загрузка...
Перескочить к меню

Петрушка — душа скоморошья (fb2)

- Петрушка — душа скоморошья 1.94 Мб, 150с. (скачать fb2) - Борис Авксентьевич Привалов

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Борис Авксентьевич Привалов Петрушка — душа скоморошья Бывальщина
Рисунки С. Забалуева

Откуда эта бывальщина начало берёт

Людская молва, что морская волна.

(Старая поговорка)

В стародавние времена бродили по стране, веселили народ скоморохи — первые наши русские актёры, певцы и музыканты. Своё весёлое дело скоморохи продолжали даже тогда, когда на Руси запрещалось петь, играть на музыкальных инструментах, а смех считался преступлением. Песни в те времена пелись при закрытых на засов дверях, чтобы никто чужой не слышал, не донёс. Громко смеяться боялись — из-за этого можно было в тюрьму (или, как её тогда называли, яму) попасть.

Не любили правители, бояре и попы песен-прибауток, озорных побасенок, сатирических сценок. Не любили потому, что в шутках и весёлых песнях народ высмеивал тех, кто жил чужим трудом, кто богател за счёт других. От острого словца не спасали толстосумов и царских слуг ни каменные стены монастырей, ни частоколы воеводских и боярских хором.

Скоморохи были очень смелыми людьми. Несмотря на запреты царя, на проклятия священников, они несли народу радость, веселье, музыку, правдивое слово. Как от брошенного в воду камня расходятся круги, так от шутки скоморошьей расходились по городам и сёлам прибаутки, балагурные словечки, песни, сказки.

О необычайных приключениях молодого скомороха Петрушки я слышал в своей жизни дважды.

Первый раз, ещё мальчишкой, — от Владимира Алексеевича Гиляровского, известного журналиста, писателя и спортсмена, в посёлке Картино, в 1934 году. Второй раз, уже студентом, — от учителя моего, профессора Сергея Константиновича Шамбинаго. В его большой квартире на Арбате кричал попугай, пахло крепким кофе и со стен смотрели таинственные лики старинных гравюр.

Профессор шесть часов кряду рассказывал о похождениях Петрушки, даже напевал древние скоморошьи мелодии. Он сказал мне, что бывальщина эта известна ему со слов И. Пыляева, исследователя русской старины, автора многих книг. Пыляеву, дескать, сообщил сей сюжет И. П. Сахаров, крупнейший знаток народных русских обычаев и сказаний. Сахаров же слышал историю о Петрушке от родственников шута Балакирева — знаменитого, легендарного весельчака, хитреца и затейника, пожалуй, последнего русского скомороха.

Разумеется, за достоверность излагаемых событий никто из рассказчиков поручиться не мог. Может, и на самом деле жил на Руси скоморох Петрушка. Может, сказители (в старину их называли бахарями) придумали всё — кто знает?

Каждый из рассказчиков, конечно, передавал историю эту по-своему.

Наверняка то, что говорил более ста лет назад Иван Петрович Сахаров, не походило на то, что я услышал от профессора Шамбинаго. Владимир же Алексеевич Гиляровский поведал мне совершенно иной и не менее занятный вариант того же сюжета. Как же быть? Кому верить?

Я решил пересказать историю о Петрушке по-своему. Тем более, что бывальщина эта хоть и бродила несколько сот лет из уст в уста, а никем записана не была. Во всяком случае, сейчас повесть эта представляется мне вот такой…

Борис Привалов


Широкая масленица

— Душа ты моя, масленица, приезжай ко мне в гости на широк двор на горах покататься, в блинах поваляться, сердцем потешиться!

(Из старого присловья)

Славный город Полонск задолго до рассвета начал готовиться к весёлой масленице. Ещё потрескивали от лихого ночного морозца деревянные стены крепостного вала, когда хозяйки затопили печи, первые блины легли на сковородки, и сразу встали сотни дымков — словно сотни больших котов взобрались на крыши и дружно подняли задорные пушистые хвосты.

Меж домов пополз сладкий блинный дух.

Круглая жёлтая луна, тускло поблёскивала на густо-синем предрассветном небе, как жирный блин, который забросила ввысь рука богатыря.

Проснулись петухи, и бодрое кукареканье наполнило улицы.

Встрепенулся какой-то гуляка-полуночник и хрипло запел песню. Несколько нестройных голосов поддержали её.

Некоторое время петухи и гуляки пытались перекричать друг друга. Затем петухи, как более рассудительные, уступили.

Город просыпался. Всё многолюднее и шумнее становилось на улицах.

На берегу реки Полонки сверкала в лучах встающего солнца ледяная красавица гора.

Кое-кто из горожан уже успел не один раз скатиться по её жёлобу, пересечь со свистом всю реку, вылететь на противоположный пологий берег и вернуться с санками назад.

Ребята собрались на площади. Каждый притащил по охапке соломы. Сложили её в большой сноп, перевязали так, что он стал похож на человека в тулупе. Надели на соломенную голову кафтан и шапку, посадили на большую деревянную сковороду-санки. В каждую руку дали по ухвату.

Двое потащили салазки-сковороду по улице, остальные бежали за ними и кричали:

— Приехала масленица! Приехала масленица!..

На площади, откуда выехали сани с масленицей, начался кулачный бой. Смотреть его сбежались гуляки чуть не со всего города.

Сначала бились «сам на сам» — один на один. А потом, когда все силачи уже свои силы испробовали, началось сражение «стенка на стенку». Стали друг против друга два ряда бойцов, зрители расчистили им место, и сражение началось.

Уж ты ль, моя масленица,
Принесла блинов да винца…

Со всех сторон слышались песни. Они становились всё веселее, всё разгульнее. Всё краснее — то ли от мороза, то ли от еды и пития — становились лица гуляющих.

Веселье, как половодье, захлестнуло город, и невозможно было представить такой силы, которая смогла бы перекрыть праздничный гул, заставить поющих затихнуть, бойцов-кулачников бросить своё любимое состязание, а обжор оторваться от поглощения блинов.

Но вот раздался в утреннем морозном воздухе громкий, пронзительный посвист.

Один, другой, третий…

И замерло всё.

Опустили руки бойцы-кулачники.

Обжоры отодвинули от себя блюда со стопками блинов и начали торопливо вытирать жир, капающий с губ.

Ребята так и не довезли до горы чучело масленицы, замерли, прислушиваясь: у каких городских ворот свистнули?

Все гуляющие вздохнули облегчённо и радостно: наконец-то!

И каждый подумал про себя: вот теперь-то и начнётся настоящее веселье!

А в морозном, звонком воздухе уже слышалась заливистая и ухарская гудошная мелодия.

К ней присоединились звон колокольцев и бубенцов, уханье бубна и грозное звериное рычание.

— Скоморохи! — закричал кто-то. — Скоморохи идут!

И тотчас же толпы народа бросились, тесня друг друга, навстречу скоморошьей ватаге, вошедшей в город.

…Впереди ватаги шёл богатырского роста чернобородый человек с огромной, с бревно, дубинкой. Его сразу узнали, раздались крики: «Потихоня! Потихоня!»

Красный кафтан великана Потихони был подпоясан простой верёвкой, на которой висели два бубна. При каждом шаге получалось так, что коленкой великан обязательно ударял по одному из бубнов.

Второй скоморох, безбровый и безбородый, играл на рожке-гудке. На голове гудошника был остроконечный жёлтый колпак с бубенчиком на конце. Скоморох шёл-приплясывал, налево-направо подмигивал, прикладывал свой рожок-гудок то к губам, то к носу — дул в него ноздрёй.

У третьего скомороха шапка была засунута за пояс, а борода и кудри сплелись в одну рыжеволосую копну, из которой выглядывали лишь глаза да нос. На рыжем были надеты шаровары такой длины и ширины, словно их нарочно сделали, чтобы заметать следы на дороге. Время от времени рыжий оглядывался и покрикивал:

— А ну, Михайло, поспешай, браток!

За ним ехали широкие сани-ро́звальни, запряжённые громадным медведем. На лапах медведя сверкали браслеты с бубенцами, а сбруя была сплетена из тонких цепочек.

В розвальнях сидел длинноносый, вихрастый паренёк. В каждой руке он держал по большому блину и так хитро подбрасывал их в воздух, что, пока блины пролетали мимо рта, скоморох успевал зубами оторвать от каждого порядочный кусок. Блины то и дело взлетали в воздух. Востроносенький скоморошек ловко ловил их, снова подбрасывал, и каждый раз блины заметно уменьшались в размерах.

Тут же в санках сидел одетый в маску козла музыкант — гусляр и домрачей. Он играл вперемежку то на домре, то на лежащих перед ним гуслях.

Заключал шествие худой, как жердь, скоморох в коротком иноземном кафтане, валенках и широкополой шляпе с пером. Лицо у него было такое узкое, что, казалось, состояло из одного профиля.

Иногда он откашливался, и тогда толпа шарахалась в сторону: голос у тощего скомороха был густым и мощным, как гул большого колокола.

Востроносенький скоморох, жонглирующий блинами, успевал ещё и прибаутками сыпать:

— К нам идите, друг друга не тесните! У нас есть Михайло — ни зверь, ни птица, ни волк, ни лисица, ни орёл, ни галка, — смотрите, не жалко!

— Глянь-ка, Петрушка, — улучив удобный момент, сказал сидящий сзади жонглёра скоморох-музыкант в козлиной маске. — Попутчик-то наш сгинул…

Жонглёр скосил глаз на одиноко идущего за санями тощего скомороха.

— Люди добрые, набегайте, петь-играть нам помогайте, не жалейте для нас блинов да маслица — эх, широкая масленица! — словно ничего не произошло, заголосил Петруха.

Подозрительное исчезновение приставшего к ватаге мужичонки взволновало скоморохов. Кто его знает, каков человек? Ведь шёл он с ними долго, многое узнать успел о всяких скоморошьих делах… Эх, видать, верно говорил атаман — никого из посторонних в ватагу допускать нельзя! Да что ж было делать — оставить замерзать нищего на дороге? Петруха хоть и самый молодой в ватаге, но кричал громче всех, уговаривал с собой взять нищего… А теперь неладно что-то получилось… Сгинул, слова не сказал… Может, ещё объявится пропавший? Побродит по масленичным гуляньям да и вернётся?

Медведь тем временем вывез сани на площадь. Начались приготовления к представлению.

Пока рыжий скоморох выпрягал медведя, скоморох-музыкант снял козлиную личину и заиграл на гуслях:

Весёлые скоморохи
Садилися на лавочки,
Заиграли во гусельцы,
Запели они песенку…

В песне пелось о том, как поп дурачил бедных мужиков, выдавая себя то за святого, то за чёрта.

Слушатели хохотали, подталкивали друг друга локтями, кивали на стоящего в толпе красноносого попа.

— Ох, Петруха, — сказал маленькому скомороху великан Потихоня, — дорого, чую, обойдётся ватаге доброта наша!.. Не нравился мне этот нищий…

— Поймаю на худом деле, — прогремел тощий скоморох, — сделаю из него худое тело… Вынимать буду душа из этот вор…

— Как бы не вышло беды через этого убогого, — задумчиво произнёс гудошник.

Когда кончилась песенка про попа, началась медвежья потеха. Вместе с медведем вышли в круг рыжебородый поводырь и длинноносый Петруха.

Музыканты заиграли на дудке и домре, скоморох-великан начал бить в бубен.

— А ну-ка, брательник мой Михайло, — тоненьким голоском закричал рыжий поводырь, — потешь честной народ!

Медведь в такт музыке начал поднимать лапы и трясти их. Браслеты с бубенцами звенели, и получалось, что косолапый тоже участвует в оркестре.

— А теперь, брательник мой Михайло, — продолжал поводырь, — покажи, как боярская дочка красоту наводит!

Медведь уселся на снег, начал тереть одной лапой морду, а другой лапой приглаживать шерсть на голове.

— Ну точь-в-точь наша боярышня! — едва не падая от смеха, не то вскрикнула, не то всхлипнула какая-то баба. — А причёсывается-то, а причёсывается-то — потеха!..

Затем медведь показывал, как бабы носят вёдра на коромысле, как ребята горох таскают. Он так неуклюже, воровато, то и дело замирая от страха, подкрадывался к воображаемому гороху, что сами ребятишки-горохоеды смеялись звонче всех.

Скоморохи представили встречу медведя с купцами.

Купцы-скоморохи просили медведя не трогать их товары, но медведь показывал, что у него, мол, медвежат много, все мал мала меньше и все есть хотят.

Некоторые зрители стали кричать, что «медведь обманный»: в медвежьей шкуре, мол, выступает скоморох. Пришлось поводырю водить зверя по толпе, чтоб все убедились — дело чистое.

Михайло долго ещё развлекал собравшихся. А потом Петруха обрядился козой: надел на голову мешок, который заканчивался козлиной головой.

Рыжий поводырь начал выбивать на бубне дробь, «коза» заблеяла и принялась бодать медведя.

Медведь зарычал, встал на задние лапы, начал за «козой» бегать.

«Коза» оказалась увёртлива — Михайло едва успевал поворачиваться.

В конце концов «коза» и медведь вместе стали плясать под музыку, а зрители им подпевали.

Медведь снял с тощего скомороха шляпу с пером и пошёл со шляпой по кругу — деньги собирать.

Кто не даст пирога, —

сняв «козу», закричал Петруха, —

Того схватим за рога:
Кто не даст гроша —
У того тоща душа!..

Если кто давал что-либо съедобное, медведь тотчас же отправлял еду себе в пасть и низко кланялся.

Рыжий поводырь весело покрикивал:

— Я тоже голодный, у меня живот холодный!

И стоило Михайле замешкаться на мгновение, как поводырь ловко выхватывал из медвежьих когтей то пирог, то рыбину, то кусок сала.

Медведь урчал, сердился, топал ногами. Толпа хохотала.

Потом выступал тощий скоморох — он показывал фокусы и жонглировал крутыми яйцами.

Великан Потихоня показывал свою силу, а Петруха плясал на руках.

…А в это время недавний скоморохов попутчик находился в тёмных сенях дома полонского воеводы Трифона Архарова и ждал, когда воевода позовёт его к себе.

Воевода же с гостями сидел за широким столом, на котором дымились стопы свежих блинов.

Хозяин и гости уже опорожнили не один бочонок мёда и браги, настроение у них было отменное.

— Сказывают, скоморохи в город явились, — молвил кто-то из гостей.

— Богохульники, воры, адово исчадье… — запыхтел толстый поп, едва не подавившись блином. — Гореть им в адском огне, слугам антихристовым…

— Чего тебе? — недовольно спросил подошедшего слугу воевода. — Что ты вокруг меня вьёшься как ворон?

— Дозволь, боярин, слово молвить, — поклонился до полу слуга, искоса поглядывая на гостей.

— Благослови ты его ковшом по лбу! — посоветовал воеводе толстый поп. — Пусть ведает, как мешать трапезе! — И, промахнувшись спьяну, попал блином вместо рта себе в бороду.

— Дело! — хватая тяжёлый ковш, усмехнулся воевода.

— Ярёмка явился!.. — прильнув к уху воеводы, скороговоркой прошептал слуга.

Воевода выпустил ковш. Тряхнул головой, сгоняя хмель. Ответил тихо, чтобы любопытный попик не расслышал:

— Проведи его ко мне в покои, пусть ждёт…

«Воевода-батюшка»

…А как наш воевода во тереме сидит,

Во тереме сидит, думу думает,

Думу думает, развесёлую…

(Из песни-скоморошины)

В доме воеводы всё было жирное да толстое — и собаки, и слуги, и приживалки, и воеводины дочки, и сама воеводиха. Даже мышей так распирало от обжорства и сытости, что они катались по полу, словно маленькие серые бочонки. Жрали мыши до отвала и часто не могли пролезть назад в нору — надутый живот не пускал.

Двери смазывали жиром — чтобы не скрипели. Половицы натирали жиром — чтобы блестели, замки сундучные — чтобы не ржавели. В доме всё было словно салом облепленное — липучее да скользкое.

Ярёмка, невзрачный плешивый мужичонка в рваном зипуне и старых лаптях, приведён был в боярские покои. Он сел на пузатую, блестящую в мерцании лампад лавку. Лавка оказалась скользкой. Ярёмка чуть с неё на пол не съехал. Однако приноровился, усидел.

Тепло разморило Ярёмку. Вздремнул в полглаза. Не услышал, как вошёл воевода.

Воевода был строен и статен. Чужим казался в своём толстом и жирном доме. Борода расчёсанная — серебро с золотом. Ходил легко — половица не скрипнет.

Ярёмка сквозь сладкий, липкий полусон увидел вдруг перед собой сверкающую, холёную воеводскую бороду, сноровисто соскользнул с лавки, поклонился так истово, что чуть в живот боярину головой не въехал.

— Ну, холоп, что скажешь? — спросил ласково воевода.

Ярёмка заговорил сбивчиво, то и дело жалуясь на нищету свою, стараясь выклянчить у воеводы подачку поболе.

Воевода сел на лавку под образа. Поглаживал бороду пальцами, думал, Ярёмкин рассказ в порядок приводил.

Получалось любопытно: холоп Ярёмка, который не пахал, не сеял, а был на оброк отпущен — добывал себе пропитание, а хозяину деньги где мог и как хотел, — кажется, опять богатое дело нащупал. Ловкий малый этот холоп! Который раз князю хорошие деньги приносит!

Подобрали замерзающего Ярёмку на дороге скоморохи. Отогрели, отпоили. Назвался Ярёмка нищим, чтоб легче в доверие к своим спасителям войти.

День за днём, село за селом — привыкли скоморохи к «нищему».

А Ярёмка зря времени не терял, всё разнюхивал, да подслушивал, да присматривался: нет ли у ватаги денег накопленных, не замышляют ли весёлые люди какого дела выгодного.

Разнюхал Ярёмка, что деньги у ватаги есть. И немалые.

Скоморохи бывали разные. Одни имели хозяйство в каком-нибудь селе и бродили только зимой — подрабатывали.

Другие, как трава перекати-поле, бродяжили всю жизнь, стараясь к старости хоть что-то на жизнь скопить. У таких скоморохов всегда всё имущество при себе — случалось, что и деньги попадались. Но с ватагой Потихони дело обстояло особо.

Ей были доверены деньги-выкуп, собранные многими скоморошьими ватагами, чтобы в городе Колядец у боярина Безобразова выкупить скоморохов.

Бояре да воеводы часто так делали: заманят к себе ватагу в дом да и посадят в яму. Потом объявляют: платите выкуп, тогда снова белый свет увидите.

Случалось, если у скоморохов дела хороши были, они откупались.

Но чаще всего приходилось весёлым людям работать на боярина или воеводу до тех пор, пока тот не смилостивится, не вернёт им волю. Иногда, когда пленённые скоморохи долго не могли получить свободу, за них платили выкуп их товарищи.

Вот на ватагу, которая несла выкупные деньги, и наткнулся холоп Ярёмка…

— Деньги у бродяг отобрать нужно, — в который уж раз повторял Ярёмка.

— Но почему они к Безобразову выкуп несут? — задумчиво молвил воевода. — Скоморохи, почитай, не только у этого боярина в яме сидят. Слышал я, у князя Шуйского целая ватага в остроге заперта… И у боярина Шереметева тож.

— У Безобразова в яме сидят люди особые, — пояснил Ярёмка. — Там гусляр знаменитый да певец какой-то… Старцы почтенные. Им самим на волю не выкупиться. Вот и решили скоморохи сообща их вызволить. А боярин, видно, о том прослышал, выкуп заломил невиданный.

— Где ж у твоих скоморохов деньги запрятаны? — оживился воевода.

— Не вели казнить, воевода-батюшка, не ведаю! — испуганно ответил Ярёмка. — Знаю точно — при них. А где, у кого — того не ведаю.

— Хоть у самого медведя под шкурой — всё одно отыщем! — весело сказал воевода и встал со скамьи. — Заманим сюда, в дом, а уж отсюда им не выбраться…

— Ватага, боярин, не простая, — поклонившись, произнёс Ярёмка. — Народ подобрался хитрый, бывалый, кабы не учуяли подвоха.

— Знаю, знаю, чем их привадить, — усмехнулся воевода. — Поди, холоп, к ним да скажи, что у меня в яме, под домом, с прошлой масленицы скоморох сидит, слепой старик. Если ватага меня потешит, я его на волю выпущу. А не придут они сюда, я старика нынче же заживо велю собакам скормить.

Довольный выдумкой, воевода ласково погладил бороду и пошёл к двери.

Ярёмка склонился в низком поясном поклоне.

— За верную службу награжу тебя по-царски! — сказал с порога воевода. — Иди зови скоморохов! Да чтоб про обман не догадались, смотри!

— Всё сделаю, боярин, — бойко ответил Ярёмка. — Есть у меня верный человек для таких дел…

Ярёмка выскользнул из ворот воеводского дома и затаился, оглядывая улицу, меж двух толстых брёвен забора.

Кроме двух пьяных, которых шатало от дома до дома, никого на улице не было.

На площади слышалась музыка — скоморохи кончили своё выступление.

А с воеводского двора доносились звон оружия, топот ног, возбуждённые голоса стражников — скоморохам готовили встречу. И эти звуки были для Ярёмки слаще любой музыки. Он тихонечко рассмеялся, представив себе, как скоморохов по рукам и ногам свяжут да батогами им рёбра посчитают.

Ватага дружных

У всякого скомороха свои погудки.

(Старая пословица)

Когда медведь в последний раз обошёл зрителей и шляпа в его лапах зазвенела медью, скоморохи направились к кружалу.

— Там, где народ кружит, там блин с брагою дружит! — кричал Петруха. — Для тех и кружало, кто ест немало!

Под музыку домры, гудка и бубна скоморохи вошли во двор, где стояли длинные столы. Клубы пара наполняли кружало — стряпухи едва успевали выносить стопы блинов из кухни.

— Скоморох песню спел да в кружало сел, — не унимался Петруха, — съел три короба блинов, три корзины пирогов, возок калачей да два чугунка щей!

Скоморохам дали место. Какие-то подгулявшие мужики тотчас же принялись кормить медведя. Михайло ловко подхватывал блины когтистой лапой и отправлял их в пасть.

— Не портите зверя! — кричал рыжий поводырь. — Обкормите!

— Ничего! — хохотали гуляки. — Брюхо тестом не испугаешь! Должен зверь праздник почувствовать? Эй, ещё свеженьких!

Потихоня аккуратно положил свою дубинку-бревно на снег, снял старую войлочную шляпу, и его седая голова сверкнула на солнце.

— Гляди-ка, гляди, — крикнул кто-то, — бородища как смоль, черным-черна, а голова что снегом обложена!

— Чудно́! — подтвердил другой голос.

— Чего ж тут чудного, — пробасил Потихоня, — волосы на голове на двадцать зим, почитай, старше бороды. Вот и смекай!

И он принялся за еду.

Скоморохам не давали есть спокойно. К ним то и дело обращались с просьбами. Одни просили высмеять скупого хозяина, другие жаловались на суровый нрав и жадность воеводы, третьи рассказывали о проделках полонских попов и купцов — торговых гостей.

— Веселей, храбрей, не жалей новостей!.. Поели, закусили да вору-купчине нос своротили! — балагурил Петруха, успевая, по обыкновению, делать три дела сразу: говорить, слушать и есть.

…Каждый из дружной ватаги скоморохов был по-своему интересен.

Потихоня походил на былинного богатыря. Могучие плечи, шея как бочонок, грудь словно столетний дуб — не обхватишь. На ладонь он ставил салазки с двумя ребятишками, и ещё на ней место оставалось.

Съедал Потихоня в один присест пять дюжин блинов, а за вечер осушал бочонок с брагой.

Великана силача знали многие, о его делах даже гусляры певали.

Был Потихоня честен, прямодушен, смел, за товарища шёл в огонь и в воду не раздумывая. Многие скоморошьи ватаги делали его своим атаманом и никогда в этом не раскаивались. Ведь недаром говорится: «Атаманом артель крепка».

Родителей своих Потихоня помнил плохо — погубило их во время лихолетья войско царя-самозванца, что на Москву шло. Мальчика взяли скоморохи. При них он и остался, обошёл всю Русь, побывал и в дальних степях южных, и к студёному морю заворачивал.

Несколько раз воеводы да бояре предлагали Потихоне ратную службу — хотели сделать его стражником, воином.

Но силач отказывался — мирная жизнь была для него дороже всего.

Однако, когда однажды на город Глубынь напали враги, Потихоня первым пошёл в ополчение.

А потом, когда вороги были разбиты, снова стал скоморохом, снова начал бродить с ватагой из села в село, из города в город.

Известие о том, что боярин Безобразов посадил в яму знаменитых стариков скоморохов и держит их там, ожидая выкупа, привело кроткого и добродушного Потихоню в бешенство.

— Я ему, постылому бояришке, голову новую приставлю! — взмахнув своей богатырской дубиной так, что воздух засвистел, крикнул Потихоня.

А потом успокоился и сказал друзьям:

— Выкуп собирать нужно! Сколько скоморохов эти старики выучили, сколько людей спасли, на ноги поставили, а теперь о них и печься некому? Выкуп соберём со всех ватаг — отдадим боярину, чтоб он нашими деньгами подавился!

Потихоня сам обошёл ватаги, бродившие поблизости, посылал воспитанника своего Петруху к атаманам тех ватаг, которые ушли на юг, на Украину.

Скоморохи охотно откликнулись на призыв Потихони и собрали выкуп.

— Нужно скорее к Безобразову идти, — решили атаманы на совете, — только чтоб о деньгах не ведала ни одна чужая душа, а то ещё ограбят по дороге. Для такого дела ватагу требуется собрать особую, дружную…

Потихоня решил взять с собой троих. Это были верные сотоварищи, испытанные долгой дружбой:

медвежий поводырь, которого все звали просто Рыжим;

жонглёр и фокусник, по прозвищу Грек;

Петруха, воспитанник Потихони.

Из-за малого своего роста Петруха казался почти мальчиком. На самом же деле он десять зим уже ходил в скоморохах, всей премудростью овладел. Совсем малышом подобрал его Потихоня на лесном пожарище. Сгорела заимка, погибла в огне вся Петрухина родня. Так бы и умер мальчонка в лесу дремучем, не пройди в тот день по тропке лесной ватага. Потихоня словно себя в Петрухе увидел: пригрел сироту. Так и стало на Руси одним скоморохом больше.

Мог Петруха играть на любом инструменте, по канату ходить, плясать, петь, даже медведя водить. Любил Петруха баять — рассказывать. Такого иной раз напридумывает — хоть плачь, хоть смейся, а уж спать не будешь до утра.

— Пойдёшь с нами, — сказал Потихоня Петрухе. — Дело нас ждёт непростое, лишних ушей да глаз нам не нужно в ватагу. Будешь «козой»!

«Козой» у скоморохов назывался подручный при медвежьем поводыре, тот, который изображал из себя «козу» и бодал медведя.

Петруха стал знаменитой «козой» ещё в то время, когда только начинал скоморошить, — зимы через три после того как его взял с собой Потихоня.

Как-то раз князь затеял большой пир. Пригласил гусляров, гудошников, домрачеев, бахарей, поводыря с медведем.

Решил князь позабавиться: напоил до бесчувствия поводыря да и подменил медведя — вместо учёного посадил на цепь дикого, недавно в княжеских лесах пойманного. Пока поводырь спал мертвецким сном, Петруху заставили быть «козой».

И начал Петруха бодать дикого медведя! Да так, что медведь испугался было, бежать хотел. Потом, конечно, косолапый оправился, начал Петруху гонять. А мальчонке невдомёк: он подмены-то и не приметил. Ведь медведь чужой был, незнакомый — не разберёшь.

Как на грех, цепь, что медведя возле стены держала, подалась. Паника началась — гости друг на дружку полезли, каждому спастись хочется.

А медведь прежде всего на «козу» метнулся — до того его Петруха рогами своими разъярил.

Тут Петруха понял, что шутки плохи, бежать от зверя нужно. Но прежде решил он своих товарищей-скоморохов спасти, дать им время в безопасное место укрыться.

Так ловко Петруха от зверя уходил — и по забору, и по жёрдочке, и по канату, что медведь его никак схватить не мог. И от бессилья своего только в ещё бо́льшую ярость приходил.

Тем временем и скоморохи, и гости, и челядь княжеская попрятались кто куда. Увидел Петруха, что во дворе нет никого, да и сам через стену — кувырк! — поминай как звали.

Князь, правда, потом мальчонку отыскал и по-княжески наградил храбреца — дал ему новую шапку. Старую-то Петруха потерял, когда от зверя бегал.

А зверя этого князь решил скоморохам отдать.

— Кто хочет даром медведя получить, — сказал князь, — тот пусть меня утром и вечером потешает. Да этак всю весну, лето, осень и зиму.

В то время с Потихоней в ватаге ходил второй силач — Рыжий. Он был потомственным скоморохом: и отец его, и дед — все скоморошили. Мечта была у Рыжего своего медведя заиметь. Поэтому он и согласился на княжескую «дармовщинку», остался при князе на целый год. Князя обучал песням, медведя — танцам и всяким наукам. Медведь оказался гораздо понятливей.

Через год князь посмотрел на медвежьи фокусы и повелел оставить Рыжего со зверем при себе ещё на год.

Но поводырь со своим косолапым учеником удрали из княжеских владений, да и были таковы.

Рыжий с медведем побывал и в дальних землях, у тёплого моря, где по-русски никто не говорил, и у немцев, и у франков — всюду необычайно умного медведя принимали с восторгом.

— Этот косолапый умён, как настоятель монастыря! — заявил один герцог, после того как Михайло показал «как поп свой приход благословляет».

А один немец никак не мог поверить, что медведь учёный:

— То человек в медвежьей шкуре!

И ночью полез проверять: настоящий ли медведь? Не снимается ли шкура?

Едва удалось Рыжему спасти от Михайлы любопытного немца…

Третий сотоварищ Потихони — тощий скоморох Грек — не помнил ни имени своего настоящего, ни племени. Говорил он по-русски неплохо, однако на иноземный манер: всё вроде бы так, да не так. За это его и прозвали Греком.

Грек был великим фокусником. Он мог на глазах толпы превратить яйцо в курицу, а курицу зажарить прямо на ладони. Ловкость рук у него была необыкновенной. Вещи исчезали и появлялись в длинных проворных пальцах Грека словно по щучьему веленью.

Очень уж не любили и церковники и монастырская братия весёлых скоморохов. Кому охота идти в церковь, когда скоморохи народ веселят? Попы учат смирению, а скоморохи убеждают: не давай себя в обиду!

Поэтому словесные перепалки и потасовки между скоморохами и попами были делом частым.

— Язык нас кормит, он же и до беды доводит, — часто говорил Потихоня.

Не будь рассудительного Грека, плохо приходилось бы ватаге. Горячие головы скоморохов, того и гляди, могли довести друзей до беды.

Взять хотя бы поповскую и монашескую скуфейку — шапку особую. Если она надета на человека — значит, он священный сан имеет, его пальцем задеть нельзя. А если скуфейки нет на голове, так священник или монах по закону ничем от простых людей и не отличен.

Бывало, разгорячится Потихоня, забудет про то, что на попе скуфейка, тут и до беды недалеко. Ударь-ка, попробуй попа — сразу в яму попадёшь, в цепи закуют!

И попы этим пользовались — оскорбляли скоморохов, ругали их на чём свет стоит.

Вот тут-то Грек был незаменим: он так неприметно скуфейки с поповских голов снимал, что ни одного волоска не тревожил. Только была шапка — и нет её, она уже за поясом у Грека торчит.

Уж тогда-то скоморохи и отводили души. Поп ведь без шапки — бодливая корова без рогов, твори что хочешь.

А Грек обычно стоял в сторонке, шапки подсчитывал, чтобы ни одна, упаси бог, не затерялась и чтобы снова, когда ей срок придёт, на хозяйской макушке очутилась.

Ещё в ватаге у Потихони два музыканта были — Фролка и Фомка. Хорошие товарищи, хотя им, конечно, до Рыжего, Петрухи да Грека далеко.

Фролку и Фомку из других ватаг Потихоне дали атаманы: деньги, мол, несём общие, а ты только своей ватагой хочешь обойтись. Возьми и наших с собой — не подведут.

Что ж, Фролка и Фомка тоже не первые встречные, люди среди скоморохов известные, дело своё знают, с малолетства по дорогам бродят, — почему не взять?

Так вот ватага и составилась…


— Потихоня, а Потихоня! — Скоморох почувствовал, что его кто-то тянет за рукав. — Да успеешь ещё блинков-то поесть… Совет твой надобен!

Силач вытер последним блином рот, повернулся к говорившему. Невзрачный мужичок с пятью волосками вместо бороды просительно смотрел на скоморошьего атамана.

— Я не боярин, — недовольно произнёс Потихоня. — Чего смотришь на меня, как собачонка побитая? Я такой же мужик, как и ты.

— Хе-хе-хе, такой же… — покрутил головой мужичонка. — Да кабы я такую силищу имел при себе, я бы знал, что с ней делать, как другу в беде помочь.

Потихоня насторожился:

— О чём речь ведёшь? Да не петляй по-заячьи, прямо говори.

— Томится в воеводском остроге гусляр, — прошептал, оглянувшись по сторонам, мужичонка. — С той, почитай, масленицы, страдалец, томится. Воевода его терзает, выкупа требует.

— Тьфу! — Потихоня слегка шлёпнул ладонью по столу, и стол жалобно крякнул. — Любят скоморохов боярские да воеводские ямы!

К нему подбежал Петруха:

— Случилось что? Али беда какая?

— Послушай-ка его, — кивнул Потихоня на мужичонку. — Сказывает, что у здешнего воеводы в яме гусляр сидит.

— И грозится воевода его собакам на съедение выбросить, — жалостливо молвил мужичонка. — Если, говорит, скоморохи на пир-масленицу ко мне в терем тотчас не явятся, я гусляра того порешу.

— Вола зовут в гости не мёд пить, а воду возить, — молвил Потихоня.

— Да уж не иначе, — согласился мужичок. — Потешить воеводу придётся.

— А если мы явимся, — спросил Петруха, — отпустят гусляра?

— Боярское слово, сказывают, давал! — ответил мужичонка. — Однако об заклад не побьюсь, самим вам поспрошать нужно.

— Пойдёшь с Греком, — сказал Потихоня Петрухе, — пусть воевода слово своё подтвердит о гусляре. Тогда и на пир к нему пойдём гостей ублажать.

Петруха, Грек и безбородый мужичонка направились к воеводскому двору.

— Не люблю я этих бар да бояр, — пробурчал Рыжий. — От них беда одна… Сколько я их перевидал — один другого хуже. Лучше хлеб с водою, чем пирог с бедою. По мне, так лучше в берлогу, чем в боярские покои. У зверей характер добрее…

Блинная битва

В боярский двор входишь — ворота широкие, а назад идёшь — в них едва протиснешься.

(Старая пословица)

— Вот здесь, — сказал Петруха, когда ватага в сопровождении шумной толпы подошла к воеводскому дому. — Здесь мне и Греку подьячий воеводское слово передал.

— Фомка, — приказал Потихоня гусляру, — оставайся на улице. Пой, играй, вокруг посматривай. Ежели с нами что случится, выручай.

Ватага входила в воеводский двор, а сзади уже слышалась Фомкина песня:

Стоит церковь брюквенная,
Двери морковные,
А замки репяные…

Зимнее предзакатное солнце залило трапезную воеводы алым светом. Кубки, чарки, братины, солоницы казались сделанными из червонного золота.

Когда скоморохи — Потихоня впереди — вошли в трапезную, то воевода, удивлённо разглядывая силача атамана, сказал с усмешкой:

— Слышал я, что богатырь Добрыня Никитич был скоморохом, да не верил. А теперь уверовал.

Потихоня поднял руку и достал до брёвен потолка:

— Невысок терем, да тобою, воевода, светел!

Трапезная вдруг наполнилась цоканьем соловья.

Все затихли. А соловей залился такой невообразимой трелью, что даже ко всему привыкший косолапый Михайло и тот навострил уши. А огоньки лампад замерцали, словно ветром подуло.

Пение соловья сменилось кукованием, лаем, мяуканьем и, наконец, рычанием медведя.

Тут уж Михайло не выдержал и взревел тоже.

Потихоня посадил на свою ладонь Петруху и поднёс его к воеводе:

— Вот, воевода, кто тебя соловьиным свистом да прочими голосами потешил.

— Бесовское отродье! — прогундосил толстый поп с облитой сметаной бородой.

Петруха соскочил с ладони атамана и колесом — руки-ноги-руки — прошёлся по трапезной.

Гудошник Фролка заиграл сразу в два гудка да ещё вприсядку плясать пустился.

Потихоня забил в бубен, а брат Михайло с платком на голове закружился вместе с Рыжим — ну баба-плясунья да и только!

— Ведомо тебе, воевода, — загнусавил поп, — как молодых медведей плясать учат? Копают круглую яму, в ней огонь разводят, щитом накрывают. На щит медвежонка ставят. А чтоб не сбежал, хо-хо, привязывают к четырём верёвкам, а верёвки те к четырём деревьям. Щит накаляется, а медведь лапами-то и переступает, и переступает… Да всё быстрей, быстрей… А скоморох на дуде играет. Вот и танец готов. Сто́ит потом медведю дуду услышать — сам в пляс идёт, огня не ждёт…

Петруха услышал поповские слова, не сдержался:

— Бородёнка-то у козла выросла, да ума не вынесла. Медведь-то скомороху вместо брата.

Тощий Грек взял четыре бубна и начал ими жонглировать — перебрасывать их из руки в руку, да ещё ухитрялся бубном ударять себя по голове в такт мелодии.

Петруха пустился в пляс.

Гости воеводы стучали в ладоши, подбадривая плясунов. Из покоев вышли в трапезную воеводины дочки с бабками и сенными девушками — прислужницами. Выплыла и сама воеводиха. Лицо её, по обычаю, было грубо размалёвано белой, коричневой и красной краской.

Играй, поиграй, скоморошечек,
От села до села,
Чтобы наша Прасковьюшка
Была весела! —

запел Петруха.

— Да боярыню-то Настасьей зовут! — захохотал толстый поп. — Обмишурился, греховодник!

Играй, поиграй, скоморошечек,
От села до села,
Чтобы наша Настасьюшка
Была весела! —

вновь пропел Петруха и показал попу язык.

Когда плясуны устали, то Рыжий стал показывать гостям, как брат Михайло читает книгу.

Большую «книгу» с дощечками-страницами положили перед медведем, и он внимательно перелистывал её, водя носом по «строкам».

Рыжий только успевал закладывать меж «страницами» свежие блины — без лакомства Михайлу нельзя было заставить и одной строчки «прочитать».

Большинство пирующих грамоты отродясь не разумело и с опаской и уважением взирало на медведя-«грамотея»:

— Глянь-ка, говорить не умеет, а всё разумеет!

Служки только успевали наполнять гостям братины и ковши да подносить новые стопки дымящихся блинов.

— Умри! — приказал Рыжий медведю, когда книга была «дочитана».

Медведь как подкошенный повалился на пол, раскинул лапы, язык высунул.

— Ох и учён же зверь! — завистливо молвил воевода. — Дорого, верно, стоит!

— Друг цены не имеет, — ответил Рыжий. — Это врага и купить и продать можно!

Потихоня тем временем добыл откуда-то большую, словно крышка от стола, доску, взял её в руки, как поднос. На доску вскочил тощий Грек и начал показывать фокусы. Сначала он проглотил пять блинов, а потом вынул их один за другим из уха.

— Велико дело! — сказал толстый поп презрительно и попытался было проделать то же самое, да чуть ухо у себя не оторвал, а блинов не добыл.

А Грек блины превратил в ковш, из ковша вылил столько кваса, что чуть не наполнил бочонок, бочонок накрыл крышкой.

Когда же крышку открыли, то вместо кваса в бочонке оказался Петруха-скоморох!

Потихоня опустил доску на пол, а Грек начал прятать в мешок свои вещи.

— Что ж, и вся потеха? — спросил воевода.

— Гусляр, сказывали, у тебя, боярин, в доме живёт, — сказал Потихоня. — Прикажи привести его сюда, пусть вместе с нами гостей потешит.

— Гусляр у меня есть, — сказал воевода, оглаживая бороду. — Может, знаком вам… Эй, привести гусляра! Да свечи запалите — темень, ничего не видно!

Солнце уже почти зашло, и в трапезной стало сумрачно. Но внесли свечи, и стены словно раздвинулись. Приумолкшие гости вновь зашумели, застучали ковши.

Женщины, громко шурша подолами, удалились в свои покои. В трапезную набилось много какого-то непонятного народа — подьячих, стражников, приказчиков.

— А вот и гусляр! — воскликнул воевода.

Скоморохи оглянулись и замерли: перед ними стоял избитый, в порванной одежде Фомка. Одной рукой он поддерживал рваный зипун, другой прикрывал разбитую щёку.

— За что нашего сотоварища били? — стукнув дубиной в пол, спросил воеводу Потихоня.

— Так и с вами, ворами, будет! — крикнул воевода. — Обокрасть меня, царской милостью воеводу, замыслили! Не бывать этому! Эй, вяжите воров!

Десятка два слуг и стражников, которые посмелее, мешая друг другу, кинулись на скоморохов.

Свистнула дубинка Потихони, и половина смельчаков осталась лежать на полу трапезной.

— Хватай!.. Держи!.. Вяжи!.. — кричал воевода, выскакивая из-за стола.

Но со скоморохами оказалось справиться не так-то просто.

Потихоня своей дубинкой разогнал по углам наиболее храбрых.

Рыжий и Михайло молотили воеводских слуг налево и направо, не подпуская их к избитому Фомке.

От ударов когтистой медвежьей лапы летели во все стороны клочья кафтанов и рубах.

Петруха, словно птица, метался по трапезной, выскальзывая из рук преследователей, хватал со стола блины и пироги, бросал их, как снежки, в лица врагов.

Тощий Грек вместе с Фролкой укрылись, как в засаде, за перевёрнутым столом и оттуда неожиданно нападали на воеводских слуг.

— Гляди-ка, сам воевода к нам пожаловал! — подтолкнул Фролка Грека.

Протирая залитые маслом глаза, в двух шагах от скоморохов сидел сбитый с ног воевода. Половина лица его была залеплена блином.

— Борода, что ворота, а ума с калитку! — сказал Фролка.

Грек поднял с пола большое оловянное блюдо и подобрался к воеводе.

— Как, боярин, протёр ты свой драгоценный очи? — сочувственным шёпотом спросил Грек.

Воевода открыл глаз.

— Ну вот, слава богу, прозрела наша батюшка боярин! — с нежностью молвил Грек и ударил воеводу блюдом по голове.

Воевода, как куль, свалился на пол.

— Вот это голова! — уважительно произнёс Фролка. — Даже блюдо прогнула!

И запел игриво:

Али плешь
Моя наковальня,
Что всяк
В неё стучит
День-деньской!

— Люди добрый! — страшным, как звон набата, голосом пробасил Грек. — Покарал вас господь за грехи ваши! Убит воевода-батюшка! Дышит ещё, но вот-вот прикончится!

Все, забыв о скоморохах, бросились к воеводе.

Этого только и надо было ватаге. Прихватив под руки избитого Фомку-гусляра, скоморохи выбежали во двор.

— Нужно дверь-то подпереть! — сказал Потихоня и подкатил к двери чугунную пушку, которая стояла у воеводского крыльца. — Опомнятся — погоню наладят! Кто боярина-то стукнул?

— Грек блюдом, — переводя дух, ответил Фролка. — Да сейчас очухается, поди. У бояр-то головы — что ядра чугунные.

Скоморохи и медведь выскочили из ворот.

На улице зеваки ещё судачили о том, за что люди воеводы избили и схватили гусляра.

О драке в доме воеводы гуляки ещё ничего толком не знали.

Только увидев, как Потихоня подкатывает большой валун к воротам, чтобы подпереть их, толпа догадалась, что в доме воеводском неладно.

— Куда теперь-то? — спросил Фролка.

Послышались крики и уханье — слуги воеводы выламывали подпёртую пушкой дверь.

— Сюда, сюда! — замахал скоморохам какой-то неказистый горожанин, пряча нос в воротник зипуна. — Да поспешайте!

Только успели скоморохи укрыться в узком проулке, как из воеводского двора выскочила погоня.

— Куда воры пошли? — зычно спросил кто-то.

Толпа дружно указала в сторону, противоположную той, куда скрылась ватага.

Погоня пошла по ложному следу.

…Тёмными переулками вёл скоморохов на окраину посада неизвестный.

Шли быстро, молча. Горожанин шагал впереди, носа не высовывал из воротника.

За рекой толпились мелкие избёнки, баньки, амбары.

В одну из банек, просторную, пахнущую мокрыми берёзовыми вениками, привёл скоморохов их неизвестный друг.

Запалили лучину.

— Ну-ка иди сюда, спаситель наш, — сказал Потихоня. — Каков ты?

Горожанин подошёл к лучине и все увидели… Ярёму.

— Нашёлся! — радостно закричал Петруха. — Я ж говорил — вернётся!

— Я добро помню, за добро добром плачу, — пробормотал Ярёма. — Это моего сродственника банька, тут вас никто не сыщет.

Сражение у посадской баньки

Песня да пляска — скомороший след.

(Из старой погудки)

Воевода кричал, ругался, забыл даже приласкать любимую бороду свою, и она стояла торчком, топорщилась, как веник.

Погоня вернулась ни с чем. Скоморохи словно сквозь снег провалились: кого ни спросишь — никто их не приметил, никто о них не слыхал. Будто и медведь, и великан Потихоня — тени бесплотные, невидимые.

В сенях воеводского дома лежали побитые слуги, — дубинка Потихони многих из них уложила надолго.

— Где Ярёмка? — время от времени орал воевода. — Подать его сюда!

Но Ярёмку найти никто не мог.

И когда воевода решил уже, что верный слуга его, видно, тоже угодил где-нибудь под скомороший кулак, доложили, что Ярёмка явился.

Он вошёл в горницу и поклонился так низко, что на блестящей лысине его заиграли огни лампад.

— Ну? — грозно спросил воевода.

— Не изволь гневаться, батюшка, — сказал Ярёмка.

— Ведомо мне, — всё так же грозно продолжал воевода, — что тебя со скоморохами видели нынче. Не играй с огнём, холоп!

— Батюшка боярин, — усмехнулся Ярёмка, — скоморохов я спрятал. Они в баньке сидят, хоронятся, меня дожидаются..

— Дело! — оживился воевода и пригладил бороду. — Ай молодец, Ярёмка! Всех перехитрил!

— Зачем на улице побоище учинять, при всём честном народе? — продолжал Ярёмка. — Баньку со всех сторон обложим верными людьми да и перебьём воров по одному.

— А про деньги узнал что?

Ярёмка поник, даже лысина потускнела.

— При них должны быть. Обыщем — отыщем.

— Дело! — Воевода встал, пощупал голову: всё ещё гудит от удара блюдом. — Ну, с богом. Ужо сочтусь я с этими ворами!

На этот раз воевода готовил своих людей так, будто ему предстояло сражение с вражеским полчищем.

Стрельцы были созваны со всего города, вытащены из домов, из кружал, где они ели блины и пили вино.

Приказчики согнали на воеводский двор мужиков и горожан, что потрезвее. Вооружили их кольями, дубьём, рогатинами.

Один отряд двинулся за реку, в обход, чтобы перекрыть скоморошьей ватаге пути к отступлению.

Другой отряд, под началом самого воеводы, пошёл к баньке напрямик. Ярёмка бежал рядом с конём, на котором восседал воевода, — путь показывал.

Псари вели собак — чтобы затравить скоморохов, если будут удирать.

Ярёмка так тихо провёл отряд к баньке, что даже собаки во дворах не тявкнули.

— Вот здесь, — сказал он, показав на небольшую избёнку без окон, стоящую на отлёте.

Вместе с воеводой Ярёмка обежал вокруг баньки, — ни один след не выходил из неё.

— Все тут сидят! — радостно прошептал Ярёмка. — Никто носа наружу не высунул. Сюда, гляньте, следов сколько ведёт, а назад ни одного!

Воевода приказал окружить баньку, но дела не начинать — ждать второго отряда.

Когда он подошёл, то приказано было готовить крючья, чтобы баньку растащить по бревну.

— Как только видно станет воров, — приказал воевода, — стреляйте. Всё одно, как они мне попадутся — живыми или мёртвыми. С мёртвыми разговор сподручнее.

Мужики с кольями и рогатинами плотным кольцом окружили баньку. Крючники зацепили крючья за жерди крыши и ждали приказа, чтобы дёрнуть разом.

Дула ружей направлены были на баньку.

— Собак готовить! — приказал воевода псарям. — Рукой махну — тогда спускай!

— Где уж тут медведю, — хихикал угодливо Ярёмка, — воробью сквозь заслон не пролететь.

Несмотря на поздний час, толпы гуляющих прослышали о странных делах, творящихся на посаде, и позади кольца воеводских людей темнело уже на снегу кольцо любопытных.

— Ну, с богом! — махнул саблей воевода.

Ярёмка, стоявший возле стремени воеводского, истово перекрестился.

Крючники рванули изо всех сил, и крыша слетела, словно её сдуло бурей.

Облако пыли и соломенной трухи взлетело ввысь.

— Улю-лю-лю! — заорали стрельцы.

Крючники перехватили крючья, уцепили их за верхний венец брёвен открывшегося сруба, снова рванули.

Одна стена рухнула сразу, другая сперва покосилась, потом медленно, словно нехотя, упала.

— Ату, ату их!.. — вновь заорали стрельцы.

С той стороны, где стены ещё стояли, крючники дёрнули вдругорядь, и брёвна поползли в разные стороны.

Развалившаяся банька лежала на снегу.

Она была пуста.

У Ярёмки от ужаса глаза на лоб полезли, шапка наземь слетела.

— Не иначе, дело бесовское!

Воевода в ярости заскрипел зубами и наотмашь ударил саблей по Ярёмкиной плешивой голове.

Верный холоп замертво упал в снег.

Псари приняли взмах воеводский за знак и спустили собак. Те бросились к развалинам баньки, завертелись беспомощно, заскулили.

— Ищи!.. Ищи!.. — кричали псари.

Но скоморохов и след простыл.

Один

…По́лно тебе, скоморошек,

Во гусельки играть, во яровчаты.

(Из старой песни)

Пять дней уходила ватага тайными тропами лесными от воеводы.

Днём поднимался ветер, метелило. Ночью морозы прохватывали до костей.

Даже брат Михайло притомился — кособочил, сбил лапу, вздыхал, как человек. А люди словно не чувствовали усталости, спешили как можно скорее подальше оказаться от края Полонского.

В бесследной пропаже скоморохов из баньки ничего чудесного не было. Помогли весёлым людям их друзья безвестные. Проследили за Ярёмкой, предупредили ватагу.

Потихоня удумал такую штуку: выйти из баньки-западни, шагая задом наперёд, ставя ногу точно в старый след. Так заяц в лесу делает, когда хочет следы запутать: словно один раз прошёл, попробуй-ка разберись.

Ловким скоморохам это было сделать нетрудно, но братец Михайло никак не мог понять, чего от него хотят. Так бы и провозились с ним до прихода воеводы, если бы Потихоня не взвалил медведя себе на плечи да не нёс его до самой разъезжей дороги.

Кто-то — даже неизвестно, как того человека кличут, — подогнал сани, скоморохов накрыли поскониной и вывезли их подальше от городских застав.

Хоть бодрился Потихоня и повторял любимое своё присловье: «В лесу каждый сугроб ночевать пустит», но зима — не лето, в лесу без укрытия не переночуешь, под кустом не отдохнёшь. Да и следы на снегу издали видно. Пришлось ватаге почти без отдыха шагать.

Ночевали то в каком-то ските лесном, то в займище заброшенном, то в пещере-берлоге.

— Вот тебе и масленица, — скулил Фролка. — Прошла мимо, как тучка небесная… Охо-хо…

— Не всё коту масленица, — ворчал Рыжий, — пришёл и великий пост.

— Ничего, мой братва, — бодро басил Грек, — беда ходит не средь леса, но средь людей.

Наконец дошли скоморохи до скрещения больших дорог.

Одна дорога к монастырю ведёт — по ней богомольцы с утра до вечерней зари снег ногами утаптывают.

Другая дорога к городу Черепцу — по ней обозы идут, сани едут.

— Тут воеводе наших денег уже не достать, — обрадовался Фролка. — Здесь мы от него за тридевять земель… Почитай, вёрст сто от Полонска будет.

Но Потихоня, Рыжий и Грек не разделяли Фролкиной уверенности.

— Руки у воевод долгие, — молвил Потихоня. — Тем паче, что Ярёмка-нищий прознал, видно, про деньги выкупные. Мне ночью мало спалось, да много думалось. Воевода ведь тоже хитрить умеет. Гонцов разошлёт по соседним воеводствам, чтобы нас перехватили, — и весь сказ. За деньгами-то любой боярин на край света пойдёт.

— Не велика воеводская хитрость, — сказал Рыжий, поглаживая голову своего косолапого брата, — а беда от неё может большая быть.

— И дальше опять лесами нужно идти! — предложил Фомка.

— Не гоже, — покачал головою Потихоня. — Да и сил не хватит, — отогреться, отоспаться, наесться досыта нужно. Вон, гляньте, зверь и тот заплоховал.

— Приметные мы есть люди, — прогремел Грек. — Нас поймать не так очень трудно. Нужно думать, крепко думать и как быть дальше.

— На юг надо подаваться, на Украину, — сказал Фролка. — А летом к Безобразову в Колядец спокойно доберёмся.

— Опять же не гоже, — молвил Потихоня. — Времени много потеряем. Выкуп принесём — ан выкупать-то уже и некого.

Скоморохи призадумались.

— Ну, что закручинились? — после долгого молчания проговорил Потихоня.

— Не стыдно и помолчать, как нечего сказать! — ответил Фомка.

— Можно так сделать, — сказал Рыжий. — Одного из нас, кто понеприметней, к Безобразову послать. А нам всем в иную сторону идти. Пусть воевода нас в других краях ловит.

— Это гоже, — пробасил Потихоня. — Как ты, Грек, скажешь?

Тощий Грек одобрительно кивнул головой:

— У наш Рыжий голова царский. Но кто выкуп боярину несёт?

— Петрушка, — уверенно произнёс Потихоня. — Он за парнишку малолетнего сойдёт. Кто к нему в дороге привяжется? Мы-то все приметны — что Грек, что Рыжий, что я… Фролка с Фомкой в ватаге нужны — без гусляра и гудошника нам худо будет.

— Да и не может Фролка с Фомкой того, что Петька умеет, — прогрохотал Грек. — Канат ходить, фокус делать, жонглёр быть, акробат, соловей петь… Петька — хорошо!

— Петрушка молод годами, да стар бедами! — сказал Фомка.

Ватага порешила: послать Петруху в дальние края, к боярину Безобразову с выкупом.

Товарищи посоветовали ему идти не в скоморошьем обличье, а простым мальцом одеться. Разве кто догадается, куда и зачем направляется бедный парнишка? Кто сможет подумать, что у мальчонки деньги есть?

— А если боярин выкуп возьмёт, а скоморохов не отпустит? — спросил Петруха.

— Так боярину же худо и будет, — усмехнулся Рыжии. — Дурная слава про него пойдёт. Уж никто ему никогда никакого выкупа не принесёт. Да и зачем ему скоморохи в яме? Деньги в мошне нужней… А то, случаем, такая ватага подберётся, что и красного петуха ему в дом подпустит. Он про это не хуже нашего знает.

— Если уж ты до самого боярина доберёшься — дело сделано, — подтвердил Потихоня. — Только ему самому в руки передашь выкуп, уразумел?

— Уразумел, — вздохнул Петруха.

Очень не хотелось мальцу уходить от товарищей, одному бродить по дорогам и городам. Не так-то уж весело, когда рядом нет друзей. Недаром на Руси говорят: друга иметь — не убыток.

Потихоня ножом ловко поддел бок своей дубинки, не заметная для глаза затычка выпала, обнаружилось хитро устроенное дупло. В дупле, как яичко в гнезде, лежал холщовый мешочек.

Грек взял мешочек из рук атамана, высыпал его содержимое в свою широкополую шляпу.

Золотые монеты тускло заискрились в лучах солнца.

Скоморохи сгрудились над шляпой. Потихоня начал пересчитывать золото.

— Сорок монет и две половинки!

— Верно! — сказал Фомка. — А одна из этих половинок когда-то моей была.

И он вздохнул мечтательно.

Скоморохи примолкли, задумались. Сколько в этих сорока монетах и двух половинках труда и горя, дорог и бед!

Сколько раз нужно спеть и сплясать, с медведем побороться и на руках походить, чтобы не то что половинку или осьмушку, а грош медный заработать!

Сколько нужно вынести унижений и побоев, сколько опасностей преодолеть, сколько времени потратить, чтобы заработать себе на пропитание ломаный грош!

Сорок золотых монет и две половинки! Да на такие деньги любой из скоморохов мог спокойно прожить до старости, прожить в тепле, в сытости, в довольстве…

Но если товарищ в беде — о себе не думай.

Если товарища нужно выручать — отдай последнее.

Если товарищу плохо — тебе не может быть покоя.

— Положи, Петька, деньга в мой пояс, — сказал Грек, — так будет легчее их прятать…

Тощий фокусник снял с себя пояс, и Петруха одну за одной опустил в него монеты.

Пояс потолстел, как уж, наглотавшийся лягушек. Его пришлось заматывать вокруг Петрухи в два раза, — несмотря на свою худобу, Грек оказался вдвое шире маленького скомороха.

Всё, что могло выдать в Петрухе скомороха, у него отобрали.

Растолковали дорогу, надавали советов.

— В монастыре поживи недельку-другую, отдохни, — сказал Рыжий. — А мы погоню уведём подале. Опять же из монастыря обозы идут — авось оказию сыщешь, подвезут тебя.

— А ежели Петрухе надобность будет представить что-нибудь? — спросил Фролка. — Может, гудок мой ему дать?

— У него инструмент получше имеется — душа скоморошья, — сказал Потихоня. — Ну, время, Петруша…

Потихоня одной рукой сграбастал Петруху, поднял его, трижды поцеловал.

Грек отвернулся, почесал глаз.

Рыжий толкнул брата Михайлу, — товарищ уходит, иди, косолапый, прощайся.

Фомка лады на гудке перебрал — словно капли упали с крыши.

Фролка носом шмыгнул. Кто любит прощание с другом?

— Иди, сынок, и никого не бойся! — Потихоня поставил Петруху на землю, легонько подтолкнул его к дороге. — Свидимся — порадуемся! А печалиться нам не положено.

Петруха постоял немного на обочине, а когда показалась вдали кучка богомольцев, зашагал к монастырю.

На повороте дороги Петруха обернулся. Ватаги уже не было. Только еловая ветка качалась, стряхивая с себя снег, — видно, задел её Потихоня, когда вскидывал дубинку на плечо.

Где-то впереди гулко, словно большой филин, ухал монастырский колокол.

Лики монастырские

Не боги горшки обжигают.

(Пословица)

Если бы не церковные постройки да не чёрные одежды монахов, то монастырь можно было бы принять за большой торговый двор. И сами монахи, и челядь, и слуги со служками, и крестьяне, и даже богомольцы — те, что победнее — с утра до вечера хлопотали по хозяйству.

Почтенные монастырские старцы меньше всего заботились о делах духовных. Они ни в чём не уступали городским купцам — торговались, жульничали, возили и принимали товары, кричали на приказчиков и слуг.

В монастыре был старец «хлебенный», который Ведал всеми мучными запасами, а также хлебной выпечкой. Был старец «поваренный». Был «посудный воевода» — его звали «отец чашник». Пасекой заведовал «пчелиный» старец. Мельницей — «мельничный», конюшней — «конюшенный». Имелись старцы «коровенный», «житный», «трапезный» — всех не перечтёшь.

Работы хватало для всех: на конюшне, скотном дворе, на мельнице, в пекарне, на кухне, на кузнице, в мастерских.

Придя вместе с богомольцами в монастырскую вотчину, Петруха сразу стал соображать: как бы не попасть на тяжёлую работу. Путь к боярину предстоял долгий, трудный, а на тяжёлой работе не отдохнёшь.

Посмотрел на купола каменного собора, вспомнил слова из старой песни-скоморошины: «И вскочил, как пузырь на дождевой луже, тот храм всех святых на Куличиках».

— Чего зубы скалишь, отрок? — строго спросил проходивший мимо пузатый старец.

«Снять бы с тебя скуфейку, — подумал Петруха, — да сунуть головой в сугроб!»

Но смиренно поклонился и ответил противным голосом:

— От радости, святой отец, что сию обитель узрел!

Услышав такие ладные слова от неприметного отрока, пузатый старец онемел.

А Петруха, знай своё дело, дальше языком мелет:

— Было мне, отец, видение, что откроется вскорости в сей святой обители чудо чудное, диво дивное… Расступятся леса и болота, станет среди них храм золотой, засверкает на всю землю, словно звезда вечерняя…

Петруха мог болтать в том же духе сколько угодно: он просто пересказывал одну из былин, которые часто слышал от гусляров.

Но пузатый, выпучив глаза, смотрел на шустрого мальца и, наконец, изумлённо молвил:

— Не иначе, сошла на тебя, чадо моё, благодать господня!

Петруха понял: лучшего момента, для того чтобы попросить лёгкую работу, не представится. И произнёс всё тем же сладеньким, елейным, самому себе противным голоском:

— Мне бы в обители пожить, чуда этого дождаться… Помоги, святой отец, с голода не умереть, от мороза не окаменеть…

— В конюшню работать пойдёшь, — подумав, сказал старец.

— Не справлюсь я… — всхлипнул Петруха. — Сызмальства лошадей боюсь.

Пузатый снова задумался.

— Разве на мельницу тебя определить?

— Как шум жерновов заслышу, со мной корчи делаются! — ещё жалостливее проговорил Петруха. — Не дожить мне там до чуда чудного, дива дивного…

— К хлебенному старцу пойдёшь, — ещё раз крепко подумав, изрёк пузатый. — Скажешь — поваренный тебя послал.

Петруха истово поклонился и, блеснув вслед пузатому хитрым глазом, пробормотал:

— Таких пузатых мудрецов, видно, не жнут, не сеют, они сами вырастают!

Хлебенный старец — маленький, коренастый, безбородый — сразу нашёл Петрухе дело: таскать горячие хлеба из пекарни в кладовую клеть.

Старец был занятный — ни минуты не мог на месте усидеть. То бежит муку принимать с мельницы, то в пекарне тесто пробует, то хлеба пересчитывает, то муку пересыпает, то мешки проверяет, не пожевали ли их мыши.

Крутится, вертится, вдруг спохватится:

— Ах, о душе подумать надобно, в божий храм пойти, помолиться… Эй, Петрушка, куда дрова поволок! Не в кухню, а в пекарню! Да беги к житенному старцу, скажи, чтоб зерно на мельницу давал свежее… Эй, Федот, смотри, чтоб старая печь была к заутрене переложена! Эй, Васька, опять жар из печки упустил! Смотри, из трубы борода тянется да колечки!..

Покричит, покричит, потом съест кусок пирога, запьёт квасом и вздохнёт:

— Ах, о душе подумать надобно, в божий храм пой…

Но тут старец увидит в своих владениях какой-нибудь неполадок и опять кричит:

— Николка! Что ноги волочишь, как немощь убогая? Смотри у меня!.. Эй, Васька, иди обоз выгружай! Мучицу присмотри, не привезли ли гречневую… Эй, Петрушка, тащи хлеба в трапезную! Эй… Эй… Эй…

И снова: поди, подай, принеси, мука овсяная, аржаная, пшеничная…

А через час-другой снова вздох:

— Ох, о душе подумать надобно…

Неделю Петруха послужил у хлебенного старца, отогрелся, отъелся. Служба лёгкая, сытная, но скучная.

Проведал Петруха, что скоро обоз из монастыря повезёт государевы подати в стольный град — Москву белокаменную. Попасть бы в обоз — большую часть пути до боярина Безобразова можно на монастырских лошадях проехать. Гоже! Но как в обозные попасть? Если сидеть при хлебенном старце, век будешь хлеба, пироги да калачи из пекарни к монахам таскать.

У самой монастырской стены жил усатый молчаливый богомаз — иконы расписывал. Петруха повадился к нему бегать от своего хлебенного старца.

Нравилось Петрухе, как богомаз работает. Пахло в избе лаком да красками, деревом тёплым, струганным. Со всех сторон задумчивые лики глядели на Петруху-скомороха.

Помогал Петруха богомазу — краски тёр, кисти мыл, яичные желтки разводил в котле, доски олифил для икон, смолу какую-то кипятил.

Тот самый пузатый поваренный старец, которому Петруха о видении рассказывал, зашёл как-то к богомазу в избушку. Петруха доску для иконы готовил — олифой протирал.

— Ты что ж, отрок, здесь ныне служишь?

— И у хлебенного тоже, святой отец, — смиренно ответил Петруха. — Замолвили бы за меня слово перед хлебенным, а я тут останусь. Мне чуда чудного, дива дивного ждать нужно. Здесь благолепие, не то что в пекарне.

— Помощник мне зело нужен, — сказал богомаз. — Работы много, один не управляюсь.

— Благословляю тебя, чадо моё! — пробурчал пузатый, перекрестил Петруху.

И с тех пор он поселился при богомазе.

Новое место было ещё тем сподручнее, что, кроме молчаливого богомаза и Петрухи, никого в избе больше не было. Наконец-то Петруха мог спать спокойно, не бояться за свой пояс. Три слюдяных оконца освещали избу днём. Вечером зажигали свечи или сразу три лучины в тяжёлом литом святце: писание икон требовало много света.

Богомаз всё больше молчал или напевал про себя псалмы. Указывал, что́ Петрухе делать надо, жестами или кистью. Ни разу Петруха не ошибся — понимал всё с лёту. По нраву пришёлся старику смышлёный подросток.

Самым примечательным во внешности богомаза были усы. Белые, едва тронутые желтизной, они лохматились, как два пучка соломы.

Петруха с трудом удерживался, чтобы не подёргать их, не проверить: приклеены, может? Ну солома, да и только!

Монастырскую богомазню знали во всём воеводстве.

То и дело приезжали в монастырь посланцы из городов и сёл, заказов на иконы было множество.

Тонкая кисть богомаза работала без устали.

А неделю спустя после переселения Петрухи пришли к богомазу два старца с посохами, в высоких шапках-клобука́х.

Художник, который обычно даже не поворачивался в сторону вошедших, на этот раз вскочил, поклонился. Петрухе кистью пригрозил: нишкни, мол.

«Видно, ихние монастырские воеводы», — с любопытством рассматривая дебелых старцев, подумал Петруха.

Не обращая внимания на служку, старцы осмотрели сохнущие и готовые уже иконы, сказали художнику несколько одобрительных слов.

Потом тихо заговорили меж собой, а богомаз только послушно кланялся, и его соломенные усы шевелились, как живые.

Из разговора Петруха понял, что нужно писать чудотворную икону, что деньги за неё монастырю уже уплачены и что работа спешная.

— Тем же храмом ещё десять досок заказаны, — напомнил один из старцев.

После ухода старцев служка принёс художнику кувшин с чем-то белым — видимо, краской особенной.

Петруха ночью проснулся воды испить, поднял крышку кувшинную, заглянул внутрь да чуть не вскрикнул, — хорошо ещё, что сам себе рот ладонью закрыл: краска светилась. Кувшин внутри горел, словно в него запихнули солнечный луч.

Похлебал Петруха водицы, улёгся на лавку, думать стал: с чего это краска так светится?

Думал-думал, ничего не удумал.

Вспомнил рассказ Потихони про то, как какие-то скоморохи маски себе самоцветной краской размалёвывали. Днём ничем не приметна она. А вечером сверкает вся. Скоморохи надевали на себя маски светящиеся, плясали, пели. А попы их чертями обзывали.

— Вот тебе и чудо чудное, диво дивное… — пробормотал Петруха, перевернулся на другой бок и заснул.

…Действительно, чудо чудное готовилось в скромной избушке богомаза.

На этот раз художник не доверил Петрухе обычную работу: сам смешал краски.

Петруха внимательно следил за руками художника, — что куда он сыплет, что с чем смешивает.

— Я буду большую икону писать, — сказал богомаз, расправив усы, — а ты заготовь десять досок для икон средних. У нас тут есть один инок, писать красками обучен. Придёт помогать.

Тут-то и родился в Петрухиной голове отчаянный план.

«А что, ежели вместо одного чуда сделать десять?» — решил он и даже глаза закрыл, чтоб случайно не увидел в них богомаз тайных Петрухиных мыслей.

На следующий день работа закипела. Художник писал большую икону.

Инок, редкозубый и тщедушный монашек, малевал одновременно десять средних икон.

Сначала он накладывал фон, оставляя пустое место для будущих ликов, затем рисовал светлые кружочки нимбов над головами, потом выводил сразу десять пар глаз.

С восторгом смотрел Петруха на изготовление «святых» изображений.

Под вечер инок послал мальца к трапезному старцу:

— Хлопот полон рот, а есть нечего… Пусть братину браги пришлёт.

К удивлению Петрухи, привыкшему, что трапезный не зря почитался у монастырской братии первейшим скупцом на свете, вино и многие другие припасы для богомазов были выданы немедля.

— Едва руки не отвалились, — вываливая на лавку гору снеди, сказал Петруха.

Вид братины, наполненной брагой, вызвал радостные клики инока:

— Возрадуемся, братья! Изопьём!..

Начался пир.

Богомазы быстро захмелели, пытались петь песни, но чуть не подрались: каждому казалось, что другой поёт неправильно. Потом все начали клевать носом.

В конце концов инок не мог даже забраться на печь и, бормоча: «На полу спать сраму нет», притулился к стопке чистых дощечек.

Когда в избе раздался дружный храп, Петруха принялся за дело.

Припомнив, как орудовал художник, Петруха принялся во все краски, которыми писал инок, добавлять светящийся чудесный порошок.

Затем задул лучину.

Красота! Все краски светятся!

Эх, только бы утром никто ничего не приметил.

Назавтра богомазы проснулись поздно, головы у них болели после ночной пьянки. Петруха был опять послан к трапезному старцу и вернулся с братиной браги.

Богомазы выпили по ковшу, повеселели и принялись за работу.

К вечеру инок закончил свои десять икон и ушёл восвояси.

Наутро явились от игумена справиться о большой иконе.

— Нынче кончу. Да сохнуть ей дня два, — ответил богомаз. — А тогда все сразу и увозите.

На третий день забрали весь товар — и будущую чудотворную и десять простых.

Прошёл по монастырю слух — обоз в Москву снова задерживается.

«Уехать не успею, — подумал Петруха. — Не ровен час, из-за этого чуда с иконами ещё и беда нагрянет…»

В тот же день он ускользнул в бор, который начинался тотчас же за монастырскими стенами. Отыскал — не далеко, не близко — в самой чащобе сосну с дуплом маленьким. Уложил туда пояс с выкупом, сверху птичьим гнездом прикрыл. Следы, как лиса хвостом, веткой разлапистой замёл.

Приметил: совсем рядом с заветной сосенкой, в полшаге, как бревно в старом частоколе, стоит старая сосна с двумя большими дуплами — ну прямо две берлоги! Хорошая веха, не заплутаешь!

Снова потянулись дни. Игумен что-то не торопился с обозом, хотя много возов, уже изготовленных к дальней дороге, стояло возле житницы.

Однажды утром прибежал в иконописную испуганный инок: игумен вызывал к себе в келью богомаза. Петруха затаился — не иначе, весь этот шум с чудесными иконами связан!

Так оно и оказалось: привезли все иконы назад поломанными, разбитыми. Возмущение народное в церкви случилось: «чудо»-то проделкой монашеской обернулось!

Дело было так: десять малых икон, иноком намалёванных, Петрухой подправленных, попали в разные руки. Продали их попы тем, кто дороже дал. Одну — стрельцу, вторую — подьячему, третью — торговому человеку, четвёртую — слуге княжескому…

Большую же икону в церкви установили и нарекли её чудотворной — разве простая икона во тьме ночной сама по себе светится?

Потянулись уже было на поклон к чудотворной люди из разных мест, да тут, откуда ни возьмись, ещё десяток «чудотворных» объявился.

Растерялись богомольцы: такого ещё не бывало! Кто полюбопытнее, начал до причин «чуда» допытываться — докапываться, у старых людей выспрашивать.

Наконец нашли одного старика богомаза. Тот краску на иконах поколупал, понюхал, на язык положил, быстрёхонько до сути дошёл.

— Дайте мне денег, — говорит, — я вам этого «чуда» на базаре куплю целый мешок. Это не лики святые, а краска такая, «ночным самоцветом» прозывается.

Собрали ему денег, купили краску, забор покрасили. Сияет забор. Не хуже «чудесных» икон.

После таких дел рассерчал народ, иконы поразбивал. И «чудотворную» разбить хотели, да попы отговорили. Сняли её и назад в монастырь отправили.

У игумена в келье инок покаялся.

— Попутал меня, видно, бес, — сказал он, — во хмелю был, краски все спутал!

Богомаз вернулся в иконописную свою избу под вечер, навеселе. Усы соломенные ходуном ходили — весело мастеру.

— Будь моя воля, — сказал он и хитро на Петруху покосился, — я бы того, кто грех этот сотворил, на сковороде изжарил!..

Он взял кисть, окунул её в остатки светящейся краски и стал писать что-то прямо на бревенчатой стене. Чудесная краска при свете казалась невидимой, следов не оставляла, — словно кисть сухой была.

Потом художник погасил свечу, взобрался на печку и лёг спать.

В окошко светил месяц. Луч его, как тонкая длинная кисть, тянулся по стенке печи, дотягиваясь до руки богомаза. И казалось, что художник зажал луч в своих пальцах.

Когда глаза Петрухи привыкли к темноте, то увидел Петруха на стене свой длинный нос и свою вихрастую голову. А над головой — круг-нимб, как у святого.

«Дуплянское чудо»

…Скоморохи-то ребята догадливы…

(Из песни-скоморошины)

Приходили возы из монастырских сёл, уходили, скрипя полозьями, обозы в дальние и близкие города, но обоз на Москву откладывался со дня на день вот уже вторую неделю.

Петруха места себе не находил. Бегал обходной тропкой в бор — к сосне заветной. В свой тайник — дуплецо — заглядывал: всё ли в целости-сохранности?

Летом в бору тропинками, как паутиной, всё оплетено. Ту зверь проложил, ту — богомолец. А зимой все стёжки-дорожки позасыпаны. Поэтому очень боялся Петруха за свои следы: зимой на снег ступишь — весь лес знает, куда ты путь держал.

Заметал следы со тщанием, но всё недоволен был — от острого глаза не скроешься. Решил Петруха к своему заветному дуплецу добираться с оглядкой, в обход, а не напрямик; к лаптям дощечки привязывал, чтоб не проваливаться в снег. Вроде менее приметно стало.

Надумал ещё с соседнего дерева двухдуплистого приметного на свою сосенку перелезать — попробуй, отыщи следы!

Один раз из озорства в верхнее сосновое дупло залез. Лезть трудно, дерево внизу без сучьев, в три обхвата. Однако осилил. Залез в дупло, сел — не повернёшься. Снизу не видно. А куском коры загородишься — будто нет тебя вовсе.

Подумал Петруха, затем вылез, куском старой коры, как заслонкой, прикрыл верхнее дупло.

Вниз старым путём не полез, а ухватился за толстый сук и по нему на соседнее дерево перебрался.

Там спускаться было легче — сучьев поболе, да и сосенка потоньше.

Отошел от сосны, поглядел: вместо двух дыр в стволе стала одна. Верхнего дупла как не бывало!

…А обоз московский всё ещё стоял в монастыре. Совсем решил было Петруха его не дожидаться, а отправляться в путь-дорогу. Хлебом запасся, салом.

Но тут случилось такое, что о дороге Петруха и думать бросил: привезли в монастырь скомороха, по рукам по ногам связанного. Сказывали, что украл скоморох в селе монастырском у посельского старца не то крест золотой, не то камень самоцветный.

Вора посадили в верхнюю башенную келью, под замок.

Петруха не верил, что скоморох мог украсть что-нибудь. Сколько раз на его памяти их ватагу понапрасну обвиняли попы да монахи во всяких грехах! Недаром говорится: скоморох попу не товарищ. Взять хотя бы полонского воеводу. Ведь и он кричал на ватагу: «Воры, воры!»

Места себе Петруха не находил. Ему нужно было увидеть скомороха. Может, кого-нибудь из товарищей схватили? Потихоню? Грека? Рыжего? Фролку? Фомку?

Бродил по монастырю Петруха как неприкаянный. Думал: как бы до скомороха добраться, словом перемолвиться?

Холодная келья, куда скомороха заперли, находилась высоко, под самой башенной крышей. Окошечко узкое, как бойница. Ход на башню закрыт, — внизу дверь дубовая на замке да вверху лестницы дверь железная. Не убежишь!

А ежели верёвку с крюком раздобыть, да её со стены на крышу башни закинуть? По ней до окошка легко забраться можно будет.

Верёвка у Петрухи давно на примете имелась, а вот с крюком хуже — надо искать.

Пошёл на монастырскую кузню, подобрал загогулину железную. Попробовал — крепкая вроде. Взял. Авось пригодится.

Целый день пробегал, вернулся в избу под вечер. Богомаз посмотрел, пошевелил усами соломенными, ничего не сказал.

Спать легли. Подождал Петруха, пока мастер заснёт, вытащил из сеней верёвку, начал загогулину прилаживать. Верёвка толстая, в узел не сворачивается.

Пришлось с одной верёвкой на стену лезть.

Луны не было, мелкий снежок с неба сыпался. Подошёл Петруха под самую башню, свистнул тихонечко, по-снегириному.

Никакого ответа.

Тогда Петруха начал тихонечко на губах мелодию скоморошью наигрывать:

Весёлые скоморохи
Садилися на лавочки,
Заиграли во гусельцы,
Запели они песенку…

В узком оконце забелело что-то.

— Эй… — раздался сверху приглушённый, осторожный голос. — Кто таков?

— Верёвку принять словчишься? — спросил Петруха.

— Бросай!

Петруха бросил. Не попал в оконце. Вдругорядь бросил — попал, но скоморох не успел ухватить конца. В третий раз почувствовал — крепко. Авось выдержит!

Упёрся ногами в стену, руками верёвку перебирать начал. Добрался до оконца. Узко, но без решётки. Примерился — плечи, если боком повернуться, проходят. Значит, пролезть можно, если зипун снять.

А как снимешь, когда руки заняты, держаться нужно?

Скоморох втянул зипун в келью, помог Петрухе протиснуться сквозь оконце, верёвку убрал, чтоб не болталась снаружи.

Петруха разглядел его — незнакомый. Ну, всё равно свой, товарищ. Поверх зипуна кафтан, на голове колпак с кисточкой.

— Лазить умеешь, — сказал незнакомец одобрительно. — Из скоморохов будешь?

— С ватагой Потихони ходил, — ответил Петруха. — Воевода полонский нас разогнал.

— Слышал, — кивнул головой скоморох, — и посейчас ещё вас по дорогам ищут. Сказывают, вы не то дом воеводы спалили или ещё что-то натворили…

— «Сказывают»! — обиделся Петруха. — Про тебя вот сказывают, что ты камень-самоцвет украл!

— Такая наша доля скоморошья, — вздохнул незнакомец, — что где ни случись — всё нас бьют. Али я виноват, что зипун дыроват… Скоморохова доля горькая, — тихонечко запел он, — что дают, бери, только то твоё…

— Как ты от ватаги-то своей отбился? — спросил Петруха.

— Кончилась масленица, начался великий пост — что скомороху делать? — Незнакомец зябко повёл плечами. — Разошлись кто куда. А голод не сосед — от него не уйдёшь. Меня чёрт попутал в монастырское сельцо попасть на ночлег. Забрался на сеновал. Наутро — крик, посельский старец вора ищет. Схватили меня, гудок поломали, в шею надавали, связали и сюда привезли. За сена клок они и вилы в бок… Погибла моя голо-о-вушка-а! — вполголоса затянул скоморох.

— Может, я тебя и выручу, — к задумчиво проговорил Петруха.

— Ты? Меня? — Скоморох рассмеялся. — Неказист малец, а самого игумена осилить хочет!

— Плох тот скоморох, который с попом справиться не может! — ответил Петруха. — Ну, я назад… Не ровен час, приметит кто…

— Не поминай лихом, брат! — грустно сказал скоморох.

— Ещё встретимся! — втискиваясь в оконце, бодро произнёс Петруха. — Попы и то друг дружке помогают всегда, а уж нам-то не пристало товарища в беде бросать… Подай зипун да спускай верёвку… Я тебе по-птичьи свистеть снизу стану, всё веселей будет.

Замёрзшие руки плохо слушались. Зипун Петруха надевать не стал, бросил вниз. Сам следом спустился, подёргал верёвку — мол, всё в порядке. Скоморох отпустил конец, и верёвка бессильно и вяло, как дохлая змея, упала к ногам Петрухи. В монастыре было по-прежнему тихо. Петруха запихал верёвку под зипун и, подпрыгивая, чтобы согреться, побежал к богомазне.

Утром, выйдя во двор, Петруха удивился суетне, которая поднялась вокруг московского обоза.

— Ужо, кажется, тронем, — сказал Петрухе конюх, волочивший сразу три мешка овса, — в столицу-матушку покатим…

«А как же скоморох? — метнулось в голове у Петрухи. — Ведь забьют батогами! Я же спасти его обещал!.. Будь что будет — выручу товарища, а там авось обоз догоню…»

Петруха успокаивал себя: уж он-то знал, что меньше чем за неделю ему со своей задумкой не управиться.

«Однако если поспешить, то и обоз можно задержать на несколько дней!» — вдруг пришло на ум Петрухе. И он побежал отыскивать поваренного старца.

Пузатый монах по-хозяйски расхаживал вокруг саней, в которые грузили различную снедь.

— Святой отче, — промолвил Петруха, глядя на старца влюблёнными глазами, — привиделось мне, что в лесу открылось чудо дуплянское…

— Опять чудо? — наклонил голову к Петрухе монах. — В нашем лесу?

— Стоит в бору, в чащобе, сосна вековая, — запричитал Петруха, — а в той сосне дупло чудотворное. Соловьём поёт, человеческим голосом говорит. Про что дупло на вечерней заре ни спросишь — ответ даёт. Не иначе, благодать божья сошла на ту сосну!

— Дуплянское чудо… — Монах почесал затылок. — На вечерней заре, говоришь? А ты, отрок, то дерево дупляное указать можешь?

— Могу, святой отец. Пока не запамятовал ещё, — возможно смиреннее ответил Петруха.

— Жди меня здесь, чадо! — приказал старец и, подобрав полы, побежал к собору.

Петруха покорно ждал, топчась лаптями по снегу, стуча ногой об ногу.

Потом за ним пришёл незнакомый длинный инок и повёл его к игумену.

В высокой просторной келье Петруха увидел одного из тех важных старцев, которые заходили в богомазню. Старец сидел в кресле и держал в руке длинный посох.

— Отроку Петру постоянно видения бывают, — сложив руки на груди, почтительно докладывал старцу пузатый монах. — И нынче его уподобил господь — показал чудо дуплянское…

Петруху заставили рассказать всё по порядку.

— Отрок пойдёт в лес и покажет ту сосну засветло, — приказал старец, стукнув посохом об пол.

Через некоторое время Петруха в сопровождении длинного инока и двух монахов направился к дуплистой сосне. Ноги проваливались в глубокий снег, идти было трудно.

«Только бы кору в верхнем дупле ветром не выбило… — волновался Петруха. — А то всё чудо сорвётся!»

Петруха порядком поводил своих спутников по заснеженному бору, прежде чем привёл их к приметному дереву. Чёрная дыра нижнего дупла, как жерло берлоги, чернела среди ствола. Второго дупла видно не было: кора-заслонка своё дело выполняла исправно.

— Не спутал? — спросил пузатый, так задрав голову, что чуть шапка-скуфья в снег не свалилась.

— Разве видение — это не воля божья? — елейным голоском отвечал Петруха. — А бог никогда не спутает!

Монахи покричали, покликали чудо, но дупло таинственно молчало.

— Сейчас рано ещё, — пояснил Петруха.

— На вечерней заре сюда придём, — сказал молчаливый инок.

И все пустились в обратный путь. Монахи надламывали ветки молодых сосенок — примечали дорогу.

Перед вечерней зарёй монахи снова в лес отправились. Петруху с собой кликали — отказался: дескать, живот болит.

Сам же следом за монахами в ворота вышмыгнул. Дощечки к лаптям привязал, чтобы не проваливаться в снег, и самой краткой дорогой к сосне прибежал.

Влез сперва на соседнее дерево, на заветную свою сосенку, а уж потом по сучьям до дуплистой сосны добрался.

Спустился к нижнему дуплу, бросил в него иконку древнюю, — у богомаза в углу среди разной завали отыскал.

Затем снова вверх пополз, едва в дупло меньшее втиснулся. Корой прикрылся, как щитом. В коре глазок проковырял, чтоб вниз смотреть. Вторую дыру против рта сделал. Чудо готово!

Пригрелся в дупле, даже дремать начал, когда послышались внизу голоса.

— Никто к стволу сосны не подходил, — говорил пузатый монах, продолжая начатый в пути разговор. — Видите — следов возле неё нет. Значит, в дупло никто забраться не мог.

— Туда не заберёшься, — вздохнул длинный инок, — ствол-то, что столб, — гладок да толст, что брюхо.

— Заря, заря вечерняя! — заторопился третий монах. — Спрашивайте, спрашивайте…

Монахи подошли ещё ближе к сосне, и Петруха уже не мог их разглядеть в глазок.

— Скажи нам, чудо дуплянское, — начал инок, — откуда ты появилось?

«Что им ответить? — подумал Петруха. — Откуда я появился?»

— Молчит, — произнёс внизу пузатый. — Спроси-ка его ещё разок…

Петруха понял, что мешкать нельзя, и зацокал, как соловей, готовящийся к пению:

— Цок-цок-фьють… цок… цок…

— Поёт! Поёт! — радостно воскликнул инок. — Хвала господу, явил нам чудо дуплянское!

Послышалось падение нескольких тел — видимо, монахи плюхнулись в снег, отбивая земные поклоны.

— О чём же с ним говорить? — спросил пузатый.

— Оно всё должно ведать! — льстиво ответил инок. — Чудо дуплянское, скажи, что ждёт нашу обитель?

«Ну, скоморошья душа, не теряйся!» — мысленно подбодрил себя Петруха.

И, стараясь басить, как Грек, сказал:

— Позор и горести…

Внизу заволновались.

— Скажи нам, чудо дуплянское, за что позор и горести обрушатся на обитель нашу? — спросил пузатый.

— Невинного вором нарекли… — ответил Петруха, замирая от страха.

Монахи заговорили все вместе:

— Это про скомороха…

— Нужно идти отцу игумену доложить.

— Чудо про всё знает!

— Ещё что спросить?

— Пусть отец игумен сам вопрошает…

— А вдруг в дупле сидит кто? — обеспокоенно молвил пузатый старец. — Проверить нужно… Инок Власий, ты помоложе да полегче, слазий-ка, взгляни…

Инок вначале было заартачился, но потом изъявил согласие.

— Но вы подсадите меня, братья! — потребовал он.

Монахи завозились у сосны. Власий раз или два плюхнулся в снег, наконец ему удалось вскарабкаться по стволу к самому дуплу, уцепиться за его край.

— Суй в него руку, не бойся! Шарь лучше! — подбадривали его снизу.

— Пусто… — пыхтя, отвечал Власий. — Нет ничего… А-а… Нашёл! Мать пресвятая богородица!.. Икона чудотворная!

Власий начал спускаться, сорвался, упал в сугроб, выскочил из него, отбежал…

Петруха увидел его обалделое лицо и чуть не расхохотался.

Монахи сгрудились, рассматривая икону.

Потом подошли все вместе к сосне, запели молитву.

Снова раздались звуки падающих тел — видимо, опять начались поклоны.

Потом заскрипел снег: монахи поспешно удалились.

В лесу заметно потемнело, солнце уже почти скрылось.

Петруха, как бельчонок, высунулся из дупла, огляделся — никого.

Заслонил дыру корой. Прицелился, ухватился за сук, перелез по нему на соседнюю сосну, спустился на снег.

Нацепил дощечки от бочек на лапти, прикрутил их жилками, побежал обгонять монахов.

Когда монахи входили в монастырь, Петруха уже как ни в чём не бывало сидел на крыльце богомазни и растирал краски.

— Будь благословен, отрок! — положил Петрухе на голову руку пузатый монах.

— Буду, — сказал Петруха послушно.

Поваренный старец посмотрел удивлённо, снял руку с Петрухиных вихров и пошел к отцу игумену.

Петруха с сожалением смотрел на служек, продолжавших копошиться вокруг длинного ряда саней.

На ночь глядя заглянули к богомазу два инока с братиной браги, заговорились допоздна.

— Святой старец наш ни о чём, кроме дуплянского чуда, говорить ныне не может, — сказал один из иноков. — Сам завтра отправляется к той сосне.

…Назавтра Петруха уселся в дупло задолго до вечерней зари. Сидел смирно, всё прикидывал, как на игуменские вопросы отвечать.

Белка присела возле дупла, покрутила головой, поцарапала лапой кору, вздрогнула, исчезла.

Ещё какой-то зверь или птица копошились рядом, потом всё затихло.

Что внизу делается, видно Петрухе было плохо. А большую дыру для глаз он делать боялся. Хватит и той, что для рта.

Игумен прибыл на санях, — слышно было фырканье коней, скрип полозьев.

Как и в прошлый раз, к сосне близко никто не подходил. Монахи осмотрели все следы, ничего подозрительного не приметили.

— Солнце заходит, — почтительно произнёс кто-то.

Затем молодой и звонкий голос, видимо повторяя слова игумена, задал вопрос:

— Скажи, чудо, даст ли великий князь нам в дар земли Мглинского уезда?

— Если будет на то воля божья, — пробасил Петруха: точно так, как он помнил, отвечали попы на всякие каверзные вопросы.

— Скажи, чудо дуплянское, — вопрошал всё тот же задорный голос игуменского служки, — вор ли тот скоморох, что сидит у нас в башне?

— Невинного вором нарекли, — ответило дупло.

— А когда идти обозу с податями государевыми во стольный град? В прошлую зиму лиходеи обоз наш в лесу разграбили, заново подати собирать пришлось.

— Благословен будет путь послезавтра поутру! — провещало «чудо».

— Сколько новых поселенцев придёт на земли нашей обители? — послышался новый вопрос.

Петруха молчал. Какие поселенцы? Сколько их может быть?

Дупло ответило заливчатой соловьиной трелью.

— Заря кончается, — проговорил кто-то.

Монахи запели молитву.

Петрухе видно было, как солнце золотым куполом стоит над верхушками леса, как оно склоняется всё ниже, ниже…

В лесу сразу после захода солнца стало мрачно. Заскрипели полозья, раздалось топанье многих ног — братия заторопилась в монастырь.

На этот раз Петрухе не удалось обогнать едущего на санях игумена, пришлось ему пережидать в лесочке, пока монахи не разбредутся по своим кельям.

Поутру повели скомороха к игумену.

Петруха спрятался, чтобы скоморох его не приметил, — вдруг покажет, что они знают друг друга?

Но, как того Петруха и ждал, скомороха не отпустили на все четыре стороны, а снова отвели в холодную башенную келью.

Когда об этом случае Петруха заговорил с богомазом, тот пошевелил соломенными усами, ответил коротко:

— Гудошник этот — вор. Не впервой ему на правёж идти.

Петруха решил не возражать — пусть думают кто что хочет. Он-то знает правду!

А на вечерней заре пришлось снова бежать в бор, лезть в дупло: а вдруг кто-нибудь придёт к «чуду»?

Несколько монахов явились к сосне. Задавали непонятные вопросы — о каких-то деньгах, о монастырских делах.

Дупло отвечало невразумительно:

— Бум-м-м!

Или:

— Если будет на то воля господня!

Время от времени пело по-соловьиному.

Монахи были довольны: «чудо» ими не брезговало, разговаривало.

На вопрос о виновности скомороха Петька уже в третий раз ответил:

— Невинного вором нарекли…

А затем, чуточку подумав, добавил:

— Большой позор падёт на обитель!

До богомазни Петруха добрался удачно. Но спалось ему плохо: ведь утром, согласно словам «чуда дуплянского», отправляется обоз на Москву. Эх, предсказать бы ему тогда иной срок — через неделю, что ли!

Но не мог же он сейчас идти с обозом: ведь скомороха ещё не освободили. И кто думал, что его будут держать даже после «чуда»!

Утром, ещё до восхода солнца, обоз ушёл. Петруха выскочил на крыльцо, слёзы смахнул.

— Что ты? Не бит, а плачешь? — спросил удивлённо богомаз и пошевелил соломенными усами.

О «чуде» уже стало известно в ближних деревнях. Богомольцы пришли в монастырь, спрашивали, как пройти к «чуду», прикладывались к «дуплянской» иконе.

Повторяли «чудесные» слова об обозе и невинности скомороха.

Игумену другого выхода не оставалось: «чудо» обещало монастырю большие доходы, верующие не должны были сомневаться в «дуплянских» предсказаниях.

И скомороха, при всём честном народе, выпустили на волю.

Днём Петруха взял торбу с едой, пошёл в бор, вынул из дупла пояс с монетами, снял зипун, поднял рубаху, пританцовывая от холода, дважды обвязал пояс вокруг себя. Потом оделся, торбу на спину приторочил.

На обратном пути приходилось Петрухе то и дело с проторённого следа в чащобу сворачивать — двигались к «дуплянскому чуду» богомольцы и монахи.

Не заходя в монастырь, Петруха вышел на санную дорогу, ведущую к Москве.

Сбросил с лаптей дощечки, закинул их подальше в кусты.

Обернулся назад, взглянул на купола, торчащие из-за высокой стены…

— Ну, спасибо тебе, малец, удружил… Ввек не забуду! — раздался рядом весёлый голос.

Петруха увидел выходящего из-за деревьев скомороха.

— Не пугайся. Это не леший, а человек пеший! Я, малец, как прослышал о «дуплянском чуде», сразу смекнул: твоего ума дело, — продолжал скоморох. — Хитёр, малец, зело хитёр!

— Я из-за тебя московский обоз упустил, — сказал Петруха.

— Догоним! Нам обоим отсюда уходить поскорее нужно. — Скоморох похлопал Петруху по плечу. — Тебе подальше от чуда, а мне здесь не по нраву… Того гляди, в яме или башне очутишься.

— Как же обоз-то догнать?

— Дойдём до сельца, что за рекой, а там лошадей подрядим. Со мной не пропадёшь!

— Да-а, задаром кто ж нас повезёт? — усмехнулся Петруха. — Может, мы с тобой мужичков веселить в дороге будем?

— А это ты видел? — Скоморох протянул Петрухе кулак, разжал его, и на грязной ладони загорелся, как маленькое заходящее солнце, красно-рыжий камень-самоцвет.

— О-о-ох! — только и смог произнести Петруха.

— Не пойман — не вор, не куплен — не холоп! Во! Продадим его и с деньгами будем. Повеселимся в матушке Москве — пусть знает скоморошью удаль! — Скоморох сжал кулак, маленькое солнце погасло.

— Тот самый самоцвет? — дрогнув, спросил Петруха. — Который у посельского старца пропал?

— Тот самый, — гордо подбоченился скоморох.

— Вор ты, а не скоморох! — закричал Петруха срывающимся голосом и отскочил в сторону. — Вор! Вор! Вор!

И он побежал по дороге — прямо в ярко-рыжее солнце, спускающееся за делёкие поля.

— Дурень! — гаркнул ему вслед скоморох. — Ведь замёрзнешь один-то ночью!

— Замёрзну, а красть не пойду! — обернувшись, зло крикнул Петруха и побежал ещё быстрее.

Дорога обозная

Течёт дорога, как река широко…

(Из старой песни)

Обоз Петруха догнал на следующий день.

Повезло парню — уж совсем было окоченел, хотел было в снег зарываться, берлогу себе делать, вдруг — колоколец услышал.

Ехал по дороге пустой возок, возница парнишку увидел, коней остановил.

— Ты что, на ночь глядя, в лесу делаешь? — спросил.

А Петруха так промёрз, что у него зуб на зуб не попадал, язык не ворочался.

— Бу-бу-бу… — в ответ только и пробубнил.

— Эге, парень, одубел от холода, — покачал головой возница, сграбастал Петруху, посадил в возок да и дальше поехал.

Заночевали в починке — махонькой деревушке в пяток изб. На следующий день, после полудня, догнали монастырский обоз.

Обозный старец от обилия напяленных на круглое туловище одёжек походил на луковицу. Из ворота пар валил — ни носа, ни бороды не было видно. Словно ком тумана вместо головы. Старец не хотел брать Петруху — и так, мол, едоков излишек.

Пришлось Петрухе целую историю придумать: приказано, мол, для богомазни красок в Москве купить.

— Про то мне ведомо, — пробурчал обозный старец.

— Кто ж, кроме меня, знает, какие краски для икон нужны? — важно молвил Петруха. — За этим меня вдогон за вами и послали.

Обозный махнул рукой, и обоз тронулся.

Петруха пристроился на санях, которые гружёны были холстами и овчинами. На вожжах сидел говорливый мужик Лука.

— Я, почитай, десять лет в извозе, — сказал Лука, — в Москве-матушке пятый раз буду…

Петрухе про Москву интересно было послушать. Ещё бы! Стольный град, сам царь там живёт! Но нужнее — про то, как в город Колядец до боярина Безобразова добраться.

Лука себя долго упрашивать не заставил — всё растолковал, до самой подробинки.

— Сродственники, что ли, там живут? — поинтересовался он. — Тоже небось богомазы?

— Дядьки, — ответил Петруха. — Иконы пишут.

— То-то и ты по этому делу пошёл! — удовлетворённо произнёс Лука. — А я вот всё по извозу.

И Лука начал рассказывать о своём монастырском житье-бытье.

Двенадцать лет назад пришёл Лука в монастырское село и порядился во крестьяне. Дали ему участок земли, подмогу — живность и лес для избы. А за это взяли с него запись особую — «кабалу», — в которой прописано было, сколько взял Лука взаймы, сколько и когда должен монастырю уплатить.

— Запутался я в долгах, что муха в паутине, — вздохнул Лука. — Такого мне насчитали святые отцы — ввек не расплатишься. Бросил хозяйство, ушёл в извоз. Вот и езжу туда-сюда лето и зиму. Всё легче, чем на земле-то сидеть… Это я, Петька, к тому говорю — на ус мотай. У монастыря ничего, ни полушки взаймы не бери! Оглянуться не успеешь — в кабальщину попадёшь! Посмотри, сколько нас-то, доверчивых! Я тебе сказал, да ты в разум не взял, а когда охнешь — поздно будет.

Лука говорил без передышки двадцать вёрст.

Он рассказал Петрухе про деревенских ребят, которые ломали пополам подковы, привязывали их к лаптям, как челны, загибом вперёд, и по льду на тех железках бегали быстрее зайцев.

— Подкову увидишь — подбирай, пригодится! — сказал Лука и тотчас же, без передышки, перешёл к следующему рассказу о том, как святой отец игумен живёт в вечном посте и молитвах, отрешился от всего земного, только изредка — раза два в неделю — выпивает один по целой братине вина заморского.

Так, в разговорах, незаметно пролетело время. Солнце скатилось к краю снежной равнины, небо на востоке потемнело. Показалось большое село.

Обоз остановился на ночлег.

Начали заводить возы во дворы, распрягать лошадей, задавать им корм.

Когда возчики управились со своими делами, то уже было темно.

Петруха так старательно помогал Луке, что даже остался в конюшне чистить лошадей.

Вошёл он в избу последним. Тускло светила лучина. Хозяева — старик и старуха — вместе с тремя возчиками сидели за столом, вечеряли. Большая глиняная миска стояла посреди стола, и все чинно, запуская в неё ложки, черпали луковую похлёбку.

Даже в сенях, где Петруха отряхивал свой зипун, было слышно аппетитное хлюпанье деревянных ложек и чавканье жующих ртов.

— Ну, старуха, — сказал хозяин жене, — вынимай пироги с рыбой, корми гостей дорогих.

— Уж не взыщите, — поклонилась хозяйка, — пироги-то вчерашние, сегодня не пекла ничегошеньки…

— Где там мой Петька-богомаз? — спросил Лука. — Нужно ему похлёбки и пирогов оставить.

— Разве ж слыхано, чтоб богомазы похлёбку лукову и пироги с рыбой ели? — ухмыльнулся широкоплечий возчик-бородач. — Они этого не едят, мне доподлинно известно.

— Да откуда ты знаешь? — удивился Лука.

— Я с ними, с богомазами, в родстве, — подмигнул бородач. — Ложки да миски расписываю. Ежели богомаза пирогами рыбными накормить — с ним корчи делаются.

И бородач принялся вышаривать в миске остатки.

Петруха чуть не охнул: очень уж ему хотелось похлёбки да пирогов, ведь с утра крошки во рту не было!

А бородач ел да хохотал, был очень доволен своей шуткой. Затем вместе с хозяином и вторым возчиком принялся за пироги.

Лука подумал-подумал и тоже приналёг на еду.

Петруха нарочно вошёл в горницу тогда, когда уже пироги кончились.

Хозяйка, сочувственно вздыхая, дала ему три крутых яйца и ломоть хлеба.

Как бы невзначай, неприметно для других, Петруха смахнул со стола в подол рубахи рыбьи кости — пироговые остатки.

Возчики начали ложиться спать. Поговорили о том, о сём. Вспомнили про «дуплянское чудо», которое по-соловьиному и по-человечьи говорило, заодно и другие не менее чудесные дела не забыли.

Бородач-шутник вышел в конюшню — лошадей посмотреть.

Петруха спросил Луку:

— Дяденька, а кто этот бородатый?

— Наш мужик. Почитай, лет пять вместе ездим, — ответил Лука и усмехнулся. — Ближняя родня — на одном плетне рубахи сушили!

— Я его в монастыре видел, у лекаря, старца Евстафия, — равнодушно произнёс Петруха. — Слышал, хворь у него какая-то странная. Бывает, по ночам бешенство нападает. Избу разносит в беспамятстве.

— Что-то вроде не слыхивал я про такое, — недоверчиво покачал головой второй возчик.

— Мне старец Евстафий сказал, что сия болезнь — хворь тайная, — грустно продолжал Петруха. — Потому — нечистое дело… Бес в нём бродит.

— Господи, господи, господи! — озабоченно заворочался на печке хозяин.

— Как же она, хворь эта бесовская, на него нападает? — встревожилась хозяйка. — Сразу или помалу?

— Нет, не сразу, — ответил Петруха. — Сказывал лекарь Евстафий моему мастеру богомазу, что иной раз даже узнать можно наперёд, когда хворь эта из человека выходить будет.

— Ох, скажи ты нам про это, человек хороший! — испуганно попросила старуха. — Ведь ежели он нам избу-то разнесёт, новой нам не поставить, старые мы…

— Как только начнёт он ночью с себя рыбьи кости обирать да ругаться, — сказал Петруха, — так хватайте его и вяжите. До утра связанный пролежит, а там уж и отойдёт, хворь с него сама соскочит, бес в покое оставит.

— Уж вы помогите нам, родные! — слёзно молвил старик, обращаясь к возчикам. — Мы-то со старухой с ним никак не справимся, с болезным-то…

— Поможем, — ответил Лука. — Отчего не помочь. Потом-то он сам в ножки нам поклонится, когда хворь отойдёт… Господи, какие только напасти не случаются!

— Может, напраслина это всё? — усомнился второй возчик. — Может, оболгал его отец Евстафий?

— Что ты, что ты! — замахал руками старик. — Такие-то слова про святого старца!..

— Чего зря спор заводить, — сказал Петруха, — сегодня авось ночь тихо пройдёт.

— Пусть хворый под печку ляжет, — попросил старик, — мне так будет сподручнее…

Так и сделали: бородачу оставили место возле печки, а Петруху положили рядом.

— Я сплю чутко, — сказал Петруха, — услышу — хворь идёт, разбужу…

Пришёл из конюшни бородач, не замечая настороженных взглядов, разделся, лёг и тотчас же заснул.

Лучина в светце догорела, потлела ещё немного, погасла. Петруха бросил несколько рыбных косточек на лицо спящего бородача.

Тот шевельнулся, засопел.

Петруха кольнул щеку спящего косточкой.

Бородач ойкнул, вскинулся, сел.

— Чёрт, полная борода костей… — сказал он. — Колются, спать невмочь.

На печке встревоженно завозились хозяева.

Бородач снова лёг, подложил поудобнее шапку под голову, начал похрапывать.

— Фу, бесовские штуки! — вдруг вскочил он снова. — Кто тут костей насеял?

— Помогите, люди добрые! — истошно закричал хозяин и свалился с печки прямо на бородача.

Петруха мигом растолкал Луку и второго возчика.

Те сразу же оказались вовлечёнными в свалку.

Старуха запалила лучину, и клубок из четырёх тел начал понемногу раскручиваться.

Бородач оказался прижатым к полу, а хозяин принялся старательно связывать «хворого» по рукам и ногам.

Поняв, что ему одному с тремя не справиться, возчик покорно лежал, задрав к потолку большую бороду.

Когда хозяин, довольный своей работой, поднялся с колен, Лука отпустил шею бородача, и тот наконец смог спросить:

— За что, люди добрые?

— Хворь на тебя, мил человек, напала, — проговорила со вздохом хозяйка.

— Прости, гостюшко, — поклонился связанному хозяин, — только для тебя же лучше. Бес в тебе бродит. К утру отойдёшь и дальше поедешь.

— Не ведал я, кум, — сказал Лука, — что хворый ты.

— Да не хворый я! — взмолился бородач.

— А малец богомазов, — кивнул на Петруху второй возчик, — говорит, что хворый.

— Ты? — растерянно спросил бородач Петруху.

— Я, — ответил Петруха.

— Значит, бес во мне бродит? — грозно произнёс связанный.

— Вестимо, — согласился Петруха. — Разве здоровый человек такое может сказать, что я пирогов и похлёбки не ем?

Бородач обалдело посмотрел на Петруху и захохотал так, что изба ходуном заходила.

— Развалит, развалит… — засуетилась хозяйка. — Держите его!

Но тут Лука, сообразив, что произошло, повалился от смеха на лавку.

Хозяин только руками всплеснул:

— Ну и малец! Ну и распотешил!..

Второй возчик, ссутулясь от смеха, принялся развязывать узлы на ногах и руках бородача.

Неожиданно в смех ворвался детский плач.

Все замолкли, прислушались.

Полуразвязанный бородач так и застыл с раскрытым от хохота ртом.

— То внучка моя, — сказала старуха хозяйка. — Разбудилась…

Девочка не унималась, пришлось её снять с печи.

Увидев Петрухины вихры, она вцепилась в них руками и, перестав плакать, проговорила:

— Ярочка…

— Разве ж я с овцой схож? — смутился Петруха.

— Змей ты, а не овца! — захохотал снова бородач. — Выволочку бы тебе хорошую! Мужика так поддел, ну и ну…

Девочка желала быть всё время возле Петрухи. Видимо, среди больших бородатых людей Петруха казался ей самым подходящим товарищем.

Старуха, сославшись на бессонницу, начала возиться с опарой, по-прежнему с опаской поглядывая на храпящего бородача.

Петруха не знал, как развлечь прильнувшую к нему девочку.

— К деду хочешь? — спрашивал он и поднимал её к печке, на которой сладко посапывал хозяин.

Девочка в аккуратно повязанном, как у бабки, платочке отрицательно качала головкой, и на глаза у неё снова наворачивались слёзы.

— Теперь полночи спать не будет, — тихо сказала хозяйка. — Как встанет — так не уложишь. Ревёт и ревёт.

— Сказку хочешь? — предложил девочке Петруха.

— Хочу, — доверчиво поглядев на острый Петрухин нос, ответила она и улыбнулась.

— Со сказкой-то она и ввек не заснёт, — пробормотала старуха.

— Жил да был весёлый скоморох, — начал Петруха. — У него…

— А какой он — скоморох? — спросила девочка.

— Ну как тебе его показать? — задумался Петруха.

На печном шестке лежал хлебный мякиш. От тепла сверху он почерствел, а внутри ещё сохранил вязкость.

Петруха поставил девочку на пол, взял мякиш и присел на корточки.

— Был скоморох вот такой. — Петруха скатал из мякиша шарик, вставил в шарик два маленьких уголька.

— А нос? — спросила девочка.

— Будет у скомороха и нос! — Петруха воткнул в шарик острую щепку.

— Как у тебя, колючий! — радостно произнесла девочка.

— А говорит он как? — Петруха, вспомнив, как орудовали скоморохи-кукольники, надел шарик-голову на палец и пропел:

Ай, матушка Любава́,
Пришей к шубе рукава!

Старуха оставила свою возню с опарой, засмотрелась на Петькину затею.

Петруха согнул палец, и длинноносая голова поклонилась. Девочка засмеялась.

— Я тоже хочу! — потребовала она.

Пришлось Петрухе пересадить скомороха со своего пальца на тоненький, как лучинка, девочкин пальчик.

— А я другую куклу сделаю! — схватив остатки мякиша, сказал Петруха.

Вторая головка получилась куда красивее: нос аккуратный, рот точкой, глаза кругленькие.

— Мех бы соболий сюда, — мечтательно вздохнул Петруха, — да прилепить на голову! Ох и красавица получилась бы неписаная!

— Э-э, забыл, мил человек, — укоризненно покачала головой старуха, — ведь по Сеньке и шапка! Простая-то мужичка не может боярских мехов носить. Ни бобрового, ни соболиного, ни куньего. Наш мех — овчина.

— Рыбий мех, свиная щетинка! — усмехнулся Петруха. — Ладно, давайте клок овчины!

— На тулупе-то хозяин спит, замаялся, — сказала старуха, — обойдёшься и без меха…

Она метнулась по избе, принесла клок кудельки и махонький лоскут холстинный:

— Вот, чем не красота?

Девочка смотрела на сноровистые пальцы Петрухи широко раскрытыми глазами.

Петруха ловко приладил к голове-шарику платок, под платок засунул кудельку.

Надел голову на палец, спросил:

— Как тебя зовут?

— Варюшка, — ответила за куклу девочка.

— А меня — Петруха!

— Петрушка, — пошевелив пальцем с надетой на него длинноносой головой, сказала Варюшка, — давай меняться.

Петруха получил назад длинноносую голову, а Варюшка надела себе на палец новую куклу.

— Говорить она умеет? — спросила Варюшка.

— Умеет, — пропищал Петруха. — Свет мой Варюшка…

— Куклы не так говорят, — покачала головой Варюшка.

— А как?

— У них куклячий голос.

И очень смешным писклявым голоском Варюшка проговорила:

— Петрушка, Петрушка, почему у тебя такой длинный нос?

— Рос, рос и вырос! — хотел ответить таким же пискляво-пронзительным голосом Петруха, но ничего у него не получилось.

— Нет, Петрушка не так говорит! — обиделась Варюшка.

Петруха пошёл к печке, вынул из своего мешка манок-пищик. Иной раз, когда нужно было показать, как кричат кулики на болоте или пищат малые цыплята, скоморохи пользовались пищиком. Придумали этот пищик охотники-добытчики: птиц таким макаром подманивали. Потому и прозвали пищик манком. А те скоморохи, которые птичьим голосам учились, переняли этот манок от охотников.

Положив пищик под язык, Петруха заговорил.

— Чего меня дразнишь? — сердито сказала Варюшка.

— Так ты ж сама просила куклячьего голоса! — растерялся Петруха. И попробовал ещё раз: — Была репа важная, дивилась старуха каждая: в один день кругом не обойдёшь. У той репы половину всей деревней ели, а остатки обоз увезти не мог!

Голос у куклы получился звонкий, писклявый, пронзительный.

— Ой, как хорошо! — затопала ножками Варюшка.

— Ша-ша-ша! — замахала руками старуха. — Мужики спят, а вы тут распищались… А ну, Варюшка, на печку! И ты, малец, на свой шесток…

Хозяйка ещё немного повозилась с опарой, потом, прежде чем задуть лучину, взглянула на спящих. Варюшка на печи даже не успела уползти в свой дальний угол — так и приткнулась поперёк деда, прижав к груди куклу в платочке.

Петруха спал, притулившись к Луке, и длинный нос куклы, похожий на нос самого Петрухи, задорно выглядывал из-под полы старенького короткого зипуна.

Кукольная потеха

Делу время, а потехе час.

(Старая поговорка)

Утром, перед тем как обозу в путь двинуться, бородатый возчик рассказал всем своим многочисленным кумовьям про Петрухину вечернюю проказу.

Возчики прибегали смотреть на Петруху, смеялись, приговаривали:

— Ай да богомаз!

Варюшка вышла на улицу, насадила головку-куклу на палец и держала его перед собой, как свечку.

Петруха надел на палец своего длинноносого скомороха, и он поклонился Варюшке.

Девочка засмеялась, замахала свободной рукой.

Обоз тронулся. Отдохнувшие лошади сразу взяли ходко.

Петруха пристроился за спиною Луки так, чтобы укрыться от потока летящего навстречу морозного воздуха. Вынул из-за пазухи хлебный мякиш — хозяйка на дорогу дала большой ломоть свежего каравая.

Скатал шарик, сделал нос, рот, глаза.

На морозе мякиш сразу же становился твёрдым, как камень. Петрухе приходилось дышать на него, прятать под зипун — отогревать.

Лука, не выпуская вожжей из рук, повернулся, посмотрел на хлебную головку. Покрутил бородой, хмыкнул:

— Воевода! Видел я раз воеводу — в самый раз, такой же! Только мяса в щеках поболе было.

Петруха припухлил кукле щёки, спросил:

— Так, дядя Лука?

— Потеха! — отмахнулся Лука. — Ну и богомаз!

Лука принялся рассказывать какую-то длинную историю про воеводу и его сына, но Петруха так увлёкся своими двумя куклами — длинноносым Скоморохом и Воеводой, — что даже слов не разбирал.

На указательном пальце сидела голова Воеводы, а средний и большой пальцы были Воеводиными руками. Воевода кланялся, разводил руками, молитвенно складывал их, чесался.

А на другой руке все его движения повторял Скоморох с острым носом-щепкой.

— Ай-ай-ай! — проговорил Петруха, вложив в рот пищик. — Не вели меня, Воевода, казнить, вели слово молвить!

Лука замолк, перекинул вожжи из руки в руку, оглянулся:

— Господи! Ну прямо человек!

Длинноносый Скоморох посмотрел на Луку, повертел головой, пропищал пронзительно:

— Дядя Лука, дай попить молока!

А Воевода тоже посмотрел на Луку и произнёс важным баском:

— Ну-ка, Лука, почеши ему бока!

…Когда обоз после полудня остановился на привал в небольшой деревеньке, то Лука первым делом сообщил возчикам:

— Богомаз-то наш такую скоморошину учудил! Потеха!

Бородач затеребил Петруху:

— Что ещё надумал? Покажи!

Петруха высунул длинноносого Скомороха из-за полы зипуна и пропищал:

— Что нужно, охальники? Батюшка Воевода почивает!

А потом показал голову Воеводы и проговорил баском:

— Гони мужиков в шею!

Возчики оторопели на минуту, потом захохотали так громко, что лошадь, возле которой стоял Петруха, рванула с места и чуть не повернула сани.

В избу, где расположились поесть Лука, бородатый и Петруха, вскоре набились возчики чуть не со всего обоза.

— Потешь народ-то, Петрушка! — попросил Лука, когда они закончили еду. — Глянь, как ждут!

Петруха вынул Скомороха и Воеводу, надел головы на пальцы. Головы зашевелились.

Возчики одобрительно-восторженно зашумели.

— Как тебя звать-то? — важно спросил Воевода.

— Петруха, — пропищал Скоморох.

— Я, Петруха, дам тебе в ухо!

— Это за что же ты меня? — удивился Скоморох.

— Так просто! — засмеялся Воевода. — Уж очень складно-ладно у меня получилось.

— А как отца твоего кликали?

— Еремей!

— Получишь взашей!

— За что же меня по шее?

— Была бы у мужика шея, а за что в неё наложить — отыщем! — засмеялся Воевода. — Ну, Скоморох, складно я говорить умею?

— Складно-то, Воевода-барин, складно, да не совсем ладно! Как тебя-то самого звать, батюшка?

— Я — Агафон!

— А ну, Агафон, пошёл вон! Надоел ты мне! Не хочешь добром — получишь багром! А, складно?

Скоморох замахнулся палкой, Воевода убежал.

Возчики захохотали:

— Вот это богомаз!

— Такое учудил!

— Ну скоморох, да и только!

— А бывальщину про то, как скоморох воеводе сказки баял, ведаете? — вдохновлённый успехом, продолжал Петруха.

— Нет, не ведаем! — за всех ответил бородач.

— Вот. Жил да поживал воевода, — начал Петруха и покрутил пальцем, на котором сидела воеводская голова, — мёд-пироги едал, серебра-золота не считал. Больше всего любил, когда сказки бают, старину поминают. Говорил так: «Кто мне сказку скажет, которой я не ведаю, — награжу за то по-царски. Насыплю золота братину да медяков полтину». Прослышал про то скоморох…

Петруха выставил палец с головой длинноносого. Скоморох поклонился публике:

— У скомороха двор богатый, небом крыт, звёздами горожен. Есть хочется каждый день, а на монастырь работать лень…

— Разбирается парень! — удовлетворённо произнёс кто-то. — Знает, как достаётся монастырский хлебушко!

— Такого Скомороха я у кукольников что-то не видывал, — сказал старый возчик. — Сколько ярмарок прошёл, куклы разные бывали, но такой…

— Вроде в прошлую зиму скоморохи в Москве похоже показывали…

— Нет, не похожа эта вовсе!

— И я такой не видел! Цыгана видел, лошадь-куклу, а Скомороха первый раз!

— Не любо — не слушай, а баять не мешай! — внушительно проговорил Лука. — Парень сам куклу сделал!

— Пришёл скоморох к воеводе, — продолжал Петруха. — Говорит-пищит:

«Я, батюшка, таку сказку знаю, какую ты и не слыхивал. Готовь золота братину и медяков полтину. Да накорми меня, молодчину».

Напоили скомороха, накормили, на стул посадили. Пришли к воеводе всякие бояре, каждых по паре, тоже уселись. Слушают.

«Был у меня снежный конь, что огонь, — сказал скоморох, — всё лето летал, а зимой растаял. Я как в седёлышке сидел, так и в воду влетел. А на дне реки на раках пашут мужики. Идут задом наперёд, пескарей сеют, а щуки вырастают… Слышал ты, батюшка воевода, таку сказку?»

«Нет, — говорит воевода, — не слыхивал». И всякие бояре, каждых по паре, тоже головами качают: не слыхали такой сказки.

«То ещё только присказка, — сказал скоморох, — сказка будет завтра. Готовьте мёд да калачи, а я пойду лежать на печи».

На другой день снова собрались воевода и всякие бояре, каждых по паре. Скоморох пришёл, а в животе-то у него щёлк да щёлк.

Накормили его, напоили, на лавку усадили.

Ну, скоморох и начал сказывать:

«Жил мужик удалой в селе под горой. Хлебал молоко от чужих коров, ел хлеб из всех печей. Ума у него была палата, а одёжа — одна заплата. Надумал удалой мужик умней всех стать. На небо полез. Схватил месяц за рога, как быка. Звёзды в кучу собрал, в кубышку побросал. Ту кубышку в избе вместо лучины приспособил — светло и чада нет. Слыхивал ты, воевода, и вы, бояре, таку сказку?»

«Нет, — отвечает воевода, — не слыхивал».

И бояре тоже головами кивают — не знаем, мол.

«То ещё только присказка, — сказал скоморох, — сказка будет завтра».

И ушёл.

Воевода говорит:

«А ведь если присказка нам неведома, то сказка и подавно будет никем не слыхана. Жаль мне отдавать скомороху золота братину да меди полтину. Лучше мы с вами золото это поделим поровну. Давайте так сделаем: что он завтра ни расскажет, мы будем кричать: “Слыхивали, слыхивали”.»

На том и порешили.

Когда скоморох пришёл, его накормили, напоили, на лавку усадили.

«Мужик удалой, что жил в селе под горой, меня на дороге встретил, спрашивает: “Давай то, что не знаю, говори то, что не ведаю”. Я ему отвечаю: “Не знаешь ли ты, что воевода с боярами мне бочку золота должен? А не ведаешь ты, что эту бочку мне нынче отдать хотят?” Слыхивал ли ты, воевода-батюшка, и вы, всякие бояре, каждых по паре, таку сказку?»

«Слыхивали, слыхивали!» — кричат бояре.

«Разве ж это сказка?» — усмехнулся воевода.

«Тогда, значит, воевода-батюшка, — сказал скоморох, — должен, ты мне бочку золота. Бояре тоже про это слыхали, а они люди государевы, напраслину говорить не станут. Отдавай долг!»

Воеводе деваться некуда: назвался груздём — полезай в кузов. Да и бояре отпереться не могут — сами слух подтвердили.

Насыпали скомороху бочонок золота. Он пир на весь мир закатил. Я там был, брагу-мёд пил, пироги-пряники жевал, да вот и к вам попал!

Петруха кончил и по скоморошьему обычаю поклонился зрителям.

— Ай да Петрушка! — зашумели возчики. — Весёлый малец!

Лука радостно хлопнул Петруху по спине: знай, мол, наших. Удар был так силен, что Петруха чуть пищик не проглотил.

Бородач, весело подмигнув, пробасил:

— Тебе бы не богомазом, а скоморохом быть!

— Тут что такое? — раздался недовольный старческий голос в сенях. — Ехать надо, а здесь позорище устроили!

Обозный старец втиснулся в избу, цыкнул на возчиков. Потом разглядел Петруху, стоящего посреди горницы.

— А-а, служка богомазов… Это ты глумление учинил?

— Нет, отче, не я, — Петруха протянул к старцу руку, на которой вертелась голова Воеводы, — вот он…

— Тьфу, игра бесовская! — Старец в сердцах стукнул посохом об пол. — Чтоб духу твоего, скоморошьего, в обозе не было! Свят, свят, свят!.. — перекрестился старец.

— Несподручно, отче, одного парнишку в дороге-то бросать, — осмелился сказать бородач, в то время как другие возчики старались побыстрее и бесшумнее покинуть избу.

— Как я сказал, так тому и быть! — снова стукнул старец посохом. — Не потерплю глумца в обозе монастырском!

Старец всем телом, медленно, как чёлн на тихой воде, повернулся и выплыл из избы.

В горнице остались трое — Петруха, Лука и бородач.

— Мальцу-то в город Колядец надобно, — доверительно сказал Лука бородачу. — Там у него родичи.

— Довезём до Бельцов, авось старец не углядит, — усмехнулся бородач. — Пусть на моём возу едет. Укроем холстиной — как у бога за пазухой поедет.

— А от Бельцов тебе всё равно с нами не по пути, — взъерошил Петрухе вихры Лука. — Там тебе через Острожец — примечай, богомаз! — потом через Путятин прямо на Колядец. Уразумел?

— От Бельцов через Острожец и Путятин, — повторил Петруха. — Как не понять, это не молитва.

— Самый ближний путь, — подтвердил бородач. — Ну, пора.

Они простились с хозяином-бобылём, вышли из избы. Вокруг возов суетились возчики, слышалось лошадиное ржание, крики.

Бородач отвязал угол холстины, прикрывавшей воз, откинул его, как полог:

— Лезь быстрее, богомаз!

Петруха юркнул в щель между мешками, затаился. Холст опустился. На воз со стороны посмотреть — ничего не приметишь. Разве одним мешком больше стало!

Бородатый взял вожжи, сел так, чтобы Петрухе теплее было, прикрыл его полами зипуна.

Сани дёрнулись. Обоз пополз по дороге.

На следующем возу сидел Лука и, вроде бы разговаривая сам с собой, давал Петрухе советы:

— А ежели холодно будет, ты то место потри посильнее. И шевелись, шевелись, ходуном ходи… Хлеба я тебе захватил у хозяев. Захочешь есть — кликнешь… В Бельцах иди в кружало — там у меня кум. Заночуешь…

В полумраке, под холстом, головки Воеводы и Скомороха доверчиво смотрели на Петруху угольками глаз, и это так веселило его, что даже злой обозный старец казался ему лишь смешной куклой.

«Если бы его в рост вылепить, с животом! Сколько бы на него хлебного мякиша пошло? — весело подумал Петька. — Полвоза, не меньше!»

Лошадь побежала быстрее. Комья от копыт мягко ударялись о сани.

Снег похрустывал под полозьями, как поджаристая корочка на свежем хлебе.

Белицкое кружало

Не всегда вор крадёт, а всегда его берегись.

(Старая поговорка)

В Бельцы обоз пришёл незадолго до захода солнца.

— Слава богу, дотемна поспели! — обрадовался Лука.

Порядком продрогшего Петруху бородач и Лука сразу повели в кружало — к куму.

Кружало оказалось заполнено нищими. Оборванные, в лоскутьях, некоторые босиком, они сидели, стояли, лежали.

Кое-кто из нищих спал, некоторые играли в зернь: бросали на пол костяные кубики, раскрашенные в чёрный и белый цвет. Загадывали: какой стороной упадёт? Кто отгадывал, щёлкал проигравшего по лбу.

Длинные столы — простые доски, положенные на колоды, — пустовали: у нищих не было денег, чтобы купить какую-нибудь еду.

Хозяин кружала, кум Луки, мужик с небольшой светлой бородкой и редкими, словно прозрачными, волосами на голове, обрадовался возчикам: наконец пришли настоящие посетители.

Лука показал Петрухе на высокого, в коротком, не по росту, зипуне, мохнатоголового мужчину, который бросал кости.

— Это нищих атаман! — прошептал Лука. — Они ведь артелями ходят. Я его прежде встречал — лютый мужик. Да не тебе их бояться, чего с тебя взять!

Но возчики не успели сесть за стол, как в кружало втиснулся обозный старец.

Петруха спрятался за широкой спиной бородатого возчика.

Старец, как увидел нищих, в лице переменился, молвил вошедшим за ним обозным:

— К вечеру успеем до Засолья доехать. Десять вёрст всего, там и заночуем.

Не обращая внимания на почтительные поклоны хозяина, старец повернул к выходу:

— По возам, мужичьё!

— Зря ты, отче, нас убоялся! — хрипло произнёс атаман нищих. — Мы же не бродяги, а калики перехожие, по святым местам ходим, духовные песни поём.

— Знаю я вас, воры! — ругнулся старец, вылезая в дверь.

— В одежде и пень барин! — засмеялся атаман, подбросил кости в воздух, ловко в одну ладонь поймал их.

— Вот, Петрушка, что получается, — развёл руками Лука. — Поехали, значит.

— Ты, кум, — сказал бородатый возчик хозяину, — парню помоги до Острожца добраться. Наш Петрушка-богомаз не так прост, как кажется: кукольную комедь представлять может. С ним от скуки не заснёшь.

— Присмотри за парнем, кум, — попросил и Лука. — Он к родичам добирается, в Колядец.

Возчики простились, ушли.

Погрустневший Петруха уселся на лавку, возле стола. Уж сколько раз за последние дни ему приходилось терять так счастливо найденных товарищей!

С улицы слышны были ржание лошадей, скрип полозьев, крики возчиков, — обоз уходил.

Солнце ещё не зашло, но в кружале стало темно.

Хозяин поставил на стол зажжённую лучину. Взглянув на печального Петруху, подбодрил парнишку, по голове даже погладил:

— Завтра, Петруша, поутру тебя в Острожец отправлю. Беспременно случится какая-нибудь оказия. Тут место бойкое.

Первое время Петруха сидел неподвижно, наслаждаясь ощущением тепла, всё глубже и глубже проникающего в промёрзшее тело. Потом вынул из-за пазухи головки Скомороха и Воеводы, положил их на липкую доску стола.

Достал слежавшийся мякиш, помял его пальцами — крошится.

Головки кукол уже потрескались, вот-вот развалятся.

Эх, если бы глины достать! Помнится, скоморохи-кукольники всегда лепили кукольные головы из глины. Да ещё раскрашивали их!

Хозяин, почёсывая свою светлую бородёнку, подошёл к Петрухе, почти лёг животом на стол, спросил:

— Сам лепил? Али помогал кто?

— Сам.

— А у меня глинка есть, — сказал хозяин. — Печь намедни обмазывали. Дымила очень, прохудилась чуток.

У Петрухи загорелись глаза:

— Дяденька, родимый, дай глинцы, а?

Подошёл мохнатоголовый атаман нищих, посмотрел на кукольные головы, прохрипел:

— Дай ему, хозяин, глинцы… И кудели поболе. Да клюквы горстку…

Хозяин опасливо покосился на атамана и пошёл в примыкающую к кружалу избу.

Несмотря на угрожающий вид и хриплый голос, атаман оказался разговорчивым и добрым человеком. Он тут же подозвал какого-то старика, выгреб у него из кармана пригоршню мелких, как крупка, разноцветных камешков.

У другого нищего, который, к большому удивлению Петрухи, оказался старухой, атаман взял несколько ветхих, но ещё сохранивших цвет лоскутов.

— Будем куклы мастерить, — сипло сказал атаман и по-приятельски обнял Петруху. — Видел я, как скоморохи их делают, но самому не приходилось. Ну да мы тут не в чистом поле, не одни, братия нам поможет! — Атаман весело оглядел нищих. — Экая артель!

— В артели и каша гуще! — откликнулся, подбираясь к столу, за которым сидели атаман и Петруха, одноногий мужик с костылём.

— Тебе бы не каши, а ржаного молока! — крикнула старуха нищенка. — На хлебное вино костыль променять готов!

— А тебе, старой карге, только на помеле летать… — начал было одноногий.

Но атаман хлопнул ладонью по столу:

— Тихо, убогие!

Пришёл хозяин, принёс пригоршню мочёной клюквы, комок кудели, большой кус глины.

Подошли, подползли нищие, окружили Петруху, молча смотрели, как его ловкие пальцы тискают, разминают глину.

Мастерить куклы помогали Петрухе атаман и одноногий нищий.

Атаман достал нож и ловко вырезал из лоскутьев рубаху для Скомороха, кафтан для Воеводы.

— У кого есть чёрный лоскут, убогие? — спросил атаман у нищей своей братии. — Попа будем одевать!

Петруха слепил из глины головы Воеводы, Скомороха, Попа.

— Стражника забыл, — сказал атаман.

Вылепили толстомясого Стражника.

Вместо волос налепили кудели, щёки выкрасили клюквой в алый цвет.

Скоморох и Воевода почти повторяли тех кукол, которые Петька вчера сделал из хлебного мякиша. А Поп получился очень похожим на сердитого обозного старца.

Первым это сходство приметил атаман и долго хрипло смеялся.

Куклы получились настоящие — с одеждой, с шапками.

— Пусть сохнут, — сказал хозяин и утащил глиняные головы на печку.

— Ты нас, Петрушка, хоть этим потешь. — Атаман кивнул на старые мякишевые головки Скомороха и Воеводы.

Петруха посмотрел на вчерашние, готовые вот-вот рассыпаться мякишные головки. Теперь, когда у него уже были новые куклы, эти казались жалкими, постаревшими.

Ждущие глаза были устремлены на Петруху со всех сторон. Когда нищие последний раз видели скоморохов? Какие ещё развлечения, кроме ковша браги, купленного на собранную милостыню, или игры в зернь, ждали этих людей?

На голову Воеводы Петруха надел приготовленную для Попа шапку и сказал:

— Расскажу я вам потеху про игумена монастырского и скомороха алатырского. Дело, значит, в Алатыре было после масленицы, в великий пост, вот как сейчас. Скомороху в великий пост делать нечего — зубы на полку, хоть в лес иди, грызи ёлку. Ну и нанялся он в работники к игумену беспечального монастыря. Игумен скупой был, сам-то ел-пил, а работника голодом морил…

Петруха показал страдания голодного Скомороха, а кто-то из нищих сочувственно проговорил:

— Что с ярмом голодно да холодно, что без ярма… Так уж лучше по-нашему — сам себе барин!

События в кукольной потехе развивались так: игумен со скоморохом-работником поехали в соседний приход. Конечно, скупой игумен ничего с собой из еды не взял: дескать, меня, игумена беспечального монастыря, в каждой избе накормят да ещё с собой дадут!

Остаётся на ночлег игумен с работником в избе. Игумену неудобно у хозяев еды просить, так он посылает скомороха:

— Скажи мужику, что игумен, мол, есть очень хочет. Как я в избу приду да охну — пусть на стол подают. Как я второй раз охну — пусть меня за стол сажают. А третий раз охну — пусть со стола убирают, меня спать укладывают.

А работник, на то он и скоморох, сказал хозяевам так:

— Наш игумен беспечального монастыря — старец совестливый, жизни монашеской. Сам никогда ничего не попросит. Потому знайте: как он войдёт в избу да охнет — так ему давайте ковш студёной воды. Как второй раз охнет — сухарь, а третий раз охнет — спать кладите.

Так всё и пошло: охнул игумен первый раз — ковш воды получил. Второй раз охнул — корку хлебную. Сколько ни охал, а спать голодным лёг.

…Петруха начал сказывать и забыл о том, что у него всего две куклы. Поэтому, когда он дошёл до разговора скомороха с мужиком о ночлеге, то растерялся и замолк.

Атаман нищих понял его замешательство, снял с куклы, которая изображала Игумена, поповскую скуфейку и надел шапчонку, сделанную из кудели. Шапка, правда, больше походила на птичье гнездо, но все прекрасно поняли, что теперь эта кукла — Мужик.

А потом кудельная шапчонка перекочевала на голову Скомороха, и уже он как Мужик разговаривал с охающим Игуменом…

— Так дармоеду и надо! — сказал одноногий нищий, когда Петруха начал показывать муки голодающего Игумена. — Пусть порастрясёт чуток брюхо-то!

— Работник, а работник, — жалобно заскулил Игумен. — Хоть бы поесть чего… Там вроде квашня стоит — дай теста похлебать.

Скоморох ткнул свой длинный нос в квашню (хозяин кружала быстро подсунул Петрухе пустую чарку), вытер его рукавом:

— Полный нос теста, чихать буду пирогами! — пропищал он.

Игумен нахлебался теста, потом сказал:

— Работник, работник, пальцы не шевелятся, где бы руки помыть?

— А вон бадейка с водой стоит, поди сполосни, — проверещал Скоморох.

Игумен подошёл к бадейке-чарке, сунул в неё обе руки сразу, а вытащить не может. Тянет-потянет — бадейка рук не выпускает.

— Помоги, работник! — заскулил Игумен. — Руки добыть не могу!

— Поди стукни бадейкой о лавку — она и соскочит, — посоветовал Скоморох.

В темноте-то Игумен не разобрал, что на лавке спит хозяин избы, и ударил по нему бадейкой.

Мужик заорал на всю деревню:

— Воры! Убивают! Спасите!..

До смерти перепуганный Игумен выбежал на улицу.

Тут уж Петруха снова почувствовал себя спокойнее: кукол больше переодевать не нужно — Игумен и Скоморох остались вдвоём.

— Ты, отец игумен, вижу я, не шибко умён, — сказал Скоморох пронзительно писклявым голосом. — Мужика убил, а живот не набил. Теперь нам в избах ночевать не гоже — изловят тебя, не поможет и боже. Пойдём назад, в беспечальный монастырь.

Игумен обнял Скомороха, Скоморох — Игумена, и куклы так стукнулись лбами, что обе мякишевые головы раскололись.

Петруха растерялся, даже не закончил сказки.

— Ай да Петрушка, — сказал с восторгом атаман нищих, — здорово скоморошничаешь! Пойдём с нашей ватагой — большие дела творить будем!

— Он к родичам добирается, — вмешался хозяин, — ты его в свою шайку не сманивай.

— Молчи, а то от твоего кружала одни щепки останутся! — грозно прохрипел атаман.

— Мне в Колядец нужно, — сказал Петруха. — Ждут меня там.

Атаман вынул из зипуна кости, подбросил их в воздухе и поймал в одну ладонь:

— Не пожалел бы после…

— Не стращай парня, — похлопал Петруху по плечу хозяин. — Пойдём, кукольник, вечерять.

— Да я ж так, шутейно, — улыбнулся атаман. — Вольному — воля. Мы не насильничаем. Кому что по нраву. Дай-ка нам браги, мы с Петрушкой выпьем за встречу нашу.

— Я браги не пью, — испугался Петруха. Он вспомнил, как Потихоня и Рыжий, сами большие любители браги, ему никогда не разрешали её пить.

— Ты ж большой парень! — удивился атаман.

Нищие поддержали своего старшого:

— Не грех выпить, когда угощают!

— Заработано небось!

— Петрушка, хватит в мальцах ходить!

Петруха умоляюще посмотрел на хозяина, тот ласково улыбался, теребил свою светлую, еле заметную бородёнку.

Хозяин прикидывал: сколько выпьют нищие? Ему очень хотелось продать браги побольше, и он боялся, что если Петруха откажется пить, то и атаман пить не станет, а вместе с ним и вся братия откажется.

— Выпей, Петруша! — заискивающе произнёс он. — Отчего не выпить, раз угощают хорошие люди!

— Давай сюда брагу, да поболе, — скомандовал хозяину атаман. — Чего на месте топчешься?

Хозяин бросился за питием.

Первый ковш Петруха выпил залпом, и в голове сразу помутнело — полный ковш, да натощак.

— Молодчина! Знатным скоморохом будешь! — обнимая Петруху, кричал атаман. — Вольная кровь! Люблю таких!

Петруху заставили выпить ещё ковш, и он уже ни о чём, кроме сна, думать не мог.

Словно в тумане перед ним мелькали мохнатоголовый атаман, хрипло поющий песни, нищие, ласковый хозяин кружала, старуха нищенка. Кто-то просил его щеглом щёлкать, петухом кричать, совой ухать. Щеглом щёлкал, петухом кричал…

Потом всё провалилось в тёмную, глубокую пропасть.

…Из пропасти его вытащил хозяин кружала.

Было уже светло, хозяин трепал Петруху за плечо и приговаривал:

— Петруша, Петруша, да раздери глаза-то!.. Мужик приехал из Острожца. Назад скоро поедет. Тебя захватит, я сговорился.

Петруха сел, огляделся. Нищих уже не было. В кружале сидели двое мужиков, ели кашу, запивали квасом.

Голова болела. Петруха потряс ею, вспоминая вчерашнее.

— Куклы мои где? — спросил он.

— Тут, тут, Петруша. — Хозяин снял с печки холщовый лоскут, развернул его, и Петруха увидел кукол — красивых, разноцветных.

Воевода надул алые щёки, словно играл на гудке.

Поп с постным, хитрым лицом смотрел на Стражника.

Стражник выпученными, как у лягушки, глазами смотрел на Попа.

А длинноносый Скоморох в остроконечном колпачке смотрел прямо на Петруху.

— Вот родичи-то обрадуются, — сказал хозяин, — не с пустыми руками приедешь…

— Родичи, — машинально повторил Петруха. — Обрадуются… Да…

Он всё время ощущал какое-то странное беспокойство, но мутная от вчерашней браги голова мешала ему понять, в чем же дело.

И вдруг он понял. Это было настолько страшно, что Петруха вскочил на ноги и закричал от ужаса. Хозяин отшатнулся от него, а испуганные мужики выскочили из-за стола, опрокидывая ковши с квасом. Пояс с деньгами-выкупом пропал.

Огород на голом камне

…А ты, вор, провались в смолу кипучую, в золу горячую, в тину болотную, в пропасть бездонную; будь прибит к земле колом осиновым, иссушен, заморожен, в грязи обмазан, людьми проклят…

(Из старого проклятья)

Страшный крик Петрухин всполошил не только немногочисленных посетителей кружала, но и крестьян, находившихся на улице. Несколько мужчин и женщин вбежали в кружало, замерли. Потом бросились с вопросами к хозяину и Петрухе.

Малец словно в забытьё впал. Его пересадили с пола на лавку, он закрыл лицо ладонями, замолк и не откликался даже на самые хорошие слова.

Ничего не узнав толком, крестьяне и хозяин принялись строить догадки.

По всему выходило, что украли у парня подарок, который он вёз родичам в Колядец. И подарок, видно, дорогой был.

— То ещё не горе, — сказала одна из крестьянок, у которой из-под платка виднелись лишь бойкие глаза. — А вот когда на правёж ставят, чтобы недоимку сыскать, да батогами потчуют, а в доме и крошки не сыщешь, а дети есть просят — вот то горе.

Худые, угрюмые, в рваных зипунах и овчинных старых тулупах крестьяне, всем сердцем сочувствуя в эти минуты чужому горю, не могли не думать и о своих бедах.

И начался разговор о том, что бродят по миру, побираясь с кошелём по чужим деревням и сёлам, большинство мужиков; что секли намедни на конюшне нещадно Силантия хромого за то, что утку боярскую зашиб ненароком; что приказчик обобрал село подчисту́ю, дабы отправить боярину очередной обоз.

— Ладно, прикусите язык, больно заболтались! — прикрикнул хозяин. — Чего не видели? Как парень убивается?

Хозяин заботливо завернул куклы в большой лоскут холстины, положил свёрток рядом с Петрухой, всё так же безмолвно сидящим на лавке возле стола.

Потом принёс ковш кваса и ломоть хлеба с луковицей:

— Поешь, Петруша, чай, дорога-то не близкая!

— Что-то ты больно ласковый, — проговорил один из мужиков, наблюдая за хозяином.

— Это моего кума товарищ, — ответил хозяин и погладил Петруху по вихрам.

— Да у тебя, почитай, всё наше село кумовья, — продолжал мужик, — а попробуй у такого кума, как ты, выпроси чарку!

— Есть деньги — бери чего желаешь! — рассердился хозяин. — А нет — проваливай!

— Вот я и говорю, — не сдавался мужик, — ты мне тоже кумом приходишься, а не поднесёшь кваску-то! А тут парню, без году неделя знакомому, даже на луковицу расщедрился!..

Крестьяне вышли на улицу, в кружале остались только приезжие мужики, которые и прежде за столом сидели.

— Вот так, хе-хе, — нервно теребя свою прозрачную бородку, произнёс, ни к кому не обращаясь, хозяин, — то нищих набьётся полный двор, то свои шельмуют… Охо-хо… Пойду погляжу, вдруг что и у меня пропало за ночь… От бродяг чего хочешь ждать можно!

— Постой! — остановил хозяина один из мужиков. — Твой парень едет в Острожец? А то у меня лошадь застоялась, больше ждать не могу…

— Петруша, Петруша… — затеребил хозяин Петруху. — Оказия есть, сейчас поедешь. Слышь, а?

Мужики неторопливо доели остывшую кашу, допили квас, расплатились с хозяином, вышли на улицу.

Через некоторое время один из них вернулся и подошёл к Петрухе:

— Эй, малец, как тебя кличут? Петрушкой, что ли? Пошли ко мне на сани!

Он осторожно взял свёрток с куклами, захватил хлеб с луковицей, до которых Петруха и не притронулся, поддел парня локтем:

— Слезами горю не поможешь. Слышь, малец?

Петруха отнял ладони от лица.

Глаза его были сухими. Только губа закушена крепко — до сини.

— Свидимся, даст бог, Петруша! — сказал ему вслед хозяин. — Не поминай лихом!

— Не помянет, не тревожь себе душу! — ответил мужик уже с порога.

Как во сне себя чувствовал Петруха: усадили на сани словно его, а словно и не его… Кулём каким-то загородили — от ветра… Тулупом прикрыли…

— К вечеру в Острожце будем! — сказал возница. — А завтра — день весёлый, базарный! Не горюй, малец!

«А зачем мне теперь Острожец? — подумал Петруха, собираясь с мыслями. — Зачем мне в Колядец? Что я скажу боярину? Выкуп, мол, сгинул, отпустите, Христа ради, дедов на волю? А как я Потихоне, Рыжему, Греку в глаза взгляну? Не уберёг выкупа, долга и слова своего не исполнил… Зачем мне в Острожец? Назад надо, искать ватагу… Потихоня что-нибудь придумает… найдёт выход…»

И Петруха, больше уже ни о чём не думая (только свидеться бы скорее с ватагой, поделиться горем!), закинул ноги через сани и выпрыгнул на дорогу.

Возница услышал шум прыжка, обернулся, крикнул «стой!» и натянул вожжи.

Лошадь послушно стала.

Петруха побежал назад, к виднеющимся вдали дымкам села Бельцы.

Скинув овчинный тулуп, возница быстро догнал Петруху и схватил его в охапку.

— Тю, скаженный! Куда побёг? — удивлённо произнёс мужик. — Вот довезу тебя до Острожца — там на все четыре стороны беги… Ты ж ещё не в себе, малец! Даже про куклы свои забыл… Эх, горемыка!..

Петруха как-то сразу вдруг ослаб, покорно пошёл к саням.

На этот раз возница усадил его рядом с собой.

Лошадь потрусила по сверкающей на солнце снежной дороге.

Щурясь от искрящегося снега, возница сказал:

— Бедняку, Петрушка, в отчаянье быть не след. Как ни плохо, всегда может ещё хуже быть. Беды не бойся, пусть она тебя боится. Про огород на голом камне побасенку слыхивал? Во время потопа это было. Ну, потоп, половодье весеннее, залило всё окрест. Остался сухим на всю округу один камень. И на том камне спаслись барин с мужиком. Ни крохи при них хлебной, ни зерна крупяного. Ложись да помирай! Барин так и сделал — подождал, подождал, подмоги нету, он и ноги протянул. А мужик, тот соображать стал, что к чему. Потоп неизвестно когда кончится, а пить-есть надобно. Камень, конечно, голый, но и в деревне не слаще жилось — есть там тоже было нечего, а хозяев — не счесть. А тут, на камне, мужик сам себе боярин — что пожелает, то и сотворит. Ну, сколько ещё потоп был, доподлинно неизвестно, только осенью приплывает к голому камню струг. В том стругу сидят цари, бояре, воеводы — все, кто жив остался. Смотрят: на голом камне стоит избушка, вокруг избушки огород, а мужик лежит на печке да песенки поёт. Подивилися цари, бояре да воеводы, спрашивают: «Как ты, мужичок, на голом камне жив остался и даже хозяйством обзавёлся? Ведь у тебя ничего не было, даже боярин твой с голоду помер!» Мужик им отвечает: «У барина, верно, ничего с собой не было. А у меня всё при себе: руки, ноги да голова». Вот, Петрушу и смекай: у тебя, малец, всё при себе. Бедняк силён выдумкой. Кабы не смётка мужичья — не прожить нам никому нипочём. А так — голый камень и тот нам послужить может.

Лошадь разошлась, бежала во всю прыть.

«Бедняк силён выдумкой, — повторил про себя Петруха, — смёткой мужицкой, смекалкой…»

И лихая мысль обожгла вдруг голову: неужели скоморошьей выдумки не хватит на то, чтоб с боярином Безобразовым справиться? С деньгами, конечно, оно было бы легче, да ведь, с одной стороны, деньги дело наживное. А с другой — можно и без них попытаться дедов выручить! Ведь сейчас от него, Петрухи, зависит жизнь пленных скоморохов! От него одного! И он должен освободить их во что бы то ни стало! Только тогда он сможет смело смотреть в глаза друзьям!..

Возница, который время от времени испытующе поглядывал на Петруху, заметил, что глаза парня повеселели. Только небольшой синяк — закус, темневший на нижней, ещё по-мальчишески припухлой губе, напоминал о случившемся.

Старый знакомец

Веселее скомороха друга не сыщешь.

(Старая поговорка)

Невеликие стены города Острожца были грязного цвета, во многих местах покрыты оледеневшим снегом. Купола церкви тускло сверкали на солнце. Избы посада, разбросанные там и тут, напоминали стаю собак, выбежавших из городских ворот.

Окружающие посад надолбы — деревянные столбы — тесно, в два ряда, притороченные друг к другу, местами были разрушены.

Сани миновали надолбы, посадские постройки и по мосткам через заваленный снегом ров въехали в городские ворота.

Низенькие курные избы с чёрными деревянными кровлями, виднеющимися сквозь проталины на крышах, набегали со всех сторон на Петруху, словно хотели сжать его, раздавить, — такой показалась ему городская улица после сверкающего простора полей.

На ночлег возчик и Петруха остановились в сарае, таком широком, словно его кто-то ударил по крыше и расплющил.

Ранним утром возчик простился с Петрухой:

— Не забывай, малец, про голый камень! Помни — всё при тебе!

И уехал на рынок, чтобы занять место получше.

Петруха ещё полежал немного у остывающей печи, потом проверил, не пострадали ли за ночь куклы, снова аккуратно завернул их и вышел в город.

Сани, возки, волокуши — всё двигалось к рынку.

Туда же шли горожане, мужики, нищие.

Целые своры собак, голодных и худых, рыскали по улице в поисках еды.

Голос торжища был слышен издали — крики, звон, грохот, ржание сливались в один монотонный шум. Но чем ближе подходил к рынку Петруха, тем отчётливее различались отдельные звуки.

Вот крики торговца рыбой, вот звон чугунов и топоров, вот ссорятся купец и мужик, вот заунывно кричит нищий, вот подковывают лошадь, вот дерутся собаки…

Петруха пошёл по торговым рядам. Колёса, ободья, дуги, бочки, скамьи, ложки — ряд деревянный.

Ряд скобяной — топоры, пилы, чугуны, жбаны, крюки, ножи.

Съестной — мясо, рыба, соль, крупы всякие, тут же овёс, мука, отруби…

А это уже не ряды — тут торгует кто чем горазд.

Разноцветная гора сундуков — алых, синих, зелёных, жёлтых.

Старик и трое парней — сыновья, наверное, похожи и друг на друга, и на старика — бойко расторговывают, распродают свой товар. Особенно ходко идут небольшие яркие сундуки, которые можно унести одной рукой.

Одни торгуются, а другие стоят смотрят на игру красок.

— Вон, гляди, с золотом — ну чисто из боярского терема!

— Сколько стоит тот, который подешевле?

— Эх, одного гроша не хватает, а то бы все сразу купил!

— Купи, Игошка, сундук. Спасибо скажешь!

— А что мне с ним делать?

— Одежду свою будешь в него складывать.

— А самому голым ходить? У меня вся одежда на мне, вторых штанов нету!

Вокруг сундуков расположились нищие, какие-то старухи, ребятишки.

Даже два пса, вывалив яркие дымящиеся языки, присели возле, прикидывая, видно, съедобен ли самый маленький, цвета свежего мяса, сундук? Тот самый, который старик держит возле себя и куда кладёт кошель с вырученными от продажи деньгами?

— Есть ли, купцы-молодцы, такой сундук, у которого крышка музыку играет? Откроешь — спляшешь, закроешь — споёшь. Куплю, за ценой не постою!

«Где я слышал этот голос? — тряхнул головой Петруха. — Недавно, кажется…»

И тут он увидел возле старика купца своего старого знакомого — скомороха-вора.

Петруха сразу узнал его по бегающим наглым глазам. На воре был ярко-жёлтый зипун, разноцветные лапти и колпак с бубенцом на конце.

Вор крутился вокруг денежного сундучка, как крыса вокруг сала.

Петруха до боли закусил губу — будь на то его воля, всех воров на земле он предал бы мучительной смерти.

— Эй, купец, — крикнул Петруха, — сиди да посматривай, не ровен час в убытке останешься!

Все обернулись к Петрухе. Старик, его сыновья, вор-скоморох.

— А-а, старый друг лучше новых двух, — отходя от заветного сундука, сказал как ни в чём не бывало скоморох-вор. — Ты чего тут потерял?

И, не дав Петрухе слова сказать, подтолкнул его в сторону, прошептал зло:

— Каждому своё, не мешай мне, Петрушка, хуже будет. Что примолк?

— Лучше молчать, нежели врать… Камень продал и во всё новое обрядился? — с горечью произнёс Петруха. — Не пойдут тебе во здравие воровские деньги.

— Пристукнул бы я тебя тут, — спокойно проговорил скоморох-вор, — да жалко. И в яму не хочется попадать. Да и ватага наша тут — слышишь? — уже работать надо!

Петруха прислушался. Действительно, в рыночном шуме можно было различить звуки гудка и бубна.

Скоморох-вор исчез в толпе.

Петруха вместе с горожанами, нищими, ребятишками, мужиками пошёл смотреть скоморошину.

В нескольких шагах мелькнуло знакомое лицо возчика, он встретился глазами с Петрухой, крикнул:

— Сейчас посмотрим потеху!

Петруха хотел пробраться к нему, но не сумел: толпа стала гуще, музыка — громче, слышны были только отдельные выкрики скоморохов.

Поднявшись на носки, Петруха увидел, как скоморох-вор в шапке из дубовой коры, важный, надутый, ходит по площадке.

«Барин-боярин!» — догадался Петруха.

В их ватаге любили эту скоморошину. Кто-нибудь, чаще всего сам Потихоня, был барином-боярином. Все остальные скоморохи приходили к нему с дарами-посулами. Кто с песком, кто с лопухом, кто с веником берёзовым, кто с камнем.

Просители низко кланялись, просили у барина-боярина различные милости. Барин-боярин каждому говорил что-нибудь обидное, обзывал их оборванцами, мужичьём вонючим. Кончалась скоморошина тем, что все набрасывались на барина-боярина и били его, а он старался спастись, но обычно барину-боярину это не удавалось.

От скомороха, который изображал барина-боярина, зависело очень много: он должен был умело оскорблять «просителей», а во время драки веселить зрителей, показывая свою трусость.

У Потихони сцена драки выходила особенно смешно: такой богатырь, а трусит!

В разгар потасовки тощий Грек обычно произносил своим набатным голосом:

— Люди добрый, посмотрите, как холопы из бояр выбивают жир!

…Петруха разглядел всего трёх скоморохов: вор был «боярином», а два других, меняя шапки, изображали мужиков-просителей. В то время как один из них переговаривался с «барином-боярином», другой играл на гудке и приплясывал.

Скоморохи были опытные — Петруха это сразу понял. Ведь втроём выступать трудно — отдыха не получается, подмены нет…

Видимо, двое пожилых скоморохов давно знали друг друга, а вор лишь недавно примкнул к ним.

«А может, они все воры? — подумал Петруха. — Целая шайка?»

Тем временем «мужики» начали тузить «барина-боярина», вокруг раздался радостный смех: вид побитого «барина-боярина» всегда веселит народ.

Скоморохи обошли с шапками зрителей и, наигрывая плясовую, двинулись в другую часть рынка.

Пробежал, расталкивая народ и громко ругаясь, какой-то краснорожий дядька, очень похожий на вылепленную Петрухой куклу — пучеглазого стражника.

— Боярский холуй за подмогой побежал! — крикнули рядом.

Петруха вздрогнул: кто-то из людей воеводы побежал за стражниками. Скоморохов могли посадить в яму, обвинив их в «подстрекательстве к избиению».

«Надо предупредить!» — решил Петруха и бросился следом за скоморохами.

Петруха смог пробраться к скоморохам тогда, когда они уже начали своё второе выступление.

Площадка находилась прямо перед купцом, продающим сундуки.

Вор снова был «барином-боярином».

Петруха не решался помешать представлению.

«Авось успеют деньги собрать, пока стражники появятся… А может, здешний воевода подобрее других, тогда всё обойдётся…» — думал Петруха, прижимая к груди свёрток с куклами.

Скоморохи, может быть, и успели бы закончить игру, но «барин-боярин», убегая от «мужиков», бросился к торговцу и затеял такую возню среди сундуков, что из-за криков старика купца и его сыновей, смеха зрителей никто не заметил, как над толпой блеснули бердыши — появились стражники, сопровождаемые краснорожим дядькой.

Увидя их, Петруха рванулся к скоморохам, но сам, споткнувшись о сундук, чуть не свалился.

— Стой! — раздался зычный крик стражника. — Глумцы, голь перекатная, бесовское отродье, смутьяны!..

Погрустневшие скоморохи, на ходу снимая с себя колпаки, послушно подошли к стражникам.

Петруху удивил довольный вид скомороха-вора, который первым подскочил к стражникам. Словно радовался он этой беде.

— Мы люди прохожие, зла никому не делаем, — начал пожилой скоморох, но стражник остановил его:

— Воевода-батюшка повелел всех скоморохов в яму посадить! Кто тут ещё скоморохи? Их трое было? — обратился стражник к краснорожему.

— Трое, трое, все тут, — подтвердил краснорожий. — Будут знать, как смуту сеять, бояр бить!

— Держи вора! — раздался истошный крик старика сундучника. — Кошель украли! Из сундука вынули!

— Держи! Держи! Держи!.. — закричали сыновья сундучника, и один из них ухватил Петруху за плечо.

— Да ты что? — попытался вырваться Петруха, но парень так крепко вцепился в зипун, что тот жалобно треснул.

— Ты и давеча тут вертелся, у сундуков, — сказал парень, — я тебя приметил. И сейчас опять прямо в товар влез!

Стражники, как коршуны, почуявшие добычу, даже вперёд подались.

Петруха растерянно огляделся и вдруг наткнулся на наглый, торжествующий взгляд скомороха-вора.

Мгновенно встала перед Петрухой вся картина: как нарочно вор затеял потасовку среди сундуков, как обрадовался стражникам — ведь скоморохов отпустят на волю в конце концов, а вору клеймо ставят да батогами рёбра считают.

— У него кошель! — показывая на вора, закричал Петруха. — Держите его! Вор он, а не скоморох!

Стражник так ловко и сноровисто вытащил у вора кошель, будто знал, где тот его прятал.

— Держите его! — закричал вор, показывая на Петруху. — Это не вор, зато скоморох!

Стражник бердышом ткнул Петруху в спину:

— Иди сюда!

— Да он же ещё малец совсем! — сказал один из пожилых скоморохов стражникам. — Отпустите его!

— Не по годам бьют, а по рёбрам! — захохотал вор.

Старик сундучник бросился выручить из рук стражника свой кошель, начался торг: стражник не хотел задаром выпускать свою добычу.

Второй стражник спросил Петруху:

— Ты скоморох?

— Да истинно, вот те крест! — закричал вор.

— Покажь! — кивнул стражник на свёрнутую холстину, которую Петруха держал под рукой.

Скоморохи вытянули шеи, стараясь увидеть из-за плеча высокого стражника, что́ там у парнишки в свёртке.

— Ого! — увидев куклы, радостно молвил краснорожий. — Ещё одного смутьяна изловили!

— Ну, пошли, охальники! — Стражник кончил торг и отдал кошель купцу, предварительно ссыпав себе в карман горсть монет. — Да побыстрее, в яме выспитесь!

В толпе Петруха увидел возчика.

Ободряюще подмигнув Петрухе, он сказал:

— Помни, Петрушка, о голом камне! Всё при тебе!

Приговор грязным рукам

Слово — замок, ключ — язык.

(Старая поговорке)

Петруха как-то раз уже сидел в яме. Их ватагу один боярин продержал в подземелье, в голоде да холоде, три дня и три ночи. В конце концов Потихоня сумел ублажить бояринова приказчика, и тот на свой страх и риск отпустил скоморохов, а барину доложил, что удрали.

Но Острожецкая яма показалась Петрухе гораздо страшнее боярской.

Может быть, потому что рядом не было верных друзей. Может быть, потому, что в последние дни уж слишком много бед свалилось сразу на вихрастую Петрухину голову.

Ямой называлась изба, нижний этаж которой — подклеть — глубоко врыли в землю. В полу избы была сделана крышка, куда стражники спихивали арестантов.

Первым спихнули скомороха-вора. Вместе с ним спрыгнул один из стражников. Он быстро и ловко надел на ногу вору железный браслет, цепь от которого была прикована к колоде, затем вылез назад.

Скоморохи сами полезли в люк, полетели вниз, как кули.

Петруха постарался так спрыгнуть, чтобы не упасть, — очень боялся куклы помять. Но всё обошлось благополучно, хотя он на ногах не устоял и сел на что-то мягкое.

— Ну, не балуй! — послышался ленивый, сонный голос.

В яме едко пахло дымом.

Когда глаза привыкли к густому полумраку, Петруха увидел, что дым шёл из коровьего рога, который держал во рту толстый мужик, сидевший в углу на колоде.

— Табачок-то как попахивает, — потянул носом вор. — Небось за табак и попался, а?

— Да весь распродал вчера ещё, — охотно ответил мужик и вновь запыхтел коровьим рогом. — Табаком зелье называть нельзя — кнут за это бывает. Я так кричал: «Кому свекольный лист!», «Кому сушёные яблоки толчёные!»

— Всё продал, говоришь? — весело продолжал вор. — А денежки успел спрятать? Ну, тогда недолго тебе, мил человек, здесь сидеть. Откупишься.

— Я как в яму попал, так сидел один-одинёшенек, — сказал курильщик. — Теперь веселее станет.

— Базар только начался, к вечеру тут не продохнёшь, — проговорил вор, звеня цепью. — Дай покурить чуток…

Вор взял рог и затянулся дымом.

Словоохотливый торговец табаком, соскучившийся по собеседникам, говорил без удержу:

— Мне люди добрые притчу одну сказывали про табачного торговца. Пришёл тот торговец на ярмарку, стоит, торгует табачком и приговаривает: «Кто это зелье, люди добрые, курит, тот никогда собак бояться не будет, к тому воры в дом не залезут, тот от старости не умрёт». Понятно, покупали у него тот табак все — и стар и мал. Долго ли, коротко ли — весь разобрали. Торговец барыши подсчитал, в кубышку положил и пошёл в кружало. Хлебнул там ковшик браги, разомлел чуток. Тут к нему один курильщик подходит и говорит: «Я твой табачок курю исправно, не жалуюсь. Только вот не понял твоей присказки. Вот ты говорил: ежели курить, то собак можно не бояться». Торговец отвечает: «Это дело простое. Ведь кто много годов курит, тому в конце концов ходить трудно будет, придётся посох брать. Какая же собака на него наскочит, если посох увидит?..» Тогда курильщик дальше спрашивает: «Почему курильщика воры дома не ограбят?» — «Да потому, торговец отвечает, что курильщик ночами не спит, всё кашляет: кхе да кхе. А какой же вор в дом полезет, ежели слышит, что хозяин не спит?» — «Ну, а третья загадка: почему курильщик от старости не умирает?» Торговец ответил так: «До старости курильщику нипочём не дожить, раньше умирать придётся…» Вот тогда тот курильщик, который спрашивал, удивился, говорит торговцу: «Почему же ты сам такой румяный да пригожий — кровь с молоком?» Отвечает тот торговец: «Я ж табак не курю, я его продаю…»

— Ловко! — сказал вор. — Мудрая притча. Только мне до старости далеко. Поэтому дай-ка я ещё покурю чуток. Ох и крепко зелье…

В яме — от дыма табачного, что ли — стало почти темно. Лица скоморохов — старые, измождённые — Петруха видел только потому, что они были рядом, на расстоянии локтя.

— Ты из какой ватаги будешь? — спросил один из скоморохов Петруху.

— Я десять лет с Потихоней ходил. С Рыжим, с Греком.

Скоморохи недоверчиво переглянулись, завозились, закряхтели.

— Что, не верите? — вспыхнул Петруха.

— Не было у них кукольника в ватаге, — сказал второй скоморох. — Я Потихоню знаю, он давненько с кукольниками-то не ходил…

— Так я не кукольник, — покачал головой Петруха. — Эго я так, баловаться начал, когда один остался. А зовут меня Петрушкой. Может, слыхали?

— Петрушка? Вроде есть такой, — задумчиво молвил один из скоморохов.

— Это не он ли у Потихони вместо сына был? — спросил второй.

— Отчего ж «был»? — обиделся Петруха. — Я — есть. Вот он я.

Разговор пошёл про общих знакомых, про давние встречи, которые почти позабылись.

Петруха, как оказалось, об этих скоморохах тоже слышал. Прозывали их Кострюком и Еремеем.

— «Всякий Еремей про себя разумей!» Присловье такое слыхивал, Петрушка? — спросил Ерёма. — Это про меня сказано!

— Говорила о себе репа: «Я, репа, с мёдом хороша!» — подхватил Кострюк. — «А я и без тебя хорош!» — ответил ей мёд.

— Это, выходит, ты — мёд? — шутливо рассердился Еремей. — Да ты дёготь, в тебе мёду — одна капля. Уж я-то знаю, тридцать годов, почитай, с тобой брожу.

Кострюк был постарше Ерёмы годков на пяток. Своей ватаги они не имели, бродили то с одним атаманом, то с другим. Часто сами по себе, вот как сейчас.

— А вор этот к нам вчера пристал, — сказал Кострюк. — Мы его толком и не знаем. По всему видно — скоморох, бахарь, либо песельник. Кто ж знал, что он на руку нечист.

Про себя Петруха много не говорил: дескать, ушёл из ватаги, идёт к родичам в Колядец. Зато подробно поведал о происшествии в монастыре, о том, как он спас жизнь вору, приняв его за честного скомороха.

Кострюк оборотился в угол ямы, застланный табачным густым дымом, и спросил вора, верно ли Петруха сказывает о дуплянском чуде и краденом камне.

— Мы с другой стороны идём, — пояснил Ерёма, — до нас про это слух ещё не дошёл.

— Десять пальцев у тебя есть и один рот, — смеясь, ответил невидимый в дыму и мраке скоморох-вор. — Стыдно, если десять одного не прокормят! У кого я камень взял, не убыло!

Ай один начал играть, —

запел вор, —

А другой начал плясать,
А третий, весёлый, будто спать захотел.
Он и ручку протянул
И кубышечку стянул!..

— Не зря слово молвится, не попусту песня слагается, — поддержал вора торговец табаком.

— Не украдёшь — не проживёшь! — крикнул вор. — Только попадаться не след… — И он снова запел:

Ты живи, баба, подоле,
Ты копи денег поболе,
А мы двор твой найдём,
Опять к тебе зайдём!

— Вот из-за песен этих срамных нас многие и считают ворами, — грустно молвил Кострюк. — А их такие вот и слагают… Тьфу!

— Наша нигде не пропадёт! — расхвастался вор. — У меня в Новгороде прошлой осенью осечка произошла — стрелец поймал, в яму повёл. Проходим мимо кружала, я говорю стрельцу: «Дозволь перед ямой ковшик браги испить? Сдачу тебе принесу». — «Ну давай, говорит, пей. Только возвращайся быстрее, я тебя тут обожду». Вошел я в кружало, прошёл через него во двор в ворота, да и был таков… На следующий день — снова осечка. Опять тот же самый стрелец-пострелец меня изловил и в яму повёл. Ведёт мимо того же кружала. «Дозволь, я его прошу, ковшик браги испить? Вот те крест — не убегу». Отпустил. Только, смотрю, он решил меня перехитрить: бежит к воротам, что со двора ведут. Решил так: я, мол, тем же ходом, что вчера, уйду, а он меня тут-то и схватит. Меня, раба божьего. А я вышел через двери на улицу и ушёл спокойненько. Так на третий день — чтоб мне на этом месте провалиться, если вру! — он снова меня ловит! И ведёт — уже в третий раз! — в яму. Идём мимо кружала. «Дозволь, говорю, добрый молодец, браги испить. Сам же видишь — бежать мне от тебя нельзя, уж больно ты хитёр». — «Нет, говорит он мне, ты хитёр, а я — хитрее. Больше меня не окрутишь. Сам я пойду за брагой и принесу тебе. Давай деньги и жди меня здесь». Дал ему полушку, он пошёл в кружало… И до сих пор меня ловит, наверно…

Торговец табаком захохотал:

— Ох и ловок же ты!

— Собака и то хвостом не из прихоти виляет, а ради хлеба! — ответил вор. — Дай мне горсть табаку — ещё и не такое услышишь!

В яму начали спихивать арестантов. Ещё одного вора приковали к колоде.

— Нас здесь, скоморохов, четверо, — сказал Кострюк, — значит, можем считаться ватагой. По старому скоморошьему закону меньше четырёх человек в ватаге быть не может.

— Ты, Кострюша, забыл, — поправил его Ерёма, — четверо, считая медведя.

— Да, есть такой обычай, — усмехнулся Кострюк. — Но я не про то. Раз мы здесь ватага, то можем правёж держать. Судить члена ватаги за позорные дела.

Вор услышал слова Кострюка и закричал из своего угла:

— Дым коромыслом, пар столбом, ни тепла, ни согрева! Мели, Емеля! Можете мне смерть приговорить, убить меня тут. Только сами тогда на дыбу пойдёте, скоморошечки!

— Есть наказания похуже смерти, — тихо сказал Ерёма, но слова его услышали все в яме.

— Лишить нужно тебя скоморошьего звания, — произнёс Кострюк. — Ты им, как личиной, прикрывался, чтоб воровать. А ежели каждый видеть будет, что ты не скоморох, так тебе и не украсть.

— Привели вороны сокола на правёж! — крикнул вор. — Старые да малые судят бывалого! Не учи меня плясать — я сам скоморох!

— Не бывать тебе, вору, больше скоморохом! — твёрдо молвил Кострюк.

— Ноги-руки переломаете? — весело спросил вор. — Ну попробуйте! Кто кого?

— Пальцем не тронем, — ласково сказал Ерёма. — Живи-поживай. А скоморошество забудь.

— Уговорили, уговорили! — захохотал вор.

— Помнишь, как называют колокол, который на неправое, грязное дело народ зовёт? — произнёс Кострюк. — Язык с него снимают, и на век он немеет. Чугуном для каши такой колокол становится.

— Да и каша в нём не варится — горька выходит, — добавил Ерёма.

— Язык мне вырвать хотите? — грозно спросил вор. — Да я вас всех перекалечу, только подойдите!

Вор ещё долго бушевал и гремел цепью, но кто-то цыкнул на него, и он замолк.

На воле день погас, и полный мрак воцарился в тюрьме.

— Чтой-то ногу ломит, — кряхтел рядом Кострюк. — Ох-хо-хо, к ростепели это, не иначе…

— А я погоду всё больше спиной да боками чую, — проговорил Ерёма, устраиваясь поудобнее. — Как начнёт кости выламывать — значит, к перемене…

Старики посудачили ещё немного о всякой всячине, потом затихли. Вздохи, ворчание, кашель становились всё глуше. Яма наполнилась храпом.

Петруха лежал рядом со скоморохами и не смыкал глаз. Суды в ватагах были редкостью, и на Петрухиной памяти такого не случалось. Давно, зим шесть назад, Потихоня, Грек и Рыжий судили кого-то, но Петруху, по молодости лет, к разговору старшие не допустили.

Думал Петруха, думал, как же старые скоморохи решили наказать вора? Что ему можно сделать? Он молодой, сильный, а они… Кроме того, Ерёма же сказал, что пальцем его не тронут…

Ночью Петруха проснулся от цепного звона. Шумел вор:

— Дайте попить, а то спать не дам!

— Накурился, баламут! — сердито пробормотал кто-то спросонья. — Теперь глотку дерёт!

— Дайте попить, православные! — заскулил вор. — Сам бы отыскал водицу, да меня колода не пускает, лязгает, как цепная собака зубами!

— Эй, держи крепче, не лей на землю, — сказал Кострюк, во тьме передавая ковш.

Слышно было, как ковш, переходя из рук в руки, движется через яму в угол, к вору.

— Не разлей…

— Не расплёскивай…

— Да не тут ручка, не тут, бестолочь…

Ковш дошёл до вора. Тот, крякнув от удовольствия, выпил его и заснул.

— Дайте ковш-то назад, — сказал Кострюк, — не гоже вещи пропадать…

— В яме не потеряется, чай, тут не океан-море, — пробормотал чей-то сонный голос.

Однако ковш пришёл назад, и Кострюк долго ворочался, пока спрятал его куда-то.

Снова стало тихо. Петруха прикорнул к тёплому боку Ерёмы и заснул.

…Утром в яме посветлело. Стало видно даже колоду в углу.

Постепенно просыпались арестанты.

Проснулся и вор. Он с хрустом потянулся, хотел сказать что-то, раскрыл рот, но вместо молодого звонкого голоса послышалось старческое шамканье. Вор опять раскрыл рот, и в яме раздался сиплый хрип.

Скоморохи равнодушно, безо всякого интереса смотрели на вора.

Тот сипел, как охрипший гусак.

Наконец разобрали: он спрашивал, что с ним.

— Потерял ты, вор, голос свой на всю жизнь, — вздохнул Кострюк. — С ватаги нашей, со всего скоморошества мы позор сняли, а с тобой, как с вором, ужо воевода сочтётся…

— Зелья дали ночью! — прохрипел вор. — Погубители!

Он забился над колодой, пытаясь вырвать цепь, потом ослаб и только тихо, по-змеиному, шипел да дёргал ногами.

— Не быть тебе больше скоморохом, — спокойно сказал Ерёма. — Нам грязных рук не надобно…

Скоморох начинает путь

Без друга и светлый день ночкой тёмной становится.

(Старая пословица)

Обитатели ямы жили, как кроты: почти без света, среди мокрых осклизлых земляных стен. Спали, сидели, ели — на земле.

Ежедневно выводили двоих арестантов, скованных друг с другом, — это называлось ходить «в связке», — на волю.

В сопровождении стражников они бродили по рынку, выпрашивая милостыню.

Содержания, то есть еды, сидящим в яме не полагалось.

У кого в городе имелись родственники или знакомые, тому приносили хлеб, лук, яйца, жбан кваса. А «чужаков», чтобы не умерли от голода, стража выводила на вольный воздух — авось соберут среди торговцев и прохожих малую толику на пропитание.

Бо́льшую часть милостыни стражники отбирали себе, на остатки покупали еду на всю яму.

В первый день ходили табачный торговец и безголосый вор.

Вернулись с руганью: полон рынок убогих и нищих, разве кого кандалами разжалобишь?

Потом воры и табачник исчезли из ямы: торговец, видно, откупился от ждущих его кнутов, а воров увели на правёж и назад не вернули.

Для, Петрухи яма нежданно-негаданно обернулась радостью: Кострюк и Ерёма взялись научить Петруху кукольной премудрости.

Опытные скоморохи обычно занимались в ватагах всем. Играли на бубнах, гудках, домрах и гуслях, плясали, пели, баяли сказки; если нужда была, могли и с медведем управиться и затею новую придумать.

Реже всего в ватагах попадались кукольники. Кукольник должен был быть умелым сказителем-бахарем, руки иметь ловкие да хозяйство с собой иметь немалое — куклы.

Чаще всего кукольники ходили вместе с музыкантами и медведем — тогда скомороху-кукольнику было легче: ватага и без него могла зрителя занять, развеселить.

Но если кукольник выступал один, то и спрос с него был великий — тут уж на товарищей не надейся, сам за себя отвечай!

Кострюк и Ерёма в кукольных комедиях смыслили немало, как, впрочем, и во всех прочих скоморошьих делах.

Кострюк, как старший, держался с достоинством.

Ерёма же даже в обычной жизни вёл себя, как во время представления, — так же мельтешил, любил хлопать себя, как курица крыльями, руками по бокам, ноги у него ходуном ходили. Только в очень серьёзных случаях — к примеру, во время суда ватаги над вором — Ерёма вдруг обретал спокойствие и вёл себя уверенно и достойно.

Ерёма оказался из всех обитателей ямы самым суеверным человеком. По любому поводу он непременно отыскивал какую-нибудь примету. Утром, просыпаясь, Ерёма говорил:

— Видел сон полночный…

Петруха уже знал от него, что сны утренние и вечерние — не в счёт, они никогда не сбываются. Вот полночные — это другое дело.

— А как же определить: вечерний он, утренний или полночный? — спрашивал Петруха.

— Полночный самый отчётливый, — охотно разъяснял Ерёма, — каждую былиночку в нём помнишь… Так вот, видел я, родимые, будто мне сегодня в связке с Петрушкой идти на торжище милостыню просить. И к нам пристала собачка беленькая… Верное слово: ежели приснится белый пёс — всё в точности сбудется…

Раскрывалась крышка ямы, и круглое, как сковорода, лицо стражника нависало над ямой.

— Вот и наше солнышко взошло, охо-хо! — вздыхал Кострюк.

— Проснулись, бесовское отродье? А ну, ты и… ты… в связку! — приказывал стражник, тыча пальцем на хромого старика нищего и здоровенного парня, притворявшегося неизвестно почему глухонемым.

— Видно, сон-то был не полночным, а утренним, — сочувствовал Ерёме Петруха.

Ерёма охотно соглашался:

— Спутал я… Охо-хо, старость не радость. Ты с моё снов-то посмотри — не так ещё путать будешь…

Стоило Ерёме в ковше с водой увидеть комочек глины, упавшей со стены, как он кричал:

— Люди добрые! Нынче с полной сумой наши милостивцы придут с базара! Как крест свят — верная примета! Ох и поедим!

Но связка возвращалась с пустыми почти руками, и Ерёма только в затылке скрёб:

— Что ты скажешь… Така верная примета!

Это ничуть не мешало ему через несколько мгновений предсказывать ещё какое-нибудь событие, которое точно так же не сбывалось.

Скоморохи, как узнал Петруха, шли к князю Шуйскому, чтобы стать «оседлыми». Оседлыми назывались те скоморохи, которые прекращали бродить по Руси, обзаводились хозяйством, оседали на жительство в каком-нибудь городе.

— Бают, что князь Шуйский вокруг себя много ватаг собрал, землю дал, целую слободу для скоморохов построил, — мечтательно говорил Кострюк. — Хватит нам бродяжничать, ноги уже притомились, годы не те…

Ерёма его поддерживал:

— Нужда ходит, нужда бродит, нужда песенки поёт! Лапти рваные, кошель пустой, а в голове волос седой. Оседлым легче жить: призовёт князь — распотешим его, не призовёт — лежи на печи… А то в эту зиму нагоревался я — вспомнить страшно! Перед масленицей брюхо подвело, ложись и помирай. Кем только не побывал! Пиво варить нанялся в питейный дом. Дымоходы перекладывал. Каталем был… Горы ледяные, потешные, в городе Колядце обкатывал. Когда гости придут, накат на горах должен быть с блеском, с шелестом. Вот купец и нанимает каталя, чтоб чужой спиной лоск на лёд наводить. Подрядился я за две стопы блинов в день да братину браги.

— Зато сколько раз покатались! — мечтательно молвил Петруха.

— Тебе бы так! — вздохнул Ерёма. — Я за ночь до масленой так уже укатался, что качу на санках вниз да прямо на них и засыпаю. Три раза опрокидывался. Как руки-ноги целы остались — сам удивляюсь… Лаять к лабазникам нанимался. Ей-богу, не брешу! Собак-то во дворах хватало. А бились со мною об заклад хозяева: кто лучше лаять умеет — я или собака. Всегда верх мой был. Хозяйская-то собака сытая, ленивая, её каждый день кормят, а я с голодухи лай поднимал отчаянный. Да, нужда лает, нужда скачет, нужда песенки поёт!.. Но и кормили меня потом зато по-собачьи, до отвала… Хорошо жил!

— А ну, кто кого перелает! — предлагал Петруха, начинал лаять, и яма наполнялась азартным собачьим тявканьем и смехом. Первое время стражники пугались, искали собак, но потом привыкли и уже не обращали внимания ни на лай, ни на хрюканье, ни на птичье пение, доносящиеся из ямы.

— На масленой мы с Ерёмой два раза в яме побывали, — вздыхал Кострюк. — Потом великий пост… Всё, что заработали, прахом пошло. Теперь опять яма…

— Вот осядем у князя в слободе, — мечтательно произносил Ерёма, — тогда повеселимся! У меня верная примета есть…

Но при слове «примета» все, кто был в яме, начинали посмеиваться, и Ерёма, хмыкнув, замолкал — дескать, не верите, вам же хуже.

Про куклы оба скомороха могли говорить без устали.

Один давний товарищ Кострюка, оказывается, доходил с ватагой до далёких тёплых морей, где по-русски никто не говорит, где живут люди чёрного волоса и прозываются тальянцами.

Видел этот скоморох куклы ихние, тальянские — перенял кое-что. Свои куклы иноземцам показал — смеялись, вином его поили, кормили.

Кострюк придумал Петрухиным куклам новую одежду.

— Рукава у кафтанов ниже колен бывают, видел? Так же смешней, Петрушка. А ладонь кукла в разрез рукава высовывает — вот так… Да ты-то пальцем не верти, а в бок его, в бок… Вот так!

— Эту куклу, Скомороха, сам делал? — недоверчиво спросил Ерёма. — Ежели сам — молодец. Я такой не видел. У других кукольников Мужик да Цыган. А тут Скоморох — это, Петрушка, лихо задумано. Он по-скоморошьи и говорить должен… Ну-ка, скажи по-кукольному…

Петруха клал под язык пищик-манок, пищал так громко и пронзительно, что в погребную крышку всовывалась голова стражника.

— Говоришь ты гоже, — одобрил Кострюк. — Ишь, манок-то как приспособил! Другие-то просто голос меняют, а ты с писком… Так и надо. Чтоб, если кто раз услышит, — уже не забыл.

— Я плотник, по всем делам охотник! — кричала кукла Скоморох.

— Вот тебе ещё присказка, — вспомнил Ерёма, — может, сгодится:

Одари, боярин, скоморошников,
Скоморошина наша ни рубль, ни полтина,
А всего пол-алтына!

— Нужно тебе сделать Цыгана, Лошадь и Собаку, — решил Кострюк. — Без них какой же ты кукольник…

Вся яма занималась Петрухиными куклами. Наскребли глину со стены, отыскали лоскутьев, даже краски раздобыли с базара.

— Скоморох твой, — говорил Кострюк, — задира и зубоскал, плут, проныра. Себя обманывать не даёт. Про всех всё знает. Вот смекай, как он каждый раз себя вести должен.

— Мы, помню, одно время с личинами работали, — сказал Ерёма. — Маски у нас были разные — купчина, цыган, царь вавилонский. Каждый раз нужно было про себя забывать, помнить, что ты купчина, либо царь… Так и в кукольной комедии помни, Петрушка, кто ты есть. Скоморох у тебя свой голос имеет. Стражник или там поп тоже должны каждый своим голосом разговаривать.

Под вечер, когда в яму спускалась такая темень, что хоть глаз выколи, беседа скучнела, сосед словно исчезал во мраке, каждый оставался в одиночестве, наедине со своими думами.

Но было у сидящих в земляной норе людей одно общее желание — песня. Она лежала у каждого на сердце; казалось, выпусти её на волю — и горе станет меньше, думы радостнее. Да не вырваться песне на свободу, если запевалы нет. Эх, нашёлся бы запевала, а подголосков хватит!

Именно в эти мгновения, когда молчания никто не смел нарушить, а песня уже мешала дышать, рвалась из горла, Петруха запевал высоким тенорком:

Высота ли, высота поднебесная,
— Глубота, глубота океан-море,
Широко раздолье по всей земле,
Глубоки омуты днепровские…

Двое-трое, те кто посмелее да поувереннее, пристраивались к нему сразу, затем подхватывало ещё несколько человек. Люди, зажатые со всех сторон глиной да землёй, пели о широте родных просторов, и хор их был так могуч, что, казалось, даже мокрые стены ямы в эти мгновения раздвигались.

Стражники откидывали крышку в потолке. Может, им хотелось послушать песню, а может, они боялись: не дашь звуку выхода — он и всю с подклетью избу на воздух поднимет…

— Надо Петрухе юбку сделать, — сказал как-то раз Ерёма. — Было мне ночью видение, что нам нынче беспременно удастся с базара обруч от бочки принести… Верна примета: сивая лошадь гуляла по небу, звёзды ела…

И хотя обруч от бочки раздобыли только на следующий день, когда пошли в связке Кострюк с Ерёмой, но тем не менее Ерёма хвалился целый день, что его примета оправдалась.

Юбка и обруч для кукольника — это, после кукол, самое главное. Надевает кукольник поверх своей одежды мешок-юбку, подпоясывается покрепче. «Юбка» поднимается вверх и закрепляется на обруче. Если посмотреть на такого человека издали, можно его за вазу принять. Только у вазы — две ноги. Да в материи дырки проделаны — для глаз. Но как же руки освободить? Они для кукол нужны. А кто ж тогда будет обруч держать?

Кукольники выход нашли: к поясу скомороха две палки-распорки прикрепляются — они-то и держат обруч над головой. А обруч держит юбку. Руки свободны. И вот уже над краем ширмы появилась одна кукла, другая…

У Петрухи не сразу всё ладно получалось. То обруч кособочился, то палки-распорки соскакивали, то рукава за что-нибудь зацеплялись, и приходилось сооружение строить заново.

Но к вечеру, с помощью скоморохов, он научился быстро всё собирать и разбирать.

— Завтра пойдём в связке, — сказал Кострюк, — ты представлять будешь.

— Как же так? Ведь мы ж оба будем к цепи прикованы? — удивился Петруха.

— Так руки-то у тебя свободны! — засмеялся Ерёма. — Да и я пособлю!

Стражники уважали скоморохов — ведь больше, чем Кострюк с Ерёмой, никто на базаре не зарабатывал. Значит, и стражникам доход. А кто больше денег приносил, тот и ценился дороже.

— Весёлые люди, бесовское отродье! — довольно потирая руки, говорили стражники. — С ними трезвый не будешь — всегда алтын в кармане!

Предложение Кострюка выпустить с ним в связке Петруху-кукольника вызвало одобрение стражников.

— Половина сбора нам, — сразу сказали они. — Иначе не видать вам завтра света белого.

…Петруха впервые за неделю вышел на волю.

Пришла оттепель, весело пели капли, после полумрака ямы всё казалось ярким, сверкающим, ослепляющим. От свежего воздуха закружилась голова — будто ковш браги выпил. Забылось даже, что от правой ноги тянется цепь, к другому концу которой прикован Кострюк.

У старого скомороха лапти в красный цвет окрашены, онучи белые с синей каймой, на голове — колпак, из лыка сплетённый. Заиграл Кострюк на дуде и начал бить в привязанный к локтю бубен.

— Эй, парень, — толкнул Петруху стражник, — хватит глаза пялить, ещё даже на чарку не заработали!

Второй стражник радостно произнёс:

— Эвон, народишко-то уже зашевелился! Приметил скоморохов!

— Глянь-ка! Лапоть на голове у дударя, — послышался звонкий, радостно-удивлённый голос.

— Потеха начинается! — гаркнул кто-то.

— Петрушка, не зевай! — сказал Кострюк и подмигнул одобряюще. — Ну-ка, постарайся!

Обруч и палки Петруха держал в одной руке, в другой — платок с тремя куклами. Юбка была заткнута за пояс.

Кострюк с одобрением наблюдал, как споро парнишка справлялся с хитрым своим хозяйством.

Вот уже зашагал кукольник по базару, и все заторопились к нему навстречу — давно в Острожце не видели кукольной потехи.

Изменчивы симпатии толпы. Только что слушали со вниманием забредшего на базар гусляра — калику перехожего, а теперь оставили старика в одиночестве и метнулись навстречу новой забаве.

Кострюк перестал играть и сквозь базарный шум услышал громкий, дребезжащий голос гусляра.

Гусляр продолжал петь — не обрывать же на полслове былину о славном богатыре Добрыне Никитиче:

Говорит Владимир стольно-киевский:
«Ах ты гой еси, удалой скоморошина!
Выходи из-за печки, из запечинки,
Садись-ко с нами за дубов стол…»

Петруха услышал былину, сквозь прорези в материи разглядел гусляра и рванулся к нему.

— Ты что?! — воскликнул едва сумевший удержаться на ногах Кострюк.

Петруха, ощутив рывок цепи, вспомнил, что он в связке, сказал Кострюку смущённо:

— Забылся… не привычен к цепи ещё…

— Куда ты метнулся?

— Да вот, гусляра приметил… Шляпа у него знакомая больно.

Кострюк увидел лежащую у ног гусляра широкополую заморскую шляпу.

Петруха, к сожалению собравшихся, снял обруч, опустил юбку, передал обруч, палки и свёрток с куклами Кострюку.

— Это ничего… так нужно… — сказал Кострюк обеспокоенным стражникам, хотя сам и не понимал, что задумал парень.

Петруха и Кострюк подошли к певцу. Старик унял гусли — положил на струны сухую длиннопалую ладонь.

После приветствий Петруха сказал:

— Шляпу эту заморскую я знаю давно. Ни с одной не спутаю.

— А может, путаешь? — протянул ему шляпу старик.

Толпа окружила гусляра и скоморохов. Стражники с подозрением смотрели на происходящее.

Петруха взял шляпу, показал её зрителям:

— Пустая?

— Как моя! — закричал долговязый парень, размахивая своей кургузой шапчонкой.

— А теперь? — Петруха огляделся по сторонам, потом протянул руку к жующему калач мальчишке, вынул калач из пальцев испуганного малыша и бросил калач в шляпу. — Лады-лады, ой люли! Что есть в шляпа? — подражая Греку, спросил Петруха.

— Пустая, как моя! — восторженно крикнул долговязый.

— Давай-ка теперь твою шапку! — сказал Петруха.

Парень кинул шапку. Петруха поймал её и положил в заморскую шляпу.

— Пустая? — показывая шляпу зрителям, спросил их Петруха.

— Да-а… — растерянно произнёс стражник. — Дело нечисто…

Петруха шутя потянулся к женщине-нищенке, которая держала на руках младенца.

— Бросить его в шляпу? — спросил он зрителей.

— Не дам! — крикнула нищенка и бросилась, испуганно озираясь, прочь.

Толпа засмеялась.

— Гляди-ка, по-настоящему забоялась!

— Не люблю я этого, — мрачно сказал один из стражников. — Тут раз показывали всякие фокусы, да потом у меня бердыш пропал! Эй, парень, хватит чудеса показывать!

Малыш, у которого Петруха отобрал калач, вдруг громко заревел.

— Ты не плачь, — улыбнулся Петруха, — вот твой калач!

И, к удивлению собравшихся, вынул из шляпы, которая только что была, как все видели, пустой, калач, а за ней кургузую шапчонку долговязого парня.

— Вижу, что шляпа тебе ведома, — пристально всматриваясь в Петруху, проговорил гусляр. — Получил я её от скомороха Грека…

— Грека? — радостно воскликнул Петруха. — Когда?

— Недели две, почитай… Видел я ватагу Потихони на дороге…

— Ну, пошутковали и хватит! — Стражник дёрнул Петруху. — Идти нужно!

Кострюк перемигнулся с гусляром и сказал тихо:

— Обожди нас, назад будем идти, поговорим… Дело есть.

Петруха тем временем вновь изготовился к потехе кукольной.

Кострюк заиграл в дуду, забил в бубен.

Стражники повеселели, глядя на большую толпу зевак и любопытных.

Над обручем показался Скоморох. Поздоровавшись с толпой, он сказал, что ему надоело ходить пешком и он пришел на базар купить лошадь.

— Чтоб возила всё — и воду и воеводу!

В этом месте, по совету Кострюка и Ерёмы, Петруха проверещал о торговцах, которые на рынках по три шкуры дерут с честного народа, а сами палаты каменные строят.

В толпе поднялся такой радостный гул от этих слов, что Скоморох заверещал ещё пронзительнее:

— Чем недовольны, молодцы? У вас небось другие купцы?

— Такие же! — закричал громче всех долговязый парень.

Смеялись зрители, смеялись и стражники, предвкушая хороший барыш.

«Какой голос у куклы! — с восторгом и даже с некоторой завистью подумал Кострюк. — Как Петрушкин Скоморох разговаривает! Такого не слыхивал, а уж сколько я перевидал кукольников на своём веку! Как это я сам не надумал пищик, обычный пищик-манок к разговору приспособить?»

Пронзительное верещание Скомороха было слышно в самых дальних уголках съестного ряда. Торговцы и те кто во что горазд взбирались на колоды, чурбаны, кучи лежалого снега, чтобы разглядеть необычайного кукольника.

Скоморох торговался с Цыганом из-за лошади.

— У меня лошадь хороша! — кричал Цыган. — Грива густа, голова пуста, под гору скачет, на гору плачет, а когда грязь, то сам слазь и вези!

— Мне такую и надобно! — пищал Скоморох.

— А какие зубы у моей лошади! — продолжал расхваливать товар Цыган и показывал на свой рот. — Вот такие! Посмотришь — есть хочется!

Скоморох смотрел зубы Цыгана, щупал ему бока, шею, даже пытался проехать на нём верхом.

Затем сделка состоялась. Цыган ушёл, и вместо него появилась Лошадь.

Скоморох пытался взобраться на неё, но она вставала на дыбы, кусалась, лягалась.

Ржать Петруха не мог, потому что Скоморох должен был всё время пищать, и поэтому ржать приходилось Кострюку, прикрываясь от зрителей бубном.

Впрочем, внимание всех было занято приключениями Скомороха, и никто не обращал внимания на то, что весёлое «иго-го» раздавалось совсем с другой стороны.

Следующей кукольной сцены Кострюк не ожидал — он знал, что из ямы они взяли лишь трёх кукол — Скомороха, Цыгана и Лошадь.

Но Петруха, видимо, решил показать прогулку Скомороха по базару.

Над обручем вдруг показался Цыган, но в другой шапке. Рядом с ним появились разноцветные кубики.

— Сундуки! — закричал долговязый парень. — Смотрите — это же сундуки!

Тут все узнали в Цыгане купца-сундучника.

Петруха показал, как бедный Скоморох не может купить сундук, потому что ему нечего будет в нём хранить. А если туда положить одежду, то не в чем будет ходить.

— Что же мне, голым сидеть на сундуке и ключ держать в руке? — спросил Скоморох.

Успех подхлестнул Петруху, и он ещё показал, как Скоморох торговался с Цыганом из-за калачей.

— Ты, цыган, на боярина похож, — пищал Скоморох. — Он тоже тех любит, у кого ножки с подходом, ручки с подносом, голова с поклоном, сердце с покором да язык с приговором!

«Откуда у него что берётся! — думал Кострюк, наблюдая за ловкой работой парня. — Только бы голос не сорвал — вроде похрипывает малость».

— Кончай, Петрушка, — сказал он. — Слышь, кончай, горло попортишь!

Скоморох раскланялся, исчез. Обруч упал, и все увидели сверкающие глаза Петрухи, его раскрасневшееся лицо.

— Подайте на пропитание скоморохам-арестантам! — пуская бубен по рукам, заголосил Кострюк. — Побейте меня, да покормите, руки-ноги поломайте, да милостыню подайте!

Бубен звучал, словно в него били десятки пальцев, — это сыпались монеты.

Оба стражника смотрели на Петруху влюблёнными глазами.

— Курочка мала, а золотые яички несёт! — шепнул один другому.

— Ты смотри за бубном, кабы греха с деньгами не вышло, — рассудительно произнёс второй.

Бубен вернулся к Кострюку почти полным. Такой сбор даже целые ватаги и то видели редко — разве что на масленой неделе.

Петруха радостно озирался вокруг: как внимательно, преданно слушали только что эти люди его кукол! Вон даже ещё улыбки с лиц не сошли! А кто-то уже кричит пронзительно, как Скоморох!

Стражники отсыпали горсть меди Кострюку, а остальное быстро попрятали себе под тулупы.

Кострюк и Петруха пошли покупать еду на всю яму.

— Надо как-то стражников отвлечь, — сказал тихо Кострюк Петрухе. — Нам с гусляром словом перемолвиться надобно! Придумай что-либо, Петруша.

В конце съестного ряда, возле торговца сундуками, стоял долговязый парень и рассказывал старику сундучнику, как его высмеяли скоморохи. Старик шипел, как разозлённый гусак, но парень не уходил.

Петруха отозвал парня и сказал ему на ухо:

— Купец-то глухой, разве не ведаешь?

— Ан вот в чём дело! — радостно воскликнул парень. — То-то он слова мои никак в толк не возьмёт!

Пока Кострюк, мигом поняв Петрухин замысел, отвлекал парня разговорами, Петруха подошёл к сундучнику, поклонился и сказал, показывая на долговязого:

— С ним надо громко говорить — он глухой!

— А-а, — обрадовался купец. — То-то я его гоню — он не уходит. Чепуху мелет какую-то! Что за напасть, думаю…

— Громче с ним нужно говорить, громче, — посоветовал Кострюк, и скоморохи пошли к яме, по дороге прикупая из съестного то, что забыли купить прежде.

Стражники плелись сзади, наблюдая, чтобы арестанты ни с кем, кроме торговцев, не разговаривали.

Уже по выходе из съестного ряда (его на базаре все называли «обжорным») скоморохи услышали крики сундучника и долговязого парня: каждый старался перекричать другого, и орали они так, что у гончаров в горшках гудело.

Один из стражников побежал назад, порядок наводить.

К скоморохам подошёл гусляр, снял шляпу и ударил по струнам гуслей:

Благословите, братцы, старину сказать,
Старину, былину стародавнюю…

— Ты, чучело, чего сызнова тут? — удивился стражник. — Али потерял что?

— Он из наших, из скоморохов, — с поклоном проговорил Кострюк. — Родственник… Нам бы только два слова молвить.

— Два слова можно… Только поспешайте, голодранцы!

Стражник отошёл шага на два, вытянув шею, начал прислушиваться к доносящимся крикам сундучника.

— Говори, отец, — сказал Кострюк, — я по лицу твоему приметил — есть тебе о чём нам сказать… Худое ли, доброе — говори.

— Глухие так громко орут, — улыбнулся Петруха, — что стражник нашего разговора не услышит.

— Худые вести, — грустно молвил гусляр. — Свиделся я недели две назад с ватагой Потихони по дороге лесной. В лесу видел я и Потихоню, и Рыжего, и Грека, и Фомку с Фролкой… когда в землю их мёртвыми зарывали… Полонский воевода со своими стрельцами засаду им устроил. Один только Петрушка, Потихони сын названый, утёк, видно. Не было его в той могиле… Да ещё медведь исчез…

— Парнишка-то этот, отец, раньше от ватаги ушёл, вот и жив остался, — сказал Кострюк. — Видно, тебе, Петрушка, не от полонского воеводы смерть принять суждено…

— Как это я по фокусам его не признал? — прищурился гусляр, всматриваясь в Петруху. — Да разве ты, сынок, кукольник?

— Он всё умеет, — погладил Петруху по голове Кострюк.

— Возьми, сынок. — Гусляр протянул шляпу Грека Петрухе. — Память тебе будет от ватаги твоей…

Кострюк испугался, что Петруха рухнет сейчас на снег.

— Мы пойдём, отец, — сказал он, заботливо придерживая парня. — А завтра, когда нас в связке выведут, свидимся…

Стражники расковали арестантов, открыли крышку ямы. Кострюк бросил вниз еду, спрыгнул первым.

— Левой ногой земли коснулся, — послышался голос Ерёмы, — верная примета: вести хорошие!

Кострюк едва успел подхватить мешком свалившегося на него Петруху — парня ноги не держали.

Вспыхнувшее было в яме оживление тотчас сменилось беспокойной, напряжённой тишиной.

И в этой тишине отчётливо было слышно, как старались перекричать друг друга сундучник и долговязый парень.

Хорошо кузнецу!

Кандалы только трусу страшны.

(Старое присловье)

Случилась с Петрухой нервная горячка. Горел весь, никого не признавал, бредил, заговаривался.

В бреду-то всё и рассказал — почему от ватаги ушёл, какое с ним горе в дороге случилось.

Скоморохи всё с полуслова понимали — о их жизни речь. А прочие, кто в яме сидел, те толком и не разобрались — какие-то медведи, Потихони, Безобразовы да золото мальцу чудились. Одно слово — бред.

Кострюк и Ерёма каждый день в связке выходили, трав каких-то приносили, настоек. Отпоили, выходили парня. На пятый день полегчало, в сознание вошёл, заговорил, как прежде, — звонко, по-хорошему.

Скоморохи с ним долго шушукались в своём углу ямы.

— Кто украл выкуп, пусть заживо сгорит, — сказал Ерёма. — Чего потеряно — не воротишь. Какие люди-то погибли — вот кого жалеть надобно.

— Жалостью дела не поправишь, — пригорюнился Кострюк. — Нужно тех спасать, кто, ещё живой. Безобразова мы, Петрушка, знаем. Зверюга дикий, а не человек. Кроме денег, никакого разговора не признаёт. Скупей его я в жизни не видывал боярина.

— Встречались с вельможным боярином, свет Безобразовым, встречались, — качал головой Ерёма. — Как тогда в его яму не попали, дивлюсь.

— Спасать стариков нужно от Безобразова, — продолжал Кострюк. — Всенепременно. А для этого тебе, Петрушка, нужно вольным быть. Смекнёшь — авось ещё какое-нибудь «чудо» придумаешь.

— Может, отпустит воевода нас? — с надеждой произнёс Петруха. — Пообещаем ему денег немного, заработаем на базаре.

Но оказалось, что воевода-то, может, и отпустил бы, да стражники не желают расставаться с выгодными и доходными арестантами.

По слухам, которые дошли до скоморохов, воевода распорядился — ещё в первый день — так: пусть посидят в яме да на цепи походят, в ум войдут, забудут, как народ на бояр наущивать.

Теперь уже только от стражников зависело, сколько времени скоморохов в яме держать: неделю, две, три.

Петруха тут же кукольный разговор сообразил:

«Спрашивает кукла Воевода странника:

— Ну, как, мол, сидят глумцы?

Стражник головой в пол:

— Сидят, воевода-батюшка, уже почти в ум пришли!

— Вот, когда совсем поумнеют, — отвечает Воевода, — тогда пусть убираются подальше!»

Посмеялись, снова завздыхали.

— Так и до лета досидеть можно, — сказал Ерёма. — Арестант — он есть-пить не просит, сам корм добывает. Да ещё барыш приносит! Я бы стражником был, полную яму одних скоморохов держал, право слово!

— Надо помочь Петрушке уйти отсюда, — решил Кострюк. — Нам, конечно, за него сидеть подоле придётся, да уж, видно, так на роду написано нам с тобой, Ерёма, не нынче оседлыми стать…

— Подумаешь, печаль! — воскликнул Ерёма. — Сорок зим об этом думали, ещё зиму подумаем!

План бегства скоморохи обсудили раз сорок, обо всякой мелочи позаботились, чтобы осечки не вышло.

Гусляр — калика перехожий — всё по базару ходил. Он с Кострюком и Ерёмой каждый день встречался, разговаривали, даже ссорились.

Петруху заставляли в яме с куклами работать — сцены повторять, пальцы разминать, новые скоморошины придумывать.

После болезни, на третий день, когда Петруха ногами окреп, попросил Кострюк стражников вывести парня воздухом подышать.

Стражники обрадовались — уж очень болезнь Петрухи их по карману била.

На четвёртый день Петруха с Кострюком пошли в связке. Взяли с собой четыре куклы — Скомороха, Попа, Цыгана и Лошадь. Перед выходом из ямы надели на куклу Скомороха новый колпак — перекроили его из того, что от вора сипатого остался. На самый колпачный кончик бубенец приделали. Скоморох головой мотает — бубенец звенит.

— Пропадай моя голова с колпачком и бубенчиком! — кричит пронзительно, на весь базар, Скоморох.

А пропадать есть отчего: не может Скоморох на Лошадь купленную сесть. Хитрый Цыган сковал Скомороха и Лошадь цепью. Скомороха — за руку, Лошадь — за ногу. Так они и ходят вдвоём — друг друга терзают: то Лошадь тащит Скомороха, то Скоморох тащится за Лошадью.

Эту сценку Кострюк с Петрухой должны были показать возле кузнечного ряда.

С кузнецами всё время велись разговоры — то через гусляра, то через знакомых торговых людей — о том, как быстро сбить цепь с ноги арестанта. И хотя скоморохи, казалось, уже всё сообразили, Кострюк решил ещё одну проверку сделать — на куклах.

— Коли что не так будет получаться, — сказал Ерёма, — кузнецы подскажут. А стражники и не сообразят: подумают, что это просто так, обычные крики…

Кузнецы смотрели кукол, хохотали, дивились скоморошьей несообразительности. Скоморох плакал, бубенчиком тряс и приговаривал:

— Пропадай моя голова с колпачком и бубенчиком! Как только моя лошадь побежит, так я и умру!

— Да раскуйся ты, парень! — крикнул кто-то из кузнецов. — Это же проще простого!

— Как же я раскуюсь, — плаксиво спросил Скоморох, — когда у меня кузницы нет! Кузнецу хорошо, а вот я даже не могу руки поднять… руки поднять…

— Возьми два камня, — посоветовал другой кузнец, — да на один цепку свою положи, а другим по ней стукни.

— Ваши-то цепи слабой спайки, — добавил третий, — шов сразу и треснет. Засовывай в щель клин, бей крепче. С третьего удара звено развалится! Ну, а браслет тебе любой кузнец сымет!

— Дайте камень! — завопил Скоморох. — Дайте камень!

Когда нашёлся камень, он вместо цепи так ударил по Лошади, что та свалилась замертво.

Стражники смеялись вместе со всеми.

А один даже вступил в спор с кузнецом: разбивать-де цепь нужно не так, а ударяя кувалдой по стыку звеньев, расплющивать их кольца.

Когда Скоморох расковался и кукольная потеха закончилась, бубен был пущен по рукам, а выручка поделена между стражниками и скоморохами. Кострюку опять разрешили поговорить с гусляром.

Петруха складывал куклы и перемигивался с кузнецами.

«Кузнецу хорошо! — думал он. — Работа красивая, силы много, попробуй такого обидь! Он любому стражнику шею свернёт. И цепи ему не страшны. А как я, когда нужно будет, с цепью-то управлюсь?»

Гусляр куда-то исчез. Кострюк потянул за цепь — пошли, мол, за едой.

Побродили по рынку, купили немного съестного.

— Чего так мало? — спросил Петруха. — Ведь ещё деньги есть.

— Чудак человек! — удивился Кострюк. — Тебе ж на дорогу каждую полушку вот уже неделю копим!

…Скоморохи много успели сделать, пока Петруха болел: и возчика отыскали и весь побег сладили.

Когда вернулись в яму, Кострюк рассказал наконец Петрухе подробности о своём сговоре с гусляром.

Гусляру Кострюк передаст все куклы — есть надёжный дом, куда тот их отнесёт. Туда же сразу должен явиться Петруха после побега.

— С куклами тебе не убежать — их целый мешок, гляди-ка! — Ерёма показал собранный заплечный мешок, который ничем не отличался от обычных торб и кошелей, ютившихся на спинах мужиков. — А без них плохо: кукла всегда выручит, всегда поможет, в беде не кинет, сам знаешь!

— Их нужно уметь складывать, дело-то хрупкое, — наставлял Кострюк. — Ну-ка, Петрушка, вынь всё из мешка и снова в него положь!

Пока Петруха снова и снова складывал куклы в мешок, Кострюк, почти касаясь губами уха, шептал:

— Обруч брось, гусляр тебе новый даст, складной, на верёвочках сделанный. Прятать его легко — раз-два и в мешок. Палки-распорки тоже у гусляра получишь. Одну — на плечо, под узелок, другую — как посох, в руку. Теперь слушай и примечай, как до того дома бежать, где гусляр тебя ждать будет… Там и сани попутные есть — поедешь в Колядец.

Скоморошьего наряда для себя Петруха не хотел брать.

— Когда я обруч над собой ставлю, — сказал он, — всякий видит, что сейчас куклы будут. А без кукол приметным мне не след быть… Куклы спрятал — и как все, поди догадайся, скоморох я или прохожий…

Денег оказалось не так уж мало. «Яма, видно, — подумал Петруха, — пока я болел, ела впроголодь».

…Побег прошёл как по маслу. Ерёма, когда связка — Кострюк с Петрухой — отошла, стал звать на помощь:

— Убивают! Караул! Спасите!..

— Подрались арестанты! — остановился стражник. — Ну, я их сейчас усмирю! — И он вернулся к яме.

Второй стражник повёл связку дальше.

Толпа окружила кукольника так плотно, что ног Петрухи стражнику видно не было. Да ещё Кострюк занимал стражника всякими скоморошинами — пел, на дуде играл и даже приплясывал.

Петруха свистел — разливался соловьём, щеглом, жаворонком.

Видна была над толпой только верхняя часть ширмы — вот-вот выглянут из обруча Скоморох и Цыган.

Но они не появлялись. И птичье пение замолкло.

— Что, твой товарищ заснул там? — спросил Кострюка стражник.

— Может, снова ему худо сделалось? — ответил вопросом на вопрос Кострюк, с неподдельным беспокойством посмотрел в сторону кукольника и подёргал закованной ногой — легко, цепь тянется! Значит, там вместо кукольника только обруч, юбкой обтянутый, стоит, а Петруха уже цепь разбил…

Прибежал второй стражник, вошёл в толпу, стукнулся ногой о камень-валун.

— Кто тут камней наворочал? — крикнул стражник и потянулся к ушибленной ноге. А когда наклонился, то увидел рядом с камнем расколотое звено цепи.

— Держи! Убёг!.. — закричал он испуганно и закрутился на месте с распахнутыми руками, не зная, кого хватать, куда бежать.

Кострюк, заслышав крик, обхватил стоящего рядом второго стражника и тоже закричал:

— Смотрите, люди добрые, я не бегу! И меня не держат, я держу!

Базар зашумел ещё пуще, крики послышались со всех сторон:

— Держи! Лови! Вор!..

Кто-то из торговцев ухватил своего покупателя, один мужик повалил другого, нищие кричали, как стая воронов, — ничего не разобрать.

— Догонишь тут, — махнул рукой стражник, которого держал Кострюк. — Ищи ветра в поле!

— Придётся о беглеце воеводе сказать, — боязливо молвил второй стражник. — Сыск учинить на него надобно! Как утёк… Прямо из рук!

— Жалко… Сколько мы из-за этого кукольника винца попили! — сказал первый стражник. — Иди в яму! — толкнул он в спину Кострюка. — Теперь нам будете три четверти сбора отдавать, глумцы, бесовское отродье, нет у вас ни стыда, ни совести…

Скоморох попадает в плен

…Посмотрел царь Собака во третий раз

И во третий раз ничего не узрел:

Где стоял скоморох — там уж нет никого…

(Из былины «Вавила и скоморохи»)

Большой город Колядец!

Казалось, будто полыхал над городом пожар, — так ярко сверкали купола церквей и соборов. Красной зубчатой лентой вилась по холму стена кремля. Крыши богатых домов щетинились железными гребнями, шпилями, коваными замысловатыми фигурками. Искрились, как речная рябь на солнце, слюдяные и стеклянные оконца.

Сани, на которых ехал Петруха, миновали городские ворота, свернули с мощёной дороги, запетляли по узким уличкам, среди куч талого снега и грязи.

Молчаливый возница, который за день пути едва три слова молвил, остановил сани возле невысокого забора. Из-за него выглядывал конёк крыши, покрытой лежалым снегом.

Тотчас же гулко забрехали собаки. Ворота отворились не сразу, а после того, как возница отстучал по ним кнутовищем какие-то условные сигналы.

— Кто ж с этой стороны заезжает? — строго спросила высокая широкоплечая женщина. — Дороги людской не знаешь, что ли?

И она посторонилась, пропуская сани.

Двор оказался небольшим и сплошь заваленным бочками разных размеров. Они лежали, стояли, были втиснуты одна в другую.

Отхлынувшие от ворот собаки залезли в пустые лежащие бочки и брехали оттуда.

«Вот почему у них такой гулкий лай!» — догадался Петруха. И не удержался, тявкнул в ответ. Собаки недоуменно на миг примолкли, потом, все сразу, вновь залаяли.

— Привёз тебе, Маланья, поклон от кума Кузьмы, — сказал возница, — да Петрушку-скомороха в придачу. Поживёт у тебя малость, пока осмотрится.

Маланья внимательно оглядела Петруху: неказист, длинноносый, вихры словно кудель. На месте спокойно не стоит, словно его щекочет кто.

— Смотри не обижай парня! — продолжал возница. — У него здесь дело большое, доброе!

— Скоморохов обидишь! — подмигнув Петрухе, широко улыбнулась Маланья. — Они люди дошлые, расторопные, на язык кусачие.

— А меня в другие ворота выпусти, — произнёс возница. — Недосуг мне.

— Ты хоть коня-то пожалей! — воскликнула Маланья.

Но возница так сурово взглянул на неё, что она пожала плечами — мол, вольному воля! — и зашагала по снежному месиву к противоположным воротам.

— Тут тебе, Петрушка, покойно будет, — подавая Петрухе с саней мешок и палки, произнёс возница. — Живи сколь захочешь. У Маланьи мужик скоморохом был, да помер тому две зимы. Смекай, парень: ежели, упаси бог, что худое случится, я тебя на дороге подсадил, ты богомазом назвался… Но-о!

Возница кивком головы простился с Петрухой и, ударив коня кнутовищем, вылетел в распахнутые Маланьей ворота.

Петруха успел разглядеть рыночную площадь, людей. Обычно дома, примыкающие к рынку, часто имели два въезда-выезда — на всякий случай.

— Пойдём, скоморошек, в избу, — по-матерински заботливо проговорила Маланья. — Не век же на морозе стоять!

В доме сладко пахло хмелем и солодом. Потрескивали в светцах сосновые лучины.

Два брата Маланьи — такие же, как она, рослые, широкоплечие — возились возле больших жбанов.

«Пиво варят», — догадался Петруха.

— Парень от кума с поклоном! — весело сказала Маланья, вводя Петруху. — Прошу любить и жаловать!

Пристроили гостя на лавку, за печь, в полутёмный, тёплый закуток.

Разобрал Петруха мешок. Вынул обруч складной, кукол осмотрел. Хорошо доехали, ни одна не раскололась. Но долго ли вообще-то глина продержится? Нужно у стариков спросить. Говорят, глину на огне закаляют, тогда она дольше служит…

Улёгся Петруха на свой новый зипун, снял новые сапоги. Гусляр Кузьма переодеться заставил. «Приметы спутать нужно, — пояснил он, — чтоб вид у тебя городской был!» Дал ещё Петрухе Кузьма бубен и гудок. Сказал: «Тебе одному работать, сам перед представлением играть будешь!»

Немного саднила нога — там, где чугунный браслет был. Видно, когда сбивали цепь, камнем ногу задели. Да ещё потом, когда Кузьма ногу из браслета высвобождал, оцарапали.

«В Колядце своим разумением, Петруша, обходиться будешь!» — вспомнились слова Кострюка.

«Что ж, всё при мне! — подумал Петруха. — А смекалка, как говорят, и на голом камне огород вырастить может! Нужно узнать о боярине Безобразове побольше. Расспросить народ, послушать стариков…»

Спать не хотелось. Хозяева ворочали бочки, переливали. Пиво булькало, шипело. В бочках слышались возня, вздохи — бродил хмель. По потолку гуляли кривые тени братьев-пивоваров.

Чтобы не терять зря времени, Петруха надел на руку Скомороха и пошевелил пальцами. Скоморох игриво повёл плечами, тряхнул головой.

«Как перехитрить боярина Безобразова? Как к нему подступиться? Надобно, видимо, к нему в дом попасть… или поговорить с кем-нибудь из челяди… Торопиться нужно. Как-то там старики скоморохи, живы ли ещё?..»

А кукла тем временем вертелась, крутила головой, приседала, кланялась, руками всякие кренделя выписывала.

Петруха пересадил Скомороха с одной руки на другую, снова заставил его размахивать руками, головой, танцевать, падать.

И вдруг почувствовал Петруха, что он в этом тёплом закутке не один.

Кто-то ещё был рядом с ним — невидимый.

Петруха поднял глаза и встретился с горящим азартным взглядом свесившегося с печки маленького человечка.

— Иди сюда! — тихо сказал Петруха.

И кукла Скоморох поклонилась, помахала руками, пропищала тихонько:

— Прошу любить и жаловать!

Мальчуган, не сводя восторженных глазёнок с куклы, слез с печи на лавку. Уселся возле Петрухиных ног.

По-прежнему не отрывая взгляда от игрушечного Скомороха, он сказал:

— Я в бубен умею бить. Когда у нас скоморохи бывают, мне всегда в бубен дают бить.

Выяснилось, что мальца зовут Васяткой и что кукол он никогда не видел.

— Хочешь поиграть? — спросил Петруха. — Давай руку. Вот так: средний палец сюда… Этот — сюда… Э-э, Васятка, да у тебя пальцы-то коротковаты!

Васятка шевелил пальцами, но Скоморох его не слушался — голова куклы едва-едва шевелилась.

— Я тебе маленькую куклу сделаю, — пообещал Петруха. — Чтоб как раз по руке была! А завтра ты мне поможешь: будем искать доску от бочки.

Петруха решил выступить на воскресном гулянье с новой сценой — «Дуплянское чудо». В ней скоморох перехитрит попа, заставит долгогривого сделать по-своему… Интересно может получиться! А вот для «дупла» нужна доска. Если вырезать в ней дыру, ветки приделать — «дерево» будет хоть куда!

— Парень, не спишь ещё? — спросила Маланья. — Вечерять иди. — И шутливо добавила: — А то ещё скажешь, как скоморохи говорят: «Без нас пиёте, а нас не зовёте!»

Ели кашу, запивали пивом, стоял на столе чугун с варёными яйцами, разломанный каравай.

После еды жизнь в пивоварне начала постепенно затихать. Угомонился Васятка. Заснули братья-пивовары. Последней легла Маланья — сбегала, ещё раз проверила запоры на воротах, что-то переставила, повозилась с опарой, наконец погасила лучину.

Стало слышно, как, грохоча деревянной колотушкой, сторож на рынке обходит лабазы, лавки.

«Велик, верно, базар в Колядце! Вон, только один сторож прошёл, второй уже стучит с другой стороны…» — подумал Петруха засыпая.

…Утром возле городского кремля, на реке, молодёжь начала гулянье.

Парни, подбадриваемые криками друзей, боролись, стараясь повалить друг друга на покрытый снегом лёд.

Другие стреляли из луков. Мишенями служили шапки, повешенные на вбитые в лёд колья.

Третьи метали копьё в нарисованный на льду круг.

Вдали высилась оставшаяся ещё с масленой недели ледяная гора, вокруг которой толпился народ.

Петруха надел широкополую шляпу Грека. Привязал бубен так, чтобы локтем удобно было бить, заиграл в гудок. Васятке, который увязался за ним, дал палки и обруч.

Сразу же вокруг них собралось несколько человек. Пошли Петруха с Васяткой, двинулись следом и зрители.

Когда Петруха подошёл к берегу реки, где шло гулянье, за ним уже шествовала большая толпа.

— Скоморох-то один! — удивлённо говорили вокруг.

— Что ж он представлять будет?

— Чудно́! Хоть бы медведь какой с ним был!

Петруха остановился под стеной кремля, кончил играть и быстро водрузил над головой свой шатёр.

— Кукольник! — зашумели зрители.

— Сейчас будет Цыган с Лошадью.

— Хитрый мужик!

Но появился не известный никому Скоморох и смешным, пронзительным голоском заверещал приветствие собравшимся.

Неожиданности продолжались. Не увидели зрители Цыгана, Лошади, Хитрого мужика. Зато показался над обручем толстый Поп.

Начался разговор Скомороха с Попом тихо, мирно и закончился ссорой: Поп обобрал Скомороха и ни в какую не хотел возвращать денег.

Тогда Скоморох решил проучить Попа.

Он рассказал скряге Попу о «дуплянском чуде», которое в лесу в дупле сидит, по-соловьиному свистит, по-звериному рычит, предсказывает будущее и даёт советы.

К дереву, в дупло которого спрятался Скоморох, подходят Воевода, Стрелец, Поп.

Скоморох ссорит их между собой, издевается над ними.

В конце концов Поп кладёт в дупло все свои деньги, а Скоморох их забирает. Но Поп, подсмотрев, как Скоморох вылезает из дупла, зовёт Стрельца, чтобы посадить Скомороха в яму.

Тогда начинается драка, в которой Скоморох расправляется со всеми своими врагами.

— Молодец Скоморох! — закричали из толпы.

— Ещё давай!

— Кощунство! — раздался мощный дьяконский бас. — Доподлинно известно, братия, истинное чудо дуплянское в монастыре Ананьевском было! А скоморохи безродные над святым чудом глумятся! Не смотрите это позорище, православные!

— Покажи ещё Скомороха!

— Ты бы, отец дьякон, отошёл — не любо — не смотри!

— Все сгорите в адском пламени! Богохульники! — продолжал буйствовать дьякон.

Несколько парней, из тех, что до появления Петрухи боролись на льду, взяли шумливого дьякона на руки и оттащили его подальше, к обрыву.

— Не бросайте! — взмолился дьякон. — Уйду, бесовское отродье! Сам уйду!

Парни, хохоча, вернулись к толпе.

— Гей, с дороги! — раздались грозные окрики.

— Дорогу боярину!

Толпа раскололась, освобождая путь всадникам.

— Боярин с князем возвращаются с соколиной охоты!

— Вон, смотри, у сокольничьего, что на белой лошади едет, — любимый кречет князя. Гамаюном кличут.

— Это всё боярин для князя охоту устраивает — дочку князь у него сватает.

— Князь Брюквин у царя, сказывают, первый человек!

Князь и боярин ехали рядом. Сбруи их лошадей были окованы множеством маленьких серебряных блях. С лошадиных голов свисали ремни, украшенные серебряными плашками вперемежку с бубенцами.

На князе была синяя чуга — узкий кафтан с короткими рукавами, надетый поверх алого зипуна. А на боярине чуга была алая, а зипун — синий.

Проезжая через толпу, боярин придержал коня, огляделся.

Завидев обруч кукольника, возвышающийся над толпой, боярин сказал что-то князю и остановился.

Остановилась и челядь — сокольничьи, подсокольничьи, конюхи, егеря.

Кукла Скоморох выскочила над обручем, заверещала, приветствуя боярина и князя.

Боярин улыбнулся: понравилось.

Петруха вдруг остановился, потрясённый: сквозь дырки в своём мешке он увидел, что боярин очень похож на куклу Воеводу — такой же щекастый, краснорожий.

В кармане, пришитом к внутренней стороне мешка, лежали куклы. Петруха всунул руку в Воеводу и поднял его навстречу Скомороху.

Боярин на коне удивлённо округлил глаза: кукольник дерзит.

Князь усмехнулся: кукла очень походила на боярина.

Зрители тоже сразу приметили сходство. Кое-кто из челяди отвернулся, чтобы боярин не заметил улыбок на их лицах.

— Много ли ты, скоморох, награбил, пока сюда шёл? — спросил Воевода у Скомороха.

— Да уж где мне с вами, батюшка, отец родной, сравниться! — заверещал Скоморох.

Толпа засмеялась.

— Ты что ж, голь перекатная, басурманин востроносый, меня с собой равняешь? — заорал, багровея, сидящий на коне боярин. Он забыл, что кричит на куклу, и от этого выглядел ещё смешнее. — Да я тебя, скоморошья твоя душа…

— Нет, что вы, — дрожа от испуга, пронзительно закричал Скоморох, — не хочу с вами, стольным боярином, равняться! Не хочу! Вы-то вон сколько наворовали! А у меня что? От работы не будешь богат, а будешь горбат!

— Батогов захотел?! — Боярин во гневе так пришпорил коня, что тот взвился на дыбы. — Взять скомороха! — приказал боярин слугам. — В яму! Сгною!..

И пустил коня во весь опор. Князь поскакал за ним.

— Батогов захотел?! — закричала кукла Воевода вслед уносящимся охотникам.

Двое всадников, медленно раздвигая хохочущую толпу, двинулись к Петрухе.

— Удирай ты, парень, — сказал кто-то рядом с Петрухой. — По твою душу бояриновы стражники сюда едут.

Петруха быстро сложил свои пожитки, снял колпак, бубен, передал всё Васятке:

— Беги домой, быстро! Я — следом.

— Всех нас теперь в яму потащат, — жалобно произнёс кто-то. — Приказано им добыть скомороха, а он исчез…

— Да, бывает, и ни за что батоги получишь! — вздохнул пожилой горожанин.

— Я вас выручу… Будет им скоморох, не печальтесь! — сказал Петруха и направился к стене.

— Не серди судьбу, Петрушка! — сказал широкоплечий парень, останавливая кукольника.

Петруха улыбнулся:

— Я себя в обиду не дам!

Он быстро посадил на кучку почерневшего снега куклу Скомороха, а сам отошёл на несколько шагов в сторону, смешался со зрителями. В обычных сапогах, в аккуратном зипуне он ничем не напоминал скомороха.

— Дудочку спрячь, чтоб не вылезала на свет, — услышал он шёпот на ухо.

Оглянулся Петруха: молодой парень, один из тех, кто вытаскивал из толпы шумливого дьякона, по-приятельски подмигивал ему.

Петруха поглубже спрятал за пазуху гудок.

Прямо над ним колыхнулась, брызгая пеной, лошадиная морда.

— Дорогу! — крикнул стражник.

— Куда скоморох делся? — закричал другой стражник, подъезжая к стене, где несколько мгновений назад стоял Петруха.

— Слышали, что батюшка боярин приказал? — продолжал стражник, горяча лошадь. — Доставить к нему скомороха!

— Да вон он, тот скоморох! — ответил Петруха. — Перед вами сидит, от страха дрожит!

Скоморох в остроконечном колпачке весело смотрел снизу вверх на лошадей.

— Это ж кукла! — почесал в затылке стражник.

— А боярин-то не сказал, какого скомороха схватить — куклу или живого! — крикнул Петруха. — Везите пока этого!

— И живого тоже изловим! — гордо приосанился стражник. — Ну-ка, дай сюда куклу!

Народ смеялся. Парень, стоящий сзади Петрухи, просто падал от хохота:

— Ну Петрушка, ну молодец! Вот это скоморох!

— Его Петрушкой зовут? — спросил второй парень. — Откуда знаешь?

— Да тот мальчонка, который с ним был, так его кликал — Петрушкой!

Петруха с грустью посмотрел на уезжающую под конвоем куклу Скомороха.

«Ну ничего, — утешил он сам себя, — сегодня нового слеплю…»

Потом обернулся к парням и спросил:

— Скоморохово-то имя известно, а вот как боярина-то кличут?

— Кто ж того боярина не знает, — удивлённо ответил парень, — Безобразов!

Дело в шляпе

Мужика объегорит купец, купца — поп, попа — боярин, а боярина — скоморох.

(Старая поговорка)

Хоть и большой город Колядец, а новости в нём, как в маленькой деревеньке, сразу всем — из конца в конец — известны становятся.

Неведомо как скоморохи из ватаги, которая давно уже выступала в городе, проведали о Петрухином убежище. На второй же день они явились вечером в пивоварню.

Петруха вместе с Васяткой только что закончил в печке обжиг трёх новых кукольных головок из глины — двух Скоморохов взамен одного, увезённого стражниками, и маленького Скомороха — как раз на Васяткину руку.

Петруха прилаживал Скоморохам рубахи, слушал Васяткину болтовню, а сам только об одном думал: как справиться с боярином Безобразовым? Как объегорить его, перехитрить? У кого деньги достать для выкупа?

— Встречай гостей, Петруша! — сказала Маланья, вводя в пивоварню двоих скоморохов: одного постарше, другого помоложе.

Вышли из-за бочек навстречу гостям и оба брата-пивовара, усадили гостей, сами чинно сели на лавку.

Оказалось, что скоморохи знают уже про засаду в лесу, которую устроил полонский воевода, и о том, что из всей ватаги Потихони остался в живых лишь Петруха.

«Видно, возчик, который меня сюда привёз, передал скоморохам все новости, в Острожце услышанные…» — подумал Петруха.

— Иди к нам в ватагу, — предложил старший из гостей. — Свистеть соловьём будешь, по канату бегать, скоморошины играть.

— Мне бы с куклами ходить, — неуверенно предложил Петруха.

— Кукольник-то у нас есть, — вздохнул старший.

А второй гость достал из-за пазухи куклу Мужика и, подмигивая братьям-пивоварам, скороговоркой произнёс:

— Нас было два сына, получили в наследство два овина, пока думали-делили, нам овины те спалили… Эх, был бы я один, сам себе был господин!

— Двоим кукольникам в ватаге, что двум медведям в одной берлоге, — задумчиво проговорил старший.

— Ватага же не завтра уходит, — сказал Петруха, — я ещё подумаю.

— Хороша у тебя, Петрушка, кукла получилась! — взял ещё тёплую, только что из печи, головку Скомороха кукольник. — Много о ней в городе говорят… Скоморох вместо Мужика — это ты хитро придумал, парень… И голос подходящий — любой шум покрывает!

— Возьмите этого, у меня ещё один есть. — Петруха достал с печки вторую головку, уже раскрашенную.

— Что ж, возьму, — с улыбкой сказал скоморох. — Твоим должником буду, Петрушка.

— И у меня есть Скоморох! — надевая на пальцы свою маленькую куклу, молвил Васятка.

— Ух ты, какой молодец! — воскликнул кукольник. — Ну-ка, пусть он с моим Мужиком поговорит!

Кукольник вставил пальцы в свою куклу, Мужик зашевелился, заохал, потянулся.

— А у нас кукол больше! — Васятка бросился за печку, где лежало Петрухино хозяйство, принёс Лошадь, Цыгана, Попа, Стражника, Собаку.

— Гляди-ка, толпа велика, — развёл руками Мужик, — и все знакомые!

Кукольник присел на корточки, так что осталась видна над досками стола лишь его голова. Кивнул Петрухе — дай, мол, с твоими куклами поработать.

Петруха смекнул, что кукольник, в благодарность за подаренного Скомороха, хочет показать несколько своих сценок.

Мужик действовал так же, как и все Мужики всех прочих кукольников.

Началось с того, что он решил обзавестись лошадью, долго ссорился, торговался и затем дрался с Цыганом. Потом Лошадь сбрасывала Мужика, он вызывал Попа, чтоб тот облегчил его страдания, и сильно бил Попа за то, что его молитвы не помогают от болезни. Появлялся Стражник, которому Поп пожаловался. Мужик избивал и Стражника.

Закончилось всё, как положено, тем, что выскочила Собака, схватила Мужика за рубаху и потащила его.

— Прощай жизнь молодецкая! — закричал Мужик, крутя руками, как мельница крыльями. — Поклон и почтение, до следующего представления!

Васятка даже ногами затопал от удовольствия. Маланья и братья-пивовары улыбались — кто ж не любит скоморошину!

Гости заторопились к себе.

— Надумаешь, Петрушка, к нам в ватагу, — сказал на прощанье старший, — передай Маланье. Она знает, где мы… А может, ещё и на рынке встретимся либо на площади… Уйдём мы, почитай, только на той неделе…

Скоморохи ушли, но, вспоминая их, ещё долго улыбались и Васятка, и Маланья, и братья-пивовары.

— Понял, Петрушка, почему тебя не хотят кукольником в ватагу брать? — спросила Маланья. — Потому, много о тебе в городе говорят. Самому боярину надерзил! Это ж надо — куклу стражники в яму повезли сажать! Другие кукольники жизнь прожили, такого не видели. Кукла опять же у тебя — Скоморох — занятней, чем другие. Один голос чего стоит — сегодня слышу вечером на площади ребята верещат, как поросята. Спрашиваю: вы что, белены объелись? Нет, отвечают, мы, как Петрушка…

Братья-пивовары согласно кивнули: права, мол, Маланья.

— О ватаге ещё время подумать есть, — проговорил Петруха. — А вот кто бы мне про князя Брюквина рассказал? Что он царёв любимец да жених боярской дочки Безобразихи, я слышал… А какой он нравом? Чего любит?

— Его лучше всех наш Иван знает, — сказала Маланья. — Бочки боярину в дом возит…

— Да я что, — пожал плечом Иван, — приставлен к князю? Что все про него знают, то и я… Боярин Безобразов скуп да жаден… Но для князя-жениха ничего не жалеет — все просто диву даются… Просит князь охоту соколиную — пожалуй, свет… Захочет князь идти на волков — тут же и собак созывают. На той неделе сразу дюжину волков князь взял. Третьего дня на медведя ходил… Увидели в лесу медведя-шатуна, князю сказали. Он — в лес. Привёз зверя живёхоньким. Сидит зверь у боярина в клети… Что ж ещё про князя сказать?

— Ну, а сам-то Безобразов, верно, только и твердит своё любимое «батогов захотел?» — рассмеялась Маланья.

— Верно слово! — подтвердил Иван. — У него язык по-другому и не поворачивается…

— А фокусы князь любит? — спросил Петруха.

— Я люблю, — пробормотал Васятка, и глаза его, уже начавшиеся было слипаться в дремоте, вновь широко раскрылись.

— Ну, раз любишь — смотри! — Петруха достал из своего закутка широкополую шляпу Грека. — Для князя, может, и не стал бы сейчас показывать, а для Васятки — хоть ночью!

Петруха собрал со стола куклы, положил их в шляпу, потом взмахнул шляпой — она оказалась пустой.

Братья-пивовары охнули восхищённо.

Васятка рот раскрыл.

Петруха помахал шляпой:

— Смотрите, люди добрые! Пустая!

— Ничего нет, — удивлённо проговорил Иван.

— А теперь, Васятка, запускай в шляпу руку, — предложил Петруха. — Смелее… Вот так… Что схватишь — тащи!

Васятка вытащил Лошадь, затем Цыгана, Попа, Стражника, Собаку.

— Скоморохи у князя бывали, одаривал он их богато, — сказала Маланья. — А вот насчёт фокусников — не ведаю…

— Покажу я князю один фокус, — задумчиво произнёс Петруха. — Попробую его раззадорить… раз он охотник ярый. Авось клюнет… Мне привелось уже один раз чудотворцем быть, придётся и ещё одно чудо сотворить.

— Береги голову, Петрушка! — Маланья растрепала скоморошьи вихры. — Боярин ведь приказал тебя сыскать и изловить!

— Там видно будет! — Петрушка нахлобучил широкополую чудесную шляпу и, переваливаясь как толстый боярин, пошёл к себе в закуток.

…Маланья утром рассказала, что в питейном доме, который в конце рынка, каждый вечер бывает главный сокольничий князя Брюквина.

— Мы ж туда пиво варим, — пояснила Маланья. — Хозяин кружала мне дальним родичем приходится.

— Познакомиться мне нужно непременно с хозяином, — попросил Петруха. — Дело я задумал одно, без князя не обойтись.

— У меня во всех кружалах знакомые есть, — усмехнулась Маланья. — Всем пиво варим. С кем из хозяев тебя ещё познакомить?

— Ещё с двумя какими-нибудь, — ответил Петруха серьёзно, — только чтобы надёжные люди были.

— Да уж они скорее князя подведут, чем скомороха! — с гордостью ответила Маланья.

Она помогла ему подобрать из старья залатанный зипун, рубаху. Петруха переменил одежду: повязал бороду с усами, подкрасил лицо — превратился в маленького старичка странника.

А когда надел широкополую шляпу Грека, стал похож на гриб.

Вместе с Маланьей побывал в трёх кружалах, расположенных вблизи рынка.

Везде говорил с хозяевами простуженным баском, слова произносил, как Грек, на иноземный манер.

— Смотрите, это есть чудотворный шляпа…

Налюбовавшись удивлённым лицом хозяина, Петруха отводил его в укромное место, снимал бороду и объяснял суть дела:

— Вот две горсти денег. Когда придёт в кружало сокольничий князя Брюквина, нужно его против меня посадить. Ежели он явится раньше, чем я, то мне место оставь насупротив. И носить мне всякой еды и пития — по деньгам. Когда же я всё попью да поем, то подойду и спрошу: «Что, хозяин, в расчёте?» Отвечай мне: «Нет». Тогда я скажу: «Шляпа заплатит!» А ты отвечай: «Не приметил я шляпы сразу… Милости прошу, заходите когда хотите…»

— Ладно, — согласился хозяин. — А ежели сокольничий подойдёт, спрашивать будет, что за шляпа такая?

— Чудотворная! Дескать, кто её имеет, тот ни в одном кружале ни за что не платит. И про меня слово молвите — мол, странник этот со шляпой тут каждый вечер ходит.

В двух других питейных домах Петруха таким же уговором с хозяевами заручился, денег им отсыпал, — вот когда пригодились гроши, Кострюком на Острожецком торжище собранные!

…Вечером Маланья прибежала в пивоварню, заторопила Петруху:

— Прицепляй скорее усы-бороду, в кружале сокольничий сидит, брагу пьёт!

Снарядился Петруха, шляпу надел — ну гриб грибом! — пришёл в кружало.

Хозяин странника сразу приметил, посадил его против сокольничего, как договорились.

Петруха сам пил-ел мало, больше угощал всех вокруг.

Сокольничий с удивлением смотрел на шустрого старичка странника, не жалеющего денег.

Хозяин подмигнул Петрухе: дескать, пора кончать — на все деньги выпито-съедено.

Тогда Петруха закричал:

— Эй, хозяин, в расчёте?

— Как это — в расчёте? — удивился хозяин. — Может, кто видел, как ты мне деньги платил?

Петруха встал, взял свою широкополую шляпу, бросил в неё два пустых ковша из-под кваса. Помахал шляпой, показал её всем — пустая. Потом как ни в чём не бывало вынул из шляпы оба ковша, отдал хозяину.

— Ай да ну! — всплеснул руками уже захмелевший сокольничий.

— Шляпа заплатит! — сказал Петруха хозяину.

— Не приметил я шляпы-то сразу, — поклонившись, проговорил хозяин. — Милости прошу, заходите когда хотите…

Петруха вышел из кружала, оглянулся, не следит ли кто, и юркнул в проулок, чтобы поскорее оказаться в пивоварне.

Братья-пивовары, которые отправились в кружало, чтобы узнать новости, вернувшись рассказали: сокольничий расспросил хозяина о чудотворной шляпе и помчался к своему князю — рассказать про то, что видел и слышал.

— Завтра не иначе сам князь вечером в кружале будет, — сказал Иван. — Он чудеса не меньше охоты любит!

Полдня Маланья шила для Петрухи шляпу — такую же широкополую, как шляпа Грека. Фокусы с ней, правда, показывать было нельзя, но внешне — не отличишь. Разве чуть-чуть поновее.

— Надо в запасе ещё одну шляпу держать, — уклончиво объяснял Петруха. — Всякое может случиться…

Потом Маланья отнесла хозяину кружала, в котором вчера был Петруха, ещё денег — последние из собранных Кострюком.

…Вечером в кружале народу было больше, чем обычно. Радостный хозяин — торговля идёт хорошо! — метался между гостями.

Петруху усадили на прежнее место. Сразу же со всех сторон собрались любители выпить за чужой счёт — знали, что сам странник в шляпе пьёт-ест мало, зато вокруг всех угощает щедро.

Языки развязались быстро. Среди общего разговора и гама только Петруха сидел молча, на дверь поглядывал. Да ещё дьячок-писарь в залатанной скуфейке и рваных, набитых соломой сапогах писал, ни на кого не обращая внимания, челобитную для горожан, что сидели рядом с ним. Перед дьячком стоял жбан пива — это была плата за работу: без пива дьячок не мог написать и строчки.

Двое из посетителей, уже изрядно подвыпивших, заспорили о скоморохах.

— Тот Петрушка, которого по городу ищут, — не скоморох! — говорил один. — Это кукла его так называется! Та самая, которую стражники у кремля забрали!

— А я тебе говорю, нет у куклы никаких имён! — кричал второй. — Это Петрушка-скоморох с куклами ходит!

— Здорово Петрушка боярину-то сказал, — вспомнил третий, сизоносый горожанин в лисьей шапке, и засмеялся. — От работы, говорит, не будешь богат, а будешь горбат! Хе-хе!

— Тише ты, разговорился! — шикнул на сизоносого хозяин кружала. — Смотри, как бы тебе стражники батогами горба не нарастили!

— Слышали, как Петрушка-скоморох дуплянское чудо в монастыре сделал? — спросил кто-то из выпивох.

— Слышали, слышали! — замахал руками сизоносый горожанин. — А вот про то, как Петрушка к жадным в избу попал на ночлег, знаете? Ага, тогда слушайте! Однажды пришлось Петрушке-скомороху заночевать в деревне. И попал он к жадным хозяевам. Только Петрушка в сени вошёл, снег с кожуха скинул, видит — хозяйка со стола еду прячет. Не хочет, значит, чтоб гость вечерял с ними. Ну, сделал Петрушка вид, будто ничего не приметил, входит. Сел на лавку, молчит. Хозяин его спрашивает: «Что, дескать, нового на белом свете? Вы, мол, скоморохи, люди весёлые, везде бываете, всё видите, всё слышите». Петрушка отвечает: «Много я видел, много я слышал. Вот сейчас иду к вам в избу, гляжу — навстречу курица бежит. Точно такая же, как та, что вы сейчас в печку спрятали. Взял я камень — круглый, как тот пирог, который у вас в углу схоронен. Ударил по той курице — так она и сплющилась, стала плоской, как та яичница, что у вас от меня под печку убрана». Пришлось жадным хозяевам вытаскивать весь припас, кормить гостя…

— Кто слышал про то, как Петрушка-скоморох… — завёл было новую историю один из дружков сизоносого, но осекся: в кружало вошёл сокольничий, а с ним незнакомый мужчина.

В нём Петруха сразу признал князя Брюквина, который, хотя и оделся как можно проще, всё равно выделялся своей новенькой и добротной одеждой среди обычных посетителей кружала.

Как только князь и его слуга уселись за стол, Петруха поманил хозяина и сказал:

— Этим молодцам по ковшу браги за мой счёт.

Когда брага была подана, Петруха спросил хозяина:

— Эй, в расчёте?

— Давай денег, и будем в расчёте, — ответил хозяин.

— Шляпа заплатит! — махнул рукой Петруха. — Пошли, молодцы, в другое кружало!

— Заходите, милости прошу! — склонился в поясном поклоне хозяин.

Вся компания, восторженно приветствуя старичка странника, двинулась в другое питейное заведение. Даже дьячок-писарь и тот, не закончив челобитную, подхватил чернильницу, заковылял следом.

Князь и сокольничий переглянулись. Не допив браги, зашагали за шумной толпой, стараясь не потерять из виду похожего на гриб старика в широкополой заморской шляпе.

В другом кружале повторилась та же картина: старичок угощал всех, а когда дело дошло до расплаты, то сказал: «Шляпа заплатит!» — и пошёл в следующий питейный двор.

— А шляпа та ещё и волшебная, — уж в который раз повторял сокольничий князю, — что в неё попадает, то невидимым становится.

В следующем кружале старичок странник действительно показал несколько чудес: в шляпе пропадали ковши, плошки, ендовы́. Потом они чудесным образом появлялись снова.

Когда уже в третий раз за вечер странник произнёс «Шляпа заплатит!» и третий хозяин при этих словах почтительно отвесил низкий поклон, князь не выдержал.

— Эх, какой шум я бы поднял с этой шляпой в Москве! — сказал он сокольничему. — Позови-ка ко мне этого старика!

— Я ему надобен, — ответил Петруха сокольничему, — пусть он сам и подходит!

Князь не заставил себя просить, подсел к Петрухе и сказал:

— Хочу купить шляпу! Я много слышал о ней, но вижу такое чудо в первый раз!

— Мой шляпа из греческий земля, — пробасил Петруха. — Он стоит очень много денег.

— Сколько? — спросил князь.

Петруха назвал сумму скоморошьего выкупа.

Сокольничий даже свистнул от изумления.

— На, получай. — Князь вынул мешочек с золотыми монетами. — Там, может, и поболе, но это твоё счастье.

Посетители кружала сгрудились вокруг князя и Петрухи.

— Золото! Золото!.. — шумели вокруг.

Петруха всё же развязал мешочек и пересчитал монеты — их было на три меньше, чем положено.

— Ах, это меня, видно, обманули! — без всякого удивления воскликнул князь, добавляя три монеты.

Петрухе пришла вдруг в голову лихая мысль.

— Надо сделка оформить, — сказал он князю. — Чтобы потом не был большой спор…

Петруха кивнул дьячку, и тот подсел поближе, достал чернильницу, разложил перед собой бумагу.

— Числа такого-то, года такого-то… — выводил дьячок. — Кому продана шляпа? — спросил он.

— Шляпу земли греческой купил князь Брюквин! — произнёс Петруха.

В кружале наступила такая тишина, что стало слышно, как пенится в ковшах недопитая брага.

Хозяин кружала хихикнул, все посмотрели на него.

— Это от радости великой! — кланяясь князю, забормотал хозяин. — Не знаю, куда и усадить гостя дорогого!

— А кем продана? — спросил дьячок, как кот на сметану косясь на стоящий рядом жбан пива.

— Я есть грек, — сказал Петруха, — имя моё Хоромокс Ахуртеп. Смотри не ошибайся…

Дьячок, вдохновлённый видом пивного жбана, быстро закончил свою писанину, проставил продажную цену шляпы, оставил место для подписей.

Князь подписался, Петруха, как грамоты не разумеющий, поставил крест.

Затем снял шляпу, отдал князю. Брюквин прижал её к груди и, даже ни на кого не взглянув, быстро, видимо боясь, как бы старичок не передумал, вышел из кружала вместе с сокольничим.

— А грамотку-то князь забыл! — удивился дьячок.

— Завтра он сюда придёт, — произнёс Петруха, — тогда и отдадите ему… Пока пусть она у хозяина лежит.

И старичок странник с несвойственной его летам резвостью выскочил из кружала.

…На следующий день на улице, невдалеке от хором боярина Безобразова, остановились сани. Возница остался сидеть в них, а невысокий длинноносый парень с выглядывающими из-под куцой шапчонки русыми вихрами пошёл к боярскому двору.

Перед высоким деревянным тёсаным забором, в котором, как в крепости, были сделаны прорези-бойницы, паренёк казался совсем маленьким.

В широко распахнутых воротах боярского дома сновала туда и обратно челядь, приказчики, купцы и просители.

Во дворе суета была ещё приметнее: ржали кони, гремела кузня; скотники, псари, конюхи метались из одной двери в другую.

Где-то грозно рявкнул медведь.

«Видно, тот самый, — подумал Петруха, — которого князь изловил на охоте!»

Под каменными боярскими хоромами виднелись глубокие, как колодец, окна, уходящие под землю.

«И здесь ямы! — вздохнул Петруха. — Да, из такой, пожалуй, так легко не выберешься, как из Острожецкой».

К самому Безобразову не пустили — он собирался куда-то уезжать. Но Петруха попросил приказчика передать боярину, что принесли выкуп за скоморохов.

— Только слово ему про выкуп скажи — сразу боярин меня видеть пожелает, — уверенно произнёс Петруха.

Пока скоморох ждал ответа, он увидел князя Брюквина. Князь, проходя мимо, скользнул по Петрухе невидящим взглядом — словно на стол или сундук посмотрел.

«Ничего, княже, — подумал Петруха весело, — прошляпил ты золотишко!»

Он запустил руку за пазуху и побренчал мешочком с монетами. Тяжёлые! Как цепь колодная!

Вернулся приказчик, повёл Петруху в боярские хоромы.

Толстый боярин мешком сидел на широкой скамье, покрытой ковром.

— Деньги принёс? — спросил он, уставившись на мерцающую в углу лампаду.

— Вот они! — положил на лавку мешок с золотом Петруха.

— Сочти, — повелел приказчику боярин.

И, когда приказчик подтвердил, что всё в порядке, боярин сказал:

— Забирай скоморохов, и чтобы я больше о них не слышал. Попадутся вдругорядь — пенять будут на себя. Собакам отдам, на псарню!

Боярин посмотрел на Петруху. Взгляд у Безобразова был тяжёлым и пустым.

— Сам откуда?

— Скоморохи эти — дядья мне, — ответил Петруха смиренно. — Всё продали, чтобы только их выручить.

— Ну, иди с богом, — махнул пальцем боярин.

Петруха, сопровождаемый приказчиком, вышел из боярских хором, прошёл горницу, сени, вышел во двор.

Приказчик крикнул кому-то, чтобы сходили в яму и привели скоморохов.

Два исхудалых деда — один в зипуне, а другой в посконной рубахе, — едва передвигая дрожащие ноги, вышли во двор.

Щурясь от яркого света, ёжась от лёгкого морозца, они стояли, держась друг за друга.

У Петрухи даже слёзы на глаза навернулись: до чего довёл скоморохов боярин!

Он отдал свой зипун тому деду, который был в одной рубахе.

— Спасибо, внучек! — сказал дед. — Когда нас боярин-то к себе на житьё определил, ещё лето было… Не успел я зипуном разжиться!

— Вот, обменяли наши гусли на одну одёжку, — молвил второй дед, — так ею и прикрывались, чтоб не замёрзнуть…

— Кто ж за нас, внучек, такие-то великие рубли уплатил? — спросил первый дед. — Ведаешь, а?

— Десять ватаг сложились, — ответил Петруха. — С миру по нитке… А боярин здешний уж больно лютует, велел сказать, чтоб не попадались больше…

Петруха довёл дедов до саней. Молчаливый возница, тот самый, который привёз Петруху из Острожца, не жалел вожжей — лошадь быстро домчала сани до пивоварни.

— Дедов отвезём в ватагу, — сказал возница. — А ты, Петрушка, надумал ли к ватаге примыкать?

— Я уж лучше с куклами останусь, — тихо проговорил Петруха. — Ватаге ведь второй кукольник ни к чему…

— Вольному — воля! — перебрасывая вожжи из руки в руку, произнёс возница. — Ежели передумаешь, скажи Маланье!

Сани рванули и исчезли за поворотом.

Петруха пошёл в пивоварню.

Братья-пивовары возились, как всегда, с бочками. Маланьи и Васятки дома не было.

Взялся Петруха за куклы, кое-что починил, подправил, попробовал, как новый Скоморох работает.

Потом лёг в свой закуток, стал новый разговор Боярина со Скоморохом придумывать и не заметил, как задремал.

Проснулся оттого, что Васятка соломинкой в его носу пощекотал.

Чихнул, вскочил, принялся Васятку тискать. В пивоварне темень — солнце зашло уже. Не разглядел сразу, что Маланья притулилась у стола.

— Посидите смирно, баловни, — сказала Маланья. — А ты, Петрушка, такого натворил, что лучше носа из дому не высовывай.

— Что ж я ещё-то натворил? — Петруха ощупью отыскал лавку, сам сел, Васятку к себе на колено усадил.

— Приходит князь в одно кружало, ест-пьёт, денег не даёт. Хозяину говорит: «Шляпа заплатит». Хозяин отвечает: «Это, князь-батюшка, не та шляпа».

— Что ж хозяину ещё отвечать? — рассмеялся Петруха. — Про то, как он со мной в сговоре был?

— В другом кружале — то же самое, — продолжала Маланья. — Князь аж лицом почернел. Бросился в третье кружало, показывает шляпу — не та, говорят. «Как звали, кричит, этого странника? Где грамотка, которую дьяк писал?» Дали князю грамотку. Он прочёл и за голову схватился. «Поймаю, кричит, диким зверям скормлю этого скомороха!» Так и убежал. Народ-то грамотку взял, заставил дьяка читать. И как прочли греческое это имя навыворот — получилось «Скоморох Петруха».

— Не боюсь теперь князя, — сказал Петруха. — Дело моё сделано. А на земле я не один, не пропаду авось.

— И боярин теперь тебя ищет, и князь, — пригорюнилась Маланья. — Ох, поймают — пропадёт твоя головушка.

Петруха засмеялся.

— Чему радуешься? — обиделась Маланья.

— Боярина с князем жалко. Если меня боярин изловит, то князь останется с носом, а если князю повезёт, то боярину меня уже не поймать… А мы постараемся и от батюшки князя и от батюшки боярина уйти подальше… Верно?

— И я с тобой, — сказал Васятка. — Я никого не боюсь! Только разве мамку… и то не всегда…

Боярская забава

Бедняка скорее медведь в тёмном лесу пожалеет, чем богач в светлой горнице.

(Старая поговорка)

Петруха понимал, что нужно как можно скорее уходить из Колядца. Поручение ватаги исполнено, каждое мгновение жизни в городе таило опасность. Но нужно было отблагодарить чем-то Маланью и братьев-пивоваров. Кормили они Петруху, кров давали, Маланья ему помогала во всём — и платья для кукол сшить, и в кружало сходить за новостями, и с ватагой связаться…

Эх, купить бы ей подарок такой, какого ни у кого не бывало! Материи золотой, которой богатые купцы на торжище торгуют! Или украшения из самоцветов!..

Решил Петруха собрать деньги на подарок.

— Собирайся, Васятка, — сказал он мальчонке. — Пора на работу!

Шляпа Грека осталась на этот раз в мешке — надел Петруха обычную свою шапку.

— Играть начнём, когда на место встанем! — объяснил Петруха своему помощнику. — А сейчас пойдём тихо, без музыки!

Выступить кукольник решил недалеко от пивоварни — в торговых рядах.

Когда выбрал место получше, поднял свой мешок на обруче, заиграл на дудке, заколотил в бубен.

— Скоморохи! Скоморохи! — закричали кругом, и Петруху сразу же обступили жадные до зрелищ люди. Подошли торговцы, ремесленники, приезжие.

Петруха показал придуманную им сказку, действие которой происходило в монастырской деревне.

Поп за мелкую провинность бил Старосту, Староста бил Мужика, а Мужик — Скомороха.

— За что? — пищал Скоморох.

— Ты, скоморох, помял поповский горох! — объяснил Мужик.

— А я думал, ты меня за дело бьёшь! — рассердился Скоморох. — Напраслины я не спускаю, полной мерой отпускаю! Вот сейчас подлечусь малость, чтоб силёнка осталась… Дайте мне горохового масла… комариного сала… да ковшик поросячьего визга…

Потом Скоморох бил Мужика, а когда избитый Мужик ушёл, то Скоморох подумал вслух: за что же они били друг друга?

Он пошёл к Попу, начал его бить да приговаривать:

— Вот тебе подарочки вместо винной чарочки, вот тебе оброк, чтобы думал впрок…

Поп охал, кряхтел, причитал:

— Ой, мне своя душа дороже! Никого больше бить не буду!

Староста то же самое пообещал Мужику, и Мужик со Скоморохом на радостях целуются.

Но тут появился вызванный Попом Стражник. Он хочет изловить Скомороха. Скоморох легко его обманывает, оставляет в дураках. Выходит ловить Скомороха сам Воевода.

— Я самого хитрого стражника-бражника перехитрил! — кричит Скоморох. — А тебя, Воевода-борода, и подавно вокруг пальца обведу!

Когда Скомороху удаётся перехитрить Воеводу, то вылезает Боярин.

Кукла Боярин была похожа на Безобразова. Зрители зашумели:

— Ого-го! Боярин-то точь-в-точь!

Скоморох запищал:

— Я от стражника отвязался, с воеводой не задержался и тебя, барин-боярин, вокруг пальца обведу!

Скоморох показывает Боярину монету, бросает её, а пока Боярин пыхтит и ползает на карачках, разыскивая монету, Скоморох бьёт его палкой и удирает.

Появляется Князь. Он тоже хочет поймать Скомороха.

Но Скоморох надевает ему на голову свой колпак и кричит:

— Купи шляпу, князь, купи шляпу, умным будешь!

— Купил князь Брюквин у Петрушки шляпу! — крикнул кто-то. — И сразу умным сделался!

— Я вашего князя не знаю, — ответил Скоморох, — у меня свой есть!

И когда Князя постигает участь Боярина, то Скоморох поёт:

— Я от стражника отвязался, с воеводой не задержался да боярина-барина с князем обманул! Мужику — пирогов, стражнику — батогов, воеводе — прут, боярину да князю — кнут, а для меня, молодца, — ковшик пивца! Лови меня, кто храбрый!

Петруха быстро сложил свой шатёр, отдал его Васятке, а сам пошёл с бубном и со Скоморохом собирать плату. Скоморох вертелся на руке и верещал:

— Давай, давай грош — чем я не хорош?!

Васятка понёс обруч с мешком и куклы, завёрнутые в платок, домой.

Бубен Петрухи наполнялся быстро.

В это время в другом конце рынка послышалась громкая музыка скоморохов — дуда, бубны, гудки.

Толпа повалила туда. Пошёл вслед за всеми и Петруха. Деньги — сбор за выступление — лежали в завязанном узлом платке, за пазухой.

Сейчас, когда бубен и кукла были спрятаны, никто не признал бы в нём скомороха.

Ватага — та самая, куда звали Петруху, — состояла из гудошника, плясуна, кукольника и акробата.

Музыканта и кукольника Петруха узнал сразу — встречались в пивоварне.

Акробат ходил на руках, вертелся колесом, прыгал через голову и, как всегда, вызывал громкое восхищение зрителей.

А у кукольника дела шли хуже. Привычную комедию про Мужика, который покупал Лошадь у Цыгана, а затем избивал подряд Лекаря, Стражника, Попа, Барина, смотрели и слушали с любопытством, но без особого интереса.

— Давай про скомороха! — крикнул кто-то.

— Князя и боярина покажи!

— Петрушку давай!

Тогда над обручем появился Скоморох — тот самый, которого Петруха подарил в пивоварне кукольнику из ватаги.

— А вот и я! — закричал Скоморох. — Зовут меня Петрушка, на расходы у меня денег полушка, а нужна мне для житья избушка!

— Петрушка-то видом схож, — сказал кто-то из зрителей, стоящих рядом с Петрухой, — да голос у него не гож!

Скоморох в опытных руках кукольника двигался очень ловко, таскал за нос Лекаря и Попа, но зрители, только что видевшие выступление Петрухи, невольно всё время сравнивали оба зрелища и поэтому принимали Скомороха сдержанно.

— Вот у того Петрушки — голос! Как запищит, аж душа ходуном ходит! — говорили в толпе.

— Этот-то кукольник про князя с боярином скоморошину показывать боится!

— Петрушка, да не тот!

Только в конце, когда Скоморох сказал: «Меня хотят в яму посадить! А в яме темень, в яме грязь, пусть сидят там поп да князь!» — зрители встретили его слова одобрительным смехом, выкриками:

— Ай да Петрушка!

— Ладно сказал!

— Не бойся никого, Петрушка! Представь ещё что-нибудь!

Но скоморохи решили, видно, что на сегодня ими и так уже много лихих слов было сказано, и закончили представление музыкой и общим кувырканьем.

Петруха подошёл к кукольнику, когда тот, утирая колпаком потный лоб, пересчитывал собранные деньги.

— Не надумал, Петрушка, к нам идти? — спросил кукольник. И сам же ответил: — Может, и верно — не к чему. Куклы у тебя хорошие. Видел, как мне трудно после твоих приходится? Вот конец по-твоему сказал — на том и спасибо получил! — Скоморох побренчал монетами. — Опять же голос у тебя хваткий. Когда ты, Петрушка, верещишь, за версту слышно. С другим тебя ни с кем уж не спутаешь… Охо-хо… А с куклой ты меня выручил… Буду по-твоему вместо Мужика везде Петрушку пускать… Ты не обижайся — твоего Скомороха все Петрушкой кличут…

— Чего ж тут обижаться, — усмехнулся Петруха. — У куклы имя любое может быть, а главное — чтоб была душа скоморошья… В одной ватаге кукольник был, своего Мужика Иваном звал. Другой двух сразу показывал — Фому да Ерёму… У тебя Петрушка — какая разница.

— В том-то и беда, что не у меня! — вздохнул Скоморох. — Твою же куклу все Петрушкой кличут… Так оно и быть должно — кукла-то, этот вот Скоморох, твоя, парень, придумка!..

Скоморохи отправились в другой конец города — повторить выступление.

На прощанье Петруха подарил кукольнику один из своих пищиков-манков, показал, как его языком к зубам прижимать.

— Вот и голос твоей кукле, — сказал Петруха.

Кукольник трижды поцеловал парня, потрепал его за льняные вихры…

Петруха решил побродить по рынку — присмотреть подарки Маланье и Васятке.

Время от времени то в одном, то в другом конце базара раздавались крики, очень похожие на голос Петрухиного Скомороха — это ребятишки кричали по-петрушечьи.

«Похоже получается! — подумал Петруха с восхищением. — Вот горластый народ».

Кто-то потянул Петруху за полу, и, оглянувшись, он увидел радостное лицо Васятки.

— Насилу тебя нашёл! — сказал тот по-взрослому солидно. — Обруч, палки, куклы домой отнёс. Ещё работа будет?

Петруха рассмеялся:

— Будет, непременно. Твоей маманьке подарок нужно купить! Идём поищем!

У купца, торговавшего различными материями, они выбрали кусок лазоревой тафты.

— Красиво? — спросил Петруха.

— Ох и красиво! — согласился Васятка. — Сколько рубах для кукол нашить можно!

— Много ты понимаешь! — засмеялся Петруха. — Это ж боярская одежда! Отнеси-ка это домой, да не оброни по дороге. И матери пока ничего не сказывай. Мы её потом удивим…

Васятка, кряхтя от неудобной ноши, послушно поплёлся к пивоварне.

Рыночная толпа шумела, как дубовая роща в сильный ветер, — волны гула гуляли меж торговыми рядами, то затихая, то вновь набирая силу. Вдруг в привычном мерном рокоте послышались возмущённо-испуганные голоса, раздался истошный крик.

Там, где мясной ряд смыкался с рыбным, схлестнулся, закрутился людской омут.

— Бродягу стражник изловил! — передавали друг другу люди, поднимались на цыпочки, чтобы лучше увидеть происходящее.

— Бобыля какого-нибудь неимущего!

— Уж, конечно, хе-хе, не боярина!

— Шёл-брёл мужик на базар, а попал на каторгу!

Петруха, молча работая локтями и плечами, пробивался к центру омута — туда, где виднелась рослая фигура стражника. Выбившись из сил, Петруха остановился, чтобы перевести дух.

— Мужичок-то, горемыка, лежит на земле, идти в яму не желает! — вытягивая и без того длинную шею, рассказывал один из зевак.

— Знать, понимает, что в яму никак нельзя! — рассудительно молвил крутоплечий, коренастый крепыш в драной шапке.

— Беглый, наверное.

— Я бы тоже убежал, да не знаю куда!

— Кабы знать да кабы ведать! Куда ни пойдёшь, голоднее всё одно не будет!

— Как помочь горемыке-то? — сказал коренастый. — Ведь пропадёт мужик!

Озорная мысль пришла Петрухе на ум. Он вынул из-за пазухи бубен и Скомороха.

Ударил в бубен.

Словно мешок монет разорвался, и звонкие кружочки бубенцами запрыгали по камням — раскатился по базару весёлый звон.

Люди, стоящие вокруг Петрухи, расступились, лишь только приметили куклу на его руке.

Петруха прикинул, что плечо длинношеего зеваки может послужить отличной сценой. Скоморох уселся на плечо, заверещал пронзительно:

— Живёт мужик бедно — плошки да ложки, а боле нет ничего! За что ж его, убогого, батогами трогают? Чем недоимки платить, когда самим не на что жить? Эй, стражник, старый бражник, отпусти мужика, не то обломают тебе бока!

Зрители захохотали. Стражник изумлённо озирался. Мужик — рваный, без шапки — встал с земли и с удивлением глядел на своего необыкновенного защитника.

— Хочу стражником быть, мужиков ловить да бить! — кричала кукла. — Только меня в стражники не берут! Хорошо, говорят, тебе и тут!

— Это Петрушка-скоморох! — закричал стражник радостно. — Ловите его! Держите его, люди добрые!..

Забыв о мужике, дюжий стражник ринулся, разгребая руками народ, к Петрухе.

— Я от князя утёк, от боярина-барина убёг, — громко вопил Скоморох, — а от тебя, стражник, старый бражник, и подавно уйду! Ищи ветра в поле, как счастья в мужицкой доле!

Тем временем мужик, которого стражник оставил без присмотра, исчез.

Петруха спрятал куклу за пазуху и юркнул в толпу.

Стражник растерялся, закрутился на месте.

Толпа смеялась, кричала, улюлюкала.

Петруха не спеша выбрался на спокойное место и весело поглядывал на затеянную им суматоху.

— Я тут! — кричал стражнику из толпы. — Эй, стражник-бражник!

— Вот он я! — кричали уже совсем в другом конце.

— Сюда, сюда! Держу Петрушку! — весело раздавалось за спиной стражника.

Рядом со скоморохом встал благообразный бородач в добротном полушубке.

«Знакомое лицо! — подумал Петруха. — Да это же сокольничий князя Брюквина! С которого началось “шляпное чудо”! Подозрительно на меня смотрит… Пожалуй, нужно отойти от греха подальше. А, впрочем, он же меня без бороды и усов не видел, авось не признает!»

Из толпы наконец вылез измученный стражник. Выпученными глазами повёл вокруг.

«Надо запомнить это движение! — пошевелил пальцами Петруха. — Ух, как здорово он глазами ворочает, старый бражник! Ну прямо рак, которого за хвост из воды вытащили!»

— Вот он, Петрушка-скоморох! — раздалось вдруг над ухом Петрухи. — Держу вора! Держу охальника!..

Сокольничий крепко ухватил Петруху за плечи — не пошевельнуться.

— Эй, караул!.. — орал сокольничий так, словно его резали. — Сюда!.. Держу-у-у!..

Стражник одним прыжком одолел отделяющее его от Петрухи расстояние. Вцепился, как клещ, в зипун, запустил руку за пазуху, вытащил Скомороха, бубен. Закричал радостно:

— Изловил Петрушку!

— Веди скорее! — заторопил сокольничий. — А то упустишь!

Толпа начала наползать на Петрушку, стражника, сокольничего. Неизвестно, чем бы кончилось дело, но подошли, откуда ни возьмись, ещё два стражника.

Узнав, что задержан скоморох Петрушка, стражники обрадовались. Однако разглядывали его с сомнением: молод очень и собою невзрачен.

Стражник показал товарищам своим куклы и бубен — улики. Глаза боярских слуг алчно засверкали: пожалуй, от княжеской награды за поимку смутьяна Петрушки хотя бы малая толика да им перепадёт, — торопливо повели Петруху с базара.

Сокольничий то сзади семенил, то сбоку забегал — не терпелось ему пред княжескими очами предстать вместе с Петрухой. Говорил, захлёбываясь от злости:

— Я из-за тебя, скоморох проклятый, чуть под батоги не пошёл! За шляпу земли греческой я ещё с тобой рассчитаюсь! Обманул князя-батюшку!.

— Какой он тебе батюшка, — усмехнулся Петруха, — когда ты в два раза старше его. Скорее уж — князь-сынок!

— Потом посмеёшься! — зашипел сокольничий. — Я за тобой нынче с утра слежу… Всё думал — как бы не обмишуриться. У куклы твоей один голос, у тебя — другой. Вид вроде не скомороший…

— Я бы его за Петрушку-скомороха никогда не признал, — сказал стражник. — Ни в жизнь! Ишь, каков хитрец!

— Прямо к боярину-батюшке его ведите, к Безобразову! — приказывал сокольничий. — Он сыск объявил, он и правёж поведёт!

— И боярин тоже твой батюшка? — покачал головой Петруха. — Оно и видно, ты весь в отцов пошёл!

— Наградят тебя, дядя, — завистливо поглядывая на сокольничего, проговорил стражник. — Ох и богато наградят, по-княжески!..

…Князь и боярин тотчас же приказали привести Петруху к себе.

Увидев небольшого востроносенького парнишку, они удивились.

— Это ты Петрушка-скоморох? — растерянно спросил боярин. — Ба, так ты же ко мне с выкупом приходил? А?

— Приходил, — подтвердил Петруха.

— Смел, вор! — злобно произнёс князь Брюквин. — За шляпу с тобой я сполна рассчитаюсь! Опозорил моё имя, скоморох окаянный!

— Батогами могу тебя угостить! Ешь, не жалей! — тяжело усмехнулся боярин. — Сколько, князь, он батогов выдержит? Сто либо вдвое?

— Сперва в яму его, на цепь! — закричал князь. — Не поить, не кормить!

И когда увели Петруху, князь сказал боярину:

— Что батоги! Я ему казнь пострашнее придумал!

…В яме, расположенной под каменными боярскими хоромами, уже сидел на цепи какой-то мужичок.

Петруху приковали за ногу и за руку ко вделанному в стену кольцу.

Сокольничий, которому князь на радостях простил историю со шляпой, самолично проверил работу кузнецов: чтобы цепь крепко держала скомороха.

— Ты нас ещё повеселишь, Петрушка! — весело молвил он. — Посмотрим мы на твои скоморошества!

Сокольничий пнул Петруху ногой, плюнул на него и вышел, заперев на три засова толстую, с набитыми поверх дерева железными полосами, дверь.

Петруха чувствовал себя как-то странно. Он знал, что живым ему отсюда не уйти. Но ужаса перед ожидающей его расправой не было. Может быть, оттого, что дело, о котором он не забывал ни на минуту ни днём ни ночью с самой масленицы — выкуп скоморохов, — теперь было позади. Может быть, потому, что в своём скоморошьем деле Петруха наконец испытал настоящее большое счастье, ощутил свою силу, могущество своих кукол. Скоморох Петрушка уже вырвался из его рук, рук Петрухи, пошёл гулять вместе с ватагами по Руси… Попробуй убей его! Посади его в яму, за тридевять замков!

— Ты что ж, парень, будешь сам скоморох Петрушка? — недоверчиво спросил прикованный мужичок. — Как же это тебя изловили-то, ай-ай-ай!

— Ай-ай-ай! — отозвался Петруха. — Вот точно так и я сказал, когда меня на базаре схватили. Уж очень я на себя надеялся, вот и попался. А ты здесь за какие провинности?

— За волос за седой сижу, — немощным голоском проговорил мужичок. — Я дворовый, боярский. Приказал мне боярин собольи шкуры, все какие есть, перещипать.

— Как — перещипать? — заинтересовался Петруха. — Не ведаю.

— А что такое щипец, ведаешь? Это маленькие этакие щипчики. Ими белые волоски из собольего меха вырывают. Соболь-то, он чем темнее, тем дороже. Вот я и щиплю. День щиплю, другой, неделю, одну, вторую… У меня от этих соболей в глазах рябь пошла. Ну и пропустил один волосок.

— А батогов не хочешь? — голосом Безобразова спросил Петруха.

Мужичок так вздрогнул, что цепь жалобно звякнула.

— Ох и схоже! Ну чисто боярин! Аж дрожь пробила! Да, всё было… И батоги… А теперь вот на цепь посадил боярин-батюшка! Неделю приказал сидеть.

— Тьфу, — сплюнул Петруха. — Слушать тошно. Сажают, аки пса, человека на цепь, а тот злыдня своего батюшкой кличет!

Мужичок испуганно, насколько цепь позволила, отодвинулся от Петрухи, закрестился, забормотал молитву.

Петруха повертелся-повертелся, отыскивая более удобное положение, заснул.

— Господи, прости меня грешного! — истово крестился мужичок, косясь на спящего скомороха. — Меня завтра из ямы выпустят на белый свет, а его смерть лютая ждёт. Я заснуть не могу, а он спокойно сон смотрит. Что ж это за люди, скоморохи, такие, прости меня господи, что даже страху не подвластны?..

…А Петрухе и на самом деле уготована была смерть лютая.

Князь её придумал, а боярин доволен остался: устроить медвежью травлю. Того зверя, которого князь на охоте поймал, каждый день псами травили. Зол зверь стал, за прутья хватался, вся клеть ходуном ходила. Пришлось вторую клетку ставить, а то, не ровен час, вырвется медведь во двор, пойдёт всё крушить на своём пути, не разбирая, где холоп, а где барин.

Челядь всю ночь готовилась к медвежьей потехе. Малый двор возле псарни, который был обнесён бревенчатой стеной в сажень высотою, превратили в арену. Поверх стены устроили балкон. На балконе поставили места для зрителей, устелили лавки коврами, для боярина и князя принесли кресла из хором.

— Пусть-ка даст последнее представление скоморох! — смеялся князь, поднимаясь по лесенке на балкон.

И князь и боярин разрядились, словно к царю на поклон: в золочёных кафтанах, поверх богатые шубы.

Дочка боярская — князева невеста — так раскрасилась, что и лица не видно: по белой краске нарисовала чёрные брови, красные, яблоками, щёки.

— Вот уж Безобразиха-то, право слово! — шептались меж собой дворовые. — Вечером такую личину увидишь — подумаешь, лешего встретил!

Боярин, который уже с утра немало выпил, приказал принести подогретый мёд.

Слуги поднесли всем сидевшим на балконе кубки и чарки с тягучим золотым напитком.

В калитку втолкнули раскованного Петруху, оставили его посреди арены.

— Бог не выдаст — медведь не съест! — крикнул князь. — Потешь нас, Петрушка!

Петруха стоял безучастно, головы не поднимая. Белёсые его вихры падали почти на глаза, но он их не откидывал, как обычно.

Послышался такой грозный рык, что рука боярина дрогнула, мёд расплескала.

В ту же калитку, в которую только что прошёл Петруха, с трудом протиснулся большой медведь.

Он осмотрел арену, сделал несколько шагов, поднял нос — учуял, верно, запах мёда на балконе.

Потом взгляд его остановился на неподвижно стоящем Петрухе.

Петруха пристально посмотрел на медведя. Потом, внимательно, — на его лапы. На лапах отчётливо виднелись следы от браслетов.

«Так вот кого храбрый князь поймал на охоте! — вдруг осенило Петруху. — Брательника нашего Михайлу! Ну, кажется, на этот раз смерть меня миновала!»

— Бери, бери! — закричал князь, размахивая кубком с мёдом. — Улю-лю-лю!..

На привычный клич отозвались собаки на псарне, залаяли, заскулили.

Медведь повёл ухом, но продолжал смотреть на стоящего перед ним человека.

Петруха вдруг защёлкал соловьём, разлился звонкой трелью.

Михайло мотнул головой, встал на дыбы, замахал лапами.

— Ай, батюшки! — воскликнула размалёванная Безобразиха. — Занятно как!.. Ай-ай-ай!

— Ну, бери его! — сказал боярин и, видно, забыв в азарте и хмелю, что он разговаривает с медведем, а не с человеком, прибавил свое любимое: — Батогов захотел?

У Петрухи родился план спасения. Он вдруг гикнул, подпрыгнул на месте, сделал «колесо» и бросился со всех ног на медведя.

— Ой, он его съест! — взвизгнула боярышня, явно жалея медведя. — Ой-ой-ой!

Михайло всё также недоуменно стоял на задних лапах.

— Брательник мой Михайло! — успел проговорить Петруха. — Умри!

Медведь покрутил головой.

Петруха схватил Михайлу за плечо, как это делал всегда Рыжий, и сказал на ухо:

— Умри!

Взгляд медведя из недоуменного сделался удивлённо-радостным, он тряхнул лапами, словно на них были ещё бубенцы, и послушно повалился на бок, раскинув лапы и вывалив жаркий, дымящийся язык.

— Я же говорила — Петрушка его убьёт! — запричитала боярышня, размазывая рукавом краску по лицу. — Изверг, а не скоморох! Зверь! Зверь! Такого медведя пригожего погубил!.. Уй-уй-уй!

Князь и боярин, раскрыв рты, смотрели на арену.

Петруха сидел возле раскинувшегося на снегу громадного зверя и держал руку на его шее — словно душил. Петруха говорил, едва шевеля губами, все нежные слова, которые ему приходили на ум. Медведь тихо, едва приметно подрагивал лапой; ему, голодному и затравленному, тоже давно уже не хватало ласки, и он её слушал с наслаждением.

— Эй! — опомнился наконец князь. — Холопы! Тащите прочь медведя! А скомороха — на дыбу! Послушаем, как его кости трещать будут!

— Кабы Тайный приказ не разгневался, — тихо сказал боярин, — на дыбу только у них вроде право есть.

— Я сам перед царём-батюшкой ответ держать буду! — отмахнулся князь. — Эй, холопы! Убирайте зверя! Шкуру снять, мясо на кухню.

Открылась калитка, вошли трое дворовых мужиков, шагнули к медведю.

— Пора, Михайло! — сказал Петруха. — За мной!

И дёрнул медведя за ухо, как это всегда делал Рыжий.

Медведь вскочил так быстро, что мужики не успели даже охнуть. Петрушка, а за ним Михайло рванулись к калитке, выскочили во двор.

От них шарахнулись конюхи, мастеровые, псари, которые сквозь щели брёвен, ограждающих арену, следили за боярской потехой.

В несколько скачков Михайло достиг ворот и выбежал на улицу.

Петруха бежал из последних сил, чтобы не отстать.

— Михайло, брательник, за мной! — кричал Петруха, сворачивая в очередной проулок.

Люди, завидя мчащегося по улице громадного зверя, крестились, прижимались к стенам домов и заборам. На маленького Петруху никто и внимания не обращал: эка невидаль — бегущий паренёк! Ещё как побежишь, ежели ног хватит, — медведь в городе!

Миновав три или четыре проулка, Петруха остановился. Встал и медведь.

«Что делать? — подумал Петруха, переводя дух. — Медведя любой приметит, погоню наведёт… А бросать его нельзя — убьют, замучают. Куда же спрятаться? До пивоварни не добежишь… Да и не смогут они с медведем нас схоронить… Как же быть?»

— Эгей, Петрушка! — раздался голос маленького оборванного нищего, опиравшегося на костыль. — Беги за мной!

Нищий подхватил костыль под мышку и побежал со всех ног.

«Вот так хромой!» — подумал Петруха и побежал за ним.

Медведь лёгкой рысцой трусил рядом.

— Я без медведя никуда не пойду! — крикнул нищему Петруха.

Но «хромой» только махнул костылём и побежал ещё быстрее.

Среди каких-то развалившихся хибарок и развалин каменной стены нищий исчез — словно провалился сквозь землю.

Петруха и медведь остановились, удивлённые внезапным исчезновением «хромого».

— Сюда, сюда! — послышалось из-под земли.

Медведь первым сообразил, откуда раздаётся голос, и нашёл лаз в пещеру.

Под напором его мощных боков часть входа осыпалась, но дальше земляной коридор расширялся, и Михайло прошёл в него свободно.

Петруха смело шагал по подземному коридору за своим косолапым брательником.

Обернувшись, он увидел, что какие-то люди уже починяют разрушенный Михайлом лаз.

Ледовое пожарище

Скоморох в огне не горит, в воде не тонет, дела не проворонит.

(Старое присловье)

Петруха и медведь улеглись в угол пещеры.

Вокруг неслышно сновали странные люди — рваные, немощные, кто ползком, кто на костылях. Иногда костыли отбрасывались, и «убогий» бежал вдогонку за кем-нибудь, а одноглазый снимал с лица повязку и оказывался здоровым человеком.

В противоположном углу пещеры коптила воткнутая в землю лучина, отбрасывая большие лохматые тени на потолок и стены.

Двое мальчиков принесли плошку каши для Петрухи и большой котёл с варёной требухой для медведя.

— Как вас зовут? — спросил Петруха ребят.

Но они пугливо посмотрели на Михайлу и убежали.

— Водицы принесите, храбрецы! — крикнул им вдогонку Петруха.

Михайло, урча от радости, накинулся на требуху.

— Ну, кто быстрее? — сказал Петруха, уплетая кашу.

Медведь кончил первым и погладил лапой живот — дескать, хорошо, но мало.

Мальчики притащили кувшин воды для Петрухи и ещё котёл требухи для медведя.

Михайло съел всё, похлебал воды, разлёгся, сунул нос в лапы и засопел.

Петруха гладил его голову и тихо говорил:

— Не знаю, кто здесь живёт, брательник, но это — товарищи. Иначе они не спасали бы нас, не кормили бы нас…

Неожиданно со стороны входа послышался пронзительно верещащий голос — голос, которым на всём свете разговаривала лишь кукла Скоморох:

— А вот и я, прошу любить и жаловать, со мной не баловать!

С разомлевшего Петрухи мигом слетело всё спокойствие.

— Кто это?

— Твой старый знакомый! — послышался хриплый голос.

«Скоморох-вор! — мелькнуло в голове у Петрухи. — Вот встреча!»

— Эй, лучину сюда! — приказал хриплый голос. — А то мой товарищ Петрушка может во мраке меня не признать!

Человек подошёл поближе, присел на корточки рядом с Петрухой. Принесли лучину.

И Петруха увидел мохнатую голову атамана нищих.

— Белицкое кружало помнишь? — хрипло спросил атаман. — Я тебе куколок лепить помогал, а потом тебя обокрали…

— Всякое бывало, — насторожённо ответил Петруха. — А вот как ты научился по-скоморошьи разговаривать?

— Пищик хитрый придумал! — гордо сказал атаман. — Долго под твой голос подделывался — неделю, считай. Вот он — маленький, да удаленький.

Атаман показал пищик, взял его в рот, заверещал:

— Я Петрушка-скоморох, ох-ох, ох-ох!

— Здорово! — обрадовался Петруха. — Лучше, чем у меня. И проще! Теперь кто хочешь так говорить сможет!

— А мы за тобой следили. — Атаман оглянулся и сказал в темноту: — Пояс принеси, да осторожно!.. Следили, да плохо — не уследили, как ты к боярину в полон попал…

Оборванец с рябым круглым лицом принёс длинный, как тело змеи, мешок, положил его на колени Петрухе.

— Узнаёшь? — спросил атаман.

Ещё бы! Петруха не верил глазам своим: перед ним лежал пояс Потихони. Тот самый пояс с деньгами, который украли у него в Белицком кружале!

И рассказал Петрухе атаман о том, как деньги к нищим попали.

— Про твоё горе мы в Острожце узнали. Слухом земля полнится… Поведали нам, что украли у тебя выкуп, который ты от Потихони нёс к Безобразову. Один гусляр, старый знакомый, рассказал мне про это… Дело святое! Не монастырь строят, не на храм собирают, не на свечи — на спасенье скоморошьих душ! А раз так, то вора отыскать надобно и лютой смерти предать.

Вернулись мы в Белицкое кружало. Лежу я в кружале и думу думаю: кто вор? Никого ведь, кроме нас, из прохожих в ту ночь не было здесь. Нищие могут иной раз на чужое позариться, но отдали бы тотчас, как прослышали, чьи это деньги. Значит, остаётся хозяин кружала. Тот за полушку убить может, а за золото и любого бога продаст. Мы с ним давно знакомы…

Нужно было узнать точно — хозяин их украл или нет? И надумали мы вот что… Ты видел, у нас тут есть в ватаге старуха. Травница она. От любой хвори избавить может. У неё мешок — чего там нет! И плакун-трава, и канупер, который сон-травой прозывается, трава нечуй-ветер, трын-трава, разрыв-трава… Всего не перечтёшь! Есть у неё одно хитрое зелье — икотное. Как настой травки этой выпьешь, икота нападает. Да такая, что от неё ничем не избавишься. Тело дёргает да подхватывает, словно внутри рвётся всё, наизнанку выворачивается…

Сговорились мы, составили зелье. Влил я его хозяину в ковш медовухи, он и не приметил этого… Тем паче, что я же его и угощал! Ну, спустя ещё два ковша, хозяин начинает икать. Хочет хозяин слово молвить, а у него только и получается: ква-ик-ква! Как лягушка на вечернем болоте.

Убежал он в избу, заперся там, думал отлежаться. Да где уж! Ночь проходит, утро настаёт — из избы — только ква да ква! Народ удивляется: зима, мороз, а в Белицком кружале лягушки веселятся!

Измучился хозяин, попа вызывал. Мы того попа по дороге перехватили и в сторонку. Говорим: вот тебе, старый обжора, кошель с деньгами, давай свои одежды и жди, когда мы вернёмся. И чтобы молчок, а то найдут тебя, раба божьего, в лесу съеденного волками.

Поп попался понятливый, тотчас всё исполнил. А у меня товарищ — ты видел, с оспинами на лице? Сито его прозвание, он из монахов. Разоделся в поповские наряды — ну просто патриарх! Хоть с него икону пиши!

Пришёл он к хозяину, молитву бормочет, крестом помахивает. А тот всё квакает. Сито и говорит: «Пришёл конец. Вселился в тебя бес и выйти не желает. Видно, большой грех ты на душу взял… Если уж святой крест тут бессилен, — плохи дела. Умрёшь сегодня ночью. Покайся — авось придумаем что…»

Хозяин и начал каяться: был, мол, грех, обокрал парнишку-несмышлёныша. Отнял у него пояс с деньгами… Всё верну, только чтоб жизнь осталась…

Показал он, где пояс Потихони спрятал. А тут уж и я захожу к нему.

«Знаешь, говорю, чьи ты деньги украл?»

И рассказал всё. Затрясся хозяин, даже квакать перестал со страха. Понял, что лютая смерть ему по всем скоморошьим законам выходит…

Ну, а на следующее утро мы уже далеко были… Вылечился ли хозяин от кваканья? Ха-ха… Вылечился, Петрушка, хорошо вылечился… Больше никогда болеть не будет… И жить на земле тоже…

Потом нужно было тебя отыскать, пояс отдать. Пришли в Колядец. А в городе про какого-то Петрушку-скомороха говорят. Увидел я раз твою куклу — признал. Вместе лепили похожую. Только к тебе пошёл, ан тебя нет уже. Как это ухитрялся ты исчезать, непонятно… Похождения твои знаем, голос Скомороха твоего слышим, а сам ты, как в воду — раз! — канул. Ищи свищи! Вот на базаре вчера мои молодцы тебя под надзор взяли. Когда ты мужика спасал, мы у стражника в ногах путались. А княжеский сокольничий всё дело испортил!.. Мы хотели было тебя освободить, да тут ещё стражники набежали… Проводили тебя до самого дома боярского. Стали думать — как спасти? Однако князь-батюшка, чтоб его разорвало, поторопился с тобой расправиться… На всякий случай я мальчонку с костылём поставил у дома боярского дозором — вдруг пригодится?.. Вот и весь сказ…

— Спасибо, — сказал Петруха. — Выручили вы нас с Михайлом крепко. Ну, а деньги мне не нужны. Выкуп внесён. Сейчас, наверно, в другом городе скоморохи эти играют.

— Выкупил уже? А деньги откуда добыл? Ох, не сообразил! — Атаман хлопнул себя по лбу. — Да ведь про твою шутку со шляпой весь город знает! Купил же князь шляпу-то! Вот и выкуп!

— Как ни верти, выходит, деньги мне ни к чему. — усмехнулся Петруха. — Вам, поди, самим нужны.

— Нет, ты им хозяин! — произнёс круглолицый рябой оборванец. — Ведь из ватаги Потихониной ты один живой нынче.

— Хорошо сказал, Сито! — похвалил атаман. — Пусть, Пётр, деньги у тебя будут, пригодятся. Нужда придёт — попросим.

В пещеру приходили всё новые и новые нищие.

Говорили о том, как лютует князь. Как же не беситься: сам во главе погони объехал весь город и вернулся в боярские хоромы несолоно хлебавши.

Передавали слова Безобразова, который повелел всех подозрительных хватать и тащить в ямы.

Стражники, говорят, удивлялись тому, что в городе пропал, словно под землю провалился, громадный медведь.

— Кукольники про Петрушку-скомороха комедь показывали! — рассказал один из мальчишек. — Шум стоял — на весь рынок! То выскакивал Поп, то Стражник, то Боярин — все кричат: «Где Петрушка?» А Петрушка лежит на печи да тараканьи шкурки считает! Потеха!

Когда подземелье затихло и вся нищая братия, кроме дозорных, заснула, атаман перетащил свой полушубок к Петрухе:

— Не спишь, Пётр? Поговорить нужно…

Атаман лёг совсем рядом, так что губы его почти касались Петрухиного уха, зашептал:

— Был я, Пётр, беглым крестьянином… Потом стал, как и ты, скоморохом. На все руки мастером — и на дуде, и плясать, и петь… Жить бы мне да поживать, но худое дело вышло. Украл я. Не у товарища, нет, у врага своего. Но всё равно вором стал. И меня за то старики от скоморошества отлучили. Голос отобрали… Сожгли зельем… Я вроде и не горевал сперва. Пил много. Пьяному, известно, море по колено…

— А лужа — по уши, — добавил Петруха. — Так ведь поговорка-то сказывается.

— Пошёл к нищим… Поводырём был. Слепцов водил. Потом ворожеем стал. Ого, как ещё ворожил-то! Всё будущее, всё прошедшее…

— Мне поворожи.

— Тебе ворожить я не могу, потому что сам от тебя хочу свою судьбу узнать… Да и ворожба вся — тьфу, обман один, хуже воровства! Потом атаманом нищей ватаги стал. Жизнь не хуже, чем у других. Да вот не могу без скоморошества. Понял: если к скоморохам пути не отыщу — погибну. Искупил я свою вину, Пётр, как мыслишь? Могу я, к примеру, с куклами ходить? Голос у меня хрипатый, а с пищиком слышал как получается?

Петруха помолчал, погладил тёплый медвежий бок.

— Я о другом думаю, — сказал Петруха тихо. — Куда мне моего брательника косолапого девать? В лес его отвести нельзя. Есть ему там нечего, снег кругом, да и опять какой-нибудь храбрец, вроде князя, его изловит… Он медведь-скоморох, ему в лесу скучно. Он на-люди непременно выйдет. А если плохих людей повстречает? Убьют. Или, хуже того, на цепь посадят, до смерти держать так будут. Старики говорят, что ватага с медведя начинается. И вот что я думаю, мил человек, давай-ка мы ватагу свою собирать. Ты — с медведем. Он всему обучен, сам кого хочешь научит. И мне ещё будешь с куклами помогать. В четыре-то руки мы такое покажем! Музыкантов найдём…

— А Сито — акробат, лучше не сыщешь!

— Вот и акробат есть… Гусляра раздобудем…

Так в разговорах и мечтах прошла ночь. Заснули только под утро…

Медведь быстро перезнакомился со всеми в пещере, бродил из угла в угол, приветливо ворча и подбирая всё съестное, попадающееся по пути.

День стоял яркий, пригожий, и какой-то ловкий солнечный лучик пробрался через длинный лаз чуть ли не до самой пещеры.

— Пошли кого-нибудь в пивоварню, что на рынке стоит, — попросил атамана Петруха. — Пусть там спросят Маланью, скажут ей, что я жив-здоров. И возьмут весь мой снаряд — куклы, обруч, мешок. Да Васятке-мальцу подарить что-нибудь надобно.

Атаман послал тройку шустрых мальчишек выполнять наказ.

Не успели поесть, как мальчуганы вернулись с куклами, с обручем, мешком, Петрухиной торбой, шляпой. Затараторили все разом:

— За подарок Маланья спасибо велела передать и поклон.

— Васятка плакал, за нами идти хотел.

— Мы ему дудку принесли — дудеть начал, утешился.

Затем в пещеру стали приходить из города нищие со странными новостями.

Вроде бы царь из Москвы указ прислал, чтобы всех скоморохов и музыкантов запретить. Указ тот читают дьяки возле кремля, стражники отбирают у скоморохов всё имущество, на реку сносят. Говорят в народе — палить всё будут, чтобы от скоморошьего дела и духа не осталось.

Петруха не верил:

— Не может того быть! Как же изничтожить веселие на Руси?

Атаман помрачнел:

— У нас, Пётр, всё может статься. Не такое видели!

Нищие уходили, приходили, вновь исчезали. Слух о царском указе держался упорно.

— Под вечер на реке скоморошью музыку жечь будут! — утверждали все в один голос.

— Пойду, — сказал Петруха. — Сам должен посмотреть, тогда поверю!

— Я с тобой, — решительно произнёс атаман. — Мало что случиться может!

— Нет, сиди тут, — подумав, произнёс Петруха. — Медведя одного оставлять нельзя. А ты с ним сдружился. Вот и обвыкайтесь.

Петруху переодели: вместо сапог лапти, зипун достали рваный, клочьями. На один глаз повязку соорудили. В руки — костыль. Брат Михайло и тот сначала не признал, зарычал.

— Раз медведь обмишурился, — засмеялся атаман, — то князь Брюквин и подавно не разглядит! Эй, Сито, иди с Петром да глаз с него не своди!

Рябой круглолицый парень взял суковатую дубинку и двинулся вслед за ковыляющим на костыле Петрухой.

…Уже спускались на город Колядец бледно-лиловые сумерки, когда Петруха и Сито дошли до стен кремля.

На льду реки возвышалась гора инструментов скоморошьих — гуслей, бубнов, труб, дудок, гудков, волынок, домр, балалаек… Чего только не было в этой горе!

А на берегу, у самого спуска к реке, теснимая стражниками, стояла толпа скоморохов.

«Ватаг пять! — прикинул Петруха. — Много же их собралось в Колядце!»

Выехали на рыжих конях боярин Безобразов, князь Брюквин, воевода городской, ещё какие-то чины.

Наряды богатые, вокруг стража конная, вся оружием увешанная.

— Как на войну собрались! — тихо сказал Петруха стоящему рядом рябому своему спутнику.

Пузатый дьяк развернул свиток и густым басом принялся читать царёв указ.

Нищие ничего не перепутали — царь Алексей Михайлович грозил страшными карами тем, кто не перестанет заниматься скоморошеством, и всем, кто скоморохов будет смотреть.

Запрещалось смеяться, петь, играть на всех инструментах, рассказывать весёлые сказки, водить медведей, качаться на качелях, играть в шахматы, надевать маски, даже бить в ладоши.

— …А которые люди от того богомерзкого дела не отстанут, — басил в полной тишине дьяк, — по нашему указу тем людям велено делать наказание… бить батогами… ссылать…

В морозном воздухе набатом разносился мощный голос дьяка.

Заулыбался, услышав про милые сердцу батоги, боярин Безобразов. Он, глыбой сидящий на коне, зашевелился, и Петрухе показалось, что жалобно заскрипели под его тяжестью конские косточки.

Князь шевелил стремена, и конь под ним в нетерпении перебирал тонкими ногами.

«Верно, князь жалеет, что в царском указе нет разрешения нас всех сейчас тут же избить, а то и зарубить до смерти!» — подумал Петруха.

— Охо-хо, грехи наши тяжки! — покорно пробормотал кто-то сзади Петрухи. — Вот и разгневали царя-батюшку…

— Царь-батюшка, воевода-батюшка, князь-батюшка, боярин-батюшка, поп-батюшка, — не оглядываясь, зло проговорил Петруха. — Отцов много, а мы круглые сироты…

Дьяк кончил чтение, ещё раз помянув, что все, кто царёв указ нарушит, будут нещадно биты и сосланы в дальние деревни.

— Зажигай! — крикнул князь. — Эй, холопы! Огня!..

Гора на льду, видимо, была уже заранее облита чем-то горючим, — пламя принялось сразу, как только бросили в гору факел.

Толпа горожан молча смотрела на то, как огонь охватывает гусли, гудки, дудки — всё, что ещё недавно приносило народу столько радости.

Освещённые кроваво-красным огнём, сидели на конях боярин, князь, воевода. Отблески пожара играли на бердышах и секирах стражников.

С печальным звоном, похожим на крик, лопались тонкие дощечки гуслей.

Бам! Бам! — взрывались время от времени бубны. Один даже подскочил вверх и жалобно зазвенел.

— А-а-а! — закричал вдруг какой-то скоморох и, в акробатическом прыжке перелетев через опешивших стражников, оказался на льду.

— Кормильцы! — истошно закричал скоморох и ринулся в огонь.

Один из стражников, дюжий детина, бросился на лёд и успел ухватить скомороха за ноги, но тот вырвался и скрылся в пламени. В руках стражника остался только рваный лапоть.

— Батогов захотели? — спросил боярин, повернув голову к беззвучно плачущим скоморохам. — Гнать их всех в шею! Чтоб утром духу скоморошьего в городе не было!

Стражники начали выгонять из толпы скоморохов.

— Да снизойдёт на град наш великая благодать! — пробасил дьяк, а попы, стоящие поодаль, радостно загомонили: — Помолимся господу нашему за то, что умудрил царя-батюшку на очищение от скоморошьей скверны!

Рвались с жалобным стоном струны гуслей, домр, балалаек. Потрескивали гудки и дудки.

Было так тихо вокруг, словно все звуки сгорели в этом страшном огне.

Лёд таял, во все стороны от костра разбегались, извиваясь и журча, весёлые ручейки.

Вдруг пламя взметнулось вверх, послышалось сильное шипение, и костёр ушёл в воду — лёд под ним растаял. Большое облако пара поднялось над рекой, гася последние искры.

Петруха начал выбираться из толпы. Сито толкнул его предостерегающе: забыл, мол, про костыль, хромай сильнее.

Сворачивая от кремля на площадь, Петруха взглянул на реку.

Чёрная дыра на месте костра зияла, словно рана.

…В пещере ждали возвращения Петрухи.

— Я, Пётр, три раза людей тебе навстречу посылал! — сказал атаман. — Кто знает, что там случиться могло!

— Всё было тихо, — доложил Сито.

— Тихо сгорела радость. — Петруха сел возле дремлющего медведя, положил ему руку на голову. — На деньги эти, — он кивнул на пояс Потихони, — купим новые домры и гусли для ватаг. Себе купим, товарищам… Не хватит денег — ещё достанем… Но думаю — хватит. Теперь в скоморохи не всякий идти решится, забоятся многие… И надо былину разучить про путешествие Вавилы со скоморохами в царство царя Собаки.

— Как же! Знаю это игрище! — обрадовался атаман. — Рассердились скоморохи, царство собачье спалили да Вавилу новым царём выбрали! Гоже!

— Большой толк из этой былины быть может! — задумчиво произнёс Петруха.

— Я думаю, — озабоченно проговорил атаман, — что медведя нам подсветлить нужно. Он почти чёрный, приметный. Вдруг князь или его людишки высмотрят? А если медведь жёлтый будет — попробуй узнай!

…Утром Петруха проснулся от медвежьего рёва. Брательник Михайло любил купаться. Вода в громадной бочке побурела от грязи, а медведь фыркал и забавлялся.

— Знать, походим мы ещё ватагой по Руси! — сказал Петруха, глядя на весёлые лица людей. — Хоть и длинные руки у царя…

— …да у нас ноги длиннее! — натирая медведю шею, сказал атаман.

Петрушка — душа скоморошья

Жил-был

Добрый человек…

(Из песни)

Что дальше с Петрухой и его новой ватагой приключилось, никому не ведомо.

Ушли они из города Колядца в неизвестную сторону, и только слухи-летуны остались на долю тех, кто помнил о весёлых скоморохах.

Несмотря на грозный царский указ, продолжали ватаги бродить по бескрайним русским просторам, потешая людей, вызывая ненависть у попов и бояр.

Говорили, что за Петрухой охотились стражники особо, — государевым преступником его объявили.

Один раз будто бы ватагу отбила из рук стражи толпа в городе Пскове.

Другой раз пришлось ватаге спасаться на челнах из города Казани.

В третий раз совсем было Петруху схватили, да он представился старушкой: мешок с обручем наподобие юбки опустил до пят, платочком повязался, так и прошмыгнул меж стражников.

Разное сказывали.

Вроде бы показывал Петруха на куклах историю выкупа скоморохов у боярина Безобразова и все свои приключения. Борьбу с медведем вёл самую подлинную — выходил из-под обруча и всю сцену с Михайлой представлял натурально. А в это время бывший нищих атаман с куклами работал — князя и боярина изображал, как они медвежью потеху смотрят.

Бывало, что и вместе выступал Петруха с атаманом. Тогда сразу над обручем появлялись четыре куклы — и Поп, и Боярин, и Стражник, и Скоморох. Люди сказывали, что на такое представление весь город от мала до велика сбегался. А потом народ помогал скоморохам удирать и прятаться.

Пробовали стражники искать Петруху по голосу: ведь кукла Скоморох кричала звонко, приметно.

Только ничего из этого не вышло: многие кукольники выучились пищики делать и, выступая с куклой Скоморохом, верещали не хуже Петрухи.

Да и называть куклу Скомороха стали всё чаще и чаще попросту Петрушкой.

Выскакивал над обручем скоморох Петрушка и кричал на всю площадь:

— Вот и я! Петрушку вся стража ищет-хватает, ямой да цепями пугает!

Потом Петрушка бил всех подряд — и Попа, и Барина, и Воеводу. А когда приближалась стража, то с помощью зрителей скоморох-кукольник исчезал.

У кукол Петрушек появился длинный, острый любопытный нос — точно такой, какой был у самого Петрухи-скомороха.

Кто Петруху знал или видел раз-другой, непременно в кукле его узнавал:

— Похож Петрушка… Мал, да удал — душа-то в нём скоморошья!

Но людей таких становилось всё меньше, а кукол Петрушек — всё больше. Забыли и о самом Петрухе, зато Петрушку все знали, везде любили, всегда ждали, как дорогого гостя.

Петрушка становился бесстрашным и злым, когда встречался с врагом.

Он был бесшабашно удалым задирой, когда встречался с другом.

Он никогда и никому не позволял посягать на самое дорогое — на свободу.

Поэтому и поныне, смотря на похождения ловкой куклы-скомороха, говорит народ: «Наш Петрушка!»

…Вот так и отыскался через века след Петрухиной ватаги, след скомороший.



Оглавление

  • Откуда эта бывальщина начало берёт
  • Широкая масленица
  • «Воевода-батюшка»
  • Ватага дружных
  • Блинная битва
  • Сражение у посадской баньки
  • Один
  • Лики монастырские
  • «Дуплянское чудо»
  • Дорога обозная
  • Кукольная потеха
  • Белицкое кружало
  • Огород на голом камне
  • Старый знакомец
  • Приговор грязным рукам
  • Скоморох начинает путь
  • Хорошо кузнецу!
  • Скоморох попадает в плен
  • Дело в шляпе
  • Боярская забава
  • Ледовое пожарище
  • Петрушка — душа скоморошья

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии