Волшебный сон (fb2)

- Волшебный сон (пер. Н. Стихова) 226 Кб, 99с. (скачать fb2) - Барбара Картленд

Настройки текста:



Барбара Картленд Волшебный сон

ОТ АВТОРА

Не зря говорят, что невозможно увидеть Испанию, не побывав в Севилье.

Есть нечто особенное в самой атмосфере этого красочного уголка земли.

Какое-то ощущение романтики, радости жизни испытывает каждый, кто приезжает сюда.

Севилья показалась мне очаровательной, и это впечатление стало еще более ярким, оттого что я оказалась там накануне Пасхи и мне посчастливилось наблюдать знаменитую процессию, которая начинается в Пальмовое (Вербное) воскресенье, продолжаясь вплоть до самой Пасхи.

Все без исключения балконы в домах вокруг знаменитого кафедрального собора украшены пальмовыми ветвями, а улицы запружены многоликими толпами.

Верующие всех возрастов от мала до велика, участвующие в процессии, несут в руках зажженные свечи и носилки (pasos) с диковинными статуями, изображающими Христа и распятие, а также Мадонну. Pasos задрапированы ниспадающим атласом или шелком, украшенным драгоценными камнями.

Испанки осыпают Деву Марию драгоценностями из своих шкатулок. Pasos, установленные на помостах, с огромным усилием поднимают и проносят по городу пять, а то и шесть дюжин человек.

Но они настолько тяжелы, что носильщики вынуждены останавливаться через каждые несколько ярдов, чтобы перевести дух.

Любовь главенствует в Севилье, городе легендарного Дон Жуана.

В реальной жизни его звали Мигель Манара.

Он был богат, порочен и жил весьма беззаботно.

Он так и остался в памяти соотечественников как прославленный любовник.

Но лишь немногие знают, что Мигель Манара отказался от всех мирских благ и вступил в Братство милосердия, которое видело свое назначение в том, чтобы предавать земле тела казненных.

Возможно, именно поэтому столь жизнелюбивые андалузцы отличаются патологической боязнью смерти.

Повсюду в Севилье вы найдете отголоски былого присутствия мавров.

Водоемы в садах и цветные глазурованные керамические плитки, придающие, на взгляд путешественника, особую красоту городу, вовсе не характерны для Испании — они восходят еще к временам мавров-завоевателей.

Золотая башня (Гонге Ого) когда-то соединялась подземным ходом с дворцом Алкасар — дворцы мавританских правителей одновременно служили им крепостями.

Католические монахи добавили иные украшения в чертоги, где когда-то султаны содержали юных наложниц, полученных в качестве дани.

Карл Пятый построил Малый дворец с залом, где роскошные гобелены изображали историю его победоносной кампании в Тунисе.

Сады, окруженные высокими стенами в зарослях бугенвиллеи, как правило, изобилуют восточными гротами и фонтанами, а в каждом дворике вы непременно обнаружите где-нибудь в стене потайные оконца-щелки, сквозь которые наложницы наблюдали за своим господином.

Глава 1

1881 год

«Что делать?.. Что делать?.. Что делать?..»— непрестанно стучало в висках и отдавалось болью в сердце Клодии с той самой минуты, как она узнала о гибели родителей во время пожара.

Казалось, весь мир низвергся в бушующее пламя, объявшее театр, в котором представлял ее отец.

Теперь она вряд ли сумеет оправиться от такого удара судьбы.

В тот день была премьера «Гамлета», но Клодия не смогла пойти с родителями в театр из-за простуды и осталась дома.

— Дорогая, ты пойдешь со мной в другой раз, — пообещала ей мать.

Она никогда не позволила бы дочери стоять за кулисами.

Отец, носивший сценическое имя Уолтер Уилтон, буквально заклинал и дочь, и жену не водить знакомство с актерами и актрисами, работавшими вместе с ним.

Клодия нашла эту просьбу немного странной.

Но она привыкла во всем слушаться отца и в данном случае не стала возражать.

Когда она была совсем маленькой девочкой, мама объяснила ей, что отец не хотел бы смешивать свою актерскую карьеру с семейной жизнью.

— Видишь ли, радость моя, — ласково говорила она, — твой папа очень известен в театральном мире, а значит, привлекает всеобщее внимание; вокруг его имени всегда много сплетен и суеты. Поэтому, возвращаясь домой, он хочет только одного — быть самим собой, не скованным разными условностями, так что нам с тобой необходимо считаться с его желанием и бережно заботиться о нем.

Разумеется, жена Уолтера Уилтона окружала его именно такой заботой.

Каждый вечер она с замиранием сердца прислушивалась к стуку копыт за окном.

А услышав звуки подъехавшей коляски, нетерпеливо сбегала по лестнице встречать мужа.

Он закрывал дверь и, крепко обнимая жену, целовал ее с такой нежностью и волнением, словно не видел целую вечность.

Наверное, во всем мире трудно было бы сыскать более счастливую супружескую пару.

Они могли просто сидеть в гостиной на диване, держась за руки, или неторопливо беседовать за обеденным столом, но любопытный взгляд и тонкий слух Клодии всегда улавливали, что каждое, даже самое незначительное слово казалось им полным какого-то особого смысла.

«До чего у меня красивые родители!»— думала она.

Отец Уолтера Уилтона был директором престижной школы для мальчиков.

Поэтому будущий актер, получив превосходное образование, поступил в Кембридж и даже стал стипендиатом.

Как раз тогда в университетском театре ставили две пьесы Шекспира и главные роли поручили Уолтеру.

На представление съехались родители студентов, а также многочисленные гости.

С тех пор Уолтер, страстно увлекшись театром, с удовольствием играл на сцене.

Однажды среди зрителей оказался владелец двух лондонских театров, расположенных в районе Вест-Энда.

Он был поражен актерскими способностями Уолтера.

Таким образом определилась дальнейшая судьба одаренного юноши.

Прошло несколько лет, и он стал непревзойденным интерпретатором шекспировских образов на лондонской сцене.

Толпы зрителей осаждали театр, дабы попасть на его спектакли.

И причиной тому была не только превосходная игра Уолтера.

Немаловажным стимулом являлась красота этого человека.

— Он подобен юному Адонису! — с восторгом перешептывались женщины после представления.

И приходили в театр ежевечерне, чтобы снова и снова видеть его.

Уолтер, конечно же, не мог не понимать, что актерская карьера отнюдь не обеспечит ему место в обществе.

Даже в мире его отца.

Настоящая фамилия Уолтера была Андерсон.

Как-то отец смущенно заметил сыну, что ему не стоило бы показываться в стенах школы на традиционной встрече выпускников.

— Они восхищаются тобою в огнях рампы, дорогой мой мальчик, но родители не желают, чтобы их сыновья, а тем более дочери, общались с каким-то там актером.

Уолтер рассмеялся в ответ, хотя почувствовал себя немного оскорбленным.

Поэтому, когда он взял в жены очаровательную мать Клодии, то безоговорочно решил — ей не следует никоим образом касаться его жизни в театре.

Клодия была принята в дорогую частную школу в Кенсингтоне.

Директриса и не подозревала, что девочка приходится дочерью Уолтеру Уилтону; в противном случае Клодия Андерсон, конечно же, не могла бы учиться в этой школе.

Мама постоянно внушала ей, что окружающие должны воспринимать ее как дочь самых обыкновенных людей.

Клодию предупредили, чтобы она никогда, ни при каких обстоятельствах никому ничего не рассказывала об отце.

Даже близким подружкам.

— Но это так странно, мама, — недоумевала Клодия. — Другие девочки рассказывают о своих отцах, а я не имею права даже упоминать о своем папе.

— Ты просто объясни им, что он часто бывает в длительных отъездах, — наставляла ее мать.

С годами, становясь старше, Клодия начала осознавать причину такой скрытности.

Но разве могла она не восхищаться и не гордиться своим отцом?

Ведь от его игры на сцене публика забывала обо всем на свете, он заставлял ее плакать и смеяться.

Стоило ему только заговорить — и весь зал превращался в единый организм, внимающий ему с искренним восторгом.

На каждом спектакле его вызывали на поклоны шквалом аплодисментов, вызывали до тех пор, пока занавес не опускался окончательно.

Уолтер Уилтон служил в одном из старейших театров в районе Друри Лэйн.

Уже после пожара, уничтожившего театр дотла, все вдруг заговорили о том, что здание находилось в аварийном состоянии.

Потеря одновременно отца и, матери таким чудовищным образом явилась для Клодии не просто шоком.

Она как бы перестала существовать во времени и пространстве.

Все перепуталось в ее сознании.

В тот вечер девушка из-за недомогания оставалась одна в их небольшом домике в Челси.

Она решила приготовить снадобье для мамы, чтобы уберечь ее от простуды.

Она только начала смешивать лимонный сок И мед, как вдруг кто-то громко и требовательно застучал дверным молотком.

Поскольку в доме больше никого не было, она сама пошла открывать дверь.

На пороге стоял человек из театра, которого послали сообщить о трагедии.

Сам еще не оправившийся от потрясения, посыльный никак не мог соединить слова в связную речь.

Владельцу театра удалось спастись, и он оказался достаточно внимательным, чтобы подумать о домашних Уолтера Уилтона, — он тотчас отправил посыльного известить о гибели актера.

Тогда еще в театре никто не знал, что и его жена находилась в зале.

Поэтому Клодия вначале не теряла надежды на ее спасение.

Но позднее она узнала правду из газет.

Заголовки возносили отца до небес, потрясали масштабом его личности:

УОЛТЕР УИЛТОН ПОГИБ.

САМЫЙ ВЕЛИКИЙ АКТЕР ВСЕХ ВРЕМЕН ПОГИБ ВМЕСТЕ С ТЕАТРОМ.

СМЕРТЬ УОЛТЕРА УИЛТОНА — ПОТЕРЯ ДЛЯ АНГЛИИ И ВСЕГО МИРА КАК МОГЛО ПОДОБНОЕ СЛУЧИТЬСЯ С УОЛТЕРОМ УИЛТОНОМ?

Она перечитывала статьи вместе с Китти, девушкой, которая убиралась у них каждый день.

Она-то и принесла Клодии газеты.

Китти плакала, ведь она так гордилась своим хозяином.

— О-о-о, ну почему это случилось именно с ним, из всех-то людей, мисс Клодия? — причитала она. — Несправедливо-то как! За что ему суждено так-то погибнуть?

Клодия лихорадочно перечитывала статьи об отце и некрологи, не в силах поверить в реальность происшедшего.

По-видимому, отец в этот последний раз сыграл Гамлета столь блестяще, как никогда и никто прежде.

Занавес поднимали уже в десятый раз, а весь зал все еще продолжал рукоплескать стоя и кричать: «Браво! Браво!»

Внезапно раздался грохот, и рухнула крыша над самой сценой.

Одна балка попала Уолтеру Уилтону по голове.

Откуда-то появился дым, раздавались крики ужаса.

И не только из-за кулис, но и в зрительном зале.

Как потом узнала Клодия, как раз в той стороне, в ложе, сидела ее мама.

Она погибла от удушья раньше, чем пламя охватило все здание.

Тело ее, обожженное почти до неузнаваемости, нашли позднее.

Больше пятидесяти человек погибли той ночью в этом кошмаре.

Многие получили тяжелые ранения и серьезно пострадали от ожогов.

Это была трагедия, которая потрясла всю страну.

Уолтера Уилтона похоронили вместе с женой.

Почти весь театральный мир присутствовал на похоронах.

Никто не обратил внимания на Клодию, стоявшую поодаль.

Девушку поразило обилие цветов на могиле родителей.

Ей хотелось поблагодарить всех, кто принес им цветы.

Но она понимала, что отец и мать не одобрили бы ее поступок: ведь для этого ей пришлось бы рассказать о себе, а отец всегда хранил в тайне ее существование.

Из статей в газетах Клодия узнала также о том, что до этого страшного события журналисты ничего не знали и про жену Уолтера Уилтона.

Давая интервью в своей гримерной, Уолтер никогда не рассказывал о своей частной жизни.

Клодия обратила внимание на то, что в статьях ее мама упоминалась только как Джанет Уилтон.

Им совсем нечего или почти нечего было писать о ней.

«Так хотел папа», — подумала девушка.

Мысли о будущем не отпускали ее ни на миг.

На следующий день после похорон она стала разбираться в письменном столе отца, пытаясь выяснить, имел ли он хоть какие-нибудь деньги.

Она нашла его чековую книжку, но не обнаружила никаких выписок с банковского счета.

Клодия надеялась в день похорон встретиться с поверенным отца.

Уж он-то должен был знать что-нибудь об отцовском завещании.

Раньше ей и в голову ничего подобного не приходило.

Отец был еще довольно молодым человеком.

Красивый, мужественный, сильный — даже мысль о его смерти казалось невероятной.

«Но он непременно должен был позаботиться о маме», — решила Клодия, продолжая перебирать ящик за ящиком.

Не может быть, чтобы там не нашлось нечто важное.

Девушка знала, как невероятно щедр и великодушен был отец к своим коллегам по сцене.

Мама не раз выговаривала ему за это.

— Ты случайно не раздал опять все свои деньги, любимый? — бывало, интересовалась она.

— Не все, моя милая, — часто отвечал папа. — Но бедный старина Генри нынче в страшной нужде, и я не смог бы позволить ему покинуть театр с пустыми руками. Ведь у него нет шанса получить другую роль.

— Он сам во всем виноват, — возражала мама. — В конце концов, ты же сам говорил мне, как он напился в день твоего бенефиса.

Никакой управляющий не станет рисковать — держать в труппе такого ведущего актера.

— Знаю, знаю, — соглашался Уолтер. — Но все же мне жаль его, ведь с ним рядом нет женщины, которая заботилась бы о нем так, как ты обо мне.

«После таких слов вряд ли мама нашлась бы, что ответить», — подумала Клодия.

Разве только взглядом.

Ей не нужны были слова, чтобы рассказать отцу, как она его обожает.

Если «бедный старина Генри» действительно нуждался в деньгах, то в жизни отца регулярно появлялась дюжина подобных «бедняг».

Всегда находились женщины, готовые поплакаться у него на плече, потому что были уверены — он обязательно им поможет.

Все актеры зависят от бенефисов, а для Уолтера Уилтона они устраивались часто.

Но он, как правило, делил вырученные деньги между всеми актерами и актрисами, занятыми в представлении.

— Твой папа всегда думает о других, — десятки раз говорила Джанет Уилтон, — и это означает, что нам с тобой приходится экономить на всем, но я не хотела бы, чтоб он переменился.

Оглядываясь назад, в прошлое, Клодия не могла припомнить минуты, когда ее родители не испытывали бы величайшего счастья от общения друг с другом.

Их маленький дом, казалось, до краев был наполнен любовью.

Когда Уолтер Уилтон был свободен от сцены, семья обычно отправлялась за город, останавливаясь в какой-нибудь небольшой, но удобной гостинице.

Они прогуливались по полям и играли в прятки в лесу.

Мама, бывало, рассказывала ей сказки о феях, эльфах и леших, затаившихся там.

Герои сказок были постоянными спутниками Клодии.

И лишь повзрослев, она начала задумываться над тем, почему в их милом, уютном маленьком доме никогда не бывало гостей.

За исключением тех редких случаев, когда кто-нибудь из театра приходил к отцу, главным образом для того, чтобы обсудить новую роль.

Тогда девочка обязательно уходила в спальню матери, и они вдвоем сидели там, пока посетители не покидали дом.

— Почему мы не можем выйти к папиным гостям? — спросила Клодия, когда была еще совсем маленькая.

— Потому что твой папа не желает, чтобы нас кто-то видел, — ответила мама. — Когда станешь старше, ты все поймешь.

Клодия стала старше, но так и не поняла. Ей все еще казалось это странным.

Отец приобретал все большую известность, и его начали приглашать на многочисленные вечеринки, на которые он никогда не брал с собой жену.

— И тебе не хочется поехать с ним, мама? — спросила девочка однажды.

— Нет, любимая, и это — правда, — услышала она в ответ. — У твоего отца есть два совершенно разных мира, каждый из них существует обособленно, и мне вполне хватает того, который заключен для него только в нас двоих — в тебе и во мне.

Разве можно было не поверить маме?

Правда, сама Клодия — когда уже окончила школу — иногда с тоской думала, что не отказалась бы побывать там, где ее отец был почетным гостем.

Ведь отца желали видеть не только на театральных вечеринках.

Приглашения приходили от лордов, графов. маркизов и герцогов.

Но на приемах, которые аристократы устраивали в честь ее отца, никогда не присутствовали их жены.

Обычно туда приглашали много хорошеньких актрис из разных театров.

Клодия позднее обнаружила, что вообще немногим школьным подружкам позволяли посещать театры, расположенные в Вест-Энде.

Лишь иногда их брали на концерт или в оперу, и то, если представление считалось подходящим для них.

Даже пьесы Шекспира подпадали под запрет как слишком чувственные для девушки, которая через пару лет впервые появится в свете.

После похорон Клодия, сидя в одиночестве дома, явственно ощутила свою изолированность от мира — у нее совсем не было настоящих подруг.

Еще в период учебы в школе она дважды приняла приглашения на чай от одноклассниц.

Джанет, однако, не одобрила этого и посоветовала впредь отвечать на приглашения отказом, поскольку девочка не смогла бы пригласить кого бы то ни было к себе.

— Отчего же нет, мама? Разве они не могут прийти сюда, когда папа занят в дневном спектакле?

— Если они побывают у нас, дорогая моя, кто-нибудь из них рано или поздно узнает, что Уолтер Уилтон — твой папа. И тогда тебе придется покинуть школу.

— Но как можно сравнивать папу с теми невежественными актерами, о которых вы иногда говорите между собой? — негодовала Клодия.

— Трудно объяснить, — ответила Джанет, — но сцена и общество никогда не пересекаются в жизни. Поэтому, любимая девочка, тебе следует отказаться от приглашения леди Летчмур, вернее, ее дочери, и объяснить свой отказ очень просто — мол, родители в этот день берут тебя с собой за город.

Скрепя сердце — до чего же хотелось побывать на вечеринке! — Клодия выполнила требование матери.

И вот теперь, оставшись одна, она осознала, что потеряла не только отца с матерью.

Для нее рухнул целый мир, в котором она жила с детства.

«Что делать?.. Что делать?.. Что делать?..»


В тот же день, после полудня, она услышала стук в парадную дверь.

Китти ушла домой еще перед обедом, когда Клодия продолжала усердно копаться в бумагах отца.

Она подбежала к двери, недоумевая, кто бы это мог быть.

Открыв дверь, она с удивлением обнаружила за ней мужчину, по внешнему виду напоминавшего лакея какой-нибудь важной персоны.

У дома стояла карета, запряженная двумя лошадьми, которых держал под уздцы кучер в высоком цилиндре.

Лакей, не сказав Клодии ни слова, спустился по ступенькам, чтобы открыть дверцу кареты.

Из нее вышла элегантная пожилая дама в шляпе с перьями и медленно направилась к девушке.

— Вы и есть Клодия? — спросила она, подойдя ближе.

Немного запоздало, потому что едва оправилась от изумления, Клодия присела в реверансе.

— Да, госпожа, — произнесла она, — как ее учила мама.

— Я твоя крестная, — сказала незнакомка и прошла мимо нее в дом.

С трудом собравшись с мыслями, девушка провела ее из неширокого холла в маленькую гостиную.

Позже она подумала, что следовало бы сопроводить даму в другую гостиную, которая находилась на первом этаже.

Но в тот момент она не могла отвести глаз от своей шикарной гостьи, конечно, растерялась «не сразу сообразила это.

Неужели у нее есть крестная, о которой она ни разу не слышала?

Маленькая комната была очень мило обставлена, но Клодии показалось, будто посетительница критически оценивает ее убранство»

Осмотрев комнату, дама повернулась к девушке.

— Позволь мне поглядеть на тебя, дитя мое.

Клодия приблизилась к ней.

— Вы… действительно моя крестная мама?.. Я… о вас ничего не знала.

Дама рассмеялась.

— Полагаю, не стоит удивляться, что тебе об этом не сказали. Итак, я — леди Бресли, и именно я держала тебя на руках во время обряда крещения.

Произнеся эти слова, леди Бресли опустилась в кресло.

— Ты необычайно похожа на свою мать, — сказала она. — Джанет была одной из самых красивых женщин, которых я когда-либо знала!

— Вы уже… слышали, что произошло? — нерешительно спросила Клодия.

— Я узнала об этом из газет, — ответила леди Бресли, — и благодаря им смогла найти тебя. В одной статье был назван адрес этого дома.

По-видимому, в какой-то газете, которую она сама не читала.

Придя к такому заключению, Клодия испугалась, что сюда начнут приходить люди и досаждать ей расспросами.

— Что ты собираешься делать теперь, когда твоя мать погибла? — спросила леди Бресли.

— Я… я не… знаю, — пожала плечами Клодия. — Я просматривала бумаги отца, пыталась выяснить, имелись ли у него какие-нибудь деньги. Я нашла его чековую книжку, но, кажется, там нет никаких выписок с банковского счета.

— Это меня не удивляет, — заметила леди Бресли несколько уничижительным тоном. — Уолтер Уилтон, по всей вероятности, зарабатывал немало, однако я сомневаюсь, что он, как, впрочем, многие, обладающие подобным складом характера, сумел когда-нибудь сэкономить хотя бы пенни.

Клодии стало обидно за отца, но она сдержалась и ничего не сказала в его оправдание.

— Ты в доме одна? — поинтересовалась леди Бресли.

— Да, — призналась девушка, — и мне очень страшно оставаться здесь одной, без родителей.

— Тебя можно понять, — бросила на нее сочувственный взгляд леди Бресли. — Но, поскольку я прихожусь тебе крестной матерью, ответственность за твою судьбу отныне ложится на меня!

Клодия смотрела на свою гостью широко открытыми от удивления глазами.

— Нам необходимо решить много вопросов, — продолжала между тем леди Бресли, — но первый и он же самый важный заключается в том, чтобы решить, следует ли тебе приблизиться к твоему отцу.

— Но… я думала, вы знаете… Папа… умер!

Он погиб… тогда же… в театре.

— Я имею в виду твоего настоящего отца, — перебила ее леди Бресли, — а не Уолтера Уилтона!

— Я… не понимаю… я не понимаю, о чем вы говорите! — запротестовала Клодия. — Ведь он мой… отец!

Леди Бресли покачала головой.

— Нет, моя дорогая, и теперь, когда тебе уже восемнадцать, самое время узнать правду.

— Правду?.. — прошептала Клодия.

— Неужели твоя мама ничего не рассказывала тебе? Невероятно, но, мне кажется, она и не могла поступить иначе. Видимо, ей не хотелось смущать тебя, в конце концов — осложнять тебе жизнь.

— Она мне не рассказала? Но о чем? — недоумевала Клодия. — Ваши слова… мне непонятны.

— Тогда позволь мне все объяснить, — решительно заявила леди Бресли. — Твоя мама — дочь графа Порткейрианского. Когда ей исполнилось столько же лет, сколько сейчас тебе, ее выдали замуж за виконта Наивна; недавно он получил титул графа Стратнайвна.

Клодия слушала затаив дыхание, а леди Бресли продолжала свой рассказ:

— Твоя мама поступила скверно, убежав с Уолтером Уилтоном. Это произошло после их встречи в Эдинбурге, где он тогда выступал со своим театром. Поэтому у меня есть веское основание предполагать, что вряд ли твой отец поспешит принять тебя в своем замке.

— Мне трудно… поверить вашим словам!.. — жалобно пролепетала Клодия. — Как же так…

Мой па… папа — мне не родной отец? Я… я так любила его!

— Не сомневаюсь в твоих чувствах к нему, — доброжелательно произнесла леди Бресли. — Он был очень красив и, насколько мне известно, мог называться в большей или меньшей степени настоящим джентльменом. Но он не имел права жениться на твоей матери, так как она уже была замужем!

— И… она, выходит, просто… убежала с ним? — спросила Клодия, и ее голос прозвучал странно даже для нее самой.

— Тебе в то время пошел только второй годик, — объяснила леди Бресли. — Когда твой родной отец отправился на охоту, Джанет упаковала свои вещи и, прихватив тебя с собой, покинула Шотландию. Она уехала в Англию с актером, имя которого в те дни еще не было столь известным, как сейчас, — с Уолтером Уилтоном.

Клодия судорожно вздохнула.

— Невероятно!

— Я уважаю твои чувства, — мягко промолвила леди Бресли, — но, как я уже говорила, дитя мое, настало время узнать всю правду и подумать о будущем.

— Но скажите… почему вы… никогда не навещали маму? — робко спросила Клодия.

— Я пыталась разузнать, где она находится, — ответила леди Бресли, — но она вычеркнула себя из жизни своей семьи и высшего света. Мне всегда казалось, что мое появление воспримут без особой радости скорее всего посчитают, будто я просто вмешиваюсь в чужую жизнь. Была ли она счастлива, по-настоящему счастлива с тем человеком, из-за которого не задумываясь бросила все?

— Не знаю, мог ли кто быть счастливее, чем они! — убежденно сказала Клодия и добавила:

— Они любили друг друга… и… они оба… любили меня…

А про себя она подумала, что ей даже на миг никогда не пришло бы в голову усомниться в том, что Уолтер Уилтон ее настоящий отец.

Конечно же, он любил ее.

Ни один человек, рассудила она, каким бы хорошим актером он ни был, не сумел бы все время притворяться добрым, чутким и любящим отцом!

— Что ж, если это так, я рада, — слегка улыбнулась леди Бресли. — Джанет всегда была моей любимицей, с младенческих лет. И в какой-то мере я могу понять, почему она влюбилась в такого красавца, как Уолтер Уилтон.

— А каким был… что собой представляет тот, кто, по вашим словам, является… моим отцом?.. — выдавила из себя Клодия.

— Он довольно странный человек, старше твоей мамы на двадцать лет. Полагаю, по-своему он ее любил, — пояснила леди Бресли, — но он очень скрытный и замкнутый. И твоя мама, должно быть, чувствовала себя как в клетке в его большом, мрачном замке.

— Она поступила… очень смело… решившись убежать, — заметила Клодия.

— О да, действительно слишком смело! — согласилась леди Бресли. — Негодовал не только ее муж; отец твоей матери просто пришел в ярость. Он бушевал, грозился убить актеришку, похитившего его дочь! Но в конечном счете не сделал ничего, только в сердцах вычеркнул имя твоей матери из своего завещания и приказал никогда впредь не упоминать о ней в его присутствии.

— Жаль, мама сама… не рассказала мне обо всем… — прошептала Клодия.

— Я думаю, ей не хотелось обижать любимого человека, — задумчиво произнесла леди Бресли.

И Клодия решила, что она, видимо, права.

Всем было гораздо спокойнее от того, что девочка считала Уолтера Уилтона родным отцом.

Да он фактически и относился к ней как к собственной дочери.

— Теперь, когда ты узнала правду, — сказала леди Бресли, — мы должны подумать, как тебе следует поступить.

Клодия молчала.

— Спешить не стоит, — продолжала рассуждать леди Бресли. — Лучше дать твоему отцу возможность самому узнать о смерти твоей мамы; тогда он, вероятно, сочтет необходимым навести справки о тебе.

— Может быть, после стольких лет он и не поинтересуется мною, — робко молвила Клодия.

— Вполне возможно, — кивнула леди Бресли. — Что ж, мы дадим ему время на размышления, а пока я приглашаю тебя в путешествие.

У девушки засияли глаза.

— Вы серьезно предлагаете мне?.. Это правда?..

— Конечно, раз я тебя приглашаю, — строго произнесла леди Бресли. — Едва ли тебе следует оставаться здесь, в этом пустом доме, одной, без единой души рядом, да и денег у тебя, полагаю, совсем немного, — Я уверена, кое-какие деньги все-таки должны оставаться, — промолвила Клодия извиняющимся тоном, — и я собиралась зайти в «Коуттс-банк»… разузнать, есть ли средства на па… на счете Уолтера Уилтона.

Она хотела сказать «папином»и с видимым усилием назвала его имя.

— Мой секретарь позаботится обо всем, — пообещала леди Бресли. — Тебе же надо упаковать свои платья, а к ним необходимо добавить еще кое-какие наряды, ведь мы с тобой отправляемся за границу.

— За границу? — воскликнула Клодия.

— Я как раз собралась в Испанию, повидать своих друзей, и я беру тебя с собой.

Клодия сжала ладони.

— В Испанию? Я с радостью отправилась бы в Испанию! Мы с мамой читали книги об этой стране, а в школе я изучала испанский язык, правда, совсем немного.

— Хорошо, в любом случае это тебе пригодится, — заметила леди Бресли. — Но мы возьмем с собой в сопровождающие гида, поэтому все, что от нас требуется, так это вверить себя его заботам, и только.

— Не могу… поверить!..

Клодия была до такой степени поражена столь неожиданным поворотом судьбы, что чуть было не припала с рыданиями к ногам леди Бресли.

— Все было… так страшно… Я не знала, как мне жить… как поступить… что делать… куда идти… А сейчас каким-то чудом появились вы…

Будто с небес спустились… И все сразу переменилось.

Леди Бресли протянула руку и коснулась ее щеки.

— Тебе не о чем больше тревожиться, дорогое мое дитя, — пыталась она утешить девушку. — Семь лет назад умер мой муж; с тех пор я веду жизнь одинокой старухи. Компаньонки сменяли одна другую, неизменно надоедая мне, и я избавилась от них. Это просто восхитительно, что теперь рядом со мной будешь ты!

— О, благодарю вас, благодарю! — повторяла Клодия. — Надеюсь быть вам полезной и все делать так, чтобы вам не пришлось ни о чем пожалеть.

— Я любила твою маму, — промолвила леди Бресли, — а ты была очень симпатичной малюткой. Я уверена, у нас с тобой найдется много общего.

— И я хочу верить в это, — с чувством сказала Клодия.

— Ты очень приятная девушка. — Леди Бресли поцеловала ее.

Вспоминая все свои треволнения, Клодия подумала, что солнце рассеяло мглу в тот самый миг, когда она уже ни на что не надеялась.

Она не была больше одинока.

Напротив, теперь перед ней открывался путь в новый волшебный мир.

И разве могла она знать или хотя бы предположить, какое ждет ее впереди потрясение, столь же горестное и почти столь же кошмарное, как только что пережитое!

Глава 2

— Беги скорее наверх, моя дорогая, — велела леди Бресли, — и приготовься к отъезду! Я пришлю слуг упаковать твои вещи, тебе самой незачем беспокоиться о сборах.

Клодия повиновалась.

Она сняла домашнюю одежду и облачилась в самое нарядное свое платье, которое мама купила ей всего несколько месяцев назад.

Пока она переодевалась, ее вдруг посетила мысль о судьбе этого дома.

Она вошла в спальню матери и тотчас ощутила аромат духов, сопровождавший маму повсюду.

Это было нежное благоухание белых фиалок, и Клодия подумала, что никогда не сможет его забыть.

Мамина одежда все еще аккуратно висела в платяном шкафу.

Девушка подошла к туалетному столику и достала оттуда бархатную коробку, в которой мама хранила свои драгоценности. Их было не так уж много.

Но всякий раз, когда у Уолтера Уилтона появлялись деньги, он приобретал что-нибудь изящное для жены.

Какую-нибудь вещицу, блеск которой, как он говаривал, отражает звезды в ее глазах.

«Я не должна все это оставлять», — подумала Клодия.

Она прекратила поиски денег, зная, что их нет, — все, что ей удалось найти, уже было потрачено на похороны.

Вместо золотых соверенов Клодия отдала владельцу похоронного бюро золотые часы Уолтера Уилтона, которые тот взял довольно неохотно.

Все еще пребывая в плену тягостных мыслей, девушка спустилась вниз.

Ее крестная мать сидела на том же месте.

Она подняла голову и посмотрела на входившую в комнату Клодию.

— Ты выглядишь весьма нарядно, моя дорогая, — отметила она. — Впрочем, твоя мать всегда отличалась хорошим вкусом.

— Боюсь, у меня… не так много одежды сейчас. Мама ждала, когда будут давать «Макбета», собиралась после бенефиса купить мне два новых платья.

— Я куплю все, что тебе понадобится, но нам следует поспешить, ведь ты же не хочешь скомпрометировать меня в Испании, тем более что твой приезд будет для всех неожиданностью.

— Это так… любезно с вашей стороны… но я не знаю, как мне поступить с домом.

— Мой секретарь, господин Прайор, позаботится обо всем, — заверила ее леди Бресли, — а когда ты вернешься, мы решим, продать его или сохранить. Такие вещи не делаются наспех.

Они сели в карету, запряженную великолепными лошадьми.

Клод ни казалось, будто она видит волшебный сон.

Только бы он не закончился слишком быстро!

Дом леди Бресли на Гросвенор-сквер напоминал сказочный дворец.

Похоже, целая армия слуг заботилась о его содержании.

Последующие несколько дней портнихи ежечасно сменяли друг друга; создавалось впечатление, будто они вовсе не покидали дом.

Клодия рассчитывала, что они с леди Бресли сами отправятся по магазинам за нарядами.

Но ее крестная оказалась столь важной персоной, что портнихи устремились к ней по первому зову.

Вечерние и повседневные платья, пальто, жакеты, шляпы — все было предоставлено на ее суд.

Впервые в жизни девушка обнаружила, какой это утомительный труд — безостановочно примерять наряды.

Наконец они были готовы к длительному путешествию.

Сначала в карете добрались до Тилбери, а там, пересев в океанский лайнер, отправились в Испанию.

Клодия поразилась несметному количеству людей, озабоченных их удобствами.

Один из сопровождающих присматривал за багажом, который перегружали два лакея.

Кроме того, при путешественницах постоянно находились горничная и секретарь леди Бресли; последний должен был проконтролировать, соответствует ли заказанная на борту судна каюта пожеланиям его госпожи.

И в довершение всего Клодия немало удивилась, что в Испанию вместе с ними едет кучер миледи.

— Я намерена нанять карету и хороших лошадей сразу же по прибытии в Испанию, — объяснила леди Бресли, — но вовсе не желаю брать совершенно незнакомого кучера, которому я не могу доверять. Хопкинс служит у меня всего лишь год, но он показал себя превосходным кучером.

Все это Клодия расценила как излишнюю расточительность.

Когда они ступили на борт океанского лайнера, она поразилась, как принимают здесь леди Бресли, — такого внимания удостаивались разве только члены королевской фамилии.

— Я много путешествую с тех пор как овдовела, — объяснила она крестнице, — а председатель правления этой пароходной линии мой личный друг. Он отдает подчиненным распоряжение заботиться обо мне должным образом.

Их каюта, конечно же, была лучшей на судне.

Смежную каюту превратили в гостиную, потому что на лайнере не было слишком просторных апартаментов.

Два стюарда постоянно прислуживали им, а пищу, как выяснилось позднее, повара готовили для них отдельно.

Прежде чем уснуть, Клодия каждый вечер произносила благодарственную молитву? Богу за свое спасение от одиночества и нищеты.

В те дни, когда они с леди Бресли подбирали для Клодии необходимые наряды, у них зашел разговор о будущем.

— Возможно, дорогое дитя, — сказала крестная, — когда мы вернемся, ты захочешь встретиться со своим отцом. Но, я думаю, было бы ошибкой писать ему сейчас.

— Почему?

— Потому что он наверняка уже прочитал в газетах о гибели Уолтера Уилтона и твоей мамы.

Дадим ему время подумать. Пусть он сам решит, стоит ли ему встречаться с тобой, прежде чем ты увидишься с ним.

— Я все понимаю… — кивнула Клодия, — и думаю… это разумное решение.

— Поэтому тебе следует называть себя Клодией Ковентри, это моя девичья фамилия, — продолжала леди Бресли. — Лишь когда мы вернемся в Англию, ты начнешь употреблять свой титул.

Клодия с удивлением и одновременно некоторым испугом взглянула на крестную.

Та улыбнулась и объяснила, вкладывая в эти слова особое значение:

— Ты должна осознать, что, если твой отец теперь граф Стратнайвн, ты отныне — леди Клодия Найвн.

Девушка прерывисто вздохнула.

— Однако, салю собой разумеется, нельзя забывать, что в глазах общества твоя мама — персона нон грата. Поступив вопреки здравому смыслу, она сожгла за собой все мосты. Эта скандальная история все еще не выветрилась из памяти некоторых пожилых людей в Шотландии. Еще бы! Как она могла себе позволить бежать с актером!

— Полагаю… они были потрясены случившимся, — чуть слышно промолвила Клодия.

— Правильнее было бы сказать — они содрогнулись от ужаса! — поправила ее леди Бресли. — Но, как я уже говорила, моя дорогая, я действительно могу понять твою маму, потому что ее брак был состряпан по сговору ее отца с тогдашним виконтом Наивном.

Она немного помолчала, прежде чем продолжить свой рассказ.

— Два немолодых господина келейно приняли решение, которое, на их взгляд, должно было пойти на пользу их кланам. Чувства будущих молодоженов едва ли вообще брались в рассуждение.

— И мой отец… мой настоящий отец… Он намного старше… мамы?

— Ему тогда было почти сорок»— ответила леди Бресли. — Сейчас, полагаю, ему около шестидесяти.

Клодия словно воочию увидела Уолтера Уилтона.

Стройный, красивый мужчина, достаточно молодой, чтобы смеяться, шутить и веселиться вместе с мамой.

Иногда, подтрунивая друг над другом, они походили на детей.

Клодия никак не могла решиться задать другой мучивший ее вопрос, но, немного поколебавшись, все-таки спросила:

— Я… Мне не надо носить… траур по маме?

— Разумеется, нет! Ни одна душа в Лондоне никоим образом не должна связывать тебя со смертью Уолтера Уилтона, и тебе, безусловно, никогда не следует упоминать о нем в присутствии кого-либо из моих друзей, — решительно заявила леди Бресли.

И все же Клодия очень любила человека, которого считала своим отцом.

Ее привязанность к нему не позволила ей сейчас промолчать.

— Он всегда… был очень добр ко мне, — пролепетала она.

— Я в этом не сомневаюсь, моя дорогая, но, поскольку Уолтер Уилтон к тому же был очень умен, он бы понял, что я поступаю правильно и прошу забыть о нем исключительно ради твоей пользы.

Леди Бресли выразительно посмотрела на девушку.

— Когда мы вернемся из Испании, я намерена представить тебя обществу как мою крестницу, и в этом качестве ты будешь достойно принята в самых высокопоставленных, самых элитных кругах.

В голосе ее слышалось удовлетворение.

Однако она тут же добавила чрезвычайно серьезно:

— Но помни, Клодия, если станет известно, что ты жила в доме Уолтера Уилтона, тебя отвергнут, как когда-то отвергли Джанет.

Девушка хотела было возразить, что мнение общества совсем не волновало ее маму, но быстро сообразила, что не стоит этого делать.

Она продолжала молча слушать леди Бресли.

— Для моих друзей в Испании ты будешь просто моей крестницей. А по возвращении из путешествия, как я уже говорила, ты сама решишь, заявлять тебе о своих правах или нет.

О каких бы то ни было возражениях со стороны Клодии не могло быть и речи. — Ей предстояло твердо запомнить — с этой минуты ее зовут Клодия Ковентри.

Слуги на Гросвенор-сквер обращались к ней именно так.

То же имя было начертано и на ее каюте.

Когда они вошли в Бискайский залив, Клодия почувствовала, что прежний ее мир остается позади, отдаляясь с неумолимой скоростью, и она плывет навстречу новому.

Мир этот был не просто абсолютно иным — при мысли о нем захватывало дух.

Горничная крестной заботилась и о ней. Впервые в жизни специально для нее готовили ванну, гладили ее одежду и делали прическу.

Само собой разумеется, новая прическа, которой было уделено столько внимания, изменила облик девушки.

Разглядывая себя в зеркале, она с удивлением думала, как нелегко теперь узнать в ней малютку Клодию Андерсон.

Беднягу, не имевшую подруг, кроме тех немногих девочек, с которыми она дружила в школе.

Однако в одном она была твердо уверена: благодаря тому, что она росла рядом с Уолтером Уилтоном, она, вне всякого сомнения, более начитанна И более образованна, нежели ее ровесницы.

Он получил диплом первой степени в Кембридже и был необычайно умен.

Он помогал ей выполнять домашние задания.

Кроме того, она помогала ему учить его роли.

— Ты красиво говоришь, — отметила леди Бресли, — а когда читаешь, твой голос напоминает мне звуки музыки.

Клодия с трудом удержалась, чтобы не сказать — в этом заслуга человека, которого она считала своим отцом.

Она знала, даже упоминание о нем раздражает леди Бресли, поэтому промолчала в ответ.

Море было неспокойным, когда они пересекали Бискайский залив, и леди Бресли не вставала с постели.

Клодии не позволяли выходить из каюты.

— Если ты сломаешь себе ногу или руку, что весьма легко может случиться во время качки, — предупредила леди Бресли, — то это лишь прибавит хлопот. Да и кому интересно принимать больного гостя!

— Я понимаю, — согласилась Клодия, — и буду очень осторожна.

Только после того, как они пересекли Бискайский залив, Клодии наконец удалось осмотреть палубу и увидеть других пассажиров.

Большинство из них направлялись в Индию.

Остальные покидали судно в различных портах по пути следования.

Многие сошли на берег в Лиссабоне, а следующим пунктом высадки оказался Кадис.

На землю Кадиса спустились и наши путешественницы.

Благодаря заботам мистера Прайора, секретаря леди Бресли, удобная карета, запряженная парой чистопородных лошадей, уже поджидала их на причале.

Хопкинс, которого она не видела со дня отъезда из Лондона, сразу же приступил к своим обязанностям.

Как только багаж был уложен, они отправились в путь вместе с сопровождающим их гидом и горничной, устроившейся на козлах.

В карете разместились леди Бресли и Клодия.

Они прибыли в Кадис ранним утром.

Им пришлось преодолеть довольно значительное расстояние, прежде чем они прибыли в большую дорожную гостиницу, где должны были остановиться на ночлег.

Она очень напоминала подобные заведения в Англии.

Здесь им заменят лошадей, дадут свежую пару для дальнейшего путешествия.

Гостиница показалась Клодии весьма уютной, ко леди Бресли, однако, отнеслась ко всему критически, заметив, что эта гостиница не идет ни в какое сравнение с отелями, где она останавливалась во Франции.

Крестная заранее все предусмотрела.

В багаже за ней следовали ее собственные простыни и наволочки.

Эмили, горничная, не забыла ни об одной мелочи, упаковала все, к чему привыкла ее госпожа.

Клодия пришла в восторг от живописных сельских пейзажей, мимо которых они проезжали.

Разве можно было оставаться равнодушной, глядя на холмистую равнину с виднеющимися где-то вдали горами?

Реки и весьма колоритные деревни невольно притягивали взгляд девушки.

Она неотрывно смотрела в окно, боясь пропустить хоть что-нибудь.

Поэтому с облегчением вздохнула, когда леди Бресли задремала и исчезла необходимость поддерживать беседу.

На следующий день они покинули гостиницу рано утром, сразу после завтрака.

Погода стояла хорошая, и они сильно продвинулись вперед еще до наступления полудня.

Подошло время ленча.

Еду они захватили с собой и с удовольствием расположились на берегу ручья, поблескивающего в солнечных лучах.

Все было восхитительно.

Клодия снова подумала, как ей повезло, что она видит Испанию и слышит испанскую речь.

К своему удовольствию, еще в гостинице она обнаружила, что понимает кое-что из услышанных разговоров.

При первой же возможности, решила она, надо будет купить словарь.

Тогда она смогла бы выучить каждое пока еще не понятое слово.

Становилось все жарче, и Клодия не могла дождаться следующей остановки, надеясь, что ехать осталось недолго.

Последнюю ночь перед заключительным отрезком пути до Севильи они должны были провести еще в одной гостинице.

Дорога стала сужаться, по обе стороны возникли высокие скалы.

Лошади начали уставать, хотя они все еще не сбавляли скорость.

Внезапно из-за поворота навстречу им выскочил огромный фургон, запряженный четверкой лошадей, которые, как выяснилось потом, не слушались возницу.

Фургон столкнулся с каретой.

Лошади неистово заржали, мужчины закричали, колеса фургона и кареты намертво сцепились.

Карета опрокинулась.

Клодия как будто сквозь туман воспринимала происходящее вокруг и едва помнила, как ее переправили в ту самую гостиницу, где они собирались остановиться на ночлег.

Там ее осмотрел доктор, определивший легкое сотрясение мозга.

Так как она все еще пребывала в шоке, гостиничная служанка раздела ее и уложила в кровать.

Клодия проснулась на рассвете и тогда же узнала о страшных последствиях происшедшей катастрофы.

Леди Бресли расшиблась насмерть.

Сопровождавший их гид сломал ногу.

У кучера было сильно порезано лицо.

И только каким-то чудом Клодия и горничная миледи остались целы, если не считать незначительных порезов и ушибов.

Лошади погибли, а карета пришла в совершенную негодность.

Местный священник зашел проведать Клодию.

Он предложил похоронить леди Бресли на местном кладбище.

Клодия понятия не имела, какие распоряжения на этот счет могли бы отдать родственники ее крестной матери, к тому же никого из них она и не знала.

Пришлось согласиться на предложение священника.

Сопровождавший их гид уже заявил, что тело миледи будет весьма сложно переправить обратно в Англию.

Он и занялся устройством похорон, хотя не мог еще передвигаться самостоятельно.

Только Клодия и горничная миледи присутствовали на похоронах.

Они были единственными, кто оплакивал леди Бресли, когда гроб опускали в могилу.

Вернувшись в гостиницу, Клодия пожелала увидеть гида.

Его привезли в гостиную на инвалидной коляске.

— Я хочу вернуться в Англию! — с ходу заявила ему девушка.

— Я сделаю все необходимое для вашего отъезда, и вы сможете покинуть Испанию, когда вам заблагорассудится, мисс Ковентри, — услышала она в ответ. — Но доктор настаивает. чтобы я оставался здесь еще по крайней мере две недели.

Гид посмотрел на нее жестким взглядом.

— Я могу себе позволить это на ту сумму, которую уплатила мне госпожа за поездку.

Клодия промолчала.

Барбара Картпенд Оставшись одна в своей комнате, она задумалась над тем, что у нее-то самой вовсе нет денег.

Единственное, чем она могла бы расплатиться за пребывание в гостинице и еду, были драгоценности матери.

Девушка все еще чувствовала физическую слабость, к тому же, что само собой разумеется, ее психическое состояние оставляло желать лучшего.

Она понимала, ей сейчас не под силу будет объясняться с владельцем гостиницы по поводу весьма затруднительного положения, в котором она оказалась.

Тем более что он не говорил по-английски, в то время как ее испанский был крайне ограничен.

«Я займусь этим завтра», — решила Клодия, а поскольку голова все еще болела, она не стала спускаться вниз и легла в постель без обеда.


На следующее утро, проснувшись, Клодия вновь обрела способность соображать и удивилась своей глупости.

Естественно, деньги у нее имелись, правда, не ее собственные, а крестной.

Волшебный сон Леди Бресли держала их в саквояже, который ночью хранился в ее спальне под присмотром горничной.

Леди Бресли никогда бы не отправилась за границу без средств, которых хватало бы и на оплату билетов, и на всякие дорожные нужды.

«Ну как я могла забыть об этом?»— недоумевала Клодия.

Кроме того, она была осведомлена об украшениях леди Бресли.

Крестная всегда, можно сказать, увешивала себя драгоценностями, а браслет и кое-какие украшения не снимала даже на ночь.

Клодия каждый раз задавалась вопросом, надежно ли они хранятся в сейфе гостиницы, но в дороге обе шкатулки постоянно находились в карете рядом с ней.

«Мне хватит денег, чтобы оплатить билет до Лондона», — успокоилась Клодия.

Ее еще не будили, она сама решила, что уже пора вставать.

Открыв занавески, она позвонила Эмили, которой следовало бы уже прийти.

Раз Эмили почти совсем не пострадала, она скорее всего забрала обе шкатулки из кареты.

Значит, они сейчас в целости и сохранности покоятся в ее комнате, а может, горничная положила их в гостиничный сейф на время, пока все занимались похоронами леди Бресли.

«Как глупо было с моей стороны ни о чем не вспомнить, — упрекнула себя Клодия, — но ничего, Эмили позаботилась и о деньгах, и о драгоценностях».

В нетерпении она позвонила снова.

Гостиничная служанка открыла дверь.

— Вы звоните, сеньорита? — спросила она.

Медленно подбирая испанские слова, Клодия велела прислать к ней Эмили.

Испанка поняла и исчезла. Прошло почти пятнадцать минут, когда она наконец появилась с сообщением:

— Девица уходить, сеньорита, она уезжать.

Клодия удивленно посмотрела на нее.

— Думаю, вы что-то путаете.

Горничная не понимала.

Клодия начала одеваться и приводить себя в порядок, затем спустилась вниз и попросила позвать гида, который из-за полученных травм предпочел разместиться на нижнем этаже.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем швейцар ввез его инвалидную коляску в вестибюль, где его ждала Клодия.

— Простите за беспокойство, но я только что узнала, и, мне кажется, это совершенно не вероятно, будто Эмили уехала. Что на самом деле произошло? Куда она могла уехать?

Гид ответил не сразу:

— Боюсь, для вас это будет жестоким ударом, мисс Ковентри, но она действительно уехала с Хопкинсом, хотя я считал его человеком, заслуживающим доверия.

— Но… почему? Они… вернулись в… Англию?

— Насколько я понял владельца гостиницы, вчера вечером они попросили его выдать им шкатулку с драгоценностями ее сиятельства. Эту шкатулку принесли в гостиницу очевидцы происшествия и передали ему на сохранение. По его словам, Эмили с Хопкинсом также попросили его отдать им другую шкатулку, в которой, видимо, хранились деньги ее сиятельства и, разумеется, документы и билеты на обратный путь, которые я передал ее сиятельству.

— Вы… хотите… сказать, — запинаясь, переспросила Клодия, — они украли все?!

— Да, они действительно украли все! Боюсь, мисс Ковентри, вы окажетесь теперь в весьма сложной ситуации.

Клодия сосредоточенно смотрела на него.

Невозможно было поверить, что все сказанное им — правда.

Но, по-видимому, дела обстояли именно так, как он говорил, а значит, она осталась без каких бы то ни было средств.

Правда, сохранились драгоценности мамы, которые она, сама того не сознавая, крепко держала даже после обрушившегося на нее удара.

Она держала их при себе с того момента, как они выехали из Кадиса, поскольку леди Бресли сказала ей, будто иногда вещи крадут прямо из багажного отсека кареты, причем с такой ловкостью, что пассажиры ничего не могут заметить.

Клодия тогда решила, что потеря бесценных для ее мамы вещиц была бы для нее невыносима.

И теперь это было все, чем она владела, если не считать их маленького дома.

Слава Богу, она последовала примеру леди Бресли и держала шкатулку при себе.

Но то, что Эмили внезапно обернулась воровкой, казалось ей немыслимым.

А может, этот самый Хопкинс, о котором леди Бресли отзывалась с такой восторженной похвалой, взял и скрылся, забрав с собой все самое ценное!

Она раздумывала, не послать ли ей за полицией.

Как будто прочитав ее мысли, гид сказал:

— Испанская полиция не проявит ни малейшего интереса, поскольку мы с вами иностранцы.

Будет лучше, мисс Ковентри, если вы возвратитесь в Англию как можно скорее.

В его голосе слышалось недовольство.

Клодия инстинктивно почувствовала — у него нет абсолютно никакого желания заботиться о ней.

Теперь, когда он лишился своей богатой клиентки, этого человека интересовали только собственные проблемы.

Она вернулась в свою комнату и стала отрешенно рассматривать дорогие наряды, приобретенные для нее крестной.

Она поняла, что довольно нелепо и неуместно столь изысканно одеваться, не имея ни цента в кармане.

И тогда, испытывая душевный трепет, Клодия открыла шкатулку с мамиными украшениями.

По сравнению с драгоценностями леди Бресли ее содержимое представляло весьма жалкое зрелище.

Там лежала алмазная брошка, но алмазы в ней выглядели крошечными.

Жемчуг в любимых маминых сережках нельзя было считать ни совершенным, ни тем более ценным.

Прелестным казалось ожерелье из кораллов, но кораллы стоили весьма недорого.

Там же лежал браслет с множеством амулетов и брелоков, подаренный маме Уолтером Уилтоном.

Безусловно, браслет был очарователен, и Клодия любила его с детских лет.

Она ощущала почти такую же радость, как ее мама, всякий раз, когда к нему добавлялся новый брелок.

Но сейчас Клодия знала, что ювелир предложит ей совсем небольшие деньги за этот браслет, а расставание с ним разорвет ей сердце.

За кольца могли бы дать значительно больше.

На одном сверкало три бриллианта, и Клодия почему-то считала его маминым обручальным кольцом.

Оставалось еще несколько пар очень милых, но абсолютно неценных сережек.

Они составляли комплект с ожерельем из бусинок, которое мама носила летом.

Девушке было известно, что другие украшения, когда-то подаренные Уолтером Уилтоном, ушли на оплату ее образования.

Случалось, когда они испытывали нужду в средствах между театральными сезонами, а Уолтеру был необходим новый костюм, украшения продавали.

Она тщательно перебрала содержимое шкатулки и задумалась, хватит ли ей денег — даже если она продаст все — на оплату самой дешевой каюты на судне.

Гул голосов напомнил ей о ленче.

Захватив с собой шкатулку, девушка стала медленно спускаться по лестнице, решив переговорить с хозяином гостиницы после ленча.

Скорее всего сейчас он занят, и было бы разумнее поставить его в известность о своем затруднительном положении по окончании второго завтрака.

Но когда она села за стол, ее организм, отравленный чрезмерными потрясениями, отказывался принимать пищу, и Клодия едва дотронулась до принесенного кушанья.

При этом она совсем не чувствовала себя готовой к разговору с хозяином гостиницы.

Вернувшись в свою спальню, она в изнеможении упала на кровать и, к счастью, неожиданно быстро уснула.

Был уже почти вечер, когда она открыла глаза.

Теперь она чувствовала себя намного лучше и даже испытывала голод.

Переодевшись к обеду, она спустилась в столовую.


Там она обнаружила новых постояльцев, которых раньше не видела.

Это были семейная пара с тремя слишком живыми детьми, без устали озорничавшими, и мужчина с броской внешностью, по-видимому, англичанин.

Высокий, красивый, широкоплечий — на него трудно было не обратить внимания.

Незнакомец производил впечатление весьма важной персоны, так как хозяин гостиницы с поклоном проводил его к лучшему столику в ресторане.

Там как раз находилось окно, выходившее в сад.

Двум официантам велели обслуживать нового постояльца, а официант, исполняющий обязанности виночерпия, сам поспешил к его столику.

«Несомненно, он — англичанин, — решила Клодия. — А что, если обратиться к нему за помощью?»

Но тут же поняла, как сложно будет ей справиться со своей застенчивостью и приблизиться к такому представительному господину.

Через какое-то время в ресторан вошли еще несколько посетителей и заняли свободные столики.

Но высокому англичанину по-прежнему оказывали исключительное внимание.

Поэтому другие клиенты, так же, как и Клодия, вынуждены были ждать, пока его обслужат.

Наконец англичанин сделал заказ.

Ему принесли бутылку вина.

Он отпил глоток и отослал вино обратно.

Несмотря на то что она целиком была поглощена своими переживаниями, Клодия не могла не удивиться.

Она чувствовала, если бы так повел себя кто-либо иной, с ним бы обязательно заспорили.

Хозяин отеля, несомненно, стал бы утверждать, что это самое лучшее вино.

В данном же случае официант, отвечающий за вина, сочтя это само собой разумеющимся, принес другую бутылку.

Он продемонстрировал ее своему клиенту, а затем откупорил и налил на два пальца вина в бокал.

Англичанин немного пригубил.

Официант издал чуть слышный вздох облегчения, поскольку взыскательный посетитель слегка кивнул головой.

Бокал был наполнен, а бутылка помещена в ведерко со льдом.

Пока все это происходило, Клодия не пыталась привлечь внимание официанта, обслуживавшего ее столик, да того, впрочем, и нигде не было видно.

Что ж, придется ждать довольно долго своей очереди.

Клодию не покидало тревожное предчувствие разговора с хозяином гостиницы, поэтому она не торопила время в ожидании следующего блюда.

Однако ей стоило труда не обращать внимания на нового постояльца.

Теперь он пробовал какие-то особенные кушанья; ни одно из них даже не предлагалось никому из прочих клиентов.

Он был слишком разборчив и привередлив и на все вокруг смотрел с пренебрежением.

Клодия решила, что такая манера держаться производит впечатление на официантов, привыкших к высокомерию местных аристократов.

Неожиданно, словно потревоженный ее взглядом, он посмотрел на нее прямо через весь зал.

Их взгляды встретились.

Как нарочно, в этот миг между ними никого не оказалось, чтобы заслонить их друг от друга.

Клодии почудилось, будто он не ожидал увидеть ее здесь.

Ей не могло прийти в голову, что среди темноволосых и смугловатых испанцев она выглядит феей из другого мира.

Синий цвет платья, купленного леди Бресли на Бонд-стрит, подчеркивал золото волос и полупрозрачную кожу.

Большие глаза, казалось, заполняли все ее овальное, тонко очерченное лицо.

От матери Клодия унаследовала длинные темные ресницы.

Они загибались кверху, как у ребенка, а их кончики слегка золотились.

Внезапно сообразив, что она слишком пристально разглядывает англичанина, а он буквально в упор смотрит на нее, Клодия опустила голову.

Потом она сидела, отводя взгляд, и все же прекрасно чувствовала, как англичанин не спускает с нее глаз.

«Он, должно быть, находит странным то, что я здесь одна», — предположила Клодия, Ей было как-то недосуг задуматься над этим раньше.

Теперь же она ощутила всю нелепость и предосудительность пребывания столь молодой девушки в гостинице одной, без всякого сопровождения.

«Чем скорее я вернусь в Англию, тем лучше», — решила она, покидая ресторан по окончании обеда.

При этом она постаралась быть осторожнее и не смотреть в сторону англичанина.

Вернувшись в свой номер, она вновь в который уже раз осталась лицом к лицу со своей проблемой: необходимо уехать, билета нет, и оплатить его нечем.

«Мне придется продать мамины драгоценности», — в отчаянии подумала девушка.

Другого выхода она не видела, разве только предложить свои услуги в качестве служащей гостиницы.

Но она отмела эту мимолетную идею как совершенно нереальную.

«Я должна хорошенько все обдумать, — сказала она себе, — как учил меня папа… то есть…

Уолтер Уилтон».

Она как будто ощутила его присутствие здесь и услышала его наставление:

«Голова дана человеку, чтобы мыслить. Думай только о самом важном. Думай! Ничего не совершай импульсивно, взвесь любую возможность, прежде чем начнешь действовать».

Он часто повторял ей эти слова.

И сейчас Клодия задумалась: а не готовил ли он ее к тому дню, когда она узнает, что вовсе не приходится ему дочерью и ей предстоит самой определить свое собственное будущее?

Но даже Уолтер Уилтон, каким бы умным и предусмотрительным он ни был, наверняка не смог бы вообразить весь ужас ситуации, в которой она оказалась.

Сначала когда он и ее мама погибли.

И теперь, когда она оказалась в Испании одна-одинешенька, без денег, без всякой надежды на чью-либо помощь.

Глава 3

Неожиданно кто-то постучал в дверь.

— Войдите, — сказала Клодия по-испански.

В дверях появилась служанка, к услугам которой она уже прибегала.

— Сеньор желает поговорить с сеньоритой, — объявила она и широко открыла дверь, словно проторяла девушке дорогу.

Клодия решила, что, должно быть, хозяин гостиницы пожелал обсудить с ней ее планы и узнать, как долго она собирается еще оставаться здесь.

Она представила, каким ужасным конфузом обернется их разговор, когда она признается, что у нее совсем нет денег.

Ей придется рассказать про бегство Эмили и Хопкинса со всеми ценностями леди Бресли.

Но это хотя бы даст ей возможность выяснить у хозяина гостиницы, нельзя ли предпринять какие-нибудь меры по их поимке.

Однако надеяться на такой исход ей мешало тяжелое предчувствие, что вряд ли он вообще проявит интерес к сложившимся обстоятельствам.

Ему надо просто получить деньги, которые она ему задолжала, а значит, ей придется пожертвовать мамиными драгоценностями.

Она прошла через зал туда, где остановилась служанка.

— Проводите меня к сеньору, — попросила она по-испански.

Клодия рассчитывала, что ее проведут к кабинету хозяина гостиницы, который, на ее взгляд, должен находиться внизу, около главного вестибюля.

Однако служанка засеменила по коридору и, минуя лестницу, подошла к двери здесь же, на первом этаже.

Она постучала, и кто-то сказал:

— Входите!

Открыв дверь, она пропустила вперед Клодию.

Девушка очутилась в небольшой гостиной с чрезмерным количеством мебели.

К своему удивлению, она увидела у камина того самого англичанина, на которого обратила внимание в гостиничном ресторане.

— Добрый вечер, мисс Ковентри, — приветствовал ее он. — Позвольте представиться. Я — маркиз Датфорд, и, поскольку мы с вами англичане, мне хотелось бы с вами познакомиться.

— Я заметила… вас еще за обедом, — призналась Клодия.

Англичанин оказался столь красивым и строгим, что она никак не могла оправиться от смущения.

— И я обратил на вас внимание, — сказал он. — Не хотите ли присесть?

Внезапно Клодия подумала: а вдруг ему рассказали о ее тяжелом положении и он мог бы помочь ей вернуться в Англию?

Если б такое случилось, она была бы ему очень, очень благодарна.

Она присела на край дивана и положила руки на колени.

Когда она подняла на него глаза, то стала похожа на маленькую девочку, глядящую на своего учителя.

— Прежде всего, — промолвил маркиз, — позвольте мне выразить вам свое сочувствие по поводу ужасного несчастья, которое с вами случилось. Мне сказали, что дама, с которой вы путешествовали, погибла.

— Это было… так страшно, — пролепетала Клодия, — и… видимо… мне просто… посчастливилось… остаться в живых.

— Вы оказались удачливы, — согласился маркиз. — Мне также рассказали, будто сопровождавшие даму слуги скрылись вместе с драгоценностями и деньгами своей хозяйки.

— Это… правда, — подтвердила Клодия. — К сожалению, я ударилась… головой, когда случилась катастрофа, и я… едва понимала, что происходит вокруг. Иначе, полагаю, я непременно… позаботилась бы о сохранности драгоценностей леди Бресли, велела бы их надежно спрятать в… сейф.

— Вряд ли вам стоит обвинять себя, — успокоил ее маркиз. — Ведь слуги, безусловно, повели себя самым постыдным образом!

Он немного помолчал, прежде чем объяснить:

— В Англии мы тотчас послали бы за полицией, но я уверен, здесь, в Испании, на все смотрят иначе и дела обстоят по-другому.

Именно так… я и подумала… — Кивнула девушка, — а то бы я… попросила хозяина гостиницы известить обо всем полицию.

— Думаю, вряд ли у него возникло бы сильное желание заниматься этим вопросом, — заметил маркиз. — Эта история подпортила бы репутацию гостиницы. Кому захочется останавливаться там, где существует опасность ограбления?

— Я… как-то об этом не подумала, — пожала плечами Клодия, — но… несомненно… вы правы.

Оба помолчали, думая об одном и том же.

— Могу представить, что вы должны испытывать, оказавшись в подобной ситуации, — сказал наконец маркиз.

Тогда Клодия почувствовала некоторую раскрепощенность и искренне призналась ему:

— Честно Говоря, милорд, я даже не знаю, каким образом смогу оплатить гостиничный счет.

А поскольку у меня нет собственных денег, мне придется продать те немногие драгоценности, которые у меня есть.

Маркиз опустился рядом на стул.

— Пожалуй, я довольно точно представлял себе эту ситуацию, — с расстановкой, подбирая слова, произнес он. — А теперь я хотел бы сделать вам одно предложение, которое, как я полагаю, вы могли бы счесть для себя приемлемым и выгодным в сложившихся обстоятельствах.

— Предложение?.. — удивленно переспросила Клодия.

— Насколько я знаю, — ответил маркиз, — вы приходитесь дочерью Уолтеру Уилтону.

Клодия широко открыла глаза, — Откуда… вы… знаете? — запинаясь, молвила она.

Маркиз улыбнулся.

— Мой кучер услышал об этом от того кучера, который привез вас сюда, а затем повел себя так недостойно, сбежав с деньгами своей хозяйки. Мой камердинер сказал мне, что дочь Уолтера Уилтона остановилась в нашей гостинице, когда я одевался к обеду. Должен заметить, он был сильно поражен этим.

Клодия вспомнила, как леди Бресли настаивала, чтобы об этом никто никогда не узнал.

Она явно не принимала во внимание слуг, знавших правду.

О, с каким удовольствием они обсуждали все подробности!

Клодия не знала, как ей ответить маркизу.

Но тут же вспомнила, что теперь не имеет никакого значения, знает он, кто она такая, или не знает.

Сейчас ей уже не предстоит встреча с испанской знатью.

— Я был большим поклонником вашего отца, — продолжал маркиз. — Недавно видел его в «Леди Макбет», и, думаю, никто не смог бы сыграть столь блестяще.

— Он был замечателен! — просияла Клодия. — И я понимаю, почему зал всегда так долго аплодировал ему.

— Конечно, — согласился маркиз, — и я почему-то совершенно уверен, что вы унаследовали частицу его таланта. А раз так, то вы сможете помочь мне выйти из затруднительного положения, в котором я оказался в настоящее время.

Клодия открыла было рот, собираясь сказать ему правду и объяснить, что она не дочь Уолтера Уилтона.

Но тут она подумала, сколь запутанной даже для нее самой является ее история, чтобы ясно изложить ее незнакомцу.

Так или иначе следовало бы упомянуть маму.

Если бы маркиз узнал, что ее мама дочь графа, он был бы потрясен.

Девушка могла понять свою маму, которая так сильно любила Уолтера Уилтона, что не могла без него жить.

Но она знала, как содрогается от подобных поступков общество', в котором вращается маркиз.

Какое могло быть в их глазах оправдание для женщины, оставившей мужа и живущей с человеком, с которым она не состоит в официальном браке?

«Пусть он думает, будто я дочь Уолтера Уидтона, — решила про себя Клодия. — Какое это имеет значение?»А вслух она сказала:

— Вы упомянули… о каком-то предложении, милорд. Не могли бы вы объяснить… в чем оно состоит?..

— Как раз это я и собираюсь сделать. А поскольку все обстоит не так-то просто, мне бы хотелось, чтоб вы слушали меня очень внимательно.

Клодия кивнула, и маркиз начал свой рассказ:

— Мне двадцать девять лет, и я вхожу в число самых известных владельцев скаковых лошадей. Кроме того, я занимаю то положение при дворе, которое является традиционным для моей семьи, так как его занимал до меня мой отец, а до него мой дед.

Клодия не могла понять, какое отношение все это имеет к ней.

Однако она продолжала вникать в каждое слово маркиза, неотрывно глядя на него.

— Я не женат, — между тем продолжал он, — хотя все мои родственники настаивают на моей женитьбе. Некоторые высокопоставленные аристократы уже давали мне ясно понять, что им очень хотелось бы заполучить меня в зятья.

Клодия подумала, в этом нет ничего удивительного, если принимать во внимание его не сравненную красоту и, очевидно, приличное состояние.

Одноклассницы рассказывали ей о своих сестрах, выходивших замуж сразу же после дебюта в обществе.

И она знала, что предел мечтаний каждой девушки — найти себе блестящую партию в первый же сезон.

Иногда она задумывалась над тем, сколь нереальными стали бы подобные мечтания для нее самой.

Она никогда не могла бы встретить достойных неженатых мужчин, коль ей не позволяли принимать приглашения подружек.

И, само собой разумеется, не могло быть и речи о том, чтобы мама устроила для нее бал.

Не то чтобы все это волновало ее, но она иногда об этом задумывалась.

Глядя сейчас на маркиза, она не сомневалась, что перед ней тот самый образец знатного и богатого неженатого англичанина, — о подобном женихе мечтали все ее школьные подруги.

Ничто не могло бы в большей степени соответствовать запросам любой юной барышни, нежели превращение в маркизу Датфорд!

Тогда ей посчастливилось бы надеть на голову великолепную тиару и оказаться среди жен пэров на открытии парламентской сессии.

Сквозь вереницу мыслей к девушке вновь пробился голос маркиза.

— Я приехал в Испанию по приглашению принца Карлоса Алькала, члена испанской королевской семьи. Его скаковые лошади, так по крайней мере утверждает он сам, по своим качествам соответствуют лошадям из моих собственных конюшен, и я с нетерпением ожидал этой поездки.

До Кадиса я добрался на своей яхте, так как ненавижу ездить на поезде.

Последние слова он произнес с легкой улыбкой.

Клодия улыбнулась в ответ.

— Вчерашний вечер я провел с одним своим приятелем-испанцем и сегодня продолжил свой путь.

Клодия внимательно слушала.

Она все еще не могла понять, каким образом сказанное могло касаться ее.

— Завтра, приблизительно в шесть вечера, я прибуду во дворец принца в Севилье, — объяснил маркиз, — и, должен признаться, вплоть до этой минуты я наслаждался своим путешествием.

Клодия вопросительно посмотрела на него.

Она никак не могла сообразить, почему он рассказывает обо всем этом именно ей.

Но она надеялась, что так или иначе за исповедью последует предложение помочь ей вернуться в Англию.

Как будто прочитав ее мысли, маркиз произнес:

— Уверен, вы спрашиваете себя, каким образом мой рассказ касается вас. Что ж, отвечу.

Когда я встретился с моим испанским другом вчера вечером, он поведал мне, что из надежных источников узнал, будто принц Карлос пригласил меня в гости не только ради обсуждения и сравнения наших скаковых лошадей.

— Тогда… зачем же? — спросила Клодия.

Она решилась заговорить, потому что маркиз снова прервал свое повествование и она сочла паузу слишком затянувшейся.

А ей ужасно хотелось, чтобы он скорее перешел к сути дела.

— Мой друг объяснил мне, что у принца Карлоса дочь на выданье, для которой он подыскивает мужа.

Клодия вздохнула.

Она прекрасно понимала, что маркизу претит брак по сговору.

Именно такой брак устроили для ее мамы, и именно такой брак стал причиной ее бегства.

Разве она могла забыть, что ее мама считала противоестественными и ужасными все браки, совершаемые по сговору родственников.

Она была твердо убеждена, мужчине и женщине необходимо полюбить друг друга, прежде чем их соединят в святом браке.

Мама как-то сказала ей:

— Я молюсь, моя любимая девочка, чтобы ты полюбила того, кто полюбит тебя.

— И я сама хочу того же, мама, — ответила Клодия, — хочу быть так же счастлива, как ты с папой.

Она не поняла тогда, почему мама отвернулась и перевела разговор на другую тему.

А теперь она как никто другой сознавала причину нежелания маркиза вступать в подобный брак.

— Ну конечно, — обратилась к нему девушка, — вы не должны жениться, если не любите свою невесту. Это большая ошибка, она может принести всем много горя.

Произнося эти слова, она имела в виду не только свою маму, но также многих королей и королев, 6 которых читала в исторических книгах.

Они заключали браки из политических или династических соображений.

Мужчины открыто изменяли своим женам подобно Карлу Второму.

Нелюбимые жены умирали загадочной смертью или их казнили, как во времена царствования Генриха Восьмого.

— Я так и думал, что вы меня поймете, — обрадовался маркиз, — и именно поэтому, мисс Ковентри, просил бы вас помочь мне.

— Как… помочь вам? — воскликнула Клодия. — Каким образом… я смогу помочь вам?

Я понимаю ваши чувства — да, безусловно, понимаю, но, мне кажется, лучшее, что вы могли бы сделать, — это немедленно возвратиться в Англию!

При этом она подумала, что, если б он принял такое решение, возможно, он позволил бы ей возвратиться вместе с ним.

Тогда их проблемы разрешились бы сами собой.

— Признаюсь, я подумывал об этом, — сказал маркиз. — Однако, если я, уже ступив на землю Испании, развернусь и поеду обратно, не повидавшись с принцем, то нанесу оскорбление его высочеству.

— Полагаю, вы могли бы сослаться на плохие новости или внезапное серьезное заболевание кого-нибудь из вашей семьи, — посоветовала Клодия.

Маркиз улыбнулся.

— Вижу, у вас весьма изобретательный ум и богатое воображение, которое вы, несомненно, унаследовали от вашего отца, а ему оно помогло стать таким блестящим актером.

— Спасибо за ваши… добрые слова… в его адрес, — растрогалась Клодия.

— Я говорю искренне, — заметил маркиз. — А раз нам было суждено встретиться и вы — его дочь, то я придумал план, как более разумно обойти принца Карла с его намерениями.

— И… в чем состоит ваш план? — робко поинтересовалась Клодия.

Она почему-то испугалась того, что должна была услышать.

— Я решил, — начал излагать свой план маркиз, — приехать во дворец принца со своей женой. Для всех это будет неожиданностью, но я объясню им, что о нашей помолвке еще не было объявлено официально и мы вынуждены были заключить наш брак в большой спешке, поскольку в семье моей невесты внезапно возникла вероятность скорой кончины одного из близких родственников, за которой непременно последовал бы длительный траур.

Клодия как завороженная смотрела на своего собеседника, и казалось, глаза ее заполнили все лицо.

Она хотела было что-то спросить, но не нашла слов.

— Вы смогли бы сыграть эту роль весьма убедительно.

Прошло немало времени, прежде чем Клодия нашла в себе силы заговорить, но голос ее звучал как-то странно и глухо:

— Вы… вы, милорд… вы не шутите?.. Вы всерьез предлагаете мне… сыграть… роль вашей… жены?

— Именно об этом я вас и прошу: сыграть роль моей жены. С вашей внешностью и вашими данными, а также принимая во внимание, что вы — дочь Уолтера Уилтона, вам нетрудно будет сыграть эту роль без единой ошибки.

— Не… могу быть столь… уверенной… Я никогда… ни разу… не выходила на сцену… Мой па… отец никогда бы мне этого не позволил, — воспротивилась Клодия.

— Но вы наблюдали за его творчеством. Вы постоянно бывали с ним. Вы слушали его и видели его! — настаивал маркиз. — Кто лучше него мог бы научить вас играть на сцене? К тому же, если говорить честно, мне стоило бы немалого труда подыскать себе более красивую «жену», как бы я ни старался!

Клодия подумала, что он просто льстит ей, чтобы добиться своего.

Поначалу его предложение привело ее в ужас.

Как она может сыграть роль маркизы, если ни разу в жизни не встречала ни одной!

Сможет ли она, не побывав ни на одном балу, правильно вести себя во дворце принца?

Но внезапно она вспомнила о маме, которая родилась в семье графа и замуж вышла за виконта, ставшего впоследствии графом.

Пусть Клодия никогда не общалась со знатью.

Зато ее мама продолжала оставаться графиней, хотя и прожила всю жизнь с актером, чей отец был всего лишь директором школы мальчиков.

Да и собственная кровь Клодии, дочери своей мамы и своего родного отца, разве не была столь же голубой, как и у самого маркиза?

И вовсе ей не стоит бояться выступить в роли знатной дамы!

Само собой разумеется, она будет вынуждена лгать, и, если этот обман раскроется, репутация маркиза сильно пострадает.

Она чувствовала, что маркиз внимательно наблюдает за работой ее мысли.

Выждав немного, он снова обратился к ней:

— Прошу вас, мисс Ковентри, помогите мне!

Мне кажется, вы понимаете меня. Ведь, если принц предложит мне жениться на его дочери, а я откажусь, мой отказ может привести к нежелательным дипломатическим последствиям.

— Я все понимаю, конечно же, я понимаю, — сказала девушка. — Однако, если я не справлюсь и… подведу вас… все может обернуться еще большими неприятностями.

— Я всегда готов рискнуть, когда вижу, что у меня хорошие шансы на победу, — признался маркиз. — А вы — дочь Уолтера Уилтона, и, повторяю, коль уж судьба распорядилась так, что я встретил вас именно теперь, то, уверен, у меня есть нечто большее, чем просто хороший шанс на успех. Если возникнут трудности, мы преодолеем их вместе.

Клодия все еще колебалась.

Потом она задумалась: а есть ли у нее другой выход?

Просить маркиза оплатить ей билет в Англию и гостиничный счет?

В подобной просьбе было нечто унизительное, да он и не станет помогать ей, если она сама не поможет ему.

Кроме того, она была в этом мире одна, и ей нечего было терять.

Но от этой мысли не стало спокойнее.

Не было рядом мамы, которая могла бы помочь советом, вокруг была чужая страна, где с ней произошло столько необычного.

Как будто догадавшись, о чем она думает, маркиз ласково произнес:

— Мне хотелось бы, чтоб вы доверяли мне, а я постараюсь облегчить вашу задачу настолько, насколько это будет возможно. Не стоит говорить, как я буду вам благодарен, потому что у меня нет никакого желания жениться, тем более на иностранке.

Он поднялся со стула и подошел к камину.

— Кого нам действительно следует опасаться, — сказал он, будто она уже согласилась сыграть предложенную ей роль, — так это слуг.

Слуги болтливы, но на своего камердинера я могу положиться. Если я посвящу его в наш план, то он прекратит немедленно всякую болтовню. Он не раз доказал мне свою преданность.

Маркиз взглянул на девушку мельком.

— Теперь нам следует сделать так, чтобы никто здесь не догадался о нашем с вами плане.

В этом вы полностью можете довериться мне.

— А что вы… вы собираетесь сделать?.. — тихо спросила Клодия.

— Я скажу хозяину гостиницы, что хорошо знал ту даму, которую вы сопровождали. Кажется, ее фамилия Бресли, не так ли?

— Да, — подтвердила Клодия, — леди Бресли.

— Я слышал о ней, и, думаю, вам повезло, что вы служили у женщины, прослывшей чрезвычайно приятной особой.

От этих его слов Клодия вся напряглась.

Она вдруг сообразила, считая ее дочерью Уолтера Уилтона, маркиз предположил, будто леди Бресли наняла ее в качестве компаньонки и платила ей за работу.

Этого девушка не ожидала.

Тем не менее она не сочла нужным переубеждать его.

Иначе ей пришлось бы сообщить маркизу, что она не дочь Уолтера Уилтона.

И тогда все происходящее приобрело бы совсем иное содержание, нежели представляет себе ее новый знакомый.

— Я попрошу хозяина гостиницы приплюсовать ваш счет к моему и скажу, будто намерен отправить вас домой в Англию поездом, как только мы прибудем в Севилью.

— И он… он поверит вам? — засомневалась Клодия.

— Я сделаю все возможное для этого, — заверил ее маркиз.

— Думаю, вам следует также переговорить с гидом, сопровождавшим леди Бресли в поездке.

Он получил серьезную травму. По его словам, денег у него едва хватит, чтобы вернуться в Англию, но если б вы могли дать ему… еще немного, он был бы… весьма признателен… Кроме того, надо заверить его, что он не будет обременен заботами обо мне на обратном пути в Англию, чего он так сильно опасается.

— Это само собой разумеется, — согласился маркиз. — Предоставьте все мне. А вам, мисс Ковентри или, вернее, Клодия, если я должен теперь так называть вас, советую лечь спать и приготовиться к, отъезду вместе со мной завтра утром, часов в девять.

— Я так и… сделаю, — покорно кивнула Клодия.

Следовало бы еще многое обсудить; но она почему-то утратила способность облекать свои мысли в слова.

Она уже поднялась, чтобы уйти, когда внезапно маркиз промолвил:

— Я проявил некоторую небрежность, забыв упомянуть о непременном вознаграждении за вашу услугу. Надеюсь, вы сочтете меня щедрым в разумных пределах.

Клодия чуть было не сказала, что не возьмет с него денег, но тут же вспомнила о необходимости как-то жить по возвращении в Англию, иначе ей придется голодать.

Поэтому она прикусила язык, а маркиз тем временем продолжал:

— До вашего прихода я хотел предложить вам пятьсот фунтов за исполнение вашей роли, которое, уверен, будет превосходным. Но теперь, после разговора с вами, заплачу вам тысячу.

Он улыбнулся и добавил:

— Не сомневаюсь, невероятно успешная актерская карьера приносила Уолтеру Уилтону немалый доход. Но если я хоть что-нибудь знаю о жизни актеров и актрис, они тратят все заработанное сразу же, как только получат деньги.

— Это… правда, — подтвердила девушка, вспоминая, как не смогла ничего найти в столе Уолтера Уилтона.

Но она все еще надеялась на какую-нибудь сумму в его банке.

— Тогда вопрос улажен, — заключил маркиз, — и, когда мы возвратимся в Англию, вам не придется больше волноваться по поводу арендной платы, по крайней мере какое-то время.

Он рассмеялся своей шутке, но для Клодии его шутка соответствовала истинному положению дел.

Она не могла укротить чувство ликования при мысли о том, что ей больше не надо страшиться одиночества в своем маленьком домике в Челси.

И не придется писать отцу, умолять его спасти ее от голодной смерти.

А если он не ответит на ее послание — узнать, что ее мать так и осталась непрощенной.

Да и в любом случае ее родной отец мог вовсе не иметь никакого желания обременять себя заботой о дочери, которую видел только годовалой.

«Тысяча фунтов!»

Внезапно ей захотелось закричать во весь голос.

Как на волшебном ковре-самолете, маркиз перенес ее из самых глубин отчаяния в райский сад восторга и радостных ожиданий.

Клодия была уверена — она легко проживет целый год, а то и больше, на эту тысячу фунтов.

Ну а к тому времени может произойти все что угодно.

«Возможно, если я окажусь такой хорошей актрисой, какую ожидает увидеть во мне маркиз, то смогу получить работу на сцене».

Но, подумав об этом, она вдруг как будто почувствовала на себе неодобрительный взгляд своей мамы.

Увидела сердито нахмурившегося Уолтера Уилтона.

«Они не желали видеть меня на сцене, — сказала она себе, — но сцена сама нашла меня!»

От этого открытия ей захотелось рассмеяться.

— Теперь ложитесь спать и ни о чем не беспокойтесь, — сказал маркиз. — Обо всем побеспокоюсь я сам. Вам остается лишь выглядеть обворожительно, чарующе улыбаться и заставить кого угодно поверить, будто я самый везучий человек в Англии, раз сумел жениться на вас!

Это прозвучало так смешно и нелепо, что Клодия расхохоталась.

— Мы с вами заключили сделку, а теперь давайте обменяемся рукопожатием, — предложил маркиз.

Клодия протянула ему руку, и он сжал ее ладонь в своих руках.

— Я действительно чрезвычайно благодарен вам, — промолвил он серьезно, — и на случай, если вы беспокоитесь об этом, готов поклясться, я не сделаю ничего, что будет вам неприятно или каким-то образом внушит вам страх или опасение в моем присутствии.

Клодия не сразу поняла смысл его слов.

Потом догадалась, что он имел в виду.

Если они якобы женаты, это могло допускать слишком близкие отношения между ними.

Щеки ее зарделись.

— О, как вы еще молоды! — с чувством произнес маркиз. — Я сдержу свое обещание.

— Благодарю… вас… — застенчиво сказала девушка и направилась к двери.

Глава 4

На следующее утро Клодия спустилась вниз точно в назначенное время.

Выйдя из парадной двери, она сразу же увидела лошадей маркиза и широко раскрыла глаза от удивления.

Такого великолепия ей давно не приходилось встречать.

Экипаж был сделан по последнему слову техники, для удобства пассажиров в нем оказалось предусмотрено все до мелочей.

Когда девушка села рядом с маркизом, он взял вожжи, а грум перепрыгнул на заднее место.

Хозяин гостиницы отвесил им на прощание глубокий поклон.

— Как вам удалось отыскать здесь таких замечательных лошадей? — спросила Клодия, как только они выбрались на главную дорогу.

— Это мои лошади, — объяснил маркиз. — Я привез их с собой, дабы произвести впечатление на испанцев!

— Вы привезли их… с собой? — воскликнула Клодия.

Она даже не представляла, что кто-то способен позволить себе нечто столь неординарное.

— Это было совсем не трудно. Когда я задумывал постройку новой яхты, то специально внес в проект помещение для лошадей.

Клодия восприняла это не иначе как расточительство и не нашлась, что сказать.

Зато она мысленно похвалила маркиза, увидев, как умело он правит экипажем.

Пожалуй, с таким мастерством ей доселе не приходилось соприкасаться.

Как зачарованная она следила за его движениями.

Они преодолели уже довольно большое расстояние, когда он сказал:

— Теперь, я думаю, стоит разобрать в деталях наш сценарий, чтобы не наделать ошибок.

Когда мы прибудем на место, я скажу принцу, будто ваша больная-родственница, с которой, как предполагалось, я вынужден был оставить вас в Англии, неожиданно стала поправляться. Так что в самую последнюю минуту вы получили возможность отправиться со мной, а поскольку мы совсем недавно поженились, то вам не хотелось расставаться с мужем.

Его слегка насмешливый тон и лукавый огонек в глазах развеселили девушку.

— Звучит весьма правдоподобно, — со смехом молвила она.

— Кроме нас с вами, правду будут знать только мой кучер и камердинер, он как раз отправился вперед с нашим багажом.

Клодия удивилась, и маркиз пояснил:

— Понимаете, я всегда организую дела так, чтобы брать на себя как можно меньше забот.

Если и есть вещи, которых я терпеть не могу во время путешествия, то одна из них — суета вокруг багажа.

— Я могу вас понять, — согласилась Клодия. — Трудно себе представить более захватывающее путешествие, чем ваше, — сначала на собственной яхте, потом в этом замечательном экипаже.

— Я польщен вашей оценкой, так как сам спроектировал свой экипаж.

Подоспел час ленча, и они остановились в небольшом городке возле гостиницы, которая явно была там лучшей.

Клодия уже не сделала большие глаза, узнав, что камердинер маркиза заезжал туда по пути в Севилью.

Так что к прибытию его сиятельства ленч был заказан, а вино уже охлаждалось на льду.

Для них специально накрыли стол в отдельном кабинете.

Все оказалось очень вкусным.

Когда они покончили с трапезой и официанты удалились, маркиз сказал:

— А теперь, до того как мы отправимся в заключительный этап нашего путешествия, вот вам чек, о котором я говорил. Храните его до возвращения в Англию, затем получите по нему деньги через свой банк. Полагаю, ваш отец пользовался услугами какого-нибудь банка. Если, конечно, вы не имеете собственного счета.

Клодия ничего не ответила, лишь молча, с некоторой неохотой взяла конверт, протянутый ей маркизом.

Затем он выложил на стол немного наличных денег.

— Здесь пятьдесят фунтов в испанских песетах и пятьдесят английских фунтов.

— Но… мне… не нужны они… — поспешно возразила Клодия. — Вы… и так уже дали мне достаточно…

— Поскольку вы моя жена, — невозмутимо объяснил маркиз, — горничные, приставленные к вам, будут ожидать щедрых чаевых. К тому же у вас должно быть достаточно денег на любые покупки.

Его доводы были убедительны и логичны, хотя Клодия раньше и не подумала об этом.

Немного смущаясь, она медленно собрала деньги и положила их в сумочку вместе с конвертом, где лежал чек.

— Кстати, — заметил маркиз, — вот еще о чем надо не забыть. Вы отправились за границу без своей собственной горничной, так как она подвержена морской болезни. Когда мы были на яхте, о вас заботился мой камердинер.

Клодия улыбнулась.

— Надеюсь, я не буду страдать морской болезнью!

— Мы узнаем это, только когда я повезу вас назад в Англию. Но моя яхта отлично приспособлена к морским переходам, и я удивлюсь, если даже в Бискайском заливе вам станет плохо.

— Я чувствовала себя нормально на лайнере, в открытом море, — старалась заверить его Клодия, — а море было тогда очень неспокойное!

После этого разговор как-то не клеился почти до самой Севильи.

Когда до города осталось всего несколько миль, маркиз неожиданно обратился к ней:

— Я думаю, Севилья покажется вам одним из немногих городов в мире, который действительно соответствует сложившимся о нем представлениям.

Клодия вопросительно посмотрела на своего спутника.

— В нем присутствует ощущение музыки и цвета, ощущение joie v'wre, «радости жизни, жизни играючи»— в этом его особенность.

Вы увидите жителей Севильи, которые сидят в кафе за стаканом хереса или выкуривают сигару, одновременно разглядывая снующих мимо них прохожих.

Подумав немного, он добавил:

— Помнится, кто-то сказал, что они живут, следуя арабской мудрости, которая гласит: «Жизнь гораздо короче, чем смерть». Они решительно настроены наслаждаться каждым мгновением жизни, прежде чем смерть настигнет их.

Клодия совсем не ожидала услышать от него подобных речей.

Получалось, он обладает той степенью восприимчивости и чувствительности, которую она не предполагала обнаружить в англичанине.

Когда они подъехали ближе к центральной части города, она поразилась ширине улиц, обсаженных деревьями.

Бросила мимолетный взгляд на здания, которые принадлежали еще мавританским правителям до того, как святой Фердинанд отвоевал у них Севилью.

Маркиз сказал ей, что дворцы арабских правителей также служили им крепостями.

— Снаружи, — объяснил он, — вы видите только громады глухих стен, защищавших их от врагов. Но внутри обнаружите изящно украшенные интерьеры, причем во многих остались нетронутыми мусульманские мотивы.

— Мне еще никогда в жизни не было так безумно интересно! — воскликнула Клодия.

Маркиз был умилен ее восторженностью и детской непосредственностью.


Дворец принца в самом центре города, окруженный большим парком, поражал своим великолепием.

Несколько слуг приветствовали их, стоя на ступенях лестницы.

Когда они вошли в огромный торжественный зал, Клодия обратила внимание на прекрасную лепнину и лазурные azulejos — глазурованные керамические плитки.

Они миновали несколько комнат, прежде чем достигли огромной гостиной, где их ожидал сам принц Карлос Алькал.

Клодия украдкой разглядывала люстры, резные позолоченные столы, огромные, в золотых рамах зеркала, расписной потолок с изображениями богов, богинь и купидонов.

Потом она посмотрела на высокого, темноволосого человека и поняла, какой ответственный момент наступил для маркиза.

Ему предстояло объяснить принцу, что он приехал не один, а также обосновать неожиданную для всех женитьбу.

Как только они вошли в комнату, принц направился к гостю, протягивая руку.

— Мой дорогой маркиз! — приветствовал он его. — Мне доставляет наслаждение видеть вас у себя дома! Хочется верить, что ваша поездка оказалась не слишком утомительной.

Маркиз прищелкнул каблуками и, отвесив поклон, достойный встречавшего его члена королевской фамилии, сказал:

— Не могу выразить своего восторга, ваше королевское высочество, от пребывания здесь.

Надеюсь, вы не рассердитесь на меня за то, что я без предупреждения привез с собой очень близкого и дорогого мне человека.

Принц удивленно поднял брови.

Клодия присела в низком поклоне, а маркиз продолжал:

— Позвольте, сэр, представить вам мою жену.

Клодия отметила про себя, как превосходно владеет собой принц, учитывая тот удар, который нанесли ему слова гостя.

Лишь на мгновение оцепенев, он спокойным голосом произнес:

— Какая неожиданная новость для меня, Датфорд! Я всегда считал вас неисправимым, закоренелым холостяком!

— Так оно и было, пока я не встретил Клодию, — ответил маркиз. — Мы поженились очень тихо незадолго до моего отъезда из Англии, поскольку ее близкая родственница очень серьезно больна и мы опасались, что Клодии придется надеть траур на целый год.

— Что ж, вас можно понять, — заметил принц.

— Я думал, что буду вынужден оставить жену у постели больной. Но, к счастью, родственница неожиданно почувствовала себя лучше, и моя жена, хоть и в самую последнюю минуту, получила возможность отплыть со мной.

— Я весьма рад приветствовать вашу жену и поздравить вас с бракосочетанием.

Сказано это было весьма любезно.

Но Клодия безошибочно уловила разочарование в глазах принца.

Спустя несколько минут к ним присоединилась его дочь, принцесса Луиза.

Клодия тотчас поняла опасение маркиза быть соединенным узами брака с этой молоденькой испанской принцессой.

Она оказалась нисколько не симпатичной, но умела преподнести себя в соответствии с тем положением, которое занимала в обществе.

Ее, очевидно, предупредили о намечаемом сватовстве маркиза.

Поэтому, как только Клодию представили как его жену, принцессе с трудом удавалось скрывать разочарование во взоре и утаивать, что она не слишком благосклонно относится к гостье.

Так как Клодия испытывала к ней некоторое сочувствие, она старалась быть с принцессой Луизой насколько возможно приветливой и доброжелательной Она оживленно превозносила красоту апартаментов принца Карлоса.

В конце концов принцесса Луиза успокоилась.

Когда подошло время переодеваться к обеду, она уже без умолку рассказывала Клодии о чем-то по-французски, поскольку владела этим языком намного свободнее, нежели английским.

Принц говорил по-английски очень хорошо, а Клодия, к счастью, прекрасно владела французским.

Ее мать проявила завидную настойчивость, убеждая Клодию в школе в первую очередь уделять внимание именно французскому.

Принцесса Луиза сама отвела Клодию наверх, чтобы показать отведенную ей спальню.

— Поскольку мы вас не ждали, — объяснила она, — эта комната предназначалась маркизу, но теперь она станет вашей, а он воспользуется соседней гардеробной.

Большая комната была изысканно обставлена, как и остальная часть дворца.

Во всем угадывалось влияние мусульманского востока, смешанного с пышной испанской роскошью.

В угоду маркизу, который, по разумению принца, должен был оценить этот жест, на стенах были развешаны картины Веласкеса, Гойи и Караваджо.

Багаж, прибывший незадолго до их приезда, уже распаковывался.

— Я догадалась, что маркиз привезет с собой кого-то, — призналась принцесса Луиза, — но не стала ничего говорить папе, чтобы не выводить его из себя. Он не любит неожиданностей.

— Надеюсь, он уже не очень сердится на моего бедного м-мужа… — сказала Клодия. — Ему так хотелось посмотреть лошадей вашего отца, а если его королевское высочество будет сердиться, это омрачит наше пребывание здесь.

— Папа никогда долго не сердится, — успокоила ее принцесса Луиза, — а я довольна вашим приездом.

— Я в восторге, что попала сюда! — улыбнулась Клодия.

Принцесса улыбнулась в ответ и ушла к себе.

Клодия услышала, как маркиз вошел в соседнюю комнату.

Она стала гадать, зайдет ли он к ней поговорить.

Но две горничные уже ожидали ее, чтобы помочь раздеться.

После того как она вымылась в ванне, специально принесенной в ее комнату, она выбрала для обеда самое шикарное из своих вечерних платьев.

Она вспомнила, как однажды мама сказала:

— Первое впечатление — самое важное.

Горничная уложила ей волосы и, дока Клодия рассматривала прическу в зеркале, спросила ее:

— Вы наденете украшения, сеньора?

Клодия подумала, что, как жене маркиза, ей следовало бы иметь такие же дорогие украшения, как у ее крестной матери.

Бриллиантовые и сапфировые ожерелья, гарнитуры из чистейших изумрудов.

Помимо этого, множество браслетов, колец и сережек, сверкающих драгоценными камнями.

Ей придется рассказать историю, будто она уезжала в такой спешке, что даже забыла шкатулку с драгоценностями.

Однако перевести это на испанский для горничной оказалось весьма непростой задачей.

Поэтому она открыла небольшую шкатулку с мамиными украшениями.

Торопливо надела колечко с тремя бриллиантами.

Совсем не похоже на маркиза, подумала она, не вспомнить, что ей необходимо «обручальное» кольцо.

Спереди на лифе платья она закрепила бриллиантовую брошь и надела жемчужные сережки.

На шею ей надеть было нечего.

Оставалось надеяться, что это не слишком бросится в глаза.

Стоило ей только подумать, не будет ли маркиз сопровождать ее в обеденный зал, как раздался стук в дверь и принцесса Луиза крикнула:

— Можно мне войти?

— Конечно, входите! — пригласила ее Клодия.

В своем вечернем платье, умело скрывающем недостатки фигуры, принцесса выглядела гораздо привлекательнее, чем при их первой встрече.

Луиза была крепко сколоченная молодая девушка с широкими талией и бедрами.

Вечернее платье очень ей шло.

Высоко поднятые волосы были волнообразно закреплены на затылке.

Для незамужней девушки количество украшений на ней казалось чрезмерным.

— Вы готовы? — спросила принцесса. — Надеюсь, вы не станете возражать, если я провожу вас в гостиную, где все соберутся перед обедом?

— Весьма любезно с вашей стороны.

— У вас очень красивое платье! — отметила принцесса.

— Благодарю вас, оно куплено на Бонд-стрит, в Лондоне, — объяснила Клодия и с благодарностью вспомнила щедрость своей крестной.

— Но на вас нет никакого ожерелья! — внезапно воскликнула принцесса, даже не задумываясь об этикете.

— Я как раз упрекала себя за то, что забыла взять с собой большую шкатулку с украшениями; ведь до последнего момента я не предполагала сопровождать мужа в этой поездке из-за болезни бабушки.

— Я так довольна вашим приездом, — созналась принцесса, — что с большим удовольствием выручу вас. Мне не позволяют носить кое-какие матушкины украшения, пока я не вышла замуж.

Клодия колебалась.

— Но ваш отец может счесть это… дерзостью с моей стороны.

Принцесса Луиза рассмеялась.

— Да неужели он сумеет вспомнить или узнать мамины украшения? У нее их было столько…

Ждите меня здесь! Я принесу для вас ожерелье.

Она убежала.

А Клодия никак не могла решить, рассердится на нее маркиз или нет и стоило ли ей принимать предложение принцессы.

Однако можно было надеяться, что он смягчит свой гнев, если она будет выглядеть так, как должна выглядеть его жена.

Принцесса вернулась очень скоро.

— Я принесла вам аквамариновый гарнитур мамы, он великолепно подойдет к вашим глазам.

Она закрепила ожерелье на шее Клодии.

Потом сняла ее жемчужные сережки и заменила их на большие серьги, украшенные аквамаринами и бриллиантами.

Гарнитур завершали соответствующие браслет и кольцо.

Клодия догадалась повернуть кольцо с тремя небольшими бриллиантами так, чтобы оно походило на обручальное.

Аквамариновое кольцо было надето поверх «обручального».

— Спасибо вам большое, — поблагодарила она принцессу. — Вы так добры ко мне. Теперь я не буду чувствовать себя как нищенка, попавшая на пир.

Принцесса Луиза рассмеялась.

— Вы никак не смогли бы походить на нищенку! Правда, у папы есть одна слабость: он любит, когда женщины сверкают драгоценностями, и именно поэтому все наши гостьи надевают свои лучшие украшения.

— И это неудивительно, — заметила Клодия. — Я впервые увидела столь восхитительные комнаты, где все так и блещет роскошью.

— Завтра я покажу вам весь дворец, — пообещала принцесса Луиза. — А теперь нам лучше спуститься вниз. Папа придет в ярость, если мы задержимся!

Клодия колебалась, не зная, стоит ли ей предупредить маркиза.

Но тут, на ее счастье, он показался в дверях.

— Вы готовы, Клодия? — осведомился он.

Увидев принцессу Луизу, он обратился к ней:

— Я чрезвычайно благодарен, ваше королевское высочество, что вы оказали внимание моей жене. Она волновалась, поскольку никогда раньше не бывала во дворце, особенно таком великолепном, как ваш.

— Принцесса была так добра и одолжила мне кое-что из… своих украшений, — сообщила Клодия, слегка нервничая.

Она не отрывала глаз от маркиза, стараясь понять его реакцию.

— Я объяснила принцессе, — торопливо продолжала она, — с какой поспешностью я… собиралась и вспомнила о многих вещах только тогда… когда мы уже были в открытом море…

— Надо сказать, вы проявили небрежность, — заметил маркиз и, повернувшись к принцессе, сказал:

— Я вдвойне благодарен вашему высочеству.

Друг познается в беде.

— Только ничего не рассказывайте папе, — попросила принцесса заговорщическим шепотом. — Как я уже говорила маркизе, ему нравится, когда женщины сверкают. А теперь она напоминает принцессу из сказки!

— Я тоже так подумал, — согласился маркиз, — но вы меня опередили.

Они спустились по лестнице.

Клодия поняла без слов, что маркиз весьма доволен ее сближению с принцессой.

В гостиной уже собралось много народу.

Оказывается, принц созвал для встречи с маркизом самых высокопоставленных особ.

Вечер шел своим чередом, и Клодия все больше убеждалась в том, что принц был намерен представить маркиза своей знати, дабы в скором времени объявить о помолвке Датфорда с его дочерью.

Клодия всегда отличалась проницательностью.

И теперь за изысканным и доброжелательным обхождением с ней принца чувствовала его раздражение и досаду, оттого что кто-то спутал все его планы.

Обед прошел весьма официально.

Клодия покорно беседовала сначала с герцогом, сидевшим справа от нее, затем с каким-то дворянином по левую руку.

Поскольку ни тот, ни другой не говорили ни по-французски, ни по-английски, беседа получилась немного неестественной.

Ей хотелось узнать, как относится маркиз к подобным обедам и не находит ли их ужасно скучными.

Она-то никогда раньше не бывала в таком многолюдном обществе.

Она также понятия не имела, что представляют собой друзья маркиза в Англии, поэтому вряд ли могла высказать свое суждение.

Вместе с тем она много слышала об аристократах от Уолтера Уилтона.

Он всегда рассказывал маме обо всем происходящем на торжественных вечерах и обедах, куда бывал приглашен.

Клодия не сомневалась, что там обычно царила скука.

После обеда приглашенные перешли в огромный зал.

Квартет музыкантов исполнял классические произведения.

Какая-то певица (позже Клодия узнала, что она ведущая актриса оперного театра) исполнила две песни.

Затем, отвешивая друг другу многочисленные поклоны, гости разъехались.

Обитатели дворца стали готовиться ко сну.

Среди них обращали на себя внимание три пожилые дамы.

Клодия решила, что они находятся здесь в качестве компаньонок принцессы.

Они также выполняли при ней, обязанности фрейлин.

Кроме того, во дворце постоянно гостили несколько ближайших друзей принца, примерно одного с ним возраста.

Оказавшись в своей спальне, Клодия задумалась о принцессе.

Бедная девушка, по-видимому, вела весьма унылую жизнь.

Во дворце бывало много гостей, но все они были значительно старше ее.

Поэтому Клодия нисколько не удивилась, когда принцесса Луиза нежно поцеловала ее, пожелав доброй ночи, и сказала, что с нетерпением ждет следующего дня.

В спальне Клодию уже ждала горничная, готовая помочь ей раздеться.

Когда девушка легла в постель, горничная пообещала разбудить ее в восемь часов утра.

Потом она погасила все свечи, оставив несколько зажженных рядом с кроватью, и ушла.

Клодия, разнежившись в уютной постели, смотрела на потолок, где была изображена Венера в окружении купидонов.

«Никогда еще не приходилось мне спать в такой роскошной комнате, — подумала она, — и это стоит запомнить».

Тут она услышала стук в дверь, соединявшую их с маркизом комнаты.

Прежде чем она успела ответить, в ее спальне появился он сам.

Широкий темный халат до пола и украшавшие его аксельбанты делали маркиза похожим на военного.

Не сводя с него широко раскрытых глаз, Клодия наблюдала, как он идет через всю комнату.

Наконец он приблизился к кровати и стал объяснять причину своего вторжения:

— Я зашел пожелать вам спокойной ночи, а также сказать, как блестяще вы провели сегодняшний вечер. Мне хочется, чтоб вы знали, я чрезвычайно вам благодарен за столь великолепное представление.

— Я… боялась… сделать… совершить ошибку, — промолвила Клодия.

— Нет, вы оказались на высоте! — заверил ее маркиз. — А что вы можете сказать о вашем первом вечере при королевском, дворе?

Клодия улыбнулась одними губами.

— Я была совершенно потрясена. Однако не могла избавиться от чувства, что подобные мероприятия, если посещать их из года в год, вечер за вечером, слишком скоро начнут казаться невыносимо скучными.

— Вы абсолютно правы. Я бы даже сказал — навевающими мучительную тоску.

— Принцесса Луиза очень славная девушка, — заметила Клодия.

— Как друг она очень хороша, и в этом я согласен с вами. Но в качестве моей жены — нет!

Он произнес это столь категорически, что Клодия рассмеялась.

— Однако теперь вы в полной безопасности.

— Благодаря вам, — усмехнулся маркиз. — Но, надеюсь, вы понимаете, как важно быть осмотрительной, дабы ни у кого не вызвать подозрений.

— Тогда объясните, как мне надо себя вести.

— Я собирался сделать это завтра, но сначала позвольте мне вновь выразить вам свою благодарность за то, что вы не сделали ни одного неверного шага.

Этим признанием он как бы сбросил с себя груз напряжения, и Клодия почувствовала себя немного обиженной.

Все же позднее она нашла для маркиза оправдание в том, что он и понятия не имел, как мама прививала ей правила этикета.

Он не мог знать, что она посещала школу, где учились в основном дочери аристократов.

— В сложившейся ситуации нам не стоит находиться здесь дольше, чем следует, — сказал маркиз. — Но поскольку я приехал посмотреть лошадей принца, мне нужно делать вид, будто я вовсе и не спешу покинуть дворец.

— Наверняка на него произведут впечатление лошади, на которых мы прибыли сюда, — молвила Клодия.

— Он увидит их завтра, но ему, разумеется, больше хотелось бы увидеть мое восхищение его конюшнями.

— Тешу себя надеждой посмотреть их вместе с вами, — неожиданно воодушевилась Клодия. — Я люблю лошадей!

Маркиз поднял брови.

— Вы умеете ездить верхом?

— Да, умею, но мне никогда не удавалось вдоволь насладиться прогулкой верхом.

В эту минуту Клодия вспомнила, как она вместе с мамой и Уолтером Уилтоном отправлялась за город и они мчались с ветерком по просторам, забывая обо всем на свете.

Уолтер Уилтон радовался как мальчишка, он был поистине заправским наездником.

Но мамино мастерство просто поражало.

Благодаря именно ее настоянию Клодия получала уроки верховой езды всякий раз, когда они могли себе это позволить.

И не столько потому, что девочка нуждалась в этих уроках, сколько ради того, чтобы получить возможность ездить верхом.

Инструкторы брали ее, так же как и других учениц, в парк.

Взволнованная нахлынувшими воспоминаниями, Клодия задумчиво произнесла:

— Понимаю, это невозможно, но я бы с удовольствием оседлала какую-нибудь во всех отношениях прекрасную лошадь и поскакала по той дороге, которой мы ехали с вами сюда.

— Это, наверное, можно было бы устроить, — сказал маркиз, — но у меня нет абсолютной уверенности, что это получится.

Он явно не проявлял особенного интереса к ее желанию, и Клодия поспешила добавить:

— Мне грешно выказывать такую жадность.

Вы подарили мне луну, я не должна просить еще и звезды.

Маркиз рассмеялся.

— Я рад, что вы довольны. Да, у вас действительно впечатляющая спальня.

— Она предназначалась не для меня, однако, надеюсь, вы не испытываете неудобств там, где вас разместили.

Маркиз ничего не ответил, весь его облик выдавал нерешительность и смятение.

Клодия внезапно испугалась, подумав, что, возможно, в гардеробной комнате вообще не оказалось спального места.

— Думаю, вы поймете меня правильно, Клодия, — сказал наконец маркиз. — Поскольку окружающие считают, будто у нас с вами медовый месяц, выглядело бы весьма странно, если б я спал в гардеробной, а слуги знали, что только одна половина этой кровати использовалась ночью.

Клодия смотрела на него в явном недоумении.

Маркиз расценил этот взгляд по-своему, решив, что девушка потрясена его словами, и торопливо объяснил ей:

— У меня такое предложение: я лягу ненадолго на ту сторону кровати, и утром все будет выглядеть так, словно я провел здесь ночь, хотя, разумеется, как я и обещал вам, вернусь спать на свое место.

— О… я понимаю. Конечно, это… очень умно с вашей стороны… так все продумать!..

— Я знал, что вы согласитесь, — успокоился маркиз.

Он обошел кровать, откинул покрывало и смял верхнюю простыню.

Затем устроился на постели, положив голову на подушку.

Клодия в необычайном изумлении наблюдала за его манипуляциями.

— Я всегда считал справедливым утверждение, что уж если приходится лгать, то все должно выглядеть правдоподобно. Без сомнения, принц разочарован, так как теперь не может заполучить меня в зятья.

— Я заметила… он… немного расстроился.

— А я думаю, что сама судьба, а не только мое везение, ниспослала вас именно в ту минуту, когда надо было спасти меня.

Говоря это, маркиз встал с кровати и ударил кулаком по подушке, где была вмятина от его головы.

Потом направился прямо к двери в смежную комнату.

— Доброй ночи, Клодия, — сказал он. — Хороших вам снов, и не забывайте завтра, что я целиком полагаюсь на вас.

— Так же, как я… на вас… — эхом отозвалась Клодия.

— Вы всегда можете доверять мне.

Дойдя до двери, он улыбнулся ей и прошел в свою комнату.

Клодия погасила свечи и прошептала в темноту:

— Он намного, намного лучше, чем я ожидала, и мне с ним теперь совсем не страшно.

Она лежала молча, раздумывая, видят ли ее с небес мама и Уолтер.

Затем произнесла негромко:

— Где бы вы ни были, мама и Уолтер, я хочу верить, что вы сейчас видите меня. Вот какой значительной фигурой я внезапно стала! Это, конечно, не будет длиться долго, но сейчас это так восхитительно!

Глава 5

Клодия расстроилась, узнав, что после завтрака принц увозит маркиза смотреть конюшни.

Ее с ними не пригласили.

Однако появилась принцесса Луиза и сказала, что отвезет гостью в город.

Клодии очень хотелось осмотреть достопримечательности Севильи, о которых она знала из книг.

Но все же это было менее заманчиво, чем в обществе маркиза знакомиться с лошадьми принца.

Принцесса Луиза теперь считала ее своей подругой и весьма доверительно рассказывала о себе и своей семье.

— Я хочу выйти замуж, — призналась она, — и чем скорее, тем лучше. По правде говоря, я надеялась, так же как и папа, что маркиз станет моим мужем.

— Но неужели, — с горячностью вопросила Клодия, — вы готовы выйти замуж без любви, только по сговору?

Принцесса удивленно посмотрела на нее.

— Все наши браки заключаются только по сговору, но, лишь выйдя замуж, я стану наконец свободной.

Сообразив, что Клодия озадачена ее словами, она объяснила:

— Сейчас меня всегда и повсюду сопровождают камеристки или фрейлины. Они подслушивают все мои разговоры и постоянно следят за моим поведением.

Помолчав немного, она прибавила:

— Если хотите знать, я вынуждена была устроить скандал, прежде чем смогла добиться разрешения выехать с вами сегодня без своего эскорта. Но даже при этом две из них все равно следуют за нами в другой карете.

— В самом деле, это должно быть утомительно, — посочувствовала Клодия принцессе.

— Гораздо хуже, чем просто утомительно, — простонала ее новая подруга. — Я никогда не могу остаться наедине с мужчиной, не имею права даже поговорить с ним.

— Полагаю, вам иногда хотелось бы укрыться от их бдительного ока, — заметила Клодия.

— Конечно, хотелось бы, — разоткровенничалась принцесса. — А теперь я открою вам один секрет: я тайно встречаюсь с адъютантом папы. О, это так увлекательно!

— Но разве вы не опасаетесь неприятностей? — осторожно спросила Клодия.

— Папа придет в ярость, если узнает, и, конечно же, адъютанта выгонят. Но мы встречаемся в потайных местах. И когда он целует меня, я просто наверху блаженства!

Клодия не скрывала своего изумления.

— Вы позволяете адъютанту целовать вас?

Как это возможно?

— У испанцев весьма страстные натуры, — объяснила принцесса. — Я даже подумала, что англичанин и впрямь мне бы не подошел. Но папе понравилось знатное происхождение маркиза, и к тому же у него действительно замечательные лошади.

Клодия задумалась, а потом все же осмелилась сказать:

— Я почему-то была уверена, что испанский королевский двор весьма щепетилен в выборе женихов для своих дочерей. Я, скорее, могла бы допустить, что ваш отец выберет для вас принца крови.

Принцесса рассмеялась.

— Он пытался отыскать такого, но это оказалось довольно сложной задачей. Потом он обнаружил, и это крайне польстило ему, что пра-пра-прабабушка вашего мужа, фактически была люксембургской принцессой.

— И таким образом маркиз становился достойной партией для принцессы! — промолвила Клодия, словно размышляя о чем-то своем.

— Конечно! — тут же воскликнула принцесса, прибавив снисходительно:

— Надеюсь все-таки, что маркиз очень преданный и любящий и подходит вам как мужчина.

Клодия подумала, что не смогла бы ответить, какой он.

А принцесса тем временем, сев на своего конька, уже не могла уняться.

— В то время как англичане, что ни для кого не является секретом, холодные и сдержанные в чувствах, испанцы и итальянцы чрезвычайно страстные.

Клодия невольно поразилась, что принцесса, такая молоденькая, рассуждает на подобную тему.

И можно ли с сочувствием относиться к ее любовному приключению с адъютантом принца?

Ведь оно, без сомнения, могло бы стать причиной больших неприятностей, если каким-то образом все откроется.

Карета двигалась вдоль широкой улицы, мимо огромного фонтана к кафедральному собору.

От его созерцания захватывало дух.

Клодия читала, что он признан самым большим готическим собором в мире.

А теперь она могла убедиться в уникальности, своеобразии богатого художественного оформления собора и хранившихся в нем шедевров изобразительного искусства.

Внутри собор оказался столь огромным, что его невозможно было сразу охватить взглядом.

Принцесса подвела гостью к драгоценным реликвиям святого Фердинанда, затем показала великолепный мавзолей Христофора Колумба.

Клодия, к своему удивлению, располагала большим количеством сведений о великом путешественнике, нежели принцесса.

Горько разочарованный своей неудачей, когда обнаружил, что не сумел открыть путь в Азию с запада, Колумб умер в Санто-Доминго, потом был перезахоронен в Гаване.

— Его тело перевезли в Севилью, — рассказала Клодия своей спутнице, — после того, как Испания потеряла свое владычество в Новом Свете, который он, собственно говоря, и открыл для своей страны.

— А я и понятия не имела, — призналась принцесса. — Бедный Христофор Колумб! Если б он узнал об этом, то, должно быть, сильно разочаровался.

Клодия разглядывала огромный мавзолей и думала, что все мужчины по-своему в чем-то похожи на Христофора Колумба, когда стремятся отыскать в этом мире нечто особенное.

И часто подобно Колумбу оказываются в итоге побежденными.

Ей взгрустнулось, и она рада была отправиться назад во дворец, чтобы успеть к ленчу.

Ни принца, ни маркиза нигде не было видно.

После ленча на улице стало слишком жарко.

Поэтому вместо прогулки девушки расположились в тени на веранде, и принцесса Луиза без умолку говорила о себе.

Когда маркиз наконец возвратился, Клодия вздохнула с облегчением.

— Вы провели сегодня образовательную экскурсию? — с лукавой улыбкой обратился он к девушкам.

— Я возила вашу жену в собор, — тотчас ответила принцесса, — но история Христофора Колумба заставила ее приуныть. Она думает, будто все мужчины в каком-то смысле путешественники-исследователи, но большинство из них рано или поздно терпят разочарование, так же как бедный Колумб.

Маркиз удивленно поднял брови.

— Вы действительно так думаете?

— Я читала биографии многих великих людей, — пояснила Клодия, — и большинство из них никогда не достигали своей цели. Или получали свой «приз», но потом теряли его, а это еще хуже.

— Я вижу, вы циник! — заметил маркиз. — Что ж, теперь, разумеется, я приложу все усилия, чтобы не потерять ту, которую мне посчастливилось отыскать.

Клодии показалось, будто он произнес эти слова специально для принцессы, поэтому с легкостью подыграла ему.

— Надеюсь, вы никогда не потеряете меня!

Они отправились наверх переодеваться к обеду, и ей сказали, что вечером опять соберется общество.

Да и этот обед принц давал в честь маркиза.

— Если б я знал, что вы привезете с собой вашу молодую очаровательную жену, — заметил принц, — то непременно организовал бы роскошный бал с танцами. Но, раз уж так получилось, думаю, вы с удовольствием поиграете, поскольку моими гостями сегодня вечером будут в основном мужчины, предпочитающие азартные игры.

После обеда приглашенные — а их оказалось человек двадцать — перешли в гостиную.

Там установили стол для рулетки, а также карточные столы.

Клодия не пошла с ними.

Она сидела одна в другой гостиной.

Неожиданно к ней подошел принц.

— Вы не играете, маркиза? — спросил он.

Клодия покачала головой.

— Я всегда буду сильнее бояться потерять свое, а потому по большому счету не смогу обрадоваться никакому выигрышу.

Принц расхохотался.

— У вас весьма разумный взгляд на азартные игры, в которых, несомненно, фортуна всегда против увлекающегося игрока.

— Мой отец говорил то же самое, — машинально ввернула Клодия и тотчас сообразила: она имеет в виду Уолтера Уилтона.

Тут девушка испугалась, что принц начнет интересоваться ее семейством.

Поэтому спешно переменила тему разговора.

— Не могу передать вашему королевскому высочеству, в каком я восхищении от ваших замечательных картин. Я и представить себе никогда не могла, что увижу столько шедевров, собранных в одном месте!

— Моя дочь показала вам картинную галерею? — поинтересовался принц.

— Еще нет.

— Это упущение, которое должно быть исправлено немедленно, — отчеканил он. — Пойдемте со мной!

Они покинули гостиную и направились по одному из многочисленных коридоров, поражающих своими размерами.

По обе его стороны на стенах висели прекрасные полотна, чередующиеся с огромными, под потолок, зеркалами в резных рамах.

Там же на глаза попадались статуи, которые девушке хотелось бы рассмотреть внимательнее.

Но принц двигался вперед не останавливаясь, пока они не поднялись наверх по широкой лестнице, ведущей прямо в картинную галерею.

Создавалось впечатление, будто она бесконечна.

Клодия невольно подумала, что им потребуется много времени, дабы осмотреть здесь каждую картину.

Сначала принц показал ей замечательный групповой портрет «Менины», один из шедевров Веласкеса.

Клодия была очарована девчушками в платьях на огромных кринолинах и большой собакой рядом с ними.

Она восторженно отзывалась и о других картинах.

Принц был польщен ее оценкой.

Он с удивлением обнаружил, что она знает немало о жизни самих художников.

Он понял, что она не пытается изобразить восхищение, лишь бы польстить его самолюбию.

Он миновал несколько картин и остановился перед той, которую девушка никогда не видела на репродукциях.

— Перед вами «Обнаженная маха», одно из наиболее известных произведений Гойи.

Клодия знала, как это глупо с ее стороны, и все же помимо своей воли почувствовала смущение, глядя на обнаженную молодую женщину.

Маха откинулась назад на мягкие подушки, заложив руки за голову.

И вдруг, к ее изумлению, принц глухо произнес:

— Именно такой хотел бы я увидеть вас!

На мгновение Клодии показалось, будто она ослышалась.

Потом она вспыхнула и хотела уйти, но принц не пустил ее и попытался обнять.

— Вы слишком хороши, — начал объясняться он, — вы столь прекрасны, что заставляете мое сердце биться сильнее, и я хочу целовать ваши губы, они выглядят столь невинными и странно нетронутыми.

Не только его слова, но и звук его голоса, и тот огонь, что она смогла Заметить в его глазах, перепугали девушку.

Она не закричала, но стала сопротивляться.

Он же с невероятным упорством прижимал ее к себе.

Она отчаянно мотала головой из стороны в сторону, но его руки тисками сдавливали ее тело.

Она чувствовала, рано или поздно он овладеет ее губами.

Но тут, когда она уже в отчаянии поняла, насколько тщетны ее усилия в поединке с его страстью, с противоположного конца галереи раздался голос:

— А, вот вы где, Клодия! Я терялся в догадках, куда вы могли уйти.

Руки принца разжались, и Клодия высвободилась из его объятий.

Она опрометью бросилась к маркизу и, добежав до него, едва смогла остановиться.

Она чуть было не бросилась ему на шею от радости, что он спас ее, но он холодно, каким-то приказным тоном произнес:

— Принцесса ищет вас. Вы найдете ее в гостиной.

Его отрезвляющие слова заставили Клодию резко замереть с протянутыми вперед руками и устремленным на него взглядом.

Он нарочито отстранился от нее и направился к принцу.

Клодия не могла в это поверить.

И тогда он не в меру громко обратился к принцу:

— Ваше королевское высочество владеет великолепной галереей, и, думаю, я окажусь прав, если заявлю, что ваше собрание картин может быть признано одним из самых лучших в мире.

Он говорил, и голос его становился все тише по мере удаления от Клодии, и она поняла, что он притворился, будто не заметил чего-нибудь предосудительного.

Однако она все еще не могла превозмочь испуг, и сердце неистово колотилось в груди.

Она побежала вниз по лестнице и обратно по коридору.

Она чувствовала, что не сможет появиться сейчас ни перед кем из собравшихся на вечер гостей, тем более перед принцессой.

Достигнув зала, она поднялась по главной лестнице к себе в спальню.

Было еще слишком рано, и горничная не ждала ее.

Клодия села перед туалетным столиком, пытаясь успокоиться.

Сердце все еще подпрыгивало, как мячик, до самого горла.

Она никогда не испытывала подобного испуга, особенно в тот момент, когда принц прижал ее к себе, силясь поцеловать.

Дыхание понемногу выравнивалось.

Она почем зря стала ругать себя за свою глупость.

Затем посмотрела на ситуацию по-другому.

Принцессу целовал адъютант.

Почему же она должна чувствовать себя расстроенной, если ее пожелал поцеловать принц?

И все-таки она никогда не смогла бы даже вообразить, что человек, с которым она почти не разговаривала, к тому же намного старше ее, будет вести себя столь диким образом.

«Наверное, потому, что он испанец, — решила она. — Англичанин никогда не повел бы себя так постыдно».

О, как ничтожно мало знала она мужчин-англичан, ведь за свою жизнь она встречала их так редко!

Клодия вспомнила комплименты, которыми осыпали ее вчера и сегодня вечером господа, сидевшие рядом с ней во время обеда.

Тогда она не придала этому особого значения, отнесла все на счет испанского темперамента, решив, что это не больше чем проявление светских манер, предполагающих флирт с замужней женщиной.

Если б они знали, что она юная, незамужняя девушка, то, несомненно, не обратили бы на нее никакого внимания.

«Как глупо с моей стороны так испугаться, — выговаривала она себе. — Ведь принцесса Луиза давала ясно понять, что мужчины полагают, будто замужняя женщина должна быть искушенной, а значит, дни уверены, что ведут честную игру!»

И тем не менее ее не покидала убежденность в другом.

Уолтер Уилтон, который любил ее маму, никогда не стал бы вести себя так.

Клодия не могла представить себе маму, позволявшую кому-нибудь другому целовать ее или допускавшую близость с другим человеком.

«Принц не имел никакого права приглашать меня смотреть на изображение нагой женщины!»— снова возмущалась она.

Внезапно Клодия ощутила себя такой неопытной, глупой и такой уязвимой в своей наивности.

Что она знала о том мире, в котором очутилась?

Что она знала о чем-нибудь вообще?

Она жила в небольшом домике в Челси и почти все свое время проводила в школе.

Девушки, которых она знала, были столь же невинны, как и она.

Ни одна из них ни разу в своей жизни не целовалась, ведь каждую всегда опекал кто-то из взрослых.

В школу и из школы их сопровождали гувернантки, живущие в их семьях.

«Жаль, мама так мало успела рассказать мне об этом мире со всеми его сложностями, — думала она с горечью. — Возможно, теперь, когда я стала взрослой… другие мужчины захотят вести… себя так… как этот принц».

Эта мысль привела ее в содрогание.

Ей не хотелось думать, что могло бы случиться, не появись маркиз в нужный момент.

Спустя некоторое время Клодия позвонила горничным.

Пришла одна из них, чтобы помочь госпоже раздеться.

Клодия легла, не погасив свечи.

Она не сомневалась, маркиз обязательно придет, дабы рассказать ей, что произошло после ее ухода.

Она лежала, размышляя о великолепии комнаты, ставшей ее временной спальней.

Но владел всем этим неприятный старик, которому не следовало бросаться на своих гостей, какой бы важной персоной он ни был.

Прошло больше двух часов, прежде чем она услышала, как маркиз вошел в соседнюю комнату.

Сначала он разговаривал со своим камердинером.

Потом раздался звук закрывающейся двери. той, что выходила в коридор.

Минутой или двумя позже дверь между смежными комнатами открылась, и маркиз вошел в спальню.

Клодия села.

Когда он пересек комнату и приблизился, в свете свечи она смогла разглядеть его лицо.

Оно было очень сердитое.

Маркиз остановился у кровати и со злостью спросил:

— Какой бес надоумил вас остаться наедине с принцем в его картинной галерее?

— Он предложил… показать мне свою коллекцию картин, — ответила Клодия.

— И вы оказались столь легковерны, что пошли с ним без какого бы то ни было сопровождения! Как вам могла прийти в голову такая безумная затея?

— Я не ожидала… что кто-нибудь… мужчина… поведет себя подобным образом, — пролепетала Клодия.

— Само собой разумеется, всякий мужчина повел бы себя подобным образом: ведь вы поощрили его, отправившись с ним наедине! Боже правый! У вас должно было хватить здравого смысла, чтобы сообразить, — его приглашение означает желание добиться от вас физической близости!

— Но разве… разве могла я предположить… что такой почтенный пожилой человек, как принц… захочет поцеловать меня?.. — посетовала Клодия.

— Тогда вы, должно быть, слабоумны! — продолжал бушевать маркиз. — Ну какой мужчина не захотел бы поцеловать вас, если вы такая красивая! Вам следовало бы вести себя иначе, чтобы не ставить меня в столь неловкое, двусмысленное положение.

— Это не вы… а я… попала в неловкое положение! — возразила Клодия. — Он… так испугал меня!

— Ну конечно, он испугал вас, если вы и впрямь не имели понятия о его намерениях.

— Неужели… неужели вы действительно думаете, будто, если б я хотя бы подозревала, что он будет… вести себя так отвратительно… я бы пошла с ним одна? — ужаснулась Клодия. — Мы говорили о картинах, и он предложил показать мне картинную галерею, раз уж принцесса не успела этого сделать. Как могла бы я… отказаться?

Маркиз присел на край кровати.

Он долго смотрел на нее, потом совсем неожиданно улыбнулся ей.

— Это моя ошибка, Клодия, — сказал он. — Я должен был предупредить вас, но мне и в голову не приходило встретить такую невинность и неосведомленность в дочери Уолтера Уилтона.

— Я же… предупреждала вас… я буду совершать ошибки, — произнесла Клодия несчастным голосом.

— Вы не сделали ни одной до сих пор, — успокоил ее маркиз, — и я полагаю, принц поверил, будто я остался в неведении относительно инцидента между вами. Я разговаривал с ним совершенно обычным тоном, обсуждал его коллекцию картин, пока мы наконец не покинули галерею.

— Н-наверное, мне надо уехать… — уныло промямлила Клодия.

— Мы уедем послезавтра, — объяснил ей маркиз, — но до этого вы будете в полной безопасности, так как принц везет меня завтра в поместье, смотреть его скаковых лошадей. Мы пробудем там целый день, и я приму все меры, чтобы мы уехали на следующее утро.

— А… вы возьмете… меня с собой в… Англию? — жалобно спросила Клодия.

В ее голосе, так же как в ее глазах, была мольба.

Маркиз долго смотрел на девушку.

— Безусловно, я возьму вас с собой. Я не думал обсуждать ваше будущее, пока мы не доберемся до Англии, но теперь, учитывая, что вы сильно расстроены, я хотел бы, чтоб вы меня выслушали.

— Я… я слушаю вас.

— Вы столь молоды, наивны и невинны, — медленно сказал маркиз, — поэтому нечто подобное случившемуся сегодня вечером может происходить с вами снова и снова, куда бы вы ни отправились.

— О нет!.. Нет! — закричала Клодия. — Мне этого не вынести!

— Боюсь, это расплата за вашу несказанную красоту. Вы слишком прекрасны, Клодия, вы самая красивая женщина, какую я когда-либо в жизни видел.

Никогда и никто еще не говорил ей таких слов.

Клодия была в растерянности и не могла отвести от него взгляд.

— Я намерен просить вас, — продолжал он, — хоть и не собирался затрагивать эту тему до возвращения в Англию, — позволить мне защищать вас и заботиться о вас постоянно.

Клодия широко распахнула глаза.

— Вы хотите сказать… что… — она замолчала на минуту, — что… вы любите меня?

— Я полюбил вас с той минуты, как увидел в гостиничном ресторане, — признался маркиз. — А вчера вечером, когда я пришел сюда, чтобы прилечь на эту кровать, мне стоило немалых усилий сдержать свое обещание не пугать вас, и я с трудом покинул эту комнату.

Он прерывисто вздохнул.

— Я не нарушу обещания и сегодня вечером, поскольку не хочу ни обидеть, ни испугать вас. своим напором, не желаю хоть чем-то расстроить вас. Но когда мы вернемся в Англию, я должен буду защищать вас от других мужчин.

— Я… ничего не понимаю, — прошептала Клодия.

— Постараюсь все объяснить, — терпеливо сказал маркиз. — Я предоставлю вам дом в Сент-Джонском лесу или в любом ином месте, где вы только пожелаете, и стану навещать вас так часто, как только это возможно. По крайней мере два или три раза в году мы сможем уезжать за границу на моей яхте.

Он старался говорить как можно ласковее, но Клодия все еще не понимала его, и он это почувствовал.

Сжав ее руки в своих ладонях, маркиз Датфорд продолжал:

— Вы ни в чем не будете нуждаться. У вас будут лошади, драгоценности, слуги, все, чего бы вы ни пожелали, моя прелесть, но я не могу предложить вам свою руку. Попытайтесь, пожалуйста, понять: мне, как главе знатного, аристократического рода, совершенно невозможно жениться на вас.

— Вы… имеете в виду, — произнесла Клодия едва слышно, так что он с трудом различал слова, — это потому, что… я… дочь… Уолтера Уилтона?

Маркиз не ответил, и, подождав немного, она сказала:

— А когда вы говорите, будто любите меня… для вас это имеет значение?

Она почувствовала, как рука маркиза напряглась, прежде чем он ответил:

— Вы нужны мне! Только одному Богу ведомо, как вы нужны мне, но я связан кровью, традициями, памятью поколений, которые жили до меня и будут жить после меня. Я знаю, как вам трудно меня понять, но я не в силах попрать имя, которое являлось частью истории Англии на протяжении столетий.

Он очень тщательно подбирал слова.

— Останься вы жить сами по себе, одна, — произнес он уже иным тоном, — мне страшно даже подумать, что может случиться с вами.

Объявятся мужчины, дюжины мужчин, жаждущих вас, преследующих вас, досаждающих вам, причем все они станут вести себя подобно тому, как вел себя с вами принц сегодня вечером.

Клодия в ужасе что-то пробормотала, а маркиз между тем убеждал ее:

— Вы должны сделать выбор, моя любимая, оставаться вам одной и бороться в одиночку, или позволить мне оберегать и защищать вас. Я буду любить вас так, как вы этого заслуживаете.

Он умолк в ожидании ответа, но его не последовало.

Тогда он сказал, как бы подводя итог:

— Я не стану пытаться сейчас убедить вас. мне не хотелось бы вас пугать. Я оставлю вас, и вы сами примете решение, а ваш ответ я надеюсь услышать послезавтра, когда мы отправимся домой.

Маркиз встал с кровати.

Но он все еще держал ее руки в своих и в каком-то безотчетном порыве поднес их к своим губам, прикоснувшись нежно, словно к ребенку.

Потом внезапно уткнулся в ее ладони и стал целовать их неистово и страстно.

Клодия не ожидала такого поворота.

Странная дрожь пробежала по всему телу.

А когда маркиз поднял голову и взглянул на нее, ей почудился тот самый жар в его глазах, какой всего несколько часов назад она видела в испанских очах принца.

Но сейчас она ощутила, будто некая часть ее существа откликнулась на него.

Всего одно мгновение маркиз не сводил с нее глаз.

Потом, не в силах больше сдерживаться, нагнулся и поцеловал ее.

Губы его были ласковы и в то же время требовательны.

Сделав над собой усилие, маркиз оторвался от нее.

— Доброй ночи, несравненная моя! — сказал он. — Может быть, я появлюсь в твоих снах, ведь я буду мечтать только о тебе.

Он пересек комнату и направился к выходу, прежде чем Клодия успела что-либо сказать или подумать.

У двери он обернулся и молча посмотрел на нее.

Глава 6

Когда маркиз ушел, Клодия не мигая уставилась на то место, где он только что стоял, как будто не могла поверить, что его там больше нет.

Только сейчас она со всей очевидностью поняла, что любит этого человека, словно морской прибой стер с ее души все наносное и там осталось одно-единственное чувство, подобное солнечному свету.

Она полюбила маркиза уже тогда, в тот самый миг, когда он увозил ее из гостиницы, но не сознавала еще, что это была любовь.

Внезапно она спохватилась, сообразив, как бессмысленны его рассуждения о невозможности вступить с ней в законный брак.

Они же основаны на недоразумении.

Она не дочь Уолтера Уилтона!

Как только она откроет ему правду, все изменится.

Эта мысль заставила ее затрепетать от волнения.

Скорее, скорее!

Она спрыгнула с кровати и помчалась к маркизу, даже не надев на себя ничего, как была в одной ночной рубашке.

Но, добежав до закрытой двери, она вдруг остановилась как вкопанная.

Он сказал, что не смог бы жениться на ней, хоть он и любит ее.

Но ведь он в действительности вообще не собирается вступать в брак с кем бы то ни было.

Если она расскажет ему, что на самом деле ее родной отец вовсе не Уолтер Уилтон, а граф Стратнайвн, он, скорее всего, почувствует себя пойманным в ловушку.

То есть почувствует тот же страх, как тогда, когда узнал, что его пытаются заманить хитроумным способом в западню, дабы женить на принцессе Луизе.

— Но я должна сказать ему… Я должна! — твердило ее сердце.

А разум тут же подсказывал ей, что своим признанием она поставит маркиза Датфорда в довольно щекотливое и трудное положение.

В какой-то момент на нее нашло некое озарение, высветившее истинную суть вещей, и ей стало предельно ясно, что на самом деле он, конечно же, вовсе и не любит ее.

Любовь ее матери к Уолтеру Уилтону не знала границ.

Она презрела титул мужа и свой собственный.

Она предпочла добровольное изгнание ради своей любви.

Она хорошо представляла себе ту цену, которую вынуждена будет заплатить за право жить с любимым в неосвященном браке.

Ей предстояло быть навсегда отринутой родителями и всей ее семьей.

Ей предстояло быть изгнанной из мира, в котором она жила раньше.

Она сознательно лишалась всего, к чему привыкла с самого раннего детства.

Ее любовь оказалась столь могущественной, что, теряя все это, она решилась забрать с собой свое дитя и уйти.

«Вот это была любовь… Настоящая любовь! — подумала Клодия. — Когда на всем белом свете есть только один человек, покоривший твое сердце, и больше ничто и никто уже не имеет никакого значения».

Она медленно вернулась обратно к себе.

Забравшись в постель, внезапно почувствовала холод и задрожала.

Сон и мечты растворились, праздничный бал закончился.

И вновь она оказалась в этом мире одна-одинешенька со своими воспоминаниями.

Клодия плакала безутешно и долго, плакала до тех пор, пока, обессилев от слез, не уснула.

Она пробудилась от привычных хлопот горничной, которая отдергивала шторы, и поняла, что восемь часов уже пробило.

Вчера ночью, обливая горючими слезами подушку, она в прямом смысле слова выстрадала свое решение.

Горничная открыла настежь окна, и Клодия обратилась к ней:

— У меня болит голова, и я была бы очень признательна, если бы мне принесли завтрак сюда.

— Я закажу для вас завтрак, сеньора, — пообещала горничная.

Спустя минут двадцать завтрак принесли наверх.

Горничная поставила перед ней поднос.

— Благодарю вас, — сказала Клодия. — Его королевское высочество и мой муж уже уехали?

— Я видела, как они уезжают, когда поднималась по лестнице, сеньора.

— Пожалуйста, спросите ее королевское высочество принцессу Луизу: не смогла бы она зайти поговорить со мной?

Горничная ушла.

Клодия только что закончила есть, как в комнату буквально влетела принцесса.

— Вы не больны? — встревожилась она. — Я ждала вас в комнате для завтрака.

— У меня… болит голова, — объяснила Клодия, — и, пожалуйста… мне нужна ваша помощь.

— Моя помощь? — удивилась принцесса Луиза.

— У меня очень плохие новости из Лондона, — промолвила Клодия. — Болезнь моей бабушки, которая чуть было не сорвала нашу с мужем поездку на яхте, внезапно дала повторную вспышку. Поэтому мне надо немедленно ехать.

— Немедленно? — воскликнула принцесса:

— Если я задержусь хотя бы на один день, может быть слишком поздно, и она умрет без меня, — всхлипнула Клодия. — Она всегда была чрезвычайно добра ко мне, и я очень люблю ее, поэтому прошу вас… пожалуйста… ваше королевское высочество, помогите мне добраться туда, и как можно скорее.

— Ну разумеется, я помогу вам, — успокоила ее принцесса Луиза. — Я сейчас спущусь вниз и сообщу об этом секретарю, который обычно организует все папины путешествия и все мои поездки за рубеж. Уверяю вас, он великолепно справляется со своими обязанностями.

— Как я вам благодарна! — обрадовалась Клодия.

Принцесса вышла из комнаты, и девушка быстро поднялась с постели.

Она позвала горничную и попросила упаковать ее вещи как можно быстрее.

Когда принцесса появилась вновь, все три горничные упаковывали одежду Клодии в удобные дорожные сундуки, которыми: ее снабдила еще леди Бресли.

— Все устроено, — сообщила принцесса Луиза. — Но вы должны выехать уже через полчаса.

Немного помолчав, она добавила:

— Секретарь удивился, что вы решили ехать одна. Он пошлет с вами на станцию сопровождающего проследить, чтобы вам предоставили персональное купе в поезде.

Клодия рассудила, что это было бы весьма кстати, и сердечно поблагодарила ее.

— Я поеду с вами на станцию, — порывисто произнесла принцесса Луиза. — Мне надо сходить за шляпкой.

Как только она вышла из комнаты, Клодия подошла к секретеру, стоявшему у окна.

Она достала лист бумаги с гербом принца, положила его на стопку промокательной бумаги и задумалась.

В конце концов, решившись, она быстро написала:

Сон кончился, поэтому я отправляюсь домой. Я сказала принцессе, будто моя бабушка. болезнь которой едва не помешала нашей с вами поездке, опять чувствует себя ужасно и вот-вот может умереть.

Клодия.

Она положила исписанный листок в конверт.

Она уже была готова запечатать конверт, как неожиданно вспомнила что-то важное для себя.

Подошла к туалетному столику и взяла свою сумочку.

В ней лежал конверт, который девушка так до сих пор и не открыла.

По словам маркиза, он вложил туда чек на тысячу фунтов.

Она импульсивно порвала чек надвое и положила две его половинки вместе с запиской, потом вывела имя маркиза на конверте и запечатала его.

Несколькими минутами позже принцесса присоединилась к ней, и они вместе спустились по лестнице в холл.

Клодия подошла к столу и положила на него конверт, адресованный маркизу.

Она знала, ему передадут записку, как только он вернется.

Одна из королевских карет уже ждала их.

Позади нее стояла другая карета, меньшего размера, в которую два лакея укладывали багаж.

За всеми приготовлениями наблюдал курьер; ему же было поручено сопровождать ее на станцию.

Девушки сели в карету.

— Мне будет вас очень не хватать! — с сожалением призналась принцесса Луиза. — Мне так хотелось, чтобы вы оставались подольше!

— Когда вы приедете в Англию, возможно, мы встретимся снова, — пыталась утешить ее Клодия.

— Я просто мечтаю об этой встрече, — воодушевилась принцесса Луиза, — но, как я поняла из папиных слов во время завтрака, сейчас он обдумывает нашу с ним поездку в Венгрию.

— Там есть принц, за которого вы могли бы выйти замуж? — спросила Клодия.

Принцесса Луиза кивнула.

— Звучит многообещающе! Венгры славятся в мире как изумительные наездники и весьма пылкие возлюбленные.

Клодия почувствовала некоторую неловкость от таких речей принцессы Луизы.

Но потом она одернула себя, поняв, что нельзя быть стыдливой сверх всякой меры.

Однако ей, и правда, не хотелось в эту минуту размышлять о любви.

Всю дорогу до станции она честно пыталась слушать принцессу Луизу и одновременно в последний раз окидывала взором улицы Севильи.

Могла ли она до приезда сюда хоть на миг представить, что увидит нечто подобное.

А теперь Клодия понимала, этот город она никогда не забудет.

Как не сможет никогда забыть и поцелуй маркиза.

На железнодорожном вокзале все было подготовлено, ее обслуживали по-царски.

Клодия и принцесса Луиза проследовали в зал ожидания для почетных пассажиров.

Одну стену зала украшал огромный гербовый щит, увенчанный короной.

Им предложили кофе или вино.

В этот ранний утренний час девушки предпочли кофе.

— Мне так будет не хватать вас! Как же я буду скучать! — не переставала причитать принцесса Луиза. — О, пожалуйста, пожалуйста, возвращайтесь и оставайтесь, у нас подольше! Я уверена, ваш муж не откажется погостить здесь.

— И я уверена, что он не отказался бы погостить подольше, — успокаивала новоявленную подругу Клодия.

Когда поезд прибыл, начальник станции зашел за ней, дабы проводить лично в отведенное ей купе.

Она невольно вскрикнула от восхищения, увидев, что это спальный вагон.

Подобные вагоны встречались довольно редко даже в поездах, пересекающих всю Европу из конца в конец.

Начальник станции предупредил ее о пересадке в Париже.

Он уже телеграфировал о необходимости зарезервировать для нее купе в поезде, направляющемся в Кале.

Клодия поблагодарила его за заботу.

У принцессы Луизы она спросила по-французски, чтобы он не смог ее понять:

— Не думаю, будто мне следует дать чаевые начальнику станции, но как быть с носильщиками?

— Посыльный папы позаботится обо всем, — ответила принцесса.

— А… кому мне заплатить за билеты?

— Маркиз за все рассчитается, — небрежно бросила принцесса Луиза.

Какое-то мгновение Клодия колебалась.

Она хотела было оплатить свой проезд из денег, которые ей дал маркиз, но потом решила, их едва хватит, чтобы добраться до Англии.

Кроме того, принцесса посчитала бы весьма странным это ее нежелание довериться мужу в улаживании денежных вопросов.

Девушки нежно расцеловались на прощание, и Клодия вошла в вагон.

Проводник, предупрежденный о знатности своей пассажирки, ждал, когда можно будет отвести ее в купе.

Поезд тронулся, однако Клодия все еще продолжала стоять в дверях вагона, махая рукой принцессе, пока та не исчезла из виду.

Ей приготовили купе в середине спального вагона, поскольку оно находилось не над колесами.

Проводник готов был по первому требованию принести ей все, чего бы она ни пожелала.

Оставшись наконец в одиночестве, Клодия устроилась у окна, чтобы, прощаясь, еще раз взглянуть на Севилью.

Так она прощалась и с маркизом.

«Я никогда больше его не увижу, — подумала она, — но никогда, никогда не смогу его забыть!»

Понимала она и то, что ей никогда не удастся забыть неведомое доселе чувство, охватившее все ее существо от прикосновения его губ.

Она и представить себе не могла, что возможно испытывать нечто подобное.

Вспоминая все происходившее с ней в эти дни, она осознала: ей следовало бы догадаться о своей любви к маркизу.

Каждый раз, когда он входил в комнату или когда она слышала его голос, с ней происходило нечто странное, чему не было названия и чего она не ведала никогда прежде.

Это была любовь.

Теперь она твердо знала, что в ее жизнь вошло чувство, которое по своей силе можно было сравнить лишь с любовью матери к Уолтеру Уилтону.

«Да, я люблю его именно так! — размышляла Клодия по мере того, как поезд набирал скорость. — Но он любит меня совсем иначе».

Дворцовые слуги позаботились о газетах для нее.

Они принесли в купе и журнал, издаваемый в Севилье.

Но больше всего она оценила увесистую дорожную корзинку, до отказа заполненную едой.

Этих запасов наверняка хватит почти на всю поездку.

А значит, ей не придется тратиться на ресторан, если таковой и имеется в поезде.

Или, как это часто бывает на иностранных железных дорогах, наскоро покупать пищу прямо на станциях.

В любом случае мужчины не преминули бы заговорить с ней, углядев, что она путешествует одна.

«Все получилось очень удачно, мне просто повезло», — решила девушка.

Ведь могло получиться так, что ей пришлось бы возвращаться в Англию третьим классом какого-нибудь океанского лайнера из Кадиса.

Именно такое путешествие ей было уготовано после гибели леди Бресли.

Время тянулось медленно, и она никак не могла избавиться от мыслей о маркизе.

Ей было небезразлично, что он подумает, когда вернется во дворец и обнаружит ее исчезновение.

Возможно, в определенном смысле он даже обрадуется, поскольку ее отъезд в какой-то степени избавлял его от лишних проблем.

Вновь и вновь как будто наяву слышала девушка каждое его слово, сказанное прошлой ночью, от нее не ускользнули даже модуляции его голоса.

Она отчетливо видела перед собой лицо маркиза, каждую его черточку, выражение его глаз, когда он объяснял ей, что лишен возможности жениться на ней.

Она трепетала, вспоминая их жар, когда он нагнулся поцеловать ее.

— Я люблю его! Я люблю его! — снова и снова повторяла она.

А колеса поезда выстукивали по рельсам:

— Я люблю его! Я люблю его! Я люблю его безнадежно, безраздельно!

Засыпая, Клодия снова плакала от горечи разлуки с ним.

Она прибыла в Париж на следующий день рано утром.

К счастью, проводник объяснил ей, что служащий посадит ее на поезд, направляющийся в Кале, но прежде поезд тихим ходом проследует по Парижу до северного вокзала города.

Немало других пассажиров из севильского поезда пересаживались вместе с Клодией.

Она заметила среди них англичан, с любопытством рассматривающих ее.

Ей оставалось только поблагодарить служащего, добросовестно выполнившего поручение начальника вокзала, и раздать чаевые носильщикам.

Они поместили ее сундуки в охраняемое багажное отделение.

Ее проводили в забронированное для нее купе перед самым отправлением поезда.

В Кале она прибыла в полдень.

Тут впервые Клодии пришлось самой позаботиться обо всем.

С большим трудом она нашла носильщика.

Только благодаря хорошему французскому, на котором она умоляла его помочь ей, он снизошел до того, чтобы отыскать ее багаж.

Она и представить себе не могла, какой юной и беззащитной выглядела со стороны.

Наверное, еще и этим разжалобила она носильщика, и он решил по-отечески помочь ей.

Он же договорился и о каюте для нее на пароходе, следующем до Дувра.

Ей самой это и в голову не пришло бы сделать.

Однако когда она увидела остальных пассажиров, то обрадовалась возможности уединиться в каюте.

Она щедро отблагодарила носильщика.

Он не возражал против чаевых в английской монете, но она подумала, что ей следовало быть сообразительнее и поменять немного денег в Париже.

Но она и об этом тогда совсем не подумала.

Теперь же Клодия рассудила, что ей не стоит жаловаться на судьбу, раз в первой половине своего путешествия она была окружена таким вниманием.

В поезде от Дувра до Лондона девушка попала в вагон второго класса, заполненный шумными, суетливыми, что-то жующими людьми.

Еще на пароходе стюард принес ей несколько бутербродов.

Там же удалось выпить чашечку кофе.

Свою продуктовую корзинку она, разумеется, давно опустошила.

Теперь она чувствовала голод, но никто из соседей-пассажиров и не подумал поделиться с ней ни увесистыми колбасками, ни пухлыми булочками.

Они с жадностью поглощали заготовленные в дорогу запасы, прерываясь только затем, чтобы запить еду содержимым бутылок.

Наконец, на ее счастье, поезд добрался до Лондона.

Было тогда одиннадцать часов вечера.

И опять Клодия с огромными усилиями отыскала носильщика.

Потом кучер наемной кареты согласился отвезти ее, и то лишь потому, что она была прилично одета.

Извозчик же неприветливым голосом объяснил ей, что ему пора домой.

Еще в поезде Клодия вспомнила про ключи от домика в Челси, за которыми необходимо было заехать в дом леди Бресли, чтобы получить их у секретаря ее крестной — мистера Прайора.

И что самое ужасное, ей наверняка предстоит выполнить тягостную миссию.

Если гид, сопровождавший их в Испанию. тот самый, что сломал ногу в происшедшей катастрофе, ничего никому не сообщил, то ей придется рассказать домашним леди Бресли о смерти их госпожи.

Наемная карета остановилась напротив большого дома на Гросвенор-сквер.

Кучер, однако, и не подумал спуститься со своего места.

Клодия вышла и позвонила в звонок.

Потом звонила еще и еще.

После этого несколько раз ударила дверным молоточком, но никто не отвечал.

В отчаянии девушка уже готова была смириться с мыслью, что ей, видимо, придется провести ночь на пороге дома.

Однако, к ее великой радости, раздался наконец звук отодвигаемых запоров, и дверь открылась.

Наполовину одетый сонный лакей враждебно спросил:

— Кому там не спится?

— Я хочу поговорить с мистером Прайором, — объяснила Клодия.

Лакей уставился на нее.

Начав постепенно соображать, что она, скорее всего, не обыкновенная прохожая, он открыл дверь немного шире.

— Мой думает, господин Прайор давно в постели, мэм, — сказал он, — но мой сообщают им, вы хочет его видеть.

— Да, пожалуйста, позовите его, — попросила Клодия.

Лакей исчез.

Девушка вздохнула с облегчением, когда по прошествии нескольких минут появился мистер Прайор, как всегда, аккуратно одетый.

— Мисс Ковентри! — удивленно воскликнул он. — Я совсем не ждал вас, и меньше всего в столь позднее время! А ее сиятельство с вами?

— Мне очень много надо вам сообщить, мистер Прайор, — промолвила Клодия. — И, пожалуйста, нельзя ли мне остаться здесь на ночь?

Не думаю, что кучер, доставивший меня сюда, согласится ждать, пока я поговорю с вами.

Идея переночевать на Гросвенор-сквер пришла ей в голову совершенно неожиданно.

Она не сомневалась, что мистер Прайор заинтересуется каждой мелочью, касающейся смерти леди Бресли.

Багаж занесли в дом, и она заплатила кебмену, с мрачным видом принявшему от нее чаевые.

Мистер Прайор провел девушку в малую гостиную, расположенную тут же, прямо у холла.

— Что вам принести? — спросил он. — Что-нибудь поесть или выпить?

— Боюсь причинить вам беспокойство, но я совсем ничего не ела с того времени, как сошла с парохода, на котором пересекла Ла-Манш.

Мистер Прайор в изумлении взглянул на нее, но тут же дал распоряжение лакею разбудить повара.

— Простите, что доставляю вам слишком много хлопот, — сказала Клодия извиняющимся тоном, — но я так устала, а мне необходимо еще объяснить вам, почему я здесь.

Мистер Прайор присел на стул.

— Что случилось, мисс Ковентри? — насторожился он.

— К огромному сожалению, мне предстоит сообщить вам о смерти леди Бресли.

Увидев, как от потрясения изменилось его лицо, Клодия поняла, он готов был услышать от нее что угодно, только не такую новость.

Не исключено, что он мог предположить, будто она впала в немилость и ее отослали назад.

Или по какой-нибудь иной причине леди Бресли решила обойтись без нее.

— Невероятно! — только и смог выдохнуть мистер Прайор.

Клодия подробно описала ему случившееся.

Он задавал ей множество вопросов.

Она рассказала ему о травме сопровождавшего их гида.

О том, как один знатный англичанин принял участие в ее судьбе, взял ее с собой в Севилью, где она села на поезд, чтобы доехать домой.

Она была рада, когда ее повествование и перекрестный допрос мистера Прайора наконец закончились.

Ей принесли омлет, и она его с наслаждением съела, поскольку была страшно голодна.

Потом явилась наспех одетая горничная и отвела ее наверх в спальню, которую она занимала до их отъезда с леди Бресли в Испанию.

Казалось немыслимым, что столько всего случилось с тех пор, как она спала здесь в прошлый раз.

Предельно уставшая, она заснула даже без слез.


На следующее утро все как будто переменилось.

Карета леди Бресли доставила девушку к ее дому в Челси.

Она поблагодарила мистера Прайора, узнав, что он послал служанку привести дом в порядок перед ее приездом.

— Мисс Ковентри, вы собираетесь жить там совершенно одна? — спросил он.

— Я еще не решила, как мне поступить, — призналась Клодия. — Вы наверняка знаете, что мои родители погибли и леди Бресли обещала позаботиться обо мне.

Мистер Прайор сокрушенно покачал головой.

— Все очень печально. Никак не могу поверить, что ее сиятельство никогда больше не будет с нами.

Лакей, сопровождавший ее до самого дома, внес сундуки и поставил их в холле.

— Отнести все наверх, мисс? — спросил он.

— Это было бы очень любезно с вашей стороны, — ответила Клодия.

Ну как бы она самостоятельно справилась с дорожными сундуками?

Проводив лакея, она дала ему на чай.

Карета отъехала.

Клодия закрыла дверь и решила пересчитать оставшиеся деньги.

Конечно, ей надо быть более практичной, хорошенько все продумывать, прежде чем совершать новые траты.

Хотя большую часть дорожных расходов она из-за принцессы Луизы переложила на маркиза, ей все же пришлось самой оплачивать проезд на пароходе и на поезде до Лондона, а также раздавать чаевые носильщикам.

Итак, у нее осталось только двадцать фунтов, на них ей предстояло жить дальше.

«Схожу в банк, проверю, нет ли денег на счете Уолтера Уилтона», — рассудила она.

Но вдруг вспомнила, как мама говорила ей, что надеется на предстоящий бенефис Уолтера.

— Мне неловко по-прежнему делать заказы мяснику, — объяснила она, — раз я не могу оплачивать его счета сразу.

Дома совсем не было припасено ничего съестного, и Клодия вознамерилась походить по магазинам.

Но тут ей бросилась в глаза дорожная корзинка для еды, стоявшая на кухонном столе.

Открыв ее, она обнаружила, насколько заботливее и внимательнее, чем можно было ожидать, оказался по отношению к ней мистер Прайор.

Продуктовую корзинку снова заполнили до отказа, к тому же, помимо продуктов, туда вложили жестяную баночку с кофейными зернами.

«Все так… добры ко мне», — расчувствовалась она.

И тем не менее на всем белом свете существовал лишь один человек, о котором ей хотелось думать.

Только маркиз.

Но, решив для себя, что именно мысли о нем она должна нещадно выбросить из головы, она поднялась наверх в спальню матери.

Как только она вошла, ее встретил знакомый до боли аромат белых фиалок, и она почувствовала себя маленькой девочкой, прибежавшей за утешением к маме.

Клодия сняла шляпку и дорожный плащ и опустилась на колени подле маминой кровати.

— Помоги мне… мама… Помоги мне, — взмолилась она. — Я не знаю… как мне… быть… Я до сих пор жалею… что убежала… Но мне нельзя было бы… оставаться… с ним… Так помоги же мне… теперь… забыть… его. Посоветуй… оставаться ли… мне… жить… здесь или… решиться… поехать к моему… отцу.

Девушке трудно было произнести последние слова.

Граф Стратнайвн казался таким странным и грозным стариком, ведь от него убежала мама.

Почему он должен заботиться о ней?

Он ни разу за все семнадцать лет, с тех пор как ее увезли из его замка, не предпринял ни малейшей попытки увидеть ее.

Внезапно ей показалось, будто мама стоит рядом.

Она улыбалась, и Клодия даже ощутила, как ее рука ласково коснулась лба дочери.

Слезы подступили к глазам, но это были слезы радости.

Она не одна.

Мама по-прежнему оставалась с нею.


Благодаря мистеру Прайору дом оказался тщательно убранным.

Клодия вновь спустилась вниз, на ходу раздумывая, стоит ли ей поговорить с Китти.

Но, судя по всему, сейчас она не могла себе позволить иметь служанку.

Ей следовало беречь каждый пенни, пока не удастся найти хоть какой-нибудь заработок.

Она стала мысленно перебирать свои способности, но все они мало что значили для получения работы.

Она умела шить, однако таким умением обладали почти все женщины.

Она владела французским языком, но кто захочет нанять ее, коль она так молода?

Хоть она получила хорошее образование, было совершенно ясно, что никто не наймет ее гувернанткой.

Без всякого самомнения она сознавала свою чрезмерную привлекательность.

«Я вынуждена ехать к своему отцу», — подумала Клодия в отчаянии.

Если же он не примет ее — что тогда?

У нее не было альтернативы, однако ей хотелось бы избежать этого.

Она обошла все комнаты, одну за другой.

Везде было чисто прибрано, и она просто не знала, чем ей заняться.

«Завтра утром пойду в банк», — решила она.

Она понимала, что продуктов, которыми ее снабдил мистер Прайор, хватит ненадолго.

Значит, придется пройтись по магазинам.

Ей следует на всем экономить, покупая только самое необходимое, иначе она вынуждена будет расстаться с мамиными драгоценностями.

И тогда у нее не останется ничего, кроме ее дома.

А он, судя по всему, не мог стоить дорого, даже если продать его со всей обстановкой.

Она снова подошла к столу Уолтера Уилтона.

Она уже один раз просмотрела все очень тщательно.

— Пожалуй, лучше еще раз все проверить, — вслух произнесла она, — вдруг я что-нибудь да проглядела.

Внезапно раздался стук во входную дверь.

Сначала она подумала, будто ей это послышалось.

Но стук повторился.

Неохотно, опасаясь нарваться на очередную неприятность, Клодия прошла из гостиной в маленький холл.

Она уже основательно закрыла дверь, потому что не собиралась отправляться на улицу.

Медленно отодвинув засов, девушка открыла дверь и от изумления даже перестала дышать.

Перед ней стоял маркиз.

Глава 7

Клодия не могла поверить своим глазам, когда увидела своего недавнего благодетеля.

Маркиз закрыл за собой дверь, прошел в дом и бросил цилиндр на стул.

Еще мгновение, и Клодия очутилась в его объятиях, так и не сообразив, она ли бросилась к нему, или это он сделал шаг ей навстречу.

Он целовал ее неистово, отчаянно, казалось, даже с какой-то ожесточенностью.

А девушка словно таяла в его объятиях, уносилась в небесные чертоги, как в тот раз, когда он впервые поцеловал ее.

Но теперь все было гораздо ярче, волнующе, наполнено страстным желанием.

Ничего подобного Клодия раньше не испытывала.

Маркиз продолжал целовать ее, пока у обоих не перехватило дыхание.

Только сейчас заметив, что они все еще стоят в холле, маркиз повлек ее через распахнутую дверь в гостиную.

Он ни на секунду не выпускал ее из своих объятий и не давал ей произнести ни слова.

Да Клодия и не пыталась вырваться или хоть что-то сказать — для нее на свете уже ничего не существовало, кроме него.

Словно яркие лучи осветили все вокруг, и она растворилась в них.

Маркиз закрыл дверь в гостиную и вновь стал осыпать ее поцелуями.

Лишь когда она что-то пробормотала, пытаясь высвободиться из его неистовых объятий, он поднял голову.

Клодия тут же уткнулась лицом в его плечо.

— Любимая моя! Милая моя девочка! — заговорил маркиз каким-то изменившимся до неузнаваемости голосом;. — С тобой все в порядке? Я думал, сойду с ума от мысли, что потерял тебя!

Клодия не знала, что ему ответить.

— Прости меня! Ты должна простить меня!

Как я мог быть таким глупым и самоуверенным, чтобы понадеяться, будто смогу без тебя жить?

Он ласково взял ее за подбородок и приблизил к себе ее лицо.

— Ты моя! — с горячностью произнес он, — И сегодня же вечером мы поженимся.

Клодия с трудом вникала в смысл его слов.

— Мы… поженимся? — переспросила она.

— Да, поженимся! И никаких возражений! — категорически отрезал маркиз и стал целовать ее так исступленно, будто сражался с теми своим» родственниками, которые решатся подвергнуть сомнению разумность подобного брака.

Клодия готова была поведать ему всю правду о себе.

Но как могла она говорить, если он не отпускал ее губы из плена?

Наконец она высвободилась.

— Пожалуйста, выслушайте же-меня1;. — воскликнула она.

— Я не могу ни говорить, ни думать ни о чем, кроме того, что я нашел вас! — прервал он ее. — Ну как можно было поступить столь жестоко, убежать подобным образом, зная, что ваш немыслимый поступок сведет меня с ума?

— Я не могла… остаться, — только и прошептала Клодия в ответ.

— Да, это моя вина, — признался маркиз, — но больше ничего подобного не повторится.

Он снова потянулся к ней, но она пыталась увернуться от его поцелуев.

— Мне надо вам кое-что… — произнесла было девушка.

Но в этот миг дверь открылась, и они машинально отодвинулись друг от друга, увидев вошедшего слугу маркиза.

— Прошу прощения, милорд, но там кто-то спрашивает здешнюю хозяйку.

Маркиз еще не успел ничего ответить, как, отодвинув стоявшего в дверях слугу, в комнату вошел довольно внушительных размеров, бородатый, почти седой мужчина в национальной юбке-шотландке, с традиционной шотландской шапкой в руке.

— Мог'ли я п'говоррыть с хоза'кой… — спросил он с сильным шотландским акцентом, но, взглянув на Клодию, неожиданно запнулся. — Мож'о со'брразить, кхто вы, м'леди, без всяких в'прросов — очен вы на матужку покхожы.

Клодия нерешительно пошла ему навстречу, но не успела и шагу сделать, как вмешался маркиз.

— Кто вы? — сурово спросил он у вошедшего. — И что вам здесь надо?

Шотландец взглянул на него так, словно только сейчас обратил внимание на его присутствие здесь.

— Ззо'ут меня, сэрр, Талбот МакНайвн. А пррыбыл я с'да по пррыказанию главы мо'го клана забррат ее сиятелство в Шотландию.

— Глава клана? — воскликнул маркиз. — И кто он?

Клодия почувствовала враждебность в его голосе.

Видимо, для него этот человек ассоциировался с бесцеремонным вторжением в их жизнь, и, что совсем уж неприятно, возможно, он каким-то непонятным способом оказывался связанным с нею.

— Грраф Стрратнайвн, — торжественно произнес Талбот МакНайвн.

— Граф Стратнайвн? — переспросил маркиз. — Я бывал в его охотничьих угодьях, когда гостил в Броурерском замке.

Шотландец довольно улыбнулся.

— У его с'иятел'ства есть нескол'ко пррекррасных охотнич'х угод и прревосходные рреки, гд водятся лососи.

— Согласен с вами, но я все же не могу понять причину вашего появления здесь.

И тут Клодия, растерянно слушавшая разговор мужчин, наконец опомнилась.

— Я как раз… собиралась… все вам… рассказать, — вмешалась она. — Я пыталась… все объяснить вам…

— Но что именно? — насторожился маркиз.

— Пожалуйста… можно я поговорю с вами… наедине? — в порыве отчаяния попросила Клодия.

Она боялась, что ее рассказ так или иначе доставит ему огорчение.

Ей невыносима была даже сама мысль говорить с маркизом при их нежданном госте.

Словно поняв ее волнение, маркиз согласился.

Он обернулся к Талботу МакНайвну и сказал:

— Вы можете расположиться здесь поудобнее, я попрошу слугу принести вам чего-нибудь освежающего. Мне сейчас необходимо поговорить с этой леди, ради встречи с которой вы, очевидно, и проделали весь ваш путь.

— Не изволте бесп'коиться, все в поррдке, я подожжду, — энергично кивнул Талбот МакНайвн.

Маркиз протянул Клодии руку и повел к выходу.

Слуга маркиза стоял у парадной двери, — Поосмотрись тут и постарайся приготовить чай или кофе или предложи что-нибудь выпить тому человеку в гостиной, — велел маркиз.

— Будет исполнено, ваше сиятельство.

Маркиз взглянул на Клодию.

— Куда мы пойдем?

Девушка молча потянула его за руку и повела? вверх по лестнице.

Ей было трудно говорить.

Она вошла вместе со своим спутником в очаровательную верхнюю гостиную, казавшуюся, однако, слишком маленькой и невзрачной после огромных салонов во дворце.

Но маркиза совершенно не интересовала обстановка комнаты, он даже не огляделся вокруг. Едва закрыв за собой дверь, он обнял Клодию и сказал:

— Ну а теперь я хотел бы знать, что все-таки происходит? Кто этот человек и что ему от вас нужно? Что у вас может быть общего с графом Стратнайвном?

Клодия тяжело вздохнула.

— У меня… Он… мой… отец…

Маркиз в изумлении поднял брови.

Отодвинувшись немного, чтобы полностью видеть ее лицо, он произнес:

— Ничего не понимаю! Что вы сказали?

— Мою маму выдали замуж за… виконта Наивна… но она…убежала… от него… когда мне был всего год, и… с тех пор… никто из семьи никогда больше… не разговаривал с ней…

— Ваша мать убежала… она убежала с Уолтером Уилтоном, — повторил за ней маркиз, как будто пытался накрепко запомнить услышанное.

Клодия кивнула.

— Я как раз… собиралась… рассказать вам обо всем… — пробормотала она. — Это как раз то, о чем я… собиралась вам рассказать…

— А кем была ваша мама до своего замужества?

— Она — дочь графа Порткейрона.

— Я знаком с нынешним графом, полагаю, он должен приходиться вам дядей. Однако же, когда мы впервые беседовали в той гостинице и потом во дворце, вы ясно дали мне понять, будто вы — дочь Уолтера Уилтона!

— Но, если б вы… узнали, кто я… на самом деле… вы… никогда не обратились бы ко мне с просьбой помочь решить вашу проблему. Да и вообще никогда бы не подумали, что я способна вам помочь. Но раз уж так случилось, что после гибели леди Бресли я осталась совсем без денег… мне казалось глупым не… принять предложение сыграть роль вашей… жены. Это… была… оплошность… мне не стоило так поступать, но… видимо… после несчастного случая… я не очень хорошо соображала в тот момент.

— А если б вы не согласились, — заметил маркиз, — как бы тогда я узнал о своей любви к вам, любви, которой ни к кому прежде не испытывал.

— Пожалуйста… пожалуйста, простите… мне мой… обман, — взмолилась Клодия. — Но… когда вы… попросили меня… согласиться жить с… вами… как… мама жила с… Уолтером Уилтоном… я поняла, что не смогу этого сделать… что это нехорошо.

— Но почему вы так решили? — ласково спросил маркиз.

Краска стыда залила все ее лицо, и она отвела взгляд.

Не дождавшись ответа, маркиз попытался сам высказать ее мысли:

— Вы решили, будто я недостаточно люблю вас и поэтому нельзя соглашаться на мое предложение?

Клодия кивнула.

— И вы были правы, — неожиданно признался он. — Ну конечно, вы были правы! Я и не понимал в тот момент, что уже люблю вас и ничто в целом мире не может иметь для меня значения, кроме необходимости не потерять вас в этой жизни.

Он улыбнулся краешком губ.

— Я определенно не захотел уподобиться Христофору Колумбу и потерять свое главное «открытие» на этом свете!

— Вот почему… вы… последовали за мной, — сообразила Клодия. — Но как же вам удалось… так быстро добраться сюда?

— Я успел сесть в ночной экспресс до Остенде, — объяснил маркиз, — и был в Тилбери уже вчера поздней ночью.

— А как же вам удалось… выяснить… где я… живу?

— Сначала я приехал в свой лондонский дом на Парк Лэйн и велел секретарю получить специальное разрешение на брак. Тут же отправил посыльного в загородное имение, чтобы попросить священника приготовить к нашему приезду все для венчания в нашей домовой церкви.

— Но… откуда вы узнали… где я могу находиться в тот момент?

Маркиз снова улыбнулся.

— У меня была целая ночь для переживаний и раздумий, пока я ехал в поезде. Я обезумел бы от горя, случись с вами что-либо ужасное или оскорби вас кто-нибудь. Поскольку я считал вас компаньонкой леди Бресли…

— ..вы отправились в ее дом на Гросвенор-сквер, да? — догадалась Клодия.

— Сразу же по окончании приготовлений к процедуре бракосочетания я отправился туда в надежде встретить там вас. Секретарь леди Бресли объяснил мне, где можно вас найти.

— Как все просто! — воскликнула Клодия. — А… я думала… мне казалось… я никогда больше не увижу вас.

Маркиз обнял ее.

— Неужели я мог бы потерять вас?

Клодия обеими руками уперлась в его грудь. не давая ему прижать ее к себе.

— Выслушайте меня… Ну, пожалуйста, выслушайте. Леди Бресли сказала мне, будто все в Шотландии пришли в ужас от маминого поступка, когда… мама убежала из дома моего отца…

Если вы женитесь на мне… то… Ведь я ее… дочь… и все они не перестанут говорить… об этом… И тогда… у вас могут возникнуть неприятности.

Маркиз рассмеялся, и это был смех очень счастливого человека.

— Любимая, дорогая моя девочка! Только ты можешь думать прежде обо мне, а не о себе.

Если шотландцам нравится судачить, пускай себе судачат! Я готов был взять тебя в жены, даже если бы ты оказалась дочерью трубочиста, и противостоять любому проявлению гнева или недовольства всего света, лишь бы не потерять тебя в этом мире.

Он едва перевел дыхание.

— Но дочь графа Стратнайвна, — продолжал он, — моя семья примет с удовольствием, а если и возникнут какие-то пересуды, то в открытую мне, разумеется, никто ничего плохого не посмеет сказать.

— Тогда… значит, я могу… стать вашей женой? — оживилась Клодия. — Вы думаете, я и правда могу?

— Не просто можете, а непременно станете ею. — Его голос звучал проникновенно. — Моя любимая, разве ты можешь снова заставить меня страдать так, как я страдал прошлые сутки? Мне некого было винить в своих страданиях, кроме себя самого!

Клодия уткнулась лицом в его плечо и шепотом призналась:

— На самом деле я убежала… из-за того… что… люблю вас… так сильно… Мне хотелось… я готова была согласиться на ваше… предложение.

— Я глубоко сожалею о своем тогдашнем предложении. — Маркиз, видимо, все еще сердился на себя. — Ты само совершенство, и только крайне беспринципный человек мог позволить себе попытаться испортить тебя.

— Я никогда… никогда не забуду, — сказала Клодия, опустив глаза, — что вы… хотели жениться на мне… даже считая меня дочерью Уолтера Уилтона.

— Теперь мне абсолютно ясно, почему ты такая, какая есть. Ты поразила меня и одновременно заинтриговала своей откровенной наивностью и невинностью, неиспорченностью мужским вниманием. А ведь ты обладаешь столь совершенной красотой, что везде, где бы ты ни появилась, мужчины стали бы падать на колени у твоих ног.

Клодия пыталась что-то возразить, но маркиз не мог остановиться.

— Видимо, мне бы следовало позволить тебе как дочери твоего настоящего отца побывать в обществе, пообщаться с людьми, повстречать других мужчин. Но мне страшно: а вдруг ты полюбишь кого-нибудь сильнее меня?

— Нет, нет… разумеется, нет! Как вы могли!..

— Должен вас заверить, — улыбнулся маркиз, — что не имею ни малейшего намерения из-за своих опасений осуществить все это на практике. Ты моя, моя целиком и полностью. Я никогда больше не потеряю тебя, дорогая моя, теперь только смерть разлучит нас!

И он вновь стал целовать ее.

В его объятиях Клодия чувствовала себя частью его самого, и ничто не могло бы разъединить их.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем Клодия опомнилась.

— Мы совсем забыли о МакНайвне»— сказала она.

— И правда. Надо отослать его домой, к твоему отцу. Пускай сообщит ему, что мы приедем в Шотландию повидать его, когда закончится наш медовый месяц. Он мог бы даже прислать нам приглашение пожить у него — как раз до сезона охоты на куропаток!

Клодия рассмеялась.

— Может быть, хоть в этом я окажусь вам полезной. Ведь мне совсем нечего вам дать, вы и так владеете всем, чем хотите.

— Но ты мне дашь в этой жизни совсем иное, — с нежностью произнес маркиз, глядя ей прямо в глаза.

Потом, словно вспомнив, что надо сосредоточиться на делах, он промолвил уже совсем другим тоном:

— Следует поторопиться, нам еще много надо успеть. Предлагаю тебе, моя любимая, надеть шляпку, а я пошлю слуг забрать багаж и спустить его вниз. Насколько я понимаю, ты еще не успела его распаковать.

— Он в соседней комнате, — ответила Клодия.

Маркиз взял ее за руку, и так, рука в руке, они спустились по лестнице.

Парадная дверь оказалась открытой, и Клодия увидела, как солнечные лучи пронизывают золотистую дымку тумана.

Только тогда она поняла, что снова возвращается в свой волшебный сон.

Беспросветный мрак и страдания, преследовавшие ее с той минуты, как она оставила Севилью, теперь исчезли навсегда.

После раннего завтрака в большом доме на Парк Лэйн они отправились в загородное имение.

Маркиз сам правил четверкой гнедых, как он сказал, совсем недавним своим приобретением.

— Когда я в первый раз увидела… как вы правите лошадьми, — призналась Клодия, — я отметила, что… вы блестяще с ними справляетесь, и тогда… вы… пленили меня.

— Мне хотелось бы околдовывать и пленять тебя всеми возможными способами, — усмехнулся маркиз. — А тебе надо будет каждый раз сообщать мне, как только ты почувствуешь нечто подобное.

Клодия рассмеялась.

— Боюсь… это сделает вас еще более самонадеянным, чем… даже сейчас! — поддразнила она своего будущего мужа.

— Что греха таить, мне было далеко до самонадеянности прошлой ночью, — серьезно сказал маркиз, — когда я садился на поезд в Севилье. Я лежал без сна, с открытыми глазами, в ужасе от мысли, что вам может грозить беда, а я не в силах даже защитить вас.

— Я почувствовала себя такой… несчастной, — прошептала Клодия, — когда оказалась… здесь… этим утром в пустом доме… И мне стало страшно, ведь денег у меня осталось совсем чуть-чуть.

— И это тоже пугало меня. Как ты могла разорвать мой чек? Как, по-твоему, тебе удалось бы обойтись без этих денег?

— Мне казалось, — немного смущенно произнесла Клодия, — будто я не… сделала то, что обещала…

— Ты полностью отработала те деньги и в тысячу раз больше. Никто не сумел бы сыграть эту роль лучше тебя, хотя, конечно, теперь я знаю, что ты вовсе и не играла. Ты просто была сама собой и вела себя, как учила тебя мама.

— Так оно и есть, — согласилась Клодия. — Мама всегда настойчиво просила меня вести себя достойно.

— Не могу поверить, что ты нуждалась в особых поучениях, — сказал маркиз менторским тоном, но тут же мягко добавил:

— Мне предстоит научить тебя многим другим сторонам жизни, и самым главным предметом изучения станет искусство любви!

Клодия покраснела от смущения и прижалась щекой к его руке.

От этой нечаянной нежности в глазах маркиза вспыхнул огонь, и он, сам того не замечая, подстегнул лошадей.

Они добрались до его дома в Гертфордшире всего за два с половиной часа.

Когда экипаж свернул в огромные, украшенные золотом кованые ворота, Клодия увидела роскошное, величественное здание.

Такой красоты она и представить себе не могла.

Солнечные лучи отражались в стеклах окон.

Прилегающий к дому парк пламенел цветами и, казалось, приветствовал ее появление.

Девушка не в силах была выразить словами переполнявшие ее чувства, но маркиз, словно прочитав ее мысли, ласково промолвил:

— Отныне это твой дом, моя любимая. А поскольку я не могу позволить тебе испортиться под влиянием высшего общества, так как ты нужна мне самому, большую часть времени мы с тобой станем проводить здесь.

— Мне всегда хотелось жить за городом, — кивнула в знак согласия Клодия. — Когда нам удавалось выбраться в какое-нибудь тихое место в свободные дни, я всегда думала, как было бы здорово жить там, а не в Лондоне.

— Мы обязательно сможем в этом убедиться, — уверил ее маркиз.

Они подъехали к парадному входу.

Два лакея, облаченных в ливреи, при виде подъезжающего экипажа принялись раскатывать красный ковер.

Маркиз и Клодия поднялись по лестнице и вошли в огромный холл.

Дворецкий, отвесив почтительный поклон, приветствовал хозяина.

— Добро пожаловать домой, ваше сиятельство!

— Спасибо, Дадли. Надеюсь, все мои указания, переданные вам с посыльным сегодня утром, выполнены.

— Да, да, конечно, ваше сиятельство. И позвольте от меня лично и от всех ваших слуг пожелать вам и ее сиятельству огромного счастья.

Маркиз представил Клодию дворецкому, который провел ее наверх и, в свою очередь, познакомил с экономкой, служившей здесь в течение тридцати лет.

Вещи, отправленные из Лондона заранее, были уже распакованы.

Клодию разместили в комнате, когда-то служившей спальней матери маркиза.

— А что ваше сиятельство наденет на свадьбу? — поинтересовалась экономка.

— Я еще не решила, — честно призналась Клодия.

Стремясь как можно скорее снова увидеть своего жениха, она поспешно вымыла руки и побежала обратно вниз, оставив экономку наедине со всеми вопросами.

Чай пили в гостиной, такой восхитительной, что Клодии с трудом верилось, будто все, что ее окружает, должно вскоре стать ее домом.

После чая маркиз повел ее наверх.

— У нас будет весьма скромная и тихая свадьба, дорогая моя, но мне бы хотелось, чтоб нам она запомнилась на всю жизнь.

— Как же я смогу забыть этот день?.. Ведь я выхожу замуж за вас!

— Мою душу переполняют те же чувства.

Но в этот день тебе следует выглядеть еще прекраснее, если только это возможно, и потому в своей комнате ты найдешь сейчас свадебную фату, которую вот уже двести лет каждая будущая маркиза в нашем роду надевала на свое венчание. Там же ты обнаружишь алмазную диадему, которая была на моей маме, когда она венчалась с моим отцом.

Он уловил вопрос в глазах Клодии и понял ее без слов.

— Это произошло не по сговору родственников. Семья моей мамы проживала всего в трех милях отсюда, и не было ничего удивительного в том, что мои родители полюбили друг друга с детства, — объяснил он.

Девушка удовлетворенно рассмеялась.

— Да, тогда в этом нет ничего удивительного.

— Они жили очень счастливо, — заверил ее маркиз, — и мы тоже будем… хоть я и влюбился в тебя в той ничем не примечательной испанской гостинице, когда ты казалась игрой моего воображения, словно явившейся во сне.

Они подошли к двери ее спальни.

Маркиз поднес ее руку к своим губам и ласково попросил:

— Не томите меня ожиданием. Я очень нетерпеливый жених.

Клодия со смехом вошла в спальню и закрыла за собой дверь.

В это время экономка расправляла разложенное на кровати чудесное белое платье, купленное еще леди Бресли.

Клодия так ни разу и не надела его.

Широкая юбка из шифона, сделанная под турнюр, была обшита кружевом, а лиф платья до талии украшали блестки и жемчуг.

Леди Бресли словно предчувствовала, что ее крестная вскоре будет нуждаться в свадебном платье.

Вуаль ниспадала до самого пола.

Искрящаяся бриллиантовая диадема, при помощи которой закрепили вуаль, превратила Клодию в сказочную принцессу.

Она знала — жених будет ожидать ее в холле.

Лакей только что принес ей записку вместе с букетом, составленным из белых орхидей и ландышей.

Клодия спустилась вниз по широкой лестнице с позолоченной резной балюстрадой.

Маркиз ждал ее при полном параде.

Грудь его украшали знаки отличия, а через плечо была перекинута лента ордена Подвязки.

Им не нужны были слова, они просто смотрели друг на друга.

Она видела любовь в его глазах.

Никто в тот миг не мог быть счастливее ее.

Затем они направились к часовне.

Часовню возводили по проекту братьев Адамсов, когда те перестраивали дворец в 1750 году.

Уже в дверях часовни Клодия услышала негромкие звуки органа.

Внутри не было никого, кроме священника, одетого во все белое, и секретаря маркиза, которого пригласили как свидетеля.

Служба отличалась необычной простотой, но Клодия не сомневалась, что ее мама где-то рядом и в небе поют ангелы.

Маркиз надел ей на палец кольцо, и они опустились на колени.

Она почувствовала Божье благословение, ее переполняла благодарность Всевышнему, которую невозможно передать словами…

— Пожалуйста, — молилась она, — позволь моему мужу… всегда любить меня… Позволь… помогать ему приносить… счастье людям. И, пожалуйста, Господи, дай мне сыновей… таких же замечательных… как и он.

Молитва эта исходила из самой глубины ее души.

Орган заиграл свадебный марш, и под звуки этой мелодии маркиз вышел из часовни об руку со своей женой.

В доме их поздравили слуги»а потом они поднялись наверх переодеться.

— Я попросив накрыть нам ужин в гостиной при твоей спальне, — сказал маркиз. — Так что можешь надеть что-нибудь по-домашнему уютное, уверен, у тебя найдется нечто подобное.

В одном из ее дорожных сундуков действительно лежал очень симпатичный пеньюар, который она еще ни разу не надевала.

Он прикрывал ее прозрачную ночную рубашку, но она чувствовала некоторое смущение.

Если бы не прическа, можно было подумать, что она приготовилась ко сну.

Она вошла в будуар, где ее ожидал муж.

На нем был тот самый темный халат, в котором он заходил к ней в спальню во дворце.

Стол уже был накрыт, но слуг маркиз отпустил.

— Я буду сам ухаживать за тобой, — объявил он, — и перед каждым блюдом буду целовать тебя, моя любимая.

Клодия вскрикнула от восторга.

— Как хорошо… побыть с вами… только вдвоем.

— По странному совпадению, — заметил маркиз, — я тоже этому рад.

Он поцеловал ее, чувствуя, как ждет она его поцелуев, но все же предупредил:

— Если ты не перестанешь воспламенять мои чувства, любимая моя, нам придется лечь спать голодными. Садись за стол. День выдался нелегкий, а я должен заботиться о тебе и хочу быть уверен, что ты сама тоже бережешь себя.

Клодия рассмеялась.

— Это мне надо было проявить о вас заботу… Я всегда теперь буду… заботиться… о вас…

Клодия так и не поняла, что они ели.

Ясно было только одно — рядом с любимым каждое блюдо воспринималось ею как пища богов.

Они поздравили друг друга, подняв бокалы с шампанским.

Она не замечала ничего вокруг, кроме светящихся глаз маркиза, и знала, как счастлив он.

Когда они закончили ужин, он отвел ее в спальню.

Шторы были опущены, и только мерцание двух свечей в позолоченных светильниках над кроватью освещало комнату.

Маркиз вынул заколки из ее волос, и они рассыпались по плечам и по спине до самой талии.

— Именно такой я увидел тебя, когда вошел в твою комнату там, во дворце, в Севилье. Вряд ли можно выразить словами те мучения, которые я испытывал, не смея прикоснуться к тебе, чтобы не нарушить данное мною обещание не обижать тебя, — нежно промолвил он.

— Я тогда… еще не знала… — прошептала Клодия, — как чудесно, когда тебя целуют…

— Никогда раньше не было в моей жизни подобного поцелуя, — засмеялся маркиз.

Потом, все еще смеясь, добавил:

— Я ушел, и как же я клял себя за свое обещание, которое вынужден был выполнять. Но сейчас меня не сдерживают никакие обещания, и я могу говорить, как люблю тебя!

Их взгляды встретились, и он, подхватив:

Клодию на руки, понес к кровати.

Осторожно опустив ее на постель и поправив подушку, маркиз прилег рядом с ней.

Клодия почувствовала, как неистовое волнение охватило все ее существо.

Она поняла теперь, ей открылось то самое, таинственное, о чем она мечтала, но и поверить не могла, что ее мечты когда-нибудь сбудутся.

— Я… люблю вас… — шептала она, — я люблю тебя так… сильно… но мне не найти слов, чтобы… выразить свои чувства.

— А слова и не требуются нам, — проникновенно ответил ей маркиз.

Его губы искали ее, его рука прикасалась к ее телу, и она знала, что в этом великая правда жизни.

Клодия испытывала восторженный трепет, чего не могла раньше даже представить себе.

Восторг возносил ее к небу.

Это была любовь.

То неподдельное чувство, о котором она таив мечтала, оказалось драгоценным сокровищем «, — Это сокровище каждый ищет, надеясь однажды найти.

Она верила — они с мужем нашли для себя нечто неизменное.

На всю оставшуюся жизнь.

— Я обожаю и боготворю тебя, моя прекрасная женушка! — прошептал маркиз. — Мне кажется, будто в поисках тебя я взбирался на гималайские вершины и погружался в океанскую пучину. Ты моя! Моя! Отныне я никогда больше не потеряю тебя!

Они стали единым целым, чтобы безраздельно принадлежать друг другу.

— Люблю тебя… — пролепетала она.

— Обожаю и боготворю тебя, дорогая моя, любимая, моя идеальная маленькая женушка.

Удивительный, волшебный сон стал явью, мечта превратилась в любовь, безграничную, неувядающую.


Оглавление

  • ОТ АВТОРА
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7