Любовь винодела (fb2)

- Любовь винодела (пер. И. В. Лыгалова) (а.с. Семья Саксон-2) (и.с. Любовный роман (Радуга)-1935) 224 Кб, 105с. (скачать fb2) - Тесса Рэдли

Настройки текста:



Рэдли Тесса Любовь винодела

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Если бы маркиз Рафаэло де Лас Каррерас мог своими руками передушить всех этих увальней из службы безопасности в аэропорту Хитроу, то непременно сделал бы это. И тогда, возможно, не опоздал бы на свой рейс. Теперь, чтобы попасть из Мадрида в Лос-Анджелес, придется лететь с пересадкой через Лондон и только потом — дальше, в новозеландский Окленд.

Достать билет на другой самолет тоже оказалось проблемой из проблем. Удалось попасть только в салон эконом-класса, набитый пассажирами, словно сельдями в банке. Однако выбирать не приходилось. Сидя между потным толстяком, владельцем агентства по продаже автомобилей, и измученной женщиной с плачущим ребенком, Рафаэло просто кипел от злости.

Но оказалось, все это цветочки — ягодки были впереди: самолет приземлился в Окленде, опоздав на восемнадцать часов, багаж Рафаэло с монограммой Луи Виттона пропал, а зарезервированный на его имя «порше» был уже отдан другому.

Ни дорожные чеки, ни платиновая банковская карточка, ни американские доллары не помогли — найти машину было нереально. «Извините. В городе проходит международный спортивный турнир», — разводили руками один за другим владельцы прокатных автосалонов.

После долгих мытарств Рафаэло все же удалось раздобыть средство передвижения — если только можно было так назвать то убожество на колесах, на котором ему предстояло ехать дальше. Желтая с черными разводами и засаленными сиденьями, обклеенная неоновыми стикерсами развалюха, отлично смотрелась бы в качестве наглядного пособия в какой-нибудь захолустной автошколе на стенде «Жертвы автокатастроф». Но и этот «хай-тек» влетел Рафаэло в копеечку, а если уж говорить откровенно: ушлые продавцы ободрали маркиза как липку. А, кроме того, он не спал двое суток. Не принимал душ. Его жеваный костюм так же слабо напоминал респектабельное одеяние джентльмена, как дребезжащий рыдван приличную машину. К тому времени, когда, наконец, это ржавое корыто, дернувшись, словно в агонии, затормозило под вывеской винодельческого комплекса «Саксон Фолли», Рафаэло скрипел зубами от ярости. При попытке припарковаться в тени старого дуба его поджидал очередной сюрприз — в авто не сработал ручной тормоз. За камнем, который был необходим, чтобы подложить под заднее колесо, пришлось лезть через забор. Так что ко всему прочему мятый костюм еще украсило и грязное пятно.

— Черт побери, — прошипел Рафаэло, отправляясь на поиски Филиппа Саксона.

И навстречу своей судьбе.


Незнакомца во дворе винодельни Кейтлин Росс заметила сразу, как только тот вошел в ворота. Решительно подойдя к толпе родственников и близких, собравшихся по случаю памяти Роланда Саксона, он встал между Джимом и Тэйном, двумя ее помощниками, и пристальным взглядом принялся выискивать кого-то среди людей, слушавших речь одного из братьев-наследников компании «Саксон Фолли».

Кейт видела его первый раз. И это было странно. Она так давно работала в «Саксон Фолли», что стала почти членом семьи. И знала всех их не только в лицо и по именам, но и по домашним прозвищам. А этот мужчина определенно был здесь чужим.

Тем временем Филипп Саксон закончил свою речь. Рядом кто-то всхлипнул и вытащил платок. Кейтлин заставила себя отвести от незнакомца взгляд. Настала очередь Элис Блейк, родной сестры Роланда. До недавнего времени ни братьям, ни сестре не было известно, что он был усыновлен Саксонами. И когда все открылось, то для Хита, Джошуа и Меган, которые считали его единокровным членом семьи, это известие стало настоящим испытанием.

Она снова украдкой покосилась на него. Высокий, черноволосый, смуглый, с огненным горящим взглядом, этот человек резко выделялся из толпы собравшихся. Кто он такой? Еще один журналист, намеревавшийся вылить грязь на Саксонов?

Кейт смерила его оценивающим взглядом с ног до головы. Мятый костюм в пятнах, осунувшееся лицо, нечищеные пыльные ботинки — определенно это не представитель пишущей братии и не папарацци: длиннофокусного объектива тоже нигде не было заметно. Может, он бывший школьный друг Роланда? Или сокурсник?

На ходу бормоча извинения, Кейтлин стала пробираться через толпу. Через минуту она стояла возле Джима, который улыбнулся и слегка подвинулся, освобождая ей место между собой и незнакомцем.

Полуобернувшись к незнакомцу, она тихо спросила:

— Мы, кажется, не встречались?

Он удивленно блеснул на нее своими черными глазами. У Кейт вдруг гулко заколотилось сердце, а где-то внутри словно что-то щелкнуло и высекло невидимую искру, которая так и осталась теплиться в самом глубоком, потайном уголке души.

— Я Рафаэло Каррерас.

Голос его, с легким акцентом, в котором не было и намека на Новую Зеландию, завораживал.

— Вы знали Роланда?

Это было вполне возможно. Как директор по маркетингу Роланд объездил весь мир.

— Нет.

Снова односложный ответ. К разговору этот человек явно не был расположен.

— Тогда что вы делаете здесь? — не отставала она.

Он перевел на нее прищуренный взгляд, оглядев ее всю, начиная от пучка светлых волос на затылке до кончиков кожаных туфель, так, что она зарделась. Неожиданно для себя Кейт представила со стороны, насколько непрезентабельно выглядит. Узкие черные лодочки, которым было лет десять, и которые она надевала только на винные шоу, на бледных ногах, торчавших из-под старомодной юбки. Жакет дурацкого нежно-персикового цвета, который хотя и оживлял ее блекловатую, по мнению самой хозяйки, наружность, к сегодняшнему трауру подходил как корове седло. Сей ценный предмет дамского гардероба абсолютно не был ей нужен ни сегодня, ни завтра, потому что обычно Кейт предпочитала джинсы и брюки. Бесполезная вещица стоила ей целого состояния и все-таки была куплена, потому что на этом настояла Меган.

Наконец, взгляд темных как ночь глаз снова остановился на ее лице. И по нему никак нельзя было определить, понравилось ли ему то, что он увидел, или нет.

— Вы из Саксонов? — спросил незнакомец.

— Нет, но…

— Тогда вас не касается, почему я здесь.

Опешив от подобной бесцеремонности, Кейтлин растерянно хлопнула ресницами и бросила взгляд на Пита, их нового охранника. После того как три недели назад из-за двоих баловавшихся подростков на конюшне произошел несчастный случай, на «Саксон Фолли» было решено нанять охрану. Дородный здоровяк Пит стоит дюжины, если кого-нибудь вдруг понадобится выставить отсюда.

Кейтлин еще раз покосилась на непрошеного гостя. Да, одним Питером здесь, пожалуй, не обойтись. Под темным костюмом угадывалось тренированное тело атлета: широкие плечи, мощные бицепсы, крепкая шея. Этот беспардонный субъект, однако, сложен как борец. Резкие черты лица, четкий профиль и сверкавший взгляд дополняли впечатление мужественности и силы, которым дышал весь его облик. Однако нахальства ему явно не занимать.

Взяв себя в руки, она прямо посмотрела в его лицо и вполголоса отчеканила:

— Нет, касается.

Он саркастически поджал губы.

Однако Кейт все-таки сомневалась, стоит ли выпроваживать незнакомца и тем самым доставлять лишнее беспокойство Саксонам. Она озадаченно обвела глазами Элис, Джошуа, Хит, Меган… Нет, лишние волнения им сейчас совсем ни к чему. А вдруг этот нахальный субъект — важный деловой партнер Саксонов? Пожалуй, стоит оставить его в покое. По крайней мере, на время.

Легкий шепот неподалеку привлек ее внимание. Элис закончила речь и отступила в сторону, промокая платочком слезы. Джошуа Саксон, утешая невесту, обнял ее за плечи. Они обручены с недавних пор. Несмотря на все трудности прошедшего месяца, эти двое смогли найти друг друга…

Что-то похожее на зависть, кольнуло Кейтлин в сердце. Обрести любовь было ее давней мечтой. Она устала всю жизнь быть просто главным виноделом «Саксон Фолли», а еще раньше — просто перспективной студенткой. По ее убеждению, любовь — это тот свет, который освещает жизнь, и Кейтлин уже поднадоело бродить в потемках в поисках своего суженого. Оставалось вкладывать свою нерастраченную страсть в процветание «Саксон Фолли» и тайком мечтать, что у них с Хитом что-то получится… Но, увы, тот видел в ней только старую добрую подружку Кейтлин.

Взгляд этого незнакомца задел ее за живое. То мгновенное, почти незаметное чувство, вспыхнувшее, едва только он взглянул на нее, теперь тлело в ней крошечной искрой.

Она не устояла перед искушением посмотреть еще раз в его сторону, чтобы узнать, на кого смотрят сейчас эти черные глаза. И тут ее сердце упало.

Рядом никого не было.


Тем временем Рафаэло молча пробирался через толпу, не спуская глаз с высокого мужчины с седыми висками, в котором угадал Филиппа Саксона. Встав за его спиной, он ждал, пока закончится церемония.

Заметив какое-то движение в толпе, он перевел взгляд и увидел, что к ним пробиралась та самая высокая блондинка, которая несколько минут назад устроила ему допрос.

Рафаэло поджал губы. Если ее и нельзя было назвать красавицей, то лишь из-за отсутствия той уверенности, свойственной красивым женщинам. Но в то же время в ней было что-то…

По толпе снова прошло движение. Все внимание обратилось на высокого темноволосого мужчину, стоявшего на краю ряда свежевысаженных виноградных лоз.

— Этот сорт, — произнес он, — был посажен в честь моего брата Роланда. Пусть память о нем навсегда останется в наших сердцах.

Значит, это был либо Джошуа, либо Хит Саксон. Внезапно незнакомая холодная тяжесть наполнила его грудь.

Он перевел взгляд на другого человека, который мог быть Филиппом, и на этот раз уже не ошибся. Это из-за него Рафаэло летел через полмира и стоял сейчас здесь на дворе новозеландской винодельни. И кипел от ярости. Церемония закончилась. Саксон сделал шаг вперед.

Сейчас. Рука испанца тяжело легла на плечо главы винодельческой корпорации. Саксон обернулся. Рафаэло молча смотрел на его лицо. Тонкий прямой нос. Темные волосы, зачесанные назад. Высокий лоб. Темные глаза расширились.

— Нет! — невольно шепотом сорвалось с губ Филиппа.

Рафаэло ждал, давая ему возможность собраться с мыслями.

— Филипп? — Рядом с ним возникла та же высокая блондинка. — Все в порядке?

Рафаэло взглянул в ее холодные светлые глаза. Легкая дрожь пробежала по его спине. Интуиция подсказывала, что надо избавиться от нее.

— Мы предпочли бы побеседовать наедине, — процедил он, буравя ее глазами.

— Вы хотите, чтобы я ушла? — Слова были обращены к Филиппу, но взгляд гневно сверкавших глаз был прикован к Рафаэло.

— Нет. Останьтесь.

По всей видимости, девица была все же важной персоной. Если это не Меган Саксон, то кто она такая, черт возьми?

— Вы уверены? — спросил он. — Это может выйти вам же боком. Вы не боитесь, что ваша тайна выплывет наружу?

Саксон озадаченно взглянул на этого странного человека и медленно произнес:

— Кейтлин, наверно, тебе все же стоит оставить нас одних.

Так, значит, это была Кейтлин Росс. Он-то представлял себе энергичную даму бальзаковского возраста, с крикливым голосом и мужскими ухватками. Неужели вот эта девчонка, которой на вид едва дашь лет двадцать пять, — профессионал экстра-класса, о каком мечтал каждый преуспевающий винодел?

Кейтлин тряхнула головой.

— Нет, я так не могу. То, что он говорит, — она ткнула пальцем в сторону Рафаэло, — звучит как угроза. — Ее светлые глаза встретились с его горящим взором. — Я останусь с вами.

Смело. Но и глупо тоже.

— Вы хотите услышать то, что вас не касается, — раздраженно произнес Рафаэло.

— Дела семьи меня тоже касаются, — не уступала блондинка.

Девица, с виду — мед и масло, оказалась куда тверже и решительней, чем могло показаться на первый взгляд.

— Кейтлин для нас все равно, что член семьи, — поддержал ее Филипп.

Рафаэло, покачиваясь на каблуках, холодно смотрел на них обоих, раздраженный такой солидарностью, уголки его рта скептически скривились.

— Кейтлин, дорогая, ты не знаешь, где эти тележки с канапе? — раздался рядом с ними слегка запыхавшийся, приятный женский голос.

Это была супруга Филиппа, Кей Саксон. Но не успела Кейтлин ответить, как Рафаэло сделал шаг вперед:

— Представьте нас.

Филипп, побледнев, бросил на жену отчаянный взгляд:

— Кей, это… э-э…

Рафаэло молча ждал.

— Прощу прощения… но я не знаю вашего имени.

Губы Рафаэло приподнялись в уничтожающей улыбке.

— Мое имя Рафаэло Каррерас.

Жена Филиппа протянула руку.

— Рада вас приветствовать в своем доме, мистер Каррерас.

Значит, она приняла его за делового партнера. Драконья улыбка Рафаэло сделалась шире.

— Ох уж эти сдержанные английские рукопожатия! Думаю, что очень скоро нам предстоит ближе узнать друг друга.

Он сделал шаг вперед и по европейской манере щекой прикоснулся к щеке Кей. Через ее плечо Рафаэло со злорадством увидел лицо Филиппа. У того был вид привязанного к рельсам обреченного, в ужасе вытаращившего глаза на стремительно надвигающийся поезд.

Между тем Кейтлин тоже протянула свою руку.

— Ну раз уж вы намерены хорошо узнать Саксонов, в таком случае мне тоже стоит представиться. Я…

Однако Рафаэло неожиданно подался к ней.

— Очень рад познакомиться с вами. — Его губы коснулись ее щеки, он услышал, как она выдохнула. От нее пахло полевыми цветами. Запах был слабый и мягкий. — Мне очень приятно, мисс Росс.

Она отпрянула, в изумлении глядя на него:

— Вы знаете мое имя?

Еще бы ему не знать, кто она! Восходящая звезда, завоевавшая серебряную медаль два года назад на Мировом конкурсе вин. А в прошлом году она и Саксон удостоились золотой медали.

— Вы будете удивлены, как много я знаю.

Испуг прошел, ее глаза сверкнули гневом.

— Возможно, не так уж много вы и знаете, мистер Каррерас. Попрошу называть меня мисс Росс.

— Ага… — Его глаза сузились. — Мне следовало бы об этом догадаться.

Саксон сделал движение, и внимание Рафаэло вновь переключилось на человека, ради которого он проделал путь через половину земного шара.

— Кейтлин и ты, дорогая Кей, возможно, нам лучше будет поговорить с мистером Каррерасом наедине. — В голосе Саксона слышалось явное беспокойство.

Кей нахмурилась.

— Но какая в этом необходимость?

— Потому что это могут быть вещи, о которых ваш муж не рассказывал вам, миссис Саксон.

Она небрежно махнула рукой:

— Мой муж мне все рассказывает.

— Возможно, и нет.

— А вы дерзки, — снова раздался голос несносной блондинки за его спиной.

Рафаэло повернулся к ней, задыхаясь от негодования. Он — маркиз де Лас Каррерас. К его имени всегда относились с уважением. До последнего времени…

— Будьте осторожны, — прошипел он.

— Или что? Чего стоят ваши угрозы? Вы во владениях Саксонов, здесь есть охрана…

— Кейтлин… — Филипп дотронулся до ее руки.

Но она уже не могла остановиться:

— Позовите Пита. Никто не может просто так угрожать вам, Филипп.

Рафаэло метнул в нее высокомерный взгляд.

— Я никому не угрожаю. Но уверен, что он, — Рафаэло никак не удавалось заставить себя назвать этого человека по имени, — предпочел бы разговаривать со мной с глазу на глаз.

— Мне бы все же хотелось услышать объяснения по поводу того, о чем ты не говорил мне. — Кей Саксон была настроена весьма решительно. — Кейтлин права: он действительно непозволительно дерзок.

Рафаэло почувствовал, что вот-вот потеряет над собой контроль. Напряжение в течение этих двух суматошных дней и эта боль и ярость, которые он сдерживал в себе последние месяцы, наконец вырвались наружу.

— Неужели это дерзость, — хрипло произнес он, — проделать путь через полмира, чтобы увидеть своего отца?

У Филиппа перехватило дыхание.

— Вашего отца?! — Кейтлин выглядела ошеломленной. — Какое это имеет отношение к…

Рафаэло бросил на нее колючий взгляд:

— К вам это точно не имеет отношения. Но, уж поверьте мне, к Филиппу Саксону это имеет самое непосредственное отношение.

ГЛАВА ВТОРАЯ

— Как, вы сказали, ваше имя? — Лицо Кей внезапно побледнело.

— Рафаэло Каррерас.

Кей покачала головой.

— Я никого не знаю с таким именем.

— Он лжет, — не удержалась Кейтлин.

— Кей…

— Подожди. — Кей отстранилась от Филиппа. — Каррерас — это испанское имя?

— Кей, дорогая, пойдем. Гости ждут нас. — Филипп спокойно опустил руку на плечо жены, хотя на его скулах ходили желваки.

Подбоченившись, Рафаэло подался всем корпусом вперед. Он был готов к бою.

— Миссис, мое полное имя Рафаэло Лопез де Лас Каррерас.

— Лопез? Помню, была девушка… молодая женщина… — Голос Кей стал едва слышен. — Кажется, ее звали Мария Лопез. Да, я помню, она искала следы кого-то из своих близких… Может быть, отца или дяди, который погиб во время Нейпирского землетрясения. Да, точно. Я вспомнила. Ее имя было Мария.

— Так зовут мою мать. — Голос Рафаэло был ровным, но взгляд, словно острый клинок, вонзился в Филиппа.

Глаза Кей расширились. Она прижала пальцы ко рту и, выскользнув из-под руки Филиппа, повернулась к нему лицом.

— Скажи мне, что это неправда…

Филипп медленно достал из кармана платок и, не разворачивая его, вытер лоб.

— Похоже, ты не собираешься это отрицать… — Морщины на лице Кей обозначились резче. Она снова повернулась к Рафаэло, внимательно изучая его. — Сколько вам лет?

— Тридцать пять.

— Столько же, сколько и Роланду. — Кей прерывисто вздохнула и посмотрела на Филиппа.

Он с видом кающегося грешника протянул к ней руку.

— Кей, прости. Я никогда…

— Никогда не думал, что мне станет все известно?

Не дожидаясь его ответа, Кей развернулась и быстрым шагом пошла к дому. Филипп медленно двинулся за ней.

Только теперь Кейтлин заметила, как у нее дрожат руки. Боже. Выходит, Рафаэло не лгал.

Его лицо не выражало никаких эмоций. Ни тени улыбки. Ни искры злорадства. Так зачем же он сделал это? Зачем нужно было, проехав через полмира, бросить бомбу в семью Саксон?

Он встретил ее недоуменный взгляд с тем же непробиваемым хладнокровием и, повернувшись, пошел прочь. Кейтлин ошеломленно уставилась ему в спину.

— Чего вы хотели добиться, устроив эту сцену? — Она швырнула ему вдогонку эти слова, словно камни.

Он остановился.

Кейтлин оглянулась вокруг. Какая-то пара с удивлением смотрела в их сторону. Чуть подальше, беседуя, стояли еще люди.

— Здесь слишком много народу. Давайте отойдем.

Она просто кипела от гнева на этого человека, так бесцеремонно и грубо растоптавшего мир и покой в семье людей, ближе которых у Кейтлин никого не было. Как только они вошли во двор конюшни, несколько лошадей выглянули из стойл, навострив уши. Привычный запах сена немного успокоил Кейтлин. В самом конце ряда, оттуда, где в стойле была закрыта верхняя часть, двери, слышались требовательные удары копыт. Мистер Киллер. Кроме него больше некому поднять такой шум. Зато теперь нечего было опасаться, что их услышит кто-нибудь из гостей. Она посмотрела на Рафаэло.

— Вы хотя бы отдаете себе отчет, в какой момент пришли?

— Я позвонил. У меня была договоренность.

Кейтлин удивленно подняла брови:

— О чем речь, если сегодня день памяти Роланда?

— Я должен был прилететь вчера. — Он откинул упавшие на лоб волосы. — Но в дороге произошли накладки.

— На таможне в Лондоне? — Она кивнула в ответ на его удивленный взгляд. — Слышала об этом в новостях. Но ни Кей, ни Филипп вообще не планировали никаких встреч на этой неделе.

Он нахмурился.

— Женщина, которая ответила мне по телефону, вроде что-то такое говорила, но я не совсем понял.

Это было похоже на правду. Смущение в его глазах было слишком явным.

— Вы, должно быть, говорили с Эми, личным секретарем Филиппа. Она была невестой Роланда. Он погиб в автомобильной катастрофе несколько недель назад. Конечно, Эми была в таком состоянии, что могла и забыть передать Филиппу о встрече.

— Мои соболезнования. — Он наклонил голову. Кратко и вежливо. И тут же снова вспыхнул: — Я пролетел полмира. И, собираясь приехать с определенной целью, предупредил о своем приезде. Но не думал, что Саксон может ничего не знать об этом. Разумеется, у меня и в мыслях не было, поджавши хвост, отправиться обратно, так и не исполнив своего намерения.

— Значит, так? Значит, это все, что вы можете сказать после той сцены, что вы устроили?

— Я не собирался устраивать никаких сцен — это вы ее спровоцировали.

Кейтлин открыла рот… и закрыла его снова. Он был прав, черт возьми! Ну почему, ну кто ее тянул за язык?

Но остаться в стороне тоже было немыслимо. Для нее Филипп был куда больше, чем работодатель. Он был ее вдохновителем, ее наставником, ее другом!

— Саксоны для меня все равно, что родная семья. Отвернуться и позволить терзать Филиппа было бы равносильно тому, чтобы позволить бессовестному негодяю топить котёнка.

— Я не бессовестный негодяй! — прорычал он. Кровь хлынула в голову. — И не топлю котят! У меня есть честь и совесть — то, чего нет у вашего работодателя. Я никогда бы не оставил беременную женщину одну, без поддержки!

Неожиданно Кейтлин ощутила, с какой силой бушует гнев в этом сильном, рослом человеке. По ее спине пробежал холодок страха. Она сделала шаг назад.

Он последовал за ней, неумолимо сократив расстояние между ними.

— Я хотел поставить этого труса перед фактом, что у него есть сын, которого он не захотел признать, и женщина, которую он оставил безо всякой поддержки.

Еще один шаг, и она спиной уперлась в белую стену конюшни, ощутив лопатками через тонкую ткань жакета неровность штукатурки. Она судорожно сглотнула.

— Возможно, он не знал…

— Нет, знал! — Темная фигура Рафаэло угрожающе нависла над ней. Его кулак опустился на белую стену рядом с ее головой. — Моя мать написала ему, когда узнала, что беременна!

— Возможно…

Ее голос прервался, когда он наклонился вперед. Его цепкие глаза были наполнены гневом, под нижней губой отчетливо был виден тонкий шрам.

Она совершенно не знала этого мужчину.

Что же заставило ее пойти с ним сюда, где их никто не мог увидеть? С внезапным ужасом Кейтлин осознала, что они совершенно одни в пустом дворе конюшни. Мало ли что может прийти в голову этому неуравновешенному человеку? Ее даже никто не услышит, если придется звать на помощь.

Усилием воли она взяла себя в руки:

— Возможно, письмо где-то затерялось.

— Моя мать написала ему снова. Она была в отчаянии. Вряд ли могли затеряться оба письма — Новая Зеландия все же не Марс.

В его глазах мелькнула такая боль, что у Кейтлин неожиданно для нее самой сжалось сердце. Рафаэло оттолкнулся руками от стены, и, к огромному облегчению девушки, расстояние между ними перестало быть таким угрожающе близким.

— Моя мать пыталась связаться с ним по телефону. И тогда Филипп Саксон дал понять, что не заинтересован в ребенке и не собирается ради нее оставлять свою жену. — Щемящая горечь, прозвучавшая в его голосе, вызвала у Кейтлин мурашки по коже.

Движимая состраданием, она машинально подняла руку, собираясь дружески ободрить его, но тут же отдернула, вспомнив, по какой причине они находятся тут.

— Это какая-то ошибка, — прошептала она, очнувшись от объявшей сердце жалости. Неужели хватило двух-трех слезливых фраз, чтобы предать Саксонов?

— Ошибки не было. Филипп Саксон сделал это, — с глубокой печалью в голосе сказал Рафаэло.

Кейтлин спросила себя: а каково было перенести все это его матери в то время? Тридцать лет назад общественное мнение было куда менее лояльным к таким вещам.

Но больше всех достойна была сочувствия Кей. Бедняжка! Не успели на глазах высохнуть слезы из-за погибшего сына, как на нее обрушился новый удар: спустя столько лет узнать, что муж нарушил клятву верности! Такое выдержит не всякий.

Кейтлин с решительным видом оттолкнулась от стены.

— Вы здесь не единственный, кто страдает. Филипп недавно потерял сына. Неужели у вас нет хоть капли жалости к нему? Я имею в виду, что вы оба… сейчас скорбите. Возможно, вы могли бы предложить ему…

Она подняла взгляд, но увидела только его надменно вздернутый подбородок.

— У меня нет никакого намерения предлагать ему что-нибудь, — отрезал Рафаэло. — Я не должен ему ничего.

У нее запылали щеки от его злобного упрямства.

— Он ваш отец и потерял сына. Почему бы вам…

Его черные густые брови грозно сошлись на переносице.

— Мой отец учил меня скакать на лошади, ловить рыбу, плавать. Он научил меня всему тому, что я знаю о вине. И он — не Саксон.

— Извините, — пробормотала она, не зная, что еще сказать.

Из его груди вырвался тяжелый вздох.

— И перед смертью тот, кого я всю жизнь считал своим отцом, признался, что они с матерью лгали мне: я не его сын.

Рафаэло был убежден, что его предали. Было нечестно скрывать от него правду. Но был ли у Марии выбор? Возможно, она хотела вообще забыть о существовании Филиппа. И вот теперь Рафаэло прибыл в «Саксон Фолли» — страдающий, обиженный… злой на весь мир.

Ситуация была взрывоопасной.

— Но Кей не заслужила…

— Согласен, мое появление для нее не подарок. — В его темных глазах немного поубавилось злого блеска. — Но это не значит, что я специально намеревался причинить боль Кей Саксон.

— Только Филиппу… — Она увидела, как он резко откинул голову. — Вы хотите причинить боль ему. Почему? Потому что он отверг вас, когда вы были ребенком? Или боитесь, что он не захочет принять вас сейчас?

Целая гамма эмоций отразилась на его лице, пока не осталось одно лишь раздражение.

— Я не ребенок. Я реалист. И даже не знаю этого человека…

— Но вы хотите узнать его?

— Нет! Мне этого не нужно. Никакого уважения по отношению к нему в моем сердце нет…

— Так, значит, вы просто хотите отплатить ему той же монетой за ту боль, которую он причинил вам?

— Не обо мне речь. Я хочу наказать его за то, что он сделал моей матери. — От того, с какой яростью Рафаэло выбросил из глубины души эти слова, Кейтлин поежилась.

Повисла долгая неловкая пауза. Она с опаской подняла на него глаза и вдруг поймала на его лице замешательство вперемешку с раздражением, недоумением и чем-то там еще. Впрочем, это было всего лишь какие-то доли секунды, и разбираться в этом было некогда. Но в любом случае это была далеко не мрачная решимость яростного мстителя.

В ее кармане зажужжал мобильник.

— Ты где? — раздался в трубке голос Меган. — Ты нам очень нужна.

Проклятье. Она должна была помочь Кей с приемом гостей.

— Сейчас приду. — Она нажала кнопку отбоя и посмотрела на Рафаэло. — Мне нужно идти — так же, как и вам. На сегодня вы уже достаточно причинили всем беспокойства.

Во взгляде Рафаэло снова вспыхнул недобрый огонек.

— Я имею на это полное право…

— Не сегодня. Дайте Саксонам возможность достойно почтить память Роланда.

Теперь его глаза превратились в узкие щелки.

— Завтра.

Кейтлин с облегчением вздохнула — и на том спасибо. Она хотела поблагодарить его, но он опередил ее.

— Вечером я улетаю обратно в Испанию. Так что у меня не будет времени, как вы говорите, сидеть, скрестив пальцы.

— Сложа руки. — Она улыбнулась, пытаясь скрыть неясное смутное разочарование. — Да у вас осталась всего лишь одна ночь.

Рафаэло внимательно посмотрел на нее. Под этим пристальным взглядом Кейтлин ощутила себя так неуютно, что ей захотелось поежиться.

— Вы поужинаете со мной? В моем отеле?

Темные глаза Рафаэло приобрели какое-то зовущее выражение, смутившее и поколебавшее Кейтлин. Ее колени задрожали. Ощущение было совершенно неожиданным и новым для нее.

— Нет. Не поужинаю. — Она не осмелилась бы. И не позволила бы себе даже говорить с ним на отвлеченные темы. — Но хочу предложить вам…

— Вы снова собираетесь дать мне приказ развернуться?

Она вздохнула:

— Нет. Не приказ. Предложение, которое пошло бы на пользу и вам и Филиппу… и вашим с ним отношениям в будущем.

— Повторяю — никакого будущего у наших с ним отношений нет и быть не может.

В его голосе снова металлом зазвенела надменность. Вспышка интереса, которая заставила потеплеть его глаза, исчезла, словно искра огня в ночном небе.

До чего же напыщенный испанец, подумалось Кейтлин. Жаль, что попытка найти общий язык сорвалась, хотя, казалось, это вот-вот должно было случиться.

— Мне кажется, этим вечером имеет смысл подумать, как заново выстроить отношения с вашим отцом. Почему вы хотите все разрушить, даже не пытаясь понять причину? А назавтра вам лучше позвонить ему и сообщить о цели своего визита.

Уголки его четко очерченных губ приподнялись. Улыбка — если это можно было так назвать — была не просто снисходительной, а до обидного высокомерной. Ясно как божий день: он не примет предложения. Ни от нее. Ни от кого-нибудь другого. Рафаэло Каррерас был сам себе хозяин и делал то, что считал нужным.

— Не в моих правилах, — процедил он, — давать противнику возможность приготовиться.

Господи, как он раздражал ее своей манерой чеканить каждое слово, своим безукоризненно приталенным пиджаком, своим снобистским гонором! И этим своим красивым ртом, который говорил такие ужасные вещи.

— Он ваш отец, а не противник, — словно со стороны Кейтлин услышала собственный звенящий как струна голос.

На его лицо снова легла тень, губы сжались.

— Сейчас он мой враг.

Кейтлин отвела глаза от его чувственного рта и посмотрела прямо ему в глаза. Полыхавшее в них пламя ненависти обожгло ее, словно огнем. Внезапно на сердце стало тревожно за Саксонов и за… за самого Рафаэло.


Несмотря на то, что Меган ждала Кейтлин, она решила лично проводить Рафаэло до выхода. Ей хотелось быть уверенной, что он больше не попадется на глаза Саксонам. По крайней мере, сегодня.

Сзади них зашуршал гравий.

— Кейтлин, — раздался голос Хита, — ты не знаешь, что случилось? Почему мама плакала?

Ее сердце упало. Она отошла в сторону, чтобы пропустить приближающуюся машину.

— Кей плакала?

Ни разу с того дня, как не стало Роланда, Кей не плакала, проявляя какой-то неестественный стоицизм. Неудивительно, что, в конце концов, ее нервы не выдержали. Рафаэло встал рядом с Кейтлин, широко расставив ноги, и, напружинившись, словно дикий кот перед прыжком, натянутым голосом произнес:

— Сожалею, что мои слова расстроили вашу мать. Но это было не намеренно.

Кейтлин переводила взгляд с одного на другого. Теперь она явственно видела их сходство. Конечно, Хит был моложе. Но темные глаза, высокие жесткие скулы и решительный подбородок выдавали их общие гены.

— Что он сказал ей?

Хит не удостоил испанца даже взглядом. Краем глаза Кейтлин увидела, как лицо Рафаэло превратилось в ледяную непроницаемую маску. Теперь ситуация приняла иной, совершенно неожиданный оборот.

И она, Кейтлин, была причиной всему.

— Я здесь, — процедил Рафаэло, — и вы можете обращаться прямо ко мне. И у меня есть имя — Рафаэло Каррерас.

Хит бросил на него презрительный взгляд.

— Ты что-то сказал?

Кейтлин сжалась.

Рафаэло, ни на йоту не повысив голос, тем же тоном произнес:

— Мое имя Рафаэло Каррерас…

— Мне нет дела до твоего имени. Я хочу знать, что ты сказал моей матери.

Это была не просто грубость, это был дерзкий вызов. Кейтлин сделала шаг и встала между ними.

— Хит… — Она положила руку на его плечо, стараясь, чтобы та не дрожала.

Было невыносимо смотреть, с какой ненавистью буравили друг друга взглядами эти два человека, столь похожие внешне друг на друга. Два одинаково четких, почти классических профиля, словно две стороны античной монеты.

— Хит, Кейтлин! — Джошуа Саксон пересекал вымощенный камнем подъезд. — Меган послала меня найти вас обоих. Уже подают кофе. Вы что, так и не собираетесь присоединиться к гостям?

— Сначала я хотел бы услышать, что именно вот он, — Хит презрительно кивнул в сторону Рафаэло, — сказал нашей матери. Она плачет.

Брови Джошуа поднялись.

— Плачет?

— И он должен ответить за это.

Не переставая проклинать себя за то, что с самого начала помешала Рафаэло поговорить с Филиппом, когда он только появился во дворе винодельни, Кейтлин пыталась хоть как-то разрулить взрывоопасную ситуацию.

— Хит, — примирительно сказала она. — Это не его вина. Это…

Но тот, не слушая ее, угрожающе шагнул вперед, отстраняя Кейтлин рукой. Его сильное, тренированное тело было воплощением враждебности и агрессии: напряженный корпус слегка подался вперед, а руки сжаты в крепкие кулаки так, что побелели костяшки. Еще с университетских времен за Хитом скрепилась репутация абсолютного победителя.

Хотя в данном случае повод усомниться в его полной победе имелся немалый. Рафаэло был не менее решительно настроен и кипел от гнева. Глаза его сузились, лицо потемнело от злости, от чего под нижней губой заметнее стал светлый шрам. Лицо борца — совсем некстати пронеслось у Кейтлин в мыслях. Но тут Рафаэло заговорил:

— Я появился сегодня, потому что полгода назад узнал, что человек, которого я всю жизнь считал своим отцом, на самом деле им не был, а мой настоящий отец жил через полмира от меня.

— Какое это имеет отношение…

— Твое имя ведь Хит, верно?

— Какая тебе разница?

Рафаэло перевел взгляд на старшего из Саксонов:

— Значит, ты — Джошуа.

Джошуа кивнул.

— Я — Рафаэло… — он жестом остановил Хита, собравшегося его было перебить, — и ваш брат. Наполовину, конечно.

Хит выдохнул, словно получил удар под дых:

— Брат?! Да ты — мошенник!

— Я не мошенник. — Пальцы Рафаэло сжались в кулак. — И не думайте, что мне самому эта новость доставила радость.

— Если тебе стало известно об этом шесть месяцев назад, — хмыкнул Хит, — чего же ты терпел так долго?

— Мой приемный отец умер, и я должен был поддержать мать и взять на себя все формальности по организации похорон. Я приехал сразу, как только позволили обстоятельства. И намерен потребовать заплатить по счетам.

Повисла мрачная, зловещая пауза. Обстановка накалилась так, что казалось, в воздухе потрескивают электрические разряды. Рафаэло, сжав кулаки, напружинился и в любую секунду готов был броситься на противников. Хит и Джошуа, застыв монолитом плечом к плечу, угрожающе сверлили пришельца злыми взглядами.

Еще секунда — и безобразная банальная драка неизбежна.

Набрав в грудь воздуху, Кейтлин решительно шагнула вперед и, встав рядом с непрошеным братом Саксонов, положила свою узкую ладонь на его смуглую мускулистую руку.

— Рафаэло уже собирался уходить.

Тот повернул к ней голову. На его губах мелькнула усмешка.

— В самом деле?

Она сжала его руку, ощутив под пальцами тонкую ткань рубашки и горячую упругость мускулов под ней.

— Ну, разумеется. У меня много дел. Пойдемте же скорее, раз уж я обещала проводить вас до машины, — спокойно сказала она, хотя сердце готово было выпрыгнуть от страха.

— Вот это Кейт! — воскликнул Хит. — Парень, делай, как она тебе говорит, это будет лучше всего для тебя.

В ту же секунду мышцы под ее рукой стали твердыми как камень.

— Я не тряпка. — Рафаэло презрительным взглядом смерил Хита с головы до ног. — И не позволю женщине указывать, что мне делать.

Кейтлин с замирающим сердцем старалась любой ценой увести Рафаэло подальше. Этого столкновения нельзя допустить.

— И, тем не менее, кое-что женщины все-таки понимают лучше, — сделав над собой невероятное усилие, проворковала Кейтлин, поворачиваясь к Рафаэло и стряхивая с его пиджака воображаемые пушинки. Она была готова на все, только чтобы кулак Хита, уже отведенный для удара, не опустился на грудь Рафаэло.

Глядя на нее, Хит прыснул:

— Смотрите-ка, наш котенок решил попробовать себя в роли соблазнительницы!

Кейтлин в замешательстве хлопнула ресницами и тут же отдернула руку, почувствовав, как на глазах закипают слезы.

Она злилась на Хита за то, что он поставил ее в такое нелепое положение, и на Джошуа, который стоял, молча наблюдая за происходящим.

— Отлично.

Из последних сил пытаясь сохранить остатки самообладания, Кейтлин отбросила с лица непослушную прядь, мечтая поскорее снова собрать волосы в привычный хвост. А заодно избавиться от этих неудобных туфель, и этой юбки, и невыносимого яркого жакета. Но больше всего хотелось оказаться за тысячу миль от этой сумасшедшей троицы.

— Делайте, что хотите. Я уйду, а вы хоть выбейте друг другу мозги. Меня это больше не волнует.

— Тише-тише. — Рафаэло удержал ее за локоть.

Его пальцы казались очень смуглыми на светлом, персикового цвета жакете. Никаких колец. На костяшках отметины шрамов. Так и есть — борец.

Но от обиды на Хита Кейтлин не замечала ничего вокруг. И опомнилась только, когда колотившееся в груди сердце выдало ее участившимся пульсом под рукой Рафаэло. А когда под его острым взглядом щеки девушки вспыхнули алым цветом, тут уж Рафаэло раскусил ее, в одну минуту догадавшись о безнадежной любви к Хиту, о чем никто из Саксонов долгое время даже не подозревал.

Поняв, что разоблачена, Кейтлин испуганно покосилась на него. А вдруг этому ненормальному взбредет в голову подшутить над ней при всех? Что она для него? Этакий репей сбоку с первой минуты, как только он прибыл сюда. Почему бы ему не унизить ее? И потому она с облегчением вздохнула, когда Рафаэло произнес:

— Я ухожу. Кейтлин проводит меня. Но предупреждаю, что разговор не окончен.

Только теперь она и сама не знала, чему надо радоваться больше: тому, что драка не состоялась, или что се самый сокровенный секрет не был обнаружен.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

С утра пораньше Рафаэло отправился прямиком в приемную винодельни. У дверей ему попался долговязый подросток в бейсбольной кепке, низко надвинутой на лоб, с видом бездельника прислонившийся к стене.

— Доброе утро, — поздоровался Рафаэло, — я ищу Филиппа Саксона.

Мальчуган повернулся, и на Рафаэло глянула пара знакомых голубых глаз. Кейтлин Росс.

Поношенные, вытертые джинсы в пятнах виноградного сока, мешковатая полосатая майка с надписью спортивной команды, бейсбольная кепка, нахлобученная на глаза, — неужели это та самая вчерашняя скромница?

Кроме этих ее глаз. Единственное, что напоминало о вчерашней Кейтлин. Они смотрели из-под козырька кепки пристально и насмешливо.

— Вы сообщили Филиппу о своем приходе? — спросила она.

— Вы всегда стараетесь… — он запнулся, подыскивая подходящее слово, — командовать?

Ее глаза вспыхнули.

— Я не командую. Просто не допущу, чтобы у Саксонов были неприятности.

Что ж, она обозначила свою позицию. Рафаэло последовал за ней через каменную арку и сразу же почувствовал знакомый запах французского дуба. И тут же увидел два ряда бочек, уложенных вдоль стен. Его обоняние вдруг уловило аромат полевых цветов. Аромат Кейтлин. Легкий. Почти неуловимый.

— Значит, по-вашему, я вроде большого страшного волка, который пришел, чтобы съесть бедных овечек?

Она покачала головой:

— Филипп и его сыновья похожи на кого угодно, только не на овечек.

— Тогда, — Рафаэло с невинным видом наклонил голову к плечу, — может быть, это они волки… а я овечка?

Она рассмеялась. Маленькие ямочки на щеках придавали ее улыбке лукавое выражение.

— Вы — волк, надевший на себя овечью шкуру.

Он улыбнулся.

— Я — Лопез со стороны матери. Не исключено, что во мне есть что-то от волка. Так что на всякий случай относитесь ко мне с подобающим почтением. — Он блеснул белозубой улыбкой.

— Лопез? Да это же по-испански волк! Значит, вам просто ничего не остается, как быть волком. — Она заливисто рассмеялась в ответ.

Ее взгляд скользнул на его зубы.

— О боже, клыки у вас действительно острые, — с притворным испугом отпрянула она.

— Уж не приглашение ли это поохотиться?

Рафаэло подался к ней. Аромат полевых цветов усилился. Искры в ее глазах вдруг зажгли в нем огонь, отчего вдруг захотелось схватить в свои объятия и целовать до тех пор, пока у нее не перехватит дыхание.

Внезапно она вспыхнула. От смущения на щеках заалели два пятна. Рафаэло нахмурился, увидев испуг в расширившихся голубых глазах.

— Мне уже пора, — быстро произнесла она. — Кабинет Филиппа через дверь, сразу же за стальными цистернами. Потом направо и по коридору до конца.

Рафаэло в оцепенении смотрел ей вслед. Что случилось? Только что она смеялась, дразнила его… между ними возникло нечто вроде симпатии и вдруг…

Чего она боялась? Его? Черт возьми! Он не представлял никакой угрозы — по крайней мере, для нее.


Кейтлин была ошеломлена неожиданным интересом, вспыхнувшим в глазах Рафаэло, и волной желания, охватившей ее саму. Размышляя об этом, она шагала через внутренний двор кирпичного здания с двумя большими стальными цистернами. Потом услышала шум мотора подъехавшего автомобиля и заметила край серебристого бока автомобиля.

Хит.

Она остановилась. Обычно при виде его щегольского «ламборджини» ее всегда охватывало волнение. Но сейчас беспокойство теснило ей грудь — как бы встреча Рафаэло с Хитом не стала очередным поводом для стычки. Похоже, по характеру оба стоили друг друга — горячие, вспыльчивые, непримиримые. Хит редко появлялся на винодельне в середине дня. Ни для кого не было секретом, что они с отцом не ладили. Из-за размолвки, случившейся между ними три года назад, Хит оставил место винодела «Саксон Фолли» и перебрался в долину с другой стороны Гряды.

Кейтлин, на ходу махая ему рукой, направилась в его сторону.

— Ты приехал по делу? — поинтересовалась она.

— Отец позвонил и попросил быть на одной встрече.

— Филипп сам тебе позвонил? — Ее брови удивленно поднялись. Отец и его младший сын вместе умели только спорить.

— Угу. Он и Джошуа пригласил тоже. Так что за свою работу, котеночек, можешь не беспокоиться. — Хит протянул руку, чтобы потрепать ее по затылку.

Она увернулась и еще ниже надвинула кепку.

— Я и не беспокоюсь. Ты же сам меня рекомендовал, помнишь?

Он в шутку дернул ее за волосы.

— Еще бы не помнить, крысиный хвостик.

Вместо того чтобы, как всегда в такие моменты вздохнуть от мучившей ее тайной влюбленности, Кейтлин вдруг ощутила раздражение. Стоило ли тратить столько времени на мужчину, который всегда относился к ней, как к несмышленой девочке? Еще со студенческой скамьи сокурсники видели в ней своего парня, предпочитая ухаживать за другими девушками.

Кейтлин вспомнила о том, как смотрел на нее сегодня Рафаэло. Этот горячий пристальный взгляд черных глаз заставил ее пожалеть о том, что на ней были поношенные кроссовки и вытертые джинсы в пятнах виноградного сока.

Это было еще до того, как они начали говорить об охоте. До того, как она развернулась и бросилась от него со всех ног. Боже, какой стыд!

— Так, значит, Джошуа придет тоже? — спросила она, отгоняя от себя эти мысли.

— Похоже, здесь будет еще кто-то, с кем отец хотел бы нас познакомить.

— Хит… а ты ничего не сказал родителям о вчерашней встрече с Рафаэло?

— С Рафаэло? — Его телефон зазвонил. Он полез за ним в карман джинсов.

— Испанцем…

— Я прекрасно помню, кто такой Рафаэло. Только не могу понять, почему надо обсуждать с родителями нелепые заявления какого-то проходимца?

Кейтлин ждала, пока он ответит на звонок.

— Я здесь, отец. — Он подмигнул Кейтлин. — Что за спешка? — Улыбка исчезла с его лица. — Буду через минуту.

Хит закрыл телефон и посмотрел на Кейтлин.

— Похоже, у отца проблемы.

— Проблемы?

— И в этом виноват тот шестифутовый болван. Но мы его сейчас утихомирим.

Повернувшись, Хит быстро пошел через дорогу. Кейтлин бросилась за ним.

Она подумала о Рафаэло. О том одиночестве, которое он должен был испытывать среди сплоченного клана Саксонов. О той ненависти, которая не позволяла ему назвать отца даже по имени. Ей вспомнилось, как вчера он стоял нос к носу с Хитом.

Ее сердце упало.

Тучи над «Саксон Фолли» сгущались.

* * *

Офис Филиппа с большими окнами, выходящими во двор винодельни, был обставлен скромно: письменный стол, на котором не было ничего, кроме регистрационной книги и золотой ручки в мраморном держателе, и круглый стол для собраний, с четырьмя стульями вокруг. На трех уже сидели Филипп, Джошуа и Рафаэло. Напряжение в комнате было почти осязаемым.

— Так это что, все из-за него? — Устроившись на свободном стуле, Хит ткнул пальцем в сторону Рафаэло.

Филипп молча кивнул.

Кейтлин остановилась в дверях, ощущая неловкость. Рафаэло встал со стула.

— Кейтлин. — Его акцент придал ее имени экзотический оттенок. — Садитесь на мое место.

— Нет-нет, мне и здесь нормально.

— И все-таки я настаиваю. — Рафаэло отступил от стола и сел на подоконник.

— Садитесь, Кейтлин.

— Спасибо. — Она улыбнулась Филиппу.

Но глава семейства Саксонов не ответил на ее улыбку. Под его глазами залегли тени. Похоже, Филипп не спал всю ночь.

Когда Кейтлин села, все головы повернулись к Рафаэло. Свет падал ему в спину, и было совершенно невозможно увидеть выражение его лица. Знал ли Рафаэло об этом преимуществе, когда, отделившись от круга Саксонов, выбрал себе место у окна?

— А где Меган? — спросила Кейтлин.

— Скоро будет.

— А мама? — Хит задал вопрос, на который Кейтлин не отважилась.

Филипп замялся.

— Она работает вместе с Элис над пресс-релизом и решила, что ее присутствие здесь будет лишним.

— Но она же всегда участвовала в семейных собраниях. — Это был снова Хит.

Губы Филиппа сжались.

— Не в этот раз.

В эту минуту в дверь вихрем влетела Меган.

— Извините, я была с мамой и Элис, — запыхавшись, произнесла, она.

— Садись на мой стул. — Кейтлин вскочила на ноги, внезапно почувствовав себя лишней.

— Сиди, — остановила ее Меган. — Я пододвину кресло.

Хит помог ей выкатить кресло из-за письменного стола. Все подвинулись, освобождая для нее место.

— Ну и о чем пойдет речь? — тут же спросила Меган.

Кейтлин посмотрела на Рафаэло. Как он собирается перекидывать мост через пропасть, отделяющую его от Саксонов, чтобы построить отношения, ради чего, несмотря на его уверения в обратном, он и приехал сюда?

— Я хочу свою долю в «Саксон Фолли», — твердо произнес он, избавив себя от всякого вступления.

— Твою долю?! — Хит вскочил на ноги.

— Сядь, — приказал Филипп.

Тот нехотя опустился на стул, и от сдерживаемой ярости его загорелая кожа еще больше потемнела.

— Да, мою долю. — Голос Рафаэло был ровным, акцент едва заметен. Но Кейтлин видела, каких усилий ему стоит сдерживать себя. — Я был ограблен с самого рождения, когда он, — Рафаэло кивнул на Филиппа, — отказался признать беременность моей матери.

— Это все слова, и мы их слышали только от тебя, — оборвал его Хит.

Рафаэло посмотрел на него так, словно тот вылез из грязной лужи.

Глаза Джошуа медленно переходили с лица его брата на лицо Рафаэло.

— Хит…

— Что? — Хит резко повернулся к нему. — Да он нас просто шантажирует…

Джошуа опустил руку на его плечо.

— Я бы так не говорил. Вы похожи друг на друга… как две капли воды.

Хит замолчал. Его глаза сузились.

— Так ты хочешь сказать, что это наш брат?

— Именно! И он, — Рафаэло снова кивком показал в сторону Филиппа, — может подтвердить это.

Джошуа наклонился к Хиту.

— Присмотрись к нему как следует, разве ты не видишь? Его происхождение — на его лице. Так что не стоит устраивать перепалку «а-ну-ка-докажи». Хотя я уверен, что отец все равно потом сделает необходимые ДНК-тесты.

— Так что все это означает? — спросила Меган.

— Это означает, что у нас возникла проблема. Рафаэло чувствует себя вправе требовать долю «Саксон Фолли». Как мы могли бы решить это? — Последние слова Филиппа были адресованы Рафаэло.

— Я требую только свою часть.

Темный огонь в его глазах уступил место глубокой пустоте. Там не было ничего. Ни злости. Ни ненависти. Ничего, что Кейтлин могла бы понять.

— А как насчет ответственности твоей матери за это? — пожала плечами Меган. — Даже тридцать или сколько там лет назад, женщины знали, чем они рискуют. Разве это не глупо вступать в такие отношения с женатым мужчиной?

— Она не знала, что у него есть семья. — Рафаэло не повысил голоса. Но неожиданно в воздухе появилось нечто, излучавшее такую злобу, что Кейтлин никак не могла отделаться от ощущения, что рядом опасность. — Он обманывал ее.

Все головы разом повернулись к Филиппу.

— Это правда? — Меган задала вопрос, который был в голове у каждого.

— Это… правда. Но позже, когда она это узнала… она все равно не разорвала наши отношения.

— Она любила тебя. И думала, что ты разведешься со своей женой и женишься на ней.

Филипп откинулся назад в своем кресле.

— Я никогда не обещал ей этого.

Рафаэло бросил на него негодующий взгляд:

— Скажи им, сколько лет ей было тогда.

Филипп промолчал.

— Ей было восемнадцать. Восемнадцать! Ты просто воспользовался ее неопытностью.

— А как же мама? — спросила Меган. — Она знала об этом?

Филипп покачал головой.

— До вчерашнего дня — нет. После того, как… Мария… уехала, она больше не возвращалась.

— Но она пыталась связаться с тобой. — Рот Рафаэло скривился. — Она приехала в Новую Зеландию, чтобы найти могилу ее дяди Фернандо, монаха из испанского монастыря. Он погиб во время землетрясения в 1931 году. Но моей матери передали его дневники, которые хранились в местном историческом обществе. И она совершила ошибку. Она показала их своему любовнику, — он бросил взгляд на Филиппа, — а тот присвоил себе рецепты, изобретенные Фернандо.

Наклонив голову, Филипп молча смотрел пред собой.

— У меня нет никаких дневников, — наконец пробормотал он.

У Кейтлин похолодело, в животе. Похоже, она знала, о каких дневниках идет речь. Три тома. В черных кожаных переплетах. Исписанные черными, уже немного выцветшими чернилами ровным наклонным почерком. Возможно, это был почерк Фернандо.

Она посмотрела на Филиппа и натолкнулась на его предупреждающий взгляд.

Сейчас эти дневники лежали у нее дома. В ящике комода рядом с кроватью. Неужели это правда? Мог ли Филипп Саксон украсть их? Мог ли он соблазнить Марию только затем, чтобы получить дневники Фернандо?

— Если та часть, — презрительно хмыкнул Хит, прервав ее мысли, — которая, как ты клянешься, принадлежит тебе, основана на наших доходах от шерри, то ты, к сожалению, дезинформирован. С растущими налогами на крепленые вина вряд ли имеет смысл на это рассчитывать.

Кейтлин стало противно на душе. Потому что и она разделяла одержимость Филиппа. Они обсуждали… они мечтали купить участок земли в районе Хереса в Испании и производить вино, которое можно было бы назвать лучшим среди шерри. И это стало бы победой.

— А может, это всего-навсего способ быстро разбогатеть? — В голосе Хита прозвучал вызов.

Глаза Рафаэло сузились:

— Мне ни к чему подобные хитроумные уловки. Я — маркиз де Лас Каррерас.

Меган нетерпеливо заерзала на стуле.

— Маркиз де Лас Каррерас? Так, значит, это вы рассказывали о манзанилья шерри на шоу в Париже?

Рафаэло скосил глаза на младшую из Саксонов:

— Да. Я тоже вас там мельком видел.

— Поздравляю с серебряной медалью, которую завоевал ваш светлый шерри.

Рафаэло кивнул:

— К сожалению, он все же не произвел такого впечатления, как фино — продукт «Саксон Фолли».

Джошуа нахмурился:

— Ну, если вопрос не в деньгах, то чего ты хочешь?

Рафаэло встал с подоконника.

— Я хочу, чтобы он, — последовал презрительный кивок в сторону Филиппа, — заплатил сполна за то, как обошелся с моей матерью. И как старший сын я имею право на соответствующую долю во владениях «Саксон Фолли». А еще требую вернуть дневники Фернандо.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Неужели в вас нет ни капли сочувствия? — С этими словами Кейтлин догнала Рафаэло во дворе винодельни.

После его заявления в комнате поднялся возмущенный гул. Но возмутитель спокойствия только смерил всех собравшихся презрительным взглядом и процедил, что по всем остальным вопросам следует обращаться к его адвокатам.

— …Ведь у Саксонов сейчас горе.

Рафаэло не ответил. Она шла с ним рядом, и ее длинные ноги легко успевали за его быстрым шагом.

— Если это месть, то вы делаете ошибку. В конечном счете проигравшим окажетесь вы.

Он остановился.

— Как я могу проиграть?

Слава богу, черная пустота исчезла из его глаз, они снова сверкали темным пламенем.

— Даже если это и месть, что в этом такого? После того как он обошелся с моей матерью, я имею на это право.

На мгновение она опешила от яростной злобности его тона.

— Речь не о том, имеете ли вы на это право или нет. А о том, до каких пор вы будете это носить в себе?

— Ни слова больше! Я осуществлю свою месть и, получив свою часть «Саксон Фолли», продам ее.

— Продадите?!

Кейтлин, округлив глаза, ошарашенно уставилась на него. Значит, он приехал за этим: точно рассчитав удар, поразить Саксонов в их ахиллесову пяту.

— Саксоны всегда держали под контролем свой бизнес. Они будут бороться с попытками других концернов купить его часть. Вы не сможете это сделать.

Его губы превратились в жесткую линию.

— Посмотрим.

Да, похоже, Саксонам предстоят трудные дни. Лучшего момента для удара не выбрать. Им нужно было время, чтобы прийти в себя после смерти Роланда. Время, которого у них не было, если Рафаэло сделает все так, как он задумал.

Но тут Кейтлин решительно отбросила все тревожные мысли и, расправив плечи, спокойно посмотрела ему прямо в глаза.

— Я не позволю вам сделать это.

Никаких эмоций не отразилось на его лице.

— Ничего другого я от вас и не ожидал, — произнес он. — Вы на их стороне.


Кейтлин стоило усилий удержаться от того, чтобы не вступить в спор. Ее грудь вздымалась под свободной футболкой, не скрывавшей изящного телосложения девушки. Белый круглый вырез подчеркивал стройную лебединую шею. Завернутые рукава открывали узкие нежные запястья.

Итак, у нее хватило сообразительности не вступить с ним в перепалку. Но обошлось ей это не дешево.

— Нечего сказать? — Он поднял брови, подавив торжествующую улыбку.

— Отчего же, — процедила она сквозь зубы. — Просто не хотелось бы вас настраивать против себя.

Ее искренность заставила его рассмеяться.

— С чего это вдруг? До сих пор вы были очень откровенны.

— Но к чему все это привело? Из-за меня Кей узнала…

— Она в любом случае узнала бы. — Кожа на его скулах натянулась.

— Благодарю за утешение…

Ему захотелось снова увидеть тот блеск в ее глазах, услышать смех, как в тот раз.

— Ну ладно, давайте, признавайтесь, что вы хотели сказать.

— Вы и без того, должно быть, думаете, что я чересчур прямолинейна.

— Это держит меня в тонусе. — Он не мог сказать, что мало людей — особенно женщин — позволяли себе спорить с ним. Это прозвучало бы слишком вызывающе. Она и так, наверно, считала его надменным сукиным сыном. — Почему вы думаете, что это настроит меня против вас? Или же вы хотите чего-нибудь от меня?

Женщинам всегда что-нибудь от него было надо — брака, титула, состояния. Праздной роскошной жизни в качестве маркизы де Лас Каррерас. Даже те, которые не тешили себя мыслью об обручальном кольце, ограничиваясь бурными ласками в постели, ожидали быть заваленными лавиной драгоценностей, дорогой одеждой и воистину королевскими развлечениями на тот период, пока они были вместе.

Когда все это начало казаться ему скучным?

После того как он отбросил надежду найти женщину, которая любила бы его самого?

— Чего я от вас хочу? — Ее взгляд словно обжег его. — Я хочу, чтобы вы еще раз подумали над тем, что собираетесь сделать.

— Вы хотите, чтобы я отказался от того, что принадлежит мне по праву? — спросил он, смущенный необычным блеском ее прозрачных глаз.

— Нет, нет… Я понимаю, вы хотели бы иметь свою долю во всем этом. — Она жестом показала на пространство вокруг них. — В семье, в земле, в красоте «Саксон Фолли»… Но только не продавайте землю. Останьтесь. Познакомьтесь поближе со своей семьей…

— Я занятой человек — у меня мало времени.

— Ну хотя бы месяц? Или даже пару недель? — Казалось, она была готова затопать ногами. — Черт возьми, но они же ваша плоть и кровь, Рафаэло! Ваша семья… Но если вы не можете сделать этого, не можете справиться со своей жаждой мести… тогда не опоздайте хотя бы на ваш чертов самолет!

Что она себе позволяет? Неужели она осмелилась бы разговаривать с ним в таком тоне, даже зная о той власти и богатстве, которыми он обладал? Похоже, что для этой дерзкой девчонки маркиз де Лас Каррерас был только угрозой драгоценным Саксонам. Ничего более.

Никогда еще Рафаэло не встречалось женщины, похожей на нее.

Единственной ее мечтой было, чтобы он наладил отношения с Саксонами или же, как говорится, покинул сцену.

Разумеется, он не мог пойти на такую уступку. Но ей не надо было знать об этом. Пока.

— Если я сделаю то, что вы хотите, — произнес он, — и пробуду здесь две недели, вы поужинаете со мной?

Она съежилась, словно вокруг нее вдруг сгустился холодный туман.

— Это нечестно.

— Почему? Если я останусь, то лишь потому, что этого хотите вы, а не я.

Ее глаза приобрели задумчивое выражение, превратившись в бледно-серые опалы.

— Не то чтобы я не хотела поужинать с вами… просто я вообще не хожу ни с кем ужинать.

Рафаэло был озадачен. Даже раздражен. Его гордость была уязвлена. Женщины никогда не отвергали его приглашение. Обычно они сами напрашивались на него. Вместо этого Кейтлин дала ему от ворот поворот. Что все это значило?

— Ни с кем не ужинаете? — Он смерил ее взглядом с головы до ног. — Но почему? Вы же молодая привлекательная девушка.

Кейтлин отвела глаза в сторону:

— Я предпочла бы не говорить об этом.

— Это случайно не из-за ваших романтических чувств к Хиту? — осторожно спросил он.

Она, издав неловкий смешок, удивленно округлила глаза:

— Что вы имеете в виду?

Рафаэло молча ждал ответа, глядя ей в лицо, безошибочно угадав, что она не может солгать.

— Разве это возможно? Ваш брат даже и не замечает моего существования, — смущенно пролепетала она, зардевшись.

— Хит мне только наполовину брат. И он глупец. Так же как и вы, что привязались к нему. Черт побери, — он провел пальцами сквозь свои густые черные волосы, — и как давно?

Она беспомощно развела руками.

— Это все очень сложно. Вряд ли вы сможете понять.

— По-вашему, я слишком примитивен для этого?

— Нет… нет. Я вовсе не то хотела сказать. Это моя вина…

Он усмехнулся:

— Значит, это одна из тех ситуаций, когда женщина говорит «дело не в тебе, а во мне», да?

Смятение в глазах Кейтлин, которая и так рассказала слишком много, заставило его пожалеть о своем желании поддразнить ее. И потому, отбросив всякие колебания, Рафаэло решительно произнес:

— Ладно. Я остаюсь. На две недели. В отеле в городе.

— Нет! — Натолкнувшись на его недоуменный взгляд, она добавила уже мягче: — Зачем в отеле? В «Саксон Фолли» есть коттедж для гостей. Я уверена, никто не будет возражать.

— Согласен.

Рафаэло посмотрел в ее светлые глаза. Они сверкали, как чистые прозрачные кристаллы, излучая радость и удовольствие, все больше очаровывая его.

Он с трудом справился со своим голосом:

— Не надо придавать этому слишком большое значение.

— Понимаю, — ответила она. — Вы не отказались от своего решения продать «Саксон Фолли».

— И не мечтайте о том, что заставите меня изменить его.


Кейтлин устало вздохнула. Дорога через небольшой холм, которая вела от винодельни в сторону конюшен, где была ее квартира, казалась длиннее, чем обычно. Идти было жарко, она то и дело спотыкалась.

Полуденное солнце отбрасывало желтые блики на белые стены конюшни. Слева у виноградников блестел хромированной отделкой «рейнджровер» Джошуа, приехавшего осмотреть виноградники. Позади конюшни за небольшой рощицей начиналось зеленое море сочной травы, где, опустив головы, паслись лошади, отгоняя длинными хвостами назойливых оводов.

В винодельне весь день стояло адское пекло. С самого утра она, таская за собой лестницу, переливала вино в «пирамидах». Прохладный душ и пара часов в одиночестве с книжкой были просто необходимы.

Но сегодня четверг. В этот день Саксоны вместе ужинали — не исключая и главных специалистов комплекса, в числе которых была Кейтлин. После того как Кей дала свое согласие на то, чтобы Рафаэло остановился в гостевом коттедже, было не исключено, что и он тоже будет приглашен.

Надо идти. Саксонам может понадобиться ее поддержка. Бросив взгляд на свои джинсы, Кейтлин наморщила нос. Прохлада одиночества и бестселлер в ближайшем будущем явно не светят. Но душ был необходим — так же, как и чистые джинсы, — прежде чем ее внешний вид будет достоин общества Саксонов.

Услышав неподалеку в стороне свист, Кейтлин приостановилась. Внутри загона, прислонившись спиной к изгороди, на траве сидел Рафаэло.

В нескольких шагах от изгороди стоял вороной жеребец, явно недовольный тем, что кто-то осмелился посягнуть на его территорию.

— Садитесь, — Рафаэло пригласил Кейтлин, похлопав рукой по траве около себя.

Ее сердце застучало так, словно готово было выпрыгнуть из груди. Притворяться, будто она не заметила, уже поздно, а значит, прошмыгнуть мимо теперь не удастся.

Кейтлин кивнула в сторону лошади.

— Он ненавидит людей.

Словно в подтверждение этих слов, жеребец, услышав ее голос, злобно прижал уши.

Рафаэло снова тихо принялся насвистывать длинным завораживающим звуком. Потом, прикрыв глаза, тихо произнес:

— Сядьте. Вы смущаете его. Он чувствует в вас угрозу.

— Угрозу? Во мне? — Кейтлин недоверчиво хмыкнула и перевела взгляд на мягкую зеленую траву под его рукой.

Нагнувшись, она пролезла между прутьями изгороди и опустила гудящее от усталости тело рядом с Рафаэло.

Где-то рядом в кустах раздался безмятежный щебет веерохвоста. Было просто блаженством откинуться на согнутый локоть и вдохнуть свежий запах смятой травы.

Рафаэло даже не открыл глаз, чтобы удостоить ее взглядом. Она решила этим воспользоваться, чтобы получше рассмотреть его. Чеканный безукоризненный профиль, чувственные губы, оливковая гладкая кожа на жестких суровых скулах, маленький белый шрам на твердом подбородке — слишком мужественное лицо, чтобы можно было назвать просто красивым. Потом это слово само собой пришло на ум. Слово, которое просто идеально подходило к нему.

Мачо.

— Не такой уж он железный, как все думают, — вполголоса произнес Рафаэло, не открывая глаз.

Она перевела взгляд на черную лошадь.

— А вы думаете, его даром назвали Мистер Киллер? — Надо полагать, не за его галантность с дамами.

— Какой он убийца! Это андалузский конь. В Испании эту породу ценят очень высоко. О них заботятся, их воспитывают. И не бросают дичать в одиночестве, чтобы они превратились в недоверчивых и озлобленных существ, как этот жеребец.

— Никто его не бросал! — возразила она. — Роланд купил жеребца незадолго до аварии и собирался подготовить его к выездке. Но задача оказалась непростой. К тому же постоянные дела на винодельне. А потом…

— Кому-нибудь нужно заняться им.

— Ни у кого нет времени.

— Или интереса. — В голосе Рафаэло прозвучало раздражение. — Мне нужно две недели. Я поговорю с Филиппом. Кто-то должен найти время для этой лошади.

Кейтлин с удивлением смотрела на него. Глаза его горели, всю былую неприступность как рукой сняло.

— Это будет пустой тратой времени, — махнула она рукой. — Никто не решается даже подойти к нему. Джим открывает утром дверь и выпускает его на пастбище, потом кладет в кормушку овес, а вечером он сам возвращается в стойло.

Рафаэло посмотрел на нее.

— Джим — это кто?

— Один из наших работников. Он помогает Меган кормить лошадей и убирает в стойлах. Вместе со студентами, которые проходят здесь практику. Да и я помогаю, когда Меган занята на винных шоу.

— Вы ездите верхом?

— Ну да. Когда Меган в отъезде я выгуливаю Бриз. — Она показала на изящную гнедую кобылу на соседнем поле. Под его пристальным взглядом Кейтлин опять почувствовала неловкость. — Что вы сможете сделать за эти две недели?

Он пожал плечами.

— Научить его доверять мне.

— Вряд ли у вас что-нибудь получится. Эта лошадь никому не доверяет.

— Он уже знает, что я не ударю его.

— Ударите его? — Она рассмеялась. — Скорее уж от него можно этого ожидать.

— Он просто напуган.

Кейтлин в изумлении уставилась на него.

— Напуган? С чего вы взяли?

Он даже не повернул к ней головы. Его профиль четко выделялся на фоне сочной зелени луга.

— Первый раз, когда я поднял руку, он заржал и попытался укусить меня. Теперь, если я так делаю, он только вздрагивает и прижимает уши. Должно быть, когда-то его били по голове. — В голосе Рафаэло была слышна холодная злость.

— Не думайте, что это кто-то из Саксонов. Он уже был такой, когда Роланд купил его.

— Успокойтесь. Никто не собирается обвинять ваших драгоценных Саксонов. Но меня возмущает, что такое красивое благородное животное стало жертвой чьего-то самодурства.

Кейтлин молча смотрела на него, невольно испытывая уважение к этому непонятному человеку. От его подтянутой мускулистой фигуры веяло силой и властностью, и в то же время в нем чувствовалась какая-то неуловимая беззащитность. Но Кейтлин, блаженствовавшей на мягкой траве, не хотелось сейчас думать об этом.

— А кто его чистит? — спросил Рафаэло. Кейтлин вздохнула и перевела взгляд на лошадь.

— Никто, с тех пор, как он в своем стойле загнал Джима в угол. Он бы его зашиб копытами, не успей Джим перемахнуть через стенку.

Рафаэло замолчал, размышляя о чем-то своем. В кустах все так же продолжал щебетать веерохвост. Над конюшнями в вечернем небе стремительно рассекала воздух пара ласточек — первых в этом году.

— Я хочу предложить пари, — медленно произнес Рафаэло. — Ужин в городе — если через неделю он будет брать корм из моих рук.

— Проигравший платит? — рассмеялась Кейтлин. — Ну что ж, готовьте свой кошелек.

— Я не собираюсь проигрывать. — Уголки его губ приподнялись в улыбке. — Потому что сделаю это, — проговорил он тихо, — и мы поужинаем вместе.

Кейтлин слишком поздно заметила ловушку. Выиграет она или проиграет — все равно придется провести с ним вечер.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Через час, отодвинув тяжелые портьеры, Кейтлин вошла в гостиную дома Саксонов. Взору предстала картина: Филипп и Рафаэло, стоя на противоположных краях персидского ковра, устилавшего пол, глядели друг на друга, словно пара настороженных волков.

При ее появлении оба повернулись к ней, и в черных глазах обоих было явное облегчение. Кейтлин заговорила о Мистере Киллере. Обычно даже простое упоминание о жеребце вызывало у Филиппа раздражение, но сейчас он был готов к беседе на любую тему, и вскоре они уже обсуждали, сможет ли из этого необузданного коня получиться хорошая лошадь для выездки.

Кейтлин молчала, настороженно глядя на Рафаэло. Она не забыла, с какой легкостью недавно тот усыпил ее бдительность.

— Будь осторожен, — предупредил Филипп, — этот чертов жеребец недавно стал причиной несчастного случая с Элис.

— Вы говорите обо мне? — Элис, стройная и элегантная, вошла в гостиную вместе с Джошуа. На ней было надето платье цвета жженой амбры, прекрасно подчеркивавшее ее темно-рыжие волосы.

По сравнению с ней Кейтлин почувствовала себя просто раздетой в своих вытертых почти добела джинсах — даже новые кроссовки и узкий черный топ не могли исправить впечатления. Впрочем, она тут же отогнала от себя эти мысли. Джошуа тоже был в джинсах. В «Саксон Фолли» не принято специально одеваться для ужина. Саксоны состоятельны, но снобами никогда не были.

— Мы говорили о том случае, когда ты упала с лошади, — пояснила Кейтлин.

Эта жуткая картина навсегда отпечаталась в ее памяти — Джошуа рядом с лежавшей на мостовой Элис. В какой-то момент Кейтлин подумала, что Элис мертва — такой ужас стоял в его широко раскрытых глазах.

— Уже почти не болит. — Элис подняла левую руку, показывая узкую полоску бинта. — Врач сказал, что скоро все будет в порядке.

— Мне следовало бы пристрелить этого жеребца. — Джошуа обнял ее за плечи и притянул к себе.

— Он не виноват, — запротестовала Элис.

Рафаэло удивленно поднял брови:

— Элис была на нем?

— Нет, нет, — начала объяснять Кейтлин. — Она была на Бриз. Двое подростков прятались за деревьями рядом с пастбищем. Мистер Киллер…

Рафаэло жестом остановил ее:

— Мне не нравится это имя. Какое-то кровожадное….

— Да он чуть не убил Элис!

— Ладно, Джош, престань. Со мной все в порядке. — Элис прислонилась виском к его щеке.

— Все равно это дьявол, а не лошадь.

— Тогда имеет смысл назвать его Диабло, — предложил Рафаэло, — это лучше, чем Мистер Киллер. — Он наклонил голову к Кейтлин. — Прошу извинить, что прервал вас.

Кейтлин продолжила.

— Когда Джошуа и Элис возвращались из поездки, Мистер Киллер… Диабло, — поправилась она, подчинившись взгляду Рафаэло, — был уже на вершине своего королевского гнева из-за этих молодчиков, вторгшихся в его владения. Он бросился на них, они помчались к своему мотоциклу, затрещал мотор, Бриз шарахнулась в сторону…

— Элис при падении сильно повредила руку, — добавил Филипп. — Конечно, в этот раз причина была не в нем, чего нельзя сказать о том случае, когда он загнал в угол Джима. Если подобное повторится, мне придется избавиться от него.

— Дайте сначала мне попробовать объездить его, — сказал Рафаэло.

— Что ж, попытайся. — Филипп оценивающе посмотрел на него. — А дальше посмотрим, что у тебя получится.

Рафаэло хотел что-то ответить, но тут в гостиную вошли Кей и Меган.

— Ужин будет через пятнадцать минут, — объявила Кей и обвела взглядом собравшихся, при этом ее глаза на мгновение задержались на Рафаэло.

— Эми нет. — Кейтлин постаралась поскорее переключить ее внимание.

— Должно быть, она не в настроении для таких мероприятий. — Кей покачала головой.

— И Хита еще нет. Как всегда, опаздывает. — В голосе Филиппа слышалось осуждение.

— Если у него был сегодня такой же сумасшедший день, как и у меня, — вступилась за него Кейтлин, — то он, должно быть, совсем недавно закончил работу.

— Он опаздывает. И не надо его оправдывать, — проворчал Филипп. — Но все же почему бы нам пока не устроиться поудобнее. — Он приглашающе махнул рукой в сторону пары мягких диванов и нескольких кресел. — Могу ли предложить кому-нибудь аперитив?

Джошуа опустился в одно из кресел, Элис устроилась рядом на подлокотнике. Меган выбрала синее, обитое парчой кресло, которое раньше было местом Роланда. Кейтлин направилась к дивану.

— Тебе что — совиньон бланк или шерри? — спросил ее Филипп.

— Шерри, пожалуй.

Рафаэло сел рядом с ней. Почувствовав его близость, Кейтлин замерла. Нужно было отвлечься от того ощущения. Она повернулась к нему.

— Вы должны попробовать флорес фино. Это вино номер один «Саксон Фолли».

— Я бы выпил белого вина. — Рафаэло поджал губы. — Так вы здесь называете его шерри?

О-ох. Кейтлин спохватилась, что заговорила на щекотливую тему, и стала осторожнее подбирать слова.

— Привычка. На этикетке нет никакого упоминания о шерри — оно представлено как флорес фино. Но процесс производства идет, так сказать, в стиле испанского фино, основанного на…

Основанного на рецептах его двоюродного дедушки.

Она тряхнула головой и сделала глоток из принесенного Филиппом стакана. Рафаэло приехал сюда, чтобы отомстить Саксону-старшему не только за свою мать, но и за похищенные дневники. После той встречи в офисе Филипп отвел Кейтлин в сторону и, прежде чем взять с нее клятву молчать, объяснил, что купил у Марии эти дневники. Нельзя было допустить, чтобы они попали в руки Рафаэло.

— Так, значит, это флорес фино? — снова спросил Рафаэло, глядя на Кейтлин.

Ее сердце беспокойно забилось, язык скользнул по пересохшим губам, в голове все смешалось. Она кивнула.

— В первый раз, когда я попробовал флорес фино, — Рафаэло кивнул на ее стакан, — я, как вы там говорите, «обалдел». Именно этого вкуса я пытался достичь в течение многих лет. В детстве мать рассказывала мне о шерри, который делал ее дядя. Она пыталась вспомнить, что было написано в дневниках Фернандо. — Он бросил на Филиппа неприязненный взгляд. — У нее остались кое-какие свои записи, но это были заметки студента-историка, а не винодела.

Он вздохнул и, помолчав, продолжил:

— Я хотел производить фино шерри такое же, как это, и которым бы гордился мой дед. — В его словах чувствовалось какое-то мучительное сожаление. — Вместо этого я попробовал его во Франции. И словно вкусил божественный нектар. Это было само совершенство. — Взгляд, который Рафаэло бросил на Кейтлин, заставил упасть ее сердце. — Я запомнил его производителей: Росс и Саксон. И был восхищен их талантом.

Кейтлин знала, к чему приведет его рассказ.

— Рафаэло…

— Но талант ведь был не от Бога, верно? Не могу выразить, что я почувствовал, когда мой отец — маркиз де Каррерас — открыл мне, кто был моим настоящим отцом. — Его глаза наполнила печаль. — Словно нашлась недостающая часть головоломки. Я мог бы даже не слушать историю, которую хотела рассказать мне моя мать. Потому что все понял.

Кейтлин молча смотрела на него.

— Я сразу понял, что тот «нектар» был очень близок к рецепту, который дала мне моя мать. И знал…

Его голос прервался, когда Филипп приблизился к ним.

— Ну и каково же мнение эксперта?

Кейтлин вспомнила, как впервые попались ей в руки эти старые тома в потертых кожаных обложках. Как профессионал, она была буквально заворожена их содержимым и, достав дневники с книжной полки, самым пристальным образом изучила их от корки до корки. Перед ней открылись такие возможности…

— Я всегда делал шерри, — скромно похвалил себя Филипп. — Кейтлин работала со мной, когда только приехала сюда. Но с тех пор как ушел Хит, у нее появилось много других дел.

Она перехватила гневный взгляд Рафаэло. Тот был уверен, что все искусство Филиппа пришло из похищенных им дневников Фернандо. Надо было срочно перевести разговор в безопасную плоскость.

— Филипп всегда был моим наставником, непринужденно произнесла Кейтлин, — и это сотрудничество устраивало нас обоих. Но когда Хит купил поместье отца Эми на другой стороне Гряды и перестал быть виноделом «Саксон Фолли», у меня уже не оставалось столько времени на шерри.

— Хиту не следовало бы это делать, — проворчал Филипп.

— Слишком много было у нас разногласий, отец, — раздался голос Хита. Войдя в комнату, он прислонился около двери. — Кстати, я тоже буду шерри.

— Ты опоздал, — нахмурился Филипп.

— Мама сказала, что Эми сегодня не будет. Я заехал к ней по пути сюда, узнать все ли в порядке.

— Ей пошло бы на пользу выбраться куда-нибудь, — покачала головой Кей. — Она уже неделю не была на работе.

Хит прошел в комнату.

— Я пытался уговорить ее поехать на ужин — она не захотела. Черт, наверно, я просто не мог до нее достучаться. — Его глаза затуманились. — Что ни предложи, она все отвергает.

— Думаю, на какое-то время ее нужно просто оставить в покое. Она же потеряла человека, которого любила. — Элис повернула руку, переплетая свои пальцы с пальцами Джошуа.

— Наверно. — Хит устало опустился на диван. Глядя на него, Кейтлин подумала, что это время было ужасным для многих — для Хита, Меган, Джошуа. Смерть Роланда, потом открытие, что он вовсе не их брат, а теперь еще и предательство отца — все это заставило их переживать.

Если бы можно было повернуть время назад и сделать все, как надо…

Айви внесла в комнату поднос с высокими стаканами, наполненными светлым шерри и золотистым совиньон бланк.

Рафаэло наклонился вперед, чтобы поставить свой стакан на стол.

— Подождите. — Кейтлин задержала его руку. — Не ставьте…

Он опустил глаза на ее руку. Потом их взгляды встретились. Это было словно удар молнии.

Его кожа была горячей под ее ладонью. Ей захотелось убрать руку. Но, черт возьми, она же взрослая женщина. Что она будет дергаться, словно школьница, испугавшаяся прикосновения к мужчине?

Оставив руку, она ответила на его взгляд, почувствовав, как напряглись его мышцы. Его глаза потемнели.

— Я начинаю привыкать, что вы говорите мне, что делать, — произнес он так тихо, что только она могла его услышать.

Она вспыхнула.

— Извините, я этого не хотела. Дело в том, что этот стол в семье Кей стал реликвией. Он переходил от поколения к поколению не одну сотню лет. — Кейтлин потянулась к маленькой коробке ручной работы и достала оттуда несколько стеклянных подставок. — Не хотелось, чтобы на нем остались следы от стаканов.

— Меня удивляет, что Кей выставила сюда этот стол, где он легко может быть испорчен.

— Кей нравится окружать себя вещами, которые что-то для нее значат. Не думаю, что ее так уж волнует, останутся ли на нем следы или нет, — она будет воспринимать их как часть его истории, вот и все.

— Но вы все же беспокоитесь о ней.

— Семья Саксон была очень добра ко мне. Теперь моя очередь отплатить им тем же. Я думаю, на моем месте вы сделали бы то же самое.

Их глаза встретились. На какое-то мгновение между ними протянулась ниточка взаимопонимания.

— Что ты думаешь об этом шерри, Хит? — Голос Филиппа прозвучал прямо у них над головой.

Хит поднял свой стакан и сделал глоток.

— Совсем неплохо.

— Неплохо! Только и всего? Это вино — победитель, — сказал Филипп со значением. — А ты, Рафаэло, уверен, что не хочешь попробовать?

— Абсолютно. — Тон его голоса был настолько холоден, что у Кейтлин побежали мурашки по коже.

Она бросила на Филиппа быстрый взгляд. Неужели он не понимал, насколько болезненна была для Рафаэло тема шерри? Ей хотелось, чтобы Филипп замолчал.

Хит вытянул вперед длинные ноги — тоже в джинсах, как с облегчением заметила Кейтлин, — и, глядя на Рафаэло, сказал:

— Вот где наши пути расходятся. Я не охотник за трофеями, как мой отец.

— Ты просто скромничаешь, — Джошуа посмотрел на них из-за спинки кресла. — Эти вина куда лучше, чем просто хорошие.

— Вам бы стоило попробовать их, Рафаэло, они просто изумительны, — согласно кивнула головой Кейтлин, взглянув на испанца.

— Спасибо за поддержку, котенок, — усмехнулся Хит.

— Котенок? — Брови Рафаэло изумленно поднялись.

— Это мое прозвище, — пробормотала Кейтлин, желая поскорее замять тему.

В мгновение ока в комнате возникло напряжение. Глаза Джошуа при взгляде на чужака, влезшего не в свое дело, недобро сузились. В другом конце комнаты Кей кусала губы — ее взгляд то и дело перескакивал с мужа на Рафаэло, а затем на младшего сына.

Рафаэло, сидевший рядом с Кейтлин, напрягся, словно зверь перед броском. Чтобы не выдать себя, он с преувеличенным вниманием наблюдал за игрой мерцающего света высоких свечей в вине, мягкого светившегося словно жидкий драгоценный опал в хрустальном бокале. Потом поднял глаза на Кейтлин.

Котенок!

Он едва сдержался, чтобы не хмыкнуть. Как можно было назвать эту женщину котенком? Своей настороженной, сказочно-странной грацией, стремительной неуловимой точностью движений, переменчивой вкрадчивой прелестью она напоминала ему изящную дивную волчицу. Яростную защитницу. В желтом отблеске свечей ее глаза сияли каким-то сверхъестественным светом. Он повернул к ней лицо, и их взгляды встретились.

— О чем вы думаете?

Черт побери, как можно было о чем-то думать, когда эти глаза словно пронзали его, увлекая в чистую глубину!

— Хотите попробовать красного? — Ее голос звучал словно в отдалении.

Ах да, она же говорит о вине, с запозданием сообразил он, возвращаясь к реальности — к гостиной в доме Саксонов и к разговорам о погоде и аэрометре Брикса.

К разговорам, в которых он обычно принимал участие. Но только не сегодня. Сегодня в его душе бушевала буря. В эту минуту Рафаэло едва сдерживался, чтобы не выплеснуть тяжелое янтарное вино в лицо своему бесчестному папаше Филиппу, который весь вечер болтался вокруг, предлагая всем свой шерри. И хвастался наградами, завоеванными с помощью секретов, похищенных у его матери.

— Прошу меня извинить.

Стиснув зубы, Рафаэло рывком встал со стула и направился к дверям балкона. Впервые за долгие годы ужасно хотелось курить. Через несколько минут он почувствовал за спиной легкие шаги. Она вышла за ним на балкон. Не глядя на нее, он произнес:

— Мне захотелось подышать свежим воздухом.

По его голосу невозможно было определить, что творится у него в душе на самом деле.

Краем глаза Рафаэло заметил, что Кейтлин улыбнулась.

Ее улыбка словно луч проникла в потемки его души, и темнота внутри постепенно начала рассеиваться. Должно быть, он слишком суров к ней. Она была всего лишь наемным работником и действовала по инструкциям. Инструкциям Филиппа.

— Как случилось, что вы стали работать у Саксонов? — спросил он.

— Хит был моим тьютором на первом курсе. Мы стали друзьями. Он пригласил меня на летнюю практику в «Саксон Фолли». А после окончания университета его семья предложила мне работу помощника винодела.

Наклонив голову, Рафаэло внимательно слушал ее.

— Что заставило Хита выбрать именно вас?

— Он очень добрый. Думаю, из-за сочувствия ко мне. — Кейтлин грустно улыбнулась.

Сочувствовал ей? С этим парнем и в самом деле не все в порядке.

— Но почему?

Она замялась.

— Ну… Я была такой зубрилой.

— Зубрилой? — Это слово было ему незнакомо.

— Я работала, не поднимая головы. Окончила университет, получив первую степень, с желанием учиться и дальше. Ничего больше меня не интересовало. Мой нос всегда был уткнут в книжки.

— Ага.

Не ухватилась ли она за возможность работать в «Саксон Фолии» из-за Хита? Такая умница, а влюблена в какого-то осла! Уголки его губ скептически опустились.

— К тому времени Хит был уже виноделом «Саксон Фолли», — продолжала Кейтлин. — Он принял это место от Филиппа, который, проработав в убийственном темпе последние десять лет, начал уставать.

Джошуа тогда учился в местном колледже и занимался виноградниками. А Роланду достался маркетинг.

— Так почему же Хит уехал из «Саксон Фолли»?

Она пожала. плечами.

— Филипп никогда не мог найти общий язык со своим младшим сыном. Я была ассистентом в то время, когда Хит предложил Филиппу, чтобы он дал мне место винодела. — В ее глазах блеснул огонек гордости. — Это было моей, заветной мечтой, но я не думала, что она когда-нибудь станет реальностью.

— Особенно с Хитом Саксоном в роли винодела, — сухо заметил он и поддел ее: — А может, на самом деле вы втайне как раз и мечтали сместить его?

— Я никогда не хотела этого! — Голос девушки зазвенел от негодования. — Ужасно обвинять меня в таких вещах! Хит всегда очень хорошо относился ко мне. Я… — Ее голос сорвался.

Рафаэло прекрасно догадался, что она хотела сказать. Он понял больше, чем ей казалось. Ее тешила эта иллюзия влюбленности в Хита Саксона. Его лицо нахмурилось, а выражение сделалось замкнутым и строгим.

Кейтлин трудно было подобрать слова, которые безошибочно донесли бы до него то, что на самом деле означало для нее стать виноделом «Саксон Фолли». Это было нечто сродни покорению Олимпа. Достичь таких высот казалось невероятным. А насчет Хита — она теперь начинала понимать, что ее увлечение им было не более чем первой страстью подростка с запоздалым созреванием. Отгоняя от себя мысли по поводу того, что могло подтолкнуть ее к этому открытию, Кейтлин повернулась к Рафаэло спиной и направилась обратно в комнату. Там к тому времени Элис и Джошуа оживленно обсуждали, имеет ли смысл «Саксон Фолли» спонсировать новый телепроект о винах. Вскоре за ней последовал и Рафаэло.

Однако Кейтлин оставалась молчаливой, захваченная своим открытием. Оказывается, ее влюбленность в Хита оказалась пустоцветом! Сначала это был просто удобный повод избегать свиданий с другими. А потом…

А потом это означало, что ей ничего не стоило примириться с теперешней жизнью затворницы. И сознательно спрятаться в свою келью от мира, наполненного чувствами и страстью — всем тем, чем должна быть полна душа настоящей женщины. Она задумчиво пошла к входной двери, обираясь уйти незамеченной.

Словно по сигналу Элис и Джошуа вдруг прекратили свой спор, и все посмотрели в ее сторону. Рафаэло повернулся тоже. Захваченная врасплох, Кейтлин на прощанье помахала им рукой.

Рафаэло подошел к ней.

— Я вас провожу.

— Это совершенно ни к чему, — запротестовала Кейтлин. — Я нередко поздно возвращаюсь домой. Это не город. Это «Саксон Фолли», здесь меня не ограбят.

— Ну, тогда просто составлю вам компанию, — не сдавался Рафаэло. Его жгучий взгляд, казалось, проникал в самые потаенные уголки ее души. — Я тоже иду пешком, и нам по пути.

Возражать было глупо.

— Ну что ж, — согласилась Кейтлин, — если нам по пути, то я не против.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Пятна лунного света танцевали на тропинке, когда они шли через рощу раскидистых деревьев. Ветер с тихим шелестом пробирался сквозь их густые кроны. Яркие огни большого дома отступали все дальше.

— …И что вы хотели этим сказать? — Голос Кейтлин звучал возмущенно.

Рафаэло откровенно ответил:

— Хит был вашим тьютором, вашим другом, он устроил вас на работу. Вы были влю…

Она зажала уши руками:

— Бога ради, не надо.

— Хорошо, не буду. Но не надо себя обманывать. Вместо этого спросите, почему так проходит ваша жизнь? Вы молоды, умны, красивы. Почему весь свет сошелся на этом Саксоне? Бог мой, он называет вас котенком! — Рафаэло презрительно хмыкнул. — Этот мужчина даже вас не знает. Найдите себе кого-нибудь, кто ценил бы вас как личность.

Ее руки опустились. Она не желала его слушать. Что он о себе возомнил, чтобы вмешиваться в ее личную жизнь! Да будь этот несносный Рафаэло хоть сто раз прав, нечего читать ей нотации.

Тропинка повернула, деревья стали реже. Впереди показались огни конюшни.

— А может, все ваши слова — это просто хорошо продуманный маневр, чтобы заставить меня отступиться от Саксонов и перетянуть на свою сторону? Так сказать, разделяй и властвуй? — Она смело посмотрела в его лицо, и ее глаза льдистыми кристаллами блеснули в лунном свете.

— Кейтлин… — Теперь настала его очередь смутиться.

— Это не сработает. Хит был хорошим другом. Я всегда буду ему благодарна — он дал мне работу, о которой я мечтала.

— А в обмен вы, стало быть, отдали ему свое сердце. — Ревность сводила Рафаэло с ума. — Что еще вы отдали ему? Вы были молоды, впечатлительны, он — старше, опытнее. Не приходило ли вам в голову за его наставления расплатиться своей девственностью?

Она остановилась, повернувшись к нему лицом.

— Рафаэло!

Шок в ее голосе был настолько неподдельным, что усомниться в искренности девушки не приходилось.

— Он был моим тьютором, а не мальчиком, к которому я бегала на свидания. И почему надо подозревать Хита? Была тысяча других парней, готовых приобщить первокурсниц к радостям секса.

— Это правда? — Он почувствовал облегчение. — И вы никогда не спали вместе?

— Мы были друзьями. Это все! Хит никогда и не догадывался о моих чувствах, так что я буду вам благодарна, если и вы не будете болтать.

Они остановились возле железной лестницы, которая по наружной стене вела в ее квартиру над конюшней.

— И вы никогда не касались его руки так, как сегодня коснулись моей?

— Нет!

— И у вас никогда не было ощущения, словно молния проскочила между вами?

— Никогда. — Несмотря на темноту, она отвернулась от него, словно не желая, чтобы он мог что-то прочесть на ее лице. — Вам не стоило задавать эти вопросы, моя личная жизнь — это не ваше дело.

Он остановил ее за руку.

— Посмотри на меня. — Его пальцы коснулись ее подбородка. — Как ты можешь говорить, что это не мое дело? Разве ты ничего не почувствовала, когда дотронулась до моей руки сегодня? Неужели ты не почувствовала… этой молнии между нами?

— Нет. — Она замотала головой. — Между нами ничего нет.

— Не лги! — Вспылив оттого, что она отрицала очевидное, он довольно чувствительно сжал ее локоть.

— Отпусти меня… пожалуйста…

Кейтлин закрыла глаза. Вдруг в голове яркой вспышкой пронеслось то самое, из прошлого, почти забытое, как она думала… Бесполезно. Его не остановить. Оставалась единственная надежда, что кто-нибудь услышит ее крик. Но поздно… все Саксоны уже в доме.

— Кейтлин? — донеслось до нее словно издалека. Ее губы дрогнули, но не смогли издать ни звука.

— Кейтлин, посмотри на меня. — Она почувствовала, как кто-то осторожно трясет ее за плечо.

Девушка с трудом разлепила ставшие свинцовыми веки. Перед ней стоял Рафаэло, все такой же большой и сильный. Но вид у него был встревоженный.

— С тобой все в порядке? Давай я отведу тебя домой. У тебя вид, словно ты собираешься упасть в обморок.

Кейтлин молчала, не двигаясь с места. Страх исчез так же внезапно, как и появился. Она словно оцепенела.

— Я позвоню Саксонам. Попрошу Меган или Кей помочь тебе. — Придерживая ее рукой под локоть, он достал из кармана телефон, и Кейтлин услышала щелчки телефонных кнопок.

— Со мной все в порядке, — наконец произнесла она.

Он не собирался причинить ей боль. Рафаэло сунул телефон в карман и, мягко надавив на плечи, заставил ее сесть на ступеньки.

— Ты белая как полотно. Наклонись вниз.

Она послушалась. И когда кровь прилила к голове, ей стало гораздо лучше. Рафаэло присел рядом.

— С тобой случалось это раньше?

О, да. Но она не собиралась говорить об этом.

— Мне лучше пойти к себе и выпить чего-нибудь теплого. Может быть, молока.

— Не вызвать ли врача?

— Не надо врача.

Ей просто нужно было побыть одной. Принять горячую ванну и лечь в постель. Держась за перила, она начала подниматься по лестнице.

— Я провожу тебя наверх. Напряжение тут же снова вернулось к ней.

— Нет, нет… не стоит. — И, не слушая его возражений, она торопливо вставила ключ в дверь.


— Так что тебе от меня нужно?

Раздражение, с которым Кейтлин отреагировала на вопрос Джима, говорило о том, что сегодня у нее явно не лучший день. Вздохнув и сделав то, что он просил, она заварила себе чаю и вышла во двор.

Полдня прошло в суматохе. Впервые у нее не было того особенного настроя на рабочий лад, того творческого вдохновения, которое обычно приходило к ней по утрам.

Она не выспалась. Всю ночь она проворочалась в кровати, со стыдом вспоминая то, как они с Рафаэло расстались вчера. Кейтлин отхлебнула из чашки. Он, должно быть, решил, что она чокнутая. Или же что у нее проблемы со здоровьем.

Неадекватность реакций, так сказать. Что, по сути, одно и то же.

От стыда краска хлынула ей в лицо. Как теперь посмотреть ему в глаза?

Он хотел поцеловать ее прошлой ночью. Но не поцеловал. Потому что увидел этот ее непонятный ему страх, который вобрал Кейтлин в свой водоворот. Глупый, испуганный, маленький котенок.

Котенок. Шутливое детское прозвище неожиданно стало звоночком, что все идет не так, как надо.

Стоило ли удивляться, что Хит никогда не смотрел на нее как на женщину? Рафаэло сказал, что она зря потратила на него столько времени. И был прав. Ей нужна жизнь. Ей нужно проснуться. Выйти из того оцепенения, сонного состояния, начать жить полнокровной жизнью.

Лучше держаться от Рафаэло подальше. Хотя что-то подсказывало Кейтлин, что он никогда не причинит ей вреда.

Хотя кто знает, что он за человек? Ведь они едва знакомы. Скорее бы он уехал, и тогда она его больше не увидит. Хорошо еще, что все свое время Рафаэло проводит на пастбище, с этим ужасным жеребцом. Неужели из этого одичавшего животного действительно что-то может выйти? А что, если случилась беда…

От ужасной мысли по позвоночнику пробежал ледяной холодок.

Час перед ленчем тянулся нескончаемо. Кейтлин извелась от беспокойства, и, едва он истек, сразу встала и отправилась на пастбище, внушив себе, что идет по своим делам, не касающимся Рафаэло.

Когда она достигла рощи возле пастбища, ее ладони стали мокрыми.

Нужно было как можно скорее убедиться, что с Рафаэло все в порядке. Но его нигде не было видно. Она ускорила шаг.

Удивление заставило ее остановиться. Рафаэло лежал на земле. Лицо его было закрыто шляпой. Он спал, раскинув на траве свои длинные ноги в джинсах и положив руку под голову. Ворот его рубашки был расстегнут, открывая треугольник смуглой кожи, на котором поблескивал золотой медальон. Около него, широко расставив передние ноги и вытянув глянцевую шею, стоял вороной жеребец и настороженно обнюхивал его.

Во рту у нее пересохло.

И об этом человеке она беспокоилась все утро?

А он, оказывается, был совсем близок к тому, чтобы выиграть пари.

Злясь на себя, Кейтлин чуть ли не бегом домчалась до дома и, приготовив себе сэндвич с беконом, латуком и томатами, быстро съела его. Уже собираясь выходить, она вдруг вернулась, словно вспомнив кое о чем, и сделала еще один сэндвич. Потом достала из холодильника банку с содовой, выбрала из вазы несколько персиков и положила все это вместе с сэндвичем в сумку.

На пастбище вороной жеребец спокойно щипал траву возле уха спящего человека. Несмотря на недовольное фырканье, вызванное ее появлением, Рафаэло даже не шевельнулся. Кейтлин немного подождала, убедившись, что он и не собирается просыпаться. И, пользуясь случаем, девушка принялась рассматривать его с тем жадным, откровенным любопытством, на которое в другое время ни за что бы не отважилась.

Наконец, оставив сумку возле изгороди, она легким шагом пошла в сторону винодельни, стараясь не думать об испанце.


А в пять часов на конюшне Рафаэло обещал показать Саксонам, чего удалось добиться за эти несколько дней. И хотя никто не верил в успех задуманного, всем не терпелось увидеть результат. Кейтлин пришла на конюшню, бессчетное число раз твердя себе, что ее интерес связан только с лошадью, но гулко колотившееся сердце знало истинную правду.

Испанец стоял возле стойла Диабло, у его ног — ведро с вечерним кормом. Кей, Меган и Джим тихо, словно мышки, сидели на толстой перекладине напротив. Кейтлин присела рядом с Меган.

Каждый раз, едва только Рафаэло начинал подносить к его морде горсточку овса на ладони, жеребец яростно мотал головой и свирепо скалил зубы.

Не поворачивая головы, Меган прошептала:

— Это как испытание на силу воли — кто из них первый сломается. Но я думаю, к концу недели Рафаэло все же удастся его оседлать.

Кейтлин с сомнением покачала головой.

— У Роланда ушел целый месяц на то, чтобы Диабло привык к нему. К тому же ему помогали. Джиму и Филиппу приходилось держать лошадь, когда Роланд садился в седло.

— Но Рафаэло, пожалуй, самый настойчивый человек из всех, кого я знаю. Уверена, он добьется своего — и без всякой помощи. — Меган повернула к ней голову. — Кстати, почему ты называешь жеребца Диабло?

— Рафаэло так зовет его.

Кейтлин почувствовала себя неловко под ее пристальным взглядом.

— Эта бирюзовая майка очень подходит к твоим глазам.

— Спасибо. — Кейтлин вспыхнула.

— Но твоя рубашка в пятнах сока, да и джинсы тоже.

— У нас сегодня была запарка, — проворчал Джим. — После обеда мы работали как проклятые.

— Я думаю, — Меган с заговорщицким видом наклонилась к Кейтлин, — нам с тобой пора пройтись по магазинам.

Кейтлин терпеть не могла ходить по магазинам. Она была высокой, худой и с такой маленькой грудью, что ее самолюбие всегда ужасно страдало в тот момент, когда продавщицы начинали снимать с нее мерку. Отправляясь за покупками вместе с Меган, она чувствовала облегчение. По крайней мере, не приходилось мучиться с выбором.

— Кейтлин и так отлично выглядит, — опять подал голос Джим. — Зачем ей еще какие-то яркие тряпки?

Джим был прав. У нее в шкафу висела пара выходных костюмов, но в основном ее гардероб составляли джинсы и майки — большей частью все в пятнах виноградного сока или вылинявшие от частых стирок.

— Да и в самом деле, у меня и так все есть, — развела руками Кейтлин …

— Позволь уж мне судить об этом, — буркнула Меган, вновь переключив свое внимание на Рафаэло. — Ему можно посочувствовать. Представляю, каким шоком было для него узнать, что старый маркиз не его отец.

Кейтлин промолчала.

— А вообще, — продолжала Меган, — он ничего, мой новый братец. Что ты скажешь об этом, Кейтлин?

Кейтлин настороженно покосилась на Кей, потом перевела взгляд на Рафаэло. Широкие плечи, узкие бедра, длинные ноги. Легкое тело наездника.

— Ну, Кейтлин, так что ты думаешь? — продолжала поддразнивать ее Меган.

— Что ты хочешь от меня услышать? Что у него симпатичная попка? Такая упругая и аккуратная в этих его джинсах?

Джим фыркнул и спрыгнул на землю:

— Так, меня здесь нет.

Кей тоже встала:

— Думаю, я уже слишком стара для таких разговоров. Лучше пойду посмотрю, как там ужин.

Меган махнула на нее рукой и снова повернулась к Кейтлин.

— Ну ладно уж, признайся, что он очень милый.

— Чего ты добиваешься, Меган? — Кейтлин делала все возможное, чтобы переменить тему. — Ты сама-то нашла мужчину своей мечты?

— Возможно… — На лице Меган появилась загадочная улыбка. — Но хватит увиливать от разговора. Мы ведь сейчас говорим о другом. Значит, ты находишь Рафаэло привлекательным?

Кейтлин испуганно охнула, увидев за спиной Меган пару насмешливых черных глаз.

— Я польщен, — раздался гортанный голос Рафаэло.

Меган прыснула:

— Кейтлин тут затеяла маленький девичий разговор.

Это она затеяла? Кейтлин готова была убить свою болтливую подружку. Жар, от которого пылали ее щеки, постепенно начал охватывать все ее тело. Еще немного, и она в панике бросится, бежать от насмешников. Какие слова можно было найти в подобной ситуации?

Рафаэло избавил ее от ответа.

— Благодарю вас за ленч. Завтра я верну вашу сумку.

Кейтлин залилась краской еще больше под заинтригованным взглядом Меган.

— Ты приготовила ему ленч? — неслышно проартикулировала она, изумленно вскинув брови.

Кейтлин посмотрела на Рафаэло:

— Откуда вы узнали, кто это был? Вы же спали…

— Диабло тоже так думал.

Значит, он видел, как она, облокотившись на изгородь, несколько минут пялилась на него, словно озабоченный подросток. Закусив губу от отчаяния, она кивнула на ведро в его руке:

— Может, стоило отдать это Диабло?

Он покачал головой:

— У него полная кормушка сена, да еще и трава на пастбище.

— Не сказать, чтобы это было его любимой пищей.

Кейтлин внезапно почувствовала жалость к лошади. Похоже, Меган была права. У Диабло не было шансов.

— И сколько он сегодня взял у вас?

Рафаэло улыбнулся.

— Две горсти. Но завтра будет больше. Мы будем двигаться медленно. Зачем торопиться?

— Вот Меган считает, что вы терпеливы. Я думаю, вы — безжалостны.

Рафаэло рассмеялся:

— Он не будет голодать.

— Надеюсь… А… с женщинами вы используете те же методы?

— Кейтлин! — Меган аж взвизгнула. — Ну что за вопросы ты задаешь! Впрочем, мне надо позвонить. Кстати, не забудь, что мы собирались в город. — И, махнув рукой, она умчалась, оставив Кейтлин с ее дурацким вопросом, который вылетел у нее помимо воли.

— Это… зависит от обстоятельств, — подумав, ответил Рафаэло.

— От обстоятельств?

— От женщины. От ее прошлого опыта. У современной женщины обычно много потребностей. И терпения здесь не нужно. Она и так будет ненасытна. — Его глаза под тяжелыми веками заставляли искры пробегать по ее телу. — Но если у нее меньше опыта… — его голос опустился почти до шепота, — то она требует более нежного обращения.

— Нежного обращения? — словно завороженная повторила Кейтлин.

— Разумеется. Я бы ухаживал за ней… с поцелуями… и с разговорами.

— А почему… почему вы говорите мне это?

На его губах появилась такая страстная, чувственная улыбка, что по телу девушки побежали мурашки от какого-то сладостного, неведомого ей предвкушения.

— Потому что вы этим заинтересовались.

Она открыла… а потом закрыла рот. И ей не пришло в голову ничего более умного, как сказать, что они с Меган собирались сегодня в город.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

В понедельник утром Рафаэло покидал офис Саксона вполне удовлетворенный исходом встречи. И он и его адвокат решительно дали понять главе «Саксон Фолли», что не уйдут отсюда, пока не получат того, что причитается по праву его сыну. Филипп никогда не поддерживал мать Рафаэло и сейчас должен был заплатить кровью или же ее эквивалентом — землей «Саксон Фолли».

Кей снова не присутствовала на встрече, сославшись на неотложные дела. По всему было видно, что их брак на грани краха. И мрачное выражение лица Филиппа было лучшее тому подтверждение. Но все это не принесло Рафаэло ожидаемого удовлетворения. Что-то было не так и шло вразрез с его идеальным планом мести, откуда-то вдруг появилось это неожиданное, сосущее чувство, похожее на угрызения совести. Впрочем, Рафаэло отмахнулся от мрачных мыслей. В любом случае содеянное Филиппом значительно перетягивало чашу Фемидиных весов, и уж если кому следовало в первую очередь терзаться муками совести, так это мужчине, обесчестившему женщину, обворовавшему и бросившему ее.

С этими мыслями Рафаэло вышел во двор винодельни и увидел ее.

Глаза Кейтлин при виде его поначалу было вспыхнули. Но она вспомнила о том, по какой причине Рафаэло появился здесь, — обсудить с Джоном Батлеттом стоимость «Саксон Фолли», — и мимолетная радость сменилась разочарованием. Вздохнув, она с тяжелым сердцем продолжала поливать из шланга бетонные плиты под большими стальными цистернами.

Филипп подошел к Рафаэло.

— Ты ведь еще не видел весь процесс целиком? — спросил Саксон-старший. — Кейтлин! — Он махнул ей рукой. — Ты не могла бы провести Рафаэло по винодельне? Показать, как обстоят там дела?

Она кивнула.

— Конечно. С чего бы вы хотели начать? — спросила она, когда Филипп ушел.

Он пожал плечами.

— Мне все равно. Только не показывайте мне «пирамиду» с шерри.

— Договорились. — Ее голос звучал нарочито бодро. — Тогда давайте начнем оттуда, где делают первый отжим.

Рафаэло весь превратился во внимание.

Кейтлин забыла о своей неловкости. Ее глаза оживленно блестели, когда она рассказывала, почему отдает предпочтение французским дубовым бочкам, несмотря на их стоимость, при этом дополняя слова оживленной жестикуляцией. С каждой минутой становилось понятно, что если он продаст причитающуюся ему долю, чтобы досадить Саксону, Кейтлин пострадает не меньше.

Они прошли в помещение, сплошь заполненное дубовыми бочками, потом спустились в погреб, где хранились бутылки каждого урожая. Наконец, Кейтлин привела его в дегустационный зал. В просторном помещении в этот час было тихо и пусто. Единственное, что говорило о его назначении, — черная доска с написанными на ней марками вин, фужеры на стойке и ряд деревянных полок с бутылками.

— Здесь мы, как говорится, проводим продажу прямо из погреба.

— А почему никого не видно? — спросил Рафаэло. — Даже работников.

— Дегустационный зал открывается после одиннадцати. Этим занимается Кей. Обычно ей помогают студенты из местного политехникума. Если же народу слишком много, то мы все подключаемся. По выходным здесь бывает очень оживленно.

Рафаэло огляделся вокруг.

— А ресторан у вас есть?

— Есть площадка для пикников с видом на виноградники. Она пользуется популярностью. Меган раньше думала открыть кафе с французской кухней и винами «Саксон Фолли». Но Роланд и обсуждать это не хотел. А после его смерти я ни разу не слышала, чтобы она даже заикнулась об этом.

— Возможно, ей кажется, что это было бы предательством, — предположил Рафаэло, пытаясь представить, что бы он чувствовал на месте Меган. — Смерть многое меняет. Я любил своего отца — своего приемного отца, — хотя во многом был с ним не согласен. И вот теперь, после его смерти, замечаю за собой, что многое делаю так, как бы сделал он. С одной стороны, потому, что жалею, что спорил с ним из-за каких-то пустяков, а с другой, вероятно, надеясь, потому что он жив в моей памяти.

Он замолчал, заметив, что в зал вошла Кей.

На какую-то долю секунды она замешкалась. Но этого было достаточно. Рафаэло понял — ей хотелось, чтобы он был где угодно, но только не в «Саксон Фолли».

Он расправил плечи. Прошлое не было его виной. И он имел право на будущее — право на часть «Саксон Фолли». Чем скорее Кей привыкнет к этой мысли, тем лучше.

Но в его силах было сделать это как можно менее неприятным.

Он улыбнулся ей самой очаровательной из своих улыбок.

— У вас просто замечательное поместье. Кейтлин показала мне тут все вокруг. Это впечатляет. Вам, должно быть, очень нравится жить здесь.

Его открытая улыбка немного смутила ее.

— Да, мне всегда здесь нравилось. «Саксон Фолли» способен притягивать к себе сердца. — Ее голос звучал почти мягко.

Рафаэло неожиданно почувствовал нечто общее между собой и этой сдержанной, строгой женщиной. Он тоже любил место, в котором вырос. Их разговор поддержала Кейтлин:

— Для меня «Саксон Фолли» тоже оказался очень гостеприимным местом.

Что ж, «Саксон Фолли» был очень важен для нее. Но и для него он был важен не меньше. Его основная цель — разделить «Саксон Фолли» — была уже почти достигнута. Теперь ему предстояло выяснить, что случилось с дневниками Фернандо.


В среду вечером Кейтлин, прислонившись спиной к прогретой солнцем стене конюшни, смотрела, как Рафаэло надевает на голову Диабло уздечку и пристегивает веревку. На мгновение жеребец уперся, присев на задние ноги, в следующую секунду готовый взвиться на дыбы, — но Рафаэло просто отошел назад, размотав с руки веревку. Тянуть было больше нечего. Жеребец недоверчиво повел ушами. Потом фыркнул, мышцы на его задних ногах расслабились, и вот он уже, навострив уши и вытянув шею, двинулся за Рафаэло.

Она никогда не думала, что такое возможно. Наверняка испанец заколдовал его! Иначе как объяснить то, что, когда он привел Диабло в стойло и, насвистывая незамысловатую мелодию, начал щеткой чистить блестящую шелковистую шерсть на спине, гроза саксоновских конюшен был небывало смирным и послушным?

Прислонившись к двери, Кейтлин удивленно покачала головой.

— Никогда не думала, что увижу такое.

— Он просто ручной медвежонок.

— Ну уж!

Рафаэло протянул ей щетку.

— Хочешь поспорим? Клянусь, он и тебе это позволит.

Еще одно пари. Она бросила на него насмешливый взгляд.

— И не подумаю. Если проиграешь ты, то я буду лежать на земле с пробитой головой. Именно это он и пытался сделать с Джимом.

— Он не тронет тебя. — Рафаэло сделал приглашающий жест. — Заходи, дай ему увидеть тебя, почувствовать твой запах.

Его рука легко опустилась на ее талию. По чистой, свежей соломе он подвел ее прямо к бархатным ноздрям Диабло.

— Положи руку на его голову.

Она подчинилась. Его шерсть была мягкая, как вельвет. Ладонь Рафаэло накрыла ее руку.

— А теперь проведи до самых его ушей.

В ее глазах мелькнуло беспокойство.

— Ты говорил, что его били по голове. Позволит ли он мне погладить его?

— Конечно. Ты же будешь делать это нежно.

Ее рука двинулась вверх. Рука Рафаэло лежала поверх ее руки. Через мгновение Диабло со вздохом опустил голову, его глаза закрылись.

— Он хочет, чтобы ты погладила его между ушами.

Диабло дотронулся губами до ее носа, потом уткнулся в плечо.

— Ты, случайно, не околдовал его? — спросила она и скорее ощутила, чем услышала, его смех.

Он придвинулся ближе, и она оказалась между его широкой грудью и огромным вороным крупом. Но Кейтлин не чувствовала никакой угрозы — ни от мужчины, ни от лошади.

Теперь она могла почистить Диабло щеткой. Следуя ритмичному движению ее руки, под короткой эбонитовой шерстью волнами перекатывались мышцы благородного животного.

— Я же сказал, что он позволит тебе, — шепнул Рафаэло ей на ухо. — Видишь, его глаза полузакрыты. Ему это очень нравится.

— Вижу, — рассмеялась Кейтлин. — Вижу, что кошмар «Саксон Фолли» превратили в ручного мишку. Разве кто-нибудь мог в это поверить? Но я не виню его. Его обхаживали, как избалованного ребенка.

Она вздрогнула, почувствовав, как руки Рафаэло легли на ее плечи.

— А тебе бы понравилось это? Ты любишь… когда тебя балуют?

Она беззвучно рассмеялась:

— Любая женщина это любит.

— Ты — не любая женщина.

Не успела она спросить, что он подразумевал под этим, как его руки заскользили вниз по ее спине, косточками пальцев разминая уставшие за день мышцы. Виноделие — это такое искусство, которое включает и тяжелый физический труд.

У нее перехватило дыхание. Его руки начали свое обратное движение.

— Приятно? — спросил он, его акцент сейчас был очень заметен.

Он не могла солгать.

— Да… — ответила Кейтлин, стараясь справиться с охватившим ее непонятным беспокойством.

Его рука остановилась. Неожиданно пространство конюшни показалось слишком тесным.

Глаза Диабло открылись. Он ткнулся в нее носом, как бы напоминая о ее обязанностях. Кейтлин сделала глубокий вдох, пытаясь взять себя в руки, и закусила губу. На глазах вскипели слезы. Если бы только можно было стряхнуть с себя этот нелепый страх и забыть ту ужасную ночь…

Неожиданно к горлу подкатила злость. Она не позволит прошлому разрушить свое будущее.

Щетка продолжила свое движение. Кейтлин сосредоточилась на том ритме, с которым руки Рафаэло массировали ей спину, плечи, шею. Напряжение постепенно покидало гудевшее от усталости тело, становившееся послушным и податливым под его сильными и в то же время бережными руками. Она ощущала, как они оставляют после себя легкость и тепло, потихоньку начавшее растапливать ледяную занозу в сердце.

Рафаэло не Томми.

Мужские руки могут быть связаны с удовольствием, а не с болью. Они не хватали ее, разрывая на ней одежду. И не использовали свою силу, чтобы заставить женщину упасть к ногам мужчины.

Наконец, его руки остановились.

— Все в порядке?

Кейтлин улыбнулась.

— В самом деле, я чувствую себя гораздо лучше.

— У тебя в мышцах были напряженные участки.

Больше, чем просто участки. Но она не стала распространяться. Она просто поднялась на цыпочки и поцеловала его в щеку.

— Ты хороший человек, Рафаэло.

Он рассмеялся.

— Хороший?

— Да, хороший. Ты ведь не собираешься разрушить «Саксон Фолли», верно?

Его губы сжались.

— Почему ты считаешь, что я должен отказаться от того, ради чего приехал сюда через полмира?

Кейтлин задумалась.

— Ты был очень мил с Кей вчера.

«И со мной ты был терпелив и нежен». Но об этом она не стала говорить вслух.

— Не так уж я и мил, — усмехнулся он. — Диабло брал корм из моих рук. Он подпускает меня к себе. Сегодня четверг. И я хочу, чтобы ты рассчиталась за проигранное пари.

С этим было трудно поспорить. Но если честно, она вообще не была уверена, что ей этого хочется.

— Ну что ж, я закажу столик.

— В каком-нибудь шикарном месте. — Его глаза блеснули непонятным ей огнем. — Мне бы хотелось пощеголять тобой.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— Вот это, — констатировала Меган. Они уже несколько часов бегали по магазинам в поисках платья. Кейтлин уже не надеялась, что они смогут найти что-нибудь подходящее — что-нибудь достойное желания Рафаэло «пощеголять».

— Ну и что ты думаешь?

Кейтлин повернулась перед зеркалом. Платье сидело на ней как влитое, прямое и узкое, из серебристой ткани, оттеняющей необыкновенный цвет ее глаз. И в нем было удобно. Уж этого она никак не могла ожидать. Когда Меган сказала, что нужно платье, ей сразу представилось нечто из шелка или тафты с воланами и кружевами.

Покрой этого наряда был совершено простым. Вся его прелесть заключалась в качестве ткани, цвете и вышивке бисером вокруг горловины.

— У нас есть к нему и туфли. — Дизайнер поставила перед ней туфли с тканевым верхом, похожие на балетные тапочки, с небольшим плоским каблучком.

Слава богу, у них не было каблуков, по крайней мере, она не сломает себе шею.

— Так, и ты возьмешь еще вот это. — Сумочка, которую держала Меган, была такая маленькая и такая стильная, что Кейтлин даже не осмелилась посмотреть на цену.

— Хорошо. — Она сделала глубокий вдох, надеясь, что не будет потом сожалеть, что пришлось потратить столько денег на все эти наряды.

Но Меган нелегко было остановить. Она потащила Кейтлин в какой-то фешенебельный бутик, где к ее покупкам прибавились еще две пары новых джинсов, шелковый топ на бретельках, рубашка из хлопка в индийском стиле с набивным рисунком из трех цветов — авокадо, лайма и белого, — и пара обтягивающих топов таких оттенков, которые она никогда не носила.

— Только все эти вещи не для работы, поняла? — Меган шутливо погрозила ей пальцем.

— Поняла, — вздохнула Кейтлин, теребя в руках шелковый топ на бретельках. — Только я думаю, мне еще нужен лифчик под это.

— Тебе совсем не нужен лифчик, — отмахнулась Меган. — Она свободного покроя и к тому же…

— И к тому же я плоская как доска, — закончила за нее Кейтлин. И тем не мене это еще не означало, что ей не нужен был лифчик. — Я хочу купить себе лифчик, — заявила она.

Но в специальном магазине, куда они пришли, все бюстгальтеры были совсем не такими, какие ожидала увидеть Кейтлин.

Словно они вовсе и не были нижним бельем. Бледно-голубые льдистые оттенки. Яркие, с растительным орнаментом. Со стразами. С вышивкой. Кружевного плетения. Черные. Белые. Ярко-розовые. Из тонкого сатина. Шелковые. И почти совершенно прозрачные.

— Так. — Меган сунула ей в руки несколько лифчиков. — Посмотри эти.

«Эти» заставили Кейтлин покраснеть.

— А нет ли чего-нибудь менее… м-м… — она в надежде посмотрела вокруг, — менее открытого? — Ее взгляд уперся в стену с подходящими, по ее мнению, вещицами. — Вот это, я думаю, мне бы больше подошло.

— О, Кейтлин, это же спортивное белье! — всплеснула руками Меган. — Для занятий на тренажерах и марафонского бега.

— Это как раз то, что мне нужно. Очень практично.

— Ты не будешь носить это… — Меган презрительно ткнула пальцем в бежевый лифчик, — под шелковой блузкой. — На вот, померяй. — Она сунула ей в руку что-то соблазнительно мягкое. Абрикосовый цвет был очень женственным. Нежным. Не ярким. Элегантным.

— Возможно…

Кейтлин почувствовала, что готова сдаться. Через минуту, зайдя в примерочную, она стянула с себя майку и взяла в руки лифчик. Она посмотрела на ценник, закрыла глаза и застегнула на спине лифчик.

Он приподнял грудь, придав ей форму, которой она никогда у себя не замечала. В сравнении с нежным абрикосовым сатином ее кожа выглядела как свежая сметана.

Она положила руки на чашечки, почувствовав их мягкую гладкость под своими пальцами, их совершенную форму. На какое-то мгновение она представила вместо своих рук руки Рафаэло…

Почувствовала, как затвердели соски под тонкой тканью. Горячее, незнакомое ощущение пронзило все ее тело.

— Кейтлин, померяй это. — Голос Меган подействовал на нее как ушат ледяной воды.

Кейтлин отдернула от груди руки, кровь прилила к ее щекам.

Над дверью примерочной появилась рука Меган.

— Они как раз подходят под лифчик.

Кейтлин судорожно проглотила слюну.

— Мне не нужны трусы.

— Разумеется, они тебе нужны.

Кейтлин вспомнила ящик своего комода, набитый бежевым нижним бельем, ее взгляд виновато скользнул к зеркалу… к отражению ее фигуры, на которой не было ничего, кроме вылинявших джинсов и этой изумительной вещи из абрикосового сатина, заставлявшей сиять ее кожу цветом старого жемчуга.

Она чувствовала себя более женственной, чем когда-либо в своей жизни. Она выглядела так… сексуально.

Сексуально.

Это было слово, которое она никогда бы не подумала использовать по отношению к себе. Меган была и стильная и сексуальная. Невеста Джошуа, Элис, настолько поражала этим качеством, что для противоположного пола просто ничего не оставалось, как умереть на месте. Она видела, как мужчины смотрели на них — оценивающим взглядом прищуренных глаз. На нее так никто не смотрел.

Кроме Рафаэло.

Она так давно привыкла избегать жадных мужских взглядов, что теперь реагировала на них как глупый, перегруженный гормонами подросток, которого ежеминутно бросает то в жар, то в холод.

Но она уже давно не подросток — этот возраст мог бы извинить некоторую чудаковатость, — ей двадцать восемь лет. Вполне взрослая женщина. Кейтлин стащила с себя джинсы и натянула узкие стринги. Потом выпрямилась и повернулась лицом к зеркалу.

Казалось, она вся светилась изнутри. Она отвела взгляд от своего плоского живота, длинных ног и поежилась.

Женское тело.

Стринги сидели очень высоко, гораздо выше, чем надетые под ними ее простые трусики. В середине они спускались вниз, ниже талии, ниже пупка, ниже, чем то, что на ней было надето. Мурашки побежали по ее коже — она ощущала одновременно и дискомфорт… и какое-то странное волнение.

— Померяй еще и это. — Рука над дверью держала еще один комплект. — Под то платье, что ты наденешь на ужин.

Комплект был из шелка. Серебристо-серый цвет напомнил Кейтлин о лунном свете на дорожке той ночью, когда Рафаэло провожал ее домой. Тогда он чуть не поцеловал ее…

У нее перехватило дыхание.

— Меган, не нужно…

— Просто померяй. — В голосе Меган послышались нетерпеливые нотки. — Ну, сделай мне одолжение. Я не так часто отправляюсь с тобой по магазинам.

Это всего лишь нижнее белье, сказала себе Кейтлин. Чего заводиться из-за какого-то куска шелка и тесьмы?

Ей удалось сохранить на лице выражение невозмутимости до тех пор, пока она не взглянула на себя зеркало. Ткань была настолько тонкая, что сквозь нее, словно дамасские розы, просвечивали ореолы ее сосков. Трусики были из той же ткани, так что можно было представить, как бы все это выглядело на голом теле.

— Я не смогу носить это, — сказала она дрогнувшим голосом.

Даже если Рафаэло никогда и не увидит, насколько эфемерным было ее белье под платьем, она все равно будет это знать. И целый вечер не сможет, не покраснев, посмотреть ему в глаза. Или, что скорее всего, просто потеряет дар речи. Неловкая и неуклюжая, отделенная целым миром от искушенного испанца.

Кейтлин разочарованно вздохнула.

— Но я возьму абрикосовый комплект, — решила она, снимая с себя серебристо-серое белье и стараясь не жалеть о том, что у нее не хватает духа носить его.

Устояв перед натиском Меган померить что-нибудь еще, Кейтлин с облегчением натянула на себя джинсы и майку и вышла из примерочной.

— Может быть, я возьму еще один комплект того же фасона, что и абрикосовый. — Она выбрала лиловый цвет, который, как сказала Меган, прекрасно оттенял ее кожу, и, бросив прощальный взгляд на отвергнутый серебристо-серый, направилась к кассе.

Жаль, что Рафаэло никогда не узнает, какой огромный шаг ей удалось сделать сегодня в совершенно неведомую доселе область.


— Ты прелестно выглядишь.

В устах Рафаэло этот комплимент прозвучал совершенно иначе, нежели час назад из уст Меган. Подруга не только помогла ей собраться, но и подарила тот самый серебристо-серый комплект белья, который Кейтлин так и не решилась сама купить.

От его голоса с хрипотцой ее тело словно обдало жаром.

— Да и ты тоже.

Рафаэло выглядел просто потрясающе. И это было не только из-за идеально сидевшего на нем костюма. И не из-за белоснежной сорочки, подчеркивавшей его яркую внешность. Дело было в другом.

В темных глазах, горевших огнем предвкушения. В особенной улыбке, игравшей на губах. В точеных чертах лица, поначалу казавшихся такими суровыми, пока взгляд не останавливался на едва заметных лучиках морщинок возле глаз.

Он был особенным. Когда она успела прийти к этой мысли? Кейтлин, волнуясь, набрала в грудь воздуха и медленно выдохнула, стараясь успокоиться.

— Надеюсь, — произнесла она, — тебе понравится ресторан, который я выбрала.

Через пять минут Рафаэло поставил свой «БМВ», только вчера взятый напрокат в одной из городских контор, на парковку ресторана. Он обошел вокруг машины, как небо и земля отличавшейся от прежнего засаленного пестрого убожества, и открыл пассажирскую дверь.

— От тебя приятно пахнет, — сказала она, когда он наклонился, чтобы закрыть за ней дверь.

Он рассмеялся, не ожидая такого комплимента, и вдохнул ее аромат. Аромат полевых цветов.

— От тебя тоже.

— Я не пользуюсь духами. — Она улыбнулась. — Я обычно не пользуюсь парфюмерией, это мешает работе. А сейчас… сейчас я просто забыла.

— Тебе не нужны никакие искусственные запахи. Твоя кожа пахнет свежестью и чем-то сладким, как ветер на цветущем лугу.

У нее перехватило дыхание, когда он заглянул в ее глаза, отливающие теплым серебром в желтых отблесках нейпирских фонарей.

…Их двенадцатый столик находился в алькове, на возвышении, создавая ощущение уединенности, опасной интимности, искушая поддаться соблазну. Неподалеку от них слышались звуки настраиваемых инструментов джазового оркестра.

Кейтлин развернула салфетку и положила на колени. Ее руки слегка дрожали, когда она взяла кусочек хлеба с тарелки. Ножик клацнул о розетку с паштетом. Нервы.

— Расслабься. — Голос Рафаэло был тих и мягок. — Зачем нервничать?

— Я не нервничаю, — солгала она.

Она чувствовала себя совершенно не на месте в этом шикарном клубе. В этом дорогом платье. С этим мужчиной, сидящим напротив нее, в глазах которого ничего невозможно было прочесть.

— У тебя нет никакой причины… — Рафаэло запнулся, казалось, он старается выбирать слова, — для беспокойства. Это твой выбор, твоя территория.

Кейтлин вспомнила об их договоре, что сама выберет ресторан, который ей нравится, и ничего не сказала. Единственным ее преимуществом было то, что она проиграла пари и платила за ужин. А стало быть, в любое время могла его и закончить.

Кейтлин подняла глаза на Рафаэло. Скользнув по твердой линии его подбородка, она встретилась с его жгучим взглядом, словно пришпилившим ее к стулу.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

— Так ты часто бываешь здесь? — Уголки его губ слегка дрогнули.

Догадался ли он, что ее нога, привыкшая к удобным кроссовкам, никогда не ступала на эту территорию? Резкие синкопы джазового ритма добавили пикантной остроты полутемной атмосфере. После секундного колебания Кейтлин беспомощно развела руками.

— Никогда не была здесь. Меган порекомендовала мне это место.

Его улыбка стала шире.

— Я рад.

— Чему? — Внезапно Кейтлин захотелось занять оборонительную позицию.

Он положил ладонь на ее руку.

— Тому, что мы сделаем это открытие вместе.

Вместе. Этот опыт свяжет их, усилит то чувство близости, которого она всеми силами старалась избежать. Она уставилась на их соединенные руки — его рука темнее, чем ее, — контраст усиливался красноватым приглушенным светом.

Она наморщила нос, посмотрев на свои ногти. Короткие, без лака. Рабочие руки. Кейтлин сжала пальцы, пряча их под ладонь. Без сомнения, женщины, с которыми встречался Рафаэло, не пренебрегали маникюром.

— Твоя кожа как шелк, — пробормотал он.

Кейтлин была близка к панике. Но когда Рафаэло осторожно поднес ее руку к губам, она замерла от пронзительного чувственного ощущения, хлынувшего через все ее тело. Но прежде, чем она отдернула руку, он отпустил ее. К их столу подошла официантка. Сделав заказ, Рафаэло подал Кейтлин лист с винами.

— Твой выбор.

Кейтлин заказала крепленое красное, о котором слышала много хороших отзывов. Через несколько минут официантка вернулась с вином и, наполнив бокалы, удалилась.

Оба молчали. На сцене певица в черном декольтированном платье голосом с легкой хрипотцой пела об одиночестве ушедших вечеров. Сделав глоток вина, Кейтлин немного пришла в себя.

Ей стало любопытно. Она так мало знала о нем. Фактически только то, что этот человек приехал сюда с намерением причинить боль семье, которую она любила. Но вместе с тем он обнаружил в себе доброту и человечность — к Диабло, к Кей, к ней самой.

Пытаясь побороть смущение, Кейтлин отбросила с лица волосы и решительно встретила его взгляд.

— Расскажи мне о своем доме в Испании.

— О Торрес Каррерас? — Черты Рафаэло смягчились, на лице появилось задумчивое выражение. — Этот дом, — начал он, — стоит на известковом склоне холма, спускающегося к побережью Атлантики. Он получил свое имя от двух башен, которые, как говорят, были построены еще маврами. Я всегда скучаю по нему. Трудно поверить, что на этот раз отец уже меня не встретит.

— Твой отец — маркиз — умер там?

Он кивнул.

— В той же кровати, в которой и появился на свет. Тогда я и узнал, что он усыновил меня, а моим отцом был Филипп Саксон, который мог бы оставить меня незаконнорожденным.

Она вздрогнула.

— В первую нашу встречу, когда ты сказал, что Филипп был твоим отцом, я назвала тебя лжецом. Извини меня, если можешь. — Она очень сожалела об этой своей вспышке. — Я тогда совсем не знала тебя. Но кто же мог представить, что Филипп способен на такое?

— Ты защищала Саксонов. Твоя преданность достойна уважения.

Она постаралась не подать виду, какое облегчение почувствовала.

— Они дали мне больше, чем работу. Они дали мне дом.

А после истории с Томми еще и свою защиту и поддержку.

Он понимающе улыбнулся, и его пальцы легко коснулись ее запястья. Это было мимолетное прикосновение, через мгновение его рука вернулась к бокалу.

— Мой приемный отец тоже дал мне дом. Я не мог оценить его великодушие. И принимал это как должное. Он обеспечил хорошим содержанием мою мать, а дом, землю и все остальное оставил мне.

Принесли их заказ. Подрумяненная утка оказалась потрясающе нежной и сочной. Но Кейтлин была слишком поглощена их разговором, чтобы оценить ее по достоинству.

— А что думала твоя мать о намерении маркиза сказать тебе правду?

— Ее беспокоило, что я не все пойму правильно. — Он тряхнул головой. — Но когда она рассказала мне о своей поездке в Новую Зеландию, чтобы найти следы дяди, и о дневниках, то я просто должен был поехать сюда.

Музыка зазвучала громче. Хрипловатый, проникновенный голос певицы, сопровождаемый грустными капризными звуками саксофона, проникал в душу Кейтлин, порождая какую-то мучительно-сладкую боль.

— Местное историческое общество подарило моей матери дневники Фернандо. Я хотел бы узнать кое-что о них и о том, что случилось после того, как они были украдены.

Кейтлин напряглась. Она сразу подумала о трех дневниках в черных кожаных переплетах, что лежали в ее комоде. Филипп сказал, что мать Рафаэло продала дневники, чтобы купить себе билет домой, и приказал ей молчать.

— Моей матери было бы приятно иметь у себя эти дневники. Это как нить, связывающая ее с прошлым. Должно быть, она до сих пор не может смириться с их пропажей.

Некоторое время они молчали.

— Как твоя мать познакомилась с Филиппом? — наконец спросила она.

Глаза Рафаэло сузились.

— Председатель исторического общества подал ей идею встретиться с Филиппом, семья которого приобрела старинное монастырское здание, превратив его в поместье. Ей нужна была информация для какого-то доклада, и Филипп мог рассказать ей, как эти монахи жили и как выращивали свой виноград. — Его рот искривился. — Саксон предложил ей встретиться в городе. Она влюбилась в него с первого взгляда. Он не сказал, что женат. Ей было восемнадцать… до дома тысяча миль… Он соблазнил ее.

— А может быть, он взял ее силой? — опустив глаза, Кейтлин покрутила между пальцами ножку бокала. — Может, поэтому ты его так ненавидишь?

— Нет… Но он был старше. Умнее. Черт. Он даже потом пригласил ее в «Саксон Фолли», показал ей все вокруг, дал надежду, что это серьезно. Он не сказал ни слова ни о жене, ни о недавно усыновленном ребенке.

Кейтлин вспомнила слова Кей. О том, что Филипп вдруг начал чувствовать себя отверженным, когда она, захваченная заботами о ребенке, не замечала ничего вокруг. Да, Саксонам в тот момент приходилось нелегко. Но говорить об этом Рафаэло было бы бестактно.

— Твой приемный отец, наверно, был замечательным человеком, — произнесла она. — Он вырастил неродного ребенка как своего собственного.

— Да, — На лице Рафаэло появилась мягкая улыбка. — Моя мать очень любила его. Я уверен в этом. Филипп был просто ошибкой юности, чрезмерной пылкой страстности.

Кейтлин кивнула, заметив, что он больше не винит во всем Филиппа. Но ей не хотелось начинать дискуссию на тему юношеской страстности. Особенно с Рафаэло.

— А чем сейчас занимается твоя мать?

— Она участвует в нашем деле. Херес в Испании — это большой бизнес. Думаю, ты бы ей понравилась. Она бы удивилась, что ты винодел.

Кейтлин улыбнулась, понимая, что он удостоил ее самым высоким комплиментом, каким только мог.

— Тебе бы стоило приехать к нам как-нибудь, — добавил он.

Она кивнула.

— Может быть… Меня всегда интересовал треугольник хереса… и местные представления о производстве настоящего оригинального шерри.

Затаив дыхание, она ждала реакции Рафаэло на слово «шерри». Несколько секунд лишь острые синкопы джаза наполняли молчание между ними. Наконец он вздохнул и переменил тему:

— А твои родители тоже виноделы?

— О нет. — Ее впервые обрадовала мысль, что Рафаэло, маркиз де Лас Каррерас не был, что называется, чистокровным маркизом. Она подняла голову и сказала: — Моя мать была дояркой, отец — пастухом. У них было пятеро детей. Я их третий ребенок.

Несколько секунд он задумчиво смотрел на нее.

— Как у единственного ребенка богатых родителей, — сказал он, — у меня было все, чего я хотел. Думаю, ты росла совсем в других условиях.

Она вспомнила, как бессонными ночами еще в детстве давала себе клятвы, что никогда не попадется в тиски бедности, в которых оказались ее родители.

— Мне повезло, — сказала она, — я любила школу. И поняла, что хорошие оценки — это мой путь наверх. Никакого лото. Никаких ставок на собачьих бегах, где мой отец каждую пятницу просаживал почти весь свой недельный заработок.

— Мудрое решение для ребенка.

— Моему старшему брату тоже удалось выйти из этого круга. Он высоко поднялся. Теперь мы вдвоем выплачиваем нашим родителям небольшое содержание. Они обеспечены.

— А остальные братья и сестры?

— Джеймс — рабочий. Шеннон и Рианон работают на ферме на юге. Рианон очень хорошенькая — она самая младшая — и такая высокая, что могла бы стать моделью.

Кейтлин подняла бокал, благородное вино мягко скользнуло по ее горлу — вино, которое ни Шеннон, ни Рианон никогда, наверное, и не пробовали.

— Честный труд. Ты должна гордиться ими.

— Конечно.

Зачем она ему все это говорит? Она никогда не рассказывала о своем детстве. Слишком унылые воспоминания. К тому же некоторые начинали косо смотреть после того, как узнавали, что ее родители были всего лишь низкооплачиваемыми работниками на ферме.

Но в глазах Рафаэло не было презрения.

— Должно быть, этот путь наверх тебе немалого стоил?

— Труд и полная сосредоточенность. Я провела школьные годы, уткнувшись в учебники.

И потом, в университете, она тоже корпела над книжками, когда ее сокурсники отправлялись на свидания и вечеринки. Ей были нужны самые высокие оценки, чтобы получать стипендию, которая дала бы Кейтлин возможность учиться дальше.

— Могу представить, какие были жертвы.

Кейтлин кивнула.

Она подумала о бессонных ночах за книжками. О свиданиях, которых у нее не было. Тогда это казалось неважным, у нее были свои приоритеты.

Но сейчас все было наоборот. В отношениях с Рафаэло некоторый женский опыт совсем бы не помешал. Она отвела глаза и посмотрела на сцену. Под оживленный ритм там увлеченно танцевали несколько пар.

Рафаэло проследил за ее взглядом.

— Ты хотела бы потанцевать?

По лестнице они спустилась туда, где на маленьком пятачке тесно сгрудились пары.

— Должен признаться, я преклоняюсь перед тобой.

В его глазах не было и тени насмешки. Только искреннее восхищение… и что-то еще, что заставило адреналин хлынуть в ее кровь. На щеках у нее выступил румянец.

— Я, кажется, смутил тебя.

— Я очень легко краснею. Это характерно для кельтов. Единственное, что досталось мне от отца.

— А как насчет роста?

— Мои родители оба высокие. А мать еще и такая же худая.

Его руки оказались на ее талии.

— Не худая, а стройная.

Одна рука опустилась еще ниже… За разговором она не думала о том, что на ней надето. Теперь же при мысли о шелковых стрингах и подаренном Меган комбидрессе у нее перехватило дыхание.

Проклятье. Надо держать себя в руках. Откуда ему знать, что там на ней надето под платьем. Но рано или поздно эта неспособность сдерживаться выдаст ее. Черт, он может подумать, что она увлеклась им… что пытается подтолкнуть его.

От этих мыслей Кейтлин стало неуютно.

Его руки тут же поднялись и остановились на ее талии — там, где им, собственно, и надлежало быть.

— Расслабься.

Эти тихие слова, сказанные на ухо, оказали прямо противоположное действие. Каждый мускул ее одеревеневшего вдруг тела напрягся. Она попыталась отстраниться от него, но вокруг них было так много танцующих, что просто некуда было деваться.

Его мягкие объятия, чувственный ритм музыки, волнующий тембр саксофона, приглушенные краски, полутьма клуба — все, казалось, было против нее.

Но в чем дело? Откуда вдруг снова этот внезапный необъяснимый страх? Они не одни. Она здесь в безопасности, напомнила себе Кейтлин.

Ее руки на его плечах расслабились, бедра начали двигаться в такт музыке. Когда она в последний раз так танцевала? Черт, танцевала ли она так вообще когда-нибудь?

Словно растворившись в незнакомом мире, Кейтлин позволила волне звуков подхватить себя. Танцующих становилось все больше. С каждым движением Кейтлин чувствовала себя все свободнее. Она приблизилась к нему почти вплотную, ее пальцы зарылись в его волосы. Волосы были шелковистыми, более упругими, чем ее, совсем непохожими на те, которых она когда-либо касалась. Ее пальцы играли с ними, поглаживали его шею — словно жили своей собственной жизнью…

— Кейтлин… — Она почувствовала его дыхание возле уха.

Дрожь удовольствия прошла по ней, заставив откликнуться все ее тело.

Он наклонился ниже. Под легким покровом светлых волос его губы коснулись ее шеи.

— Рафаэло!

Он поднял голову.

— Слишком быстро?

Не в силах произнести ни слова, она замерла, ослепленная вспышкой желания, подобно которой никогда не испытывала.

Слишком быстро? Черт! Ее сердце стучало о ребра. Она вывернулась из его рук, не осмеливаясь взглянуть на его губы, оказавшие на нее такое действие.

— Давай пропустим следующий танец, — прозвучал едва слышно ее голос.

Вернувшись к их столику, она едва держала себя в руках, чтобы сохранить самообладание. К ним подошла официантка. Кейтлин отказалась от десерта и попросила счет.

Боковым зрением она заметила, как Рафаэло поднял брови, но ее это не волновало. Кто оплачивал ужин, тот мог и закончить все это. И не нужно буравить ее взглядом и вскидывать брови в этой своей чисто мужской манере.

Официантка принесла счет в кожаной папке и, улыбнувшись, подала Рафаэло. Кейтлин жестом остановила ее.

Но он уже взял папку и, когда Кейтлин ухватилась за другой ее конец, не выпустил и потянул на себя.

Официантка смотрела на них во все глаза. Кейтлин почувствовала, как начали краснеть ее щеки.

Она проглотила унижение.

— Отдай мне счет. Пожалуйста.

Он медленно покачал головой:

— Ты оплатила свою долю тем, что пришла на свидание.

У нее не было никакого желания быть у него в долгу. Но и говорить об этом в присутствии официантки — тоже.

Как только Рафаэло оплатил счет, она сказала:

— Мне хотелось бы уйти.

Напряжение вернулось к ней, сжав ее в своих тисках сильнее, чем прежде. Подхватив свою маленькую сумочку, она была на ногах прежде, чем он успел отодвинуть ей стул.

— Что случилось? — спросил он.

— Ничего.

Разве можно было сказать ему о том странном ощущении, каждый раз возникавшем у нее при его приближении? И о том страхе, который опутывал ее с головы до ног?

— Хочешь немного пройтись?

Она быстро кивнула, но потом подумала, что лучше было бы отказаться. Возможно, прогулка развеет это изматывавшее душу беспокойство. Может, то, что случилось на танцплощадке, просто плод ее разгоряченного воображения? Огромный золотой диск луны низко висел над морем, волны перекатывали прибрежную гальку на пустынном берегу. Влажный ветерок успокаивающе овевал ее лицо, обостряя все ощущения.

— Не хочешь накинуть мой пиджак?

Ей и без того было жарко.

— Здесь тепло, — сказала она.

Она не могла принять от него пиджак, не могла позволить себе оказаться окутанной его запахом, еще сильнее ощутить ту трепетную дрожь, что волнами накатывала на нее. Повернувшись спиной к шумящему прибою, Кейтлин направилась к переливавшемуся всеми цветами радуги фонтану.

Она немного пришла в себя, пока они молча стояли и смотрели, как фонтан менял свои краски — как синий цвет сливался с красным, они растворялись друг в друге и образовывали густой пурпур.

— Фантастическое зрелище, не правда ли?

— Фантастическое. — Его взгляд был направлен на Кейтлин.

Последние остатки самообладания покинули ее.


К тому времени, когда Рафаэло остановил машину, Кейтлин была словно одно сплошное дрожащее ожидание. Осмелиться ли она позволить ему поцеловать ее?

В то же мгновение в ее сознании мелькнула мысль, что он может уехать отсюда в любой день. Ну и что?

Хватит быть испуганным маленьким котенком. Когда-нибудь надо попытаться начать жить снова. Так почему не сегодня?

— Мы не выпили кофе, — сказала она. — Давай зайдем ко мне, я приготовлю. — Ее голос звенел от волнения.

— Спасибо. — Уголки его губ медленно поднялись в улыбке. — Но я не думаю, что мне следует заходить.

Она не хотела его отпускать. Для нее вдруг стало жизненно важным, чтобы он остался. В следующий раз у нее не хватит смелости решиться на это.

— Ну, может быть, тогда рюмочку на ночь?

Он долго-долго смотрел на нее, потом усмехнулся:

— Ну что ж, пожалуй, не отказался бы.

Они вошли внутрь.

— У тебя мило. — Рафаэло с любопытством оглядел побеленные стены, деревянный пол, покрытый полотняными ковриками, темные балки на потолке.

— Мой дом.

Кейтлин бросила сумочку на низенький комод, одновременно служивший и кофейным столиком. Потом достала бутылку канадского вина из холодильника.

— Днем отсюда открывается замечательный вид на виноградники.

Медленно и осторожно она до половины наполнила вином высокие стаканы. Они тут же матово запотели от налитого в них ледяного напитка.

— Присаживайся.

Когда он опустился на кушетку, Кейтлин подала ему стакан. Он сделал глоток.

— Изысканный вкус. Богатый.

Она рассмеялась столь лаконичной оценке.

— Не слишком сладкое, нет?

— Да, сладкое… — Его взгляд заставил замереть ее смех. — Но не приторное.

Кейтлин расслабилась — он говорил о вине.

Устроившись на низеньком стульчике рядом с ним, она снова подумала о дневниках. Пусть эта правда гнетет ее, но открыть чужую тайну она не имеет права. Это может сделать только сам Филипп. Что ж, если чужая тайна под запретом, тогда она поведает свою собственную — самое сокровенное, столько лет теребившее сердце, словно старый ржавый осколок. Сейчас или никогда.

— Помнишь, я говорила, — медленно произнесла она, — что благодаря Хиту у меня появилась работа в «Саксон Фолли», еще когда я была студенткой?

Рафаэло кивнул, его взгляд стал сосредоточенным.

— Кое-что случилось… — Она помолчала и с явным усилием продолжила: — В винодельне был еще один работник. — Ее голос звучал очень тихо, словно вся жизнь ушла из него.

— Не надо мне рассказывать о старых увлечениях…

— Это не было увлечением. — Она судорожно втянула в себя воздух. — Томми был молод, хорош собой, уверен в себе, многие девчонки считали его привлекательным.

Рафаэло нахмурился, сбитый с толку неприязнью в ее голосе.

— Так, значит, ты его таким не считала. — Это скорее прозвучало как вопрос.

— Нет. Потому что я… — Она виновато посмотрела на него.

— Потому что ты была влюблена в Хита, — догадался он.

— Да. — Она отвела взгляд.

— И тебе никогда не хотелось познакомиться с кем-нибудь еще, чтобы отвлечься от Хита?

— Нет! У меня было много работы. Обычно у меня был занят весь день.

Потому что это позволяло ей быть рядом с Хитом?

— Даже если бы я не получила предложение от Саксонов, то хотела иметь хорошую рекомендацию.

Она делала карьеру. Для нее это имело смысл, судя по тому, каким было ее детство.

— И?

— И как-то раз я задержалась на работе допоздна. Все уже ушли… кроме Томми. Это был очень жаркий вечер. Я была в шортах и майке без рукавов. Майка была такого ярко-желтого, солнечного цвета… — Ее голос оборвался. — Как хорошо я все это помню…

Предчувствие кольнуло Рафаэло. Он потянулся к ее рукам. Они были холодны как лед.

— Он попытался…

— Поцеловать меня. Мне не очень это понравилось. Но у меня никогда никого не было. Вся моя жизнь заключалась в учебе. Мне было любопытно. В следующий раз, когда кто-нибудь заговорил бы о парнях, я не сидела бы красная как рак. И думала, что ничего плохого не будет, если позволю ему поцеловать меня.

— Но он не остановился на этом, да?

— Не остановился… — Ее пальцы сжались в кулак. — Он начал трогать… хватать меня. У него были такие жесткие, жадные руки. Это было отвратительно! Но было невозможно остановить его. Я стала бороться. Он начал оскорблять меня. Я чувствовала себя облитой грязью с головы до ног. Он говорил такие вещи! — Она закрыла лицо руками, ее тонкие пальцы мелко дрожали.

— Кейтлин, — Рафаэло пытался пробиться сквозь ее отчаяние, — его нет здесь сейчас. Он говорил это, потому что хотел унизить тебя, заставить сделать то, чего он хотел.

— Я знаю… Но он не просто говорил… Он еще и делал…

Глаза Рафаэло сузились.

— Он хотел силой взять тебя?

— Да. — Это был почти неслышный звук.

— Он тебя…

— Нет. — Она подняла голову. — Нет. Он разорвал мою майку. Он схватил меня. — Ее дыхание участилось. — Потом ударил меня… попытался сорвать с меня шорты. Я начала кричать.

Она остановилась и нагнулась вперед. Плечи Кейтлин судорожно вздрагивали.

— Мне повезло, — ее голос стал почти бесцветным. — Джошуа забыл в винодельне ключи от дома… Он тут же уволил его. Мне не хотелось, чтобы о случившемся стало известно кому-то еще. Я и так была достаточно унижена.

— Значит, Томми просто уволили. — Рафаэло усилием воли заставил себя сдержаться.

— Нет. Джошуа все же убедил меня подать на него заявление. Он был осужден за оскорбление действием.

Его счастье, что эта мразь в тюрьме, подумал Рафаэло. Будь этот мерзавец на свободе, он преподал бы ему такой урок, которого тот не забыл бы до конца жизни.

— Несмотря на то, что врач засвидетельствовал мои синяки и ссадины, Томми утверждал, что я сама спровоцировала его. Что сама этого хотела. Так сказать, с обоюдного согласия, как назвал это адвокат.

— Лжецы. — Не желая испугать ее, Рафаэло заретушировал в своем голосе ту ярость, что бушевала в нем против незнакомого ему Томми и продажного адвоката.

— И сейчас меня беспокоит…

— Что?

— Что кто-то может подумать…

— Может подумать, что это твоя вина? — Рафаэло в изумлении уставился на нее.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

— Никогда. — Кожа на его скулах натянулась. — Нельзя считать мужчину достойным, который мог бы подумать, что в этом была твоя вина.

Кейтлин, сгорбившись, сидела на своем маленьком стульчике, словно ей хотелось сжаться и исчезнуть.

— Я знаю это. Но иногда все равно чувствую себя…

— Виноватой?

Она грустно вздохнула.

— Кейтлин, тебе не за что чувствовать себя виноватой! — Он открыл ей свои объятия.

Она доверчиво потянулась к нему, уютно устроившись на его широкой груди.

— Иногда мне кажется, я получила работу здесь, потому что Саксоны считали себя виноватыми в том, что случилось со мной.

— Не думай так. — Его губы коснулись ее уха. — Это им повезло, что они тебя заполучили. С такими талантами ты могла бы рассчитывать на самое лучшее место.

— Спасибо, — прошептала она.

— Мне хочется крепче обнять тебя, ты не против?

— Нет… Конечно, нет.

В упругом кольце его сильных рук она почувствовала себя уютно и защищенно.

— Я хочу поцеловать тебя. — Его дыхание обдало теплом ее щеку.

На мгновение она замерла. Потом подумала… и кивнула в знак согласия.

Его пальцы коснулись ее подбородка. Кейтлин закрыла глаза и подняла к нему свое лицо.

— Открой глаза. Я хочу, чтобы ты видела, кто целует тебя. — Его голос был так нежен, что она почувствовала комок в горле.

Ее ресницы взлетели вверх.

Рафаэло наклонил голову, его губы слегка коснулись горячих губ Кейтлин.

— Почему ты сама не целуешь меня?

Его глаза были такими теплыми, в голосе была слышна улыбка.

Все будет хорошо.

Кейтлин потянулась к нему, и их губы слились в первом для нее настоящем поцелуе.

Происходящее потрясло, одновременно обдав все тело невыносимой головокружительной сладостью. Она чувствовала на своих губах вкус ледяного вина вперемешку с его дыханием. Когда Рафаэло поднял голову, Кейтлин готова была взмолиться, чтобы это никогда не кончалось. Должно быть, он что-то прочитал в ее глазах и снова наклонил свое лицо к ней.

В этот раз его губы были настойчивее. Но того страха, который долгие годы держал ее в своих стальных когтях, больше не было. Откинув назад голову, она ответила ему и приоткрыла свои губы. Незнакомые потрясающие ощущения волнами окатывали всю ее с головы до ног.

Словно во сне она дотронулась пылавшими ладонями до мускулистой груди Рафаэло. И ощутила, как сильно колотилось о ребра его сердце, но поцелуи, которыми он осыпал ее лицо, были легки, трепетны и нежны.

Его пальцы легкими касаниями прошлись вдоль выреза серебристого платья. Кейтлин задержала дыхание, когда сильная теплая рука скользнула к ее груди. И остановилась. Сердце стучало так громко, что, должно быть, Рафаэло слышал его удары.

Чувства девушки обострились так, словно оголился каждый кончик нерва. Ей захотелось еще полнее погрузиться в него.

— Не торопись, не торопись, — прошептал он.

Она столько лет пробыла замороженной. Возвращение к жизни было подобно агонии. Кейтлин чувствовала себя ужасно неуверенной, в который раз пытаясь угадать, что Рафаэло мог думать о ней.

— Все нормально? — Его голос был хриплым.

— Да. — Она хотела, чтобы он перестал говорить и снова поцеловал ее.

Его рука чуть двинулась с места.

— Я не слишком тороплюсь?

Она лишь покачала головой в ответ, не в силах произнести ни слова от переполнявших ее эмоций.

Когда кончик пальца Рафаэло дотронулся до ее соска, по телу Кейтлин разлилась волна такого удовольствия, что из ее уст вырвался едва слышный стон.

Другая его рука медленно двинулась к краю платья. Она следила за ее движением по своей молочной коже, смотрела, как та исчезает под тканью… Внезапно Кейтлин начала бить дрожь.

— Мы остановимся, как только ты скажешь, — прошептал он. — Ты здесь командуешь.

Его губы снова были на ее губах. Поцелуй был глубоким, он наполнял ее, его язык медленно скользил по ее языку, пальцы дюйм за дюймом поднимались выше… У Кейтлин перехватило дыхание, нервы натянулись, как струна.

Уловив напряжение девушки, его рука тут же опустилась вниз, Рафаэло поднял глаза.

— Думаю, достаточно.

Нет. Но она не произнесла этого вслух. Она просто не могла говорить.

Он крепче прижал ее к себе.

— О, Кейтлин.

Господи, что она за трусиха. Почему он вообще здесь до сих пор? Другой бы мужчина давно бы уже отправился на поиски более легкого хлеба.

— Прости меня, — пробормотала она.

Он вскинул голову.

— Простить? Тебе не за что извиняться. Это я должен просить прощения за то, что все случилось слишком быстро.

Слишком быстро? Лицо Кейтлин вдруг посерьезнело.

— Все в порядке. Правда.

— Клянусь, что никогда не причиню тебе боль. И никогда не сделаю того, чего ты не хотела бы. Мы будем двигаться с твоей скоростью. — Его слова проникали ей в самую душу.

Он думал, что торопил события. Это было бы чересчур для нее — пытаться убедить его в обратном.


Лежа в постели, Кейтлин с трудом верилось, что после всего, что у них было, Рафаэло просто поцеловал ее в щеку и пожелал спокойной ночи.

И ушел. А она осталась. Сжигаемая своей страстью. В состоянии, в котором никогда не ожидала себя найти. Даже через миллион лет.

Кейтлин беспокойно ворочалась в постели. Льняные простыни казались холодными для ее разгоряченной кожи.

Зачем он только появился здесь… Конечно, он здесь не из-за Кейтлин, а ради того, что ему по-настоящему нужно.

То, что ему было нужно…

Его часть «Саксон Фолли».

Приподнятое настроение Кейтлин сошло на нет, осталась только горечь. Она зябко поежилась, обхватив себя на плечи. Темнота стала враждебной.

Рафаэло никогда не примирится со своим отцом. Слишком много плохого было между ними. А она… она оказалась в ловушке — между Саксонами, которыми восхищалась, и мужчиной, которого любила.


Рафаэло нахмурился. Он напрасно присматривался к работавшим в винодельне. Кейтлин нигде не было. Не считая мимолетной встречи в понедельник, они едва ли виделись после их ужина в субботу. Было похоже, что она избегала его.

Наконец, он нашел ее в дегустационном зале. Она помогала Кей протирать стаканы. Заметив его, девушка остановилась в замешательстве. Однако Кей ничего не видела и продолжала говорить дальше:

— Я собираюсь провести неделю у брата в Австралии.

— Кей… — Кейтлин показала глазами на Рафаэло. Кей обернулась. Повисла неловкая пауза.

— Вы… берете отпуск? — спросил он.

— Да. — Кей вздохнула, протирая стакан чистой белой тряпкой. Она поставила сияющее стекло на поднос и добавила. — Одна. Филипп не поедет со мной. Но я могу остаться и дольше.

— Простите меня, — пробормотал он.

Извинение прозвучало нелепо, но ничего другого он придумать не мог.

Кей посмотрела на него, ее ресницы дрогнули.

— Вы в этом не виноваты.

Он и сам убеждал себя в этом. Но после слов Кей, сказанных с какой-то затаенной печалью, чувство вины запустило в Рафаэло свои стальные когти.

— Мне не следовало приезжать.

— Напротив. Иначе Джошуа, Меган и Хит никогда бы не узнали о вашем существовании.

— Но, если бы я не приехал, и вы бы никогда не узнали… — Он остановился, не желая говорить вслух об измене Филиппа.

— Правду? — Кей обошла вокруг стойки и похлопала его по плечу. — Правда — жестокая штука, Рафаэло. Попробуй с ней поиграть, и скоро придется заплатить за это. — Она тяжело вздохнула. — Не так давно нам с Филиппом пришлось солгать. Эта ложь больно ранила Элис, потому что обещание, которое я заставила ее дать, не позволило сказать правду Джошуа. И ему ничего не оставалось, как поверить самому худшему о ней. Это чуть не развело их.

Она замолчала.

— В конце концов, — продолжала она, — мы признались, что сказали неправду. Но вину это не искупило. Всю оставшуюся жизнь мне придется жить с сознанием того, что наша ложь чуть не лишила Элис возможности узнать своего брата. — Вздохнув, она убрала руку с его плеча. — Я не могу так поступить с тобой и с моими детьми. Вы заслуживаете того, чтобы знать друг друга.

— Это очень великодушно.

Он не осмелился сказать, что не испытывал желания познакомиться со своими родственниками. Но у него появилось ощущение пустоты там, где только что лежала ее рука.

— Это нелегко для меня, — призналась Кей. — Но это важно для вас и моих детей.

Эти слова заставили Рафаэло почувствовать к ней уважение. Кей думала о нем наравне со своими детьми, хотя само его существование причиняло ей боль.

В то время как он сам приехал сюда только за тем, чтобы плюнуть в лицо своему отцу, потребовать раздела «Саксон Фолли», а затем продать свою часть. Ничего более.

Впервые в его сердце закралось сомнение: а стоило ли так неумолимо двигаться по пути мести?

— Но сейчас, — Кей вскинула на него взгляд, — вы не просто так пришли в дегустационный зал. Чем бы мы могли вам помочь?

Рафаэло посмотрел на Кейтлин.

— Завтра я собираюсь отправиться в Нейпир. Может быть, и Кейтлин не откажется поехать? — Он улыбнулся ей своей самой обаятельной улыбкой.

В глазах Кейтлин появилась нерешительность:

— У меня много работы…

— Ты слишком много работаешь, — вмешалась Кей. — Вчера до самого вечера переливала вино в «пирамиде», и сегодня день обещает быть не лучше.

— Просто нужно проделать это как можно быстрее, чтобы сократить контакт вина с воздухом… — начала было объяснять Кейтлин.

— Ну вот. Значит, завтра стоит отдохнуть, — улыбнулась Кей, не дав ей договорить.

— Предпочитаю лучше выспаться, — буркнула главный винодел «Саксон Фолли».

— Выспаться ты всегда успеешь. Но не каждый день у тебя есть возможность составить компанию такому очаровательному гостю. — Кей заговорщицки подмигнула ему.

Тот был готов расцеловать ее. Рафаэло широко улыбнулся Кей, чувствуя, что между ними установилась симпатия. Как только мог Филипп, бессовестно обманув его мать, еще предать и такую замечательную женщину!

— Хорошо, я поеду, — сдалась Кейтлин, не выдержав двойной атаки.

Рафаэло, торжествуя в душе, взглянул на девушку. Сегодня ее роскошные густые волосы были собраны в косу, открывая высокие скулы, и ясные глаза. По-детски припухлые, четко обрисованные губы — обычно без помады — сегодня были покрыты нежно-розовым блеском.

Больше всего на свете Рафаэло сейчас хотелось поцеловать этот розовый бутон.

Но он обещал себе, что не станет разбивать ей сердце. Со временем она сможет кого-нибудь полюбить. Жаль, что это будет не он. От этой мысли повеяло холодом. Но Рафаэло отогнал ее от себя.

— Тогда встретимся во дворе конюшни завтра в десять, — сказал он, еще раз обещая себе не посягать на душевный покой этой девушки.


Утро в среду было свежим и по-летнему теплым. Яркие блики солнца играли на поверхности моря, когда машина Рафаэло по еще свободной дороге скоро двигалась в город.

Первое, что он показал Кейтлин, был большой деревянный дом на берегу, ставший пристанищем Фернандо Лопеза и дюжины монахов, прибывших в Новую Зеландию.

— Они приехали сюда после Первой мировой войны, — рассказывал Рафаэло, — в числе тех, кто собирался осесть в Новой Зеландии в надежде на лучшую жизнь. В то время в Европе был хаос и разруха. — Он усмехнулся. — Как видишь, не такое уж благородное у меня происхождение.

— Есть в этом какая-то грустная ирония, — задумчиво проговорила она. — Фернандо приехал в Новую Зеландию в надежде на лучшую жизнь и погиб во время землетрясения, в то время как его внучатый племянник стал маркизом в покинутой им стране. Он пожал плечами.

— Моей матери просто повезло. Не многие благородные гранды женились на своих экономках, узнав, что они беременны.

Когда они уже шли к машине, она тихо сказала:

— Он, должно быть, очень любил ее, раз его это не смутило.

— Он никогда не говорил ей о своей любви — по крайней мере, первые несколько лет.

Рафаэло остановился придержать для нее дверь. Их глаза на мгновение встретились. Через секунду он опустился на сиденье рядом с ней.

— Он понимал, что она вышла за него замуж только ради того, чтобы дать своему ребенку имя. И надеялась, что Саксон приедет за ней. — Губы Рафаэло презрительно искривились. — И только когда мама оставила эту надежду, маркиз, наконец, сказал, что любит ее.

— Значит, когда он делал ей предложение, она не знала, почему он хочет жениться на ней?

Рафаэло покачал головой.

— Мой приемный отец убедил ее в том, что ему нужен наследник. Что он уже слишком стар, и дни его сочтены. И что она сделает ему одолжение… — Глаза Рафаэло смягчились, его улыбка сказала ей, как много старый маркиз значил для него. — Он был яркой личностью и прежде всего — человеком чести.

Кейтлин с глубоким вздохом спросила:

— А он научил тебя… быть человеком чести?

Рафаэло наклонил голову.

— Гордился бы он тем, что я собираюсь сделать? Взять свою долю семейного поместья и продать ее с аукциона? — Он вывел машину на сосновую аллею. Его чеканный профиль четко выделялся на фоне синего неба. — Я делаю это не для себя, а ради своей матери. В качестве компенсации за ее унижение.

— А твоя мать сама хотела бы этого?

Он промолчал.

Кейтлин показала дорогу к тому месту, где монахи построили скромный монастырь, прежде чем воздвигнуть солидное каменное здание в «Саксон Фолли».

Рафаэло припарковал машину в тени монастырской ограды. Кейтлин повернулась к нему.

— Не думаю, что маркиз одобрил бы то, что ты делаешь. Он хотел дать тебе шанс обрести твоего настоящего отца, твоих родных. Возможно, даже он чувствовал себя виноватым за то, что не сделал этого раньше и отнял у тебя право любить их.

Рафаэло нахмурился.

— Он бы так никогда не подумал. Никто не мог надеяться иметь лучшего отца. Ты ошибаешься.

Кейтлин промолчала. И так с ее стороны было сказано больше, чем достаточно. Выйдя из машины, она осмотрелась. Позади дома виднелся луг.

— Должно быть, здесь они посадили каберне франк — тот, что привезли с собой из Испании, — сказала она. — Это только в «Саксон Фолли» они начали делать крепленые вина, которые уже могли иметь коммерческую ценность. Это всем известно, торопливо добавила она, поймав его пристальный взгляд.

— С Фернандо приехал еще один монах, с которым в Испании они вместе служили в одном монастыре. Они пробовали делать херес и раньше. Они изучали старые рецепты, передававшиеся монахами из поколения в поколение, и работали над их совершенствованием. Их достижения Филипп украл у моей матери.

Одного взгляда на его лицо было достаточно, чтобы понять, что сейчас не время защищать Филиппа. Кейтлин решила переменить тему.

— Давай поищем кого-нибудь, кто бы нам все здесь показал.

Часом позже они возвращались в Нейпир. Они купили рыбу и жареную картошку и устроились за столиком на набережной.

Еда сразу же привлекла к себе внимание чаек. Кейтлин смеялась, глядя, как Рафаэло вскочил на ноги и, словно ветряная мельница, начал размахивать руками, отгоняя налетчиков.

— Раньше здесь все, — она сделала движение рукой, — было заболочено. Но после землетрясения в 1931 году земля поднялась на два метра, и болота высохли. От города тоже ничего не осталось. Когда его начали отстраивать заново, то центр решили сделать в стиле арт-деко. Были использованы самые передовые идеи того времени. — Она кивнула в сторону здания со статуей обнаженной танцовщицы. — Женщины тогда получили больше прав, поэтому этот символ освобождения довольно часто можно увидеть в городе.

Ее щеки начали краснеть, когда она заметила, как дерзко торчали груди женщины, как вызывающе чувственно было все ее тело. Кейтлин наклонила голову, сосредоточившись на остатках картофеля на своей тарелке. Если бы и она могла так расслабиться, так свободно владеть своим телом…

— О чем задумалась?

Вздрогнув, Кейтлин вернулась к действительности.

— Его следовало бы расстрелять, — мрачно произнес Рафаэло, угадав ее мысли.

— Он в тюрьме. — Кейтлин не хотелось думать о Томми Смите. Особенно сейчас, в их последние часы с Рафаэло. — Но когда-нибудь он выйдет оттуда.

Рафаэло положил ей руку на локоть.

— Когда-нибудь ты встретишь мужчину, который поможет тебе пройти через это. Любой мог бы ему позавидовать.

— Ты действительно так думаешь?

Трогательная надежда в ее голосе заставила сжаться его сердце.

— Да, — сказал он. — Мне бы очень хотелось стать этим мужчиной.

К тому времени, когда они вернулись домой, Кейтлин чувствовала себя очень усталой.

Снимая одежду, она вспоминала прошедший день. За весь день Рафаэло даже ни разу не пытался ухаживать за ней. Может быть, решил, что на нее не стоит тратить время? Но ведь он сам сказал, что любой мужчина был бы счастлив сделать ее своей. Хотя… Даже если бы он и остался, что хорошего могло выйти из их отношений?

Если она до сих пор скрывала от него то, что он больше всего хотел получить. Дневники Фернандо.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Кейтлин проснулась за несколько секунд до звука сирены. В воздухе стоял сизый дым и слышался едкий запах гари. На мгновение она замерла. Потом резко села в постели, в темноте нащупала ногами кроссовки, накинула поверх пижамы жакет, что висел на двери и, бросив в пакет три дневника, выскочила из спальни.

В гостиной звук сирены был оглушающим. Кейтлин подхватила с кофейного столика свою сумку и, сунув в нее пакет с дневниками, распахнула входную дверь.

Внизу лестницы мелькали красноватые отблески, слышалось всполошенное лошадиное ржание. В мгновение ока Кейтлин поняла, что случилась беда.

Дрожащей рукой она нащупала в сумке телефон. Трубку сняла Меган.

— Меган, конюшня горит! Срочно позвони на пожарную станцию!

Кейтлин быстро спустилась по лестнице. Добежав до угла дома, она схватила висевший на стене огнетушитель. Огонь распространялся из дальнего конца конюшни, где было сложено сено.

Едва взглянув на вырывавшееся из-под навеса пламя, Кейтлин отбросила мысль справиться с пожаром при помощи огнетушителя.

Оставалось попытаться вывести лошадей.

Развернувшись кругом, она бросилась к стойлам. В первом стойле заходилась в неистовом ржании Бриз. Успокаивающе похлопывая ее по спине, Кейтлин надела на нее уздечку и пристегнула повод.

На противоположной стороне конюшни она распахнула ворота и, отцепив повод, подтолкнула кобылу к выходу.

Оставалось еще шесть лошадей.

Она бросила взгляд в сторону сарая. Добравшись до сухого сена, пламя с ревом взметнулось ввысь.

Куда же делся этот чертов охранник? Если даже пожарная бригада и выехала сразу, как был получен сигнал, то они могли быть здесь не раньше чем через полчаса. За это время многое успеет сгореть.

Она открыла второе стойло.

Мэджик Мэн, выездная лошадь Кей, вся взмокла от нервного пота. Кейтлин потеряла несколько драгоценных минут, пытаясь поймать испуганное животное.

К тому времени, когда она, наконец, вывела ее из стойла, бушевавшее пламя уже охватило деревянные балки сарая.

Где же Меган? Почему до сих пор нет ни Филиппа, ни Кей? Ах да, Кей уехала… в Австралию. Кейтлин в отчаянии стиснула зубы.

Она не сможет одна вывести всех лошадей. А как только пламя охватит крышу конюшни…

Ее передернуло. Как она сможет решить, кому из лошадей остаться в живых, а кому сгореть заживо в этом пекле?

Грохот в дальнем конце ряда вывел ее из оцепенения. Диабло. С поводом в руке Кейтлин побежала к его стойлу. Она успела открыть только верхнюю половину двери, как его голова уже высунулась оттуда. Судя по всему, он собирался перемахнуть через стойло.

— Нет! — В отчаянии она махала руками перед мордой жеребца, чтобы заставить его отойти назад и не покалечить себя при прыжке через высокую дверь. — Назад!

Закатив глаза, Диабло отпрянул от двери.

— Отойди в сторону! — раздался крик за ее спиной.

Рядом с ней возник Рафаэло, быстро нагнувшись, отодвинул задвижку и распахнул нижнюю дверь.

Кейтлин отскочила в сторону — словно черная буря пронеслась мимо нее.

— Нет времени выводить их! — крикнул Рафаэло, когда она метнулась к следующему стойлу. — Просто открывай двери!

Услышав треск сверху, Кейтлин в отчаянии вскинула глаза. Загорелась крыша. Но, слава богу, Меган и Филипп были уже здесь.

Они работали быстро и слаженно, открывая двери и выводя лошадей. Наконец подъехала пожарная машина.

Через час огонь был укрощен. Охранника, без сознания, нашли на дорожке за стойлами. Вызвали «скорую помощь». Вместе с ней приехала и полиция.

Конюшня пострадала серьезно. До квартиры Кейтлин огонь не успел добрался. Но зато пожарные постарались от души и устроили там настоящий потоп.

— Тебе надо пойти к нам, — сказала Меган, увидев, что натворили огнеборцы. — Тут оставаться нельзя.

— В гостевом коттедже тоже много места, — возразил Рафаэло, — там три спальни.

Кейтлин почти не понимала, о чем они говорят. Ее бил озноб, она дрожала.

— Мне плохо… — Кейтлин услышала свой голос как будто со стороны.

Чья-то рука обхватила ее за плечи. Рафаэло, догадалась она.

Добродушная докторша из «скорой» по-матерински потрепала девушку по плечу:

— Это от стресса. А так — никаких ожогов, ты просто счастливица. Что-нибудь горячего на ночь — и утром будешь как новенькая.


Рафаэло почти на себе дотащил ее до небольшого кирпичного гостевого коттеджа. В гостевом коттедже были три спальни с широкими балконами, выходящими на разные стороны. Кейтлин бывала здесь и раньше. Он устроил ее на софе в гостиной. Немного придя в себя, Кейтлин осмотрелась.

Через подлокотник софы был перекинут черный кожаный пиджак, на кофейном столике лежала сложенная газета. В воздухе витал аромат лосьона, смешанный с запахом кожи, кедрового дерева… и мужчины. В ней шевельнулось желание, как только она вдохнула в себя эту смесь ароматов.


— Какую из комнат я могу занять? — спросила она.

— Моя спальня здесь. — Рафаэло показал в сторону комнаты с видом на виноградники.

— Мне нужно принять душ.

Кейтлин поднялась с софы. Он тут же оказался рядом. Она не знала, как себя вести с таким, ставшим вдруг молчаливым, Рафаэло.

— Ничего. Со мной все в порядке.

Он отступил назад.

Кейтлин выбрала себе спальню напротив. На широкую кровать бросила сумку.

Усталость навалилась на нее. Не было сил даже плакать — она, сгорбившись, сидела на краю постели, упершись локтями в колени. Ее пальцы были черными от въевшейся в кожу сажи. От нее, должно быть, несло дымом и лошадьми.

Собравшись с силами, Кейтлин встала и пошла в душевую. Стянула с себя испачканную пижаму, открыла кран и стала под душ.

Это было божественно. Через несколько минут, чистая и освеженная, она завернулась в большое мягкое полотенце и направилась в гостиную.

Рафаэло встретил ее улыбкой.

Когда он так смотрел на нее, она забывала обо всем и видела только теплоту его глаз, участие человека, которому удалось затронуть самые потаенные струны ее души.

— Мне нужна какая-нибудь одежда. — От усталости даже обычная неловкость покинула ее.

— Можешь взять мой халат, — предложил Рафаэло. Он вернулся из спальни, держа в руках темно-синий халат с монограммой.

Кейтлин закрыла за собой дверь и сбросила простыню. Халат был немного великоват. Она кожей чувствовала ткань, пропитанную его запахом, и это ощущение было даже более волнующим, чем когда он обнимал ее.

Рафаэло сидел в гостиной, казалось полностью погруженный в чтение газеты.

— Спасибо, — сдержанно поблагодарила она. — За то, что помог с лошадьми, за халат, за предоставленный кров.

Рафаэло поднял глаза. Похоже, газета была просто поводом не выдать себя взглядом. Он хотел ее. Но и был способен контролировать себя.

Но нужна ли ей теперь его сдержанность?

— Садись. — Он показал на стул. — Я принесу тебе вина. К тому же в холодильнике осталось кое-что из еды. Так что перед сном мы могли бы еще и перекусить.

Она села. Но не на стул, а на софу рядом с ним. Его брови удивленно поднялись.

Кейтлин почувствовала удовлетворение. Не все, что она делала, он мог предугадать.

Она отпила из своего стакана. Совиньон бланк. Прохладный, слегка цитрусовый вкус с ароматом крыжовника… Крыжовника?

Кейтлин подняла бокал и понаблюдала за игрой света в янтарной жидкости.

— Это не наше?

— А должно быть ваше?

Ее щеки вспыхнули.

— Ты имеешь право покупать все, что тебе нравится. — Она сделала еще глоток. — Хит был бы доволен, узнав, что ты пьешь его вино. Даже больше того — дал бы тебе рецепт.

Глаза Рафаэло блеснули. Она усмехнулась про себя. Ей удалось вывести его из равновесия.

— Я и не собирался спрашивать рецепт. Просто всегда интересно, какое вино у твоего конкурента.

— Конкурента? — Ее глаза расширились. — Хит тебе не конкурент. Он твой брат.

— Только наполовину. И без той близости, что предполагает это слово, когда растут вместе. Мы чужие друг другу.

— Не надо смотреть на это только с одной стороны. Неужели ты не понимаешь? Есть еще кое-что, о чем думал твой отец-маркиз. Он хотел, чтобы у тебя был шанс познакомиться с твоей семьей.

— У меня есть семья. И мне не нужно…

— У тебя есть только мать. И все. — Она посмотрела на него. — Но у тебя могут быть братья, сестра. Даже родной отец. Подумай об этом, Рафаэло, прежде чем продавать с аукциона часть «Саксон Фолли». Подумай о той любви, от которой ты намерен отгородиться.

— Хватит с меня лекций. Единственный вид любви, который я признаю, это…

И, прежде чем она успела что-то сказать, Рафаэло уже целовал ее.

Было понятно, что таким способом он хотел заставить ее замолчать. Но возмутиться по этому поводу она не успела, потому что все мысли разбрелись в разные стороны, и осталась только одна: она любила его… И любила Саксонов. Ситуация была безвыходной.

Рафаэло замер, когда ее пальцы, скользнув по шее, притянули его голову. Потом он выдохнул, и Кейтлин знала, что победила.

Полы ее халата разошлись. На мгновение его глаза остановились на ее оголившейся груди с торчавшими сосками. Он выругался сквозь зубы…

— Прости… я не хотел, чтобы это случилось.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

— Постой.

Рафаэло поднял глаза. На лице Кейтлин было такое выражение, что, будь на ее месте другая женщина, он определил бы это как желание.

Но вообразить, что она могла хотеть его, было бы сумасшествием.

— Не хочешь чаю? — спросил он, чтобы отвлечь себя от волнующих образов.

Заодно и ее это успокоило бы и помогло заснуть. Ему самому не помешает выпить чего-нибудь покрепче.

— У меня осталось еще вино. — Она подняла стакан и сделала глоток. Ее глаза дерзко блестели. — Я не хочу… чтобы ты останавливался.

Может быть, вино вскружило ей голову?

— Если я снова поцелую тебя, то просто не смогу остановиться. — Рафаэло с трудом удалось выдержать ровный тон и не броситься на нее, чтобы зацеловать до головокружения.

— Ты остановишься, если я попрошу.

В ее словах была такая детская доверчивость, что он почувствовал, как у него сдавило горло.

— Да, конечно.

— Тогда иди сюда. — Она похлопала по софе рядом с собой. — Я хочу не только поцелуев, Рафаэло, — опустив ресницы, прерывистым шепотом произнесла она. — Я хочу всего… всего, чего была лишена всю мою взрослую жизнь.

Рафаэло сел рядом с ней.

— Кейтлин… — Он задержал дыхание, стараясь унять собственное бешеное сердцебиение. — Давай не торопиться. В этом нет необходимости.

— Нет! Я провела годы в ловушке прошлого. И не хочу больше жить так и ждать неизвестно чего.

Рафаэло не знал, что будет после того, когда он выполнит ее желание. Не возненавидит ли она его завтра после всего? И эта мысль о том, что он может потерять ее и что без Кейтлин мир лишится всех красок, останавливала его.

— Твои чувства сейчас, — медленно произнес он, стараясь говорить ровно, — просто естественная реакция на сегодняшний стресс. Поверь, завтра все будет иначе. Тебе только кажется, что ты хочешь меня. На самом деле…

Он остановился на середине фразы. Откинув полы халата, она наклонилась к нему.

— Теперь ты мне веришь?

— Кейтлин!

Ее кожа была такой свежей и нежной, словно созревший персик. Светлые волосы легким веером рассыпались по мраморным плечам, являя собой зрелище столь соблазнительное, что пришлось прикрыть глаза, чтобы избавиться от искушения.

— Ты … не хочешь меня?

Его глаза изумленно открылись.

— Не хочу тебя? Как это могло прийти тебе в голову?

Похоже, Кейтлин вздумалось, что он отвергает ее, потому что не хочет. Господи!

— Конечно же, я хочу тебя! Но изо всех сил пытаюсь вести себя достойно, исходя из твоих же интересов.

— Из моих интересов?

Ее недоверие ранило.

— Посмотри… — Он опустил глаза. — Разве похоже, что я не хочу тебя?

Она проследила за его взглядом, туда, где красноречиво топорщились его брюки, и замерла от непонятного ей самой будоражившего ощущения. По телу Рафаэло прошел жар, когда взгляд ее сапфировых глаз с расширившимися от ответного желания зрачками, казалось, пронзил его душу.

Она наклонилась над ним. Длинные шелковистые волосы мягко коснулись его лица. Рафаэло вдохнул ее запах — едва уловимый аромат луговых цветов. Это было так искушающе. Так чертовски искушающе…

— Я хочу, чтобы это был ты. — Ее глаза, чистые и сияющие, ослепили его. — И знаю, ты будешь нежен и терпелив…

Он тряхнул головой — последняя тщетная попытка остановить ее растаяла в волне их взаимного желания.

— Ты не можешь знать этого.

— Я знаю. Ты был терпелив с Диабло…

— Господи, Кейтлин! Диабло — лошадь. Это не может служить рекомендацией!..

Он подавил невольный смешок. Никогда еще ни одной женщине не приходило в голову заняться с ним любовью из-за его умения обращаться с лошадьми! Обычно их привлекали его титул, связи, состояние. Только Кейтлин не было дела до того, что волновало других. Ей одной удалось затронуть его сердце. Каким образом, когда она успела стать для него целым миром?

— В тот день, — проговорила она, нежно касаясь кончиками пальцев его щеки, — когда ты уговорил меня погладить Диабло и предположил, что кто-то, наверно, бил его по голове, меня поразило, насколько ласков ты был с ним, как будто с разумным существом. Точно так же ты успокаивал однажды и меня, испуганную и сжавшуюся, словно улитка в раковине. Я доверяю тебе. Ты никогда не причинишь слабому боль.

Какого черта он спорил с ней? Он хотел ее с такой страстью, которая была совершенно новой для него.

— Если ты решилась на это, — словно со стороны услышал он свой голос, — то предлагаю тебе пойти в спальню.

На мгновение что-то мелькнуло в ее глазах.

Он почти ожидал, что она вот-вот откажется — спохватится, что сделала ошибку. Но Кейтлин последовала за ним, ухватившись за его руку и переплетая свои пальцы с его.

В спальне Рафаэло сел на постель. Она остановилась перед ним, ее халат распахнулся.

— Если хочешь, можешь связать мне руки, — серьезным голосом произнес он.

Она с удивлением взглянула на него, но в его лице не было ни тени насмешки.

— Если ты будешь чувствовать себя так спокойнее, сделай это, — повторил он и протянул к ней свои сложенные вместе руки.

— Не надо, что ты… Ты… ты просто необыкновенный, Рафаэло.

Немного неловко она опустилась на постель рядом с ним. Повисла нежная пауза. Он обнял ее за плечи и прислонился щекой к шелковистым светлым волосам.

— Совсем ни к чему связывать тебе руки, — повторила она и посмотрела в его бездонные глаза. Через мгновение на ее лице блеснула лукавая улыбка, словно радуга на небе после дождя. — Когда-нибудь мы, может, и поиграем в эти игры. Но сегодня пусть они ласкают меня…

Она взяла его за руку и прислонилась к ней горячими губами, а потом щекой.

У Рафаэло перехватило дыхание от нежности, затопившей его сердце.

— О, конечно же… я буду наслаждаться каждым дюймом твоего прекрасного тела.

Ее сердце гулко застучало в груди. Последние остатки страха исчезли.

Стянув рубашку, Рафаэло лег на спину.

— Иди сюда, — позвал он хриплым шепотом, усаживая ее сверху.

Тепло его тела проникло сквозь ткань халата. Коснувшись волосами смуглого красивого лица своего мужчины, она наклонила голову и поцеловала его в ждущие жадные губы.

Их вкус был уже ей знаком. Этот поцелуй словно пробудил в ней доселе дремавшую страсть, которая, вырвавшись из своего многолетнего плена, словно джинн из кувшина, обволокла легкое стройное тело Кейтлин сладострастной пеленой.

Его руки скользнули под ткань халата — их тепло перешло в жгучий жар. Он не спеша освободил ее от одежды и, проведя рукой по изгибу ее гибкой талии, ощутил впадиной ладони гладкую, как слоновая кость, стройную девичью спину.

Она откинулась назад и, закрыв глаза, тихо застонала, когда пальцы мужчины коснулись ее сосков, то легко поглаживая, то осторожно играя ими, словно драгоценными бусинами. Его прикосновения вызывали в ней одновременно такой взрыв восторга вперемешку с изумлением от ощущения этой трепещущей прелести новизны, что Кейтлин потеряла голову и лишь ликовала от каждого очередного нового маленького открытия, которое дарили его руки. И когда эти потрясающие чудесные пальцы перестали творить свое волшебство, ее по-ботичеллевски розовые трепетные веки, налитые негой, тяжело приоткрылись, и из-под темных ресниц прозрачная голубизна ее глаз встретилась с его черным пламенем. Он потянул ее вниз. Его губы сомкнулись вокруг ее соска. Она вздрогнула, сосредоточившись на этом новом неожиданном наслаждении, ощущая сладостную муку и с изумлением чувствуя, как в девственной глубине ее тела вскипает настой счастья.

Через мгновение она почувствовала, как его рука медленно, легчайшими касаниями продвигается к ее лону, скользя по нежной чувствительной коже внутренней поверхности бедра. Сердце Кейтлин колотилось где-то в горле, она была полностью во власти этого мужчины, который умело и осторожно, словно виртуоз-музыкант, настраивал ее тело на музыку любви.

— О, Рафаэло…

На его губах расцвела улыбка, от которой у нее сладко заныло в груди.

— Расслабься и получай удовольствие, — прошептал он.

Ее гладкие, словно у мраморной Венеры, серебристые в дымке лунного света бедра поднимались все выше, дыхание участилось, в висках бешено стучало.

— Стоп! — прерывисто прошептала она, повисая над краем этой сладострастной бездны. — А то ничего не останется…

— Тогда мы начнем сначала. — Обещание в его глазах заставило новую волну жара хлынуть сквозь нее.

— Это нечестно, на тебе слишком много одежды, — пробормотала она, заметив, что он все еще был в брюках.

— Ты уверена, что это не слишком быстро?

Она почти застонала:

— Нет! Это совсем… совсем не быстро.

— Я просто хочу, чтобы ты была в этом уверена. — Он улыбнулся ей. Маленький шрам под нижней губой придавал ему соблазнительно-порочный вид, что заставило ее еще сильнее воспылать желанием.

— Ты смеешься надо мной? — прошептала она, нежно целуя его в лицо.

— Я бы не осмелился… — Он провел ладонью по изящному изгибу ее тонкой талии.

Кейтлин шевельнулась. Послышался звук расстегиваемой молнии.

— Кейтлин…

— Больше ни слова. — Ее отлившие серебристой матовостью ноги скользнули по обеим сторонам его смуглого жаркого тела.

Почувствовав твердость его плоти против своей нежной мягкости, она в нетерпении подалась к нему, и от переполнявшего все ее заждавшееся существо желания с припухлых губ слетел тихий стон.

Он медленно вошел в нее, сорвав хрупкий лепесток невинности, и осторожно начал двигаться. Кейтлин застонала сильнее. На какое-то мгновение Рафаэло замер. Потом сильнее прижал ее к себе.

Руки Рафаэло поглаживали ее плавными мягкими движениями, и Кейтлин чувствовала, словно внутри нее натягивается тонкая вибрирующая струна. Она натягивалась все больше и больше, стремясь к своей самой высокой ноте. Наконец наступил пик звучания, и волна глубокого жгучего наслаждения, доселе неведанного ей, накрыла Кейтлин с головой, обволакивая тело негой и томлением.


— Ты выйдешь за меня замуж?

Она откатилась в сторону от его жаркого тела и, завернувшись в халат, села на постели. Предложение было соблазнительным… Но невозможным.

— Как я могу выйти за тебя? Тогда мне бы пришлось оставить работу и близких мне людей.

— Но ты будешь со мной, — в его голосе послышались привычные надменные нотки.

Если бы он ее любил, возможно, это был бы другой разговор. Но все равно, когда бы ему стало известно, что дневники Фернандо были у нее, и главная роль в успехе шерри тоже принадлежала ей, все его чувства рассеялись бы как дым. Она вздохнула. Лучше уж сразу все рассказать самой и закрыть эту тему.

Кейтлин спустила ноги с кровати и встала.

— Ты куда?

— Сейчас приду. — В комнате, где были ее вещи, она достала из сумки пакет и вернулась в спальню. — Это то, что тебе было нужно, — сказала она, бросая пакет на кровать.

Он не сделал ни одного движения.

— Что это?

— Открой пакет.

Не сводя с нее глаз, он медленно сел на постели и протянул к пакету руку. Кейтлин стояла рядом, стараясь не смотреть на него. Дневники упали на постель. Его глаза опустились — выражение лица изменилось. Он с первого взгляда понял, что это.

— Почему они оказались у тебя?

Кейтлин молчала.

Он открыл один дневник.

— Они написаны на испанском. Я думал… — Он посмотрел на нее, в его глазах было удивление. — Ты… знаешь испанский?

Она кивнула.

— Так это был не Филипп… Это была ты…

Выражение его глаз при этом она не забудет до конца жизни.

— Значит, это ты читала их. Ты изучала методы Фернандо. Ты же их и использовала.

Она опустила голову. Извиняться было слишком поздно. Да и ничего это уже не изменило бы. Рывком поднявшись с постели, он сел на ее край, машинально пропустил волосы сквозь пальцы. Потом нагнулся, поднял с пола брюки.

— Почему ты не сказала об этом? — отрывисто спросил Рафаэло, повернувшись к ней.

— Зная о твоей ненависти к Саксонам и о том, как ты мечтаешь досадить Филиппу, я не могла допустить, чтобы ты причинил им вред.

Рафаэло неподвижно стоял на середине комнаты, не сводя с нее взгляда.

— Но это он украл дневники у моей матери.

Она больше не могла выносить, чтобы весь груз вины оказался взвален на человека, который столько сделал для нее.

— Он их не украл, а купил.

Рафаэло поднял голову, смерив ее недоверчивым взглядом.

— Это неправда!

— Ты хочешь сказать, что я лгу?

Он ничего не ответил, в задумчивости постукивая пальцами по локтю.

Кейтлин вздохнула и произнесла:

— Для меня это было единственной возможностью сделать себе имя. Девчонка из ниоткуда и вдруг — главный винодел одного из самых известных поместий в Хокс-Бэй.

С каждым ее словом между ними словно ширилась невидимая пропасть. Рафаэло по-прежнему молчал, и по его непроницаемому лицу нельзя было догадаться, о чем он думает.

— Я могу понять твои амбиции. Дневники для тебя были просто подарком судьбы. Без их помощи разве могла бы ты так быстро завоевать себе репутацию.

Кейтлин опустила глаза.

— Мне очень жаль.

— В тот день, когда я потребовал свою долю и сообщил, что хочу продать ее… почему ты не сказала о дневниках?

— Я собиралась… Но Филипп дал мне знак, чтобы я молчала. Он боялся, что ты не поверишь и обвинишь его в воровстве. А это привело бы к еще большему скандалу. — Она прерывисто вздохнула. — Я не знала, что мне делать. Меня будто разрывали на части.

Его глаза немного потеплели.

— Представляю твои чувства — словно меж двух огней.

Рафаэло откинул со лба блестящие упругие волосы.

— Так что теперь будет? — спросил он.

Наступило молчание. Кейтлин чувствовала, как натянулся каждый ее нерв.

— Не знаю. Думаю, что ты уедешь домой.

Он долго смотрел на нее. Наконец его губы дрогнули.

— Но я все же хочу… чтобы ты вышла за меня замуж.

— Почему?

Он молчал. Сердце Кейтлин упало. Наконец он сказал:

— Не знаю, откуда появилось у меня это желание. Хотя я приехал в Новую Зеландию не за тем, чтобы искать себе жену.

Ее плечи расправились, спина выпрямилась.

— Знаю. Ты приехал сюда, чтобы отомстить… и забрать дневники.

Он хмуро теребил подбородок, словно терзаемый каким-то мучительным выбором.

— После того как ты был так терпелив с Диабло, так нежен со мной, неужели ты мог бы вот так просто взять и продать то, что означает для Саксонов целый мир?

Он стиснул зубы.

— Мог бы.

— Но ты ведь не сделаешь этого? Ты не причинишь боль Кей, Меган, Джошуа или Хиту из-за грехов Филиппа.

Он бросил на нее оценивающий взгляд.

— Нет. Если ты выйдешь за меня замуж.

— О, нет… — Кейтлин замотала головой так, что ее волосы разлетелись светлым полукругом. — Не надо шантажировать меня. Ты еще не получил свою долю. И даже если ты ее получишь, я все равно не продам себя за такую цену. Только одно могло бы заставить меня выйти замуж.

— Что?

— Любовь.

Какое-то мгновение он пристально смотрел на нее. Потом отвернулся.

— Тогда ты права. Нет никакого смысла обсуждать это.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Прошлой ночью Кейтлин выскочила из гостевого коттеджа в одном халате. В доме Саксонов ей тут же нашли место без всяких вопросов.

Утром, несмотря на уговоры Филиппа остаться дома и отдохнуть, она позаимствовала у Меган майку и пару явно коротких ей спортивных брюк и отправилась на работу. После ленча она и Меган поехали в Нейпир, чтобы купить ей кое-что из одежды. Кейтлин позабавила мысль, что после многолетнего штиля у нее вдруг настал прямо-таки пик шопинговой активности. Но стоило только вернуться в «Саксон Фолли», веселье как рукой сняло.

Во дворе перед домом мрачно вышагивал Рафаэло.

— Я зашел узнать, как ты.

В его глазах мелькало беспокойство. Значит, она не была ему безразлична. Но Кейтлин тут же подавила в себе эту надежду.

Он все равно не любил ее.

Их разговор, едва начавшись, прервался из-за подъехавшей к дому машины. Двое полицейских, одетых в черную униформу, одновременно хлопнули дверцами.

— Кейтлин Росс?

Она кивнула.

— Мы могли бы с вами где-нибудь побеседовать?

Она проводила их в небольшую комнату с полками, заставленными бутылками с образцами вин и заваленными журналами, которая служила ей офисом. Рафаэло последовал за ними и остановился в дверях — высокий, темноволосый, с пронзительными глазами.

— Мы хотели бы поговорить с мисс Росс с глазу на глаз. — Старший из них был плотного сложения, с ежиком седых волос и глубокими морщинами, оставленными суровым опытом жизни.

— Зато я так не думаю. — Вид у Рафаэло был решительный. — Вам следовало бы назначить встречу вместе с ее адвокатом.

— Мисс Росс не нуждается в адвокате. Мы хотели бы получить свидетельские показания. Только и всего. — В голосе молодого полицейского зазвучали примирительные нотки.

— У вас есть враги, мисс Росс? — спросил старший полицейский после того, как они устроились на трех стульях, что были в комнате.

Рафаэло, словно темный ангел, остался стоять в дверях.

Кейтлин недоуменно покачала головой.

— Судя по некоторым признакам, пожар прошлой ночью был не простой случайностью.

— Вы хотите сказать, это был поджог?

— Вот это мы и хотели бы выяснить. Вы ведь живете над конюшней, верно?

Она кивнула. Неожиданная мысль пришла ей в голову.

— А что случилось с охранником? Значит, это не упавшая балка оглушила его?

— Мы не можем пока ничего сказать определенно.

— Но у вас есть какие-нибудь предположения? — спросил Рафаэло.

Сержант бросил на него оценивающий взгляд, но ничего не ответил и снова посмотрел на Кейтлин.

— А вы не могли бы вспомнить ваших бывших приятелей, с которыми вы, возможно, не слишком хорошо расстались?

— Нет… ничего такого не помню.

Она покачала головой. Потом задумалась.

— Расскажи им о Томми.

Кейтлин посмотрела на Рафаэло.

— Томми Смите? — Ее пульс участился. — Но он же в тюрьме…

— Расскажи им.

С трудом справившись с волнением, Кейтлин рассказала. Сержант достал блокнот и сделал там кое-какие пометки. Потом задал Кейтлин еще несколько вопросов, и они распрощались.

Кейтлин повернулась к Рафаэло.

— Если это был поджог, хорошо бы удалось поймать того, кто это сделал.

Он притянул ее к себе.

— Когда я думаю о том, что могло бы случиться…


Этим же вечером Рафаэло вместе с Кейтлин вошел в дом Саксонов уверенной поступью человека, готового исполнить свою миссию.

Времени оставалось совсем мало. До отъезда еще много чего нужно было сделать. Он только крепче сжал руку Кейтлин, когда его взору предстал Филипп рядом со своими сыновьями — своими законными отпрысками.

Впервые Рафаэло не ощутил в душе негодования. Оставив пакет с дневниками на маленьком боковом столике, он кивнул Джошуа и Хиту. Их лица были приветливы и дружелюбны.

— Кейтлин, у меня есть для тебя стаканчик пино гри, — дружески подмигнул ей Джошуа. — А что бы ты хотел, Рафаэло?

Рафаэло растерянно моргнул.

Ощущение, что он вступил в другой мир, наполненный теплом и вниманием, крепло в нем с каждой минутой. Хит заговорил с ним об урожае, о дождях казалось, в нем не осталось и следа былой враждебности. Когда же и Филипп с улыбкой повернулся к нему, Рафаэло стало ясно: что-то произошло.

— Что случилось? — спросил он.

— Мы хотим поблагодарить тебя.

— За что?

— Ты спас жизнь нашей Кейтлин.

Рафаэло оглянулся вокруг. Все ему улыбались. Они любили Кейтлин. Она была здесь своей. Как он мог вырвать ее отсюда, из места, которое было ее домом?

Наконец он ответил:

— Она все делала правильно. С ней и без меня все было бы в порядке.

Рафаэло с немым обожанием посмотрел на Кейтлин. Она улыбалась ему. Ее изумительные глаза были наполнены чудесным мягким блеском, и он воспринял их бархатный взгляд как благодарность. Сердце радостно заколотилось в его груди в предчувствии радостных перемен.

Филипп поднял руки, призывая всех к вниманию.

— У меня есть подарок, который я хотел бы преподнести Рафаэло.

Но Рафаэло опередил его:

— У меня для вас тоже кое-что есть. — Он взял со столика пакет. — Но это не подарок — это принадлежит вам. Прошлой ночью я с огромным удовольствием прочитал эти дневники. Мне известно, что вы купили их у моей матери.

— Она сказала тебе? — вырвалось у Кейтлин.

Рафаэло кивнул.

— Я звонил ей сегодня. Она сказала, что нуждалась в деньгах и продала их сама. Дневники ваши.

Филипп покачал головой.

— Фернандо был твоим родственником. Эти дневники по праву принадлежат тебе. Храни их, мой сын.

Мой сын. Эти слова будто открыли в груди Рафаэло невидимые шлюзы, и хлынувшая река радости затопила его всего. Он почувствовал и удивление, и облегчение… и где-то глубоко в его душе были затронуты первые струны восхищения этим человеком, который был его родным отцом.

— Спасибо. Вы не могли бы сделать мне большего подарка.

Филипп был смущен.

— Правда, это несколько отличается от того, что я планировал.

— А что вы хотели подарить Рафаэло? — с любопытством спросила Элис, облокотившись на плечо Джошуа.

— В качестве благодарности за спасение Кейтлин, — торжественно произнес Филипп, не отводя глаз от Рафаэло, — я хочу подарить тебе Диабло.

Рафаэло был ошеломлен.

— Это ценный подарок.

— Как доставить его в Испанию, это уж твоя забота, — с нарочитой небрежностью произнес Филипп, отвечая на пожатие руки Рафаэло.

— Но это не то, о чем мы… — начала было Меган. Филипп снисходительно улыбнулся.

— Моим детям прямо не терпится, — мягко остановил он ее. — Всему свое время.

Он еще раз обвел всех взглядом.

— Так вот, — торжественным голосом произнес он, — все обсудив, мы пришли к решению дать тебе долю «Саксон Фолли», равную доли каждого из моих детей.

Рафаэло напрягся. Кейтлин замерла рядом с ним. В комнате повисла ошеломленная тишина. Рафаэло сделал шаг вперед.

— И Кей тоже с этим согласна?

Филипп кивнул.

— Я говорил с ней — она считает, что ты должен получить свою часть «Саксон Фолли».

Надо думать, что их разговор был нелегким. И впереди ему подобных будет еще немало. Но, возможно, именно этот звонок был первым шагом на пути их примирения.

— Я никогда не смогу выразить, как это много значит для меня.

Рафаэло встретил взгляд Джошуа, Хита. Взгляд черных глаз. Таких же, как и у него. Меган обвила его шею руками.

— Как приятно иметь еще одного брата, особенно такого симпатичного!

Все заулыбались. Филипп наклонил голову:

— Рафаэло, мой сын, я приношу тебе свои извинения. Перед Марией я уже извинился. Мне очень жаль, что все так вышло, и я, заплатив хорошую сумму за дневники, думал, что рассчитался с ней. — Филипп вздохнул. — Черт, я даже не знал тогда, что она беременна. Потом хотел предложить ей еще денег на твое воспитание, но так и не смог найти ее. Она словно исчезла.

Его мать стала маркизой де Лас Каррерас. Ей не нужны были деньги Филиппа, и никогда не были нужны. Она хотела его любви. Но это было невозможно. И теперь это было прошлым. Их общим прошлым.

Впервые он признался себе, что истинной причиной, заставившей его прилететь через полмира, была тайная надежда услышать вот эти слова от своего отца. Но уж чего он совсем не ожидал от себя, так это что сможет простить его. И все это благодаря девушке с сапфировыми глазами и солнечными волосами. Он перевел на нее взгляд и улыбнулся. Это была ее заслуга. Это она сделала все, чтобы он смог принять Филиппа как своего отца.

— Спасибо за предложение. Я ценю его больше, чем могу выразить, но…

Он не сводил жгучего взгляда с Кейтлин, чувствуя, как желание вспенивает кровь.

— …Но я не могу принять его.

Наступила тишина. Лицо Филиппа вытянулось. Меган застыла на месте. Даже Джошуа выглядел сбитым с толку.

— Но мой адвокат уже…

— Мой адвокат получил инструкции связаться с вашим юристом и уведомить, что переговоры закончены. У меня больше нет желания разделить «Саксон Фолли». — Рафаэло улыбнулся. — Но все же кое-что мне бы хотелось забрать с собой. Кое-что более ценное, чем часть «Саксон Фолли».

— Что может быть более ценным? — Разумеется, это был голос Меган.

— Винодел «Саксон Фолли».

Кейтлин испуганно посмотрела на него и покачала головой.

Меган рассмеялась:

— Ты так влюблен в наше шерри?

Но Рафаэло был серьезен. Он опустился перед Кейтлин на одно колено.

— Согласна ли ты выйти за меня замуж?

В комнате наступила мертвая тишина.

Ее губы едва шевельнулись — он скорее увидел, чем услышал это слово.

— Но почему?

— Не потому, что ты прекрасна и красота твоя чувственна… — Он услышал, как хмыкнула Меган. — Не потому, что мне нравится слушать твой голос. — Элис что-то шепнула на ухо Джошуа. — Не потому, что я пытаюсь проникнуть в тайны изготовления самого лучшего фино шерри. — Филипп и Хит переглянулись за его спиной. — Не потому, что я хочу тебя больше, чем любую другую женщину…

— Рафаэло! — Кейтлин почувствовала, как вспыхнули ее щеки. — Будь разумен.

— Я не хочу быть разумным. Знаю, что прошу тебя решиться на очень серьезный шаг. И единственным мне оправданием может служить только то… что я люблю тебя.

Он замолчал, ожидая ответа. Остальная часть комнаты словно исчезла. Он видел только кристально чистые глаза Кейтлин и чувствовал нежность в своем сердце.

— Ты любишь меня? — В ее голосе было и удивление.

— Да. — И это была его клятва. Он знал, что никогда не нарушит ее.

— Тогда и мой ответ будет — да.

Он вскочил и подхватил ее на руки, прижавшись губами к ее губам под аплодисменты всех остальных.

Поздно вечером Кейтлин лежала на груди Рафаэло с горящим от поцелуев лицом. Ощущение счастья согревало ее словно летнее солнышко.

— Спасибо, что ты подарила мне столько бесценных сокровищ, — пробормотал он, отрывая губы от ее шеи.

Она приоткрыла глаза и сонно посмотрела на него.

— О каких сокровищах ты говоришь?

— Новую семью — полностью укомплектованную братьями и сестрами. Свою любовь. — Он поцеловал кончик ее носа. — И себя саму.

Она поцеловала его в губы. Как сладок был их вкус! Затем еще один поцелуй в маленький шрам под нижней губой.

— М-м-м… Мне так давно хотелось это сделать. Расскажи, откуда он у тебя.

Он усмехнулся.

— Слетел с велосипеда, когда мне было лет пять. Рулем рассек губу.

— А-а… — разочарованно протянула она, — я-то думала, ты получил его во время корриды.

— Такие шрамы у меня тоже есть. — В его глазах появился лукавый блеск. — Хочешь, покажу?

Она недоверчиво посмотрела на него.

— Ты разыгрываешь меня.

Его взгляд стал совершенно непроницаемым.

— Спорим?

— У меня нет желания опять проигрывать, — сказала она и поцеловала его.

Через какое-то время она подняла голову.

— У тебя действительно есть эти шрамы?

Рафаэло кивнул.

— По крайней мере, один — так весьма приличный. Помню, бык мне неслабо наподдал, когда я был молод и глуп.

По ее спине пробежал холодок. Но любопытство победило.

— Можно мне на него посмотреть… потрогать?

Он со стоном пробормотал что-то вроде «колдунья». И прошло немало времени, прежде чем кто-то из них снова заговорил или засмеялся… или захотел заключить пари.

КОНЕЦ


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения. После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ