Влюбленный джентльмен (fb2)

- Влюбленный джентльмен (пер. К. А. Криштоф) 275 Кб, 132с. (скачать fb2) - Барбара Картленд

Настройки текста:




Барбара Картленд Влюбленный джентльмен

От автора

Дуэли в защиту чести были личным сведением счетов за нанесенное или надуманное оскорбление. В конце пятнадцатого века фехтовальные поединки распространились из Италии по всей Европе. Политические дуэли были частым явлением во Франции в девятнадцатом столетии и изредка случались в двадцатом.

В Англии наиболее известны дуэли между лордом Каслрэем и Джорджем Кэннингом в 1809 году, а также между герцогом Веллингтоном и десятым графом Уинчелсийским в 1829 году. Издание указа, по которому дуэли приравнивались к военным преступлениям, привело к тому, что поединки стали происходить за границей — в Кале или Булони.

Книжная лавка Хэтчарда до сих пор существует по адресу: Пикадилли, 190.

Глава 1

1815

— Я ничего не замечаю, — сказал достопочтенный Ричард Роулендс, рассматривая со всех сторон только что повязанный новый галстук.

— Разница есть, сэр, — почтительно произнес камердинер.

— По мне, так это чепуха, — возразил Ричард Роулендс.

— Совершенно с тобой согласен, — послышалось от дверей.

Достопочтенный Ричард с возгласом удивления обернулся.

— Варгус! Не знал, что ты уже в Лондоне!

— Я приехал поздно ночью, — ответил граф Хеллингтон, — и сумел побить свой же рекорд, как и намеревался.

— С новыми лошадьми?

— С теми гнедыми, что я купил в Таттерзалле, где мы были с тобой.

— Я знал, что они себя покажут, — сказал Ричард Роулендс. — Садись, Варгус, и выпей бокал шампанского, или ты предпочитаешь бренди?

— И для того, и для другого еще слишком рано, — ответил граф, — но я бы выпил чашку кофе.

Его друг скорчил гримасу.

— Эта гадость годится лишь в тех случаях, когда нельзя уснуть, — Должно быть, для этого у тебя было немало соблазнительных поводов, — посмеиваясь, заметил граф.

С этими словами он опустился в уютное кресло и положил ногу на ногу. Его начищенные до блеска ботфорты с золотыми кистями вызвали невольное восхищение у камердинера, направившегося за чашкой кофе для графа.

Ричард Роулендс прервал процесс одевания и, усевшись в одной рубашке напротив своего друга, критически оглядел его с ног до головы.

— А ты чертовски хорошо выглядишь? — заметил он. — Свежий воздух тебе на пользу.

— Да, я достаточно побыл на свежем воздухе — и в любую погоду, пока тренировал новую лошадь. Я намерен выиграть все скачки в графстве, — ответил граф.

— Ты всегда выигрываешь, — сказал Ричард. — Впрочем, в этом нет ничего удивительного — лучшие лошади всегда у тебя, ведь ты сам их и натаскиваешь.

— Весь секрет в том, мой дорогой Ричард, — заметил граф, — что если не ухлестывать за дамами, а уделять больше внимания лошадям, начинаешь лучше держаться в седле.

Его друг рассмеялся:

— В данный момент я могу позволить себе объезжать разве что какого-нибудь никчемного мула.

— У тебя трудности? — сочувственно спросил граф.

— Еще какие, — ответил Ричард. — К тому же в данное время я не могу обратиться за помощью к отцу. Когда я пришел к нему шесть месяцев назад, он поклялся, что впредь не Даст мне денег, даже если я в тюрьме буду гнить!

— Сильно сказано! — заметил граф. — Но я позабочусь, чтобы с тобой этого не произошло.

— Нет, Варгус, это, конечно, очень любезно с твоей стороны, — запротестовал Ричард, — но ты помнишь, когда мы стали друзьями, я поклялся, что никогда не стану жить за твой счет, как это делают три четверти твоих знакомых, и я намерен сдержать слово.

— Гордым быть легко, когда можешь себе это позволить, — усмехнулся граф.

— Что ж, позволить этого я не могу, однако моя гордость все еще при мне.

— В таком случае, — ответил граф, — остается надеяться, что она окажется съедобной. Я совершенно не испытываю желания вновь ощутить такой голод, как в армии Веллингтона, Помню, в моем животе бывало так пусто, что еще немного, и я бы съел свои сапоги.

— Я не забыл, — согласился Ричард. — Но если мы начнем говорить о войне, я позабуду обо всем остальном. Зачем ты вернулся в Лондон?

Граф замялся, и Ричард взглянул на того с удивлением.

Со времени их совместной службы в одном полку они стали столь близкими друзьями, что Ричард был уверен — у них нет друг от друга никаких секретов.

Когда закончилась война, оба устремились в Лондон, в поисках развлечений, дабы вознаградить себя за все лишения в Испании и Португалии.

Всегда приятней вспоминать минуты славы и триумфа.

Но битва при Ватерлоо не только положила конец войне с Францией, но и возвратила молодых людей к их привычной жизни, когда нечем больше заняться, кроме как поиском развлечений.

Граф, человек чрезвычайно богатый, мог