С нами были девушки (fb2)

- С нами были девушки (пер. Иван Фотиевич Стаднюк) 1.33 Мб, 212с. (скачать fb2) - Владимир Леонидович Кашин

Настройки текста:



С нами были девушки

От автора

Весенний луч падает на мой стол, на потертую обложку альбома, на разбросанные по столу фотографии. В раскрытые окна врывается шумная, бойкая жизнь: звонкий детский смех со двора, грохот башенного крана на строительной площадке, гудки днепровских пароходов.

В комнате я один. Задумчиво перелистываю альбом; с пожелтевших фотокарточек смотрят строгие лица родителей, а вот и я впервые в жизни неуклюже стою перед аппаратом, вот братья, сестры, друзья… Вереницей проходят в памяти эпизоды детства, юности, запечатленные на бумаге…

Все эти снимки касаются моей жизни, моих близких, интересны только мне.

Но в середине альбома я обнаруживаю старый пакет, из которого выглядывает толстая пачка фотографий. Я встряхиваю пакет, и они веером ложатся на стол…

Вот первая. На ней длинная улица небольшого румынского города. Улицу сплошь запрудили люди. Мужчины и женщины, молодые и старые, стоят на тротуарах, медленным потоком движутся по проезжей части. Окна невысоких, в два-три этажа, домов распахнуты настежь, и в них также видны люди.

По улице впереди всех колонной идут советские девушки в военной форме, с карабинами за плечами. За ними — ряды румынской милиции, дальше — чернявые румынки-школьницы в белых передниках, с цветами в руках. И снова люди, люди и цветы, цветы и знамена.

Этих фотографий много. На них все те же советские солдаты и сопровождающие их толпы румын, которые шаг за шагом приближаются к площади, расположенной в гористой части города.

Уже видна квадратная площадь в центре города, высокие платаны и сосны, обступившие ее, а вдали — вершины Карпат. Над Румынией, над недавно освобожденным городом стоит яркое весеннее солнце. В его лучах купаются остроконечные крыши домов, оно играет в окнах, сверкает на стволах карабинов, красным огнем вспыхивает на звездах военных пилоток.

Что это за шествие сфотографировано, какое событие так всколыхнуло румынский городок, что все от мала до велика вышли на улицу? Кто эти девушки в военной форме и почему у всех людей, несмотря на ясный весенний день, на цветы и знамена, такие грустные, напряженные лица?..

В моей памяти встают события и люди тех трудных незабываемых дней, вспоминаются девушки на дорогах войны — ясноглазая нежная юность, вставшая на защиту чести, свободы и счастья Родины… Им, нашим юным сестрам по оружию, и посвящается эта повесть.

Глава первая

1

…Длинной улице, казалось, не будет конца. Левую руку Андрея оттягивали чемодан и шинель. Если бы взять тяжелую шинель в правую, было бы легче. Однако молодой офицер на это не решался, потому что на каждом шагу встречались военные и то и дело приходилось подносить руку к фуражке…

Прифронтовой город жил напряженной жизнью. По дорогам, что перекрещивались здесь, ехали доверху груженные автомашины, появлялись время от времени мощные тягачи с пушками, и тогда в окнах ближайших домов мелко звенели стекла, заклеенные полосками бумаги. По узенькому тротуару и по мостовой торопливо и озабоченно шагали военные. Чаще всего здесь можно было увидеть скромную одежду фронтовика: гимнастерку, выгоревшую под солнцем, заскорузлую и побелевшую от соленого пота, такие же выгоревшие, когда-то зеленые погоны, запыленные сапоги. И только иногда среди блеклых пилоток мелькала синяя — остаток парадной формы авиатора — да встречались черные кубанки кавалеристов.

Военные спешили по этой магистрали через город, от одного контрольно-пропускного пункта к другому. Вместе со всеми шел и лейтенант Андрей Земляченко.

По краям узеньких тротуаров стояли могучие каштаны и платаны. Широкие кроны их бросали на землю кружевные тени. И все равно на тротуарах от асфальта веяло жаром, как из печи.

Чемодан, в котором было нехитрое имущество лейтенанта, становился все тяжелее, будто свинцом наливалась рука. Ныли израненные ноги. Горячий воздух сушил губы.

Можно было бы, конечно, остановиться, передохнуть. Но лейтенант торопился в часть. К тому же ему казалось, что стоит поставить чемодан, как встречные с удивлением посмотрят на молодого офицера, неспособного донести свой груз легко и свободно, как вот, например, солдат, что идет впереди с вещевым мешком за спиной. Мог бы и он, конечно, взять в дорогу такой мешок, но не хотелось расставаться с чемоданом, чем-то напоминавшим далекую, уже полузабытую мирную жизнь.

Земляченко мобилизовали в армию в конце сорок первого года, когда война начала приобретать затяжной характер и фронт требовал людей, хорошо обученных военному делу. Поэтому Андрея направили не на передовую, а в глубокий тыл, в училище связи. Двухгодичный курс обучения там был значительно сокращен, и осенью сорок второго года малиновый квадратик украсил петлицы молодого офицера. Из тихого тылового городка Земляченко попал в задымленную волжскую твердыню. А уже оттуда ранней весной сорок третьего года двинулся на запад.

Почти год берегла его скупая солдатская доля. Под Славянском вражеская мина разбила радиостанцию, на которой работал Андрей, и посекла его ноги. Он оказался в госпитале. Белые простыни и пижама надолго заменили ему жесткую солдатскую постель и военный мундир.

«Будете служить в противовоздушной обороне, — сказал подполковник-кадровик, вручая Андрею после выздоровления новое назначение. Заметив, что офицер собирается возражать, подполковник добавил: — И там не зря солдатский хлеб едят. А о «царице полей» вам придется забыть…»

Противовоздушная оборона! На железнодорожных станциях Андрей часто слышал заливистую трескотню зениток, что, казалось, вовсе не мешало немецким самолетам сбрасывать бомбы. Во время ночных тревог он с волнением наблюдал за поисками прожекторов и трассами светящихся пуль. На фронте он подсмеивался над зенитчиками, видя, как их снаряды взрываются позади вражеских самолетов…

— Товарищ офицер!

Андрей не сразу понял, что обращаются к нему, и продолжал идти.

— Товарищ лейтенант! Я вам говорю!

Земляченко остановился. Повернувшись, он увидел плечистого капитана лет под сорок. Солнце ярко отражалось на кустарно изготовленных, крупных звездочках на его погонах. Фуражка с высоко поднятой тульей подчеркивала низкий рост офицера. Из-под нахмуренных бровей на Андрея смотрели суровые серые глаза.

— Почему нарушаете уставной порядок? Не приветствуете!

— Не заметил, — ответил лейтенант первое, что обычно говорится в таких случаях, и покраснел.

Эти слова рассердили старшего по званию офицера.

— Чем же вы так увлеклись, лейтенант? А? Безобразие! — Из-за того, что капитан был ниже Андрея, казалось, что он смотрит исподлобья. — Куда так спешите? А?

«И чего это он после каждого слова акает? Прицепился, будто на строевом смотре!» — тоскливо подумал Земляченко, вытянувшись в струнку.

— Из госпиталя к месту назначения, товарищ капитан.

— Советую быть повнимательней. Ясно?

— Так точно, товарищ капитан! Есть быть внимательней! Разрешите идти? — подняв правую руку к фуражке, отчеканил Андрей.

— Идите! — смягчился капитан.

Этот неприятный эпизод, как ни странно, словно подбодрил Земляченко. Отойдя в сторонку, он поставил чемодан на землю, положил на него шинель и потер занемевшую руку…

Пусть ярость благородная
Вскипает, как волна.
Идет война народная,
Священная война…

По широкой улице с песней шло подразделение. Разгоряченные лица солдат, запыленные сапоги, одежда. Видно было, что воины немало верст прошли за этот день. Но песня звучала слаженно, бодро.

Андрей аккуратно свернул шинель и пошел дальше. На его худощавом лице сильнее обозначились скулы, взгляд с нетерпением искал на домах название улицы.

— Скажите, далеко ли улица Ленина? — остановил он какую-то женщину.

— Через два квартала. — Женщина ласково взглянула на усталого офицера. — За углом повернете влево и спросите. Табличек еще нет, после немцев не успели навесить.

Андрей зашагал веселее: долгий путь от КПП к части заканчивался.

Дом, который искал молодой офицер, стоял недалеко от центральной магистрали города. Окна его, несмотря на жару, были закрыты, на первом этаже виднелись металлические решетки.

Земляченко подошел к калитке и толкнул ее.

— Вам кого? — спросил дневальный, выглянув из будки.

Андрей поставил на землю чемодан, расстегнул карман гимнастерки и вынул предписание отдела кадров. Солдат, взглянув на документ, крутнул ручку телефона, который стоял в будке на небольшой полочке.

— Сейчас придет дежурный!

Двор, в котором оказался Земляченко, был прямоугольным. Незамощенный, чисто подметенный, обсаженный акациями и липами (под ними кое-где стояли скамейки), он чем-то напоминал Андрею госпиталь.

В глубине двора, за грузовыми машинами, лейтенант заметил автомашину с радиостанцией, накрытую камуфляжной сетью, и обрадовался, точно давнишнему другу.

Вокруг — тишина, ни единого человека, кроме дневального.

— Почему это у вас так тихо? — поинтересовался офицер. — Как в госпитале.

— Обед только что закончился, — ответил солдат. — Отдыхают.

— Отдыхают?! — брови Андрея поднялись вверх.

В этот момент из-за будки вышел невысокий, коренастый лейтенант с аккуратно пришпиленной на левом рукаве красной повязкой.

После короткого объяснения с Андреем лейтенант придирчиво проверил его документы и сказал:

— Вещи можете оставить здесь. А сами придете… — Он отвернул рукав гимнастерки и посмотрел на часы. — Придете через час — полтора. Погуляйте пока.

— Гулять?!

— По распорядку сейчас отдых… Да и командира на территории нет.

— Ну и ну, — только и мог сказать Андрей.

Он поставил чемодан у будки, положил на него шинель и, машинально козырнув, вышел на улицу.

Прогуливаясь, он повернул в переулок, который заметно спускался под гору и вел к реке.

…Скоро закончились большие строения. По обочине мостовой потянулись одноэтажные домики, отделенные один от другого садиками и остатками заборов. Домики стояли на высоких фундаментах, будто поднимались на цыпочки, высматривая выгнанных немцами хозяев. Когда-то все они сияли белыми стенами, но за войну облиняли, потускнели. Уцелевшие окна были накрест заклеены полосками газетной бумаги. Иногда встречались окна с фанерой вместо стекол или просто заткнутые тряпками. Подъезды к домикам изрыли гусеницы тяжелых тягачей. Вдоль улицы белели ободранные стволы деревьев, торчали посеченные снарядами сучья.

Еще не позабыв неприятной встречи с капитаном, Андрей настороженно оглядывался, но здесь в отличие от центра было тихо, безлюдно, и он постепенно успокоился, углубился в свои мысли.

Земляченко привык к напряженной, тревожной жизни действующей армии. На фронте не было определенного часа подъема и отбоя, ночь переходила в день, день — в ночь. На передовой человек всегда собран, всегда готов к действию. И поэтому спокойствие во дворе новой части так поразило Андрея. Тишиной и миром веяло там из каждого уголка, тишиной и миром веяло от слов солдата и дежурного офицера…

Андрею вспомнилась шутка, услышанная в госпитале. Однажды заговорили о службе воздушного наблюдения, оповещения и связи, которая в армейских документах сокращенно именовалась службой ВНОС. «Война нас обходит стороной», — расшифровал шутя сосед по палате…

Раздумывая над этим, лейтенант вышел на берег. В солнечных лучах золотом горел песок, зеленым малахитом отсвечивали выступавшие из воды замшелые камни. С ровной поверхности реки словно отскакивали тысячи серебристых иголочек. Андрей прищурился: глаза болели от этого мигания солнечных блесток. От солнца негде было спрятаться. Высоко в небе застыло несколько белых тучек, тоже насквозь пронизанных лучами. А где-то около них, то скрываясь за ними, то вырываясь на голубой простор, пели свою монотонную песню два самолета.

«Барражируют, — удовлетворенно подумал Андрей. — Выходит, не все отдыхают после обеда».

Гул моторов затих, самолеты пошли за реку, синевшую перед Андреем. От нее веяло прохладой.

Лейтенант сбежал вниз, под крутой берег. В этом месте река образовала заводь.

Земляченко лег на песок и сквозь одежду почувствовал, какой он горячий. Тогда Андрей быстро разделся и бросился в воду… Собственное тело показалось ему легким, почти невесомым.

Дежурные самолеты пробивались все выше и выше в головокружительный голубой простор. Они изменили курс, прошли над Андреем и полетели куда-то за город.

Выйдя из воды, лейтенант сел на берегу, обхватил руками колени и засмотрелся на реку. Спокойно, без единой складочки, струится вода. Время от времени, когда на солнце надвигалась тучка, река темнела, однако через минуту-другую поверхность ее снова сверкала серебром. И яркое пляжное солнце, и тихая вода, и безлюдье, и эта неожиданная передышка на пороге новой службы навеяли на него какую-то тревогу. Что ждет его в этой странной части, что прячется за этим непонятным покоем среди водоворота войны?

Лейтенант оделся. Неожиданно из-за кручи долетел чей-то отчаянный вскрик.

«Кто-то тонет», — мелькнула мысль.

Хватаясь за бурьян, Андрей стал карабкаться на кручу. Комки глины осыпались под сапогами, больно колол руки чертополох. Но вот лейтенант выбрался на гору. Вдоль берега — ни души. Спокойно плывет под кручей река, справа дремлет в солнечном сиянии город…

Он кинулся на противоположную сторону выступа, откуда раздался вскрик. Навстречу ему из-под кручи вышли две девушки в военной форме. Вот так дело!

Девушки тоже увидели его, перекинулись несколькими словами, быстро застегнули воротники на гимнастерках и направились к дороге, у которой остановился лейтенант.

Приблизившись к офицеру, они, как по команде, подбросили руки к пилоткам:

— Разрешите пройти, товарищ лейтенант!

Андрей козырнул в ответ.

— Это вы кричали так… будто тонули?.. — недовольно спросил он.

— Да мы… пришли постирать… вот с Зиной… Собирали белье и, понимаете, уронили в воду сорочку…

Лейтенанту отвечала высокая белокурая девушка, смело играя зеленоватыми глазами. Резко очерченный подбородок ее выразительно оттенялся на фоне тонкой, темной от загара шеи; под воротничком, куда не проникало солнце, белела нежная полоска.

У второй, стройной девушки с ефрейторской нашивкой на погонах, из-под пилотки выбивались черные кудри; у нее было красивое лицо с мягкими чертами. Поприветствовав офицера, эта худенькая девушка в старенькой гимнастерке и юбке и больших кирзовых сапогах не сводила с него глаз. В ее левой руке был сверток мокрого белья.

Лейтенанта Земляченко поразили глаза девушки — прозрачные, глубокие. Он смотрел на нее со странным чувством внезапного замешательства.

«Черт возьми, какая необыкновенная девушка!». Он не мог оторвать от нее взгляд.

— Извините нас, товарищ лейтенант.

Земляченко словно сбросил с себя оцепенение. Сердито сказал:

— В уставе нет таких слов: «Извините», «Будьте добры». До сих пор вас этому не научили!

Андрей круто повернулся и пошел напрямик к городу. Он шел быстро, будто его подгонял смущенный и одновременно любопытный взгляд красивого кудрявого ефрейтора. Дежурный встретил Земляченко приветливо.

— Выкупался? Правильно, — сразу перешел он на «ты», как это бывает у людей одного воинского званиям — А теперь, земляк, надо сходить тебе к Манюне.

— К какой «Манюне»?

— Ах да… ты ведь не знаешь! Без Манюни у нас не проживешь… Вон ее дзот. — Дежурный показал на маленький флигель в конце двора. — Это батальонный парикмахер… Потом разыщешь меня, и пойдем докладываться начальству.

Андрей провел ладонью по одной, по другой щеке и направился к флигельку.

Дверь в «парикмахерский дзот» была прикрыта. Земляченко потянул ручку на себя, но дверь не поддавалась. Постучал. Никто не отзывался. Постучал сильней.

— Кто там? Что еще нужно?! — откликнулся женский голос.

Лейтенант молча постучал в третий раз.

— Чего б это я барабанила! — послышалось из «дзота». Дверь резко отворилась. На пороге появилась девушка в гимнастерке, зеленой юбке и туфлях. На ее погоны свободно спадали черные буйные волосы. Из-под невысокого лба, обрамленного кудряшками, выглядывали черные, как уголь глаза; их затеняли длинные ресницы. Небольшой приподнятый носик придавал лицу девушки какую-то привлекательность.

Увидев перед собой незнакомого офицера, Мария приветливо улыбнулась.

— Еще перерыв… — начала было она. Ее перебил высокий худощавый солдат с засученными рукавами и фартуком поверх одежды, который подошел вслед за лейтенантом.

— У тебя, Мария, всегда перерыв…

— А вас, товарищ Сумовик, это меньше всего касается, — отрубила девушка. — И вообще, не торчи ты мне здесь под дверью… Надоел!.. Можете зайти… — снова улыбнулась она лейтенанту и пропустила его вперед.

Комнатку парикмахерской перегораживала белая выглаженная простыня, закрывавшая от чужого глаза узенькую кровать. Неподалеку от дверей у стены прислонился столик; на нем громоздилось зеркало и лежал нехитрый инструмент: машинка для стрижки, ножницы, расчески. Перед столиком высоко поднималось самодельное подголовье парикмахерского кресла.

— Садитесь, прошу вас, — защебетала Мария, надевая халат.

— У вас как в настоящей парикмахерской, — удивился Андрей.

— Тоже мне еще! Когда я работала в салоне, вот то была парикмахерская! На стенах трюмо, против каждого кресла умывальник с горячей и холодной водой. А набор одеколонов! Какие душе угодно, от «Красной Москвы» до «Магнолии»! А здесь… — Она недовольно поджала губу. — Вы подождите, я сбегаю за горячей водой…

Через несколько минут девушка вернулась с чайником.

— Быстро!

— Стараемся! — Она ловко набросила простыню на Земляченко, аккуратно заткнула уголки за воротник гимнастерки. — Что сделаем? — Провела легонько рукою по его волосам. — Полечку, бокс, полубокс, ежик?.

— Просто подкоротите и побрейте.

В ловких пальцах девушки быстро зацокали ножницы.

— Вы к нам насовсем или в командировку?

— Насовсем.

— Новенький, значит. У начальства были?

— Нет… Первый визит к вам…

— Правильно, — похвалила девушка. — Хозяин у нас строгий, не любит, когда к нему заходят не в ажуре. А на какую должность?

Лейтенант молча пожал плечами.

— Наверное, на рацию, — с убежденностью сказала Мария.

Андрей только хмыкнул. Он не хотел начинать свою службу в новой части с замечания солдату за неуместные расспросы.

Тем временем Мария, ловко орудуя помазком, намыливала ему подбородок.

— Не удивляйтесь. Солдатские последние известия, — шаловливо подмигнула она.

Не успел Андрей оглянуться, как был подстрижен и побрит.

— Ну, вы настоящий мастер!

— Конечно мастер… Но сегодня работаю последний день. Вам повезло…

— Почему?

— Перехожу на батальонный, пост. Надоело! Кому война, а мне морока одна, — пошутила девушка. — Не было войны — стригла, война — снова стригу. Противно… Ну вот и все с вами… Жалко, нет «Шипра», — вздохнула она, — а то хоть в загс.

— Как-нибудь обойдемся.

— Без чего? — лукаво спросила Мария.

— Без того и без другого.

— А девчата у нас тут — во! — Она подняла большой палец руки в знак того, что ей недостает слов для оценки девушек. — Вот пусть закончится война…

— Ну, это когда закончится… — строго перебил ее лейтенант, давая понять, что такой разговор с ним неуместен.

Он поблагодарил девушку и вышел. На дворе возле радиостанции работали в комбинезонах солдаты. Из раскрытого кузова время от времени долетал тонкий визг, а за ним густой, равномерный шум умформеров.

«Испытывают передатчик!» — догадался Земляченко.

Дежурный офицер внимательно оглядел лейтенанта:

— Добрый казак! Теперь можно и к начальству. Пошли.

Они шли по длинному коридору, который тянулся через весь дом.

— У нас порядок — будь здоров! Командир требует дисциплину от всех, не глядя ни на звание, ни на должность.

— У вас и девчата… служат? — спросил Андрей.

— Уже рассмотрел?

— Парикмахер рассказала…

— А-а. Эта может… и рассказать и присказать. Девушек у нас — будь здоров! Когда хлопцев в пехоту забрали, на их место прибыли девушки. Они теперь везде: и в управлении, и на постах. Народ обстрелянный. Некоторые лучше хлопцев воюют. А есть, конечно… — И он махнул рукой. — Ну, поживешь — сам увидишь…

Перед дверью, обитой дерматином, остановились. Дежурный снова оглядел Земляченко с ног до головы, потом привычным движением расправил под широким ремнем гимнастерку и косточками согнутых пальцев тихо постучал по планке дверей.

— Войдите! — послышалось из комнаты.

— Разрешите, товарищ капитан? — громко спросил лейтенант, открыв дверь, но не переступая порога.

— Заходите!

— Я не один, со мной новый офицер.

— Заходите оба.

Из-за спины дежурного Земляченко не успел разглядеть командира части, но, услышав его слова, выпрямился, поправил на голове фуражку и шагнул вперед.

Из больших окон, расположенных против дверей, прямо в глаза ударило солнце. Андрей прищурился и почти вслепую сделал два шага. Затем, подняв руку, звонким от волнения голосом проговорил:

— Товарищ капитан! Лейтенант Земляченко, представляюсь по случаю назначения на должность начальника радиостанции.

Из-за солнца он плохо видел человека, который поднялся, слушая его рапорт.

— А мы с вами уже знакомы, лейтенант! — услышал Андрей тихий, спокойный голос. И он узнал того невысокого офицера, который сегодня отчитал его на улице за невнимательность…

2

— А мы с вами уже знакомы, — повторил капитан Моховцев.

Андрей еще больше вытянулся.

— Правда, знакомство наше состоялось при таких обстоятельствах, что лучше б не встречаться. А?

Воротник начинает душить Андрея, однако он не может, не смеет пошевельнуться, а тут еще это чертово солнце не дает раскрыть как следует глаза.

— У вас, лейтенант, все-таки есть совесть, — усмехнулся Моховцев. — Даже глаза отводите. Стыдно? А?

Андрей делает шаг в сторону. Наконец! Солнечные лучи падают мимо, и он хорошо видит командира.

За большим письменным столом, наверное оставленным гражданским учреждением, стоит осанистый человек. Сейчас на нем нет форменной фуражки с поднятой тульей, и розово поблескивает чисто выбритая загорелая голова. Из-под светлых выгоревших бровей — строгий, умный взгляд.

— Мне можно идти? — спрашивает дежурный.

— Идите, лейтенант Грищук, а мы здесь побеседуем.

Капитан опустился на свой стул. В открытое окно заглянул любопытный воробей. Он перелетел с акации на подоконник и повернул головку, точно приготовился послушать беседу между капитаном и молодым офицером.

— Откуда прибыли?

— Из госпиталя, товарищ капитан!

— С санитарками воевали?

— В госпитале лечат раны, товарищ капитан.

Моховцев поднимает плечи, отчего его погоны становятся почти торчком.

— Службу знаете?

Манера капитана разговаривать неприятна Андрею. К тому же командир или позабыл, или нарочно не предлагает сесть.

— Свою знаю, товарищ капитан.

— Как это «свою»?

— Радио.

— А проводную связь?

— Меньше. Все внимание уделял основной специальности, товарищ капитан.

— И телефон надо знать. У нас пока главная связь — проводная… Ясно?

— Так точно, товарищ капитан.

— А службу ВНОС совсем не знаете?

Андрей начинает припоминать, что он знает о службе ВНОС, и ему становится неловко.

— Та-а-к, — протянул капитан и, не отрывая от Андрея внимательного взгляда, короткими пальцами выстучал по столу какую-то дробь. — Что же с вами делать, лейтенант? Ведь придется, как и всем офицерам, дежурить на батальонном посту! А? — Он звонко ударил по столу. — Ладно, побудете здесь, возле радиостанции, подучитесь, привыкнете, а там посмотрим…

Лицо Земляченко мрачнеет: «Чего ж смотреть, когда в предписании отдела кадров написано — на должность начальника радиостанции…»

Моховцев почувствовал настроение офицера.

— Чем-то недовольны? А?

— Я солдат, товарищ капитан.

— Верно. Значит, так и сделаем, пока что назначаю помощником начальника радиостанции. Будете ходить в оперативную комнату присматриваться, изучите пособия по службе ВНОС и силуэты самолетов. Да так, чтобы спросонок мог ответить. Лично проэкзаменую. Ясно? А?

— Так точно. Разрешите идти?

— Выполняйте!

Земляченко козырнул, повернулся и, чеканя шаг, вышел из кабинета…

— Ну, как дела? — спросил Грищук, когда Земляченко снова нашел его. — А? — Он так похоже скопировал командира, что Андрей, несмотря на испорченное настроение, улыбнулся и спросил:

— Товарищ дежурный, разрешите сесть?

— Садись, садись. Хозяин, наверно, все время на ногах держал?

Земляченко утвердительно кивнул.

— Правильно! Вашего брата новичка сразу надо ставить на свое место! Как же он решил с тобой?

— На радиостанцию.

— Начальником?..

— Пока что помощником.

— Это чтобы ты нос не задирал. Там сейчас техник парадом командует… А откуда хозяин тебя знает?

Земляченко только рукой махнул.

— Обожди меня. Вернусь, покормлю, покажу казарму.

— Хорошо.

Несколько минут Андрей блуждал по двору, потом нашел скамеечку под акацией и сел. С наслаждением вдохнул пьянящий запах поздних цветов. «Как на курорте», — подумал он.

За высоким домом, в котором располагался штаб, садилось солнце, по двору стлались длинные тени.

Андрей задумался и не услышал, как к нему подошел лейтенант Грищук:

— Пошли, дружище, оформляться.

В большой комнате офицерского общежития было пусто. Двумя рядами стояли кровати, из-под которых виднелись вещевые мешки. Грищук указал на свободный топчан под стеной, и Андрей подсунул под него свой чемодан. В небольшой столовой, куда они пошли после этого, Андрей увидел двух офицеров, сидевших за столиком в углу. Это были начпрод Белоусов и врач батальона. На пороге кухни стоял пожилой старшина.

— Здравия желаю всем вместе и каждому в отдельности! — поздоровался Грищук. — Это наш новый товарищ, — отрекомендовал он Андрея, — лейтенант Земляченко. Прошу любить и жаловать двойной порцией, — обратился он к старшине.

— Ну, с кем еще тебя познакомить? — спросил Грищук, когда Андрей пообедал. — Может, к девушкам в казарму заглянем?

— А удобно?

— Хозяин тебя уже предупредил?

— О чем?

— Нет еще?.. Понимаешь, наш капитан — командир требовательный, строгий и, если хочешь, справедливый. Только вот беда — за девчат очень боится. Даже обидно делается. Понимаешь?

— Нет.

— Как клушка возле цыплят ходит, чтоб коршун не сцапал. Ясно? А? — Грищук приблизил к Андрею свое круглое, с диковатыми глазами лицо.

— Какой коршун?

— Когда начальство давало в батальон девушек, то предупредило, что командир отвечает за каждую головой, если с ней чепе случится… Ведь война войной, а жизнь жизнью.

Новые товарищи вышли из столовой.

Во дворе Андрей увидел, двух девушек, которые, согнувшись, тянули большой аккумулятор.

— Смотри, как напрягаются, бедняги, — пожалел их Андрей. — Нелегко, видно, им служить.

— Кому как… Одно дело служить здесь, другое — на наблюдательном посту, за десятки километров от ротного поста, за сотни от батальонного, у самой передовой. Там живут четыре, реже пять бойцов-девушек. Там тяжелее. Это не то что пехота, — с усмешкой промолвил он, — когда ты в коллективе воюешь… Тут — стоишь на посту, наблюдаешь, и сам ты себе и солдат, и офицер, и генерал… Будь здоров — служба!

Андрею до сих пор было неудобно обращаться на «ты» к своему новому знакомому, хотя тот это сделал сразу. А теперь, задетый за живое, он отбросил условности.

— А ты пробовал?

— А как же! Я начинал с солдата… Кстати, тоже в пехоте побывал.

Грищук немного помолчал, потом добавил:

— На посту каждый стоит… так сказать, наедине с совестью, со своим долгом… Где-то высоко в ночном небе проходит самолет. Наблюдатель не видит его, а по легчайшему шуму, похожему на шепоток ветерка, должен угадать: свой летит или чужой… Не проворонить и не ошибиться.

— Ну, это, пожалуй, легче, чем в атаку идти!..

— А попробуй на слух определить, каким он идет курсом, то есть на какой объект выходит, — это тоже легко? Даже в ясный день за десять — пятнадцать километров не так просто распознать тип самолета, его высоту, когда весь он как маково зернышко…

Андрей ничего не ответил. Приходилось и ему видеть самолеты — и свои, и вражеские, но он не очень задумывался, чем один отличается от другого. Конечно, если это свой, то хорошо, а если чужой, то…

— Каждый самолет имеет определенную скорость, «потолок», свои возможности маневрирования… — говорил Грищук.

— Это все можно изучить, повнимательней присматриваться…

— Пока будешь присматриваться, самолет уже вон куда уйдет. А тебе нужно немедленно известить зенитчиков, аэродром истребителей. Ведь зенитчикам тоже требуется время, чтоб подготовиться к встрече с врагом, истребителям — подняться в воздух, набрать высоту.

— Возле самой передовой, конечно, потруднее. А здесь…

— Посты везде, и у передовой и тут, каждую секунду настороже. Вот стоит наблюдатель одну смену, две, три, десять, а вражеских самолетов нет. Служит месяц — два, год — и ни единого пролета над его постом… Как здесь не ослабнуть воле, как не отвести глаз от надоевшего неба, как не взглянуть на землю, не заслушаться при восходе солнца птичьим гомоном в недалекой роще, как не замечтаться? Ведь девичьи души все-таки!.. И в это самое мгновение где-то за тучами крадется вражеский самолет, один-единственный за всю твою службу. И за твоей спиной он спокойно сбрасывает смертоносный груз на город, на станцию. Потому что ты его проворонил, и товарищ твой на соседнем посту тоже проворонил… Мужество, дорогой друг, есть не только у пехоты, что идет в штыковую атаку. Есть оно и у наших девушек, которые каждый день терпеливо выполняют свои обязанности. Недаром замполит Смоляров называет их стражами воздушного океана… Однако это уже философия, а тебя интересуют люди. Пойдем в мой взвод и…

Грищук не закончил фразы. В окне штабного здания появился капитан Моховцев, махнул дежурному рукой.

— Подожди минутку! — бросил Андрею Грищук и побежал к штабу.

Когда Грищук возвращался, во дворе появилась, словно выросла из земли, коренастая полная девушка с лихо заломленной на кудрях пилоткой. С трудом натянутая на ее могучие плечи солдатская гимнастерка, казалось, вот-вот лопнет по швам. Девушка козырнула и что-то сказала лейтенанту. На ее широком мясистом лице отражалось и смущение, и отчаянная решимость. В левой руке она сжимала какой-то белый комок.

Грищук остановился. Одним взглядом Андрей сразу охватил плотную фигуру девушки, увидел ее по-мужски крупные загорелые руки. «Ну, это уже почти солдат, — с удовлетворением подумал он. — Такая, пожалуй, и за мужика справится».

Не ожидая, пока Грищук освободится, Андрей не спеша направился к нему.

— Чего тебе, Максименко? — добродушно спрашивал тем временем у девушки Грищук.

— Да вот, товарищ лейтенант! — Девушка лихорадочно развернула белый комок, который сжимала в руке, и изумленный Земляченко даже издали разглядел, что это женский лифчик.

— Ну?! — нахмурился Грищук.

— Что же мне делать, товарищ лейтенант?! — громко говорила Максименко. — Лучше бы совсем не давали! Зачем мне этот детский размер? На нос?! Я обращалась к старшине, — обиженно продолжала она. — А он только и знает: других нет, один размер получил. Как-нибудь приладишь. А как я прилажу?!

Максименко сделала невольное движение, словно хотела примерить развернутый лифчик к своей высокой груди и подтвердить этим, что права она, а не старшина, но вовремя спохватилась и опустила руки.

— Так что же ты от меня хочешь, Максименко?! — почесал затылок Грищук. — А я тебе где возьму?

— Разрешите обратиться на склад, к старшему лейтенанту. Может, и найдется там хоть один для меня. Старшина не разрешает, еще и ругается!

— Ладно, обращайтесь.

— Есть обратиться! Разрешите идти?

Девушка откозыряла и четко повернулась кругом.

— Максименко!

Она снова повернулась лицом к офицеру.

— Максименко! — Грищук уже заметил, как по губам подошедшего к ним Андрея скользнула ироническая улыбка. — Вот что запомните раз и навсегда: ко мне по таким вопросам не обращаться. Для этого существует старшина! — сердито сказал он.

— Есть не обращаться по этим вопросам! — Девушка только сейчас заметила Земляченко и смутилась, поняв, что ее взволнованный разговор с командиром взвода слышал и этот посторонний офицер.

— Идите.

— Слыхал? Вот, друже, какие дела приходится иногда решать. Хай им грець! — проворчал Грищук, когда девушка отошла. Похоже, что ему было неловко перед новичком. — А впрочем, и это нужное дело… — тут же добавил он. — Снабженцы наши действуют по стандарту. Взяли на корпусном складе один размер, по количеству личного состава, раздали бойцам. А дальше хочешь носи, хочешь смотри…. Придется замполиту Смолярову доложить. Его хозяйственнички, будь здоров, боятся! Так-то, друже, — вдруг засмеялся он, и Земляченко понял, что Грищук не может долго сердиться и что к нему уже вернулось добродушное настроение…

В коридоре дома, куда вошли офицеры, было полутемно, хотя дневальная уже зажгла висевший на стене фонарь.

— Ты комсомолец?

— Комсомолец.

— Познакомлю сейчас с комсоргом.

Земляченко молчал. Думал о своем. Вспомнилось приключение на речке. Жалко, что забыл глянуть на эмблемы девушек. Может, они из какого-нибудь госпиталя? Или регулировщицы? У въезда в город он видел девушку с карабином за плечами и маленькими флажками в руках. Она ловко взмахивала ими, указывая путь автомашинам, и успевала одновременно отдавать честь офицерам, которые проезжали мимо нее… А может, из прачечного отряда? Нет, что-то не похоже. Загорелые лица, выправка — не похоже! А что, если они вносовки?.. «Вот еще, — рассердился на себя Земляченко, — буду девушками голову забивать!»

В конце длинного коридора открылась дверь. Узкий прямоугольник света лег через порог. Дневальная с повязкой на рукаве осторожно, чтоб не пылить, выметала сор.

— Так, так, аккуратнее подметайте, иначе быть беде! — весело воскликнул Грищук. — Ясно?

Дневальная вытянулась в струнку, а когда Грищук махнул рукой — подметайте, мол, дальше, — опять взяла в руки веник.

— Какая же беда, товарищ лейтенант?

— Суженый лысым будет.

— Вот почему не повезло Манюне, — тихо засмеялась девушка. — Видать, плохо прибирает в своей парикмахерской.

— Да и у вас не все в порядке, если глядя на ночь подметаете, — ответил Грищук и скороговоркой произнес: — «Ой, чыя цэ хата незаметена? Ой, чыя цэ дивчина незаплетена?»

— Проходите, товарищ лейтенант, пока я не обмела вас.

— Горенько мое! — с притворным испугом сказал Грищук и широким шагом ступил через порог.

— Здравствуйте, товарищи солдаты!

Андрей, который вошел в казарму вслед за Грищуком, нерешительно остановился возле порога.

Большая комната, где жили солдаты взвода управления, чем-то отличалась от обычной казармы. Андрей не мог сразу сообразить, чем именно.

Возможно, такое впечатление создавали постели: одеяла сложены вчетверо и не закрывают полностью простыней; концы простыней завернуты так, что кажется, будто это белые пододеяльники; на некоторых кроватях кроме больших набитых сеном солдатских подушек улеглись маленькие вышитые подушечки. Над кроватями висят нарисованные жирным карандашом портреты Зои Космодемьянской, Лизы Чайкиной, Людмилы Павличенко, Валентины Гризодубовой, Полины Осипенко… А возможно, не свойственный солдатской казарме уют придает покрытый скатеркой стол, за которым сидят несколько девушек, занятых далеко не военными делами.

— Как жизнь молодая? — спросил Грищук. — А где комсомольское начальство?

— Дежурит.

— Привел пополнение, — он указал на Андрея. — Новый офицер нашей части лейтенант Земляченко.

Со всех сторон на Андрея смотрели глаза; в вечернем освещении комнаты все они были одинаковы — темные глубокие глаза незнакомых девушек в солдатской форме.

— Здравствуйте, товарищи! — негромко сказал Земляченко.

— Здравия желаем, товарищ лейтенант! — прозвучало в ответ.

— Садитесь! Занимайтесь своим делом, — разрешил Грищук.

— Проходите, товарищ лейтенант, — пригласила одна из девушек, придвинув Земляченко табурет.

Андрей обошел табурет и сел на длинную скамейку, стоявшую вдоль стола.

На какое-то время стало тихо. Девушки с откровенным любопытством рассматривали нового офицера. Хоронясь от их взглядов, Земляченко наклонил голову и смотрел не на солдат, а на работу, которой они занимались. Одна из девушек обвязывала кружевом платочек, в ее руках снова замелькал костяной крючок, а белый клубочек раз за разом подпрыгивал, когда вязальщица подтягивала к себе нитку. Рядом девушка с ефрейторскими нашивками на погонах делила лист белой бумаги на клетки, готовясь перерисовать с газеты, которая лежала перед ней, портрет Героя Советского Союза.

Сидя на краю кровати, девушка в большой, свисавшей с плеч гимнастерке штопала носок, напялив его на солдатскую алюминиевую кружку. Нитки ложились одна возле другой туго, как струны. Русые кудряшки спадали ей на глаза, и она, откидывая их, встряхивала головой. Перед той, что пригласила Андрея сесть, лежала раскрытая книга. Появление офицеров перебило ее чтение, и она то бросала взгляд на начальство, то опять тянулась глазами к страницам книги.

И только одна девушка у тумбочки, над которой низко свисал фонарь, чистила разобранную винтовку.

«Ну и солдаты!» — горько подумал Андрей, наблюдая, как искусно штопает носок его соседка. Чтобы как-нибудь начать разговор, он протянул руку к книге:

— Что читаете?

— Да так, одна повесть, — сдержанно ответила девушка.

Андрей бросил взгляд на твердую обложку. На ней виднелся полустертый цветной рисунок: размахивая саблями, французы в красных мундирах и высоких медвежьих шапках наполеоновской гвардии окружили стройного русского гусара. Он сидит верхом на лошади и лихо рубится с врагами. Выведенное полукругом название книги стерлось. Титульную и первые страницы «зачитали». Андрей знал, что на семнадцатой или тридцать третьей странице внизу можно найти название произведения. Перелистал страницы с потертыми серыми уголками и прочел: «Смелая жизнь».

— Интересная?

— Очень! — откликнулось несколько голосов.

— О чем?

— О войне. О Надежде Дуровой.

Надежда Дурова! Где-то он слышал эту фамилию. Но где? Многозначительно протянул:

— А-а…

— Читали?

— Старое издание. Наверное, и в библиотеке не найдешь. Нравится?

— Тут о девушке одной, которая пошла с французами воевать. Это когда Наполеон на Россию напал.

— Переоделась мужчиной, — добавила художница, оторвавшись от черчения. — Потому что женщин тогда в армию не брали.

— И никто не знал, что корнет Александров — это Надежда Дурова… Интересная жизнь у нее была! — проговорила после паузы собеседница Андрея, взяв из его рук книгу.

— А что хорошего? — вмешалась Мария Горицвет, которая, закончив работу в парикмахерской, пришла в казарму. — Счастья так и не видела, только и всего что слава.

— Как же вы понимаете счастье? — с удивлением спросил Земляченко.

— Обыкновенно. Сколько бывает, что человек всего себя отдает работе, а сам остается без личного счастья. Да что далеко ходить!..

Андрей поймал себя на том, что насмешливо посматривает на Грищука: «Вот тебе и терпеливое мужество!»

— Замуж потянуло! — не растерялся Грищук. — Тогда, Мария, надо было не в армию проситься, а дома сидеть.

— Там ей было не очень весело, — не поднимая головы, кольнула Марию художница. — Старые да малые остались.

— Ну кто пришел сюда за личным счастьем, тот дверью ошибся, — подсмеивался Грищук. — Впрочем, кто ищет, тот найдет. Только действуйте побыстрей, а то закончится война, и хлопцы по домам разбегутся…

— Очень нужны нам хлопцы! Что мы, любовь крутить сюда приехали, товарищ лейтенант? — раздался чей-то строгий голос из глубины казармы. — Не дождутся того ваши хлопцы!..

В полутьме Земляченко не смог разглядеть лица говорившей.

До сих пор он завидовал своему спутнику, который так непринужденно разговаривал с девушками в солдатской форме. Грищук ему понравился, и Земляченко уже собирался рассказать о приключении на речке. Однако сейчас он рассердился на лейтенанта, сведшего интересный разговор к пошловатой шутке.

Тем временем дневальная, взглянув на часы, скомандовала:

— Готовиться к смене!

Девушка, которая штопала носок, сделала последний стежок, вытянула кружку и воткнула иголку в отворот пилотки. Одновременно поднялась художница. Свернув рисунок, она положила его в тумбочку. Начали готовиться к смене и солдаты, сидевшие поодаль на своих кроватях. Собирались они не торопливо, но и не медленно — как люди, которые делают привычное дело. Туже затягивали ремни, расправляли складки на гимнастерках. Взяв с полки возле столика дневальной щетку, по очереди обмахивали в коридоре свои кирзовые сапожки.

— Разрешите, товарищ лейтенант…

— Действуйте, — кивнул Грищук.

— Смена, становись! — подала команду дневальная.

Солдаты без лишней суетни встали в строй.

— Старшая смены, проверить подготовку!

Художница с ефрейторскими нашивками на погонах вышла из строя, круто повернулась и начала внимательно осматривать подруг.

Андрей залюбовался девичьими лицами. Они стали суровыми, с них слетело выражение домашности, женственности. «Как на боевое задание», — подумал Андрей, и легкая усмешка скользнула по его губам. Старшая смены, наверно, заметила это, потому что, повернувшись к Грищуку, подчеркнуто громко отрапортовала:

— Товарищ лейтенант, смена готова к выполнению боевого задания!

— Все в порядке? — справился Грищук у ефрейтора.

— Так точно, товарищ лейтенант! Разрешите вести строй?

— Ведите!

— Налево!.. Шагом марш! — резким голосом командовала художница.

Дежурная смена телефонисток и радисток двинулась в оперативную комнату батальонного поста.

В казарме стало тихо. Здесь остались только офицеры, Горицвет и дневальная.

— Значит, замуж охота, Мария? — лениво спросил Грищук.

— Замуж — не напасть, кабы замужем не пропасть, — лукаво отозвалась та.

— Что верно, то верно, — согласился Грищук.

Отойдя, к пирамиде с оружием, он взял карабин, вытянул затвор и стал заглядывать против фонаря в сверкающий ствол, давая этим понять, что с шутками покончено.

Земляченко тем временем рассматривал портреты и плакаты на стенах.

Через минуту Грищук поставил винтовку в пирамиду.

— Время и мне сменяться… Погуляй тут, друже. Освобожусь — пойдем на радиостанцию, — и он вышел из комнаты.

В коридоре послышался глухой шум. Он приближался, нарастал и вскоре превратился в мерный топот солдатского строя.

— С занятия возвращаются, — ответила дневальная на немой вопрос Андрея. Тот кивнул головой и отошел в угол, заинтересовавшись плакатом «Подвиг Гастелло».

Дверь резко открылась, пропуская девушек. Переглянувшись с дневальной, которая кивнула на офицера, девушка, что привела строй, скомандовала: «Смирно!» — и, приблизившись к Земляченко, отрапортовала:

— Товарищ лейтенант! Отделение возвратилось с занятий. За командира ефрейтор Чайка.

Андрей, услышав чистый, звонкий девичий голос, повернулся и принял стойку «смирно». Сердце его застучало сильнее. Перед ним стояла та самая девушка, которую он видел сегодня возле речки.

3

Лежа на твердом топчане, Земляченко не мог уснуть. Первый день в новой части, богатый впечатлениями, утомил его. Еще час или два назад, возможно, он и уснул бы. А сейчас в голову лезла всякая всячина.

В офицерской комнате было полутемно, в открытое окно светил золотой полумесяц. «Ниченька мисячна, зоряна, ясная, видно — хоч голки сбирай», — подумалось Андрею; послышался мотив песни, будто кто запел ее рядом, вспомнилась передовая. Там солдаты на все корки ругают «ноченьку ясную». Гитлеровцы сейчас наверстывают, их бомбардировщики коршунами вьются над землей, враг пытается контратаковать… «Видно — хоч голки сбирай…» А потом не иголки, а раненых полезут подбирать санитары.

Андрей услышал возле себя храп. Слева от него, накрывшись с головой, спал тот самый офицер, с которым Андрей познакомился в столовой, — начпрод части Белоусов.

Лейтенант протянул руку к его кровати и легонько дернул за одеяло. Не помогло. Пришлось подняться и поправить соседу подушку. Белоусов спросонок что-то пробормотал и повернулся на бок.

Земляченко посмотрел на кровать справа от себя. Там, разметавшись, спал Грищук.

«Страж неба! — с иронией подумал Андрей. — Еще и про мужество болтают. Мужество и терпение! Посидели бы в гнилом окопе или позябли на Миусе в камышах, по грудь в воде, под роем пуль, среди всплывающих разбухших трупов! А то окопались в этой тиши в начищенных сапожках и беленьких подворотничках. Придумали себе красивые слова, чтобы хоть как-нибудь оправдаться перед собственной совестью… Терпение — это еще понятно… Надо-таки терпение, чтоб выдержать среди этого девчачьего войска…»

Он вздохнул и опять умостился на топчане. Сон не шел.

Лег на бок, попробовал, как в детстве, зажмурив глаза, считать от единицы до десяти… Цифры сменяли одна другую, но сон не приходил. Андрей начал считать до сотни. Цифры вспыхивали и гасли в усталом мозгу. Наконец Земляченко лег на спину, раскрыл глаза. На серебристой стене отражались черные мохнатые тени ветвей, рисовались причудливые картины.

По какой-то ассоциации ему вспомнились встречи с ефрейтором Чайкой.

Вначале это была незнакомая девушка в солдатской гимнастерке, молча стоявшая со свертком в руке, пока подруга разговаривала с офицером. В отличие от подруги она чувствовала себя неловко, даже пряталась за ее спиной. Затем выглянула и поразила Андрея своим глубоким, задумчивым взглядом… И вот — стройный, подтянутый ефрейтор, который докладывает ему в казарме, оказывается той же самой девушкой. Зина…

В военном училище Андрей не задумывался над тем, как сложится в будущем его личная жизнь. Черные тучи клубились над Родиной, над всем любимым и дорогим ему. Не об этом думалось и на переднем крае. Только в госпитале, когда участливые, нежные руки санитарки поправляли подушку, или весенними вечерами, когда свободные от дежурства девушки пели в госпитальном саду, что-то тревожно-обидное заползало в его душу…

И вот встреча с Зиной. Что это: случайность — просто вихрь войны кинул их в одно место — или, может, что-то большее?..

Да нет! Кто ищет сейчас личного счастья?!

А ведь славная девушка. Такая нежная стыдливость в каждом ее жесте, такой чистый взгляд! Интересно, какого цвета у нее глаза — серые или синие? Наверно, синие. А может, просто светлые, чуть голубые?..

Андрей никак не мог вспомнить, какие же у нее глаза? Он поднялся. Где уж тут спать! Осторожно, чтобы не наткнуться на кровать, подошел к окну.

С улицы веяло свежестью. Воздух, казалось, был густым и сладким — это душистая липа в жаркой истоме смешивала свой аромат с запахом отцветающей акации.

Андрей выглянул в окно. Прохладная струя воздуха ударила ему в лицо. Над головой простерлось звездное небо. Но вот вдруг изменился знакомый рисунок созвездий, мигнули и погасли в глубине неба две новые звездочки — это шли патрульные истребители.

…Небо. То таинственно-молчаливое, то грозное, нависало оно над Андреем на переднем крае. Высоко журавлиным клином проплывали во вражеский тыл бомбардировщики; над позициями на бреющем полете мчались штурмовики. А на земле, изрытой ходами сообщений, окопами, блиндажами, тоже ни на минуту не замирала жизнь. В широких котлованах, прикрытые маскировочными сетками, стояли дальнобойные орудия, сквозь щели амбразур выглядывали стволы пулеметов, на тарельчатых плитах притаились минометы. С винтовками и автоматами караулили в окопах стрелки. И незаметно для постороннего глаза тянулись всюду линии связи, сидели солдаты у телефонов и раций.

На переднем крае Андрей вспоминал о небе только тогда, когда начинался воздушный налет или открывала огонь артиллерия немцев. Он зарывался в землю и каждым нервом чувствовал небо, с которого летела смерть. А в минуты затишья или когда он сам шел в наступление, совсем забывал о бескрайнем океане, что нависал над ним. Земляченко был солдатом земли… А вот теперь должен стеречь небо… Удивительно! И нужно было ему попасть под минометный обстрел, после которого очутился в госпитале, а потом в этой части! Возле калитки маячил часовой — девушка или парень, Андрей не мог издали разглядеть. Подумалось: может, это как раз Чайка стоит? Ну, если ему все время станет мерещиться эта девушка, хороша будет служба!


Ответ на вопрос, который целый день его беспокоил, внезапно выкристаллизовался. Нет, здесь ему не служить! Постоянные угрызения совести, мысль, что он притаился во втором эшелоне, и ко всему это странное беспокойство: только увидел девушку — и уже она тревожит его, манят ее глаза, безразлично, какие они — светлые или темные… Напишет завтра рапорт. Командование части должно его поддержать: ведь он не знает этой самой службы ВНОС! Пусть отправят на фронт!

Фронт. Почему-то сейчас вспомнилось не то время, когда он уже притерпелся к окопной жизни, а первые дни, когда его трясло в болотистом окопе — от мокрой земли, липкой одежды и от неодолимого страха.

И все же он решил написать рапорт: пусть куда угодно откомандируют, только бы не здесь, не в этих странных войсках…

Андрей успокоился, вернулся на свой топчан и с наслаждением растянулся на нем. Он еще раз вспомнил о Грищуке, но теперь уже без огорчения и обиды, а как о чем-то совершенно комическом и даже улыбнулся в темноте. Поудобнее умостившись головой на подушке, он почувствовал, как погружается в глубокую, мягкую бездну. Через несколько минут он крепко спал…

Глава вторая

1

Медленно угасает день. Раскаленное солнце склонилось к далекому горизонту. Озаренные косыми лучами, красновато отливают железные крыши домов и блестят стекла окон. От акаций и лип ложатся на землю длинные тени.

Несколько минут назад открылась дверь батальонного поста перед очередной сменой. Сегодня в оперативной комнате и Андрей. На рапорте, в котором Земляченко просил откомандировать его в пехотную часть, Моховцев коротко написал: «Отказать» — и велел каждый вечер приходить на БП.

Оперативная комната помещалась в подвале. Ее герметизировали, чтобы посторонний шум не мешал напряженной работе наряда. Здесь мозг разветвленной системы, которая контролирует пространство на сотни километров.

На стенах — затянутые матерчатыми занавесками схемы дислокации наблюдательных постов, схемы связи и оповещения летчиков, прожектористов и зенитчиков. Вдоль стен — маленькие столики с телефонными аппаратами. У каждого сидит девушка-солдат, которая держит связь с постами. Одна линия ведет на радиостанцию.

А посреди комнаты, на низком круглом столе, лежит большая карта. Дежурный офицер контролирует по ней пролеты вражеской авиации и своих самолетов — все, что делается в небе над охраняемой территорией. На столике дежурного еще одна схема дислокации, меньших размеров, чем на стене; на ней во время налета дежурный обозначает синим карандашом путь врага, а красным — курс наших самолетов. Причудливыми линиями вычерчивается здесь на протяжении суток сложная воздушная война.

Старший лейтенант Капустин докладывает лейтенанту Грищуку, заступающему на дежурство, обстановку в воздухе, сдает смену, и старый наряд оставляет оперативную комнату. К телефонам и планшету садятся другие солдаты.

Грищук приказывает проверить связь на всех линиях. На БП он немногословен, официален и даже суров. Андрей, не зная, куда себя деть, садится на стул возле оперативной карты. Девушки негромко говорят по телефону. Потом в комнате надолго наступает тишина, полная напряженного ожидания.

Андрей окидывает взглядом тех, кто сейчас на смене. Вот склонилась над планшетом ефрейтор Зоя Незвидская. Со стороны можно подумать, что девушка скучает, кокетливо вертит в пальцах заточенные карандаши и от нечего делать рассматривает карту. Но Андрей уже знает, что ефрейтор не просто читает карту: она на память заучивает район. Вот рядовая Гуськова, которая штопала носок, когда он впервые зашел в казарму; вон вчерашняя студентка художественного вуза ефрейтор Меретина. А над крайним столиком наклонилась Зина. Ее пышные черные кудри выбились из-под пилотки и прикрывают большую часть лица, он видит в профиль только ровный нос, округлую щеку, подбородок.

Последние дни Зина все время попадается ему на глаза, хоть он и не ищет этих встреч. Вчера, например, такая встреча оказалась весьма неприятной.

На радиостанции случилось чрезвычайное происшествие. Дежурная радистка попросила подругу несколько минут посидеть возле приемника, а сама куда-то вышла. В то время когда дежурная сняла с головы металлическую дужку с наушниками, станция главного поста начала вызывать хозяйство Моховцева. Пока вторая радистка не спеша пристроила себе наушники, станция закончила вызов и, не получив ответа, сообщила, что радио Моховцева не работает.

Капитан немедленно вызвал Земляченко и устроил ему разнос. Андрею пришлось стоять навытяжку и отвечать: «Есть!», «Так точно, товарищ капитан».

От Моховцева он выскочил во двор разгневанный. И чуть не столкнулся с Зиной, которая направлялась в здание. Взгляд его упал на расстегнутый воротник старенькой гимнастерки.

Девушка механически откозыряла. Но Андрей, вместо того чтобы ответить, ястребом набросился на нее:

— Почему воротник расстегнут?

Она испуганно вскинула на него глаза. И юноша сразу заметил, какие они у нее: светлые, с голубым отсветом, как морская вода в тихую погоду…

— Есть, товарищ лейтенант, застегнуть воротник!

Пальцами правей руки она ловко продела в петельку незастегнутую пуговицу — в левой держала утюг: наверно, гладила и выбежала на минутку, за горячими углями, — и вопросительно посмотрела на офицера.

— Идите! — махнул рукой Андрей. Весь его гнев словно волной смыло. «И чего я прицепился к девушке? Конечно, нужно требовать дисциплину, аккуратность, но тон! Ведь я просто кричал!.. И этот светлый, удивленный взгляд… Нехорошо…» Вдвойне расстроенный, направился лейтенант к радиостанции.

«Обиделась или нет?» — думает сейчас Андрей. Он хочет прочесть ответ на ее лице, но оно спокойно, непроницаемо. Прошло уже несколько часов, как наряд пришел на батальонный пост, а Зина словно и не заметила его до сих пор. «Наверно, обиделась. Ну что ж? Не извиняться же мне. Только этого недоставало! Так вся дисциплина кувырком пойдет».

Говорят, что, если внимательно смотреть на человека, он это почувствует. И правда, Зина на миг повернулась, подняла взгляд на Андрея…

За окнами оперативной комнаты темнеет. Вечернее небо, словно гигантская маскировочная сеть, накрывает взбудораженную войной землю. На батальонном посту начинаются наиболее напряженные часы.

Звонит телефон. Меретина, которая дежурит на линии первой роты, быстро подымает трубку и громко повторяет сообщение отдаленного наблюдательного поста.

— Воздух! Квадрат сорок пять ноль восемь, три «Юнкерс-88», курс сто восемьдесят, высота пять тысяч, время двадцать два часа семнадцать минут.

Даже в такую минуту ее лицо не теряет какой-то спокойной античной красоты. Оно будто отлито из светлой меди, неподвижно, только губы выговаривают четкие слова боевой тревоги.

— Воздух! — подает команду Грищук. Он стоит возле планшета, словно вырезанный из того же дерева, что и крепкий круглый стол. — Передать на все ротные посты!

Девушки крутят ручки полевых телефонов, и в комнате звучит разноголосый хор:

— Воздух! Квадрат сорок пять ноль восемь, три Ю-88, сто восемьдесят, пять тысяч.

Планшетистка Незвидская делает первую пометку на оперативной карте района.

И снова на какую-то минуту становится тихо. Грищук смотрит на ручные часы.

— Меретина, проверьте, почему нет сообщения с поста ноль двенадцать. Противник уже должен проходить над ним.

Телефонистка не успевает оттянуть приплюснутую ручку полевого аппарата, как он звонит сам.

— Воздух! — объявляет Меретина. — Квадрат сорок пять десять, три Ю-88, сто восемьдесят, пять тысяч, время двадцать два двадцать.

— Гуськова! — приказывает Грищук. — Передавайте на главный пост. — И склоняется с карандашом над планшетом.

Андрей наклоняется вместе с ним.

— Поднимаешь истребителей? Да? — пытается он понять работу оперативного дежурного.

— Рано… Фашисты еще могут изменить курс, и наши тогда разминутся с ними… Посмотрим, не фокус ли это какой? Думаю, хотят сбить нас с панталыку. Пока на их трассе важных объектов нет. — Грищук притрагивается острым кончиком карандаша к пометке на карте. — Перелетели линию фронта и идут почти параллельно ей, чтобы отвлечь наше внимание от настоящей цели. Подождем… Еще несколько минут — и карты будут раскрыты…

Вскоре Андрей слышит звонкий голос Зины:

— Воздух! Квадрат… Ю-88, курс сто двадцать, пять тысяч, время двадцать два двадцать две.

С радиостанции дублируют такое же сообщение.

— Ага! — довольно говорит Грищук. — Теперь ясно, поворачивают на нас и, наверное, хотят проскочить вдоль железной дороги на Балту. Су́рова, известите «Льва»… Если они дальше не изменят курса, то — будь здоров! — попадут как раз ко «Льву», в зону зенитного огня, — объясняет он Андрею.

Планшетистка чертит на карте новый курс немецких бомбардировщиков. Земляченко с интересом следит, как под рукой Незвидской маленький синий самолетик продвигается на юго-восток, оставляя за собой тоненькую черточку.

На батальонном посту растет оживление. Время от времени из разных углов комнаты долетают выкрики:

— Воздух! Квадрат… три Ю-88, курс девяносто, высота…

— «Лев»! Воздух! Квадрат… три Ю-88!

Незвидская быстро обозначает на карте линию пролета. Слышны голоса дежурных, которые оповещают артиллеристов, прожектористов, авиаторов о приближении противника.

— «Маяк»! Воздух! Квадрат… три Ю-88, девяносто…

— «Сокол»! Воздух! Квадрат…

Из сведений, поступающих с разных постов, четко вырисовывается картина налета…

В изолированной оперативной комнате жарко, душно, хотя на дворе после дневной жары уже посвежело. У Зины раскраснелось лицо, трудно сейчас узнать в ней тихую, застенчивую девушку, какую он впервые увидел на берегу Днестра. Глаза ее поблескивают, пилотка сбилась и, кажется, чудом держится на голове.

— Через три минуты они в зоне «Льва». Будь здоров! — удовлетворенно говорит Грищук.

На батальонном посту появляется Моховцев. Увлеченные боевой работой, солдаты замечают его не сразу. Да капитан и не требует сейчас никаких приветствий, проходит к планшету и, склонившись над картой, слушает короткий рапорт Грищука…

В это время далеко за городом вспыхивают огни прожекторов, их лучи, как широкие клинки, рассекают небо. И вот в небе, на скрещении двух лучей, повис, затрепетал вражеский самолет.

Бомбардировщик меняет курс, еще набирает высоту, пытаясь спрятаться в темноте, но это ему не удается. Прожектористки контролируют каждое движение врага.

Два других фашистских пилота, пользуясь тем, что внимание прожектористок привлек ведущий самолет, круто поворачивают назад.

Головной самолет вынужден освободиться от своего смертоносного груза. Падают вниз на чистое поле одна за другой бомбы. Разгрузившись, фашист пытается удрать, но напрасно. Лучи подводят его прямо под огонь зениток, и вскоре подожженный «юнкерс» стремительно летит вниз, таща за собой огненный хвост…

На батальонном посту этого не видят. Стрельба тоже не доносится сюда. Но Грищук все это знает и, когда зенитчики сообщают об окончании боя, говорит Андрею: «Вот теперь-то их перехватят истребители».

И правда, «Сокол» уже предупредил ВНОС, что в воздухе его самолеты. Вскоре, из сведений наблюдательных постов, на батальонном посту узнают о результатах воздушного боя: второй «юнкерс» тоже сбит, третий, сбросив бомбы, перетянул за линию фронта…

Грищук берет в руки карандаш и одновременно с Незвидской, которая склонилась над большой картой, отмечает на отчетной схеме место, где сбит «юнкерс». Это за полсотни километров от батальонного поста.

— Чайка! — приказывает Грищук, вполголоса посоветовавшись с Моховцевым. — Передайте второй роте, чтоб усилила наблюдение за наземным противником; к месту падения самолета выслать команду, прочесать квадрат…

Зина быстро передает приказ.

— Экипаж в последнюю минуту мог выброситься на парашютах, — объясняет Андрею Грищук.

Боевая тревога закончилась. В оперативной комнате опять тихо. Моховцев рассматривает то место на карте, где последний фашистский самолет проскочил над линией фронта. Потом берет отчетные схемы за прошлую неделю и, взглянув на них, обводит на карте карандашом небольшой круг по ту сторону фронта.

— Возможно, где-то здесь немецкий аэродром… Удирая, немцы перелетают всегда в этом месте. Прикажите командиру первой роты выслать наблюдателя к передовой на высотку шестьдесят.

Снова звонят все телефоны. Наблюдательные посты сообщают о группе советских легких бомбардировщиков. Наши самолеты пошли на боевое задание. Незвидская красным карандашом спокойно обозначает их путь.

Грищук садится к столу и вычерчивает схему вражеского налета, который только что закончился.

Теперь он снова весел и, кажется, вот-вот скажет какую-нибудь шутку.

Зина тоже посветлела. Она принимает сведения о пролете наших бомбардировщиков над дислокацией батальона и время от времени бросает на присутствующих довольный, теплый взгляд. Андрею кажется, что ее глаза дольше, чем на других, останавливаются на нем. Впрочем, это, возможно, только кажется.

— Ну как, Земляченко? — спрашивает Моховцев. — Все понятно? Вот походите на батальонный пост, обвыкнете, сдадите мне экзамен по силуэтам и службе ВНОС — и допущу вас к дежурству. Ясно? А?

Капитан доволен работой оперативного наряда, он дружелюбно поглядывает на новичка.

Андрей вытягивается, не сводит глаз с командира. Слово чести, он не такой плохой, этот капитан Моховцев, как сначала показалось. А что требовательный, так это же хорошо.

— Так точно, товарищ капитан! Ясно! — выкрикивает Андрей.

— Тише, тише! — машет рукой капитан. — Здесь только боевые команды подаются полным голосом… Ну, ладно, — продолжает он, — а сейчас, лейтенант, можете отдыхать.

Земляченко подносит руку к фуражке, четко поворачивается и, выходя из комнаты, еще раз бросает взгляд на Зину…

По дороге в офицерское общежитие Андрей заглядывает в ленинскую комнату. Здесь две девушки, положив пилотки на стол, что-то пишут. При появлении лейтенанта они поднимаются. Одна из них — высокая, худая, с птичьим лицом — быстрым движением поправляет ремень на гимнастерке.

Фамилий их Андрей не знает, но лица знакомые; особенно меньшей, скуластой. «Наверное, с востока… Татарка или башкирка», — думает он.

— Что делаете?

— Письма пишем, товарищ лейтенант, — говорит скуластенькая.

— Домой, — добавляет другая девушка.

— Продолжайте, — разрешает он и выходит.

На дворе поздний летний вечер, душистый, чистый воздух. Тихо, темно и спокойно вокруг. Даже не верится, что полчаса назад на воздушных подступах к городу шел ожесточенный бой.

2

Андрей разглядывал альбом силуэтов самолетов, когда во дворе ударили в железный рельс. Воздушная тревога!

Большое полуовальное итальянское окно вдруг широко распахнулось. На подоконник и на пол с жалобным звоном брызнули мелкие стекла. Воздушная волна — отзвук близкого бомбового взрыва — ворвалась в комнату, одним вздохом смела со стола бумаги, газеты, книги, смахнула плакаты со стен, сорвала фонарь и бросила его об пол.

Темень южной ночи ворвалась в комнату вместе с настырным рокотом самолетов, далеким перестуком зенитных пушек и дробным татаканьем пулеметов.

Затем большой погруженный в темноту полуовал окна стал светлеть. Снаружи в комнату проник едва заметный трепетный отсвет, будто где-то за стенами рождалась несмелая заря. Заря разгоралась все сильней и сильней. И вдруг всю комнату залило мертвенно-бледное сияние. Вражеский самолет сбросил осветительную бомбу, и она медленно спускалась на парашютике над зданием штаба.

Земляченко, напялив впопыхах фуражку, помчался по коридору к выходу.

Во дворе было светло как днем. Андрей увидел солдат, которые, держась в тени деревьев, бежали к бомбоубежищу. Посреди двора, белые от света, маячили две фигуры. Он узнал командира батальона и замполита — капитана Смолярова.

По сигналу боевой тревоги место лейтенанта Земляченко — на радиостанции. Но там сегодня дежурит сам начальник — Сазанов. И прежде чем броситься на радиостанцию, где и без него обойдутся, он подбежал к командиру. Моховцев повернулся, и Андрей не узнал комбата. Лицо капитана, облитое холодным белым светом, было напряженным и злым. На Земляченко повеяло чем-то очень знакомым, его охватила нервная дрожь, как во время атаки.

— В убежище!.. — Голос Моховцева утонул в шуме, что стоял вокруг.

Андрей, пригнувшись, метнулся к липовой аллейке, в тени которой угадывалась земляная щель. Такое убежище не могло спасти при прямом попадании, но защищало от осколков.

У траншеи Андрей остановился. То неприятное чувство, которое появилось у него, когда он выбежал во двор, и которое люди называют страхом, уже прошло.

Высоко над гаснущими «фонарями», в глубоком черном небе, происходила какая-то сумятица. Два прожекторных меча встали прямо над головой Андрея. Вот на мгновение на лезвии одного из ник задрожал серебряный крестик — самолет — и, сорвавшись, снова потонул в черной бездне. Мечи вздрогнули, опустились вниз, потом поднялись вверх.

Лейтенант еще раз оглядел двор. Смоляров куда-то исчез, а Моховцев все еще стоял, подняв голову и широко расставив ноги. Коренастый, полный, он не мог высоко поднять голову без того, чтобы не расставить пошире ноги.

Сейчас эта поза командира не показалась Андрею смешной. С чувством уважения следил Земляченко за своим капитаном. Моховцев что-то закричал, замахал рукой. Андрей увидел на гребне крыши, где бывший хозяин дома соорудил площадку с флюгером, тонкую фигуру солдата.

Потом капитан направился к двери, которая вела на БП.

…Широким белым кругом вспыхнул в вышине новый «фонарь». Андрей заметил, что на гребне крыши стоит девушка. Холодное сияние «фонаря» сорвало защитное покрывало темноты, и невидимая смерть закружилась над солдатом.

На переднем крае во время бомбардировки все живое зарывается в землю. А здесь девушка, вооруженная обычной трехлинейной винтовкой и полевым телефоном, прикрученным проволокой к железному стояку флюгера, открытая всем ветрам, всем самолетам с их пушками, пулеметами, бомбами, стоит во весь рост и, наблюдая за воздушным боем, торопливо передает донесения на батальонный пост.

Андрею вспомнилось, как мальчишкой он принес в класс живую мышь и, держа ее на веревочке, пустил в проход между партами. Какой безумный визг подняли девчонки, как перепуганно, с округлившимися глазами, бегали они по партам и, чуть не плача, умоляли его убрать эту маленькую, больше их перепуганную зверюшку!.. Где же сейчас берут они силы и выдержку, чтобы вот так стоять под огнем на гребне крыши?!

Надрывно завыл на вираже самолет, и сквозь этот вой Земляченко услышал чей-то тревожный голос:

— Товарищ лейтенант, прыгайте!

Он прыгнул в щель, чуть не сбив с ног солдата, позвавшего его. В это время в небе повис еще «фонарь», потом — второй, третий. Затем вверху что-то зашелестело, и вдруг Андрей всем своим существом почувствовал, как над ним опускается небо.

На передовой он не раз слышал, как, рассекая пружинистый воздух, с тонким свистом мчится с вышины смерть. Но сейчас воздух не свистел, только слышался шорох, будто кто-то раздвигал над головой груду опавших сухих листьев.

Земляченко присел. «Бомба свистит — мимо летит, над тобой зашуршит — как раз угодит». Где это он слышал? Кто сказал? Солдат, на голос которого он прыгнул в щель, вдруг с отчаянной решимостью бросился на Андрея и своим телом прикрыл его. В какое-то мгновение лейтенант разглядел лицо солдата. То была Зина. В это мгновение Андрей забыл о бомбе. Он рванулся, чтобы освободиться и самому заслонить Зину. Но было уже поздно.

Раздался сильный взрыв. Земля вздрогнула, в щель полетели камни, над головой просвистели осколки, и земляная пыль косым дождем полоснула по лицам людей. Взрывной волной Зину сбросило с плеч Андрея, она упала на дно щели. Но тут же вскочила на ноги и с тревогой спросила:

— Вы не ранены, товарищ лейтенант?

— Нет, нет!.. А вы?

— Благополучно… — Она даже попыталась улыбнуться.

Лучше б не было этой улыбки!.. Лучше б не прятался он в щель!.. Как же это получилось?! Она, девчонка, заслонила своим телом от осколков его, боевого офицера! Прикрыла от смерти, а теперь еще улыбается. А ведь это он должен быть готовым спасти ее от любой опасности, заслонить своей грудью от вражеской пули…

Андрей смотрел на Зину, не зная, что сказать.

— Зачем… вы это?.. — с трудом произнес он, и в его охрипшем голосе почувствовалась боль.

Да, Земляченко понимал, что долг солдата обязывал Зину поступить именно так — закрыть своим телом офицера. Но ведь одно дело солдат и офицер, а другое — Андрей и Зина, он и эта девушка…

Сейчас ему было очень неловко… Казалось, Зина лишила его чего-то очень важного… Будто улетела, так и не осуществившись, какая-то надежда.

Все эти чувства на короткое мгновение овладели им.

Он не услышал, что ответила ему Зина, так как зенитчики продолжали яростно бить по самолетам и гасить «фонари», которые шипя рассыпались в воздухе.

Андрей выглянул из щели, увидел сваленный деревянный забор. В полутьме догорающих «фонарей» теперь вырисовывалась открытая улица. Над местом взрыва медленно оседала пыль.

Зина посмотрела в сторону штаба и вскрикнула. На гребне крыши не было девушки-наблюдателя. Там, где она стояла, лежало что-то бесформенное. Потом этот черный клубок задвигался: наблюдатель, держась руками за флюгер, медленно встал на ноги. Андрей догадался, что девушка упала, сбитая воздушной волной, и, видно, железный стояк флюгера спас ее от гибели. Зато сам стояк наклонился и потерял свое украшение — ветровую стрелу.

Чайка облегченно вздохнула…

А бой разгорался. Фашисты, разъяренные тем, что их самолеты постоянно попадают под огонь зенитной артиллерии и истребительной авиации, намеревались осуществить «звездный» налет. Если раньше авиационное командование противника выбирало какое-нибудь одно направление и волну за волной бросало на него самолеты, то на этот раз оно решило напасть со всех сторон и нанести удар по важнейшим коммуникациям Третьего Украинского фронта.

Фашистские бомбардировщики шли с севера и юга, с запада и даже с востока на разных высотах. Такой маневр, по мнению штабистов «Люфтваффе»[1], должен был сбить с толку наблюдателей противовоздушной обороны. А если вносовцы запутаются, то артиллеристы и авиаторы, не имея точных данных, не смогут одновременно вести борьбу на всех направлениях, на разных высотах. И тогда бомбардировщикам удастся прорваться к узлам коммуникаций.

Первыми пересекли линию фронта «Юнкерсы-88». Хотя они появились неожиданно в разных секторах воздушного пространства, вносовцы засекли их всех. На подступах к железнодорожным станциям, к мостам, речным причалам и крупным населенным пунктам стеной встала завеса зенитного огня. Тогда фашисты ввели в бой пикировщиков Ю-87. Эти хищники забирались высоко в ночное небо и с воем сваливались на зенитные батареи, прожекторные установки, предполагаемые вносовские центры.

Прожектористкам приходилось мгновенно находить в небе самолет, девушкам-артиллеристам нужно было хотя бы на долю секунды опередить врага, чтобы сбить его раньше, чем он успеет сбросить свой смертоносный груз. Успех решала не столько техника, сколько выдержка, стойкость, воля бойцов.

Полагая, что воины противовоздушной обороны увязли в поединке с пикировщиками, фашисты пустили в ход главный свой козырь — в непроглядном небе проплыли «хейнкели».

Вокруг стоял оглушительный грохот. Тяжело вздыхала, вздрагивая под взрывами бомб, земля; гулко били мощные зенитные пушки — словно сотни хозяек изо всех сил хлопали вокруг простынями; без умолку татакала малокалиберная зенитная артиллерия; цветистыми стежками тянулись от земли к «фонарям» пулеметные очереди, похожие на праздничные струи фонтанов.

В минуту затишья во дворе штаба услышали отдаленный шум моторов.

— Наконец! — воскликнула Зина.

— Что? — не понял ее Андрей.

— Идут наши соколы, товарищ лейтенант! Слушайте!

Земляченко, который в обычной обстановке мог отличить шум моторов наших самолетов от прерывистого, астматического завывания фашистских, теперь растерялся. В небе было очень много самолетов, и рокот их моторов сливался в сплошной гул.

«Попробуй разобраться в такой мешанине», — подумал лейтенант. Но удивительная вещь — соколы не терялись. Раз за разом то в одном, то в другом уголке темного неба вспыхивал воздушный поединок.

— Как же они знают, где чужой?

— Таня! — кивнула Зина на девушку, которая, как и раньше, стояла на своем посту возле флюгера. — Она помогает…

Появление ночных истребителей решило исход битвы. Легкие быстроходные самолеты почти вплотную подходили к фашистским бомбардировщикам и открывали огонь. Время от времени красно-желтый хвост тянулся через все небо.

Первыми начали удирать тяжелые «хейнкели». Сбрасывая куда попало бомбы, они торопливо поворачивали на запад. Вслед за ними потянулись пикировщики. Истребители гнали их за линию фронта.

Все тише и тише становилось на земле и в небе: умолкли пушки, пулеметы, гасли один за другим прожекторы, далеко на запад отхлынул шум самолетов. Под черным шатром неба воцарилась тишина.

На разрушенной улице послышались возбужденные голоса, стоны, чей-то плач. Заурчала автомашина, недалеко от дороги запрыгали лучи фонарей — там откапывали и грузили на машины раненых жителей.

Двор уже наполнился солдатами. Моховцев распорядился сменить наблюдателя на крыше. Зина и два солдата забрались по каменной лестнице на чердак. Через несколько минут, поддерживаемая с двух сторон, по этой же лестнице спускалась девушка, которая стояла на площадке во время налета.

Когда она появилась во дворе, Моховцев громко скомандовал: «Смирно!» Все замерли.

— За отличную службу и проявленное самообладание рядовой Койнаш объявляю благодарность!

Койнаш что-то тихо проговорила, и только те, что стояли рядом с ней, услышали: «Служу Советскому Союзу!» Это была та самая девушка, которая ходила с Зиной на речку стирать. Но теперь ее глаза не сверкали лукавством, девушка еле держалась на ногах.

Моховцев тихо сказал:

— Чайка, Незвидская, помогите ей. Пусть идет отдыхать.

Девушки повели подругу в казарму. Андрей пошел вслед за ними.

В казарме было пусто, многие постели разбросаны. На столе лежала развернутая книга.

Кровать Койнаш была застелена, и девушка тяжело опустилась на одеяло.

Но вот она будто опомнилась, вздохнула и, уткнувшись лицом в руки, тихо заплакала.

Земляченко, который остановился в дверях казармы, стало жутко.

Зина и Незвидская сидели возле Койнаш и гладили ее по плечам, словно маленькую.

Они не говорили ей ничего, не утешали. Сами переживали такое и знали: ничто не поможет, пока не пройдет шок и подруга не выплачется.

Андрей подошел ближе.

Зина подняла голову и словно впервые в жизни увидела его. Взгляд девушки был холодным, даже враждебным. Лейтенант понял, что его появление некстати, что сейчас он здесь лишний. Ничего не сказав, он повернулся и вышел…

Глава третья

1

Лето было в разгаре. Очень короткими стали ночи. Не успевало как следует стемнеть, а небо начинало сереть, наполняться далеким светом нового дня.

То ли в результате потерь во время «звездного» налета или по каким-то другим причинам, но немцы угомонились. Радио ежедневно приносило вести об освобождении белорусских городов и сел, о неудержимом продвижении советских войск, а здесь, в юго-западном углу гигантского фронта, опять наступило затишье. Так прошла неделя, вторая.

На оперативной карте батальонного поста короткие синие черточки вражеских маршрутов Андрей прокладывает только над линией фронта. В большинстве это самолеты-разведчики: длинношеий «юнкерс» или «Фокке-190», которого солдаты назвали «рамой». Они торопливо пролетали над передовой, фотографировали наши позиции, пытались рассмотреть дислокацию частей, передвижение войск.

Чаще всего вражеские летчики возвращались ни с чем. Немецкие дешифровщики до боли в глазах всматривались в фотоснимки, доставленные разведчиками, но ничего интересного для себя не могли заметить. Не больше везло и штабистам разведотдела «Люфтваффе»: им приходилось довольствоваться весьма однообразными рапортами своих воздушных шпионов. На переднем крае, казалось, не было никаких изменений.

Немецкие и румынские генералы нервничали: возможные планы советского командования, оставаясь неразгаданными, пугали их. И хоть не терпелось штабистам «Люфтваффе» проникнуть в глубину советских позиций, увидеть, что делается на железнодорожных и автомобильных коммуникациях, которые тянулись из глубокого тыла, однако в их памяти еще жила неудачная попытка «звездного» налета.

Затишье не уменьшало боевой настороженности наблюдательных постов. Но все же люди почувствовали облегчение.

Моховцев, который в тяжелые дни не любил беседовать в оперативной комнате, теперь дружески шутит с телефонистками. Он садится то возле одной, то рядом с другой, расспрашивает о службе, о семье.

Дольше, чем возле других, задерживается командир у столика Марии Горицвет. Она уже не работает парикмахером, а ходит дежурить на батальонный пост. Эта чернявая, вызывающе красивая девушка охотно слушает Моховцева, звонко смеется, гордо вскидывая кудрявую голову. Ей приятно внимание командира, да еще проявленное на людях.

У Моховцева по штату должен быть ординарец, чтобы стирать белье, подшивать чистые подворотнички, выполнять мелкие бытовые поручения. Такой солдат есть у замполита Смолярова, есть у начальника штаба старшего лейтенанта Капустина.

У Смолярова — маленькая остроносая девчушка с Полесья, которая боится винтовки и никак не может усвоить схему телефонного аппарата; у начальника штаба — дочка азовского рыбака, которая на голову выше старшего лейтенанта и шире в плечах. Моховцев же не берет себе постоянного ординарца. Когда ему надо что-нибудь сделать, он вызывает Марию.

Горицвет убирала в комнатушке командира, расположенной возле оперативной батальонного поста, стирала и подшивала к гимнастерке капитана белоснежные подворотнички, всячески старалась создать ему удобства и даже комфорт. То он обнаруживал на своей узенькой железной кровати вышитую подушечку, то вместо привычной алюминиевой кружки на его столике появлялся невесть как сохранившийся в этих местах и неизвестно откуда добытый Марией тонкий с рисунками стакан с подстаканником, то, возвратившись с постов, он замечал в комнатушке свежие полевые цветы, а если не цветы, то по крайней мере обрызганную водой душистую ветку белой акации…

В часы затишья, когда в воздухе было спокойно и девчата скучали на батальонном посту, Моховцев иногда вызывал Марию прямо из оперативной комнаты.

Вот раздается звонок аппарата внутренней связи. Дежурный офицер берет трубку. Любопытные девушки настораживаются.

— Дежурный слушает…

По лицу офицера можно понять, что он разговаривает с начальством. Потом он сухо обращается к Марии:

— Горицвет.

— Я!.. — поднимается девушка.

— Вас вызывает командир!

Мария спокойной походкой направляется к дверям. Как только они закрываются за ней, дежурный обращается к Зине, столик которой рядом со столиком Марии:

— Чайка! Переключите на себя линию Горицвет!

Зину это раздражает. В казарме она однажды сделала замечание Горицвет за то, что та обхаживает комбата. Но Мария в ответ только усмехнулась:

— Может, ты ревнуешь?

То, что Мария неравнодушна к Моховцеву, девушки заметили давно. Незвидская как-то в открытую стыдила ее:

— Глупая ты, девка! Зачем тебе капитан? У него жена есть.

— Он разведенный, — отбивается Мария.

— Здесь все разведенные! Кем ты ему будешь, если его жена где-то ждет?

— Походно-полевая жена… — громко смеются девчата.

— А вам завидно?!

— Да что с ней говорить! Она давно за командиром охотится…

Видя, что уговоры не помогают, девчата меняют тон.

— Ты вот что, милая, — строго говорят ей. — Ты брось эту петрушку!.. Не тревожь командира. Разведенный он или нет — не твоя печаль… Ты свою службу выполняй; позовет, что нужно сделать — сделай, и все! А то, гляди, плохо твое дело будет!..

— Сохнет по тебе сапожник наш, Сумовик. Знаешь ведь! Ну и крутила бы с ним, если жениха ищешь!

— Очень мне нужен ваш Сумовик, — презрительно пожимает плечами Мария. — И отстаньте вы, ради бога, от меня!..

В конце концов девчата доводят Горицвет до слез и хотя понимают, что это вовсе не слезы раскаяния, а просто изливается девичья обида, оставляют Марию на время в покое.

Моховцев тоже чувствовал, что Мария Горицвет неравнодушна к нему. И ему, человеку еще не старому, это было по-своему приятно. Да и кому в тридцать семь лет было бы неприятно нравиться энергичной, черноглазой, двадцатидвухлетней девушке?! Временами при виде улыбающейся старательной Марии его охватывала та добрая молчаливая мужская благодарность, которая располагает к большой дружбе.

Мария, как казалось Моховцеву, ничем особенным, кроме подчеркнутой подтянутости в его присутствии да загоравшегося взгляда, не выдавала своих чувств, и, очевидно, поэтому он не только не избегал ее, но и не скрывал при случае своего доброго расположения к ней.

Но вот в последние дни Марию почему-то уже больше не беспокоят, не вызывают к командиру. Видно, в чем-то переступила она границы возможного, и Моховцев отказался от ее услуг.

Теперь Мария всю смену сидит на своем месте. И хотя глаза у нее сухие, под ними ложатся тени. Незвидская зло шепчет девушке:

— Что, доигралась? Прогнал тебя?

— А вот и нет! — силится улыбнуться Мария. Но по этой улыбке, которая напоминает гримасу боли, заметно, что девушке совсем невесело. — Вы просто глупые!.. Вы ничего не понимаете!..

— Лучше бы ты, Мария, дома сидела! — с сердцем говорит Незвидская. — И кто только в армию тебя взял?

Так проходит некоторое время. Незвидская начинает думать, что спокойное поведение Марии — следствие беседы со Смоляровым, которому перед его отъездом на посты она, Незвидская, рассказала о разговорах среди девушек. Ей, правда, тогда влетело от замполита за подозрения, высказанные в адрес командира, но она понимала, что нагоняй этот был сделан больше «для порядка». Теперь, видя, что капитан Моховцев хотя и появляется ежедневно в оперативной комнате, но уже не задерживается у столика Марии, не шутит с ней, и, не зная того, что замполит оставил разговор с комбатом и Марией до своего возвращения, она ставит это себе в заслугу.

— Наверное, сам подворотнички к гимнастерке подшивает, — тихонько подсмеивается Меретина, которая дружит с Незвидской. — Надо бы, девоньки, постирушку ему сделать.

Андрей дежурит на батальонном посту, как полноправный член офицерского коллектива. Он прошел придирчивую проверку у командира, и тот допустил его к самостоятельной оперативной работе.

А затишье в небе продолжается. На дежурстве тоскливо. Это чувствуют не только бойцы, но и командиры. На линиях связи все в порядке. Каждая смена батальонного поста хорошо знает свои обязанности, и нет необходимости напоминать телефонисткам, чтобы они проверяли посты. Девушки сами раз за разом докладывают обстановку. Особенно горько Земляченко: на его счету пока ни единого вражеского самолета.

Как-то вечером, во время такого спокойного дежурства, в оперативную комнату входит Моховцев. Андрей вскакивает и рапортует. Капитан идет к планшету, садится, вынимает из кармана футляр с очками и долго рассматривает карту дислокации, затем снимает очки и начинает неторопливо протирать их лоскутком замши. Он смотрит сквозь прозрачные стеклышки, то держа очки возле самых глаз, то отдаляя их от себя. Наконец опять забрасывает оглобельки за уши и читает оперативные документы.

В тишине, воцарившейся на батальонном посту, слышно, как шуршит бумага. Перевернув страницу журнала, Моховцев бросает долгий, внимательный взгляд на Чайку, которая сидит недалеко от дежурного, и задумывается.

Зина почувствовала на себе этот пристальный взгляд Моховцева и опустила глаза.

Зина пришла в эту часть в разгар боев на Волге. Капитан ничем не выделял ее среди других солдат, а в оперативной комнате был с ней подчеркнуто строг, как казалось Зине. Он мог беседовать и шутить с Марией, с Меретиной, Незвидской, Гуськовой — с кем угодно, но не с ней…

Вот только изредка, увидев ее одну, он подзывал ее, о чем-нибудь спрашивал и глядел такими грустными глазами, какими он никогда не смотрел на нее в присутствии других людей.

Зине всегда становилось неловко под этим взглядом. Какое-то внутреннее чутье подсказывало ей, что командира совсем не интересуют ответы на его вопросы, что он спрашивает лишь бы спросить, и, скованная этим ощущением, она отвечала робко, нескладно, невпопад. Даже в минуты смертельной опасности, когда Моховцев вдруг взбирался к ней, на крышу волжского элеватора, и помогал вести наблюдение, ее не покидало чувство неловкости, вызванное появлением возле нее командира.

Андрей тоже заметил взгляд капитана и смущение Зины. На сердце юноши вдруг лег тяжелый камень. «Почему капитан так смотрит на нее? Что он задумал? Я здесь новичок, а они почти два года, вместе служат…» Мысли эти бросают Андрея в жар. «Но нет, — успокаивал он себя, — ничего плохого не случится! Ведь Зина серьезная девушка. Это не Манюня, которая по уши влюблена в командира».

Моховцев не спеша перевертывает журнал страницу за страницей. Шуршат листы. И в этом шуршании среди полной тишины лейтенанту слышится что-то зловещее. Но вот капитан поднимается и молча выходит из комнаты.

Земляченко берет журнал и папку с бумагами, чтобы положить их на место, и видит под ними футляр от очков. «Забыл!.. Что делать? Позвать и возвратить?.. Но ему уходить из оперативной комнаты нельзя. Послать кого-нибудь вдогонку? Кого?»

В это время зуммерит телефон. Андрей берет трубку. Моховцев!

— Оперативный дежурный лейтенант Земляченко!

Капитан говорит очень громко, и его голос слышат все девушки.

— Вы что, не слышите? Футляр, говорю, от очков. Найдите и пришлите… Пусть Чайка сейчас же занесет ко мне.

Зина поднимает глаза на Андрея. Ему кажется, что лицо девушки побледнело.

На лбу юноши выступают росинки пота.

— Вы слышите меня, лейтенант?

«Впрочем, что же здесь такого? Отнесет и вернется. Ерунда какая!» Земляченко механически проводит свободной рукой по лицу и твердо отвечает в трубку:

— Есть! Сейчас.

Трубка успокаивается. Зина не сводит взгляда с офицера. Возле своих столиков притихли девушки.

— Отнесите командиру футляр, — приказывает Андрей, резко повернувшись к Марии. — Слышите, Горицвет?

2

На второй день, как всегда в восемнадцать часов, смена лейтенанта Земляченко оставляет оперативную комнату.

Пожелав Грищуку счастливого дежурства, Андрей вышел во двор. Июльское солнце еще высоко стоит в небе. Раскаленные за день дома, нагретая земля, кажется, сами излучают тепло. Воздух душный, как перед грозой. Но небо чистое, ни единой тучки.

После бессонной ночи жара особенно размаривает. Ходишь словно ватой набитый. Сдав смену, телефонистки и дежурный офицер, не дожидаясь отбоя, ложатся спать. Но сегодня Андрей слишком возбужден. «Пойти выкупаться, освежиться», — размышляет он.

С этой мыслью лейтенант направляется через двор и, устало козырнув возле калитки часовому, выходит на разрушенную улицу. Перед штабом виднеется глубокая яма. Развалины двух домиков покрылись серой пылью. На поваленной, когда-то голубой стене лениво дремлет кот.

Андрей поворачивает в знакомый переулок, ведущий к речке. И вдруг замечает впереди девушек. Они уже сошли вниз и почти скрылись с глаз. Узнав Зину и Койнаш, лейтенант ускоряет шаг. Куда и усталость девалась!

— Эй, курносые! — зовет он. — Куда вы?

Эти солдаты после смены уже подчинены не ему, а командиру взвода управления Грищуку, и поэтому Земляченко может позволить себе с ними шутливый тон.

Девушки останавливаются. Лицо Зины полыхает жаром — такая духота на дворе!

— Вы куда?

— Купаться!

— Я тоже.

— Чудесно! — Татьяна Койнаш лукаво улыбается.

Андрей, идя рядом с Зиной, чувствует себя неловко, не может начать разговор. Даже зло берет!.. И в то же время идти вот так рядом, хоть краем глаза видеть ее, слышать ее переливистый грудной голос — как это чудесно! В оперативной комнате приходится сдерживать себя, чтобы не смотреть на нее, не раскрыть перед всеми своих чувств… А здесь…

Они спускаются дорогой все ниже и ниже под гору. Вот среди неглубокого ущелья открылась глазам белая известняковая тропинка, бегущая к каменным валунам, за которыми играет река.

— А вы смелый, товарищ лейтенант, — вдруг обращается Татьяна к Андрею.

Земляченко хмурится. «Много себе позволяет эта белокурая девушка! Что за намеки? Какое ей дело до меня? А впрочем, может, она о другом говорит?.. Она и сама смелая. Это она ведь во время недавнего налета стояла на гребне крыши».

Андрей невольно бросает взгляд на свою грудь, на серую полоску медали «За отвагу».

— Нет, я не о наградах, — усмехается Татьяна, заметив взгляд Андрея. — Я о том, как вы вечером обхитрили капитана!

Лейтенанту кажется, что уголки Зининых губ тоже вздрогнули от сдержанной улыбки. Андрея словно хлыстом стегнули. «Не успела смена выйти с дежурства, а уже разговоры начались! Неужели Зина похвасталась?»

— Не понимаю, о чем вы говорите, Койнаш? Что значит «обхитрил»?

Суровость Андрея не производит на девушку никакого впечатления.

— А как командир футляр от очков забыл и приказал, чтоб Зина принесла, а вы отослали с Манюней…

— Ну и что же?

— Действительно! — не сдавалась Койнаш. — Зачем именно ей относить? Обслуживала его Манюня — ну и пусть и дальше обслуживает. А то, будьте добры, — новость: принесите футляр, Чайка!.. Гляди, ординарцем своим ее сделает!..

То, что посторонняя девушка-солдат так легко проникла в самые сокровенные уголки его души, испугало и рассердило лейтенанта.

— Рядовая Койнаш! Запрещаю вам обсуждать действия капитана! — вскипел Андрей. Он почувствовал, что портит прогулку, но сдержать себя не смог. — Вы забыли не только об уставе, но и об элементарном уважении к старшим!

Улыбка исчезла с лица Татьяны. Девушка исподлобья быстро взглянула на офицера. На ее остром язычке так и вертелся вопрос: «А чего же, мол, в таком случае вы, товарищ лейтенант, не полностью выполнили приказ командира?..»

— Есть, товарищ лейтенант! Не буду говорить…

От речки веяло свежестью, влагой, будто вечерняя прохлада приходила сюда раньше, чем в город.

— Товарищ лейтенант, разрешите нам купаться за мысом, — обратилась к офицеру Зина, показывая рукой вправо.

— Идите!

Девушки вскарабкались на гребень и исчезли за выступом берега.

«Ох и глупо все вышло!» — подумал, осматриваясь, Андрей. На речке, кроме трех мальчишек лет десяти — двенадцати, которые плескались возле берега, никого не было. Как будто стало холоднее, исчезло желание купаться. Однако Земляченко разделся, сложил на камне одежду.

Мальчишки с иронией наблюдали, как бравый офицер, поеживаясь, входит в воду. Но вот он оттолкнулся от берега, взмахнул руками и глубоко нырнул. Вынырнув метров за десять, он заметил на лицах мальчишек восхищение, перевернулся на спину и поплыл на стрежень.

Из-за мыса доносились девичьи голоса, смех. Над водой звуки раздавались особенно звонко. Андрей попытался разобрать, когда смеется Зина, а когда вскрикивает Таня. Но напрасно: каждый звук девичьего голоса казался ему Зининым, каждый раз у Андрея вздрагивало сердце. «А что, если внезапно подплыть?» — мелькнула мальчишечья мысль. Нет, на это он не решится… Плавал все время невдалеке, ожидая, может, что-нибудь случится и он окажется нужным. Но из-за мыса, кроме веселого смеха и восторженных взвизгиваний, ничего не доносилось. Наконец, закоченев, Андрей вышел на берег…

Вторично искупаться Земляченко не пришлось. Минут через десять — пятнадцать он увидел девушек, которые поднимались по откосу. Взобравшись на гору, они сели на большой плоский камень и начали обуваться. Одна из них, кажется Койнаш, помахала лейтенанту рукой. Андрей быстро смахнул прилипший к ногам песок, торопливо оделся.

Когда он взобрался на гору, на камне сидела одна Зина. Татьяна уходила в направлении города.

— Почему Койнаш ушла?

— Ей скоро на пост…

Лейтенант осторожно присел возле девушки.

Внизу, у их ног, свободно катила свои воды могучая река. Ярко сверкающая днем, она теперь с каждой минутой теряла краски, становилась похожей на ровную серую ленту, под которой нет глубины, ничто не движется, не течет. Только легонький плеск под крутым берегом напоминал, что река живет, течет, не останавливается. На заросли лозняка легли сумерки. Горизонт потемнел, и незасеянная известняковая равнина скрывалась с глаз.

Андрей молчал. Удивительная вещь: возле этого тоненького ясноглазого задумавшегося солдатика с пышными кудрями он чувствовал себя крепче, сильнее, был готов на любой подвиг. И в то же время терялся, не мог свободно, рассудительно беседовать. Вот и сейчас он ничего лучшего не придумал, как поинтересоваться биографией Зины.

Девушка отвечала кратко: родилась на Полтавщине, училась в школе, в начале войны эвакуировалась с матерью за Волгу, школу не окончила, пошла в военкомат и попросилась на фронт.

Из лаконичных ответов девушки Андрей понял, что настроение у нее дурное. Но почему тогда она осталась на берегу? Ведь ясно, что ждала его?

— Зина, мне хочется вам сказать, что у вас есть друг…

Девушка подняла на лейтенанта глаза, и слова, которые он так старательно подбирал, чтобы осторожно высказать то, что рвалось из его сердца, опять куда-то исчезли.

— Друг… — раздумчиво повторила девушка.

— Да, да, Зина, настоящий друг!.. Вот закончится война, разъедемся, а этих дней не забудем. И дружба, которая началась здесь, будет сильнее смерти.

— Конечно, — Зина провела пальцами правой руки по пуговицам гимнастерки: все ли застегнуты?

Лейтенант заметил это почти подсознательное движение и умолк. Вспомнилось, как недавно он выругал девушку.

— …Мы ведь не только воины, — попытался он пояснить свою мысль. — Есть еще святая дружба… Под солдатской гимнастеркой бьется обыкновенное человеческое сердце. Думайте что хотите, но помните: у вас есть друг, на которого можно положиться… — И неожиданно для самого себя он притронулся к ее горячим пальцам.

Зина вздрогнула.

Мальчишки, которые купались вместе с Андреем, тихонько подкрались к камню. Земляченко заметил их, нахмурился, погрозил пальцем. Обиженные «разведчики» презрительно засвистели, засунув в рот пальцы, и воробьиной стайкой порхнули вниз.

— Матери своей я не знаю… — тихо заговорил Андрей. — Сестер у меня не было… И подруги тоже…

Зина усмехнулась. Земляченко покраснел, но решительно сказал:

— Чего прятаться, Зина!.. С первого взгляда, как только увидел вас, я начал мечтать, что мы станем друзьями… У меня такое чувство, будто мы давно знакомы, что мы нужны друг другу… Наверное, именно вас и ждал я в своей жизни, — добавил он тише. — Только не знал, что встретимся в армии…

Снизу, от берега, донеслось ноканье. Кто-то уже невидимый в вечерних сумерках вел в воду коня. В тихом воздухе был выразительна слышен голос солдата.

— …Что мы станем друзьями, — повторила Зина. — А как вы думаете, без чего нет настоящей дружбы? — И, не дожидаясь ответа, сказала: — Без доверия. Без взаимного доверия и уважения. Не помню где, в какой книге, я прочитала: «Немногого не хватает людям на земле, чтобы достичь благоденствия, — доверия…»

— Это хорошо сказано! Без искреннего доверия дружба невозможна, — согласился Андрей.

— Вот и получается, — прищурилась Зина, — у нас не может быть такой дружбы…

— Почему?

— Ведь вы не очень мне доверяете.

— Я? Что вы говорите, Зина?..

— Да… Это по вашему поведению видно.

— По моему поведению?

— Уже забыли? А вчера на дежурстве?

— Вчера? Что же я такого сделал?

— Ничего особенного? Просто оскорбили меня.

— Вас? Чем?!

— Почему вы не разрешили мне отнести футляр капитану?

У Андрея перехватило дыхание.

— Мне показалось…

— Что вам показалось? Что вам могло показаться? Что капитан меня на свидание вызывал? Или что я тоже влюблюсь, как Манюня? Эх вы, товарищ лейтенант! Не только обидели меня при всех, а и о капитане плохо подумали… А вот Койнаш укоряете, что она старших не уважает. А она, между прочим, в Бекетовке раненого офицера из огня вынесла…

Зина поднялась. Встал и Земляченко.

— Ну, идемте домой, — спокойно сказала она. — Уже совсем стемнело.

Шли молча. Андрей порывался заговорить, объяснить девушке, что она не поняла его, что он ни в чем ее не подозревает, просто не понравилось, как капитан посматривает на нее, но в голове туманилось. Эта тихая девушка вдруг встала перед ним во весь рост, и он как будто только сейчас по-настоящему ее увидел.

Недалеко от штаба Зина нарушила молчание:

— Не думайте, что я сержусь, мне просто было обидно.

Неожиданно Зина коснулась руки лейтенанта.

Андрей не успел и слова вымолвить, как девушка отошла от него и скрылась за калиткой.

Несколько секунд он стоял на месте, потом медленно пошел следом за ней, чувствуя, как гулко стучит его сердце и жаром полыхает лицо…

Глава четвертая

1

Земляченко сидел без гимнастерки на кровати и, держа в вытянутой руке альбомчик с нарисованным в нем самолетом, то закрывал глаза, одновременно опуская голову, то раскрывал их и вскидывал голову. Оттого что он раз за разом встряхивал головой, его льняной чуб разлохматился и свисал на лоб.

— «Харрикейн»… «харрикейн»… имеет… — шептал Андрей.

Он перелистывал страницу и всматривался в силуэт.

— «Аэрокобра»… — Опять перелистывал страницу. — «Мустанг»… имеет… на вооружении…

— Забыл!.. Вот беда… «Мустанг» имеет…

Со стороны можно было подумать, что лейтенант забавляется, как малое дитя. На самом же деле он до умопомрачения изучал очертания и тактико-технические данные союзнических самолетов.

Тишина, которая в последнее время воцарилась вокруг, на самом деле была кануном больших событий. Где-то вверху, в штабах, шла активная подготовка новой наступательной операции.

В глубокой тайне стягивались в Молдавию и юго-западную часть Украины моторизованные соединения пехоты, на больших скоростях шли к фронту «тридцатьчетверки» и KB, спешили «катюши», подходили полки АРГК[2].

Приближение победного окончания войны вынудило активизироваться и союзников. Больше уже нельзя было ссылаться на непогоду и отсутствие лунных ночей. В июне союзники наконец зашевелились. Они высадили десант на побережье Франции и осуществляли широко разрекламированную кампанию «челночных» перелетов. Их бомбовозы взлетали с далеких тыловых аэродромов, пересекали линию фронта на большой высоте, вне досягаемости зенитного огня, сбрасывали на Германию бомбы и, перелетев через вражескую территорию, делали посадку на нашей земле. Здесь экипажи отдыхали, машины заправлялись, а затем делали такой же обратный рейс — сновали взад и вперед, как челнок на ткацком верстаке.

К услугам американцев на советской территории имелись специальные аэродромы. Однако иной раз они садились и там, где базировались наши самолеты. Забот у вносовцев стало больше. Нужно было запомнить машины союзников, научиться распознавать их в воздухе с первого взгляда.

Андрею хотелось лучше всех знать новые силуэты. Хотя он уже и дежурил на батальонном посту, как равноправный член офицерского коллектива, но его считали еще молодым вносовцем.

Всеми силами Андрей стремился завоевать доверие командира.

Кто знает, как воспринял капитан случай, происшедший на батальонном посту, когда вместо Зины он отправил с футляром Марию. Моховцев ничем не высказал своего неудовольствия; как и раньше, дружески приветствовал молодого офицера, когда тот лихо, по-уставному вытягивался перед ним. Андрей не знал, чем это объяснить: то ли Моховцев простил его самовольство, то ли просто не обратил на этот случай внимания. Так или иначе, все как будто обошлось благополучно, но в глубине души Земляченко не доверял обманчивому, как ему казалось, затишью и ждал неприятностей.

— «Аэрокобра»… — шептал он, всматриваясь в маленький силуэт истребителя. — А это — «спитфайр»…

В дверь постучали. Андрей не услышал. Постучали вторично, сильнее.

— Войдите! — механически ответил лейтенант.

— Разрешите обратиться! — На пороге стояла Незвидская. Сбившаяся набок пилотка и озабоченное выражение липа свидетельствовали, что девушка бежала сюда во всю мочь.

— Товарищ лейтенант! Вас вызывает командир батальона! Немедленно!

Сердце Андрея на мгновение похолодело. Но тут же лейтенант овладел собой.

— Сейчас.

— Разрешите идти?

Земляченко махнул рукой. Девушка круто повернулась и вышла. Все-таки он заметил ее мгновенный взгляд. При всей своей солдатской сдержанности, она не смогла скрыть любопытства и сочувствия, промелькнувших в ее глазах.

Лейтенант надел гимнастерку, туго подпоясался и, одернув каждую складочку, твердым шагом вышел из комнаты.

В кабинете, кроме командира, никого не было. Моховцев сидел за столом, рассматривал какую-то схему. Андрей, подходя к нему, старательно отчеканил шаг и доложил:

— По вашему приказанию лейтенант Земляченко явился!

— Хорошо, — сказал капитан, отрываясь от схемы, и протянул руку к книжечке на столе. Андрей узнал альбом с силуэтами самолетов союзной авиации, такой же, как тот, который он только что изучал.

Моховцев развернул альбом и посмотрел на лейтенанта.

— Садитесь, — неожиданно пригласил он Андрея. Тот сел в низкое кожаное кресло, стоявшее перед столом командира.

— Как у вас с новыми силуэтами? Изучили?

Моховцев спокойно смотрел на лейтенанта. Казалось, в его глазах плавают холодные льдинки.

— Так точно, товарищ капитан! — поднявшись сказал Андрей.

— Сидите! — приказал Моховцев, поднимая над головой развернутый альбом. — Отвечайте.

— «Аэрокобра»!

— Верно. А это?

— «Мустанг».

— Так. А это?

Капитан начал заслонять ладонью изображения то одного, то другого самолета, показывая Андрею лишь отдельные детали: крыло, фюзеляж, хвост. Лейтенант даже вспотел, напрягая память. К тому же ему очень неудобно было сидеть в низком, с продавленным сиденьем кресле.

Наконец льдинки в глазах капитана растаяли. Его полное, с круглым подбородком лицо осветилось.

— Ну что же, Земляченко, неплохо. А?

Андрей почувствовал, как похвала командира наполняет его сердце мальчишеской радостью. А Моховцев продолжал:

— Будете обучать солдат. С планом занятий ознакомьтесь у старшего лейтенанта Капустина. Ясно?

— Так точно! — поднялся лейтенант.

— Хорошо. Идите!

2

Перед Андреем полтора десятка сосредоточенных лиц. Он стоит возле маленького столика, перетянутый портупеей, строгий, даже немного сердитый, потому что ему по нескольку раз приходится повторять одно и то же.

В его группу входят оперативная смена, радисты и наряд наблюдательного поста. Вторую группу обучает Грищук. Занятия проходят после смены, и усталые девушки то и дело встряхивают головой: в теплой, душной казарме, где они сидят — кто на табуретке, кто на скамейке, а кто просто на кровати, — голова становится тяжелой и веки сами слипаются.

— Горицвет!

— Я!

Мария вяло встает.

— Какой это самолет? — Андрей высоко поднимает альбом.

Красный отблеск предзакатного солнца падает на рисунок, который чуть дрожит в напряженной руке лейтенанта, и всем кажется, это машина в самом деле летит в воздухе.

— Не знаю, товарищ лейтенант.

— Рядовая Горицвет, в уставе нет слов «не могу», «не знаю».

— Так точно, товарищ лейтенант.

— Какой это самолет?

Мария хмуро молчит. В другой раз она бы лукаво усмехнулась подругам — ведь смешно торчать вот так столбом возле кровати, — но девушка чувствует себя после смены усталой и поэтому безразлично смотрит куда-то в глубину казармы.

— Вчера вы распознавали быстрее.

— Так точно.

— Почему же сейчас забыли?

— Тогда вы держали альбом ближе, можно было посчитать…

— Что посчитать?..

— Сколько стекол в фонаре кабины…

Под сводами казармы раздается дружный смех девушек.

Земляченко краснеет. Ему кажется, что смеются не над ответом Горицвет, а над неудачливым учителем. Хочется властным окриком напомнить слушателям, что с ними занимается офицер. Но надо сдерживаться. И спокойным голосом, с нотками иронии, говорит:

— Значит, будете ждать, пока самолет снизится, чтобы вы могли посчитать стекла? Плохо, Горицвет!

Он опять показывает рисунок самолета, называет его характерные признаки. Время тянется очень медленно. Андрея подбадривает то, что Зина, сидящая с Койнаш недалеко от столика, не сводит с него глаз. Наверно, она одна понимает, как тяжело ему вести занятия с уставшими людьми, понимает и сочувствует.

Андрею хочется вызвать ее. Он уверен, что услышит правильный ответ, — ведь она ловит каждое слово. Но почему-то не решается ее поднять и петляет вокруг, спрашивая одну за другой ее соседок.

Наступили вечерние сумерки. Уже трудно издали рассмотреть рисунки альбомчика.

— Встать! — командует лейтенант. — Перерыв десять минут.

Девушки шумно выходят в коридор. Дневальная Меретина зажигает два карбидных фонаря: один подвешивает на крючок в центре казармы, другой ставит на столик офицера. Фонарь отражает на стене правильный, изящный профиль ее лица, с длинной черточкой век.

Зина задержалась возле своей кровати, поправляя подушку.

— Чайка! — негромко позвал Андрей.

— Слушаю, товарищ лейтенант!

— Вы все поняли? Сейчас будем изучать тактико-технические данные…

Зина подходит к нему, улыбается. Девушка чувствует, что лейтенанту хочется поговорить с ней, но он не знает, как начать разговор. Свет фонаря отражается на ее влажных губах, жемчужно сверкает на ровных белых зубах, особенно на одном, чуть косом, который не только не портит улыбку Зины, а, наоборот, придает девушке какую-то особую прелесть. Только сейчас, впервые за все время их знакомства, лейтенант обратил внимание на этот милый зубок, и у него захватило дыхание от нахлынувших чувств.

Зина развернула альбом и что-то спросила. Он не понял ее, ответил лишь бы ответить. Начал лихорадочно перелистывать вместе с ней страницы.

И вдруг оба замолчали. Замолчали потому, что Андрей неожиданно, как тогда, на камне, взял девушку за руку.

Зина подняла голову, посмотрела на юношу, на его открытое лицо, подумала: «Нет, он не такой, как все!» И не отняла своей руки.

В это время в казарму вошел Моховцев.

Капитан несколько секунд неподвижно стоял в дверях. Молодые люди не заметили его. А он не спешил напоминать о себе.

На мгновение капитан и сам залюбовался вдохновенным, удивительно красивым, будто изнутри освещенным лицом девушки. Потом у него сжалось сердце. Он-то ведь не узнал счастья! Ему «посчастливилось» встретить женщину, которая искала легкой жизни и веселых развлечений и с которой он вынужден был разойтись перед самой войной. А потом, в части, он почувствовал, что к нему тянется чернявая энергичная Мария, чем-то напоминавшая бывшую жену; но именно это испугало его.

Сейчас комбат с тоской подумал, что он, Моховцев, лучше лейтенанта смог бы оценить Зину. Ведь в своем слепом увлечении парень видит только красивые глаза, стройную фигуру, чарующую улыбку… Но что принесет он ей в жизни? Что откроет? Какие пути, какие горизонты, когда и сам еще бредет хмельными, непроторенными дорогами юности?

И почему он, капитан Моховцев, чужой для этой светлой, чистой девушки, почему не на него, а на этого неоперившегося лейтенанта смотрит она влюбленными глазами?! А может, так и должно быть? Наверно, должно! Но ведь и он, Моховцев, имеет право на счастье…

Пусть не сейчас — потом, после войны… Если бы можно было начать жизнь сначала!

Вдруг он остро почувствовал себя лишним здесь, в казарме, непрошеным гостем на пиру молодости. И это возмутило его, командира, хозяина части. Кто знает, к чему может привести вот такая слепая влюбленность молодого офицера и солдата!..

Моховцев услышал шум в коридоре, понял, что девушки возвращаются с перерыва в казарму, и шагнул вперед.

Только теперь заметив командира, Андрей убрал руку. Но Моховцев все видел: и то, что рука лейтенанта прикрывала пальцы девушки, и горячий румянец на лицах молодых людей, заметный даже при свете фонаря.

Земляченко, вытянувшись, начал рапортовать, но капитан хмуро оборвал его:

— Амурничаете, лейтенант? А? — с горечью в голосе процедил он. — Безобразие! — Посмотрев исподлобья на обоих, капитан круто повернулся на каблуках и вышел.

Андрей растерянно смотрел на Зину. «Вот как понимают нашу дружбу», — прочел он в ее глазах…

Юноша ничего не мог ответить на этот немой упрек.

Положение спасли девушки, которые шумно входили в казарму. Лейтенант, стараясь собрать разбежавшиеся мысли, взял в руки альбом. Обождав, пока солдаты усядутся, глухо сказал:

— Продолжим занятия…

Но занятия не получались. Андрей не следил, как девушки отвечали на его вопросы, и только механически поддакивал. Все время перед его глазами стояло мрачное лицо Моховцева, а в ушах звучали на разные голоса насмешливые слова: «Амурничаете, лейтенант?»

Девушкам тоже было не до американских и английских самолетов; сквозь раскрытую дверь они видели из коридора, что произошло в казарме.

— Обидно за лейтенанта, — прошептала на ухо Зине Незвидская. Зина ничего не ответила. Ей тоже было несладко.

Вскоре дневальная напомнила, что время идти на ужин. Когда лейтенант закончил занятия, Зина первой выбежала из казармы.

— В две шеренги становись! — скомандовала она в коридоре, и в ее голосе послышались слезы. Девушки быстренько брали свои ложки, кружки и тихо выходили в коридор.

Андрей остался в казарме, подошел к раскрытому окну, прижался разгоряченным лбом к косяку. Перед его глазами лежал двор, окутанный легкими предвечерними сумерками, от которых и земля, и акации, и строения, и люди стали сначала розово-серыми, потом фиолетовыми.

Мимо окна прошел, поправляя на рукаве красную повязку, Грищук — дежурный по части. «Счастливый! — подумал о нем Андрей. — Ничего его не волнует. Так, с улыбкой, и жизнь проживет».

Из продсклада быстрой кокетливой походкой выбежала Мария, держа в руке какой-то сверток. «Получила офицерский паек для командира», — догадался лейтенант. И эта непонятная ему девушка, которую в душе он не очень уважал, сегодня показалась тоже более счастливой, чем они с Зиной… Вышел из оперативной комнаты Моховцев и направился к штабу. При виде его в душе Андрея с новой силой вспыхнула обида. Он даже отшатнулся от окна… «А впрочем… Может, командир и прав?.. Только зачем этот оскорбительный тон? Это слово «амурничаете» и что-то злое в голосе…»

Подошла Меретина и громко, с притворной бодростью спросила:

— Который час, товарищ лейтенант? Пора народу уже возвратиться с ужина.

Андрей поднял к глазам левую руку, посмотрел на циферблат часов и, ничего не увидев на нем, молча вышел из казармы…

3

Моховцев, видно, пока не собирался беседовать с Андреем о его отношениях с Зиной. А какие это отношения, он понял лучше самих молодых людей.

В штабе дожидался командира замполит Смоляров, возвратившийся из очередной поездки по наблюдательным постам. Смоляров обстоятельно рассказал командиру о своих впечатлениях. Моховцев терпеливо слушал его, и только по тому, что иногда комбат, словно спохватившись, переспрашивал Смолярова, можно было понять, что мысли его блуждают далеко от постов и рассказа своего заместителя.

— Значит, доволен поездкой?

— Да! Люди чувствуют себя хорошо. Настроение бодрое. Аморальных явлений нет…

Моховцев снял с переносицы очки, достал замшу и начал старательно протирать их. Это было признаком того, что капитан волнуется.

Смоляров спросил:

— Ну а здесь все в порядке?

— Как тебе сказать? — Моховцев поднял очки вверх и, прищурив глаз, посмотрел сквозь стеклышко.

— Чепе?

— До этого не дошло, но… — капитан положил очки на стол. — Но все может быть…

— Ну что же наконец? — Худощавое, с резкими чертами лицо Смолярова нахмурилось.

— Новичок наш, понимаешь… Земляченко…

— Да что случилось?

— Начал парень амурничать.

— Этого еще не хватало! С кем?

Моховцев свернул замшу, спрятал ее в карман.

— С Зиной, то есть с Чайкой… Ясно?

Перед глазами Смолярова как будто появилась худенькая стройная девушка в стандартной гимнастерке и неуклюжих кирзовых сапогах. У нее был нежный овал лица и большие светлые глаза, которые смотрели пытливо, словно девушка стремилась увидеть и понять больше, чем ей положено. Она вызывала у Смолярова теплые воспоминания о своих маленьких дочурках, и ему часто хотелось и ее назвать «дочкой».

— С Чайкой? Не может быть! Такая серьезная, вдумчивая девушка…

— И я глазам своим не верил…

На лице Смолярова отчетливее обозначилась усталость. В уголках губ залегли горькие морщинки.

— И далеко у них зашло?

— Не спрашивал. Хотел с тобой посоветоваться.

— Придется поговорить с ними.

— Вот-вот, — обрадовался Моховцев. — А потом мне все обстоятельно расскажешь. Ну и пока что все, — поднялся он. — А сейчас отдохнуть тебе надо…

Замполит кивнул головой, и хотя он тоже поднялся, но не собирался на этом заканчивать разговор с командиром части. По его лицу было видно, что он еще что-то хочет сказать и подбирает нужные слова.

Два капитана недавно служат вместе. У них были разные личные судьбы, разная жизнь и — разные характеры. За короткое время совместной службы офицеры еще не успели изучить друг друга. В начале войны в войска противовоздушной обороны, которые сразу понесли большие потери, широким потоком пошли связисты из запаса, работники МПВО больших городов, иногда люди в возрасте. Одним из них был и капитан Василий Иванович Моховцев, который перед этим служил в военизированной охране.

Вносовский батальон прошел тяжелый путь с запада на восток, до Волги. Разбросанные на большой территории, его наблюдательные посты иногда не удавалось своевременно отозвать, и, окруженные наступающими фашистскими армиями, вносовцы дрались до последнего солдата.

Во время первого налета немецкой авиации на волжскую переправу погиб командир батальона майор Самохин. Командиром стал его заместитель капитан Моховцев.

Смоляров попал в батальон значительно позже.

Самолюбивый и властный, Моховцев не любил этих же черт у подчиненных. «Одна часть, один командир, одна воля! Ясно?» — поучал он своих офицеров. Кадровики из соединения знали характер Моховцева и шли ему навстречу, посылая в батальон молодых лейтенантов, которых легко было приучить к суровой дисциплине.

Смолярова назначили в батальон без ведома Моховцева. Бывший замполит майор Гончаренко не нашел общего языка с командиром и был переведен к прожектористам. Некоторое время его замещал секретарь партбюро. А когда часть передислоцировалась в Донбасс, в батальоне появился Смоляров.

Это — широкой кости мужчина, лет за сорок, спокойный и выдержанный. До войны Смоляров работал парторгом на небольшом заводе в Кировограде, а в июне сорок первого пошел на фронт.

— В нашей системе служил? Нет? — спросил у него при первой встрече Моховцев. — Это хуже. У нас специфика. Во-первых, девушки. Мороки с ними — можешь себе представить! И ответственности больше. У нас могут свалиться на голову такие чепе, которые в других частях людям и не снятся. Здесь, в управлении, я сам разберусь. А твоя работа на постах, как говорится, в массах, где девушки оторваны от коллектива, живут маленькими группами. Ясно? А?

Приблизительно то же самое слышал Смоляров и в политотделе. И он неустанно ездил в роты, на посты, разбросанные на большом расстоянии один от другого.

Смоляров был требовательным офицером. С педагогическим тактом, не задевая самолюбия, мог настоять на своем, когда вынуждали обстоятельства. В этом скоро убедились не только бойцы и молодые офицеры, но и властолюбивый Моховцев.

И вот теперь Смоляров, невзирая, казалось, на законченный разговор, упрямо не уходил из кабинета командира.

Моховцев выжидательно смотрел на него. Полное лицо комбата сохраняло спокойное выражение.

— Ты еще что-то хотел сказать, Павел Андреевич?

Смоляров опять сел на стул напротив Моховцева. Их разделял широкий стол. Замполит некоторое время рассматривал выцветшие чернильные пятна на красном сукне. Видно, нелегко ему было начать разговор.

— Вот что, Василий Иванович, — решительно поднял голову Смоляров. — Не хотелось мне этого разговора, но, видать, не обойтись. Ты мне про Земляченко рассказывал… Поправим парня… — Он перевел дыхание. — А сейчас, раз уж задели эту тему, хочу и о твоих делах поговорить…

— О моих делах? — внешне невозмутимо переспросил Моховцев, но взгляд у него изменился — стал колючим.

— О твоих отношениях с… Марией Горицвет.

— А-а… Ну так что?.. Тебе по штату полагается ординарец? И мне, конечно, тоже… Но я не хотел полностью отрывать солдата от службы. Разве только позову гимнастерку выстирать, свежий подворотничок или пуговицу пришить, в комнате убрать… Ну и бреет она, конечно, хорошо…

— Я не о том…

— А о чем? — Глаза комбата еще больше сузились.

— Поговаривают о другом. По поведению Горицвет замечают. С подругами держится так, словно уже неровня им, а бывает, и перед сержантом нос дерет… С чего бы это, Василий Иванович? А иногда беспричинные слезы, чуть ли не истерика…

— Ну, знаешь!.. Если кто-нибудь в батальоне пытается подорвать авторитет командира в военное время…

— Авторитет сам командир может себе подорвать… И это недопустимо!

Смоляров не мог больше усидеть. Он поднялся, начал ходить по комнате. Встал и Моховцев.

Со двора долетели веселые девичьи голоса, смех. Смоляров глянул в потемневшее окно, никого не увидел и плотно прикрыл рамы.

— Если не оставишь в покое девушку, Василий Иванович, буду докладывать в политотдел.

— Я должен оставить Горицвет в покое или она меня? — попытался улыбнуться Моховцев. Но шутка не получилась, и лицо комбата снова помрачнело. — А может, тебе, Павел Андреевич, просто надоело со мной служить?

— Василий Иванович! Где прикажут, там и буду служить…

Казалось, разговор закончится ссорой. Но комбат обошел стол и приблизился к Смолярову.

— Павел Андреевич! Я отвечаю за батальон и за весь личный состав, и за тебя тоже. Скажу прямо: смелый ты со мной разговор завел… Но я уважаю тебя. Отбросим на время субординацию… — неожиданно добавил он. — Буду с тобой откровенен. Как с самим собой. — Моховцев говорил тихо, в голосе его послышались грустные нотки. — Тебе легко говорить. Ты воюешь и знаешь, что в далекой Башкирии ждет тебя жена, дочери… Живой будешь — встретишься с ними… А обо мне ты подумал, политработник? В мою душу заглянул, прежде чем разговор завести?.. Меня ведь никто не ждет… Был ты когда-нибудь в степи? Едешь-едешь — вокруг, до самого горизонта, ровно, и вдруг замечаешь: стоит одинокий дубок, шумит листвой, да никто не слышит его гомона. Вот так и со мной… Пока воюешь, голова хлопот полна, а придет свободная минута, оглянешься — и вокруг тебя чистая равнина…

Комбат снова хотел пошутить, но в его голосе звучала тоска. Смолярову на мгновение даже жаль стало всегда строгого, замкнутого Моховцева.

— Ну, Василий Иванович, это ты лишнее говоришь… А коллектив? Часть наша?

— Почему лишнее? — не сдавался капитан. — Еще, может, полгодика повоюем — Европа перед нами… а потом… часть расформируют, и дуй в запас, Василий Иванович… Это ясно тебе? А жизнь моя, ты знаешь, как сложилась, знаешь, что жена погуливала, детей не было?.. Нашел в себе силы — развелся… Вот и хожу, можно сказать, с обидой в сердце. И неуютно иной раз бывает мне в жизни…

— В такое время, когда идет война, когда вокруг столько горя и крови, вы… — Смоляров от возмущения не мог найти нужных слов, — вы… о своем одиночестве думаете, об обидах, сердечных?

— Я понимаю тебя, Павел Андреевич, — перебил его комбат. — Но ты напрасно горячишься. Что касается Горицвет, то у меня с ней ничего не было и нет. Повторяю, взял ее в ординарцы потому, что — парикмахер, не хотел для личных услуг отрывать бойца. Кстати, пока ты ездил, я уже отказался от ее услуг. Теперь она дежурит на батальонном посту, а я возьму другого ординарца… Вот так… Видно, плохо ты меня еще знаешь, Павел Андреевич. Строг я насчет баловства…

— Для других?

— И для себя. Больше, чем для других, — вздохнул Моховцев. — Могло, конечно, все иначе сложиться. Иной раз на душе такое, что вот взял бы и подал рапорт, что женюсь на Марии. Она ведь тянется ко мне, замечал. Это верно… Но ведь это для человека еще не все…

— Говорите, ничего плохого нет с девушкой. Но почему такие разговоры среди солдат?..

— Не слышал. А чтобы не было разговоров, об этом ты первый позаботиться должен, — с упреком сказал Моховцев.

Смоляров ничего не ответил.

— Ты мне веришь? — глядя в упор на замполита, вдруг спросил Моховцев.

Смоляров молча ходил по комнате.

— Ах не веришь, — медленно произнес комбат. — Или, как говорится, не до конца веришь… Добрая же у нас с тобой служба пойдет да боевая работа, если замполит командиру верить не будет!.. Ну так вот что: ради службы и дружбы скажу тебе, чего никому не сказал бы… коль уж сам в душе разобраться не можешь… Да не мельтеши ты перед глазами, когда с тобой говорят! — вдруг рассердился Моховцев.

Смоляров остановился и с размаху сел в кресло.

— Есть у нас в батальоне девушка… Другой такой не сыщешь. Я с ней от самой Волги иду. И глаз не свожу. А она вот не догадывается… Но ты, замполит, не беспокойся. Чепе не будет… Закончится война — тогда дело другое. Поговорю с ней после войны, если живы останемся. А пока потерпим… А кто она, не спрашивай, это я пока один знать должен…

Моховцев умолк. Смоляров сидел в кресле нахохлившись.

В дверь резко постучали. Моховцев обрадовался этому стуку и громко сказал:

— Войдите!

Он поднялся и чиркнул зажженной спичкой над фитилем фонаря.

На темном пороге появился техник-лейтенант Сазанов. Подслеповато щурясь на свет, он сделал два шага и отрапортовал:

— Прибыл по вашему приказанию.

— А-а, Сазанов! Хорошо.

Моховцев взял со стола большую схему радиосвязи, перечеркнутую крест-накрест красным карандашом.

— Никуда не годится! Ясно? — В голосе комбата зазвучали властные нотки, хорошо знакомые офицерам и солдатам части. Черты его лица, освещенного сбоку, стали более рельефными, суровыми. — У вас, — продолжал капитан, — не учтена мощность станций, особенности местности. Две станции в лесу выставили, еще одну — в лощине. Что это за радиосвязь между ротами будет? Чепуха, а не связь! Ясно? А?

Техник-лейтенант стоял навытяжку, моргал глазами и кивал головой.

Смоляров не вмешивался, наблюдая за командиром и за Сазановым.

Ему вдруг вспомнился известный в батальоне анекдот о находчивости техник-лейтенанта.

Добродушный начальник станции был влюблен в конденсаторы, лампы и провода, поэтому ходил погруженный в свои мысли, был рассеян и часто попадал на «беседу» к Моховцеву, который не терпел расхлябанности. Сазанов покорно переносил очередной разнос, но вскоре опять растерянно стоял перед комбатом. Однако Моховцев ценил его как специалиста. Даже в центральном штабе противовоздушной обороны заинтересовались усовершенствованием, предложенным техник-лейтенантом. Сазанова тогда вызвали в Москву.

Отправляя его, Моховцев долго напутствовал, напоминал, что в столице комендантский патруль внимательно следит за поведением военных.

Через две недели техник-лейтенант возвратился в часть без единого замечания.

Его спросили:

— Как это тебе, Сазанов, удалось?

— А очень просто, — ответил офицер. — Я подсчитал, что в Москве по теории вероятности военные встречаются через каждые три — четыре шага… И, не глядя по сторонам, раз за разом поднимал руку к фуражке…

Сейчас техник-лейтенант не казался таким находчивым. Капельки пота бисером играли на его выпуклом лбу.

Смоляров перевел взгляд на комбата, который говорил:

— И представьте себе, что радиосвязь по вашей схеме подвела. Ведь мы располагаем станции на самых ответственных направлениях. И вот «Воздух» не передали… Сколько крови прольется из-за того, что техник-лейтенант Сазанов, составляя эту схему, мечтал черт знает о чем, о девушках, наверно, о сердечных делах… Схему переделать! Ясно, Сазанов? А?

Смоляров мысленно отметил, что комбат повторил его слова.

— Особенно учтите батальонную связь, — продолжал Моховцев.

Замполит поднялся.

Моховцев на секунду оторвался от схемы, поднял голову, будто только теперь заметил замполита.

— Иди, Павел Андреевич, тебе после дороги надо отдохнуть, — дружески сказал он.

Смоляров козырнул и вышел. С минуту он стоял на невысоком крыльце штаба и задумчиво смотрел в темное небо, словно подбитое золотыми гвоздями — крупными южными звездами. Твердый голос комбата долетал и сюда: «Вот так, Сазанов! Поняли?» Замполиту подумалось, что все становится на место, и он устало направился к своей комнате.

Глава пятая

1

Андрей заканчивал пришивать подворотничок к гимнастерке, когда явился посыльный.

— «Повий, витре, на Вкраину, де покынув я дивчыну…» — тихо напевал в это время Грищук, который разобрал на тумбочке свой пистолет «ТТ» и любовно чистил каждую его деталь. — «Де покынув кари очи…»

— Товарищ лейтенант Земляченко, вас вызывает капитан Смоляров!

— Сейчас иду, — отпустил он солдата.

— На душеспасительную беседу? — прервал песню Грищук.

— Может быть, — усмехнулся Андрей. Хотя он и волновался, но при мысли, что придется говорить не с Моховцевым, а со Смоляровым, у него отлегло от сердца. За время своей краткой службы в батальоне молодой лейтенант проникся к замполиту симпатией. Андрею казалось, что это просто старший, доброжелательный товарищ.

— «Миж горами е долына, в тий долыни е хатына…» — Грищук оторвался от пистолета, посмотрел в окно вслед Андрею, который торопливо шел двором…

В кабинете Смоляров был один. Он поднялся со стула навстречу Земляченко и протянул руку. Отбросив обычную церемонию приветствия, замполит хотел подчеркнуть, что вызвал лейтенанта на дружескую беседу.

— Садись, товарищ Земляченко, садись!

Андрей опустился на стул. От волнения он не замечал вокруг ничего, кроме озабоченного лица капитана.

— Как дела?

— Нормально, товарищ капитан.

— Освоился с оперативной работой?

— Освоился… — К Андрею подкралась тревожная мысль: «Может, откомандировать куда-нибудь собираются?» Теперь это было бы самым тяжелым ударом.

— А на радиостанции?

— Тоже все в порядке, товарищ капитан. На всех направлениях связь прочная. Там техник-лейтенант за порядком следит. А я почти штатным оперативным дежурным стал.

— Ну а кроме службы что делаешь? Комсомольские поручения есть?

Андрей отрицательно покачал головой:

— Нет.

— Придется накрутить уши Золотухиной…

— Она не виновата, — Андрей попытался защитить комсорга. — Это я все не нахожу времени. Правда, проводил с радистами политинформацию.

— Так. Кстати, все, о чем ты рассказываешь, я знаю… А интересует меня то, чего я не знаю. Поэтому и вызвал. Дипломат из меня плохой. Давай-ка поговорим откровенно, напрямик. Как у тебя с бытом, дружишь с кем?

Смоляров действительно был дипломатом неважным, потому что, спрашивая, сам помрачнел, нахмурился.

— Да все в порядке, — неловко протянул Андрей.

— То есть, как «в порядке»? А что у тебя с Чайкой?

На щеках лейтенанта проступил багрянец.

— Ну, чего молчишь? Дружите?

Андрей вздохнул.

— Дружить надо. Это хорошо. Мы все — друзья, боевые побратимы… Но мне сказали…

— Что вам сказали?.. Кто может знать?

— Значит, не дружишь с девушкой?

Земляченко не знал, что ответить.

— И между вами ничего другого, кроме воинской дружбы, нет? — мрачно расспрашивал Смоляров, для которого этот разговор был весьма неприятен.

— Плохого ничего нет, — вспыхнул лейтенант.

— А что хорошего?

Вопрос был поставлен прямо, и на него нужно было отвечать тоже откровенно. Андрей не хотел кривить душой перед Смоляровым. Он налег на стол так, что колодочка от медали больно прижалась к груди, и негромко сказал:

— Полюбил я ее… товарищ капитан. Вот как хотите!.. Можете покарать меня…

— Не в наказании дело! — Смоляров сердито хрустнул пальцами. — Любишь, значит?

— Люблю!

— И ты считаешь это допустимым в наших условиях?

Что мог ответить юноша? Воинские законы суровы, они признают только обусловленные уставами взаимоотношения между людьми.

— С точки зрения устава… — начал Андрей.

— Какая еще точка зрения может быть у воина?

— А сердце, товарищ капитан? Разве у воина его нет?

— Есть, — спокойно сказал Смоляров. — И в нем теперь одна любовь, одна ненависть.

— А любовь к девушке, к товарищу? Разве она мешает любить Родину? Я теперь и воевать злее буду!..

Смоляров с досадой махнул рукой, поднялся, заходил по комнате.

— Не время, понимаешь… Не время давать волю посторонним чувствам. Война не терпит, когда солдат увлекается чем-нибудь посторонним. Война не прощает этого… Это нарушает порядок в войсках, расшатывает дисциплину…

— Ведь и вы любите! Свою жену, детей, невзирая на войну!

«Вот черт возьми! — мысленно выругался Смоляров, вспомнив, как вчера и комбат сравнивал их семейное положение. — Далась же всем моя семья!»

Стараясь подавить эту внутреннюю вспышку, он подумал, что ведь каждому хочется своего счастья и это желание, как и надежда, живет в человеке всегда, до последнего вздоха.

Подумав так, он спокойно сказал:

— Это несколько иное, Андрей. — Капитан перешел на совсем неофициальный тон. — У нас с женой давние, установившиеся отношения. Они не могут принести вред, например, порядку в нашей части. А у тебя что? Увидел хорошенькое личико и сразу увлекся. Завтра другая тебе понравится…

— Другая? Нет, это на всю жизнь!

— Сколько ты у нас?

— Ну, недавно…

— И считаешь, что уже полюбил на всю жизнь?

Андрей не выдержал. Он рассказал Смолярову о том, как впервые увидел Зину и сам не догадывался, какие чувства рождаются в его душе, и о случае с очками Моховцева, о разговоре на речке, убеждал, что глубоко уважает эту скромную девушку, наивно обещал, что не позволит себе никаких вольностей…

Рассказывая, Андрей облегчил свое сердце, успокоился. Он уже видел перед собой не только капитана, его погоны, нахмуренное лицо, укоризненный взгляд — все больше Андрей начинал различать окружающие его предметы. И вдруг его внимание привлек красочный плакат, висевший за спиной Смолярова. На плакате солдаты шли в атаку. Оставив за собой ярко-желтые взрывы мин, они уже добежали до немецких проволочных заграждений. Один повис на проволоке, судорожно забросив назад голову. А слева от него, на переднем плане, худенький солдатик в зеленой каске с самоотреченным лицом прижался грудью к амбразуре вражеского дзота.

Андрей умолк, будто прикусил язык. Смоляров не заметил неожиданной перемены в настроении лейтенанта.

— Сложное дело, — задумчиво проговорил он. — Но что касается командира, то советую, друже, не обижаться. Не все ты знаешь, не все можешь и понять… Командир прав, авторитет командира для нас непоколебим. Если же он что-нибудь и сделает неправильно, то его поправят старшие товарищи…

— Разрешите идти? — поднялся Андрей.

Смоляров вскинул внимательный взгляд на взволнованного офицера, увидел его побелевшие губы. «Да он еще совсем зеленый!» — подумал капитан, а вслух сказал:

— Иди, если понял меня. Я верю тебе и надеюсь, что ты сумеешь контролировать свои чувства, верю и надеюсь: ничто не помешает тебе выполнить свой воинский долг перед Родиной.

Дружеский тон замполита не успокоил Земляченко. Лейтенант ушел с растревоженным сердцем.

2

В тот же день Смоляров доложил комбату о своем разговоре с лейтенантом Земляченко и ефрейтором Чайкой.

Офицеры прогуливались по просторному двору. Смоляров ловил на себе и комбате любопытные взгляды девушек, которые, приветствуя, быстро проходили мимо них. Это отвлекало внимание замполита, и он не заметил, что подробности его беседы с Чайкой волнуют Моховцева сильнее, чем можно было ожидать. Синее предвечерье ласкало затихающую землю. Тихое, спокойное, мягкое, оно старательно окутывало все вокруг, словно стремилось укрыть землю от ночных пиратов.

— Здравия желаем!.. — то и дело раздавалось рядом.

Офицеры, увлеченные разговором, быстро взмахивали руками. Девушки, точно нарочно, шныряли возле своих командиров.

Смоляров взял Моховцева под руку и повел к аллее в конце двора. Они стали ходить по узенькой дорожке, выстланной щербатыми каменными плитами, — к траншее бомбоубежища и назад.

— Знаешь, ее молчание поразило меня больше, чем откровенность Земляченко. Я полчаса бился с ней, а она — ни слова. Только под конец сказала: «Товарищ капитан, меня оскорбляет этот разговор. Я пришла сюда бить врага!» Что можно было ей ответить? Мне кажется, оба они хорошие люди, я верю в чистоту их чувств…

— Что же ты предлагаешь?

— Товарищ капитан, разрешите обратиться? — Перед командиром точно из-под земли вырос техник-лейтенант.

— Что тебе, Сазанов?

— Радиограмма на ваше имя, — он протянул командиру бумажку. — Начальнику радиостанции завтра утром быть на главном посту. Какой-то инструктаж…

— Гм, — не читая радиограммы, покрутил ее в руках Моховцев.

— Разрешите сдать станцию лейтенанту Земляченко и ехать?

— Надолго?

— На трое суток.

— Поедет Земляченко, — даже в синеватых сумерках было заметно, как сверкнули глаза комбата. — Ведь его к нам прислали на должность начальника станции. — Голос Моховцева окреп. — Ясно? А?

— Так точно!

— Идите.

— Так вот что, Павел Андреевич, — говорил дальше Моховцев, когда техник-лейтенант отошел, — их нужно разлучить. Сейчас он поедет в корпус. А тем временем я позвоню кадровикам — пусть совсем забирают от меня.

Офицеры остановились возле скамеечки в конце аллеи.

— Давай сядем? — предложил замполит. — Я думаю, Василий Иванович, надо сделать по-иному. Офицеров у нас не хватает. А Земляченко обстрелянный, хорошо усваивает службу. Разбрасываться такими не стоит… Лучше уж ее — на пост…

— Нет, нет… — раздраженно сказал Моховцев, опускаясь на скамейку.

— Я, Василий Иванович, так и сказал ей. Конечно, от твоего имени…

Моховцев сердито заерзал на скамейке.

— Я ей сказал: «Ну что ж, отправим вас на отдельный пост. Самый отдаленный». Она даже усмехнулась. Спрашиваю: «Чему обрадовалась?» И так она тогда взглянула на меня, будто впервые увидела… Такие характеры, знаешь, способны на подвиг, но и чепе с ними может случиться. Одним словом, поступить так лучше всего. Меньше шума и перед бойцами удобнее…

Неизвестно, что повлияло на Моховцева, но он вдруг согласился.

— Ну что ж, коль уж сказал… — недовольно пробурчал он.

— Думаю, к Лаврику, на ноль девять. Как ты?

Моховцев не ответил. Перед ним встала дислокация части. Вот жирным условным знаком обозначен на карте штаб. Отсюда длинные линии связи тянутся к ротным постам, а уже дальше тоненькие черточки ведут к наблюдательным. «Ноль девять»… Не зря комбат гордился своей памятью. Сейчас она послушно отразила то, что официально называлось «пост ноль девять»… Высокий берег Днестра, пыльная белая дорога, и над ней, на холме, разрушенная снарядами хата… А за Днестром траншеи, противотанковые надолбы, рвы, проволочные заграждения — линия фронта.

— Так как ты? — повторил вопрос Смоляров.

— Что? А… На ноль девять?.. Пусть будет по-твоему, — он деланно усмехнулся. — Не ссориться же нам из-за этой девчурки.

— Тогда послезавтра и отвезу. Как раз собираюсь объезжать посты первой роты. Начну с ноль девять.

Так была решена судьба Зины…

Добившись от Моховцева согласия, Смоляров тихо сидел на скамейке, будто отдыхал после боя. Липа пахла резче, все более наполняла воздух своим терпким дыханием. Вызвездило. Моховцев снял фуражку. Его чисто выбритая голова расплывчато забелела в вечерней полутьме. Он положил фуражку возле себя, неторопливо достал платок и старательно вытер голову. Спустя несколько минут резко поднялся и, не прощаясь, направился к штабу. Смоляров остался один…

3

Замполит сидел в своей комнате, которую все громко величали кабинетом. В те дни, когда Смоляров не уезжал на посты, ему редко приходилось оставаться в одиночестве. Коммунисты, комсомольцы, агитаторы, военкоры, редакторы боевых листков наполняли небольшое помещение. Сюда приходили не только по служебным и общественным вопросам. Те, с кем случалась беда, кому нужна была помощь или совет, кого беспокоили семейные дела в далеком тылу, — все шли к Смолярову.

Только что в кабинете закончился инструктаж агитаторов. Солдаты ушли. Смоляров тоже собирался уходить. Сложил вчетверо свежий номер фронтовой газеты и стал заталкивать ее в свою разбухшую от бумаг полевую сумку. Вдруг кто-то постучал. Не успел он ответить, как дверь открылась и на пороге встала Горицвет.

— Разрешите, товарищ капитан? — Она решительно прикрыла за собой дверь.

Смоляров нахмурился.

— Что спрашивать, если вы уже здесь…

— У меня серьезное дело…

— Хорошо. Садитесь, — он указал ей на табурет, который стоял возле столика.

Мария достала из рукава гимнастерки обшитый кружевом платочек и начала крутить его в руках.

— Я слушаю.

Девушка спрятала платочек в рукав.

— Товарищ капитан, это правда?..

— Что именно?

— Что Чайка едет на ноль девять?

— Да. А вам что до этого?

— Ничего! — встряхнула головой Мария. — И он… на это согласился?

— Кто «он»?

Девушка опять вытянула платочек, впилась в матерчатую ткань острыми зубками.

Смоляров спокойно выжидал. Встретившись с капитаном взглядом, Горицвет поднялась.

— Кто? Василий Иванович! — прикрыв глаза длинными темными ресницами, порывисто проговорила девушка и, спохватившись, поправилась: — Капитан Моховцев.

— Именно капитан так распорядился. И действия командира, вы знаете, не обсуждаются.

— Еще бы, — горько заметила Горицвет. Она резко одернула и без того туго обтянутую на крутых бедрах короткую гимнастерку и вытянулась. — Товарищ капитан, разрешите обратиться с просьбой…

— Ну!..

— Чайку направили на ноль девять, — строго, даже как-то торжественно произнесла она. — Прошу и меня туда же…

— Почему именно на ноль девять?

— Неужели вы не понимаете? — в голосе Марии звучало отчаяние. Смоляров с тревогой взглянул в ее возбужденное лицо. Перед ним сейчас стоял не боец, не солдат. Перед ним была девушка, потерявшая над собой контроль, охваченная мучительной, слепой ревностью.

— Не понимаете? — Горицвет вызывающе усмехнулась. — А я, глупая, думала, что вы все знаете, все понимаете!.. Он приказал отослать Чайку, чтобы разлучить ее с Андреем, то есть с лейтенантом Земляченко, а сам будет с ней встречаться, когда захочет. Кто же запретит командиру ездить на пост? — Слова, словно осенняя листва в бурю, порывисто слетали с уст Марии. — Неужели вы этого не понимаете? А я помешаю ему!.. Пустите меня на этот пост!..

Смоляров обеспокоенно слушал истерические выкрики девушки. То, что говорила сейчас Мария, неожиданно проливало свет и на разговор, который недавно состоялся у него с комбатом. «Так вот кого не хотел назвать ему Моховцев!» Глубокие складки на лице Смолярова обозначились еще резче, а обычно теплые глаза затянулись холодной поземкой. Непредвиденные человеческие отношения в части все больше запутывались и затягивались в тугие узлы…

Когда Мария умолкла и, готовая разрыдаться, бессильно опустила руки вниз, капитан тихо спросил:

— О чем вы говорите, рядовая Горицвет? Где находитесь?..

Он не закончил, так как Мария бросилась к дверям.

— Горицвет!

Девушка остановилась, обернулась. В глазах ее стояли слезы.

— Не понимаю вашей истерики. Почему вы так говорите о командире? Мария…

— Я люблю его, — выдохнула Горицвет.

Замполит смотрел на эту невысокую девушку, с черными, как вороново крыло, волосами, черными, влажными от слез глазами, и растерялся. Почувствовал, что слова его сейчас не имеют силы, потому что он сам не знает тех слов, которые надо сказать в такую минуту.

— Ну, это ваше личное дело, — хмуро пробормотал он. И твердо добавил: — А на пост мы вас отправим. Хорошо. При первой необходимости. Не знаю, на ноль девять или на какой другой, но отправим, не беспокойтесь. — И, подумав о том, что только строгость может заставить девушку опомниться, сухо сказал: — А возможно, и совсем выпроводим из армии…

Он поднялся, нервно сдернул со столика полевую сумку.

Марию трясло как в лихорадке.

— Ну и пусть. А мне все равно на свете не жить!

— Ах вон оно что! — насмешливо протянул капитан. — Отравитесь или застрелитесь?.. Как вам не стыдно, Горицвет? Ведь война, с врагом надо воевать, а вы… — Он умолк, чувствуя, что задыхается. — Рядовая Горицвет!.. — Смолярову захотелось крикнуть: «За недисциплинированность, невыдержанность пять суток ареста!» — но он сжал зубы и только промычал что-то.

Вид замполита, его побледневшее лицо как-то сразу отрезвили Марию.

— Разрешите идти? — дрожащим голосом спросила девушка.

— Обождите! — Смоляров чувствовал, что не может так отпустить ее, он должен и сам успокоиться и ее успокоить. Но как это сделать, как притронуться к самому тайному и всегда священному в человеке чувству, как говорить с девушкой об этом, как объяснить ей, советовать, да еще когда это не просто девушка, а боец! А если и в самом деле не дурь у нее в голове, если она действительно любит Моховцева и не в силах побороть свое чувство?

Из кабинета вышли вдвоем. Смоляров долго возился у двери. Никак не мог попасть ключом в замочную скважину. Наконец запер комнату и сказал:

— Вот что, Горицвет. Единственное, что я требую сейчас от вас, — это выбросить из головы глупые мысли. Ваша ревность ни гроша не стоит. Мы еще вернемся к этому разговору. Однако пока советую — не забывайте, что подрывать авторитет командира никто не имеет права. Никто! А потом, — взволнованно добавил он, — влюбиться мало, это каждый сумеет. Надо еще научиться уважать того, кого любишь, и саму себя уважать!.. Идите!

Девушка вихрем вылетела из коридора. А Смоляров, недовольный собой, своим разговором с Марией, сердитый на комбата, тяжелыми шагами направился к выходу. Жизнь ставила перед ним сложные задачи, о решении которых ни в одном официальном документе не было ни слова…

Глава шестая

1

Между темными холмами залегла тишина, будто спокойная вода в крутых берегах. Тихо на земле. Тихо и в бледном предрассветном небе. И как ни вслушивается Зина — ни малейшего шороха.

Такая вокруг тишина! Ее можно слушать. Ее, кажется, можно и разрезать, и расплескать. Она — живая. Она мягко крадется за спиной и скрывает неожиданность. Чужая, враждебная тишина!.. Она убаюкивает, и это заставляет настораживаться.

Проходит время. Поднимается солнце, и вместе с ним просыпается земля. Вот зашуршал по склонам потеплевший ветерок; затрепетала в рощице, неподалеку от поста, листва; внизу, под горой, плеснул волной Днестр.

Листва в рощице прошелестела и снова застыла. Днестр плеснулся и утих. Но Зина насторожилась. Может, листва встрепенулась не от ветерка; может, на берег не волна выплеснулась, а причалила лодка с немцами и румынами, и не утренний ветер шумит по лысым холмам, а крадется убийца — чужой солдат. Ведь за серым Днестром притаился враг. С той стороны он пытается разглядеть наш берег в бинокль и в оптический прицел, но ему мешает рощица, и он Зину не видит. А увидит — не пожалеет пули.

Ты это знаешь, Зина, но все равно стоишь во весь рост. Ты не можешь, как солдат-пехотинец, укрыться в окопчике, даже если по тебе начнут бить из орудий и пулеметов. Ты должна слышать и видеть очень далеко потому, что чем раньше ты заметишь врага, тем легче будет его уничтожить.

Тебя в укрытие не прячут. Наоборот. Командиры твои выбирают для тебя высотки, холмы с хорошим обзором, а чуть дальше в тыл — твоим подругам даже строят деревянные вышки. Что ж, в каждом деле есть свои плюсы и минусы, и раз ты пришла воевать, ты сама ищешь, куда бы повыше взобраться, чтобы проклятый враг не мог укрыться от твоего цепкого, настороженного взгляда.

Правда, днем ты набрасываешь на себя землисто-зеленую накидку, утыканную веточками с вянущими листьями, которая сковывает тебя, но прячет от пролетающих над головой воздушных разбойников. Ты стоишь в этой сетчатой накидке, словно девушка из сказки, которая, закутавшись в рыбачью сеть, пришла к королю и не одетая, и не голая. Но что там сказки! Где то время? И были ли сказки вообще? Сейчас ты о них вспоминаешь только потому, что чувствуешь себя открытой всем пулям и осколкам в этом дырявом, мохнатом уборе…

После волжской битвы, где было и очень жарко, и очень шумно, тебе кажется, что на этом наблюдательном посту слишком тихо, и тебя беспокоит эта неестественная тишина на переднем крае.

Но не надо пугаться тишины на земле, не надо так вслушиваться в нее, в то, что происходит внизу. Не забывай о самом главном — о безграничном голубом океане, заливающем тебя со всех сторон. Сквозь легкие шумы просыпающейся земли слушай, как накатывается сверху воздушный прибой. Слушай, не несет ли он из глубин океана еле различимый, замирающий рокот, который вдруг может превратиться в прерывистый тягучий гул вражеского мотора…

Пост — это неглубокий котлован, обвод которого разделен на 360 градусов. В землю веером воткнуты кусочки фанеры с пометками. Фанерка с надписью «90» указывает направление на восток, «180» — на юг, «270» — на запад, «360» — на север. Это для удобства наблюдателя: если неожиданно появится над постом самолет, можно будет быстро определить его курс.

На шее у Зины висит полевой бинокль, В нужный момент он приблизит самолет, поможет определить его тип, скорость, высоту.

В правой руке девушка держит винтовку. Она кажется лишней. Ведь пулей не собьешь мощный бомбардировщик, не защитишься от его бомб, пушек и пулеметов. Впрочем, оружие не мешает Зине. Девушка стоит свободно, иногда делает несколько шагов по котловану и опять возвращается в центр, подносит к глазам бинокль и рассматривает горизонт. Пост расположен на высоком холме, поэтому в ясный день Зина видит самолет дальше, чем за десять — пятнадцать километров.

Девушка понемногу привыкает к новому месту. Ведь когда-то она мечтала попасть на передний край, туда, где решается судьба войны.

Теперь передний край перед ее глазами.

Недавно по этим холмам горячей волной прокатилось наше наступление. Оно сорвало колючие заграждения, разрушило немецкие окопы, ходы сообщений, прокатилось через Днестр и улеглось на том берегу, чтобы набраться новых сил. Впереди, в рощице, остались подбитый фашистский танк, покалеченные пушки со скрюченными стволами; недалеко от поста торчат колья с обвисшей колючей проволокой. За несколько километров на запад, за Днестром, — передний край наших войск. Сейчас и там тихо, только ночью время от времени взлетают в черное небо ракеты. Но каждую минуту снова может вспыхнуть бой…

…Когда девушки прошли в Ленинске, за Волгой, первичную солдатскую подготовку, их выстроили во дворе и Моховцев спросил, кто хочет остаться в батальоне, а кто — отправиться на наблюдательные посты, расположенные на левом и правом берегах Волги.

— Спрашиваю вас, — сказал он громко, — на демократических началах, как вы дома привыкли. Кто куда хочет? Ясно? А? Ну вот вы, где хотите служить? — обратился он к Незвидской.

— На посту.

— Ясно.

— А вы? — обратился он к другой девушке.

— Здесь.

Зина тоже попросилась на передовой пост. Закончив расспросы, Моховцев сказал:

— Теперь слушайте меня. Обо всем, что вы здесь говорили, нужно забыть. Ясно? Теперь все вы — воины, а главная особенность военной службы заключается в следующем: воин делает не то, что ему захочется, а то, что приказывает старший начальник. Это надо усвоить… — А затем по своему усмотрению распределил людей.

Тогда Зина, Незвидская, Койнаш попали во взвод управления, который обслуживал батальонный пост.

Сейчас для Зины дела обернулись так, как она давно хотела. Правда, здесь не окопы стрелковой роты, не танковый батальон, который идет в прорыв, но и не такая скучная служба, как на батальонном посту.

Еще до того как вражеский самолет перелетит через линию фронта, Зина уже видит его в небе и первая вступает с ним в невидимую борьбу, в которую потом включаются другие вносовские посты, зенитчики и летчики-истребители…

Зина совсем не тоскует по хорошо оборудованной девичьей казарме. Ей хорошо и в полуразрушенной хате, брошенной хозяевами. Она согласна стоять на посту и днем, и ночью, и в дождь, и под ветром, который швыряет в лицо мелкую пыль, и в жару, когда на протяжении четырех часов палящее солнце печет нещадно. Но почему-то не чувствует она сейчас радости от того, что осуществилась давнишняя мечта…

Может, она уже успела убедиться, что ее наивные романтические представления о войне не имеют ничего общего с действительностью?

А может, тоскует она по верным подругам, по Койнаш, Незвидской? Или в этом виноват еще кто-нибудь?..

Из хаты, где спали девушки, выбежала во двор юркая Люба Малявина, с полотенцем в руке, без гимнастерки, в майке, свисавшей с ее худеньких плеч.

— Зина! Тебе вечером передавали привет с батальонного поста.

— Таня?

— Так уж и Таня… Не Таня, а тот… ну, твой…

Зина нахмурилась: «Любопытные! Теперь пристанут как репейник: что да как?..»

Девушка взглянула на провод, убегающий вдаль, и мысленно представила себе оперативную комнату и взволнованного Андрея с телефонной трубкой, прижатой к уху.

«Хороший мой…»

Зина не проговорила этих слов. Они родились в сердце и остались глубоко в нем, не сбежав с уст.

Тем временем Малявина, сняв майку, весело плескалась водой. Из хаты вышла начальник поста младший сержант Екатерина Давыдова — немолодая девушка с угловатыми, мужскими движениями. Она хозяйским взглядом осмотрела Зину и тоже направилась к глиняному кувшину, который служил умывальником. Следом за ней выбежала стройная Зара Алиева. Широкие густые брови, сросшиеся на переносье, нос с горбинкой придавали ее лицу мужественное выражение, но маленькие свежие губы и открытый взгляд будто подчеркивали девичью нежность и чистоту.

Заметив очередь возле кувшина, Зара начала разжигать хворост в глиняной летней печи, чудом уцелевшей во время боев.

После штабной суетни, постоянного напряжения, подтянутости, которую требовал в батальоне Моховцев, Зина понемногу привыкла к этому, словно совсем домашнему, быту: крестьянский дом, несложные обязанности и отсутствие строевых занятий.

Под конец войны, когда длительное затишье в воздухе невольно усыпляло постоянную настороженность, трепетные девичьи мечтания охватывали этих солдат. Все, что напоминало об их молодости, женственности, необыкновенно интересовало, тревожило их. И только военная одежда, дежурство, винтовки и перестрелки за Днестром не позволяли им забывать о войне.

— Девчонки, а нашей Зине лейтенант звонил, — застрекотала Малявина, натянув майку и греясь под ласковыми лучами утреннего солнца. — Стою я, значит, поздно, спать хочется, звезды как на елке. Смена еще не скоро. Вдруг звонят. Дежурный наблюдатель рядовая Малявина, докладываю. «Говорит оперативный «Горы». Обстановка в воздухе?» — «В воздухе спокойно». А сама думаю: почему это прямо из бепе запрашивают обстановку? Вначале испугалась. Ни минутки ж не дремала, проворонить самолет не могла. Дальше слышу: «Положение номер один». Есть, отвечаю, положение номер один. Потом на секунду затихло в трубке, дальше слышу уже другой голос, взволнованный: «Как там у вас с землей? Спокойно?» Спокойно, говорю. Постреливают, да не очень. «А как Чайка?» Тут я все поняла. Цела-здорова, отвечаю, полный порядок в войсках. Сейчас спит. В четыре ноль-ноль заступит. Что, спрашиваю, передать? Передай, говорит, привет. От кого, спрашиваю, привет? Замялся немного. «С «Горы». Есть, говорю, передать с «Горы». Вот как! — засмеялась девушка. — А еще сказал: «Поцелуй ее за меня».

— Не выдумывай, Малявина, — незлобиво бросила Зина.

Зара, на корточках сидя возле печи, резко повернулась к подругам:

— Целуй! Целуй! А потом режь себе горло, стреляй башку, кушай порошки. — Ее глаза слезились от дыма, и казалось, что она плачет от возмущения. — В Балте ефрейтор Тина из нашего аула в госпитале служила. Ходил к ней один: привет, привет, целуй, целуй… А потом конец любви — езжай Тина домой… Люминал знаешь? Один порошок — одну ночь спишь, два порошка — две ночи спишь, десять порошков — всегда спишь. Вот и нет Тины. А ему что? Стрелять таких надо!..

— Так уж и стрелять! — добродушно заметила Давыдова. — Иной раз не разберешь, кого из них надо стрелять…

— Не беспокойся, Зарочка, наша Зина его обкрутит, — засмеялась Малявина. — Видишь, звонит ей… И так, видно, бедняжка, за нее тревожится, даже голос дрожит. Эх, девоньки, — она потянулась всем своим маленьким телом, — попался б мне какой-нибудь глупенький. Я бы сделала ему распорядочек жизни! По уставчику жил бы у меня!..

Зина делала вид, будто не слушает девичьей болтовни. Ведь все это ни ее, ни Андрея не касается. У них совсем другое, такое, от чего все на свете меняется. Небо становится голубее, цветы ярче, воздух душистее…

Но Зара не успокоилась. И во время завтрака, обжигаясь горячей картошкой с мясом, она снова задела эту волнующую тему:

— В нашем ауле один крутил голову девушке, а потом оставил и ушел… Осрамил, значит. Его старики застрелили. Сегодня девушку осрамишь, завтра аул осрамишь, народ осрамишь… Нас с Тиной в армию хорошо провожали. Тина аул осрамила — жить не хотела… Я так сделаю — тоже жить не буду. Войне конец — домой надо идти. Аул спросит: сколько фашистов убила, что на войне делала?

— Эх, долюшка наша горькая! — вздохнула Люба. — Делай не делай, все равно скажут: на фронте была, — значит, солдатская жена! И посватают ту, что всю войну у мамы под юбкой сидела.

— А меня вовсе не надо сватать! — вызывающе сверкнула глазами Зара. — Обойдусь как-нибудь…

Зина, невдалеке от которой на траве завтракали подруги, улыбнулась:

— Ну, Любочка наша выкрутится, скажет: в радиусе обзора хлопцев не было…

— А какие джигиты продукты на передовую возят мимо нашего поста? — хмурилась Зара.

— Скажите, пожалуйста! Подумаешь, воды попросят… — пожала голыми плечиками Люба.

— А конфеточками кто угощал? Цветы какой джигит приносил?

— Я никому ничего никогда, а если кому-нибудь что-нибудь и да — то какая в этом беда? — дурашливо засмеялась Люба. — Говорю же, все равно не поверят, — махнула она рукой и серьезно добавила: — Есть, конечно, такие крали, что и кавалеров себе здесь завели, и сухими из воды выходят. Зойка Белкина из ноль три письмо от матери получила. Отвоевалась ее подружка-зенитчица, домой по чистой поехала… Раз-раз — преждевременные роды, дитя мертвое, а она теперь возле мамы: пуля не убьет, осколок не поцарапает… Намекает, значит, Зойке мамуся, мол, раз есть такой закон, что домой отпускают… Но Зойка ей ответила — будь здоров! Через таких, написала, гадюк нас всех поносить будут… Мне, конечно, девчонки, наплевать, что скажут. Кто на фронте был, тот все поймет, а кто дома сидел, тот мне и даром не нужен.

Вот мы с Лубенской ездили в Первомайск за продуктами, познакомились с одним сержантом. Он вез на платформе какой-то груз, мы тоже попросились. Помог наши мешки погрузить, под брезент поставил. А потом говорит: «Вижу по эмблемам — связь едет. С кем связь держите — с пехотинцами или артиллеристами?» Лубенская рассердилась, хотела мешки назад на платформу сбросить. A он тогда извиняться стал. Я, говорит, с одной стороны, пошутил, а с другой, — как старший по званию, приказываю остаться на платформе. Веселый такой парень. Пока до Балты доехали, много всякого порассказал.

Между прочим, он и сам раньше думал, что девушки только шинельки мнут да паек солдатский переводят… А потом разобрался. Это парень правильный. Полный ему почет и уважение.

Люба на секунду замолкла и задумалась. Ей вспомнился рассказ сержанта…

«В прошлом году под Харьковом, — говорил сержант, — после жаркого боя вывели нас в лесок… Солдатское дело известное: на пять минут от смерти оторвался — и ноги уже к гопаку просятся. Очухался я немного, поспал впервые за четверо суток, стряхнул с себя пыль и к вечеру вышел на полянку.

Вдруг слышу: «Стой!» Смотрю, в нескольких шагах девчонка стоит с карабином в руках, все как полагается: гимнастерка, погоны, пилотка на кудрях; дальше метров на сто, в кустах, пушка зенитная замаскирована… А, побей тебя гром! Вот это солдат! Ну, лет семнадцати на вид, а может, и меньше. Как ты, думаю, сердешная, сюда попала? Тут как хлопнут, так и от мужиков может мокрое место остаться. А она: «Кто такой?» — спрашивает.

Остановился, улыбаюсь. Что ты ей скажешь? Артиллерист я, или танкист, или пехотинец — все равно ведь! В леску разные войска были. «А ты — спрашиваю ее, — кто такая? Куда галстук свой пионерский девала?» И шагаю поближе… Она как крикнет: «Стой! Стрелять буду!» Опять останавливаюсь и говорю: «Отверни карабин, а то он иногда сам стреляет… Мы здесь на отдыхе». «Ну, тогда поворачивай, — приказывает, — назад к своим и отдыхай, нечего тут слоняться!» Да так строго брови сдвинула, губы сжала — а, побей тебя гром!

Но вижу: не подчинишься — и в самом деле пулю пустит. Повернулся, пошел назад. Понаставили, думаю, девчонок с карабинами, они сами себя пострелять могут, а как немца увидят, то на месте сомлеют. Добрая защита! Видел я на своем веку зенитчиков. Так то ж какие парни! Одной рукой снаряд подносят к пушке. А эти пионерки что будут делать, если налет?

И как напророчил. Только стемнело, в небе послышался вой. На лесок шли немецкие самолеты. Наши кто в щели спрятался, кто под деревом залег. На земле настоящее пекло. Вдруг сквозь весь этот гром слышу: «та-та-та» — зенитки голосок подали. Улучил минуту, поднял голову, гляжу: вспыхнул в небе самолет, потянул вниз, а за ним еще один загорелся и полетел камнем. Бросили фашисты еще несколько бомб и давай удирать… Эге, думаю, залили им зенитчицы сала за шкуру…

С того дня, где ни встречу вашего брата в шинелях, кланяюсь до самой земли…»

— …Симпатичный такой, — снова заговорила Люба. — Угощал конфетами, помог мешки наши снять… Говорит, что расспрашивал офицера-зенитчика, как это получается, что девушки здорово стреляют. Тот сказал: математику крепко знают, с десятилеток, а в артиллерии главное — быстрый расчет…

— Это не тот сержант с вами ехал, что много воды пьет? — прищурилась Зара. — Жарко, холодно — все равно сержант на пост заворачивает… А Люба знает, что начальник сюда не пустит, — навстречу с кружкой бежит…

— Глаза у тебя завидущие! — вспыхивает Люба. — Сколько раз приезжал он? Два раза всего!..

— А ну, товарищи, кончайте разговоры! — вмешалась Давыдова. — Малявина, разбуди Лубенскую. Алиева — за водой! Помоем посуду — начнем уставы повторять.

— Ох, эти мне уставы! — лениво поднимаясь с травы, проговорила Зара. — Так надоели!

— Разговорчики! — прикрикнула на нее Давыдова.

— Вот вернусь домой, зайду в саклю и все на пороге забуду…

— Тогда и забудешь, а сейчас учи!

Зара легкой походкой направилась к разрушенным сеням и возвратилась с большим кувшином и автоматом Давыдовой. В таких кувшинах местные жители — молдаване в самую большую жару сохраняют напитки прохладными. Быстрым, изящным движением Зара поставила его на левое плечо. Кувшин будто прирос к стройной девушке и, казалось, стоял сам по себе.

— Зара! Сними посудину! — сердито приказала Давыдова. — Сколько раз повторять!

Девушка сняла с плеча кувшин и направилась к Днестру.

* * *

Фашистские наблюдатели следили за подступами к реке. Однажды ночью румыны попытались сделать на этом берегу засаду, чтобы взять «языка». Вражеские разведчики сами попали в плен, а другие больше не решались соваться через линию, фронта. Зато днем их снайперы не жалели патронов для обстрела дороги над Днестром и прибрежных холмов.

И все же девушки за водой к реке отправлялись только днем.

Многое в самих себе преодолели они на фронте. Много привычек изменили, много приобрели новых. Они победили даже страх в минуты воздушного налета, при котором и у мужчин сдают нервы, — этого требовала служба. Но вот боязнь темноты некоторые из них так и не преодолели.

Ночью они боялись ошибиться в самолете, ибо тип его, курс, высоту должны были определить только на слух, по шуму моторов; ночью страшнее было выходить на линию, пробираться в темных кустах; ночью, заблудившись на переднем крае, они рисковали пропасть без вести…

Поэтому с наступлением сумерек они жались друг к дружке и даже наблюдатель с молчаливого согласия Давыдовой отходил от котлована поближе к хате.

Чаще всех приносила воду Зара. Она любила это опасное занятие. В такие минуты она опять чувствовала себя легконогой горянкой, бегущей по крутой тропинке к заветному роднику.

Вскоре от Днестра долетели звуки стрельбы. Девушки переглянулись. Зина, козырьком приставив ладонь к глазам, смотрела вниз, откуда послышалась пальба, но, из-за рощицы и поросших зеленью косогоров ничего не увидела.

Давыдова схватила винтовку и бросилась тропинкой вниз. Не успела она далеко отбежать, как навстречу из-за кустов вынырнула стройная фигурка Зары. Девушка быстро поднималась вверх. Тяжелый кувшин красовался на ее левом плече, в правой руке она держала автомат. Столкнувшись с Давыдовой, Зара виновато сняла кувшин и поставила его на землю. Он был полный.

— Ну? — строго спросила Давыдова. — По тебе пальба?

— А кто его знает!.. — пожала плечами Зара. Ее карие глаза возбужденно блестели.

— За неосторожность наряд вне очереди!

— Есть наряд вне очереди, — ответила девушка и поплелась к домику, неся тяжелую посудину уже в руках перед собой.

Навстречу Заре вышла Рая Лубенская и забрала кувшин.

Тем временем стрельба под горой утихла. Но вот на горизонте прокатился гром. Высоко в небе, правее поста, прошелестел снаряд. Потом еще и еще… В ответ от реки так грохнуло, что по воде в кувшине, который Рая поставила на пол, побежали разводы. Девушки насторожились.

Прошло минут десять. Артиллерийская перестрелка так же неожиданно угасла, как и началась, и вокруг снова стало тихо.

Солдаты напряженно всматривались в горизонт на западе.

После недолгой тишины их натренированный слух уловил легкий шум. Будто ветер притронулся к гигантской басовой струне, протянутой над притихшими холмами.

Далеко-далеко, у самой земли, Зина заметила черную точку. Если прищурить глаза, кажется, что возле лица повис шмель, а если посмотреть в бинокль, можно узнать немецкий разведывательный самолет, который плывет вдоль линии фронта. Девушка крутнула ручку аппарата.

— Воздух! Ноль девять… «Хеншель — сто двадцать шесть», сто восемьдесят, двадцать..» Наблюдатель Чайка.

Война продолжалась…

2

С самого утра в душном воздухе повисло дрожащее марево, от которого далекая линия горизонта будто плыла на гулливой волне. Над холмами чуть веял теплый, словно сонный, ветерок.

Девушки изнывали от жары. Давыдова разрешила сбросить гимнастерки. Все, кроме Раи Лубенской, стоявшей на посту, спрятались в прохладной хате…

После обеда горы и холмы так накалились, что казалось, побелевшее над ними небо вот-вот вспыхнет как спичка: все вокруг замерло, разомлело.

Вскоре Рая заметила на юге застывшее у самой земли темное пятнышко. Сначала девушке показалось, что это самолет. Но пятнышко набухло, превратилось в тучку и подплыло ближе к Днестру; под горой, чуть не задевая крыльями землю, заметались ласточки.

И вдруг сорвался ветер. Он закружил пыль, пригнул траву. Тяжелая свинцовая туча расплылась на полнеба.

День помрачнел. Стало прохладнее. Ветер понес листья с деревьев, мелкие камешки, повалил шест с телефонным кабелем, наклонил фанерки в котловане.

Давыдова и Зина выбежали из хаты, попытались поднять шест. Да разве удержишь — сами еле на ногах стоят! Пришлось положить кабель на землю, чтобы ветер не порвал линию связи.

Совсем стемнело. Опережая раскат грома, сверкнула молния, разодрала тучу, и хлынул дождь. Не успели солдаты добежать к сенцам — промокли до нитки. Лубенская схватила телефонный аппарат и тоже вбежала в хату. Сбились девушки кучкой, выглядывают через порог, вслушиваются в рев бури. А вокруг ничего уже не видно: ни холмов, ни неба — все спряталось за дождевой завесой. Только когда сверкнет молния, на мгновение открывается впереди серая даль, а в ней — сказочные очертания холмов, причудливые скалы над Днестром.

Давыдова взяла телефонную трубку, прижала к уху. На линии тихо, мертво.

— Оборвался кабель! — положила трубку на аппарат, на мгновение задумалась. — Алиева и Чайка, на линию! Проверить провод до столба на дороге.

Малявина всплеснула руками:

— Они же поубиваются на кручах, товарищ младший сержант!

Давыдова ничего не ответила.

— А если налет? — сказала за начальника Зина.

— В такую грозу-то?

Зина быстро обула старые сапоги, повесила через плечо запасной телефон. Зара тем временем нашла железные когти. Девушки ступили за порог и сразу же исчезли из глаз.

А буря лютует все сильнее, дождь льет как из ведра, хлесткий, колючий. Под покосившимися стенами хаты, в разбитом чердаке зверем воет ветер; вверху небо грохочет, а внизу, под холмом, что-то трещит, будто деревья валятся…

…Зина идет за подругой, не выпуская из рук кабеля. Он мокрый, скользкий. Земля тоже скользкая — ноги разъезжаются. Глаза ничего не могут рассмотреть в густом сером мраке.

За кустами, где начался крутой спуск, Зина поскользнулась и ухватилась за колючие ветки шиповника. Зара куда-то исчезла…

Вспыхнула молния. Девушки увидели друг друга. Зара приблизилась, протянула подруге руку. Осторожно ступая, двинулись вдвоем дальше.

И опять Зина не удержалась на ногах, выпустила Зарину руку, кабель и скользнула по склону.

— Зина, Зина! — тоненький голосок Алиевой утонул в шуме грозы.

Чайка с разгона ударилась коленом о дерево и от боли едва не потеряла сознание. Когда боль немного утихла, попробовала подняться. Не смогла. Так и лежала под ливнем, уцепившись за ствол, чувствуя, что вот-вот заплачет от боли и бессильной ярости… Потом вспомнила о телефонном аппарате, нащупала его на боку…

Наконец Зина приподнялась и поползла на четвереньках.

С каждым движением боль в коленке усиливалась. Тело стало тяжелым, непослушным. Руки и ноги будто нарочно натыкались на острые камешки. Каждый раз, делая движение вперед, Зина вскрикивала.

Почему-то вспомнилась оперативная комната, чистенький столик телефонистки, за которым она раньше дежурила. Кто сейчас сидит на ее месте?.. Батальонный пост… Посреди комнаты, возле планшета, стоит офицер, за столиками — солдаты… «А ну их всех!» — зло подумала Зина. Если бы только Андрей увидел ее сейчас!.. Он заслонил бы от нее всю эту грозу, весь ветер и гром, разбросал бы все камешки и колючки, чтобы ей стало легче… Ее Андрей!.. Да ведь это он и стоит в оперативной комнате. Лицо его неспокойно, глаза тревожно смотрят куда-то сквозь стены. Милый мой, хороший друг!..

Молния очертила неподалеку фигуру Алиевой. Зина встрепенулась. Она поползла вперед сквозь серую стену дождя и натолкнулась на подругу. Алиева помогла ей подняться, и, держась друг за дружку, они опять начали искать линию…

Наконец нашли. Двинулись вдоль нее. Невысокие кусты дикой розы, шиповника, боярышника, что росли на склонах и радовали глаз цветами и красными бусинками ягод, теперь больно кололи руки, царапали лицо, вынуждая девушек все время останавливаться. Не замечая больше ни прилипшей одежды, ни вязкой глины на руках, ни дождя, который стекал по лицу, ни колючек и камней, еле волоча тяжелые набухшие сапоги, связистки с трудом пробирались по скользкому склону.

Зина уже не вспоминала ни батальонный пост, ни Андрея. В голове застряла только одна мысль, вертелось одно лишь слово, которое вобрало в себя все ее чувства и словно вспыхивало перед ней красным огоньком в темноте, — «линия…».

Метров за триста от поста, недалеко от дороги, тонкий кабель выскользнул у солдат из рук. Обрыв! Впереди лежала сваленное дерево.

Долго ползали вокруг него, ощупывали руками, липкую землю, натыкались на ветки, пока нашли оба конца оборванной линии и стянули их. Потом так же на ощупь включились в линию и позвонили на пост.

— Как вы там? — тревожно спрашивала Давыдова.

— Все в порядке, товарищ младший сержант. Разрешите возвращаться.

Они не услышали ответа. Совсем недалеко на склоне грохнул артиллерийский снаряд. Взрывная волна сбила девушек с ног, и, не имея сил ухватиться за дерево и удержаться, они покатились вниз. Оглушенные, исколотые, поцарапанные, девушки снова очутились у размокшей дороги.

Ниже, у самой реки, покрывая затихающий гул грозы, которая отодвигалась на северо-восток, начали падать мины. Сквозь гул дождя слышалась частая трескотня пулеметов. Потом все слилось в сплошной грохот, и над головами солдат промчались куда-то за холмы тяжелые снаряды. Это противник, испугавшись, что под прикрытием непогоды советские войска попытаются расширить плацдарм за рекой, открыл бешеную стрельбу.

Девушки еле поднялись на ноги. Капли дождя, стекавшие на губы, были солеными, даже себе девушки не хотели сознаться, что плакали.

Не обращая внимания на стрельбу, солдаты пытались карабкаться по скользкому склону, но все время сползали вниз. Только после больших усилий им удалось добраться до провода. Линия снова оказалась оборванной, и они долго возились, пока нашли и соединили концы.

Ветер начал стихать. Сколько прошло времени с тех пор, как они выбежали под ливень, — не представляли. Казалось, время давно остановилось. Дождь утихал, посветлело, обстрел прекратился. Уже были видны кусты, деревья, очертания недалеких холмов, девушки видели и самих себя — мокрых, замызганных с головы до ног.

За Днестром заблестели дождевые ручьи, из разорванных туч к самой земле свисали серебряные пряди. Над головой проглянул клочок голубого, умытого неба…

Хотя гроза прошла и ветер стих — только мелкий дождик еще сеялся, — силы окончательно оставили девушек. Еле поднимались они в гору, цепляясь за кусты, подталкивая друг друга.

Наконец они выбрались наверх, на ровное место. Но и здесь шли медленно, пошатываясь, точно пьяные. У Зины тоненьким ручейком сбегала по ноге кровь… У Зары все лицо было поцарапано и тоже в крови. А вокруг белым паром дымились под солнцем склоны, мокрая трава сверкала изумрудами; за Днестром, до самого горизонта, простиралась посвежевшая, омытая земля.

И тут девушки услышали в небе далекий прерывистый стон чужого мотора.

— Уже летит, проклятый!

В девичьих сердцах — теплая волна: «Успели с линией».

Зара всмотрелась в небо, увидела меж развеянных туч черную точку.

— Летишь, гадина!.. Паразит!.. — выругалась она и потрясла над головой слабым кулачком. В это время Зина вдруг пошатнулась и, осела на землю.

К ней подбежали Давыдова и Люба, промокшие и грязные. Гроза разбросала ветки на побитой снарядами крыше домика, размыла потолок, девушки еле спасли от воды боеприпасы и продукты, а затем бросились искать своих исчезнувших подруг.

Тем временем дежурный наблюдатель Рая Лубенская передавала на ротный пост тревожный сигнал «Воздух».

3

Моховцев удобнее уселся на сиденье автомашины.

— Значит, я поехал на посты, — повторил громко комбат. — Ясно? А?

— Так точно, товарищ капитан! — ответил дежурный по части лейтенант Земляченко.

— За меня остается старший лейтенант Капустин… Поехали!

Шофер включил скорость. «Козел» завихлял по улицам городка и выбежал на широкое шоссе, развороченное бомбами, гусеницами тяжелых танков и самоходок.

Капитан сидел молча, с закрытыми глазами, словно дремал. Но это только казалось. Он восстанавливал в памяти дорогу, по которой мчалась машина, сеть вносовских постов, расположенных вблизи нее. Время от времени открывая глаза, комбат замечал то по одной, то по другой стороне шоссе тонкие кабельные провода, тянувшиеся в стороны от столбов. В этих местах капитан приказывал остановить машину.

Те, кто сопровождали комбата в его поездках, удивлялись, как это Моховцеву удается открывать глаза именно там, где стоят контрольные столбы.

«Он, наверно, знает их на память по всему пути от Волги до границы», — шутил по этому поводу Грищук.

А это действительно было так.

В начале войны Моховцев очутился недалеко от берегов Днестра. Отсюда он прошел тяжелый путь на восток. Теперь капитан снова возвратился к знакомым местам.

— В роту или на посты? — спросил шофер.

— В канцелярию успеем, — бросил капитан. — Поворачивай на грунтовку.

Водитель нажал на акселератор. Мимо машины замелькали деревья, кусты, бугорки…

Дорога была извилистой, капитана бросало с боку на бок. Еще поворот, еще один. Наконец машина выехала на грунтовку.

— Стой! — скомандовал Моховцев.

Шофер затормозил. Капитан вышел на дорогу, запрокинул голову возле столба и начал внимательно присматриваться к линии. Здесь начинался «воздушный» шлейф к посту Давыдовой. Цепким взглядом впился командир в место соединения линии со шлейфом. Кабель тянулся к ближайшему высокому дереву, а потом уходил в зеленую поросль кустов.

Моховцев неторопливо возвратился к машине.

— Давай в объезд. Дальше дорога простреливается.

…На посту ноль девять жизнь шла своим чередом. От вчерашней грозы заметных следов не осталось. Ярко горело в зените солнце, в его сиянии далеко виднелись холмы и ложбины, в соседней рощице весело трепетала под теплым ветерком листва. Шест с кабелем девушки подняли. Опять ровненько воткнули в землю сваленные грозой фанерки-указатели, прибрали в хате, настелили на дырявый, потолок свежих веток. Только несколько сваленных деревьев на склоне холма да опавшая кое-где листва напоминали о недавней грозе и обстреле.

Наблюдатель, как всегда, стоял в котловане и внимательно всматривался в горизонт. Сегодня наблюдателем была Алиева. Свободные от дежурства девушки сидели на траве.

Если перед глазами Зары горизонт был чистым, то все остальные видели в воздухе небольшой самолетик.

За наблюдательной площадкой, с тыльной стороны поста, был натянут на двух палках тонкий кабель. С него свисала аккуратно сделанная модель немецкого самолета. Ее можно было передвигать вдоль кабеля, поворачивать.

Зина, Люба и Рая без гимнастерок сидели на земле и вяло отвечали на вопросы Давыдовой.

Младший сержант передвинула модель вправо и повернула ее носом на север.

— Докладывайте, Чайка!

— «Хейнкель», курс триста шестьдесят… — продолжить Зине не пришлось. От наблюдательной площадки долетел голос Алиевой:

— Товарищ младший сержант! Машина по курсу триста шестьдесят! Кажется, командирский «козел».

Девушки вскочили на ноги. Машина спряталась за откос, но шум мотора был слышен отчетливо. На всякий случай начали надевать гимнастерки. Давыдова побежала в хату. Оружие, одежда, вещи — все на местах, в полуразрушенном помещении — чистота.

Тем временем командирская машина скользнула в лощинку и начала вскарабкиваться на бугор. Не доехав до проволочной изгороди, она остановилась. Давыдова мигом очутилась рядом с автомобилем:

— Товарищ капитан! Личный состав поста ноль девять выполняет боевое задание по воздушному наблюдению. Дежурит рядовая Алиева. В воздухе спокойно. Нарушений нет. Докладывает начальник поста младший сержант Давыдова.

— Нет нарушений? Докладываете неточно.

Он сделал паузу, наблюдая за лицом Давыдовой, на котором отразилось беспокойство.

— Не везде замаскирован как следует шлейф. Ясно?

Давыдова растерялась.

— Буря сорвала листья, — наконец нашла она оправдание. — Это только вы сумели рассмотреть, товарищ капитан.

— Думаете, противник будет менее внимательным, чем я? После грозы выходили на линию?

— Нет, товарищ капитан.

— Ну вот. Исчезла у вас вчера связь — вы починили на быструю руку, и все. Под Морозовской из-за такой поспешности… — Он вдруг оборвал себя. — Чем занимаются люди?

— Тренируются на моделях самолетов.

При появлении капитана девушки подтянулись, встали «смирно».

— Здравствуйте, товарищи! — поздоровался с ними Моховцев.

— Здравия желаем, товарищ капитан!

— Как живете?

— Хорошо.

— А служите, товарищи, не совсем хорошо.

Девушки молчали.

— Кто выходил на линию во время грозы? — обратился он к Давыдовой.

— Ефрейтор Чайка и рядовая Алиева.

— Почему же вы, Чайка, небрежно исправили линию?

Зина вытянулась еще больше. Тоненькая, как молодая березка, она стояла немая, неподвижная, и только кудряшки, что выбились из-под пилотки, шевелились под ветром на ее лбу.

— Только и всего, что соединили оборванные концы… Оставили кабель на земле. О маскировке шлейфа совсем не подумали, — продолжал капитан. — Нехорошо! Ведь вы, Чайка, пришли из батальона, должны быть образцовым воином. Ясно?

— Так точно!

— А что у вас с ногой?

— Да ничего… разбила коленку, товарищ капитан. — Она спокойно посмотрела на командира.

— Садитесь! — смягчился Моховцев и тяжело опустился на траву возле Зины. — Ранка большая? Йодом сразу залили? — спросил он.

— Сразу, товарищ капитан.

— Может, отвезти вас в батальон, показать врачу?

— Да нет, товарищ капитан… Уже не болит.

— Ну, смотрите… Не думайте, что капитан придирается к вам, солдатам, — обратился он уже ко всем. — То, что записано в уставах и инструкциях, добыто дорогой ценой, ценой крови. Ясно? Помню, во время отступления под Морозовской, на Дону, прокладывали шлейф. Шли, шли, дошли до грунтовки, остановились… Что надо в таких случаях, скажите, Чайка?

Зина хотела подняться, но капитан движением руки остановил ее.

— Если есть по сторонам высокие деревья, можно линию подвесить на сучьях.

— А если нет деревьев?

— Тогда сделать канавку поперек дороги, положить в нее кабель, засыпать землей.

— И все?

— По-моему, все.

— А по инструкции? Да вы сидите, сидите. — Капитан прищурил глаз. — А? Так вот, ефрейтор Стеценко выкопал неглубокую канавку, положил кабель и присыпал его землей. Поглубже выкопать и утрамбовать землю, как того требует инструкция, он поленился. А ночью шли танки, разбросали гусеницами мягкую землю, перетерли провод. Связь исчезла. А тут ворвались немцы… Так и погиб наш пост, лишенный связи с ротой… Ясно?.. Ну, идемте в дом. Чем богат он у вас?

Командир осмотрел противогазы, лопатки, похвалил за хорошо вычищенные винтовки, приказал гуще прикрыть ветками потолок.

— Обедали? — спросил он, выходя во двор.

— Еще нет, — ответила Давыдова. — Может, и вы с нами, товарищ капитан?

— А не объем?

— У нас говорят: где пятеро едят, и шестому юшки хватит, — пошутила Зина.

Она знала, что с батальонного поста ее отправили по приказу капитана, после беседы с замполитом догадывалась почему, но, не считая себя виноватой, восприняла это как простое перемещение по службе.

— Правду говоря, я не большой любитель юшки, но попробую.

— Чайка, Малявина, вынесите стол, — приказала Давыдова.

Капитан прошел с Давыдовой к котловану, проверил расстановку указателей и возвратился к хате.

Стол оказался обыкновенным расшатанным ящиком. Малявина протерла его чистой тряпкой, принесла белое полотенце и постелила перед капитаном. Потом аккуратно нарезала хлеб и столбиком сложила ломтики.

— Столовый прибор у меня свой, — предупредил Моховцев, вынимая из кармана складной нож в комбинации с вилкой и ложкой.

К импровизированному столу Зина принесла дымящийся котелок, из которого вкусно пахло. — Украинский борщ?

— Эге, — откликнулась девушка.

— Это вы так вкусно готовите? — спросил капитан, попробовав борщ.

Зина порозовела, опустила глаза.

— Меню по дежурной, — улыбнулась Давыдова.

— Яснее!

— Разрешите, товарищ капитан… — вмешалась Малявина. — У нас полный интернационал на посту. Когда готовит обед Алиева, обязательно будет суп-харчо или шашлык. Если хозяйничает, как вот сегодня, Чайка, едим борщ, жаркое, иногда галушки, а когда кухарит младший сержант, лакомимся настоящими сибирскими пельменями…

Пока Малявина оживленно разговаривала с капитаном, Зина налила борщ шоферу, который сел на бревно против командира.

— Ложка есть?

— Не такой, конечно, агрегат, как у капитана. — Солдат наклонился и достал из-за голенища обыкновенную алюминиевую ложку. — Но это оружие у меня всегда исправно! — пошутил он.

— А вы почему не садитесь? — спросил Моховцев у девушек.

— Сначала гости, а потом хозяева, — скромно ответила Давыдова.

— Это вы нам отдали юшку, а себе оставляете погуще? — добродушно говорил капитан, посматривая на Зину.

Моховцев ел мало. Наверно, хотел только снять пробу с солдатского котла.

Обедая, он время от времени останавливал свой взгляд на Зине, которая, налив гостям полные миски, отошла к порогу хаты.

Странно менялись глубокие глаза Моховцева, когда он смотрел на Зину. В них появлялась грусть и вместе с тем вспыхивали, как язычки огня в затухающем костре, теплые огоньки. Но ненадолго — сразу же огоньки гасли, и Моховцев становился мрачным. В душе капитана, видимо, происходила какая-то борьба.

Солдаты ничего не замечали. Только Зина встревоженным сердцем угадывала, что происходит с капитаном. Это ее волновало и пугало.

Она обрадовалась, заметив, что шофер быстро расправился с борщом. Бросилась к печи и вскоре возвратилась с котелком каши.

Моховцев отказался от второго блюда.

— Сыт, сыт. Благодарю. — Он резко поднялся. — Не намокли вчера продукты?

— Нет, спасли.

— До приезда старшины хватит?

— Еще и останется, товарищ капитан.

— А что с остатками делать будете? — прищурясь, спросил Моховцев.

— Поедим, товарищ капитан, — в тон ему ответила Малявина.

Капитан усмехнулся и неторопливой походкой направился к машине. Шофер был уже на своем месте. Приглушенно гудел мотор. Давыдова шла на полшага сзади капитана.

Но вот он неожиданно остановился, обернулся. Остановилась и Давыдова. Девушки выстроились возле хаты, провожая командира глазами.

Моховцев несколько секунд о чем-то размышлял. Потом негромко позвал:

— Чайка!

Зина подбежала и стала навытяжку перед командиром. Как раз в это самое время у Давыдовой нашлось дело к шоферу, и она оказалась возле автомобиля.

— Ну, как тут вам, Чайка? Привыкаете? — спросил командир.

— Так точно, привыкаю, товарищ капитан!

Моховцев не знал, что сказать дальше, и некоторое время молча смотрел на девушку. Зина, нарушая военный порядок, опустила глаза.

Капитан уже ругал себя за то, что согласился отправить Зину на пост, но понимал, что не в силах что-либо сейчас изменить.

— Письма из дома получаете? У вас, кажется, только мать есть…

— Так точно, товарищ капитан. Мама.

— Гм… Ну что ж, хорошо… Маму нельзя забывать… — Он вздохнул. — Пишите ей почаще.

Потом капитан умолк, крякнул и вдруг покраснел. Зина подняла голову. Предзакатное солнце пурпурными бликами играло на лице капитана, подчеркивая его растерянность. Хмурый, с полными надутыми губами, он был похож сейчас на обиженного ребенка. Зина еще никогда не видела таким своего строгого командира, и ей стало как-то неловко.

— По батальону, значит, не грустите? А?

Зина молчала.

— Ну, хорошо, служите… А если у вас будут трудности, звоните прямо мне, — по-отцовски разрешил капитан и пошел к машине.

Он, наверное, почувствовал себя постаревшим на добрый десяток лет после своего несмелого разговора с девушкой, потому что шел медленно, сутулясь, потом неловко взобрался на сиденье автомобиля.

— Спасибо этому дому, — сказал Давыдовой. — Поехал к соседям… Только смотрите не звоните им!..

— Есть не звонить! — громко повторила приказание Давыдова с таким расчетом, чтобы ее услышала дежурная и поняла, что предупреждать соседей нельзя, но намекнуть, пожалуй, можно. — Счастливо доехать, товарищ капитан.

— Не забывайте о линии, младший сержант. Ясно? Замаскируйте, — устало напомнил он.

— Так точно!

«Козел» тихо покатился в лощину. На его старом, с прожилками ветровом стекле, так же как на лице капитана, багровым отблеском заиграло закатное солнце.

Глава седьмая

1

Длительное затишье заканчивалось. Горячий июль и жаркий август отгремели могучими грозами в Западной Украине, на границах Польши. И тогда на юго-западе прозвучал над измученной Европой седьмой удар Советской Армии.

Все началось в теплое августовское утро. Фронт огромнейшей немецко-румынской армии, которая впилась в землю сотнями железобетонных укреплений, был пробит советскими войсками, точно тараном.

Наблюдательные посты ВНОС, расположенные вдоль фронта, вначале оказались в центре гигантского вихря, который с грохотом двигался на немцев и румын. В воздушном океане армада за армадой проносились на запад краснозвездные бомбардировщики; ревя моторами, низко стелились над землей эскадрильи штурмовиков. Предупрежденные о массовых вылетах нашей авиации, посты противовоздушной обороны не успевали регистрировать их. Схемы на планшетах оперативных дежурных пестрели сливавшимися красными линиями, устремленными к фронту.

Попытки вражеских истребителей взлететь и принять бой заканчивались для них печально. Над передовыми постами ВНОС, как и раньше во время больших операций, завязывались воздушные сражения, но теперь они заканчивались быстро, и девушки восхищенно докладывали о сбитых немецких самолетах, о бегстве врага и полном господстве в воздухе нашей авиации.

В эфире происходило что-то невероятное: сквозь тысячи морзянок, перекрывая встревоженный гомон немецких связистов, прорывалось откровенное, радостно-взволнованное крутое русское словцо. Радиостанции ротных и батальонных постов не могли принимать радиограмм — так заполнили эфир команды пехоты, артиллерии, танков, авиации.

Так продолжалось несколько дней, а потом фронт продвинулся дальше на запад. Оттуда теперь доносился только далекий гул канонады. Вскоре радио сообщило: советские войска вошли в столицу Румынии Бухарест, двадцать две дивизии врага, замкнутые в котле, ликвидируются…

* * *

…Один за другим, выходили от Моховцева офицеры, получившие задание на передислокацию. Если раньше, до того как началось совещание, в штабе можно было услышать и бодрую шутку, и солдатскую присказку, то сейчас обстановка изменилась, и каждый, кто выходил из кабинета командира, имел озабоченный, сосредоточенный вид…

— Старший лейтенант Лаврик!

— Слушаю, товарищ капитан! — К столу командира подошел высокий рыжеватый офицер. Крепко сомкнутые губы говорили о волевом характере.

Карандаш Моховцева уткнулся почти в середину большой карты, свисавшей со стола, как скатерть. Здесь господствовали зеленая и коричневая краски: низина, горы и лес. Широкая извилистая линия «шоссейки», идя снизу, от Бухареста, и натолкнувшись на горы, поднималась на перевал. За перевалом она опускалась в долину и снова устремлялась на север. Южнее горного кряжа неровным прямоугольником был обозначен большой город.

Лаврик наклонился над картой и прочитал: «Плоешти».

— Вашу постоянную дислокацию уточним в ходе продвижения передовых войск. Временно при вступлении на территорию Румынии дислоцируетесь в этом месте… — Карандаш командира скользнул по карте вдоль шоссейной дороги. — Видите, что здесь делается? Куда ни бросишь взгляд — или вышка, или нефтеперегонный завод. Ясно? Теперь, когда Румыния повернула оружие против немцев, возможны налеты фашистов на эти объекты… Они уже бомбардируют румынские города… Посты размещаете полуовалом вокруг нефтяного района. Боевое задание: сберечь народное богатство, не дать разрушить его с воздуха. За каждый объект отвечаете головой. Ясно? А?

— Так точно, товарищ капитан!

— При дислокации роты учесть, что один пост выдвигаете вперед, непосредственно на подступы к кряжу… — Карандаш командира запетлял по пунктирной линии горной тропы и обозначил жирной точкой место поста. — Горы создают возможность неожиданного появления противника с севера и северо-запада. По приказу командующего в схему оповещения поста включается зенитная батарея, расположенная в этом же пункте. Назначьте сюда наиболее подготовленных людей…

— Ноль девять, товарищ капитан.

Карандаш в руках капитана на мгновение застыл.

— Хорошо, — согласился Моховцев. — Пусть девятый… Теперь дальше… Вот здесь, — указал командир на перекресток дорог, — проходит постоянная линия связи. Ваша задача, — карандаш скользнул вдоль черной линии, — подключиться к ней и повести шлейф к ротному посту, вот сюда. — Карандаш передвинулся в прямоугольник большого города. — А здесь — линии связи с постами и зенитчиками. Все. Ясно? А?

Лаврик выпрямился, повторил задачу, поставленную роте командиром батальона.

— Хорошо. Выполняйте! — приказал Моховцев. — Схему постов представить мне на утверждение в двадцать ноль-ноль.

Лаврик, отдав честь, отошел от стола командира.

2

На наблюдательных, ротных и батальонных постах необычайное оживление. В отличие от компактных воинских частей подразделения Моховцева должны были передвигаться к новому месту каждое своим маршрутом. Пост ноль девять уже покинул разрушенную хату над Днестром и пешком пришел на ротный пост в небольшой городишко Рыбницу.

Белые от пыли улицы этого городка покоились между могучими прибрежными холмами. Над ними стояло горячее августовское марево, полное запахов сушеной вишни, расколотых арбузов и нагретого солнцем винограда. Иногда от Днестра веял застоявшийся ветерок, на мгновение прибавлял к горячему, дурманяще сладкому воздуху какую-то свежую горечь и приносил в городишко рокот самолетов, патрулировавших над переправой.

Посты уже целый час, как собирались на ротном посту. Девушки слонялись по тесному двору, ожидая командира роты Лаврика и приказа трогаться в путь.

Всех интересовала новая дислокация. Никто толком не знал, куда их пошлют, но догадывались, что пойдут за границу, в Румынию, в чужой мир, который представлялся очень туманно.

Не выдавая своего волнения, девушки шутили друг с другом, перебрасывались остротами. Овеянные всеми ветрами, дубленные морозом и паленные солнцем, пуганные бомбами и свистящими, осколками, они так привыкли к фронтовой жизни, что у многих появились незаметные для них самих характерные солдатские привычки. Но если в боевой обстановке у них появлялась внутренняя собранность, военная ловкость и способность не теряться, то сейчас, во время вынужденного безделья во дворе ротного поста, девушки не знали, куда себя девать.

В кирзовых сапогах с широкими голенищами, в вылинявших на солнце гимнастерках и юбках, в неизменных пилотках, казавшихся крошечными на их пышных кудрявых прическах, они разговаривали охрипшими голосами, по всякому поводу хохотали. От их крепких, подтянутых фигур, от загорелых, кое у кого облупившихся лиц веяло здоровьем и какой-то не женской силой, и, наверное, многие матери не узнали бы сейчас своих нежных дочурок. Живя на отдельных постах, девушки редко собирались вместе. Некоторые, познакомившись по телефону, знали друг друга только по голосу. Теперь они знакомились заново, а давние подруги, отбросив всякий военный ритуал, обнимались и целовались.

То там, то здесь собиралась небольшая группка, и посреди нее какой-нибудь Василий Теркин в юбке с веселыми, красивыми глазами оживленно рассказывал очередную солдатскую историю.

Все время прибывали новые посты, и разговоры, лениво угасавшие в теплом мареве дня, опять вспыхивали…

Пост ноль девять — Давыдова, Зина, Зара, Люба и Рая, примостившись на подмазанной синькой завалинке, с нетерпением ожидали дальнейших событий.

— Почему так долго? Двигались бы уже! — нервничала Зара. Она не любила ждать.

— Потерпи, — ответила Рая. — Двинешься, успеешь!.. Еще неизвестно, куда двигаться…

— И чего бы это я переживала? — жуя хлеб с салом, говорила Малявина. — Кто спешит — людей смешит. Будет приказ — поедем. Наше дело солдатское: без команды — ни с места!

Зина как-то выделялась среди своих подружек. Стройная, задумчивая, светлолицая, она сидела спокойно и прислушивалась к разговорам.

Потом ей надоело сидеть на завалинке, она поднялась и начала ходить по мягкой траве. Мысли ее сейчас были далеко отсюда. С высокого холма, на котором прилепился домик ротного поста, виднелся могучий Днестр, низкий правый бессарабский берег и высокий левый, который то там, то тут прорезывали узкие, вьющиеся на восток белые дороги. Она невольно бежала взглядом по этим стремительным белым лентам, до самого горизонта. По дорогам время от времени медленно двигались к переправе через Днестр черные точки: автомобили, тягачи, подводы… Иногда сердце ее вздрагивало: может быть, в одной из этих машин едет сейчас Андрей. Но нет! Она хорошо знала, что батальон еще не двинулся, что первой едет их рота, что Андрей находится сейчас далеко-далеко отсюда, на востоке… Что он теперь делает? Наверное, тоже собирается в дорогу… А может, он не пойдет следом за ними, может, ушлют его куда-нибудь в другое место?.. Ведь на войне всякое бывает…

В последнее время Зина часто вспоминала Андрея. Он вставал перед ее глазами таким, каким она впервые увидела его возле речки, и таким, каким он был в казарме во время занятий, — уже не совсем чужим, словно даже чуточку родным.

И почему он все время в мыслях? Все мысли о нем. Вот и сейчас не о Татьяне вспомнила, не о других подругах из батальона, а только о нем?

Когда она служила при штабе, Андрей казался ей просто старшим товарищем, а теперь при мысли о нем сладко ноет сердце… Это пугало Зину. Никогда еще в своей жизни она такого не чувствовала. Она не давала себе воли, не писала Андрею писем, не звонила по телефону, даже старалась не думать о нем, хотя это и не помогало, и, чем больше она старалась не думать, тем ярче он вспоминался ей…

Вдруг по двору точно пробежала электрическая искра. Солдаты заметили «газик», который, надрывно повизгивая, поднимался в гору.

Когда машина подъехала и из нее вышел старший лейтенант, все встали и вытянулись. В ответ озабоченный Лаврик махнул рукой и пошел в дом. На ходу бросил солдатам, стоявшим у крыльца:

— Начальников постов ко мне!

Зина не поверила своим глазам: следом за Лавриком из «газика» вышел Андрей. Вместе с шофером лейтенант вытащил из машины небольшую радиостанцию и генератор на треножнике, с педалями, похожими на велосипедные; приводился в действие он при помощи ног, за что батальонные острословы прозвали эту станцию «солдат-мотором».

Взбудораженный рой мыслей закружился в голове девушки. Почему Андрей здесь? Неужели перевели в их роту? Не может этого быть! Но почему он привез радиостанцию? Значит, едет с ними!

Сомнения и надежды, сменяя друг друга, охватили Зину. Ей очень захотелось поздороваться с лейтенантом, напомнить, что она здесь, с ним рядом. Она протолкалась через толпу девушек ближе к машине и стала так, чтобы Андрей мог ее увидеть.

В спешке Земляченко не заметил Зину. Вытащив радиостанцию и приказав радисту погрузить ее на полуторку, он торопливо поднялся на крыльцо ротного домика и исчез за дверью.

У Зины сжалось сердце. Но она сразу же взяла себя в руки.

На некоторое время во дворе стало тихо.

Но вот из домика выбежал взъерошенный старшина роты Прокудов, лихой парень, с рябым от оспы лицом и хитроватыми глазами. Он был правой рукой Лаврика и грозой начальников постов. Обязанности свои старшина выполнял старательно. Посты своевременно получали продукты, обмундирование, но когда кто-нибудь пытался до срока взять для своих девушек новые гимнастерки или заменить без разрешения телефонные элементы, тут Прокудов проявлял необычайную бдительность.

Сейчас у старшины была страда. Ему предстояло обеспечить перевозку имущества к новому месту дислокации. Выбежав во двор, он бросил: «Едем!» — и ринулся к автомашинам.

Из помещения ротного поста начали выходить один за другим офицеры и начальники постов.

Все пришло в движение.

Зина протолкалась к своим девушкам.

— Едем? — спросила она у Давыдовой. — Куда?

— В Румынию, Плоешти, — с гордостью ответила та.

Эта весть уже распространилась вокруг.

— Девчонки, девчонки! Живого капиталиста увидим.

— Думаешь, он ждет тебя? Удрал!

— Как бы не так! Гляди еще и пулю пустит из-за угла.

— Пусть попробует!

— Первый взвод ко мне! Становись!

— Второй взвод!..

— Ноль девять, быстренько! — скомандовала Давыдова.

Перед строем своего взвода, в состав которого входил и пост ноль девять, появился лейтенант Ляхов в хорошо подогнанной к его гибкой фигуре гимнастерке, с начищенными блестящими пуговицами, в синих галифе и изящных хромовых сапогах. Длинноногий, с хорошей выправкой, он был кадровым офицером и, попав в службу ВНОС, всегда проявлял по этому поводу недовольство. Многие из его товарищей по училищу связи уже получили звание старшего лейтенанта, один даже капитана. Но им повезло, по мнению Ляхова: они были в пехоте, в артиллерии, в танковых войсках. А Ляхову пришлось служить в этом, как он выражался, «батальоне смерти для офицера». Война шла к концу, и он уже не надеялся получить роту и третью звездочку на погоны. Офицеров запаса, которые не интересовались еще одной звездочкой и мечтали после войны возвратиться к гражданской профессии, Ляхов не понимал. С особенным неудовольствием посматривал он на своих солдат в юбках.

Под настроение лейтенант любил рассказывать, как однажды ему показали во дворе батальона на новенького солдата — девушку в красноармейской форме — и сообщили, что теперь новобранки заменят мужчин на постах.

Ляхов нарочно дважды прошел мимо новоиспеченного солдата, но девушка и не подумала приветствовать офицера. Тогда он со всей строгостью спросил:

— Почему не приветствуете?

— А я с мужчинами не привыкла первая здороваться, — обиженно ответила девушка.

Рассказывая этот эпизод, Ляхов всегда многозначительно и горько улыбался.

Сейчас, получив приказ на передислокацию, лейтенант с недовольной гримасой на лице выстроил взвод, передвинул сбоку наперед свисавший на длинном ремешке планшет и достал из него бумаги.

Закончив чтение приказа, пробежал взглядом по лицам солдат.

— Ясно?

Девушки были охвачены нетерпением. Зина чуть улыбнулась, будто хотела сказать: «А что здесь понимать? Все будет в порядке!» С той минуты как здесь появился Андрей, у нее родилось чувство уверенности. Словно он один усиливал роту на целое подразделение. Только что она услышала приказ, в котором все было ясно сказано: усилить связь между взводами и управлением роты, для чего на время передислокации придать… второму взводу радиостанцию, начальником станции назначить лейтенанта Земляченко… Значит, он едет не просто с их ротой, а именно со вторым взводом… Алиева о чем-то задумалась в это время и, кажется, не слышала вопроса лейтенанта, а Люба Малявина глядела не на командира взвода, а лукаво подмигивала Зине.

Давыдова вытянулась в струнку и ответила за всех:

— Ясно, товарищ лейтенант!

— Тогда по машинам! Проверить укладку! Старший первой машины — Давыдова, второй — Кузнецова.

В кузове, где должны были ехать солдаты поста ноль девять, все было уложено. Ближе к кабине положили телефоны, оцинкованные ящики с патронами, ящик с гранатами, потом примостили катушки с кабелем, продукты. Давыдова все перещупала руками, проверяя, плотно ли уложено, не сдвинется ли в дороге.

— Брезент!

Зина, Рая и Зара бросились натягивать тяжелый брезент поверх груза. Всем не терпелось быстрее выехать, увидеть Румынию.

— У вас все? — спросил шофер. — Тогда поставьте канистру с маслом. — Он поднял вверх полную металлическую посудину. — Приткните где-нибудь…

— По машинам! — скомандовала Давыдова. — В пути наблюдать за воздухом и землей! Лубенской — сектор слева, Малявиной — справа, Чайке — впереди себя!

Затем Давыдова обошла машину, постучала носком сапога по тугим покрышкам и побежала докладывать лейтенанту Ляхову, который что-то писал на планшете, стоя среди двора.

— Кого любит солдат? — долетело к Зине из соседней машины. — Своих командиров и начальников. Верно говорю? Верно. А еще кого? Мать, отца… и гарного молодца!..

Это шутила незнакомая Зине девушка.

Люба Малявина, сидевшая на доске рядом с Зиной, при этих словах игриво подтолкнула ее плечом.

— Везет некоторым!..

— Отстань! — оборвала ее Зина. Именно а это время она искала взглядом Андрея. Он примостил радиостанцию на второй машине и, только теперь увидев Зину, широко улыбнулся ей.

К грузовикам подошел командир роты в сопровождении лейтенанта Ляхова и Давыдовой.

— Готовы?

— Так точно, товарищ старший лейтенант!

— Ну, в добрый путь!

Давыдова ловко взобралась в кузов. Ляхов сел в кабину. Сквозь опущенное окно высунулась его правая рука. Прозвучал короткий возглас Лаврика: «Трогай!»

Передислокации не были в новинку для воинов противовоздушной обороны, но этот переезд был особенный. Впервые в жизни им придется пересечь границу своей страны. Позади останутся родные города, села, степи Украины и Молдавии… Новые края, невиданные места, чужое небо, чужая земля, чужой язык… Что там? Как там?..

Машина плавно тронулась с места. Вот она выехала со двора и осторожно, будто нащупывая путь, поползла вниз узкой извилистой дорогой.

Зина оглянулась на машину, следующую за ними. В кабине, рядом с шофером, она увидела Андрея. Долго смотреть назад она не могла — ее сектор наблюдения находился впереди, да и девчата могли заметить — и отвернулась, согретая своим маленьким, скрытым счастьем.

3

Вскоре грузовики с вносовцами выехали на длинный мост и очутились в потоке чужих машин, пеших солдат, тоже двигавшихся за Днестр.

Появление на мосту машин с девушками сразу же было замечено. Солдаты, шедшие цепочками по краям моста, подтянулись; с соседних грузовиков, с крепких, военного образца повозок девушкам заулыбались молодые солдаты и усатые обозники: кто вспомнил сестричку, кто дочурку, а кто любимую.

Когда машины Ляхова застряли в этом потоке, вокруг послышались шутки, выкрики:

— Эй, девчонки, куда едете?

— Давайте с нами! Не пожалеете!..

— Ты мне, белокурая, напиши, полевая почта семьсот семьдесят семь — сорок один. Федосееву Анатолию. Запомнила? Три семерки и сорок один!

— Я тебе, чернобровая, сапожки сошью хромовые, на всю Европу!

— Не верь ему, милая. Он скупой. Среди зимы снега не выпросишь.

— Девчата! Айда с нами! До самого Берлина доведем. Мы вам там Гитлера на веревке притащим!..

Смех, лукавые взгляды — и вот уже переправа осталась позади. Машины затряслись по мостовой маленького бессарабского городка. Проскочили это местечко и оказались на белесой дороге, которая, петляя меж холмами, бежала на запад через всю Бессарабию.

Несколько легковых машин опередили колонну вносовцев. Другие, вместе с обозами, отстали, и девушки оказались одни на широкой дороге, дымившейся седой пылью.

Зина, упираясь ногами в катушку с кабелем, смотрела вперед, туда, где дорога сливалась с горизонтом. От далеких лысых холмов навстречу машинам спешили телеграфные столбы. Зина вспомнила об Андрее, на минутку обернулась и посмотрела на вторую машину. Там был Андрей… Интересно, о чем он сейчас думает?

Машина сбавила ход.

Дорога нырнула в глубокую балку. С обеих сторон вставали известковые откосы, изрытые дождевой водой, поросшие серым от пыли бурьяном.

Сильнее заурчал мотор. Потянуло горьким запахом горелого масла. Машина выползала из балки. Зина подалась всем корпусом вперед, будто хотела помочь ей.

Навстречу им из тучи пыли вынырнула какая-то колонна. Шофер, уступая дорогу, съехал на обочину.

Перед самым носом Зины появилось маленькое зеркальце. Это Люба, воспользовавшись остановкой, достала его из нагрудного кармана, посмотрела на себя, потом подсунула соседке.

— Красивая? Как трубочист!

Из зеркала на Зину глянуло покрытое пылью лицо, на котором только глаза светились. Она сняла с головы пилотку, хлестнула ею о колено — раз, другой. С пилотки и юбки поднялось облачко пыли.

— Гляди, что такое? — Люба толкнула Зину в бок.

Колонна приблизилась, и девушки увидели пленных. Грязное рваное обмундирование, щетинистые лица, воспаленные глаза. У одних взгляд хмурый, злой, будто у пойманных волков, у других — растерянный, усталый, безразличный. По этим затравленным взглядам и хмурым лицам, по обмундированию лягушиного цвета и остаткам военных нашивок Зина поняла: фашисты! Сильнее застучало сердце: вот они, убийцы!..

Девушка отвернулась, чтобы не видеть фашистов, так противно было ей смотреть на них, так загорелось гневом сердце! Когда через несколько минут она опять посмотрела на дорогу, то от удивления широко раскрыла глаза: пленные улыбались ей, махали руками, кричали:

— Арматей Роший — ура! Фэтэлор совьетичэ — ура![3]

— Жос ризбоюл![4]

— Антонеску, Гитлер — капут!

Зина увидела, что возле них нет конвоиров, да и внешне они выглядят по-иному: чернявые, оживленные. Идут не колонной, а бредут толпой.

Да это же румыны!

Откуда-то из середины толпы донеслись звуки губной гармошки. Задорная, веселая мелодия зазвучала над дорогой.

— Слышишь, поют! Играют!

— А что им? Отвоевались. Знают, что домой отпустят. Румыния-то повернула оружие против немцев. Вот и радуются! — объяснил лейтенант Ляхов, выбравшись из машины.

Румыны прошли. Седая пыль поплыла за ними, закрыла от глаз.

Машина вносовцев опять побежала по степному простору.

Девушки попробовали затянуть песню. Из этого ничего не вышло: пыль лезла в горло, приходилось откашливаться, и песня угасла.

Солнце палило нещадно. От жары, от тряской езды у Зины начало ныть все тело. Зина долго хранила чистый платочек. Теперь достала его и вытирала им потное лицо. На какое-то мгновение от этого будто становилось легче, но только на мгновение.

«Хотя бы быстрее приехать!» — вздохнула девушка.

Они уже пересекли выжженную солнцем и разоренную войной Бессарабию, промчались мимо разбитых немецких танков, пушек, смятых автомобилей, видели разрушенные дзоты, порванные проволочные заграждения, вытоптанные кукурузные поля, на которых еще валялись трупы незадачливых фашистских вояк. Давно переехали Прут. Дорога теперь была не седая, а рыжая, появились рощицы, и справа замаячили какие-то возвышенности, покрытые лесом…

Кончиком платочка Зина выбирала пыль из уголка глаза. Слезы вперемешку с потом скатывались на щеку. И надо же было маленькой пылинке так врезаться в глаз, что Зине показалось, будто она слепнет. Глаза закрылись, слезы побежали сильнее. Не помогал ни платочек, ни то, что Зина терла глаз кулаком.

И вдруг — то ли острая пылинка сама выскользнула, то ли ее смыло слезами — Зине стало легче. Встряхнув головой, она раскрыла глаза. Но тоненькая ослепительно-серебристая пылинка все еще виделась ей. Да что же это? Опять что-то залетело в глаз? Нет, боли никакой! А серебристая черточка не исчезала. Наоборот, она все увеличивалась, росла… Девушка поняла: на горизонте самолет — но чей?

— Воздух!

Теперь уже хорошо стало видно, что в небесном океане плывет не пылинка, а серебристый крестик. Он быстро увеличивался, направляясь к шоссе.

— Разведчик!

— «Юнкерс»!

Восклицания девушек слились со стуком кулаков Давыдовой по кабине.

Дверка открылась. Лейтенант высунул голову и сердито спросил:

— В чем дело?

— Воздух! — лаконично доложила Давыдова. — «Юнкерс», курс девяносто.

Ляхов взглянул на небо. Вражеский разведчик, хищно накренившись, шел на них.

— Рассыпаться! В кювет! — скомандовал лейтенант.

Машины резко остановились на краю дороги. Не выпуская из рук винтовок, девушки прыгали на землю и разбегались в разные стороны.

Вражеский пилот, наверно, видел это с высоты, но гоняться за каждой не мог. Были уже не те времена, когда «юнкерсы» и «хейнкели» охотились даже за отдельным человеком на дороге. Теперь этот одинокий озверевший фашист, который залетел сюда с какого-то последнего гитлеровского аэродрома в Румынии, был рад возвратиться целым из разведывательного полета. Впрочем, заметив две машины без зенитных пулеметов, он не мог отказать себе в удовольствии расстрелять их.

Зина, спрыгнув на землю, увидела, что и вторая машина остановилась и девушки бросились в поле. Андрей, схватив чью-то винтовку, уперся в борт и прицеливался в приближающийся самолет. Она крикнула: «Андрей!» — но в это время кто-то толкнул ее и повалил в траву.

Самолет оглушительно прогрохотал моторами над головами девушек. В этом гуле утонула пулеметная очередь. Кое-кто из девушек и лейтенант Ляхов, лежа на спине, стреляли по самолету из автоматов.

Зина, приподнявшись, тревожно смотрела на Андрея. Тот все еще стоял среди дороги, у машины, и пулю за пулей посылал вдогонку уходящему самолету. На его лице было написано такое отчаяние, такая горькая боль, что Зина испугалась, подумав, что Андрей ранен. Но вот он понял бесцельность своей стрельбы, опустил винтовку и сошел с дороги.

Промчавшись над машинами, фашист набрал высоту. Вот опять в небе маленький силуэт, потом — серебристый крестик, и наконец — тоненькая черточка, которая колышется на волнах воздушного океана.

В это время над капотом переднего автомобиля заструился серый дымок. Струйка дыма быстро начала розоветь, рыжеть.

Шофер первый выбрался из кювета и побежал к машине.

— Песок! Давайте песок! — закричал он изо всех сил.

«Какой песок? Где его взять! — подумала Зина. — Надо гимнастерками накрывать». Она тоже бросилась к грузовику. Вместе с ней, стаскивая с себя одежду, спешили еще несколько девушек. Другие, горстями сгребая на дороге пыль, насыпали ее в пилотки. Но не успели солдаты подбежать к машине, как прозвучал взрыв. Это взорвался бензобак. Пламя перебросилось в кабину.

Давыдова и шофер, ухватившись с двух концов за гимнастерку, на которой высилась горка пыли, подтянули ее к автомобилю и вытряхнули на пламя. Пыль поднялась легким облачком. Они бросились опять сгребать ее на дороге. Тем временем пламя подобралось к кузову, начало лизать борта.

— Все за мной, разгружать! — скомандовал лейтенант Ляхов.

Зина, Давыдова, Зара, до крови обдирая пальцы, пытались развязать веревки, крепившие к бортам брезент. Ляхов выхватил из кармана галифе складной нож и полоснул им по прочной ткани.

Обжигая руки о горячий металлический крюк, шофер с грохотом отбросил правый борт.

— Держи! — крикнул лейтенант, вскочив в кузов и протягивая Зине телефонные аппараты.

Девушка быстренько подхватила их, на миг остановилась, не зная, куда лучше их поставить.

— Подальше от машины, — заметив ее растерянность, закричал лейтенант.

Зина перепрыгнула через кювет, поставила на землю аппараты и устремилась назад. Навстречу ей мчались девушки с тяжелым ящиком гранат.

Тем временем прибежали с Андреем солдаты из второй машины, уцелевшей во время налета.

Пламя и дым поднялись стеной. На багровом фоне диковинно выделялась длинная фигура Ляхова, который поспешно подавал девушкам катушки с кабелем.

Двое солдат с шофером продолжали засыпать пылью передок машины. Но уже загорелся кузов. Красные языки, еле заметные в море солнечного света, с шипением и треском подбирались к грузу.

Андрей отбросил левый борт и, обжигая руки, стаскивал с машины на землю тяжелые кули с мукой. Зина обежала вокруг машины, чтобы помочь ему.

Ляхов тоже старался успеть хоть что-нибудь еще выхватить из огня, как прозвучал второй взрыв — загорелась забытая в суматохе канистра с маслом. Горящее масло пламенем растеклось по кузову.

— Шабаш! Всем отойти! — Ляхов еле успел выскочить из пылающего кузова. Он не удержался на ногах и упал. Попробовал подняться, но только застонал и снова повалился на траву.

Давыдова и Зара подхватили командира взвода под руки и оттащили от дороги. Только теперь Ляхов понял, что обжег ноги. Его гордость — хромовые сапожки — потеряли блеск, покоробились. Девушки осторожно разрезали их и стянули. Давыдова дрожащими руками перещупывала мешки с продуктами. Где-то было сливочное масло, выданное для дополнительного пайка. Нашла размягченный пакет, разорвала и смазала обожженные пальцы и икры ног Ляхова. Зара вскрыла индивидуальные пакеты и начала ловко наматывать бинты, и ноги лейтенанта стали похожими на толстые обрубки.

— Что же будем делать, товарищ лейтенант? — вырвалось у Малявиной.

— Первым делом привести себя в порядок!

Девушки невольно посмотрели друг на друга. На их лицах пот, пыль и копоть. Только сейчас они вспомнили, что без гимнастерок. Зина бросила испуганный взгляд на Андрея, стыдливо обхватила себя руками и побежала искать одежду. Давыдова метнулась на дорогу, там, возле догорающего автомобиля, валялась ее измазанная гимнастерка. Другие девушки тоже торопливо одевались. Одна Малявина не спешила. Худенькое тело девушки отливало матовой белизной, только шея, где ее не закрывал воротничок гимнастерки, да кисти рук были покрыты густым загаром. Не обращая внимания на шоферов, она неторопливо разыскала в траве одежду и начала старательно вытряхивать ее.

— Быстрее! Быстрее! Мы не на прогулке! — напомнил Ляхов.

Резкий окрик командира оказал свое действие. Малявина тоже заторопилась.

Зина, отряхнув гимнастерку и одевшись, решилась подойти к офицерам.

— Товарищ лейтенант Земляченко! Вы не обожглись? У вас весь правый рукав прогорел.

Не обращая внимания на подружек, не думая, как это может быть расценено ими, она смело взяла Андрея за руку, расстегнула манжет и стала осторожно закатывать рукав.

Андрей не противился.

— Да ничего страшного, — только и сказал он. — Чуток, видно, ожег. Не беда. До свадьбы заживет… — вдруг улыбнулся он. — Вот только гимнастерку жалко…

Волнение, которое охватило Зину при виде обожженной руки Андрея, помешало ей вслушаться в его слова и, когда тот улыбаясь сказал о свадьбе, Зина растерянно взглянула на него, не понимая, как можно сейчас говорить о таких вещах. Но потом она поняла, что это ведь только пословица, и, покраснев, стала закатывать левый рукав.

Давыдова принесла масло и, несмотря на протесты Андрея, вместе с Зиной густо смазала им всю правую руку и отдельные очаги на левой. Потом девушки забинтовали раны.

Когда с этим было покончено и девушки отошли, Ляхов о чем-то посоветовался с Андреем, разглядывая вместе с ним карту, с трудом вытащенную из вздутого, покоробившегося планшета. Оставив Ляхова сидящим на траве, Земляченко с радистами быстро снял со второй машины походную рацию, поднес ее к командиру взвода и настроил на волну роты.

Доложив Лаврику о нападении «юнкерса» и пожаре и получив приказ о дальнейшем движении, Ляхов, опираясь на плечо Андрея, медленно, превозмогая боль, поднялся.

— Что смотрите? Не видели меня? — пробурчал офицер в ответ на сочувственные взгляды бойцов. Он протянул левую руку в сторону:

— В две шеренги становись!

В минутной неразберихе строя Люба Малявина успела ехидно шепнуть Зине:

— Не выдержало сердечко?..

Та гневно взглянула на подругу.

— Направо равня-яйсь!

Головы всех ставших в строй повернулись направо.

Ляхов с трудом сделал шаг вперед и круто обернулся лицом к строю.

— Смирно!.. Товарищи! Мы перешли государственную границу, — необыкновенная торжественность прозвучала в голосе лейтенанта, — чтобы принять участие в освобождении народов Европы из-под гитлеровского ярма. Задание, которое поставил перед нами командир, должно быть выполнено при всех условиях и в срок.

— Как же… — не утерпела Малявина, кинув взгляд на догоравшие остатки грузовика.

— Разговоры!.. Весь кабель, аппараты и продукты — во вторую машину. Кузнецовой, Пасько и Федоровой сопровождать груз, остальным — под командой лейтенанта Земляченко двигаться пешком до города Бырлад. Там вас будет ждать транспорт.

Он отошел, уступая место Андрею.

— Начальники постов! Патроны и гранаты раздать бойцам! — приказал Земляченко. — Разойдись!

Уцелевшая машина подъехала ближе к месту, где было сложено спасенное имущество. Двое девушек забрались в кузов, другие начали подавать им катушки с кабелем, телефоны, продукты.

Ляхов спрятал карту и привычным движением сдвинул вздутый планшет на бок. Прикусив нижнюю губу, захромал к машине, опираясь на Андрея. Ухватившись руками за кабину, влез в нее и, стыдясь своей беспомощности, с силой захлопнул дверцу.

Полуторка тронулась с места, покатилась по широкой дороге, оставляя за собой длинный хвост пыли. В кузове, на мешках, сидели девушки, держа в руках винтовки и всматриваясь в небо…

Проводив взглядом машину, Андрей выстроил на дороге всех, кто остались с ним. На солдатах была полная боевая выкладка: противогазы, скатки, вещевые мешки, саперные лопатки; на поясе — подсумки и по две гранаты.

— Смирно! — скомандовал лейтенант. Он прошелся вдоль строя, опытным взглядом осматривая подгонку снаряжения. Может быть, на какую-то долю секунды задержал свой взгляд на раскрасневшемся лице Зины.

— На ре-е-мень!.. Нале-во! — Весь строй, как один человек, выполнил команду. — Шагом… марш!

Колонна качнулась и двинулась по дороге. Теперь здесь не было имен, не было девушек — только подразделение действующей армии.

Казалось, стало не так жарко, как было на машине. Пережитое так взволновало всех, что возбуждение еще не улеглось.

— Голов не вешать! Чайка — песню!

Какую-то минуту Зина молчала, а затем безлюдная румынская долина впервые услышала нашу песню:

До свиданья, города и хаты!
Нас дорога дальняя зовет.
Молодые смелые девчата,
На заре уходим мы в поход…

Девушки подхватили дружно, во весь голос:

Мы развеем вражеские тучи,
Разметем преграды на пути!

Пели с подъемом, словно хотели излить в песне свою растревоженную душу. Особенно лихо выкрикивали слово «девчата», которым девушки упрямо заменяли «ребята» в тексте песни.

Чистый голос запевалы звенел над всеми голосами:

Наступил великий час расплаты,
Нам вручил оружие народ.
До свиданья, города и хаты!
На заре уходим мы в поход.

Глава восьмая

1

Солнце начинало клониться к закату, когда Зина взяла свою винтовку, противогаз и вышла сменить Раю Лубенскую. Остановившись на наблюдательной площадке, возле котлована, Чайка приставила винтовку к ноге и доложила:

— Смена прибыла!

Лубенская — чернявая, молчаливая и замкнутая девушка — отдала Зине бинокль и, довольно потягиваясь, снимая с себя противогаз, направилась к землянке.

Зина привычным движением приложила бинокль к глазам и начала осматривать горизонт. По голубому шелку неба тонким кружевом расплылись белые облачка.

«Перистые», — подумала девушка. На юге, под дыханием легкого ветра, облака как будто таяли, а на западе, где багровел большой диск солнца, они сплетались в сплошной полог и кое-где громоздились друг на друга… «Нет, пожалуй, кучевые, — решила Зина. — Не к дождю ли?»

Воздушный океан дышал спокойствием. Парило. Над долиной, у подножия горного кряжа, поднималось вверх трепетное марево. Чайка отняла бинокль от глаз. Тихо и пусто. Тихо на земле и пусто в небе. Сегодня даже заявок на пролеты нашей авиации не было. Только издалека, с юга, от нефтяных промыслов, вместе с удушливыми испарениями долетал еле слышный гул.

Где-то на холмах запела дуда: румынский чабан собирал свою отару.

И опять тихо-тихо, спокойно. Словно и нет на белом свете войны…

Шло время. Прощаясь с землей, заходящее солнце будто решило еще раз залить все вокруг своими золотыми лучами. Запламенели медные стволы далеких сосен, матовым серебром вспыхнули вершины Южных Карпат.

Зина опять поднесла к глазам бинокль. Сосны и горы приблизились.

Девушка подняла голову выше. Теперь и облачное кружево казалось не очень далеким. Постепенно поворачиваясь, Зина обводила внимательным взглядом небо. Солнечные лучи вынудили ее на какое-то мгновение зажмуриться. И в этот миг до нее долетел тонкий звук, похожий на комариный звон. Правой рукой Зина крепче прижала к глазам бинокль, а левой, будто козырьком, прикрыла его сверху.

Купаясь в солнечных лучах, с северо-запада, из-за гор, шел самолет. Собственно, самолета Зина не видела. Даже в окуляре мощного полевого бинокля ее глаз фиксировал только тоненькую темную полоску, которая почти незаметно передвигалась в красноватом потоке лучей.

Девушка смахнула набежавшие слезы и опять припала к биноклю. Шум мотора приближался, густел. Далекий самолетик постепенно увеличивался. В воображении Зины мгновенно промчались силуэты, какие она знала. Нет, это не «мессер» — размах крыльев больше. Непохож и на Ю-87, у которого издали видно неубирающееся шасси, ни на «хейнкель», ни на Ю-88.

И вдруг мозг обожгла догадка. Зина схватила трубку телефона, связанного напрямик с зенитной батареей. Теперь судьбу промыслов, которые охранялись воинами ПВО, решали доли секунды. Первым долгом предупредить зенитчиков!

— Воздух! «Фокке-вульф курьер»! Курс сто двадцать. Высота восемь тысяч…

Самолет нырнул в большое облако и скрылся с глаз.

Но сигнал Зины уже был принят.

Из землянки на голос наблюдателя выбежала Давыдова.

— Где самолет?

— Ушел в облака. «Фокке-вульф курьер».

— Как ты определила, что «фокке-вульф»? — забеспокоилась Давыдова.

— Очень большие крылья, посредине будто пять кругов: кабина и четыре мотора.

Самолет больше не выходил из-за облаков. Прошло еще несколько минут. На посту слышали, что шум моторов отдалился правее, в направлении промыслов. «Как раз на батарею выйдет», — подумала Зина и вызвала ротный пост.

На ротном посту сам Лаврик принял донесение. Через минуту он допрашивал по телефону Давыдову.

— Где самолет? Вы его видите? Нет? А слышите? Это одна Чайка определила, что «фокке-вульф»? А вы сами не видели? Дайте Чайке трубку!..

И будто в ответ на закравшееся сомнение справа, за холмами, захлопали зенитки.

— «Фокке-вульф курьер», товарищ седьмой, — взяв трубку, сказала Зина. — Так точно. Нет, не ошиблась.

Воздушная тревога, объявленная Чайкой, мгновенно подняла зенитчиков на ноги.

Подступы к нефтяному промыслу с той стороны, откуда вторгся в воздушный простор чужой самолет, прикрывала одна батарея. Ее огневая позиция, замаскированная между холмами, считалась наиболее ответственной. На предыдущей дислокации этим пушкарям не очень везло. В течение двух месяцев противник почти не появлялся над мостом через Южный Буг, где стояла батарея, и солдаты тренировались на условных самолетах. Тип этих «самолетов», их курс, высота полностью зависели от фантазии командира. И хотя в небе было пусто, батарейцы днем и ночью «стреляли», будто над ними тучей висела вражеская авиация.

Мечтой командира было достичь дружной, слаженной работы орудийных расчетов, чтобы одним-единым залпом сбивать вражеский самолет. К сожалению, пока это была только мечта, и многие солдаты с горькой иронией говорили: «Эх, служба наша ПВО — верно сказано: «Пока война, отдохнем». Да и как не переживать, если у некоторых «девчачьих» батарей на счету больше сбитых самолетов, чем у них! Однако, выполняя приказ командира, они хоть и ворчали, но быстро вычисляли данные для стрельбы и старательно прицеливались в чистое небо.

Все это не прошло даром. Теперь по сигналу «Воздух» орудийные расчеты приготовились к бою. Мгновенно заняли места у прицельных приборов наводчики, приготовились дальномерщики, быстро набросили ключи на головки снарядов трубочные, готовые по команде мигом изменить установку.

Вот из-за туч в розовато-синий простор предвечернего неба вынырнул самолет-нарушитель.

«Опытный! — сразу определил командир батареи, понимая, что пилот хочет воспользоваться слепящими лучами солнца и пройти незамеченным. — Не зря такую громадину ведет…»

Но что это? Офицеру показалось, что в небе не немецкий самолет. А чей же? Зрительная память, натренированная на рисованных силуэтах, подсказала ему, что самолет похож на «боинг», так называемую «летающую крепость». Но если это бомбардировщик союзников, то почему он появился здесь, недалеко от промыслов, и почему вносовцы объявили «Воздух»? Все эти соображения вихрем пронеслись в голове командира батареи. Тем временем самолет снова нырнул в розовое море облаков. Впереди у него, если он не изменит курса, есть еще одно «окошко». Что же делать?

Раздумывать было некогда. «А может, я ошибаюсь? Ведь вносовцы распознали раньше меня, что это враг. И идет он, как враг, украдкой, из-под солнца, прячется за тучами…»

Шум моторов усиливался. Самолет приближался к «окошку». Командир батареи сделал поправку в данных, сообщенных дальномерщиками, и, как только освещенный солнцем силуэт вынырнул из-за тучи, грянул дружный залп.

Самолет еще некоторое время держался в воздухе и, сохраняя прежний курс, снова нырнул в облака. Но через минуту он вынырнул и начал медленно, а потом все быстрее и быстрее падать. Командир батареи успел увидеть маленькие слепящие блестки возле него — возможно, в потоке лучей заиграл шелк парашютов, — и самолет, оставляя за собой длинный хвост дыма, потянул к земле, будто пикируя на цель.

В ответ на артиллерийский залп, эхо которого еще не утихло в окрестных горах, далеко от батареи вздрогнула земля, и сильный взрыв потряс воздух.

Командир подозвал старшину:

— Возьмите двух бойцов. Разыщите остатки самолета. Выясните, чей он… Экипаж, возможно, выбросился на парашютах. Обследуйте место падения…

Офицер отдавал приказ, а сам уже догадывался, чей самолет сбит. За то короткое время, когда бомбардировщик падал, командир убедился, что это не «фокке-вульф». Эту же мысль он прочел и в глазах старшины, который стоял перед ним навытяжку.

— Ну вот. Задание ясно?

— Так точно.

— Быстрее возвращайтесь!..

Старшина откозырял. Вскоре с автоматчиками он побежал на юго-восток, туда, где упал самолет. Глядя им вслед, командир батареи тревожно думал: «Как случилось, что вносовцы ошиблись?» Напряжение, охватившее его во время боя, уже исчезло. Он не сомневался, что поступил правильно, открыв огонь по самолету, который появился в его секторе без разрешения. «Но почему ошиблись вносовцы? И если это действительно американский «боинг», то зачем он появился здесь, да еще с бомбами?»

Было о чем поразмыслить командиру батареи!

2

Сигнал «Воздух», прозвучавший сначала на посту ноль девять, быстро прошел всю цепочку оповещения: через ротный и батальонный посты на главный пост командующего войсками противовоздушной обороны Румынии и молнией долетел в Москву. На нескольких оперативных схемах, от небольшой — в оперативной комнате первой роты — до гигантской схемы противовоздушной обороны территории нашей страны и государств, освобождаемых Советской Армией, возле самой линии фронта, в районе Южных Карпат, появилась еще одна синяя пометка — в воздухе вражеский самолет.

После краткого сообщения цепочка, которая связывала настороженных солдат и офицеров, от наблюдателя — ефрейтора Чайки до пожилого полковника в Москве, умолкла, замерла на несколько минут, будто оборвалась. Затем она опять ожила, пульсирующей артерией связав Москву с прифронтовым постом в далекой Румынии, но теперь ток шел сверху вниз. Москва запрашивала главный пост в Румынии, тот в свою очередь — батальонный пост Моховцева, а оттуда — посты Лаврика: «Куда исчез «фокке-вульф»? Почему нет дальнейших сообщений? Ведь не мог же самолет растаять в воздухе!»

События происходили над важным военно-промышленным объектом — нельзя было спокойно ожидать дальнейших сведений. Опытные офицеры — оперативные дежурные — знали, что такая задержка обычно оборачивается потом какой-нибудь неприятностью.

Седеющий полковник из Москвы спокойно и властно приказал дежурному в Румынии немедленно доложить обстановку в воздухе» хотя у полковника под наблюдением был весь гигантский фронт от Черного моря до Ледовитого океана и на его схеме вражеский самолет над Южными Карпатами был один из многих.

Майор с главного поста, нервничая, требовал объяснений от лейтенанта Грищука, оперативного дежурного батальонного поста.

Грищук в свою очередь мог получить сведения только от постов Лаврика, над расположением которых появился, а потом словно растаял этот самолет; кроме наблюдателя с ноль девять, его никто не успел увидеть… Случилось так потому, что в отличие от обычной дислокации Моховцеву пришлось рассредоточить посты на значительном, не предусмотренном уставными нормами расстояния. Враг под натиском советских полков быстро отступал, и войскам противовоздушной обороны приходилось прикрывать бо́льшую, чем обычно, территорию.

А Лаврик уже нажимал изо всех сил. Он не отнимал от уха телефонную трубку аппарата, соединявшего ротный пост с цепочкой постов на подступах к Плоешти, и обещал из каждого начальника поста и командира взвода Ляхова, а особенно из Давыдовой, «сделать вареную бульбу», если тут же не будет доложено, где самолет…

И вот наконец Давыдова звонким от волнения голосом прокричала Лаврику, что враг сбит зенитчиками и упал юго-восточнее поста.

Командир роты облегченно вздохнул и немедленно позвонил на БП. Цепочка опять ожила. Грищук доложил оперативному дежурному главного поста, но там уже приняли точно такое же сообщение с командного пункта зенитной части и теперь извещали Москву. На протяжении всей этой длинной цепочки солдаты и офицеры с удовлетворением передавали: «фокке» сбит. Это означало, что не сможет он сбросить бомбы на цель, что не будет бушевать пламя в нефтяных складах, не будут взлетать в воздух промыслы, корчиться в огне люди, что спасен бензин для самолетов, для танков, рвущихся к логову фашистского зверя…

Даже привыкший к таким сообщениям седоватый полковник чуть ухмыльнулся в усы, обозначая на схеме место гибели врага. А Лаврик позвонил Давыдовой: «Молодцы, девчата, черт вас подери!» — совершенно забыв о недавнем обещании сделать из этих молодцов «вареную бульбу».

Цепочка от ноль девять до Москвы опять затихла, успокоилась. С этим, вражеским пролетом, казалось, было покончено.

…Но не так спокойно было на самом месте события. Зина нервничала: она еще раз увидела самолет, когда, окутанный дымом, он, будто метеор с черным хвостом, пролетел к земле. Тогда уже поздно было проверять, не ошиблась ли она, правильно ли распознала. Но этот сбитый «фокке-вульф» показался очень странным, и теперь что-то беспокоило ее, какая-то тяжесть легла на душу…

А командир батареи тревожился еще больше. И когда через полчаса к нему подбежал запыхавшийся старшина и сказал: «Боинг», ему ничего не оставалось, как поднять телефонную трубку и, собрав все мужество, доложить начальству, что случилась непоправимая ошибка: сбит не фашистский «фокке-вульф», а американский «боинг», что ни летчиков, ни их трупов не обнаружено и, возможно, они спаслись, спустившись на парашютах над румынским селом.

Траурно-тихо поползло это новое сообщение по цепочке, все выше и выше, уже не только к полковнику из штаба противовоздушной обороны, но и в Ставку…

Андрей Земляченко заглянул к Грищуку в оперативную комнату как раз тогда, когда появилось первое сообщение о «фокке-вульфе». Волей случая он, хотя и не дежурил сегодня на батальонном посту, тоже был включен на некоторое время в цепочку событий. Андрей обрадовался, услышав, что «Воздух» объявляет ноль девять. «Может, как раз Зина дежурит… — подумалось ему. — И это она заметила врага… Молодцы девчата, такого зверя поймали… Ведь этого немецкого хищника, который несет огромный бомбовый груз, не часто можно увидеть в воздухе».

Андрей успел еще узнать, что враг сбит, и, счастливый, ушел на радиостанцию…

* * *

Вскоре во дворе прозвучал длинный сигнал командирской машины. Раз. Еще раз. Дежурный по части техник-лейтенант Сазанов опрометью выбежал из караульного помещения.

— Вам что? Персональную просьбу нужно? А? — набросился на него Моховцев, высунувшись в открытую дверцу.

Сазанов молчал.

— Меня вызывают к командующему. — Полное лицо капитана было мрачным, сердито поблескивали серые глаза. Он посмотрел на дежурного, точно пытался проникнуть в душу молодого офицера. — Чтоб был порядок! Ясно?

— Так точно! — гаркнул на весь двор техник-лейтенант.

Комбат откинулся на спинку сиденья, надвинул на лоб фуражку. Шофер, зная характер капитана, рванул с места так, что Максименко — дневальная у ворот — еле успела отскочить в сторону. Подпрыгивая на мостовой, «козел» помчался вдоль улицы.

Андрей стоял в дверях радиостанции и слышал громкий разговор комбата с Сазановым.

«Зачем его глядя на ночь вызывают к командующему? — удивился Земляченко. — Неужели персональная благодарность за самолет?.. Но почему тогда он такой злой?»

3

Смоляров прибыл из роты, когда Моховцев уже выехал в Бухарест. После отбоя замполит прошел в свой кабинет и там нетерпеливо ждал возвращения командира. Он уже знал все, что случилось на посту ноль девять.

Капитан пытался работать. Разложил на столе журналы с бумажными закладками, достал из сумки свежие газеты и начал готовиться к предстоящей беседе с солдатами. Но статьи, из которых он обычно брал материал для своих бесед, сегодня показались ему далекими от волнующих событий, которые произошли в батальоне.

Выписав несколько цитат, Смоляров положил ручку, отодвинул журналы и задумался. Из головы не выходила мысль о печальном происшествии с американским самолетом. «Почему это случилось? Почему не распознали самолет? Что это — ошибка из-за незнания силуэтов или следствие ослабленной дисциплины и бдительности?» Он прикидывал так и этак, но ответа пока не находил. Телефонный разговор с Лавриком и Давыдовой тоже ничего не дал.

После двенадцати ночи Смоляров позвонил дежурному по части и спросил, не приехал ли командир.

— Нет, — доложил тот.

— Сообщите, когда будет.

— Есть сообщить, товарищ капитан.

Примерно через час, как только «козел» Моховцева въехал во двор, у Смолярова зазвонил телефон. Не успел замполит положить трубку на место, как телефон зазвонил опять. Моховцев был немногословен.

— Зайди ко мне, — тяжело кинул он в трубку.

…Сохраняя внешнее спокойствие, комбат рассказывал о разговоре в штабе командующего.

— Что же будем делать? — спросил Смоляров, когда капитан закончил.

— Первым долгом, кто там дежурил и ошибся…

— Это уже знаем. Ефрейтор Зинаида Чайка…

— Чайка? — вырвалось у Моховцева. Он некоторое время помолчал. Замкнутое выражение лица, плотно сжатые полные губы прятали чувства, которые всколыхнулись в душе командира.

— Ну, вот, — наконец проговорил он.

— Что «вот»? — не понял Смоляров.

— Вот до чего любовь доводит… Лейтенант у нее в голове, а не служба… Позор на весь фронт! Не сумела отличить свой самолет от вражеского.

— Ну не свой, положим, а союзный, — мягко поправил его Смоляров.

— От этого не легче! — насупился Моховцев. — Сейчас весь Наркомат иностранных дел, наверное, на ногах. Представляешь, каким тоном сказали мне в штабе: «Сами понимаете, что это не простое чепе, потому что дело касается союзников. Будет теперь воплей в западной прессе! Противники нашей антигитлеровской коалиции только и ждут повода. Вот вы им и дали карты в руки. Нужно, — говорят, — побыстрее разобраться во всем этом и наказать виновных…» Ясно?

— Да, ясно… — вздохнул Смоляров. — А интересно было бы знать, как оказался этот бомбардировщик в секторе Давыдовой?

— Как оказался? Очевидно, потерял ориентировку, — откликнулся Моховцев.

— Среди бела дня?

— Под вечер. Да и облачность… Впрочем, — махнул рукой комбат, — нам до этого нет дела!

— Потерял ориентировку, — будто разговаривая с самим собой, продолжал Смоляров. — На «боингах» не мальчишки летают. Это во-первых. Во-вторых, эти машины имеют неплохое навигационное оборудование. Да и воздушные трассы их челночных перелетов проходят значительно севернее…

— Можно подумать, что ты не замполит в части ВНОС, а инспектор авиационного штаба по авариям, — вскипел Моховцев. Раздражение, которое в нем копилось с той минуты, когда его вызвали в Бухарест, казалось, нашло себе выход. — Во-первых, во-вторых, в-третьих… Какое к черту нам дело, почему американский пилот заблудился. Нам отвечать за то, что наш наблюдатель не сумел распознать самолет, принял союзника за врага… Ясно?

— Так что же ты думаешь делать? — спокойно спросил Смоляров.

— Чайку придется арестовать… — упавшим голосом промолвил комбат.

То, что Моховцев сказал об аресте Зины упавшим голосом, Смолярова теперь не удивило. Удивило другое: даже сейчас в его словах слышалась командирская непреклонность. И замполит подумал о том, как мало он еще знает Моховцева. Словно проверяя свое впечатление, попробовал возразить:

— Она и так, наверно, никуда не сбежит.

— Но лучше иметь ее здесь, перед глазами. — Моховцев поморщился, как от зубной боли. — Девушка она молодая, растеряется, всякое может случиться… Конечно, очень жалко ее. Но что поделаешь, война… — В глубоких глазах командира батальона засветился грустный огонек, будто не Чайку, а его самого ожидало наказание. Он умолк, устало откинулся на спинку стула. Потом выпрямился, потянулся к телефону: — Дежурного по части. — Затем повернулся к Смолярову: — Привезем ее сейчас сюда, а завтра надо начинать дознание. Кто у нас дознаватели?

— Белоусов, Земляченко.

— Ну, Земляченко…

— А я бы поручил именно ему. Тем более что Белоусов сейчас нездоров…

Комбат недоверчиво поднял глаза на собеседника, точно хотел спросить: «Ты, Павел Андреевич, что-то задумал? Гляди!»

Уж не догадался ли Смоляров о том, что он так тщательно скрывает? По тону Смолярова чувствовалось, что замполит будет настаивать на своем предложении.

Смоляров внимательно посмотрел в глаза комбату и закончил свою мысль:

— Земляченко парень честный. Я, например, ему вполне доверяю… Думаю, что человеку, которому дорога честь батальона, личные чувства не помешают быть объективным…

«Нет, не знает он», — решил Моховцев. И вдруг в глазах командира батальона запрыгали колючие искорки, как всегда, когда он принимал неожиданное для самого себя решение.

— Ну если ты так веришь в его объективность…

В дверь тихо постучали.

— Войдите! — откликнулся Моховцев.

На пороге появился Сазанов в полной форме, с пистолетом на боку и красной повязкой на левой руке.

— Поднимите сержанта Аксенова. Пусть едет на ноль девять и привезет сюда Чайку… с личными вещами… А вы тем временем приготовьте гауптвахту. Ясно?

Сазанов, как и все в штабе, уже знал о скандальной истории с американским самолетом, но не думал, что события будут развертываться так быстро и что именно ему придется арестовать Чайку.

Он заморгал близорукими глазами:

— Так точно, товарищ капитан! Приказано поднять сержанта Аксенова и привезти ефрейтора Чайку.

— Пусть возьмет мою машину!

— Есть взять вашу машину!.. Разрешите исполнять?

— Идите!

Сазанов откозырял, повернулся, несколько секунд потоптался возле порога, словно не мог попасть в дверь, потом стремительно выскочил в коридор.

После того как техник-лейтенант ушел, в кабинете командира воцарилась какая-то болезненная тишина. Моховцев глубоко втиснулся в кресло и пристально смотрел в темный угол полуосвещенной комнаты. Замполит все еще рассматривал сверкающую звездочку на фуражке и теребил пальцами лакированный ремешок на околыше.

От плохо заправленной керосиновой лампы на стены падал мигающий свет. Ветер, усилившийся к ночи, стучал и поскрипывал открытой форточкой. Со двора доносился — то приближаясь, то отдаляясь — приглушенный рокот движка радиостанции.

— Значит, ты настаиваешь на том, чтобы дознание поручить Земляченко? — нарушил тяжелую тишину комбат.

— Я свою мысль высказал.

— Пусть будет по-твоему, — окончательно согласился Моховцев, поднимаясь и давая этим понять, что разговор окончен.

Глава девятая

1

Неизвестно, когда и как возникла «солдатская почта».

Речь идет, конечно, не о настоящей полевой почте, которая доставляет в действующую армию письма, газеты, журналы.

Есть еще одна связь — солдатская, самодеятельная, прокладывающая свои незаметные линии через окопы, ходы сообщений, от подразделения к подразделению, от поста к посту, от одного воина к другому. При помощи «солдатских известий», непонятно как, фронтовики раньше других узнают свежие новости.

Вносовцам категорически запрещалось использовать телефон для личных разговоров. Командиры взводов и дежурные на ротных постах время от времени включались в линии, чтобы проследить за порядком на них. Но, несмотря на все это, на посту Давыдовой вскоре знали, что капитан поехал в штаб командующего.

Одновременно с Давыдовой об этом узнал и командир роты Лаврик. Теперь он не ругал ни наблюдателя, ни начальника поста, не обещал приехать и «сделать из них вареную бульбу», а только тихим голосом спрашивал девушек, понимают ли они, что наделали, и после каждого слова стонал, словно от зубной боли. Для тех, кто знал командира роты, это было самым страшным. Когда он сердился или мрачно молчал, девушки не особенно беспокоились, все знали: пройдет время — и старший лейтенант опять станет уравновешенным. Но сейчас они понимали: тем, кто вынудил командира роты вот так стонать, он никогда не простит.

Младший сержант Давыдова не стала упрекать ефрейтора Чайку. Узнав, что вместо «фокке-вульфа» сбит «боинг» союзников, она своей властью сняла Зину с дежурства и встала вместо нее.

За время совместной службы на посту Чайка успела подружиться с девушками. Давыдова знала Зину еще со времен боев на Волге и, как старшая — не только по воинскому званию, но и по возрасту, — по-матерински опекала ее. Осиротевшая Рая Лубенская, у которой родителей и сестру замучили гестаповцы, чувствуя сердечность Зины, потянулась к ней, как к родной, и смотрела на новую подругу влюбленными глазами. Заре нравилось, что Зина сдерживает свои чувства и не рвется с поста в батальон. Вот только, может, с Любой Малявиной они были слишком разными и, видимо, поэтому не смогли сблизиться.

Теперь вокруг Зины образовалась какая-то пустота. Живым укором стояла на посту с автоматом и биноклем Давыдова; Рая и Зара хозяйничали во дворе — готовили ужин для всех, в том числе и для нее, хотя она уже не исполняла никаких обязанностей. А Люба улеглась на нары спать, ибо ей предстояло ночью заступать на дежурство. Но она тоже не спала, поворачивалась с боку на бок и вполголоса кого-то ругала.

В землянке, наспех выкопанной для артиллерийского командного пункта и теперь оставленной вносовцам, было тихо. Вскоре, перестав бурчать, задремала Малявина.

Зина не выходила во двор. Ей не хотелось попадаться на глаза подругам. Если бы могла, то убежала в горы, в дикую, безлюдную глушь.

Вспомнилось, как с первых дней своей военной службы стремилась попасть на отдельный пост, как хотелось самой караулить воздушного врага, как изнывала в штабной оперативкой комнате…

Потом появился он, лейтенант. В ее девичьей душе уже давно созревала мечта о таком верном друге. И тогда, когда ей больше не хотелось на пост, пришлось ехать. Может, это ей наказание за то, что она на минутку замечталась о своем девичьем счастье, забыла, что идет война, что льется кровь, что сотни и тысячи людей еще гибнут в застенках, — слишком рано замечталась?..

Зина встряхнула головой, отгоняя тяжелые-мысли.

Нет, она ничего не забыла, нет!.. Но разве не она виновата, что погибли друзья из-за океана, которые тоже воюют против фашистов?

Видно, плохо учила она самолеты союзников. А почему плохо?.. Не потому ли, что часто забывалась, видела перед собой не рисунок воздушного корабля, а глаза своего учителя, его взволнованное милое лицо… А он, Андрей, верил в нее, не вызывал даже… И теперь она так подвела и его, и себя, и всех!..

Рая принесла в алюминиевой миске кашу, положила ложку, хлеб и печально посмотрела на подругу.

— Ешь, Зинушка, ешь…

Она ушла, по-старушечьи покачивая головой, а Зина не заметила ни ее прихода, ни ужина.

Надвинулась ночь. Проснулась Люба, сладко потянулась и, спросив, который час, начала искать свой противогаз. Рая давно помыла побуду и сидела на табуретке. Зара что-то писала за столиком, и на ее лице мигал свет карбидки. Потом Люба пошла на пост, а в землянку возвратилась Давыдова.

— Ты почему не ужинала? — спросила она.

— Не хочется, товарищ младший сержант…

— Есть нужно. Ты не глупи.

Видно, ей жаль девушку, но помочь она ничем не может, да и говорить сейчас тяжело: ругать — Зина и так страдает, а успокаивать — как можно успокаивать, ведь из-за нее погиб самолет наших союзников.

— Ну если не хочешь ужинать, ложись спать, а сидеть так нечего. — Приказала всем: — Отбой, товарищи!

Постелили и улеглись — Давыдова с Зарой на одних нарах, Зина с Раей на других. Обычно они жались друг к дружке, особенно в прохладные ночи, но сегодня Зина почувствовала, что Рая держится как-то необычно, то тревожно обнимет ее, будто боится, что вот-вот отнимут у нее подругу, то, словно что-то вспомнив, отворачивается. Почувствовав это, Зина сама потихоньку отодвинулась на край нар… Так и лежали, и никто из них не спал…

Ночью снаружи послышался шум автомобильного мотора. Шум приближался, уносился ветром и опять приближался. Но вот машина подъехала к посту. Остановилась. Мотор заглох. Малявина тоненьким голоском закричала:

— Стой!! Кто идет?

Давыдова вскочила и вышла. Через несколько минут она возвратилась в землянку. Зина нервно приподнялась на локте.

— Собирайся, Чайка! — коротко приказала Давыдова. — С личными вещами.

Зина почувствовала, как к ее лицу прихлынула кровь. Перед глазами поплыли цветистые круги. Она вскочила, торопливо оделась, по привычке туго затянула ремень, потом наклонилась в угол под нары, чтобы достать свой вещевой мешок. То ли от того, что у нее дрожали руки и всю ее охватила слабость, или потому, что мешок зацепился за нары, она никак не могла его вытащить.

— Помогите! — сказал Аксенов шоферу, с которым он в это время зашел в землянку.

Тот быстро достал мешок. Зина почти в беспамятстве начала укладывать в него свое нехитрое имущество: мыло, зубную щетку, полотенце, металлическую кружку.

Солдаты делали вид, будто ничего особенного не происходит.

— Что там нового? — спросила Давыдова.

— У нас? Ничего. Оборудуем сейчас оперативную комнату. Пускаем корни, — ответил Аксенов.

Зина слышала этот диалог. Она почувствовала, какой спрятан смысл в коротком ответе Аксенова. Новостей, мол, в части нет, кроме события, которое произошло здесь.

Девушка с трудом сделала из лямок петлю и затянула мешок. Потом повернулась к самодельной пирамиде, чтобы взять свою винтовку.

— Не надо! — опередил ее Аксенов. Он сам шагнул к пирамиде и взял винтовку. — Снимите ремень!

«Арестовали!» — поняла Зина.

— Почему стоите? Разве не ясно сказал? Снимайте ремень!

Онемевшими, непослушными пальцами Зина начала дергать свой солдатский ремень. А он, как нарочно, не хотел расстегиваться. Зина нервничала, тянула конец не в ту сторону и уже готова была разрыдаться. Рая, которая тихонько надела под одеялом юбку, соскочила с нар и помогла подруге.

— Дайте сюда! — Аксенов протянул руку.

Чайка сквозь застлавшие глаза слезы увидела перед собой его широкую ладонь и положила на нее ремень. Аксенов свернул его кольцом, спрятал в карман просторных брюк.

— Пошли!

Зина, подхватив за лямки правой рукой мешок, в левую взяла шинель и виновато прошептала девушкам:

— Прощайте!

Гнетущее молчание было ей ответом.

Красноватый диск заходящего солнца еще с вечера предвещал непогоду. Ветер поднялся сразу, как только спустилась ночь, и теперь сгонял вместе нависшие тучи, свистел между буграми, пригибал к земле высокую траву. Он набросился на Зину, когда девушка вышла из землянки, ударил в лицо, пузырем надул неподпоясанную гимнастерку. На площадке, возле котлована наблюдателя, стоял вездеход Моховцева. Его брезентовый верх был плотно натянут и дрожал под напором ветра.

Рая и Зара вслед за Давыдовой выбежали из помещения. Холодный ветер рвал на них юбки, хлестал по открытки плечам и босым ногам. Рая не выдержала, подбежала к машине и, дрожа всем телом, прижалась к Зине, поцеловала.

— Садитесь! — приказал Аксенов.

Зина покорно забралась на твердое заднее сиденье и забилась в угол. Сержант сел рядом с шофером.

— Когда будет замена? — спросила Давыдова.

Аксенов пожал плечами, мол, мы люди маленькие, ничего не знаем.

— Пришлют… Ну, поехали! — скомандовал он шоферу.

Из низко нависшей над землей тучи сверкнула молния. Зина невольно втянула голову в плечи. И тут же раздался такой могучий удар грома, будто треснули сразу и земля и небо.

— Начинается, черт бы его забрал!.. — выругался Аксенов, когда гром откатился. — Давай, друг, нажимай быстрее!..

«Начинается! — мысленно повторила за ним Зина. — Начинается новая страница жизни. А может, и не будет больше никаких страниц?»

Внизу, у подножия холма, им встретился всадник. Шофер остановил машину. В свете фар Зина узнала лейтенанта Ляхова, спешившего на пост.

Свесившись с коня, Ляхов что-то спросил у Аксенова. Сержант кивнул головой в глубь машины.

Зина увидела, как Ляхов с досадой махнул рукой и потом сразу растаял во мраке ночи.

Не успели они съехать в долину, как полил ливень. Шофер включил «дворник», и по ветровому стеклу равномерно заскользила резинка, стирая капли дождя, крупные как слезы.

В машине было темно и душно. Зину подбрасывало на выбоинах дороги, но она на это не обращала внимания.

«Начинается! На-чи-на-ет-ся! — назойливо вертелась в голове девушки одна и та же мысль. — Начинается!»

2

С той минуты как в батальоне узнали, что сбит не фашистский самолет, а «боинг» союзников, Андрей Земляченко не мог найти себе места. После отбоя он ушел в офицерское общежитие, лег в постель и закрыл глаза, будто спит. Но когда товарищи уснули, Андрей тихонько оделся и побрел в ленинскую комнату. Там он сел у стола с газетными подшивками, подпер голову руками и как каменный неподвижно сидел, дожидаясь возвращения из Бухареста комбата.

Узнав от Сазанова, что сержант Аксенов поехал за Зиной, Андрей уже не мог усидеть в комнате. Тяжелыми шагами мерил он молчаливые коридоры старинного боярского особняка, выходил на крыльцо, не обращая внимания на дождь, который попадал под навес, тревожно вслушивался в ночь.

Время от времени в порывах ветра, в шума дождя слышалось ему ворчание автомобильного мотора, а иногда и совсем невероятное: Зинин голос, женский плач, какая-то мольба.

Он стоял под дождем, пока не убеждался, что все это ему мерещится, и угрюмо возвращался в дом.

Виделось Андрею и строгое лицо командира, который приказывает арестовать Зину. Какой он был дурак, когда приревновал ее к капитану! Ведь отдать такой приказ, так спешить с арестом мог только совсем равнодушный к ней, даже враждебно настроенный человек… Теперь ее будут судить, наверняка будут судить!

Однажды, еще в училище, Андрей присутствовал на заседании военного трибунала. Рассматривалось дело курсанта-часового. Усталый, согретый ласковой летней ночью, часовой задремал возле душистой скирды сена. Проснулся он от сильного жара, яркого света, но было поздно: горел фуражный склад…

Обвиняемый — молодой круглолицый парень — растерянно смотрел в землю, бросал тревожные взгляды на судей. Не зная, куда деть руки, он то мял пилотку, то опускал их, вытягиваясь «смирно».

Заседание, проходившее на территории училища, возле места пожара, продолжалось недолго: председательствующий зачитал материал обвинения, подсудимый кратко ответил на вопросы.

— О чем просите суд? — спросил председатель.

— Пошлите в бой! — произнес парень. — Дайте возможность кровью искупить вину…

На месте того юноши-курсанта Андрей видел теперь Зину. Ее большие глаза смотрели не на судей, а на него, увеличивались, ширились, приближались и расплывались в дождевом мраке.

Может, они хотели сказать, эти глаза, что и он виноват, и он должен стать рядом с ней… Нет, не рядом. Он заслонил бы ее от любой опасности, стал бы вместо нее. Но разве разрешат?!

А может, еще и не станут ее судить? Чего с человеком не бывает! Ну, ошиблась… Но ведь она хотела уберечь промыслы…

Можно ошибиться, когда решаешь школьную задачу, когда рассматриваешь силуэт на занятиях, но так ошибиться!

Там же, в самолете, были люди, которые, наверное, погибли. Пусть они не с Полтавщины, не из привольных российских краев, но они перелетели океан, чтобы бить фашистов, и вдруг погибли. Почему, из-за кого?

Да. На посту стояла она. Наверное, о чем-то размечталась. Задумалась. Потом вдруг опомнилась. У нее были считанные секунды. Не успела распознать.

И о чем она мечтала? Над чем задумалась? Почему забыла о войне?.. Может, о нем думала, об их будущем?..

Какое будущее? Нет, его сейчас не радует, если даже о нем думала…

Возле ворот засигналил автомобиль Моховцева. Андрей вскочил как ужаленный и выбежал под дождь. Остановился на полдороге. Забрызганный грязью «козел» въехал во двор.

Лейтенант со страхом смотрел на мокрый, еле видный в мигающем свете фонаря кузов машины. Слышал, как Аксенов рапортует дежурному по части техник-лейтенанту Сазанову.

А вот и Зина. Он не мог разглядеть ее, только угадывал в темноте дорогие черты.

Зина натянула на плечи шинель. Начальник караула сержант Чекалин тоже выбежал к машине и повел девушку в подвал дома.

Отдельной гауптвахты в батальоне еще не оборудовали и поэтому решили держать Зину в маленькой комнатке рядом с караульным помещением.

Андрей шел за ними на расстоянии. Подойти поближе, заговорить — не решился.

В эту ночь в штабе батальона не спал еще один человек — именно тот, по приказу которого привезли Зину.

Капитан Моховцев, полуодетый, без кителя, в расстегнутой нательной рубахе, совсем не похожий на того комбата, каким его знали в части, сидел, сгорбившись, на узенькой кровати.

Много передумал в эту ночь капитан.

Сколько раз в своих неспокойных снах он вытаскивал эту девушку из огня, заслонял от осколков! Сколько раз и наяву мерещилась она, но капитан усилием воли отгонял эти видения…

Появление молодого лейтенанта, сразу влюбившегося в Зину, ускорило события. Однажды на посту ноль девять капитан очень робко попробовал обратить на себя внимание девушки. Из этого ничего не вышло. Она не поняла его или сделала вид, что не поняла… И вот наконец этот трагический случай — но он не может ее спасти, не может преступить закон… Тогда, на посту, он сказал ей: «Если у вас будут затруднения, звоните прямо мне…» А теперь должен до конца выполнить обязанности командира.

Он тоже слышал сигнал своего автомобиля у ворот. Поднялся, медленно натянул китель, но, дойдя до двери, остановился, потоптался на месте и, возвратившись, снова опустился на кровать. Через весь его лоб глубоко пролегла морщина, сломанная над переносьем. Хозяин батальона, в руках которого была здесь наибольшая власть, он не мог сейчас выбежать под дождь, навстречу арестованному солдату…

Тем временем Зина, Сазанов и несший фонарь начальник караула спустились в подвал. Ночной мрак надвинулся на Андрея, стало еще темнее. Дождь застучал громче, но лейтенант не замечал его.

Он приблизился к дому. Внизу, под ногами, желтым глазом мигнуло перекрытое решеткой окошко.

Лейтенант наклонился, не чувствуя, как с крыши льется ему за ворот вода.

В комнате были все трое. Зина положила шинель на длинный топчан. Села возле нее и так и застыла, ни на кого не глядя, маленькая, будто каменная.

Сазанов что-то сказал ей. Слов Андрей не слышал.

Зина покачала головой. Потом она тоже что-то промолвила.

Начальник караула взял с топчана шинель, пошарил в карманах и бросил ее назад; неожиданно он взглянул на окошко, быстро подошел к нему и резким движением потянул вниз металлическую шторку.

Последний слабый огонек в темном дворе погас…

3

Дождь не прекращался всю ночь. Всю ночь не спал Андрей Земляченко. На рассвете, сидя на радиостанции возле учебного телеграфного стола, он задремал. Разбудил его резкий телефонный звонок.

— Товарищ лейтенант! Вас вызывает капитан Смоляров!

— Иду.

Через несколько минут Земляченко стоял перед капитаном.

— Садитесь! — пригласил замполит.

Андрей послушно опустился на стул.

Смоляров передвинул на столе какие-то бумаги, посмотрел на лейтенанта, потом опять переложил бумаги.

Земляченко обеспокоенно следил за тем, что-делает замполит. «Ну что он от меня хочет, почему тянет?» Взвинченный, обессиленный, он еле держал тяжелую голову.

— Чайка на гауптвахте, — спокойно сообщил капитан, подняв взгляд на собеседника. — Ну, о чрезвычайном происшествии вы знаете?

Лейтенант молча кивнул.

— Неприятная, очень неприятная история. Ожидают меморандум союзного командования, которое, разумеется, будет требовать наказания виновных.

— А это точно выяснено? — спросил, будто надеясь на какое-то чудо, Андрей.

— Что именно? Что самолет пролетел в зоне поста ноль девять? А как же! В это время дежурила Чайка — это тоже известно… Надо провести официальное следствие. Как обычно, вначале это делает дознаватель части…

Над верхней губой Андрея дернулся мускул. «Что он говорит? Неужели считает… что я могу это сделать?»

Эти мысли, наверно, отчетливо отразились на лице офицера, потому что Смоляров сказал:

— Понимаю твои чувства, но думаем именно тебе поручить…

— Мне?

— Да, тебе. Я тебе доверяю. И комбат тоже…

Андрей молчал.

Смоляров не торопил. Он будто забыл о лейтенанте и начал просматривать свои бумаги.

— Я не могу, товарищ капитан, — еле поворачивая в пересохшем рту тяжелый язык, проговорил Земляченко.

— Сможешь!.. Сможешь, Андрей! Найдешь в себе силы, чтобы честно и справедливо…

— За что мне такое наказание?

Смоляров поднял взгляд на его усталое, осунувшееся за одни сутки лицо.

— Я, например, думаю, что это не наказание… Твой долг…

Андрей пристально посмотрел на капитана.

— Да не смотри ты на меня, как на богородицу! Белоусов болен. И ты должен выяснить все обстоятельства, при которых случилось чрезвычайное происшествие… А это очень важно. Надо, например, точно установить, на какой высоте шел «боинг», каким курсом, какие были метеорологические условия, почему самолет не распознали: или потому, что наблюдатель плохо знал силуэты, невнимательно нес службу, или, может, по каким-то другим причинам…

— И принесли черти этого «боинга»! — с сердцем воскликнул Андрей.

— Если бы черти, было бы легче. Было бы на кого сослаться. А так… — Смоляров тяжело вздохнул. — Трагическое событие.

— Неужели ее осудят?

— Проведешь дознание, первый будешь знать, как это случилось и какие выводы надо сделать, — уклонился от ответа замполит. — Не каждый день сбиваем союзные самолеты…

Смятенный взгляд Андрея натолкнулся на знакомый плакат, который висел, как и раньше, за спиной капитана: солдаты шли в атаку, висли на проволочных заграждениях, а один из них пробился вперед и умирал, закрыв своим телом вражеский пулемет. В новом помещении капитан еще не успел оборудовать свой кабинет, но этот плакат уже украшал комнату.

— И когда… начинать?..

— Дознание? Не откладывая… — Смоляров посмотрел на часы, будто хотел запомнить, когда состоялся разговор. — Держи себя, как полагается мужчине, офицеру. — Он поднялся, обошел стол и положил руку на плечо Андрея. — Дознание надо делать не только с головой, но и с душой… С душой! Думаю, тебе этого ни у кого занимать не придется…

— Товарищ капитан! Я убежден, что она не хотела…

— Этого еще не хватало, чтобы хотела!.. На факт, как говорят, остается фактом: самолет сбит.

— Куда же смотрели зенитчики?

— Это уже их дело. И за это им отвечать. А нам надо ответить за свое. Не зря о нас, вносовцах, говорят, что мы глаза и уши противовоздушной обороны…

Лейтенант грустно уставился в пол.

— Не горюй, Андрей, — дружески сказал Смоляров. — Еще не все потеряно. Чем обстоятельнее будут наши данные, тем больше шансов… — Земляченко поднял глаза, с надеждой посмотрел на капитана, — что мы будем знать правду. Понимаешь, всю правду!.. — Смоляров подошел к стене, на которой висела обыкновенная географическая карта Румынии, приблизительно отыскал место поста Давыдовой и обвел его карандашом. — Кстати, когда наши войска приближались к Плоешти, американская авиация ожесточенно бомбила нефтепромыслы, хотя никакой военной необходимости в этом уже не было… Вот это меня удивляет…

* * *

Земляченко зашел в солдатскую столовую, когда завтрак заканчивался. Девушки из взвода управления допивали чай и, дожидаясь команды Аксенова, который завтракал за столом для младших командиров, тихонько переговаривались.

— Интересно, кто поедет к Давыдовой, — услышал Андрей приглушенный шепот.

— Кому прикажут! — откликнулась Незвидская.

— Вот Манюня просилась на пост…

— Лопнули, значит, надежды на жениха? — засмеялся кто-то из девушек.

— А кто же тогда командиру подворотнички будет пришивать? — с невинным видом спрашивала Койнаш.

— Лучше уж воротнички пришивать, чем людей губить, — оскорбилась Горицвет.

— Что же, по-твоему, Зина нарочно напутала?

— Это не имеет значения — нарочно или ненарочно.

Вспыхивает спор. Девушки забывают, что они в столовой, не замечают лейтенанта, говорят уже не шепотом, а в полный голос.

— По-твоему, все равно, нарочно сбить или ошибиться? — нападает на Марию Татьяна Койнаш.

Та в ответ пожимает плечами.

— Суд принимает во внимание лишь факты, — вмешивается Незвидская, — общественную опасность проступка. А нарочно он сделан или вследствие небрежности — это может повлиять только на степень наказания.

Все знают, что Незвидская до войны работала секретарем в суде, и прислушиваются к ее словам.

— Если доказано, что проступок не является опасным для общества, — грустно продолжает подруга Зины, — тогда могут не наказывать…

— Вот было бы здорово!

— …Если бы не сбили самолет! — спокойно уточняет Мария.

Койнаш чуть не набрасывается на нее с кулаками, но в это мгновение гремит голос Аксенова:

— Заканчивай! Выходи строиться!..

4

В небольшой комнатке, временно заменявшей гауптвахту, было одно-единственное окошко; сквозь его железную решетку был виден клочок неба, того самого неба, которое пришли охранять в этот далекий край советские девушки. Кроме непокрытого дощатого топчана, другой мебели здесь не было. На голых стенах грязновато-серого оттенка нет ничего, за что можно зацепиться взгляду.

Ночь Зина не спала. Да и какая это ночь — разорванная пополам, будто рассеченная молнией. Зина так и просидела всю ночь на досках, накинув на плечи шинельку. За окошком почти до утра лил дождь, точно стремился залить, смыть все, что было до сих пор, не оставить и следа от прошлого, чтобы после этого жизнь началась заново. А что могло начаться, когда все, кажется, закончилось этой ночью?

«Вот и возвратилась в штаб!» — горько подумала Зина. Разве так рисовалась в мечте ее встреча со старыми подругами, с Андреем?!

Виделось ей, что приедет сюда солнечным днем. Девушки радостно выбегут навстречу. Целых два года стояла она с ними на страже неба. Есть о чем поговорить, что вспомнить. Потом она увидится с ним. Посмотрит в его ясные глаза, увидит, что́ в тех глазах — не погасли ли в них светлые лучики, которые не раз светили ей в бессонные ночи на посту?

И зачем только дано человеку мечтать!

В комнатке было сумрачно, полутемно, возможно, потому, что небо еще не освободилось от разбросанных туч. Тело Зины занемело от сидения, и она поднялась, подошла к окошку. Не успела прислониться головой к железной решетке, как часовой со двора крикнул на нее и взмахнул рукой. Зина поняла: надо отойти. Покорилась, опять опустилась на топчан.

Вскоре приоткрылась дверь. Вошла девушка-солдат из кухонного наряда. Осторожно несла алюминиевую миску и кружку с чаем. Поискала глазами вокруг и поставила завтрак на топчан.

— Ложки у тебя нет? — обратилась к Зине. — Как же ты будешь есть? Вот не додумалась взять… А где твои вещи?

— Не разговаривать! — вмешался начальник караула, который зашел следом.

— А чем ей есть?

— Принеси!

Девушка бросилась в дверь. Через минуту она возвратилась. По лицу, по быстрому взгляду любопытных глаз было видно, что ей очень хочется поговорить с Зиной, но начальник караула оставался неумолим. Он пропустил девушку вперед и вышел следом, плотно прикрыв дверь. Ключ дважды повернулся в замочной скважине, и опять стало тихо.

Зина не ела со вчерашнего дня. Еда приятно пахла. Дымилась паром картошка, будто напоминала, что может остынуть. Но Чайка даже не посмотрела на нее.

В комнате светлело. Ветер неутомимо разгонял тучи. Они уплывали на край неба и таяли, точно льдинки весной. За маленьким зарешеченным окошком словно ширились с каждой минутой горизонты.

Впервые Зина увидела мир из окошечка отцовской хаты над Ворсклой. Подросла — бегала к плетню и зачарованно смотрела на просторные дали: под горой куда-то бежала, извиваясь синей лентой, полноводная Ворскла, слева — овражки, серебристая осиновая роща, справа сверкают на солнце белые хаты, а впереди — сколько простора, если поглядеть за речку: зеленые луга, за ними леса и леса — далеко бежит взгляд, до самого края земли!

Стала старше — бегала на речку купаться, стирать белье с матерью, пасла коз на кручах — и далекий мир становился все ближе. Потом узнала, что не край земли ей из дому виден, что за горизонтом есть еще села, еще люди, а за селами — большой город Полтава. Сколько было тех ясных дней, когда узнавала свой родной край: вначале с отцовского подворья, на вольных лугах, затем в школе, — и чем больше взрослела, тем сильнее любила его!

Вспомнит родной край — и слышит соловья, поющего над хатой, видит уставшую мать, которой стоило, бывало, притронуться, погладить по головке — и становилось радостно, куда-то исчезали все детские горести и обиды. Подумает о родине — и сразу вспоминается и школа с уроками, и пионерский отряд, и первый нечаянный поцелуй, после которого убежала как сумасшедшая, топча высокие травы, прячась за белые шумящие осины…

С плоской крыши волжского элеватора, когда «юнкерсы» волнами налетали на город, она видела не только широкие степи.

Тогда город горел. С самого высокого здания, где она дежурила с подругами, ей было видно, как стаи черных железных воронов кружили над городом, как из желто-красных тюльпанов огня разворачивались свитки дыма и стелились на десятки километров вдоль Волги, как лопались стены, рассыпались, словно игрушечные, каменные дома и стирались с лица земли вместе с людьми целые улицы.

Смена — четыре часа. Четыре часа с пятизарядной винтовкой в руках, которой не отобьешься от пикирующих бомбардировщиков, с полевым биноклем, с телефоном, сигнала которого каждую секунду ждут зенитчики. Четыре часа — выше всех, с глазу на глаз с летающей смертью.

Элеватор, пробитый бомбами, медленно горел. Тлело в его окладах зерно, дым пробивался вверх и окутывал крышу. Она стояла на этом гигантском строении, которое каждую минуту могло вспыхнуть. Стояла и тогда, когда внутри его шли отчаянные рукопашные схватки, стояла, пока гитлеровцы не начали взбираться на верхние этажи. И ей казалось, что стоит она не на здании, а на высокой круче и видит оттуда не только этот русский город, Волгу и степи, а и свою Ворсклу, родную Украину, всю в далеком огненном зареве…

Затем двинулись на запад. Прошли истерзанный врагом родной край и встали на охрану синего неба обманутой фашистами Румынии.

И вот теперь, когда утреннее солнце выходит из-за туч, весь этот тяжелый честный путь будто отодвинулся в далекий сон и она видит мир только сквозь решетку маленького окошка…

Никогда не думала, что над объектом может появиться «боинг». Видела его только на рисунке, но догадалась бы сразу, если бы хоть на секунду пришла мысль, что он может тут оказаться…

А он подкрадывался, прятался за солнцем, за облачной кисеей, будто вор… И никто не знал, что летит друг, никто не предупредил…

Щелкнул в дверях замок. Вошел начальник караула Чекалин, за ним выглядывала девушка, приносившая завтрак.

— Почему не ешь? — сурово спросил сержант. — Голодовку надумала объявить? Не глупи, девка, — по головке не погладят! — и он вышел, хлопнув дверью.

Зина механически взяла ложку, картошка затвердела, слиплась в твердый комок. Зина ковырнула ее, взяла кусочек мяса, пожевала: нет, не лезет в горло.

За дверью снова послышались шаги. Опять щелкнул замок. Зина положила ложку. «Будь что будет!»

Дверь широко открылась, в комнату вошли Чекалин и Андрей Земляченко.

— Товарищ лейтенант! Не хочет ничего есть! — пожаловался начальник караула.

Андрей не слышал, что говорит сержант. Перед ним сидела Зина. Как она изменилась! Ночью, сквозь окошко, он не рассмотрел ее как следует. На белом девичьем лбу прорезались тонкие, будто нити, морщинки, под глазами залегли синие полукружья, а охваченные жаром скулы выделялись на похудевшем, бледном лице… Только глаза были, как всегда, сколько их знал Андрей, прозрачные, глубокие, как осенние озера.

— Дайте столик и стул, — сказал Земляченко сержанту.

— Слушаюсь, товарищ лейтенант!

Они остались одни, с глазу на глаз…

Не проходило и дня, чтоб он не думал о Зине, о встрече с ней, о будущем…

И вот сбылось!.. Андрей стоял против нее, никто не мог им сейчас помешать, не мог запретить броситься друг к другу. В этой гимнастерке, без пояса, с растрепанными волосами, она показалась ему еще более дорогой, близкой, какой-то домашней, родной.

Но теперь между ними встала незримая стена. Наверно, об этой стене и подумал Моховцев, когда вдруг согласился, чтобы Земляченко вел, дознание…

Зина смотрела на Андрея, но не видела его. Лейтенанту казалось, будто она смотрит сквозь него, куда-то дальше. Под этим взглядом Андрей растерялся. Что сказать? Спросить, как она попала сюда? Наивно, глупо!.. Сказать, что он пришел вести дознание? Но как об этом сказать?!

Молчание нарушил глубокий, короткий, как вскрик, вздох. Зина опомнилась, она видела теперь Андрея и все, что окружало их. Глаза девушки затуманились.

Андрей не выдержал, шагнул вперед.

— Не надо… Не надо, Зина… — прошептал он. — Вот выясним все… Успокойся…

В тишине, наступившей после его слов, послышались за окошком шаги часового…

5

Не прошло и минуты, как в дверь гауптвахты постучали. Андрей крикнул: «Войдите!» Дверь отворилась, и начальник караула Чекалин с сержантом Аксеновым внесли маленький столик и стул.

Когда сержанты снова вышли, Земляченко положил на стол папку с бумагами, сел на стул и вынул из нагрудного карманчика, гимнастерки ручку. Как бы там ни было, а откладывать дознание он не мог…

Не глядя на Зину, глубоко вздохнув, он произнес:

— Ефрейтор Чайка, командир батальона приказал мне провести дознание.

Такими словами, как учили молодых дознавателей на сборе, полагалось начать допрос.

Слова были произнесены правильно, если не считать того, что голос у дознавателя был хриплый и выдавал его волнение. Впрочем, о том, каким должен быть голос дознавателя, на сборе ничего не говорили.

Зина вздрогнула. Так вот зачем ты, Андрей, пришел!

Но она сдержала себя. Ни звуком, ни жестом не выдала своего смятения. Даже голову не подняла. Как и раньше, неподвижно сидела на топчане, вполоборота к офицеру, равнодушно опустив руки на колени.

— Зина!..

Девушка молчала. Подавив волнение, Андрей снова обратился к ней:

— Ефрейтор Чайка, повернитесь ко мне!..

Зина повернулась, выпрямилась и подняла голову.

— Мне встать?.. — тихо спросила она.

Голос у девушки был глухой, тихий… На посту подруги сразу замкнулись, тогда стало известно, что из-за ее ошибки сбит союзник. А ведь такое с каждой могло случиться! Старые друзья — Койнаш и Незвидская — не подают о себе весточки. Раньше, бывало, если кто-нибудь из девушек попадал на гауптвахту, они проявляли необычайную предприимчивость, присылали весточку с воли, чтобы подбодрить подругу…

И вот о ней наконец вспомнили… Андрей пришел…

— Сидите, Чайка, — с трудом поворачивая сухой язык во рту, выговорил лейтенант.

Земляченко резким движением отложил ручку, и она покатилась по столику до самого края. Там ручка на миг задержалась, как будто раздумывала: стоит ли падать, а затем упала.

Лейтенант почувствовал, как мелко задрожала у него левая нога. Он уперся ею в пол, чтобы унять дрожь. Но чем больше нажимал на ногу, тем сильнее она дрожала.

Зачем он сказал «Зина»! Нужно взять себя в руки! Иначе он не сможет выполнить свой долг. «Я должен взять себя в руки!» — Он несколько раз повторил в мыслях эту фразу.

Правильное решение не принесло, однако, успокоения.

Нога не переставала противно дрожать. Андрей поднялся и нервно прошелся по комнате. Потом остановился напротив топчана и взглянул на девушку. Лицо у нее было бледное и непроницаемое, словно застыла на нем гипсовая маска. Но даже эта белая маска с невидящими глазами излучала на Андрея знакомый ему сильный свет, который слепил его, кружил голову, наполнял всю комнату колеблющимся розовым туманом. У него мелькнула мысль: «Брошу все к черту! Скажу, что не могу вести дознание!»

Усилием воли он подавил это желание. Поднял упавшую ручку, снова сел за стол и пододвинул ближе к себе стандартный бланк допроса. На верхней строке прочел: «Фамилия, имя, отчество». Молча написал ответ: «Чайка Зинаида Яковлевна».

Андрей знал, что полагается задавать подследственному анкетные вопросы. Задавал их мысленно, сам отвечал и торопливо писал ответы. «Воинское звание»… ефрейтор, «Год и место рождения»… тысяча девятьсот двадцать пятый, село Вербное, Полтавской области.

Он напряженно всматривался в анкету. «Осудят ее или нет?» — взволнованно думал Андрей. Он потерял строчку, против которой должен был писать ответ.

«Национальность»… украинка.

Он снова потерял строчку и потом, догадавшись, что можно держать на странице палец, из-под которого строчке уже не выпрыгнуть, прижал листок.

«Партийность»…

«Осудят или нет?»

…Так продолжалось, пока не пришлось задавать вопросы вслух.

И неожиданно для Андрея Зина стала спокойно, даже чрезвычайно спокойно, рассказывать, как все случилось. Будто не о себе, а о какой-то другой девушке, оставшейся там, на посту, говорила она.

Земляченко писал. Казалось, он уже полностью овладел собой и думал только о том, что нужно успеть записать показания. И в то же время его пугало Зинино спокойствие, ее самообреченность. Даже голос девушки — глуховатый, монотонный — с каждым словом взваливал на его грудь тяжесть. Словно не показания она давала, а обвиняла другого человека, обвиняла в тяжелом проступке… А ему хотелось, чтобы Зина защищалась, доказывала свою невиновность…

Автоматическая ручка суматошно бегала по бумаге, оставляя за собой размашистые завитушки букв. Но неожиданно она остановилась, словно споткнулась, и сделала кляксу.

— Вы говорите, что отвлеклись в тот момент, когда летел «боинг», и потому не смогли распознать? — переспросил Андрей. Он еще отчетливее почувствовал, что Зина старается облегчить задачу дознавателя, подогнать свою вину под обычный табель воинских преступлений и этим окончательно возложить на себя всю ответственность. — Отвлеклись или не успели разглядеть? — повторил он свой вопрос.

Зина молчала.

— После того как вы увидели самолет, он спрятался за облаками?

— Да.

— И больше вы его не видели?

— Видела, когда уже падал.

— Сколько времени «боинг» был в поле зрения?

— Не помню.

— Несколько секунд или больше?

— Секунды.

— А облачность какая была?

— Перистая.

— В небе еще были чистые поля, без облаков, по курсу, которым шел самолет?.. Вы могли рассчитывать еще раз увидеть его, чтобы проверить себя?

— Не было. Нет…

— А «фокке-вульф» вы когда-нибудь опознавали?

— Да.

— Может, вы просто не запомнили очертания «боинга», когда мы его изучали, и потому спутали? В небе вы его никогда до этого не видели, а знали только по рисунку. Да и плохо я объяснял.

— Нет. Я отвлеклась… — вздохнула Зина.

«Зина!» Андрей перестал записывать. Ему хотелось закричать ей: «Зина, милая, зачем ты это говоришь? Ведь «боинг», и не отвлекаясь, при том малом времени, что у тебя было, легко спутать с «фокке-курьером»! И самолет шел на большой высоте, из-под солнца, в облачном небе!.. Ты же сама себе хуже делаешь!» Но он сдержался и только до крови прикусил губу. Он не имел права ничего подсказывать.

— А силуэты я выучила хорошо, — снова вздохнула Зина.

Не могла же она действительно сказать, что учила самолеты союзников плохо, что в казарме, когда Андрей занимался с солдатами, она невольно больше смотрела на него, чем на скучные очертания истребителей и бомбардировщиков. Нет, этого он никогда не узнает! Ей не станет легче, если Андрей начнет переживать, что не заметил, чем занималась в те дни его прилежная ученица Чайка. Пусть забудет ее, когда все закончится, вычеркнет из памяти, как вычеркнут ее из списков части… Так будет лучше…

— Вы говорите, что знаете силуэты самолетов хорошо. Как же «хорошо», если спутали!.. Почему все-таки вы ошиблись? Что вам могло помешать, отвлечь?..

— Что? — Зина грустно взглянула на Земляченко. — Где-то в долине пела флояра. Я заслушалась, замечталась…

— Неправда! Не наговаривайте на себя!

— А вы не кричите, товарищ лейтенант, а записывайте, что я сказала. Иначе совсем говорить не буду! — И она заставила себя зло поглядеть на Андрея.

Земляченко перехватил ее взгляд и сжал зубы. Снова заныла прикушенная губа.

— Вам приказали допросить меня или мучить? Пишите, что я сказала…

Он нацелился пером на бумагу, но писать не стал. В этой небольшой подвальной комнатке с цементным полом ему и раньше не хватало воздуха, хотя в открытое окошко с силой врывался свежий утренний ветер, а сейчас стало совсем невмоготу. В горле у него пересохло, и на лбу выступили бисеринки пота. «Осудят!»

— Ефрейтор Чайка, что вы еще хотите добавить?

Зина молчала.

— Больше ничего?

Вверху, за решетчатым окошком, послышался сердитый голос:

— Да ты кто — жандарм? — Андрей узнал голос Койнаш. — Будь же человеком, Максименко!

Ответа не было.

— Пойми, дубина, я ей только плитку шоколада передам. Просуну в решетку — и порядок!

— Говорю, нельзя, — ответила Максименко. — Там сейчас лейтенант. Допрос ведет…

Максименко еще что-то добавила, но Андрей не разобрал. Голоса затихли. Видно, девушки отошли от окна.

— Значит, все, Чайка? — Андрей поднялся из-за стола. У дознавателя стреляло в виске, ноги были как ватные. Он не чувствовал своего тела, только тяжесть, страшная тяжесть в груди… Но пытка его, кажется, заканчивалась. Осталось дать Зине подписать протокол, потом собрать бумаги, повернуться и уйти.

И вдруг Зина закрыла лицо руками:

— Андрей!..

Земляченко почувствовал, что воздуха в комнате совсем не стало. Розовый туман снова поплыл перед глазами… Лейтенант схватился за ворот, рванул его и очутился возле девушки. Все это произошло так быстро, что оторванная пуговица, упав на пол, еле успела докатиться до двери…

Дрожащими руками Андрей притронулся к мягким кудрям. Девушка открыла лицо и подняла голову. Он увидел в ее глазах смертную муку.

— Не надо, — шепнула она и отстранилась.

Андрей уронил руки…

— Не надо, — уже тверже промолвила Зина, и в глазах ее мелькнуло отчуждение.

Андрей круто повернулся и выбежал из гауптвахты.

Дверь качнулась за лейтенантом и, пройдя половину расстояния до косяка, остановилась…

Шум в подвале привлек внимание часового. Некоторое время Максименко боролась с собой, и, когда в конце концов женское любопытство в ней победило, она подтянула юбку и, не выпуская винтовки из рук, присела на корточки над окошком. Она опоздала и ничего интересного для себя не увидела: кусочек спины арестованной девушки и полуоткрытую дверь.

Несколько солдат и сержантов, стоявших возле БП, впервые увидели Земляченко взлохмаченным, с расстегнутым воротом — и проводили его удивленными взглядами. А он, ничего не замечая вокруг, прошел через двор и скрылся в здании штаба.

Он искал капитана Моховцева или Смолярова, или обоих вместе, чтобы высказать им все, что было у него на душе, сказать, что считает Зину невиновной, что хотя она и ошиблась, но «боинг» все равно надо было сбить и что он, лейтенант Земляченко, не может дальше вести дознание…

Ему не удалось осуществить свое намерение. Ни командира части, ни замполита в штабе не оказалось. Оба уехали в Бухарест…

Глава десятая

1

Моховцев еще раз медленно перевернул страницы, густо исписанные размашистым почерком Андрея. Недовольно выпяченные губы делали его полное лицо обиженным. Наконец он захлопнул рыжую папку, на которой было написано:

«Дело ефрейтора Чайки Зинаиды Яковлевны. Начато… 1944 года. Закончено …года».

— Что это вы мне подсунули, лейтенант? А? — устало спросил комбат Андрея.

Земляченко еле сдерживал охватившее его волнение, когда капитан читал протоколы дознания. От того, утвердит ли командир его выводы, зависела судьба Зины.

— Материалы расследования, товарищ капитан! — пытался спокойно ответить Земляченко.

От слуха Моховцева не скрылись нервные нотки в голосе молодого офицера. Лицо капитана стало настороженным. Он на несколько секунд замолчал, всматриваясь в какое-то слово в тексте, потом так же спокойно, не поднимая головы, сказал:

— Какое же это расследование? Это просьба, написанная неумелым адвокатом.

— Не понимаю вас, товарищ капитан!

— Вот как? Странно! Ну для чего здесь ваши соображения, как и почему американский самолет появился над постом? Какое это имеет отношение к тому, что боец не выполнил своей обязанности, а это в свою очередь привело к позорному чрезвычайному происшествию. А?

— Прямого отношения это, возможно, не имеет, но…

— Что «но»?

— Это же не просто так себе самолет с полной боевой нагрузкой внезапно появился над важным объектом…

— У нас нет оснований считать, что он сбросил бы эти бомбы… Это раз. У зенитчиков положение несколько легче — наш пост сообщил: «Воздух», самолет шел без заявки… Но как мы можем оправдать то, что Чайка приняла его за «фокке-вульф» и так передала на батарею? Они теперь и ссылаются на нас…

У Земляченко уже сложилось свое мнение обо всей этой истории. Он решил, что старшее начальство, чтобы замять инцидент, хочет найти и наказать виновных и сообщить об этом союзникам, а командир части согласился принести в жертву солдата.

Это до глубины души возмутило Андрея. Возможно, рассуждал он, американские и английские генералы только и ждут предлога, чтобы отказаться от своих союзнических обязательств. А когда нужен предлог, то и случайно сбитый самолет пригоден для этой цели. Но ведь никакой даже самой высокой политикой нельзя оправдать несправедливость!..

Ночью, несмотря на страшную усталость, он спал плохо. Снился ему американский генерал в стальной каске, с железным хлыстом в руке. Генерал поторапливал своих солдат, которые, ругаясь, тянули Зину в горящую печь… Зина была без пилотки, без ремня, такой, какой увидел ее Андрей на гауптвахте. Она упиралась из последних сил, и в прозрачных глазах ее стоял ужас.

С бьющимся сердцем Андрей бежал ей на выручку, но ноги не несли его. Он пытался долететь к Зине на крыльях и заслонить ее от огня, но крылья его сгорели…

Утром, когда ночные кошмары исчезли, он решил не отказываться от дальнейшего дознания, а драться за оправдание Зины. Теперь и настал этот момент.

— Вы в авиации не служили, лейтенант? — вдруг спросил Моховцев задумавшегося Земляченко.

— Не приходилось, — удивленно ответил Андрей. Моховцев прекрасно знал, что он служил в пехоте.

— Заметно. Потому что в вашем представлении полет — это передвижение по рельсам или прогулка по главной улице столицы, где на каждом перекрестке указано место перехода. Воздух — пространство, ничем не ограниченное…

— Наши истребители и зенитчики думают иначе, — дерзко сказал Андрей, — и это хорошо почувствовали фашистские летчики…

— …А благодаря Чайке и союзники, — добавил Моховцев. — Я тоже был бы счастлив, если б не произошло это грустное событие. — Он поднял глаза на лейтенанта, и тот, к своему удивлению, увидел в них откровенное сочувствие. «К кому?.. К нему? К ней?» — Земляченко не успел разобраться в этом, как командир батальона продолжил: — Но факты — вещь упрямая. Вот что, юноша, тут не время и не место пререкаться. Возьмите эти бумаги и перепишите их так, чтобы они имели вид официального расследования. К сожалению, ваши соображения ничем не помогут, а только запутают дело. Ясно?.. Зачем и как американец летел, будет выяснять высшее начальство. — Он протянул Земляченко папку. — Не задерживайте, так как материалы пора отправлять в штаб командующего. Идите.

Андрей взял из рук капитана рыжую папку, но с места не двинулся. Он вытянулся, побледнел и не сводил глаз с Моховцева.

— Что еще?

— Товарищ капитан, самолет, идущий над объектом без предварительной заявки, считается врагом?

— Да, — сказал Моховцев.

— В начале войны немцы захватили на аэродромах наши самолеты и использовали их против нас…

— Да.

— Это и вызвало такой приказ?

— Да.

— Значит, зенитчики имели право сбить идущий без заявки «боинг»?

— Да, — сказал Моховцев. — Имели право. Тем более что наш пост объявил «Воздух».

— Ну вот. Значит, и мы имели право считать «боинг» врагом. За что же отдавать под суд Чайку? А если бы он прошел над промыслами и сбросил бомбы?..

Моховцев помолчал. Если бы кто-нибудь из людей, знавших Моховцева, слышал этот разговор, он бы удивился поведению комбата. Капитан не любил повторять дважды своим подчиненным одно и то же. Но сейчас он только вздохнул.

— Вы снова за свое, лейтенант? — устало произнес комбат. — Вы же знаете: вносовцы — это глаза и уши противовоздушной обороны. Глаза должны видеть, уши слышать. Мы всегда имеем больше времени для опознания самолета, чем активные средства. Для вносовцев не всякий идущий без заявки самолет — противник. Иначе зенитчики посбивали бы много наших самолетов, которые, бывает, вынуждены возвращаться с задания неуказанным маршрутом… — терпеливо объяснял Моховцев. — Как вы думаете, лейтенант, для чего мы изучали самолеты союзников? А? Очевидно, не для того, чтобы их сбивать… — Андрей молчал. — А для того, чтобы различать их в воздухе, если они появятся, — продолжал Моховцев, — чтобы не путать друзей с врагами… Распознай Чайка, что это «боинг», — зенитчики открыли бы огонь не на истребление, а заградительный… И «боинг», конечно, отвернул бы… Такое мнение есть, кстати сказать, и в штабе командующего…

Чувствуя, как под ударами объяснений комбата рушатся его надежды, Земляченко сам не заметил, как произнес:

— Товарищ капитан… вся эта история похожа на перестраховку. Нельзя приносить человека в жертву, лишь бы начальство сказало, что в части наведен порядок.

Андрей был уверен, что Моховцев сейчас взорвется и грубо выставит его из кабинета. Но капитан только сверкнул глазами, в которых отразились боль и раздумье.

Несколько секунд оба молча стояли друг против друга. Моховцев, видимо, заметил в глазах Андрея испуганные огоньки, и это помогло ему взять себя в руки. Он глубоко передохнул, посмотрел на часы, на руке и тихо, отчеканивая каждое слово, сказал:

— В двенадцать ноль-ноль чтобы все материалы дознания были оформлены как положено и сданы в штаб. Выполняйте!

Андрей щелкнул каблуками и вышел. В коридоре, недалеко от кабинета командира, Андрея дожидался Грищук.

— Ну? — спросил он.

— Приказал переписать и выбросить все о причинах появления самолета в районе поста.

— И ты согласился?

Андрей так посмотрел на товарища, что тот сразу понял бессмысленность своего вопроса.

— Мои рассуждения об этом проклятом самолете — действительно чистый домысел! Я не юрист, впервые в жизни вот так, сам понимаешь…

— Понимаю, — перебил его Грищук. — Конечно, приказ надо выполнить. Но твои соображения следует довести до высшего начальства и успеть сделать это раньше, чем материалы попадут в трибунал…

«Высшее начальство!» Андрей сомневался, поможет ли это.

Безнадежно махнув рукой, он направился по коридору.

— Слушай, а со Смоляровым ты уже говорил? — дернул Грищук Андрея за рукав.

— Пока нет… Утверждает дознание ведь командир. И разве Смоляров осмелится сделать что-нибудь наперекор Моховцеву?

— Зачем наперекор? Он, как замполит, имеет возможность довести до сведения политотдела. А там — будь здоров, разберутся! Пошли.

— Вот Моховцев и подумает, что после нашего разговора я бегал жаловаться…

— Ну, Василий Иванович не такой мелочный. Пожалуй, он сам был бы рад, если бы дело как-то уладилось и с батальона сняли пятно…

— Не думаю… — пробормотал Земляченко.

— Да ты, друже, из-за этой истории, кажется, совсем того… — протянул удивленный Грищук и выразительно покрутил пальцем у виска. — А ну пошли! — сердито скомандовал он.

Капитан Смоляров был в своей комнате. Он только что вернулся с беседы, которую проводил в казарме, и вешал на стенку карту СССР.

— Разрешите, товарищ капитан! — просунул голову в приоткрытую дверь Грищук.

— Заходите, заходите, — приветливо улыбнулся Смоляров.

Грищук пропустил вперед себя Андрея.

— Здравия желаем, товарищ капитан!

— Здравствуйте. Садитесь…

Земляченко тяжело опустился на стул возле стола. Как может капитан спокойно проводить занятия и возиться с картой, когда случилась такая беда!

Грищук потянулся к портсигару капитана.

— Разрешите закурить, товарищ капитан?

— Закуривайте. — Кольца карты наконец сели на гвоздики, и замполит повернулся к друзьям. — Я вас слушаю.

Грищук посмотрел на Андрея и решил, что говорить надо самому.

— Понимаете, товарищ капитан, лейтенант Земляченко закончил дознание.

— Так… — кивнул головой Смоляров.

— Подал командиру…

— Так…

Смоляров взял и себе сигарету, придвинул ближе аккуратно обрезанную консервную банку, которая служила пепельницей.

— Но капитан отказался утвердить материалы…

— Да вы что — жаловаться прибежали на командира? — сурово перебил Смоляров.

— Нет, нет… так просто, посоветоваться.

Капитан сделал вид, что ответ удовлетворил его, и, закурив, словно из обычного любопытства, спросил Земляченко:

— Почему же командир не утвердил?

Андрей поднялся.

— Сиди, сиди!

Не зная, как рассказать о беседе в кабинете Моховцева, лейтенант протянул Смолярову папку. Капитан неторопливо развернул ее и начал читать протокол. В комнате было так тихо, что Андрею казалось, будто товарищи слышат удары его сердца.

Время от времени, сбрасывая в жестянку пепел, капитан отрывался от чтения. Встречаясь с грустным взглядом юноши, он опускал глаза и опять углублялся в бумаги.

— Ну что ж, — дочитав, сказал Смоляров. — На мой взгляд, правильно отражено то, что случилось на посту Давыдовой.

В глазах Земляченко вспыхнула надежда.

— Но многое здесь, — продолжал Смоляров, — выходит за рамки порученного дознавателю. Твое дело — точно установить факты по сути самого события. Ведь так? Правда, в ходе дознания иногда выявляются дополнительные факты, которые помогают посмотреть на само событие шире и глубже. Да, да, — подтвердил он, раскуривая сигарету. — Только где они? Одних домыслов, пусть самых убедительных, мало… Никто не лишает дознавателя прав на размышления, но официальный документ должен базироваться на установленных фактах и выводах из этих фактов. Не больше. Поэтому, очевидно, командир и отказался утвердить материалы.

Андрей смотрел на Грищука так, словно хотел сказать: «Ну вот! Это самое мне уже говорили!»

— А вообще-то, не только тебя, Земляченко, а всех нас занимает вопрос, почему здесь оказался американский самолет… Высшее командование тоже над этим думает. И наша обязанность дать ему исчерпывающие данные для выводов.

— За этим мы и пришли, — заволновался Грищук.

— Можно послать в Бухарест и те твои материалы, которые не войдут в официальный документ, — обратился Смоляров к Андрею. — И не откладывая, одновременно с протоколами дознания. В случаях, подобных такому исключительному событию, военный суд делает свое дело быстро.

— Неужели так и трибунал? — вырвалось у Грищука.

— Очередное политдонесение я еще не отправил, — продолжал замполит, не замечая невыдержанности офицера. — Как исключение, разрешается посылать его не спецсвязью, а нарочным… — Он бросил взгляд из-под сомкнутых бровей на молодых офицеров и опять подтянулся к портсигару.

— Поручите мне! — попросил Андрей. — Я… я… все сделаю.

— Нет… Политдонесение повезет Грищук… И обратится там к полковнику Твердохлебу, а тот уже доложит члену Военного совета. Это именно тот человек, который имеет возможность смотреть на события шире, чем мы с вами. Он может полностью оценить все, что случилось. Так что вам, Земляченко, надо переписать дознание, как требует командир. Ясно? А затем снова поедете на место, где упал самолет. — Андрей вопросительно смотрел на замполита. — Надо побывать и в ближайшем селе, поинтересоваться, может, американец что-нибудь сбрасывал. Все это надо знать…

2

Андрей возвратился в офицерское общежитие и со злостью швырнул на стол папку с материалами расследования. Потом сел, медленно потянул папку за тесемку. Обложка открылась, будто подтолкнутая из середины. Он вздохнул и тоскливо посмотрел на бумаги: «Неужели придется выбросить все, что хоть как-то смягчает вину?»

Нет, он не чувствовал в себе для этого сил — перечеркнуть свои родившиеся в муках надежды… соображения, которые помогут судьям все понять… спасут ее… И снова Андрею стало страшно, снова вспомнился суд над курсантом училища и выразительный приговор: «Направить в штрафной батальон…»

Но что поделаешь — приказ надо выполнять, переписать все как полагается… А потом что? Этого Андрей не мог представить. В голове перемешались советы Грищука, обещание Смолярова.

Земляченко обхватил голову руками. Он сейчас уже не понимал советов, не верил обещаниям. На бумаге, на столе, на окне — куда бы он ни посмотрел — светились ее глаза, прозрачные, глубокие, как осенние озера. Усилием воли лейтенант заставил себя вернуться к окружающей действительности. «Да, надо браться за дело!»

Перо забегало по бумаге. Лаконичные официальные фразы ложились одна за другой. То и дело он посматривал на часы. Казалось, что время мчится с небывалой быстротой… Но вот наконец написаны заключительные слова. Теперь осталось поставить подпись. Только на мгновение задумался Андрей перед тем, как вывести свою фамилию. В это мгновение ему снова захотелось на клочки разорвать бумаги. Но разве от этого что-либо изменится?.. И он решительно подписался. Потом быстро собрал разбросанные по столу листы, сложил их в папку и отнес делопроизводителю части…

И все же после этого у Андрея не появилось чувства, что дело сделано. Походив несколько минут по коридору, он остановился возле открытого окна и начал жадно вдыхать свежий воздух.

Среди двора стояла полуторка. В кузов, где с винтовкой в руках и вещевым мешком за спиной примостилась девушка-солдат, заглядывала, встав на подножку, Давыдова.

«Новенькую везут на ноль девять», — догадался Земляченко и выбежал во двор.

Давыдова спрыгнула на землю, поприветствовала его.

— На пост? К себе? — спросил лейтенант.

— Так точно!

— И я с вами, — Андрей мгновенно очутился в кузове. Давыдовой не оставалось ничего другого, как сесть в кабину. Прозвучал сигнал, и автомашина, покачиваясь «а рессорах, покатилась со двора.

Выехали за городишко, в котором располагался штаб батальона. Лейтенант, углубленный в свои невеселые мысли, ничего не замечал вокруг. А по обе стороны асфальтированной дороги проплывали полоски полей, поросшие необломанной желтой кукурузой, одинокие домики, обвитые виноградом, посадки бука и граба. Здесь жил и трудился незнакомый Андрею народ.

Недалеко от того места, где надо было поворачивать на грунтовку, бежавшую на пост, машина поехала тише, а потом совсем остановилась. Андрей точно проснулся. Он соскочил на землю и на прощание махнул Давыдовой рукой.

До соседнего с постом села было недалеко. Земляченко знал эту дорогу. Он проезжал здесь, когда начинал дознание. Тогда на командирском «козле» он добрался к месту, где сгорел американский самолет, и долго ходил вокруг, надеясь найти что-нибудь в доказательство невиновности Зины. Но ничего, кроме обгорелых обломков, разбросанных взрывом, на месте события не оказалось…

Вскоре Андрей увидел полосатый шлагбаум, перекрывавший дорогу в село. У шлагбаума торчал жандарм в полной форме, в начищенной до блеска медной каске с петушиным пером. Держа в руке веревку от шлагбаума, он что-то выговаривал пожилому крестьянину. Тот, склонив голову, стоял возле своей лошаденки, запряженной в телегу — каруцу, на которой лежал небольшой бочонок, наверно с вином.

— Ты, Ион, совсем с ума сошел? Кто тебе, дураку, сказал, что отменили пошлину за выезд? Кто может отменить закон самого короля Михая? Нашей мамы Хелены?[5]

Крестьянин кивал головой в такт энергичным фразам жандарма. Но стоило тому умолкнуть, как он заводил свое:

— Господин, нет у меня сейчас денег. Вот продам в городе вино, тогда и заплачу…

Толстый, сытый жандарм засмеялся.

— О, ты, Ион, не такой уж и дурак! Но только и я не потерял голову, — и он покрутил кончик своего толстого черного уса. — Когда будешь возвращаться, придется тебе платить уже въездное. — Вдруг он перестал смеяться и заорал: — А ну, прочь отсюда! Поворачивай клячу!

Земляченко подошел ближе. Он не знал румынского языка, но униженная поза бедняка, окрики королевского слуги говорили сами за себя. Знаками спросил жандарма, почему не поднимает шлагбаум. Увидев советского офицера, тот снизил тон и, козырнув, начал объяснять лейтенанту, мешая румынские фразы с немецкими, что крестьянин отказывается платить налог.

Хотя Андрей совсем недавно попал в Румынию, он уже слышал, что королевское правительство облагает народ всевозможными налогами.

Чтобы выехать из дому в город, крестьянину нужно было платить выездные, потом проездные по дороге, мостовые, если приходилось проезжать через мост, въездные в город. Церемония оплаты повторялась и на обратном пути. В каждом селе были шлагбаумы, возле которых дежурили жандармы.

Земляченко не хотелось вмешиваться в этот спор. Советские войска только вошли в эту чужую страну с ее крутыми, странными для нашего человека порядками. Смоляров провел несколько бесед о строжайшем запрете вмешиваться в дела румынского населения. А сейчас Андрею вообще было не до румын.

Но сердце его сжалось от боли за униженного бедолагу. Слушая болтовню жандарма, Земляченко зло смотрел на него, словно хотел сказать: «Ах ты гадина! Привык издеваться над людьми! Сейчас ты меня приветствуешь, почтительно улыбаешься, а поймал бы месяц назад, ремни бы из меня резал!» На ум пришло:

С каким наслажденьем
Жандармской кастой
Я был бы исхлестан и распят
За то, что в руках у меня
         молоткастый,
         серпастый
         советский паспорт.

— Ну врей сы платешть? Интерчете акасы![6] — с этими словами жандарм хотел схватить коня за удила и повернуть его назад, но, заметив злой взгляд лейтенанта, шепотом выругался и отпустил веревку шлагбаума. Полосатая жердь поползла вверх.

Крестьянин, не веря своим глазам, изо всей силы стегнул лошаденку по спине и побежал рядом с каруцей. Андрей с жалостью посмотрел, как подпрыгивают по комьям его худые, обутые в рваные постолы ноги, и пошел дальше.

Приглядываясь, он дошел до дома, который стоял в центре села. Здесь помещалась кыршма[7]. Крестьяне заходили сюда больше для того, чтобы поговорить, узнать новости, чем просто пить кислое красное вино или самодельную цуйку. Иногда появлялся в кыршме местный скрипач, и тогда на всю улицу звучали грустные мелодии чабанских песен — дойн.

Поравнявшись с трактиром, лейтенант заметил, что там собралось много народу. Было воскресенье, и крестьяне оделись по-праздничному. Они сидели на скамейках у столиков за небольшими графинчиками вина. Слышался приглушенный говор. «Еще не вся Румыния освобождена, а для них будто давно война закончена», — подумал Андрей.

То ли потому, что у него пересохло в горле, то ли подсказал какой-то внутренний голос, он зашел в кыршму. Надо же было поискать людей, собственными глазами видевших гибель самолета! А вдруг какие-нибудь новые подробности?..

Он повернул к невысокой веранде и по двум ступенькам поднялся вверх.

Хозяин кыршмы, заметив необычного гостя, низко поклонился, приветствуя его.

— Буна зиуа, домну локотэнент![8]

— Буна зиуа. Здравствуйте!

Кыршмарь спросил, чего желает господин лейтенант.

Андрей пожал плечами — мол, не понимаю — и показал на сифон с газированной водой.

«Сто граммов вина и сифон», — решил кыршмарь и побежал за прилавок.

Земляченко оглянулся, выбирая себе место. Советского офицера заметили крестьяне и у ближайшего столика освободили место.

— Зачем? Не надо! — запротестовал лейтенант. — Сидите, как сидели.

— Садитесь с нами, пан товарищ, — вдруг по-украински сказал пожилой крестьянин.

Из далекого угла кыршмы, тонувшего в полутьме, тоже заметили офицера. Оттуда послышалось тоненькое пиликание на скрипке. Несмотря на необычайные украшения, какими музыкант снабдил мелодию, Андрей узнал мотив «Катюши». Румынский скрипач приветствовал гостя русской песней. Тронутый общим вниманием, Земляченко, налив себе в стакан немного вина и сильно разбавив его водой, чокнулся с крестьянином, заговорившим с ним по-украински.

— Вы украинец?

— Да, я русин. Я из Сучавы. Иван Лисюк.

— Я тоже украинец…

У людей вокруг заблестели глаза. Они хотя и не понимали, о чем говорит их товарищ с советским офицером, но почувствовали, что разговор дружеский. А когда русин перевел им, все довольно зашумели, налили Андрею и себе и начали с ним чокаться.

— Норок! Норок ши санатате![9] — провозглашали они на разные голоса.

Закончив «Катюшу», подошел к Андрею оборванный скрипач и почтительно склонил перед ним голову. В его руках тут же очутился полный стакан вина. Когда Андрей чокнулся со старым музыкантом, как с равным, на глазах у того выступили слезы.

— Что сыграть господину лейтенанту? — спрашивал он.

Русин перевел.

— Пусть… «Жаворонка» исполнит, если умеет, — попросил Земляченко.

Крестьяне довольно зашумели. Скрипач отступил на шаг от стола, взмахнул смычком, и сразу будто с высокого неба полилась переливчатая трель жаворонка. Птица радуется свободе, солнцу, с каждым взмахом крыльев подлетает ближе к нему. Купается в солнечных лучах, скользит по воздушным волнам.

У Андрея сжалось сердце. Увидел в мыслях окошечко с решеткой, Зину на топчане, опущенные руки, похожие на подбитые крылья…

А смычок все быстрее бегает по струнам, все громче звучит бойкий мотив, такой бойкий, что нельзя удержаться: к звукам скрипки присоединяется легкий топот пританцовывающих под столами ног. И струны словно гнутся под смычком. Скрипка поет, скрипка смеется, и будто весь мир вокруг звенит, как жаворонок… Но вот прозвучали заключительные аккорды, и стало тихо. Земляченко очнулся от своих мыслей и налил старику еще вина.

— Норок ши санатате, домнуле локотэнент! — провозглашает скрипач.

Он чокается с офицером и выпивает до капли.

Лисюк наклоняется к Андрею.

— Румыны очень любят музыку, как мы вот песни. И танцуют здорово. «Переницу» их видели?

— «Переницу»? Нет.

Сейчас Андрея меньше всего интересуют румынские танцы. Он нервничает — ведь время идет! — но, еще не зная, как лучше приступить к делу, как начать расспрашивать людей, и боясь показаться невежливым, старается внимательно слушать Лисюка.

— Интересный танец. Молодежь становится в круг и ведет танец, потом по очереди выходят на середину хлопец с дивчиной, опускаются коленками на переницу — по-нашему, подушку — и целуются. Конечно, хлопцам и девчатам такое очень нравится…

К столику, за которым сидит советский офицер, подходит все больше людей. Крестьяне толпятся, громко разговаривают по-своему. Кыршмарь не выдерживает и, оставив прилавок, тоже приобщается к компании. Он наклоняется к Лисюку.

— Что слышно на фронте? — переводит тот.

Все умолкают, ожидая ответа офицера.

— Даем фашистам прикурить! Бои уже идут на севере Румынии, в Венгрии и Югославии… А вы что, газет не читаете?

— Мы к газетам не привыкли. Да и грамотных у нас всего один человек.

— А правда, что вместе с вами против немцев дерутся и румыны наши? — спрашивал через переводчика сосед Андрея.

— Правда. Лучшие сыновья румынского народа воюют на стороне Советской Армии…

Добровольный переводчик живо пересказывает людям то, о чем говорит офицер. И не успевает он закончить, как сыплются новые вопросы.

— Вот человек, — чешет затылок Лисюк, поглядывая на кыршмаря, — спрашивает, навсегда вы сюда пришли или нет?

— Мы пришли, чтоб помочь вам освободиться от гитлеровцев.

— И тогда уйдете?

— А как вы думаете?

Кыршмарь, который задал этот вопрос, мнется:

— Я что… Это они, — и кивает головой куда-то в сторону, — говорят, что как рус куда стал сапогом, то не так скоро сдвинется с этого места.

— Нам чужого не надо! — обиделся Земляченко. — У нас своего вволю.

— Вы не сердитесь, господин… Мы потому спрашиваем, что здесь у нас, в селе, недавно были американцы…

— Американцы? — настороженно переспрашивает Андрей.

— Да те, что с неба упали на парасолях, когда ваши их самолет подстрелили.

— На парашютах?! — Андрей чуть не вскочил.

— Говорили, что ваши пришли, чтобы уничтожить порядок, установленный богом: хозяину — хозяйство, работнику — работу, нефть — «Астра Ромына» и «Ромыно-американа»…[10] С ними домнул Теохари был, он все это подтвердил. — Кыршмарь прижимает руку к груди в знак того, что говорит чистую правду.

— Какой Теохари?

— Сынок его милости, — Лисюк ткнул рукой в сторону нефтяных вышек. — Управляющий удрал куда-то с немцами. А сынок его исчез еще в начале войны. Мы уже думали, что он совсем пропал. Пан отец и молебен по нем справил, чтобы душе его было хорошо на небе. А он опять прилетел… Прямо с неба упал.

— Откуда прилетел? — перебивает Андрей Лисюка.

— Он вместе с американцами с неба прыгнул. Когда ваши бах-бах! — и подстрелили тот самолет…

Лисюк прислушивается к старому усатому румыну, который дергает его за рукав, и переводит Андрею:

— Этот человек говорит, если бы с самого детства не знали сынка управляющего, ни за что бы сейчас не признали. Таким же стал, как американцы. Мордастый, волосы спереди короткие, а сзади их совсем нет, под носом — тоненькие усы. Да и орет все по-ихнему: «Годдем», «Сам ва бич»! Это они так по-своему ругаются. С ними он как свой. И зовут его они «мистер Тео».

— Что же здесь надо было этому «мистеру Тео»?

— Да ничего. Взял он каруцу вот у кыршмаря и повез куда-то своих американцев. Пересказывал только, чтобы не верили русским, не слушали ваших, ничего ни панского, ни боярского не трогали. Ни земли, ни имущества. А если потянемся за чужим добром, то наши паны и бояре сделают так, что американцы разобьют все в щепки… Мол, если не им, то и никому, — добавил от себя Лисюк.

Земляченко слушал рассказ своих собеседников, а в голове вертелась назойливая мысль: да, он был прав, самолет не случайно попал сюда, он не заблудился, а шел своим, указанным кем-то маршрутом к цели, достичь которой ему не удалось. «Если не нам, то никому…» Будь здоров! — вспомнилось ему излюбленное выражение Грищука.

Едва сдерживая охватившее его волнение. Андрей спросил кыршмаря:

— А куда поехали американцы?

Тот в ответ развел руками:

— Они и каруцу мне не вернули. Дьяволы, а не люди!

Слушая перевод ответа и наблюдая за выражением хитрого лица кыршмаря с беспокойными огоньками в глазах, Андрей понял, что правды от этого румынского кулака он не добьется, и поднялся из-за стола.

— Благодарю за компанию, друзья… Сколько с меня? — обратился он к хозяину, показывая на стол рукой.

— Патру зеч лей[11].

Люди не давали гостю расплатиться, зашумели, замахали руками на кыршмаря. Но Андрей отсчитал сорок лей, положил их на стол и, коснувшись рукой козырька фуражки, быстро вышел…

На дороге за сельской околицей было пустынно. Только так же похаживал около шлагбаума в своих добротных сапогах с твердыми высокими голенищами разукрашенный королевский жандарм.

Как же добраться до асфальтированного шоссе, по которому проходит много машин? Земляченко пошел обочиной грунтовки, нетерпеливо выглядывая случайную каруцу.

Перед ним лежала пыльная дорога, такая обычная, будто она вилась не среди чужих степей, а по родной земле. Вверху, по ясно-голубому небу, плыли причудливые облака. То разбегаясь, то сбиваясь в кучу, облака время от времени меняли небесный пейзаж. Вот в бездонной вышине невидимый ветер начал сгонять их одно к другому, будто чабан непослушную отару. Новое, уже большое, облако густело, а воздушный поток гнал его вперед и вперед, к солнцу. На некоторое время туча заслоняла золотой диск, и все вокруг мрачнело…

Вот так и мысли Андрея, точно эти облака, бежали одна за другой, то собираясь вместе, то развеиваясь.

«Ну, допустим, что «боинг» попал сюда не случайно. Что из этого? Как это может отразиться на судьбе Зины? Разве это уменьшает ее вину?..

А если бы она не подала сигнал воздушной тревоги, американские бомбы могли попасть, возможно, вон туда… — Взгляд Андрея скользнул по горизонту, где на юге маячили нефтяные вышки. — Значит, благодаря Зине удалось спасти народное добро. Этого не могут не учесть».

Но стоило лейтенанту снова поставить перед собой вопрос: «Где доказательства, что «боинг» летел с диверсионной целью и имеет ли право вносовский наблюдатель ошибаться, определяя тип самолета?» — как стройная цепь умозаключений рассыпалась…

Измученный противоречивыми мыслями, Андрей наконец решил как можно быстрее увидеться со Смоляровым. И, не дожидаясь больше случайного транспорта, чуть ли не бегом кинулся к шоссе…

3

Первым, кого встретил Земляченко во дворе штаба, был дежурный по части Грищук.

— Где тебя, друже, черти носят? — прошипел тот на ухо товарищу.

— А что? — тоже почему-то шепотом спросил Андрей.

— Да тут такое делается — будь здоров! Начальство великое приехало… Сам член Военного совета фронта!

Андрей побледнел.

— И не один. С ним целая свита, корпусное начальство, полковник юстиции…

— Председатель трибунала?

— Должности не знаю. Таких знакомств стараюсь не заводить, — не удержался от шутки Грищук.

Земляченко повесил голову. Вот оно, началось. Как раздули дело! Он вспомнил, что из их части заседателем трибунала избран старший лейтенант Капустин. Вполне достаточно для выездного заседания.

— А где они сейчас?

— В кабинете Моховцева. Там и Смоляров.

— А Капустин?

— Не знаю.

Андрей почувствовал какую-то опустошенность. Здание штаба во дворе пошатнулось, и солнце, заливавшее до сих пор яркими лучами двор, словно куда-то исчезло. Откуда-то издалека долетел до него голос Грищука:

— Не теряй времени! Есть шанс попасть к начальству… И писем не надо будет посылать в политотдел. Выложишь свои соображения, доказательства… Считай, что повезло. Не каждый день приезжает во вносовский батальон член Военного совета. — Он взял Андрея за локоть и неожиданно улыбнулся: — Еще новость! Только что прибыл приказ о присвоении Моховцеву звания майора… А у нас такое чепе. Комедия!..

…В коридоре штаба было пусто. Только возле самых дверей Моховцева стоял высокий офицер с погонами подполковника и курил папиросу. Заметив Грищука и Земляченко, остановил их:

— Вы к кому?

Андрей козырнул, отрекомендовался:

— Лейтенант Земляченко. Дознаватель по делу ефрейтора Чайки.

— Слушаю вас.

— Хочу попасть на прием к члену Военного совета.

— По этому делу?

— Так точно!

— Сейчас нельзя. Обождите. Я доложу.

Подполковник бросил окурок в жестянку, стоящую у двери, и ушел в кабинет комбата. Грищука позвали со двора, и он, подбодрив товарища взглядом, отправился по своим делам. Андрей остался один.

Он оперся на подоконник: сквозь широкие стекла проникали лучи солнца, стлались по полу золотыми дорожками, которые с каждым разом меняли оттенки. Когда бегущие тучки закрывали солнце, в коридоре тоже темнело. Но вот солнце вырывалось из плена, и снова искрились вокруг светлые полосы. Эта игра света и тени больно тревожила взволнованного лейтенанта. Его мысли, так же сменяясь, быстро пробегали в тяжелой голове: надежды то угасали, то снова вспыхивали.

«А вдруг не найду слов рассказать все, что думаю? Да и согласится ли меня слушать член Военного совета? Может, действительно Моховцев прав и наказание неминуемо?..

Но ведь и наказание бывает разное! — Андрей обрадовался этой мысли. — Не обязательно, чтобы самое суровое. — Он и думать боялся о смертной казни. — Есть ведь смягчающие вину обстоятельства…» — И Андрей снова и снова — в который раз! — начинал подсчитывать эти обстоятельства.

«Напомню, что она никогда раньше не видела самолета такой марки… Нет, это не то!..

Из материалов, в частности из постового журнала, видно, что самолет шел на очень, большой высоте — восемь тысяч, поэтому легко было ошибиться… Нет, нет, и это не то!..

Дело облегчается только одним: хотя этот самолет был свой или, вернее, союзнический, но шел он без предупреждения, и противовоздушная оборона имела полное право сбить, его. Кроме того, Теохари сам говорил румынам, что они летели бомбить… Но кто может подтвердить, что это именно так?»

Андрей снова опечалился. Он хорошо понимал, что наблюдатель ВНОС не имеет права на ошибку, так же как и сапер. Разница только в том, что ошибка сапера стоит жизни ему самому, а ошибка наблюдателя-вносовца приводит к гибели многих людей и материальных ценностей, созданных трудом народа. Вот почему военные законы так сурово карают воина противовоздушной обороны за ошибку на посту.

Выходившая в коридор дверь штабной комнаты вдруг отворилась. Оттуда, держа в руках какие-то бумаги, вышел пожилой человек с погонами полковника юстиции. Он направился в кабинет командира батальона. Лейтенант вытянулся, отдал честь. Чтобы ответить по-уставному, полковник вынужден был взять свою ношу в левую руку. Андрей похолодел: он увидел в руке полковника знакомую рыжую папку.

А игра света и теней в коридоре продолжалась. Деревянный пол и стены то светлели, искрились, то тускнели, мрачнели, когда солнце исчезало.

Андрей посмотрел на часы. Прошло немало времени с тех пор, как он торчит здесь. Подумал, что, возможно, сейчас за дверью кабинета решается судьба Зины, а он совершенно бессилен повлиять на события. А уж когда начальство что-то решит, отдаст приказ, трудно надеяться, что оно отменит его. Подумав так, Земляченко сник. Ему казалось, что сейчас из двери выйдет командир батальона и прикажет собрать всех свободных от дежурства солдат на открытое заседание трибунала. От этой мысли в голове Андрея все затуманилось, и подполковнику, который вышел из кабинета, пришлось повторить дважды:

— Можете, лейтенант, идти к себе!

— А как же там?.. С этим делом?..

— Можете идти, с этим делом все будет в порядке…

4

Андрей не ошибся, думая, что, пока он стоит под дверью, в кабинете Моховцева решается судьба Зины.

Когда полковник зашел в кабинет, член Военного совета, кивнув в ответ на приветствие, сказал:

— Ну, Яков Петрович, так как относительно блудного или, точнее, заблудшего?..

— Орех твердый достался, товарищ генерал. Но раскусили. Только что говорил с отделом. Подтвердилось наше мнение — была попытка прощупать противовоздушную оборону и при возможности разрушить промыслы… Нам неожиданно очень помог американский сержант, бортстрелок «боинга». Пришел и заявил, что он сам возмущен этой провокацией и что, оказывается, никто из экипажа, кроме командира да местного фашиста, который прилетел с ними, не знал, что Плоешти уже заняли наши. Это скрыли от них…

— Так, — произнес генерал. — Отлично. Значит, нашелся среди них честный парень, который решился прийти и рассказать.

— Он просил, чтобы имя его осталось неизвестным для американского командования, — добавил полковник.

— Ну что ж, это понятно…

Генерал поднялся с кресла и подошел к висевшей на стене карте.

— Разве мало бомбили они, когда наши войска приближались к Плоешти? А ведь уничтожать промыслы не было уже никакой военной необходимости! Не могли ведь они не знать, что мы уже идем сюда и румынская нефть понадобится для быстрейшего разгрома врага! — с возмущением сказал он. — Теперь новое придумали! Притвориться, будто потеряна ориентировка, украдкой выйти на объект…

— Наверное, не ожидали, что наши зенитчики в боевой готовности.

— Кстати, промыслы в этом районе до войны принадлежали англо-голландскому тресту. Это был сильный конкурент американского общества «Ромыно-американа»…

— Значит, двух зайцев хотели одним выстрелом убить, — горько улыбнулся член Военного совета. — Но самое главное: война идет к концу и, видно, кое-кому не очень нравится, что мы пришли на Балканы… Да-а-а, — продолжал он. — «Друзья»… На востоке получаем от них свиную тушенку, а на западе… целую свинью хотели, подложить…

— Ох и народ же, эти американцы! — в тон генералу заметил полковник-артиллерист.

— Я не о народе говорю! — сердито оборвал его генерал. — Народ здесь ни при чем. Я говорю о некоторых незадачливых стратегах…

Артиллерист, который встал, когда генерал повернулся к нему, молча наклонил голову.

— А что с этим делать? — полковник юстиции положил на стол развернутую папку.

— Это что? — спросил генерал.

— Материалы вносовцев о чрезвычайном происшествии. Командир отдает наблюдателя под суд.

При этих словах взволнованный, бледный Моховцев, сидевший в углу вместе со Смоляровым, вскочил и вытянулся.

— Сидите, сидите, — приказал генерал. Он быстро просмотрел рапорт, который лежал сверху. — Ну что ж, командир имеет все основания отдать под суд наблюдателя, потому что он не знал и не мог знать то, что стало известно нам с вами.

— Он берет во внимание самый факт ошибки наблюдателя, который не распознал «боинг» и объявил боевую тревогу.

Генерал, кивнув головой, продолжил:

— Начальник поста, сержант или младший сержант, считает, что случилось чрезвычайное происшествие — его наблюдатель ошибся, определяя тип самолета. Этот взгляд справедливо разделяет командир части. Отсюда вывод: отдать солдата под суд. Но мы теперь знаем, что в районе этого поста была попытка диверсии, которая могла иметь далеко идущие последствия: и военные, и экономические, и политические… Диверсия не удалась, ибо наблюдатель-вносовец обнаружил бомбардировщик, а зенитчики сбили его.

Генерал замолчал.

— И зенитчики тоже всполошились, — вставил полковник юстиции. — Правда, их командир обращает наше внимание на то обстоятельство, что самолет шел на объект без заявки, то есть без разрешения, ВНОС объявил «Воздух», и батарея имела полное право открыть огонь… А майор Моховцев приложил к рапорту характеристику на ефрейтора Чайку — вполне положительная характеристика, очень хорошая характеристика.

— Следовательно, — подытожил генерал, — если зенитчики имеют право открыть огонь по нарушителю, то почему бы не признать такое право за вносовским наблюдателем? — И генерал, еще раз заглянув в рапорт, лукаво прищурился. — Тем более что она стреляла только… глазами.

Быстрая улыбка скользнула по губам генерала. Он пододвинул к себе папку с материалами дознания, раскрыл ее и в левом углу на рапорте Моховцева четким почерком надписал: «Дело приостановить!»

— Товарищ Твердохлеб! — протягивая папку, обратился он к секретарю Военного совета. — Заготовьте сейчас проект нашего ответа представителю союзников… Полковник юстиции, вы ведь не возражаете против того, чтобы прекратить дело и у вносовцев, и у зенитчиков?

Тот поднялся и в знак согласия вежливо наклонил голову.

Закончив с делами, генерал с удовольствием запросто беседовал с подчиненными.

Вскоре возвратился секретарь Военного совета и положил перед генералом лист бумаги с напечатанным текстом.

Генерал быстро пробежал его глазами.

«Представителю Командования Союзной стратегической авиации.

На Ваше отношение за №…

Сообщаем, что проведенным расследованием установлено: дня… 1944 года в… часов в районе… дежурный наблюдатель поста ВНОС заметил самолет, который шел на высоте 8 000 метров, держа курс на нефтяные промыслы. Поскольку предварительной заявки на пролет, согласно существующему порядку, от союзного командования не было подано, части противовоздушной обороны приняли меры, предусмотренные правилами обороны стратегического объекта, вследствие чего самолет, оказавшийся бомбардировщиком типа Б-17, подорвался на собственном боевом грузе.

Экипаж самолета в полном составе спасся и пребывает в г. Бухаресте под наблюдением Отдела Международного Красного Креста, который поставил нас об этом в известность копией письма, посланного в адрес Командования стратегической авиации союзников…»

— Ну что же, хорошо! Согласуем с командующим и пошлем, — одобрил генерал и поднялся из-за стола.

Через несколько минут высокое начальство отбыло из батальона.

5

В замочной скважине повернулся ключ. Зина, сидя на топчане, смотрела сквозь решетку окна на уголок неба, на застывшую в нем тучку, одну из тех, которые так раздражали Андрея своей игрой с солнцем.

Девушка даже не обернулась. То, что должна была сказать, она рассказала откровенно, нисколько не пытаясь уменьшить свою вину. Материалы дознания читала и была согласна с каждой строчкой.

«Неужели этого недостаточно? Неужели нужны еще какие-то разговоры, допросы?.. Или, может, уже поведут на суд?»

Зина, конечно, не могла знать, что в это время в штабе командующего такая же девушка-солдат выстукивала на машинке приказ:

«Командиру части ВНОС

майору Моховцеву

Сообщаем, что… дня… месяца 1944 года зенитчиками Н-ской части был обстрелян и сбит бомбардировщик, который, пользуясь способствующими для неожиданного налета условиями, пытался проникнуть в район важного объекта. Эта попытка закончилась неудачей в значительной мере благодаря тому, что нарушитель был своевременно замечен дежурным наблюдателем поста ВНОС ефрейтором Чайкой З. Я.

Довести до сведения личного состава части. Начальник отдела штаба командующего противовоздушной обороной».

Ефрейтор Чайка приготовилась ко всему, даже самому наихудшему…

Дверь отворилась, и в комнату вошел Моховцев с начальником караула Аксеновым. Они увидели, что девушка, подобрав ноги на топчан, крепко обхватила их руками, положила голову на колени и закрыла глаза.

— Ефрейтор Чайка! — торжественно произнес командир. — Вы свободны… Сегодня можете побыть в батальоне, а завтра поедете на свой пост.

Зина растерялась. Она подняла голову и посмотрела на капитана Моховцева испуганными глазами, точно боялась, что теряет рассудок и ей уже начинает мерещиться бог знает что.

Но это был не бред. Аксенов положил возле нее ремень, погоны, звездочку с ее пилотки.

Зина сидела с сомкнутыми на коленях руками, не имея сил шевельнуться и прогнать этот странный сон.

— Пойдемте, Аксенов, — сказал Моховцев. — А вы, — обратился он к девушке, — перед отъездом на пост зайдите ко мне…

Они вышли. Дверь осталась открытой настежь. Зина медленно выпрямилась, взяла в руки свой солдатский ремень, звездочку, которую два года носила на своей пилотке. Тучка в небе отодвинулась, солнце заглянуло сквозь решетку окошка, светлым ромбиком легло на полу, перед открытой дверью ее гауптвахты…

Когда она выбежала на свободу, увидела Андрея, стоявшего у радиостанции и не сводившего радостного взгляда с караульного помещения. Весть об освобождении Зины мигом облетела штаб. По двору уже мчались подруги, размахивая пилотками.

Теплый ветер тормошил кудряшки, выбившиеся из-под пилотки Зины, целовал ее в лицо. Девушка счастливо засмеялась и замахала всем рукой: Андрею, подругам…

Глава одиннадцатая

1

По сельской дороге двигался небольшой отряд. Дорога взбегала на холмы, белой змейкой опоясывала вдали невысокую гору и терялась на ее склонах, густо поросших кудрявыми буками и сине-зелеными смереками.

Чуть правее группы солдат шла крепкая девушка в военной одежде, со скаткой через плечо, с противогазом и автоматом. На спине у нее, кроме того, покачивался брезентовый мешок, через левое плечо свисал телефонный аппарат.

Четверо девушек, которые шли серединой дороги, были нагружены еще больше: у одной неизвестно как поместились на спине два раздутых вещевых мешка, у трех других — по тяжелой катушке телефонного кабеля.

Солдаты шли неторопливым, несколько широким для девушек шагом и, казалось, втянулись в это однообразное движение по грунтовой дороге среди бугров и кустарников. Только пот на загорелых обветренных лицах да сбитые набок пилотки напоминали, как тяжек для них этот солдатский труд.

Пост ноль девять направлялся к месту новой дислокации. Старенькая ротная полуторка подвезла солдат к грунтовке, а уже на посты, до которых было недалеко, девушки потянулись пешком по сельским дорогам Трансильвании…

Недолго задержались солдаты Моховцева на юге Румынии. Войска Второго Украинского фронта, ломая сопротивление противника на Венгерской равнине, очищали от фашистов Трансильванию и Венгрию. Войска Третьего Украинского фронта освободили столицу Югославии Белград. В конце октября радио принесло весть о штурме Дебрецена и о выходе советских войск на Тиссу. А еще через несколько дней батальон Моховцева вместе с другими частями противовоздушной обороны перешел Южные Карпаты и разбросал свои посты на север и северо-запад, прикрывая от воздушных бандитов Центральную и Северную Румынию.

Это была последняя дислокация батальона.

…Вскоре Давыдова остановилась возле контрольного столба, на котором висели провода армейской линии связи, достала из сумки тетрадь с начерченной Ляховым схемой.

— Ну что там, младший сержант? — спросила Рая Лубенская, не имея возможности заглянуть через плечо Давыдовой в тетрадь. Тяжелая катушка кабеля так согнула ее тоненькую фигурку, что девушка казалась горбатой. — Еще далеко?

— Скоро дойдем, километра три осталось.

— С гаком?

— А как же без него? — устало улыбнулась Зина, вытирая пилоткой лицо. — Ничего, девоньки, дойдем.

Люба Малявина тихонько, чтобы не услышал начальник поста, выругалась.

Давыдова закрыла тетрадь и положила ее в сумку.

— На развилке отдохнем, пошли!

И снова по жаркой дороге, мимо седых от пыли кустов, зашагал маленький отряд…

Через час, когда солнце поднялось в зенит, девушки оказались на развилке. Дорога, по которой они до сих пор шли, круто поворачивала вправо и вверх, а прямо перед ними, низиной, побежала другая — узенькая, поросшая полынью и травой. Она вела в село, крайние домики которого настороженно выглядывали из-за невысокого бугра, словно подкарауливали всех, кто ехали сюда из города.

— Привал! — скомандовала Давыдова. — Отсюда потянем шлейф.

Девушки, покряхтывая, как старушки, сняли с себя ношу; с наслаждением потягивались, распрямляли спины, потом уселись на траву.

— А что там вверху? — спросила Зара, оглядывая гору, у подножия которой они остановились.

В нескольких сотнях метров от них, за желто-красными зарослями, пряталась белая стена. За ней вздымалось, тоже белое, строение с колокольней.

— Церковь! Нет, монастырь, наверно, — догадалась Люба.

Несмотря на усталость, девушки поднялись, с интересом осматривали каменную стену, монастырь, который будто навис над долиной и селом.

— Товарищ младший сержант! Мы на минуточку! Только посмотрим.

— Успеете насмотреться, — буркнула Давыдова, но разрешила. — Только не лезьте куда не положено, — крикнула им вдогонку, — и через десять минут чтобы были тут, потянем линию.

Девушки поднялись по крутой дороге к стенам монастыря. При их приближении две монахини, которые давно с любопытством следили за невиданным отрядом, испуганно бросились к воротам. Люба Малявина, заложив пальцы в рот, звонко свистнула и махнула рукой, приказывая им остановиться.

— Ты что! — дернула ее за руку Зина. — С ума сошла? Не хватает нам только свистеть под монастырскими воротами.

Люба, словно не слыша замечания, подошла к темным фигурам. Монашки послушно стояли, склонив головы вниз и сложив руки в привычном набожном жесте. Бледно-желтые лица, обрамленные белой гофрированной повязкой, на которую накинут большой черный платок, потупленный взгляд — живое воплощение покорности.

Зине даже жалко их стало — такими несчастными, забитыми они ей показались.

— Глядите, девчата! Ведь наш монастырь! Девичий. Записывайся кто хочет! — закричала Люба. — А монашки какие чудные!

Она с комическими гримасами оглядывала монашек, даже обошла их вокруг.

Те, понимая, что чужая девушка в полумужской военной одежде ведет разговор о них, терпеливо ждали, когда им позволят спрятаться за монастырские стены.

Загорелые, налитые силой советские девушки продолжали с интересом разглядывать странные для них фигуры.

Люба протянула руку, дотронулась до плеча молодой монашенки, которая стояла ближе к ней. Монашенка испуганно вздрогнула.

— Ну хватит тебе. Люба, хватит, — строго прикрикнула Зина. Подойдя к черным фигурам, как могла, выразительно сказала:

— Пофтиць, фэтэлор. Мерджэць акасы![12]

Монашки только и ждали этого, — словно по команде, быстро перекрестили девушек и проворно шмыгнули в калитку.

— Тю-ю! — протянула Люба. — Вот так да! Причастили нас…

Все дружно рассмеялись.

— Представляю, как им там!..

— Я бы повесилась, если б меня сюда заперли.

— Хуже гауптвахты.

— И как они там живут?

— Видно, и правда верят, что это спасение души.

— Эх, глупые, да и только!

— А может, им некуда деться?

— Да ну! Просто так их с детства воспитали. Вот и все! — И Люба лихо залилась свистом, прыгая вниз по камням, мимо кустов, обсыпанных красными ягодами…

Внизу Давыдова, прислонившись спиной к контрольному столбу, крепила железные когти к своим сапожкам.

— Ну-ка, девчонки, подайте конец кабеля, нож и плоскогубцы! — закричала она.

Зина кинулась к сумке с инструментом, Рая и Люба смотали с катушки несколько метров кабеля.

— Ну что, увидели там бога? — спросила Давыдова, улыбнувшись.

— Да ну его, этот монастырь! — коротко ответила Зина.

Давыдова обвязала себя и столб ремнем и стала медленно подниматься вверх. Через несколько минут она уже орудовала возле изоляторов, делая скрутку. Закончив работу, так же неторопливо спустилась вниз.

— А у меня, как заберусь на столб, дыхание захватывает и голова кружится, — с завистью сказала Люба.

Давыдова улыбнулась:

— А если б тебе пришлось влезть на Красноярские столбы? У нас там знаешь какая высота? Заберешься на самый верх — пароходы да Енисее точно букашки…

— А сорваться вниз можно?

— Чего доброго!.. Тогда и костей не соберешь, — спокойно ответила Давыдова.

— Поэтому вам никакая высота не страшна, что вы привыкли, — заискивающе сказала Люба.

Младший сержант Давыдова подключила к шлейфу аппарат и сделала вызов. Бойцы притихли.

— «Дон»? Докладывает Давыдова. Прошу седьмого.

— Вот добрая штука телефон! Просто полюбила его, — не утерпела Люба. — Вернусь домой, пойду в техникум связи. Ей-богу, пойду…

Екатерина сердито махнула на нее рукой.

— Товарищ седьмой! Докладывает Давыдова. Подключились. Как слышите? Хорошо?.. Что у нас?.. Все в порядке… Есть. — Она положила трубку в коробку и отвинтила клеммы от проводов.

— Вот мы и на новом месте. Доложили, что живы, — значит, пора начинать боевую работу. Ясно? Потянем линию на северо-восток, мимо села, вон на тот холм, к опушке леса, — показала она рукой. — Кабеля у нас маловато. Будем вести воздушный шлейф напрямик, где сумеем — подвесим на деревья. Чайка! Разматывай первую катушку!

2

Передав дежурство старшему лейтенанту Капустину, Андрей не спеша вышел из оперативной комнаты во двор. Остановился на крыльце, глубоко вдохнул чистый воздух.

Уходить с БП не хотелось. Карта Румынии с начерченной по ней квадратной сеткой, покрытая условными обозначениями наблюдательных постов, зенитных батарей, аэродромов истребительной авиации, виделась Андрею и здесь, словно расстелилась по двору у его ног. Он уже не мог жить без оперативной работы. В минуты, когда на БП по сигналу «Воздух» все приходило в движение, Андрей весь загорался. По одному его слову, брошенному в телефонную трубку, на всех линиях связи прерывались другие команды и разговоры; как сказочный богатырь, переступая через города и села, реки и горы, он сразу проникал в любой район страны; его руки доставали за сотни километров, подымались в высокое небо, брали стервятника за горло и сбрасывали вниз. В такие минуты Андрей словно сливался в общем порыве с сотнями солдат наблюдательных постов, с артиллеристами, с пилотами, взлетевшими по его сигналу, и всего его охватывало звенящее чувство силы. Он любил это чувство. С улыбкой вспоминал теперь свою солдатскую обиду, что в разгаре войны попал в войска, никогда не ходившие в атаку на фашистские дзоты…

Но вот сутки закончились, и нужно было идти отдыхать. Солнце уже клонилось к далеким горам, освещало их высокие, кудрявые, в зарослях ели и пихты, вершины. Ели, росшие вокруг дома, бросали под ноги причудливое синеватое кружево теней. В углу двора весело пыхтел движок; пробиваясь сквозь его шум, визжала динамомашина радиостанции, оборудованной во флигеле особняка.

Теперь штаб батальона расположился в трансильванском городишке, похожем на наш дореволюционный уездный город.

Стояла глубокая осень. Но здесь она была какой-то необыкновенно теплой, туманной, спокойной. Если бы не запоздалый багровый огонь в кронах дубов, не темно-золотые шапки буков, можно было подумать, что лето никогда не уходит из трансильванской долины, закрытой со всех сторон могучими горными кряжами.

В воздухе тоже стало спокойней. Разве только ночью прилетит одинокий фашистский разведчик и украдкой сбросит в горах, над густыми лесами, группку диверсантов.

В будничных заботах, в дежурствах и учебе проходили дни вносовцев. Советская Армия продолжала свой победный марш, освобождая от фашистов Европу, а здесь, в небольшой ее части, опять было тихо, даже скучно. Незаметно подкрадывалась зима, тоже теплая и тихая. Фронт отодвигался все дальше и дальше, и казалось, вот-вот закончится война, закончится военная жизнь, к которой уже притерпелись и привыкли…

Андрей сошел с крыльца и начал прогуливаться по длинному двору из угла в угол.

Тем временем солнце уселось на далекий горный шпиль и пронизало золотистым светом одинокую продолговатую тучку над ним.

Когда Андрей посмотрел на горизонт, ему показалось, что то не тучка, а тонкая девичья фигурка вырисовалась в небе недалеко от сверкающего шпиля горы, и не просто девичья фигурка, а очень знакомая. Это, конечно, погрезилось лейтенанту. Недавно и стройная елочка напомнила ему Зину, и в спокойном предвечерье, словно по далекой телефонной линии, ему послышался милый голос.

С того дня как Зину освободили из-под ареста и осторожный Моховцев снова отправил девушку на самый отдаленный пост, прошло много времени. Об истории с американским самолетом в батальоне стали забывать. Приближавшееся окончание войны быстро отодвигало в прошлое отдельные ее эпизоды.

Зину не вызывали с поста в батальон, а Андрея Моховцев никогда не посылал на посты, особенно на тот, где находилась Зина. Поэтому видеться молодые люди не могли. Только несколько раз, когда дежурство Земляченко совпадало с ее сменой на посту, ему посчастливилось связаться с ноль девять и переброситься с девушкой парой слов. И каждый раз, слыша ее голос, слыша, как выговаривает она обычное «в зоне поста все спокойно, пролетов вражеской авиации не было», Андрей немел от волнения.

Он спрашивал ее о состоянии связи, спрашивал строгим, официальным тоном, чтобы никто не подумал, что это интимный разговор. Но Зина узнавала его, отвечала, и Андрею этого было достаточно. Больше ни о чем они не могли говорить, зная, что на постах, связанных с ноль девять, много любопытных и обо всем станет известно и Лаврику, и Моховцеву. Но в ее голосе, в каждой нотке Андрей улавливал целую гамму чувств, понятных только ему…

Задумавшись, Андрей не заметил, как остановился возле клетушки батальонного сапожника. Из нее послышался срывающийся голос, в котором звенело отчаяние.

— Он ведь все равно не женится. Не будет с тобой!.. А я без тебя не могу… — Хрипловатый голос понизился до дрожащего шепота. — Скоро война закончится. Демобилизуемся. Поедем к нам? Поженимся. Свой дом у нас, хозяйство…

Андрей заглянул в открытое окно.

Рядовой Сумовик, парень лет двадцати двух, в почерневшем от сапожного клея и вара полотняном фартуке, с засученными рукавами гимнастерки, бледный, стоял возле своей табуретки с сапогом в руке и, не отрываясь, смотрел на девушку.

А напротив него, в теплых носках, со вторым сапогом в руке стояла Мария Горицвет.

Она тяжело дышала, грудь ее часто поднималась под гимнастеркой, черные глаза сверкали, как у разъяренной кошки, но все равно она была вызывающе хороша, как грозовая ночь.

— Отстань! — цедила она сквозь зубы. — До каких пор будешь липнуть?! Целый год нет от тебя прохода!.. Постыдился бы!

— Думаешь, с майором будешь счастлива? Это здесь я рядовой, а дома…

— Ты сапоги починишь или нет? — шипела девушка.

— Мария! — словно в забытьи говорил солдат. — Я тебе все прощу… Никогда и словом…

— Что простишь?! Что мне надо прощать?! Ты еще и оскорблять будешь?!

Она замахнулась на парня тяжелым сапогом, но не ударила, швырнула сапог на пол, а сама, как была в носках, выбежала из каморки. Опомнилась, увидев лейтенанта.

— Что такое? Почему босиком? — строго спросил Андрей.

— Я… я… — не могла собраться с мыслями девушка. В ее глазах мигали неспокойные огоньки. — Я пришла починить…

Земляченко приоткрыл дверь сапожной мастерской. Бледный Сумовик опирался плечом о печной дымоход. Увидев лейтенанта, с трудом выпрямился.

— В чем дело? Почему отказываешься чинить? — Притворяясь, будто не понимает, что здесь произошло, он кивнул на Марию, застывшую у двери.

— Не хочу, чтобы он чинил! — со слезами на глазах зло выкрикнула девушка. — Отдай сапоги!

Сапожник молчал и не двигался. Она вскочила в каморку, выхватила из его рук сапог, нашла на полу второй и выбежала во двор.

Андрей не знал, что еще сказать солдату…

— Смотрите мне!.. — только и нашлось у него слов.

Эта неожиданная сцена о многом напомнила лейтенанту. Ведь Сумовик и Мария были первыми, с кем он столкнулся в новой части. Сумовик уже тогда вертелся возле парикмахерской, где работала Горицвет В тот же день на речке Андрей впервые увидел Зину. Как никогда, захотелось ему сейчас снова увидеть ее. Время и расстояние хоть и раздувают сердечный огонь, вместе с тем укрывают любимый образ коварным туманом, смягчают и стирают дорогие черты…

В последнее время при мысли о Зине у Андрея появлялось какое-то новое беспокойство. Земляченко сам не знал, чего он боится, но ему все казалось, что должно что-то случиться.

Чтобы успокоиться, освежиться, Андрей решил прокатиться на мотоцикле, найденном им в брошенном хозяевами особняке…

Выехав со двора, лейтенант повернул влево и медленно запетлял по улицам городка. Уже за окраиной понял, что очутился на автостраде, которая пересекает Румынию с юга на север, и стрелой летит в ту сторону, где расположен наблюдательный пост ноль девять.

«Но успею ли возвратиться к отбою?.. Конечно, никто не разрешил бы ехать туда, а главное, майор, если узнает, может отправить Зину еще куда-нибудь дальше. Впрочем, дальше некуда, разве только в другую часть».

На этом закончились сомнения Андрея. Прибавив газу, он помчался еще быстрее.

С обеих сторон темной, маслянистой ленты асфальтированного, не поврежденного войной шоссе бежали назад дубы, буки, будто спешили доложить, что лейтенант помчался на пост.

Свежий ветер бил ему в лицо, свистел в ушах, пытался сорвать фуражку. Он сильнее надвинул ее на голову и туже затянул ремешок под подбородком.

А в голове, сменяя одна другую, мчались мысли о Зине, картины близкой встречи. В ушах то звучал его собственный голос, ласковые слова, которые он ей скажет, то слышался суровый голос Лаврика, который, узнав о самовольной поездке на его пост офицера с БП, доложит об этом Моховцеву.

С комбатом у Андрея после истории с «боингом» установились натянутые отношения. Моховцев не придирался к лейтенанту, не выделял его среди других офицеров, казалось, не замечал. Но Андрей каким-то внутренним чутьем подчиненного догадывался о неприязни майора. Он, конечно, не знал об истинной причине этого, считал, что командир гневается за нелепое обвинение в «перестраховке», и всеми силами старался восстановить к себе доверие. Однако ледок в душе Моховцева не таял.

А потом на сердце навалилась неспокойная мысль: вдруг боевая тревога? Правда, фашисты теперь не отваживаются залетать так далеко, но на войне как на войне… Впрочем, он уже свое отдежурил и сейчас должен отдыхать… На БП и по тревоге обойдутся без него.

Вскоре стемнело совсем, и лейтенант включил фару. Луч света бился в вязкой густеющей темноте, то трепетал на асфальте перед машиной, как подбитая птица, то взлетал вверх и снова узкой полосой ложился на асфальт. По обочинам уже не было деревьев — расстилались темные узкие поля.

Через час Земляченко промчался мимо местечка Меркуря-Чук, где находился ротный пост Лаврика, и свернул с ровного асфальта. Дорога пошла вверх, лейтенанта затрясло на камнях. Не обращая внимания на толчки, которые особенно чувствовались в раненных когда-то ногах, он не сбавил скорости, только сильнее стиснул руками руль.

Мотоцикл вынес его на гору, перекатился через перевал и опять помчался узкой долиной.

Над горами на короткое время выглянула луна — полная, с красноватым отсветом. Вокруг стало виднее. Облитые ее мертвым сиянием, горы резче вырисовывались в низком небе и отбрасывали густую тень. Треск мотоцикла гулким эхом раскатывался вокруг. Казалось, это гремели и сердито шевелились разбуженные горы.

Чем ближе подъезжал Андрей к селу, тем больше раздражал его этот грохот. Хотелось проскочить тихо, незаметно, а тут словно целая батарея открыла огонь.

…Но вот уже видны маленькие хатки, выбежавшие на склон холма. Проезжая притихшим селом, Андрей уменьшил скорость. Луна спряталась за тучи.

Недалеко от поста лейтенант остановил мотоцикл, выключил мотор. Повел машину в руках, свернул с невидимой ночью тропинки и почувствовал под ногами траву, которая густо покрывала пологий холм. Сделал еще сотню шагов.

— Стой!

В тихом воздухе резко лязгнул затвор.

— Кто идет?

— Свои, — ответил Андрей. — Лейтенант Земляченко.

Девушка выкрикнула:

— Начальник! На выход!

— Здравствуйте, товарищ лейтенант! — подошла Давыдова. — Каким ветром в нашу глухомань?.. Идемте в землянку.

Офицер направился за начальником поста.

— Как здесь моя подшефная? Жива, здорова? Как служит? — пытался спрашивать весело, шутливо. Ведь девушки с ноль девять догадывались, что дознаватель части лейтенант Земляченко влюблен в ефрейтора Чайку, знали, как он волновался за судьбу своей «жертвы».

— Все в порядке. Служит хорошо, — официальным тоном доложила Давыдова, будто и в самом деле поверила, что дознаватель приехал убедиться, как ведет себя солдат после прекращения дела. — В этом месяце имела благодарность от командира взвода.

…Девушки слышали шум мотоцикла в горах и дожидались гостя.

Андрей улыбнулся, заметив у всех застегнутые воротнички, туго затянутые ремни и заправленные гимнастерки. Одна Зара Алиева была не в форме. Она хозяйничала в углу возле таза с водой, над которым наклонил го: лову голый по пояс юноша.

— Здравствуйте, товарищи! — поздоровался Земляченко.

— Здравия желаем, товарищ лейтенант! — хором ответили ему. Зара на секунду выпрямилась и снова склонилась над юношей. Растерянная Зина отвела взгляд от Андрея, словно рассердилась, что он приехал и ставит ее в неудобное положение.

После возвращения Зины на пост девушки сдружились еще больше. Только Зара, казалось, охладела к ней. Она, эта маленькая упрямая горянка, ничего не хотела прощать ни подруге, ни влюбленному лейтенанту.

— Чем занимаетесь? — по привычке спросил Земляченко.

На этот стереотипный вопрос солдатам нечего было ответить. Картина, которую сейчас увидел офицер, не имела ничего общего с боевой подготовкой. В углу, над тазом, поднималось горячее облачко пара. В этом облачке пряталась стриженая голова парня, покрытая мыльной пеной. На столике была расстелена ряднина, на которой лежала сморщенная после стирки гимнастерка, рядом стоял чугунный утюг, полный углей. Ведро с холодной водой дополняло картину.

Парню, видно, попало в глаза мыло. Он замотал головой, начал упираться, но Зара была неумолима.

— Чего брыкаешься? — наклонила она его силой к тазу. — Ты что, ишак?

В жизни девушек и это было развлечением. Они засмеялись. У Зины жемчугом сверкнул косой зубок. Андрей, взглянув на нее, не смог сдержать счастливой улыбки.

— Сама ты ишак!

— Вон что! Тогда ходи грязный! — Алиева сердито оттолкнула от себя голову парня.

— Зара! Дронин! — с укором обратилась к ним Давыдова. — Разве так можно? — в эту минуту Екатерина забыла, что она начальник поста, а в землянке присутствует офицер. Быстро отстегнула пуговицы на манжетах гимнастерки, подвернула рукава, открыв большие белые руки, и стала на место Зары.

Крупная, ширококостная, она повернула молодого солдата к себе, вытерла ему глаза и принялась домывать голову. Тот покорно ей подчинился.

Андрей знал, что недавно на посты отправили пополнение из совсем юных пареньков, но не думал, что и на ноль девять попал новобранец, вызывавший у девушек, старших его по возрасту, материнские чувства.

— Ну вот, Дронин. Теперь полный порядок. Бери полотенце и вытирайся… Девушки, погладьте ему гимнастерку.

— Только не Зара, — умоляюще промолвил хлопец. — Прожжет.

Теперь Земляченко лучше мог разглядеть паренька: невысокий, худенький — видно, и на нем отразились трудности военных лет, — он рядом с девушками-ветеранами был похож не на солдата, а на школьника.

Зина поднялась, взяла утюг и равномерными движениями начала гладить полу гимнастерки.

— А вы почему стоите, товарищ лейтенант? — обратилась к Андрею Давыдова. — Садитесь, вот сюда.

Лейтенант покорно опустился на стул с причудливо изогнутыми ножками и спинкой, обитой продырявленным шелком — трофеем из какого-то барского особняка, — сбросил теплую цигейковую безрукавку, расстегнул воротничок.

В невысокой землянке, освещенной лампой из большой гильзы, которая чуть коптила, чувствовался уют. Он создавался небольшими вещами: вышитым ковриком на стене, подушечками, которых никогда не видел вещевой склад, белым, по-домашнему повешенным на колышек полотенцем. И это впечатление домашности не портила ни пирамида с винтовками и автоматами в углу, ни противогазы, ни ящик с гранатами.

Андрей не часто бывал на постах, и вот в гостях у любимой, в уютной девичьей землянке, он вдруг снова подумал о тех, которые лежат в окопах. Ему стало не по себе. Покоряясь этому чувству, он поднялся и сказал Давыдовой:

— Ну, увидел, как вы живете, и надо назад ехать.

— Что вы так спешите?

— Это я мотоцикл обкатывал. Теперь пора возвращаться…

Он застегнул воротник, надел безрукавку, фуражку. Зина прислушивалась к разговору, автоматически водя утюгом.

— Успеете, товарищ лейтенант! — сказала Давыдова. — Конь у вас железный, быстро домчит. Поужинаете с нами. Зара такой шашлык сейчас приготовит, что пальцы оближете…

— К сожалению, нельзя, — Андрей повертел в руках фуражку, расстегнул ремешок над козырьком, — должен ехать.

Он еще раз посмотрел на Зину. Ведь затем только и приехал, чтобы увидеть ее. Теперь успокоился и можно возвращаться назад.

— Ну что ж, вам лучше знать… Ефрейтор Чайка, проводите лейтенанта к дороге, — приказала Давыдова. В ее взгляде, несмотря на сдвинутые над переносьем брови, поблескивали теплые, сочувственные огоньки.

Зина молча передала утюг Лубенской.

— Будьте здоровы! — козырнул Земляченко.

— До свидания, товарищ лейтенант! Счастливой дороги!

Хотя в землянке было не очень светло, но и после гильзовой «лампы» темнота на дворе показалась совсем непроглядной. Андрей невольно остановился на пороге.

— Хоть глаз выколи, — встревоженно буркнул он. — И куда это луна девалась?

— Осторожно идите! — предупредила Зина и взяла его за рукав гимнастерки. — У нас ограда из колючей проволоки.

Андрей решил обождать, пока глаза привыкнут к темноте.

Поднялся ветер. Где-то вверху шумел высокими кронами лес. Ветер доносил шум волнами, то сильнее, то тише. Андрей силился рассмотреть хоть одну звездочку на небе, но напрасно. Ни луны, ни звезд. Только внизу, под горой, наверно в селе, мерцало несколько желтых точек.

Зина опять притронулась к лейтенанту.

— К ограде шагов тридцать. Идемте. — Держа Андрея под руку, она размеренными шагами осторожно вела его вперед.

«Один, два, три… восемь, девять…» Вскоре лейтенант почувствовал под ногами песчаную дорожку. Теперь до бука, к которому он прислонил мотоцикл, было недалеко. Андрей уже угадывал в темноте могучий ствол дерева.

Сильный порыв ветра, будто дыхание горного великана, промчался над ними.

Сейчас, когда выпала удобная минута поговорить с Зиной, сказать, как он тоскует по ней, как любит, лейтенант не мог найти слов.

— Не страшно здесь, Зина? — Спросил и сам устыдился нелепости своего вопроса.

— Сейчас?.. Нет, — шепотом ответила девушка.

Андрею до боли захотелось обнять ее — самого дорогого человека на свете. Ему даже жарко стало на холодном ветру, налетавшем то с одной, то с другой стороны…

Вскоре они оказались по другую сторону, бугра, далеко от наблюдательной площадки, где сейчас стояла Малявина…

Еще несколько шагов вниз. Андрей оглянулся: ни землянки, ни наблюдателя… Все утонуло в темноте. Он остановился, обнял Зину, притянул к себе.

— Любимая, родная!..

Она что-то прошептала — он не слышал слов. Целовал ее в щеки, в подбородок, в губы. Весь окружающий мир, с его горами, людьми, с Моховцевым, с войной, — весь мир, как когда-то в подвальной комнатке гауптвахты, покачнулся и полетел куда-то в пропасть…

Потом он снова заговорил. Нервно, быстро, словно боялся, что не успеет высказать всего, что хотелось.

— Ты ни о чем не беспокойся: будем с тобой всегда вместе, навек! Слышишь, родная?

— Слышу, милый…

— Звездочка ты моя ясная! Каждый день без тебя, каждый час — как год…

— Не дай бог, майор узнает, что ты здесь!.. Не нужно приезжать украдкой… Уже недолго нам ждать…

Он почувствовал твердую пуговицу на погоне девушки, со страхом подумав, что надавил на плечо, опустил руку на талию.

Молодые люди потеряли счет времени. Давыдова, находившаяся в землянке, посмотрела на часы и забеспокоилась, почему Зина так долго не возвращается. Она вышла наружу. Тихо. Направилась к наблюдательной площадке.

— Малявина!

— Я! — послышалось из темноты.

— Где лейтенант и Зина?

— Я их не видела…

Не зная, куда идти, Давыдова несколько минут кружила по скользким склонам холма.

— Зина-а-а!.. Чайк-а-а!..

Ветер уносил ее голос в долину. Потом неожиданно наткнулась на них. Лейтенант и Зина возвращались на пост.

— Товарищ лейтенант! Ведь поздно уже!..

— Ничего, Давыдова, успеем!..

…Мотоцикл стоял там, где его оставил Андрей.

— Бээмвэ? — тоном знатока спросила Люба Малявина, охранявшая машину.

— Он самый, — коротко ответил Земляченко и изо всех сил нажал ногой на заводную рукоятку. Мотор остался нем. Носком сапога Андрей подтянул рукоятку вверх, потом снова с силой нажал вниз, но и на этот раз мотор молчал.

— В чем дело?

Лейтенант нервно крутил регулятор горючего и воздуха. Не помогало.

— Может, нет бензина? — забеспокоилась Зина.

— Был полный бак.

— Аккумуляторы? — спросила Малявина.

— Исправные, — сухо ответил Андрей. Его тревожило положение, в котором он вдруг оказался. Между ним и БП — десятки километров. Как же он возвратится? Попробовал включить освещение. Фара, закрепленная на передней вилке машины, сразу вспыхнула, замигал рубиновым огоньком стоп-сигнал. «В чем же дело?»

Внезапный переход от лирических мечтаний к неприятной действительности вывел его из равновесия. Он чуть не выругался, но вовремя вспомнил, что рядом девушки, и сдержался.

Зина сказала: «Мы сейчас» — и вместе с Давыдовой исчезла в ночи.

— Вы заночуйте, — предложила Люба, когда подруги убежали. — Будет хоть один настоящий мужчина в нашем теремке… На рассвете разберетесь в мотоцикле…

Андрей, сидевший на корточках, поднял голову, будто, несмотря на темноту, хотел увидеть, не насмехается ли над ним девушка.

— Вы что, смеетесь?

— Нисколечко! — В ее голосе зазвенели ласковые нотки. — Почему и в самом деле не заночевать. Всем веселей будет… Кроме командира взвода, начальство не балует нас вниманием. Наверно, боятся спать в лесу, в простой землянке. Это ведь не никелированная кровать с шариками и подушечками Манюни…

— Гм… О чем вы говорите?!

Прибежали Зина с Давыдовой. Зажгли электрический фонарь.

Земляченко вытащил из ящика под сиденьем гаечный ключ, вывернул свечу. Сноп лучей бил его по рукам.

— Лопнула, проклятая! — изо всех сил отшвырнул деталь в траву.

— И запасной нет?

— Нет… Что же делать? — Лейтенант наморщил лоб. «Неужели в самом деле придется ночевать на посту?» На какое-то мгновение ему представилось, что он опять сидит рядом с Зиной, видит ее глаза, лицо… Мотнул головой, прогоняя соблазнительную мысль. «Добраться пешком до автострады? Но когда же я дойду?»

Андрей посмотрел на долину, где в темноте, как звездочки, рассыпались одинокие желтые огоньки.

— Пойду в село. Может, каруцу достану, — решительно сказал лейтенант.

— Товарищ лейтенант, лучше я, — предложила Давыдова. — У меня с ними быстрее найдется общий язык.

— Добро, — согласился Андрей.

— А пока пошли назад.

В землянке кое-что изменилось. На самодельном столике уже не было ряднины и утюга. Вместо этого на чисто вымытой доске Зара резала мясо. «Шашлык готовит», — понял Андрей.

— Вернулись? — не утерпела Зара. — Плохая примета…

— Да помолчи! — рассердилась Зина.

Давыдова взяла из пирамиды свой автомат. Она стала мрачной. То, что офицер задержался, ее беспокоило. Все может открыться, и ей тоже влетит от начальства.

— Чайка, остаетесь за меня!

— Есть остаться за вас.

— Я к примарю[13], — ни к кому отдельно не обращаясь, бросила Давыдова с порога и и ушла.

В землянке опять воцарилась тишина. Мигнула гильзовая лампа, озаряя неровным светом взволнованное лицо Зины.

Андрей поднялся и вышел во двор. Как и раньше, в высоких лесах шелестел ветер, пряталась в тучах луна.

Тихо скрипнула дверь землянки. На пороге показалась фигура Зины.

— Вы здесь, товарищ лейтенант?..

Вскоре ветер донес людские голоса, послышалось, как заржал конь.

— Едут! — девушка прижалась к Андрею: ей не хотелось расставаться.

Голоса зазвучали сильнее. Вскоре уже можно было распознать: говорили Давыдова и какой-то мужчина.

— Домну Петря едет с каруцей! — крикнула с площадки Малявина.

Голоса приближались.

— Позвони завтра, если сможешь, — прошептала Зина Андрею. — Я почему-то волнуюсь…

Андрей нашел ее руку и крепко сжал теплые, нежные пальцы.

— Товарищ лейтенант! — крикнула Давыдова. — Давайте сюда ваш драндулет!

Земляченко и Зина пошли на ее голос. Лейтенант подвел машину и, держа за руль, осторожно покатил вниз. Там, где тропинка выходила на дорогу, стояла запряженная пароконная каруца. Возле нее маячили фигуры.

— Ну, дядька Петря, помогите втащить этого зверя, — попросила Давыдова.

Общими усилиями погрузили мотоцикл на телегу.

— Порядок! — с удовлетворением сказала начальник поста. — Он довезет вас до автострады, а там уже ищите попутную машину.

— Спасибо, — сказал Земляченко, взбираясь на каруцу. — В долгу не останусь. Килограмм шоколадных конфет за мной.

— Шоколадных? Где вы их возьмете?

— Если не теперь, то встретимся… после войны. Тогда и отдам.

Дружный смех был ему ответом. Дело с отъездом лейтенанта уладилось, и у всех отлегло от сердца.

Давыдова дружески положила руку на плечо Зины, и та поняла, что младший сержант сочувствует ей. Сама Давыдова только вчера получила солдатский треугольничек и, прочитав, весь день напевала ласковые и грустные сибирские песни. Андрей крикнул:

— До свиданья!

Дядька Петря чмокнул губами, телега покатилась, и девичьи фигуры сразу растаяли в ночи…

3

Кони быстро бежали по дороге, а лейтенанту, который с наслаждением разлегся на дерюге, покрывавшей сено, казалось, что каруца стоит на месте и только темное небо над ним куда-то плывет. Вскоре крестьянин, для острастки щелкнув над лошадьми кнутом, положил его возле себя и повернулся к пассажиру.

— Господин лейтенант будет спать?

— Нет, нет…

— А мы обрадовались в селе, когда узнали, что это для вас каруца, — помолчав, продолжал Петря.

— Обрадовались? Почему?

Тогда крестьянин, путая родной язык с услышанными от солдат русскими словами, начал рассказывать длинную историю. Как понял его Андрей, речь шла о тяжелой жизни в селе. Люди работали на богатого боярина, который жил где-то за границей. Он был хозяином лугов, лесов, даже рыбы в речке. В селе чинил суд и расправу управляющий, какой-то лиходей Петрашку.

После 23 августа[14] управляющий сбежал. Но, удирая, приказал, чтоб крестьяне не смели брать ничего панского, а то он скоро вернется, и тогда всем будет горе.

Забитые крестьяне и не думали трогать панское добро. Вскоре они услышали, что в соседних селах делят боярскую землю. Однако сделать это у себя не осмеливались. Панские приспешники, оставшиеся в селе, пугали тем, что ничего, мол, не изменилось и не изменится: король Михай и мама Хелена как сидели и правили Румынией из своего дворца в Бухаресте, так и будут править; говорили, что Америка и Англия пойдут войной, если румыны обидят своего короля, что скоро накажут тех, кто без разрешения поделил землю. Молчали люди, терпели, хоть жизнь, как и раньше, была очень горькой.

Но вот однажды в селе появились советские девушки в красноармейской форме.

— Ваши девушки, понимайте? Даже и командир у них — девушка, домнишора! Понимайте, домнуле локотэнент? Домнишора сержант! — с восторгом говорил крестьянин.

…Уже осталась позади разбитая проселочная дорога. Каруца катилась по широкой затихшей автостраде. Кованые копыта коней звонко цокали по асфальту.

Андрей решил доехать до РП первой роты и там заночевать, сославшись на поломку мотоцикла во время обкатки. Но Петря, увлеченный своим рассказом и радуясь почетному собеседнику, согласился довезти лейтенанта до города, хотя туда по шоссе было около двадцати километров.

— …И вот эти самые ваши девушки, — продолжал Петря, — остановились на краю села. Сами вырыли себе землянку, сами обгородили ее колючей проволокой. Когда к ним пришел староста и сказал, что пришлет копальщиков, то сержант отправила его прочь.

…А потом сержант сама пришла к примарю и спросила, почему не видно людей на полях, почему урожай пропадает? И когда ей ответили, что крестьяне ждут возвращения боярина и боятся идти в поле, то она сказала, что ни боярин, ни его управляющий, ни Антонеску никогда не вернутся, что не должно гибнуть добро, выращенное людским трудом. Тогда примарь спросил домнишору сержанта: «Разве вы хозяйничать пришли сюда? Или мы уже не румыны?» А она достала из своей сумки газету «Скынтейя»[15] и там по-нашему, по-румынски, прочитала, что земля и урожай должны принадлежать тем, кто работает. Вот какая она есть, домнишора сержант! Пришлось примарю отступиться…

Тогда мне и достались вот эти добрые кони…

Не обошлось, конечно, и без тревоги. Как-то ночью пришли из лесу, — Петря ткнул кнутом куда-то в горы, — черные люди. Они стали ходить по хатам, отбирать скот, поливать керосином зерно и поджигать его. Я очень испугался, побежал к землянке. И что же вы думаете? Домнишора сержант и еще одна девушка схватили свои автоматы и подняли такую стрельбу по бандитам, что те бросились наутек и больше не показываются.

Ох и стыдила тогда она нас, плугарей. Йой, йой! «Сами за себя постоять не можете!..» Осмелели мы, прогнали королевского жандарма, забрали у него карабин и теперь по очереди ходим ночью… Вот где он у меня. — Петря похлопал возле себя по ряднине, показывая, где у него спрятано оружие: — А сегодня вечером люди слышали, как через село промчался мотоцикл к землянке. Стали думать, что за причина, кто приехал, зачем? И когда домнишора сержант прибежала и сказала, что нужна каруца, то всполошились, решив, что солдаты собираются уезжать от нас… Не хотят наши крестьяне, чтобы девушки-солдаты уезжали. Уедут ваши девушки — бандиты из леса снова придут!

Андрей еле улавливал, что говорил крестьянин, потому что тот то ли от волнения, то ли полагая, что так лейтенант лучше поймет его, немилосердно калечил не только русские, но и румынские слова.

— Да она объяснила, что каруца только для домнуле локотэнента, и тогда все обрадовались, потому что плугари наши не хотят, чтоб русские солдаты покидали село… Не надо им ехать! — выкрикнул Петря.

Андрей уже успокоился, перестал волноваться из-за неприятного приключения с мотоциклом, готов был понести любое наказание за самовольную поездку на пост. Лежа на мягком душистом сене, покоряясь чуть заметному покачиванию каруцы, он под аккомпанемент страстного рассказа Петри мечтал о том, что война скоро закончится, они с Зиной поженятся и на всем свете настанет мирная, светлая жизнь.

Ветер пролетал над широкой долиной. Тучи рассеивались, месяц время от времени выглядывал из-за них, освещая все вокруг неправдоподобным, фантастическим светом.

Вот и Петря умолк. Стало тихо. Только кони размеренно цокали копытами по асфальту: …«так-так! так-так!»

Глава двенадцатая

1

Весна. Северные склоны гор и холмов еще укрыты снегом, но солнце с каждым днем светит все сильнее, снег потемнел, становится хрупким, ноздреватым, а в воздухе между высокими холмами, между верхушками дубов и сосен, через леса словно натягиваются тугие струны. Они тихо звучат, наполняя все окрест волнующим гомоном весны. В долине что ни день громче звучит песня жаворонка. В лесу подает свой голос многочисленное возвратившееся из далеких странствий пернатое царство. На освободившихся от снега южных склонах пахнет пригретая влажная земля. Открываются глазам прошлогодние кустики травы, янтарным ковром лежит опавшая хвоя, дурманяще пахнет смолой…

Уже отсинели нежные подснежники… Проклюнулись на ветках почки. Выглянули из них маленькие листики… И вот уже ожил, зашумел весь лес.

Все больше и больше цветов на альпийских лугах, на полонинах, все красивее в лесу. Возле подножия гор буйный зеленый шум: буки, дубы, грабина тянутся к теплому солнцу каждой веточкой, каждым листиком. А выше, на крутых склонах, густой стеной стоят вечнозеленые девственные леса. Пришел апрель. Незабываемый апрель сорок пятого года.

Весна, как венком, окружила девичий пост. Какое-то пьяняще радостное настроение охватило девушек.

Чем дальше этой весной отходили солдаты от родного дома, тем более близким он им казался, тем чаще вспоминался и снился.

Уже ходили слухи о демобилизации девушек; в свободное время только и разговору было, кто куда поедет, кого где ждут; смеясь, осматривали друг друга: как же сбросить эти сапожки, гимнастерки, как будут ходить без ремня, с непокрытыми волосами, без пилотки со звездочкой?!

Как всегда бывает у людей перед расставанием, они теперь особенно сдружились. Открывали одна другой душу, совсем по-девичьи перешептывались, советовались в своих интимных делах. Только Сережка Дронин был расстроен, понимая, что девушкам не до него, да одинокая Рая Лубенская ходила задумчивой, не зная, к кому из подруг поехать, чье принять приглашение.

Зина жила будто в розовом тумане. И только иногда, совсем неожиданно, какая-то боль сжимала ее сердце. Да нет! Боль сразу и исчезала. Девушка крепко верила в свое счастье.

Однажды в теплый апрельский день Зара Алиева стояла на наблюдательной площадке и любовалась горами, напоминавшими ей родной Кавказ, по которому она так стосковалась. Слева, с севера на юг тянулся кряж с зелеными лугами, синими лесами и белыми шпилями. А с трех сторон к посту прилегала красивая долина, обрамленная невысокими холмами, между которыми грелись в лучах заходящего солнца поля.

Привычно опираясь рукой на карабин, Зара прислушивалась к далекому лесному шуму, к чуть различимому тонкому звону мошкары…

Но вот будто сильнее зашелестела молодая листва в лесу. Зара насторожилась. Она внимательно осмотрела небосвод, горные шпили и ничего ее заметила, кроме буйной зелени в горах и нескольких облачков в синеющем небе. Нет, ей просто показалось.

Правда, прошедшая ночь была для девушек тревожной. На рассвете, когда дежурила Рая Лубенская, вдалеке над горами послышался шум. Вначале ухо солдата с трудом уловило в слабом предрассветном шепоте природы что-то постороннее, чужое.

Это был не ветерок, не шум далекой машины, не тарахтение каруцы на полевой дороге. Высоко над горами, над лесами шел невидимый в темноте самолет. Мотор его прерывисто тянул одну ноту, будто где-то далеко выл одинокий голодный волк: «у-у-у-у…»

Рая прислушалась. Нет, она не ошиблась — враг. Но так давно его не было слышно, что нетрудно и ошибиться. «Фашистов уже добивают под Берлином. Неужели снова сюда залетели?» — подумала девушка. Звук стал тихим, тонким, будто комариный писк… Потом он застыл на месте, где-то над горами, не усиливаясь и не слабея.

— Воздух! Товарищ младший сержант! Воздух!

Давыдова выбежала из землянки в незастегнутой гимнастерке, без ремня, в шинели внакидку.

— Где?

— Слушайте!

Зина, которая тоже проснулась от выкрика наблюдателя, выбежала вслед за Давыдовой. Стояли молча, прислушиваясь к небу. Далекий комариный писк усилился. Шум моторов стал выразительнее.

Потом этот шум отдалился и снова превратился в тихий писк.

— Немец, — уверенно сказала Давыдова. — Кружит над горами. Но зачем он там кружит? — Она схватила трубку телефона. — Ноль девять. Воздух! Шум моторов на северо-востоке от поста. Кружит на месте. Над горами… Давыдова… Есть усилить наблюдение!

Далекий шум моторов затихал, пока наконец совсем не растаял. Зазуммерил телефон. Младший сержант взяла трубку.

— Давыдова. Слушаю. Звук отдалился. Не слышно. Нет, больше ничего…

Так и исчез где-то в горах этот неизвестный самолет, и никто его больше не слышал.

День на посту прошел, как и все другие в последнее время, спокойно, и девушки уже думали, не померещилось ли им на рассвете. Однако сегодня Давыдова каждому дежурному наблюдателю напоминала о бдительности.

…День заканчивался, но солнце еще пылало по всему небосводу. Лишь кое-где в опрокинутой прозрачно-голубой чаше висели редкие белые облачка. Подчиняясь невидимым с земли воздушным потокам, они то растягивались и становились тоже прозрачными, словно растворялись, то собирались вместе, и тогда высоко над землей появлялись удивительные белые цветы, грозди, силуэты. И вот небесная синева начала густеть. На востоке будто великан задел по краю неба гигантской кистью, и над горами протянулась синеватая полоса. Она все ширилась, приобретая фиолетовые оттенки. Зара не досмотрела изменчивую картину уходящего дня. На бугре, возле нее, сердито зашуршала листва. Девушка насторожилась. Послышался треск, словно сломалась сухая веточка.

Где-то в лесу щелкнул соловей. Впервые этой весной. Зара поморщилась. Певец любви мешал ей. Но он, подарив вечеру всего несколько трелей, умолк. Прошла минута, вторая. Тихо… Но что это?

Из кустов вышел, оглядываясь, грузный мужчина в крестьянской одежде. Он осторожно переставлял ноги, будто плыл по траве. «Если не повернет, — подумала Зара, — то выйдет прямо на меня».

Заметив телефонный кабель, тянувшийся к наблюдательной площадке, мужчина резко остановился. Он проследил встревоженным взглядом до конца линии, увидел Зару и, вмиг обернувшись к лесу, махнул кому-то рукой. Красноватый отблеск догорающего солнца придавал его мясистому черному лицу неприятное, злое выражение. Зара сжала в руках карабин.

Потом незнакомец медленно, словно прогуливаясь, пошел вдоль линии назад, к кустам.

— Стой! — громко крикнула Зара.

Мужчина, будто не слыша, продолжал идти. Он только чуть-чуть ускорил шаг.

Нет, это не был местный житель. Те, хоть сколько ни запрещай, все пытаются пройти на пост, если не с подарками, то с какими-нибудь вопросами, за советами, а чернявые парни каждое воскресенье гуляют на соседнем холме, мешают вести наблюдение и зовут к себе в гости «домнишора руса». Незнакомец, видно, разыскивал вносовский пост и неожиданно вышел прямо на замаскированную наблюдательную площадку. Зара сразу вспомнила ночной самолет.

— Стой! Буду стрелять! — Девушка подняла карабин, прицелилась поверх головы незнакомца. Мужчина не останавливался.

Алиева, приподняв карабин еще выше (ведь не так просто целиться в человека, когда не уверена, что это враг), выстрелила. Выстрел громом покатился в горы.

Мужчина будто ждал этого. Он упал на землю, потом вскочил и прыгнул в кусты.

Зара выстрелила еще раз и услышала вскрик.

Из землянки выскочили Давыдова и Зина. Зара, увидев, как задергался в траве кабель, схватила телефонную трубку.

— Алло! Алло! «Дон»…

И вдруг шорох в трубке утих. Линия молчала.

— Назад! — скомандовала Давыдова. — Всем в землянку!

Землянка была вырыта глубоко в склоне бугра, ее нельзя было сверху забросать гранатами, и только спереди имелись подступы для нападения.

Зара поползла к землянке, волоча за собой карабин и умолкнувший аппарат. Уже в самых дверях она поднялась и упала через порог головой вниз.

Ее втащили внутрь, плотно прикрыли дверь. Никто не слышал чужого выстрела, но правое плечо Зары оказалось пробитым, гимнастерка на груди быстро набухала от крови. Потерявшую сознание девушку положили на нары. Сергей и Рая дрожащими руками разрезали на ней одежду.

На низкой передней стене землянки, возле двери, розоватым прямоугольником выделялось небольшое окошко.

Давыдова, обмотав портянкой руку, продавила стекло и выставила во двор ствол автомата. Зина прислонилась к стенке с другой стороны окошка, осторожно просунула и свою винтовку.

— Шлейф перерезали, — шепотом сказала Зина Давыдовой. — На ротном посту и не догадаются, что тут делается.

— Отобьемся сами, — буркнула младший сержант.

В окошко влетели и пропели шмелями пули.

— Что за черт! — вскрикнула Зина. — Откуда стреляют?

Вон, далеко за наблюдательной площадкой, стоит стройная пихточка. Ее ветки четко вырисовываются на фоне угасающего неба. Небольшая полянка за деревом поросла кустами терна. Дальше, за бугром, ложится на землю широкая расплывчатая тень бука…

Зине показалось, что ветки пихточки шевельнулись. Девушка прицелилась и нажала спуск. Гром выстрела глухо потряс землянку. Потянуло пороховым дымом.

— Отодвинься от окна! — закричала Давыдова. — Без команды не стрелять.

Дым поплыл по землянке, кисловатый запах сгоревшего пороха щекотал в ноздрях. Девушкам показалось, что за наблюдательной площадкой шевелится высокая трава.

— Малявина, — шепотом сказала Давыдова, — подай гранаты!

— Ты, русиш швайн, сдавайс! — прозвучал где-то совсем близко хриплый голос.

Девушки молчали. Люба часто застучала зубами. Она подползла ближе и всунула в-руки Зины и Давыдовой по гранате.

— Даю три минуты размышлять. Через три минуты — капут! Сдавайс — не будет капут…

— Девочки, — тихо проговорила Давыдова, — не сдадимся!

Малявина всхлипнула.

Самообладание на мгновение оставило Давыдову. Она зашипела на Любу:

— Цыц, змея, убью!

Эта внезапная нервозность Давыдовой, всегда сдержанной и спокойной, потрясла девушек. Люба икнула и утихла. Она придвинулась к Зине, прижалась к ней, будто искала защиты.

— Три минуты ест конец. Сдавайс! — долетел снаружи тот же хрипловатый голос, от которого все, кто был в землянке, вздрогнули.

— Почему они не стреляют? Неужели хотят взять живьем?

За окошком погас день. Быстро выползали из своих убежищ серые сумерки, затягивая все вокруг.

Зина услышала возле себя шепот Малявиной:

— Боже всемогущий, спаси нас…

На какое-то мгновение свинцовая тоска заползла и в сердце Чайки. Перед глазами промелькнули перепутанные картины: тихий ужин в родной хате, мать и будто в этой же хате — камень на берегу, румынские горы, Андрей.

В окно Зина заметила скользнувшую за наблюдательной площадкой тень.

— Катя!

— Огонь! — негромко скомандовала Давыдова и первая нажала на спусковой крючок. Гулкий треск автомата, выстрелы винтовки отдавались в голове.

Давыдова успела заметить, как после этого тени заколебались ближе, в котловане. Она размахнулась и изо всех сил бросила во двор гранату… Резкий взрыв, вспышка света на мгновение оглушили девушек.

— Бросай, бросай, Зина! — закричала Давыдова.

Чайка задержалась, почувствовала, как вдруг что-то сильно толкнуло ее в левую руку.

— Бросай!

Тогда Зина перехватила гранату правой рукой, дернула кольцо зубами и, вкладывая в рывок всю свою силу, вышвырнула ее сквозь окошко. Опять взрыв, и вокруг стало тихо. Так тихо, что весь грохот, который только что отгремел, звонкими волнами перекатывался в голове. Девушки лежали на земляном полу, не смея пошевелиться. Зина стонала от боли в левой руке.

И в этой тишине натренированный слух распознал далекий треск мотора. Нет, это не самолет. Не пулемет. Знакомый треск мотоцикла звонким эхом прокатывался в горах. Эхо усиливалось, приближалось и вскоре гремело уже под самым холмом. Вдруг оно тоже стихло… Все стихло вокруг.

Только громко застонала на нарах Алиева.

Со двора не доносилось ни звука. Давыдова подняла перед окошком на автомате пилотку.

Никто не стрелял.

Тогда она украдкой выглянула. «Но они и раньше будто не стреляли. Ни единого их выстрела не слышала. Непонятно даже, как ранили Зару…»

Тишина.

Виднелась разрытая гранатами наблюдательная площадка со сваленными фанерными указателями…

«Ушли?»

Зина, пересиливая боль в руке, тоже поднялась, выглянула в окошко. Никого. На дворе еще не совсем стемнело, можно рассмотреть за двадцать — тридцать метров от землянки траву — и нигде никого.

И вдруг девушки увидели, как к посту быстро поднимается лейтенант Земляченко с надсмотрщиком линии Куценко, вооруженным автоматом. Оба чуть не бежали по примятой траве. Вот сержант на минутку задержался, наклонился, что-то поднял. Это были гильзы, оставшиеся от бандитов. Сзади Куценко спешил румын Петря, размахивая карабином, который он когда-то отобрал у жандарма.

— Наши, наши! — возбужденно воскликнула Зина.

— Что здесь у вас? — встревоженно закричал Андрей, подбегая к землянке.

Представшая перед ним картина была красноречивее любого ответа.

Едкий пороховой дым еще не выветрился. На нарах, в окровавленной гимнастерке, лежала Зара. Даже в сумраке землянки была заметна меловая бледность ее лица. Широкие густые брови девушки казались от этого чернее, они низко нависали над сомкнутыми веками.

Возле разбитого окошка Люба перевязывала Зине руку.

— Ты ранена, Зина? — бросился к ней Андрей.

— Пустяки…

Нет, не ожидал он увидеть такое! Не зря так тревожно щемило сердце, когда он поехал с сержантом Куценко.

Вчера лейтенант прибыл в Меркуря-Чук помочь начальнику ротной радиостанции наладить связь с батальоном. А сегодня, когда он уже собирался домой, дежурная телефонистка доложила командиру роты, что с ноль девять неожиданно прервалась связь.

Лаврик обрадовался, когда Андрей предложил подвезти линейного надсмотрщика. Пропавший ночью самолет беспокоил командира роты. На границе с соседней ротой тоже появился перед рассветом и потом куда-то исчез неизвестный самолет. Командир батальона объявил на ближайшие сутки положение боевой тревоги для первой и второй рот. Лаврик приказал ротному посту с особой тщательностью следить за связью с ноль девять.

Земляченко тоже слышал, что ночью в районе Зининого поста, над горами, кружился какой-то вражеский самолет… Правда, лейтенант не связывал это обстоятельство с внезапным прекращением связи. Но на сердце у него было почему-то неспокойно, и, получив разрешение командира роты, он на самой большой скорости помчался сюда.

Теперь, бросив еще раз тревожный взгляд на Зину, лейтенант выбежал во двор.

Держа в руке взведенный пистолет, он обошел вокруг землянки, потом решительно направился к кустам, где недавно прятались враги. Давыдова догнала его.

— Товарищ лейтенант! Куда вы? Они услышали ваш мотоцикл и, наверное, уже подались в лес.

Сердце Андрея кипело от гнева.

— Нельзя терять ни секунды, — быстро сказал он. — Обрыв на шлейфе найдете сами. Восстановите связь — вызовите машину для Алиевой и передайте телефонограмму майору: «Преследую парашютистов. Земляченко». А мне сейчас двух бойцов. Мигом!

— Товарищ лейтенант, скоро стемнеет. Опасно забираться в лес…

В Андрее всегда жило неутоленное желание грудью сойтись в врагом. А сейчас, при виде страданий Алиевой и раненой Зины, это желание превратилось в потребность, которая жгла его.

— Да я не в лес! Они, наверное, еще не успели уйти из кустарника, — ответил Андрей. — Вот и надо не дать им перебежать через долину и спрятаться в лесу.

Андрей, конечно, не знал, что в это предвечернее время на батальонный пост Моховцева и на главный пост в Плоешти начали поступать тревожные сигналы с отдаленных постов, а с некоторыми из них внезапно прервалась связь. Уже всему району была объявлена боевая тревога и сообщено о возможном нападении наземного противника. Группа диверсантов, атаковавшая пост Давыдовой, оказалась одной из многих, которые на рассвете выбросились на севере Румынии.

После длительного затишья противник задумал осуществить ночью налет на нефтяное сердце Румынии. Сброшенные в горных районах парашютисты должны были в течение дня добраться до постов ВНОС, идущих цепочкой с севера к району Плоешти, и с наступлением темноты уничтожить их, чтобы система оповещения не успела быстро оправиться и не могла сигнализировать в момент налета бомбардировщиков.

Диверсанты, выбросившиеся вблизи поста Давыдовой, наткнулись на него несколько ранее намеченного часа и, так как Зара обнаружила их, решили с ходу покончить с девушками. Им приказано было не подымать при нападении большого шума, поэтому, когда подъехал Андрей с сержантом, они решили до ночи уйти в лес.

Давыдова и лейтенант бегом возвратились в землянку.

— Дронин, — позвала начальник поста Сергея, который поил водой Зару. — Выходите на линию. Ищите обрыв. Малявина, Лубенская — в распоряжение лейтенанта. Возьмите мой автомат и гранаты.

— Господин локотэнент, господин локотэнент! — хватал Андрея за руку Петря и, потрясая карабином, что-то быстро выкрикивал, что именно — лейтенант не мог понять.

— Просится с вами. Он знает здесь каждую тропинку, — объяснила Давыдова.

— Давай, давай! — закричал Земляченко. — Пошли, пока совсем не стемнело…

Зина выскочила из землянки. Она увидела воинов, которые бежали через кустарник, стремясь отрезать врагу отступление в лес. Скорее сердцем, которое тревожно забилось, чем глазами, она узнала среди них дорогого ей человека.

* * *

…Над постом опустилась ночь. Черной стеной встал на горных склонах лес, спряталась от глаз, будто в глубокую яму опустилась, долина, и ни единого огонька в небе. Только самые острые шпили гор вырисовывались где-то высоко в звездном небе. И хоть плыл вверху узенький серп луны и все сильнее разгорались над постом южные звезды, все это давало мало света: небо и земля сливались у самых ног наблюдателя.

На посту ноль девять никто не спал. Зина стояла на наблюдательной площадке. Сергей Дронин и Давыдова дежурили возле Зары, которая уже начала бредить, срывалась с нар, пытаясь куда-то бежать. Машина из Меркуря-Чук уже выехала и вот-вот должна была прибыть.

У Зины немела, ныла рука, но девушка знала, что рана легкая, не думала о ней — сердце ее болело сильнее. Ругала себя, что не попросилась у Давыдовой, не пошла вместе с Андреем.

Она тревожно вслушивалась в пахучую апрельскую ночь. Тихо шумели в темноте деревья. Из землянки долетали бормотание и стоны Зары и краткие распоряжения Давыдовой. Время от времени Давыдова выходила во двор и так же, как и Зина, вслушивалась в ночь.

Пошел второй час, как лейтенант с солдатами и Петрей бросился в погоню за врагом. Теперь было ясно, что парашютисты успели прокрасться в лес и Земляченко решил преследовать их.

С той минуты как вносовцы растаяли в предвечерних сумерках, ни от долины, ни из леса не долетел ни единый звук, который напомнил бы о них: ни голоса, ни выстрела. Только иногда начинала стонать, как ребенок, ночная птица, заставляя Зину вздрагивать. Потом вопли птицы переходили в короткий истерический смех, и от этого смеха у Зины холодела кровь.

В одну из таких минут она услышала сзади себя приглушенные травой шаги, быстро обернулась, испуганная и обрадованная. Но то снова была Давыдова. Младший сержант тенью скользнула мимо нее к могучему буку, возле которого, как и в прошлый раз, оставил свой мотоцикл Андрей. О, тот незабываемый вечер, который открыл Зине ее будущее: навеки с ним, с любимым!

Теперь Давыдова подтянула машину на наблюдательную площадку. Зина подошла, погладила шершавые ручки на рулевом управлении. Казалось, мотоцикл тоже ждет своего хозяина…

Над головами девушек промелькнула летучая мышь.

— Слышишь? — тихо спросила Давыдова.

— Что?

Давыдова не ответила.

Зина прислушалась. В самом деле, среди шелеста листвы рождался еще какой-то шум, более ровный, уверенный.

— Грузовик. Едут…

Зина мельком оглядела небо. Который час? Нет, еще очень далеко до того своеобразного, молчаливого часа, когда все вокруг успокаивается, небо бледнеет, из густо-черного становится таким, будто в воздух подмешали пепел, а звезды начинают блекнуть и подниматься выше.

Далекий равномерный шум стал четче, выразительнее, горы смелее и смелее подхватывали его.

— Товарищ младший сержант, — официально доложила Зина, — к посту приближается машина…

2

Тихо шумели деревья. Над густой травой, по которой шли, рассыпавшись в цепь, солдаты, взлетали кузнечики, над головами порхали бабочки.

Ласково светило утреннее апрельское солнце. Земля нежилась в его теплых лучах, будто умытая, поблескивала ярким изумрудом молодой травы, драгоценным рубином цветов.

Вокруг стояла необыкновенная тишина. Казалось, все богатства природы, все тепло и нежность весеннего солнца собрались в этом уголке земли.

Но где-то здесь, совсем близко, притаилась смерть, готовая в любую секунду поразить каждого из них.

Группа солдат во главе с Моховцевым медленно подымалась по густой траве в гору, держа автоматы наготове. Другая группа со старшим лейтенантом Лавриком обходила зеленый лесистый холм с противоположной стороны.

За несколько километров от поста, в глухом лесу, у подножия этого высокого холма, они натолкнулись на тяжело раненную Любу. Девушка ночью оползла по склону, но двигаться дальше, по ровному месту, у нее не хватило сил. Когда ее привели в сознание и начали расспрашивать, она не смогла собраться с мыслями и жалобно повторяла только одно: «Никто не стрелял, а всех поубивали, всех поубивали» — и в конце концов разрыдалась. Ничего не добившись, ее отнесли на пост, и солдаты продолжали подниматься на гору.

Никто из них не был трусом. Но одно дело встретиться с опасностью с глазу на глаз, совсем другое — двигаться по этой солнечной траве, к зеленой заросли молодых елей, под огромные стволы сосен, которые легонько гудят, покачивая высокими верхушками, идти и не видеть врага, а только знать, что он в эту минуту следит за тобой, целится в тебя из какого-то таинственного беззвучного оружия.

И все равно они ползли — шаг за шагом, метр за метром…

Зина, несмотря на раненую руку, вырвалась вперед, увидела возле себя лейтенанта Ляхова и майора. Она заметила взгляд командира, блеснувший из-под век серо-стальным лезвием, и почувствовала, что простила ему теперь все, за что справедливо и несправедливо гневалась на него.

Медленно поднимались они по склону, пока не оказались на большой поляне, окруженной со всех сторон высокими деревьями.

…В траве, в нескольких метрах впереди, лежали их товарищи. Андрей и сержант Куценко упали головами к врагу, почти рядом. Лейтенант откинул руку с зажатым в ней пистолетом. Лица убитых прятались в траве. Теперь можно было представить, как они шли, как упали, как неожиданно, так и не услышав выстрелов, не увидев врага, погибли в черно-серебристой тиши ночного альпийского леса. Сзади Андрея в такой же позе застыла Рая. Старый румын Петря раскинул руки, будто и в последнее мгновение жизни не хотел отдавать свои горы, свою землю бандитам.

Не помня себя Зина вскочила на ноги. Она уже не видела голубых лоскутов неба над высокими соснами, яркого света солнца, не слышала шума жизни в молодой траве, не ощущала предательской лесной тишины.

С трудом поднимая отяжелевшие ноги, она вместе со всеми бросилась к ельнику, в котором, должно быть, притаился ненавистный враг.

Она не добежала туда, запуталась в высокой граве и упала возле Андрея.

Она не видела, как товарищи перебежали поляну, не знала, что никто так и не стрелял, что Моховцев несколько раз оглянулся: может, кто упал — ведь у диверсантов беззвучное оружие, и выстрелов все равно не услышишь — а через несколько минут возвратился к ней.

Солдаты нашли под деревьями клочья парашютов, обрывки радиоантенны, увидели вытоптанную хвойную падь. С противоположной стороны вышли автоматчики Лаврика, и все поняли, что враг волчьими тропами удрал ночью дальше…

Майор и Давыдова осторожно поставили Зину на ноги и повели с собой, подальше от этого места. Девушка не сопротивлялась. Казалось, она была без чувств. Поддерживаемая с двух сторон, не шла, а волочила ноги. Потом вдруг остановилась, забилась, вырвалась из рук и ухватилась за ствол дерева.

Пока солдаты укладывали погибших товарищей на брезентовые носилки, Зина, не замечая возле себя никого, жадно прижималась к шершавому, чешуйчатому стволу. Ее пилотка осталась где-то в траве, и пышные черные волосы рассыпались по шее, лицу. Она не плакала, не стонала — замерла, окаменела.

Солнце, поднимаясь над горизонтом, залило своим золотым сиянием и высокую сосну и ее. Это было апрельское солнце, солнце, озарявшее в далеком Берлине утро великой Победы…

Еще раз от автора

…Я все еще держу в руках фотографии. Откладываю те из них, на которых снят последний путь Андрея и его товарищей, и не свожу глаз с карточки, где изображены девушки, конвоирующие пленных бандитов.

Их четверо, этих убийц-парашютистов; впереди — плюгавый немец с лицом хорька, потом местные кулаки, среди которых выделяется один — черный, грузный, выше всех, тот, которого увидела на посту Зара.

Их обучали в школе диверсантов в заштатном австрийском городке.

Уже подыхая, фашистская разведка вложила в их кровавые руки новое беззвучное оружие и выбросила из самолета в трансильванских горах с заданием разведать и нарушить связь противовоздушной обороны вокруг нефтяного района.

Долго искали их солдаты Моховцева на крутых склонах, в глубоких ущельях, а поймали возле самого поста ноль девять, в вороньем гнезде — у божьих монашек…

Быстро летит время… Уже обвалилась землянка бывшего поста, буйным лесным разнотравьем порос котлован на наблюдательной площадке, еще пышнее стал бук над заросшей узкой тропкой, которая вела когда-то от дороги на пост. В долине, под горой, каждую весну слышен гул тракторов сельскохозяйственного кооператива, ярко светит электричество в бывшей боярской деревне… Лишь на лесном холме, как и пятнадцать лет назад, тихо: мелодично поют птицы, шепчется с ветерком листва и быстро спускается с гор пряная ночь…

Летит время, сходятся и расходятся в большой жизни пути-дороги людей. Иногда однополчане встречаются друг с другом. Вспоминают незабываемые дни, расспрашивают о боевых товарищах. Так они узнали, что лейтенант Грищук после расформирования части пошел учиться в военную академию и уже, наверно, не лейтенант, а капитан или майор, что Смоляров сразу после войны демобилизовался и трудится в народном хозяйстве; знают, что Ляхову наконец повезло, что он учился на курсах, стал зенитчиком и уже перегнал в воинском звании своих однокашников, но что теперь его не так волнует звание, как радует сама служба, призванная охранять мир и спокойствие на земле. Известно им и то, что осенью сорок пятого года Василий Иванович Моховцев, провожая домой своих солдат, сделал Зине предложение, но та в ответ только горько заплакала, что потом Моховцев ушел в отставку и все-таки женился и что жену его зовут Марией Горицвет. Знают однополчане, что трое девушек с поста ноль девять тоже нашли свое личное счастье, вышли замуж, даже техник связи Люба Малявина, которая после тяжелого ранения так боялась остаться одинокой, что у Кати Давыдовой двое детей и работает она в Сибири на строительстве гидростанции…

Вот только Зина Чайка… Словно убитая горем птица, она все время возвращается к тому месту, где потеряла друга…

Время от времени, особенно летом, в румынский городок на западном склоне Карпат приезжают советские люди: гости, туристы, строители. Они приходят на высокую городскую площадь, приносят цветы на братскую могилу; за этой могилой старательно ухаживают румынские девушки, те самые, которые когда-то в белых школьных передниках со слезами на глазах проводили в последний путь трех советских воинов и старика Петрю.

Но раньше всех в последние дни апреля ежегодно сюда приезжает стройная, красивая молодая женщина с военной медалью на груди. Она живет в городке несколько дней. Каждое утро, с первыми лучами весеннего солнца, приходит на площадь, кладет к подножию памятника осыпанные росой цветы и долго стоит там, прислушиваясь, как шепчутся вверху высокие деревья, как летит сюда ветер из-за Карпат, с Украины, несет отзвуки родных песен…

Под вечер она снова появляется и не уходит, пока не спрячется за далекими шпилями яркое солнце и в небе не вспыхнет вечерняя заря.

В городке ее все знают и ласково называют «товарищ Зинэ»…[16]


1956–1960

Киев


Примечания

1

Название немецко-фашистских авиационных сил.

(обратно)

2

Артиллерия Резерва Главного Командования.

(обратно)

3

Красной Армии — ура! Советским девушкам — ура! (рум.)

(обратно)

4

Долой войну! (рум.)

(обратно)

5

Мать короля, правительница.

(обратно)

6

Отказываешься платить? Поворачивай домой? (рум.)

(обратно)

7

Трактир (рум.)

(обратно)

8

Добрый день, господин лейтенант! (рум.)

(обратно)

9

Желаем счастья! Желаем счастья и здоровья! (рум.)

(обратно)

10

Названия крупнейших акционерных компаний, владевших румынской нефтью.

(обратно)

11

Сорок лей. Лея — румынская денежная единица.

(обратно)

12

Прошу, девушки. Идите домой! (рум.)

(обратно)

13

Сельский староста (рум.)

(обратно)

14

23 августа 1944 года благодаря победоносному наступлению Советской Армии королевская Румыния капитулировала.

(обратно)

15

Центральный орган Румынской рабочей партии.

(обратно)

16

Зинэ — фея (рум.)

(обратно)

Оглавление

  • От автора
  • Глава первая
  •   1
  •   2
  •   3
  • Глава вторая
  •   1
  •   2
  • Глава третья
  •   1
  •   2
  • Глава четвертая
  •   1
  •   2
  •   3
  • Глава пятая
  •   1
  •   2
  •   3
  • Глава шестая
  •   1
  •   2
  •   3
  • Глава седьмая
  •   1
  •   2
  •   3
  • Глава восьмая
  •   1
  •   2
  •   3
  • Глава девятая
  •   1
  •   2
  •   3
  •   4
  •   5
  • Глава десятая
  •   1
  •   2
  •   3
  •   4
  •   5
  • Глава одиннадцатая
  •   1
  •   2
  •   3
  • Глава двенадцатая
  •   1
  •   2
  • Еще раз от автора