Рассказывают полиглоты (fb2)

- Рассказывают полиглоты 134 Кб, 7с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Андрей Анатольевич Зализняк

Настройки текста:




Рассказывают полиглоты

Техника самообразования

Чего греха таить, изучение даже одного иностранного языка представляет для многих людей трудную проблему. А как нужно знать иностранные языки любому специалисту да и просто культурному человеку! Люди, свободно владеющие несколькими языками, вызывают уважение, а если число языков переваливает за десяток, то это уважение превращается в почтительное изумление. Конечно, человек, для которого изучение иностранного языка не только труд, а и увлечение, удовольствие, должен обладать определенными способностями. Но не преувеличены ли трудности, вызванные, в частности, несовершенством преподавания в наших школах и вузах, действительно ли знание нескольких иностранных языков — удел немногих, особо избранных? С просьбой высказать свои соображения по этой проблеме наш корреспондент Г. Башкирова обратилась к людям, наиболее компетентным в данной области, к тем, которые владеют несколькими десятками языков. Таких полиглотов в нашей стране немало; мы проинтервьюировали троих. Кто они такие?

Нашу подборку открывает А.В.Зализняк, знающий свыше 40 языков. Он выпускник филологического факультета МГУ, сейчас сотрудник Института славяноведения, составитель русско-французского словаря. Он преподает санскрит, классический арабский и занимается вопросами русской морфологии. Кстати, А. Зализняку всего 28 лет. Профессор Пауль Аристэ, доктор филологических наук, член Академии наук Эстонской ССР, заведует единственной в СССР кафедрой финно-угорских языков в Тартуском университете. Л.И.Василевский не лингвист, он занимается вопросами экономической географии и работает в секторе экономики зарубежного транспорта Института комплексных транспортных проблем.

Итак, предоставляем слово полиглотам.

Андрей Зализняк:

Разговоры об особых способностях к языкам, о врожденном языковом даре кажутся мне преувеличенными. То, что мы вкладываем в понятие «способности к языкам», встречается гораздо чаще, чем, скажем, музыкальная одаренность. Часто человек внушает сам себе, вслед за окружающими, что он не сможет одолеть ни одного языка. Пример из моей жизни: родители отдали меня в раннем детстве в немецкую группу. Очень скоро преподавательница попросила мать забрать меня из группы, так как ребенок, по ее мнению, был лишен всяких способностей...

Первое мое знакомство с языками началось, как у многих мальчишек, с марок. Я обожал марки всяких экзотических стран, разглядывал диковинных птиц и зверей и не мог понять ни слова. Это было непереносимо. Я стал заглядывать в словари и вскоре так наловчился, что ко мне приходили ребята со всей улицы, чтобы я «перевел». Я до сих пор помню то изумительное ощущение, которое охватило меня, когда я впервые открыл учебник латинского языка: мне открылся мир иных языковых закономерностей, я понял, что можно не уметь хорошо произнести «хау ду ю ду», которому так яростно учат в школе, но самостоятельно узнать множество интереснейших вещей о самом языке. Кончая школу, я знал древнегреческий, латынь, немецкий, английский, французский, итальянский, испанский, португальский, польский, албанский.

Впрочем, что такое знал? Не скрою, когда лингвиста спрашивают: «Сколько языков вы знаете?» — этот вопрос всегда немного раздражает. Активное, утилитарное знание — одно, чтение и перевод — совсем другое. У каждого так называемого полиглота существует масса степеней знакомства с языками. Знать в утилитарном смысле мертвые языки не имеет смысла: все равно не найдешь собеседника. (Вряд ли во всем мире насчитаешь десяток лингвистов, говорящих на санскрите.) Стопроцентное же знание живого чужого языка также встречается чрезвычайно редко и чаще всего, если человек долго жил в другой стране. Такое абсолютное знание нужно людям определенных профессий — дипломатам, переводчикам. И все-таки в любом случае родной язык остается ведущим. Я часто предлагаю знакомым такой тест: пишу на бумаге шестизначное число и заставляю кого-нибудь из знатоков быстро произнести его вслух; первая, непроизвольная реакция — прочитать цифры на родном языке. То же происходит с номерами телефонов.

Каждый может с помощью нехитрой операции определить, насколько он владеет тем или иным языком. Из словаря, предположим, в 60 тысяч слов, выделить один процент — 600 слов, взятых через определенное количество страниц в строго определенных местах (например, только первые слова сверху страницы). Подряд брать слова нельзя, так как часто на нескольких страницах идут слова только одного корня. Затем при переводе на русский возле каждого слова ставятся баллы, обозначающие степень знакомства с этим словом.

Подсчитав количество баллов, и проделав несложную арифметическую выкладку, устанавливаешь, какой процент общего словаря усвоен.






«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики