Нектар на губах (fb2)

- Нектар на губах (пер. И. В. Лыгалова) (а.с. Семья Саксон-1) (и.с. Любовный роман (Радуга)-1953) 208 Кб, 97с. (скачать fb2) - Тесса Рэдли

Настройки текста:



Тесса Рэдли Нектар на губах

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Ежегодный костюмированный бал в Саксон-Фолли был в самом разгаре, когда Эллис Блейк осторожно ступила на вымощенную камнем подъездную дорожку.

— Держись прямо, — шепнула она себе, пробираясь между рядами припаркованных «мерседесов» и «даймлеров». — Делай вид, что ты тут своя.

Главный дом усадьбы, залитый светом, сиял на фоне черного неба. Старинное трехэтажное здание пережило несколько пожаров, наводнений и даже землетрясение.

На верхней ступени мраморной лестницы стоял человек в униформе, блокируя своим телом двойные деревянные двери. На секунду Эллис замерла.

Дворецкий?

Охранник?

Без паники.

— Я потеряла приглашение. — Даже для нее самой это прозвучало не слишком убедительно. Она не получала этого небесно-голубого с серебряным тиснением приглашения.

Может, ей просто с улыбкой пройти мимо? Дворецкий или охранник не успел бы проверить список гостей и потребовать ее документы. Никто бы не подумал, что Эллис Блейк, корреспондент журнала «Уайн-Уотч», могла тайком пробраться на бал в Саксон-Фолли. В конце концов, мало кто знал, насколько Джошуа Саксон, управляющий местным винодельческим комплексом, не терпел эту «презренную бумагомарательницу» после одной ее статьи два года назад. Память большинства людей обычно не простирается так далеко.

Все-таки есть шанс, что дворецкий все же пропустит ее, одетую в темно-красное платье, в черной маске, отделанной перьями и стразами.

Эллис уже собралась прошмыгнуть мимо него, когда на каменный пол упал яркий прямоугольник света. Какая-то пара со смехом выскользнула из боковой двери. Дверь захлопнулась, но замок не щелкнул.

Быстро, словно вор, Эллис нырнула внутрь. Из огромного холла вверх шла широкая мраморная лестница.

Поднявшись на последнюю ступеньку, она оказалась в совершенно другом мире — мире богатства и процветания.

Ее взгляд скользил по лицам в надежде увидеть… увидеть одно лицо, ради которого она и пришла сюда.

— Вы только что приехали?

Повернув голову, она встретилась с парой блестящих темных глаз, которые смотрели на нее из под черной маски, скрывающей половину лица.

— Я немного опоздала, — сказала она, пытаясь сдержать нервную дрожь.

— Лучше поздно, чем никогда.

— Никогда не говорите никогда, — парировала она.

Он рассмеялся:

— Женщина твердых убеждений?

— Разве это плохо?

Его голос был низким, чуть хриплым, странно знакомым… и ужасно сексуальным. Мужчина был высок и широк в плечах, смокинг выгодно подчеркивал его фигуру.

— Потанцуйте со мной, — уверенным жестом он протянул ей руку.

Вероятно, не привык, чтобы ему отказывали, с неодобрением подумала Эллис, которая в мужчинах предпочитала доброту, чуткость, отзывчивость — то, что с каждым днем все труднее было найти.

— Я так понимаю, что молчание означает согласие?

Прежде чем Эллис успела сказать, что в данном случае это означало прямо противоположное, его рука опустилась ей на плечо. Эллис оторопела. Она здесь не за тем, чтобы праздновать начало сезонного цветения виноградной лозы, она пришла с определенной целью, и эта цель была не в том, чтобы танцевать с самоуверенным незнакомцем. Но ей никак нельзя стать причиной какой-нибудь сцены.

Если Джошуа Саксон обнаружит ее здесь, он вышвырнет ее отсюда прежде, чем она успеет что-либо объяснить. Так что лучше не возражать. В конце концов, это позволит ей смешаться с толпой.

Она окинула его оценивающим взглядом. Широкие плечи, четко обозначенные смокингом, твердая линия подбородка, поблескивающие из под черной маски глаза.

— Я знаю вас? — спросил он.

Если он был членом виноторговой ассоциации, они вполне могли встречаться на каких-нибудь шоу. Также он мог видеть Эллис во время ее нескольких появлений на телевидении… или читал ее статьи в журнале «Уайн-Уотч» или же колонку, которую она вела в местной газете Окленда. Но все это, конечно, не означало, что они были знакомы. Поэтому она покачала головой.

— Ну что ж, тогда я буду рад увидеть ваше лицо, когда в полночь мы снимем маски — такова традиция. А имя у вас есть, прелестная незнакомка?

Эллис смутилась, увидев, как твердая линия его рта превратилась в очаровательную улыбку. Контраст был поразительным.

— Алиса, — она назвала имя, записанное в ее метрике, а не то, которое выбрала себе, когда была еще подростком.

Его улыбка стала еще шире.

— Вы не чувствуете себя, словно ступили в Зазеркалье, Алиса?

Если бы он только знал.

— Немного.

— Так это значит ваш первый маскарад?

— Да, — сказала она.

— Наверное, этим можно объяснить то, что вы не в костюме.

Она позволила своему взгляду остановиться на его смокинге.

— Вы тоже.

Он тряхнул головой.

— В этом году у меня не было времени, чтобы позаботиться о нем. К тому же, это женщины живут, можно сказать, для того, чтобы одеваться.

Эллис вздернула подбородок.

— Я не из их числа.

— Вы меня заинтриговали. Мне ужасно хочется увидеть ваше лицо, когда наступит полночь. Но, даже если вы и не любите одеваться, то, все равно, как и все Золушки вокруг, пришли сюда для того, чтобы найти себе богатого Прекрасного Принца.

— Нет, мне не нужен Прекрасный Принц, богатый или не очень, — сказала она, чувствуя неловкость от его проницательности. Ведь она действительно хотела найти здесь кое-кого.

— Вы не очень-то разговорчивы.

Зато он слишком любопытен. Эллис притворилась смущенной.

— Все эти люди… Я не привыкла к этому.

Он смерил ее взглядом с головы до ног.

— Могу поклясться, что вы современная городская девушка, а не нервная особа из какого-нибудь захолустья.

Эллис опустила глаза. Ее все больше беспокоила его проницательность.

— Возможно, я просто переволновалась. Эта музыка… эти красиво одетые люди вокруг… мужчина в маске.

Его улыбка обнажила ряд белоснежных зубов.

— Не надо нервничать, Алиса. Здесь это не разрешено.

Эллис поежилась от его теплого дыхания, коснувшегося ее уха, и вдруг неожиданно почувствовала желание. Она не могла вспомнить, чтобы едва знакомый мужчина производил на нее такой эффект.

— Вы самая молчаливая женщина из всех, кого я до сих пор встречал, — проворчал он, притягивая ее к себе, чтобы избежать столкновения с танцующей парочкой, которая вкладывала слишком много энтузиазма в свои движения.

— Не всегда.

По крайней мере, тогда, когда ей приходилось следить за каждым своим словом. Ее обычная разговорчивость в таких случаях сходила на нет. Этот любопытный незнакомец был слишком самоуверен, а она совсем не чувствовала себя в настроении пикироваться с ним.

Яркая вспышка рыжих волос привлекла ее внимание.

Роланд! Она не могла ни с кем спутать его, даже в этой черной пиратской полумаске. Он держал в руках гибкую темноволосую фею. Следя за ними через широкое плечо своего партнера, Эллис заметила, как Роланд наклонился и сказал что-то брюнетке.

Эллис знала, что брюнетку звали Эми, и она была невестой Роланда. Пара замедлила свое движение и ушла с танцевального пола. Эллис почувствовала панику. Она не могла потерять их.

— Мне хочется пить, — сказала она, без церемоний освобождая себя от рук партнера.

— Что бы вы хотели?

Эллис с беспокойством посмотрела вслед Роланду.

— Я сама найду себе что-нибудь. — Ей нужно было избавиться от него. Он отвлекал ее и был слишком проницателен. Ей совсем не хотелось, чтобы кто-то услышал то, что она собиралась сказать Роланду. — Вам не нужно беспокоиться обо мне. Я уверена, вы найдете здесь с кем потанцевать.

Его рот дрогнул.

— Никто не интересует меня так, как вы, Алиса. Так что вам принести? «Саксон-Фолли совиньон»? Я мог бы рекомендовать из урожая прошлого года.

— Принесите мне воды, пожалуйста.

Он кивнул официанту, который тут же устремился к нему со скоростью пушечного выстрела.

Черта с два от него отделаешься. Эллис едва сдержалась, чтобы не выругаться.

Он повернулся к официанту:

— Две бутылки «перье».

Эллис отчаянно пыталась найти выход. Она боялась, что если сейчас же не бросится вслед за Роландом, то вообще может его потерять.

Наконец она сымпровизировала:

— Мне нужно в гардероб. Буду через пару минут.

Оглянувшись, она увидела, что незнакомец был мгновенно захвачен двумя амбициозными Синдереллами, с энтузиазмом целовавшими его в обе щеки. Неудовольствие выражалось на его лице, тем не менее, за ней он последовать не мог.

Отлично.

Эллис выбросила его из головы, прокладывая себе путь между смокингами и шуршащими шелком платьями в поисках того, ради кого она пришла сюда.

Но Роланд и его невеста исчезли.

Эллис поспешила на балкон и через витую чугунную решетку посмотрела в залитый светом сад. У нее перехватило дыхание. Две пары стояли под деревьями, но ни у одного из мужчин не было рыжих волос. Она спустилась по узкой лестнице и через боковую дверь снова попала в дом.

Подобрав полы длинного платья, Эллис миновала несколько комнат, осторожно заглядывая в каждую из них. В большой столовой она увидела несколько накрытых столов, но Роланда там не было.

Может, они наверху? Она в нерешительности остановилась, глядя на лестницу, ведущую в другое крыло. Там, скорее всего, были спальни. Что, если она потревожит их… в интимный момент?

Она зашла уже слишком далеко, и отступить теперь было бы малодушием. Сделав глубокий вдох, девушка направилась к лестнице. Но не успела дойти до нее, как дверь одной из комнат распахнулась и оттуда выбежала Эми, а за ней Роланд. Лицо Эми пылало.

— Эми, послушай…

— Роланд? — словно лунатик Эллис сделала шаг и коснулась его руки. — Роланд Саксон?

Она знала, кто он, но не смогла удержаться, чтобы не произнести вслух имя, которое было впечатано в ее память вот уже несколько лет.

Он бросил на нее нетерпеливый взгляд.

— Да?

— Я… — Эллис замешкалась, все, что она собиралась сказать, испарилось под атакой сомнения. Может ли она представиться Алисой Маккей? Роланд не отвечал ни на ее письма, ни на электронные послания, так почему же должен быть более приветлив сейчас?

Он бросил взгляд туда, где Эми, спустившись по главной лестнице, растворилась среди танцующих пар.

Испугавшись, что он может уйти, она сказала:

— Я Эллис Блейк.

Искра узнавания вспыхнула в его глазах.

— Журналистка, написавшая ту разгромную статью о Саксон-Фолли? Да, я знаю, кто вы.

Нет, не знаете.

— Что вы делаете здесь? — спросил он.

— Мне бы хотелось взять у вас интервью для нашего журнала.

На его лице промелькнула настороженность.

— А какая тема?

— Я хочу рассказать о том, как была создана одна из самых известных торговых марок, и ваши комментарии как директора по маркетингу были бы очень кстати.

— Как мне помнится, ваши отзывы о Саксон-Фолли были не особенно хвалебны в прошлом, мисс Блейк.

— Я изменила свое мнение. — Боже, пусть он поверит в это. Ей необходимо встретиться с ним наедине. Им есть, о чем поговорить. — Пожалуйста. Это будет положительная статья. Я обещаю.

— Почему я должен вам верить? Джошуа тоже думал, что нас представят в лучшем свете. Вместо этого вы в пух и прах разнесли его методы управления.

— Джошуа Саксон сам на это напросился. Он самый некоммуникабельный человек, у которого я когда-либо брала интервью, — сказала она с сердцем.

Джошуа отказался принять ее, выделив ей всего лишь десять минут по телефону. И каждую секунду из этих ничтожных минут его напряженный голос ясно давал ей понять, что он оказывает Эллис просто неоценимую услугу. Он поручил своему помощнику, принятому на работу, меньше недели назад, провести ее по винному комплексу. От помощника она узнала, что его предшественник был уволен при весьма туманных обстоятельствах. Несколько звонков бывшему работнику дали материал для статьи, совсем отличной от той, которую она собиралась написать.

Но сейчас Эллис просто сказала:

— Меня заставили это сделать факты.

— У Джошуа есть другое мнение на этот счет.

— Я рассказала нашим читателям то, что они имели право знать. — Эллис сама заметила, как это по-ханжески прозвучало. Сделав глубокий вдох, она продолжила: — Послушайте, так мы ни к чему не придем. Та статья, над которой я сейчас работаю, будет совсем другой. Вы даже можете ее просмотреть прежде, чем она пойдет в печать. — Раньше она никому этого не предлагала, но ей, во что бы то ни стало, нужно было встретиться с ним в более спокойной обстановке.

— Откуда вдруг такая перемена? И почему вы просите меня об этом здесь, на балу? Почему не могли связаться со мной по телефону или по электронной почте и договориться о встрече?

Она пыталась как Алиса Маккей. Сейчас она только могла убедить его, что сможет сделать им хорошую рекламу. Роланд был деловым человеком. В отличие от его надменного брата, он знал, что нужно быть в хороших отношениях с прессой.

Он уже направлялся мимо нее к лестнице. Время предъявить ультиматум.

— Так да или нет? — крикнула она ему вслед.

— Скорее всего… да.

— Когда? — Эллис вошла в привычную для себя роль. — Я буду в городе завтра утром. Мы могли бы встретиться в «Виноградной лозе», скажем, в двенадцать?

Повернув голову, он кивнул. Сердце Эллис подпрыгнуло. Наконец-то! Ей захотелось выбросить над головой руку и завопить: «Да!»


Джошуа Саксон нахмурился. Внимание, которое привлекла эта загадочная незнакомка в красном, перешло в настоятельную потребность. С двумя бутылками перье он стоял так, что просто не мог пропустить ее. Но она все не появлялась.

Он вышел на балкон посмотреть, не прошла ли она мимо него, и в ту же секунду пожалел об этом. Роланд, уже без маски, пытался удержать Эми возле перил и что-то говорил ей. Но Эми только мотала головой и упрямо твердила, что собирается ехать домой.

Под светом висящих фонарей Джошуа увидел на ее щеках следы слез.

Черт! Не его это дело. Никто из них не будет благодарен ему за вмешательство.

В саду он заметил вспышку красного платья, и тут же мысли о любовных проблемах его брата отошли на второй план. Алиса. Он бросился по ступенькам вниз.

— Вы что, уже уходите?

Она обернулась.

— Ммм…

— Понятно. — Неожиданно для него стало ужасно важным знать, кто эта женщина, где найти ее. — Вы не можете уйти, пока все не снимут маски. — Он посмотрел на часы. — До полуночи осталось сорок минут. Собственно, тогда и начнется настоящая вечеринка.

— Мне нужно сегодня пораньше лечь спать.

Джошуа чуть не рассмеялся. Женщины не часто так вели себя с ним.

— Бал в Саксон-Фолли бывает только раз в году. Для одной ночи можно сделать исключение.

— У меня завтра ответственный день.

— Вот как? — его удивление было неподдельным.

— Работа.

Она определенно была самой неразговорчивой женщиной, которую он когда-либо встречал. Джошуа был заинтригован.

— Работа? В воскресенье?

— Некоторые из нас рабы своих боссов, — ее губы изогнулись в очаровательной улыбке.

Джошуа не мог устоять, чтобы тоже не улыбнуться.

— По крайней мере, — сказал он, протягивая ей бутылку перье, — найдите хоть пару минут, чтобы утолить жажду, от которой вы так страдали.

Она смутилась, румянец выступил на ее щеках, не скрытых под маской.

— Благодарю вас.

— Думаю, мне не стоит оставлять вас одну, а то вы можете снова исчезнуть. — Наклонив голову, он ждал ее ответа.

Она сделала глоток.

— Ммм… как хорошо.

Тихий мурлыкающий звук привлек его внимание к ее рту. Губы, прижатые к горлышку бутылки, были яркими и сочными. Неожиданно он почувствовал желание.

— Потанцуйте со мной.

— Где? Здесь? — удивилась она.

— Почему нет? — Джошуа придвинулся к ней ближе.

Она не сопротивлялась, когда он, взяв у нее бутылку, поставил ее возле ствола пальмы. Не возражала, когда он, обвив ее рукой за талию, притянул к себе. Его рука сомкнулась вокруг ее кисти, их тела подхватили ритм, ноги задвигались по влажной от росы траве.

От Эллис исходил аромат жасмина с легким оттенком иланг-иланга. Его чуткий нос винодела анализировал эту смесь запахов, который мог быть присущ только женщине, уверенной в себе и в своем месте в мире. На другом, более глубинном уровне Джошуа реагировал на богатое, чувственное благоухание.

На мгновение он остановился, затем снова начал двигаться, скользнув ногой между ее бедер.

Она слегка задохнулась, ее тело стало податливым в его руках. Наклонив голову, Джошуа, едва касаясь кожи, провел носом по изящной шее.

— Вы пахнете просто восхитительно.

— Спасибо, — неловко рассмеялась она. — Вы и сами… неплохо пахнете. Пожалуй, мы могли бы дать начало обществу поклонников запахов.

Он сомневался, что обоняние так же правило ее жизнью, как и его. И хотя эта способность не была у него развита до такой степени, как у Хита, его младшего брата, тем не менее, он вырос в Саксон-Фолли, и нюхать для него было так же естественно, как и дышать.

— Аромат влажных ночей и темных древесных запахов. — Он коснулся губами ее подбородка.

Она со стоном выдохнула. И когда он снова наклонился к ней, ее губы с готовностью приоткрылись.

Ее вкус был прохладным и свежим. С примесью мяты и лимона, оставшегося от «перье». Волна желания прошла сквозь его тело. Осторожное исследование перешло в глубокий поцелуй.

Низкий звук вырвался из ее горла. Она обхватила руками его напрягшуюся шею, скользнула по плечам, спине. Ее прикосновения посылали вспышки энергии, стекающей в самый низ его живота. Джошуа прижался к ней бедрами, и она беспокойно задвигалась рядом с ним. Его желание перешло на следующий уровень, гормоны, бурлящие в крови, подсказывали ему, что есть только одно место, где бы это могло закончиться.

В его постели.

Какое-то время Джошуа пытался бороться. Все происходит слишком быстро. Он отправлялся с женщиной в постель только тогда, когда был уверен, что и утром она будет нравиться ему.

— Мне нужно идти, — сказала Эллис, но в ее голосе не было уверенности.

— Почему?

— Потому… потому, что это было бы разумным. А я всегда стараюсь поступать рационально.

— И вам никогда не хотелось выйти за рамки? Сделать то, что может навсегда изменить вашу жизнь? — нашептывал ей на ухо Джошуа, зная, что сам сейчас поступил не слишком разумно, разрешив своему телу управлять головой, а это было своего рода риском, к которому он, привыкший все проверять и рассчитывать, был совершенно не склонен.

— Я уже сделала это сегодня: пришла сюда.

— Тогда, — сказал он, беря ее за руку, — давайте двигаться дальше.

Войдя в дом, они прошли по темному коридору и, спустившись по лестнице, попали в большую гостиную.

— Вы хотите показать мне гравюры? — прерывисто дыша, поинтересовалась Эллис.

— Никаких гравюр. — Джошуа повернул налево в спальню — к цели своего путешествия. — Иди ко мне.

— Но…

Джошуа прервал ее возражения поцелуем. Руки Эллис пробежали по его спине, и он громко выдохнул, не в силах вспомнить, чтобы кого-нибудь так хотел. Он сорвал с себя маску. Следом на пол полетел смокинг. Его бедра прижались к ее животу, чтобы она знала, как он был возбужден.

Она не отступила. Ее ладони скользили по его груди, спускаясь все ниже и ниже.

— Женщина, ты меня убиваешь, — хрипло сказал он.

Она издала гортанный смех.

Этого было достаточно. Джошуа потянул Эллис на постель, обхватил руками голову и начал целовать ее скулы, шею. Его губы двинулись туда, где угадывался треугольный вырез ее платья.

— Джошуа.

Он скатился вперед, закрыв своим телом Эллис.

В дверях обозначился темный контур фигуры.

— Черт возьми, Хит, — прорычал Джошуа, — не мог постучать?

ГЛАВА ВТОРАЯ

Щелкнул выключатель. Обжигая глаза, свет залил каждый уголок комнаты.

Но Эллис даже не моргнула. Она не могла отвести глаз от мужчины, стоявшего рядом с ней. Слишком уж были знакомы эти высокие скулы и черные глаза. Она видела его фотографии, и ей казалось странным, что столь красивый мужчина мог быть такой надменной свиньей.

Джошуа Саксон.

Подтянув колени к груди, она закрыла лицо руками, чувствуя себя бесконечно униженной.

— Что тебе нужно, Хит? — Сев на кровати, Джошуа с раздражением уставился на брата.

Сквозь пальцы Эллис посмотрела в сторону двери. Хит Саксон. Самый младший из братьев.

— Извини, Джошуа… С Роландом… несчастный случай… Он попал в аварию. Нам нужно ехать в госпиталь.

Роланд ранен? Эллис мгновенно вскочила с постели, натянув на себя платье.

— Как, черт возьми, это случилось? — опередил ее Джошуа, прежде чем она успела открыть рот.

— Я не знаю, но его и Эми увезли на «скорой».

Джошуа стремительно встал и, застегнув рубашку, начал надевать обувь.

— Родители знают?

Глаза Хита потемнели.

— Я сказал им, что произошла авария, и мы с тобой отправляемся в больницу.

— Правильно. — Джошуа пошел к двери.

— Я поеду с вами, — быстро сказала Эллис.

Им некогда было спорить с ней. Хит посмотрел на нее, потом на Джошуа. Эллис знала, какое он сделал заключение, и не стала разуверять его в этом, как не стала говорить и о своих отношениях с Роландом. Если бы Джошуа узнал, кто она, ее без всяких церемоний просто выставили бы отсюда.


В машине напряжение стало почти осязаемым. Джошуа несся со скоростью смертника, в полном молчании сжимая руль. Хит снова и снова набирал номер больницы, и каждая безуспешная попытка делала его все мрачнее.

Эллис скорчилась на заднем сиденье, молясь, чтобы с Роландом не случилось ничего серьезного и его сегодня же отпустили домой. Ей не хотелось и думать, что после стольких лет ожидания она не сможет с ним завтра увидеться.

Их «рейнджровер» остановился возле больницы. Выскочив из машины, они поспешили к дверям приемной.

Сильный запах антисептика вселил ужас в сердце Эллис. Хит задал несколько коротких вопросов медсестре, и до ее слуха долетело «в шоке», прежде чем она услышала отрывистый голос Джошуа. Он разговаривал с сестрой тем же тоном, что и с ней после того, как была напечатана статья. Тогда это настолько вывело Эллис из себя, что, прежде чем повесить трубку, она послала его ко всем чертям.

Через минуту Джошуа вернулся туда, где стояла Эллис. Его губы были сжаты, на лбу проступили морщины.

— Как мой… — она оборвала себя на полуслове.

Джошуа пристально посмотрел на нее.

— Твой… кто?

Чувствуя раздражение, что чуть не выдала себя, она быстро спросила:

— Как Роланд?

— Он в операционной. Пока неизвестно, насколько серьезно его состояние. — Стул скрипнул под ним, когда он сел с ней рядом. — Слава богу, Эми отделалась лишь синяками от ремня безопасности, когда машина врезалась в дерево.

Врезалась в дерево? Образы смятого железа и разбитого стекла, стоны и металлический скрежет наполнили сознание Эллис. Она прикусила губу, ее взгляд застыл на его напряженном лице. На мгновение у нее возникло к нему чуть ли не родственное чувство.

— Джошуа?

Он поднял голову, и связь была нарушена. Ничто не связывало Эллис и Джошуа Саксона. К ним подошел Хит.

— Сестра сказал, что Эми скоро выйдет.

— Хорошо хоть она не пострадала. Они могли бы погибнуть, если бы мчались на скорости, которую может развивать его чертов «ягуар», — пробормотал Джошуа.

— С каких это пор Роланд стал медленно ездить? — невесело усмехнулся Хит.

Эллис почувствовала, как холод пробежал по спине. Девушка вспомнила их недавнюю встречу. Была ли у них с Эми какая-то серьезная ссора? Произошел бы несчастный случай, если бы он не был расстроен?

— Я видел, как они ссорились на балконе. Хотел вмешаться, потом решил, что не мое это дело. К тому же я был занят другим. — Джошуа бросил взгляд на Эллис. — Ошибка.

Значит, она была ошибкой. Обида сдавила ей горло.

— Это не твоя вина, — сказал Хит. — Возможно, ты бы только подлил масла в огонь. Эми и Роланд никогда не ссорились.

Эллис открыла рот.

— Когда я говорила с Роландом…

— Вы говорили с Роландом? — перебил ее Джошуа. — Когда?

— До того, как решила уехать.

— Значит, это было перед тем, как я заметил их на балконе, — в голосе послышались инквизиторские ноты. — Так о чем вы говорили с ним?

Эллис почувствовала, что готова ощетиниться от его безапелляционного тона. Ее отношения с Роландом не имели к нему никакого отношения.

— Это… не важно.

Глаза Джошуа сузились. Она уже была готова услышать какую-нибудь резкость, но в этот момент дверь открылась, и в приемную вместе с врачом вошла молодая бледная женщина.

— Эми!

Хит и Джошуа двинулись ей навстречу.

— Вы родственники? — спросил врач.

— Да. Нет, — сказали Джошуа и Хит одновременно.

Наступила неловкая пауза.

— Мне хотелось бы увидеть ее родственников. Кто-нибудь должен быть возле нее этой ночью.

Джошуа кивнул.

— Мы позаботимся о ней.

Эллис вздрогнула, увидев длинную царапину на бледном лице женщины. Она была очень изящного сложения и поэтому казалась очень уязвимой.

— Ей повезло. Только несколько кровоподтеков от ремня безопасности. Но у меня еще остаются кое-какие опасения, что другие симптомы могут проявиться только через несколько часов. И если это случится, вы тут же должны привезти ее сюда.

Эми стояла не двигаясь.

— Пойдем. — Джошуа обнял ее за плечи. — Хит отвезет тебя домой.

Эми моргнула.

— Где Роланд?

— В операционной.

— С ним… с ним все будет в порядке? Было так много крови… и он совсем не двигался…

— Я уверен, что все обойдется, — сказал Хит. — Ты же знаешь Роланда, он всегда выкарабкивался.

Вряд ли для Эми это прозвучало убедительно.

— Когда можно увидеть его?

— Пока неизвестно, — смятение Джошуа только добавило твердости его голосу. — Но мы это скоро выясним.

— Я никуда не поеду, — проявила упорство Эми, — до тех пор, пока не узнаю, что с Роландом. Хит, я думаю, тоже не захочет ехать.

— Не будь ребенком, — устало произнес Хит. — Ты же слышала, что сказал доктор. Тебе нужен полный покой.

Эми вздернула подбородок.

— Не беспокойтесь обо мне, я не собираюсь падать в обморок. Мне нужно увидеть Роланда.

Эллис беспокойно задвигалась. Это ожидание было и для нее ужасным. Она встретилась с Роландом всего лишь раз. С человеком, которого она искала столько лет…

Выбившийся локон упал ей на глаза. Ее волосы были не такими рыжими, как у Роланда, а гораздо темнее, но того же красноватого оттенка. И все же это было весьма ощутимой реальностью, которая объединяла их.

Наверняка у них было и еще что-то общее.

Открывшаяся дверь заставила ее поднять голову. Приехали Кей и Филипп Саксоны — приемные родители Роланда. Братья и Эми мгновенно обступили их.

Эллис увидела для себя шанс. Она остановила проходящую мимо медсестру.

— Роланд Саксон… он где?

— В каких вы с ним отношениях? — медсестра заглянула в свой блокнот. — Вы его невеста?

Эллис замялась, быстро оглянувшись.

— Мое имя Эллис Блейк, я…

— Эллис Блейк? — Джошуа неслышно подошел к ним сзади. Его взгляд, казалось, прожег ее насквозь.

О боже.

— Вы его невеста? — повторила медсестра.

— Конечно, нет, — прошипел Джошуа сквозь стиснутые зубы.

Сердце Эллис упало. Игра закончилась.

— Так значит, вы Эллис Блейк, корреспондент?

Неожиданно все оказались рядом с ней. Хит, с такими же ледяными глазами, как и у его брата, Кей, Филипп. Только Эми осталась сидеть, закрыв руками лицо.

— Да, я Эллис…

— Вы сказали, что ваше имя Алиса, — резко оборвал ее Джошуа.

— Алиса? — Кей Саксон так побледнела, что ее губы почти утратили свой цвет.

— Не беспокойтесь — ее имя не Алиса. Это Эллис Блейк, та самая журналистка, которая….

— Какая разница, как меня зовут? — прервала Эллис его тираду. — С Роландом… несчастье.

Джошуа бросил на нее испепеляющий взгляд.

— Вы правы! Мы и так уже немало потратили на вас времени. — И, повернувшись к ней спиной, скомандовал: — Пойдем, Хит.

Эллис больше ничего не оставалось, как уйти.

— Подождите, — Кей Саксон удержала ее за руку.

Девушка остановилась. Может быть, Кей разрешит ей увидеть Роланда, если она скажет ей правду. Что Роланд был ее братом. Что она так давно мечтала об этом дне. С надеждой она вглядывалась в лицо Кей, пытаясь отыскать в нем хоть намек на сочувствие.

— Джошуа назвал вас Алисой? Но вы представились медсестре как Эллис Блейк.

— Да. — К чему она клонит?

Эллис нужно было найти способ попасть к Роланду.

— Значит ли это, что вы Алиса Маккей? Это вы пытались связаться с Роландом?

Филипп стоял позади своей жены — этакая мощная стена, которую ей придется преодолеть, чтобы попасть к Роланду.

— Дорогая, — сказал он, — доктор будет здесь с минуту на минуту, чтобы поговорить с нами.

— Филипп… Ты разве не слышал? Это же Алиса Маккей.

На мгновение Филипп застыл.

— И что вы здесь делаете? — его глаза смотрели на нее холодно и сурово.

Да, родителям Роланда было известно, кто она такая. И, похоже, они это вовсе не приветствовали. Что-то оборвалось у неё внутри. Эллис с вызовом подняла подбородок.

— Я хотела встретиться со своим братом.

В дверях появился Джошуа, его лицо исказилось, когда он увидел, что его родители разговаривают с ней. С этой скандально известной журналисткой.

— Думаю, вам лучше уйти, — слова Филиппа прозвучали как приказание.

— Мой брат в операционной. И я имею право быть здесь.

— Я понимаю, что вы чувствуете, но… Роланд не хотел бы вас видеть, — проговорила Кей.

Горло Эллис сдавило, слезы подступили к глазам.

— Что вы хотите этим сказать?

— Он ведь не отвечал на ваши письма, верно? Неужели это вам ни о чем не говорит?

— Возможно, они до него не доходили?

— Он получал их. Просто… — Кей опустила глаза, — не хотел возобновлять отношения.

— Но я же его сестра. — Эллис казалось, что она попала в какой-то ночной кошмар, полный крови, смерти и отчаяния. Все, чего она хотела, это почувствовать тепло семьи — то, что другие люди принимали как должное.

Кей ледяными руками сжала ее пальцы.

— Милая моя, он — Саксон, старший Саксон. Ни его братья, ни сестра не знают, что он приемный. Роланд не хотел, чтобы это стало известно.

Эллис не могла принять то, что сейчас услышала. Она с ненавистью посмотрела на Кей. Но когда ее взгляд опустился на горькие морщины вокруг рта женщины, ненависть исчезла.

— Всем нам сейчас тяжело, Алиса. Не заставляйте нас признать, что Роланд не Саксон.

Это откровение тяжелым ударом отозвалось в ее сердце. Роланд отверг свою родную сестру, поскольку не хотел потерять имя Саксон. Как она теперь могла оставаться здесь?

Слезы выступили у нее на глазах.

— Я просто хотела увидеть Роланда, подержать его за руку.

— Это было бы эгоистично, — голос Кей был мягок, но настойчив. — Сейчас вы должны думать больше о Роланде, чем о себе.

Эллис подавила слезы.

— Хорошо.

В глазах Кей мелькнуло облегчение.

— Спасибо. У вас есть сотовый телефон, Алиса? Дайте мне ваш номер. Я позвоню вам, как только станет что-то известно.

Эллис достала из сумочки свою визитку. Кей положила ее в карман и сказала:

— А теперь давайте поговорим о чем-нибудь другом — сюда идет Джошуа.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Джошуа направлялся туда, где стояли его родители с Эллис, Алисой — или как ее там еще.

Несмотря на все, ему бросилось в глаза, как эффектно цвет платья сочетался с красноватым оттенком ее волос, подчеркивая хрупкость обнаженных плеч, которые мерцали, как бледный жемчуг.

С раздражением он отбросил в сторону эти дурацкие мысли. Ему только что позвонили из операционной — состояние Роланда было критическое.

Он остановился рядом с родителями и, засунув руки в карманы брюк, начал лихорадочно соображать, как передать им то, что он сейчас услышал. Эллис попрощалась, но он, выбросив вперед руку, удержал ее за локоть.

— Подождите. У меня к вам несколько вопросов.

Стряхнув его руку, она направилась к выходу.

Джошуа двинулся за ней и остановился, чуть не столкнувшись с Хитом.

— Ты уже сказал им?

Джошуа покачал головой.

Следующие несколько минут были ужасны, после того как он повторил то, что сказал ему хирург.

— Началось внутреннее кровотечение — то, чего они так опасались. Роланд не пристегнул ремень безопасности. Его выбросило через лобовое стекло. Хирург сказал, что они вряд ли выйдут из операционной раньше чем через несколько часов.

Глаза матери расширились. Отец застыл в молчании. Хит, его отважный братец сорвиголова, мертвенно побледнел, несмотря на свой южный загар.

Через стеклянные двери Джошуа видел, как в темноте ночи белым пятном маячит обнаженная спина Эллис Блейк. Она, должно быть, ужасно замерзла.

Черт!

Все началось как раз после ее прибытия.

Ярость красной пеленой закрыла все перед ним. Оставив родителей с братом, он пошел к дверям. Холодный влажный воздух коснулся его лица.

— Вы приехали с нами, — сказал он. — Как вы собираетесь добираться обратно?

Она покачала на руке свой сотовый.

— Я вызвала такси. Мне нужно забрать машину от вашего дома.

— Неужели намерены сегодня ехать обратно в Окленд?

Она бросила на него быстрый взгляд.

— В моем организме нет ни капли алкоголя, не беспокойтесь. Но я никуда не уеду, поскольку хочу остаться рядом с Роландом.

Сделав глубокий вдох, он заставил себя сдержаться. Его голос прозвучал настолько спокойно, насколько вообще это было возможно.

— Вы, должно быть, замерзли. Возьмите мой пиджак, — и он снял с себя пиджак, который успел захватить, когда они спешно покидали дом.

Джошуа дотронулся до ее плеча, и она отшатнулась.

— Нет, не нужно. Такси будет здесь через минуту.

— Вы могли бы вернуть его завтра.

Подумав, Эллис кивнула.

— Хорошо.

Это прозвучало, как если бы она оказала ему услугу. Чертовски упрямая женщина. Он немного расслабился, как только ее искушающая плоть исчезла из его поля зрения.

— И вы уедете завтра?

Его не покидало ощущение, что её приезд мог быть причиной несчастного случая с Роландом. Но ему отчаянно хотелось увидеть Эллис снова. Еще раз коснуться ее. Поцеловать… Тот холод, что был у него внутри, мог бы исчезнуть от одного ее поцелуя…

Уж не колдунья ли она, эта Эллис Блейк?

— Возможно, я и уеду завтра. Там будет видно, — сказала она.

Джошуа нахмурился, заметив ее покрасневшие веки и блестящие дорожки от высохших слез на щеках.

— Вы плакали, — произнес он. — Почему?

Короткий взгляд, который она бросила на него, сказал ему слишком мало. Так, значит, секрет. Через стеклянные двери Джошуа увидел Эми, сидевшую в уголке. Затем он снова посмотрел на Эллис. Вместо того чтобы скрыть, его пиджак только подчеркнул ее сексуальность. Она была эффектна, в ней чувствовался стиль. Она была тем типом женщины, который всегда нравился Роланду…

А еще… Эми поссорилась с Роландом, хотя раньше у них такого никогда не случалось. Неясное подозрение превратилось в уверенность.

У Эллис и Роланда была любовная связь.

Она, вероятно, встретилась с ним на вечере, и Эми узнала об этом.

Нечего удивляться, что Эллис расстроена. Чувствует ли она себя ответственной за несчастный случай?

Любит ли она его брата?

Эти мысли снова и снова кружились в его голове.

— Кто пригласил вас на бал? — спросил он. — Вы не были в списке официальных гостей. Это было личным приглашением? От Роланда?

— Я пришла без приглашения, — сказала она и отвернулась от него.

Он услышал звук подъезжающего такси, но мог думать только о том, что Роланд не приглашал ее. Или же она солгала. Опять.

— Зачем? Что вам было нужно?

Не отвечая, она пошла к машине.

— Скажите мне, черт возьми! — Он догнал ее и посмотрел на побледневшее лицо, обратив внимание на длинные ресницы, лежавшие темными полукружьями на щеках. Она тряхнула головой.

— Это не имеет значения.

Уж не хотела ли она расстроить помолвку Роланда?

— Думаю, что имеет.

Она стояла, не шелохнувшись, и это еще больше выводило его из себя. Он хотел, чтобы она оттолкнула его, попыталась бороться с ним, хотел увидеть огонь в ее глазах. Ему совсем не нравились эти безвольно опущенные руки, остановившийся невидящий взгляд.

— Что вам было нужно сегодня в Саксон-Фолли?

— Я не могу вам сказать этого, — тихо ответила она.

Что случилось между ней и Роландом? Не потому ли она поцеловала его, Джошуа, в саду, что Роланд оттолкнул ее от себя? Хотела отомстить Роланду? И поэтому оказалась в его, Джошуа, постели?

Эта идея не привела его в восторг. И в то же время боль в ее глазах убивала его.

Он никогда не завидовал своему старшему брату. Никогда. Только сейчас.

Стеклянные двери за его спиной с шипением раздвинулись.

— Мама хочет тебя видеть, Джошуа, — сообщил появившийся Хит.

— Я верну вам пиджак завтра, — сказала Эллис.

— Меня не волнует этот чертов пиджак. — Внутри него все кипело. — Разговор еще не закончен. Мы продолжим его завтра утром.

Повернувшись, он двинулся вслед за Хитом.

Впереди им предстояла долгая ночь.


Телефонный звонок пробился сквозь ее беспокойный сон. Темнота комнаты давила, как тяжелое ватное одеяло.

Эллис рывком села на постели. Ее взгляд упал на светящийся циферблат — четыре тридцать утра. Дрожащей рукой она дотянулась до телефона.

— Где вы остановились? — голос Кей едва можно было узнать.

Сердце Эллис стучало у нее где-то в горле, когда она назвала адрес отеля.

— Вам нужно приехать. Я пришлю за вами такси. — В трубке раздались короткие гудки.

Эллис быстро натянула джинсы и мешковатый свитер — свою дорожную одежду, — и к тому времени, когда огни такси замаячили в предрассветной полутьме, она была уже на тротуаре.

Через десять минут такси подъехало к белому зданию больницы. Внутри все было тихо. Эллис подошла к столу медсестры.

— Где я могу найти Роланда Саксона?

— Вы Алиса? — Получив ее молчаливое подтверждение, медсестра обошла вокруг стола. — Пойдемте, я провожу вас.

Чувствуя от волнения тошноту, Эллис прошла через двойные двери и попала в помещение, наполненное сигналами датчиков и ощущением неустойчивого равновесия между жизнью и смертью.

Возле высокой кровати она заметила две склоненные фигуры.

Кей и Филипп Саксоны.

На кровати лежал человек, подсоединенный множеством трубок к различным приборам, с кислородной маской на распухшем лице. Его с трудом можно было узнать, только прядь рыжих волос, выбившаяся из-под бинтов, говорила о том, что это был Роланд.

— У вас есть пять минут, — прошептала медсестра. — Только членам семьи разрешается быть здесь, и лишь двоим одновременно. Я и так уже нарушила правила.

Кей обернулась. Последние пять часов состарили ее на пять лет.

— Хорошо, что вы приехали, — сказала она.

— Как… он?

— Без сознания. Не знаю, как долго…

Эллис в отчаянии прошептала:

— Но ведь с ним… все будет в порядке?

Кей взяла ее за руки.

— Врачи так не думают. Поэтому я и позвонила вам, — ее голос дрогнул.

Холодный ужас сжал горло Эллис.

— Они думают, что он… умрет?

— Врачи сказали нам позвонить всем, кто хотел бы его видеть. Они предупредили, чтобы мы были готовы к самому худшему.

Ее мир рухнул. Эллис упала на колени, вытянув вперед руки, чтобы прикоснуться к его забинтованным рукам.

Так не должно было кончиться. Эллис собиралась встретиться с ним, надеясь, что сможет восстановить отношения с братом, которого искала столько лет…

— Не-е-е-ет! — Это был крик отчаяния.

Кей обняла ее за плечи, умоляя не плакать, и поведала, что сейчас придут его братья.

— Нам с Филиппом не хотелось бы сейчас отвечать на их вопросы. Пожалуйста, можете ли вы сейчас уйти?

В дверях появилась медсестра, чтобы проводить ее.

Эллис хотела попросить еще немного времени, но горло ее сжалось, и слова не шли.

— Дайте мне еще одну минуту… попрощаться.

Кей кивнула, сделав медсестре знак подождать. Эллис наклонилась вперед. Ее губы были холоднее, чем лед, когда она прикоснулась ко лбу Роланда. Она заметила каплю влаги на его лбу. Вода? Еще одна капля. Нет, это слезы. Ее слезы.

Закрыв глаза, она начала молиться. За Роланда. За себя. За чудо. За все те годы, когда они не были вместе.

— Прощай, — прошептала она и поцеловала его.


Джошуа с нетерпением барабанил пальцами по стене, рядом с ним стояли Хит и Меган. Светящееся табло показывало, что кабина лифта спускается. Скорей. Скорей. Скорей.

Двери открылись. За медсестрой из лифта вышла Эллис.

— Как вы здесь оказались? — взгляд Джошуа словно пригвоздил Эллис к полу.

— Приехала на такси.

— Я не это имел в виду. — Он повернулся к Хиту и Меган. — Езжайте, я вас догоню.

Джошуа отметил тени под глазами Эллис, отсутствие макияжа и в спешке стянутые на затылке волосы. В этом невзрачном свитере она ничем не напоминала ту изысканную женщину, которую он встретил… неужели это было только прошлой ночью?

— Что вы тут делаете? — спросил он.

Эллис отвела глаза.

— Я пришла узнать о состоянии Роланда.

Его рот сжался. Вчерашнее подозрение вспыхнуло с новой силой.

— Почему вы так расстроены? Хит дал Эми таблетку снотворного. Он отвез ее к себе домой и попросил экономку присмотреть за ней. Как вы могли такое сделать, Эллис?

Уронив руки, она молча смотрела на него.

— Эми и Роланд собирались пожениться через два месяца. Теперь все это полетело к чертям, потому что вы не могли отступиться от Роланда.

— Что?! — ее глаза расширились.

Джошуа нахмурился и провел рукой по волосам.

— Зачем вам надо было приходить на бал и устраивать сцену? Стоило ли говорить Эми о ваших отношениях с Роландом?

— Я ни слова не сказала Эми.

У Джошуа немного отлегло от сердца. Так значит, Эми не знала, что Роланд и Эллис были любовниками. Но Эми могла заподозрить, что у Роланда была связь с этой женщиной, как подозревал это и Джошуа. Многое указывало на это.

Постоянные визиты его брата в Окленд, телефонные звонки, во время которых Роланд говорил тихим интимным голосом…

— Если бы Эми узнала о вас, это просто бы убило ее. Не говоря уж о том, каким ударом явилось бы для моих родителей то, что Роланд вел двойную игру с Эми, их крестной дочерью. — Джошуа хотел услышать от Эллис опровержение своих опасений. Если даже это и было бы ложью. Но она молчала, и он вздохнул. — Будет лучше, если вы сейчас же вернетесь в Окленд.

— У меня нет с собой вашего пиджака, — сказала она. — Я оставила его в гостиничном номере.

Он пожал плечами.

— Мне нет до этого дела. Я хочу, чтобы вы уехали.

Она опустила глаза.

— Я не уеду пока… пока все не закончится. Но Эми не стоит беспокоиться.

Джошуа подавил стон. Он хотел эту женщину, но у него не было намерения следовать по стопам его брата.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Эллис чувствовала себя ужасно.

Джошуа думает, что она была любовницей Роланда. Еще хуже, он уверен, что она приехала в Саксон-Фолли, чтобы отбить Роланда у его невесты. Эллис кусала губы, чтобы не выплеснуть на него всю правду и опровергнуть его слова.

Может, ей стоит поскорее вернуться в свою маленькую квартирку в Окленде и там, в уединении, зализать свои раны?

Нет! Она останется здесь столько, сколько будет нужно. Не из-за себя. Из-за своего брата.

— Вам нужно поторопиться, — сказала она Джошуа, — если вы хотите успеть попрощаться…

— Вы его очень любили? — в голосе Джошуа послышались странные нотки.

— Да… я его любила. — Эллис опустила глаза, чтобы он не мог увидеть в них всю глубину ее отчаяния.

— Он никогда не говорил о вас.

Она вздохнула. Все становилось таким запутанным. Видимо, Роланд действительно не хотел, чтобы его братья знали, что он не Саксон.

— Мы не были долго знакомы.

Одна короткая встреча прошлой ночью… одно пожатие руки. И этим утром… когда она коснулась его неподвижного тела.

Из обрывочных сведений ей было известно, что в юности он играл в регби и был капитаном команды, которая одержала победу в одном из региональных турниров. Ей попались старые телевизионные пленки, где Роланд на своей гнедой лихо брал препятствия в надежде получить высокий приз. В одной журнальной статье она прочитала его полушутливое признание, что больше всего на свете он любит веселых женщин и хорошее вино. В самом же последнем своем интервью телевизионной программе, посвященной жизни элиты, он продемонстрировал, что может носить джинсы с совершенно неподражаемым шиком. Она старалась не пропустить ни одного упоминания о его жизни.

Но Роланд не знал о ней ничего.

— Возможно, он догадывался, что вы были бы не слишком рады его дружеским отношениям со столь презираемой вами журналисткой. — В отчаянии она загнала себя на путь откровенной лжи. До их вчерашней встречи Роланд знал ее только по письмам и электронным посланиям, подписанным Алисой Маккей.

— Дружеским?

Джошуа смерил ее взглядом с головы до ног, и это заставило Эллис пожалеть, что она влезла в свой допотопный свитер.

— Да, дружеским. Почему бы нет?

— Очевидно, Роланд не хотел, чтобы мы знали, что он спит с вами. — Его губы скривились. — Во-первых, он знал, что я думаю о вас, как о низкопробной писаке, состряпавшей грязную статью. Во-вторых, я уверен, он не говорил о вас, потому что ваши с ним отношения не представляли для него такую уж ценность — по крайней мере, недостаточную для того, чтобы отказаться от Эми. — Джошуа смерил ее тяжелым взглядом. — Роланд всегда увлекался женщинами. Но я не позволю вам причинить боль Эми.

Эллис сделала глубокий вдох и досчитала до десяти.

— У меня нет намерения причинить боль Эми, — сказала она.

— Отлично. Значит, мы поняли друг друга. — Джошуа нажал на кнопку лифта. — Вы приносите неприятности. Держитесь подальше от Саксон-Фолли, от Эми и моей семьи.

Он не оставил ей шансов. Эллис вспомнила о той хорошенькой длинноногой ведущей, которая брала интервью у Роланда всего лишь месяц назад. Эллис как-то пила с ней кофе в баре телестудии, и та, со смехом, поведала, что Роланд отличный любовник и жаль, что он уже занят. Не то чтобы это его остановило, конечно, добавила она, бросив на Эллис выразительный взгляд.

Возможно, эта ведущая и была причиной их ссоры.

— Думайте обо мне все, что хотите, — меня это не волнует, — сказала она, подавив боль в голосе.

Джошуа шагнул в лифт. Его взгляд, презрительный и холодный, мог бы заморозить ее на месте.

— Уверен, вас не волнует ничего, кроме себя самой.


Эллис зашла в церковь и остановилась.

Вчера она позвонила Дэвиду Таунсенду, редактору журнала «Уайн-Уотч», и сказала, что будет в офисе в среду. Но здесь, в переполненной церкви, и работа и Окленд казались ей очень далекими. Ее охватило оцепенение. Деловой брючный костюм в мелкую полоску, который она собиралась надеть на встречу с Роландом, казался совершенно неуместным среди черных траурных платьев с тускло поблескивающими нитями жемчуга.

Эллис почти ничего не взяла с собой, рассчитывая пробыть в Хоукс-Бэй всего лишь пару дней. Даже не прихватила заколки, и теперь ее волосы блестящей волной обрамляли лицо. Она машинально открыла буклет, который ей дал у входа служитель, и увидела фото Роланда, заметку о его достижениях и короткий панегирик, где он был представлен как горячо любимый сын Кей и Филиппа и брат Джошуа, Хита и Меган.

Конечно, там не было упоминаний ни о его настоящих родителях, ни о сестре, у которой была украдена возможность знать и любить его.

Мощные аккорды органа с такой силой заставляли сжиматься ее сердце, что, казалось, оно вот-вот разорвется.

К тому времени, когда они приехали на кладбище, Эллис чувствовала себя совершенно опустошенной, но ей было нужно видеть, как ее брат обретет покой. Возможно, тогда и она сможет найти мир в своей душе.

Эллис остановилась чуть в стороне от места, где собралась семья Саксонов и Эми.

Пытаясь подавить слезы, не обращая внимания на свежий ветерок, бросающий ей в лицо волосы, она вслушивалась в молитву священника.

Наконец у могилы осталось только несколько человек. Джошуа уехал. Эллис вспомнила, с каким чувством он сказал, что не хочет, чтобы Эми страдала еще больше. Интересно, что можно чувствовать, находясь под такой защитой?

Ей бы хотелось…

Что толку желать? Невидимая связь, которая возникла между ней и Джошуа, оборвалась в ту же минуту, когда он узнал, кто она. Но Эллис привыкла быть одна. Единственный ребенок в семье, она росла очень обособленно. Ей было тринадцать, когда выяснилось, что ее удочерили. Она была рождена как Алиса Маккей, а не как Эллис Блейк.

Приемная мать разрыдалась, узнав о ее желании найти кого-нибудь из своей семьи. На целые годы Эллис пришлось отложить поиски из-за страха расстроить Маргарет. Только после ее смерти три года назад она снова смогла ими заняться.

О ее родном отце не оказалось никаких сведений. Но она нашла свою мать в лечебнице для пострадавших от инсульта и стала регулярно навещать ее. Тогда она и узнала, что у нее был родной брат.

А теперь он ушел навсегда. Облако проплыло по небу, уронив тень на могилу Роланда. Эллис поежилась.

— Алиса…

Она вздрогнула от неожиданности. Рядом с ней стояла Кей.

— Зовите меня Эллис. — Алисы больше не было. Она ушла вместе с Роландом. Эллис приняла решение. — Джошуа думает, что я любовница Роланда. Мне это очень неприятно — особенно потому, что Роланд был уже обручен. Я бы хотела, чтобы вы сказали ему правду. Пожалуйста.

— Роланд мертв. Филипп и я не хотим еще больше травмировать детей, объясняя им, что Роланд никогда не был им родным братом.

— Они уже взрослые. Неужели не поймут?

Качая головой, Кей повернулась и медленно пошла к ограде кладбища, где спиной к ним стоял Филипп.

Разочарование переполнило Эллис.

— Почему же вы не сказали им об этом раньше? — Возможно, тогда Роланд сам бы начал искать ее.

Кей остановилась.

— Сначала мы хотели это сделать, но шли годы, и вдруг оказалось, что уже поздно. Мы не хотим, чтобы они узнали об этом сейчас. — Ее серые глаза смотрели непреклонно. — Надеюсь, вы поняли меня.

Сердце Эллис учащенно забилось.

— Я ничего не расскажу, — сказала она. — Но только если вы поделитесь со мной воспоминаниями о Роланде. Я бы хотела увидеть его фотографии, услышать истории о нем, посмотреть на места, где он вырос.

— Это невозможно…

Эллис увидела отказ в расширившихся глазах женщины и решительно произнесла:

— Тогда у меня нет причины держать в тайне мои отношения с Роландом.

— Вы не можете сделать этого… А если я соглашусь на то, о чем вы просите, как могу быть уверенной, что вы ничего не расскажете?

— Я дам вам свое слово. И никогда не нарушу его, чтобы ни случилось. — Плечи Эллис свело от напряжения. — Поймите, это очень важно для меня…

— Хорошо. — На лице Кей появилось какое-то странное выражение. — Приезжайте завтра утром в Саксон-Фолли. И привезите свои вещи. Вы можете остаться у нас на неделю.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Следующим утром ее машина проехала через ворота Саксон-Фолли. Красота виноградников, раскинувшихся по обе стороны дороги, усаженной дубовыми деревьями с еще голыми ветвями, не смогла смягчить дрожь ожидания встречи с Джошуа.

Ей удалось получить благословение своего редактора. Она позвонила ему рано утром и попросила еще несколько дней. Недовольство Дэвида тут же улетучилось, когда он узнал, что она в Хоукс-Бэй.

— Почему ты мне не сказала об этом в прошлый раз? Я слышал, что в воскресенье погиб Роланд Саксон. Какая трагедия! Ужасная потеря для всей отрасли. Ты непременно должна написать статью. Попытайся выяснить, кто займет его место, и как это отразится на рейтинге Саксон-Фолли.

Ее горло сдавило.

— Дэвид… я хотела взять отпуск. Меня пригласили остановиться в Саксон-Фолли.

Наступила пауза. Казалось, она могла слышать, как скрипят мозги Дэвида.

— Отправь мне как можно скорее короткий некролог о смерти Роланда Саксона. Если я получу его к пятнице, он может пойти в следующем выпуске. — И снова укоризненное молчание. — Ты могла бы раньше сказать мне, что на короткой ноге с этими Саксонами.

Эллис думала о некрологе, который согласилась написать, пока ходила по магазинам, подбирая себе кое-что из одежды для визита в Саксон-Фолли. Джошуа вряд ли будет доволен, когда узнает об этом.

И, разумеется, первым, кого она увидела, подъезжая к дому, был Джошуа Саксон.

— Похороны закончились, — сказал он. — Я думал, вы уже уехали.

Эллис открыла багажник.

— Я привезла ваш пиджак.

— Спасибо. Что ж, приятного путешествия, — произнес Джошуа, перекидывая пиджак через плечо.

Эллис опустила глаза на свой чемодан. К чертям все это. Рано или поздно он все равно узнает.

— Я еще не уезжаю. Ваша мать пригласила меня остаться на неделю.

В изумлении он застыл с открытым ртом.

— Вы… вы успели подкатить к моей матери? Она скорбит о потере сына. Ей не нужно, чтобы кто-то врывался в ее горе.

Эллис сделала глубокий вдох.

— Не беспокойтесь Джошуа, я буду внимательной к ее чувствам.

Он достал из багажника ее чемодан. Эллис поймала его сузившийся взгляд. Хорошо бы он никогда не узнал, как ей удалось получить это приглашение.

— Мой редактор просил меня написать некролог о Роланде. Я использую эту неделю, чтобы собрать материал о нем.

— Так вы что, собираетесь всюду совать свой нос, выискивая разные пикантные подробности?

— Я здесь по приглашению вашей матери. Но это хорошая возможность поговорить с людьми о Роланде, о том, что он значил для них. Подумайте, Джошуа, нет ничего ужасного, что журнал «Уайн-Уотч» отдаст дань памяти вашему брату. Он был очень заметной фигурой. Нашим читателям будет не хватать его. — Так же как и ей.

Наступила пауза. Она наблюдала, как он взвешивал ее слова, пытаясь найти в них подвох.

— Я не верю вам, — наконец сказал он. — Не забывайте, что мне однажды уже пришлось побывать на кончике вашего пера. Так что теперь вы должны быть всегда у меня на глазах, я хотел бы слышать вопросы, которые вы будете задавать.

Ее мечта провести неделю с Кей в спокойных беседах о Роланде растаяла как дым.

Они нашли Кей в библиотеке за большим столом из орехового дерева, стоявшим перед окном, выходившим на виноградники.

— Принимай свою гостью. Извини, мама, я не могу остаться, мне нужно вернуться к делам. — Поставив чемодан на пол, Джошуа бросил пиджак на кожаное кресло. — Не забудь, что мы сегодня собирались навестить Эми. — Он посмотрел на Эллис. — Вам, я думаю, лучше будет остаться здесь. Эми не должна узнать, почему вы так стремились попасть на бал. Как только устроитесь, найдите меня. Я буду в винодельне.

— Но… я думала, что могла бы немного рассказать Эллис о Роланде, поскольку они… были близки. — Глаза Кей беспокойно двигались по комнате, избегая смотреть в лицо Джошуа.

Он не обратил на это внимания. Его взгляд был прикован к Эллис.

— Помните, что я вам сказал, — прошипел он.

Это означало, что ей не следовало задавать Кей слишком много вопросов.

Он ушел. Эллис повернулась к Кей:

— Может, прогуляемся вокруг виноградника?

Кей прерывисто вздохнула.

— Нет, я хотела бы поговорить о Роланде. Это случилось так внезапно. Роланд и Эми собирались пожениться в декабре. Мы с Филиппом думали, что у нас скоро появятся внуки…

— Дети… Я никогда не думала о детях, только о том, чтобы найти Роланда. Он был моей семьей с тех пор, как я узнала, что меня удочерили.

— О, Эллис… — Кей поднялась из кресла и протянула к ней руки.

Эллис обняла ее, чувствуя слабый запах лаванды.

— Мне так одиноко…

— Что же твои родители? Хорошо ли тебе оставаться сейчас вдали от них?

— Моя мама — приемная мама — умерла три года назад. Вот тогда я и начала свои поиски. Ей этого не хотелось.

— Возможно, она боялась, что может потерять тебя.

— Разве такое могло случиться? Она была моей матерью, она вырастила меня. Я любила ее.

— А твой приемный отец?

— В прошлом году он снова женился, его жена хотела жить в Голд-Косте вместе с дочерью и двумя внуками.

— Значит, за последние несколько лет ты потеряла мать, отец уехал, а сейчас погиб твой брат.

— Да, — прошептала Эллис, чувствуя в горле комок.


Вечером, когда Саксоны уехали навестить Эми, Эллис выключила телевизор, и через минуту безмолвие дома окутало ее плотным коконом. Девушка взяла фотоальбом, который Кей уже показывала ей сегодня, и начала изучать его.

Вот Роланд еще совсем ребенок с легким рыжеватым пушком на голове. А вот он уже постарше, крепко держит за руку Джошуа, делающего свои первые шаги. Роланд с приглаженными волосами и сияющей улыбкой до ушей рядом с Джошуа и Хитом. Родные братья хитро улыбаются, словно маленькие дьяволята, Джошуа серьезно смотрит в камеру. Взгляд прямой и спокойный. Меган пока еще нет. Только три мальчика.

Отложив альбом, Эллис спустилась в кухню, где ее ждал поднос с ужином — пицца и овощной салат. Она приготовила себе какао и, взяв поднос, вышла из кухни.

Возле лестницы она остановилась. Ее комната была наверху, рядом с комнатами Меган, Кей и Филиппа. Комнаты Джошуа и Роланда находились внизу. Кровь прилила к ее щекам, когда она вспомнила, что чуть было не случилось в спальне Джошуа две ночи назад.

Любопытство повлекло ее в гостиную с большим плазменным экраном, кожаной софой и двумя креслами. Той ночью она успела бросить на эту комнату лишь беглый взгляд.

Огромный стеллаж, занимавший одну из стен, был заполнен книгами по виноделию, детективами и классикой. На противоположной стороне — несколько абстрактных полотен.

Из гостиной в разные стороны отходили два коридора. В одном конце дверь была открыта, в другом плотно закрыта. Осторожно ступая, Эллис направилась к закрытой двери.

Без сомнения, это была спальня Роланда. Несколько шагов отделяли Эллис от двух высоких стеклянных шкафов с серебряными трофеями. Между блестящими кубками были разложены школьные медали за победы в соревнованиях по легкой атлетике и награды по регби.

Следующая дверь вела в ванную. Электрическая бритва, заряжаясь, лежала на мраморной полке, на деревянной расческе осталось несколько рыжих волос. Эллис вытащила их и, выдернув один у себя, приложила друг к другу. Ее волос был темнее, его жестче…

Вздохнув, она взяла поднос с ужином и остывшим какао и пошла к себе в комнату.

Молчание большого дома было оглушающим.

Гулкая пустота давила на нее. В фамильном доме Саксонов она чувствовала себя более одинокой, чем когда-либо в жизни.


Джошуа решил поужинать с Эми, Меган и родителями в городе.

— Что такой грустный? — Меган с любопытством посмотрела на него.

— Просто задумался.

— О женщинах?

— Молчи, зелень.

Ее телефон заверещал, принимая сообщение. Взглянув на экран, она сморщила носик. Джошуа лукаво прищурился.

— Никак новый поклонник? На ее щеках вспыхнул румянец.

— И когда ты нас познакомишь с ним? — заинтересованно наклонилась вперед Кей.

Меган, надувшись, покосилась на Джошуа. Тот улыбнулся.

— Нечего было секретничать. — Но не только у нее была такая привычка. Роланду это тоже было свойственно. Подумать только, имел любовницу, о которой никто ничего не знал.

Его взгляд остановился на Эми. Ей совсем ни к чему знать, в каких отношениях Эллис была с ее женихом. Но может ли это долго оставаться в тайне? Он решил выкатить пробный шар.

— Тебе мама говорила, что у нас в гостях Эллис Блейк, корреспондент журнала «Уайн-Уотч»?

— Эллис Блейк? — удивилась Эми. — Неужели? После той статьи?

— Она хочет написать о Роланде для журнала.

К его удивлению, Эми кивнула.

— Ну, тогда, я думаю, это неплохо.

— У меня есть фотографии, которые она могла бы использовать для статьи, — сказала Кей. — Только их нужно будет найти.

Похоже, эта идея никого не смущала. Джошуа почувствовал, что, возможно, он перестраховался.

Интересно, что она сейчас делает? Ужинает в столовой, устроившись перед большим окном в сад? Или принимает душ, смывая с себя накопившееся за день напряжение? Он представил ее в облаке белой пены — образ получился чертовски соблазнительный.

Под предлогом неотложного звонка Джошуа вышел из кафе. Черт, они не должны были оставлять Эллис одну. И сколько бы он ни осуждал ее отношения с Роландом, она тоже переживала его смерть — и возможно, не меньше, чем Эми.

Когда они подъезжали к дому, Джошуа увидел, что в том крыле, где находилась комната Эллис, уже не было света. Он напрасно беспокоился. Она уже легла спать.


Ночью Эллис проснулась от воя сирены.

За окном слышались мужские голоса. Натянув на себя халат, Эллис подхватила сумку и вышла из комнаты. Кей говорила, что в доме не раз случались пожары. Неужели опять?

Внизу никого. Двери салона распахнуты, но ни запаха дыма, ни красного зарева. Только звук моторов. Пожарные машины? Она вышла из дома и начала спускаться к виноградникам, откуда доносились голоса.

Над ее головой просвистел вертолет.

Заморозки. Конечно. И сирена была предупреждением.

Эллис посмотрела на часы. Четыре утра. Рев моторов перекрывал треск тракторов. Подойдя ближе, она увидела большие вентиляторы, прикрепленные к ним сзади. Своим вращением они удерживали теплый воздух у земли, не давая инею осесть на виноградных листьях.

Из тумана перед ней выросла фигура.

— Вас разбудила сирена? — спросил Джошуа.

Она вдруг представила, какой у нее должно быть нелепый вид в наспех наброшенном халате, с голыми ногами и сумкой через плечо.

— Я думала, что пожар.

— Нет, всего лишь заморозки.

— Вы успели вовремя?

Джошуа кивнул.

— Мы готовы к таким вещам. И местные пилоты нам помогают. А Хит и сам может управлять вертолетом: два года назад он окончил летную школу. А вам лучше вернуться в дом. Вы можете простудиться.

Эллис подумала, как далека она от образа утонченной современной женщины, к которому всегда стремилась, в своем махровом халате и с заспанным лицом.

— Хорошо, — сказала она чуть хрипло.

Его взгляд, скользнув по ее волосам, опустился туда, где смыкались полы халата. Она плотнее запахнула его. Он откашлялся.

— Сожалею, что вас разбудили.

— Ничего страшного. Я еще успею прихватить пару часов, если сейчас же отправлюсь в постель.

Слово «постель», должно быть, прозвучало слишком интимно. Его внезапное молчание сказало ей об этом. В какой-то момент ее словно качнуло к нему, но она тут же одернула себя.

Это было безумием.

Джошуа считал, что она была любовницей его брата.

Повернувшись, она быстро пошла к дому. И, вздрогнув, остановилась, услышав за собой скрип гравия.

Оказавшись рядом с ней, Джошуа коснулся ее лица.

Кровь зашумела у нее в ушах. Лицо Джошуа начало расплываться. Все эмоции, что она испытала в его комнате, вновь обрушились на неё.

— Иди ко мне, — сказал он и обнял ее.

Рыдания заставляли содрогаться плечи девушки. Прижав Эллис к своей широкой груди, он покачивался из стороны в сторону, словно баюкая ее.

Толстый свитер казался таким мягким под ее щекой, и мерные удары его сердца действовали успокаивающе.

У нее был выбор. Сильнее прижаться к нему? Или оттолкнуть его?

Что бы она ни сделала, это безвозвратно изменило бы их отношения.

Джошуа попытался разрядить ситуацию, переведя все в шутку:

— Прежде мои прикосновения не оказывали такой эффект на дам. Я никогда не заставлял их плакать.

Эллис прикусила губу. Как она могла позволить себе поддаться этой женской слабости?

— Простите меня, я плакала как ребенок.

— Это были тяжелые дни. Плачьте сколько хотите.

— Вы, должно быть, считаете меня ужасно глупой.

Его руки крепче сжались вокруг нее.

— Я совсем не считаю вас глупой… — сказал он. — Мне тоже не хватает Роланда.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Эллис вошла в залитую солнцем столовую, все еще чувствуя некоторую неловкость. У нее отлегло от сердца, когда она увидела, что там никого нет, но тут из кухни появился Джошуа.

— Вы испугали меня. А где все?

— Работают. Мы встаем рано. Саксон-Фолли — это не город.

Эллис попробовала обрести утраченное равновесие в иронии.

— Тогда что же здесь делаете вы? — спросила она.

— Я ждал вас. Разве забыли? Вы будете сопровождать меня сегодня. Так что давайте, ешьте, а то мне уже пора.

Ночной кошмар, вой сирены, дурацкие рыдания на груди Джошуа — все это совершенно выбило ее из колеи. Она подняла глаза.

— Я не нуждаюсь в охране.

— Вам никто не предоставлял выбора.

Решительный взгляд и жесткая линия рта предупреждали ее, что спорить с ним бесполезно. В нем не было видно и следа той предрассветной нежности. Она обманулась, поверив его сочувствию.

Вот он — настоящий Джошуа Саксон. Самоуверенный. Надменный. Которому на все наплевать. После завтрака они поехали на виноградники.

— Вино — сердце Саксон-Фолли. А это, — он наклонился и, подняв горсть красноватой земли, просыпал ее сквозь пальцы, — его кровь.

Стоя рядом с ним, она пыталась справиться с тем действием, которое оказывал этот глубокий голос на ее чувства.

Что такого особенного было в этом мужчине?

Не отрываясь, она смотрела на Джошуа. Лучи утреннего солнца падали на его лицо, придавая коже оттенок темного золота.

— Вот этот участок был засажен в 1916 году. Мужчины Нейпира и его окрестностей отправились воевать в Европу, и здесь, на этом куске земли, дюжина испанских монахов разбили виноградник. Даже когда кругом смерть, жизнь должна продолжаться.

И снова он застал ее врасплох. Она знала, что он говорил не только о виноградных лозах, осторожно касаясь пальцами листьев.

— Какой это сорт? — спросила Эллис.

— Монахи думали, что посадили «каберне совиньон». Только через несколько лет, когда виноградник начал плодоносить, они обнаружили свою ошибку. Это было «каберне фран». Так они и стали делать свое вино.

— Вы влюблены в эту землю, верно?

— Кому бы здесь могло не понравиться? — белозубая улыбка осветила его лицо. — Прежде чем отец решил оставить руководство в Саксон-Фолли, я уже занимался виноградниками. Мне хотелось выращивать виноград, который виноделы, такие как Хит и Кейтлин, превращали бы в напиток, достойный богов.

Нарисованная им картина неожиданно растрогала Эллис. В нем чувствовался человек с корнями, который знал, кем он был в этой жизни. Человек столь основательный, столь уверенный в себе, что она не могла не восхититься им.

Она не знала, стоит ли задавать этот вопрос, но все же спросила:

— Вам жаль, что Хит больше с вами не работает?

В этот момент ее телефон низко зажужжал. Вытащив его из кармана, Эллис нажала отбой. Дэвид.

— Извините, — улыбнулась она.

— На звонок можно было ответить.

— Я позже перезвоню. — Решив сменить тему, Эллис махнула рукой в сторону спускающихся террасами виноградников. — А как все это попало к вашей семье?

— После войны, — сказал он, — монахи решили уехать. Землю они продали, а через три года мой прадед выиграл ее в покер. Все смеялись, когда Джозеф Саксон заявил, что собирается выращивать виноград с коммерческой целью. Эта земля неплодородна, говорили ему люди. Но он решил доказать, что они не правы. — Джошуа усмехнулся. — Упрям был старый перец. Местные назвали его затею Саксон-Фолли, то есть Промах Саксона. Имя прижилось.

— Так вот от кого вам это досталось. Он поднял брови.

— Что? Имя?

— Упрямство, — улыбнулась она.

Но ей было не до смеха, когда, вернувшись к себе, она, улучшив момент, перезвонила своему редактору.

— До меня дошли слухи о каких-то махинациях, связанных с Саксон-Фолли, — объявил Дэвид безо всякого вступления. — Узнай, наберется чего-нибудь на статью?

Ее сердце упало.

— Я ничего не слышала… и мне расхотелось писать статью. Может, попросишь еще кого-нибудь? Я собираюсь уезжать, Дэвид.

— Откуда вдруг такая спешка? Давай я перезвоню тебе завтра, когда узнаю побольше. И не забудь отправить некролог.


— Запрыгивайте, — скомандовал Джошуа, выключив двигатель.

Бросив короткое «привет», Эллис забралась на сиденье. Ее длинные ноги были обтянуты джинсами, а фиолетовая футболка так обрисовывала аппетитные женские формы, что Джошуа стало трудно дышать.

Он заставил себя отвести взгляд.

— Куда мы едем? — нарушила молчание Эллис.

Джошуа ткнул пальцем вперед, где дорога серпантином поднималась по одному из холмов, который казался выше других, за что и заслужил название «гребень».

Вскоре они достигли вершины. Под ними лежала прекрасная долина, от вида которой у Джошуа всегда теснило в груди. Но сегодня все его внимание было сосредоточено на женщине, стоявшей рядом. Она с восторгом смотрела на открывшуюся передними панораму с уходящими вдаль холмами и тонкой лентой серебристой реки.

— Бог мой, какая красота, — тихо сказала она.

— В теплый солнечный день это самое лучшее место в мире. Видите ту реку? Дом Хита и самые лучшие виноградники расположены на левой стороне. А в реке водится форель. Она обычно прячется под камнями. Не так просто выманить ее оттуда.

— Какой чудесный вид. Прямо идиллия! Ясно, что вы влюблены в эти места, да и Хит тоже, иначе он не жил бы здесь. А Роланд… он тоже любил бывать здесь?

Джошуа коротко рассмеялся.

— У Роланда не было терпения выуживать из-под камней форель. Он увлекался экстремальным спортом, быстрыми машинами… — он наградил ее дерзким взглядом, — и женщинами, близкими ему по духу. Вот вы, например. Когда последний раз у вас было немного времени, чтобы просто погулять? Постоять на вершине холма и посмотреть на закат?

Толкнув дверь, Джошуа вышел из машины и, засунув руки в карманы джинсов, пошел к краю дороги. Эллис последовала его примеру.

— Вы правы, — вздохнула она. — Я всегда чертовски много работала.

— Почему?

— Это трудно объяснить. — Эллис помолчала. — Меня растили как единственного ребенка…

Растили как единственного ребенка? Какая странная фраза. Эта тема была явно болезненной для нее.

— Из меня хотели сделать нечто особенное, — продолжала Эллис. — Самые лучшие педагоги. Фортепиано. Театральная студия. Художественная школа. Уроки тенниса… Я стремилась к успеху так же, как родители, только моя цель была несколько другой. Мой отец был судьей и думал, что я тоже стану юристом. Мне пришлось немало потрудиться, чтобы он одобрил мой выбор. Я работала как проклятая.

У Джошуа мелькнула мысль, уж не пытался ли старый хрен таким образом компенсировать свои собственные нереализованные амбиции.

— У вас, наверно, много общего с вашим отцом.

Она задумалась.

— Я всегда чувствовала себя участником крестового похода. Отец с самого детства пытался вбить в меня, что хорошо, а что плохо. Поверьте, совсем нелегко быть дочерью судьи. Но со временем я поняла, что он был прав. Миру нужны люди, которые умеют постоять за то, во что они верят. За правду, за честь, за все эти старомодные ценности.

Джошуа подумал, что попытка разорвать помолвку его брата вряд ли согласовывалась с этими ее убеждениями. Но сейчас ему не хотелось говорить об этом.

— Когда ко мне пришел успех, — произнесла она, — я стала меньше времени проводить с матерью. К сожалению, я не знала, что она была больна. Рак.

— Тяжело, наверно, это было, — голос Джошуа звучал сочувственно. — Но она, должно быть, гордилась вами.

— Да, конечно.

— Я никогда не думал, что значит быть единственным ребенком. О той громадной ответственности, которую мы всегда делили поровну. Моя жизнь была бы пуста без Роланда, Хита и Меган.

— Вам повезло.

— Думаете? Иногда мне просто хочется убить их. Шучу, — добавил он, заметив испуг на ее лице.

— Три года назад умерла моя мать… Больше всего на свете я хотела, чтобы у меня была семья.

— Мне очень жаль. Смерть — она… так окончательна.

— Я очень горевала по ней.

— А ваш отец?

— Он женился в прошлом году… ему тоже было одиноко.

Джошуа устремил взгляд на запад, где по небу плыли желто-оранжевые облака. Он хотел, чтобы эта ее история не тронула его так глубоко.

— Вероятно, моя жизнь действительно стала слишком быстрой, — тихо сказала Эллис.

Долгожданное чувство удовлетворения охватило Джошуа.

— Не думал, что настанет день, когда Эллис Блейк признается, что была не права.

Ее зрачки сузились.

— Надо заметить, что и вы достаточно проворны. Управляющий необъятного винодельческого комплекса. Глава администрации Саксон-Фолли. Создатель новой управленческой методики. Чем вы лучше? Уверена, вы тоже ставите перед собой какие-то цели.

Ему следовало бы знать, что она ответит на его удар.

— Конечно, но я не одержим своими целями. В Саксон-Фолли удовольствие и радость — это фундаментальная основа.

Она тряхнула головой.

— Бабушкины сказки. Я помню ваш раздраженный голос, когда вы еще тогда, в телефонном интервью, пытались объяснить мне это ваше кредо.

— Я был занят. Вы попали на меня в самом разгаре сбора урожая, к тому же с плохим прогнозом на следующий день. Но я действительно уверен, что настроение работников отражается на конечном продукте.

— А почему вы уволили Томми Смита? Он утверждает, что вы превратили его жизнь в ад, преследуя своими придирками. Эта ваша философия «счастья» не больше чем приманка.

— Вам хорошо известно, что со следующей работы он был уволен буквально через три месяца!

— Это случилось уже после того, как опубликовали статью. И в этот раз Томми был уволен за сексуальное оскорбление одной из своих коллег.

— А вы не думаете, что и я мог уволить его по этой же причине?

Ее глаза расширились.

— Почему же вы мне тогда ничего не сказали?

— Меньше всего его жертве хотелось, чтобы все это попало в газеты.

Эллис вспомнила, с каким презрением отозвалась о Джошуа в своей статье, с каким пылом защищала этого Томми. В животе у нее все сжалось. Как она могла так ошибиться?

— Я не знала, что вы выгнали его за оскорбление одной из ваших работниц. И как же, не обладая этой информацией, я могла выступить на вашей стороне?

— Я не был готов нарушить слово, данное человеку, который доверился мне, чтобы удовлетворить ваше любопытство.

— Но это недешево обошлось и вам и Саксон-Фолли.

— Ваш журнал тоже потерял мое уважение, — усмехнулся он.

Эллис попыталась отделаться шуткой:

— Стало быть, вы перестали уважать меня с того самого утра, как журнал появился в газетных киосках?

Его глаза насмешливо сверкнули.

— Шутка, — быстро сказала она. — Порой мой язык бежит впереди меня.

— Забавно, я считал вас скорее расчетливой, чем импульсивной. Мне казалось, что вы обдумываете каждое свое слово, прежде чем даете ему сорваться с этих прелестных губ.

Джошуа неожиданно наклонил голову и поцеловал Эллис. Поцелуй был долгим, его язык исследовал ее рот, скользил по небу, пока Эллис не почувствовала, что просто переполнена ощущениями. Она вцепилась в его плечи, не уверенная, что сможет удержаться на ногах.

— И как вы можете уважать женщину, которая с такой готовностью отвечает на ваш поцелуй? — Ей хотелось, чтобы вопрос прозвучал легко и небрежно, но голос подвел ее.

— Я уважаю вашу искренность.


Вечером Эллис спустилась в столовую, когда там уже все собрались. Ее первый ужин с семьей. Каждый занял свое место, остался свободным только один стул. Стул Роланда.

Задержав дыхание, Эллис опустилась на место ее брата. Филипп и Кейтлин Росс, виноделы Саксон-Фолли, сидели рядом с ней. Напротив, между матерью и сестрой, — Джошуа.

Кейтлин вежливо улыбнулась:

— Как прошел день?

— Замечательно, — ответила она. — Здесь так красиво.

— Просто рай на земле, — согласилась Кейтлин.

Эллис опустила глаза. Нет. Без Роланда — не рай.

Однако впервые она подумала о нем без жгучей горечи. Печаль осталась, но сожаление об упущенной возможности узнать его уступило место неизбежности. Странно, но разговор с Джошуа о смерти ее матери помог этому.

— Но если вы хотите увидеть нечто особенное, нужно уговорить нашего босса показать вам водопад, — сказала Кейтлин, посмотрев на Джошуа. — Лучше всего добираться туда верхом, пешком дорога займет вечность.

— Мне мало приходилось ездить верхом.

— Вы можете взять Бриз, она очень спокойная.

Эллис была в нерешительности.

— Роланд всегда любил это место, — сказала Кей. — В детстве он то и дело просил нас поехать туда на пикник. А уже подростком все лето пропадал там с друзьями.

— Я подумаю… — Возможно, там она сможет найти ниточку духовной связи между ними и не будет тогда уже так одинока.

— Вы знали Роланда? — Меган с удивлением уставилась на нее.

Проклятье. Уж не проговорилась ли она? Эллис бросила на Кей быстрый взгляд — та замерла, услышав вопрос дочери.

— Нет…

Кей повернулась к Джошуа:

— Помнишь, как ты напугал меня, вернувшись домой весь в крови? Вы с Роландом устроили какое-то соревнование — я так и не поняла, в чем там было дело.

— Подростковая дурь, — поморщился Джошуа и обратился к Эллис: — Подумайте хорошенько. Дорога вас вымотает, если вы не привыкли к седлу, — путь ведь не близкий.

Похоже, ему не слишком нравилась эта идея.

— Если вы заняты, то можно не ездить.

— Мне, возможно, удастся найти пару часов с утра в понедельник.

В понедельник ей нужно вернуться на работу. Но если она останется, это ей даст еще один день в Саксон-Фолли.


В субботу позвонил Дэвид. Ему удалось узнать, что слухи были не пустым жужжанием, и над Саксон-Фолли действительно сгущаются тучи.

— Это насчет шардоне, что получило Золотую медаль. Один из судей заявил, что вино, которое продают в магазинах, отличается от выставленного на конкурс. Я полагаю, они предложат Джошуа Саксону снять вино с продаж до того, как разразится публичный скандал. Посмотри на месте, что можно выяснить.

— Послушай, я собираюсь вернуться в офис на следующей неделе. Скорее всего, во вторник.

— Значит, у тебя есть три дня.

— Я не буду писать эту статью, Дэвид. За три дня я все равно ничего не успею.

На следующее утро, когда Кей сообщила, что двое студентов, которые регулярно помогали по выходным проводить дегустацию, не приехали в воскресенье, Эллис решила предложить свою помощь.

Кей с облегчением вздохнула.

— Спасибо тебе, Эллис. Ты нас выручила. Сейчас там Джошуа. Он скажет тебе, что делать, и даст прайс-лист.

Вся автостоянка возле винодельни была заполнена автомобилями. Эллис и представить себе не могла, сколько народу приезжает сюда на выходные.

В зал вошли две молодые пары. Приветливо улыбнувшись, Эллис пригласила их к стойке.

— Что вы хотели бы попробовать? — Она выстроила в ряд четыре небольших бокала. Мужчины выбрали «каберне мерло». Эллис налила им вино.

— Я бы выпила «сов блан», — сказала жгучая брюнетка.

— «Семильон» для меня, пожалуйста, — попросила другая женщина.

Покрутив вино в бокале, мужчина понюхал вино.

— Черная смородина.

— А по вкусу так красный виноград, — сказал другой.

— Вы не ошиблись насчет смородины, — голос Джошуа был серьезен.

— В таком случае, у «сов», наверное, вкус грейпфрута? — брюнетка бросила на Джошуа кокетливый взгляд.

Неожиданно Эллис почувствовала раздражение.

— «Совиньон блан Саксон-Фолли» известен своим ароматом персиков и нектаринов, — сообщила она и налила ей еще немного вина.

— Можете ли вы сказать, какая разница между «совиньон блан» и «шардоне»? — один из мужчин с интересом посмотрел на нее.

— Конечно. — Она поставила перед ним два чистых бокала — в один налила «шардоне», в другой «совиньон блан». — Вкус шардоне имеет легкий дубовый оттенок — он проходит ферментацию в бочках, а не в бутылках. Он немного маслянистый. А «совиньон» имеет скорее фруктовый привкус.

— Могу ли и я попробовать? — спросила брюнетка.

Эллис повторила для нее ритуал. Вдохнув аромат, женщина сделала глоток.

— Немного отдает персиками.

— Подобные ароматы характерны для этого региона. Если же вы будете спускаться к Мельбурну, то заметите, что они становятся более травянистыми, напоминая крыжовник, — объяснил Джошуа.

— Вы могли бы ощутить разницу между одинаковыми винами от разных производителей? — спросил высокий мужчина.

— Это называется горизонтальным дегустированием. В Саксон-Фолли производится «совиньон блан», и за холмами, в винодельнях моего брата, тоже. Они, конечно различаются. Кейтлин Росс, наш винодел…

— У вас женщины делают вино?

— И к тому же отличное, — заметила Эллис.

— Конечно, что вы еще можете сказать, работая здесь, — проворчал мужчина.

— Вообще-то я журналист…

— Как интересно! Вы пишете статьи? И для какой газеты?

Эллис назвала свой журнал.

— О, вы Эллис Блейк, я видел вас на телевидении. Так что вы скажете о здешних винах?

— А хозяина вы сфотографируете? — брюнетка игриво стрельнула глазками в сторону Джошуа. Она так хлопала ресницами, что Эллис едва сдержала раздражение и ничего не ответила.

Когда компания удалилась, унося с собой пакеты с вином, она с облегчением вздохнула.

— Тяжела работенка? — усмехнулся Джошуа.

— Труднее, чем я думала. Так значит, вы можете почувствовать разницу между вашими винами и теми, что производит Хит? А также и между винами Саксон-Фолли разных урожаев?

— Как нечего делать.

— Тогда скажите мне, то вино, которое вы выставили в этом году на конкурс «Золотого урожая» такое же по вкусу, как вино той же марки того же года, что можно увидеть на полках супермаркетов?

Его глаза сузились.

— Пытаетесь поймать меня?

Эллис трудно было запугать, но у нее были обязательства перед обществом. Перед людьми, которых, возможно, обманывали. Она не могла полагаться на свои чувства, на свое желание увидеть лучшее в Джошуа. Всю жизнь она слышала от отца, что людям свойственно лгать и нужно полагаться только на факты.

— Нет, — сказала она. — Просто пытаюсь понять, что могло послужить основанием для слухов.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Так вот почему вам нужно было попасть на бал. И почему вы хотели остаться в Саксон-Фолли.

— До вчерашнего дня я вообще ничего не знала об этом. И даже не дала еще согласия писать эту статью.

— И вы думаете, я поверю этому?

Ее огромные глаза стали еще больше. Но сейчас его вряд ли можно было провести видом оскорбленной добродетели. Внезапно в голову ему пришла мысль, что, должно быть, это Роланд проболтался ей в перерыве между сексуальными развлечениями.

Роланд знал о туче, нависшей над одним из основных вин Саксон-Фолли. Джошуа сам сказал ему об этом. Разговор был за несколько дней до бала. Он хотел отозвать вино с конкурса, но Роланд уверял его, что волноваться нечего, выборка достаточно ровная, и никакой опасности нет.

Проклятье! Джошуа был раздражен непростительной доверчивостью своего старшего брата. Обвести вокруг пальца с помощью секса — старый, избитый прием. Трудно было поверить, что Роланд мог на такое клюнуть. Впрочем, он никогда не мог устоять перед хорошеньким личиком.

Джошуа пристально вгляделся в нее. Блестящие темно-рыжие волосы мягкой волной обрамляют лицо. Глаза смотрят так, словно обещают неземное наслаждение. Обтягивающий топ цвета лаванды выразительно подчеркивают мягкую округлость груди, а ноги в джинсах такие длинные, что, кажется, уходят в бесконечность.

Никакого сомнения, Роланд был от нее без ума. Понятно, почему он проболтался.

Джошуа хотелось заглушить внутренний голос, который шептал, что он и сам уже попался к ней в сети. Как ему решить эту проблему, если он постоянно находится в этом идиотском состоянии возбуждения?

Однако пора взять ситуацию под контроль.

— Между партиями всегда возможны вариации, — сказал Джошуа. — Только небольшие виноградники могут гарантировать, что каждая бутылка будет иметь один и тот же вкус.

— Я говорю о значительном расхождении — достаточном, чтобы оценить их как два разных вина. Пожалуйста, не принимайте меня за полную идиотку.

— Когда у нас получаются партии с такими различиями, мы бутилируем их как резервную выборку. Зачем нам представлять их одним и тем же вином?

— Чтобы заставить людей покупать завоевавшее награду вино, когда то, что они получат, будет хуже того, на что они могли рассчитывать.

Его брови угрожающе сдвинулись.

— Этого мы бы никогда не стали делать.

— Наверно, мне стоит задать этот вопрос Кейтлин, как главному виноделу Саксон-Фолли. — Эллис повернулась, чтобы уйти.

Она бросила ему вызов, фактически назвав его лжецом. Он посмотрел ей в спину, отметив плавную линию ее бедер.

— В этом нет необходимости. Мы не можем позволить себе устраивать здесь всеобщие опросы и смущать наших клиентов. Все, что вам нужно для этой чертовой статьи, вы можете узнать у меня. — Он увидел новую группу посетителей. — У нас клиенты. Ведите себя как следует.

Повернув голову, она быстро сказала.

— Повторяю, у меня нет намерения писать эту статью.


Проснувшись в понедельник, Эллис с горечью подумала, что вечером ей нужно будет покинуть Саксон-Фолли.

Все подошло к концу, едва успев начаться. Ей так много еще хотелось бы узнать о Роланде. Горечь переросла в жгучую боль, когда она шла по дороге к конюшням рядом с непривычно молчаливым Джошуа.

Он подвел к ней лошадь. Бриз повела ушами и покосилась на нее большим коричневым глазом.

— Согните ногу.

Эллис подчинилась. В следующее мгновение она взлетела в воздух и опустилась в седло.

Подтягивая стремена, он коснулся головой ее бедра. У нее перехватило дыхание.

— Такое ощущение, будто я сто лет не сидела на лошади.

— Стремена подтянуты нормально?

— О, да.

Джошуа с легкостью вспрыгнул в седло. Эллис даже не заметила, каким движением он пустил рысью свою лошадь.

Через час луга кончились, дорога пошла через лес. Они ехали друг за другом — она следом за Джошуа. Роланд, наверно, тоже ездил по этой дороге. Птицы щебетали над их головами, солнце яркими пятнами выхватывало сочные папоротники.

— Держись крепче, — услышала Эллис голос Джошуа.

У нее перехватило дыхание, когда она увидела склон, по которому они должны были спуститься.

— Я не смогу этого сделать!

— Откинься немного назад, держись за луку седла и попытайся расслабиться.

Они начали спуск. Эллис видела спину Джошуа, двигающуюся в такт лошадиной поступи. Она отпустила поводья и, устремив глаза в точку между ушами Бриз, отчаянно стала надеяться на лучшее.

Через несколько минут Эллис выбросила вверх руку и испустила победный крик.

— Я это сделала!

Джошуа улыбнулся, казалось, впервые за целую вечность.

— Конечно. Я бы не позволил вам покалечить себя.

Эти слова заставили померкнуть ее победу. Ответственность Джошуа за других всегда оставалась с ним. Он чувствовал себя обязанным защитить коллегу от сплетен, не дать никому огорчить свою мать, защитить Эми от любовной неосмотрительности Роланда.

— Неужели вам никогда не хотелось хоть с кем-нибудь поделиться своим грузом? — спросила она.

— Чем? — его улыбка исчезла.

— Грузом ответственности за всех и вся. Это, должно быть, очень обременительно.

— Мне нравится, когда люди делают то, с чем, как им казалось, они не могли справиться. — Он кивнул в сторону спуска. — Ну, вот как вы, например.

Это качество и делало его боссом. Эллис наблюдала за его работой на виноградниках. Он мог вдохновить людей на новое, увлечь их, чтобы они полностью отдавали делу свои умения и способности. Эллис была так захвачена неожиданным поворотом своих мыслей, что не заметила, как они подъехали к водопаду.

Ее дыхание замерло от вида стремительно падающей со скалы воды, вскипающей пеной в озере. Роланд, должно быть, проводил здесь целые дни. Прекрасное место для купания в жаркий день.

— Жаль, что я не захватила с собой купальник.

— В это время года вода здесь ледяная, — усмехнулся он. — Так что сейчас мы можем побаловать себя только едой.

— О еде я как раз и не подумала.

Джошуа спрыгнул с лошади.

— Ну, а я прихватил с собой кое-что.

Он помог ей спуститься. Почувствовав его руки на своей талии, Эллис подавила вспышку возбуждения и облегченно вздохнула, когда он отпустил ее и пошел привязывать лошадей. Она устроилась на мягкой траве возле самой воды.

— Какая красота… Я понимаю, почему Роланд любил это место.

Джошуа присел рядом, расстегивая дорожную сумку.

— Не за красоту любил его Роланд, а за опасность.

— Какую опасность? — Эллис в изумлении уставилась на него.

— Видите камни? — Он показал на большие плоские валуны чуть в стороне от уступа, откуда падала вода. — Роланд обожал на спор прыгать оттуда.

Сердце ее замерло, когда она взглянула на самый верх водопада.

— Но это просто безумие! — вырвалось у нее.

— Роланд любил подхлестнуть адреналин. Страха он не чувствовал.

— И… все обходилось?

— Не всегда. У Роланда был друг, который поскользнулся, когда поднимался туда, и сломал себе ногу. Я тоже ударился о камень на дне, когда нырял головой вперед.

Господи, он же мог утонуть, подумала Эллис.

— По-моему, вы были одинаково безрассудны.

— Я сделал это, чтобы остановить Хита. Роланд поспорил с ним, что у него не хватит смелости прыгнуть со скалы. Я решил прыгнуть вместо Хита. — Джошуа вздохнул. — Как хорошо, когда тебе шестнадцать и так хочется поскорее стать мужчиной.

И мужчиной он стал таким же ответственным, каким старался быть в свои шестнадцать.

— Держите рогалик. — Он протянул ей бумажный пакет.

Рогалик был великолепный. Свежий, очень мягкий, с начинкой из копченого лосося, авокадо и мягкого сыра.

Затем он достал из пакета бутылку «пино гри» и два стакана. Эллис сделала глоток. Сладковатый вкус вина приятно удивил ее.

— Неплохо, — сказала она, взглянув на этикетку. — Я и не знала, что в Саксон-Фолли делают «пино гри».

— Это вино позднего урожая, виноград остается на лозах до самого мая. И в дополнение к этому замечательному напитку… — Джошуа вытащил из пакета корзинку с клубникой и банку с шоколадным соусом.

Как глупо, что это произвело на нее впечатление. Она была современной женщиной и вполне могла позаботиться о себе сама.

Эллис оглянулась вокруг в надежде найти, в окружающих зарослях то, что могло бы удовлетворить их аппетит, пробудившийся от свежего воздуха и прогулки верхом. Но так ничего и не обнаружила. Вот Джошуа нашел бы способ раздобыть еду в буше. В то время как она только бы отравила их обоих.

Ну и что? Она просто в непривычной обстановке. Это мир Джошуа. Он родился и вырос здесь.

— Попробуйте это. — Он потянул ей клубнику, покрытую тонким слоем шоколада.

Эллис немного откусила, и красный сок потек по ее губам. Она смущенно рассмеялась:

— Такая сочная.

Он не ответил. Желание в его глазах заставило вспыхнуть огнем ее тело.

— Боже, ты самая опасная женщина, которую я когда-либо знал.

Она изумленно уставилась на него.

— Что я такого сделала?

— Ты откусила клубнику.

От хриплого голоса Джошуа по коже пробежали мурашки. Эллис взяла клубнику, обмакнула ее в шоколад и протянула ему. Сердце ее бешено стучало.

— Твоя очередь.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Его зубы вонзились в нежную мякоть. Медленно прожевав ягоду, он поднял голову.

Лихорадочный румянец выступил на щеках у Эллис. Их глаза встретились. Джошуа наклонился и прижался губами к ее рту. У нее был вкус клубники, шоколада и вина. Он застонал, еще крепче впиваясь в ее губы, чтобы не дать ускользнуть ни одной капли этой сладости.

Его голова кружилась, когда он наконец оторвался от нее и заглянул ей в глаза.

— Как это было? Хорошо?

Она кивнула.

— Скажи мне, что ты хочешь еще.

Казалось, девушка была в нерешительности.

Но что-то вспыхнуло в глубине ее зрачков, и она сказала:

— Я хочу еще.

Джошуа почувствовал удовлетворение. Он не был отвергнут. Что такое было в этой женщине? Один обжигающий взгляд, пара слов, и она заставила его послать к чертям всю его предосторожность. У него были женщины, которых он с легкостью держал на расстоянии. Но Эллис была ни на кого не похожа. Никогда ни к одной женщине он не испытывал такого желания.

Почему вдруг к ней? К любовнице его брата. К женщине, которая уже однажды унизила его в печати и нанесла вред доходам Саксон-Фолли. И, не задумываясь, могла сделать это и в будущем.

Но все же его чувства были под контролем. Он мог контролировать свое желание, мог получить свое удовольствие, а потом просто дать ей уйти.

Джошуа почти верил в это.

— О нет, моя красавица, мы не будем торопиться.

Тень испуга мелькнула в ее глазах. И если бы он внимательно не наблюдал за ней, то ничего бы не заметил. Это и было то, что беспокоило его в Эллис Блейк. По ее лицу не так легко было читать. Джошуа никогда не знал, о чем думала эта женщина. Черт, он даже не мог понять, что заставило ее тайком пробраться на бал.

Зачем она вообще приехала в Саксон-Фолли? Наладить отношения с Роландом? А если так, то какого черта позволила ему, Джошуа, поцеловать ее тогда?

Возможно ли, что Эллис решила соблазнить именно его, главу администрации Саксон-Фолли, а потом состряпать очередную статью?

Его голова была готова расколоться от этих мыслей. Но как только рот Эллис приоткрылся, Джошуа, не думая, протянул ей еще одну ягоду и почувствовал, как напряглось его тело, как только ее губы сомкнулись вокруг сочного плода.

Если она намерена соблазнить его… Черт! Сейчас ему уже не было дела до того, будет ли он жалеть, об этом потом.

— Ну как, вкусно?

Она кивнула и облизала стекающий по его пальцам сок.

Этого было достаточно.

Джошуа обхватил ее руками за талию и притянул к себе, ощущая плавные изгибы женского тела. Она пахла клубникой, жасмином… и желанием.

В этот раз его поцелуй был осторожным. Джошуа понимал, что вступает в незнакомую зону, и их отношения уже не будут прежними.

Он говорил себе, что было бы лучше оставить все как есть, но тело не было согласно.

Эллис прогнулась в его руках, и теперь уже Джошуа вложил в свой поцелуй растущий голод, угрожающий взорвать его, разрушить все, что он знал о женщинах, о сексе, о желании… и о любви.

Она ответила на поцелуй с той же страстью, ее намерения были так же ясны, как и его. С хриплым стоном Джошуа перекатился на спину, увлекая девушку за собой. Его руки скользнули под ее футболку, пальцы пробежали по спине.

Джошуа почувствовал, что теряет самоконтроль. Запретное влечение, против которого он боролся, взяло над ним верх. И он поддался ему, понимая, что ему ничего не остается, как только овладеть ею. Всего лишь раз. Прежде чем она покинет Саксон-Фолли.

— Теперь вот это, — пробормотал Джошуа.

«Этим» оказалась ее футболка, которую он задрал вверх. Его ладонь скользнула под лифчик и погладила напрягшуюся грудь, а затем двинулась между их тел. Ниже. Еще ниже. И он коснулся ее там, где она уже была готова принять его. Кровь застучала у нее в висках.

Прижав Эллис к себе, Джошуа перекатился по траве и перевернул ее на спину. Ее глаза были закрыты, вся она была сосредоточена на своих ощущениях.

— Ты такая горячая…

Услышав звук расстегиваемой молнии, Эллис открыла, глаза.

— Что ты делаешь?

Его губы изогнулись в чувственной улыбке.

— Разве ты не этого хотела? Поэтому и приехала сюда со мной….

— Ты…

У нее не было слов. Она отпрянула от него, одернув футболку и не заботясь о том, что лифчик остался незастёгнутым. Сейчас ей хотелось только одного — поскорее прикрыть грудь и живот.

— Нечего смущаться. Мы взрослые люди, — хрипло проговорил Джошуа, его глаза были наполнены жаром. — Надо признать, это жутко заводит, когда тебя соблазняет женщина, которая знает, чего хочет.

— Знает, чего хочет? — Эллис в изумлении уставилась на него. Клубника… вино… Он предусмотрел все, до самой последней детали.

Черт, какая она дура.

— Я приехала сюда только по одной причине: Меган сказала, что Роланд часто бывал здесь…

— Значит, из-за Роланда, — он невесело рассмеялся. — Я думал, ты хотела что-то от меня.

— А если мне что-то нужно от тебя, то это должно обязательно включать в себя секс?

За кого он ее принимает, в конце концов!

— Ты ела клубнику из моих рук и смотрела на меня такими глазами…

Эллис почувствовала, как вспыхнуло ее лицо.

— И чего же, по-твоему, я добивалась?

— Сногсшибательной истории. О том, как мы водим за нос наших покупателей.

— Ради бога, я уже говорила тебе, что отказалась писать эту статью.

Его горящий взгляд не отрывался от ее лица.

— Но если ты явилась сюда только из-за Роланда, почему с такой готовностью ответила на мой поцелуй?

Эллис опустила глаза. Разве могла она сказать, что он заставил ее испытать эмоции, подобных которым она никогда не знала?

Нет, она не могла дать ему в руки такое оружие. К тому же он все равно бы не поверил ей. Господи, как это все унизительно…

Но его вопрос требовал ответа. Эллис собралась с мыслями, пытаясь найти приемлемое объяснение.

— Горе иногда делает с людьми странные вещи. — Боже, что она несет. — Каждый реагирует по-своему. Я находилась здесь, в том месте, которое любил Роланд, говорила о нем — все это вывело меня из равновесия. Я уезжаю сегодня. И мы никогда не увидимся снова. Мне не пришло в голову, что для тебя это будет иметь такое уж большое значение.

Его глаза сверкнули гневом.

— Думаешь, меня не должно волновать, что тайная любовница моего брата решила выбрать меня мишенью для своей вызванной горем сексуальной атаки?

На это Эллис не нашлась, что ответить.

Хорошо, что скоро она уедет, ведь иначе легко может сделать какую-нибудь глупость… к примеру, влюбиться в Джошуа Саксона.


Обратно они ехали молча. Буш сменился зелеными лугами, и Эллис с грустью подумала, что видит все это в последний раз. И хотя она отправилась в эту поездку с единственной целью оказаться ближе к Роланду, ей уже никогда не удастся отделить воспоминания о красотах здешних мест от образа высокого уверенного мужчины, который ехал рядом с ней.

Уже возле конюшен они услышали какой-то шум.

— Что за…

Джошуа не договорил, увидев черного жеребца, метавшегося вдоль изгороди своего загона — хвост высоко поднят, ноздри раздуты. Неистовый топот копыт доносился и из соседних загонов.

— С чего они так завелись? — Джошуа пришпорил свою лошадь.

Черный жеребец, остановившись на всем скаку, испустил пронзительное ржание и забарабанил копытами в ворота. Эллис заметила двух подростков, выглядывавших из-за толстого дуба.

— Эй! — крикнул им Джошуа.

Подростки со всех ног припустили через луг и исчезли за стойлами. Через минуту выскочивший на дорогу мотоцикл растворился в клубах пыли.

— Поберегись!

Но его предупреждение опоздало. Перемахнув через изгородь, жеребец, вытянув голову, ринулся в их сторону. Бриз неподвижно замерла на месте. Описав вокруг них полукруг, жеребец вылетел на дорогу и помчался прочь, цокая подковами по булыжной мостовой.

Испуганная треском мотоцикла и стремительным виражом жеребца, кобыла шарахнулась в сторону. Вцепившись в гриву, Эллис попыталась удержаться в седле, но в следующий момент оказалась в воздухе.

— Отпусти поводья!

Она разжала пальцы. Удар о мостовую был оглушающим. Но боль тут же перешла в страх, когда она почувствовала, что не может дышать.

— Не шевелись.

Сначала появились его ботинки, потом Джошуа присел на корточки, и Эллис поймала встревоженный блеск его темных глаз.

— Ш-ш-ш… У тебя от удара перехватило дыхание. Молчи.

Через секунду воздух со свистом вошел в ее легкие.

— Спина…

Кровь отлила от его лица.

— Не двигайся. Я сейчас вызову «скорую».

Послышался легкий топот бегущих ног. Джошуа, повернув голову, отдал короткое приказание. Новая вспышка мучительной боли.

— Моя рука…

— Бриз, должно быть, наступила на нее.

Эллис почти не помнила, как ее везли в больницу — сознание то и дело мутилось. Но даже когда все вокруг начинало покрываться мраком, она знала, что Джошуа сидит с ней рядом, ни на мгновение не отводя глаз от ее лица.

Слава богу, осмотр показал, что позвоночник не поврежден — только пара больших кровоподтеков. Зато на левой руке вывихнуты несколько пальцев, разорваны связки и сломан большой палец. Но все это поправимо.

— Как ты себя чувствуешь?

Эллис ненавидела больницы. Запахи лекарств и приглушенные голоса вернули ее в ту кошмарную ночь, когда умер Роланд.

— Неважно, — сказала она, встретившись с его обеспокоенным взглядом.

— Ты хочешь, чтобы я кому-нибудь позвонил? Твоей семье, друзьям?

Ее редактору.

Но она промолчала, поскольку это отражало ущербность ее жизни: единственным, кому она могла сообщить о несчастье, оказался человек, связанный с ее работой. Дэвид — не родственник… не друг. Но звонок боссу мог и подождать.

Нет, не было никого, кто бросил бы все и примчался поддержать ее.

— Мой отец живет в Австралии с новой женой и ее детьми. — Ее горло саднило от едва сдерживаемых слез. — Он недавно вышел в отставку и никак не может к этому привыкнуть.

— Мне очень жаль, что ты одна, — голос Джошуа звучал очень тихо, в нем не осталось и следа от вызывающей надменности. — А друзья? Я мог бы позвонить кому-нибудь из них.

— У всех своя жизнь… семьи, дети.

Что там таится в глубине ее глаз? Боль? Растерянность? Одиночество? Он посмотрел снова. Но она уже закрыла глаза.

— Я устала, — прошептала она.

— Отдыхай, — сказал Джошуа, проклиная себя за неуместный допрос. — Скоро тебя заберут в операционную.


Джошуа тихо сидел возле постели Эллис. Глаза ее оставались закрытыми. Даже шум в коридоре, когда ночная смена пришла на дежурство, не заставил ее пошевелиться.

Она была прекрасна во сне. Прямой нос, чуть изогнутая линяя рта, рыжеватые волосы, разметавшиеся по подушке, лицо цвета слоновой кости. Как он мог не заметить, что она так совершенна?

Джошуа задумался. Он всегда чувствовал ее индивидуальность и сильный характер, она раздражала его, доводила до бешенства. И в то же время заинтриговывала больше, чем любая женщина до этого.

Тем вечером на балу Эллис привлекла внимание Джошуа своей фигурой, манерой себя держать… и вызовом, который излучала каждая линия ее тела. Но как только она оказалась в его руках, то легко подчинилась его воле.

И тогда в больнице, когда ему нужно было думать только о своем брате, он вдруг обнаружил, что все его мысли заняты ею, Эллис.

Это открытие потрясло Джошуа.

Неожиданно он вспомнил, с какой тоской она сказала о замужних подругах и их семьях.

Тосковала ли она сама по семье, по детям? Ожидала ли обрести все это с Роландом? И был ли его легкомысленный брат причиной той опустошенности, которую он заметил в ее в глазах?

Джошуа раздирала на части ответственность за Эми, крестницу его матери, и за Эллис, Ей некому было даже позвонить, чтобы сообщить об операции…

Упрямая, самоуверенная Эллис Блейк нуждалась в нем.

Завтра она, конечно, никуда не уедет. И даже когда сможет сесть за руль, как он отпустит ее одну в Окленд? Кто там позаботится о ней?

Джошуа вдруг захотелось, чтобы его брат оказался жив, но только затем, чтобы он мог придушить его. Роланд всегда был немного плейбоем, но встречаться одновременно с двумя женщинами было просто глупо. Неужели он не думал, что они могут узнать друг о друге? И вот теперь ему, Джошуа, все это расхлебывать.

В его сознании вспыхнуло воспоминание об их утренней поездке. Ее голова откинута назад, глаза закрыты, волосы рассыпаны по траве. Боже. Она уже почти принадлежала ему. Он касался ее бледной кожи, целовал грудь. Он дразнил Эллис, спрашивая, хотела ли она большего. Правда была в том, что он сам умирал от желания.

И если бы она не выплеснула на него словно ушат ледяной воды эту свою правду, он бы овладел ею.

Сдавленный стон вырвался из его груди.

Что он за мужчина, чтобы желать любовницу своего брата… брата, которого он похоронил всего лишь неделю назад!

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Проснувшись, Эллис увидела, как сквозь полуоткрытые жалюзи пробивается бледно-серый утренний свет. Из-за двери до нее доносилось металлическое дребезжание тележек, развозивших завтрак для больных.

Она попыталась сесть на постели. Движение в углу погруженной в полумрак комнаты заставило ее вздрогнуть.

Джошуа поднялся из кресла.

— Я помогу тебе.

Он наклонился над ней, чтобы поправить подушку, и Эллис уловила его запах — терпкий мужской аромат с оттенком лимона и чего-то более острого. Темные круги под глазами придавали лицу Джошуа страдальческое выражение, что делало его только еще более привлекательным.

— Только не говори мне, что ты оставался здесь всю ночь, — сказала она. Он кивнул, и она покачала головой. — Ты должен был поехать домой. Это кресло, наверно, ужасно неудобное. Тебе хоть немного удалось поспать?

— Разве что пару часов. Слишком много было мыслей в голове.

Она могла себе это представить. Саксон-Фолли и раньше отнимал у него немало времени. Теперь же, как говорила Кей, ему пришлось взять на себя обязанности Роланда. К тому же еще эта угроза скандала, связанная с дегустацией шардоне на последнем конкурсе. Неудивительно, что он выглядел таким измученным.

Под его пристальным взглядом она почувствовала неловкость.

— Что? О чем ты думаешь?

— Ты говорила, что очень любила моего брата.

Не зная, что сказать, она просто кивнула.

— Но ты дала мне поцеловать тебя. — Его пальцы коснулись ее губ. — Здесь. И здесь, — они спустились к ее шее.

— Джошуа!

Убрав руку, он положил ее на одеяло рядом с Эллис.

— Не думаю, что ты позволила себе так ответить на мой поцелуй, если бы действительно любили Роланда.

Не в силах выдержать его взгляд, Эллис тяжко вздохнула и тут же вздрогнула, когда он поднял руку и дотронулся до ее подбородка.

— Я любила его.

Он пытливо заглянул ей в глаза.

— Ты когда-нибудь… спала с Роландом?

Кровь застучала у нее в ушах.

— Что это за вопрос?

— Ответь мне.

Она тряхнула головой.

Что-то мелькнуло в холодной глубине его глаз.

— Похоже, что-то начинает проясняться. Я не верю, что ты могла спать с ним, а потом так отвечать на мои поцелуи сразу же после его смерти, если на самом деле любила его. Не в твоем это характере. И не пытайся списать все на попытку заглушить скорбь.

Эллис чувствовала себя загнанной в угол.

— Так что ты скажешь на это?

Она прикусила губу.

— Я даже не думаю, что ты хотела заставить его разорвать помолвку с Эми и вернуться к тебе. Потому что после вчерашнего я больше не верю, что ты любила его.

Эллис так и не разжала губ, Молчание продолжалось слишком долго, и ей показалось, что ее нервы не выдержат.

— Я все же докопаюсь до правды.

— Ответ… у тебя перед глазами.

— Что ты имеешь в виду?

Она и так уже сказала слишком много.

— Я не могу объяснить тебе.

— Почему?

Потому что она дала слово. А слово свое она никогда не нарушала.

Поморщившись, Эллис закрыла лицо руками.

— Потому, что не могу.

Его глаза сузились.

— Посмотри на меня.

Она лежала, не двигаясь.

Осторожно, чтобы не сделать ей больно, Джошуа убрал от лица ее ладони.

— Помоги мне!

Он требовал от нее ответа, которого она не могла ему дать.

— Джошуа, это не игра в шарады!

— Что тебя тревожит?

Отвернувшись, Эллис закрыла глаза.

— Все. Больше не спрашивай меня. — Она вздрогнула, почувствовав его руку на своем животе. — Что? Что ты делаешь?

Он не отвечал. Его пальцы осторожно ощупывали ее живот. Мысль, что она может носить ребенка Роланда, была для него невыносима.

— Ты не можешь быть беременна от него. По крайней мере, если верить, что вы никогда не спали вместе. Значит, ты говорила не об этом. — Джошуа пристально посмотрел на нее, пытаясь найти подсказку. Цвет лица у нее был немного бледным, но не болезненным. Ее глаза не были ни тусклыми, ни лихорадочно блестевшими. — Ты ведь не страдаешь никакой серьезной болезнью? Я помогал заполнять твою карту в приемном покое — там не было ничего особенного. Значит, этот вариант отпадает. Тебе не нужно было искать подходящего донора… по крови, по почкам, по костному мозгу…

Он явно делал успехи. Эллис сжала губы, чтобы он мог видеть, что она не скажет ему ни слова.

Наклонившись, Джошуа начал пристально вглядываться в каждую ее черточку. Вблизи он без труда мог различить рыжие всполохи в спутавшихся волосах. Фиалковые глаза казались сейчас скорее темно-синими. И даже здесь, в больничной палате, она была окутана легким ароматом жасмина и чего-то более пряного — возможно, корицы?

Джошуа заметил то, чего никогда не замечал прежде, но он не мог позволить себе в это поверить.

— Знаешь… у вас с Роландом похожий оттенок волос. Я не обратил на это внимания раньше, потому что у меня не было такой цели.

Она попыталась рассмеяться:

— Это просто нелепо.

— Ну, вот ты и заговорила. — Джошуа знал, что был на верном пути. Он протянул руку и дотронулся до ее волос. Они были мягкими, шелковистыми. — У тебя рыжие волосы, не того яркого оттенка, что у Роланда, — темнее. А глаза синие, но иногда могут казаться фиолетовыми, почти черными. У Роланда глаза тоже не были черными, как думали некоторые, они были темно-синими. — Джошуа дотронулся до ее щеки — она была такая мягкая под его пальцами. Он сделал над собой усилие, чтобы подавить волнение. — Кожа твоя не бледная, на ней нет веснушек. Так же как и у Роланда, несмотря на то, что он был рыжим. Удивлена? — Вздернув левую бровь, он посмотрел на нее.

К двери подъехала тележка с завтраком. Эллис с облегчением перевела дыхание.

Барабаня пальцами по прикроватному столику, Джошуа с нетерпением ждал, пока санитар выйдет из палаты. Почему никто не заметил их сходства? Это объясняло горе Эллис, когда он умер, ее бесконечные вопросы, касающиеся подробностей его жизни, настойчивое желание посмотреть на место, которое он любил.

— Интересно, почему ты думаешь, что мне нельзя сказать правду?

Она устало вздохнула.

— Я дала обещание.

— Кому?

— Это не имеет значения.

Неожиданная мысль пришла ему в голову. Сердце его гулко забилось. Не может быть… или может?

— Когда мы были детьми, Роланда одно время дразнили, что он подкидыш. Родителям мы, конечно, ничего не говорили. Потом все это само собой прекратилось, но теперь я начинаю думать…

— Довольно! — Она повернула голову, наградив его яростным взглядом. — Хватит. Он был твоим братом.

— Но кем была ему ты, Эллис?

— Я не могу сказать тебе!

— Значит, вы все же были родственниками?

Эллис промолчала.

— Брат и сестра?

Должно быть, так, подумал он, ничего другого просто не оставалось.

— Значит, Роланд был приемным? — предположил Джошуа и с удовлетворением кивнул. Ничего не изменилось. Роланд по-прежнему был — и всегда будет — его братом. Но почему им никогда об этом не говорили? — Ты дала обещание моим родителям?

Взгляду Эллис был усталым и виноватым.

— Они не хотели, чтобы вы знали.

— Можно сказать, я сам это выяснил. Мог бы и раньше догадаться, что здесь что-то не так. Ты была в таком отчаянии…

— И ты решил, что я его любовница.

— Тогда это было единственным для меня разумным объяснением. Я был очень далек от правды, пока внимательно не рассмотрел тебя. — Он улыбнулся. — Но ты не нарушила свое обещание — ничего не сказала мне. Правда, я хотел бы задать несколько вопросов моим родителям. К примеру, был ли мне Роланд хотя бы наполовину братом…

— Не был. — Она прижала руку ко рту. — Черт, мне не стоило этого говорить. Ты должен спросить у своих родителей. Но подожди, пока я не уеду.

Хорошо, он спросит. Позже. А сейчас у него другая цель: не позволить ей уехать.


Дэвид Таунсенд, главный редактор журнала «Уайн-Уотч», воспринял новость о ее затянувшемся отсутствии лучше, чем она ожидала. Но все имеет свою цену. Он ждал от нее статьи о разоблачении на последнем конкурсе вин.

Эллис почувствовала ледяной холод в сердце, когда Дэвид вынудил ее дать согласие. Она не могла больше отказываться. Он разрешил ей остаться здесь столько, сколько ей было нужно. Но Эллис должна была заплатить — получить максимум информации и написать статью.

Этого было достаточно, чтобы заставить ее почувствовать тошноту.

Собравшись утром и выслушав инструкции врача и совет как можно скорее начать физические упражнения, Эллис обернулась, услышав стук в дверь.

На пороге в белой рубашке и черных слаксах стоял Джошуа. Высокий. Темноволосый. Потрясающе эффектный.

— Ну вот, пришел забрать тебя домой, — сказал он.

Нежность так и струилась из его глаз.

Домой в Саксон-Фолли.

Смешанные чувства переполняли девушку. Облегчение… и вина, за то, что не смогла отказаться от статьи, навязанной ей Дэвидом. И еще ко всему этому примешивалась горячая потребность в постоянном присутствии Джошуа.

Здравый смысл подсказывал ей как можно скорее вернуться в Окленд, прежде чем она достигнет точки, откуда уже нет возврата. Вместо этого Эллис позволила ему взять ее сумку и следом за ним пошла к его машине.

В Саксон-Фолли на каменных ступенях дома ее приветствовала дружная компания. Кей, Филипп, Меган, Кейтлин. И даже Хит Саксон.

Окружив Эллис, они все вместе прошли в гостиную.

Кей обняла ее за плечи.

— Не хотите прилечь? — спросила она.

— После двух дней в больнице я устала валяться в постели.

— Можешь отдохнуть и здесь, — Джошуа похлопал по спинке шезлонга возле окна.

Эллис закатила глаза.

— Я уже заранее чувствую себя древним инвалидом.

Все рассмеялись.

— Могу дать совет, — сказала Кейтлин, — если Саксоны решили вас немного побаловать, надо принимать это благосклонно.

Эллис бросила на нее лукавый взгляд.

— Вы думаете мне надо капитулировать?

Кейтлин улыбнулась:

— Наслаждайтесь, пока сможете.


Ранним утром Эллис была уже на ногах, в полной готовности составить компанию Джошуа. Провести день на винодельне или объезжая виноградники было бы куда приятнее, чем сидеть дома.

Но Джошуа рассудил иначе.

— Тебе лучше остаться здесь. Твоя рука должна зажить… и синяки на спине тоже.

— Ну, пожалуйста, — взмолилась Эллис. — Если я просижу весь день в шезлонге, то просто сойду с ума.

Зазвонил его мобильный. После нескольких коротких фраз он закончил разговор и сунул телефон в карман.

— Это Кейтлин. Там у них проблема с одной из цистерн. Так что увидимся позже.

Эллис опустилась в шезлонг, досадуя на неожиданную отставку. Джошуа несколько раз забегал к ней проверить, не нуждается ли она в чем-нибудь. Весь день она чувствовала себя бессовестной обманщицей, видя, как каждый по очереди откладывал в сторону свои дела, чтобы как-то развлечь ее.

Меган свозила ее в город на прием к врачу. Потом Кей решила сделать альбом из фотографий Роланда и его записей и попросила Эллис помочь ей в этом. Скорее всего, это был повод занять ее, но Эллис была счастлива, увидев, как много удовольствия принесла эта затея Кей.

Тем не менее, девушка не могла расслабиться. Ее беспокоила реакция Джошуа на статью, над которой она уже начала работать.

С тех пор как он узнал, что Роланд был ее братом, барьеры между ними рухнули. Ей не хотелось обманывать его. Когда вечером он вернулся домой, она поймала его в холле.

— Мне нужно поговорить с тобой. Наедине.

Джошуа взял ее под руку, и они вышли на балкон. Эллис почувствовала дрожь, то ли от холода, то ли от его прикосновения.

Он облокотился на перила.

— Выкладывай.

— Я сказала редактору, что напишу статью о винных конкурсах.

Джошуа медленно кивнул, его охватило разочарование. Эллис не изменится, работа всегда будет для нее на первом месте.

— Что ж, я не отказываюсь сотрудничать и отвечу на любые твои вопросы.

Эллис пристально посмотрела на него.

— Ничего не скрывая?

Он кивнул.

— Но есть одно условие: вопросы должны быть адресованы только мне. Больше никто из Саксон-Фолли в это втянут не будет.

— Значит, ты даешь мне слово? И не откажешься от него?

— Почему я должен отказаться?

— Тебе может не понравиться, к примеру, моя точка зрения.

— Сомневаюсь, что ты способна оскорбить память Роланда.

— Я уже отослала некролог о Роланде. Теперь давай поговорим о тех слухах, будто вино, которое было представлено на конкурс, отличается оттого, что доступно в магазинах. Моего редактора не устроит какая-нибудь туманная история, — предупредила она.

— Но ты можешь скомпрометировать своего брата. — Его скулы были напряжены, подбородок выдвинут вперед. — Возникнет, так сказать, конфликт интересов.

Эллис понимала это. Все отрицательное, что она написала бы о Джошуа или Саксон-Фолли, легло бы темным пятном и на Роланда. Очень жаль, что, связав себя обещанием Кей, она не могла сказать об этом Дэвиду.

— У меня нет выбора, я должна пойти на этот риск. И вряд ли меня кто-нибудь мог бы упрекнуть в излишней мягкотелости.

— Если бы я тебя не знал, то мог бы подумать, что ты пытаешься напугать меня, — усмехнулся Джошуа.

На ее лице появилось улыбка.

— «Трусливый» — это единственное слово, которое я никогда бы не использовала по отношению к тебе.

— Спасибо. — Он наклонил голову, мышцы на его скулах немного расслабились. — А какие слова ты бы использовала?

Сексуальный. Эффектный. Очень нежный. Но это могло бы завести слишком далеко.

— Та-ак, дай подумать. — Сощурив глаза, она пристально изучала его. — Подозрительный…

— Точно. Я не спущу с тебя глаз, пока ты не закончишь свою статью. Буду контролировать каждый твой шаг.

— Недоверчивый…

— Ну, нет, — запротестовал он. — Я разрешил тебе написать статью и даже согласился сотрудничать.

Очень скоро Эллис поняла, что его слова были не просто шуткой. Джошуа следил за ней, как коршун, и было ясно, что он не позволил бы никому из его работников давать ей интервью.

Едва она успела вынуть из кармана свой диктофон, увидев неподалеку Кейтлин, как Джошуа с хмурым видом двинулся на нее, подобно карающему ангелу с огненным мечом.

— Это не то, о чем мы договаривались, Эллис.

Кейтлин с виноватой улыбкой исчезла, пробормотав что-то насчет работы.

Джошуа молча смотрел на Эллис, сдвинув темные брови.

— Но ведь Кейтлин не возражала, — сделала она попытку оправдаться.

— Ты используешь ее расположение к тебе.

— Она взрослый человек.

— Но не так осторожна, как следовало бы. За сверкающей белизной твоей улыбки она не видит безумной жажды получить материал для статьи.

Ее плечи поникли.

— Я только хотела узнать правду. Кейтлин стала мне другом. Но я бы не использовала это как возможность задавать ей вопросы, на которые ей трудно было бы ответить.

— Спрашивай у меня, как мы и договаривались. К тому же я сейчас свободен.

Эллис с сомнением посмотрела на него, но все же дала проводить себя к грубо обструганному столу под тремя березами на южной стороне винодельни. Диктофон со стуком опустился на стол.

Вызов, решил Джошуа.

— Не возражаешь, если я запишу нашу беседу? — спросила она.

— Мне все равно.

— Тогда ты не сможешь меня обвинить, что я приписала тебе чужие слова.

Джошуа сдержал колкий ответ, удовлетворившись негромким вопросом:

— Как твоя рука?

Эллис смутилась. У Джошуа хватило великодушия не указывать ей, что он был задет ее замечанием.

— Уже лучше, благодарю.

— Рад это слышать. — Он был доволен, что к ней вернулась ее привычная самоуверенность. Глядя, как она одной рукой пытается справиться с диктофоном, он придержал его и нажал кнопку записи.

— Значит, ваша компания никогда сознательно не обманывала своих клиентов? — задала свой первый вопрос девушка.

— Когда вы производите такое количество вина, — начал Джошуа, с осторожностью выбирая слова, — какое производим мы, то практически невозможно гарантировать, что все партии будут одинаковыми. Конечно, мы говорим о настоящих винах, а не о дешевом заводском «продукте». Мы никогда не следуем трафарету. Изготовление вина — это наука, соединенная с искусством. Это очень текучий, изменчивый процесс. Винодел всегда стремится извлечь лучшее из урожая, сочетая его с теми характерными качествами, какими славится винодельня.

Эллис нажала на паузу.

— Мне все же надо поговорить с Кейтлин — иначе у меня не будет полной картины.

— Нет!

Выражение лица Джошуа было непреклонно. Эллис видела, что ей не удастся уговорить его. Таков он был, Джошуа Саксон. Надменный. Упрямый. Всегда уверенный в своей правоте.

— Какой может быть от этого вред? — сделала она еще одну попытку.

— Какой угодно, — рассмеялся он.

Но в его смехе не было ничего веселого.

Эллис задала еще несколько вопросов. Ответы были развернутыми и продуманными. Статья могла получиться очень интересной. Наконец время подошло к полудню, и она решила вернуться к их центральной теме.

— Я, конечно, понимаю, что всегда возможна небольшая разница между партиями вина… но это не то, о чем мы сейчас говорим. В данном случае создалось мнение, что публика была специально введена в заблуждение.

— В Саксон-Фолли на такое никогда бы не пошли.

— Значит, вы не пытались завоевать награду, выставляя лучшую партию вина на конкурс, а на рынок выбрасывая его худшие вариации?

Он тряхнул головой.

— Если только случайно. Как я уже говорил, различия между партиями возможны, но только специалист может почувствовать эту едва уловимую разницу. Я пробовал их и могу сказать, что по существу они совершенно одинаковы. Можешь не верить мне на слово, но, клянусь, и ты ничего бы не уловила. — Неожиданная мысль пришла ему в голову. — Я предлагаю дегустацию вслепую. Давай посмотрим, сможет ли твое нёбо ощутить различие.

Эллис ни секунды не колебалась.

— Отлично! Ловлю на слове — конечно, если я получу вино из той же самой партии, что вы посылали судьям.

— Разумеется. Но и ты ответишь за свои слова. В печати. Перед всем миром.

Выражение его лица было непреклонным. А что, если действительно не было разницы? Дэвиду нужна скандальная история. Но, как бы там ни было, она все равно напишет правду.


К ужину Эллис спустилась последней. Ее взгляд сразу же нашел Джошуа — возле открытого окна он разговаривал со своим отцом.

Потом она увидела Меган, сидящую рядом с задумчивой Эми. Кейтлин и Хит вели оживленную беседу с каким-то незнакомым коренастым мужчиной. Айви суетилась вокруг, расставляя тарелки на маленьких столиках.

Эллис заметила, что с ее появлением разговор Джошуа и Филиппа внезапно прекратился. Ее инстинкт журналиста сразу же сделал стойку.

— Хочешь чего-нибудь выпить? — спросил Джошуа, подходя к ней.

Она сверкнула беззаботной улыбкой, стараясь не выдать своего любопытства.

— Не отказалась бы от стакана лайма с содовой. — И оглянувшись вокруг, направилась через комнату в сторону Кейтлин.

Та представила ей мужчину:

— Барри Джонсон. Вы еще не встречались на винодельне?

Барри ответил за них обоих:

— К сожалению, нет.

Эллис кивнула на свою забинтованную руку.

— После обеда я отдыхала.

— Барри приехал сюда, чтобы заняться нелепыми слухами, что Саксон-Фолли якобы представил на конкурс образцы не того вина, которое потом пошло на продажу, — пояснил Хит. — Я не сомневаюсь, Барри, что вы скоро сможете сообщить организаторам конкурса об их полной необоснованности.

Барри уклончиво улыбнулся и начал расспрашивать Эллис о подробностях ее инцидента. Следующие несколько минут они обсуждали опасности верховой езды, но Кейтлин, смеясь, назвала леденящие душу истории Барри городскими легендами.

— Но то, что произошло с Эллис, было совсем не смешно, — сказал Джошуа, присоединяясь к ним. — Я виню во всем жеребца — он всегда отличался дурным нравом. Это он заставил Бриз шарахнуться в сторону. Не знаю, сколько раз я говорил Роланду избавиться от него.

— Нет, — возразила Эллис, взяв у него из рук стакан с соком, — виноват вовсе не жеребец. Его испугали двое подростков.

— Я знаю. У них будет со мной серьезный разговор, после того как их поймают.

Эллис поежилась, глядя на Твердую складку его губ. Можно было не сомневаться, что ребятам не поздоровится. Она даже почувствовала к ним некоторую жалость.

— Наверно, они приехали из-за вина. — Она сделала глоток сока, перед тем как поставить стакан на столик.

— Вряд ли. В дегустационном зале установлено видеонаблюдение — там их не было. Следователь говорит, что, скорее всего, эти двое из местной банды подростков, с которыми уже были проблемы. Так что они собираются арестовать их.

Меган удовлетворенно кивнула.

— Решение правильное. Если только они с ним не затянут.

Эллис и Джошуа с улыбкой переглянулись.

— Над чем это вы там смеетесь? — удивилась Меган.

— Уж очень кровожадно у тебя это прозвучало.

Меган возмущенно фыркнула.

— Они могли причинить вред Бриз или жеребцу.

— Этому черному дьяволу не так легко причинить вред. Вот Эллис… она могла бы погибнуть.

Теплая волна прошла по телу Эллис. В какой-то момент у нее мелькнула мысль, что она и в самом деле небезразлична ему.

— Мне уже гораздо лучше, — тихо сказала она.

— Я рад, — голос его был глубок и мягок.

Заметив, что Меган удивленно покосилась на них, Эллис вспыхнула. Этого еще не хватало. Краснеет, как влюбленная девчонка! Наверно, все дело в том, что она слишком долго была без мужчины…

Джошуа поднял бокал и сделал глоток «пино гри», и его взгляд остановился на Эллис. Девушка откинула назад упавшие на глаза волосы, и он неожиданно вспомнил, как в последний раз пробовал это насыщенное тонким ароматом вино.

На мягких губах Эллис, смешанное с клубникой и шоколадом.

Проклятье!

— Джошуа…

Он вздрогнул от легкого прикосновения к его плечу.

— Извини, я испугала тебя, — улыбнулась Кейтлин, устраиваясь с ним рядом. — Барри спросил меня тут кое о чем.

— Да? Что же его интересует? — Джошуа почувствовал, как зашевелились волосы на его затылке.

— Он говорит, будто не в первый раз Саксон-Фолли подозревают в нечестной игре.

— Чушь.

Широко раскрытые глаза Кейтлин смотрели на него с беспокойством.

— Может, Роланд представил на дегустацию лучшую партию?

Джошуа отказывался верить этому. Роланд мог быть беспечным и вызывающе дерзким, но глупым уж точно не был.

— Но ведь это не является противозаконным? — осторожно спросила Кейтлин, как бы заранее готовя отступление.

— Это было бы намеренным введением в заблуждение. Поскольку мы все знаем, что могут быть некоторые вариации, было бы неэтично выставлять на магазинные полки вино более низкого качества. Такой поступок расценивается как нарушение доверия. — Или обман. Сейчас он становился похож на Эллис. Но это было тем, во что он и сам верил.

— Роланд любил побеждать… — голос Кейтлин звучал подавленно. — Он просто обожал собирать золотые медали. Ему нравилось восхищение, которое вызывала коллекция наград в дегустационном зале. Он любил повторять, что цель оправдывает средства.

Джошуа допил вино и поставил бокал на стол.

— Он говорил это в шутку.

— Ты так думаешь?

Ему не понравилось ее сомнение.

— По-твоему, он действительно сделал это?

— Я.полагаю, что это возможно, — вздохнула она. — Там были определенно лучшие партии.

— Но мы оставили их в специальном резерве.

Кейтлин отвела глаза в сторону.

— А что, если…

Что, если Роланд все же послал из этих партий вино на конкурс? Это было то, что она не хотела говорить. Джошуа колебался. Кейтлин была опытным виноделом. Она знала качество каждой произведенной ими партии.

Их глаза встретились.

— Я не хочу верить в это. Он был моим братом.

— В тебе столько великодушия… Вы с Роландом совершенно разные. Ты был рожден, чтобы оберегать. Но нельзя взять под защиту то, что отстоять невозможно.

— Я знаю. Но мне нужны доказательства. Роланд мертв. И я не хочу, чтобы его память была запятнана. — Он посмотрел через стол туда, где сидели его родители. — Я не могу заставить их страдать еще больше.

— Да, но не взвалишь же ты всю вину на себя, ведь у тебя просто может не оказаться выбора.

Это означало, что Эллис была права. Ее сомнение насчет Саксон-Фолли было оправдано. Она ошиблась в другом.

Но что она почувствует, когда узнает, что виновником оказался вовсе не тот Саксон, которого она подозревала? Это сразу же поставит ее в невыносимое положение: ей придется повесить всю вину на собственного брата. Единственное, что можно сделать, так это заставить ее отказаться от статьи.


Джошуа нашел Эллис в дегустационном зале. Он нахмурился, увидев, как она старается щадить свою больную руку.

— Что ты здесь делаешь?

— Помогаю. Сегодня здесь много народу.

— Если у тебя болит рука, сделай перерыв.

Она повернулась к нему. Что-то мелькнуло в ее взгляде, что заставило напрячься его мышцы, а кровь застучать тяжелым молотом в ушах. Потом это исчезло, ее глаза затуманились.

— Народу действительно было много, но сейчас уже стало поменьше. Так что, пожалуй, я сделаю перерыв.

Эллис ушла. Через минуту подъехал экскурсионный автобус, откуда вывалила целая толпа туристов, и Джошуа пришлось остаться, чтобы помочь.

Он пытался сосредоточиться, но его мысли постоянно возвращались к Эллис. Наконец, оставив туристов на попечение Кей и двух студентов, он вышел во двор… и почувствовал, что готов взорваться от злости.

С южной стороны винодельни, в небольшом саду, где росли оливковые деревья, Эллис разговаривала с Барри.

Что она хотела от него? И что Барри уже успел сказал ей?

Джошуа решительно двинулся вперед.

— Что это вы так оживленно здесь обсуждаете?

Барри сухо улыбнулся.

— Мы говорили о еде. Средиземноморской кухне. Вот они подсказали нам эту тему. — Он махнул рукой в сторону оливковых деревьев. — Так что не беспокойтесь, я вовсе не делюсь ходом расследования с представителем прессы. К тому же, — он бросил взгляд на свои часы, — мне пора к Кейтлин.

— Возможно, я вам…

— О нет, лучше оставайтесь здесь на солнышке, рядом с очаровательной дамой, — произнес Барри со старомодной галантностью. — А мы с Кейтлин посмотрим кое-какие записи…

Джошуа улыбнулся, надеясь, что его опасения не подтвердятся, а также зная, что Кейтлин никогда не покажет Барри свои резервные запасы.

Он устало опустился на каменную скамью, хлопнув рядом с собой ладонью.

— Садись. Если есть еще какие-нибудь вопросы — можешь спрашивать.

Эллис продолжала стоять, прислонившись к невысокой каменной стене. Солнце искрами сверкало в темно-рыжих волосах, придавая ее глазам совершенно невероятный фиолетовый оттенок. Желание пронзило его.

— Я уже задала тебе все интересующие меня вопросы, — сказала она.

— И это все, что тебе от меня нужно?

У него в животе что-то словно оборвалось, когда он увидел, как потемнели ее глаза. Желание стало острым. Непреодолимым. Он встал и сделал к ней шаг. Ветер, подняв копну рыжих волос, бросил их ей в лицо. Словно против собственной воли, Джошуа протянул руку, отводя их, и провел пальцами по ее затылку. Он услышал, как она выдохнула.

Что там было в глубине ее глаз? Жажда? Предчувствие? Что-то еще?

Дальше Джошуа не стал анализировать. Он притянул Эллис к себе и поцеловал.

Его губы мягко двигались по губам девушки, раздвигая их, ощущая ее сладость.

Это был поцелуй полный огня, граничащий с болью от неудовлетворенного желания. И когда это чувство стало уже почти нестерпимым, Эллис подняла руки и оттолкнула его.

— Нет, Джошуа.

Он со стоном выдохнул воздух, что еще остался в его легких.

— Ты ответила на мой поцелуй, Эллис! Ты хочешь меня!

Щеки девушки запылали.

— Я хочу?

Он почувствовал раздражение.

— Твои губы такие мягкие. Ты хочешь этого не меньше меня.

Ее ресницы дрогнули.

— Возможно. Но только не сейчас. Всего слишком… слишком много. Мне нужно выдерживать некоторую дистанцию — от тебя. — Она вскинула на него умоляющий взгляд. — Позволь мне закончить статью, Джошуа. Помоги мне.

Челюсти Джошуа сжались. Черт возьми, как ему справиться со всем этим!

— Я уже согласился сотрудничать. Что следующее?

— Ты сказал, что можно было бы устроить пробную дегустацию… увидеть, почувствую ли я разницу.

Он хотел бы попробовать саму Эллис… не вино. Но все ее мысли крутились вокруг этой чертовой статьи. Работа была для нее на первом месте. И ему придется с этим считаться, поскольку это являлось неотрывной частью той женщины, которой являлась Эллис Блейк.

Стараясь выдержать ее взгляд, Джошуа размышлял о предположении Кейтлин, что Роланд мог отправить на конкурс вино из специального резерва, и о задаче Барри здесь, в Саксон-Фолли, докопаться до этого. Он думал о своих родителях, о том состоянии, в котором они находились после смерти Роланда. И, конечно, он думал об Эллис, о всепоглощающем желании, не отпускавшем его с той ночи, когда он впервые увидел ее.

Чем скорее будет написана статья, которая гвоздем засела у нее в голове, тем скорее решится эта ненормальная ситуация. И тогда он не позволит Эллис оттолкнуть себя, не позволит использовать работу как предлог сохранить дистанцию. Ей придется сознаться в их взаимном влечении. Он был уверен в этом.

— О чем ты думаешь? — спросила Эллис, встревоженная странным блеском, его глаз.

— Ты получишь свою дегустацию, — улыбнулся Джошуа. — Сегодня.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Эллис не ожидала, что Джошуа все так быстро устроит. Не ожидала и того, что для дегустации будет выбран погреб под главным зданием винодельни. Она полагала, что, скорее все, это произойдет после небольшой закуски где-нибудь в доме.

Здесь, в подвале, у них не было свидетелей. Намеренно ли Джошуа остановил свой выбор именно на этом уединенном месте?

Она огляделась вокруг. Вдоль стен ряды дубовых бочек, посередине большой стол, покрытый белой скатертью, и стулья. На столе несколько бокалов. В дальнем углу помещения, в полумраке, большой кожаный диван и пара кресел.

— Этот погреб целиком отлит из бетона и первоначально использовался как огромная винная бочка. — Джошуа остановился рядом с ней. — В те времена это была нелегкая работа. Еще до моего рождения отец устроил здесь комнату, где он мог отдохнуть и выпить вина.

Эллис окинула взглядом грубые деревянные полки, заставленные бутылками. Она кожей чувствовала близость Джошуа, тепло, исходящее от него. Девушка подавила ответную реакцию своего тела, пытаясь сосредоточиться на деле… на статье, связать концы, которые должны быть связаны.

— От кого хотел отдохнуть твой отец? — спросила она. — От твоей матери?

Джошуа нахмурился.

— Ты не так поняла. Их брак всегда был счастливым. Мне не хотелось бы, чтобы в печать просочились какие-нибудь нелепые слухи.

Эллис удивленно подняла брови. Тогда зачем Филиппу Саксону нужно было уединяться здесь? Почему он не мог отдыхать дома, рядом с женой? Но она не решилась задать этот вопрос.

— Садись, — сказал Джошуа, отодвигая перед ней грубо сколоченный стул.

— Ты не присоединишься ко мне? — спросила она, глядя на него снизу вверх.

— Через пару секунд.

Он был слишком близко. Опасно близко.

— С чего начнем? — Эллис торопливо перевела взгляд на бокалы. — Где вино?

— Не хочу, чтобы ты видела этикетки. — Бросив ей улыбку, от которой у нее перехватило дыхание, он достал из длинного ящика три бутылки.

— Я бы не стала обманывать тебя.

— Ты должна полагаться только на вкус и запах. И ни на что больше. — Джошуа достал из кармана длинный кусок белого шелка. — Я собираюсь завязать тебе глаза.

— Но я хочу видеть вино, его цвет, движение света внутри него, — запротестовала Эллис, ощущая в груди тяжелые удары сердца. Она положила на стол руки, и ее удивило, что они совсем не дрожали.

Джошуа встал сзади, загораживая свет лампы. Перед ее глазами мелькнула белая лента, прохладный шелк коснулся лица, и мир вокруг погрузился во тьму.

Давление повязки и прикосновение его пальцев заставили участиться ее дыхание. Раскаленный жар хлынул по венам, обостряя все чувства. Она устояла перед желанием вцепиться в край стола и постаралась успокоить дыхание.

Будь она проклята, если даст ему понять, что он делает с ней.

— Вот… — Он поставил возле ее руки бокал. — Попробуй это.

Эллис подняла бокал и, сделав неловкое круговое, движение, втянула в себя воздух, чтобы уловить аромат. Потом немного отхлебнула. Подержала во рту. Сделала глоток — вино теплым бархатом скользнуло по ее горлу.

— Ну, и каков вердикт?

— Неплохо. — Она вздрогнула, почувствовав его руки на плечах.

— Неплохо? И это все? Какой крохотный словарный запас для журналиста!

Ах, так! Ладно же, получай.

— Определенно это «шардоне». Богатый аромат с характерным дубовым привкусом. Вино хорошо выдержано. — Она попыталась найти слова, чтобы точнее описать его вкус. — Немного отдает ирисками и медом.

Джошуа молчал.

Он не сделал ни одного движения. Не было слышно ни шороха его одежды, ни звука поставленного на стол бокала.

— Дай мне попробовать следующее, — сказала Эллис, желая скорее нарушить эту звенящую тишину.

— Сначала нужно прополоскать рот, чтобы не осталось послевкусия.

Он подошел к ней совсем близко. Эллис ощущала тепло его тела, легкий аромат лосьона после бритья.

— Хорошо, — согласилась она.

— Я дам тебе минеральной воды.

Край стакана коснулся ее губ. Она отхлебнула и, прополоскав рот, проглотила воду.

— А теперь открой рот.

Ее словно обдало жаром. Она почувствовала, как шея и щеки начинают покрываться румянцем. Как тут можно было на чем-нибудь сосредоточиться!

Эллис нерешительно приоткрыла рот. На ее языке оказался кусочек хрустящего бисквита. Медленно прожевав, она проглотила его.

— Готова?

Готова? Для чего?..

Ее сознание наполнилось образами. Танец с Джошуа под луной. Его губы на ее губах.

Она вернулась к реальности. Джошуа не делает ничего особенного. Он всего лишь готовит ее к следующему тестированию.

— Да, я готова.

Услышал ли он хрипловатые нотки в ее голосе? Она почувствовала холодную гладкость бокала и мягкое тепло мужских пальцев на своей руке.

— Я просто хочу быть уверенным, что ты не прольешь на себя.

Эллис сделала глоток, ощущая холодок его дыхания на своей щеке. Темнота погрузила ее в чувственно-наэлектризованный мир. Мир, в котором каждый звук был усилен, каждое ощущение преувеличено.

— Ну и что ты думаешь об этом? — спросил он.

— Я… не распробовала как следует… — Она закашлялась, стараясь скрыть волнение. — Здесь, должно быть, немного пыльно.

— Что-то не заметил. — Он отпустил ее руку. — Я закрою дверь. Наверно, здесь сквозняк.

Теперь пульс Эллис бился медленно и тяжело, четко выделяя каждый удар, словно и тело, подхватив ее мысли, перешло на следующий уровень.

Подняв бокал, она попыталась сосредоточиться. У вина был богатый выдержанный аромат с оттенком дуба, вкус насыщенный и мягкий, — одно из лучших шардоне, которое она когда-либо пробовала.

— Ну, каков твой вердикт? — неожиданно прозвучал у нее прямо над ухом его вкрадчивый голос.

Вздрогнув, Эллис проглотило вино. Слишком быстро. Она снова закашлялась.

Джошуа похлопал ее по спине и сдвинул повязку на лоб.

— Все в порядке?

Сквозь выступившие слезы девушка увидела перед собой его озабоченные глаза.

— Д-да, — промямлила она.

Что-то еще появилось в его взгляде… что-то более темное, напряженное и… опасное. На секунду ее сердце замерло.

Эллис взяла с тарелки крекер и долго жевала его, стараясь обрести утраченный контроль над своими чувствами.

— Дай мне следующий бокал, — сказала она, опуская на глаза повязку.

— Но ты не ответила насчет предыдущего.

— Это шардоне.

— Из той же партии или из другой?

— Они определенно очень похожи. Но из одной ли партии? Вряд ли. — Она задержала дыхание, ожидая его ответа. Но он ничего не сказал. — Думаю, это из более ранней партии. Оно лучше, чем предыдущее. Ну как, я права?

— Пока мы не закончим, я не буду отвечать.

— А я уверена, что не ошиблась. — Эллис чувствовала себя уже немного спокойнее. — Даже если у меня и нет квалификации дегустатора.

— То, что очевидно, не всегда бывает правдой.

Говорил ли он о вине или о той статье, что она написала когда-то? Или о Роланде, который оказался ее братом, а не любовником?

— Ты хочешь сказать, что я не права?

Эллис услышала плеск наливаемого в бокал вина, а затем звук поставленной на стол бутылки.

— Нет, я не говорю, что ты не права. Значит, речь шла все-таки о вине.

— Это нечестно. Ты пытаешься запутать меня.

Стекло коснулась ее руки. На этот раз она постаралась, чтобы их пальцы не соприкоснулись.

— Не беспокойся, я справлюсь без твоей помощи.

— Ну, конечно, как всегда — полная независимость.

Это замечание задело девушку. Когда ее мать умерла и отец, снова женившись, уехал в другую страну, ей пришлось научиться справляться со всем самой. Какое-то время оставалась надежда на духовную связь с Роландом, но и эта надежда была отнята у нее.

— Я привыкла к самостоятельности, — сказала Эллис и, подняв бокал, заставила себя сосредоточиться. Богатый, выдержанный букет. Она отхлебнула. Сливки и жженый сахар. — Ммм… просто чудо. Можешь сам попробовать.

— Я попробую, — его голос прозвучал как-то странно.

Она снова подняла бокал и чуть отпила из него. А потом…

Сердце Эллис подпрыгнуло, когда губы Джошуа прижались к ее губам.

Его язык проник к ней в рот, вбирая в себя вкус вина. Желание горячей волной прошло по ее телу. С повязкой на глазах легко было представить, что эта страсть принадлежала не ей, Эллис Блейк, а какому-то лишенному сознания незрячему существу.

Но сейчас все это не беспокоило девушку. Джошуа. Он приподнял ее, и в следующий момент она оказалась у него на коленях.

— А как же дегустация? — пробормотала Эллис, пытаясь обратить все в шутку.

Он сделал движение, и холодное стекло коснулось ее губ.

— Отведай.

Эллис отпила. И тут же его язык скользнул по ее губам, раздвигая их, проникая к ней в рот в погоне за сладкой добычей.

Боже.

Когда Джошуа поднял голову, она судорожно вдохнула и попыталась собраться с мыслями. Это оказалось непросто.

— Похоже на вино, которое было самым первым. Ты, должно быть, перепутал бутылки.!

Какой-то низкий звук вырвался из его горла.

— Не думаю… но какое это имеет значение.

Поцелуй был долгим. Его рука легла ей на грудь, и намерение Эллис сохранять между ними дистанцию растаяло как сон. Она прогнулась, всем своим телом отвечая на его прикосновение.

Почему из всех мужчин только к нему она ощущает это неподвластное контролю влечение? Почему ее так никогда не тянуло к кому-нибудь другому? К тому, кто уважал бы ее и восхищался ею?

Пальцы Джошуа пробежали по пуговицам ее блузки. Эллис в ожидании прикусила губу. Когда его рука коснулась груди, острая вспышка желания пронзила тело девушки.

С губ Эллис сорвался тихий стон. Белый шелк соскользнул с ее глаз. От яркого света она зажмурилась.

Джошуа наклонил голову.

Прошла вечность, прежде чем его губы оторвались от ее груди. Эллис вскрикнула, когда он поднял ее на руки. После его колен стол показался ужасно жестким.

Холодок предчувствия пробежал у нее по спине.

— Ты так и не сказал мне, что сам думаешь о вине, — сделала она последнюю попытку.

— Я забыл его вкус. Мне надо освежить свою память. — Он наклонился над ней.

Она неловко рассмеялась:

— Вряд ли у меня до сих пор остался его вкус.

Джошуа взял бокал с остатками вина, поднес к ее груди и слегка наклонил. Соски Эллис напряглись и превратились в острые пики, почти такие же темные, как капли вина между ними.

Широко открытыми глазами она смотрела, как его губы двигались по ее коже, собирая растекшуюся влагу, посылая по телу волны удовольствия.

Что он такое делал с ней? Она не узнавала сама себя. Ее и раньше любили, но ни одному мужчине не удавалось освободить тот первобытный инстинкт, что рвался сейчас из ее глубины.

Кем, черт возьми, она стала?

Джошуа расстегнул последние пуговички на ее блузке. Через мгновение на пол упала его рубашка. Как сквозь сон она смотрела на мощный обнаженный торс с выразительным рельефом мышц.

Вряд ли Джошуа мог догадаться, насколько это неистовое желание было новым для нее. Или мог? Она поежилась, смутившись от мысли, что вдруг узнает, как далеко ему удалось продвинуться за ее защитный рубеж.

Джинсы были отброшены, длинные мускулистые ноги скользнули по ногам Эллис. Тело его было тяжелым и теплым. Он провел рукой по ее лицу, заглянул ей в глаза и медленным, уверенным движением вошел в нее.

Прикусив губу, Эллис чувствовала, как нарастает в ней напряжение, унося ее все выше и выше. И когда экстаз достиг своей верхней точки, дрожь прошла по ее телу сначала горячей, потом холодной волной. И в то же мгновение она услышала крик Джошуа.

Открыв глаза, Эллис встретилась с его горячим затуманенным взглядом. Невероятно, но девушка знала: он чувствовал сейчас то же, что и она.


Сидя на краю стола и все еще ощущая головокружение, Эллис встряхнула блузку и продела руку в рукав…

— Подожди. — Смочив слюной кончик белой тряпки, Джошуа аккуратно начал вытирать кожу на ее груди, куда попали капли вина.

— Не стоит, я бы сама могла…

На его губах появилась мягкая улыбка.

— Я знаю. Но мне просто захотелось это сделать.

Ощущение, что она падает в глубокую пропасть, ведущую в неизведанное, ошеломило ее. Эллис не сказала больше ни слова, пока он застегивал на ней лифчик и блузку. Его пальцы, похоже, дрожали гораздо меньше, чем ее.

Только тогда, когда он открыл тяжелую дверь погреба, Эллис поняла, что в любой момент сюда могли войти. Дрожь пробежала по ее телу. Она была по-настоящему испугана той силой страсти, которую он пробудил в ней. Как она могла позволить, чтобы такое случилось? Ей хотелось, чтобы Джошуа относился к ней серьезно, чтобы он уважал ее… Тупица!

Эллис оттолкнулась от стола и быстро пошла к двери.

— Спасибо, — услышала она за собой его голос. — Ты просто сразила меня наповал.

Она повернула голову и заметила румянец на его щеках. Джошуа вовсе не был так спокоен, как ей показалось. Похоже, он разделял ее чувства… чувства потрясения и неуверенности в себе.

— Последнее тестирование не стоит засчитывать. Я была… дезориентирована. — Девушка вспыхнула, когда он шагнул к ней. — Ты не жалеешь, что я отняла у тебя столько времени?

— Что за чушь! — От его нерешительности не осталось и следа. — Время было потрачено не зря.

Эллис замерла, поставив ногу на ступеньку лестницы.

Время было потрачено не зря. Значит, это не было неожиданной вспышкой страсти. Она резко повернулась к нему.

— Ты все это спланировал заранее? — слова вырвались у нее прежде, чем она успела остановить себя.

Какую-то долю секунды он выглядел растерянным, потом улыбнулся, снова превратившись в привычного, уверенного в себе, Джошуа Саксона.

— Ты специально намеревался соблазнить меня! — выкрикнула Эллис. Он использовал то влечение, которое они испытывали друг к другу, с вполне определенной целью — отвлечь ее от статьи, не дать ей возможности выяснить, имели ли под собой основание те подозрения, которые были высказаны на конкурсе. — Ты сознательно сорвал дегустацию!

На его лице не осталось и тени улыбки. Не сказав ни слова, он прошел мимо нее.

— Джошуа…

Ответом ей был только звук шагов по каменному полу.

У нее закружилась голова, она чувствовала себя настолько растерянной, что с трудом могла бы найти дорогу к дому, не говоря уж о том, чтобы разобраться со всем остальным.

Эллис прижала к губам дрожащие руки. Был ли Джошуа так же растерян, как она? Так же смущен? Мог ли он быть столь расчетлив и холоден, как она когда-то думала о нем?

Или же она сделала ужасную ошибку?

Джошуа был самым сексуальным мужчиной из тех, кого она встречала раньше. Мужчиной, который был до такой степени заботлив и внимателен, что заставил ее чувствовать себя самой необыкновенной женщиной на земле. И не хотел ли он тем, что случилось, доказать властную силу того чувства, которое возникло между ними?

О, боже… только не это.

Ей захотелось закрыть лицо руками и спрятаться.

Но правда заключалась в том, что она уже была безнадежно влюблена в Джошуа Саксона.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

В столовой безошибочно угадывалась атмосфера напряжения. Кей пригласила на ужин Хита, и к тому времени, когда Эллис спустилась вниз, он и Филипп уже о чем-то жарко спорили.

Кей и Джошуа молча сидели рядом с Филиппом, Меган напротив, возле Хита и Эллис. Кейтлин отпросилась под благовидным предлогом: Барри попросил ее показать ему центр Нейпира, построенный в стиле ар деко.

Но никакие семейные трения не могли взволновать Эллис. То ошеломляющее открытие, к которому она недавно пришла, сделало ее нечувствительной ко всему остальному. Она любит Джошуа, а все остальное — ерунда!

Эллис украдкой покосилась в его сторону. Лицо Джошуа было спокойно, пока их взгляды не встретились. Вспыхнули искры, его глаза засветились, словно горячие угли. Он был прав. Их дела не закончены.

Но разве у них есть шансы? Секрет рождения Роланда всегда будет лежать между ними, как пропасть, слишком огромная, чтобы можно было перекинуть через нее мост. Эту правду Джошуа никогда не сможет признать. Спокойствие родителей ему слишком дорого.

Весь вечер Хит следил, чтобы ее бокал был полон. И к тому времени, когда подали жареного цыпленка, Эллис немного расслабилась, тепло от вина и пищи разлилось по ее телу.

Айви уже убрала посуду, когда Кей поднялась со своего места.

— Мы с Филиппом хотели бы кое-что сказать вам… — Начала она.

Филипп, оттолкнувшись от стула, встал рядом с ней и обнял за плечи.

— Последние недели были очень трудными, — произнес он. — На нас легло тяжелое бремя — похороны сына… Меган, Хит и Джошуа потеряли брата.

Взгляд Филиппа на мгновении задержался на Эллис, словно напоминая, что ей здесь осталось находиться всего лишь несколько часов. Девушка почувствовала, как ее пальцы под столом сами собой сжались в кулак.

— Со смертью Роланда наступили нелегкие времена для Кей и для меня… — Он остановился и повернулся к жене.

Кей дотронулась до его руки.

— Филипп хотел сказать, что когда-то мы столкнулись с необходимостью принять решение. Но боюсь, решение оказалось неверным.

— О чем ты говоришь? — спросил Хит. — Что за решение?

— Много лет назад я никак не могла забеременеть, — продолжала Кей. — Это было не слишком приятное время в моей жизни… Я чувствовала себя очень подавленной.

— И после долгих раздумий, — подхватил Филипп, — мы решили усыновить мальчика.

— Роланда…

Сердце Эллис учащенно забилась. Она с трудом могла поверить в то, что услышала. Хит сидел, от изумления приоткрыв рот, даже Меган не нашлась, что сказать. Джошуа, не отрываясь, смотрел на родителей, напряжение читалось в каждой линии его тела.

Хит первым обрел дар речи:

— Но я же не приемный, верно? Черт, я ведь похож и на отца, и на Джошуа… даже на Меган.

— Спасибочки, — хмыкнула Меган. — Я все же буду покрасивей тебя.

Кей нервно улыбнулась.

— Нет, конечно, вы не приемные. Ни один из вас. После того как мы усыновили Роланда, я забеременела — словно никогда и не было этих пустых лет.

— Но почему вы нам ничего не сказали? — произнес Джошуа.

Филипп замялся.

— Мы хотели, но с каждым уходящим годом это становилось все труднее.

— Тогда почему вы говорите об этом сейчас? — спросил Хит.

— Потому… — сказал Филипп, — потому, что мы все же не сумели справиться с этой ситуацией так, как надо.

Взгляд Кей остановился на Эллис.

— В течение нескольких месяцев одна девушка пыталась связаться с Роландом. Сначала она посылала письма, потом электронные сообщения…

— Чего она хотела? — осторожно осведомилась Меган.

— Она была беременна? — вмешался с предположением Хит. — Ей нужны были деньги? Она решила шантажировать Роланда?

Смешок Кей скорее был похож на стон.

— Она не была любовницей Роланда. Она была его сестрой. Его младшей сестрой.

После наступившего молчания все вдруг разом заговорили. Но Эллис смотрела только на Джошуа. На Джошуа, который не сводил глаз со своей матери. Она не могла видеть его лица и не знала, о чем он думал. Это он все устроил? Это он попросил родителей сказать правду?

Кей вздохнула.

— Единственное, на что она решилась, — это сообщить всем, что Роланд приемный сын, если я не поделюсь с ней воспоминаниями о ее брате, которого она искала долгие годы.

— Значит, ты все же поддалась на ее шантаж, — констатировал Хит.

— О, бедная девочка. Мы бы хотели познакомиться с ней. — Это была Меган.

— Вы уже сделали это, — голос Джошуа эхом отозвался в пространстве комнаты.

— Что? — Меган повернулась к нему.

— Она сидит вместе с вами.

В мгновенно наступившей тишине все взгляды устремились на Эллис.

Оттолкнув свой стул, Меган обежала вокруг стола и обняла Эллис за шею.

— Почему ты не сказала нам, что Роланд твой брат?

— Я не могла. — Через плечо Меган Эллис посмотрела на Джошуа. — Никто из вас не знал, что Роланд был усыновлен. Я обещала вашим родителям, что никогда не открою этого.

— Чего я не могу понять, — сказал Джошуа, — так это почему сам Роланд не сказал нам об усыновлении?

Филипп покачал головой.

— Он этого тоже не знал.

— А как же все эти письма и электронные сообщения от Эллис? Я уверен, у него наверняка возникли вопросы.

— Да… — Пальцы Кей нервно сжимались. — Мы сказали ему, что Алиса Маккей, должно быть, или сумасшедшая, или шантажистка. Что он, конечно же, наш сын. Он хотел обратиться в полицию, но мы отговорили его. — Плечи женщины беспомощно опустились.

В комнате вновь наступила тишина, Эллис похолодела от ужаса. Так Роланд думал, будто она сумасшедшая? Однако… с другой стороны, это ведь означало, что он не отвернулся от нее.

Она тряхнула головой, пытаясь собраться с мыслями.

— Но вы говорили, что он не хотел иметь со мной ничего общего. Что он выбрал наследство Саксонов вместо возможности объединиться со мной, его родной сестрой.

Кей в отчаянии посмотрела на нее.

— Мне очень стыдно за то, как мы поступили, Эллис… Я бы хотела, повернуть часы назад…

Эллис закусила губу, чтобы не наговорить горьких слов. Она отвела глаза, чувствуя, что не сможет выдержать взгляд Кей без того, чтобы не выразить ей свое осуждение. Ей нравилась Кей… Но в то же время она и Филипп обманули и ее и Роланда, лишили их возможности найти друг друга.

— Мама! — Глаза Меган расширились. — Как вы могли сделать такое?

— Я думала, если Роланд выяснит, что был усыновлен, он отвергнет нас, — плечи Кей совсем поникли. — Но если бы я знала, что Роланд погибнет… что у Эллис никогда не будет шанса узнать своего брата…

Кей спрятала лицо на груди Филиппа. Муж обнял ее.

— После того как Кей познакомилась с Эллис поближе, она больше не могла скрывать этот обман.

Так значит, Джошуа не говорил со своими родителями…

Эллис совсем не чувствовала облегчения, которого могла бы ожидать. Она была потрясена не меньше, чем Саксоны. Глаза Меган лихорадочно блестели, Хит смотрел на нее с любопытством… что же до Джошуа, то по его виду вообще ничего нельзя было сказать. Все, о чем она могла теперь думать, так это о том, что у нее не осталось причин здесь дольше задерживаться.

Как только Кей, оторвавшись от Филиппа, потянулась обнять своих троих детей, Эллис незаметно выскользнула из столовой, чтобы в уединении своей комнаты попытаться свыкнуться с тем, что сейчас произошло.


Эллис стояла возле окна, глядя на сгущающиеся сумерки. Ей нужно было собраться с силами, чтобы закончить упаковывать свой чемодан.

Джошуа не постучал. Но она слышала, как скрипнула дверь, слышала его тихие шаги, когда он подошел к ней.

— Почему ты уезжаешь?

Она повернулась к нему. На его лице появились морщины, которых не было в их первую встречу. В ночь на костюмированном балу. В ночь, когда он впервые поцеловал ее. В ночь, когда разбился Роланд.

Зачем было спрашивать? Неужели он не может понять, как подействовала на нее эта сцена в столовой?

— Я думаю, нам всем нужно некоторое время, — произнесла она. — Я уеду завтра утром.

Ей хотелось, чтобы он начал уговаривать ее остаться. Его взгляд был озабоченным. Даже сердитым. Но тех чувств, которые она искала, в нем не было. Не было даже желания.

Слишком много всего случилось.

Глупо было думать, что у них еще остался шанс быть вместе.

— Может быть, ты и права, — сказал он. — Пойдем, чего-нибудь выпьем на ночь.

Она задумалась. Что это, попытка к примирению?

— Чашку чая было бы неплохо.

Но они не пошли на кухню, а по боковой лестнице спустились вниз. Джошуа усадил ее на софу в гостиной, которую они делили с Роландом, а сам отправился в их маленькую кухню в стиле корабельного камбуза. Через несколько минут он вернулся с двумя чашками — с кофе для себя, с чаем для нее.

— Моим родителям не стоило обманывать Роланда. Это было неправильно.

Эллис взяла чашку.

— Я знаю. Иногда мне хотелось, чтобы я никогда не давала твоей матери свое обещание.

Джошуа был зол, но не на нее.

— Конечно, ты не могла нарушить свое слово. Абсолютная честность и желание стоять за правду — это то, что отличает тебя от других. Ты чувствовала себя обязанной защищать Томми Смита, потому что считала, что он был незаслуженно уволен.

— У его версии были доказательства. И я пыталась связаться с тобой, чтобы ты мог их прокомментировать.

— А я так и не перезвонил тебе. Но я был ужасно занят. Сначала с уборкой урожая, потом с пожаром в винодельне. — Он поднял руку и провел по ее волосам. — Мне очень жаль, что вас с Роландом лишили возможности узнать друг друга. Ему бы понравилась твоя твердость… твоя верность… твой острый язык.

Что-то сдавило Эллис горло.

— Спасибо. Ты очень добрый.

— Брось, какой я добрый…

Джошуа обнял ее. И в этом жесте не было ничего чувственного, только забота и понимание. Как она могла так неверно судить о нем! В его объятиях ей было спокойно и уютно.

Эллис допила чай и отставила чашку в сторону. Опустив голову ему на плечо, она молча слушала размеренные удары его сердца. Уже немного задремав, она почувствовала, что ее несут и опускают на матрас.

— Спи, — прошептал он.

Его руки сомкнулись вокруг нее, и через несколько секунд она уже погрузилась в глубокий сон без сновидений.


В ярком свете солнечного утра, Джошуа не отрываясь смотрел на лицо женщины рядом с ним. Ее веки затрепетали, она несколько раз моргнула и, зажмурившись, уткнулась ему в грудь.

Джошуа обдало жаром.

Она всю ночь лежала в его объятиях, ее бедра были прижаты к его животу. Он до утра не сомкнул глаз. К тому времени, когда начало светать, он уже готов был тихонько выскользнуть из постели и уйти.

Теперь все было по-другому. Основа их отношений была определена. Эллис стала, можно сказать, членом их семьи.

Все знали, что она сестра Роланда.

Как он мог позволить себе иметь с ней легкомысленную связь. Она казалась уверенной и сильной, но под всем этим он видел ее уязвимость. Она нуждалась в его защите — даже от него самого. Вздохнув, Джошуа начал отодвигаться к краю.

— Ты куда? — после сна ее голос был чуть хриплым и ужасно сексуальным.

И он задал вопрос, которого не должен был задавать:

— Ты хочешь, чтобы я остался?

— Да. — Она потянулась, как гибкая сонная кошка.

Кровь застучала у него в ушах.

Он притянул ее к себе, она поддалась без всякого сопротивления. Эллис была прекрасна с ее нежной кожей и спутанными волосами, с теплым телом после ночи рядом с ним. И горькая сладость чувств, которые она в нем вызывала, была совсем непривычна для него.

Эллис прижалась к нему животом, и Джошуа услышал, как у нее перехватило дыхание, когда она почувствовала его твердость. Ее глаза, сразу же проснувшиеся, встретились с его взглядом.

— Здесь? Сейчас?

— Где только захочешь.

Она легко выскользнула из футболки, в которой спала. Он еще вечером стянул с нее трикотажные брюки, чтобы ей не жарко было ночью. Ее груди были полными и нежными. Откинувшись на высокие подушки, изогнув губы в самой соблазнительной улыбке, которую он когда-либо видел, она ждала.

Джошуа со стоном выдохнул.

Его рука погладила ее живот, спустилась ниже.

— Откройся мне.

Она подчинилась. Он скользнул внутрь. Она застонала.

— Тебе стоит только дотронуться до меня, и я уже как в огне.

Этих слов было достаточно, чтобы его желание хлынуло через край. Подтянув Эллис к себе, он провел губами по ее шее. И через мгновение, словно подчинившись какой-то магии, он был уже у нее внутри.

Они двигались медленно и согласованно, пока удовольствие, начавшись внизу живота, не разошлось по всему телу. Напряжение все нарастало, их движения участились. А потом он почувствовал, будто падает в саму бесконечность, слыша рядом с собой стук сердца Эллис.

Когда они вновь оказались на земле, энергия переполняла его. Он посмотрел на нее и улыбнулся.

— Ух.

Эллис наморщила нос.

— Просто «ух»?

— Просто «ух». Чуть больше, и меня бы это убило.

Потом его лицо стало серьезным. Он не знал, понравится ли ему то, что она могла сказать.

— Что теперь будет с нами? — спросила Эллис. Джошуа сделал глубокий вдох, понимая, что ступил на незнакомую территорию.

— Через какое-то время мы можем сказать моим родным о наших отношениях. — Он не думал, что это будет для них большой неожиданностью.

— Но ты живешь в Хоукс-Бэй, а я работаю в Окленде. В некотором роде проблема, не так ли?

Это вернуло его мысли к другой проблеме — проблеме статьи. Когда Эллис докопается, кто послал вино из лучшей партии на конкурс, ее просто убьет, что ей придется быть автором этой статьи. Конечно, она может решить конфликт, уговорив редактора передать ее работу кому-нибудь другому, но все равно свой отказ сообщить читателям правду будет расценивать как собственный проигрыш.

Прошлым вечером Эллис выглядела такой расстроенной. Если она напишет статью, ее боль только усилится.

— Эллис, — сказал он, — откажись от статьи.

Она отстранилась от него.

— Что?

— Откажись. Эта статья не последняя. Еще будут и другие.

— Как… как ты можешь просить об этом? Ты сам говорил, меня отличает то, что я умею стоять за правду. — Она внимательно посмотрела на него. — Или же ты знаешь, кто передавал образцы на конкурс? Знаешь, кто мог быть заинтересован в обмане? Это Кейтлин?

Он покачал головой.

— Кейтлин тут ни при чем.

— Кого же ты тогда прикрываешь? Филиппа? Свою мать? Вчерашний вечер показал: они пойдут на все, что сочтут необходимым.

— Они думали, что защищают Роланда. — Его родителей было трудно простить, но Джошуа все же считал своим долгом вступиться за них.

— Они совершили ошибку. Им нужно было позволить ему принять собственное решение. Он ведь уже не был ребенком.

— Я согласен с тобой. Но эта история сделает им очень больно.

— Но кого ты все же выгораживаешь? Меган? Или… самого себя?

Ее недоверие разрывало Джошуа на части. Но он это делал для нее.

— Я не буду отвечать, Эллис. Но, собирая материалы для статьи, ты принесешь боль себе.

— Но я должна отказаться из-за тебя?

Настойчивость Эллис и непреклонный тон заморозили его на месте. Но он не мог запятнать ее память о Роланде, не мог заставить Эллис страдать еще больше. Но стоит ли пойти на риск потерять ее?

Наконец он твердо произнес:

— Да, из-за меня.

Эллис никогда не выглядела более прекрасной… и более разочарованной.

— Не думаю, — сказала она, — что я смогу сделать это. Даже для тебя. То, чем я занимаюсь, — моя работа. И я привыкла делать ее хорошо. Но дело не только в этом. Ты просишь меня повернуться спиной ко всему, во что я верю, ко всем ценностям, на которых я была воспитана. К правде. К справедливости. Моя работа состоит в том, чтобы напоминать людям не забывать этические принципы честно вести свои дела. По-моему, это правильный подход.

Выражение ее глаз сказало ему еще больше. Она думала, что, исходя из собственных корыстных интересов, он хотел защитить себя и свою семью любой возможной ценой. Теперь Джошуа не мог сказать никому об их романе. Он не оставил себе никаких шансов для этого. И будь он проклят, если скажет ей правду, чтобы спасти их отношения, построенные на таком шатком фундаменте.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Неожиданная мысль пронзила Эллис по пути в винодельню, куда она шла, чтобы сказать свое последнее прощай Саксонам. Если Джошуа соблазнил ее тогда, чтобы сорвать дегустацию, возможно, что и сегодня утром он занимался с ней любовью с единственной целью — заставить ее отказаться от статьи.

Также девушка вспомнила, что, после того как она поговорила с Барри во дворе винодельни, Джошуа задал ей несколько вопросов, а потом поцеловал ее. Не сделал ли он это специально, чтобы отвлечь ее внимание?

Она тряхнула головой. Нет. Этого не может быть. Она никогда не влюбилась бы в мужчину, который был бы так дьявольски коварен.

Но подозрение продолжало мучить ее.

Ей нужно время, говорила она себе. Время, чтобы посмотреть на все это со стороны.

Первым, кого встретила Эллис возле входа в винодельню с ее огромными, тускло поблескивающими стальными бочками, был Барри Джонсон.

— Я, конечно, не хочу на вас давить, — сказал он, — к тому же «Уайн-Уотч» не очень-то быстро раскачивается, но мне хотелось бы надеяться, что вы не тиснете результаты расследования в вашей газетной колонке, пока я не сообщу их организаторам конкурса.

Холодок страха пробежал у нее по спине. Она не могла не испытывать сожаления к Джошуа и ко всем Саксонам при мысли о надвигающемся разоблачении.

— Вы нашли что-то?

Он медленно кивнул.

— Я удовлетворен расследованием. Нарушений не было.

Эллис в изумлении уставилась на него. Судя по поведению Джошуа, она была уверена, что Саксон-Фолли выставил образцы из лучшей партии. А если нет, так почему Джошуа отказался признать, кого он хотел защитить? Джошуа…

Она чуть не застонала. Как он, должно быть, презирал ее. Ей не пришло в голову ничего лучшего, как с ходу обвинить его в нечестности. Простившись с Барри, она с тяжелым сердцем вошла в винодельню.

— Эллис, — раздался за ее спиной голос Кейтлин. Она появилась откуда-то из-за баков, ее вылинявшие джинсы были все в пятнах от виноградного сока. — Я слышала новости.

Эллис не сразу догадалась, что она имеет в виду. Кейтлин обняла ее.

— Нечего удивляться, что вы были так похожи. Те же волосы, глаза, нос…

— Хочу попрощаться, Кейтлин. Я уезжаю обратно в Окленд.

— Сегодня?

Эллис кивнула.

— О, нет… Но вам, наверно, нужно вернуться к работе?

Проще всего было оставить ее с этой мыслью.

— Я слышала, — сказала Эллис, — о результатах расследования. Вам, должно быть, изрядно потрепали нервы.

— Если честно, меня беспокоили слова Барри, что это якобы не первый случай, когда на Саксон-Фолли падает подозрение. Я проверила всю свою документацию по партиям, проверила розлив из каждого бака — все бутылки пронумерованы, и все это занесено в компьютер. Потом я трижды просмотрела документацию Роланда — боялась, не включил он чего-нибудь из тех партий, что мы отправили в специальный резерв. К счастью, там все было чисто.

Для Эллис теперь было важно только одно.

— Так это Роланд отправлял образцы на конкурс?

— Да, этим занимался ваш брат. Он всегда решал, в каком конкурсе участвовать и какие вина посылать.

— А Джошуа было известно об этом?

Кейтлин удивленно посмотрела на нее.

— Конечно. Я сказала ему два дня назад о своих опасениях. Роланд любил побеждать и порой бывал очень беспечен. — Она прижала руку ко рту. — Извините, мне не стоило этого говорить. Но вы же не напишете об этом? Джошуа брал бутылки из тех же самых партий, чтобы самому их попробовать. Он не хотел, чтобы на Роланда вылили грязь.

Успокоив Кейтлин, Эллис попрощалась с ней. Она все время знала, что Джошуа защищает кого-то. И этим кем-то оказался Роланд.

И еще одно предположение поразило девушку.

Возможно, Джошуа защищал и ее? Что он сказал тогда? Этой статьей ты можешь причинить боль себе. Она восприняла его слова как вызов… даже как угрозу. А он сказал их из-за опасения… за нее.

В погребе под винодельней бутылки все так же стояли на столе рядом с бокалами и брошенным шелковым платком.

Так, надо собраться. Вина из двух бутылок были почти одинаковы. Эллис посмотрела на этикетки. Две были последнего винтажа, одна, судя по ценнику, из какого-то магазина. Третья была урожая трехлетней давности и тоже с ценником. Она разлила их по трем бокалам. Аромат трехлетнего вина казался более насыщен фруктовыми запахами… Шардоне из специального резерва. Но не из тех, что были посланы на конкурс. На нём до сих пор была наклейка из магазина, где, судя по всему, оно было куплено. У двух других аромат был одинаков для ее довольно неплохо развитого обоняния.

Джошуа не пытался ввести ее в заблуждение.

Он налил ей пробу из бутылки, продававшейся в магазине, и из бутылки той партии, которая была отправлена на конкурс. Он не торопился с подтверждением, когда она сказала, что они, скорее всего, одного винтажа, реабилитировав тем самым Саксон-Фолли.

Эллис знала, что вина ее перед ним огромна. Но одним устным извинением ей не обойтись, она должна сделать это в печати. Покаяться, так сказать, публично. И это был единственный способ, которым она могла искупить свою вину.

Через полчаса Эллис нашла Джошуа в винограднике за домом. Под лучами летнего солнца листья на лозах уже начинали разворачиваться.

— Я пришла попрощаться.

— Значит, все-таки решила уехать.

— Я должна закончить статью. И мне нужно время, чтобы обдумать… все, что случилось.

Джошуа кивнул. Эллис надеялась, что он поймет. Что она еще не потеряла его. Ей еще много чего хотелось бы сказать, но… Эллис обидела, оскорбила его, и теперь ей требовалось приложить усилия, чтобы исправить это. Когда она пришлет ему статью, он поймет, что она публично приносит ему свои извинения.

— Я провожу тебя до машины, — произнес он.

— Знаешь, мне, пожалуй, стоило тебе больше доверять, Джошуа…

— Пожалуй.

Повернувшись, он пошел к автомобилю.

Стало быть, все кончено. Сердце Эллис отозвалось внезапной болью. Она молча последовала за ним. Ее чемодан был уже в багажнике.

Собравшись с духом, она поднялась на цыпочки и поцеловала его в щеку.

Его глаза потемнели, но он не притянул ее к себе. Не поцеловал так, как сегодня утром. Он отступил в сторону и открыл перед ней дверцу. Как назло, мотор завелся с первого же раза.

Уже на ходу она высунулась из окна.

— Я пошлю тебе статью, как только она будет закончена.

— Это ни к чему. Я узнаю, что ты написала, когда журнал появится в киосках.

— Тебе тоже нужно доверять мне — доверие должно быть обоюдным, — и уже тише она добавила: — И еще ты должен знать, что я люблю тебя.

Бросив последний взгляд в зеркало, Эллис увидела его ошеломленное лицо.


Статья была закончена.

Два дня назад Эллис послала ее Дэвиду, а также копию Джошуа, сообщив, что, хотя это и не в ее правилах отправлять копию до публикации, но для него ей приятно сделать исключение.

Ответа она не получила. Впрочем, она и не ждала его.

То, что у них было, кончилось, можно сказать, так и не начавшись. Но должно было пройти немало времени, прежде чем Эллис смогла бы оставить все это в прошлом. Она приехала в Саксон-Фолли, чтобы найти брата, а нашла там гораздо больше — семью, которая стала много значить для нее. Но самым важным ее открытием была любовь. Любовь к Джошуа.

Тем не менее, она чувствовала гордость за свою статью. Пожалуй, эта работа была одной из самых трудных.

Эллис представила жизнь Роланда, реабилитировала Саксон-Фолли, в изобилии процитировав заключение Барри. Через пару недель журнал появится в киосках — ее публичное извинение перед Джошуа.

В дверь позвонили.

Удивленно нахмурившись, Эллис пошла открывать. Кто бы это был в пятницу утром?

Джошуа. Ее сердце подпрыгнуло.

— Я могу зайти?

— Конечно.

Под глазами Джошуа все еще виднелись тени, а чувственная припухлость нижней губы заставляла все таять у нее внутри. Он был одет более строго, чем обычно, — темный костюм с белой рубашкой, но никакого галстука.

Должно быть, он получил ее статью.

Но почему не позвонил сначала? Чего он хотел от нее сейчас? Она отступила в сторону, едва осмеливаясь дышать.

В комнате Джошуа огляделся. Оттенки кремового и серого с всплесками лилового и голубого. Окна, расположенные так, чтобы впустить побольше света, создают ощущение простора и свежести.

— У тебя хорошо, — сказал он.

— Да, — засмеялась Эллис. — Этакая маленькая солнечная ловушка.

— Я приехал, чтобы передать тебе вот это. — Джошуа достал из кармана конверт — бумага была плотной, в углу герб Саксон-Фолли.

— Что это?

Он улыбнулся:

— Приглашение.

О боже, как она соскучилась по этому его быстрому движению губ, этой легкой насмешке, спрятавшейся в уголках глаз.

— Цвет не темно-синий и никакого серебряного тиснения — значит, бала не будет, — притворно огорчилась она, пытаясь найти спасение в шутке.

Его темные глаза блеснули.

— Ты права. Бал уже прошел. Боюсь, тебе так и суждено остаться безбилетным зайцем. Но в следующем году — милости просим.

Эллис была немного разочарована… Увидев его в дверях, она подумала, что он пришел сказать, как ему понравилась ее статья… что он принимает ее извинения… и что хочет, чтобы она вернулась.

Пустые надежды.

Разорвав конверт, Эллис вытащила приглашение с фотографией дома, окруженного зелеными виноградниками. Она открыла его. Семья Саксонов приглашала ее присутствовать при посадке нового сорта винограда в честь Роланда, которая планировалась в следующий понедельник.

— Конечно, следовало бы предупредить тебя заранее, — произнес Джошуа. — Но в последние дни была ужасная суматоха. Мы хотели сделать это ровно через четыре недели после его смерти.

Проглотив разочарование, она подняла на него глаза.

— Я приеду.

Нелегко будет вернуться в Саксон-Фолли. А потом еще тяжелее покинуть его. Еще одно расставание с Джошуа разобьет ей сердце. Но из-за своего недоверия она лишила себя шансов на будущее с ним. Всю жизнь ее основным капиталом были такие ценности, как правда и справедливость.

Эллис думала, что все должно иметь под собой серьезное обоснование, но не знала, как быть с чувствами. Несмотря на то, что Джошуа был самым внимательным, самым ответственным человеком, которого она когда-либо встречала, Эллис сомневалась в нем. Она сделала ошибку, не поверив ему. И теперь эта ошибка будет мучить ее всю жизнь.

Она показала рукой на маленький диван возле окна.

— Не хотел бы присесть?

— Пожалуй. — Сняв пиджак, он перекинул его через подлокотник и сел.

— Тебе принести что-нибудь выпить?

— Нет. Посиди со мной.

Со стучащим сердцем Эллис прошла через комнату и села с ним рядом. И тут же теплый мужской запах словно окутал ее невидимым покрывалом. Она глубоко втянула в себя воздух. Этого ей тоже ужасно не хватало.

— Эллис… — начал Джошуа. — Я могу понять, как тебе хотелось встретиться с Роландом, узнать его. Мне жаль, что этого не случилось. И мне жаль, что я по ошибке принял тебя за его любовницу.

Она повернулась к нему лицом, прислонившись спиной к мягкому подлокотнику.

— Я не могла сказать тебе правду. Я дала обещание твоей матери.

— Да, знаю. — В темной глубине его глаз светилась нежность. — Это, наверно, было очень нелегко.

Она мысленно вернулась к тому времени, вспомнила, какое смущение тогда испытывала, какие чувства ее разрывали.

— Да, нелегко.

— Мои родители надеются, что ты сможешь простить их. Они чувствуют себя ужасно виноватыми.

— Конечно, я прощаю их. — В какой-то мере они все же пытались компенсировать то, что сделали. — Я благодарна твоей матери, что она дала мне возможность попрощаться с Роландом.

— Я никогда не смогу вернуть назад твоего брата. Но хочу разделить с тобой мою семью. Тебе всегда будут рады в Саксон-Фолли.

Его слова неожиданно тронули Эллис. Хотя это и означало, что в каждый ее визит сердце будет разрываться от того, что она будет видеть его, а потом снова уедет.

— Но, предупреждаю, если ты желаешь иметь брата, то можешь рассчитывать только на Хита.

Ее глаза распахнулись. Удары сердца перешли в барабанную дробь, гулко резонирующую в ушах.

— Потому что я хочу, чтобы у меня была жена.

— Что ты сказал?

— Что я люблю тебя и хочу, чтобы ты стала моей женой. — Его взгляд был прикован к ее лицу. — Мы создадим свою собственную семью. Согласна ли ты быть ее частью?

Ее глаза заблестели.

— О, Джошуа….

Он придвинулся к ней ближе и обнял за плечи. Так тепло было в его руках. Она чувствовала себя словно в коконе, сотканном из солнечных лучей. В привычном и безопасном месте, где она всегда будет дома.

— Не могу поверить, что ты все еще хочешь меня… После того, что было…

— Это не только желание. Я люблю тебя. Больше, чем ты думаешь.

Он склонился к ней, и дрожь пробежала по ее телу. Губы его были мягкими и нежными, они могли сказать ей даже больше, чем все его слова…

Она бы навсегда хотела оставить эти мгновения в своей памяти.

Наконец он поднял голову.

— Если честно, недоверие было не только с твоей стороны. Я неверно судил о твоих отношениях с Роландом. И только после того, как узнал тебя, я понял, что ошибся.

Она провела пальцем по его нижней губе.

— Спасибо, что ты поверил в лучшее во мне. Ведь сама я не могла сказать тебе правду.

— Это было непросто. Особенно учитывая мою давнюю неприязнь к «презренной бумагомарательнице» Эллис Блейк.

Она вздохнула.

— Мне хотелось бы, чтобы той статьи никогда не было. Но тогда я думала, что поступаю правильно — все факты, что у меня были, подтверждали это.

— Я знаю. И моя ссылка на нехватку времени только утвердила тебя в твоей правоте. — Его руки крепче прижали ее к себе. — Впрочем, я все равно не мог бы сказать, что сделал Томми, — это была не моя история. Но я знал человека, который, возможно, сам бы тебе ее рассказал.

Эллис улыбнулась.

— Ты был таким надменным, но голос у тебя был самым чувственным из всех, которые я до тех пор слышала.

Он проворчал:

— С моей стороны это было ужасно глупо. Ты ведь представитель прессы. А я….

— Кстати, — вскинулась вдруг Эллис, прервав его, — что ты думаешь о ней?

Он удивленно поднял брови.

— О чем?

— О моей статье. Ты ее получил?

— Нет.

Она закатила глаза.

— Ох, уж эта почта. Я думала, ты поэтому и приехал.

Его пальцы коснулись ее подбородка.

— Я мог бы быть здесь и раньше, но ты говорила, что тебе нужно время.

— Ну да, чтобы закончить статью. Я послала тебе копию. Знаешь, какая это была уступка? — Она улыбнулась, вложив в эту улыбку всю свою любовь к нему. — Я раньше никому не посылала копию до выхода номера. Твой случай был особенный, я должна была извиниться перед тобой.

Но он и так приехал, не прочитав статью. Остатки напряжения отпустили ее.

Она выскользнула из его объятий и через минуту вернулась с тонкой подшивкой бумаг.

— Это тебе.

Джошуа усадил ее себе на колени. Положив подбородок ей на плечо, он быстро пролистал статью и чмокнул девушку в щеку.

— Извинение принято. Спасибо тебе. Ты отразила самую суть Саксон-Фолли. И чувство семьи, что у нас есть, и то, как мы пытаемся вложить нашу радость жизни в каждую бутылку вина, которую делаем.

Ощущение тепла наполнило Эллис.

— Я рада, что тебе понравилось, это очень важно для меня. Я писала о том, что обрела в Саксон-Фолли.

Их глаза встретились, улыбка медленно сошла с лица Эллис. Волна предчувствия пробежала по ее телу.

— Ты привыкла к городу, — сказал он. — Будешь ли ты счастлива в Саксон-Фолли?

— С тобой я всюду буду счастлива. Где ты, там и мой дом.

С облегчением вздохнув, Джошуа крепче прижал ее к себе.

— Знаешь, наверху мы могли бы сделать перепланировку. Или, если хочешь, построим новый дом.

Она приблизила губы к его уху и прошептала:

— Мне очень нравится твоя семья, но если уж мы решили создать свою, то, я думаю, нам понадобится и свой дом. — Но в эту минуту Эллис была сосредоточена только на Джошуа. Она потянулась и поцеловала его. — У тебя на сегодня еще есть дела? — ее голос неожиданно стал хриплым.

— Сейчас я не могу думать ни о чем другом, кроме как остаться здесь.

— Я рада.

— Эллис?

Она отвела взгляд от его пуговицы, которую уже начала расстегивать с одним-единственным намерением.

— Да?

— Ты так и не сказала, что выйдешь за меня замуж. — Он улыбнулся ей своей дразнящей улыбкой. — Обещаешь, что станешь моей женой? Что сделаешь меня самым счастливым человеком на свете?

— Да, любимый! — И Эллис знала, что их брачная клятва будет тем обещанием, которому она останется верна всю жизнь.


КОНЕЦ


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ