Бесценный выигрыш (fb2)

- Бесценный выигрыш 297 Кб, 137с. (скачать fb2) - Барбара Картленд

Настройки текста:



Барбара Картленд Бесценный выигрыш

Глава 1

1913 год

Достопочтенный Перегрин Гиллингэм выскочил из кеба, расплатился с кучером и поднялся по ступеням Уиндлмиер-Хауз.

Парадная дверь была уже открыта. Вручив свой цилиндр лакею в пудреном парике, он кивнул дворецкому:

— Добрый вечер, Доукинс!

— Добрый вечер, сэр.

— Его светлость в библиотеке?

— Да, сэр, его светлость уже давно вас дожидается, — степенно склонил голову дворецкий.

В почтительном голосе дворецкого прозвучал оттенок упрека Следуя за торжественно выступающим по облицованному мрамором вестибюлю Доукинсом, Перегрин усмехнулся.

Из всех великолепных особняков на Парк-лейн Уиндлмиер-Хауз был наиболее примечательным. Его построил в начале царствования королевы Виктории еще дед теперешнего герцога в соответствии с представлениями своих современников о том, как должна выглядеть герцогская резиденция. К счастью, в архитектуре того времени еще сказывалось влияние эпохи Георгов, поэтому особняк выгодно отличался от большинства своих соседей.

Но Перегрина мало интересовали архитектурные достоинства Уиндлмиер-Хауза, на которые он уже достаточно насмотрелся. Гораздо больше его занимало настроение хозяина дома Элстона, герцога Уиндлмиерского. Он очень надеялся, что Элстон не будет в дурном состоянии духа из-за его опоздания.

Настроение герцога обычно сказывалось на всех окружающих — на его друзьях, врагах и слугах. Даже на Перегрина, одного из его ближайших друзей, ледяная сдержанность, которой герцог выражал свое неодобрение, действовала угнетающе.

— Мистер Перегрин Гиллингэм, ваша светлость! — провозгласил Доусон, распахнув двери в библиотеку.

Герцог, читавший «Тайме», опустил газету.

— Перри! Какого черта ты явился так поздно? — раздраженно сказал он вместо приветствия.

— Извини, Элстон, — отвечал его приятель, входя. — Отец неожиданно прислал за мной, а ты знаешь, насколько он многоречив.

Герцог отложил газету.

— Полагаю, мне придется принять это оправдание, поскольку мне известно, что, когда твой отец разговорится на интересующую его тему, его не остановишь.

— Он был не столько заинтересован, — невесело заметил Перри, — сколько раздражен.

— Речь шла о деньгах? — осведомился герцог.

— Разумеется. О чем же еще станет говорить со мной отец? — усмехнулся Перегрин.

— Нельзя быть таким расточительным!

— Хорошо тебе говорить… — начал было Перри, но, поняв, что герцог его дразнит, рассмеялся.

Разговор с другом всегда доставлял ему удовольствие.

— Ладно, пусть я действительно немного увлекся тратами последнее время, — согласился он, — но ты не хуже меня знаешь, что Молли обходится слишком дорого и стала еще дороже с тех пор, как ты проявил к ней интерес.

— Но я недолго «способствовал росту цен на рынке», если можно так выразиться, — возразил герцог.

— Достаточно долго. Ты привил Молли вкус не только к икре и шампанскому, но и к бриллиантам, а содержания, которое я получаю от отца, на это никак не хватает. Быть младшим сыном сущее наказание, — добавил Перегрин со вздохом. — Тебе, счастливчик, не пришлось оказаться в таком положении.

— У меня есть свои проблемы, — заметил герцог.

— Вообразить себе не могу, каковы бы они могли быть.

Перегрин взял бокал шампанского, поданный ему лакеем на серебряном подносе.

Герцог тоже взял бокал.

Бутылку шампанского, принесенную Доукинсом, поместили в великолепное серебряное ведерко со льдом, и слуги удалились.

— Ты рассказал мне о своих трудностях, — сказал герцог с легкой улыбкой. — Хочешь послушать о моих?

— С большим интересом. Но мне всегда казалось, что у тебя их не бывает.

Перегрин смотрел на друга с недоверием.

— Мои трудности другого порядка, — отвечал герцог. — Дело в том, Перри, что мне скучно, — со вздохом признался он.

— Бог мой, Элстон! — изумился Перегрин. — Что за нелепость! Тебе скучно? Тебе, у кого есть все? Я не могу поверить!

— Но это действительно так, — ответил герцог. — И ты тоже в этом виноват, потому что, если бы ты не задержался, мне бы подобное не пришло в голову.

— С чего тебе скучать? Ты — самый богатый человек в Англии, крупнейший землевладелец, у тебя замечательные лошади, и ты можешь выбрать любую красотку, какая тебе только приглянется.

Перегрин перевел дыхание, прежде чем продолжить.

— И всем нам известно, почему у тебя такая возможность выбора — не только из-за денег, но и потому, что ты чертовски хорош собой, предмет мечтаний всех девиц!

— Перестань, Перри, противно тебя слушать! — перебил его герцог, недовольно поморщившись.

— А мне еще противнее слышать твое нытье! Хочешь, я продолжу перечисление твоих благ? Быстроходная яхта, замок во Франции, где самая лучшая в Европе кабанья охота, река, где водится лосось…

— Замолчи! Я говорю совсем о другом.

— О чем же?

— Как бы это получше выразить? — задумчиво произнес герцог. — Мне необходимо что-то новенькое. Все, что я сейчас делаю, настолько приелось, что не сулит мне никаких неожиданностей.

Он говорил так убежденно, что приятель посмотрел на него озадаченно. Перри был далеко не глуп, когда брал на себя труд пошевелить мозгами.

Сейчас он почувствовал, что слова герцога не были шуткой или праздной болтовней, потому что его друг вкладывал в свои рассуждения слишком много чувства.

— Вчера вечером за покером, — продолжал герцог, — я подумал, что игра не занимает нас, потому что мы слишком хорошо знаем друг друга; По тому, как у Арчи блестят глаза, я сразу же догадываюсь, что у него хорошие карты. Чарльз обычно поджимает губы, когда ему не везет, а ты, Перри, щелкаешь пальцами перед тем, как сделать удачный ход.

— Черт возьми, Элстон, ведь то, о чем ты говоришь, равносильно мошенничеству! — воскликнул Перри.

— Не торопись с выводами, Перри, — осадил его герцог. — Это просто наблюдательность, и отсюда уверенность в том, что должно произойти. Это мое качество распространяется не только на карточную игру, — добавил он с усмешкой.

— Я полагаю, ты имеешь в виду Дейзи. Последнее время мне кажется, что она начинает действовать тебе на нервы.

На какое-то мгновение Перри подумал, что зашел слишком далеко. Герцог не любил, когда речь заходила о его романах.

Но сегодня он пребывал в благодушном настроении.

— Дейзи, безусловно, самая красивая женщина в Лондоне, — согласился герцог, — но даже в красоте есть однообразие.

— Верно замечено, — сказал Перри. Его не удивляло, что графиня Хеллингфорд наскучила герцогу. Она была действительно изумительно хороша, но склонна иногда проявлять чрезмерную властность, и, по правде говоря, Перри удивляло, что герцог так долго терпел ее общество.

— Почему бы тебе не поехать за границу? — предложил он.

— А куда? — осведомился герцог. — Как раз вчера я подумал, что уже побывал во всех самых привлекательных местах в мире, и мне уже не остается ничего другого, разве что пересечь пустыню Гоби или совершить восхождение на Эверест.

Перри засмеялся.

— Вот уж действительно — «бедный богач»!

— Вот именно, — с готовностью согласился герцог. — Так что же ты мне посоветуешь?

— Ради бога, не задавай больше никому таких вопросов, — посоветовал Перри. — Ты знаешь, какого шуму это наделает, если ты скажешь что-нибудь подобное в нашей компании. Ведь все довольны тем, как обстоят дела.

Губы герцога скривились в презрительной усмешке.

Он отлично знал, что Перри называл «компанией» сборище его друзей, широко пользующихся для своих развлечений — скачек, охоты, рыбной ловли — щедро предоставляемыми герцогом возможностями.

У него уже вошло в привычку каждый уик-энд принимать одно и то же общество в своей роскошной усадьбе Миер в Сарри. Для его постоянных гостей каждый раз предоставлялись одни и те же комнаты, где они держали свои личные вещи, чтобы не возить их взад-вперед. Развлечения в усадьбе стали частью их образа жизни. Если герцог вздумает изменить сложившийся порядок, подумал Перри, эти «прихвостни», как он называл их про себя, поднимут вопль протеста, который он ни в коей мере не желал слышать.

— Куда же ты собираешься? — поинтересовался он.

— Никуда пока что, — ответил герцог. — Я как раз спрашиваю тебя, что бы мне сделать такое интересное вместо того, чтобы сидеть на месте и превращаться в какое-то ископаемое.

— Это угрожает тебе меньше всего! — воскликнул Перри. — Однако я понимаю, о чем ты говоришь, и постараюсь что-нибудь придумать.

— Все, что мне нужно, это что-то новенькое, непохожее на стоячее болото моей повседневной жизни, — со вздохом сказал герцог и расслабленно откинулся на спинку кресла.

— Не хочешь ли поменяться местами со мной? — спросил Перри. — Могу тебя заверить, любое болото взбаламутится после речей моего папаши о безответственности, расточительности и бесцельном существовании молодежи в наше время. Его карканье свидетельствует о том, что я никчемная личность!

Герцог рассмеялся. — — Твоему отцу никогда не нравилась наша дружба. Он считает, что я несерьезно отношусь к своим обязанностям, о чем не переставая говорил моему отцу, когда я еще не успел вырасти из коротких штанишек, — с усмешкой припомнил он.

— Если бы он мог слышать тебя сейчас, — сказал Перри, — он бы убедился, что ты относишься ко всему слишком серьезно. Право же, тебе нужно хорошенько развлечься, Элстон! Почему бы тебе не попробовать женитьбу? Вот это была бы уж действительно перемена!

Последовало минутное напряженное молчание. Затем герцог сказал:

— Тебе известен мой ответ на это. Хватит с меня одной попытки… Никогда!

— Это просто нелепо! — пожал плечами Перри. — Конечно, тебе необходимо когда-нибудь жениться. А иначе как насчет наследника?

— У моего брата Томаса трое сыновей.

— Собственный ребенок — совсем другое дело, — возразил Перегрин. — Тебе доставит удовольствие учить сына ездить верхом, стрелять, и у тебя будет сознание, что он продолжит семейные традиции.

— Эта перспектива меня нисколько не соблазняет, — твердо заявил герцог. — Я не очень-то скорбел, когда погибла Элейн. Уверяю тебя, что, однажды избавившись от супружеской петли, я не имею ни малейшего желания снова надевать себе на шею веревку.

Перри ничего не ответил. Он помнил, что Элстон был еще совсем молод, когда отец устроил его брак с дочерью своего друга, тоже герцога. В глазах общества это был идеальный союз, но молодые поссорились, едва переступив порог церкви. И ничего хорошего из их семейной жизни не получилось. Когда жену Элстона на охоте сбросила лошадь, все ожидали, что он вскоре женится снова. Однако молодой человек дал всем ясно понять, что в своих отношениях с женщинами он не имел намерения в будущем связывать себя узами брака. Постоянно окруженный и преследуемый самыми очаровательными и изысканными женщинами, Элстон предпочитал развлекаться с замужними дамами много старше себя, имеющими снисходительных к изменам своих супруг мужей. Только недавно, уже в возрасте тридцати трех лет, он стал появляться в обществе красавиц ближе к себе по годам или моложе себя, но и они всегда были замужем. С девушками на выданье ему вообще едва ли когда-нибудь случалось переброситься и парой слов.

Такой стиль жизни ввел в обиход покойный король Эдуард VII в конце прошлого века. Считалось в порядке вещей, что красивая женщина после нескольких лет семейной жизни, подарив супругу сына и наследника, заводила роман, при условии, разумеется, строгого соблюдения приличий. Любовные связи самого короля, продолжавшиеся по самый день его кончины, были известны всем его близким друзьям. Но на публике присутствие рядом с ним красавицы королевы Александры защищало его даже от газетчиков. Перри было прекрасно известно, что его приятель герцог, слывший Дон Жуаном в узком кругу, в глазах всего остального общества являл собой образец всех добродетелей.

— Даже если ты не склонен к супружеству, — сказал Перри другу, — мы подыщем тебе кого-нибудь, кто бы привлек твое внимание.

— Сомневаюсь, что тебе это удастся, — мрачно заявил герцог. — Я прихожу к убеждению, что все женщины одинаковы, к какому бы обществу они ни принадлежали.

Он встал и подошел к столу. Наполняя свой бокал, герцог сказал с усмешкой:

— Если ты находишь Молли расточительной, ты представить себе не можешь, сколько приходится тратить мне.

— Что ж, ты можешь себе это позволить, — со вздохом сказал Перри.

— Да, но, скажу тебе, дружище, неприятно сознавать, что женщины видят в тебе всего лишь рог изобилия, осыпающий их подарками.

Герцог произнес это с горечью, а Перри засмеялся.

— Помню, мой старый дядюшка как-то сказал мне:

«В моем возрасте радости жизни не даются даром!» Перефразируя его, я могу сказать, что в твоем положении ты не можешь рассчитывать на бескорыстную привязанность.

Герцог на это ничего не ответил, и Перри продолжал:

— Перестань рассуждать как идеалист, ожидающий, что тебя полюбят за твои личные достоинства. Принимай все, чем одарила тебя судьба, и будь ей благодарен. Между прочим, если бы кто-нибудь из наших , услышал этот разговор, он не поверил бы своим ушам.

Герцог рассмеялся.

— Если тебе это доставит удовольствие, Перри, я признаю, что ты прав, — улыбнулся Элстон. — Но мы что-то с тобой заболтались. Пойдем, наверное, все уже собрались.

Он посмотрел на массивные часы, стоящие на мраморной каминной полке. Было без четверти восемь.

— Почему бы нам куда-нибудь не поехать после ужина? — предложил Перри. — Сегодня во многих дворцах дают приемы, куда нас всех приглашали. А может быть, ты предпочитаешь поехать в оперетту к последнему акту?

— Я уже был три раза, — ответил герцог.

— Но в Лондоне есть и другие театры.

— Мы слишком поздно ужинаем, чтобы туда успеть, — покачал головой герцог. — Но если хочешь, можно заехать в варьете, быть может, там найдется на что посмотреть.

— Поедем, — охотно согласился Перри. — Но только не говори об этом при Арчи и остальных, а то они увяжутся за нами.

— Нет, мы поедем одни, — пообещал герцог.

— Он поставил на стол пустой бокал. Приятели вышли из библиотеки и по коридору со сводчатым потолком направились в Голубую гостиную, где собирались перед ужином друзья герцога.

Сегодня вечером в Уиндлмиер-Хаузе присутствовали одни мужчины. Большинство гостей побывали в этот день на скачках, и разговоры велись преимущественно о лошадях и ставках, что навело бы тоску на прекрасный пол.

Когда герцог и Перри вошли в Голубую гостиную, шестеро мужчин в знак приветствия подняли им навстречу бокалы.

— Здравствуй, Элстон! — раздались восклицания. — А мы-то уж думали, что ты о нас забыл.

— Нет, нет, — любезно отвечал герцог, приветливо кивая друзьям. — Хорошо провели время?

Оказалось, что день выдался для большинства присутствующих неудачным. На скачках первыми пришли аутсайдеры, на которых никто не догадался поставить.

— Я готов залить свое разочарование вином! — воскликнул лорд Арчибальд Карнфорт, которого в узком кругу называли Арчи. — Но сначала я хочу, Элстон, чтобы ты разрешил наш спор с Хьюго.

С бокалом шампанского герцог опустился в кресло.

— Я готов выступить в роли судьи. В чем предмет вашего спора, джентльмены?

— Мы говорили о новой пьесе Бернарда Шоу, — сказал сэр Хьюго Бенсон. — Она называется «Пигмалион». Ты ее уже видел? — обратился он к хозяину дома.

— Нет, а в чем там дело?

— Профессор фонетики обучает цветочницу с Ковент-Гарденского рынка правильному произношению и умению вести себя в обществе и так в этом преуспевает, что, когда усвоившая правильную манеру говорить и прекрасно одетая девушка появляется в высшем свете, никто не догадывается о ее истинном происхождении.

— В жизни не слышал ничего более нелепого! — воскликнул лорд Карнфорт. — Раньше мне всегда нравились пьесы Шоу. По крайней мере у него были какие-то интересные идеи. Но это уже чистый вздор. Он просто публику за дураков считает, — с возмущением произнес Арчи.

— Это ты так думаешь! — возразил Хьюго Бенсон. — А я бы сказал, что талантливый педагог и восприимчивая молодая девушка, если она неглупа, могут добиться удивительного эффекта и провести многих.

— В таком случае эти многие должны быть тупицами или идиотами, — с жаром продолжал Арчи отстаивать свою точку зрения. — Уж не воображаешь ли ты, что кто-нибудь из нас мог бы обмануться? Никогда!

— Я полагаю, все зависит от того, насколько девушка хороша и как она одета, — предположил Перри.

— Мы, конечно же, говорим не о проститутках, — произнес Арчи Карнфорт. — Мы говорим о том, может ли девица из низов внушить кому-нибудь из нас, аристократов, находящихся, естественно, в здравом уме, что она — дама из общества. Таков сюжет пьесы, и мне он представляется смехотворным.

— Я с тобой абсолютно согласен, — заметил кто-то из мужчин. — Мы все знаем, как легко совершить в обществе промахи, сразу же разоблачающие чужака.

— Что ты этим хочешь сказать? — спросил Перри.

— Ну возьмем, например, наш круг. Допустим, кто-нибудь попытался бы втереться к нам, мы бы ведь сразу определили, кто это и что. Ведь это все равно что если бы кто-нибудь попытался выдать искусственные бриллианты за изделие от Картье. Мы бы сразу же определили подделку. А ты как думаешь, Элстон?

— Я склонен согласиться с тобой, — отвечал молчавший до тех пор герцог. — И все же пьеса Шоу кажется мне весьма забавной, надо мне ее как-нибудь посмотреть.

— Я бы не стал на это тратить деньги! — сказал Арчи Карнфорт. — Все это ерунда от начала до конца.

— Я не согласен, — резко возразил Хьюго Бенсон. — Помимо всего прочего, женщины легко приспосабливаются к окружающей обстановке и, как хамелеоны, принимают окраску своего окружения.

— И это вздор! — с раздражением сказал лорд Карнфорт. — Женщины приспосабливаются к своей собственной среде, к людям своего уровня. Вне знакомой среды они беспомощны и торчат, как прыщ на носу, — язвительно закончил он.

Хьюго резко встал.

— Самое дурацкое заявление, какое я когда-либо слышал! На протяжении всей истории женщины устраивались и приспосабливались в обществе, где они оказывались в силу сложившихся обстоятельств. Более того, они царствовали в нем, иногда в буквальном смысле. Не забывайте, джентльмены, что почти в каждой женщине скрыта хорошая актриса.

— Пожалуй, я согласен в этом с Хьюго, — заметил герцог.

— Сомневаюсь, что он сумеет это доказать, — раздраженно сказал Арчи Карнфорт.

— А ты сможешь? — насмешливо спросил кто-то.

— Сам подумай! Мы все здесь знаем друг друга очень хорошо, так же, как и большинство женщин, которых Элстон принимает у себя. Тебе не кажется, что человек со стороны, оказавшийся в нашем кругу, будет выделяться в нем, вызывая общую неловкость и до смерти нам надоедая?

— Я понимаю, о чем ты говоришь, — заметил кто-то. — Такой человек оказался бы бельмом на глазу. Он не понимал бы наших» шуток, не мог бы принимать участие в разговоре о наших общих знакомых, и в результате положение стало бы одинаково невыносимым как для нас, так и для него.

— Вот именно! — сказал Арчи. — И у Хьюго не найдется на это ответа, — злорадно заметил он.

— Нет, найдется! — раздраженно возразил Хьюго. — Общество все время находится в развитии. В него вливаются новые члены, мужчины и женщины, и хотя сначала они и могут испытывать некоторую неловкость, они быстро в нем ассимилируются.

— Я все же утверждаю, что это не так просто, если люди разного происхождения и между ними нет общности интересов, — возразил неугомонный спорщик Арчи Карнфорт.

Оглядев своих собеседников, он добавил:

— Представьте себе, что сегодня среди нас оказался бы человек, который никогда не был на скачках, никогда не играл в бридж, не учился в одной из известных привилегированных школ и никогда раньше не встречался ни с кем из нас. Все, что я могу сказать, — мне было бы жаль такого беднягу.

— А если бы это была женщина? — спросил кто-то со смехом.

— Даже если бы она была хорошенькая, — отвечал лорд Карнфорт, — или, если угодно, красавица, она все равно бы оказалась в затруднительном положении, не зная наших знакомых, не бывая там, где бываем мы, не имея представления о том, что Элстон — самый красивый герцог во всей книге знатных родов Англии.

— Ну если бы она это не оценила, значит, она слепая! — воскликнул Перри под общий хохот.

— С женщинами в этом случае гораздо проще, чем с мужчинами, — сказал Хьюго Бенсон, когда смех затих. — Поэтому я сказал бы, что идея Шоу вполне осуществима. Профессор немало потрудился, чтобы научить Элизу Дулиттл говорить правильно. Но ведь он был специалистом в этом деле. А если бы мы взялись за кого-то, кто не принадлежит по рождению к высшему кругу? Вам не кажется, что она бы очень быстро освоилась с нами, и мы бы приняли ее в свое общество безоговорочно?

— Невозможно! Абсолютно исключено! — не выдержал темпераментный Арчи Карнфорт. — Ты несешь чушь, Хьюго! Ты можешь себе представить, чтобы подобная особа заговорила с Дейзи или Китти? Да они бы раскусили ее и довели до слез за десять минут!

— Окажись она с большими претензиями, безусловно! — кивнул Хьюго Бенсон, — Но если бы это была очень юная особа, как, например, Элиза в пьесе Шоу, я думаю, они бы приняли ее в свой круг.

— Очень юной? — переспросил Арчи Карнфорт. — Да ты видел когда-нибудь такое юное создание, когда она впервые переступает порог классной комнаты, мучительно застенчивая, неловкая, не в состоянии связать двух слов? Меня всегда изумляет, каким образом замужество преображает этих краснеющих барышень в остроумные обаятельные существа, прельщающие всех нас.

— Я думаю, замужество оказывает такое же воздействие, как и профессор у Шоу, — предположил Хьюго. — Однако, джентльмены, мы уклонились от темы. Я утверждаю, что совершенного аутсайдера можно натренировать так же, как эту чертову лошадь, что выиграла сегодня, обойдя фаворита, если, конечно, есть возможность создать подходящие условия.

Герцог слушал сэра Хьюго с явным интересом.

— Так ты заявляешь, — сказал он наконец, — что если молоденькую девушку ввести в наш круг, она не останется застенчивой и неловкой, как считает Арчи, но вскоре станет такой же элегантной и самоуверенной, какими мы воображаем себя.

— Какие мы и есть! — вставил Перри.

— Пусть так. Какие мы есть, — согласился герцог.

— Вот именно, — сказал Хьюго. — Ты все это очень точно выразил, Элстон. А что на это скажет Арчи?

— Я скажу, что ты рехнулся, Хьюго. Такое возможно только на сцене. Если ты так уверен в том, что говоришь, докажи свою правоту, иначе тебе никто не поверит.

Все умолкли, удивленные его выпадом. После паузы герцог насмешливо заметил:

— Это вызов, Хьюго. И я готов держать пари на результат подобного эксперимента.

— И я, — воскликнул кто-то. — А кто у нас будет букмекером?

— Я! — вызвался Перри.

Он видел, что идея заинтересовала герцога, и усматривал в этом пари превосходный способ рассеять его невеселое настроение.

«Во всяком случае, — подумал он про себя, — это что-то новое, но только небу известно, сколько это продлится».

Перегрин подошел к изящному письменному столу в стиле Людовика XVI, достал из бювара листок бумаги с гербом и взял перо.

— Ну смотри, Хьюго, — сказал он. — Я надеюсь, ты нас не подведешь.

— Не имею ни малейшего намерения, — отозвался сэр Хьюго. — Дай мне только минутку на размышление.

— Все, что от тебя требуется, — заговорил герцог, чувствуя, что нужно ясно все изложить, — это найти девушку — ради экономии времени она может быть и леди по происхождению, — никогда не бывавшую в свете, незнакомую с нашей жизнью. И за очень короткое время она должна настолько хорошо усвоить все тонкости высшего общества, чтобы мы могли принять ее как свою. Так?

Хьюго Бенсон кивнул.

— Ставлю тысячу к одному, что Хьюго потерпит неудачу в своем сомнительном предприятии, — сказал с улыбкой лорд Карнфорт.

— Разделяю твою уверенность, Арчи, — сказал сидевший с ним рядом приятель. — Ставлю пятьсот фунтов, Хьюго, что у тебя ничего не выйдет.

— Принимаю ваше пари, — отозвался сэр Хьюго. — А что скажешь ты, Элстон?

— Я намерен стать бесстрастным судьей, — ответил герцог. — И пусть всем будет ясно с самого начала, что за судьей последнее слово.

— Разумеется, — согласился Перри. — Будут еще ставки? Лично я поддерживаю Хьюго.

— Спасибо, Перри, я чувствую, что мне понадобится друг, — кивнул Хьюго.

— Можешь рассчитывать и на меня, — сказал еще один из гостей. Трое остальных мужчин поставили небольшие суммы против Хьюго Бенсона.

— Тебе это недешево обойдется, приятель, — сказал Перри, произведя подсчеты.

— Я не собираюсь проигрывать, — уверенно ответил Хьюго. — Клянусь тебе, в начале спора у меня и мысли об этом не было, но сейчас мне кажется, я знаю подходящую девушку для нашего эксперимента.

— Мы должны знать о ней как можно больше, — сказал герцог, — чтобы убедиться, что ты играешь честно.

— В этом не должно быть никаких сомнений, потому что я не видел эту девушку уже три года.

— А кто она такая?

— Моя племянница, — сообщил Хьюго.

— Мы должны знать все подробности об этой девушке, прежде чем примем предложенную Хьюго кандидатуру, — сказал лорд Карнфорт после минутного молчания.

— С удовольствием сообщу их вам, — отвечал Хьюго Бенсон. — Эта девушка — дочь моего брата, который, вы, может быть, помните, был викарием в небольшом приходе в Вустершире. Кто-то из мужчин засмеялся.

— Извини, Хьюго, я и не знал, что у тебя брат священник. Это же надо, чтобы у самого светского человека в Лондоне брат был духовным лицом.

— И тем не менее это так, — ничуть не обидевшись, сказал Хьюго. — Когда он умер, я отправил его дочь в школу в Риме.

— А почему в Рим?

— Моя племянница казалась тихонькой, прилежной девочкой с некоторыми художественными наклонностями, и я подумал, что там ей дадут лучшее образование. К тому же, по правде говоря, это избавляло меня от забот о ней на каникулах, — признался он со слегка виноватым видом.

— Ты хочешь сказать, — проницательно заметил герцог, — что Китти не знала, куда деть твою племянницу?

— Совершенно верно. Китти терпеть не может молоденьких девушек, — со вздохом сказал Хьюго.

Всем слушателям было отлично известно, что супруга Хьюго — леди Бенсон, постоянно пребывающая в пылу любовных увлечений, не хотела терпеть в доме юную девушку, которая могла бы по наивности не одобрять поведения тетушки и своим свежим личиком напоминать ей о безвозвратно уходящей молодости.

Более того, все понимали, что Китти приближалась к такому возрасту, когда женщина не испытывает желания быть чьей бы то ни было тетушкой.

— Итак, ты отправил ее в Рим, — продолжил расспросы герцог. — Что же было дальше?

— Она повзрослела, и ее уже не хотят оставлять в школе, которая, кстати сказать, представляет из себя нечто вроде монастыря.

— Монастыря? — удивленно воскликнул Перри.

— Это пансионат при монастыре, — объяснил сэр Хьюго. — Некоторые предметы там преподают монахини, но есть учителя и со стороны. Ученицы все преимущественно католички, но там принимают девочек и других вероисповеданий, так что мне не стоило особого труда пристроить туда Лорену.

— Вот как, ее зовут Лорена? — заметил герцог. Сэр Хьюго кивнул и обратился ко всем присутствующим.

— Я был с вами абсолютно откровенен, джентльмены. Я не видел ее три года. Тогда, на мой взгляд, она была весьма привлекательна, хотя внешность ее несколько своеобразна. Но за это время многое могло измениться, — пожал плечами Хьюго.

— Ты надеешься, — сказал кто-то, — что темная лошадка превратилась в красавицу.

— Конечно, надеюсь, — согласился Хьюго. — Но я спортсмен, и вы понимаете, что я даю всем вам шанс доказать, что я не прав, хотя это и может обойтись мне в кругленькую сумму.

— По крайней мере в этом отношении ты не ошибаешься! — сказал Перри, взглянув на список участников пари.

— Расскажи нам еще что-нибудь о твоей племяннице, — попросил герцог.

— Откровенно говоря, мне мало что известно. Она регулярно писала мне, и надо сказать, довольно забавные письма. Она явно неглупа и, надеюсь, хорошо образована.

— Надеюсь, не слишком хорошо! — воскликнул кто-то. — Терпеть не могу заумных женщин!

— Ум ей пригодится, — возразил Перри, — иначе ей не осуществить надежд, возлагаемых на нее Хьюго.

— Ах да, я и забыл!

— Но Лорена может оказаться глупенькой, застенчивой, бессловесной, как и ожидает Арчи, — сказал сэр Хьюго. — Я могу только надеяться, что в ней скажется наша кровь и она приведет меня к победному финишу.

— Ты ожидаешь слишком многого, — улыбнулся герцог. — Но если Лорена хоть немного похожа на тебя, она сразит общество наповал, как это сделала героиня Шоу.

В этом утверждении несомненно была доля истины, потому что сэр Хьюго был известен в обществе как воплощение светскости и элегантности.

В каком-то смысле в нем возродился денди эпохи Регентства. Король Эдуард находил его одним из самых занимательных из своих друзей, без которого редко обходились приемы в Мальборо-Хаузе, а впоследствии и в Букингемском дворце.

После смерти короля сэр Хьюго подружился с герцогом, оживляя общество в Уиндлмиер-Хаузе своим остроумием и оригинальностью.

В настоящее время ему было за сорок, но он выглядел намного моложе. Его прекрасная фигура и элегантность костюма были предметом зависти всех молодых людей, претендующих на успех в высшем свете.

«Как это похоже на Хьюго — придумать какое-нибудь новое развлечение, — подумал Перри, когда они садились за ужин, — и как удачно это пришлось на тот момент, когда герцог как раз начал скучать».

Не могло быть никакого сомнения в том, что герцог заинтересовался этой идеей, потому что уже за столом, где сэр Хьюго сидел от него по правую руку, он спросил:

— И когда же начнется наш эксперимент?

— Это и мне хотелось бы знать, — сказал лорд Карнфорт. — И пожалуйста, без обмана, Хьюго, не вздумай ее до этого подготовить!

— Ты это всерьез? — осведомился сэр Хьюго. — Если я не смогу поговорить с ней заранее и рассказать, что ее ожидает, это поставит меня в очень невыгодное положение.

— Напротив, все преимущества на твоей стороне, раз она твоя племянница, — сказал кто-то.

— Как судья я не могу этого допустить, — решительно прервал спор джентльменов герцог.

— Я вижу, что Арчи меня и впрямь подозревает, — заметил сэр Хьюго. — Поэтому я готов сделать уступку, которую вы, надеюсь, оцените.

— Какую именно? — спросил лорд Карнфорт.

— Я позволю любому из вас, джентльмены, поехать со мной послезавтра на вокзал Виктория встречать Лорену. Тогда вы сами сможете решить, куда нам отвезти мою племянницу и как вам всем с ней познакомиться..

Все замолчали, но вскоре герцог нарушил тишину:

— Я собирался предложить привезти ее сюда, но послезавтра пятница, и я уезжаю в Миер.

— Разумеется! — воскликнул Арчи Карнфорт. — Миер был бы самым подходящим местом, где мы могли бы испытать ее.

— Мне кажется, — с улыбкой заметил Хьюго, — что Миер настолько подавит ее своим великолепием, что она растеряется и оробеет.

— А ты можешь предложить место получше? — спросил Арчи.

— Нет, и я принимаю вызов. Элстон прав. Пребывание в Миере — нелегкое испытание для любой женщины, не говоря уже о неопытной девушке, и это докажет мою правоту раз и навсегда, — твердо сказал Хьюго.

— Лично я думаю, что это безумие с твоей стороны, хотя я и поддержал тебя, — сказал Перри. — Но если ты встречаешь племянницу на вокзале Виктория, ты можешь доставить ее в Миер в автомобиле Элстона за полтора часа.

— Согласен, — кивнул Хьюго. — Можешь прислать кого тебе угодно. Арчи, чтобы сопровождать нас и убедиться, что я не применяю недозволенных средств накануне состязаний.

— Я подумаю, — ответил Арчи Карнфорт.

— Можешь с этим не спешить, — добродушно заметил сэр Хьюго. — Мы будем в Миере около шести, и у девочки будет время переодеться к ужину.

Он оглядел сидящих за столом с явно самодовольной улыбкой.

«Хьюго играет наверняка, — подумал Перри, — или он еще более отчаянный игрок, чем я воображал».

Однако сэр Хьюго мало волновал Перри, потому что все его мысли были о том, что по крайней мере на какое-то время выражение скуки исчезло из глаз герцога.


Когда из окна вагона показались пригороды Лондона, Лорена начала складывать свои вещи. Две ее спутницы последовали примеру Лорены.

Сопровождавшая их от самого Рима гувернантка строго обратилась к девушкам на ломаном английском:

— Пожалуйста, mesdemoiselles, не забывайте ваши вещи. Не растеряйте свое имущество.

— Не беспокойтесь, mademoiselle, — сказала одна из девушек и добавила так, чтобы слышали только подруги:

— Хотя стоит ли вообще тащить домой эти убогие платья, когда мама приготовила мне чудесные платья, особенно то, что я надену на представление ко двору.

— Интересно, будем ли мы представлены ко двору в один день, — сказала другая. — А какие планы у тебя, Лорена?

— Не знаю, что со мной будет, — со вздохом ответила Лорена. — У меня нет матери, которая представила бы меня ко двору. А теперь я лишилась отца.

— Я и забыла, что ты сирота, — воскликнула смущенная девушка. — Бедняжка Лорена! Но, может быть, мы все-таки увидимся как-нибудь в Лондоне.

— Я даже не знаю, где я буду, — ответила Лорена. — Дядя редко мне писал в пансион и ничего не сообщал о планах на будущее. Меня немножко пугает, что, вступая в новую жизнь, я не знаю, что меня ждет, и даже не представляю, где я буду жить.

— Это ужасно, Лорена, — сочувственно сказала одна из ее подруг. — Но я надеюсь, у тебя все устроится. Ведь ты такая умница.

— Хотела бы я, чтобы это было так, — улыбнулась Лорена. — Но я знаю, что на тетю, во всяком случае, мои достижения в учебе не произведут впечатления, — грустно сказала она.

При этих словах Лорена вспомнила тетю Китти, какой она видела ее в последний раз, с таким жестким холодным выражением на хорошеньком личике. Оно появилось, когда Лорена наивно спросила ее, позволят ли ей приезжать из Рима домой на каникулы.

— Приезжать домой? — переспросила леди Бенсон резким тоном. — Если под «домом» ты имеешь в виду к нам, то, конечно, нет! Ты останешься в Риме до завершения своего образования, что займет по меньшей мере три года.

— Так долго? — спросила Лорена с грустью.

— Тебе очень повезло! — раздраженно произнесла леди Бенсон, возмущенная неблагодарностью этой девчонки. — Дяде очень дорого обойдется твое пребывание в Риме. Ты получишь в пансионе превосходное образование, какое твой отец был бы не в состоянии тебе дать. Тебе следовало бы быть благодарной, — не удержалась она от упрека.

— Я очень вам благодарна, — ответила Лорена. — Я просто думаю о том, как я буду… совсем одна, среди чужих, совершенно незнакомых людей.

— Поскольку ты сирота, тебе нужно привыкать к «чужим», как ты их называешь. И пойми раз и навсегда, Лорена, что у меня нет ни времени, ни желания опекать молодую особу вроде тебя. Я не люблю детей, и, может быть, поэтому у меня, слава богу, своих детей нет!

— Я… понимаю, — сказал Лорена смиренно.


Когда она на следующее утро покидала дядин дом, чтобы вместе с несколькими другими девочками отправиться в Рим, Лорена не смогла проститься с тетей, так как та еще не вставала.

Дядя Хьюго был всегда к ней добр, но его она немного побаивалась.

Он был настолько не похож на ее отца, что даже странно было думать, что они родные братья.

Много лет назад Лорена узнала, что ее отец решил стать священником, несмотря на сопротивление своего отца и старшего брата.

У него было призвание помогать людям служить богу так, как служил господу он сам, и никакие доводы не смогли убедить его пойти в армию и поступить в полк, в который по традиции определялись члены их семьи.

Когда ее отец был еще помощником приходского священника, он женился на дочери местного землевладельца, таком же создании не от мира сего, как и сам. Но они любили друг друга так, что где бы они ни жили, вокруг них создавалась атмосфера счастья, которого нельзя было купить ни за какие деньги.

Когда обоих родителей не стало, Лорена поняла, что ее особенный мир, всегда казавшийся полным любви, счастья, солнца, музыки и радостного смеха, исчез навсегда.

Лорена не скоро привыкла к школьной жизни, и даже монахини не подозревали, как она переживала и как скучала по дому, которого у нее уже больше не было, как тосковала по родителям, пребывавшим теперь в местах, для нее недосягаемых.

Ее считали очень спокойной и сдержанной девочкой, серьезной и прилежной ученицей. Она не доставляла хлопот наставникам, казалась неприметной среди шумных веселых подруг.

Но постепенно ее мягкий характер, понимание чужих проблем, редкая душевная чуткость, отличавшие ее от других девочек, привлекли внимание окружающих, до того почти не замечавших ее, и расположили их к ней.

Всякий, с кем бы ни случилась беда, инстинктивно тянулся к Лорене.

Она внимательно выслушивала не только жалобы своих ровесниц, но и всех, кто имел отношение к монастырю — приходящих учителей, итальянскую прислугу, всегда склонную к болтовне, и даже самих монахинь.

У нее была удивительно редкая способность слушать людей, и, хотя сама она говорила мало, другим казалось, что в разговорах с ней они находили решение своих проблем.

Это происходило в основном потому, что Лорена могла научить своих собеседников обрести ответы на волновавшие их вопросы в самих себе. Это редкое свойство заслужило ей симпатии самой матери-настоятельницы.

— Мы были счастливы, пока ты была с нами, — сказала она Лорене на прощание. — Ты многое узнала и многому научилась за это время, в чем есть и наша заслуга, но в тебе есть нечто, дитя мое, что господь дарует нам при рождении, а мы или совершенствуем этот дар, или остаемся в неведении о его существовании.

Лорена улыбнулась.

— Я надеюсь, что… усовершенствовалась, матушка, — предположила она.

— Да, это так, и теперь, когда ты выходишь в жизнь, это умение пойдет тебе на пользу. Как я понимаю, ты еще не знаешь, где ты будешь жить и с кем.

— Я думаю, дядя найдет… кого-нибудь, кто позаботится обо мне, — неуверенно сказала Лорена.

Мать-настоятельница заметила неуверенность в голосе девушки.

— Положись на господа, Лорена, — посоветовала она. — И помни, дитя, всегда следуй своему инстинкту. Он подскажет тебе, что правильно и что нет. В нем проявляется господня воля, особенно когда мы нуждаемся в его руководстве.

— Я не забуду об этом', матушка, — пообещала Лорена.


Во время длительного пути домой через Францию Лорена задумывалась над этим разговором. Она догадывалась, что ее инстинктам придется сослужить ей службу во многом, о чем матушка-настоятельница даже не догадывалась.

В книгах, которые она читала в монастыре, ничего не говорилось о том мире, к которому принадлежал ее дядя. И Лорена не сомневалась, что тетя не пожелает, чтобы она заняла в нем даже скромное место.

Ее отец часто рассказывал ей о том, какое важное положение занимал в высшем обществе его брат и как он общался с королевской семьей, что соответствовало его рангу.

— Как бы мне было противно проживать свою жизнь при дворе! — часто слышала от отца Лорена.

— Это должно быть очень интересно, папа, — осмелилась однажды возразить она.

— Это зависит от того, чего ты ждешь от жизни, — объяснил он. — Пышность и соблазны света не для меня, дочка. Но если они делают счастливым моего брата Хьюго, я далек от того, чтобы советовать ему искать иного смысла жизни.

— Но как чудесно быть знакомым с королем и прекрасной королевой Александрой, — мечтательно сказала Лорена.

— В королевской чете много обаяния, — согласился отец. — Но в то же время они такие же люди, как пожилые супруги мистер и миссис Бриггс, к которым я сейчас собираюсь. Знаешь, Лорена, на следующей неделе у наших соседей золотая свадьба.

На мгновение он замолчал, потом добрая улыбка осветила его лицо.

— Золота там не будет, — добавил он, — но твоя мама испечет им праздничный пирог.

— Ну конечно, дорогой, — отозвалась его супруга. — Я уже готовлюсь. Поскольку желтая глазурь не будет красиво смотреться, я купила для пирога золотистые свечи.

— Ты всегда обо всем позаботишься, милая, — сказал он, целуя жену, прежде чем уйти.

«Они были так счастливы», — подумала Лорена с грустью.

Был ли так счастлив дядя Хьюго с тетей Китти, говорившей, что у нее «слава богу, нет детей»?

Родители Лорены всегда жалели, что у них был только один ребенок.

— Я бы желала иметь много детей, — сказала однажды ее мать. — Это сделало бы нашу семью еще счастливее, если это возможно. Но бог судил иначе, и после твоего рождения врачи сказали мне, что детей у меня больше не будет.

— Как я могу заменить вам их всех? — спросила Лорена.

Мать обняла ее и прижала к себе.

— Ты уже это сделала, — ласково сказала она. — Мы с папой совершенно счастливы, имея любимую дочь, и при этом такую хорошенькую!

— Я никогда не стану такой красивой, как ты, мама, — покачала головой Лорена.

— Быть привлекательной приятно, — согласилась мать. — Но самое замечательное, когда человек, которого ты любишь, считает тебя красавицей.

— Папа считает тебя красавицей, — радостно воскликнула Лорена.

— Я знаю, — улыбнулась ей мать. — И поэтому я считаю себя самой счастливой женщиной в мире.

«Это то, чего я хочу от жизни, — подумала Лорена, когда поезд подходил к Лондону. — Быть такой же счастливой, как мама и папа».

Она все еще думала о своих родителях, когда поезд замедлял ход у платформы вокзала Виктория. Лорена сразу же заметила дядю Хьюго, элегантного, в цилиндре, с бутоньеркой, ожидающего ее вместе с каким-то джентльменом.

Глава 2

Ожидая на платформе прибытия поезда, сэр Хьюго Бенсон вдруг почувствовал, что ему как-то не по себе.

О н ругал себя за то, что согласился на это пари, которое могло обойтись ему в немалые деньги.

На скачках Хьюго порядочно выпил и, хотя он никогда не бывал пьян, потому что слишком брезглив, чтобы довести себя до этого, — он, вернувшись домой, пришел к выводу, что здравый смысл ему все же изменил.

— Хьюго ввязался в этот спор исключительно потому, что его разозлил Арчибальд Карнфорт.

Арчи был единственным среди друзей герцога Уиндлмиерского, которого сэр Хьюго недолюбливал. Он был ужасно упрям и, о чем бы ни заходил разговор, всегда непоколебимо уверен в своей правоте, обвиняя тех, кто ему возражал, во всякого рода заблуждениях.

На скачках Арчи вел себя особенно вызывающе. Победу каждого аутсайдера он сопровождал нравоучительной лекцией о том, почему его друзьям следовало предвидеть победу именно этой лошади.

Хотя лорд Карнфорт был известным владельцем скаковых лошадей, он очень редко делал ставки на скачках, что само по себе, по мнению Хьюго Бенсона и некоторых других джентльменов из их компании, говорило не в его пользу.

«В любом случае, — со вздохом заключил про себя сэр Хьюго, — предстоящий визит в Миер обещал быть сложным и напряженным». Вместо предвкушения приятного времяпрепровождения с герцогом и его друзьями он был полон самых тревожных опасений.

Сэру Хьюго слишком поздно пришло в голову, что ему нужно было бы задержать Лорену на неделю в Лондоне, чтобы по крайней мере обеспечить ее соответствующими туалетами, прежде чем представлять ее глазам строгих судей.

Именно так поступил профессор Хиггинс в «Пигмалионе», и сэр Хьюго подумал, что он допустил решительный промах, забыв о нарядах, которые в жизни каждой женщины играют столь важную роль.

«Как я сглупил», — подумал он с досадой.

Как будто угадав его мысли, стоявший рядом с ним Перри ободряюще сказал:

— Не робей, Хьюго! Твоя обычная удача вывезет тебя.

Сэр Хьюго принужденно засмеялся.

— Разве так заметно по моему виду, что я ожидаю худшего? — поинтересовался он.

— Я от тебя и двух слов не услышал с тех пор, как мы вышли из клуба, а это очень на тебя не похоже.


За ужином в Миере, накануне вечером, у них вышел ожесточенный спор, кому сопровождать сэра Хьюго на вокзал. Лорд Карнфорт вызвался поехать сам, но его предложение было единогласно отвергнуто. Хьюго Бенсон сказал, что Арчи был слишком заинтересованным лицом и мог тем или иным способом , ухитриться напугать и насторожить Лорену в отношении того, что ее ожидало.

Окончательное решение осталось за герцогом, заявившим, что как судья в этом споре он назначает сопровождающим Перри, на чью беспристрастность всегда можно положиться, когда речь идет о честном соревновании.

— Пусть он и поддерживает тебя, Хьюго, — сказал герцог, — но Перри отвечает передо мной за то, что ты не воспользуешься своими преимуществами по дороге в Миер.

— Если на то пошло, скорее я оказываюсь в невыгодном положении, — пожаловался сэр Хьюго. — Во-первых, мне не разрешается предупредить девочку о том, что ее ждет; во-вторых, с нами будет посторонний человек, Перри, прислушивающийся к каждому ее слову; и, в-третьих, она будет уставшей после дороги.

— Я приму все это во внимание, — сказал лорд Карнфорт тоном, вызвавшим у сэра Хьюго прилив раздражения.


Сейчас, на платформе вокзала Виктория, его неуверенность возрастала с каждой минутой. С выражением досады сэр Хьюго обратился к Перри:

— Я только что сообразил, что мне сначала надо было по крайней мере одеть Лорену для той роли, которую ей предстоит играть.

— Ты неточно выразился, — тотчас же возразил Перри. — Она не должна знать, что играет роль. Ты же понимаешь не хуже меня, что если она станет притворяться, все сразу же это поймут.

Сэр Хьюго покорно кивнул.

— И все же, только представь себе, Перри, как неловко будет чувствовать себя бедная девочка, когда ей придется надевать в Мифе свои школьные платья.

Он вздохнул, вспомнив, как скверно бывали одеты школьницы, которых он иногда видел на прогулке в Гайд-парке. «Если Лорена окажется похожей на них, я лучше сразу откажусь от пари и не повезу ее в Миер», — решил про себя сэр Хьюго.

— Я не намерен делать из себя посмешище, — произнес он вслух.

В ответ на удивленный взгляд Перри сэр Хьюго объяснил:

— Я сознаю, что в самом начале сделал огромную ошибку. Давай внесем в это дело ясность, Перри. Если девочка окажется некрасивой, прыщавой, плохо одетой, ты поедешь в Миер без меня, — решительно сказал он. — Я не желаю, чтобы Арчи издевался надо мной, как только он ее увидит и каждый раз, как ей случится открыть рот.

— Я не понимаю, как она может оказаться непривлекательной, если она твоя племянница, — заметил Перри с ободряющей улыбкой.

— Арчи прав, — мрачно сказал сэр Хьюго, — девицы такого возраста неловки, глуповаты и застенчивы. Какого черта я ввязался в эту историю?

— Потому что тебя раздражает безапелляционность Арчи, — предположил Перри. Сэр Хьюго засмеялся.

— Что верно, то верно, — признал он.

— Я заинтересован в этом соревновании, или как ты там это называешь, — сказал Перри, — не только потому, Хьюго, что я согласен с тобой в том, что Арчи бывает иногда нетерпимо категоричен, но и потому, что это забавляет Элстона.

— Я так и думал, что ты именно поэтому меня поддерживаешь, — улыбнулся сэр Хьюго.

— Он скучает, Хьюго, ему уже все надоело. Это кажется невероятным, но это факт.

— Это Дейзи во всем виновата, — сказал сэр Хьюго, — она слишком долго злоупотребляла его расположением. Я бы мог намекнуть ей, что Элстону это уже поднадоело, — предложил он.

— Так почему же ты до сих пор этого не сделал? — удивился Перри.

Сэр Хьюго усмехнулся.

— Дейзи уже несколько раз пробовала вставить мне палки в колеса.

— Так это у вас, значит, собственные счеты — око за око, зуб за зуб? — с интересом уточнил Перри.

— Вот именно! Я рассчитываю, что, избавившись от Дейзи, Элстон найдет более симпатичную особу и уж, конечно, более расположенную к его друзьям.

— У тебя уже есть кто-нибудь на примете? — осведомился Перри.

— По правде говоря, да, — кивнул Хьюго. — Я хотел было предложить пригласить ее в Миер на этой неделе, но подумал, что это может спутать нам карты.

— Пожалуй, ты прав, — согласился Перри. — Пусть Элстон пока сосредоточится на нашем споре. Ее лучше пригласить в другой раз и, разумеется, когда там не будет Дейзи.

— Я тоже так думаю, — согласился сэр Хьюго. — Поскольку Дейзи будет в Миере на этой неделе, больше там ни для кого не будет места.

Они понимающе улыбнулись друг другу.

Графиня Дейзи Хеллингфорд была чересчур властной и не всегда лояльной по отношению к ним обоим. Поскольку и Хьюго, и Перри искренне любили герцога, друзья считали необходимым защищать его от тех, кто слишком откровенно его эксплуатировал, и, в первую очередь, это относилось к женщинам.

Поскольку герцог Уиндлмиерский был очень богат, те, кто пользовался его расположением, обычно злоупотребляли его щедростью, рассчитывая, что у герцога неисчерпаемые сокровища и надо пользоваться благоприятным моментом.

Но Дейзи Хеллингфорд отличалась крайней жадностью, и герцог оплачивал не только бриллианты, меха, многочисленную прислугу, но и лошадей, и автомобили.

Графиня также требовала от него множества других благ, не входивших обычно в число подарков, которые мужчины их круга преподносили своим любовницам.

Дейзи отнюдь не бедствовала. Ее супруг, пребывавший, ко всеобщему удовольствию, круглый год на охоте в Африке, был весьма состоятелен и владел большой усадьбой в Глостершире. То, что в своих путешествиях граф Хеллингфорд не обходился без дамского общества, давало Дейзи возможность слыть жертвой супружеской измены, вызывая тем самым сочувствие в обществе.

Сэр Хьюго и Перри были убеждены, однако, что вся эта ситуация была делом рук самой Дейзи.

— Одно я могу тебе точно сказать, — заявил Перри, — когда они разойдутся, непременно нужно, чтобы кто-нибудь проверил, остались ли на месте в Миере все полотна Ван Дейка и цела ли коллекция табакерок.

Сэр Хьюго засмеялся.

Оба они одновременно вспомнили еще об одной возлюбленной герцога, которую можно было уже смело отнести к категории бывших. Окончательно расставшись с ней после многих сцен и обвинений с ее стороны, он обнаружил таинственное исчезновение нескольких драгоценных миниатюр, бывших собственностью семьи на протяжении поколений. Впоследствии их удалось вернуть лишь за большие деньги.

— А вот и поезд! — воскликнул сэр Хьюго, не в силах больше сдерживать свое беспокойство.

Перри подумал с усмешкой, что друг его определенно волнуется, что было на него так не похоже: сэр Хьюго никогда ни о чем не тревожился. Он был одним из тех людей, кто скользит по жизни, не обремененный мелочными досадными заботами, беспокоящими заурядную толпу, поэтому теперешнее его состояние было необычно как для самого сэра Хьюго, так и для окружающих Поезд медленно приближался к платформе, и Перри почувствовал, что ему тоже ужасно любопытно узнать, что представляет собой Лорена.

Было бы замечательно, если бы она оказалась такой привлекательной, какой они с Хьюго надеялись ее увидеть, но здравый смысл говорил ему, что ждать чуда не следует.

Может быть, она уж и не настолько безнадежна, как это представил себе только что сэр Хьюго, но в одном он был безусловно прав: школьница, любая школьница будет не к месту в роскошном Миере, где собирались сливки европейского общества.

После смерти короля Эдуарда, когда сошли со сцены хозяйки блестящих салонов, украшавших его царствование, лишь в Миере можно было встретить цвет не только аристократии, но и интеллектуальной элиты.

Там бывали самые красивые женщины и самые блестящие мужчины.

Подобно сэру Хьюго Перри недоумевал, как им могла прийти такая нелепая идея создать свою собственную версию «Пигмалиона».

«А все виноват этот проклятый Шоу, — подумал он, — как только ему в голову могла прийти столь бредовая идея?»

Слегка опираясь на трость, сдвинув немного набок цилиндр, сэр Хьюго, придав себе самый безмятежный вид, наблюдал за выходившими пассажирами.

Один только Перри знал, какие беспокойство и неуверенность крылись за этой безмятежностью. Наконец сэр Хьюго произнес почти шепотом:

— А вот и она!

Перри повернулся и увидел приближающуюся к ним девушку.

«Не может быть, чтобы это была Лорена, — подумал он, — она слишком юная, похожая на девочку, а не на восемнадцатилетнюю девушку».

Но именно эта юная особа увидела сэра Хьюго и бросилась к нему.

— Дядя! — воскликнула она мелодичным голосом. — Я надеялась, что вы встретите меня. Как я счастлива вас видеть и как чудесно снова оказаться дома!

Сэр Хьюго поцеловал ее в щеку.

— Я рад, что ты вернулась, Лорена. Дай-ка мне взглянуть на тебя! — сразу же решил оценить свои шансы Хьюго. — Нельзя сказать, чтобы ты очень выросла, — в его голосе сквозило явное разочарование.

Он слегка отстранил Лорену от себя.

Перри отлично знал, что у его приятеля была особая причина внимательно присматриваться к ней, помимо того, что она была его племянницей, вернувшейся домой после продолжительной разлуки.

Приглядевшись к девушке, Перри невольно затаил дыхание.

Если он надеялся увидеть девушку, хоть немного отличающуюся обликом от обычной школьницы, его надежды оправдались полностью.

Лорена ни в малейшей степени не была похожа на девочек, каких ему случалось видеть прежде.

По ее лицу ей нельзя было дать больше пятнадцати-шестнадцати лет, но ее фигура под синим дорожным платьем имела прелестные женские очертания. В Лорене не было угловатости и неуклюжести девочки-подростка, которая обещает в будущем стать прекрасным лебедем, но пока еще мало чем напоминает горделивую птицу.

Но в настоящий момент Перри больше всего интересовало ее лицо. Нетрудно было заметить, что она была не просто хороша, но очаровательна, хотя совершенно в ином духе, чем привычные светские леди.

В моде сейчас, как это повелось с начала века, были высокие белокурые голубоглазые женщины, сложением напоминавшие Юнону.

Лорена совсем не вписывалась в этот традиционный образ.

Она была невысокого роста, тоненькая и стройная, во всем ее облике было что-то светлое, как утреннее небо, а глаза сияли синевой. По возрасту она должна была бы быть скорее круглолицей, но у нее был острый подбородок, маленький прямой носик и изящного рисунка губы.

«Она мне что-то напоминает, — подумал Перри, — только не помню что».

Когда сэр Хьюго представил его, Лорена приветливо улыбнулась, и ему показалось, что солнечный луч брызнул из ее глаз, а улыбка ее была так непосредственна, что неожиданно напомнила Перри его собственное детство.

— Перегрин Гиллингэм — мой старый друг, — сказал сэр Хьюго. — Он составит нам компанию в поездке в загородное поместье, куда мы сейчас направляемся.

— В загородное поместье, дядя Хьюго? — воскликнула Лорена. — Как это чудесно! А куда?

— В гости к другому моему приятелю, герцогу Элстону Уиндлмиерскому, в его усадьбу. У герцога один из красивейших загородных домов в Англии. Я думаю, тебе там понравится.

— Очень интересно! — с воодушевлением сказала Лорена. — Но самое приятное для меня в том, что я снова с вами.

Она с нежностью посмотрела на сэра Хьюго.

Носильщики принесли багаж Лорены, состоявший всего лишь из двух небольших чемоданов.

Пока они шли к выходу, Лорена извинилась за опоздание, пояснив, что поезд задержался из-за шторма, разразившегося в Ла-Манше и сбившего расписание движения всего транспорта.

— Ты страдала морской болезнью? — участливо спросил сэр Хьюго.

— Я нет, но многим было плохо, — отвечала Лорена. — Но я ничем не могла им помочь и поэтому почти все время провела на палубе.

— Очень благоразумно, — одобрил сэр Хьюго. У здания вокзала их ожидали два больших автомобиля. За рулем первого был шофер в темно-зеленой форме, рядом с которым расположился лакей в ливрее. Второй автомобиль предназначался для багажа, а пассажирами его были камердинеры Перри и сэра Хьюго.

Усевшись на заднем сиденье первого автомобиля, Лорена сказала:

— Как это все увлекательно! За границей я ездила в автомобиле только три или четыре раза.

— А разве в Риме их нет? — удивился Перри.

— Есть, конечно, и очень много, — отвечала Лорена. — Но монахини требовали, чтобы мы преимущественно ходили пешком, так что подобная поездка была только однажды, когда меня пригласила подруга. Большинство людей в Риме предпочитают выезжать в открытых экипажах Удобнее любоваться красотой города, когда едешь не так быстро.

— Это правда, — согласился Перри. — Когда мы носимся по округе с большой скоростью, то не видим ничего, кроме поднимаемой нами пыли, и не слышим ничего, кроме рева мотора.

— Я предпочитаю лошадей, — вставил сэр Хьюго. — Но путешествовать так, как мы сделаем это сейчас, гораздо быстрее, и, хотя поезд опоздал, у нас еще будет время не спеша переодеться к ужину.

Тут же он снова вспомнил о туалетах Лорены и обеспокоенно спросил:

— Надеюсь, у тебя найдется что-нибудь нарядное, Лорена. Все в Миере будут очень элегантно одеты Она не сразу ответила, и Перри почувствовал, что сэр Хьюго в тревоге затаил дыхание.

— Мне кажется, что платья, которые я купила в Риме на те деньги, что вы были так добры мне прислать, нарядные, но, может быть, ваши друзья найдут их недостаточно элегантными.

Произнеся эти слова, Лорена вспомнила, что ее отец отзывался о друзьях своего брата как о пустых богатых щеголях, и как он смеялся над «пышностью и блеском света».

Взгляд ее сделался неуверенным, и сэр Хьюго, желая успокоить племянницу и избавить от чувства неловкости, поспешно сказал.

— Я уверен, что у тебя прекрасный вкус, и мне нравится, как ты сейчас одета По мнению Перри, ее дорожный костюм был слишком прост, но в то же время, в силу каких-то необъяснимых причин, он необычайно шел к ней, как и шляпа, отогнутые поля которой придавали ее лицу детское выражение, с первого взгляда привлекшее внимание Перри.

Теперь в моде были шляпки, обильно украшенные цветами и перьями. Но скромная шляпка Лорены была отделана только голубыми лентами и казалась легким ореолом, окружавшим ее маленькую головку.

Лондон вскоре остался позади, и Лорена наклонилась вперед, чтобы полюбоваться мелькавшими за стеклом видами.

— Я и забыла, какая Англия зеленая, — сказала она словно про себя. — Какие красивые деревья! Теперь я понимаю, как не хватало мне всего этого последние три года.

— Ты скучала по дому? — спросил сэр Хьюго.

— Да, хотя у меня и нет в Англии дома, но, может быть, это просто тяга к родной среде, к стране, в которой ты родилась, — рассудительно ответила Лорена.

Перри был изумлен.

Она выразила, только другими словами, мысль, высказанную Арчи Карнфортом по поводу окружающей человека среды.

Ее привычной средой обитания был домик деревенского священника; что-нибудь более чужеродное, чем эта очаровательная юная леди, волей случая оказавшаяся в Миере, трудно было себе вообразить.

Автомобили быстро и плавно уносились все дальше и дальше от столицы. Перри отметил, что в отличие от большинства других женщин Лорена была неболтлива. Он был уверен, что сэр Хьюго тоже оценил в ней это качество.

Перекрывать своим голосом шум мотора всегда неприятно. «Молчала ли Лорена, потому что ей было нечего сказать, — подумал Перри, — или она понимала, что мужчины в такой обстановке были не склонны разговаривать?»

Они уже подъезжали к Миеру, когда сэр Хьюго сказал:

— Я полагаю, мне следует предупредить тебя, Лорена, что там соберется довольно большое общество. Все это близкие друзья герцога. Я знаю, ты пожалеешь об отсутствии тети, которой на этот раз там не будет. Ей пришлось поехать к больной матери.

— Бедная тетя Китти!

Лорене стало стыдно, что при этом известии она испытала чувство облегчения.

Она не забыла разговор с тетей Китти перед ее отъездом в Рим. Леди Бенсон сказала тогда, что не имеет ни малейшего желания опекать молоденькую девушку, и вряд ли она с тех пор изменила свое мнение.

Лорену беспокоило, что с ней будет и куда ей придется отправиться, когда она вернется в Англию, и сейчас ей было отрадно сознавать, что она проведет неделю с дядей, где бы им ни пришлось жить.

При всей разнице в их стиле жизни и характерах он был братом горячо любимого ею отца, и хотя сэр Хьюго не любил говорить об этом, между братьями существовало сходство, которое никто другой, быть может, и не заметил бы, но для Лорены оно было очевидно.

Это сходство проявлялось в его улыбке, в манере говорить и двигаться.

Правда, в манере одеваться ее отцу никогда не была свойственна та тонкая элегантность, которая отличала дядю Хьюго даже в кругу лондонских денди.

Но фамильное сходство вызывало у Лорены чувство родственной близости. Она сознавала, что все-таки не осталась на свете совершенно одна и хоть кто-то радуется ее возвращению на родину.

— Я с удовольствием познакомлюсь с вашими друзьями, дядя Хьюго, — сказала она. — Только, пожалуйста, скажите мне, если я что-нибудь сделаю не так. Я бы не хотела, чтобы вам было стыдно за меня, — робко улыбнулась Лорена, — а я ведь почти не знакома с нравами высшего света.

— Я уверен, что все будет в порядке, — не очень веря в свои слова, ответил сэр Хьюго. — Я только хотел предложить тебе, как только мы приедем, пойти в свою комнату и надеть самое нарядное платье. Первое впечатление всегда очень важно.

Лорена засмеялась.

— Вы меня пугаете, хотя я уверена, что на меня никто не обратит внимания. Но мне не терпится увидеть всех этих интересных людей, которые составляют круг ваших друзей. Мама иногда читала о них в придворной хронике, и мне казалось, что я слушаю какую-то сказку.

Ее слова звучали, так искренне и непосредственно, что Перри не выдержал и заметил:

— Вы совершенно правы, Лорена, это и есть сказка. А когда вы увидите герцога Элстона, вы поймете, что это прекрасный принц, хотя ваш дядя тоже вполне подошел бы для этой роли.

— Ты мне льстишь, — сказал сэр Хьюго, смеясь. Лорена захлопала в ладоши.

— Так, значит, я, как Золушка, еду на бал! Нельзя вообразить себе более подходящий экипаж, чем этот! Хотя на самом деле он должен бы быть золоченой каретой, запряженной шестеркой белых лошадей.

— В таком случае, — улыбнулся Перри, поддавшись ее обаянию, — мы бы не только опоздали к ужину, но и прибыли бы во дворец далеко после полуночи.

Лорена была в восторге.

— Это было бы очень досадно, и я бы упустила случай потерять хрустальную туфельку. Хотя у меня сегодня таких и нет с собой, — с улыбкой добавила она.

— Ничего, — сказал сэр Хьюго. — Принарядись получше, а я зайду за тобой, когда придет время ужина.

— Благодарю вас, дядя Хьюго, вы очень добры. Обещаю вам, что я не заставлю вас ждать.

— Да уж постарайтесь, — посоветовал Перри. — Герцог очень пунктуален, и ничто его так не раздражает, как опоздание гостей к столу.

Что-то в его тоне заставило Лорену слегка насторожиться, и она замолчала.

— О чем вы думаете? — тут же спросил ее Перри.

— Вы говорите так, будто побаиваетесь герцога, — ответила Лорена откровенно. — Может быть, он вовсе и не прекрасный принц, а повелитель преисподней!

Перри и сэр Хьюго одновременно засмеялись.

— Немного подождите, пока его не увидите, — сказал Перри. — Тогда посмотрим, что вы скажете.


С первого взгляда Миер показался Лорене сказочным дворцом. Над высокой крышей развевался личный штандарт герцога. Широко раскрытыми глазами Лорена смотрела на самое грандиозное и выдающееся творение знаменитого архитектора Роберта Адама.

Огромный купол дворца, флигеля, величественная колоннада подъезда, множество окон, отражавших золото заката, поразили Лорену.

Это была именно та Англия, которую она всегда мечтала увидеть.

Хотя ее отец и отзывался пренебрежительно о той жизни, которую вел его старший брат, она чувствовала, что в ней было что-то таинственно прекрасное, что возбуждало ее воображение и навевало мечты.

Теперь она впервые увидела собственными глазами ту Англию, где в XVIII веке расцвела архитектура, Англию, ставшую в царствование Георга IV эталоном роскоши и элегантности на зависть всей Европе.

Этот период истории особенно привлекал Лорену, и ей всегда хотелось верить, что Англия, достигшая еще большего благосостояния при королеве Виктории, не слишком изменилась после смерти монаршей особы.

В монастырской библиотеке было мало книг по истории Англии начала текущего столетия, и Лорена опасалась, что, вернувшись домой, она уже не застанет величия и великолепия, ушедших в прошлое с Эдуардом VII.

Даже в монастыре она слышала, как его царствование называли «концом славной эры»и что Георг V и королева Мэри совсем не походили на этого колоритного монарха, прозванного «всеобщим европейским дядюшкой».

И вот теперь перед ее глазами предстали пышность и гармоничная красота, которые она так жаждала увидеть.

Когда они вошли в огромный мраморный вестибюль со статуями богов и богинь, разместившимися в нишах вдоль стен, Лорена с восторгом осмотрелась по сторонам.

Лакеи в пудреных париках и шелковых чулках были именно такими, какими она их себе и представляла. Когда по распоряжению дяди ее провели по широкой мраморной лестнице с резными перилами наверх, где ее ожидала домоправительница вся в черном шуршащем шелку, с ключами на серебряной цепочке у пояса, Лорена чуть не вскрикнула от радости: все было так, как она этого и ожидала.

— Не угодно ли вам будет последовать за мной, мисс? — спросила домоправительница. — Я провожу вас в вашу спальню, расположенную рядом с комнатой вашего дяди, что, я полагаю, не противоречит вашему желанию.

— Очень любезно с вашей стороны позаботиться об этом, — ответила Лорена.

Еще раз оглядевшись вокруг и не в силах сдержаться, она простодушно воскликнула:

— Какой замечательный дом!

— Я очень рада, что вам здесь нравится, мисс, — добродушно улыбнулась домоправительница.

— А вы давно здесь живете? — спросила Лорена. — Простите, я не знаю, как вас зовут.

— Миссис Кингстон, мисс. Меня называют «миссис», хотя я никогда не была замужем.

— Я думаю, вы считаете этот дом родным, миссис Кингстон, — сказала Лорена.

Домоправительница улыбнулась.

— Это правда, юная леди. Все мы, кто пробыл здесь уже много лет, чувствуем, что сжились с Миером, словно поместье принадлежит нам, как и его светлости. Но ведь большинство тех, кто здесь служит, здесь и родились. Можно даже сказать, что эта усадьба своего рода семейное предприятие. Она рассмеялась собственной шутке.

— Как отрадно это слышать! — дружелюбно сказала Лорена. — Конечно, здесь вам все дорого, и без Миера вам было бы тоскливо, как и мне без моего дома и семьи.

— Насколько мне известно, ваши родители умерли, мисс, — сочувственно произнесла сердобольная миссис Кингстон. — Это очень печально, но я уверена, что сэр Хьюго о вас позаботится. Мы все его очень любим.

Домоправительница показала Лорене ее спальню, при виде которой девушка едва сдержала восторженное восклицание.

Часть комнаты занимала большая кровать с пологом из набивного ситца; туалетный столик, обтянутый муслином с пышными оборками, уставленный множеством всяких прелестных вещиц. В представлении Лорены, по рассказам, слышанным ею от подруг, именно так выглядели спальни в роскошных домах.

— Ты не поверишь, Лорена, — рассказывала ей одна из девушек, которая училась с ней в римском пансионе, — сколько всего нужно, чтобы комната была по-настоящему уютной. Мама говорит, что в ней должно быть много атласных подушек с кружевами, а на бюро необходимо иметь по крайней мере двадцать различных предметов, если гостю вдруг понадобится написать письмо.

— Что же это такое за предметы? — с любопытством спросила Лорена.

— Кожаный бювар, в тон ему коробка для бумаги, серебряная чернильница, перо, маленькая подушечка для булавок, нож для разрезания конвертов, календарь, расписание отправки почты, поднос для ручек и карандашей, блокнот и еще много чего, я уже забыла, — залпом выпалила подруга.

Она перевела дыхание и продолжила, найдя в лице Лорены благодарную слушательницу:

— И, конечно же, в спальне должно быть много цветов, гвоздик или лилий, или орхидей, в случае если гостит какая-нибудь важная особа.

Лорену тогда насмешило, что цветы выбирают в соответствии с общественным статусом гостя. Она заметила, что у нее в комнате были лилии. «Интересно, — подумала она, — насколько они ценятся выше роз, а может быть, ниже гвоздик». ***

Лорена уже была почти готова к ужину, когда раздался стук в дверь и горничная, помогавшая ей одеваться, пошла открывать. Она вернулась с подносом, на котором были разложены несколько букетиков, составленных из разных цветов.

— Что вам будет угодно выбрать, мисс, подходящее для вашего туалета? — спросила горничная.

— Как это мило! — воскликнула Лорена. — Разве всем гостям герцога предлагается такой выбор?

— Разумеется, мисс, — отвечала, горничная. — А джентльменам полагаются для бутоньерок гвоздики или гардении.

Лорена какое-то время колебалась между гардениями и нежными орхидеями, напоминающими звезды.

— Что бы мне выбрать? — спросила она горничную. — Наверное, я нуждаюсь в вашем совете.

— Я думаю, орхидеи, мисс. Если пожелаете, я приколю их вам в волосы, — любезно предложила горничная.

— Прекрасная мысль! — улыбнулась Лорена. — Благодарю вас за помощь.

Поскольку никаких драгоценностей у нее не было, Лорена решила, что орхидеи послужат неплохим украшением ее наряда. «Хорошо бы, чтобы они понравились дяде», — подумала она, надеясь, что цветы придадут ей более элегантный вид.

Ее самое нарядное вечернее платье ей сшила портниха в Риме, которую Лорена предпочитала всем другим, у кого заказывали туалеты ее подруги.

Дядя не скупился на карманные деньги для своей племянницы. Лорена и не подозревала, что этим он успокаивал свою совесть, когда она писала ему с грустью, что большинство ее подруг разъезжаются на каникулы по домам, тогда как ей приходится оставаться в пансионе.

Восхищаясь прекрасной живописью в римских музеях и античными статуями, Лорена предпочитала классический стиль в одежде причудливым и изощренным ухищрениям современной моды.

Для нее не было ничего прекраснее статуй греческих и римских богов и богинь. Непонятным для нее самой образом они возбуждали ее эстетическое чувство, одно их созерцание становилось для девушки волнующим переживанием.

Поэтому она предпочитала белый цвет или простые тона, а в покрое ее платьев, от лифа до спадающей мягкими складками юбки, чувствовалось влияние классического стиля.

Но сейчас, глядя в зеркало на свое скромное белое платье, Лорена усомнилась в своем выборе и боялась, что дядя будет разочарован при виде своей племянницы.

— Позвольте заметить, мисс, вы выглядите прелестно! — воскликнула горничная.

— Благодарю вас, — ответила Лорена. — Надеюсь, я не буду выглядеть скромным белым пятном на фоне всего этого великолепия.

Она рассмеялась, стараясь скрыть свою неуверенность.

— Одно меня утешает: вряд ли меня кто-нибудь заметит, когда кругом есть столько всего, на что стоит посмотреть.

Горничная не успела ответить, как в дверь постучали.

— Можно войти? — раздался голос сэра Хьюго.

— Разумеется, дядя Хьюго, я уже совсем готова! — воскликнула Лорена, с трепетом ожидая реакции ДЯДИ.

Она подбежала к нему, и он улыбнулся, взглянув на белые орхидеи в ее волосах.

— Мне было любопытно, какие ты выберешь цветы, — сказал он.

— Это был трудный выбор, — ответила Лорена, — но Эмили помогла мне. Она была так добра, что позаботилась обо мне.

— Я очень рад, — сказал сэр Хьюго. Он кивнул горничной, которая почтительно присела перед ним.

Сэр Хьюго с Лореной вышли из комнаты.

— Здесь присутствует кто-нибудь, кого я должна приветствовать с особым почтением? — спросила Лорена, когда они спускались по лестнице.

— Что ты этим хочешь сказать? — не понял сэр Хьюго.

— Я знаю, что перед членами королевской семьи полагается делать низкий реверанс, — отвечала Лорена, — а когда однажды в монастырь приезжал кардинал, мы все должны были преклонить колени и целовать его кольцо.

Сэр Хьюго улыбнулся.

— Обещаю тебе, что кардиналов здесь сегодня не будет, да и членов королевской семьи тоже, хотя герцогу часто случается принимать высочайших особ, как своих, так и иностранных.

— Если бы я встретила настоящего принца, все это было бы еще больше похоже на сказку, — мечтательно сказала Лорена.

— Подожди, пока ты увидишь герцога, — возразил сэр Хьюго. — Не думаю, что он хоть чем-то уступает принцу.

Входя в Голубую гостиную, Хьюго Бенсон почувствовал особо напряженную тишину, установившуюся среди гостей, собравшихся в глубине комнаты.

Проявив искусство настоящего специалиста по сценическим эффектам, он намеренно выждал, пока большинство гостей не спустились к ужину, прежде чем представить им Лорену.

Сэр Хьюго был не уверен в том, какое впечатление произведет на собравшихся ее своеобразная наружность, а ее простое, но необыкновенно элегантное платье удивило даже его самого.

И в то же время многолетний опыт говорил ему, что даже знаменитый Ворт не мог бы создать что-то более для нее подходящее. Мягкие складки лифа, широкая лента пояса вокруг тонкой талии, классические линии скользящей по стройным бедрам юбки были идеальной оправой для изящных черт ее лица и прозрачной белизны кожи.

Нарочно это получилось или случайно, но этот фон особенно ярко подчеркивал таинственный блеск ее зеленовато-голубых глаз.

На губах сэра Хьюго играла легкая торжествующая улыбка.

Он знал, что критический взгляд каждого мужчины был устремлен на Лорену.

Женщин, не посвященных в секрет пари, девушка интересовала только постольку, поскольку она была его племянницей.

Сэр Хьюго нарочно попросил герцога не уделять Лорене больше внимания, чем он обычно это делал в отношении вновь прибывших гостей.

— Стоит тебе хоть немного выделить ее, — предупредил он Элстона, — и ты сам знаешь, как женщины напустятся на нее.

— Я постараюсь сделать так, чтобы у тебя по крайней мере в этом не было осложнении, — ответил герцог.

— В данном случае я беспокоюсь не столько о себе, сколько о Лорене, — пояснил сэр Хьюго. — Китти уже предупредила меня, что я должен найти каких-нибудь родственников, чтобы мы могли сбыть ее с рук. По правде говоря, этот вопрос надо решить в ближайшее время, пока Лорена находится здесь, хотя я нахожусь в большом затруднении, не имея особого выбора.

— Никогда бы не подумал, что тебе чего-то не хватает, а особенно родственников, — сказал герцог с улыбкой.

— У меня их полно, но все они или слишком стары, или небогаты, или слитком большие эгоисты, чтобы обременить себя обязанностями покровителей молоденькой девушки, — со вздохом объяснил сэр Хьюго.

— Последнее обстоятельство применимо к тебе самому, — укоризненно сказал герцог. — И если хочешь знать, я нахожу, что это действительно эгоистично со стороны Китти не дать девочке возможности устроить свою судьбу.

— Вот и я то же говорю, — согласился сэр Хьюго. — Я предполагал, что мы оставим ее у себя на один сезон , и постараемся выдать замуж, но Китти решительно отказалась.

Что-то в голосе сэра Хьюго дало понять герцогу, что это обстоятельство стало причиной супружеской размолвки.

«Жаль, — подумал он, — что у Хьюго нет своих детей. Человек его склада, вероятно, хотел бы иметь сына, который учился бы в Итоне, а потом пошел бы по его стопам, определившись в гвардию».

Тут герцогу пришло на ум, что люди могут говорить то же самое и по его адресу, и он решил эту тему больше не развивать.

— Будем надеяться, — сказал он, — что вкус икры и шампанского не помешает твоей племяннице впоследствии примириться с чаем с плюшками или с чем там еще, что сможет ей предложить твоя родня.

— Так все это и произойдет, — ответил сэр Хьюго, — чай с плюшками и скорее всего в скромном доме священника, но моя племянница — девушка непритязательная.

Он вспомнил при этом, что Лорена провела детство именно в доме священника, потом пребывала в католическом пансионе и должна быть поэтому девицей со скромными запросами.

Но затем сэр Хьюго подумал, что хотя его брат и был не от мира сего, он был очень умен, как и его жена.

Хьюго Бенсон так редко видел свою невестку, что не мог даже припомнить, как она выглядела. Он, однако, был уверен, что она была премиленькая, и на ее похоронах слышал от многих, как им будет ее не хватать, и это говорилось совершенно искренне, со слезами на глазах.

«Лорена, — сказал он сам себе, — оказалась совершенно другой, чем кто-либо мог ожидать, даже я сам».

Вслух же сэр Хьюго сказал оробевшей девушке:

— Прежде всего я должен представить тебя нашему хозяину, который так любезно пригласил тебя сюда. Элстон, разреши познакомить тебя со своей племянницей. Лорена, это герцог Уиндлмиерский.

Он выглядел так великолепно, так внушительно, как и подобает герцогу, так что Лорена сделала «ему реверанс, которым в пансионе девушки всегда приветствовали мать-настоятельницу.

Глядя ему прямо в глаза, она простодушно сказала:

— Благодарю вас за приглашение, ваша светлость, это такой изумительный дворец, который я могла только себе представлять, но никогда не смела надеяться увидеть.

— Я польщен тем, что Миер являлся вам в мечтах, — любезно сказал герцог.

— А теперь ей только осталось сказать, что и вы в них тоже присутствовали, ваша светлость! — раздался насмешливый женский голос.

В разговор включилась Дейзи Хеллингфорд.

— Познакомьтесь с моей племянницей, Дейзи, — сказал сэр Хьюго. — Она только что вернулась из Рима, где получала образование.

Он повернулся к Лорене.

— Мне нет необходимости говорить тебе, что графиня Хеллингфорд слывет самой красивой женщиной в Англии.

— Это должен был бы сказать Элстон, а не вы, — возразила Дейзи, прежде чем Лорена успела произнести хоть слово.

Зеленое низко декольтированное платье графини, колье из огромных изумрудов и диадема из тех же камней произвели на девушку потрясающее впечатление.

Своим высоким ростом графиня Дейзи, казалось, подавила Лорену, но, представляя племянницу другим гостям, сэр Хьюго отметил про себя, что девушка совсем не выглядела испуганной или смущенной, а скорее приятно возбужденной и заинтересованной.

Лорене же почему-то показалось, что между присутствующими здесь мужчинами, с которыми она говорила, и ее дядей был какой-то особый секрет.

Она не имела представления, что бы это могло быть, но отчетливо ощущала это по тому, как они многозначительно переглядывались, как изучающе рассматривали ее, как тихо обменивались какими-то репликами.

Каким-то инстинктивным чутьем Лорена чувствовала, что они всем своим видом одобряли происходящее, но она не знала, что именно.

Когда доложили, что ужин готов, герцог направился в столовую первым под руку с леди Хеллингфорд, а какой-то человек по имени лорд Карнфорт предложил руку Лорене.

Проходя в столовую по широкому коридору, Лорена спросила своего спутника:

— Вам хорошо знаком этот дом?

— Очень хорошо, — ответил лорд Карнфорт. — Я бываю здесь так же часто, как и ваш дядя.

— Он не поражает вас больше так, как это было в ваш первый приезд? — поинтересовалась девушка.

— Это было так давно, — пожал плечами Карнфорт. — Я уже почти забыл свои первые впечатления. Но я по-прежнему считаю, что это один из прекраснейших дворцов в Англии.

— Я так и думала, что вы это скажете, — ответила Лорена. — Я хочу запомнить каждую минуту, проведенную мною здесь.

— А зачем?

— Потому что для меня это удивительное и волнующее приключение, и, если мне не суждено побывать здесь еще, я хочу, чтобы каждый миг запечатлелся в моей памяти, — искренне призналась Лорена.

Глава 3

За ужином графиня Дейзи сидела по левую руку герцога, а маркиза Трампингтон по правую.

Поскольку хозяин дома хотел наблюдать за Лореной, он поместил ее неподалеку от графини, чтобы лучше видеть и слышать ее.

Внешность девушки удивила герцога, поскольку, несмотря на ее юность, в ней ощущалась яркая индивидуальность, которая в сочетании со свежестью и непосредственностью производила неизгладимое впечатление.

Хотя герцог не мог не заметить простоту ее недорогого платья, как и ее дядя, он сразу же оценил, насколько оно шло к ней. Кто-нибудь, наверно, обладающий тонким вкусом, помог ей выбрать его.

Несомненно, в Риме были портнихи с тонким художественным вкусом, в отличие от лондонских, слепо следовавших моде, не принимая во внимание внешности своих заказчиц.

Оглядывая стол, заставленный золотой посудой, белоснежную скатерть с гирляндами зелени по краям и массой алых орхидей посередине, герцог подумал, что Лорену трудно было бы не заметить даже среди всей этой роскоши и блеска.

Ее нежная юность и простое белое платье выделялись настолько, что если бы это все происходило на сцене, она была бы в центре внимания публики, совершенно затмив собой всех остальных.

» Видимо, я начинаю стареть, — цинично сказал он про себя, когда эта мысль мелькнула у него в голове, — раз молодость сама по себе уже является для меня соблазном «.

Но герцог тут же с раздражением подумал, что еще не настолько стар, чтобы жить прошлым, и, придя к такому заключению, какое-то время благодушно отвечал на заигрывания Дейзи Хеллингфорд.

Когда вскоре его взор снова обратился к Лорене, он счел это естественным: ведь он был судьей в споре, где фигурировали немалые деньги.

Герцогу казалось, что девушка слушала разглагольствования лорда Карнфорта с искренним вниманием, и, когда Дейзи понизила голос, чтобы сообщить ему что-то конфиденциальное, он услышал, что Арчи увлеченно распространяется о достоинствах своих скаковых лошадей.

На эту тему он всегда рассуждал с большим удовольствием.» Как умно со стороны Лорены, — подумал герцог, — навести его на эту тему в самом начале вечера «.

Герцог не знал, что Лорена очень кстати вспомнила, как ее мать однажды читала отцу опубликованный в разделе светской хроники список гостей, присутствовавших на одном очень шикарном приеме, где упоминалось и имя Хьюго Бенсона.

— Я помню Арчи Карнфорта, — сказал тогда отец Лорены. — Он приезжал к нам будучи еще мальчиком. Тогда я, конечно, и подумать не мог, что его лошади когда-нибудь выиграют дерби.

— Как бы я хотела увидеть эти скачки, папа! — воскликнула Лорена.

Отец удивленно посмотрел на нее.

— Почему? — спросил он.

— Я видела замечательную репродукцию картины Уильяма Фриса, — ответила Лорена. — Глядя, на нее, я представляла себе, что дерби, должно быть, чудесное зрелище.

Отец улыбнулся, забавляясь восторженным видом дочери.

— Так оно и есть, моя девочка. Весьма живописное зрелище. Я помню, я бывал там, когда учился в Оксфорде. Толпы народа, скопление экипажей, атмосфера возбуждения запомнились мне больше, чем сами скачки, — Мне бы так хотелось это увидеть собственными глазами, — сказала Лорена. — Я думаю, твой друг очень гордится, что выиграл самые известные скачки в мире.

— Откуда тебе известно, что они самые известные? — спросил отец с улыбкой.

— Я прочитала в» Таймсе «.

— Когда-нибудь ты их обязательно увидишь, — сказал отец. — Хотя маловероятно, чтобы мне случилось там еще побывать.

Тогда Лорена не придала значения этому разговору, но теперь, сидя за ужином рядом с лордом Карнфортом, она вспомнила о нем и поделилась со своим соседом.

— Не знаю, помните ли вы, сэр, но когда вы были еще мальчиком, то гостили в поместье моего дедушки и встречались с моим отцом.

— Бог мой! Как это было давно! — воскликнул он. — Это было вскоре после моего знакомства с вашим дядей, и, так как он уже кончал Оксфорд, а я был еще первокурсником, я был очень польщен, когда он пригласил меня к себе.

— И с тех пор вы оставались близкими друзьями? — спросила Лорена.

— Можно сказать и так, — ответил лорд Карнфорт, вспоминая, как часто они ссорились с сэром Хьюго.

— А в этом году ваши лошади участвовали в дерби? — поинтересовалась Лорена.

— Да, я выставлял одну кобылу, — снова оживился Арчи Карнфорт, когда разговор вернулся к его люби мой теме. — Я возлагал на нее большие надежды, но они не оправдались.

— А что случилось? — сочувственно спросила она.

Лорд Карнфорт тут же пустился в подробности, с любовью рассуждая о своих лошадях, о своих особых методах тренировок, о том, как он обычно безошибочно предсказывает, как они пройдут дистанцию и какое место займут в состязании.

Если бы он говорил об этом с любыми другими женщинами, они бы сочли его любимую тему чрезвычайно неинтересной и давно бы заскучали.

Но для Лорены это все было в новинку, и, слушая его внимательно, она поняла, что лошади были для него не просто увлечением, но страстью всей его жизни.

Когда он замолчал на минуту, она спросила:

— Вы не находите, что корм играет большую роль в физическом состоянии лошадей?

— Разумеется! — воскликнул лорд Карнфорт. — Я специально изучал различные способы питания скаковых лошадей и выработал свой собственный метод, оказавшийся в высшей степени успешным.

Он сделал внушительную паузу, и Лорена сказала:

— Мой вопрос может показаться вам странным, но так же ли внимательно вы относитесь к питьевой воде?

Лорд Карнфорт удивленно приподнял брови.

— Я потому спрашиваю, — поспешила объяснить Лорена, заметив его недоумение, — что в Риме, когда идут дожди, Тибр разливается, и было много сообщений о заболеваниях, вызванных плохой водой в затопляемой части города.

Она взглянула на лорда Карнфорта, чтобы убедиться, что он слушает ее, и затем продолжала:

— Хотя действие несвежей воды на людей и вызывает беспокойство, никто, похоже, не заботится о том, как от этого могут пострадать животные.

Помолчав немного, лорд Карнфорт сказал:

— Это очень интересная теория, которая, должен признаться, никогда не приходила мне в голову. Я всегда беру пробу корма, куда бы мои лошади ни отправились на состязания, но я никогда не думал проверять воду.

Герцог, прислушивавшийся к последней части их разговора, игнорируя усилия графини Дейзи привлечь его внимание, слегка наклонился вперед:

— Я никогда не думал, Арчи, что вода может иметь значение для спортивной формы лошадей, но теперь мне кажется, что это вполне соответствует здравому смыслу, — заметил он. — Более того, я склонен подозревать, что вода в некоторых конюшнях, где мы держим наших лошадей, определенно нечиста.

— В разных местах вода отличается… — начал было лорд Карнфорт, но не докончил фразу. Он на мгновение задумался.

— Ты знаешь, Элстон, — воскликнул он, — я убежден, что девочка права! Я помню, что на скачках три недели назад лошадям явно не понравилась вода, которую им давали, да и ведра были грязные.

— Это совершенно по-новому объясняет нам, почему лошади, которых мы отправляем на скачки абсолютно здоровыми, проигрывают там, где по всем расчетам они должны победить, — согласился с приятелем герцог., Когда герцог принял участие в разговоре, это привлекло внимание всех мужчин за столом. Сначала они просто прислушивались, а потом включились в спор, в котором все приняли участие.

Среди друзей герцога не было ни одного, кто, даже не будучи владельцем конюшни, не интересовался бы этим» спортом королей «.

Теперь все они высказывали свои мнения по поводу этой новой теории.

Прошло много времени и сменилось несколько блюд, когда сосед Лорены по столу с другой стороны сказал с улыбкой:

— Удивительно, как вам удалось задеть их за живое. Кто вам сказал, что вода может оказывать воздействие на лошадей?

— Когда я сказала об этом лорду Карнфорту, — ответила Лорена, — я действительно подумала, что зараженная или грязная вода может отразиться на состоянии здоровья животных. Эта мысль пришла мне в голову, когда я вспомнила, как в Риме монахини всегда предупреждали нас быть осторожнее с питьевой водой, когда мы бывали в городе.

— Я заключаю из этого, что ваш пансион был расположен за городом.

Лорена утвердительно кивнула.

— Он находился в очень красивом месте, откуда открывался чудесный вид, особенно на собор Святого Петра.

— Я давно уже не бывал в Риме, — сказал ее собеседник, — но помню, какое огромное впечатление на меня произвел Колизей и, разумеется, фонтаны.

— Они прекрасны, — согласилась Лорена. — Мне очень повезло, что я училась в городе, где все дышит историей и где испытываешь инстинктивную потребность в знаниях.

— Я надеюсь, что вас интересует не только прошлое, но и настоящее, — сказал ее сосед с несколько игривой интонацией.

— Ну конечно! — серьезно ответила Лорена. — И будущее тоже!

При этом она вспомнила, что не имеет ни малейшего представления, что ожидает ее в будущем.

Лорена озабоченно взглянула на дядю, сидевшего в некотором отдалении от нее, надеясь, что ее поведение произведет на него благоприятное впечатление и он не станет слишком спешить от нее избавиться.

— Вас что-то беспокоит?

Ее сосед справа, гвардии майор того же полка, где некогда служил и ее дядя, по имени Келвин Фэйн был наследником герцогского титула.

Он пользовался большой популярностью в обществе и, хотя с его умом и способностями мог бы сделать видную политическую карьеру, предпочитал военную службу.

Поскольку его полк был постоянно расквартирован в Лондоне, Келвин Фэйн проводил время, флиртуя со светскими красавицами и, как выразился один остряк, » неустанно перемещаясь из одного будуара в другой «.

Его никогда не привлекали юные создания с видами на замужество, и он заинтересовался Лореной только потому, что поставил значительную сумму в пари против Хьюго Бенсона.

Сейчас, наблюдая за Лореной, он уже не был так уверен в выигрыше.

Ему нравилась ее манера говорить, ее нежный музыкальный голос, то, как, разговаривая с кем-нибудь, она смотрела прямо в глаза собеседнику.

Лорена улыбалась сейчас, разговаривая с ним, и Келвин Фэйн, глядя на ее лицо, подумал, что через несколько лет она станет кружить головы мужчинам своей красотой, а он, к сожалению, будет к тому времени уже слишком стар, чтобы ее увлечь.

Пока остальные гости продолжали рассуждать о лошадях и питьевой воде, не задумываясь, насколько его вопрос был уместен, но повинуясь какому-то безотчетному импульсу, майор Фэйн спросил, понизив голос:

— А что вы надеетесь обрести в будущем — любовь или супружеское счастье?

— Но ведь это одно и то же, — с недоумением глядя на него, ответила Лорена. — Я бы хотела, чтобы это пришло ко мне… когда-нибудь.

— А почему не сейчас?

— Вам это, быть может, покажется глупым, но мне хотелось бы в стольких местах еще побывать и столько всего узнать, — призналась Лорена.

Она заметила его удивленный взгляд и объяснила:

— Я пробыла в пансионе последние три года. Рим, конечно, прекрасен, но ведь мир так велик. Майор Фэйн засмеялся.

— Вы правы, мир велик, — согласился он. — Но вы не можете отправиться изучать его в одиночестве, а если бы вы вышли замуж, ваш муж обязательно повез бы вас в Париж. Все хорошенькие женщины туда стремятся.

— Почему? — осведомилась Лорена.

— Потому что это город, где царят веселье и любовь, и французы лучше, чем любая другая нация, умеют любить и прославляют это чувство, — с восторженным выражением произнес майор, вспоминая, вероятно, свой личный опыт.

— Вы хотите сказать, что у них к этому особая способность? Как странно! — удивилась девушка.

— Почему странно?

— Потому что каждый, независимо от того, где он родился, хочет любить и быть любимым. Я не понимаю, почему французы считают, что это присуще им в большей степени, чем другим, — рассудительно сказала Лорена.

Майор Фэйн улыбнулся.

— Вы узнаете ответ на этот вопрос, когда будете постарше…

— Может быть, не найдется желающих повезти меня в Париж, — серьезно произнесла она. Майор рассмеялся.

— Могу вас уверить, великое множество мужчин предложит вам это. Разумеется, после свадьбы, — поспешно добавил майор.

Циничные нотки проскользнули в его голосе. Лорена некоторое время смотрела на него с недоумением, потом сказала:

— Прежде чем я поеду в Париж, я бы хотела многое еще увидеть в Англии, да и в других местах. Она слегка вздохнула.

— Но боюсь, что всему этому суждено оставаться в мечтах У меня нет денег на путешествия.

— Эта проблема отпадет сама собой, когда вы найдете себе богатого мужа. Лорена засмеялась.

— Я только сегодня вернулась в Англию из пансиона и думаю, мне придется долго ждать, пока кто-нибудь сделает мне предложение. А кроме того, я бы вышла замуж только по любви. Майор Фэйн приподнял брови.

— Китти уже слышала это ваше высказывание? — спросил он.

— Нет, я три года не видела мою тетю.

— В таком случае предупреждаю вас, если Китти займется устройством вашего замужества, она не станет прислушиваться к велению вашего сердца, ее будет интересовать только банковский счет претендента на вашу руку.

Обычно, когда майор Фэйн делал подобные замечания, его слушательницы взвизгивали от смеха и называли его чудовищем.

Лицо Лорены же приняло озабоченное выражение.

— Вы меня пугаете, — сказала она наконец — Хотя я уверена, что в этом нет необходимости, потому что я уже давно решила, что без любви я никогда не выйду замуж.

Майор Фэйн хотел было объяснить ей, что ее представления о замужестве были не только старомодны, но и крайне непрактичны в том кругу, где вращались ее родственники Но он почему-то воздержался и совершенно другим тоном, совсем не похожим на тот, каким он говорил раньше, негромко сказал:

— Я надеюсь, мисс Бенсон, вы влюбитесь в кого-то, кто полюбит вас, и будете счастливы.

В его голосе сейчас не было и оттенка цинизма. Он произнес эти слова с искренностью, изумившей его самого.

Лицо Лорены снова озарилось улыбкой — Благодарю вас, — сказала она. — Это именно то, что я хотела услышать, особенно сегодня и здесь.

Майор Фэйн не понял, что она хотела этим сказать, но прежде чем он успел спросить ее, его соседка с другой стороны обратилась к нему, а Лорена снова повернулась к лорду Карнфорту.

— Посмотрите только, что вы натворили с вашими новыми идеями! — воскликнул он. — Все заинтересовались этой темой и приняли участие в этом споре. Не стану скрывать от вас, что или герцог, или я поднимем этот вопрос на следующем заседании жокей-клуба.

— Я надеюсь услышать о результатах, — сказала Лорена.

— Я непременно сообщу их вам, — пообещал лорд Карнфорт.

— Благодарю вас. Я хотела бы думать, что ваши лошади выиграют любые скачки, в которых будут принимать участие, и хоть малая доля их побед будет вызвана тем, что их станут поить свежей водой.

Когда дамы в соответствии с этикетом удалились из-за стола, лорд Карнфорт пересел поближе к герцогу, и с другого конца стола к ним присоединился сэр Хьюго.

— Из-за чего возник этот разговор о воде? — спросил он. — За ужином в Миере это звучит по меньшей мере странно.

Герцог засмеялся.

— Еще бы! На самом деле этот разговор за сегодняшним ужином затеяла твоя племянница.

— Лорена? — изумился сэр Хьюго. — Я не могу этому поверить!

— Тем не менее это действительно так, — подтвердил Арчи Карнфорт. — Должен признать, Хьюго, что каковы бы ни были ее остальные данные, ум у нее оригинальный и она имеет собственные взгляды на вещи, тоже весьма отличные от тех, что можно встретить у ее сверстниц — Я не припомню случая, когда разговор за ужином никого бы не оставил равнодушным, — сказал герцог.

Слегка скривив губы, он с усмешкой добавил:

— Только Дейзи, как мне кажется, осталась недовольна. Она призналась мне, что ей еще никогда не было так скучно в моем обществе.

Сэр Хьюго озабоченно взглянул на него.

— Ради бога, — сказал он тихо, — не позволяй Дейзи изничтожить Лорену. Она вообще женщин терпеть не может, подозревая в каждой потенциальную соперницу, а девочке со школьной скамьи с ней просто невозможно состязаться.

— Конечно, нет, — согласился герцог.

— И все-таки это в высшей степени интересная мысль, — продолжал лорд Карнфорт, увлеченный своей любимой темой. — Я теперь уверен, что моя любимая лошадь…

Он снова заговорил о лошадях, и те, кто собирался сказать что-то о Лорене, оказались снова вовлечены в спор, который длился, пока герцог не предложил приятелям присоединиться к дамам.


Входя в гостиную, он и сэр Хьюго думали о том, какая картина перед ними предстанет, сознавая, что женское общество должно было быть более суровым испытанием для Лорены, чем мужское.

Сэр Хьюго был готов увидеть свою племянницу сидящей в одиночестве, безмолвной и скучающей.

К величайшему удивлению его и герцога, она вела увлеченный разговор ни с кем другим, как с высокомерной и надменной маркизой Трампингтоп Красавица Энид Трампингтон вышла замуж за человека намного старше себя, давшего ей такое положение в обществе, о котором в девушках она и мечтать не могла Прекрасная, рыжеволосая, с белоснежной кожей, бывшей предметом зависти окружающих женщин, она отличалась исключительной страстностью.

На протяжении последних десяти лет ее романы, следовавшие один за другим, давали обильную пищу для светских сплетен.

В настоящий момент у нее была связь с лордом Гилмуром, также гостившим сейчас в Миере.

Лорд Гилмур имел несчастье быть женатым на женщине очень болезненной, только и твердившей что о лекарствах да о докторах, изводившей его своими жалобами и капризами и предпочитавшей жизнь в загородном поместье пребыванию в столице.

Все жалели лорда Гилмура, любившего все радости жизни, веселье, общество красивых женщин. Когда у него начался роман с Энид Трампингтон, все сочли это вполне естественным.

Но теперь, как ядовито заметила Дейзи Хеллингфорд, они» выставили себя на посмешище «. По общему мнению, маркиз Трампингтон и леди Гилмур просто не могли дольше пребывать в неведении о происходящем.

Маркиз старел, но в придворных кругах он по-прежнему занимал видное положение и его многолетний опыт часто давал возможность королю пользоваться его советами.

Это обстоятельство вынуждало его подолгу находиться в Букингемском дворце или в Виндзоре, предоставляя таким образом маркизе полную свободу, которой она и лорд Гилмур воспользовались сполна.

Однако они нарушили правило, сформулированное еще в предыдущее царствование в виде добавления к десяти заповедям:» Не сотвори скандал!«

Ходили слухи, что Джека Гилмура и Энид Трампингтон видели вдвоем в Париже. И на всех балах и раутах было слишком очевидно, что они не замечали никого, кроме друг друга.

Герцог Уиндлмиерский, за несколько лет до этого увлекавшийся Энид, хорошо знал, что ее пылкой неукротимой натуре были чужды сдержанность и осторожность. От Гилмура он ожидал большей осмотрительности и поэтому решил поговорить с ним по-дружески и посоветовать ему более тщательно соблюдать правила приличия.

За последние три года многое изменилось. При новом короле и королеве условностям придавалось гораздо больше значения.

Король Георг и королева Мэри были олицетворением благопристойности и хотя вследствие этого при дворе стало очень скучно, все, кто желал быть принят в высшем обществе, должны были следовать новым нормам поведения, опасаясь навлечь на себя неприятности.

Проходя по гостиной, герцог недоумевал, о чем может беседовать светская» львица» Энид Трампингтон с такой молоденькой наивной девушкой, как Лорена.

Элстон надеялся только, что она будет добра к девочке, чего нельзя было ожидать от Дейзи.

Он собирался подойти к маркизе и выяснить, о чем у них шел разговор с Лореной. Но вместо этого, как бы повинуясь долгу, он остановился рядом с Дейзи Хеллингфорд.

— Элстон, мы будем играть в бридж? — спросила она. — Или, может быть, лучше в баккара. Мне до смерти надоели лошади! Я не желаю больше ни слова слышать о них!

— Ваше желание для меня закон, дорогая Дейзи, — любезно отвечал герцог. — Пусть будет баккара, если вам так хочется.

Говоря это, он знал, что проигрыш придется оплачивать ему, а выигрыш она оставит при себе.

Но герцог был готов к этому, лишь бы развлечь ее чем-нибудь.

— Мы играем в баккара, — решила Дейзи. Она захлопала в ладоши и сказала громко:

— Приготовьтесь к проигрышу, леди и джентльмены, потому что я чувствую, что сегодня мне повезет!

Ее слова сопровождались смехом и несколькими язвительными замечаниями, но все, кто хотел играть, перешли в другую комнату, где были расставлены для желающих карточные столики.

Сэр Хьюго подошел к маркизе Трампингтон.

— Вы очень добры к моей племяннице, Энид. Я очень признателен вам за это. Ведь вы понимаете, какое испытание для неопытной девочки находиться в обществе, где ей знаком только один человек, и этот человек — ее дядя.

— Очень милый дядя, что, разумеется, весьма важно, — ответила маркиза, которая не могла не польстить любому мужчине, независимо от того, интересовал он ее или нет.

— Благодарю вас, Энид. Позволено мне будет сказать, что вы сегодня обворожительны, как никогда, что, впрочем, нисколько не удивительно, — комплиментом на комплимент ответил сэр Хьюго.

Улыбнувшись, маркиза встала.

— Я должна проследить за Джеком, — сказала она. — Иначе он проиграет Дейзи последний грош, чего я никак не могу позволить.

Прежде чем уйти, она обратилась к Лорене:

— Мы с вами должны непременно еще поболтать, милочка. Мне было приятно ваше общество. Сев на место маркизы, сэр Хьюго спросил — О чем это вы говорили?

— Она рассказывала мне, что она чувствовала и делала, когда была в моем возрасте.

Сэр Хьюго удивился, но прежде чем он успел что-нибудь сказать, к ним подошел майор Фэйн.

— По-моему, есть что-то неестественное в том, что дядя и племянница уединились от остальных. Это похоже на официальные ужины, где мужчины обязаны сидеть со своими женами, — с улыбкой произнес он.

— Если ты, Келвин, пользуешься этим предлогом, чтобы поговорить с Лореной, — сказал сэр Хьюго, — я с удовольствием готов признать, что ты имеешь на это преимущественное право, поскольку сидел с ней рядом за ужином.

— Я хотел было предложить ей посмотреть на игру. В Миере это всегда очень познавательное зрелище.

— Вы очень любезны, — сказала Лорена. — Я бы очень хотела посмотреть. Но сначала… можно мне взглянуть на картины в этой комнате?

Она говорила несколько неуверенно, не сводя при этом глаз с сэра Хьюго, как будто опасаясь, что он может это не одобрить.

Но дядя только улыбнулся.

— Кажется, ты попала в точку, племянница, — сказал он, — так как майор Фэйн в будущем должен унаследовать одно из самых прекрасных собраний картин в Англии. Никто лучше его в них не разбирается.

Когда Лорена проворно встала, сэр Хьюго добавил:

— Майор Фэйн просто живой путеводитель, поэтому постарайся максимально использовать эту возможность — Непременно! — сказала Лорена с такой горячностью, что дядя и майор Фэйн засмеялись.


…Лорена проснулась и подумала с восторгом, что наступило утро и впереди ее ожидает чудесный день.

Накануне вечером, ложась спать очень поздно по пансионским понятиям, она жалела, что приходится тратить время на сон, когда в Миере было так много интересных занятий и зрелищ.

— На завтра нет никаких планов, — сказал герцог перед тем, как гости разошлись. — Большинство из вас знакомы со здешними порядками и хорошо знают, что все, что я имею, в вашем распоряжении. Если кому-нибудь что-то понадобится, вам достаточно только сообщить домоправительнице или любому из слуг.

Заметив на лицах некоторых присутствующих удивление, он объяснил:

— Я говорю это потому, что среди нас есть одна особа, никогда раньше не бывавшая в Миере, но я полагаю, что дядя рассказал ей о том, что ее ожидает.

— Едва ли у меня на это было время, — возразил сэр Хьюго. — Расскажи ей сам, Элстон. У тебя это лучше получается, ведь ты хозяин этого прекрасного поместья.

— Ну хорошо, — сказал герцог и обратился к Лорене:

— Как всем известно, здесь можно играть в теннис, в крокет, в гольф, кататься верхом, если пожелаете, или на лодках по озеру, хотя я должен просить вас не доверяться Фэйну, который последний раз, сопровождая прекрасную даму, увяз в грязи и опоздал к обеду — Так мы ему и поверили! — сказал кто-то, смеясь. — И притом мисс Бенсон слишком молода, чтобы позволить ей оставаться одной в обществе такого сердцееда, как Келвин!

Теперь смеялись все, включая самого майора Фэйна.

Герцогу показалось, что Лорена немного смутилась. Он продолжал:

— В конюшне есть не только верховые лошади. К вашим услугам также и экипажи и, если хотите, автомобили. Я думаю, еще много чего найдется забавного, хотя я не могу все вспомнить сейчас.

— Ничего, Келвин сумеет дополнить, — опять поддразнил кто-то майора.

Лорена не могла понять, почему майор Фэйн был предметом стольких шуток.

Он был так любезен, показывая ей картины не только в гостиной, но и в других комнатах.

Когда они вернулись в Голубую гостиную, их встретили насмешливые замечания, и виконтесса Сторр, высокая красивая брюнетка, напомнившая Лорене разнежившуюся кошку, обратилась к майору с весьма резким тоном:

— Никогда не думала, что совращение младенцев по вашей части, Келвин!

— Но ведь картины как раз по моей, Сара, — возразил он, — и сэр Хьюго попросил меня показать их своей племяннице.

Виконтесса передернула плечами и отвернулась с весьма недовольным видом, как показалось Лорене.

Поскольку она считала, что майор так долго отсутствовал по ее вине, Лорена уже совсем собралась извиниться за то, что отвлекла его от остального общества, но в это время к ним подошел хозяин дома.

— Вам понравились мои картины? — спросил герцог.

— У вас замечательная коллекция, — ответила она. — Намного лучше тех частных собраний, что довелось мне увидеть в Риме. Но я всегда предпочитала английских мастеров, а ваши полотна Констебля просто изумительны!

Герцог удивленно посмотрел на нее, а майор Фэйн с лукавой усмешкой в глазах заметил:

— Ты можешь убедиться, Элстон, что мисс Бенсон прекрасно разбирается в живописи. Я это уже понял. Когда майор отошел от них, Лорена сказала:

— Я так и не поблагодарила его.

— У вас еще будет на это время, — возразил герцог. — А теперь скажите мне, какое из полотен пришлось вам больше по вкусу?

Он думал, что, как и большинство посетителей Миера, она окажется не в состоянии выделить что-то особое, но Лорена ответила без малейшего колебания:

— Ромни, хотя мне не столько нравится художник, сколько его модель.

— Вы имеете в виду портреты Эммы Гамильтон? — осведомился он.

— Да.

— Вас восхищает пресловутая леди Гамильтон?

— Она восхищает меня потому, что не только сумела собственными силами получить столь полное образование и усовершенствовать себя, что могла принимать неаполитанскую знать и даже короля и королеву, — серьезно ответила Лорена, — но и стала вдохновительницей величайшего героя Англии.

Ее энтузиазм показался герцогу забавным.

— Значит, вы оправдываете незаконную связь? — удивился он ее столь снисходительному взгляду на этот вопрос, несовместимый в его понимании со строгим католическим воспитанием, полученным в римском пансионе. — Ведь вы, конечно, помните, что леди Гамильтон была замужем, а лорд Нельсон женат?

Лорена немного помолчала, и легкая краска выступила у нее на лице.

— Мне это представлялось… по-другому, — сказала она. — Я помню, главным образом, что леди Гамильтон убедила неаполитанского короля позволить британскому флоту войти в их порты, а сначала они были против этого из страха перед Наполеоном.

Помолчав еще немного, девушка добавила:

— Если бы они не получили такого разрешения, не могло бы состояться сражение на Ниле, где был полностью уничтожен французский флот.

— Теперь я припоминаю эту историю, — сказал герцог. — Но мне все же кажется странным, что женщина, изменявшая своему мужу, может вызывать у вас восхищение.

— Я думаю, наши учебники истории… умалчивали об этих обстоятельствах их личной жизни, — сказала Лорена неуверенно. — Но помогать лорду Нельсону и вдохновлять его на подвиги не может считаться… дурным поступком. А если он был продиктован любовью, то мы должны простить леди Гамильтон за это, потому что она так много сделала для Англии.

Герцог был заинтригован. Он полагал, что молоденькую девушку, только что вышедшую из монастырского пансиона, должна была шокировать и даже ужаснуть незаконная связь.

Из слов Лорены он убедился, что она не понимала до конца всей истории страстной взаимной любви лорда Нельсона и леди Гамильтон. Но вопреки его предположениям, она не осуждала замужнюю женщину, полюбившую другого человека.

Интересно, что бы она сказала, узнав о тех романах, что имели место сейчас под крышей Миера. За исключением сэра Хьюго, все гости были вовлечены в романтические интриги.

Насколько было известно герцогу, Хьюго Бенсон увлекался одной в высшей степени привлекательной особой, но ее намеренно не пригласили сейчас в Миер. Для того чтобы мужчин и женщин было поровну, Хьюго должен был выступать кавалером своей племянницы.

К тому же, хотя он имел весьма смутное представление о юных девушках, герцог был убежден, что Лорена была бы поражена, узнай она, что отношения между ее дядей и тетей были далеко не идеальными.

В окружении герцога все отлично знали, что Хьюго и Китти не ладят и давно живут каждый своей жизнью, но поскольку в этом не было ничего необычного и то же самое можно было сказать о любой другой супружеской паре, семейная жизнь четы Бенсон давно уже перестала кого-либо интересовать.

— Я надеюсь, что завтра или во всяком случае в ближайшее время, пока вы здесь, мы посмотрим с вами вместе работы Ромни. Мне хотелось бы услышать от вас больше о красавице Эмме.

Призадумавшись на мгновение, Лорена сказала:

— Я желала бы как можно больше здесь всего увидеть и узнать о хранящихся здесь сокровищах. У вас, вероятно, есть смотритель коллекции, который мог бы ответить на мои вопросы?

— Есть, но я вполне готов ответить вам на них сам, — слегка поклонился хозяин дома.

— Я не хотела бы злоупотреблять вашим вниманием, ваша светлость. У вас наверняка есть более интересные занятия, чем демонстрировать мне свои полотна.

Всякая другая женщина произнесла бы эти слова кокетливо, ожидая, что герцог станет разуверять ее, что для нее у него всегда найдется время.

В устах Лорены это прозвучало без тени кокетства. Она говорила совершенно искренне, и нельзя было не поверить, что она явно не желала быть в тягость хозяину дома.

— Я охотно буду вашим гидом, — сказал герцог, — но в мое отсутствие вы всегда можете спросить мистера Эшли, хранителя моих коллекций. Кто угодно из прислуги может проводить вас в его кабинет. Он большой специалист в своем деле.

— Благодарю вас.

— Вы намерены весь день провести за осмотром картин? — удивился герцог.

— Не весь, — отвечала Лорена. — Вы сказали, что гости могут воспользоваться вашими верховыми лошадьми. Дядя Хьюго был так добр, что оплачивал мои уроки верховой езды в Риме, но лошади там всегда были очень смирные.

— Чего не скажешь о моих, — заметил герцог.

— Я на это и надеялась, — улыбаясь, ответила Лорена.


Утром она вспомнила этот разговор и решила, что сейчас было самое время покататься, прежде чем кто-нибудь встанет.

Лорена вскочила с постели и, подойдя к окну, отдернула шторы.

Было еще очень рано, и туман, висевший над озером, окутывал стволы деревьев на другом берегу. Но в саду под окнами солнечные лучи уже разогнали его, и все было залито золотистым светом.

Лорена восторженно улыбнулась и поспешно начала одеваться. Амазонка, которую она взяла с собой, хотя и не слишком элегантная, была сшита в Англии и поэтому отличалась хорошим покроем.

«Неважно, что она поношенная, — подумала Лорена, одеваясь, — ведь маловероятно, что меня кто-нибудь увидит, так что это не имеет значения».

Она взглянула на часы на каминной полке и, увидев, что было только половина шестого, решила не надевать шляпу, уверенная, что в этот час никого не встретит.

Лорена тщательно заколола волосы шпильками, чтобы они не рассыпались во время движения, и, кинув последний взгляд в зеркало, вышла из комнаты и потихоньку спустилась по лестнице.

Как она и предполагала, парадная дверь была открыта, и две горничные в наколках подметали ступени.

Вокруг суетились несколько лакеев, без ливрей и пудреных париков, в жилетах с украшенными гербом пуговицами.

Они с удивлением посмотрели на Лорену, но она приветливо поздоровалась с ними и поспешила по направлению к конюшням.

Лорена уже знала, где они находятся, так как дядя показал ей их, когда они накануне подъезжали к дому по дубовой аллее.

— Конюшни уже были здесь, когда Роберт Адам построил этот дворец, — сказал он. — Их считают одним из прекраснейших архитектурных сооружений в Англии, но я полагаю, тебя больше интересуют их обитатели.

Лорена думала сейчас, что ее интересует и то и другое, и надеялась только, что грумы уже проснулись.

Проходя под аркой, ведущей в конюшни, она увидела лошадей в стойлах и конюхов с ведрами и охапками сена.

Она остановила одного из них.

— Доброе утро! Его светлость сказал, что я могу совершить верховую прогулку. Может кто-нибудь оседлать мне лошадь?

— Конечно, мэм, — отвечал мальчик. Он поставил ведро и вошел в открытую дверь. Лорена последовала за ним.

Многочисленные стойла, заполненные животными, поражали чистотой. Проходя мимо, Лорена пристально вглядывалась в лошадей. Одна казалась ей лучше другой.

— Доброе утро! — сказал почтительный голос у нее за спиной.

Обернувшись, Лорена увидела пожилого грума.

— Покататься желаете, мэм?

— Да, если можно, — отвечала Лорена.

— Вам оседлать какую-нибудь кобылку посмирнее?

— Не слишком смирную! — попросила девушка.

— У меня как раз найдется подходящая, — сказал грум, улыбаясь. — Вот та.

Он вошел в одно из стойл, рядом с которым другой грум седлал великолепного жеребца.

— Это для его светлости, мэм. Я так думаю, вы с ним поедете, раз вы поднялись чуть свет.

— Я не знала, что его светлость так рано выезжает, — сказала Лорена. — Я бы очень хотела поехать с ним, если только я ему не помешаю.

— Да кто ему может помешать, мэм! Его светлость всегда уже на ногах, когда никто еще в доме не просыпался.

Он усмехнулся.

— То-то его светлость удивится, когда увидит, какая вы ранняя пташка!

«Грум прав», — подумала Лорена, когда несколько минут спустя она вышла вслед за юношей, ведшим лошадь герцога.

Он, уже готовый к прогулке, дожидался во дворе конюшни, и Лорена сразу обратила внимание на то, как элегантно он выглядел в бриджах, высоких сапогах и во фраке, явно скроенном рукой искусного мастера. Цилиндр его был сдвинут слегка набок, в руке он держал хлыст.

Герцог не скрыл своего удивления при виде Лорены.

— Как вы рано проснулись, мисс Бенсон! — воскликнул он.

— Я думала, что я единственная, кто захочет покататься перед завтраком, — ответила она. — Если вы предпочитаете находиться в одиночестве, я могу поехать одна.

— Было бы в высшей степени неучтиво заставлять вас совершать прогулку одной, да еще в незнакомом месте! — возразил герцог. — Мы поедем вместе, и я только надеюсь, после того, что вы мне говорили, что вы найдете мою лошадь не слишком смирной.

— Мне будет очень неловко, если она окажется слишком горячей и сбросит меня, — отвечала Лорена с улыбкой.

Герцог сел на своего жеребца.

— Это нам предстоит доказать, — сказал он, и они тронулись рядом.

Пересекая мост через ручей, впадающий в озеро, герцог поинтересовался у своей спутницы:

— Все в порядке?

— Я только что подумала, — ответила Лорена, — что мне все это просто снится. Я еду на великолепной лошади, я в гостях в самом великолепном доме, какой я только могла себе представить! Остается надеяться, что пробуждение не наступит слишком скоро.

Герцог засмеялся.

— И я тоже надеюсь. Но в вашем сне должен фигурировать еще кто-то, кого вы забыли упомянуть.

Лорена сначала не поняла, что он имеет в виду, но потом догадалась и с улыбкой ответила:

— Если вы имеете в виду себя, — сказала она, — то вы тоже великолепны! Мистер Гиллингэм назвал вас прекрасным принцем, и я уверена, вы сами знаете, что так оно и есть.

Она говорила так естественно, без малейшего следа фальши или подобострастия, что герцог подумал не без иронии, что к такого рода комплиментам он не привык; он даже усомнился, был ли это на самом деле комплимент.

Он тут же заметил, что Лорена уже больше не думает о нем, сосредоточившись целиком на своей лошади, и, видимо, жаждет пуститься в галоп, как только они окажутся за пределами парка.

«Она решительно непредсказуема», — сказал Элстон сам себе, следуя за юной всадницей на своем великолепном жеребце.

Глава 4

По дороге в церковь герцог поймал себя на том, что снова думает о Лорене.

Церковь находилась недалеко от дворца, и по традиции он ездил туда зимой в маленькой карете, запряженной единственной лошадью, а летом в легкой двухместной коляске, как это всегда делали его родители.

Элстон был уверен, что, если бы он решил поехать в церковь на автомобиле, среди старых слуг поднялся бы ропот негодования.

В построенном Робертом Адамом дворце не было домашней часовни, как это было принято в других богатых поместьях того периода, потому что в парке уже стояла прекрасная церковь в норманнском стиле Пышные надгробия под ее древними сводами были памятниками истории старинного рода Еще отец нынешнего герцога принял решение, предписывавшее всем домочадцам посещать церковь по воскресеньям. Служба должна была начинаться в половине восьмого утра, чтобы не нарушать распорядка остального дня.

В соответствии с этим правилом в отстоявшую на четверть мили от дворца церковь тянулась утром длинная вереница прислуги. Ее возглавляли дворецкий и миссис Кингстон, за которыми по старшинству следовали все прочие, вплоть до самого младшего из слуг по возрасту и рангу, чьей обязанностью было чистить столовые ножи.

Герцог обычно приезжал за две-три минуты до начала и крайне раздражался, если по недосмотру его камердинера или по оплошности кучера ему случалось задержаться хотя бы ненадолго. Он во всем предпочитал соблюдать пунктуальность.

Когда его коляска переезжала мост, он пожалел, что был вынужден отказаться сегодня утром от верховой прогулки и лишиться общества Лорены, с которой они вместе накануне так приятно провели время.

Герцог был уверен, что она бы не отказалась прокатиться еще раз на одной из его лошадей.

Их первая поездка доставила девушке такое удовольствие, что глаза ее сверкали, как звезды, а все лицо светилось, как у ребенка, получившего неожиданный подарок.

Вчера они проскакали по окрестностям около часа, когда герцог сказал:

— Уже почти половина седьмого. Вы не проголодались?

— Пожалуй, что да! — ответила Лорена. — Вчера за ужином я не могла есть от возбуждения, хотя все было очень вкусно, — чистосердечно прибавила она.

— В таком случае вам полагается солидный завтрак. Следуйте за мной, — повелительным тоном произнес герцог.

Он тронул коня, прежде чем она успела что-нибудь ответить, и через несколько минут они оказались перед старым и очень симпатичным фермерским домиком.

Выстроенный из красного кирпича и корабельного леса, он стоял здесь уже не одно столетие. Ромбовидные стекла в свинцовых переплетах окон составляли одно целое с остроконечной крышей и причудливыми каминными трубами.

Несмотря на его живописный вид, это был все-таки типичный фермерский домик, с курами и петухами, клюющими зерно во дворе, коровами и телятами в поле неподалеку, а в пруду, отделенном от дома полем желтых лютиков, плавали десятки жирных белых уток.

— Это самая очаровательная ферма, какую я когда-нибудь видела! — воскликнула Лорена. — Она словно сошла с картинки…

Когда работник взял их лошадей, они вошли в просторную с каменным полом кухню, где к балкам низкого потолка были подвешены копченые окорока.

Им навстречу, вытирая руки о передник, поспешила хозяйка дома.

— Доброе утро, ваша светлость, — сказала она, низко приседая перед герцогом. — Как я рада видеть вас! Когда я услышала, что вы приехали, то понадеялась, что вы завернете к нам.

— Я не только соскучился по вашим превосходным завтракам, миссис Суоллоу, — ответил герцог, — но и привел к вам гостью, которой, я уверен, ваша яичница с ветчиной понравится так же, как и мне.

— Добро пожаловать, — обратилась миссис Суоллоу к Лорене.

Она пригласила их в комнату, которую назвала «покоем». Эту убранную без особых излишеств комнату украшало пианино и развешенные по стенам в рамках вышитые шерстью по канве тексты нравоучительного характера.

Из окна, выступающего из фасада наружу, открывался прекрасный вид на зеленую долину и холмы вдали.

Лорена не могла удержаться от восторженного возгласа.

— Я всегда говорил, что виды здесь лучше, чем у меня в Миере, — сказал герцог.

— Они прелестны! — сказала Лорена. — Как и все в ваших владениях.

— Вот это то, что мне нравится слышать, — кивнул герцог с довольным видом.

Он сел за круглый стол у окна, покрытый белоснежной скатертью. Миссис Суоллоу принялась расставлять на нем всякую домашнюю снедь: горячий, только что из печи, хлеб с хрустящей корочкой, золотистое сливочное масло, сотовый мед из ульев, которые Лорена могла видеть из окна, и несколько минут спустя внесла огромное блюдо яичницы с ветчиной.

— Нам повезло, ваша светлость, что окорок как раз поспел, — сказала миссис Суоллоу.

— Надеюсь, у вас найдется еще один для моей кухни. Вы сами знаете, миссис Суоллоу, что во всей округе не найдется никого, кто бы так умел заготавливать окорока, как вы.

— Этот рецепт достался мне от прабабушки, — ответила миссис Суоллоу. — Рада слышать, что вашей светлости они по вкусу.

— И даже очень, — еще раз похвалил герцог.

Предвидя его следующий заказ, миссис Суоллоу внесла блюдо с только что нарезанной холодной ветчиной.

Съев несколько ломтиков, Лорена подумала, что она в жизни ничего лучше не пробовала.

Потом она съела еще кусочек теплого хлеба с маслом и медом, и, только намазывая себе второй, она заметила, что герцог смотрит на нее с улыбкой.

— Боюсь, что я пожадничала, — смущенно призналась она.

— Я рад, что вы еще настолько молоды, чтобы наслаждаться простыми удовольствиями вроде завтрака на ферме, — сказал герцог.

— Он восхитителен! Вы всегда сюда заходите, когда ездите кататься?

— Когда я один.

— Но вы взяли меня с собой.

— Я же сказал, что я был уверен, вам понравится деревенский завтрак. Большинство дам, из тех, кто гостит в Миере, предпочли бы только чашку кофе.

— Надеюсь, что я никогда им не уподоблюсь.

— А вы думаете, что такое могло бы случиться? — с любопытством взглянул на нее герцог.

— Я думаю, что, если я останусь у дяди Хьюго и тети Китти, они потребуют, чтобы я вела светский образ жизни, но на самом деле… я полагаю, что они отошлют меня куда-нибудь… к другим родственникам, — неохотно сказала Лорена.

Было заметно, что эта мысль беспокоила ее. После непродолжительного молчания герцог сказал.

— Ваша тетя очень любит Лондон. Разве вам не хотелось бы жить в столице?

— Я не могу сказать «нет», потому что я совсем не знаю этой жизни, но мне хотелось бы жить за городом… ездить верхом… быть может, иметь несколько настоящих друзей. , а не толпы случайных знакомых Лорена говорила медленно и серьезно, как будто взвешивая каждое свое слово.

Прежде чем герцог успел ответить, она выглянула в окно и сказала:

— Мне кажется, фермеры очень счастливые люди, потому что каждый из них должен чувствовать себя богом.

— Богом? — удивленно повторил герцог. — Что вы хотите этим сказать?

Лорена слабо улыбнулась, словно извиняясь за что-то.

— Мне пришло в голову, когда я увидела всех этих телят, ягнят, цыплят и поросят, что фермеры постоянно порождают новую жизнь. Каждый год у животных рождается новое потомство, и это должно давать их хозяевам чувство всемогущества.

Герцог засмеялся.

— Я никогда не слышал ничего подобного. Вы действительно чрезвычайно оригинальны.

Лорена быстро взглянула на него, как будто опасаясь, не сказала ли она что-нибудь не то.

Не дожидаясь ее вопроса, герцог пояснил:

— Оригинальность — это то, чего многим не хватает. Я удивляюсь только, откуда эти идеи у вас берутся?

— Из головы, — сказала Лорена с обезоруживающей улыбкой.

— Вы их с кем-нибудь обсуждали раньше?

— Мало с кем. Девочки в пансионе больше говорили о том, как они проводили каникулы, а поскольку я домой не ездила, я не могла принимать в этих разговорах участия. Или они говорили о том, что они будут делать, когда выйдут из пансиона, а я не имела представления, что со мной станется, и поэтому только выслушивала их, — грустно призналась она.

— Не хотите ли вы сказать, что разговариваете сами с собой?

— Нет, — улыбнулась Лорена. — Я думаю про себя и сочиняю разные истории, но мне никогда и присниться не могло, что я увижу такой великолепный дом, как ваш, и все его сокровища. Миер — это сказка!

— Вы еще не все видели.

— Быть может, у меня не будет времени. , увидеть остальное.

Облачко грусти снова легло на ее милое личико. Она слегка вздохнула и добавила:

— Я надеюсь, что дядя Хьюго не уедет, пока я… не увижу всего.

— Позвольте мне успокоить вас. Насколько мне известно, ваш дядя готов задержаться в Миере по крайней мере на неделю, — сказал герцог.

— Я на это и рассчитывала! — радостно воскликнула Лорена. — О благодарю вас, ваша светлость! Благодарю вас за то, что вы пригласили меня!

— Если я скажу, что мне это очень приятно, мои слова прозвучат банально, не более как простая вежливость, но в данном случае это истина.

Лорена улыбнулась ему так, словно он преподнес ей какой-то чудесный подарок, и намазала себе маслом еще кусочек хлеба.

«Она непосредственна и естественна, как ребенок», — подумал герцог, пока его экипаж приближался к церкви.


Он вспомнил, как вчера по дороге домой, когда перед ними открылась панорама Миера, Лорена сказала:

— Нам действительно уже пора вернуться? Я бы хотела… скакать дальше и дальше, много часов подряд.

— У вас еще есть время впереди.

— Да, я знаю, — ответила Лорена. — Но все равно, я бы хотела… чтобы время остановилось. Что-то в ее голосе заставило его спросить:

— Мне кажется, вы даете мне понять, что у вас были какие-то опасения или робость по отношению к тем, с кем вам предстояло здесь встретиться?

«Такое чувство у молодой девушки было бы вполне понятно, — подумал он, — и разве не этого все мы от нее ожидали?»

И все же она вела себя совсем не так, как предсказывал Арчи Карнфорт.

— Мама всегда говорила, что застенчивость — это проявление эгоизма: человек думает о себе вместо того, чтобы думать о других, — сказала Лорена.

— Но все же, — продолжал настаивать герцог, — вы испытывали некоторую застенчивость сразу после приезда?

— Какое-то смущение у меня было, — призналась Лорена. — Но когда я увидела… вас, я забыла обо всем.

— А почему именно меня? — спросил герцог.

— Потому что вы оказались таким, каким я воображала себе владельца сказочного дворца. Ведь мистер Гиллингэм говорил мне, что Миер — это сказочное место.

— Я рад, что не разочаровал вас.

— Нет, нет, вы были именно таким, как я ожидала, и все остальное тоже — сверкающие драгоценностями красавицы с лебединой грацией в движениях, множество цветов, великолепный ужин, коллекция превосходной живописи — я никогда этого не забуду! — Ее лицо светилось от восхищения, когда она перечисляла все это.

Вспоминая теперь ее слова, герцог подумал, что ей все окружающее должно было казаться картиной, и Элстон понял, что ни он сам, ни его гости не были для нее обычными людьми.

Как ребенок, зачарованный идущим на сцене спектаклем, Лорена была поглощена всем, что она видела и слышала, не воспринимая это как реальность, частью которой она сама являлась.

Герцог не мог сказать, почему он думал именно так, но ему казалось, что каким-то таинственным образом он мог читать ее мысли и переживать ощущения, которые Лорена пыталась выразить словами.


Он не заметил, как экипаж уже оказался у церкви. Священник в белом стихаре ожидал герцога у входа, чтобы проводить его к огромной резной скамье, находившейся вблизи алтаря Элстон вышел из экипажа и протянул ему руку.

— Доброе утро!

— Доброе утро, ваша светлость! Для нас большая честь возносить молитвы нашему господу вместе с вами.

Это официальное приветствие всегда звучало в подобных случаях. Не дожидаясь ответа, священник пошел впереди, а герцог последовал за церковным служителем по проходу между скамьями, заполненными челядью из Миера и немногочисленными деревенскими жителями.

Поскольку он только что думал о Лорене, то даже не удивился, увидев ее на передней скамье.

Опускаясь на бархатные подушки кресла, украшенного фамильным гербом, герцог увидел, что Лорена, закинув голову, рассматривала прекрасный витраж над алтарем.

На ней было легкое муслиновое платье, потому что, несмотря на ранний час, было уже довольно жарко. Волосы девушки прикрывала шляпка с отогнутыми полями, в которой она приехала. Эта шляпка походила на нимб и придавала ей очень юный вид.

На герцога девушка даже не взглянула. «Интересно, заметила ли она мое присутствие», — подумал он, и ему снова пришло в голову, насколько она непредсказуема.

Он не мог себе вообразить, чтобы любая другая женщина, оказавшись рядом с ним даже в святом месте, не стала бы бросать на него многозначительные взгляды, подчеркивая всем своим видом не только собственную женственность, но и личный к нему интерес.

Служба началась, и зазвучал орган, принесенный в дар церкви матерью герцога. С ролью органиста прекрасно справлялся один из местных жителей.

Хор состоял главным образом из школьников, для которых посещение церкви было обязательным. Псалмы и гимны в их исполнении звучали лучше, чем можно было ожидать в такой маленькой деревенской церкви.

Мать герцога, которая была очень музыкальна, немало потрудилась, чтобы мальчики получали хорошую подготовку, для чего был специально нанят хормейстер.

«Поскольку Лорена была в пансионе при католическом монастыре, — подумал герцог, — ей, наверно, сложно разбираться в протестантском молитвеннике».

Но у нее, казалось, не возникало никаких затруднений, и он решил, что она, должно быть, посещала церковь при английском посольстве в Риме.

Во время пения псалмов и гимнов он слышал ее чистый нежный голос, от которого его мать, без сомнения, пришла бы в восторг.

Служба была краткой, опять-таки в силу традиции, потому что покойный герцог настаивал, чтобы проповедь длилась не больше десяти минут. Если она затягивалась, он начинал скучать, посматривать на часы и покидал церковь, не дожидаясь окончания службы. Поэтому священник старался точно уложиться в отведенное ему время.

Герцог заметил, что Лорена слушала проповедь очень внимательно, ни на что не отвлекаясь и не проявляя никакого беспокойства.

Больше всего герцог не мог терпеть женщин, которые не могли спокойно сидеть на месте, и привычка Дейзи Хеллингфорд играть своими жемчугами и перебирать кольца на пальцах бесконечно раздражала его.

— Неужели вы не понимаете, — спросил он ее однажды, — что, делая лишние движения, вы растрачиваете свою энергию? Это очень вредно, я на днях читал об этом статью одного врача.

— У меня достаточно энергии для вас, дорогой Элстон, — отвечала Дейзи, — а иногда даже остается и излишек.

Намек был слишком прозрачен, и герцог больше не осуждал ее суетливость, но она начинала раздражать его все больше и больше.

Появился поднос для пожертвований, и герцог заметил, что Лорена положила туда шиллинг.

Приняв пожертвования, священник благословил свою паству.

Ненадолго преклонив колени у алтаря, он снова подошел к герцогу. Его светлость обычно покидал церковь раньше других.

Элстон наклонился к Лорене и впервые заговорил с ней.

— Вы вернетесь со мной? — спросил он. Она с готовностью согласилась, и они вместе вышли из прохладного здания церкви.

— До свидания, ваша светлость, — сказал ему священник у дверей. — Большая честь и удовольствие видеть вас среди нас.

— Проповедь была очень интересной, — ответил герцог. — Благодарю вас!

На самом деле он ее и не слушал, но почтенный священник покраснел от удовольствия.

Лакей открыл дверцу экипажа. Лорена вопросительно взглянула на герцога.

— Я пришла пешком, — сказала она.

— Я надеюсь, вы не откажетесь вернуться со мной в экипаже?

— А можно? С удовольствием!

Герцог любезно помог ей сесть в карету.

Когда они отъехали, он сказал:

— Мне следовало бы догадаться, что вы пожелаете пойти в церковь. Откуда вы узнали о службе?

— Я спросила Эмили, горничную, — объяснила Лорена и тут же удивленно спросила:

— Разве ваши другие гости не бывают с вами в церкви по воскресеньям?

— Я полагаю, что, как и я, они посещают службу в своих усадьбах, когда там живут, — уклончиво ответил герцог. — Но поскольку ваш отец был священником, я думаю, в вашем случае это привычка, которую вы не желаете нарушить.

— И никогда не желала, — сказала Лорена — Когда я бываю в церкви, я не только чувствую себя ближе к папе, но и, как он всегда говорил, это дает мне силы не отступать перед любыми трудностями, ожидающими меня на предстоящей неделе.

— Что вы имеете в виду? — не понял герцог — Папа говорил, что у господа мы черпаем жизненную силу. Она вливается в нас во время молитвы. Преисполнившись ее, мы с вами становимся источником этой силы и тогда можем помочь и другим.

Лорена говорила просто и без всякой аффектации Герцог поразмыслил немного над ее словами и потом заметил — Я нахожу, что это прекрасное объяснение того, чем должна быть для людей религия, но, к счастью, так бывает очень редко.

— Я знаю, что католики тоже так веруют, — сказала Лорена. — Их веру укрепляют не только молитвы, но и изображения святых.

Чувствуя, что герцог ожидает от нее объяснения, она продолжала:

— Я часто видела в Риме, когда они преклоняют колени перед статуей одного из своих святых или перед его живописным изображением, они не только молятся о помощи или о чем-то, чего они очень желают, но они получают от него какую-то особенную силу.

— Я понимаю, о чем вы говорите, — кивнул герцог. — Это меня ужасно интересует. Во время моих путешествий я часто думал, что делают католики, зажигая свечи и совершая обряды в своих церквах. Теперь вы мне объяснили.

— Мне кажется, — сказала Лорена, — что такому важному человеку, как вы, от которого зависит столько людей, нужно больше сил, чем такой незначительной личности, как я.

— Вы хотите сказать, что я должен молиться более горячо, чем другие? — спросил герцог с оттенком цинизма в голосе — Вам не нужно молиться столько, сколько мне, — возразила Лорена, — но в то же время связь с силой и могуществом бога необходимы всем. Она была необходима даже Христу.

Герцог подумал, что если бы, остальные его гости могли услышать этот разговор с восемнадцатилетней девушкой, они бы ушам своим не поверили.

С тех пор как он был ребенком, он не помнил, чтобы кто-то говорил с ним о боге или о молитве.

В Оксфорде они с друзьями иногда анализировали свои поступки и побуждения и обсуждали в несколько отвлеченном духе различия между разнообразными религиями, но с тех пор минуло уже столько лет.

«Как просто объяснила она мне сейчас весь смысл жизни», — подумал Элстон. В то же время он знал, что его друзья нашли бы это смехотворным.

Ничего не было легче, как высмеять ее убеждения, превратить в шутку ее утверждение, что такой человек, как он, может обрести силу в боге.

Может быть, ему следует предупредить Лорену, что не стоит обсуждать подобные вопросы с посторонними. «Но всякий порядочный человек, — подумал он, — должен отнестись с уважением к такой чистоте и искренности».

Однако он отлично знал, окружающие его женщины не входят в эту категорию, особенно такая особа, как Дейзи.

Ему неожиданно пришла мысль, что Дейзи была далеко не порядочная женщина. Она была порочна, и впервые за много лет он задался вопросом, что привлекло его в женщине, в которой было так мало настоящих достоинств.

Они уже подъезжали к дому, когда Лорена робко сказала:

— Простите, если я вам наскучила своими разговорами. Мама всегда говорила, что нельзя навязывать другим свои мнения.

— Вы мне ничего не навязывали, напротив, мне все это чрезвычайно интересно, — возразил герцог.

По ее улыбке он понял, что его ответ успокоил ее. Как раз в это время они оказались у подъезда, и дверца экипажа открылась. Их поездка закончилась.


Лорена провела чудесное утро, осматривая конюшни с сэром Хьюго. Он сказал ей, что в Миере, как и в других больших усадьбах, было принято, чтобы гости в воскресное утро посещали конюшни.

Лорена заметила, что грумы изрядно потрудились, готовясь к этому. Проходы между стойлами были посыпаны песком, каждое стойло выложено чистой соломой, лошади были вычищены и ухожены настолько, что кожа их блестела, как шелковая.

К Лорене и сэру Хьюго скоро присоединился лорд Карнфорт, говоривший опять о своих собственных лошадях, за ним и Перри Гиллингэм, а позже и другие гости.

— Вы ранняя пташка, мисс Бенсон, — заметил Лайонел Дартфорд Лорене.

Лорена хотела было сказать, что давно уже встала, чтобы побывать в церкви, но, решив, что это может быть воспринято как упрек тем, кто не посетил службу, она только улыбнулась:

— День слишком хорош, чтобы задерживаться в постели.

— Я с вами согласен, но мы все припозднились вчера, преследуя за карточным столом «госпожу удачу», которая, к сожалению, оказалась немилостива ко мне!

— Вы много проиграли? — спросила сочувственно Лорена.

— Больше, чем я мог себе позволить, — отвечал лорд Дартфорд.

Она взглянула на него озадаченно.

— Я знаю, вы думаете, что я глупец. Да я и сам себя таким считаю. Как все азартные игроки, я всегда уверен, что следующая карта принесет мне состояние, — признался он.

— Я как-то читала, — сказала Лорена, — что человек, постоянно рискующий в надежде на крупный выигрыш, имеет очень мало шансов.

— Как будто я этого не знаю! Я уже говорил вам, что я глупец, но в таком блестящем избранном обществе мне стыдно признаться, что я не в состоянии делать высокие ставки.

— Несправедливо от вас этого ожидать, — сказала Лорена. — Если бы я была на месте герцога…

Она не успела договорить, когда за ее спиной раздался голос:

— Я не ослышался, вы сказали, «если бы я была на месте герцога»? Я бы желал услышать конец этой фразы, — с любопытством хозяин дома смотрел на Лорену и ее собеседника.

— Если бы ты не перебил мисс Бенсон, Элстон, — сказал лорд Дартфорд, не дав Лорене времени ответить, — ты бы узнал, что она хотела сказать, и я не сомневаюсь, что это было бы что-то весьма полезное.

— Я весь внимание, — сказал герцог.

— Мне не хотелось… чтобы вы сочли это за… критику, — поспешно заметила Лорена. — Это просто так… только одна мысль.

— Еще одна? — герцог усмехнулся. Лорена взглянула на лорда Дартфорда, как будто спрашивая разрешения повторить сказанное им.

— Ну что же, — сказал он с улыбкой, — скажите герцогу, если хотите. Ему не повредит узнать правду.

— Правду о чем, Лайонел? — осведомился герцог.

— Мисс Бенсон скажет тебе.

— Я хотела сказать, — начала Лорена неуверенно, — что, если бы я была на месте вашей светлости, я бы… не позволила своим гостям проигрывать больше, чем они могут себе позволить.

Она заметила на лице герцога недоверчивое выражение.

— Не потому, что азартные игры это плохо, — продолжала она, — хотя я не понимаю, почему они так привлекают некоторых… но просто потому, что… я бы хотела, чтобы мои гости были счастливы и довольны. А разве может быть счастливым и довольным человек, потерявший деньги за карточным столом?

Оба ее собеседника внимательно слушали.

— Никому не может нравиться, если он чувствует, что… был… опрометчив, проиграв слишком много, когда у него в любом случае было мало шансов выиграть.

Лорена замолчала.

Герцог выглядел пораженным, словно подобные мысли никогда не приходили ему в голову.

— Это правда, Лайонел? — спросил он. — К сожалению, да.

— Я видел, что Артур все время выигрывает, но я надеялся, что у тебя хватит ума остановиться, прежде чем зайдешь слишком далеко, — заметил герцог.

— Это все твое коварное вино, оно мне внушило необоснованный оптимизм, — попытался свести к шутке неловкую ситуацию лорд Дартфорд.

Герцог нахмурился.

— Я нахожу, что мисс Бенсон права. Высокие ставки хороши в клубах, но в частных домах, где людям неловко встать из-за стола во время игры или уйти спать раньше других, этого позволять не следует. Я виню во всем только себя, — помрачнел хозяин гостеприимного дома.

— Нет, нет! — возразил лорд Дартфорд. — Ты здесь ни при чем. Это целиком моя вина. Я повел себя глупо. Вообразить себе не могу, зачем я обеспокоил мисс Бенсон своими проблемами. Пойдемте лучше посмотрим на лошадей.

Он резко повернулся и пошел в конюшню.

Лорена взглянула на герцога.

— Мне… жаль его, — сказала она.

— Я это как-нибудь поправлю, — сказал герцог. — Не тревожьтесь об этом.

— Постараюсь, но…

— Я сказал вам, предоставьте это мне, — перебил ее герцог. — Пойдем и мы посмотрим на лошадей.

Он направился к конюшне, где группа гостей восхищалась жеребцом, на котором герцог ездил вчера.

Лорена подошла к дяде, и, когда они оказались в стороне от остальных, сэр Хьюго спросил:

— О чем ты говорила так долго с лордом Дартфордом?

— Он расстроен тем, что вчера проиграл в карты, — объяснила Лорена.

— Как и остальные, — раздраженно сказал сэр Хьюго. — Только у других больше выдержки, чтобы не ныть по этому пустяковому поводу.

— Он не ныл, — возразила Лорена. — Он просто признался, что поступил глупо.

— Я вижу, ты всегда готова поддержать несчастненьких и обиженных, — с упреком сказал Хьюго Бенсон.

— Разумеется! Счастливые не нуждаются в помощи и уж во всяком случае не в моей!

Сэр Хьюго поспешил закончить этот не очень приятный разговор. Беседа зашла о лошадях, которые завладели целиком их вниманием.

Когда они вернулись в дом, приближалось уже время второго завтрака, и Лорена, приведя в порядок свой туалет, спустилась в Голубую гостиную, где, как ей было известно, все должны были собраться.

Когда она вошла, большинство гостей уже были там с бокалами шампанского в руках.

Ее дядя находился в дальнем конце комнаты, и она было направилась к нему, но в это время графиня Хеллингфорд, оставив своих собеседников, подошла к ней.

Она была замечательно хороша в изысканного покроя платье из шифона и кружев с пятью нитями жемчуга вокруг шеи и в бриллиантовых серьгах, сверкавших при каждом ее легком движении.

Лорена смотрела на нее с улыбкой восхищения, но, заметив злобное выражение глаз графини, застыла на месте — Как я понимаю, мисс Бенсон, вы сопровождали его светлость в церковь сегодня утром?

В ее голосе, громко раздававшемся по всей гостиной, был оттенок самой ядовитой злобы.

— Хотя вы и несведущи во многом, вам, конечно, должно быть известно, что незамужней особе не подобает выезжать с мужчиной без сопровождения.

Лорене показалось во внезапно наступившей тишине, что она находится на скамье подсудимых и выслушивает предъявляемое ей обвинение.

От удивления она так растерялась, что не пыталась, что сразу ответить.

— Мне очень жаль… Но я не подумала о его светлости… как о мужчине.

Это объяснение прозвучало как-то по-детски невинно, и никому из присутствующих оно не показалось смешным.

Не успела графиня ответить что-нибудь колкое, как сэр Хьюго пришел на помощь Лорене.

— Если бы я знал, Дейзи, насколько вы придаете значение приличиям, — с иронией сказал он, — я бы, конечно, проводил Лорену в церковь, чтобы проследить, что она не совершит там какой-нибудь возмутительный поступок вроде заглядывания в молитвенник Элстона или подмигивания мальчикам из хора.

Насмешливая манера сэра Хьюго и то, как он выделил слова «вы»и «приличия», вызвали общий смех. Все были довольны, что напряженный момент миновал.

Но графиня не собиралась так легко сдаваться.

— Если вы не можете как следует присмотреть за вашей племянницей, Хьюго, — сказала она, — я уверена, что Китти не откажется этим заняться, когда она вернется из своего путешествия в Суффолк, кажется, или на этот раз ее привлек Дорсет? — Дейзи с вызовом уставилась на сэра Хьюго.

Всем был понятен ее язвительный намек на последнего обожателя Китти, лорда Дорсета.

Лорена ни о чем не догадывалась, но все гости прекрасно понимали, что Дейзи мстила Хьюго не только за то, что он сказал сейчас, но и за то, что его племянница завладела хоть ненадолго вниманием герцога.

— Вам очень повезло, Дейзи, — отозвался сэр Хьюго, — что в отличие от моей супруги вам не приходится путешествовать никуда дальше Миера!

Снова раздался смех. Словесная дуэль между людьми своего круга была куда забавнее и занимательнее любого театрального спектакля.

— Дейзи теперь не оставит его в покое! — заметил тихо кто-то из гостей.

— И девочку тоже, — прозвучало в ответ. Сэр Хьюго обнял Лорену за плечи.

— Я не предлагаю тебе шампанского, — сказал он, — поскольку я не думаю, чтобы ты стала его пить днем, но, может быть, ты все же хочешь выпить чего-нибудь, яблочного сока, например?

— С удовольствием… благодарю вас.

Лорена слегка запнулась. Хотя это и было глупо, девушку поразила враждебность графини и злобное выражение в ее глазах.

«Почему она ненавидит меня?»— подумала Лорена, но так и не смогла найти этому объяснения.


Она поняла все только за завтраком, заметив, как графиня говорила с герцогом.

«Только слепой мог этого не видеть», — сказала она про себя. Лорена была искренна, когда во всеуслышание сказала, что не думала о герцоге как о мужчине.

На самом деле он был самый красивый, самый обаятельный мужчина, какого она только могла себе вообразить. Но именно потому, что он был воплощением ее мечты, таким изумительным во всем, она считала его существом высшего порядка, кем-то вроде короля или древнегреческого бога — всемогущим сверхчеловеком.

Герцог был так добр и внимателен к ней, позволил ей кататься с ним, привез ее из церкви, но все это время ей ни на минуту не приходило в голову, что он был одним из тех, кого ее мать называла «молодыми людьми».

Лорена вспомнила ее слова: «Когда ты вырастешь, милочка, множество молодых людей будут тобой восхищаться и желать танцевать с тобой… Я надеюсь, что когда-нибудь ты встретишь молодого человека, которого полюбишь, так же как я полюбила твоего отца…»

Лорена поняла, что графиня влюблена в герцога и поэтому терзалась ревностью, думая о том, что в церкви он был с ней.

Это было глупо, разумеется, но Лорена знала из книг, что ревность делала людей безрассудными, как, например, шекспировского Отелло.

«Я не должна была с ним ездить, — подумала она. — Я же хотела вернуться пешком, но как объяснить это графине?»

Но тут Лорена вспомнила, что графиня была замужем. Дядя Хьюго упоминал о ее муже, интересуясь, сколько львов он убил в Африке.

Это было во время разговора с другими гостями, и Лорена слышала, как маркиза Трампингтон многозначительно сказала:

— Есть одна львица, которую он обязательно должен был взять с собой или застрелить перед отъездом!

Эти ее слова были встречены дружным смехом.

Лорена тогда ничего не поняла. Теперь она догадалась, что маркиза говорила о, графине Хеллингфорд.

«Может быть, мне следует все объяснить ей, — подумала Лорена, — что я ненамеренно поехала с герцогом и что я смотрю на него по-другому, чем она».

И тут она спросила себя, а так ли это на самом деле.

Герцог был мужчиной в высшем смысле этого слова, и несомненно поэтому ей и было так хорошо с ним. Как это было бы грустно, если бы ей больше не представилось такой возможности.

Как было приятно с ним кататься и какое это было удовольствие — завтракать с ним на ферме!

Он, казалось, понимал все, что Лорена хотела сказать, и ей внезапно пришло в голову, что из всех мужчин, включая даже ее дядю, герцог единственный не смеялся над тем, что он называл ее «идеями».

«Мне он нравится, очень нравится!»— подумала Лорена.

Интересно, если бы она была влюблена в кого-нибудь, особенно в такого красавца, как герцог, стала бы она ревновать или дерзить другим женщинам просто потому, что он с ними разговаривал?

Ответа на этот вопрос у нее не было.

— Вы что-то очень молчаливы, — обратился к ней Келвин Фэйн.

Он снова оказался за столом по соседству.

— О чем, интересно, вы задумались?

Не колеблясь, Лорена сказала ему правду.

— Я думала о герцоге, — призналась она простодушно.

— Подумайте лучше о ком-нибудь другом, — посоветовал майор, — если не хотите, чтобы Дейзи выцарапала вам ваши красивые глазки. Лорена немного помолчала.

— Она… очень любит его? — не смогла она сдержать свое любопытство.

— Ей так кажется, — усмехнулся Келвин Фэйн.

— А'… герцог?

— На этот вопрос он должен ответить сам. Во всяком случае для вас лучше не вмешиваться в его дела, — дал ей еще один ценный совет майор.

— Да, разумеется, — торопливо согласилась она. Лорена почувствовала, что она не имела права задавать такие вопросы.

— Вы слишком молоды, чтобы находиться в подобной компании, — резко заметил майор Фэйн.

— Я понимаю, что здесь все… старше меня, — сказала Лорена, — но раз уж дядя Хьюго был так добр, взяв меня с собой, я стараюсь… не мешать никому.

— Вы нисколько никому не мешаете, — возразил майор Фэйн. — Единственная проблема в том, что вы здесь чужая, и попытка сблизиться с кем-то из этого круга может причинить вам боль.

— Почему?

Ей показалось, что майор Фэйн готов был объяснить ей, но он, очевидно, передумал.

— Я скажу вам это в другой раз. Но если вы будете благоразумны и послушаетесь моего совета, вы станете держаться от герцога подальше.

Помолчав немного, Келвин Фэйн спросил:

— Вы мне это обещаете?

— Я постараюсь, — отвечала Лорена. Но она знала, что это будет трудно. Герцог ей очень нравился, и с ним ей было хорошо.

Глава 5

После завтрака, словно желая загладить неприятность, причиненную ей графиней, сэр Хьюго предложил Лорене прокатиться верхом.

Прогулка доставила ей удовольствие, хотя она чувствовала себя немного виноватой, потому что дядя считал, что она впервые выезжает на лошади из конюшни герцога, ничего не зная об их совместной с ним верховой прогулке. Она слишком поздно поняла, что должна была бы сразу рассказать ему о вчерашней поездке.

Но вчера Лорена видела его только днем, в окружении других гостей и сочла за благо не привлекать к себе внимание упоминанием о своей прогулке с герцогом.

— Жаль, что я раньше не вспомнил, что ты любишь ездить верхом, — сказал сэр Хьюго, когда они ехали по парку. — Пока ты здесь, пользуйся каждой возможностью покататься на этих прекрасных лошадях.

Странно, Лорена чувствовала разочарование и даже какую-то грусть при мысли, что ей уже не придется выехать на прогулку вместе с герцогом.

Ее первая утренняя прогулка, когда озеро было еще окутано туманом и они с герцогом долго ехали молча, прежде чем разговориться, была волшебным сном, который невозможно было передать словами.

Вспоминая их беседу в фермерском домике и то, с каким пониманием он выслушал ее, Лорена с грустью подумала, что такие чудеса не повторяются.

Поравнявшись с ней, сэр Хьюго отвлек ее от этих мыслей вопросом:

— Ну как, Лорена, тебе нравится?

— Очень, дядя Хьюго.

— Мне очень жаль, что сегодня утром так неловко получилось, но с Дейзи очень трудно иметь дело. Лорена ничего не ответила, и он продолжал:

— Ты, конечно, понимаешь, что даме неприлично устраивать подобные сцены, и она не имела никакого права набрасываться на тебя всего лишь за то, что ты побывала в церкви в обществе герцога. Но когда ты проживешь с мое в свете, ты убедишься, что надо принимать вещи такими, какие они есть, — невесело заключил он.

Лорена засмеялась.

— Так говорила моя няня, когда я была маленькая.

— Это очень хорошее правило для всех нас, — согласился сэр Хьюго. — И моя няня еще говорила: «Не ожидай слишком многого, и тогда ты не разочаруешься».

— Я уверена, что и моя говорила то же самое. У нее было множество таких присловий, и, когда я иногда вспоминаю их теперь, они мне помогают.

— Я хочу сказать, — продолжил сэр Хьюго, следуя ходу своих мыслей, — что я очень горжусь твоим поведением. Я понимаю, как трудно девочке со школьной скамьи оказаться в Миере, где все давно друг друга знают. Но тебе все прекрасно удалось, Лорена.

— Спасибо, дядя Хьюго. Вы очень добры.

— Нам нужно как-нибудь поговорить о твоем будущем, — сказал сэр Хьюго, — но с этим подождем до отъезда. Я хочу, чтобы сейчас ты развлекалась и не забивала свою головку ненужными мыслями.

Лорена погрустнела. По тону дядюшки она догадалась, что в конце недели ее ожидают невеселые новости.

«Что со мной станется? — подумала она. — Куда я денусь? С кем и где я буду жить?»

С тоской она поняла, что может уже никогда больше не увидеть герцога.

Лорена пообещала майору Фэйну держаться от него подальше, но она не могла о нем не думать.

Когда они вернулись в Миер, дядя сказал ей, что собирается играть в бридж, и направился в гостиную. Лорена отправилась на поиски мистера Эшли.

Несмотря на то, что было воскресенье, она застала смотрителя коллекции в его кабинете.

— Вероятно, мне не следовало обращаться к вам именно сегодня, — сказала она, — но не могли бы вы показать мне дом?

— С большим удовольствием, мисс Бенсон, — любезно ответил он. — Когда его светлость бывает в Миере, воскресенье для меня обычный рабочий день.

Мистер Эшли показал Лорене картинную галерею, оранжерею, библиотеку и несколько парадных гостиных, где не только отделка стен и потолков, но и великолепная золоченая мебель были выполнены по эскизам Роберта Адама.

Лорена снова подумала, что Миер — настоящий сказочный дворец.

Когда они вошли в комнату, которую мистер Эшли назвал Серебряной гостиной, Лорена увидела там несколько современных полотен, в том числе портрет герцога в парадном одеянии, в котором он присутствовал на коронации Георга V.

Портрет был так прекрасно написан, что Лорена чувствовала, что она может заговорить с ним, как сегодня утром по дороге из церкви.

— Этюд над камином кисти Джона Сарджента изображает герцогиню в день свадьбы, — давал пояснения мистер Эшли.

— Герцогиню? — изумленно взглянула на него Лорена.

— Герцог был женат. Вы разве не знали? — настала очередь мистера Эшли удивляться.

— Не имела понятия.

— Это было двенадцать лет назад, когда его светлости исполнился двадцать один год. Не прошло еще и года со дня их свадьбы, как герцогиня погибла при несчастном случае на охоте.

— Какой ужас! — воскликнула Лорена. Не в силах сдержаться, она спросила:

— Его светлость… был очень… огорчен?

— Это была большая трагедия, — ответил мистер Эшли. — А теперь позвольте мне показать вам, мисс Бенсон, эти детские портреты, написанные Хоппнером. Они считаются лучшими образцами его творчества.

Лорена поняла, что мистер Эшли не хотел продолжать разговор о герцогине. Но ей было очень трудно сосредоточиться на том, о чем он ей рассказывал.

Герцог был женат! Неизвестно почему ее это так поразило.

Она никогда не думала, что у него была жена и что он вдовец.

Быть может, потеряв ее, герцог был в таком отчаянии и чувствовал себя таким одиноким, что окружил себя веселыми остроумными друзьями, которые развлекали его.

«Я так мало о нем знаю», — подумала она.

Прежде чем они вышли из Серебряной гостиной, Лорена еще раз взглянула на портрет. Художнику удалось передать слегка отчужденное выражение его прекрасного лица и властную, высокомерную манеру держаться.

Трудно было вообразить, глядя на портрет, что представляла собой герцогиня, разве только что она была брюнетка с большими темными глазами.

«Быть может, ему нравятся только брюнетки», — подумала Лорена.

Но она тут же вспомнила, что графиня Хеллингфорд была блондинкой с довольно пышными формами.

«Рядом с ней и с герцогиней я так незначительна и неинтересна», — прошептала Лорена.

Она вдруг вспомнила, что, думая о герцоге, нарушает данное майору Фэйну обещание.

«Но он же никогда об этом не узнает, — сказала она себе в оправдание, — и герцог тоже».

И в то же время, одеваясь к обеду, Лорена надеялась, что не будет выглядеть уж слишком непривлекательно по сравнению с красавицами, которых она в разговоре с герцогом назвала «лебедями, скользящими по глади озера».

Она была уверена, что каждая из этих дам появится в новом туалете, в великолепных бриллиантах, и за столом они все будут занимать герцога и своих кавалеров, чего ей никогда не суметь.

«Майор Фэйн, безусловно, прав, — думала она, глядя в зеркало. — Я слишком молода, и если со мной кто-нибудь и разговаривает, то только из любезности к дяде Хьюго».

Поскольку у нее было только два вечерних платья, Лорена надела то, в котором она появилась в день приезда.

Когда она выбирала его в Риме, оно казалось таким красивым. Теперь Лорена находила наряд слишком простым и жалела, что его не украшают тюлевые оборки и волны шифона. Впервые она пожалела, что не имеет сверкающих драгоценностей, сияющих, как звезды, на других женщинах.

Ее размышления были прерваны стуком в дверь, когда Эмили пошла открывать, Лорена с отчаянием подумала, что даже с букетиком цветов в прическе она будет выглядеть всего лишь простенькой девочкой, недавно покинувшей школьную скамью.

Эмили подошла к ней.

— Взгляните, мисс, сегодня вам не придется делать выбор, потому что его светлость прислал это специально для вас.

— Специально для меня? — повторила Лорена. Сердце у нее забилось, когда она подумала, что герцог подумал о ней, он был так добр, что вспомнил, что у нее не было ни бриллиантов, ни изумрудов, ни рубинов, ни сапфиров, чтобы придать ей нарядный вид.

На подносе лежала гирлянда орхидей и что-то вроде венка из этих цветов. Они были совсем не похожи нате орхидеи, что Лорена надевала в свой первый вечер в Миере. Эти были бледно-розовые, и таких она никогда раньше не видела.

— Они так красивы, мисс, — восхищенно сказала Эмили. — Это, должно быть, какой-то редкий сорт из тех, что его светлость выращивает в своей оранжерее. Мой отец служит там садовником и говорит, что его светлость собирает орхидеи со всех концов света!

— Они действительно прекрасны! — воскликнула Лорена. — А этим венком я могу украсить волосы!

— Да, мисс. Если хотите, я могу приколоть их вам так, как это принято в России.

Лорена с любопытством посмотрела на горничную и спросила с улыбкой:

— А вы откуда можете это знать?

— В прошлом году здесь гостила русская княгиня, и за ужином она всех удивила своим нарядом. Можно сделать такое же украшение из этих орхидей.

Лорене показалось, что цветы действительно изменили ее внешность. Бледно-розовые орхидеи преобразили строгие линии платья, ставшего для них идеальным фоном.

Гирлянду Лорена приколола к вырезу платья и, когда взглянула в зеркало, она увидела, что глаза ее сияют, а нежные цветы подчеркивают ее юность и свежесть. Теперь Лорена уже не боялась показаться незначительной и неинтересной среди присутствующих красавиц.

Герцог вспомнил о ней! Он прислал ей цветы, но она не должна упоминать об этом, чтобы не рассердить графиню.

В дверь опять постучали, и вошел сэр Хьюго.

— Ты готова, моя милая? — спросил он. — Нам нельзя опаздывать, чтобы не рассердить хозяина дома.

— Да, дядя Хьюго, я готова.

— Какой у тебя красивый венок… — начал было сэр Хьюго, но тут же остановился и воскликнул:

— Да они живые! Когда я вошел, мне показалось, что цветы искусственные.

— Нет, они живые.

— Я давно не видел ничего более красивого, — сказал сэр Хьюго. — Ну что же, пошли, а то я не успею выпить что-нибудь перед ужином.

Он подал племяннице руку, и они спустились по лестнице. Лорена надеялась, что никто особенно не обратит внимания на эти цветы и не станет допытываться, откуда они у нее.

Она только боялась, что графиня может рассердиться, догадавшись, кто прислал ей орхидеи. Она чувствовала, что, если даже кто-то заговорит о них, это отравит ей удовольствие, доставленное ей вниманием герцога.

К счастью, в Голубой гостиной все были так увлечены разговором, что никто не обратил внимания на ее появление.

Лорене показалось, что герцог бросил на нее взгляд, но тут же отвел глаза.

Лорена ощутила прикосновение чьей-то руки.

Маркиза Трампингтон отвела ее в сторону.

— Мое милое дитя, — сказала она, — мне очень жаль, если вас расстроила нелепая выходка Дейзи перед завтраком. Если бы я знала, что вы собирались пойти в церковь, я бы пошла с вами.

— Это было бы очень любезно с вашей стороны, — ответила Лорена. — Но я не желала никому доставить беспокойство.

— Ну конечно, нет, вы на это не способны, — улыбнулась ей маркиза. — Дейзи так глупо ревнует ко всем, кому стоит только заговорить с герцогом, а вам еще приходится расплачиваться за вашу привлекательность.

— Глядя на вас, я совсем не чувствую себя привлекательной, — с полной искренностью отвечала ей Лорена, вовсе не собираясь польстить собеседнице.

Маркиза была прекрасна в зеленовато-голубом тюлевом платье, оттенявшем темное золото ее волос.

На ней было колье и небольшая диадема из аквамаринов, только что вошедших в моду, и браслет из таких же камней украшал ее запястье.

Маркиза улыбнулась, но прежде чем она успела что-нибудь сказать, к ним подошел лорд Гилмур.

— Дейзи горда собой, как павлин с двумя хвостами! Но на мой взгляд, в этой комнате присутствует только одна красавица, и это вы, Энид! — галантно произнес он.

Какая-то нотка заставила Лорену взглянуть на него с удивлением. Уловив выражение его глаз, она затаила дыхание.

Лорд Гилмур влюблен в маркизу Трампингтон! А ведь Лорена знала, что он женат, а она замужем.

Лорена была в крайнем смущении. Когда они садились за стол, она огляделась по сторонам, думая о том, сколько из присутствующих здесь женатых мужчин были влюблены в чужих жен.

Она заметила, как графиня Хеллингфорд снова всячески старалась завладеть вниманием герцога; маркиза с задумчиво-нежным выражением слушала лорда Гилмура.

Напротив нее шло явно очень личное и неприятное объяснение между виконтессой Сторр и майором Фэйном. Она дулась и пожимала плечами, а он хмурился, очевидно, раздраженный ее словами.

На мгновение глаза Лорены задержались на ее дяде.

Уж он-то во всяком случае не был особенно увлечен ни одной из присутствующих дам.

И тут она вспомнила, каким тоном графиня Хеллингфорд отозвалась о тете Китти: «Или на этот раз ее привлекает Дорсет?»

Только после завтрака Лорена поняла, что леди Хеллингфорд говорила не о графе Дорсет, а о каком-то человеке с такой фамилией.

Она не подозревала, что существовал некто по имени лорд Дорсет, пока не услышала, как ее дядя сказал своему камердинеру:

— Это не мой хлыст. На рукоятке моего золотой ободок.

— Простите, сэр, — извинился камердинер. — Когда мы собирались, я второпях уложил его, взяв по ошибке хлыст лорда Дорсета.

— Тогда проследите, чтобы его вернули лорду Дорсету, когда мы вернемся в Лондон, — резко сказал сэр Хьюго. — И в другой раз будьте повнимательнее.

— Простите, сэр, — повторил камердинер.

В тот момент раздражение дяди показалось ей неоправданным. Теперь она начинала догадываться, что у него были на это причины.

Как это все сложно, думала она; и постепенно, как в головоломке, отдельные факты стали складываться у нее в сознании в определенную картину. Она начала понимать некоторые тревожившие ее обстоятельства.

Тетя Китти и лорд Дорсет! Неудивительно, что для нее не нашлось места ни в доме дяди на Белгрейв-сквере, ни в его загородном поместье.

Она вспомнила, как ее отец говорил о церковном браке как о святом таинстве, сочетающем жениха и невесту нерасторжимыми узами.

Однажды отец пришел домой расстроенным, и мать спросила:

— Что случилось, дорогой? Что тебя беспокоит?

— Бракосочетание, которое я сейчас совершил, — отвечал отец — Я чувствовал, что вся атмосфера была не такая, как ей следовало бы быть. Там не ощущалось ни подлинной веры, ни искренности, ни настоящих чувств — Быть может, ты ошибаешься Отец покачал головой.

— Нет, я сознавал это отчетливо. Я знал, что невеста выходит замуж ради денег, а жених был доволен этой сделкой, потому что невеста вращается в более высоком обществе, чем то, к которому он принадлежит по рождению, и этот брак давал ему доступ в высший свет.

Мать встала из-за стола и, поцеловав мужа, сказала:

— Не нужно принимать все так близко к сердцу, дорогой.

— Брак должен быть союзом любви и преданности, — твердо сказал отец.

— Как наш, — мягко заметила мать — Так это и будет завтра, когда женится молодой Уилкокс. Мне еще не случалось видеть такой любви Невеста всегда казалась мне девушкой заурядной внешности, но сейчас она расцвела от счастья и выглядит настоящей красавицей!

Лорена услышала, как отец засмеялся, и поняла, как искусно мать умела рассеять его дурное настроение.

Было еще много случаев, когда ее отец был убежден, что сочетал браком людей, которые должны обрести счастье, будучи предназначены друг для друга.

Богатство, происхождение, положение не имели в его глазах никакой цены, одна только любовь имела значение.


Лорене пришло на память, что такое мнение обычно разделяли простые люди скромного достатка, а среди более обеспеченных те, кто не стремился к преуспеванию в обществе.

«Вероятно, деньги развращают», — подумала она.

Но она тут же сказала себе, что если богатый человек обладает благородным характером и высокими идеалами, никакие деньги его не испортят.

Лорена упрекнула себя в эгоизме: задумавшись о себе, она совершенно игнорировала своих соседей по столу Повернувшись к джентльмену справа от себя, она постаралась выяснить, чем он особенно интересуется И, прежде чем изысканный ужин из семи блюд подошел к концу, ей удалось завязать с обоими своими соседями интересную беседу.

После ужина, когда все перешли в Голубую гостиную, Лорена благоразумно поспешила присоединиться к маркизе Трампингтон, которая ласково ей улыбнулась.

— Можно мне поиграть на рояле? — спросила у нее Лорена. — Если я буду играть негромко, я не помешаю никому разговаривать.

Маркиза догадалась, что Лорена опасалась столкновения с графиней, и поэтому сразу ответила.

— Прекрасная мысль! Я с удовольствием послушаю вашу игру. Я уверена, у вас в Риме был хороший учитель — Итальянец, для которого музыка составляла смысл жизни, — сказала Лорена.

Она подошла к стоявшему в алькове великолепному роялю. Как только ее пальцы коснулись клавишей, Лорена сразу же поняла, что вряд ли ей еще когда-нибудь представится возможность воспользоваться таким замечательным инструментом.

Но в Миере другого нельзя было и ожидать.

Она начала с Шопена, всячески стараясь не дать кому-нибудь повода сказать, что своей игрой она мешает им разговаривать.

Дамы окружили Дейзи Хеллингфорд, прекрасную и невероятно эффектную. «Она царит среди них, — подумала Лорена, — по праву возлюбленной герцога»

Почему-то эта мысль причинила ей какую-то странную боль Это было то же чувство, какое она испытала, узнав, что герцог был женат «Это все воображение», — сказала она себе и решительно сосредоточилась на игре.

От Шопена Лорена перешла к Оффенбаху, а затем мужчины появились в гостиной, и ей уже не было необходимости опасаться графини Увидев приближающегося к кружку дам герцога, она быстро поднялась из-за рояля и через ближайшую дверь выскочила на террасу Ночь была теплая, тихая, ни дуновения ветерка, звезды сверкали на небе, и под освещающей парк луной серебрилось волшебным блеском озеро.

Лорена спустилась с террасы на газон и, не думая, куда идет, стала удаляться от дома.

Теперь ей было смешно, что она могла кого-то бояться, но ей не хотелось, чтобы графиня Хеллингфорд испортила очарование, под которым она находилась с момента приезда в Миер.

У нее уже было такое чувство, что ее прекрасный сон нарушен, что она видит и слышит то, чего не замечала раньше, и это заставляет меркнуть завораживающую ее красоту.

«Это пробуждение, — подумала Лорена, — а мне так хочется продолжать видеть сны».

Она чувствовала, что сказка ускользает от нее, а на ее месте остается реальность, безобразная и неприглядная.

Ночная прелесть парка была как прикосновение прохладной руки к пылающему лбу.

Что бы ни происходило там, в сверкающей огнями гостиной, ей не было до этого дела. Вокруг была тишина, покой и волшебная ночь.

Воздух был напоен ароматом ночных цветов, иногда раздавался пронзительный писк летучей мыши. Лорене казалось, что она окружена пришельцами из потустороннего мира, хотя она и не могла их видеть.

«Может быть, — подумала она, — это люди, некогда жившие здесь и, как и я, искавшие в парке прибежища от своих забот и огорчений».

А может быть, это были небесные создания, имевшие власть посещать смертных и побуждать их к чему-то высокому, что несомненно существовало где-то, но оставалось недосягаемым для обычных людей.

К тому времени, когда Лорена оказалась у миниатюрного пруда, окруженного причудливо подстриженными тисовыми деревьями, она целиком погрузилась в невыразимо блаженный мир, созданный ее воображением.

Она испытывала такой духовный подъем, что все смущавшие ее мысли отпали сами собой.

В центре пруда находилась статуя Эроса с большой рыбой в руках, изо рта которой извергались струи воды.

Лунный свет посеребрил статую, и в тишине раздавался только тихий шепот водяных струй, переливающихся под отраженными в них звездами.

Лорена взглянула на небо и почувствовала где-то в себе, наверно в сердце, необыкновенную силу, о которой она говорила герцогу, силу, исходившую от бога.

И вдруг она услышала шаги по тропинке, ведущей к пруду. На какое-то мгновение она затаила дыхание, надеясь, вопреки разуму, что это был герцог.

Но вместо него в лунном свете она увидела майора Келвина Фэйна.


Герцог заметил, что Лорена вышла на террасу.

Элстон понимал ее желание удалиться и, когда вошел в гостиную, он испытывал облегчение, что ее не было рядом с Дейзи.

Его заинтересовало, кто бы мог предложить девушке сесть за рояль. Скорее всего это была Энид Трампингтон. Но он знал, что было бы неблагоразумно задавать вопросы.

— Вы будете сегодня играть, Элстон? — спросила Дейзи Сейчас она была в хорошем настроении. Герцог не знал, что было тому причиной: думала ли графиня, что она выиграла в поединке с неопытной соперницей, или это случилось потому, что он, желая спасти Лорену от злого языка, превзошел сам себя в любезности.

— Разумеется, — ответил он. — Я знаю, что вы любите азарт карточной игры.

— Вчера я немного выиграла, — сказала Дейзи, — но недостаточно. Вы должны сесть со мной рядом, Элстон, и снова принести мне удачу.

— Сначала я должен выяснить, чем желают заняться остальные мои гости, — сказал он. — Идите к большому столу и организуйте все, ведь вам всегда это прекрасно удается.

Дейзи улыбнулась с победным видом.

Графиня была в восторге, что герцог обращается с ней так, словно она была хозяйкой в Миере, чего она и добивалась.

«Он мой, — подумала Дейзи, — и чем раньше все поймут, что я могу устроить так, чтобы их сюда больше не приглашали, тем лучше!»

Для этого у нее не было никаких оснований, но Дейзи всегда верила в то, во что хотела верить.

Рассаживая игроков в баккара, графиня делала это с таким видом, как будто она здесь заправляла всем, будучи единственной, кто имел на это право.

Трое из гостей пожелали играть в бридж, и герцог только что нашел им четвертого партнера, когда он заметил, что Келвин Фэйн не собирается занять место за карточным столом, как он обычно это делал, а вышел на террасу.

Герцог сразу же сообразил, что майор Фэйн собирается последовать за Лореной, и с неожиданным раздражением подумал, как это неосторожно с его стороны: после скандальной выходки Дейзи перед завтраком Фэйн рисковал навлечь на девушку гнев Сары Сторр.

«Последний раз я приглашаю в Миер незамужнюю особу», — поклялся он себе.

И тут ему пришло в голову, что Лорена нарушила спокойствие его гостей не потому, что была юной и незамужней, а потому, что обладала необычной привлекательностью Но как бы там ни было, герцог, как хозяин дома, был ответственен за нее, и Фэйн не имел права уединяться с девушкой в парке, что наверняка взбесит Сару и вызовет толки, пусть и безобидные, среди других гостей.

Выбрав момент, когда Дейзи с головой погрузилась в игру, он вышел на террасу, раздумывая, куда бы могла пойти Лорена.

Сам не зная почему, герцог решил, что она направилась к пруду с водяными лилиями.

Это был один из самых очаровательных уголков парка, маленький садик, разбитый еще его бабушкой, где он мальчиком любил проводить время.

Был еще садик, окруженный кирпичной стеной, где произрастали разнообразные травы, розарий с солнечными часами в центре и японский садик с карликовыми деревьями и кустами.

Были еще и другие красивые уголки в парке подальше от дома, но ближе всех был садик вокруг маленького прудика с лилиями, и герцогу он нравился больше всех.

Он быстро пересек газон и, приближаясь к пруду, понял, что его предположения оправдались, поскольку до него донеслись голоса.

Первым его побуждением было присоединиться к Лорене и Келвину, но, подойдя к живой изгороди из тиса, он решил не показываться до поры до времени Отсюда герцог мог отчетливо расслышать все, что они говорили, сам оставаясь незамеченным.

— Здесь так чудесно, — сказала Лорена, — но я думаю, нам следует вернуться к остальным.

— Не стоит так торопиться, — возразил Келвин Фэйн. — Все заняты игрой в бридж или в баккара, а мне нужно с вами поговорить.

— О… чем?

— О вас.

— Не надо об этом, прошу вас, — остановила майора Лорена. — Лучше посмотрите, как здесь прекрасно!

— Вы тоже прекрасны!

— Нам… нам пора вернуться.

Лорена явно нервничала. Отведя в сторону ветки тиса, герцог увидел ее. Лунный свет падал на лицо девушки. Келвин Фэйн стоял к нему спиной.

— Я провожу вас, — сказал Келвин. — Но поскольку мне выпала удача оказаться в таком прекрасном месте с такой чудесной девушкой, сначала я поцелую вас. Вас еще никто не целовал, Лорена, и я хочу быть первым.

— Нет!

Лорена не шевельнулась, но голос ее звучал твердо.

— Нет? — переспросил Келвин Фэйн. — Но почему?

— Потому что. , я могу поцеловать только того человека, который станет… моим мужем.

Последовало молчание. Герцог понял, что Келвин Фэйн был удивлен таким оборотом дела.

— Мне кажется, — сказал он наконец, — вам будет трудно решить, желаете ли вы выйти за кого-нибудь замуж, если вы не поцелуете его сначала.

Лорена покачала головой.

— Вы, может быть, сочтете это за глупость, но я уверена, что, если бы я , полюбила кого-нибудь настолько, чтобы выйти за него замуж… мое сердце решило бы все за меня.

— Может быть, вы и правы, — сказал Келвин Фэйн, — но все же я хочу поцеловать вас. Я давно уже ничего подобного не испытывал.

Герцог понял, что майор Фэйн так просто не отстанет от Лорены, и решил, что он ни под каким видом не может этого позволить.

Элстон был уже готов подойти к ним, чтобы помешать Фэйну напугать Лорену, но вдруг услышал ее слова:

— Я думаю, что, если бы женщина… которая любит вас, услышала это, она рассердилась, и я бы не осудила ее, потому что любить одну женщину и желать целовать другую — это настоящее вероломство.

Если раньше Фэйн был только удивлен, подумал герцог, то теперь она его окончательно поразила.

— Я свободный человек, — сказал Фэйн, словно ища себе оправдания. — Я никому не принадлежу, Лорена, никто не может помешать мне поцеловать вас, и в этом нет никакого вероломства.

— Если это не вероломство, то это жестокость, — ответила Лорена. — Я не хочу быть жестокой ни с кем, и, пожалуйста, оставьте меня в покое. Я хочу вернуться в дом.

Голос ее слегка дрожал, и в лунном свете она выглядела такой прелестной и такой трогательно юной Она казалась не старше, чем дитя-Эрос посредине пруда, и Келвин Фэйн отступил, как будто ее оружие оказалось сильнее волшебных стрел бога любви.

— Я не пойду против вашего желания, Лорена, — покорно сказал он, — только пообещайте мне кое-что.

— Еще одно обещание? — спросила Лорена.

— Обещанием, которое вы мне дали за завтраком, я желал оградить вас от тех переживаний, которое принесло бы вам более близкое знакомство с нашим хозяином. Сейчас я намерен просить вас совсем о другом.

— О чем же?

Лорена все еще была насторожена, все еще встревожена, как показалось герцогу, потому что она осознала, как никогда раньше, что мужчина желал от нее чего-то.

— Я хотел просить вас, когда мы уедем отсюда, позволить мне видеться с вами. Здесь, как вы, вероятно, заметили, это немного сложно. Я хочу видеть вас, Лорена, я не могу вам даже сказать, насколько мне это необходимо, — с неожиданной страстностью произнес обычно уравновешенный Келвин — Я была бы рада видеть вас, — ответила Лорена, — но я даже не знаю, что со мной будет, где стану жить.

— Это неважно. Я найду вас. И тогда, Лорена, мы узнаем друг друга так, как мне бы этого хотелось, — пообещал Келвин Фэйн.

Настойчивость в его голосе побудила Лорену снова сказать:

— Я думаю, нам пора вернуться. Она сделала неуверенный шаг вперед, но тут взгляды их сомкнулись, и наблюдавший за ними герцог замер, ожидая исхода этого столкновения двух характеров.

«Странно, — подумал он, — что такая молодая неопытная девушка, как Лорена, могла сопротивляться такому опытному и такому пылкому соблазнителю».

С замиранием сердца он ожидал увидеть, чем все это кончится.

Лорена одержала победу. Келвин Фэйн отступил в сторону, она прошла вперед, и он последовал за ней по узкой тропинке к выходу из садика.

Благодаря своей сноровке, вызванной регулярными занятиями спортом, герцог опередил их, и, когда Лорена с майором вышли на газон, он двинулся им навстречу, как будто только что спустившись с террасы.

— А вот и вы! — воскликнул он. — Я хотел сказать тебе, Келвин, что твои партнеры ждут тебя за столом, или, вернее, ждут твоих денег!

— В таком случае они их не получат! — отвечал Келвин Фэйн. — Я не намерен сегодня играть, и, по правде говоря, баккара мне надоела. Я предпочел бы партию в бридж или, если хочешь, сыграем с тобой в пикет.

Встреча с герцогом оказалась для них неожиданностью, но Келвин Фэйн говорил спокойным и естественным тоном.

У Лорены сердце дрогнуло от радости. Она не надеялась, что та сцена у пруда, когда майор так настойчиво просил ее поцелуя, закончится столь быстро и благополучно. Лорене очень хотелось избежать неловкой и неприличной сцены.

Она еще никогда не оказывалась в такой ситуации. Когда майор сказал, что хочет поцеловать ее, и она решительно отказала ему, ею, казалось, руководила какая-то высшая сила.

И все же страх не покидал ее, и, когда она увидела высокую атлетическую фигуру герцога, первым ее порывом было броситься к нему и сказать, как она рада его видеть.

Когда они все трое направились к дверям гостиной, из окон которой лился на террасу золотистый свет, Лорена почувствовала, что все опять стало чудесно и ее сладостный сон продолжается, потому что она все еще видит в нем герцога.

Они подошли к террасе, и герцог остановился, облокотившись на перила.

— Ступай, Келвин, — сказал он, — я сейчас догоню тебя.

Келвин должен был понять, что их совместное появление с Лореной вызвало бы недовольство Сары и Дейзи.

Келвин вошел в гостиную, и Лорена услышала, как его позвала сидевшая за столом маркиза.

— Мне кажется, Миер выглядит всего красивее при лунном свете, — сказал герцог непринужденным тоном, обращаясь к Лорене.

— Боюсь, что я… дурно поступила, отправившись одна в сад, — ответила Лорена.

— Не то чтобы дурно, скорее неблагоразумно, — заметил герцог.

— Мне очень жаль… я все время делаю ошибки.

— Я бы не назвал это ошибками, — возразил герцог. — Не думайте больше об этом. Я бы хотел, чтобы вы сейчас сели за рояль и поиграли, как вы это сделали после ужина.

— С удовольствием. Вы уверены, что я никому не помешаю своей игрой? — спросила девушка.

— Вы не можете помешать игрокам, а поскольку они будут знать, где вы, у них не будет оснований о вас сплетничать.

— Я понимаю… вы правы… Простите, что я повела себя так глупо, — смущенно пробормотала Лорена.

— Когда вы поиграете какое-то время, вы можете присоединиться к нам, а если пожелаете, можете идти спать, — подсказал герцог.

— Это не покажется невежливым?

— Никто не сочтет невежливым нежелание бросаться деньгами, когда, по вашим словам, нет шансов выиграть.

Лорена засмеялась.

— Я бы не стала играть, даже если бы у меня были деньги. Я пойду к себе и почитаю. Я сегодня нашла очень интересные книги в вашей библиотеке.

— Я так и думал, что рано или поздно вы их обнаружите.

— Я обнаружила еще и многое другое, а мистер Эшли говорит, что завтра я смогу и еще кое-что посмотреть.

— А когда вы все увидите, вам не станет скучно?

— Никогда! Разве здесь можно соскучиться! Прекрасные вещи не могут наскучить, только люди иногда.

Лорена постоянно удивляла его такими странными неожиданными высказываниями.

Лорена улыбнулась ему.

— Спокойной ночи, ваша светлость, и еще раз благодарю вас… за все!

Она вошла в уже опустевшую гостиную.

Герцог подождал немного, пока до него не донеслись звуки музыки. Пианистка играла мастерски. Она несомненно любила музыку, и у нее чувствовалась хорошая школа.

Прислушиваясь, он догадался, что это был своего рода гимн благодарности за все увиденное ею в Миере.

Она с легкостью переводила на язык звуков все, что думала и чувствовала.

Послушав несколько минут, герцог медленно вошел в комнату и присоединился к гостям.

— Элстон, где вы были? — окликнула его Дейзи. — Здесь есть для вас место.

Герцог подошел к карточному столу и сел рядом с ней.

— Где вы были? — снова спросила она.

— На воздухе, — отвечал он. — Здесь сегодня душно.

Он надеялся, что этим объяснением успокоит ее подозрения.

— Вы могли бы мне сказать, — заметила графиня. Сдавая ему карты, Дейзи сказала почти шепотом, так, что только он один мог ее слышать:

— Дорогой, мне скучно без тебя! Ты же знаешь, как я не люблю расставаться с тобой даже на несколько минут.

То, как она это сказала, вызвало у герцога такое чувство, как будто она вцепилась в него руками и держала в плену, как свою добычу.

Элстон ощутил неожиданный прилив гнева.

Он не желал себя связывать, не желал принадлежать какой бы то ни было женщине.

Он вспомнил, как Келвин Фэйн назвал себя свободным человеком, но это была ложь.

Все они были пленниками.

Эти женщины были твердо намерены держать их в цепях, и он, герцог, был так же связан с Дейзи, как Келвин Фэйн с Сарой.

«Черт возьми! — сказал он про себя. — Человек я или мышь какая-то? Как я мог допустить, чтобы это случилось со мной?»

Герцог взглянул на свои карты и бросил их на стол.

— Я не хочу сегодня играть, — сказал он. — Слишком жарко.

Он резко отодвинул стул и встал.

— Но Элстон! Ведь это… — протестующе воскликнула Дейзи.

Герцог знал, что она скажет, но не стал ее слушать. Он подошел к Келвину Фэйну, со скучающим выражением на лице слушающему Сару Сторр, которая встала из-за игрального стола, чтобы поговорить с ним.

— Не знаю, как ты, Фэйн, — сказал герцог, — а я бы сыграл партию в бильярд. Ты не откажешься составить мне компанию?

— Конечно, — ответил майор. — Вот это прекрасная идея!

— Я хочу, чтобы вы со мною сыграли в бридж, — возразила Сара Сторр.

— У вас уже есть партнеры, — ответил Келвин Фэйн. — И они вас с нетерпением ждут.

Герцог направился к двери, и майор уже собрался за ним последовать, когда Сара ухватила его за рукав.

— Не задерживайся, — сказала она шепотом. Я буду ждать тебя, любимый.

Келвин Фэйн ничего ей не ответил. Он знал, что этой ночью Сара его не увидит.

Глава 6

Герцог крепко спал этой ночью, но рычание его собаки Руфуса, который спал в комнате, разбудило его.

Руфус никогда не тревожил его по ночам, поэтому герцог решил, что, вероятно, наступило утро.

Но, открыв глаза, он увидел, что в комнате еще темно. Было так жарко, что перед тем как лечь, он раздвинул шторы и теперь мог видеть звезды в ночном небе.

Руфус снова угрожающе зарычал.

«Что бы могло его встревожить?»— подумал герцог. Собака подошла к двери и принюхалась.

Теперь герцог был уверен, что в коридоре кто-то есть.

Было маловероятно, чтобы кто-то проходил мимо его спальни, потому, что он занимал анфиладу комнат на втором этаже в главном корпусе дворца, где была еще только одна спальня.

Там помещалась графиня, но она не могла разгуливать в это время ночи или направляться к нему.

Вчера герцог не пришел к ней, как она того ожидала.

Он знал, что она его ждала, как и в предыдущую ночь, но у него не было настроения видеться с ней, и она достаточно опытна в своих отношениях с мужчинами, чтобы догадаться о том, что происходит.

Тем не менее, когда все стали расходиться, Дейзи задержалась.

Они вместе дошли до двери ее спальни.

— Спокойной ночи, Дейзи, — сказал он. — Я рад, что ты сегодня снова выиграла.

— Разве нам обязательно расставаться? — спросила она.

В огне горящих золотых канделябров свечей ее лицо казалось изумительно-прекрасным, и герцог не мог понять, почему он не испытывает ни малейшего желания прикоснуться к ней. Ему даже не хотелось поцеловать ей руку, хотя он чувствовал себя обязанным это сделать.

— Я что-то сегодня устал, — сказал он. Ему было неловко приводить такую банальную причину, тем более, что он знал, что Дейзи ему не поверит.

Герцог поцеловал ей руку, и, когда она попыталась притянуть его к себе, он решительно отстранился.

— Спокойной ночи, Дейзи, — еще раз сказал он. — Уже очень поздно, так что я уверен, что ты быстро заснешь.

Она сделала движение, как бы пытаясь удержать его, но Элстон, не оглядываясь, направился к своим дверям.

А сейчас Руфус продолжал принюхиваться и рычать, а герцог слушал и напряженно ждал.

Было бы верхом неприличия, если бы Дейзи явилась сейчас в его спальню и устроила скандал. Но дверь оставалась закрытой, и никто не пытался войти.

Теперь герцог был уверен, хотя сам не знал почему, что кто-то прошел по коридору.

Неожиданно ему пришло в голову, что это мог быть грабитель.

Во дворце были ночные сторожа, нанятые еще его родителями, но они уже постарели, и герцог подумывал о том, чтобы установить сигнализацию — новое и очень эффективное, как он слышал, средство защиты.

До сих пор в Миере не было необходимости принимать такие меры предосторожности, но последнее время шли разговоры о случаях ограбления богатых поместий, а герцог знал, что находившиеся в его владении сокровища могут оказаться слишком сильным искушением для «коллекционеров», часто пользующихся сомнительными методами для увеличения своих коллекций.

Наконец он вскочил с постели и, надев домашние туфли и длинный бархатный халат, подошел к двери.

Не желая зажигать свет, герцог добрался до двери и, нащупав ручку, осторожно ее повернул.

Как всегда по ночам, сторожа оставляли в коридоре только слабый свет.

Когда герцог вышел, ему показалось, что в конце коридора мелькнула какая-то тень.

Полный решимости расследовать все до конца, он поспешил туда и, только оказавшись в конце коридора, заметил небольшую винтовую лестницу, которая вела на крышу.

Он уже так давно не проходил по коридору дальше своих собственных комнат, что почти забыл о ее существовании.

Теперь герцог не сомневался, что кто-то, нарушивший спокойствие Руфуса, поднялся по этой лестнице, собираясь скрыться.

У него промелькнула мысль, что грабители могли не только спрятаться на огромной крыше Миера, но и незаметно спуститься оттуда в удобном месте.

Торопливо поднимаясь по лестнице, он подумал, что глупо было не захватить с собой какое-нибудь оружие.

Он всегда держал револьвер в одном из ящиков стола в своей спальне, но такой сильный и здоровый человек, как он, мог с таким же успехом воспользоваться тяжелой тростью или кочергой.

«А впрочем, — подумал герцог с улыбкой, — я мог бы справиться с любым нарушителем спокойствия и голыми руками и даже получил бы от этого удовольствие».

В Оксфорде он был чемпионом по боксу в своей весовой категории и преуспел в этом искусстве и в армии.

Ему давно уже не случалось участвовать в боях, и он был бы не прочь сейчас поупражняться, если бы только у него не оказалось одновременно много противников. Но он рассудил, что будь их несколько, Руфус бы громко лаял вместо того, чтобы принюхиваться, рыча.

Когда герцог достиг двери, ведущей на крышу, она оказалась открытой. Он осторожно вышел и увидел перед собой стройную фигуру в белом, стоявшую лицом к востоку.

Элстон сразу же понял, кто это и почему она здесь. Прошло уже много лет с тех пор, как и он, стоя на крыше, наблюдал рассвет, и он знал, что Лорена не захочет пропустить это зрелище. Кто-то, скорее всего мистер Эшли, рассказал ей, насколько это было красиво.

Глядя на нее сейчас, герцог заметил в то же время, что небо светлеет и звезды постепенно гаснут.

Теперь он мог как следует разглядеть ее черты, ее маленький прямой нос и острый подбородок. Лорена закинула голову так, что обнажилась ее стройная длинная шея, и она сейчас походила на статую, вроде тех, что украшали дворцовый подъезд.

Элстон подошел ближе и остановился рядом с ней.

Лорена не повернула головы, но он знал, что она чувствует его присутствие, и, словно повинуясь ее желанию, герцог стоял молча, глядя, как и она, на восток.

Небо светлело, и по бледному горизонту разливалось золото, прогоняя ночную тьму и звезды, мерцавшие теперь только на западе.

И перед тем, как появиться солнцу, герцог почувствовал, как рука Лорены оказалась в его руке. Он сжал ее пальцы. По ней пробежала легкая дрожь, то ли от возбуждения, вызванного замечательным зрелищем, то ли от его прикосновения.

И вдруг, золотое и сияющее, появилось солнце, сначала в виде языка пламени, а потом вспыхнувшее ослепительным пожаром.

Лорена затаила дыхание. Она не выпускала его руки. Казалось, что их соединило это потрясающее прекрасное явление.

День разгорался.

Лорена и герцог оставались неподвижными. Затем он почувствовал, что пожатие ее пальцев ослабело, и, сознавая, что она все еще под впечатлением совершившегося чуда, он отпустил ее руку.

Девушка глубоко вздохнула и повернулась к нему. Ее глаза отражали солнечный блеск, и все лицо ее показалось ему дивно преображенным, озаренным невиданной им еще красотой.

Улыбнувшись ему, она молча скрылась за дверью и стала спускаться вниз по лестнице. Герцог смотрел ей вслед, как будто не веря, что ее уже нет с ним. Казалось невероятным, что после того, как они вместе пережили такой необычный момент, она не сказала ему ни единого слова.

Но он знал, что так и должно быть. Никакими словами нельзя было описать увиденное ими, и любая попытка это сделать могла бы только испортить его совершенство.

Он знал, какие чувства испытывала Лорена, и, хотя ее безмолвный уход удивил его, она была права. Но ведь ничего другого он и не ожидал от нее.

Герцог взглянул на солнце, освещавшее сейчас огромные пространства вокруг. Перед ним живой картой расстилались леса, долины, водоемы, фермы с многочисленной живностью.

«И все это мое», — подумал он.

Но это была не просто его собственность. Это было священное достояние, переданное ему на сохранение его отцом и еще более отдаленными предками, которое он в свою очередь должен передать своему сыну и его наследникам.


Лорена проспала дольше обычного и, проснувшись, почувствовала, что ей довелось испытать нечто столь замечательное, что навсегда останется у нее в сердце И этот волшебный момент был тем не менее более замечательным, что герцог разделил его с ней Лорена не знала, как он догадался, что она на крыше Она восприняла это как чудо, что он оказался рядом с ней и она могла держать его за руку.

Когда мистер Эшли упомянул, что с крыши открывалась прекраснейшая панорама во всем графстве, Лорена сразу же решила, в какой момент она увидит это зрелище.

В Риме она часто вставала рано и подходила к окну взглянуть, как встает над городом рассвет и сияет в лучах утреннего солнца купол собора Святого Петра.

Но она знала, что это впечатление померкнет перед тем, что она увидит в Миере, где с высоты стоявшего на возвышенности дворца окрестности были видны на многие мили.

И ее предчувствие оправдалось.

Она знала, что никогда не забудет эту минуту, никогда не забудет то чувство, которое вызвало в ней пожатие руки герцога.

Вернувшись к себе в спальню и ложась в постель, Лорена осознала, что это чувство не что иное, как любовь. И оно зародилось в ней уже давно, только она не смела признаться в этом даже самой себе.

— Я люблю его! — прошептала она. — Именно так я представляла себе любовь: прекрасный совершенный божий дар.

Ей хотелось в молитве выразить благодарность за ниспосланное ей чудо, она не могла по-иному выразить переполнявшую ее радость.

— Я люблю его! Я люблю его! — повторяла она снова и снова.

Ее радость не омрачало сознание, что он никогда не полюбит ее, что между ними не может быть ничего личного, что он навсегда останется для нее тем, кем он явился ей впервые — прекрасным сказочным принцем.

«Где бы я ни была, что бы со мной ни случилось, — подумала она, — он всегда будет в моих мыслях, ничто не сможет отнять у меня блаженство, которое я испытала, когда мы вместе наблюдали восход солнца».

Откуда-то, словно издалека, ей пришла туманная мысль, что он принадлежит графине, но даже это обстоятельство казалось незначительным, настолько велико было переживаемое ею счастье.

«Любить такого замечательного человека — большая честь, — подумала Лорена. — Я могу молиться за него, и, быть может, мои молитвы защитят его и сохранят».

Графиня не может понять и оценить такого человека, как герцог, решила она. И тут смиренно сказала себе, что не ей об этом судить. Графиня будет бороться за него, потому что потерять его было бы для нее смертельным ударом.

Лорена заснула, думая о герцоге, и видела его во сне.

А когда она проснулась, ей показалось, что он по-прежнему был с ней и ее рука лежала в его руке.

Спустившись вниз после завтрака, который Эмили подала ей в постель, потому что она проспала, Лорена застала сэра Хьюго и Перри ожидающими ее, чтобы поехать кататься верхом.

Ей хотелось спросить, где герцог, но прежде чем она сообразила, в какой форме ей задать этот вопрос, сэр Хьюго сказал:

— Почти все уже выехали, а герцог занимается своим управляющим, так что мы не станем его дожидаться.

Лорена хотела сказать, что она с удовольствием подождет, но воздержалась, зная, что дядя сочтет это странным.

Так что она села на лошадь, пытаясь внушить себе, что раз уж ей повезло с прогулкой, то было бы грешно желать большего.

Ей так хотелось видеть герцога с ними, на его великолепном вороном коне, смотреть ему в лицо, слышать его голос.

Они проездили два часа, и на обратном пути Лорена испытывала радостное волнение при мысли, что она сейчас снова его увидит.

«Я люблю его! — говорила она себе. — Но я должна быть осторожна. Я не должна дать ему догадаться о моих чувствах, а тем более допустить, чтобы кто-нибудь заподозрил».

Больше всего она боялась возбудить подозрения графини.

Когда Лорена подумала, как хороша собой Дейзи Хеллингфорд, ей показалось, как будто тень набежала на солнце.


Герцог был в библиотеке, подписывая принесенные ему секретарем бумаги, когда туда вошла графиня.

Она была необыкновенно красива в платье из бледного розовато-лилового шифона и в шляпе с широкими полями, украшенными цветами глицинии — Извините, Дейзи, я очень занят, — сказал герцог, но его секретарь поспешно заметил:

— Это последний документ, ваша светлость. Я прошу извинения, что отнял у вас так много времени.

При таких обстоятельствах герцог ничего не мог поделать. Когда секретарь вышел с подписанными бумагами, он встал и подошел к камину, возле которого стояла Дейзи.

— Я не ожидал увидеть тебя так рано, — сказал он. — Теперь я закончил свои дела и собираюсь выехать верхом. Почему бы тебе не поехать со мной?

Герцог знал, что в его приглашении не было смысла, поскольку Дейзи терпеть не могла верховой езды и даже избегала подходить близко к лошадям.

— Я хочу поговорить с тобой, Элстон. Герцог примирился с тем, что должно было случиться рано или поздно.

— Будем говорить здесь, — спросил он, — или выйдем в сад?

— То, что я имею сказать, не терпит отлагательства, — отвечала Дейзи, — и где состоится этот разговор, не имеет никакого значения.

— Ну что же, — сказал герцог, — я слушаю.

— Ты ведешь себя в высшей степени странно, Элстон, и я требую объяснения. Во-первых, с первого момента моего приезда я заметила, что ты и твои друзья что-то затеваете, только мне пока не понятно, что именно. Во-вторых, ты избегаешь меня.

Герцог собрался было ответить, но она жестом остановила его.

— Я еще не кончила, — сказала она. — На прошлой неделе в Лондоне ты держался уклончиво. Я говорила себе, это потому, что в нашей жизни слишком много суеты, в Миере все будет по-другому.

Графиня остановилась, чтобы перевести дыхание, и герцог начал:

— Послушай, Дейзи…

— Нет, это ты послушай! — метнула она на него гневный взгляд. — Я люблю тебя, Элстон! Я думала, что и ты любишь меня, но с тех пор, как я здесь, ты близко ко мне не подходишь. Я желаю знать, почему.

В этом-то и была вся суть проблемы.

Герцог уже решил для себя, что рано или поздно это должно было случиться, и, поскольку Дейзи была намерена выяснить отношения, ему ничего не оставалось делать, как пойти на это.

Он отошел к окну, размышляя, почему это женщины всегда должны высказывать то, что и без слов достаточно ясно.

Некоторое время Элстон смотрел в залитый солнцем сад, потом сказал:

— Я полагаю, Дейзи, что мы оба достаточно взрослые люди, чтобы принимать то, что с нами происходит в жизни, без взаимных обвинений и упреков. Вряд ли есть необходимость ставить все точки над «i».

Дейзи не сразу ответила, и, повернувшись к ней, он увидел на лице ее выражение, какое, вероятно, ему и следовало ожидать.

Это было выражение крайнего удивления.

— Ты хочешь сказать, что я тебе наскучила? — спросила она глухим голосом.

По ее тону герцог понял, что такое развитие событий было для нее совершенно непостижимо.

— Не то чтобы наскучила, — сказал герцог уклончиво, — но мне кажется, Дейзи, что мы оба несколько утратили былую свежесть и пылкость чувств.

— Только не я! — вскрикнула Дейзи. — Я люблю тебя, Элстон, и мои чувства ничуть не изменились.

— Не думаю, чтобы это было так, — сказал герцог. — Однако я не хочу об этом спорить. Когда мы вернемся в Лондон, я пришлю тебе подарок, который, я надеюсь, ты сохранишь навсегда как память о нашем счастье, и я надеюсь, что мы останемся друзьями.

В его собственных ушах эти слова отдавали ханжеством, но он не мог себе вообразить, как можно было иначе порвать с Дейзи. Он понимал, что между ними все было кончено, и ей придется с этим смириться.

— Значит, ты просто хочешь отделаться от меня? — прошипела Дейзи. — Меня еще в жизни так никто не оскорблял! Поверь мне, Элстон, ты совершаешь большую ошибку, и ты в этом еще раскаешься, — пригрозила она.

Дейзи, без сомнения, была намерена заставить его раскаяться, но в настоящий момент он мог только дать буре пронестись. Она не дала ему возможности сказать ни слова.

Герцог давно слышал, что Дейзи Хеллингфорд вспыльчива и мстительна, но пока она наслаждалась своей властью над ним, а он во многом находил ее привлекательной, ему не случалось видеть ее в гневе.

Наблюдая за тем, как она, взвинчивая себя до бешенства, осыпала его ядовитыми упреками, он решил, что больше всего ненавидит женщин, не умеющих владеть собой.

Впрочем, от такой особы, как Дейзи, этого можно было ожидать — как в любви, так и в ярости она не знала удержу.

Герцог чувствовал, однако, что этим неистовым взрывом гнева она унизила не только себя, но и его.

Элстон хотел остановить ее, прекратить становившуюся все более отвратительной сцену, но с таким же успехом он мог бы попытаться остановить циклон или усмирить шторм.

Дейзи продолжала бесноваться, и с каждой минутой герцог испытывал к ней все больше презрения.


Лорена вошла в вестибюль в сопровождении сэра Хьюго и Перри.

— У нас еще достаточно времени, чтобы переодеться к завтраку, — сказал сэр Хьюго, взглянув на огромные золоченые французские часы в углу.

— Прекрасно! — заметил Перри. — Я хочу принять ванну. Давно не припомню такой жары, как сегодня.

— Да, должно быть, градусов под тридцать, — согласился сэр Хьюго.

Когда все они направлялись к лестнице, из гостиной появился лорд Карнфорт.

— Хорошо проехались? — спросил он.

— Чудесно! — ответил сэр Хьюго. — Я думал, ты присоединишься к нам. Арчи.

— Я дожидался Элстона, — сказал лорд Карнфорт, — но, как оказалось, напрасно.

Понизив голос, чтобы не слышала прислуга, он добавил:

— Дейзи закатила ему жуткий скандал в библиотеке, и, я полагаю, за завтраком температура будет значительно ниже нуля!

— А что вывело ее из себя? — спросил Перри.

— Понятия не имею, — ответил лорд Карнфорт, — я знаю только, что моя прогулка не удалась.

Лорена молча поднялась по лестнице. Она не могла себе представить, из-за чего графиня устроила эту сцену, и надеялась, не без опасений, что ей не стало известно каким-нибудь таинственным образом о ее встрече с герцогом ранним утром.

Она была уверена, что это невозможно, но, с другой стороны, все могло случиться.

Лорена была настолько встревожена, что не хотела спускаться к завтраку, но, во-первых, ее мучило любопытство, а во-вторых, если бы она и не пошла сейчас, рано или поздно ей все равно придется встретиться с графиней, и та не станет скрывать своего гнева.

Девушка подумала, что ей, может быть, стоит довериться дяде и рассказать ему, что, хотя у нее не было намерения встречаться с герцогом, она не могла избежать этой встречи, потому что он сам нашел ее.

Но она в то же время чувствовала, что не может ни с кем говорить об этих счастливых минутах, потому что они были для нее священны. Лорена затаила их в себе как святыню, о которой никто не должен знать, в особенности друзья герцога.

— Господи… не дай ей дознаться… что мы были вместе, — взмолилась она.

Переодеваясь, Лорена повторяла эти слова как заклинание.

С опаской спустившись вниз, она застала большинство гостей в Голубой гостиной. Они тихо переговаривались между собой, и это означало, что они наверняка обсуждали скандал между герцогом и Дейзи Хеллингфорд.

Маркиза Трампингтон протянула руку Лорене и отвела ее в сторону к окну.

— Мне хочется пообщаться с вами, Лорена, — сказала она. — Пожалуйста, расскажите мне о вашей жизни дома, когда еще были живы ваши родители.

— С удовольствием, — с готовностью ответила Лорена, которая испытывала к маркизе все большую симпатию. — Но я боюсь, вам это покажется скучным. Мы жили в маленьком домике в глуши, но мы были счастливы.

— Когда вы счастливы, размеры дома не имеют значения, — сказала с улыбкой маркиза.

— Я это поняла, будучи в Риме, — продолжала Лорена. — Девочки вспоминали о своих домах, дворцах, а некоторые жили даже в замках. Но я никогда не завидовала им. Я бы отдала все на свете, чтобы только оказаться снова дома со своими родителями.

— Это то, что было важно для вас? — спросила маркиза.

— Да, потому что это была моя семья. Папа часто говорил мне, что на семье лежит особая благодать, потому что сам Христос избрал себе родителей, обыкновенную семью, пока не начал проповедовать.

— А что, если бы в вашей семье не было любви? — поинтересовалась маркиза.

— Такое даже вообразить невозможно, — убежденно ответила Лорена, — потому что мои родители очень любили друг друга, и оба они любили меня.

Лорена немного помолчала, а потом добавила:

— Мама однажды сказала, что семью создает женщина своей любовью, которая приносит всем счастье.

— Ваша мать любила вашего отца, поэтому ей это было нетрудно.

— Мама всюду несла с собой любовь. В деревне все обожали ее, а ее друзья всегда приходили к ней, когда им была нужна помощь. Она сказала мне однажды:

«Пусть мы будем бедны, Лорена, но любовь — бесценное сокровище. Она дороже всех богатств в мире». Маркиза улыбнулась.

— Благодарю вас, милое дитя, — сказала она, вставая.

Лорена была так увлечена разговором, что не заметила, как появился герцог и дворецкий объявил, что завтрак подан.

По дороге в столовую Лорена с облегчением убедилась, что графини Хеллингфорд с ними не было и рядом с герцогом за стол села другая женщина.

Лорена избегала смотреть на него, в то же время всем своим существом ощущала его присутствие.

Только к концу завтрака она не смогла удержаться и взглянула на него, их глаза встретились. Они поняли друг друга без слов, каждый думал о том, что случилось на рассвете.

Но в этот момент маркиза заговорила с герцогом, он повернулся к ней, и Лорена, словно спустившись с облаков, осознала, что ее сосед ожидал от нее ответа на какой-то свой вопрос.

После завтрака, тянувшегося, казалось, бесконечно, все по обычаю перешли в Голубую гостиную.

— Поскольку у нас нет никаких планов на сегодня, — сказал герцог, — я предлагаю прокатиться в экипаже или верхом до Эрмитажа. Этот павильон, расположенный в пяти милях отсюда, построил один из моих предков, имевший больше денег, чем воображения. Мы бы там могли напиться чаю.

— Прекрасная идея! — воскликнула маркиза.

— Я готов осматривать все павильоны, где бы они ни были, при условии, что буду иметь случай обогнать тебя на одной из твоих лошадей, Элстон, — оживился лорд Карнфорт.

— И я бы не отказался от такой прогулки, — заявил майор Фэйн.

— Мы могли бы устроить скачки с препятствиями, — предложил кто-то. — Я уверен, что Элстон мог бы предложить нам неплохие призы.

— Это действительно неплохая идея, — сказал герцог. — А ты что скажешь, Перри?

— Я готов на любое состязание, если только мне будет позволено выбрать себе лошадь.

— Выбирай любую, кроме моей, — сказал герцог.

— Это значит, у тебя будет преимущество перед нами, — заметил один из гостей.

— Не будет, — возразил герцог. — Если я выиграю, я обещаю передать первый приз тому, кто придет следом за мной.

— Может быть, нам лучше заранее определить некоторые правила, — сказал Арчи Карнфорт. — Большинство из нас хорошо знают окрестности, и лично я думаю, что скачки по пересеченной местности были бы интереснее.

— Дамы должны выехать первыми, — сказала маркиза, — иначе мы не успеем встретить победителя у павильона.

— Это благоразумно, — одобрил герцог. — А теперь давайте решать, кто поедет в экипаже и кто верхом.

При этом он взглянул на Лорену и по ее загоревшимся глазам понял, что она захочет ехать верхом.

— Дамы могут ехать верхом, если пожелают, — сказал он. — Но в скачках они участвовать не будут.

— Вы хотите сказать, что мы ездим хуже мужчин? — спросила виконтесса Сторр.

— Вы будете выглядеть очень мило вначале, — сказал герцог, — но поскольку скачка будет нелегкой, я содрогаюсь при мысли, на что вы будете похожи в конце.

— Оставь, Сара! — воскликнула маркиза. — Я намерена ехать верхом, и если мы выедем на полчаса раньше остальных, мы спокойно туда доберемся. Сегодня слишком жарко, чтобы спешить.

— А я поеду в экипаже, — заявила одна из дам, и две другие выразили желание к ней присоединиться.

— Тогда нам пора собираться, — сказала маркиза. — Пойдемте, Лорена. Нам остается только надеяться, что всех лучших лошадей не разберут, пока мы спустимся.

Маркиза уже направилась к двери, когда появилась графиня Хеллингфорд.

Лорена удивилась, увидев ее в плоской дорожной шляпке, поверх которой был повязан длинный шифоновый шарф. Обе ее руки были скрыты, как в муфте, под свернутым плащом, который дамы надевали, выезжая в открытом автомобиле.

Дейзи Хеллингфорд быстрыми шагами подошла к герцогу, который, оставив своих собеседников, выступил ей навстречу.

— Я пришла проститься с вами, Элстон, — сказала графиня громко. — С вами и с вашими друзьями. Все замолчали, и она продолжила:

— Вы дали мне ясно понять, что мое присутствие здесь нежелательно, и я, естественно, не имею желания оставаться там, где я лишняя.

Она сделала секундную паузу, и герцог сделал попытку вмешаться:

— Прошу вас, Дейзи…

Но графиня продолжала, словно она его не слышала:

— Я возвращаюсь в Лондон и больше никогда, запомните, никогда не переступлю порога этого проклятого дома! Я ненавижу Миер, и я ненавижу вас, Элстон, за то, что вы со мной сделали!

Она снова замолчала и потом сказала отчетливо с ядовитой злобой в голосе:

— Но знайте, если вы покидаете меня, вы не достанетесь и никакой другой женщине!

Дейзи высвободила из-под плаща правую руку, и Лорена с ужасом увидела в этой руке револьвер.

Графиня произнесла последние слова медленно, придавая им особый драматический смысл.

Затем она прицелилась так, чтобы пуля попала в него ниже пояса.

Но прежде чем она успела спустить курок, Лорена, повинуясь безотчетному инстинкту, опередившему даже мысль, бросилась вперед и схватила графиню за руку.

Раздался выстрел. Лишь слегка задев плечо герцога, не причинив ему особого вреда, пуля угодила в зеркало над камином, и оно со звоном разлетелось на тысячи осколков.

Кто-то вскрикнул, но все остальные присутствующие застыли в молчании.

Как только Лорена отпустила руку графини, та со всей силы ударила ее револьвером по голове.

Удар пришелся по виску, и Лорена рухнула на паркетный пол Голубой гостиной.

Перри выхватил револьвер из руки Дейзи, а герцог опустился на колени возле бесчувственной Лорены.

И тут началась невообразимая суета. Все заговорили, перебивая друг друга, раздавались возгласы изумления и ужаса. Привлеченные звуком выстрела и звоном стекла, появились озабоченные слуги. Графиня, со сверкающими глазами и краской на лице, молча стояла, глядя на герцога.

Он даже не поднял головы и не посмотрел в ее сторону.

— Как вы могли совершить такой ужасный поступок? — с гневом обратился к графине сэр Хьюго. — Вы могли бы убить Элстона, и вас бы тогда повесили!

— Я бы не убила его! Я бы только положила конец его волокитству, если бы ваша племянница мне не помешала! — без тени раскаяния, даже с некоторым вызовом произнесла она.

— Вы должны быть благодарны ей за это, — заявил сэр Хьюго. — Подумайте только, какой бы это вызвало скандал, если бы вы убили или изувечили Элстона. Если кто-нибудь проговорится о том, что здесь произошло, вся история попадет в газеты, и тогда случится катастрофа.

Все остальные гости столпились вокруг, глядя на Дейзи, словно не в силах поверить тому, что совсем недавно произошло прямо на их глазах.

Герцог поднялся, держа на руках Лорену.

— Пошли за доктором, — приказал он Перри, оказавшемуся с ним рядом, и направился к двери.

Как только он вышел, снова поднялся гул голосов. Сэр Хьюго поднял руку, добиваясь тишины.

— А теперь послушайте меня все! — сказал он. — Я хочу, чтобы вы поклялись всем для вас святым, что никто никогда не обмолвится ни одним словом о том, что произошло в стенах этой комнаты.

Графиня презрительно фыркнула и сделала движение, чтобы уйти, но сэр Хьюго преградил ей путь.

— Вы тоже поклянетесь, Дейзи, — сказал он, — и поверьте, я стараюсь спасти не вашу репутацию, но моей племянницы.

— Ваша племянница тут ни при чем', она только помешала мне обойтись с Элстоном так, как он того заслуживает, — отрезала Дейзи.

— Вы отлично знаете, что, если распространится слух, что она спасла жизнь Элстону и оказалась замешанной в вашей с ним ссоре, она станет парией в свете, что было бы в высшей степени несправедливо, — с горячностью произнес Хьюго Бенсон.

Он заметил, что графиня колеблется, и продолжил:

— Если вы не согласитесь на мое предложение, я не только без сожаления расскажу всю правду об этой непривлекательной истории вашему мужу, но и сочту своим долгом довести все подробности случившегося до сведения их величеств!

Графиня взглянула на него с изумлением. Затем, поняв, что она потерпела сокрушительное поражение, презрительно пожала плечами.

— Хорошо, — сказала она. — Я даю вам обещание, но я только не понимаю, почему Элстон должен так легко отделаться.

Сэр Хьюго ничего ей не ответил. Обратившись к присутствующим, он сказал:

— Вы обещаете мне, леди и джентльмены, что никто не проболтается обо всей этой некрасивой истории с участием Дейзи и не будет упоминать имени моей племянницы в связи со всеми этими прискорбными обстоятельствами?

— Я обещаю!

— Клянусь!

— Можешь положиться на меня, Хьюго! Голоса раздавались со всех сторон.

— Благодарю вас, — сказал сэр Хьюго. — А теперь, Дейзи, чем раньше вы отсюда уедете, тем будет лучше в первую очередь для вас.

— У меня нет никакого намерения здесь задерживаться, — возразила графиня, собрав остатки достоинства. — Но я хотела бы сначала поговорить с Элстоном.

— У меня нет никакого намерения вам это позволить, — сказал сэр Хьюго. — На сегодня вы уже достаточно ему навредили. Возвращайтесь в Лондон, Дейзи, и благодарите вашу счастливую звезду, что все обошлось для вас столь благополучно. Могло бы быть и хуже. Вы дурная женщина, и, я надеюсь, что мы с вами не скоро встретимся.

Вскинув голову, графиня вышла, сопровождаемая молчанием присутствующих и их гневными взглядами.

Сэр Хьюго посмотрел ей вслед, потом достал носовой платок и вытер себе лоб.

— Все, что я могу сказать, это только благодарение богу за Лорену! — заметил Перри. — А теперь я должен найти доктора, как мне приказал Элстон.

— А я пойду ее проведать, — сказал сэр Хьюго. Они вышли вместе, а оставшиеся в комнате гости сразу же снова заговорили. Их голоса доносились до сэра Хьюго, когда он поднимался по лестнице.

Он нашел Лорену на постели, куда ее положил герцог.

Девушка была очень бледна и казалась такой молоденькой, хрупкой и ранимой. На виске у нее, куда пришелся удар револьвера, уже выступило большое красное пятно.

Герцог неподвижно стоял у постели, глядя на нее.

Сэр Хьюго приблизился к нему.

— Я не звал горничную, — сказал герцог. — Я думаю, мы сначала должны решить, как все случившееся объяснить прислуге и, разумеется, доктору.

— Я заставил всех присутствующих при скандале поклясться, что они будут молчать о случившемся, — сообщил ему Хьюго.

— Я так и думал, что ты догадаешься это сделать, — с признательностью улыбнулся приятелю герцог. — Благодарю тебя, Хьюго.

— Я подумал о Лорене и пригрозил Дейзи, что, если она обмолвится хоть словом о происшедшем, я не только расскажу все ее мужу, но сообщу и королю с королевой.

— Она просто невменяема! — сказал герцог тихо.

— Я давно тебя предупреждал, что она не владеет собой и к тому же испорчена до мозга костей.

— Ты был прав, — коротко заметил герцог. Сэр Хьюго с тревогой взглянул на Лорену.

— Я полагаю, Элстон, нам следует сказать, что девочка поскользнулась на паркете и ударилась о край стола. Так легко могло случиться.

— Пожалуй, — согласился герцог. — Я прослежу, чтобы вся прислуга придерживалась именно этой версии, а ты объяснишь все доктору.

Он направился к двери, но сэр Хьюго остановил его.

— На твоем месте, Элстон, я бы дал возможность гостям немного прийти в себя, — посоветовал он. — Когда я поднимался наверх, они трещали, как канарейки.

— Я собираюсь пройтись. Мне хочется побыть в одиночестве, — устало сказал герцог.

— И правильно сделаешь, — сказал сэр Хьюго, протягивая руку к шнурку колокольчика.

Глава 7

Келвин Фэйн вошел в библиотеку, где герцог что-то писал, сидя за столом.

— Я уезжаю, Элстон, — сказал майор прямо с порога.

Герцог поднял на него удивленный взгляд.

— Как, уже, Келвин? Я думал, ты еще задержишься.

— Я хочу быть в Лондоне до вечера, — ответил майор Фэйн, — потому что я принял решение, которое, я полагаю, ты одобришь.

— Какое? — спросил герцог.

Он поднялся из-за стола и подошел к камину.

— Я думаю, — сказал Келвин Фэйн, тщательно выбирая слова, — что нам очень скоро придется воевать с Германией.

— Ты действительно считаешь, что это возможно?

Келвин Фэйн утвердительно кивнул.

— Месяц назад я говорил с главнокомандующим.

Он убежден, что мы должны быть в полной боевой готовности, хотя в настоящий момент о нас этого не скажешь.

— И что ты намерен делать по этому поводу? — спросил герцог.

— Как только приеду в Лондон, я собираюсь посетить военное министерство с просьбой направить меня на курсы по переподготовке командного состава в Кэмберли.

На лице герцога отразилось удивление.

— Главнокомандующий сам предложил мне это. Он высказался обо мне очень лестно, Элстон. Прямо так и сказал: «Вы один из тех, Фэйн, кого я бы желал в случае войны иметь при своем штабе».

Майор на мгновение замолчал, а потом добавил:

— Тогда я не принял его слова всерьез, но теперь пришел к выводу, что пора мне взяться за что-то более серьезное, а не растрачивать попусту свое время и способности с такими женщинами, как Сара.

Его откровенность изумила герцога.

Келвин Фэйн никогда еще не говорил с ним так о своих личных делах.

После небольшого молчания Элстон спросил:

— Это твое внезапное решение имеет какое-нибудь отношение к тому, что случилось здесь в понедельник?

— Ну конечно! — отвечал Келвин Фэйн. — Но еще до того, как Дейзи так возмутительно повела себя, Лорена заставила меня осознать, что мое существование сейчас бессмысленно.

Герцог поднял брови.

— Ты серьезно интересуешься Лореной? — недоверчиво спросил он.

— Скажем так, что я серьезно о ней думаю и намерен встретиться с ней, когда она уедет отсюда. После этого я, может быть, смогу ответить тебе более определенно, — искренне признался Келвин Фэйн.

Он протянул герцогу руку.

— До свидания, Элстон, и благодарю тебя за эти необыкновенные дни, что я провел в Миере в этот раз. Не нахожу слов, чтобы сказать, что они для меня значили, — с чувством сказал майор.

Герцог пожал протянутую руку.

— Я пойду провожу тебя.

— Не надо, — остановил его Келвин Фэйн, — я вижу; ты занят.

— Я составляю текст речи, с которой хочу обратиться к палате лордов. Я давно уже ее обдумывал, но все было как-то лень заняться этим вплотную.

— Похоже, что за последние несколько дней что-то вывело нас всех из состояния праздности, в котором мы все так долго прозябали, — заметил Келвин Фэйн.

Дойдя до двери, он обернулся.

— Я расплатился с Хьюго. Так что, Элстон, даже без твоего судейского решения понятно, кто одержал верх в этом пари. Надо признаться, победа досталась ему легко! Кстати, Лайонел Дартфорд хотел видеть тебя. Послать его сюда?

— Да, конечно.

Оставшись один, герцог не вернулся к столу. Он продолжал стоять, задумчиво глядя перед собой.

Прошло несколько минут, прежде чем открылась дверь и вошел лорд Дартфорд.

— Как и Фэйн, я только хотел проститься, — произнес он, — и, разумеется, поблагодарить тебя за гостеприимство.

— Я в любом случае хотел видеть тебя, — сказал герцог. — Но все почему-то разъезжаются раньше, чем я ожидал. — Лицо Элстона выражало легкое недоумение.

Лорд Дартфорд усмехнулся.

— Я думаю, дело в том, что все нынешние гости Миера несколько сконфужены, — предположил он.

— Что неудивительно, — сухо заметил герцог. Лорд Дартфорд протянул руку.

— Ну что же, до свидания. Еще раз благодарю за все, Элстон.

— Подожди минутку, — остановил его герцог. — Я хотел сказать тебе кое-что, что, быть может, тебя заинтересует.

— А что такое?

— Неделю назад я получил письмо от магараджи Кочапура. Он просил меня порекомендовать ему какого-нибудь надежного честного человека, который закупил бы в Англии лошадей для его команды игроков в поло.

— Одна из лучших в Индии, — пробормотал лорд Дартфорд.

— И который также приобрел бы для него, — продолжал герцог, — обстановку для нового дворца. Элстон улыбнулся.

— Ты представляешь себе, что это такое: дорогие люстры, зеркала в золоченых рамах, великолепные ковры, и все это, конечно, по самым высоким ценам.

Лорд Дартфорд слушал герцога с жадным вниманием, но он не сказал ни слова, и Элстон продолжал:

— Магараджа, как тебе известно, один из богатейших людей в Индии, и он предлагает тому, кто окажет ему эту услугу, не только хорошее жалованье, но и комиссионные за все приобретенное имущество.

Герцог сделал небольшую паузу, прежде чем договорить:

— Я не знаю никого, кто мог бы лучше справиться с таким поручением, чем ты, Лайонел. Лорд Дартфорд глубоко вздохнул.

— Ты это серьезно, Элстон? Я был бы очень рад. Кроме того, что я так глупо проиграл здесь, я еще купил фальшивые акции. Короче говоря, я в очень затруднительном положении.

— Значит, это должно помочь тебе выйти из него, — сказал герцог. — На самом деле, предвидя твое согласие, я уже написал магарадже и назвал твое имя. Я сообщил, что ты большой знаток лошадей, а что касается убранства его дворца, твой вкус нисколько не уступает моему.

Лорд Дартфорд произнес что-то неразборчивое. Но герцог не дал ему продолжить:

— Прежде чем ты уедешь, зайди к моему секретарю и прочти письмо на тот случай, если ты пожелаешь что-нибудь изменить в нем.

— Я не знаю даже, как тебя благодарить, — начал было лорд Дартфорд.

— И не пытайся, чтобы меня не сконфузить, — остановил его герцог. — Я думаю, мы все должны быть благодарны Лорене. Ведь это она привлекла мое внимание к тому, что у меня в доме ставки в карточной игре бывают слишком высоки. Больше этого не будет.

— Она самая отважная девушка, какую я когда-нибудь встречал! — воскликнул лорд Дартфорд. — Передай ей это от меня, пожалуйста, когда она поправится. И скажи Хьюго, если мне не случится его увидеть до отъезда, что он оказался настолько прав, что Арчи придется заплатить, хочет он того или нет!

— Конечно, он заплатит, — согласился герцог. — Я за этим обязательно прослежу!

После выражений благодарности со стороны лорда Дартфорда они наконец расстались.

Герцог вернулся за стол и какое-то время продолжал работать, когда в библиотеку заглянула маркиза Трампингтон.

Она выглядела необыкновенно привлекательной в дорожной шляпе, окутанной облаками воздушного голубого шифона.

— Вы одни, Элстон? — спросила она.

— Энид! — воскликнул герцог. — Я и понятия не имел, что уже так поздно! Я знал, что вы с Джеком уезжаете в три часа, и хотел увидеться с вами.

— Еще нет трех «, и Джек возится с автомобилем, — отвечала маркиза, — а я хотела поговорить с вами.

— Конечно! — сказал герцог. — Прошу вас, садитесь.

Маркиза села на диван и смотрела на герцога с улыбкой.

— Я вижу, что вы насторожились, — сказала она. — Но вы останетесь довольны тем, что я вам скажу.

— Я надеюсь.

— Я полагаю, вы предчувствовали, что мы с Джеком намерены совершить какой-то отчаянный поступок, например, сбежать вместе, — начала маркиза Трампингтон.

— Такая мысль приходила мне в голову, — признался герцог. — В день вашего приезда сюда что-то сказанное Джеком заставило меня задуматься, как бы я мог предотвратить это.

— Вам ничего не нужно делать, — сказала маркиза. — Я пришла сказать вам, Элстон, что мы с Джеком и вправду собирались покинуть Англию. Собственно говоря, мы затем и приехали в Миер, чтобы побыть вместе и окончательно обсудить наши планы.

— А теперь вы передумали? — спросил герцог с облегчением.

— Это все Лорена, — сказала маркиза.

— Лорена? — переспросил герцог с удивлением.

— Она так молода, так неопытна, и в то же время вокруг нее существует какая-то аура, она словно источает добро.

Маркиза слегка вздохнула.

— Это напомнило мне себя в ее возрасте, романтическую идеалистку, верившую, что этот мир прекрасен и что если я счастлива, то и все люди вокруг меня тоже.

Маркиза замолчала, погрузившись в воспоминания. Герцог не сказал ни слова, и она продолжала:

— Глядя на Лорену и слушая ее, я поняла, что то, что мы с Джеком замышляли, повредит не только моему мужу, от которого я не видела ничего, кроме хорошего, но и многим другим людям, нашим близким и друзьям.

Она оглянулась по сторонам, словно впервые увидела эту комнату. Затем маркиза сказала:

— Миер и другие такие же поместья, такие люди, как вы, Элстон, и, конечно, семья Трампингтон, воплощает в общественном мнении не только величие Англии, но и незыблемость всего уклада жизни.

Понизив голос, Энид продолжала:

— Я начала понимать, что обязательства, налагаемые на меня моим положением, намного важнее, чем веления моего сердца. То же самое относится и к Джеку.

Она сделала выразительный жест руками.

— Я люблю его! Я люблю его бесконечно, но он занимает ответственное положение в своем графстве, он пользуется уважением служащих у него, его дети любят его, и он их.

Ее голос дрогнул, но маркиза справилась со своим волнением.

— Конечно, любовь сильнее нас, и мы будем продолжать встречаться тайно, и, может быть, когда-нибудь — кто знает? — судьба смилостивится над нами. До тех пор мы будем продолжать играть каждый свою роль и, я надеюсь, сделаем это достойно.

Герцог сел рядом с маркизой и взял ее руку в свою.

— Благодарю вас, что вы сказали мне это, Энид, — мягко сказал он. — Я восхищаюсь вами и Джеком за то, что вы нашли в себе мужество прийти к единственно правильному решению.

— Я уверена, что оно правильное, — отвечала маркиза. — Пожалуйста, скажите этой милой девочке, что, как только она поправится, я хочу, чтобы она приехала ко мне погостить. Если Китти Бенсон не пожелает опекать ее, я охотно возьму эти обязанности на себя.

— Я скажу это Лорене.

— И благодарю вас, дорогой Элстон, — сказала маркиза, — за то, что вы всегда были лучшим другом мне и Джеку. Я уверена, что, если в будущем нам понадобится помощь, мы можем положиться на вас, — улыбнулась она.

— Можете в этом не сомневаться, — ответил герцог.

Он поцеловал руку маркизы, и, когда они оба встали, она наклонилась и поцеловала его в щеку.

— Благодарю вас еще раз, Элстон, — сказала Энид Трампингтон со слезами на глазах.

Герцог проводил гостью до парадной двери. Лорд Гилмур дожидался маркизу у подъезда возле автомобиля. Они тепло простились, пообещав друг другу встретиться в Лондоне.

Поднимаясь по ступеням, герцог подумал, что его бы волновали теперь совсем другие чувства, если бы они выехали в другом направлении, по дороге, ведущей в порт и к переправе на континент. Он бы до конца дней испытывал чувство вины перед семьями Джека и Энид.

Маркиза была права — в их положении оба они имели обязанности, которыми нельзя было пренебречь.

Герцог шел через вестибюль, когда навстречу ему спустился сэр Хьюго.

— Энид уже уехала? — спросил он. — Я хотел проститься с ней.

— Только что, — кивнул герцог.

— Значит, я увижу их в Лондоне.

— Да, в Лондоне. А как Лорена? У нее уже был доктор? — спросил герцог.

— Да, час назад. Завтра она сможет встать. Доктор сказал, что ей лучше соблюдать покой несколько дней, поэтому нам придется задержаться до четверга, если ты не возражаешь.

— Разумеется, нет, — кивнул герцог. — Я бы хотел поговорить с ней сейчас, если можно.

— Я помог ей перебраться в будуар, рядом с ее спальней, — сказал сэр Хьюго. — Чай ей подадут туда.

— Тогда я поднимусь к ней, — сказал герцог. — Меня просили передать ей кое-что, а Энид пригласила Лорену к себе, если Китти не пожелает принять ее в своем доме.

Герцог заметил, что сэр Хьюго упрямо сжал губы.

— Вы с Китти решили что-нибудь насчет будущего Лорены? — решился спросить он.

— В этом случае решение буду принимать я! — отвечал сэр Хьюго.

Глаза герцога блеснули лукавой усмешкой, но он ничего не сказал.

Словно торопясь изменить тему разговора, сэр Хьюго заметил:

— Кстати, тебе будет интересно узнать, что Арчи добросовестно расплатился сегодня утром перед отъездом. Он сказал, что трудно спорить с кем-то, у кого на руках все козыри.

Сэр Хьюго засмеялся.

— Но мне кажется, что Арчи не стал спорить еще и потому, что слишком торопился в Лондон. Готов держать пари, что он хотел попасть в клуб раньше Келвина и Джека, чтобы изложить там свою теорию о влиянии питьевой воды на скаковых лошадей.

Герцог тоже рассмеялся.

— Не сомневаюсь, что честь этого открытия Арчи припишет себе, хотя все мы знаем, что его сделала Лорена.

— У меня есть все основания ею гордиться, — сказал сэр Хьюго. — Признаюсь тебе, что, встречая ее на вокзале Виктория, я очень волновался, боясь оконфузиться перед вами. Но она оказалась на высоте!

— Можно мне навестить ее сейчас? — спросил герцог.

Сэр Хьюго сильно подозревал, что Элстон не слышал ни одного слова из сказанного им. Поэтому он просто ответил:

— Конечно. У нее на виске огромный синяк, а в остальном все в порядке.

Сэр Хьюго внезапно понял, что говорит в пустоту, потому что его собеседник уже был наверху лестницы.


Сидя на софе в будуаре рядом со своей спальней, Лорена размышляла, какую из книг, принесенных ей миссис Кингстон, стоит почитать.

Дядя уже сообщил ей, что они уезжают в Лондон в четверг, и Лорене не хотелось, покидая Миер, оставить здесь недочитанный роман.

Откинувшись на подушки, она внимательно осматривала комнату, стараясь как можно лучше запечатлеть в памяти все, что ее окружало. Купидоны с украшавших стены полотен Буше гармонировали с росписью потолка, изысканной французской мебелью, бирюзовым шелком занавесей и обивки кресел в стиле Людовика XIV.

» Все в Миере так прекрасно! — подумала Лорена, — и герцог должен быть счастлив тем, что он живет здесь «.

И при мысли, что ей скоро придется расстаться со всем этим, она испытывала более сильную боль в сердце, чем в ушибленном виске.

Но, по правде говоря, ее больше всего преследовала мысль о владельце Миера, который, как она знала, останется навечно не только в ее памяти, но и в душе, и в сердце.

» Я спасла его!«— подумала она с упоением, как только пришла в сознание.

Хотя она испытывала невыносимую головную боль и легкую дурноту, ничто не имело значения, кроме того, что герцог не пострадал и что ей удалось не дать графине осуществить ее намерение.

» Как может женщина быть такой… жестокой и такой… злобной?! — подумала Лорена. — Она ведь говорила, что любит герцога, а сама навела на него пистолет «.

Лорена не могла понять этого, потому что, любя герцога, она желала защитить его не только от физических страданий, но и от душевной боли, причиняемой тяжелыми переживаниями и разочарованием.

Если он любит графиню, как мучительно должно было быть для него видеть такое ее поведение. Но если, судя по ее словам, герцог не любит ее больше, как унизительно для него сознавать, что он растратил свое чувство на женщину, способную проявить полное отсутствие сдержанности и приличий.

» Вчера мне удалось спасти его, — подумала Лорена, — но что, если она… сделает новую попытку?«

Мысль о том, что герцог может снова оказаться в опасности и ее не будет с ним рядом, чтобы она могла защитить его, причиняла ей душевную боль.

» Но ведь это глупо «, — сказала она себе.

В его жизни Лорена не имела никакого значения. Ей просто выпало необыкновенное счастье выразить ему свою любовь так, как она и мечтать не могла.

Это был чистый случай, что как раз в тот момент она находилась именно на том месте.

Будь Лорена в любом другом углу гостиной, она не успела бы броситься на графиню и помешать ей совершить меткий выстрел, как бы ни был в ней силен инстинкт, предвещавший опасность.

» Ты храбрая девочка, и я очень горжусь тобой «, — сказал ей вчера вечером сэр Хьюго, навестив ее после ухода доктора.

Лорена страстно желала спросить его, а что сказал герцог по поводу случившегося, но застенчивость не позволила ей задать подобный вопрос.

Считая, что племяннице хочется заснуть и что ей нужно дать покой, сэр Хьюго тихонько удалился, и Лорена осталась наедине со своими мыслями.

Она знала, что если бы открыла одну из лежавших на столе возле нее книг, то не смогла бы разобрать и строчки. Лицо герцога неотступно стояло перед ней.

Никакая книга не могла доставить ей большего наслаждения и завладеть ее воображением сильнее, чем его милый облик, стоявший перед ее мысленным взором.

Лорена откинулась на подушки и снова предалась воспоминаниям о том, что произошло с момента их первой встречи.

Она вспомнила то утро, когда они вместе выехали на верховую прогулку, а потом завтракали в уютном фермерском домике.

» Как бы я хотела, чтобы это могло повториться!«— подумала Лорена.

Но это означало желать невозможное: как только Лорена покинет Миер, герцог станет для нее так же недоступен, как луна в небе.

В это время раздался стук в дверь, и прежде чем она успела что-нибудь сказать, в комнату вошел герцог.

Поскольку все ее мысли в этот момент были сосредоточены на нем, он показался ей не человеком из плоти и крови, а скорее порождением ее воображения.

Но когда герцог приблизился к софе, на которой она лежала, краска бросилась ей в лицо. Под кружевной накидкой на ней был только пеньюар, волосы ее были свободно распущены.

Лорена не могла не заметить странного выражения его глаз.

Пеньюар из белого шелка с застежкой доверху, отложным воротником и длинными рукавами выглядел очень скромно. Она носила его еще в пансионе.

Но сейчас, с распущенными волосами, Лорена казалась в нем особенно юной и чистой, похожей на неземное существо, сошедшее с небес. Герцог вспомнил, что столь же удивительно прекрасной она показалась ему, когда они вместе встречали восход солнца.

Он подошел к софе и протянул руку.

— Как вы себя чувствуете, Лорена? — участливо спросил Элстон. — Ваш дядя сказал мне, что я могу повидать вас.

— Я… я вполне здорова, — ответила Лорена. Собственный голос показался ей чужим. — Завтра… я смогу встать.

Она подала ему руку, видя, что герцог ожидает этого, и он сжал обеими руками ее тонкие пальчики. А затем, к ее большому удивлению, герцог сел рядом с ней на софу, а не в кресло, как она этого ожидала.

— Вы очаровательны, — проникновенно сказал он. — Я всегда думал, что ваши волосы именно так и должны выглядеть.

Лицо Лорены пылало от смущения, а глаза оживленно блестели. Она потупилась, и ее длинные ресницы легли тенью на белоснежную кожу щек.

По-прежнему не выпуская ее руку, он сказал:

— Прежде чем мы скажем друг другу все, что нам хочется сказать, я хочу поблагодарить вас за то, что вы спасли мне жизнь.

По тому, как задрожали ее пальцы, герцог понял, насколько близко к сердцу она приняла то, что могло случиться.

Не сводя с девушки восхищенного взгляда, Элстон мягко произнес:

— Я хочу, чтобы вы забыли о происшедшем. Это было чудовищно и отвратительно, и об этой событии никогда больше не нужно вспоминать, Лорена.

— Я… я так испугалась… за вас, — тихо призналась она.

— Я знаю, — ответил герцог. — Вы были очень решительны и храбры. Вы одна не растерялись в эту минуту. Но я цел и невредим, поэтому не думайте об этом больше.

Повинуясь властной нотке в его голосе, Лорена проговорила:

— Я… постараюсь.

— У нас найдется еще над чем подумать, — сказал герцог с улыбкой. — У меня есть приятное поручение к вам от маркизы Трампингтон. Она хочет, чтобы вы приехали к ней и не только в гости, но и остались бы, если пожелаете, на неопределенное время.

Лорена посмотрела на него с удивлением.

— Вы хотите сказать… я могла бы поселиться у нее? — не могла поверить она в услышанное.

— Я именно так и понял ее желание, — с улыбкой подтвердил герцог, — но мне кажется, у вашего дяди на этот счет есть собственные планы.

— Дядя Хьюго сказал… мне показалось, что он бы не возражал, чтобы я жила у них… но я знаю… тетя Китти… не захочет терпеть мое присутствие в своем доме.

— Во всяком случае, у вас уже есть два предложения на выбор, — сказал герцог. — Но мне бы хотелось, чтобы вы выслушали и третье предложение — мое.

Лорена смотрела на него молча.» Никакая другая женщина, — подумал он, — не могла бы выразить столько одним лишь взглядом «.

Герцог посмотрел на ее руку, которую он все еще держал в своих, и затем сказал, тщательно выбирая слова:

— Вы так хорошо начитанны, что, вероятно, помните, греки говорили, если вы спасли человеку жизнь, вы навсегда берете на себя за него ответственность.

Лорена молчала, пальцы ее застыли в его руках.

— Поэтому, Лорена, я и задумался, что вы намерены делать со мной, — неожиданно сказал герцог.

— Я… я не понимаю.

— Я думаю, вы обязательно должны присматривать за мной, — улыбнулся герцог, — потому что вы нужны мне, как никто другой мне никогда в жизни еще не был нужен.

По дрожи ее пальцев он догадался, что Лорена начинает понимать, о чем он говорит, но в то же время она не смела поверить его словам.

— О чем… вы… просите меня? — едва слышным голосом спросила девушка.

— Я прошу тебя, дорогая, стать моей женой, — сказал герцог. — Я понял, что люблю тебя, когда мы вместе наблюдали рассвет, но я не мог найти случая сказать тебе об этом.

— Вы… любите… меня?

Никакие слова не могли выразить охватившую ее радость.

— Я люблю тебя! — торжественно произнес герцог. — И я надеюсь, поскольку мы уже стали так близки друг другу духовно, что и ты любишь меня хоть немного.

— Я люблю тебя! О да, я люблю тебя! — воскликнула Лорена. — Моя любовь к тебе не знает границ… Но…я не могу стать твоей женой, — упавшим голосом закончила она.

Герцог с трудом расслышал ее последние слова, так тихо они были сказаны.

— Ты сказала, что не можешь быть моей женой? — спросил он в изумлении. — Но почему, Лорена?

Ему никогда не приходило в голову, что какая-нибудь женщина может отказаться выйти за него замуж, и уж, конечно, не такая скромная и робкая, как Лорена.

— Я не могу стать твоей женой, — сказала Лорена на этот раз твердым голосом. — Но я всегда буду гордиться… твоим предложением.

Герцог с силой стиснул ее пальцы.

— Но почему ты отказываешь мне? — с удивлением спросил он. — Ведь ты только что сказала, что любишь меня.

— Я люблю тебя и… и на свете для меня нет… ничего прекраснее твоей любви и… — голос Лорены все время прерывался от волнения, — и хотя мне невыносима мысль о разлуке с тобой…

Тут она совсем замолкла, но, собравшись с силами, все-таки продолжила:

— Память о тебе… всегда будет жить в моем сердце и… она будет мне поддержкой, когда я…уже не буду видеть тебя… слышать твой голос.

Герцогу почудилось, что в ее глазах блеснули слезы.

— Ты так любишь меня и все же не хочешь стать моей женой? — ничего не понимал он.

— Потому… что я… слишком люблю тебя. Дрожащим голосом Лорена продолжила:

— Сейчас, перед тем, как ты вошел, я думала о , тебе… о том, что я люблю тебя так, что хочу всегда оберегать тебя, заботиться о тебе… не дать никому не только причинить тебе вред, но и задеть твои чувства… ранить твою душу, — признания давались Лорене с большим трудом.

Она тяжело перевела дыхание.

— Вот чего бы я хотела, если бы… стала твоей женой.

— Но ты отказываешь мне?

— Потому что… я не могу… принимать участие в твоей жизни. Твои друзья никогда не примут меня в свой круг, — наконец выдавила из себя Лорена.

Она умоляюще смотрела на него, всем сердцем стараясь заставить его понять.

— По их представлениям, я… не только неинтересна и неопытна, но и… Она остановилась.

— И? — подсказал герцог.

Лорена молчала, и он спросил мягко, но настойчиво:

— Скажи мне, что ты еще чувствуешь. Она взглянула на него, и против воли у нее вырвались слова:

— Меня… смущает… их поведение! Она не решилась поднять на него глаза после этих слов.

Боясь, что герцог рассердится, Лорена крепко держала его за руку, как тогда, когда они вместе наблюдали рассвет.

Герцог понял все, что она хотела сказать, и на его лице появилось выражение, какого еще никогда не доводилось увидеть ни одной женщине.

— Значит, ради моего счастья, — сказал он, — ты готова уйти, покинуть меня, зная, что наша любовь такая необыкновенная, такая всепоглощающая, что для меня она как солнце, на наших глазах затопившее своим светом небо.

— Это… это правда, что ты… испытал такое чувство? — недоверчиво спросила она.

— Да, и еще многое, — отвечал герцог. — Как и ты, я видел солнце, рассеявшее ночную тьму. Так и наша любовь очистит нашу жизнь от всего темного и безобразного и всего того, что смущает тебя, моя любимая.

— А если… если ты будешь., несчастлив со мной?

— Я знаю, что без тебя я буду настолько несчастлив, что жизнь потеряет для меня всякую цену.

Лорена наконец поверила в реальность происходящего и не удержалась от радостного возгласа.

Герцог продолжал:

— Но если тебя, моя бесценная, больше всего беспокоит, что мои друзья не примут тебя в свой круг, я тебе сейчас скажу кое-что неожиданное.

— Что? — удивилась Лорена;

— Твой дядя привез тебя в Миер потому, — сказал герцог, — что они поспорили с лордом Арчибальдом Карнфортом из-за событий, изложенных в пьесе» Пигмалион «. Ты читала ее?

— Да, я прочла ее здесь, — отвечала Лорена. — Я нашла ее в твоей библиотеке.

— Так как ты уже знакома с ее содержанием, ты легко поймешь причину спора. Лорд Карнфорт утверждал, что так преобразить девушку — кажется, героиню пьесы звали Элиза Дулиттл, — чтобы ее безоговорочно приняли в высшем обществе, невозможно.

Лорена слушала его, широко раскрыв глаза.

— Твой дядя, со своей стороны, заявил, что это вполне могло случиться. У каждого из них в этом словесном поединке нашлись сторонники. Лорд Карнфорт потребовал, чтобы твой дядя в доказательство своей правоты привез в Миер молодую неискушенную девушку, которую бы приняли в этом тесном изысканном кружке как свою.

— И это была… я? — с изумлением спросила Лорена.

— Твой дядя понятия не имел, что ты собой представляешь, потому что не видел тебя три года, — ответил герцог, — но поскольку они с Арчи Карнфортом постоянно о чем-нибудь ожесточенно спорят, он легкомысленно согласился на это пари.

— В тот первый вечер, — проговорила Лорена, — когда все смотрели на меня с таким… любопытством, я почувствовала, что происходит что-то мне непонятное.

— Ты сразу же нас всех обворожила, — признался герцог. — Когда мы завтракали вместе на следующее утро, я убедился, что ты совсем не такая, какой я ожидал тебя увидеть. Ты настолько заинтересовала меня, что меня охватило какое-то волнение.

— Волнение? — переспросила Лорена.

— Правильнее будет сказать, ты околдовала меня. Мне показалось, что ко мне впервые в жизни пришла любовь.

Наклонившись к ней ближе, герцог продолжил:

— У меня возникло такое чувство, какого я никогда не испытывал раньше. Мне хотелось не только прикасаться к тебе, целовать тебя, потому что ты была так прелестна, но и защищать тебя, заботиться о тебе, охранять тебя от всего, что могло бы повредить тебе.

— И у меня было… такое же чувство, — отметила Лорена.

Наклонившись еще ближе, он тихо сказал:

— Как я могу отказаться от самого замечательного чуда на свете, от любви к женщине, которую я искал всю жизнь?

— А ты… прекрасный принц… о котором я мечтала всегда.

Больше ничего ей сказать не удалось, потому что она оказалась в объятиях герцога, и его поцелуй заставил ее забыть обо всем.

Сжимая ее в своих объятиях, он думал, что никогда еще не встречал женщины более прелестной, более нежной и более чистой.

Его охватило никогда еще не испытанное им блаженство, и, как и Лорена, он не сомневался в том, что это чувство было даром свыше.

Ее чувство к нему было подобно солнцу, поднимающемуся над горизонтом, в чьих всемогущих ослепительных лучах бледнели и таяли звезды.

Лорена чувствовала, что своим поцелуем он навсегда взял ее сердце и душу, завладев ими безраздельно. В его объятиях она обрела защиту и уверенность, которых была лишена со дня смерти родителей.

Но теперь Лорена принадлежала ему, и ей уже никогда не придется испытать чувство страха и одиночества.

Подняв голову, герцог взглянул на нее. Она была так счастлива, что глаза ее излучали удивительный свет.

— Я… люблю тебя… Я люблю тебя! — шептала Лорена, словно наслаждалась этими волшебными звуками.

Всю ночь она повторяла эти слова, не надеясь когда-нибудь сказать их ему.

— И я люблю тебя! — сказал герцог. — Моя любимая, моя бесценная, что бы случилось со мной, если бы я не встретил тебя? Что, если бы Шоу не написал» Пигмалион»и твой дядя не поспорил бы с Арчи Карнфортом?

— Быть может, это была… судьба. Быть может, мне было суждено оказаться в Миере, — сказала Лорена, — но я думаю, что судьба так или иначе… устроила бы нашу встречу.

Она обворожительно улыбнулась ему.

— Быть может, я бы спасла тебя из-под колес автомобиля или копыт лошади! Герцог засмеялся.

— У тебя на это еще целая жизнь, а я, моя прелесть, стану оберегать тебя от всего, что может огорчить тебя, и в этом приношу торжественную клятву!

— Но я не могу… просить тебя изменить всю твою жизнь, — несмело сказала она.

— Ты изменишь не только мою жизнь, — покачал головой герцог, — но я твердо знаю, что исходящая от тебя сила так благотворна, что ты изменишь и жизнь наших друзей. До остальных нам нет дела, дорогая.

При этих словах герцог вспомнил, как Лорена уже изменила жизнь маркизы Трампингтон и Джека Гилмура, что Келвин Фэйн, обретя смысл жизни, уже не будет больше «порхать из будуара в будуар», что сэр Хьюго неожиданно нашел в себе решимость противостоять своей жене и не дать ей в будущем компрометировать себя, а Лайонел Дартфорд выбрал полезное поприще взамен пустому времяпрепровождению.

И это чудо сотворила молоденькая девушка, потому что у нее были правильные понятия, и, быть может, еще потому, что, по ее собственным словам, она полагалась на помощь, дарованную ей богом.

— Ты уверен, что… не совершаешь ошибку, предлагая мне стать твоей женой? — спросила Лорена, все еще сомневаясь в выпавшем на ее долю счастье.

— Я сделал бы величайшую ошибку, если бы не женился на тебе! — ответил герцог. — Но ошибка это или не ошибка, ты станешь моей женой, и никто и ничто меня не остановит!

Решительность, с которой он произнес эти слова, привела Лорену в восхищение.

— Как я люблю тебя… таким! — воскликнула она.

— Каким? — уточнил он.

— Твердым и властным. Сначала меня это… подавляло, но таким ты и должен быть. Руководителем… вызывающим у всех уважение и восхищение.

— Смотри, как бы я не зазнался! — улыбнулся герцог. — Но я знаю, любимая, что мне не стать таким, если тебя не будет со мной рядом, чтобы указывать мне путь.

— Этого я бы и хотела, — сказала Лорена, — но…

— Больше никаких «но»! — перебил ее герцог. — Ты хочешь, чтобы я был властным, и я проявляю властность! Я намерен как можно скорее сделать тебя своей женой, чтобы мы могли уже никогда не расставаться! И тогда мы научим друг друга любить. Я не сомневаюсь, что мне многому предстоит у тебя научиться, дорогая, — с улыбкой сказал он.

Он не дал Лорене возможности ответить. Его поцелуй был горячим, требовательным и настойчивым, как будто он желал убедиться в том, что она безраздельно принадлежит ему, и устранить какие-то тайные опасения, что в последний момент она может ускользнуть от него.

Лорене показалось, что алое жгучее солнце пылало теперь в его глазах и на его устах.

Подчиняясь ему во всем, уступая его желаниям, она стремилась слиться с ним настолько, чтобы быть частью его, так же как он успел стать частью ее.

Лорена знала, что это и была настоящая любовь, о которой она часто слышала от родителей и о которой просила для себя в молитвах.

Для нее не имело никакого значения, был ли ее возлюбленный герцогом или нищим. Это правда, что Миер казался ей сказочным местом, но герцог заполнял собой все ее существование, и среди всех сокровищ, которыми он владел, она видела только его.

Герцог продолжал целовать ее, пока Лорена не почувствовала, что весь мир остался где-то внизу, а она поднялась с ним в небо, и они растворились в солнечных лучах.

— Я люблю тебя! Боже, как я люблю тебя! — прошептал он наконец. Голос его был глухим и нетвердым. — Когда ты наконец станешь моей женой, любимая? Я не могу дождаться момента, когда ты станешь моей, и мы больше не будем разлучаться ни днем ни ночью! — поклялся Элстон.

— Я готова выйти за тебя… хоть сейчас же! — с улыбкой ответила Лорена. Он засмеялся.

— Я надеялся услышать от тебя именно это, но мне нужно немного времени, чтобы подготовить нашу свадьбу, и я полагаю, сначала должен просить разрешения твоего дяди на наш брак.

Заметив выражение лица Лорены, он спросил:

— Что тебя беспокоит?

— Ты, быть может, сочтешь это за… глупость с моей стороны, — сказала она, — но я… я боюсь, что пышная свадьба в присутствии всех твоих друзей… нарушит… чистоту нашего чувства.

Раньше герцог не понял бы, о чем она говорит. Но теперь он знал, что его любовь к Лорене была нечто драгоценное и святое, чего, как хрупкого цветочного лепестка, не должно было коснуться что-либо приземленное и тривиальное.

— Я хочу, — тихо произнесла Лорена, — чтобы в церкви с нами был только бог и его любовь, а не… люди.

— Все будет так, как ты хочешь, любовь моя, — сказал герцог. — Наша свадьба состоится послезавтра, в той самой церкви, где мы вместе молились в воскресенье. Ты согласна?

— Это было бы прекрасно! — с восхищением воскликнула Лорена. — Но вдруг… дядя Хьюго… не согласится? — неожиданная мысль испугала ее.

— Согласится! — уверенно сказал герцог. — И тебе не нужно будет возвращаться с ним в Лондон в четверг. Я получу специальное разрешение на брак, и мы не будем никого посвящать в наши планы, пока свадебная церемония не свершится и ты не станешь моей.

Лорена знала, что это было проявлением трусости с ее стороны, но она не могла без ужаса подумать, какую сцену устроила бы Дейзи Хеллингфорд, узнав о предстоящей свадьбе.

Кроме того, девушка хотела избежать шуток и разговоров друзей герцога на этой церемонии, столь важной для них двоих.

Но больше всего она не желала присутствия женщин, подобных виконтессе Сторр или своей тети Китти Бенсон, для которых брак был чем-то несущественным, вроде игры, а не таинством, каковым считал его ее отец.

Следя за выражением ее лица, герцог сказал:

— Предоставь все эти хлопоты мне, моя прелесть. Я знаю, о чем ты думаешь, и разделяю твои чувства. Никого из посторонних не будет, кроме твоего дяди, твоего посаженого отца. А медовый месяц мы проведем в моем доме на берегу моря, где будем совершенно одни и сможем посвятить целиком все свое время друг другу…

Лорена издала восторженное восклицание.

— И почему ты такой замечательный? Как ты можешь угадывать все мои желания и при этом… оставаться таким… какой ты есть?

— Я понимаю тебя, так же как и ты понимаешь меня, — сказал герцог. — Потому что мы принадлежим друг другу и чувствуем не столько разумом, сколько сердцем.

— Я тоже это чувствую, — согласилась Лорена, слегка вздохнув. — И так счастлива, так бесконечно, так безумно счастлива! Когда я приехала сюда, мистер Гиллингэм сказал, что это сказочный дворец, в котором обитает прекрасный принц, — продолжала она. — Ты уверен, что все это происходит на самом деле? Что я неожиданно не проснусь, и окажется, что это был сон и что ты так и останешься сказочным принцем, созданием моего воображения?

— Если это и так, дорогая, — сказал герцог, — значит, нам снится один и тот же сон.

— Я хочу, чтобы так было всегда, — улыбнулась Лорена. — Но мне хочется верить, что ты действительно станешь моим мужем, а я твоей женой.

— В этом не может быть никакого сомнения, — ответил герцог. — Когда мы встречали вдвоем рассвет и ты вложила свою руку в мою, я знал, что уже никогда не расстанусь с тобой, никогда не отпущу тебя от себя, — убежденно сказал он.

Он снова поцеловал ее пылко и страстно. Лорена не испытывала никакого страха, ее охватило какое-то непонятное ей возбуждение.

Его поцелуи разжигали внутри ее таинственный огонь. Разгораясь, огненный вихрь сметал все ее сомнения и опасения, не оставляя от них и следа.

Лорена обвила руками его шею, теснее привлекая к себе Элстона.

Рассвет любви наступил во всей своей дивной красоте.

Его поцелуи становились все жарче, кольцо ее рук сжималось все плотнее.

— Я люблю тебя! Я люблю тебя, и ты… ты уносишь меня с собой в небеса, — шептала Лорена. — В целом мире… во всей вселенной для меня нет никого… кроме тебя!

Элстон смотрел на любимую, вглядываясь в ее сиявшее счастьем лицо, и чувствовал, что его тоже возносит ввысь божественная сила любви.

— Я боготворю тебя, мое сокровище, — сказал он. — Небо послало мне тебя, и теперь ты моя навек!

Этот торжественный обет прозвучал из глубины его души.

Лорена вновь предалась волшебной власти его поцелуев. Она свято верила, что этому сладкому сну наяву не будет конца.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7