Легкокрылый мотылек (fb2)

- Легкокрылый мотылек (пер. И. В. Лыгалова) (а.с. Бриллианты навсегда-1) (и.с. Harlequin. Любовный роман (Центрполиграф)-161) 459 Кб, 118с. (скачать fb2) - Люси Гордон

Настройки текста:



Люси Гордон Легкокрылый мотылек

Глава 1

Через пять лет надгробный памятник был так же чист и ухожен, как и в первый день. Сверху на нем можно было прочитать:


«МАРК ЭНДРЮ СЕЛЛОН

9 апреля 1915 — 7 октября 2003

Горячо любимый муж и отец».


Место, оставленное под этой надписью, было заполнено тремя неделями позже:


«ДЕДРИ СЕЛЛОН

18 февраля 1921 — 28 октября 2003

Любимая жена, которая всегда рядом».


— Я помню, как ты настаивала, чтобы оставили это место, — пробормотала Пеппе, выдергивая несколько сорняков. — Ты, наверное, уже тогда думала о том дне, когда окажешься с ним рядом. И фотографии тоже приготовила. Ты заранее обо всем позаботилась.

Друг их семьи, вернувшись из поездки по Италии, рассказывал, что там на могильных плитах обычно бывают фотографии. «Конечно, это совсем другое дело — знать, как выглядели все эти люди, — говорил он. — Мне бы тоже хотелось выбрать для себя фотографию». «И мне», — согласилась с ним Ди.

И она выбрала — одну для себя, а другую для мужа, в том возрасте, когда они еще оба были полны сил и огня. И вот теперь здесь, в обрамлении мрамора, на мир смотрели Ди — веселая, неунывающая Ди, готовая справиться с чем угодно, и Марк — бесстрашный пилот, до последних дней сохранивший свою мужественную красоту.

И еще была третья фотография, сделанная на шестидесятилетний юбилей их свадьбы. На ней они стоят вместе, руки переплетены, головы слегка наклонены друг к другу — идеальный образ людей, на всю жизнь соединенных сердечными узами.

Менее чем через два месяца после этого Марк умер. Ди очень нравилась эта фотография, и, когда через три недели ее положили рядом с ним, Пеппе настояла, чтобы и эту фотографию тоже вмонтировали в памятник.

Закончив с сорняками, она нагнулась и, положив возле плиты букетик лютиков, прошептала:

— Это те самые, что ты так любила…

Потом выпрямилась и сделала шаг назад, чтобы проверить, все ли в порядке, и какое-то время так и стояла, освещенная золотыми лучами вечернего солнца. Случайный прохожий, увидев ее, непременно бы остановился.

У Пеппе была маленькая изящная фигурка и уверенная манера держаться. Природа подарила ей красоту, но наделила и другими качествами, которые трудно было оценить однозначно. Мать называла ее дерзкой девчонкой.

Мужчин она подразделяла в соответствии с их реакцией на нее. Более утонченные просто вздыхали. Те, которые попроще, могли пробормотать: «Вот это да!» Совершенно неотесанные выбирали между «Ну и подвалило же!» и каким-нибудь совсем нечленораздельным восклицанием. Пеппе пожимала плечами, улыбалась и спокойно продолжала свой путь, не обращая на мужчин внимания.

На первый взгляд, ее привлекательность легко было объяснить — тонкие, правильные черты лица, светлые вьющиеся волосы, которые сразу притягивали взгляд, даже сейчас, когда она собрала их в хвост в попытке придать своей внешности более строгий вид. Но было в ней и другое — насмешливый блеск глаз, не соблазняющий, а лишь дразнящий намек на то, что соблазнение может ожидать вас прямо за углом.

Пеппе присела на скамейку рядом с памятником, чувствуя себя в настроении немного поболтать.

— Ну что за день у меня сегодня был! Клиенты задергали, писанины навалило по самое горло, а кто виноват? — сказала она, глядя на фотографию Ди. — Ты виновата. Без тебя я бы никогда не стала юристом! Но ты поставила условие, что я получу наследство, только если освою эту профессию.

«Нет профессии — нет денег, — сказала Лилиан, мать Пеппе. — Бабушка специально сделала меня распорядителем ее наследства — ей хотелось быть уверенной, что ты будешь соблюдать условия завещания. Так что делай то, что сказала бабушка. И запомни: где бы она ни была, все равно тебя видит».

«И ты действительно всегда рядом», — подумала Пеппе.

Из своей сумки она достала маленького облезлого медвежонка, который потерял уже половину шерсти.

Когда-то, давным-давно, он был призом на ярмарке. Его выиграл лейтенант Марк Селлон и торжественно преподнес Дедри Парсонс, своей невесте, которая прожила потом с ним шестьдесят лет. До последней минуты она берегла свое сокровище — Чокнутого Бруина, как она его называла.

«Почему чокнутого?» — спросила ее однажды Пеппе. «В честь твоего дедушки». — «А он что, чокнутый?..» — «Конечно. Чудесно, изумительно, неподражаемо. Вот почему он был таким прекрасным пилотом. Как говорили его товарищи, Марк просто забывал обо всем, когда шел в бой».

До самого последнего момента каждый из них боялся потерять другого. Марк ушел первым. После этого Ди берегла своего Бруина еще пуще прежнего, и умерла, завещав его Пеппе вместе со своими деньгами.

— Я принесла его с собой, — сказала Пеппе, приподняв мишку, как если бы Ди могла его видеть. — Я хорошо забочусь о нем. Это просто здорово, что он у меня есть! Почти так же, как если бы ты сама была со мной. Прости, что я долго не приходила. На работе такой бардак! Я почему-то думала, что офис адвоката — это тихое, спокойное место. Куда там! Каждый день полно всяких дел — завещаний, операций с недвижимостью… ну, в общем, такого рода дел. Но только уголовные преступления — вот что действительно будоражит кровь. Мой босс сказал, что мне следовало бы изучать криминальное право, потому что у меня для этого подходящие мозги. — Она коротко рассмеялась. — Они даже не знают, насколько они правы.

Наконец она встала, улыбаясь фотографиям людей, которых любила, и, поцеловав мишку, положила его обратно в сумку.

— Мне нужно идти, бабуль. До свидания, дедушка. Не позволяй ей слишком много тобой командовать. Будь твердым. Я знаю, это не просто, после того как ты всю жизнь говорил: «Да, дорогая», «Конечно, дорогая». Но все же постарайся.

Она поцеловала кончики своих пальцев, приложила их к фотографии и отступила назад. Это движение принесло что-то новое в ее поле зрения. Повернув голову, Пеппе увидела мужчину. Похоже, он наблюдал за ней. Наверное, со стороны ее поведение действительно выглядело несколько странным. Интересно, давно ли он здесь?

Высокий, сухощавый, с мрачным лицом. Около пятидесяти, но выглядит старше с этим своим пристальным немигающим взглядом.

Ей почему-то захотелось уйти. Повернувшись, она пошла в ту сторону, где были похоронены другие члены их семьи.

Было что-то умиротворяющее в этом окружении. Будучи частью Лондона, кладбище в то же время имело вид пригорода — с тишиной и высокими деревьями, по которым скакали птицы и белки. Зимний день догорал, красное солнце скользило между стволами, сияя алмазными блестками в маленьких капельках на кончиках веток. Пеппе любила приходить сюда не только потому, что здесь лежали дорогие ей люди, но и из-за красоты этого места.

Рядом с могилой родителей Ди, Джо и Хелен, была похоронена их дочь Сильвия, ее маленький сын Джо и годовалая дочка Ди — Полли. Пеппе не знала никого из них, тем не менее она росла, всегда чувствуя себя членом большой, крепкой семьи, и лежащие здесь были для нее такими же настоящими, как и ее живые родственники.

На мгновение она остановилась возле могилы Сильвии, вспомнив слова матери об их внешнем сходстве. Они действительно были похожи — Пеппе не раз видела старые фотографии сестры своей бабушки. В тридцатых годах Сильвия была невероятной красавицей и вела бурную жизнь, попадая из одной романтической истории в другую. Все думали, что это Сильвия выйдет замуж за отважного Марка Селлона, но, оставив его перед самой войной, она убежала с другим мужчиной, Филом. Фил погиб в Дюнкерке, а сама Сильвия и их недавно родившийся сынок Джо — во время бомбежки в Лондоне.

Что-то от ее красоты унаследовала и Пеппе.

«Это у тебя в генах, — ворчала Лилиан на дочку. — Ты родилась, чтобы хорошо проводить время». — «Не вижу в этом ничего плохого. И к тому же работаю как проклятая. И лишь изредка позволяю себе расслабиться».

Казалось, так оно и было, и в то же время… Пеппе действительно увлекалась многими, но все ее увлечения были очень скоротечны и поверхностны. Причину этого знали лишь некоторые. Бабушка Ди, например. Она знала, как Пеппе влюблена в Джека Сотерна, видела, как счастлива та была, когда они обручились, и как опустошена, когда они расстались всего лишь за несколько дней до Рождества…

Эти воспоминания навсегда останутся с ней. Джек уехал тогда из города на пару дней. Это ее не встревожило. «Последние приготовления, — думала она, — возможность закончить дела, перед тем как отправиться в свадебное путешествие». Мысль о другой женщине ей и в голову не приходила. Когда он вернулся, Пеппе решила сделать ему сюрприз — без предупреждения появилась у дверей его квартиры.

— «Новый день, Новый год, новые надежды», — пропела она куплет из рождественской песенки, стоя за дверью.

Когда Джек открыл, она бросилась ему на шею, надеясь получить поцелуй, но он отстранился от нее. А потом разорвал помолвку.

На какое-то время Пеппе была словно отброшена в сторону. Вместо того чтобы делать карьеру, она нашла себе работу в супермаркете, оправдывая это тем, что нужно помогать своим стареньким бабушке и дедушке. Последние два года она жила у них, отдавая им все свободное время. Как раз тогда юная красота ее лица начала приобретать то особенное ожесточенное выражение, которое иногда пугало.

«Не поддавайся этому, — умоляла ее Ди. — Я знаю, с тобой жестоко обошлись, но все равно нельзя озлобляться, что бы ни случилось!» — «Бабуль, не сгущай краски. Что, собственно, произошло? Подумаешь, какой-то дурак нашел себе другую дуру. Переживем!»

Только после своей смерти Ди удалось исправить ситуацию. Она оставила все свое скромное состояние Пеппе с условием, что та наконец займется настоящим делом.

Пеппе пришлось распрощаться с образом девушки, страдающей от разбитого сердца. Внешность позволяла ей с легкостью завоевывать поклонников, но ее сердце было закрыто. «Жизнь — веселая штука, если ты не слишком многого от нее ждешь» — это стало ее девизом.

«Моя тетушка Сильвия тобой бы гордилась, — ворчала Лилиан. — Не то чтобы я хорошо ее знала — она умерла раньше, чем я родилась. Но к тому времени она уже успела стать семейной легендой. Ну а ты, как я вижу, идешь по ее стопам. Только посмотри на себя! Как ты одеваешься?» — «Нормально». Пеппе опустила глаза на свою узенькую юбку, скорее напоминающую носовой платок, обернутый вокруг бедер. «И твой босс не против, что ты в таком виде разгуливаешь по офису?»

Как-то один из поклонников Пеппе, оскорбленный, что его чувства были отвергнуты, назвал ее интриганкой. Он был не прав. Она вступала в отношения с открытой душой, надеясь, что в этот раз все будет по-другому. Но этого не случалось. И Пеппе отступала — но от страха, а не от бессердечия. Память об унижении, что ей пришлось пережить, до сих пор была свежа. Время чуть сгладило углы, но не избавило от черной тени. Ни за что на свете она не хотела испытать это снова!

— Вот ты бы меня поняла, — сказала она, глядя на памятник Сильвии. — Думаю, нам было бы о чем с тобой поговорить.

Эта мысль вызвала у нее улыбку. Казалось, что улыбаться для нее так же естественно, как и дышать. Но улыбка тут же поблекла, когда, повернувшись, Пеппе увидела все того же мужчину, который все так же хмуро смотрел на нее.

«Ладно, — подумала она, — для него я действительно выгляжу несколько странно. Его поколение, вероятно, считает, что на кладбище вообще нельзя улыбаться. Но почему, если ты любишь людей, которых пришла навестить? Даже тех, с кем никогда не встречалась».

Этот задорный настрой не покидал Пеппе, пока она не села в свою машину, припаркованную возле ограды кладбища.

— О нет, только не это! — застонала она, услышав, как двигатель издал какой-то щелчок и заглох. — Я отвезу тебя завтра в гараж, — взмолилась она, — но только заведись сейчас. Ну пожалуйста!

Не вняв ее мольбам, двигатель снова защелкал и снова заглох.

Выйти и заглянуть под капот было простой формальностью — Пеппе очень слабо себе представляла, что там нужно искать. И разумеется, ничего не нашла.

— Проблемы?

Это был тот же мужчина, который своим молчаливым неодобрением прервал ее приятные воспоминания и фактически заставил уйти.

— Не заводится?

— Не заводится. Но это случалось и прежде. В конце концов, я знаю, он заведется. Только нужно быть с ним немного потверже.

— Это как? Пинками, что ли?

Она рассмеялась:

— Нет, разумеется. Просто надо по нему легонько постучать и попробовать поймать нужный ритм.

— У меня есть более надежный вариант. Я могу отвезти вас к ближайшей мастерской или туда, где вы обычно чините свой автомобиль.

— У моих братьев гараж на Краймиа-стрит, — сказала она с гордостью.

— И они одобряют это ваше «постукивание»?

— Ничего они не одобряют. Я и купила-то эту машину, не посоветовавшись с ними. Мне она просто понравилась. У нее очень оригинальный дизайн.

— Определенно. Но чего у нее точно нет, так это надежного двигателя. Если ваши братья занимаются машинами, не представляю, как они могли вам позволить купить ее?

— Они и не позволяли, потому что я их не спрашивала! — буркнула Пеппе раздраженно.

— Если бы вы были моей дочерью, я бы тоже не разрешил.

— Но я не ваша дочь, и не просила у вас помощи. А сейчас, если позволите, я хотела бы уехать.

— Как? — спросил он просто.

В своем раздражении она забыла об этой проблеме.

— До Краймиа-стрит по крайней мере три мили, — сказал он. — Вы что, собираетесь протопать три мили на этих вот высоченных каблуках? Или хотите позвонить своим братьям, чтобы они за вами приехали? Не сомневаюсь, им это очень понравится.

— Это уж точно, — вздохнула она. — Но вряд ли у меня есть выбор.

— Если только я не предложу взять вас на буксир. — Поймав ее подозрительный взгляд, он добавил: — Это бескорыстное предложение. Ну не бросать же вас здесь!

— Меня, такую бедную и несчастную, что называется, «мамзель в беде», — вы это имели в виду?

Его губы дрогнули.

— В вас действительно есть что-то от «мамзель», иначе бы вы не купили такую машину.

— Очень смешно. И… спасибо за предложение, но я сама как-нибудь справлюсь. А теперь всего доброго. Хорошего вам дня.

— Ладно, хватит. Слезайте с вашей белой лошади. Хотя любая лошадь сослужила бы вам лучшую службу, чем это… сокровище. Так что стойте здесь, пока я не подгоню свою машину и не привяжу к ней вашу.

Она открыла было рот, собираясь что-то ответить, но потом закрыла его. И вытаращила глаза, когда увидела его машину.

— Вот это да! Вы уверены, что хотите, чтобы ваше шикарное авто видели рядом с этим моим… сокровищем?

— Как-нибудь переживу, — сказал он, вытаскивая трос и закрепляя на ее машине. Потом открыл дверцу своего автомобиля и кивком указал на пассажирское сиденье.

Ей удалось насладиться мягким скользящим ходом его автомобиля, что говорило о его немалой цене, хорошем обслуживании и о том, что его хозяин во всем этом неплохо разбирается.

— Между прочим, меня зовут Роско Хэверинг, — сказал он.

— Пеппе Дженсон. Сокращенное от Филиппа.

— Пеппе вам больше подходит.

— Я не собиралась вас спрашивать, что мне подходит, а что нет, — вдруг разозлилась она. — С чего вы взяли, что можете об этом судить?

— Ах, молодость, молодость… — добродушно пробормотал он.

— Не такая уж я и зеленая…

— Восемнадцать-девятнадцать? — предположил он.

Она рассмеялась:

— Двадцать семь!

Он так резко нажал на тормоз, словно увидел перед собой красный сигнал светофора. Медленно повернувшись, изумленно уставился на нее:

— Вы шутите?

Пеппе печально улыбнулась:

— Увы…

— Я вам не верю, — произнес он, не отводя от нее глаз. — На вид вы как школьница.

— Ошибаетесь. Я юрист. Серьезный и уважаемый представитель закона. — И, комично понизив голос, она произнесла: — Сильные мужчины дрожат при моем приближении…

Он рассмеялся:

— Не буду спрашивать, на кого вы работаете. Наверняка у вас собственная практика, которая в скором времени заставит обанкротиться всех ваших конкурентов.

— Нет. Я работаю в фирме «Фарли и сын».

Она увидела, как дрогнули его губы.

— Вы знаете их? — спросила она.

— Довольно неплохо. У них хорошая репутация. Должно быть, вы сумели произвести впечатление, раз вас взяли… Кажется, мы уже где-то рядом?

— Следующая улица налево.

Сразу же за поворотом они увидели гараж. Небольшой бизнес, который прадед Пеппе Джо Парсонс начал почти сто лет назад, с тех пор заметно вырос. Теперь он стал в три раза больше, и ее братья, Брайан и Фрэнк, купили дома на той же улице, чтобы жить поближе к работе.

Они уже собирались закрываться, когда перед их гаражом появился маленький караван. Стоя у ворот, братья наблюдали за ним с добродушной иронией.

— Опять! — объявил Фрэнк. — Разве я не говорил?

— Потому что ты как старая заигранная пластинка, — сказала Пеппе, целуя в щеку сначала его, потом Брайана, — всегда повторяешь одно и то же. — А скорее всего, вы в прошлый раз просто не отремонтировали машину как следует. — Она повернулась к Роско. — А это мистер Хэверинг, мой спаситель.

— Спасибо вам, — сказал Брайан, протягивая руку. — Конечно, было бы лучше, если бы вы столкнули этот драндулет в реку, но, наверное, вам это просто не пришло в голову.

— Пришло, — сказал Роско. — Но я устоял перед искушением.

Братья рассмеялись. Им было около сорока, оба крепкие и веселые.

Пролежав несколько секунд под капотом, Фрэнк огласил приговор:

— Придется оставить до утра. И знаешь… мы не сможем пригласить тебя к нам. Наши семьи уехали на выходные к родственникам, и мы с Брайаном хотели… ну… в общем, сама понимаешь…

— Ага, понимаю, — хмыкнула Пеппе. — Вот дьяволы! Должно быть, вся улица будет ходить ходуном.

— А то! — добродушно загоготали братья.

— Ладно. Приеду завтра утром.

— Вы не здесь живете? — спросил у нее Роско.

— Слава богу, нет. У меня квартира в центре.

— Где именно?

Пеппе назвала адрес.

— Я отвезу вас, — сказал он. — Садитесь.

Вздохнув с облегчением, Пеппе достала из своего багажника две тяжелые сумки и переместила в его машину.

— Спасибо, — сказала она, пристегивая ремень безопасности. — Впереди у меня целая ночь работы, и ради этого я готова пойти на что угодно.

— Никакого голодного мужчины, ожидающего свой ужин?

— Никакого! Живу одна. Свободна. Независима. Никаких отвлекающих моментов.

— Кроме небольших визитов к друзьям.

— Они мои братья. А… вы о кладбище? Наверное, решили, что я чокнутая?

— Наоборот, это очень мило. Похоже, вы получили удовольствие от их компании.

— Так было всегда. Я их просто обожала. Особенно бабушку. Я очень любила с ней разговаривать и, надо признаться, до сих пор не могу остановиться.

— А зачем останавливаться?

— Другие могли бы сказать: потому что они умерли.

— Но для вас они не умерли. Кроме того, я не думаю, что вы очень беспокоитесь о том, что скажут другие.

— Я должна беспокоиться. Я юрист.

— Ах да. Лицо ответственное и серьезное.

Пеппе скорчила смешную гримасу:

— Стараюсь.


Двадцать семь? Неужели она думала, что он ей поверит? Максимум двадцать два! И то с натяжкой. И если она действительно работает у Фарли, то, скорее всего, стажером. Но и это неплохо. Она все равно могла быть ему полезна.

В голове Роско Хэверинга начал созревать план. Детали потом можно уточнить, но все равно эта встреча, что называется, рука судьбы. Где-то доброе Провидение позаботилось о нем, а ему только и оставалось, что этим воспользоваться.

— Вон там. — Пеппе указала на высокий многоквартирный дом.

— Похоже, здесь и припарковаться-то негде…

— И не надо. Просто остановитесь возле тротуара, когда загорится красный. — Пеппе потянулась за своими сумками и выпрыгнула из машины. — Спасибо!

Он хотел попросить ее подождать, но уже загорелся зеленый, и ему пришлось двигаться вперед.


Пеппе вошла в квартиру и, бросив на пол сумки, начала стягивать с себя одежду.

— Душ, душ, душ… — бормотала она. — Только дайте мне забраться под душ!

Она запела от удовольствия, расслабившись под прохладными струями, и через несколько минут уже вытиралась, обдумывая предстоящую работу. Теперь она была готова.

Распахнув дверь ванной комнаты, она замерла. Что-то насторожило ее. Одна сумка лежала на боку, ее содержимое вывалилось на пол, и кое-чего там явно не хватало.

— О боже… — простонала она. — Он, должно быть, остался в машине!

Переливистая мелодия звонка оживила ее надежды. Роско Хэверинг! Он нашел ее конверт и пришел вернуть его. Слава богу!

Набросив на себя белый махровый халат, Пеппе подбежала к двери:

— Я так рада… — И остановилась, ошеломленная. — О нет, — выдохнула она. — Ты же обещал больше не приходить.

Глава 2

Большую часть поездки Роско хмурился. Все выходило совсем неплохо. И в этом не было ничего необычного. Он был организованным человеком, привык все контролировать и умел заставлять вещи складываться так, как ему того хотелось. Но в этот раз даже он не смог бы устроить лучше.

Поэтому его нахмуренный лоб вовсе не означал, что Роско был недоволен. Просто оставались некоторые детали, которые нужно было учесть, чтобы извлечь максимум из ситуации.

Он подъехал к большому дому, где сейчас жили только его мать и младший брат Чарли. У Роско была здесь комната — примерно раз в неделю он оставался на ночь, чтобы приглядывать за ними обоими.

Мать стояла у окна и сразу подошла к двери. Ее возраст приближался к шестидесяти, но, несмотря на свою несколько болезненную худобу, выглядела она неплохо.

— Ну как, все в порядке? — спросила она. — Ты все уладил?

Роско поцеловал ее в щеку:

— Уладил что?

— Я говорю об истории с Чарли…

На мгновение он напрягся, но потом взял себя в руки и улыбнулся:

— Так быстро нельзя все решить. Но ты не беспокойся, я над этим работаю.

— Как я могу не беспокоиться! Он такой слабый, такой уязвимый…

Она не смотрела ему в лицо, иначе бы заметила, как искривились его губы. Роско не был сентиментален. Он знал о безответственности Чарли, о его легкомысленном отношении ко всему, о его эгоизме. Слабый? Уязвимый? Да ничего подобного!

Но мать смотрела на своего младшего сына совсем другими глазами, и, чтобы не огорчать ее, Роско просто сказал:

— Я разберусь. Ты же знаешь, мне можно доверять.

— Но ты ведь заставишь их снять эти нелепые обвинения, правда? Ты заставишь этих людей признать, что он невиновен?

— Не так уж он невиновен. Он и сам говорил…

— Да Чарли просто не знал, что говорит! Он растерялся.

— Он уже не ребенок. Ему двадцать четыре.

— В душе он ребенок, и ему нужна твоя поддержка.

— Я делаю все возможное, мам, поверь. Так что не беспокойся и оставь это мне, хорошо?

— Я знаю, ты замечательный брат. Не представляю, что бы я делала без тебя…

— Да и незачем. Все в порядке.

— Ну, тогда идем к столу. Ужин готов.

Роско пошел к машине, чтобы забрать оттуда свои вещи. Открыв дверцу, он на мгновение замер.

— О черт! — На полу лежал большой белый конверт. — Должно быть, выпал у нее из сумки, а она и не заметила. Надо будет позвонить ей.

Он вытряхнул из конверта бумаги и начал их просматривать, надеясь найти телефон Пеппе. Телефона он так и не нашел, но зато успел понять, что бумаги важные. Она сказала, что собиралась вечером поработать, так что не исключено, что эти документы могли ей понадобиться.

Он вернулся к дому.

— Извини, мам, но с ужином придется подождать. Я вернусь через час.

Мать не успела ничего возразить.


— Джимми, ты обещал, что оставишь меня в покое. — Пеппе отступила назад, придерживая рукой халат. — Мы же решили, что все кончено.

— Нет, это ты решила, — возразил он. — Я никогда не говорил, что все кончено. Если бы ты только знала, как мне плохо без тебя! Но ведь ты это и так знаешь, верно? Я бы не сходил по тебе с ума, если бы ты ко мне ничего не чувствовала.

— Что-то я к тебе все же чувствую…

— Ну вот, я же знал!

— Я чувствую жалость и вину — за то, что позволила так далеко зайти этому… Но я этого не хотела, Джимми. Мне казалось, мы можем просто хорошо проводить время. Если бы я знала, что с твоей стороны все так серьезно, я бы остановила тебя раньше.

— Но ты этого не сделала. Разве это не доказывает, что и ты что-то чувствовала?

— Ну, может, иногда и чувствовала себя этакой доброй тетушкой.

Джимми был милым мальчиком и появился в ее жизни как раз вовремя, чтобы помочь ей избавиться от его предшественника. За это Пеппе была ему благодарна. Но скоро их отношения стали выходить из-под контроля. Джимми начал настаивать, чтобы они вместе проводили все свободное время. Ее отказы только подогревали его страсть. Он заговорил об уважении, а потом сделал Пеппе предложение. Ее категоричный отказ поверг его в отчаяние.

— Может, мы попробуем снова? — предложил он. — Ты скажешь, что тебя во мне раздражает, и я попробую исправиться.

Она понимала, что сейчас помочь ей могла только твердость.

— Когда ты так говоришь, меня уже это раздражает. Когда ты преследуешь меня, когда без конца звонишь и посылаешь цветы, когда забрасываешь меня дурацкими эсэмэсками, спрашивая, во что я сейчас одета… Ты очень милый мальчик, Джимми, но ты просто мне не подходишь. Извини, что заставила тебя думать иначе, я этого не хотела… А сейчас — уходи.

Что-то в его глазах заставило ее плотнее запахнуть халат. На место боли пришла решимость мужчины, который не желал больше принимать отказ.

— Пожалуйста, уходи! — повторила Пеппе, отступая назад.

— Без поцелуя не уйду. Уж в этом ты мне не можешь отказать.

— Ошибаешься. До свидания!

Пеппе попыталась закрыть дверь, но он опередил ее. Дыхание его было тяжелым, руки, сомкнувшиеся вокруг нее, сильными, — теперь она не была уверена, что сможет справиться с ним.

— Оставь меня, Джимми!

— Только тогда, когда я буду сам к этому готов.

— Ты слышал меня? Я сказала — отпусти! Перестань… Я серьезно. Джимми, нет!


Роско нашел место, где припарковать машину, и вошел в подъезд, собираясь найти фамилию Пеппе в списке жильцов.

— Могу ли я вам помочь? — спросил его вышедший из лифта мужчина.

— Я ищу квартиру мисс Дженсон.

— Уже второй. Маршируете здесь друг за другом, словно армейский полк. Но надо отдать ей должное — сразу двух за один вечер у нее не бывает.

— В самом деле? — осторожно спросил Роско.

— Да это же просто комедия! Приходят сюда с цветами и подарками, чуть не ползают перед ней на коленях, и все без толку! Только ей кто наскучит, она сразу же от него избавляется. Кое-кого я уже пытался предупредить, но разве они слушают! Возможно, хоть у вас побольше гордости.

— Возможно… Вы говорите, я уже второй?

— Ну да. Тот парень у нее совсем недавно, так что смотрите. Очень красивый молодой человек. Не думаю, что у вас есть шанс. Уж что-что, а выбирать она умеет.

Он вышел из подъезда, оставив Роско в раздумье. Все, что он сейчас услышал, скорее можно было считать хорошей новостью. Это делало Пеппе более подходящей для его планов. Все остальное не играло никакой роли. Он вошел в лифт и нажал на кнопку.

Как только лифт остановился на ее этаже, он услышал мужской голос:

— Ты не можешь быть так жестока!

Потом раздался голос Пеппе:

— Не могу? Тогда уходи, или ты узнаешь, могу или не могу. Коленки у меня острые.

— Но я только… Ой!

— И не появляйся здесь больше!

Роско повернул за угол. Согнутая пополам фигура попятилась назад и медленно осела на пол. А в открытом проеме двери стояла женщина — нет, скорее богиня. Она была без всякой одежды, не оставляя никакого простора для воображения. Точеная, словно песочные часы, фигурка, плавные линии бедер, тонкая талия, великолепная грудь и падающие на нее каскадом золотистые волосы.

Лишь через мгновение он понял, что этим видением была Пеппе. Но не та ветреная девчонка, которую он подвез на своей машине, а разгневанная женщина, победно возвышающаяся над поверженным врагом, корчившимся у ее ног. И это была не метафора.

Но видение тут же исчезло. Нет, оно не растаяло как дым. Быстрым движением Пеппе запахнула халат, придав себе достойный вид.

— Извини, Джимми, — сказала она, обращаясь к своему поверженному врагу. — Но я тебя предупреждала. И не приходи сюда больше. Ни-ког-да!

Лицо Джимми было мрачнее тучи, когда он с трудом встал.

— Ты еще не все слышала, — прохрипел он, сплевывая на пол. — Иезавель!

На ее лице появилась улыбка.

— Ха! Иезавель? Да кто она такая, в конце концов! Вот если бы ты сравнил меня с Мата Хари, вот это было бы оскорблением… А может, и наоборот… В общем, с какой стороны посмотреть.

Скривившись, Джимми заковылял прочь. Проходя мимо Роско, мрачно прошипел:

— Считай это предупреждением. Не думай, что этот обойдется с тобой лучше.

Роско показал на конверт:

— Я только выполняю функцию доставки.

Не останавливаясь, Джимми бросил на него еще один выразительный взгляд.

Роско подождал, пока парень скроется за углом.

— Прощу прощения за свое неожиданное появление, но вы оставили этот конверт в машине, — сказал он.

Она протянула руку, чтобы взять у него конверт, но ее халат опять распахнулся, и ей пришлось схватиться за полы двумя руками.

— Я занесу его, — сказал он, проходя в квартиру.

Пеппе с шумом захлопнула за ним входную дверь, потом с таким же шумом — за собой дверь в спальню. Роско удивился ее взвинченности. В конце концов, она вышла победительницей, отбив врага. Он много бы отдал за то, чтобы узнать предысторию этой сцены.

Ее квартира оказалась примерно такой, какой он и ожидал ее увидеть, — со множеством всяких безделушек, в стиле, который он обозначал для себя как ультраженский. Мебель дорогая, со вкусом подобранная, с греческим орнаментом, что позволяло предположить у ее хозяйки определенное знакомство с античностью. В углу стол с компьютером и множеством всяких аксессуаров. «Все самое новое, — заметил он с одобрением. — Легкомысленная птичка-невеличка и в то же время технический эксперт? Интересное сочетание».

Через пару минут Пеппе вышла из спальни, на ней были свитер и джинсы. Джинсы изрядно потертые, но зато прекрасно подчеркивающие выразительные линии ее бедер.

— Все нормально? — спросил он.

Она с вызовом вскинула голову:

— Разумеется. А почему вы спрашиваете?

— Просто этот парень мне показался несколько не в себе…

— И назвал меня Иезавель, давая понять, что я шлюха. Вы это имели в виду?

— Нет, конечно… Послушайте, я заехал только затем, чтобы вернуть вам бумаги, — вдруг заторопился Роско. — Не обвиняйте меня, что я увидел… ну, в общем, то, что увидел. — Слишком поздно он сообразил, в какую переделку попал.

— И что же, по вашему мнению, вы увидели? — потребовала Пеппе, складывая на груди руки и глядя ему прямо в лицо. Это было непросто — Роско был на целых шесть дюймов выше ее, но недостаток роста она с лихвой компенсировала своей яростью.

Он тоже почувствовал раздражение. В конце концов, он оказал ей услугу…

— Ну… я увидел женщину, проявившую, скажем, некоторую неосмотрительность.

— Неосмотрительность?

— Неосмотрительность в отношении собственной безопасности. Зачем вам нужно было раздеваться перед ним, если вы собирались выставить его из квартиры?

— Значит, вы считаете, что я просто вульгарная кокетка?

— Нет, просто вы не подумали как следует…

— О да, вы-то, конечно, думать умеете! Тут же пришли к заключению, что я разделась, чтобы соблазнить его. Ничего другого вам и в голову не пришло. А что, если он появился у моей двери, когда я вышла из душа?

— Извините, я…

— Так вот, я не раздевалась перед ним! Я сказала, чтобы он не приходил сюда больше! Я говорила ему об этом не раз, но он просто не понимает слова «нет». Как и любой мужчина. И вы не исключение. Все вы думаете, будто настолько неотразимы, что женщина просто не может вам отказать.

— Я вовсе не думал…

— Все вы тщеславные, надменные, настырные, неверные…

— Если вы только…

— А сейчас — уходите!

— Я только зашел, черт возьми, чтобы вернуть вам конверт!

— Спасибо за вашу доброту, сэр, — проговорила Пеппе ледяным тоном. — Но если вы сию же минуту не уйдете отсюда сами, то вы сделаете это по моей воле, и тогда…

— Все. Ухожу.


Из окна ее квартиры была видна дверь подъезда. Пеппе наблюдала за ней до тех пор, пока из подъезда не вышел Роско и не сел в машину. Отвернувшись от окна, она посмотрела на фотографию бабушки и дедушки:

— Ладно, знаю, я вела себя ужасно. Он пришел, чтобы вернуть мне конверт, а я вместо благодарности нагрубила ему. Почему? Не знаю, но он меня разозлил. Как он осмелился так пялиться на меня? Конечно, это не его вина, но вы бы видели его лицо! Он не знал, то ли восхищаться мной, то ли презирать меня. Я могла бы задушить его за это. Дедушка, хватит смеяться! Это не смешно… Ну ладно, может, немного и смешно — так кипеть из-за какой-то ерунды.

Внизу Роско бросил быстрый взгляд на ее окно, как раз вовремя, чтобы заметить, как она отошла от него. Сев в машину, он некоторое время сидел неподвижно. Наверху он только мельком видел ее спальню, но все равно успел заметить, что постель была аккуратно застелена.

Значит, она сказала правду. Она была не только красива, но и разборчива. Да еще и с характером.

Превосходно!

Поздно вечером он нашел в поисковике Интернета сведения о Мата Хари:

«Родилась в Голландии в 1876 году. Была известна как танцовщица, натурщица, цирковая наездница, куртизанка и двойной агент в Первой мировой войне. В 1917 году расстреляна на военном плацу».

С каждой минутой Роско все больше убеждался, что Пеппе просто идеально подходила для его планов!


Мужчины пожали друг другу руки.

— Только не надо мне говорить, что у тебя опять неприятности с Чарли, — проворчал Дэвид. — Вроде как в последний раз он обещал исправиться.

— Как и до этого тоже, — вздохнул Роско. — Чарли не преступник. Он просто не способен сдерживать свои порывы.

— Это слова твоей матери. Почему она, наконец, не хочет посмотреть правде в глаза?

— Потому что не хочет… Потому что он с виду точная копия отца. И после того как пятнадцать лет назад умер наш отец, она все поставила на Чарли.

В дверь постучали — секретарша принесла чай.

— Спасибо, — поблагодарил Дэвид.

Дэвид был плотно сложенным мужчиной на исходе пятого десятка, с приятным лицом и несколько неуклюжими манерами. Он культивировал в себе эту неуклюжесть, скрывая за ней свой острый, проницательный ум. Сейчас же он разливал чай с привычной ловкостью официанта.

— Твоей матери удалось примириться с мыслью, что это было самоубийство? — осторожно спросил он.

Роско покачал головой:

— По официальной версии это был несчастный случай. Чтобы прекратить слухи, мы тоже ее придерживались. К тому же самоубийство бы означало, что он и ее отверг, понимаешь?

— Отверг вас всех…

Как он и ожидал, Роско только махнул рукой и сказал:

— Если я вытащу Чарли, возможно, мне удастся указать ему правильный путь и избавить мать от беспокойства.

— Сколько раз я это уже слышал? И все твои меры не срабатывают, потому что Чарли понимает, что он всегда может рассчитывать на тебя. Попробуй хотя бы раз оставить его наедине с его проблемами. Пускай это станет для него уроком.

— Это будет стоить ему записи в личном деле, а моей матери — разбитого сердца, — покачал головой Роско. — Забудь об этом. Из этой ситуации должен быть выход. И я знаю какой. Нужно поставить на это дело подходящего человека.

— Я бы сам мог взяться за него.

— Конечно. Но тебе нужен помощник. Например, Филиппа Дженсон.

— Ты с ней знаком?

— Вчера познакомился. И, надо сказать, она произвела на меня впечатление, — произнес Роско бесцветным голосом. — Неплохо бы поручить ей дело Чарли, с указанием уделить ему максимум внимания.

— Я, конечно, могу дать Пеппе это дело. Но не могу снять с нее другие дела. Она очень востребована. Блестящий профессионал, одна из лучших в своем деле. Она окончила курс с самыми высокими оценками, которые я когда-либо видел. На нее претендовало несколько фирм, но у меня было преимущество — Пеппе проходила здесь практику, и я сумел ее убедить, что она мне кое-чем обязана.

— Так, значит, у нее действительно уже есть диплом? Она очень молодо выглядит.

— Ей двадцать семь, и в определенных кругах она уже начинает приобретать известность. Повторяю еще раз — Пеппе Дженсон не просто ассистент, а блестящий профессионал.

Последние два слова странно подействовали на Роско. Перед ним возник образ прекрасного женского тела, сияющего молодостью и энергией, с изящной талией и великолепной грудью…

«Блестящий профессионал?»

— Ты в порядке? — забеспокоился Дэвид.

Видение исчезло. Роско вернулся назад в прозаический мир, наполненный прозаическими вещами, где он сидел за столом с Дэвидом и пил прозаический зеленый чай.

— Конечно, — быстро сказал он. — Мне только хотелось бы все поскорее устроить с мисс Дженсон. Могу ли я ее увидеть?

— Сегодня она в суде… Если только уже не вернулась.

Зазвонил телефон. Дэвид взял трубку.

— Пеппе? Ну как?.. Хорошо… Хорошо… Значит, Рентон доволен. Ты заставила его врага пожалеть, что он родился на свет? Я знал, детка, ты сумеешь это сделать. Послушай, не могла бы ты сейчас зайти ко мне? Тебя ждет новый клиент. Очевидно, ты уже зна… — Он осекся на полуслове, увидев, что Роско предупреждающе покачал головой. — Уже слышала о нем, — поправился он. — Ну, ладно… Давай… Поторопись. — Он повесил трубку и удивленно посмотрел на Роско: — Почему ты не хотел, чтобы я сказал, что вы уже знакомы?

— Лучше начать все сначала, — сказал Роско. Его мысль крутилась вокруг имени Рентон, которое он видел на бумагах в ее конверте. — Так, значит, у нее есть солидные клиенты?

— Это только один из них. Ли Рентон — довольно заметная фигура в бизнесе развлечений, и все еще на подъеме. Против него были выдвинуты серьезные обвинения от тех, кто хотел прижать его бизнес. Но они проиграли. Я знал, что Пеппе с ними справится.

— Говоришь, его противник теперь жалеет, что родился?

— Мерзкий тип, готовый на любую гадость. Но на то она и Пеппе. Отличная память и исключительное внимание к деталям. Никогда ничего не упустит. — Дэвид кивнул в сторону двери. — Она будет здесь с минуты на минуту. Суд прямо за углом.

— Разве солиситоры появляются в суде? — удивился Роско. — Я думал, что этим занимаются барристеры.

— Конечно, старые разделения все еще существуют, но границы между ними стираются. В наши дни солиситоры нередко выступают как адвокаты, а когда они еще и настолько успешны, как мисс Дженсон, то мы сами пытаемся их к этому склонить. Так что не беспокойся, ты сделал хороший выбор.

— Да… — задумчиво протянул Роско. — Наверное…

— Тебе еще повезло, что она так помешана на своей работе. А то могла бы и отказаться взваливать на себя еще одно дело перед самым Рождеством.

— Перед Рождеством? Ведь сейчас только ноябрь!

— Многие заранее начинают планировать свое расписание, чтобы потом, когда подойдет время, прихватить себе побольше выходных. Но только не Пеппе. Чем ближе Рождество, тем больше она наваливает на себя работы. Приходит раньше, уходит позже. Если бы она была одна, то это еще можно было понять. Но у нее полно родных.

— Ну прямо Скрудж какой-то! — хмыкнул Роско.

Снова зазвонил телефон. Дэвид снял трубку:

— Только не посылай его ко мне, а то мне до вечера от него не избавиться. Я сейчас к вам сам приду. — Положив трубку, Дэвид встал. — Подожди меня. Я вернусь через пару минут.

Роско тоже встал и подошел к окну. Это был район, где все говорило о деньгах, о тонком изощренном обмане, о людях, держащих все под контролем и умеющих манипулировать другими людьми, — обо всем, что, должно быть, умела и Пеппе Дженсон.

Дверь открылась. Кто-то влетел в комнату, бормоча на ходу:

— О боже, что за день! Но это стоило того, чтобы посмотреть на лицо Блэкли, когда я представила суду свои доказательства… — Она остановилась на полуслове, как только заметила у окна Роско.

— Добрый день, мисс Дженсон, — поздоровался он.

Глава 3

Пеппе на какое-то мгновение оторопела.

— Вы… — растерянно выдохнула она. Но тут же на ее лице появилась улыбка. — Так, значит, мои мольбы услышаны!

— Я стал ответом на ваши мольбы? — удивился он. — Вот так новость!

— Я хотела поблагодарить вас. И если бы мы не встретились, мне пришлось бы искать вас по всему Лондону. Вы вчера три раза спасли меня — отвезли в гараж, подбросили до дома, вернули бумаги, — а я за все это на вас обрушилась. Просто простить себе не могу!

— В этом есть и моя вина, — улыбнулся Роско. — Забудем о случившемся.

— Я этого не заслуживаю. Стоит мне только подумать…

Дверь открылась. Вошли Дэвид со страдальческим выражением лица и какой-то маленький человечек, который тараторил, не закрывая рта.

— Мы уже уходим, — сказал Роско Дэвиду. Потом повернулся к Пеппе: — Вы не против где-нибудь перекусить? В «Кевелли» совсем неплохо, к тому же это рядом.

— Отлично, — согласилась Пеппе. — Я и в самом деле проголодалась.

«Кевелли» был маленьким ресторанчиком через дорогу, как раз в это время начинающим свою работу. Они сели за столик у окна.

— Мы могли бы заказать шампанское, — сказал Роско, — но я за рулем. А что вы на это скажете?

— Моя машина все еще «на больничном». Я приехала на такси.

— Тогда, значит, шампанское?

— О нет. А вот чего я действительно жажду, так это чашку чая.

Он сделал заказ и посмотрел на нее. Ее волосы снова были собраны в хвост, так же как и тогда, когда он впервые увидел ее, но их золотистый цвет и легкие волны придавали даже этой простой прическе совершенно изумительный вид. И если эта девушка думала, что строгий синий костюм в тонкую полоску мог скрыть ее женскую привлекательность, то она ошибалась.

Роско взял себя в руки. Он здесь по делу. О той женщине, которую он видел вчера вечером, нужно забыть. Это было совсем не простой задачей, когда все вокруг то и дело бросали на его спутницу восхищенные взгляды.

Выпив свой чай, Пеппе с облегчением вздохнула:

— Вы даже не представляете, чем я вам обязана! Именно эти бумаги помогли мне выиграть дело. Без них это вряд ли бы удалось.

— Да, тогда бы вы не смогли заставить Блэкли пожалеть, что он родился.

Она победно прищелкнула языком:

— Я представила факты — он начал их оспаривать, я представила подтверждающие документы — он захотел узнать, откуда они у меня, ну а я сказала, что это секрет.

— Нельзя назвать это честным приемом, — заметил Роско и одобрительно улыбнулся.

— У вас есть возражения? — Пеппе сделала обиженное лицо, но тут же рассмеялась. — Когда надо, я могу быть очень хитрой. Все зависит от клиента. С кем-то приходится быть более изобретательной, с кем-то менее. Эти самые скучные, — добавила она.

— То есть, грубо говоря, вы просто пытаетесь соответствовать их запросам.

— Точно. Готова на все. Это и делает жизнь интересной.

— Мисс Дженсон…

— Ради бога, называйте меня просто Пеппе!

Она не добавила: «После того как вы видели меня в таком виде…» — но ей и не надо было этого делать.

— Пеппе, мне действительно жаль, что вчера так получилось. Я ведь только хотел вернуть вам конверт…

— Это не ваша вина. Просто так совпало, что вы появились… ну… в неподходящий момент.

— Кажется, у того парня действительно серьезные чувства.

Она вздохнула:

— Джимми милый мальчик, но никак не может понять, что у меня к нему ничего нет. Одно время мы встречались, нам было хорошо вместе, но… ничего больше.

— Ничего больше с вашей стороны, — уточнил Роско.

На мгновение ее лицо словно постарело.

— Ну а если было бы наоборот, вы думаете, он беспокоился бы о моих чувствах?

— Возможно.

Это выражение на ее лице исчезло так же быстро, как и появилось, и Роско даже подумал, уж не ошибся ли он…

— Жизнь — это качели. — Пеппе пожала плечами. — Нужно с надеждой смотреть вверх, но всегда быть готовой к тому, что окажешься внизу.

— Значит, сейчас в вашей жизни никого нет? Или же у вас еще немало таких, которые в любой момент могут… появиться у вашей двери?

— Не знаю. Я их не считаю. Послушайте, я просто хотела извиниться, что буквально напала на вас. Вы, конечно, этого не заслужили. Сегодня я победитель. Когда я выходила из зала суда, мне успели сделать два предложения насчет работы. А без этих бумаг где бы я была? Да нигде! Поэтому, если бы мы не встретились, мне бы пришлось охотиться за вами по всему Лондону, чтобы сказать все это.

— Если бы я не знал, где вас искать, мне бы пришлось делать то же самое. — Он сделал паузу. — У меня тоже есть работа для вас.

— Так, значит, это вы тот самый клиент, о котором говорил Дэвид?

— Тот самый.

— Ага, я начинаю понимать. Вам нужен человек, кто хорошо умеет считать, верно?

— Среди всего прочего, — осторожно сказал он. — Дело, которым я попросил бы вас заняться, связано с моим младшим братом Чарли. Он хороший парень, но несколько легкомысленный и попал в плохую компанию.

— Сколько ему?

— Двадцать четыре, но он еще не повзрослел. Если бы я не был его братом, то сказал бы, что ему не мешает просто преподать урок, но… но мне это будет дорого стоить. Слишком дорого.

— Вы не можете позволить себе иметь родственника с записью в личном деле? — Пеппе сразу попала в яблочко.

— Вроде того.

— Мистер Хэверинг…

— Зовите меня Роско.

— Роско, если я собираюсь помогать вам, мне нужна полная информация. Я не могу работать в темноте.

— Я брокер. У меня клиенты, которые доверяют мне. Моя репутация должна быть безупречной. — Роско помолчал и хрипло сказал: — Нет. Вам лучше знать правду. Дело в моей матери. Если что-то случится с Чарли, ее сердце не выдержит. Он единственный, ради кого она живет, а сердце у нее слабое. Первый приступ был, когда умер отец. Я должен оградить маму от всего этого.

Эти слова были пыткой для него, и Пеппе могла только догадываться, чего стоило этому властному человеку показать трещину в своем самоуверенном фасаде.

— Так что у него за неприятности? — спросила она мягко.

— Чарли был вместе со своими друзьями. Они выпили. Кто-то из их компании вломился той ночью в магазин, и их поймали. Хозяин магазина говорит, что и Чарли был среди них.

— А что говорит сам Чарли?

— Иногда он говорит, что он там не был, иногда ему кажется, что, может, и был. Похоже, он и сам не знает. Чарли даже вспомнить ничего не может.

Пеппе нахмурилась. Все это было похоже скорее на поведение подростка, а не мужчины.

— У вас есть еще братья или сестры? — спросила она.

— Нет.

— Тети? Дяди?

— Нет.

— Жена? Дети? Вы, кажется, что-то говорили про дочь?

— Я только сказал, что если бы вы были моей дочерью, то я бы за вас беспокоился.

— Ах да! — Она улыбнулась. — Точно! Вспомнила.

— Ну и хорошо. Во всяком случае, у меня нет ни жены, ни детей.

— Значит, за исключением вашей матери вы — единственный родственник Чарли. И тогда получается, что, как старший брат, вы фактически заменяете Чарли отца.

Роско поморщился:

— Нельзя сказать, что я в этом преуспел. Я так боялся все испортить, что в конце концов и испортил.

— Чаще всего ошибки совершают люди, которые изо всех сил пытаются их избежать.

Слава богу, она его понимает!

— Точно. Когда-то давно я обещал своей матери, что сделаю все, чтобы Чарли вырос сильным и успешным. Кажется, в этом я ее подвел…

Было странно слушать, как этот волевой мужчина винит себя в неудаче.

— У него есть работа?

— Чарли работает в моем офисе. Очень сообразителен. К тому же у него потрясающая память. С такими способностями его могло бы ожидать блестящее будущее.

— У него прежде были неприятности с полицией?

— Были. Но без протоколов. Сейчас впервые дело может дойти до суда.

Пеппе оставалось только гадать, за какие струны Роско пришлось потянуть, чтобы избежать этого, но спрашивать не стала. С этим можно было и подождать.

— Кто-нибудь пострадал? — спросила она.

— Никто. Хозяин появился, когда они были уже внутри магазина. Все бросились бежать, он погнался за ними, начал кричать, мимо проезжал полицейский патруль, и их схватили. Хозяин настаивает, что Чарли тоже был в магазине. Хотя непонятно, что он мог там разглядеть в темноте? Самое большее — несколько фигур.

— А что остальные? Они что, не могли сказать, был с ними Чарли или нет?

— Они вообще толком ничего не могли сказать. Сначала что-то там бормотали, а потом просто заявили, что не помнят. Все были под хорошим градусом.

На мгновение Пеппе задумалась. Потом спросила:

— Что-нибудь сломано? Разбито?

— Нет. Они очень аккуратно справились с электроникой.

— Значит, самое большее, что ему грозит, — это штраф. Плюс запись в личном деле, что может осложнить ему жизнь в будущем.

— Именно о будущем я и беспокоюсь. Когда-нибудь для Чарли это вообще может кончиться тюрьмой. Нужно вытащить его из той компании.

— Неужели он еще сам не понял, чем все это может обернуться?

— Кто? Чарли? Да ему плевать на все! В той компании есть одна девчонка. Ее зовут Джиневра. Он с ума по ней сходит. А та заставляет его делать все, что ей только в голову взбредет!

Пеппе нахмурилась:

— Вы хотите сказать, что он настолько ослеплен? М-да… Боюсь, здесь я ничем не могу помочь.

— Как раз вы можете! Вы можете перевести стрелки. Вместо того чтобы восхищаться ею, он будет восхищаться вами. Чарли очень легко увлекается, а с вами он будет в безопасности.

— Ну а если мне не удастся повлиять на него?

— Почему не удастся? Вы красивы, обаятельны. Стоит вам только захотеть, и он окажется у вас под каблуком. И это его спасет. Как только я вас увидел и узнал, где вы работаете, я понял, что вы идеально подходите для этой роли.

Роско был так увлечен изложением своего плана, что не заметил, как изменилось ее лицо.

— Я надеюсь, что не совсем верно вас поняла, — сказала она. — Кажется, вы хотите, чтобы я была его…

— Проводником!

— Проводником?! Вы это так называете?

— Вы укажете ему путь, и он последует за вами.

— Рос… Мистер Хэверинг, вы принимаете меня за дуру? Это называют не проводником, а…

— Ну не знаю… Наставником? Нянькой?

Пеппе просто вскипела, когда поняла, чего он действительно ждал от нее.

— Будьте осторожны, — предупредила она. — Будьте очень, очень осторожны.

— Может, я недостаточно хорошо объяснил…

— Напротив, вы все очень хорошо объяснили. Но скажите, когда именно вы решили, что я подхожу для этой… гм… работы? Когда появились возле моих дверей? Один взгляд — и вы сказали себе: «Ага, прекрасно. Она в отличной форме. К тому же хорошо умеет управлять своими кулаками и моральными принципами». Признайте же это. Признайте, что вам нужен был не адвокат, а шлюха!

— Нет, мне нужен был адвокат… Но, не стану отрицать, ваша внешность тоже сыграла определенную роль.

— Значит, вы признаете, что у меня вид шлюхи?!

— Я не говорил этого, — возразил он резко. — Перестаньте допрашивать меня, как преступника на скамье подсудимых.

— Я просто демонстрирую свой профессионализм, который, если верить вашим словам, вас так заинтересовал. Скажите суду, мистер Хэверинг, когда именно мисс Дженсон привлекла ваше внимание? Случилось ли это, когда вы увидели ее обнаженной? Или же все произошло несколько раньше, когда вы заметили ее на кладбище, разговаривающей с надгробными памятниками и решили, что она не в своем уме? Голая и сумасшедшая! Отличная рекомендация для адвоката!

Роско обреченно вздохнул:

— Я тоже иногда разговариваю на кладбище, когда навещаю… в общем, не важно. Я не знал, что мы можем там встретиться. Это чистая случайность, что ваша машина сломалась и мы заговорили друг с другом. Тогда я и узнал, где вы работаете. Раньше я обращался в эту фирму и сейчас тоже собирался воспользоваться их услугами. Тогда я и подумал, что вы очень подошли бы для того, чтобы заняться делом моего брата Чарли.

— Вы так решили, еще ничего не зная о моих профессиональных способностях? Очевидно, вам были нужны совсем другие способности, верно? Для вас имело значение только смазливая внешность…

— Я никогда…

— Легкомысленная блондинка с соблазнительными изгибами — это все, что вам было нужно…

— Я бы попросил вас…

— Ради бога, мистер Хэверинг! Ведь не станете же вы отрицать, что все шло именно к этому, верно?

— Нет, но…

— Вероятно, вы рассчитывали, что и во всех других аспектах, касающихся мужчин, я действую так же эффективно. Хорошенькая шлюшка с острыми коленками — зачем еще какие-то профессиональные способности? — Пеппе остановилась, задыхаясь. — Я думаю, мы сказали друг другу все, что могли сказать! — заключила она, начиная собирать свои вещи. — Сожалею, что не соответствую вашим требованиям, но я юрист, а не девочка по вызову.

— Ради бога…

— Естественно, я не могу ожидать, что вы заплатите мне за эту консультацию. А теперь разрешите мне пройти.

Она была возле стены, и Роско мог бы просто загородить ей проход. Вместо этого он встал и отступил в сторону. Лицо непроницаемо, глаза опущены. Несмотря на охватившую ее злость, у Пеппе появилось ощущение, что она толкнула того, кто и так был у самого края.


В конце улицы, сразу за углом, был маленький скверик с фонтаном, окруженным деревянными скамейками. Пеппе села на скамейку и уставилась на фонтан невидящим взглядом.

Вот дура! Надо было взяться за эту работу, прочистить мозги парню и выжать все до последнего пенни из его брата. Что, черт возьми, вдруг на нее накатило?

Достав из сумки телефон, она позвонила Дэвиду.

— Привет! Я так и думал, что ты позвонишь, — раздался его жизнерадостный голос. — У меня есть для тебя новости. Телефон просто раскалился от звонков. Все хотят поговорить с тобой. Ты произвела сегодня фурор, предъявив суду доказательства с ловкостью фокусника, доставшего из шляпы кролика. То, что ты сейчас будешь работать с Роско, тоже пойдет тебе на пользу.

— Расскажи мне о нем, — попросила она.

— А он тебе сам ничего не рассказывал? — удивился Дэвид.

— Только то, что он брокер.

— Ясное дело, не стал сам себя хвалить. Но в финансовом мире Роско Хэверинг большая шишка. Стоит ему только слово сказать — и все сразу бросаются это выполнять. Думаю, ты и сама успела это почувствовать. А вот о чем он не любит особенно говорить, так это о том, как ему удалось спасти свой бизнес от коллапса. Первоначально это была фирма его отца, и когда Уильям Хэверинг покончил жизнь самоубийством…

— Самоубийством? Он сказал, что его отец умер, а мать так никогда по-настоящему от этого и не оправилась.

— Официально это был несчастный случай. Но наверняка Уильям сделал это преднамеренно, потому что ему грозило банкротство. Роско тогда только начинал работать в фирме. Он старался помочь, но что он мог сделать? Ему было только двадцать четыре — в таком деле считай что мальчишка. После смерти Уильяма, — продолжал Дэвид, — ситуация очень долго оставалась нестабильной. Но в конце концов Роско удалось спасти бизнес, а потом и добиться значительного успеха. Но это изменило его. Не думаю, что к лучшему. Теперь к нему бывает трудно подступиться. Он всегда получает то, чего хочет, — для него не существует слова «нет».

— Но ты хотя бы представляешь, чего он хочет? Он хочет, чтобы я соблазнила его брата! — Пеппе вдруг замолчала и подозрительным тоном спросила: — Или ты уже знаешь?

— Нет, разумеется, нет, — быстро сказал Дэвид. — Надеюсь, ты не отказала ему?

— Я об этом думала… — осторожно начала Пеппе.

— Пеппе. Пожалуйста! Для блага фирмы. Роско дает нам много работы. К тому же он не тот человек, которому можно отказывать.

Дэвид был хорошим боссом. Он многому научил ее.

— Я перезвоню, — сказала Пеппе.

Встав со скамейки, она медленно пошла назад к «Кевелли», пытаясь унять теснившиеся у нее в голове противоречия. Она почему-то думала, что Роско Хэверинг старше, где-то ближе к пятидесяти, но, по словам Дэвида, ему было только тридцать девять…

«Все дело в его манере держаться», — догадалась она. Конечно, он моложе. С темными волосами, в которых не было и намека на седину. С узким лицом, не сказать чтобы красивым, но очень интересным, с тем особым очарованием, которое исходило от его необыкновенной серьезности.

Да, именно серьезности! Казалось, он был измучен грузом, который ему пришлось нести так долго, что он уже стал его частью. И это раньше времени состарило его. Тем не менее иногда в его глазах она замечала искорки юмора, что намекали совсем на другого человека.

Пеппе ускорила шаг, неожиданно захотев снова увидеть Роско. Он вполне мог уйти. А возможно, как раз сейчас звонит Дэвиду и жалуется на нее.

Но как только она вошла, то сразу же увидела его. Роско неподвижно сидел на том же месте, где она его и оставила. Ее сердце дрогнуло.

«Будь внимательна, — предупредил ее внутренний голос. — Оставайся беспристрастной. Его возмутительная просьба должна быть оценена объективно».

Пеппе медленно подошла к его столику и отодвинула стул. Он удивленно поднял на нее глаза.

— Прошу прощения, что опять на вас налетела. Иногда я теряю хладнокровие. Большой минус для адвоката. Умный человек не стал бы меня нанимать.

— Я сам немного перемудрил, — мягко сказал он. — И хочу попросить прощения. Я не думал вас обидеть. Вероятно, не слишком удачно выразил свою мысль…

— Наоборот. Вы вполне определенно изложили свои требования, прояснив все до последней детали.

Он моргнул:

— Я не хотел, чтобы вы так говорили.

— Это оценка профессионала. Но… — она устало улыбнулась, — не очень приятно, когда о тебе думают как о какой-то ветреной кокетке. Еще хуже, когда это считают твоим основным профессиональным качеством.

— Я никогда не говорил этого, — быстро сказал Роско. — И даже не думал. Я заметил у вас совсем другие способности. Мне показалось, что вы умеете не только любить, но и расставаться…

— Скорее расставаться. Любить — это как раз то, без чего можно обойтись. Мне, во всяком случае, удается.

— Именно это мне и нужно! Вы сможете справиться с Чарли лучше, чем какая-нибудь наивная девочка. Вы сможете приручить его, заставить слушаться, заставить его увидеть вещи такими, какими вы их видите. — Ее неожиданный смешок смутил его. — Что здесь смешного?

— Да вы сами. Надо же так все запутать! То, что вам нужно, — это женщина без сердца, которой на всех плевать. А вы связали себя по рукам и ногам, пытаясь выразить требуемое, не прибегая к грубым словам. Нет, нет, нет… — Она подняла руки, останавливая его возражения. — С этим мы закончили.

— Так вы… поможете мне? — осторожно спросил он.

— А вы не подумали, что все может получиться совсем не так, как вы тут распланировали? Вы почему-то решили, что стоит Чарли только взглянуть на меня, как он тут же будет сражен. А что, если этого не произойдет? В мире полно мужчин, не чувствительных к моим чарам.

— Не думаю, что вы их встречали.

— Встречала. И немало.

— Ну и прекрасно! В таком случае вы знаете, что делать. Используйте те приемы, которые вы обычно используете, чтобы преодолеть их сопротивление.

— Это можно расценить как еще одно оскорбление.

— Ну, если вы так настроены… Все, что бы я ни сказал, вы принимаете за оскорбление. Но я не позволю вам меня третировать, — сказал он твердо. — Я не собираюсь следить за каждым своим словом на тот случай, если вы вдруг не так его поймете. Я не хотел оскорбить вас. Все! Так что не старайтесь заработать на этом себе очки. Я не хочу, чтобы вы соблазняли Чарли. Я хочу, чтобы он увлекся вами. Чтобы вы вскружили ему голову и заставили следовать за собой. И вы сделаете хорошее дело. Согласны?

В его тоне не было ничего неопределенного. Он снова обрел опору под ногами, предупредив ее не вступать с ним в мелочные пререкания, обнаружив этим в своем характере именно те качества, которые она инстинктивно ассоциировала с ним.

И все же… Где-то в глубине его глаз был странный блеск, который можно было принять за скрытую иронию.

Пеппе вздохнула и протянула ему руку:

— Согласна. — Потом достала из сумки свой блокнот и, открыв его, настроилась на серьезный лад. — А теперь к делу. Мне хотелось бы, — начала она, — побольше узнать о его компании. Расскажите мне все, что знаете о ней.

* * *

— Эти ребята, — рассказывал Роско, — ходят по кромке закона. Ни у одного из них нет постоянного адреса. Они живут в каких-то заброшенных домах и без конца переезжают, чтобы их нельзя было поймать. Не знаю, воруют они или нет, но ни у кого из них нет определенного источника дохода. Думаю, Чарли дает кое-какие деньги Джиневре. В общем, все они живут только сегодняшним днем, что, собственно, и привлекает Чарли. Вот. — Он достал из кармана пиджака фотографию, сделанную в какой-то обшарпанной комнате, вероятно, в одном из этих заброшенных домов. В центре снимка, обнявшись, сидела молодая пара. — Чарли хранит это как бесценный сувенир, — объяснил Роско. — Мне пришлось украсть фотографию, чтобы показать вам.

— Ничего себе приемчики… — проговорила Пеппе, внимательно изучая фотографию. — Та-а-ак. Похоже, его подружка взялась за свои старые трюки.

— Вы ее знаете? — удивился Роско.

— Знаю. И зовут ее не Джиневра, а Бидди Фелсом. Наверное, по ее мнению, Джиневра звучит более гламурно. Увлечение этой особы — заставлять молодых парней совершать всякие отчаянные поступки, чтобы завоевать ее благосклонность. В свое время от нее было немало неприятностей… Что? — спросила она, увидев, как вдруг изменилось его лицо.

И тут же услышала за своей спиной раздраженный мужской голос:

— Так вот где ты! Хотел спрятаться от меня, да? Не думал, что я могу здесь появиться?

— Чарли…

— Оставь все это, ясно? Я знаю, что ты затеял! Я знаю, кого ты хочешь для меня нанять. Какого-нибудь старого козла, страшно уважаемого и респектабельного. Давайте, господа, держать лицо, что бы ни случилось. Ни фига! Я сам найду себе адвоката. Того, кто понимает современный мир и живет настоящим. О черт!

Отодвигая стул, Пеппе «случайно» ударила его по ноге.

— Извините, — сказала она, поднимая к нему лицо, зная, что именно этот ракурс дает прекрасную возможность оценить линию ее груди. А потом улыбка — мягкая и теплая, — ведь она приятно удивлена его вниманием.

Глава 4

Чарли сделал глубокий вдох, явно ошеломленный.

«Хорошо, — подумала Пеппе, — теперь у меня есть время получше разглядеть красавчика».

Он действительно был красив. Лицо чуть более пухлое, чем у брата, но ровно настолько, чтобы сделать его более живым и привлекательным. Конечно, для Пеппе он был слишком молод, но его внешность показалась ей приятной.

— Прошу прощения, — пробормотал он, садясь рядом с ней за столик. — Но я просто чертовски зол на Роско.

— Должно быть, совершенно невозможный тип, — сочувственно вздохнула Пеппе.

— Он? Определенно.

— А теперь еще хочет навязать вам какого-то старпера, абсолютно не восприимчивого ни к чему новому. Ну и конечно, чертовски респектабельного. Я вас понимаю. Это действительно ужасно!

Роско сидел, откинувшись на спинку стула, удовлетворенно глядя на эту сцену.

— Кстати, меня зовут Чарли… Чарли Хэверинг, — представился молодой человек, протягивая ей руку.

— А меня — Пеппе Дженсон. И я ваш адвокат.

Чарли недоверчиво хмыкнул:

— Ну да, конечно!

— Серьезно. Я солиситор. Работаю у «Фарли и сына».

— Но этого не может быть! Вы совсем не выглядите… респектабельно.

— Думай, что говоришь, — одернул его Роско. — У Пеппе Дженсон очень высокая квалификация.

— Ну, это-то я вижу, — сказал Чарли, с удовольствием пожимая ей руку. — Очень высокая.

Роско почувствовал, что сказал двусмысленность.

— Я имел в виду, — начал он осторожно, — что она отличный юрист, а не… — Он выругался сквозь зубы, представив, как Пеппе может на это отреагировать.

Но она рассмеялась так, что, казалось, искры веселья рассыпались вокруг нее сияющими жемчужинами. Наклонившись через стол, она взяла Роско за руку.

— Молчите уж, ради бога… — проговорила она сквозь смех.

Роско кивнул и повернулся к брату:

— И ты, Чарли, помолчи.

— Ну вот еще! — возмутился Чарли. — С какой стати мне молчать, если есть возможность поговорить с такой шикарной девочкой?

Чарли доверительно наклонился к Пеппе, сократив расстояние между ними до соблазнительной близости. И тут же, едва не подпрыгнув, вскочил со стула.

— Это он! — закричал Чарли. — Сейчас я до него доберусь!

Длинноволосый парень, опасливо оглянувшись, исчез в глубине ресторана.

Пеппе изумленно смотрела им вслед.

— Наверное, этот парень должен ему денег, — объяснил Роско. — Один из многих.

— Так, значит, вот какой он, ваш брат! Он может быть интересным клиентом. Думаю, я возьмусь за это дело.

Роско почему-то вдруг захотелось сказать, что он передумал, чтобы Пеппе забыла про это дело. Но он справился с этим неожиданным импульсом, как привык справляться со многим в своей жизни. Все шло именно так, как и было задумано. Улыбка, которой Пеппе одарила Чарли, была совершенна и вызвала нужный эффект. Без сомнения, его брат очарован.

Так чем же он сам недоволен? Роско не знал. Знал только, что все это было ему отвратительно.

— Пеппе, — сказал он, стараясь быть сдержанным, — я думаю, вы взяли не совсем верный тон.

— Что? — Она удивленно уставилась на него. — Я делаю то, что вы мне сказали.

— Да… но я имел в виду… кое-что немного менее… — Он остановился, представляя, как это все выглядит в ее глазах. — Менее откровенное, — наконец выговорил он.

— Мистер Хэверинг, вы собираетесь меня учить, как мне делать мою работу?

— Я бы не осмелился.

— Неужели? Может быть, нам следовало обсудить это заранее, чтобы вы могли мне объяснить, как женщина должна очаровывать мужчину? С моей стороны глупо не воспользоваться такой редкой возможностью и не взять у вас урока. Но, может, и сейчас еще не поздно? Проинструктируйте меня, чтобы я хотя бы знала, в какой коробке лежит бомба.

— Ладно, — сдался Роско. — Разумеется, вы об этом знаете больше, чем я.

— Поэтому, думаю, вы и наняли меня. Впрочем, в этот раз у меня действительно не очень-то получилось, судя по тому, насколько легко он переключился. Один намек на невозвращенный долг — и его уже нет. Хм… Возможно, мне стоит пересмотреть свою стратегию.

— Думаю, дело не в вашей стратегии…

— Впервые мужчина уходит от меня в тот момент, когда я пытаюсь его очаровать. Я чувствую себя оскорбленной.

— Может, у вас сегодня просто день такой? К тому же Чарли не ушел, а сбежал. На полной скорости.

— Вы правы. Такой случай требует отчаянных мер. Мне нужно заманить свою жертву в ловушку, из которой она не сможет выбраться.

— Но это предполагает, что Чарли должен вернуться. Может, вам следует пойти за ним? — предложил Роско.

— Помилуйте, я никогда не бегаю за мужчинами! Они сами за мной бегают.

В этот момент появился Чарли. Судя по его виду, его жертве удалось улизнуть.

— И много он вам должен? — спросила Пеппе.

— Несколько тысяч.

— Возможно, их можно вернуть с помощью каких-нибудь законных шагов?

— О… нет. Это несколько… ну…

— Ладно, оставим, — сказала она быстро. — Думаю, сначала лучше заняться вашим делом.

— Тогда мы могли бы поговорить во время ужина, — предложил Чарли. — «Диамонд» — отличный ресторан, можем пойти туда.

— Сначала нужно было спросить мисс Дженсон, свободна ли она, — сухо заметил Роско. — А если свободна, то не возражает ли, чтобы провести с нами вечер?

— С нами? Знаешь, я вовсе не имел в виду, что и ты тоже…

— Я знаю, что ты имел в виду. Можешь забыть об этом! — оборвал его Роско и повернулся к Пеппе: — Мисс Дженсон, не могли бы вы уделить нам еще пару часов?

— О да, разумеется. У нас очень серьезный повод для разговора.

— Согласен. Поэтому «Диамонд» отпадает. — Роско достал из кармана свой сотовый и нажал на вызов: — Привет, мам. Это я. Мы сейчас едем домой, и с нами гостья. Так что раскатывай свой красный коврик. Я нашел для Чарли первоклассного адвоката.

Чарли наконец обрел голос:

— Ну а как насчет моего мнения?

Роско устало вздохнул:

— Пойми, «Диамонд» — неподходящее место для серьезного разговора.

— А что, Пеппе тоже нельзя было спросить? Вы так и будете позволять ему через вас перешагивать?

Бросив на Роско быстрый взгляд, Пеппе заговорщицки наклонилась к Чарли:

— Это все равно не поможет. Мне часто приходится иметь дело с клиентами, которые привыкли быть главными в курятнике. С ними тоже можно справиться. Но для этого существуют особые способы.

Чарли удовлетворенно хмыкнул, кивнув в сторону Роско:

— Думаете, вы с ним справитесь?

— Думаете, он мне не по зубам? — Она посмотрела на Роско.

— Просто обещайте мне, что я буду свидетелем незабываемого зрелища, когда он хрустнет у вас под каблуком, — попросил Чарли.

— Вы еще не устали? — скучающим тоном поинтересовался Роско.

— Господи, неужели нельзя себе позволить маленькое невинное развлечение?

— А вот и я!

Чарли поднял голову, узнав голос своего должника. В руках у того был конверт.

— Я бежал только потому, что хотел поскорее отдать тебе долг, — торопливо объяснил парень и, бросив на стол конверт, быстро исчез. Причина столь стремительного исчезновения выяснилась через минуту.

— Да здесь только половина… Эй! Вернись! — закричал Чарли и снова бросился в погоню.

Роско и Пеппе посмотрели друг на друга. Их взгляды скрестились: в одном — подозрение, в другом — вызов.

— Ну и как у меня выходит? — спросила она.

— Вы определенно завоевали его симпатию. Но, если честно, мне и самому хотелось бы знать, что там у него в голове.

— Он верит в то, во что хочет верить, — с неожиданной злостью сказала Пеппе. — Как и все мужчины.

— И когда женщина это узнает, она начинает этим пользоваться? — заметил Роско.

— Разумеется, если у нее есть хоть какое-то чувство самосохранения. И хочу снова напомнить вам, мистер Хэверинг, что я делаю то, для чего вы меня наняли. Вы платите мне за мое умение, но вы не можете диктовать, какие навыки и как мне использовать. Потому что, если вы попытаетесь, я сделаю шаг в сторону и позволю Чарли увидеть, кто тут на самом деле тянет за веревочки.

Он резко выдохнул:

— Да, похоже, вы знаете, как играть в грязные игры.

— Вот и прекрасно! Смотрите, Чарли уже возвращается. Улыбнитесь. Пусть он видит, что у нас все нормально.

— Не знаю, настанет ли когда-нибудь такой день… — пробормотал Роско, но в следующее мгновение улыбнулся и сказал, достаточно громко, чтобы Чарли мог его слышать: — Экономка моей матери прекрасно готовит. Обещаю вам, мисс Дженсон, что вам понравится сегодняшний ужин.

— Пеппе, — напомнила она. — В конце концов, мы с вами на одной стороне.

Его глаза предупреждающе блеснули, но он только наклонил голову, прежде чем встать из-за стола.

— Я пойду за машиной, — сказал он. — Ждите меня снаружи перед входом.

— Да, он такой, — заметил Чарли, чувствуя ее кипение. — С ним никто не спорит. И вы тоже не будете.

— Не буду? Не знаю, не знаю… Кстати, вы догнали того парня?

— Нет. Черт длинноногий! Но, по крайней мере, у меня есть хотя бы половина денег. — Он наклонил голову и посмотрел на нее. — А теперь, когда мы одни, могу ли я вам сказать, что вы самое очаровательное создание из всех, кого я когда-либо встречал?

— Нет, не можете, — быстро сказала Пеппе. — Во-первых, потому, что я это знаю. А во-вторых, потому, что ваш брат этого бы не одобрил.

— Да забудьте о нем! Что он может нам сделать?

Пеппе нахмурилась:

— Он защищает вас. Разве вы не должны хотя бы немного считаться с его мнением?

— С какой стати? Он думает только о себе. Славное имя Хэверинг должно быть незапятнанным. А на самом деле ему на всех наплевать.

— И всем наплевать на него? — тихо спросила Пеппе.

Чарли пожал плечами:

— Да к нему и не подступиться!

Она вспомнила слова Роско: «Если что-нибудь случится с Чарли, сердце моей матери не выдержит».

Не слишком похоже на человека, которому на всех наплевать. Но может, Чарли и прав? Который из этих двух Роско настоящий?


Они ехали по дороге, ведущей к лондонскому пригороду. У ворот их ждала женщина. Она была худой и казалась очень хрупкой, и Пеппе вспомнила слова Роско, что после смерти его отца у мамы стало пошаливать сердце.

Ее лицо осветилось улыбкой, когда Чарли вышел из машины и она смогла обнять его. Чарли подал руку Пеппе, помогая ей выйти, и она попала под оценивающий прицел пары блестящих темных глаз, прежде чем Анжела Хэверинг протянула ей руку и сказала, что рада ее видеть.

Снова заурчал мотор, машина отъехала от входа.

— Роско поставит ее за домом и присоединится к нам, — объяснил ей Чарли.

— Пойдемте внутрь. — Анжела взяла Пеппе за руку, увлекая за собой в дом. — Мне не терпится узнать, как вы собираетесь спасти моего дорогого мальчика.

Дом был хорошо и элегантно обставлен. На кухне их встретила Нора, румяная женщина в светлом фартуке. Белоснежным полотенцем она вытирала тарелки.

— Надеюсь, я не осложнила вашу жизнь своим неожиданным приходом? — улыбнулась Пеппе, когда их познакомили.

— Еды всем хватит, — сказала Анжела. — Это одно из правил моего мужа: в хорошем доме всегда должно быть много еды.

У Пеппе возникло странное чувство, что Анжела говорила так, как если бы ее муж все еще был жив.

Нора налила всем вина, и Анжела подняла свой бокал.

— Добро пожаловать в наш дом, — сказала она Пеппе. — Я уверена, вы все сделаете как надо.

«Очаровательная сцена, — подумала Пеппе. — Она могла быть еще более очаровательной, если бы Анжела подождала, пока к нам присоединится Роско. Незначительная деталь, и все же…»

Окно кухни выходило в большой сад, где в дальнем конце был гараж. Пеппе увидела, как оттуда вышел Роско.

— А вот и Роско идет, — сказала она.

— Ну и хорошо, — сказала Анжела. — А то я боялась, что он заставит нас ждать. Иногда он бывает таким невнимательным.

Во время ужина Анжела переводила свой взгляд то с тревогой, на Чарли, то, нахмурив брови, на Роско, словно в чем-то упрекая того. У Пеппе было такое чувство, что, отдавая свою любовь одному сыну, она едва хотела замечать другого.

У Чарли зазвонил телефон. Извинившись, он вышел из комнаты. Анжела повернулась к Пеппе:

— Вы видите, какой он? Видите, как он нуждается в заботе?

— Ему повезло, что у него есть такой брат, который может о нем позаботиться, — не удержалась Пеппе.

— Да… Роско много чего делает, но стоит мне только подумать, что может случиться с моим мальчиком… Вдруг ему грозит тюрьма?

— Нет, тюрьма ему не грозит. Это его первый проступок. Ничего не украдено, никто не пострадал. Штраф, ну и, может, общественно-полезные работы — самое большее.

— Но все равно — в его личном деле будет запись…

— Вот поэтому нам и нужно поработать.

— О, если бы только мой муж был здесь… Уильям знал бы, что делать. Он всегда знал.

Роско встретился глазами с Пеппе и чуть заметно покачал головой. Она кивнула, чувствуя себя совершенно беспомощной посреди безбрежного моря чужого горя.

— Но ведь у тебя есть я, мама, — тихо проговорил Роско.

— О да… Я знаю, ты сделаешь все, что сможешь, но… ведь это не одно и то же, верно? Если бы только он нас не покинул! Если бы только он знал, как мы в нем нуждаемся!

И снова она говорила о нем как о живом человеке, и Пеппе оставалось только гадать, насколько Анжела вообще жила в реальном мире. Во время разговора Анжела то и дело крутила на своем пальце кольцо с большим бриллиантом в обрамлении маленьких камешков.

— Это мое обручальное кольцо, — сказала она, заметив взгляд Пеппе. — Оно было таким дорогим, не по карману Уильяму. Но он влез в огромные долги и все-таки купил. Он сказал, что ничто не может быть слишком хорошим для меня. И все эти годы я ношу его, чтобы помнить, что его любовь никогда не умрет. — Ее голос дрогнул.

Пеппе не знала, куда девать глаза. Манера Анжелы публично демонстрировать свои чувства была невыносимой.

Чарли вернулся, держа в руках маленькую чашку кофе, которую поставил перед Анжелой.

— Ах, дорогой, как это мило с твоей стороны подумать обо мне! — Она повернулась к Роско: — Ну скажи, разве он не чудесный сын?

Тот кивнул.

— Ну а теперь, чудесный сын, — сказал он, — пей свой чай и добавь туда побольше сахару — тебе это пойдет на пользу.

— Ага, — сказал Чарли, громко помешивая ложкой в своей чашке.

Анжела, сияя, смотрела на него.

«Испорченный ребенок, — думала Пеппе, — получал все внимание, в то время как Роско, того, кто действительно делал все, чтобы решить семейные проблемы, едва замечали».

Немного позже, когда Анжела вышла на кухню, Пеппе воспользовалась моментом, чтобы поговорить с Чарли о Джиневре:

— Я не хочу, чтобы вы виделись с ней до тех пор, пока я вам не разрешу. Обещайте мне.

— Хорошо, возможно, я и был слегка не в себе, но иногда у меня просто голова от нее идет кругом…

— Ну, так вот, пора остановить это головокружение. — Она повернулась к Роско: — Мистер Хэверинг, у вас здесь есть компьютер, которым я могла бы воспользоваться?

— Есть наверху, — сказал Роско. — Я вас провожу.

— Будьте осторожны, — предупредил ее Чарли. — Он заведет вас прямо в свое логово — место, куда разумным девушкам ходить не стоит.

— Прекрати, — устало огрызнулся Роско. — Мисс Дженсон прекрасно знает, что ей нечего опасаться.

— Не очень-то это льстит, — нелогично заметил Чарли.

— Зато разумно и по-деловому. Но я могу вернуть вам комплимент, — сказала Пеппе, обращаясь к Роско. — У меня и в мыслях не было вас соблазнять. Ну, так что, мы идем?


Комната Роско была такой, какой Пеппе ее и представляла, — вся в прямых линиях, простая, без излишеств. Узкая и, вероятно, жесткая постель, на серой стене широкий жидкокристаллический экран, никакого видеопроигрывателя — разве что посмотреть новости. В такой комнате, наверное, мог бы жить и монах.

«Хотя его настоящий дом в другом месте, — вспомнила Пеппе. — Но было ли то место другим? Что-то сомнительно…»

— А где у вас компьютер? Мне нужно выйти в Интернет.

Она ввела пароль и начала просматривать список документов. Несколько щелчков — и на экране появилось лицо Джиневры. В этот момент в комнату вошел Чарли.

— Это же Джиневра! — заинтересовался он. И тут же с изумлением произнес: — А при чем тут Бидди Фелсом?

— Она и есть Бидди Фелсом. Известна полиции как мелкий правонарушитель. Ей нравится подбивать маленьких глупых мальчиков вроде тебя на всякую дурь, которую делать не следует.

— Ну… это уже прошлая история, — пробормотал Чарли. — И я знаю, что вы меня из нее вытащите.

— Попробую, — пожала плечами Пеппе. — Ну а сейчас мне пора.

— Я отвезу вас, — предложил Роско.

— Нет, я отвезу! — вклинился Чарли.

— Я возьму такси, — прекратила их спор Пеппе.

Вошла Анжела, и Чарли сообщил матери о своей преданности Пеппе, чем чуть не до слез растрогал ее. Анжела даже обняла Пеппе. Роско не принимал в этом участия — он вызывал по телефону такси. Чарли подошел к Пеппе:

— Есть одна вещь, которую мне хотелось бы узнать…

— И что же это?

— Вот что! — Он поднял руку и снял заколку с ее волос, позволив золотистым локонам рассыпаться по плечам. — Мне хотелось это сделать с того самого момента, как мы встретились.

— Тебе должно быть стыдно! — рявкнул за его спиной Роско. — Так не обращаются с дамой.

— Ну, на меня Пеппе не обиделась, — расхохотался Чарли. — Так ведь?

— Я не обиделась, но с этой минуты мне придется обращаться с тобой как с капризным ребенком. Я думаю, тебе следует называть меня тетей.

Чарли замотал головой:

— Ни за что!

— Ладно, — рассмеялась Пеппе. — Такси, наверное, уже ждет. Так что до скорого.

Глава 5

Утром позвонила секретарша Роско, и Пеппе договорилась о встрече на следующий день. Через час на линии появился Чарли и сказал, что хотел бы с ней увидеться сегодня вечером. Поскольку ей тоже нужно было кое-что узнать, она согласилась пойти с ним в «Диамонд».

К выбору одежды на этот раз Пеппе отнеслась более серьезно, решив надеть черное платье с глухим воротом. Она достаточно очаровала Чарли, и у нее не было желания поощрять его дальше.

Внизу уже ждал Чарли с машиной и с шофером.

— Я арендовал ее на вечер, — сказал он, устраиваясь рядом с Пеппе. — Не хочу сам сидеть за рулем. Теперь, когда мы одни, хочу полностью сосредоточиться на тебе.

— Как это мило, — сказала она. — Вот так просто — ты, я и ноутбук.

— Ноутбук?

— Ну это же деловая встреча, верно? Я думала, ты хочешь заполнить некоторые пробелы, которые еще остались в деле.

Чарли поморщился.

В ресторане, однако, он быстро расслабился и чувствовал себя как дома. Он порекомендовал Пеппе некоторые блюда.

— Я думаю, ты была права насчет Джиневры. Я попробовал дозвониться ей. Знаю, знаю, ты говорила мне этого не делать…

— И что?..

— Она повесила трубку. Я не мог и представить, что мне это будет почти безразлично… Но ведь теперь у меня есть ты. Ты мне друг, не так ли? Действительно друг, а не только адвокат, которого нанял Роско?

— Он для тебя очень много сделал, — напомнила Пеппе.

— Я знаю, мне нужно быть ему благодарным. Роско всегда присматривал за мной, но… но он слишком много меня опекал. Иногда я чувствовал, что не знаю, кто я такой на самом деле и что бы я стал делать, если бы остался один. Глупости, наверное…

— Почему ты рассказываешь мне об этом?

Но стоило Чарли начать говорить, как его словно прорвало. Перед Пеппе предстала вся его жизнь — жизнь в тени трагедии. Постоянное чувство того, что он был всем, для чего жила его мать. Чувство, что он никогда не сможет стать свободным.

— Мой отец покончил с собой, но Роско запрещает об этом говорить. Особенно при матери. Да, он такой. «Делай то», «не делай этого», «работай на фирму»…

— Это он заставил тебя?

— Он предложил. А то, что предлагает Роско, имеет обыкновение случаться.

— И ты не можешь ему противостоять?

— Не знаю. Я чувствую себя несколько виноватым перед ним. Он меня злит, но я знаю правду.

— Какую правду?

— Я думаю, мать винит его за смерть отца — не открыто, конечно, — но она говорит вещи вроде «Если бы ему больше помогали, он бы так не устал в тот день». Она говорит и кое-что другое — поэтому я знаю, что она думает. Что Роско просто не делал того, что он должен был делать.

— А ты этому веришь?

— Нет. Теперь, когда я сам работаю в фирме, — нет. Роско тогда было столько же лет, сколько мне сейчас. Он только начинал заниматься бизнесом. Я расспрашивал людей, что работали в то время, все они говорили, что фирма оказалась в очень сложной ситуации, и никто не думал, что этот мальчик сможет что-то сделать.

— Этот мальчик? — пробормотала она. — Даже трудно представить…

— Я знаю. Но именно так на него все тогда смотрели. Я уважаю его — ты, думаю, тоже, но я знаю, каких жертв ему это стоило. Я чувствую себя виноватым. Он спас нашу семью, а мать винит его потому… ну…

— Просто потому, что ей нужно кого-нибудь винить? — предположила Пеппе.

— Может быть… Да, еще я жалею его… Только не вздумай ему это передать, а то он меня убьет.

— А потом и меня. — Пеппе приложила палец к губам. — Буду нема как рыба.

— Я не могу поладить с Роско, — продолжал Чарли, — потому что у меня о нем два мнения. Я восхищаюсь тем, что он сделал для фирмы. И еще больше тем, как он держится с матерью.

— Ты пробовал с ним поговорить об этом?

Чарли махнул рукой:

— Пробовал. Он тут же заставил меня заткнуться. Он держит все внутри и даже не хочет в этом признаться. Для меня он хороший брат, но он не позволяет мне быть для него хорошим братом. Я то восхищаюсь им, то мне хочется буквально растоптать Роско за то, что он такой твердолобый деспот. И боюсь, что эта сторона перевешивает другую раз в десять.

— Если бы ты не был брокером, то чем бы хотел заниматься? — спросила его Пеппе.

— Не знаю. Чем-нибудь таким, где не надо каждый день влезать в этот чертов деловой костюм. — Комично закатив глаза, Чарли вздохнул. — Должно быть, мой случай просто безнадежен.

Пеппе улыбнулась, чувствуя к нему симпатию, как к своему младшему брату. Под внешностью развязного мальчишки оказался вполне здравомыслящий человек, во многом похожий на Роско. Чарли не был слабаком, он обладал внутренней силой. Просто это была другая сила.

— Ты не безнадежен. — Пеппе наклонилась через стол и положила ему на плечи руки. — И раз я так говорю, значит, так оно и есть.

Чарли хмыкнул:

— Ты можешь посоперничать с Роско. И даже побороть его. Даже его невесте этого не удалось.

— Его невесте? — Пеппе как-то не пришло в голову, что у Роско могла быть невеста.

— Это было давно. Ее звали Верите. Ужасно правильная особа. Она работала в нашей фирме, и Роско говорил, что она знает о финансах, наверное, не меньше, чем он.

— Думаю, это было необходимым условием, — заметила Пеппе. — А как она выглядела?

— Ничего. Симпатичная. Но я думаю, что Роско скорее привлекали ее умственные качества.

— Чарли, мужчина не станет просить женщину выйти за него замуж только из-за одних ее умственных качеств.

— Роско не такой, как другие. Красота для него пустой звук.

Принесли бутылку вина.

«Хорошо, что он не за рулем», — подумала Пеппе. Потом спросила:

— Роско был очень влюблен в нее?

— Не знаю. Он никогда не говорит о своих чувствах. Мужчины обычно смотрят на красивую женщину и думают: «Вот это да!» А Роско думает: «Принесет ли мне это какую-нибудь выгоду?» Вряд ли его хотя бы раз в жизни что-нибудь поразило. — Чарли выпил вина и продолжил: — Его избранница должна была знать, что в этой жизни важно — деньги, собственность. И еще должна нарожать ему кучу умных, способных детишек, которые, скорее всего, тоже стали бы заниматься бизнесом. Чего еще он мог желать?

— Может, ты ошибаешься?

— Во всяком случае, то, что он ее потерял, не разбило Роско сердце. Он даже ничего не сказал нам сначала. Только когда я заикнулся, что что-то давно не видно Верите, тогда он сказал, что они уже месяц как расстались. Любой нормальный мужчина пошел бы в паб и напился там с друзьями, чтобы утопить свое горе. Но только не Роско. Он уволил ее, и она просто перестала для него существовать.

— Он что, действительно ее уволил?! — ошеломленно спросила Пеппе.

— Роско, конечно, сказал, что Верите сама ушла из фирмы, но, скорее всего, он дал ей понять, что лучше уйти.

Пеппе почувствовала, будто кто-то ударил ее под сердце. Как глупо… С самого начала Роско произвел на нее впечатление человека жесткого, равнодушного к чувствам других. Так почему же ее так задело, что это впечатление подтвердилось?

Потому что потом она увидела и его другую сторону — более мягкую, более человечную. И потому что Чарли говорил об этом.

На сцену вышла группа кабаре. Танцоры двигались в слаженном ритме, певец распевал куплеты, комики отрабатывали свои номера. Пеппе казалось это довольно забавным, но у Чарли было другое мнение.

— Господи, ну что за убожество! Ты только послушай их!

Чарли повторил последнюю шутку — слово в слово и превосходно интонируя. Потом еще несколько фраз — так же точно.

— Я под впечатлением, — призналась Пеппе. — Мне еще никогда не приходилось встречать такую память.

Чарли пожал плечами:

— Вот это и заставило Роско подумать, что я могу быть брокером. Так что можно сказать, это и разрушило мою жизнь. — Он состроил трагическую мину.

Пеппе сочувственно улыбнулась. А уже в следующий момент ее лицо просияло.

— Ли Рентон! Ах ты, такой-растакой! — воскликнула она. — Как я рада тебя видеть!

— Ли Рентон, — представился мужчина Чарли. Он пожал молодому человеку руку и сел за их столик, не дожидаясь приглашения.

— Вчера я выступала на суде в защиту Ли, — пояснила Пеппе. — Все прошло удачно.

— Не надо скромничать. Ты была просто великолепна, и ты знаешь это.

— Хочешь сказать, что я спасла тебя от лишних расходов?

Рентон сделал невинные глаза:

— А что же еще?

— А сейчас ты здесь зачем? — спросила Пеппе.

— Сегодня мои ребята устраивают тут вечер, а потом, может, я и куплю это местечко. Насчет этого я тебе еще позвоню. — Он послал ей воздушный поцелуй. — Выглядишь просто потрясающе, моя королева.

— Ладно, Ли, прекрати!

— Ты говоришь это как женщина или как адвокат, который недавно провел мой развод?

— Я говорю это как юрист, который, возможно, втянул тебя в следующее добрачное соглашение.

Он наградил ее раскатом громового хохота. К столику подошел официант и занял внимание Чарли. Ли Рентон наклонился к Пеппе.

— Неплохой актер твой приятель, — сказал он, понижая голос. — Я слышал, как он продублировал пару шуток, и, надо сказать, у него это получилось лучше, чем у них. Он что, профессионал?

— Брокер.

— Ты смеешься?

— Серьезно. Он мой клиент, и сейчас мы обсуждаем его дело.

— М-да… подходящее местечко. Ну да ладно, мне пора. У меня тоже полно дел. Брокер, говоришь? — Усмехнувшись, Ли хлопнул Чарли по плечу и двинулся в глубь зала.

Чарли наморщил лоб:

— Ли Рентон? Кажется, я где-то слышал это имя.

— Он работает в шоу-бизнесе. Продает, продвигает… У него своя телевизионная студия…

— Это тот самый Ли Рентон? Ничего себе! Если бы я только знал!

Он оглянулся вокруг и успел заметить Ли, увлеченного разговором с каким-то бородатым мужчиной. Взяв бородача под руку, Ли тащил его куда-то в гущу толпы.

Официант принес еще вина. Чарли задумчиво покрутил бокал между пальцами.

— Ты хорошо его знаешь?

— Достаточно. Могу в следующий раз тебя представить.

Чарли залпом осушил свой бокал:

— А теперь пошли потанцуем.

Он обладал прирожденной пластикой танцора, и их пара сразу же привлекла к себе внимание. Когда музыка смолкла, все вокруг зааплодировали.

Глаза Чарли блестели, щеки раскраснелись. В следующий момент он обхватил ладонями ее лицо и попытался поцеловать. Пеппе остановила его.

— Это уже слишком, — сказала она, задыхаясь. — Плохой мальчик.

— Прошу прощения, мэм. — На его лице появилось выражение притворного раскаяния.

— Мы возвращаемся к столику, веди себя как следует, — сказала она тоном школьной учительницы.

И, повернувшись, увидела Роско.

С непроницаемым лицом он сидел за столиком недалеко от танцпола и, чуть наклонив голову, смотрел в их сторону. Вместе с ним была красивая женщина в длинном вечернем платье из золотистого шелка, с яркими, как огонь, волосами.

Заметив, как изменилось лицо Пеппе, Чарли обернулся:

— О черт! Проклятье! — Схватив за руку, он потянул ее за собой обратно к столику. — Будем надеяться, что он нас не заметил. Какого дьявола его сюда принесло?

— Кто это с ним? — спросила Пеппе.

— Не знаю. Никогда не видел.

— Ты сказал ему, что будешь здесь?

— Нет, конечно.

— Значит, это просто случайность.

— Только не с Роско. Он говорит, что человек, который полагается на случай, просто дурак. Он никогда ничего не делает случайно. У него всегда все просчитано на десять ходов вперед.

Пеппе промолчала. Чарли прав. Ее собственное присутствие здесь — косвенное следствие приказа Роско.

Музыканты заиграли блюз. Роско пригласил свою даму на танец. Замкнутые в объятиях друг друга, они медленно двигались под чувственные звуки саксофона. Пеппе пересела так, чтобы их не видеть и с притворным оживлением начала о чем-то болтать. Слова легко слетали с ее языка, но мысли были там, на танцполе, рисуя картину, на которую она отказывалась смотреть.

Наконец музыка смолкла. Чарли застонал:

— О нет… только не это! Они идут к нам…

Роско и его партнерша подошли к их столику.

— Какая приятная встреча! — с энтузиазмом произнес Роско.

«Конечно, это не случайная встреча», — подумала Пеппе.

— Мы могли бы потанцевать?

Ей хотелось бы оставить без внимания его протянутую руку, но вряд ли сейчас это было возможно. Роско повел ее под музыку, находясь на расстоянии не меньше фута.

— Я рад, что вы серьезно отнеслись к своим обязанностям, — сказал он. — Провести вечер с Чарли — это больше того, на что я мог рассчитывать.

— Не беспокойтесь, я все впишу в ваш счет. А поскольку это мое личное время, сумма будет удвоена. А может, даже утроена.

— Могу ли я рассчитывать на скидку за те блюда, что он вам заказал, а также за винтажное шампанское?

— Нет, конечно. Я пила шампанское только из вежливости.

— Вижу, вы знаете, как считать каждый пенни.

— Не сомневаюсь, что, как человек, занимающийся финансами, вы способны это оценить.

— Есть некоторые вещи, с которыми я сталкиваюсь впервые.

— О, в это просто трудно поверить, — с вызовом сказала она, поднимая голову, чтобы встретить его взгляд.

Он смотрел на нее сверху вниз, и хотя платье Пеппе было скромным и даже строгим, у нее возникло такое чувство, что его странно неподвижный взгляд проникал прямо сквозь ткань. Даже Чарли не смотрел на нее так. По телу Пеппе пробежала дрожь.

— Вы мне льстите, — сказал он. — Например, вы для меня просто загадка. Когда мне кажется, что я начинаю понимать вас, вы делаете что-то прямо противоположное тому, что я мог бы от вас ожидать.

— Я занимаюсь своей работой, и ничем больше. Я обещала попробовать узнать Чарли и очаровать его, но для этого была нужна неформальная встреча.

— Ну и как вы в этом преуспели?

— Довольно неплохо. Джиневра уже разоблачена в его глазах.

— Если это заставит моего брата повзрослеть, тогда он, возможно, займется своей карьерой.

— Вы имеете в виду карьерой брокера? Но может, он этого вовсе не хочет?

— В конце концов он будет мне благодарен, когда поймет, что я старался направить его на истинный путь.

— Возможно, вам стоит не направлять его, а дать ему шанс найти собственный путь.

— Прямо в тюремную камеру, хотите сказать?

Это замечание заставило ее замолчать, а потом она спросила:

— Вы же не случайно здесь оказались?

— А… понимаю. Вы полагаете, что я начинил «жучками» каждую комнату в доме и подкупил прислугу, чтобы они шпионили за ним? Постыдились бы, Пеппе! Чарли всегда говорит по телефону на пределе своего голоса. В этот раз я просто проходил мимо его кабинета, когда он заказывал столик в этом ресторане.

— И вы тут же сделали все, чтобы взять брата под наблюдение. И меня заодно.

— Я сделал все, чтобы хорошо провести время.

— Ваша дама, наверное, была удивлена, когда ее вот так вдруг, словно солдата к ружью, призвали в последний момент.

— Тереза обожает бывать в клубах. Это дает ей возможность лишний раз продемонстрировать свои незаурядные внешние данные.

Желающих потанцевать становилось все больше. Неожиданно кто-то споткнулся и толкнул ее на Роско, мгновенно сократив расстояние, которое он так старательно выдерживал. От неожиданности Пеппе не успела напрячь руки, что могло бы спасти ее от контакта с его телом — сильным, подтянутым. Слишком поздно. Что-то сделало ее вдвойне чувствительной к ощущениям собственного тела, вспыхнувшего новой жизнью, когда оно оказалось прижатым к его телу.

Пеппе попыталась собрать силы, чтобы высвободиться из его объятий, но Роско успел это сделать сам, оттолкнув ее от себя с решительностью, граничащей с невежливостью.

— Нам лучше вернуться к столу, — сказал он и, повернувшись спиной, не оставил ей другого выбора, как только следовать за ним.

Это было уже просто грубо. Ей хотелось возмутиться, и в то же время она была в недоумении.

В их отсутствие Чарли уже достиг состояния, когда нес всякую чушь. Тереза почувствовала явное облегчение, увидев, что они возвращаются.

— На чем ты сюда приехал? — спросил Роско, жестко сдавив пальцами плечо Чарли, что контрастировало с мягкостью его голоса.

— Я нанял Гарри с машиной… Он нас ждет…

— Хорошо. Он отвезет тебя домой. А я отвезу Пеппе.

— Эй, послушай, Пеппе со мной…

— Чем меньше она будет видеть тебя в таком состоянии, тем лучше.

За несколько минут Роско все устроил — оплатил счет Чарли, свой счет и отвел Чарли к машине. Пока Тереза помогала ему устроиться на заднем сиденье, Пеппе повернулась к Роско:

— Я поеду на такси.

— Не поедете.

— Но я не хочу быть третьим лишним. Я имею в виду…

— Я прекрасно знаю, что вы имеете в виду, но позвольте мне самому принять решение…

— Как вы его уже приняли за других? — не удержалась она.

— Я не хочу притворяться, что не понял вашей иронии. Но вы не могли не заметить, проведя целых два дня с моим братом, что он, скажем так, не очень стоек. Я не хочу, чтобы люди видели его таким.


Терезу, казалось, нисколько не беспокоило, что Пеппе оказалась вместе с ними. Сидя на заднем сиденье рядом с Пеппе, она оживленно болтала, в основном о Чарли. Ее забавляли его шутки и то, как он пересказал ей несколько сцен из репертуара одного комика, чье выступление недавно видел.

— У него это действительно очень здорово выходит, — согласилась Пеппе.

— Не следует его поощрять, — бросил через плечо Роско. — Он где угодно готов паясничать, стоит кому-то проявить хоть малейший интерес.

— Очень полезное качество для брокера, — заметила Пеппе. — Там тоже приходится учитывать поведение людей. Немного удачи — и он был бы не менее успешен, чем вы.

Тереза рассмеялась. Роско промолчал. Перед ее домом он остановил машину и вышел, чтобы открыть Пеппе дверцу, затем смерил ее долгим оценивающим взглядом. Она ответила ему тем же.

— Надеюсь, вы получили удовольствие от вечера, мисс Дженсон, — сказал он.

— А вы — информацию, мистер Хэверинг.

— Вечер был более информативный, чем я мог надеяться.

— Ну значит, все в порядке. Доброй ночи.


Захлопнув за собой дверь, Пеппе уронила на пол сумку, плюхнулась в кресло и, сбросив туфли, со злостью пробормотала:

— Более информативный, чем он мог надеяться! Подумать только! И не смотрите на меня так. Я ужасно взвинчена, — сказала она, обращаясь к свадебной фотографии Марка и Ди, стоящей перед ней на полке. Ди как-то раз призналась ей, что со свадьбой могли быть осложнения.

«Я была беременна, — рассказывала она, — а в сорок третьем это был бы скандал. В то время, чтобы сохранить уважение, нужно было непременно выйти замуж. Вот я и думала: уж не женится ли он на мне только по необходимости?» «Ну а он что, молчал?» — спросила ее Пеппе. Ди загадочно улыбнулась: «У него были на то свои причины. Так что прошло еще немало времени, прежде чем я узнала о его любви. В день нашей свадьбы я все еще не была в этом уверена».

Тем не менее на фотографии молодая Ди так и лучилась от счастья, и при сложившейся ситуации все ее сложности казались Пеппе сущими пустяками.

— Да, забавно было бы выйти замуж, так ни разу и не занявшись любовью, — фыркнула она.

Перед ее глазами неотступно стояла картина, где она видела Роско, держащего Терезу в своих объятиях. Сейчас они были на пути к ее или к его дому, где он, не теряя ни минуты, сорвет с нее одежду и увлечет в свою спальню…

Она знала, каким он мог быть любовником. Без всяких глупостей. Без долгих прелюдий. Движущийся прямо к цели. Как и во всем остальном.

— А почему это меня должно волновать? — спросила она вслух. — Если честно, бабуль, я думаю, в твое время с этим было получше.

Улыбающееся лицо Ди, склоненное к плечу жениха, говорило, что, вероятно, Пеппе была права.

Пеппе вздохнула и пошла спать.

Глава 6

Первое, что Пеппе вспомнила, когда проснулась, — это то, что на сегодня у нее была назначена встреча в офисе Роско.

— О нет… — застонала она. — Я не пойду.

Но она знала, что пойдет. Будучи профессионалом, Пеппе не привыкла отступать. Она встала, приняла холодный душ, чтобы стряхнуть с себя остатки сна, а после душа плотно позавтракала, рассчитывая повысить свой энергетический запас, чтобы потом эффективно его использовать.

В воздухе чувствовалась прохлада первого снега, и она выбрала одежду потеплее — костюм из мягкого твида, длинное пальто, ботинки на толстой подошве. Без всякой косметики, с туго стянутыми на затылке волосами, Пеппи решила, что выглядит как надо — юрист, а не просто лакомый кусочек.

В офисе она с головой ушла в бумажную работу, когда к ней в комнату заглянул Дэвид.

— После обеда к Роско? Должно быть, теперь ты его уже немного знаешь.

— Странный тип, — пробормотала Пеппе, роясь у себя в ящике.

— Может, и странный, но в своем деле ему нет равных. Его специализация — дискреционный бизнес.

Пеппе знала, что некоторые брокеры просто следуют инструкциям своих клиентов и не дают никаких советов. Другие могут давать советы, но сами решений никогда не принимают. Самым редким считается дискреционный тип, когда брокер, учитывая основные требования клиента, сам, без всяких консультаций, принимает решения. Так делали только самые лучшие, пользующиеся доверием брокеры. Ничего удивительного, что Роско Хэверинг был одним из них.

— Многие брокеры падают духом, когда рынок идет вниз, — продолжал Дэвид. — Но только не он. Его торговый оборот в это время всегда удваивается, потому что клиенты, разочаровавшись в других брокерах, начинают рекой стекаться к нему. А теперь еще слухи о слиянии его фирмы с «Вэнлен корпорейшн», что тоже играет ему на руку. Это слияние сделает Хэверинга одним из самых богатых и влиятельных людей в финансовом мире.

Она еще раз прокрутила в голове этот разговор по дороге к Триднидл-стрит — финансовому центру Лондона. Снег наконец пошел по-настоящему, и, выйдя из такси, Пеппе поплотнее закуталась в пальто, с облегчением вспомнив, что уже завтра она получит из ремонта свою машину.

Офис Роско находился в старинном здании, переделанном в соответствии с современными требованиями. Когда-то здесь творилось немало темных дел. В подвале были найдены скелеты, один из которых принадлежал родственникам правящего в то время монарха. Теперь о его древней истории напоминал лишь фасад здания. Внутри все было рационально и сдержанно — спокойные тона, прямые линии.

Секретарша предложила ей присесть.

— Боюсь, возможна небольшая задержка, — сказала она. — Только что пришел мистер Вэнлен. Без всякого предупреждения. Он едет в Лос-Анджелес на международный форум и ужасно раздражен, что мистер Хэверинг не хочет к нему присоединиться. Но мистер Хэверинг говорит, что все эти встречи — только потеря времени. Вэнлен заехал сюда по пути в аэропорт, так что долго не задержится.

Из-за двери донесся раздраженный голос:

— Это имеет значение для нас обоих! Когда все будет подписано, мы, можно сказать, станем королями… Тебе это нужно не меньше, чем мне… Что? Да плевать, что громко! Главное — показать им, что они должны тебя бояться.

Секретарша вздохнула:

— Вы слышали его. Это так думает Вэнлен. Да помогут нам Небеса пережить это слияние. Мистер Хэверинг, может, и жесткий человек, но сейчас, когда он… — Секретарша остановилась, услышав голос Вэнлена. — Я думаю, мне лучше войти, — обеспокоенно сказала она. — Мистер Хэверинг, наверное, уже сыт по горло всем этим.

Постучав, секретарша открыла дверь. Пеппе услышала голос Роско:

— Я не собираюсь этого делать — и точка! У меня нет времени. В любом случае конференция начнется завтра, а я никогда не меняю решений в последний момент.

«Ах, какой он правильный! — подумала Пеппе. — Любого, кто попытался бы сбить Роско Хэверинга с намеченного курса, ожидал бы неприятный сюрприз».

— Привет! — раздался за ее спиной радостный голос Чарли. — Слава богу, ты здесь! Это место действует мне на нервы. — Он плюхнулся на стул рядом.

— Я думаю, там сейчас происходит кое-что важное. — Пеппе кивнула на дверь кабинета.

— Ты имеешь в виду Вэнлена? О да! Мы собираемся стать величайшими. Чтобы никто не осмелился даже соперничать с нами. И вот тогда Роско получит все, что он хочет.

— Никто не может получить всего, что он хочет, — не согласилась Пеппе.

— Это зависит от того, чего он хочет. Если желаний немного, то в этом нет ничего невозможного.

— А какие у Роско желания?

— Он наверху, а ты внизу и все повторяешь: «Слушаюсь, слушаюсь, слушаюсь…» — произнес Чарли металлическим голосом робота.

Пеппе рассмеялась:

— Думаю, ты бы неплохо смотрелся на сцене.

— Когда-то мне тоже казалось, что здорово стоять там, в лучах прожекторов, зная, что весь зал ловит каждое твое слово.

— Похоже, у вас с Роско много общего.

— Возможно. Разница в том, что я заставляю людей смеяться и любить меня, а он хочет внушать страх и заставить его бояться.

— А как же насчет «другого» Роско, о котором ты мне говорил? Тот, у которого есть чувства?

— Таким он тоже бывает. Но очень редко. Тебе вряд ли придется иметь дело с таким Роско.

— Не думаю, что ты его так уж хорошо знаешь.

Чарли пристально посмотрел на нее:

— Он тебя заинтересовал, да? Он может, если решит, что это полезно для дела. Но опасайся того дня, когда ты больше не будешь ему нужна.

«Неплохой совет», — подумала Пеппе.

— Вот это да! — сказал он, смерив ее взглядом с головы до ног. — Ты и в этом строгом костюме выглядишь сногсшибательно. И потом, ты что, так и собираешься сидеть здесь в пальто?

В здании было жарко, и Пеппе была рада избавиться от верхней одежды. Но Чарли не был бы Чарли, если бы не использовал этот момент. Он обнял ее за талию, она отступила назад, но он крепко держал ее, не давая возможности выскользнуть. Глупый мальчишка!

— Кто-то идет, — сказала она в отчаянии. — Чарли, прекрати…

Но Чарли не слушал. Он поднял руку и расстегнул ее заколку, как сделал это и в прошлый раз. И конечно же дверь в кабинет тут же открылась!

Мужчина был высокий, с узким приятным лицом, и в первое мгновение Пеппе не могла поверить, что это тот самый человек, голос которого она слышала.

— Я не помешал вам? — спросил он.

— Разумеется, помешали, — невозмутимо ответил Чарли.

— Тогда прошу прощения. — Словно собираясь сдаться, мужчина поднял руки и, не отрывая глаз от Пеппе, сделал шаг назад.

Его взгляд был оценивающим и ясно говорил, что в этом мире он любит не только деньги. Вэнлен ушел, а в дверях появился Роско. Наградив Чарли ледяным взглядом, он повернулся к Пеппе:

— Если этот тип вам надоел, мисс Дженсон, скажите только слово, и я его вышвырну.

Чарли с вызовом посмотрел на Роско:

— Я только сказал мисс Дженсон, что она и в скучном офисном костюме все равно просто супер! Или ты так не думаешь?

— Я думаю, что мисс Дженсон выглядит так, как и нужно выглядеть юристу, — сухо произнес Роско.

«Интересно, долго ли он пробыл в постели с Терезой и насколько она его вымотала?» — подумала Пеппе.

Роско прервал ее размышления, спросив, как дела с ее машиной, и пригласил к себе в кабинет.

— Потребовалось время, чтобы найти для нее подходящую деталь, но завтра, надеюсь, я ее уже получу.

Она и Чарли сидели перед длинным широким столом, напротив них расположился Роско. Судя по всему, именно в таком доминирующем положении он чувствовал себя наиболее комфортно.

Он нажал на кнопку и попросил секретаршу, чтобы их не беспокоили.

— О нет! — запротестовал Чарли. — Я жду звонка. Я сказал, чтобы мой телефон переключили на твой кабинет.

— О, тогда мы должны поторопиться. — Ирония так и сочилась из его голоса. — Мы не можем заставлять ждать букмекерскую контору.

— Я сделал хорошую ставку, — начал объяснять Чарли. — Если выгорит, несколько месяцев можно будет вообще ни о чем не беспокоиться.

— Не знаю, с какой стати я столько рассказывал тебе о фондах и акциях, — проворчал Роско. — Ты только тогда счастлив, когда делаешь свои дурацкие ставки.

— Но когда вы покупаете ценные бумаги и акции, это тоже очень похоже на ставки, — невинно заметила Пеппе.

Чарли хмыкнул. Роско ее замечание не понравилось.

— Хорошо, — сказала она. — Давайте перейдем к нашему делу…


Во время последующего серьезного разговора Пеппе не покидало ощущение, что все это не больше чем маска. Чувствовалось какое-то напряжение. Но не между ней и Чарли, а между ней и мужчиной, который весь вечер держал ее на расстоянии, насквозь прожигая своим взглядом, мужчиной, который смотрел на нее с едва сдерживаемым чувством враждебности, готовый в любой момент бросить ей вызов.

— Я заявил им там, в полиции, что не был в этом чертовом магазине, — говорил Чарли. — А они: «Да брось, приятель. Почему бы тебе просто во всем не признаться?»

— И еще они все время повторяли: «Мы знаем вас, парни, какие вы все», — добавил Роско. — Хотя эти парни действительно все одинаковые…

Чарли неожиданно закашлялся.

— Что с тобой? — спросил Роско.

— Ничего, — торопливо сказал он, желая сменить тему. — Ну так на чем я остановился? Ах да… Позволь мне заглянуть в мои записи… Да. Вот, здесь…

Но он не успел продолжить — дверь с треском распахнулась.

— Я должен поговорить с вами, — прозвучал раздраженный голос.

Повернувшись, Пеппе увидела мужчину лет сорока с тяжелым опухшим лицом и растрепанными волосами. Его глаза покраснели, казалось, он был на грани срыва.

— Мистер Фэнтон, я распорядился, чтобы вас сюда не пускали, — сухо сказал Роско.

— Я знаю. Я уже несколько дней пытаюсь с вами увидеться. Если бы я мог вам объяснить, вы бы поняли…

— Но я понимаю, — оборвал его Роско. — Вы обманули меня и других людей, вы едва не втянули фирму в скандал, что сильно повредило бы ее репутации. Разве я никогда не говорил, что внутренняя торговля — это не то, что я собираюсь терпеть?

Пеппе знала, что под внутренней торговлей подразумевалось извлечение дохода при использовании закрытой информации. Если какая-то фирма была на грани банкротства, но только ограниченный круг людей знал об этом, у этих людей возникало большое искушение продать свои доли, пока они чего-то стоили. Что называется, спасти себя, пока другие гибли. И часто получалось так, что неожиданный всплеск продаж приводил фирму к коллапсу, тогда как в другом случае она, возможно, могла бы этого избежать.

Брокерские фирмы обычно располагают такой информацией, и время от времени кое-кого это вводит в искушение. Можно получать очень неплохой доход, торгуя этими сведениями.

Но Фэнтон не выглядел как мошенник и пройдоха — обыкновенный человек, даже немного жалкий. Пеппе почувствовала к нему сострадание.

— Я никогда не думал, что так получится, — взмолился он.

— Запомните раз и навсегда, — отчеканил Роско. — Мне все равно, что вы там думали. Но не все равно, что вы сделали. А сделали вы вот что — вы проигнорировали мои специальные инструкции, вы солгали, вы распространяли слухи, которые привели к искусственному снижению цен и многим стоили потери больших денег…

— Включая и вас? — не удержался Фэнтон.

— Да, включая и меня. Но дело не в деньгах. А в моей репутации, которой вы повредили. Поэтому я больше не хочу вас видеть в этом здании. Вы уволены, и решение это окончательное.

— Но мне нужна работа! У меня семья, долги! Вот смотрите! — Фэнтон подбежал к окну, показывая на падающие хлопья снега. — Скоро Рождество! Что я скажу детям, когда они не получат своих подарков?

— Не разыгрывайте передо мной тут сцену. Вы едва не привели к катастрофе весь финансовый рынок, вы поступили нечестно, и если это в конце концов обрушилось на вашу голову, то вся ответственность лежит целиком на вас.

— Вы… вы — бессердечная скотина!

Лицо Роско осталось таким же бесстрастным, как и его голос.

— Убирайтесь, — тихо произнес он. — Убирайтесь и больше никогда сюда не приходите. С вами все кончено.

Разыграв свою последнюю карту, Фэнтон совсем лишился сил. Он медленно попятился к дверям, обводя вокруг потерянным взглядом.

Роско даже не посмотрел на него.

— А теперь мы можем продолжить, — сказал он, устраиваясь поудобнее в своем кресле. — Мисс Дженсон, у меня есть некоторые бумаги…

— Подожди-ка, — прервал его Чарли, — ты что, вот так дашь ему уйти?

— Он может считать себя счастливчиком, что так легко отделался.

— Но это же Билл Фэнтон! Он столько лет был в нашей фирме, он друг нашей семьи…

— Теперь уже нет.

— Подождите! — крикнул Чарли и выскочил из кабинета.

— Боюсь, Чарли слишком мягок, — буркнул Роско. — Надеюсь, когда-нибудь он все же научится жить в реальном мире.

— Конечно, внутренняя торговля — нечестная игра и должна быть запрещена, — согласилась Пеппе, — но этот несчастный…

— Почему вы называете его «несчастным»? Потому что видели его в растрепанных чувствах? Но вы не видели других людей — тех, кому он причинил большие неприятности, и не представляете размеров катастрофы, которой с трудом удалось избежать.

Пеппе вздохнула:

— Возможно, вы и правы…

— Это только слова. На самом деле вы так не думаете. Но я не раз сталкивался с подобными вещами.

«Да, он таков, — подумала она с неожиданной злостью. — Прямой, честный, неподкупный. И безжалостный».

— А вот и Чарли. — Голос Роско звучал спокойно и собранно, как если бы этих последних минут и не было вовсе.

— Роско, Фэнтон…

— Эта тема закрыта. — Голос Роско был тверд и холоден.

Пеппе поежилась.

Через некоторое время в кабинет заглянула секретарша и сказала, что Чарли просят к телефону.

— Ну и что вы думаете? — спросил Роско, когда Чарли вышел.

— Думаю, что у нас появилась проблема, — сказала Пеппе. — Он что-то скрывает.

— Вы меня удивляете. Еще вчера вам это не казалось. Вы все время делаете какие-нибудь новые открытия.

Пеппе пристально посмотрела на него:

— Так вот почему вы пришли! Боялись, уж не поведу ли я Чарли по кривой дорожке?

— Возможно, я с этим не совсем хорошо справился, но для меня это тоже новая ситуация.

— Вы хотите сказать, что вы не каждый день нанимаете женщин для романтических отношений? Вы меня удивляете. Я думала, вы уже набили в этом руку.

— Ну что ж, давайте, бейте меня… Вы сердиты за прошлый вечер, и, возможно, не без причины. Но все, чего я хотел, — это только изучить ситуацию.

— Вы хотели узнать, получите ли вы то, за что платите? Или получит ли Чарли то, за что вы платите?

— Прекратите! — оборвал ее Роско, показав таким образом, что и у него есть нервы. — Не надо так говорить.

— Я говорю как хочу! Вы так самонадеянны, что считаете, будто можете раздавать указания направо и налево?

— Я самонадеян? Ну а вы сами? Вы думаете, что все мужчины — ваши рабы, и презираете их за это. Надеюсь, когда-нибудь вы встретите того, кто окажется нечувствителен к вашим чарам. Думаю, это послужит вам уроком.

— Но позвольте, — протянула Пеппе с ядовитой сладостью, — я ведь уже встретила его. В вашем лице. Разве нет? Вы ведь не чувствительны к моим чарам, верно, Роско?

— Абсолютно, — произнес он ледяным тоном.

— А поскольку и я также не чувствительна к вашим, ни у одного из нас не будет никаких проблем. К тому же, думаю, настало время, когда наше соглашение подошло к концу. Другой адвокат вам подойдет больше. — С этими словами Пеппе встала и направилась к двери.

Роско загородил ей дорогу:

— Не говорите ерунды! Вы не можете вот так просто взять и уйти.

— Значит, каждый, кто с вами не согласен, говорит ерунду? Я сделала глупость в тот день, когда взялась за это дело. Мне следовало бы больше доверять своему инстинкту самосохранения. А сейчас — пропустите меня.

— Нет, — сказал он упрямо. — Я не дам вам уйти.

— Роско, отойдите в сторону!

— Вы сколько угодно можете ненавидеть меня, но… не оставляйте Чарли… Пожалуйста.

— Роско…

— Я умоляю вас. Разве вы этого не видите? Умоляю… — Его глаза лихорадочно блестели, поразив ее настолько, что она не могла даже говорить. — Хотите, чтобы я встал перед вами на колени?

— Ради бога, Роско, не будьте смешным, — растерянно пробормотала Пеппе.

— Я смешон? Ну конечно! Вы хотели поставить меня на колени с того момента, как мы встретились.

— Нет! — взорвалась она. — Этого я не хотела. Не такая уж я стерва.

— Так вы останетесь?

— Я останусь. А вы вернетесь за свой стол и…

В дверях появился Чарли.

— Я выиграл! — гаркнул он, победно выбросив вверх сжатый кулак.

— Ты хочешь сказать, что этот коротконожка сумел-таки добрался до финиша первым? — усмехнулся Роско, и только Пеппе смогла заметить напряжение в его голосе.

— Десять к одному! — Чарли чуть не прыгал от радости. — Ах, какой я сорвал куш! И я верну тебе деньги, которые должен. Ну хотя бы часть из них. — Подскочив к Пеппе, он стиснул ее в медвежьих объятиях: — И все это благодаря тебе. С того дня, как ты вошла в мою жизнь, все идет как по маслу. Ну, скажи, Роско?

— Мисс Дженсон определенно оказывает на тебя положительное влияние. Как раз сейчас, когда ты вышел, я говорил, как мы довольны тем, что она уже смогла сделать. А сейчас, Чарли, садись, и мы продолжим.

Оставшаяся часть встречи прошла максимально эффективно, без всяких отвлекающих моментов. Пеппе задавала вопросы, что-то записывала в блокнот и наконец, встав из-за стола, объявила:

— На сегодня достаточно. Я с вами свяжусь, как только кое-что выясню.

— Сегодня вечером, — предложил Чарли.

— Вечером мне нужно пойти на один скучный прием. Не будем торопиться. Я вам позвоню, — сказала она и исчезла.

Глава 7

Пеппе сказала правду насчет вечера. Их клиент устраивал большой прием по поводу получения единоличного права на владение фирмой, занимающейся разработкой компьютерных программ. Он выделил несколько приглашений и их конторе, чей вклад оказался ключевым. На вечер собиралась пойти небольшая группа, включая Дэвида и Пеппе.

— Оденься как следует, — сказал ей Дэвид. — Пусть у них глаза на лоб вылезут. Это полезно для нашего дела.

Пеппе рассмеялась, но сделала как он сказал. Она надела белое платье из струящегося тонкого шелка, соединяющего в себе элегантность и шик. Прием был назначен в одном дорогом лондонском отеле. Гости прибывали к центральному входу в плавно скользящих лимузинах, поднимались по широкой мраморной лестнице, где их уже встречал улыбающийся хозяин.

Пеппе начала прогуливаться по залам — в руке бокал с шампанским, на лице чарующая улыбка, — то, чего ждал от нее Дэвид. Похоже, здесь собрались все сливки финансового мира Лондона. Поэтому для нее не было неожиданностью, когда ее взгляд упал на Роско.

— Добрый вечер, мисс Дженсон.

— Добрый вечер, мистер Хэверинг.

— Полагаю, мне не стоит удивляться, встретив вас здесь, — заметил он, невольно повторив мелькнувшую у нее перед этим мысль. — На таких вот приемах вы и можете показать себя во всем своем блеске.

— Я здесь по делу, — заявила Пеппе. — Помогаю нашей фирме завязывать новые контакты — на это рассчитывает мой босс. Так что извините, мне нужно работать.

— Подождите. — Его рука остановила ее. — Вы на меня сердитесь? Почему вы убегаете?

— Потому что, как уже сказала, я здесь по делу.

— Нет, скажите мне настоящую причину. В ваших глазах я вижу холодность и враждебность. Чем я обидел вас?

— Ничем.

— Ложь. Скажите мне правду.

— Вы не обидели меня. Но я не могу сказать, что вы мне очень симпатичны.

— Из-за Чарли?

— Нет. Из-за… многих вещей.

— Назовите хоть одну.

— Прекратите допрашивать меня! Я не на скамье подсудимых.

— О нет. Конечно. Обычно на скамье подсудимых ваши жертвы, которых вы прессуете своими вопросами. Значит, сервировать стол вы можете, а есть не можете?

— Да как вы смеете?!

— Скажите мне, чем я вас рассердил?

Пеппе стиснула зубы, удивляясь, как она вообще могла испытывать к Роско хоть какую-то симпатию.

— Ладно, — сказала она. — Фэнтон.

— Кто?!

— А вы уже и забыли о нем? Быстро. Это тот несчастный, что влетел к вам сегодня в офис.

— Тот «несчастный»…

— Да-да, знаю. Внутренние продажи — это зло. Но ведь он не единственный, кто плавал слишком близко к берегу, верно? Я знаю еще кое-кого, чья активность угрожала подпортить доброе имя фирмы, так же как и ваше имя. Но тот не был уволен. Он был взят под защиту. Вы даже наняли адвоката, чтобы не дать ему совсем сбиться с курса.

— Он мой брат…

— А у Фэнтона — жена и дети! Возможно, он и не заслуживает больше положения человека, которому можно доверять, но вы, не колеблясь, выбросили его на улицу.

Пеппе ждала, что ей ответит Роско, но он молча смотрел на нее. Смотрел, словно впервые ее увидел.

— Все правильно, — продолжала она. — Я слабая, сентиментальная женщина, которая не осознает суровой реальности и сует свой нос в то, что ее не касается. Я избавила вас от труда сказать это.

— Уж кем-кем, а слабой и сентиментальной я бы вас не назвал, — наконец произнес Роско. Казалось, он был чем-то озадачен.

— Ладно. Прошу прощения. В конце концов, вы меня наняли, поэтому у меня нет права на вас так налетать.

Его голос прозвучал неожиданно мягко:

— Вы можете говорить все что хотите.

— Не будем терять времени. Нам обоим нужны новые контакты.

Блеснув на прощание ослепительной улыбкой, она повернулась к нему спиной и тут же включилась в работу — улыбаясь, назначая встречи, обещая перезвонить. Это был продуктивный вечер, и через пару часов Пеппе уже обладала приличным количеством новых связей.

Наконец она оказалась около небольшой группы, образовавшейся вокруг новоиспеченного хозяина фирмы, празднующего свой триумф. Он был оживлен и сыпал остротами. Роско, стоя неподалеку, не слушал и лишь время от времени присоединялся к вежливому смеху, продолжая искать глазами тот объект, что весь вечер занимал его мысли. Наконец он увидел его.

— Это был замечательный вечер, — говорил управляющий. — На самом деле мне хотелось бы организовать его на пару недель позже, чтобы одновременно отпраздновать и Рождество, но у многих этот день оказался уже занят.

— Какая жалость, — сказала какая-то женщина.

Ее слова тут же подхватил целый хор голосов.

Не было в этом хоре только голоса Пеппе. Под превосходно наложенным макияжем ее лицо вдруг побледнело. Она на секунду закрыла глаза, словно затем, чтобы прийти в себя.

Роско вспомнил слова Дэвида: «Чем ближе Рождество, тем больше она наваливает на себя работы». Странная мысль пришла ему в голову. Пеппе была молодой, красивой, очаровательной — пожалуй, самой очаровательной из всех женщин, кого он встречал. Почему она одна? Ни один мужчина не претендовал на нее, и она ни на кого не претендовала. Ощущение ее обособленности было таким сильным, что в какой-то момент ему показалось, что все исчезли, оставив ее одну в пустом гулком зале.

Или в пустом гулком мире.

«Что за глупые мысли», — подумал он.

Он двинулся было в ее сторону, но тут кто-то окликнул его, и когда ему, наконец, удалось освободиться, Пеппе уже исчезла.


Над входом в отель был балкон с декоративными каменными изваяниями, увитый вечнозеленым плющом. Пеппе вышла туда, желая хоть на несколько минут отдохнуть от душной атмосферы, пропитанной деньгами, соблазнами и интригами. Но на балконе было слишком холодно, и через пару минут она решила вернуться.

Возле дверей какой-то мужчина преградил ей путь.

— Добрый вечер, — сказал он.

Через мгновение она вспомнила. Это был тот самый «большой кит», с которым Роско собирался объединиться, чтобы стать еще более могущественным и влиятельным.

— Мистер Вэнлен? Мне кажется, мы с вами встречались в офисе мистера Хэверинга.

— Можно, конечно, сказать и так. Но это скорее выглядело, как если бы вы мне себя сами представили. И надо сказать, там было что представлять. Вы хотели свести меня с ума? Вам это удалось.

— Уверяю вас, у меня вовсе не было такой цели!

— Ох, избавьте меня от этих современных штучек! Вы шли сюда, зная, что я за вами последую.

— Я даже не знала, что вы сегодня здесь…

— Я наблюдал за вами весь вечер — не притворяйтесь, что вы этого не заметили. Ну а теперь к делу. Мы будем вместе столько, сколько я посчитаю нужным. И уверен, вы оцените мою щедрость.

— Вы ошиблись, — сказала она холодно. — Вы не интересуете меня. Ни с какой стороны.

Судя по самоуверенной улыбке, мистер Вэнлен интерпретировал это по-своему.

— Возможно, я высказался несколько неопределенно, — сказал он. — Может быть, так будет более наглядно. — Он достал из кармана плоскую черную коробочку и открыл ее — внутри лежал великолепный бриллиантовый кулон. — И это только начало.

Она смерила его презрительным взглядом:

— Вы полагали, что это должно произвести на меня впечатление? Но я уже сказала, что не заинтересована. Неужели вам это так трудно понять?

— Бросьте! Вы женщина из этого мира. Привыкли к богатым мужчинам, наделенным властью. За это вы их и цените, правда?

— Если только они интересны. Но не все богатые мужчины интересны. Некоторые из них ужасно скучны.

— Разве могут быть скучными деньги? — удивился Вэнлен. — Так же как и власть. — Он ткнул через плечо пальцем. — Вон там самые богатые люди Лондона. И среди них нет ни одного, кто оказался бы мне не по зубам. Спросите хотя бы Хэверинга. Он собирал обо мне информацию и узнал кое-какие вещи, которые заставили его удивиться.

— Он собирал о вас информацию? Вы сказали это так, будто вы этим гордитесь.

Вэнлен пожал плечами:

— Ничего другого я от него и не ожидал в преддверии нашего слияния. Думаете, я сидел сложа руки? Я тоже собрал о нем информацию и тоже был удивлен. Это все в порядке вещей.

«Он прав, — подумала Пеппе. — Такой уровень всеобщего недоверия считается нормой в финансовом мире, где обитает Роско». Но это все-таки заставило ее поежиться.

— Я знаю и о вас кое-что, — продолжал Вэнлен. — Вам нравится играть на большом поле. Никакого постоянного любовника, что могло бы осложнить ситуацию. Я уверен, мы поймем друг друга. — Его рука обвилась вокруг ее плеч.

Пеппе отстранилась:

— Единственное, чего вы, похоже, не понимаете, — это слово «нет»! Но я все равно буду его повторять столько, сколько потребуется.

— Но вы же на самом деле так не думаете, — усмехнулся Вэнлен. — И чтобы скрепить наше соглашение, один маленький поцелуй.

Пеппе не успела его остановить. Он притянул ее к себе и поцеловал в губы. Упершись ему руками в грудь, она с силой его оттолкнула:

— Попробуете еще раз это сделать, получите от меня так, что влетите прямо в следующую неделю!

Что могло быть дальше, она так и не узнала. Рядом с ними раздалось покашливание, а затем Пеппе услышала голос Роско:

— Я за тобой, Вэнлен. Тут затевается одно большое дело, и все требуют тебя.

— Иду, — мгновенно отреагировал Вэнлен и тут же исчез, даже не взглянув на Пеппе.

— Спасибо, — холодно поблагодарила она Роско. — Он уже начал становиться скучным.

Губы Роско дрогнули.

— Похоже, я появился как раз вовремя, чтобы выручить попавшую в беду даму.

— В следующий момент я сбросила бы его с балкона, так что вы, можно сказать, испортили мне триумф.

— Прошу прощения.

Достав платок, Пеппе начала изо всех сил тереть свои губы.

— Вот гадость… — бормотала она.

— Какая жалость, что он показался вам так противен. Вы могли бы стать королевой Лондона.

— Только не начинайте… Кстати, вы слышали, что он говорил о вас?

— Насчет того, что я собрал о нем информацию? Конечно. Теперь мы достаточно знаем друг о друге, чтобы чувствовать себя в безопасности… Ну как, все нормально?

— Омерзительный тип.

— Дайте-ка мне… — Роско достал из своего кармана чистый платок и начал осторожно вытирать ее губы.

— Бесполезно… Я все равно его чувствую. Может, еще один бокал шампанского смоет этот вкус?

— Я знаю способ лучше, — тихо сказал Роско и, наклонив голову, провел губами по ее губам.

Его губы лишь на мгновение коснулись ее губ — но этого оказалось достаточно, чтобы стереть вкус поцелуя Вэнлена.

— Извините, — сказал он смущенно. — Я думал, это поможет.

— Я…

— Идемте. — Он взял ее за руку, и они вернулись в зал.

Толпа уже начинала потихоньку рассеиваться.

— Я думаю, Пеппе устала, — сказал Роско Дэвиду. — Уже очень поздно. Чем быстрее она доберется до дома, тем лучше…

В машине, чтобы избежать разговоров, Пеппе сделала вид, что задремала. Но ночью в постели она долго не могла заснуть, напряженно всматриваясь в темноту. Пытаясь разглядеть то, что нельзя увидеть. Понять то, что невозможно понять.


На следующий вечер Пеппи отправилась на семейный ужин в дом на Краймиа-стрит, где она когда-то жила со своими бабушкой и дедушкой. Теперь этот дом занимал ее брат Фрэнк с женой и двумя детьми, а другой брат, Брайан, жил на той же улице всего лишь через несколько домов. Братья с видом победителей отдали Пеппе ее машину, должно быть гордясь, что смогли вернуть к жизни такую рухлядь.

Пеппе давно не была в старом доме, и какое-то время она наслаждалась обществом родителей, племянников и племянниц, большинство из которых тоже жили не дальше чем через пару улиц отсюда. С таким количеством детей было ясно, что рождественские приготовления должны были начинаться заранее…

— Я сказала им, что еще рано, — говорила жена Брайана Рут. — Но какое там! — Смеясь, она махнула рукой. — С таким же успехом я могла бы разговаривать и с луной. Для них Рождество уже началось. — Рут повернулась к Пеппе: — На вот, подержи вот эту гирлянду.

Пеппе с трудом выжала из себя улыбку. У нее были причины избегать Рождества. Для нее это было время разбитого сердца…

Был еще один волнующий момент радостного ожидания, когда с чердака достали большую коробку. В воздух взметнулся столб пыли, но то, что оказалось внутри, принесло разочарование.

— Пара старых шарфов… — бормотала Рут. — Перчатки… Старые книжки… Давайте-ка все это выкинем.

— Отдайте это мне, — быстро сказала Пеппе. Она узнала перчатки, которые носила ее бабушка Ди.

Потом какое-то время она просто бродила по дому, заглядывая то в одну, то в другую комнату. Ее мать, Лилиан, тоже присоединилась к ней, и вот теперь они вдвоем стояли у дверей спальни и смотрели на широкую кровать с медными шишечками, где когда-то старые люди, обняв друг друга, приближались к концу их жизненного пути.

— Они были счастливы вместе, — вздохнула Лилиан. — Но я все равно не могу смотреть на эту комнату без чувства горечи.

— Однажды, когда я утром заглянула сюда, — вспоминала Пеппе, — я увидела, что дедушка умер, а бабушка все так же обнимала его… Это случилось почти сразу после их путешествия в Брайтон, куда они в свое время хотели поехать на свой медовый месяц, но так и не собрались.

— Они бы никогда туда и не собрались, если бы ты их не уговорила, — заметила Лилиан. — Они потом говорили, что это был своего рода заключительный аккорд, который и делает совершенным все произведение. После этого они просто тихо ушли…

— Почти одновременно. Как они всегда и хотели, — задумчиво проговорила Пеппе. — Даже скучая по ним, я не могу их жалеть. Они всегда хотели быть вместе, и теперь их уже ничто не разлучит.

— Когда-нибудь и с тобой это случится, — сказала Лилиан. — Просто нужно быть терпеливой.

— По правде говоря, я больше на это не надеюсь. Сначала говоришь себе: не обращай внимания, всегда есть следующий раз… Но на самом деле его нет. Не будет никакого следующего раза, и чем раньше ты это поймешь, тем лучше.

— О, детка, не говори так. — Лилиан обняла Пеппе, чувствуя, как к ее горлу подступают слезы. — Ты не сможешь всю жизнь прожить без любви.

— Почему не смогу? У меня отличная работа, широкий круг общения…

— И через десять минут любой мужчина у твоих ног… — продолжила за нее Лилиан.

— Не любой.

— Слава богу. Я рада, что нашелся хотя бы один, кто заставил тебя задуматься.

— Мам, хватит! Для себя я все решила несколько лет назад, когда определенная персона совершила свой акт исчезновения.

— Ты говоришь так потому, что на Рождество у тебя всегда депрессия. Но я знаю, придет тот день, когда мужчина заставит твое сердце забиться быстрее.

— Не обо мне сплетничаете? — Под тяжелыми шагами скрипнула лестница, и через несколько секунд в дверях появился плотный лысеющий мужчина — отец Пеппе.

Последовал дружный смех, и тема была закрыта.


На следующий день Чарли позвонил Пеппе, и они договорились вместе поужинать.

— И можешь не беспокоиться, что Роско опять все испортит, потому что он уехал в Лос-Анджелес.

«Роско уехал, чтобы избежать встречи со мной? Нет! — одернула она себя. — Это был не поцелуй, а просто жест вежливости. Но он сделал ошибку. Желая стереть память от губ Вэнлена, он заменил его воспоминанием о своих губах».

Она помнила, как быстро он отстранился. Что его поразило? Она или он сам? Что Роско прочитал в ее глазах, что заставило его отправиться на другой конец света?

Вопросы теснились в ее голове, предупреждая, что наступит время, и ей придется взглянуть правде в глаза.

Пеппе настояла, чтобы они с Чарли отправились в маленький тихий ресторанчик, поставив ему условие много не пить и вести себя прилично. Ей хотелось выяснить один вопрос, который беспокоил ее с их последней встречи в офисе.

— А теперь скажи мне правду, — начала она без обиняков. — Ты не был тогда в магазине, потому что там была Джиневра, в джинсах и с убранными под кепку волосами. В темноте она выглядела как мужчина, и когда появился хозяин и вас схватили, он перепутал ее с тобой… Что ты молчишь? Это была она?

Чарли упрямо выставил вперед подбородок:

— Это все твое воображение!

— Я догадалась, что случилось. Джиневру приняли за тебя, а она просто удрала!

— Послушай, мы были близки, и я не могу вот так взять и выдать ее.

И с этой точки его ничем нельзя было сдвинуть. Пеппе кипела от раздражения, их вечер быстро подошел к концу.

Но прежде чем лечь спать, она отправила Роско сообщение. Ей никак не удавалось сформулировать свою мысль. В конце концов она остановилась на таком варианте:


«Мистер Хэверинг!

У меня сегодня вечером был серьезный разговор с Вашим братом. Он не вламывался в тот магазин. Это были Джиневра и трое парней. Мистер Флетчер застал их, они побежали, парней схватили, а она удрала. И тогда хозяин решил, что Чарли и был четвертым.

А Чарли переживает сейчас приступ дурацкого благородства. Я пыталась воззвать к его разуму, но мне это так и не удалось. Так что мои чары, на которые Вы рассчитывали, оказались бессильны, о чем, как мне кажется, я обязана Вас проинформировать.

Жду Ваших дальнейших инструкций.

С уважением, Филиппа Дженсон».


Она несколько раз прочитала письмо и наконец, разозлившись на свои глупые колебания, навела курсор на надпись «Отправить» и щелкнула мышью.

На следующее утро Пеппе первым делом проверила почту. В ящике ничего не было. Скорее всего, она слишком торопится. Нужно учитывать разницу во времени. Он, наверное, еще даже не проснулся.

На работе Пеппе заглядывала в свой почтовый ящик каждый час, ожидая, что вот-вот должен прийти ответ. Ответа не было. Ее сообщение было послано на адрес его офиса, и, возможно, Роско увидит его, только когда вернется.

Нет, этого не могло быть! Такой человек, как Роско Хэверинг, наверняка каждый день просматривает всю свою деловую почту. Значит, он просто решил не отвечать.

Пеппе просидела в офисе до позднего вечера, и когда наконец добралась до дома, войдя в подъезд, в изумлении остановилась. В холле на резной деревянной скамейке, прислонившись затылком к стене, сидел Роско и… спал.

Глава 8

Пеппе мягко коснулась его плеча. Глаза Роско открылись.

— Привет, — сказал он.

— Что вы сидите тут? Идемте наверх…

Он вытащил из-под скамейки свою дорожную сумку и пошел следом за Пеппе к лифту, где его глаза снова закрылись, стоило ему только прислониться плечом к стене.

— Садитесь, — сказала она, когда они вошли в квартиру.

— Вы, должно быть, подумали…

— Сначала чай, потом объяснения.

— Спасибо.

Она улыбалась, наполняя водой чайник. Ее сообщение заставило его вернуться! Мир опять обрел краски.

Роско выпил свой чай, но бодрости ему это не прибавило.

— Когда вы в последний раз спали? — спросила его Пеппе.

— Не помню… Мне не повезло… Я приехал в аэропорт, когда регистрация уже закончилась, и попал только на следующий рейс… до Парижа… Так что пришлось еще делать пересадку…

— Вы уехали прямо с конференции? — изумилась она.

Он пожал плечами:

— А что мне оставалось делать после вашего письма?

— Написать. Отправить факс. Позвонить, в конце концов!

— Нет, я должен был увидеть вас!

«И ради этого он бросил все свои дела? О нет… Конечно, он это сделал ради Чарли и своей матери», — напомнил ей голос разума.

Но голос разума звучал слишком тихо, заглушаемый волной чувств. Роско ухватился за повод вернуться и теперь с трепетом ожидал, что будет дальше.

Неужели она могла так ошибиться в нем?

— Нечего удивляться, что вы так вымотались, — сказала она. — Но почему вы ждали внизу? На этаже, напротив моей квартиры, есть мягкая кушетка, где вы могли бы устроиться куда удобнее.

— Да… Но я не был уверен, что вы одна вернетесь домой… И если бы ваш спутник увидел меня возле вашей двери… Ну… сами понимаете…

— Я понимаю.

— О нет, я вовсе не хотел оскорбить вас!

— Надо сказать, у вас к этому какая-то странная склонность, — выдохнула она.

— Я только предположил, что вы можете быть в компании. Что в этом такого особенного?

Пеппе набрала воздуха в легкие:

— Хотите поужинать?

— Спасибо. Но только немного, а то я, боюсь, засну.

Роско отправился за ней на кухню, чтобы чем-то помочь, но закончил тем, что без сил опустился на стул.

— Это не просто усталость, — пробормотал он. — Это обрушивается на тебя как скала… Не знаю, почему я так плохо переношу перемещения. Некоторые, похоже, вообще их не замечают. Так что дело не в обратном перелете. Я все еще не приду в себя от полета в Лос-Анджелес, поэтому я… — он сделал беспомощный жест рукой, — далеко не в лучшей форме.

Пеппе приготовила омлет с тостами, и Роско порадовал ее, съев все до последней крошки.

— Очень вкусно. Хотите, я помогу помыть посуду?

— Нет уж, спасибо…

Когда через несколько минут Пеппе, вымыв посуду, присоединилась к нему в комнате, он спросил:

— Вы действительно думаете, что Чарли защищал Джиневру?

— Да. Но без его помощи я не могу этого доказать. Видимо, моих чар оказалось недостаточно, если он по-прежнему стоит на ее стороне.

— У Чарли преданное сердце. Если у него были к этой девушке какие-то чувства, он не будет втягивать ее в это дело.

— Очень мило. Но разве вы не видите, что это значит?

— Это значит, что мой брат идиот. Но мы и так это знали.

— Это значит, что я проиграла! Вы думали, Чарли будет мной так околдован, что станет делать все, как я ему скажу. Увы… Я со своими чарами оказалась совершенно бесполезна.

— Прекратите! Вы не бесполезны. Прошло всего несколько дней.

— Но вы-то думали, что стоит ему бросить на меня один только взгляд и он станет моим рабом. На это вы и рассчитывали, когда нанимали меня. Наверное, вам нужно было сделать другой выбор.

— Другой выбор? — эхом откликнулся Роско. — Другой… с вашим глазами… вашим смехом… вашей улыбкой? Возможно ли это? Уверяю вас, Пеппе, Чарли был сражен в первое же мгновение, как вас увидел.

— Вы слишком добры. Я знаю, что вы это просто так говорите.

Он криво усмехнулся:

— Я известен не за свою доброту. Просто я с самого начала знал, что вы мне подойдете… Подойдете Чарли, я имею в виду… И вы справились со всем идеально. Смотрите, что вы узнали. Я бы до этого никогда не додумался.

— Но… я все равно проиграла.

— Думаю, вы ошибаетесь. В тот вечер, когда вы танцевали с ним, он хотел вас поцеловать…

— Это ничего не значит, — быстро сказала она. — Это было, можно сказать, частью танца. Я не целовала его!

— Зато Чарли сделал так. — Роско наклонился и взял в ладони ее лицо. — Разве вы не помните?

— Да, — прошептала она едва слышно. — Помню.

Пеппе ждала, что Роско отпустит ее, но он не отпускал. Его руки были теплыми и мягкими, глаза — тревожными и вопрошающими, какими она никогда их не видела. Губы, всегда плотно сжатые, слегка приоткрылись, и она почувствовала его дыхание на своем лице…

«Должно быть, он весь вечер наблюдал за мной, — подумала она вдруг. — Не только когда я танцевала. Смеялась с ним, улыбалась ему. Он замечал каждый мой жест».

Пеппе почувствовала дрожь. И вдруг поняла, что это дрожал Роско. Она сделала короткий судорожный вдох, и в то же мгновение он отдернул руки, словно что-то обожгло его.

Она отвернулась от него и подошла к окну, с тревогой чувствуя, как с каждой минутой сокращается расстояние между ними. Безопаснее было бы отойти, и подальше.

Роско встал и подошел к ней, остановившись за ее спиной.

— Почему вы все время одна? Что случилось? — тихо спросил он.

Это едва не заставило ее сдаться. Стиснув до боли пальцы, она пожала плечами:

— Банальная история. Я рассталась с человеком, которого любила, и это навсегда избавило меня от глупых иллюзий.

Он взял ее за плечи и повернул лицом к себе:

— И что же вы называете глупыми иллюзиями?

— То, что любовь бывает вечной. Получай удовольствие, но только не начинай верить во все это — вот что теперь стало моим девизом.

— Вы действительно не верите, что люди могут любить друг друга, хотеть принадлежать друг другу, чем-то пожертвовать друг для друга?

Она коротко рассмеялась:

— Когда-то я в это верила. Но больше — нет! Давайте лучше оставим эту тему.

— Так что все же случилось?

Она криво усмехнулась:

— Выяснилось, что он тоже в это не верит. К несчастью, он выяснил это слишком поздно. Уже был назначен день свадьбы, выбрана церковь, место, куда бы мы отправились на свой медовый месяц. Все пришлось отменять… Довольно неприятно. Но урок оказался полезным. — Она коротко засмеялась, что заставило его пристально посмотреть на нее.

— Понимаю, — медленно произнес Роско.

— Правда? Сомневаюсь. Не думаю, что вы что-то знаете о таких вещах.

Он ответил не сразу:

— Не надо торопиться с выводами… — И, словно смутившись, отступил назад. — Интересно, остался еще чай?

— Подождите, я заварю свежий.

Обнаружив больше, чем хотел, он торопливо захлопнул приоткрывшуюся дверь. Пеппе его понимала. Она тоже была рада возможности уйти на кухню, чтобы побыть одной и успокоиться. Когда, взяв чайник, она вновь пошла в комнату, Роско стоял возле дивана, глядя на свадебную фотографию Ди и Марка.

— Это мои бабушка и дедушка, — сказала Пеппе. — Они поженились во время войны.

— Вы очень похожи на свою бабушку.

— Правда? Мне никогда об этом не говорили.

— Не чертами лица, а тем вызовом в глазах, как если бы она хотела сказать: «А ну-ка, покажи, на что ты способен». Вы хорошо ее знали?

— Я жила вместе с ними последние два года их жизни. Когда Ди умерла, она оставила мне свои деньги с условием, что я использую их для того, чтобы получить образование. Я, конечно, люблю и своих родителей, и братьев, но ближе всех мне всегда была бабушка. Она бы ни за что не позволила мне потратить деньги на какую-нибудь ерунду.

— Я же говорил, что вы похожи.

Пеппе усмехнулась:

— Она меня многому научила. Особенно тому, как обращаться с мужчинами. — Теперь, когда опасный момент остался позади, Пеппе снова вернулась к имиджу девчонки, легко шагающей по жизни. — Надо позволить ему думать, что он победитель. И быть осторожной, чтобы он не узнал правды, пока не окажется слишком поздно. — Бросив взгляд на фотографию, Пеппе подмигнула: — И я оказалась способной ученицей, правда, бабуль?

— Сколько они были женаты? — спросил Роско.

— Шестьдесят лет. На их юбилей был устроен большой праздник. Но после этого они недолго прожили. Сначала умер дедушка, а бабушка все места себе не находила, никак не могла дождаться, когда пробьет и ее час. Она говорила, что он приходит к ней во сне и просит поторопиться, потому что без нее ничего не может там найти. Она заставила его ждать только три недели.

Роско внимательно посмотрел на нее:

— Так, значит, любовь все же бывает вечной?

— Для их поколения — да. Тогда всех так воспитывали.

— И поэтому они оставались друг с другом целых шестьдесят лет? Согласно, так сказать, общепринятому обычаю?

Пеппе вздохнула:

— Нет, не поэтому. Просто они друг друга действительно любили. Но если им это удалось, это вовсе не значит, что каждый… — Она устало махнула рукой. — Допивайте-ка лучше свой чай, пока не остыл.

— А затем вызывайте такси и отправляйтесь домой, да? Ну а завтра, когда я немного приду в себя и не буду таким сонным, мы где-нибудь пообедаем и обсудим, что делать дальше.

Роско вынул из кармана телефон, но вместо того чтобы нажать вызов, какое-то время тупо смотрел на экран, а потом, словно оглушенный ударом, без сил опустился на стул.

— Сейчас… только минутку передохну… — пробормотал он.

— Вы останетесь здесь на всю ночь! — сказала она решительно. — Куда вы отправитесь в таком состоянии? Идемте…

Она взяла его за руку, помогая подняться. Как в полусне, Роско двинулся за ней в спальню, где она мягким движением подтолкнула его к постели, а сама пошла в комнату за его сумкой. Когда она вернулась, он уже спал.

Осторожно задернув шторы, Пеппе выключила свет.


Пеппе проснулась в темноте, почувствовав, что замерзла. С наступлением осени ночи становились все холоднее, и она решила встать и включить отопление.

Потом она вспомнила, что радиатор в спальне очень капризен. Она тихонько пробралась в комнату и убедилась, что не ошиблась. Какое-то время ей пришлось поколдовать над радиатором, чтобы он заработал. Она услышала, как Роско повернулся на бок и что-то пробормотал.

Пеппе достала из шкафа одеяло и на цыпочках подошла к постели. Он открыл глаза и посмотрел на нее.

— Я принесла одеяло, чтобы вы не замерзли, — сказала она.

Пеппе не знала, слышал ли он ее. Его глаза снова закрылись, в то время как руки, обвившись вокруг ее шеи, притянули ее к себе. В этом движении не было ничего от любовного объятия. Скорее всего, Роско даже не осознавал, что делал. Прижав ее голову к груди, он снова погрузился в сон.

Было бы нетрудно освободиться от его объятий, но ей почему-то этого не хотелось. Ощущение его опускающейся и поднимающейся груди, ритмичных ударов его сердца казались такими приятными, такими успокаивающими. Это было то, чего так не хватало в ее жизни. Покоя. Умиротворения. Ей казалось абсолютно естественным прижаться к нему и дать увлечь себя в далекое теплое море, где было нечего бояться.

Что в конечном итоге могло оказаться иллюзией.

С этой мыслью она и заснула.


Пеппе разбудило неожиданное движение Роско. Она подняла голову и увидела его расширившиеся глаза.

— Как… как вы здесь оказались?

— Вы затащили меня в постель, когда я пришла накрыть вас одеялом, — сонно пробормотала она.

Он застонал:

— Прошу прощения. Вам следовало бы дать мне правый хук в челюсть.

— У меня не было сил… К тому же я левша… — Она зевнула, позволив ему снова притянуть ее к себе. — Кроме того, вы не сделали ничего, чтобы заслужить такое обращение.

«А если бы сделал, то что?» Эта мысль мелькнула в ее голове, прежде чем она успела себя одернуть.

— Точно? Скажите мне честно — сделал я что-то… не сделал…

— Не сделали. У вас просто не было сил, чтобы это сделать, так же как и у меня — дать вам в челюсть.

Она рассмеялась, он тоже. Его взгляд упал на облезлого мишку на столике рядом с кроватью.

— А это еще что такое? — спросил он, протягивая к нему руку.

— Он принадлежал моей бабушке — той, что на фотографии. Она называла его своим Чокнутым Бруином.

Думаю, он напоминал ей дедушку. После его смерти она всегда носила мишку с собой, разговаривала с ним.

Роско с изумлением смотрел на старую потертую игрушку.

— Клянусь, ты мог бы поведать нам немало секретов, — задумчиво проговорил он.

Пеппе рассмеялась, и он снова притянул ее к себе, аккуратно посадив мишку обратно на столик.

— Вы мне поверите, если я скажу, что никогда не думал, что такое случится? — спросил он, зарываясь лицом в ее волосы.

— Конечно. Если бы у вас было что-то на уме, вы бы поехали к Терезе.

— Тереза — это не вы, — сказал он, словно это все объясняло.

— Ах да… С ней вы не стали бы обсуждать скучные практические вопросы.

— Как раз наоборот. Она мой старый друг.

— К тому же красавица, — заметила Пеппе. — Очень полезный «друг».

— Еще бы! Она не раз помогала мне избежать неловких ситуаций. Кстати, ее муж тоже был моим другом. Это я их познакомил. Он погиб два года назад, но у нее до сих пор никого нет. И не знаю, будет ли когда-нибудь.

Глава 9

Помолчав, Пеппе спросила:

— Значит, вы так и продолжали быть его другом? Разве этот муж не украл ее у вас?

— Ради бога, Пеппе. Мы с Терезой к тому времени уже достигли предела наших отношений. Она была очень милой — да и сейчас тоже, — но между нами никогда не было особенного притяжения. Мне нравилось где-нибудь с ней бывать, но нельзя сказать, что я к этому так уж стремился.

— Ну, это я как раз могу себе представить. Дело в том, что все ваши стремления направлены в другую сторону. Вот новый клиент — это да! Новый скачок акций — тоже. Но женщина? Да не смешите!

Он долго молчал. Наконец тихо сказал:

— Если бы вы только знали, как вы ошибаетесь!

Ей хотелось, чтобы он продолжал. Если этот одинокий мужчина готов был пригласить ее в скрытый ото всех мир, она всей душой хотела бы последовать за ним.

— Да, в прошлом я ошибалась, — начала она осторожно, чтобы не спугнуть его. — Если бы вы только знали, что я подумала о вас в первый день нашего знакомства, не говоря уж про второй…

— Я знаю. — Даже не видя его лица, она почувствовала, что он улыбается. — Вы не очень-то беспокоились, чтобы скрыть свое впечатление — мрачный, надменный, самоуверенный. А когда я поручил вам дело Чарли… Ох, видели бы вы свое лицо!

Пеппе рассмеялась:

— Потом я поняла, что вы были правы. Я действительно была подходящей кандидатурой, потому что умею наслаждаться игрой. Женщина с сердцем могла оказаться в опасности.

— А у вас нет сердца?

— Я уже говорила, мой жених избавил меня от иллюзий.

— Кажется, я начинаю понимать, — медленно проговорил Роско. — Вы изображаете из себя соблазнительную сирену, но… это все маска. А за ней…

— А за ней — ничего. Ни чувств, ни надежд, ни сожалений. Этакий легкокрылый мотылек.

— Это неправда. Когда-то я тоже так думал, но теперь я знаю, что вы не такая.

— Вы меня не знаете! — резко сказала она, стараясь побороть неожиданное беспокойство, вызванное его словами. — Вы ничего не знаете обо мне.

— Я знаю. Знаю, что вы милая и добрая, нежная и великодушная — ничего из этого вы не хотели мне открыть… не хотели открыть никому…

— Глупости! — выпалила она в отчаянии. — Все это лишь ваши сентиментальные фантазии. Но правда в том, что внутри то же, что и снаружи. У меня нет сердца, потому что я не вижу в нем никакой надобности. Кому оно нужно, это сердце?

— Так, значит, это ваш аргумент, да? Кому нужно ваше сердце? Думаю, в первую очередь вам самой, Пеппе.

— Мистер Хэверинг, я ваш адвокат, а вы мой клиент. Моя личная жизнь вас не касается!

— Извините меня, — сказал он мягко. — В конце концов, это действительно не мое дело. Не плачьте. — Он почувствовал, как вздрагивает ее тело.

— Я не плачу… — выдохнула она сквозь смех. — Я смеюсь… Над собой… Хороша же я была, когда сказала, что я ваш адвокат, а вы мой клиент, когда мы вот так… лежим здесь…

Он усмехнулся:

— Разумеется, мы выше этого. У нас обоих достаточно жизненного опыта, который, к несчастью, оказался слишком горьким… Но если так и идти по жизни, отталкивая от себя людей, ты становишься чудовищем.

— Иногда так безопаснее, — заметила Пеппе.

— Не верю, чтобы о вас кто-нибудь такое сказал.

— Почему? Из-за моего смазливого личика? Неужели вы никогда не слышали о симпатичных монстрах?

— Но это не означает, что вы действительно такая, — произнес Роско с неожиданной злостью. — И хватит об этом!

— Только не надо мне говорить, во что мне верить.

— Нет, я буду говорить. Ведь кто-то должен вам помочь правильно себя увидеть. Ваша душа так же прекрасна, как и ваша внешность.

Пеппе приподнялась на локте, чтобы лучше видеть его лицо:

— Мы знаем друг друга лишь несколько дней…

— Но мне кажется, что я знаю вас очень давно. Я понял это еще тогда, когда увидел вас на кладбище, отпускающей шуточки у надгробного памятника. Это было так…

— Глупо.

— Так здорово! Я знал, что у вас есть какой-то секрет. Что вы можете открыть его мне, и тогда я узнаю что-то, что сделает мою жизнь хоть немного более сносной. — Он лежал перед ней совершенно беззащитный — сбросив с себя все доспехи, не оставив ничего, одну только горькую правду.

Пеппе была ошеломлена, зная, что в ее жизни настал один из тех редких моментов, когда все зависит от ее решения.

Чувство, которое он подарил ей сегодня, — покоя и безопасности, — поразило ее настолько, что затмило собой весь ее прошлый опыт.

Ее губы чуть изогнулись. Улыбка теперь была и на его губах, когда она все ближе и ближе наклонялась к нему…

И в этот момент раздался резкий дверной звонок.

* * *

Они замерли. Чары рассеялись.

— В такой-то час? — изумленно пробормотала Пеппе. Она встала и подошла к двери: — Кто там?

— Пеппе? Это Чарли! Открой мне!

Она обернулась и встретилась взглядом с Роско, стоящим в дверях спальни. Они с испугом уставились друг на друга. Ничего ужаснее, казалось, просто не могло случиться.

— Ну впусти же меня! — нетерпеливо забарабанил в дверь Чарли.

— Не могу, — твердо сказала Пеппе. — Сейчас уже поздно. Иди домой. Потом поговорим.

— Ради бога, Пеппе! Я должен тебе кое-что сказать. Ну открой! Ну, пожалуйста! — молил он, продолжая барабанить в дверь.

— Перестань устраивать шум! Ты разбудишь соседей! Подожди минуту…

Ее глаза лихорадочно шарили по квартире, ища следы присутствия Роско. Роско делал то же самое и, только убедившись, что ничего нет, скрылся в спальне. Пеппе открыла дверь.

Войдя в квартиру, Чарли тут же схватил ее в объятия.

— Что… черт возьми… происходит? — пыталась освободиться Пеппе.

— Я хочу тебе сказать, что я собираюсь делать. Я сделаю все так, как ты хочешь. Я расскажу в полиции о Джиневре. Мне придется сделать так, как ты считаешь нужным. — Он вглядывался в ее лицо. — Ну что, ты довольна?

— Довольна?! Ты будишь меня среди ночи, чтобы сказать то, что можно послать по почте? Сколько тебе лет, Чарли? Десять?

В этот момент она почти ненавидела этого самовлюбленного мальчишку.

— О, извини… — пробормотал он. — Действительно… немного поздновато…

— Немного?! Четвертый час ночи! Уходи. Сейчас же!

Увидев в ее глазах угрозу, Чарли неловко попятился к двери:

— Ну ладно, ладно… Отложим до утра…

Она слышала, как затихли в коридоре его шаги, за которыми последовал шум спускающегося лифта.

Роско вышел из спальни и остановился, не приближаясь к ней.

Она смотрела на него и чувствовала, как сжимается ее сердце. Его лицо было спокойным и непроницаемым. То, что случилось, похоже, его ничуть не потрясло.

— Думаю, мне лучше уйти, — сказал он.

— Нет! Чарли еще может быть внизу, и тогда он вас увидит. — Пеппе подошла к окну и, чуть раздвинув шторы, посмотрела на улицу. — Вон его машина… — пробормотала она. — Но его самого не видно… Может, он еще в холле и думает, не подняться ли снова…

— Вы правы, — глухо отозвался Роско. — Мне придется подождать. Прошу прощения.

Несколько минут назад она чувствовала рядом с собой его тело и знала, что он готов был остаться на всю ночь. А теперь, похоже, для Роско это было тяжким долгом.

— Я посижу здесь, — сказал он, опускаясь на софу. — А вы идите в спальню.


Она пролежала без сна до самого рассвета и наконец встала, услышав, как Роско говорит по телефону.

— Чарли уже вернулся домой, — сказал он, когда она появилась в дверях комнаты.

— Не говорите мне о нем! — бросила она со злостью. — Ввалиться посреди ночи! Он что, только о себе и думает? Мне жаль вашу мать, связавшую столько надежд с этим переросшим младенцем. — Пеппе просто кипела от раздражения, иначе она бы никогда не позволила вырваться следующим словам: — Когда она потеряла мужа, зная, что это было самоубийство…

Слишком поздно она увидела, как изменилось лицо Роско.

— Откуда вы узнали об этом? — тихо спросил он. — Вам Чарли сказал?

— Я и раньше это знала. Еще от Дэвида…

— Значит, вы знали это с самого начала и ничего не сказали…

— Вам бы это не понравилось, да и вообще, с какой стати? Не мое это дело.

— Это точно, — холодно заметил он. — Ну а теперь мне пора идти.

— Я приготовлю вам завтрак, — предложила она.

— Спасибо, не надо. Я лучше пойду.


А потом случилось странное. Чарли пропал. Он не звонил, не приходил в офис, его сотовый был недоступен. Без него визит в полицию пришлось отложить.

Через два дня Пеппе от Роско пришло сообщение: «Чарли у вас?»

Она ответила: «Я уже сама собиралась спросить об этом».

Через некоторое время зазвонил ее телефон, и в трубке раздался голос, который Пеппе меньше всего ожидала услышать.

— Это Бидди…

— Может, мне лучше называть вас Джиневрой? Вы где?

— Я не в Англии, и это все, что вам нужно знать. Чарли оказался настоящим джентльменом, но я все равно не собираюсь возвращаться. Поэтому я отправила в полицию письмо, где заявила, что в магазине была я, а не он. Сначала я не собиралась этого делать, но потом подумала, что все же должна ему кое-что… Сейчас я уже в другом месте, так что меня не найдут. Есть и еще одна важная вещь, поэтому слушайте внимательно…

Глаза Пеппе постепенно расширялись, когда она начала понимать, что сможет сделать с этой информацией.

— Спасибо, — сказала она. — Мне это пригодится. Как я могу связаться с вами в случае чего?

— Я все время переезжаю, но вы можете позвонить мне на сотовый. — Попрощавшись, Джиневра повесила трубку.

Некоторое время Пеппе сидела неподвижно. Потом она снова сняла трубку и набрала номер.

— Гас Донелли? Мне нужна ваша помощь. Слушайте внимательно. — После короткого разговора она объявила Дэвиду: — Я ухожу и вернусь поздно.

— Донелли… — пробормотал Дэвид, слышавший ее разговор. — Этот детектив — довольно темная лошадка. Надеюсь, ты будешь осторожна.


Пеппе была не только осторожна, но и удачлива. Вернувшись, она чувствовала себя победителем, зная, что теперь у нее есть все, что нужно, — и, как ни странно, благодаря Джиневре.

Когда Чарли наконец нарисовался в ее офисе, она разделалась с ним в два счета:

— Ах, какое большое дело — пойти в полицию и все рассказать! Широкий жест, за которым ничего не стоит. Проваливай-ка лучше домой, пока я не вышла из себя. Увидимся в суде.

Чарли благоразумно ретировался.


На следующий день все собрались в зале суда. Анжела не отпускала руку Чарли, Чарли с напряжением вглядывался в лицо Пеппе, Роско стоял в стороне, закрытый и отрешенный.

Все шло своим чередом. В зал вошли судьи, все устроились на своих местах, обвинение было предъявлено.

Пеппе повернулась к свидетелю. В ее манерах не было заметно никакого напряжения, на лице — улыбка, поэтому прозвучавшие слова и сарказм в ее голосе показались особенно контрастными:

— Скажите правду, мистер Флетчер, ведь на самом деле вы не имеете ни малейшего представления, что произошло в ту ночь, верно?

— Очень даже имею! — с негодованием возразил он. — Я все подробно описал в своем заявлении.

— Ваше заявление — сплошной вымысел. Вам бы стоило попробовать себя на литературном поприще — там бы вы наверняка преуспели.

— Я…

— Вы не знаете, что произошло на самом деле, потому что весь вечер провели в пабе. И успели употребить довольно приличное количество спиртного — куда больше того, чтобы быть надежным свидетелем. Разве не так?

— Нет… не так. Никто не говорил, что я был пьян. В полиции так не сказали.

— Тогда вы, должно быть, здорово преуспели в искусстве казаться более трезвым, чем вы есть на самом деле. Особенно по сравнению с тем случаем, с которым полицейские столкнулись прежде.

— Не понимаю, о чем вы…

— Тогда позвольте мне освежить вашу память. Это было пять лет назад. Дело пришлось закрыть, потому что ввиду вашего состояния не было никакой возможности выяснить, что же на самом деле произошло.

— Это неправда, — буркнул Флетчер.

— Лжесвидетельство — это преступление, мистер Флетчер, и вы только что его совершили. У меня здесь есть бумаги. — Пеппе помахала ими. — Дело казалось абсолютно прозрачным, но… вы сами все испортили, что можно заключить из записей констебля.

После этого все закончилось очень быстро. Следователь предыдущего дела, до сих пор чувствуя досаду, что вся его тяжелая работа оказалась напрасной из-за ненадежного свидетеля, дал показания, которые окончательно дискредитировали Флетчера. Суд объявил, что Чарли невиновен и что обвинение против остальных троих тоже сомнительно и должно быть снято.

Анжела, плача от радости, бросилась обнимать Чарли, потом Роско, потом снова Чарли.

Пеппе окружили люди — всем хотелось поздравить ее. Улыбаясь, она аккуратно собирала свои бумаги — классическая картинка успешного адвоката, который заботится только о своем деле. Ей стоило усилий устоять перед искушением оглянуться вокруг, чтобы найти Роско. Если честно, она боялась, что он вообще уже ушел.

Адвокаты трех других обвиняемых поздравляли ее со сдержанным восхищением.

— Как вам удалось это раскопать? — спросил один из них.

Другой просто коснулся ее руки и сказал:

— Я позвоню вам завтра.

— Звоните сколько угодно. — Рядом с Пеппе появилась внушительная фигура Дэвида. — Но только помните, что у нее контракт с нашей фирмой как минимум лет на сто.

— Я мог бы предложить очень солидный гонорар.

— Забудьте об этом! — твердо сказал Дэвид. — Пеппе Дженсон принадлежит «Фарли и сыну».

Анжела обняла Пеппе:

— Вы просто волшебница. Вы взмахнули своей палочкой…

— На самом деле это все Джиневра. Это она взмахнула своей палочкой, — сказала Пеппе и посмотрела на Чарли. — Она все еще помнит о тебе. Особенно после того, как ты помог ей исчезнуть. Нечего было говорить, что ты собираешься сдать ее полиции. Ты никогда и не думал об этом.

Его щеки вспыхнули.

— Я думал… Но все это казалось мне таким ужасным, что я решил увезти ее подальше.

— Я так и поняла. Она написала письмо в полицию и рассказала, как было на самом деле. Но, разумеется, одного письма было недостаточно. Кто угодно может взять на себя вину, находясь на безопасном расстоянии. Поэтому она решила дать мне еще одну информацию. О прошлом Флетчера.

— Но как она это узнала? — спросил Чарли.

— У нее были друзья в полиции, — осторожно сказала Пеппе.

— Ага. — Он состроил понимающую мину.

— Она рассказала почти все, что мне было нужно. Потом я наняла частного детектива, и он сделал остальное.

Ее ответы были чисто механическими. Ее беспокоило другое. Где Роско?

А потом он вдруг оказался с ней рядом.

— Все получилось гораздо лучше, чем я мог надеяться, — сказал он. — Когда вы даже не взглянули в мою сторону, я решил: вы так сердиты, что не хотите смотреть на меня! Думаю, я это заслужил.

— Нет, что вы… Я рада, что все так удачно сложилось для вас.

— Для меня? — тихо спросил он. — Или для нас?

— Не знаю, — едва слышно проговорила она.

— Значит, нам предстоит это выяснить, верно? — Он взял ее руку в свои ладони.

— Да, — прошептала она. — Это нам предстоит выяснить.

— Так вы придете ко мне сегодня вечером? — тихо спросил он. — Мне не хотелось бы снова столкнуться с Чарли.

— Приду, — так же тихо ответила она.

И никто не заметил Чарли, стоявшего от них всего лишь в нескольких шагах.


В офисе Пеппе ожидал серьезный разговор с боссом. Дэвид сразу же дал ей понять, что ее ценность как работника значительно возросла. Прозвучало даже слово «партнерство».

— Конечно, не прямо сейчас. Это было бы слишком скоро, — сказал он. — Ну а пока придется удовлетвориться прибавкой.

Да, ее карьера успешно продвигалась, но Пеппе думала только о том, когда ей позвонит Роско. И вот телефон наконец зазвонил. Пеппе схватила трубку. Но это оказался Ли Рентон, продюсер, которого она в последний раз видела в «Диамонде».

— Ты была права, — прогудел он в трубку. — Мне действительно скоро понадобится новый брачный контракт.

— Хорошо. Я возьмусь за это… — И тут она вспомнила. — Ли, послушай, ты не мог бы мне сделать одно одолжение? — И Пеппе объяснила, что ей нужно.

— Ну что ж, думаю, это можно устроить, — одобрительно хмыкнул он.

Следующим был звонок, которого она ждала.

— Я еду домой, — позвучал в трубке голос Роско.

— Я выхожу.

Глава 10

Квартира Роско находилась на последнем этаже высотного здания.

Разве могла она подумать, что он будет стоять возле открытой двери? И, втянув внутрь, так крепко сожмет ее в своих объятиях, как если бы он всю жизнь ждал этого? А потом скажет прерывающимся голосом:

— Я боялся, что ты можешь не прийти.

— Почему ты этого боялся? Я всегда приду, если буду нужна тебе.

— Ты всегда будешь нужна мне.

Он даже начал готовить ужин. Конечно, Роско был не так уж силен в кулинарном искусстве, но умел справляться с микроволновкой и в конце концов ухитрился приготовить простой, но вкусный ужин. У них не было ничего запланировано на вечер, и, по молчаливому соглашению, они решили не торопиться.

— Ну и что мы будем делать дальше? — спросил он, снова наполняя ее бокал. — Я оставляю за тобой это решение, ведь ясно, что ты на несколько голов выше меня. Все эти кролики, которых ты доставала из своей шляпы… Нет, я тебе и в подметки не гожусь! Ты — королева, с какой стороны ни посмотри.

— Эй, хватит меня подмазывать!

— Я просто пытаюсь найти выход и… не нахожу. Может, у тебя это получится? Столько всего нужно решить…

— Например?

— Чарли. Его чувства к тебе. Я сам заварил эту кашу и теперь как я могу сказать, чтобы он забыл об этом?

Пеппе подняла руку и медленно провела пальцами по его лицу, чтобы он мог почувствовать все ее тепло и нежность.

— А знаешь что, — сказала она, — ты просто обыкновенная шовинистическая свинья! Любой, кто бы тебя услышал, решил бы, что ты из девятнадцатого века.

— Почему? — спросил он ошеломленно.

— Ты рассуждаешь о том, что ты сделал. А что же я? Раз ты это устроил, значит, Чарли просто обязан был попасть под мое влияние, как если бы я сама для этого ничего не сделала. Тебе не приходило в голову, о всемогущий мой, что, может, это я все устроила?

— Думаю, я это заслужил, — мрачно проговорил Роско.

— Не заставляй меня перечислять все то, что ты заслужил. И есть еще одна вещь, которую ты должен знать. Чарли вовсе не влюблен в меня. Когда мы встретились, он посмотрел на меня и подумал: «Вот это да!» На это мы и рассчитывали. Но речь идет лишь о физиологии. Чарли жаден до всего нового, но чувств у него ко мне не было. Ему куда ближе Джиневра, чем я. Через час после суда она прислала мне сообщение: «Мы сделали это!»

— Откуда она узнала?

— Надо полагать, от Чарли.

— О нет… — выдохнул Роско. — Только не это!

— Не надо вздыхать. Тебя это не касается. Ты должен дать Чарли возможность быть самим собой, а не тем, кого ты сотворил в своем воображении.

— Я только хочу оградить его от опасности. Вот и все.

«Что вряд ли возможно, — подумала Пеппе. — Рисковать для Чарли было так же естественно, как и дышать».

Но сейчас ей не хотелось говорить об этом. У них были другие неотложные дела.

— Так вот, — сказала она, — суть в том, что Чарли не влюблен в меня и его сердце не может быть разбито. А значит, мы свободны.

— Свободны… — как эхо повторил он. — Свободны для…

— Для всего, чего мы хотим.

— Есть какие-нибудь идеи?

— Не заставляй меня перечислять их, а то на это может уйти вся ночь.

— Вся ночь? Так, значит, ты…

— Да, — прошептала она. — Да.


Они занимались любовью медленно и неторопливо, пытаясь лучше почувствовать друг друга. Роско был очень терпеливым любовником. Страстным, но умеющим сдерживать свои порывы. С какой нежностью его пальцы ласкали ее грудь, какой загадочной была его улыбка…

Пеппе тоже улыбалась, чувствуя, как эта магия все больше и больше захватывает ее. Она испытывала такое удовольствие, которого, казалось, никогда знала. Она хотела быть с ним. Она хотела быть им. И она хотела, чтобы так было всегда.

— Неужели ты действительно моя? — прошептал Роско.

— Ты сомневаешься в этом?

— Да. Потому что этого еще никогда не было.

И прежде чем она успела ответить, он снова увлек ее в свои объятия, и она забыла обо всем на свете. А после страсти пришло чувство умиротворения, такое же ценное, как и желание.

— Никто никогда не был твоим? — спросила она удивленно. — Это неправда.

— Трудно поверить, да? Но ведь нельзя говорить людям, что они тебе нужны. Это слишком опасно.

— Я знаю. Они сами должны догадаться.

— Да. Но они не догадываются. Никто. Кроме тебя. Но до тебя… — Он замолчал.

— Твоя невеста? — спросила она. — Ты ведь, наверное, любил ее.

— Да. Я думал, что нашел свою женщину… Но все оказалось не так. Я не мог быть таким, каким она хотела меня видеть, — мужчиной, который отдавал бы ей все свое внимание. Она не хотела считаться с моими обязательствами перед другими людьми.

— Она пыталась заставить тебя сделать выбор?

— Что-то вроде того. Мне трудно винить ее. Я всегда ставил свою семью на первое место, но разве я мог иначе? Чарли был тогда почти ребенком, а мать… так никогда и не оправилась от шока. Я был нужен им. Одним словом, мы с Верите решили расстаться.

«Но со стороны все это выглядело совсем по-другому», — подумала Пеппе. Возможно, в этом виноват был сам Роско, который прятал свои чувства под холодной, бесстрастной маской. Что в конце концов и оставило его в ужасном одиночестве…

Пеппе крепче обняла его, желая передать ему свое тепло.

— Я хочу спросить о твоем отце… Расскажи мне, что случилось, когда он умер? Вы были с ним очень близки?

— Близки?.. — повторил Роско, словно обдумывая это слово. — Я восхищался им. Я думал, что он гений, начавший с нуля и построивший целую империю. У него была власть, и это было здорово. Святая простота! В те дни я был так же наивен, как и Чарли. — Роско помолчал и продолжил: — Меня просто распирало от гордости, когда он взял меня в свою фирму. Он сказал, что для этого дела у меня подходящие мозги. Мы были одной командой, мы вместе работали, чтобы завоевать мир. Так я думал тогда. Только после того, как он умер, передо мной предстали все эти горы долгов, мошенничества, обмана… Он лгал всем. Моей матери, которая и знать не знала о веренице любовниц, высасывающих из него все соки. Своим сотрудникам, которые верили ему. Мне, его сыну, который был горд, что у него такой отец… И вдруг обнаружил, что ничего, ничего этого не было! Если бы ты только знала, с какой легкостью он мною манипулировал. Он понимал, что меня обмануть проще всего.

— Потому что ты был его сыном и любил его. Этим он и пользовался. Винить надо его, а не тебя.

В сумрачном свете она скорее почувствовала, чем увидела его усмешку.

— Очень разумная точка зрения. Но в те дни она вряд ли бы помогла ошеломленному юнцу, обманутому отцом, которого он почти боготворил. Я узнал о его предательстве только тогда, когда было поздно задавать вопросы. Отец был мертв. Я видел его в морге — он лежал на столе, холодный, безучастный, покинувший этот мир… покинувший меня. Мне хотелось крикнуть ему: почему ты не доверял мне?! Мы могли бы вместе бороться за наше дело. Но он предпочел просто уйти, свалив все на мои плечи.

— Потерпев крушение, он оставил тебя на пустынном берегу.

— На пустынном берегу… — пробормотал он. — Да, именно так… Я оказался стоящим на краю скалы, о которой раньше даже не подозревал. Нет пути вперед, нет пути назад, не с кем поговорить…

Не с кем поговорить. Эти слова, можно сказать, стали эпиграфом ко всей жизни Роско. Его связь с отцом оказалась иллюзией. Мать получала, но отдавала немного. Чарли брал все и не отдавал ничего. И Роско был словно после кораблекрушения, выброшенный волнами жизни на необитаемый остров…

— Ты один пошел в морг или с тобой был кто-то еще? Твоя мать?

— Нет, она могла бы этого не вынести. Было слишком много всего, чего ей не стоило знать.

— Другие женщины?

Он кивнул:

— До нее, конечно, доходили слухи. Я, разумеется, все отрицал, говорил, что никогда не слышал, чтобы он был ей неверен. Я боялся, что она может что-нибудь сделать с собой, если узнает. Какая ирония! Я виню Чарли за его глупое вранье, а глубину моей лжи просто нельзя измерить. На какие хитрости я только не пускался тогда, скольких людей мне пришлось подкупить, чтобы они не проболтались!

— Иногда приходится лгать, чтобы защитить того, кто тебе дорог. Это совсем не то, что лгать ради себя. Наверное, и о делах фирмы ты ей тоже тогда не сказал.

— Я только намекнул, что дела не блестящи, но самое плохое, конечно, скрыл. Иногда мне кажется, что рынок и акции — это единственная часть моей жизни, где я по-настоящему честен.

Ее лицо стало серьезным.

— То, что тебе пришлось пойти на хитрость, еще не делает тебя нечестным, — сказала она. — Нужно учитывать, ради чего тебе пришлось на это пойти. По-моему, ты самый честный человек из тех, кого встречала. И я знаю это, потому что знаю тебя.

На мгновение он замер, но потом его лицо просветлело.

— Ты знаешь меня, — прошептал Роско. — Теперь я ни за что не позволю тебе уйти.


На следующее утро Пеппе проснулась с каким-то нехорошим предчувствием. Она попыталась стряхнуть его с себя, удивляясь, как это возможно после такой ночи. Но, вероятно, это чувство именно там и имело свои корни. Ее беспокойство росло.

То, что его руки обнимали ее, вдруг показалось ей невыносимым. Она попыталась освободиться от его объятий.

— Не уходи, — прошептал Роско. — Останься…

— У меня есть работа, — сказала она. — Так же как и у тебя.

— Черт с ней, с работой!

Она выскользнула из постели, подошла к окну и приоткрыла его. Это было яркое свежее утро с легким снежком в воздухе. Стоя возле окна, Пеппе жадно втягивала в себя воздух, пытаясь заставить отступить темноту.

Еще бы несколько минут — и она бы с этим справилась.

Но Роско сделал то, что свело на нет все ее усилия. Он включил радио, и… звуки рождественской песенки полились в комнату. Пеппе окаменела.


В это счастливое утро

Все хорошо в этом мире…


Однажды она уже слышала эти слова, как раз перед тем, как предательство обрушилось на нее. Роско встал и подошел к ней.

— Не простудись. — Он обнял ее и почувствовал, как она вздрогнула. — Что с тобой?

— Ничего, — быстро ответила она. — Ничего.

— Ты дрожишь. — Он закрыл окно и притянул ее к себе. — Пойдем назад, в тепло.

Она напряглась в его объятиях, не в силах поднять на него глаза.


И солнце всегда будет сиять,

И счастье у нас будет вечным.


Но счастье не могло быть вечным. Счастье закончилось через несколько мгновений после этих слов.

— Пеппе, ради бога… что случилось? Это ведь не от холода, да?

— Оставь. Мне просто пора на работу. Так же как и тебе. — Она коротко рассмеялась. — Мы же должны быть рассудительными.

— Рассудительными? И ты говоришь это после такой ночи? Была ли женщина, которая лежала в моих объятиях и просила меня любить ее, рассудительной? Был ли рассудительным я, когда отдавал ей все, чем был?

Пеппе молчала. Она не могла говорить. У нее не было слов для того ужаса, что она чувствовала. Лицо Роско потемнело.

— Или… нет? Или я просто обманывал себя?

— Ну а может, — сказала она с напускной легкостью, — это была вовсе не я? Просто кто-то очень похожий на меня?

— Если это шутка, то несмешная.

Музыка звучала все громче и громче, подхваченная хором голосов. Ее нервы сдали. Ей нужно было немедленно выбраться отсюда, или она сойдет с ума.

— Это не шутка, — сказала она. — Просто утром многие вещи выглядят по-другому.

Роско продолжал обнимать ее, пытаясь унять ее дрожь.

— Что с тобой? — продолжал допытываться он. — Скажи. Не держи в себе.

Пеппе резко отстранилась от него. Как она могла объяснить ему то, чего сама не понимала? Она только знала, что оказалась на краю бездны, которую многие находили захватывающей и возбуждающей, но куда она сама ни за что не отважилась бы ступить. Она смотрела в эту манящую глубину, удивляясь, что отступает, но не в силах сделать ничего другого.

Ночью они обсуждали, на какой риск могут пойти ради своей любви. Теперь Пеппе знала, что ей ничего не остается, как уйти.

Звуки рождественской песенки по-прежнему бодро лились из радио:


Новый день, новая жизнь, новые надежды…


Это то, как могло быть. Но теперь никогда не будет. Все это только иллюзия, и избавиться от нее нужно как можно быстрее.

— Пеппе, милая…

— Хватит! Не называй меня так… Мы неплохо провели с тобой время, верно?

— Верно…

— Ну а теперь настало время вернуться к реальности.

— И что же ты называешь реальностью?

Она коротко рассмеялась:

— Мы оба знаем, что такое реальность. Мы еще будем встречаться, но никто не может жить долго в мире иллюзий.

Руки Роско разжались. Это было то, чего она хотела, и все же ощущение пустоты, когда он отпустил ее, казалось невыносимым.

— Значит, вот как все обернулось. — Он понизил голос. — Мы неплохо провели время, но теперь все закончилось, и мы должны вернуться к реальности. Ты это хотела сказать?

Пеппе улыбнулась:

— Именно. Мы хорошо провели время и получили удовольствие, но сейчас… Ты ведь с самого начала знал, что я за штучка. Думаю, про себя ты называл меня еще хуже.

— Это было раньше. До того как я узнал тебя.

— Возможно, стоит больше доверять первому впечатлению. Бессердечная маленькая шлюшка…

— Прекрати! — сказал он, снова притягивая ее к себе. — Я никогда так о тебе не думал… А если в какой-то момент такая мысль и мелькнула, ты мне сразу же показала, как я ошибся.

— Правда? А может, я просто показала то, что ты хотел увидеть? Ведь ты мне, можно сказать, бросил вызов. Затащить мужчину в постель довольно легко, но завоевать его сердце — это уже другое.

Пеппе чувствовала тошноту, произнося эти ужасные слова. В своем отчаянном желании исчезнуть она зашла слишком далеко и мгновение колебалась, не броситься ли в его объятия, клянясь, что ничего такого не думала.

— Ты действительно хотела это сказать? — прошептал он.

У нее оставался последний шанс отказаться от своих слов и вернуть назад ту радость, что жизнь готова была подарить ей.

— Ты действительно хотела это сказать? — повторил он. — Это все, что было между нами? Ты хотела поставить меня на колени, чтобы наказать за мое поведение? Ты этого хотела?

Еще один последний шанс.


Солнце всегда нам будет сиять,

Счастливы будем мы вечно.


Словно обезумев, Пеппе подлетела к радио и щелкнула выключателем.

— Знаешь, как говорят? — сказала она, пожимая плечами. — Что-то выиграешь, что-то проиграешь. Так вот я из тех, кто любит выигрывать всегда.

Теперь уже поздно. Словно вся жизнь ушла из его глаз.

— Наверное, я должен чувствовать себя благодарным, что все так быстро закончилось, — проговорил Роско. — Ты могла бы зайти и дальше… Впрочем, в любое время полезно взглянуть правде в лицо. — В его глазах появилось презрение. — Значит, худшее, что я о тебе думал, оказалось в конце концов правдой… Ты рада? Ты чувствуешь эту мерзкую дрожь удовлетворения, что смогла унизить меня?

Ей удалось изобразить циничный смех:

— Я пришла к тебе в постель, и ты хорошо провел время. Вряд ли это можно назвать унижением.

— О, ты сделала гораздо больше! Ты надела на себя маску нежности и великодушия, ты так вскружила мне голову, что я рассказал тебе то, что никогда прежде… — Он судорожно втянул в себя воздух. — Ладно, надеюсь, я тебя хорошо позабавил.

Ей хотелось сказать, что он ошибается, но она подавила в себе этот импульс, подарив ему улыбку, которая была рассчитана на то, чтобы вывести его из себя. Пускай это разобьет ей сердце, но без нее ему будет лучше.

— Вижу, что так… — мрачно произнес он. — Что ж, не буду тебя задерживать.


Оставшуюся часть дня Пеппе просуществовала на полуавтомате. Эффективность ее работы была, как всегда, на высоте, улыбка сияла на лице, все в ней отличалось безупречностью.

Наконец настало время вернуться домой, в квартиру, которая теперь казалась ей клеткой. Словно по какому-то сигналу Пеппе начала убираться на своем столе, потом принялась за другие вещи, хотя вокруг и так был порядок. Отныне порядок и безупречная организация станут основой ее жизни. Она полностью сконцентрируется на карьере, станет лучшим адвокатом в своей области и не будет больше пытаться разбить стены, за которыми прячутся ее ночные кошмары. Ее жизнь снова станет безопасной.

Наконец, когда все было убрано, она подошла к коробке с чердака дома на Краймиа-стрит, которая все еще стояла в коридоре. Достав оттуда перчатки и шарф, она обнаружила под ними несколько старых тетрадок. Пеппе узнала почерк Ди. «Но вряд ли это дневники, — подумала она. — Не было у нее тогда столько времени».

И все же это оказались дневники из тех далеких дней, когда Ди работала в больнице и иногда вечером, перед тем как упасть на подушку и заснуть, находила несколько минут, чтобы записать свои мысли. Иногда ее наблюдения были смешными, иногда грустными, иногда ядовитыми, но всегда наполнены чувствами и эмоциями.

Перед Пеппе предстали длинные, полные агонии месяцы, когда Ди безнадежно любила Марка Селлона, потом обручилась с ним, а потом расторгла помолвку, потому что не верила в его любовь. Но он вернулся к ней в госпиталь, уже раненный, после того как его самолет был сбит врагом. И долгие ночи, сидя возле его неподвижного тела, она говорила то, что никогда не сказала бы, будь он в сознании. Пеппе читала:

«Я говорила ему, что верю: где-то глубоко в своем сердце он сможет услышать меня. Сможет почувствовать мою любовь и будет знать, что она останется с ним навсегда».

Пеппе читала до поздней ночи, когда наконец дошла до того места, которое было написано Ди после смерти Марка:

«Я видела, как тебя опустили сегодня в землю. Мне пришлось уйти, оставив тебя там. Но на самом деле я не оставила тебя, потому что ты всегда будешь в моем сердце, до тех пор, пока мы снова не объединимся. И не имеет значения, когда это случится. Времени не существует. Все это только иллюзия…»

Пеппе обхватила руками голову. Вот какой бывает любовь, которой у нее никогда уже не будет!

Аккуратно сложив все обратно, она погасила лампу и легла в постель. Слабый отблеск уличного света падал на плюшевого мишку, сидевшего рядом на столике. Маленькие черные глазки мягко поблескивали в темноте.

— Нет, — сказала ему Пеппе. — Я больше не собираюсь тебя слушать. Когда-то я тебе верила. Когда-то я верила Ди. Она рассказывала о себе и о дедушке, говорила, что когда-нибудь это случится и со мной. А потом я встретила Джека и поверила, что я любима и мне не грозят никакие разочарования. И вот теперь… теперь я не хочу чувствовать себя любимой. Никогда. Ты понимаешь?

Мишка ничего ей не ответил.

Глава 11

Чарли позвонил ей на следующий день. Его голос звенел от возбуждения.

— О, слава тебе за то, что ты сделала для меня, — пропел он в трубку. — Я говорю не о суде.

— Ты видел Ли, — догадалась Пеппе.

— Только что от него, и, похоже, недели через две все устроится. О боже, ты не представляешь, что будет, когда об этом узнает Роско!

— Не торопись говорить ему. И вообще, Чарли, не то-ро-пись.

— Хорошо, мисс Умница. Все так и сделаю. И еще раз — спасибо тебе.

День проходил за днем, а от Роско не было никаких известий. Что, возможно, и к лучшему… Но боль не проходила.

Однообразной вереницей тянулись дни. Пеппе пыталась убедить себя, что ей уже становится легче, хотя по-прежнему вздрагивала от каждого стука в дверь, надеясь увидеть за ней Роско. Но каждый раз это был не он.

До тех пор, пока…

Одного взгляда на его лицо было достаточно, чтобы сказать, что если что-то изменилось, то изменилось не к лучшему.

— Мы должны поговорить, — бросил он с порога, вошел и сразу повернулся к ней: — Я никогда не думал, что ты так далеко зайдешь.

— Не понимаю, о чем ты…

— Господи! Ты разрушила его жизнь, а теперь не понимаешь, о чем я говорю? Я говорю о том, что Чарли ушел из фирмы, пожертвовав своей карьерой ради какой-то призрачной химеры. И это ты направила его на этот путь! Неужели тебе так отчаянно хотелось отомстить?

— Отомстить? — изумленно проговорила она. — С какой стати? Ты не сделал мне ничего плохого. А что, разве Чарли оставил фирму? Этого в нашем плане не было.

— Так, значит, план все же был?

— Да, — кивнула Пеппе, чувствуя, что тоже начинает закипать. — План состоял в том, чтобы помочь Чарли найти свой путь. Чарли — прирожденный импровизатор. А у меня есть друг в шоу-бизнесе, Ли Рентон, который устраивает телешоу, где принимают участие новички и любители. Я порекомендовала ему Чарли.

— Что ты ему посулила? Полунищее существование?

— А вдруг он станет звездой? Это уж как получится…

— Как получится?! Значит, вот как ты смотришь на жизнь! Полагаешься на случай?

— А что предлагаешь ты? Безопасный путь не всегда приводит в безопасное место. Мы это оба знаем, не правда ли? Но если ты сам выбираешь свой путь, то риск может быть оправдан. Но быть брокером — это не выбор Чарли. Это твой выбор!

Роско нервно зашагал по комнате.

— Чарли уволился? Он сделал это сам или ты заставил его уйти? — спросила она.

Он бросил на нее гневный взгляд:

— Я хотел, чтобы Чарли посещал курсы. Во-первых, он больше бы узнал о нашей работе, а во-вторых, получил бы еще одну квалификацию. Он отказался, поскольку это означало, что ему пришлось бы пропустить это чертово шоу! Я сказал, что ему нужно сделать выбор.

— Скажи мне, что я этого не слышала, — пробормотала она. — Ты заставил его сделать выбор и удивляешься, что он выбрал свободу?

— Это ты его склонила к такому выбору!

— Нет, я только помогла ему сделать то, что он сам хотел сделать.

— За моей спиной. Ты ведь наверняка посоветовала ему ничего не говорить мне, верно?

— Не говорить раньше времени, на тот случай, если ты надумаешь вмешаться.

— Вмешаться? Я его брат!

— Да, брат, а не тюремщик! «Делай по-моему или выметайся» — так ты формулировал свою позицию? Если бы ты подошел к этому с умом, то оставил бы для него дверь открытой, на случай, если бы его новая карьера не заладилась. Но ты захлопнул за ним дверь. Разве так поступает умный человек?

Она тут же пожалела о своих словах — его лицо изменилось. Злость куда-то исчезла, уступив место усталой горечи.

— Ты права, — медленно проговорил он. — Я дурак. И всегда им был. Я доверял людям, которым не стоило доверять. — Он невесело усмехнулся. — И чему меня это научило? Да ничему! Ну не дурак ли я после этого?

Роско говорил теперь не о Чарли. Она помнила, как откровенен он был с ней в ту ночь, рассказывая о своем отце, о невесте, об одиночестве… Он открылся ей, как никому другому, а она… она отвергла его.

И все-таки изменить она ничего не может. Пеппе боялась, что он раскроет свои объятия, предлагая ей сочувствие и утешение. В его объятиях она расслабится, и это снова вызовет потребность в его любви. А потом… потом она разрушит ему жизнь.

Нет! Она должна любым способом защитить Роско.

— Пойми, Роско, для тебя я отрава, без меня тебе будет лучше.

— Только избавь меня от этого пафоса! Призналась бы честно, что я просто еще один скальп в твоей коллекции…

— Нет!

— Да неужели, черт возьми?! Ты достигла победы, и я стал больше не нужен. Поздравляю! Спиливать мертвые деревья — полезное дело, хотя даже такой бессердечный робот, как я, подумал бы дважды, прежде чем применить этот метод к людям.

— Не называй себя бессердечным роботом! И я никогда так не говорила и никогда так не думала.

— Лжешь! Чарли наверняка сказал тебе, что я помешан на контроле. Возможно, так оно и есть. Но не я один помешан на этом. Да, я тянул Чарли за веревочки, но то же самое делала и ты. Разница только в том, что я делал это открыто, а не за чьей-то спиной.

Пеппе была слишком ошеломлена, чтобы что-то ответить. Роско повернулся и пошел к двери.

— Не забудь прислать счет, — сказал он и хлопнул дверью.


Утром позвонил Чарли.

— Мама устраивает ужин и хочет, чтобы ты пришла. Ведь это же твоя заслуга. Надо сказать, ее очень порадовал мой выбор. Роско, конечно, этого понять не может.

— Значит, его это не порадовало…

— Честно говоря, мы с ним почти не видимся. Кстати, на вечере его тоже не будет… В общем, я скажу маме, что ты придешь.

— Чарли…

Но он уже повесил трубку. Да, Роско не единственный в их семье, кто любит обрывать разговор.

Этот день начался с очередной неприятности с машиной. Пеппе пришлось смириться с неизбежным и бросить свое несчастное авто на дороге. Она взяла такси до дома Хэверингов, празднично сияющего всеми окнами. У входа в окружении гостей ее встречала Анжела.

— Роско сегодня не будет, — сказала она. — Он терпеть не может развлекательные программы, да и вообще ему не по душе… эта затея.

— А что вы об этом думаете? — спросила Пеппе.

— Этого хочет Чарли. И кроме того, — Анжела понизила голос, — он всегда любил рисковать, а теперь, если он попадет в какую-нибудь историю, ну… в общем, это уже не будет иметь такого уж большого значения, верно?

Внешность обманчива. Под мягкими светлыми кудряшками у Анжелы оказались весьма здравые мозги.

После ужина все собрались перед телевизионным экраном. Зазвучала вступительная музыка, появился ведущий:

«Добрый вечер, дорогие друзья! В нашей программе вы, зрители, отдаете свои голоса победителям, а неудачники уходят со сцены. Участниками сегодняшнего шоу являются…»

Как только Чарли начал свое выступление, все уже знали, что победа будет за ним. Ни один из других семи конкурсантов не шел ни в какое сравнение с Чарли. Даже Пеппе, которая знала, скольких усилий стоило Ли устроить Чарли в это шоу, была под впечатлением.

«А сейчас, друзья, время выбрать победителя! — провозгласил ведущий. — Вот их телефонные номера».

Когда на экране появился номер Чарли, все тут же схватились за свои телефоны, чтобы отправить сообщения и отдать свои голоса.

— И сколько нам теперь придется ждать? — спросила Анжела.

— Примерно полчаса, — ответила Пеппе. — Но Ли говорит, что здесь и вопроса быть не может. Он уверен, что Чарли победит и попадет в следующий тур. Но даже если этого не случится, уже есть агент, который им заинтересовался.

Наконец настало время снова собраться вокруг экрана, чтобы узнать победителя. Когда было объявлено имя Чарли, комната взорвалась громом аплодисментов. И вот уже снова он появился на экране, с триумфом повторяя свой номер. Его лицо сияло от восторга, аплодисменты становились все громче, ставки росли…

Когда программа закончилась, гости начали расходиться. После шумного веселья дом казался опустевшим.

Анжела налила Пеппе бокал шампанского.

— Вы так добры, что смогли остаться, — сказала она. — Я знаю, теперь многое изменится, но я к этому готова. — И тоном соучастницы произнесла: — Должна признаться, что я надеялась, что вы и Чарли… Но потом он сказал, что вы для него все равно что старшая сестра. Я бы с удовольствием приняла вас в нашу семью. — Неожиданно ей в голову пришла другая мысль: — А вы не думаете, что у вас… могло бы что-то получиться с Роско?

— С Роско?..

— Я знаю, что слишком многого прошу, но кто знает? Вы могли бы сделать его более человечным.

— Анжела, пожалуйста… Нет ничего более невероятного, чтобы я и Роско… В общем, не стоит даже говорить об этом.

— Наверное, я слишком эгоистична. Мне всегда хотелось иметь дочь, с мужчиной ведь никогда так не поговоришь, как с женщиной. А когда умер Уильям, мне вообще не с кем стало разговаривать. Чарли был тогда совсем ребенком, а Роско… Роско всегда интересовался только тем, как заработать побольше денег. Часть из них он, конечно, отдает…

— Отдает?

— Благотворительным организациям, больницам… Чеки Роско подписывает с легкостью. Но вот поддержать эмоционально, приласкать больного ребенка — для него проблема.

— Но, возможно, это и есть его способ выразить свои чувства? — задумчиво проговорила Пеппе. — Приласкать больного ребенка — это, конечно, красиво и благородно. Но если ребенок умирает от отсутствия нужных лекарств, то человек, подписывающий чеки, на которые можно купить лекарства, поступает более благородно. Во всяком случае, я уверена, что так сказала бы мать этого ребенка.

Анжела внимательно посмотрела на нее:

— Вы говорите как Роско.

— И он прав, — твердо сказала Пеппе. Ей было приятно, что она могла защитить Роско в его отсутствие. Только когда он был рядом, ее охватывало странное беспокойство. — Вы когда-нибудь пробовали говорить с ним? — спросила она Анжелу. — Мне кажется, вы могли бы найти у него гораздо больше сочувствия, чем думаете.

— Вы так считаете? Неужели ваши глаза смогли увидеть то, чего не увидел весь мир?

Это было так близко к правде, что Пеппе на мгновение потеряла дар речи. Но потом сказала:

— Кто знает? Может, он сам старается делать все, чтобы не позволить никому увидеть, какой он на самом деле. Хотя ему самому часто бывает страшно.

— Мне трудно простить ему смерть Уильяма. Если бы Роско больше помогал отцу…

— Но ведь тогда он был слишком молод! Ему было столько, сколько сейчас Чарли. Могли бы вы обвинить Чарли в чем-то подобном?

— Нет. Конечно нет, но… — Анжела остановилась на полуслове, как если бы только сейчас что-то поняла. — Но дело в том, что Роско всегда казался другим.

— Казался — это просто слово. Он был молод, только начинал осваивать новое дело, где многое было для него неясно. А потом умер его отец… Возможно, он и сам чувствовал себя виноватым, а когда узнал, что и вы обвиняете его…

— Я никогда этого не говорила вслух! — быстро сказала Анжела. — Но может, говорить и не обязательно?..

— Не обязательно. И он тоже молчал. Поэтому вы и потеряли друг друга.

Анжела опустила голову и задумалась. Наконец Пеппе отважилась спросить:

— Ваш муж был похож на него?

— О нет. Уильям был очень общителен, у него была открытая натура. Он рассказывал мне все — абсолютно все. Наш брак был очень счастливым.

Пеппе подошла и, сев рядом с Анжелой, обняла ее за плечи.

— Вы помните его как доброго человека, который любил вас, — сказала она мягко. — Это все, что имеет значение, — все эти прекрасные годы, что вы прожили вместе, даря друг другу свою любовь…

— Да, да… Нет! — Голос Анжелы сорвался, слова перешли в рыдания. — Нет… он оставил меня, — рыдала она. — Он жил своей жизнью… хотя знал, что я люблю его… Он ушел от меня потому, что ему так захотелось… Ему и дела до меня не было!

— Это неправда, — сказала Пеппе, сжимая ее руки. — Ваш муж никогда не переставал любить вас. Просто он был в отчаянии. В его голове все так перемешалось, что он не сознавал, что делал. Это был другой человек, который выбрал себе другую жизнь, а не тот, которого вы знали. Ваш муж не отвергал вас.

— Вы действительно… так думаете?

— Да. Вероятно, он был болен, и болезнь заставила его сделать это. А не его сердце. Он никогда не отвергал вас, и я знаю, что где бы он сейчас ни был, он хотел бы, чтобы вы поняли это. И пока вы это не поймете, он не найдет себе покоя. Вы ведь любите его?

— О да… Да!

— Тогда сделайте это для него. Поговорите с ним в своем сердце и скажите, что прощаете его, потому что знаете, что он не хотел этого. Скажите ему…

Неожиданно рядом с ней оказалась Ди, подсказывая слова из своего дневника, слова, что она говорила мужчине, которого любила, не зная, слышит ли он ее.

— Скажите ему… Скажите ему…

Анжела изумленно смотрела на нее:

— Так что я должна сказать ему?

— Что он по-прежнему с вами, в вашем сердце, как и вы в его, до тех пор, пока однажды вы не объединитесь навсегда.

— И он не отвергнет меня? После стольких лет?

— Это совсем недолго. К тому же времени не существует. Это только иллюзия.

— Да, да, — медленно проговорила Анжела. — Кажется, я понимаю…

Она обняла Пеппе, все еще вздрагивая, но уже не плача.

Звук возле двери заставил Пеппе поднять голову.

На пороге стоял Роско и с изумлением смотрел на представшую перед ним сцену — его мать с выражением радости на лице и Пеппе, обнимающая ее за плечи.

«Это то, что он пытался сделать для матери, но так и не смог, — подумала Пеппе. — Теперь он меня возненавидит».

Она тихо шепнула Анжеле:

— Здесь Роско.

— Почему ты плачешь, мама?

— Все в порядке. Пеппе заставила меня на многие вещи посмотреть с другой стороны. Она мне рассказала…

— Я слышал, — тихо сказал Роско, доставая платок и вытирая слезы с ее лица. — Не плачь, мама. Ведь теперь не о чем плакать, верно?

— Да, верно. Все хорошо. Чарли победил и будет участвовать в следующем конкурсе. Не успеем оглянуться, как он станет богат и знаменит.

Зазвонил телефон, и Анжела взяла трубку:

— Чарли, дорогой, мы как раз говорили о тебе…

Пеппе сделала шаг в сторону. Ей нужно скорее уйти отсюда!

Она почувствовала, как пальцы Роско сжали ее запястье, он потянул ее за колонну, уводя из поля зрения Анжелы.

— Чем я могу отблагодарить тебя? — тихо спросил он. — Я уже потерял надежду, что когда-нибудь увижу ее такой счастливой… — Он поднес к губам ее руку и поцеловал.

— И тебе не досадно, что это была именно я?

— Если ты имеешь в виду, что мне самому бы хотелось принести радость и покой моей матери, то да, мне досадно. Но раз другой человек сумел сделать столь бесценный подарок, то только это имеет значение.

— Спасибо, — тихо сказала она. — Думаю, что теперь мы можем расстаться друзьями.

— Расстаться? Мы собираемся расстаться?

— Мы уже расстались, Роско. Ты это знаешь.

— Только потому, что мы наговорили друг другу кучу всяких гадостей? Ты притворилась этакой бессердечной шалавой, а я притворился, что поверил тебе. Мы можем переступить через это, если захотим.

Словно вихрь закружил ее. Радость от его любви, горечь от неминуемой разлуки, страх, что нервы могут не выдержать. Она должна была оставить его, но теперь эта мысль наполняла ее ужасом.

— Уверен, что ты готова попробовать снова, — сказал он. — Одно то, что ты пришла сюда…

— Чарли говорил, что тебя здесь не будет.

— Он так сказал? Быть этого не может! Он знал, что я приду.

— Может, я не так поняла, — пробормотала она. — Но все равно теперь уже поздно.

— Как это может быть поздно, если мы любим друг друга?

Пеппе услышала, как Анжела положила трубку.

— Мне нужно идти, — сказала она.

— Я что-то не заметил твоей машины.

— Похоже, на этот раз она сломалась окончательно.

— Тогда я тебя отвезу. И не вздумай спорить!

Глава 12

Подходя к машине, они заметили маячившую возле нее темную фигуру, наполовину скрытую плотной завесой падающего снега. У Пеппе перехватило дыхание.

— Это Фэнтон, — шепнула она Роско. — Тот, кого ты уволил. Может, он что-то сделал с твоей машиной…

— Что вы здесь делаете в такую погоду? — раздраженно спросил Роско. — Вы что, хотите схватить пневмонию?

Фэнтон приблизился. Его фигура обрела более четкие контуры.

— Я тут недавно. Я только хотел поблагодарить вас. Я наконец понял, кто дал мне работу.

— Я лишь сказал, что дело вы свое знаете, — грубовато буркнул Роско.

— И за бумаги, что вы подписали… Ну те, насчет долгов…

— Это только гарантии. Долги вам все равно придется платить самому.

— Но зато теперь у меня есть время, — улыбнулся Фэнтон. — Вот за это все я и пришел вас поблагодарить.

— Хорошо. Ну а теперь возвращайтесь домой, пока и в самом деле не простудились… А где ваша машина?

— Я ее продал.

— Ну тогда давайте я вас подброшу.

Поблагодарив, Фэнтон устроился на заднем сиденье.

Всю дорогу Пеппе пыталась разобраться в своих путающихся мыслях.

«Почему, — думала она, — Роско так непостоянен? Почему он и пяти минут не может остаться одним и тем же человеком?»

Жена Фэнтона и его трое детей сгрудились возле окна, беспокойно поглядывая на улицу. Увидев, как их муж и отец вылезает из машины, все с радостными криками бросились ему навстречу. Какое-то время Роско молча смотрел на эту семейную сцену, затем нажал на газ и уехал.


— Просто не могу поверить, что ты сам нашел ему работу.

— Что мне еще оставалось делать? Ты видела его семью. По правде говоря, это не такая уж замечательная работа — вести финансовые дела нескольких магазинчиков.

— И тебе не пришлось объяснять владельцам, почему ты его уволил?

— Они мои партнеры.

— Ага. Значит, ты потянул за веревочки.

Он улыбнулся.

— И поручился за его долги?

— Поручился, но не оплатил. А теперь, может, оставим эту тему?

— У меня все это просто не укладывается в голове. Никому не узнать о тебе всей правды.

— Ну а чего ты еще ожидала, обрушив на меня свои обвинения тогда в офисе?

— Я и не думала, что ты будешь обращать внимание на каждое мое слово. К тому же у меня есть подозрение, что ты бы в любом случае это сделал. Скрудж снаружи, Санта-Клаус внутри. — Пеппе посмотрела в окно. — Похоже… мы куда-то не туда едем.

— Мне пришлось сделать крюк. В это время возле Трафальгарской площади пробки.

— Ах да… Там поставили гигантскую елку, которую нам каждый год присылают из Норвегии.

— Давай посмотрим? — предложил Роско, останавливаясь возле тротуара.

Он взял ее за руку и потянул туда, где огромная елка вздымалась в ночное небо, украшенная сотнями огней. Многочисленные лампочки отбрасывали разноцветные блики на дома вокруг площади, откуда-то доносился хор голосов, распевающих рождественские песенки.

— Смотри, как здорово! — воскликнул Роско.

Не получив никакого ответа, он повернулся, чтобы посмотреть на Пеппе. Ее глаза были закрыты, лицо было мокрое — то ли от снега, то ли от слез — в обрамлении уныло поникших золотистых прядей.

— Пеппе… Милая, что с тобой? Скажи, ради бога…

Он мягко встряхнул ее за плечи и, не увидев никакой реакции, притянул к себе и начал целовать с отчаянием человека, спасающего чью-то жизнь.

— Пеппе… — шептал он. — Ты где?

— Не знаю… Но я не могу оттуда выбраться. Я в ловушке, и… это навсегда.

— Нет, ты можешь. Я помогу тебе.

Он целовал ее снова и снова, пока она не ответила на его поцелуи, пытаясь найти в этом спасение от терзающего ее страха. Но даже тогда она знала, что выхода нет.

В следующее мгновение, оттолкнув его, Пеппе бросилась прочь, тут же исчезнув в темной толпе. Потеряв ее из виду, Роско растерянно озирался вокруг. Ее не было нигде, она словно растаяла в тонком воздухе, ушла навеки, на радость его торжествующим демонам. Но потом Роско заметил в конце улицы одинокую быстро движущуюся фигурку и бросился за ней, не давая исчезнуть снова.

— Нет… — Задыхаясь, он схватил ее за рукав. — Мы не можем так все оставить… Это слишком важно… Давай вернемся назад!

— Только не туда. — Пеппе мотнула головой в сторону, где виднелись огни Трафальгарской площади. — Терпеть этого не могу.

— Чего? Почему?

— Рождество. У меня на него аллергия.

— Тогда поедем домой.


В квартире Роско прошел в ванную комнату, взял полотенце и начал вытирать ее намокшие от снега волосы, разбирая их на отдельные пряди. Он вспомнил тот день, когда впервые увидел Пеппе с распущенными волосами, во всей ее молодой, сияющей красоте…

Вот только сейчас в ней не было ничего сияющего. Глядя на ее бледное, измученное лицо в обрамлении уныло висящих прядей, Роско вдруг увидел, как она будет выглядеть в старости.

Еще никогда он не любил ее так.

— Просто не могу поверить, — покачал он головой, — что вот так, без повода, все вдруг пошло наперекосяк.

— Может, для тебя и без повода. Но для меня повод был.

— Но ведь все было так хорошо! Наши сердца были открыты, мы могли доверять друг другу. Я думал, это прекрасно. Я ошибся?

— Нет, не ошибся. Это действительно было прекрасно. И это-то меня и испугало. Когда-то так уже было… И доверие, и надежды на будущее. Теперь я знаю, что это ничего не значит. У меня уже были такие чувства к Джеку, и закончилось все это катастрофой… Я так любила его. Я готова была отдать ему все, что имела, все, чем я была, все, чем я могла бы стать… — Пеппе встала и начала ходить по комнате. — После той ночи, что мы провели с тобой, я проснулась, чувствуя необъяснимый страх. Все было так хорошо, но меня не отпускало какое-то странное ощущение надвигающейся пустоты. Я попыталась подавить его и, возможно, справилась бы с этим, но… тут ты включил радио. И сразу же меня словно отбросило назад, к Джеку. Приближалось Рождество, и наша свадьба была назначена на Новый год. В церкви уже была заказана служба, в отеле забронирован банкетный зал, начали прибывать подарки… Я забежала к нему домой — я была так глупа, что не почувствовала, что что-то не так. Я видела, что в последнее время он стал рассеян, но думала, что, возможно, он готовит мне какой-то сюрприз… — Она помолчала, а потом продолжила: — На улице перед его домом собрался небольшой хор. Они начали как раз этот куплет: «Новый день, новая жизнь, новые надежды…» И это, казалось, так к нам подходило, что я тоже начала напевать эти слова. Джек открыл дверь. Он выглядел смущенным. Я никогда не забуду его взгляд. У меня с собой была веточка омелы, — глухим голосом рассказывала Пеппе, — я держала ее за спиной, желая сделать сюрприз. Когда я решила, что настал подходящий момент, я подняла ее вверх и сказала: «Ну а теперь ты должен поцеловать меня». И он вдруг сказал, что никогда больше этого не сделает. Что между нами все кончено. Он женится на другой. Я просто стояла там, пытаясь осознать его слова, и все это время с улицы доносилась та самая рождественская песенка. С тех пор я не могла спокойно слушать ее, но… я и не подозревала, насколько далеко все это зашло.

— Одна только песенка…

— Но именно эта песенка словно вобрала в себя все, что случилось тогда. И тот факт, что мы были так счастливы, начал казаться угрозой. Я стала бояться счастья. Я не могу позволить себе быть счастливой, потому что не смогу пережить, когда все это закончится…

— Ты думаешь, у нас это тоже кончится? Ты не веришь, что я могу быть верен тебе? Как мне доказать это?

— Никак. Это моя проблема, а не твоя. После Джека я на всем этом поставила крест. Вот поэтому я и веду такую жизнь. Пусть люди думают, что я бессердечная интриганка, которой плевать на настоящие чувства. Иногда меня это злит, но зато я остаюсь в безопасности, а это мне нужно больше всего.

— Больше всего? — медленно проговорил Роско. — Больше всего, что могло бы быть у нас? Больше нашей любви, которую мы могли бы разделять долгие годы, больше наших детей, наших внуков?

— Не надо, — прошептала Пеппе. — Пожалуйста, не надо…

Он подошел ближе и остановился, не касаясь ее, но давая ей почувствовать свое дыхание.

— Нет, я не остановлюсь, — прошептал Роско. — Я не остановлюсь, потому что хочу быть уверенным, что ты запомнишь меня. Я не позволю тебе вот так взять и закрыться от меня, как если бы наша любовь ничего не значила. Думаешь, я так легко позволю тебе уйти? Нет. Я сделаю все, чтобы ты запомнила меня, запомнила каждый момент нашей близости. — Он обхватил ладонью затылок Пеппе и прижался к ее губам. — Почувствуй меня… Запомни меня… Я всегда буду здесь… Ты никогда не сможешь забыть меня…

— Да… да… — шептала она.

— Скажи, что ты любишь меня.

— Я люблю тебя…

— Скажи, что ты только моя.

— Я твоя, Роско… Только твоя… Но, пожалуйста, забудь меня…

— Ни за что! Когда я выйду из этой комнаты, я все равно буду с тобой. Когда ты проснешься завтра утром, я буду с тобой. Когда ты вечером будешь ложиться спать, я буду с тобой. Когда ты будешь мечтать о любви и захочешь почувствовать на своем теле руки, ласкающие тебя, это будут мои руки. Я никогда не откажусь от тебя. Никогда.

Его поцелуй становился все жарче. Она смогла почувствовать все его страстное желание, прежде чем его губы снова смягчились, оставив только ощущение нежности. Не отводя от нее глаз, Роско отпустил ее и отступил к двери.

— Прости меня… — прошептала она. — Прости…


Раздался стук в дверь — это был Чарли, одетый в теплое верблюжье пальто.

— Ух, ну и морозище! — бормотал он, мотая головой, чтобы стряхнуть с волос снег. — Я забежал, чтобы сказать тебе это лично: если даже я не выйду победителем, мой агент уже обеспечил мне занятость по меньшей мере на год. Так что, можно считать, я уже встал на рельсы. — С победным криком он выбросил вверх руку.

— А как там Джиневра? — спросила Пеппе. — Рада за тебя?

— Не знаю. Мы с ней не перезваниваемся. Я получил от нее эсэмэску… В общем, она пожелала мне удачи и просила больше не звонить.

— Ну а ты что?

— Да ничего. Я тут встретил девушку… Ну… одним словом…

— Ладно, развлекайся, — улыбнулась Пеппе. — Ну а как Роско? Смирился с изменениями в твоей жизни?

— Не знаю. Мы с ним почти не видимся. С тех пор как из слияния с Вэнленом ничего не вышло, он целыми днями сидит в офисе.

— Так слияния не будет?

— Нет. Я не знаю, что уж там случилось, но я слышал, был большой скандал. Вэнлен хотел слияния, Роско все откладывал. Вэнлен стал угрожать, Роско на угрозы не поддался. В конце концов Вэнлен просто хлопнул дверью… — Чарли вдруг замолчал. — Вообще-то эти новости уже устарели. Вы что, разве так давно не виделись?

— Последний раз я с ним столкнулась в вашем доме, в тот день, когда было шоу, да и то только потому, что ты сказал, что его там не будет.

Чарли сделал большие глаза:

— Я так сказал? Что-то не помню.

— Брось притворяться! Ты обещал, что мы с ним там не встретимся. Но Роско сказал, что ты знал, что он будет. Как же так вышло, Чарли?

— Ну… в общем…

— Ты ведь специально это подстроил, верно?

— Кто? Я? — Его изумление было таким искренним, что в него трудно было не поверить. — Как ты только можешь так обо мне думать?! Ну ладно, ладно, это я устроил.

— Ты что, решил изобразить из себя Купидона?

— А почему бы нет? Мне нужна старшая сестра. Кроме того, совсем неплохо иметь в семье дипломированного юриста. Ведь могут быть случаи, когда… Ну, в общем, сама понимаешь.

— О да. Понимаю…

Лицо Чарли стало серьезным.

— Но на самом деле, это не настоящая причина, Пеппе. Мы оба, я и мама, хотим видеть тебя в нашей семье, потому что ты могла бы сделать Роско… более человечным, что ли. Ну а сегодня я просто хотел тебя увидеть и еще раз за все поблагодарить.

Он чмокнул ее в щеку и ушел, оборвав тоненькую ниточку ее связи с Роско.


Роско не звонил и не появлялся. А потом Пеппе получила от него письмо:


«У меня вчера был долгий разговор с мамой. Мы оба в равной мере были удивлены, что такое вообще возможно, но стоило нам начать, дальше уже стало легче. Она рассказала, что она чувствовала, и попросила прощения за то, что неверно обо мне судила. Я сказал, что здесь нечего прощать. Без тебя, конечно, ничего бы этого не было. Ты в любой момент можешь попросить меня обо всем, что тебе будет нужно, и это будет твоим. Так же как и я.

Твой Роско».


Возвращаясь с работы, Пеппе стала ходить через Трафальгарскую площадь, иногда останавливаясь в стороне от толпы, слушая песенки и пытаясь не обращать на них внимания. Но это не помогало. Темнота не отступала, и, простояв на холоде полчаса или час, она уныло брела к ближайшей станции подземки, находя утешение только в том, что эта пытка скоро закончится.

Как-то, перебирая дневники Ди, Пеппе прочитала:

«Возможно, я сумасшедшая. Я поклялась, что никогда не выйду за него замуж. Даже расторгла нашу помолвку. Я думала, что поступаю правильно, но кто дал мне право решать за нас обоих? Когда он вернулся ко мне, весь израненный, я знала, что мое место возле него, что бы ни случилось.

Сейчас у нас свадьба, потому что я беременна, но я не знаю, любит ли он меня. Впрочем, это не имеет значения. Я люблю его, и это главное. Никто не знает будущего. Ты можешь только любить и делать все, что от тебя зависит».

Там было еще несколько слов на полях. Пеппе с трудом удалось разобрать дедушкин почерк: «Глупая женщина. Как если бы я мог…»

Ди продолжала: «Я рискнула и теперь, в конце, могу сказать, что я была искренна в своей любви».

— Ты была такой сильной, — прошептала Пеппе. — Если бы я могла быть такой, как ты. Но я… я не могу.

Она аккуратно положила тетрадку обратно в ящик, взяла старого мишку, запихнула его в сумку и вышла из квартиры. Последние несколько метров она пробежала, вдруг захотев увидеть эту нарядную елку с ее яркими лампочками, выбрасывающими в темноту свет, обещая надежду. И пусть эта надежда никогда не будет принадлежать ей, Пеппе сможет пронести память об этой ночи через всю жизнь…

На площади стоял продавец омелы — он старался вовсю при виде попадающихся ему на пути парочек, запрашивая изрядную цену за тоненькие веточки. Рядом кто-то запел. Вскоре к нему присоединились другие голоса.

Но только не голос Пеппе. Это был последний, финальный шаг, который она так и не смогла сделать. С горечью прижав мишку к своей щеке, она повернулась, чтобы уйти.

Кто-то толкнул ее в спину. Выронив мишку из рук, Пеппе упала.

— Нет! — закричала она. — Где ты… Где?

— Все в порядке. Я нашел его, — произнес рядом знакомый голос, и она увидела перед собой лицо Роско.

Он помог ей подняться.

— Вот. — Роско вложил ей в руку мишку.

— Давно… ты здесь? — спросила она запинаясь.

— Столько же, сколько и ты. Как и в прошлый вечер. И в позапрошлый. Я следовал за тобой, надеясь, что ты сможешь найти здесь то, что заставит тебя поверить в меня.

— Но я верю в тебя. Я в себя не верю. Я трусиха.

— Ты? Нет. Ты не трусиха. Ты ничего не боишься. К примеру, меня. Меня ведь многие боятся. Но только не ты. Это первое, что мне в тебе понравилось. И сейчас, если бы ты была рядом… Одним словом, Вэнлен показал свою гадкую сторону, и твоя моральная поддержка мне бы очень помогла. — Роско улыбнулся. — Ну и конечно, твой профессиональный опыт.

— Я слышала, что слияние не состоялось, и Вэнлену это очень не понравилось.

— Мне не хочется иметь с ним никаких дел. А знаешь, он обвинил меня в том, что из-за меня ты дала ему отставку. — Роско горько усмехнулся. — Если бы! Я чуть было не сказал ему, что я для тебя значу не больше, чем он.

— Это неправда… — прошептала она. — Только потому, что ты значишь так много…

— Если бы я мог говорить все, что думаю, то сказал бы ему, что ради тебя я мог бы махнуть рукой на любую угрозу и принести любую жертву, и назвал бы это еще небольшой ценой. Потому что здесь вообще не может быть никакой цены. Если только тебе не отдадут это даром.

Пеппе сдавила пальцами виски, стараясь не заплакать:

— Но мне нечего тебе дать…

— Это неправда. Ты уже дала мне то, что значит для меня больше, чем все остальное. Если бы ты была более щедрой, это мог бы быть вообще самый ценный в мире подарок. А если нет, ну что ж… Я буду жить, зная, что мне удалось встретить самую прекрасную на свете женщину. Если ты не выйдешь за меня замуж, я буду жить один, мечтая о тебе. Ты хочешь, чтобы я был одинок? Ты так мало меня любишь, что готова обречь на это?

— О нет, — прошептала Пеппе. — Я люблю тебя… Просто какая-то моя часть… О, если бы только я могла… если бы могла…

Все в ней так и звало броситься ему в объятия. Если бы только она могла найти в себе силы сделать этот последний шаг! Последний шаг в неизвестность.

Но разве это неизвестность? Да, ее жизнь была бы наполнена проблемами и трудностями, но также и любовью…

«Никто не знает будущего. Ты можешь только любить и делать все, что от тебя зависит».

Слова Ди так ясно прозвучали в голове, что Пеппе испуганно выдохнула и инстинктивно огляделась по сторонам.

— Где ты? — прошептала она.

«Здесь, — прозвучал голос. — Здесь, там, всюду. В твоем сердце».

— Что такое? — спросил Роско.

— Никто не знает будущего, — медленно повторила Пеппе. — Ты можешь только любить и делать все, что от тебя зависит. — Она это знала.

Роско положил к ее ногам все, чем он был, все, что имел, все, чем когда-либо он мог стать. Никто не мог сделать большего. Теперь будущее было в ее руках.

— Роско, — сказала она, потянувшись к нему, — если бы я только могла…

— Но ты можешь. Ты можешь, если поверишь. Мы сделаем это вместе, потому что теперь я знаю способ.

Хормейстер опустил руки, делая паузу перед тем, как начать новую песню. Роско тронул его за рукав и сказал несколько слов. Хормейстер кивнул. Через несколько секунд зазвучали первые такты мелодии.

— Нет… только не эту! — взмолилась Пеппе.

— Именно эту, — твердо сказал Роско. — Ту, что преследует тебя. И теперь, когда мы оба потерпели поражение, перед нами открылся новый путь. Разве ты не видишь?

— Вижу, но… — Ей по-прежнему было страшно.

— Никаких «но»! Начиная с этого момента, мы все будем делать вместе, включая и это. Особенно это. Поэтому теперь мы вместе споем эту песенку. Поняла?

— Да, — прошептала она. — Поняла.

— Тогда давай. Пой! Я приказываю тебе. Спой со мной за нашу надежду!

Вокруг них голоса набирали силу, возносясь все выше, сливаясь со светом, что струился на них от звезды, сияющей на вершине.


Дитя родилось на рассвете

Под утренней звездой.


— Пой, — сказал он. — Пой со мной.

Неожиданно она почувствовала, что сможет это сделать, опираясь на его руку в поисках силы, которую только он мог ей дать.


Воскресли все наши надежды

На новый день, на жизнь и на любовь.


Это было чудо, которое, как она думала, никогда не случится. Оно оттеснило страх и сделало ее свободной, хотя бы на то короткое время, что Роско был рядом с ней.

Она увидела в его глазах вопрос и кивнула. Их голоса зазвучали вместе:


Чтоб новый свет рассеял тьму

И всех нас возродил.


— Возродил… — прошептала Пеппе.

— Означает ли это, что ты выйдешь за меня замуж? — спросил он.

— Да. Я выйду за тебя.

Роско вынул из кармана маленькую коробочку, достал оттуда кольцо с бриллиантом и надел ей на палец. Пеппе изумленно выдохнула:

— Это… кольцо твоей матери?

— Она мне его подарила. Она сказала, что ее время носить его уже прошло, а твое как раз начинается. Это своего рода приглашение. Приглашение в нашу семью, а также… не знаю, как сказать…

— Она подарила его тебе. А не Чарли. Возможно, она хотела этим сказать, что ее сердце снова открыто для тебя.

— Возможно. Это принесло мне столько радости. Ты помогла нам понять друг друга. Больше никому я бы не отдал это кольцо. Только тебе. Ты можешь мне обещать, что будешь носить его всю свою жизнь?

— Я буду носить его столько, сколько ты захочешь.

— Всю свою жизнь, — твердо повторил он.

Продавец прошел мимо них, помахивая последней оставшейся у него веточкой омелы.

— Ну купите ее! — умоляющим голосом протянул он. — Тогда я смогу пойти домой.

Роско вытащил из бумажника первую попавшуюся купюру. Глаза продавца округлились. Он не стал медлить — отдав им веточку, тут же исчез.

— Ты помнишь, что сказала тому дураку, что упустил тебя из рук? — спросил Роско, поднимая над ее головой веточку.

— А сейчас… ты должен поцеловать меня, — тихо произнесла Пеппе.

Роско наклонил голову для их первого поцелуя после помолвки.

* * *

Они назначили день свадьбы сразу после Рождества. В церкви рядом с кладбищем, где они впервые встретились. Где были похоронены родные Пеппе. Накануне свадьбы они пришли на могилы Ди и Марка. Роско смахнул с надгробий снег, скрывавший улыбающиеся на фотографиях лица.

— Я рада, что они будут рядом с нами на свадьбе, — сказала Пеппе.

Роско кивнул:

— Они всегда будут частью нашей жизни. Потому что без них мы никогда бы не встретились. — Он хитро прищурился. — Как ты думаешь, я нравлюсь твоей бабушке?

— О да.

— Мне тоже так кажется.

Когда Пеппе пошла к могилам других своих родственников, Роско остался возле могилы Ди. Ему хотелось поговорить с ней.

— Вы оказали огромное влияние на ее жизнь. И на мою тоже. Без вас она не была бы такой. А значит, и я не был бы так счастлив. Благодарю вас от всего сердца. — Он отступил назад. — Увидимся завтра на свадьбе. Надеюсь, вы оба получите удовольствие, — сказал он и пошел искать женщину, которую любил больше жизни, чувствуя, как две пары глаз смотрят ему вслед.

Роско улыбнулся. Он непременно расскажет об этом Пеппе.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12