загрузка...

Апельсиновый рай (fb2)

- Апельсиновый рай (и.с. Любовный роман (Радуга)-945) 483 Кб, 135с. (скачать fb2) - Сьюзен Стивенс

Настройки текста:



Сьюзен Стивенс Апельсиновый рай

Глава первая

— Это частный пляж. — Низкий голос с испанским акцентом вынудил стройную молодую женщину подняться с песка. Пытаясь застегнуть верхнюю часть своего бикини, и щурясь от слепящего солнца, Анна-Лиза встала в полный рост и уперлась взглядом в обнаженный торс крепко сложенного мужчины.

— Извините, — произнесла она машинально. Интересно, где же табличка, предупреждающая о том, что эта песчаная полоска Менорки предназначается лишь для высокомерных испанских мужчин? — Я всего лишь…

— Я понял, что вы делали, — перебил он.

— Здесь нигде не написано, что это закрытая территория, — сказала Анна-Лиза.

На вид мужчине было где-то за тридцать. Черные плавки, еще мокрые от воды, плотно облегали мускулистые бедра, на бронзовом, загорелом теле блестели морские капли. Ее взгляд скользнул выше, к лицу, и у Анны-Лизы замерло сердце. На нее смотрели самые удивительные глаза на свете… Они поражали не столько своим цветом, формой, и даже не двумя полумесяцами густых черных ресниц, отбрасывающих тени на скулы, сколько невероятной выразительностью.

— А разве на заднем дворе вашего дома есть какие-нибудь знаки? — Он говорил со спокойной самоуверенностью человека, привыкшего к тому, чтобы его уважали.

— Нет, но вокруг моего сада стоит забор…

К ее удивлению, он слегка улыбнулся.

— С кем имею честь, мисс?..

— Уилсон. Анна-Лиза Уилсон, — представилась она ему, чувствуя сильное желание скрестить на груди руки.

— Приятно с вами познакомиться, Анна-Лиза. Какое красивое и необычное имя.

— Благодарю вас. Мой отец был испанцем.

— Да что вы говорите!..

Она не имела не малейшего понятия, почему это так заинтересовало его.

— Рамон де Крианца Перес, — сказал он, протягивая руку для приветствия, и Анна-Лиза, почувствовав, как сильные пальцы крепко обхватили ее ладонь, инстинктивно отдернула руку.

— Извините, если я вторглась в ваше владение, я, пожалуй, пойду…

— Пойдете? — резко оборвал ее он. — И каким же образом вы намерены это сделать?

— Я уплыву туда, откуда прибыла… за мыс, — сказала она, кивнув в сторону скал, разделявших два пляжа.

— Значит, за мыс, — хмыкнул он. — А вы представляете, насколько это опасно?

— Мне кажется, что я сама могу судить… — Она оборвала себя на полуслове. С чего это она вдруг должна оправдывать свои действия перед каким-то незнакомцем!

— Должно быть, вы считаете себя выдающейся спортсменкой.

— Я плавала на первенство школы…

— Полагаю, в бассейне?

— Ну, да. Но…

— Средиземное море — это вам не бассейн, Анна-Лиза. Здешние воды могут быть очень опасны, — читал он нотацию. — Течение около этих скал…

— Я довольно сильный пловец… — попыталась она возразить.

— Тем более, должны питать гораздо большее уважение к морю, — легко отпарировал Рамон.

— Я добралась сюда живой и невредимой, — пробормотала Анна-Лиза, но ее жалкие слова не возымели никакого действия.

Его задумчивый взгляд остановился на ее лице.

— Новичкам всегда везет, — сказал он и махнул рукой, давая понять, что спор окончен. — Пойдемте, я выведу вас из моего владения.

Ах, так это его владение! Значит, теперь мы будем соседями, подумала Анна-Лиза, тщательно стараясь сохранить равнодушное выражение лица, после того, как усвоила эту информацию.

Но как только он двинулся в ее сторону, она отступила на шаг.

— Мне нужно плыть обратно. У меня с собой нет никакой сухой одежды.

Рамон ненадолго замолчал, и под его оценивающим взглядом она почувствовала, как каждый дюйм ее тела обдало жаром.

— Я уверен, в доме что-нибудь найдется для вас.

Это наглое разглядывание ее фигуры и небрежное предположение, что она с радостью будет исполнять его приказания, привели Анну-Лизу в полнейшее негодование.

Она сделала еще один шаг назад, но он опередил ее и преградил путь.

— Мой шофер доставит вас, куда пожелаете.

— Послушайте, я уверена, что у вас добрые намерения…

Он сделал нетерпеливый жест рукой.

— Доброта здесь ни при чем, я просто пытаюсь помешать вам, совершить еще одну ошибку.

— Со мной все будет в порядке, — твердо настаивала она на своем, — я легко доплыву.

— У меня мало времени, — выпалил Рамон, не спуская с нее пристального взгляда. — И мое приглашение не было интимным предложением, — добавил он язвительно. После чего резко повернулся, чтобы указать ей на узкую тропу, которая, извиваясь, пересекала утес.

Настоящий деспот! Но с деспотом не остается другого выбора, кроме как подчиняться его приказам, по крайней мере, в данную минуту.

Сердито закусив губу, Анна-Лиза последовала за Рамоном.

Тропа круто поднималась вверх, и Анна-Лиза с каждым шагом все больше удалялась от спасительного моря, оставшегося позади, вступая на запретную территорию. Кустарник, песок и галька уступили место каменным ступенькам, как будто совсем недавно подметенным, а по бокам этой лестницы тянулись перила, выкрашенные масляной краской. Наконец они преодолели крутой подъем, и крепкий слуга, одетый в белую, чистую униформу, поспешил им навстречу.

Вероятно, он ждет здесь уже не один час, отметила Анна-Лиза, увидев желто-белые пляжные полотенца, аккуратно сложенные в стопку, в его вытянутой руке.

Рамон поздоровался со слугой вежливым кивком.

— Пожалуйста, проводи мисс Уилсон в комнату для гостей, Родригес. И проследи, чтобы ее накормили, перед тем, как она покинет нас. — Рамон повернулся и вновь окинул Анну-Лизу оценивающим взглядом. — Я уверен, Маргарита подберет вам что-нибудь из одежды, — произнес он. И, взяв из стопки полотенце, набросил ей на плечи.

— Спасибо. — Анна-Лиза с усилием подавила в себе порыв чувственности, возникший от легкого прикосновения его руки к ее обнаженной коже. Она туго обернулась полотенцем. Кто такая Маргарита? По тому, как смягчился его голос при упоминании этого имени, можно было понять, как много значит для него эта женщина… Ну, нет, это просто нелепо! Она знает его всего каких-нибудь пять минут и уже предается столь низменному чувству, как ревность!

Он коротко кивнул ей на прощание.

— Adios[1], Анна-Лиза.

Прикрыв глаза рукой от слепящего солнца, она смотрела, как он удаляется в сторону великолепного белого особняка. Судя по всему дом и быт Рамона де Крианца Переса, настолько сильно отличались от ее собственных, насколько это вообще возможно. Вежливое покашливание, раздавшееся позади, вернуло ее к реальности. Она обернулась к слуге и слегка улыбнулась. Не ответив на улыбку, Родригес быстрыми, широкими шагами двинулся по направлению к дому, всем своим видом давая понять, что у него есть гораздо более важные дела и что гостье, непонятно откуда появившейся, следует поторопиться.

В огромном доме стояла полная тишина. Слуга открыл дверь, находящуюся около лестничной площадки второго этажа, и провел Анну-Лизу в комнату с потрясающим видом на море.

Однако приказы здесь выполняются очень быстро, подумала Анна-Лиза, заметив графин со свежевыжатым соком и вазу со спелым, сочным инжиром. Одежда была уже разложена на изящном диванчике в стиле Людовика XV. Дорогое канапе было покрыто великолепной парчой нежно-голубого цвета, а его изголовье было украшено причудливой золотой резьбой.

Как только Анна-Лиза взяла в руки шелковые брюки-капри сапфирового цвета, она поняла, что фигура Маргариты ничем не отличалась, от ее собственной. При одном взгляде на ярлык у нее захватило дух. Она никогда в жизни не носила эксклюзивной одежды. Повседневный цвета слоновой кости шелковый топ от того же дизайнера лежал рядом с пакетом из ярко-розовой бумаги. Анна-Лиза вынула из пакета тонкие трусики и бюстгальтер из такой прекрасной ткани, что на ее щеках выступил румянец. Эта Маргарита, должно быть, просто красавица, подумала она, заметив, кремовые кожаные босоножки, аккуратно стоящие на полу.

Анна-Лиза быстро скинула с себя еще влажное бикини. В углу комнаты стояло большое трюмо в полный рост, и она, одевшись, не смогла побороть в себе соблазна и не посмотреться в него. Наряд сидел на ней потрясающе.

Однако что же теперь? — подумала она, оглядывая необыкновенную комнату. Ответ не заставил себя долго ждать. Раздался легкий стук в дверь. Молодая девушка, одетая в форму горничной, в ожидании стояла на пороге.

— Если вы готовы, то машина уже ждет вас внизу, сеньорита Фуэго Монтойа, — объявила она на ломаном английском.

Откуда она знает имя ее отца?

— Уилсон, сеньорита Уилсон, — вежливо поправила девушку Анна-Лиза и улыбнулась. — Но ты можешь называть меня Анна-Лиза, если хочешь.

— Si[2], сеньорита Фуэго Монтойа, — произнесла горничная и покраснела.

Она не понимает меня, решила Анна-Лиза.

— Вы готовы, сеньорита? — поторопила ее горничная, переминаясь в нетерпении.

— Да. Спасибо, — сказала Анна-Лиза и отметила про себя, что к списку необходимых дел нужно добавить еще и уроки испанского. — Я верну одежду…

— О нет, что вы, сеньорита! — воскликнула девушка, экспансивно взмахнув руками. — Сеньора Маргарита настаивает, чтобы она осталась у вас.

— Но это невозможно, — запротестовала Анна-Лиза.

Горничная пожала плечами с таким видом, как будто этот великолепный подарок был совершенно незначительной вещью.

— У сеньоры много подобных нарядов, сеньорита.

— И все-таки мне бы хотелось поблагодарить сеньору…

Но девушка уже начала спускаться по лестнице, подавая рукой знак следовать за ней.

Анна-Лиза нахмурилась. Казалось, что все, имеющее отношение к Менорке и касающееся ее лично, таило загадки. Но ведь главной целью взятого отпуска, — а Анна-Лиза работала адвокатом в маленькой юридической фирме, — и было раскрыть основную тайну, а не создавать новые. Она приехала на этот остров, чтобы разузнать всю правду о своем испанском отце, а не вмешиваться в частную жизнь местных богачей. Анна-Лиза поставила перед собой задачу выяснить, что побудило пожилого испанского гранда оставить ей в наследство такое громадное поместье, ведь он бросил ее мать в тот самый день, когда узнал, что она беременна. И после этого никто больше ничего о нем не слышал.

При жизни матери подобные вопросы задавать было не принято. Между ними существовало негласное молчаливое соглашение, запрещающее какие-либо разговоры о прошлом. Но ее мать умерла вскоре после известия о смерти сеньора Фуэго Монтойа, и это подвигло Анну-Лизу отправиться на поиски.

И вот она здесь… Спускаясь вслед за горничной по широким мраморным ступенькам, она чувствовала себя все более неловко. Ошибка служанки, назвавшей ее именем отца, столкнула прошлое с настоящим… К тому же Анна-Лиза находилась в доме человека, который, как она полагала, мог оказаться таким же безнравственным, как и ее отец. К счастью, вполне возможно, она видела его в первый и последний раз. Так для нее даже лучше.

Несмотря на то, что путь, проделанный, ею вплавь от одного пляжа до другого, был относительно коротким, возвращение в автомобиле заняло некоторое время. Основная магистраль протянулась вдоль всего острова, и ни в одну из бухт нельзя было попасть, минуя эту дорогу. Анна-Лиза чувствовала себя неуютно на мягком сиденье, обитом кожей, в то время, как лимузин мотало туда и сюда по неровной дороге, ведущей к ее новому дому. Кроме того, ее знания испанского оказалось вполне достаточно, чтобы почувствовать смущение, когда в тихом бормотании шофера она различила слово casucha[3]. Вероятно, ее дом, или finca[4] выглядел в его глазах лачугой…

— Спасибо за то, что довезли меня, — сказала она, но, увидев, как он вышел, чтобы открыть ей дверцу, сразу же прикусила язык.

Если она хочет, чтобы поместье поднялось в цене, с подъездом к дому действительно придется что-то сделать, подумала Анна-Лиза, оглядываясь. И даже если некоторые ремонтные работы ей не по карману, что ж, попытка не пытка, она постарается вложить столько денег, сколько сможет, для того чтобы получить максимальную прибыль от продажи.

Лимузин уехал, окутав Анну-Лизу с головы до ног облаком белой пыли. Она внимательно взглянула на дом. Стены осыпались, не говоря уже о крыше, которая местами протекала. Если не привести все в порядок до сезона дождей, дом просто затопит — при том условии, что он не будет разрушен еще раньше сильными порывами печально известного ветра, дующего с местных гор. И все-таки было что-то милое в этом старом каменном здании медового цвета.

В ту же минуту внимание новой хозяйки привлекли радостные повизгивания одного из самых резвых обитателей ее зверинца. Старый пес с лохматым хвостом бурно выражал благодарность за уделяемое ему внимание. Анна-Лиза приютила его и назвала Помадкин из-за необычного окраса. Вместе с Помадкиным во дворе появились несколько кошек, куры и даже ослик. Все они, как будто настроились на то, с чем сама хозяйка не могла смириться — жизнь в поместье Фуэго Монтойа должна продолжаться.

Поприветствовав животных, Анна-Лиза оглядела вымощенный булыжником внутренний двор. Когда она только приехала сюда, ей показалось, что главный дом в полном запустении. Он был таким мрачным и тихим, когда она впервые обходила его, пробираясь сквозь паутину и пыль, освещенные тусклыми солнечными лучами, с трудом пробивающимися сквозь немытые окна. Но, так или иначе, это не отпугнуло Анну-Лизу. И ее решимость была вознаграждена.

Доказательством тому, что когда-то дом знал лучшие времена, а его обитатели вели вполне благополучную жизнь, явилась прекрасная мебель, а также ценная коллекция картин, затянутых паутиной. И тогда Анна-Лиза почувствовала в себе потребность вновь вдохнуть жизнь в это жилище — распахнуть ставни, выскоблить каждый уголок и вымыть до блеска окна, чтобы весь дом засветился и заиграл с новой силой. И она не успокоилась, пока комнаты не наполнились ароматами воска, мыла и цветов… Однако служебные постройки все еще находились в весьма плачевном состоянии.

Анна-Лиза на мгновение прикрыла глаза и глубоко вздохнула. Она все-таки закончит то, что задумала. Не зря же она проделала долгий путь из своей адвокатской конторы, находящейся в маленьком городе на севере Англии, где зима только-только закончилась. Здесь же, на Менорке, ярко светило солнце, а в воздухе уже стоял сладостный аромат наступившей весны.

Сменив свой дорогой наряд на пару потрепанных старых шорт и какую-то немыслимую футболку, Анна-Лиза отправилась на кухню. Расчистив место на добротном деревенском столе, она приготовилась написать короткое благодарственное письмо сеньору и сеньоре Рамон де Крианца Перес. Но это оказалось не так-то просто. Дело было в том, что она очень сердилась на себя. Каким-то непостижимым для Анны-Лизы образом женатому мужчине удалось прорваться сквозь ее оборону и затронуть что-то, глубоко спрятанное в душе… В сердце Анны-Лизы поселилась тревога.

Она видела, как несчастна была ее мать, и не собиралась следовать ее примеру. Это слишком опасная и мрачная тропа, которая может привести лишь к пустым обещаниям и обманутым надеждам. Невероятным усилием она вновь заставила себя обратить внимание на лист бумаги, лежавший перед ней на столе.

Анна-Лиза быстро набросала несколько слов, передающих ее признательность за проявленную к ней доброту в доме семьи Крианца Перес. Запечатав конверт, она положила его на полку рядом с часами. Она отправит его, когда поедет в следующий раз за покупками в Маон, главный город острова. Возможно, ей удастся умилостивить своего грозного соседа. А сейчас — другое дело. Представитель ее юридических интересов на острове прибудет менее чем через час. Взяв чистый лист бумаги, Анна-Лиза начала составлять список вопросов, которые она хотела бы обсудить. И едва она занялась их формулировкой, как ей в голову пришла новая идея…



— Но, сеньорита Уилсон, у вас нет денег на те усовершенствования, которые вы только что мне обрисовали. Почему бы вам не принять столь выгодное предложение о продаже поместья Фуэго Монтойа и не купить что-нибудь более подходящее для себя?

— Я решила не продавать его.

— То есть, как это не продавать?!

Анна-Лиза готова была поклясться, что этот уважаемый всеми юрист, даже если б захотел, не смог бы выглядеть более изумленным.

— Это мое последнее слово, — подтвердила она низким, полным решимости голосом.

— Да о чем вы говорите? — упорствовал он. — Нет, это абсолютно невозможно. Как вы собираетесь?..

Анна-Лиза уже начала терять терпение.

— Дон Альфонсо, — твердо начала она, — я давно привыкла зарабатывать себе на жизнь сама, и намерена продолжать работать и в дальнейшем.

— Работать? — в ужасе воскликнул седоволосый адвокат и передернул плечами. — Но если вы продадите finca, сеньорита Уилсон, вам никогда больше не придется работать.

— Но я хочу работать, — упрямо продолжала настаивать Анна-Лиза, — и, простите меня великодушно, дон Альфонсо, но до настоящего момента я думала, что и вы работаете на меня.

— Да, именно этим я и занимаюсь, — ответил он с горячностью, — но считаю своим долгом сказать вам, что если бы вы были моей дочерью…

— Я, не являюсь ничьей дочерью! — резко оборвала его Анна-Лиза и тут же пожалела о своих словах.

— Я прекрасно понимаю, что ваш отец умер, сеньорита Уилсон, — вежливо сказал адвокат.

Он всегда был мертв, для меня, с горечью подумала она, а вслух произнесла:

— Приношу вам свои извинения, дон Альфонсо. Мне не следовало повышать на вас голос. Я всегда буду, благодарна отцу за то, что он возложил на меня ответственность за будущее finca. Я твердо решила остаться здесь. Отреставрирую дом и все служебные постройки. Потом восстановлю апельсиновые плантации и заново превращу их в прибыльное предприятие, да и в поселке это всем принесет выгоду.

— Апельсиновые плантации! — в изумлении воскликнул пожилой адвокат. — Но что вы знаете о садоводстве? Простите меня, сеньорита Уилсон, — добавил он, — я вовсе не хотел вас обидеть.

— Ничего страшного, — спокойно сказала Анна-Лиза, сама удивляясь, что побудило ее принять столь безумное решение.

— Но даже если вы не намерены прислушиваться к моим советам, одна вы все равно не сможете справиться со всем, — продолжал настаивать дон Альфонсо.

— Почему? Только потому, что я женщина?

— У вас для этого нет достаточной суммы денег, — произнес адвокат, решив подойти к вопросу с практической стороны.

— Большую часть дел я могу взять на себя. В конце концов, попрошу помощи в поселке… Я не боюсь тяжелой работы.

— Я не сомневаюсь в ваших благих намерениях, сеньорита Уилсон.

— Тогда что же вас так тревожит?

— Сила, могущество и общественное положение семьи, с которой вы соперничаете, могут оказаться абсолютно непреодолимыми, — терпеливо объяснил он. — Поэтому прошу вас: прежде чем принимать окончательное решение, отказываясь от их великодушного предложения, подумайте еще немного.

— Но я не намерена принимать какие бы то ни было предложения, — сказала Анна-Лиза. — Я уже все решила, дон Альфонсо. И вообще, не понимаю, почему кто-то так настойчиво хочет купить мою землю именно теперь, ведь на протяжении многих лет на нее не обращали никакого внимания.

— До смерти вашего отца она принадлежала ему, — напомнил Анне-Лизе дон Альфонсо. — Никто не знает, почему он настойчиво держался за нее. Он получал много предложений…

— И отказывался от них?

— Да, но…

— Точно так же, как это делаю и я! — гордо заявила Анна-Лиза, пребывая в полном недоумении от этого неожиданного для нее чувства солидарности с покойным отцом, который бросил свою дочь еще до того, как она появилась на свет.

Дон Альфонсо растерянно проворчал:

— Мне совершенно непонятно…

— А мне непонятно, почему чужие интересы волнуют вас больше, чем мои.

Пожилой адвокат явно оскорбился.

— Мы с вами говорим об одной из самых влиятельных и богатых семей в Испании, сеньорита Уилсон, возглавляемой человеком, противоречить которому я бы не хотел. — Он многозначительно покачал головой. — Вы и понятия не имеете, во что ввязываетесь.

— Ну, так скажите же мне, — бросила вызов Анна-Лиза. — Назовите имя моего противника. Ведь, как я предполагаю, мы говорим не о каком-то вымышленном негодяе?

— Вы правы, сеньорита Уилсон, мы с вами говорим о вполне конкретном человеке, незаурядном, с невероятно острым умом и железной волей. Я боюсь, что сеньор Рамон де Крианца Перес окажется для вас самым грозным противником.

Крепко сжатые губы Анны-Лизы приоткрылись, перед мысленным взором возник образ загорелого мускулистого мужчины.

Неправильно истолковав выражение ее лица, дон Альфонсо предостерегающе произнес:

— Вы совершаете большую ошибку, недооценивая Рамона Переса.

— Не такой уж он и монстр, как вам кажется, — ответила она рассеянно.

— О, вы его знаете?

— Я… — Анна-Лиза на мгновение замолчала, тщательно подбирая слова. — Да, я встречалась с сеньором Пересом. Он показался мне очень обходительным…

— Простите меня за бестактность, сеньорита Уилсон, но вы всего лишь молодая англичанка, вам недостает жизненного опыта и знания местных обычаев…

— Я имею ученую степень в области права и юриспруденции и работаю в солидной фирме, — резко возразила она. — А насчет местных обычаев…

— Весьма неосмотрительно с вашей стороны не принимать Рамона Переса всерьез, — перебил ее старый адвокат.

— Просто нужно найти способ заставить сеньора Переса понять, что finca Фуэго Монтойа не продается, дон Альфонсо. Это мой дом, — заявила она. — И я намерена остаться здесь на всю оставшуюся жизнь.



Анна-Лиза была во дворе, когда вдруг услышала скрежет и увидела остановившуюся черную машину с низкой посадкой. Отбросив назад свою толстую, шириной с запястье, и черную, как смоль, косу, Анна-Лиза отерла рукой лицо, ожидая, пока уляжется облако поднятой пыли. Увидев того, кто шел к ней, она остолбенела. Какого черта здесь понадобилось Рамону Пересу? И, как назло, именно сегодня она, подражая местным женщинам, на время работы подняла свою легкую хлопковую юбку, заправив подол под резинку трусиков.

— Buenos dias, sefiorita![5] — крикнул Рамон, быстрой походкой направляясь к ней и стряхивая на ходу толстый слой известняковой пыли со своих джинсов.

Когда он подошел ближе, его чувственный рот слегка искривился в ухмылке. Затем он окинул ее взглядом с головы до ног.

— Мне нравится ваш наряд, — одобрительно сказал Рамон.

Черт! Черт! Черт! Анна-Лиза лихорадочно поправила юбку.

Этой встречи она никак не ожидала. Она поручила дону Альфонсо организовать нечто совсем иное. Что-нибудь сугубо официальное, причем не здесь, а в центре города. В тихом и спокойном полумраке офиса адвоката и, конечно же, в деловых костюмах.

— Благодарю вас, — произнесла Анна-Лиза, надеясь, что ее голос звучит достаточно спокойно. Она разгладила мятую ткань, так что юбка теперь снова обрела скромную длину до середины икр, и одернула хлопчатобумажный, с глубоким вырезом топ, который когда-то был белым, — я купила это в поселке.

— Никогда бы не подумал, — пробормотал Рамон и, прежде чем она смогла оценить выражение его лица, отвернулся, чтобы внимательнее рассмотреть многочисленные постройки, окружающие дом. — Вам предстоит много работы, — заметил он. — Судя по всему, состояние конюшен и сараев аварийное. Нечего и думать о том, чтобы держат здесь животных.

— Я и не собиралась этого делать! — резко сказала она. — Итак, для чего же вы все-таки здесь, сеньор Перес?

В одном из уголков его губ затаилась легкая ухмылка:

— Я думал, это совершенно очевидно. — И, поскольку она не ответила, он продолжил: — Конечно же, чтобы увидеть вас.

— Меня?! — Ей показалось, что он наблюдал за ее смущением с неподдельным интересом.

Рамон коротко кивнул.

— Дон Альфонсо пришел ко мне по вашему же поручению… чтобы организовать встречу. И обсудить вопрос о водном источнике.

Анна-Лиза напряглась. Не было нужды продолжать дальше. Вода была ее ахиллесовой пятой. Если она собирается восстанавливать апельсиновые плантации, следует принять во внимание, что ближайший источник пресной воды находится во владениях Рамона.

— В городе, в его офисе, — быстро подтвердила Анна-Лиза, — но не здесь. Зачем вы на самом деле приехали, сеньор Перес?

— Хотел убедиться, что вы добрались домой, целой и невредимой.

— Ах, да! — неловко произнесла Анна-Лиза, понимая, что нужно что-то сказать. — Я не знаю, как мне отблагодарить вас и сеньору Маргариту…

Жестом Рамон оборвал все проявления благодарности Анны-Лизы.

— И чтобы вернуть вам это, — сказал он и разжал руку, в которой оказалось ее крошечное бикини.

Пронзительный звук, нечто среднее между стоном и вздохом, сорвался с ее губ, когда она шагнула вперед, чтобы забрать свой купальник. Она протянула руку, чтобы взять его у Рамона, но одна из бретелек зацепилась за манжету его рубашки. На какое-то мгновение оба замолчали. Наконец он пробормотал:

— Я смотрю, вам нравится играть со мной в кошки-мышки, Анна-Лиза?

По ее телу пробежали мурашки. У нее не было возможности увидеть выражение его лица, так как в этот момент ее глаза оказались на уровне средней пуговицы его рубашки. Анна-Лиза упрямо покачала головой, изо всех сил пытаясь не поддаваться притягательности истинно мужского тепла, исходившего от него. Это был жар совершенно другого свойства, чем тот, который шел от палящего полуденного солнца. Его жар безжалостно пробуждал все ее чувства…

— Вам бы хотелось этого? — глухо произнес он так близко от ее уха, что она невольно вздрогнула. Как будто получив ожидаемый ответ, он рассмеялся, словно играл в какую-то игру, и высвободил бретельку.

— Я думаю, что это как раз вы играете в опасные игры, — заявила Анна-Лиза, пытаясь скрыть свое волнение, — но все равно спасибо, что вернули мне купальник…

— Просто мне было очень любопытно самому посмотреть, в каком состоянии находится поместье, — проронил Рамон с таким видом, как будто между ними не произошло ничего необычного.

— Теперь вы все увидели, что хотели? — ехидно спросила Анна-Лиза.

— Пока да, — согласился он. — И я рад, что приехал…

— Чтобы оценить соперника? — сухо добавила она.

На мгновение во дворе воцарилась тишина, и когда Рамон снова заговорил, его голос звучал немного ошеломленно:

— Соперника, Анна-Лиза?

Этот вопрос прорвал ее оборону. Она ошиблась! Слишком поздно, взять свои слова назад уже невозможно. Ей следует быть более осторожной. Узнай своего врага… Никогда не открывай все карты сразу.

— Не хотите ли чего-нибудь выпить? — вежливо спросила она, направившись к дому. Ее сердце билось так сильно, что она опасалась, как бы Рамон не услышал этого стука.

— Да, было бы неплохо, — пробормотал он, — если вас не затруднит.

— Нисколько не затруднит, — сказала она, дрожащей рукой закрывая за ним дверь. Направляясь в кухню, она успела на ходу засунуть в письменный стол папку с документами, взбить пару подушек на диване и, уже в кухне, сполоснуть чашку с тарелкой, оставшиеся от завтрака.

— Не стоит так беспокоиться из-за меня, — медленно произнес он, увидев, как она переставляет посуду из сушилки в нижнее отделение стола.

— Я и не беспокоюсь. Я просто… — Напустив на себя самый невозмутимый и спокойный вид, она повернулась к нему и встретилась взглядом с парой опаснейших черных глаз.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем он, глубоко вздохнув, отвернулся.

— Вы как будто снова наполнили жизнью этот старый дом.

Значит, он бывал здесь и раньше. Вероятно, приезжал сразу же после того, как умер ее отец — чтобы осмотреть поместье, которое собирался купить. И, что самое интересное, именно тем же самым он занят и сейчас. Но, несмотря на все свои опасения, она гордилась тем, что успела сделать в доме. И Рамон — первый, кто смог оценить перемены.

В доме царил сельский стиль. Пол в кухне был выложен терракотовой плиткой, а в центре Анна-Лиза постелила огромный ковер в красно-коричневых и бежевых тонах. Здесь же были две плетеные корзины, одна из которых, полная фруктов, стояла на деревянном столе, а другая, с овощами, у раковины. На окна она повесила простые льняные занавески, на подоконниках в изобилии теснились горшки с цветами.

Оглядевшись вокруг, Рамон одобрительно произнес:

— Мои поздравления! Я просто поражен!

Да, настоящая похвала! Анна-Лиза немного расслабилась.

— Что будете пить?

— Стакан холодной воды, если можно.

Доставая стаканы из буфета, она наблюдала за ним краешком глаза. Бродя в ожидании по кухне, он ощупывал стены и иногда, останавливаясь, ударял по ним кулаком. Он вел себя, как настоящий покупатель. И когда Рамон оглядел потолок, она услышала, как он задумчиво пробормотал:

— Необходимо провести капитальный ремонт до следующей зимы.

— Я и сама уже думала об этом, сеньор Перес, — неожиданно для себя самой раздраженно произнесла она, протягивая ему стакан воды.

Некое подобие улыбки, скользнувшее по его лицу, было единственным знаком того, что он заметил недовольство в ее голосе.

— Нисколько не сомневаюсь, — весело согласился он. — Почему вы не зовете меня Рамоном, Анна-Лиза? Сеньор Перес звучит слишком официально.

Действительно, почему бы ни называть его просто по имени? Ведь сам он делал именно так и, казалось, нисколько не тяготился этим. Однако, наливая себе, стакан воды, Анна-Лиза почувствовала, что руки у нее до сих пор дрожат. Вторжение Рамона в ее владения взволновало ее куда больше, чем она предполагала. Избегая смотреть ему в глаза, она положила в стакан лед и начала жадно пить большими глотками, наслаждаясь прохладным напитком.

Подождав, пока она перестанет прятаться за стаканом, Рамон настойчиво напомнил ей:

— Это ведь вы назначили встречу.

— Да, — протестующим голосом произнесла Анна-Лиза, — но я не предлагала проводить ее здесь… и сейчас.

Взгляд, который он на нее бросил при этих словах, ясно дал понять, что Рамон Перес не привык к тому, чтобы ему отказывали.

— Хорошо, — сказал он спокойно, — пусть это будет ужин.

Глава вторая

— Ужин?!

— А почему нет? — произнес Рамон. — Я просто предлагаю легкую закуску… свежую рыбу… — Затем, пожав плечами, он добавил: — И, может быть, немного шампанского.

— А вы не думаете, что еще слишком рано что-либо отмечать? — вставила Анна-Лиза, защищаясь. Она была готова к обсуждению вопроса о водном источнике, но шампанское делало все слишком похожим на fait accompli[6] — для него.

— Нам обоим нужно поесть, — сухо сказал он. — Если вы согласитесь, то мы сможем все обсудить. Конечно, если только у вас больше нет никаких других планов на сегодня.

— А как же Маргарита?

Он нахмурился.

— Маргарита сейчас в Англии. Она сожалеет, что не смогла познакомиться с вами, когда вы были у нас. Она тогда упаковывала вещи. Ну, Анна-Лиза? Каков ваш ответ?

— Ответ? — повторила она, заворожено наблюдая за тем, как его тонкие, загорелые пальцы аккуратно изучают нежные листики одного из ее растений.

— Ужин. Сегодня вечером, — повторил он более резко.

Больше похоже на утверждение, чем на вопрос, подумала она.

— Я не думаю, что Маргарита…

— Да при чем здесь, черт возьми, Маргарита? — раздраженно спросил Рамон.

— Но она же ваша…

— Маргарита не интересуется моими коммерческими делами, — холодно отрезал он.

— Я не уверена…

— Не уверены? — скептически спросил Рамон. — Я думал, вы так же сильно, как и я, желаете обсудить будущее finca Фуэго Монтойа.

Анна-Лиза выдержала его долгий пристальный взгляд и затем холодно произнесла:

— Перед тем, как мы подключим к делу наших юристов, было бы неплохо выложить все карты на стол.

— Не могу не согласиться с вами, — сказал он. — Мы можем поговорить об этом за ужином, и как только придем к пониманию, отдадим соответствующие распоряжения своим адвокатам. — Кивнув, Рамон направился к двери. — Я заеду за вами около девяти.

Она постояла на пороге, пока рев спортивной машины Рамона не замер вдали, и только после этого, пошла наверх переодеваться.

Нет смысла, приступать к каким бы то ни было дискуссиям, пока она не решит, что делать с водой для апельсиновых плантаций. Если бы только Анна-Лиза не была так занята в доме, приводя его в порядок, она смогла бы уделять больше внимания проблеме выращивания апельсинов.

Как все изменилось! То, что начиналось, как непродолжительная поездка, целью которой было успокоить дух отца, продать его владения и вернуться в Англию с суммой, достаточной для того, чтобы начать свою частную юридическую практику, внезапно превратилось для Анны-Лизы в нечто совершенно иное. Но теперь, поставив перед собой задачу, возродить finca, она не собиралась отступать.

Быстро переодевшись, Анна-Лиза поспешно вышла из дома. Единственной ее надеждой были люди, ранее работавшее в поместье и все еще жившие в поселке. Она разыщет их и спросит совета.



Очутившись под самодельной вывеской местного кабачка, Анна-Лиза застонала от досады. Только что хозяин заведения, Хуан, имел с ней беседу. Он говорил на ужасной смеси, испанского с английским, но, так или иначе, они пришли к взаимопониманию. Она специально направилась к нему, так как знала, что Хуан — просто кладезь всякой информации. Но теперь… Отойдя от кабачка, она досадливо сдула прядь волос с лица.

— Свиньи, — бормотала Анна-Лиза в растерянности, идя по узкому тротуару. Это было то, на чем настаивал Хуан. Свиньи должны подбирать с земли упавшие фрукты, таким образом, очищая плантации от гниющих плодов.

Наконец она остановилась перед булочной, не обращая никакого внимания на ряды восхитительной выпечки и пузатые буханки хлеба с хрустящей корочкой, так как все ее мысли были заняты еще одним высказыванием Хуана. Как он сказал? «Там, где дело касается драгоценной agua[7], вражда между соседями может переходить из поколения в поколение».

Да разве она не знала этого! Анна-Лиза вздохнула и решила поискать спасения в булочной.

— Сеньорита?

Энергичная женщина за прилавком представляла собой самую лучшую рекламу ароматного ассортимента свежевыпеченных изделий. Она говорила с живостью, походка ее была легкой, несмотря на полноту, а ослепительный блеск здоровых белоснежных зубов подчеркивал теплоту и искреннее радушие, светившиеся в ее красивых карих глазах.

— Нет… спасибо, — сказала Анна-Лиза, мотнув головой так, как будто хотела вытряхнуть из нее все проблемы. Улыбчивая хозяйка магазина, вероятно, даже не поймет ее жуткую смесь, испанского с английским, не говоря уже о том, что она, скорее всего, понятия не имеет, где можно достать свиней.

— Я могу вам помочь, сеньорита? Как насчет вот этого?

Анна-Лиза словно прозрела, когда увидела перед собой огромный кусок щедро пропитанного кремом шоколадного торта, который ей протягивала женщина. Оторвав взгляд от великолепного угощения, она радостно воскликнула:

— Не может быть! Вы говорите по-английски?

— Я много лет работала в семье, где говорили на английском, — гордо произнесла женщина. Затем, еще раз взглянув на Анну-Лизу, она положила кусок торта на весы.

— Когда вас одолевают жизненные проблемы, это очень помогает. Один кусочек и… — Она причмокнула губами и мечтательно прикрыла глаза.

Анне-Лизе понадобилась пара секунд, чтобы решить, что несколько мгновений блаженства ей не повредят.

— Вы правы, — сказала она, доставая кошелек, между прочим, я — Анна-Лиза Уилсон, я переехала на finca Фуэго Монтойа…

— А я — Мария Тереза Гонсалес, — представилась веселая продавщица, кладя сочный кусок торта в нежно-розовую коробку и проворно перевязывая ее серебряной лентой. — Если вам будет еще что-нибудь нужно, — продолжала она, — пожалуйста, не стесняйтесь и сразу приходите ко мне.

— Ну, если уж на то пошло…



Мария Тереза была словно послана небом в ответ на ее молитвы, размышляла Анна-Лиза, когда, почувствовав в себе прилив уверенности, наносила последние штрихи своего вечернего макияжа. Теперь она сможет встретить Рамона с высоко поднятой головой. Полчаса, проведенные с Марией, были равноценны целому году, прожитому в поселке.

Свиньи? Нет проблем. Крепкий петушок, чтобы пробудить к жизни в ее вялых курочек? Его пришлют завтра. Кроме того, Мария делила пекарный бизнес со своими многочисленными родственниками и готова была в свободное время помогать в поместье. А если и этого будет недостаточно, она лично знала каждого, кто когда-либо работал в Фуэго Монтойа.

Анна-Лиза последний раз посмотрела в зеркало. Теперь она готова встретить кого угодно… Даже Рамона Переса? — спросил ее тихий, но настойчивый голосок. Прищурив глаза, она ответила себе: «О, да! Его в особенности!»



Нет, нет, нет, это не может быть правдой, скорее, просто дурной сон, пыталась убедить себя Анна-Лиза, зарываясь с головой в черные атласные подушки. Но эротические напоминания были повсюду… В смятых простынях, в запахе, напоминающем о нем, и в мягком покачивании волн, убаюкивавших ее в этой колыбели обольстительной роскоши.

Ну, хорошо, допустим, подумала она, резко приподнимаясь. Он расставил ей ловушку, и она в нее попалась. Но разве у нее нет никакой гордости, никаких сомнений и никаких принципов? Мысль о том, что она спала с женатым мужчиной, уже приводила ее в ужас, но кто же в здравом уме будет спать с противником? Студентка-первокурсница, и та была бы более благоразумной.

Само слово «ужин» звучало так невинно, так безопасно! Но ужин на яхте Рамона таил в себе слишком много удовольствия. Романтический, чувственный, обольстительный мужчина… Он и не скрывал своих дальнейших намерений. Теперь он наверняка завладеет поместьем Фуэго Монтойа. Ведь затащил же он ее в постель!..

— Что вы делаете?

Анна-Лиза виновато вздрогнула и схватила простыню, чтобы прикрыться, как только Рамон вошел в каюту. Зажмурившись столь крепко, что глазам стало так же жарко, как и лицу, она в отчаянии мысленно умоляла его уйти. Он женатый мужчина! Где только был ее здравый смысл? Ее рассудок?

— Поднимайтесь! — Его голос прозвучал слишком резко.

Это оскорбление?

— Взгляните на меня, Анна-Лиза, — приказал ей он, когда она еще глубже зарылась в простыни. — Ну, нет, так не пойдет. — И, подойдя к кровати, он проворно сдернул с девушки покрывало.

С тревожным криком Анна-Лиза протянула руку, чтобы помешать ему, и только тогда поняла — она не обнаженная, как думала. На ней оказалась верхняя часть довольно элегантной пижамы. Определенно предназначенная для мужчины, из шелка цвета бургундского вина с черной окантовкой, пижама отлично сохраняла благопристойность Анны-Лизы. Откинув с лица спутанные волосы, она подняла голову.

Посвежевший после душа Рамон был одет в темно-серый костюм безупречного покроя, который прекрасно сочетался с белой накрахмаленной рубашкой и строгим шелковым галстуком голубых тонов. Деловой костюм, решила она, смутно припоминая сделанный предыдущим вечером звонок дону Альфонсо с просьбой организовать встречу в его офисе.

— Который час? — спросила она, безнадежно пытаясь хоть как-то нормализовать ситуацию.

— Вот так-то лучше, — одобрительно заметил Рамон, увидев, что она наконец-то делает над собой усилие, чтобы встать. Было видно, что все происходившее его развлекало. Анна-Лиза попыталась вспомнить хоть что-то из прошедшего вечера и запуталась в размытых образах. Но чувство стыда при мысли о том, что, должно быть, произошло между ними, не покидало ее.

— Вам следует отвести от меня свой пристальный взор, подняться и пойти освежиться, — холодно предложил он.

Это было нелегко, особенно если вы только что провели ночь вместе… Его надменность говорила о том, что он чем-то расстроен. Но если это так, то почему он не проявляет никаких чувств? Даже открытое презрение к ней было бы лучше, чем это равнодушие.

— Встреча с нашими адвокатами назначена на одиннадцать, — сказал Рамон, — а сейчас уже… — он взглянул на свои наручные часы, — чуть больше десяти.

И опять его повелевающий голос не сказал ничего, что могло бы прояснить картину их отношений. Униженная и подавленная, Анна-Лиза подтянула колени к подбородку.

— Так как у вас нет времени возвращаться на finca, — спокойно продолжал Рамон, — я осмелился заказать вам подходящий наряд прямо на яхту. Надеюсь, он вам понравится. — Он указал взглядом на костюм от Армани, висящий в пустом шкафу. При других обстоятельствах Анна-Лиза обрадовалась бы, но теперь это походило на последнюю степень унижения. Несомненно, он хочет с ней так рассчитаться! Или, быть может, таким образом, грубо намекает, что ее наряд прошлым вечером больше подходил для обольщения, чем для деловой встречи. В тот момент облегающее черное платье казалось отличной идеей, оно было простым и в то же время изысканным. Единственной легкомысленной деталью наряда были босоножки на высоких шпильках. И она позаботилась о том, чтобы ее полная грудь была скрыта под серебристой кашемировой шалью.

Но тут Анна-Лиза вспомнила, что избавилась от босоножек еще до того, как оказалась на яхте. Она сняла их, чтобы не повредить доски из тикового дерева. Поднимаясь по трапу, она опиралась на руку Рамона… А как только белоснежное судно снялось с якоря, ее шаль принялась развеваться под дуновением морского бриза, пока, наконец, Рамон не взял ее и не передал одному из членов своей команды, одетому в униформу.

Ужин был подан на палубе, под стеклянным навесом. Только они вдвоем. Люди, которые их обслуживали, были подобны теням, они знали, когда появиться и когда исчезнуть. В то время, как отполированный корпус яхты разрезал зеркальную гладь моря, Анна-Лиза принялась потягивать первый бокал шампанского…

— Я думаю, для вас будет лучше принять холодный душ, — живо заметил Рамон. — Я распоряжусь, чтобы вам принесли поднос с соком и круассанами.

С трудом верится в то, что ужин мог повергнуть ее в гипнотическое состояние, но как еще можно объяснить тот факт, что она сама склонила голову ему на плечо? Анна-Лиза нахмурилась, пытаясь вспомнить, когда именно Рамон снял свой смокинг, расстегнул манжеты, завернул рукава, обнажив сильные, загорелые руки, покрытые темными волосками. Все было словно в тумане…

— Я включу для вас душ, — рявкнул он, прервав ее мечты нетерпеливым жестом, — а после этого жду вас на палубе. Если вас вообще волнует будущее finca, вам дается ровно полчаса на сборы.

Анна-Лиза тряхнула головой, пытаясь воскресить в памяти каждую деталь прошедшей ночи. Она смутно помнила, как потянулась за бокалом шампанского и их пальцы соприкоснулись. Затем, забрав бокал из ее руки, Рамон усадил ее на диван…

— Анна-Лиза! Как вы собираетесь заключать со мной сделку, если даже еще не встали с постели? Я уже несколько раз просил вас подняться.

— Извините… Я… Я думала о прошедшей ночи…

Произнесенные им слова звучали, как пощечина:

— Сейчас на это нет времени!

Набравшись смелости, она села и посмотрела ему в лицо:

— Разве вы не получили удовольствие?

— Еда была неплохой, — раздраженно ответил он.

— А остальное? — Она смотрела, как он нетерпеливо теребит ручку двери.

— Шампанское было хорошей выдержки, а вообще я понятия не имею, о чем вы говорите.

Она сердито повернулась к нему спиной. На какое-то мгновение он замолчал, а потом громко рассмеялся:

— Позвольте мне разуверить вас, Анна-Лиза. Если бы между нами вчера вечером и произошло что-то кроме ужина, вы бы об этом помнили.

— Значит, мы не?.. — Она быстро взглянула на него и снова отвернулась.

— Вы не привыкли к шампанскому, — холодно заметил он. — Вы думаете, я бы воспользовался своим преимуществом?

Она сделала вид, что изучает вышивку на шелковом аметистовом покрывале, и ничего не ответила.

— Это очень большое судно, — сказал он, — позвольте мне уверить вас, что я спал один. А теперь быстро идите в душ, пока я не перекинул вас через плечо и не отнес туда сам!



В величественном, отделанном деревом офисе скоро стало ясно, что адвокаты Рамона критиковали каждое предложение, поступавшее со стороны дона Альфонсо. Может, это происходило потому, что он являлся представителем другого поколения, а время не стояло на месте, подумала Анна-Лиза, оглядывая стол переговоров. Средний возраст членов команды Рамона не переходил за тридцать, и, черт возьми, как проницательны и хитры они были! Она была вынуждена постоянно вскакивать, чтобы самой отстаивать свои интересы.

На ум пришла старая поговорка: «Зачем держать собаку и при этом рычать самому?» Но дона Альфонсо ей рекомендовал… Нет. В том-то и дело! Дон Альфонсо сам написал ей, уверяя, что он был самым доверенным юристом ее отца. Все, что касалось наследства, оказалось для Анны-Лизы полной неожиданностью, к тому же у нее не было причин сомневаться в компетентности пожилого адвоката. Однако вопрос, касающийся установления границ поместья и водных ресурсов, был гораздо более запутанным, чем она могла себе представить. Возможно, он даже выходил за пределы компетенции дона Альфонсо.

— Как я предполагаю, сеньорита Уилсон была полностью проинформирована о каждом пункте спора?

Спора? Анна-Лиза вопросительно посмотрела на Рамона, потом на дона Альфонсо. Из уважения к чувствам своей матери, она не задавала той никаких вопросов о загадочном испанце, приходящемся ей отцом. А дон Альфонсо не предоставил ей никаких других сведений, кроме тех, о которых она сама спросила.

Дон Альфонсо поднялся.

— Сеньорита Уилсон, без всякого сомнения, извлечет для себя пользу, если услышит вашу трактовку проблем, возникших у обоих хозяев, — пространно начал старый адвокат.

Итак, они оба столкнулись с трудностями. Анна-Лиза увидела, как Рамон вежливо кивнул головой в знак согласия и поднялся, чтобы взять слово.

— Как уже известно, сеньорите Уилсон, — заговорил Рамон своим низким, звучным голосом, сразу же завладевая всеобщим вниманием, — наши отцы были деловыми партнерами. Когда мой отец умер, — он бросил взгляд на Анну-Лизу, — я унаследовал часть его бизнеса.

Он сделал паузу, и этот момент показался Анне-Лизе вечностью. Потрясенная, она сосредоточенно рассматривала деревянный завиток на столе, мысли ее были в полном смятении. Единственное, что она знала о своем испанском отце, это то, что он покинул ее мать задолго до того, как родилась она сама. То, что ее отец не только владел землей, но еще и занимался бизнесом вместе с одной из самых влиятельных семей Испании, явилось для нее поистине ошеломляющим известием. Но почему же дон Альфонсо ничего не сказал ей, ведь он-то не мог не знать об этом? Чувствуя, что Рамон смотрит на нее, она растерянно взглянула на него.

— На свой двадцать пятый день рождения, — продолжил он, — сеньорита Уилсон обнаружила, что унаследовала огромный участок земли здесь, на Менорке. Земли, завещанной ей ее покойным отцом, доном Педро де Фуэго Монтойа.

Волна эмоций захлестнула Анну-Лизу, когда Рамон упомянул имя ее отца. В его голосе было столько любви и уважения! Ясно, что между двумя мужчинами существовала тесная связь, которая делала Рамона Переса частью ее жизни, нравилось ей это или нет. А теперь все сидевшие вокруг стола мужчины склонили головы, как если бы они помнили ее отца совершенно другим, чем она себе его представляла. Отказ матери говорить о нем всегда заставлял Анну-Лизу предполагать, что ее испанский отец совершил какой-то ужасный поступок.

— Эта земля всегда принадлежала ему, — произнес Рамон. — И я не спорю об этом с сеньоритой Уилсон.

Дон Альфонсо подал Анне-Лизе вежливый знак не вмешиваться.

— Вы хотите купить эту землю, чтобы осуществить там свои планы? — спросил адвокат.

— Именно, — подтвердил Рамон, — я думал, что новый владелец finca охотно продаст ее. Так было, пока я не познакомился с сеньоритой Уилсон. Теперь же я понимаю, что у сеньориты Уилсон тоже имеются свои планы. Но, так или иначе, чтобы возродить к жизни апельсиновые плантации, ей будет необходим постоянный источник пресной воды — воды, которая протекает по моей земле.

— Даже если на время забыть о том, что для успеха коммерческой деятельности сеньориты Уилсон ей понадобится пресная вода, дом находится в ужасном состоянии, как я слышал, — заметил один из адвокатов.

— Вы давно не были на finca, — возразил Рамон. — Сеньорита Уилсон уже во многом улучшила состояние дома…

Почувствовав угрожающее покалывание в уголках глаз, Анна-Лиза быстро взяла себя в руки.

— …и дон Альфонсо уверяет меня, что у нее достаточно средств на это, — закончил Рамон.

Вероятно, дон Альфонсо знал что-то такое, чего не знала она, тревожно подумала девушка, откидываясь на спинку стула. Когда она продаст свой скромный домик в Англии, то вырученных денег хватит только на то, чтобы починить крышу и, может быть, проложить хоть сколько-нибудь сносную дорогу к поместью. Но купить у Рамона землю, чтобы иметь возможность орошать свои фруктовые сады?!

Взяв ручку, она уставилась в свой блокнот, словно хотела почерпнуть там какую-нибудь идею.

— Я восстановлю апельсиновые плантации и повышу их урожайность, — упрямо продолжала настаивать она, почувствовав, как у нее пересохло во рту. Это были только планы, планы, которые даже ей казались слишком опрометчивыми и безрассудными. Она приехала на этот остров, не зная ничего о земледелии и еще меньше — об апельсинах. Но всему можно научиться… Она обязательно научится. — Я намереваюсь остаться жить и работать на finca. — Анна-Лиза убедилась, что завладела всеобщим вниманием, — и я постараюсь нанять столько местных жителей, сколько смогу.

Все уставились на нее в немом удивлении, и только Рамон, заерзав в кресле, пробормотал:

— Браво!

— А как же прибрежная полоса? — напомнил ему кто-то. — Полоса, которая так нужна вам для пристани, сеньор Перес? Уверен, что сеньорита Уилсон не включает берег в свои планы по возрождению апельсиновых плантаций.

Анна-Лиза напряглась. Так вот какова его истинная цель! Все его добрые слова — не более чем ловушка. Нужно было послушаться совета дона Альфонсо. Он, по крайней мере, хотя бы был с ней честен!

— Вопрос о побережье не обсуждается, — холодно сказала она.

— Моей клиентке надо во многом разобраться, — произнес дон Альфонсо, оправдывая ее слова, — нам нужен месяц на то, чтобы изучить все детали вместе с сеньоритой Уилсон. И после этого она сможет решить, сколько земли ей нужно для осуществления ее планов, а сколько является излишком.

Все посмотрели на Рамона. Он коротко кивнул.

— Это кажется мне справедливым, дон Альфонсо. Но за месяц многое может произойти, поэтому предлагаю устраивать встречи каждую неделю, чтобы иметь возможность следить за ходом событий.

— Мы это организуем, — сказал один из адвокатов, делая пометку в своем блокноте.

— Нет, — тихо сказал Рамон, крепко опираясь обеими руками о стол, — я сам разберусь с этим.



Анна-Лиза онемела. Оглядевшись вокруг, она увидела, что не одинока в своем удивлении. Непроницаемые лица адвокатов вытянулись, когда они услышали, что Рамон возьмет на себя такое пустяковое дело.

— Это весьма деликатный случай, — продолжал тот, как будто такого объяснения было вполне достаточно, — и я намерен прийти к такому соглашению, которое удовлетворило бы и сеньориту Уилсон, и меня. Ведь, в конце концов, — сказал он, усмехнувшись, — мы теперь будем соседями, к чему бы это ни привело.

Почувствовав силу и упорство своего противника, Анна-Лиза замерла. Избегая проницательного взгляда Рамона, она почувствовала, как часто забилось ее сердце.

Дон Альфонсо уже поднялся из-за стола. Высказывая свои комментарии Рамону, он любезно кивал головой.

— Вы оказываете нам честь, принимая участие в этом деле, сеньор Перес. Я уверен, мы достигнем полюбовного соглашения. Если сеньорите Уилсон и вам будет удобно, я бы хотел назначить наш следующий разговор на это же время, ровно через неделю.

— Как насчет ланча? — спросил Рамон.

— О нет, — быстро произнесла она, — я вовсе не голодна.

— И даже не хотите выпить шампанского? — мягко поддразнил ее он.

— Я никогда не пью в середине рабочего дня, сеньор Перес.

— Вы хотите сказать, что мне не удастся соблазнить вас даже бокалом шампанского?

— Больше никогда не говорите при мне слово «шампанское».

— На данный момент, — пробормотал Рамон, так сильно сжимая пальцами ее руку, что она почувствовала, как ее обдало жаром, опасным и волнующим, — мы всего лишь остановимся перекусить на обратном пути в ваше поместье.

— Я могу взять такси, — ответила ему девушка, стараясь придать своему голосу твердость.

— Зачем делать то, что вовсе не обязательно?

Она остановилась и взглянула на него.

— Я возьму такси, потому что вы были не совсем честны со мной, — попыталась она придумать отговорку.

В ответ он лишь сжал сильнее ее руку.

— О чем это вы говорите? — спросил он, схватив Анну-Лизу за другую руку и повернув девушку лицом к себе.

Перед этим острым, теплым мужским ароматом, смешанным с запахом сандала и мускуса, устоять было практически невозможно.

— Прибрежная полоса… для вашей пристани, — сказала она, отклоняя голову, чтобы спастись от провоцирующего аромата.

— А пресная вода для ваших апельсиновых плантаций? — легко отпарировал он.

Анна-Лиза затаила дыхание, когда он взял ее рукой за подбородок и заставил снова посмотреть на него.

— Вы не говорили мне о своих планах насчет пристани для яхт, — прошептала она и крепко зажмурилась, потому что его пальцы, коснувшись чувствительного места за ее ухом, запутались в ее волосах.

— И дон Альфонсо не сообщил вам, что ваш отец, и я были партнерами, не так ли? — Рамон внезапно отпустил ее.

— Я не уверена… я…

Он нетерпеливо прервал ее:

— И это не единственная информация, которую он утаил от вас. Не правда ли, Анна-Лиза?

Она разделяла раздражение Рамона по поводу некомпетентности своего адвоката, но странная преданность человеку, который когда-то работал на ее отца, взяла над ней верх. Она не станет отказываться от услуг дона Альфонсо. Она просто проштудирует испанское право в свободное время. Свободное время? Да это просто смешно!

— У дона Альфонсо не было возможности посвятить меня в каждую деталь, — небрежно сказала она, заметив тень подозрения в его глазах.

— Не так уж много вы знаете о своем отце, — упорно настаивал он. — Если вы собираетесь жить в его доме, наймете его бывших работников, поселитесь здесь, на земле, где он родился…

— Я думаю, что смогу сама с этим разобраться.

— Хорошо, — согласился Рамон. — Вероятно, еще слишком рано ворошить прошлое. Но, кроме этого, нам еще о многом надо поговорить, и вам вовсе не помешает перекусить со мной. Это будет обычный быстрый ланч безо всякого шампанского. Идет? — спросил он.

Приняв ее молчание за знак согласия, Рамон открыл дверцу своего черного «порше» и посторонился, чтобы дать ей возможность сесть.

Крепко сжав губы, Анна-Лиза заставила себя повиноваться. Рамон захлопнул дверцу. Отступать было некуда. Она смотрела, как он неспешно обходит автомобиль. Такая самоуверенность просто невыносима, подумала она.

Вставив ключ в замок зажигания, он пробудил великолепную машину к жизни и нажал на газ.

— После этой встречи во мне проснулся просто волчий аппетит.

Во мне тоже, молча отметила Анна-Лиза, ощущая, мощную ауру человека, сидящего рядом с ней.

— Может, будет лучше, если я выключу кондиционер и просто уберу крышу?

— Вы умеете читать мысли?

— Иногда, — произнес он с легкой тенью улыбки.



Они выбрали спрятанный в глубине зала уютный столик. Рамон взял у официанта меню в кожаной обложке и скрестил под стулом свои длинные ноги.

— Конечно же, предоставить вам необходимую информацию входит в обязанности вашего юрисконсульта, дона Альфонсо, — произнес он, но выражение его лица говорило: у него нет и малейшего намерения заниматься делами за ланчем.

Анна-Лиза нахмурилась, упрямо намереваясь продолжить начатый разговор.

— Никто не заставит меня продать прибрежную полосу, ни вы, ни кто-либо другой.

— Я не буду обсуждать с вами этот вопрос, пока мы оба чего-нибудь не поедим, — твердо сказал он ей. — Вы позволите мне самому сделать заказ?

— Я вполне в состоянии…

— Ну, тогда я позову официанта.

Несколько мгновений спустя перед Анной-Лизой очутилась целая гора еды, чудом умещавшаяся на одной тарелке, а Рамон был окружен всевозможными горячими и холодными деликатесами, разложенными на бесчисленных тарелочках и блюдах.

— Хотите что-нибудь? — предложил он, поймав ее взгляд. И не успела она отказаться, как он взял с тарелки самую толстую креветку и положил ей в рот.

Когда по ее подбородку стекло немного сока, Рамон вытер его рукой, а потом, не прибегая к помощи салфетки, облизал пальцы.

— Ну, как? — поинтересовался он. Его глаза придавали этому невинному вопросу множество разных других смыслов.

— Превосходно, — буркнула Анна-Лиза. — В следующий раз можете заказать это для меня.

— В следующий раз? — с вызовом спросил он.

Ей нужно было еще столько всего обсудить с ним! Кого она пытается обмануть? Огонь возбуждения уже полностью завладел ею. Нет, нужно бежать от него, от этого искушения! Но он, казалось, вовсе не торопился и заказал кофе для них обоих, обмениваясь шутками с молодым официантом, который разглядывал Анну-Лизу с неприкрытым интересом — до тех пор, пока Рамон не велел ему удалиться.

Когда он опять повернулся к ней, его глаза были черными, как два омута, они просто поражали своей глубиной. Внезапно Анна-Лиза поняла: ему прекрасно известно о том впечатлении, которое он на нее производит. Это было написано у него на лице. Рамон полностью контролировал ее реакцию. Он был ее тюремщиком, а она — заключенным в собственном возбужденном теле. Ее соски набухли и затвердели под великолепной белой блузкой, которую прислали вместе с костюмом.

Интересно, он сам выбирал ей одежду? Очевидно, эта внешняя строгость казалась ему очень сексуальной, ведь он наверняка знал, что под костюмом у нее почти ничего нет. Если бы он остался с ней наедине, а потом очень медленно снял с нее всю эту пуританскую одежду и обнажил ее тело, был бы он рад или же, наоборот, недоволен, увидев, насколько она возбуждена? Она перевела взгляд на его красивое, задумчивое лицо и судорожно заерзала на стуле, безуспешно пытаясь облегчить свои страдания. Но от данной болезни не было лекарства и ничто не могло помочь… И, когда она поймала на себе его сосредоточенный взгляд, ей показалось, что Рамон прекрасно знает об этом.

— Я думаю, нам пора идти, — сказал он, разрушая чары. Он поставил свою чашку с кофе на блюдце. — Я хочу вам кое-что показать. У вас найдется еще один час свободного времени — перед тем, как я довезу вас до дома?

— Да, конечно.

— Отлично, — сказал он, пристально посмотрев на нее, — я буду первый, кто… — Он оборвал себя на полуслове, посторонившись, чтобы пропустить ее вперед, и больше не делал никаких попыток досказать начатое.

Они сели в машину, и Рамон умело повел ее по многолюдным улицам. Наконец город остался позади, и они снова мчались на огромной скорости по главной трассе. Однако теперь путь их лежал к северной части острова, туда, где местность была труднопроходимой, а растительность — пышной и густой.

Анне-Лизе очень хотелось спросить его, куда они едут, но что-то останавливало ее. Странно, но его корректное поведение держало ее в напряжении, а ей так хотелось расслабиться, даже если бы пришлось для этого полностью ему подчиниться.

Глава третья

Когда Рамон остановил машину, небо уже стало слегка розоветь. В сумрачном полусвете деревья, растущие у дороги, простирали к покрытому пылью шоссе свои дымчатые руки-ветви.

— Дальше на машине ехать нельзя, — сказал он, вылезая.

Когда Рамон открыл Анне-Лизе дверцу, она увидела, что они остановились около посыпанной песком тропинки, исчезавшей в темном лесу.

— Мы находимся рядом с морем?

— Эта дорожка ведет к побережью, — подтвердил он, снимая ботинки.

На ногах Анны-Лизы были надеты босоножки на высоких каблуках. Последовав примеру Рамона, она тут же сбросила их.

— Итак, куда вы меня ведете?

— Увидите, — пообещал Рамон, поворачиваясь, чтобы взять ее за руку.

Не доверяя сама себе, она засунула руки в карманы.

Рамон невозмутимо зашагал впереди нее.

— Это довольно необычная экспедиция, — заметил он, — но что-то говорит мне о том, что вы еще не готовы нанести официальный визит.

— Визит? — спросила Анна-Лиза, пытаясь не отставать от него. — Но кому?

— Увидите.

Наконец тропинка привела их к маленькому, лунообразному пляжу. Там, где лес уступал место песку, проходила граница, обозначенная цепью гладких валунов. Словно бусинки в ожерелье великана, подумала она, проходя мимо них вслед за Рамоном.

— Вон там, — сказал Рамон, указывая рукой в сторону холмов. Следуя за его взглядом, Анна-Лиза увидела огромный дом, который гораздо лучше смотрелся бы в Голливуде, чем на выступе холма в этом сельском крае. И, как ей показалось, дело было вовсе не в том, что зданию чего-то недоставало — какое там! Просто, на взгляд Анны-Лизы, совершенные линии этой современной постройки и разбитый около нее строгий сад казались совершенно неуместными среди грубого известняка и буйной растительности.

— Это поместье, очевидно, принадлежит какому-нибудь педанту, — пробормотала она себе под нос.

— Весьма наблюдательно с вашей стороны, — довольно заметил Рамон.

— Вам не следовало подслушивать, — укоризненно сказала она, — кому принадлежит этот дом?

— Он принадлежал вашему покойному отцу…

— Моему отцу! — Анна-Лиза не понимала, почему эта новость так задела ее. Но это казалось неправильным, невозможным…

— Вы разрешите все объяснить? — спросил Рамон. Она обернулась и увидела, что он прислонился к сучковатому стволу дерева, скрестив на груди руки и наблюдая за ней. Свет, проникавший сквозь листву, только подчеркивал необыкновенную привлекательность его загорелого лица. Неужели все, что ей суждено узнать о своем отце, она узнает от Рамона? Анна-Лиза буквально разрывалась между отчаянным желанием раскрыть тайны отца и страхом стать зависимой от человека, который представлял для нее реальную опасность и чьи намерения были ей абсолютно непонятны.

Но вскоре ее мысли были прерваны появлением на террасе эффектной женщины средних лет. Одетая в красное обтягивающее платье для коктейлей, она двигалась с большим изяществом, а ее пепельные волосы, собранные в элегантную прическу, были безупречны.

— Кто это? — тихо спросила Анна-Лиза. Рамон встал рядом с ней.

— Это сеньора Фуэго Монтойа. Вдова вашего отца.

Анна-Лиза застыла на месте. Все, что она узнала о своем отце, с тех пор, как приехала на остров, постепенно уменьшало в ней чувство презрения к нему. Но чем больше менялась ее прежняя точка зрения, тем сильнее вспыхивали новые чувства, до настоящего момента дремавшие в сердце. Она метнула взгляд на свою мачеху, всеми силами пытаясь не возненавидеть ее. Анна-Лиза не могла тщательно рассмотреть ее с такого расстояния, но она была готова поклясться, что туфли этой женщины, впрочем, как и помада, безукоризненно подходили к платью. Что-то в сеньоре Фуэго Монтойа говорило о том, что ни одна модная деталь туалета не могла ускользнуть от ее внимания.

Рамон участливо дотронулся до ее руки:

— Вы в порядке? Разве вы не знали, что ваш отец был женат?

Пытаясь контролировать свои эмоции, Анна-Лиза прикрыла рот рукой. Она была не в состоянии описать словами свои ощущения, и прошло некоторое время, прежде она смогла, наконец, дать ответ:

— Да, да, конечно же.

Реальность оказалась более суровой, чем она себе представляла.

Рамон слегка сжал ее руку.

— Я думаю, что на сегодня вы уже достаточно видели. Пойдемте, пойдемте отсюда, Анна-Лиза.

— Вы обещали мне все объяснить, — упрямо сказала она, сосредоточив свой взгляд на женщине, укравшей у нее отца.

— В машине, — пообещал ей Рамон.

Его решительность поборола все ее возражения, и она не выказала никакого сопротивления, когда он увел ее прочь.

Но когда они оба уселись в «порше», Рамон только крепко сжал руль и нахмурился.

— В чем дело? — спросила его Анна-Лиза. Он недоверчиво посмотрел на нее.

— Во время нашей сегодняшней встречи я начал подозревать, что вы весьма мало знаете о вашем испанском наследстве, — сказал он. — А теперь сомневаюсь, знаете ли вы о нем хоть что-нибудь.

— Я благодарна вам за то, что вы показали мне дом моего отца…

Анна-Лиза не успела договорить, как Рамон нетерпеливо оборвал ее:

— Ваш отец никогда не жил здесь. Извините, если я ввел вас в заблуждение. Он жил на finca. А когда он заболел, когда поместье и апельсиновые плантации стали для него слишком обременительны, он переехал в маленькую квартиру в Маоне, расположенную прямо над нашими офисами. Дом, который я только что показал вам, он построил для своей жены, Клаудии, по ее вкусу, а не по своему. — Рамон намеренно сделал акцент на имени ее мачехи, чтобы не было никаких недоразумений.

— Я ничего не понимаю, — призналась Анна-Лиза, прикрывая глаза рукой, — и более того, я даже не уверена, что хочу это понять.

Рамон недоверчиво покачал головой.

— Разве вы не хотите оживить ваши воспоминания, Анна-Лиза?

— В том-то и дело, — произнесла она, ощущая, что скрывать свои чувства становится все сложнее, — что у меня нет никаких воспоминаний и мне нечего оживлять… По крайней мере, тех воспоминаний, которые касаются моего отца.

— Вы позволите мне помочь вам?

Анна-Лиза отвернулась и невидящим взглядом уставилась в темноту. Рамон Перес был самым последним человеком на земле, которому она смогла бы довериться.

— Знаете, а вы очень похожи на него, — тихо сказал он, — те же чудесные черные волосы, те же волевые черты лица…

— Пожалуйста, прекратите… — попросила она сдавленным голосом.

— Я бы узнал вас где угодно, Анна-Лиза, даже еще до того, как понял бы, насколько вы упрямы…

— Прекратите! — раздался в тишине ее крик, полный муки. Казалось, сам воздух вокруг них наполнился этой глухой болью. — Отвезите меня домой, пожалуйста.

Рамон сделал движение, словно хотел дотронуться до нее, утешить, но потом передумал. Резким движением руки он включил мотор, убрал ручной тормоз и вывел машину на дорогу.



Анна-Лиза сидела перед зеркалом у своего туалетного столика. Все сказанное Рамоном крепко засело у нее в голове и полностью завладело мыслями. Итак, она кое-что узнала о человеке, которому обязана своей внешностью и темпераментом. Ее мать была типичной англичанкой, с пушистыми светлыми волосами, белой кожей и светло-зелеными глазами. Об англосакских корнях Анны-Лизы свидетельствовала лишь светлая кожа. В остальном же, она была совершенной испанкой, с блестящими глазами цвета патоки и черными волосами.

Ей необходимо увидеть фотографию своего отца. Называйте это, как хотите: абсолютной бессмыслицей или же смертельным любопытством. А может, она просто надеялась увидеть в его глазах что-то, что объяснило бы ей причину, по которой он бросил ее мать.

И как раз в тот момент, когда она сидела и размышляла, где бы найти такую фотографию, зазвонил телефон. Ее рука потянулась к трубке. Должно быть, это дон Альфонсо хочет уточнить дату следующей встречи.

— Анна-Лиза?

— Рамон!

— С вами все в порядке?

Он позвонил! Ее сердце учащенно забилось при звуке его голоса. Более того, он беспокоился о ней. И это заставило сердце колотиться с утроенной скоростью.

— А что со мной может случиться?..

— Хотите, я приеду?

На этот раз повисла долгая пауза.

— Сюда? — наконец спросила она.

Его смех, раздавшийся в трубке, заставил ее понять, как сильно она этого желает и насколько это опасно.

— Не переживайте, — сказал он, — я просто хотел убедиться, что с вами все нормально, после того как…

— В этом нет никакой необходимости, Рамон, — быстро произнесла Анна-Лиза, чтобы не успеть передумать, — я в полном порядке.

— Вы уверены?

Анна-Лиза задержала дыхание.

— Я уверена, — твердо проговорила она. Никогда еще ее слух не был таким острым, как в тот момент, когда она напряженно ожидала его ответа.

— Конечно же, — ответил он, — ну, тогда до встречи через неделю. Если до того времени у вас возникнут какие-нибудь вопросы ко мне, я буду рад ответить на них.



Однако через неделю Рамон не явился на встречу в офисе дона Альфонсо. Не появился он и через две недели. Конечно же, этому не следовало придавать какого-либо значения, но Анну-Лизу почему-то его отсутствие выбило из колеи. В первый раз адвокаты никак не объяснили отсутствие Рамона, и девушка почувствовала, что об этом не стоит спрашивать. Когда ситуация повторилась, она забыла про всякую осторожность.

— Боюсь, я вынуждена настоять на том, чтобы сеньор Перес явился на следующую встречу.

При слове «настоять» адвокаты Рамона напряглись.

Дон Альфонсо быстро вскочил:

— Прощу вас, поймите позицию моей клиентки, — сказал он, глядя на Анну-Лизу. — Она желает, как можно быстрее покончить с этим делом.

— Сеньор Перес очень занятой человек, — заметил адвокат Рамона.

Тон этого молодого человека задел Анну-Лизу за живое.

— И я очень занятая женщина, — холодно ответила она. — Если сеньор Перес не явится и на следующую встречу, я буду считать, что он больше не заинтересован в покупке части моего побережья.

— Но он в Англии, сеньорита Уилсон, — ответил ей тот же самый адвокат, пожимая плечами.

С Маргаритой? — подумала она, на мгновение, прикрыв глаза.

— Из-за соревнований? — сказал дон Альфонсо, не то, спрашивая, не то утверждая.

Какие еще соревнования? Или он опять о чем-то не проинформировал ее? — раздраженно размышляла Анна-Лиза.

Собрав документы, она отодвинула кресло и встала.

— Откровенно говоря, джентльмены, меня не интересует, чем он занят. Либо я увижу сеньора Переса на следующей неделе, либо можете считать эти переговоры законченными.

И, весьма довольная собой и своим заявлением, Анна-Лиза вышла из офиса, направляясь к небольшой машине, которую недавно купила. Она почувствовала себя еще лучше, быстро мчась по пустынному шоссе. Потом девушка свернула на неровную и ухабистую дорогу, ведущую к finca. Продажа ее дома в Англии прошла весьма гладко. Она использует вырученные деньги на ремонт дороги. Правда, после этого у нее почти ничего не останется, разве что только небольшая сумма. Она пригодится, когда станет совсем, туго.

— Что за?.. — Анна-Лиза резко остановилась около дома и почти что выпрыгнула из салона. — Прекратите! Прекратите сейчас же! — в бешенстве закричала она.

Расползшиеся по всей крыше рабочие сдирали с нее последнюю черепицу. Они и виду не подали, что расслышали ее. Лестницы, словно пьяные, опирались о шероховатые стены, а хлопья старой штукатурки и строительного мусора летали вокруг подобно грязному снегу. Постояв там всего несколько секунд, Анна-Лиза почувствовала, что ее блестящие черные волосы уже покрылись толстым слоем серой пыли.

Наконец один из рабочих ответил на ее неистовые жесты и крикнул ей вниз:

— Сеньор Перес приказал…

Задохнувшись от возмущения, Анна-Лиза закричала:

— Сеньор Перес не имеет здесь никакой власти! Да как он смел…

Мужчина, растянув губы в желтозубой ухмылке, лишь пожал плечами:

— Вы хотите, чтобы мы прекратили?

— Да! То есть, нет! — Анна-Лиза в отчаянии оглянулась вокруг. Аккуратно сложенные груды абсолютно новой кровельной черепицы находились в одном углу двора, в то время, как кучи старой, расколотой, усыпали всю землю.

— Где сеньор Перес? — спросила она. — Нет! — Она сделала рукой отрицательный жест, как только услышала слова «Англия» и «Маргарита».

— В Англии, на соревнованиях, вместе с Маргаритой, — яростно проговорила она, ходя туда-сюда и обдумывая, что делать дальше.

— Нет, нет, сеньорита! — крикнул другой голос с крыши, — сеньор Перес уже вернулся домой.



— Все в порядке, Родригес. Можешь оставить нас, — отдал распоряжения своему мрачному слуге Рамон. — И, джентльмены, — добавил он, поворачиваясь к сидящей с ним за столом группе людей в строгих костюмах, — мы продолжим наше совещание через час.

Всего один час? Анна-Лиза вскинула брови. Его не было на протяжении нескольких недель, он пропускал их собрания, сыграл злую шутку с ее домом и действительно надеется избавиться от нее в течение часа?

— Анна-Лиза, — сказал он, когда все удалились из комнаты, — какой приятный сюрприз. Чем могу быть полезен? — произнеся, эти слова, он откинул назад волосы.

— Не шутите так со мной! — выпалила она. — Вы уже и так слишком много для меня сделали!

— Правда? — пробормотал Рамон, отворачиваясь, чтобы взглянуть в окно, но Анна-Лиза все же успела заметить в его глазах выражение крайнего торжества. — Как нехорошо с моей стороны.

— Я не шучу, Рамон.

— Я понимаю, — отозвался он, обернувшись столь внезапно, что она вздрогнула. — Примите мои извинения, — мягко сказал он, но его следующая фраза все испортила: — Я должен был догадаться, каким разочарованием это окажется для вас.

Разочарованием?! Теперь он направлялся прямо к ней.

— Не имею ни малейшего понятия, о чем вы говорите, — вспыхнула Анна-Лиза, отступая поближе к двери.

Он остановился и пожал плечами:

— Я имею в виду ожидание. — Теперь в его глазах светилось неподдельное удовольствие. — Все эти проблемы на нашем пути, — пробормотал он, проводя рукой по ее щеке.

Она резко отскочила назад:

— На каком пути?

— На пути соглашения, заключенного между нами, — пояснил он, снова отстраняясь.

Анна-Лиза нервно сглотнула, когда увидела, как его тонкие, загорелые пальцы поправляют галстук. Как легко поддаться на его чары, пожалуй, даже слишком легко. Она решительно собралась с силами.

— В самом деле, Рамон, я должна настоять на…

— Вы должны настоять? — Он изумленно посмотрел на нее, и ей показалось, что вместо того, чтобы собраться с мыслями, она еще больше растерялась. И затем, подойдя к ней так близко, что она прижалась спиной к двери, он прикоснулся к ее пухлым губам подушечкой большого пальца.

Она хотела отстраниться от него, но деваться было больше некуда.

— Моя крыша… — произнесла она, задыхаясь и пытаясь прикрыть свои губы рукой.

— Ах да, ваша крыша, — пробормотал он, глядя на ее руку.

— Вы начали ремонтировать ее, — выдохнула она. Бросив на нее резкий взгляд, он отвернулся.

— Да, начал, пока она не обрушилась.

— Но это не ваша крыша, чтобы чинить ее! — возразила Анна-Лиза.

— Можете считать это проявлением соседского участия, если вам от этого будет легче.

— Я не смогу вернуть вам деньги, — напряженно произнесла она, — по крайней мере, не в ближайшее время.

— А я разве попросил вернуть мне деньги?

— Но ведь вы попросите, — вставила девушка, мечтая о том, чтобы ее дыхание восстановилось.

Он снова повернулся к ней лицом, дотрагиваясь рукой до своего небритого подбородка.

— Возможно, мы совершим обмен.

Мысль о том, как этот колючий подбородок прикасается к ее лицу, взволновала Анну-Лизу.

— Я не собираюсь участвовать в разделе, какой бы то ни было земли, так как вы даже не являетесь на назначенные встречи! — Ее взгляд скользнул по его глазам и остановился на губах.

— Я приношу свои извинения. Семейные обстоятельства потребовали моего немедленного присутствия. Для меня семья всегда стояла выше бизнеса. Я был нужен Маргарите… — Он пожал плечами.

Почувствовав, как неприятный холодок пробежал у нее по спине, Анна-Лиза слегка вздрогнула. Она прекрасно поняла его желание намекнуть ей о том, что он женат.

— Я обещаю вам, что непременно буду присутствовать на следующей встрече.

Вежливый стук в дверь прервал их.

— Войдите, — властным тоном сказал Рамон. В комнату вошел Родригес.

— К вам посетитель, сеньор Перес. — Он строго поглядел на Анну-Лизу, потом подошел к Рамону и что-то тихо прошептал ему на ухо.

Лицо Рамона стало суровым. Повернувшись к девушке, он произнес:

— Простите меня, Анна-Лиза, но боюсь, что я буду вынужден отложить наш разговор до другого раза.

— Насчет крыши…

— Позвольте моим людям закончить эту работу, если уж они ее начали, — предложил он, — мы поговорим об оплате во время нашей следующей встречи. Можете быть уверены, что мои условия будут самыми честными. — Прищурившись, он окинул ее долгим оценивающим взглядом. — Самое главное — это то, что вы целы и невредимы. Если бы с вами что-нибудь случилось, я не хотел бы, чтобы это оказалось на моей совести.

Лицо Анны-Лизы осталось невозмутимым, но сердце ее до сих пор ныло из-за его унизительного для нее упоминания о Маргарите. Однако казалось, что Рамон совершенно не мучился угрызениями совести.

— До встречи, сеньор Перес.

— Рамон, — напомнил он ей, вежливо кивнув.

— Сеньор Перес — сухо повторила она. И, гордо вскинув голову, вышла из комнаты.

Проходя через холл, Анна-Лиза увидела женщину, проследовавшую за Родригесом в комнату, которую она только что покинула. Что-то в походке незнакомки напомнило девушке сеньору Фуэго Монтойа. Даже звучание этого красивого, отлично поставленного голоса было в точности таким, как она себе представляла. Обернувшись, Анна-Лиза поняла, что не ошиблась. Но какие дела могли быть у Рамона с вдовой ее отца? Может, они вдвоем что-то замышляли? Если это так, то тогда речь шла уже не только о побережье, но и обо всем поместье целиком!

Сбегая вниз по ступенькам главной лестницы, Анна-Лиза начала сопоставлять факты. Рамон специально позаботился о том, чтобы она оказалась в огромном долгу перед ним. Он специально пропускал встречи. Может, он был уверен, что сможет получить бесплатно то, что сначала намеревался купить? Неужели он просто пытался выиграть время? Никакие моральные устои ему неведомы. Он знал, что Анна-Лиза увлечена им, женатым мужчиной, и не сделал ничего, чтобы воспрепятствовать этому. Теперь она была абсолютно уверена в том, что ему просто нравилось смущать ее. А что же сеньора Фуэго Монтойа — ее мачеха?.. Одна только мысль о ней заставила Анну-Лизу почувствовать себя еще более беззащитной. Конечно же, та вполне могла питать ненависть к падчерице, которую никогда не видела. Падчерице, унаследовавшей огромный кусок земли, без ее ведома.

Все это просто ужасно. Сын партнера ее покойного отца и ее мачеха состояли в заговоре против нее…



* * *


Когда Анна-Лиза въехала во двор finca, даже вид новой крыши из красной черепицы не смог успокоить ее. Но она была вынуждена признать, что рабочие потрудились на славу. Вокруг было чисто и аккуратно, без какого-либо намека на царивший здесь недавно беспорядок. Это была очень качественная работа… но за качество надо платить.

Она решила искупаться, чтобы успокоить нервы. Стремительно войдя в дом, Анна-Лиза вытащила свое бикини из ящика комода и быстро переоделась. Но как только она сбросила с себя костюм от Армани, напряжение ее только усилилось. Этот наряд стоил целое состояние. И кроме него было еще нижнее белье, шелковая блузка и одежда, полученная от Маргариты… Она застонала. Рамон поймал ее на удочку, как какую-нибудь глупую рыбку. Теперь она до конца своих дней будет выплачивать долги сеньору Крианца Пересу и его семье.

К тому времени, как она спустилась к пляжу, солнце, похожее на огромный оранжевый мяч, уже висело над горизонтом. Легкий морской бриз играл волнами, которые, вздымаясь, разбивались о скалы, выбрасывая в теплый вечерний воздух хлопья белой пены. Стремясь поскорее ощутить приятную прохладу морской стихии, Анна-Лиза бросилась в воду и поплыла, отдаваясь волнам в безрассудном восторге, словно море, действительно могло помочь ей остудить ее эмоции. Когда привычный ритм ей наскучил, Анна-Лиза поплыла еще быстрее, не обращая внимания на то, что все дальше удаляется от берега. И только когда солнце начало погружаться в океан, девушка опомнилась и повернула назад. Но течение было неумолимым. Она с усилием гребла, а мысли неистово крутились в ее голове. Единственное, что могло спасти ее в этом быстро темнеющем море, была видневшаяся вдалеке яхта Рамона. Последней надеждой Анны-Лизы было плыть к ней, плыть ради спасения своей жизни… Но она быстро начала уставать, и с каждым взмахом рук казалось, что волны становились все больше и сильнее. Морская вода попала в рот, она начала захлебываться. Когда она погрузилась под воду, перед глазами вместо всей прожитой ею жизни стояло все то же харизматическое лицо, наполнявшее все ее мечты. Чувствуя, что ее затягивает все глубже и глубже, она отчаянно боролась, пытаясь прорваться сквозь темную массу воды. Но беспощадное течение тащило ее в сторону, переворачивая на бок, и вытянутые руки, не достигли ничего, кроме слабо залитой лунным светом поверхности воды. Вскоре остатки сил покинули ее, и Анна-Лиза почувствовала, как грудь словно сдавило железным обручем…



Когда Рамон вытащил ее, кашляющую и задыхающуюся, из воды, она просто остолбенела, услышав хлынувший на нее поток испанских ругательств.

— Рамон! — восторженно вскрикнула она, пытаясь повернуться в его руках.

— Успокойтесь, дурочка! Вы что, хотите утопить нас обоих? — резко прикрикнул на нее он, с усилием гребя к берегу.

Вытащив ее из воды и убедившись, что с ней все в порядке, он почти, что бросил Анну-Лизу на песок у своих ног.

— Глупая девчонка! — взревел Рамон. — Что, черт возьми, вы там делали?

Его голос был безжалостным, и, когда она решила рискнуть и взглянуть на него, каждый напряженный мускул на его лице выдавал всю глубину охвативших его эмоций. И, что оказалось еще хуже, Рамой был одет к обеду. Перед тем, как нырнуть за ней в воду, он сбросил лишь ботинки. Черные брюки и черная шелковая рубашка облегали его тело, как вторая кожа. Костюм погиб безвозвратно.

— Простите, — выдохнула Анна-Лиза, — я просто плохо знаю…

— Что вы плохо знаете? — резко оборвал ее он. — Как тонут люди?

Когда она начала бормотать какие-то извинения, Рамон присел на корточки рядом с ней, взял за плечи и слегка потряс, чтобы привести ее в чувство.

— Ну, ну, будет, — произнес он. — Взяв Анну-Лизу за подбородок, он заставил ее посмотреть на него. — Больше никакого плавания в темноте, comprende[8]?

— Хорошо, хорошо. — Он был так близко… слишком близко. Она напряглась, готовая оттолкнуть его, а потом вдруг расслабилась. Он ведь только что спас ей жизнь…

— Море не признает победителей, Анна-Лиза, — сурово сказал ей он. — В прошлый раз, когда вы тоже поступили глупо, я предупреждал вас. Теперь говорю вам это еще раз. Никогда больше не плавайте в море одна.

Убедившись в том, что ее раскаяние было искренним, Рамон встал и сдернул с себя рубашку.

Как ни была утомлена Анна-Лиза, но все ее чувства обострились, когда она увидела его широкие плечи, сильные, красивые руки и упругие мускулы его загорелой груди. Когда он взялся за пряжку ремня и начал стягивать с себя мокрые брюки, она инстинктивно отвернулась, скрестив на груди руки и поджав под себя ноги.

— Все в порядке, можете теперь повернуться, — сказал он.

Она должна была знать, что ему нельзя доверять! Она уже видела его до этого в плавках, но они были предназначены для купания. А обтягивающие черные шелковые трусы для этого совсем не подходили. Она закрыла глаза.

— Кажется, это маленькое приключение лишило вас дара речи, — язвительно заметил Рамон. — Я думаю, вам лучше пройти со мной… высохнуть и согреться, пока вы не заболели. Вон за теми скалами пришвартована моя яхта. Вы сможете принять там горячий душ и надеть сухие вещи.

Анна-Лиза слегка улыбнулась.

— Я думаю, мне лучше пойти домой, — решительно произнесла она.

— В вашем нынешнем положении этот вариант не рассматривается, — твердо возразил ей Рамон.

— Нет, на самом деле. Я думаю, так будет лучше.

— А я думаю, что будет лучше, если вы отправитесь со мной, — решительно заявил он, — у меня на борту есть много махровых халатов.

— Нет, простите, но…

— Вы обязательно пойдете. — Решив, что уже привел достаточно много аргументов, Рамон помог ей подняться. — Вы оказались весьма беспокойной соседкой, Анна-Лиза Уилсон.

— И весьма дорогостоящей, — сказала она и нервно рассмеялась, почувствовав, как тепло, исходящее от его тела, проникает в нее.

— Вы ели сегодня что-нибудь?

— Нет… — нерешительно призналась она.

— Ну, тогда мы решим и эту проблему.

— О нет, я…

— Возражения не принимаются.

Она уже по опыту знала, что будет лучше согласиться, по крайней мере, на предложение ужина и сухой одежды. Она взглянула на него сквозь слипшиеся от морской воды ресницы.

— Вы спасли мне жизнь. Как я могу…

Он резко оборвал ее похвалу:

— Самой лучшей благодарностью для меня будет, если вы пообещаете, что никогда больше не будете рисковать так, как сегодня.

— Я никогда до этого не плавала так поздно, — произнесла она.

— Да вы могли погибнуть! Madre de Dios![9] — воскликнул Рамон, испугав ее своей горячностью.

— Извините, я не могу понять…

— Я тоже не могу понять, — вспыльчиво прервал ее он, — как Анна-Лиза Уилсон, о которой я столько слышал в поселке, могла совершить нечто подобное!

Значит, о ней говорили в поселке, и, что хуже всего, Рамону было известно об этих сплетнях.

— Что вы слышали обо мне? — спросила она, нетерпеливо ожидая ответа. Ее навыки садовода не выдержали бы строгой критики.

— Самостоятельность сеньориты Уилсон, ее сообразительность, ее здравый смысл… Здравый смысл?! — взорвался он.

Прошло несколько мгновений, прежде чем она поняла, что он дразнит ее. Вдруг он схватил ее за руку:

— Вы ведете себя таким сумасшедшим образом только из-за меня?

— Не будьте смешны! — запротестовала Анна-Лиза, пытаясь не замечать, что они оба практически обнажены.

На некоторое время между ними повисла тишина, а потом он отпустил ее.

— Вы вся дрожите. Совсем не удивительно, после того, что вы пережили. Нам лучше пойти.



Оказавшись вновь в своей постели, Анна-Лиза села, обхватив руками колени. Помадкин лежал у ее ног, и она слышала, как кошки бродят за дверью.

Никто не мог ожидать, что ее столь драматическое спасение закончится именно так…

После того, что произошло, она была очень подавлена, и он тоже… Она нахмурилась, подыскивая правильные слова. Весьма рассудительно? Нет, слово «рассудительно» сюда не подходило.

Ей теперь придется решать еще одну проблему, не говоря уже о новом предмете одежды. На этот раз речь шла о банном халате, прибавившемся к ее коллекции трофеев, добытых в семье Крианца Перес. Но чем чаще она видела Рамона, тем больше…

Неожиданно раздавшийся звонок телефона прервал ее мысли. Она услышала голос, и у нее перехватило дыхание.

— Я звоню, чтобы убедиться, что с вами все в порядке.

Это была абсолютно банальная фраза. Однако в его голосе чувствовались не только забота, но также теплота и сочувствие.

— Я действительно сожалею о том, что произошло сегодня ночью, — честно призналась она, пытаясь направить разговор в безопасное русло. — Спасибо вам за все, что вы для меня сделали, и за то, что позвонили.

— Никогда больше не поступайте со мной так, — произнес он почти что шепотом.

— Мне жаль вашу одежду… — услышала она свой собственный ответ.

— К черту одежду. Вы…

— Настоящая головная боль для вас. Я знаю, — неловко попыталась пошутить она, чтобы отвести разговор от опасной темы.

— Вовсе нет, я просто собирался сказать, что вы уникальны, — поправил ее Рамон.

Анна-Лиза приказала себе ни в коем случае не придавать этой фразе какого-то особого значения. Ведь каждый человек, в конце концов, уникален, в этом нет ничего удивительного.

— Я собираюсь пригласить вас поужинать со мной завтра вечером, — произнес Рамон.

— А если я откажусь?

— Не отказывайтесь.

Эта фраза привела ее в трепет. Но, вспомнив о Маргарите, она поспешила добавить:

— Только учтите, что мой вечер начинается довольно рано.

— Вот и отлично, я уверен, что смогу согласовать это с моими планами.

— Буду ждать с нетерпением.

— Я тоже, — тихо произнес Рамон. — Спокойной ночи, Анна-Лиза… Приятных вам снов.

— Спокойной ночи, Рамон, — прошептала она и задумалась, все еще прижимая к себе трубку, в которой давно уже раздавались короткие гудки.

Глава четвертая

Анна-Лиза проснулась, словно от толчка. И только когда раздалось второе по счету пронзительное кукареканье, она поняла, что так резко пробудило ее после неспокойной ночи.

— Чертова птица! — простонала она, взглянув на часы. Еще не было и пяти. Но важный куриный воевода с каждым утром просыпался все раньше, — что было явным признаком приближающейся весны. Даже плотно накрыв голову подушкой, она все равно продолжала слышать его пронзительные крики.

Смирившись и отбросив подушку, Анна-Лиза зевнула, потянулась и глубоко вздохнула, подумав о предстоящем вечере с Рамоном. В этот раз она не подкачает. Никакого шампанского, никаких сомнительных нарядов и, конечно же, никаких ночных заплывов.

Покормив животных и прибравшись в доме, она решила посетить новый косметический салон, совсем недавно открывшийся в Маоне, и купить себе что-нибудь из одежды. Это было недешево, но она специально отложила деньги, чтобы подбодрить себя в сложный момент, потратив их на наряды. И после того, что случилось прошлой ночью, это было, как нельзя кстати! Кроме того, она хотела выглядеть на все сто, чтобы сразить Рамона наповал.

Анна-Лиза вышла из дома. Яркое солнце уже играло красноватыми бликами на терракотовых булыжниках, которыми был вымощен двор. Когда она только приехала, ее удивляло, как быстро утренняя заря на Менорке прогоняла душную ночь. Здесь не было никаких томительных серых сумерек, к которым она так привыкла в своей туманной Англии. Утро наступало очень рано и быстро. И это ей нравилось гораздо больше.

— Из тебя выйдет отличный суп, — поддразнила она петушка, бросив ему на землю горсть зернышек. Но он прекрасно знал ее и только чуть громче кукарекнул, присоединяя свой голос к соседскому хору.

Отвлеченная, более сладкоголосым пением птичек, поселившихся в ее апельсиновых садах, Анна-Лиза перешла двор и направилась туда, откуда открывался наилучший вид всего ее владения. Она никак не могла привыкнуть к мысли, что вся простирающаяся до горизонта долина и даже окутанные туманом холмы принадлежат ей.

Опустив на землю корзину с кормом, она вскарабкалась на нижние слеги деревянных ворот, отделявших двор от земельных угодий, и подперла руками голову. Ранние зеленые листочки только-только начали показываться на извилистых черных ветках апельсиновых деревьев, а легкий ветерок, повеявший с полей, доносил до нее нежные ароматы тимьяна и дикого мирта, уничтожавшие последние страстные мускусные запахи средиземноморской ночи.

— Святые небеса! — воскликнула она, оглядываясь. Было сложно поверить, что этот рай может существовать на самом деле.

По дороге к дому Анна-Лиза не переставала улыбаться. Сразу же после салона красоты она зашла в магазин купить себе новое платье. Белое, простого покроя и чрезвычайно изящное, оно стоило слишком дорого. Но это не имело значения, по крайней мере, сегодня. Сегодня был особенный день. День, который должен был определить всю ее дальнейшую жизнь. Никогда еще до этого момента на нее не наводили такого лоска. Не существовало и дюйма ее тела, который не был бы вычищен, выщипан, отполирован и ухожен. После того, как ее от шеи до лодыжек покрыли толстым слоем чего-то липкого, вязкого и зеленого, завернули в большой лист фольги и слегка «пропекли», а затем, наконец, сполоснули под холодной струей воды, Анна-Лиза была готова ко всему.



* * *


Едва успев, остановив машину, она сразу же выскочила из нее.

— Эй! Что вы делаете? — услышала она свой охрипший голос и полностью забыла о том, как одета.

Стремглав подбежав к деревянным воротам, она не стала терять время на их отпирание, а просто перелезла через них, порвав при этом платье. Продираясь сквозь разросшийся кустарник, она несколько раз споткнулась, пытаясь преодолеть нагромождения только что обрезанных веток деревьев. Не обращая внимания на то, что царапает новые туфли, пачкает и рвет элегантное белое платье, она спешила поскорее добраться туда, где заметила незваного гостя.

Ее ноги и руки были покрыты царапинами и занозами, но ничто уже не имело значения, ничто, кроме желания остановить это бесчинство. Потеряв дар речи, Анна-Лиза смогла только взмахнуть руками в безнадежной попытке выразить свое потрясение и выдохнуть:

— Что вы наделали?!

Лицо мужчины, к которому она обращалась, было таким же грубым и темным, как и ветки дерева, к которым он прикасался.

— Buenos tardes, senorita![10] — произнес он, не обращая никакого внимания на ее страдания. И, взмахнув своей засаленной шляпой, ухмыльнулся, обнажив прокуренные редкие зубы.

Анна-Лиза в отчаянии уставилась на него. Этот вандал носил одежду, которую, вероятно, передавали из поколения в поколение и никогда не стирали. На поясе у него висела связка всевозможных секаторов и ножниц, а в черных глазах можно было заметить выражение крайнего любопытства.

— Значит, вы и есть дочь дона Педро! — воскликнул он с сильным акцентом и стукнул себя в грудь. — А я — Энрике Карадонда.

— Меня не волнует, кто вы такой, — резко отрезала Анна-Лиза. — Я думаю, вам следует объяснить, что вы здесь делаете и что это такое! — Она свирепо указала на кучи веток, разбросанные по земле. Ее прекрасные апельсиновые деревья превратились в ободранные скелеты.

— Я работаю, — обиженно ответил Энрике и пожал плечами, — сеньор Перес…

При упоминании имени Рамона Анна-Лиза порывисто и сердито вскрикнула и приказала Энрике удалиться.

— Да, сеньорита, — дружелюбно согласился Энрике, — скоро уже начнет темнеть, я вернусь завтра.

— Вы не сделаете…

Но Энрике уже развернулся и пошел по направлению к поселку, быстро исчезая в сгущавшихся сумерках.

Медленно поглядев вокруг, Анна-Лиза почувствовала, как к ее горлу подкатывают рыдания. Она была такой доверчивой, слишком доверчивой. Как только Рамон мог решиться сделать такое? Неужели ему так не терпелось поскорее разрешить вопрос о постройке своей пристани для яхт? Если он думает, что, проделывая подобные штучки, ему удастся выжить ее отсюда, то он сильно заблуждается. Имение принадлежит ей, и она может делать с ним все, что захочет.

Она устало вздохнула и попыталась определить размер нанесенного ущерба. Деревья ни за что не успеют поправиться к тому времени, когда нужно будет снимать урожай. А если она ничего не продаст, то, как же она сможет поправить свое финансовое положение и выдержать следующий год? Обиднее всего было то, что все это случилось именно тогда, когда она была в салоне красоты и радовалась тому, как хорошо идут дела! Она сжала грязные руки в кулаки. Ну и задаст же она Рамону Пересу!

Мчась в своем автомобиле по узкой дороге, Анна-Лиза услышала резкий скрежет и все нарастающий скрип, но продолжала ехать. Раздался ужасающий треск, и, резко дернувшись, машина остановилась. Мотор заглох и никак не заводился. Наконец Анна-Лиза все же заставила ее поехать, и на всем оставшемся пути ее преследовал этот зловещий скрежещущий звук.

— Отлично, — свирепо пробормотала она себе под нос, увидев стройную фигуру Рамона около черного «порше». Очевидно, он как раз собирался выезжать за ней. Ну что ж, она избавила его от этой необходимости. Резко нажав ногой на тормоз, она ухитрилась припарковаться в миллиметре от машины Рамона. Затем распахнула дверцу и со скоростью молнии вылетела из автомобиля, чтобы задержать нахала.

Но Рамон двигался гораздо быстрее, чем она, и, в один прыжок, оказавшись позади нее, опустился в кресло, которое она только что освободила. Дернув за ручной тормоз, он прокричал в открытую дверцу:

— Я думаю, вы кое-что забыли!

Вылезая из машины, Рамон неодобрительно покосился на водительскую дверцу, захлопнувшуюся только с третьей попытки.

— Ну вот, никаких повреждений нет, — сказал он, похлопав по крыше ее дешевой машины.

— Умерьте ваши, сарказм и высокомерие, — попросила Анна-Лиза, — мне надо с вами кое о чем поговорить.

— Но у нас будет полно времени, чтобы обсудить все за ужином, — произнес Рамон, раздражающе растягивая слова. Окинув ее взглядом с головы до ног, он усмехнулся: — А что, разорванное платье и разводы грязи — сейчас последний крик моды, или я что-то упустил?

— Нет, — сказала она, прикрывая рукой обнаженное бедро. — И я не понимаю, как у вас еще хватает наглости говорить об ужине!

— А разве это не то, о чем мы договаривались? — спокойно спросил он. — Мне кажется, что совместный ужин — отличный способ обо всем поговорить.

— Это потому, что вы не видели того, что видела я.

— Понятно, — произнес он, искоса посматривая на нее.

Ей необходимо найти какой-нибудь способ, чтобы уничтожить эту улыбку в его глазах. Упершись руками в бока, она сердито уставилась на него:

— Не делайте вид, что вам неизвестно, о чем я говорю…

— И о чем же вы говорите? — поинтересовался Рамон, грубо оборвав ее. — В чем вы меня теперь обвиняете?

Когда он приблизился, Анна-Лиза выставила вперед руки, чтобы сдержать его.

— Отпустите меня! — вскрикнула она, тщетно пытаясь оттолкнуть его. Но он только еще крепче сжал ее.

— Ну, нет, — сказал ей Рамон, — вы так легко не отделаетесь. Вам придется ответить за свои обвинения точно так же, как и за свои поступки, сеньорита Уилсон. Мы обсудим это в доме.

— Ноги моей не будет в вашем доме! — яростно произнесла она, рванувшись назад.

— Это моя территория, и здесь решения выношу я. — Он подхватил Анну-Лизу одной рукой и понес в дом. Открыв плечом, дверь в просторную гостиную, Рамон опустил ее на кожаный диван кремового цвета. — Объяснитесь.

— Хорошо, — сказала она, вскакивая.

— Боже мой! — воскликнул он, в притворном волнении всплеснув руками. — Давайте поговорим обо всем спокойно. Я вижу, что вы чем-то расстроены…

— Какая проницательность! Мои деревья уничтожены… И вы хотите, чтобы при этом я оставалась спокойной?!

— Вот. Вытрите лицо, — сказал он, протягивая ей чистый белый платок.

Она даже не заметила, что плачет.

— Позвольте мне, — мягко предложил Рамон, — вы выглядите так, будто свалились головой вниз в бочку с грязью. Я уверен, вы почувствуете себя лучше, когда выскажетесь, — пробормотал он, забирая у нее из рук прекрасный батистовый платок, который она нервно скомкала. Встряхнув его, он попытался оттереть самые большие пятна.

— В этом нет необходимости, — запротестовала Анна-Лиза, расправляя плечи. Рамон не обратил никакого внимания на ее слова, впрочем, как и следовало ожидать. Она попыталась отобрать у него платок, но Рамон только пододвинулся еще ближе, вынуждая ее, отталкивать его, и тогда ее пальцы расслабились, и их сопротивление превратились в ласку… Ужаснувшись, она резко отдернула руки.

— Вы так просто не отделаетесь, — вспыхнула Анна-Лиза, сильно дрожа. — Я требую объяснений.

— Каждый из нас получит то, что хочет, если вы успокоитесь и сядете. Только тогда мы сможем все разумно обсудить, — сказал ей Рамон. — Итак, — начал он, когда они уселись за стол, — в чем ваша проблема, Анна-Лиза?

— В вас, — честно призналась она. И можете убрать с лица эту вашу дурацкую улыбочку, которую вы так тщательно пытаетесь скрыть, подумала она, готовясь к нападению. — Сначала была пресная вода, потом пристань для яхт, а теперь и мои апельсиновые деревья, — быстро выпалила она.

— Апельсиновые деревья? — спросил он. — А что я сделал с вашими апельсиновыми деревьями?

Анна-Лиза скептически усмехнулась:

— Если бы вы их увидели, то не стали бы спрашивать.

— Ну, если уж на то пошло, мне бы очень хотелось взглянуть на них.

То, как быстро он сдался, слегка обескуражило ее.

— Отлично, — сказала она, — как насчет того, чтобы сделать это прямо сейчас?

— Почему бы и нет? — согласился Рамон, и его губы искривились в улыбке. Но, когда он поднялся, подавая знак Анне-Лизе следовать за собой, в его глазах можно было прочитать намного больше.

— Когда мы доберемся до finca, вы поймете, почему я так расстроена, — пообещала ему она.

— Грязевые бои?

Она замерла, чувствуя, как он смотрит ей в спину.

— Не дразните меня, Рамон. Это слишком серьезно.

— Ну, я не вижу ничего такого, чего бы не смогла вылечить приятная теплая ванна, — произнес он глубоким страстным голосом, заставившим ее рассвирепеть.

— Уверена, вы измените свою точку зрения, когда…

— Сомневаюсь в этом, — оборвал ее он. — Когда вы вымоетесь, можете составить список ваших требований, и я обещаю, что рассмотрю каждое из них по очереди. Пойдемте же, я поведу машину, — добавил он. — Чем быстрее мы доберемся до finca, тем раньше все выясним.

Опустив подбородок, Анна-Лиза последовала за ним.

Когда они вышли, Рамон окинул взглядом ее машину.

— Я распоряжусь, чтобы кто-нибудь осмотрел ее.

— В этом нет необходимости…

— Я не позволю вам забрать этот автомобиль с моей территории, пока не буду, уверен, что он не представляет опасности для вас и окружающих, — твердо заявил он. — Залезайте, — скомандовал Рамон, увидев, что она стоит в нерешительности у «порше». — У меня не так много времени.



— Вот! — объявила Анна-Лиза, делая шаг назад, чтобы дать ему возможность посмотреть на ее разоренный апельсиновый сад.

— Кто это сделал? — спросил Рамон, оглядываясь.

— Энрике Карадонда. — Произнеся это имя, она заметила, как Рамон расслабился. — И не делайте вид, как будто вы не знаете, кто это, потому, что Энрике сказал мне, что его прислали именно вы.

— Я всего лишь спросил Энрике, не сможет ли он как-нибудь навестить вас, — поправил ее Рамон. — Никто не может командовать Энрике Карадондой. Его здесь считают почти легендой.

— Что? — взорвалась Анна-Лиза. — Легендой? За то, что он портит прекрасные фруктовые деревья?

— Нет, — сказал Рамон, пытаясь все объяснить. — Энрике — самый лучший лекарь деревьев на всем острове. Его труд всегда востребован здесь, особенно теперь, весной.

— Но мои деревья не болеют!

— Для вашего неопытного глаза они выглядели вполне нормально, но за то время, что они стояли заброшенными, многие из них заболели, а другие сильно нуждались в подрезке ветвей, — объяснил он. — И если бы я мог предупредить вас о визите Энрике, именно так бы и сделал. Но все дело в том, что Энрике сам себе закон.

— Должен существовать закон против него, — пробормотала Анна-Лиза, еще раз взглянув на опустошение, произведенное садовым лекарем. — Итак, — сказала она, — устроив здесь весь этот беспорядок, как вы намереваетесь его исправить?

Внимательно посмотрев на нее, Рамон задумчиво хмыкнул.

— Может быть, все-таки поужинаем вместе? — предложил он, вскинув свои черные брови.

— Ужин? — Понадобится гораздо больше, чем какой-то ужин, чтобы полностью возместить ей причиненный ущерб, подумала Анна-Лиза, снова взглянув на свой фруктовый сад. — К какому часу мы должны быть в ресторане? — Рамон прав: ущерб был уже нанесен. И если она согласится поужинать с ним, то сможет поймать его на слове и дать ему возможность хоть в какой-то мере загладить свою вину.

— Мы можем поесть где угодно, — ответил он.

Означало ли это ужин на его яхте? Анна-Лиза почувствовала, как ее бросило в жар. Конечно же, означало. Ведь Рамон не станет рисковать и появляться с ней на публике.

— У вас полно времени для того, чтобы принять ванну, — сказал он и медленно скользнул по ней взглядом.

Все ее тело подалось ему навстречу, когда его глаза задержались на ее груди, там, где пятна грязи привлекали внимание к соблазнительной ложбинке.

— Почему бы нам просто не отменить все это? — быстро предложила она.

— Ни за что, — заявил он, медленно покачивая головой и продолжая не спеша рассматривать ее. — Мне бы хотелось удовлетворить все ваши требования, пока они еще свежи в вашей памяти.

Стараясь контролировать свое дыхание, Анна-Лиза поняла, что ее пострадавший апельсиновый сад почему-то относится к этим требованиям в последнюю очередь.

— Ванна даст вам время успокоиться и расслабиться, — продолжал Рамон, но задорная искра, промелькнувшая в его черных глазах, говорила прямо противоположное. — Вы же не хотите упустить шанс и высказать все, что накопилось у вас на душе, Анна-Лиза?

— Хорошо, — согласилась она. — А потом я приготовлю ужин. — Это поставит его на место! На яхте Рамона она подчинялась его желаниям. А в ее собственном доме только она могла диктовать условия.

— Звучит соблазнительно, — пробормотал он. — Я даже готов потереть вам спинку.



В этой изумительной чугунной ванне с легкостью могла бы уместиться семья; из четырех человек. Анна-Лиза добавила в воду несколько капель ароматического масла.

— Восхитительно, — констатировала она, пытаясь закрутить кран. Но вентиль с холодной водой никак не хотел поддаваться. Выбора не оставалось. Либо вода хлынет на пол, либо…

— Рамон! Вы не могли бы мне помочь? Только быстро!

Когда Анна-Лиза оставила его, он сидел внизу в гостиной, развалившись на диване и слушая музыку. Но ему понадобилась пара секунд, чтобы взлететь наверх и ворваться в ванную.

— Вы в порядке? — спросил он, с беспокойством оглядываясь вокруг.

Анна-Лиза отступила и указала ему на кран.

— Я не могу закрутить его.

— Что, кран? — спросил Рамон так, как будто он, по крайней мере, ожидал увидеть обрушившийся потолок. Подойдя к ванне, он одним движением руки устранил проблему.

— Блестяще! — воскликнула Анна-Лиза. — Но ваша рубашка вся намокла, — заметила она, когда он выпрямился.

— Я сниму ее и отдам вам, чтобы вы ее высушили, — сказал он, усмехнувшись.

И, прежде чем она смогла возразить, он оказался обнаженным по пояс. Затем одним быстрым движением схватил ее за плечо, а другой рукой дотронулся до молнии на спине.

— Это на всякий случай, если застежка застрянет. Я лучше прослежу за этим, пока я здесь, — прошептал он ей в шею. От его теплого дыхания у нее по спине побежали мурашки. — Вам холодно, Анна-Лиза? — тихо и понимающе спросил он.

— Холодно? Вовсе нет! — запротестовала она, дрожа и смеясь одновременно. — Я просто слегка устала…

— Вам следует хорошенько отмокнуть в ванне, — посоветовал Рамон хриплым голосом, расстегивая молнию и задерживая свою теплую руку на мягкой выпуклости ее ягодиц.

Но, как только сила воли Анны-Лизы начала слабеть, он отстранился.

— Dios![11] Да вы вся в царапинах! — воскликнул он. — Где у вас антисептик?

— В шкафчике над раковиной, — ответила Анна-Лиза, тщательно придерживая на себе платье.

Поискав, Рамон вытащил маленький пузырек и клочок ваты. Откупорив пробку, он понюхал содержимое и скорчил гримасу.

— Если вы все еще будете этим пахнуть, когда спуститесь вниз, я пошлю вас обратно.

— Спасибо, — сказала Анна-Лиза, забрав пузырек у него из руки.

Кто сказал, что романтика мертва?



Ей не о чем жалеть, но почему же тогда не приходит успокоение? — думала Анна-Лиза, убирая со стола последние тарелки. Ужин продолжался несколько часов, а после него они проговорили почти всю ночь напролет. Рамон был для нее просто находкой, несмотря на то, что деловые вопросы он обошел стороной. До настоящего момента она и не понимала, как ей не хватало простого человеческого общения.

А сейчас уже наступил рассвет, и она снова была одинока. Глубоко вздохнув несколько раз, она продолжила свою рутинную работу по дому. В ней нельзя было найти особого удовольствия, но она, по крайней мере, успокаивала.

Анна-Лиза снова поймала себя на мысли о том, что, возможно, они с Рамоном смогли бы стать друзьями, но это был всего лишь самообман. И раздавшийся стук в дверь вскоре доказал ей это. Она уже почти поднялась с кресла, чтобы открыть, но Рамон опередил ее.

— Сейчас четыре часа утра, — предостерегающе сказал он, — вам лучше остаться здесь, а я пойду и посмотрю, кто это.

В конце концов, они оба решили пойти. Когда Рамон открыл дверь, Анна-Лиза выглянула из-за его плеча и увидела, что на пороге стоял шофер Рамона. По его взгляду сразу можно было понять, о чем он подумал, увидев их вместе. Когда он посмотрел на нее, его глаза были холодными как сталь, затем он с безразличием отвернулся от нее и быстро заговорил с Рамоном по-испански. Анна-Лиза не могла понять смысла сказанного, но она была уверена, что шофер намеренно четко произнес имя «Маргарита».

Дав шоферу четкий ответ, Рамон закрыл дверь и, повернувшись к девушке, сказал:

— Простите, Анна-Лиза, но мне нужно идти.

— Идти? — Конечно же, ему надо было идти. Какая же она дура! Какое право она имела задерживать его? Рамон женат. И его жена нуждалась в нем. Все было так просто.

Он посмотрел на свои часы и нахмурился.

— Вы не будете возражать, если я быстро приму душ?

— Нет, что вы, нисколько. Вы найдете чистые полотенца в ванном шкафчике.

Он взял ее за руки.

— Не могли бы вы оказать мне еще одну любезность?

— Какую?

— Не могли бы вы приготовить, что-нибудь поесть?

Он принял ее пристальный взгляд за знак согласия и стал быстро подниматься по лестнице. Анна-Лиза знала, что мысли Рамона были уже далеко. Ему не терпелось вернуться к своей настоящей жизни, к Маргарите.

Она приготовила завтрак, молча, выжав апельсиновый сок, пожарив яичницу и сварив кофе. В качестве благодарности Анна-Лиза получила легкий поцелуй в щеку, и еще по одному на каждой руке… Потом, окончательно разрушив ее мечты, он быстро произнес:

— Простите. Мне нужно ехать в аэропорт. Самолет приземляется через пятнадцать минут.

— Вы не должны опоздать, — согласилась она, придерживая дверь.

Глава пятая

Если я останусь здесь, то просто утону в своих переживаниях, думала, выходя из дома, Анна-Лиза, пытаясь отогнать от себя тоску. И тогда даже не придется прибегать к помощи моря… Рамон не был ее другом и не мог стать ее любовником. Чем быстрее она это усвоит, тем лучше.

Она чувствовала себя абсолютно подавленной, но никто не мог избавить ее от ежедневной обязанности кормить животных. По крайней мере, хоть Помадкин был, как всегда, весел и беззаботен. Пока она кормила кур и прибиралась во дворе, он прыгал вокруг ее ног, как щенок, стараясь казаться настолько очаровательным, насколько позволяла его искривленная мордочка. Единственное, чего он не мог, так это говорить, подумала Анна-Лиза и слегка улыбнулась, наблюдая за тем, как Помадкин бросается вниз по тропинке, ведущей к пляжу, а потом бежит обратно, заливаясь восторженным лаем.

— Ну, все. Я сдаюсь, — сказала, наконец она. — Но тебе придется подождать, пока я переоденусь.

Когда она вновь спустилась во двор, Помадкин уже дожидался ее, нетерпеливо виляя хвостом. Едва завидев хозяйку, он бросился вниз по тропинке с победным лаем. Схватив яркий красный мячик, который она купила для него в поселке, Анна-Лиза побежала за ним легкой трусцой. О запрете Рамона плавать одной она вспомнила лишь в тот момент, когда слегка притормозила у края обрыва. Но Рамона здесь не было. И это — ее побережье, ее жизнь.

Выбежав к берегу, она с силой метнула Помадкину мячик и весело улыбнулась, увидев, как старый пес бросился за ним. Наконец поймав мяч, он радостно подпрыгнул и взглянул на Анну-Лизу, ожидая похвалы, затем, яростно виляя хвостом, гордо поднял голову и потрусил обратно.

Игра могла бы продолжаться еще долго, но Анна-Лиза уже начала уставать.

— Ну, все, хватит, — сказала она. Море так и манило ее. Темно-зеленое, окаймленное белыми тонкими кружевами морской пены, оно было зеркально гладким, за исключением того предательского хребта, пролегавшего между двумя владениями, где волны разбивались о скалы. Плавание обещало быть приятным и успокаивающим. Однако Анна-Лиза помнила преподанный морем урок. Теперь она не станет приближаться к скалам.

Преданный старый пес бросился вслед за ней по мелководью, но вскоре разбивающиеся о берег волны стали для него новой игрушкой, и он больше не делал попыток догнать хозяйку, когда та поплыла в открытое море.

Анна-Лиза плыла очень осторожно, время, от времени останавливаясь, чтобы проверить, есть ли течение. Если она будет держаться подальше от скал, то сможет благополучно обогнуть хребет и выплыть к побережью Рамона. В этом решении не было никакой логики, но словно какой-то маленький чертик толкал ее вперед. Она не имела ни малейшего понятия, что будет делать, когда попадет туда… Подкрадется к дому? Будет следить за ним?

Едва она обогнула скалы, как ее ноги коснулись дна. Встав, Анна-Лиза прошла, оставшиеся несколько ярдов вброд. Она, как раз приглаживала свои волосы, когда услышала голоса. Страшное волнение охватило ее. Она осмотрелась — куда бы ей спрятаться? Чуть вверх по скале, недалеко от тропинки, ведущей к дому Рамона, она увидела груду огромных валунов. Они могли бы послужить ей великолепным укрытием.

Анна-Лиза повернулась и побежала по отмели, стараясь не шуметь. Быстро взобравшись на скалу, она нырнула в глубокую расщелину, из которой открывался отличный вид на весь берег.

Сначала она увидела ребенка. Щекастый карапуз, с загорелой кожей цвета мускатного ореха, в ярко-зеленой бандане, повязанной поверх черных кудряшек. Девчушке было не больше трех лет. Анна-Лиза улыбнулась, увидев, как малышка весело скачет по берегу. Вслед за ней показалась молодая пара.

Они шли под руку, прильнув, друг к другу и весело болтая с той легкостью, которая говорила об их долгом знакомстве. Анна-Лиза почувствовала, как у нее замерло сердце. Женщина была почти такого же роста, что и Рамон, стройная, с тяжелой массой волнистых черных волос, собранных в небрежную и в то же время изящную прическу. На ней было льняное кремовое платье без рукавов, доходящее до середины икр, в свободной руке она несла соломенную шляпу с широкими полями. Ее ноги были босы и…

Анна-Лиза отвернулась, не в силах больше смотреть на нее. Маргарита. Сильнейшее чувство стыда охватило ее. Оказывается, у Рамона была еще и дочка… Боль стала невыносимой. На мгновение Анна-Лиза прикрыла глаза в надежде на то, что все это лишь дурной сон. Но она тут же услышала крик ребенка и инстинктивно открыла их опять. Рамон держал малышку за руки и кружил ее по воздуху. Она описывала круг за кругом, и ее пронзительный смех эхом отражался от скал, пока Маргарита стояла и наблюдала за ними, восторженно сложив руки.

Эта счастливая семейная идиллия, как кинжал пронзала сердце Анны-Лизы. Она никогда не пожелает ребенку Рамона той же участи, которая досталась ей: брошенная, измученная мать, отец, которого она никогда не знала… А если Рамон решит остаться с Маргаритой? Если? Да он именно так и сделает! Достаточно было лишь посмотреть на них двоих, чтобы понять это.

Она глубоко вздохнула, как будто пыталась запечатлеть соленый вкус морского воздуха в своей памяти, и в последний раз посмотрела на прекрасный белый песок и ласково плещущееся море цвета нефрита. Все здесь так красиво и почти стало для нее домом. Но это была всего лишь фантазия, безнадежная мечта. Настоящий ее дом — в маленьком городке на севере Англии.

Она выставит flnca на торги следующим же утром.



Итак, время, проведенное, ею на Менорке, принесло лишь несчастье. Анна-Лиза опустила телефонную трубку. Теперь ей наверняка не удастся пристроить Помадкина и всех остальных обитателей ее зверинца. Единственным светлым пятном во всем этом кошмаре оказался агент по недвижимости. Он так обрадовался, когда она позвонила ему, чтобы сообщить о том, что finca выставляется на продажу. Дон Альфонсо тоже одобрил это решение с ожидаемым ею энтузиазмом. Было ясно с самого начала, что Рамон и команда его адвокатов полностью взяли над ним власть. Пожилой юрист был только рад, что, наконец, избавился от этого дела. Ведь на самом деле у Анны-Лизы не было никаких шансов.

Не подозревая о сгустившихся над ним тучах, Помадкин радостно грыз болтающийся шнурок от ее сандалии. Он поднял одно ухо и выжидающе посмотрел на нее.

— Прости меня, дружище. Я отведу тебя завтра в поселок, может быть, кто-нибудь согласится приютить тебя. — Гладя его, Анна-Лиза погрустнела. Едва ли кто решится взять на себя заботу о старой, уродливой псине. Вдруг ей в голову пришла еще одна идея, и она улыбнулась, поглядев в слезящиеся собачьи глаза.

— Послушай, а как тебе мысль о том, чтобы поменять заборные столбы на фонарные?

Конечно, оформление собачьего паспорта займет некоторое время. Но если ей удастся найти кого-нибудь, кто смог бы подержать пса у себя какое-то время, кого-нибудь, заслуживающего доверия, кого-нибудь, кто смог бы осуществить перевозку Помадкина по всем правилам, со всеми необходимыми прививками, тестами и микрочипом… почему бы и нет? Когда finca будет продана, Анна-Лиза будет в состоянии оплатить перелет Помадкина в Англию.

Резкий стук во входную дверь заставил ее вскочить на ноги.

— Иду, иду, — закричала Анна-Лиза, так, как жуткий грохот не прекращался.

Распахнув дверь, она воскликнула:

— Рамон! — И сразу же попыталась захлопнуть ее прямо перед его носом.

Но он оказался гораздо проворнее. Одной рукой он распахнул дверь, а другой приподнял Анну-Лизу.

— Что вы делаете? — спросила она, отчаянно извиваясь, чтобы освободиться.

— Что я делаю? — проревел Рамон, прижав ее к стене. — А что, черт возьми, вы делаете?

Выражение его лица было способно повергнуть в ужас любого, но после того, как Анна-Лиза видела его с Маргаритой, бояться ей уже было нечего.

— Убирайтесь! — крикнула она так яростно, как только могла.

— Я вижу, что вы только этого и ждете, — резко ответил он, ставя ее на пол, но не выпуская. — Но я никуда отсюда не уйду, пока вы не объясните мне, что здесь происходит.

— Что вы имеете в виду?

— Я имею в виду то, что сегодня утром мне позвонили с весьма интересным предложением.

— Правда? — сказала она, отворачиваясь от его горящего взгляда.

— Да, — прорычал он, взяв ее за подбородок и заставив снова посмотреть на него. — Городской агент по недвижимости попытался продать мне finca Фуэго Монтойа.

— Простите меня, Рамон! Но разве это не то, чего вы добивались?

— Что? — выкрикнул он. — Вы думаете, что я хочу, чтобы какой-то случайный торговец сообщал мне о продаже finca? Вы что, с ума сошли? Вы не подумали сперва, поговорить об этом со мной?

— Это мое имущество, — резко отрезала она. — И я могу распоряжаться им так, как мне захочется.

Он внимательно посмотрел на нее.

— Мне очень жаль, что вы так думаете, — произнес он монотонным голосом. — И я разочарован, что вас не волнует мое мнение на этот счет.

Анна-Лиза почувствовала себя неловко. В его словах была правда. Множество сомнений закралось в ее душу. Но она все еще продолжала настаивать:

— Я думала, это окажется для вас приятным сюрпризом.

— Что все это значит, Анна-Лиза? — спросил Рамон, пристально глядя ей в глаза, как будто пытаясь проникнуть в ее мысли.

— Это значит, что я устала от Менорки. Я возвращаюсь домой.

— Ваш дом здесь! — взорвался Рамон.

— Нет, — возразила Анна-Лиза, пытаясь говорить спокойно. — Это был мой дом. На протяжении нескольких глупых, введших меня в заблуждение недель. К счастью, я недолго здесь пробуду.

— Да, на самом деле, к счастью, — согласился он.

Они стояли, напряженно глядя друг на друга, пока, наконец, Рамон не прервал повисшее между ними неловкое молчание:

— Тогда почему же вы не продали поместье сразу, как только прилетели на остров?

— Потому что я на самом деле думала, что смогу со всем справиться, — призналась она. — И я бы справилась, если бы вы не были так низки и не приняли некоторые меры…

— Я был низок?! Ну, теперь я это так просто не оставлю, Анна-Лиза.

— Хорошо, тогда давайте разберемся со всем по очереди: вы без моего ведома пригласили на finca paбочих, прекрасно зная, что я не смогу расплатиться с вами; вы настояли на том, чтобы я приняла от Маргариты и от вас одежду, опять же зная, что у меня нет денег, чтобы расплатиться с вами; вы наняли этого вандала Энрике, чтобы вырезать мои апельсиновые сады — единственный возможный источник денег, которыми я смогла бы с вами расплатиться…

Его лицо гневно пылало, в то время, как голос был весьма сдержан:

— Простите, но я думал, что помогаю вам.

Внутри у Анны-Лизы все сжалось, а во взгляде появилась ожесточенность.

— Вам лучше уйти.

— Да, пожалуй, вы правы.

Он был в полном бешенстве. Об этом говорил каждый мускул его тела. Анна-Лиза никогда еще не видела его таким и инстинктивно отступила назад, когда он направился к двери.

— Я сделаю вам честное предложение насчет finca, — бросил он ей через плечо и захлопнул за собой дверь.

Анна-Лиза словно онемела. Прошло достаточно времени, прежде чем она смогла сделать несколько телефонных звонков, необходимых для решения участи своих питомцев.

Самой лучшей новостью оказалось то, что Мария Тереза согласилась взять на себя ответственность по перевозке Помадкина в Англию.

— Все тебя любят, несмотря на то, что ты безобразная псина, — сказала ему Анна-Лиза, когда он подошел и улегся, у ее ног.

Когда все вопросы были решены, Анна-Лиза потратила оставшуюся часть дня на сборы и упаковку своего нехитрого имущества. До отлета с острова осталось не более двух дней, и когда она будет уезжать, то вернет Рамону все, что когда-либо получила от него. Девушка аккуратно завернула дорогую одежду в тонкую оберточную бумагу, а потом уложила все в дорожную сумку. Когда она прибудет в аэропорт, то попросит шофера отвезти сумку в поместье Рамона.



Последние часы, проведенные, ею на острове, пролетели совершенно незаметно, и прежде, чем она успела опомниться, Анна-Лиза обнаружила, что подтаскивает свои последние чемоданы к входной двери.

Помадкина она завезет к Марии Терезе по пути в аэропорт. Взглянув на него, Анна-Лиза вздохнула. Правильно ли она поступала? Сможет ли он привыкнуть к городской жизни? Никаких пляжей, никакого моря, в котором можно играть и резвиться… Услышав, как к дому подъехала машина, она встала и отогнала его от двери.

— Это всего лишь такси, Помадкин, — сказала она, удивляясь, почему он не прыгает, как делал это обычно перед предстоящей прогулкой. Но вместо того, чтобы обрадоваться, пес настороженно застыл перед дверью, опустив нос к маленькой щели у пола.

— Ну, ну, — пробормотала она, пытаясь отогнать его прочь. Но он, глухо зарычав, не сдвинулся с места.

Оттеснив пса и осторожно открыв дверь, Анна-Лиза напряглась не меньше, чем Помадкин.

— Вы не знаете меня, но… — заговорила женщина. О, я прекрасно вас знаю, подумала Анна-Лиза, пытаясь скрыть удивление при виде вдовы своего отца.

Элегантно одетая, в нежно-персиковые тона, оставляя за собой изысканный шлейф дорогих духов, Клаудиа де Фуэго Монтойа проследовала за Анной-Лизой в главную гостиную, озираясь вокруг.

— Честное слово, — воскликнула она мелодичным и слегка покровительственным голосом. — До меня дошли некоторые слухи, но я и представить себе не могла…

— Что я здесь поселюсь? — мягко подсказала ей Анна-Лиза.

— Ну, да. Именно это я и имела в виду. А здесь действительно очень мило, — заметила Клаудиа Монтойа, оглядывая комнату.

— Может, вы присядете? — предложила Анна-Лиза. Женщина стояла в нерешительности, от ее ясного взгляда не укрылось ничего, даже чемоданы.

— Думаю, сейчас не совсем подходящий момент.

— Подходящего момента уже не будет, сеньора Монтойа, — ответила Анна-Лиза, — потому, что сегодня я покидаю Менорку… навсегда.

— О боже! Я думала…

Ее огорчение было таким же искренним, каким могло бы быть сострадание ростовщика, подумала Анна-Лиза, указывая на мягкое кресло, стоящее около окна.

— О чем же? — вежливо спросила она.

— Ну, — начала сеньора Монтойа, — пока вы не приехали, я собиралась купить finca… — Она не закончила фразы и, элегантно вскинув вверх руку, застыла в изящной позе, как бы пытаясь подобрать подходящее слово.

— За бесценок? — докончила за нее Анна-Лиза.

— Это слишком резко сказано, моя дорогая.

— А вы не думаете, что время любезностей закончилось? — спокойно возразила Анна-Лиза. — Я приехала сюда, чтобы заявить свои права на наследство, и сразу же обнаружила, что сеньор Рамон Перес настроен против меня. И простите меня, сеньора Фуэго Монтойа, но теперь мне кажется, что вы тоже претендуете на эту землю. — По одному только выражению лица Клаудии Анна-Лиза догадалась, что никто еще не разговаривал так прямо с вдовой ее отца.

— Признаюсь, что я была весьма разочарована, услышав о происходящих здесь изменениях, — подтвердила сеньорита Монтойа, — а также о том, что вы восстанавливаете апельсиновые плантации.

Теперь она говорила откровенно покровительственным тоном.

— Ну, по крайней мере, мы честны друг с другом, — сухо возразила Анна-Лиза.

— Скажите, правда ли, что finca опять выставлена на продажу? — спросила Клаудиа.

— Да, это так, — ответила Анна-Лиза, заметив победное выражение в глазах своей мачехи, которое не мог скрыть даже толстый слой туши на ресницах.

— Ну, тогда мне лишь осталось пожелать вам счастливого пути, моя дорогая. А что касается будущего… ну, всяческих…

— Успехов?

— Да, да, конечно, — согласилась сеньора Фуэго Монтойа. — Это как раз то, что я хотела сказать. Я желаю вам всяческих успехов, моя дорогая. И кстати, я уверена, что Рамон Перес уже сделал вам некоторое предложение насчет finca, — сказала она мимоходом, как будто в раздумье, — но, что бы он ни предложил, думаю, что мы могли бы предложить больше.

— Мы? — нахмурилась Анна-Лиза. Клаудиа замахала рукой.

— Я всего лишь хочу сказать, что всегда смогу сделать вам более выгодное предложение, чем он… каким бы ни было это его предложение. Вы понимаете?

— Я думаю, что мы отлично поняли друг друга, — вежливо ответила Анна-Лиза. — Хотя вынуждена признаться, я никогда бы не подумала, что мои апельсиновые плантации смогут вызвать такой оживленный интерес.

— О, дело вовсе не в апельсиновых плантациях, моя дорогая. Нам нужно побережье.

— Побережье?

— Мой юрист свяжется с вами, — сказала Клаудиа, опуская последний вопрос Анны-Лизы. — И не забудьте: что бы ни посулил вам Рамон Перес, мы придумаем, что-нибудь получше.

— Конечно, не забуду, — холодно ответила Анна-Лиза, — доброго вам вечера, сеньора Фуэго Монтойа.

В этой женщине не было ни тепла, ни искренности, несмотря на все ее приятные и красивые слова, подумала Анна-Лиза, проводив свою мачеху до дверей. Первое впечатление оказалось верным, и интуиция не подвела. Сеньора Монтойа не была ей другом. Эта холодная дама даже не обернулась, садясь в свою дорогую красную спортивную машину.

Миссия завершена, подумала Анна-Лиза, закрывая дверь и прислоняясь к ней со вздохом облегчения. Эта женщина, очевидно, поверить не может своему счастью, узнав, что finca выставлена на продажу.

Слегка одернув свой простенький, немного выгоревший на солнце костюм, в котором она решила ехать, Анна-Лиза улыбнулась.

Все еще снедаемая любопытством, девушка подошла к окну, наблюдая за тем, как машина Клаудии Монтойа исчезает за поворотом. Затем она повернулась и обратилась к своему верному четвероногому защитнику:

— Ну, ну, прекрати рычать, Помадкин. Она уже ушла.



Аэропорт в Маоне был новым и просторным. В нем не было той суеты, которая обычно царит в крупных аэропортах. Направляясь к окну регистрации, Анна-Лиза вдруг заметила на своем пути женщину… Узнав ее, она сразу же остановилась. Затем, взяв себя в руки, решительно пошла вперед. Ей всего лишь придется немного обойти эту привлекательную и элегантно одетую женщину.

— Анна-Лиза?

Анна-Лиза так и застыла на месте.

Маргарита была еще красивее, чем Анне-Лизе показалось в первый раз. Ее густые, блестящие черные волосы были собраны сзади и перевязаны шифоновой лентой. Одета она была в просторный шелковый костюм светло-зеленого цвета. Во всем ее наряде чувствовалась простая элегантность, не имеющая ничего общего с искусственными уловками Клаудии Монтойа.

Маргарита первой нарушила повисшее между ними неловкое молчание.

— У вас есть время выпить со мной чашечку кофе? — спросила она с легким акцентом.

— Ну, до отлета…

— Осталось еще, около двух часов, — сказала Маргарита. Теперь Анна-Лиза уже не смогла бы отказаться, не показавшись грубой.

— Мне еще нужно пройти регистрацию.

— Я помогу вам. — Не дожидаясь ответа, Маргарита взяла у нее паспорт и документы и пошла по направлению к регистрационному окошку, которое казалось закрытым. Но, как только она подошла туда, несколько молодых людей в форме сразу же подскочили к ней.

— Ну вот, теперь с этим покончено, — сказала она, возвращаясь и протягивая Анне-Лизе пустой конверт и паспорт. — Давайте где-нибудь присядем.

Профессиональная привычка взяла над Анной-Лизой верх. Прежде чем самой открывать рот, лучше всегда сначала послушать, что скажет противоположная сторона. В таком случае никогда не сболтнешь лишнего. Но, вопреки всем своим инстинктам самозащиты, Анна-Лиза почувствовала, что уже испытывает к Маргарите симпатию.

— Как вы узнали, что я здесь? — спросила ее Анна-Лиза, как только они уселись за столик в кафе.

— Мне рассказала об этом Мария Тереза, — ответила Маргарита и улыбнулась. — Вы очень ей понравились, — добавила она, — и не только ей, всем остальным тоже.

— Всем остальным?

— Я имею в виду — всем жителям поселка, — объяснила Маргарита. — Все в курсе, что вы здесь успели сделать. Ваш отец был прекрасным человеком. А теперь они поняли, что вы решили продолжить его дело… — Внезапно она замолчала и дотронулась до руки Анны-Лизы. — Простите, я чем-то расстроила вас?

— Нет, — тихо произнесла Анна-Лиза. Это ей следовало просить прощения. — Я надеялась добиться здесь успеха…

Выражение сочувствия на лице Маргариты сменилось обеспокоенностью.

— Неужели вы хотите сказать, что покидаете остров навсегда?

— У меня ничего не получилось… — Анна-Лиза беспомощно развела руками. Как же ей объяснить? Они посмотрели друг на друга, и Анна-Лиза поняла, что при иных обстоятельствах они могли бы стать друзьями.

— Может, вы все-таки перемените свое решение, когда я скажу вам, что все жители поселка, которые когда-то работали на вашего отца, решили собраться сегодня днем на finca, чтобы выразить вам свою поддержку?

— Свою поддержку?

— Они хотят работать на вас, Анна-Лиза… и, если придется, даже готовы делать это бесплатно. Они будут приходить каждый вечер на пару часов, чтобы ваше поместье вновь ожило, а потом…

— Я не могу позволить им сделать это.

— Но почему? Если они сами хотят…

— Нет! — резко вскрикнула Анна-Лиза и зажала руками уши. — Уже слишком поздно.

Но Маргарита и не думала сдаваться.

— Ну, пожалуйста, Анна-Лиза. Они заслужили это. Даже если вы не передумаете, ради собственного же блага, подумайте хотя бы о них. Они просто умоляли меня приехать сюда и попытаться убедить вас изменить ваше решение. Если вы не вернетесь ради них, то вернитесь, по крайней мере, ради Рамона!

Даже изумление, появившееся на лице Анны-Лизы не смогло остановить Маргариту.

— Он совершенно подавлен, — продолжала она напряженным шепотом, — но он такой гордый…

Анна-Лиза вскочила.

— Вы не понимаете, я не могу… — Она сделала неловкую попытку отодвинуть столик, и он задел ногу Маргариты. — О, простите меня! Простите меня, ради бога!

— Успокойтесь, — сказала Маргарита и ободряюще улыбнулась. — Счастье — это очень непрочная вещь, Анна-Лиза. Мы никогда не должны упускать возможность сохранить его.

— Вы хотите поговорить со мной о Рамоне?

— Позвольте мне рассказать вам о своем муже, — начала Маргарита. — Он большой романтик… и немного самоуверенный. — Она печально улыбнулась. — И, конечно же, он очень страстный… — Она смущенно засмеялась. — Думаю, вы уже догадались об этом по моим словам. Но мы любили друг друга еще с детства. — Маргарита замолчала и, взяв Анну-Лизу за руку, улыбнулась. — Не тревожьтесь так, извините, если я смутила вас. Я знаю, мы только что встретились, но мне почему-то кажется, что мы могли бы стать друзьями.

Маргарита улыбнулась, и Анна-Лиза потупила взгляд. Она чувствовала себя ужасно.

— Разлуки наши неизбежны, — продолжала Маргарита, не подозревая о том, какой эффект производит на несчастную девушку. — Но у вас все могло бы быть по-другому, Анна-Лиза. Я не имею никакого права просить вас, но все же сделаю это: пожалуйста, ради нас всех, не уезжайте в Англию.

Анна-Лиза решительно покачала головой.

— Я должна.

— Вы совершаете ужасную ошибку.

— Откуда вы можете это знать? — недоверчиво спросила ее Анна-Лиза.

Маргарита слегка пожала плечами.

— Я узнала обо всем от Рамона.

Анна-Лиза почувствовала, как по ее спине пробежал холодок.

— А что именно он вам рассказал?

Маргарита наклонилась к ней.

— Он влюблен в вас, Анна-Лиза.

— Мне жаль…

— Жаль? Почему вам должно быть жаль? — воскликнула Маргарита.

— Ваша дочь…

При этих словах лицо молодой женщины осветилось нежностью.

— А причем здесь моя маленькая Аурелия?

Неужели между богатыми приняты такие свободные взаимоотношения? — удивилась Анна-Лиза, зная, что она бы так ни за что не смогла.

— Извините, Маргарита, но я действительно должна успеть на этот самолет…

— Ну, тогда мне очень жаль Рамона, — сказала Маргарита, — и еще мне очень жаль себя. Мне будет очень одиноко… — Пока она рылась в своей сумочке, слезы потекли по ее щекам.

— Я уверена, ваш муж…

Прикладывая салфетку к глазам, та молчаливо кивнула.

— Когда он со мной, я самая счастливая женщина на свете. Но он так часто уезжает… А теперь я опять беременна… — Ее голос сорвался, и она разразилась рыданиями.

У Анны-Лизы было такое чувство, будто ее разрывают на куски.

— Но ведь это хорошая новость, не правда ли? — с трудом выдавила она.

— Конечно же, вы правы. Это просто чудесная новость. Но я хочу разделить эту радость с ним… — И, расценив выражение на лице Анны-Лизы, как непонимание, Маргарита добавила: — Разве вы не видите, Анна-Лиза? Я должна родить ребенка как раз к тому времени, как он вернется.

— А что, Рамон уезжает?

— Рамон?

Отчаянно пытаясь прояснить ситуацию, Анна-Лиза слегка повысила голос:

— Вы уже сказали ему о ребенке?

— Конечно же, сказала.

Анна-Лиза вздрогнула, как от удара.

— Тогда…

— Вы сможете объяснить ему, как чувствует себя при этом женщина, Анна-Лиза. Он послушается вас…

— Нет! Я не думаю, что…

— Но вы должны, — продолжала настаивать Маргарита, уговаривая ее. — Я знаю, Рамон страстно увлечен гонками, но… — Она подняла голову, обежала глазами кафе, а потом опять сосредоточила свой взгляд на лице Анны-Лизы. — Вы — моя последняя надежда! — жалобно вскрикнула она.

— Гонки? — осторожно спросила Анна-Лиза. В каком бы ужасном положении она ни находилась, у нее не было другого выбора, кроме, как сидеть здесь, молчать и слушать. И тут она начала что-то припоминать.

— Яхты… кругосветная парусная регата, — напомнила Маргарита таким тоном, как будто каждый должен был знать о таких вещах. — И как скажет Рамон, так и будет. Вы должны поговорить с ним ради меня. Я не хочу, чтобы мои малютки выросли, не зная своего отца…

— Продолжайте, — вмешалась Анна-Лиза. Ей казалось, что она бредет на ощупь сквозь густой туман. — Вы думаете, это поможет, если я поговорю с Рамоном?

— Я просто уверена в этом, — решительно заявила Маргарита шепотом.

— Но что я скажу ему?

Маргарита внимательно посмотрела ей в глаза.

— Просто скажите ему, что я чувствую то же, что и он, что я люблю так же, как и он… Попросите его, чтобы он заставил своего брата прекратить принимать участие в этих ужасных гонках по всему белому свету. Скажите Рамону, что теперь Луис должен остаться дома со своей женой и малышами.

Глава шестая

Возвращаясь с Маргаритой в лимузине Рамона в поместье, Анна-Лиза была и счастлива, и напугана. С помощью своей ослепительной улыбки Маргарита быстро решила все проблемы в аэропорту. Но Анна-Лиза еще долго не могла прийти в себя.

Одна только мысль о том, что она снова увидит Рамона, приводила ее в ужасное волнение. Она так сильно ошибалась на его счет! Но все-таки ей придется на время отложить в сторону все свои личные проблемы, так как, прежде всего надо спасти finca.

Анна-Лиза посмотрела в тонированное окно лимузина. Они уже подъезжали к повороту.

— Закройте глаза, — настойчиво попросила ее Маргарита, когда шофер выехал на неровную дорогу.

— Зачем?

— Скоро увидите. Просто закройте их, — настаивала она. — Вот! Приехали. Теперь можете открыть глаза.

Анна-Лиза быстро выскочила из машины. Оглянувшись вокруг, она в недоумении покачала головой. — Я не понимаю…

— Добро пожаловать на знаменитые апельсиновые плантации Фуэго Монтойа, сеньорита Анна-Лиза! — торжественно произнесла Маргарита.

От удивления Анна-Лиза открыла рот. Всюду кипела работа. Небольшая группа рабочих чинила и красила хозяйственные постройки, а во фруктовом саду людей оказалось гораздо больше, и все они пропалывали землю, окапывали деревья. Казалось, что половина поселка пришла сюда, чтобы помочь ей.

— Я не могу в это поверить. Просто фантастика….

— Смотрите! — воскликнула Маргарита, схватив ее за руку.

Обернувшись, Анна-Лиза увидела двух мужчин, тащивших огромный улей под руководством Марии Терезы, у ног которой крутился Помадкин. Едва увидев Анну-Лизу, пес сразу же бросился к ней с восторженным лаем.

Мария Тереза остановилась.

— Вы все же вернулись!

Улыбнувшись и пожав плечами, Анна-Лиза с интересом посмотрела на белую куполообразную штуку.

— Для чего нам это?

— Пчелы — хранители сада, — объяснила Мария Тереза, — без них цветы не будут опыляться. А без опыления не будет завязи. А без завязи… — Она слегка покачала головой.

— Я бы никогда не догадалась. Как мне отблагодарить вас? Всех вас? — спросила Анна-Лиза, поворачиваясь вокруг и обращаясь ко всем сразу.

— Лучшей благодарностью будет, если вы наймете нас и все наши семьи работать в вашем апельсиновом саду, — объявила Мария Тереза.

— Но у меня нет денег, чтобы заплатить вам.

— Скоро у вас будут апельсины. Множество апельсинов.

— Я так не думаю, — сказала Анна-Лиза, с грустью взглянув на ряды апельсиновых деревьев. — Потому, что здесь уже побывал Энрике.

— Вот именно, сеньорита! — произнесла Мария Тереза и радостно улыбнулась. — Энрике был здесь. Поэтому вы теперь снимете огромный урожай апельсинов. Вот только подождите немного и сами увидите.

— Это правда? — поинтересовалась Анна-Лиза у Маргариты.

— Мария Тереза никогда не ошибается. Спросите любого, — ответила ей та с улыбкой.

Анна-Лиза грустно вздохнула:

— Я уже спрашивала, раз у Рамона и не поверила ему, когда он сказал мне, что это поможет. Я не поверила ему насчет Энрике, как не верила и во всем остальном.

— Я знаю, — тихо произнесла Маргарита, дотрагиваясь до ее руки. — Но вы все сможете объяснить ему, когда он вернется.

— Вернется? — Анна-Лиза ощутила, как чувство удивления, смешанного с разочарованием, овладевает ею. — Вы хотите сказать, что он покинул остров?

— Он уехал еще до того, как я узнала, что собираются сделать жители поселка. Он приехал забрать меня из аэропорта. А потом сказал, что у него очень важные дела, и умчался. Как только я узнала, что вы намерены улететь, я отправилась в аэропорт и нашла вас.

— Я так рада, что вы это сделали, — сказала Анна-Лиза и почувствовала, что решимость снова возвращается к ней. — А вы не знаете, куда он уехал?

— Возможно, это связано с бизнесом. У него деловые интересы почти по всему земному шару. Вполне вероятно, что это просто небольшая поездка. Может, он уже сегодня вернется домой. Клаудиа устраивает вечером прием. И, скорее всего, Рамон тоже приглашен. Я думаю, вам стоит пойти туда, — улыбнулась Маргарита. — Наверняка это связано с finca Фуэго Монтойа.

В тот вечер у Клаудии Рамона не было. Сначала Анне-Лизе показалось, что она совершенно никого там не знает, пока не заметила дона Альфонсо. Он сделал вид, что весьма удивлен встретить ее там, впрочем, точно так же, поступила и Клаудиа…

— Я не понимаю, что так поразило вас, когда вы увидели у меня дона Альфонсо, дорогая, — воскликнула Клаудиа, выходя с Анной-Лизой в сад. — Он же был самым доверенным помощником вашего отца. А я была замужем за доном Педро на протяжении стольких счастливых лет.

Да уж, счастливыми их, как я знаю, никак нельзя назвать, подумала Анна-Лиза, натянуто улыбнувшись хозяйке дома. И что только заставило ее отправиться прямо в пасть ко льву? А теперь уже слишком поздно что-либо изменить. И тут подошел дон Альфонсо, чтобы поприветствовать ее.

— Анна-Лиза! Неужели вы все-таки решили остаться? Я просто не ожидал увидеть вас здесь.

— О, неужели?

— Ну, конечно же, — сказал он, посмотрев на Клаудию Монтойа. — Мы собрались здесь, чтобы обсудить покупку вашего поместья…

— Вы, очевидно, имеете в виду его продажу? — язвительно заметила Анна-Лиза. — Ведь, насколько мне известно, вы до сих пор представляете мою сторону в этом деле.

— Конечно, конечно, — энергично закивал головой дон Альфонсо. — Я просто оговорился.

— Семья Перес точно так же, как и остальные заинтересованные стороны, настаивала на встрече, чтобы обсудить все вопросы, — сообщила Клаудиа, метнув взгляд в их сторону.

— Семья? — спросила Анна-Лиза. — Но я не вижу здесь ни Рамона Переса, ни его брата Луиса. И, как мне кажется, я тоже не получала никакого приглашения, — отметила она. — Хотя, безусловно, я вполне могу назвать себя заинтересованной стороной.

— Но я же заходила к вам, разве вы не помните? — резко отметила Клаудиа.

— Я не помню, чтобы вы упоминали о чем-либо подобном.

Притворная улыбка постепенно начала сходить с лица ее мачехи, пока не исчезла совсем.

— Откуда же мне было знать, что вы передумаете и решите остаться? Смотрите-ка, а вот и Маргарита! — Ее голос снова стал приторно-сладким.

— Где Рамон, Клаудиа? — спросила Маргарита, сразу приступив к делу. — Разве вы не сообщили ему о сегодняшнем вечере?

Клаудиа Монтойа внезапно занервничала.

— Кто-нибудь хочет закуски? — громко объявила она, забирая поднос с канапе у одной из своих горничных.

Ее место сразу же занял дон Альфонсо. Он тихо подошел к Анне-Лизе, как будто хотел сказать ей что-то наедине. Поняв намек, Маргарита быстро отошла, сказав, что будет рядом, если понадобится.

— Должен признаться, я был сильно удивлен, увидев вас здесь, — начал дон Альфонсо.

— Но ведь вы должны радоваться тому, что я решила остаться, — возразила ему Анна-Лиза. — Прежде всего, я совершенно ничего не знала об этой сегодняшней встрече. И если уж она была устроена для того, чтобы обсудить продажу моего поместья… — Она многозначительно посмотрела на него.

— Да, да, — произнес дон Альфонсо, изучая янтарную жидкость в своем стакане. — Но, боюсь, что у меня для вас очень плохие новости.

Анна-Лиза уже начинала терять терпение. Почему же она раньше его не раскусила? Ведь теперь стало совершенно ясно, что, утаивая от нее информацию, дон Альфонсо действовал совсем не в ее интересах. Это говорило о том, что он либо был абсолютно некомпетентен, либо втянут в какие-то темные дела с Клаудией Монтойа.

— У вашего отца накопилось много долгов за последние годы, сеньорита Уилсон.

— Но ведь у моего отца были деньги…

— Он перед смертью вложил их куда-то. — Дон Альфонсо развел руками. — А куда — никто не знает. Боюсь, что я скоро уже не смогу сдерживать кредиторов.

— Это не имеет значения, — решительно сказала она. — Нашлись люди, готовые трудиться вместе со мной.

— Моя дорогая юная леди, вы, очевидно, совсем не поняли меня. Если вам не удастся добыть к концу месяца достаточной суммы, банки потребуют полного погашения долгов, а поместье будет отдано в распоряжение кредиторов и продано.

За бесценок Клаудии Монтойа? Только через мой труп! — в ярости подумала Анна-Лиза.

— Анна-Лиза…

Она оглянулась и увидела Маргариту. Та одной рукой прикасалась ко лбу, а в другой сжимала свою шаль.

— Вы не возражаете, если мы уйдем? — спросила Маргарита. — Я чувствую легкую слабость.

Анна-Лиза встрепенулась. Ребенок! Как она могла забыть об этом!

— Конечно же! С вами все в порядке?

— Буду в порядке, как только выберусь отсюда, — пробормотала Маргарита, крепко взяв под руку Анну-Лизу.

Дон Альфонсо вежливо кивнул им на прощанье, но Анна-Лиза все же успела заметить промелькнувшую в его глазах растерянность. Если он заодно с Клаудией Монтойа, их обоих должен был сильно расстроить тот факт, что Анна-Лиза тесно общается с Маргаритой.

— Мне, правда, очень жаль, — сказала Маргарита, как только они вышли, — но если бы я пробыла там хоть на секунду дольше, то уже не смогла бы ручаться за себя и наверняка оскорбила бы кого-нибудь.

— Вы думаете, что Клаудиа нарочно назначила встречу на сегодня, зная, что Рамона нет на острове?

Маргарита кивнула и подошла к лимузину Рамона.

— Нисколько не сомневаюсь в этом. А где же шофер? — спросила она, оглядываясь по сторонам. — Его всегда нет именно тогда, когда он нужен.

— Вероятно, он пошел перекусить, — постаралась успокоить ее Анна-Лиза, — мы можем подождать…

— Нет, не можем, — прервала ее Маргарита. — Вы не знаете этих людей. Могу вас заверить, что все они связаны с нелегальным бизнесом. Они вовсе не заинтересованы в том, чтобы отнять у вас поместье. Это всего лишь один из способов достижения их главной цели — полностью разорить Рамона.

— Но вы же были приглашены.

— Да, и думаю, что мое присутствие у многих вызвало дрожь в коленках, — произнесла Маргарита и усмехнулась. — Вполне может быть, что Клаудиа является их лидером. — Она резко замолчала, увидев подошедшего к лимузину шофера. — Нам просто необходимо, как можно скорее связаться с Рамоном, — прошептала она на ухо Анне-Лизе, — прежде чем Клаудиа предпримет что-нибудь, что сможет повредить ему. На виллу, пожалуйста, — сказала она, обратившись к шоферу по-испански.

— Моему отцу следовало бы знать, что на самом деле представляет собой Клаудиа, — заметила Анна-Лиза, сидя на заднем сиденье роскошной машины, мчавшейся по шоссе.

Маргарита насмешливо фыркнула.

— Ваш отец, к сожалению, был слишком благороден. И поэтому он потратил всю свою жизнь на то, чтобы не позволить этой жадной сучке разорить себя.

Прямолинейность Маргариты вызвала на губах Анны-Лизы грустную улыбку.

— Интересно, а дон Альфонсо тоже замешан в этом?

— Ваш отец отказался от услуг дона Альфонсо много лет назад, — проговорила Маргарита. — Все были очень удивлены, когда он вдруг стал вашим юрисконсультом. Но, будучи представителями противоположной стороны, мы не могли давать вам советы.

Анна-Лиза слегка застонала и мотнула головой. Она и поверить не могла, что по неосторожности попала в змеиное логово. Но вполне вероятно, что у нее еще есть шанс все исправить.

— Дон Альфонсо сказал мне что-то насчет того, что банки собираются отказать в праве выкупа закладной, вследствие просрочки и что я разорена.

Маргарита нахмурилась.

— Я не думаю, что это так. Ваш отец был очень богатым человеком. Он должен был оставить вам крупную сумму.

— Поверьте, — продолжала настаивать Анна-Лиза, — у моей матери никогда не было денег. Когда я продала свой дом в Англии, то вырученной суммы хватило лишь на то, чтобы провести кое-какие ремонтные работы на finca и один раз побаловать себя в выходной день, вот и все.

Машина свернула с главной дороги на проселочную, и начала маневрировать между ямами и выбоинами.

Маргарита покачала головой:

— Все это как-то нелогично. Хотела бы я знать, как найти Рамона. Уж он бы разобрался в этом.

— Но его здесь нет, поэтому мне придется разбираться со всем самой, — решительно сказала Анна-Лиза.

— У вашей матери был адвокат в Англии? — спросила Маргарита.

— Да, — ответила Анна-Лиза, — конечно же. Но неужели вы думаете, что я не обращалась к нему раньше? Могу вас заверить, что никаких припрятанных для меня денег в Англии нет.

— Вы не можете знать это наверняка, — упрямо продолжала спорить Маргарита.

— Нет, могу. Моя мать оставила мне все, что у нее было. Несколько акций и ценные бумаги, которые, я еще не успела продать.

— Я думаю, вам следует все-таки вернуться в Англию, — сказала Маргарита. — Назначьте новую встречу с адвокатом вашей матери. Выясните, сколько именно акций и ценных бумаг осталось.

— Что вы хотите этим сказать, Маргарита?

— Просто у меня сейчас появилось предчувствие… И пока вы будете там, обзвоните все пятизвездочные отели в радиусе двадцати миль вокруг…

— Я не могу позволить себе остановиться…

— Не вы, глупышка. Рамон.

— Рамон, — пробормотала Анна-Лиза, чувствуя, как ее сердце учащенно забилось.

В самолете Анна-Лиза вскрыла темно-желтый конверт, который ей вручили в аэропорту. Еще раз, прочтя содержимое, она прикрыла глаза. Она никогда в жизни не видела столько нулей. Это было предложение о покупке finca от Клаудии Фуэго Монтойа. Анна-Лиза засунула письмо обратно в конверт и медленно разорвала его на мелкие клочки. Во всем мире не найдется достаточно денег, чтобы заставить ее продать поместье. Должен существовать какой-то способ спасти его, и без борьбы она ни за что не сдастся.

Это было так странно. Она вернулась в свой родной город, но при этом чувствовала себя здесь абсолютно чужой. Почти все ее друзья разъехались кто куда. У нее не было родственников, а маленький домик, в котором она жила раньше с матерью, уже принадлежал другим людям… Анна-Лиза не смогла удержаться, чтобы не пройтись мимо него по старой, знакомой дороге. Увидев детей, играющих в палисаднике, она улыбнулась. Казалось, дом стал намного меньше того, каким она его помнила. Девушка постояла там минуту, а потом опустила голову и пошла прочь.

Вообще-то была уже весна, но с севера все еще дул резкий ветер. Увидев автобус, Анна-Лиза поспешила перейти дорогу. Встреча с адвокатом ее матери была назначена на сегодня, и Анна-Лиза уже успела забронировать в маленькой гостинице номер с завтраком. Заплатив за проезд, она села и начала себя успокаивать, в то время, как автобус, подскакивая, ехал по улицам города. Конечно, он не имел ничего общего с лимузином Рамона, но если эта колымага отвезет ее к тому, кто сможет помочь ей спасти поместье, то тогда — это самый лучший транспорт на свете.

Анна-Лиза резко остановилась и опустила голову еще ниже. Ее сердце билось так сильно, что она едва дышала. Эту фигуру, пусть даже скрытую под длинным темно-синим кашемировым пальто, спутать с кем-либо было невозможно. Она отвернулась, чтобы перевести дыхание, надеясь, что он ее еще не заметил. Ей нужно было время, чтобы подготовиться, чтобы подумать…

— Анна-Лиза!

Еще выше подняв воротник куртки, она пошла ему навстречу.

— О, да вы совсем замерзли. — Его руки взяли ее за плечи и слегка потерли, словно хотели согреть.

— Я в полном порядке, — ответила она, но его прикосновение лишь усилило ее дрожь.

— Как бы не так! — заспорил Рамон. — Пойдемте, я напою вас кофе, чтобы хоть как-то согреть вас.

— Зачем вы здесь? — спросила она. Но посмотрев в эти красивые глаза, она не могла больше думать ни о чем, кроме того, что, как сказала Маргарита, он любит ее и что теперь ей нечего стыдиться, она может полностью раствориться в этой приятной и теплой волне желания, накатывающей на нее.

— Могу задать вам тот же самый вопрос, — медленно произнес он, и в его глазах, смотревших на Анну-Лизу столь проницательно, опять появилась знакомая хитрая искорка.

— Это мой родной город, — пробормотала Анна-Лиза.

— Вам вовсе не нужно оправдываться передо мной, — сказал Рамон. Изгиб его чувственных губ привел ее в трепет.

— Вы еще не ответили на мой вопрос, — произнесла она тихим голосом.

— Где вы остановились?

— В «Старых вязах».

— Пойдемте лучше ко мне, — предложил он.

— Я не могу, — отказалась она, вспомнив о том, зачем приехала, — у меня встреча с моим юристом.

— С Патерсоном? — уточнил он. — Я бы хотел, чтобы вы поговорили с другим адвокатом.

— Откуда вам известно имя Патерсона?

— Не будьте так наивны, — продолжал настаивать Рамон. — Ведь я занимаюсь здесь бизнесом.

— Не вижу никакой связи между вашим бизнесом и юристом моей матери, — сказала она с подозрением.

— Я уже говорил, Анна-Лиза, не будьте столь наивны, — пробормотал он.

— А вы не думаете, что со стороны Патерсона было весьма неэтично обсуждать с вами мои дела? — спросила она, не зная, что должно волновать ее больше: его заинтересованность ее личной жизнью или же то, что читалось в его глазах.

— Не делайте столь поспешных выводов. Я могу знать его имя, но я вовсе не собирался выведывать у него ваши тайны…

— Тогда как же вы узнали, что я буду сегодня здесь? — не сдавалась Анна-Лиза.

— Его секретарша оказалась более разговорчивой, — заметил он с таким видом, что Анна-Лиза сразу же представила себе, как, наверное, рада была эта секретарша услужить Рамону.

— Ну хорошо, а кто такой этот ваш другой юрист? — спросила девушка.

— Адвокат. Хотите, я отвезу вас к нему?

— Нет, спасибо, я уверена, что мистер Патерсон расскажет мне все, что нужно.

— Ну, если вы вдруг столкнетесь с какими-нибудь трудностями…

— Не столкнусь, — уверенно заявила Анна-Лиза. Однако, как только она собралась пройти мимо него, что-то в его глазах удержало ее. — Зачем вы все-таки здесь, Рамон? Ведь совершенно ясно, что finca не играет большой роли в вашем бизнесе.

— Я не совершаю ничего незаконного.

Анна-Лиза внимательно посмотрела на него, пытаясь найти хоть какую-нибудь зацепку.

— Неужели вы действительно хотите уверить меня в том, что не смогли найти адвоката поближе к дому? — спросила она.

Рамон улыбнулся. Анне-Лизе было прекрасно известно, что у него целый штат юристов. Что же он тогда затевал?

— Ни один из моих адвокатов не способен взяться за это дело, — сказал он.

Анна-Лиза прищурилась. Может, стоит назвать его лжецом? Тяжело было думать о чем-то серьезном, пока Рамон стоял перед ней.

— Прошу меня извинить, — спокойно произнесла она, — но через пять минут у меня назначена встреча.

— Я подожду вас.

— Как хотите, — бросила она, надеясь, что ее голос прозвучал спокойно.

Рамон вежливо кивнул ей. И она ощутила то же самое чувство, которое испытала при их первой встрече, как будто ему было известно гораздо больше, чем ей.


Глава седьмая

— Вы хотите сказать, что у меня совсем ничего нет?

— Да, я хочу сказать, что того, что у вас имеется, не хватит на то, чтобы спасти ваше поместье на Менорке. Мне очень жаль, мисс Уилсон.

Анна-Лиза нервно сглотнула и посмотрела на свои руки, сложенные на коленях. Затем она опять подняла взгляд на обеспокоенное лицо адвоката своей матери.

— Ну, что ж, спасибо, мистер Патерсон, за то, что были со мной так откровенны.

— Сожалею, но у меня нет для вас никакой другой, более приятной информации.

— Я всегда знала, что у меня нет шансов, — сказала девушка, вздыхая, — но мне нужно было убедиться в этом самой… — Она опять вздохнула.

— Насколько я понимаю, — продолжал адвокат, — если вы продадите это поместье, то станете весьма богатой молодой женщиной.

Анна-Лиза грустно рассмеялась:

— Да, это так, но я надеялась… — Она снова вздохнула.

— Я знаю, — произнес он с сочувствием, — жизнь всегда дает нам что-то одной рукой, а другой — забирает. Я все время сталкиваюсь с подобными случаями.

— На самом деле мне не на что жаловаться. Ведь, как вы сказали, у меня будет достаточно денег для того, чтобы вернуться сюда и завести свою собственную юридическую практику.

— Что-то говорит мне: ваше сердце подсказывает вам совершенно другое.

— Да, вы правы. — Анна-Лиза с усилием улыбнулась.

— Хотите, я дам вам совет?..

— Конечно, — согласилась она, подумав, что уже ничего не потеряет.

— Послушайтесь своего сердца, — сказал он. Анна-Лиза с удивлением посмотрела на него. Она никак не ожидала услышать от столь рассудительного адвоката подобного романтического изречения.

— Я вижу, вы удивлены, — заметил юрист, — но поверьте мне, мисс Уилсон, я видел слишком многих людей, вынужденных вести жизнь, которая их не устраивала, только потому, что когда-то они отвергли свой шанс на счастье. А у вас этот шанс еще есть. Не упускайте его до тех пор, пока полностью не убедитесь, что другого выхода нет.

— Спасибо вам, мистер Патерсон, — сказала Анна-Лиза, улыбаясь. Она встала и протянула ему руку. — Если моя мечта осуществится и мне удастся выпутаться из этой неприятной ситуации, вы будете первым, кому я сообщу об этом.

— Буду ждать с нетерпением, — откликнулся он, крепко пожимая ей руку. — И что-то мне подсказывает, что у вас все получится.

— А, вот и вы, — сказала Анна-Лиза, подходя к Рамону, стоявшему около машины.

— А вы что, думали, я вас оставлю? — спросил он, открывая ей дверцу. — Как прошла встреча?

— Мы закончили на оптимистической ноте, — сообщила она.

— Рад за вас, — сказал Рамон, съезжая с обочины.

— Красивая машина.

— Да, неплохая. Как долго вы намерены здесь оставаться?

— Как долго вы намерены здесь оставаться? — спросила она в ответ, улыбнувшись.

— Столько, сколько понадобится. Вы голодны?

В утренней спешке она даже не успела подумать об этом.

— Да. Я просто ужасно проголодалась.

— Отлично. Я тоже.

Пока он был рядом с ней, она чувствовала себя спокойно и уверенно. Анна-Лиза выглянула в окно, желая узнать, куда он везет ее. Рамон свернул на длинную, извилистую дорогу, и теперь вдалеке она увидела здание, сильно напоминающее старинный замок.

— Это ваш дом? — удивленно спросила она. Он неопределенно пожал плечами.

— Пока еще нет. Но это очень хороший отель. И там есть отличный ресторан, — добавил Рамон, останавливаясь перед широкой лестницей. — Вы можете использовать мой номер для того, чтобы привести себя в порядок.

Эти слова слегка задели ее самолюбие.

— Я уверена, дамская комната тоже вполне подойдет для этого, — быстро произнесла она. В ее планы не входило посещение его номера. Пока она не выяснит, что у него на уме, ей следует быть более осторожной. — Вы уверены, что моя одежда подходит для ресторана? — Она взглянула на свой обычный серый костюм и простой белый свитер, надетый под плотный шерстяной жакет. Этот наряд был просто идеален для визита к юристу, но совершенно не подходил для роскошного отеля.

— Не беспокойтесь об этом, — сказал Рамон, стараясь развеять ее беспокойство, как и всякий мужчина, больше ценящий содержимое, чем красочную упаковку. — Честно говоря, я был бы рад поесть в моем номере, но что-то мне подсказывает, что в ресторане вы будете чувствовать себя более уверенно.

Он был прав. Так почему же она все еще дрожит? Она обедала с ним и раньше, и даже ужинала…

Он не был женат, поэтому нет ничего страшного в том, чтобы позволить ему держать себя за руку, подумала Анна-Лиза и сразу же отдернула ее, вспомнив, что Рамон, однако, все еще является для нее деловым соперником.

— Расслабьтесь, — пробормотал он, ведя ее вверх по ступеням.

Огромные дубовые двери вели прямо в слабо освещенный вестибюль. Ковры красноватых оттенков были необыкновенно мягкими и создавали приятный контраст с резными деревянными панелями. На стенах висели картины, написанные масляной краской, а в углу стояло огромное пианино.

— Вам нравится? — спросил Рамон, доставая ключ.

— По сравнению с тем, что я когда-либо видела, это просто чудесно! — честно призналась Анна-Лиза.

— Я думаю превратить этот отель в мое прибежище, — доверительно сообщил он, подводя ее к дверям ресторана. — Луиджи? — позвал он, подойдя к красному плетеному канату, протянутому перед входом.

Человек лет пятидесяти, одетый в униформу, поспешил им навстречу из глубины великолепной комнаты. Увидев Рамона, он быстро подошел и отвязал канат, рассыпаясь в любезностях.

— Синьор Крианца Перес! — воскликнул он с сильным итальянским акцентом. — Что могу для вас сделать?

— Отдельный столик на двоих.

— Конечно, синьор. А для прекрасной синьорины, я полагаю, красную розу?

— Двадцать, — небрежно сказал Рамон.

— Certamente, signore.[12] Отправить их к вам в номер? — вежливо спросил обходительный итальянец.

— Нет, поставьте на стол, — произнес Рамон, с интересом поглядывая на Анну-Лизу.

— Это вовсе не обязательно… — начала она.

— Я повторяю вам еще раз, Анна-Лиза, — тихо сказал ей Рамон, — вы сейчас находитесь на моей территории, и здесь я устанавливаю правила.

Они что, уже обмениваются какими-то секретными, только им понятными шутками?

— А где дамская комната? — спросила она для того, чтобы он не думал, будто все идет по его правилам. — Мне бы хотелось привести себя в порядок.

— Справа от стола портье, синьорина, — сказал Луиджи, с любопытством взглянув на Рамона.

Когда принесли меню, Рамон сделал знак унести его обратно.

— Накорми нас, Луиджи. Принеси нам все самое вкусное.

— Certamente, синьор Перес.

Если он улыбнется еще шире, испугалась Анна-Лиза, то уж точно повредит себе челюсть.

На консоль рядом с их столом поставили вазу с огромным букетом алых роз, и если Анна-Лиза все еще чувствовала себя серой мышкой в своем деловом костюме, то Рамон выглядел просто великолепно. Блестящая внешность кинозвезды и черный дорогой костюм на красной подкладке выгодно выделяли его среди всех остальных присутствующих мужчин. Сказать, что он вызвал сенсацию, значило бы не сказать ничего, подумала Анна-Лиза, заметив, как многие из молоденьких официанток только и искали повод, чтобы подойти к их столу.

Наконец, прервав молчание, Рамон сказал:

— Я хотел бы, чтобы завтра вы посетили еще кое-кого.

— Рамон, прежде чем мы начнем разговор, мне бы хотелось предупредить вас… — заговорила она, но, увидев веселую ухмылку на его лице, остановилась.

— Вы хотите предупредить меня насчет Клаудии, — мягко спросил он, наклонив голову, чтобы взглянуть ей в глаза. — Так?

— Ну, я…

— Я уже знаю об этом, — продолжал он. — У меня все под контролем. Не волнуйтесь. Предоставьте все это мне.

— А как же…

— Маргарита? Мой брат поступит так, как сочтет нужным.

— A finca…

— Может подождать. А я не могу, — твердо сказал он, глядя Анне-Лизе прямо в глаза.

— Я… я прошу у вас прощения, — смущенно произнесла она.

— За что?

— За то, что плохо думала о вас. — Он, похоже, не собирается приходить ей на помощь, подумала Анна-Лиза, заметив, как уголки его красиво очерченных губ дрогнули в легкой улыбке.

— Продолжайте.

— Я думала, что вы женаты… — она почувствовала, как у нее резко пересохло во рту, — …на Маргарите.

Казалось, он на секунду задумался.

— Что-нибудь еще?

— Ну, еще этот Энрике…

— Я принимаю ваши извинения, — прервал ее Рамон. — А теперь я могу вернуться к тому, о чем говорил до этого?

— К чему именно?

— Я хочу, чтобы вы посетили другого адвоката.

С ее губ сорвался вздох облегчения. Теперь она знает, как чувствует себя рыба, которую бросили обратно в воду.

— Ну вот, на мне даже подходящая для этого одежда, — пошутила она.

— Тогда будем называть нашу встречу свиданием, — сказал Рамон, перегибаясь через стол, чтобы положить Анне-Лизе в рот спелую клубнику в шоколаде. То, как он облизал с кончиков пальцев шоколад, потрясло ее. Все, что он делал, было так сексуально… Она уже была готова ответить на его призыв, расслабиться, но как только он отвел взгляд, чтобы вытереть пальцы о белую накрахмаленную салфетку, ей пришлось собраться и выйти из этого гипнотического состояния.

— Нет, нет. Я уже наелась, — запротестовала она, увидев, что он показывает ей на фрукты.

— Будет жаль, если они пропадут, — пробормотал Рамон, взяв виноград и смотря прямо на губы Анны-Лизы.

— Шампанское? — предложил он, встретившись с ней взглядом.

— Я отправил вам в номер бутылку охлажденного «Вдова Клико», синьор Перес, — с готовностью сообщил Луиджи, ужасно довольный собой.

Рамон вопросительно взглянул на Анну-Лизу, ожидая ответа.

— Я не уверена… — слабо запротестовала она.

— Но синьорина, вместе с бутылкой шампанского я отправил наверх еще и блюдо с восхитительными засахаренными фруктами, привезенными из моей родной Италии… и свежесмолотый кофе, собранный в горах Ямайки.

— Спасибо, Луиджи, — пробормотал Рамон, не отводя взгляда от лица Анны-Лизы. — Могу я предложить, вам забыть о своем благоразумии и попробовать для разнообразия нечто новое? — произнес он и, наклонившись над столом, взял ее за руку. Медленно и томно он начал поглаживать один за другим ее пальцы.

Это было приятно… и очень эротично. Эта ласка заставляла ее ощутить себя единственной и самой желанной для него.

— Теперь я бы с удовольствием выпила шампанского, — промурлыкала она. — Если еще не слишком поздно…

Рамон понимающе улыбнулся. Он встал и, взяв Анну-Лизу за обе руки, вынудил ее подняться вместе с ним.

Они отправились прямо в его номер.

Захлопнув за собой дверь, Рамон навалился на нее и притянул Анну-Лизу к себе.

Она легко расстегнула пуговицы его пиджака и сняла его с плеч Рамона прежде, чем их губы соприкоснулись. Пока он жадно пил ее дыхание, она занялась его рубашкой, и вскоре та прибавилась к куче их вещей, лежащих на полу.

Рамон подхватил Анну-Лизу на руки и бросился с ней на кровать. Она почувствовала упругие рельефные мышцы его живота и, дойдя до наивысшей точки наслаждения, вся выгнулась в сладостном порыве, выкрикнув его имя. И пока не восстановилось ее дыхание, он продолжал крепко сжимать ее в объятиях. И только когда Рамон почувствовал, что она полностью расслабилась, он отпустил ее и положил, голову ей на грудь.

— Я вижу, мне предстоит еще много работы, — проворчал он с довольным видом.

— В смысле? — спросила Анна-Лиза, перебирая пальцами его шелковистые волосы.

— В смысле… — произнес он, неохотно поднимая голову, — ты еще абсолютно неопытна в вопросах любви. Обучая тебя этому искусству, я получу огромное удовольствие.

— Ты такой самовлюбленный…

Но он не дал ей докончить фразу и снова припал к ее губам, продолжая целовать ее до тех пор, пока ей не показалось, будто она сейчас растает вместе с ним.

На следующее утро Рамону надо было присутствовать на нескольких деловых встречах, чтобы обсудить условия покупки отеля. Но прежде они вместе позавтракали в ресторане отеля.

Между ними двумя, как будто что-то витало в воздухе, и об этом, как показалось Анне-Лизе, знали все сидящие за соседними столиками.

Каждое движение имело теперь свое интимное значение, будь то передача сахарницы, при которой их пальцы соприкасались, или же попытка дотянуться до приправы, в результате которой ее рука задевала его. А когда их взгляды встречались, в них было что-то новое, какие-то новые связи, говорящие о том, что этой ночью она не только отдала ему свое тело, но и полностью доверилась ему. Взамен он дал ей уверенность в будущем… и это, вероятно, был самый ценный подарок из всех, которые она получала от него до сих пор.

— Я подумал о том, что могло бы тебя немного развлечь, пока я буду, занят, — сказал он, наклоняясь к ней. — Пока ты была в душе, я заказал для тебя новую одежду. Я знал, что ты будешь чувствовать себя неуютно в старом, не имея возможности переодеться во что-нибудь свежее. Ее уже должны были принести в номер.

— Рамон, тебе не следовало…

— Мне доставляет удовольствие покупать тебе вещи, — ответил он. — Надеюсь, что их примерка доставит тебе такое же удовольствие, как и мне, когда я снова сниму их с тебя.



* * *


Сонно ворочаясь в объятиях Рамона, Анна-Лиза приподнялась, чтобы поцеловать его шею, щеки, губы… Как прекрасно встречать новый день вместе! Вливаясь в уши и достигая самых дальних уголков ее еще сонного сознания, его голос был мягким и сладким как шоколад.

— Нет, не останавливайся, — промурлыкала она, — я хочу еще.

— Твое желание для меня закон, — пробормотал Рамон, слегка касаясь ее губ, а потом снова овладевая ее ртом.

— Это не совсем то, что я имела в виду, — прошептала Анна-Лиза, когда он, подняв голову, устремил на нее свой обжигающий взгляд.

— Ты что, жалуешься?

— Нет, — тихо призналась она, закидывая руки ему на шею, чтобы снова притянуть его к себе. На этот раз их поцелуй был более длинным и неторопливым, язык Рамона с готовностью отвечал на все ее желания. Но, как только его объятия стали крепче, а поцелуи быстрее, он уже не мог сдерживаться. И теперь Анне-Лизе стоило невероятных усилий взять его за плечи и слегка оттолкнуть от себя.

— Прежде всего, я хочу, чтобы ты досказал то, что начал говорить, когда разбудил меня.

— Может, это все-таки подождет? Анна-Лиза широко улыбнулась.

— Нет, поэтому говори кратко и очень быстро.

— Мы никуда не спешим, — возразил Рамон, вздыхая и припадая к ее груди. — Кто бы мог подумать, что это доставляет такое удовольствие… и при этом самыми разными способами, — пробормотал он, поднимая голову и пристально посмотрев на нее своими черными глазами.

— Рамон, — взмолилась Анна-Лиза, пытаясь собраться с мыслями.

Он приостановился, нависнув над ней.

— Ты боишься любви, Анна-Лиза?

— Я ничего не боюсь.

Опустившись рядом с ней, Рамон заглянул ей в глаза.

— Тебе вовсе не нужно притворяться со мной, querida[13]. Каждый из нас чего-нибудь да боится.

Сила его взгляда говорила о том, что их отношения вскоре могут перейти на совершенно иной уровень. Эмоции захлестнули Анну-Лизу, и на место страсти пришел страх. Ведь еще столько вопросов осталось без ответа. Это была правда — она боялась, боялась обязательств, обещаний, самой любви. Любовь была такой хрупкой и непредсказуемой. Она не знала, сможет ли решиться на нее и на все те страдания, которые несло с собой это чувство.

— Обещаю, что никогда не сделаю тебе больно, — тихо произнес Рамон.

Когда Анна-Лиза вышла из душа, то увидела, что Рамон уже успел сделать заказ в номер.

— Шампанское! — укоризненно произнесла она. — Но ведь мне надо идти сегодня к адвокату…

— Позже. Прежде всего, я хочу обсудить с тобой еще одну очень важную вещь. — Он затянул потуже пояс своего махрового халата и уселся поудобнее в мягкое кресло.

— С каких это пор мы пьем шампанское перед встречей? — язвительно спросила она, поднося бокал к губам. — Вероятно, делам придется подождать?

— Присядь, — сказал он, поднимая свой бокал. — За нас!

Усевшись на краешек стула, Анна-Лиза сделала глоток. Шампанское было просто восхитительным, а тост, произнесенный Рамоном, заставил сердце биться сильнее, однако тон его голоса слегка уменьшил ее восторг. Он был деловым и официальным, пожалуй, даже слишком официальным. Анна-Лиза опустила бокал на маленький столик.

— Я думаю… о сотрудничестве, — заявил Рамон.

— Сотрудничестве?

— Почему бы и нет?

— Деловом, ты имеешь в виду?

— Нет, постоянном. Я считаю, что брак — это на всю жизнь, — сказал он, наливая им еще по бокалу.

— Это что, предложение? — недоверчиво спросила Анна-Лиза, взяв у него бокал.

— А как ты думаешь?

Он выглядел таким беспристрастным, таким расчетливым! Анна-Лиза почувствовала, как от его слов на нее словно повеяло холодом.

— Брак между нами кажется мне очень разумной вещью.

— Разумной вещью! — Она едва не захлебнулась шампанским.

— Да, — спокойно подтвердил он. — Для меня, для твоего отца…

— Мой отец умер!

— Но ведь ты понимаешь, как он надеялся, что ты останешься на Менорке?

— Ну да, думаю, что я теперь смогу, но…

— А может, он надеялся и на что-то большее. Например, на то, чтобы мы с тобой были вместе.

При этих словах в голове Анны-Лизы сразу же появилось множество разных мыслей и догадок…

Вполне возможно, что Рамон пытался купить поместье, у ее отца и ранее, но тот отказал ему. И вот теперь дочь покойного Фуэго Монтойа оказалась вполне преодолимым препятствием, стоит лишь соблазнить ее и… Одна только мысль об этом привела Анну-Лизу в ужас.

— Никогда бы не подумала, что ты способен применить подобную тактику.

— Тактику? — резко спросил Рамон. — Твой отец относился ко мне, как к родному сыну. Он доверял мне. И он любил тебя.

С губ Анны-Лизы сорвался горестный вздох, полный крайнего недоверия.

— Что ж, он выбрал весьма странный способ показать мне эту свою любовь.

— Ты не права…

— Ну, тогда расскажи мне правду о моем отце, Рамон, — с вызовом произнесла она.

Какое-то мгновение он молча смотрел на нее.

— Когда твои мать и отец впервые встретились, его отношения с Клаудией были закончены. Он чувствовал себя абсолютно свободным. И собирался жениться на твоей матери…

В голосе Рамона Анне-Лизе послышалась некоторая неуверенность. И эта пауза подсказывала ей, что он подбирает слова для того, чтобы хоть как-то смягчить неприятную правду.

— Продолжай, — сказала она.

— И тогда Клаудиа сказала твоему отцу, что она беременна.

— И ты думаешь, что от этого мне стало легче? — скептически спросила его Анна-Лиза. — От того, что теперь я узнала, как сразу две женщины забеременели от моего отца?

— Но Клаудиа не была беременна, — спокойно ответил Рамон. — Она принесла в жертву счастье твоей матери и отца лишь для того, чтобы тот женился на ней. Она и не хотела иметь ребенка. Единственное, что ей было нужно, это деньги дона Педро.

— Но моя мать на самом деле была беременна, — с горечью произнесла Анна-Лиза. — Она была беременна мною, и он бросил нас, оставил в нищете.

Рамон покачал головой.

— Нет. Не думаю. Его кодекс чести никогда бы не позволил ему совершить такое. Я уверен, что он должен был содержать вас.

— Как это ни грустно, но в этом ты не прав, — прервала его она. — Мы никогда не получали от него никаких денег.

— Я уверен, что ты ошибаешься. Но, как бы там ни было, выходя за меня замуж…

— Прекрати! Зачем тратить слова впустую? — Неужели он думает, что она последует примеру Клаудии и выйдет за него ради денег?

— Попытайся посмотреть на это с логической точки зрения. Между нами существует влечение…

— Секс?

— Не говори так! — воскликнул он. — Для меня это гораздо больше, чем просто секс. У тебя есть все, что мне нужно. А у меня…

— Слишком много, — холодно оборвала его Анна-Лиза. — Поэтому тебе не обязательно прибавлять меня к своим трофеям. Тебе даже не придется покупать мое поместье по настоящей цене. Ты можешь просто подождать до того момента, как я совсем разорюсь. — Внезапно ее осенила еще одна догадка: — А не по этому ли поводу должна состояться моя встреча с новым адвокатом? Для того, чтобы подписать контракт, Рамон? Нужно только затащить меня в постель, и дело сделано, ты так думаешь, Рамон?

Его глаза сверкнули от еле сдерживаемой ярости.

— Почему бы тебе ни присесть, успокоиться и выслушать меня до конца?

— Выслушать? Ну, нет! Я уже достаточно наслушалась тебя!

— Почему ты не можешь поверить мне, Анна-Лиза? — Он перешел с крика на сдавленный шепот. — Я думал, мы были близки…

— А я думала, что тебе нужна я, а не моя земля.

— О чем ты говоришь?

— Твое предложение о женитьбе — не что иное, как циничная попытка сыграть на моих чувствах для того, чтобы заполучить мою землю для твоей морской пристани! — Она шумно вздохнула. — Если я выставлю поместье на продажу, кто-нибудь другой вполне сможет перебить твою цену, например, вдова моего отца! — Она осуждающе взглянула на него. — Ты действительно думаешь, что меня можно купить, да? Ты думаешь, что у тебя есть передо мной преимущество, потому, что ты сказочно богат, а у меня ничего нет! Ничего, кроме этой проклятой полоски песка! Тебе нужен не брак, Рамон, а земля!

— Ты и понятия не имеешь о том, что мне нужно, — спокойно сказал он. — И сейчас ты мне дала это ясно понять. — Затем он резко, без предупреждения подошел к ней.

— Не приближайся ко мне! — предостерегающе выкрикнула Анна-Лиза, зная, что он был способен в одно мгновение превратить ее гнев в страсть. — Неужели ты действительно думаешь, что я сделаю все, что ты скажешь, лишь потому, что мы переспали?

— Мы переспали? — произнес он так, словно выплевывал каждое слово, физически ощущая всю их горечь. — Разве так называется то, чем мы занимались?

Анна-Лиза ничего не ответила, Рамон выпрямился и отвернулся от нее.

— Черт возьми, Анна-Лиза! Мне больше нечего тебе сказать.

Глава восьмая

К тому моменту, как она вышла из ванной, Рамон уже ушел. Анна-Лиза на цыпочках прошла в гостиную, но там стояла полная тишина. Номер был пуст. Она даже не узнала имени того адвоката, с которым Рамон организовал ей встречу.

И тут она увидела то, что искала. Со вздохом облегчения Анна-Лиза быстро пересекла комнату и взяла с каминной полки маленькую бежевую визитную карточку. На ней почерком Рамона было написано:

«Майкл Дэлани,

юрист,

дом Чосера, 11.30, пятница, 23-е».

Взглянув на часы, Анна-Лиза с облегчением вздохнула. Если она поспешит, то еще успеет.

Ее проводили в просторный, уставленный шкафами с книгами офис. Полный джентльмен, поднявшийся ей навстречу из-за широкого и загроможденного всевозможными документами стола, сильно напоминал гладко выбритого Санта-Клауса.

— А, мисс Уилсон. Очень рад с вами познакомиться. Майкл Дэлани к вашим услугам. Садитесь, пожалуйста, — вежливо предложил он ей, указывая на потертое кожаное кресло. — Чай? Кофе? Что-нибудь покрепче? — с воодушевлением спросил он.

— О нет, благодарю вас. Еще не время…

— Возможно, вы передумаете, когда услышите то, что я вам расскажу. — Он радостно посмотрел на нее поверх очков в тонкой железной оправе.

Вежливая улыбка исчезла с лица Анны-Лизы. Дурных новостей на сегодня уже достаточно!

— Не волнуйтесь так, молодая леди. Я слышал, что вы юрист, переквалифицировавшийся в земледельца. — Он сел за стол напротив нее и с удовольствием потер руки, словно эта мысль восхищала его.

— Пожалуй, это был необдуманный порыв…

— Ерунда! Полная ерунда! — воскликнул он, все более воодушевляясь. — Неужели вы думаете, что при первом же удобном случае я не променял бы этот пыльный офис на свежий воздух? — Он замолчал, театрально вздохнув для убедительности.

— О преимуществе пыльных офисов можно еще поспорить, — сказала Анна-Лиза, рассматривая сертификаты, дипломы и лицензии, развешанные в рамках на одной из стен.

— Терпение! Терпение, мисс Уилсон, — бормотал он, роясь в бумагах на столе. — Итак. Оно у меня где-то здесь.

— Что? Что здесь?

На секунду он остановился и, склонив голову набок, внимательно посмотрел на нее.

— Вы хотите сказать, что мистер де Крианца Перес не объяснил вам, для чего именно он устроил нашу встречу?

— Нет, он ничего мне не сказал, — ответила Анна-Лиза, признав про себя, что она даже не дала Рамону возможности что-либо сказать.

— А, — протянул адвокат, — я так и думал… Не важно! Не важно! Да! Вот и оно! — победно воскликнул он, погружая жестом чародея свою руку в груду бумаг и извлекая оттуда тонкую папку.

— Что это? — с любопытством поинтересовалась Анна-Лиза.

— Что это? — Он задумчиво повертел папку в руках. — Это дополнение к завещанию вашей матери, мисс Уилсон.

— А разве оно не должно было находиться у мистера Патерсона?

— Откровенно говоря, это не официальный документ, это письмо, оставленное мне на хранение…

— Моей матерью?

— Именно.

Ее сердце учащенно забилось.

— Давайте вскроем его!

— Отличная идея! Отличная идея! — Вынув из папки конверт, мистер Дэлани взял со стола нож для разрезания бумаги и аккуратно вскрыл им письмо. Быстро пробежав его глазами, он посмотрел на Анну-Лизу.

— О, да. Все именно так, как я и ожидал. Теперь мне все ясно… все абсолютно ясно.

— Что ясно? — спросила Анна-Лиза, с нетерпением ожидая его ответа.

Он улыбнулся.

— Вы — наследница, мисс Уилсон. И вы унаследовали довольно значительную сумму, именно так, как и предсказывал мистер Перес…

— Рамон знал! — вырвалось у нее.

— Ну, он только подозревал кое-что, — осторожно произнес адвокат, — он утверждал, что в конце концов, вы отыщете свое сокровище. А теперь я хочу поздравить его. Он проявил удивительную проницательность и небывалое упорство для того, чтобы разыскать меня. Ведь вы не оставили обратного адреса, когда продали ваш дом в Англии, мисс Уилсон?

— Да, точно. Я не оставила, — согласилась Анна-Лиза. Все еще дрожа от волнения, она поднялась. — Значит, он не пытался купить меня…

— Купить вас? Купить вас? — расхохотался Майкл Дэлани. — Могу вас заверить, мисс Уилсон, что мистер де Крианца Перес пришел ко мне только затем, чтобы убедиться в том, что вы вступили в полное владение своим наследством.

Анна-Лиза упрямо покачала головой.

— Я все еще не понимаю. Мой отец не посылал моей матери ни единого пенса…

— Он посылал ей гораздо больше, чем пенс, — возразил ей пожилой адвокат. — Эти деньги предназначались вам и вашей матери, их вполне бы хватило на то, чтобы вы обе ни в чем не нуждались.

— Но у нас никогда не было денег, — продолжала настаивать Анна-Лиза. — Как же это?..

— Уверяю вас, это правда, — сказал он. — И все эти деньги здесь. Вот, посмотрите сами, — предложил он, передавая ей письмо. — Ваша мать предпочла не трогать деньги вашего отца. Она сохранила их для вас… — Он замолчал и взволнованно посмотрел на Анну-Лизу. — А теперь не желаете ли выпить?



Косые лучи утреннего солнца играли на поверхности ясного, прозрачного моря. Внезапно Анне-Лизе страстно захотелось выйти из такси и насладиться этой красотой.

— Вы не могли бы высадить меня здесь? — сказала она, повернувшись к шоферу.

— Здесь, сеньорита?

— Отсюда уже совсем недалеко до finca.

Водитель такси пожал плечами, но все-таки остановился.

Вылезая из машины, Анна-Лиза попросила его доставить багаж в поместье, зная, что Мария Тереза всегда встает на заре, чтобы покормить животных.

— Вот, — сказала она, заплатив ему намного больше, чем требовалось, — отсюда я пойду пешком.

Такси быстро скрылось за поворотом извилистой дороги, но Анна-Лиза не двинулась с места. Она стояла абсолютно неподвижно и вдыхала чистый, пахнущий травами воздух. Затем, заслонив руками глаза от яркого солнца, девушка взглянула туда, где широкие поля переходили в поросшие соснами холмы. На самом горизонте виднелись горы, указывающие своими скалистыми вершинами в чистое небо. Эти таинственные громадины, стоявшие здесь миллионы лет, видели все поколения, жившие до нее и обрабатывавшие эту благодатную землю. Но никто так и не смог завладеть величием скал или пустынным пляжем с сахарно-белым песком, над которым до сих пор продолжала висеть легкая дымка.

Она услышала приглушенный топот лошадиных копыт и обернулась. Было сложно точно определить, откуда именно доносился этот звук. Наконец она увидела, что через долину по направлению к ней мчится всадник. Лошадь была вороной, и хвост ее развевался сзади, как черное знамя, голова была наклонена к земле, а всадник прижался к ее шее. Анна-Лиза чуть не задохнулась от волнения.

— Рамон!

Перемахнув через стену, Рамон резко развернул лошадь и осадил ее прямо перед Анной-Лизой.

— Добро пожаловать домой!

В его глазах было больше вызова, чем приветствия, лицо не излучало никакой теплоты. Анна-Лиза с усилием заставила себя спокойно стоять на месте, пока лошадь нетерпеливо рыла землю копытом прямо рядом с ней. Но, когда конь внезапно встал на дыбы, девушка отскочила.

— Не волнуйся, я держу его, — проговорил Рамон и заставил лошадь опуститься.

— Да, спасибо тебе за…

Он резко натянул поводья и выпрямился, как будто ему не терпелось поскорее ускакать.

— Все в порядке, — сказал он, избавляя, ее от необходимости благодарить его.

Она смотрела на его сильные руки и пыталась забыть, как это было, когда они ласкали ее… Его губы были плотно сжаты, а глаза… эти глаза, которые она помнила так четко, эти темные ясные глаза, которые горели желанием… теперь были холодными и колючими.

— Все вышло намного лучше, чем я ожидала, — сказала она, отчаянно желая удержать его.

— Рад за тебя, — раздраженно произнес Рамон, еле сдерживая своего нетерпеливого коня. — Нам пора. Он скучает.

Великолепная лошадь задрожала и замерла, управляемая сильной рукой Рамона. Пузырящаяся от ветра рубашка, расстегнутая почти до пояса, длинная бахрома, украшающая его сшитые вручную кожаные сапоги, делали Рамона более похожим на дикого испанского цыгана, чем на промышленного магната. А она… она выглядела, как обыкновенная усталая туристка.

— Просто ты сильно напугал меня, — сказала, наконец, Анна-Лиза.

— Ну, тогда мы оба, Дардо и я, извиняемся, — саркастически произнес Рамон, кивнув на холку жеребца, взмокшую от пота.

— Дардо?

— Это значит «стрела», — объяснил он.

Сначала она ничего не поняла. Но когда Рамон гордо остановил жеребца прямо перед Анной-Лизой, ее пульс участился.

— О, нет, я уж как-нибудь сама. — Рамон ездил без седла, с одной лишь уздечкой, и если он решил…

— Ты что, боишься? — с вызовом спросил Рамон.

— Конечно же, нет, — бросила она ему в ответ, — я раньше часто каталась верхом.

— Так же, как и плавала?

Метнув на него сердитый взгляд, она ясно представила покладистых лошадок из школы верховой езды, не идущих ни в какое сравнение с Дардо.

— Нечего сказать?

— Как раз наоборот, — ответила она, холодно взглянув на него. — Но прежде я все-таки хотела бы продолжить мою прогулку, если ты не возражаешь.

— Возражаю, — заверил ее он. — Ты не доверяешь мне, Анна-Лиза?

Он имел в виду нечто большее, чем простую езду верхом, подумала она, встретившись глазами с его темным, бросающим вызов взглядом. И надо было признать, что, какие бы там интриги он ни плел, без него она никогда бы не смогла найти свои деньги…

Когда Анна-Лиза сделала первый шаг к Дардо, жеребец всхрапнул и дерзко уставился на нее своими сердитыми карими глазами. Она еще немного приблизилась к нему и остановилась, потому, что тот поднял голову и радостно заржал, обнажив огромные белые зубы.

— Ты ему понравилась, — хмыкнул Рамон.

О, неужели? — подумала Анна-Лиза, стараясь смотреть только на спину Дардо.

— Он очень нетерпелив, — пробормотал Рамон, — впрочем, как и я!

Последний шаг оказался для нее последним. Наклонившись, Рамон подхватил Анну-Лизу и посадил ее впереди себя, проделав все это одним быстрым движением.

— Расслабься! Расслабься! — хрипло приговаривал он, крепко обхватив ее за талию.

— Как я могу это сделать? — застонала Анна-Лиза, удивившись, как ей удалось удержаться на спине лошади, когда та поскакала через поле.

— Откинься на меня, — выдохнул Рамон. — Не сопротивляйся. Держись за его гриву. Вот так, — подбадривал он, направляя своими сильными пальцами ее движения. — Вот так-то лучше, — с довольным видом произнес Рамон. — А теперь мы можем поскакать быстрее!

— Нет!

Но с Рамоном спорить было невозможно, и вскоре она заразилась от него этим восторгом. Спустя всего какую-то пару мгновений Анна-Лиза уже сама умоляла его скакать быстрее. Они остановились только тогда, когда подъехали к каменной арке, являющейся входом в finca.

— Это было… — только и смогла выдохнуть Анна-Лиза.

— Почти так же прекрасно, как и секс? Или просто прекрасно, но все же не настолько?

Если бы в его голосе она услышала хоть чуточку тепла, то, вероятно, ответила бы ему. Но вместо этого она отодвинулась от него, когда он хотел обнять ее, чтобы опустить на землю.

— Хочешь еще? — пробормотал он, поворачивая лошадь обратно.

Выбора у нее в данной ситуации не было, все находилось в его власти, и Анна-Лиза еще крепче ухватилась за гриву коня, пытаясь отодвинуться от тела Рамона.

— Откинься на меня, — приказал он. — Ты повредишь ему спину, если будешь сидеть так близко к его шее, или у тебя есть какие-то свои причины, по которым ты отодвинулась от меня?

— Ты не побрился, — просто сказала она.

Его смех, такой знакомый, снова возбудил в ней горячую волну страсти.

— Что-то не припомню, чтобы ты жаловалась на это раньше.

— Куда ты везешь меня? — спросила Анна-Лиза, пытаясь сохранить спокойствие.

— Это же твои апельсиновые сады, — сказал он, указывая рукой через забор, — разве ты не узнаешь их?

Анна-Лиза застыла от изумления. Всего через какую-нибудь пару недель после того, как здесь побывал Энрике со своими радикальными методами, сады словно преобразились.

— Я ничего не понимаю, — пробормотала она. Каждая веточка, была покрыта густой зеленой листвой. Казалось, что здесь собралась добрая половина населения поселка. Все были заняты: кто-то вскапывал землю, кто-то полол сорняки, кто-то подрезал ветки или опрыскивал деревья.

— Это потому, что ты всю жизнь жила за полторы тысячи миль к северу отсюда, — сказал Рамон, — здесь все происходит намного быстрее. Теперь ты видишь, Анна-Лиза, — продолжал он, — тебе стоило поверить мне с самого начала. Для этого апельсинового рая всего-то и потребовалось, что солнечного света, немного навоза…

— Как романтично, — тихо пробормотала она.

— Я думал порадовать тебя, — спокойно сказал Рамон.

— Что-нибудь еще, кроме навоза? — язвительно поинтересовалась Анна-Лиза.

— Солнечный свет.

— И?.. — настойчиво продолжала пытать его она. Красиво очерченные губы Рамона слегка дрогнули.

— Вода.

— Откуда же?

— Я еще не показал тебе? — спросил он, поворачивая лошадь. Немного проскакав вперед, Рамон указал рукой на канавки, вырытые около деревьев.

— Мы пока еще не успели проложить под землей хорошую дренажную систему и поэтому соорудили на время вот это, — сказал он.

— Мы?

— Вода может поступать только из одного источника.

— Твоего, — холодно произнесла она.

— Именно, — согласился он, — хочешь посмотреть, что еще построено здесь, пока тебя не было?

Все мысли в ее голове находились в страшном беспорядке. Кто ему позволил каждый раз во время ее отсутствия вмешиваться в управление ее поместьем? Но, с другой стороны, благодаря его воде апельсиновые сады снова вернулись к жизни.

— Конечно же, мне очень интересно. Перекинув ногу через спину своего жеребца, Рамон с легкостью спрыгнул на землю.

— Давай, — произнес он, придерживая Дардо и протягивая к Анне-Лизе руки, чтобы помочь ей спуститься.

На мгновение она заколебалась, а затем скользнула к нему в объятия. Как только она очутилась на земле, то сразу же отстранилась от него, пытаясь сконцентрироваться на том, что он говорил.

— От моего источника отведена железная труба, которая проходит через весь твой сад. К этой трубе подсоединены шланги, и теперь каждый вечер мы можем поливать деревья.

— И во сколько мне это обойдется?

— Я уверен, что ты в состоянии удовлетворить все мои требования.

— Надеюсь, что это так, — недоверчиво пробормотала Анна-Лиза, взглянув на огромный бак для воды, стоящий теперь на месте старого и ветхого сарая. Если Рамон рассчитывал, что за этот благородный поступок она отдаст ему свою прибрежную полосу, то его ждало сильное разочарование.

— Эй! Сеньорита!

— Энрике! — радостно воскликнула Анна-Лиза. — Апельсины… Ты просто чудо с ними сотворил!

Широко улыбнувшись, лукавый крестьянин замахал руками.

— El bon sol у agua!

— Только яркое солнце и вода, — перевел Рамон

— Я поняла, — ответила Анна-Лиза, увидев, как обрадовался Энрике, когда Рамон одобрительно похлопал его по плечу.

— Ничего бы этого не было, если б не твое мастерство, Энрике, — произнес он.

И не вода Рамона, подумала Анна-Лиза.

— Добро пожаловать домой, сеньорита! Анна-Лиза обернулась и увидела, что через двор к ней спешит Мария Тереза с корзинкой в руке.

— Я уже накормила Помадкина, поэтому не позволяйте ему дурачить вас. До завтра.

— До свидания, Мария Тереза, и спасибо вам огромное.

— Дардо тоже заслужил небольшой отдых, — сказал Рамон, нежно похлопывая своего любимца по шее.

Наблюдая за тем, как он выводит Дардо со двора, Анна-Лиза вновь ощутила, как ею овладевает такое знакомое, сладостное и томительное чувство.

Однако эта томность сразу же покинула ее, едва только она успела открыть дверь. Лохматый комок вихрем завертелся около ее ног, и Анна-Лиза, вскрикнув от радости, опустилась на колени, чтобы погладить старого пса. Но тот, уверенный в ее привязанности к нему, не стал терять времени даром и, ловко проскочив мимо, стремительно понесся по направлению к саду.

— Итак, Анна-Лиза…

Она вздрогнула, когда Рамон вошел в дом, низко нагнув голову, чтобы не зацепиться за гирлянды из трав, которые Мария Тереза повесила над дверью.

— Прости, — тихо сказал он, — я не хотел напугать тебя.

— После этой утомительной поездки я просто сама не своя, — солгала она.

— Может, выпьем кофе? — предложил он, неспешно направляясь к плите.

— Чувствуй себя как дома.

— Хорошо, — согласился он, доставая с полки банку с кофейными зернами.

Анна-Лиза с восхищением наблюдала за ним. Волевой, страстный и непокорный — едва ли какая-нибудь женщина смогла бы устоять перед таким мужчиной. По крайней мере, сама она не смогла.

Он поставил на плиту воду, чтобы вскипятить ее.

— Подойди сюда.

Как только она приблизилась, Рамон схватил ее за талию и посадил на кухонную стойку прямо перед собой. Он такой сексуальный, такой мужественный, подумала она, чувствуя, как его губы манят и возбуждают.

— Ты скучала по мне, — сказал он. Это было скорее похоже на утверждение, чем на вопрос. Он раздвинул языком ее губы и, крепко обняв ее, с силой прижался к ней всем своим большим, мускулистым и упругим телом. Она чуть не задохнулась от сильнейшего возбуждения, охватившего ее. Знакомый запах его тела окутывал и притягивал, а его соблазнительные очертания возбуждали и будили воспоминания.

— Я хочу остаться здесь… Я хочу провести эту ночь с тобой.

Он приподнял ее лицо за подбородок и прервал все возможные возражения нежными и легкими поцелуями.

А когда он оторвался от нее, Анна-Лиза нащупала его руку, просунула свою ладонь в его и повела Рамона наверх.

Мария Тереза поставила на старый камин глиняный кувшин с полевыми цветами, и теперь в комнате витал их нежный аромат. Ставни были полуприкрыты, и через узкую щель между ними на кровать падали косые лучи солнечного света.

Не было никакой спешки, одежда медленно падала к их ногам. Глаза Рамона и Анны-Лизы встретились и уже не опускались… В этот момент для них не существовало ничего, кроме его теплых прикосновений и ее страстных ответов на них. Губы Анны-Лизы блуждали по его груди, вздыхая и шепча сладкие любовные обещания. Они оба были одержимы одной мыслью, одним желанием…

Посмотрев на себя в зеркало, висевшее в ванной комнате, Анна-Лиза увидела свое весьма озадаченное лицо. Она знала, что Рамон еще спит, раскинувшись на ее кровати. Она никак не могла понять, что же в ней поменялось. Это чувство не имело ничего общего с какими-либо физиологическими изменениями, просто Анна-Лиза ощущала в себе какое-то не совсем понятное ей спокойствие и умиротворение.

— С тобой все в порядке?

— Рамон! Ты испугал меня. — Его руки обняли ее за талию, и она прижалась к нему с таким доверием, которого никогда не испытывала раньше.

— Ты простудишься, — пробормотал он, протягивая руку, чтобы снять с дверного крюка ее халат. — Что ты здесь делаешь одна?

— Я не одна, — возразила Анна-Лиза, еще крепче прижимаясь к нему.

— Да, теперь ты не одна, — согласился он, отодвигая густую завесу черных волос, чтобы поцеловать ее в шею. — И никогда больше не будешь одна, querida. Но ты так и не ответила на мой вопрос. И ты знаешь, о чем я…

— Разве? — Его поцелуи быстро возбуждали ее.

— Я хочу, чтобы ты рассказала мне, что так беспокоит тебя, — прошептал он. — Что-то не так. И ты должна сказать мне, в чем дело. Это из-за твоего отца? — предположил он, оборачивая полотенце вокруг бедер.

— Он очень много для тебя значил, — тихо заметила Анна-Лиза, радуясь шансу сконцентрироваться на чем-нибудь более безопасном, чем ее необъяснимые ощущения, разгадать которые она пока не могла.

— Ты всегда можешь поговорить со мной о нем, — сказал он, увидев печаль в ее глазах.

— Я была не права. Ведь на протяжении всех этих лет он продолжал посылать нам деньги…

— Не вини себя. Ты же не знала об этом.

— И моя мать и пенса из них не потратила, а еще он оставил мне finca… — Она замолчала, а когда снова заговорила, ее голос дрожал от волнения: — И почему я не верила ему?..

— Для того чтобы заслужить доверие, нужно время, Анна-Лиза, — сказал Рамон. — У твоего же отца не нашлось возможности обсудить это с тобой, а сердце твоей матери было разбито, и поэтому она не хотела ничего тебе объяснять. Что мне сделать, чтобы успокоить тебя? — мягко спросил он. И, не дожидаясь ответа, поднял ее на руки и понес в спальню.

Глава девятая

— Не возражаешь, если я осмотрюсь здесь, пока ты будешь в ванной?

— Конечно же, нет, — ответила Анна-Лиза. Ей нечего было скрывать. — Но предупреждаю, эта спальня — единственная, в которой я что-либо изменила.

— А почему ты не пользуешься большой спальней?

Как только она поняла, что эта спальня принадлежала ее отцу, она тут же захлопнула дверь и никогда больше не открывала ее. Но об этом Рамону вовсе не обязательно было знать.

— Да просто мне больше нравится вид из этой комнаты… Она меньше, поэтому зимой ее легче будет отапливать…

Рамон слегка нахмурился.

— Но ты теперь не в Англии, — возразил он, — и когда придут жаркие ночи, ты будешь чувствовать себя намного лучше в просторной комнате. — Анна-Лиза ничего не ответила ему, и он не стал настаивать. — Так значит, ты не возражаешь? — спросил он, направляясь к двери.

— Иди, иди, — ответила она, спрыгивая с кровати. К тому времени, как она вышла из ванной, Рамон уже вернулся в комнату.

— Смотри, — сказал он, усаживаясь рядом с ней на кровати.

Когда она взглянула на выцветшую фотографию, которую он держал в руках, ее сердце так и подскочило.

— Где ты это нашел?

— В большой спальне. Не хочешь взглянуть на нее?

Анна-Лиза взяла из его рук старую карточку и зажала ее в руке так крепко, как будто прикосновение к ней могло проявить поярче отпечатанные на бумаге выцветшие образы.

— Удивляюсь, как это ты не обнаружила ее раньше. Она лежала прямо сверху того старого резного сундучка.

Словно кто-то хотел, чтобы она нашла ее…

— Я была так занята, что у меня не было времени осматривать каждый сантиметр…

— Можешь не объяснять, — сказал Рамон. — Ты знаешь, кто это?

Конечно же, Анна-Лиза знала. Все еще продолжая сжимать в руках фотокарточку, она уронила руки на колени. Смеющаяся юная девушка — это ее мать, намного моложе, чем она ее помнила, но все же ошибиться было невозможно. А мужчина, обнимающий ее с улыбкой — это… Она невольно вскрикнула и протянула фотографию Рамону.

— Я не хочу ее видеть. Унеси ее отсюда.

— Но это же твой отец, — ласково напомнил Рамон. — Я хотел найти что-нибудь вроде этого, чтобы доказать тебе… — Он замолчал, увидев, каким неподвижным и холодным стало ее лицо.

— Посмотри же, Анна-Лиза, теперь ты сможешь сама убедиться в том, как сильно они любили друг друга.

— Мне не нужны доказательства тому, что он чувствовал к моей матери! — воскликнула она. — Я жила последствиями их любви каждый день. — Все ее мысли были в полном смятении. Если ее отец так сильно любил маму, то почему же все так скверно вышло? — Я буду всегда благодарна ему за все это богатство… за finca. Но я никогда не смогу забыть, через что пришлось пройти моей матери, всю эту нищету, горечь и боль…

— Прекрати, Анна-Лиза, — оборвал ее Рамон, — я не хочу, чтобы ты так расстраивалась.

— А почему? Потому, что это правда? Потому, что для тебя будет очень удобно, если я пойду по стопам своей матери?

В одно мгновение его лицо окаменело.

— Я думал, что мы это давно уже обсудили.

— Что? — вскричала Анна-Лиза, в отчаянии и ярости взмахнув руками.

— Я говорю о том моменте, когда ты так больно оскорбила меня, предположив, что мне нельзя доверять, — холодно проговорил он, вставая и отходя от нее.

— Я ничего не предполагаю. Я только утверждаю то, что вижу.

— И в этом-то вся проблема, Анна-Лиза. То, что ты видишь, не имеет ничего общего с правдой.

— А в чем же тогда, правда? В том, что беременная женщина была отвергнута испанским грандом, и в качестве компенсации тот назначил ей щедрое пособие? Как ты мне это объяснишь, Рамон?

— Жизнь не так проста, как тебе кажется, Анна-Лиза, — сказал он. — Отвлекись оттого, что написано в книгах, посмотри на настоящую жизнь, настоящих людей, настоящие проблемы… Если ты найдешь хоть одну простую и ясную ситуацию, я признаю, что ты права.

— А как насчет нашей ситуации? — спросила она, сделав ударение на последнем слове. — Как ты мне это объяснишь?

— Что ты имеешь в виду?

— Что, если и я беременна? — Эти слова вылетели из ее уст прежде, чем она успела подумать. Это получилось инстинктивно, просто инстинктивно, и теперь, ожидая его ответа, она вся сжалась от страха.

— А ты беременна? — мягко спросил ее Рамон.

— Я не знаю… Нет! Я просто хотела узнать, как ты отреагируешь, если…

Он схватился руками за голову.

— Прекрати, Анна-Лиза, — предупредил он. — Я думал, что мы намного лучше понимаем друг друга…

Недослушав его, она презрительно бросила:

— Понимаем? Только и всего?

— Ты знаешь, что я имею в виду, — сердито возразил он, — ты знаешь мои чувства…

— О, неужели? — спросила Анна-Лиза, вскочив на ноги. — А откуда мне это знать?

— Разве я не доказывал их тебе своими поступками?

— Я не знаю, — пробормотала она. — Ты никогда не говорил мне о любви.

На мгновение ей показалось, что он задрожал.

— Ты хочешь, чтобы я каждый день сочинял тебе по сонету?

— Я хочу… — сердито начала Анна-Лиза, но не успела докончить свою фразу и бросилась в ванную, чтобы он не смог заметить слезы, выступившие у нее на глазах. — Я не знаю, чего я хочу!

— Да, правильно. Убегай, это самый лучший выход! — крикнул он ей вслед.

Спальня была пуста. Встав посередине комнаты, Анна-Лиза прислушалась. Услышав, что Рамон внизу, она почувствовала облегчение. Она так нуждается в нем, и при этом без всяких условий! Волнение снова охватило ее. Она стольким обязана ему, но это вовсе не значит, что она должна согласиться с его взглядами на прошлое или смириться с второстепенной ролью, отведенной ей в его жизни.

Анна-Лиза не стала досушивать до конца волосы, быстро надела подходящие шорты и рубашку с короткими рукавами.

Рамон уютно развалился в одном из ее мягких кресел. Держа в руке кружку с кофе, он читал местную газету, вытянув свои длинные ноги и положив голые ступни на спину Помадкину. Как только она вошла, он поднял на нее глаза.

Она поняла, что легче им не станет. Каждый из них обладал сильным характером и был полностью уверен в своей правоте.

— Ланч? — предложила Анна-Лиза.

— С меня вполне хватит и кофе.

— Может, хочешь еще чего-нибудь? — спросила она, наливая себе кофе.

— Мне нужно вернуться.

— Конечно. — Она постаралась не придавать этому значения.

— Почему бы тебе не поехать со мной?

Она едва не захлебнулась кофе. Это невинное приглашение развеяло все ее сомнения.

— Хорошо. Почему бы и нет?

— Тебе хватит десяти минут, чтобы собраться? — спросил он, взглянув на часы. — Я уже послал за машиной.

— Вполне, — ответила она.

— Кто-нибудь заберет лошадь, пока нас не будет.

— Мне попросить Марию Терезу присмотреть за Помадкиным?

— Да, пожалуй, это не помешает.

— Я нормально одета?

— Да.

— Мне нужно еще что-нибудь?

— Только ты можешь ответить на этот вопрос, Анна-Лиза, — сказал Рамон, поднимаясь с кресла.

Его сдержанность была ей словно укором. Может, он хотел таким образом наказать ее за то, что она перешла черту дозволенного… за то, что она требует от него слишком многого? Она почувствовала, как разочарование и гнев подступают к ее горлу. И у нее было два варианта ответа на этот его вызов: либо опять закатить скандал, либо смириться с тем типом отношений, который предлагает ей Рамон. Выбрав последний, она бы ни в чем ему не уступила, но и ничего бы не выиграла.

— Я только позвоню, — сказала она.

Переступая порог дома Рамона, Анна-Лиза почувствовала себя совсем по-другому, чем в самый первый раз. Сейчас, открывая дверь, Родригес вежливо кивнул ей.

— Мне нужно сделать несколько звонков, — сообщил Рамон, стоя рядом с ней в холле. — Можешь пока осмотреться. Я освобожусь через пару минут. Чувствуй себя, как дома. Проводи сеньориту Уилсон в библиотеку, — сказал он, поворачиваясь к Родригесу. — Там множество старинных книжек, которые ты можешь полистать.

Родригес проводил ее в просторную комнату с видом на море, совсем не похожую на библиотеку.

— В библиотеке не работает кондиционер, сеньорита Уилсон, — объяснил он. — Но в этой комнате вам будет не менее комфортно.

Она огляделась вокруг…

Добротность, комфорт, никакого беспорядка. Мраморные полы покрыты бесценными персидскими коврами в розовых, персиковых и бежевых тонах.

Широкие венецианские окна были украшены обычными деревянными ставнями, в данный момент распахнутыми. Две сине-белые китайские вазы, высотой в человеческий рост, стояли по обе стороны старинного камина… Огромная ваза на каменном постаменте была полна свежих цветов… На мягких диванах цвета слоновой кости были разбросаны разноцветные шелковые подушки — легкий намек на экзотический шик посреди всей этой строгости… Очень похоже на Рамона, отметила Анна-Лиза, слегка улыбнувшись. И, едва только она хотела подумать, что этой комнате не хватает лишь какой-то изюминки, чего-то индивидуального, она увидела фотографии в серебряных рамках, выставленные на столе из розового дерева.

Здесь было несколько очень удачных снимков Рамона и еще какого-то мужчины. Анна-Лиза решила, что это и есть Луис. Положив руки на плечи, друг другу, они стояли на борту лодки… то есть гоночной яхты, поправила сама себя Анна-Лиза, поближе рассмотрев фотографию. Луис был почти так же красив, как и Рамон, но казалось, что он на несколько лет моложе. У Рамона волосы были черные, как смоль, а у Луиса — рыжеватые, словно выгоревшие на солнце.

Вероятно, из-за его страсти к парусному спорту, решила Анна-Лиза. Глаза у брата Рамона были такими же проницательными, но не черными, а ярко-зелеными. Не было ничего удивительного в том, что Маргарита была так сильно влюблена в него. Луис был просто великолепен. И они с Маргаритой выглядели такими счастливыми на своей свадебной фотографии…

На столе было и несколько портретов Маргариты и Аурелии, а также общих семейных фотографий. Позади, находился ряд более старых снимков. Едва только она начала просматривать их, как в комнату стремительно вошел Рамон.

— Что ты здесь делаешь? — В одно мгновение он очутился возле нее.

— Прости, — начала Анна-Лиза, но он нетерпеливым жестом прервал ее и отвел от стола.

— Деловые звонки заняли у меня гораздо больше времени, чем я рассчитывал, — объяснил он.

— Все в порядке, я рассматривала фотографии.

— Фотографии?

— С тобой. Твоим братом… Маргаритой, Аурелией… Они просто чудесные.

— Почему ты не пошла в библиотеку, как я предложил?

— Родригес сказал, что там не работает кондиционер, — сказала Анна-Лиза, удивившись его необъяснимому недовольству.

— Я хочу рассказать тебе кое о чем, — произнес Рамон и провел ее на веранду, с которой открывался прекрасный вид на море.

— Как красиво! — воскликнула Анна-Лиза. Положив руки на прохладные каменные перила, она подумала, что может стоять так вечно, любуясь этой красотой и наслаждаясь блаженством неведения. У нее было сильное предчувствие: то, что собирается сказать ей Рамон, не очень приятно.

— Фотографии, — начал он, подходя к ней поближе. — Мне следовало быть с тобой… Прежде всего, я хочу, чтобы ты знала: я редко живу в этом доме. Кроме фотографий, здесь не так уж много моих личных вещей…

— Я уже заметила…

Он дотронулся до ее руки, словно заставляя выслушать его до конца.

— Это очень серьезно, Анна-Лиза. Я хочу, чтобы ты поверила мне. У меня не было особых причин смотреть на эти фотографии и думать о них на протяжении многих лет, пока я не встретил тебя.

— А теперь? — нерешительно спросила она.

— Я покажу тебе. — Он повел ее обратно в комнату, взял одну из фотографий в серебряной рамке и протянул ей.

— Кто это? — спросила она, уже зная ответ. На черно-белой фотографии были три человека: дон Педро де Фуэго Монтойа и две прекрасные женщины. Одна из них была Клаудиа, а другая — ее мать. Анна-Лиза почувствовала, как Рамон обнимает ее за плечи.

— Что это значит? — спросила она, поворачиваясь к нему.

— Твоя мать была нанята отцом Клаудии, — ответил он, забирая из ее рук фотографию и возвращая на место.

Анна-Лиза нахмурилась и слегка встряхнула головой, как будто пыталась воскресить в своих мыслях хоть какие-нибудь воспоминания.

— Мне известно, что она работала здесь, на острове… Я знаю, что именно так она познакомилась с моим отцом, но я никогда не знала всех деталей…

— Я расскажу тебе все, что знаю. Отец Клаудии был очень уважаемым человеком на острове. Он происходил из древнего, богатого рода. Он был вдовец и сам воспитывал свою дочь, потакая всем ее капризам. Но аристократический стиль жизни стоит больших денег.

— Он разорился?

— Да, — подтвердил Рамон. — Но и после этого он не перестал тратить деньги на Клаудию, ее образование, ее туалеты…

— А моя мать?

— Клаудиа познакомилась с твоей матерью, когда училась в школе в Англии.

— Мой дедушка был учителем, — начала что-то припоминать Анна-Лиза.

— Клаудиа и твоя мать подружились. И потом твоя мать приехала на этот остров в качестве компаньонки Клаудии.

— Ее компаньонки? — с удивлением произнесла Анна-Лиза, снова посмотрев на фотографию. — Но мама никогда не рассказывала мне о Клаудии.

— Неудивительно, — сухо заметил Рамон. — Они проводили вместе все каникулы, и почти всегда здесь… Как только Клаудиа стала осознавать в каком трудном финансовом положении находится ее отец. Она начала подыскивать себе кого-нибудь, кто смог бы вытащить ее из этого.

— И дон Педро…

— Был достаточно богат для этого, — продолжил Рамон. — Но дон Педро де Фуэго Монтойа был влюблен в твою мать.

Анна-Лиза закрыла лицо руками, остальное она могла додумать уже сама.

— Мне очень жаль. Не надо было тебе об этом рассказывать, — покачал головой Рамон.

Анна-Лиза гордо вздернула подбородок.

— Я рада, что, наконец, мне рассказали всю правду. И я рада, что это был именно ты.

— Ну, тогда я тоже рад, что это был я. Хочешь осмотреть остальную часть дома?

Она улыбнулась в знак согласия. Эта экскурсия позволит выиграть немного времени, нужного ей для того, чтобы прийти в себя.

— Мне очень интересно узнать твое мнение, — сказал он, выводя ее из комнаты, — потому что я решил сделать этот дом главным пунктом моего проекта.

— Ты хочешь сказать, что больше не будешь жить здесь?

— Именно, — ответил Рамон. — Когда Маргарита и Луис переедут к себе, этот дом станет слишком велик для меня одного.

— И ты превратишь его в отель?

— Да, в элитный отель. Двадцать номеров, каждый из которых будет en suite[14]… Все виды активного отдыха, какие только можно себе представить…

— Включая парусный спорт и яхты?

Он кивнул.

— А где ты будешь жить?

— Я уже подыскал себе одно привлекательное имение здесь, на острове. — Он хитро посмотрел на Анну-Лизу.

— Finca не продается, — самодовольно заявила она.

— А разве я сказал, что хочу купить его?

— А ты что, нашел нечто подобное?

— То, что ты сделала с интерьером поместья Фуэго де Монтойа, должен признаться, мне очень понравилось.

— Когда ты найдешь себе подходящее поместье, я могу помочь тебе оформить его в том же стиле, — предложила Анна-Лиза.

— А ты не возьмешься за разработку дизайна для моего гостиничного комплекса?

— Ты предлагаешь мне работу?

— А почему бы и нет? Здесь, на Менорке, адвокатская практика для тебя вряд ли возможна.

— Ты абсолютно прав, — живо ответила она ему. — Когда можно будет приступать?



На следующий день она почувствовала себя дурно.

— Сеньорита, с вами все в порядке? — крикнула Мария Тереза, спеша к ней через двор.

Анна-Лиза надеялась, что никто не заметил, как ведро с кормом для птиц выпало у нее из рук. Но если б не подбежавшая вовремя Мария Тереза, она упала бы прямо около калитки.

— Я в порядке… Я в полном порядке, — слабо произнесла она, снова покачнувшись.

— Позвольте мне отвести вас в дом, — настаивала Мария Тереза, — вам следует больше отдыхать, иначе вы можете повредить ребенку.

— Ребенку! — воскликнула Анна-Лиза, изо всех сил пытаясь выпрямиться. — О чем это ты говоришь, Мария Тереза?

— Сеньорита Уилсон… — добродушная женщина глубоко вздохнула. — Я рожала тринадцать раз. Уж поверьте мне, в этом я разбираюсь. — Затем, обеспокоено взглянув на нее, она продолжила заговорщическим шепотом: — А сеньор Перес… он знает?

— Нет! И ты не должна говорить ему! — замахала руками Анна-Лиза.

— Но как же так, сеньорита Уилсон? — продолжала настаивать Мария Тереза. — Вы обязаны сказать ему об этом!

Рамону на самом деле следовало знать. И откладывать этот разговор не стоило. Она же не сможет вечно прятать от него свою беременность, думала Анна-Лиза, подходя к его дому.

Слуга Рамона, Родригес, словно ожидал ее приезда и уже стоял около открытой двери.

— Доброе утро, Родригес. — Ей не верилось, что ее голос звучит так спокойно. — Сеньор Перес дома?

— Он в своем офисе в Маоне, сеньорита. Но он пробудет там недолго, не хотите ли подождать его?

— Да, спасибо, — сказала она, проходя за ним в холл.

— Вы можете подождать его здесь, — пробормотал Родригес, проводив ее в ту же самую комнату, что и раньше, — комнату с фотографиями. — Я принесу вам кофе.

— Нет, — сказала она прежде, чем Родригес успел удалиться, — не уходи. — Она была намерена разобраться со всеми загадками до конца, здесь и сейчас. — Почему ты все время приводишь меня в эту комнату, Родригес?

Он растерянно посмотрел на нее.

— Не понимаю, о чем вы говорите, сеньорита Уилсон.

— Правда? — весело спросила Анна-Лиза. Она подошла к столу из розового дерева и взяла с него фотографию своей матери. — Я вижу твою преданность больше, чем ты можешь себе представить, Родригес, — сказала она, поворачиваясь, чтобы посмотреть ему в глаза, — но ты должен знать, что для меня здесь никаких сюрпризов уже не существует. — Она показала ему фотографию. — Сеньор Перес уже все рассказал мне о моей матери, — произнесла она, подчеркивая каждое слово.

На мгновение слуга словно переменился в лице, но тут же снова надел свою профессиональную маску.

— Так я принесу кофе, сеньорита?

— Спасибо, Родригес.

На мгновение их взгляды встретились. Затем Родригес низко поклонился и вышел, тихо прикрыв за собой дверь.

Когда его шаги затихли, Анна-Лиза вздохнула с облегчением. Духи прошлого никак не хотели оставить ее в покое, но в данный момент они вполне могли подождать. Ее беспокоило будущее, и с этим было необходимо разобраться в первую очередь.

— Анна-Лиза!

Рамон не просто вошел в комнату, он словно принес в нее энергию, подумала она, вскакивая на ноги.

— Что привело тебя ко мне? — Он набросил свой пиджак на стул и сел на диван.

Они должны были встретиться вечером за ужином, чтобы обсудить несколько деловых вопросов, поэтому неудивительно, что Рамон не ожидал увидеть ее у себя в этот час.

— Мне нужно поговорить с тобой.

— Что случилось? — спросил он, вскакивая. — Что? Что-нибудь с поместьем? Скажи мне, — настойчиво повторял он, пододвигаясь к ней.

— У меня будет ребенок… наш ребенок, — произнеся эти роковые слова, она вся словно замерла.

Рамон внимательно и молча смотрел на нее. Решив, что он не понял, она повторила фразу еще раз.

— Я услышал и с первого раза, — сказал он и покачал головой, как будто не мог поверить собственным ушам.

— Не беспокойся, — быстро проговорила Анна-Лиза. — Это ведь ничего не меняет. Я все равно буду работать над твоим проектом, и я ничего не жду от тебя. Теперь у меня самой куча денег…

— Деньги! Да при чем же здесь, черт возьми, деньги? — воскликнул Рамон. — А что до того, будто это ничего не меняет… ты не права, ребенок меняет все! — Он крепко схватил ее за руки, его взгляд обладал не меньшей силой. — Ты уверена в этом?

— По словам Марии Терезы…

Он слегка расслабился, и на его губах появилась легкая улыбка.

— Я должен был догадаться… — пробормотал Рамон. — Но ведь это прекрасная новость, правда? — тихо спросил он, нежно приподнимая ее за подбородок, чтобы она посмотрела ему в глаза. — Ты должна быть самой счастливой… — Увидев выражение ее лица, он нахмурился. — Разве ты не рада, Анна-Лиза?

— Я боюсь… — Она не стала продолжать. Она имела в виду совершенно другое. И ему об этом тоже было известно.

— Ты? Боишься? — мягко пожурил он, запустив пальцы ей в волосы. — Это не похоже на тебя, querida.

Она никогда еще не видела столько чувства в его взгляде, столько нежности, понимания и теплоты.

— Ну, хорошо. Я не боюсь. Я знаю, что могу справиться сама… — Внезапно ее смущение сменилось решительностью. — Если бы моя мать подумала обо всем заранее, то к тому моменту, как мой отец бросил ее…

Она не договорила, потому что Рамон, выругавшись, снова взял ее за подбородок и заставил посмотреть себе в глаза.

— Оставь прошлое в покое, пока оно не разрушило и твою жизнь тоже! Учти лишь его ошибки.

— Ты предлагаешь мне использовать прошлое для того, чтобы совершенствовать мои родительские навыки?

— Не будь такой циничной, — возразил он. — Из тебя выйдет отличная мать.

— А откуда ты это знаешь?

— Ну, достаточно лишь взглянуть на то чудо, которое ты сотворила с поместьем…

— Ничего такого особенного я не сделала. Всего лишь поставила на подоконники несколько горшков с цветами и слегка прибралась… — Она замолчала. Все сказанные им слова словно подготавливали ее к тому, что она будет растить ребенка сама.

— Ты просто недооцениваешь себя, Анна-Лиза. У тебя сильный характер, доброе сердце, и ты не боишься тяжелой работы. Если ты считаешь, что этого недостаточно…

— Я делала то, что должна была…

— И твой отец дал тебе этот шанс, — продолжал яростно настаивать Рамон. — Именно поэтому он не стал продавать поместье и оставил его тебе. Он хотел, чтобы ты была финансово независима и чтобы у тебя всегда была свобода выбора, которой у него никогда не было. Таким образом он пытался доказать тебе, что всю свою жизнь думал о тебе, заботился и всегда любил… Не убегай от своих чувств, Анна-Лиза. Теперь это слишком важно. Ты отлично справишься со всем ради нашего ребенка, ради внука твоего отца…

Его голос звучал так убедительно… И, казалось, попроси он ее сейчас снести finca и отстроить поместье заново, по кирпичику, она бы так и сделала.

— Все возвращается на круги своя, Анна-Лиза, — добавил он уже более мягким тоном. — Не позволяй прошлому украсть у тебя твое право на счастье. Тем более, сейчас, когда у тебя есть все, ради чего стоит жить.

Интересно, а какую роль будет играть Рамон в ее жизни, в жизни ее ребенка? Он говорил обо всем, но только не об этом. И по мере того, как она его слушала, ее лицо становилось все более суровым. Если, как сказал Рамон, ей надлежит учиться на ошибках из прошлого и идти вперед, то она должна сохранять рассудительность и не поддаваться эмоциям.

— Я действительно собираюсь в будущем передать finca моему ребенку, как ты и предложил, — сказала она холодным тоном. — И именно поэтому я не хочу, чтобы мой прекрасный пляж стал собственностью какого-нибудь отеля.

— Я понимаю, — сказал он, вставая. — Думаю, что мы придем к соглашению в этом вопросе.

— А вода?

— Станет одним из пунктов этого соглашения. Нам обязательно говорить о бизнесе?

— Да, — холодно ответила она. — Теперь, когда я собираюсь стать матерью, мой долг — подумать о будущей безопасности моего ребенка.

— Нашего ребенка, — тихо напомнил ей Рамон и, увидев, как она гордо вскинула голову при этих словах, добавил: — Только не забывай еще прислушиваться и к своим чувствам, Анна-Лиза. И если тебе что-нибудь понадобится…

— Твое предложение о работе еще в силе?

— Конечно же.

Анна-Лиза коротко улыбнулась ему и вышла из комнаты. Своей цели она достигла.

Глава десятая

Анна-Лиза осуждающе взглянула на телефон. С того момента, как она вчера покинула дом Рамона, тот позвонил ей уже четыре раза, чтобы обсудить соглашение, составленное его адвокатами. Он был намерен разрешить ей и дальше использовать его воду за номинальную арендную плату, но за это она должна была пересмотреть свое решение по поводу продажи побережья. Ведь этот маленький кусок прибрежной полосы, даже не видимый с ее любимого пляжа, — не такая уж и высокая цена за процветание поместья. Но теперь, когда Рамон должен был позвонить ей, чтобы назначить деловую встречу, Анне-Лизе так уже не казалось.

Ее рука замерла в нерешительности над трубкой, и она почувствовала, как на глаза навернулись слезы. Если процветание поместья зависит от сотрудничества с Рамоном, то воспитание ребенка — совсем другое дело. Она сама прекрасно с этим справится.

Случайно выглянув в окно, она увидела, как во двор заезжает знакомая черная машина. Анна-Лиза подскочила и в панике заметалась по комнате, наводя порядок. Вытряхнув из своей сумочки расческу, она провела ею несколько раз по волосам, но не успела закончить, как дверь распахнулась, и в комнату стремительно вошел Рамон.

— Ты в порядке? — спросил он, подходя к ней. От волнения у нее пересохло в горле.

— Конечно же, я в порядке. Ты здесь, чтобы осмотреть побережье? Или водоснабжение?

— Иногда, — сказал он, пристально посмотрев на нее, — ты меня просто потрясаешь. — Он сделал нетерпеливый жест, будто хотел схватить ее и встряхнуть, но тут же передумал. — Давай выйдем, — пробормотал он и, нежно взяв ее за локоть, вывел из комнаты.

— Мне до сих пор не верится в это чудо, — сказала Анна-Лиза, выходя во двор.

Они оба еле успели увернуться от проезжавших мимо двух тачек, доверху наполненных стружками и ветками.

— Ну, теперь ты сама можешь в этом убедиться, — проговорил Рамон, выдергивая ее из-под колес следующей тачки. Как оказалось, это местные мальчишки решили устроить соревнования.

— Но без твоей воды…

— Полное сотрудничество?

Веселый тон его голоса не давал ей сосредоточиться, и, когда они, наконец, дошли до желтого трейлера, около которого кипела работа, Анна-Лиза вздохнула с облегчением.

— Я только-только начала платить рабочим, — сказала она.

— Но ведь это не мешало жителям поселка и до того каждый день приходить на работу, правда? — напомнил ей Рамон.

Она гордо вскинула голову и решительно произнесла:

— Не мог бы ты собрать всех сюда, чтобы я объяснила им все насчет оплаты? Я хочу, чтобы они знали: я намерена заплатить им за все дни, которые…

— Сеньорита! Сеньорита!

— Мария Тереза! — воскликнула Анна-Лиза, оборачиваясь. — Я думала, что ты уже давно ушла.

— Прежде всего, сеньорита Уилсон, я должна вручить вам вот это.

— Это что, подарок? Для меня? Нет, право, не стоило, — смущенно произнесла Анна-Лиза, когда Мария Тереза сунула ей в руки коричневый сверток.

— Разве ты не собираешься вскрыть его? — вежливо заметил ей Рамон. — Все с нетерпением ждут.

— Конечно, конечно. — Анна-Лиза смущенно оглянулась, понимая, что внезапно стала центром всеобщего внимания. Она разрезала веревку, которой был обвязан бумажный сверток, и, рассмотрев содержимое, просто застыла от удивления. — Это же просто… — Она уже собиралась сказать «восхитительно», но, развернув прекрасную батистовую рубашку, Анна-Лиза обнаружила, что та слишком велика для нее. Поспешно подвернув ее по бокам, чтобы рубашка казалась на несколько размеров меньше, Анна-Лиза приложила ее к себе. — Это просто чудесно… прекрасно. Спасибо тебе большое, Мария Тереза. — И, крепко обняв пожилую женщину, она поцеловала ее в обе щеки.

— Нет, нет, сеньорита Уилсон! Не так! — запротестовала Мария Тереза с мнимым упреком. И, забрав из рук Анны-Лизы рубашку, она встала на цыпочки и приложила ее к груди Рамона. — Вот так!

— Ничего не понимаю, — прошептала ему Анна-Лиза, — это что, подарок для тебя?

— Это свадебная рубашка, которую надевают на Менорке, — сухо пояснил он, вежливо кивнув Марии Терезе. — Тебе подарили традиционную рубашку, которую испанец надевает на свою свадьбу. И посмотри-ка сюда, — добавил он, показывая на пропуск в черном шелковом шве. — Тебе оставили немного места, чтобы ты сама закончила вышивку.

— Но я не понимаю…

— Просто поблагодари Марию Терезу, — тихо произнес Рамон, — она, должно быть, работала над ней неделями.

— Спасибо большое, — сказала Анна-Лиза, с улыбкой поворачиваясь к Марии Терезе. — Это поистине великолепный подарок, и я всегда буду дорожить им.

— Это не музейный экспонат, — возразил ей Рамон. — Предполагается, что ты используешь его по назначению.

— Вряд ли я когда-либо это сделаю, — ответила она. — Если только не выйду замуж.

— Я оставила вам место для вышивки, сеньорита, — сказала Мария Тереза, хитро подмигнув им обоим. — Желаю вам счастья и… много-много детишек!

Вспомнив, что у Марии Терезы их было тринадцать, Анна-Лиза решила приняться за шитье с крайней осторожностью.

— Не хотите ли проверить колодец, сеньор Перес? — спросила Мария Тереза, обеспокоено оглянувшись на своих односельчан.

— Да, — согласился он, стрельнув глазами в Анну-Лизу.

— Колодец! Право, я не заслуживаю такого подарка!

— Он будет прекрасно смотреться в твоем внутреннем дворике, и в то же самое время его вполне можно использовать по назначению, — сказал он.

— Когда же вы успели это сделать? — изумилась Анна-Лиза, завернув за угол и увидев колодец.

— Тебе нравится?

— Как вам удавалось скрывать его от меня все это время?

— Мы маскировали, считай, что это подарок.

— Еще один! — воскликнула она, вспомнив о рубашке. — Но я не могу позволить себе принять такой подарок, пока не извещу всех о том, что намерена полностью рассчитаться с ними за работу.

— Не беспокойся об этом, — сказал Рамон. Как только он взял слово, наступила полная тишина, а затем его прервали несколько голосов.

— Что они говорят? — взволнованно спросила Анна-Лиза.

— Они не хотят, чтобы ты оплачивала весь их труд, — перевел ей Рамон.

— Но они должны…

— Ты же не можешь заставить их взять эти деньги, — возразил Рамон. — Они говорят, что успех и процветание flnca — достаточная награда для них. Они рады, что у них теперь есть возможность отплатить вам за щедрость и великодушие вашего отца.

Анна-Лиза открыла, было, рот, чтобы возразить, но у нее не оказалось никаких аргументов, и к тому же она поняла, что призраки прошлого больше не преследуют ее… Обращаясь к окружавшей ее толпе, она произнесла:

— Gracias… le agradecen cada uno…[15]

— Я просто потрясен, — пробормотал Рамон, — ты быстро учишься.

— У меня хороший учитель!

— А ты — весьма прилежная и способная ученица, — медленно и тихо произнес он, и Анна-Лиза почувствовала, как приятное тепло разливается по ее телу.

Но тут в их разговор невольно вмешалась Мария Тереза.

— А теперь приступим к колодцу, сеньорита Уилсон! — взволнованно воскликнула она.

Толпа расступилась, и Анна-Лиза радостно захлопала в ладоши от восторга.

— Это просто восхитительно! Огромное вам всем спасибо! И спасибо тебе, Рамон! — Она обняла его за талию. Но тепло и близость его тела таили в себе опасность для нее, и, как только раздались одобрительные возгласы, Анна-Лиза резко отстранилась от него и услышала, как он произнес:

— Maria Teresa — el honor es el ruyo[16].

Взяв Анну-Лизу за руку, Мария Тереза указала ей на крепкий черный ворот колодца.

— Что это значит? — спросила девушка, повернувшись к Рамону.

— Первое ведро воды надлежит вытянуть тебе, — ответил он и тепло улыбнулся ей. — На счастье!

Однако ворот поворачивался слишком легко.

— Неужели колодец сухой? — взволнованно прошептала она Рамону.

— Я уверен, что там внизу что-то есть, — сказал он и, увидев, как она нагнулась, чтобы заглянуть в колодец, нахмурился.

— Но что, если ведро окажется пустым?..

Рамон выпрямился и пристально взглянул на нее.

— Начни все заново, Анна-Лиза. Даю тебе еще один шанс.

Он положил свои руки поверх ее, и вокруг наступила полная тишина. Все ждали. Но, как только они оба начали вращать ворот, со всех сторон стали раздаваться дружные крики «Arriba! Arriba!»[17].

Наконец показалось ведро, слегка раскачивающееся на крепкой веревке.

Рамон взял его в руки и поднял высоко над собой, чем вызвал еще больший ажиотаж у собравшейся толпы.

— Ну, я же тебе говорила, — сказала Анна-Лиза, дергая его за рукав. — В нем нет никакой воды.

— А я говорю тебе, что ты ошибаешься, — продолжал настаивать он. — Впрочем, как и во многих других важных вещах.

— Дай мне посмотреть, — попросила она. Вокруг снова наступила полнейшая тишина. Что, если ведро все-таки окажется пустым? Что, если план Рамона провалился? Анна-Лиза даже думать об этом не могла. Она бросила на Рамона обеспокоенный взгляд и опустила в ведро руку. На самом донышке плескалось немного воды. Поджав губы, Анна-Лиза покачала головой.

— Проверь еще раз, — мягко предложил Рамон.

— Я уже проверила, — бросила она ему. — Этой воды едва ли хватит на две чашки кофе…

— Опусти руку еще раз, — почти, что приказал он, хватая ее за запястье.

Анна-Лиза нахмурилась и последовала его указанию. На дне что-то было…

— Не сдавайся, — подбадривал он ее. Внезапно она застыла от удивления. В ее руке было зажато кольцо.

— Кольцо с бриллиантом? — еле вымолвила она.

— Именно, — подтвердил Рамон, — дай его мне.

Она протянула кольцо Рамону, и великолепный чистой воды камень так и заиграл на солнце всеми цветами радуги.

— Я в жизни не видела ничего подобного, — пробормотала она. — Для кого оно?

— Для матери моего ребенка. — Нежно взяв Анну-Лизу за безымянный палец, он заглянул ей в глаза. — Для матери моего ребенка, — твердо повторил он, — и… — он прижал палец к ее губам, чтобы она дала ему закончить, — для женщины, которую я люблю.

Рамон обернулся, чтобы с благодарностью принять поздравления окружающих, но, когда он снова обратился к Анне-Лизе, его глаза горели страстью, и он смотрел только на нее.

— Анна-Лиза, tu me hara el honor de acordar hacer mi esposa?[18]

— Я думаю, что смогу ответить тебе по-испански.

— Ну, я жду.

— Si, mi amor[19], — выдохнула она.



Первое, что увидела Анна-Лиза, когда проснулась, было ее свадебное платье. Легкий ветерок, залетевший в комнату из приоткрытого окна, слегка колыхал тончайшее белое кружево. А на вешалке, обитой голубым шелком, висели корсаж и прелестная батистовая нижняя юбка, которые нужно было, надеть под прозрачное верхнее платье. Рамон специально слетал с ней в Париж, и теперь Анне-Лизе принадлежало самое прекрасное платье на свете.

Она продумала все до мельчайших деталей. И это бесподобное летнее утро возвещает о самом прекрасном моменте ее жизни, о дне ее свадьбы.

Она сладко потянулась, предвкушая предстоящую ей радость, удовольствие и веселье. Ей оставалось всего лишь принять ванну, облачиться в прекрасное платье и дожидаться старинного ландо, которое должно было отвезти ее в маленькую деревенскую церковь.

Цокот подков заставил ее подняться и посмотреть на часы. Коляска должна была прибыть в полдень, а сейчас еще не было и девяти.

Спрыгнув с постели, она подбежала к окну. Прекрасные андалузские кони терпеливо стояли, впряженные в открытый экипаж. Высунувшись из окна, она увидела верхушку широкополой черной шляпы кучера, но, когда она окликнула его, тот не ответил…

Быстро натянув на себя джинсы и старую футболку, Анна-Лиза сунула ноги в шлепанцы и выбежала из спальни.

— Здесь пока еще никого нет, — сказала она, прикрывая глаза от солнца и быстро пересекая двор. Увидев экипаж вблизи, она с трудом смогла скрыть свой восторг. Лошади были выхолены, их длинные гривы ниспадали шелковыми волнами.

— Не хотите ли зайти? — предложила Анна-Лиза, обходя экипаж, чтобы поговорить с кучером. — Я могу приготовить вам завтрак. А потом вы подождете в доме, пока я не буду готова…

Но как только кучер повернулся, все вежливые слова, словно застряли у нее в горле. Выражение лица шофера Рамона, Родригеса, было таким же презрительным и высокомерным, как всегда. Узнав его, Анна-Лиза слегка расстроилась, но ничто сегодня не должно испортить ей день.

— Ведь еще слишком рано. Если хочешь, можешь выпрячь лошадей и отвести их в загон.

— Коляску еще нужно украсить, сеньорита, — холодно ответил он. — И лошадей тоже…

— Ну, по крайней мере, отведи их в тень, — настойчиво сказала она.

— Как пожелаете.

— Под навесом есть желоб с чистой водой.

Она не переставала удивляться недовольству этого человека. Рамон обращался со всеми своими слугами одинаково вежливо и уважительно, какое бы место в доме они ни занимали. Однако на лице Родригеса всегда присутствовало одно и то же кислое выражение, словно в его жизни никогда не бывало счастливых моментов.

Уже лежа в огромной ванне, она услышала, что во дворе кто-то уже работает, и улыбнулась. Должно быть, Мария Тереза пришла и суетится на кухне. Свадебный банкет должен был состояться в поместье. Совсем недавно апельсиновые плантации принесли богатый урожай, и праздник был приурочен заодно и к этому событию.

Анна-Лиза предпочла не устраивать пышную церемонию в главном соборе Маона, а отметить этот день в своем поместье вместе с жителями поселка. Ее любовь, к Рамону не нуждалась ни в каких доказательствах. Маргарита будет свидетельницей, а маленькая Аурелия разбросает лепестки цветов. Анна-Лиза закрыла глаза и попыталась представить себе своего собственного ребенка, ребенка Рамона…

Выйдя из ванной, она схватила пушистое полотенце и босиком выбежала на лестничную площадку.

— Мария Тереза… не могла бы ты подняться и помочь мне одеться? — Но прежде, чем она успела получить ответ, Анна-Лиза услышала стук во входную дверь. — Скорее всего, это шофер сеньора Переса, — закричала она вниз. — Позаботься, сперва о нем…

Но ответа так и не последовало. Анна-Лиза быстро надела нижнюю юбку, но, прежде чем спуститься вниз, она все-таки не смогла удержаться, чтобы не повертеться перед зеркалом.

— Я могу помочь?

Кровь застыла в ее жилах. Клаудиа должна была уже покинуть остров. Ради этого Рамону пришлось расстаться с довольно значительной денежной суммой и выкупить у Клаудии разрешение на рыбную ловлю в районе их побережий. Анна-Лиза обернулась и чуть не задохнулась от возмущения.

— Почему вы его надели?

Бриллиантовое колье, свадебный подарок Рамона, прислали только вчера вечером.

Клаудиа лишь слегка улыбнулась в ответ.

— Отдайте его мне, — настойчиво произнесла Анна-Лиза и протянула руку.

Стоя перед зеркалом и любуясь блеском драгоценных камней на собственной шее, Клаудиа презрительно усмехнулась.

— Я не уверена, что сделаю это.

Анна-Лиза пришла в бешенство.

— Кажется, вы должны были уже покинуть остров, — натянуто произнесла она.

Клаудиа замахала рукой с безукоризненным маникюром в знак протеста.

— Я точно так же, как и ты, передумала. Мне кажется, что я запросила не вполне достаточную сумму за права на рыбную ловлю… но, вполне возможно, что вот это, — Клаудиа дотронулась до колье, — удовлетворит меня. Оно очень красивое…

— Но оно не ваше, — ледяным тоном возразила Анна-Лиза. — Отдайте его мне. Сейчас же.

— Разве тебе не нужно одеваться? Ты ведь не хочешь опоздать на собственную свадьбу?

— А вам не стоит опаздывать на самолет, — отрезала Анна-Лиза. — Я позову Марию Терезу, чтобы она проводила вас.

— Я отпустила ее.

— Но вы не имели никакого права…

— Не смей напоминать мне о моих правах! Твоя мать, по крайней мере, всегда знала свое место.

— Да уж. Вы об этом позаботились, — холодно заявила Анна-Лиза, — но только я — не моя мать. И я требую, чтобы вы покинули этот дом.

— Сеньора Фуэго Монтойа еще не собирается уходить. — В дверях показался Родригес.

— Я думала, что вы и дон Альфонсо… — внезапно Анна-Лиза все поняла и замолчала.

— Дон Альфонсо?! — насмешливо воскликнула Клаудиа. — Этот старый болван? Надеюсь, ты не предполагала, что я польщусь на старика?..

По крайней мере, дон Альфонсо был джентльменом, подумала Анна-Лиза, гордо расправляя плечи и кидая на непрошеных гостей бесстрашный взгляд.

— Мне жаль вас разочаровывать, но сейчас я очень занята.

— Ты хочешь сказать, была занята, — сказала Клаудиа, рассматривая свои когти, покрытые ярко-красным лаком. — Но все уже в церкви, все, кроме тебя.

— Но Рамон…

— Уже ждет в церкви с этой своей гордой улыбкой на лице… ждет свою невесту. — Мачеха Анны-Лизы сделала эффектную паузу, чтобы следующий удар, который она собиралась нанести, достиг цели. — Но когда ты подпишешь документ о передаче мне прав на поместье вместе с побережьем, сеньор Рамон де Крианца Перес будет вынужден побираться на улицах. Просто подпиши эту бумагу, и мы уйдем, — сказала ее мачеха, подходя ближе и протягивая ей бумаги. Родригес последовал за ней.

— Ни за что, — холодно ответила им Анна-Лиза.

Как только Клаудиа направилась к ней, Анна-Лиза кинулась прочь из комнаты и побежала вниз по ступенькам. Промчавшись через кухню, она выскочила во двор. Тут она на мгновение остановилась, ослепленная ярким солнечным светом. Но, услышав стук каблуков на кухне, побежала снова.

Свадебные туфли мешали ей, но она потратила бы слишком много времени, если бы стала расстегивать их тонкие ремешки. Вскарабкавшись вверх по склону, она уже почти достигла скалистого обрыва, как вдруг услышала за собой яростный лай. Анна-Лиза остановилась, тяжело дыша, и оглядела скалы, чтобы найти Помадкина. Вскоре она увидела его — маленький преданный лохматый комочек пытался остановить Клаудию и ее любовника. Услышав отрывистый оклик Анны-Лизы, пес обернулся и посмотрел на нее. Взмахнув хвостом, он побежал к ней. Все, что происходило вслед за этим, напоминало замедленную съемку: Клаудиа подняла с земли красный мяч и прицелилась…

Он ударился о скалы и отскочил, а Помадкин стоял, наблюдая за его полетом. Мячик подскочил три раза и потом полностью скрылся в скалистом ущелье вместе с псом, помчавшимся за ним.

— Тебе лучше спуститься за этим отродьем, иначе твой пес утонет! — закричала Клаудиа Анне-Лизе. — И можешь не волноваться насчет своей подписи. — Она помахала контрактом. — Я возьму себе вместо поместья это прекрасное колье.

Наблюдая за тем, как они уходят, Анна-Лиза крепко сжала кулаки. Должно быть, Родригес работал у отца Клаудии, подумала она, злясь на себя за то, что не смогла догадаться обо всем раньше. Но сейчас ей нужно было срочно сосредоточиться на настоящем.

— Не волнуйся, Помадкин, я уже бегу!

Но даже когда она перелезала через скалы, заткнув нижнюю юбку за пояс, она заставила себя улыбнуться. Клаудиа принадлежала к прошлому, а Рамон и их ребенок — это будущее.

Анна-Лиза осторожно протянула руку через ржавую сетку и обнаружила, что Помадкин провалился в старый погреб. Когда он падал, то сдвинул крышку. Петли проржавели, и девушке пришлось приложить все свои силы, чтобы приподнять ее. К тому моменту, как Анне-Лизе это, наконец удалось, все ее руки были исцарапаны, а ногти сломаны. Осторожно спустившись внутрь, она встала ногами на непрочные ступеньки. Они были покрыты слизью и мхом. Это делало спасение старого пса еще более опасным.

Едва Анна-Лиза увидела внизу горящие карие глаза Помадкина, как тут же послышался громкий щелчок — крышка снова захлопнулась. И тут девушка увидела, что погреб наполнен водой. Если она не будет более осторожной, то соскользнет вниз, и они оба окажутся в ловушке. Не раздумывая, Анна-Лиза начала распускать свой крепко зашнурованный корсаж. Сняв его, она отстегнула тонкие ремешки белых атласных туфель. Используя их каблуки, она очистила ото мха и лишайника небольшое пространство, положила туда корсаж и встала на него. Теперь, когда у нее была крепкая опора под ногами, ей удалось с легкостью откинуть крышку. Свернув корсаж, Анна-Лиза предусмотрительно закрепила им крышку, чтобы та снова не захлопнулась.

Помадкин тихо поскуливал, словно говоря ей, что он устал.

Набегавшие волны то и дело перехлестывали погреб, и в любой момент собака могла утонуть. Теперь ей была нужна веревка, что-нибудь, что можно было бы привязать к ошейнику и вытянуть Помадкина на ступеньки. Анна-Лиза в отчаянии огляделась вокруг, и ее глаза остановились на промокшей нижней юбке. Ее кружевной пояс! Именно то, что нужно! Оторвав осыпанный жемчужинами верхний слой пояса от его тонкой батистовой основы, она скрутила его и проверила на прочность.

— Отлично, — удовлетворенно заключила она.

Останавливаясь на каждой ступеньке, она медленно спустилась в погреб. Анна-Лиза встала на колени рядом с дрожащей в темной, мутной воде собакой.

— Анна-Лиза! Анна-Лиза! Слава богу, ты жива! Что ты здесь делаешь?

— Рамон! — резко поднявшись, Анна-Лиза взглянула вверх на кружок солнечного света у нее над головой. — Помадкин свалился сюда… — Она увидела, как Рамон быстро сбросил с себя пиджак и стащил национальную свадебную рубашку, которую она вышивала так старательно!

— Как он? Сильно пострадал? — спросил Рамон.

— Нет, с ним все в порядке, — ответила она. — Я уже вытащила его.

— Стой, где стоишь, — сказал ей Рамон, — и не двигайся с места.

— Как ты нашел нас?

— Мария Тереза, — коротко объяснил он, двигаясь вниз. Ощупывая каждую ступеньку, он медленно спустился, придерживаясь руками за стены. Наконец он оказался рядом с Анной-Лизой и заключил ее в свои объятия. — Эта бедная женщина прибежала за мной прямо в церковь. Как только она рассказала мне, что случилось, я тут же бросился искать тебя. — Он замолчал и уткнулся лицом в ее волосы. — Я не знал, что случилось с тобой… Я так испугался.

— Ты? Испугался? — Анна-Лиза слегка отодвинулась от него и, посмотрев ему в глаза, увидела в них боль и волнение. Она порывисто и крепко обняла его.

— Дьявол! Если бы они только посмели тронуть тебя!.. — воскликнул он и в ярости вскинул голову. — Это было так коварно с их стороны — подождать, пока все уедут в церковь и попытаться провести Марию Терезу. И все для того, чтобы ты осталась одна. — Он снова выругался. — Я с ума сходил от волнения. Половина наших гостей отправилась на твои поиски. — Рамон жадно пожирал любимую глазами, словно не хотел снова потерять ее из виду. Только теперь он увидел, в каком она была состоянии — вся в грязи и тине, полуголая, в одной лишь порванной и едва застегнутой нижней юбке и в крошечных трусиках. — Мм, голубое белье, — хрипло пробормотал он.

— Угадал, — тихо ответила Анна-Лиза, прижимаясь к его груди.

— Позже, позже — пообещал Рамон, неохотно отстраняясь. — Сейчас у нас есть более важное дело. — И, подхватив одной рукой Помадкина, а другой, обняв Анну-Лизу за талию, помог ей подняться по ступенькам.

— Это все из-за Клаудии? — спросил Рамон, когда они, наконец, выбрались на поверхность.

— Она бросила мячик, а Помадкин побежал за ним, — сказала Анна-Лиза, обессилено падая на сырой песок между скалами. — Она хотела, чтобы я подписала…

— Но ты, надеюсь, не сделала этого?

— Нет, но вместо этого она забрала колье!..

Рамон присел рядом с ней на корточки и притянул ее к себе.

— Прости, querida. Я знаю, как оно нравилось тебе. Но колье с легкостью можно заменить на другое, а тебя — никогда.

— Я знала, что Клаудиа ненавидит меня, но я никогда бы не подумала, что…

— Она узнала, куда делись все деньги твоего отца и, более того, что он оставил тебе finca. И это было для нее последней каплей, — сказал Рамон, крепко прижимая к себе Анну-Лизу. — А когда дон Альфонсо отказался принимать участие в ее коварных планах, она сговорилась со своим любовником, Родригесом. А он был моим шофером на протяжении…

Анна-Лиза увидела, как его прекрасные темные глаза сузились при одной мысли о вероломстве своего слуги.

— Но зачем ей понадобился Родригес?

— Очевидно, чтобы применить физическую силу, если ее уловки и угрозы не подействуют.

— Твой шофер был просто котенком по сравнению с Клаудией, — заявила Анна-Лиза, прижимаясь к нему.

— Кто знает, до чего они могли дойти, если бы не решили, что колье — более доступно, чем заложник…

— Заложник?!

— Ни для кого не секрет, как я люблю тебя, — сказал он.

— А почему же тогда ты не избавился от своего шофера раньше?

— Я и не знал, что он задумывал, до настоящего момента. А когда я нанял его…

— Продолжай.

— Этот маленький остров, Анна-Лиза. После того, как отец Клаудии умер, Родригес долго не мог найти себе работу и наконец пришел ко мне.

— Значит, ты ничего не знал об их отношениях с Клаудией?

— Не знал, впрочем, точно так же, как и твой отец.

— Ну, конечно, — пробормотала Анна-Лиза, отыскав последнюю деталь головоломки. — Мне следовало догадаться об этом.

Мария Тереза уже давно искала их. Как только она увидела, что они вошли во двор, сразу же бросилась им навстречу и заботливо прикрыла Анну-Лизу своей черной кружевной шалью.

— Сюда, сеньорита… быстро, быстро!

Передав свою невесту в руки Марии Терезы, Рамон покинул обеих женщин, чтобы выразить благодарность всем, кто принимал участие в поисках.

Анну-Лизу отвели наверх, где уже была приготовлена теплая, ароматная ванна. Позже, когда она рылась в шкафу, чтобы найти себе что-нибудь подходящее из одежды, послышался легкий стук в дверь.

— Войдите, — задумчиво произнесла она, рассматривая длинное бирюзовое платье.

Просунув в дверь голову, Мария Тереза улыбнулась. Но когда она увидела, чем была занята Анна-Лиза, то резко покачала головой.

— Нет, нет, сеньорита Уилсон. Мы принесли вам кое-что особенное.

Мария Тереза позвала в комнату двух молоденьких девушек. Они несли в руках самое изысканное платье на свете, которое Анна-Лиза когда-либо видела. Оно было сшито из плотного шелка цвета ванильного крема, а каждый дюйм этой великолепной ткани был замысловато расшит мелким бисером. От платья исходило нежное сияние, подобное мягкому лунному свету, разлитому по поверхности озера.

— Оно прекрасно, — только и смогла выдохнуть Анна-Лиза. Но, понимая, что это сокровище принадлежало кому-то другому, она слегка покачала головой.

— Я не могу надеть его.

— Но сеньорита, — начала Мария Тереза, — это платье принадлежало вашей матери. Она бы очень хотела, чтобы вы надели его.

— Но моя мать… — Анна-Лиза нервно сглотнула и продолжила: — У моей матери никогда не было ничего столь…

— Оно должно было стать ее свадебным платьем, сеньорита Уилсон. На ее собственной свадьбе с вашим отцом, доном Педро, — тихо проговорила Мария Тереза.

Анна-Лиза застыла на месте. Мария Тереза спешно выгнала всех из комнаты. Девушки, прежде чем выйти, аккуратно разложили платье на белоснежном покрывале постели Анны-Лизы.

Когда дверь за ними тихо закрылась, Мария Тереза продолжила:

— Перед тем, как Клаудиа сказала вашему отцу, что она беременна, он купил это платье для вашей матери, чтобы она надела его на их свадьбу. Его никогда не доставали из той великолепной коробки, в которой привезли, до сегодняшнего дня.

Анна-Лиза вновь внимательно взглянула на прекрасное платье.

— Ты поможешь мне надеть его? — спросила она, поворачиваясь к Марии Терезе.

А затем, когда платье было надето, Мария Тереза пригласила всех войти.

— Выглядите просто прекрасно, сеньорита Уилсон! — заохали вошедшие женщины.

К Анне-Лизе приблизилась одна из них и надела ей на голову венок из флердоранжа.

— Спасибо! — воскликнула Анна-Лиза, пожимая всем подряд руки. — Вы спасли мою свадьбу.

— А вы спасли finca, — сказала ей в ответ Мария Тереза, подводя ее к двери.

Анна-Лиза думала, что Рамон уже в церкви, но когда Мария Тереза открыла дверь, оказалось, он ждал ее во дворе. Одетый, как настоящий кастилец, Рамон гордо восседал на своем горячем черном, как вороново крыло, жеребце. Как только он увидел Анну-Лизу, его глаза вспыхнули.

Она зачарованно смотрела, как он снял свою широкополую черную шляпу и низко склонился над лоснящейся холкой Дардо. А затем она увидела старинное ландо, украшенное свадебными гирляндами и лентами. Уздечки великолепных андалузских коней тоже были украшены бутонами цветов. А на месте унылого кучера…

— Энрике ждет! — объявил чудесный садовый лекарь, взмахнув своей старой черной шляпой.

— Вы готовы, сеньорита Фуэго Монтойа? — спросила Мария Тереза, назвав ее именем, которое, как считали все жители острова, по праву принадлежало Анне-Лизе.

— Готова, — ответила Анна-Лиза, взглянув на Рамона.

Как только она уселась на мягкие белые атласные подушки, взгляды их встретились. Ее сердце отныне навеки отдано ему… Она вверяла ему себя и жизнь своего ребенка.

— Le adoro[20], — услышала она пылкий шепот Рамона.

Теперь она знала, что любовь Рамона была для нее дороже всех сокровищ мира.

Примечания

1

Прощайте (исп.). — Здесь и далее прим. перев.

(обратно)

2

Да (исп.).

(обратно)

3

Поместье (исп.).

(обратно)

4

Хибара, халупа (исп.).

(обратно)

5

Добрый день, сеньорита! (исп.)

(обратно)

6

Здесь — завершенная сделка (франц.)

(обратно)

7

Вода (исп.)

(обратно)

8

Понятно (исп.)

(обратно)

9

Матерь Божья! (исп.).

(обратно)

10

Здравствуйте, сеньорита! (исп.).

(обратно)

11

Боже! (исп.).

(обратно)

12

Конечно, синьор (итал.).

(обратно)

13

Дорогая, любимая (исп.).

(обратно)

14

Сьют (фр.) — многокомнатный номер высшей категории, с собственной ванной и баром.

(обратно)

15

Спасибо вам всем и каждому в отдельности (исп.).

(обратно)

16

Мария Тереза, это твоя заслуга (исп.).

(обратно)

17

Поднимай! Поднимай! (исп.).

(обратно)

18

Согласна ли ты стать моей женой? (исп.).

(обратно)

19

Да, любовь моя (исп.).

(обратно)

20

Ненаглядная (исп.).

(обратно)

Оглавление

  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая



  • Загрузка...