последний раз, когда я видела эльфов, они совершенно не показались мне дружелюбными!

— Вот именно, — поддержал ее Саймон. — Они собирались навечно упрятать меня под землю.

— Вы должны довериться мне, — медленно проговорил Джаред. — Я сделаю это. Они обещали, что не удержат меня против моей воли, если я снова появлюсь.

— Тебе-то я доверяю, — сказала Мэллори. — А вот эльфам не верю и тебе не советую. Поэтому собираюсь пойти с тобой.

Джаред отрицательно замотал головой:

— У нас мало времени. Заставьте пока Пискуна рассказать все, что он знает про Мульгарата. Я быстро вернусь — сразу же, как только смогу. — Он посмотрел на маленького домового. — Я возьму с собой Портняжку — если, конечно, он пойдет.

— Кажется, ты должен быть один, — сказал Саймон.

— Я и буду один. Один из людей, — ответил Джаред, не спуская глаз с Портняжки.

— Вот уже несколько лет я не покидал дом. — С этими словами Портняжка подошел к краю стула и позволил Джареду посадить себя в капюшон своего свитера. — Но теперь я должен отложить на время свои страхи!

И они ушли — раньше, чем Саймон и Мэллори смогли что-то возразить.

Перейдя улицу, Джаред начал взбираться на холмы в направлении рощи эльфов. Цвет безоблачного неба в этот час позднего утра становился все насыщеннее, ярче. Джаред спешил, помня о том, что у них не слишком много времени.

Глава 3 В которой Джаред узнает не совсем то, что хотел узнать

Роща была точно такой же, какой Джаред запомнил ее, — деревья окружали лужайку, посреди которой грибы образовали круг. Но на этот раз, когда Джаред ступил в центр круга, ничего не произошло. Ветви деревьев не переплелись, чтобы захватить его, никакие корни не обвились вокруг его лодыжек, и никто из эльфов не появился, чтобы поругаться с ним.

— Э-э-эй! — прокричал Джаред. Он подождал, но единственным ответом было пение птичек в отдалении.

Разочарованный, Джаред вышел из круга и снова ступил туда.

— Есть тут кто-нибудь? Мне вообще-то некогда. Опять ничего. Минуты проходили.

Оглядев грибное кольцо, Джаред испытал непреодолимое желание разрушить это место обитания эльфов. Если бы только они не захватили Артура!

Он уже занес ногу, чтобы пнуть один из грибов, как услышал мягкий голос, раздавшийся из-за деревьев:

— Беспечное дитя, что тут делаешь?

Это была зеленоглазая женщина-эльф. Ее волосы еще больше, чем прежде, окрасились в красные и коричневые тона, платье переливалось золотыми и янтарными красками, словно летнее небо на закате, а в голосе прозвучало скорее огорчение, чем злость.

— Пожалуйста, — взмолился Джаред, — позвольте мне поговорить с Артуром! Мульгарат захватил нашу маму. Я должен спасти ее!

— Но почему меня должна заботить судьба смертной женщины? — Зеленоглазая повернулась к деревьям, собираясь уйти. — Ты знаешь, сколько моего собственного народа пропало? Скольких гномов — старых, как камни у нас под ногами, — больше нет с нами?

— Я видел их гибель, — тихо сказал Джаред, — мы были там. — И снова попросил:

— Пожалуйста! Я готов отдать за это что угодно. Или сам останусь здесь, если вы захотите.

Женщина-эльф покачала головой:

— Единственная вещь, которая была у тебя и которая представляла ценность для нас, потеряна.

Оттого, что она остановилась, Джаред испытал облегчение. И одновременно тревогу: ему нужно увидеть Артура, но совершенно нечего предложить взамен.

— У нас нет «Путеводителя», — сказал он, — и сейчас мы не можем отдать его вам. Но возможно, нам удастся вернуть его назад.

Зеленоглазая нахмурилась:

— Мне вовсе не интересно снова слушать твои сказки.

— Я… я могу доказать, что никогда ничего не выдумывал.

Джаред потянулся рукой к капюшону, вытащил Портняжку и опустил его рядом с собой на траву:

— Я говорил вам, что книга была у нашего домового. Вот он. Это Портняжка.

Маленький домовой сорвал с головы шляпу и низко поклонился, слегка дрожа.

— Милостивая леди, я знаю, как чудовищно выглядит мой поступок, но это действительно я украл книгу.

— Ваше поведение говорит само за себя. — Она сверкнула глазами, оглядев их обоих. И на какое-то время повисла тишина.

Джаред нетерпеливо подергивался, пока Портняжка карабкался по его телу, чтобы спрятаться обратно в капюшон. Молчание женщины-эльфа нервировало Джареда, но он заставил себя оставаться спокойным. Чтобы не упустить последний шанс уговорить ее.

Наконец она продолжила:

— Наше время командовать и наказывать прошло. Настал момент нам самим ожидать беды. Мульгарат собрал огромную армию, и использование «Путеводителя» делает ее еще более грозной.

Джаред кивнул, хотя был озадачен. Он не понимал, как Мульгарат может с помощью «Путеводителя» сделать армию еще более опасной. Это же просто книга.

— Обещай мне, смертное дитя, — сказала женщина-эльф, — если «Путеводитель» Артура, когда ты найдешь свою мать, вернется в твое владение, ты отдашь его нам, чтобы мы могли его уничтожить.

Джаред кивнул не задумываясь, готовый согласиться на все, что позволило бы ему увидеться с Артуром.

— Обещаю. Я принесу его…

— Нет, — перебила она. — Когда настанет час, мы сами устроим встречу.

Она подняла руку, указывая вверх, и произнесла что-то на непонятном языке. С самой верхней ветки старого дуба сорвался одинокий лист и стал по спирали опускаться вниз. Он снижался так медленно, словно двигался сквозь воду, а не по воздуху.

— Ваша встреча с Артуром продлится, пока этот лист не упадет вам под ноги.

Джаред посмотрел, куда она показывала. Как бы медленно ни опускался лист, все равно казалось, что он, наверное, довольно быстро достигнет земли.

— А что, если нам не хватит времени?

Она холодно улыбнулась:

— Ныне никому из нас не доступна такая роскошь, как время, Джаред Грейс.

Но Джаред уже не слушал ее, потому что из-за деревьев к нему направлялся человек в твидовом пиджаке, с седыми прядями на лысеющей голове. Множество листьев кружилось вокруг мужчины и укладывалось ковром перед ним — так что его ноги совершенно не касались земли. Мужчина нервно поправил очки на носу и пристально вгляделся в Джареда.

Джаред не смог сдержать улыбку. Артур Спайдервик выглядел точно таким, как на портрете в библиотеке. Теперь все должно получиться. Его двоюродный прадедушка объяснит, что они должны сделать, и они это сделают.

— Дядя Артур! — кинулся к нему мальчик. — Я Джаред…

— Не уверен, что прихожусь тебе дядей, бедное дитя, — сухо остановил его Артур. — Насколько мне известно, у моей сестры нет никакого сына.

— Ну да, правильно, вы — мой двоюродный прадедушка, кажется… — Джаред и сам вдруг засомневался. — Но это не важно…

— А подобное вообще невозможно.

Такого поворота дела никто даже не предполагал. Надо было как-то исправлять ситуацию.

— Вы провели здесь очень долгое время… — осторожно начал объяснять Джаред.

Артур нахмурился:

— Несколько месяцев, я полагаю…

И тут вмешался Портняжка. Вынырнув из своего укрытия, он вскарабкался на плечо Джареда и уселся на нем:

— Просто выслушайте этого мальчика — только и всего. Время дорого!

Артур уставился на маленького домового, дважды моргнул и вдруг заговорил без остановки:

— Привет, старина! Я уж успел соскучиться по тебе! Как там моя Люси? У нее все хорошо? А моя жена? Ты не принес от них весточку для меня?

— Послушайте! — перебил Джаред. — Мульгарат захватил мою маму, и только вы один знаете, что нужно делать.

— Я? — удивился Артур. — Почему я должен знать, что нужно делать? — Он поправил очки. — Тут нужно подумать, что тебе посоветовать… Сколько, ты говоришь, тебе лет?

— Девять, — ответил Джаред, с тревогой ожидая, что за этим последует.

— Ну тогда я должен посоветовать тебе быть осторожным и не общаться со всякими опасными существами без позволения взрослых из твоей семьи.

— Вы что, не слышите меня?! — закричал Джаред. — МУЛЬГАРАТ ЗАХВАТИЛ МОЮ МАМУ! А БОЛЬШЕ В МОЕЙ СЕМЬЕ НЕТ НИКАКИХ ВЗРОСЛЫХ!

— Я понимаю, — продолжал Артур, — и все-таки ты должен…

— Ничего вы не понимаете! — Джаред уже не мог остановиться. Ему необходимо было выговориться, прокричаться, чтобы не лопнуть от злости. — Вы даже не представляете, сколько времени провели здесь. Ваша Люсинда уже старше, чем вы сейчас! Не знаете вы ничего!

Артур открыл рот, как будто хотел что-то сказать, и снова закрыл. Он выглядел бледным и растерянным, но Джареду было не до сочувствия. Глаза мальчика жгло от собственных непролитых слез. А с внешней стороны грибного кольца одинокий дубовый лист все продолжал свое снижение.

— Мульгарат, этот огр-людоед, очень опасен, — тихо, не глядя на Джареда, заговорил наконец Артур. — Даже эльфы не знают, как его остановить.

— К тому же у него есть драконы, — сказал Джаред.

Артур взглянул на него с неожиданным интересом:

— Драконы? В самом деле? — Он покачал головой, его плечи поникли. — Я не смогу посоветовать тебе, как справиться с ними, извини, — просто не знаю.

Джаред хотел умолять, требовать, но слова не шли.

Артур приблизился еще на шаг и, когда вновь заговорил, его голос прозвучал очень мягко.

— Мальчик мой, если бы я всегда знал, что надо делать, разве я оказался бы здесь, в плену у эльфов, без всякой возможности увидеть когда-нибудь снова свою семью?

— Думаю, нет, — ответил Джаред. Лист уже опустился почти вровень с его ростом. Осталось совсем немного до момента, когда отведенное им время выйдет совсем.

— Я не могу дать тебе готового решения, — сказал Артур. — Все, что я могу тебе дать, — это информация. Я хотел бы дать больше… — Он вздохнул и продолжил:

— Гоблины сбиваются в маленькие кучки, обычно не больше десяти особей. Они последовали за Мульгаратом, потому что боятся его, — иначе ты никогда не увидел бы их в одном месте в таком количестве. Без руководства огра они давно бы перессорились и передрались между собой. Но даже и с таким главарем они, возможно, ведут себя не слишком организованно.

Что же касается огров, то Мульгарат — типичный их представитель. Он мастер перевоплощения, хитрый, коварный, не знающий жалости. И разумеется, необычайно сильный. Единственная лазейка, которой ты мог бы воспользоваться, — это то, что он склонен к бахвальству и часто совершенно напрасно полон самодовольства.

— Как великан-людоед в сказке «Кот в сапогах»? — спросил Джаред.

— Точно. — Глаза Артура мерцали, когда он говорил. — Огры слишком высокого мнения о себе и ожидают, что и ты так же думаешь о них. Они любят слушать сами себя. Учти это. Потому что обычная защита — вроде вывернутой одежды, которую ты носишь, — против их магии бесполезна. Они очень могущественны.

Теперь о драконах… Видишь ли, я должен признаться: все, что я о них знаю, я почерпнул из сообщений других исследователей.

— Других исследователей? Вы хотите сказать, что и другие люди изучали волшебных существ?

Артур кивнул:

— Во всем мире. Ты знаешь, что фантастические существа имеются на всех континентах? Разные, конечно, как разные животные. Но я отвлекся.

Наиболее распространенный в нашем регионе подтип драконов — скорее всего, это разновидность Европейского вайрма — очень ядовит. Я помню, в одном из докладов рассказывалось о драконе, который существует за счет коровьего молока. Питаясь им, он достигает огромных размеров, и его яд отравляет все вокруг, выжигает траву и делает воду невозможной для питья.

— Стойте! — воскликнул Джаред. — У нас дома вода — из нашей скважины — точно такая: обжигает рот, если ее пить!

— Очень плохой знак. — Артур нахмурился и покачал головой. — Драконы сильные и быстрые твари, но все же могут быть убиты — как и любые другие существа. Помехой, конечно, служит яд — его сила растет вместе с ростом самого дракона. Мало найдется существ, достаточно быстрых и достаточно отважных, чтобы противостоять дракону, как это делает мангуст, атакующий кобру.

Джаред взглянул на дубовый лист — тот был уже почти у земли. Артур проследил за его взглядом:

— Время нашей с тобой беседы вышло. Не мог бы ты передать от меня Люсинде кое-что на словах?

— Конечно, — кивнул Джаред.

— Скажи ей…

Но что бы ни собирался сказать Артур, все потонуло в листве, закружившей вокруг него и мгновенно скрывшей его из виду. Маленький смерч из листьев унесся вверх и… ничего. Джаред поискал глазами женщину-эльфа, но и она исчезла тоже.

Выйдя из рощи, Джаред сразу же увидел Байрона. Тот нетерпеливо перебирал лапами, когти яростно скребли землю. На спине грифона сидел Саймон и ласково поглаживал своего питомца, стараясь его успокоить. Сидевшая позади брата Мэллори успела переодеться, но меч гномов захватила с собой и держала наготове. Его металл сверкал на солнце. Пискун сидел впереди, на шее грифона, и выглядел совершенно несчастным.

— Что вы тут делаете? — спросил Джаред. — Кажется, вы сказали, что доверяете мне.

— Мы и доверяем, — ответила Мэллори. — И потому ждем здесь, а не врываемся в рощу, чтобы вытащить тебя оттуда.

— Мы разработали великолепный план. — Саймон натянул поводья. — Залезай. Расскажешь нам обо всем, что узнал, по дороге.

— Давай, — добавила Мэл. — Теперь твоя очередь довериться нам.

Глава 4 В которой много огня

Они шли по обочине шоссе, приближаясь к свалке. Джаред даже не пытался вырваться из не слишком туго затянутых узлов веревки, которой его руки были связаны за спиной. Он шагал позади точно так же связанной Мэллори и избегал смотреть в ту сторону, где вдали виднелась тень от летевших в вышине Байрона с Саймоном. Нельзя было допустить, чтобы их заметили: по плану эти двое означали выход, если все пойдет не так, и скорейший путь домой, если все пойдет как надо. Пискун подтолкнул Джареда острием меча гномов:

— А ну, пошевеливайся!

— Прекрати! — обернулся к нему Джаред и споткнулся, Портняжка заерзал у него в капюшоне. — Мы еще не дошли. А кроме того, эта штука острая.

— Очень острая, — хихикнул Пискун, — мой бедный большой кусокмяса.

— Оставь Джареда в покое, не то я тебе покажу, как нужно пользоваться мечом, — шикнула на него Мэллори, но внезапно замолчала.

Деревья по обочинам шоссе стояли почти голые, без листвы. На этой стороне они казались особенно почерневшими, мертвыми. Остававшиеся еще кое-где на ветках ссохшиеся листья напоминали висящих вниз головой летучих мышей. Деревья выглядели даже менее реальными, чем железное дерево в подземелье гномов. Сразу за деревьями Джаред увидел свалку.

Ржавые ворота были открыты, ведущая вглубь кривая дорожка местами заросла бурьяном и казалась покрытой грязными заплатами. Сбоку от нее из земли торчал покосившийся шест с табличкой «Хода нет». Старые, битые автомобили, «лысые» покрышки, различный мусор — все это громоздилось бесформенными кучами, которые напоминали груды камней и песка вдоль дикого побережья. Далеко впереди вырисовывался силуэт дворца, шпили которого блестели стеклом и жестью в небе, полном солнечного света.

Пока они шли, Джаред заметил нескольких гоблинов, выглядывающих из-за мусорных куч. Двое понюхали воздух и скрылись, третий начал лаять. А потом гоблины стали выползать чуть ли не из-под всех встречавшихся по пути ржавых машин. Каждый задирал жабью голову и скрежетал зубами из осколков стекла и камня. У многих имелось выкованное гномами оружие: пики и сабли.

— Скажи им что-нибудь, — шепнул Джаред Пискуну.

— Я захватил смертных! — прокричал Пискун здоровенному гоблину, торопливо шагавшему навстречу. — И без всей твоей мусорной своры.

Зубы здоровяка — из зеленого, коричневого и бесцветного бутылочного стекла — сверкали в солнечных лучах. Он был одет в рваный старинный мундир с потускневшими пуговицами и потрепанную треуголку. Шляпа выглядела особенно отвратительно, поскольку была вся в пятнах подозрительного, на взгляд Джареда, красновато-бурого цвета. Вокруг нее, жужжа, носились мухи.

— Так ты говоришь, один обоих захватил?

— Вот именно, Червекрыс! — хвастливо заявил Пискун. — Хотя они сопротивлялись, девчонка даже размахивала вот этим самым мечом — острый, правда? — но я оказался проворней! Я…

Червекрыс пристально взглянул ему в глаза, и хобгоблин подавился собственными словами.

— Ладно, — начал он снова. — Они спали, и я…

Гоблины громко залаяли. Хотя, возможно, их лай означал смех или еще что-нибудь, — Джаред так и не понял.

— …и я тихо захватил этих замухрышек Так что они — мои пленники! — закончил Пискун, подняв меч, который казался огромным в его лапке.

Червекрыс зарычал так, что кончик меча дрогнул и склонился вниз. Джаред поднял глаза к небу, чтобы посмотреть, нет ли поблизости Саймона с Байроном, но они куда-то пропали. Или спрятались. Джаред надеялся, что Саймон, как это уже случалось миллион раз, сумеет справиться с грифоном.

— Делаем, как Я скажу! — проревел Червекрыс. — Ведите их!

Лающая свора гоблинов потащила Мэллори и Джареда через свалку, дергая за веревки и пихая в спину. Пленникам приходилось ступать очень осторожно, чтобы не пораниться о зазубренные куски металла, торчащие из пыли здесь повсюду. И всякий раз, когда Мэл и Джаред замедляли шаг, гоблины толкали их и кололи своим оружием. Джаред испачкал ржавчиной джинсы, протискиваясь по узкому проходу между покореженными машинами. Наконец процессия выбралась на расчищенную площадку, где еще кучка гоблинов бездельничала, сидя вокруг большого костра. В воздухе витал запах горелых костей.

Червекрыс хрюкнул и указал на стоящий недалеко от костра полуразвалившийся остов голубого автомобиля:

— Привяжем пленников там!

— Мы должны доставить их в Мусорный Дворец, — возразил Пискун, но довольно нерешительно.

— Молчать! — рявкнул большой гоблин. — Тут командую Я!

Используя моток ржавой проволоки, он привязал Мэллори и Джареда к машине. Когда гоблин закреплял привязь у сломанного бокового зеркала, Джареду ударила в нос вонь гнилого дыхания этого чудовища, и мальчик смог вблизи разглядеть его мерзкую, всю в каких-то пятнах шкуру, пучки грязных волос в ушах, мертвенную белизну глаз и длинные, торчащие во все стороны, подрагивающие усы. Другие гоблины, стоявшие кругом/молча ждали, глядя исподлобья.

— Ну-ка быстро по местам, ленивые собаки! — приказал им Червекрыс. Затем обернулся к тем гоблинам, которые сидели на площадке еще до прихода процессии:

— К моему возвращению пленникам лучше бы так и оставаться там, где я их оставил! Я отправляюсь с докладом к Мульгарату.

После его ухода большинство гоблинов разошлись по своим постам, небольшая группа осталась у костра.

Джаред покрутил запястьями. Он был уверен, что узлы достаточно слабые, чтобы он смог в любой момент освободиться, но зато он был совершенно не уверен, удастся ли им с сестрой прорваться мимо всех этих гоблинов.

Джаред и Мэллори уже чуть ли не целый час сидели на холодной земле, наблюдая, как гоблины ловили маленьких ящериц и жарили их на огне. Небо начало темнеть, ставший серым день все реже прорезали золотые солнечные лучи.

— Похоже, наш план вовсе не такой уж великолепный, — грустно произнесла Мэллори. — Мы ничуточки не приблизились к маме, и я не знаю, где Саймон…

— Главное, что мы пробрались сюда, — прошептал в ответ Джаред.

Ему удалось дотянуться одной рукой до сестры и развязать узлы на ее запястьях. Он взял ладонь Мэллори в свою и ободряюще пожал.

— Чего они ждут? — спросила Мэл со вздохом.

— Наверное, когда вернется старший, — предположил Джаред.

В это время один из гоблинов, сидевших у костра, пытался засунуть что-то маленькое, извивающееся и черное в самое пекло.

— Они никак не жарятся, — бормотал он. — А мне охота подгорелого…

— Так ведь их все равно нельзя есть, — возразил другой.

Тихий голосок из капюшона напомнил Джареду, что Портняжка все еще с ними.

— Смотрите, смотрите, — прошептал маленький домовой, — огненная саламандра!

Джаред посмотрел себе под ноги. И прямо возле левого ботинка увидел существо, похожее на ящерицу. Переливчато-черная шкурка, короткие лапки и длинное тельце, заканчивающееся узким хвостом. Раздваивающимся хвостом. Совсем не как у ящерицы.

— Джаред, — сказала Мэллори, — посмотри в огонь! Что это?

Мальчик подался вперед, насколько позволяла привязь. В костре находились все те саламандры, которых — он сам это видел — туда набросали гоблины. Но вместо того чтобы сгореть, эти создания невозмутимо продолжали сидеть посреди бушующего вокруг них пламени. Когда Джаред начал их рассматривать, некоторые саламандры задвигались: одни крутили головками, другие зарывались еще глубже в центр костра.

Джаред попытался снова в мыслях вернуться к «Путеводителю». Он помнил, что там было что-то об огненных саламандрах, но страницы книги расплывались перед его мысленным взором. Образы этих маленьких существ мелькали среди других картинок, и мальчику никак не удавалось задержать их в своем воображении. Он слишком нервничал и не мог сосредоточиться. Голова была забита мыслями о маме, брате и обо всех этих гоблинах вокруг.

Тут один из гоблинов подбежал к пленникам и ткнул своим грязным когтем Джареда в живот.

— Эти смертные выглядят довольно аппетитно. Я, пожалуй, откусил бы кусочек этой розовой щечки. — Длинная слюна повисла на его жабьей губе. — Могу поспорить, что она сладкая, как конфетка. — Слюна капнула в пыль рядом с Джаредом.

Джареда передернуло, он поискал взглядом Пискуна. Тот сидел у костра и ковырял в нем острием меча. Хобгоблин не поднимал глаз, что заставило мальчика занервничать еще больше.

Другой гоблин, проследив за взглядом Джареда, поддержал первого:

— Ага, а Червекрыс решит, что это сделал он. — И указал на Пискуна. — Этот хитрец и раньше не внушал ему доверия.

Пискун вскочил и разразился ругательствами:

— Тупоголовые дробилки! Обезьянья закуска!..

К нему приближался третий гоблин, он облизывался, высовывая язык сквозь острые зубы:

— Так много мяса…

— А ну — прочь от него! — вступилась за хобгоблина Мэллори.

Она попробовала выдернуть свою ладонь из руки Джареда. Только тут он осознал, что все еще продолжает сжимать ладонь сестры — да так, что его ногти впиваются ей в кожу.

— Желаешь, чтоб вместо него съели тебя? — обернулся гоблин и направился к ней, издевательски декламируя известный детский стишок:

— «Из чего только сделаны девочки? Из конфет, и пирожных, и сластей всевозможных…» Если так, то я с удовольствием съем!

— Съешь вот это! — Мэл высвободила наконец руку и двинула гоблина кулаком по морде.

— Меч! — крикнул Джаред Пискуну, пытаясь освободиться от проволочной привязи.

Хобгоблин искоса взглянул на Джареда, отшвырнул меч и кинулся прочь с площадки.

— Трус! — в ярости крикнул ему вслед Джаред.

Освободившись от своих пут, он рванулся к костру, но два гоблина уцепились за его ноги и опрокинули на землю. Ползком Джаред с трудом дотянулся до клинка и передал его рукояткой вперед сестре. Ладонь обожгло болью, но он даже не сразу осознал, что порезался. Еще несколько гоблинов запрыгнули ему на спину, прижав к земле.

— А ну — прочь от него! — на сей раз имея в виду брата, крикнула Мэллори.

Меч сверкнул в ее руках, когда она угрожающе занесла его. Гоблины, находившиеся перед ней, попятились. Мэл наступала, рассекая воздух мечом, как хлыстом. Другие гоблины, оставив Джареда, поспешили на помощь отступавшим, на ходу вытаскивая собственное оружие.

— Пошли вон! — продолжала кричать Мэллори.

Какой-то гоблин запрыгнул на нее сзади и укусил в плечо. Джаред схватил его за лапу и сдернул со спины сестры. Другого, который подобрался ближе всех, девочка отшвырнула ногой. Еще один гоблин поднял выкованную гномами пику и замахнулся ею на Мэллори. Она парировала удар и неожиданно, сделав выпад, проткнула наступавшего мечом.

Гоблин завизжал так ужасно, что Мэл застыла, пытаясь осознать произошедшее. Кровь окрасила серебро клинка, раненый упал в пыль. Другие гоблины вновь собрались атаковать, а Мэл все так же продолжала стоять с широко раскрытыми глазами…

Клекот, раздавшийся в вышине, вывел ее из транса. Байрон стремительно пикировал на мусорный двор, и гоблины врассыпную бросились прочь, ныряя под кучи хлама. Тяжело хлопающие крылья грифона подняли на свалке клубы пыли.

— Бежим! — Джаред потянул сестру за руку. Вместе они забрались на дырявый капот грузового фургона и спрыгнули в узкий проход у ржавого ограждения. Они пробежали мимо перевернутой ванны, штабеля покрышек, старого рефрижератора с прислоненными к нему мятыми автомобильными дверцами… И тут Джаред внезапно резко затормозил. Здесь на «подстилке» из гофрированных листов металла лежала корова.

Глава 5 В которой слишком много драконов

Повинуясь рефлексу, Джаред машинально огляделся, но гоблинов поблизости уже больше не было. Грифон приземлился, скрежетнув когтями по крыше какого-то автомобиля, и спокойно принялся вылизывать себя, как кот. Саймон улыбался, сидя у него на спине.

Джаред повернулся к Мэллори. Сестра с изумлением рассматривала корову. Та лежала, прикованная цепью, тихо мычала и таращила полные страдания глаза. Вымя несчастной буренки было почти полностью скрыто темной шевелящейся массой, которая напоминала клубок маленьких черных змей, толкающихся и отпихивающих друг друга, чтобы занять самую выгодную позицию у ее покрасневших сосков. Живой черный ковер извивался и на железной «подстилке», и на земле около нее. Через секунду Джаред понял: это не змеи, а тоже саламандры, только более крупные.

— Что эти твари делают? — спросила Мэллори.

Она все еще держала в безвольно опущенной руке окровавленный меч. И Джаред испытал секундный порыв отобрать его у сестры и очистить, прежде чем кровь снова попадется ей на глаза.

Вместо этого он просто подошел ближе и ответил:

— Сосут молоко, я думаю.

— Тьфу! — Саймон со спины Байрона с неприязнью рассматривал мерзких тварей, ползающих в пыли у «подстилки». — Кошмар какой-то.

У этих саламандр чешуя на шкуре потускнела, а тела извивались особенно сильно. Они были гораздо крупнее тех небольших, похожих на ящериц созданий, которых Джаред и Мэллори видели в костре.

— Они сбрасывают кожу, — пояснил Саймон. — Но кто они?

Джаред с сомнением пожал плечами:

— «Огненные саламандры». Хотя они вроде бы не должны быть такими большими. А эти выглядят, как…

Он не мог точно определить, кого эти существа ему напомнили. Что-то неясное ворочалось где-то на задворках его памяти.

В этот момент Байрон рванулся вперед, схватил клювом одно из извивающихся существ, подбросил вверх и заглотил. Затем начал хватать и проглатывать других.

Когда он с жадностью потянулся еще за одним, который был крупнее остальных — длиной с руку Джареда — и лежал, свернувшись кольцами, тот развернулся и зашипел. Джаред внезапно осознал, кого он видит перед собой.

— Драконы, — выдохнул он. — Все они — драконы!

Уголком глаза он заметил чье-то движение в направлении себя, быстрое, как хлыст в руках возницы. Джаред хотел увернуться, но черная тварь сильно ударила его в грудь. Падая на спину, Джаред успел лишь вытянуть руки вперед, чтобы оттолкнуть от себя морду твари, и тут же толстое и очень длинное тело дракона навалилось на него. Джаред ударился головой о землю, и на какой-то момент словно погрузился в густой туман.

— Джаред!

Он очнулся, услышав, как заплакала Мэл.

Дракон раскрыл свою пасть, обнажив сотни острых и тонких, как иголки, зубов. Джаред замер. От страха он не мог даже пошевелиться. Его кожа горела огнем от прижимавшегося к нему скользкого черного туловища.

Сильнейшим ударом Мэллори всадила свой меч в хвост чудовища. Из раны хлынула черная кровь. Дракон медленно начал разворачиваться в сторону девочки.

Джаред смог вскочить на ноги, хотя они дрожали, а голова кружилась. Кожа на руках покраснела, боль в порезе на ладони запульсировала со страшной силой.

— Осторожно! — крикнул Джаред сестре. — Он ядовитый!

— Байрон! — Саймон натянул поводья и, указав на черную фигуру, уже собравшуюся атаковать Мэллори, скомандовал:

— Давай!

Грифон с громким клекотом резко взмыл в воздух. Джаред растерянно посмотрел им вслед. Он был в отчаянии. Куда они? Как теперь Мэллори справится с драконом? Сестра искусно, как она это умела, наносила чудовищу режущие и колющие удары мечом, но дракон двигался гораздо быстрее. Он уворачивался, свивался в кольца, как змея, и вновь, резко выпрямляясь, нападал, пытаясь ухватить ее короткими когтистыми лапками и разевая пасть так широко, что, казалось, был способен проглотить девочку целиком. Мэллори совсем выбилась из сил. Джаред должен был что-то сделать.

Он схватил первый попавшийся ему под руку предмет — это оказалась какая-то железяка — и запустил в дракона. Чудище снова увернулось и затем с шипением и свистом метнулось к нему, разинув пасть…

И тут грифон, стремительно спикировавший с небес, когтями и клювом вцепился дракону в спину и поднял его над землей. Дракон тут же обвился вокруг Байрона и принялся сжимать его кольцами своего хвоста, стремясь задушить. Саймон повис, ухватившись за шкуру грифона между крыльями, когда тот, сделав пару сильных взмахов, попытался подняться выше. Дракон закручивался все туже, впиваясь зубами в покрытое мехом и перьями тело Байрона. Внезапно крылья грифона перестали хлопать и поникли. Саймон соскользнул с его спины.

Джаред бросился к брату, падавшему вниз, на мусорный двор, но не успел. Саймон рухнул на кучу разбитых экранов от телевизоров. Его левая рука согнулась под странным углом.

— Саймон! — Джаред опустился перед ним на колени.

Брат тихо застонал и попытался, опираясь на здоровую руку, подняться и сесть. Его левая щека и левая сторона шеи были красными от драконьего яда, зато вся остальная кожа выглядела очень бледной.

— С тобой все в порядке? — сиплым от волнения голосом спросил Джаред. Мэллори осторожно ощупала руку Саймона. Саймон сморщился от боли, но все же поднялся, хотя весь дрожал.

Вверху над ними бились дракон и грифон — сцепившиеся, скрученные, завязавшиеся в узлы и петли чешуя и шкура. Зубы дракона глубоко вонзились в шею Байрона, и грифон летал беспорядочно.

— Он погибает… — Шатаясь и прихрамывая, Саймон направился к корове с облепившей ее массой дракончиков-сосунков.

— Куда ты?! Что ты задумал?! — крикнули одновременно Джаред и Мэл.

Когда Саймон обернулся к ним, слезы струились по его лицу. А в следующую минуту они увидели, как Саймон — который ни разу в жизни не обидел ни одно существо и даже пауков не убивал, а всегда просто выносил на улицу, — наступил на голову одному из драконьих мальков и раздавил его. Тот только взвизгнул. Черная кровь растеклась пятном по земле и окрасила край подошвы ботинка Саймона.

— Вот, полюбуйся! — крикнул Саймон дракону. — Смотри, что я сделаю со всеми твоими детенышами!

Дракон с высоты обернулся на его крик. И Байрон воспользовался этим. Пронзив клювом шею противника, он из последних сил широко разинул его, раздирая шкуру и плоть чудовища.

Дракон безвольно повис в когтях Байрона.

— Саймон! Получилось! — обрадовалась Мэллори.

Саймон наблюдал, как Байрон приземлился рядом с ним. Перья грифона были забрызганы кровью, и он еле держался на ногах. Выпустив из когтей тело большого дракона, Байрон продолжил доедать маленьких.

— Все пошло не так, как мы планировали, — сказал Саймон.

— Но мы уже совсем рядом с Мусорным Дворцом, — показал в сторону замка Джаред. — Мама наверняка там.

— Саймон, ты в силах пойти туда с нами? Сможешь? — спросила Мэллори, хотя и сама выглядела неважно с царапинами на щеках и в порванной куртке.

Саймон кивнул, но его лицо было мрачным:

— Я-то смогу, а вот Байрон… Не знаю.

— Давайте оставим его здесь, — сказал Джаред. — Я думаю, он скоро придет в себя. Кажется, драконий яд на него не действует.

Байрон заглотил очередную черную извивающуюся тварь и с благодарностью посмотрел на братьев и сестру Грейс своими удивительными золотыми глазами. Саймон ласково потрепал его по носу:

— Да, кажется, эти дракончики нравятся ему больше любой другой еды, которой я его кормил.

— Дай-ка я посмотрю, что можно сделать с твоей рукой, — сказала Мэллори. — Думаю, она сломана.

Она оторвала от подола своей нижней рубашки широкий лоскут, чтобы привязать руку Саймона к его боку.

— Ты точно знаешь, что делаешь? Уверена, что так надо? — спросил Саймон, морщась от боли.

— Уверена, уверена, — ответила Мэллори, туго стягивая повязку.

Они шагали в направлении дворца. Это было грандиозное сооружение из чего-то похожего на цемент или штукатурный гипс, в который замешали гравий, осколки стекла, мятые алюминиевые банки. Смесь выглядела плохо спрессованной, казалось, стены отливали наспех, в некоторых местах виднелись корявые потеки, похожие на застывшую лаву. Окна были самых немыслимых форм, как будто тот, кто их создавал, прилаживал к зданию все, что находил. Внутри окон кое-где вспыхивал свет. Остроконечные шпили верхушками уходили в небо от главной крыши, которая была черной от смолы, а покрывавшая ее черепица из кусков стекла и жести выглядела как рыбья чешуя. Только подойдя ближе, Джаред разглядел, что главными воротами дворца служит старая латунная кроватная спинка. Перед дворцом, в земле, был глубокий ров, заполненный острыми ржавыми железяками и огромными кусками битого стекла. Подъемный мост был опущен.

— Неужели гоблины не охраняют вход во дворец? Или здесь что-то не так? — спросила Мэллори.

Джаред огляделся. В отдалении, там, где, как он догадывался, находился лагерь гоблинов, в небо поднимался дымок от костра.

— Скоро стемнеет, — заметил Саймон.

— Все складывается как-то уж слишком просто, — задумчиво произнес Джаред. — Похоже на ловушку.

— Ловушка это или нет, раз уж взялись — нужно идти до конца, — сказала Мэллори.

Саймон согласно кивнул. Джареду показалось, что его брат стал еще бледнее. Чересчур бледным. «Какую же боль ему приходится терпеть, если даже красные от яда места на его коже побледнели!»

Осторожно, с опаской ступив на подвесной мост, Джаред напрягся в ожидании: произойдет что-нибудь или нет? Он не мог оторвать взгляда от торчащих из рва кусков стекла. Наконец решился и перебежал. Мэллори и Саймон, помедлив секунду, побежали за ним.

Первое помещение, в которое дети попали, как только вошли в Мусорный Дворец, оказалось огромным холлом, стены которого представляли собой все те же бетонные блоки из утильсырья, замешенного в цемент. Потолочные своды были отделаны хромированными решетками радиаторов. Колпаки от автомобильных колес свисали с потолка на ржавых цепях, поблескивая в неверном свете грязно-желтых, с потеками воска свечей. Внутрь одной из стен был встроен очаг — такой большой, что в нем, наверное, можно было бы зажарить на вертеле Джареда целиком.

Вокруг стояла зловещая тишина. Шаги детей эхом отдавались во мраке помещения, а их тени на стенах принимали угрожающие размеры.

Братья и сестра прошли дальше. Расставленные в беспорядке диваны и кушетки, мимо которых они проходили, были покрыты старыми дырявыми покрывалами и распространяли вокруг себя отвратительно затхлый запах.

— Есть у нас что-нибудь, хотя бы отдаленно напоминающее план? — спросила Мэллори.

— Не-а, — ответил Джаред.

— Не-а, — эхом отозвался Саймон.

— Тс-с-с! — высунулся из капюшона Портняжка. — Внимание! Вы ничего не слышите?

Все трое на минутку остановились, прислушиваясь. В воздухе раздавался едва различимый слабый звон, который звучал почти как музыка.

— Я думаю, это идет оттуда, — сказал Джаред, толкая дверь, украшенную множеством — не меньше дюжины, наверное, — шарообразных ручек.

Внутри помещения дети обнаружили длинный обеденный стол. Грубую столешницу из массивных досок в трех местах подпирали такие же грубо сколоченные крест-накрест пильные козлы. Большую часть стола занимали оплывшие, толстые свечи, все в потеках расплавленного воска с запахом горелой шерсти. Также стол был уставлен большими сальными тарелками, овальными блюдами и подносами с остатками пира — полуобглоданными жареными лягушками, огрызками яблок, хвостами и костями рыб. Мухи жадно жужжали вокруг остатков. Вновь откуда-то с другого конца стола донеслись тоненькие, высокозвенящие трели.

— Что там? — Саймон протиснулся между столом и огромным креслом и остановился, уставившись на что-то. Джареду и Мэллори не было видно, на что именно. Они протиснулись к нему.

На полу рядом с открытым окном стоял большой бочонок с медом. В колеблющемся свете свечей Джаред разглядел попавших в медовый плен маленьких крылатых фей — малютки тонули в тягучей жидкости, как в зыбучих песках. Плач и крики несчастных созданий и были теми звуками, что звенели в воздухе.

Саймон принялся пальцами вытаскивать маленьких фей, чьи крылышки склеились из-за налипшего на них густого меда. Феи жалобно всхлипывали, когда он высаживал каждую на стол, и жались друг к другу, сбиваясь в липкую вялую кучу. Одна, оставшаяся в стороне, лежала безвольно, как кукла, и не издавала ни звука. Джаред отвел глаза, глядя в даль через окно. А Мэллори спросила шепотом:

— Думаешь, там есть еще?

— Думаю, да, — ответил Саймон. — На дне.

— Нам нужно идти. — Джаред направился к выходу. От мысли о крошечных утонувших феях, о невозможности им помочь его мутило.

— Что-то слишком тихо в этом дворце, — сказала Мэллори, последовав за ним.

— Не может же Мульгарат все время сидеть здесь, — сказал Джаред. — Может быть, нам повезет. Может быть, мы просто найдем маму и уйдем.

Мэллори кивнула, хотя не похоже было, что она так уж в этом уверена.

Они прошли мимо висевшей на стене карты. Размером она была больше старой карты Артура, но на ней также были обозначены надписями некоторые места. Так, рядом с территорией свалки было криво начертано: «Дворец Мульгарата», а вдоль всего верхнего края карты шел заголовок: «ВЛАДЕНИЯ МУЛЬГАРАТА».

— Смотрите! — показал вперед Саймон.

Перед ними был огромный зал, в центре которого возвышался трон. Окружала трон «чешуя» из грязных ковров: все разных узоров, старые, истертые и дырявые, они покрывали пол, залезая друг на друга. Трон был сооружен из неаккуратно сваренных между собой кусков металла — кривых и во многих местах зазубренных.

В дальнем конце зала вверх вела чудовищная винтовая лестница: каждая ее ступень из толстенных досок была подвешена на двух длинных цепях. И вся эта огромная спираль раскачивалась от малейшего движения воздуха, будто легкая паутина. Уходившие во мрак ступени вселяли мысль, что забраться на них невозможно.

Мэллори подтянулась на первую ступень. Доска опасно закачалась. Девочка попыталась одолеть вторую, но ее роста оказалось недостаточно для этого.

— Эти ступени слишком далеко друг от друга, — пояснила она.

— Специально для огра, — сделал вывод Саймон.

Наконец она сумела ухватиться за вторую ступень, навалилась на нее грудью и таким способом подтянулась.

— Саймон не сможет сюда забраться, — высказала опасение Мэл.

— Я смогу… Я в порядке, — настаивал Саймон, неуклюже карабкаясь на первую ступень.

Мэллори покачала головой:

— Свалишься.

— Держи его покрепче, — прокричал Портняжка, опять высовываясь из капюшона, — и все будет хорошо!

Потом Джаред с удивлением наблюдал, как каждая ступень, качнувшись, приближалась к следующей и устойчиво задерживалась, для того чтобы его брат и сестра залезли на нее. С одной действующей рукой и с помощью Мэллори Саймон взбирался по лестнице вверх.

— Тебе тоже пора бы сдвинуться с места, — прозвучало из капюшона.

— Ой, и правда!

Джареду очень тяжело дался подъем по этой ужасной лестнице. Даже несмотря на помощь домового. Чем выше мальчик поднимался, тем сильнее колотилось и ухало сердце у него в груди. Порез на ладони горел огнем, когда Джаред хватался за цепи.

А стоило ему взглянуть в темноту внизу, как голова моментально начинала кружиться.

Добравшись до верха, маленький отряд оказался в холле с тремя дверями. Все три двери были абсолютно разными — и по размеру, и по форме.

— Давайте попробуем зайти в среднюю, — предложил Саймон.

— Мы столько шума наделали… — засомневалась Мэл. — Вдруг нас там кто-нибудь поджидает? Даже подумать жутко.

— И все же нужно идти до конца. — Джаред повторил слова сестры, произнесенные ею раньше.

Мэллори улыбнулась и толкнула дверь. Перед ними открылось большое помещение с балконом, сложенным из больших, неровных, плохо подходящих друг к другу камней. Из некоторых камней свисали вделанные в них цепи, которые, спутавшись между собой, в беспорядке валялись на полу. Огромные, как в соборе, окна с мозаичными витражами из каких попало осколков занимали другую стену. В дальнем углу зала дети увидели свою маму — связанную, с кляпом во рту, сидевшую совершенно неподвижно, привалившись к стене. В другом углу, весь обмотанный веревками, которые были перекинуты через блок, висел… их отец.

Глава 6 В которой нечисть буквально срывается с цепи

— Как ты здесь оказался? — удивился Джаред и услышал позади себя, как Саймон и Мэллори одновременно воскликнули: «Папа!»

Темные волосы отца были взлохмачены, рубашка с одной стороны не заправлена в брюки, но это точно был он — их отец.

Глаза отца расширились от изумления:

— Джаред! Саймон! Мэллори! Слава Богу, с вами все в порядке!

Джаред нахмурил брови. Отца так долго не было с ними, и теперь его слова показались мальчику неискренними.

Он вновь оглядел всю комнату. За пределами балкона, внизу, на Мусорном Дворе увидел гоблинов, толкущихся во мраке с факелами в лапах, и подумал: «Знают ли они, что мы здесь?»

— Быстрее, — скомандовала Мэллори, — за дело! Джаред, развяжи маму. А я займусь отцом.

Джаред, подбежав к маме, склонился над ней и коснулся ее бледной щеки. Он почувствовал, что щека холодная и липкая. Очки где-то потерялись.

— Мама без сознания, — сообщил он.

— А она дышит? — со страхом спросила Мэллори. Джаред приложил ладонь к маминому рту и ощутил ее слабое дыхание:

— Все в порядке. Она жива.

— Ты видел Мульгарата? — спросил Саймон отца. — Огра?

— Там, снаружи, была какая-то суматоха. Я слышал шум и гам, — ответил мистер Грейс. — А после этого я никого не видел.

Мэллори потеребила веревку и блок и сумела опустить вниз руки отца:

— Как им удалось заполучить тебя целиком и полностью из самой Калифорнии?

Отец устало покачал головой:

— Ваша мать позвонила мне и сказала, что сходит с ума от беспокойства — вы, все трое, вели себя в последнее время очень странно, а потом вообще пропали. Я приехал сразу, как только смог, но монстры уже хозяйничали в доме. Это было ужасно. Сначала я даже не мог поверить в происходящее. А они все твердили про какую-то книгу. Что за книга?

— Книга нашего дядюшки Артура… — начал Джаред.

— Правильнее сказать — маминого двоюродного дедушки, а нашего — прадедушки, — перебила его Мэллори, старательно распутывая узлы.

— Ну да. Так вот, Артур интересовался волшебными существами… — продолжая говорить, Джаред развязал маму. Но даже освобожденная от пут, она не пошевелилась. Джаред осторожно убрал волосы с ее лба, ожидая, что мама вот-вот откроет глаза.

— А его брат был съеден троллем… — вставил Саймон. Джаред кивнул в подтверждение его слов, а сам снова нервозно огляделся вокруг. Сколько у них времени до того, как их обнаружат? Может, совсем не осталось? Теперь, когда они нашли маму, нужно выбираться отсюда как можно быстрее.

— …И вот он создал книгу — «Путеводитель по фантастическому миру вокруг вас», в которой написал все, что ему было известно о волшебных существах. Там есть такие вещи, которых даже сами обитатели этого мира не знают…

— …потому что, похоже, одним волшебным существам нет никакого дела до других, — добавила Мэллори.

А как они теперь спустятся с мамой по лестнице? Сможет ли папа перенести ее? Джаред вновь попытался сконцентрироваться на объяснении.

Он должен быть уверен, что отец все поймет. — …Но волшебным существам не понравилось, что есть человек, который слишком много о них знает, и они попытались заполучить его книгу. А когда он ее не отдал, они взамен захватили его самого.

— Это сделали эльфы, — пояснил Саймон.

— Неужели? — прищурил отец глаза, которые как-то странно блеснули.

Джаред вздохнул:

— Ну посмотри сам… Я понимаю, пап, что это звучит невероятно. Но оглянись вокруг: не напоминает ли тебе все это декорации к твоим фильмам?

— Я верю вам, — сказал отец мягко.

— Давайте сократим эту длинную историю, — предложила Мэллори. — Короче: мы нашли «Путеводитель».

— Правда, потом опять потеряли, — снова встрял Саймон. — Теперь он в руках Мульгарата.

— А в мозгах у этого огра, — добавила Мэллори, — совершенно бредовый план завоевать мир.

Брови отца поползли вверх, но он только сказал:

— Итак, теперь, когда книга исчезла, все опасные сведения пропали вместе с ней. И копии нет? Досадно.

— Джаред многое помнит, — сказал Саймон. — Я уверен, что он сможет создать свою собственную книгу о волшебстве.

Мэллори кивнула:

— И еще мы узнали кое-что по дороге сюда. Да, Джаред?

Джаред смущенно опустил глаза.

— Вообще-то да, — сказал он наконец, — но я хотел бы помнить больше.

Мистер Грейс растирал только что освобожденные запястья и разминал ноги.

— Мне так жаль, что я не был здесь раньше. Я не должен был оставлять вас, ребята, и вашу маму одних. Я хочу вернуться к вам. Хочу остаться с вами.

— И нам недоставало тебя, папа, — сказал Саймон. Мэллори посмотрела вниз, на свою обувь:

— Да уж..

Джаред ничего не сказал. Что-то во всем этом было неправильно. Чувствовалась какая-то фальшь.

— Мам! — мягко позвал Джаред и легонько потряс маму за плечо.

Отец широко развел руки в стороны:

— Так подойдите и обнимите своего отца!

Саймон и Мэллори обняли его. Джаред посмотрел на маму и неохотно начал пересекать зал, когда отец сказал:

— Отныне я хочу, чтобы мы все были вместе.

Джаред замер. Он так хотел, чтоб это было правдой, но не чувствовал, что это правда. Не чувствовал — и все!

— Отец никогда бы так не сказал, — выпалил он. Мистер Грейс крепко схватил его за руку:

— Ты не хочешь, чтобы мы снова были семьей?

— Конечно, хочу! — крикнул Джаред, выдернул свою руку и отступил назад. — Я хочу иметь отца, который реже покидал бы дом, заставляя маму грустить. Я хочу, чтобы мой отец перестал говорить только о себе и своих фильмах. Чтобы его интересовали и я, неудачник, которого чуть не выгнали из школы, и Саймон с его любовью к животным, и Мэллори с ее фехтованием. Но этого не случится. Потому что ты — не он!

Как только Джаред взглянул в хорошо знакомые, орехового цвета глаза отца, они начали меняться и становиться бледно-желтыми. Тело отца начало расти и увеличиваться в объеме, обретая форму мамонта, одетого в лохмотья и остатки когда-то роскошного старинного наряда. Его руки превратились в когтистые лапы, а темные волосы сплелись в сучья.

— Мульгарат! — Джаред чуть не задохнулся.

Огр обхватил одной рукой шею Мэллори, а другой — зажал Саймона.

— Иди сюда, Джаред Грейс! — Голос Мульгарата прозвучал гораздо ниже, чем когда он говорил голосом отца. Продолжая удерживать Саймона и Мэллори, огр сделал всего лишь один шаг и оказался у самого балкона. — Сдавайся. Иначе я сброшу твоих брата и сестру в ров с железом и стеклом.

— Отпусти их, — с дрожью в голосе сказал Джаред. — Ведь книга уже у тебя.

— Не могу, — ответил Мульгарат — Ты знаешь секрет, как ускорить выращивание драконов и как убить их. Ты знаешь слабости моих гоблинов. Я не могу допустить, чтобы ты создал новый «Путеводитель».

— Беги! — крикнула брату Мэл. — Забирай маму и беги! — И укусила огра.

Тот засмеялся и, еще сильнее сжав ее шею, поднял Мэл в воздух:

— Думаешь, твоих немощных сил достаточно, чтобы помериться ими со мной, смертная девочка?

Саймон пнул его ногой, но гигантский монстр, кажется, даже не заметил этого.

Стон донесся с другого конца зала, и Джаред полуобернулся. Их мать пошевелилась и приоткрыла глаза. Затем распахнула их шире:

— Ричард? Кажется, я слышала голос Ричарда… О, Боже!

— Все будет хорошо, мам, — попытался успокоить ее Джаред. Он представил, какую картину увидела мама, только что придя в себя, и насколько это должно было показаться ей ужасным. Поэтому постарался, чтобы его голос не дрожал.

— Мам! — крикнула Мэл. — Скажи ему, что нужно бежать! Вам обоим. Бегите!

— Молчать, девчонка! Или я сверну тебе шею, — прорычал огр, но, когда он обратился к Джареду, его голос прозвучал успокаивающе:

— Подумай, это ведь очень выгодная сделка, разве не так? Твоя жизнь — за жизни твоих брата, сестры и матери.

— Джаред, что происходит? — не могла понять мама.

Джаред очень старался оставаться спокойным. Он страшился смерти, но еще страшнее ддя него было смотреть на мучения родных. В какой-то момент ему показалось, что огр ослабил хватку, готовый выпустить Саймона и Мэллори. Но только показалось.

— Ты лжешь! Ты не освободишь нас, даже если я пообещаю не создавать другого «Путеводителя»!

Мульгарат злорадно кивнул, глаза его наполнились темным удовлетворением.

— Сейчас же опусти моих детей! — В голосе мамы звучала паника. — Поставь их на пол! Джаред, что ты собираешься делать?

Она задала этот вопрос после того, как Джаред заметил лежащий на полу меч Мэллори.

Меч притягивал все внимание Джареда. «Нужно сконцентрироваться, чтобы подобраться к мечу, уже имея четкий план». Джаред вспомнил, что Артур говорил об ограх — о том, как они любят бахвалиться. Оставалось только надеяться, что и этот тоже.

— Я сдаюсь и сейчас подойду…

— Нет! Ты идиот! — крикнула Мэл.

— Джаред, нет! — крикнул Саймон.

— …но прежде я… — Джаред с трудом перевел дыхание, не уверенный в том, проглотит ли огр наживку. — Я хотел бы кое-что узнать. Зачем ты сделал все это? Почему сейчас?

Мульгарат ухмыльнулся во весь рот:

— Вы, смертные, захватили все вокруг и загребли себе все самое лучшее. Вы живете во дворцах, пируете всласть и одеваете себя в шелка и бархат, как короли. А мы — те, кто владеет магией и волшебной силой, — обязаны принимать все с покорностью и позволять вашему виду втаптывать себя в грязь. Больше этого не будет!

Я долго готовился. Сначала я думал, что придется ждать, когда мои драконы достигнут зрелости. Что ж, время было на моей стороне. Но с появлением «Путеводителя» я уже мог приступить к своим планам. Тем более драконы были абсолютно покорны мне, пока имели достаточно молока. А теперь я уверен, что и вы поняли, как быстро молоко делает их взрослыми и в каких сильных они превращаются.

У эльфов недостаточно сил, чтобы остановить меня, и смертные люди никогда не увидят их пришествия. Настало мое время — время Мульгарата! И моих гоблинов. Земля получит нового хозяина!

Джаред склонил голову к плечу, надеясь, что Мульгарат слишком занят своими разглагольствованиями, чтобы заметить это, и шепнул внутрь капюшона:

— Портняжка, не мог бы ты обвязать цепями ноги Мэллори и Саймона?

Портняжка, извиваясь, выбрался и прошептал в ответ:

— Мне надо слезть на землю тихо и незаметно.

— Я заставлю его продолжать говорить, — шепнул Джаред домовому, затем возвысил голос, обращаясь к огру — А почему вы убили гномов? Я что-то не пойму. Они же тебе помогали.

— У них была своя собственная маленькая мечта, жалкая греза об устройстве мира из железа и золота. Но что за радость управлять таким миром? Нет! Мне нужен мир из мяса, крови и костей. — Огр улыбнулся снова, довольный тем, как это прозвучало. Затем строго взглянул на Джареда:

— Довольно разговоров. Иди сюда.

— А как насчет «Путеводителя»? — тут же задал новый вопрос Джаред. — Может быть, скажешь мне напоследок, где его искать?

— Не думаю, — помотал головой Мульгарат. — Все равно он теперь для тебя недоступен.

— Да я просто хотел бы знать, вдруг я его найду, — сказал Джаред.

Жестокая ухмылка исказила физиономию огра:

— Тебе следовало бы быть гораздо умнее, чтобы суметь отыскать его. К несчастью для тебя, ты — не более чем смертное дитя, куда тебе тягаться со мной! Все это время книга хранилась под моим троном.

— Знаешь, а мы ведь убили всех твоих драконов, — язвительно сообщил Джаред. — Я надеюсь, это не слишком большой ущерб для твоего хитроумного плана?

На лице Мульгарата отразилось неподдельное изумление. Он был потрясен. Затем его брови нахмурились, а глаза полыхнули гневом.

Во все время диалога Джаред краем глаза следил за цепями. Сначала они разъединились и поползли по полу как змеи. Потом одна обернулась вокруг ноги Мэллори, а другая — вокруг талии Саймона. От прикосновения холодного металла к ее коже Мэллори вздрогнула. И теперь, когда третья цепь подползала к щиколотке Мульгарата, Джаред насторожился, не зная, заметит ее огр или нет.

Этой паузы Джареда оказалось достаточно, чтобы переключить внимание Мульгарата. Он посмотрел вниз и увидел Портняжку, улепетывающего от его ног по полу. Огр пнул маленького домового своей гигантской ступней так, что тот, как скомканная перчатка, перелетел через все помещение и шмякнулся рядом с миссис Грейс. Цепи приостановили свое движение.

— Это что такое?! — заорал Мульгарат, наступая на цепь рядом со своей ногой. — Оказывается, ты пытался проделать со мной трюк?

Джаред рывком дотянулся и схватил серебряный меч Мэллори.

Мульгарат захохотал, полуобернулся и… сбросил Мэллори и Саймона с балкона. Они одновременно пронзительно закричали, но вскоре затихли, в то время как вопль их матери становился все громче. Пока она вновь не потеряла сознание. Джаред не знал, удержат ли брата с сестрой цепи. Он ничего не знал…

Джареду показалось, что его охватила лихорадка. В груди клокотала переполнявшая его ярость. Все вокруг представлялось маленьким и далеким. Он ощущал лишь вес меча в своей руке, как будто это была единственная реальная вещь в мире. Джаред высоко поднял свое оружие… Кто-то издали позвал его по имени, но он не отреагировал. Сейчас больше ничто не имело для него значения.

И вдруг, уже замахнувшись, он увидел выражение довольства на лице огра — как если бы Джаред делал именно то, что Мульгарат от него и ожидал. Как будто Джаред был игрушкой в его руках… Если мальчик сейчас позволит втянуть себя в бой, это будет означать, что он готов на равных соперничать силой с огром, и огр победит.

Джаред резко изменил направление удара и, пронзив острием меча ступню Мульгарата, пригвоздил монстра к полу.

Огр взвыл от неожиданности и боли и принялся трясти раненой ногой. Джаред выпустил меч, схватил цепь, на которой стояла другая нога огра, и дернул что было силы. Мульгарат попятился, пытаясь удержать равновесие, но уперся икрами в балконное заграждение. Как только камни балкона ударили огра под колени, Джаред с разгона всем телом врезался в него. Огр полетел вниз, хватаясь за цепи, которые, не выдерживая его тяжести разрывались или вообще с корнем выдергивались из стены…

Джаред перегнулся за ограждение. К его безмерному облегчению, брат с сестрой, живые, болтались над ямой, обвитые цепями. Саймон и Мэллори подали голос и слабо помахали ему снизу.

Джаред заулыбался, но тут же перевел взгляд на Мульгарата, сжимавшего кулаком одну из уцелевших цепей. Его тело быстро принимало форму дракона. Изгибаясь и скручиваясь, чудовище подбиралось к Саймону и Мэл.

— Берегитесь! — крикнул Джаред.

Саймон, висевший ближе к монстру, попытался отпихнуть того ногой. Но только заставил свою цепь опасно закачаться.

Мэллори и Саймон пронзительно закричали, когда Джаред перегнулся через перила так далеко, как только мог, и замахнулся мечом. Цепь не выдержала удара меча и разорвалась. И вновь Мульгарат начал трансформироваться. На сей раз, падая в яму, прямо на острые осколки, дракон делался все меньше и меньше, пока не превратился в ласточку. Птица вспорхнула из ямы и полетела в сторону толпы гоблинов. Остались секунды до того, как Мульгарат возглавит свою армию и направит ее во дворец. Тогда для семьи Грейс уже не будет выхода.

Но в тот момент, когда птица делала перед толпой гоблинов поворот, увлекая их за собой, лапка хобгоблина неожиданно выстрелила и схватила птицу прямо в воздух. Это произошло так быстро, что Джаред не успел даже удивиться, а огр — в очередной раз измениться.

Пискун откусил птичью голову и пожевал с видимым удовольствием.

— Барахло гундосое, — тем не менее определил он, проглатывая свой обед.

Джаред не смог сдержаться. Он начал хохотать.

Эпилог В котором завершается история про детей семьи Грейс

Джаред сидел на отчищенном до блеска полу в недавно убранной библиотеке Артура, примостившись рядом с креслом тетушки Люси. Мэллори стояла на коленях с другого бока, разбирая и складывая в стопки пожелтевшие письма, написанные языком, на котором в наши дни никто уже не говорит. Саймон у стола пролистывал старый альбом с фотографиями, а мама тем временем разливала по чашкам только что заваренный, горячий чай.

Все это выглядело бы обычной, нормальной семейной сценкой, если бы не Пискун, сидящий рядом на скамеечке для ног. Он играл в шашки с Портняжкой. Весь перевязанный маленький домовой выглядел раздраженным — должно быть, проигрывал.

Люсинда взяла в руки один из акварельных портретов маленькой девочки, лежавших на письменном столе Артура:

— Я не могу в это поверить! И все это время я ничего не знала.

Прошло уже три недели с того дня, когда они уничтожили Мульгарата, и Джареду стало казаться, что все как-то упорядочилось. Гоблины рассеялись, разделившись на мелкие группы, которые, враждуя между собой, скоро изведут сами себя. Байрон успел съесть всех до последнего драконят и пропал еще в тот вечер, когда семейство Грейс покидало Мусорный Дворец. Джаред, Саймон, Мэллори и их мама, все вместе, возвращались с мусорной свалки домой пешком. Это была долгая прогулка, и они так устали, что стоило им только добраться до дома, как все повалились на кучи перьев и тряпок, в которые были превращены их кровати, не имея сил ничего обсуждать или объяснять.

Было еще темно, когда Джаред проснулся и заметил у себя на подушке свернувшегося калачиком Портняжку. Рядом, прильнув к маленькому домовому, сладко спал рыженький котенок Саймона. Джаред улыбнулся, глубоко вздохнул и потом долго откашливался от перьев.

Спустившись по лестнице вниз, он нашел маму, которая прибиралась в кухне. Когда Джаред вошел, мама крепко обняла его и прижала к себе.

— Прости меня, — сказала она.

И хотя кому-то могло показаться, что он ведет себя как маленкий, Джаред тоже обнял маму в ответ, и они долго стоя, и, не разжимая объятий.

Через неделю мама договорилась с врачами о том, что Люсинда покидает клинику и будет жить с ними. Джаред был изумлен, придя однажды после школы домой и обнаружив мамину двоюродную тетушку, аккуратно причесанную и в новом костюме, сидящей в гостиной. Поскольку Мульгарат был уничтожен, его магия, по-видимому, исчезла вместе с ним, и хотя Люсинда ходила с тростью, ее спина теперь была прямой, как в молодости.

Миссис Грейс обошлась без всяких чудес в решении школьных проблем Джареда. Ее сын был исключен, и она просто перевела его и Саймона в частную школу неподалеку. Новая школа — и это стало главным при ее выборе — имела превосходные художественную и естественно-научную программы. Мэллори решила остаться в старой школе — из-за того, что ей все равно в следующем году предстоял переход в учебное заведение высшей ступени, и особенно из-за нежелания расставаться с фехтовальной командой школы Уотерхауза.

Со своей стороны, Джаред снова запер «Путеводитель» Артура в тот же сундук, где книга была найдена. Но и после этого мальчика продолжали мучить вопросы и сомнения. Нет ли в округе еще каких-нибудь волшебных созданий? Побежден ли огр окончательно? И был ли Мульгарат худшим из них или есть еще хуже?

Пронесшийся по кабинету сквозняк разбросал бумаги и прервал размышления Джареда. Саймон вскочил, пытаясь поймать и удержать письма.

— Это вы попросили оставить окно открытым? — спросила мама тетю Люси.

— Вовсе нет, — ответила тетушка.

— Я закрою, — сказала Мэллори и направилась к окну.

В этот момент с улицы внутрь залетел одинокий лист. Словно танцуя, он некоторое время покружил по комнате, пока не упал прямо перед Джаредом. Лист был зеленовато-коричневым, Джаред сразу определил, что он с клена. На одной его стороне аккуратным почерком было выведено имя Джареда. Мальчик перевернул лист и прочитал:

— Здесь не сказано, где назначена встреча, — заметила Мэллори, тоже прочитавшая сообщение из-за плеча брата.

— В роще, я думаю, — сказал Джаред.

— Ты ведь не собираешься туда идти, да? — спросил Саймон.

— Собираюсь, — сказал Джаред. — Я обещал отдать им «Путеводитель» Артура и отдам. Не желаю, чтобы с нами опять произошло что-нибудь похожее.

— Тогда мы — с тобой, — твердо произнес Саймон.

— Я тоже пойду, — сказала мама.

Трое ее детей посмотрели на миссис Грейс с удивлением, потом переглянулись между собой.

— Не забудьте меня, головокружительные чудики! — взвизгнул Пискун.

— Не забудьте нас, — поправил его Портняжка. Тетушка Люсинда потянулась за своей тростью:

— Надеюсь, идти не очень далеко?

Этой ночью они вышли из дома, держа в руках кто переносную лампу, кто фонарик, а Джаред — «Путеводитель». Так странно было идти навстречу с волшебными существами с мамой на буксире и с Саймоном, поддерживающим тетю Люси.

Они медленно взобрались на холм, затем осторожно начали спускаться вниз с другой стороны, когда Джареду показалось, что он слышит шепот: «Умный тот, кто поступает умно». А может, это прозвучало лишь в его памяти или почудилось из-за ветерка?

Роща была освещена мириадами маленьких духов — крылатых фей. Сверкая как огромные светлячки, они облепили ветви деревьев, осели на траве и шурша проносились в воздухе. На лужайке, прямо на земле, сидели эльфы — много больше, чем те трое, которых дети видели в свой первый визит в рощу. Одеяния всех эльфов повторяли краски глубокой осени, как будто это был камуфляж — для того, чтобы сливаться с лесом.

Эльфы спокойно ждали, пока маленькая группа смертных людей заканчивала свой пугь к центру лужайки. Здесь, возвышаясь над сидящими, стояли трое: зеленоглазая женщина-эльф с обычным для нее выражением на лице, которое трудно прочитать, «рогатый» эльф, сурово смотревший на прибывших гостей, и рыжеволосый эльф Лоренгорм, который улыбался.

Вспомнив, как это сделал недавно Портняжка, Джаред неуклюже отвесил глубокий поклон. Другие последовали его примеру.

— Мы принесли книгу, — сказал Джаред и протянул «Путеводитель» зеленоглазой.

Женщина-эльф улыбнулась:

— Это замечательно. Мы должны сдержать свое обещание и не задержим тебя. Ведь это Саймон должен был остаться с нами на очень долгое время.

Саймон вздрогнул и отступил поближе к Мэллори. Джаред нахмурился.

— Но поскольку ты сделал все, как обещал, — продолжила женщина-эльф, — мы решили оставить книгу у вас — на сохранение.

— Что?! — выпалила Мэллори. Джаред онемел от потрясения.

— Вы доказали, что смертные способны использовать содержащиеся в книге знания во благо. Поэтому мы возвращаем «Путеводитель» вам.

Лоренгорм шагнул вперед:

— Мы также желаем выразить вам некоторую долю нашей признательности за возвращение мира на этой земле. И наконец, предлагаем вам награду.

— Награду? — Пискун выпятил грудь колесом. — И что я получу? То есть я хочу сказать: как можно награждать этих простофиль, когда я победил Мульгарата в одиночку?

Некоторые эльфы засмеялись, и Портняжка бросил на Пискуна суровый взгляд.

— Так что ты хочешь, маленький хобгоблин? — спросила зеленоглазая женщина-эльф.

— Ну-у… — Пискун в задумчивости приложил палец к губам. — Я бы хотел… абсолютно точно хотел бы какую-нибудь медаль. Золотую. С выбитой на ней надписью «Победитель огров». Нет, подождите! Как насчет «Непревзойденный истребитель монстров»? А? Или…

— По-моему, — шепнул Саймон Джареду, — он забыл добавить: «Непревзойденный мошенник».

— И это все? — спросил Лоренгорм.

— Я так не думаю, — заявил хобгоблин. — Я надеюсь, что вы устроите праздник победы в мою честь. И закатите пир. В меню обязательно должны быть перепелиные яйца — я их очень люблю — и голуби, запеченные в пироге с поджаристой корочкой, и барбекю из…

— Мы учтем твои пожелания, — сказала женщина-эльф, спрятав улыбку за своей тонкой рукой. — А теперь я должна спросить детей об их сокровенной мечте.

Джаред взглянул на брата и сестру. Сначала они, казалось, задумались, но потом улыбки расцвели на их лицах. Джаред обернулся и бросил взгляд на маму, которая до сих пор выглядела немного сконфуженной, и на тетушку, глаза которой были полны надежды.

— Нам бы хотелось, чтобы наш дядюшка Артур имел выбор: оставаться ему в волшебном мире или нет.

— Ты понимаешь, — сказал Лоренгорм, что если он выберет возможность вернуться в человеческий мир, то в первый же момент, как его нога коснется земли, он превратится в пыль и пепел?

Джаред кивнул:

— Понимаю.

— Мы предвидели ваше желание, — сказала зеленоглазая женщина-эльф.

Повинуясь взмаху ее руки, деревья расступились, из-за них вышел Байрон. Верхом на грифоне сидел Артур Спайдервик.

Общий вздох изумления раздался позади Джареда. Артур сдержанно улыбнулся Джареду, и только теперь Джаред заметил, что глаза у него точь-в-точь как у Люсинды, взгляд острый и умный. Артур сидел на спине грифона неуклюже и поглаживал его довольно опасливо, с каким-то трепетом. Затем взглянул поверх головы Джареда на Мэллори и Саймона.

— Вы — мои двоюродные правнучатые племянник и племянница, не так ли? — сказал он мягко. — Джаред не упомянул, что у него есть брат и сестра.

Джаред смущенно кивнул. Хотел бы он знать, есть ли какой-нибудь способ извиниться за все, что он наговорил Артуру в прошлый раз. Хотел бы он знать, что вообще теперь Артур думает о нем.

— Я Саймон, это — Мэллори, а это — наша мама, — представил Саймон. Посмотрел на Люсинду и замялся в нерешительности.

— Рад с вами познакомиться, — сказал дядя Артур. — Вы, дети, очевидно, имеете в своих жилах долю моей любознательной крови. И так же очевидно, имеете причину сожалеть об этом. — Он как-то кривовато покачал головой. — Кажется, это ввергло вас в большие неприятности. К счастью, вы оказались гораздо большими знатоками по избавлению от проблем, чем я был в свое время. — Он снова улыбнулся, и на этот раз его улыбка уже не была такой настороженной. Добрая, широкая улыбка так изменила Артура, что он стал совершенно не похож на человека с портрета.

— Мы тоже очень рады видеть вас, — сказал Джаред. — Мы хотели бы вернуть вам вашу книгу.

— Мой «Путеводитель»! — воскликнул Артур. Он взял том из рук Джареда и принялся его листать. — Постой-ка, взгляни сюда — кто сделал эту зарисовку?

— Я сделал, — сказал Джаред таким тихим голосом, что он больше походил на шепот. — Я знаю, получилось не очень хорошо…

— Вздор! — оборвал его Артур. — Это тонкая работа. Могу предсказать тебе, что когда-нибудь ты станешь большим художником.

— Правда?! — Джаред смотрел на дядюшку во все глаза.

Тот кивнул:

— Правда.

Портняжка забрался на ботинок Артура:

— Рад снова видеть тебя, старина! Тут, видишь ли, есть одно дело, которое следует исправить. Здесь Люсинда. Ты, конечно, ее отлично знаешь, но… В общем, сейчас она совсем не та, какой была когда-то.

У дядюшки Артура перехватило дыхание, когда наконец он осознал, что перед ним его дочь. «Она, наверное, кажется ему такой старой!» — подумал Джаред. Он мысленно представил свою маму — как она, молодая женщина, глядела бы на него пожилого, — и у него сжалось сердце. Это было так печально, так горько!

Люсинда улыбалась, а по ее щекам текли слезы.

— Папа! — прошептала она. — Ты все такой же, каким был в тот день, когда ушел.

Артур хотел было спуститься к ней.

— Нет! — крикнула Люсинда. — Ты превратишься в прах. — Опираясь на трость, она сама подошла к нему ближе.

— Я сожалею обо всех несчастьях, которые причинил тебе и твоей матери, — сказал Артур. — Я сожалею, что пытался обмануть эльфов. Я не должен был так рисковать. Но я всегда любил тебя, Люси. И всегда хотел вернуться.

— Вот ты и вернулся, — улыбнулась сквозь слезы Люсинда.

Артур покачал головой:

— Это магия эльфов держит меня живым так долго. Я прожил гораздо больше отпущенного мне срока. Настало время мне уйти, но, повидав тебя, Люси, я готов уйти без сожаления.

— Я только что снова обрела тебя, — заплакала она. — Ты не можешь умереть сейчас!

Артур наклонился и сказал своей дочери ласковым тихим голосом какие-то слова, которые Джаред не мог расслышать. Сказал и слез с грифона навстречу ее объятьям.

Как только ноги Артура коснулись земли, его тело превратилось в пыль, а затем в дымок, который, легко обвившись несколько раз вокруг их старой тетушки, устремился в ночное небо и исчез.

Джаред повернулся к Люсинде, ожидая увидеть ее рыдающей. Однако в ее глазах больше не было слез. Она смотрела на звезды и улыбалась. Джаред мягко взял ее за руку.

— Нам пора домой, — сказала тетушка Люсинда.

Джаред кивнул.

Он подумал обо всем, что с ними случилось, обо всех волшебных созданиях, которых за это время увидел, и неожиданно осознал, как сильно он хочет все это зарисовать. Как-никак, он был только у самого начала.

Через холмы, пещеры, лес
Разматывалась нить чудес
И юных Грейсов привела
К победе над исчадьем зла.

Примечания

1

В английском языке слово chest означает одновременно «сундук» и «грудная клетка». — Примеч. пер.

(обратно)

2

По-английски девочек-скаутов младшего возраста называют «brownie» — дух дома, домовой.

(обратно)

Оглавление

  • Дорогой читатель!
  • Книга 1. Таинственная находка
  •   Глава 1 В которой дети Грейсов знакомятся со своим новым домом
  •   Глава 2 В которой две стены исследуются совершенно разными методами
  •   Глава 3 В которой загадывается много загадок
  •   Глава 4 В которой появляются ответы, но не всегда на нужные вопросы
  •   Глава 5 В которой Джаред читает книгу и ставит ловушку
  •   Глава 6 В которой в кубиках льда обнаруживаются неожиданные вещи
  •   Глава 7 В которой выясняется судьба мышей
  • Книга 2. Ясновидящий камень
  •   Глава 1 В которой пропадает не только кот
  •   Глава 2 В которой предпринимается несколько активных действий, включая проверку
  •   Глава 3 В которой Мэлори наконец удается применить свою шпагу
  •   Глава 4 В которой Джаред и Мэлори находят много чего, но не то, что им нужно
  •   Глава 5 В которой выясняется судьба пропавшего кота
  •   Глава 6 В которой Джаред вынужден принять трудное решение
  •   Глава 7 В которой Саймон превосходит самого себя и обретает замечательного питомца
  • Книга 3. Секрет тетушки Люсинды
  •   Глава 1 В которой много чего вывернуто наизнанку
  •   Глава 2 В которой много сумасшедших
  •   Глава 3 В которой рассказываются истории и обнаруживается, что совершена кража
  •   Глава 4 В которой дети Грейсов выбирают путь
  •   Глава 5 В которой много загадок и мало ответов
  •   Глава 6 В которой предсказание Фуки сбылось в отношении Джареда
  •   Глава 7 В которой Джаред наконец радуется тому, что у него есть брат-близнец
  • Книга 4. Железное дерево
  •   Глава 1 В которой происходит поединок, скорее похожий на избиение
  •   Глава 2 В которой двойняшки Грейсы становятся тройняшками
  •   Глава 3 В которой Саймон решает головоломку
  •   Глава 4 В которой близнецы обнаруживают дерево, не похожее ни на какое другое
  •   Глава 5 В которой Джаред и Саймон будят Спящую Красавицу
  •   Глава 6 В которой камни говорят
  •   Глава 7 В которой совершается подлое предательство
  • Книга 5. Гнев Мульгарата
  •   Глава 1 В которой все перевернуто вверх дном
  •   Глава 2 В которой вновь возвращается старый знакомый
  •   Глава 3 В которой Джаред узнает не совсем то, что хотел узнать
  •   Глава 4 В которой много огня
  •   Глава 5 В которой слишком много драконов
  •   Глава 6 В которой нечисть буквально срывается с цепи
  •   Эпилог В котором завершается история про детей семьи Грейс


  • Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии