загрузка...
Перескочить к меню

Грехи ангелов (fb2)

- Грехи ангелов (пер. Сергей Магомет) (и.с. Баттерфляй) 1.2 Мб, 356с. (скачать fb2) - Луиза Пеннингтон

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Луиза Пеннингтон Грехи ангелов

Моему брату Андриану — с любовью

С благодарностью Камерону Макинтошу за потраченное им время и его ценные советы

1

«Мякоть персика, свежий плод, желанная плоть…»

Анжела снова пробежала строчку глазами, а потом принялась методично раздирать страницы аккуратного машинописного текста на мелкие кусочки, которые посыпались прямо на старинный персидский ковер.

— Мама, почему ты молчишь?.. — услышала она приглушенный голос дочери.

Анжела с раздражением взглянула на письменный стол, где оставила трубку радиотелефона. У дочери был приятный голос и безукоризненное английское произношение.

— Мне это не нравится, и я не хочу со всем этим возиться! — воскликнула Анжела, схватив трубку.

Дочь немного помолчала, а потом дрогнувшим от удивления голосом сказала:

— Но ведь это хорошо! И не я одна так думаю… Ты действительно прочла? То есть я хочу сказать, может быть, ты не слишком внимательно читала?

— Я же не круглая дура, Жаклин, — резко ответила Анжела. Она предпочитала называть дочь полным именем, а не Джеки, как все окружающие, словно это помогало ей поддерживать между ними дистанцию. — По-моему, это просто неинтересно. Все это уже тысячу раз было.

Между тем она, конечно, понимала, что это хорошо. Даже очень хорошо!

В голосе Джеки послышалось напряжение:

— Единственное, что от тебя требуется, — дать де-нег…

— Я не намерена этого делать.

— Но почему?

— Я уже объяснила тебе. Не выводи меня из себя, Жаклин!

В голосе матери зазвучали угрожающие нотки, и Жаклин в смятении закрыла глаза.

— Мне кажется, я заслуживаю хотя бы вразумительного объяснения, почему ты не хочешь дать денег…

— Хватит с тебя и простого «нет»!

— Не обращайся со мной как с ребенком, мама! — гневно воскликнула Джеки, сжав трубку так, что побелели костяшки пальцев.

— И не называй меня «мамой»!.. Сколько раз тебе это говорить? — выкрикнула в ответ Анжела.

Что за ужасная манера напоминать матери о возрасте! О морщинах, тщательно скрываемых при помощи косметики, о плоти, увядающей вопреки самым усердным стараниям.

— Cкажи спасибо, что я родила тебя, — раздраженно проворчала Анжела.

Душная, отвратительная зависть сдавила горло. У Жаклин было все — талант, красота и молодость! Главное — молодость. Изумительная, восхитительная, несокрушимая молодость, которая у самой Анжелы утекла меж пальцев как вода, так что Анжела и не заметила.

Если уж на то пошло, то она вообще не хотела рожать. Узнав о своей беременности, она почувствовала себя так, как не приснится и в самом страшном сне. Ее сценическая карьера только-только началась, и у нее были все основания надеяться, что она больше никогда не вернется в свою опостылевшую провинцию и не увидит забытых богом бескрайних кукурузных полей, откуда сбежала когда-то раз и навсегда. С ребенком на руках не так-то просто карабкаться на ту вершину, которую она себе наметила. Что и говорить, она тогда здорово перепугалась. Этот страх не забылся и по сей день.

Помнила Анжела и мрачные комнатенки над дешевым баром, куда пришла делать аборт. Помнила трясущиеся мужские руки. Руки эскулапа-нелегала. Она неловко попыталась пошутить, но шутка вышла циничной и плоской, и врач ничего не сказал в ответ. Он лишь бросил на нее уничтожающий взгляд, принимая пятьдесят долларов, которые протягивала ему в потной ладошке эта бедовая восемнадцатилетняя девчонка.

Несмотря на все эскулаповы труды, результат оказался нулевой. Не считая того, что у нее подскочила температура, началось сильное кровотечение, и она две недели пролежала пластом. Лишенный чувства юмора, сукин сын к тому же, вероятно, пользовался нестерильными инструментами. Что касается ребенка, то последний цепко сидел там, где ему и было положено.

Когда она оклемалась, то была слишком напугана, чтобы сделать вторую попытку. Кроме того, у нее все равно больше не было денег. Так что плакали ее пятьдесят баксов.

Всеми фибрами души Анжела возненавидела ребенка, которого была вынуждена носить в себе. Всякий раз, когда он шевелился, она проклинала его за то, что мужчины больше не смотрели на нее, беременную, с обожанием. Роды длились двадцать шесть часов и были очень тяжелыми. Как только Жаклин родилась, Анжела тут же сплавила ее к своей сердобольной тетке. Тетка вскоре померла, и матери, которая все время находилась в разъездах, пришлось забрать трехлетнюю девочку к себе.

Возможно, рано или поздно у девочки мог бы появиться постоянный дом, однако ее отец Дэвид узнал о том, что у него есть дочь, только в разгар пренеприятного бракоразводного процесса. Он хотел, чтобы Джеки жила с ним, но Анжела наотрез ему отказала. Она отнюдь не была расположена к тому, чтобы делать какие бы то ни было одолжения бывшему мужу. Не говоря уж о том, чтобы считаться с его желаниями. Таким образом, единственное, что мог тогда делать для маленькой Джеки ее отец, это помогать деньгами, которых, кстати сказать, у него тогда было совсем не густо.

В те времена он еще был заурядным актеришкой, к тому же пристрастившимся к выпивке. Вот Анжела и не давала ему видеться с дочерью, заставляя дожидаться встречи долгих четыре года. Это потом, когда он женился на богатой и обворожительной Клэр и стал кинозвездой первой величины, Анжеле стало не так-то легко отказывать ему в свиданиях с дочерью, и ей ничего не оставалось, как смириться с мыслью, что рано или поздно Дэвид заявится, сногсшибательно благоухая розовой амброй.

— Черт побери! — продолжала ворчать она. — Сколько раз тебе повторять: называй меня просто Анжелой!..

Джеки почувствовала в голосе матери откровенную враждебность, знакомую ей с раннего детства, и едва удержалась, чтобы не бросить трубку.

— Не понимаю, почему ты так поступаешь со мной? — тихо проговорила она, ненавидя мать за эгоизм, нервозность и скупость. Но больше всего за то, что та заставляла ее унижаться и попрошайничать.

— Я уже говорила тебе, — сказала Анжела, — из твоей затеи ничего не выйдет. Поумнее тебя люди пытались это сделать, но ничего не добились.

Джеки вздрогнула. Мать ударила в самое больное место.

— Не понимаю, — продолжала Анжела, — с какой стати я должна снимать со счета Ллойда миллион долларов только для того, чтобы ты пустила их по ветру.

— Но ведь эти деньги принадлежат мне. И Ллойд никогда бы мне в них не отказал.

— Ллойд был просто старым болваном. Что же касается денег, то формально ты, милая моя, не в праве распоряжаться ими еще в течение пяти лет.

— Но ведь никогда раньше ты не мешала мне распоряжаться этими деньгами так, как я считала нужным. Почему же ты делаешь это теперь?

— Потому что я должна думать о своей репутации. И я вовсе не желаю, чтобы мое имя ассоциировалось с провалом мюзикла, посвященного блондинке, у которой было не все в порядке с мозгами. Я не говорю о том, что об этой истории уже давно все забыли и нет никакого смысла о ней вспоминать.

— Я уверена, что ты ошибаешься. В основе мюзикла жизнь Мэрилин Монро… А в Мэрилин было нечто такое, чего не было в других знаменитых актрисах… Разве я не права?

— А может быть, дело просто в том, что она лучше других умела обделывать свои делишки, а?.. Понимаешь, что я имею в виду?

Джеки закрыла глаза. Теперь мать могла договориться до чего угодно.

— Это меня не интересует. Я уверена, что на этом материале смогу сделать нечто достойное. Вот и все.

— Ну естественно, ты уверена… — зевнула Анжела, изображая скуку. — Только от меня ты не получишь ни цента. Да и как, по-твоему, я могу поддержать идею, которую уже пытались воплотить, но всякий раз спектакли с треском проваливались? На эту тему не упомнишь ни одной приличной постановки. — Она сокрушенно вздохнула. — Ни один нормальный человек не согласится дать денег на эту блажь. Твой мюзикл никогда не поставят ни в Лондоне, ни здесь на Бродвее. К тому же у тебя нет в этом деле никакого опыта… Какие тебе еще нужны объяснения, скажи на милость?

— Ты права, — сказала Джеки. — Я еще не поставила великого мюзикла, и эти сукины дети из бродвейской тусовки, от которых ты без ума, пока что не слишком жалуют меня, но я действительно уверена в том, что делаю. Мне было восемнадцать, когда я начала работать в театре. У меня за плечами двенадцать лет… — Она остановилась, чтобы унять волнение. — Конечно, у меня было несколько неудач, но у кого их не бывает? Зато моя постановка «Святого Грааля» у Хэкни получила, если ты помнишь, отличные отзывы в прессе…

Говоря это, Джеки понимала, что для матери ее доводы не имеют значения.

— У какого еще Хэкни? — язвительно поинтересовалась Анжела.

— Неважно…

На несколько секунд воцарилось молчание. Потом Анжела сказала:

— Ну что же, я полагаю, мы все обсудили.

— Спасибо за помощь и поддержку, — с горечью проговорила Джеки.

Ирония не достигла цели. Самодовольство матери было непробиваемо.

Снова воцарилось молчание. В какой-то момент Джеки пришла в голову странная мысль, что, может быть, мать все-таки переменит свое решение.

— Я делаю это для твоего же собственного блага, — наконец сказала Анжела.

Джеки только сокрушенно покачала головой.

— Ничего подобного. Ты делаешь это для себя. Только я не понимаю, зачем тебе это нужно.

— Тут и понимать нечего.

Джеки ничего не ответила. Она вдруг ясно представила себе мать. Она красива, даже очень красива, ее мать. И, должно быть, ей одиноко в ее роскошной квартире в Нью-Йорке. Наверное, она стоит у окна. В одной руке телефонная трубка, в другой — сигарета, вставленная в мундштук из слоновой кости. Вот она скользит взглядом по темному великолепию неба над Манхэттеном, по бесчисленным мерцающим огням. Никому из своих молодых и часто сменяемых любовников она не позволяет задерживаться в этих апартаментах, выстроенных на крыше небоскреба. На вилле в Вирджинии — да. Но только не в Нью-Йорке. Должна же она заботиться о своей репутации. А репутация для Анжелы была самой важной вещью в мире.

— Значит, что бы я тебе ни сказала, ничто не заставит тебя переменить свое решение? — спросила Джеки.

— Ничто, — с ударением ответила Анжела. — Но почему бы тебе не попробовать разжиться деньжатами у своего блаженного папочки? — зло усмехнулась она. — Или у его богатенькой женушки? Потряси их немного. Неплохая мысль, а? Может быть, они тебе и не откажут.

— До свидания, мама, — пробормотала Джеки.

— Анжела! Черт бы тебя побрал! Называй меня Анжелой!..

Но дочь уже положила трубку.


Джеки подошла к окну, стараясь побыстрее забыть этот отвратительный разговор. Лучше всего просто не думать об этом. От общения с матерью на душе всегда оставался неприятный осадок. Но теперешний ее отказ дать денег явился для Джеки полной неожиданностью.

Забавнее всего, что до настоящего момента ей казалось, что мать всю жизнь была богата. Чертовски богата. Можно сказать, до неприличия. Джеки протерла пальцем на запотевшем стекле кружок и взглянула на зеленые просторы Гайд-парка. Впрочем, она, конечно, знала, что так было не всегда. Было время, когда мать, что называется, боролась за существование. Тогда она еще не была патентованной голливудской звездой, которая может позволить себе спокойно дожидаться выгодного контракта. В весьма сомнительных заведениях вроде ночных стриптиз-клубов, в прокуренных залах мать знали под именем Милашки Джонс. Она зарабатывала на жизнь тем, что медленно и эффектно стаскивала с себя одежки, выставляя напоказ свое изумительное тело.

Обычно она оставляла маленькую Джеки где-нибудь в закутке около сцены или, если повезет, в артистической. И Джеки всегда точно знала, в какой именно момент разукрашенный блестками бюстгальтер матери упадет на пол, потому что в этот миг в зале поднимался вой и рев, мужчины восторженно колотили кулаками по столам и топали ногами так, что начинал дрожать свет, а с потолка сыпалась пыль. И все же самым тягостным для Джеки был не этот момент мужского буйства, а те бесконечные мгновения напряженной тишины, когда руки матери начинали оглаживать живот и бедра, а мужчины словно завороженные пожирали глазами эту чудесную плоть.

Джеки вздохнула и отвернулась от окна. Следующего своего мужа — Ллойда Милашка Джонс встретила, когда Джеки исполнилось пять лет. В один из вечеров она ассистировала иллюзионисту. Эту работу ей экстренно подбросил ее агент Олег. Она должна была помогать пожилому фокуснику вытаскивать из-под его сверкающего золотом тюрбана живых белых крыс. Действо разыгрывалось в одном из самых приличных мест из всех, в каких ей доводилось выступать. Ллойд чинно сидел за столиком около сцены, и, когда Милашка Джонс предстала на всеобщее обозрение в прозрачных шароварах, под которыми ничего не было, он едва не грохнулся со стула.

Телевизионный магнат на отдыхе, он был сказочно богат и при виде рыжих женщин сходил с ума. Поэтому для Анжелы не составило большого труда женить его на себе. Не прошло и трех недель. Он так и не успел дознаться, что, помимо ассистирования фокуснику, Анжела трудилась еще и на славном поприще стриптиза. Таким образом, мать явилась перед ним в немыслимом белом узком платье, украшенном фальшивыми бриллиантами, при одном воспоминании о котором у Джеки до сих пор захватывало дух. Но главными достопримечательностями Анжелы были лебединая шея и пышная грудь, видневшаяся в глубоком вырезе платья и манившая, словно Великий Каньон. Ллойд едва держал себя в руках при виде этих прелестей. Такова была версия событий в изложении самой Анжелы. Даже спустя много лет на ее губах появлялась триумфальная улыбка, а ее красивый рот вдруг становился алчным и злым. И Джеки верила ей.

Джеки взглянула на часы и пошла в спальню. Там она взяла жакет и кожаную сумочку и направилась к входной двери. Ей еще нужно было успеть на студию, где у нее было намечено несколько прослушиваний. Она решила поужинать в Хампстиде в доме отца и его второй жены, которые пока что не подозревали, с какой просьбой она собиралась к ним обратиться. «Будьте паиньками, — скажет она им без всяких околичностей, — дайте денег на мою новую и гениальную постановку!» Может быть, будет лучше, если она им это прямо с порога и выложит.

В душе у Джеки все продолжало кипеть, у нее и даже зародилась мстительная мысль перезвонить матери и напомнить ей о свадьбе с Ллойдом, которая была давно предана забвению. Интересно, что бы она ответила, если спросить ее о том, куда подевалось ее безвкусное белое платье с фальшивыми бриллиантами, которые были такими ослепительно прекрасными в глазах ее пятилетней дочери. Представив себе реакцию матери, Джеки едва не рассмеялась. Впрочем, мать, конечно, будет все это отрицать или, пожалуй, начнет убеждать ее своим хрипловатым, вкрадчивым голосом, что, мол, Джеки не может этого помнить, поскольку была слишком мала. Ведь дети не помнят такого давнего прошлого, не так ли?.. Сначала она была Анжелой Шривер, теперь — Анжела Кассини. Она же — Милашка Джонс, стриптизерша в дешевых ночных заведениях. Она же — желанный объект светской хроники и светская львица нью-йоркского бомонда… Но при всем при том, что ни говори, она — ее мать.

Джеки ощутила легкую головную боль и тихо выругалась. Ллойд Шривер был первым человеком, который отнесся к ней с теплотой и любовью. Ллойд стал для нее не только хорошим отчимом, но и другом. Он был известным государственным деятелем, легендой телевидения, но у него не было своих детей. Он был пожилым человеком, и у него не имелось других наследников, кроме новой жены и удочеренной малышки. В один из ослепительных июльских дней он внезапно умер. Ему как раз стукнуло семьдесят лет. Анжела в тот момент, как обычно, находилась в Нью-Йорке. Милашка Джонс вернулась лишь спустя четыре дня и даже не была на похоронах. Этого Джеки никогда не могла ей простить.


— Боже мой! — с ужасом проговорила Люси, взглянув в зеркало на свое бледное лицо. — Если мне не удастся эта партия, я, наверное, выкину какую-нибудь глупость. Например, заведу свое собственное дело…

— По крайней мере на этот раз ты очень, очень близка к цели, — сказал Ричард, чувствуя, что в его голосе невольно проскальзывают нотки зависти.

— А если все закончится, как в прошлый раз?..

— Не ты ли убеждала меня, что нужно стараться не думать о плохом?

— Прости, Ричард. — Люси с протяжным вздохом взглянула на него. — Но я так этого хочу. Я хочу этого больше всего на свете!

— Все, что ты можешь сейчас сделать, это постараться взять себя в руки, а на прослушивании вложить в свое пение всю душу.

— Да, я знаю, знаю… — проговорила она и снова вздохнула. На этот раз это был короткий усталый вздох, и ее голос сделался грудным и почти печальным. — Я делала все, что было в моих силах. Я так старалась вжиться в этот образ, но он… ускользает от меня. Он для меня словно призрак.

— Это мы уже проходили, — терпеливо сказал Ричард. — Мэрилин Монро и в самом деле была непостижимой личностью. Ведь даже она сама не имела понятия, кто она такая.

— Но была же в ней какая-то чистота, уязвимость… — неуверенно проговорила Люси.

— Ее характер формировался в условиях ужасных лишений и роковых влияний. — Ричард пристально взглянул на нее. — По сути, став женщиной, она продолжала оставаться ребенком.

— Но в то же время она была и величайшим сексуальным символом современности, — возразила Люси.

— Конечно, в этой двойственности и заключалась вся ее трагедия, — со вздохом согласился он. — Как бы там ни было, она была живым человеком со всеми присущими ему слабостями. Она не имела ничего общего с тем мифом, который создали средства массовой информации и навязывали нам все эти годы. Мэрилин Монро, безусловно, была сложной натурой — беззащитной, одинокой, доброй и мечтательной. Но в то же время — тщеславной, малообразованной, изнывающей от скуки, неряшливой, самовлюбленной и, вероятно, даже психически неуравновешенной… Поэтому лучше всего, Люси, — продолжал Ричард, — если ты просто бросишь на нее самый общий взгляд и попытаешься зафиксироваться на нескольких деталях. Вот тогда, я уверен, у тебя и получится убедительный образ. — Он испытующе посмотрел на нее, от всей души желая, чтобы она поверила ему. — Может быть, тексты песен и музыка вдохнут в тебя истинное вдохновение, — добавил он.

— Две песни в мюзикле по-настоящему пронзительны и трагичны… — взволнованно начала Люси.

— В общем, мне не хотелось бы, чтобы у тебя был такой настрой, словно ты уже провалила эту роль, — нетерпеливо прервал ее Ричард. — Вот и все.

— Просто я вспомнила о первом прослушивании в Нью-Йорке, — вздохнула она.

— В конце концов, от трудностей никто не гарантирован… Впрочем, я полагаю, те, кто тебя прослушивал, не заметили, насколько ты недовольна своей игрой. Иначе бы тебя не включили в список кандидатов на эту роль… — Он снова пристально посмотрел на нее, а потом вдруг воскликнул: — Ты одного не должна забывать: у тебя фантастические голос и фигура. Такие же, как у самой Мэрилин Монро. Все, что тебе потребуется, это светлый парик!..

Люси поймала его взгляд, и ее губы тронула робкая улыбка.

— Иногда ты говоришь замечательные слова…

— И потом, имей в виду, — продолжал Ричард уверенно, — если тебе не дадут эту роль, для тебя всегда отыщется какая-нибудь другая. Это ты, я надеюсь, понимаешь?

Люси кивнула.

— А когда я получу роль, то смогу оставить работу в казино, — поспешно добавила она.

— Да, пожалуй, — согласился он.

Ричард, пожалуй, прав во всем, кроме одного. Ей не нужна никакая другая роль. Ей нужна роль Мэрилин.

— Боже мой, — воскликнул Ричард с оттенком раздражения, — как бы мне хотелось иметь отличный голос! Может быть, и я в этой жизни чего-нибудь добился бы.

Взглянув на него, Люси вдруг почувствовала себя виноватой.

— Прости! — воскликнула она. — Я не имела в виду ничего обидного для тебя. Я только хотела сказать, что главная роль означает кучу денег…

По меньшей мере тысячу фунтов в неделю. От подобной цифры у нее кружилась голова.

— Я уже все для себя решил, Люси…

Он взглянул на нее с упреком, и она пожалела о сказанном.

— У тебя есть на сегодня какие-нибудь планы? — робко поинтересовалась она, чтобы переменить тему, хотя заранее знала ответ на свой вопрос.

Ричард устало улыбнулся.

— Пожалуй, снова буду звонить моему расторопному агенту, — хмыкнул он. — Посмотрим, может быть, он подкинет мне что-нибудь интересное.

Между тем оба они понимали, что, если бы только у Нэда нашлось что-нибудь для Ричарда, он бы давно уже позвонил. Но вот уже шесть месяцев, как от Нэда ничего. Ни одного предложения. Даже самой завалящей рекламной халтуры.

— Ну да ладно, — по возможности бодро продолжал Ричард. — Я тоже не буду сидеть сложа руки. Достану у агентов театральные бюллетени и поищу, нет ли каких прослушиваний…. — Он плюхнулся в кресло и проговорил в шутливо-печальном тоне: — Господи, кажется, сто лет прошло, как я прогуливался по святым булыжникам «Главной улицы» и подпирал стойку бара в «Возвращении бродяги»… — Он покачал головой. — И ведь подумать только, мне даже не дали произнести там ни одного слова. Вся моя гениальная роль состояла в том, что я ухмыльнулся знаменитой Бет Линч и глупо кивнул, когда она подала мне пинту пива, которое, между нами говоря, было похоже на мочу… — Его голос задрожал. — Всего один поганенький эпизод…

— Но ведь ты снялся в январе в рекламе для «Америкэн экспресс»! — воскликнула Люси.

— Спасибо тебе, Люси, моя дорогая и любимая, что напомнила мне об этой прибыльной работенке протяженностью в тридцать секунд, которую мне удалось получить за четыре года, — вздохнул он.

В какой-то момент ему даже захотелось остаться одному: до того муторно сделалось на душе.

Люси осторожно посматривала на его склоненную голову и понимала, что уже все сказано. Но, когда Ричард снова взглянул на нее, она поразилась нахлынувшему на нее радостному чувству и подумала о том, какое у него удивительно родное лицо — немного грустное, нежное и любимое.

— Я люблю тебя, — сказала она.

— Знаю, — спокойно ответил он. — Но лучше бы ты занялась подготовкой к прослушиванию…

— А что ты собираешься делать?

— Что я собираюсь делать? — повторил он. — Пробегусь по магазинам. Надеюсь ухватить несколько моих любимых сандвичей. Может, с сыром. Может, с ветчиной, томатным соусом или горчицей. Возьму их с собой в мое любимое заведение, где, если удастся, заработаю несколько баксов. Ну, а потом вернусь к своей старой доброй раздолбанной «Олимпии», чтобы отстучать на ней несколько строчек о восхитительной жизни безработного актера.

— Не забудь обо мне.

— Я всегда о тебе помню.

— Что-то должно случиться, Ричард… — проговорила Люси. — Я это чувствую.

— Что-нибудь постоянно случается, — договорил он за нее. — Рано или поздно… Вот только вопрос: почему всегда поздно и никогда рано? — Когда она хотела что-то сказать, он нетерпеливо замотал головой. — Нет, не отвечай!.. А теперь не лучше ли тебе поторопиться?

Люси скрылась в спальне, а он без особого энтузиазма переключил внимание на листок бумаги, который взял с письменного стола. Это был прескучный список необходимых покупок, составленный им поутру. Этот самый список окончательно доконал его.

С каждым прошедшим днем Ричард почти физически ощущал, как отчаяние проникает в клетки его тела. Со все большим трудом он просыпался по утрам, не находя в своей душе ничего, кроме знакомого беспокойства. Никчемные телефонные обещания — вот и все, что у него было. Когда Люси старалась как-то приободрить его, это только раздражало еще больше, но он ничего не мог с этим поделать.

Вообще говоря, ему и раньше приходилось продираться сквозь подобные мрачные периоды. Конечно, он и читал, и слышал о тех невзгодах, которые обычно выпадают на долю драматического актера. Ричард прекрасно понимал, что его участь — тащиться по этой безрадостной дороге актерской судьбы, но это мало утешало. Никто не знал, когда наступит просвет. Да и наступит ли вообще…

Ричард посмотрел на свою «Олимпию» — допотопную пишущую машинку, стоявшую на столе у стены. Записывать все, что происходит, — в этом было что-то ободряющее. Своего рода психотерапия. А точнее, язвительно говорил он себе, нечто вроде очистительного слабительного. Клизма, наполненная огромным количеством едких слов. Горькая усмешка скользнула по его губам, и он мысленно возблагодарил Господа, что еще не утратил чувства юмора.

Когда Люси уходила, Ричард неподвижно стоял, глядя в окно. Люси вышла на улицу и, как обычно, помахала ему снизу рукой, а он послал ей воздушный поцелуй. Потом мысли Люси переключились на предстоящее собеседование, и горло у нее сжалось. Борьба за эту роль была невероятно жестокой, и даже то, что ей удалось удержаться в числе четырех претенденток, еще ничего не гарантировало. В таком деле, как это, «почти» не считается. Сколько этих самых «почти» бывало в ее актерской биографии и раньше!.. Впрочем, если честно, Люси до сих пор везло, безусловно, больше, чем Ричарду.

Увы, ни Ричард, ни сама Люси не принадлежали к известным актерским династиям. Не было у них никаких нужных связей. Ничего, кроме таланта. Хотя одного таланта очень часто бывало для успеха явно недостаточно… Люси прищурилась, когда порыв ветра ударил ей в лицо. Впрочем, был, конечно, один такой человек. Макс Локхарт. Теперь он был режиссером «Мэрилин». Она познакомилась с ним еще три года тому назад тоже на прослушивании.

Он попросил ее тогда задержаться. Якобы для того, в частности, чтобы «обсудить роль более подробно». Люси согласилась, несмотря на то, что его намерения были более чем прозрачны. Макс так и раздевал ее взглядом. Однако она отчаянно нуждалась в работе. В общем, запомнила она его лапы, которые так грубо стиснули ее груди, что Люси судорожно сжала зубы, чтобы не закричать. Словно в агонии, она запрокинула голову назад, а он заставил ее опуститься на колени. Потом раздался этот незабываемый треск «молнии» на его брюках, и тяжелая горечь поднялась у нее в горле. Ее вырвало прямо на его белые тонкие ноги. Так уж получилось…

Люси отбросила с лица прядь волос и увидела на склоне холма человека, запускавшего воздушного змея. Воздушный змей представлял собой огромную смеющуюся физиономию, которая, повинуясь ветру, то падала, то взмывала в небо. В какой-то момент Люси едва не поддалась накатившему на нее страху. Она была готова бежать куда глаза глядят — туда, за железную ограду, на крутой холм, подальше от призрачного и жестокого мира театра, куда она так хотела проникнуть…

Однако Люси удалось справиться с собой. Она отвернулась и зашагала прочь, снова погрузившись в мысли о предстоящем прослушивании. Под ложечкой у нее мучительно сосало, но она успокаивала себя тем, что уж песни-то по крайней мере действительно замечательные. Просто спеть их — и то удовольствие. Даже если в конце концов она и провалится на прослушивании… Cомнения снова стали одолевать Люси, и она прокашлялась, очищая горло. Как бы там ни было, а Максу Локхарту непременно гореть в аду…


Джеки встретила Люси ободряющей улыбкой.

— Мне очень жаль, что у вас не было достаточно времени, чтобы как следует ознакомиться с партитурой, но дело в том, что она совсем недавно закончена, — сказала Джеки. — Надеюсь, все будет хорошо.

Люси в ответ лишь нервно рассмеялась. Они стояли в студии — в просторном и пустом помещении, в котором находился один рояль, а вдоль стены — зловещий ряд стульев.

— Там есть замечательные песни, — наконец проговорила Люси. — Вы, должно быть, очень волнуетесь? — добавила она.

— Вы правы. Впрочем, работа над мюзиклом еще продолжается. Я уверена, что еще будет много различных вариантов, пока он примет законченную форму.

— Да, пожалуй, — пробормотала Люси, а потом вдруг воскликнула: — Это изумительная роль!

— Роль Мэрилин?.. Вы правы. — Джеки внимательно посмотрела на нее. — И иногда мне кажется, что нет ничего более трудного и болезненного, чем подбор актеров… — Она снова улыбнулась. — Вам, конечно, очень хочется получить эту роль?

— Еще бы! — воскликнула Люси.

Да, тысячу раз — да!

— Тогда заставьте себя пройти через это испытание, — мягко сказала Джеки.

На прослушивании в Нью-Йорке Люси чувствовала себя скованно и неуютно. Это списали на волнение. Макс Локхарт, который уже слышал, как она поет, был явно разочарован, но, несмотря на его возражения, Джеки настояла на том, чтобы Люси дали еще один шанс. Макс согласился неохотно. И не только потому, что Люси была внешне очень похожа на Мэрилин. Главным образом из-за того, что уже на первом собеседовании выяснилось, что Люси досконально изучила биографию Монро и весьма интересно ее интерпретировала.

— Я всегда чувствую себя очень скованно на прослушиваниях, — простодушно призналась Люси. — Но эта роль для меня — совершенно особенная. Честное слово!

Джеки успокаивающе коснулась ее руки, растроганная откровенностью Люси.

— Я понимаю, что это тяжело — чувствовать себя, словно на экзамене, но попытайтесь забыть обо всем, подняться выше всего этого… — Джеки нетерпеливо обвела рукой помещение. — Не думайте о присутствующих здесь. Вообще забудьте, что вы в студии! — Она мысленно сочувствовала Люси, понимая, что вряд ли сейчас найдутся слова, которые могли бы ее успокоить. Слишком много значила для Люси эта роль. — Сейчас Альдо, наш музыкальный руководитель, поможет вам исполнить пару песен. Он будет вам аккомпанировать. Пойте так, как считаете нужным… И постарайтесь сосредоточить все свое внимание на тексте. Это обязательно поможет.

Люси покорно кивнула, но, как только Джеки отошла, ощутила в груди знакомый страх. Ее пронзила внезапная зависть к Джеки и ко всем членам труппы. По-видимому, все они прочно заняли свои места в этой постановке, и им уже не о чем было беспокоиться.

В мгновение, которое показалось ей вечностью, Люси окинула обреченным взглядом студию — от стены, задрапированной темным бархатом, и двери с надписью «Выход» до другой стены, вдоль которой стояли пять стульев с восседавшими на них членами художественного совета.

Потом она прикрыла глаза и прокашлялась. Господи, сделай так, чтобы нервы успокоились, а голос не сорвался и не подвел! Альдо Моррис заиграл начальные такты мелодии из первого акта. Песенка «Девушки из хора» должна была звучать в том месте пьесы, когда карьера Мэрилин только начинается, она снялась в первом полнометражном фильме, в котором играла роль девушки, проделавшей путь из нищеты до настоящего успеха. Текст песни был созвучен судьбе самой Люси. Вслед за этой песенкой шла очень лирическая мелодия из второго акта — баллада под названием «Колеса», камера и я». В ней рассказывалось о том, как Монро пристрастилась к таблеткам — «колесам». Она принимала одну из разновидностей амфетаминов — стимуляторов, которые подавляли аппетит и не давали располнеть. Таблетки оказывали легкое тонизирующее действие, но, увы, нарушали обмен веществ и вызывали глубокую депрессию. Мэрилин Монро была одной из многих звезд, которых киношные боссы приучили к таблеткам, чтобы заставить работать на полную катушку. Это был гибельный путь взлетов и падений. Затем, как правило, следовал алкоголь, и все обрывалось, едва успев начаться…

Когда Люси запела, у нее защемило сердце не только от слов песни о трагической жизни кинозвезды, которой она никогда не знала. Глубокая грусть овладела ей, когда откуда-то из дальних закоулков памяти начали выплывать образы тех, кого она давно потеряла. Блистательная, искрометная Поппи и ее приятель Алекс, снабжавший подругу наркотиками, от которых та медленно высохла и в конце концов отдала Богу душу.

Песня заканчивалась, и голос Люси медленно угасал вместе с последними аккордами. Ей так не хотелось, чтобы эта прекрасная музыка закончилась… Но вот отзвучала последняя нота, и воцарилась напряженная тишина. Те пятеро, что сидели на стульях у стены, должны были вынести свое решение. Люси и сама была напугана тем, до какой степени для нее стало важным — получит она эту роль или нет, и не представляла себе, что с ней станется, если ей откажут.


Анжела собиралась сказать ему «прощай», но, с другой стороны, вознамерилась обставить это наилучшим образом. Поэтому и пригласила его сюда, в свою квартиру — в свое уютное гнездышко на вершине небоскреба. Никогда прежде она не позволяла себе подобного. Впрочем, это должно было произойти в первый и последний раз.

Анжела все взвесила и обдумала чрезвычайно тщательно и без эмоций. Если он пожелает, за ним еще на месяц останется номер в отеле «Мариотт», а кроме того, она подарит ему чек на круглую сумму, достаточную, скажем, для покупки автомобиля… Она прилегла на кровать. Ее взгляд заскользил по белоснежному потолку и задержался на хрустальной люстре. Как-нибудь Дрю это переживет. Ничего с ним не случится. В конце концов в этом и заключается образ его жизни. Кроме того, их роман явно затянулся. Анжела почувствовала, что начинает привязываться к Дрю, а это было довольно опасно.

— Знаешь, на кого ты похожа?

Она повернула голову. Дрю стоял в алькове, через который можно было пройти в ванную комнату, и Анжела не ожидала его здесь увидеть.

— Не знаю… На кого же? — поинтересовалась она, искусно скрыв свое волнение.

— На богиню.

Анжела рассмеялась.

— На прелестную экзотическую богиню, — добавил Дрю, и его взгляд скользнул по ее почти обнаженному телу.

Длинные загорелые ноги. Умопомрачительная талия. Широкие прекрасные бедра. И наконец округлые полные груди… Все это было перед ним, и он сам не понимал, почему она влечет его гораздо сильнее, чем все другие красивые женщины, которых он знал прежде. Почему заставляет желать себя снова и снова.

— Иди сюда.

Анжела протянула к нему руку, а он взглянул на ее лицо. Одна, едва заметная морщинка. Он все еще не мог поверить, что через два или три года ей уже стукнет пятьдесят. Если бы не Джеки — милая, ничего не подозревавшая Джеки, которая только недавно узнала о его существовании, — он бы никогда не догадался об истинном возрасте Анжелы.

— Помоги мне встать, — попросила она.

— Мне хочется, чтобы ты осталась в постели, — поспешно сказал Дрю, коснувшись ее бедра.

— Нет, не сейчас.

Анжела убрала от него ноги и, встав, лениво прошлась по комнате. Алые трусики гладко обтягивали ее ягодицы. Она вышла через альков, чуть задержавшись для того, чтобы слегка убавить свет. Дрю слышал, как она открыла один шкаф, потом другой. Что-то достала. Потом он услышал, как открылась и закрылась дверь ее уборной. Дрю задержал взгляд на том месте, где только что стояла Анжела, недоумевая, чем она могла заняться. Усевшись на краю кровати, он извлек из ведерка со льдом непочатую бутылку дорогого шампанского.

Анжела тем временем, пристально всмотревшись в свое отражение в зеркале, легонько пробежалась кончиками пальцев от переносицы до висков и осталась весьма довольна упругостью своей кожи. На какое-то время можно забыть о пластических подтяжках.

Уверенными искусными движениями она начала припудриваться, а затем при помощи черного косметического карандаша принялась подкрашивать симпатичную родинку слева у нижней губы. Пользуясь тем же карандашем, она провела тонкую линию на верхних веках, от чего ее глаза словно потемнели. Потом она накрасила свои полные губы яркой помадой, чуть тронув их затем специальным блеском, чтобы губы казались гладкими и влажными.

Рядом на стуле ждал своей очереди наряд, в котором она решила появиться перед Дрю. В этом и заключался сюрприз, который Анжела решила преподнести любовнику. Она задумала одеться так, чтобы Дрю пришел в восторг и надолго запомнил этот момент. Это свидание должно было стать для него чем-то вроде прощального подарка.

Сначала Анжелу забавляла мысль держать его около себя в полном подчинении, но от этого пришлось отказаться. Доджи начал что-то подозревать, а сам Дрю становился слишком требователен к ней, чтобы она могла использовать его в качестве игрушки. Как это ни удивительно, но она оказалась его первой любовью. Этот молодой альфонс влюбился в нее не на шутку. Как бы там ни было, Анжела ничего не желала знать ни о его душевных переживаниях, ни о его прошлом. Это значило бы, что она в какой-то степени была бы связана с его прошлым, весьма темным. Длительные отношения с Дрю грозили превратиться в навязчивое сновидение или, точнее, в ночной кошмар… А от этого, говорят, появляются морщины.

Анжела взялась за расческу. Ее густые каштановые волосы cтали еще пышнее и каскадом падали на плечи. Анжела отложила расческу и с удовольствием погрузила руки в эту роскошную гриву, взбивая волосы у корней. Уж она сумеет его порадовать. Уж она постарается сделать то, что задумала. Когда она думала о сексе, ее мысли приобретали первобытную страстность. Уже много лет она не встречала мужчин, подобных Дрю. Мужчин, которые так могли бы заставить ее почувствовать этот любовный жар, это внезапное головокружение и бешеную пульсацию крови в венах.

Анжела отступила от зеркала и снова взглянула на себя. Все было как в молодости. Из зеркала на нее смотрела Милашка Джонс.

Когда Анжела появилась на пороге тускло освещенной комнаты, Дрю, раскинувшись, лежал на кровати, и она даже подумала, что он успел заснуть. Проходя мимо магнитофона, Анжела включила его, и из динамиков словно густой сироп в комнату потекли чувственные звуки саксофона. Лучшего нельзя было и желать. Потом Анжела передвинула низкий журнальный столик в центр комнаты, а лампу направила так, чтобы свет ложился ярким кругом на ковер. Налив в бокал шампанского, она взобралась на журнальный столик и, выпрямившись, сделала несколько глотков. Несколько мгновений она стояла неподвижно. Только смотрела на Дрю и любовалась его красотой. Потом ее пальцы крепко стиснули бокал, а в следующую секунду она со всей силой запустила им в стену. Бокал брызнул осколками, и Дрю от неожиданности подскочил на кровати.

— Что за черт!.. — воскликнул он.

— Посмотри на меня.

Дрю взглянул на этот маленький импровизированный подиум, и его глаза удивленно расширились.

— Боже мой! — ошеломленно проговорил он, не в силах отвести от нее взгляд.

От удивления у него даже отвисла челюсть. Никогда прежде Дрю не видел ее в подобном обличье. Перед ним была настоящая, первоклассная шлюха. Ему даже показалось, что перед ним не Анжела, а другая, совершенно незнакомая женщина. И когда эта женщина, прикрыв глаза, начала медленно и томно двигаться, покачивая бедрами, Дрю почувствовал, как его спина покрывается испариной.

Анжела заложила руки за голову. Потом ее тело напряглось, а ладони начали скользить по плечам. Она страстно запрокинула голову, и ее черная кожаная куртка начала медленно сползать вниз, пока не упала на пол.

Ее груди стягивал узкий, украшенный блестками бюстгальтер. Ее пышная белая плоть дрожала, когда она принялась медленно и похотливо исполнять танец живота. Это было похоже на сон. В напряженном жарком молчании Дрю услышал свое собственное прерывистое дыхание.

Анжела наклонила голову ниже и открыла глаза. Теперь она медленно стаскивала с рук длинные, до самых локтей, перчатки. Одна за другой перчатки упали на журнальный столик. После этого Анжела повернулась спиной и, нагнувшись, стала оглаживать ладонями ноги. Ее ладони двигались от туфель на высоких каблуках вверх до самых ягодиц, а затем снова опускались вниз. При этом она не переставала плавно раскачиваться. Когда она взглянула на Дрю, ее губы тронула легкая улыбка. В следующий момент она грациозно сошла с журнального столика и начала медленно приближаться к кровати. Анжела его дразнила, распаляла, свободно двигаясь по ковру, все ближе и ближе подходя к нему.

От аромата духов, смешанного с запахом ее тела, у него начала кружиться голова. Между грудей она воткнула красную розу на длинном стебле. Словно невзначай касаясь сверкающего бюстгальтера, Анжела наклонилась к Дрю и страстно прошептала:

— Эй, паренек! Как насчет того, чтобы пособирать здесь цветочки, а?

Ее жаркие слова были полны откровенного призыва, и Дрю медленно кивнул, чувствуя, что от желания у него вот-вот помутится рассудок. Как будто предвкушая наслаждение, она провела кончиком языка по верхним зубам. Потом она шумно вздохнула, и ее левая грудь, освободившись, затрепетала. Потом, словно не выдержав напряжения, упал сверкающий бюстгальтер, и Дрю наконец смог припасть ртом к ее груди.

Лаская ее соски, Дрю успел подумать о том, что то, что он сейчас увидел, — отнюдь не любительский стриптиз. В ночных клубах и подобного рода заведениях он повидал достаточно, чтобы оценить профессионализм Анжелы.

Дрю нетерпеливо увлек ее на постель и, сунув руку между ее ног, стал нежно поглаживать узкую полоску, прикрывавшую ее напрягшееся лоно.

— Ты ведь не впервые сегодня демонстрировала стриптиз? — прошептал он ей на ухо.

Анжела застонала.

— Ну же, ответь мне!

— О Боже! — продолжала стонать она.

— Расскажи мне! — просил он, а его пальцы продолжали возбуждать ее.

Дрю и сам удивлялся тому, что ему все еще удается сдерживать себя и продолжать разыгрывать любовную прелюдию.

— Трахни меня… или убирайся к дьяволу! — прохрипела Анжела, извиваясь под ним.

Дрю послушно вздохнул, уступая ей. Он чувствовал, что теряет над собой контроль. С его стороны это была полная и безоговорочная капитуляция перед чувством. Их любовные объятия были не просто соитием. Это была грубая, бурная, первобытная и почти животная страсть.

И все же… теперь он знал о ней. Да, он кое-что узнал!


— Сегодня я уезжаю, — внезапно сказала Анжела.

Дрю сел на постели.

— Что это значит?

— То, что я сказала.

Даже не взглянув на него, Анжела продолжала складывать вещи на кресле.

— А куда ты едешь?

— Тебе это необязательно знать, Дрю.

— Не мое собачье дело, ты хочешь сказать? — поинтересовался он, закипая.

— Если для тебя это так важно, то пожалуйста. У меня в Чикаго хлопоты с праздником. Я должна устроить благотворительный бал. Да мало ли еще что!.. — ответила Анжела, но мысли ее были заняты Доджи. — Этого для тебя достаточно?

Дрю упорно продолжал смотреть на нее, а она взад и вперед прохаживалась по комнате в постоянно распахивающемся белом шелковом халате.

— Ты меня дурачишь, — мрачно изрек Дрю.

— Я тебе сказала: у меня масса дел.

— Но я же не помеха твоим делам?

Анжела резко остановилась на месте и вздохнула.

— Нам было хорошо вдвоем, — медленно сказала она, посмотрев на него. — В самом деле, очень хорошо. Но когда-нибудь это должно было кончиться.

— Почему?

— Ты знаешь, почему, Дрю.

— Нет, не знаю.

Она круто повернулась и пошла прочь из комнаты.

— Сука! — в сердцах проговорил он и, сбросив с кровати одеяло, устремился следом за Анжелой.

Она стояла у витражного окна и зажигала сигарету.

— Ты не ответила на мой вопрос.

— Я не обязана тебе отвечать, — проворчала она. — Я тебе не жена.

— Позволь мне поехать с тобой.

— Ты с ума сошел.

— Ради всего святого!..

— Нет, Дрю, — резко сказала Анжела, поворачиваясь. — И ради Бога оденься.

— Я же тебя не бросаю! — пробормотал он, все еще не понимая, что происходит.

Анжела выпустила облачко дыма.

— Это делает тебе честь, — сказала она. — Но я должна тебя оставить. А теперь, если ты не возражаешь, мне нужно одеться.

Она хотела пройти мимо него, но Дрю поймал ее за руку.

— Ты не можешь…

— Ничего не поделаешь, — твердо сказала она. — А теперь пусти меня.

— Что значит — ничего не поделаешь? — удивился он. — Ты же Анжела Кассини, разве нет?

— Пусти.

— Но я хочу любить тебя!

— А я не хочу спать с тобой. У меня есть дела поважнее, — презрительно бросила она.

— Сука!..

Дрю сильнее сжал ее руку, а другой рукой схватил статуэтку, стоявшую поблизости, — фигурку молодой женщины. Анжела обмерла, когда он занес над ней статуэтку.

— Что, испугалась? Разве нет? — тихо спросил он. — Ни разу не видел твоего испуга…

— Животное!

Несколько долгих мгновений они оба стояли не шелохнувшись, а потом Дрю медленно отпустил ее руку и поставил статуэтку на прежнее место.

— Ты и в самом деле подумала, что я разобью тебе этим голову, — насмешливо проговорил Дрю и многозначительно посмотрел на статуэтку. — Но она слишком красива, чтобы прибить ею такую дрянь, как ты.

— Я не дрянь, Дрю, — сказала Анжела, отходя от него. — Я ведь платила тебе или ты забыл?


Он закричал во сне. Еще толком не проснувшись, Дрю сел на кровати, мокрый от пота. Кошмар сновидения медленно отпускал его. Он закрыл лицо руками.

— Дерьмо!

Потом он поднял голову, хлопнул ладонями по коленям и включил свет.

— Дерьмо, — повторил он, щурясь от яркого света.

Дрю недоуменно качал головой, стараясь вспомнить кошмарное сновидение, чтобы как-то осмыслить его. Но разве он и без этого не понимал, что оно значило? Мрачный призрак являлся к нему среди ночи и впивался в него своими холодными пальцами. Дрю почти наяву видел эти пальцы — бледные, тонкие, даже изящные. Это случалось каждую ночь. Пальцы касались его горла, скользили по плечам, легонько царапали грудь, заросшую черными волосами, поглаживали живот, а потом опускались ниже… Они мучили, дразнили. Он сходил с ума от желания — такого желания, от которого холодело в груди.

Громадная стена воды зловеще катилась на него откуда-то из глубины моря, хотя здесь, в его комнате c облупленными картинками на стенах и большой старой ванной с затычкой на веревочке никакого моря и быть не могло. Но он знал, что эта масса воды поглотит его и раздавит, как только эти бледные, жадные пальцы вырвут из него оргазм. Эти пальцы раздирали, уничтожали его, а стена воды погребала окончательно. Иногда, когда он благополучно просыпался после подобного кошмара, то обнаруживал, что его постель мокра от пота и спермы. Иногда только от пота.

Увы, Дрю хорошо знал, что это значит. Ему не нужны были все эти модные психоаналитики, которые могли объяснить, откуда на него обрушился весь этот ад.

Дрю выругался, спустил ноги с кровати и долго сидел без движения, уставившись на телефон. Анжела, без сомнения, уже давно в постели и видит десятый сон, спокойно разметавшись под тонкими простынями. Она все еще хороша. Хороша, несмотря на свой возраст. Кроме того, возраст — это та вещь, которая никогда не имела для него никакого значения. Ему нравились женщины старше его. И снова тягостные мысли полезли ему в голову, а он всеми силами старался от них избавиться, c отвращением гнал их прочь. С него довольно. Этим дерьмом он сыт по горло.

Был такой момент, когда Анжела Кассини была готова бегать за ним, как послушная собачонка. По крайней мере так ему тогда казалось. Однако все обернулось иначе. Она принялась удить рыбу покрупнее. Жирную политическую рыбешку вроде Дугласа Хикса Третьего.

Дрю снова выругался и пробежался пальцами по своим густым черным волосам. Она любила его волосы. Любила запускать в них пальцы, касаться их губами. Любила ощущать его голову у себя между бедер, чтобы тереться о его мягкие волосы своим горячим сочным местечком. Безумие. Он тихо вздохнул. Ему припомнилась строчка из стихотворения, которое он прочел в каком-то мужском журнале. Что-то о «текучем золоте небесной тверди». Несомненно, безумие.

А потом она его отбросила. Просто отбросила, как никчемную тряпку. Мол, катись откуда пришел. Дрю почувствовал, как на глаза наворачиваются слезы, и, словно маленький мальчик, он принялся размазывать их кулаком по лицу.

— Сука, — устало сказал он, глубоко и шумно вздохнув.

Пустой гостиничный номер безжалостно напомнил ему об одиночестве.

Если Анжела отбросила его с таким ледяным спокойствием, ему стоило подумать о том, чтобы восстановить отношения с Джеки. Отправившись в Англию, она, возможно, забыла его, но Дрю был уверен, что без особого труда сумеет убедить ее в том, что она сделала ошибку, решив порвать с ним отношения, и они могут начать все сначала.

Анжела просто взбесилась бы, если бы узнала об этом. Однако она слишком занята своими делами, чтобы помешать его планам. Когда он летал с Джеки на мыс Код, Анжеле пришлось поволноваться. Обеспокоенная возможной связью Дрю с дочерью, она немедленно позвала его назад. Впрочем, она ничего не могла с этим поделать, поскольку опасалась засветиться перед Доджи… Доджи, черт бы его подрал!.. Ну ничего, он еще себя покажет. На губах Дрю заиграла недобрая улыбка, когда в его памяти возникла физиономия старины Доджи. Он встал, потянулся и почувствовал себя значительно лучше, чем несколько минут назад.

Дрю подошел к зеркалу, висевшему над умывальником, и тщательно себя рассмотрел. Что же, выглядел он совсем неплохо. Кроме того, у него достаточно денег в банке, а также изысканный гардероб, подобранный и оплаченный опять же Анжелой. Она обожала покупать ему одежду. Некоторое время он неподвижно стоял перед зеркалом, угрюмо глядя на свое отражение. И все-таки она его отвергла… Дрю стал вспоминать прошлое — все поганые эпизоды своей жизни, когда он чувствовал себя раздавленным и униженным, когда другие люди заставляли его страдать.

Он всегда был изгоем. Прыщавый хулиганистый подросток, у которого не было друзей, но зато была шизанутая мамаша, которая неизменно дожидалась его после школы, — от одного этого хотелось удавиться.

Когда Дрю учился в колледже, девочка, которую он боготворил, пригласила его прогуляться, чтобы заставить ревновать своего дружка. Добившись желаемого, она немедленно его бросила, словно использованную вещь… Так же, как и Анжела.

Впоследствии все его интимные связи с женщинами подпитывались своего рода жаждой мщения. Дрю возмужал, превратился в красивого парня и приобрел уверенность в себе. Он научился обращаться с женским полом и стал специализироваться на женщинах в возрасте, заставляя их изменять мужьям.

Со временем у Дрю выработалась безошибочная интуиция в отношении женщин, с которыми он решал завести интрижку. Он так навострился в этих делах, что сделал это своей «профессией». И всегда его методы срабатывали безукоризненно. До тех пор, пока не появилась Анжела.

Как это ни удивительно, они с Анжелой были чрезвычайно похожи. Однако они стояли на разных ступенях социальной лестницы, а о своем положении в обществе она пеклась с особенной ревностью. И все же однажды в своем роскошном гнездышке на крыше небоскреба Анжела сбросила с себя маску светской львицы, продемонстрировав ему настоящий профессиональный стриптиз.

Дрю вздрогнул и потер щеку, покрытую двухдневной щетиной. Он не брился с тех пор, как они расстались. Ну ничего, он еще вернет свое. Он не только займется Джеки, но еще и предпримет кое-какое расследование в отношении Анжелы. Однажды Джеки упоминала о некоторых весьма любопытных подробностях, касавшихся ее матери, объяснения которым Дрю тогда не находил. Однако теперь самое время вспомнить об этом. Он дал себе слово во что бы то ни стало доказать Анжеле Кассини, что он не такое уж ничтожество и зря она так небрежно сбросила его со счетов.

Но сначала ему нужно заняться Джеки. Это может потребовать некоторых усилий, но все равно она не устоит. Кроме того, он весьма искусно умеет обводить женщин вокруг пальца. Повзрослев, он только и делал, что изощрялся в сочинении красивой лжи о себе и своем прошлом, и ему всегда удавалось заставлять женщин верить в эти легенды.


Роуз запрокинула голову и взглянула на бледно-голубое небо. Прямо над ней ветер гнал облака, но на земле не чувствовалось его дуновения. Дождь закончился как по мановению волшебной палочки, и засияло солнце. Казалось, что в этот осенний день вдруг возвратилось лето. Роуз опустила глаза и взглянула на свои легинсы, которые надела для занятий аэробикой. Мышцы побаливали от физических упражнений, и казалось, если она встанет, у нее подкосятся ноги. Джулсу нравились ее ноги. Теперь это в прошлом… Она тоскливо вздохнула и начала обкусывать ногти.

— Не куксись! — услышала она и механически улыбнулась.

Барби, ее соседка по квартире, осторожно поставила стаканы на сосновый столик.

— На улице так чудесно. Я совсем не замерзла, — сказала она, присаживаясь рядом с подругой. — Я и забыла, что около этой пивной есть парк.

— Пойдешь сегодня куда-нибудь? — поинтересовалась Роуз, прихлебывая из стакана и поглядывая из-за него на Барби.

— У меня занятия в мастер-классе.

Барби взяла свой стакан. Она догадывалась, какой вопрос последует дальше.

— Значит, ты не придешь сегодня домой? — как бы между прочим поинтересовалась Роуз.

Барби отрицательно покачала головой.

— Разве тебе не нужно в клуб?

— Нужно. Только до одиннадцати я свободна.

Это означало, что сегодня вечером квартира в полном ее распоряжении.

— И этот режиссер придет взглянуть, как ты играешь? — спросила Барби.

Роуз кивнула.

— Кажется, это что-то вроде мюзикла?

— Можно сказать, музыкальная версия биографии Мэрилин Монро. Только они до сих пор так и не подобрали актрису на главную роль.

— Роуз, но ведь это замечательно! Исполнить роль самой Монро! — живо воскликнула Барби и захлопала в ладоши.

— У меня нет надежд на нее, — проговорила Роуз, пнув ногой спортивную сумку. — Я всегда делаюсь сама не своя, когда в зале находится агент или кто-нибудь из театрального начальства.

— Ну, перестань! — воскликнула Барби. — Это все чепуха. Не думай об этом. Я видела, как ты играешь. На сцене ты просто преображаешься.

— Но я ужасно волнуюсь, — со вздохом призналась Роуз, качая головой.

— А разве все великие актрисы не волнуются? — резонно заметила Барби.

— Я не великая актриса.

— Но сможешь ею стать.

— Не знаю, как взять себя в руки… Ах, если бы я не чувствовала себя такой подавленной! — снова вздохнула Роуз.

Барби взглянула на нее с раздражением, но на этот раз ничего не сказала.

— Послушай, а ты уверена, что вчера вечером мне никто не звонил? — тихо спросила Роуз, переводя разговор на более волнующую ее тему.

— Абсолютно уверена, — ответила Барби.

Роуз уже двадцать раз спрашивала ее об этом.

Опустив голову, Роуз тоскливо вздохнула и снова занялась своими ногтями.

— Не понимаю, почему это Джулс не звонит, — пожимая плечами, проговорила она немного погодя. — Ведь у нас с ним все было так хорошо.

Барби ничего не ответила.

— Уже прошла целая неделя. Как ты думаешь, он больше не позвонит? — горестно продолжала Роуз. — Честное слово, нам было так хорошо вместе.

Она посмотрела на свои пальцы, покраснела и заставила себя опустить руки на колени.

— Утром пришел счет за телефон, — сказала Барби, чтобы отвлечь подругу от этого разговора.

— Что ты сказала?

— Что пришел счет за телефон.

— Но ведь я говорила с тобой о Джулсе! — со страдальческим выражением воскликнула Роуз.

— Я не глухая, — сказала Барби. — Я просто хотела переменить тему. Прости, но последние десять дней ты только и делаешь, что говоришь об этом Джулсе. Мне кажется, я медленно схожу с ума.

— Он так много значит для меня!

— Если ты затащишь его к себе сегодня вечером, Джулс только и будет болтать о своей группе.

— Но ведь иметь хобби — это же нормально!

— Тебе виднее.

— Во всяком случае Джулс не похож на других, — меланхолично рассуждала Роуз. — Он другой. И я ему действительно нравлюсь. Он сам говорил мне об этом, — добавила она, словно хотела убедить саму себя.

Она мечтала о том, что они будут жить вместе, не расставаясь ни днем, ни ночью. Строила далеко идущие планы.

— Но ведь ты его почти не знаешь, Роуз.

— Для того чтобы узнать человека, вовсе не обязательно прожить с ним сто лет, — горячо возразила Роуз. — Если человек тебе подходит, это сразу чувствуешь.

— Почти то же самое ты говорила о Фрэнке.

— Фрэнк — другое дело.

— Ты только зря тратила на него время. И ты это знаешь, — жестко заметила Барби.

— Он был симпатичным парнем.

— Три раза переспал с тобой, занял денег и исчез, и ты называешь его симпатичным парнем?

— Он не виноват…

— Да он был просто вульгарным типом, — нетерпеливо прервала ее Барби, но тут же пожалела о своих резких словах. Роуз замерла, и ее глаза угрожающе заблестели.

— А мне он нравился, — тихо сказала Роуз.

Барби вздохнула и мягко проговорила:

— Я это знаю…

Однако Роуз нравились все ее мужчины. Независимо от того, как они с ней обращались. За те три года, пока они вместе снимали эту квартиру, Барби повидала их достаточно. Так уж, видно, Роуз была устроена.

Барби знала Роуз со школы. После того, как родители Роуз развелись, она меняла парней с умопомрачительной скоростью. Ей казалось, что, если она вдруг останется одна, произойдет что-то ужасное. Она немного баловалась наркотиками, увлекалась медитацией и оккультизмом, а недавно пристрастилась к астрологии. Роуз была чрезвычайно эмоциональной девушкой, милой, доброй, великодушной, и Барби не могла видеть, как она страдает из-за своей влюбчивости.

— Может быть, я в самом деле живу как-то не так? — вдруг спросила Роуз.

Барби на мгновение прикрыла глаза.

— Ну ответь что-нибудь, — настаивала подруга. — Я догадываюсь, ты хочешь что-то сказать. Вот и говори.

Барби опустила взгляд на каменные плиты.

— Может быть, ты слишком добрая и слишком торопишься стать счастливой.

— Что же в этом плохого?

— Да вроде бы ничего, — пожала плечами Барби. — Но выходит плохо.

— Что же мне делать?

— Не знаю, Роуз.

— Я ненавижу жить для себя самой, вот и все, — сказала Роуз. — Если у меня нет мужчины, жизнь кажется мне пустой и бессмысленной.

— И тебе все равно, какой это мужчина? Даже если он унижает тебя?

— Это я сейчас чувствую себя униженной! — воскликнула Роуз, и ее глаза заблестели.

— О чем тогда говорить…

— Я только хочу, чтобы все было хорошо.

— Я тебя понимаю, — сказала Барби, покачав головой. — Но постарайся не думать об этом слишком много. Я хочу сказать: о мужчинах. Мужчины — обыкновенные люди. Они вовсе не боги, Роуз. Если бы только ты для своей карьеры надрывалась так, как надрываешься, чтобы угодить всем этим парням, возможно, ты бы уже стала великой актрисой.

— Хочется верить.

— Да с таким голосом, как у тебя!.. — воскликнула Барби, вставая. — Ты только верь мне, и сегодня вечером у тебя появится шанс в этом убедиться.

— Надеюсь.

— Ну что ж, тогда постарайся отдохнуть и подумать, как позаботиться о себе самой.

Роуз посмотрела на Барби и попыталась улыбнуться. Потом проговорила:

— Я постараюсь.

— Давай, Роуз. Это называется — позитивное самовнушение. — Барби взглянула в лицо своей подруги и поняла, что зря тратит слова. — Выпьем еще?

Роуз кивнула, но не успела Барби отойди за новой порцией, как она окликнула ее:

— Барби! Тебе действительно кажется, что я смогу?

— Ты это о чем?

— Что я смогу позаботиться о себе самой.

Барби ничего не ответила. — Вот увидишь, я смогу, — с вызовом воскликнула Роуз. — Можешь не сомневаться!..

Барби очень хотела в это поверить, однако подобные разговоры между ними происходили уже не раз, а ничего не менялось. У Роуз ничуть не прибавилось самоуважения и любви к самой себе. Она продолжала изо всех сил заботиться лишь о том, чтобы не остаться одной. Отчаянно пыталась любить и быть любимой… И все же в глубине души понимала, что обречена жить в одиночестве.

2

Джеки откинулась в старом отцовском кресле и прислонилась головой к его мягкой спинке. Отец трудился у себя в кабинете над каким-то письмом, но обещал ей скоро освободиться. Губы Джеки тронула улыбка. Вообще-то отец понятия не имеет о времени и никогда не чувствует, сколько его прошло. Вполне возможно, что он не выйдет из своего кабинета до тех пор, пока Джеки просто не надоест ждать и она не попытается вернуть его к действительности, врубив погромче музыку.

Она приготовила себе джин с тоником и, поудобнее усевшись в кресле, погрузилась в мысли о мюзикле. О своем мюзикле. Похожий на сон спектакль о Мэрилин Монро содержал в себе все: пафос, блеск, успех, неудачи. В нем была даже политика. Даже история. Если удастся найти ту единственно верную тональность, которую так упорно она искала, то в мюзикл войдет и сцена того знаменитого праздничного салюта в честь дня рождения президента Кеннеди в «Мэдисон-сквер Гарден».

В самом деле, постановка просто гарантирована от провала. Какие в этом могут быть сомнения? В спектакле много действия и запоминающихся моментов. И в финале — измученная, угасающая кинозвезда, которой осталось жить всего три месяца… Ах, если бы удалось все сделать так, как задумано!

Мэрилин — искусно воскрешенная Мэрилин — будет снова жить. В блеске своей славы она будет двигаться, говорить, петь — сначала на сцене Уэст-энда, а потом и на Бродвее. Мир создал о Мэрилин Монро удивительные легенды, но еще никому не удалось воплотить в мюзикле ее жизнь, полную страстей и разочарования. Все предыдущие постановки оканчивались провалом. Пять лет Джеки лелеяла свой замысел. Она вложила в него уйму времени и любви, но наконец отыскала такого изумительного человека, как Альдо Моррис, который участвовал в постановке в качестве композитора и музыкального режиссера. Кроме того, Джеки пригласила к сотрудничеству двух молодых поэтов — Гордона Макки и Джоя Ньюби, которых она «открыла», посмотрев однажды мюзикл о жизни Дженис Джоплин.

По иронии судьбы именно Анжела, ее мать, сама того не ведая, заронила в душу дочери эти мечты, когда давным-давно исполняла эпизодическую роль в одной небольшой постановке. Эта самая постановка и зажгла в душе девочки любовь к сцене. Пожалуй, это была единственно стоящая вещь, которую Анжела за всю жизнь сделала для дочери. С той поры Джеки буквально заболела театром и мюзиклом в особенности. Эта страсть не отпускала ее до сих пор… Но увлечение «Мэрилин» — его ни с чем нельзя было сравнить. Это было нечто совершенно особенное.

Даже Дрю об этом говорил… Она закрыла глаза, чувствуя, как сжалось у нее горло. Даже теперь…

Джеки познакомилась с ним на одной из шикарных вечеринок, которые мать устраивала на своей яхте «Анжела». Ночное небо было необыкновенно низким, тяжелым и рыхлым, а поверхность моря походила на черный бархат. Джеки глубоко вздохнула, стараясь отогнать воспоминание, но оно нахлынуло еще настойчивее, обволакивая ее своим мягким и властным очарованием. Эта ночь была похожа на сон. Пьяная, импульсивная. Она вовсе не собиралась отдаваться ему. По крайней мере не здесь и не так скоро. Это произошло внезапно. Но в том-то и дело, что она сама хотела этого. Хотела больше всего на свете.

Джеки содрогнулась при воспоминании, как легко она позволила ему это сделать, с какой готовностью приняла его приглашение искупаться. Просто искупаться, поплавать в теплой, легкой и словно шелковистой воде. Яхта пришвартовалась неподалеку от порта Антонио, в сотне метров от скалы, напоминавшей в ночи cогнутый палец.

— Мы только окунемся, — сказал тогда он.

Джеки помнила, как, помедлив, она, не говоря ни слова, сняла платье, которое бесшумно упало на палубу. Вода возбуждающе заструилась у нее между бедер, словно по ее коже пробегали нежные пальцы. Ощущение было таким сильным, что у нее перехватило дыхание. Потом она засмеялась и поплыла к берегу. Дрю вышел из воды вслед за ней, неторопливо подошел и сел рядом. Он придвигался к ней все ближе и ближе, а она, вцепившись в камень, на котором сидела, вдруг почувствовала ужасное смущение.

Дрю начал ласкать ее мокрые ноги, а потом, крепко сжав в объятиях, вошел в нее так резко, что она вскрикнула. Он закрыл ее рот поцелуем. Джеки чувствовала его в себе, чувствовала его тело и если пыталась сопротивляться, то словно споря с самой собой, ведь она хотела этой близости. Запрокинув голову, она извивалась под ним, чтобы еще немного продлить это невероятное, сжигающее наслаждение, которым никогда нельзя насытиться. Разве не об этом она мечтала?.. Если бы не это ее предательское ответное вожделение, то происшедшее больше походило на изнасилование… Впрочем, позднее Дрю был с ней очень обходителен, почти нежен. Иногда ей казалось, что он читает ее мысли.

Их роман длился целое лето, пока они были на мысе Код. И все это время она работала над будущей постановкой. Пожалуй, она была влюблена в Дрю, а тот искусно поддерживал их любовные отношения, отличаясь безукоризненным вниманием к ней: подарки, прогулки по морю, клятвы — все это непременно предшествовало тому моменту, когда он затаскивал ее в постель, уверяя, что «не может без нее обойтись».

— Привет! — услышала Джеки.

Застигнутая врасплох, она смущенно оглянулась.

— Ты, должно быть, Джеки? — спросил вошедший молодой человек.

Об этом не так уж и трудно было догадаться, поскольку она была очень похожа на Дэвида.

— А ты… — пробормотала она. — Ты…

— Я Джемми.

— Конечно. Извини. Я немного задумалась…

Джемми улыбнулся и пожал протянутую ею руку. В его глазах светился нескрываемый интерес.

— Кажется, ты приехала рановато? — сказал он, имея в виду занятого в кабинете отца.

— Да, пожалуй.

— В тебя можно влюбиться, — продолжал он, не отпуская ее руку. — Впрочем, ты и сама знаешь, насколько хороша.

Джеки покраснела.

— А ты всегда такой… — Она запнулась, подбирая подходящее слово.

— Прямолинейный? — подсказал он.

— Вообще-то я назвала бы это иначе, — пробормотала Джеки, высвобождая свою руку.

— Прямолинейный или как там еще — такой я, наверное, и есть, — кротко согласился Джемми. — Мой отец никогда не учил меня обходительности.

Она подумала, как в нем еще много мальчишеской нетерпеливости и непосредственности. Интересно, сколько ему лет? Ее отец как-то упоминал о его возрасте. Наконец Джеки вспомнила: ему двадцать четыре года. У нее было странное ощущение: он казался ей одновременно и младше, и старше своих лет.

— Я должен идти, — сказал Джемми. — Меня ждет Клэр. — Он приподнял руку, через которую была переброшена красная шаль. — Она попросила принести ей это.

— Вы собираетесь на прогулку?

Он кивнул.

— Ладно, еще увидимся.

— Очень на это надеюсь, — с теплой улыбкой сказал Джемми.

— Передай от меня привет Клэр, — попросила Джеки.

— Обязательно, — уже стоя у двери, пообещал он.

Джеки посмотрела в окно. Джемми стремительным легким шагом пронесся по дорожке перед домом. У него была грация атлета, и смотреть на его движения было одно удовольствие. Догадывался ли он сам об этом?

Итак, ему двадцать четыре. Он на шесть лет младше ее. Однако разница в возрасте кажется еще значительнее. Должно быть, все дело в том, что с некоторых пор в ней проснулись материнские чувства.

Джеки допила джин с тоником, и ее мысли неохотно вернулись к Дрю и его «другой женщине». Эти воспоминания мучили ее.

Удивительно, как это она могла быть такой дурой, что не поняла сразу, не почувствовала кожей, что Дрю спал с другой. В конце концов он серьезно прокололся, и та, другая женщина ухитрилась раздобыть у него телефон Джеки. Трудно поверить, но она позвонила Джеки и рассказала все — со всеми гадкими подробностями. В конце своего рассказа она даже всплакнула. Не то жаловалась, не то пыталась шантажировать. Джеки с отвращением бросила трубку и принялась собирать вещи.

Несколько мгновений она сидела и вслушивалась в тишину. По крайней мере Дрю оказался не слишком удачливым «охотником». По-видимому, он имел какое-то отношение к Кароччи, влиятельному и богатому итало-американскому семейству, и регулярно получал деньги. Он даже заговаривал о том, чтобы отвезти ее познакомиться со своими родителями, которые якобы жили на острове неподалеку от Капри, и обещал ей там классный отдых. Она поверила ему. Да ведь, собственно говоря, у нее не было никаких оснований не верить. И к тому же на вечеринку ее матери просто не мог попасть случайный человек — кто-то, кого бы предварительно не проверили и не перепроверили. Тем не менее Анжела предостерегала ее относительно Дрю. Впрочем, Джеки давным-давно перестала прислушиваться к советам матери — может быть, лет пятнадцать тому назад.

Тони Кассини, третий муж матери, переполнил чашу терпения Джеки. Когда она праздновала свое пятнадцатилетие, он полез к ней с поздравлениями и при этом обнимал ее чересчур уж крепко, а целовал слишком долго. Так долго, что его губы успели переместиться с ее щеки к дрожащим полураскрытым губам, а затем и на ее шею. Потом вдруг появилась мать. Она словно подгадала этот момент. Появилась и застыла на пороге со свирепым выражением на улице. Вообще-то Джеки была весьма обрадована ее появлением, но мать густо покраснела, а потом, шагнув к дочери, вдруг залепила ей увесистую пощечину, которая едва не сбила ее с ног и надолго оставила след на лице. Звук был похож на удар бича. После пощечины в комнате воцарилась мертвая тишина, а мать и дочь молча смотрели друг на друга. После этого случая Джеки отправили в Англию, к отцу.

Воспоминания были до того отвратительны и мучительны, что Джеки с радостью выбросила бы их из головы навсегда.

Она встала и подошла к небольшому роялю отца. На его сверкающей полированной крышке в беспорядке валялись старые театральные программки. Большинство с фотографиями Дэвида. Это были этапы его актерской карьеры. Здесь ничего не изменилось и, казалось, не изменится никогда. Последнее обстоятельство заключало в себе, может быть, главную прелесть этого дома.


— А как насчет независимых продюсеров, таких, как Ллойд Вебер и Камерон Макинтош? — поинтересовался Дэвид. — Полагаю, ты обращалась к ним?

Джеки кивнула и устало улыбнулась, глядя на своего высокого седовласого отца.

— И не забудь, есть еще Роберт Фокс, а также Тельма Хольт. Они тоже могли бы помочь.

— Все они были со мной очень милы и вежливы, однако никто из них не проявил особенного интереса. Они уверены, что «Мэрилин» не будет иметь успеха, — печально ответила она. — Кроме того, все они связаны другими проектами.

— Думаю, они просто осторожничают, но ты не должна осуждать их за это. Ты же знаешь, что в прошлом году провалилось сразу десять мюзиклов, и люди, вложившие в них деньги, потеряли несколько миллионов фунтов.

— Да, я знаю, — ответила она. — Но такие мюзиклы, как «Мисс Сайгон» и «Фантом», продолжают приносить доход.

— Что они из себя представляют, эти мюзиклы! — сдержанно улыбаясь, проговорил Дэвид. — Одна позолоченная чепуха, и больше ничего.

— Конечно, ты прав. Это больше похоже на игру в рулетку или лотерею, чем на искусство… — со вздохом согласилась Джеки, но тут же добавила: — Однако в основе моей постановки биография яркой личности, и каждый человек найдет в ней что-то для себя. Она содержит в себе все слагаемые успеха. По-моему, «Мэрилин», с коммерческой точки зрения, стопроцентное предприятие.

Дэвид лукаво улыбнулся.

— Все так говорят о своих постановках… — мягко заметил он, внимательно посмотрев на дочь.

— Папа, я работала над этим целых пять лет! — горячо воскликнула она.

— Знаю, Джеки.

Ее лицо разрумянилось от возбуждения. Таким же и он был когда-то. Только много-много лет назад.

— А ты обращалась в Комитет по культуре? — поинтересовался Дэвид.

— Ты, наверное, шутишь! — ответила Джеки с едва сдерживаемым раздражением. — Если бы у них и были деньги, то едва ли они дали бы их продюсеру, о котором еще никто не слышал… Вдобавок не забывай, сейчас никто не желает связываться с мюзиклами. — Она покраснела еще сильнее. — И наконец, в моем спектакле не будут играть звезды, а это значит, что мне нечего предложить публике в качестве наживки.

— Когда ты была бы готова к премьере?

— В феврале или в марте следующего года.

Он недоуменно приподнял брови.

— И все, что тебе нужно для этого, два с половиной миллиона фунтов?

Джеки кивнула.

— Может быть, даже меньше. Если нам, конечно, повезет, — сказала она.

Дэвид не смог сдержать вздоха.

— Однако две трети этой суммы тебе уже удалось собрать, не так ли? — спросил он немного погодя. — Включая твои собственные деньги.

— Альдо Моррис, композитор и музыкальный режиссер, внес сто тысяч, а его брат — пятьдесят. Десять и пятнадцать тысяч вложили Гордон Макки и Джой Ньюби — наши поэты. Еще семьдесят пять тысяч дал наш режиссер Макс Локхарт. Два австралийских антрепренера обещали дать еще триста пятьдесят тысяч. Один японец, большой фанат Мэрилин Монро, даст тоже триста пятьдесят. Я также убедила баронессу Грейшотт, которая спонсировала мой «Святой Грааль», вложить пятьдесят тысяч… — Джеки сделала паузу, чтобы перевести дыхание. — Есть еще и другие, более мелкие спонсоры. В общей сложности нам осталось собрать приблизительно семьсот пятьдесят тысяч фунтов. Я уже положила на депозит семьдесят тысяч фунтов, которые тоже пойдут на постановку спектакля. И вот теперь я задействовала весь мой капитал. Больше у меня ничего нет…

— Пожалуй, я смогу тебе дать около ста тысяч, — сказал Дэвид. — Ну а твоя мачеха, вероятно, значительно больше. — Он умолк, внимательно глядя дочери в глаза. — Так ты не хочешь считаться с мнением опытных людей относительно перспектив постановки «Мэрилин»?

Она отрицательно покачала головой.

— Мне кажется, все дело в том, что меня до сих пор считают слишком молодой, чтобы я могла взяться за такой большой проект, а не в том, что до меня постановки мюзикла на подобную тему терпели неудачу. — Джеки вздохнула и продолжала: — Впрочем, последнее меня не удивляет. Мне кажется, никто не относился к постановке достаточно серьезно. Они рассчитывали, что само имя Монро должно обеспечить успех. Например, постановка 1983 года просто поразительна по своей поверхностности. Шеридан Морли даже высказался в том духе, что режиссер просто взял и свалил в одну кучу вырезки из старых журналов…

Дэвид смутился под умоляющим взглядом Джеки. Она молила, чтобы он не отказал ей, как это сделала ее мать, поставившая ее в неприятное положение просительницы. Джеки мысленно кляла Анжелу, которая вообще-то никогда раньше не отличалась особой бережливостью и уж тем более не вдавалась в то, как живет ее дочь и на что тратит свои деньги. Если бы она только знала, что именно движет матерью, то давным-давно плюнула бы на эти проклятые деньги.

— Но что гораздо важнее, — торопливо продолжала она, — так это то, что, как мне кажется, еще никому не удалось отыскать достойную исполнительницу роли Монро. Может быть, на первый взгляд это и представляется простым: нужно лишь пригласить cексуальную красавицу-блондинку, умеющую петь. На самом деле и ты, и я понимаем, что этого слишком мало. — Джеки медленно покачала головой. — Я во всяком случае, размышляя над тем, каким должен быть этот образ, начала с того, что вернулась к самому рождению Мэрилин, к ее трудному детству, к той хрупкой девушке, которую звали Нормой Джин [1]. Спектакль открывается сценой, в которой мать Нормы решает отказаться от своего ребенка, обрекая дочь на жизнь с приемными родителями…

Дэвид слушал со всевозрастающим интересом. Он всегда зажигался от ее энтузиазма.

— Наш художник Брайн Уэллс предложил использовать вращающуюся сцену, символизирующую ход времени. Это производит необыкновенное впечатление. — Джеки бросила на отца испытующий взгляд, а потом продолжала: — Мы пытаемся переложить на музыку всю ее жизнь, мы покажем всю ее подноготную, а не только то, из чего лепят ее образ символа Америки и что обычно выставляется напоказ публике… — Джеки помолчала. — У нас замечательная музыка. Альдо сочинил несколько потрясающих мелодий. Либретто тоже превосходно. — Джеки торопливо потянулась к своей сумке. — Я привезла тебе пленки с записями некоторых песен, а также подробный режиссерский сценарий, где изложена вся драматургическая концепция. Кроме того, я хочу дать спектаклю дополнительное измерение. Я еще не могу это внятно объяснить и обосновать, но чем больше я об этом думаю, тем больше мне это нравится.

— Что ты имеешь в виду?

— Я хочу ввести в спектакль фигуру рассказчика.

— А ты уверена, что это сработает? — осторожно поинтересовался Дэвид.

— Не вполне, — честно призналась Джеки. — Однако в жизни Мэрилин есть такие эпизоды, которые требуют дополнительного объяснения и акцента, и, если вложить в уста рассказчика несколько острых, прочувствованных реплик, это придаст всему спектаклю новую интересную грань. В частности, если удастся выдержать определенную тональность в образе рассказчика, которая бы контрастировала с ослепительным образом Монро…

— О каком контрасте ты говоришь?

— У меня действительно есть совершенно необычная идея, но до поры мне не хотелось бы об этом говорить. Сначала я должна посоветоваться с Максом и Альдо.

— Но кто будет играть Мэрилин? Ты уже нашла актрису? — спросил Дэвид.

— Кажется, да. Однако вчера вечером Макс позвонил и сказал, что у него тоже есть кандидатура. Он говорит, она одна может сыграть Монро.

— Кто же она?

— Одна певица и танцовщица из кабаре «Мадам Йо-Йо», — со вздохом ответила Джеки.

— Ты ее еще не видела?

— Нет.

— А тебе не кажется, что найти сразу двух девушек в городе Лондоне, способных играть Мэрилин Монро восемь раз в неделю, — это такая удача, в которую трудно поверить? — недоверчиво спросил он.

— Нет, папа.

— Джеки, — серьезно сказал Дэвид, — несмотря на то, что ты затратила на свой проект время, деньги и силы и тебе необходима финансовая помощь — моя и Клэр, мне кажется, ты все еще не решила главный вопрос, не нашла ту, которая действительно сможет блеснуть в роли Мэрилин.

Он подошел к окну, вид из которого на Хампстид был так хорошо знаком Джеки, что ее мысли невольно обращались к детству.

В этой самой комнате и у этого самого окна состоялся первый в ее жизни серьезный разговор с отцом. Она стояла здесь, полная смущения и благоговения к отцу, не в силах вымолвить ни слова, пока он не нагнулся к ней, девятилетней девочке, и не заглянул прямо ей в глаза. Посмотрев в его доброе лицо, в голубые, точь-в-точь как у Пола Ньюмена, глаза, она почувствовала, что любит его. Они виделись тогда впервые. Отец и дочь — два совершенно незнакомых друг с другом человека.

— А ведь это совершенно особенная роль, — осторожно продолжал Дэвид. — Мэрилин для многих из нас не миф и не символ, а живой человек, та, кого мы знали и любили во всей ее противоречивости… Надеюсь, ты отдаешь себе отчет, что найти актрису на эту роль — это совсем не то, что подобрать исполнительницу в «Мисс Сайгон». Скажу больше: я думаю, Камерон Макинтош и его группа объехали весь мир в поисках той, которая могла бы сыграть Монро… И вот теперь ты заявляешь мне, что не где-нибудь, а именно в Лондоне есть не одна, а целых две девушки на эту роль…

— Люси Уальд была на прослушиваниях в Нью-Йорке, а теперь мы работали с ней здесь…

— И вдруг объявилась еще одна Мэрилин Монро. И где?! У «Мадам Йо-Йо»!

— Папа, — с жаром воскликнула Джеки, — но ведь мы устраивали прослушивания во многих англоязычных странах! Мы тоже обшарили весь мир…

— Прошу прощения, Джеки, но я могу задать тебе один вопрос? — мягко прервал ее Дэвид.

— Конечно, папа.

— Ты уверена, что не спешишь с этим выбором? Я имею в виду выбор актрисы. Ты действительно уверена, что Люси Уальд потянет роль Мэрилин Монро?

— Да, — коротко и решительно ответила Джеки.

Так оно и было на самом деле. После того первого обнадеживающего прослушивания в Нью-Йорке Люси Уальд весьма преуспела в мастерстве. Она даже смогла передать уязвимость и беззащитность, присущие Мэрилин. И Макс, и Альдо согласились: со временем и при известной подготовке она будет превосходна в этой роли. И только неожиданный звонок Макса вчера вечером и его уверенный тон удержали Джеки от того, чтобы немедленно позвонить Люси и сообщить, что она окончательно утверждена на роль Мэрилин Монро. Макс настоял, чтобы Джеки еще немного подождала.

— Тогда все в порядке, — сказал Дэвид.

— Значит, ты на моей стороне?

Он лукаво улыбнулся.

— Неужели ты думаешь, что я забыл о трех твоих прошлых авантюрах? Две из них оказались весьма удачными. Конечно, ты не завоевала своими постановками Уэст-энд, однако «Святой Грааль» получил превосходные отзывы, и приходится признать, что ты очень выросла и преуспела в профессиональном отношении. Я не забыл другие твои довольно странные постановки, над которыми ты работала год за годом. — Он усмехнулся. — И мне пришелся по душе тот спектакль в Эдинбурге. Герои были весьма темпераментны. Ты даже ухитрилась вставить туда постельную сцену.

— Мы ведь не связаны моралью викторианской эпохи, как Эмили Бронте, — пожала плечами Джеки. — Между тем это история о сильных страстях, и просто нельзя было обойтись без той любовной сцены.

— Конечно-конечно. Ты права… — согласился он и пошутил: — Уверен, что Эмили аплодировала тебе с того света.

Джеки застенчиво улыбнулась.

— Итак, вернемся к нашим делам, — сказал Дэвид и сделал паузу. — Мюзикл о Мэрилин Монро, безусловно, обещает быть превосходным и притягательным для самой широкой публики. Возможно, я даже сорву большой куш, вложив в него деньги, как те счастливцы, которые спонсировали «Кошек»… Во всяком случае все, что ты рассказала, звучит очень убедительно, моя дорогая. Я вижу, ты совершенно поглощена своим проектом. В тебе столько же чувства и страсти, как в тех твоих героях из спектакля в Эдинбурге… — Он чуть улыбнулся. — Ты совсем не похожа на свою мать… — добавил он. — Ты смотришь на мир моими глазами. Впрочем, иногда в тебе проступает и Анжела… По крайней мере, — добавил он с неожиданной резкостью, — благодари Бога, что ты не унаследовала ее отвратительный эгоизм и тщеславие, которого хватило бы на весь Техас…

Джеки удивленно приподняла брови. Обычно отец воздерживался от подобных критических отзывов, предпочитая отмалчиваться, когда разговор заходил об Анжеле.

— Я понимаю тебя, — кивнула Джеки, — но сейчас мне не до матери. Она чрезвычайно осложнила мне жизнь, и у меня нет ни малейшего представления, почему она приняла такое решение. Ведь ей всегда было наплевать, на что я трачу деньги. Иногда я поражаюсь ее безжалостности.

— Твоя мать, моя дорогая, редкая женщина. Теперь ты это понимаешь. — Дэвид чуть заметно улыбнулся. — Кстати, а ведь ее однажды жизнь свела с Мэрилин…

— Неужели?

— Не знаю, как, но это произошло в одном из косметических салонов Лос-Анджелеса, если мне не изменяет память, — сказал Дэвид, наморщив лоб. — Салон закрыли на «спецобслуживание» среди дня по случаю внезапного прибытия Монро. Анжела лишилась запланированных косметических процедур и потом не выдержала кинопробы. Обвиняла она в этом, естественно, Мэрилин, хотя, если честно, она совершенно не подходила на ту роль, в которой ей отказали. Однако она сделала из этого эпизода целую историю, якобы повлиявшую на всю ее жизнь, и никогда этого не забывала.

— Это очень даже похоже на правду, — медленно проговорила Джеки. — Вот, значит, почему она заставила меня просить деньги у тебя…

— Для этого отцы и существуют.

— Но мне совсем не хотелось этого делать. Я знаю, что у тебя не так много денег.

— Я никогда не умел наживать деньги, моя милая Джеки… — проворчал Дэвид с шутливой досадой. — Но для тебя я их как-нибудь раздобуду.

Она пересекла комнату и, подойдя к отцу, нежно поцеловала его в щеку.

— Просто не знаю, что бы я без тебя делала.

— Нет, — возразил он, замотав головой, — это я не знаю, что я бы делал без тебя! — Он чмокнул ее в кончик носа. — Когда я расстался с твоей матерью и вернулся в Англию, для меня наступило мрачное время. Только мысль о том, что у меня есть ты, не позволила мне пойти ко дну и помогла выкарабкаться из этого дерьма.

Сейчас ему казалось невероятным, что он столько лет даже не подозревал о существовании Жаклин. Он покинул Америку с воспоминаниями о голливудских акулах и призрачных надеждах на удачный контракт. С Анжелой у него и подавно не было связано никаких добрых воспоминаний. Дэвид содрогался, когда представлял, как бывшая жена вертит задом в стриптиз-клубах, а где-то рядом с ней его дочь… Более ужасного и непристойного и вообразить было нельзя.

Дэвид закрыл глаза. Он слишком хорошо знал Анжелу. Нагота никогда не смущала ее, она привыкла расхаживать по их убогой квартире совершенно голой, и в конце концов ee обнаженное тело стало раздражать его. Кончилось тем, что они возненавидели друг друга. Они ссорились и кричали, запертые в тесных серых стенах квартиры, а соседи стучали им в стену.

Этот брак был их общей ужасной ошибкой. Увы, здравый смысл улетучился под напором страсти и в слепом увлечении друг другом. Оба перегорели очень быстро. Прелести совместной жизни день за днем делали их врагами. Анжела ненавидела и презирала Дэвида за его нежелание оставаться в Голливуде. Ее бесило, что он не хотел принимать мишурный блеск Голливуда за сияние настоящего золота. Потом он начал выпивать. Анжела же предпочитала глотать дексамил. Такие красивенькие маленькие таблеточки, которые давали ощущение счастья.

В один прекрасный день Дэвид просто ушел. Она так часто вырубалась от своих таблеток, что ему это наконец надоело. В дальнейшем они поддерживали друг с другом связь лишь через адвокатов.

— А потом ты повстречал Клэр…

— Да, потом я встретил Клэр, — мягко улыбнулся Дэвид. — Совсем немного времени прошло с момента нашего знакомства, а мне уже удалось, впервые за четыре года, получить приличную роль. Я словно заново родился на свет… — Он слегка покраснел, как будто сказал лишнее. — Хочешь еще джина с тоником?

Джеки кивнула, наблюдая, как он отошел в угол комнаты и занялся разнокалиберными бутылками, которые стояли на серебряном подносе. Он был значительно выше дочери, хотя Джеки была рослой женщиной. Как у отца, у нее были светлые волосы, голубые глаза и продолговатое лицо. Дэвид сохранил привлекательную внешность, хотя прежнее злоупотребление алкоголем оставило след на его лице. Ему уже было под шестьдесят, но выглядел он моложаво, несмотря на болезненную худобу. Впрочем, Дэвиду было наплевать на свое здоровье, и Джеки знала, что тут уж ничего не поделаешь.

— Как поживает Клэр?

Очаровательная, возвышенная Клэр. Она увлекалась керамикой. Изготовленные ею чувственные, с бронзовым отливом статуэтки можно было встретить в галереях разных стран. Даже Анжела приобрела образцы творчества Клэр. Исключительно ради того, чтобы показать, что она нисколько не завидует ни своему бывшему мужу, ставшему знаменитостью, ни его известной супруге. И люди, естественно, верили в это.

— С ней все в порядке, — ответил Дэвид. — Она, наверное, сейчас со своим крестником.

— Я уже успела повидаться с ним, когда он заходил, чтобы взять шаль для Клэр.

— И как он тебе?

— Нет слов.

— Да уж, — улыбнулся Дэвид. — Он, кажется, производит на людей впечатление.

— Он, наверное, довольно необычно чувствует себя здесь после того, как так долго жил в Кении.

— Не долго, а всю жизнь.

На лице Джеки отразилось удивление.

— Он сильно переживает потерю отца? — спросила она.

— Не думаю, что он очень уж его любил, — ответил Дэвид. — Но об этом трудно судить…

— У него больше нет родных?

— Нет. Близких во всяком случае. На похоронах по крайней мере Клэр никого из них не видела. Там вообще не было никого из белых. Все соседи считали отца Джемми чудаком. Представляешь, они жили там почти в изоляции. На похороны пришли только несколько местных жителей.

— А что делал в Кении отец Джемми?

— Он уехал из Англии вместе с женой много лет назад. Не смог вынести алчности и эгоизма так называемого цивилизованного мира. Cловом, обосновался в дикой Кении среди миссионеров… — Дэвид саркастически усмехнулся. — Звучит довольно глупо, не правда ли? — Он пересек комнату и снова наполнил свой бокал. — Его жена скончалась сразу после рождения Джемми от какой-то инфекции. Они жили в такой глуши, что когда послали за доктором, тот успел приехать как раз к похоронам. — Дэвид глотнул виски. — В тех местах тело разлагается мгновенно…

Джеки поморщилась.

— Наверное, он чувствовал ужасное одиночество все эти годы.

— Возможно, — нетерпеливо кивнул Дэвид. — Однако он сам выбрал такую жизнь. Он мог бы вернуться домой или переехать жить поближе к какому-нибудь городу. Хотя бы ради сына. И все-таки он остался… Когда Джемми исполнилось тринадцать лет, он решил отдать его в школу иезуитов, а после ее окончания отправить в семинарию.

— Кажется, ты не одобряешь такого решения? — с улыбкой спросила Джеки.

— А ты одобряешь? — пробормотал Дэвид. — Это просто бесчеловечно. Господи Боже, ведь Джемми был еще совсем ребенком! — Он вернулся к окну. — Впрочем, Джемми то и дело сбегал оттуда… И правильно делал.

— А что же его отец?

— Лупил его.

— Бедный Джемми!

— Он говорил, что было совсем не больно.

— То есть как не больно?

— Очень просто, — пожал плечами Дэвид. — У отца был сильный артрит, и он едва двигал руками.

— Джемми повезло.

— Ну а потом он стал слишком взрослым, чтобы отец его лупил. Как бы там ни было, только когда Джемми исполнилось двадцать лет, отец отказался от своих планов и разрешил Джемми вернуться домой. В общем, нашла коса на камень.

— А потом?

— Потом на время наступило затишье. Старик выделил ему кусок земли для обработки, но Джемми мало интересовала первобытная жизнь, и он неохотно подчинялся причудам отца. В общем, земледельца из него не вышло, как ты понимаешь.

— А потом его отец умер?

Дэвид кивнул головой.

— Что же он собирается делать теперь?

— Не знаю. Кажется, Клэр хочет, чтобы он поступил в университет, но он не выказывает особого желания.

— Нелегко ему будет начинать жизнь здесь. Несостоявшийся священник. Никакой настоящей профессии. Да он, наверное, вообще не приспособлен к жизни в городе.

Дэвид внимательно посмотрел на дочь. Видимо, ему в голову пришла какая-то мысль.

— Может быть, ты ему поможешь?

— Я?

— Уверен, Клэр чрезвычайно щедро отплатит тебе, если ты найдешь ее крестному сыну работу в постановке своего мюзикла…

Он заметил, что Джеки насупилась.

— Да ведь он понятия не имеет ни о театре, ни о мюзиклах, — пробормотала она.

— Что правда, то правда, — согласился Дэвид. — Однако Джемми начитан и, кажется, не прочь заняться каким-нибудь серьезным делом.

— Но захочет ли он?

— Уверен, он не откажется. Попытка не пытка. И потом, у него нет никаких других планов…

— Не знаю, пойду ли я на это.

— Соглашайся, Джеки. Клэр будет очень тронута и, я уверен, желая отблагодарить тебя, станет главным спонсором твоей постановки. Не забывай, что она очень богата. Не говоря уж о том, что она тоже человек искусства.

— Все это я понимаю, папа.

Клэр была племянницей одного из крупнейших английских землевладельцев и единственной его наследницей.

— Я только хочу сказать, что, согласившись, ты оказала бы не только ей, но и мне неоценимую услугу, — спокойно объяснил Дэвид, глотнув из своего бокала.

— Придется… Думаю, у меня просто нет выбора, — вздохнула Джеки.

— Пожалуйста, не говори так.

Джеки на секунду прикрыла глаза.

— Ладно, — наконец сказала она. — Но только я думаю, что это не слишком большая услуга в сравнении с тем, что ты для меня сделал в жизни.

— Лучше подумай о Джемми и о том, чем его занять, — смущенно пробормотал Дэвид.

Она вздохнула. Вообще-то ей совсем не улыбалось вмешиваться в жизнь этого молодого человека, у которого наверняка были свои проблемы.

— Все, что я могу ему предложить, это быть ассистентом режиссера, — сказала Джеки. — Ну и конечно, постараюсь научить его всему…

— У него будет должность мальчика на побегушках, подающего чай? — осторожно спросил Дэвид.

— Вовсе нет, папа, — возразила она. — Ему придется здорово вкалывать за свои двенадцать тысяч в год. Это все, что я ему могу пока что платить…

— Конечно-конечно, — закивал Дэвид, скрывая улыбку.

— А кроме того, чай — не самое последнее дело в нашей работе, — засмеялась Джеки.

— Ради Бога, только ни слова про чай, когда они будут здесь. Они уже идут.

Джеки подошла и встала рядом с отцом у окна.

— Он, несомненно, один из самых подходящих кандидатов в священники, которых я когда-нибудь видел, — усмехнулся Дэвид. — Он напоминает мне парня из фильма «Тарзан в Нью-Йорке». Такой же забавный.

Джеки проследила за взглядом отца и рассмотрела вдали знакомую фигуру своей мачехи. Клэр направлялась прямо к ним, а рядом с ней шагал светловолосый стройный Джемми.

Когда они подошли к каменным ступеням, ведущим в дом, он, словно почувствовав на себе ее взгляд, поднял глаза, и его лицо озарилось радостной и теплой улыбкой. Джеки могла лишь удивляться тому, что этот молодой человек едва не стал священником. Его жизнь была бы загублена, если бы сбылась мечта его покойного отца.


Затянутая в черную кожу, с темными блестящими волосами, собранными в тугой узел, она изображала Трэйси Ульман. Вдруг она исчезла за ширмой, перегораживающей небольшую временную сцену, и через несколько секунд явилась преображенной в Джоан Риверс. Потом она перевоплотилась в Шер. Потом в Мадонну. И наконец явилась в образе Мэрилин Монро.

— Я же говорил тебе! — зашептал Макс.

Джеки молчала. Она слушала, как девушка поет «Люблю я бриллианты». Прошла минута, потом еще одна. И Джеки поняла, что Макс действительно прав. Абсолютно прав. И Люси Уальд выглядела бледно в сравнении с ней. Даже в этом столпотворении, сигаретном дыму и шуме было ясно, что она вне конкуренции… Роуз закончила номер, приняв знаменитую позу Мэрилин Монро — ноги слегка расставлены, белая юбка задорно трепещет между колен, подхваченная струей воздуха, поднимающейся снизу, сквозь вентиляционную решетку. Ну и, конечно, блестящий финал — восхитительный поцелуй, посланный сразу всем присутствующим мужчинам, и зал взорвался аплодисментами.

Джеки ухватилась пальцами за тоненькую ножку бокала с шампанским, к которому так и не притронулась, и посмотрела в узкое, бледное, победно сияющее лицо Макса.

— А она согласится?.. — только и смогла пробормотать потрясенная Джеки.

— О да! — рассмеялся он. — Ведь все это… — Макс сделал жест в сторону сцены, — было специально для тебя. Я сказал ей, что ты придешь посмотреть.

— Я бы хотела с ней поговорить. Узнай, сможет ли она прийти завтра в десять. Я буду с Альдо. Спасибо, Макс.

Он коснулся ее руки.

— И ты, и я знаем, что у Люси прекрасные потенциальные данные, но эта девушка… она просто сияет… — Он сделал паузу, не находя нужного слова. — Она… Словом, она особенная. Понимаешь, что я имею в виду?

— Понимаю.

Однако она и сама еще толком не понимала, в чем тут дело. Хотя и собралась возразить ему насчет Люси.

— Мы можем взять Уальд дублершей…

Он улыбнулся и пожал плечами, словно говорил: жизнь есть жизнь. Тот, кто отважился жить жизнью актера, должен быть готов ко всему.

Джеки тихо вздохнула. Внезапно она почувствовала, что смертельно устала. Конечно, он прав. В этом почти не было сомнений. Что же тогда беспокоило ее? Может быть, она привязалась к Люси и чувствовала, как много значит для нее эта роль. Это было вполне естественно… Ведь на втором прослушивании Люси показала себя превосходно.

Джеки пробралась между столиками через забитое людьми помещение к выходу и ступила на узкие освещенные неоновым светом улицы Сохо. Было уже довольно поздно, и единственным ее желанием было поскорее добраться до дома и завалиться спать. С Люси она поговорит завтра. После беседы с Роуз. На душе было прескверно.

Мягкий янтарный свет лампы под желтым абажуром освещал комнату. Облегченно вздохнув, Джеки скинула туфли и подошла к окну. Денек сегодня выдался нелегкий. Пришлось начинать со звонка Максу, чтобы договориться о продолжительности одной из сцен спектакля, которую он считал слишком длинной. Макс прямолинейно заявил о своем мнении, и получалось, что Гордону и Джою не остается ничего другого, как вносить изменения в текст. Он даже позволил себе раскричаться, однако Джеки быстро его утихомирила. Поскольку до начала репетиций осталось всего ничего, Джой и Гордон в спешном порядке должны были доработать текст, стараясь, чтобы это не отразилось на качестве и общей идее мюзикла.

За Максом Локхартом закрепилась репутация очень хорошего режиссера, однако в то же время он был подчас резким и бескомпромиссным. Поговаривали, что он волочился — и с большим успехом — за примадоннами, что весьма удивило Джеки, потому что Макс не мог похвастаться привлекательной внешностью. Впрочем, на это она не обращала внимания: такая у него, в конце концов, работа. Главное, что их сотрудничество разворачивалось удачно, несмотря на то, что временами она была готова сорваться. Все-таки их взгляды на подбор актеров совпадали, и завтра Роуз Лил явится на официальное прослушивание. Будет присутствовать и Альдо, музыкальный режиссер, и они примут окончательное решение. Если во время собеседования девушка покажет себя так же, как этим вечером, Джеки не сомневалась, что все они единодушно отдадут ей роль Мэрилин.

Джеки откинула с лица прядь волос и удобно устроилась в мягком кресле. Она по-прежнему ощущала легкое волнение. Разговор с отцом решил одну проблему и породил другую.

Возможно, ей удастся убедить Джемми Тарли попробовать себя в ремесле актера и основательно пройти театральную науку. Он определенно человек со стержнем и способен приложить к этому силы… А может быть, ему стоит попробоваться в качестве фотомодели?.. Перед мысленным взором Джеки возник симпатичный белокурый Джемми. Она, однако, никак не могла представить его позирующим перед фотообъективами с пустой, застывшей улыбкой на лице. Это ему совершенно не шло. Потом она вообразила его в рясе священника и не удержалась от улыбки. Ряса подходила ему еще меньше…

Вдруг зазвонил телефон, и она даже вздрогнула, недоумевая, кто же мог ей звонить так поздно.

— Мисс Джонс, — услышала она, — вас тут дожидается Дрю Кароччи.

Джеки обомлела.

— Вы слышите, мисс Джонс?

— Дайте ему трубку, — наконец проговорила она и посмотрела на часы.

— Джеки?

— Что ты здесь делаешь?

— Мне нужно с тобой увидеться.

— Я думаю, нам обоим достаточно прошлых встреч. Разве нет? — спросила она.

— Ты даже не дала мне возможности объясниться, — не сдавался Дрю.

— Послушай, Дрю, сейчас полвторого ночи, и я очень устала. Почему бы тебе не изложить все в письме?

— Я облетел земной шар не для того, чтобы писать тебе идиотские письма. Я никуда не уйду, пока не увижусь с тобой, — решительно заявил он.

Джеки беспомощно оглянулась вокруг. Что бы она ни говорила, чувства ее были совершенно иными.

— Ладно, — сдалась она. — Только без глупостей, пожалуйста.

— Послушай, мне нужно где-то остановиться.

Она удивленно приподняла брови.

— Разве я не ясно выразилась?

— Вполне ясно, Джеки.

Она намеренно помолчала, заставляя его ждать.

— Я сказала тебе, что очень устала.

— Долго я тебя не задержу.

— Ладно, — сказала она, — приходи.

Положив трубку, Джеки поспешила в ванную. Она не хотела, чтобы Дрю видел ее усталой, хотя и ненавидела себя за эту поспешность.

Выйдя из ванной, она услышала легкий стук в дверь и глубоко вздохнула, прежде чем открыть. На пороге стоял Дрю, все такой же неотразимый.

— Ты ведь не хочешь, чтобы я мерз на улице? — мягко сказал он и усмехнулся, знакомо скривив губы.

Джеки медленно кивнула, чувствуя себя абсолютной дурой, и пропустила его в комнату.

Войдя, он несколько мгновений стоял неподвижно, а потом осторожно взглянул на нее.

— Ты потрясающе выглядишь…

— Разве? — сухо спросила она.

— Именно так, — вздохнул Дрю.

— Я не нуждаюсь в твоей лести, оставь это.

— А я и не думаю тебе льстить.

Она отвела взгляд, мысленно проклиная саму себя.

— Джеки…

— Хочешь выпить?

— Виски.

— Ну естественно.

Слова эхом отдавались в ее голове.

— Ты даже не хочешь меня выслушать, ведь так? — невесело усмехнулся Дрю.

— Ты же здесь, — удивилась Джеки. — Я впустила тебя, разве нет?

Она направилась к бару, а он медленно обвел взглядом ее роскошную комнату.

— Значит, ты готова меня выслушать?

Джеки резко обернулась.

— Ты хочешь рассказать о том, как поживает твоя подруга? — вырвалось у нее.

— Что я должен сделать, чтобы ты поверила, что там все кончено? Может, мне встать на колени?

— Не терплю вранья, Дрю, — спокойно сказала она.

— Это было совсем не то, что ты подумала.

— То самое. Итак, что тебе надо?

— Еще один шанс.

Джеки села.

— Разве есть какие-нибудь гарантии, что все снова не повторится? — вздохнула она.

— Если бы я тебе их и предоставил, ты бы все равно не поверила.

— Сначала я тебе верила.

— Мне уйти? — Дрю поставил стакан на столик и пристально посмотрел на Джеки.

— Сначала узнай, не освободилась ли для тебя комната, — пробормотала она.

Дрю с едва сдерживаемой яростью подошел к телефону и начал набирать номер. Администратор сообщил, что свободных комнат по-прежнему нет. Только очень дорогие номера, которые были Дрю не по карману.

— Нет? — спросила Джеки.

Дрю покачал головой.

— Ничего, где-нибудь найду…

Она пристально посмотрела ему в лицо, когда он снова снял трубку, а потом сказала:

— У меня найдется для тебя свободный диван.

— Ты серьезно?

— Чисто по-дружески, как ты понимаешь.

— Ты прекратишь или нет?

Она усмехнулась, но пропустила его интонацию мимо ушей.

— Друзья говорят, это очень удобный диван.

Дрю обжег ее взглядом.

— Не играй со мной, Джеки!

— Почему бы мне не делать того, что ты делаешь с большим успехом? Они не отрываясь смотрели друг другу в глаза.

— Ты ведь хочешь наказать меня, да?

В этот момент ему показалось, что перед ним Анжела, — так Джеки была похожа на мать. Раньше он этого не замечал… Ах, если бы она была такой, как Анжела!

Интересно, как отреагировала бы Джеки, если бы узнала, что другая «подруга», как она выразилась, — не кто иная, как ее собственная мать?.. Он все так же страстно желал Анжелу и ничего не мог с этим поделать.

— Ты лгал мне, — тихо повторила Джеки, качая головой. — А я ненавижу ложь.

— Я уже сказал, что мне очень жаль.

Но совсем другие воспоминания оживали в ее душе. Она старалась не вспоминать о том, как мучилась из-за него, как он заставил ее страдать.

Бросив на Дрю быстрый взгляд, Джеки взялась за телефон — распорядиться, чтобы ему приготовили постель.

Было уже полтретьего ночи, когда все наконец было готово и был доставлен багаж Дрю. Она стояла на пороге комнаты и смотрела, как он снимает пиджак и очень аккуратно вешает его на спинку стула. Как достает из чемодана черный несессер и кладет его на тот же стул. Дрю казался ей таким красивым, таким желанным, но она отогнала эти мысли и отправилась под горячий душ.

Когда она вернулась, комната была погружена в полумрак, освещенная лишь одним светильником, а Дрю молча сидел на краю кровати.

— Ванная свободна.

Он поднял на нее взгляд.

— Спасибо. — Спокойной ночи.

В его глазах светилась надежда, но Джеки была непреклонна, и в его ушах еще долго звучало сухое «спокойной ночи», а в душе осталось горькое разочарование.

Джеки молча дождалась, пока он не скроется в ванной и не закроет за собой дверь, а потом, выключив свет и выскользнув из халата, забралась в приготовленную для него прохладную постель. Она услышала шум льющейся воды, представила, как он подставляет тело хлестким струям. Однако уже через несколько минут он выключил душ.

Дрю механически погасил в ванной свет и медленно двинулся в темноте по незнакомой комнате. Он ругнулся, ударившись о ножку дивана, и Джеки едва сдержалась, чтобы не рассмеяться, но в следующий момент он уже скользнул под одеяло, и его нога коснулась ее ноги.

— Господи! — вырвалось у него. — Джеки!

— Ты удивлен?

— Да, пожалуй, — медленно проговорил Дрю, — можно сказать и так…

Но прежде чем она успела еще что-нибудь добавить, его рука скользнула по ее груди.

— Пока ты еще не поддался страсти, — задыхаясь, пробормотала она, — я хочу, чтобы ты знал, что это твой последний шанс, Дрю! Твой самый последний шанс!

— Конечно…

— Я серьезно!

— Понимаю…

Джеки зажмурила глаза от наслаждения и радостно покорилась его ласковой руке.

— Я еще хочу сказать кое-что. Тебе это не очень понравится… — начала она, но не договорила, ослабев от его ласк.

— Ну скажи, — хрипло проговорил он.

Она глубоко вздохнула.

— Я хочу, чтобы ты надел презерватив.

Дрю замер.

— Что-что?

— Презерватив. Кондом… Или как вы его там называете?

— Джеки! — простонал он.

— Я оставила его для тебя на столике около постели.

— Значит, ты все рассчитала с самого начала? Скажешь, нет? — воскликнул Дрю.

— Конечно, нет… — В ее голосе засквозили холодные нотки. — Но при определенных обстоятельствах, я полагаю, это мудрое решение. Ты не согласен?

Он с досадой отодвинулся в сторону.

— Если тебе так трудно меня понять, может, мне лучше вернуться в свою постель? — тихо спросила Джеки и почувствовала, как его рука обняла ее.

— Конечно, нет, — сказал он, перекатываясь на другой край постели. — Ты права. Конечно, ты права. Просто я не люблю эти штуки…

— Эти штуки, как ты их называешь, не понадобились бы нам, если бы ты…

— Хорошо, — прервал он ее, — хорошо!

Ее глаза уже привыкли к темноте, и она ясно видела, какое угрюмое у него лицо. Это между тем не погасило ее желания. Напротив, она чувствовала особое возбуждение, потому что на этот раз она подчинила Дрю своей воле.

Его рука лежала у нее на животе, а потом начала медленно и нежно двигаться, описывая все расширяющиеся круги по ее груди, бедрам и замерла наконец, горячая и тяжелая, у нее между ног. Не выдержав сладкой муки, Джеки вскрикнула, но он прервал ее крик поцелуем, словно отодвигая в прошлое их прежний разговор и освобождая от напряжения, которое так досаждало ей. Лаская ее тело, Дрю закрыл глаза, а когда она начинала стонать, он снова припадал горячим ртом к ее губам.

Время словно замедлилось. Голос Джеки постепенно гас в его ушах, а образ Анжелы становился все ярче. В памяти возник тот сеанс стриптиза, который Анжела подарила ему на прощание в своих апартаментах на крыше небоскреба. Она была тогда пьяна, разгорячена и любвеобильна. Он с болью прорывался к этому воспоминанию, как будто оно вот-вот должно было стать явью: ее теплые мягкие груди, объятия, ласки и потрясающий экстаз. Одного воспоминания было достаточно, чтобы снести его с ума.

Ему уже казалось, что он обнимает Анжелу, а не Джеки. И страстные стоны, нарушающие тишину в комнате, принадлежат именно ей, Анжеле. Не Джеки…

Дрю испустил последний отчаянный стон, похожий на рыдание, и cтал осыпать поцелуями ее лицо, ее глаза, ее губы — в бурном восторге страсти и обладания.

3

Джемми лежал на кровати в темной комнате, закрыв глаза.

Несколько месяцев назад он предпочитал короткую стрижку, а теперь медленно накручивал на палец длинную прядь отросших волос. Потом он провел пальцами по своей шее, коснулся кадыка. Сглотнув, почувствовал, как адамово яблоко сначала ушло вниз, а затем снова возвратилось на место. Потом он погладил ладонью грудь и коснулся напряженных сосков. Мрак и тишина делали окружающее пространство тяжелым и гнетущим. Так легко было представить себя снова в Кении в маленькой комнатке, которая была отведена ему в семинарии. Он ощущал абсолютное одиночество. Его рука совершала привычный ритуал поглаживания, и он бы предал самого себя, если бы позволил пальцам проникнуть в ту самую, запретную область внизу живота.

Кровь прилила к его лицу, когда он услышал снизу голос крестной матери, желавшей ему спокойной ночи. Он ответил ей, удивившись тому, как чуждо звучит его собственный голос в этой темноте. В следующий момент он заставил себя убрать руки и положил их вдоль тела. Нельзя — значит, нельзя.

Джемми стал думать о дочери Дэвида. О ее белой коже, которая под платьем, вероятно, еще белее. Джеки смеялась над ним, и что-то ядовитое было в этом смехе. Белокурые шелковистые волосы то и дело падали ей на лицо, и она одним привычным движением головы отбрасывала их назад и приглаживала рукой. В какой-то момент она наклонилась к нему так близко, что он успел рассмотреть у нее под блузкой нежную округлую грудь. Но и просто смотреть на нее было сладкой пыткой.

Джемми тихо вздохнул, когда вдруг, независимо от его желания, перед ним возник образ его отца.

По мнению отца, секс, несомненно, был грехом. Местные жители называли отца «белым человеком», «почтеннейшим» или «масса». Он, вероятно, казался им патриархом, который словно сошел со страниц Ветхого завета. Однако он был просто тираном, религиозным фанатиком, который имел неограниченную власть в своем маленьком «королевстве». Однажды к Джемми приблизилась совсем молоденькая, но хорошо развитая накрашенная девушка из местного племени шамбуру. Из одежды на ней была лишь набедренная повязка из шкуры антилопы. Она коснула рукой щеки Джемми и призывно улыбнулась. Джемми застыл в смущении. Когда ее твердые соски коснулись его груди, а рука легла ему на плечо, он почувствовал прилив желания. Однако отец гневно закричал на них из дома, и девушка в страхе убежала.

Джемми во всем повиновался отцу. Другой жизни он не знал. Это продолжалось до тех пор, пока ему не исполнилось тринадцать лет и отец не отослал его в школу иезуитов неподалеку от Найроби, в которой он должен был готовиться к поступлению в семинарию. Там, в этой школе, с глаз Джемми словно упала пелена. Через два года он в первый раз убежал оттуда. Ему не потребовалось много времени, чтобы понять, что ограниченная, неестественная жизнь священника не для него, пусть это даже разрушит планы его отца.

Джемми никогда не понимал и не чувствовал, что такое Бог, а за время, проведенное в школе, растерял все остатки религиозности. Он поделился этим с отцом, но тот пришел в ярость и побил его. Разве не забавно: умалишенный, упрямый старик лупит своего ненормального сына?

В унылом и пустом жилище у подножия горы Марсабит воцарилось тяжелое молчание. Родители построили этот дом для себя. Таскали камни из реки, которая летом совершенно пересыхала, а крышу соорудили из деревянных жердей. В этом доме Джемми прожил почти всю свою жизнь, любил и ненавидел его. Словом, был всей душой привязан к этим камням и бревнам. Точно так же, как и к своему чудаковатому отцу.

Теперь отца нет… Джемми даже зажмурился от осознания того, что отец был ему в тягость, что он тиранил и во всем ограничивал его. Отца не стало, а Джемми продолжает жить. Внезапно Джемми ощутил тошноту, в горле у него пересохло, и он едва не задохнулся от тоски и бесприютности. Как трудно было поверить в то, что отца больше никогда не будет рядом! Что его вообще нет!.. Нет этого старика с коричневой высохшей кожей, в неизменных шортах, широкополой шляпе и грубых сандалиях.

Джемми медленно повернулся лицом к стене, подтянув к животу колени. Глаза у него начало щипать от слез, за которые он сам себя презирал.


— Значит, во второй состав?

Люси смотрела на Ричарда и молчала.

— А мне показалось, ты сказала, что прослушивание прошло успешно. Разве нет?

Она по-прежнему не отвечала, но глаза заблестели от подступивших слез.

Ричард беспомощно смотрел, как у нее краснеет кончик носа и крупные слезы начинают катиться по щекам.

Люси отвернулась, стараясь взять себя в руки.

— На прослушивании действительно все было хорошо, — сказала она наконец. — Даже лучше, чем я надеялась.

Значит, все-таки недостаточно хорошо.

— Кому же дали роль?

Люси взглянула в окно.

— Я не знаю…

— Ты хочешь сказать, что они еще не нашли никого? — спросил Ричард.

— Совсем нет. Они как раз нашли кого-то. Но я точно не знаю, кого… В общем, все почти рухнуло, — ответила Люси с тяжелым вздохом.

— А может, они еще передумают?

Она молча покачала головой, а его начало охватывать беспокойство.

— Почему ты так уверена?

Люси круто повернулась и посмотрела ему прямо в глаза.

— Да потому что сам режиссер соизволил позвонить мне в казино и сообщить об этом, — резко сказала она. — И знаешь, Ричард, почему он это сделал?

Позвонив ей, Макс Локхарт наслаждался ее страданиями. Мол, если бы три года тому назад она была умной и сговорчивой девочкой, результат, возможно, был бы совсем другим. Люси пронзила смертельная тоска, что она упустила тогда свой шанс. Она ненавидела себя за утраченную возможность.

— Даже если так, всегда остается какой-то шанс, — начал Ричард, но умолк, когда поймал ее взгляд.

— Перестань, Ричард! Просто помолчи, — умоляюще прошептала она. — Мне не нужно твоих сожалений и поучений. Дело ясное. Они решили отдать эту роль той, которая показалась им более достойной. Вот и все.

Может быть, отдали той, которая была более сговорчива с режиссером.

— Будь по-твоему, — спокойно сказал Ричард.

Люси отвела взгляд и снова посмотрела в окно.

— А где ты была до сих пор? — спросил он.

— Я не застала тебя, когда вернулась, и отправилась к Роджеру, — ответила она.

— К Роджеру?! — воскликнул он с отвращением.

— Говорю тебе, что не застала тебя, когда вернулась, — раздраженно проговорила Люси.

— А я, между прочим, заходил в магазин, чтобы купить что-нибудь на ужин…

— Я не голодна.

— Очень мило с твоей стороны, — вспыхнул Ричард. — И не будешь ли ты так любезна не отворачиваться, когда я с тобой разговариваю! Она повернула к нему голову.

— Послушай, мне жаль, если я тебя обидела. Я этого не хотела. Просто я действительно не хочу есть. Вот и все.

— Твой цыпленок и мое мясо совершенно высохли и покрылись неаппетитной коркой за те три часа, пока стояли в духовке, — пробормотал он. — И я, как последняя задница, сидел и ждал тебя, хотя чуть не умер от голода!..

— Ричард, я же в этом не виновата. Я и понятия не имела, где ты можешь быть.

— Зачем же тебе понадобилось тащиться на другой конец Лондона, если ты могла позвонить своему приятелю по телефону? — удивился он.

— Просто мне нужно было поговорить с живым человеком, — пожала плечами Люси.

— Изумительно!

— Не смотри на меня так, — проворчала она. — У меня был ужасно пакостный день.

Его глаза угрожающе заблестели, и, не в силах сдержаться, Ричард закричал:

— У нее был пакостный день! А у меня какой был день, тебя это интересует? Да у меня был день в сто раз пакостнее твоего! Почему я должен был, как идиот, весь день рыскать в поисках дешевых продуктов, ходить в прачечную, на всем экономить, жрать эти проклятые сандвичи, писать письмо матери, а потом ждать, ждать, когда зазвонит телефон. Я ждал звонка от тебя. Потом позвонил какой-то болван, ошибся номером. И только мой проклятый рекламный агент не звонит. Не звонит старина Нэд, хоть ты тресни!.. — Он даже задыхался от волнения. — Все это чрезвычайно воодушевляет, как ты понимаешь, дорогая!

— Прекрати!

— Прекрати? — передразнил он, гримасничая. — Это очень мило. Господи, Люси! Да ты знаешь, что с тобой стало совершенно невозможно жить с тех пор, как ты вообразила себя Мэрилин Монро? Я только и делаю, что часами выслушиваю твои сетования. Я назубок выучил с тобой все песни из этого поганого мюзикла, я проштудировал от и до всю биографию этой чертовой куклы… А тебе никогда не приходило в голову, что моя собственная жизнь уходит коту под хвост, что я болтаюсь между небом и землей?

— Я совсем не имела в виду, что…

— Да плевать я хотел, что ты имела в виду! — с горечью воскликнул Ричард. — Не смей приходить и изливать на меня свое плохое настроение. Ты еще не Мэрилин Монро!.. И вообще, как ты не понимаешь, что получить роль, хотя бы и во втором составе, в мюзикле, которые обещает стать событием, — это огромная удача! Господи, ведь это какая-никакая, а работа!

— Ладно, Ричард…

— Нет, не ладно. Разве ты не рада, что сможешь оставить эту гнусную работенку в казино? Теперь ты можешь позволить себе показать большой кукиш всем этим льстивым бизнесменам и арабам, которые трутся около тебя со своими жирными яйцами в потных штанах. Думала ты об этом, нет?

Она не ответила, но все то, что он говорил, было чистой правдой. В то время, пока приходится сидеть без роли, казино выручает из положения, и в случае чего менеджер с удовольствием примет ее обратно, но, Боже мой, как она ненавидела эту работу! Нужно задерживаться допоздна, вечно торчать в прокуренном помещении, ноги гудят от усталости, ей суют деньги, глаза публики алчно вспыхивают, когда по столу катятся игральные кости, и прожженные проститутки спускают за раз столько денег, сколько ей и за месяц не заработать…

Однажды Люси позволила себе соблазниться и на этот грязный заработок. Но это случилось еще до того, как появился Ричард. Даже до Роджера. И теперь ей хотелось думать, что это падение похоронено под толстым слоем времени.

Она была тогда в массовке, которой киношные боссы пользовались как гаремом. У нее не было другого способа добыть себе желанное удостоверение профессиональной актрисы. Без такого удостоверения невозможно было получить настоящую роль, а удостоверение, к слову сказать, выдавали лишь тем, кто сыграл такую роль. Один из парадоксов театрального искусства… В общем, если вам дико повезет или у вас родители актеры, вы чего-то добьетесь, а если нет… Большинство тех, кто называет себя актерами, на самом деле просто массовка.

Короче говоря, отчаявшись, она согласилась «подписаться» к Джиму Николсону, известному кинокритику, который ввел ее в элитные актерские клубы, где она познакомилась с известными и богатенькими приятелями Джима. В обязанности Люси входило всячески ублажать этих влиятельных особ. Таким образом через месяц она получила желанное удостоверение.

Много позже вокруг этих театральных «гаремов» разгорелся шумный скандал, когда некоторые девушки не выдержали и пожаловались прессе. Всплыло много всякой грязи. Ей, к счастью, удалось ускользнуть, не запачкавшись, но даже теперь ей все еще вспоминается ухмылка одного из влиятельных людей, когда она согласилась с ним переспать. Помнила она и свою неловкую улыбку, когда смотрела в мутные глаза этого шестидесятилетнего мужчины.

— Я не сомневаюсь, — продолжал тем временем Ричард, — тебе дадут спеть что-нибудь из других партий, а кроме того, ты сможешь проявить себя и во втором составе. Разве я не прав?

Люси лишь слабо кивнула, погруженная в свои невеселые воспоминания.

— Все устроится, старушка, — нежно сказал Ричард, но она его едва слышала.

Снова воцарилось молчание, и внезапно Ричард почувствовал себя усталым и разбитым. Даже его злость куда-то улетучилась. Он шумно вздохнул и сказал:

— А ты думала, я начну скакать от радости, когда узнаю, что ты встречалась с Роджером?

— Ничего не было. Мы просто выпили, — неохотно пробормотала Люси.

Однако это была не вся правда, поскольку Роджер так умело повел себя с ней, что она едва ему не отдалась. Люси закрыла глаза, удивляясь своей слабости.

— Да-да! — пробормотал Ричард. — Просто выпили и поговорили. Так я тебе и поверил.

— Это нечестно, — спокойно сказала она. — Он интересовался, как твои дела.

— Заботливый старина Роджер, — хмыкнул Ричард. — Надо же, как трогательно!

— Не такой уж он плохой…

Однако старина Роджер чуть не поимел ее.

— Ну конечно.

— Мне просто нужно было с кем-то поговорить… — нетерпеливо проговорила Люси.

И ведь она не дала ему никакого повода, а он полез ее лапать. Никакого повода.

— Очень убедительно.

— Ричард, прошу тебя!

Люси едва сдерживала себя, чтобы не наговорить Ричарду колкостей. Она так устала, а он хотел заставить ее чувствовать себя виноватой, стыдил.

— Мне очень жаль.

Ричард долго всматривался в ее несчастное лицо, чувствуя, что досада начинает стихать. Ему вдруг стало все равно, из-за чего началась их ссора. Он только хотел, чтобы она поскорее закончилась. Злость окончательно угасла, и в душе остались лишь пустота и одиночество. Он хотел ее.

— Иди ко мне.

Люси сделала несколько медленных шагов, и Ричард протянул к ней руки. Она покорно села к нему на колени, уткнулась в его плечо и почувствовала облегчение оттого, что воспоминание о близости с Роджером улетучивается.

— Прости, — прошептала она. — Прости.

— Зачем повторять дважды? — сказал он, целуя ее лоб, ухо, шею. — Достаточно и одного раза.

— Я мечтала об этой роли ради нас обоих, — грустно прошептала она.

— Я знаю.

— Хуже всего понимать, что не дотягиваешь до планки…

Но еще неприятнее было видеть, что все сорвалось, когда до желанной цели оставалось всего ничего.

— Плюнь на это, Люси, — вздохнул Ричард. — Не стоит так мучиться и изводить себя.

— Я уже мечтала, как мы распорядимся этими огромными деньгами… — заплакала она. — А теперь у меня будет лишь двести фунтов в месяц. Плюс двадцать фунтов премии.

— Успокойся, не плачь! — просил он, нежно обнимая ее и гладя по голове.

Но Люси продолжала плакать.

— Если тебя взяли дублершей, ты должна быть абсолютно уверена в своих силах.

Она лишь всхлипнула в ответ.

— А кроме того, — упрямо продолжал он, — твоя конкурентка не гарантирована от того, что вдруг не сломает ногу, не схватит ангину и так далее и тому подобное. Ты сама говорила, что это очень трудная роль.

— Ты рассуждаешь совсем как Роджер, — удивленно сказала Люси.

— Боже упаси! — поспешно пробормотал Ричард, и она улыбнулась. — А что, он все еще играет того смазливого доктора в своем дешевом телесериале?

Но он и сам знал ответ на свой вопрос, потому что днем он обязательно включал телевизор, чтобы взглянуть на Роджера, и ничего не мог с собой поделать.

Люси кивнула.

— И ему предлагают продлить контракт?

Она снова кивнула.

— Он получает кучу писем от поклонниц.

Ричард в раздражении прикрыл глаза.

— Естественно, — проворчал он. — Гладкая бестия!

— Ричард, не надо…

— Ладно, — устало согласился он. — Если честно, просто я немного ревную.

— Он сказал, что им нужен человек на роль священника, — вдруг сказала Люси.

— И он предлагает ее мне? — недоуменно подняв брови, спросил Ричард.

— Вообще-то я не представляю тебя в роли священника, — задумчиво проговорила Люси. — Однако, мне кажется, тебе стоит попробоваться.

Роджер обещал ей, что сможет устроить Ричарду эту роль. Это очень мило с его стороны — проявить такое понимание. Она поцеловала Ричарда в лоб. Впрочем, за предложением Роджера, несомненно, стояло что-то еще. Люси тихо вздохнула. Теперь она даже думать об этом не хотела.

— Пробоваться стоит везде, — сказал Ричард с напускной бодростью. — Даже в этих чертовых дневных сериалах. Почему бы и нет?..

Все это было до того гнусно, что он зажмурил глаза. Ее пальцы нежно прикоснулись к его губам.

— Пойдем в постель, — тихо сказал Ричард.

— Ты, кажется, был голоден.

— У меня пропал аппетит…


Джеки проснулась и повернулась, чтобы взглянуть на спящего рядом Дрю. Потом ее взгляд остановился на его мускулистом плече, и сразу ее сердце учащенно забилось, а щеки вспыхнули от желания и воспоминания об испытанном наслаждении.

В любви Дрю был необычайно искусен, он так распалил ее, что, казалось, она сойдет с ума. Но, как только все кончилось, как только они достигли оргазма, между ними словно образовалась пустота. Дрю больше не обнимал, не ласкал ее, не шептал глупых, нежных слов. Впрочем, если честно, не так уж много Джеки встречала мужчин, которые умели быть ласковыми в такие моменты.

Джеки недовольно откинулась на подушке. И почему только она не могла принять все как есть и чувствовать себя счастливой? Чувствовать себя счастливой… Она криво улыбнулась и выбралась из-под одеяла. Мысли о Дрю следовало отложить до другого раза. Она уже и так опаздывала.

— Ты куда? — спросил Дрю.

— Мне показалось, что ты спишь.

— Уже не сплю. Возвращайся в постель, — сказал он тихо.

— Я опаздываю.

— Иди в постель.

— Нет, Дрю, — возразила она. — Я же тебе сказала. Сегодня я ужасно занята.

И завтра, и послезавтра, и всегда…

— Ладно… — Он внимательно вглядывался в ее лицо, пока Джеки надевала халат. — Значит, ты ни о чем не жалеешь?

— Что ты имеешь в виду?

— То, что было ночью.

— Пока нет.

— Ну спасибо.

— А что ты хотел от меня услышать?

— Ладно, забудь. — Мне нужно время, Дрю, — сказала она. — Все произошло так быстро.

Он внимательно взглянул на нее. Этой ночью он спал спокойно, как младенец, в полной уверенности, что все идет по задуманному плану.

— Ты хочешь, чтобы я ушел?

Джеки помедлила с ответом.

— Нет. Конечно, нет.

У Дрю отлегло от сердца.

— Просто я очень много передумала за эти шесть недель, — призналась она, неуверенно улыбаясь.

Ей даже начало казаться, что между ними все кончено.

— Что ж, тебе нужно время, это твое право. Конечно, тебе надо все взвесить. Я тебя не тороплю, — сказал он и подумал о том, не слишком ли его слова гладки и практичны. — Но если ты все-таки хочешь, чтобы я ушел, я уйду.

— Нет, — повторила она. — Я не хочу, чтобы ты уходил. Но об этом мы поговорим вечером.

— Как скажешь… — кивнул он. — А может, я тебе сегодня составлю компанию?

— Не стоит, Дрю, — ответила Джеки, заходя в ванную.

— Почему?

— Сегодня будет сумасшедший день.

— Может, тогда вместе позавтракаем?

— Сомневаюсь, что у меня сегодня найдется время даже для завтрака.

Он слегка покраснел от досады, когда она включила душ и разговаривать стало невозможно. Его удивило, как спокойно она себя держит. Возможно, и он вел бы себя точно так же в подобных обстоятельствах, однако сейчас ему это не понравилось…

Однажды, когда Анжела позволила себе обойтись с ним не слишком учтиво, он заставил ее испить всю чашу унижения. Буквально молить о прощении. В качестве наказания он велел ей встать перед ним на колени, а потом медленно, очень медленно открыл коробочку с рахат-лукумом и, доставая маленькие ароматные дольки, обсыпанные сахарной пудрой, одну за другой опускал ей в рот. Затем он опрокинул ее на спину, — нагую, естественно, — опустился перед ней на колени и заставил извиваться от страсти, как никогда… Глаза Дрю сузились. Тогда все было иначе.

Не вылезая из постели, он включил телевизор и несколькими злыми ударами взбил подушки. Шла программа новостей. Дикторы — мужчина и женщина — рассказывали о текущих событиях.

— Дерьмо…

Он перескакивал с канала на канал, пока не нашел по кабельному старый концерт «Битлз». Объектив телекамеры выхватывал из беснующейся публики лица заходящихся в истерике девчонок-школьниц, тянущих руки к сцене.

— Это жизнь, — пробормотал Дрю.

Потом на экране появились кадры, снятые на фестивале в Вудстоке. Голые «люди-цветы», балдеющие от музыки и наркотиков. Настоящее столпотворение.

— Это жизнь, — снова пробормотал Дрю.

Когда все это происходило, ему было около девяти лет.

Он жил тогда в городке Креншау, что в штате Северная Каролина. У черта на рогах. Не город, а дыра с тремя тысячами жителей, болтающимися где-то на границе национального парка и индейской резервации. В Креншау имелась улица длиной мили в две и несколько примыкающих к ней переулков. Были там и пара бензоколонок, мотель, аптека, киношка и магазин. В нескольких палатках торговали съестным и cливочным мороженым. Вдоль улицы тянулся длинный ряд домиков-фургонов с облупившимися боками, а за городом обосновались индейцы, которые торговали сувенирами и прочей белибердой. Место, где они устроили свое торжище, можно было учуять за версту по стойкой вони индейской одежды вперемешку с перегаром.

Как бы там ни было, но мать Дрю встретила его отца именно там — среди индейцев чероки. Когда годы спустя она призналась в этом Дрю, он заткнул уши, не желая даже слышать об этом. Однако она показала ему фотографию. Что же это получается: он должен был им гордиться, что ли? Бродягой, который несколько раз переспал с матерью и которого Дрю даже не помнил? Плосконосый индеец в перьях умудрился еще и содрать с матери два доллара за эту фотографию… Мать бережно погладила этот кусок картона, словно могла прикоснуться к отцу сквозь бумагу. Дрю хорошо помнил, как она напряглась, возбужденно задышала и, прижав на мгновение этот паскудный снимок к груди, протянула его ему, девятилетнему мальчику. Она любила Дрю. Однако не так, как матери следовало любить своего сына.

Дрю зажмурил глаза, словно воспоминание обожгло их, как ядовитый газ.

— Тебе нехорошо?

Он открыл глаза и покраснел. Ему показалось, что Джеки прочла его мысли. — Нет, все в порядке, — быстро сказал он, а немного погодя прибавил: — Но если честно, я тут действительно кое о чем подумал. Может быть, мне и вправду следует оставить тебя одну, пока ты что-то решишь…

Джеки присела на край кровати, и по выражению ее лица он понял, что попал в самую точку.

— Нет, не делай этого. В этом нет необходимости, — испуганно выдохнула она. — Мне очень жаль, если я вела себя не так, как тебе бы этого хотелось, но твое неожиданное вчерашнее появление меня ошеломило.

— Понимаю, — медленно произнес Дрю. — Наверное, я должен был сначала позвонить. — Он усмехнулся, начав проникаться уверенностью. — Но мне всегда казалось, что тебе нравятся такие сюрпризы.

Джеки была совершенно обезоружена его улыбкой, его чувственным ртом, обещавшим так много.

— Все-то ты знаешь, — тихо сказала она.

— Тогда позволь быть мне сегодня рядом с тобой. Хотя бы несколько часов… — Он взял ее за руку. — Обещаю, что не буду тебе мешать.

— Тебе будет скучно.

— Меня всегда интересовала твоя работа, — солгал Дрю. — Ты это знаешь.

— До сегодняшнего дня понятия об этом не имела… — Она внимательно всмотрелась в его лицо и неуверенно улыбнулась. — Ну хорошо… Только давай встретимся на студии, потому что сейчас мне надо идти.

— На студии?

— В репетиционном зале, — пояснила она. — В девять часов у меня встреча с Альдо и Максом. Потом в десять собеседование, прослушивание и так далее…

— Так куда мне прийти?

— Я скажу тебе адрес по телефону. — Джеки встала. — А теперь мне действительно пора.

Он смотрел на нее и думал об Анжеле. Ах, если бы она была Анжелой! Он помрачнел, едва лишь вспомнив о ней, но потом заставил себя переключиться на Джеки. Было бы очень неразумно, если бы он потерял бдительность.

— Иди ко мне на минутку! — позвал он.

— Мне некогда.

Дрю отбросил одеяло.

— Тогда я иду к тебе.

У нее перехватило дыхание от его прекрасной наготы, но она пересилила себя и рассмеялась, когда он подошел и обнял ее. Дрю целовал ее без остановки, скользя губами по ее лицу, шее, а она закрыла глаза, чтобы лучше чувствовать его, и медленно трогала ладонями его мускулистые плечи, спину, прижимала его к себе, наслаждаясь его изумительной смуглой кожей. — Это, наверное, в тебе кипит итальянская кровь, — пробормотала она, словно оправдываясь в том, что сама испытывала острое желание, не понимая, что он лишь симулирует страсть, чтобы заставить ее доверять ему.

Дрю не ответил. У него перед глазами настойчиво замаячил образ индейца-папаши. Интересно, как отреагировала бы на это Джеки, если бы он был настолько глуп, что поведал бы ей подробности своей родословной? А если бы Анжела узнала… Анжела, наверное, просто помешалась бы от такой новости. Конечно, она знала, что у него нет денег, что он не имеет никакого отношения к благородным кровям могущественного семейства Кароччи, но кое-как с этим мирилась. Однако ей и в голову, конечно, не могло прийти, что его единокровный папаша — плосконосый обрюзгший индеец, бродяга и пьяница, толкнувший случайной подружке за два доллара свою собственную фотографию… Такие вот дела.


Роуз Лил решила спеть песню из первого акта. На ней были простые вылинявшие джинсы и дешевая блузка. Не будут ли они возражать, если она сначала переоденется? Они, конечно, не возражали, и она исчезла в уборной, откуда появилась в белокуром парике, узком блестящем платье и в туфельках на шпильках. Она исполнила ту самую вещицу, которую Мэрилин пела в «Мэдисон-сквер Гарден»: «Спасибо, мистер президент». И исполнила, надо сказать, безукоризненно.

— Да, это она! Сама Мэрилин Монро! — воскликнул Макс и, восхищенно вздохнув, проводил взглядом Роуз, которая снова скрылась в уборной.

— А ты что скажешь, Альдо? — поинтересовалась Джеки, поворачиваясь к музыкальному режиссеру, неподвижно сидевшему за роялем.

— Основываясь на результатах собеседования, — осторожно ответил тот, — я бы все-таки предпочел Люси Уальд. Она приглянулась мне своей робостью и дисциплинированностью, а это далеко не последнее дело в постановочном процессе. Кроме того, внешне она совершенная копия Монро…

— А тебе не кажется, что она слишком глупа? — грубо вмешался Макс.

— Если ты настроен разговаривать в таком тоне… — пробормотал Альдо.

— Попробуй представить ее без косметики, — усмехаясь, сказал Макс. — Пару раз пройдись по ней губкой — от сходства не останется и следа…

— Пожалуйста, Альдо, продолжай. Что ты хотел сказать? — обратилась Джеки к музыкальному режиссеру.

— Я уже сказал. Во многих отношениях Люси идеально подходит для этой роли. — Он помолчал и со вздохом добавил: — Но, когда Роуз начала петь, я понял, что мы нашли нашу Мэрилин. Она превосходно изобразила ее ранимость и беззащитность.

— Я был уверен, что ты согласишься, — самодовольно усмехнулся Макс.

— А Люси Уальд мы дадим место дублерши?

— Почему бы и нет.

Альдо поднялся из-за рояля и, широко улыбаясь, пошел к ним через зал.

— Я чувствую себя так, словно выпил шампанского!

Макс кивнул.

— Между прочим, — сказал он, поворачиваясь к Джеки, — я сказал Люси, что мы, может быть, дадим ей какую-нибудь второстепенную роль.

— Ты сам говорил с ней? — покраснев, пробормотала Джеки. — Когда ты успел?

— Вчера. После того, как мы были у «Мадам Йо-Йо». Я только хотел успокоить бедняжку, когда мы с тобой решили, что Роуз нам больше подходит. Кроме того, Люси неплохо знает биографию Монро, и мы это сможем использовать…

— Но, Макс, я ведь хотела сначала посоветоваться с Альдо! — воскликнула Джеки.

— Я решил, что это простая формальность, — небрежно обронил Макс.

— Формальность или нет, но я сама хотела поговорить с Люси.

— Разве это имеет какое-то значение, Джеки?

— Имеет. И очень большое. — Ее глаза потемнели от гнева. — Ты только представь себе, если бы что-то сложилось иначе и я была бы вынуждена перезванивать ей и просить взять роль. Что она подумала бы о нас? Что мы компания некомпетентных дураков, да? — Джеки немного помолчала. — Ты был обязан сначала посоветоваться со мной!

— Ну ладно, ладно! — Макс в притворном страхе всплеснул руками. — Даже если и так, все равно это не имеет значения. Когда она немного успокоится после такого разочарования, еще сама прибежит умолять нас дать ей хоть какую-нибудь роль. И неважно, дураки мы или нет.

— Значит, ты звонил ей после того, как я ушла из кабаре? — подозрительно продолжала Джеки. — Несмотря на то, что был час ночи?

— Она почти каждую ночь до утра работает в казино, — пожал плечами Макс.

— Ты, оказывается, хорошо знаком с распорядком ее жизни, — заметила она.

Максу было известно что-то, чего не знала она, и это ее раздражало.

— Хорошо, — через силу сказал Макс, — на будущее учту.

— Я надеюсь.

Иногда Джеки казалось, что Макс дает ей понять, что кое в чем разбирается лучше, чем она. Притом не только в режиссуре. Может быть, он вел себя так, потому что никогда не работал с продюсером-женщиной. К тому же такой молодой.

— А вот и Роуз, — сказала Джеки, поспешно отворачиваясь от Макса.

Ничего, придет время, и она еще покажет ему, кто здесь главный и кто лучше разбирается в театре.

— Давайте продолжим разговор за кофе, — предложила Джеки Роуз, когда та подошла. — Но сначала позвольте вам сказать, что мы счастливы предложить вам эту роль. — Она улыбнулась. — И примите наши поздравления.

— О мой Бог!.. — воскликнула Роуз. — Благодарю, благодарю вас! — Она была явно смущена. — Это просто фантастика! Мне едва в это верится.

— Ничего, поверится, — сказал Макс. — Ведь уже в следующем месяце начинаются репетиции.

— И впереди у нас уйма работы. Нужно заняться паблисити, а кроме того, вы должны еще проработать все песни вместе с Альдо… Все это мы подробнее обсудим у меня в кабинете, — сказала Джеки, отодвигая стул.

Направившись к двери, она увидела Дрю.

— Не думала, что ты здесь.

— Хотел сделать сюрприз.

— И это тебе удалось.

Джеки вдруг почувствовала, что ее раздражает и смущает этот его пижонский вид — темные очки, белый пиджак, дорогие джинсы, но постаралась скрыть раздражение и улыбнулась.

— Ты уже встречался с Максом и Альдо на мысе Код. Но с Роуз Лил, я уверена, ты еще не знаком.

— Совершенно верно, — с усмешкой сказал он и взглянул на Роуз. — Я был на прослушивании, и мне показалось, что в вас переселилась душа Мэрилин Монро.

— Очень может быть, — ответила Роуз с притворной застенчивостью.

Дрю быстро перевел взгляд на Джеки.

— Значит, все в сборе?

— Мне для этого понадобилось пять лет, — уклончиво ответила она и повернулась к коллегам, кивком давая им понять, что догонит их. — Боюсь, нам не удастся вместе позавтракать, Дрю.

— У вас совещание?

— Что-то вроде этого.

— А я не могу посидеть с вами?

— Только не сейчас.

Джеки все еще не верила ему. Ей еще требовалось для этого время. Кажется, нет никакой пользы ходить за ней по пятам, решил Дрю.

— Хорошо, — согласился он.

Однако хорошего в этом было мало. Ему совсем не нравилось то, как стала переменчива к нему Джеки, как она умеет указать ему на его место, когда он мешает ей. Даже если у нее на это есть все основания…

— Может, поужинаем вместе? — предложила она. — Сам выбери, где.

— Прекрасно.

— Ты злишься?

— Нисколько.

— Это моя вина. Мне надо было подумать, прежде чем приглашать тебя сюда утром. — Джеки вздохнула. — У нас переговоры с Роуз, Дрю. Мы будем говорить о деньгах и о наших делах…

— Говорю же, что все в порядке.

Она внимательно посмотрела на него, чувствуя себя немного виноватой перед ним.

— Ты опоздаешь на ваше совещание.

— Без меня не начнут.

Дрю заставил себя улыбнуться и постарался изобразить на лице покорное выражение.

— Я не хотел, чтобы все так получилось.

— Все нормально, — поспешно сказала она. — Понимаешь, мне надо идти…

— Понимаю.

— Увидимся около семи.

Дрю кивнул и проводил ее взглядом, когда она уходила.

Он позавтракал в кафе через улицу от студии, потому что больше не знал, чем заняться. Проглотил жестковатый стейк с картофелем фри, яблочный пирог и мороженое. Запил все это тремя чашками черного кофе. И начал скучать. Он сидел и смотрел через витрину на улицу. Мимо спешили пешеходы, проезжали черные такси и громадные двухэтажные автобусы.

Нет, Лондон был ему не по душе. Не его это город. Как, впрочем, и другие европейские города. Он чувствовал себя дома только где-нибудь в Нью-Йорке или в Лос-Анджелесе. Ему было уютно и хорошо среди небоскребов, немыслимых неоновых огней реклам, которые зазывали, кричали, манили: покупайте, покупайте, покупайте! Он чувствовал себя как рыба в воде среди этого столпотворения, среди сумасшедших, крутых бизнесменов и… стриптизерш. Дрю с тоской подумал об Анжеле.

Он посмотрел в открытую дверь на улицу и увидел, что из студии вышла Роуз Лил и прищурилась от холодного октябрьского солнца. Он наблюдал, как она пережидала у края тротуара, пока прервется поток машин, как потом перешла улицу и остановилась как раз у витрины кафе. Если бы не стекло, он мог бы дотянуться до нее рукой.

Невидимый, он смотрел, как она проводит рукой по своим темным волосам и поправляет на плече ремешок сумочки. На его вкус, Роуз была слишком худа, не было у нее так любимых им округлостей. Однако у нее было красивое, почти детское лицо с очаровательным ртом.

В этот момент на губах Роуз появилась возбужденная улыбка, и вдруг он позавидовал ее счастью, от которого она так и светилась: впереди у нее было блестящее будущее, большие надежды — нечто такое, чего у него никогда не было. Да и никогда не будет.

Дрю постучал по стеклу. Роуз быстро обернулась и улыбнулась, узнав его. Он жестом пригласил ее присоединиться к нему, и, кивнув, она направилась к дверям кафе. Сделав знак официанту, он смотрел, как Роуз подходит к его столику, продолжая улыбаться.

— Вы потрясающе играли, — сказал Дрю.

В его голосе слышалось искреннее восхищение.

— Благодарю вас.

— Я даже сказал Джеки, что, на мой взгляд, никто, кроме вас, не смог бы сыграть эту роль.

— В самом деле? — пробормотала Роуз, покраснев.

— О да, — небрежно сказал Дрю. — Все остальные претендентки просто бледнеют по сравнению с вами. Я так и сказал.

— А вы присутствовали на всех прослушиваниях?

— Только на самых ответственных, — солгал он. — У меня американский подход к делам.

— Вы американец?

— Совершенно верно.

— Вы консультант этой постановки?

— Что-то в этом роде. — Дрю кивнул официанту, и на столе появились две чашки кофе. — Джеки и я старые друзья.

— Я просто восхищена ею. В этом бизнесе не так уж много женщин-продюсеров, и к тому же таких молодых. — Роуз улыбнулась. — Какая она смелая! Я бы, наверное, не отважилась потратить на эту постановку столько денег и труда… Но, прошу вас, не передавайте ей моих слов! Для меня это действительно огромное событие.

— Ах, мисс Лил, ведь у Жаклин Джонс есть влиятельные друзья, — усмехнулся Дрю. — Не забывайте, ее отец — Дэвид Джонс, лауреат «Оскара», а ее мать… — Он сделал паузу, чувствуя, как пересохло горло. — Ее мать — Анжела Кассини.

— Нет, правда? — воскликнула пораженная Роуз. — Я этого не знала.

— Согласитесь, — продолжал он со значением, — с такими связями она обречена на успех.

— Однако никакие связи не спасают постановщиков от ужасных провалов, — нервно возразила Роуз. — Возьмите хотя бы «Матадора» или «Короля». Последний продержался только пять недель и принес убытка на три миллиона!

Роуз показалось, что Дрю кивает в знак согласия, не зная, что он и слыхом не слыхивал об этих мюзиклах. Более того, он и к театру-то никогда не имел никакого отношения до тех пор, пока не познакомился с Джеки. Единственное, в чем он более или менее смыслил, так это в футболе.

— Как бы там ни было, — продолжала она, — нужно быть реалистами. В наше время, когда билеты в театр стоят таких денег, спектакли должны содержать в себе нечто из ряда вон выдающееся, чтобы публика шла на них и они приносили доход. — Роуз громко вздохнула. — Знаете, иногда я вообще удивляюсь, как я оказалась в этом сумасшедшем бизнесе. Здесь все так ненадежно. Год назад я работала официанткой, и, если это шоу прогорит, я снова окажусь ни с чем.

— Ну-ну! Если вы будете играть главную роль, оно никак не прогорит, — вкрадчиво сказал он. — Верьте мне. Кроме того, Джеки много лет трудилась над этой постановкой, это ее любимое детище. Она даже намерена выпустить к Рождеству пластинку с музыкой из «Мэрилин». Если кому-то и удастся постановка «Мэрилин», то это будет Джеки.

Дрю вспомнилось лето на мысе Код. Джеки как раз закончила работу над последним вариантом сценария, и он едва не свихнулся оттого, что должен был поминутно притворяться, что самозабвенно верит в нее и в ее работу. Целыми днями он только и слышал об этой чертовой постановке и был сыт ею по горло. Если бы не Анжела, он бы не мешкая рванул с восточного побережья в любимый Лос-Анджелес. Если бы он решился на это, то потерял бы все. У него не было бы ни одного шанса…

— Музыка прекрасная. И песни в спектакле просто чудесные, — говорила тем временем Роуз, возвращая его к действительности. — Замечательные…

— Потому что их исполняете вы, — мягко вставил Дрю.

Между тем он начал отчаянно скучать.

— В самом деле? — снова вспыхнула она.

— В самом деле.

Между ними воцарилось неловкое молчание. Роуз пристально посмотрела на Дрю и почувствовала в груди сладостную тяжесть. Сердце у нее так и заколотилось.

— А вы… надолго приехали в Лондон? — застенчиво пробормотала она.

— Я буду здесь сколько потребуется, — сказал он, пристально глядя на нее.

Она покраснела, и на губах Дрю заиграла улыбка, с помощью которой он мог одержать любую победу… Кроме одной.


— Почему ты так восстаешь против моей идеи, Макс? — озабоченно спросила Джеки. — Нельзя же так. Давай хотя бы попробуем.

— Вводить фигуру рассказчика было бы верхом безвкусицы, — ответил Макс и, помолчав, осторожно поинтересовался: — Я могу продолжать?

— Мне кажется, ты даже толком не выслушал моих доводов, — вздохнула Джеки.

— Спектакль должен катиться сам собой, и нет никакой необходимости, чтобы на сцене появлялась какая-то нелепая фигура и начинала объяснять публике, что должно произойти дальше, — заявил Макс.

— Это совсем не то, что я имела в виду, — сказала она с таким ледяным спокойствием, что Макс умолк и внимательно посмотрел на нее.

— Если вы оба не возражаете… — начал Альдо, вставая из-за стола, — у меня еще куча дел…

— Хорошо, Альдо, — кивнула Джеки, — я позвоню тебе попозже.

— Вот и прекрасно, — с облегчением сказал Альдо. — Мне еще нужно обмозговать изменения в тексте, о которых утром говорил Макс.

Она снова кивнула, и, улыбнувшись ей понимающей улыбкой, Альдо исчез за дверью. Как только дверь закрылась, Джеки снова переключилась на Макса.

— Мне просто хотелось, чтобы ты над этим поразмыслил.

— Тут не о чем думать, Джеки.

— Пойми, это не выпендреж. Я хочу, чтобы на сцене появилась женщина — полная противоположность Монро. Пародия на Монро, если хочешь…

— Ты говоришь — женщина? — задумчиво пробормотал он. — Я правильно понял?

— Да, именно женщина. Что ты имеешь против женщины?

— Да нет, ничего, — быстро ответил Макс. — Просто не нравится мне эта идея, вот и все.

— Ты только подумай, ведь были и есть тысячи и тысячи женщин, которые отдали бы все, чтобы быть похожей на Мэрилин Монро — богиню любви, величайший секс-символ современности, мечту каждого мужчины.

— Ну и что из того?

— Я хочу, чтобы на сцене появился кто-то, кто просто скажет публике о том, что Монро растратила все таланты, данные ей Богом. Что она превратилась в ту, у которой все есть, кроме одного, главного. У нее нет защиты от своей собственной славы и всеобщего обожания, к которым она так стремилась…

— Все и так это знают.

— Знают ли? — Она покачала головой. — Я так не думаю, Макс. Уверена, это нужно произнести вслух. Я думаю, что, как бы Монро ни старалась, конец был бы один и тот же. Он превратился для нее в неизбежность в тот момент, когда она подчинила себе противоположный пол…

— Мы же ставим мюзикл, а не снимаем документальный фильм, — перебил ее Макс. — А для мюзиклов, если ты забыла, наступили трудные времена.

— Прошу тебе, потерпи еще немного, — сказала Джеки. — Попробуй представить себе женщину рядовой внешности, совсем не сексапильную, но очень сильную личность. Кого-то наподобие Бет Мидлер. Ту, что будет подавать резкие реплики в самые напряженные моменты биографии Монро. Как бы между прочим она будет ронять что-нибудь вроде: «Может, этот парень и станет президентом, но она точно сошла с ума, если влюбится в него…»

Макс закрыл глаза.

— Зрители придут в ярость, если эта твоя сильная личность будет все время прерывать действие.

— Если сделать это искусно, то целостность спектакля нарушена не будет. Кроме того, я вовсе не хочу, чтобы это происходило слишком часто, — объясняла она. — У пьесы появится еще одна грань.

— И все-таки мне это не нравится.

— Я бы хотела попробовать, — сказала Джеки, твердо глядя на Макса.

— Тебе решать.

— Если ничего не выйдет, мы об этом забудем, — пообещала она. — Как бы там ни было, это не требует внесения в пьесу больших изменений. «Альтер эго» Мэрилин можно вписать буквально на полях, и репетиции пойдут, как и было запланировано.

— Вероятно, ты уже наметила кого-то на роль «альтер эго»? — поинтересовался Макс.

— Может быть, ты помнишь ту высокую брюнетку, которая пробовалась на роль матери Мэрилин?

— Нет, не помню.

— Ее зовут Пат Гудал. Я работала с ней на том спектакле в Эдинбурге. Уверена, она сможет.

— Тебе решать…

— Макс!

— Ну хорошо, Джеки, будь по-твоему, — проворчал он. — Теперь мы наконец можем заняться чем-то другим?

— Обещаю тебе, если ничего не будет получаться, мы просто откажемся от этой идеи.

— Я же сказал, что согласен.

Джеки внимательно посмотрела ему в глаза.

— О чем еще ты хотел поговорить? — улыбнулась она.

— Нам надо обсудить вопросы оформления. Как ты насчет того, если мы соберемся завтра в половине десятого?

— Прекрасно.

— Я уже опаздываю к Ивонн, чтобы переговорить с ней о костюмах, — сказал Макс, вставая. — А ей, естественно, нужно обсудить с нами все подробности — цвета, линии и так далее. Цвета не должны быть слишком кричащими, а с другой стороны — они не должны поблекнуть на фоне декораций.

— Я уже обговорила с ней кое-какие идеи. Но в общем мы решили, насколько это возможно, следовать подлинным туалетам Монро. Мне бы очень не хотелось вносить в это большие изменения.

— Мы можем обсудить это завтра, — нетерпеливо сказал Макс. — А теперь, как я уже сказал, мне пора бежать. Я еще хочу хлебнуть кофе, у меня совершенно пересохло в горле.

— Ладно, — небрежно сказала Джеки, хотя на душе у нее было неспокойно. — Если я понадоблюсь тебе после того, как ты повидаешься с Ивонн, я буду у себя в кабинете или в отеле.

— Хорошо, — сказал Макс, направляясь к выходу.

— Да, еще! — крикнула она вдогонку. — У меня двадцать экземпляров биографии Монро. Как мы договорились, книги нужно раздать всем членам нашей труппы, чтобы их прочли до начала репетиций…

— Все будут в восторге от такого домашнего задания, — саркастически заметил Макс, открывая дверь.

— Это совершенно необходимо, — сказала Джеки. — Ты сам об этом говорил.

— Я просто пошутил.

— То, что ты еще не совсем потерял чувство юмора, весьма обнадеживает.

— В нашем деле без юмора нельзя, — улыбнулся он.

Он закрыл за собой дверь, оставив Джеки задумчиво уставившейся в пространство.

Она медленно подошла к столу и начала листать режиссерский сценарий. Страницы были вдоль и поперек исчерканы и пестрели разнообразными пометками относительно возможных изменений. Эта постановка была для Джеки самой давней и заветной мечтой. Она и сама точно не помнила, когда эта идея впервые пришла ей в голову.

Много лет назад, после окончания театральной школы, она моталась по всем лондонским театрам, пока не нашла работу костюмерши в театре «Альдвич». Эта была самая что ни на есть рутинная работа. Она была девочкой на побегушках, обслуживающей трех актеров. Отец наотрез отказался помогать ей, сказав, что человек должен всего добиваться самостоятельно, что это «закаляет характер». В чем-то он был прав. По крайней мере она всей душой полюбила свою первую работу в театре, а это ведь был чертовски тяжелый труд.

С тех пор почти ничего не переменилось в ее характере. Конечно, она здорово пообтесалась и закалилась, несмотря на все синяки и шишки, на которые была так щедра театральная жизнь. Такие люди, как Макс, очень часто осложняли существование, однако Джеки была счастлива, что заполучила для «Мэрилин» режиссера с таким опытом и талантом. К тому же «Мэрилин» была первой постановкой, с которой она выходила на лондонский Уэст-энд.

Впервые судьба свела Джеки с Максом, когда тот работал на другой постановке, предназначавшейся также для Уэст-энда, но которую с самого начала преследовали всяческие неудачи: во-первых, пришлось менять актера, исполняющего главную роль, во-вторых, внезапно ушел один из основных спонсоров. Смета была перерасходована, постановка закрыта, а Макс остался на бобах. Из трех режиссеров, к которым она обращалась, Макс оказался единственным, кто проникся ее верой в «Мэрилин». А кроме того, она предложила ему такой оклад, от которого трудно было отказаться.

Джеки закрыла сценарий и, размышляя о Максе, задумчиво барабанила пальцами по обложке. Споры в театре были делом обычным. В следующие три месяца им предстояла чрезвычайно напряженная совместная работа, и, конечно, споров и даже ссор избежать было невозможно. Однако как-никак они были профессионалами в своем деле и, естественно, не допустят, чтобы это влияло на их служебные отношения…

Какое-то время Джеки еще ощущала неприятный осадок, оставшийся от недавнего разговора с Максом, но потом встряхнулась, собрала свои бумаги и засунула в сумку сценарий. Она вдруг вспомнила, что забыла отдать Максу листки, на которых подробно излагала свою идею относительно фигуры рассказчика в мюзикле. Хорошо, если бы Макс прочел ее заметки сегодня вечером. Тогда завтра, когда они снова встретятся, он, может быть, отнесется к ее идее более снисходительно.

Когда Джеки шла по длинному коридору в костюмерный цех, студия, казалось, уже совсем опустела. Было начало седьмого, и большинство людей, занятых в постановочном процессе, разошлись по домам. Джеки убрала с лица волосы и улыбнулась, подумав о том, что в начале февраля они уже, может быть, смогут перебраться в «Адельфи». Мечты начинали сбываться, и премьера была уже не за горами.

Дверь в костюмерный цех была приоткрыта. Джеки толкнула ее и вошла. Комната как будто была пуста, но одна из ламп продолжала гореть. В помещении был небольшой закуток, перегороженный ширмой в восточном стиле, за которой находились рабочий стол Ивонн, швейная машинка и широкое кресло. Джеки шагнула туда, слишком поздно сообразив, какого рода встреча была намечена у Макса с костюмершей.

Чернокожая Ивонн сидела верхом на Максе, и ее полные ягодицы лихо взлетали вверх в такт его энергичным движениям. Появление Джеки было, мягко сказать, не очень уместным. При других обстоятельствах ситуация могла бы выглядеть даже комично. Ивонн была полнотелой особой, и Макс почти исчез под ее огромными ляжками. Только его тонкие, белые и почти безволосые ноги неловко торчали из-под Ивонн.

Джеки осторожно начала пятиться назад в то время, как Макс уже стонал, задыхаясь в пароксизме страсти, достигнув оргазма. Наконец он испустил последний утробный стон, и Джеки поняла, что дело сделано.

Ей удалось выскользнуть из комнаты незамеченной, и она зажмурила глаза от отвращения, успев услышать, как Макс сказал Ивонн:

— Ради Бога, слезай! Ты меня чуть не раздавила…

4

Дрю выпустил дым сигареты через нос, а потом два безупречных колечка изо рта. Он лежал на кровати в отеле и, дожидаясь Джеки, смотрел в потолок.

Он вполне мог бы поиметь сегодня днем и Роуз, обольстить которую не представляло для него не только никакого труда, но даже казалось скучным. Однако Дрю был не в настроении, а кроме того, в данных обстоятельствах сопряжено с риском, что об этом узнает Джеки, а последнее было для него сейчас ни к чему.

Дрю перевернулся на живот и раздавил сигарету в пепельнице. Его мысли переключились на Джеки, и губы скривила презрительная улыбочка. Он вспомнил то, с какой легкостью можно было добиться расположения Джеки при помощи бутылки дорогого хорошо охлажденного шампанского — только «Kрюг», естественно. Она просто обожала шампанское. Как и ее мать… Джеки, должно быть, даже и не подозревала о том, что у них так много общего.

Дрю снял трубку телефона, чтобы вызвать горничную, но передумал и набрал другой номер.

— Добрый день! — ответили на безупречном английском. — Это резиденция миссис Анжелы Кассини.

Дрю узнал голос высокомерного дворецкого, который держался так прямо, словно аршин проглотил.

— А она дома?

— А кто, простите, ее спрашивает? — холодно поинтересовался дворецкий, словно обидевшись.

— Дрю Кароччи. И передайте, что это срочно.

— Не уверен, сэр, смогу ли…

— Просто передайте то, что я сказал, — прервав его, проворчал Дрю.

Трубку положили на стол, и до Дрю донеслись гулкие шаги. Где-то раздавались голоса, кто-то смеялся, играла музыка. Вероятно, у Анжелы была очередная вечеринка.

— Что тебе надо? — прошипела она, но Дрю нисколько не огорчился из-за ее едва скрываемого раздражения. Главное, он слышал ее голос, который был так отчетлив, словно Анжела находилась в соседней комнате.

— Может быть, сначала поздороваемся?

Дрю явственно услышал, как она недовольно хмыкнула, и злорадно улыбнулся.

— Я спрашиваю, что тебе надо? — откликнулась Анжела.

— Просто я думал о тебе… Вот и все… Я вспоминал нашу последнюю встречу. И твой стриптиз для меня…

— Поторапливайся, Дрю!

— У тебя прием?

— Да, деловой прием!

Вечно у нее приемы. И вот очередной — в ознаменование основанного ею фонда покровительства искусствам в память Ллойда Шривера. Анжеле даже удалось залучить самого Барышникова. Однако ей, блистающей в роли меценатки, даже невдомек, что готовит для нее Дрю.

— Значит, все у тебя по-прежнему, — сказал он.

— Что тебе все-таки нужно, Дрю? — со вздохом произнесла она, машинально проводя ладонью по груди и плоскому животу. — Денег?

— Нет, не нужны мне твои поганые деньги… — ответил он. — Ты знаешь, чего я хочу. Или ты забыла наши встречи на мысе Код, полные любви, и те слова, которые ты лепетала, когда билась у меня в объятиях?

C Анжелы было довольно. Одновременно удивленная и смущенная его грубой прямотой, она почувствовала, что у нее дрожат руки. Больше она ничего не хотела слышать. Между ними все кончено, и начинать сначала она не собиралась.

— Мне надо идти. Меня ждут люди. Это очень важно. Я была вынуждена прервать переговоры…

— Наплевать мне на твои переговоры.

— Не начинай, Дрю!

— Давай скажи мне что-нибудь приятное, — медленно проговорил он. — Что-нибудь нежное и страстное.

— Я сказала — нет, Дрю!

— Я хочу увидеть тебя… — Он сам не узнавал своего голоса. — Я хочу, чтобы повторилось то, что было в прошлый раз.

Анжела насторожилась, но, представив себе его лицо, его красивые жадные губы, закрыла глаза. Жар желания разлился по всему ее телу и сконцентрировался между ног… Ее почти удивило открытие, какую власть он имел над ней.

— Мы покончили с этим, Дрю.

— Ты, но не я, — возразил он.

— Ничего не поделаешь.

— Плевать.

— Я сейчас не могу говорить, — вздохнула она.

— Сука!

— Мне нужно идти, Дрю.

— Нет.

— Да.

Анжела провела ладонью по лбу, покрывшемуся испариной.

— Я пришлю тебе чек.

— Засунь его себе в задницу.

— До свидания, Дрю.

Дрожащей рукой Анжела положила трубку. Ее сердце тяжело колотилось. Она все-таки отправит ему чек, ведь ей известно, что он сидит без денег. Может быть, тогда он наконец успокоится. Она снова закрыла глаза и, глубоко вздохнув, подумала о том, что даже не знает, где он находится. Неужели у него вообще нет никакого адреса?

Анжела одернула платье и посмотрела в сторону гостей, которые болтали, смеялись и пили шампанское. У нее всегда бывала уйма народу. Ее сердце по-прежнему учащенно билось, а на душе было неспокойно, но надо было возвращаться к гостям.

Дрю в отчаянии швырнул трубку.

— Сука, сука, сука!.. — твердил он.

Как он хотел отомстить ей! Его месть будет особой — приятной, сладкой. Он еще заставит Анжелу мечтать о том, чтобы он вернулся и никогда не покидал ее, даже если при этом он будет ненавистен ей.

Дрю лежал на кровати и, зажмурив глаза, представлял себя у нее в спальне. Представлял, как она медленно раздевается перед ним.

— Она просто использовала меня, — пробормотал он. — Я был для нее только очередным мальчиком, с которым она решила перепихнуться…

Дрю не понимал, почему ему не удается просто выбросить Анжелу из головы, как обычно он поступал в отношении других женщин. Всегда именно он бросал их, а не они его. Это они звонили и умоляли его снова лечь с ними в постель. Уж кто-кто, а он умел управляться с женщинами… Однако недостаточно хорошо знал самого себя. Дело в том, что еще ни разу в жизни он никого не любил и не знал, что это такое… И вот теперь полюбил.

Дрю прикрыл ладонью глаза, чтобы не мешал свет… Она еще раскается в том, что она сделала. Она пожалеет о своих словах. В этом нет никакого сомнения. Он заставит ее пожалеть обо всем. Дрю вспомнил, с каким вожделением смотрела на него Роуз Лил. В ее глазах светилась прямо-таки собачья преданность. Ему даже захотелось ударить ее, сделать ей больно. Ей и Джеки… Однако Джеки гораздо осторожнее Роуз. Как бы там ни было, он сумеет задурить ей голову. И Анжела сама прибежит к нему, потому что он знает, что делать. Кроме того, Анжела ужасно ревнива и, конечно, не вынесет того, что он близок с ее дочерью. И снова его губы скривила улыбка. Она будет просить у него прощения, будет умолять, она еще пожалеет о том, что заставила его страдать… Даже погрузившись в эти мрачные мечты, Дрю в глубине души знал, что никогда не сможет простить Анжелу.

Его мысли вернулись к Джеки. Он снова потянулся к телефону и заказал бутылку ее любимого шампанского, не забыв распорядиться, чтобы шампанское получше охладили.

— Включите это в счет, — коротко бросил он. — Совершенно верно, в счет Жаклин Джонс. Я ее жених.

Почти жених — следовало бы добавить.

Дрю также позвонил в ближайший цветочный магазин и заказал два десятка красных роз. Положив трубку, он опустил в пах руку и лениво потрогал то, чем так гордился… Потом он положил руку на столик около кровати и начал выстукивать пальцами какую-то мелодию. Дрю взглянул на часы. Джеки задерживалась.


Когда Джеки вышла из дверей студии, на улице уже было темно. Она ускорила шаг и, отыскивая глазами свободное такси, подняла воротник пальто, чтобы защититься от дождя. Она вышла на перекресток и вдруг увидела, что кто-то быстро направляется прямо к ней. Замахав рукой проезжавшему такси, она с облегчением вздохнула, когда машина затормозила.

— Джеки! — услышала она у себя за спиной и вздрогнула от неожиданности.

— Джемми! — смешавшись, пробормотала она. — Что ты здесь делаешь?

— Я вдруг подумал, что прежде чем в понедельник решить все окончательно, неплохо бы переговорить с тобой прямо сейчас. Но я, кажется, заблудился и пришел на студию через минуту после того, как ты ушла…

Джемми немного лукавил. На самом деле он намеренно обошел старый театральный квартал и сумрачные аллеи, с любопытством рассматривая прохожих и витрины магазинов. Совершенно случайно он набрел на фривольное царство района Сохо, на витрины известных заведений, в которых красовались пикантные красотки, обещавшие ему райские наслаждения, если бы он только поддался искушению зайти.

За одной из витрин словно сошедшая с обложки порнографического журнала в соблазнительной позе изогнулась полураздетая женщина. Она провела языком по ярко накрашенным губам и призывно улыбнулась, когда его взгляд задержался на ее соблазнительном бюсте. На ней были черные блестящие чулки, и она обещала Джемми радости любви, которые не снились ему даже в самых смелых снах.

Какой-то старик вылупился на него из окошка кассы, словно видел Джемми насквозь и догадался о его невинности.

Невинность, девственность, непорочность — вот те качества, которые он должен был беречь пуще глаза, находясь в семинарии. По крайней мере формально. Однако теперь у него закружилась голова. Мир вокруг так и горел похотью, и Джемми думал лишь о том, когда и он наконец приобщится к тайнам плотских утех. Увы, его отец так никогда и не смог понять, что из сына вышел бы очень плохой священник.

Джемми шел по улице, и в его голове ожили все те запретные мечты и желания, которые он в свое время старался не допускать в свои мысли… Вдруг он вспомнил, с какой целью вышел на улицу, и, взглянув на часы, обнаружил, что уже почти час потратил на осмотр городских «достопримечательностей». Нужно было спешить, чтобы успеть добраться до студии. Наконец, еще через полчаса, он свернул на нужную улицу, опасаясь, что скоро совсем стемнеет. К его удивлению, витрины были настолько ярко освещены, что он заметил Джеки в толпе прохожих…

— Нужно было просто мне позвонить, — сказала она, открывая дверцу машины. — Тебе бы не пришлось тащиться сюда. — Она кивнула на такси. — Может быть, ты сядешь в машину, иначе мы оба промокнем до нитки.

— Я боялся, что ты занята, и поэтому не звонил… — начал Джемми, усевшись рядом с ней в такси.

От Джеки исходил густой аромат духов, и в его голове промелькнуло воспоминание о той женщине за стеклом в Сохо, которая словно сошла с обложки журнала.

— Да уж, — сказала она, — наступают дни, напряженные во всех отношениях… — Она вспомнила Макса и Ивонн и прикрыла глаза. — Кажется, я устала.

— Высади меня где-нибудь, если я некстати… — предложил Джемми, подумав: а вдруг она согласится?

— Нет, — поспешно сказала Джеки и постаралась улыбнуться. — Не говори глупостей. Мы поедем в отель, что-нибудь выпьем и поговорим.

— Если ты не очень устала.

— Если бы я очень устала, то не предложила бы тебе этого, поверь.

Джеки откинулась на сиденье, а он украдкой в полумраке такси рассматривал ее профиль. Фонари отбрасывали свет, который скользил по ее лицу. Огни вспыхивали всеми цветами радуги, автомобиль мчался по лондонским улицам, и Джемми впервые с удивлением задумался о том, зачем он здесь, в этом городе и рядом с Джеки, зачем он берет эту работу в театре, о которой не имеет никакого представления.

В какой-то момент ему показалось, что он всего лишь одна из бесчисленных песчинок, бесцельно рассыпанных в космосе. Ему припомнился прежний дом, освещенный ослепительным солнечным светом… Уставившись в окно такси, Джемми смотрел, как толпы людей движутся по Пикадилли. Неужели он когда-нибудь сможет ко всему этому привыкнуть?

Джеки была рада воцарившемуся молчанию. У нее было время собраться с мыслями. Она думала о Максе и Ивонн. Что она чувствовала — осуждала ли их или же просто утратила некоторые иллюзии? Ей было известно о репутации Макса в подобных делах, а потому сцена, свидетельницей которой она стала, не явилась для нее большой неожиданностью. Однако неприятный осадок оставался. Но личная жизнь Макса ее не касалась, и не следовало смешивать его сексуальные шалости с их рабочими взаимоотношениями.

Не без труда Джеки переключила мысли на Дрю. Она чувствовала себя не слишком уютно. Он был так зол, когда они расстались утром в студии, несмотря на его заверения, что все в порядке. Теперь уже начало восьмого, и Дрю, наверное, ждет ее, а она совсем забыла, что они договорились встретиться. Месяц назад, неделю назад она бы просто не поверила, что такое возможно.

Они проехали мимо сверкающего огнями «Ритца», который остался слева, а потом пронеслись мимо Грин-парка.

«Мэрилин» начала занимать все ее мысли. Еще столько всего нужно было обсудить! Столько всевозможных мелочей, о которых нельзя было забыть!.. У нее просто голова шла кругом.

Джеки тихо выругалась, вспомнив, что забыла позвонить Альдо, а теперь он, конечно, уже ушел. Его пригласили на прогон спектакля в «Барбикан». Пропади все пропадом…

Что касается Дрю, то раз он решил вернуться в ее жизнь, ему, естественно, и в голову не придет надеяться, что она все бросит ради него. Как никто другой, Дрю понимал, что значит для нее эта постановка. Когда такси остановилось перед отелем, Джеки слегка поежилась.

Чтобы встретиться с ней, Дрю примчался на другой конец света, и она, конечно, это оценила. Она все еще влюблена в него. Почему же тогда что-то дрогнуло в душе, когда она подняла глаза и взглянула на окно, за которым дожидался ее любимый?

Когда они выбрались из такси, она объяснила Джемми:

— Там меня ждет мой приятель… — И к своей досаде почувствовала, что краснеет.

— Если это не очень удобно…

— Все удобно. Я же тебе уже сказала, — улыбнулась Джеки и открыла сумку, чтобы расплатиться с водителем.

— Нет, позволь я заплачу. Очень тебя прошу. Это единственное, что я могу сделать… — И он легко отодвинул ее в сторону, словно она ничего не весила.

— В самом деле, Джемми… — начала она, но он уже сунул деньги в руку водителю, прежде чем она успела договорить.

Ее почему-то приятно тронул этот его поступок.

Джемми проследовал за Джеки мимо швейцара в ливрее. Швейцара звали Гарри, и он, словно старый знакомый, поприветствовал Джеки и пожелал ей приятно провести вечер. В фойе Джемми был поражен роскошью обстановки — коврами, массивной мебелью, огромными хрустальными люстрами. Джеки провела его по внушительной мраморной лестнице, и они вошли в сумрачный элегантный бар отеля. Здесь она сбросила пальто, и он залюбовался ее фигурой. На ней были черный кашемировый свитер в обтяжку и классно сидящие джинсы.

— Мне нужно позвонить, — сказала Джеки. — Я через минуту вернусь.

Глядя ей вслед, он судорожно вздохнул.

— Ничего не поделаешь, Дрю, — сказала она в телефонную трубку.

— Какого дьявола он приперся!.. Я заказал для нас двоих премилый ужин в…

— Я не могу пойти.

— Джеки, прошу тебя.

— Нам понадобится полчаса, не больше. Присоединяйся к нам, — предложила она.

Дрю сдавил трубку с такой силой, что у него даже побелели костяшки пальцев. Он с яростью окинул взглядом номер отеля и задержал его на вазах с алыми розами и бутылке шампанского.

— Я подожду тебя здесь.

— Я на минутку зайду, мне нужно взять одну книгу для него…

— Да кто он такой? — не унимался Дрю. — Что за такая важная персона?

— Во-первых, он с понедельника начинает работу в нашей труппе. Во-вторых, я встретила его под проливным дождем. И, наконец, в-третьих, он крестный сын моей мачехи.

Дрю успокоился.

— Прости, любимая, — быстро сказал он. — Просто я так ждал тебя.

— У нас впереди весь вечер, Дрю.

— Знаю, знаю.

— Через пять минут я поднимусь, — сказала она и положила трубку, прежде чем он успел что-то сказать.

Дрю выругался и подумал, что уже второй раз за этот день женщина в разговоре с ним позволила себе бросить трубку. Нет, определенно сегодня не его день. Может быть, и год не его?


Двери лифта бесшумно раскрылись, и Джемми оказался в роскошно обставленном холле. Повсюду ковры голубоватых тонов и антикварная мебель. Просто королевская обстановка.

Ему вспомнилась фотография, хранившаяся у отца, на которой был изображен интерьер старого фамильного дома в Глостере. На снимке, сделанном в 1920 году, маленький кривоногий мальчик в матроске стоял возле громадного викторианского бюро. Единственный раз в жизни, когда он видел отца ссутулившимся и каким-то потерянным.

— Тебе нравится здесь жить? — спросил Джемми.

— Я давно хотела перебраться поближе к Гайд-парку. Если у отца была возможность, он всегда брал сюда меня с собой. Вот уже больше десяти лет, как мы здесь вместе завтракаем. Обслуживающий персонал принимает нас как старых друзей. — Она улыбнулась. — Вообще-то я терпеть не могу слишком долго жить в отелях, но здесь все по-другому. Несмотря на то что отель такой огромный, здесь можно хорошо отдохнуть. К тому же здесь очень удобно. У меня большой номер, много места. Однако от такой роскоши мне скоро придется отказаться из-за непредвиденных финансовых трудностей. — Она подумала о матери. — Сейчас я веду переговоры об аренде дома. — Джеки снова улыбнулась. — Такова жизнь.

Из холла они прошли в коридор.

— А в каком месте ты собираешься арендовать дом? — поинтересовался Джемми.

— Сначала я хотела снять его в Хампстиде, рядом с отцом и Клэр, но это не слишком удобно для работы. Теперь я думаю подыскать что-нибудь в районе улицы Хафмун, недалеко от Грин-парка. — Когда они входили к ней в номер, она обернулась и посмотрела на Джемми. — Ну а ты? Где ты намерен устроиться, когда тебе надоест находиться под бдительным присмотром Клэр?

— Не знаю, — сказал он, пожимая плечами. — Кажется, мне всю свою жизнь придется находиться под чьим-нибудь бдительным присмотром…

— Тебе только двадцать четыре года, Джемми, — мягко сказала Джеки. — У тебе еще все впереди.

— Так же, как и у тебя.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Ну… что ты только немного старше меня.

— На шесть лет!

— Но ведь не на шестьдесят…

Бросив на него смущенный взгляд, Джеки толкнула дверь номера. Дверь открылась, и на пороге их встретил Дрю с бутылкой шампанского в руках.

— Я решил откупорить его сейчас, — сказал он. — Что на него смотреть!

Скользнув взглядом по удивленному лицу Джеки, он воззрился на мальчишку, стоящего рядом с ней.

Впрочем, «мальчишка» — не совсем точное слово. Он был очень рослым, этот парень. По меньшей мере на голову выше Дрю. У него были крепкая шея и мускулистые плечи. К тому же он был довольно смазлив. Дрю ощутил легкий укол ревности. Когда он познакомился с Анжелой, та крутила роман с таким же вот «мальчишкой» — великовозрастным пляжным «мачо».

— А это, значит… — начал Дрю, натянуто улыбаясь.

— Джемми Тарли, — быстро сказала Джеки. — С понедельника он будет работать у меня ассистентом… А это, — она кивнула на Дрю, — Дрю Кароччи…

— Рад познакомиться, — сказал Дрю и отправился наполнить бокалы. — Так ты в этом бизнесе новичок? — спросил он, оглянувшись на Джемми.

— Да, — кивнул тот, первым делом обратив внимание на алые розы, украшавшие комнату.

Этот мужчина, он кто Джеки — друг, любовник?..

— Выпьешь шампанского, Джемми? — спросил Дрю, ловко управляясь с бутылкой.

— Пожалуй.

— А чем ты занимался раньше?

— Учился. Потом бросил… — пробормотал Джемми.

— А чему именно ты учился? — не отставал от него Дрю, которому сразу припомнились школьные годы и прилизанные ученики из хороших семей.

— Я готовился стать священником.

— Не понял? — Дрю сделал большие глаза. — Кем ты готовился стать?

— Священником… — повторил Джемми, наблюдая за удивленным выражением лица Дрю.

— Вот уже никогда бы не подумал… — протянул тот. — Так ты нигде толком не учился?

— Нет, — покачал головой Джемми. — Ему предстоит все начинать сначала, — вмешалась Джеки. — До недавнего времени он жил в Кении. В Лондоне он впервые. — Она многозначительно посмотрела на Дрю. — Ну что, мы будем пить шампанское? Я умираю от жажды.

Дрю кивнул и подал им бокалы. Она хочет, чтобы он прекратил свои расспросы. Что же, он должен подчиниться. Однако он едва сдерживал себя, чтобы не расхохотаться.

Конечно, до знакомства с Джеки он не слишком много знал о так называемом шоу-бизнесе. Из людей искусства среди его знакомых было лишь несколько убогих личностей вроде безработного заклинателя змей да девчонки, которая один раз промелькнула где-то в кино, а потом переквалифицировалась в «девушку по вызову». С тех пор мнение Дрю об этих людях претерпело не слишком большие изменения. Все они, как правило, бездельники, тряпки, пьяницы, забулдыги, трепачи и вдобавок еще тщеславные идиоты. В соответствии с этим набором качеств Джемми, вероятно, можно отнести к категории бездельников. Возможно, он еще и безвольная тряпка… Тоже мне, священнослужитель!

Мать Дрю была католичкой, однако священник, в обязанности которого входило заботиться о душах жителей Креншау, предпочитал жить-поживать вдали от города в чистеньком белом доме рядом с белой низенькой часовней и весьма неохотно являлся пред своей паствой — в лучшем случае раз в месяц. В этот день народ набивался в разборный сарай, который устанавливали между двумя чахлыми деревцами. Из-за алтаря выходили ангелоподобные мальчики, а вслед за ними показывалась круглая и красная, вполне земная физиономия преподобного отца Коннора.

— А ты тоже работаешь в театре? — спросил Джемми.

— Не совсем так. Однако, можно сказать, интересуюсь, — уклончиво ответил Дрю.

— И давно ты в Лондоне?

— Всего два дня, — улыбнулся Дрю и подмигнул Джеки. — Я, так сказать, прибыл оказать Джеки моральную поддержку.

Джемми отпил шампанского.

— Так, значит, ты жил в Кении? — спросил Дрю.

— Всю жизнь.

— Большой город, наверное, удивил тебя.

— Я люблю перемены.

— Это хорошо, — сказал Дрю. — Если хочешь, я могу показать тебе самые крутые здешние достопримечательности.

— Я буду рад.

— Не думаю, что тебе понравится, — вмешалась Джеки, обращаясь к Джемми.

— Почему нет? — удивился Дрю. — Парень, кажется, уже достиг совершеннолетия.

— Англия не Кения, Дрю, — поспешно пробормотала она. — А Джемми привык к замкнутой жизни.

Взглянув на Джемми, она озабоченно улыбнулась. Конечно, у нее и в мыслях не было набиваться ему в няньки, однако только одному Богу известно, чем может кончить Джемми с таким гидом, как Дрю.

— Не такая уж и замкнутая была у меня жизнь, — сказал Джемми, пожимая плечами. — Думаю, что Найроби не слишком сильно отличается от других больших городов мира. Там тоже всего предостаточно.

Когда он бросил семинарию, у него было время познакомиться с темной стороной жизни большого города. Удалившись от центральных кварталов, он бродил по запретным дальним улицам, где было полно попрошаек, сутенеров и проституток. Некоторые из девушек, которые зазывали его поразвлечься, были так красивы, что в конце концов он не выдержал и… предпочел ретироваться подальше от соблазнов.

— Видишь, Джеки, — небрежно сказал Дрю, — ты напрасно беспокоишься.

— Может быть, — пожала плечами Джеки.

В самом деле, у нее хватает забот и без того, чтобы возиться с взрослым парнем.

— Тебе действительно не о чем беспокоиться, — успокоил ее Джемми.

Дрю наслаждался холодным шампанским и с улыбкой посматривал на нового знакомого. Однако его веселость мигом улетучилась, когда он заметил, как тот смотрит на Джеки. Нет, этот парень совсем не прост. Ему захотелось, чтобы Джемми поскорее убрался отсюда.

— Кажется, ты собиралась взять какую-то книжку? — спросил он у Джеки.

— Она на столе, — сказала та. — Я совсем забыла. — Она повернулась к Джемми. — Тебе нужно кое-что прочесть, чтобы ты был в курсе. Обрати особое внимание на вторую часть книги. Из нее ты подробно узнаешь об истории английских и американских мюзиклов за последние сорок лет…

Она подошла к письменному столу и принялась рыться в груде книг и газет.

Дрю тем временем насмешливо, но внимательно наблюдал за Джемми, который не отрывал взгляда от Джеки.

— Семидесятые и восьмидесятые годы особенно интересны!.. — продолжала она. — Вот когда начался настоящий взлет английского мюзикла и его выход на мировую сцену…

— Я ничего в этом не пойму.

— Обязательно поймешь, — мягко возразила Джеки. — Если ты только найдешь для себя в этом что-то интересное, все остальное пойдет как по маслу. — Она достала еще одну книгу с полки около телефона. — Возьми и эту книгу. Это биография Мэрилин Монро. Нужно же тебе кое-что узнать о том, чем мы занимаемся. Ах да, тебе еще понадобится копия режиссерского сценария с подробными описаниями всей будущей постановки…

— Эй, Джеки, полегче, — усмехнулся Дрю, как бы между прочим обнимая ее за плечи. — Тебе не кажется, что ты слишком загружаешь парня? — Он погладил ее по волосам, шутливо чмокнул в кончик носа и взглянул на Джемми. — Она не может говорить ни о чем другом, кроме своего мюзикла.

Дрю умирал от скуки и к тому же изрядно проголодался. Он хотел еще выпить… Но более всего он желал, чтобы этот мальчишка поскорее убрался.

— Кажется, Дрю прав… — сказал Джемми, через силу улыбаясь, и показал на часы. — Уже слишком поздно. Я обещал Клэр вернуться к ужину, — солгал он.

— Так позвони ей. Уверена, она тебя поймет, — предложила Джеки.

— Нет, — пробормотал Джемми. — Я лучше пойду…

Джеки внимательно посмотрела на него, удивленная поспешностью его ответа.

— Ну хорошо, — кивнула она.

Кажется, она успела наскучить ему своими разговорами еще до того, как Джемми приступил к работе. Возможно, Дрю прав: как только она съезжает в разговоре на свою любимую тему, ее уже ничто не остановит…

— Позвони, если до понедельника у тебя возникнут какие-то вопросы, — добавила она.

— Обязательно, — кивнул Джемми, направляясь к двери.

— Не забудь пальто.

— Да-да…

— И книги не забудь, парень, — прибавил Дрю со вздохом облегчения.

— Подожди, я дам тебе пакет, — сказала Джеки.

— Спасибо за все, — ответил Джемми, неловко помахав рукой. — Увидимся в понедельник. — И, выйдя из номера, осторожно прикрыл за собой дверь.

Он шел по нежно-голубым коврам к лифту, чувствуя, что смущение перерастает в злость. Его кулаки сжимались сами собой, когда он вспоминал лицо Дрю. Дрю ему не понравился. Возможно, и он ему не понравился. Вообще, с какой стати он вздумал обращаться к нему в этом покровительственном тоне, называть его «парнем»? Но больше всего ему не понравилось то, как Дрю облапил Джеки, словно она была его собственностью.


Ричард стоял около итальянской закусочной и думал о Люси.

Они могли бы устроить небольшой праздник. Небольшое такое торжество. Его взгляд снова вернулся к соблазнительной полуторалитровой бутылке вина «Дом Периньон» со слегка запыленным изящным горлышком. Затем его мысли переключились на банковский счет, который был у него более чем скромным. Однако, черт побери, ведь он сегодня получил работу, настоящую актерскую работу и даже подпишет в понедельник контракт. Разве это не повод для праздника? Кроме того, может быть, ему вскоре даже выплатят вознаграждение, а денег он не получал вот уже несколько месяцев. А главное, нужно как-то приободрить Люси.

Он согласился и решил попробоваться на роль капеллана в сериале. Согласился, несмотря на то, что придется работать бок о бок с Роджером, которого он презирал. Впрочем, у него не было другого выхода. Люси могла подумать, что он вообще утратил профессиональные навыки. Вдобавок это же просто ребячество — отказываться от работы только потому, что придется работать с ее бывшим дружком. Словом, отказаться было просто невозможно.

Ричард передернул плечами. Конечно, не Бог весть какая роль — ему предстояло появиться всего в шести эпизодах, но ведь это была работа!.. Как бы там ни было, сериал «Больница» смотрят сейчас в каждой семье. От него телезрителей еще не тошнит, как от шикарных домов «Главной улицы». Не говоря уж о том, что такие сверхпопулярные американские сериалы, как «Даллас» и «Династия», совершенно выдохлись. Между тем в «Больнице» было нечто располагающее, притягательное для телезрителей. Так же они реагировали и на «Соседей», на этот отвратительный австралийский сериал.

Как это было приятно — снова ощутить аромат гримерной! Девушка-гримерша сделала его волосы седыми и добавила ему несколько морщин. Потом ему сказали, чтобы он изобразил шотландский акцент. Он изобразил, и, как ему показалось, не очень удачно. Однако Роджер ободряюще подмигнул ему с другого конца студии, и Ричард просто-таки возненавидел его за это.

А позднее, когда прослушивание наконец закончилось, Роджер сказал:

— Я замолвил за тебе словечко, Дик. Никаких проблем.

У Ричарда внутри все перевернулось. Он терпеть не мог, когда его называли Диком. Вдвойне неприятно было, когда так его называл Роджер.

Он вздохнул и толкнул дверь закусочной. Тут же зазвонил колокольчик, и в нос Ричарду ударили аппетитные запахи чеснока, салями и сыра «чеддер». Слюнки у него так и потекли, а под ложечкой мучительно засосало.

Когда он выходил, колокольчик вновь зазвонил. В руках у Ричарда был большой бумажный пакет, в котором он нес колбасу, паштет из гусиной печенки, маринованные оливки, два французских батона, жареного цыпленка и бутылку дешевого вина. В этот момент он снова подумал о Роджере, и на его симпатичном лице появилось болезненное выражение. Он даже забыл про шампанское и соблазнительное бордо урожая 1982 года.

Никогда в жизни он не видел никого, кто имел бы такую идеальную челюсть, как у Роджера. Восхитительную квадратную челюсть. К тому же он был смугл, имел белокурые волосы и был выше Ричарда. Гримерша возбужденно поведала Ричарду, что ей не приходится затрачивать почти никаких усилий, чтобы привести в порядок «восхитительное лицо» Роджера. Она лишь чуть-чуть его припудривает, чтобы не блестела кожа. Все это она рассказывала, гримируя его собственное бледное заурядное лицо, покрытое морщинами. Когда он наконец взглянул на себя в зеркало в артистической, то увидел перед собой совершенного старика.

Ричард вздохнул и крепче обнял бумажный пакет с продуктами. Ну ничего, может быть, он еще возьмет свое. Может быть, ему дадут какую-нибудь приличную роль, за которую не придется рассыпаться в благодарностях перед старым добрым Роджером. Уж Роджер в отличие от него может позволить себе и шампанское, и бордо. Для него это раз плюнуть.

Потом он стал думать о Люси. Не получив главную роль в «Мэрилин», Люси как будто не особенно разочаровалась. Она даже предвкушала, когда наконец в газетах появятся отзывы о той девушке, которой дали роль Монро. Однако прошлой ночью, когда он пристроился рядом с ней и стал гладить ладонью по ее бедру, что означало у них любовную прелюдию, она притворилась спящей. Кто-кто, а уж он понимал, что на самом деле означает это ее якобы медленное и ритмичное дыхание. Ричард знал ее как облупленную. Знал о родинке на спине и о маленьком шраме под левым коленом.

Прежде Люси отказала Ричарду лишь однажды, и даже теперь он толком не понимал причины. За этим крылось нечто чрезвычайное. Он и вообразить себе не мог, что она может отказать ему, даже не объяснив, почему. А утром, еще до того, как он проснулся, Люси тихонько выскользнула из постели, и когда он обнаружил ее отсутствие, то перевернулся на спину и в тоске уставился в потолок, недоумевая, что же все-таки произошло между ними?

Ричард предложил ей встретиться вечером около студии, и она довольно охотно согласилась. Он увидел ее уже на улице. Люси стояла у входа в студию, зябко переминаясь с ноги на ногу.

— Я опоздал, прости.

— Ничего, — сказала она с улыбкой и взяла его под руку.

Ричард сразу приободрился.

— Может, выпьем где-нибудь, прежде чем идти домой? — спросил он, похлопав рукой по бумажному пакету. — Я тут кое-чего купил к ужину.

— Я бы не возражала.

— Ты выглядишь немного подавленной, — сказал Ричард, глядя на нее. — Был трудный день?

— Ничего, все в порядке.

— Как прошла встреча с представителями прессы? Надеюсь, все в порядке?

— Прекрасно, — сказала она. — «Мэйл» обещает посвятить нам почти полполосы.

Cлабым утешением послужило то, что Люси сочли фотогеничнее, чем Роуз. Но это все. Несмотря на то что в отличие от Люси Роуз явно недоставало естественности, все мгновенно переменилось в тот момент, когда та начала петь. От Роуз было просто не отвести глаз, а ее превосходный голос не мог не тронуть.

— А как дела с «Мэрилин»?

— Ты хочешь сказать — с Роуз Лил? — поправила она. — Что ж, она очень хороша. Не думаю, что у Жаклин Джонс и у Макса Локхарта были какие-то сомнения, когда они ее приглашали.

Люси поклялась себе не ругать Роуз и не завидовать ей, однако на душе у нее было очень тяжело. Она так долго мечтала об этой роли!

— Ничего, время покажет, — убежденно сказал Ричард, пожимая ей руку.

Они перешли шумную улицу и двинулись по Ковент-Гарден.

— Что же ты не спрашиваешь, как прошла моя проба? — спросил Ричард.

— О Господи, Ричард! Извини!

— Ну-с, теперь перед тобой не кто иной, как преподобный Ангус Фрейзер.

— Неужели? — воскликнула Люси.

Однако она уже знала. Роджер позвонил ей и рассказал об этом. Он рассказал и о том, что сначала дело пошло неважно, но он шепнул кое-что нужному человеку и «спас Дика».

Если бы она поведала об этом Ричарду, тот не пришел бы в восторг. Кроме того, Роджер уговаривал ее позавтракать вместе и после того, что он для них сделал, ей было очень трудно отказать. Если бы Ричард узнал об этом, то просто взбесился бы.

— Поздравляю!

— Особенно не с чем. Я появлюсь всего в шести эпизодах, и на вид мне будет лет сто.

— Неужели?

— Именно так!

Она засмеялась, и он радостно вздохнул. Даже роль не казалась ему теперь такой уж плохой.


Дрю закрыл дверь.

— Это был чудесный ужин, Дрю, спасибо.

— Очень рад, Джеки.

— В следующий раз нужно будет пригласить Джемми. Он здесь почти никого не знает.

— Уверен, он бы остался доволен… — проговорил Дрю и прошел на другой конец комнаты, чтобы налить себе виски.

— Мне кажется, ты чем-то недоволен?

— А ты не понимаешь?

— Что я должна понимать?

— Да он в тебя втрескался по уши.

— Не думаю, Дрю.

— А ты подумай, Джеки.

— Просто он видит во мне старшую сестру, — ответила она, пожимая плечами.

Дрю рассмеялся.

— Я бы этого не сказал!..

— Он еще совсем мальчик.

— И какой мальчик! — снова засмеялся Дрю. — Ну что же, здоровое соревнование еще никому не вредило.

— Ладно, шутки в сторону. Давай поговорим о чем-нибудь другом. У меня много своих проблем.

— Ну как знаешь… — Дрю медленно покачал головой. — Тебе налить?

— Да, пожалуйста.

— Ты мне так и не сказала спасибо… — Дрю кивнул на цветы, украшавшие комнату.

Джеки покраснела, а потом виновато улыбнулась.

— Прости…

— Ничего страшного.

— Цветы прекрасны, Дрю.

Она наклонилась к вазе с розами.

— Они же не пахнут, дорогая.

— Не имеет значения… — мягко возразила Джеки, принимая из его рук бокал. — Все равно они прекрасны. И ты даже не забыл сорт моего любимого шампанского.

— Как я мог забыть! — усмехнулся он и подумал об Анжеле. — Какой длинный был день! — вздохнул он.

— Ужасно длинный, — виновато кивнула она. — Прости меня за то, что случилось утром. И за то, что я задержалась вечером.

— Все в порядке, дорогая, — сказал Дрю. — Ты ни в чем не виновата.

Он взял у нее из рук бокал и обнял ее за талию.

— У нас ведь в запасе весь вечер. И вся ночь…

— Утром у меня так много работы, Дрю, — со слабой улыбкой возразила Джеки.

Его руки скользнули под ее свитер.

— Я понимаю…

— И мне еще нужно позвонить…

Дрю не ответил. Он ласкал ее груди. Джеки откинула голову назад, ее губы приоткрылись. Теперь он мог целовать ее шею.

— Этот великовозрастный блондин влюблен в тебя, — сказал Дрю, и она почувствовала в его голосе издевку.

— Не надо…

— Держу пари, что сейчас он думает о тебе. О нас… — Дрю стянул с нее свитер, скользнул ладонями по ее спине и стал снимать джинсы. — Лежит и думает, он мечтает о том самом, что я сейчас делаю с тобой, а он не может…

— Замолчи!

Однако Дрю отнюдь не расположен был молчать. Напротив, разговор доставлял ему огромное удовольствие. Ему нравилось ее возмущение, нравилось представлять ее с этим пареньком. Эти эротические фантазии уносили его в прошлое. Уносили к Анжеле. Он желал ее больше всего на свете. О Господи, как же он желал ее!..

Дрю пылко поцеловал Джеки, закрыл глаза и стал нежно тереться лицом о ее грудь.

— Этот юноша был бы счастлив сделать то же самое, любимая. Разве нет, а? Разве нет?

Она резко оттолкнула его.

— Я сказала — замолчи!

В ее глазах светилась боль и злость. Зачем он только все это говорит?

Дрю вдруг почувствовал, что эрекция прошла, и протяжно вздохнул.

— Что я должен сделать? Замолчать?

— Ты не понимаешь?

— Брось, это была просто шутка. Я просто дурачился.

Джеки внимательно посмотрела ему в глаза.

— Прости, — пробормотал он, подвигаясь к ней и нежно обнимая ладонями ее плечи. — Хорошо?

— Мне было совсем не смешно, — спокойно сказала Джеки.

— Я же попросил прощения, — вздохнул Дрю. — Я действительно раскаиваюсь.

Он снял пиджак и набросил ей на плечи. Джеки снова взглянула ему в глаза. Казалось, он был печален, словно она сделала ему больно. Может быть, она действительно переборщила? Она устало посмотрела на розы и на шампанское. Просто удивительно, как не задался этот день! Она вспомнила Макса и Ивонн, и на душе у нее сделалось совсем скверно.

В ее памяти всплыла угнетающая подробность из далекого прошлого. В каждой артистической уборной, где они останавливались, мать зачем-то прикалывала к стене черно-белую фотографию гнилого яблока рядом с вырезанными из газет портретами отца. Это самое гнилое яблоко с фотографии вдруг увеличилось в сознании Джеки до невероятных размеров и вызывало у нее тошноту. Она опустила голову на плечо Дрю и закрыла глаза. У нее больше не было сил ни о чем думать.

5

Стол был накрыт, свечи зажжены, а шампанское охлаждалось в ведерке со льдом. Анжела немного отступила назад и оценивающим взглядом окинула комнату. Потом она взглянула в зеркало. Приехав к ней, Доджи был, как всегда, ею очарован и был готов упасть в ее объятия. Она действительно прекрасно выглядела. Можно сказать, аппетитно.

Она была в своем новом длинном полупрозрачном платье от Донны Каран. Двигаясь с грацией кошки, Анжела с удовольствием ощущала, как струится по ее телу черно-синяя ткань, и знала, что сегодня она во всеоружии. Белья на ней, естественно, не было. Она нежно погладила ладонями свои груди. Какие они пышные и твердые, просто загляденье! Две недели назад она сделала специальную хирургическую операцию.

Доджи был ее любовником вот уже шесть лет. Рыхлый и обрюзгший, весь в варикозных венах — его тело было похоже на топографическую карту, — он должен просто таять от счастья. Анжела слегка покраснела. Когда они занимались любвью, она закрывала глаза, но все равно не могла представить его Томом Крузом или Патриком Суэйзи. Куда там, если бедняга пыхтел на ней, не в силах вставить в нее свою маленькую старенькую штучку.

Анжела улыбнулась, но ее улыбка была вовсе не доброй. В ее сознании возникло лицо Дрю. Вот кто не выходил у нее из головы. Она тосковала по его телу. Только по телу.

Анжела достала сигарету, хотя с некоторых пор запретила себе курить.

Она познакомилась с Дрю на вечеринке у подруги, и начала повторяться история с Дэвидом, то есть засасывающая, безрассудная страсть, хотя Дрю и был полной противоположностью Дэвиду. Дэвид был блондин, а Дрю — жгучий брюнет. И Анжела обожала его. У него были черные, как у итальянца, волосы и смуглая кожа. А тело, какое у него было тело! Она сходила с ума от его тела… Само собой, он не имел никакого отношения к итальянцам, а тем паче к состоятельному семейству Кароччи. Он был никем. Очень скоро она узнала достаточно. Она все проверила. Впрочем, это не имело никакого значения. В то время он ее даже забавлял. Его искусно выдуманная собственная биография вызывала невольное восхищение. Анжела была уверена, что Дрю — еще одно ее мимолетное развлечение, еще один мальчик для любовных утех, однако все обернулось иначе.

Конечно, у них с Дрю, который стоял на низшей ступени социальной лестницы, не было никакого будущего. Не говоря уж о том, что она была много старше его. Анжела смеялась над перезрелыми дамочками, попадавшими в зависимость от молодых любовников. Она была отнюдь не из их числа. Кроме того, она была настоящей светской львицей. Без упоминания о ней не обходилась ни одна колонка светской хроники. Ее имя было в числе нескольких десятков крупнейших меценатов Америки. Она тратила значительные суммы денег на разного рода благотворительные фонды, и делала это не ради того, чтобы облегчить бремя налогов. Куда важнее был для нее особый социальный статус, который она при этом получала, участвуя в бесконечных презентациях, празднествах и выставках. Брак с Доджи мог значительно укрепить ее позиции, тогда как Дрю… Нет, об этом и думать не стоило.

Анжела загасила сигарету в пепельнице. Без сомнения, Доджи будет для нее хорошей партией. Нужно было лишь дождаться, когда наконец отправится на тот свет его вечно хворающая супруга, на которой он был женат вот уже тридцать лет. Разводиться с ней Доджи не хотел. Развод мог вызвать ненужный шум и серьезно повредить его политической карьере. Как, впрочем, и слухи о его романе, если они просочатся в прессу.

Она налила себе в стакан мартини и принялась размышлять о возможном браке. Доджи твердо ей обещал, что женится на ней, и Анжела была уверена, что в конце концов его получит.

Она сделала большой глоток ледяного мартини и неожиданно подумала о дочери.

Как только Анжела выйдет за Доджи, Джеки сразу получит деньги и сможет поставить свой драгоценный мюзикл. Тогда это уже не будет иметь никакого значения. Даже несмотря на то, что ее будущий супруг — демократ, приверженец клана Кеннеди, просто-таки обожествляющий Джи Эф Кей. А сейчас совсем не время для того, чтобы Джеки cнова вытаскивала на свет божий эту историю с Мэрилин Монро, в отношениях которой с братьями Кеннеди было много темного. И вообще хватит об этом!..

Вдобавок ко всему никому и никогда не удавалось поставить приличный мюзикл о жизни Монро. Так что она еще оказывала Джеки большую услугу, отказываясь дать деньги на эту безрассудную затею.

Анжела протяжно вздохнула. Как бы там ни было, она не желала дочери зла и всегда старалась не делать ей больно. А уж если теперь и пришлось немного огорчить дочь, то та, безусловно, сама была в этом виновата. Джеки всегда была немного со странностями.

— Еще одну минутку, сладость моя! — услышала она донесшийся из ванной комнаты гнусавый голос Доджи, который приводил себя в порядок после напряженного дня.

Еще немного, и, если не появится его круглая физиономия, ужин можно будет выбрасывать, тогда все ее старания собаке под хвост.

Анжела снова задумалась о Джеки.

Она никогда не пыталась изображать из себя добрую мамашу. Даже для этого она была слишком эгоистична. Плевать она хотела на все идиотские рассуждения о радостях счастливого материнства. С самого начала пеленки не вызывали у нее никакого умиления, как и то маленькое существо, которое эти пеленки пачкало. Появление Джеки не доставило ей абсолютно никакого удовольствия — сплошное беспокойство и неприятности. К тому же Джеки была слишком похожа на Дэвида. Даже внешне. Такая же высокая и светловолосая. Вылитая Грейс Келли в ее лучшие времена. Неудивительно, что отец и дочка быстро спелись. Неудивительно также, что Анжела была обоими ими недовольна. Любить — другое дело. Однако и любовь ее была довольно своеобразная. Кроме всегдашней ревности, свойственное Анжеле ощущение любви весьма походило на чувство собственницы. Хороша любовь, нечего сказать.

Наконец она услышала приближающиеся шаги Доджи и повернулась к двери, чтобы встретить его обольстительной улыбкой.


— Это просто превосходно, Брайн! — сказала с улыбкой Джеки, обращаясь к художнику-постановщику. — Неужели нет никаких проблем?

— Я довольно долго возился с макетом, пока наконец не понял, в чем дело, — сказал тот, щелкнув выключателем. — Все оказалось совсем не так сложно, как представлялось сначала. А кроме того, не было необходимости делать его трехмерным. Это здорово облегчило задачу. Надеюсь, ты не будешь возражать, если мы будем использовать раздвижные декорации?

— Конечно, нет. Я даже сама об этом думала. — Она с воодушевлением повернулась к Джемми. — Понимаешь, Джемми, декорации должны ненавязчиво способствовать продвижению действия к тому эпизоду с праздничным салютом в «Мэдисон-сквер Гарден». Монро будет находиться за черными раздвижными створками, как бы переносясь в свое прошлое. Она будет стоять в нескольких шагах от нижнего уровня сцены на широком помосте, который будет медленно выдвигаться к рампе, как только снова раздвинутся черные створки.

Джемми кивнул. Он только что прочел биографию Монро, которую дала ему Джеки, и понимал, какого впечатления она добивается, когда хочет показать роковую жизнь кинодивы в тот пиковый момент. Момент трагический, полный унижения и все-таки ослепительно-звездный.

— У меня есть еще одна идея. Ближнюю к сцене ложу я хочу использовать особо. В ней не будет зрителей. Это будет как бы президентская ложа.

Брайн улыбнулся.

— Ты хочешь посадить туда кого-то похожего на Джона Кеннеди?

— Он должен быть его абсолютной копией. Хотя, конечно, это не имеет особого значения, поскольку в зале будет темно. Понимаешь, в тот знаменитый вечер он был один. Первая леди находилась в Вирджинии — решила прогуляться верхом. Его сопровождали только Роберт Кеннеди с женой.

— Они должны были находиться где-то поблизости, чтобы, соблюдая приличия, прикрывать влюбленных, так?.. — предположил Брайн.

— Нет, Брайн, президент никогда бы так не поступил. А кроме того, — добавила она, — широко распространена версия, что у Роберта Кеннеди тоже был роман с Мэрилин Монро и, очень может быть, в то же самое время, что и у его брата. А может быть, один роман перешел в другой… Если кто-то в тот вечер и старался соблюсти приличия, это Этель Кеннеди.

— Да, я слышал об этом, но в это слабо верится. Люди такого высокого ранга не стали бы вести себя столь неразумно. — Он покачал головой и улыбнулся. — Я, например, готов всем пожертвовать, лишь бы моя жена была счастлива…

— Так ты говоришь, с декорациями нет проблем? — снова спросила Джеки.

— Никаких. Устройство помоста будет довольно сложным в техническом смысле, но зато это будет впечатляюще. Мне нравится эта идея, — сказал Брайн. — Что касается ложи Кеннеди, то как тебе понравится, если мы украсим ее гирляндой?

— Красно-бело-синего цвета.

— Ну естественно! Я передам Ивонн. Это ее дело.

— Прекрасно. Однако, кроме этой гирлянды, не нужно никаких других цветных пятен. Ничто не должно отвлекать взгляд от Монро, поющей «Happy Birthday» для президента. Створки и помост должны быть матово-черного цвета, а весь остальной задник — просто черного… — Джеки повернулась к Джемми, который был занят тем, что рассматривал макет декорации. — Я выбрала именно этот звездный момент в жизни Монро, потому что это было ее последнее известное нам появление на публике. Кроме того, она выступала не для кого-нибудь, а для самого президента Кеннеди. В тот вечер на ней было потрясающее платье. Его специально сшили для такого случая. Оно было украшено множеством искусственных бриллиантов, так что Монро буквально сияла в свете софитов. А материя, из которого сшили платье, была чрезвычайно тонкая, почти прозрачная. По-видимому, она намеренно решила показаться в таком виде перед публикой и, в частности, перед любимым мужчиной. Под платьем не было абсолютно никакого белья.

— Она сделала это от отчаяния, ведь так? — спросил Джемми.

Джеки быстро посмотрела на него.

— Конечно.

— Ее использовали, да?

— И это было. Но не забывай, что она была весьма тщеславна и тоже использовала людей.

— Если мы все обсудили, Джеки… — проговорил Брайн, вежливо вмешиваясь в их разговор. — Мне еще нужно увидеться и переговорить с Максом.

— Хорошо, — сказала она. — Значит, в пятницу я жду твоего звонка?

— Само собой, — улыбнулся он и, кивнув Джемми, вышел из кабинета.

— Я работала с Брайном над другим спектаклем, — сказала Джеки. — Он просто находка. Это счастье — иметь художника-постановщика с таким талантом, как у него, да еще с таким прекрасным характером.

— Да, это видно… — пробормотал Джемми.

У него голова шла кругом от обилия встреч и впечатлений от людей, красок, шума и вообще от всей атмосферы, в которой он оказался впервые в жизни. Ему и присниться не могло, что он будет работать в театре.

— Я, конечно, понимаю, — сказала Джеки, — что в первый день, даже в первую неделю и месяц твоего пребывания здесь тебе будет казаться, что ты попал в сумасшедший дом. Однако любой мало-мальски интересный театр, в особенности музыкальный, целиком держится на своей превосходной труппе. Каждый занят своим делом, несмотря на то, что со стороны может показаться, что здесь царит дикий хаос.

Она тепло улыбнулась, и взгляд Джемми задержался на ее губах. Она не накрасила губы. Да этого и не требовалось. Ее губы были необыкновенно яркого, сочного цвета, и нижняя губа была чуть более пухлая, чем верхняя.

Перехватив его пристальный взгляд, Джеки покраснела и вспомнила неприятный вчерашний вечер. Вспомнила, что говорил о Джемми Дрю.

В конце концов она легла с Дрю в постель, и тот снова и снова убеждал ее, что он просто пошутил. Он был с ней очень нежен и ласков, словно она была хрупкой статуэткой, и, когда они насладились любовью, он сделал ей предложение. Услышав его, Джеки изумленно вздохнула. Немного помолчав, она сказала Дрю, что им следует подождать до премьеры «Мэрилин», а потом снова вернуться к этому разговору. Учитывая, что они всего несколько дней назад возобновили отношения, не стоит принимать слишком поспешных решений.

Джеки разглядывала Джемми. Конечно, Дрю был не прав. Джемми еще самый настоящий мальчик. А кроме того, он на целых шесть лет младше, чем она…

— Я еще не показала тебе нашу афишу, — поспешно, может быть, слишком поспешно проговорила она и принялась листать объемистую папку-скоросшиватель. — Вот здесь вся «Мэрилин», здесь сконцентрирована вся идея мюзикла…

Джемми заставил себя перевести взгляд на два изображения Монро, которые положила перед ним Джеки. Это были фотографии 1954 года, на которой Мэрилин была снята сразу после ее разрыва с Джо Ди Маджио. Глаза закрыты, а ладонь словно пробует защитить напряженное лицо. Однако другой ее портрет — совершенно противоположного характера. Она заразительно смеется. Голова чуть откинута назад. Ярко-красные блестящие губы призывно открыты. Фоном для портрета служил черный бархат, а губы были слегка подретушированы темно-малиновым цветом.

— И ты хочешь рассказать об этих двух ее ипостасях? — спросил Джемми.

— Да. — Джеки перевернула еще страницу. — Тот же самый дизайн мы используем и для оформления конверта пластинки. Уже отпечатаны плакаты. Несколько из них установят на станциях метро, а другие плакаты расклеят на автобусах. Ты скоро их увидишь. Кроме того, мы заказали также футболки с таким же изображением.

— А откуда вообще взялась идея этого плаката? — спросил он. — Как ты все это придумала?

Она улыбнулась его живому интересу.

— Идея у меня появилась давно, а потом я обратилась к моему другу, художнику-графику, который довел ее до ума. Впрочем, обычно такого рода работу выполняют рекламные агентства. Они все делают по высшему классу. За приличные деньги, конечно. Между прочим, только это мероприятие с рекламными плакатами обойдется нам в двадцать пять тысяч фунтов.

Джеки взглянула на часы.

— Слушай! — воскликнула она. — Сейчас мне нужно встретиться с Альдо и Максом. Почему бы и тебе не поприсутствовать? Сейчас мы заняты последним этапом прослушиваний и отбираем актеров на роль мужей Монро и других мужчин, которые повлияли на ее жизнь. — Джеки закрыла папку. — Процедура отбора может оказаться довольно мучительной, и я не обижусь, если ты сочтешь, что на сегодня с тебя достаточно и пора передохнуть. Может быть, тебе действительно нужно перевести дух?

Но Джемми отрицательно покачал головой, и они вместе вышли из кабинета и направились по длинному узкому коридору студии.

Еще издалека Джемми услышал начало песни, но потом музыка вдруг оборвалась и кто-то засмеялся. Когда они вошли в зал, музыкальный режиссер снова начал играть вступление и девушка снова запела. Ее голос постепенно заполнил все помещение, и трудно было поверить, что подобная красота и энергия исходит от этой девушки, стоящей у рояля.

— Это наша Мэрилин Монро, — тихо прошептала Джеки. — Вообще-то ее зовут Роуз Лил… — Она одобрительно покачала головой. — Это последняя песня в мюзикле. Она называется «Ночные звонки».

Джемми вслушивался в слова песни, которые так хорошо передавали настроение тех последних часов, когда оборвалась жизнь кинозвезды. Часы, полные трагизма и одиночества.

Джемми вдруг поймал себя на мысли, а не лучше ли было для Мэрилин вообще не приходить в этот мир, чтобы не погубить себя так глупо в погоне за славой и желании превратиться в секс-символ. Ведь в конечном счете это не принесло ей ни счастья, ни творческого удовлетворения… И все же она стала легендой, а ее жизнь оставила след в эпохе.

Когда он прочитал биографию Мэрилин, которую дала ему Джеки, он ощутил лишь жалость к этой «божественной мечтательнице» и презрение к Голливуду и вообще к жестокому миру киноиндустрии. Сначала он недоумевал: может быть, он не понял, не ощутил всех сложных хитросплетений психологии, однако потом вдруг осознал, что это ему было, собственно, и ни к чему.

Роуз закончила петь, и несколько человек, которые находились в зале, зааплодировали. Джемми уселся в уголке, а Джеки принялась о чем-то беседовать с музыкальным режиссером и Максом Локхартом. Потом Роуз ушла, а Альдо скрылся в боковой двери и возвратился с актером, которому предстояло первым пройти прослушивание. Актер нервно переминался посреди сцены, а Альдо направился к фортепьяно.

— Джо Ди Маджио — номер первый! — объявил кто-то.

Актер был высокого роста, с узким лицом и тонкими чертами. Длинный нос делал его почти уродливым. Вступление пришлось играть три раза, прежде чем актер по имени Ян смог попасть в такт песни, написанной для второго мужа Мэрилин — Джо Ди Маджио. Джемми увидел, как Макс устало откинулся на спинку своего кресла, а Альдо ободряюще улыбнулся актеру и заиграл снова, словно был не человеком, а музыкальным аппаратом, переданным в исключительное владение болезненно-нервного Яна. Однако Ян наконец переборол себя и запел. У него был хороший, даже очень хороший голос.

После этого прослушивалось еще пять человек, а потом был объявлен короткий перерыв — перед тем, как приступить к отбору актера на роль Артура Миллера — третьего и последнего мужа Мэрилин Монро. Джемми наблюдал, как Джеки, Макс и два либреттиста делают какие-то заметки, и удивлялся, как у них хватает терпения. Но еще больше он недоумевал, чего же, собственно, им нужно, потому что каждый актер, который начинал петь, казался Джемми ничем не хуже своего предшественника. Каждый кандидат исполнял по несколько отрывков из мюзикла, и прослушивание показалось Джимми нудным и утомительным занятием.

Наконец, не выдержав, Джемми поднялся и вышел в коридор. Он отправился посмотреть, нельзя ли тут где-нибудь перекусить и выпить кружку горячего крепкого кофе. Теплая куртка, которую он взял поносить у Дэвида, осталась в кабинете у Джеки, и ему пришлось выйти на улицу без верхней одежды.

На улице, поеживаясь от холода, он направился к освещенной светом театральных реклам Шафтсберри-авеню. Неподалеку от газетного киоска была небольшая закусочная. Почуяв запах жареного лука, Джемми завернул в закусочную. Второй раз в жизни он ел гамбургер. Первый ему купила его крестная мать, когда показывала ему Лондон. Джемми терпеливо ждал у окна, когда принесут его заказ, и поглядывал сквозь грязное стекло на улицу.

На другой стороне улицы мужчина ловил такси. На нем были белый пиджак и темные очки, несмотря на то, что солнце наглухо было скрыто тучами.

Это был Дрю. Его загорелая физиономия расплылась в улыбке, когда остановилось такси, и он сделал знак рукой девушке, стоящей рядом. У девушки были темные блестящие волосы, а в ушах сверкали огромные серьги — те самые, которые Джемми уже видел на студии. Роуз Лил с готовностью кивнула Дрю и уселась вместе с ним на заднее сиденье такси.


— Проси все, что твоей душе угодно, — сказал Дрю, и, глядя на него, Роуз почувствовала, как по спине побежали мурашки. — Из того, что указано в меню, естественно, — добавил он с многозначительной усмешкой, и они оба засмеялись.

— Для начала я бы заказала суп из авокадо, а на десерт мои любимые пирожные. В них столько крема!.. — застенчиво добавила Роуз.

— А я, пожалуй, закажу стейк.

— Я могу есть, что захочу, — словно извиняясь, сказала Роуз. — Макс Локхарт сказал, что для этой роли мне не мешает немного поправиться.

— Это совсем не страшно, — успокоил ее Дрю. — Кроме того, секс-богине и полагается иметь округлые формы.

Она покраснела и машинально опустила глаза к своим маленьким грудкам, едва намеченным под тонкой блузкой.

Щелкнув пальцами, Дрю подозвал официанта, сделал заказ и поинтересовался, какое есть вино.

— Ты какое предпочитаешь, красное или белое? — спросил он Роуз.

— Как ты хочешь…

— А как насчет шампанского? — поинтересовался он, тихо вздохнув.

Она кивнула с видимым удовольствием. Между тем, пробежав карточку вин, Дрю нашел раздел «Шипучие напитки». Выбор был не слишком большой — «Лансон» да «Асти»… Ах вот, оно самое — «шипучее»! Он покосился на Роуз. Она, должно быть, ничего в этом не смыслит.

— Номер тридцать один, — вполголоса сказал он официанту, стоявшему рядом.

Для Роуз, пожалуй, все было в новинку. Даже шипучее. Анжелу, конечно, так просто не проведешь. Уж она-то знает толк в шампанском. Впрочем, он никогда не водил ее в подобные заведения — псевдоитальянские ресторанчики, где с потолка свешиваются искусственные виноградные лозы.

— Знаешь, с тех пор, как мне дали эту роль, я совершенно потеряла аппетит. Я так нервничала, так нервничала… — беззаботно щебетала счастливая Роуз. — Но теперь мой аппетит, кажется, возвращается…

Дрю механически улыбнулся.

— А ты видел мою фотографию в сегодняшней газете?

Он отрицательно покачал головой.

— Нет?! — укоризненно воскликнула она. — Ну как же, это так замечательно, я просто не могу поверить! — Она гордо улыбнулась и процитировала: — «Блестящая молодая актриса в роли Монро»… Я и предполагать не могла, что обо мне заговорят.

В волнении она поднесла ко рту руку, чтобы обгрызть ноготь, но вовремя спохватилась.

— Ты это заслужила, — спокойно заявил Дрю. — Я покажу Джеки эту статью.

— Нет, не стоит, — пробормотала Роуз, зардевшись. — Это неудобно….

— Отчего же? — удивился он. — Мне будет очень приятно это сделать.

Официант поставил на стол ведерко с подтаявшим льдом и погрузил в него бутылку.

— Спасибо, Дрю… Ты такой милый!

Уже давно никто не называл его милым. Сексуальным, классным, крутым — это да. Но только не милым.

— Чего уж там… — усмехнулся Дрю, отпивая «шампанского». — Может, мы поужинаем вечером? Отметим твой успех по-настоящему, а?

Если соблюдать все меры предосторожности, Джеки ничего не узнает об этом. К тому же сейчас у нее дел по горло, а значит, ему не возбраняется немного поразвлечься. Не умирать же со скуки!.. Он посмотрел на свой бокал и задумался.

Джеки отнюдь не обрадовалась предложению выйти за него замуж. Она попросила его подождать! Не потому ли он поспешил со своим предложением о женитьбе, что вдруг почувствовал, что она ускользает от него? Особенно после той дурацкой сцены, которую она устроила, когда он заговорил о Джемми Тарли.

Дрю оторвал взгляд от бокала и снова посмотрел на девушку, сидевшую напротив. Его губы растянулись в привычной любезной улыбке, хотя на этот раз улыбка была довольно натянутой и далась ему с трудом.

Когда он взглянул на Роуз, та снова вспыхнула и застенчиво потупилась.

Дрю едва не рассмеялся. Подумаешь, разыгрывает из себя скромницу. Инстинкт подсказывал ему совсем другое. Роуз была из тех девушек, которые просто не умели отказывать парням. Она была податлива, словно глина, лишь бы угодить своему очередному избраннику. Такие девушки, как она, верят всему, что им плетут, и, как преданные собаки, не умеют скрывать своих чувств. Они готовы до самозабвения выкладываться для вас, пока вас не начинает от этого тошнить.

Дрю заметил, что суповая тарелка с бледно-зеленой жижей, которую поставили перед Роуз, привела ее едва ли не в восхищение.

— Моя соседка по квартире знает рецепт этого супа… — сообщила она.

— У тебя есть квартира?

— Да, мы вместе снимаем ее. — А где она?

— В Кентиш-тауне.

Он даже не слышал об этом районе.

— Конечно, это не самое лучшее место, — сказала Роуз. — Но когда я начну получать новое жалованье, то кое-что переменю в своей жизни, включая и место жительства… — Она с воодушевлением проглотила ложку супа. — У «Мадам Йо-Йо», где я до сих пор работала, вообще-то платили неплохо, но я всегда мечтала совершенствоваться в пении и танцах. Мне так повезло, что Макс Локхарт оказался в тот вечер в казино и обратил на меня внимание.

— Это судьба, Роуз…

— Да, я знаю, — счастливо выдохнула она. — Между прочим, я хорошо разбираюсь в этих вещах — в гадании, астрологии и тому подобном, а моя подруга умеет читать по руке. Она говорит, что о человеке все можно узнать по его ладони. — Она протянула ему свою руку. — Видишь, у меня ярко выражена линия судьбы. Она проходит прямо посередине ладони. Вот здесь… Это указывает на то, что мне должна сопутствовать удача…

Дрю взял ее руку и стал медленно перебирать ее пальцы.

— Какая красивая у тебя рука!

Их взгляды встретились, и Роуз вздохнула. Дрю поглаживал ее ладонь. Ей показалось, что между ними проскочила искра, и она ощутила жар в низу живота.

— Держу пари, что по знаку зодиака ты Лев, — тихо сказала она.

— Это почему же?

— Ты сильный, горячий… — Она снова зарделась. — Кроме того, ты опасный мужчина… Я права? — не унималась она.

— Права, — солгал Дрю.

Какая разница!.. Честно говоря, он был Стрельцом. Холодным сырым декабрьским днем он родился в дыре под названием Креншау, что в штате Северная Каролина.

— В самом деле?

Он кивнул.

— Знаешь, — проговорила она удивленно, — мне еще ни разу не удавалось отгадать, под каким созвездием родился человек… Ну а ты попробуй отгадать, кто я…

Продолжая держать ее руку в своей руке, Дрю взял бокал и отпил вина.

— Где уж мне, детка…

Ее сердце забилось, словно он сказал ей необыкновенно любезный комплимент.

— Я Рак, — быстро сказала она. — Самый что ни на есть типичный Рак. Я натура сильно чувствующая, созидательная, щедрая, с развитой интуицией…

— Удивляюсь, что тебя давно не прибрал к рукам какой-нибудь хороший парень.

Дрю отпустил ее руку.

— Однажды я была помолвлена, но все расстроилось… — призналась Роуз.

Дрю сочувственно улыбнулся.

— Может, пойдем отдохнем где-нибудь? — небрежно предложил он.

Впереди у него был еще целый день, который нужно было как-нибудь убить. Да еще и вечер. Когда еще Джеки кончит дела в своей чертовой студии и вернется в отель!

Волей-неволей мысли снова привели его к тому вечеру, и в его памяти всплыло лицо Джеки с написанным на нем выражением страдания и удивления. Он сделал ей предложение, а она практически ответила ему отказом. Им снова овладело сомнение. Он чувствовал себя униженным ее ответом. Разве не так? Разве она не отмахнулась от него?

— К половине пятого мне еще будет нужно вернуться на студию, — поспешно проговорила Роуз, беспокойно уставившись в свою тарелку.

Она не предполагала, что это произойдет так скоро. Однако Дрю был старше нее, опытнее, более искушен в этих делах и, по-видимому, полагал, что и она чувствует себя так же раскованно, как и он сам. Роуз покосилась на массивный золотой перстень на его мизинце, на его идеально отполированные ногти и красивые смуглые кисти рук. Такого привлекательного мужчину она еще никогда в жизни не встречала.

— Может быть… — заколебалась она.

Дрю оторвался от своих мыслей и взглянул на нее с едва скрываемой скукой.

— Тогда как-нибудь потом, — сказал он, пожимая плечами.

— Просто я… — пробормотала она и запнулась.

— Твой суп совсем остынет, ешь, — сказал он.

Подошел официант с подносом и поставил на стол заказанный им стейк. Нежные кусочки говядины, вымоченные в шерри-бренди, выглядели аппетитно в горшочке, в котором и были приготовлены. Дрю с вниманием следил за действиями официанта, словно тот был фокусником.

Увидев, что Дрю целиком переключился на еду, Роуз пришла в ужас от мысли, что теряет его.

— Нет, отчего же, я буду очень рада куда-нибудь пойти, — сказала она.

Дрю медленно повернулся к ней.

— Может быть, у тебя были какие-то другие планы? — лениво поинтересовался он.

— Да нет же, — пробормотала она. — Я согласна.

Несколько секунд Дрю пристально смотрел на нее, и она подумала, что он успел передумать.

— Уверен, ты успеешь на студию к половине пятого, — сказал он. — Кроме того, ведь успех «Мэрилин» для меня важен так же, как и для тебя. Не забывай, у меня американский взгляд на вещи.

— Да-да, конечно, — с готовностью кивнула она.

Дрю улыбнулся своей широкой, ослепительной улыбкой, и Роуз ощутила дрожь в коленях.


— И как ты только могла забыть! — c упреком сказал Дэвид. — Мы же договаривались об этом еще две недели назад!

— Совершенно вылетело из головы. Прости! — виновато вздохнула Джеки.

— Ведь это не что-нибудь, а день рождения Клэр и к тому же юбилей нашей супружеской жизни!

— Конечно, конечно, но у меня было столько дел… — Она отбросила с лица волосы. — Причем не только работа. Еще мой переезд из отеля, личные проблемы…

Она подумала о Дрю.

— Ты же знаешь, как это важно для меня, Джеки, — сказал Дэвид, пристально взглянув на нее.

Она покорно кивнула. Он всем видом хотел показать ей, что не сердится, но все-таки не смог скрыть своих чувств.

Несколько месяцев назад они с Клэр решили отметить ее день рождения и двадцать лет своего супружества, устроив торжественный ужин в «Аннабель». Последний раз Клэр звонила Джеки дней десять тому назад, и они обсуждали туалеты.

— Ну конечно, я обязательно приду! — заверила Джеки отца. — Не беспокойся.

— Вот и умница, — сказал он. — Ты же нас не бросишь…

— Сейчас ты в театр? — спросила Джеки.

— Да, я иду на дневной спектакль. Сегодня последний день, когда его можно увидеть. Спектакль снимают, и начинается работа над его киноверсией.

— Ты волнуешься, да?

Дэвид усмехнулся, а она подумала о том, как много в нем еще мальчишеского.

— Такого замечательного предложения у меня уже давно не было, — сказал он.

В действительности, чтобы заполучить эту роль, ему пришлось приложить немало усилий — спорить, доказывать. Это была пьеса «Рана», в которой фермер-арендатор убивает своего соседа в споре за маленький клочок земли у реки. Напряженная драма, полная страсти, гнева и невероятной ярости. Ее действие разворачивалось в Шотландии.

— А что об этом думает Клэр?

Он вздохнул и повернулся к окну.

— О, она, конечно, очень рада.

— Но ведь это значит, что тебе опять придется много работать, а ты, как она догадывается, не становишься моложе, — лукаво заметила Джеки.

— В общем, да.

— Кроме того, в это время года в Шотландии очень холодно, — добавила она.

— Прошу тебя, Джеки! Хоть ты не заводись…

Дэвид наблюдал, как ближе к вечеру небо становится все более серым и мрачным, и ему вдруг захотелось выпить что-нибудь покрепче, чтобы напиток обжег губы и по всему телу разлилось тепло. — А как там Джемми? — поинтересовался он, меняя тему. — Как его успехи?

— Прекрасно, — поспешно ответила Джеки.

— Он хороший парень, — вздохнул Дэвид, — но в отличие от Клэр я не питаю больших иллюзий относительно его успешной карьеры в будущем.

— Пожалуй, еще слишком рано об этом судить.

— Может быть… Но здесь… — Дэвид сделал неопределенный жест рукой, — здесь для него все чужое и непривычное.

— Не ставь на нем крест, — сказала Джеки. — Он еще прекрасно здесь обживется.

— Я никак не пойму, чем он живет. Он читает, разговаривает с Клэр или со мной, если только я бываю дома, а потом отправляется гулять.

— Что же в этом плохого?

Дэвид сердито махнул рукой.

— Но ведь должно же быть что-то еще в жизни? Ему только двадцать четыре года. Я пытался заинтересовать его чем-нибудь, предлагал вступить в какой-нибудь клуб, чтобы он мог общаться там с новыми людьми…

— Мне кажется, ты сгущаешь краски.

— Разве я не прав?

Дэвид внимательно взглянул на дочь.

— Нет, папа.

— Но ведь ты немногим старше его.

— Я бы не сказала, — быстро возразила она. — Во всяком случае у меня полным-полно работы, а кроме того, у меня совершенно не хватает времени на личную жизнь.

Дэвид удивленно поднял брови.

— Что ты подразумеваешь под личной жизнью? — поинтересовался он.

— Давай не будем сейчас об этом.

— Почему? Отец я тебе или нет? — засмеялся он.

Джеки тоже засмеялась, а потом сказала:

— У меня свидание.

— Ты просто хочешь от меня отделаться.

Джеки сунула под мышку папку и чмокнула отца в щеку.

— Увидимся в субботу.

— В половине восьмого.

— Я помню.

Он посмотрел ей вслед и ощутил прилив гордости.

Двадцать лет назад он впервые увидел дочь. Девятилетняя Джеки пробиралась сквозь толпу встречающих в зале ожидания аэропорта Хитроу. Он узнал бы ее, даже если бы к ее воротничку не была приколота бирка с ее именем. Она была высокой голубоглазой девочкой, интересной и настороженной. И смотрела прямо на него. Его сердце сжалось от жалости и желания защитить, уберечь ее от беды. Она была его ребенком, несмотря на то, что его отцовские чувства несколько запоздали.


Перед облезлым парадным было несколько каменных ступенек. Посередине двери имелось небольшое квадратное окошко с треснувшим стеклом, а также бронзовая колотушка в форме львиной головы, позеленевшая от старости.

— Я здесь временно, — пробормотала Роуз, избегая смотреть Дрю в глаза.

Ей вдруг стало удивительно, как это раньше она не замечала убогости своего жилища.

Дрю не ответил, лишь его ноздри презрительно дрогнули. Давно он не заходил в такие дома. Он старался избегать неприятных воспоминаний, которые упорно возникали в памяти.

— Если не обращать внимания на внешний вид, здесь не так уж и плохо, — быстро прибавила Роуз и нервно рассмеялась, когда они вошли в тесный подъезд, на полу которого грудами лежали старые газеты и журналы и прочий рекламный мусор, а вдоль стены стояли пустые молочные бутылки. — Кроме Барби и меня, в этом доме живут еще восемь человек, и, естественно, никто не хочет за собой убирать. Ну ничего, скоро я перееду отсюда…

— Все это мелочи, — отозвался Дрю.

Она бросила на него благодарный взгляд.

— Как бы там ни было, мы довольны этой квартирой. Она довольно большая, — говорила Роуз, поднимаясь по ступенькам и чувствуя на себе его взгляд. — Барби позаботилась об интерьере. Она студентка, изучает искусство, и у нее прекрасно развит вкус. — Роуз остановилась перед дверью, около которой на стене висел телефонный аппарат. — А вот это, увы, не слишком приятное соседство, — весело добавила она, похлопав ладонью по телефонному аппарату.

— Я думаю, — кивнул он.

— Когда я отсюда перееду, мой рекламный агент обещал поставить мне личный телефон — в качестве подарка по случаю получения роли Монро.

Роуз нетерпеливо копалась в сумке в поисках ключей и наконец извлекла их оттуда со вздохом облегчения.

— Вечно я их теряю, — пожаловалась она.

Она сунула ключ в замочную скважину и в раздражении закрыла глаза: как всегда, замок никак не отпирался. Открыв глаза, Роуз попыталась прежде всего успокоиться. Сердце у нее напряженно колотилось.

Дрю наблюдал, как она дрожащими, побелевшими пальцами возится с замком, и чувствовал растущее раздражение. Он отвел глаза и стал рассматривать ободранные стены лестничной площадки. Здесь пахло какой-то кислятиной, и он осторожно потянул носом, словно вдыхая в себя нечто знакомое.

— Готово! — воскликнула наконец Роуз, и дверь распахнулась. — Прошу.

С плаката на стене прихожей на него смотрел Стинг в круглых ленноновских очках. На шкафу стоял небольшой светильник. На полу лежал потертый индийский коврик.

Вслед за девушкой Дрю прошел сквозь занавеску из бисерных нитей и оказался в гостиной. Роуз поспешно задернула шторы и собрала в стопку разбросанные по полу журналы. Она покачала головой и, словно извиняясь, развела руками, пробормотав:

— Я не готовилась к твоему визиту…

Он подумал, что здесь, пожалуй, мало бы что изменилось, если бы она к этому и готовилась.

— У тебя найдется что-нибудь выпить? — спросил он.

Роуз наморщила лоб.

— Есть бутылка «Ламбруско».

— Это что такое?

— Вино… Да, сухое вино. — Она неуверенно улыбнулась. — Я принесу бокалы, если ты хочешь его попробовать.

Бисерные нити загремели и закачались, когда она исчезла за занавеской, а он уселся в скрипучее бамбуковое кресло. В комнате еще находился круглый стеклянный столик, а также небольшая софа и еще одно бамбуковое кресло. В небольшой нише по соседству с электрическим камином стояли переносной телевизор и стереомагнитола с проигрывателем, около которого в углу лежала кипа старых пластинок.

Дрю взял один из конвертов и сразу узнал подкрашенную физиономию Боя Джорджа. Дрю с отвращением бросил конверт обратно на пол и подошел к стеклянному столику, на котором лежали журналы и запечатлелись следы от кофейных чашек. На стене у двери висел пестрый цветной батик, а на полу стояло какое-то чахлое комнатное растение с листьями, покрытыми густым слоем пыли.

— Оно должно тебе понравиться, — сказала она, внося вино и два бокала. — Мы держим его на случай бессонницы.

Роуз тихо вздохнула: вообще-то вино было собственностью Барби, и к ее возвращению в конце недели нужно будет купить новую бутылку.

Дрю сделал глоток этой розовой жидкости.

— Похоже на содовую.

— Ты хочешь сказать — лимонад?

— Не знаю, как вы называете ее здесь, в Англии, — равнодушно сказал он и взглянул на Роуз, на лице которой было написано желание угодить ему. — Слушай, а почему бы нам не выпить вино в более удобном положении?

Роуз задрожала от волнения.

— Ты ведь не будешь возражать, правда? — продолжал он вкрадчивым тоном.

Дрю поставил свой бокал и взял ее за руку. Она нерешительно шагнула к нему, и он поднялся из кресла.

— Ты что, волнуешься?

Роуз кивнула, а он обнял ее и привлек к себе.

— Не нужно волноваться, прелесть моя, — сказал он. — Я ведь не кусаюсь.

Не особенно больно во всяком случае.


Шторы в ее спальне были задернуты, и в комнате царил полумрак, однако он разглядел узкую неразобранную постель и несколько мягких игрушек — главным образом плюшевых мишек, которые были рассажены где только возможно. Когда он затворил за собой дверь, то увидел десятка два или даже больше открыток с изображением тех же плюшевых медведей различных форм и размеров. Роуз включила ночник, и взгляд Дрю наткнулся на висящую над маленьким резным камином старую фотографию Али Магроу и Райна О`Нила, под которой была выведена стереотипная фраза «Любовь согревает одинокие сердца».

Дрю попросил ее раздеться, и она покорно, как ребенок, хотя и несколько скованно, принялась снимать одежду. Когда он положил ее на кровать и она взглянула в его мрачные, темные глаза, ей стало немного не по себе.

Все произошло очень быстро. Дрю не испытывал особого желания и не пытался продлить их близость. Он едва слышал ее слабые стоны и почти не чувствовал, как ее нежные пальцы гладили его щеки, шею, спину. Он и ее едва чувствовал. Однако испытал подобие удовольствия от сознания, что это продлилось даже дольше, чем когда он просто мастурбировал в одиночестве.

Роуз прильнула к нему в полумраке. Ее беспокойство и сомнения улетучились. Она получила роль в «Мэрилин» и будет звездой — все так говорят, а кроме того, она встретила Дрю. С легким счастливым вздохом она провела пальцем по его волосатой груди, а потом подняла глаза и с обожанием взглянула ему в лицо. Глаза Дрю были закрыты. Кровь прилила к щекам Роуз, а сердце тревожно забилось. C абсолютной ясностью она поняла вдруг, что никогда в жизни не будет счастлива так, как в это мгновение.


Жена Доджи скончалась.

В центре пестрой толпы людей, которые пришли на поминки, Анжела углядела голову Доджи. Она прошла через просторный, залитый солнечным светом холл и оказалась в салоне, отделанном в современном испанском стиле. Салон этот был особой гордостью Мириам в ее восхитительной резиденции неподалеку от Сан-Марино.

Внезапно Анжела ощутила что-то вроде стыда, ведь она шесть лет ждала этого момента. Жена Доджи была единственным человеком, который стоял на ее пути к достижению заветной цели. Шесть лет игры в кошки-мышки. Однако в том, что Мириам наконец умерла, не было ее вины. И вообще ничьей вины в этом не было. Просто Мириам не повезло. Зато повезло ей, Анжеле.

Анжела была в шелковом цвета морской волны платье от Арнольда Скаази, которое она специально заказала для этого случая еще несколько месяцев тому назад. Платье было умопомрачительное. Вообще-то Анжела некоторое время колебалась — не заказать ли черное. Надеть черное платье — вот все, что она могла сделать в подобных обстоятельствах. Однако черный цвет ей никогда не шел. Кроме того, он еще и так старил!..

Едва заметная удовлетворенная улыбка появилась в уголках ее губ. Она стояла под широкой аркой перед раскрытыми дверями. Перед ней было целое созвездие знаменитостей, богачей и властей предержащих. Такое собрание можно было увидеть разве что на премьере в опере или на важнейшем политическом мероприятии. Около балкона стояла чета Киссинджеров. Справа от них Синатра. Чуть сзади Джесси Джексон, Энн Гетти, чета Шварценеггеров, Тедди Кеннеди, Дэн Куэйл, Майкл Айснер, Палома Пикассо…

Cколько Анжеле пришлось вытерпеть! Долгие месяцы ожидания, ожидания и ожидания. Всяческие ухищрения, cкука. И вот теперь она должна была унаследовать всех «друзей», приемы, уик-энды. Всем этим бедняжка Мириам уже давно не в состоянии была пользоваться. Что ж, нет худа без добра. Кажется, так говорят?..

Она взглянула на ближайший серебряный поднос и слегка покраснела: все бокалы на нем были пусты. Ее мучила жажда, и она не отказалась бы выпить бокал шампанского, однако и на других подносах, которые были расставлены по всему помещению, не нашлось полного бокала. Она мысленно отметила, что потом нужно будет обязательно узнать имена недобросовестных распорядителей. Такая небрежность недопустима. Это нужно менять. Раз уж Доджи и она собираются придать своим отношениям официальный статус.

Зато ее глаза радостно вспыхнули, когда она взглянула на изумительный белоснежный потолок виллы в испанском стиле. Вообще все здесь было вылизано до блеска стараниями Мириам. Стены были обтянуты старинной кожей с вытисненными на ней узорами. Эту идею Мириам заимствовала у Рудольфа Нуриева, когда была у того в гостях во время своего последнего посещения Европы. Анжела любовно провела ладонью по инкрустированной крышке клавесина, приобретение которого тоже было милой причудой Мириам.

Анжела подошла к открытому окну, из которого веяло ароматом жасмина и олеандра. Сад за окном раскинулся до самого моря.

— Анжела! — услышала она у себя за спиной.

Обернувшись, она увидела полную даму в слишком зауженном платье.

— Как поживаешь? — поинтересовалась дама.

— Замечательно, Дакота! Просто замечательно!

Анжела всегда недоумевала по поводу этого странного имени — Дакота. Это все равно что назвать ребенка Западной Вирджинией или Северной Каролиной. Сразу приходили на ум ковбои и крупный рогатый скот. Старшую дочь Дакота назвала Аспен — в честь лыжного курорта, где она познакомилась с ее будущим отцом и своим первым мужем. Всего через два года их супружества муженек покончил с собой, сиганув со знаменитого моста самоубийц Золотые Ворота.

— Ну что, как Доджи? — доверительным тоном поинтересовалась Дакота.

— А почему ты меня об этом спрашиваешь?

— Ну как же, Энджи? — удивилась дама.

Анжела терпеть не могла, когда ее называли Энджи.

— Брось, ты же прекрасно понимаешь, о чем я… — не унималась Дакота.

— Понятия не имею.

Толстые щеки Дакоты раскраснелись.

— Просто я подумала, что теперь, когда Мириам… Что ты… — пробормотала она и запнулась.

Анжела не ответила. Она никому не рассказывала о своих отношениях с Доджи и теперь не собиралась этого делать. Другое дело, что о них думают окружающие, о чем догадываются. Впрочем, с этим все равно ничего не поделаешь. А мнение Дакоты Гринбаум заботило Анжелу менее всего.

Она едва сдержалась, чтобы не зевнуть от скуки, что нагнала на нее собеседница, и переключила внимание на Доджи, о чем-то увлеченно разговаривающего с брюнеткой, которую Анжела узнала не сразу. Доджи улыбался, пожалуй, чересчур любезно, и брюнетка так же улыбалась в ответ.

— А как Джеки? — не отставала Дакота.

— Прекрасно.

— Как у нее дела с мюзиклом?

— Никак, — ответила Анжела, едва сдерживая раздражение. — У нее нет на это денег. К тому же и сама идея мюзикла, прямо скажем, неважная.

— Но Джимми Недерлэндер говорил, что дело идет полным ходом. Он обедал у нас на прошлой неделе.

Анжела в упор посмотрела на Дакоту.

— Я думаю, ты неправильно его поняла.

— Он сказал, что Джеки сообщила ему о том, что собирается привезти спектакль на Бродвей.

Анжела подавила гнев и даже заставила себя улыбнуться.

— Ну и какого он об этом мнения?

Недерлэндеру принадлежало несколько бродвейских театров, а также значительные капиталы в этом бизнесе. Как и Шубертс, он был на Бродвее законодателем моды, и к его мнению следовало прислушиваться.

— По его словам, он только рассмеялся, услышав такое заявление Джеки. Она так молода! А кроме того, все прежние постановки о Монро с треском проваливались, словно сама идея подобной постановки проклята… Впрочем, он сказал, что все же оставляет этот вопрос открытым. Мол, время покажет…

— Ничего из этой затеи не выйдет, — сказала Анжела, потянувшись за бокалом.

— Разве ты не желаешь ей успеха? — удивленно воскликнула Дакота. Ей было известно, что между Анжелой и дочерью нет особой любви.

— Она просто швыряет деньги на ветер. Причем не только свои собственные.

Однако куда больше Анжелу раздражал сам предмет, избранный дочерью для своего мюзикла. Только она не хотела в этом признаться. Постановка о Мэрилин Монро, об этой глуповатой секс-бомбе, могла сорвать все ее планы относительно Доджи.

— Уверена, что она не будет швырять денег на ветер, — заметила Дакота. — Джеки очень талантливая девушка.

— Талантливая, но чересчур импульсивная, — быстро добавила Анжела. — Мюзиклы вообще очень рискованное предприятие, Дакота. Уж ты-то должна об этом знать!

Теперешний муж Дакоты — лысый и напрочь лишенный подбородка Руббин был известным продюсером, большой шишкой в театральном мире.

— Руббин убеждал меня, что время мюзиклов навсегда ушло в прошлое, — сказала Анжела. — Если только, конечно, он не ошибается…

— Он не может ошибаться, Анжела, — нахмурившись, заявила Дакота.

Она даже перестала называть ее Энджи. Наверное, без особого удовольствия припомнила, как Анжела и Руббин любезничают друг с другом на коктейлях. Причем последний, несомненно, подбивает под Анжелу клинья. Он смотрит на нее плотоядным взглядом, видя в ней лишь потенциальную любовницу. Как бы там ни было, шансов у него, естественно, никаких. Слишком уж он безобразен. Для Дакоты это самая верная гарантия того, что их брак находится в полной безопасности.

— Конечно, и он не отрицает, что возможны исключения, — добавила Дакота. — Хотя бы потому, что на Бродвее понастроили этих огромных залов и всегда найдутся желающие попытать там счастья, взявшись за постановку мюзикла…

— Надеюсь, моя дочь не из их числа.

— С чего ты стала такой осторожной? Кажется, тебе всегда нравились смелые идеи?

— Давно пора об этом забыть, — принужденно улыбнулась Анжела. — Во всяком случае я завтра или послезавтра позвоню Джеки. Она, безусловно, может целиком мной располагать. Я готова помочь ей как советом, так и деньгами…

Ну уж нет! Если только дочь не откажется от своей бредовой затеи, то Анжела сама отправится в Лондон, чтобы положить конец всей этой канители раз и навсегда.

Дакота смолкла, не зная, о чем еще говорить, и вертела в руках бокал, пока не заметила в толпе гостей знакомое лицо.

— Это Марта Бринкер. Она психоаналитик и пользует мою Аспен. Я не знала, что она знакома с Хиксом…

— Мир тесен.

В голосе Анжелы явно звучала насмешка. Дакота покраснела. Она не знала, чем бы еще зацепить подругу.

— Увидимся позже, Анжела…

Анжела смотрела ей вслед. Какая грубая бесцеремонная особа! Впрочем, ей, Анжеле, на нее, конечно, наплевать.

Она посмотрела туда, где в последний раз видела Доджи, но тот куда-то исчез. Тогда Анжела стала высматривать брюнетку. Когда публика начала выходить на террасу, она вдруг увидела Доджи и облегченно вздохнула: он был один.

Их глаза встретились, и Анжела направилась к нему. Ее приближение не вызвало у него никаких эмоций, кроме очевидного раздражения. Дуглас Хикс Третий нацелился на кресло управителя Калифорнии, однако мужества ему явно недоставало.

— Прими мои соболезнования, Доджи…

Он машинально кивнул.

— Рад, что ты пришла…

Впрочем, особой радости на его лице не отразилось. Напротив, он был изрядно смущен.

— Ты выглядишь усталым, — сказала Анжела, изобразив на своем лице выражение, которое, по ее мнению, окружающие должны были принять за соболезнующее. — Надеюсь, ты постараешься не слишком переутомляться?

Доджи скорчил такую гримасу, что она едва не рассмеялась.

— Здесь слишком много народу, — прошипел он.

— Я не слепая, Доджи, — сказала Анжела, пристально глядя на него. — К тому же у тебя была важная беседа, не правда ли? — хрипло поинтересовалась она, намекая на брюнетку.

— Сейчас не время, радость моя, — пролепетал он.

— А что я такого сказала, Доджи? — удивилась она. — Я же не демонстрирую тебе свои прелести, а?

Доджи испуганно выпучил глаза, и на его красном лице даже выступил пот.

— Может быть, ты хочешь, чтобы я познакомил тебя с кем-нибудь? Посмотри, сколько здесь важных персон, — поспешно пробормотал он, и его кадык нервно дернулся.

— При условии, что пообещаешь приехать ко мне.

— Завтра вечером?

— Договорились, — кивнула Анжела, отпуская его, и удовлетворенно улыбнулась.


Дэвид произнес замечательную речь, опустился на свое место и нежно поцеловал Клэр руку. Джеки почувствовала комок в горле. Этот поцелуй не только растрогал ее. Она поняла, что именно такого счастья она всегда желала своему отцу. Между Клэр и отцом существовала глубокая искренняя связь. О подобном сама Джеки могла лишь мечтать.

Увы, такое родство душ, такая любовь — большая редкость, что бы об этом ни говорили. Найти такую любовь куда труднее, чем обнаружить залежи нефти или месторождение золота. Подумав об этом, Джеки улыбнулась. Хорошее сравнение. Ей припомнились слова старой песни Нила Янга. Что-то о «поисках золотого сердца»… Однако ее улыбка мгновенно погасла, как только она вспомнила о Дрю.

Кажется, она так и не смогла ему объяснить, почему на торжество к Клэр она должна пойти одна. Сначала он вроде бы понял, но под вечер его настроение резко изменилось — он чуть с ума не сошел от злости. Джеки ужасно устала и вовсе не была настроена с ним спорить. Ей еще нужно было поработать над своими записями. В конце концов, поскольку Дрю не оставлял ее в покое, она не выдержала, и у них произошел неприятный разговор, от которого у нее теперь раскалывалась голова.

— Почему я не могу пойти с тобой? — настаивал он.

— Обо всем было условлено еще несколько месяцев назад! — восклицала она.

— Ну и что из того?

— Это торжество только для самых близких людей.

— Что это значит?

— Только то, что соберется небольшой круг близких!

— Тогда позвони своему отцу и скажи, что придешь вместе со мной.

Джеки посмотрела на него долгим взглядом.

— Ну почему ты не понимаешь простого человеческого языка, Дрю?

— Я-то как раз понимаю!

— Дрю, они ведь даже не знают о твоем существовании.

— Что ж, самое время узнать.

— Но только не в этот вечер.

— Почему, черт возьми?

— Потому что это праздник Клэр. Ее и моего отца. Они сами составляли список приглашенных. Все места уже расписаны, все просчитано…

— У каждой дамы есть кавалер, я правильно понимаю? — язвительно заметил он.

Джеки раздраженно покачала головой, от еле сдерживаемого гнева у нее задрожали руки.

— Ну и кто же твой кавалер? — продолжал Дрю.

— Не говори глупостей.

— Ну давай, признайся!

— Мне нужно поработать над своими записями, а потом еще принять ванну. Из-за тебя я вообще не могу ничего делать! — проворчала Джеки.

Он помрачнел, уселся в кресло и молча уставился в телевизор. Потом он вдруг поднялся и, не говоря ни слова, круто развернулся и вышел из номера.

Джеки услышала только, как громко хлопнула дверь. Она попыталась сосредоточиться на работе, стараясь не думать о его внезапном уходе, но работа валилась из рук, а в душе, словно ржавчина, разрасталось отчаяние. Он совершенно ее не понимал. Просто не хотел понять…

Дрю вернулся довольно поздно и выглядел вполне спокойным и благоразумным. Он налил себе выпить, а потом стал просить у нее прощения за свои плохие манеры и несдержанность. Все дело в различии культур, заявил он. В этой английской приверженности условностям. Джеки простила его. Раскаяние Дрю, как ей показалось, было неподдельным. К тому же она понимала, что он немного ревновал… Она даже почувствовала, что и сама виновата в происшедшем.

Дрю улыбался, нежно поцеловал ее, а потом заказал роскошный ужин. Потом они, само собой, занимались любовью на огромной, королевских размеров кровати. Джеки слышала, как он твердит ее имя, ласкает ее тело там, где она больше всего любит, однако для того, чтобы вернулось прежнее очарование, ей пришлось закрыть глаза и долго настраиваться…

Негромкие аплодисменты, раздававшиеся за столом, отвлекли Джеки от неприятных воспоминаний. Она встряхнулась и стала разглядывать гостей.

Всего было приглашено шестнадцать человек. Большинство из них она знала, поскольку эти люди оставили значительный след не только в жизни Клэр и отца, но и в ее собственной: в разные годы они то появлялись, то исчезали из ее поля зрения. Она остановила взгляд на Джемми Тарли, который тут же поднял на нее глаза, словно почувствовал, что она на него смотрит. Он долго смотрел ей в глаза, так долго, что она почувствовала, что краснеет.

Она повернулась к отцу, который заметил ее взгляд и улыбнулся в ответ. От этой улыбки у нее почему-то защемило сердце, словно впервые за много лет она увидела отца таким, каким он был на самом деле. У нее словно упала пелена с глаз. И прежде всего она увидела, как он постарел. У нее перехватило дыхание, когда она в ответ улыбнулась отцу, а потом опустила глаза и принялась разглядывать бегущие сквозь шампанское вереницы микроскопических пузырьков.

Джеки попыталась сбросить с себя хандру, которая так неожиданно сковала душу. Неожиданно Клэр, которая уже была немного пьяна, позвала ее в дамскую комнату.

— Джеки, я еще не успела сказать, что у тебя потрясающее платье!

— Когда вчера я стала собираться на праздник, то обнаружила, что мне совершенно нечего надеть, — призналась Джеки, вспомнив о том, что об этом вечере ее заблаговременно предупреждал отец. — Я бросилась по магазинам и не успокоилась, пока не нашла что-то приличное. Слава Богу, магазины еще работали…

Клэр пристально разглядывала ее, и Джеки почувствовала себя неловко.

— Нет, правда, дорогая, — серьезно продолжала Клэр, — платье превосходное.

— Клэр… — смущенно пробормотала Джеки, — ты слишком много выпила.

— Ничего подобного, — сухо возразила Клэр. — Кстати, разве ты не знаешь, как надо отвечать, когда тебе говорят комплимент?

— Cпасибо, дорогая Клэр, — робко кивнула Джеки. — Это платье от Мишавы. Я достала его в Селфридже.

— Оно сшито как будто для тебя.

И это было совершенно справедливо. Черная шелковистая тафта необыкновенно шла Джеки, кремовому оттенку ее кожи. Глубокий вырез оставлял открытыми плечи и слегка обнажал нежную светлокожую грудь.

— Честное слово, я его не шила. Я уже и не помню, когда заказывала себе платье. А в последнее время у меня вообще дел по горло…

— Но на мужчину времени хватает?

— Папа тебе уже сказал…

— Он только намекнул.

— Собственно, и говорить особенно не о чем… — неуверенно сказала Джеки. — Действительно, мужчина есть, но все еще очень неопределенно… — Джеки взглянула на себя в зеркало. — Но не волнуйся, если наметится что-то серьезное, и ты, и папа сразу об этом узнаете.

— Будь осторожнее, девочка моя!

Джеки покачала головой и засмеялась.

— Кажется, нам пора вернуться к гостям.

— Да-да, конечно, — согласилась Клэр. Она взяла Джеки под руку, и они вместе вышли из дамской комнаты. — Кажется, уже давным-давно у нас не было случая перекинуться парой слов, — продолжала Клэр. — Неужели ты не можешь хотя бы на несколько часов забыть о своей «Мэрилин» и целиком принадлежать нам? И кроме того, почему бы тебе не проявить благоразумие и на следующий уик-энд не привести к нам своего молодого человека? Должны же мы на него посмотреть!

— Прошу тебя…

— Ну ладно, я ведь только спросила.

— Я об этом подумаю.

Они прошли по узкому застеленному ковром коридору и оказались в интимном полумраке зала для коктейлей и танцев.

— Погляди-ка, не твой ли отец там отплясывает?

В дальнем углу зала под неувядающую золотую классику 60-х годов выделывал лихие па Дэвид собственной персоной.

— Боже праведный! — воскликнула Клэр. — Сто лет не видела его таким. Давай выпьем еще шампанского. А может быть, лучше по коктейлю?

Джеки оглядела стол, уставленный всевозможными напитками, и остановилась на шампанском.

— Кажется, Клэр, отец уже обо всем позаботился, — сказала она, показывая на бутылку.

— Ну, ты пока налей нам шампанского или чего пожелаешь, а я пойду его спасать. Сейчас определенно заиграют «Satisfaction», и уж тогда мне точно придется увозить его домой в состоянии крайнего истощения.

Джеки уселась в кресло и взяла бокал с шампанским. После разговора с Клэр она немножко расслабилась. Действительно, почему они так давно не общались друг с другом?..

Она улыбнулась самой себе в полумраке. Дурное настроение как рукой сняло. Выпив еще шампанского, Джеки почувствовала, что у нее приятно кружится голова.

Звучала медленная мелодия. Из динамиков полилась нежная песня в исполнении Барбары Стрейзанд. Джеки совсем расслабилась и уплыла мыслями в какие-то приятные воспоминания. Вдруг она со смущением обнаружила, что слева от нее сидит Джемми. Она даже не заметила, когда он подсел.

— Ну, как тебе здесь нравится? — спросила она.

— Я еще никогда не был в таких заведениях, — простодушно признался он, пристально глядя на нее в полумраке.

— Мне казалось, что ты будешь чувствовать себя здесь не в своей тарелке.

— Теперь уже нет, — сказал Джемми. — Все становится на свои места.

Она склонила голову чуть набок.

— Ты хочешь сказать, что уже начал привыкать к Лондону, к своей работе?

— К людям… — поправил он. — Они здесь так увлеченно трудятся, часто, чтобы замаскировать свои настоящие чувства. Чтобы не проговориться о том, о чем действительно думают. Нужно время, чтобы к этому привыкнуть.

— Кажется, ты не очень этому рад? — улыбнулась она.

— То же самое говорит и Дэвид.

Джеки посмотрела на танцевальную площадку — на отца и Клэр.

— Как давно я не была в подобной обстановке! — вздохнула она. — Я почти забыла, что это такое…

Если здесь рядом нет любимого человека, то чувствуешь себя ужасно одиноко. А если такого человека нет вообще, то и подавно…

— Давай потанцуем? — смело предложил Джемми, несмотря на то, что ни разу в жизни не танцевал.

— Я… — начала она, но он встал прежде, чем она успела что-нибудь сказать.

— Только тебе придется показать мне, как это делается…

Джеки заколебалась, но через мгновение протянула ему руку.

— Мне кажется, это не слишком сложно, — храбро добавил Джемми.

— Конечно, — кивнула она, кладя руки ему на плечи. — Медленные танцы самые легкие. — Заглянув ему в лицо, Джеки увидела, что он улыбается. — Что тебя рассмешило?

— Эти танцы — они немного примитивные, тебе не кажется? Чем-то напоминают ритуальные брачные танцы. Кроме того, — продолжал он, — ведь приглашают только тех, кого хотят… Разве нет?

Джеки посмотрела на него с удивлением.

— Ну, не так все просто.

— Почему?

— В жизни все сложнее. — Она вздохнула. — Давай будем просто танцевать, Джемми…

Она прижалась к нему, и сквозь тонкую ткань платья он ощутил ее тело.

— Может быть, завтра вместе поужинаем? — предложил он.

Целую неделю он упражнялся в произнесении этой фразы.

Джемми сразу почувствовал, как она напряглась, а потом подняла голову и взглянула ему в глаза.

— Не думаю, что это хорошая идея.

— Почему же?

— Прошу тебя, Джемми…

— Из-за Дрю?

Однако Джеки вовсе не его имела в виду. Это касалось самого Джемми.

— Я только сказала, что мне не нравится эта идея.

— Ты думаешь, я слишком молод для тебя.

— Я вообще ничего не думаю, — резко сказала она. — А теперь давай прекратим этот разговор, хорошо?

А он смотрел на ее чуть склоненную голову и всей грудью вдыхал густой аромат ее духов, который кружил ему голову словно наркотик.

Джеки отказала ему, но было бы удивительно, если бы она поступила иначе. Для него это ничего не меняло, он все так же продолжал желать ее… У него было сколько угодно времени, и он мог подождать. Чего-чего, а ждать он умел.

6

Дрю снова вытащил чек и даже чмокнул его губами: пять тысяч долларов — это кое-что. На некоторое время хватит. Однако Анжеле надо бы еще разок позвонить. Даже если бы он решил осторожничать, долго он все равно бы не вытерпел. К тому же он ненавидел быть осторожным.

Подлив себе виски, он размышлял над тем, с какой стати она вообще шлет ему деньги. Может быть, таким образом она пытается сохранить с ним какую-то связь?.. Но, с другой стороны, может быть, просто хочет от него откупиться… Он потянулся на постели с коротким вздохом и услышал за окном цокот копыт.

— Чертова кавалерия! — ругнулся он и, поднявшись, подошел к окну.

Через парк проходил конный строй королевской гвардии. На гвардейцах была великолепная форма, на головных уборах развевались плюмажи.

— Сукины дети, — снова проворчал он, заскрипев зубами от зависти.

В глубине души он вынашивал тайное желание блеснуть в военной форме. Чтобы люди смотрели на него с уважением и робостью. Вот тогда бы он избавился от всех комплексов по поводу своего происхождения. С тех пор, как он увидел Ричарда Гира в «Офицере и джентльмене», он потерял покой.

Прижавшись лбом к стеклу, он следил за конными гвардейцами, пока они не скрылись из виду. Он чувствовал себя ужасно одиноким. Воспоминания оставляли в душе горький осадок.

Мечта носить форму зародилась еще в те времена, когда он учился в школе и очень просто объяснял сверстникам тот факт, что у него нет отца. «Папа служит на флоте», — говорил он. Он и сам почти в это уверовал, однако в таком маленьком городишке, как Креншау, ложь не могла существовать слишком долго. Однажды его шизанутая мамочка начала встречать его после занятий и этим разрушила всю легенду. Он готов был наложить на себя руки, потому что все прекрасно знали, кто она такая… Вот и теперь он словно наяву увидел ее перед собой. Дешевая шлюха, которая то драла его, как сидорову козу, то сюсюкала и заискивала перед ним. Дрю даже зажмурился от отчаяния и унижения, словно все еще был тем заморышем в штанах на два размера больше, чем нужно.

Он снова хлебнул виски и вышел в соседнюю комнату в надежде как-то отвлечься от своих горестных мыслей. Он остановился перед письменным столом Джеки, за которым та трудилась над нерукотворным памятником умершей красавице Мэрилин. Весь стол был завален газетами, фотографиями, книгами и пожелтевшими машинописными листами. Каждый сходит с ума по-своему. На его губах заиграла ироническая усмешка. Может, позвонить Роуз? Предложить увидеться? Почему бы и нет?.. Джеки сейчас знай себе развлекается, а ему что остается делать? К тому же вернется она еще не скоро. Вполне возможно, даже останется ночевать у своего родителя. У оскаровского лауреата, старого выпивохи Дэвида…

Взгляд Дрю мгновенно скользнул по фотографии, которая в резной серебряной рамочке стояла на мраморной каминной доске. Прославленный актер, аристократ. Заносчивый тип, у которого есть все, что только душе угодно. Когда-то он обладал даже Анжелой. Эта мысль всегда выводила Дрю из себя. Ненависть разливалась по его венам, словно медленный яд.

В те стародавние голливудские времена Анжела просто с ума сходила по Дэвиду. Может быть, любит его и поныне. От жгучей ревности у Дрю даже помутилось в голове. Он помнил, как однажды, в тот единственный раз, когда Анжела позволила себе напиться, она почти призналась Дрю в своей любви к Дэвиду. Она рыдала у него на руках, как ребенок. Потом с трудом поднялась на ноги и нетвердой походкой направилась в ванную комнату, едва удерживаясь на высоких каблуках. В ванной ее начало выворачивать в белый унитаз. Дрю успел увидеть ее искаженное лицо с размазанной косметикой, а потом она захлопнула дверь и заперлась, чтобы не показываться перед ним в таком ужасном виде. Впрочем, для него это ничего не меняло. Он продолжал желать ее еще сильнее.

Когда Анжела наконец вышла из ванной комнаты, ее лицо успело волшебно преобразиться при помощи косметики. Ярко накрашенные губы блестели, и она широко улыбалась, делая вид, что ничего не произошло. Потом она медленно, очень медленно раздела его, опустилась перед ним на колени, чтобы ласкать его. Она едва не свела его с ума. «Мы можем сделать это столько раз, сколько тебе захочется», — повторяла она. И они сделали это десять раз подряд. Такое не забывается никогда.

Дрю посмотрел в голубые глаза Дэвида и положил фотографию на камин, перевернув ее оборотной стороной вверх. Единственное, что было в его силах.

Он снова налил виски и тут вспомнил о Роуз.

Секунду поколебавшись, Дрю снял трубку и принялся набирать номер. В его голове возник вид дешевого телефонного аппарата, который висел на ободранной стене у ее двери, и он едва не передумал звонить. Какой-то настырный голос снова и снова твердил ему имя Анжелы.

— Алло?

— Это Роуз?

— Нет.

— Не могли бы вы попросить ее к телефону? — быстро проговорил Дрю и, спохватившись, прибавил традиционное английское «пожалуйста».

— Да, конечно…

Он услышал, как девушка, подошедшая к телефону, постучала в дверь и позвала Роуз. После довольно долгой паузы та взяла трубку.

— Алло?

— Роуз, это Дрю, — сказал он. — Ты можешь приехать?

— Прямо сейчас?

— Да.

— А ты где?

— В «Гайд-парк отеле». Возьми такси.

Он расслышал ее короткий вздох.

— Хорошо.

— Что с тобой? Ты ведь хочешь меня видеть?

— Да, конечно.

Если не принимать в расчет роль Мэрилин, Роуз не могла думать ни о чем другом, кроме как о Дрю.

— Послушай, — сказал он и остановился, подбирая слова, — надень что-нибудь черное и… строгое…

Иначе, чего доброго, ее не пустят в этот чертов отель. Если она наденет свои обычные фиолетовые легинсы и какую-нибудь мешковатую блузку…

— Хорошо… — пробормотала смущенно Роуз.

— Словом, надень что-нибудь приличное, вечернее, — небрежно продолжал он. — А когда войдешь в отель, поднимись на лифте в номер Беннет.

— В номер Беннет? — прошептала она едва слышно.

— А что такое?

— Я думала, что твоя фамилия Кароччи.

— Так оно и есть, — солгал он.

Впрочем, он и сам уже давно забыл, что это ложь.

— А тогда кто такой Беннет?

Подавив в себе желание расхохотаться, Дрю вздохнул.

— Беннет — это не моя фамилия, куколка. Это вообще не фамилия, если тебя это так беспокоит. Просто так называются апартаменты.

— А-а…

— Ты возьмешь такси?

— Хорошо, — счастливо проговорила она. — Я постараюсь приехать как можно быстрее.

Дрю положил трубку, налил еще виски и, усевшись на одном из плюшевых диванчиков, стал смотреть в окно. На улице уже было темно. Парк освещался лишь уличными фонарями, в свете которых ритмично качались под ветром голые ветви деревьев. Потом в стекло забарабанили тяжелые капли дождя, и за окном уже ничего не стало видно. Мысли Дрю вернулись к чеку, который был надежно упрятан поглубже в карман, а потом, естественно, к Анжеле и к тому незабываемому свиданию у нее в квартире — к ее стриптизу, к настоящему, профессионально исполненному стриптизу…

Дрю поклялся себе, что выведет Анжелу на чистую воду и вернет ее на то место, которого она действительно заслуживает по своему происхождению. Будь у него сейчас достаточно времени и денег, он бы занялся этим немедленно. Может быть, нанял бы частного детектива, который, пожалуй, довольно быстро раскопал бы для него все что требуется. Тем более что кое-какие предположения и зацепки у Дрю уже имелись.

Однажды Джеки упомянула о первом агенте матери по имени Олег. Дрю потер руки: надо думать, в шоу-бизнесе не так уж много найдется агентов с редким именем Олег. Конечно, очень может быть, что этот парень уже давно покойник, однако главное — с чего-то начать.

Он случайно задел и опрокинул бутылку с виски. Дрю был уже изрядно пьян. Восхитительное тепло разливалось по всему телу. На мгновение комната словно поплыла куда-то, и Дрю расплылся в удовлетворенной улыбке. Анжела!.. Он готов был руку дать на отсечение, что он не зря теряет время. Отнюдь не зря!.. Продолжая cамодовольно усмехаться, Дрю неторопливо водрузил ноги на журнальный столик.

Дождь барабанил в оконное стекло. Роуз очень повезет, если ей удастся поймать такси. Он взглянул на телефон. Надо бы заказать шампанского. Естественно, того самого, любимого Анжелой.


— Это был он, да? — спросила Барби.

— Да.

Роуз обошла подругу и скрылась в ванной.

— У тебе с ним свидание?

— Да.

— А когда ты вернешься?

— Не знаю.

— Ты просила, чтобы я разбудила тебя утром. На тот случай, если ты проспишь.

— Может, это не понадобится.

— Так ты не вернешься ночевать? — вскинула брови Барби.

— Я этого не говорила.

— Но ты так подумала.

— Это что, допрос, Барби?

— Рано утром ты должна быть на студии.

— Я знаю, — отмахнулась Роуз.

Барби протяжно вздохнула и посмотрела на подругу. С какой стати она о ней беспокоится?

— Все будет в порядке.

— В прошлый раз ты говорила то же самое.

— Что ты имеешь в виду?

— Вспомни Жюля!.. А также Франка…

— Не начинай все сначала!

— Но он старше тебя, Роуз.

— Знаю. Это даже хорошо.

— Ради Бога, Роуз, будь осторожнее! — воскликнула Барби. — Ты его совсем не знаешь.

— Дрю — особенный мужчина… А теперь, если ты не возражаешь, мне нужно собраться. Я уже опаздываю.

Роуз заперла дверь ванной, и Барби почувствовала себя бессильной что-нибудь изменить.

— Не спи с ним! — крикнула она.

Слишком запоздалое предостережение.

— Что ты сказала? — отозвалась Роуз, включая душ.

Барби закрыла глаза.

— Не имеет значения…


— Господи, еще одна постановка вот-вот провалится, — сказал Макс.

Он принялся читать вслух «Ивнинг стандарт», и Джеки внимательно слушала его.

— Предварительный показ «Волшебства» оказался не слишком удачным. Действие было вялым, не очень внятным, а местами просто нелепым… — Макс помолчал и пожевал губами. — Зрителю остается только недоуменно пожимать плечами и удивляться отсутствию вкуса и беспомощности постановщиков спектакля… Cлишком мало оригинального… Музыка скучна. Явно ощущается недостаток творческой энергии… Слишком много искусственного, слишком мало настоящего…

— А что пишут другие критики? — поинтересовалась Джеки.

— Примерно то же самое. За редким исключением. Коммерческая неудача очевидна…

— Боб, чего доброго, застрелится с горя. Ведь он-то был уверен, что сделал хит.

— Ну я-то так не думал. Да и ты, я полагаю, тоже. Если честно, конечно. — Макс раздраженно затряс головой. — Пьеса чертовски слабая. Это было ясно с самого начала. Нужно вообще не иметь мозгов, чтобы взяться за постановку, в которой единственная занятная фигура — гигантская надувная кукла. Даже если она сверкает и летает над сценой…

— Но, может быть, публике все-таки это понравится, несмотря на отзывы критиков… — предположила Джеки.

Боб Ратклифф был ее старым знакомым. Когда-то он был вокалистом в одной рок-группе. Последние два года он не мог говорить и думать ни о чем, кроме своего «Волшебства», и ради этой постановки заложил все, что имел. Если мюзикл провалится, то ему и в самом деле конец.

— Не будь наивной, Джеки.

— Я действительно не умею злословить, Макс, — сказала она, нахмурившись.

— Ну ничего, это приходит с опытом.

— Благодарю, Макс, — сказала она. — Ты никогда за словом в карман не полезешь.

— Послушай, дорогая Джеки, ведь Боб дал одну маленькую промашку, — язвительно заметил Макс. — Он решил, что всяческие спецэффекты вроде лазеров и оглушительной музыки могут заменить хороший сценарий, тщательный подбор актеров и прочее. Однако никакие технические навороты этого не заменят!.. — Он презрительно покачал головой. — Конечно, эта глупая кукла — чудо инженерной мысли. Ее создателю, возможно, даже присудят какую-нибудь премию. Скажу больше: очень может быть, что «Таймс» и «Старлайт экспресс» даже начнут рукоплескать, когда этот идиотский спектакль пойдет на сцене. Современной публике вообще не нужны серьезные постановки…

— В общем, я согласна со всем, что ты сказал, однако независимо от того, изменились или нет вкусы публики, она все равно будет требовать что-то сногсшибательное за те деньги, которые потратит на билеты…

— Да поможет нам Бог! — прервал ее Макс и сложил газету, словно закрыл тему.

Джеки едва сдержала улыбку.

— Альдо что-нибудь говорил по поводу того, что из мелодии во втором акте нужно вырезать несколько тактов? — отрывисто поинтересовался Макс.

— Ты имеешь в виду песню «Колеса», камера и я»? Да, мы это обсуждали, но я не вижу оснований для паники относительно этой сцены.

— Кажется, ты собиралась делать трехчасовой мюзикл?

— Именно так.

— Тогда песню придется выбросить.

— Но не в ущерб же постановке.

— Я этого и не говорю. Однако это самая длинная песня во всем спектакле.

— И одна из основных. Ведь в этой песне как бы сконцентрировано все, о чем мечтает Мэрилин.

— И все-таки ее лучше выбросить, — настаивал Макс. — Если поначалу мюзикл не будет иметь ломового успеха, затянутость действия его окончательно доконает. Даже предварительная продажа билетов не сможет окупить затраты на постановку такого длинного спектакля.

— Это мои проблемы, Макс, — сказала она, приподняв брови. — Ты меня удивляешь. Мне всегда казалось, что режиссера в первую голову должны волновать творческие вопросы. А уж о том, откуда достать денег, он должен думать в последнюю очередь…

— И все-таки песня слишком затянута.

— Мы подсократим ее, я же сказала.

— Я думаю также, что будет разумным поставить ее в финал первого акта.

— Альдо тоже высказывался в этом духе. Почему бы нам не обсудить это подробнее за ленчем?

— До обеда я слишком занят. Но я готов увидеться в студии часа в два. До общего собрания труппы.

— Прекрасно, — кивнула Джеки.

Тем не менее в душе она ощутила раздражение. Уж не Ивонн ли причина его необыкновенной занятости? А может быть, он еще кого-нибудь обхаживает, этот бойкий театральный ходок? Не успела она задержаться на этой мысли, как Макс уже двинулся к двери.

— Сначала мне нужно забежать в костюмерный цех, — сказал он. — Я должен обсудить с Ивонн кое-какие вопросы…

Джеки молча посмотрела ему вслед. Как жаль, что им приходится друг с другом лицемерить! Несколько мгновений она сидела неподвижно. Все в ее жизни шло как-то наперекосяк. Никакого спокойствия. Никакой ясности. Она взяла со стола чашку с остывшим кофе и подошла к окну, из которого открывался вид на Чаринг-роуд.

Мостовая потемнела от влаги, которую принесли промозглые ноябрьские туманы. Cветофор переключился на красный, и движение замерло. Пассажиры на остановке терпеливо дожидались автобуса, а несколько энергичных кришнаитов сновали между машинами, стараясь всучить кому-нибудь свои странные книги. Их выкрики «Харе, Кришна!» гулко разносились по всей Оксфорд-стрит.

Джеки пробежала взглядом по улице и вдруг увидела Джемми, который шел по тротуару, выделяясь среди прохожих благодаря своему росту. В одной руке у него был белый бумажный пакет, а в другой — большая пластиковая чашка. Вероятно, он только что купил себе завтрак и теперь возвращался на студию.

После вечеринки в «Аннабель» она видела его только мельком. У них не было случая поговорить с глазу на глаз. Черт возьми, зачем ему понадобилось усложнять ее жизнь и без того непростую? Кажется, она ни разу не давала ему никакого повода. Впрочем, всему виной было, наверное, шампанское и задушевная мелодия. Тем не менее в ее памяти живо сохранился момент их первой встречи и его слова о том, что она обольстительно выглядит. Это взволновало ее, разве нет?.. И даже теперь, у себя в кабинете, она чувствовала, как у нее краснеют щеки. Могла ли она тогда предвидеть, во что все это выльется? Как бы там ни было, теперь трудно что-то изменить. До чего же она оказалась слепа, если не заметила того, что он увлекся ею! И вдобавок убеждала Дрю, что тот ошибается, говоря об этом. Снова она его недооценила.


Ричард наблюдал, как Люси одевается, и она ничего не имела против. Другие девушки, с которыми он был прежде близок, не любили, когда за ними наблюдают в этот момент. Вероятно, они вообще опасались того, чтобы мужчина слишком внимательно их рассматривал.

Женщины словно завораживали его. Ричард давно покорился их очарованию, и для него не имело большого значения, даже если у очередной дамы сердца были кривоватые ноги, не идеальные зубы или на груди около сосков выросло несколько волосков. Он всегда ухитрялся отыскать в очередной избраннице что-то такое, что влекло его к ней.

Сцепив руки на затылке, Ричард перебирал в памяти возбуждающие подробности своих прошлых увлечений. Сколько прелести было в какой-нибудь пышногрудой толстухе, у которой ногти на ногах выкрашены в малиновый цвет! Он вспоминал вкус помады на ее губах и чувствовал, как нарастает возбуждение. Увлеченный процессами, происходящими в его гениталиях, он смущенно улыбнулся и с сожалением вздохнул: Люси уже надела джинсы…

— Когда ты вернешься?

— Поздно…

— Может, вместе позавтракаем?

— Не уверена, что смогу.

Из-за упавших на ее лицо волос нельзя было разобрать выражения, с которым она произнесла последнюю фразу. Ричард почувствовал, что эрекция начала ослабевать.

— Эх!.. — снова вздохнул он.

Люси нырнула головой в свитер, а когда натянула его, бросила на Ричарда быстрый взгляд.

— Не строй из себя мученика, — весело сказала она. — Может быть, мне удастся освободиться. Если что-то изменится, я тебе позвоню.

Ричард покачал головой.

— Ни о чем не беспокойся, — вздохнул он. — Мы еще успеем этим заняться. Просто я подумал, что сейчас это могло бы немного скрасить мое унылое существование…

Впрочем, он не чувствовал себя особенно расстроенным. Кажется, дела шли на лад, и барьер, который вдруг возник между ними несколько дней назад, стал постепенно исчезать.

Люси сняла с ноги домашнюю туфельку и запустила в него.

— Не нужно насилия, дорогая! — воскликнул Ричард с притворным испугом.

— Лучше еще немного поспи, — посоветовала она.

— Думаешь, можно уснуть после того, как ты так соблазнительно вертелась у зеркала?

— Кто-то же должен работать… — вырвалось у нее. — Ой, прости! — воскликнула она, мгновенно раскаявшись в своих словах.

— Ничего, что ты извиняешься, я же не барышня! — натужно улыбаясь, успокоил ее Ричард. Однако глаза у него потухли. — Кроме того, — продолжал он, — скоро в титрах «Больницы» черным по белому закрасуется мое имя! Съемки на следующей неделе. Дождаться не могу, когда стану партнером великого, несравненного Роджера. Какая честь работать с таким профессионалом!

Он снова безрадостно рассмеялся. Люси не ответила, но осторожно покосилась на себя в зеркало. Ричард потянулся и спустил ноги с кровати.

— Ну, а сегодня я, пожалуй, займусь моим гениальным романом…

— А я думала, это для тебя только забава, — сказала Люси, довольная, что они переменили тему.

— Сначала так и было, — согласился он, разминая шею. — Однако потом рукопись зажила своей собственной жизнью… А кроме того, эта писанина помогает мне излечиться от тоски.

— Как хочется почитать!

— Ну нет, пока нельзя, — поспешно проговорил Ричард.

В его голосе прозвучали странные нотки, и она бросила на него удивленный взгляд.

— Вообще-то это еще только наброски, отдельные абзацы… — объяснил он.

Однако это не совсем соответствовало действительности. Он уже успел исписать сотни страниц. Это был как бы его личный маленький ящичек Пандоры — в нем хранились все его тайны, надежды, страдания. Делиться с кем-то содержанием этого ящика у него не было особенного желания. Даже с Люси… Пусть пройдет какое-то время, он обработает свои записи и тогда, возможно, решится их показать. Может быть, даже опубликовать. Но теперь он не хотел пережить еще одну неудачу. По крайней мере, если в издательстве ему откажут, это будет совершенно безликий отказ незнакомых людей, которым нет до него никакого дела. Просто он получит по почте невзрачный конверт…

— Ладно, тогда как-нибудь потом, — тихо сказала Люси, взглянув на часы. — Мне пора…

— Идешь на репетицию?

— Да. Мне нужно пройти песни из «Мэрилин» вместе с Роуз… Боже мой, — спохватилась она, — а где мое полоскание?

— Кажется, я видел твой флакон в ванной комнате.

Она любила распеваться, лежа в ванной. Прошлый вечер не был исключением. В эти прекрасные моменты оставалось лишь сожалеть о том, что никто не слышит ее восхитительного голоса, так раскованно и проникновенно звучащего в маленькой ванной комнате. Слава Богу, хоть Ричард слышал, как она способна петь. Вчера же в ее голосе было нечто совершенно исключительное. Ричард так и замер с другой стороны двери. Он стоял на потертом коврике и слушал, как ее голос произносит нежно-печальные слова песни, то возвышаясь до самого верхнего регистра, а потом вдруг трепетно затихая. Это было так чудесно, что у него сжалось горло.

Люси вышла из комнаты, а через секунду появилась с флаконом в руках.

— Надеюсь, это тебе поможет, — усмехнулся Ричард.

— Пожалуйста, не смейся надо мной! — с улыбкой попросила она. — Ну, пока!

— Я приготовлю ужин, — серьезно сказал он.

Она послала ему воздушный поцелуй.


Внезапный порыв ветра едва не вырвал зонтик из рук, вывернув его наизнанку. Люси тихо выругалась и, перейдя через улицу, направилась кратчайшим путем к Примроуз-хилл. Дождь лил всю ночь, и теперь на мостовой были сплошные лужи, а с деревьев капала вода.

Ее мысли снова вернулись к Ричарду. Как он насторожился, когда она заикнулась о том, чтобы прочесть его записи! Скрывать что-то было совсем не в его духе. Интересно, что же такое там написано, если он хочет это скрыть? Люси зажмурилась от нового порыва ветра, на мгновение ослепившего ее. Но ведь и она кое-что скрывает от него, разве нет? Были в ее прошлом такие эпизоды, о которых лучше бы Ричарду не знать. По крайней мере ей меньше всего этого бы хотелось. Зачем ему знать о том, как ей приходилось унижаться, тем более что этим она так ничего и не добилась.

Ее пронзил жгучий стыд. Нечто подобное она делала и теперь, когда встречалась с Роджером, чувствуя себя в долгу перед ним за то, что тот помог Ричарду получить роль в «Больнице». Когда она решалась на это в прошлом, поначалу ей тоже казалось, что она поступает правильно. Несмотря на то, что какой-то тихий внутренний голос беспрестанно твердил ей одно: «Не будь дурой!..» Совсем как сейчас.


Ричард нагишом стоял у окна и смотрел, как Люси борется с дождем и ветром. По оконному стеклу ползли капли, и ее маленькая фигурка, пересекающая парк, сделалась едва различимой. Ричард поежился и потянулся за просторным свитером, который ему связала мать еще в те времена, когда он был студентом. Надев свитер, он прошлепал босиком на крошечную кухню и набрал в чайник воды, чтобы сделать себе чашку растворимого кофе. Занявшись этим привычным утренним ритуалом, Ричард унесся мыслями в те времена, когда он играл в «Монахах и блудницах». Тогда-то он и повстречал Люси.

Он заметил ее почти сразу, едва войдя в дверь и увидев, как она спускается по лестнице. Она была единственной скромно одетой девушкой в театре, не демонстрировавшей окружающим мужчинам все свои прелести, которыми щедро одарила ее природа. Впрочем, она в этом и не нуждалась. Он хорошо помнил, как от одного взгляда на нее, от одной ее улыбки его бросило в жар. Даже теперь от одного этого воспоминания его сердце начинало колотиться.

С вечеринки, устроенной после спектакля, они ушли вместе. Он бережно держал ее за руку. Другой рукой он прижимал к себе бутылку вина, которую вынес под пальто. Когда им наконец удалось поймать такси, Люси так закоченела, что ему пришлось отогревать ее, крепко обняв и спрятав ее ледяные руки в глубокие карманы своего пальто. Ну а потом в его маленькой жаркой квартирке в Кеннингстоне они как сумасшедшие бросились заниматься любовью. Все произошло так естественно. По крайней мере для него.

Ричард налил из чайника полную эмалированную кружку кипятка и, не сходя с места, принялся за кофе. Конечно, с тех пор многое переменилось, однако они по-прежнему любили друг друга. В себе он был уверен абсолютно. Ни для какой другой женщины места в его сердце не было. Люси была для него единственной желанной.

Ричард прислонился к низенькому кухонному шкафу и уставился на стену, обклеенную дешевыми обоями, которые остались еще от прежних хозяев. Рисунок на обоях изображал ряды помидоров, перемежающихся с кукурузными початками и румяными яблоками. Последние больше напоминали те же помидоры… Он неохотно подумал о том, что пора бы наконец содрать эти дурацкие обои и вместо них наклеить что-то более симпатичное. Потом его взгляд скользнул в комнату и уперся в пишущую машинку. Словно сомнамбула, он двинулся прямо к ней и, устроившись в своем старом скрипучем кресле с ободранной обивкой, принялся ритмично печатать.


Макс продолжал разглагольствовать, и Джемми почувствовал, что изрядно утомился.

Спор о судьбе одной из песен мюзикла до сих пор не закончился. Разговор вертелся вокруг того, сколько строк и откуда нужно выбросить. Гордон и Джой, либреттисты, стояли за то, чтобы текст вообще не трогать. Альдо склонялся к тому, чтобы все-таки кое-какие строчки сократить, Макс решительно настаивал, что песню надо выбросить совсем. Ну а Джеки — Джеки просто ушла звонить по телефону, и ее кресло уже давно пустовало. Когда она наконец вернулась на свое место, Джемми сделал вид, что поглощен своими записями, а также речью Макса, из которой словно боялся пропустить хотя бы одно слово.

— Одна и та же мысль повторяется снова и снова! — говорил Макс.

— Зато публика наверняка прочувствует идею спектакля о жизни Мэрилин, — начал Джой. — Это очень важно…

— Не думаю, что эта идея состоит в том, чтобы публика взбесилась от скуки.

— Бог с тобой, Макс! Это замечательная песня!

Джемми закрыл глаза. Он до сих пор не мог привыкнуть к этим бесконечным пререканиям и, на его взгляд, переливанию из пустого в порожнее. И при этом еще поминалось имя Божье. Наверное, они и сами не ведали, что говорят. Если бы Господь действительно снизошел до того, чтобы прислушаться к тому, о чем они толкуют, то, пожалуй, смахнул бы их с лица земли, как пыль.

Джемми уткнулся в блокнот, который держал в руках, чтобы записывать то, о чем шла речь на совещании. Должен же он постигнуть все эти театральные премудрости!.. Между тем на страничке его блокнота не было ни одной записи — только аккуратные загогулины, плотно заполнявшие лист за листом, причем Джемми старался, чтобы каждая следующая загогулина была чуть меньше предыдущей…

Таким образом, постижение тонкостей постановочного процесса ему не очень-то давалось. Впрочем, ни у кого не было ни времени, ни терпения возиться с Джемми. В основном его гоняли по разным мелким надобностям: принести кофе, дозвониться до нужного человека или сбегать за оставленным в машине сценарием. Остальное же время он бесполезно просиживал на планерках, не в состоянии предложить хоть что-нибудь ценное.

И дело не в том, что прежде он почти ничего не слышал о легендарной Мэрилин. Даже когда он прочел ее биографию, он все еще не мог понять, из-за чего весь сыр-бор, о какой такой потере все толкуют. Ну очаровательная, привлекательная женщина… Что с того, что, будучи эмоционально неуравновешенной, она погубила себя наркотиками?..

И прочитанная книга, и сама эта женщина произвели на него гнетущее впечатление. Ну а постоянные ссылки на разного рода причины, приведшие к трагедии: духовное разложение, потворство страстям, тщеславие и секс — все это мало что объясняло… Кстати, секс во всей этой истории был каким-то неприглядным и бессмысленным…

Секс — это слово преследовало его.

Джемми вспомнил о своих причудливых фантазиях, не дававших ему покоя вчера, в ночной тиши его комнаты. Джеки явилась перед ним обнаженная, она улыбалась, манила, влекла… Его грезы были так явственны, что он, казалось, физически ощущал, как касается губами ее губ, лица, шеи и горячих грудей. Что и говорить, он не смог удержать свою руку, которая привела его к бурному оргазму. Однако даже обессиленный и опустошенный, он все еще страстно желал ее.

Должно быть, отец перевернулся в могиле.

Когда Джемми исполнилось семнадцать лет, старик растолковал ему, что теперь в соответствии с католической верой он достиг возраста, в котором человек становится совершеннолетним, то есть способным отвечать за свои поступки целиком и полностью, в том числе и за то, если совершит смертный грех. После той проникновенной беседы с отцом Джемми годами приходил в ужас от одной мысли о смертных грехах. Смертных — значит, таких, которые «убивают» саму душу, лишая ее святой непорочности, а потому в случае, если таковое осквернение произойдет, необходимо как можно скорее бежать к священнику и исповедаться, не дожидаясь Божьего суда.

Джемми вспоминал буквальные слова отца, которые тот годами вбивал ему в голову: «Человек, осквернивший свою душу смертным грехом, будет вечно корчиться в геенне огненной…» Теперь-то он, Джемми, наверняка будет проклят.

В коридоре раздались чьи-то голоса, и Джемми оторвался от своих мыслей. Дверь приоткрылась, и Джеки оглянулась на шум.

— Прошу прощения… — проговорила она, выходя.

Проводив ее взглядом, Джемми подумал, что смотреть на нее и не впасть в соблазн просто невозможно. Как бы презрительно ни относился к этому его отец. Кроме того, то, что он чувствовал по отношению к Джеки, не было похоже на его чувства к другим женщинам. Кстати, теперь, когда работа над спектаклем шла полным ходом, женщин вокруг было предостаточно. Его влечение к Джеки казалось ему простым и естественным, и он ничего не мог с этим поделать, даже если бы и захотел.

— В данном случае, — услышал он ворчливый голос Макса, — я вовсе не обсуждаю качество песни как таковое. Независимо от того глубокого смысла, который в ней, возможно, и содержится, она вторична и расплывчата. — Макс раздраженно вздохнул. — Не говоря уж о том, что она ужасно длинная.

— Ладно, давайте на этом остановимся, — спокойно сказала Джеки, успевшая к этому моменту вернуться из коридора. — Мне бы хотелось, чтобы вы оба, — продолжала она, обращаясь к Джою и Гордону, — еще раз вернулись к этой песне и раскинули мозгами, можно ли все-таки как-то ужать ее без искажения смысла. — Потом она повернулась к Максу. — Я против больших сокращений, — твердо сказала она. — В этом нет нужды.

— Ради Бога, через три недели начинаются репетиции! — воскликнул Макс.

— И все-таки нет причин для паники.

— Если забыть, что Альдо настаивает на том, чтобы изменения были внесены в добрую половину песен мюзикла.

— Это совсем другое дело, Макс… — спокойно вмешался Альдо, удивленный резкостью Макса и его твердолобостью.

Уж кто-кто, а он, Макс, должен знать, что в таком деле, как постановка мюзикла, всегда приходится что-то дорабатывать по ходу репетиций — тексты песен, танцевальные номера. Ведь когда начинаются репетиции, многое проясняется — где-то обнаруживаются смысловые неясности, шероховатости при исполнении и так далее.

Альдо пристально смотрел на Макса, не понимая, почему, собственно, тот так завелся.

— Ладно, — устало сказала Джеки, — у меня скоро встреча с телевизионщиками. Может быть, ты составишь мне компанию, Макс?

— Прямо сейчас?

— Это займет часа полтора, не больше, — осторожно сказала она. — А о твоих сомнениях по поводу либретто мы может переговорить по пути.

Он медлил с ответом, и Джеки, с трудом скрывая раздражение, повернулась к остальным, которые уже начали подниматься со своих мест.

— Всем спасибо, — сказала она. — Мы снова соберемся в среду, приблизительно в это же время.

— Телевидение нам нужно для рекламы, я правильно понял? — отрывисто поинтересовался Макс.

— Совершенно верно, — кивнула Джеки. — Машина уже ждет. Увидимся внизу минут через пять.

Не дожидаясь его ответа, она повернулась к Джемми.

— Надеюсь, ты кое-что вынес из сегодняшнего обсуждения, — сказала она с улыбкой и почувствовала, что краснеет и слишком торопится. — Увидимся немного позже. Или, может быть, завтра с утра…

Он молча кивнул, и его щеки тоже покрылись краской. Не было никаких сомнений — он ей в тягость. Однако это ничего для него не меняло. К тому же даже отец однажды пошутил, имея в виду его миловидную внешность: «Наверное, даже мартышки в лесу падают с веток от любви, едва завидев тебя!..» Сейчас ему казалось, что жизнь в глуши сделала его ужасно неуклюжим. Годы замкнутого существования — сначала с отцом, а потом в семинарии — превратили его в рохлю, которого в этой сложной, реальной жизни не ждет ничего, кроме одиночества и страданий.

Когда дверь за Джеки закрылась, он почувствовал себя таким одиноким, словно находился в пустыне. На улице уже смеркалось. Из окна доносился гул автомобилей, скрип тормозов и звуки сирен. Джемми вышел на улицу.

С неба лил тяжелый дождь, и очень скоро Джемми почувствовал, что начинает промокать насквозь. Добравшись до Хампстида, он стал медленно подниматься в гору, на которой стоял дом его крестной матери, и вспоминал Кению и гору Марсабит. Прошлое представлялось ему сотканным из лазури и золота и было исполнено торжественной тишины.


— Какая муха тебя укусила?

В мужской уборной Макс покосился в зеркало и поймал на себе пристальный взгляд Альдо.

— Никто меня не кусал.

— Брось, Макс, — сказал Альдо. — Я же тебя давно знаю.

— Ну и что с того?

Альдо раздраженно покачал головой.

— Ладно, как знаешь. Только помни, что я пытался с тобой поговорить.

Он развернулся на каблуках и направился к двери. Макс посмотрел ему вслед и бросил вдогонку:

— Кажется, у меня триппер.

Альдо медленно повернулся.

— Господи, когда ты наконец остепенишься?

Макс пожал плечами.

— Трудно менять привычки.

— А что же Полли?

— Что Полли? — переспросил Макс.

— Ты ведь по-прежнему живешь с ней?

— А, кажется, я тебя понял. — Он слабо улыбнулся. — Нет, я не сплю с ней вот уже несколько недель.

И слава Богу! Только этого ему сейчас еще недоставало.

Альдо насупился и, покраснев, поинтересовался:

— То есть как?

— У нее какие-то проблемы по женской части, и она не подпускает меня к себе.

— Мне казалось, она хочет забеременеть?

— Увы, да. Однако пока у нее все не наладится, мой бравый член ей не понадобится. Впрочем, теперь она все равно не смогла бы им воспользоваться…

Как бы там ни было, Максу совсем не улыбалось разрушать свои отношения с Полли. Во-первых, она была премиленькая. Во-вторых, у нее имелись обширные связи. И наконец, ее отец числился среди самых крупных землевладельцев, которым принадлежала едва ли не половина Шотландии, включая нефтяные разработки в Северном море. Такими вещами не бросаются.

— И это серьезно?

— Гонорея? Я думаю!

— Я имею в виду здоровье Полли.

— Бог ее знает! Кажется, у нее фиброма или что-то в этом духе.

Альдо вздохнул. Удивительное все-таки дело: такая красивая девушка, как Полли, связалась с таким человеком, как Макс. Слов нет, он чертовски талантлив. Он знаменитость в театральном мире. Конечно, он пока не Тревор Нанн или Терри Хэндз, однако Альдо вынужден был признать, что он своего добьется, и Полли в этом тоже не сомневалась. Не говоря уж о том, что Макс не упускал случая в том или ином качестве пролезть на страницы таких влиятельных изданий, как «Панч», «Обсервер» и «Санди таймс». А пару месяцев тому назад он ухитрился присоседиться к «Саут Бэнк Шоу», несмотря на то, что в прошлом году делал на Би-би-си совершенно отвратительные, хотя и успевшие намозолить глаза программы. Альдо брезгливо поморщился. Дело в том, что Макс параллельно трахал жену продюсера, которая разливалась соловьем перед своим ничего не подозревающим мужем о том, какой Макс восхитительный и темпераментный режиссер. Он и сейчас помнил, как Макс потешался над этой ситуацией.

И все же он ничем особенным не отличался от десятков других театральных знаменитостей, на которых Альдо успел насмотреться за последние двадцать пять лет. Все они как один верили в свое звездное предназначение, обладали гигантским самомнением и одинаково жаждали находиться в центре всеобщего внимания. Какие бы громкие аплодисменты и шумный успех ни сопутствовали их деятельности, им все было мало…

— Ты, я полагаю, был у врача?

— Еще нет.

— Как нет?!

— Пойду завтра утром. Нет оснований паниковать, Альдо.

— А когда ты это у себя заметил?

— В среду.

— Господи, тебе же давно следовало обратиться к врачу! — воскликнул Альдо.

— Я думал, это ложная тревога, — признался Макс.

Он и теперь был не вполне уверен. Словно страус прятал голову в песок. Ему показалось, что при последнем мочеиспускании жжение, которое сначала было таким сильным, как будто он мочился серной кислотой, теперь немного поубавилось.

— Ты, наверное, надеялся, что это само пройдет?

Макс в тоске закрыл глаза и проговорил, словно обращаясь к самому себе:

— И почему только человеку приходится так страдать из-за того, что он позволил себе немного поразвлечься?

— Тоже мне, невинная жертва!

— Я не нуждаюсь в поучениях, Альдо, — проворчал Макс. — Тем более от тебя.

— Потому что я «голубой»?

Макс немного смутился.

— Может быть, я и «голубой», — продолжал Альдо с оттенком презрения, — но не дурак. По крайней мере в эпоху СПИДа я не позволяю себе ничего подобного… Ладно, завтра поговорим. Мне надо работать.

Альдо открыл дверь и едва удержался, чтобы хорошенько ею не хлопнуть. Правда, если честно, Макс этого не заслуживал. Альдо протяжно вздохнул. Что бы он ни говорил Максу, он и сам совершил в своей жизни немало глупостей — тех, что обычно называют беспорядочной половой жизнью. В его случае эпитет «беспорядочная» был даже слишком скромен. Альдо все познал и все перепробовал. Даже женщин.

Как давно все это было!.. Чего стоили одни поездки в Бангкок, полные диких, прекрасных и опасных приключений. Снова отправляться туда не имело смысла: что было, то было. Более чем достаточно одной лишь памяти о прошлых безумствах. К тому же Джонно для него больше не существовал. Конечно, он пытался развлекаться, как в старые добрые времена. У него даже был стройный симпатичный паренек с гладкой смуглой кожей, который вполне умело мог все это проделать… Так, да не совсем так. Такого безмятежного успокоения, которое он испытывал в объятиях Джонно, не способен был дать ему никто другой.

Вспомнив о Джонно, Альдо ощутил в душе застарелую боль и пустоту. В те мимолетные мгновения, полные надежд, которые прошли навсегда, ему казалось, что и вправду можно укрыться вдвоем в собственном замкнутом мирке, где они будут жить вместе и любить друг друга, а весь остальной мир — пропади он пропадом…

Джонно так и не понял или не захотел поверить, что Альдо готов был взять его с собой в Англию, где они могли бы зажить относительно осмысленной и размеренной жизнью. В конце концов он категорически отказался от переезда, и они распрощались на какой-то грязной железнодорожной платформе. Джонно послал ему воздушный поцелуй, прикоснувшись кончиками пальцев к своим изумительным, персикового цвета губам, и просто исчез, пропал, растворился в море желтокожих лиц, словно добрый волшебник. Джонно вернулся туда, откуда пришел, — в мир дешевых баров, где чувствовал себя, как рыба в воде.

Альдо судорожно сглотнул слюну. Нет, лучше вообще не вспоминать о Джонно. Не думать о его новых любовниках, которым тот служит с той же сказочной щедростью… Быть может, это он, Альдо, чего-то не понял?..


Макс отхлебнул воды из стакана, прополоскал рот и выплюнул воду в раковину. Его мучило раскаяние, что он наговорил Альдо лишнего, а этого делать не стоило. По большому счету ему, конечно, было безразлично, что подумает о нем приятель, но чего он совершенно не выносил, так это той тошнотворной проповеднической манеры, в которой в последние несколько месяцев Альдо начал позволять себе высказываться.

Продолжая что-то ворчать себе под нос, Макс подставил ладони под струю холодной воды, а потом взглянул на себя в зеркало и, естественно, увидел всю ту же знакомую физиономию, лицезреть которую не доставляло никакого удовольствия. Что же, это никогда не беспокоило его. Конечно, он был тщедушен, узкоплеч и не имел подбородка, однако его внешность, — вернее, отсутствие таковой, — никогда не являлась помехой, когда дело касалось противоположного пола. Главное, он производил на них впечатление, а на остальное ему было наплевать. Макс был так уверен в этом своем природном даре, что даже испытывал к женщинам нечто вроде смутного презрения. Временами оно, это презрение, изрядно беспокоило его. То усиливаясь, то ослабевая, оно постоянно отягощало его душу.

Шум бегущей из крана воды заставил его поморщиться. Он закрутил кран, пока вода не закапала медленно-медленно, и вдруг ощутил внезапное желание помочиться. Впрочем, он тут же подавил этот позыв. Меньше всего ему хотелось, чтобы это еще раз напомнило о том, в каком плачевном положении он оказался…

И где только он подцепил эту заразу? Что касается Ивонн, то она была от него просто без ума и вряд ли позволяла себе похождения на стороне. Если это не Ивонн, то тогда кто? Мысли Макса невольно перескочили на сестру Полли Надю. Он чувствовал к ней всевозрастающую нежность, и это чувство смущало его. Ведь он был не из тех, кто распускает нюни со своими женщинами.

Макс одернул на себе свитер и прикоснулся ладонью к укромному местечку между ног, которым он так дорожил. Может быть, как-нибудь пронесет?.. Однако внутренний голос нашептывал ему прямо противоположное. У него даже под ложечкой засосало, когда он представил себе все неизбежные неприятности, которые, надо полагать, очень скоро не замедлят на него посыпаться.


— Уже поздно!

— Еще один бокал вина!

Люси смотрела на гладкую загорелую физиономию Роджера и думала о том, пользуется ли он кварцевой лампой.

— Мне еще нужно зайти на студию. В пять мне назначено быть в костюмерном цехе.

Этот завтрак грозил занять полдня. Она нарочно приехала чуть позже, чтобы сделать эту встречу еще короче, однако Роджер ухитрился все обернуть в свою пользу, заявив, что теперь у него как раз полным-полно времени. Люси обреченно вздохнула.

— Не думай о времени, — сказал он, медленно наполняя вином бокалы. — Наверное, Дику не терпится сниматься со мной в понедельник?

— Ну еще бы! — с готовностью подтвердила она. — Он рад, что снова может работать.

— Как это ценно — иметь человека, который мог бы замолвить за тебя где нужно словечко, верно?

— Ты же знаешь, как я тебе благодарна, Роджер, — с усилием выговорила она.

— Дик, я думаю, тоже был бы мне благодарен. Если бы, конечно, узнал.

Роджер усмехнулся. Наступило неловкое молчание. Уткнувшись взглядом в бокал с темным, цвета перезрелой сливы вином, Люси почувствовала, как спина и шея покрываются холодным потом, едва она представила себе, что было бы, если бы Ричард действительно узнал. Она беспомощно вздохнула, удивляясь тому, как вообще позволила себе прийти сюда. И с кем? С Роджером!..

Неужели она уже забыла обстоятельства их прошлого разрыва? А может быть, она до сих пор находится под властью его обаяния и не в силах ему отказать?

Она подняла на него глаза и встретила его спокойный взгляд — такой знакомый взгляд, которым он словно хотел сказать ей, что она может целиком и полностью на него рассчитывать, что она для него исключительная женщина. Роджеру всегда отлично удавались эти штучки. Он умел заставить женщину довериться.

— Я, конечно, понимаю, он будет занят всего лишь в шести эпизодах. Это не так уж много… — осторожно продолжал Роджер, а его горячая рука поглаживала ее руку. — Однако в последнее время я приобрел кое-какой вес на съемочной площадке. Я даже могу вносить небольшие коррективы в сценарий. Ну, ты понимаешь — идеи, побочные линии и тому подобное. Словом, если все пойдет, как задумано…

В какой-то момент их взгляды пересеклись, и Люси почувствовала, что краснеет.

— Мне действительно пора, Роджер…

Он выпустил ее руку и посмотрел на часы.

— Я и не заметил, как пролетело время, — пробормотал он с шутливым отчаянием.

— Я не могу позволить себе опоздания.

— Я понимаю, — сказал он с широкой располагающей улыбкой, блеснув своими безупречными зубами. — Я тебя подвезу.

— Честное слово, в этом нет никакой необходимости! — воскликнула она. — Я могу вызвать такси.

— Но мне хочется.

— Не стоит беспокоиться, Роджер!

— Говорю тебе, мне хочется это сделать, Люси.

Он не отрываясь смотрел ей в глаза, пока она не выдержала и не опустила взгляд. Тогда он щелкнул пальцами, подзывая официанта, и попросил счет.


Высадив Люси на мокром тротуаре около студии и отъезжая на своей шикарной ярко-красной «альфа-ромео», Роджер посигналил на прощание, и Люси передернуло от резкого автомобильного гудка.

На противоположной стороне улицы светилось оранжевое табло, по которому бежали огромные черные буквы, призывающие заранее побеспокоиться об угощении для рождественского стола. Был конец ноября, праздничный сезон уже начался, а она об этом почти забыла. Коротко вздохнув, она направилась к дверям студии, из которых как раз выходили Джеки и Макс Локхарт. Лицо Джеки осветилось приветливой улыбкой, а Макс нарочно задержался, пропустив Джеки вперед, и, помолчав, медленно сказал:

— Тебя дожидаются в костюмерном цеху.

— Я только на две минуты опоздала…

— Нехорошо опаздывать, дорогая Люси, нехорошо, — мрачновато ухмыльнулся он. — Однако в будущем мы будем более старательны, не так ли?

Он неторопливо смерил ее взглядом с головы до ног, и на его губах продолжала играть мрачная улыбка. Довольный, что заставил ее смутиться, отыскав мишень для своего дурного настроения, он пошел прочь.

Люси даже не нашлась, что ответить, а как хотелось бросить ему что-то дерзкое и ошеломляющее. Она просто стояла и смотрела ему вслед. Потом она вошла в здание, прошла по длинному коридору и ступила во владения Ивонн. Из всех комнат доносились шум голосов, смех и пение, но от этого Люси почувствовала себя еще более одинокой. Если бы это было в ее силах, она бы немедленно развернулась и побежала обратно в свою маленькую ободранную квартирку, которую она всегда так кляла и ненавидела всеми фибрами души и в которой теперь ее дожидался Ричард, занятый приготовлением ужина. С каким удовольствием она бы заперлась в этой норе от всего мира!..


— Что-то не так? — спросила Джеки Макса, когда тот сел в автомобиль. — Я имею в виду Люси.

— Да, в общем, нет… — осторожно ответил он. — Просто я поинтересовался, как она себя чувствует после всего. Ведь и ты, и я знаем, как она была разочарована тем, что не получила роль Мэрилин Монро.

— Я думаю, она ее еще сыграет.

Макс помолчал секунду, а потом сказал:

— Пару лет назад я работал с Люси. Но оказалось, что у нее не все в порядке с нервами.

Когда Макс вспомнил о том отвращении, которое было написано на ее хорошеньком лице, то сразу помрачнел.

— Неужели? — удивилась Джеки. — Ты никогда об этом не рассказывал.

— Я не придавал этому особого значения, — быстро проговорил Макс. — Ведь это было два года назад, как я уже сказал. Может, и больше…

— Люди меняются, — спокойно сказала она. — Кроме того, профессия актера кого хочешь сделает нервным. А кстати, почему бы нам серьезно не поразмыслить о том, чтобы девушки играли в спектакле попеременно? Один вечер одна, второй — другая, и так далее…

— Не начинай все снова.

— Но ведь это чрезвычайно напряженная роль.

— И Роуз вполне с нею справится.

— Неделю за неделей — по восемь спектаклей?

— Мне казалось, что мы уже обо всем договорились и ты целиком и полностью со мной согласна.

— Стоит подумать об этом еще раз.

Джеки смотрела в окно и думала о том, почему это он все, что она не скажет, принимает в штыки? Ну хотя бы раз согласился или хотя бы из вежливости допустил, что и она может быть права… Что касается Роуз, то она не показалась Джеки такой уж выносливой и полной жизненных сил. Вчера она зашла в костюмерный цех и, увидев Роуз полураздетой, поразилась, какая та тоненькая и хрупкая.

— Ей, конечно, не мешает немного прибавить в весе. С прошлой недели она начала потихоньку поправляться. Я уже растолковал ей, как правильно питаться — витамины и тому подобное. Кстати, и спать ложиться пораньше… — Макс хмыкнул. — Разве ты забыла, где я ее нашел?

— Ее номера у «Мадам Йо-Йо» не идут ни в какое сравнение с главной ролью в нашем мюзикле. Ведь роль будет требовать ее присутствия на сцене практически на протяжении всего спектакля, — резонно заметила Джеки.

— Должен сказать, — возразил он, — что это со стороны канканы в кабаре всегда кажутся плевым делом. Знай себе прыгай. На самом деле это довольно тяжело.

— Я вовсе так не думаю, — спокойно сказала Джеки. — Просто я стараюсь предугадать проблемы, которые могут возникнуть в будущем. И по возможности их избежать. Надеюсь, тебе не надо напоминать, сколько денег вложено в это дело. Не говоря уже о нашей репутации — твоей и моей. Будет настоящей катастрофой, если Роуз сломается на этой роли и потеряет форму…

— Джеки, дорогая, — сухо сказал Макс, — если говорить начистоту, то должен признаться, я никогда не был в восторге от такой расстановки актеров, когда главную роль играют попеременно. Это здорово снижает уровень зрительского восприятия. Таков театр. Кроме того, в нашей постановке не задействованы звезды, которых мы могли бы менять на радость публике. У нас есть одна Роуз, и из нее, как я надеюсь, должна получиться звезда. Люди будут валить к нам только для того, чтобы увидеть и услышать именно ее. Чего не скажешь о той ситуации, когда главную роль будут делить две девушки, притом обе никому не известные.

— Мы вовсе и не делаем упор на то, что в нашем мюзикле будет блистать новая звезда, Макс. В том-то и дело, что должен прогреметь мюзикл как таковой, ведь это «Мэрилин»!

— Но Мэрилин — это и есть Роуз, — медленно и терпеливо возразил он. — А Роуз — это Мэрилин.

— Вот она и сломается на этой роли, если мы слишком нагрузим ее.

— Что-то я не пойму, разве мы ставим детский утренник?

Джеки закрыла глаза, едва сдерживая раздражение.

— Ладно, Макс. Ладно… — Она повернулась к нему. — Очень скоро начнутся репетиции, и в конце января, перед тем, как переезжать к «Адельфи», мы вернемся к этому разговору.

— Но мы просто обязаны дать Роуз шанс, — продолжал настаивать Макс.

— Поэтому-то я и предлагаю отложить этот разговор до конца января.

— Хорошо, хорошо… — согласно закивал Макс.

— А кроме того, Люси должна будет участвовать практически во всех мероприятиях, которые мы будем устраивать для нашего паблисити.

— Как запасной вариант.

— Можно сказать и так.

— Прекрасно, — отрешенно проговорил он таким тоном, словно вдруг потерял интерес к разговору.

Джеки стала смотреть в окно. Люди уныло брели по мокрым тротуарам.

— А с кем именно мы встречаемся на телевидении?

— С Майклом Кинси.

— Тоже мне деятель, — ухмыльнулся Макс. — Кажется, он готовит какие-то утренние программы?

— А еще программу «Отдыхай!».

— В самом деле? — протянул Макс. — Я этого не знал.

Он заметно оживился. «Отдыхай!» была программой, которую запустили в сентябре, но которая уже успела занять высокий рейтинг среди легких развлекательных передач. Это была программа, где не только болтали о всякой всячине, в ней было нечто действительно возбуждающее. Совершенно непредсказуемая, она брала своими неожиданными переходами от Паваротти до чиппендейловских штучек.

— Кажется, он готов дать информацию о нашей постановке, если только мы согласимся включить в сюжет песню из мюзикла.

— Речь идет о какой-то определенной песне?

— Да. Он случайно услышал ту вещичку — дуэт Монро и Кеннеди. Он без ума от нее.

— Мы можем на это согласиться?

— Черт возьми, почему бы и нет? В конце концов о связи Монро и Кеннеди уже столько говорили, что нас едва ли потянут за это к ответу. К тому же клану Кеннеди это вряд ли повредит. Ну а легенда о Монро получит вторую жизнь… Для тех, кто знал Монро лично, мы вряд ли скажем нечто такое, о чем они раньше не догадывались, ведь история Мэрилин уходит корнями в дела давно минувших дней и полна вопросов, на которые уже никто и никогда не сможет ответить.

— Ты имеешь в виду достоверность фактов, касающихся связи Монро с обоими братьями Кеннеди?

— И это тоже, — ответила Джеки, — и еще обстоятельства ее смерти. Все, что я прочла на эту тему, говорит о том, что смерть Монро не была обычным самоубийством. Несмотря на весьма подозрительные обстоятельства смерти, а также чье-то явное стремление запутать следы, никогда не проводилось открытого расследования ее гибели. Кинси хочет знать, есть ли в нашем мюзикле прямое или косвенное упоминание об этом, а также песня, посвященная этой проблеме.

— Ты говоришь о «Поздних звонках»? Об этой песне?

— Именно.

— Но если мюзикл пойдет в Штатах, многим придется не по душе, что в нем идет речь о подобных вещах. Или хотя бы нечто подобное подразумевается.

— Но мы вовсе и не собираемся подразумевать что-либо. А тем более не пытаемся утверждать нечто окончательное и истинное, что имеет отношение к событиям тридцатилетней давности. «Мэрилин» — это всего лишь мюзикл, в основе которого жизнь Мэрилин, и в нем мы приближаемся к истине не более, чем это уже было сделано до нас. Совершенно очевидно, что мужчины играли огромную роль в ее жизни. Это подтверждено документально. Ее использовали, она сама позволила себя использовать. Вопрос в том — почему? Что касается самой Монро, то она была «привлекательной блондинкой с фигурой, которая нравилась мужчинам» — именно это лежит в основе мотивов ее собственного поведения…

— Уж не хочешь ли ты сказать, что и она прошла через эти пресловутые «гаремы» кинобоссов?

— Не мне тебе объяснять, что влиятельные особы шоу-бизнеса регулярно отлавливают юных звездочек. Известно, что Монро как-то сказала: «Самый большой вред девушка может причинить себе, если скажет «нет» кому-нибудь из боссов…»

— Не преувеличение ли это?

— Ох, Макс, умоляю тебя! И тебе, и мне известно, что обычаи подобных «гаремов» вовсе не ушли в прошлое даже в наши, так сказать, просвещенные времена.

Макс бросил на нее косой взгляд, но ничего не сказал.

— Как только к ней пришла слава, — продолжала Джеки, — у нее появилась возможность использовать свою известность, красоту и сексапильность, чтобы добиться роскошной жизни с богатым и могущественным мужчиной. Воплотить свои мечты, так сказать, в реальность. Конечно, это предположение. И тогда выяснилось, что ничто и никто не соответствует ее мечте. А если и соответствует, то находится вне пределов ее возможностей…

— Иначе говоря, она гонялась за собственной тенью?

— Я всегда утверждала, Макс, что у тебя изумительная способность подбирать слова.

— А разве нет? — проворчал он, пораженный познаниями и убежденностью Джеки. — Как бы там ни было, учитывая интерес Кинси к этой стороне истории Монро, нам следует ввести этот мотив в финальную сцену спектакля.

Но финальная сцена уже и так была выстроена в воображении Джеки: луч света нащупывает во мраке обнаженное тело Мэрилин, а откуда-то издалека доносятся затихающие телефонные звонки и чьи-то голоса… Потом наступает абсолютная, гробовая тишина.

— Это все, естественно, еще нуждается в доработке… — протянул Макс.

Джеки напряглась.

— Ну конечно, — проговорила она. — Однако в целом ты согласен, не так ли?

— О да, — сказал он, — финал почти идеальный.


Роуз лежала на полу в гостиной, зажав в своих узких ладонях гантели. Она глубоко вздохнула и медленно подняла руки, а затем опустила их на грудь. После небольшой паузы она снова подняла гантели и опустила их на ковер. Проделав это упражнение десять раз, она перевернулась на живот и стала прогибаться в спине. Она намеревалась сделать это упражнение двадцать раз подряд, но уже после двенадцатого без сил растянулась на ковре. Ну ничего, сказала она себе, все равно с каждым днем получается лучше.

Потом она долго лежала ничком и, не шевелясь, рассматривала узоры на синем ковре, которые казались ей каким-то особым, тайным и потусторонним миром. Облизав языком пересохшие губы, она почувствовала, что ее немного знобит. Во время гимнастики она вспотела, а теперь начала остывать.

C тех пор, как она получила роль, ей пришлось отказаться от посещения баров, где она так любила выпить колы, чтобы унять расшалившиеся нервы и отдохнуть от окружающей суеты. Теперь все пошло по-другому.

Роуз встала и взглянула на себя в большое зеркало, висевшее на стене. Она вытянула шею, приподняла подбородок и стала критически рассматривала свои груди, талию, бедра и ноги. Все казалось таким миниатюрным и тоненьким. Однако у нее были огромные глаза и большие чувственные губы. Кроме того, черное трико делало ее фигурку еще более миниатюрной и хрупкой. Естественно, она не имела ничего против того, чтобы быть стройной, но уж слишком она была худой. Даже Ивонн, хозяйка костюмерного цеха, была вынуждена как-то исхитряться, чтобы соответствующим образом подогнать ее фигурку к округлым формам Мэрилин. Впрочем, Роуз уже удалось прибавить почти килограмм только за прошедшую неделю. Спасибо Барби — ее домашней стряпне. К сожалению, этот килограмм был почти незаметен: что делать, почему-то никогда не получается поправиться в тех местах, где надо… Она с тоской взглянула на свои большие соски, которые были похожи на шляпки грибов. Дрю, однако, находил их возбуждающими.

Она нежно погладила ладонями маленькую грудь и загрустила ее больше. И все-таки он любит ее. Она в этом уверена. Это так очевидно: он звонит ей, приглашает позавтракать, подарил красную розу…

Дрю взял с нее клятву никому не рассказывать об их связи. Особенно никому из тех, кто имел отношение к постановке. Если Джеки узнает об этом, ей не понравится, что актриса, которая должна исполнить главную роль в ее мюзикле, позволяет себе расходовать энергию на посторонние дела, когда расписание репетиций и без того чрезвычайно напряженное, к тому же и премьера уже не за горами.

Роуз блаженно улыбнулась, когда вспомнила, как бережно, как нежно ласкали ее руки Дрю. Он словно хотел сказать ей: «Ни о чем не беспокойся, любимая! Я сам позабочусь о тебе…» И она любила его, любила всей душой.

Блаженная улыбка не сходила с ее губ. Разве она могла мечтать о чем-нибудь подобном? Она получила главную роль в мюзикле, который ставится на Уэст-энде, а это значит, что теперь она сможет расплатиться по всем счетам. Она станет звездой — все это говорят. А главное — она повстречала такого великолепного мужчину, как Дрю, который так заботится о ней.

Сколько раз в своей жизни она пыталась угнаться за призрачным счастьем, которое рассеивалось, как дым, едва она касалась его! Подобное случалось с ней довольно редко, но сейчас она могла признаться себе, что почти всегда принимала ошибочные решения и делала неправильный выбор. Даже в школе так было. С тех пор мало что переменилось. Разве только, оказавшись во взрослом мире, Роуз стала ошибаться еще чаще… Но теперь, конечно, все будет иначе.

В ее памяти всплыла мелодия из мюзикла, и Роуз начала тихо напевать. Ее безупречный голос все нарастал, звучал все непринужденнее. Находясь в комнате одна, Роуз пела для самой себя, пела от всего сердца. Она чувствовала, что для нее наступил один из тех волшебных моментов, которые никогда не забываются. Она думала о Дрю — вспоминала его лицо, голос, руки. Его поцелуи действовали на нее, словно наркотик. Даже теперь она ощущала их на своих губах. Она думала о нем днем и ночью.

7

— Разве нужно ехать прямо сейчас? — удивилась Джеки.

Дрю кивнул.

Они шли по дорожке к дому ее отца. Впереди был долгожданный воскресный завтрак, о котором Клэр договорилась с Джеки еще на юбилее в «Аннабель». Джеки подняла глаза к небу, стараясь побороть разочарование. Для начала декабря день выдался превосходный. Солнце сияло вовсю… Даже последние известия о том, что австралийские спонсоры, возможно, откажутся от финансирования постановки, подействовали на нее не слишком угнетающе. Но теперь она ощутила внезапную усталость.

— Дела, радость моя, — солгал Дрю и быстро добавил: — Понимаешь, я и сам не думал, что так получится… — С видом искреннего раскаяния он поцеловал ей руку. — Я старался как-то отговориться, но люди, которые работают на мою мать, требуют, чтобы в Лос-Анджелес прибыл кто-то из членов нашей семьи. Кто-то, кому бы они доверяли.

— Прямо мафия какая-то! — с горечью воскликнула Джеки, однако тут же устыдилась своих слов. — Прости меня… Просто не хочется, чтобы ты уезжал.

Джеки вздохнула и с удивлением отметила, что ведет себя как-то уж слишком эмоционально.

Дрю приложил все силы, чтобы в этот уик-энд она почувствовала себя счастливой. Вчера ему даже удалось в последний момент забронировать столик в ее любимом ресторане. Усадив ее в такси, он все время шутил. Давно она так не смеялась, как в этот вечер, когда он подшучивал над завсегдатаями ресторана — известными киношниками и молодыми аристократами. Словом, он преобразился в старого доброго Дрю. Того самого Дрю, которого она знала по мысу Код… И вот теперь ему, оказывается, нужно срочно возвращаться в Штаты! Как раз тогда, когда она вновь почувствовала к нему расположение…

На душе у нее кошки скребли, и она сама презирала себя за одолевающие ее сомнения. Может быть, в Штатах его ждала та, «другая», о которой он так ничего и не рассказал. Впрочем, лучше ей и не знать об этой сопернице.

— Я ненадолго, — пообещал он.

Его мысли были заняты только Анжелой.

Частный детектив из Лос-Анджелеса сообщил ему нечто обнадеживающее. Ее бывший агент, этот старый хрен Олег, все еще жив и к тому же едва сводит концы с концами. Какая удача! Дрю с трудом удержался, чтобы не засмеяться от удовольствия. Он уже предвкушал момент, когда найдет то, что ищет. Ему и в голову не приходило, что все так просто. Конечно, тому парню придется заплатить, но дело стоит того…

Он остановился, и Джеки оглянулась.

— Кроме всего прочего, детка, — сказал он, — мне не помешает заняться каким-нибудь делом вместо того, чтобы целыми днями отсиживать себе задницу в кафе… Я тебе здесь не так уж и необходим. Скоро ты наконец разродишься своей «Мэрилин». Впереди премьера.

— Нет, ты мне нужен.

— Не думаешь же ты, что я так и буду каждый вечер дожидаться тебя в этом чертовом отеле? Должен тебе сказать, что я рассчитываю на большее, Джеки.

— Чего же ты хочешь?

— Немного прояснить наши отношения.

— Ты имеешь в виду — пожениться?

— По крайней мере обещай поразмыслить об этом в мое отсутствие.

Джеки помедлила с ответом. Ее взгляд устремился к дому, в котором Клэр и Дэвид прожили такую счастливую жизнь. Потом она снова посмотрела на Дрю.

— Хорошо, я подумаю об этом, — улыбнулась она.

Дрю довольно засмеялся, а потом обнял ее и крепко поцеловал.

— Я ведь еще не сказала «да», — засмеялась она в ответ, когда он отпустил ее.

— Скажешь, обязательно скажешь, — небрежно сказал он и, сунув руку в карман, достал маленькую коробочку. — Прошу тебя, надень это. Ради меня. Пока меня не будет…

Джеки увидел в коробочке изящное кольцо с рубином, покоящееся на шелковой подкладке.

— Нет, я не могу…

— Но ведь это просто колечко. Совсем не то кольцо, о котором ты подумала, — сказал он. — Можешь надеть его на любой палец, чтобы не мучиться никакими ассоциациями.

— Это совсем ни к чему.

Но ее голос дрогнул и сделался совсем тихим.

— Ради всего святого, Джеки, — попросил он, — не относись ко мне так серьезно!

— Ну ладно, Дрю, — тихо сказала она, очарованная его улыбкой. — Ладно…

Он надел ей на палец кольцо.

— Можешь снять его, как только я вернусь назад.

Джеки вытянула вперед руку, рассматривая подарок.

— Оно премилое.

— Как только я его увидел, то сразу подумал, что оно тебе подойдет.

Он наклонился к ней и нежно поцеловал в губы.

Ювелир с Боунд-стрит с готовностью согласился продать кольцо в рассрочку под впечатлением солидных кредитных карточек, которые предъявил Дрю, а также пристально изучив его внешность — костюм от дорогого портного, массивные золотые запонки, золотые часы и авторучку с золотым пером… Что и говорить, Анжела одела его, как принца.

Дрю почувствовал у себя на щеке теплое дыхание Джеки. Мельком взглянув ей в глаза, увидел в них искреннюю радость. На секунду в его душе заворочалось что-то похожее на чувство вины, но очень скоро прошло.

Они продолжили свой путь, и Дрю взял ее за руку, чувствуя себя уверенно, как никогда. Когда они подошли к дому Дэвида и у них под ногами захрустел гравий, которым были посыпаны дорожки, Дрю подумал о том, как удивился бы этот знаменитый актер, если бы только узнал, что за его обеденным столом сидит бродяга и альфонс, за всю свою жизнь не заработавший собственным трудом ни одного цента. К тому же еще немного, и этот самый бродяга женится на его дочери, а потом начнет шантажировать его богатенькую и знаменитую экс-супругу. Впрочем, до того, что случится с Анжелой, Дэвиду, пожалуй, нет никакого дела. Как бы там ни было, комбинация отменная.

Дрю уже чувствовал близость своего триумфа и уносился мыслями к тем блестящим возможностям, которые откроются для него, если только удастся провернуть задуманную операцию. Он за все отыграется — за детство на помойке, за все то дерьмо, которое делало его жизнь несносной. Он облизнул губы и крепче сжал руку Джеки. Однако думал он по-прежнему только об Анжеле.


— Дэвид прилег вздремнуть, — с улыбкой сказала Клэр, наливая им выпить. — С недавних пор это, кажется, вошло у него в привычку.

— Надеюсь, никаких проблем со здоровьем?..

— Господи, конечно, нет! Во всем виновата его проклятая роль. Не беспокойся, Джеки, он скоро спустится. Мне кажется, он вообще потерял понятие о времени. — Клэр вздохнула. — Ты же знаешь, он будет недоволен, если его потревожить. Во всяком случае мы успеем немного выпить, пока он появится. Кажется, у нас есть для этого повод… — И она многозначительно улыбнулась.

— Какой повод? — удивилась Джеки.

— Я же не слепая, Джеки, и сразу заметила это чудесное кольцо.

Джеки ничего не ответила, но почувствовала, как у нее вспыхнули щеки.

— Это совсем не то, что вы подумали, — поспешно вмешался Дрю. — Пока во всяком случае… Просто я собираюсь на пару недель в Штаты, и мне бы хотелось, чтобы хоть что-то напоминало Джеки обо мне…

— Думаю, вы своего добились, — хмыкнула Клэр, заметив румянец на лице Джеки. — Не беспокойся, — обратилась она к ней, — я ни словом не обмолвлюсь твоему отцу, если это пока твой сюрприз…

— Да, пожалуйста, — пробормотала Джеки. — Это все из-за отъезда Дрю, я и не думала, что…

— Я все понимаю, дорогая.

— В самом деле, — небрежно добавил Дрю, — тут и говорить не о чем…

Однако в душе почувствовал раздражение. Странная Джеки. Любая другая девушка на ее месте отдала бы все на свете, чтобы заполучить такое прекрасное кольцо да еще от такого великолепного мужчины, как он.

— А где Джемми?

— Не знаю, куда он запропастился, — пожала плечами Клэр. — Может быть, ты покажешь Дрю дом, а заодно и поищете Джемми? А я пока, с вашего позволения, отправлюсь на кухню.

— Не знаешь, куда он мог пойти?

— Может, в бассейн? Впрочем, он обещал быть… — Клэр недовольно покачала головой. — Ну и воспитание! — Она взглянула на Дрю. — Вы уж извините!

— Ничего, миссис Джонс.

Его вполне устраивала такая встреча, без особых церемоний. Ведь, несмотря на всю свою внешнюю браваду, Дрю чувствовал себя довольно скованно в этом доме.

— Прошу вас, называйте меня просто Клэр.

Он кивнул и улыбнулся одной из своих беспроигрышных улыбок. Потом повернулся к Джеки.

— Почему бы тебе в самом деле не поискать Джемми? — предложил он. — А я останусь здесь и подожду, пока спустится твой отец.

По крайней мере у него будет несколько минут, чтобы немного собраться с мыслями и спокойно выпить.

— Может быть, вы составите мне компанию на кухне, пока Джеки не вернется? — предложила Клэр.

— С удовольствием.

Попался… Дрю снова выдавил из себя улыбку, хотя сердце у него екнуло, когда он увидел, что Джеки выходит из комнаты. Он оглянулся вокруг и подумал, что именно такую обстановку он себе и представлял.

Это был Дом. Дом с большой буквы: удобный, уютный и богатый. Дрю ненавидел подобную обстановку, потому что чувствовал себя здесь не в своей тарелке.

Вдоль стен тянулись стеллажи с книгами. Фотографии оправлены в серебряные рамки. На крышке кабинетного рояля в беспорядке старые театральные программки и множество визитных карточек. На тяжелой мраморной поверхности камина — массивные часы, в нескольких вазах свежие цветы. Изящные фигурки из слоновой кости. На трех огромных диванах — пухлые подушки в бархатных чехлах. На полу перед камином — шкура рыси. Cловом, все так уютно и старомодно, как в черно-белых кинофильмах сороковых годов.

Именно о таком доме и о такой обстановке Дрю тайно и страстно мечтал. Именно в такие дома ему всегда была заказана дорога. Другие люди счастливо жили в этих домах, а перед ним закрывали двери… И вот теперь у него появился шанс, что и ему улыбнется счастье. Почему бы и нет?


Бассейн располагался в саду, сразу за домом. Помещение, в котором он находился, напоминало оранжерею — со стенами и потолком из прочного стекла. Вдоль стен и к самому потолку из керамических горшков тянулись вьющиеся растения, в зарослях виднелись декоративные статуэтки, так что сам бассейн чем-то напоминал старинную римскую купальню.

Когда Джеки подошла к краю бассейна, Джемми в воде не оказалось, и она решила, что он переодевается. Она уже собиралась уйти, как услышала скрип тренажеров, доносящийся из соседнего зала, где располагался спортивный комплекс, который отец смонтировал, когда готовился к съемкам, но потом забросил, быстро охладев к ежедневным гимнастическим упражнениям для поддержания формы.

Когда наконец наступила тишина, Джеки вошла в зал и слегка покраснела, увидев, как Джемми, стоя к ней спиной, вытирает полотенцем пот на груди и плечах.

Его почти обнаженное тело, влажно блестевшее, было умопомрачительно красиво. Покраснев еще больше, она не могла отвести от него глаз и вдруг ощутила мощный прилив желания, заставивший ее сердце бешено колотиться. Она круто развернулась и окликнула его уже с порога:

— Ты скоро, Джемми? Мы ждем тебя в гостиной!..

— Да-да, я сейчас! — поспешно откликнулся он. — Я совсем забыл!

Джеки закрыла глаза, провела ладонью по лбу и только потом медленно пошла в дом.


— Дрю сказал, что намерен возвратиться в Штаты? — спросил Дэвид, протягивая Джеки бокал.

— Да, — кивнула та. — У него дела.

— Могу я узнать, что это за дела, или это информация не для всех?

— Семейный бизнес. Не слишком обременительный, — осторожно ответил за нее Дрю.

— Кажется, что-то связанное с продажей автомобилей, — добавила Джеки, прежде чем отец продолжил свои расспросы.

— Надеюсь, не подержанных автомобилей? — хмыкнул Дэвид, и Дрю ощутил легкое раздражение.

Впрочем, Дрю мог вздохнуть с облегчением и порадоваться тому, что Дэвид Джонс оказался гораздо старше, чем на той фотографии в отеле у Джеки. Практически он был уже стариком. Дрю пришел к заключению, что в молодые годы Дэвид, возможно, и считался красавцем с аристократической внешностью, но теперь его продолговатое лицо, изрезанное глубокими морщинами, было совсем старым. Знаменитые голубые глаза выцвели и поблекли, а кожа под глазами сделалась дряблой и морщинистой. Дрю мысленно усмехнулся: этот англичанин, по-видимому, не доверял пластическим подтяжкам лица.

— Нет, папа, — слукавила Джеки, — это совсем не то, что ты думаешь…

— Я заинтригован, — пробормотал Дэвид. — Расскажи поподробнее.

— Рассказывать особенно нечего, сэр, — коротко ответил Дрю.

От этого американского обращения «сэр» его всегда тошнило.

— Я полагаю, — не унимался Дэвид, — ваши занятия имеют какое-то отношение к вашей замечательной фамилии?.. — Он сделал паузу. — Кароччи, вы сказали? — раздельно произнес он, словно пробуя фамилию Дрю на вкус.

— Хватит, папа! — обеспокоенно воскликнула Джеки. — Роль Шерлока Холмса тебе не к лицу…

Джеки ободряюще улыбнулась Дрю.

— Нет, правда, — медленно сказал Дэвид, — я, кажется, встречался с его однофамильцем на фестивале в Каннах несколько лет назад…

— В самом деле? — пробормотал Дрю, слегка поежившись.

— К сожалению, это была непродолжительная встреча.

Дрю облегченно вздохнул.

— Кажется, вы из очень состоятельной семьи? — продолжал Дэвид.

— Но я всегда старался держаться особняком. Я люблю чувствовать себя независимым.

— Это хорошо, — кивнул Дэвид и перевел взгляд на дочь. — Ну, как дела с «Мэрилин»?

— Если не считать миллиона мелких проблем, то все идет по плану, — протяжно вздохнула Джеки. — Есть, правда, и одна большая проблема: пара наших «благодетелей» выходит из игры.

— Да что ты! — ахнул Дэвид.

— Когда ты это узнала? — заботливо поинтересовался Дрю. — Почему ты мне ничего не сказала?

— У тебя своих забот хватает, и я не хотела наваливать на тебя мои проблемы. Тем более ты все равно едешь в Штаты, — сказала Джеки. — Кроме того, я только сегодня утром получила факс, и у меня не было желания говорить на эту тему.

— А в чем дело?

— Два наших австралийских спонсора потеряли много денег на операции с недвижимостью и просто вынуждены отказаться от финансирования спектакля… — Она печально вздохнула. — Но я все еще надеюсь, что они изменят свое решение. Хотя это и маловероятно. Cлишком велик риск, что они потеряют все. Никто не застрахован от финансового краха.

— О Господи, что за времена настали! — пробормотал Дэвид, отхлебывая виски. — И сколько же денег тебе надо?

— Не спрашивай.

— И все-таки?

— Что-то около трехсот пятидесяти тысяч.

— Да уж… — протянул он. — И что ты намерена предпринять?

— Что-нибудь придумаю. — Джеки натянуто улыбнулась. — Деньги надо достать.

— Ты снова обратишься к матери?

Джеки устало прикрыла глаза.

— Кажется, у меня нет другого выхода, — кивнула она. — Придется…

— Позволь мне самому поговорить с ней, — неожиданно предложил Дрю. — Ведь во вторник я буду уже в Штатах, и, может быть, она благосклонно отнесется к мнению постороннего человека. Понимаешь, что я имею в виду?

— Так вы знакомы с Анжелой? — подозрительно спросил Дэвид.

— Мы познакомились на одной из маминых вечеринок, — ответила за Дрю Джеки.

— Понимаю…

— Моя тетя состоит в совете одного из ее благотворительных комитетов… — поспешно добавил Дрю, снова почувствовав на себе внимательный взгляд Дэвида.

— Ты действительно можешь сделать это для меня? — воскликнула Джеки.

— Почему бы и нет? — Он пожал плечами. — Вреда от этого не будет, а может быть, мне удастся сделать что-нибудь для тебя…

— Будьте осторожны с Анжелой, — предупредил Дэвид. — Она кусается!

Дрю промолчал, подумав про себя, что было бы совсем неплохо, если бы острые зубки Анжелы, как в старые добрые времена, нежно впились в его тело.

— Обед готов, — послышался голос Клэр.

Из открытых дверей столовой уже потянуло вкусным запахом жареного мяса.

— А где Джемми? — крикнул ей Дэвид.

— Он здесь, — ответила Клэр. — Помогает накрывать на стол.

Джемми стоял в столовой у окна и откупоривал бутылку с вином. Когда они вошли и стали рассаживаться за огромным круглым столом, он кивнул и вежливо улыбнулся.

— Давай, Джемми, садись! — приказала Клэр. — Дэвид нальет сам.

— Как успехи? — поинтересовался Дрю, похлопав Джемми по спине.

— Спасибо, хорошо.

— Ты уже начал понимать, что к чему в театре?

— Немного, — натянуто ответил Джемми.

Дэвид бросил на него быстрый взгляд.

— Боюсь, что Джемми все это кажется полной бессмыслицей. Пожалуй, театр не его стихия.

— Очень жаль…

— Вовсе нет, — возразил Джемми. — Мне очень даже нравится…

— Кстати, Джеки, — спросил Дэвид, — как тебе работается с Максом Локхартом? Клэр говорила, что он показался тебе твердым орешком.

— Думаю, он имеет на это право, — небрежно ответила Джеки, хотя ее отношение к Максу не было столь однозначно.

— По крайней мере в отличие от многих других режиссеров cчитается, что у него не такой ужасный характер, — серьезно сказал Дэвид. — Что касается меня, то я так и не смог выработать у себя иммунитет к сварливым режиссерам. Нет ничего более отвратительного, чем их хамское отношение к актерам, которые беззащитны перед ними. Это, конечно, не относится к известным уже актерам… — Он сделал глоток вина. — Bедь и я не всегда был знаменитостью… В общем, ты меня понимаешь. Слишком многие режиссеры ведут себя как последние скоты…

— Увы.

— Ну а как твоя Мэрилин? В какой она форме? Извини за такой каламбур.

— Ты имеешь в виду Роуз?

— По телефону ты мне говорила, что она великолепно поет, — сказала Клэр, внося блюдо с аппетитными ростбифами.

— Так оно и есть… Но я ужасно боюсь, вдруг у нее не хватит пороху…

— А вы ее видели, Дрю? — спросил Дэвид.

— Голос у нее действительно превосходный, но прибавить в весе ей, конечно, не помешало бы, — сказал Дрю, вспоминая их первую близость и горячее худенькое тело.

— Она настоящая красавица, — объяснила Джеки, — но только очень хрупкая. Мы надеемся, что она хоть немного поправится.

— Сама Мэрилин Монро не нуждалась в том, чтобы ее раскармливали! — усмехнулся Дэвид.

— Раньше женщины не морили себя диетами и аэробикой… — заявил Дрю, поднимая бокал.

— Но ведь Мэрилин не была женщиной! — воскликнул Джемми. — То есть не была реальной женщиной. Ее вырастили словно в оранжерее. Создали искусственно!

— И, надо заметить, гениально создали. Она до сих пор не выходит из моды.

Джемми пожал плечами.

— К сожалению, — напряженно проговорил он, — ей уже это все равно…

— Да, — сказал ему Дрю и многозначительно взглянул на Джеки. — Я тебя понимаю.

Этот мальчишка начинал действовать ему на нервы, но он широко улыбнулся. Так широко, что Джемми, глядя на него, подумал, что еще немного и кожа на лице Дрю лопнет.

— Костюмы будут что надо. — Джеки попыталась переменить тему разговора. — Как можно ближе к настоящим туалетам Мэрилин Монро.

— А парики, естественно, восхитительно белокурые? — добавила Клэр с легкой иронией.

— Да, конечно. Как же иначе?.. Только скорее не белокурые, а с отливом в платину. Я даже примеряла один из них на себя.

— Знаешь, тебе бы это очень пошло… — вставил Дрю, пристально глядя на Джеки.

— Что именно?

— Вообще стиль Монро. Ее соблазнительные кудри…

— Я так не думаю, — резко сказал Джемми.

Дрю нетерпеливо передернул плечами. Какого черта этот парень лезет со своим мнением!

— А почему, собственно? — удивился он. — Красота Джеки напоминает по типу красоту Мэрилин.

На его лицо легла тень. Воцарилось неловкое молчание. Дэвид без всякой надобности принялся доливать в бокалы вино, а Джеки подумала, что обед получился не слишком удачным.


На улице шел дождь.

Ричард сидел в баре на студии Би-би-си, смотрел в окно и недоумевал, что он вообще здесь делает. Гораздо больше времени пошло на грим, чем на произнесение реплик, предусмотренных для него по сценарию. Если точнее, его роль состояла всего из одной реплики, и, когда этот его «звездный» миг пролетел, Конрой, режиссер, выкрикнул откуда-то из темного угла студии свое обычное «чудненько!», и на этом все закончилось… Увы, кажется, те времена, когда Ричард Вильсон мог показать себя во всей красе, миновали…

Он криво улыбнулся, завидев Роджера, который пробирался между столиками и креслами, неся выпивку. На лице Роджера, естественно, сверкала ослепительная улыбка. По пути Роджер успел раскланяться с несколькими приятелями и поклонницами и при этом не пролил ни капли. Не говоря уж о том, что улыбка не сходила с его лица. Она присутствовала постоянно, словно приклеенная к его тошнотворно смазливой физиономии.

Своим появлением в сериале в качестве священника Ричард был обязан бывшей жене Роджера. Эту роль пришлось вписать в сценарий после того, как очаровательная, но зверски ревнивая Нора решила уйти из сериала, и авторы сценария были вынуждены «убить» героиню, роль которой та исполняла, и соответственно в этой ситуации должен был понадобиться священник. По фильму Нора до безумия была влюблена в доктора Мэйсона, которого играл Роджер, и из серии в серию навязчиво преследовала его. Однако, по слухам, она не оставляла его в покое и после съемок, и ситуация стала совершенно невыносимой. Таким образом, и старине Роджеру временами приходилось очень даже не сладко.

— Надеюсь, ты отслужишь свою панихиду уже на следующей неделе, — сказал Роджер. — И слава Богу, ведь эта глупая корова совсем меня доконала. — Он поставил на стол стаканы. — Ну, как тебе первый съемочный день?

— Как тебе сказать… От переутомления я точно не страдаю.

— Ничего, Дик. Главное, начать.

Опять Дик! Ричард поморщился.

— Зато завтра ты будешь моим партнером в течение весьма длинной сцены.

«Моим партнером»! Тоже мне, кинозвезда вшивая!

— Знаю, Роджер. Я читал сценарий.

— Хорошо-хорошо… — задумчиво пробормотал Роджер, глядя в свой стакан, а потом вдруг спросил: — Скажи, Дик, а ты никогда не думал о том, чтобы переменить фамилию?

— Что-что? — изумился Ричард.

— Твою фамилию. Почему бы тебе ее не переменить?

— Господи, это еще зачем?

Несколько секунд Роджер молча играл стаканом.

— Ну как же, ведь Вильсон — не самая оригинальная фамилия. — Он взглянул Ричарду в глаза. — Разве нет?

— Вообще-то с этой фамилией я родился, и у меня как будто не было причины на нее жаловаться.

Роджер молча его рассматривал.

— А! Кажется, понимаю, — воскликнул Ричард. — Ты, наверное, хочешь сказать, что если я избавлюсь от своей заурядной фамилии и возьму какую-нибудь более оригинальную, вроде Джиэльгуд или Каяк, то отбоя не будет от предложений сниматься и я пожизненно получу центральную роль в каком-нибудь гигантском сериале, — например, в «Преподобном Фрейзере»? — Он театрально всплеснул руками. — Да ты, наверное, Роджер, уже видишь меня с такой фамилией лауреатом «Оскара»? — Он откинулся к спинке кресла и насмешливо затряс головой. — Ах, если бы мне лет десять назад пришла в голову эта гениальная мысль — просто переменить фамилию и стать Ричардом… нет! Диком Каяком! Тогда бы у меня не было никаких проблем. Это изменило бы мою судьбу…

— Ну ладно, Дик! Пошутил и будет…

— Господи, Роджер, а ты что ожидал от меня услышать? Не всем же быть такими умными, как ты.

— Я только дал тебе совет, а как ты поступишь — твое дело, — угрюмо отозвался Роджер и добавил: — Лично мне это нисколько не повредило. Мой агент полагает, что, как только я переменил фамилию, мои дела круто пошли вверх.

— Если бы я родился с фамилией Вошь, — усмехнулся Ричард, — я бы тоже ее сменил…

— Моя фамилия — Фош! — прорычал Роджер.

Ричард наморщил лоб.

— Как ты сказал?

— Ф-О-Ш! — по буквам выговорил Роджер. — Это немецкая фамилия!

— Боже милостивый, никогда бы не подумал!

— Ты что-то имеешь против?

— С какой стати?

Роджер перевел дыхание и отхлебнул из своего стакана.

— Как поживает Люси? — поинтересовался он, справившись с приступом ярости.

— Прекрасно.

— Замечательная девушка.

— Совершенно с тобой согласен, — кивнул Ричард, бросив на собеседника внимательный взгляд.

— Насколько я понимаю, постановка идет полным ходом?

— Точно.

— Наверное, она приходит домой чуть живая от усталости, — сказал Роджер. — Театр отнимает столько сил!

— А я на что, Роджер? Я помогаю ей восстановиться. Так что о ней не беспокойся.

— Ну да, конечно, — пробормотал тот и как бы между прочим добавил: — Я слышал, ты пишешь книгу?

— Как тебе удалось пронюхать? — напрягся Ричард.

В груди у него похолодело. Неужели Люси?..

— Дай подумать… Может, мне Люси сказала, а? Кажется, мы с ней на днях где-то столкнулись… — Он встал. — Выпьем еще?

Ричард тупо кивнул.

— Кстати, — сказал Роджер, — я совсем не собирался тебя отговаривать, но, ей-Богу, писательство — никчемное занятие. Подумать только: чахнуть над пишущей машинкой, понимая, что едва ли удастся издать книгу…

Взяв стаканы, он отошел. Ричард оторвал взгляд от мокрых следов, которые остались на столе от стаканов, и посмотрел вслед удалявшемуся Роджеру.

Под его дорогой шелковой рубашкой, обтягивающей широкую спину, угадывались крепкие мышцы, которые, наверное, смотрелись весьма впечатляюще, когда он раздевался. Эти мышцы, надо думать, чрезвычайно ритмично напрягались и расслаблялись, когда он занимался любовью с Люси…


Попрошайка злобно заматерился, когда Дрю продефилировал мимо него, не потрудившись бросить в жадно протянутую ладонь хотя бы четвертак, но Дрю только рассмеялся в ответ. Наконец-то он был дома. В милом сердцу Нью-Йорке. Он сразу отправился в Вест-сайд, где отчаяние и нищета выглядывали из-за каждого угла…

В одной из этих трущоб обитал Олег Бергман. Это был район, где прямо посреди улицы, ржавея и разваливаясь, стояли брошенные трамвайные вагоны, а у обочин гнили старые ничейные автомобили.

Дрю, конечно, догадывался, что если появится здесь душным невыносимо жарким летним днем, то одежда мгновенно станет липкой от пота и противно пристанет к телу. Немногим лучше чувствовали себя черномазые и пуэрториканцы, часами присиживающие на улице, а также детвора, кувыркающаяся под бьющей вверх струей пожарного гидранта — этого фонтана для бедных. Все это напоминало ему его собственное детство, о котором он, впрочем, старался вовсе не вспоминать.

Прошлой ночью его мучили ужасные кошмары, от которых он с трудом пробудился, чувствуя, как его прошибает холодный пот. Виной всему был его неугомонный дружок, который беспокойно ворочался у него между ног.

Он включил ночник, стоявший около кровати, и обнаружил, что простыня, а также его собственные бедра и ягодицы мокрые и липкие, словно он во сне наделал под себя. К тому же в висках у него немилосердно стучало, а к горлу поднималась тошнота. Если бы не упаковка банок кока-колы, которой он запасся накануне в баре на Таймс-сквер, то он, пожалуй, сошел бы с ума в этом тесном, как гроб, душном гостиничном номере. Банка обыкновенной кока-колы показалась ему подарком доброго ангела-спасителя, явившегося прямо с небес.

Жадно глотая живительную влагу, Дрю на миг увидел перед собой мать. Ее руки гладили его грудь, и он даже почувствовал головокружительный запах лаванды, когда она придвинулась вплотную.

Бессознательно сжимая кулаки, он шел по тротуару, стараясь не угодить ногой в какую-нибудь яму или трещину, которых здесь было предостаточно.

Перед домом, где жил Олег Бергман, красовалась огромная лужища, через которую в качестве мостка была переброшена доска. Когда Дрю дошел до середины доски, она прогнулась и его новые туфли погрузились в грязь.

— Черт! — выругался Дрю, обводя взглядом десятки пыльных окошек и ободранные стены, испещренные кричащими надписями и рисунками. — Чего ради я так надрываюсь?..

Квартира, в которой Дрю встретил старик лет семидесяти пяти, выглядела еще более обветшалой, чем ее хозяин. Дрю поморщился. В захламленной комнате стояла вонь — здесь пахло застарелым потом, табаком и мочой. В картонных коробках лежали кипы газетных вырезок и старые театральные и кинематографические журналы, а в открытом чемодане — толстые пачки черно-белых фотографий.

— Присаживайтесь, пожалуйста…

В комнате было всего два кресла. В одно из них уселся Бергман. У него было маленькое высохшее тельце и большая лысая голова, которая склонилась набок, когда он взглянул на Дрю.

— Благодарю вас…

Дрю сел и перевел взгляд на старика. Он всей душой надеялся, что никогда не превратится в подобное отвратительное создание со старушечьим лицом, покрытым бесчисленными полопавшимися капиллярами, с опухшими серыми веками и с щелками вместо глаз. Физиономия словно из фильма ужасов.

— Вы, стало быть, желаете разузнать об одной из моих девочек? — осведомился старик.

Дрю кивнул.

— А ваш частный детектив сказал вам о том, сколько это будет стоить?

— Сто долларов.

— Двести! Вы, видно, плохо расслышали.

— О'кей!

Бергман терпеливо дождался, пока Дрю выложит перед ним деньги.

— Как ее тогда звали? — спросил старик.

— Джонс… Это все, что мне известно.

Старик с усилием засопел.

— Дайте подумать… — Он вздохнул. — А чем она занималась? Какого цвета у нее были волосы? Сколько ей было лет?

— Она работала стриптизершей, и у нее были рыжие волосы. А лет ей было, я думаю, около двадцати.

— Где это было?

— Может, в Лос-Анджелесе. Может, здесь, в Нью-Йорке, — пожал плечами Дрю.

— Сколько лет тому назад?

— Может, лет двадцать пять…

— О Господи! — проворчал старик и остро взглянул на Дрю. — Налейте-ка мне. — Он кивнул на маленький холодильник. — Там в бутылке из-под красного вина есть отличный джин.

Дрю прошел в ту половину комнаты, которая служила кухонькой, и достал джин. Около кресла, в котором сидел Бергман, прямо на полу стоял маленький стаканчик. Он поднял его и подал Бергману, а сам стал отвинчивать пробку.

— Успокойтесь, юноша. У вас так дрожат руки, что вы, пожалуй, расплещете весь джин мне на штаны! — сказал старик.

Он одним глотком осушил стаканчик и отдал его Дрю.

— Она использовала еще какое-нибудь имя?

— Может быть… Я не знаю.

Бергман вздохнул.

— Так вы говорите: Джонс…

— Точно.

— Большая?

Дрю нахмурился, недоуменно глядя на старика.

— У нее большая? — нетерпеливо сказал старик, делая красноречивый жест руками.

— О да, пожалуй…

— Тогда посмотрите в той коробке… — Старик неопределенно махнул рукой. — На ней эмблема «Пепси-колы»…

Несмотря на то что снаружи коробка была покрыта толстым слоем пыли, внутри все было в образцовом порядке: аккуратные папки разложены в алфавитном порядке. Каждое личное дело содержало фотографию в полный рост и подробное описание, которое заканчивалось итоговой оценкой по десятибалльной шкале.

Перебирая пожелтевшие фотокарточки и листки, Дрю присел на корточки. В горле у него пересохло от волнения. Помедлив секунду, он принялся сразу за фамилии на букву «Д». Его сердце готово было выпрыгнуть из груди, когда он одну за другой перебирал карточки. Однако он отыскал лишь одну Джонс. Ею оказалась какая-то миниатюрная шлюшка.

Некоторое время Дрю сидел неподвижно, онемев от разочарования и отчаяния. Потом принялся перебирать картотеку от начала до конца. Просто для самоуспокоения.

— Здесь ее нет, — наконец пробормотал он, пересмотрев все карточки.

Бергман покачал головой и потер серую щетинистую щеку. Потом закурил.

— Она должна быть там… Но, может быть… — Он многозначительно покачал головой и стряхнул пепел с сигареты прямо на пол.

— Что — может быть?

— Зависит от того, насколько вы в этом заинтересованы.

Дрю прокашлялся.

— Сколько вы хотите? — понимающе кивнул он.

— Тысячу долларов.

— Ах ты, старый хрен!

— Если вы хотите получить нечто действительно ценное, то извольте раскошелиться. Могу вас уверить, что останетесь очень довольны.

— А откуда я знаю, что это именно то, что я ищу? — недоверчиво спросил Дрю.

— То самое.

— Это не разговор, старик.

Бергман откинулся к спинке кресла и ухмыльнулся.

— Хорошо… Это Милашка Джонс. Рыжие волосы, вот такие груди и прекрасные ноги. На сцену она выходила обычно в красных шелковых чулках. В начале шестидесятых я работал с ней около четырех лет. Она была одна из лучших, эта Милашка. Сговорчивая девушка, вы меня понимаете? В вашем распоряжении будет несколько отличных фотографий… — Он причмокнул губами. — К тому же у нее был ребенок. Она возила его повсюду с собой. Мне это не нравилось. Для нашего бизнеса это большое неудобство. — Он передернул плечами. — Последнее, что я о ней слышал, это то, что она вышла замуж за какого-то богатого типа из киношников. — Он засмеялся. — Да, она была девушка — пальчики оближешь, эта Милашка! — Он помолчал и испытующе поглядел на Дрю. — Хотя сейчас она, пожалуй, уже давно не девушка. Вам, должно быть, о ней больше моего известно…

— Ну и где необходимое?

— В надежном месте.

Дрю поверил старику. Что ему еще оставалось делать? К тому же старому хрену совсем незачем было врать.

— Завтра у меня будет тысяча долларов.

— Прекрасно.

— Как мы договоримся?

— Приходите сюда в это же время и ждите на улице, — сказал старик.

— И я получу бумаги?

Бергман кивнул своей огромной головой.

— Только чтобы без глупостей, старик! — сурово предупредил Дрю.

— О чем ты говоришь, сынок? — сказал тот. — Какие могут быть глупости в этой вонючей дыре? Вот увидишь, ты останешься доволен. — Старик раздавил сигарету в пустом стакане. — Уверяю тебя, останешься доволен, — повторил он.


Над травой и голыми деревьями помрачневшего, но красивого Грин-парка поднимался призрачный туман.

Джеки села на скамью и смотрела на женщину, которая выгуливала своих собачек. А чуть дальше осторожной трусцой двигался пожилой мужчина, совершавший пробежку, вероятно, первый раз. Неподалеку, укрывшись газетой, в обнимку с поваленным деревом спал какой-то субъект. Около его неподвижного тела валялись пустая бутылка и несколько консервных банок.

Было только половина девятого утра, однако Джекки была на ногах уже с шести часов, и теперь у нее в кармане лежали ключи от дома на Мун-стрит. Джеки могла переезжать на новое место, когда ей заблагорассудится. Она надеялась, что, может быть, в этом ей поможет Дрю, но из разговора, который состоялся у них по пути в аэропорт, стало ясно, что он не вернется из Штатов по крайней мере до середины декабря. Опять ей приходилось рассчитывать только на собственные силы, что, впрочем, было для нее уже привычно.

С тех пор, как Дрю улетел, он еще не звонил, и она подумала, что уж это он мог бы сделать. Хотя бы сообщил, что долетел благополучно. Ее взгляд упал на кольцо, которое он ей подарил, и она почувствовала угрызения совести. Конечно, она не оценила по достоинству его поступок, и Дрю, очевидно, это почувствовал. Она сняла кольцо с пальца и надела его на другую руку. Полюбовалась, как оно выглядит на этом пальце, и вернула на прежнее место.

Приподняв повыше воротник, она попыталась привести в порядок мысли. Однако последнее ей оказалось не по силам, и она удивилась, зачем вообще ей понадобилось изводить себя лишними размышлениями. Отец всегда твердил ей, что жизнь такая штука, что по прошествии времени в ней все устраивается само собой, и совершенно бесполезно пытаться переломить судьбу, даже если ситуация складывается совсем не так, как ты надеялся или хотел…

— Джеки? — услышала она.

Она подняла глаза и увидела перед собой Джемми.

— Кажется, начинается дождь, — сказал он.

— Я и не заметила…

— В отеле сказали, что ты поехала на новое место, — словно извиняясь, сказал он. — Я искал тебя.

Впрочем, найти ее было не так уж и трудно. Он заприметил ее уже из окна автобуса. В это хмурое, сырое утро в Грин-парке было не так уж много народа и в особенности красивых блондинок.

— Что-нибудь случилось? — с беспокойством спросила она.

— Нет-нет! — поспешил успокоить ее Джемми. — Просто я подумал, что самой тебе за день не управиться, и решил помочь.

Джеки предусмотрительно отвела от него взгляд, предпочитая смотреть на клубящийся в парке туман и на спящего пьяницу.

— Это очень мило с твоей стороны, — сказала она сдержанно. — Но сегодня я пока только забрала ключи и теперь просто убиваю время, дожидаясь, пока появится сторож… А что касается переезда… — Она усмехнулась, довольная, что разговор носит нейтральный характер. — Я собираюсь сделать это на следующей неделе. Если хватит сил и времени.

— Я могу помочь…

— Да, — сказала Джеки, — я знаю.

Возникла пауза.

— Разве мне нельзя пригласить тебя пообедать? — неуверенно спросил он.

— Вовсе нет.

— Просто я тебе не нравлюсь?

— Джемми, ради Бога!..

— Значит, нравлюсь?

— Да, — коротко отозвалась она, — ты мне нравишься.

— Я имею в виду — как мужчина?

Она мгновенно вспомнила его почти обнаженное красивое тело в гимнастическом зале и закрыла глаза.

— Я ведь помолвлена. И тебе это известно.

— С Дрю… — равнодушно проговорил он.

— Да, — кивнула она, — с Дрю.

Дождь был мелким, словно пыль. Джемми почувствовал, что по его волосам заструилась вода, но ему было все равно.

— Если хочешь, — предложил он, — я могу подождать сторожа, а ты иди на студию.

— Очень любезно с твоей стороны, — сказала Джеки, выуживая из кармана ключи.

— Вообще-то я и не подозревал, что я такой любезный, — улыбаясь, сказал Джемми, забирая у нее ключи. — По-твоему, значит, я такой, да?

— Твой отец никогда не говорил тебе, что ты упрямый? — осторожно улыбнулась она.

— Конечно, говорил.

— Теперь я понимаю, почему. — Джеки взглянула на часы и встала. — Нам лучше идти.

Они вместе пошли к воротам парка, и он подождал, пока она поймает такси.

— Я отложу это еще на неделю, — сказал Джемми, когда она уселась в машину.

— Что именно?

— Свой вопрос.

Он так и не узнал, что она ответила, потому что дверь уже захлопнулась и водитель нажал на газ.


— Господи, — зашипел Макс, — какого черта я должен с этим возиться, если половина труппы отсутствует?

— Я думал, что ты в курсе того, что Ян сможет начать репетировать Джо Ди Маджио только через неделю, — вздохнул Альдо. — Ведь у него семь дней работы по предыдущему контракту…

— А черт, конечно, я знал! — свирепо пробурчал Макс. — Просто совсем забыл, пропади все пропадом!

— Ну а Руперт, который играет Артура Миллера, пьет кофе в холле. Если ты помнишь, мы собирались пропустить первые три сцены с его участием…

— А я уже настроился на эту сцену! — проворчал Макс, потрясая сценарием.

— С тобой все в порядке?

Макс застыл и воззрился на Альдо.

— Что ты имеешь в виду, черт тебя побери?

Альдо протяжно вздохнул и оглянулся. Некоторые из членов труппы, стоящие чуть поодаль, начали недоуменно на них посматривать.

— Абсолютно ничего, Макс, честное слово, — напряженно проговорил Альдо. — Позволь, я начну с того места, с которого мы сегодня планировали. Мы и так уже двадцать минут потеряли.

На короткий миг их взгляды встретились, и Макс медленно покачал головой.

— Ладно, все в порядке. Прости меня, Альдо, — сказал он, поднимая руки, словно сдаваясь. — Я действительно погорячился. Просто голова забита проблемами…

— Надеюсь, это не касается того нашего разговора на прошлой неделе?

Макс закрыл глаза.

— Воспаление мочевого пузыря, — исчерпывающе сообщил он.

Альдо сдержал улыбку.

— Мне казалось, что это бывает только у женщин.

— Вовсе нет.

Внушающий доверие врач посмотрел результаты его анализов и сказал, что у него, по всей видимости, укороченная уретра, то бишь канал к мочевому пузырю, а поэтому в отличие от обычного мужчины у него склонность к такого рода осложнениям.

— Ну, тебе полегчало?

— Если бы!.. Запаниковав, я по своей слабости не выдержал и, еще не зная результатов анализов, проговорился об этом одной из своих дам…

— Ивонн?

Макс изумленно поднял брови.

— Черт возьми, откуда ты знаешь?

— Ради Бога! — пожал плечами Альдо. — Об этом всем известно. Все это всплыло наружу, когда в пятницу утром она ударилась в слезы. По этой же причине она, должно быть, отсутствует и сегодня. — Альдо умолчал, что Ивонн называла Макса гадиной, жирной гадиной. — Надеюсь, это не дойдет до Джеки…

— Сомневаюсь…

— Все равно, почему бы тебе не попробовать помириться с Ивонн? — предложил Альдо. — Кроме всего прочего, нам ведь просто необходимо присутствие нашей бесценной костюмерши… Разве не так?

Альдо направился к роялю, а Макс смотрел ему вслед, так плотно сжав губы, что они даже побелели. За кого его держит Альдо, за полного идиота?

Естественно, он уже пытался помириться с этой чертовой Ивонн, но она тут же бросает трубку. Какого дьявола ей еще от него нужно? Чтобы он на коленях просил прощения? Он дал себе слово, что прервет их отношения, как только уговорит ее вернуться на студию…

Потом мысли Макса сами собой перескочили на Надю, и он расплылся в довольной улыбке. Правда, через секунду опять нахмурился, подумав, что Полли его просто убьет, если только узнает.

Звуки рояля и первых тактов песни вывели его из задумчивости, и он хлопнул в ладоши, созывая членов труппы, которые разбрелись по студии.

— Итак, дорогие мои… Сцена четвертая. Начинаем… — сказал он и быстро обежал всех своим острым взглядом. — Какого черта, где Руперт?

— Пьет кофе… — раздался женский голос.

Ноздри Макса затрепетали от ярости, и он наклонился к микрофону с язвительной улыбкой.

— Что же, значит, мне придется идти самому его искать. Смею вас уверить, милочка моя, ему это дорого обойдется!

Девушка, которая подала голос, покраснела и хотела выскочить из зала, но в дверях появилась Джеки.

Макс тихо выругался.

— Ну, как идут дела? — поинтересовалась она с порога.

— Изумительно, превосходно!

— Очень рада, — сказала Джеки. — Значит, увидимся на утреннем совещании.

— Боюсь, мы не досчитаемся одного человека.

— Кого?

— Ивонн, — сказал он. — У нее ангина…


Драгоценная вещица была доставлена для нее из Парижа от Ван Клиффа. И конечно, через герцога и герцогиню Виндзорских. На этот раз Доджи превзошел самого себя.

Анжела рассматривала свое отражение в скользящих зеркальных дверях на террасе своего особняка, и ее пальцы любовно трогали на запястье браслет в виде тигра. Она медленно поворачивала его на руке, а затем приподняла руку, любуясь сверкающими изумрудами и бриллиантами, оправленными в золото. Она была довольна, как никогда. Герцог Виндзорский самолично принял участие в переговорах о покупке вещи, поскольку питал особую симпатию к Анжеле, которая казалась ему чудесной американской Золушкой.

Она поднесла драгоценный браслет ближе к глазам, поглаживая тигриные лапы, усыпанные мелкими бриллиантами, а потом, не удержавшись, даже поцеловала его нос, сделанный из изумительного оникса… И какой умница Доджи: ведь вспомнил, какой глубокий вздох, полный восхищения и зависти, вырвался у нее из груди, когда они вместе были на той ювелирной выставке!

Анжела взяла карточку, которая сопровождала драгоценный подарок, и снова прочла слова Доджи: «Надеюсь, эта безделушка порадует мою тигрицу…»

Она отошла от окна, чтобы взять бокал шампанского и включить музыку. Из динамиков полился завораживающий голос Гарри Коника, и, счастливо улыбнувшись тому, как замечательно соответствовала эта музыка ее настроению, она упала на роскошные шелковые подушки.

— Тигрица!.. — проговорила она с усмешкой.

И сразу ее мысли переключились на очередной съезд демократов в Чикаго, на все эти приемы, банкеты, появляться на которых ей было запрещено, потому что Доджи все еще соблюдал траур. C тех пор, как он находится в этом чертовом городе, они даже ни разу не говорили друг с другом. Анжела надула губы. Наверное, Доджи мог бы проявить к ней свое внимание каким-нибудь другим способом. Почему бы, например, было не сделать нормальный подарок, который обычно мужчина преподносит женщине, на которой намерен жениться?..

В этот момент раздался звонок в дверь, и, раздраженно вздохнув, она встала.

На пороге стоял Дрю.

— Ну, что скажешь? — поинтересовался он.

— Что ты здесь делаешь? — пробормотала Анжела дрогнувшим голосом.

— Просто проходил мимо. Дай, думаю, загляну, — улыбнулся он, оглядывая ее с головы до ног. — Мне нравится твой наряд, — продолжал он. — Он подчеркивает твою прекрасную фигуру…

На Анжеле был легкий короткий халатик, украшенный бисером. Под халатиком ничего не было.

— Чего тебе надо?

— А как по-твоему?

Анжела почувствовала, что начинает дрожать. Она была поражена его внезапным появлением. Только поражена.

— Я вызову охрану.

— Не вызовешь. Его взгляд лишил ее воли к сопротивлению.

— Я здесь по делу, — сказал Дрю.

Она внимательно посмотрела на него. Самообладание начало возвращаться к ней.

— Не смеши меня.

— Но это правда, — усмехнулся он. — Ей-Богу!

— Ну и какое у тебя дело?

— Я хочу поговорить с тобой о Джеки.

Ее лицо тут же потемнело.

— Я говорила тебе, чтобы ты держался от нее подальше! — воскликнула Анжела.

— Но мне было так одиноко.

— Но ведь вы расстались.

— Расстались, а потом встретились.

— Ты хочешь сказать, что все это время ты находился в Англии? — удивилась она.

Дрю кивнул.

Ее глаза сверкнули, словно два огромных черных бриллианта, и, со свирепым видом покачав головой, Анжела отступила в сторону, пропуская его в квартиру.

Войдя, Дрю неторопливо осмотрелся. Здесь все было ему знакомо. Все ее дорогие вещицы, предметы искусства и посуда были на своих прежних местах. На массивном итальянском столике лежали раскрытые журналы и книги.

— А вот этого раньше не было! — воскликнул вдруг Дрю. — Это что за птица? — Он остановился перед большой статуэткой, изображающей двуглавого орла.

— Это французская бронза, — холодно ответила она и подошла к столику, на котором в ведерке охлаждалась бутылка шампанского. — Хочешь выпить? Но ты все еще не ответил на мой вопрос.

— Вот теперь я вспомнил, — сказал он, пропуская мимо ушей ее слова и слегка приподнимая статуэтку.

— Поставь на место, черт тебя возьми!

— Так что это такое, ты сказала?

— Ради Бога, Дрю!

— Что это такое, я спрашиваю?

— Ей лет двести… — неуверенно пробормотала Анжела. — Откуда мне знать…

— Расскажи мне что-нибудь об этой вещице. Расскажи, — медленно повторил он. — Я хочу знать.

— Да зачем тебе?!

— Просто интересно, — сказал Дрю, и в его голосе послышалась угроза.

Он стоял к ней спиной, и, глядя на него, на его красивые черные волосы, на его сильную смуглую руку, в которой он сжимал статуэтку, Анжела чувствовала, как в ней поднимается желание. И она ненавидела себя за это.

— Кажется, это символическое изображение Ночи.

Дрю медленно повернулся к ней, продолжая рассматривать и ощупывать статуэтку.

— Прекрасная вещица, — заметил он. — Но я уже, кажется, подобное говорил. В прошлый раз… Верно?

— Я тоже задала тебе вопрос.

Он поставил статуэтку на место и подошел к Анжеле.

— Джеки нужны деньги, которые лежат у нее на счету, — спокойно сказал Дрю.

— А почему она прислала их клянчить тебя?

— Просто у меня есть здесь кое-какие свои дела, и я попутно предложил ей свои услуги.

Анжела рассмеялась, но это было не очень похоже на смех.

— Я не шучу, — сказал он. — Ей нужно около пятисот тысяч долларов.

— По крайней мере она немного уменьшила сумму, — усмехнулась Анжела. — Но я уже сказала ей «нет». Мне совсем ни к чему этот чертов мюзикл. Да и вообще он никому не нужен.

— А Джеки полагает обратное.

— Не болтай зря языком, Дрю, — язвительно сказала Анжела. — Тебе плевать на ее замечательный мюзикл. Ты здесь совсем по другой причине.

— К постановке начинают проявлять большой интерес.

— Я покончу с этим.

— Не думаю, что у тебя это получится, — лениво сказал он и налил себе шампанского. — А почему, кстати, ты так из-за этого переживаешь?

— Я уже говорила Джеки: это полная чушь. Мюзикл на эту тему уже пытались поставить, и дело всегда кончалось полным провалом. Господи Боже мой, ведь Монро уже давно нет в живых! Я просто не вижу в этой затее ничего интересного.

— Но это не твои деньги, Анжела.

— По закону я должна заботиться о них.

— И все-таки я что-то не очень понимаю, почему тебя так заботит этот вопрос — провалится мюзикл или нет… — Дрю внимательно посмотрел на нее. Что-то здесь было не так. — Тебе всегда было безразлично, как Джеки распоряжается своими деньгами.

— Это не твое собачье дело! — воскликнула Анжела. — А мой ответ будет по-прежнему — нет.

До тех пор, пока Доджи на ней не женится, ответ будет один и тот же.

Вокруг фамилии Кеннеди и так было предостаточно скандалов, чтобы еще раз напоминать о них новой постановкой. Анжела тихонько вздохнула. Много лет Доджи боготворил семейство Кеннеди. Иногда ей казалось, что он готов целовать землю, по которой они ходили.

— Джеки и не надеется, что ты согласишься.

— Стало быть, она не ошиблась, а ты напрасно утруждал себя этим путешествием.

— Я уже сказал тебе, что я здесь совсем не за этим, — насмешливо повторил он.

— Теперь, я думаю, тебе лучше уйти, — сказала она. — И оставь Джеки в покое.

Дрю молчал.

— Ко мне должны прийти. — Анжела не знала, как от него избавиться.

— Неужели? — недоверчиво покачал головой Дрю. — А я тут встретил одного твоего старинного приятеля…

— Очень рада, — сухо проговорила она и, опорожнив свой бокал, поставила его на столик.

— Его зовут Олег Бергман.

Он заметил, как задрожали у нее руки.

— Я уже сказала, что тебе лучше уйти.

— Для такого почтенного возраста он неплохо сохранился, — усмехнулся Дрю.

— В самом деле?

— И у него куча потрясающих фотографий девушки, очень похожей на тебя.

— Какое совпадение!

— Она называла себя Милашка Джонс.

— А при чем здесь я?

— Ты действительно ничего не понимаешь? — удивился он.

— Убирайся, Дрю!

— Я еще не закончил.

— Нет, ты все сказал.

— И знаешь, когда я начал подозревать о твоем бурном прошлом? — продолжал он, словно не слышал ее слов. — Здесь, в тот сумасшедший день, когда ты показывала мне стриптиз. Настоящий стриптиз, какой увидишь только разве что в соответствующих заведениях.

— Дерьмо!

— Что ты! Мне очень, очень понравилось! — возразил Дрю с прочувствованной улыбкой, сделав вид, что не понял смысла ее восклицания.

В этот момент их взгляды встретились, и время словно остановилось.

Анжела возбужденно вздохнула, застигнутая врасплох воспоминаниями, от которых так трудно было отделаться. Ее взгляд упал на его губы, и со знакомой жадной страстностью она почти физически ощутила, как его горячий рот припадает к ее губам. Она вспомнила его молодое загорелое тело, его гордую заносчивость и необузданный темперамент — словно у молодого зверя. Он шагнул к ней, но она тут же напряглась.

— Нет, Дрю!

— Не противься этому, — терпеливо и тихо сказал он. — Ведь мы так подходим друг другу.

— Теперь все кончено.

Эти слова были для него как пощечина.

— Но ты сама знаешь, что это не так.

— Нет, это именно так.

Но Дрю едва слушал ее, потому что его взгляд был прикован к раскрытой роскошной подарочной коробке, которая лежала на столике. Вокруг коробки вились тонкие красные ленты, а рядом лежала маленькая позолоченная карточка, обведенная по краям красной рамкой. Дрю шагнул вперед и взял карточку.

Анжела замерла, тяжело дыша и глядя на него широко раскрытыми глазами. Чуть наклонив голову набок, он бросил на нее короткий взгляд.

— Ты не смеешь это читать! — напряженно прошептала она. — Это личное!

Дрю сжал кулаки, пытаясь справиться с приступом ревности, боясь потерять самообладание.

— Сука!

Анжела обмерла от страха и инстинктивно взглянула на телефон, но Дрю оказался около аппарата раньше нее и рванул телефонный шнур из розетки.

— Никаких звонков!

— Но, Дрю…

— Что он тебе подарил?

— Кто? — пробормотала Анжела, попятившись.

— Кто?! — вскричал он. — Чертов Доджи, вот кто!

Дрю выглядел угрожающе, и Анжела почувствовала, что ее начало трясти.

— Ничего особенного!

— Ничего особенного! — усмехнулся он. — Ему ври, а не мне, — продолжал он, презрительно выплевывая слова. — Уж не думаешь ли ты, что эта пивная бочка возьмет тебя с собой в Белый дом, а? Да ему, этому ублюдку с поросячьими глазками, никогда не подняться и до вице-президента. Ты слышишь? Никогда! — Дрю громко рассмеялся, а потом резко умолк, потому что его смех перешел в рыдание. — И ты разрешала ему, этому отвратительному старому ублюдку, дотрагиваться до себя?

— Это совсем не то, что ты думаешь!

Он сжал кулаки и на мгновение зажмурил глаза.

— Где его подарок?

— Это совсем не подарок…

Дрю пристально взглянул ей в лицо, на котором было написано желание как-то вывернуться, а потом его глаза остановились на браслете.

— Тигрица… — тихо сказал он, схватив ее за руку. — Мне не по карману дарить тебе такие подарки, да? — печально проговорил он, рассматривая изумрудные глаза тигрицы.

Анжела молчала.

— Да? — повторил он. — Я тебя спрашиваю!

— Пусти руку!

Дрю смотрел на нее, не в силах выговорить ни слова. Его глаза сверкали, и он подумал о том, что, наверное, никогда и никого не будет желать так страстно, как желает сейчас ее. Никогда в жизни…

— Милашка, — хрипло проговорил Дрю, — Милашка Джонс…

Господи, это имя!.. Вся грязь и непристойность ее давнего прошлого прозвучали в этом слове. Анжела зажмурила глаза, словно пытаясь защититься от воспоминаний, но он притянул ее лицо к себе, и она ощутила его близкое горячее дыхание и почувствовала, что слабеет. Он взял другую ее руку за запястье и, крепко держа одной рукой обе заведенные за спину руки, другой своей рукой стал задирать ее халат. Cопротивляться было слишком поздно.

Когда его язык заскользил по ее шее, Анжела начала всхлипывать и запрокинула голову. Его рука нащупала горячую плоть у нее между ног, и она забилась в его объятиях. Дрю опустился на колени, увлекая ее за собой. Он снова и снова повторял ее имя. Его молодые сильные руки скользили по телу в поисках ее тяжелых грудей, которые он так любил ласкать.

Сколько долгих дней и одиноких ночей он провел в мечтах о ней! Слезы выступили у него на глазах, и, почувствовав, как он дрожит, она схватила его голову в свои ладони и стала жадно целовать его губы, щеки и глаза. Выгибаясь, она торопливо срывала с него одежду, чтобы поскорее отдаться ему.

— Давай же, Дрю! — воскликнула она. — Ради Бога! Умоляю тебя, скорее!

В ее глазах вспыхнуло удивление и восхищение, а на губах появилась улыбка, выражавшая абсолютное блаженство.

8

— Открывай рот пошире. Не зажимайся!.. — сказала Лилиан, учительница Роуз по вокалу.

Роуз молча кивнула.

— В Штатах люди говорят громче, — продолжала Лилиан, — а вы, англичане, когда разговариваете, едва открываете рот. Ну ничего, мы с этим справимся… — Она потрепала Роуз по плечу. — У тебе все получится. Не смотри так уныло!

— Я в порядке…

— Меня не проведешь, — улыбнулась Лилиан. — Где та девушка, которой ты была еще неделю назад? Ты была полна энергии и энтузиазма. — Она взяла Роуз за подбородок и заглянула ей в глаза. — Смотри, не потеряй этого. Ведь это самое ценное!

— Нет, я действительно в порядке, — возразила та.

— Ты хорошо питаешься?

Роуз кивнула.

— А спишь?

Роуз снова кивнула, но Лилиан заметила, что с девушкой творится что-то неладное. Под глазами у Роуз были темные круги, выглядела она подавленной.

— Ну ладно, — с сомнением сказала Лилиан. — Но если у тебя есть какие-то проблемы — любые проблемы, я хочу сказать, — нам лучше об этом поговорить…

— У меня все прекрасно. Не беспокойся, — пробормотала Роуз, чувствуя себя не очень уютно под испытующим взглядом Лилиан. — Мне нужно идти, — поспешно добавила она. — Меня ждет Джеки. У нас запланировано интервью. А кроме того, меня будут фотографировать.

— Тогда тебе лучше присесть, я немного тебя подкрашу. Ты бледная как мел. Ведь мы с тобой не хотим, чтобы у продюсера сложилось мнение, что ты не выдерживаешь нагрузки, правда?

— Но ведь там будет гример.

— Ну да, конечно. Я знаю. Я только хотела чуть-чуть тебя подрумянить, чтобы ты не выглядела болезненной.

Роуз взглянула на себя в зеркало и поразилась тому, какие огромные у нее глаза и какое бледное лицо. Даже губы, обычно сочные, розовые, были теперь совсем бледными. И она подчинилась заботливой опеке Лилиан, которая своим нежными, добрыми пальцами слегка оживила цвет ее лица.

Конечно, во всем этом был виноват Дрю. Он не звонил вот уже целую неделю. Он неопределенно говорил о том, что собирается в Штаты, а потом просто пропал. Роуз пробовала было сунуться к нему в отель, но ей сказали, что он отбыл по делу и не оставил ей никакой записки. У нее на лбу пролегла печальная морщинка. Она не знала, что и думать. Ведь есть же в Америке телефоны! Он мог бы позвонить, если бы хотел. Она устало откинулась на спинку кресла. Тревожные подозрения зароились у нее в голове. Может быть, с ним что-нибудь случилось?..

— Эй, не дергайся! — мягко сказала Лилиан. — Я уже почти закончила.

Роуз напряглась и постаралась смотреть прямо перед собой — так, чтобы не смазать тушь на искусно накрашенных ресницах. Она сосредоточилась на тонкой трещинке в потолке, которая отражалась в верхнем углу зеркала, и вспомнила о своей маленькой убогой квартирке, служившей ей домом вот уже четыре года. Теперь ее рекламный агент говорил, что в ближайшее же время нужно оттуда съезжать, чтобы не навредить своей репутации. Еще месяц, даже три недели тому назад переезд представлялся ей волнующим, радостным событием, но теперь мысль об этом тревожила. Все в ее жизни изменилось так неожиданно и круто, что она до сих пор не могла прийти в себя.

Она снова беспомощно взглянула на себя в зеркало. Если бы только Дрю был рядом!.. Если она могла хотя бы позвонить ему куда-нибудь, чтобы знать, что он жив и здоров!..

— Все, готово! — весело сказала Лилиан и на шаг отступила от Роуз, чтобы полюбоваться своей работой. — Мне кажется, даже профессионалу не удалось бы сделать это лучше, чем получилось у меня. Все, что осталось сделать тебе, — это пошире улыбаться, и тогда все попадают замертво.

Роуз вздохнула, словно не слыша Лилиан.

— Знаешь, что однажды сказала Мэрилин?.. — медленно проговорила она. — Что нет ничего труднее, чем просто сделать счастливым одного отдельного человека!

— Однако самой Мэрилин Монро, кажется, этого так и не удалось. Я хочу сказать, что ей не удалось сделать счастливым ни одного человека на свете. В том числе и себя. — Она внимательно посмотрела на Роуз. — Знаешь, я ведь тоже читала о ней. Ее история производит гнетущее впечатление. Но ты не поддавайся унынию!

Роуз опустила глаза. Она чувствовала, что у нее холодеют руки и она начинает дрожать.

— Тебе нездоровится? — спросила Лилиан.

— Просто голова болит. Ничего особенного.

— Выпей пару таблеток… — Лилиан выудила из сумки коробочку с парацетамолом и подала Роуз стакан с водой. — Я как чувствовала, что с тобой что-то не так…

Роуз уже раскрыла рот, чтобы излить ей душу, но в последний момент спохватилась и заставила себя молчать. Она обещала Дрю не говорить никому ни слова об их отношениях, и если бы ее вдруг прорвало, то это, наверное, был бы поток самых что ни на есть глупых признаний.

— Ладно, увидимся в пятницу…

Роуз подняла глаза.

— Да, конечно…

Лилиан проводила девушку взглядом. Какая она все-таки хрупкая и ранимая, несмотря на свой сильный голос! Беззащитная, как большинство актрис. Грустная у нее профессия! Страдания актрис были словно частью их работы — запланированной и неизбежной частью…


— Изумительно!

Фотограф слегка подался назад, остановился и, слегка наклонив фотоаппарат, сделал четыре или пять снимков. Потом он выпрямился в полный рост и снова защелкал затвором камеры.

— Не могли бы мы прямо сейчас преобразить ее в Мэрилин? — спросил он. — Мой гример уже ожидает в уборной.

Джеки кивнула головой, и Роуз вышла из зала, чтобы облачиться в костюм Монро, тщательно подобранный под наблюдением Ивонн. Однако прежде нужно было загримироваться, и это была весьма сложная процедура: нужно было припудриться, подвести темные брови, сделать черные стрелки на веках, ярко накрасить губы, изобразить на левой щеке маленькую родинку и наконец надеть светлый парик.

— Пока мы ждем, давайте займемся Люси Уальд. Это наша дублерша, — сказала Джеки и сделала жест в сторону Люси, которая сидела поблизости.

Когда Люси заняла свое место на сцене, к ней подошел Макс, появившийся из дальнего угла зала в сопровождении Джемми, который держал наготове блокнот и авторучку. После продолжительного молчания Макс уперся руками в спинку стула и сказал, обращаясь к Джеки:

— Ты в курсе того, что часть музыки придется заново переписать, если мы окончательно утвердим Чарли Фицджеральда на роль Джима Догерти?

— Да, конечно, — терпеливо сказала она. — Потому что он баритон, а не тенор.

— Просто я не уверен, известно ли тебе, какой объем работы предстоит…

— Речь шла только о том, чтобы переписать одну песню и куплет из другой. Разве нет?

— Ты уже успела поговорить с Альдо? — удивился Макс.

— Да, конечно, — кивнула она. — Но ведь ты же не передумал насчет Фицджеральда?

— Вообще-то нет, — сказал он и все-таки нахмурился. — Но было бы совсем неплохо иметь в этой роли тенора, а ждать замены — значит, опять все откладывать…

— Я думала, что если мы решили подождать, пока появится хороший тенор, — раз это необходимо для успеха постановки, — то, вероятно, до самого Нового года не утвердим никого на роль первого мужа Мэрилин.

Он неохотно кивнул, а потом переключил свое внимание на фотографа, который был поглощен тем, что поправлял прическу Люси.

— А где Роуз? — спросил Макс.

— Переодевается в костюм Монро.

— Как идут дела?

— Прекрасно.

— Люси и Роуз уже снимались вместе?

— Да. Почему бы тебе не посидеть с нами? — предложила Джеки.

— Нет времени. Но Джемми может остаться. Может быть, он найдет для себя здесь что-нибудь интересное. — Макс повернулся, чтобы уйти. — Может быть, ты дашь мне знать, когда будут готовы снимки, я хотел бы увидеть результат.

— Да, Макс, я постараюсь не забыть об этом, — с долей иронии сказала Джеки.

Что касается дел, связанных с паблисити, то это было целиком и полностью в ее компетенции, и она не собиралась советоваться с Максом, какие фотографии выбрать для рекламных целей.

— Может, Джемми соизволит напомнить тебе об этом?.. — громко бросил Макс, прежде чем исчезнуть за дверью.

— Господи, ну что за человек!.. — пробормотала Джеки со вздохом.

— Кажется, он просто очень ответственный, — улыбнулся Джемми.

Джеки удивленно подняла брови.

— Ты становишься дипломатом.

— Я рад, что хоть чему-то научился.

— Значит, ты доволен?

— Мне нравится наблюдать, как развиваются отношения между людьми, — после паузы ответил Джемми.

— Это уже кое-что.

— И мне нравится наблюдать, как ты работаешь…

Он пристально посмотрел на нее и был награжден ее внезапно вспыхнувшим румянцем.

— Джемми, перестань!..

— Мисс Джонс! — позвали ее.

Джеки с облегчением оглянулась. Это был фотограф.

— Роуз готова…

На ней были узкие черные брючки и толстый вязаный свитер белого цвета тоже в обтяжку. Точь-точь, как у Монро на фотографиях, сделанных во время корейской эпопеи, когда в конце пятидесятых она выступала перед американскими войсками.

Джеки осталась чрезвычайно довольна костюмом. Роуз сделали специальные подкладки на плечах и на груди, так что ее фигура выглядела безупречно и естественно даже для тех, кто ее хорошо знал. Перевоплощение оказалось даже более удачным, чем Джеки того ожидала.

— Фотография должна получиться такой, как мы обсуждали это раньше, — сказала она. — Нечто динамичное и естественное.

— Этого я и добиваюсь…

Фотосъемка длилась около часа, и только в самом конце Джеки почувствовала, что им удалось добиться необходимого эффекта. Роуз сумела привнести в свои движения нечто такое, почти неуловимое, что сделало ее сходство с погибшей кинозвездой просто неотразимым. Остальное зависело от искусства фотографа.

— Великолепно! — сказала Джеки, вставая. — Думаю, кое-чего мы наконец добились.

Джемми сидел сзади. Он наблюдал, как она подошла к фотографу. Ее энтузиазм заразил его. Как он мечтал испытать подобный творческий подъем! Однако он должен был признаться себе, что единственной причиной, которая заставляла его находиться в театре, была сама Джеки…

Он вспомнил об отце. Тот лютой ненавистью возненавидел бы все это — актеров, театр, а больше всего, конечно, саму идею этого мюзикла. «Божественность» Мэрилин Монро он посчитал бы не чем иным, как прелестями обыкновенной шлюхи… Впрочем, не только то, что касалось секса, но и вообще многие вещи в жизни отец видел только в черно-белом цвете.

— Джемми, ты бы не мог принести три чашечки кофе? — обратилась к нему Джеки, даже не повернувшись, и продолжала разговор с фотографом.

Он подавил вздох отчаяния и направился в другой конец помещения, где находился маленький стол, на котором стоял чайник, сухое молоко и пластмассовые чашки. Не было только сахара. Его почему-то никогда не было…

— Я едва дышу… — услышал Джемми и, оглянувшись, увидел рядом Роуз.

— Подождите одну минутку, — попросил он.

— Ну и работенка. Я совершенно выбилась из сил, — сказала Роуз с принужденной улыбкой. — Не ожидала, что придется до такой степени напрягаться…

Она осторожно сняла светлый парик и поморщилась, проведя ладонью по своим напомаженным волосам.

— Кажется, Джеки довольна результатом.

— О да, очень! — Роуз нервно переминалась с ноги на ногу. — Но я думала, что здесь будет больше народа…

— Больше народа? — удивился Джемми.

— Ну да, понимаете, Макс, Альдо, Джой, Гордон… — сказала она и, переведя дыхание, добавила: — И, может быть, еще тот, американец…

Она словно все еще находилась в образе Монро. Ее напудренное лицо и ярко-красные губы, странные и броские — все это производило очень сильное и грустное впечатление. Джемми стало жаль ее.

— Вы имеете в виду Дрю Кароччи?

— Да, его, — сказала она. — Что-то давно его не видно.

— Он в Штатах.

— Понятно, — едва слышно произнесла Роуз.

Чайник закипел, и Джемми был рад заняться приготовлением кофе. В надежде услышать еще что-нибудь о Дрю Роуз все стояла около него и смотрела, как он наполняет кипятком три чашки.

— К сожалению, больше мне нечего вам сказать, — мягко проговорил Джемми. — Я не знаю, когда он должен вернуться…

В его голосе Роуз послышались странные нотки, заставившие ее насторожиться и поднять на него испуганные глаза. Она слегка коснулась его руки.

— Но ведь он вернется, да?

Джемми через силу улыбнулся.

— Насколько мне известно, обязательно.


— Ты не имела права этого делать!

— Ты не имела права этого делать!

— Ты не имела права этого делать!

Люси едва выдержала его взгляд, полный неподдельной боли.

— Говорю тебе, — сказала она, — это был самый обычный разговор…

— Ты же знаешь, что мое сочинительство — это очень личное дело, — сказал Ричард. — Как ты могла обсуждать это и с кем — с ним?!

— Я и не думала ничего с ним обсуждать. Просто упомянула к слову… — Она посмотрела на него с отчаянием. — Если хочешь знать, я сделала это для тебя!

— Для меня?!

— Я хотела, чтобы он знал, что у тебя есть занятие и ты не просиживаешь целыми днями в ожидании телефонного звонка.

Однако вышло только хуже. Роджер использовал это против нее.

— Мне совсем не нужно, чтобы ты обсуждала с посторонними людьми мою личную жизнь! — резко сказал Ричард. — Мне наплевать, что они обо мне думают! — выпалил он, хотя это и не было правдой. — И потом, скажите, какое совпадение — эта твоя теплая встреча со стариной Роджером!

— Прекрати, Роджер, не начинай все сначала, — спокойно сказала Люси. — Прошу тебя.

— Сегодня он снова говорил о вашей встрече! — выкрикнул Ричард, словно не слыша ее просьбы. — Это было для меня настоящей пыткой!

— Не обращай на него внимания. Неужели это так трудно? Он просто бестактный человек. И всегда таким был, — сказала она, но по выражению его лица поняла, что напрасно тратит слова. — Ты же знаешь, что он о тебе очень высокого мнения, — неуклюже солгала она.

— Не смеши меня, — усмехнулся он. — Единственный человек, о котором Роджер высокого мнения, это он сам. Звезда! — Ричард даже глаза прикрыл от раздражения. — И пожалуйста, прошу тебя, перестань его цитировать. У меня нет никакого желания, чтобы этот тип прямо или косвенно покровительствовал мне!

— Прости, — тихо сказала Люси.

Он взглянул ей в глаза и вдруг почувствовал жгучий стыд, что такой паяц, как Роджер, снова встал между ними и оказался причиной их размолвки. Ричард вынужден был признать, что причиной всему были его ревность, его зависть и, вероятно, страх. Именно страх. Он боялся потерять Люси.

Он провел рукой по волосам и глубоко вздохнул. Потом в уголках его губ появилась улыбка, и Люси поняла, что гроза миновала.

— А ты знаешь, что этот тип раньше прозывался Фошем? — спросил он.

— Что?

— Так он не рассказывал тебе, что во времена Гитлера у него была другая фамилия?

— Ричард, что ты говоришь! — прыснула она. — Ведь Роджер тогда еще не родился!

— Не имеет значения, — c шутливой многозначительностью молвил он. — Потому что из него бы вышел настоящий нацист, из нашего старого доброго Роджера… — Ричард изобразил двумя пальцами у себя под носом усики и вскинул вверх ладонь. — Да, фюрер мог бы гордиться чистокровным арийцем Роджером фон Фошем. Он, вне всяких сомнений, навесил бы ему кучу наград за садистские подвиги. Уверяю тебя, майн либен!

— Ричард, — взмолилась Люси, — может, хватит о Роджере?

Ричард покорно умолк, и на его лице появилась виноватая улыбка.

— Я утомил тебя, да?

Она отрицательно покачала головой.

— Нет.

Когда Люси смотрела на него таким взглядом, все его сомнения и страхи бесследно уносились прочь. Ричард протянул к ней руки и, когда она приблизилась, нежно обнял ее и крепко прижал к груди.

— Я страшный ханжа, ты же знаешь, — пробормотал он, запуская пальцы в ее волосы.

— С чего ты взял?

— Мне предложили сняться в шести эпизодах. А потом, может быть, и еще.

— Откажись…

Она ждала, когда он расскажет ей об этом. Роджер уже позвонил ей со студии, чтобы «поделиться хорошими новостями». Он настоял на том, чтобы продюсер распорядился изменить сценарий таким образом, чтобы сюжетная линия, в которой появлялся Ричард, была продолжена. Роджер был чрезвычайно собой доволен.

— Зачем?

— Мне надоели недоразумения между нами.

А может быть, встречи с Роджером?

Ричард слегка отодвинулся, чтобы лучше видеть ее.

— Их больше не будет, — виновато улыбнувшись, пообещал он, словно нашаливший ребенок. — К тому же нам нужны деньги.

— Но ведь не до такой степени, — нахмурилась Люси, понимая, что настаивать бесполезно, и добавила: — А кроме того, я думаю, что ты будешь им нужен только несколько дней. Потом они выбросят тебя из сценария.

— Они решили немного отложить эпизод с последней службой. Жена доктора поживет еще немного. Это возбудит зрительский интерес.

— Мне казалось, тебе это занятие в тягость.

— Знаю, знаю, — застонал он, — но в отличие от этого чертова Роджера я начинаю получать удовольствие, когда, просыпаясь утром, знаю, что у меня действительно есть какое-то настоящее дело.

Люси промолчала.

— Конечно, это смешно… — продолжал Ричард. — Я даже получил пару писем от поклонниц. Это одинокие пожилые леди. Я ведь еще не рассказывал тебе об этом? — Он подошел к окну. — Я знаю, что ничего подобного я раньше не говорил, но это стало для меня важным. — Он осторожно покосился на Люси. — Едва ли мне удастся сохранить свои актерские навыки, если единственным моим занятием останется приготовление сандвичей с сыром… Я начал ненавидеть наш дом, эту постоянную тишину. Когда ты уходишь, я даже врубаю погромче телевизор, чтобы как-то отвлечься от этой пустоты. Ты знаешь, с какой жадностью я смотрю все эти дешевые сериалы? Я знаю наизусть фамилии всех актеров, даже участвующих в эпизодах.

— А о чем ты пишешь?

— Это совсем другое дело.

— Но ты ведь не бросишь писать?

— Нет. Конечно, нет, — сказал он, круто повернувшись. — Это почти идеальное занятие, Люси. Три дня в неделю я буду отдавать телевидению, а в остальные дни могу писать!

Она с трудом улыбнулась.

— Если ты доволен, то и я довольна… — Но на сердце у нее скребли кошки. — Я должна была заметить, как тебя все это угнетало…

Но ведь именно поэтому она и попросила Роджера помочь. И она знала, что в конце концов ей придется за эту помощь расплачиваться, потому что не в обычаях Роджера было заниматься благотворительностью…

— Ты ни в чем не виновата. Ты была занята работой — и слава Богу! Ну, а перерыв в работе — это цена, которую нам приходится платить за выбор нашей профессии. Разве наши родители, друзья и родственники не предупреждали нас, на что мы обрекаем себя, становясь актерами? Разве не говорили нам об этом?.. Но ведь мы их не слушали…

— Я думала, ты об этом другого мнения.

— Возможно, так и было, — пожал плечами Ричард. — Теперь я знаю одно: несмотря на то что сначала я принял все в штыки, несмотря на идиотские выходки Роджера, я снова начал чувствовать себя человеком.

Ей захотелось рассказать ему все о Роджере, но признание застряло у нее в горле.

— С тобой все в порядке? — вдруг спросил он. — Я имею в виду — на работе? Тебя ничто не беспокоит?

— Нет, — быстро ответила Люси. — Постановка движется, и дела начинают проясняться. Просто эта последняя неделя была и для тебя, и для меня нелегкой, правда?

Он кивнул, и они обменялись понимающими взглядами. У него на лице появилось виноватое выражение, но она не хотела, чтобы он чувствовал себя виноватым. В том, что произошло, не было ничьей вины. Скорее уж это она поступила, как последняя дура и трусиха. Еще в тот первый день, когда Ричард пришел домой бледный от ярости и рассказал ей о своем разговоре с Роджером, Люси решительно поклялась себе, что даст Роджеру от ворот поворот, но… все получилось иначе.

— Почему бы нам не поужинать где-нибудь? — бодро предложил Ричард. — Мы вполне можем позволить себе немного развеяться и расслабиться.

Увы, теперь она не могла себе этого позволить.

Ричард тихо подошел к ней и нежно поцеловал в кончик носа.

— Ну, не дуйся, прошу тебя! Мы заслужили этот маленький праздник!


Анжела внимательно посмотрела на Дрю, который в халате, накинутом на голое тело, пересек комнату, налил себе выпить, улегся на диван, взбил кулаком подушки и, раскрыв книгу, углубился в чтение. Она не вытерпела и поинтересовалась:

— Что это?

Дрю поднял глаза, и Анжела подумала о том, как он молод и красив. Однако как все-таки быстро переменилось выражение его лицо: уязвимость сменилась расчетливостью жиголо.

— Ты имеешь в виду книгу?

Анжела кивнула.

— История искусства.

— И тебе это интересно? — недоверчиво улыбнувшись, спросила она.

— Почему бы и нет? Что тут плохого?

Дрю решил, что, если он хочет, чтобы Анжела воспринимала его всерьез, надо изучить вещи, которыми она интересуется. Впрочем, не только это подтолкнуло его к чтению. Первый раз в жизни он почувствовал интерес к искусству. И когда он обнаружил в себе этот интерес, изрядно удивился: словно случайно выудил из мусорного бака нечто ценное.

— Да в общем ничего плохого, — ответила Анжела, пожав плечами.

Разве и ее собственное самообразование не начиналось подобным образом?

С тех пор, как она вышла замуж за Ллойда Шривера, тот сумел пристрастить ее к чтению, и Анжела стала жадно проглатывать все книги, попадавшиеся под руку. И, возможно, благодаря полученным таким образом знаниям она сумела неплохо распорядиться его деньгами. Она не только преобразилась внешне, но и изменила менталитет. Ее стали интересовать история искусства, предметы старины и художественные ценности. Во всяком случае ее самообразование имело вполне определенную цель… Ну а Дрю… что, интересно, движет им?

— Вот и отстань, — процедил он сквозь зубы и провел ладонью по странице с репродукцией картины «Танец Жизни».

Прекрасная вещь! Если бы художник был еще жив, Дрю с удовольствием пожал бы ему руку. Этот парень Мунк был несчастлив в любви. На картине он изобразил самого себя танцующим с девушкой в красном платье, в которую был влюблен, а за их танцем наблюдали со стороны две женщины — одна в белом, символизирующая юность и чистоту, а другая — в черном, символизирующая смерть.

Дрю показалось, что между Мунком и ним много общего. Художника так же, как и его самого, женщины высасывали подобно вампирам. В случае Дрю это была одна определенная женщина. А именно Анжела.

Когда Дрю перевел на нее взгляд, у Анжелы по спине поползли мурашки. Она ответила ему призывной ослепительной улыбкой. Ее возбуждало его желание.

— Может, расскажешь, что ты там такого интересного вычитал? — лениво проговорила она и, потянувшись, взглянула на свои идеально накрашенные ногти.

Дрю вспыхнул и захлопнул книгу.

— Ну, Дрю, ты ведешь себя как ребенок.

Он сидел неподвижно, ненавидя себя за то желание, которое Анжела разжигала в нем, и за ту власть, которую она над ним имела.

— Настенные лампы… — начал он.

— Ты хочешь сказать — бра?

— Да, бра. Они французские?

— Верно.

— И люстра?

— Правильно.

— А вот и нет!

Дрю встал, и ее глаза жадно пробежали по его обнаженному телу. Желание с новой силой охватило ее. В который раз она недоумевала, размышляя над тем, что же так привлекало ее в нем. Она тихо вздохнула. Увы, это, конечно, не может продолжаться. Очень скоро Дрю придется уйти. Она договорилась провести этот уик-энд с Доджи.

— Да, ты прав.

Он остановился перед очень ценной вазой.

— Модерн?

— Да, — подтвердила Анжела.

— Но не французский.

— Правильно, немецкий. Однако стили очень похожи.

Анжела одобрительно похлопала в ладоши.

— Расскажи мне об этом.

Из ее груди вырвался глубокий вздох.

— Давай сейчас не будем об этом, — сказала она, вдруг почувствовав скуку.

— А я хочу знать! — упрямо сказал он.

— Ради Бога, отстань! Сейчас не время для лекций по искусствоведению!

Дрю нахмурился.

— Но мне это очень нужно, — настаивал он. — Можешь ты это понять или нет?

— Нет, не могу. Я вообще не понимаю, с чего это ты стал всем этим интересоваться?

— Значит, ты все еще держишь меня за неотесанного дурака, у которого нет никакого будущего? Так или нет?

Именно так она к нему и относилась. За исключением того, что страстно его желала. Желала, несмотря на все то, что говорила. Вот и теперь он смотрел на нее и понимал, что она хочет его.

Несколько секунд Анжела молчала и только смотрела на него с едва сдерживаемой яростью. Поскольку он стоял, не двигаясь, она сама встала и медленно подошла к нему.

— Мистер, как вас там… — многозначительно проговорила она. — Ведь ты никогда не открывал мне своего настоящего имени. А, Дрю?

Он улыбнулся. Но это была очень недобрая улыбка.

— Если ты мне расскажешь об этой вазе, я скажу тебе мое настоящее имя.

Она пристально взглянула на него, а потом с улыбкой прикоснулась наманикюренным ногтем к его подбородку и стала медленно опускать палец все ниже — от подбородка к груди, животу. И еще медленнее — к черным курчавым волосам в паху и его восстающей мужской плоти. Дрю перевел дыхание.

— Этого парня, который ее сделал, звали Иоганн Лойц, — тихо сказала она. — Что еще?

— А в каком году?

Анжела обхватила его член ладонью.

— В самом начале века.

— А стиль?

Дрю тяжело задышал, потому что ее рука начала ритмично двигаться вверх-вниз.

— Стиль? — повторила она хрипло. — Ну это совсем просто. Нетрудно запомнить, потому что это все тот же модерн.

Анжела не переставала действовать рукой до тех пор, пока он не застонал.

— Чувственные линии, Дрю, — продолжала Анжела. — Напоминающие женские. Все эти изгибы и округлости. Очень похожи на спелые сочные фрукты. Одна линия плавно переходит в другую…

Она отпустила его. Стараясь сохранить самообладание, он показал пальцем на одну из деталей вазы, словно это могло помочь успокоиться.

— А это?

— Ты прекратишь или нет?

Ее голос стал глухим, и в нем явственно звучали восхищенные нотки.

— А это? — упрямо твердил он.

— О, это излюбленная манера художников того времени. Так называемая «откровенная»… — Когда их взгляды встретились, Анжела замерла. — Пурпурные цветы и тонкие стручки, полные семян. Считалось, что они обладают волшебными свойствами.

— Это имеет отношение к магии, да?

— Ох, Дрю, хватит! — вдруг сказала она.

— Хватит — что?

— Вот это самое. — Она показала на вазу и на книгу. — Это совершенно тебе не идет.

— Какого черта! — с горечью произнес Дрю. — Откуда ты можешь знать, что мне идет, а что нет?

— Ради всего святого… — проворчала она. — Можешь взять эту вазу себе на память. Как прощальный подарок…

— Что ты хочешь этим сказать, черт тебя подери?

Анжела раздраженно покачала головой. — Послушай, раз уж мы начали обсуждать «откровенную» манеру в искусстве… — со вздохом начала она, — самое время и мне поговорить с тобой откровенно. Давай начистоту, определимся раз и навсегда…

— Не хочу ничего слышать! — вдруг воскликнул он и зажал уши ладонями.

— Так не может продолжаться, Дрю, — осторожно сказала она.

Он резко отвернулся.

— Закрой свой поганый рот! Заткнись!

Дрю ушел в ванную и захлопнул за собой дверь. Анжела посмотрела ему вслед, скрипя зубами от досады, потом подошла к двери и громко постучала.

— Не смей уходить, когда я с тобой разговариваю, черт возьми!

Дверь распахнулась, и Дрю cвирепо уставился на Анжелу.

— Я хочу, чтобы ты ушел. Ты слышишь? Вне этих стен у меня есть и другая жизнь, — заявила она. — И я ею довольна.

— А я мешаю этой жизни, верно? — резко поинтересовался он.

— Допустим.

— И чем же я тебе мешаю, можно узнать?

— Нет, Дрю.

Его лицо передернулось, словно от боли, и он отвернулся, чтобы она не видела его страданий.

— Но почему?

— Потому что так нужно.

Однако в ее голосе не было полной уверенности.

— Почему? — повторил Дрю.

Анжела нетерпеливо вздохнула.

— Прекрати бесконечно твердить «почему»! Почему, почему, почему! Ты прямо как шестилетний ребенок!

Дрю резко толкнул ее к стене.

— Никогда, слышишь! Никогда так не говори!

У Анжелы перехватило дыхание, в голове помутилось, и кровь отлила от лица. Когда шок стал проходить, она продолжала ощущать головокружение — словно после глотка шампанского. Она молча смотрела на Дрю, не в силах вымолвить ни слова.

— Ты хочешь быть со мной, да? — умоляюще прошептал он. — Скажи!

Вместо ответа она взяла его руку и притянула ко рту.

— Скажи! — Он прижался к ней. — Пожалуйста, скажи!

Некоторое время они напряженно смотрели друг на друга, а потом Анжела вдруг стала медленно опускаться на колени.

Дрю почувствовал, как ее губы коснулись кожи в его паху. Он вздохнул, а когда она взяла его член в рот, застонал. Анжела подняла на него глаза, а он, запустив пальцы в ее волосы и держа ее голову между ладонями, начал двигаться взад и вперед. Потом чрезвычайным усилием воли отстранил ее, сделал знак, чтобы она встала, и, без усилий подняв ее, перенес на небольшой столик, стоявший у стены. Раздвинув ей ноги, попросил еще раз:

— Ну, скажи, пожалуйста…

— Прошу тебя, — прошептала Анжела.

В их объятии не было нежности. Просто они потянулись друг к другу, их руки и ноги переплелись в страстном, лихорадочном желании. Он приподнял ее, и Анжела обхватила его ногами. Держа ее перед собой c жадно раздвинутыми бедрами, Дрю резко вошел в нее, и они наконец слились воедино, хорошо понимая, что у их связи не было будущего.

Много времени спустя, когда Анжела попыталась воспроизвести в памяти происшедшее — и боль, и наслаждение, то вспомнила лишь его слезы, когда он кончал. В этот последний момент она спросила, как его настоящее имя. Она положила его голову к себе на колени и стала гладить его роскошные черные волосы. Дрю медленно перевернулся на спину, переплел свои пальцы с ее пальцами и посмотрел ей прямо в глаза.

— Сначала ты скажи свое.

— Не начинай все сначала.

— Почему бы тебе не признаться? Ведь я теперь и так все знаю.

— Ты хочешь все разрушить?

— Мне нечего терять.

— Как и мне.

Дрю взял ее руку и, прижав ладонью к своему рту, стал водить по ней языком.

— О да, моя Милашка, — шептал он. — Я в этом не сомневаюсь…


Этот ресторан, из окон которого открывался прекрасный вид на Гайд-парк, был любимым местом ее отца. Он обожал атмосферу этого ресторана, где у них был «свой» столик у окна. Вот уже много лет они старались поддерживать традицию своих ежемесячных завтраков в этом заведении, которая нарушалась лишь в тех случаях, когда кого-то из них не было в стране. Сегодня они заранее условились о встрече и даже напоминали друг другу о ней не один раз, и тем не менее он опаздывал. Джеки посмотрела на часы, а потом снова повернулась к окну.

В небе клубились грозовые облака, и крупные капли угрожающе ударяли в стекло, но потом небо прояснилось. Деревья в парке казались безжизненными. Они стояли, не шелохнувшись, только самые кончики ветвей слегка дрожали, и с них падали капли воды на и без того разбухшую от влаги землю.

— Соскучилась?..

Джеки от неожиданности вздрогнула, а потом засмеялась.

— Я уже начала удивляться, куда ты запропал…

— Найгель решил переместить съемки в другое место. Не доверяет ненадежной шотландской погоде, — сказал Дэвид, с виноватой улыбкой усаживаясь за столик. — Мы перебираемся поближе к Форт-Вильяму. На тот случай, если вдруг пойдет снег, у нас под боком будет по крайней мере приличный отель.

— Ты, кажется, взволнован? — спросила она, заранее зная его ответ, который был написан у него на лице.

Он кивнул.

— Должен признаться, что вот уже много лет я не ждал роли так, как ждал эту. Хотелось бы только, чтобы работать пришлось поближе к дому.

Дом для него был там, где была Клэр. Особенно теперь. И все же в глубине души он сознавал, что, если бы съемки фильма были намечены где-нибудь в Австралии, он все равно согласился бы на эту роль — и при том с не меньшим пылом. Дэвид понимал, что для него это последний фильм. Будучи человеком романтического склада, он видел в этом волю провидения, а не только случайность, благодаря которой он получил такой подарок — в его-то годы!..

— Ты никогда раньше не волновался.

Он поерзал в кресле.

— Не обращай внимания. Это, вероятно, сказывается возраст.

Однако такие понятия, как старость и возраст, никак не подходили ее отцу. Для нее он был Дэвидом Джонсом — прекрасным актером. Она бросила на него испытующий взгляд.

— Это все, что тебя беспокоит? Или есть еще что-то?

— Господи, да я и думать ни о чем другом, кроме этого, не в состоянии! — улыбнулся он и взял меню. — Ах да, у меня есть для тебя несколько очень хороших новостей. Весь этот разговор вокруг моей персоны совершенно вытеснил их у меня из головы. Вот он, актерский эгоизм.

— Я достаточно знаю об эгоизме актеров. Как, впрочем, и вообще об эгоизме. Мне бы больше хотелось послушать о хороших новостях.

— Я нашел для тебя ангела-спасителя, — сказал Дэвид. — Вернее, это сделала Клэр.

Джеки удивленно подняла брови.

— Невероятно! Но кто он? А главное, сколько он даст?

— Это, естественно, один старый друг, которого она не видела много лет, — нахмурился он. — Уверен, она называла мне его имя… Но оно выскочило у меня из головы. Вот память!..

— И он действительно заинтересован в постановке?

— Вне всяких сомнений.

— А цифра ему известна?

— Думаю, что да.

— То есть ты хочешь сказать, что он закроет брешь, которая появилась в нашем бюджете с уходом австралийцев?

— Пожалуй.

Джеки боялась поверить такой удаче.

— И как ты мог забыть его имя? — Она недоверчиво покачала головой. — Папа, это просто чепуха какая-то!

Дэвид виновато вздохнул.

— Кажется, он канадец. Вот и все, что я запомнил… Но Клэр, естественно, посвятит тебя во все подробности.

Джеки насупила брови.

— А ты действительно уверен в том, что рассказал?.. То есть я хочу сказать, может, ты что-то не так понял…

— Нет, я понял все правильно, — сказал Дэвид, накрывая своей ладонью ее руку. — Извини, что не могу рассказать тебе подробнее. Но Клэр сказала мне об этом два слова по телефону, а я был поглощен чтением сценария и, видимо, не успел сосредоточиться…

— Ты хочешь сказать, что ты просто не слушал.

На его губах появилась легкая улыбка.

— Да, похоже на то.

— Если только ты не ошибся, я буду безумно рада этому предложению, будь то хоть сам Кинг Конг, пожелавший вложить деньги в нашу постановку, — облегченно вздохнула она. — Я едва могу этому поверить…

— Ну не приснилось же это мне! А потому единственно правильное решение в сложившейся ситуации — это выпить по бокалу шампанского. Что мы сейчас и сделаем. Тем более что официант уже давно и терпеливо ждет нашего заказа. Давай не будем его разочаровывать.

— Даже я не смогла бы придумать ничего лучше! — засмеялась Джеки.

— Да, кстати, а как поживает твой американский приятель?

— Ты имеешь в виду Дрю?

— Ах да, Дрю…

Она бросила на отца изучающий взгляд.

— Кажется, он тебе не очень-то пришелся по душе?

— Не совсем так. — Дэвид отвел глаза к влажному от прошедшего дождя окну. — Просто рядом с ним я чувствовал себя не очень уютно.

— Разве это не одно и то же?

— Не знаю, дорогая, — быстро сказал Дэвид. Лучше бы она вообще не спрашивала его об этом. — Не обращай внимания. Кроме всего прочего, это твоя жизнь. Ты уже совершеннолетняя, и с кем ты проводишь время — больше не мое дело…

— Не слишком приятно это слышать…

— Да, пожалуй, — кивнул он и, немного помедлив, негромко добавил, теребя салфетку: — Может быть, все дело в том, что он, как выясняется, знаком с Анжелой…

— Но ведь с моей матерью знакомы сотни людей, папа. Ведь она знаменитость, — возразила Джеки. — А кроме того, насколько я помню, Дрю сам рассказал об этом.

— Совершенно верно, — неопределенно кивнул Дэвид. — Не знаю, почему меня это беспокоит.

Его сомнения вызывал образ жизни Анжелы и ее молодых «друзей». За все эти годы он достаточно наслушался о том, что у нее с годами крепнет интерес к этим смазливым молодым людям. Она окружала себя ими не только в периоды между очередными замужествами, но также, кажется, и во время оных. Во всем стиле жизни своей бывшей жены Дэвид видел нечто нездоровое и испорченное и поэтому всегда беспокоился, если Джеки навещала ее. Тревогу вызывала и ее связь с Дрю. Какое-то шестое чувство подсказывало ему, что что-то здесь не так. Ведь он знал Анжелу!..

Дэвид покачал головой, но их разговор был прерван появлением официанта, принесшего шампанское, и он облегченно вздохнул, решив, что самое лучшее — не делиться с дочерью своими подозрениями.

— Не понимаю, что тебя беспокоит, папа, — сказала Джеки, наблюдая, как в бокале с шампанским бурлят пузырьки.

Внезапно она ощутила, что семена сомнения, посеянные в ее душу, начали прорастать. Дрю по-прежнему не звонил.

— Прости, — нежно сказал Дэвид и взял ее за руку. — Давай не будем портить прекрасный вкус этого шампанского. Это все-таки твое любимое — «Дом Периньон» 1970 года!

Джеки улыбнулась и подняла свой бокал.

— За Мэрилин, прошлую и настоящую! — сказал он, благодарный дочери за эту улыбку, которая нелегко ей далась.

Когда Дэвид взглянул на нее, у него сжалось сердце. Такая она была любимая и близкая! И он так гордился ею!

Джеки с наслаждением отпила шампанского.

— Вот видишь, я же говорил, что оно превосходно! — усмехнулся он и с видимым удовольствием подлил в ее бокал еще. — Да, кстати, а когда ты переезжаешь в новый дом?

— В пятницу, — сказала она. — Это будет нелегко, но чем скорее я это сделаю, тем лучше. Я и так откладывала слишком долго. Несмотря на то что отель предоставлял мне скидку, для меня сейчас это слишком дорого. Я не могу себе этого позволить.

— Тебе нужна помощь?

— Джемми обещал помочь.

— Ну еще бы!

— Папа! — воскликнула она. — Что ты хочешь этим сказать?

— Надеюсь, мне не надо объяснять, что он, как это говорят, втюрился в тебя?

Джеки покраснела.

— Я боялась, что и ты это заметишь…

— С тех пор, как ты обедала у нас, это написано у него на лице. Разве нет? — улыбнулся Дэвид. — Теперь Клэр твердит, что нам надо серьезно с ним поговорить.

— Пожалуйста, не надо, — попросила она. — Это только все усложнит.

— То же самое и я ей сказал.

— Я могу и сама с этим разобраться.

— За тебя-то я спокоен.

— Что, по-твоему, я должна сделать?

— Понятия не имею, — сказал он, осторожно покосившись на нее. — Но я к нему очень привязался, Джеки.

— Не нужно переливать из пустого в порожнее, папа. Просто скажи то, что считаешь нужным…

— Если только это в твоих силах, постарайся не делать ему больно. Джеки недовольно прикрыла глаза.

— Ну ты-то мог бы мне этого не говорить! — укорила она его.

— Конечно-конечно, — виновато пробормотал Дэвид.

— А кроме того, мне кажется, что Джемми и сам может прекрасно за себя постоять.

— Это только бравада.

— Ну не скажи! — заметила она. — Кажется, он умеет добиваться своего.

Дэвид рассмеялся.

— Не понял? Что ты хочешь этим сказать?

— Кажется, я и сама себя не понимаю.


Он знал, что нужно поторапливаться. Джеки дожидалась его в такси около отеля, но Джемми не мог совладать со своим любопытством. Он не мог удержаться от того, чтобы внимательно не рассмотреть ее квартиру, где она столько времени провела с Дрю.

Роскошная гостиная была затейливо обставлена. На его вкус, даже чересчур затейливо. Несмотря на то что общий вид был довольно помпезный, Джемми все-таки понимал, почему ей было так уютно здесь. По своему стилю интерьер почти не отличался от дома Дэвида и Клэр. Здесь тоже было много натурального дерева, старинных вещей, богатой драпировки и удобной мебели.

Джемми медленно вышел в соседнюю комнату, внимательно рассматривая каждый предмет обстановки. Он задержался перед роскошной, королевских размеров кроватью и некоторое время не отрываясь смотрел на нее, а затем перевел взгляд на тоненькую высокую вазу на туалетном столике, в которой до сих пор стояла уже засохшая роза. Он помрачнел, когда перед его мысленным взором против его желания начала возникать картина близости Дрю и Джеки. Со жгучей ревностью Джемми подумал о том, что они, конечно, занимались всеми теми вещами, которыми обычно занимаются любовники. Сам он имел весьма смутное представление об этих самых забавах, о которых ему никто не потрудился рассказать и о которых другие ребята узнавали естественным путем — когда из мальчиков превращались в мужчин. Однако в отличие от тех, других ребят у него была совершенно другая жизнь. Ему не дозволялись подобные вещи. За этим строго наблюдал отец, а также она, святая католическая апостольская церковь…

Джемми вздохнул и осторожно присел на край неубранной постели. Одеяло было отброшено в сторону, и роскошные слегка смятые белые простыни беззастенчиво представали взору. Он медленно провел ладонью по прохладной шелковистой материи, и его глаза остановились на одной из подушек, на которой запечатлелся след от головы Джеки.

Он задумался о том, каково чувствовать себя таким мужчиной, как Дрю, который так легко и уверенно овладевал женщинами и в их числе Джеки. На красивом печальном лице Джемми появилось хмурое выражение: он понимал, что совсем не знает людей, не знает, на что они способны. Вообще понятия не имел о всех тех темных комплексах, которые таились в душе каждого мужчины. Он только-только начинал постигать все это…

Наконец он встал и подошел к большой картонной коробке, которая дожидалась его в гостиной. Она была набита бумагами Джеки — книгами, записными книжками и фотографиями «божественной» Мэрилин Монро, в которой, если разобраться, вовсе не было ничего божественного.


— Я уже начала удивляться, куда ты мог запропаститься, — бодро сказала Джеки. — Впрочем, я с пользой провела время. Я позвонила своей матери. Мне хотелось доставить себе это удовольствие: сообщить ей, что не нуждаюсь в деньгах, на которых она сидит.

Джемми погрузил картонную коробку в такси и уселся рядом с Джеки.

— А Дрю уже успел поговорить с ней об этом?

— По-видимому, — ответила Джеки. — Моя дорогая мамочка, не дослушав меня, швырнула телефонную трубку!.. Хотела бы я знать, почему она так восстает против идеи мюзикла?

— Но теперь ты справишься и сама?

— Да, конечно. У меня просто отлегло от сердца. Но все же у меня какое-то странное чувство: мой новый спонсор пожелал остаться неизвестным. Я буду получать деньги через Клэр. — Она покачала головой и улыбнулась. — Вообще-то я подозреваю, что эти деньги принадлежат самой Клэр. Вероятно, она специально выдумала этого своего «старого друга», чтобы остаться в тени.

— А ты не спрашивала ее об этих деньгах? — как бы между прочим поинтересовался Джемми, отвернувшись к окну.

— Конечно, спрашивала. Но она отрицает свое участие, — вздохнула Джеки. — Хотя это так похоже на нее. Очень похоже… Надеюсь, что ее помощь не пропадет даром.

Он бросил на нее быстрый взгляд. Кажется, впервые в ее голосе зазвучала неуверенность в успехе постановки.

— Меня что-то стала беспокоить Роуз Лил, — пояснила Джеки. — Макс сказал, что она стала очень рассеянной на репетициях. Вот уже третий день подряд. Мне нужно будет самой поговорить с ней. Я не хочу, чтобы Макс брал ситуацию в свои руки. В таких вещах необходима особая деликатность.

— Может быть, у нее какие-то неприятности? — предположил Джемми и подумал о Дрю.

Джеки натянуто улыбнулась.

— А может быть, это просто запоздалая реакция по поводу получения главной роли?

— Если так, то это скоро пройдет, — сказал он, в душе сомневаясь, что так оно и будет.

— Надеюсь…

— Главное, упорно трудиться…

— Я знаю. Но боюсь, что упорный труд — это еще не все. Cколько угодно примеров, когда, несмотря на затраченные усилия, мюзиклы на Уэст-энде с равным успехом проваливались и становились популярными. Ох, Джемми, остается надеяться только на то, что Клэр знает, что делает…

— Ну, если она и есть этот твой анонимный спонсор, то, очевидно, верит в тебя.

— Пожалуй, — согласилась Джеки. — Но во всем этом деле есть еще одна сторона, которая меня смущает. Я бы, конечно, не хотела выглядеть неблагодарной, но мне очень дорога моя самостоятельность. Мне претят любые формы протекционизма. В театре и без того процветает блат. Но я, естественно, чрезвычайна рада, что Дэвид и Клэр присоединились к моему проекту. Это говорит о том, что они верят в успех. Но мне, как бы там ни было, не хотелось бы пользоваться их снисходительностью… — Она посмотрела на Джемми и с усмешкой добавила: — Кого я хочу обмануть? Я ведь готова воспользоваться любой помощью!

— Быть может, ты совсем напрасно подозреваешь Клэр.

— Не исключено.

— А кроме того, — сказал он, — есть вещи, которые мы не в силах изменить. Как бы нам этого ни хотелось. Такова жизнь.

— То есть я должна принимать все как должное?

— Только в том случае, если при этом ты не изменяешь самой себе.

— Да, это что-то вроде компромисса… Но в моем случае… — Джеки улыбнулась и вдруг призналась: — Ты меня так хорошо понимаешь, Джемми!

А он покраснел, потому что все, что сказал ей, он говорил, чтобы сделать ей приятное. Да и сам был счастлив от этого.


Когда Роуз открыла холодильник, ее взору предстало его обычное печальное содержимое: пачка маргарина, полпакета скисшего молока, простой йогурт и блюдечко с половиной помидора, половинкой луковицы и сморщившимся зеленым перцем. Бутылка вина, которую она, собственно, и искала, отсутствовала. Несколько секунд она находилась в растерянности, а потом вспомнила, что Барби, кажется, собиралась на какую-то вечеринку. Она, конечно, звала с собой и подругу, но для Роуз это было совершенно невозможно, ведь мог позвонить Дрю, и он бы, любимый, не застал ее…

Она представляла себе, как возвращается с вечеринки, открывает обшарпанную дверь, поднимается по грязной плохо освещенной лестнице — и вдруг слышит телефонный звонок. Она со всех ног бросается к телефону, ее трясущиеся колени подгибаются от напряжения, в боку больно колет и не хватает дыхания. Наконец она видит на стене телефон, захлебывающийся от звонков, который вдруг стихает, едва она касается рукой трубки.

Роуз захлопнула дверцу холодильника. Слезы были готовы брызнуть из ее глаз. Она с раздражением отбросила прядь волос со лба, медленно направилась в обшарпанную гостиную и плюхнулась в кресло около магнитолы, принадлежащей Барби. Она подтянула колени к подбородку и долго сидела в такой позе, беспомощно уставившись в пространство. Почти две недели! И он даже не соизволил позвонить!.. Но ведь любит же он ее? Разве нет? А если любит, то почему не звонит?

Роуз в отчаянии прижалась щекой к своим коленям и стала снова перебирать в голове все возможные варианты. Однако удовлетворительного ответа так и не нашла. Впрочем, один ответ, безусловно, напрашивался… Но об этом она и думать не хотела!

Последние несколько дней превратились для нее в сплошной кошмар. Даже голос перестал ей повиноваться. Этим утром Макс наорал на нее, а ведь раньше он ничего подобного себе не позволял. Она и сама прекрасно понимала, что дойти до того, чтобы личные проблемы мешали работе, — верх непрофессионализма, но ничего не могла с собой поделать.

Она была всего лишь обыкновенной девушкой и не обладала железной силой воли. У нее замерло сердце, когда она впервые представила себе, что, может быть, такая великая роль, как роль Мэрилин Монро, ей, увы, не по силам. Что-то пугающее, сродни безумию, было в ее неспособности вложить в роль свое собственное, реальное отчаяние. Ведь именно это от нее и требовалось. По словам Макса, она до сих пор не могла войти в образ. Она и без него прекрасно понимала, что для этой роли вовсе недостаточно хорошо петь — нужно было тонко чувствовать! Все дело в том, что чувства ее были подавлены, а нервы на пределе. На Мэрилин Монро их просто не оставалось…

Когда Барби уже была готова отправиться на вечеринку, она еще раз предложила Роуз составить ей компанию. Но та, естественно, отказалась. И тогда, потеряв терпение, Барби закричала, чтобы она перестала изводить себя около телефона, все равно он никогда не зазвонит… Ах, если бы только Барби знала Дрю, как знала его Роуз! У нее бы не повернулся язык сказать такое. Он обязательно позвонит, твердила себе Роуз. Это только вопрос времени.

Роуз полезла в карман джинсов и нащупала пакетик с кокаином. Она сберегала его до последней минуты, все медлила, все оттягивала. От волнения у нее похолодело в груди. Вот то, что нужно. Может быть, при помощи этого она сможет спеть так, как хочет Макс. И все будут довольны. И все будут счастливы…


Большой письменный стол и высокое кожаное кресло едва помещались в углу, и использовать их в такой тесноте не представлялось возможным.

— Ничего не выходит, — устало вздохнула Джеки.

— Здесь слишком много мебели, — сказал Джемми.

— Все это накапливалось у меня постепенно. Я даже не задумывалась, много у меня мебели или мало. Удобная она или нет. Теперь, кажется, она начинает меня раздражать.

Джеки взялась за кресло, чтобы перетащить к его закрытой двери на террасу.

— У меня нет ключа! — раздраженно воскликнула она. — Господи, как я ненавижу переезды! Весь этот бардак, который при этом начинается. Наверное, потребуются недели, месяцы, чтобы навести здесь порядок…

Джеки загрустила, вспомнив, как удобно и уютно было в отеле «Гайд-парк», как это упрощало жизнь.

— Почему бы кресло не поставить в спальне? — предложил Джемми. — Тогда бы здесь у тебя освободилось достаточно места.

— Да, пожалуй, ты прав, — со вздохом ответила она.

— Хочешь, я составлю список твоих вещей?

— В общем идея неплохая, тогда будет гораздо легче с этим разобраться… — проговорила Джеки упавшим голосом.

Особого энтузиазма она не ощущала. Все вокруг было таким чужим и враждебным.

Карандаш Джемми в ожидании замер над блокнотом. Джемми почувствовал, что в этот момент она хотела бы находиться где угодно, только не здесь. Он терпеливо ждал, хорошо понимая состояние Джеки. Как часто он чувствовал себя так же, как сейчас она!

Джемми вспомнил родину, дом. От одного этого слова в душе у него заныло, а перед глазами возникла гора Марсабит.

— Что с тобой? — спросила Джеки.

— Я словно вернулся туда…

— В Кению?

Джемми кивнул.

— Ты вернешься туда, да?

— Пока не знаю.

Их глаза встретились, и Джеки отвернулась.

— Слушай, — засуетилась она, — пока я буду распаковывать этот чемодан, может быть, ты организуешь кофе?

— Конечно.

Она дождалась, пока Джемми не вышел из комнаты, и только тогда открыла чемодан. Сверху лежал кашемировый пиджак Дрю, завернутый в целлофан. Джеки стряхнула шуршащую упаковочную пленку и провела по нему рукой, любуясь прекрасной тканью.

Она ощутила запах духов — насыщенный и тяжелый, смутно знакомый ей. Несколько секунд Джеки не шевелилась. Аромат духов вызвал в памяти целую вереницу имен и лиц. Она поднесла пиджак к лицу и вдохнула запах еще раз. Ошибки быть не могло. Это было похоже на именную метку. Только один человек в ее окружении пользовался этими редкими французскими духами.

И этим человеком была Анжела, ее мать.


— Я искал тебя по всему дому! — сказал Джемми.

Он обнаружил Джеки в маленькой оранжерее с бутылкой вина в руке. Наполовину пустой.

— Кажется, с меня достаточно… — пробормотала она.

— Прости, что я так долго. Я задержался, чтобы купить чего-нибудь поесть.

Джеки покачала головой.

— Все равно… — Она показала на бутылку. — Я обнаружила вино и решила, что могу не дожидаться тебя…

— Что-то случилось?

— Ничего.

— Но ты…

— Может, выпьешь вина? — прервала его Джеки. — Правда, оно теплое. И к тому же у нас из посуды только кофейные чашки…

Джемми удивленно посмотрел на нее и пожал плечами.

— Хорошо.

Он сидел и медленно цедил вино. В конце концов Джеки не выдержала молчания.

— Ты не помнишь своей матери?

— Нет. Она умерла вскоре после моего рождения.

— И ты думал о ней?

— Раньше очень часто. В последнее время реже.

— А я думаю о моей матери, — грустно сказала Джеки.

— Ты давно ее не видела?

Джеки молча покачала головой. Слова застряли у нее в горле.

— Но ведь у тебя есть отец и Клэр.

— Да, — cказала она. — Таким образом, я, должно быть, очень счастливый человек. — Она сделала большой глоток вина. — Но в настоящий момент я почему-то этого не ощущаю.

Джемми посмотрел в свою чашку.

— Скажи мне, что случилось?

— Это ни к чему.

— Откуда ты знаешь?

Она закрыла глаза.

— Знаю. И все.

— Ты не можешь относиться ко мне по-другому, да?

Джеки пристально посмотрела на него.

— А как, по-твоему, я к тебе отношусь, Джемми?

— Как к недорослю. Я для тебя просто глупый акселерат или что-то в этом роде, да? — хмуро спросил он.

— Ты и понятия не имеешь, как я к тебе отношусь.

— Это слишком очевидно.

— Потому что я отказалась с тобой пообедать?

Он не отвечал, а она смотрела на его склоненную голову, и ей было одиноко и тоскливо.

— Ты когда-нибудь целовался, Джемми?

Он осторожно покосился на нее.

— По-настоящему — нет.

— То есть?

— Была одна местная девушка…

Он покраснел, вспомнив о том единственном случае, когда отца не было поблизости.

— Ну а меня хочешь поцеловать?

Джемми не шевельнулся. Словно не понял, что она сказала.

Джеки улыбнулась, но в ее улыбке не было насмешливости. Взяв в ладони его красивое лицо, она забыла обо всем.

9

Джеки стояла в дальнем конце репетиционного зала и смотрела на Макса, который сначала сидел, покачивая головой и постукивая себя сжатыми кулаками по бедрам, а потом вскочил и вышел на сцену, где трое актеров изображали трех мужей Монро. После короткой и точной импровизации Макса стало ясно, какой игры он хочет добиться от исполнителей.

Она тихо подошла к Альдо, который сидел за фортепиано и лениво перебирал клавиши. Увидев ее, он широко улыбнулся.

— Как дела? — спросила она с усмешкой. — Или лучше вообще не спрашивать об этом?

— Вообще-то не так уж и плохо. Мы объясняем ребятам, что они должны делать в начале первой сцены, а потом с ними займется Белла, хореограф.

— А как Роуз?

— Макс дал ей день отдохнуть.

— Господи! — вырвалось у Джеки. — Неужели так плохо?

— Боюсь, что да. Сегодня утром она ударилась в слезы, хотя Макс даже не успел раскрыть рта… И вот еще что… — быстро добавил он. — Тебе звонили. Твой американский приятель Дрю. Он сказал, что попытается дозвониться тебе в отель, а я объяснил, что ты как раз переезжаешь.

— Спасибо.

Впрочем, Дрю и так должен был об этом знать. Вероятно, он был слишком занят с ее матерью и потому забыл.

— Он сказал, что позвонит тебе по новому номеру.

— Пусть попробует.

Альдо наморщил лоб.

— Что-то не так?

— Не обращай внимания, — сказала Джеки с натянутой улыбкой. — Как ты думаешь, мне стоит поговорить с Роуз?

— Почему бы не отложить это до завтра? Может быть, сегодня ей нужно отдохнуть…

— Нам всем не мешало бы отдохнуть, Альдо, — вздохнула она. — Ну, слава Богу, у нас есть прекрасная дублерша. К слову сказать, она заслуживает большего.

— Но не в этой постановке…

— Может быть, и нет. Но ведь до Рождества осталось только десять дней. А потом у нас будет лишь четыре или пять недель до переезда в «Адельфи». Не такой уж долгий срок, если подумать.

— И мы не можем себе позволить, чтобы Роуз была не в форме, — договорил он за нее. — Это я понимаю.

— Пока что все еще слишком неопределенно. Спектакль совсем сырой.

На сцене раздался смех, а потом аплодисменты. Приободрившись, Альдо улыбнулся.

— Не думаю, что труппа с тобой в этом согласится.

Джеки медленно покачала головой.

— Не обращай внимания. Что-то у меня развинтились нервы.

— Постарайся побольше спать. На этой стадии постановки все кажется хаотичным и трудноосуществимым. Так бывает всегда. Если бы такого ощущения не возникало, вот тогда, может быть, дела были бы совсем дрянь…

Ее глаза скользнули в сторону актеров, которые расположились на полу, а стоявший перед ними Макс увлеченно объяснял им, что именно от них требуется. Он была удивлена, увидев на лицах актеров не только интерес, но и настоящее воодушевление, и даже позавидовала им. Потом ее мысли переключились на Клэр и на ту огромную сумму, которую она собиралась вложить в эту постановку. В этот момент и Клэр, и другие спонсоры показались ей одним большим камнем, который потянет ее ко дну.

— Улыбнись! — тихо сказал ей Альдо. — Несмотря на отсутствие Роуз, репетиция сегодня прошла очень успешно.

— Не обращай на меня внимания, — в который раз повторила она. — Просто у меня голова раскалывается, вот я и в тоске.

— Позволь напоить тебя кофе. Мы поищем аспирин или еще что-нибудь болеутоляющее, — предложил он. — Кажется, я могу на минутку отлучиться. Скоро они не начнут.

— Спасибо, Альдо.

Джеки присела около рояля и стала ждать, пока освободится Макс. Он заметил ее и, закончив свою речь, направился к ней.

— Альдо рассказал мне о Роуз, — сказала она, когда он подошел.

— Ты знаешь, я бы совсем не возражал, — отозвался Макс, проводя театральным жестом по волосам, — если бы наша несравненная звезда хотя бы объяснила, что с ней такое творится. Единственное, что она твердит: это, мол, личные неприятности. Я вне себя.

— Если завтра все это не уладится, я поговорю с ней сама, — пообещала Джеки, а потом, осторожно взглянув на него, добавила: — Может быть, теперь нам стоит вернуться к тому нашему разговору? Я имею в виду, чтобы Люси и Роуз играли в спектакле попеременно.

— Пока что нет оснований для паники. Дай Роуз немного времени для того, чтобы войти в роль.

— Что же, подождем еще одну неделю, — со вздохом ответила Джеки.

Макс передернул плечами, а потом повернулся к Альдо, который нес две чашки кофе.

— А где же наш молодой Тарзан?

— Ты хочешь сказать — Джемми? — поправила она с едва скрываемым раздражением. — Он помогает мне переезжать.

Да уж, еще как помогает… Сначала она его поцеловала. Потом он ее. Все потому, что сторож куда-то запропастился. Эти их упражнения могли бы далеко зайти, если бы их не прервал звонок в дверь. Джеки мигом пришла в себя.

— Чего ждать от жизни, — сказал Макс, — если режиссер будет сам готовить себе кофе?

— Если ты из-за этого так переживаешь, то можешь взять мой кофе, — предложил Альдо Максу, а Джеки протянул две таблетки.

— Не говори ерунды.

— Да бери, ради Бога! Мне нужно выйти отлить, а на обратном пути я возьму и себе.

— Ну что же, — бодро сказал Макс, — если такое дело…

Он покосился на Джеки, которая, усмехаясь, прихлебывала из своей дымящейся чашки.

— Альдо тебе уже сказал, что мы решили все проблемы с песней? Очень удачно вставили ее в конец первого акта. Не думаю, что у Джоя и Гордона были большие претензии к тому, что получилось.

— Нельзя ли мне взглянуть, что мы имеем в окончательном варианте? — спросила Джеки.

— Само собой.

Она мысленно сделала отметку для памяти и снова отхлебнула горячего кофе.

— Помнишь, — спросила она, — мы договаривались попробовать ту мою идею с рассказчиком? Ты уделишь этому время на следующей неделе?

— Если ты так настаиваешь…

— Просто хочу посмотреть, что из этого выйдет.

— Во всяком случае мое мнение ты знаешь.

— Да, Макс, знаю, — терпеливо сказала Джеки. — Я понимаю, что ты сопротивляешься моему вмешательству, но еще в самом начале я говорила, что «Мэрилин» для меня имеет особое значение. К этому мюзиклу у меня не только продюсерский интерес.

— Джеки, дорогая, ты уже много раз говорила об этом… — вздохнул он.

— Может быть, но в отличие от одного известного продюсера, который заявил, что его дело «собрать команду для шоу, посетить которое публика, возможно, и соизволит», — в отличие от него я вижу свою роль гораздо шире!

Макс мысленно выругался. Она вполне прозрачно изложила свою позицию.

— Однако как режиссер я хочу надеяться, что ты не откажешь мне в праве не соглашаться с тобой, если это касается художественной концепции.

— Отнюдь нет, Макс. Даже если бы ты сам попросил меня об этом, — сказала Джеки, глядя прямо ему в глаза. — Впрочем, мне бы вряд ли это удалось, даже если бы я очень и захотела.

Он не смог сдержать улыбки.

— Просто прояви снисходительность к моей идее и дай мне шанс, — продолжала она. — Так или иначе, но до Рождества мне бы хотелось знать, может ли из этого что-нибудь получиться. Кстати, Пат очень старательно готовится к этой роли.

— Как, ты говоришь, ее имя?

Она раздраженно прикрыла глаза. Как она презирала это показное высокомерие!

— Ее зовут Пат Гудал, — спокойно ответила Джеки, стараясь не замечать высокомерных ноток в его голосе.

Макс неохотно кивнул.

— Думаю, в среду мы это устроим.

— Вот и отлично.

— Кстати, Ивонн не говорила, что ей необходимы дополнительные деньги на костюмы, да и зарплату ей хорошо бы немного повысить, а? — как бы между прочим поинтересовался Макс.

Само собой, Ивонн сказала об этом Максу в первую очередь, и тот заверил ее, что сделает для этого все, что в его силах. Он счел, что в данных обстоятельствах это самое меньшее, что ему придется для нее сделать, однако их отношениям все равно пришел конец.

— Да, пожалуй. Точные копии костюмов Монро обходятся нам несколько дороже, чем мы рассчитывали… — Смету можно было увеличить с шестидесяти пяти до семидесяти пяти тысяч фунтов. — Насколько я понимаю, ты также захочешь расширить труппу, чтобы укрепить хор? — Стало быть, потребуются еще костюмы, а значит, и деньги. — Но неужели хор выглядит сейчас так бледно?

— Ну, абсолютной уверенности у меня пока нет, — сказал Макс, — но ощущение именно такое. Однако до Нового года я повременю с окончательным решением. То есть до тех пор, пока репетиции не пойдут в полную силу.

— Если я пойду на повышение зарплаты Ивонн да еще мы увеличим труппу, то Ивонн должна будет оборачиваться с пошивом костюмов в пределах прежней сметы.

— Уверен, что она это и сама прекрасно понимает и соответственно укоротит свои наряды, — скаламбурил он и ухмыльнулся своей шутке.

— Другого выхода у нее просто нет, — сказала Джеки и едва сдержала улыбку, вспомнив тонкие ноги Макса, торчащие из-под грузной Ивонн. — Поскольку дело идет к Новому году, я хочу запустить дополнительные средства в рекламу. Кроме того, Брайн сообщил, что художникам-постановщикам также потребуются дополнительные суммы. Таким образом, январь обещает быть очень веселым, — закончила она с усмешкой.

Джеки чувствовала необычайную признательность к Клэр, которая так своевременно достала для нее денег.

— Да уж… — неопределенно кивнул Макс.

— Если понадобится, с тобой можно будет как-то связаться во время новогодних праздников?

— Я, вероятно, буду в Шотландии. У родителей моей подруги Полли.

Конечно, подумал Макс, мало радости отправляться на праздники в родовое поместье родителей Полли. Что за удовольствие бродить по окрестностям с отцом невесты, которого недавно посвятили в пэры, и палить из ружья по всему, что движется, а по вечерам изнывать от тоски в обществе будущей тещи, до того дремучей, словно она вчера свалилась с луны!

В прошлом году его подбили отправиться туда на охоту, и, надо сказать, отвратительнее времени он в своей жизни не проводил. Вряд ли он когда-нибудь сможет понять, какой кайф продираться через заболоченную шотландскую чащобу, чтобы выбить мозги какому-нибудь несчастному лосю, а потом повесить его рога у себя в прихожей. Сомнительное удовольствие, прямо скажем.

Словом, он и помыслить не мог ни о чем более ужасном, как об этих бесконечных утомительных часах в шотландском родовом гнезде. Ходи на цыпочках. Не смей дышать. Медленное издыхание — иначе это не назовешь… И все же… Весь этот кошмар с лихвой искупается девушкой Надей. Вообще-то младшей сестре Полли полагалось находиться в полной неприкосновенности, однако он не смог противостоять такому искушению. У Нади были весьма ненасытные розовые девичьи губки и гладкие школьные ляжечки. Она даже смеялась его шуткам.

Он и сам удивился, когда перед его мысленным взором стало навязчиво появляться ее ангельское личико с большими томными глазами. И он ловил себя на том, что постоянно думает, где она и что сейчас делает…


C самодовольной усмешкой Роджер извлек из кармана огромную связку ключей и подошел к неприметной двери дома, находящейся по соседству с заведением, где они с Люси только что отобедали.

— Вот мой маленький сюрприз! — сказал он.

Люси ничего не ответила, а Роджер начал отпирать дверь, при этом откуда-то сверху посыпалась штукатурка и шлепнулась прямо в лужу у входа.

— Ну что же ты, входи!

— А что здесь такое? — спросила она, сделав несколько неуверенных шагов, и остановилась.

— А это, дорогая моя, — сказал он, многозначительно похлопав по двери, — мое небольшое приобретение. Вот эта самая дверь — вход в настоящий театр! Можешь, себе такое представить? — Он шумно вздохнул. — Конечно, должен тебе признаться, для этого потребовались определенные усилия и вложения, однако… — продолжал он с гордостью, — однако это только начало! И совсем не за горами то время, когда Роджер Джон будет блистать в своих собственных спектаклях, поставленных на сцене своего собственного театра! Такие вот новости!

Люси взглянула на него со смущением. Роджер никогда не имел особого успеха как театральный актер, у него был довольно слабый голос, а кроме того, несмотря на свою привлекательную наружность, на сцене он смотрелся весьма бледно.

Он взял ее за руку.

— Ну же, проходи. Полюбуйся на мои владения!

Люси неловко взглянула на часы.

— Роджер… уже поздно!

— Чепуха! У нас впереди целая вечность!.. — воскликнул он. — Кто это сказал?

— Понятия не имею, — пробормотала она. — Но у меня действительно нет времени…

— Почему это, радость моя, твои возражения всегда такие беспомощные?

Она покраснела. Тут Роджер был совершенно прав.

— Ах, Люси, — льстиво воскликнул он, — неужели ты не бросишь хотя бы один взгляд на мое приобретение? Для меня это так важно!

— Мне нужно возвращаться, Роджер.

— Ну конечно, — сказал он, пристально глядя ей в глаза.

Его улыбка исчезла.

Она затрепетала от его взгляда, с ее губ слетел отчаянный вздох, а он увлек ее в открытую дверь и силой втащил внутрь.

Узкий коридор с бетонным полом вел в другой такой же узкий полутемный коридор. Люси поежилась: так здесь было мрачно и тихо.

— Теперь направо, — услышала она голос Роджера. — Здесь три ступеньки, осторожнее!

Внизу оказалась зеленая дверь со стеклянным окошком. Толкнув дверь, которая была не заперта, Люси вошла в какое-то темное помещение, однако сразу поняла, что находится на сцене. Здесь даже темнота имела особенную плотность и глубину. Люси даже почувствовала призрачное дыхание зала, напряженное ожидание, которое исходило от пустых рядов кресел.

Рядом с ней находились кулисы со специальными тросами, противовесами, трубами и занавесами. Казалось, они вот-вот придут в движение. Люси подняла глаза на стропила под потолком.

Стены и потолок потемнели от грязи и пыли и были испещрены трещинами. Пауки плели свою паутину. Должно быть, здесь также обитали и крысы. Они, вероятно, прятались cреди хлама и оттуда наблюдали за ними.

Было слышно, как где-то в дальних закоулках коридоров капает вода, и воздух там был влажным и душным. Люси поежилась и даже вздрогнула от испуга, когда Роджер вдруг коснулся ее плеча.

— Ты подумала, что это привидение?

— Для привидений здесь, пожалуй, слишком холодно, — сказала она, стараясь казаться спокойной.

— Но сама атмосфера, — возразил Роджер, — разве ты не чувствуешь?

— Да, здесь не слишком весело.

Внезапно ее ослепил яркий свет. Роджер стоял прямо перед ней, подсвечивая карманным фонариком свое лицо.

— А уж это совсем ни к чему! — сердито воскликнула она, чувствуя, как ослабели у нее колени.

Роджер отвернулся и, осветив фонариком пустой зал, поднял вверх руки, словно приветствуя невидимую публику.

— Весь мир — театр, а люди в нем — актеры, дорогая моя Люси, — продекламировал он. — Знаешь, откуда это?

— Конечно, — кивнула она.

В этом спектакле они однажды вместе играли. Где уж тут забыть! Люси посмотрела на его лицо, подсвеченное карманным фонариком.

— Теперь мы можем идти?

— Как, уже? — удивился он. — Мы же еще ничего не посмотрели.

— Прошу тебя.

— И почему это ты всегда норовишь меня обмануть? А, Люси?

Роджер выключил свет и положил фонарик на пол. Фонарик покатился по деревянному настилу.

Все потонуло во мраке, и Люси напряглась. Когда ее глаза немного привыкли к темноте, она увидела, что Роджер подошел уже совсем близко.

— Нам было так хорошо вместе…

Он обнял ее за шею и, лаская, властно привлек к себе.

— Не надо!

— Ну что ты, что ты…

Роджер припал ртом к ее губам, и его руки, медленно опустившись, сжали ее груди.

— Разве мы здесь не для этого? — усмехнулся он.

— Перестань!

Роджер начал расстегивать ее блузку.

— Я всегда обожал твои груди, Люси, — выдохнул он, и у нее закружилась голова, когда она почувствовала, как он провел языком по ее соску, а потом поцеловал.

— Перестань!..

Она оттолкнула его и стала застегивать пуговицы непослушными пальцами.

— Слишком поздно, дорогая Люси, — жестко сказал он. — К тому же тебе не кажется, что ты мне кое-чем обязана?

Она отрицательно покачала головой.

— Я пришла сюда, потому что ты просил меня взглянуть на это чертово помещение.

— А вот и нет, Люси, — холодно возразил Роджер. — Не будем обманывать друг друга. Ты пришла сюда ради старины Дика. — Он презрительно усмехнулся. — Ради бедного доброго Дика. Неудачник — вот более подходящее для него прозвище. Скажи, Люси, что ты, черт возьми, в нем нашла?

— Ты все равно не поймешь.

— Может, он хорош в постели? — На его губах продолжала играть презрительная улыбка. — Неужели он ласкает тебя там, где ты так любишь? Я ведь ласкал когда-то это местечко, и тебе очень даже нравилось!..

— Ничего мне не нравилось, — спокойно сказала она. — Ты был слишком занят собой.

— Ты хочешь сказать, что за все то время, пока мы были близки, ты ни разу не кончала? Ни одного-единственного оргазма, а? — Роджер наступал на нее, и в его тоне Люси почувствовала угрозу.

Он коснулся пальцами ее подбородка, и она отпрянула, вздрогнув, словно от отвращения.

— Ты не ответила, Люси!

— Пошел к черту!

— Не очень-то убедительно ты это произносишь! — заметил Роджер.

Он потянулся к ней и, схватив за волосы, намотал их на руку и притянул к себе ее лицо.

— Я немало сделал для старины Дика, и тебе это известно, — продолжал он, приблизив свои губы к самому ее уху. — И ты знаешь, почему я это сделал. Поэтому не надо валять дурака…

Люси хотела закричать, но крик застрял у нее в горле. Ведь она сама виновата. Сама пришла сюда. Разве она ждала чего-нибудь другого?

Приняв ее молчание за согласие, Роджер протянул руку к «молнии» на ее джинсах и, легко справившись с ней, засопел от удовольствия, когда его пальцы проникли в ее трусики.

Ее крик, все-таки вырвавшийся наружу, совершенно ошеломил его. Он отшатнулся назад, словно от удара.

А Люси побежала прочь. Блузка нараспашку, джинсы расстегнуты… С силой хлопнула зеленая дверь, и с притолоки посыпались новые куски штукатурки. Грохот гулко пронесся по всем закоулкам, так что попрятались в щели все пауки, которые плели паутину среди пыльных стропил…


Роуз Лил лежала в ванной и разглядывала свою ногу, которую приподняла над темно-зеленой водой. Она немного переусердствовала, когда сыпала в воду ароматическую соль. Крупинки нерастворившегося зеленого порошка на фоне белой пены напоминали огородных вредителей, и теперь ванна не доставляла Роуз никакого удовольствия, как, впрочем, и все остальное.

Она откинула голову назад и глубоко вздохнула. Глаза начало щипать от слез, лишь только в ее памяти возникло лицо Дрю. Она дошла до того, что из-за Дрю ее карьера рухнет, даже не начавшись. О том же ей говорила и Барби. Роуз понимала, что Барби совершенно права, но почему-то ничего не могла с собой поделать. Ее собственное тело словно восстало против нее самой. Ничего подобного с ней никогда не было.

Когда где-то в глубине квартиры раздался телефонный звонок, Роуз рывком села в ванной и замерла: одинокий звонок отзвучал, и опять наступила тишина. Роуз в тоске уставилась на ядовито-зеленую воду.

Около двери раздались шаги.

— Роуз!

Барби несколько раз постучала в дверь, но Роуз не отвечала.

— Ты ведь возьмешь трубку? Это он!

Но Роуз все так же неподвижно сидела в ванной и, нахмурившись, смотрела на выкрашенную белой краской дверь.

— Ну ладно, — терпеливо продолжала Барби, — тогда я скажу ему, что ты не хочешь с ним разговаривать. Он этого заслуживает… С тобой все в порядке? Ты там не утонула? А?.. Между нами, лучше сделать это, чем разговаривать с этой бесчувственной скотиной!

— Что?!.

— Зачем так кричать, Роуз? Ведь это звонок, которого ты так долго ждала. Звонит твой замечательный Дрю, понимаешь? Милый молодой человек, такой любящий и внимательный.

Барби замолкла на полуслове, потому что полуголая Роуз резко распахнула дверь ванной и, оставляя на линолеуме мокрые следы, стремглав пробежала мимо.

Когда она взяла трубку, ее начала бить дрожь.

— Алло? — недоверчиво пробормотала она в трубку.

— Привет! — усмехнулся он. — Как поживаешь?

— Ох, Дрю… — выдохнула Роуз. Звук его голоса вернул ее к жизни, заставил ее сердце бешено колотиться. — Все нормально, нормально…

Все это время она знала, в глубине души она была абсолютно уверена, что он обязательно позвонит. Ни на мгновение не сомневалась в этом, и теперь все будет хорошо… Теперь нет нужды даже спрашивать, почему он не звонил. Главное — он любит ее. Он позвонил, и она почувствовала, что ее переполняют благодарность и радость.

Дрю прекрасно знал, что у нее отнюдь не «все нормально». Cевший голос, срывы на репетициях, темные круги под глазами от бессонных ночей — вот результат его пренебрежения к ней. Все это он уже знал от Альдо. Дрю звонил, чтобы поговорить с Джеки, и музыкальный режиссер признался ему, что у них возникли кое-какие проблемы с Роуз. А во время своего отсутствия Дрю просто-напросто забыл о ней. Разве его вина, что в Роуз не было ничего такого, о чем стоило бы вспоминать?

— Ну как постановка?

— Превосходно! — поспешно сказала Роуз и умолкла, подбирая слова, чтобы не слишком покривить душой. — Хотя я немного простыла… Но теперь мне гораздо лучше.

Этого она могла бы и не говорить.

— Я был занят, — снизошел до объяснений Дрю.

— Я так и подумала… — В ее представлении он был кем-то наподобие влиятельного исполнительного продюсера, который проворачивает большие дела в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе. Словом, босс. От одной этой мысли у нее кружилась голова. — А откуда ты звонишь, Дрю?

Зевнув и потянувшись, Дрю окинул взглядом апартаменты Анжелы.

— Из Штатов, — неопределенно молвил он.

— Ох!.. — вырвалось у нее. Роуз била дрожь, и она крепко стискивала в кулаке края полотенца, которым были обернуты ее бедра. — Мне так тебя не хватает!

— Ага… Я знаю, радость моя.

Дрю взглянул на часы. Было четыре часа дня. Анжела появится не раньше чем через час.

— Ты вернешься к Рождеству?

— Может быть. Если закончу свои дела.

Он не мог уехать из Нью-Йорка, не заключив прежде с Анжелой своего рода соглашения, а Анжела упорствовала, однако Дрю предвидел, что в конце концов добьется своего. Нужно было видеть ее лицо, когда он продемонстрировал ей фотографии, добытые у Бергмана! Ни один цент из той тысячи долларов, которые он заплатил за них, не пропал зря.

— Может, проведем Рождество вместе?.. — с надеждой спросила Роуз. — Если, конечно, ты вернешься…

В мечтах она уже рисовала себе этот праздничный интимный ужин двух влюбленных. Подобный тем, какие описывают в романах. На столе жареная индейка, зажженные свечи, а под елкой подарки в блестящих обертках. Все так чудесно и романтично!..

— Это, увы, под большим вопросом, радость моя, — сказал он. — Так что лучше не рассчитывай на это.

Что касается его, то он надеялся провести Рождество с Анжелой. Правда, сама Анжела этого еще не знала.

— Просто я подумала, что… — пролепетала Роуз.

— Послушай, не нужно строить никаких планов, — раздраженно прервал ее Дрю. — Ведь я ничего тебе не обещал.

Его бесило то чувство вины, которое возникало у него, когда он разговаривал с ней. Если уж на то пошло, он ничего ей не должен. Дрю убеждал себя, что если она и согласилась переспать с ним пару раз, то только потому, что захотела этого, как захотел он сам… И с какой стати она, как, впрочем, вообще все женщины, так старается облечь эти отношения в какую-то особую форму, назвать их любовью?.. Это бесило его больше всего.

— Понимаю, понимаю, — поспешно пробормотала Роуз. — Просто я очень соскучилась. Вот и все.

Он протяжно вздохнул и закрыл глаза. Ему хотелось бросить трубку и покончить с этим дурацким разговором, но он не мог этого сделать из-за распрекрасного мюзикла Джеки.

Роуз могла доставить Дрю кучу неприятностей. Точнее, из-за нее он мог бы нахлебаться дерьма. Поэтому нужно было быть милым и терпеливым. Еще немного… Она принадлежала к тому типу женщин, у которых в ходу выражения вроде «я не могу без тебя жить». Чувствительные, слабые и нервные создания. Дрю и сам не понимал, на кой черт он с ней связался. Ну, во-первых, оба скучали, а он вдобавок был сердит на Джеки. Джеки была ему еще нужна, а потому он никак не мог позволить себе повторить летнюю ошибку: это разрушило бы все его планы.

Никогда еще в своей поганой жизни он не был так близок к тому, чтобы наконец зажить по-человечески. Он устал от роли жиголо, от всей этой бесплодной свистопляски, несмотря на то, что молодые сучки, которые с такой готовностью ложатся под него, имеют на него виды и мечтают неизвестно о чем, когда он их трахает… Дрю вздохнул в телефонную трубку. Такова жизнь. Он должен ублажать Роуз, пока та ему нужна.

— Я тоже соскучился, радость моя.

— О, Дрю! — мечтательно прошептала она.

Все сомнения, все беспокойство развеялись в один миг.

— Я вернусь в январе. — Он многозначительно помолчал. — Но ты можешь кое-что для меня сделать…

— Я сделаю все! — с жаром воскликнула она.

— Надеюсь, что ты произведешь фурор в «Мэрилин».

Дрю услышал, как она вздохнула.

— О да, конечно… Я работаю изо всех сил, — пробормотала она благодарно.

— Ты моя девочка.

Моя девочка! От этих его слов сердце Роуз готово было растаять.

— Ну, радость моя, — сухо сказал он, — у меня тут встреча, так что…

— Тебе надо идти, — докончила она за него.

— Точно.

— Береги себя, — нежно сказала она.

— Ты тоже.

Роуз счастливо улыбнулась.

— Я люблю тебя…

Но Дрю уже положил трубку.


Джемми заглянул через приоткрытую дверь в кабинет Джеки, но ее на месте не оказалось. Тогда он тихо открыл дверь и вошел.

В комнате никого не было. Он осторожно огляделся, пробежав глазами по корешкам книг, задержал взгляд на фотографиях ее отца и Клэр в красивых рамках и, смущенно взглянув на ее письменный стол, увидел на нем раскрытую папку с эскизом афиши к мюзиклу — два лика Мэрилин Монро.

— Привет!

Джемми вздрогнул и оглянулся.

— Тебе что-нибудь нужно?

Он в замешательстве смотрел на нее, словно потеряв дар речи. Он силился что-то сказать, но вместо слов пробормотал нечто нечленораздельное.

После того поцелуя, первого поцелуя в его жизни, ощущение которого до сих пор сохранялось у него на губах, между ними словно пробежала трещина, которая все расширялась. Что-то волшебное было в прикосновении ее губ, как будто сладкий яд разлился по всему его существу, и он все еще продолжал находиться под влиянием этого колдовства.

— Мне нужно поработать допоздна, Джемми.

— Я могу подождать, — сказал он, всматриваясь в нее со всевозрастающим беспокойством.

— Нет, ты иди домой.

— Я думал, мы поговорим, выпьем…

— Мне нужно работать.

— Может, я помогу тебе?

Джеки отрицательно покачала головой, и его испугало выражение, которое появилось у нее на лице.

— Ты хочешь, чтобы я ушел?

— Уже поздно, Джемми. Поговорим завтра, — уклончиво предложила она.

Впрочем, это скорее прозвучало как требование.

— Я тебе мешаю?

— Просто у меня очень много работы, — сказала она и, поскольку он молчал, потянулась к бумагам на своем столе.

— Я не понимаю… — пробормотал он. — Ведь в пятницу…

— Считай, что ничего не было, — быстро сказала она и взглянула мимо него в окно.

— Но почему?

У него заблестели глаза.

— Для этого много причин.

— Назови их.

— Ты же знаешь, Джемми, что у меня есть кое-какие обязательства.

Но его не интересовали никакие обязательства. Потому что они гроша ломаного не стоили. Для него все было очень просто: их потянуло друг к другу, и она хотела его. По крайней мере в тот день.

— Послушай, — беспомощно сказала Джеки, — пожалуйста, прости меня. Мне не следовало этого допускать. Это целиком и полностью моя ошибка.

— Но ведь ты этого хотела… Я знаю, что хотела!

Джемми говорил очень серьезно, и она смутилась.

— Это была ошибка, — повторила Джеки, на секунду закрыв глаза и отбрасывая с лица волосы.

Он отрицательно покачал головой.

— Да, ошибка, — еще раз повторила она, стараясь выдержать взгляд этих зеленых глаз, которые словно видели ее насквозь. — В общем, мне нужно заниматься спектаклем. Следующие несколько недель будут чрезвычайно напряженными. — С огромным трудом Джеки заставляла себя смотреть ему в глаза. — Кроме того, я старше тебя. И мы очень разные — ты и я. Мы принадлежим разным мирам. У нас разные взгляды…

— Но ты не упомянула Дрю.

— Все, что я сказала, — резко возразила она, — не имеет к нему никакого отношения.

— Тогда почему же нам не… — умоляюще начал он.

— Я не знаю, — спокойно прервала его Джеки.

Они замолчали, и он почувствовал, что Джеки бесконечно далека от него.

— Не нужно так смотреть на меня, Джемми.

— Я отрываю тебя от работы… — после долгой паузы сказал он.

— Если хочешь, мы можем продолжить этот разговор завтра.

Не говоря ни слова, он взялся за ручку двери.

— Джемми! — тронула она его за рукав.

Он внимательно посмотрел ей в глаза.

— Если мы можем поговорить об этом завтра, то почему не сделать это сегодня?

Джеки отрицательно замотала головой, встревоженная едва уловимой переменой, происшедшей в интонации его голоса, и отступила, чтобы выпустить его из комнаты.

Несколько мгновений они неотрывно смотрели друг на друга, вспоминая об одном и том же, но момент уже был упущен.


Ричард бодро шагал вдоль канала по направлению к Камден Лок и рынку. Холодное декабрьское солнце успело подсушить тротуар и мостовую. Под мышкой у Ричарда был большой коричневый конверт — весьма объемистый и пухлый. В конверте лежала рукопись — плод его уединенных трудов, его исповедь.

Он направлялся в одно заведение, которое предлагало услуги по ксерокопированию рукописей, а также по их отправке доброжелательному издателю.

Люси он, естественно, ничего не сказал. Если его предприятие закончится неудачей, он не вынесет ее расспросов и сожалений. А уж что такое неудачи и как их преодолевать — было ему хорошо известно.

Суровые уроки, которые подавала ему жизнь, когда он получал отказы после прослушиваний и собеседований, никогда не изгладятся из его памяти. Подумав об этом, Роджер мрачно покачал головой. Такой поганой атмосферы, как в деле шоу-бизнеса и вообще вокруг искусства, не найти нигде.

Он крепче прижал к груди конверт с рукописью, почти не сомневаясь в том, что рукопись вернут с отрицательным отзывом. Литературный мир был, пожалуй, еще более жестоким, чем театральный. Ричард передернул плечами. Как бы там ни было, он был совершенно уверен, что написал хорошую вещь. Повествование вышло весьма живым и к тому же, кажется, довольно забавным.

Как раз вчера во время съемки даже такой тип, как Роджер, высказался в том смысле, что главное в их деле — это везение. Теперь Ричард обдумывал этот мудрый вывод применительно к себе самому и в конце концов решил, что и ему должно на этот раз повезти. Хотя бы по теории вероятностей, учитывая его бесчисленные прошлые неудачи.

Набережная стала подниматься вверх, к рынку. Дальше начинались торговые ряды. В воздухе потянуло сладкими запахами специй и копченостей. На низком заборчике прохлаждалась компания хиппи. Чуть дальше был расставлен маленький шатер, в котором цыганка предсказывала всем желающим будущее. Рядом колотили в свои барабаны и трясли маракасами мексиканцы.

С любопытством покосившись на представление, Ричард стал пробираться через ряды блошиного рынка, где торговали подержанными вещами, удивляясь тому, что торговля там идет все бойче. Один тип особенно поражал его. Это был длинный и бледный, как привидение, человек, чахлый, словно больное растение, всегда одетый во все черное. Такого бледного человека Ричард не видел никогда в жизни.

Заведение, куда он направлялся, располагалось между вегетарианским кафе и магазинчиком, где продавали деревянную мебель ручной работы. Когда он подошел ближе, то обнаружил, что заведение с ксероксом закрыто, а к деревянному почтовому ящику приколота бумажка с надписью: «Ушел на похороны. Откроюсь завтра». Дурацкая бумажка была еще и украшена какой-то блестящей мишурой.

Ричард развернулся и побрел к ближайшей станции метро. Вообще-то в окрестностях Чаринг-кросс-роуд было сколько угодно мастерских, выполняющих копировальные работы. Если поторопиться, он мог бы сделать ксерокопию и встретиться с Люси около студии, когда у нее закончится репетиция. Потом они могли бы где-нибудь перекусить пиццей или спагетти.

Идея была весьма заманчивой, однако было одно препятствие. Под плащом у Ричарда был надет старый свитер, связанный еще мамочкой, который он надевал всегда, когда садился писать. Люси, пожалуй, еще в обморок упадет, если увидит его в таком виде.

Ричард машинально одернул свитер и пригладил ладонью растрепанные волосы. Потом он застегнул плащ на все пуговицы, поднял воротник и затянул потуже пояс. Таким образом он надеялся надежно спрятать свой драный свитер, а также придать своей внешности элемент романтической загадочности.

За исключением обычных пьянчужек, в метро было не особенно много народу. По крайней мере в его направлении. Однако, когда он вышел на платформу, из поезда, прибывшего с противоположной стороны, высыпало несколько десятков людей, и он понял, что час пик только начинается. По северной ветке метро он доехал до Лейстер-сквер и на Шафтсберри-авеню нашел срочную ксерокопию.

Он уселся в пластиковое кресло у окна и стал ждать, когда выполнят его заказ. Из окна был виден служебный вход в театр «Палац», в котором вот уже шесть лет не сходил со сцены мюзикл «Отверженные». Он был на этом спектакле один раз. Да и то благодаря тому, что его пригласила старая приятельница, работавшая в театре. Это была лучшая вещь из всех, какие ему посчастливилось посмотреть за последние годы. Он даже приобрел пластинку с музыкой из спектакля.

Ричард молча рассматривал смонтированные на стене здания рекламные щиты, на которых красовались фотографии сцен из спектакля, и думал о своей любимой-прелюбимой Люси и о ее божественном голосе… Ах, если бы и он умел петь!

Уже начинало темнеть, когда он вышел на многолюдную ярко освещенную улицу. По всей Шафтсберри-авеню театры зажгли свои огни, и Ричард замедлил шаг, растравляя себя мыслью, что и он мог бы быть там — в гримерных и артистических уборных, где в этот самый момент актеры готовились к выходу на сцену…

Он свернул в один из кварталов, где они бывали с Люси раз или два и который сейчас был украшен нарядными рождественскими елочками, сверкающими в витрине каждого бистро и ресторана вдоль всей узкой улицы. Ричард то и дело останавливался, чтобы изучить меню, выставленные в витринах заведений, размышляя о том, какое выбрать, чтобы Люси осталась довольна.

Он помнил, что в конце улицы располагался французский ресторан. Всякий раз, проходя мимо него, они лишь завистливо заглядывали в витрину. Это был не какой-нибудь рядовой французский ресторанчик. Это был «Гиди» — роскошное и ужасно дорогое заведение, где подавали только самые изысканные блюда и старые вина с необыкновенно затейливыми закусками.

Ричард сделал шаг назад. Он услышал шум и вспомнил, что под рестораном располагается винный погребок. Он остановился прямо перед небольшим окошком, выходившим из бара на улицу.

Его взгляд упал на множество мужских и женских ног. Прямо перед ним за стеклом стоял мужчина в дорогом костюме. Рядом стояла девушка. На ее длинных стройных ногах были высокие замшевые сапоги с бахромой по краям. Такие же, как у его Люси. На девушке были также коричневые джинсы. Опять-таки точно такие же, какие носила Люси…

Ричард потянулся, чтобы рассмотреть ее получше, и его сердце бешено заколотилось. Он увидел, что на ней и жакет, как у Люси. Она держала в руке бокал вина, у нее были чудные светлые волосы, до боли знакомый прекрасный профиль… И она смотрела на Роджера.


— Ты говорил, что вернешься к Рождеству, — сказала Джеки в телефонную трубку. — Что изменилось?

— Дела, — ответил Дрю. — Ты ведь знаешь, как это бывает…

Он был один в квартире Анжелы и стоял перед окном, из которого открывался изумительный вид.

— Нет, — холодно сказала она, — не знаю.

— Эй! — удивленно проговорил он. — Дай мне немного передохнуть.

— Как моя мать?

— Ты уже знаешь ее мнение насчет денег…

— Я не это имею в виду.

Дрю немного помолчал, а потом осторожно ответил:

— Последний раз, когда я ее видел, она была в порядке.

— Когда это было?

— Джеки, — удивился он, — что случилось?

— Запах ее французских духов еще не выветрился с твоей одежды.

— Черт возьми, о чем ты?

— О твоем летнем романе с моей матерью.

— Слушай, это просто чепуха.

— Твой пиджак насквозь пропах ее духами. У нее очень редкие духи. Я нигде еще таких не встречала.

— И что это доказывает? — возразил Дрю. — Подумай хорошенько!

— Уже подумала.

— Ты ошибаешься.

— Тогда попробуй объяснить.

— Это просто совпадение… Но не хочешь же ты, чтобы мы говорили об этом по телефону…

— Просто тебе нечего сказать.

— Почему бы тебе не посмотреть на кольцо у себя на пальце и не вспомнить то, о чем я тебе говорил перед своим отъездом? А потом подумать еще раз.

Джеки покраснела.

— Ты ведь и так знаешь, что, когда мы с тобой только познакомились, у меня был роман… Но, черт возьми, вовсе не с твоей матерью!

— А с кем? — поинтересовалась она, хотя никогда раньше не спрашивала об этом.

— Разве это имеет какое-то значение? Я знал ее еще до тебя… Задолго до тебя…

Последнее было правдой.

Джеки умолкла. Внезапно она почувствовала, что устала и подавлена.

— Джеки?

— Духи… Их запах… Здесь нет никакой ошибки.

— Может, это мой одеколон?

Она не ответила.

— Ну, Джеки, подумай!

— О чем?

— Ты слишком много работала и просто устала, — сказал Дрю.

— Пожалуй.

— С мюзиклом все в порядке? Альдо сказал мне, что у Роуз не идет роль…

— Да, были трудности, — спокойно сказала Джеки. — Но теперь с Роуз все в порядке. Прямо чудеса какие-то.

Дрю облегченно вздохнул.

— Если не принимать во внимание этот чертов запах старого одеколона, который напомнил тебе духи матери, все остальное в порядке? Что тебя беспокоит?.. Предварительная продажа билетов идет все еще туго?

— Да. Как и вначале.

— Вот в этом-то все и дело!

— Нет, Дрю, не в этом.

— Послушай, Джеки! Я не желаю слушать больше всю эту чушь обо мне и твоей матери. Договорились?

— Так это чушь?

— Джеки, Джеки, — устало сказал он, — я не увлекаюсь пожилыми дамочками. К тому же она совсем не в моем вкусе.

Так он еще никогда в жизни не врал.

— Есть еще кое-что…

— Я уже сказал, что больше не хочу об этом слышать… Может быть, это ты ведешь не совсем честную игру?

— То есть?

— Может быть, это только предлог, чтобы меня вежливо спровадить, а?..

— Нет, — протяжно вздохнула она. — Дело не в этом.

— Так какого дьявола ты морочишь мне голову?

— Не знаю, — проговорила она. — Может быть, я действительно устала…

— Хорошенько отдохни во время праздников. Я хочу сказать: по-настоящему отдохни…

— Да, пожалуй…

Приближались рождественские праздники, несущие радость и умиротворение. Вот только в этот раз Джеки совсем не чувствовала обычного детского восхищения перед старыми добрыми семейными традициями.

— Я надеялась, что ты приедешь, — вздохнула она.

— Ты меня прости, — тихо сказал он, постепенно успокаиваясь. — Я вернусь и все устрою. Обещаю.

— Когда же?

— Я позвоню. Да. Позвоню и предупрежу.

Она ничего не ответила.

— Эй! — поспешно добавил Дрю. — Ты там ни о чем плохом не думай, ладно?

— Хорошо.

— Ну, пока.

— Пока, Дрю.

Он положил трубку и несколько секунд неподвижно смотрел на телефон.

— Дерьмо! — тихо проговорил он и, налив себе виски, залпом выпил.


Гостиная выглядела необыкновенно красивой. Клэр превзошла саму себя, украшая ее. Под нарядной рождественской елкой стоял кувшин с пуншем. Несколько гостей, приглашенных в Сочельник, разъехались по домам, и Клэр пошла на кухню приготовить шоколад для Дэвида, который уже лег в постель.

Джеки подошла к елке и поправила на ней нити серебряного дождя. Потом подлила в свой стакан пунша.

— Ты еще не уходишь? — спросила с порога Клэр.

— Ухожу. Я очень устала… Только хочу выпить последний стакан пунша. Здесь так уютно. Спасибо за прекрасный вечер.

— Я очень довольна. Кажется, и твоему отцу тоже понравилось. Только в конце он немного перебрал.

— Он был очень бледен. Он хорошо себя чувствует?

— Да, все нормально. Просто он переутомился и слишком переживает за свою роль.

— Думаю, он очень ей рад.

— Еще бы!.. — сказала Клэр и задумалась. — Но только в этот раз он что-то чересчур беспокоится.

— Ну ты же понимаешь, как для него важна эта роль.

— Конечно, понимаю. Но не могу не думать о том, какой ценой она ему дается.

— Все дело в том, Клэр, что он влюблен в эту роль, — сказала Джеки. — Все в театре от нее без ума. Иначе, я думаю, они бы не взялись за съемки.

— Знаешь, иногда мне кажется, что все актеры немного того… — Клэр покачала головой. — Но спасибо тебе, Джеки, за твои слова. Мне это нужно было услышать.

— Ты просто устала. Сегодня был нелегкий день.

— Шоколад остывает! — с улыбкой спохватилась Клэр. — Ну, теперь я оставляю тебя. Отдыхай. Будить рано утром я тебя не собираюсь. Спокойной ночи!

— Спокойной ночи.

— Да, кстати, — добавила Клэр. — Джемми уже ушел к себе, так что перед сном погаси везде свет…

— Хорошо.

Дверь за Клэр закрылась, и комната погрузилась в тишину. Джеки придвинулась поближе к камину и протянула к теплу ладони. В какое-то мгновение у нее промелькнула мысль: где сейчас Дрю, что делает?.. Впрочем, она это знала. Дрю был сейчас с ее матерью. Теперь она в этом не сомневалась.

После их разговора по телефону Джеки снова достала его пиджак. Но запах духов уже рассеялся, и Джеки не была уверена в том, что это были именно те самые духи. Тогда она проверила карманы, но ничего не нашла. Потом она переключила свое внимание на маленький чемодан, который он оставил у нее. С замирающим сердцем она пересмотрела каждую вещь, презирая сама себя за то, что делает, однако не могла остановиться: она хотела знать.

В конце концов она сообразила позвонить в отель «Гайд-парк», чтобы выяснить, какой адрес внес Дрю в книгу регистраций. Он действительно оставил нью-йоркский адрес, и по сию минуту Джеки не могла понять, что именно — небрежность или глупость заставили Дрю сделать это — вписать адрес квартиры на Манхэттене… Квартиры, которая принадлежала ее матери.

— Джеки?

Услышав голос Джемми, она на секунду прикрыла глаза.

— А я вот решила выпить на сон грядущий… — небрежно сказала она.

— Я не хотел тебя тревожить. Просто пришел пожелать спокойной ночи.

— Почему бы тебе не выпить со мной стаканчик пунша?

Секунду он смотрел на нее, не зная, что ответить. Но она снова улыбнулась ему и сказала:

— Прошу тебя.

Джемми налил себе пунша и встал рядом.

— Я хочу извиниться.

— Кажется, ты уже извинилась.

— Нет, Джемми. Я все делала не так.

— А как было нужно?

— Не знаю, — сказала она. — Может быть, потом когда-нибудь пойму.

— У тебя было много неприятностей.

— Ты очень великодушен. И это только лишний раз подтверждает, как жестока я была по отношению к тебе…

— Это не имеет значения.

— Нет, имеет.

Джемми внимательно посмотрел на нее.

— А то, что я моложе тебя, тоже имеет значение?

— Пожалуйста, не надо!

— Однажды мой отец сказал, что в жизни самое главное — настойчивость. Думаю, это был единственный раз, когда он оказался прав.

Джеки села и взглянула на него.

— Я слишком устала, чтобы спорить, — улыбнулась она.

— Тогда не спорь.

Джеки немного помолчала, не спуская с него глаз.

— Я тебе не очень подхожу, — наконец сказала она.

— Позволь, я решу это сам.

— Ты всегда так упорно добиваешься своего? Да, Джемми?

Он слегка покраснел.

— Ладно, — обнадеживающе улыбнулась Джеки, — ничего страшного.

— То есть ты хочешь сказать…

— Я и сама толком ничего не понимаю, — ответила она, пожимая плечами. — Может быть, в этом и состоит твой шанс. В награду за твою настойчивость.

— А Дрю?

Она медленно покачала головой и встала.

— Я больше не хочу ни о чем говорить. И думать тоже не хочу. По крайней мере, о том, что касается Дрю…

Джеки поставила на столик стакан с пуншем.

— Лучше поцелуй меня, Джемми. Так, как в прошлый раз. И прочь все неприятные мысли!..

10

Люси с тоской посмотрела в окно. Она слышала, как ее сестра играет в соседней комнате на пианино. Нечто только отдаленно напоминающее «Верь мне, верь». Отец уснул прямо в кресле, объевшись за обильным рождественским столом, и теперь мирно похрапывал. Из кухни доносились голоса. Это мать и вдовая тетушка Сильвия, которая всегда приходила к ним на Рождество, пили красное вино и судачили о том о сем. На улице все замерло, словно погрузилось в тяжелый сон, как отец Люси, объевшийся за праздничным столом индейки и рождественского пудинга.

Она подумала о том, что сейчас делает Ричард, и у нее в горле застрял комок. Он даже не позвонил. Люси перенеслась мыслями в ту пятницу, когда, придя домой, она обнаружила одну лишь записку, в которой он писал, что «должен срочно вернуться домой». Домой, то есть туда, где в одиночестве жила его мать, — на маленькую виллу между Батом и Бристолем. Может быть, его мать заболела?..

Люси вздохнула, и от ее дыхания оконное стекло запотело. Она пальцем вывела на стекле кружок, потом два глаза, нос и улыбающийся рот. Получилась физиономия. Довольно нелепая, но почему-то напоминающая Ричарда. От слез у нее защипало глаза.

Она отвернулась от окна, решив прогуляться по саду, но, когда вышла из гостиной, ее взгляд упал на телефон. Несколько секунд Люси с беспомощным видом смотрела на аппарат, а потом сняла трубку и принялась набирать номер, который был записан на клочке бумаги.

Долго раздавались только длинные гудки. Она уже была готова положить трубку, но наконец услышала его голос и облегченно вздохнула.

— Ричард?

— А… — протянул он. — Привет…

Она ждала, что он скажет еще что-нибудь, но напрасно.

— Почему ты не позвонил? — кротко спросила она.

— Я подхватил грипп. Или что-то в этом роде, — соврал он.

— В записке об этом ни слова.

— Я разболелся уже после приезда сюда. Вероятно, подхватил инфекцию по дороге.

— И ты так ослаб, что даже не смог набрать мой номер и поздравить с Новым годом?

— Я ждал, что ты позвонишь.

Люси терпеливо вздохнула.

— Как твоя мама?

— Прекрасно.

— Я думала, она заболела.

— Я не говорил тебе ничего подобного.

— Просто мне так показалось — по твоей записке.

— Нет, — вяло сказал он. — Можешь поговорить с ней, если хочешь.

— Тогда почему же тебе нужно было срочно вернуться домой? — спросила она, не обращая внимания на его слова.

Возникла напряженная пауза, и Ричард сказал:

— Мне нужно было побыть одному.

— Ричард, что происходит? Почему ты мне прямо не скажешь, в чем дело?

Но он не просто хотел сказать ей об этом. Он хотел закричать во весь голос, спросить ее, почему она виделась с Роджером, несмотря на все свои обещания этого не делать… Но он боялся.

— Я устал, Люси.

У него перед глазами возникла самодовольная физиономия Роджера. С каким удовольствием он бы его задушил!..

Люси помолчала, чувствуя, что Ричард скрывает от нее что-то важное.

— Это не ответ, Ричард, — сказала она. — Что я могу сделать, если ты даже не хочешь сказать мне, в чем дело?

— Ты нашла чулок? — вдруг спросил он, так и не ответив на ее вопрос.

— Да-да, — быстро проговорила она, вспомнив о ярко-зеленом шерстяном чулке, на котором по всей его длине красными буквами было написано «О-го-го!».

Эти чулки, только разных цветов, появлялись каждое Рождество. Такова была традиция. Они должны были быть набиты подарками. Любыми подарками, даже самыми дешевыми. Главное условие — чтобы чулок был полон… Сентиментальный Ричард свято соблюдал этот глупый обычай.

— Это было очень мило, — неуверенно продолжала Люси. — Мне все очень понравилось… Но ведь ты лишил меня возможности преподнести тебе мой подарок… Ты мог бы меня по крайней мере дождаться дома…

— А во сколько ты вернулась?

— Когда?

— В эту самую пятницу.

— Сразу после семи, — ответила она, наморщив лоб. — Так почему ты не дождался меня?

— Мне надо было уехать раньше…

— Жаль, что ты не подождал, — снова сказала Люси. — Нет ничего ужаснее, чем возвращаться в пустую квартиру.

— Ты хорошо провела уик-энд?

— Отправиться в субботу на репетицию, а потом оставшийся день сидеть одной… если ты называешь это — хорошо провести уик-энд, тогда я действительно провела его прекрасно. — Люси помолчала, ощущая растущее раздражение. — Ну а ты? Как ты отдохнул? Давай рассказывай!

— Я много гулял пешком…

В своих огромных дешевых ботинках он исходил все дорожки и тропинки, которые были знакомы ему с детства. Многие старые рощи уже исчезли. На их месте раскинулись луга или поля. В общем, местность очень изменилась — почти до неузнаваемости.

— Все испоганили! — проворчал Ричард, пройдясь по хорошо знакомым местам.

Теперь здесь было не найти ни птичьего гнезда, ни полевой мыши. Не говоря уж о том, чтобы вдруг увидеть зайца.

Люси сквозь окно наблюдала, как на улице пошел дождь — сначала небольшой, а потом в полную силу, — заливая землю и превращая дорожки в грязное месиво.

— Но ты ведь был болен…

Ее голос вывел Ричарда из задумчивости, и он тихо вздохнул. Он никогда не умел врать.

— Да, был…

— Так болен, что отправлялся гулять, а силы, чтобы взять трубку и набрать мой номер, у тебя не нашлось!

— Это совсем не то…

— Так что же? Скажи наконец ради Бога!

— Нет, это ты мне скажи! — саркастически усмехнулся он, но внезапно почувствовал себя довольно глупо.

Когда Люси заговорила вновь, в ее голосе было уже нескрываемое раздражение.

— Кажется, первый раз с тех пор, как мы вместе, я не понимаю, о чем ты говоришь, Ричард!

Он ничего не ответил. Его вдруг начали грызть сомнения.

— Хотя я действительно кое-что хотела тебе сказать, — продолжала она, и его трусливое сердце глухо застучало. — Но, пожалуй, я отложу это до того времени, пока мы все окончательно не выясним.

Ричард помолчал минуту, а потом глубоко вздохнул.

— Может, все-таки скажешь?

— Ну уж нет. Я хотела поговорить с тобой перед Рождеством…

Ее мысли опять перекинулись на Роджера. Она вспомнила все то, что он говорил и что порывался сделать. Как она хотела со всем этим покончить!..

— Но не застала меня, — продолжил Ричард за нее.

— Именно.

— И теперь хочешь дождаться, пока мы встретимся? А когда ты возвращаешься? — поинтересовался Ричард.

— В среду начинаются репетиции. Ты успеешь вернуться к среде? — спросила она.

— Не знаю. На съемках я понадоблюсь не раньше пятницы… — Что ж, тогда я подожду до пятницы… — огорченно вздохнула Люси. — Раз уж тебе так необходимо побыть одному.

— Прекрасно.

— И все? — резко спросила она.

— А что ты хочешь от меня услышать, Люси?

— Хотя бы поздравление с Новым годом, Ричард! — воскликнула она, готовая вот-вот разрыдаться. — Словом, все что угодно, но только не продолжение этого cтранного, идиотского разговора!

Люси едва сдержала себя, чтобы не выложить ему все, в чем согрешила. Ведь, в конце концов, она это делала ради него же. Она была готова рассказать даже о том, как глупо и позорно капитулировала перед таким подонком, как Макс Локхарт…

— Я вовсе не хотел подобного разговора, — пробормотал Ричард.

— Ладно, — сказала она, — забудь о нем.

Люси бросила трубку, и он скривился, словно от боли.

Некоторое время Ричард тупо смотрел в пространство, чувствуя, что разговор получился совсем не таким, как он рассчитывал. Каким-то непостижимым образом Люси ухитрилась оставить его в положении, когда он, ни в чем перед ней не виноватый, даже почувствовал собственную вину за все, что случилось.


Дрю радостно присвистнул. После обеда с Анжелой он чувствовал себя превосходно. Что может быть лучше, чем забраться теперь с ней в постельку! Проходя сквозь сверкающие стеклом и бронзой двери, он покачал головой и не удержался от довольной улыбки.

Она сама предложила отправиться по магазинам, чтобы купить ему кое-что новенькое. Потом они надолго закатились обедать к «Петросяну». Это был один из ее любимых ресторанов. Роскошь заведения буквально ошеломила Дрю. Они расположились на розовом кожаном диване и вкушали лучшие блюда для влюбленных — устрицы, морские гребешки и крабы, обильно орошая их, естественно, охлажденным шампанским.

Чуть позже они расстались, поскольку она пожелала заглянуть в шикарный магазин «Ора Федер», что на Мэдисон-авеню, чтобы приобрести кое-что из нижнего белья. На обратном пути Дрю все посмеивался: у Анжелы все шкафы были забиты самым тонким и изысканным нижним бельем, между тем, как правило, она предпочитала оставаться под платьем нагишом.

Словно старому знакомому, Дрю кивнул швейцару и прошел через фойе к лифту. В руках Дрю нес подарки, которые преподнесла ему Анжела.

На Рождество она подарила ему золотой «ролекс», золотую зажигалку с его монограммой. Она также приготовила шикарного гуся, припасла для них всяких лакомств и дорогой выпивки. Словом, они замечательно отметили Рождество в ее роскошной квартире. Потом, естественно, занялись любовью. В коротких перерывах между любовными играми они сидели на кровати, закусывали и смотрели старые фильмы. Это был, безусловно, один из лучших дней в его жизни.

Ну а сегодня она приодела его, как в старые добрые времена, с головы до ног: галстуки и рубашки от Бижара, итальянские туфли от Кен Кола, роскошный белый шелковый костюм, несколько махровых халатов. От всего этого у него просто закружилась голова. Радуясь, как ребенок, он прижимал подарки к груди, чувствуя себя как нельзя лучше. Он наконец удостоверился в том, что кое-что значит для нее, ведь они даже не вспоминали обо всей этой чепухе относительно Милашки Джонс. Дрю решил, что занял прочное место в будущем Анжелы… Подумав об этом, он слегка нахмурил брови. Что ж, у нее не было другого выхода.

С трудом удерживая свертки, Дрю освободил одну руку, чтобы нажать на кнопку у лифта. Двери плавно раздвинулись, и он вошел в лифт, который с волшебной быстротой доставил его на вершину небоскреба, где располагались чертоги Анжелы. Что-то мурлыкая себе под нос, Дрю вышел из лифта и прошел в вестибюль. До двери в ее апартаменты оставалось несколько шагов. Дрю сложил свои подарки на кроваво-красный ковер и полез за ключами.

Ключи отыскались, как никогда, легко. Однако, когда он вставил первый ключ в замочную скважину, оказалось, что тот не хочет поворачиваться. Дрю повторил операцию при помощи другого ключа, потом третьего… Он внимательно осмотрел ключи. Затем снова попытался отпереть дверь. Его охватила паника. Он в ужасе отступил на шаг от двери, начиная понимать, в чем дело. Анжела сменила эти чертовы замки! Чистая работа, ничего не скажешь! Он беспомощно помотал головой. Она намеренно выманила его из квартиры, напоила, накормила, накупила поганых шмоток, а в это время по ее распоряжению поставили новые замки…

В отчаянии и ярости Дрю начал лупить в полированную деревянную дверь ладонью, потом заколотил кулаком. Униженный до глубины души, он осыпал Анжелу проклятиями. Она снова провела его: использовала, обвела вокруг пальца и вышвырнула, как кусок дерьма.

Дрю зажмурил глаза и прислонился лбом к запертой двери. Он тихо застонал. Злоба сменилась безграничной тоской.

Все его надежды развеялись как дым.


Три мужа Мэрилин Монро — Джим Догерти, Джо Ди Маджио и Артур Миллер — расположились каждый на своем месте на вращающейся сцене. Остальные актеры — всего двадцать человек, — изображающие многочисленных любовников Монро, рассредоточились вокруг. Роуз стояла вне этой вращающейся цепи мужчин, проплывающих мимо нее под тягучие и грустные звуки музыки. Луч прожектора выхватывал из полутьмы то Догерти, то Маджио, то Миллера, и с каждым из них у Роуз был свой дуэт и несколько танцевальных па. Потом свет постепенно гас, тускнел, мужчины как бы исчезали из жизни Монро, музыка затихала, и Мэрилин оставалась одна — вернее, один на один с телефоном: старый, пятидесятых годов телефонный аппарат стоял на авансцене, словно мрачный страж.

Джеки удовлетворенно вздохнула. Конечно, сцена была еще далека от совершенства, однако все ее достоинства уже были налицо. Джеки стояла в дальнем углу репетиционного зала, нервно переплетя пальцы, и наблюдала, как на сцену выходит Пат Гудал, исполняющая роль рассказчика. Ее появление разрушило все настроение финальной сцены. Джеки на секунду закрыла глаза. Конечно, в том, что сцена не удалась, Пат была виновата меньше всех. Как бы там ни было, эта идея принадлежала Джеки, и даже Макс в конце концов проникся ею и предложил подождать, пока спектакль примет более определенную форму, а уж тогда решать, как быть.

Теперь Джеки наблюдала, как Макс распоряжается, чтобы Пат повторила свой выход, но с некоторыми мелкими изменениями. И Джеки снова огорчилась, потому что нужного эффекта по-прежнему не было достигнуто… А сколько сил и времени она потратила на то, чтобы пробить свою идею. Даже сориентировалась с Максом. И все напрасно… Когда Макс повернулся к ней и сделал ладонью красноречивый жест, показывая, что уже сыт по горло, она только беспомощно пожала плечами.

— Спасибо, милочка, — ласково сказал он Пат.

Джеки заметила, что Макс заставил себя даже улыбнуться актрисе, хотя последнее далось ему, понятно, не без труда. Это приятно удивило Джеки, потому что большинство режиссеров, с которыми ей доводилось иметь дело, были людьми резкими и несдержанными на язык, несмотря на то, что актеры — очень ранимый и чувствительный народ. Рассказывали даже, что однажды один актер, чье самолюбие оскорбили во время прослушивания, не выдержал и покончил с собой. Джеки вполне могла допустить, что так оно и было.

Макс потянулся, встал со своего кресла и, как она и ожидала, направился прямо к ней.

— Все ясно, — сказала Джеки, — не нужно ничего говорить.

— А я, собственно, уже давно все сказал.

— Идея не сработала. Так тому и быть, — продолжала она. — Сожаления ни к чему.

— Хорошо, — кивнул Макс.

— У Пат, однако, прекрасный голос. Может, включим ее в хор? Думаю, она сможет проявить себя.

— Почему бы и нет, — согласился он. — Как я и предполагал, нам придется привлечь дополнительное количество исполнителей, чтобы укрепить некоторые сцены спектакля.

— Другими словами, общее число актеров, занятых в спектакле, увеличится до тридцати пяти…

— Около того.

Джеки помолчала, подсчитывая в уме, во сколько обойдется приглашение новых исполнителей. Еще пять человек. Значит, потребуется дополнительно около тысячи фунтов в неделю. С каждым днем смета все более разрастается.

— Предварительная продажа по-прежнему идет вяло?

— Разве ты сам не знаешь?..

— В этом месяце ты, кажется, собиралась плотно заняться рекламой?

— О да… — пробормотала она.

Это тоже выльется в круглую сумму. Рекламные сообщения в газетах уже вытянули из них тысячи и тысячи фунтов. И это не считая футболок с рекламными трафаретами, рекламных щитов и афиш на оживленных улицах города, а также музыкального альбома, который планировалось записать в конце этого месяца. Первая, сокращенная версия альбома раскупалась не слишком активно, но Джеки надеялась, что после премьеры мюзикла дела пойдут лучше. Она была уверена, что музыка и песни оригинальны, мелодичны и просто не могут не понравиться публике. Это ее и воодушевляло.

— Кажется, спектакль уже начинает приобретать законченную форму, — осторожно сказал Макс.

Она кивнула.

— И Роуз вошла в образ, — продолжал он. — Так что, я думаю, у нас нет повода беспокоиться.

— Хотелось бы надеяться.

— Джеки, дорогая, не вешай нос. У меня самые хорошие предчувствия относительно нашего маленького произведения.

— Не такое уж оно и маленькое, Макс, — возразила Джеки.

Только недавно она сама осознала всю грандиозность того дела, за которое они взялись. Ни один из ее прошлых проектов даже близко не приближался по масштабам к «Мэрилин», и временами, когда одолевала усталость, Джеки охватывала паника, хватит ли сил довести дело до конца.

— Маленькое, большое — какая разница? Главное, что у меня хорошие предчувствия, — cказал Макс. — Вспомни об этом, когда у тебя начнется очередная постановочная лихорадка, дорогая моя!

— Конечно, Макс, — сдержанно кивнула она, а потом взглянула на часы. — Ну а теперь, если у тебя нет никаких вопросов, я пойду домой. Мне еще надо сделать несколько звонков и перелопатить кучу бумаг. Если я тебе понадоблюсь, позвони.

— Хорошо, — сказал он. — Утром ты придешь на общее собрание?

— Кажется, я еще ни одного не пропустила, — удивилась Джеки и быстро вышла из зала.


Когда Джеки подходила к дому, в гостиной уже горел свет. Она перешагнула через три узкие ступеньки, и Джемми открыл ей дверь.

— Ты рано, — улыбнулась она. — Я ждала тебя после шести.

— Я здесь только несколько минут…

Он взял у нее из рук папки с бумагами и отошел в сторону, давая ей пройти.

— Иногда мне кажется, что ты читаешь мои мысли, Джемми, — тихо сказала она.

— Я стараюсь, — просто ответил он.

Джеки бросила на него внимательный взгляд, зная, что так оно и есть. Он действительно показывал чудеса терпения, обходительности и вообще благотворно влиял на ее взвинченные нервы. В Сочельник, например, он удивил ее тем, что смог удержать себя в руках, чувствуя, что ей не до ласк и поцелуев. И все же она желала чего-то гораздо большего…

— Я открою вино?

— Если тебе нетрудно.

Она сбросила туфли и спустилась в ванную комнату, чтобы принять душ и переодеться. Джеки захватила с собой черно-белое шелковое кимоно, которое выбрала для нее Клэр во время одной из их редких вылазок по магазинам.

Джеки взглянула на себя в зеркало и решила, что выглядит очень усталой. В этом, собственно, не было ничего удивительного и неожиданного. Она провела расческой по волосам, а потом слегка подрумянила щеки.

Сегодня она не собиралась работать до ночи, как это бывало в отеле, когда она засыпала прямо среди своих бумаг. Она отправится в постель вовремя. После премьеры мюзикла она, возможно, позволит себе небольшие каникулы. Только чтобы прийти в себя. Что же касается Джемми…

Джеки вскочила, потому что услышала отрывистый звонок у входной двери, и поспешно выбежала открывать.

— Я открою, Джемми! — крикнула она.

Входная дверь была массивной, надежной, с множеством замков. Джеки всегда заботилась о подобных вещах, переняв эту привычку у матери, когда они жили в Нью-Йорке. Механически она посмотрела в дверной глазок и увидела за дверью Дрю. Несколько секунд она смотрела, как он переминается с ноги на ногу, и неожиданно для себя отступила от двери.

В выражении его лица было что-то жесткое, и это неприятно поразило ее. Дрю позвонил снова, звонок действовал ей на нервы, и она решила открыть.

— Дрю…

— Привет, радость моя! — воскликнул он. — Я не вытерпел и примчался.

— Нужно было хотя бы позвонить.

— Я хотел сделать тебе сюрприз, — сказал он, бросая на пол свои сумки и внимательно глядя на нее.

Джеки напряглась, когда он обнял ее, поцеловал в шею.

— Здесь Джемми, — сказала она, может быть, слишком поспешно.

Дрю бросил взгляд в сторону гостиной. Она знала, что там стоит Джемми и смотрит на них.

— Привет, парень!

— Привет! — равнодушно ответил Джемми.

— Делаешь уроки? — усмехнулся Дрю, прекрасно понимая, почему тот находится в этом доме.

По влюбленным глазам Джемми можно было легко все прочесть.

— Вроде того, — вмешалась Джеки. — Мы собирались ужинать, Дрю.

— Очень мило, — сказал он.

— Начинай без меня, Джемми, — сказала она. — Я приду через несколько минут.

Дрю молча осматривал ее новый дом, скользил взглядом по мебели, книгам, картинам.

— Ты неплохо устроилась.

Дрю вспомнил о том райском гнездышке на крыше небоскреба, где он был так недолго счастлив с Анжелой, и от ненависти и отчаяния у него сжалось горло.

— Выпьешь что-нибудь?

— Благодарю, — сказал он и, махнув рукой в том направлении, куда ушел Джемми, поинтересовался: — Он остается на ночь или как?

— Конечно, нет.

— Он чувствует себя здесь как дома.

— Мы вместе работаем, Дрю.

Это было почти правдой.

Дрю зорко взглянул на нее, и она вспомнила все, что он говорил ей о Джемми. Это было всего несколько недель назад, но ей казалось, что с тех пор прошла целая вечность.

— Для тебя, — Дрю ткнул в нее пальцем, — это, возможно, и работа… А он что об этом думает?

— А это уже не твое дело.

— Что, черт возьми, ты хочешь этим сказать? — усмехнулся он.

— А ты не догадываешься?

— Нет, — соврал он.

— Ты когда-нибудь говорил мне правду? А, Дрю? Хотя бы в самом начале, а?

— О Господи!.. — проворчал он. — Ты опять заводишь эту чушь насчет твоей матери?

— Это не чушь, Дрю.

Он почувствовал, какая чужая и далекая теперь Джеки, и у него похолодело в груди. Его охватила паника. Если он потеряет и ее, то потеряет все. Ему просто некуда будет идти… А ему не улыбалось отправляться назад, на пляжи и в бары, куда-нибудь в Майами или Лос-Анджелес, чтобы там опять кадрить пожилых дамочек, прибывших из Сакса или Блумингдейла поразвлечься…Только не это!

— Ты ошибаешься, — взмолился он, — я уже говорил тебе.

— Единственное, в чем я ошиблась, это в тебе.

— Ради Бога, Джеки, в чем я перед тобой виноват?

— Не разыгрывай невинность. Я терпеть этого не могу.

— Но я действительно не виноват, заклинаю тебя!

— Да, конечно, — сказала она и тихо, так что он едва расслышал, добавила: — В чем тебя можно винить? Ты просто трахал мою мать…

— Чушь!

— Ты знал ее адрес.

— Черт возьми, ты мне сама его дала, когда я уезжал!

— Я напрасно беспокоилась, потому что ты и так его знал.

— Ты с ума сошла.

— Не надо выворачиваться, Дрю, — холодно сказала Джеки. — Напрягись и припомни, что, когда регистрировался в отеле «Гайд-парк», ты собственноручно написал этот адрес в качестве своего домашнего…

Он молча смотрел на нее.

— И ты собирался убедить меня, что облетел полсвета, чтобы повидаться со мной? — продолжала она. — Просто моя дорогая мамочка, видимо, дала тебе пинка под зад. Ты ей надоел. С ней это время от времени случается.

— Это совсем не так, — процедил Дрю сквозь зубы. — Я люблю тебя, черт побери!

Джеки медленно покачала головой.

— Больше никогда не говори этого.

— Джеки, ради Бога!..

Его взгляд упал на кольцо у нее на руке, и она заметила этот взгляд.

— Можешь забрать его. Оно мне ни к чему.

— Оставь его.

— Отдай его Анжеле.

— Нет, Джеки.

Она была бы рада разозлиться, но вместо ярости ощущала одну лишь печаль.

— То, что ты еще раньше знал ее адрес, только укрепило мою уверенность. Я уже говорила тебе о запахе ее духов… Тебе этого, впрочем, не понять.

— Послушай, я все объясню…

— Убирайся, Дрю! — тихо приказала Джеки.

— Но ведь ты этого не хочешь!

— Нет, — сказала она. — Хочу.


Яхта пришвартовалась в небольшой бухточке сразу за массивной скалой кораллового атолла неподалеку от острова Сент-Винсент. Это было одно из ее любимейших мест в Карибском море. Анжела видела, как в абсолютно прозрачной воде стаи рыб вились вокруг красных и синих кораллов, и снова поразилась чистоте моря и огромному миру, раскинувшемуся под водой.

Анжела подставила лицо теплому ветерку, дующему со стороны маленького зеленого островка, на котором не было ничего, кроме густых зарослей прекрасных цветов и пальм. Она старалась окончательно избавиться от всех неприятных воспоминаний, которые еще докучали ей с тех пор, как она оставила Нью-Йорк.

В конце концов, не было ничего сложного в том, чтобы переменить замки, предварительно выманив Дрю из дома, соблазнив его магазинами и рестораном. Это оказалось даже слишком просто. К своей досаде, она сейчас не ощущала ничего, что напоминало бы триумф. Вместо триумфа в душе была пустота, словно она допустила какую-то ошибку. Господи Боже мой, да ведь все, что ему было нужно, — это ее деньги! Кроме того, она не из тех, кто играет в эти игры с красивыми мальчиками. И не имеет никакого значения, что им с Дрю было так хорошо вдвоем. Все это забавы для очумелых пожилых дамочек, разве нет?

Из аэропорта Анжела позвонила домой, чтобы выслушать отчет охранника и швейцара, которые, как им и было приказано, выставили Дрю вон. Теперь ее гнездышко пустовало. Ничто не должно было напоминать о нем. Немногие оставшиеся вещи Дрю были вынесены в кладовку. Анжела предполагала вернуться назад спустя несколько недель или даже месяцев, пока прошлое совершенно не изгладится из ее памяти.

Она запланировала этот круиз с Доджи еще до того, как появился Дрю со своим глупым шантажом. Он бы все равно не понял, что это путешествие в компании губернатора Калифорнии и людей из его ближайшего окружения было для Анжелы мероприятием, от которого она бы не отказалась ни при каких обстоятельствах. Все это были важные персоны. Даже очень важные персоны. Они знали о ее отношениях с Доджи и одобряли их.

Неужели Дрю рассчитывал, что она поверит в то, что он в состоянии опубликовать эти подлые фотографии? Во всяком случае он этого никогда не сделает до тех пор, пока она платит по его счетам или пока у него остается хотя бы слабая надежда на ее возвращение к нему. Ведь, несмотря на всю свою ненависть, он продолжал желать ее…

Естественно, она немного понервничала, когда узнала, что Дрю раскопал эти грязные документы о ее прошлом. Они могли перечеркнуть все то, чего она добилась в жизни. Когда она вспомнила фотографии, которые он ей показал, кровь прилила к ее щекам. Чтобы заснять ее в таких видах, Бергман заплатил ей тогда каких-то поганых пятьдесят долларов. Эти фотографии были сделаны на одной очень интимной вечеринке на Риверсайд у некоего биржевого спекулянта. Несмотря на то что прошло столько лет, она помнила все, словно это было только вчера.

Милашка Джонс. Собственно, она даже не ощущала стыда. Одно только животное возбуждение. Ведь она наслаждалась тем, что делала. Ей доставляло удовольствие раздеваться перед мужчинами. Особенно сладостен был момент, когда она выставляла перед ними все свои прелести, плавно раскачиваясь на сцене из стороны в сторону. Они начинали вопить как сумасшедшие. Стучали кулаками по столам. Их сальные предложения, с которыми они потом приставали, сводили ее с ума. Мужчины желали ее.

— Эй, Энджи, я облазил всю яхту, разыскивая тебя!

Анжела обернулась и расплылась в улыбке.

— Ты только посмотри, какой вид, Доджи!.. Ты спал, как ребенок, я не хотела тебя будить…

На нем были «бермуды» цвета хаки, доходящие до самых колен. Взглянув на него в этих шортах, она едва не поморщилась от отвращения. У Доджи были короткие ноги с мясистыми икрами в варикозных венах. Когда он был в состоянии заниматься любовью, а такое в последнее время случалось все реже и реже, ее пальцы то и дело натыкались на его раздутые вены, которые на ощупь напоминали карандаши, засунутые под кожу. Она содрогалась от отвращения и старалась думать о чем-нибудь другом. Она воображала себя с другим мужчиной… Так ее мысли неизменно возвращались к Дрю.

— Мы будем обедать на берегу, — сказал Доджи, сцепив пальцы рук и самодовольно глядя на нее. — Ты чудесно выглядишь, сладость моя.

— Может, спустимся в каюту? — предложила Анжела, бросив на него обольстительный взгляд, словно он был самым привлекательным мужчиной на свете.

Доджи покраснел и закашлялся.

— Не сейчас. Чуть позже… Я все-таки не так уж молод…

Он мог бы этого и не говорить. Первые трое суток Доджи спал почти без перерыва. Ни один день не проходил без того, чтобы он не отправился соснуть после обеда. Без нее, естественно.

— Какое прекрасное местечко для медового месяца! А, Доджи?

— Согласен, — кивнул он.

Он подошел к перилам, и Анжела осторожно покосилась на него.

— Так когда же наконец, Доджи? — вдруг раздраженно спросила она. — Сколько ты еще будешь заставлять меня ждать?

— Нужно подождать, сладость моя, — вздохнул он. — Ты же знаешь порядки…

Анжела нетерпеливо вздохнула. Каждый день она чувствовала, что стареет. Она была красива. Всю жизнь ей говорили об этом. Но ведь это не могло продолжаться вечно. Постареть и остаться без мужа — это ей совсем не улыбалось.

Она была богата и пользовалась уважением. Но этого было еще недостаточно. В тех кругах, где она вращалась, незамужняя женщина была чем-то предосудительным, а к тому же, будучи не замужем, было затруднительно иметь в любовниках мужчину, который был бы ей действительно по сердцу. Не говоря уж о том, что все знакомые устали ждать, когда она станет миссис Хикс.

Анжела ощутила в груди знакомый холодок страха. Нужно было смотреть на вещи реалистично. Не так уж много вокруг нее мужчин соответствующего возраста, положения и достатка, которые польстились бы на женщину ее лет, какой бы красивой она ни была. Даже если кто-то из них наконец и овдовеет, где гарантия, что рано или поздно он не променяет ее на какую-нибудь молоденькую манекенщицу.

Анжела закрыла глаза. Перед ней маячил отвратительный призрак старости. Только в самом кошмарном сне ей могло присниться, что придется одной встречать старость и в одиночестве умирать… Она бы скорее покончила с собой.

— Нам надо думать о моей карьере, — услышала она торопливые объяснения Доджи. — Какое будущее нас ожидает, если мы будем слишком поспешны? Ведь Мириам, упокой, Господи, ее душу, еще, можно сказать, остыть не успела… — Он прочистил горло. — Демократы так не поступают, сладость моя.

Анжела вспомнила о том, как вели себя братья Кеннеди, и едва не расхохоталась.

— Доджи… любимый, — терпеливо сказала она, тщательно взвешивая каждое слово. — Я ведь ждала шесть… нет, почти семь долгих лет… — Она глубоко вздохнула. — Может быть, мы хотя бы назначим условную дату?.. Просто между собой. Пусть это будет нашим маленьким секретом, хорошо?

Что если до их брака он узнает о Джеки, о ее проклятом мюзикле? А ведь постановка уже шла полным ходом, и она ничего не могла с этим поделать. Как только Доджи станет об этом известно, он, без сомнения, воспользуется этим как предлогом для новых отсрочек. Черт побери его сентиментальную преданность демократическим принципам! В конце концов и она, Анжела, вправе рассчитывать на его преданность. Неужели он этого не в состоянии понять?

— Я бы очень этого хотел, сладость моя, однако… — Он передернул плечами и покачал головой.

Анжела искоса посмотрела на него, мысленно обрушивая на его голову самые ужасные проклятия, однако так ничего и не сказала. Напротив, пошире распахнула вырез своего пляжного халата.

— Ты знаешь мои чувства к тебе, — продолжал Доджи. — Ты знаешь, каким щедрым я могу быть…

Она лишь глубоко вздохнула. При этом ее пышная грудь поднялась и опустилась.

Глядя на жадно приоткрытый рот Доджи, она умело оплетала потенциального супруга тщательно выбираемыми словами, но мыслями уносилась в далекое прошлое, о котором вспоминала впервые за все эти годы.

Она вспомнила о том времени, когда Дэвид решил ее бросить. В ее памяти всплыло его симпатичное выразительное лицо. У нее болезненно защемило в груди. Она и теперь была уверена, что имела над ним абсолютную власть — легко могла его соблазнить, заставить остаться с ней…

— О, Энджи! — засопел Доджи, и она закрыла глаза.

Благодаря Джеки все эти годы Дэвид словно никуда и не исчезал из ее жизни. Она постоянно помнила о нем. Он, естественно, помогал Джеки деньгами. Кроме того, эта скромница Клэр дарила ей свои весьма дорогие изделия из керамики, и Джеки уже обладала ценной коллекцией.

— О, сладость моя!..

Она вздохнула. Будь они все прокляты!

Доджи уткнулся лицом между ее грудей, подставив взору свою плешивую макушку. Однако Анжела принялась привычными умелыми движениями поглаживать его шею.

— Ты мой любимый… — криво улыбнулась она. — Может быть, мы все-таки наметим дату нашей свадьбы? Почему бы нам этого не сделать?.. Мы бы могли отпраздновать вдвоем это маленькое событие, а?

Несколько секунд он молчал, а потом, подняв голову, улыбнулся своей идиотской улыбкой и взял ее за руку.

— Я скажу тебе, что я намерен сделать, — произнес Доджи, многозначительно похлопав ее по руке ладонью, словно собирался сообщить ей нечто необыкновенно умное. — Я подумаю о твоем предложении… — самодовольно заявил он. — Ну что, сладость моя, ты довольна?


Сложив руки на груди, Джеки стояла у окна, устремив невидящий взгляд на Чаринг-кросс-роуд, по которой медленно текли потоки автомобилей и пешеходов. Ее лицо даже осунулось, словно от какой-то внутренней боли.

Всю ночь она не сомкнула глаз и приехала в студию раньше всех. Сцена с Дрю снова и снова прокручивалась в ее памяти. Как он упрашивал и умолял ее не бросать его! Он понял, что совершил непоправимую ошибку, и его мольбы звучали почти искренне. И тем не менее он продолжал нагромождать одну ложь на другую…

Джемми, подчинившись ее желанию, ушел, и вечер был безнадежно испорчен. В конце концов ушел и Дрю. Пришлось пригрозить, что она вызовет полицию…

Джеки очнулась от воспоминаний, когда в кабинет вошел Брайн, художник-постановщик. Он нес на маленьком подносе три стаканчика с кофе.

— Ивонн сейчас подойдет, — объяснил он, кивая на поднос.

— Боюсь, что Макс задержится на полчаса, — сказала она и, благодарно кивнув, взяла стаканчик горячего кофе.

— Как тебе моя идея? — спросил Брайн, указав на макет, который он соорудил для того, чтобы они могли легче ориентироваться в переменах декораций между сценами.

Вращающийся подиум был построен специально для сцены праздничного салюта в «Мэдисон-сквер Гарден». На это пришлось вбухать кучу денег, и теперь, рассматривая декорацию, Джеки размышляла о том, что было бы неплохо, учитывая дороговизну, использовать ее еще в каких-нибудь сценах спектакля.

Брайн предложил повернуть подиум другой стороной и использовать его в том эпизоде, в котором рассказывалось о начале карьеры Монро и в котором звучала единственная во всем мюзикле не оригинальная песня под названием «Люблю я бриллианты». Эту песню никак нельзя было исключить, поскольку она прекрасно вписывалась в историю о роковой судьбе кинодивы.

— Что ж, — сказала Джеки, — если это удастся сделать, эффект будет что надо.

— Я разработал для этого довольно сложные декорации…

— Ну, я думаю, если бы в данном конкретном случае декорации были попроще, мы бы избавились от проблем с их изготовлением, а во время спектакля было бы легче с ними управляться… — Она покачала головой и вдруг пробормотала: — Господи, когда это все кончится!..

— Не беспокойся! — засмеялся Брайн. — Все будет в полном порядке! Мне обещали, что вся декорация будет обязательно готова как раз к премьере.

— Я надеюсь…

— Джеки, ты сама не своя, — заметил он, внимательно глядя на нее. — Что-нибудь случилось?

— Просто устала, Брайн, — быстро ответила она. — Вот и все.

— Привет! — с широкой улыбкой сказала появившаяся на пороге Ивонн. — Простите, что опоздала.

— Ничего, мы только что начали, — ответила Джеки, обрадовавшись возможности отвлечься от своих невеселых мыслей.

Ивонн придвинула к себе стул.

— Кажется, Брайн должен сделать эту штуку черно-белой, — сказала она, кивая на макет.

— Наша божественная костюмерша имеет в виду то, о чем говорил со мной Макс, — отозвался Брайн с притворным недовольством. — Два акта из трех декорации должны быть сплошь черными. Или, наоборот, целиком белыми. Соответственно белыми или черными должны быть костюмы.

— В первом и последнем акте, — уточнила Джеки, переводя утомленный взгляд с Брайна на Ивонн.

Сейчас главное — взять себя в руки. Над своими чувствами она поразмыслит позднее. Если, конечно, сможет. Нельзя допустить, чтобы все происшедшее, касающееся Дрю и ее матери, мешало работе над спектаклем.

— Макс уже говорил с тобой об этом? — спросил Брайн.

Джеки кивнула.

— В первой сцене, когда Монро помещают в психиатрическую лечебницу, декорации будут белыми. Не забудь, Брайн, что в этой сцене мы используем вращающийся подиум из финала. Норма Джин разлучается со своей матерью…

— Если я правильно понимаю, то в этой сцене люди, взявшие Норму Джин на воспитание, и те, кто сыграл роль в ее детстве и юности, располагаются парами по всему подиуму, вращение которого символизирует течение времени, когда Норма Джин как бы переходит из рук в руки. Так?

— Именно так.

— И все костюмы выполнены по моде 30-х годов?

— Да.

— Прекрасно.

В дверь постучали, и в кабинет заглянул Джемми.

— Телефон!

— Я же просила: никаких звонков.

— Он звонит уже в третий раз, — пробормотал Джемми. — И он не хочет меня слушать…

Джеки мгновенно поняла, кто звонит.

— Прошу прощения, — сказала она, быстро взглянув на Брайна и Ивонн. — Я на одну минуту.

— Детка, — выпалил Дрю, когда она взяла трубку, — извини…

От одного его голоса у нее пошли мурашки по коже.

— Не называй меня деткой.

— Давай поговорим! Ради Бога, Джеки!..

— Мы обо всем поговорили вчера вечером.

— Ты не права, Джеки. О, как ты не права!

— Мне нужно работать. И не звони мне сюда. Никогда.

— Послушай, ты не понимаешь…

— Я все очень хорошо понимаю.

— Нет. В этом все и дело.

— Все кончено, Дрю.

— Джеки! — взмолился он. — Джеки!..

— Прекрати.

— Я люблю тебя, Джеки!

Она не ответила. Только почувствовала, как защипало глаза и как по ее щекам покатились слезы.

— Джеки, ты слышишь меня?..


Объемистый коричневый конверт лежал около двери на потертом коврике. Еще до того, как Ричард поднял его и вскрыл, он уже знал, что содержится внутри. Он тоскливо вздохнул. Это был уже второй отказ с тех пор, как он вернулся от матери. Как и ожидалось, к его рукописи был приложен стандартно отпечатанный ответ, гласивший: «Публикация вашей рукописи не входит в наши планы».

Он всегда недоумевал, что же на самом деле означают эти странные слова. В его воображении возникали солидное учреждение, в котором даже воздух был пропитан чем-то солидным, и неопределенная фигура главного редактора, который держал в руке длинный список с фамилиями авторов и названиями книг, но, увы, среди них не было его фамилии… Впрочем, его драгоценное произведение, конечно, даже не попадало на стол главного редактора.

По всей вероятности, насколько ему были известны издательские порядки, его рукопись вливалась в так называемый редакционный «самотек», с которым расправлялся какой-нибудь младший рецензент, не имеющий ни опыта, ни таланта, чтобы оценить, как прекрасна попавшая ему в руки рукопись… Попасть в «самотек», друзья, это все равно, что угодить прямиком на помойку…

Ричард снова вздохнул и, прижав к груди коричневый конверт, направился в гостиную. Он упал в старое кресло и обвел взглядом комнату, которая показалась ему такой пустой и холодной.

Люси отказывалась поговорить с ним начистоту. Когда он вернулся, то обнаружил приготовленный ею для него чулок с рождественскими подарками, а также пришпиленную к нему записку, в которой она сообщала, что придет поздно. «Не жди», — писала она, отправляясь к Роджеру. В последнем у Ричарда не было никаких сомнений. Когда они с Люси встретились после Рождества, между ними состоялся поверхностный, ничего не значащий разговор, на основании которого Ричард не мог сделать никаких выводов.

Когда он представил себе Люси вместе со смазливым Роджером, с этим герром Фошем, в его душе заклокотало отчаяние. Она с ним.

А почему бы и нет? Если разобраться, что может предложить он, Ричард, такой прекрасной девушке, как Люси? Конечно, у него теперь есть работа — малюсенькая роль в дешевом дневном сериале. Роль — глупее не придумаешь. Шотландский священник, похожий скорее на карикатуру, чем на живого человека. Сценаристы, сочинившие этот персонаж, а также телезрители, которые решатся его посмотреть, либо одурели от тоски, либо законченные идиоты. Либо то и другое вместе.

Ричард тихо выругался и снова погрузился в молчание. Он представил себе, что Люси уйдет от него. Уйдет, чтобы жить с Роджером в его роскошной квартире в Голланд-парке. Тогда, пожалуй, останется только в петлю…

Он почувствовал, как хорошо знакомая тоска начинает медленно сжимать его горло. Кончится тем, что его охватит глубокая депрессия. Все эти месяцы, недели, дни она подстерегала его, словно хладнокровный убийца, чтобы в конце концов погубить.

Ричард сидел совершенно неподвижно, считая проходящие минуты и вцепившись пальцами в подлокотники обшарпанного кресла. Часы с «кукушкой», висевшие на стене, тикали так невыносимо громко, что ему хотелось закричать… Вдруг телефонный звонок выбросил его из кресла.

Надеясь, что это Люси, он побежал к аппарату, роняя на пол страницы своей рукописи. Когда же наконец он схватил трубку, то услышал всего лишь голос матери, которая засыпала его банальными вопросами о его здоровье и делах. Как он чувствует себя? Нашел ли он себе литературного агента? Какая в Лондоне погода? Он отвечал ей в своей обычной ироничной манере и даже рассмешил ее. Потом, чтобы поскорее закончить разговор, соврал, что ему нужно идти.

Положив трубку, Ричард воззрился на разбросанные по всему ковру листки рукописи. Тихо выругавшись, он нагнулся и принялся их собирать. В этот момент телефон зазвонил вновь.

— Господи Боже мой! — прохрипел он, подползая на коленях к телефону прямо по разбросанным листкам. — Слушаю!

— Ричард? Это Нэд.

— А я думал, тебя уже нет в живых.

— Рад, что ты не утратил чувства юмора, мой мальчик.

Ричард перевел дыхание, стараясь припомнить, сколько времени прошло с тех пор, когда в последний раз звонил его агент. Кажется, несколько лет.

— И как это им удалось завлечь тебя в свой восхитительный сериал? — поинтересовался Нэд.

— Просто я устал ждать у моря погоды и подумал: а почему бы не попробовать свои силы в каком-нибудь телесериале наподобие «Джонатана Росса» или «Фермы Эммеральды» в роли блудного братца Джоя Сагдена…

— У Джоя Сагдена не было никакого брата.

— Ну, может быть, тот просто выдумал его…

— Это происходит в «Далласе». Чтоб ты знал, Ричард.

Ричард протяжно вздохнул.

— Ладно, шутки в сторону, — сказал он. — Опять работа для «Америкэн экспресс»?

— Не угадал.

— Скажу по правде, я бы против этого не возражал. По крайней мере хорошо платят.

— Ну, — протянул Нэд, — на этот раз нечто другое…

— Так что за дело? — поинтересовался Ричард, с трудом сдерживая нетерпение. — Давай, Нэд, выкладывай.

— Это рекламные ролики правительственной программы здравоохранения.

— Представляю, сколько они платят…

— Стандартную ставку.

— Если ты имеешь в виду стандартные девяносто пять фунтов, то я пас.

— Сто пятьдесят фунтов.

Ричард лишь хмыкнул в ответ.

— Это серия из шести роликов, — сказал Нэд. — В сумме получается около тысячи фунтов.

— Не считая налогов.

— Господи, Ричард, я могу предложить это кому-нибудь другому…

— Ладно, — проворчал тот. — А что именно я должен делать? Нельзя ли поподробнее?

— Я же сказал тебе: это для правительственной программы здравоохранения… — Нэд откашлялся. — Задача этой программы — профилактика заболеваний…

— А какого конкретно заболевания?

— Ну ты, должно быть, уже читал об этом в газетах.

— Господи! — воскликнул Ричард. — Уж не СПИД ли ты имеешь в виду? — Он немного помолчал, а потом устало добавил: — Пропаганда презервативов и все такое?

— Да нет же, — усмехнулся Нэт, — я имел в виду тараканов. Только и всего.

— Тараканов?

— Ну да. В этом году их прямо уйма. Новый вид. Такие маленькие омерзительные твари с континента. Они собираются прочно обосноваться у нас…

— Может быть, тебе пригласить для этой работы кого-нибудь из иммигрантов?

— Очень смешно, — прервал его Нэд. — Так тебе это подходит?

— Тараканы… — Ричард вздохнул. — Изумительно, Нэд. Просто изумительно… — Он закрыл глаза и подумал о том, почему он до сих пор не удавился. — А что я должен делать?

— У тебе будет роль эксперта, насколько я знаю. Давать советы, касающиеся гигиены, пестицидов, и тому подобное.

— Звучит устрашающе.

— В рекламном агентстве тебя ждут двадцать третьего.

— Так ведь осталось меньше недели!

— Прости, но я сам узнал в последнюю минуту.

— Это значит, я должен ответить немедленно.

— Просто приходи, Ричард, — сказал Нэд. — Через два дня моя секретарша сообщит тебе подробности.

— Спасибо…

Благодарить, собственно, еще было не за что.

Несколько секунд Ричард с ненавистью смотрел на телефонный аппарат, а потом перевел взгляд на страницы своей рукописи, разбросанные на ковре.

— Ну-ка, ну-ка, идите к папочке! — нежно проговорил он и опустился на колени.

Он бережно собрал все листки, сложил их в нужной последовательности и стал думать, куда бы отправить рукопись на этот раз.

Конечно, он снова получит отказ. Чтобы понять это, не нужно даже вскрывать конверт. Ричард вспоминал мать и ее совет подыскать себе литературного агента. Он бы и не прочь, однако боялся услышать, что, пробежав взглядом его рукопись, ему скажут, что он попусту тратит время…


Она протяжно застонала. Ее пальцы ласкали его кожу, их ноги переплелись, ее горячее тело жадно льнуло к нему.

— Я думала, ты никогда не вернешься, — вздохнула Роуз. — Иногда мне казалось, что ты был призраком, моей фантазией или сном…

— Какой там призрак, детка, — сказал Дрю.

— Ты можешь оставаться у меня сколько пожелаешь.

— А как же твоя подруга?

— Барби? — Она подняла голову и взглянула ему в лицо. — Что ты имеешь в виду?

— Я ей не нравлюсь.

— Что ты, Дрю! Ты ей очень даже нравишься! И вообще это не имеет никакого значения, — сказала Роуз, и в ее голосе послышались пренебрежительные нотки, чего за ней никогда раньше не замечалось. — В конце месяца я перееду в собственную квартиру!

— Замечательно! — сказал он. — Я смогу тебя там навещать?

— В любое время! — воскликнула она. — Но и здесь ты можешь оставаться сколько захочешь!

— Нет, это неудобно.

Однако, конечно же, он останется у нее. Сейчас ему это подходило как нельзя лучше.

В его намерения отнюдь не входило пользоваться чеком, который оставила ему Анжела, и выкладывать по две сотни фунтов за ночь, останавливаясь в приличном отеле. Эдак денег надолго не хватит. Если, конечно, он не ухитрится еще раз поговорить с Джеки и не убедит ее в том, что она ошибается. Правда, он не строил на этот счет больших иллюзий, но попытаться стоило. С тех пор, как Анжела бросила его в Нью-Йорке, он находился в состоянии полной растерянности, словно несчастный, на которого обрушилось стихийное бедствие.

— Оставайся!.. — просила она. — По крайней мере пока не устроишься где-нибудь…

— Ах я дурак!.. — с сокрушенным вздохом проговорил Дрю.

— Что такое? — поспешно спросила Роуз, касаясь кончиком пальца его губ.

— Не забронировал себе номер! — солгал он. — В этой чертовой спешке совершенно вылетело из головы…

— Не имеет значения, — улыбнулась она. — Я так счастлива, что ты здесь, со мной. Больше мне ничего не нужно.

— Я так редко тебе звонил…

— Некоторые люди не любят общаться по телефону. Ты из их числа.

— Ты так думаешь?

— Конечно!

— Ты умница, детка, — ослепительно улыбнулся Дрю. — И такая милая.

— Ах, Дрю!.. — счастливо вздохнула Роуз и, положив голову к нему на плечо, стала водить пальцем по густой растительности у него на груди.

Когда она перестала смотреть ему в глаза, он почувствовал некоторое облегчение, и искусственная улыбка сошла с его губ.

В полумраке комнаты были видны силуэты многочисленных игрушек, которыми она забила свою комнату. Даже на каминную доску понаставила всякой мелочи. А на подоконник посадила огромного плюшевого медведя, который загораживал весь свет.

Но более всего его угнетала картинка, висевшая над камином. Это была старая фотография из «Истории любви» — кинофильма, который пользовался бешеным успехом в семидесятые годы. Ему тогда было двенадцать лет, и его шизанутая мамочка таскала его с собой в кинотеатр. Аж девять раз она заставляла его просиживать рядом с ней и наблюдать, как она рыдает и сморкается, изводя за сеанс десяток носовых платков. Они ходили на этот фильм каждый день, пока он шел у них в городке.

Дрю закрыл глаза, чтобы не видеть текста, помещенного под фотографией. Этот любовный девиз, в котором было что-то болезненное, напоминал ему об Анжеле и о том, как та с ним поступила — вонзила нож прямо ему в сердце! Ну, она еще пожалеет обо всем. Она осмелилась вычеркнуть его из своей жизни, полагая, что у него нет души, но она ошиблась. Она и сама не понимает, как жестоко ошиблась…

Дрю вспомнил про чек, которым Анжела откупилась от него. Она заплатила ему, словно он был шлюхой. Ненависть точила его душу, как ржавчина, он чувствовал, что сходит от этого с ума. Впрочем, плевать на все.

Он ощутил, как губы Роуз касаются его кожи, как ее язык начинает дразнить и разжигать его. Но он оставался равнодушен. Внезапная, бешеная ненависть к Анжеле заставила его стиснуть зубы. Внутри у него все судорожно сжалось. Боль не проходила, а день ото дня все разрасталась, становилась все нестерпимее.

— Дрю!.. Ах, Дрю!.. — шептала Роуз.

Прикосновение ее горячей щеки заставляло его внутренне содрогаться, но он позволял Роуз целовать и ласкать себя. Он принимал ее исступленное обожание, потому что она была рядом.

В его воображении Роуз была Анжелой, так же, как и Джеки. Он представлял себе, что она просит у него прощения за то, что унизила его, изо всех сил пытается загладить свою вину. У него помутилось в глазах, и, нащупав голову Роуз, он стал властно подталкивать ее все ниже и ниже, пока ее лицо не уткнулось ему в пах…

Лицо Дрю исказилось от острого наслаждения. Он заставлял ее взять его целиком, чтобы проникнуть в ее горло, задушить ее своим наслаждением. Откинув голову назад и выгнув спину, он зашелся в конвульсиях, чувствуя приближение оргазма. Потом что-то словно взорвалось в его голове, ослепительно вспыхнуло — и вся боль, все его страдания исчезли в один миг. Не осталось ни чувства одиночества, ни воспоминаний.

Роуз перестала существовать.


В доме у Клэр и Дэвида никто не подходил к телефону. Джеки недоуменно наморщила лоб. С тех пор, как Дэвид уехал на съемки в Шотландию, Клэр каждый вечер можно было застать дома. Она всегда пользовалась отсутствием мужа как возможностью сконцентрироваться на собственной работе и проводила почти все время в своей студии. Когда она погружалась в любимую работу, в такие моменты она никого не принимала, никуда не выходила, покидая студию лишь для еды и короткого сна.

Джеки положила трубку и, пожав плечами, попыталась сосредоточить внимание на бумагах, разложенных у нее на письменном столе. Однако это оказалось ей не под силу. Внезапно она ощутила ужасную усталость и одиночество. Она так надеялась, что облегчит душу, поговорив с Клэр о своей матери и Дрю, хотя и дала себе слово не делать этого, боясь доставить Клэр лишнее беспокойство.

Впереди весь вечер, и у нее столько работы, пыталась убедить себя Джеки. Две недели займет переезд в «Адельфи», и в связи с этим предвиделась масса организационных хлопот…

И все же Джеки понимала, что стремление сконцентрироваться на постановке — только попытка немного отвлечься от случившегося. Она ощущала, как в душе медленно разрастается боль, и с тоской перевела взгляд на темные окна. Откуда-то снаружи доносились шум улицы и голоса людей, но в самой комнате было пусто и одиноко.

В дверь постучали. Из ее груди вырвался глубокий вздох. Джеки заранее знала, кто это. Когда Джемми вошел, она бросила на него настороженный взгляд.

— Ты еще не ушел?

— Я подумал, что мы могли бы…

— Сегодня я неважная собеседница.

— Но не для меня!

На секунду она закрыла глаза.

— Думаю, мне нужно закончить с делами и пораньше улечься спать…

— Это все из-за Дрю?

— Отчасти.

— И из-за твоей матери, да?

— И из-за матери, — с горечью повторила она. — Светской львицы по имени Анжела Кассини…

— Дрю всегда плохо относился к тебе, — сказал Джемми после недолгой паузы.

— Что теперь говорить об этом!

— Просто я говорю то, что есть.

— Ладно, — сказала Джеки. — Не обращай на меня внимания. Дай мне несколько дней, чтобы прийти в себя, и тогда я буду в полном порядке.

— Может быть, для этого тебе потребуется гораздо больше времени…

— Ты всегда говоришь то, что думаешь? — пробормотала она, взглянув на него.

Его губы улыбались, и внезапно Джеки ощутила мощный прилив желания. Он и сам не знает, как страстно она его хочет.

— Я пыталась дозвониться до Клэр, — сказала она, отворачиваясь. — Но никто не снимает трубку.

— Я забыл тебе сказать: она уехала к Дэвиду в Шотландию.

— Когда?

— Она отправилась в Глазго еще вчера вечером.

— Но почему? Ведь она говорила, что ей нужно готовиться к очередной выставке. Кроме того, она не собиралась ехать к Дэвиду.

— Вчера вечером, когда я пришел домой, то обнаружил ее записку…

— Странно!

— Может быть, она просто захотела отдохнуть?

— Так внезапно?.. — задумчиво проговорила Джеки. — А она не сообщила в записке: может быть, что-нибудь случилось?

Джемми отрицательно покачал головой.

Джеки перелистала телефонный справочник и, найдя нужную страницу, сняла трубку.

— Они в Инверлочи Кастл?

Джемми кивнул.

Она набрала номер.

— Дэвида Джонса, пожалуйста!.. — Пауза. — Да, это его дочь. — Она бросила на Джемми короткий взгляд, а потом сказала в трубку: — Это Клэр?

— Джеки?.. Какой сюрприз!

— Почему ты не сказала, что собираешься навестить папу?

— Я и не собиралась. Все решилось в одну минуту.

— Мне показалось, что тебе нужно было работать.

— В общем, да… Но я…

Клэр внезапно умолкла.

— Клэр!

— Просто у нее мигрень, дорогая, — послышался в трубке голос Дэвида.

— Просто мигрень?.. Но у нее такой голос…

— Не беспокойся. Она в порядке. Во всяком случае будет в порядке, если немного отдохнет.

— Ты уверен?

— Джеки, с Клэр все хорошо. Поверь мне. Она немного переутомилась, и ей было необходимо сменить обстановку.

— И все же на нее это не похоже, — сказала Джеки. — А с тобой все в порядке?

— Ну еще бы, — терпеливо ответил он. — Шотландский воздух оказывает бодрящее действие на всех, в том числе и на меня. Мы даже успели утром прогуляться. Что за прекрасные места! Залив совсем рядом. Если бы не такой собачий холод, я бы рискнул окунуться…

— Вообще-то зимой водоемы в Шотландии обычно замерзают, папа, — напомнила Джеки. — Так с вами обоими все в порядке? — повторила она после небольшой паузы.

— Ну конечно, — бодро сказал он. — Думаю, твоей мачехе не мешает подышать свежим воздухом, а здесь как раз подходящее место… Здесь очень красиво…

— Я все-таки волнуюсь.

— И совершенно напрасно, — поспешил успокоить ее Дэвид. — Все идет как надо. Включая съемки. Мы только на четыре дня отстали от расписания. По техническим причинам… — Он помолчал. — А у тебя самой все нормально?

У Джеки сжалось горло, и она почувствовала, что вот-вот зарыдает.

— Джеки!

Она почувствовала, что так сильно тоскует по отцу, как с ней бывало только в детстве.

— Джеки!

— Извини, — пробормотала она. — Я просто устала…

— Ты не обманываешь?

— Во всем виноваты последние недели…

— Я могу чем-нибудь помочь?

— Нет, все в порядке, — сказала Джеки. — Просто я пораньше лягу спать.

— Когда спектакль будет наконец готов, тебе нужно будет хорошенько отдохнуть.

— Я так и сделаю.

— Еще есть проблемы?

— Те же, что и всегда, — сказала она со вздохом. — Ладно, не буду тебя больше задерживать. К тому же я, наверное, оторвала вас от ужина.

— Я позвоню тебе в конце недели.

— Обязательно.

— И, пожалуйста, не беспокойся за нас. У тебя ведь и своих хлопот довольно.

— Но беспокоиться действительно не о чем?

— Нет, — твердо сказал Дэвид. — Конечно, нет.

— Тогда поговорим в пятницу, — сказала она. — Не забудь позвонить!

— Разве я когда-нибудь забывал?

Нет, ее отец никогда ни о чем не забывал. Особенно если это касалось ее.

— Теперь иди и прими рюмочку, — продолжал Дэвид. — И обязательно пораньше в постель. Это приказ.

— Передай Клэр, что я ее люблю.

— Передам. — Он помолчал. — Береги себя, моя милая.

— Пока, папа…

11

— Ее здесь нет.

Дрю окинул Джемми испующим взглядом.

— А можно узнать, где она?

— Джеки в «Адельфи» с Максом и Брайном Уэллсом, нашим художником-постановщиком. Но не думаю, что вы сможете с ней увидеться.

Дрю помрачнел и, тяжело переминаясь с ноги на ногу, бросил взгляд мимо Джемми, словно не доверял его словам.

— Ее здесь нет, — повторил Джемми. — На самом деле.

— Да уж, паренек, надеюсь, ты не врешь. Монашку вроде тебя это не к лицу.

— Вы можете позвонить ей, — сказал Джемми, не обращая внимания на его слова.

— Ну конечно… — процедил Дрю. — Чтобы убедиться, что никто не берет трубку. В лучшем случае услышать от такого ухажера, как ты, что она очень занята.

— Я не ухажер.

Дрю пришел сюда от отчаяния.

Все его планы, которые он так тщательно выстроил, рухнули. Анжела словно сквозь землю провалилась. Несколько раз он оставлял для нее записки, но не получил ответа. Что ж, он даст ей еще одну неделю, хотя она этого и не заслуживает. А уж потом пусть пеняет на себя. Он ей устроит сладкую жизнь.

Он взглянул на Джемми и ощутил черную зависть. Здесь Джеки или нет, но он был уверен в том, что, увы, ничего не добьется и что теперь она будет гораздо осторожнее. Теперь у нее в любимчиках этот несостоявшийся священник, этот мальчишка Джемми Тарли.

— Значит, не ухажер… — протянул он. — Однако ж ты так и вертишься около нее. Глаз не сводишь с ее красивой задницы.

Джемми молчал.

— У нас с тобой очень много общего, — не унимался Дрю. — Мы оба добиваемся одного и того же.

— Не думаю, чтобы между нами было что-то общее, — твердо сказал Джемми.

— Слушай, почему бы нам не перекусить вместе и не поболтать, а? Я бы тебе это доказал.

— Мне нужно работать.

— Ну да, конечно… — недоверчиво проговорил Дрю, кивая в сторону коридора. — Кажется, уже все разошлись.

— Но мне еще нужно поработать.

Дрю покачал головой.

— Ты что, боишься?

— Нет.

— Тогда давай поговорим, давай где-нибудь посидим, отдохнем?

— Боюсь, не получится…

— Может быть, я нуждаюсь в твоем совете, — продолжал Дрю заискивающе. — Держу пари, что тебе это и в голову не могло прийти.

— Каком еще совете?

— Ну как же, насчет Джеки.

— Нет.

— Погоди, ведь ты же знаешь, что у нас с ней осложнились отношения?

Джемми кивнул.

— Ну вот, — продолжал Дрю, стараясь подольститься к Джемми. — Я просто хочу извиниться. Разве это так много? Я сильно ее обидел и теперь хочу загладить свою вину. — Он испытующе посмотрел на Джемми. — Что ты об этом думаешь, а?

Вообще-то он и не рассчитывал на ответ. Этот святоша сам по уши влюблен в Джеки. А что же Джеки? Пожалуй, не будет ничего необычного, если и она начнет заглядываться на этого Тарзана. Кажется, он даже где-то читал о том, что мечта каждой женщины — такой вот сексапильный, смазливый сукин сын, как этот Джемми Тарли.

— Не понимаю, что я могу для вас сделать…

— Хотя бы давай просто поболтаем. Прошу тебя, сделай мне такое одолжение. Мне так это нужно!

— Я не знаю, когда освобожусь, — заколебался Джемми.

Если честно, то у него и не было никакой особо срочной работы. Просто нужно было рассортировать счета и корреспонденцию Джеки.

— Послушай, я понимаю, что не нравлюсь тебе. Это очевидно. Может быть, другого отношения я и не заслуживаю, но, поверь, единственное, что я пытаюсь сделать, это протянуть тебе руку дружбы… По крайней мере забудем о наших разногласиях!

В памяти Джемми зазвучали незабываемые слова. Что-то вроде древних заповедей. «Возлюби ближнего как самого себя… Будьте милосердны, и помилованы будете…»

— Видишь это кафе напротив? — не отставал Дрю. — Я буду ждать тебя там, и, когда ты закончишь, мы возьмем кофе, пиццу и поболтаем. Договорились?


В квартире горел свет, и она увидела, как на мгновение в окне показался темный силуэт мужчины и исчез. Это был Ричард. Люси знала, что он ждет ее, а она опять задерживается. Эти поздние возвращения стали входить у нее в привычку. Она и сама толком не понимала, зачем ей это нужно. Просто ни у нее, ни у Ричарда не хватало духу откровенно обо всем поговорить, и она избегала его. И все-таки она любила его, разве нет? Во всяком случае не могла вообразить своей жизни без него. Стало быть, избегать его было, мягко говоря, странно…

Люси смотрела на пар, в который превращалось на морозном воздухе ее дыхание. Она остановилась, чтобы перейти от дома через улицу на набережную узкого канала, в котором отражался Камден Лок. Несмотря на мороз, вода в канале все еще не покрылась льдом. Неожиданно на пустынной улице появился автомобиль. Люси остановилась, чтобы пропустить его, но автомобиль притормозил и остановился у тротуара. За рулем сидел Роджер.

Люси хотела обойти машину, но Роджер уже распахнул дверцу и успел остановить ее, когда она проходила мимо.

— Бога ради, оставь меня в покое! — сказала она.

— Ты не можешь так просто уйти! — яростно воскликнул он.

Люси удивилась. Раньше, насколько она помнит, его ничем нельзя было вывести из себя. Должно быть, он все еще не оправился от шока.

— Я уже говорила тебе в прошлый раз, что между нами ничего не будет. Я согласилась с тобой встретиться только для того, чтобы сказать тебе это в лицо. Чтобы ты не питал никаких иллюзий.

Роджер хотел что-то сказать, но запнулся.

— Что, не можешь в это поверить? — усмехнулась она, вдруг почувствовав нечто вроде триумфа.

Первый раз в жизни у нее хватило сил настоять на своем. Никогда прежде ей этого не удавалось. Ни с одним мужчиной. Просто недоставало храбрости.

— Чего ты хочешь этим добиться?

Люси удивленно покачала головой.

— А ты чего хочешь добиться, Роджер? Тебе не на что надеяться.

— Я извинился. Разве нет?

— Только потому, что испугался за свою безукоризненную репутацию. Испугался, что я осложню тебе жизнь.

— Это неправда.

— О Господи… Уходи! — раздраженно крикнула она. — Оставь меня в покое!

Люси пошла через улицу, но он двинулся за ней.

— А как насчет Дика?

— Я ему сама все расскажу, — не очень веря, что у нее хватит на это духу, выпалила Люси.

— Я сильно в этом сомневаюсь, — усмехнулся Роджер, бросив быстрый взгляд на окно ее квартиры.

Из окна на них смотрел Ричард.

Люси вдруг почувствовала, что ей на плечо легла рука Роджера.

— Убери руки, Роджер, или я закричу. Ты знаешь, что я это сделаю.

Он неохотно отпустил ее. Жестоко униженный, как он ненавидел ее в этот момент!.. Ричард все еще стоял у окна. Несколько секунд они смотрели друг на друга, а потом Дик исчез. Роджер ощутил что-то вроде удовлетворения. Словно получил какое-то преимущество перед соперником.

— Ты же знаешь, я с ума по тебе схожу, — продолжал он, не отставая от Люси.

— Только потому, что я к тебе равнодушна. А кроме того, если ты до сих пор не заметил, у меня есть мужчина, который мне очень нравится.

— И поэтому ты встречалась со мной? — поинтересовался Роджер, и его губы растянулись в иронической усмешке.

— Именно так, — ответила она и добавила, словно для самой себя: — Хотя это и было довольно глупо с моей стороны.

— Думаешь, он не знает? Боже, как ты наивна!

— Оставь, Роджер!

— Ему очень хотелось получить роль… — Роджер кивнул в сторону их окна. — Вот поэтому он и притворялся, что ничего не замечает. Мечтал об этой дерьмовой работе, вот и все!

— Если бы я не знала Ричарда так, как знаю его только я, то, может быть, и поверила бы твоему дешевому вранью, — сказала она и, помолчав, с горечью добавила: — Почему бы тебе не приберечь свои актерские таланты для следующей «мыльной оперы»? — Люси ускорила шаг, презрительно бросая слова через плечо: — И еще хочу тебе кое-что сказать. Даже если бы ты был единственным мужчиной на земле, я бы все равно к тебе на пушечный выстрел не подошла…

— Но ведь на самом деле ты так не думаешь, Люси!

— Я думаю именно так!

— Давай хотя бы останемся друзьями?

Она не ответила.

— Ну так как же, а?

— Роджер, ты и понятия не имеешь, что такое дружба!

Его душила злость, но внешне Роджер держался спокойно. Он преградил ей дорогу.

Люси инстинктивно отпрянула и угодила прямо в живую изгородь. Но Роджер был уже слишком близко. Он подхватил ее и, крепко обняв, начал целовать. Он жадно прижимался к ней, и по инерции они сделали еще несколько шагов в заросли. Люси пыталась закричать, но с ее губ слетел лишь приглушенный стон. Она беспомощно билась в его объятиях, стараясь уклониться от его губ.

Его гладко выбритая щека прижалась к ее щеке. Это был просто подарок судьбы. Ей ничего не стоило открыть пошире рот и поглубже вонзить зубы в эту ненавистную плоть. К тому же она вспомнила о том старом приемчике, которому много лет назад, когда она была еще девочкой, ее учил отец. Никогда раньше она не решилась бы на такое: и стыдно, и страшно…

Но теперь ее рука с легкостью нащупала сквозь шерстяные брюки его возбужденный член. Она изо всех сил сдавила его прямо сквозь материю. Вот уж Роджер завопил!..


Когда Люси вошла в квартиру, Ричард сидел в своем кресле со стаканом в руке.

Он помог ей снять пальто, но она все еще стояла в тесном пространстве маленькой прихожей и не шевелилась.

— Ну как Роджер? — спросил он без всякого выражения.

Люси наклонилась и уткнулась лицом в свое пальто, которое уже висело на своем обычном крючке. Пальто еще было пропитано уличным холодом. Оно было также обсыпано иголками и сухими листочками, которые попали на него во время схватки с Роджером.

— Ты хочешь сказать, что все видел? — спросила она, поднимая голову и недоуменно глядя на Ричарда.

— Это было трудно не заметить, моя милая, — саркастически заметил он. — Надеюсь, в будущем ты будешь более тщательно скрывать свои увлечения…

— И ты просто стоял и смотрел?!

— А что я должен был делать? — удивился Ричард. — Мне показалось, что ты вот-вот пригласишь его к нам на стаканчик виски. — Ты что, с ума сошел?

— Да нет, Люси. Все в порядке, — устало сказал он. — Я уже знал об этом.

— О чем ты знал?

— О тебе и о Роджере.

Люси закрыла глаза, не зная, смеяться ей или плакать.

— Налей мне, пожалуйста, выпить, — попросила она.

Ричард механически налил в стакан красного вина, которое еще оставалось в бутылке после того, как он сам успел к ней основательно приложиться.

— Нам не следует сейчас об этом говорить, — сдержанно сказал он, стараясь сохранять спокойствие. — Ты выглядишь неважно.

— И тебе не хочется узнать, что мне пришлось вытерпеть?

— Избавь меня от подробностей, Люси!

— Ох, Ричард!.. — тяжело вздохнула она. — Неужели ты действительно ничего не понимаешь?

— Не уверен, что мне бы этого хотелось…

Люси устало улыбнулась.

— Думаю, Роджеру сейчас не сладко. Пожалуй, он еще не скоро оправится.

— Ради Бога! Зачем мне все это знать?!

— Думаю, ты будешь изрядно удивлен…

У нее словно гора с плеч свалилась. Она начала смеяться, а потом и хохотать — едва ли не истерически.

Ричард был бледен. Бледен и уязвлен.

— Я от тебя этого не ожидал, Люси, — трагически произнес он, все еще не понимая, в чем дело.

— Иди сюда, ты, идиот! — Она протянула ему руку. — Ну-ка, давай обними меня крепко-крепко! Не то я сейчас сделаю с тобой то, что сделала с Роджером!

На его лице сначала отразилась крайняя степень недоумения, которое вскоре сменилось облегчением. Как и она, он вздохнул свободнее. Проклятые сомнения были развеяны, и он снова мог любить ее.

— Но теперь, само собой, — продолжала Люси, — тебе не стоит рассчитывать на роль в сериале.

— Черт возьми, что ты такое говоришь?

— Это довольно долгая и местами не очень веселая история… — проговорила она спокойно. — Ну же, Ричард! Не стой, как столб! Иди сюда, пожалуйста!

Он придвинулся ближе и внимательно посмотрел на нее.

— У тебе в волосах листья…

— Наплевать! — печально сказала она. — Просто сядь рядом и обними меня. Хорошо?

— Да, конечно…

Ричард сел рядом и обнял ее, а она прижалась к нему и уткнулась лицом в его плечо, чувствуя родной запах его старого рабочего свитера.

— Тебе совсем не обязательно рассказывать мне эту свою «не очень веселую историю», — прошептал он, целуя ее волосы. — Ведь у нас для этого еще будет достаточно времени. Разве нет?

Люси молча кивнула. Только теперь по ее щекам покатились тяжелые горючие слезы.


Прищурившись, Роуз взглянула на будильник, стоявший на книжной полке. Барби осторожно покосилась на нее.

— Он не придет.

— С чего ты взяла?

— Он сказал, что придет в половине восьмого, а сейчас уже почти девять.

— Это я и без тебя знаю, Барби.

— Он мог хотя бы позвонить.

— Он, вероятно, задержался на совещании.

— Господи, Роуз, ты же не знаешь себе цены!..

— Очень может быть.

— В конце концов, можно было выкроить минуту, чтобы позвонить. Или попросить кого-нибудь. — Барби многозначительно помолчала. — Ты со мной не согласна?

— Ну почему ты так плохо относишься к Дрю? — вдруг воскликнула Роуз. — Что он такого сделал?

— Что он сделал — на это наплевать. Как он изводит тебя сейчас — вот на что я не могу смотреть равнодушно!

— Он вовсе меня не изводит!

— Ты снова нюхала кокаин?

Роуз замотала головой.

— Я ведь знаю, Роуз! Ты даже не потрудилась скрыть следы.

Роуз вспыхнула.

— Просто у меня оставалось немного…

На самом деле у Дрю был свой запас, и они нанюхивались вместе каждый вечер.

— Он дает тебе кокаин, да?

— Нет.

— Ох, Роуз!..

— Я ему не безразлична, неужели ты не видишь? Посмотри, ведь он живет у меня. Значит, я ему нужна!

— Вот именно. Наверное, ему больше некуда идти.

— Не говори глупостей. У него полно денег.

— Значит, он помогает тебе деньгами?

Роуз протяжно вздохнула.

— А вот это уже не твое дело.

Барби невесело рассмеялась.

— Значит, нет.

— Нет, он дает мне деньги! — солгала Роуз и снова покраснела.

— Послушай, Роуз, — начала Барби более мягко. — У меня вовсе нет никакого предубеждения против него. Но что-то тут явно нечисто.

— Ты даже не хочешь поверить ему!

— А с какой стати? Он бесплатно живет в этой квартире, словно в гостинице, — сказала Барби. — И зачем тебе это, спрашивается, надо? У тебя, может быть, появился исключительный шанс сделать карьеру, а ты всем жертвуешь ради него. — Она покачала головой. — Я просто не понимаю, вот и все.

— А я тебя и не прошу понимать, — враждебно отозвалась Роуз. — А кроме того, пусть тебя это больше не волнует. Ведь я скоро переезжаю!

— Но я не хочу, чтобы ты переезжала, Роуз. И ты это знаешь. — Барби помолчала, с грустью глядя на подругу. — И еще я не хочу, чтобы ты снова страдала…

— А с чего ты взяла, что он заставит меня страдать? — проворчала Роуз. — Откуда такая уверенность?

— Ты никогда не замечаешь, когда тебе грозит беда… Даже когда она уже стучится в дверь!

Более того, у Барби было предчувствие, что на этот раз все закончится гораздо хуже, чем раньше. Она не знала, как убедить Роуз, не находила нужных слов.

— Это несправедливо, — быстро сказала Роуз. — Кроме того, может быть, судьба нарочно заставляет нас в прошлом пережить несчастную любовь, чтобы потом мы не пропустили настоящую…

— Но тогда где он, Роуз? Если ты ему не безразлична, то почему он не позвонил? Он ведь прекрасно знает, что ты сидишь и ждешь! — Барби пок