Негодяй в моих мечтах (fb2)

- Негодяй в моих мечтах (пер. Е. Ф. Левина) (и.с. Сбежавшие невесты-3) 544 Кб, 263с. (скачать fb2) - Селеста Брэдли

Настройки текста:



Селеста Брэдли Негодяй в моих мечтах

Пролог


«От ее матери перестали поступать деньги. Я больше не могу держать ее у себя. Пусть теперь ее забирает отец. Ho я не знаю его имени. Впрочем, он член клуба ‘‘Браунс”».

Как-то раз, давно, на пороге чопорного джентльменского клуба в Лондоне был оставлен младенец. Девочка.

К ее одежде была прикреплена записка. Поскольку самым насущным вопросом, занимавшим мысли членов клуба «Браунс», был вопрос: «Где я оставил свою вставную челюсть?», то только трое подходили по возрасту к беспутствам молодости: Эйдан де Куинси, сэр Колин Ламберт и лорд Джон Редгрейв.

Эйдан и Колин, воспользовавшись отсутствием в тот момент их друга Джека, поспешили приписать подкидыша ему. Ведь всегда легче назвать виновником того, кого нет рядом. Не так ли? Однако по мере того как Эйдан проникся теплыми чувствами к очаровательной крохе-дьяволенку, он стал задумываться… не может ли прелестная малышка Мелоди быть его отпрыском?

Вынужденный встретиться со своим прошлым лицом к лицу, Эйдан отыскал очаровательную вдовушку Мэдлин Чандлер и привез ее в «Браунс», чтобы представить брошенному ей ребенку. Но дело в том, что у Мэдлин «было прошлое», тайна, из-за которой ложное признание казалось наилучшим шансом избежать беды.

Последовавшие за этим скандал и упреки были неизбежны — и его, и ее прошлое с треском столкнулось, и правда вышла наружу. Однако после того как воцарился мир и покой, появились сомнения у сэра Колина Ламберта.

Поэтому Колин, захватив маленькую Мелоди, отправился в Брайтон, дабы разыскать Шанталь, обворожительную актрису, которая на протяжении многих лет держала в плену его сердце. Однако Шанталь сбежала. Тогда Колин попросил ее швею, бойкую Пруденс Филби, найти Шанталь, поката не выскочила замуж за кого-нибудь другого.

Затем последовали путешествия, бурные, не всегда безопасные, приключения, встречи с разбойниками и воинственными великанами… которыми от души наслаждалась малышка Мелоди. Однако Колин начал страшиться долгожданного свидания с чаровницей, так долго занимавшей его мечты, потому что в нем пробудились чувства к огненно-рыжей, вспыльчивой как порох красотке Прю. Он разрывался на части, так как понимал, что должен ради Мелоди поскорее отыскать ее мать и спешно жениться, хотя сердце его, уже принадлежало Прю. К счастью, притязания Шанталь, столь же лживой, сколь и прекрасной, оказались фальшивыми.

Это счастливое открытие привело к неизбежному заключению.

Методом исключения получалось, что Мелоди должна была быть дочерью лорда Джона Редгрейва, наследника маркиза Стрикленда.

Так что когда Джек вернулся домой после нескольких лет присмотра за вест-индскими плантациями сахарного тростника своего дяди, его ждал настоящий сюрприз.

Потому что единственная женщина, которую он когда-либо любил, давно вышла замуж за другого.


Двадцать лет спустя…


— Пуговка?

Издав звук, средний между смешком и вздохом, Пуговка прервал свой рассказ и опустил взгляд на темную головку, прислонившуюся к его плечу.

— Да, Мелоди?

Мелоди выпрямилась, отчего стала выше его. Смущенно сморщив носик и потому показавшись еще моложе своих двадцати трех лет, она промолвила:

— Я знаю, что снова перебиваю тебя, но так просто не могло быть. Мама никогда не была замужем ни за кем другим.

И она бросила панический взгляд на изумительное свадебное платье от Лементье, висевшее всего в нескольких футах от них, словно ее напугало одно упоминание о замужестве. Вид этого изысканного творения из кружев и вышитого бисером шелка заставил ее вновь уткнуться лицом в плечо Пуговки.

— Не важно. Прости. — Ее голос приглушили смущение и тонкий шерстяной сюртук Пуговки. — Пожалуйста, продолжай.

Пуговка поднял одним пальцем ее подбородок и посмотрел в окаймленные черными ресницами глаза, синие, как небо в летний полдень.

— Мелли, если я доскажу эту историю, обещаешь надеть подвенечное платье, фасон которого придумал я сам и за которое взял с твоего отца умопомрачительную сумму денег?

Мелоди испуганно отпрянула:

— Но если я в него оденусь, то придется…

Пуговка неумолимо выгнул бровь:

— Если не можешь выговорить это вслух, то и сделать не сможешь.

Мелоди попыталась глубоко вздохнуть, но слишком заторопилась, и дыхание ее прервалось. Широко распахнув глаза, она побледнела и бросила на собеседника взгляд, полный отчаянной паники. Затем она выпрямилась и приложила руки к пылающим щекам.

Я не понимаю, что со мной происходит.

— Я тоже не понимаю, — терпеливо проговорил Пуговка, хотя и не так терпеливо, как произнес эти слова в первый раз, несколько часов назад. — Ты его любишь. Он тебя обожает. Совершенно очевидно, что вы предназначены друг для друга.

Она крепко зажмурилась и покачала головой:

— Предназначены друг для друга? Что это значит? Предназначены всегда жить вместе и делать друг друга несчастными, как большинство светских пар? Предназначены узнать, как причинить друг другу больше боли?

— Он никогда не причинит тебе боли! — нахмурился Пуговка. Не так ли?

— Не причинит, — шмыгнула носом Мелоди. — Но ведь он может… может… может… — Ее лицо сморщилось. — Он может меня бросить.

Пуговка взял в ладони ее личико, чтобы прекратить истерику.

— Никаких слез. Ты испортишь себе лицо.

Мелоди всмотрелась в него долгим взглядом.

— Пуговка, — наконец сказала она, надув губки, — ты хитрый.

Пуговка улыбнулся и, отпустив ее, быстро поцеловал в лобик.

— Хитрый, как лис. Если немедленно не прекратишь плакать, краснота не сойдет с лица еще несколько часов.

Пуговка снова обнял ее за плечи и привлек к себе.

— Значит так: ты выслушаешь замечательную историю о сложном ухаживании и браке своих родителей…

— Знаю, знаю. Ты уже говорил, что она легла в основу книги дяди Колина «Королева в башне», но я не верю, что в ней есть хоть одно слово правды. — Она устремила на него серьезный взгляд. — Никаких эльфов на свете нет.

Не обращая внимания на ее слова, Пуговка продолжил рассказ:

— Ты выслушаешь эту историю и успокоишься, узнав, что полная приключений женитьба в твоей семье не редкость. Ты с радостью наденешь это легкомысленное свадебное платье и будешь выглядеть в нем изумительно. Без намека на сомнения ты пойдешь к алтарю, выйдешь замуж за своего избранника и сделаешь его и, разумеется, себя счастливыми навек! — Он посмотрел на нее строго, но с любовью. — Понятно, миледи?

Она ответила грустным взглядом и, вздохнув, придвинулась поближе.

— Что ж, начинай. Думаю, это займет немало времени.

Пуговка успокаивающе сжал ее плечико и начал снова:

— Жил на свете человек, который однажды решил, что потерял все…

Началось все это в замке… далеко отсюда. Ну да ладно… Это было всего лишь сельское поместье в Суррее. Молодая женщина поглубже натянула на голову чепчик, нервно разгладила обеими руками халатик и на цыпочках направилась в гостевое крыло дома.

Свечи она не взяла: к чему ей была свеча, если она прожила в этом доме всю жизнь с рождения? Единственным светом было сияние луны, лившееся из окна в конце коридора. Служанка забыла на закате закрыть его шторами, вполне понятная промашка в доме, переполненном гостями, требующими ежеминутного внимания. Гости находились здесь уже много дней, и прислуга сбилась с ног.

Но для этой девушки значение имел лишь один гость. Лорд Джон Редгрейв, наследник маркиза Стрикленда, красивый, дерзкий и все еще тяжело переживавший гибель своего кузена Блэкли.

Она замерла у двери комнаты, отведенной лорду Джону, и глубоко вдохнула.

— Джек, — прошептала она, в последний раз репетируя подготовленную речь, — я знаю, что завтра вы отплываете, чтобы управлять плантациями вашего дяди, но… я люблю вас.

Какая нелепость! Это звучит так по-детски и жалобно… Но как же еще может она открыть ему свои чувства, ведь, возможно, она вообще больше его не увидит?

Ее дрожащая рука коснулась холодного железа задвижки, и с едва слышным щелчком девушка оказалась в комнате Джека.

Лунный свет лился в широкое окно спальни, наполняя ее своей серебристо-голубой магией. В луже этого света на широкой постели среди смятых простыней раскинулся крепко спавший Джек.

Совершенно голый.

У нее пересохло во рту, и сердце забилось тревожно и бурно.

Джек лежал на спине. И когда она приблизилась — а не приблизиться она просто не могла, — то разглядела каждую мышцу его широкой мускулистой груди. Одну руку он откинул, словно протягивая ее к гостье. Другая расслабленно лежала на ритмично вздымающемся животе, повыше пупка.

Простыня почти скрывала его фигуру пониже, за исключением мощного бедра и колена. Гостья снова скользнула взглядом по его телу вверх к лицу. Ей всегда нравились его угловатые выразительные черты, еще до того, как он отправился на войну, а теперь после всех опустошений и бедствий, на которые он насмотрелся, лицо его стало точеным, отбросив всю беззаботную веселость. Это был другой, более суровый и ожесточенный Джек.

Линия подбородка и скулы стали четче и острее. Рот с его чувственной нижней губой ни разу не улыбнулся с момента приезда. Тяжкие переживания избороздили лоб и проложили две морщинки по обе стороны красивого рта. Война забрала беспечного юношу, а вернула ей хмурого замкнутого мужчину.

Однако еще больше девушка любила его за это. Раньше его было легко обожать. Его обожали все. Теперь его предоставили самому себе. Молодой человек, такой счастливый и общительный, исчез навсегда.

Теперь он почти не разговаривал, а когда его втягивали в беседу, слова его были резкими и неожиданными, словно у него больше не хватало терпения на пустую и банальную светскую болтовню. И глаза больше не смеялись, а смотрели отрешенно. В его темно-карих глазах, казалось, горел огонь, зажженный битвами, слишком тревожный для деликатных гостей. Они сторонились его, словно избегая общения с недостаточно прирученным зверем. Однако ее его мрачность притягивала, как мотылька, влекомого к черному огню.

Он слишком давно не подстригал волос, но ей нравилось, что они спадают почти до плеч, прямые и черные, как ночь. Они придавали ему вид непокорный и слегка опасный, словно он пренебрегал правилами света. Сейчас руки так и тянулись отбросить эти волосы с его лба, пропустить сквозь пальцы их блестящую шелковистость. На подбородке даже в лунном свете была заметна темная щетина.

Она облизнула губы и шагнула к кровати. Она так долго изучала его лицо, что, наверное, могла нарисовать его даже в темноте. Но она жаждала увидеть больше.

Его тело было длинным и стройным. Мощное и широкое в плечах, оно сужалось к бедрам, придавая телу кошачью гибкость, незаметную, когда он был одет. Лунный свет скульптурно обрисовывал мышцы широкой груди. Легкая поросль черных волос покрывала его грудь от соска до соска, а затем темным ручейком сбегала по тугому животу. Ее взгляд завороженно скользнул вслед за ним.

Угол простыни скрывал его пах. Гостья испустила тихий вздох, то ли разочарованный, то ли облегченный.

Одно его бедро было скрыто покрывалом, но другая нога высовывалась наружу, длинная и мускулистая, заканчиваясь большой стопой красивой формы. Постель была громадной — самой большой в доме, — но он заполнял ее всю.

Он стал другим. Казалось, он больше не замечал своей красивой внешности, которую раньше нес… носил, как модный костюм. Теперь его внимание было обращено внутрь, заполнено пережитой потерей и трагедией, тем, что он стал свидетелем смерти и крушений такого размаха, который в своем уютном разукрашенном мирке гостья и представить себе не могла.

Она увидела шрамы, новые… воспаленные, зловеще темнеющие на фоне кожи, серебристой от лунного света. На плече был целый букет шрамов. Когда его настигла пуля? Почему она ничего не знала об этом? Диагональный шрам на ребрах… явный след от штыка, прошедшего слишком близко от сердца. Другой такой же след на бедре, словно Джек был верхом, когда его противник находился… внизу.

Это был новый Джек, жесткий, суровый, серьезный, от которого исходила опасность… даже когда он спал. Он был как смертельное оружие, выкованное в горниле войны.

Красивое оружие.

Мужчинам вроде бы не полагалось быть красивыми, по лучшего определения не было: голый, мускулистый, свободно распростертый в своей вольной великолепной наготе. Он был прекрасен, мужественен… такой истинный мужчина.

Ее рука потянулась к нему и тут же отдернулась в смущении. Романтические фантазии казались такими глупыми, наивными рядом с физическим свидетельством того, что ему довелось пережить. Джек, конечно, не мог заинтересоваться таким неопытным существом, как она. Все ее приключения происходили на страницах книг. А все переживания сводились к терпеливому выживанию рядом с неумными родителями, рвущимися подняться по социальной лестнице вверх, и мстительной злобной сестрицей.

Она была глупеньким ребенком, который желает завести собственного ручного тигра.

Ей нельзя находиться здесь. Ей нужно круто повернуться и бегом бежать назад в свою комнату, оставив навсегда свои глупые девичьи грезы.

Она прикусила губку. Нет, ей не место здесь, наедине с прекрасным обнаженным мужчиной. Очарование момента и боязнь так переплелись в ней, сжали все внутри, соперничали друг с другом… Прикоснуться… или убежать?

Не оставив выбора, ноги сами понесли ее вперед. Два быстрых шага, и ее рука легла на дверную задвижку. Как ни унизительно было сознавать это, но ее настоящее место — в глупенькой девичьей, вернее, полудетской спаленке, в глупенькой полудетской постельке.

На глазах вскипели слезы бессильной ярости. Ненавидя собственную слабость, она нажала на ручку двери…

Где-то позади раздался глухой стон. Неясное бормотание, невнятные слова, полные несказанной муки.

Она обернулась.

Мужчина, облитый лунным светом, изменился. Все признаки мирного отдыха и покоя исчезли. Она увидела, как он корчится и напрягается, мускулы его груди и живота свело судорогой. С губ сорвался бессмысленный крик протеста, в голосе зазвучали боль и горечь потери.

Она невольно приблизилась к постели, не замечая своих шагов, лишь откликаясь на услышанную муку, на ужас, отразившийся в этом подергивающемся теле.

Она облизнула вдруг пересохшие губы.

— Джек?!

Однако ее шепот остался не услышанным на фоне задыхающихся звуков его кошмара. На его коже заблестел пот, засеребрился в лунном свете. Пальцы сжались в кулаки, вцепившись в простыню. Она услышала, как рвется ткань.

Может, позвать кого-нибудь? Но кого? Она не осмелится сообщить родителям о своем посещении спальни Джека. Кого-нибудь из слуг? Но что они могут сделать?

Надо его разбудить.

— Джек!

Но он был слишком погружен в ужас своего сна, чтобы услышать ее.

Нужно его потрясти.

Она должна это сделать. Она не вынесет его отпаянных мучений. Конечно, при этом он узнает, что она вошла в его комнату… но она объяснит, что ее разбудили его крики.

Остается надеяться, что он не сообразит, что ее комната находится в другом крыле дома.

Дрожащая рука протянулась к нему, коснулась обнаженного тела, его голой кожи… Нерешительно замерла на плече. Она старалась не думать о жаре, обжигавшем ее ладонь, об интимности прикосновения кожи к коже. Она резко тряхнула его за плечо:

— Джек! Проснись!

Мечущаяся рука отмахнулась от гостьи. Прикусив губу, она придвинулась ближе, оперлась коленом на край постели, наклонившись, вновь резко встряхнула его за плечо:

— Джек!

Он выгнул спину и вскрикнул. Она потеряла равновесие и упала прямо на его широкую обнаженную грудь. Но даже это касание не вырвало Джека из кошмара, хотя жар его тела пронзил ее насквозь.

— Блэкли!.. — задыхаясь, простонал Джек.

Она ощутила его муку, как свою. Он звал своего кузена, того, кто погиб на поле боя. Лучшего друга… Не думая больше о неловкости и своем смущении, она прижалась к нему всем телом, вжала его в матрас и стала гладить лицо.

— Шшш, Джек, все уже кончено. Ты вернулся. Шшш, ты в безопасности и здравии…

Ужасные метания немного ослабли. Ободренная этим, она продолжала гладить его, снимая страшную гримасу боли и ужаса с красивого лица. Лунный свет потускнел. Облака сгустились. Темнота сделала ее храбрее. Она покрывала его лицо быстрыми поцелуями.

— Шшш, вернись ко мне, Джек. Вернись в Англию…

С каждой секундой его напряжение смягчалось. Жаркие задыхающиеся вздохи успокаивались. Она грудью чувствовала, как замедлялось бешеное биение его сердца. Она льнула к нему, гладила и нежно перебирала его влажные волосы, звала, шептала его имя, целовала лоб, щеки, искаженные гримасой губы.

Затем, словно случайно, их губы плотно слились. Сначала она этого не осознала… Таким естественным казалось лежать на нем всем телом, погрузив пальцы в волосы, прижимая свой рот к его рту. Когда его руки поднялись и большие ладони легли ей на щеки, а поцелуй набрал силу и стал хозяйским, она уже слишком долго была прижата к его длинному и твердому обнаженному телу, слишком долго касалась его влажных мощных плеч и шеи, слишком долго впитывала его запах, делила с ним дыхание, трогала, целовала и льнула…

Когда он перекатился на нее и углубил поцелуй, в отуманенном разуме возникла мысль, что в этом было что-то неправильное.

Лорд Джон Редгрейв, новоявленный маркиз Стрикленд, проснулся в одиночестве, но хорошо отдохнувший.

Впервые за долгое время он выспался без кошмаров. Девушка, на которой он собирался жениться, пришла к нему ночью, чтобы утешить, и ее прелестно несмелое прикосновение прогнало прочь все ужасы.

Сильная, как богиня, она даже изгнала память о поле боя, маскировавшуюся под яркие сновидения. Никакие призраки вины и горечи сожалений не спрятались в сумраке ночи, все они рассеялись в мерцании блеска ее нежного тела и жара пылких, жадных поцелуев.

Впервые с того момента, как война украла его нетронутую грязью душу и затопила ее черной виной и печалью, Джек смог насладиться беззаботным сном.

Джек уловил ее запах. Легкий цветочный аромат волос, напомнивший ему, как они рассыпались по его голой груди. Тут присутствовал чистый сладкий аромат ее кожи, слабый запах женщины и сильный — душистого мыла.

Его пальцы впились в простыни, и он глубоко вдохнул воздух прошедшей ночи. Ее тело было торжеством нежных выпуклостей и изгибов, сладостно влажных впадинок, распахнутых ему навстречу рук и бедер. Его окатило жаром, угли страстного желания, которое он считал угасшим навеки, полыхнули живым огнем.

Жар… и еще простое тепло.

Он чуть подольше подержал глаза закрытыми, наслаждаясь воспоминаниями о вкусе ее нежного неопытного рта, о трепещущих руках, ласкавших его, о том, как ее волосы шелком скользили по его груди… о том, как льнула она к нему, когда он наконец осторожно вошел в нее…

Откинув простыню, он сел на постели и увидел очевидный след ее девственности. Джека наполнило смешанное чувство смущения и гордости обладанием.

«Моя женщина! Моя!»

Он разгладил простыни. Ему, наверное, следует поскорее поговорить с ее отцом. До того как их разоблачит какая-нибудь рьяная служанка.

Несколько недель назад он вернулся в Англию, страшась занять место кузена как наследника, титулами безуспешно пытался влиться в прежнюю жизнь. Теперь, с ней рядом, он почти наверняка сможет это сделать.

Рука об руку с ней он, возможно, сумеет посмотреть в глаза маркизу, человеку, который был ему отцом, даже больше чем отцом, и не ощутить за плечами призрак Блэкли. Призрак, строго наблюдающий за тем, как Джек занимает место, по праву принадлежащее кузену.

Может быть, когда рядом с Джеком будет любящая и великодушная жена, война как-то уйдет в прошлое и он сможет увидеть будущее, не запятнанное порохом и смертью.

Почти с улыбкой, прячущейся в уголках рта, Джек быстро умылся и оделся. Дела определенно пошли на лад.

Дела шли, хуже не бывает.

— Я не понимаю, сэр. — Джек пытался скрыть свое мучительное недоумение, но слово «сэр» он почти прорычал, вызвав настороженный взгляд мордатого мистера Кларка. — Она никак не может выйти замуж за графа Комптона. Она обручена со мной!

Мистер Кларк негодующе пробурчал что-то невнятное, стараясь не встретиться взглядом с отчаянным взором Джека.

— Это было сентиментальное обещание, данное юной девушкой солдату, отправляющемуся на войну. — Он сунул пальцы под лацканы своего сюртука и закачался на каблуках, надменно выпятив подбородок. — Официального брачного договора не было.

— Сентиментальное обещание. — Джек очень старался сохранять спокойствие. — Тем не менее, оно остается обещанием. И с вашей стороны… настаивать, чтобы она вышла замуж за какого-то старого козла… ради вашей финансовой выгоды…

— Но, Джек, я хочу выйти за Комптона. — Голос Амариллис, милый, но решительный, предвосхитил ответ отца.

Джек обернулся к ней, и сердце гулко забилось. Но тут в его воспаленный ум проникли ее слова. Он потрясенно молчал. Она застыла в дверях, невозмутимый, идеальный образец милой, страстной девушки, с которой он этой ночью занимался любовью. Теперь облако ее черных волос было убрано в искусную прическу, и только несколько прядок, соблазнительно выбившихся из узла, ласкали щеки. Руки, которые недавно беспокойно бродили по его телу, возбуждая страсть, теперь были благонравно сложены на животе. Если он и натер ее лилейную шейку своей щетиной, бурно погружаясь в нее, то сейчас на безупречной сливочной коже не было заметно ни малейшего розового пятнышка.

— Дорогая… — Не в силах сдержаться, он сделал шаг вперед, но когда ее глаза встретились с его взглядом, он не увидел в них никакого чувства. Она чуть запрокинула голову и смотрела на него так, словно между ними ничего не произошло. Джек запнулся. И остановился.

Амариллис пересекла комнату и встала рядом с отцом. Они холодно смотрели на Джека, словно он был незваным гостем или, хуже того, каким-то не вовремя зашедшим торговцем.

В нем вскипело все, что он пережил прошлой ночью, грозя бурным потоком вырваться наружу… Однако где-то на полях, полных крови, пламени и смерти, Джек растерял свои способности к галантным речам, которыми славился раньше.

Когда он этим летом вернулся домой, друзья уговорили его принять приглашение Кларков. Они, как и он, надеялись, что встреча с девушкой, которую он когда-то любил, пробудит в нем того лихого молодца, каким он был до войны. И поскольку ее семья уехала из Лондона в Сассекс и гостей принимали там, он последовал за ней сюда. Однако по прибытии оказалось, что он никак не может встроиться в прежнюю жизнь. У него было ощущение, что он находится в стеклянном шаре и безуспешно пытается прикоснуться к окружающим. Даже просто его присутствие, казалось, заставляло людей чувствовать неловкость.

С первого же дня приезда он ощущал холодность Амариллис. Он начал задумываться не намеренно ли она избегает его. Или просто увлечена своей новой ролью хозяйки дома, которой стала на время болезни матери. Он пытался поговорить с ней, пытался вспомнить то легкое подшучивание, с которым они когда-то общались, но его ум и язык словно принадлежали кому-то постороннему.

Он хотел заговорить о чем-либо, но терял нить и не мог вспомнить, что хотел сказать. Губы отказывались участвовать в обычных разговорах. Он чувствовал себя чужестранцем в собственном мире, неуклюжим, неопытным и непосвященным в его манеры и обычаи.

А в данный момент еще и совершенно растерянным. Когда прошлой ночью она пришла к нему и предложила утешение, это было первым мгновением настоящего сближения между ними. Он принял ее утешение жадно и благодарно, разве они не были помолвлены?

А теперь получалось, что не были.

Амариллис отвела глаза от его растерянного и удивленного лица и вздернула подбородок.

— Граф Комптон — прекрасная партия, — ледяным тоном проговорила она. — Я думаю, что мы отлично подойдем друг другу.

— Но вы говорили… Я вернулся… Вы обещали…

Проклятие, его язык не подчинялся мыслям! Джек набрал в грудь больше воздуха, но она уже отвечала на его бессвязные восклицания.

— Я глубоко сожалею, что у вас создалось ложное впечатление, — произнесла она, тщательно подбирая слова. — Я вовсе не хотела подобного недоразумения. — Все это звучало как заранее отрепетированная речь.

Может быть, и ему следует начать репетировать высказывания, потому что сейчас он не мог найти никаких слов, кроме тех, которые джентльмену не полагалось говорить никогда.

— Но я вас скомпрометировал!

Ее глаза широко распахнулись, рот приоткрылся, но Джеку не довелось услышать ее ответа, потому что мистеру Кларку было достаточно. Он встал между ними, как страшно оскорбленный бульдог.

— Послушайте, милорд, если вы собираетесь распускать клеветнические сплетни, я намерен попросить вас удалиться!

«Но ведь это правда! Расскажи ему!» Джек умолял глазами, потому что выговорить ничего не мог.

Она промолчала. Он почувствовал, что ему не хватает воздуха. До него наконец дошло. Она нацелилась на больший приз. Приз хоть и старый, но богатый и титулованный. А Джек титула не получит, пока его дядя не покинет этот мир, что, возможно, не произойдет еще много лет.

Однако он не мог так просто все бросить и уйти. Эта ночь, единственная ночь… Как он мог отказаться от этого без борьбы? Но вырвавшийся наконец протест почти лишил его разума.

— Вы не можете так поступить! — прокричал он им обоим. — Я не отойду в сторону! — Он обратил всю свою ярость на нее, заставив Амариллис в страхе попятиться: — Как вы можете?! После того, что произошло между нами?

Но ответа на этот отчаянный крик он не получил. Амариллис просто застыла с пылающими щеками и глазами, сверкающими презрением. Она спокойно глядела, как двое дюжих слуг схватили Джека за руки. Не в силах сдержаться, он боролся с ними, гнев и ярость войны затопили его разум. Потом в смутных и беспорядочных воспоминаниях ясно вставало лишь ощущение ободранных гравием ладоней, когда его вышвырнули из дверей и он распростерся на подъездной аллее перед домом, а из каждого окна на него смотрели потрясенные жадные взгляды гостей и слуг. И единственные широко распахнутые, испуганные синие глаза, полные слез, — она наконец поняла, что натворила.

По возвращении в Лондон туман битвы никак не рассеивался. Джек пил и скандалил, скандалил и пил, пока два месяца спустя не очнулся на краю крыши. Ноги его болтались над бездной, а в руке мертвой хваткой была зажата бутылка из-под виски, он прикидывал вес, высоту, скорость падения и время, которое потребуется ему, чтобы достичь вечности.

Даже позднее, когда друзьям с трудом удалось вдолбить ему немного здравого смысла, этого едва хватило на то, чтобы уйти в плавание, пытаясь забыть женщину, которая подала ему надежду на спасение и тут же отняла ее.

Глава 1


Англия, четырьмя годами позже…


Джек с простым саквояжем в руке медленно сошел по трапу «Грома чести». Матросы поднимали глаза, когда он проходил мимо, и с уважением кивали ему, но никто не обменялся с ним ни единым словом. Для этого у них не было повода. Джек не был капитаном. Этот почтенный титул принадлежал просоленному парню, который провел в море гораздо больше времени, чем Джек. Не был он и владельцем судна, хотя когда-нибудь наверняка им станет. Он был просто «милордом», и обращались к нему, только если возникала необходимость.

Когда он наконец ступил на землю Англии, по которой не ходил больше двух лет — а может, трех? — земля у него под ногами заколебалась.

«Меня качает».

Понадобится несколько дней, чтобы вернуть сухопутную походку. Он уныло подумал, что нужно будет снова приспособиться к ходьбе по суше, по земле Англии.

Если бы можно было велеть ногам развернуться и пойти обратно на корабль! Джек не возвращался сюда, потому что не имел такого желания. Только загадочные строчки в письме старого друга Эйдана де Куинси, графа Бланкеншипа, побудили Джека спуститься с корабля на берег. Письмо поджидало Джека прямо здесь, в Восточно-Индийских доках Лондона. Оно было прикреплено к доске объявлений в конторе начальника доков и находилось в ужасающем состоянии. Начальник передал его Джеку, смущенно пожав плечами. Оно было так смято и заляпано морской водой, что чернила расплылись по бумаге, и разобрать буквы было почти невозможно. Если бы Джек не узнал оттиск на восковой печати, он бы вообще не догадался, от кого оно. Письмо выглядело так, словно бродило за ним по свету. Но наконец оно нашло его на родной земле.

Когда он развернул заскорузлый листок, на нем можно было прочесть лишь несколько поразительных слов:

«возвращайся сразу» и «твоя [дальше неразборчиво] ждет тебя здесь». И затем уж вовсе тревожное «ты не можешь вечно бегать от нее».

От нее?

Не мог Эйдан иметь в виду «ее». Только не Амариллис, до сих пор заставлявшую Джека бодрствовать ночи напролет и одиноко стоять на палубе под звездами, до которых, казалось, можно дотронуться рукой. Только не Амариллис, чьи нежные вздохи и сладостный шепот до сих пор звучали у него в ушах и заставляли оставаться безразличным к призывным намекам других женщин.

Нет, невозможно, чтобы Эйдан имел в виду ее. Джек никогда никому не рассказывал о том, что почти четыре года назад произошло в гостях у Кларков, и не сомневался — семейство Кларков тоже нигде об этом не упоминало.

И все же даже слабая надежда оторвала Джека от отупляющей рутины и заставила ступить на холодные и недоброжелательные берега Англии.

Проклятой жестокосердной Англии.

Джек спустился на пристань сквозь клочья утреннего тумана. Нет, он отказывался воображать в тумане ее облик. Эти мерцающие завитки утренней дымки вовсе не напоминали ему сладостные изгибы ее тела в лунном сиянии, а цвет накаляющегося неба не заставлял вновь представлять безоблачную синеву ее очей.

Время шло, и он тоже шел и шел, и утренний бриз не заставлял его вспоминать почти черный шелк ее волос, скользивших по его телу, когда она осыпала его легкими поцелуями.

Нет, не станет он думать о ней.

В конце концов, он не думал о ней уже много лет.

Дверь в «Браунс» стояла нараспашку, позволяя утреннему солнцу слегка заглянуть в темный прямоугольный сумрак дома. Джек медленно моргнул, чувствуя себя как никогда усталым. Усталым, и каким-то отупевшим, и чертовски замерзшим… что ж, вот он и дома.

Клуб «Браунс» он мог назвать домом. Кто-то из его предков был в числе основателей этого заведения, и хотя нынешнее членство тяготело к седовласым джентльменам, носившим трости не ради моды, а для реальной поддержки, Джек привел сюда своих друзей, чтобы все они смогли наслаждаться тихой обстановкой и отличной кухней и обслуживанием.

А вот поместье Стрикленд было местом пугающим, его следовало избегать. Оно было большим и роскошным, и в нем жил человек, с которым Джеку было невыносимо видеться. Старый маркиз был прекрасным, добрым, и справедливым хозяином для своих людей.

Зато Джек считался там негодяем.

Так что те краткие промежутки времени, которые он проводил в Англии, домом ему служил «Браунс».

Эйдан и сэр Колин Ламберт плечом к плечу прошагали с Джеком всю юность и не бросили его потом, хотя в последнее время он отдалился от них.

Наемный экипаж удалился в топоте копыт и скрипе колес, оставив Джека перед клубом.

«Давай. Входи, узнай смысл того письма. Кораблю велено дожидаться тебя. Как только узнаешь, что тебя здесь ждет, ты сможешь просто повернуться и снова уехать».

Ноги были словно налиты свинцом. Как в плохом сне. Джек поднялся по ступеням и вошел в дверь.

В холле, почти у входной двери «Браунса», стояла группа людей, Джек помедлил на пороге, судорожно стискивая ручку саквояжа. Люди были незнакомыми, а незнакомцы имели раздражающую склонность заговаривать с ним, задавать вопросы, принуждали отыскивать в полных призраков закоулках мозга разумные ответы. Даже простое «Как поживаете?» становилось невыносимым испытанием, потому что у Джека не было ни воли, ни умения лгать, а правда заставит их только попятиться от него, поскорее отыскать предлог и покинуть комнату.

Груда багажа у двери свидетельствовала, что кто-то приехал. Или уезжает.

«Какое совпадение. Я тоже. Приезжаю и уезжаю как можно скорее».

И тут Джек увидел высокого широкоплечего мужчину, темноволосого, с голубыми глазами. Эйдан! Затем Джек заметил рядом с ним более светлую голову Колина. И услышал его поддразнивающий голос.

Две женщины, одна темноволосая, другая огненно-рыжая, стояли рядом с друзьями Джека. Какой-то дальний уголок его мозга отметил, что обе они очень и очень хорошенькие. Затем до него медленно-медленно дошла правда.

Женщины. В клубе для достопочтенных джентльменов! Более того, женщины, явно связанные с Эйданом и Колином. Или это так, или кто-то сейчас даст Колину хорошую пощечину, потому что рука его интимно лежала на бедре огненно-рыжей женщины, пониже спины. А красивая брюнетка с обожанием устремила томный взгляд больших карих глаз на Эйдана.

Ну и ну, как все изменилось. Отъедь на несколько месяцев…

Точнее, лет.

Пусть так. Отъедь на несколько лет, и, мир перевернется вверх тормашками.

В этот момент обе пары отодвинулись и Джек увидел ее.

Нетерпеливо подпрыгивая на цыпочках, перебирая маленькими ножками в аккуратных сапожках, закинув голову так, что ее крохотная треуголка чуть не слетала с темных кудряшек, сверкая синими, полными возбуждения глазами, перед ним предстала прелестная девчушка лет трех. Одета она была, как это ни странно, в костюм пирата. Весьма достоверный, вплоть до крохотного деревянного меча, заткнутого за пояс ее полосатых шаровар.

Она поразила Джека как удар настоящего меча. Прямо в грудь.

Оо! Она!

Хотя Джек не шевельнулся и не издал ни звука, четверо взрослых наконец обратили на него внимание. Темноволосая женщина сделала шаг вперед и начала что-то говорить, что-то насчет ребенка. Но ее слова в мозгу Джека преобразовались просто в невнятный шум. Он знал эти глаза!..

Он поднял руку, и все замерли. «Я знаю, кто это». Он выронил свой саквояж, пересек холл и опустился перед маленькой девочкой на одно колено.

— Ты выглядишь в точности, как твоя мать, — мягко произнес он.

Она стащила с головы нелепую прелестную повязочку, прикрывавшую один глаз, и заморгала своими поразительно синими глазищами. Потом протянула руку и погладила его худое лицо пухлыми розовыми пальчиками.

— Ты — капитан Джек.

Сердце Джека забилось так, как давно не билось. Сначала неуверенно, словно со скрипом, а потом все сильнее и ритмичнее.

Никто никогда не прикасался к нему. Даже друзья удовлетворялись торопливым хлопком по плечу. И то редко. Ее пальчики были липкими и пахли лимонным печеньем.

За все золото мира Джек не смог бы отодвинуться от нее. Он оставался неподвижным, предоставляя себя ее осмотру.

— А ты?

Она приложила вторую ладошку к его лицу, розовая нежная кожа резко контрастировала с его смуглостью.

— Я — капитан Мелоди.

Мелоди. Ну конечно! Любое другое имя ей просто не подошло бы.

— Привет, Мелоди. Я твой отец.

Мелоди запрокинула головку и долгую минуту пристально вглядывалась в него.

— Мне нравятся корабли, — наконец выговорила она. — У тебя есть корабль?

Он кивнул:

— У меня много кораблей. — Как-то получалось, что на ее детские вопросы было очень легко отвечать.

— Я могу их увидеть?

— Конечно. — «Что еще? Буду ли я должен убить дракона? Победить чудищ, прячущихся под кроватью? Яростным взглядом нагнать страху на твоих поклонников, так что душа уйдет в пятки?» — Я покажу тебе мой главный корабль — «Гром чести».

— Ладно. — Она взяла его за руку и повела к двери, потом обернулась к оставшимся парам, остолбенело уставившимся на них, и помахала рукой. — Я хочу посмотреть на папин корабль. Пока!

Уилберфорс, который совершенно не поддался испытанию возрастом, помог Мелоди надеть маленькое пальтишко, затем распахнул двери перед ней и Джеком и молча поклонился, провожая их из клуба.

Снаружи уже разгорелся день. Джек заморгал, ослепленный его яркостью. Когда небо успело стать таким пронзительно-синим?

Он опустил глаза на крошечную пиратку, шагавшую рядом. Она тоже посмотрела на него — глазами синими, как летнее небо.

Одна ночь… одна ночь, которую он, как ни старался, как далеко ни заплывал, как бы долго ни отсутствовал, не смог вытравить из памяти… Одна ослепительная ночь полного единения… прежде чем она отбросила его прочь, чтобы выйти за более богатого человека…

Бывшая Амариллис Кларк, ныне графиня Комптон! Ей придется объясниться и на это раз сказать всю правду.


— Папа! Я вижу дом. Какой он большой!

Наверное, никто в мире не мог бы испытывать такое возбуждение, как трехлетняя Мелоди. Она подпрыгивала на пружинах сидений экипажа. Буквально повисая, высовывалась из окна. Она даже на целых две минуты забыла о своей довольно гадкой на вид тряпичной кукле.

— Да, Мелоди. У графа Комптона очень большой дом.

Джек двумя пальцами подобрал с пола экипажа тряпичную куклу дочери и положил ее на сиденье рядом с Мелоди. Горди Энн выглядела как истрепанный галстук, который завязали в узлы, а потом не меньше года таскали по грязи за упряжкой мулов.

Но любовь Мелоди к ней была безграничной. Джек теперь и сам был включен в этот круг любимых.

«Мое место где-то между Горди Энн и ягодным пирожным. А может, я котируюсь наравне с ягодным пирожным».

Что ж, такое место вполне приемлемо. В конце концов, он и сам был весьма неравнодушен к пирожным.

По крайней мере, в детстве, когда мир был полон красок, разноцветных, а не серых, и язык различал разнообразные вкусы, а не песок и опилки.

Мелоди очередной раз подпрыгнула на сиденье и бросила на Джека жизнерадостный взгляд:

— Папа, я вижу дверь! — Ее громадные синие глаза весело сверкали.

Дела шли на лад. Теперь его мир, кроме серого, включал в себя еще и синий цвет.

Они в точности повторяли цвет глаз ее матери. Глаза цвета летнего неба, синего топаза, яичка малиновки… Глаза Амариллис дразнили и сияли, превращая незадачливых мужчин в бездумный воск в ее руках.

Но ее глаза могли излучать и ледяной холод, как айсберги, с которыми он встречался во время странствий по северным морям. Вроде тех льдин, одна из которых навеки поселилась в его сердце.

Устав от однообразного зрелища за окошком, потому что они долго ехали по длинной извилистой подъездной аллее, Мелоди перебралась на другое сиденье, схватила Горди Энн и вернулась к Джеку. Не колеблясь ни секунды, Мелоди забралась к нему на колени и удовлетворенно прислонилась к его груди. Опустив глаза, Джек попытался решить, должен ли он обнять ее, чтобы она не свалилась? Однако она сидела прочно, и он оставил ее в покое.

Бесконечно любящая Мелоди походила на пламя свечечки, пытающейся растопить айсберг, поселившийся у него внутри. Впрочем, даже эта маленькая прогалинка со временем могла стать летом. Он все-таки приобнял ее, чтобы она не свалилась, если экипаж тряхнет на случайном ухабе.

Джека несколько удивляло, что Мелоди ничуть его не боится. Большинство детей, да, пожалуй, и взрослых, перед ним трепетали. А Мелоди приняла его просто как часть странной и необычной семьи достопочтенных джентльменов клуба «Браунс», как принадлежащего ей, собственного папу.

Он сразу понял, что она его дочь, потому что она выглядела в точности как единственная женщина, которую он когда-либо любил. А Мелоди узнала и приняла его без всяких доказательств и рекомендаций.

Обращаясь к нему, она звала его папой, а остальным представляла капитаном Джеком. Мелоди была его ребенком, его ответственностью, но в последние три дня она стала чем-то большим, гораздо большим. Она за много лет была первым человеком, который заставил его вообще что-то почувствовать.

Но что вызывало в нем бешеную ярость, так это то, что Амариллис бросила дитя на какую-то няню и спокойно продолжила свою веселую жизнь!

Гнев тоже был новым чувством в его сером мире. Интересная это вещь — гнев. Гнев означал, что его что-то волнует. Каждое новое-старое чувство разворачивалось перед его замороженной, онемевшей душой, как письмо, написанное им когда-то, но давно позабытое. Знакомое, но словно чужое.

Экипаж плавно остановился. Джек поглядел в окошко на великолепный большой дом. Вид был ограничен полукругом мраморных ступеней, который вел к богато изукрашенной резьбой входной двери. Тут же подскочили несколько слуг в ливреях, чтобы принять лошадей и открыть дверцы кареты.

Впрочем, Джека это не впечатлило. Амариллис хорошо вышла замуж. Она была состоятельной графиней. Однако если бы подождала немного, то стала бы сверхбогатой маркизой, которая могла бы не замечать просто состоятельную графиню.

Но Амариллис никогда не отличалась терпением.

Джека и Мелоди сразу провели в дом и водворили в роскошно обставленную гостиную. Комната была столь великолепной, так сияла позолотой и сверкающим хрусталем, что обычно неугомонная Мелоди прижалась к ноге Джека и осматривалась вокруг широко открытыми глазами.

Джек не стал садиться, он хорошо помнил, что гнев лучше выражать стоя.

Спустя некоторое, не слишком долгое, чтобы быть невежливым, время дверь отворилась, и в комнату вплыла Амариллис, высокая, элегантная, с волосами темными и блестящими, как мех лучшей норки, и глазами, синими и холодными, как северные озера. Идеальные, точеные черты, изумительная фигура, безупречный вкус в одежде. Она была одета в черное, этакий траурный наряд, но совершенный по крою.

Она выглядела так же потрясающе, как в последний раз, когда он ее видел, тогда она яростно требовала у отца вышвырнуть его вон из дома. Впрочем, теперь ее лицо совсем утратило живость и выражало лишь благоприобретенную скуку.

Но сквозь притворное равнодушие был заметен ее интерес к производимому на него впечатлению.

— Джек? Неужели это действительно ты? Господи, что могло привести тебя в этот скучный старый дом?

Джек с любопытством ждал, какое чувство испытает при виде Амариллис, но она оставила его совершенно холодным.

— Я пришел поговорить с тобой относительно нашего ребенка.

Амариллис бросила равнодушный, скучающий взгляд куда-то в сторону Мелоди, затем с рассчитанным блеском перевела его на Джека.

— У меня, дорогой, нет никаких детей. Это все знают.

Не говоря ни слова, Джек повернулся и, подойдя к Мелоди, вывел ее за дверь. Там он показал девочке на нижнюю ступеньку роскошной лестницы и велел:

— Сиди здесь!

Мелоди послушно уселась, крепко прижав к груди Горди Энн, она посмотрела на него своими синими глазищами — неужели Амариллис не узнала свои собственные черты в миниатюре? — и слегка выпятила нижнюю губку.

Джек удивленно посмотрел на нее.

«Ох, она, кажется, думает, что ты на нее сердишься».

— Я не сержусь на тебя, Мелоди.

Синие глазищи моргнули, и на них показались слезы.

О Боже! Тревога тоже была для него новым чувством. Список их продолжал увеличиваться.

— Мелоди, я сержусь, но не на тебя, а на леди в гостиной. Я сейчас собираюсь сказать ей несколько грубых слов и не хочу, чтобы ты их слышала. Если ты посидишь здесь немного с Горди Энн, я через несколько мгновений приду и заберу тебя.

На его глазах нижняя губка втянулась обратно и слезы на ресницах высохли.

— Ты сердишься на эту леди?

— Сержусь.

— Горди Энн леди тоже не понравилась.

Проклятие!

— Возможно, спустя некоторое время эта леди понравится ей больше.

Мелоди кивнула, но Джеку показалось, что Горди Энн выглядит не столь покладистой.

— Посидишь здесь?

Мелоди снова кивнула, на этот раз вполне мирно.

Джек оставил ее с Горди Энн, которую она принялась катать по полированным перилам, и вернулся в гостиную.

Амариллис живописно раскинулась на диване. Хотя там оставалось достаточно места и для Джека, он остался на ногах.

— Как ты можешь отрицать, что родила от меня ребенка?

Амариллис шумно выдохнула и изменила соблазнительную позу. Потом взяла шоколадную конфету из коробки на столике.

— Я повторяю, Джек, что у меня нет никаких детей. Несмотря на первоначальные надежды мужа, я никогда не губила этим свою фигуру. — Она пожала плечами. — Этого совсем не трудно добиться. Несколько трав… Немного того, сего…

Джек, нахмурясь, окинул взглядом эту самую фигуру. Он не был знатоком, но Амариллис выглядела точно так же, как четыре года назад. Возможно, даже стройнее.

Она наблюдала, как он ее разглядывает.

— Тебе нравится то, что видишь, красавчик Джек? — Она провела пальчиком по шее, закончив его бег в начале ложбинки меж грудей. — Как мне помнится, тебе этот вид очень нравился.

— Вообще-то я этого не припоминаю. — Он сощурил глаза. — Амариллис, не играй со мной в игры. Четыре года назад ты заявилась ко мне в постель. А на следующий день объявила о помолвке с другим мужчиной. Девять месяцев спустя ты отдала ребенка няне и исчезла навсегда. Два месяца назад ты перестала платить этой няне, после чего она оставила этого ребенка на пороге моего клуба. Ну же, признайся в этом!

По мере того как он говорил, выражение ее лица совершало ряд превращений: от легкой шутливости — к удивлению, а затем к полной растерянности. Теперь она смотрела на него, буквально раскрыв рот, а глаза ее непонимающе моргали.

Потом, с усилием закрыв рот, она проговорила:

— Четыре года назад… — Она громко рассмеялась: — Боже мой, Джек, ну вы и забавник! Какая глупая шутка! Впрочем, она развеяла скуку невероятно нудного дня. — Она снова фыркнула: — Тайное дитя! Господи, что за дурацкая мысль!

Джек не сводил с нее глаз, и его гнев постепенно переходил в сердитое недоумение.

— Амариллис, как вы могли бросить ее? Почему перестали платить няне? — Он сердито обвел рукой роскошную обстановку. — Или все это взято в долг?

На этот раз ее глаза зло сверкнули.

— Разумеется, нет. В долг! Что за глупость! — Теперь и она, разозленная, порывисто поднялась на ноги и решительно шагнула к нему. — Я надеюсь, вам не придет в голову распространять подобные слухи!

Он потряс головой, испытывая крайнее отвращение к стоявшей перед ним красавице.

— Бессердечная! Как я мог… — Он замолчал и, проведя рукой по лицу, отвернулся от нее. — Вы мне противны!

— Покиньте мой дом! — Прелестное лицо Амариллис исказилось злобной гримасой. — Забирайте свою маленькую паршивку и вон отсюда! Или мне велеть снова вас вышвырнуть, как мусор? — Ее губы искривились. — Смотреть на это было очень забавно!

Снова.

Прошлое и настоящее слились, столкнулись в голове Джека, Он так долго грезил о ней! Но стоявшая перед ним женщина была гадкой, эгоистичной оболочкой, лишь внешне похожей на девушку, которую он любил. С единственным безмолвным стоном прошлое ускользнуло прочь, навсегда уничтоженное настоящим, женщиной, чья жестокость сверкала из глубины ее небесно-голубых глаз…

Казалось, она поняла, что достигла предела его взрывного темперамента, отточенного на полях сражений.

Тряхнув головкой, она попыталась вернуть на лицо выражение царственной скуки.

— К вашему сведению, лорд Джек, мы с вами никогда небыли любовниками. Своей дерзостью вы нарушаете покой моего траура. Думаю, что вам давно пора удалиться.

Траура? Ее черное платье… Джек с трудом глотнул, старательно подавляя свою ярость. Кажется, существовали вежливые слова, которые следовало произносить в подобных ситуациях?

— Ваш муж? Она картинно закатила глаза:

— Как бы мне этого хотелось. Но нет, умер мой отец. Из-за сердца. Восемь недель назад.

И Джека окатила очередная волна нового, непривычного гнева. Он сделал шаг назад. Ее отрицание было полным. Изливать на нее свою ярость было бессмысленным. Это ни к чему не приведет. Он поклонился.

— Мои сожаления, — сухо произнес он. Ни ему, ни Мелоди больше нечего было делать здесь. — Я ухожу. Передайте мои соболезнования вашим матушке и сестре. Амариллис снова шлепнулась на диван и взяла новую шоколадку.

— Мама умерла год назад. А Лорел папу все равно не любила.

Джек повернулся и медленно вышел из комнаты. Амариллис совсем не походила на девушку, которую он когда-то любил. И хотя она была омерзительно злой и сварливой, ее удивление казалось искренним. Она и вправду понятия не имела, о чем он говорит!

В холле Мелоди подняла на него свои синие, как у Амариллис, глаза и тревожно заморгала.

Неужели Амариллис позабыла ту ночь?

Ту ночь… единственную за все прошедшие годы, которую он считал по-настоящему человечной… единственную, когда мир перестал быть серым, холодным и мрачным.

Та ночь, которая, выходит, как бы и не существовала. Потому что ему нечем было подтвердить, что она была. Даже его воспоминания теперь стали подозрительными, они были отравлены ехидной злобой Амариллис. Он помнил придуманную девушку, он нарисовал ее своим воображением и жаждой тепла.

Амариллис посмотрела на Мелоди как на какое-то неприятное существо, которое в любую минуту бросится на нее и грязными лапками испачкает модное платье.

Нет, Амариллис не была матерью.

А это означало, что Джек не был отцом. Мелоди не последствие того волшебного свидания. Мелоди просто подкидыш, безымянный ребенок, с загадочной запиской на пальтишке оставленный на пороге клуба джентльменов.

Погруженный в вихрь этих мыслей, Джек, держа Мелоди за маленькую ручку, повел ее по коридору к входным дверям.

По пути они, не обращая внимания, миновали женщину в темном платье. При виде Джека она уронила книжку, которую держала в руках. Он автоматически нагнулся, поднял ее и вернул женщине:

— Простите, мадам.

Мелоди, помахала ей рукой, по-детски сжимая и разжимая пухлые пальчики.

Как сможет он объяснить Эйдану и Колину, что маленькая девочка, которую все они так горячо полюбили, не имела к ним никакого отношения?

Одетая в черное траурное платье мисс Лорел Кларк — в трауре по родителям, которых давно научилась презирать! — так никогда и не бывшая замужем, потому что этого ей никогда не предлагали, стояла в коридоре дома своей богатой сестры и смотрела, как уходят из этого дома мужчина и ребенок. Ее дрожащие руки вцепились в книжку так, что от напряжения побелели пальцы.

Мир вокруг закружился, повернулся вокруг своей оси, остановился, выпрямился, стал совершенно иным.

Воспоминания. Страх. Боль. И наконец, слабый яростный плач.

Повитуха, которая не смотрела ей в глаза. «Родилась мертвой. Бедная малышка. Так случается».

Лорел думала, что тоже умрет, но выжила. По правде говоря, это была полужизнь, потому что сердце ее было разбито предательством Джека Редгрейва и жестокостью собственной семьи, но ничто не могло сравниться со смертью ее ребенка.

А теперь мужчина остановился в дверях, мужчина, который не должен был здесь оказаться, который только что прошел мимо нее, как мимо пустого места. В открытых дверях он опустился перед ребенком на колени.

— Кажется, идет дождь, — тихо произнес он. — Ты застегнулась? — Он выпрямился и протянул малышке руку: — Пошли, Мелоди.

Синие глаза.

Мелоди. Мертворожденная.

— Я же слышала ее плач. — Слова соскользнули с онемевших губ Лорел, словно шепот, словно выкрик отчаявшегося пленника.

Она слышала этот плач. Она верила в этот плач. И поэтому тогда дала имя ребенку, несмотря на все доводы и возражения.

Мелоди!

Глава 2


Едва придя в себя, Лорел бегом последовала за его светлостью и маленькой девочкой. Но экипаж с гербом Стриклендов достиг середины аллеи еще до того, как ноги Лорел коснулись дорожного гравия. Она застыла на месте, прижав руку к заколовшему боку. Сердце безумно стучало не только от изнеможения, но и от муки, вызванной отъездом Мелоди. С каждым поворотом колес отлично подобранная пара вороных коней резвым галопом все дальше уносила ее дитя.

Она жива! Радость пузырьками шампанского вскипела в крови.

Он ее забрал! Ярость настигла и захватила жарким треском лесного пожара.

Джек скомпрометировал Лорел и бросил ее, украл ребенка и заставил все эти годы оплакивать их обоих!

О, эта ужасная потеря! Океаны слез… месяцы и годы щемящей пустоты… постепенное мучительное осознание того, что она одинока на этом свете и никогда никого больше не полюбит… что дальнейшая жизнь до конца останется таким же бессмысленным прозябанием…

А все это время этот трижды проклятый ублюдок держал у себя Мелоди!

Мелоди жива!

Ярость жгла.

Радость поднимала ввысь.

Эта взрывчатая смесь эмоций вызвала одновременно дрожь и тошноту. Будь проклято это обессиливающее потрясение! Если б она двигалась быстрее, она сумела бы выхватить… забрать дочку у этого предателя, да гниет он в аду вовеки веков!

Ее дочку…

Джек не захотел повидать Лорел. Он вышел из гостиной, где обычно принимала гостей Амариллис. Почему?

За прошедшие несколько лет, когда Лорел жила нахлебницей в доме сестры, ей постоянно напоминали, в каком неоплатном долгу пребывает она у своей доброй и снисходительной родственницы. И ей никогда не приходило в голову, что сестре может быть известна тайна, которую так тщательно скрывали их родители.

С отчаянно бьющимся сердцем Лорел поспешила обратно в дом.

В гостиной сидела Амариллис, посмотревшая на нее с притворным удивлением:

— Боже, что за спешка? Это был всего-навсего Джек.

Но Лорел тут же поняла, что сестрица что-то скрывает.

— Эми, для женщины, которая лжет не переставая, ты делаешь это на редкость паршиво. — Лорел шагнула так, чтобы заслонить от сестры зеркало над камином, в котором она непрерывно любовалась собой. — Скажи мне, что за дело было у лорда Редгрейва в этом доме? Почему он привез к тебе этого ребенка?

Амариллис надулась, раздраженная тоном сестры, и нервно потеребила украшавшую подушку бахрому.

— У него какая-то глупая идея. Вот и все. Тебя это никак не касается.

Лорел смотрела на сестру, и в душе поднималось страшное, леденящее недоверие. Она всегда считала, что Эми неповинна в проделанном с ней злодеянии, ведь она в это время проводила свой медовый месяц где-то далеко. Лорел была уверена, что родители так же скрывали свои поступки от старшей дочери, как и от остального света. Именно эта вера в невиновность Амариллис позволяла Лорел жить в доме сестры, быть ее компаньонкой, а фактически почти рабыней.

Потому что только Эми ее не предала.

Теперь сквозь стену этой веры стали просачиваться струйки недоверия — струйки, которые превратились в мощный поток при виде пристыженного лица Амариллис и ее виноватого взгляда, который она подняла на Лорел.

— Ты знала.

Это не было вопросом.

Амариллис стала вытягивать одну за другой нитки из шелковой бахромы.

— Нет, не с самого начала. Ходили, слухи среди слуг. По крайней мере, рассказала мне горничная. Но пока не умер папа, я не знала ничего определенного. Потом кое-кто явился ко мне, пытаясь шантажировать твоей… нескромностью. И разумеется, Джеральд прогнал ее… прочь. Я понимала, что он совершил ошибку, потому что посетительница знала слишком много. Она знала, что у тебя родилась девочка.

Северный лед был, наверное, теплее, чем тяжесть на сердце Лорел.

— Ты знала, что мой ребенок жив.

Амариллис потрясла головой:

— Нет, не знала! До того как полчаса назад Джек не привел ее сюда, чтобы показать мне.

Лорел сделала всего один шаг вперед. Но Амариллис, наверное, прочла в лице сестры что-то новое, потому что высокомерная и часто властно сварливая сестрица отшатнулась и как-то съежилась.

— Лорел, я клянусь тебе в этом! Я ничего не знала о ребенке! Слуги шептались о мертворожденном!

Пристально наблюдавшая за выражением ее лица Лорел заметила, как Амариллис приопустила веки.

— Эми, я знаю, что ты лжешь.

Амариллис отвела глаза, но затем решительно распрямила плечи:

— Не понимаю, на что ты так сердишься? Мама и папа просто старались уберечь тебя от тебя самой. А нас всех от ужасного скандала! Мне казалось, что ты с радостью и облегчением отнесешься к тому, что все так тихо устроилось.

— С облегчением?! — У Лорел внутри все сжалось. Она изумленно разглядывала незнакомую женщину с лицом сестры. — Ты полагала, что я с облегчением восприму то, что мой ребенок умер?

Амариллис с вызовом вскинула голову:

— Да, разумеется! Никто за пределами семьи ничего не узнал. Все было очень мило, пока Джек не явился сюда со своими расспросами…

— Мило?! — Лорел подняла руку, пресекая неуклюжие лживые речи сестры. — Я ухожу, — коротко объявила она. — Моя доля наследства спокойно ждет меня в Английском банке. Она невелика, но убережет меня и мое дитя от вас, злых и мерзких людей. От тебя и этого проклятого Джека Редгрейва!

С этими словами она круто повернулась и вышла из комнаты. Ее черные юбки шелестели с новой решимостью и целеустремленностью. Амариллис что-то кричала ей вслед, но Лорел это было безразлично.

— Ты! Неблагодарная паршивка! Ты не можешь так просто взять и уйти! Кто будет заниматься моим домом? Кто будет организовывать мне обеды и балы?! Лорел!

Но сердце Лорел билось в новом ритме. Она не слышала ничего, потому что в ушах у нее снова и снова звучало имя дочери.

Мелоди!..


Когда Джек с Мелоди вернулись в клуб «Браунс», входная дверь распахнулась еще до того, как остановился экипаж. И едва Джек вышел из него и поставил Мелоди на ее крепкие ножки в пиратских сапожках, дворецкий клуба уже поджидал их на вершине лестницы. Лицо Уилберфорса было, как всегда, непроницаемым, но позади него виднелись другие заинтересованные и встревоженные лица.

Всем хотелось узнать, что ему удалось выяснить. Джек ощутил тупой ужас при мысли о том, что сейчас произойдет. Мелоди нашла в «Браунсе» свою семью. В его стенах она была окружена любовью дядей и тетей, а также доброй дюжиной нежных дедушек. Даже слуги были ее преданными поклонниками. А теперь Джеку предстояло сообщить им, что Мелоди им не принадлежит и не имеет права оставаться здесь.

Он заметил худенького мальчишку лет двенадцати, лицо которого напряженно сморщилось от тревоги. Бедный Эван. Он был наполовину защитником Мелоди, наполовину ее рабом, проводя дни за навязанными ею играми в чаепития и тому подобных и никогда надолго не отлучаясь от нее. А у крошки Мелоди для него всегда была наготове очаровательная улыбка с ямочками. В отличие от остальных Эван вовсе не желал, чтобы Джек поехал к Амариллис. Казалось он в своей короткой жизни уже претерпел множество передряг и успел узнать, что перемены далеко не всегда бывают к лучшему.

Что ж, Эван оказался абсолютно прав. Джек взял Мелоди за крохотную ручку и помог ей одолеть большие мраморные ступени. На вершине лестницы он помедлил, еще на миг, задерживая ее ручку в своей большой руке, не желая выпускать ее маленькие пальчики из своих. А потом она побежала вперед, чтобы, болтая без умолку, посвятить Уилберфорса в подробности их путешествия, а тот, склонившись, внимательно слушал ее бессвязный рассказ.

Джек прошел мимо Уилберфорса в холл клуба. Толпившиеся там люди пытались не давить на него, но он видел, что им не терпится узнать, что произошло. Его друг Эйдан с привычным непроницаемым видом стоял несколько поодаль, но Джек слишком хорошо его знал, чтобы понять — чувствительной душе, пожалуй, грозит наибольшая опасность огорчиться. Ведь Эйдан был первым, кто принял на себя отцовство Мелоди, и первым полюбил ее.

Жена Эйдана, Мэдлин, стояла рядом с ним, поддерживая его и сама получая его поддержку, как всегда, молчаливая и тонко чувствующая настроение и переживания мужа. Он отвечал ей тем же. Джек наблюдал за этим, толком не понимая, как такое возможно. Он не мог себе представить женщину, которая сумеет заглянуть ему в душу и не только не ужаснуться тому, что увидит, но и полюбить его.

Он заметил Колина, самого старого своего друга, спутника детства. Тот с видимой небрежностью опирался на стену, украшенную деревянной панелью с изысканной резьбой. Но его небрежное равнодушие было только маской, ведь Джек уже понял, что Колин просто обожал Мелоди и с радостью признал бы себя ее отцом. А еще Джек обратил внимание; что пальцы Колина были переплетены с пальцами его жены, Прю. Она даже не притворялась невозмутимой, а сосредоточенно кусала губы, и костяшки ее переплетенных с Колином пальцев побелели от усилия сдержать эмоции.

Джек продолжал молчать, и с каждой минутой этого молчания гримаса на лице Эвана становилась все напряженнее. Даже гигант привратник, Бейливик, ощутил царившую в холле тревогу. За ним Джек увидел толпившихся остальных членов клуба, седовласых и морщинистых, вроде бы исполненных терпения, но явно ожидающих, чем разрешится ситуация.

Но тут Мелоди протанцевала в дом, цепляясь за руку Уилберфорса, и напряженная тишина разрядилась улыбками и приветственными возгласами. Хотя они отсутствовали недолго, Джек с изумлением видел, как крохотная девчушка одарила всех до единого сердечным приветом, таким искренним и прочувствованным, словно не видела их целую неделю.

Эван, отлично понимавший, что его бессовестно используют, как няню, не стал дожидаться просьб. Окинув взрослых настороженным взглядом, он взял Мелоди за руку:

— Пошли, Мелли. Повар сегодня настряпал к чаю лимонных пирожных. Я знаю, что одно он приберег для тебя.

Мелоди, словно весенним дождем окатив всех присутствовавших потоком приветов и улыбок, не смогла устоять перед таким соблазном и, уцепившись за руку Эвана, проследовала за ним на кухню. Едва ее неумолчное щебетание затихло в дали длинного коридора, глаза всех устремились к Джеку, пришпилив его к месту, как бабочку на булавке.

Однако Джек, которым вновь овладела тяжкая немота, смог только резко помотать головой. Он увидел, как Мэдлин прижала ладонь ко рту. Эйдан не промолвил ни слова, но Джек заметил глубокое огорчение в его глазах. Колин обнял Прю, которая откровенно понурилась.

Неуклюжий великан Бейливик оказался единственным, у кого хватило храбрости задать Джеку прямой вопрос:

— Но, милорд, вы ведь сказали, что она ваша! Вы так сказали! Вы сказали, что она выглядит в точности как ее мать!

Джек поднял глаза на молодого человека:

— Эта леди все отрицает. Вот так-то.

Мэдлин шагнула вперед:

— Но возможно, она просто боится! Она знает, что мы просто хотим, чтобы Мелоди была счастлива? Неужели она думает, что мы ее осуждаем?

Джек повернул голову к стройной черноволосой красавице. Грусть в ее карих глазах пронзила мертвящий душу туман, в котором он пребывал, но слов у него все равно не находилось. Произносить их с каждой минутой становилось все труднее. И когда Колин приблизился к нему, продолжая прижимать к себе огненноволосую Прю, Джек только тупо воззрился на него. Слова Колина долетели до него словно с огромного расстояния, крик через пустыню, ветер которой уносит прочь все звуки.

Один за другим все начали принимать правду. Джек наблюдал, как упрямое недоверие в их глазах сменялось свинцовой, грустью. Они осознали, что это означало: он не является отцом Мелоди. И еще они поняли, что если никто из джентльменов «Браунса» не отец их драгоценной девочки, им остается единственный достойный и благородный выход: разыскать ее настоящую семью и вернуть туда Мелоди.

«Но эта семья ее не любит! — хотел крикнуть Джек. — Они оставили ее и никогда за ней не вернулись!»

Где-то в самой глубине пленный зверь страдания бился о прутья железной клетки горечи. Даже если бы Джек захотел выпустить его на волю и завыть, он не знал, как это сделать. Все, что он чувствовал, все, что хотел сказать, оставалось в капкане, внутри его. Трещина в этой твердой оболочке, которую Мелоди так легко открыла, быстро закрывалась рубцом на незажившей ране. Остальные грустно потянулись по коридору вслед за Эйданом и Мэдлин. Даже Уилберфорс двигался так, словно ноги его налились свинцом, хотя спина дворецкого оставалась идеально прямой.

Джек остался у двери. Каждое движение отзывалось в нем как царапины скребком по ободранной коже. Обращенные к нему взгляды, казалось, выпили весь воздух из его легких. И теперь холл остался пустым. Как его душа.

Он так радовался тому, что у него есть ребенок. А теперь года снова протянулись перед ним бесконечной серой мглой, полные ненужного беспокойства. Он может снова вернуться на свой корабль и уплыть…

Или он может остаться и снова встретиться лицом к лицу с лондонским светом… «Нет уж, лучше я вернусь в море. По крайней мере, там акулы улыбаются искренне».

Он беспомощно обвел глазами холл и заметил на столике у двери тяжелый пакет. Еще издали он заметил на восковой печати герб Стриклендов.

После долгой минуты раздумья до него дошло, что там дурные новости. Печать была черной. Маркиз Стрикленд умер.

Да здравствует новый маркиз. Одинокий.

Глава 3


Конверт тяжким грузом лежал на ладони Джека. Толстая веленевая бумага была столь же тяжелой, как новости, которые она сообщала.

Он медленно сломал печать и прочел письмо. Оно было от дядиного управляющего, человека доброго, но немногословного.

«Милорд,

его сиятельство шестой маркиз Стрикленд скончался в восемь часов пятнадцать минут этого вечера, 20 июня 1816 года. Приношу Вам мои глубочайшие соболезнования и приветствую Вас, лорд Джон Редгрейв, седьмой маркиз Стрикленд».

Джек судорожно сжал письмо в кулаке, и хруст бумаги громко прозвучал в тишине холла. Кто-нибудь другой думал бы о своем новом титуле и богатстве, а у Джека в голове стучало одно-единственное: «У меня больше никого нет».

Его родители умерли давно. Кузен погиб. Теперь ушел и дядя, человек, который все его годы, с детства, заменял ему отца.

Этот удар, пришедший сразу после того, как Джек распростился со своим кратким отцовством, почти сбил его с ног.

«У меня никого нет».

Его мир, как этот мраморный холл, гулко звучал пустотой.

И вдруг раздался стук в дверь.

От силы ударов у Лорел заныли пальцы. Всю долгую поездку в город она была напряжена до дрожи. Теперь она ощущала себя пружиной. Если сейчас, немедленно, ей не отзовутся, она, наверное, снесет эту дверь с петель.

Лорел чувствовала, что порвет в клочья любую преграду, отделявшую ее от ребенка.

Когда дверь, наконец, отворилась и на пороге оказался сам Джек, встречая ее, как какой-нибудь дурак дворецкий, Лорел показалось, что она шагнула на лестницу, а той не оказалось на месте.

Боже, какой же он худой! Хотя он все равно Джек. Такой же красивый… будь он проклят!

Встреча с ним лицом к лицу вернула ее в прошлое, которое она, старалась забыть. Все те часы, когда она смотрела на него, обожала, ждала с гораздо большей тоской, чем Амариллис… А потом сладостные жаркие часы той ночи…

За которыми, конечно, последовало гнусное предательство, а затем адская боль и утрата. При виде него все эти чувства смешались, сплелись в колючий клубок ярости. Однако этот порыв продлился недолго. После потрясенного взгляда на лицо Джека она протолкнулась мимо него в священный приют клуба джентльменов, заповедное место высоких персон, ароматных сигар и виски.

Возникшая на пороге леди была вся одета в черное — от острых носков ботинок до черной сетчатой вуалетки, спускавшейся с ее шляпки. Это траурное видение, явившееся сразу после черной печати на письме, ошарашило Джека. Если бы он был суеверным, то принял бы это за какое-то мрачное предзнаменование насчет своего ближайшего будущего.

Прежде чем он успел прийти в себя от изумления и по приветствовать эту вестницу-смерти, она ворвалась в парадный холл «Браунса». Что ж, так получилось. Никогда ему не справиться с ролью швейцара джентльменского клуба. Он всегда спешил уступить дорогу даме.

Все же ему следовало помочь Уилберфорсу и выяснить, чего хочет эта фурия. Закрыв дверь и тем, отрезав уличный шум, Джек повернулся к леди.

— Мадам? — обратился он к ней и даже слегка поклонился. Впрочем, лишь слегка, ведь он теперь был маркизом, и это остальным скоро придется кланяться ему.

Его недоумевающий вид, казалось, оскорбил, ее. Она резко выпрямилась и вздернула подбородок:

— Где она?

Джек нахмурился. До сих пор он недооценивал трудности, с которыми приходилось сталкиваться Уилберфорсу. Возможно, сумасшедшие леди в черном являлись сюда ежедневно, а Джек-то полагал, что Уилберфорсу нечего делать, кроме как стоять с торжественным и суровым видом у дверей.

Джек попытался принять суровый вид и с высоты своего немалого роста, нахмурясь, посмотрел на леди:

— Кто?

Если Джек правильно понял, его суровость оскорбила ее еще больше, чем растерянность. Леди буквально сорвала с рук перчатки, словно намереваясь вступить в кулачный бой, затем сняла соломенную шляпку и швырнула ее за спину, на пол. Затянутые назад ото лба темные волосы засверкали под светом, а синие глаза на бледном лице метали ледяные молнии. Эта незнакомка была очень похожа на Амариллис, она с бешеной яростью во взоре стала наступать на него:

— Где она?

Джек изумленно отшатнулся, затем пригляделся… Такое знакомое…

— Ежевичка!..

Он часто дразнил ее этим прозвищем, говоря, что она слишком колючая, чтобы зваться Лорел. Невероятно. Когда он видел ее в последний раз, Лорел была просто девочкой… впрочем, и тогда он едва замечал ее рядом с яркой красоткой Амариллис.

Дернувшись от этого детского прозвища, как от удара, мисс Лорел Кларк — потому что это была именно она, Лорел, только повзрослевшая, — побелела, как мрамор, и со скрежетом стиснула зубы.

— Где она, Джек? Где Мелоди? — Джек невольно отступил назад.

— Она наверху, в своей комнате. Но зачем…

Лорел тут же повернулась и, подхватив юбки, бегом бросилась к лестнице. Потрясенный Джек немедленно последовал за ней. — Лорел, в чем дело?

Но она, не обращая на него внимания, торопилась наверх, только башмачки стучали по мрамору.

— Лорел тебя что, Амариллис прислала?

Лорел бросила на него один презрительный взгляд и продолжала подниматься, добравшись уже до второго этажа.

— На каком она этаже? — нетерпеливо спросила она. Джек нахмурился:

— На самом верхнем. Леди Мэдлин устроила там детскую…

Он терялся все больше, но поторопился вслед за ней и нагнал на последней ступеньке лестницы, на повороте к коридору, где располагались комнаты Эйдана, Колина и пожилого, но еще весьма бодрого лорда Олдрича.

Она остановилась, положив руку на перила, задыхающаяся и усталая. Когда Джек приблизился, она круто повернулась к нему лицом.

— Уходи с моей дороги! Я сию же минуту забираю ее из этого дома!

— Что? — Джека охватила тревога. — Что ты имеешь в виду? Амариллис решила наконец сознаться? Она послала тебя забрать Мелоди в Комптон-Хаус?

Лорел снова зарычала. Затем положила обе ладони ему на грудь и оттолкнула с дороги:

— Уходи. Прочь!

Джек не двинулся с места, что только добавило ей злости. Она прекратила толкать его и отбросила назад выбившийся локон, загораживающий глаза, сверкавшие такой ненавистью, что Джек невольно попятился.

— Где расположены твои комнаты? — требовательно осведомилась она.

— Этажом ниже. Как раз под нами. — Она резко отличалась от той девочки, которую он знал когда-то. — Лорел, что на тебя нашло?

Она зарычала, затем повернулась к первой двери и, распахнув ее, забежала в комнату.

— Мелоди!

Джек подождал, пока Лорел выйдет из этого пустого помещения, но когда она вновь оказалась в коридоре, то сразу же рванулась мимо него к следующей двери, к покоям, которые занимали Колин, его жена Прю и ее младший брат Эван. Джек преградил ей дорогу, положив руку на замок. Она отшатнулась от него, продолжая мерить его ненавидящим взглядом.

— Лорел, чего ты хочешь? Какое тебе дело до Мелоди?

— Дело? — рявкнула она. — Это тебе нет до нее никакого дела! Я забираю Мелоди из этого сумасшедшего дома, и ты больше никогда не сможешь манипулировать ни ею, ни мной!

— Манипулировать?

— Мелоди! Мелодиии!..

Из комнат Эйдана раздался тоненький голосок:

— Папа? Ты где?

— Оставайся на месте, Мелоди!— крикнул в ответ Джек.

Он не понимал, что твердит Лорел, не знал, почему она смотрит на него так свирепо, но сообразил, что ее дикое поведение и крики напугают Мелоди. Протянув вперед обе руки, он стал медленно придвигаться к Лорел, повторяя умиротворяющим тоном:

— Успокойся… И просто послушай…

Используя свои размеры, чтобы оттеснить Лорел от двери, за которой находилась Мелоди, он повел ее по коридору назад. Но не вниз по лестнице. Нет, лучше на какое-то время оставить эту историю при себе. Не стоит снова пробуждать надежды окружающих, пока он не разберется, почему Амариллис передумала и прислала сестру забрать Мелоди.

Джек заметил за плечом Лорел дверь на чердак. Он окажется тем тихим местечком, в котором можно будет спокойно поговорить и где возбужденное состояние Лорел никого не перепугает. Продолжая говорить успокаивающим шепотом, он взял Лорел за локоток и в мгновение ока, втолкнул в нужную дверь. Несколько шагов по узкой запыленной лесенке вверх, и они оказались в основном чердачном помещении, огромном пустом пространстве под балками крыши, заполненном ненужной мебелью.

Кожа Лорел пылала от переполнявших ее эмоций, и сквозь тонкую ткань черного рукава Джек ощущал жар ее тела. Это ощущение одновременно испугало и взволновало его. Впрочем, наверняка это было следствием того, что он долго жил один.

Оказавшись на чердаке, Лорел резко отбросила его руку и попятилась. В тусклом свете, льющемся через большое грязное окно в дальнем конце чердака, было видно, что она продолжает сверлить Джека яростным взглядом.

Лорел потерла локоть, за который он ее держал, и дело было не в том, что Джек причинил ей боль. Его хватка была неумолимой, но не болезненной. Она массировала, руку, чтобы стереть волнующее ощущение его большой теплой ладони на своем теле. Даже краткое мгновение этого контакта всколыхнуло память. Одно щекочущее касание, и она вновь пережила прошлое. Снова промелькнули в ее мозгу обрывки тех сладостных жарких часов, когда эти опытные горячие руки бродили по ее телу, доводя до экстаза, заставляя вновь и вновь содрогаться, теряя себя в наслаждении, равного которому она не испытывала ни до, ни после.

Да, у него большие руки, ну и что?!

Тем больше поводов ненавидеть его, потому что единственным прикосновением он мог причинить больше вреда, чем любой другой мужчина.

Теперь Джек залучил ее сюда, на чердак, одну, и разглядывал этими своими черными глазами-колодцами, где прячется его душа, такая же темная и непроницаемая.

Если, конечно, ты не знаешь, как в них смотреть.

Но все равно они лгали! Должны были лгать, потому что он оказался не тем человеком, которым она его считала, и он загубил ее жизнь…

Хватит об этом! Она шагнула назад, к лестнице. Он протянул руку, чтобы ее остановить. Лорел, как и раньше, отпрянула от его прикосновения, не желая испытывать свою решимость.

— Я заберу ее, мы покинем это место, и ты больше никогда нас не увидишь. Негодяй!

— Я понял, — нахмурился Джек. — Но почему?

Гнев, порожденный его предательством, вскипел снова.

— Почему?! — Она бросилась на Джека с кулаками, мгновенно позабыв о решении не приближаться к нему. С отчаянным животным криком, полным отголосков всех горестных минут муки, которую он ей причинил, она била его по широкой груди. — Ублюдок! Мерзкий, бессердечный, бездушный…

Он схватил ее в объятия и крепко прижал к себе.

— Лорел!..

Оказавшись так близко к нему, Лорел не могла замахнуться и ударить, что, разумеется, и было его целью. Она могла только биться в его объятиях, издавая невнятные крики, и, конечно, кусаться, но вырваться из его жесткой хватки не получалось. Его руки крепко обвивали ее, пока она с помощью кулаков, пинков и проклятий изливала на него все годы своей горечи и утрат.

Наконец ее ярость сменилась изнеможением и разум успокоился настолько, чтобы осознать, что, несмотря на всю свирепость ее нападок, он ни разу не ответил ей ударом на удар. Даже словом не откликнулся. Он просто стоял, как статуя из гранита, и держал ее, пока она бесновалась.

С краткими задыхающимися вздохами она расправила ладони у него на груди и решительно оттолкнула его, прошептав:

— Отпусти меня.

Он не ответил. Она глубоко вздохнула и произнесла более спокойно, но твердо:

— Отпусти меня.

Когда его хватка ничуть не ослабла, Лорел рискнула поднять на него глаза. Он слегка отвернулся и зажмурился. Если тело превратилось в гранит, то лицо было словно изваяно изо льда, а зубы стиснуты так сильно, что напрягшись жилы на шее. Что-то неладно…

А затем она почувствовала нечто напрягшееся, упершееся ей в живот… Она узнала эту твердость. На одну бесконечную ночь она принадлежала ей. Воспоминания о его щедрой отдаче, о размере, о жаркой шелковистой стали в ее руках… внутри… во рту…

Тело вновь предало ее. Несмотря на всю последующую ненависть, на все ее муки, Лорел так и не удалось до конца убедить себя, что та ночь не была всепоглощающим экстазом. Если угодно, это было одним из его предательств: ознакомить ее с таким сладостным наслаждением, дать знать, что оно существует… а потом навсегда его отнять. На один миг она задохнулась — но этот миг, казалось, лился час, — они оставались прижатыми друг к другу, уже без борьбы. Ее ярость израсходовалась, воля изнемогла от воспоминаний. Лорел даже позволила себе уронить голову ему на грудь. Ее пальцы сами собой расправились, прижавшись к его твердой груди, ощущая тепло сквозь жилет и рубашку, осязая кончиками пальцев стук сердца.

Молчание окружило их… затянулось… обвило шелковой паутиной, оставляя прижатыми друг к другу, задыхающимися, ожидающими…

Хотя Джек усилием воли заставил себя оставаться неподвижным, в голове у него разразилась буря. Это была Лорел, женщина, которую он прижимал сейчас к себе. Когда он видел ее в последний раз, она была почти девочкой, едва знакомой, возможно, будущей сестрой…

Тогда каким же образом его тело знало ее? Как получилось, что он стоял здесь, крепко сжимая ее, желая ее с такой безумной жаждой, от которой у него сводило челюсть… и все дрожало внутри?

В его мозгу крутились какие-то бессвязные обрывки воспоминаний. Лорел, с косичками, смеющаяся в ответ на его поддразнивания. Амариллис, осыпающая насмешками ее, покрасневшую, смущенную пятном от пролитого на платье чая. Амариллис… ее сладкие нежные губы, щедро податливая, обнаженная… раскинувшаяся под ним.

Лорел смотрела на него своими синими глазами, полными желания, томления… а он тогда не замечал этого, не понимал по молодости и глупости.

Плачущая Амариллис, когда его вышвырнули из их дома, хотя сделали это по ее же наущению.

«Что-то здесь не так. Неправильно… Думай!»

Но думать он не мог. Его ум отказывался соображать, захваченный водоворотом внезапного, необъяснимого вожделения, раздвинувшейся черной бездной потребности… Нужды.

Потребности в сестре его прежней возлюбленной?!

Убийственно. Непристойно. Совершенно немыслимо… Его объятие крепко сжалось. Он открыл глаза и увидел ее обращенное к нему, залитое слезами личико. Синие глаза встретились с карими. Губы ее приоткрылись, и теплое дыхание согрело его рот…

— Папа?! — раздался на лестнице высокий голосок Мелоди. — Ты здесь?

Задвижка на двери затряслась. Джек увидел, как на лице Лорел погасло сладостное забвение страсти, в глазах засветился свет разума… или того, что сегодня должно было сойти за разум. Она сильно толкнула его в грудь и вскрикнула:

— Мелоди! Мел…

Дверь внизу начала открываться, но его инстинкт воина проснулся к жизни. А вторым инстинктивным желавшем было защитить Мелоди. Одним решительным жестом он запихнул Лорел в боковую комнатку чердака. Она споткнулась, удивленно обернулась к нему.

— Нет! — Распахнув глаза, она рванулась, пытаясь подмешать. — Нет, Джек! Она моя…

Он захлопнул дверь, оборвав Лорел на полуслове, и повернул торчащий в замке ключ. Одной рукой он сунул этот ключ в карман, а другую протянул навстречу ангелочку, личико которого светилось в луче света, падавшего в щели лестницы. Глухой стук потряс дубовую дверь за его спиной, но Джек поспешил вниз, к Мелоди, заглушая стук своими шагами. Любопытство не заманит ее на чердак.

Мелоди не пойдет туда. Никогда.

Глава 4


— Что он сделал? — Крик Мелоди буквально взорвал тишину комнаты. — Я не могу в это поверить! — Она подняла голову с плеча Пуговки и с ужасом посмотрела на него.

— Это истинная правда, — кивнул Пуговка. — Он сам мне это рассказывал.

— Но это ведь ужас что такое! Как он мог сотворить подобное?!

Пуговка похлопал ее по руке.

— Но он вовсе не хотел ей зла. Это была… ошибка. Ошибка, которая в последующие дни разрослась и зашла слишком далеко.

— В последующие дни? — Мелоди просто вытаращилась на него. — Ты хочешь сказать, что он держал ее там? Сколько времени? Долго?

Пуговка поджал губы.

— Я, конечно, могу сказать тебе точно, однако тогда придется пропустить самые интересные куски этой истории. И потом тебе стоит больше верить в своего отца.

— Нет! Это слишком ужасно! — Мелоди скрестила руки на груди. — Я больше никогда с ним не заговорю.

Пуговка улыбнулся:

— Не забудь сообщить ему об этом через час, когда он поведет тебя к алтарю. — Он слегка щелкнул ее по носику. — А сейчас, славная и свирепая моя Мелоди, хочешь ты слушать эту историю или нет?

— Нет! — надула губки Мелоди и подпрыгнула, что не произвело на Пуговку особого впечатления, потому что она тут же присела. Сделав глубокий вдох, она объявила: — Ладно. Пожалуй, хочу.

Обняв за плечи, Пуговка усадил ее поудобнее и снова прислонил к своему плечу. Он легко поцеловал ее в макушку, постаравшись не повредить свадебную прическу.

— Так на чем я остановился?

— Мой отец забросил мою мать в темницу и ушел.

— Твой отец пытался убедить твою законно рассерженную мать выслушать его.

— Я не стала бы слушать того, кто запер меня на замок.

Пуговка засмеялся:

— Что ж, пожалуй, характером ты похожа на нее, поэтому что красавица Лорел отреагировала на это именно так…


Лорел колотила в толстую дубовую дверь, пока у нее онемели пальцы, Джек не возвращался. В конце концов, она повернулась спиной к этой преграде и соскользнула по ней на пол, где и осталась, горестно обхватив колени руками.

Попалась в ловушку. В капкан. В тюрьму!..

Снова…

Она попыталась не дать своему гневу угаснуть, чтобы хоть как-то не позволить разраставшемуся внутри холоду завладеть ею. Четыре стены. Окно. Дверь, которую она не может открыть… Как все это ужасающе, до тошноты знакомо.

Хорошая девочка из хорошей семьи ничего не должна знать о тюрьме. Девочка, которой она была раньше, понятие имела о времени, когда само существование зависит от подноса с едой, которую просовывают три раза вдень.

Впрочем, хорошие девочки из хороших семей не должны внезапно оказываться беременными.

«Мама, пожалуйста, не запирай меня! Папа, пожалуйста, пожалуйста, выпусти меня! Я сожалею. Я так сожалею!..»

Их приводила в ярость не только и не столько ее беременность, сколько упорный отказ назвать своего любовника. Она хранила этот секрет и ждала Джека, веря, что он за ней вернется.

Но месяцы шли… Месяцы, когда ее занимала только одна мысль: как бы спуститься с третьего этажа, держась за плеть плюща. Но ей так и не хватило храбрости, ведь ее тело становилось с каждым днем все крупнее. Однако теперь она осушила глаза и задумчиво взглянула на окно в противоположной стене чердака.

Сейчас она не была беспомощной… и беременной…

К несчастью, окно выходило на лежащую внизу улицу. Лорел мысленно прикинула, сколько ступенек преодолела в своем безудержном стремлении к Мелоди. Второй этаж. Три поворота лестницы. Лесенка на чердак. Лорел посмотрела на узкий карниз под окошком и с трудом сглотнула слюну. Он был лишь чуточку шире ее ладони и наверняка скользкий от сажи и птичьего помета.

А может, и нет…

Она покачала головой и перевела взгляд на улицу. По ней проехали повозки и несколько экипажей, но возницы сосредоточили все внимание на лошадях. Цокот копыт заглушал ее крики.

Она подождала, пока повозки проедут, и обратила все внимание на юношу с мешком на плече. Он как раз выгрузил мешок из повозки, остановившейся перед складом. Ее истошный крик заставил юношу посмотреть вверх. Он сдвинул шапку на затылок, одарил Лорел веселой улыбкой и послал ей воздушный поцелуй.

Нахальный чертенок! Он решил, что она с ним флиртует!

Нет, толку от этого нет. Улица была слишком шумной и далекой. А люди привыкли смотреть только перед собой, а не вверх.

Бросив последний горестный взгляд на заскорузлый карниз, Лорел отошла в глубь комнаты, заперев сначала окно от сочившегося из него промозглого холода.

Она не могла спуститься по стене на пять этажей вниз, да, в общем, это и не было нужно. Джек вернется, а когда он вернется, она его убьет! По крайней мере, дважды! Потом она легко перешагнет через его истерзанное тело и направится прямо к парадному входу!

Она крепко прижала пальцами веки, чтобы не дать пролиться слезам. Но воспоминания это не прогнало.

Джек! Дерзкий, вечно смеющийся красавец… Он сразу подпал под обаяние Амариллис, как и любой молодой человек, который ее видел, но в отличие от остальных он не игнорировал существование Лорел. И даже не смеялся над ее робостью и любовью к чтению.

Дурнушка Джейн… так прозвали ее поклонники сестры. Пристенный цветочек. Как только они осознавали, что Амариллис забавляют насмешки над сестрой, они давали волю своему остроумию, изощряясь в остротах на ее счет.

К счастью, их выдумки были очень ограниченны. Только Джек придумал прозвище, в котором сочетались дразнилка и восхищение.

Она как раз вышла из гостиной, досыта нахлебавшись творчеством тупых поклонников Амариллис. Мать велела Лорел находиться при Эми, потому что сама приболела. Хотя Лорел было шестнадцать, а Амариллис восемнадцать, присутствие любой женщины придавало компании пристойность.

— Будь прокляты эти приличия! — бормотала Лорел себе под нос, выходя из комнаты. — Дэнди! Их надо называть конфетками, потому что у них сахарная вата вместо мозгов!

Короткий и громкий смешок позади, заставил ее круто обернуться, с ужасом зажимая рот ладошкой. О Господи, лишь бы мама не узнала об этом!

Только тогда Лорел заметила его. Он стоял, прислонившись к косяку двери в гостиную. На его узком красивом лице сияла дразнящая улыбка, а темные глаза лучились восхищением.

Они были такими темно-карими, что казались черными.

И…

«Он смотрит на меня. Он меня видит!.. — И мысль, которую Лорел тут же поспешила загнать поглубже, ее обожгла. — Какой он красивый!»

— Остра на язык, ничего не скажешь. — Он лениво оторвался от стены и шагнул ближе. Уголки его губ смешливо подергивались. — Разве ты не знаешь, что лавру не полагается иметь колючек?

Она никогда не вступала в разговоры с гостями Амариллис. Если, конечно, ей это удавалось. Застенчивость не позволила Лорел ответить что-то разумное, поэтому она скрывала свою робость за каменным молчанием. Ей хотелось бы думать, что это производит впечатление сдержанного превосходства, но втайне Лорел подозревала, что выглядит это иначе.

Однако теперь она вскинула голову и поглядела этому дерзкому типу прямо в глаза.

— Вы заблудились? Я знаю, путь от входной двери слишком запутанный. — Там было всего двадцать шагов по прямой. — Может быть, нужно показать вам дорогу?

Он снова ответил беглой обаятельной улыбкой, и у Лорел внутри потеплело. В животе… или, возможно, где-то ниже. Она задержала взгляд на его нижней губе и заставила глаза вернуться выше, чтобы встретиться с его понимающим взглядом.

— Колючая маленькая Ежевичка с острыми-преострыми шипами. Кто бы мог подумать?..

Она задрала подбородок:

— Меня зовут мисс Лорел Кларк. И мы не представлены друг другу. Вы нарушаете приличия, сэр.

Он наклонился и дернул ее за одну из длинных темных косичек, которые она носила, чтобы выказать презрение к сложным прическам. Теплые пальцы скользнули по ее шейке. Заметил ли он, как она вздрогнула?

— Я никому об этом не расскажу, если вы не расскажете, — прошептал он и хрипловато рассмеялся, когда она отчаянно покраснела. — Ну, давайте, Ежевичка, покажите мне, где тут у вас библиотека. Мне нужно переждать эту безмозглую команду. Так что лучше почитать что-нибудь.

— Вы читаете? — На этот раз она не хотела его уязвить, а просто удивилась.

— О да. Уже много месяцев. — Он пощекотал ей ушко кончиком косы. — И можете звать меня Джеком. Видите, представление благополучно совершилось. И никаких дуэний не понадобилось.

Она подняла руку, чтобы вытащить косу из его пальцев.

Их пальцы соприкоснулись, и она почувствовала, как вспыхнули щеки от волны жара, прокатившегося по ее телу. Джек… Этот мужчина — воплощенное беспокойство, томно подумала она.

Она и представить себе не могла, насколько справедлива была эта мысль.


Джек плотно закрыл дверь на чердак и повернулся к лесенке. Мелоди стояла посреди коридора и внимательно смотрела на него, сдвинув бровки.

— Папа, почему ты играешь на чердаке?

— Вовсе я не играю. То есть чердак не место для игр. Ты ведь это знаешь, Мелоди?

Она настороженно смотрела на дверь чердака.

— Плохой человек забрал меня на чердак. Он забрал меня на крышу!

Именно там этот негодяй, безумный и жестокий покойный муж леди Мэдлин, свесил с крыши маленькое тельце Мелоди и грозил бросить ее вниз на мостовую. Руки Джека сами сжались в кулаки. Если бы в тот день этот мерзавец не разбился сам, Джек сделал бы это с ним сейчас. Его не было тогда рядом, чтобы защитить Мелоди. Если бы он не потонул в своих горестях, он гораздо раньше узнал бы о ее существовании.

«Я забираю ее отсюда сию минуту».

Лорел. Джек потер затылок. Он не понимал причины поведения Лорел, но не сомневался, что она в ярости… в искренней ярости.

Она, в самом деле, кипела нешуточным гневом.

Это означало, что он только что запер на чердаке разъяренную женщину. И это показалось ему не слишком-то хорошей идеей.

Но дело было сделано.

Поморщившись от этой мысли, Джек взял Мелоди за ручку и повел вниз, в свои комнаты. Рано или поздно ему придется разобраться с Лорел. Он не любил откладывать дела на потом, но надеялся устроить так, чтобы Мелоди находилась подальше от всего тревожного.

Сначала надо уложить девочку в постель. С момента его прибытия в «Браунс» Мелоди настаивала, чтобы он, и только он, исполнял эту обязанность. Колин отнесся к этому благодушно, хотя до тех пор именно он был незаменимым в этом обряде.

Однако если присутствие Колина стало необязательным, его рассказы оставались необходимыми. Джек не особенно много знал о пиратах, но и у него хватало историй о морских приключениях. Каждый вечер эти истории становились все длиннее и подробнее. Способность Мелоди слушать их, широко раскрыв глаза и затаив дыхание, творила с его разговорчивостью просто чудеса.

Все в «Браунсе» изумлялись, но позволили Джеку захватить этот ритуал, предваряющий ее сон.

Это казалось легким, но за последнюю неделю он узнал, что обычно жизнерадостная и смешливая Мелоди никак не относилась к тем, кого можно было назвать легкой в общении. Вечно в действии, вечно в движении, часто в опасности, она никак не была покладистой и тихой.

Только когда спала.

Часом позже Джек смотрел на спящую девочку, она не была его дочкой. Но эта мысль никак не хотела застревать в его мозгу. Она все время ускользала, словно не желая там закрепиться.

«Она не моя».

Но кажется, она как-то связана с Лорел.

По крайней мере, это объясняло сходство Мелоди с Амариллис. Теперь, снова увидев Лорел, он удивился, что сразу не подумал о ней. Мелоди явно походила на нее: умная, любознательная и склонная к внезапным проявлениям любви…

Ни одна из этих черт не была свойственна Амариллис. Подняв на руки теплое, расслабленное тельце Мелоди, он прислонил его к плечу и поднялся на ноги, чтобы отнести девочку в ее комнату. Мэдлин и Эйдан устроили ей детскую в своих покоях. Уложив ее в собственную постельку, Джек огляделся вокруг, оценивая последние прибавления обстановки.

На боковом столике стояла маленькая шахматная доска с фигурами. Джек взял в руки одну из фигурок, чтобы рассмотреть получше. Это был конь, вырезанный в виде коренастого пони с большими выразительными глазами.

Каждая фигурка представляла собой совершенно очаровательную игрушку, а короли и королевы восхищали тонкой проработкой деталей.

Это наверняка было очередным подарком от лорда Бартлза и сэра Джеймса. Эти старые зануды совершенно бессовестно шли, на любые ухищрения, чтобы заслужить от Мелоди прозвище «самого замечательного дедули».

Вскоре в комнате Мелоди не будет места для всех этих взяток, то есть «подарков».

Пока Джек укладывал Мелоди, наступила ночь. Часы пробили половину одиннадцатого. Он растерянно моргнул. Совершенно очевидно, его истории становятся все длиннее. Странно. Видимо, он сегодня наговорил Мелоди больше, чем сказал за весь прошлый год.

Почему она оказалась единственной, с кем он мог перекладывать свои мысли в слова? С Лорел ему это не удалось.

Лорел.

Ад и все его дьяволы! Что он наделал?!

«Ты все еще ощущаешь себя на войне. Принимаешь мирные решения с военными крайностями».

И поэтому вляпывался по-крупному. Это уж точно.

Однако если сравнить нынешнее прегрешение с прошлыми преступлениями… похищение было пустяком. Он уже не был тем человеком, за которого его принимали друзья.

В нем вообще оставалось мало человеческого.

Погрузившись в огромное кресло, которым Мэдлин дополнила комнату Мелоди, он даже не задумался, как будет выглядеть на фоне его пухлой розовой обивки.

Прикрыв рукой глаза, он попытался вспомнить, когда видел Лорел в последний раз. Ее, кажется, не было в доме в день той унизительной истории.

Или была?

«Думай!..»

Он был так погружен в беспросветный мрак, так отрешен от всего…

Это друзья приказали ему явиться туда в гости, посмотреть на его любимую девушку, он и поехал… Там он пережил самую замечательную, самую поразительную ночь в своей жизни, которая почти вернула его в мир живых. А затем сердце вновь жестоко вырвали из груди…

Потом последовали два месяца, проведенные в пьяном тумане, в погружении во тьму. Колин и Эйдан убедили его, что самоубийство — чистый эгоизм. Слишком многие хотели, чтобы Джек стал добрым хозяином, достойным наследником больного дяди. У него были обязанности. Осознание этого не дало ему совсем погрузиться во мрак, но он остался пребывать в сумерках. Пока не увидел Мелоди.

А теперь явилась Лорел, чтобы забрать ее.

За дверью топтались Колин и Эйдан.

— Сейчас он укладывает ее в постель, — тихо произнес Колин. — Бедняга. Я никого не видел таким раздавленным, каким он вошел давеча в дверь клуба.

Эйдан бросил на Колина быстрый взгляд:

— А я видел.

Колин отвел глаза.

— Со мной все будет в порядке. Это я тревожусь о Мэдлин и о Прю. И о Джеке.

Эйдан медленно кивнул: — Мне совсем не хочется видеть Мелоди грустной, но она пережила много трудностей, как и Прю. А вот Джек… Колин потер рукой затылок. — Джек и так ходит по краю.

— Последние несколько дней он выглядел лучше. — Эйдан сделал парочку медленных вдохов. — Я подумал, что обретение Мелоди стало для него почти что… возрождением. Колин неотрывно смотрел вдаль.

— Ты хочешь сказать, жизнь за жизнь?

Эйдан усиленно разглядывал свои руки.

— Мы этого не знаем.

— Нет. — Колин старался не встретиться взглядом с другом. — Мы не знаем ничего подобного. Не наверняка. На другой стороне коридора приоткрылась дверь в комнаты Колина и Прю. Прю, широко распахнув глаза, прижала руку ко рту.

Жизнь за жизнь?

Глава 5


Уже стоя наверху, перед запертым чердаком, Джек заколебался. Стоит ли ему стучать? Чувствуя себя глупо, он все же постучал в дверь. Прижав ухо к замочной скважине, он еле расслышал презрительное фырканье Лорел.

— О, будьте добры, входите. — Даже толстые дубовые доски не смягчили иронии в ее голосе.

Тяжелый ключ согрелся в его кармане. Лицо пылало от смеси стыда и неловкости, приправленных чуточкой раздражения. В единый миг он ощутил сразу три чувства, которых никогда раньше не испытывал.

Он повернул ключ, а затем медленно-медленно отворил дверь… И едва увернулся от осколков полетевшей ему в голову посудины.

— Ух ты, промахнулась!.. — Она произнесла это спокойно, но в голосе кипела ярость.

Джек сначала спрятался за дверью, но затем отбросил постыдную трусость. Он это сотворил и теперь должен лицом к лицу встретиться с последствиями.

Эти последствия продолжали нарастать. Осколки летели неустанно. Он заслонил глаза рукой:

— Проклятие, Лорел!..

— Ты хотел войти, так заходи.

— Прекрати.

— О, Джек, мне и в голову не придет причинить тебе вред.

Он шагнул в комнату и тут же рванулся в сторону, уклоняясь от треснувшей тарелки, летевшей ему в голову.

— Ой! А я-то решил, что ты не хочешь причинять мне вреда!

Лорел помедлила, взвешивая в руке тяжелый чайник без ручки.

— Я не хочу причинять тебе вреда. Я хочу тебя убить! — Чайник полетел в его сторону и почти попал в плечо, если бы Джек не сумел увернуться.

Она свирепо сдвинула брови.

— Перестань двигаться.

Он умиротворяюще поднял руки.

— Лорел, я понимаю, что был не прав, запирая, тебя здесь…

В мгновение ока она нагнулась к лежащей у ее ног груде брошенной посуды и с трудом швырнула в него тяжелой супницей. На этот раз Джек не стал дергаться, а просто отбил ее предплечьем.

— Как же это было больно!

Впрочем, ему, видимо, удалось скрыть боль, потому что Лорел вытаращила глаза от удивления и заколебалась, выбирая очередной снаряд. Это стало ее первым просчетом. Как солдат, бросающийся на засаду, Джек кинулся через комнату и оттащил Лорел от ее арсенала.

— Отпусти меня! — Она старалась лягнуть его, но ее одетые юбки защитили Джека.

Он крепко принимал ее к себе, спиной к своей груди, плотно обвив ее руками, так что она не могла шевельнуться.

Пахла она восхитительно!

Это было бы не важно… если б не напоминало ему о чем-то…

Лорел отчаянно сдерживала слезы и старалась вырваться из его хватки. Слезы не приводят ни к чему хорошему. Уж ей ли не знать, ведь за последние четыре года она пролила их столько, что теперь знала это точно. А вот сохранять злость… это полезно. Она никогда в жизни не испытывала такого всепоглощающего бешеного гнева. По крайней мере, никогда раньше не давала себе в этом волю.

Но Джек, этот невероятно бесчувственный негодяй, столько украл у нее…

Ее тело затрепетало от близости его большого и сильного тела.

— Нет! С давно сдерживаемым рыданием Лорел вырвалась от него. Стиснув зубы, чтобы не выдать себя, она попятилась, отталкивая Джека.

Она готова была схватить что угодно: чайник, метлу, кочергу, и с радостью огреть его по голове, а потом забрать свое дитя и навсегда исчезнуть, оставив избитого, окровавленного лорда Редгрейва навсегда в своем прошлом.

Он стоял теперь перед ней с тем же отрешенным и недоумевающим видом. Она помнила его не таким. Смеющийся молодой человек постепенно переродился в ее памяти в хитрого манипулятора. Она мстительно забыла того сломленного, горюющего человека, с которым провела единственную ночь. Но теперь она вновь видела призрак того, по-прежнему несчастного и потерянного, такого же опустошенного и далекого от всего Джека.

Она тряхнула головой, стараясь избавиться от этого образа. Она не должна распылять свою ярость. Только гнев даст ей достаточно силы, чтобы совершить задуманное. Понимание и сочувствие были никчемными и расслабляющими эмоциями, именно они привели ее в то состояние, в котором она пребывала сейчас.

Нет, в данном случае она станет такой, как Амариллис. Она постарается ухватить свой шанс и сдаст выигрышные карты только себе самой.

Ради своей дочери она сделает все. Даже станет подражать своей бессердечной сестрице.

— Отдай ее мне. — Это ее голос или материнское угрожающее рычание? — Отведи меня к ней. Немедленно.

— Что ты собираешься делать?

— Сбежать. — Она вызывающе вздернула подбородок. — Убежать далеко и никогда сюда не возвращаться. По-моему, ты потерял все права на нашего ребенка.

«Нашего ребенка?!» Джек был потрясен. «Нашего?» Но…

А Лорел продолжала:

— Эта проделка с чердаком лишь последний из ваших грехов, и какое бы будущее с Мелоди вы себе ни воображали, я его не…

Ошеломленный Джек просительно поднял руку, прерывая ее:

— Подожди…

Наконец что-то подвернулось ей под руку. Длинная палка, мутовка для перемешивания белья при стирке, стояла в углу помещения. Сухое потрескавшееся дерево тут же вонзилось в руку занозами. Наконец-то у нее в руке настоящее оружие. Сможет она убить человека? Этого сможет.

По крайней мере, сможет с радостью огреть его так, чтоб он потерял сознание.

Он подступил ближе. Она покрепче сжала свою палку и сделала глубокий вдох. Еще один его шаг… Он сделал этот шаг, в явной растерянности прижимая ладонь ко лбу. Теперь… если бить, то теперь…

Палка взметнулась. Он увидел её, опоздав на мгновение, и попытался увернуться, но удар все-таки пришелся по его плечу.

Его спас инстинкт. Он вырвал палку из ее рук и рванулся к Лорел. Он всем телом прижал ее к стене и схватил мертвой хваткой ее запястья.

Однако на таком близком расстоянии их поджидала большая опасность. Ощущение ее прижатого тела, то, как она извивалась, стремясь высвободиться, аромат ее тела, ее учащенное от борьбы дыхание на его коже…

«Я ее узнаю! — И откуда-то из темной глубины… — Она нужна мне!»

Он не двигался, но не мог сдержать нарождающегося, нарастающего желания. Сердце стучало, как молот, его стук громом звучал в ушах. Кожа пылала, поле зрения сузилось. Желание. Потребность в ней.

Сейчас.

Он почувствовал, что ее борьба стала утихать, а злые выкрики перешли в бессвязные протестующие восклицания.

Уронив голову к ее лицу, он заколебался. Его рот оказался в одном дюйме от ее губ, а глаза стали огромными, бездонными озерами синевы, в которых можно утонуть. Однако он должен был узнать… разобраться…

Когда Джек поцеловал ее снова, после гигантского перерыва. — Боже, какого огромного! — Лорел хотела оттолкнуть его, отбиться, укусить губы, стремящиеся завладеть ее ртом. Но еще сильнее, чем стремление причинить ему боль, была жажда, страстная потребность в его поцелуе.

Его рот был жарким и твердым, одновременно знакомым и чужим. Когда она приоткрыла рот, чтобы лучше ощутить этот чужой вкус, она услышала зародившееся в его горле низкое рычание, которое сотрясло его тело и передалось, отозвалось в ней.

Он еще выше поднял ее зажатые в его пальцах руки и перехватил их в один большой кулак. Лорел пришлось подняться за ними на цыпочки, отчего ее рот оказался еще теснее прижатым к его рту. Свободной рукой он взял ее за подбородок и сильнее повернул к себе ее личико, чтобы углубить поцелуй. Поцелуй был жгучим и влажным… и она ответила ему так же жестко. Их ищущие языки сплетались и боролись, а ее томные стоны терялись в его горле. Желание драться совершенно оставило ее, и она, забыв о всяком стыде, отдалась его поцелую. Утонула в нем.

Рука Джека оставила ее лицо и скользнула по шее вниз, слушая пульс, лаская и дразня чувствительное местечко, там, где шея переходит в плечо, затем его большая горячая рука обхватила ее грудь.

Лорел ничего не могла поделать. Она невольно оказалась в ловушке… в капкане. За все, что происходило с этого момента, она ответственности не несла. Вскрик, вырвавшийся из ее горла, был просто стоном возбужденного животного.

При этом звуке его рука легонько сжалась на ее груди. А потом скользнула вниз по телу, переходя на ягодицы, а потом на бедро. На миг его рот оставил ее, и она позволила своей голове запрокинуться, дрожа и задыхаясь от стыда и отчаянной нужды в нем. Почувствовав, что его рука скользнула ей под платье, а потом выше к колену и по внутренней стороне бедра, Лорел закрыла глаза и обмякла. Она его ненавидела. Он погубил ее жизнь. Ее потребность в нем была унизительной, безумной… и абсолютно неконтролируемой.

И когда язык Джека вошел в ее рот, его длинный палец повторил внизу это же движение.

Он знал, как обращаться с женщиной. Его прикосновение было твердым и уверенным, ласковым, но не допускающим отказа. Он снова повел палец вниз и снова внутрь, создавая ритм, совпадающий с ритмом движения его языка.

Это началось где-то в самой глубине ее существа, с маленького пятнышка, и распространилось вовне. Сначала жар, потом дрожь, пока всю ее не затрясло. Она испускала краткие стоны прямо ему в рот, а он глотал их и воспринимал как призыв к ускорению темпа своих прикосновений. Она повисла в его объятиях, насаженная сначала на один его палец, а затем на два, сомкнутых вместе. Эти пальцы раскрывали ее шире. Она инстинктивно сжалась вокруг них, невольно усиливая трение, усиливая свое наслаждение.

Снова и снова. Нежно и неумолимо. Его мощное, большое и твердое тело, тесно прижимающееся к ней, его рот, решительно завладевший ее ртом, его рука, его пальцы, проникшие в нее, покорившие и захватившие ее. Слишком много ощущений… слишком много Джека. Ни чего не соображая, она стиснула бедра, так что ему пришлось с силой вставить колено между ними, чтобы вновь раскрыть ее.

Пригвожденная. Беспомощная. Она ничего не могла с этим поделать…

И ощущала огромное облегчение.

Когда ее настиг пик наслаждения, Лорел разлетелась на мелкие осколки, как замерзший пруд, в который попал большой камень. Ноги ее бессильно подогнулись, и она выкрикнула свое облегчение в его жаркий требовательный рот. Он еще крепче прижал ее к стене своим мускулистым телом, чтобы она оставалась на весу, выпрямленной, а тело содрогалось в мощных судорогах экстаза. Его пальцы продолжали свое вторжение, не отпуская ее, давая ей испить наслаждение до дна, наконец она обмякла в его руках, слабо постанывая в последних ритмических трепетаниях, пробегавших по всем ее членам.

Джек отпустил ее руки и позволил им упасть, принимая на грудь вес ее тела. Он не станет думать о том, что сейчас сделал. Он не может думать об этом.

Вытащив руку из-под юбок, он поднес пальцы ко рту, чтобы ощутить ее вкус.

И тогда он все понял. Это и была истина. Он знал вкус этой женщины, как знал вид собственного лица в зеркале. Ее голос с возрастом стал глубже, тело — более зрелым, но солено-сладкий нектар ее соков навсегда сохранился в его памяти.

В памяти о той ночи.

Той ночью он занимался любовью с Лорел Кларк. Это она пришла к нему в комнату, чтобы утешить, прогнать его кошмары. Это она так беззаветно и щедро отдалась ему той ночью.

Это ее синие глаза плакали, когда его вышвырнули из их дома…

После того как он сделал предложение ее сестре!

«Это была Лорел!»

Лорел покрывала его лицо нежными поцелуями, чтобы облегчить смертельный ужас его сновидений?.. Лорел гладила маленькими прохладными ручками его кожу, прогоняя страх и напряжение, владевшие им?

Лорел, нежная и добрая, страстная и буйная, извивалась под ним? Это она выкрикивала его имя, когда он потерял себя в ее сладостной, жаркой, прекрасной живительности?

Он смог только растерянно вытаращиться на нее:

— Лорел?!

Несмотря на все мелодраматические события, случившиеся потом, Джек никогда не жалел о той ночи. Не мог забыть тот миг слияния двух душ, мерцающего светом согласия. Этот миг был единственной причиной того, что год, назад он не бросился с крыши «Браунса».

Он никогда и никому об этом не рассказывал, даже Эйдану и Колину. В тот вечер, когда они нашли его на крыше с бутылкой виски в руке, задумчиво оценивающего расстояние до булыжников мостовой… они подумали, что убедили его жить. Убедили, что это его долг наследника, его долг перед теми, кто зависел от его дяди, долг нести дальше фамильное наследие доброго управления.

Все это были отличные и разумные основания для того, чтобы жить дальше. Впрочем, не такие хорошие, как слабый огонек надежды, тепла и нежности, подаренный ему той ночью.

Если кто-то мог так прикасаться к нему, так обнимать и верить и так отдаться ему…

Что ж, тогда, наверное, внутри такого человека, как он, было нечто достойное спасения.

«Господи, что же я натворил?!»

Снова!

Он выпустил ее из рук, и она, спотыкаясь, попятилась от него.

— Ты!.. — Его голос превратился в хриплый шепот. — Ты и я…

Лорел упрямо вздернула подбородок:

— Я знала, что ты меня забудешь.

— Никогда! — Джек посмотрел в ее синие глаза, помнящие предательство. — Я просто помнил не тебя…

Она растерянно моргнула.

— Кого же ты помнил вместо меня? — И когда он промолчал, не отзываясь на ее сарказм, широко открыла глаза: — Эми? Ты решил, что с тобой была Эми?!

— Ежевичка!.. Прости… — Он потянулся к ней, но Лорел отодвинулась на безопасное расстояние, лицо ее пылало, брови сдвинулись… до нее наконец дошло, как ужасно, чудовищно они все перепутали.

— Лорел, ты отдала Мелоди…

— Нет! — Глаза ее потемнели от бури, бушевавшей в душе. — Я не бросала ее. Ее у меня украли! Они сказали мне, что она умерла!

— Они?

— Мои родители. Мать и отец!.. И повитуха. Я клялась, что слышала ее крик, но они твердили, что она родилась мертвой, что я сошла с ума от горечи и родовых мук. И я поверила… Я должна была знать, что им нельзя верить. Что никогда нельзя доверять моей сестре… Все лгут. — Она опустила глаза и одернула юбку. — Все эти годы я плакала по ней, а она была жива! Все это время она жила здесь.

Джек покачал головой. По крайней мере, в этом он не был виноват.

— Только несколько последних месяцев. Ее оставили на пороге клуба. Мы не знаем, кто это сделал.

Лорел ужаснулась:

— Где же она была столько времени?

— Мы не знаем.

Она прижала руки к сердцу.

— А если это было ужасное место? — От волнения и расстройства она перешла на скороговорку: — Если ее там запугивали… или били… или того хуже? Хорошо ли ее кормили? Не мерзла ли она?

Джек только развел руками.

Лорел отвернулась от него и обхватила себя руками.

— Я горевала по своей дочери, но я никогда не стану горевать по своим родителям. Никогда! Как они могли так поступить со своей внучкой?!

Джек внимательно наблюдал за ней. Было очевидно, что Лорел по-настоящему тревожилась о счастье Мелоди. Если бы теперь ему удалось урезонить ее.

— Значит, ты не станешь ее забирать?

Она снова повернулась к нему. Лицо ее было белым от переживаний.

— Я заберу ее, Джек. Я не хочу видеть ни тебя, ни мою сестрицу, ни одного уголка Англии. До конца дней моих…

— Но…

Она шагнула вперед:

— Ты, Джек, погубил меня и даже не узнал моего имени! Ты запер меня здесь, а потом… — Она яростно махнула рукой в сторону стены, недавнего момента страсти. — Какой из тебя отец! И человек ты негодный!

Ее слова больно ранили Джека, но он лишь молча стоял перед ней. Она права. Не было у него никаких оправданий своим поступкам. И вообще, стена, окружавшая его, оказалась слишком высока, чтобы ее можно было преодолеть просто словами. У него было чувство, что Лорел слишком далека от него, чтобы услышать. А может быть, это он был слишком далек…

Поэтому он сделал только то, что смог придумать. Хотя, делая это, он понимал, что поступает неправильно. Он вынул ключ и посмотрел на нее.

— Я не могу позволить тебе убежать. Я не могу позволить тебе забрать Мелоди. — С этими словами он отступил за порог, закрыл дверь и запер ее. Тихий щелчок замка не смог заглушить ее возглас протеста.

Джек запер Лорел, но почти сразу понял, что в клетке оказался он сам.


В конце приятного, мирного вечера лорд Олдрич шаркающей походкой направлялся по коридору в свои комбинаты. Мать Эйдана, прежняя графиня Бланкеншип, была любовью всей его жизни с тех пор, как он достаточно повзрослел, чтобы понимать это выражение.

Тем не менее ослиное упрямство его дражайшей половины — или, говоря вежливо, прелестная твердость ее духа — подчас действовала на него весьма утомительно.

Какой-то звук за спиной заставил лорда Олдрича помедлить в его неуклонном продвижении к портвейну и блаженной тишине. Он обернулся и посмотрел сквозь толстые стекла очков в дальний конец коридора.

Кто-то спускался с чердачной лесенки. Судя по черным волосам и прямой спине один из молодых джентльменов. Бланкеншип? Нет, это был Редгрейв. Вернее, после прибытия дневного письма маркиз Стрикленд.

Лорд Олдрич был стар и достаточно тактичен, чтобы не поздравлять молодого Стрикленда с его возвышением после смерти дяди. Все же несколько слов соболезнования произнести стоило. Странный он тип, этот капитан Джек, как прозвала его крошка Мелоди.

Лорд Олдрич повернулся и зашаркал по длинному коридору назад. Его мягкие туфли были почти не слышны на толстой ковровой дорожке.

Стрикленд остановился и отряхнул что-то с рукавов и плеч. Затем, не замечая Олдрича, деловито заторопился вниз.

Олдрич помедлил у двери на чердак, затем отодвинул щеколду и посмотрел вверх, на чердачную лесенку. Падавший сзади свет освещал лишь нижнюю ее ступеньку. Олдрич прислушался. В отличие от зрения слух у него был лучше, чем полагали окружающие. Он предпочитал, чтобы они думали, будто он глух: это ведь помогало избегать долгих и нудных светских разговоров.

Нет, все тихо. Перед ним просто старый чердак, полный пыльных, никому не нужных вещей.

Он повернулся и пошел прочь, к своему портвейну. Под ноги попало что-то шершавое. Он медленно, с трудом нагнулся и провел пальцами по ковру, размышляя о тяготах возраста.

Какие-то острые кусочки укололи его пальцы. Он поднес их ближе к глазам и пригляделся.

Битая посуда. Маркиз Стрикленд стряхивал с себя осколки посуды!

Согласно долгому жизненному опыту лорда Олдрича, битая посуда означала женщину. Очень сердитую.

Как интересно.

Ворча что-то под нос, лорд Олдрич направился в свои комнаты, к долгожданному портвейну. Он почти позабыл, как увлекательна бывает иногда жизнь в «Браунсе».

А Лорел в своей чердачной тюрьме беспокойно металась на куче простыней, которые навалила в углу комнаты. Она заснула поздно и спала урывками. Заснув наконец по-настоящему, она плакала во сне, который был и не сном вовсе, а цепочкой воспоминаний.

С того момента как он перекатил ее под себя, Лорел принадлежала Джеку. Она была его собственностью, чтобы он держал ее, целовал, делал все, что захочет. Она так давно, так долго его любила. И теперь, наконец, ее преданность была вознаграждена.

И как вознаграждена! Никогда раньше не испытывала она таких ощущений. Его губы на ее губах, вкус его языка, который она втягивала в свой рот, сосала, гладила, следовала за каждым его движением, намеком, так тесно льнула к нему, что, казалось, они становились единым существом. Его мысли стали ее мыслями. Его желания и потребности стали ее желаниями.

Когда его рот перешел с губ на подбородок, а потом вниз по шее, она ощутила шершавую жесткость его щетины на коже. Эта разница мужского и женского возбудила ее. Он был таким большим и сильным, широким и мускулистым, таким мужественным, таким не похожим на ее собственную нежность и хрупкость. Обвив руками его обнаженные плечи, Лорел измерила мощный размах мужского тела. Под ним она чувствовала себя маленькой и слабой, но при этом сильной своей уязвимостью. Именно она была той, которую он желал. Ее он целовал.

Ее ночную рубашку он стащил с плеч, выпустив на волю ее груди, чтобы его рот мог пожирать их. Она ахнула, когда он втянул в рот ее девственные соски, сначала один, потом другой. Они отвердели и остриями направились на него, как делали, когда она вылезала из теплой ванны на холод. Порочный восторг пронзил ее и заставил вновь и вновь, задыхаясь, повторять его имя.

Он сосал все сильнее, втягивал их в себя, скользил острыми зубами по их мякоти, пока она громко не застонала от мучительного блаженства и не запустила пальцы ему в волосы, чтобы теснее и крепче привлечь к себе его голову.

Теперь другая часть ее тела ощутила, что скромная ночная рубашка стала всего лишь клочком муслина на бедрах. Ее обнаженные груди предались его рту, а живот и бедра стали доступны его ищущим рукам.

Она почувствовала, как его рука оказалась меж ее колен, большая, горячая, мозолистая. О, райское наслаждение! Его прикосновение обжигало огнем. Вся кожа запылала, когда Лорел раздвинула нежные нетронутые бедра, с полным доверием позволяя бродить там его пальцам. Он гладил, твердо водил ладонями по ее телу, изучая, исследуя ее бедра. Она извивалась, стремясь теснее приблизиться к его прикосновению, пока он не пригвоздил ее к постели своей ногой.

Большие жаркие руки были необычайно ласковыми, игривыми. Легкие, как перышко, дразнящие касания дразнили и мучили, пока она не стала молить его о большем. Она хотела много большего. Хотела того, для чего у нее не было имени. Она жаждала всего и хотела этого только от Джека… только от Джека.

Всегда только Джек.

Продолжая сосать и перекатывать во рту ее соски, он на конец позволил кончикам своих пальцев пройтись вверх по ее расщелинке, от ожидания ставшей невероятно влажной и скользкой. Вторжение его грубых и нежных пальцев заставило ее громко вскрикнуть от наслаждения.

Другая его рука нежно и неумолимо накрыла ее рот, заставляя молчать. Но Лорел благодарно продолжала окрикивать в теплоту этой приглушающей ладони. У нее начисто пропало чувство самосохранения. Она хотела выдыхать, выстанывать, выкрикивать свое наслаждение, которое дарили его дразнящие пальцы, скользя вверх, словно моля о внимании.

Она лежала под ним, пригвожденная и обездвиженная, а он пожирал ее груди. Как это было дерзко, порочно… и как возбуждало! Это блаженство беспомощности, тяжесть его жаркого тела, его рот и настойчивые пальцы… все это казалось чересчур для ее неопытных чувств.

Этот мужчина был и не был ее Джеком. Мрак, наполнявший его, нашел выход в поцелуях, в отчаянной грубости прикосновений. Желание и безграничное буйство сделали его просто опасным.

И эта дикая, не прирученная сторона его натуры еще больше возбуждала Лорел. Она извивалась, вскидывалась и кричала под его руками… Наслаждение накатило волной, сотрясло ее, пошло по телу судорогами экстаза. Она криком закричала ему в ладонь, дикое бессмысленное существо, бессильно трепещущее под его властными руками.

Она словно сорвалась с утеса в бездну, упала в блаженство, продолжавшее бомбардировать ее легкими дразнящими ударами остаточного наслаждения.

В этот момент он жестко сунул в нее свой мощный палец. Это толстый безжалостный палец входил и выходил из нее, быстро и беспощадно.

Это остановило ее на середине падения и вернуло в нарастающий экстаз. На этот раз она оказалась на шаг позади, не в силах сопротивляться его настойчивости, вскидываясь под его сдерживающей хваткой, и он заставил ее еще раз испытать острое наслаждение. К ее растерянному удивлению.

Он вырвался из ее горла животным воем, по-прежнему приглушенный рукой на губах. В самый момент пика Джек ввел в нее второй палец, напористо вторгаясь в тесное отверстие. Однако боль растяжения стала едва заметной за волнами наслаждения. Все чувства взметнулись, затопили ее, а мысли иссякли, растворились в безумии экстаза.

Джек отнял рот от ее груди и приложил к ушку.

— Ну же, давай! — хрипло потребовал он.

И по его команде она снова дала себе волю, в третий раз. В эту минуту она была просто пустой оболочкой, сосудом, наполненным трепещущим, мучительным удовольствием и страстной потребностью в нем. Ее безмолвные крики продолжались, сопровождая водоворот наслаждения, ураган, в котором она затерялась.

И когда она отчаянно сжимала в горстях простыни и выгибалась ему навстречу, беспомощно содрогаясь, Джек перекатился и лег меж ее бедер.

Все еще затерянная, задыхающаяся, с тяжело бьющимся сердцем, она едва сознавала, едва ощущала давление его мощного и твердого копья, вжимавшегося в ее набухшую влажную сердцевину. Он обхватил большими горячими ладонями ее щеки и стал крепко и глубоко целовать.

Лорел обвила его руками и страстно ответила на поцелуй.

Глава 6


На Сент-Джеймс-стрит в «Уайтс», «Будлс» и прочих джентльменских клубах служители торжественно подавали завтрак тем немногим членам, кто оставался на ночь в своих великолепных номерах. В роскошно отделанных резными панелями комнатах, тихих и мирных, джентльмены с шумом разворачивали газеты, изучая вчерашние новости, политические и светские.

В одном эксклюзивном джентльменском клубе, расположенном на той же улице, в нескольких дверях от этих прославленных заведений, там, где все звуки не поднимались выше шепота, раздавалось топотанье маленьких ножек и высокий вопль.

— Не поймаешь!

Вслед за этим послышался гораздо более громкий топот юношеских ног.

— Поймал!

А затем громовые шаги больших ног.

— Ой! Вы двое, подождите меня!

Уилберфорс, дворецкий клуба «Браунс», проходя под парадной лестницей, лишь слегка поморщился от этих громких звуков над головой.

С внушающей уважение живостью Уилберфорс, несмотря на свое тяжеловесное величие, бодро отскочил в сторону как раз вовремя, чтобы уклониться от двух юных тел, с опасной скоростью скользивших вниз по перилам.

Широкий изгиб у подножия лестницы положил конец этому безобразию. Уилберфорс посмотрел на образовавшуюся на полу кучу и удостоверился, что она состоит из двух длинных ног, двух пухлых ножек, двух тощих рук и двух пухлых ручонок, а также двух не проломленных голов, после чего перевел укоризненный взгляд на верхние ступеньки. Там возвышался самый молодой и самый крупный помощник швейцара, девятнадцатилетний малый по имени Бейливик. Он с тоской глядел на то, что шевелилось внизу.

— Давай, Билли-вик! — пропела Мелоди, распростертая на животе Эвана. — Попробуй сам!

Бейливик прикусил губу и настороженно оглянулся. Но едва он медленно потянулся к перилам, как заметил Уилберфорса, сверлившего его яростным взглядом.

— Не смей. — Уилберфорс никогда не повышал голоса, но почему-то его четко произнесенные слова пронзали воздух большого холла, как пули. — Даже. Не думай. Об этом.

Бейливик отдернул руку от перил как ошпаренный. Глаза его широко распахнулись.

— Уиббли-форс! — заулыбалась Мелоди суровому дворецкому. — Так весело! Я обвалилась на Эвана.

— Отлично сделано, леди Мелоди. Мастер Эван гораздо мягче, чем мрамор пола, и гораздо менее склонен к тому, чтобы дать вам разбиться на кусочки. — Как и остальные служащие «Браунса», Уилберфорс был не способен, в чем бы то ни было перечить Мелоди. И даже когда он напускал на себя самый невозмутимо грозный вид, от которого гиганта Бейливика бросало в дрожь, Мелоди это только веселило. И разумеется, от этого сердце Уилберфорса таяло, как мороженое.

К счастью для него, такую перемену нельзя было различить невооруженным глазом, и весь подчиненный ему штат продолжал пребывать в должном ужасе.

Однако юный Эван, кажется, проник в эту тайну. Так что когда Уилберфорс устремил на юношу суровый взгляд, тот, едва скрывая усмешку, ответил:

— Я крепко держал ее при спуске, Уиббли… э-э… Уилберфорс. Я позаботился, чтобы она не ударилась об пол.

Уилберфорс слегка наклонил голову.

— Надеюсь, что этот инцидент не повторится.

— Нет, сэр. Нам просто захотелось разок попробовать.

Мелоди кувырком скатилась с Эвана и подкатилась к ногам дворецкого. Сунув палец в рот и лежа на его сверкающих ботинках, она подняла на него глаза.

— Я хочу есть.

Заложив руки за спину, Уилберфорс чуть наклонился и посмотрел вниз.

— По-моему, маленькая миледи, повар в эту минуту печет ваши любимые лимонные кексы.

Огромные синие глаза с восторгом распахнулись еще шире.

— Можно мне взять один для папы?

— Уверен, что повар с удовольствием выберет самый лучший экземпляр для угощения его светлости.

И Мелоди радостно захихикала, наслаждаясь звучанием торжественных слов. Она мгновенно вскочила на ноги и помчалась в сторону кухни, крикнув на ходу: «Пока, пока!»

Эван поднялся на ноги и принялся отряхивать с себя пыль.

— Знаете ли, она только что позавтракала. Уилберфорс слегка выгнул бровь:

— А вы нет?

— Для лимонного кекса место в животе всегда найдется, — фыркнул Эван и, небрежно взмахнув рукой, направился вслед за Мелоди.— До скорого, Уиббли-форс!

Уилберфорс остался величаво стоять в холле. Внешне он выглядел как воплощение суровой невозмутимости, а вот внутри дело обстояло совсем не так.

Только прошлым вечером лорд Бартлз пожелал ему не «Доброго вечера», а «Доброго сна, Уиббли-форс».

«Достоинство, старина. Всегда соблюдай достоинство».


Когда утреннее солнце, наконец, пробилось сквозь пыльные окна чердака, чтобы знаменовать наступление дня, Лорел открыла глаза и растерянно посмотрела на не знакомый потолок, испещренный когда-то побеленными стропилами. В полусонном недоумении ей ничего не приходило в голову. Это не ее комната. Наклонный потолок больше всего походил на чердачное перекрытие…

Чердак!

Реальность разогнала остатки сна, и по коже побежали мурашки. «Я заперта на чердаке джентльменского клуба. — Лорел затопила справедливая ярость. — Я убью Джека, как только доберусь до него. О да! Убью насмерть! Затопчу, а потом сплету веселые гирлянды из самых ярких цветов и попляшу на его могиле. Он у меня будет мертвей мертвого!»

Вульгарная непочтительность этих мыслей прогнала панику, и Лорел смогла подняться с кучи простынь, послуживших ей постелью, и покрутить головой, разгоняя кровь. «Умираю с голоду. Так хочу есть, что кажется…»

Запах еды!

На маленьком столике, на который она прошлым вечером не обратила внимания, стоял накрытый салфеткой поднос. Лорел метнулась к нему через всю комнату, босая, не подумав об усыпавших пол осколках вчерашних снарядов.

Впрочем, они исчезли. Весь чердак был начисто выметен. По правде говоря, он вообще выглядел гораздо чище, чем вчера, когда она копалась в ящиках и коробках в поисках метательных орудий.

Посмотрев на столик, она увидела, что рядом с ним стоит красивый стульчик, которого вчера здесь не было.

«Эльфы…» Или слуги, хотя слуги, принявшие участие в похищении, по мнению Лорел, были так же виновны, как и Джек.

Она подняла блестящую серебряную крышку и увидела предлагаемое обильное пиршество. Белый хлеб. Толстый ломоть сыра. И окружавшие их красные яблоки. Все свежее, и всего много. Еда простая, но ее явно не хотели уморить голодом.

«Похоже, — обратилась она к комнате, — скоро меня отсюда не выпустят».

Стены не ответили, но, казалось, сдвинулись теснее. Она закрыла глаза. Не нужно задумываться об этом: толку никакого. А вот еда поддержит ее силы и мужество. Разглядывая поднос, она убедилась, что на нем не было ни ножа, ни вилки, ни даже ложки. Ничего, чем можно было есть.

Значит, еду принесли не слуги. О, преданный слуга может по приказу хозяина помочь в похищении, но даже самая глупая служанка знает, как подавать еду. Так что ее трапезу готовил сам Джек, и только Джек. Один.

Взяв обеими руками ломоть сыра, Лорел откусила большой кусок и сердито принялась жевать.

Ох уж эти мужчины!

Поев, она накрыла оставшуюся пищу. Отряхнув руки, она решила тщательно осмотреть и оценить содержимое комнаты, хотя бы для того, чтобы не сойти с ума, в этом нагромождении ящиков наверняка можно найти все, что ей угодно. Возможно, на дне одного из них она обнаружит ключ от чердака…

Нахмурясь, она огляделась кругом. Для чего служило это помещение? Складом являлся главный чердак, значит, эта комната нужна была не для хранения. А для чего? Она представляла собой очень удобную тюремную камеру. Неужели клуб джентльменов часто содержал пленников?

Четыре чисто выбеленные стены. Дверь. Большой очаг, но явно не приспособленный для стряпни. Большое замызганное окно. И… Она подошла поближе к одной стене. В стене были крючья, расположенные на расстоянии нескольких футов друг от друга. И на противоположной стене тоже. Крючья для натягивания веревок?! Параллельные линии…

Веревки для сушки белья!

Она заперта в подсобке для стирки.

Паника сменилась веселым хихиканьем. В каком-то смысле все, что с ней произошло, случилось из-за стирки.

Четыре года назад ее выдала именно прачка. Она сделала логичный вывод насчет состояния младшей дочери ее светлости.

Прачка была женщиной почтенной и не склонной к сплетням. По крайней мере, по утверждению матери Лорел. Впрочем, Лорел подозревала, что тут не обошлось без какого-то денежного вознаграждения, потому что вскоре прачка ушла на покой и перебралась вместе с мужем-мясником в какой-то деревенский дом.

Лорел ясно помнила последовавшее противостояние, весь ужас и унижение, память о которых ничуть не потускнела с годами.

— Ты гадкая себялюбивая девчонка! Как ты могла сотворить такое позорище для своей семьи? — Это говорил отец, который был гораздо добрее матери.

— Ты шлюха! — Мамочка никогда не смягчала выражений. — Ты грязное мерзкое существо! Кто он? Кто этот негодяй? Твой отец немедленно бросит ему вызов и всадит в него пулю! А если отец промахнется, я сама позабочусь о судьбе этого негодяя!

Все это перемежалось увесистыми пощечинами, чтобы попреки звучали убедительнее. Затем ее за косу втащили в комнату… дальнейшие воспоминания были еще ярче.

Шесть месяцев она провела в строжайшем заключении, живот ее рос, а душа съеживалась, пока Лорел не дошла до самых униженных молений… Что, кстати, ей ни чуточки не помогло.

Однако все это не шло ни в какое сравнение с тяжелейшими тридцатишестичасовыми родами, к которым она была совершенно не готова. Откуда могла невинная девушка что-то знать о мучительных сокращениях и разрывающей боли? Лорел решила, что умирает. А к концу сама хотела умереть.

Потом раздался этот тихий прерывистый крик… а потом небрежная жалость повитухи.

До той минуты, пока повитуха не сказала Лорел, что ее дочь мертва, она еще почему-то верила, что Джек вернется и все уладит. Да, до того момента, когда ее оставили наедине с пустым животом и разбитым сердцем, Лорел верила в это.

Как глупое дитя, наслушавшееся сказок.

Или как простодушный доверчивый идиот, которого ограбили и бросили на дороге, считая мертвым.

Она сохранила секрет Джека… его тайну. На протяжении всех бед, ударов, оскорблений… и заточения она держала язык за зубами и верила… верила. Ее родителям так и не пришло в голову, что осквернителем их дочери был лорд Редгрейв.

Он был обожателем Амариллис и долгие месяцы где-то отсутствовал. В любом случае на их глазах он никогда не обращал внимания на Лорел. Они забыли о нем, едва выбросив за порог.

Точно так же, как Джек позабыл о ней.


А Джек в своих комнатах закончил завязывать галстук и отвернулся от зеркала. Мелоди лежала посреди комнаты на ковре и энергично размахивала в воздухе ножками, одетыми в чулочки.

— Папа, а у тебя есть папа?

— Когда-то был. Он умер. — Ему не пришло в голову уклониться от истины, Мелоди очень ценила правду.

— А мама у тебя есть? У дяди Эйдана есть.

— Она тоже умерла.

Все умерли. Он один на свете.

Нет, теперь с Мелоди.

«Я должен жениться на Лорел». И удивился тому, что это не пришло ему в голову раньше.

«Как ужасно… Ну какой из меня муж. Никакой», — подумал он с надвигающейся паникой.

Первым его решением было запереть Лорел на чердаке… Не слишком умное первое решение. Но ведь выбора у него не было. Мелоди явно была ее дочерью. И он, по справедливости, никак не мог держать их врозь. И все же для того, чтобы сохранить Мелоди, он готов был жениться на диком тигре.

Представляя себе этого тигра в чердачной клетке, Джек рассеянно переступил через Мелоди, намереваясь достать висевший в гардеробе сюртук. Натягивая его, Джек обернулся и невольно глянул на кучку вещиц, лежавшую на ковре перед ней.

Склонив голову, он всмотрелся внимательнее. Вроде бы ничего особенного: камешек, перо, замызганная лента и грязная тощая белая косичка, перевязанная розовой ленточкой.

— Это что? Конский волос?

— Угу! Он от могучего Балф-зара! Это конь-молния!

Поломав голову, Джек припомнил, что кто-то упоминал о большом белом коне, купленном для помощника швейцара Бейливика, чтобы тот мог сопровождать Эвана на верховые прогулки.

— А перо?

— Это от Помма. Он пират! — Мелоди подняла перо, горестно глядя на то, как оно сразу обвисло. От долгого употребления из него ушла вся твердость. — Оно было таким красивым у него на шляпе.

Жена Колина Прю рассказывала историю о труппе актеров, которую возглавлял лихой персонаж по имени Помм. Заинтригованный Джек опустился на одно колено и взял в руку камешек.

— А откуда взялся этот камень?

— Это не камень, — серьезно объяснила Мелоди. — Это сердце дяди Эйдана. — Если приглядеться, камень действительно по форме несколько напоминал сердце. — Он отдал его Медди, — продолжала Мелоди. — А Медди отдала его мне.

Значит, у Эйдана и вправду каменное сердце. Джек ухмыльнулся.

Лента тоже оказалась подарком от Медди. Мелоди продолжала щебетать, и Джек понял, что именно этот обрывок ленты подсказал Эйдану, что сумасшедший покойный муж Медди запер ее в ловушку на чердаке.

Джек задумчиво пропустил ленту через пальцы. Так много приключений. И опасностей, от которых он не мог защитить Мелоди. Столько событий, а он не был их участником. Он был счастлив, что несколько последних недель она провела в атмосфере любви и смеха. Ему только хотелось в этом участвовать. Что ж, раз он не мог ничего добавить к ее сокровищам, он по крайней мере знает, в чем их хранить. Встав с колен и рассеянно отряхнув их, Джек задумался. Куда он ее положил?..

A-а! Пошарив на полке, небрежно уставленной книгами, он нашел раковину с Ямайки, золотую монету с затонувшего корабля, крохотную табакерку из Китая и там же позади всего… да, да… Он вытащил и передал шкатулку Мелоди.

— Сундук с сокровищами! — взвизгнула она.

Это был резной деревянный ящичек, но он захватил воображение Джека потому, что своей выпуклой крышкой и замысловатым железным замочком походил на маленький пиратский сундучок для хранения сокровищ.

— Для маленьких пиратов, — сказал Джек, а Мелоди тут же уселась рядом, чтобы уложить в сундучок все свои сокровища. Злосчастное перо претерпело еще несколько страданий, пока крышка не закрылась, как следует. Впрочем, если это не тревожило Мелоди, Джек не сомневался, что и дар Помма сможет это пережить.

Джек посмотрел на вытащенную с полки кучку собранных со всего света вещиц, потом перевел взгляд на сокровища, собранные Мелоди за её короткую жизнь, и усмехнулся. Сходство было несомненным.

«Наш ребенок!»

Ладно, он долго оттягивал встречу с тигром. Пришло время отправиться на чердак и узнать правду.

Глава 7


На этот раз посуда в воздухе не летала. Когда Джек отомкнул дверь на чердак, он увидел Лорел, стоявшую около огромного запыленного окна и рассматривавшую улицу сквозь одну тщательно протертую пластину.

Надо поздороваться. Так делают все люди. Сказать «Доброе утро».

Лорел бросила на него отчужденный взгляд и ничего не сказала. По тому, как напряжены были ее плечи и как тесно прижаты к телу сложенные руки, он понял, что внутри она вовсе не спокойна.

Что ж, он тоже волновался. «Наш ребенок».

— Да, наш ребенок, — откликнулась она ядовитым тоном.— Или ты готовишься отрицать это?

Он даже не понял, что произнес свои мысли вслух. События развивались тревожно. Представить только, что его сумбурные мысли найдут выход наружу! Тогда его наверняка запрут в сумасшедшем доме.

— Нет. Я ничего не отрицаю.

Еще один ледяной взгляд.

— Как вежливо. Как тебе это удается?

Смущение было ему чуждо, как, впрочем, и остальные эмоции. Джек просто не воспринял ее слова как оскорбление. У него была цель.

— Мелоди…

— Мне тошно думать, что ты даже не понял, что это была я.

Джек открыл рот, но сбивчивые мысли не хотели выходить наружу. «Знаю. Где-то глубоко внутри я понимал, что это была не Амариллис. Полагаю, это была единственная правда, которую я мог принять… потому что если бы это оказалась Амариллис, тогда то, что было мне нужно, оказалось бы неправильным… или, по крайней мере, было бы легко исправимым. А мне это было отчаянно нужно, понимаю, что, если бы у меня не было той ночи, я не дожил бы до утра. У меня был под рукой пистолет… И я был на волоске… после всех моих кошмаров…»

Но все же это не сорвалось с его губ. Проклятие! Он должен попытаться! Он должен заставить ее понять!

Впервые с той минуты, как вошел сюда, он посмотрел ей в лицо:

— Ты спасла мне жизнь… той ночью.

Она отвернулась и снова уставилась в окно. — И ты отплатил мне тем, что погубил мою.

Теперь он отвел глаза.

— Да, это так.

Лорел знала, чего он хочет. Это исходило от него волнами, как жар от нагретого солнцем камня. Если не обращать внимания на его неловкость, она отлично понимала его. Как всегда. Он хотел, чтобы она его простила и чтобы, он мог оставить у себя Мелоди.

Однако Лорел не поверит ни единому слову, которое вырывается с его уст. Ни единому. Она все это слышала раньше: обещания, мольбы, затем всплески гнева и наказания. Она отлично знала, как можно сломить человека заточением.

— Я хочу уехать, — холодно произнесла она.

— Куда… ты хочешь отправиться?

Она прикрыла глаза.

— Далеко. Далеко-далеко. Туда, где я смогу дышать и жить, чувствуя себя свободной. Туда, где никто не посмеет стать моим хозяином, не будет принуждать меня или как-то использовать. Я хочу каждое утро будить моего ребенка, видеть, как она смеется, улыбается и играет… и знать, что ее у меня никогда не отберут. — Она открыла глаза и, повернув голову, встретила его взгляд. — Дашь мне то, чего я хочу?

— Я… не могу.

Она подняла плечи и прислонилась лбом к прохладному стеклу.

— Тогда мне больше нечего тебе сказать.

Джек смотрел на Лорел, совсем не похожую на ту, которую он когда-то знал. Она была настороженной, как дикое животное в клетке. Она кипела такой яростью, что, казалось, сейчас сломается, словно одно какое-то слово обрушит треснувшие стены и даст этой ярости излиться на них обоих.

Однако он должен был заставить Лорел выслушать его. Ему нужно достучаться до нее, заставить ее понять, что для Мелоди дом был здесь.

— Наверное, ты удивляешься… Это мой клуб. Мы здесь живем, с женами и семьями… И это все для Мелоди…

Никакого ответа. Он решительно продолжал:

— Поначалу это было тайной… или они думали, что это тайна. Эйдан и Колин. Они держали Мелоди в своих комнатах и тайком протаскивали еду… — Это звучало по-дурацки, словно он говорил о домашнем животном. Лучше не рассуждать об этом. Он продолжал, запинаясь и все больше ощущая, что мысли скоро начнут лезть из ушей. — Служители… и члены клуба… все эти старички… они ее обожают. Мелоди так влияет на людей, она заставляет их… это просто нереально… Если бы ты была с ней знакома…

Лорел круто обернулась.

— Но я с ней не знакома. Я не знаю свою собственную дочь! — Она наступала на него, и каждый шаг был наполнен яростью.

— Все здесь — дамы, старички и слуги — все обожают мою дочь! — Она насмешливо скривила рот. — Я так дьявольски рада за них, что меня может стошнить!

Она вновь круто повернулась и, вернувшись к окну, прижала ладони к стеклу. Джек мог представить себе это ощущение холодной гладкости, словно она прикоснулась жаркими ладонями ко льду.

Разумеется, она права. Это было до ужаса несправедливо, что самый последний слуга в «Браунсе» знал о Мелоди больше, чем ее собственная мать.

Но Джек, решительно настроенный и неуклюже выражавшийся, продолжал. Это было трудно: говорить в спину молчащей ледяной статуе, хотя в каком-то смысле так было даже легче. В конце концов, хуже подумать о нем она не могла. Он продолжал попытки. Он сделает все, что в его силах, чтобы сохранить Мелоди.

Он должен ее сохранить. Без нее он вновь погрузится во тьму и больше никогда не вернется к жизни.

— Если ты поклянешься, что останешься в Лондоне… мы сможем… разделить ее.

— То есть я сдамся и буду поступать по-твоему, ты позволишь мне урывками видеть мое дитя.

— Ну-у… — Все шло как-то наперекосяк. Нет, наверное, ему пока не стоит заговаривать о женитьбе. — Да.

— Нет, я не стану делить ее с тобой. И в Лондоне я не останусь. Я не позволю тебе распоряжаться моей жизнью. Я заберу ее и увезу так далеко, что ты никогда не увидишь краешка наших юбок!

— Но это не… Ты поступаешь не…

— Что? Неразумно? Непослушно? Не как благопристойная леди? — Она презрительно фыркнула. — Если б я была благопристойной леди, Мелоди никогда бы не родилась. Или ты не помнишь мои поцелуи на тебе и твои руки на мне?

О, это он помнил великолепно. Даже краткое напоминание вызвало прилив жаркой крови в низ живота, чистое вожделение затопило все его мысли.

— Я… — «Думай! Не о влажных белоснежных бедрах и шелковистом водопаде ее волос, разметавшихся по твоему телу!» — Я не могу… не могу тебе позволить…

Она призналась, что идти ей некуда. И он не мог позволить Мелоди так вот исчезнуть в никуда!

— Я заберу ее, Джек. Заберу ее навсегда, сразу, как смогу. — Она повернулась и стала медленно обходить комнату, держась от него на почтительном расстоянии. Он поворачивался вслед за ней, стараясь не отрывать от нее взгляда. — Если ты думаешь, что я для этого слишком слабая, или глупая, или слишком бесхребетная, тебе предстоит немалое удивление. Вспомни, какая я умница. «Лорел и ее книжки». «Лорел и ее скучная одежда, ее разумная прическа»… Я была умнее любого, кто приходил в наш дом.

«За исключением меня. Я всегда мог держаться на равных с той Лорел. А вот теперь она, пожалуй, раздавит меня. Даже в простейшей игре».

Лорел продолжала вышагивать, и он продолжал крутить головой, сопровождая ее взглядом. Так медленно, так глупо… он даже не сообразил, что она подобралась к незапертой двери, пока Лорел не метнулась к ней.

К счастью, он обладал прекрасной реакцией, несмотря на то что мысли были заняты. В мгновение ока он пригвоздил ее к закрытой двери, причем ее грудь оказалась тесно прижатой к его груди, а руки захвачены его ладонью и заведены ей за голову.

Лорел замерла на месте. Какая-то часть его мозга пыталась понять, почему она не вырывается, но остальные мысли были заняты только ощущениями: прикосновением ее упругой груди, запахом ее волос, наполнившим его ноздри, сладостью ее дыхания на губах…

Он сразу отпустил ее. Конечно, одна его рука продолжала держать дверь закрытой. А Лорел всего лишь молча попятилась от него, обратно на середину кометы. Лицо ее побелело от ярости.

Одно прикосновение, и какие две разные реакции.

Нет, ему точно не надо сейчас сообщать ей о своих матримониальных планах.

Он смотрел на нее, прикрывая свободной рукой нижнюю часть лица, и видел, как прошлое всплывает на глазах, это происходило и в его мозгу.

— Как ты мог не узнать меня? — Она судорожно глотнула. — Ты должен был узнать.

Он покачал головой:

— Было темно. Мы же не…

— Разговаривали. — Она залилась румянцем и отела глаза в сторону. — Не разговаривали, но этот ее запах. Джек мгновенно узнал его, как только прижал Лорел к себе. Этот легкий и свежий лимонный аромат, такой же манящий, как леденец.

Амариллис душилась мускусом. Это был чувственный, завлекающий запах, рассчитанный на то, чтобы довести мужчин до края.

— Ты была надушена…

— Вербеной, — пробормотала Лорел. — Это были не духи, а всего лишь мыло.

Всего лишь мыло. Почему от этого простого придания у него снова вскипела кровь?

«Потому что ты представляешь ее в своей постели, пахнущую этим мылом…»

Проснувшееся вожделение было странным и совершенно новым. Однако каждое чувство трепетало от какого-то знакомого и чудесного ощущения.

— Джек, если ты не собираешься отпускать меня, пожалуйста, уйди.

— Ты можешь уйти хоть сейчас, только согласись на мои условия.

— Пошли. К черту. Твои. Условия!

— Я вернусь. Пожалуйста, подумай о моем… предложении. Он чуть не сказал «предложении руки и сердца». Тогда дело могло не ограничиться летающими тарелками!

Когда Джек покинул комнату, не забыв запереть за собой дверь, Лорел прижала обе ладони к животу, по которому продолжала пробегать дрожь. Ее возбуждение, такое внезапное и такое полное — даже после всего прошедшего времени, — было худшим из того, что могло с ней произойти.

Как она могла все еще хотеть его? Как она могла страдать и томиться по человеку, который поломал ее жизнь?

Поразмышляв об этом непонятном факте, Лорел осознала, что если бы он снова прижал ее к стене, она не смогла бы удержаться и впилась бы в него, как дикая кошка.

Ад и все его дьяволы!


А внизу, в клубе, в карточной комнате, которую предоставили дамам в качестве гостиной, металась леди Ламберт, судорожно сжимая и разжимая пальцы.

— Так правильно!

Леди Мэдлин наблюдала за ней печальными темными глазами.

— Поверить не могу, что это говоришь ты, Прю. Я же знаю, что ты любишь Мелоди не меньше моего.

Лорд Эйдан де Куинси, пятый граф Бланкеншип, стоял, опершись на каминную доску, и наблюдал за горящими в камине углями.

— Оставь ее, Медди. Она абсолютно права. Мы должны исполнить свой долг и поскорее разыскать настоящую семью Мелоди.

Прю тоскливо посмотрела на Медди, но упрямо вздернутый подбородок не опустила.

— Это не просто наш долг. Быть одной в мире просто опасно. Потеря нашей семьи чуть не сломала Эвана и меня. Если имеется хоть малейший шанс, что у Мелоди есть семья…

— Мы ее семья! — Шепот Мэдлин был исполнен муки. — Если где-то в мире у нее есть настоящая семья, мы обязаны свести их вместе, чего бы нам это ни стоило. — Прю замерла на середине комнаты и невидящим взором посмотрела вдаль. — Кто-то в мире, должно быть, любит ее и, возможно, отчаянно разыскивает. Прямо сейчас… Может быть… может, они не заберут ее у нас… совсем. — Ее решительное личико вдруг сморщилось, может быть, они позволят нам видеться с ней. Время от времени.

До сих пор сэр Колин Ламберт молчал. Он стоял спиной к окну и с тревогой наблюдал, как его жена изо всех сил старается не разрыдаться.

— Я согласен с тобой, Прю. Как, в сущности, согласна и Медди. Только… не понимаю, что за срочность? Можно завтра или на следующей неделе…

Прю повернулась к мужу: — Или в следующем году? Или еще годом позже? Наш долг поступить так, как будет лучше для Мелоди. Ты считаешь, что промедление для нее лучше?

Колин вздохнул:

— Разумеется, ты права. Но только Джек…

— Вот именно, как быть с Джеком? — пробурчал Эйдан.

Мэдлин озабоченно посмотрела на мужа:

— Он вроде бы изменился в лучшую сторону. Вчера он даже ответил мне, когда я пожелала ему доброй ночи. И я слышала, как, укладывая Мелоди спать, он рассказывал ей очень длинную историю.

— Да ему стало лучше, — согласился Эйдан, — и это благодаря Мелоди. Я не знаю, что будет, когда он ее потеряет. Не замкнется ли он в себе снова?

— Не сомневаюсь, что так и будет, — тяжело вздохнул Колин. — И на этот раз я не уверен, что он поправится. Его дядя умер, а если еще и Мелоди уйдет из его жизни…

Прю прикусила губу.

— Знаю. Хоть я иногда и сомневаюсь, хорошее ли он оказывает влияние на Мелоди, в том, что она хорошо влияет на него, сомнений нет. Но все же нам следует начать поиски.

Эйдан вскинул голову.

— Нам следует начать с розыска няни Прюит.

Глаза Прю расширились.

— Женщины, которая оставила ее на пороге с какой-то невнятной запиской? Она думала, что кто-то из вас ее отец. Я сомневаюсь, что ее сведения будут достоверны.

Мэдлин выпрямилась.

— Что, если… что если, мы никого не найдем? Никогда. Что, если мы приложим все усилия и все-таки ничего не узнаем? Тогда мы сможем оставить Мелоди у себя?

— Конечно, сможем, — улыбнулся Эйдан.

Вернувшись к своей обычной деловитости, Мэдлин встала и решительно отряхнула юбки.

— Тогда голосую за то, чтобы начать поиск немедленно.

Прю, нахмурясь, поглядела на нее:

— Ты думаешь, что мы ничего не узнаем? Ведь так?

Мэдлин вскинула голову:

— Нет, я так не думаю. Но если нянечка Прюит не нашла ничего лучшего, чем оставить Мелоди на пороге «Браунса». Это говорит само за себя, и чем скорее мы в этом удостоверимся, тем лучше. Все успокоится, а мы будем довольны, что сделали все, что смогли.

Лицо Прю медленно просветлело.

— Полагаю… да, я думаю, что смогу с этим примириться. — Она обернулась к Колину: — Вы с Эйданом должны немедленно взяться за это.

Колин склонил голову в поклоне:

— Да, моя королева. — Он бросил взгляд на Эйдана: — Нам нужно взять с собой Джека. Участие в этом пойдет ему на пользу.

Эйдан кисло посмотрел на друга:

— Готов на все, лишь бы не находиться наедине с тобой целый день.

— Ах ты, выродок голубых кровей!

— А ты — выскочка, стремящийся в высшее общество.

Прю и Мэдлин обменялись понимающими взглядами, и Прю сухо заметила:

— Если вы закончили мериться оскорблениями, тогда задело.

Медди вскочила на ноги:

— Я принесу саквояжик, с которым прибыла Мелоди, я сохранила его в неприкосновенности.

Эйдан нахмурился:

— Мы с Колином все тщательно осмотрели, и не один раз.

Медди бросила мужу вызывающий взгляд:

— Значит, осмотрите еще раз. Эйдан криво усмехнулся уголком красивого рта:

— Да, моя королева.

Прю, выйдя из комнаты, вздохнула, обращаясь к подруге:

— Господи Боже, дрессировать мужчин — занятие изнурительное.

— Ах, но выгоды неоценимы, — небрежно откликнулась Меди.

Когда жены ушли, Эйдан и Колин перестали улыбаться, Колин задумчиво потер затылок. — Мы ведь действительно никогда не пытались отыскать нянечку Прюит.

Эйдан кивнул, глядя на дверь, за которой скрылась его жена:

— Знаю. Потому что боялись ее найти.

Глава 8


Торопясь по коридору, Медди и Прю миновали Бейливика, который с похвальной поспешностью провожал в контору Уилберфорса новую горничную.

— Веди себя тихо и почтительно, — приглушенным голосом напомнил Бейливик Фионе. — И не воображай, что мистер Уилберфорс растает, если станешь расточать свои знаменитые улыбки.

— Таять не главное, — дерзко ухмыльнулась Фиона.

Бейливик остановился на пол пути и сурово поглядел на темноглазую темноволосую красотку, не подозревавшую, что держит в руках его робкое сердце.

— Ты хочешь, получить эту работу или нет?

Фиона закатила глаза:

— Ладно, ладно. Отныне я стану настоящей добропорядочной мисс. Не подтягивай штаны так сильно. — Она протянула руку и потыкала Бейливика в массивный бицепс. — Ты изменился, стал совсем не таким, каким был в дороге. Там тебе нравились мои улыбки. — Она кокетливо надула губки. — Почти так же, как мои губы.

То, что Фиона называла дорогой, было единственной волнующей и полной приключений порой в жизни Бейливика. На несколько кратких дней он оказался шпионом, воином и героем одновременно. Верхом на могучем Балтазаре — хотя кто в этом союзе был главным, вопрос спорный, — Бейливик, преодолевая холод, голод и козни разбойников, промчался по сельской Англии в поисках сэра Колина и Мелоди.

По правде говоря, именно Балтазар отогнал разбойников от Фионы и ее спутников. Однако Бейливик никогда не признался бы в этом, чтобы не ослабить так льстящее восхищение девушки и ее приятную благодарность. От него потребовалось все его джентльменство, дабы принять от нее в награду за доблесть всего лишь несколько захватывающих дух поцелуев.

Память о них на протяжении последующих недель не давала ему толком заснуть, а еще больше ему хотелось вновь услышать ее голос и увидеть задорную улыбку.

На этих самых губках.

Он отвел взгляд в сторону, и!..

— То была дорога. А это «Браунс». — Где я буду единственной девушкой во всем штате слуг, — хитро усмехнулась Фиона. — Ты смотри, Бейливик-на-могучем-коне, обращайся со мной получше, или найду здесь кого-нибудь другого, с кем пойти погулять. — И она, покачивая бедрами, пошла впереди, бросив ему через плечо завлекательную улыбку. — Может быть, даже с этим твоим мистером Уилберфорсом…

Однако ее решительная прогулка запнулась, когда перед глазами возникла высокая внушительная фигура самого дворецкого.

— Вы, должно быть, Фиона. — Уилберфорс никогда не повышал голоса и не изменял ровного тона, но каким-то образом даже Фиона услышала осуждение в каждом отчетливо произнесенном слове.

Она покраснела, опустила глаза и поспешно присела в абсолютно правильном книксене. — Да, сэр. Я Фиона. Спасибо за работу, сэр. — Хмм. — Уилберфорс долгую минуту рассматривал ее, затем обратился к Бейливику: — Молодой человек, я позволил состояться этому найму, потому что вы доказали свою необычайную преданность членам нашего клуба и потому что указали мне на то, что нашим дамам пригодится некоторая женская помощь.

Бейливик торопливо кивнул:

— Да, сэр. Спасибо, сэр.

Уилберфорс медленно моргнул.

— Отсюда следует, что вы бы никогда не порекомендовали кого-то, кто не принимает близко к сердцу интересы членов нашего клуба. Вы никогда не привели бы в «Браунс» того, кто может вызвать разногласия в штате служителей клуба или взволновать наших леди своей дерзостью.

Фиона вытаращила глаза и даже не побелела, а посерела.

Бейливик бросил на нее панический взгляд.

— Да, сэр. Я хотел сказать — нет, сэр, мистер Уилберфорс.

— Нет. Думаю, что нет. — Уилберфорс перевел леденящий взгляд на Фиону: — Добро пожаловать в клуб «Браунс», Фиона. Не сомневаюсь, что вы станете ценным членом нашего маленького семейства.

Он слегка кивнул, на что Бейливик ответил поклоном, а Фиона низко присела в реверансе. Уилберфорс величественно проследовал мимо них по коридору, направляясь на кухню, и они явственно расслышали, как он пробормотал себе под нос:

— Истинное оружие массового смятения.

У Бейливика слегка подогнулись колени, и он оперся рукой на стену, чтобы поддержать себя, выдохнув еле слышное «Ох!».

Фиона глубоко вздохнула:

— Что ж, я поняла, что кокетничать с его светлостью бесполезно.

Бейливик при этих кощунственных словах метнул на нее яростный взгляд, но его сердце билось еще слишком отчаянно, чтобы поставить ее на место. Он обожал Фиону. С момента своего возвращения в Лондон он ни о чем, кроме нее, и думать не мог. Но тут юному Эвану пришла в голову мысль убедить Уилберфорса нанять ее горничной. «Чтобы Бейливик перестал томиться». Сестра Эвана, Прю, сказала Уилберфорсу, что она считает Фиону девушкой трудолюбивой и общительной, которая легко найдет общий язык с остальными служителями «Браунса». Еще Прю мечтательно произнесла, как чудесно было бы иметь в штате женщину, потому что слуги-мужчины не вполне овладели искусством глажения дамских вещей.

Обнаруженный таким образом недостаток в его штате стал для гордости Уилберфорса достаточной побудительной причиной. Фионе было немедленно послано пригласительное письмо на имя миссис Оливер Рагг в гостиницу близ Большой Северной дороги. К этому моменту Фиона готова была оставить жизнь актрисы бродячей труппы Помма.

Однако теперь, в присутствии предмета своих грез, Бейливик неожиданно почувствовал, что слишком взволнован присутствием Фионы и не может связать двух слов.

Как же теперь привлечь ее внимание, когда рядом окажутся гораздо более разговорчивые поклонники? Как сможет он заинтересовать ее, когда у ее ног скоро окажется весь Лондон, манящий прогуляться по своим соблазнительным улицам?

Неукротимая Фиона бойко тряхнула головкой, словно ее темные кудри не были упрятаны под чепчик служанки, и игриво улыбнулась Бейливику:

— Раз уж беседа с вашим шефом окончена… — Она качнулась к нему поближе и пробежалась кончиками пальцев по пуговицам его ливреи. — Почему бы нам, не побыть наедине? Как мне помнится, мы так и не закончили то, что начали в ту ночь, когда ты спас меня от разбойников. — Она глубоко вдохнула, и, хотя одежда горничной была скромной, как у монашки, Бейливику почудилось, будто он слышит, как потрескивают нитки ее лифа, протестуя против почти невыносимой задачи удержать в себе ее щедрые прелести.

С пересохшим ртом и спутавшимися мыслями Бейливик все-таки сумел поймать ее игривую ручку, прежде чем она зашла слишком далеко.

— Я не стану откликаться на эти твои заигрывания, Фиона.

Тело его стонало, протестуя, но разум был настроен решительно.

Она выгнула темную бровку:

— Нет? А когда мы виделись в последний раз, ты не слишком воображал о себе и постарался запутать в мои волосы достаточно сена.

— Я постараюсь… Я хочу сказать… — Ну почему он не мог наговорить ей тысячу комплиментов, приятных словечек… — Я должен сопровождать Эвана на верховой прогулке. Сэр Колин выкупил для меня Балтазара, чтобы я мог…

Она приложила ладони к его груди.

— Большой мужчина на большом коне! На спине такого размера можно, наверное, улечься… А может, и мне хватит там места?

От вожделения, пробужденного его многострадальным воображением, глаза Бейливика чуть не разъехались в разные стороны. С трудом проглотив слюну, он выдавил из себя отчаянное:

— Нет! — И, попятившись, чтобы избежать соблазна, коснуться ее, промямлил: — Я не хочу тебя сейчас…

Лицо Фионы застыло, превратившись в алебастрово-белую маску, руки упали вдоль тела.

— Что ж, мистер Бейливик, не трусьте. — Ее черные глаза метали молнии. — На свете еще много тех, кому я нравлюсь «сейчас»!

И она зашагала прочь, соблазнительно покачивая округлыми бедрами. Юбки ее колыхались, оставляя Бейливика с его неповоротливым языком тоскливо глядеть ей вслед.

— Не хочу тебя сейчас, — пробормотал он в пустоту. — Просто хочу тебя всегда.

А в комнатах леди Мэдлин и лорда Эйдана нахмуренный Эван с сомнением смотрел на встроенный в стену буфет.

— Зачем тебе понадобилось туда лезть?

— Хо-очу покататься в ящике, — отвечала Мелоди и тянула его за рукав поближе к закрытым дверцам.

Эван вздохнул и открыл дверцы. За ними виднелся довольно большой пустой ящик, подвешенный в проеме на канатах и блоках.

Интересующийся механикой Эван сразу оживился:

— Я понял! Когда ты дергаешь за веревки, он опускается или поднимается. Хитро придумано.

— Хо-очу кататься, — настаивала Мелоди. — Хо-очу поехать вверх и увидеть даму.

Эван не обратил особого внимания на ее слова о даме. Он прекрасно знал, что наверху нет ничего, кроме полупустого чердака, потому после своего переезда в клуб побывал там не раз. Но, в конце концов, ему это надоело, ведь там не было ничего интересного, не то что конюшня с его собственной лошадью!

— У меня нет времени катать тебя, — нетерпеливо ответил он Мелоди. — Я отправляюсь на Рамзесе в парк.

— Рамиис — плохая лошадь, — нахмурилась Мелоди.

— Рамзес — отличный конь, — сказал Эван, старательно подражая надменным интонациям лорда Эйдана. Впрочем, он тут же вернулся к привычному говору уличного мальчишки:— Он блеск как прыгает!

Но Мелоди возмущенно выпятила нижнюю губку:

— Хо-очу кататься!

Маленький подбородок был решительно выдвинут вперед, бровки сурово сведены.

Проклятие! Сейчас Мелоди устроит скандал, и тогда ему не удастся поехать на верховую прогулку. Он бросил взгляд на ящик в стене. Тот выглядел достаточно крепким, чтобы выдержать легчайший вес девочки, и наверняка на скучном пустом чердаке ей ничего плохого не грозит. А потом он расскажет Прю, где Мелоди может быть. Нужно только постараться не забыть об этом, как в прошлый раз.

Он сжал кулаки и подбоченился.

— Я подниму тебя, но спускаться ты будешь сама. По лестнице. Договорились?

Хмурое выражение сразу исчезло с лица Мелоди, и лучезарная улыбка вызвала на щечках очаровательные ямочки. Эван не мог не улыбнуться ей в ответ. Когда она смотрела на него таким обожающим взглядом, он чувствовал себя героем.

Он протянула к нему пухлые ручки:

— Вверх!


Ярость вызвала у Лорел поток слов, она даже не подозревала, что знает такие слова.

Горло саднило от крика, все тело болело от свирепого напряжения. Опершись спиной на неподдающуюся дубовую дверь, она обхватила себя руками, засунув разбитые кулаки под мышки, и в изнеможении уронила голову на грудь.

Стоявшая на чердаке тишина, казалось, насмехалась над взрывом ее ярости. Лорел находилась слишком высоко над улицей, чтобы кто-нибудь мог услышать за грохотом телег и карет по булыжной мостовой ее крики. Стены были каменными, а пол состоял из массивных, плотно подогнанных досок, не издававших ни малейшего скрипа.

Если б здесь не было так чисто и солнечно, это помещение можно было бы назвать идеальной темницей.

Мелодраматичность этих мыслей встревожила Лорел, она заперта не в тюрьме, а в прачечной. Дверь закрыта, но настоящего страха Лорел не испытывала.

Кроме того, все это проделал Джек. Джек! А она даже на секунду не могла себе представить, что он способен причинить женщине вред.

Хотя он больше не был тем самым Джеком, о котором она так думала. Война изменила его. До войны она готова была поклясться, что он никогда не станет сажать ее под замок. Нет, он больше не был ее Джеком. Это был совершенно другой, новый человек.

Этого человека она могла с радостью ненавидеть до конца жизни.

Она слышала свое хриплое дыхание и потому не сразу поняла, что в комнате раздается еще какой-то звук. А когда поняла, сразу вскинула голову и, затаив дыхание, прислушалась. Звук нарастал. Это был странный скрип, напоминающий повороты ржавого колеса. И шел он из стены возле гардероба. Несколькими шагами Лорел пересекла комнату и толкнула дверцы шкафа.

Мелоди сидела, свернувшись, в темном, пахнущем пылью ящике и думала: что, может, ей не так уж и хочется попасть на чердак? Может быть, той дамы там уже нет. Может быть, Эван опять отправится кататься верхом с Билли-виком и забудет о том, что она сидит здесь, наверху, в темноте и пыли. Может, ей стоит покричать вниз, в шахту, что ей страшно и она хочет спуститься вниз.

… Эван, конечно, вздохнет, но не заругается, потому что он не вредный, большой мальчик и ничего не пугается. Он похлопает ее по плечу и скажет:

— Все в порядке, Мел.

А потом он сунет руки в карманы и уйдет, насвистывая, чтобы отыскать кого-нибудь похрабрее и поинтереснее.

Поэтому Мелоди крепко стиснула зубы, пресекая рвущийся наружу вопль, закрыла глаза, чтобы не видеть темноты, и зажала уши руками, чтобы не слышать надрывного скрипа канатов, так похожего на чей-то плач.

Скрип прекратился. Потом свет за веками перестал быть черным и стал розовым. Затем сквозь ладошки, зажимавшие уши, она услышала, как кто-то произносит что-то похожее на ее имя, только произносит его как-то задыхаясь и всхлипывая.

Она открыла глаза и сразу заморгала, потому что теперь сквозь открытую дверцу шкафа в ее темный и затхлый ящик лился солнечный свет. А через мгновение она разглядела фигуру стоявшей напротив леди с широко открытыми глазами. Леди прижимала руки к лицу так, что видны были только глаза. Они были в точности как глаза той вредной леди в большом холодном доме.

Мелоди отпрянула. Она не хотела разговаривать с вредной леди. Она думала, что встретит совсем другую даму. Даму, которая захочет поговорить с ней.

Однако дама уронила руки, и Мелоди увидела, что перед ней не та вредная леди. Эта была другой. У нее были такие же глаза и такие же волосы, но лицо было красивым и приятным… милым, а не красивым и вредным.

Она была похожа на шахматную королеву.

Но все же Мелоди не захотелось выходить из ящика. Королева произнесла что-то задыхающимся голосом и протянула к ней руки, но Мелоди отодвинулась от этих рук подальше.

Королева тут же опустила руки. У нее стал очень печальный вид, но Мелоди все равно не хотела выбираться из ящика, но, поскольку не любила видеть людей грустными, поинтересовалась:

— Ты собираешься плакать?

Королева быстро заморгала, потом покачала головой:

— Нет. Никаких слез.

Голос у нее был добрый, но какой-то хриплый, как у Билли-вика, когда у него насморк.

Мелоди обхватила себя руками.

— Это хорошо.

Она продолжала разглядывать королеву. Сама не зная почему. Королева вызывала у нее какое-то странное чувство. Не страх, а что-то новое. Все же лучше пока останься в ящике.

Королева тоже не сводила с Мелоди глаз. Это очень хорошо: значит, и Мелоди можно продолжать смотреть на нее в упор… значит, это нельзя назвать невежливым. Поэтому Мелоди сидела в ящике «немого слуги» и смотрела, смотрела. И королева тоже смотрела и смотрела.

Глава 9


Закончив выкладывать на столе все свидетельства жизни Мелоди до появления в клубе «Браунс», Мэдлин отступила на шаг, и они, все четверо, стали внимательно разглядывать их.

Маленькую тряпичную сумочку с латками в трех местах. Два маленьких муслиновых платьица, когда-то вполне приличных, но выцветших от стирок. Старенький передничек, уже не совсем белый. Маленькие чулочки, штопанные-перештопанные. И пару крохотных изношенных башмачков с порванными шнурками.

— «Деньги перестали приходить», — тихо процитировал Эйдан. Записка, старательно исписанная печатными буквами, лежала рядом с мешочком.

Прю, никогда раньше не видевшая все эти вещи, смотрела на них с интересом.

— Думаю, что деньги перестали приходить довольно давно. — Она обвела указательным пальцем крохотную пяточку чулочка. — Здесь больше штопки, чем основы. Такими были чулки Эвана, когда у нас не было денег, чтобы купить новые. Я все штопала и штопала… пока они не начинали расползаться у меня в руках.

Колин нежно погладил ее по спине.

— Эти дни ушли в прошлое и для Эвана, и для Мелоди.

— Они такие крохотные, — медленно покачала головой Мэдлин. — Как же она выросла за эти несколько последних месяцев.

— Эта нянечка Прюит, наверное, с ума сходила от отчаяния. — Лицо Прю застыло. — Видно, что она очень любила Мелоди.

— Мы этого знать не можем, — вскинула голову Мэдлин.

Прю обвела пальцем ряд вышитых простеньких цветочков на передничке.

— Мелоди говорит, что нянечка была очень старой. Она рассказала мне, что той было трудно спускаться по ступенькам. И все же она потратила силы на то, чтобы вышить для Мелоди ее любимые цветочки. — Прю сочувственно поглядела на Мэдлин: — Смирись, Медди: ты не первая полюбила ее.

Мэдлин дернула плечом.

— Ладно, ладно, нянечка Прюит была доброй старушкой, которой не хотелось отдавать Мелоди. Но это не значит, что сейчас она в лучшем положении может взять ее снова.

Эйдан ласково отвел локон от глаз жены (необычное для него публичное проявление нежности).

— Я со своей стороны очень рад, что Мелоди любили. И мне хотелось бы поблагодарить нянечку Прюит за ее добрую заботу.

Колин оперся обеими руками на стол и пристально вглядывался в лежащие там вещи, словно принуждая их заговорить.

— Есть ли в этих вещах что-нибудь особенное? Редкое? Прю покачала головой:

— Они обычны, как трава.

Эйдан взял записку и поднес ее к льющемуся из окна свету.

— Так что это единственная наша улика.

— Подожди, — прищурился Колин. — Что это там на обороте? — Он обошел стол и, взяв у Эйдана записку, перевернул ее. — Какие-то линии, — объявил он. — Каракули. Выцветшие пометки.

Прю протянула руку:

— Можно мне посмотреть? — Подойдя к окну, она приложила записку к стеклу, и на свету пометки на обороте стали гораздо заметнее. — Мне нужен карандаш.

Мэдлин потянулась к колокольчику, но Уилберфорс оказался рядом с ней прежде, чем она успела позвонить.

Я уже послал Бейливика принести из библиотеки карандаш, миледи.

Мэдлин растерянно моргнула.

— Как это… предусмотрительно… с вашей стороны, Уилберфорс.

Уилберфорс отвесил ей легкий поклон:

— Благодарю вас, миледи.

Раздался топот ног, обутых в гигантские ботинки, и Бейдивик появился на пороге с карандашом, зажатым в массивной руке.

— Это для вас, миледи.

Прю не оборачиваясь продолжала вглядываться в прижатую к стеклу записку.

— Вообще-то Билли-вик, это для меня.

Бейливик радостно усмехнулся из-за того, что она по рассеянности назвала его так, как зовет Мелоди. Уилберфорс остался невозмутимым.

Прю взяла карандаш и осторожно обвела им слабые линии. Затем она положила записку на стол.

Эйдан разочарованно нахмурился:

— Это какая-то чепуха.

Колин склонился поближе.

— Похоже на один из рисунков Мелоди. Вот эта фигура вполне может быть топором. — Он выпрямился. — Ее творчество полно ужасов.

— И кто в этом виноват? Пираты? — фыркнул Эйдан.

Все четверо смотрели на прямоугольник, похожий на топор, от которого тянулась длинная извилистая линия, напоминающая поводок.

— Это просто какие-то каракули, — вздохнула Прю.

— Нет, — раздался голос у нее из-за спины. — Это карта.

Они все разом обернулись и увидели возникшего позади Джека. Раскачиваясь на каблуках, он рассматривал записку. Эйдан вопросительно выгнул бровь:

— Полезный у тебя талант. Хотелось бы мне так иногда подкрадываться к Медди.

— Опыт военного разведчика, — коротко отозвался Джек. — Так что это за карта?

— Если только это карта. — Колин передал бумажку Джеку. — Ты видел ее и раньше. Это оборот записки, оставленной с Мелоди.

— На мой взгляд, это всего лишь каракули, — наклонилась поближе Прю. — Почему ты решил, что это карта?

— Потому что долго командовал неграмотными солдатами. Они могли только рисовать, и то плохо. — Джек продолжал всматриваться в записку. — Эта форма кажется мне знакомой. Немного напоминает…

— Сент-Джеймс-парк! — воскликнула Мэдлин.— Куда мы водим Мелоди, кормить уток! Это поводок топора… а сам топор — это Грин-парк.

Колин склонился над запиской.

— Тогда это Стренд, улица, идущая вдоль берега Темзы на восток.

— Поглядите! — Палец Мэдлин ткнулся в какой-то значок у пересечения Стренда и еще одной линии. — Кажется, это обозначает собор Святого Павла.

Прю коснулась странного, похожего на маргаритку знака в конце Стренда. — Тогда что это может быть?

— Что? — рассмеялась Мэдлин. — Разумеется, Треднидл-стрит где скрещиваются все улицы!

— В Лондоне этот перекресток знает каждый. Колин кивнул и нахмурился. — Так зачем же кому-то понадобилась карта дороги к Треднидл-стрит?

— Не к, — пояснил Джек, — а от.

— Конечно, — выдохнул Эйдан. — От нее к «Браунсу». Все вдруг стало ясным.

— Мы нашли эту нянечку Прюит! — пробормотала Прю.

— Это Джек нашел, — уточнил Колин. — Я за это не отвечаю.

Никто не заметил, как Медди больно пнула под столом Колина, но он резко попятился с гримасой боли.

— Простите.

Джек повернулся к друзьям:

— Но зачем разыскивать нянечку Прюит? На его вопрос Эйдан лишь растерянно моргнул.

— Разумеется, чтобы отыскать семью Мелоди. Эта Прюит наша единственная надежда.

«Я ее семья. Это не Амариллис была со мной в ту потрясающую, чудесную ночь. Это была робкая юная Лорел. Девушка, с которой я почти не разговаривал… И сейчас я держу ее на чердаке».

Но возможно, сейчас был не лучший момент сообщать Эйдану и Колину, что они зря тратят время…

Его друзья были счастливы. Это было видно по сиянию глаз. Своей злосчастной исповедью он лишь замутит их счастье. Он похитил и запер Лорел в надежде заставить ее полюбить себя… Нет, выйти за него замуж. Бесчестный поступок.

Нет, пусть лучше они остаются в блаженном неведении. Он не может просить их выбрать между преданностью ему и нарушением чести. У него самого никакой чести не осталось.

И потом, если они узнают, что Мелоди и вправду его дитя и доказательство этого сейчас просыпается в своей тюрьме на чердаке, им не нужна будет помощь нянечки Прюит в розысках «настоящей» семьи Мелоди.

А Джек хотел получить кое-какие ответы. Ему нужно было это, чтобы сообщить Лорел. Возможно, если он узнает, что короткая жизнь Мелоди до сих пор была счастливой, для Лорел это станет шагом к тому, чтобы простить его. Он хотел понять, что именно произошло с Лорел три года назад. Несомненно, ее каким-то образом лишили ребенка… ограбили. Желание узнать и понять жгло его внутренности раскаленным углем.

В нем проснулось любопытство. И это тоже было внове.

А что касается Эйдана и Колина?.. Он все равно не сможет отговорить их от поисков. Поглядев на друзей, Джек вдруг осознал, что легко переносит их общество. И это тоже было новым для него ощущением.

— Мы отправимся немедленно, — заявил Эйдан, но голос его звучал скованно.

— Нет. — Несмотря на предыдущую решительность, Мэдлин еле выдохнула эти слова.

Прю отвела глаза от мучительно напрягшегося лица подруги.

— К тому времени как вы туда доберетесь, будет уже слишком поздно. День кончится.

Колин задумчиво кивнул:

— Тем более что завтра рыночный день, и будет больше народа для расспросов.

Джек смотрел мимо них в окно.

— Мы возьмем с собой Мелоди.

— На рынок? — удивленно нахмурился Колин, Эйдан поднял брови:

— Конечно! Тот, кто хоть раз видел Мелоди, никогда ее не забудет.

Джек кивнул и повернулся к выходу из комнаты. Переступая порог, он расслышал, как Мэдлин прошептала Прю:

— Как он может так спокойно говорить о том, чтобы отдать ее?

«Я ее отец. Я никогда никому ее не отдам! Даже женщине, которая ее родила».

Ему пришло в голову, что, будучи женщинами, леди Мэдлин и леди Ламберт не поймут этого никогда… и если они будут против, это решение может стоить Джеку последних оставшихся у него друзей.

В памяти возникли синие глаза дочери, озарившие своим сиянием его серый мир. Джек сжал кулаки.

Что ж, оно того стоит.

«У нее мои глаза».

На чердаке, где солнечный свет с трудом пробивался сквозь грязное окно, Лорел не могла отвести взгляда от своей дочурки. Она всматривалась в нее так жадно, что начало жечь глаза.

«Мои глаза. Мои волосы. А нос моей матери. И подбородок Джека… Все такое маленькое, женственное и милое».

А Мелоди сидела, обхватив руками маленькие коленки и запрокинув голову, глядела на Лорел из-под темных ресниц теми же синими глазами, которые Лорел каждый день видела в зеркале и на лице сестры.

«Моя. Моя плоть и кровь. Мое сердце».

Лорел вдруг осознала, что прижимает раскрытые ладони к животу, словно защищая его осиротевшую пустоту. Но ей больше не нужно было тосковать. Не нужно грустить и мучиться. Мелоди была перед ней.

Живая и такая красивая.

— Привет. — Неужели это прозвучал ее голос, такой слезливый и задыхающийся? Лорел откашлялась. — Хочешь выйти сюда?

Мелоди поспешно покачала головой:

— Мне не нравится чердак.

Лорел, кивнув, огляделась вокруг.

— Да, пожалуй, на чердаках страшновато.

— Не страшновато. — Мелоди наклонилась вперед и села по-турецки, подоткнув юбку. — Там был плохой человек. — Она произнесла это быстро, в одно слово. — Плохой человек заставил меня вылезти в окно.

Лорел растерянно заморгала. Тут явно была целая история. Никакой разумный человек не станет заставлять ребенка вылезать в окно.

— Где теперь этот плохой человек?

— Умер, — спокойно, как о чем-то обычном, сообщила Мелоди. — Медди сказала, что следует говорить «упокоился», но папа говорит просто «умер».

Мелоди разгладила ленточку, которой было подпоясано ее платьице.

Лорел хотелось стиснуть ее в объятиях, так чтоб она пискнула и никогда-никогда не отпускать. Но, взяв себя в руки, она с железной выдержкой решила просто повторить позу Мелоди и уселась на пол тоже по-турецки.

— Кто такая Медди? — поинтересовалась она.

Мелоди округлила опушенные темными ресничками синие глаза и медленно моргнула.

— Медди — это леди Бланкеншип. Она одна из моих мам.

Лорел пронзила острая жгучая боль. Однако она постаралась сохранить спокойное выражение лица.

— У тебя не одна мама?

Мелоди потянула за нитку, выбившуюся из ленточки.

— Медди — мама, Прю — мама, но у меня нет мамы. Смысл ее слов был для Лорел совершенно ясен. В жизни Мелоди были женщины, которые о ней заботились, но они не претендовали на то, чтобы звать ее своей дочерью. Так что, несмотря на растущую досаду, Лорел все же почувствовала благодарность к этим Медди и Прю.

Ей безумно хотелось сообщить Мелоди правду, но она чувствовала, что подходящий момент не настал. По правде говоря, большим достижением было бы выманить собственную дочку из ящика в стене. — У меня есть яблоки и сыр, — небрежно проговорила она. — Хочешь угоститься?

— А лимонных кексов у тебя нет?

Лорел мысленно прокляла отсутствие этих кексов.

— Прошу прощения, леди Мелоди. Чего нет, того нет. Я отругаю за это повара. Можешь не сомневаться.

Мелоди хихикнула, и Лорел показалось, что ей сделали чудесный подарок.

— Но все же не согласитесь ли вы присоединиться ко мне, чтобы слегка перекусить и поболтать? Мне тут одиноко.

Лорел чуть склонила голову и спокойно улыбнулась.

Заманивать дочь все равно, что подманивать на руку осторожную птичку.

Она запретила себе думать о том, что точно так же Джек поступает и с ней. Это совершенно другое дело!

Мелоди, прищурив глаза, долго рассматривала ее. Размышляя, она вытащила и медленно поднесла к лицу грязный тряпичный комок и, сунув его замызганный уголок себе в рот, принялась задумчиво жевать, Лорел смотрела на это с еле скрываемым материнским ужасом. Господи, что это за штука такая?! Сбоку свисал скрученный в шар конец тряпки, и Лорел заметила нашитые на нем глаза.

— Не хотите ли вы, леди Мелоди, познакомить меня с вашей подругой?

Мелоди подняла обвислую серую вещицу повыше:

— Это Горди Энн.

Лорел наклонилась вперед и потянулась к этому чудищу. Боже! Неужели у Джека нет денег, чтобы купить ребенку настоящую куклу? Она двумя пальцами взяла влажный уголок вещицы и торжественно потрясла.

— Очень рада с вами познакомиться, леди Горди Энн.

Мелоди снова захихикала. Затем она вытащила из ящика свои ножки, обутые в башмачки, аккуратно разгладила юбочку и запачканный пылью передничек и только после этого протянула к Лорел свои ручки:

— Забери меня.

Встав так быстро, что закружилась голова, Лорел подхватила девочку на руки.

Слова вроде «крепенькая» и «теплая» закрутились у нее в голове, но тут же были смыты волной нахлынувших эмоций.

«Я ее люблю! Она моя, и я ее люблю. Я за нее умру. И наверняка смогу за нее убить».

У нее был ребенок, но она никогда не была матерью. Она тосковала, грустила и томилась, но… это новое чувство было совсем другим. Оно заняло в ее сердце совсем иное место. Оно было острым, жарким и… всеобъемлющим. Оно обволакивало, было сладостным и непреходящим.

Однако сейчас, когда Мелоди оказалась в ее руках, Лорел должна была приложить все силы, чтобы не напугать ее яростью своих переживаний. Так что когда Мелоди приложила теплые ладошки к ее щекам и заглянула в глаза, Лорел сморгнула слезы и улыбнулась настороженному ребенку.

— Ты много плачешь.

— Ты права. — Лорел сделала глубокий вдох и с улыбкой встряхнулась, отгоняя прочь бурю эмоций. — Я иногда становлюсь настоящей плаксой. Но сегодня я плакать не буду, потому что у меня гостья.

Мелоди удивленно заморгала. Ее настороженность ослабла.

— Гости?

— Ну конечно! — Лорел закружила ее в вальсе. — Ты моя гостья!

— Я? — Мелоди казалась несколько озадаченной, не очень понимая, что должна делать в этой роли. — Но ведь это мой дом.

— Возможно, но это мой чердак! — И хотя ее рукам хотелось подольше удержать девочку, она усадила Мелоди в кресло и выпрямилась, впрочем, лишь для того, чтобы присесть перед ней в глубоком реверансе. — Леди Мелоди как хорошо, что вы заглянули ко мне. Могу ли я поинтересоваться здоровьем вашего мужа?

Мелоди хихикнула:

— У меня нет мужа. Есть Билли-вик и Эван.

— О Боже! Посплетничаем о мужчинах! — Лорел бросилась в другое кресло и оживленно наклонилась вперед. — А теперь расскажи мне все об этом Билли.

И Мелоди пустилась в длинное и запутанное повествование о Билли-вике, занимавшем промежуточное место между свирепым гигантом и преданным ручным любимцем. Мозг Лорел, изголодавшийся по сведениям о пропущенных годах жизни дочери, старательно впитывал все подробности.

Однако часть его была занята разработкой плана, как выкрасть дочь и увезти далеко и навсегда.

Глава 10


В своих трудах по сохранению безупречного порядка жизни в «Браунсе» — несмотря на добавление к ней дам, служанок и двух подверженных бесконечным злоключениям шаловливых юных существ — дворецкий Уилберфорс ежедневно совершал обход всех помещений клуба. Так происходило и в этот день. Как всегда, на коврах и дорожках не было ни пылинки, ни морщинки. Проходя по коридору самого верхнего этажа, он замедлил шаг.

Вот снова он услышал какой-то странный звук, высокий и скрипучий. Механический! Склонив голову набок, как породистая вышколенная гончая, он старательно прислушался, звук двигался сверху вниз, к нему, затем прекратился.

Хотя достоинство не позволяло ему бегать, Уилберфорс, когда хотел, мог двигаться очень быстро. Он преодолел коридор и вошел в комнаты лорда Эйдана как раз в тот момент, когда из «немого слуги» выбралась Мелоди.

Она приветствовала его своей лучезарной детской улыбкой:

— Уиббли-форс!

Она так торопилась выбраться из ящика, что чуть не упала, но он поймал ее и осторожно поставил на ножки. Быстро выпрямившись, он с величайшим неодобрением посмотрел на нее сверху вниз. Это было то самое неодобрительное выражение, от которого однажды разразился слезами совершенно взрослый швейцар. Но Мелоди только захихикала.

— Леди Мелоди, у нас что-то случилось с лестницей?

Мелоди провела пыльной ладошкой полбу, отбрасывая с него локоны. На выпуклом лобике остался грязный мазок.

— Мне нравится кататься в этом ящике, — уверила она дворецкого. — Но он грязный. — Она сморщила крохотный носик. — И в нем странно пахнет.

Уилберфорс постарался не принять это критическое замечание на свой счет, но состояние этого давно заброшенного приспособления входило в его юрисдикцию, так как, несомненно, являлось частью «Браунса». Он коротко поклонился:

— Я немедленно позабочусь, чтобы это было исправлено, леди Мелоди.

Мелоди ответила взмахом пухлой ручки, жестом детским, но идеально копирующим изящные движения леди Мэдлин:

— Хорошо.

И она торжественно удалилась, волоча за «ногу» свою грязную тряпочную любимицу, Уилберфорс закрыл дверцы шкафа-подъемника и успел нагнать леди-на-маленьких-ножках еще до того, как она достигла двери. Он легким поклоном преградил ей выход.

— Миледи, простите мою дерзость, но я предпочитаю, чтобы вы и мастер Эван не играли с этим подъемником. Это может быть очень опасным.

Мелоди посмотрела на него и, вложив пальчики в рот, принялась задумчиво сосать их. Он откашлялся и продолжил:

— Поскольку я предполагаю, что единственным местом, где юная леди вроде вас может так испачкаться, является… чердак?.. — Он замолчал, ожидая подтверждения.

Да, несомненно, чердак. Его удивило, что ей захотелось так близко подойти к чердаку, ведь всего несколько месяцев назад она пережила жуткую ситуацию.

Злосчастный муж леди Мэдлин выкрал Мелоди, пытаясь наказать сбежавшую жену. Этот сумасшедший вытащил Мелоди на крышу и буквально вывесил ее над мостовой. При воспоминании об этом Уилберфорс всегда начинал волноваться.

Это был первый, и последний раз, когда он стрелял из пистолета. Однако он никогда не сожалел, что положил конец членству этого джентльмена в «Браунсе». Некоторые люди просто скроены по другой мерке.

— Думаю, что этот чердак далеко не лучшее место для игр.

Промежуток между морганиями стал еще длиннее и, если можно так выразиться, еще синее. Возможно, следует испробовать более прямой подход.

— Что вы делали на чердаке, леди Мелоди?

Мелоди с громким чмоком вынула пальцы изо рта.

— Играла с королевой в башне.

A-а, речь идет о какой-то воображаемой игре. О каком-то варианте заключения в эту темницу леди Мэдлин.

Существующие представления о воспитании детей говорят, что малышам очень полезно иметь богатое воображение. Уилберфорс ознакомился с последними трудами на эту тему, так как считал необходимым предоставлять своим подопечным, будь то пожилые лорды или маленькие девочки с большими синими глазами, наилучшие услуги.

Сам чердак был теперь достаточно безвреден, но вот подъемник… С этим «немым слугой» дело обстояло иначе.

— Могу ли я предостеречь вас от использования приспособления, которое вы только что покинули? — И он царственным жестом указал на подъемник. Это в высшей степени подозрительный способ передвижения. — Вы поняли, о чем я говорю, миледи?

Она медленно раскачивала взад и вперед Горди Энн.

— Нет.

Уилберфорс посмотрел на нее долгим взглядом.

— Этот «немой слуга» — вещь очень плохая. Понимаете?

Лицо Мелоди просветлело понимающей улыбкой.

— Больше не надо ездить в нем?

Уилберфорс удовлетворенно кивнул:

— Вот именно.

Он вынул из внутреннего кармана ливреи связку ключей. Отделив от нее со щелчком один из ключей, он с поклоном поднес его Мелоди на раскрытой ладони и объявил:

— Им вы откроете любую дверь, какую захотите, — Мелоди прижала Горди Энн к груди и с благоговейным уважением посмотрела на ключ:

— Он волшебный?!

— Совершенно верно. — Поскольку Мелоди и так могла бы проникнуть в любые комнаты клуба благодаря своей обаятельной улыбке херувима, он не видел особого вреда в том, чтобы дать ей волю бродить по всем помещениям. Лучше пусть свободно ходит из комнаты в комнату, чем окажется запертой где-то, откуда нельзя выбраться… Где нельзя ее найти.

— Пользуйтесь им на доброе здоровье, миледи. Однако вам не следует играть на чердаке одной.

— Ладно. — Мелоди взяла ключ. Кованая чернота ключа особенно резко выделялась на фоне розовой ладошки, Мелоди наградила Уилберфорса лучезарной улыбкой, заставившей смягчиться — разумеется, лишь слегка — его строгое лицо. Затем благодарно обвила ручками его колени, и он ощутил прикосновение к голени комка Горди Энн, а потом тряпичная кукла и ее хозяйка исчезли из виду вдали коридора.

Уилберфорс торопливо провел рукой по лицу, стирая с него улыбку, грозившую нарушить величественную строгость его образа. По крайней мере, маленькая миледи, кажется, преодолела свой страх чердака. Жизнь продолжается. После тревожных событий недавних месяцев жизнь в «Браунсе», возможно, налаживается и, Бог даст, наконец снова станет упоительно скучной.

Преданный клубу служитель искренне на это надеялся.

Может быть… когда-нибудь… это произойдет.


Когда Мелоди, наконец, нашла Эвана, он был целиком поглощен расстановкой маленьких оловянных солдатиков на полу комнаты, которую Уилберфорс называл курительной, хотя в ней не было даже камина.

Он лежал животом на полу, опершись на локоть, а свободной рукой переставлял солдатиков по какой-то карте.

— Угу, — буркнул он, когда Мелоди сообщила ему, что в башне живет красивая королева, которая собирается отругать повара за то, что он не подал к чаю лимонных кексов. И Горди Энн считает королеву, очень милой, хотя сама она называет себя плаксой.

Мелоди рассердилась на невнимание Эвана и швырнула Горди Энн прямо в середину его войска, разом повалив половину солдатиков. Как кегли.

— Ой! — вскричал Эван, поспешно поднимаясь на колени и подбирая солдатиков. Он бросил на Мелоди свирепый взгляд. — Ты зачем это сделала?

Мелоди нахмурилась еще свирепее. Она чувствовала свою вину, но признаваться в этом не хотела. Хотя ей не нравилось, когда Эван на нее злится.

Впрочем, лучше злость, чем невнимание.

А Эван ворчал, продолжая подбирать солдатиков.

— Ты сбила с ног британцев! Понимаешь? — объяснял он. — Ты заставила нас проиграть битву!

— Мне все равно.

Он с отвращением фыркнул:

— Не могу дождаться дня, когда уеду в школу!

Мелоди помрачнела, как туча:

— Ты вовсе не хочешь в школу. Ты школу ненавидишь.

Эван мотнул головой:

— Нет, хочу. Школа — это здорово. Там сотни мальчишек, и можно ездить верхом и заниматься спортом… Я возьму с собой Рамзеса.

— В школе уроки. — Мелоди не знала толком, откуда почерпнула эти сведения, но гордилась, что сумела их запомнить.— Ты ненавидишь уроки.

— Нет, вовсе я их не ненавижу. Просто я не люблю их делать в то время, когда могу покататься с Бейливиком.

Там не будет дяди Колина. Не будет Прю. — А затем она нанесла завершающий удар: — И меня не будет!

Повернувшись к ней, Эван ехидно засмеялся:

— Это точно. Это лучше всего. — Он шутливо ткнул ее пальцем в животик. — Там не будет Чудища Мелли.

Но когда ее нижняя губка, задрожав, выпятилась, он смягчился и поспешил утешить:

— Послушай, Мел, я буду часто бывать дома. Приеду домой на Пасху и на Рождество.

Мысль о Рождестве отвлекла Мелоди от мрачных мыслей. С момента приезда в «Браунс» она много о нем наслушалась. Последнее в ее жизни Рождество она не помнила. Разве что это было тогда, когда нянечка дала ей сливовый тортик и подарила ленту для волос. Еще нянечка рассказала ей историю о каком-то младенце, но Мелоди толком не запомнила, потому что хотела поскорее съесть торт.

— Рождество мне нравится.

Эван быстро обнял ее за плечики.

— Ну вот видишь? Ты не успеешь по мне соскучиться. — Он тут же отпустил ее. — А теперь иди и поиграй где-нибудь в другом месте. Ты же видишь, что я занят.

Мелоди сердито прищурилась:

— Ты играешь с солдатиками, а вовсе не занят.

Эван подтолкнул ее к двери и снова улегся на пол.

— Я не играю. Я хочу показать лорду Бартлзу битву при Фонтенуа. — И он снова начал расставлять своих солдатиков.

Понурив голову, Мелоди поплелась прочь. Но затем она сунула руку в карман и нащупала там ключ. Уилберфорс сказал, что он волшебный. Может, он сумеет открыть дверь на чердак, чтобы ей больше не надо было добираться туда в плохо пахнущем ящике? И она вприпрыжку поспешила опробовать подарок.

Может быть, она подарит его королеве.

Как будто на Рождество.


Лорел сидела в кресле у стола. Остатки чаепития Мелоди так и оставались нетронутыми. Тарелка. Несколько крошек. Маленький ломтик сыра с полукруглым следом ровных детских зубов. Все это напоминало Лорел о посещении дочери.

Это и железный ключ в руке.

Полчаса назад она услышала какой-то скребущий звук в двери. Оторвавшись от созерцания улицы внизу, Лорел заметила подсунутый под дверь ключ.

Она подбежала к двери и, опустившись перед ней на колени, подобрала нежданный дар и успела услышать за толстой дубовой доской легкое хихиканье Мелоди.

Затаив дыхание, Лорел вложила ключ в замочную скважину.

Повернуть…

Он повернулся. И задвижка с легким щелчком вдвинулась в дверь.

«Я свободна».

Ее охватило… затопило желание сбежать. Она открыла дверь и увидела, что Мелоди уже ушла. Лорел рванулась по чердачным ступенькам с одной мыслью: прочь отсюда.

Но получалось, что она убежит одна. Она удивит всех и выскочит на свободу, но они никогда не позволят ей схватить Мелоди и прорваться с ней через входную дверь наружу!

Лорел замерла на чердачной лестнице, с такой силой вцепившись в перила, что у нее побелели костяшки пальцев. В ней боролись противоречивые чувства.

Бежать. Выбраться отсюда. Скорее прочь от этих стен, замков, а главное — от ее злодея-тюремщика!

А если остаться? Остаться рядом с Мелоди, поближе к только что обретенной крохотной дочери…

А сможет… сможет ли она это сочетать?

Если, например, она останется до полуночи, то сможет покинуть это место вместе с ребенком. Это достаточно просто. Она сумеет тайком проскользнуть вниз, найти комнату Мелоди, собрать в маленький чемодан ее вещи, а потом они… она с дочкой смогут пробраться в доки и на восходе навсегда покинуть Лондон! Она больше никогда не увидит Джека. От ярости у Лорел тряслись руки. Возможно, ей не стоит винить его за прошлое, но за настоящее… за это она может его винить. Хуже всего то, что он совершенно не понимал, что сотворил с ней этой своей запертой дверью!

Стоит ли обокрасть его? Или шантажировать? Самые дикие мысли вихрем кружились в ее голове.

Нет, лучше всего убежать потихоньку. У нее есть немного денег, которых хватит, чтобы не умереть с голоду.

Со смерти родителей она унаследовала небольшую часть их состояния. Не исключено, что когда-нибудь она сможет вспомнить их с благодарностью… если сумеет простить им их ложь.

Да, ее планы выглядели простыми и элегантными. Красота их заключалась в том, что этого никто не ждет. Если она решит привести план в исполнение, ей просто нужно будет сейчас вернуться на чердак и запереть за собой дверь.

Так чего же она ждет?

Ее ноги медленно и неохотно двинулись назад в тюрьму. Она закрыла за собой дверь своей камеры и заперлась в этой чердачной темнице. Уже когда щелкнул замок, все в ней взбунтовалось, молча крича, что она сошла с ума…

Она безвольно села и невидящим взглядом уставилась на лежащий у нее на ладони ключ. Он давил ее своей тяжестью, но Лорел сидела неподвижно и слушала перезвон колоколов какой-то отдаленной церкви. Внизу за окном шумел Лондон, и до тихих ночных часов было еще очень далеко.

Наконец она подумала, что ей стоит достать ленту и повесить ключ на грудь. Так она и поступила, спрятав его затем под лиф платья и под сорочку.

До полночи оставалось ждать несколько часов. Потом побег в ночь, и нужно храбро пересечь пустой город… Ей надо отдохнуть.

Она сняла платье, хорошенько прошлась по нему щеткой, надеясь, что добротная черная ткань отдаст двухдневную пыль. Неудивительно, что Джеку не пришло в голову принести ей что-нибудь для умывания.

Платье теперь выглядело неплохо. Отлично. Теперь ей не придется убеждать кучера, наемного экипажа, а затем капитана судна, что она сможет оплатить проезд.

Она улеглась на свою кучу простыней, понимая, что не заснет.

Ни на минутку.

Глава 11


Джек нерешительно постучал в дверь. На этот раз он ничего не услышал в ответ. Может быть, она спит? Или заболела? Или выбросилась из окна с той же энергией, с которой швыряла в него битую посуду?

Он сначала лишь приоткрыл дверь, чтоб заглянуть в щелку, готовый к залпу ее снарядов. Но в комнате было темно и тихо.

Ну конечно, тут будет темно: он же не оставил ей даже свечного огарка.

Джек просунул в щель свечку. В качестве мирного предложения. Затем медленно последовал за ней, чтобы осветить комнату. Все-таки где Лорел?

Возможно, прячется в темноте. Ему следует заглянуть за дверь.

Нет, ни малейшего признака.

— Лорел?!

Из дальнего от окна угла комнаты раздался тихий протестующий звук. Джек вошел в комнату и направился на звук, пока не нашел ее, свернувшуюся на куче выброшенных простыней. Она соорудила из них что-то вроде матраса или, точнее сказать, «гнездышка». Так что все, что Джек смог разглядеть, был ее профиль. Густые черные ресницы лежали на бледных щеках. Мерцающий свет свечи выделял голубые тени под глазами и красный носик. Она плакала? Или изошла криком от ярости? Она теперь выглядела другой. Раньше это была серьезная застенчивая девочка, совсем не похожая на свою сестру. Но теперь было очевидно, что две эти женщины были больше похожи друг на друга, чем он мог предположить. У них были одинаковые волосы, одинаковые глаза, даже один и тот же упрямый подбородок. Их делали разными характеры. Амариллис была бойкой кокеткой, жаждущей развлечений, а юную Лорел больше интересовали книжки, чем танцы, и она точно не была склонна к приступам бешенства с битьем посуды.

Но это было так давно…


— Привет, лорд Джон.

Джек, улыбаясь, обернулся к тоненькой девушке, неутешительно топтавшейся в дверях библиотеки.

— A-а, это, кажется, маленькая Ежевичка!

Это прозвище всегда заставляло ее вскидывать голову.

Так она сделала и сейчас.

— Меня зовут Лорел, лорд Джон.

Он прислонился плечом к нише и улыбнулся ей сверху вниз:

— А меня Джек. Лорд Джон — это мой отец.

Она ответила серьезным взглядом:

— Хорошо… Джек.

Поскольку ему не пристало замечать, что ее глаза нежнее и синее глаз сестрицы — особенно если он собирался жениться на этой сестрице! — Джек игриво вынул книжку, слабо зажатую в ее пальцах, и посмотрел на корешок:

— «Чайлд Гарольд»? Быть не может!

Она встопорщилась, как синеглазый ежик. Это всегда вызывало у него улыбку.

— А что, скажите на милость, не так с сочинениями лорда Байрона? — Она попыталась отобрать книгу.

— Сентиментальная чушь! — Он поднял книжку повыше, чтобы она не смогла дотянуться.

— Пусть так, прищурилась она, — но это моя сентиментальная чушь, так что отдайте ее мне.

Он закатил глаза:

— Вы обожаете Байрона. Я в этом уверен. Все глупенькие маленькие девочки обожают Байрона.

Она скрестила руки на груди и поджала губы. Но Джек понял, что зашел, не слишком далеко, потому что глаза ее искрились.

— Что я должна сделать, чтобы получить книгу обратно?

Джек потянул темную косу, небрежно перекинутую через плечо.

Если бы он не был уже помолвлен с ее сестрой, то попросил бы поцелуя. Разумеется, только для забавы, чтобы заставить Лорел покраснеть.

— Дайте подумать. Я могу заставить вас сорвать мне яблоки с верхушки самого высокого дерева в саду…

Она выгнула бровь.

— Яблоки еще не поспели, милорд. И коль скоро от зеленых яблок вам станет плохо, я буду рада нарвать вам их столько, сколько захотите.

— Мстительная девчонка, — любовно обвинил он ее. — Возможно… я поручу тебе украсть косточку у пса, стерегущего ворота.

Она кокетливо захлопала ресницами.

— Ну конечно, милорд. Пэтч — мой давний друг и с радостью поделится с вами костью. Я мечтаю полюбоваться тем, как вы грызете эту грязную штуку.

Его смех заставил ее улыбнуться, и на какую-то секунду он увидел предвосхищение той красоты, которая заставит очарование Амариллис поблекнуть и испариться из памяти мужчин. Господи Боже, это будет потрясающая красавица!

— Но хватит игр.

Он вложил книгу ей в руки, но усмехаться не перестал.

— Пожалуйста, скажи мне, что намерена прочитать эту поэму с той иронией, с какой она, несомненно, была надписана.

Она с полуулыбкой вернула ему книгу:

— Посмотрите на страницу двадцать девять.

Он с любопытством раскрыл книжку. На полях он нашел карандашную заметку. Вглядевшись в четкий мелкий почерк, он прочитал:

— «Любопытно, кто-нибудь догадался, что Байрон полнехонек дерь…» — Джек растерянно моргнул и поднял брови. — Благовоспитанные юные леди таких слов не употребляют!

Лорел вынула книгу из его пальцев и прижала ее к своей плоской груди.

— Разве я сказала, что это мое замечание?

И она гордо удалилась под восхищенный звонкий смех Джека, эхом раскатившийся по комнате. Прежде чем повернуть за угол коридора, Лорел улыбнулась ему.

Улыбка сползла с лица Джека.

— Проклятие. — Он провел рукой по лицу. — Когда парни сообразят, что к чему, тут будет не продохнуть от поклонников.

Счастливцы…


Теперь, стоя на темном чердаке с высоко поднятой свечой, круг света от которой показывал только кусочек деликатно очерченной скулы и округлого бледного плеча, Джек с трудом мог вспомнить того человека, каким был он сам, но — странно — он помнил все разговоры с Лорел.

Как мог он притворяться, что не замечал ее? Как он мог ухаживать за пустоголовой Амариллис и не застолбить это сокровище?

Но нет, он все-таки предъявил на нее права. Он узнал, что это Лорел, едва коснулся ее, попробовал на вкус, погрузился в нее… но такова была сила самообмана, что он ушел прочь, думая, что жизнь кончена, потому что его не захотела ее сестрина.

Лорел спала с распущенными волосами, и их тяжелая волнистая масса разметалась по простыням и стекала на ее почти обнаженное плечо.

Обнаженное? Да, ее плечо было прикрыто лишь крохотным муслиновым крылышком. А где же ее платье? A-а, висит на стене на крючке. Джек снял эту жуткую тряпку. Лорел не должна носить черное. Как и у Амариллис, ее кожа была белоснежной, словно алебастр. Ей нужны сочные цвета, чтобы оттенить темные волосы и подрумянить лицо. И вообще, черное — цвет смерти и траура!..

«Я грустила по моей дочери! Но никогда не стану грустить по моим родителям. Никогда!»

Джек задумчиво помял в пальцах скучную черную одежду. Нет, ей больше не нужен траур. Лорел должна одеваться в весенние цвета, носить их за все те весны, которые пропустила, оплакивая дочь.

За все те весны, которые заставил ее пропустить его поступок.

Лорел проснулась от легкого запаха теплого воска. Этого не может быть, ведь Джек не оставил ей свечей. В комнате было темно, как в склепе ночью.

С вытянутыми вперед руками она пересекла комнату, чтобы на ощупь найти платье. Но его на стене не было.

Она в отчаянии продолжала поиски. Нашла пустой крючок, потрогала остальные… на них тоже ничего не висело.

Босой ногой она пнула чемодан, Может быть, она по ошибке упаковала платье? Присев на корточки, она ощущала застежки. Чемодан был открыт и почти пуст!

Одежда исчезла.

Ее бросило в дрожь. Казалось, что в темноте стены тюрьмы смыкаются вокруг нее. Откуда он узнал о ее намерениях? Неужели Мелоди по простоте душевной рассказала ему о ключе? Ключ?! Он все еще висел на ленте вокруг ее шеи. Теплый от тепла ее тела, он постукивал о грудь. Она обхватила его пальцами и яростно сжала.

— Провались ты в ад, лорд Джек Редгрейв! — свирепо пробормотала она. — Если понадобится, я убегу голой!

Полночная тишина была такой полной, что Лорел слышала в ушах стук своего сердца. Она на ощупь спустилась с чердака. Оказавшись у подножия чердачной лестницы, она подождала, прижавшись ухом к двери. Но прошло несколько минут… потом еще столько же… и, не услышав ни звука, она отодвинула задвижку и вышла в коридор. В двух настенных светильниках догорали свечи, бросавшие вокруг слабый тусклый свет. Впрочем, ее глазам он показался достаточно ярким.

Комната слева была именно той, из которой в первый раз до нее донесся голосок Мелоди. Прежде чем к ней приблизиться, Лорел потратила минуту на то, чтобы снять co светильника стекло и украсть огарок. Теперь, вооруженная светом, она сглотнула слюну и приблизилась к двери. В комнате мог оказаться Джек. Она не позволит себе отвлечься от своей миссии и не позволит, кому бы то ни было, даже Джеку, остановить себя. Она украдет какие-нибудь его вещи, чтобы можно было выйти на улицу, а когда откроются лавки, она купит себе одежду. Ей вовсе не хотелось тратить деньги, но вряд ли платье можно было назвать излишеством или роскошью.

«Прекрати бормотать себе под нос и открой эту проклятую дверь».

Глубоко вздохнув, она медленно толкнула дверь. К счастью, петли не скрипнули, и она смогла обвести комнату свечой, чтобы толком оглядеться.

Это оказалась гостиная, уютная и переполненная мебелью. Казалось, здесь были собраны вещи, которым не полагалось тут находиться. К стене был придвинут гардероб, а вокруг громоздились кучи шляпных картонок.

Дамские шляпки!.. Лорел с любопытством нагнулась и поднесла свечку поближе к одной их них. На крышке было выведено вычурное «Л», оно украшало картонку, как марка знаменитости. Поскольку Лорел была женщиной и всю жизнь провела в Англии, она прекрасно знала, что эта марка означает, и ее брови невольно полезли вверх.

Лементье! Коробка за коробкой здесь были свалены его последние модели.

В другое время она не сдержалась бы и заглянула в коробки. Однако теперь она лишь подумала, что-либо Джек сильно переменился с той поры, когда она его знала, либо в этих комнатах с ним жила женщина. С каждым днем образ жизни достопочтенных джентльменов клуба «Браунс» становился все более вольным! Что ж, по крайней мере, ей не придется идти на улицу в брюках.

Прикрывая одной рукой пламя свечи, второй она нажала на задвижку дальней двери и позволила ей открыться.

В полумраке она разглядела широкую постель, и снова обстановка была какой-то собранной с бору по сосенки. И вообще, мебель как будто специально расставляли в беспорядке. Около двери валялись рулоны чего-то. Обоев?

Подойдя поближе, она, затаив дыхание, стала всматриваться в постель. Там лежали мужчина и женщина. Женщина была миниатюрной и очень красивой, с длинными и густыми темными волосами, заплетенными в косу, спускавшуюся на голое плечо. Мужчина был тоже темноволосым, но шире в плечах, чем Джек, и не такой худой. Пожалуй, даже приятно мускулистым.

Да, комнаты Джека располагались этажом ниже. Он сказал ей об этом, но Лорел тогда была слишком зла, чтобы вслушиваться.

Так что эта чета не имела ничего общего с ее дочерью.

Наверное, Лорел ошиблась, решив, что голос Мелоди доносился отсюда. Она начала пятиться, чтобы тихо удалиться из комнаты, как вдруг заметила в углу еще одну дверь. Одновременно она наступила на что-то мягкое и, нагнувшись, нащупала на полу какую-то завязанную в узлы тряпицу.

Глаза Лорел налились слезами. Она схватила тряпичную куклу и прижала к себе. Двигаясь быстро и бесшумно, она приблизилась к той дальней двери и дрожащей рукой нажала на щеколду.

В следующей комнате она обнаружила детскую из сказки. Просторная комната была наполнена цветом и радостью. Все в ней должно было доставить ребенку удовольствие. Забыв о необходимости соблюдать тайну, Лорел потрясенно замерла и, подняв свечу повыше, старалась побольше рассмотреть.

А затем она увидела кровать. Деревянное изголовье было сделано в форме двух плывущих навстречу друг другу лебедей. Их изогнутые шеи смыкались, образуя сердечко. А под ними на подушке она увидела темную кудрявую головку.

«Моя дочь!»

Теперь Лорел навсегда будет с ней. Только они вдвоем.

Глава 12


Несколько минут она не могла отвести глаз от дочки. А затем стала внимательно осматриваться.

Все, что она видела, было либо очаровательным, либо уютным, каждая материя — яркой и мягкой, каждая игрушка — особой и забавной.

Эта комната была идеально обставлена… продумана во всех деталях. В отличие от остальных помещений, пребывающих в беспорядке. Эти люди, кто бы они ни были, явно ставили заботу о счастье Мелоди выше собственных интересов.

Лорел поставила свечку на изящный ночной столик и уселась на пол, подобрав под себя ноги. Она неотрывно смотрела на раскрасневшиеся ото сна округлые щечки своего ребенка, на ее кудри, которые были заплетены на ночь в маленькие косички…

Мелоди здесь любили. Эта комната являла собой воплощение всех детских фантазий, игрушки были выбраны с любовью, а угловатые рисунки, сделанные в мальчишеской торопливой манере, были подписаны «Эван»… Как это было не похоже на тот чердак, где ее держал в плену человек, так невыносимо предавший. А эти люди, так любившие Мелоди, кто они? Какой-то мальчик по имени Эван, ярый поклонник шахмат, надеявшийся привить ей свою любовь к этой игре… красивый мужчина и красивая женщина в огромной постели, окруженной роскошными коробками и ящиками… Какое отношение они имели к Джеку?

Лорел столько всего не знала!

Однако в одном она была уверена твердо. Она никогда не сможет предоставить своей дочери такое божественное убежище. Все, что она сумеет ей дать, — это жизнь беглянки, скромнейший доход и вечное бегство от длинной руки маркиза Стрикленда.

И не только эти люди любили Мелоди, она их тоже любила. Это было видно по тому, как любовно были расставлены у кровати их подарки, замызганные детской ручонкой. Лорел легко могла представить себе, как Мелоди расставляет их перед сном и желает им спокойной ночи…

Прежде чем забраться в свою чудесную постельку и заснуть, обожаемой и лелеемой.

А Лорел была для этой крохотной девочки незнакомкой. Если украсть ее среди ночи, она напугается до смерти. С ее детской точки зрения, это будет ужасное похищение.

Лорел поняла, что ей следует подождать. Она должна сделать так, чтобы Мелоди захотела уйти с ней. И вообще, ей вовсе не хотелось жить беглянкой, она не хотела для Мелоди такой жизни. Лорел хотела, чтобы у ее дочери было все самое лучшее… и прежде всего хорошая счастливая жизнь, а не вечные скитания.

«Я не заберу ее, пока она меня не полюбит. Я не заберу ее, пока Джек не согласится нас отпустить».

Однако на это потребуется время. И продуманность, и ухищрения. Она должна присмотреться к Джеку, понять, чего он хочет, и каким-то образом уговорить его…

Покидая комнату, она бросила последний долгий взгляд на свое прекрасное, замечательное дитя. Возможность забрать дочь и увезти ее далеко-далеко, подальше от этого мира, который она ненавидела, стоила любых трудностей, даже возвращения в темницу.

В тишине глубокой ночи Бейливик проснулся от своего обычно беспробудного сна, обнаружив, что по его голой груди бродят прохладные шаловливые ручки.

Со сна он обычно соображал медленно, так что был приятно поражен тем, как ловко поймал эти ручки, оторвал от своего тела и одновременно плавным движением перекатился на постели, подмяв налетчицу под себя.

Она ахнула, обдав мятным дыханием его небритую щеку.

Фиона!.. Это Фиону он пригвоздил к матрасу, заведя ей руки за голову. Он плотно лежал на ней, чувствуя своим твердым телом все ее изумительные мягчайшие женственные изгибы.

Прежде чем он успел вспомнить, что прилагает невероятные усилия, стараясь убедить Фиону, что ему нужно от нее нечто большее, чем вкусить ее, несомненно, пышных прелестей, его тело бурно откликнулось на соприкосновение. Фиона ловко повернулась и, заняв более удобную позицию, обхватила ногами бедра Бейливика, прежде чем он успел отпрянуть.

— Ну вот, паренек, — одобрительно бормотала она хрипловатым шепотом, — пора дать бедняжке Фионе что-то, о чем стоит написать домой.

Он не осмеливался отпустить ее и откатиться, так как не сомневался, что она окажется на нем верхом быстрее, чем Балтазар слизнет с ладони кусок сахара или леденец. Бейливик понятия не имел, почему Фиона захотела именно его… хм-хм… леденец, но знал, что его Фиона — женщина решительная и целеустремленная.

Вот и сейчас она извивалась под ним.

— Фиона… — Нет, он точно сошел с ума, отталкивая ее. Просто двинулся рассудком…

Но все-таки он сделал именно это. Скатился, оттолкнув ее льнущие руки и прижимающиеся бедра. Он рывком выбрался из узкой койки и встал на холодном полу в паршивеньких тонких кальсонах, неловко, но наглядно демонстрируя, как сильно хочет того, что она предлагает так щедро и безвозмездно.

Слишком щедро и безвозмездно.

Он дал себе клятву, что докажет ей: она стоит большего, чем быстрое соитие. Никто этого не понимал… даже она сама.

— Ты не посмеешь снова прогнать меня, — резко объявила она, словно этого не случалось раньше. Глядя на нее, сидящую в его постели, прижимающую к пышной груди почти не скрывающую ее простыню, с волосами цвета полуночи, спадающими блестящим водопадом на молочно-белые плечи, Бейливик осознал, что она, вероятно, никогда в жизни не получала отказа.

Он провел рукой по своему пылающему лицу, страстно желая, чтобы простыня поднялась повыше и скрыла из виду этот идеальный розовый сосок. А, черт, теперь он видел их оба!..

— Нет!

Она облизнула губы. Его кальсоны запротестовали, сообщая, что не рассчитаны, так растягиваться.

— Я думала, что ты так держишься, потому что ваш шеф нагнал на тебя страха. Но Сэмюел рассказал мне, что на чердаке есть комнатки, где можешь вопить, как баньши, и никто не услышит…

Чертов Сэмюел! Бейливик мысленно пообещал, что Сэмюелу теперь долго не придется навещать тайные любовные гнездышки на чердаке.

— Говорю тебе — нет!.. Я не хочу, чтобы ты лезла ко мне в постель.

Дуги черных бровей сошлись над ее пылавшими гневом прекрасными глазами.

— Но почему? Ты же сам послал за мной! Значит, ты достаточно сильно хотел, чтобы я оказалась здесь!

— Я хочу, чтобы ты была здесь. — Господи, как все неладно складывалось! Но не мог он так вот просто объявить ей, чего хочет. Она еще не готова это услышать… и потому он не мог попросить ее об этом. Да она просто посмеется над ним. Он был всего-навсего неуклюжим здоровенным помощником швейцара… и не имел хороших мозгов, чтобы подняться по служебной лестнице. Может, он никогда не будет соответствовать такой красавице. — Я всего лишь не хочу, чтобы ты была именно здесь. У меня.

Она вздернула подбородок:

— Я не стану просить еще раз, мистер Высокомерный Могучий Бейливик. Можешь не сомневаться!

Она выскользнула из-под простыней и мгновенно набросила ночную сорочку. Бейливик с тоской наблюдал, как скрылись из виду ее упругие ягодицы. Если он повел себя неправильно, ему больше никогда не доведется увидеть это божественное зрелище.

Бросив через плечо последний презрительный взгляд, Фиона покинула комнату.

— Ты еще пожалеешь об этом, болван неуклюжий!

Он уже пожалел.


Не все сны Джека были кошмарами.

Он распростерся на постели обнаженный, потому что его большому телу было жарко под покрывалами. Дыхание торопливо вырывалось из полуоткрытого рта. Ум его был погружен в дрему, но тело ярко переживало каждый момент сна.

…Джек обвил ее руками и, тесно прижав к себе, перекатился и лег между ее девственными бедрами. Он приник к ее рту и, взяв ее голову в свои большие ладони, стал глубоко целовать.

В ответ она тоже обхватила его руками и страстно поцеловала.

Одним сильным жестким движением Джек вторгся в нее.

Ее удивленный вскрик затерялся в его рту. Он продолжал держать ее, льнущую к нему, дрожащую от потрясения.

До той поры он никогда не овладевал девственницей. Где-то в глубине души кольнуло сожаление… но он прогнал его прочь. Какое это имело значение, раз он все равно собирался, на ней жениться? Какая разница, случится это в брачную ночь или сегодня? Он предпочитал сегодня. Он предпочел этот ослепляющий, нежданный взрыв страсти, этот жаркий, радостный порыв экстаза.

Погрузившись глубоко в нее — она облегала его тесно, до боли, — он осыпал поцелуями ее губы, лицо, пил горячие слезы с ее щек. Ее маленькие цепкие руки не отпускали его. И он был благодарен ей за это. Она ведь могла его оттолкнуть.

Остановил бы он ее, если б так случилось? Его ум был затуманен похотью, отчаянным желанием и мучительными и остатками кошмара. Он закрыл глаза и снова поцеловал ее. Похоть и желание ласки победили, прогнав кошмар прочь, как экзорсист.

Он прильнул к ней. Она обладала даром богини, она могла спасти его от демонов. Внутри ее тела, ее рта, внутри этой жаркой и влажной сути, ощущая ее теплый сладостный вкус, он был целым. Он держал эти ощущения, как шит и меч против подступавшей тьмы.

Хотя бы сейчас. Хотя бы на этот миг вне времени.

Она вновь начала его целовать. Он чувствовал, как уходит из ее тела напряжение. Он сделал осторожный выпад, сначала несильный, потому что хотел доставить ей удовольствие, но она так тесно облегала его, что он не мог остановиться.

Он потерялся в ней, потерялся в мучительной идеальной тесноте ее лона, в благословенных ее объятиях, в ее руках, гладящих его спину, потерялся в сладости ее поцелуя… и оказался на грани экстаза.

Нет! Пусть продлится этот миг! Пусть даст ему досыта насладиться обладанием!..

Он скатился с нее и улегся на спину. Взяв ее пальцы в свои, он стал долго и нежно целовать их и, затаив дыхание, дал своему экстазу не выгореть, а задержаться.

Ее рот был таким сладким, таким чутким в своей головокружительной способности дать ему забвение…

Он жаждал владеть этим ртом, чувствовать его на себе. Но она, конечно, не станет этого делать. Такое делают только опытные любовницы. Но его потребность ощутить ее рот там заставила его отбросить колебания. Он нежно оторвал губы от ее рта и ласково направил ее голову вниз.

И она подчинилась, такая прекрасно послушная в его руках.

Слегка потягивая ее за волосы, чтобы направлять ее, он сильнее пригнул ее голову вниз и, войдя полностью в ее рот, закрыл глаза от наслаждения жаркой влажностью, которая обволокла его.

Она быстро обучалась. Прошло лишь несколько мгновений, и она догадалась посасывать, то есть сделать то, чего он жаждал. Чудесная мука, которую доставлял ему ее рот, заставила его со стоном запрокинуть голову на подушку.

Он хотел, чтобы она сосала сильнее и быстрее, и это продолжалось, пока он не излился в нее, пока она не ощутила его вкус на своем языке, пока его молоко не полилось с ее губ.

Она подчинялась каждому движению его руки. Каждому его предложению. Она склонилась над ним, вбирая его в себя так глубоко, что иногда содрогалась от этого.

Его глаза закрылись. Окружающий мир с его болью и черной ужасающей правдой отступил. Все сжалось вокруг них, и осталась только эта комната… эта постель… эта женщина.

Пока не остался реальным только ее сладостный, податливый, страстный рот.

Никогда никакая женщина не была так щедра с ним. Не было места ни торговле, не было требований подарков, или денег, или даже похвалы. Она просто давала ему то, в чем он нуждался, словно больше всего на свете хотела лишь облегчить его боль.

Его тело напряглось.

Он сжал в кулаке ее локоны и пригнул ее голову к последнему глубокому выпаду…

Это было слишком быстро. Он хотел разделить с этим замечательным изумительным существом нечто большее. Фантазии о том, что он хотел проделать с ней, клубились в его мозгу, прогоняя прочь все иные мысли и порывы.

Когда он перекатил ее под себя и, целуя, ощутил свой, вкус на ее губах, нежных и распухших от сосания, он осознал, что только восход солнца положит конец этой ночи страсти.

Она обвила руками его шею и жарко поцеловала. Ее лежащее под ним тело было теплым и отзывчивым.

А теперь пришел черед еще одной замечательной идее…


А в комнате на чердаке Лорел томно застонала во сне. Покрывала были слишком тяжелы и терли ее чувствительные соски, возбуждая их в твердые бутоны. Она неловко сбросила с себя простыни. Тело стало жарким и влажным. Влажные пряди темных волос прилипли к вискам. Погруженная в сон, она сжала бедра и беспокойно потерла их друг о друга.

Лорел обвила руками шею Джека и жарко поцеловала. Ее лежащее под ним тело было теплым и отзывчивым.

Она почувствовала, как его пальцы скользят по ее телу, и приподняла бедра, чтобы облегчить ему доступ. Она приняла его в свое тело, в свой рот и получила огромное удовольствие от того и от другого. Ей бесконечно понравилось доставлять ему удовольствие, ощущать вес его тяжелой руки на волосах, а то, как он постанывал и трепетал, убеждало ее дать ему все, что он хочет, какими бы странными ни казались его просьбы.

Он положил свои широкие ладони ей на бедра и приподнял так, чтобы она оседлала его. Он поцеловал ее и одновременно стал двигаться вперед и назад. Она ощущала каждый бугорок, каждую жилку на его мужской плоти. Ее наслаждение нарастало, как и влажность лона, позволявшая ему двигаться в ней все легче и быстрее.

Она погрузила пальцы в его волосы, притянула его голову к себе и крепко поцеловала, выдыхая свои стоны в его рот. Она снова шла к экстазу, как он того и хотел. Она начала слегка вздыматься ему навстречу, улавливая ритм его выпадов со все большим удовольствием. И так длилось и длилось, она раскачивалась и колыхалась, снова и снова принимая его в себя.

Но когда она уже почти достигла пика, он вдруг резко вышел из нее. Она удивленно всхлипнула, но он, взяв ее в свои большие ладони, перевернул на живот. Он поставил ее так, что ягодицы оказались высоко, а когда она хотела опереться на руки, он ласково, но решительно прижал ее плечи к постели.

Ее натертые соски больно проехались по покрывалу. Она задергалась, чувствуя себя очень странно: вниз лицом, с высоко поднятыми ягодицами. Она снова попыталась оттолкнуться от матраса, обернуться к нему лицом, чтобы поцеловать, но он с такой легкостью, словно имел дело с куклой, оборвал ее попытку. На этот раз его ладони скользнули по ее предплечьям и сомкнулись на запястьях.

Он бережно завел ее руки за спину, затем перехватил их одной рукой и придержал лицом вниз, совершенно беспомощной.

По ее телу пробежала тревога и щекочущее желание, дополняя еще не остывшее возбуждение. Когда он вдвинулся между ее ног, она тихо ахнула в подушку, уже почти на грани экстаза.

Он собирался взять ее, как жеребец кобылу! А она, пригвожденная к постели его телом, была бессильна ему помешать, бессильна сопротивляться его превосходящей силе.

Как было странно и порочно, что ей нравилось это ощущение! Как стыдно то, что ей хотелось полностью принадлежать ему, быть в его власти. Какой замечательно волнующей была эта его темная, неукротимая власть над ней, то, что он сделал ее сообщницей в своих порочных и стыдных играх!

Она отдалась ему беспредельно. Она все готова была делать для своего Джека. Все, что угодно.

Она вновь и вновь достигала пика, и ее громкие крики экстаза гасли в простынях, а он снова и снова, все глубже и глубже вторгался в ее влажное трепещущее лоно, вызывая оргазм за оргазмом из ее податливого, отзывчивого, зажатого под ним тела.

Наконец рыча от удовлетворения, он сделал последний мощный выпад и резким выстрелом излил в нее свое семя. Его содрогания с трудом затихали в ней, доводя до новой волны наслаждения.

Он отпустил руки и вышел из ее тела. Она упала на постель, усталая дрожащая, и ее прерывистое дыхание сотрясалось в судорогах после соития. Она покрылась испариной, между ног саднило, а голова кружилась от затаенного восторга пережитого… подаренного им наслаждения.

Он перекатился и улегся рядом. Большой теплой ладонью отвел ее темные локоны со лба и поцеловал долгим поцелуем, слившим их сердца воедино.

Она была рада, что все происходит в темноте, потому что не сомневалась, что все ее тело заливалось краской стыда. Она так наслаждалась этими играми подчинения!.. Это удовлетворяло… отвечало чему-то глубинному в ней, эта жажда покорности. Она была гадким бесстыжим существом!..

Однако она была его существом, гадким и бесстыжим, и когда он притянул ее к себе и прихватил за талию своей теплой тяжелой рукой, она добровольно прильнула к нему, не желая отрываться. Ее доверие к нему было абсолютным. Джек принадлежал ей, а она ему.

Навсегда.

И когда она почти погрузилась в грезы сна, его ладонь раскрылась и легла ей на живот, тепло этой большой ладони проникло в нее, и щекочущие волны возбуждения, предвкушения стали расходиться по всему телу.

Он хотел большего.

Задыхающийся смешок сорвался с ее губ. Господи, помоги: ей хотелось того же!

Если кто-нибудь посмотрел бы на старомодное кирпичное здание с улицы, ему никогда и в голову не пришло бы, что под крышей клуба «Браунс», этого скрипучего убежища престарелых чиновников и стареющих лордов, сновидения некоторых его членов были наполнены подобными буйными эротическими фантазиями.

Сент-Джеймс-стрит кардинально изменилась.

Глава 13


Утренний клуб «Браунс» был решительно не похож на рутину окружающих клубов. О, конечно, слуги вставали здесь так же рано, как и повсюду, а члены клуба поднимались поздно.

Уилберфорс инспектировал, слуги работали. Все обстояло так, как и положено в джентльменском заведении.

Но вот когда дело касалось детей, здешняя рутина отличалась от нормы.

Мелоди вскакивала ужасно рано и обычно начинала радостно бродить по коридорам, пока кто-нибудь не догадывался ее покормить. Это немедленно привлекало Эвана, потому что он никогда не мог пропустить трапезу. Или перекус. Или крошку чего-нибудь вкусного.

После завтрака Эван отправлялся на уроки, а Мелоди… Мелоди начинала регулярный обход своих любимых дедушек.

— Погоди, старина, ты ничего не слышишь? — Лорд Бартлз перестал завязывать галстук и замер перед зеркалом.

Сэр Джеймс прекратил поправлять жилет и засовывать в жилетный кармашек часы.

— Ничего. Ну просто ничегошеньки.

Мелоди радостно захихикала, а лорд Бартлз продолжал притворяться, что видит в зеркале только свое отражение… всего в нескольких дюймах от ее личика. Она по-турецки сидела на туалетном столике и играла с серебряными расческами и расставленными там табакерками. Лорд Бартлз выпрямился и пожал плечами:

— Я мог бы поклясться, что слышал какой-то высокий звук, похожий на повизгивание.

Сэр Джеймс задумчиво потер подбородок:

— Высокий, говорите, похожий на повизгивание?

Лорд Бартлз, обдумывая ответ, небрежно поставил локоть на макушку Мелоди.

— Да, несомненно. Высокий и очень похожий на повизгивание.

— Хм-м. Напоминает какое-то существо. Как вы полагаете?

Мелоди зафыркала. Сэр Джеймс приблизился к столику и, глядя в зеркало, взял вместо гребня ее ручонку и стал причесывать ею свои редкие седые волосы, продолжая при этом рассеянным взглядом смотреть на ее личико. Она с восторгом поерзала.

Лорд Бартлз серьезно обдумал вопрос.

— Да, пожалуй, напоминает какое-то существо. По правде говоря, это очень похоже на попискивание…

Сэр Джеймс приостановил расчесывание волос с помощью пальчиков Мелоди.

— Попискивание?..

Лорд Бартлз прищурился и, слегка наклонившись вперед, внимательнее всмотрелся в свой туалетный столик.

— Я думаю, что это… — Он выпрямился, настолько резко, насколько ему позволил артрит, и возмущенно ткнул пальцем в Мелоди: — Так и есть! Смотрите!

Сэр Джеймс тоже прищурился:

— О Боже! Это же…

Лорд Бартлз возмущенно фыркнул:

— Я немедленно переговорю с Уилберфорсом. В наших комнатах появилась мышка!..

Сэр Джеймс вскрикнул и попятился.

— Мышка?! — Он замахал ладонью. — Скорее зовите сюда кошку!

Лорд Бартлз поспешил придвинуться назад, но теперь в его руках был комок дымчато-серого с белым меха.

— Скорее, могучий охотник! Поймай эту мышку! Когда крохотный котенок шлепнулся в подол юбочки Мелоди, она ахнула и прижала ручки к пухлым щечкам.

— Котя!..

Лорд Бартлз и сэр Джеймс отступили на шаг, чтобы полюбоваться плодами своих трудов. Им было очень нелегко на протяжении трех дней хранить этот секрет. Однако нынешний восторг на личике Мелоди, прижимавшей к груди большеглазого и лопоухого лохматого чудища с крысиным хвостиком, стоил и сомнительных радостей кошачьего туалета, и запахов прокисшего молока.

— Ну, ступай, — севшим голосом произнес лорд Бартлз. — Забирай эту блохастую зверюшку и покажи ее юному Эвану.

Сэр Джеймс снял Мелоди с туалетного столика и поставил на пол, чтобы она скорее смогла убежать со своим лохматым сокровищем.

Лорд Бартлз шмыгнул носом. Сэр Джеймс внимательно посмотрел на него:

— Сентиментальный старый дурень!

— Проклятый зануда. Я не выношу кошек.

Сэр Джеймс с тоской поглядел вслед исчезнувшей парочке.

— Я тоже. Мерзкие существа.

— Очень верно. Шерсть повсюду… — И лорд Бартлз стал рассеянно отряхивать рукава.

Сэр Джеймс смерил друга долгим взглядом, потом ласково похлопал по плечу:

— Бедняга. В следующий раз возьмем черного.


К чести Джека — впрочем, возможно, тут сыграл свою роль и его титул, — знаменитый портной Лементье предстал перед его светлостью в этот безбожно ранний час утра, и, Джек уселся напротив человека, которого знал как Пуговку, пил кофе и предавался болтовне. Встреча выглядела почти как светский визит. Пуговка небрежно задавал вопросы о некоторых любимых обитателях «Браунса», и Джек охотно, хоть и односложно, отвечал ему. Пуговка принес ему соболезнования по поводу смерти дяди. Как и следовало ожидать, новости в Лондоне распространяются быстро. Джек кивнул, мысленно поблагодарив за отсутствие поздравлений в связи со вступлением в новый титул.

Это очень походило на разговор. Джек чувствовал себя с Лементье легко и уютно. Достаточно уютно, чтобы вскоре сообщить цель своего появления у дверей Лементье в самый момент восхода.

— Я не сплю, — сообщил он, не дожидаясь расспросов.

— Неужели? — невозмутимо отозвался Пуговка. — Не которые, находят, что это бодрит.

Джек снова попытался объясниться:

— Мне нужно платье.

Лементье кивнул:

— Этого можно было ожидать, поскольку я есть я.

Джек сунул руку в мешок из-под картошки, который среди ночи позаимствовал на кухне «Браунса», и вытащил оттуда кучку черного габардина. Он ткнул ее в руки Пуговки, который осторожно принял и деликатно стряхнул нитки мешковины, прежде чем развернуть.

— A-а, — протянул он. — Очень стройная. И такой элегантный рост. Но пожалуй… несколько мрачновато..

— Это траур, — пояснил Джек, прихлебывая кофе. — Но с ним покончено.

— Хм-м, — протянул Лементье, постукивая ногтем по фарфоровому блюдцу. Оно отозвалось приятным звоном, разнесшимся по всему тихому заведению. — Значит, леди, о которой идет речь, покончила со своим трауром. Тогда, возможно, стоит выбрать что-нибудь в сиреневых тонах, как бы для полутраура?

— Цветное. — Джек передал Лементье второе платье. — С трауром покончено совсем. Его вообще не нужно было надевать.

Пуговка с трудом удерживал на коленях груду материи.

— Боже! Вы что, оставили эту леди совсем без одежды? Это было сказано с легкой шутливостью, но Джек ошеломленно посмотрел на него с внезапным ужасом.

— Ах! — Пуговка ловко сменил тему: — Возможно, вы намекнете на цвет волос и глаз леди? Она белокурая?

— Темная, — буркнул Джек.

— Темнее, чем, скажем, леди Мэдлин?

Джек кивнул, а Пуговка уже рассматривал более чем скромный вырез платья.

— Возможно, леди будет заинтересована в платье с более смелым декольте?

Джек притих, представляя себе грудь Лорел, высокую и пышную, как она будет вздыматься из модного глубокого выреза…

— Милорд?

Джек очнулся и с трудом сглотнул. Пуговка позволил себе крохотную улыбку.

— Я могу принять это за согласие? — Он ткнул пальцем в непритязательный бантик и неодобрительно покачал головой. — Навестит ли нас леди для примерки?

Джек отрицательно мотнул головой:

— Это сюрприз.

В глазах Пуговки сверкнули лукавые искорки.

— И весьма щедрый, милорд. При одной мысли об этом меня переполняет шутливый восторг. Так вы говорите, четыре платья?

Джек кивнул:

— Три дневных. И одно… — Он махнул рукой в сторону стоявшего рядом примерочного манекена. Тот был задрапирован золотой парчой и переливчатым алым шелком, готовыми превратиться в произведение искусства, достойное королевы. — Одно в таком роде.

Брови Лементье взлетели.

— Еще кофе, милорд? — Он откинулся на стуле с чашкой кофе в руках. Глаза его удовлетворенно блестели. — Итак, три платья на день и одно вечернее. Желает ли ваша светлость какой-то определенный цвет? Может быть, что-то сочетающееся с глазами леди?

— Синий.

Пуговка помешал кофе изящной серебряной ложечкой, хотя не добавлял ни сахара, ни сливок. Ложечка заставляла тонкий фарфор петь, напоминая Джеку звон далеких колокольчиков.

— У синего и голубого много оттенков, — размышлял вслух Пуговка. — Бывают такие серо-голубые глаза, которые просто требуют серебряного наряда. А есть такие сине-фиолетовые, хотя это большая редкость. А еще бывают цвета полуденного неба…

— Да, — промолвил Джек. — В точности, как небо.

— Темные волосы. Небесно-синие глаза. Боже, это похоже на маленькую леди Мелоди.

Джек бросил на Пуговку острый взгляд, но тот с вполне невозмутимым видом продолжал задумчиво мешать кофе.

— Да, пожалуй.

Пуговка легонько постучал ложечкой по краю чашки, затем положил ее на блюдце. Потом поставил чашку на стол, так и не попробовав напитка, и поднялся на ноги.

— По-моему, у меня есть кое-что подходящее, мы ведь не можем оставить даму раздетой.


— Ты понял! — Мелоди схватила любимого Пуговку за руку. — Ты ведь все понял! Но как?

Пуговка сжал губы

— Боюсь, я не могу раскрывать свои источники.

Мелоди скрестила на груди руки и, нахмурясь, откинулась на спинку дивана.

— Наверное, это был дядя Уиббли. Ох уж эти мужчины! Всегда стоят друг за друга!

Пуговка в ответ тоже похлопал ее по плечу, но гораздо нежнее.

— Вообще-то, малышка Мелоди, это рассказала мне ты. Ты накануне днем явилась ко мне с леди Мэдлин, и тебя просто разрывали новости. Насчет твоей королевы в башне.

Она раскрыла рот.

— Тогда выходит, ты знал, что она заперта на чердаке! И ты ничем ей не помог?! — Она сердито прищурилась. Вы, сэр, всего-навсего мужчина!

Пуговка растерянно моргнул:

— Как странно… Уверен, в этом меня раньше никогда не упрекали. Однако если вы слишком рассердились на меня, то не захотите слушать историю дальше…

Мелоди мрачно поглядела на него:

— Ладно уж, можете продолжать.

Пуговка отвесил изящный поклон, как бы оттеняя ее грубость, и продолжил:

— Как пожелаете, миледи.


Когда Пуговка ринулся на поиски чего-то достойного прикрыть предполагаемую наготу леди, о которой шла речь, Джек открыл было рот, чтобы опровергнуть его предположение. Но Пуговка уже исчез в глубине своего заведения. Его не было довольно долго, и Джеку в это время не оставалось ничего иного, как лицезреть безголовый манекен и размышлять, помогут ли платья от Лементье смягчить сердце Лорел.

Погруженный в безмолвие, он осознал, что покупает платья вовсе не для того, чтобы Лорел его простила. Это стало бы желанным побочным результатом, но, по правде говоря, ему просто невыносимо было видеть Лорел в одном из ее черных одеяний. Она заслуживала гораздо большего и лучшего. Лорел заслужила щелков и атласа всех цветов радуги.

Лорел заслужила наряд из золотой парчи.

Вот он и оказался здесь, закупая для нее подарки, обсуждая цвет ее глаз и волос так, словно имел на это какое-то право.

Это оказалось очень приятно: вести себя как обычный человек в ходе обычного ухаживания…

Ведь слово «обычный» никак не походило к описанию его жизни.

Это происходит потому, что он совершает безумные поступки, запирает даму на чердаке, скрывая ее существование от друзей.

Нет, слово «обычный» никак не подходило к тому, чем он сейчас занимался.

— Ах! — Лементье откинул занавеску, закрывавшую нечто вроде небольшой сцены в дальнем конце помещения. В руках он нес большую коробку. За ним следовал молодой человек необыкновенной красоты, нагруженный целым ворохом коробок меньшего размера.

— Кэбот, положите остальные коробки в экипаж его светлости.

Свою коробку Лементье поставил на стол и поднял крышку, чтобы Джек посмотрел на ее содержимое.

— Это отлично подойдет для дамы, о которой шла речь.

Джек посмотрел на аккуратно сложенное платье и пожал плечами. На его взгляд, оно казалось всего лишь кучкой бледно-голубого шелка.

— Какое-то оно простоватое, — наконец произнес он.

Лементье элегантно повел плечом.

— Разумеется, это как раз то, что нужно для модного променада летним днем.

Джек мог только кивнуть. Его экипаж постепенно заполнялся вещами, которые, насколько ему помнилось, он не заказывал, но, по словам Лементье, они были абсолютно необходимы для леди. Джек начал волноваться о том, как отнесется Лорел к его подаркам.

Это не было подкупом… Просто подарком… потому что он…

На этом месте размышлений мозг отказывался продолжать. Лорел была опасным противником, черной ямой, в которую он легко провалится, если не остережется. Он вновь ощущал чувства, которых никогда ранее не испытывал.

Только Бог знает, куда заведет Джека этот опасный путь.

Пуговка, отряхивая руки, подошел и встал рядом с ним, явно очень довольный собой.

— Итак, милорд, — улыбнулся он, — ваш экипаж набит. Другие платья будут готовы завтра.

Джек растерянно заморгал:

— Но ведь подобные вещи требуют времени. Разве не так?

Пуговка откликнулся ангельской улыбкой: — Какие только чудеса не случаются, если не стоять за ценой.

Джека ограбили, открыто и жизнерадостно. Он обреченно кивнул. По крайней мере, кофе здесь был очень хорош.

Пуговка широко раскинул руки.

— Что толку в золоте, если его не на кого тратить? — Он игриво ткнул Джека пальцем в бок. — Вам следует жениться, милорд, на этой леди с глазами синими, как небо. Тогда вы сможете баловать ее всю жизнь.

Когда Джек, по-прежнему немногословный, покидал Лементье, эта мысль неустанно сверлила ему мозг.

Сможет баловать ее всю жизнь.

Действительно, это доставит ему удовольствие.

После отъезда маркиза Стрикленда Пуговка, ставший в этот час гораздо богаче, со вздохом тряхнул головой:

— В какую неразбериху вовлекает людей любовь…

Всегда бывший поблизости Кэбот торжественно кивнул:

— Поистине.

Пуговка улыбнулся своему красавцу помощнику.

— К счастью для всех любовников Лондона, я столь же талантлив в исправлении ошибок, как и в создании новых.

Глава 14


Просыпаясь, Лорел с наслаждением потянулась и удовлетворенно мурлыкнула. Ей было на редкость уютно и приятно, тепло и удивительно мягко на пышном матрасе…

Пальцы ее скользнули по шелковым простыням… и глаза мгновенно распахнулись. Простыни?! Да-да, на матрасе были простыни. Матрас лежал на полу, но… Она перекатилась к его краю и свесила голову вниз. На полу перед матрасом раскинулся небольшой ковер. Вообще-то ковров и ковриков оказалось несколько. Они покрывали дощатый пол так, что досок практически не было видно.

В льющемся в окно солнечном свете ковры сияли сочными цветами драгоценных камней, поражали дорогой выделкой. Льющемся из окна свете?..

Она резко повернула голову. Еще накануне грязное окно было чисто вымыто. Ну, по крайней мере, оно стало чище, чем вчера. Каждое его стекло было тщательно протерто изнутри и снаружи точнее, внешняя сторона была протёрта в пределах досягаемости при открытом окне.

Он сделал все это в темноте, свешиваясь из окна над далекой улицей внизу… наверняка не видя толком, что делает. Все-все он проделал в темноте: разложил ковры, перенес матрас, принес ведерко угля, которое теперь стояло перед разожженным камином.

В полном молчании.

Он уложил ее на матрас, не разбудив. Ужаснувшись, она торопливо заглянула под простыню. Ее сорочка была по-прежнему на ней, хотя подол был подоткнут вокруг бедер. Ключ все так же висел на ленте вокруг шеи. Между грудями. Если б Джек стал ее разглядывать, то наверняка обнаружил бы подарок Мелоди.

Но Джек ее совсем не потревожил.

Конечно, она славилась крепким сном, но ведь сознания не теряла.

— Ад и все его дьяволы!— потрясенно прошептала она, затем нахмурилась и вновь шлепнулась на матрас, натянув простыни на лицо.

Она не станет считать это трогательным. Что тут сказать? Тюремщик постарался сделать тюремную камеру уютной. Ну и пусть! Она не поддастся!

Но тут она учуяла запах бекона. Всхлипнув с досады, она выглянула из-под простынь, и нос направил ее взгляд к маленькому столику, на котором стоял накрытый поднос. Глубоко втянув в себя струящиеся ароматы, Лорел роняла, что слышит самый прекрасный запах в мире… подваренного хлеба, смазанного маслом.

В животе отчаянно заурчало. Накануне она поела очень мало, потому что после того как Мелоди подарила ей ключ, она решила копить хлеб, сыр и яблоки. Она складывала все в чемодан, готовясь к побегу.

Ее желудку эти приготовления категорически не нравились, и теперь он бунтовал, демонстрируя свое недовольство голодными спазмами. Она с усилием сглотнула слюну. Такой отчаянный голод был ей непривычен. С давних пор она ела очень мало, лишь слегка ковыряя пищу. Ha вкус ей все казалось опилками. Теперь же все пахло божественно. Казалось, что все ее чувства проснулись в тот день, когда она узнала, что ее дочь жива.

Так что, несмотря на последующие обстоятельства, она не могла отрицать, что мир стал ярче, сердце билось быстрее, серый мрак, так долго окутывавший душу, рассеялся. Она чувствовала себя живой… но, разумеется, все это случилось благодаря Мелоди, а не ему. То есть не имело никакого отношения к возбуждающему влиянию маркиза.

Никакого отношения!

А вот завтрак был совершенно другим делом. Жизненно важным. Радостно ухмыляясь, Лорел скатилась с матраса и, как была, в ночной рубашке отправилась через комнату к столику. Подняв крышку, она с наслаждением вдохнула исходящий от еды аромат. Там действительно были бекон и тосты. Вареное яйцо стояло в серебряной чашечке на ножке. Однако не было никакого приспособления, чтобы срезать верхушку скорлупы.

Ох уж эти мужчины!..

Но все же на углях стоял кипящий чайник и рядом — элегантный фарфоровый заварник с уже засыпанными в него пахучими листочками. Тут же находились сахарница и молочник. Но никакой чашки нигде не наблюдалось.

Лорел с досадой скрестила руки на груди.

— Ох, Джек!.. Ну что, с тобой поделать?!

Ей что, лить кипяток из чайника прямо в горло?!

Ничего трогательного не было в этой мужской неспособности собрать нормальный поднос с завтраком. Ни капельки.

Поднеся ломтик поджаренного хлеба ко рту, она откусила кусочек… и замерла.

На другой стороне комнаты, рядом с новым матрасом, на крючке висело платье.

Она чуть не подавилась и удивленно заморгала. Оно было из светло-синего шелка, счастливого, радостного, синего, как полуденное летнее небо.

Ее любимого цвета.

Ноги перенесли ее через комнату прежде, чем она успела осознать, что двигается. Рука потянулась к божественному шелку… и тут же отдернулась… чтоб не запачкать масляными пальцами переливчатую ткань. Метнувшись назад, к подносу с завтраком, она со злостью убедилась, что никакой салфетки тоже не было.

— Мужчины!..

Впрочем, тут она заметила фаянсовый кувшин, стоявший в тазу для умывания, достаточно близко к углям, чтобы вода слегка нагрелась. Идеально. Мыла не было, но Лорел сильно потерла руки и затем вытерла их насухо подолом ночной сорочки. После этого она торопливо вернулась к платью. Подняв руки, она бережно сняла платье с крючка и, разложив перед собой, залюбовалась его элегантной простотой.

Ей никогда не нравились бантики и оборочки. Любовью к ним отличалась Амариллис. Лорел восхищалась греческой строгостью стиля Лементье…

«Л»! Метка на пакетах и картонках той леди внизу. Но эти роскошные дамские вещи не могли иметь отношение к ней, Лорел, запертой на чердаке. Это чудесное платье, но ведь не мог Джек взмахом руки призвать такого творца, как Лементье, к созданию подобного шедевра всего за одну ночь.

Она приложила платье к плечам и посмотрела на себя. Вроде бы подходило идеально… даже по длине. Она рассмеялась и закружилась, не выпуская платья из рук. Ее нога зацепилась за кучку коробок, прятавшихся за углом матраса. Они рассыпались по ковру, выбросив на пол мерцающие ленты, деликатный муслин, перчатки, туфельки…

На крышке каждой картонки стояло знаменитое «Л».

У Лорел пересохло во рту. Она замерла, окруженная рассыпавшимися сокровищами, представлявшими собой полный комплект наряда от знаменитого и недоступного Лементье.

А она чуть не испачкала его масляными пальцами. Бережно, словно могла повредить его дыханием, Лорел разложила платье на постели и, заложив руки за спину, отступила на шаг.

Крепко сплетя пальцы, она любовалась этим великолепным, изысканным и совершенно неприемлемым подарком.

Она не могла его принять. Принять — означало сдаться, потерпеть поражение.

— Проклятие!

От этого могла разрыдаться любая женщина: вот так отказаться от наряда изумительной красоты… Она никогда в жизни не имела ничего подобного, потому что от девичьих муслинов перешла сразу к трауру. Это было платье дамы, а не девушки. Оно было воплощением женственности, праздником груди, изящных рук и элегантных лодыжек.

В этом платье она могла бы потягаться с Амариллис!

Задумчиво покачиваясь на носках, Лорел сжала губы и размышляла, что если не наденет это платье, то при следующем посещении Джека должна будет встретить его лишь в своей коротенькой ночной рубашке.

А это была категорически плохая мысль!

Так что, по сути, выбора у нее не было. В конце концов, он же украл все ее остальные платья. Значит, придется надевать это или остаться полуголой.

А потом, когда она с Мелоди пустится в бега, можно будет продать это платье и все аксессуары за хорошие деньги.

По её лицу расплылась медленная улыбка. Вообще-то получалось, что это вовсе и не подарок! А просто частичное возмещение неоплатного долга Джека. Сотня таких платьев не искупит то, чего он ее лишил.

Значит, это платье он был ей должен.

Ухмыляясь, как сельский дурачок, Лорел взяла платье с постели. Ее красивый новый наряд засверкал в солнечном свете, как драгоценный камень.

И конечно, здесь не оказалось и осколка зеркала, чтобы посмотреть на себя в нем.

Ох уж эти мужчины!


За завтраком Мелоди была переполнена впечатлениями от прогулки по саду. Кто-то, вероятнее всего Бейливик, сообщил ей, что увидеть жабу — к счастью. Кто-то еще, на этот раз, видимо, Эван, рассказал ей, что, если потрогать жабу, появятся бородавки. Отсюда быстрый ум Мелоди пришел к заключению что бородавки — это символ счастья.

— Папа, у тебя есть бородавки?

Джек замер, не донеся до рта вилку с кусочком восхитительного омлета — а ведь он уже забыл, когда завтракал с аппетитом! — и задумался над вопросом.

— Полагаю, что нет. Мелоди грустно покачала головой:

— Как плохо.

Джек не мог не осведомиться:

— А как этим чудным утром обстоит дело с бородавками у вас, капитан Мелоди? Лицо Мелоди просветлело.

— Я потрогала жабу, так что у меня должна будет появиться бородавка! — Она высоко подняла указательный пальчик. — Ты еще ее не видишь?

Джек долгую минуту пристально всматривался в розовый пальчик, затем с сожалением покачал головой:

— Боюсь, пока никаких изменений.

Мелоди насупилась:

— Надеюсь, они скоро появятся. Мне не хочется сноба тыкать пальцем в жабу. Это противно.

— Можно предположить, что жаба тоже была не в восторге от этого столкновения.

Мелоди соскользнула со своего стула и направилась к Джеку, для скорости путешествуя под столом. Ей почти не нужно было пригибаться. Джек отклонился назад и вежливо приподнял скатерть для ее выхода. В этот момент в столовую вошла Мэдлин. — Мелоди! Ради Бога, обойди вокруг стола.

Мелоди без малейшего раскаяния на личике спокойно вскарабкалась на колени к Джеку. — Папу нужно пожалеть, Медди. — Она обвила его за шею пухлыми ручками и положила голову на плечо. — У него нет ни одной бородавки.

Мэдлин недоуменно заморгала.

— Прими мои поздравления. — Она помедлила около своего обычного места за столом, но потом решительно двинулась на другой его конец, чтобы сесть поближе к Джеку и Мелоди. Уилберфорс материализовался рядом, чтобы усадить Мэдлин на новое место. В течение нескольких секунд перед ней появились тарелка с завтраком и чай с молоком в предпочитаемой ею пропорции.

Мэдлин улыбнулась Уилберфорсу:

— Все замечательно, как всегда.

Уилберфорс поклонился:

— Я передам это повару. Он будет счастлив.

Уилберфорс бесшумно и неторопливо долил Джеку кофе: и перенес тарелку Мелоди на другую сторону стола. Джек ощутил неловкость, сообразив, что никогда не передавал комплиментов отличнейшему повару клуба.

Он громко откашлялся, все замерли и посмотрели на него. Чувствуя себя не совсем уютно, он сухо кивнул Уилберфорсу:

— Пожалуйста, прибавьте к словам леди Мэдлин и мои комплименты.

Уилберфорс два раза моргнул, что для него означало полное потрясение.

— С большим удовольствием, милорд.

Когда Уилберфорс покинул комнату, Джек смущенно повел плечами.

Медди послала ему легкую сочувственную улыбку.

— Я прошу прошения, Джек, за то, что так удивилась. Просто ты редко говоришь с кем-нибудь, кроме Мелоди.

Мелоди с чувством закивала головой:

— Она права, папа. Ты говоришь только со мной. — Она снова прильнула к его плечу. — И с Горди Энн.

— Горди Энн — отличная слушательница.

Леди Мэдлин скрыла улыбку за салфеткой.

Мелоди еще сильнее вжалась в него.

— Дядя Колин говорит то же самое.

Когда-то отличной его слушательницей была Лорел. Когда Джек с ней разговаривал — действительно разговаривал, — почему она не желала его слушать? Это казалось невозможной задачей: раскрыть душу под ее ненавидящим взглядом. Он совершил много непростительных поступков. Если бы имело смысл просить прощения, он попытался бы преодолеть привычку молчания и побороть сумерки, наполнявшие его.

Он приказал бы себе стать другим, раскрыться, дотянуться до нее, коснуться ее волос, уткнуться лицом в ее шею, пробежаться ладонями по ее телу, так прекрасно расцветшему после материнства… такое пышное, и жаркое, влажное под его прикосновением.

— Э-э, Джек?

Он вырвал себя из фантазии, заставившей бурно забиться сердце, и увидел, что комната опустела. В ней оставался только Колин, который стоял у стола, дожевывая кусочек тоста и хмуро разглядывая друга.

Джек судорожно сглотнул, чувствуя, что краска бросилась ему в лицо.

— Доброе утро. А куда подевалась Мелоди?

Колину пришлось торопливо дожевать то, что было у него во рту, прежде чем ответить.

— Четверть часа назад я видел, что она поднималась наверх. — Он недоуменно хмыкнул. — А где пребывал ты? «О, я тоже был наверху. На чердаке. В Лорел».

— Задумался, — буркнул Джек.

Колин дожевал и проглотил свой кусочек и, ухмыляясь, произнес:

— Ты затерялся в своих мыслях. Я уж было собрался принести тебе карту возврата.

Джек встал на ноги и бросил на стол салфетку. Его тарелка с остывшим завтраком стояла нетронутой.

Ему не нужна была никакая карта возврата. Ему нужна была Лорел. Нет, подождите. Самым важным в жизни была Мелоди. Это Мелоди вывела его из мрачной черноты к свету.

А может быть, ему были нужны все трое… Мелоди, Лорел… и он сам.

Словом, ему была нужна семья.

Глава 15


А на чердаке Лорел, чувствуя себя богиней после умывания в тазике и одевания, в прелестном новом платье и восхитительном нижнем белье сидела после завтрака за столом.

На коленях у нее восседала ее красавица дочка и показывала ей котенка. Жизнь не могла быть прекраснее. Беззаботная детская болтовня Мелоди лилась бальзамом в душу, утешая, растворяя все грустные моменты прошлого, каждый его утраченный час, каждый пустой день. Все это уносилось прочь в преддверии их ясного, чудесного будущего.

— Я хочу назвать этого котенка.

Лорел улыбнулась:

— Прекрасная мысль. Имя — это очень важно.

Мелоди кивнула:

— Билли-вик зовет меня маленькой миледи, а Медди и Прю — Мышкой, а Уиббли-форс — леди Мелоди.

— Очень много имен для такой маленькой особы. — Лорел произнесла это мягко, но ощутила душевную боль от желания стать частью этого детского мира. Леди Мэдлин и леди Ламберт, даже слуги этого сумасшедшего дома — все давали ее дочурке прозвища, дарили подарки, свое время и любовь, а Лорел находилась далеко, оплакивая несуществующую утрату. Так шли годы, зря проведенные в печали.

Мелоди подняла головку и посмотрела на Лорел синими глазами, так похожими на ее собственные:

— Вы можете называть меня Мышкой. Если хотите. Медди не рассердится.

Глаза Лорел затуманились от этой милой щедрости, но она покачала головой:

— Ах, это ни к чему. Ведь я уже назвала тебя. Я назвала, тебя первой. — Она осторожно пробежала пальцами по темным кудряшкам, радуясь тому, что Мелоди не пыталась вырваться. — Я назвала тебя Мелоди в тот момент, когда ты родилась.

— О-о. — Пухлые пальчики Мелоди продолжали дразнить котенка, но через минуту застыли. Мелоди повернула головку и широко открытыми глазами взглянула на Лорел. — Нянечка говорила, что меня назвала моя мама.

Сердце Лорел бурно забилось, но она сумела ответить дочери спокойной улыбкой.

— Нянечка сказала тебе правду.

Крошечные бровки Мелоди сошлись над переносицей в глубоком раздумье.

— Значит, ты моя мама? В самом деле? Правда-правда?

Лорел не смогла удержаться от смешка, перешедшего во всхлип.

— Правда, я в самом деле твоя мама. И всегда была ею.

Мелоди моргнула и снова повернулась к котенку.

Через несколько минут веселого хихиканья при виде его прыжков она схватила мохнатого зверюшку и крепко прижала к груди. Котенок удовлетворенно повис в ее объятиях, и вскоре на весь чердак разнеслось громкое мурлыканье. Лорел расхохоталась. Мир в этот миг полнился и переливался радостью, и она отказывалась пристально рассматривать причины кипевшего в ней восторга.

Мелоди полюбит ее. Конечно, ей понадобится время, чтобы привыкнуть к новой ситуации, поверить в происходящее…

— Мама, я придумала котенку имя!

У Лорел перехватило дыхание. Мама! Это имя залечило все ее раны. Быстро проведя рукой по глазам, чтобы Мелоди не успела увидеть ее слезы, Лорел взяла котенка в руки и торжественно объявила:

— Юный сэр, вас поименовали! С этого момента вы будете зваться… — Она посмотрела вниз, на Мелоди.

— Нянечка!

Лорел прикусила губу, чтоб не рассмеяться, потому что, судя по большим ушам и лапам, котенку суждено было стать матерым котищем. Затем она подняла его повыше.

— Отныне ты будешь зваться Нянечкой! Именем, достойным войти в анналы кошачьей историй!

— Мама, ты смешная! — хихикнула Мелоди.

Ей никогда не надоест слышать это обращение. Лорел вернула котенка в ручки Мелоди.

— А ты, дочь моя, самая любимая.

Она произнесла это так тихо, что Мелоди ее не услышала.

— Я пойду, расскажу Эвану. — Она спрыгнула с колен Лорел и потопала к двери. — И Билли-вику, и Уиббли-форсу, и папе… — Она была уже внизу лестницы, а перечисление будущих слушателей еще не закончилось. Ей стольким людям нужно было сообщить эту новость.

А ведь Мелоди может рассказать кому-то и про Лорел, запертую на чердаке. Что ж, пусть рассказывает. Пусть весь мир узнает, что за человек Джек.

Лорел чертовски устала от секретов.

«Мне не с кем поделиться моими замечательными новостями. Я нашла своего ребенка!»

Обхватив себя руками, Лорел откинулась на спинку стула и посмотрела на выбеленные известкой балки потолка. Сегодня чердак вовсе не выглядел тюрьмой. Он был освящен присутствием ее дочери… комната была полна светом… и воздухом!

Лорел ощутила, как легко ей дышится, словно до сих пор жила в спертой тесноте. До сих пор глубокое дыхание причиняло ей тягучую боль. Теперь она словно вырвалась из темной, душной ямы и никак не могла надышаться.

Опустив пальцы за лиф, она достала ключ и долго смотрела на него. Она могла покинуть это место в любую минуту.

Она должна его покинуть. Было бы правильно его покинуть.

Однако она вновь опустила ключ на грудь и невидящим взглядом уставилась в окно.

То, что ей больше не хотелось убегать, встревожило ее больше, чем замок на двери.


Колин постучал в дверь детской Мелоди. Эйдан ждал в экипаже, а Джек… Колин не знал, где может находиться Джек. Последнее время у него появилась привычка куда-то исчезать. Когда Колин считал, что Мелоди — дочь Джека, у него появлялось желание вспомнить вслух пословицу о яблоке, которое падает недалеко от яблони…

В сердце кольнула боль. Он услышал голос Прю, разрешавший ему войти, и выдавил из себя приветственную улыбку, хотя улыбаться ему не хотелось.

Прю как раз заканчивала заплетать Мелоди косички. Глаза Прю покраснели лишь слегка, а вот носик цветом вполне мог сравниться с ее огненными волосами. Однако ей удалось взять себя в руки и улыбнуться, когда пришло время повернуть Мелоди к себе лицом.

— Ну вот, любимая Мышка, ты чудесно выглядишь.

Колин прислонился плечом к дверному косяку.

— Она выглядит как куколка. Ты полагаешь, что кружева — подходящий наряд для этой поездки?

Прю, поправляя бант на спине крошечного платьица Мелоди, бросила ему укоризненный взгляд.

— Я просто не хочу, чтобы люди подумали, что мы не умеем о ней заботиться, — выговорила она. — Если вы найдете… эту ня-неч-ку и та расскажет, где найти ее ма-ать, ты будешь рад, что она хорошо выглядит.

— Господи, — проворчал Колин, — я всего лишь подумал, что, коль скоро следить за ней весь день будут трое мужчин, трудно сказать, не прольет ли она чего-нибудь на свое платье. Я подозреваю, что мы окажемся, крепки только задним умом и предотвратить ничего не сумеем.

Прю поднялась и отряхнула руки.

— Ничего липкого или мокрого. Или жирного.

Колин покачал головой:

— Как скажешь. Мне точно не захочется ничего из перечисленного.

Прю не то коротко засмеялась, не то всхлипнула.

— Карамельки. Шоколад. Пирожки с мясом. — Смешок быстро переходил в плач. Она закрыла лицо руками и отвернулась.

Колин махнул Мелоди, отсылая ее из комнаты.

— Пойди и отыщи капитана Джека, Мелли. Он проводит тебя вниз, в карету. — Затем он обнял жену, и та разразилась слезами, которые сдерживала весь день.

— Я не хо-очу… чтобы-ы ее… забира-али!..

— Ну конечно. Никто из нас этого не хочет.

Она шмыгнула носом:

— Твой чертов Джек хочет. Он совсем не тревожится!

Колин растерянно заморгал:

— Мой чертов Джек — практически живой мертвец. Понимаешь? До него это дойдет попозже, и тогда ему будет очень плохо. Очень.

Она снова шмыгнула носом.

— Ты так думаешь?

Колин немного отстранил ее, чтобы посмотреть в прелестное заплаканное личико.

— Ты что, хочешь сказать, что тебя порадует его подавленность?

Она сморщилась:

— Наверное, да. Я ужасная женщина.

— Да, ужасная. — Он вновь притянул ее к себе. — Настоящая гарпия. — Он чмокнул ее в огненную макушку. — Я женился на чудовище.

— Так и есть.

Когда в ответ она стукнула его в бок, он рассмеялся, хотя смешок и у него получился со всхлипом.


После того как Лорел отослала Мелоди вниз, пленнице оставалось только прибирать свою комнату и размышлять. Подаренный дочерью ключ обеспечил ей личную свободу, то есть власть над своей судьбой, и ей следовало бы поскорей использовать ее, убежав из плена быстро и далеко. Но сердце твердило, что хочет остаться.

Однако после того как она переставила все, что можно, в своей становящейся все уютнее камере, после того как она разобрала коробки с сокровищами Лементье — те, что еще не примерила, — и прибрала их в гардероб, сложив аккуратно даже жатую бумагу, в которую они были упакованы, а также доела остатки завтрака, нахлынули воспоминания и стали разрушать ее нервы.

Четыре стены. Окно, расположенное так высоко, что не дотянешься… Запертая дверь.

Даже звук собственных мечущихся шагов был так привычен, что по коже побежали мурашки прошлого ужаса.

Десять шагов на двенадцать. Это был размер ее спальни в родительском доме. Она считала его и своим домом, пока он не стал ее тюрьмой. Тогда он превратился в дом мистера и миссис Кларк, этих страшных существ, которые внешне выглядели в точности как ее равнодушно-ласковые папа и мама.

Если бы Лорел принадлежала к числу тех, кто верит в одержимость злым духом, она решила бы, что в облике родителей поселились демоны.

Вместо этого: ей пришлось поверить, трезво, здраво и неоспоримо, что родителям просто на нее наплевать. Ничто не должно было помешать или отложить блистательное замужество Амариллис. Никакому скандалу не позволят коснуться ее семьи, тех высот состояния и положения, которых они вскоре достигнут. Ничто и никто не смеет встать на их пути!

Особенно Лорел.

Эта странная Лорел, которую никто в обществе не понимал и не признавал. Странная, серьезная, всезнающая Лорел, которая часто указывала им на их нелепость. Девушка, которая никогда не хихикала, не сплетничала и не флиртовала. Девушка, вечно задающая вопросы, на которые им вовсе не хотелось отвечать.

Она была той девушкой, которая встретила вернувшегося с войны лорда Редгрейва и не отвернулась от горечи и боли, от мрака, который он излучал.

Она была той девушкой, которая забеременела и так и не назвала имя отца ребенка, даже когда ее посадили на хлеб и молоко, когда ей не давали свечей, взамен догоревших дотла, а комнату опустошили от всего, кроме кровати и халата.

На этот раз ее чердачная тюрьма была обставлена роскошно в сравнении с той монастырской суровостью, в которой Лорел провела долгие месяцы.

Она сунула руку в карман и сжала железный стержень ключа. На этот раз ключ от дверей был в ее руках.

На этот раз она сама определит свою судьбу.

Казалось, целые часы она стояла у окна и невидящим взором смотрела вниз, на Сент-Джеймс-стрит. Она не покинула темную комнату своих воспоминаний, пока не заметила крохотную фигурку в кружевном платьице цвета розовых лепестков, вприпрыжку спускающуюся по ступенькам, держа за руку высокого худощавого мужчину в черном.

Джек.

Лорел заставила свой взгляд перейти с него на фигурку дочери. Мелоди шла с ним к роскошному, покрытому черным лаком экипажу с гербом на дверце.

Неужели он увозит ее куда-то? Неужели он узнал о визитах Мелоди на чердак и решил убрать ее подальше от Лорел?

Наверняка нет. Наверняка, если бы нужно было кого-то убирать, мишенью стала бы Лорел. Это ведь был дом Мелоди, каким бы странным он ни казался. Эта чудесная детская… все эти преданные ей люди. Нет, да и не было видно никакого багажа. Ее паника была неразумна. Они просто отправлялись на прогулку, Лорел наблюдала за пантомимой внизу и воображала веселый щебет Мелоди, представляла себе, что слуга, распахивающий перед ними дверцу, говорит: «Хорошей вам прогулки, милорд» или что-то такое же вежливое.

Она знала, что Джек всего лишь кивнет в ответ, если вообще откликнется.

Но к ее удивлению, Джек повернулся к слуге и заговорил с ним. Лицо слуги посветлело, он улыбнулся вниманию со стороны самого маркиза. В этот миг ее взгляд уловил маленькую фигурку в розовом, которая обходила экипаж сзади… а Джек был занят разговором!

Какое-то время Мелоди топала вдоль безопасного края мостовой. Затем она явно заметила кого-то на другой стороне улицы. Какой-то момент она не двигалась, глядя туда с пальчиком во рту.

Лорел похолодела от ужасного предчувствия. Джек ничего этого не видел. Он повернулся, мельком глянул на Мелоди и, ничего плохого не заметив, вернулся к разговору. Как он может не видеть, что Мелоди приготовилась к переходу улицы, словно котенок, у которого дергается спинка перед тем, как он прыгнет?

Пальцы Лорел заскребли по задвижке окна. Она скрипела, но не поддавалась. У Лорел перехватило дыхание: она увидела, как Мелоди сделала крохотный шажок на мостовую, целеустремленно разглядывая что-то на противоположной стороне. Затем она сделала еще шажок. Еще один. Лорел сломала ноготь, потом второй, и наконец задвижка сдвинулась с места, и Лорел отчаянно налегла на стекло.

Мелоди возбужденно привстала на цыпочки и сделала еще быстрый шаг…

Прямо навстречу мчащемуся по улице фаэтону какого-то джентльмена. Окно наконец подчинилось отчаянному напору Лорел. Она набрала полную грудь воздуха и закричала:

— Мелоди!

Глава 16


— Мелоди!

Крик Лорел затерялся в ржании испуганного коня. Нервное животное попятилось, подковы резали воздух над самой головой Мелоди.

А потом Джек оказался рядом, подхватил девочку на руки и, перекатываясь с ребенком по мостовой, принял на плечо удар подкованного железом копыта. Удар откинул его еще дальше, но он оградил объятиями прижатую к сердцу Мелоди.

Двое мужчин кубарем вылетели из экипажа и бросились на помощь. Белокурый помогал Джеку подняться на ноги, а темноволосый подхватил на руки Мелоди и, кратко приласкав, поставил ее на землю и стал внимательно осматривать, цела ли она. Вцепившись в раму окна, Лорел ждала результата, не в силах даже вздохнуть полной грудью, пока не увидела, как темноволосый мужчина облегченно расслабился и махнул рукой остальным.

Тогда Лорел перевела взгляд на Джека. Он массировал рукой ушибленное плечо. На дюйм вправо или влево, и подкова раскроила бы ему череп.

Но он не колебался. Он бросился между их ребенком и смертельно опасными копытами, приняв на себя удар, который мог стоить ему жизни.

Лорел, наполовину высунувшаяся из окна, отступила немного внутрь комнаты и прижала ладони к животу, ее мутило, голова кружилась от страха, заполнившего ее вены. Она смотрела, как Джек подошел к Мелоди и опустился перед ней на одно колено. Прахом пошли его модные брюки. Он взял Мелоди за подбородок и стал что-то говорить ей.

Лорел нахмурилась, но, видимо, он ругал ее не слишком сурово, потому что Мелоди не сжалась и не заплакала. Она просто торжественно кивнула и для раздумий сунула в рот пальчик. Затем Джек притянул ее к себе, засунул маленькую головку под свой подбородок и держал ее так долгую минуту. Лорел не сводила с них глаз, не в силах сдержать спазм в горле при этом трогательном зрелище.

Он был хорошим отцом в отличие от ее эгоистичных, равнодушных родителей.

Потом она заметила, как он украдкой смахнул слезы с глаз. В ее сердце нежность боролась с тревогой.

Он ее любит.

А это значит, что…

Он никогда ее не отпустит…


Внутри роскошного экипажа маркиза Стрикленда у Мелоди было на выбор три пары колен. Огромное количество пап для одной добросердечной малышки. Как обычно, она выбрала колени Джека. Уютно устроившись в изгибе его руки, свободно обнимавшей ее тугой животик, Мелоди объясняла свою попытку пуститься в путешествие через улицу.

— Там был мальчик, — сказала она и засунула пальчик в рот.

Джек осторожно извлек его оттуда.

— Ты побежала через улицу, чтобы поговорить с каким-то незнакомым мальчиком?

— Он не незнакомый. Он хороший. Как Эван.

Колин фыркнул:

— Не дай Эвану услышать, что ты зовешь его хорошим мальчиком, Мышка. Он поспешит сделать какую-нибудь гадость, чтобы доказать, что ты ошибаешься.

Эйдан поднял брови:

— Ну, ты, Колин, слишком суров. Он ведь теперь твой брат.

Джек опустил глаза на блестящую макушку Мелоди.

— Как зовут этого хорошего мальчика?

Мелоди вытянула ножки, чтобы полюбоваться новыми башмачками, в которые ее обула Прю.

— Не знаю. Он мальчик на побегушках.

— И где же он бегает? — нахмурился Джек.

— Куда мы едем? — Мелоди запрыгала у него на коленях. — Я хочу поехать в парк. В парк!

Эйдан наклонился вперед, глядя на улицу.

— Я не вижу никакого мальчика, но вижу на Сент-Джеймс-стрит кучу посыльных. Наверное, раньше она видела его в окно.

Джек поставил Мелоди рядом с собой на черное бархатное сиденье. Она тут же высунула голову в окошко, и ее локоны затанцевали на ветерке. Он крепко держал ее за пояс платья. На всякий случай. Хотя плечо отчаянно ныло, он не собирался отпускать ее ни на секунду.

Колин, прищурившись, наблюдал за ним.

— Ты не был виноват в этом, Джек.

Джек ничего не ответил. Эйдан сел попрямее и пристально всмотрелся в лицо друга.

— Ох, нет. Даже не думай об этом! Ты, Джек, спас ее! Джек не сводил глаз с Мелоди. Она смеялась от радости, что кони везут их так быстро.

— Я почти убил ее, — прошептал он.

— Нет, — твердо возразил Колин. — Ты ведешь себя с ней великолепно. Дети всегда сбегают. Это у них на роду написано. Глава первая, страница первая: «Нужно сбегать при первой возможности».

Память резко кольнула его в поврежденное плечо. Воображение делало случившееся только хуже. Подобный удар мог убить его крохотную дочку. У него перед глазами вспыхнула картина: ее изломанное тельце, лежащее на мостовой. Джек помотал головой.

— Я должен был следить за ней.

Эйдан наклонился ближе.

— Ты и следил, — мягко произнес он.— Ты увидел, как она стала перебегать дорогу.

— Нет, — Джек впервые с момента спасения посмотрел другу в глаза. — Я не увидел этого. Я услышал… — Он отвел взгляд. — Не важно. — Он тяжело вздохнул. — Значит, мы направляемся на рынок около Треднидл-стрит.

Колин кивнул:

— Там сегодня масса народу. И именно оттуда происходит наша Ня-неч-ка. Значит, там должен найтись кто-то, кто узнает Мелоди.

Эйдан повернулся к квадратному окошку.

— Возможно.

Колин посмотрел на Эйдана, но с непривычной чувствительностью не стал дразнить его за мрачность.

— Сегодня мы всего лишь собираем сведения. Нет никакой нужды делать что-то большее. В конце концов, такие розыски требуют времени.

Джек опять промолчал. Ему были нужны именно сведения. Он нуждался в точном знании того, что случилось тогда с Лорел. Эта потребность жгла ему душу. В какой жуткий хаос он ее вверг? Как может он все исправить, воздать ей за пережитое, если не знал толком, какие преступления совершил?

У нянечки Прюйт были ответы на эти его вопросы. Конечно, когда правда выйдет наружу, ему придется многое объяснять.

Глядя на сидевших напротив Эйдана и Колина, Джек понимал, что момент объяснений будет весьма непрост. Очень труден. Он вообще не привык и не умел объяснять свои поступки.

Он даже не был уверен, что может объяснить свои поступки себе самому.

Рынок на Треднидл-стрит представлял собой организованный хаос. Это был весьма разнообразный рынок, где можно было купить арбуз, попугая и книжку о социальных потрясениях… все в соседствующих лавчонках, Мелоди пританцовывала на цыпочках, радуясь представлению.

— Я хочу посмотреть на птичку! Папа, можно мне завести птичку? О-о-о, как здорово!

— Нам нет нужды вести ее в Королевский зверинец, — пробурчал Колин. — Достаточно будет привести ее сюда и вдобавок купить сосисок.

— Опять твои дурацкие сосиски,— хмыкнул Эйдан.

— Что плохого в сосисках? — обиженно поинтересовался Колин.

Они продвигались в глубь рынка, и толпа становилась плотнее. Колин посадил Мелоди на плечи. Она держалась за его уши и болтала своими беленькими ботиночками, страшно довольная своим наблюдательным пунктом.

— Папа, папа, смотри, я вижу цыплят!

Эйдан посмотрел на Джека:

— И что с этим делать?

Но Джек отвел глаза:

— Не люблю цыплят.

Эйдан положил руку ему на плечо.

— Ты знаешь, что я имею в виду, — сказал он, понизив голос, чтобы не услышала Мелоди. — Когда ты собираешься сказать ей, что ты не ее папа?

Никогда!

Джек высвободил плечо.

— Не все сразу.

Эйдан всматривался в него долгую минуту. Джек постарался не встретиться с ним взглядом.

— Может, и так, — медленно сказал Эйдан.

Колин обернулся к ним и сделал два шага задом наперед.

— Вы, двое, вы что, хотите, чтобы все расспросы проводил я?..

Он врезался в тележку с яблоками и сильно толкнул ее. Уложенные в красивую пирамиду яблоки посыпались наземь. Дождь красных и зеленых плодов стучал, ссыпаясь к ногам Колина. Мелоди радостно захлопала в ладоши.

Хозяйка тележки ее веселье не разделяла.

— Ах ты, поганец! Это ж мое достояние. Как я буду кормиться? — Коренастая краснощекая женщина поднялась из-за тележки, держа по яблоку в каждой руке. — Ты заплатишь мне высшую цену за… — Она замолчала, увидев что, обращается к трем хорошо одетым джентльменам.

Колин протянул к ней руки с извинениями:

— Не могу выразить, как я сожалею, добрая женщина.

Эйдан просто сунул руку в карман и достал оттуда золотую монету:

— Этого должно хватить за ущерб.

Он бросил монету торговке яблоками, та схватила монету налету, словно занималась этим всю жизнь, и попробовала ее на зуб.

Умиротворенная возмещением убытка — она получила больше, чем зарабатывала в неделю, — торговка расплылась в улыбке.

— Дайте, я насыплю вам пакет, добрый сэр. У меня лучшие яблоки в Лондоне. Право слово! — Тут она обратила внимание на Мелоди, сидевшую на плечах у Колина. — Ой, привет, малышка! Я целый век тебя не видела!

Мелоди заулыбалась и замахала обеими руками:

— Привет-привет, леди с яблоками!

Эйдан выступил вперед:

— Вы знаете этого ребенка?

Торговка яблоками посерьезнела, испугавшись пристального внимания такого высокого великолепного джентльмена. Она испуганно переводила взгляд с Мелоди на Эйдана и молчала.

Колин выругался и оттолкнул Эйдана с дороги:

— Отойди, неумеха! Ты запугиваешь свидетеля.

Эйдан попятился на шаг и стиснул зубы, но взгляд, брошенный им на Колина, более слабого человека мог убить.

Не обращая на него внимания, Колин спустил Мелоди на землю и поставил ее среди рассыпавшихся яблок. Она немедленно присела на корточки и стала их собирать.

Обаятельно улыбаясь, Колин любезно обратился к торговке:

— Не обращайте внимания на моего сурового друга, мадам. Он просто голоден. — И он, не глядя бросил Эйдану яблоко. Эйдан ловко поймал его. — Добрая женщина, мы, видите ли, привели этого ребенка на рынок, чтобы выяснить, откуда она взялась. Вы знакомы с Мелоди?

— Все знают эту чудную куколку. Она любимица всего рынка. Но мы давненько ее не видели.

Колин грустно посмотрел на торговку и, покачав головой, погладил Мелоди по головке.

— Вы не помните, с кем она была, когда вы видели ее в последний раз?

Торговка кивнула:

— А как же. Она каждую неделю приходила со старушкой. Старушка каждый-раз покупала по семь яблок. Это было регулярно, так что я откладывала для нее самые лучшие, хотя брала с нее деньги как за побитые. — Она мотнула подбородком в сторону Мелоди. — Семь дней. Семь яблок. Все для малышки и ничего для себя.

Мелоди стояла, подняв подол юбочки. Она наполнила кружевное платьице вывалянными в грязи яблоками.

— Смотри, я собрала их для тебя!

Торговка яблоками наклонилась и по одному перенесла яблоки в корзинку, хотя теперь они годились разве что для свиней. Закончив, она поглядела на юбочку Мелоди и поцокала языком:

— Что сказала бы твоя старая нянюшка, если бы была сейчас здесь?

Не обращая внимания на грязь, Мелоди протянула к ней ручки, чтобы ее подняли с земли. Спросив взглядом разрешения у Колина, торговка подняла Мелоди и усадила на свое мощное колено.

— Вытри ручки, малышка, и я дам тебе чистое яблоко.

Мелоди вгрызлась в сочное яблоко с таким хрустом, что у Джека от зависти пересохло во рту, а торговка продолжала:

— Да, прошло несколько месяцев. Где ж ты была все это время?

Колин, облокотившись на столбик, поддерживающий легкий навес над тележкой, сказал:

— О, мы о ней заботились. Но теперь никак не можем найти… э-э… ее Ня-неч-ку.

Торговка посмотрела на него непонимающим взглядом. Эйдан склонился поближе.

— Мы разыскиваем ее старую няню.

— А-а. — Теперь она поняла, в чем дело. — Почему ж вы так прямо и не спросили? — Она наморщила лоб, и какое-то время всматривалась вдаль.

Мелоди жизнерадостно кусала яблоко, слишком большое и круглое для ее маленького ротика. Джек забрал его у нее и перочинным ножиком, висевшим у него на часовой цепочке, нарезал яблоко на тонкие ломтики.

— По-моему, она жила где-то в той стороне. — Торговка кивнула в нужном направлении. — Я никогда не знала ни ее имени, ни дома, но, думаю, это не слишком далеко, потому что малышка прекрасно шагала сюда собственными ножками. Последнее время старушенция не могла нести ее на ручках.

— Старая дама была больна? — наконец вступил в разговор Джек.

Торговка покачала головой:

— По-моему, да. За какую-то одну весну она стала из бойкой совсем хилой.

Джек посмотрел на друзей:

— Аптекарь должен знать.

— Да, он должен знать ее адрес, если хоть раз продавал ей лекарство, — кивнул Колин.

— Да-да, — закивала торговка, — дальше по улице есть аптечная лавка. Наверняка она ею и пользовалась.

Эйдан швырнул торговке еще одну золотую монету. Она заулыбалась, обнажая кривые зубы:

— Я бы рассказала вам все задаром, но спасибо, добрый сэр.

— Прекрати кокетничать, Эйдан, и пошли, — сурово произнес Колин.

Они отправились дальше. Мелоди уже сидела на плече у Эйдана и напоследок помахала торговке:

— Пока-пока, продайте много яблок.

— Благослови тебя Бог, малышка! — засмеялась торговка.

Аптека находилась именно там, где сказала торговка. Эйдан и Колин нерешительно затоптались снаружи, обмениваясь тревожными взглядами, но Джек решительно вошел внутрь. Колин глубоко вздохнул:

— Сейчас мы все узнаем.

Эйдан пожевал губу.

— Нравится нам это или нет.

Они вошли в лавку втроем с Мелоди посредине, держа ее крохотные ручки в своих больших ладонях.

Глава 17


Уилберфорс не принадлежал к тем, кто вторгается в комнаты членов клуба. Но теперь дворецкий клуба «Браунс» стоял посреди покоев маркиза Стрикленда и недоуменно оглядывался.

Это крайне тревожило. Ковров на полу не было. Они просто исчезли. Словно по волшебству. Куда они могли деться?

Если его светлость приказал бы их почистить, Уилберфорс наверняка был бы поставлен об этом в известность. Его подчиненные слишком его боялись, чтобы забыть о такой подробности. Но даже тогда пол был бы покрыт чистыми коврами, взятыми из кладовой, а не остался бы голым и пыльным.

Снова пыль! И это в его клубе!

Это, конечно, не было виной горничной, но с того момента, как бойкая и яркая Фиона вошла в чисто мужской штат «Браунса», слуги стали забывчивыми и беспокойными, как школьники весной!

Все мужчины, за исключением Бейливика. Самый младший и самый здоровенный подчиненный Уилберфорса делал все, что от него требовалось, но проделывал это с выражением мрачной решимости на физиономии. Так что Уилберфорсу даже хотелось, чтобы тот немножко помечтал… Изредка.

Фиона оказалась очень трудолюбивой, и все леди уже не раз хвалили ее умение замечательно их причесывать, так что Уилберфорсу не в чем было ее упрекнуть.

Но чтобы комнаты гостя оказались лишены всех ковров… остались голыми!.. Куда катится достойнейший клуб?!

Однако когда Уилберфорс проверил другие нежилые комнаты на этаже, он понял, что дело тут не просто в небрежности слуг.

С постепенно мрачневшим лицом, переходя из комнаты в комнату, Уилберфорс осознал, что в его владениях происходит нечто по-настоящему неладное.

А в «Браунсе» никогда не случалось ничего неладного!

Тем временем на чердаке Лорел осторожно вставила ключ в замочную скважину. Перейдя из своей камеры в главное помещение чердака, она быстро сбежала по лесенке вниз и приложила ухо к двери, ведущей в коридор самого верхнего этажа. Она затаила дыхание и не дышала, пока у нее не закружилась голова, но снизу, из клуба, не доносилось ни звука.

Она медленно сдвинула запор и, приоткрыв дверь, посмотрела в щелочку. За дверью простирался длинный, покрытый ковром коридор, на середине которого виднелся сверкающий лаком столик с какой-то вазой.

Лорел сошла с чердачной лестницы и на цыпочках прошла к верхней площадке основной лестницы. Посмотрев вниз, она не заметила никаких признаков жизни.

Но на этот раз она хотела осмотреть не этот этаж. Нет, на этот раз она стремилась к другой цели, большей, чем милая детская Мелоди.

Лорел была на пути к покоям Джека.

Он как-то упомянул, что живет точно под комнатой Мелоди. Приподняв одной рукой подол юбки, она положила вторую руку на перила и легким шагом стала сходить по лестнице. Только обнаружив, что и этот этаж абсолютно пуст, она смогла вздохнуть свободно. Судя по всему, середина дня была столь же пригодна для путешествий и приключений, как и середина ночи! Как ни глупо это выглядело, но, видимо, хозяева и посетители «Браунса» любили дневной сон.

На этом этаже было несколько интересных дверей, но первая же комната оказалась нежилой. Чехлы покрывали мебель от пыли, и на полу не было ковров. Вторая комната была точной копией первой, а на большой кровати с резным изголовьем не было матраса.

— Джек, ты же вор! — пробормотала Лорел.

Она поняла, что третья комната принадлежит ему, едва ступив через порог. Не потому, что там было много его вещей — она выглядела точно такой же ограбленной, вплоть до отсутствия ковров, — но, казалось, сам воздух был заряжен его личностью, в нем таилось напряжение, как перед штормом.

Лорел медленно обошла комнату по периметру, старательно отводя глаза от огромной постели в центре, но легко проводя пальцами по его личным вещам. Он все еще любил читать, потому что больше всего здесь было книг. Еще здесь были некоторые экзотические предметы: раковины, странные и тяжелые иностранные монеты, резные фигурки зверей, которых она раньше видела только на рисунках. Ее заинтересовали гигантский треугольный зуб и литой стеклянный шар в какой-то сетке вроде рыбачьей. Прямоугольные кусочки слоновой кости, отполированные до гладкости, со странными иноземными символами, вырезанными и нарисованными чернилами. Чем они были? Может быть, заменяли деньги? Или это фигуры для какой-нибудь игры?

Сколько же он всего повидал! Все эти дальние странны… народы, такие отличные от Англии!..

Сознавал ли он, что владеет даром полной свободы? Понимал ли, насколько богаче была его жизнь в то время, как она была заперта в капкане сперва родительского дома, потом этого?

Или он был настолько погружен в ночь своей горечи, что не ценил доставшиеся ему привилегии?

Ее пальцы скользнули по корешкам нескольких книг на полке. Одна привлекла внимание. «Чайлд Гарольд».

Когда-то она подарила ему этот экземпляр. Ради шутки. Он рассмеялся и сказал, что сохранит его навеки. Она тогда не поверила ни единому его слову.

Сняв книгу, Лорел раскрыла ее. Там была надпись:

«Джеку от Ежевички. Если перестанешь шевелить губами, скоро научишься читать гораздо быстрее».

Она тогда считала себя такой умной. Как огорчительно осознать сейчас, что была всего лишь невежественным ребенком.

И все же Джек тогда лишь весело расхохотался, подергал ее за косу и сказал:

— Я позову тебя, если возникнут трудности с длинными словами. Ладно?

Когда ей пришло в голову проникнуть в комнату Джека и осмотреться, она думала, что сможет обнаружить там какие-нибудь его секреты, понять его мотивы, чтобы как- то подействовать на него, заставить отдать Мелоди. У нее даже мелькнула мысль чем-то его пошантажировать…

Но теперь, оказавшись здесь, она вдыхала его присутствие, и все ее мысли сосредоточились на воспоминаниях о том, каким он был.

Каким же он был тогда красивым!.. Смеющийся, вечно поддразнивающий ее Джек с теплыми карими глазами и улыбкой, от которой у нее слабели колени. Она тогда доводила себя до изнеможения беспокойной юной похотью. Ночи казались бесконечными, потому что она металась и вертелась в постели, не в силах заснуть от мыслей о нем, о его глазах и улыбке, его больших руках и своих ощущений от ласкового прикосновения его пальцев к ее шее, когда он дергал ее за косы.

Она носила косы, хотя уже могла перейти к более взрослой прическе, только из-за надежды на то, что, когда увидит его в следующий раз, он снова дернет ее за них и коснется шеи.

Подсознательно она понимала, что, если Джек осознает глубину и силу ее чувств к нему, вполне взрослых, или если увидит вдруг, что она уже не школьница, он тут же прекратит оказывать ей внимание.

Он видел в ней будущую свояченицу. Они были друзьями, и никем больше. Она не осмеливалась нарушить эти отношения. Она так отчаянно жаждала его дружбы. Ему она могла сказать все, что угодно, любую глупость, все, что приходило ей в голову, каким бы странным это ни было.

Она могла высказать самые необычные мысли и знала, что Джек ее поймет. А больше никто.

Вдобавок, пока Амариллис считает ее некрасивой и серьезной, она не обратит на нее свой мстительный и завистливый взор. Так что Амариллис лишь мельком замечала интерес Джека к сестре и ядовито комментировала, что, судя по симпатии Джека к глупым детишкам, он станет прекрасным отцом.

При воспоминании об этом с губ Лорел сорвался смешок. Если бы Амариллис знала, какими пророческими были ее слова!

Однако когда Джек вернулся, с войны, он больше не был тем веселым и общительным молодым человеком, которого Лорел так страстно обожала. Он стал кем-то большим… но ее сестра этого, казалось, не заметила. Амариллис нравился мундир, а не мужчина в нем. Ей нравилась мысль о тайной помолвке с солдатом. Она любила воображаемого Джека, хотя первоначально старалась увлечь Блэкли как более близкого к титулу наследника, бывшего на волосок от того, чтобы стать маркизом.

А Джек искренне оттолкнул Блэкли в сторону, чтобы ухаживать за Амариллис, и она наслаждалась его вниманием.

Однако когда Джек вернулся без Блэкли и с омраченной, изломанной душой, Амариллис уже избрала другую матримониальную мишень. Джек еще год не мог жениться из-за траура, а Амариллис хотела заполучить идеальное привилегированное будущее немедленно. Сейчас.

Кроме того, злосчастный мрачный Джек проявил к ней недостаточно внимания. Он был мрачен и задумчив и мог оставить комнату в тот момент, когда Амариллис была в кокетливом настроении.

Однако Лорел любила его еще больше, чем раньше. Его мука отзывалась в ней такой же болью, ее сердце разрывалось от сострадания. В последующие недели она следовала за ним по пятам, не желая предоставить его горю, но не в силах отбросить собственную сдержанность. В те немногие моменты, когда они разговаривали, он был так же доброжелателен, как и раньше, но, казалось, свет в его глазах погас. Ей хотелось обвить его руками и держать прижатым к себе, пока его боль не стихнет и он наконец не поймет, как она его любит.

И на одну ночь ей это удалось.

Лорел обняла резной столбик, поддерживающий балдахин кровати, и прислонилась лбом к прохладному дереву. Та ночь… Боже, та ночь!.. Не открывая глаз, она глубоко втянула в себя воздух, наполненный Джеком.

В его запахе смешались сандал, кожа, немножко конского пота и свежевыстиранного белья и еще одна нота, более глубокая: его собственный запах. Запах самого Джека.

Она склонилась над его подушкой, глубоко вдохнула… и невольно незаметно оказалась притянутой его постелью как магнитом. Она приникла к его подушке, уткнулась в ее лицом, чуть не рыдая от нахлынувшей внутренней боли.

Воспоминания одолели ее, расслабили ее члены, перевернули все мысли, соблазнили тело памятью о его больших ладонях, о том, как он двигался в ней, как ловил ее крики своим ртом, вздымая ее все выше и выше к экстазу. Той ночью он брал ее снова и снова, так что на следующий день она едва могла ходить и сидеть. Они не могли насытиться друг другом. Она скатывалась с него или из-под него и начинала засыпать от изнеможения… Ее руки и ноги перепутались с его руками и ногами, кожа стала скользкой от пота и любовных соков, а сердце стучало долотом…

Его рука тяжело отдыхала на её животе или бедре. Она ощущала ее жар, обжигавший влажную кожу, вновь пробуждая едва насытившиеся чувства.

Она перекатилась на спину и закрыла глаза. Занавеси над ее головой шевелил идущий от окна ветерок, заставляя память вновь проигрывать события той ночи.

Его рука, поначалу расслабленная, начала понемножку передвигаться то вниз, то вверх, к грудям, ставшим невероятно чувствительными. Она перекатится к нему, будучи не в силах устоять перед этой бродячей рукой…

Ладонь Лорел скользнула от горла к лифу… В лиф. Она потерла сосок, ощущая, как он твердеет, словно от малейшего прикосновения Джека. Она повторила это со вторым соском, наслаждаясь тем, как уперлись эти твердые пики в шелк платья.

Под подарком Джека она была голой. Она твердила себе, что делает это потому, что намерена при случае продать изумительное белье от Лементье.

Другой рукой она высоко вздернула бесценные юбки, лениво раздумывая, не собиралась ли сделать это с самого начала.

В ее отношениях с Джеком не было никаких случайностей. Они двигались друг к другу, как привязанные своими орбитами планеты, не в силах устоять перед законами природы.

Легчайшее прикосновение руки делало ее послушной любому его желанию. Ох, эти его большие жаркие ладони…

Ее пальцы гладили вход в лоно, нежно лаская его. Если бы здесь был Джек, он бы накрыл его своей широкой ладонью, согревая жаром собственного тела…

Каким образом всего одна ночь, могла так изменить ее? Как могла страсть Джека так легко пробудить эту сторону ее натуры?

Той ночью она совершенно забыла о стыде. Ему не нужно было ничего говорить, чтобы убедить ее. Он вторгался в ее тело, в ее рот… Он даже свел ее груди вместе и гладил между ними себя, пока его брызнувшие соки не выплеснулись горячим потоком ей на шею. Все, что он хотел с ней сделать, и то, что он хотел, чтобы она сделала с ним, она делала охотно и сразу, его партнерша и соучастница, повинуясь малейшему его касанию, малейшему вздоху.

Это было чем-то большим, чем вожделение. В этом было полное доверие, глубокое и связывающее. Она не чувствовала стыда, потому что в ней не было страха… перед Джеком. Даже теперь, после того как он бессовестно запер ее и выкрал одежду, после того как припер ее к стене, завел руки за голову и украл у нее оргазм так же легко, как другой мужчина может украсть поцелуй, она не испытывала перед ним страха.

Она испытывала страх только перед собой.

Уткнувшись разгоревшимся лицом в пахнущую Джеком подушку, сжимая одной рукой напрягшиеся соски, она терла себя, пока ее колени не раскинулись сами по себе, а бедра не стали невольно вздыматься… Она терла себя все быстрее и быстрее и наконец выкрикнула его имя.

Когда ее содрогания и биения утихли и дыхание успокоилось, она перекатилась и улеглась на постели ничком.

Ее дрожащие ноги остались распростертыми. Презирая себя за то, что ей понадобилось это освобождение, испытывая злость к своему гадкому, бесстыдному телу, она выплакала боль своего разбитого сердца в его подушку. Такую слабую замену груди человека, которого когда-то любила.

Она все еще хотела его. Как прежде… как всегда.

Нет!

Ад и все его дьяволы! Теперь она хотела его больше, чем прежде.

Глава 18


В аптечной лавке, расположенной неподалеку от рынка, трое мужчин молча стояли перед аптекарем, который тут же узнал Мелоди и подтвердил, что миссис Прюит жила всего в нескольких шагах, в квартале жалких домишек размером в одну комнату.

Когда они повернули за угол к этому кварталу, Мелоди стала оглядываться широко распахнутыми глазами и, сунув «думательный» пальчик в рот, заявила:

— Мне эта улица нравится!

А когда они приблизились к названному аптекарем домику, она уцепилась за руку Джека и потащила его к порогу.

Около давно немытых каменных ступенек она отпустила его и побежала к старой, столь же грязной двери с криком:

— Нянечка! — Она обеими ладонями колотила по двери, продолжая кричать. — Нянечка!..

— Выглядит это неладно, — произнёс Колин, бросая тревожный взгляд на Джека. — Ставни закрыты, и дверкой молоток снят.

Эйдан поднялся по ступенькам и резко постучал в дверь.

— Миссис Прюит.

Мелоди изо всех сил тянула за ручку и толкала дверь: Дядя Эйдан, открой дверь! Я хочу видеть Нянечку, Колин придвинулся к Джеку:

— Аптекарь сказал, что она была очень больна. Что, если она скончалась?

Джек угрюмо смотрел на темный заколоченный домик. Истина хранилась внутри его, запертая и скрытая, как надпись на камне, брошенном в море. Видимо, вопрос о Лорел и Мелоди сегодня не разрешится.

Колин прошел к соседнему дому и постучал в его входную дверь. Через минуту дверь отворила служанка. Это была тщедушная девочка, у которой едва хватало энергии поднять на него глаза из-под сползавшего на лоб чересчур большого чепца.

Она ничего не знала о старушке соседке.

— Она была здесь еще несколько недель назад, — пожала она плечами, ковыряя в зубах грязным пальцем. — С тех пор я ее не видела.

— А хозяйка ваша дома? Возможно, она сумеет нам помочь?

Девочка сморщила нос и почесала в затылке.

— Миссус сейчас нет, — устало произнесла она. — Они с хозяином пошли в «Ковент-Гарден» посмотреть представление. — Тут она нахмурилась и с запоздалой подозрительностью добавила: — А больше я вам ничего не скажу, так что убирайтесь отсюда!

И она захлопнула дверь перед носом Колина. Он скривился и посмотрел на Эйдана:

Мне следовало предоставить тебе возможность пофлиртовать с ней. Ты умеешь общаться с женщинами, у которых не чищены зубы.

Эйдану его слова не понравились.

— Заткнись. Мелоди расстроится, когда поймет, что не увидит сегодня свою Нянечку.

Он был абсолютно прав. Мелоди могла стенать, как баньши, когда ей это было нужно. Она не отпускала дверную ручку, даже когда Джек взял ее на руки.

Нянечка-а-а-а! Я хочу мою Нянечку-у-у-у!

Джек бережно прижимал ее к себе и гладил по спинке, пытаясь успокоить, но Мелоди провела трудный, утомительный и волнующий день, так что нынешнее разочарование добило ее и замолкать она, не собиралась. — Нянечка-а-а-а!

Несмотря на то, что в ушах у него до боли ломило от ее крика, Джек держал ее на руках всю долгую дорогу к экипажу, стоявшему на другой стороне рынка. Наконец Мелоди устала от громкого плача, перешедшего в задыхающиеся всхлипывания.

Джек держал ее на коленях, а Колин помогал ей высморкаться и вытереть слезы. Эйдан беспомощно ерзал на сиденье напротив.

— Что будем делать? — наконец не выдержал он. — Сегодня мы знаем не больше, чем вчера!

Джек прислонил личико Мелоди к своей шее и начал шептать ей на ушко очередную историю. Это был рассказ о том, как он нашел ту раковину «кончу», которая лежала на полке в комнате. Он нашел несколько таких, ныряя у большого Барьерного рифа, и поужинал их содержимым, предварительно изжарив существ, их населявших, на костерке, который разжег на пляже. Мелоди притихла, случая, особенно когда он расписывал, как вытаскивал ножиком извивающихся обитателей красивой оболочки.

Мелоди обожала кровожадные истории.

Когда Джек поднял глаза на друзей, Колин смотрел на его растерянно, а Эйдан позеленел и судорожно сжимал зубы.

— А я-то считал жуткими свои рассказы, — содрогаясь, произнес Колин.

Джек пожал не ушибленным плечом:

— Это подействовало.

Действительно, произошло чудо: Мелоди тихо лежала у него на коленях, побалтывая башмачками и лишь изредка всхлипывая. Большие синие глаза медленно обводили спутников, слипшиеся от слез темные ресницы мирно лежали на щеках, «думательный» палец медленно нашел дорогу в розовый ротик, и на этот раз Джек не стал ее останавливать.

Эйдан нахмурился:

— Однажды она отсосет его напрочь. Ничего от него не останется.

— Могло быть и хуже, — заметил Колин. — Прю говорила мне, что Эван постоянно держал палец в носу.

— Завтра, — произнес Джек, — поедем сами.

— Пожалуй, — медленно выдохнул Колин. — Не стоит снова подвергать ее такому. Что ж, Прю еще один день будет счастлива. — Он горестно поглядел на когда-то чистое розовое кружевное платьице. Оно было все в грязи от собранных яблок и к тому же где-то во время их приключений приобрело на юбочке здоровенную прореху. — Как выдумаете, кто скорее меня прибьет: Прю или Пуговка?

Эйдан откинулся на сиденье и закрыл глаза.

— Я куплю ей другое платье. Десять других.

Пуговка сегодня утром уже сделал состояние на покупках Джека, но Джек промолчал. Ритмично похлопывая Мелоди по спинке, он невидящим взором смотрел на пролетающий мимо окошка кареты город.

Он не успел сегодня навестить Лорел.

Интересно, понравилось ли ей платье?

Передав усталую, наплакавшуюся Мелоди в добрые руки Прю, трое друзей отыскали дорогу на кухню в надежде выпросить что-либо вкусное взамен пропущенного обеда. Повар смерил их непроницаемым взглядом, но затем прервал приготовление ужина и снабдил тарелками с ростбифом под соусом с зеленью. Колин, Эйдан и Джек умяли все предложенное прямо за кухонным столом, не желая дожидаться, пока им подадут еду в столовую.

Колин подтолкнул Эйдана локтем:

— А эта новая девушка очень даже хорошенькая. Эйдан только мотнул головой и что-то пробурчал в ответ.

— Прости, старина, — рассмеялся Колин. — Я и забыл, что ты уже взнуздан и оседлан.

— Как и ты, — скривил губы Эйдан. Я страстно влюблен в мою красавицу жену. Хотя могу сказать, что новая служанка действительно весьма и весьма впечатляет. А вот Джек в упор не заметил, как темноволосая прелестница Фиона кокетничает с Сэмюелом. Он смотрел на великана, который топтался неподалеку. У Бейливика был в руках розовый бутон, а лицо выражало тоскливую влюбленность.

Колин и Эйдан тоже обратили на него внимание.

— О нет, — выдохнул Колин, — не делай этого, сынок.

— Он обязательно это сделает, — скрестил руки на грузди Эйдан.

Джек внимательно наблюдал за происходящим. Он еще не растерял солдатскую наблюдательность. Бейливик любил Фиону. Любой зрячий мог в этом убедиться, кроме, как оказалось, самой Фионы.

Неужели так происходит со всяким? Неужели каждый слепнет, когда дело доходит до него самого?

Но ведь он сам так долго был слеп относительно чувств Лорел к нему.

Возможно, теперь Лорел не видит его чувств.

По всей видимости, так. Бейливик медленно приблизился и молча встал за спиной Сэмюела. Фиона бросила на него один-единственный презрительный взгляд сверкающих темных глаз. Она даже усилила свое кокетство, наклоняясь к собеседнику ближе, чтобы что-то ему прошептать, и игриво провела пальчиками по пуговицам жилета его ливреи. Сэмюел покраснел и придвинулся ближе, явно говоря ей что-то приятное и не вполне приличное, если судить по его осоловевшим глазам.

Сэмюел был потрясен, когда его одним рывком отодвинули от Фионы. С отчаянным воплем он был отброшен так, что споткнулся, заковылял по коридору и несколько дней никому не показывался на глаза.

После этого Бейливик тупо застыл перед Фионой, которая, уперев руки в крутые бока, мерила его яростным взглядом черных сверкающих глаз. Она набрала полную грудь воздуха, явно намереваясь обрушить на голову злосчастного Бейливика шквал проклятий. Это заметили все находящиеся в комнате мужчины.

— Проклятие, — нервно выдохнул Колин, — пожалуй, я лучше пойду, отыщу Прю.

— Она, наверное, с Мэдлин. Я иду с тобой, — кивнул Эйдан.

Они оттолкнулись от стола и заторопились к двери, стремясь убежать от бури женского гнева. Угроза была нешуточной, но Джек остался равнодушным. О, он мог оценить бурный темперамент и иные достоинства Фионы, но ее прелести его нисколько не привлекали. Тогда почему же одна мысль о темных волосах Лорел, рассыпавшихся по ее сливочным плечам, заставляла колени слабеть от безумного желания?

Было очевидно, что Фиона оказывает такое же действие на Бейливика. Когда излился поток её ярости, он лишь покорно склонил голову. Ее кипящие злостью слова обожгли бы любого мужчину и заставили бы, поджав хвост, спасаться бегством, но Бейливик просто стоял неподвижной мишенью и лишь переступал с ноги на ногу.

Когда она замолчала, чтобы набрать воздуха для следующего залпа оскорблений, Бейливик произнес:

— Я не похож на Сэмюела.

После этого он сунул ей в руку единственный розовый бутон, повернулся и, понурясь, пошел прочь.

Проходя мимо Джека, он поднял на него глаза, полные муки.

— Эти типы хотят от нее только одного. Она не поймет этого, пока я не заступлюсь.

С этими словами великан прошествовал по коридору, но в каждом его шаге была видна отчаянная решимость. К великому сожалению, Бейливик не стал оглядываться, а то бы он увидел, как Фиона, топнув ножкой, смахнула с глаз слезы и нежно поднесла к губам розовый бутон.

Возможно, она не была такой уж слепой.

Вдохновленный стойкой печальной решимостью Бейливика, Джек поднялся по лестнице на чердак. Пришла пора, встать лицом к лицу с Лорел, признать прошлое, покаяться в своих грехах. Все эти неурядицы проистекли, из тайн и недоразумений. Настало время вынести их на свет Божий. Если цена окажется, слишком высока… Что ж, по крайней мере, Джек будет страдать за правду.

Это лучшее, что он мог ей теперь предложить. Его тайна довела ее до случившегося. Это стоило ей блестящего будущего. Именно тайна сожрала все те дни и ночи, которые он должен был бы провести рядом с ней. Лорел имеет право узнать, почему он ее погубил.

Когда он вошел, Лорел сидела за маленьким столиком и старательно разглаживала ладонями упаковочную бумагу. Странное занятие. Джек не мог сообразить, зачем она тратит на эго время.

Когда он поинтересовался, она лишь подняла на него такой злой и раздосадованный взгляд, что он чуть не попятился.

— Мне, — медленно, как идиоту, проговорила она, — больше нечего делать.

Ох, ведь и правда!

Затем он заметил, что она одета в его подарок. Цвет ей удивительно шел. Он в точности соответствовал цвету ее глаз. Лиф был несколько туговат, но Джек, как большинство мужчин, полагал, что все платья должны выглядеть именно так.

— Ты выглядишь… — Прелестной. Потрясающей. Желанной. У него пересохло в горле. В голове родилась бесчестная мысль, что стоит оставить ее здесь на чердаке. Взаперти. Чтобы всегда было можно, делать с ней что хочется.

О Господи… Чего он только не хочет с ней делать!..

Она подняла брови и ждала ответа.

— Чистой, — выдавил он из себя.

Ее синие глаза расширились.

— Спасибо. Как мило с вашей стороны заметить это. — Она вернулась к своей бумаге, явно намекая на то, что даже такое нудное и глупое занятие интереснее, чем разговор с ним.

Ему нечего было возразить на это. Обратив досаду на себя, он заходил по комнате. Однако долго это не продлилось, и он вернулся к Лорел, глядя через ее плечо на деликатно поглаживающие бумагу руки.

Вообще-то вид был очаровательным. Она подняла волосы наверх и закрепила их, так что ничто не заслоняло его взору шею и грудь в вырезе лифа. Лорел замерла.

— Видите что-то, что вам нравится?

— Да, — честно ответил он, язык послушно последовал за мыслями. Ее груди были нежными и пышными, более округлыми, чем много лет назад, более зрелыми и тяжелыми. Ложбинка между ними была входом в рай.

«Я держал их в своих руках, в своем рту… Я…»

— Я хотел сказать… нет, — пробормотал он.

— Как обидно слышать, — холодно откликнулась она.

Ее сарказм его не уязвил, потому что главным было то, что она с ним разговаривала. И вообще, ее безграничная ярость была… какой-то успокоительной. Гораздо предпочтительнее постоянных тревожных взглядов и осторожных, умиротворяющих интонаций, с которыми обращались к нему друзья. Они держались с ним как с семейным дурачком. Дурачком, возможно, носящим с собой ножик… или взрывчатые вещества.

Лорел не обращалась с ним так, словно тревожилась, не обдумывает ли он самоубийство. Скорее ее обращение говорило о том, что она ждет решительных действий.

Это бодрило.

— Мне нужно рассказать тебе… кое-что.

Она бросила на него равнодушный взгляд:

— Прямо сейчас? Я, знаешь ли, очень занята.

Если бы она все еще носила косички, а он был бы таким, как раньше, он обязательно как следует, дернул бы за них, чтобы наказать за вредность. Он растерянно моргнул, удивляясь, что вообще помнит, каким был. Это обнадеживало.

А нынешний Джек открыл рот и начал:

— Я никогда не рассказывал тебе о том… что случилось с Блэкли.

Она продолжала старательно разглаживать бумагу.

— Я знаю насчет Блэкли. Он погиб во время битвы.

— Нет, — просто возразил Джек. — Не во время битвы. Ее руки замерли. Он подумал, что она наконец стала внимательно слушать, но она лишь произнесла:

— Вот как? — словно ей было все равно, станет он продолжать или нет.

Как просто было исповедоваться перед такой неприязнью. В конце концов, вряд ли она станет думать о нем хуже, чем сейчас.

Он сел на постель, уронив руки на колени, и рассказал ей все.

Глава 19


Слова и фразы медленно выходили из его уст, словно сначала они складывались в его мозгу, как клочки разорванной записки. Но все-таки они шли, потому что Лорел никак не реагировала, молчала, не задавая вопросов. Ее руки продолжай гладить бумагу, медленно двигаясь снова и снова со звуком, напоминавшим волну, накатывающую на берег, мерно и успокаивающе.

— Мой кузен… не был создан для войны. Все это было не слишком плохо, пока мы были просто пехотинцами. Мы играли в азартные игры, пили, маршировали, проводили время в компании себе подобных. Блэкли нравилось быть обычным человеком. Однако неизбежно слухи о его титуле и богатстве дошли до офицеров. Возможно, проболтался сам Блэкли. Он всегда, выпив, распускал язык. Какой же лучший способ завоевать доброе отношение маркиза Стрикленда? Разумеется, быстро продвинуть его в чинах. Таким образом, по политическим мотивам Блэкли был назначен командовать отрядом, хотя не был к этому готов.

Джек надолго замолчал.

— Блэкли никогда не был бы готов к этому.

В комнате было тихо. Ни звука, за исключением успокаивающего шуршания бумаги. Джеку хотелось улечься на постель и впитывать покой этой комнатки, но он лишь накличет снова свои ночные кошмары.

Он не думал, что Лорел постарается его утешить. Вспомнив, зачем пришел, он продолжал:

— Он не был трусом, мой кузен, но у него был дурацкий характер. Он был склонен… сломя голову кидаться вперед, не думая о последствиях. Такому человеку не место на командной должности.

Джек поднес руки к лицу и сильно надавил на глаза, хотя давно пролил последние слезы. Вот и сейчас глаза его были сухими и горячими. Он отнял руки от лица и посмотрел на них, словно удивляясь, что на них нет крови.

— Его люди были верны ему и присяге. Я знаю это точно. Я был одним из них. Мы шли за ним, верили ему, давали ему советы… в меру нашего разумения. Блэкли не специально завел нас в долину смерти. Он просто не понял, что ведет нас в пасть смерти, хотя многие из нас это ясно видели. — Джек тяжело вздохнул, словно освобождаясь от черного злого духа… и выговорил: — Так что мы взбунтовались.

Он закрыл глаза, и какое-то время прислушивался к скольжению ее ладоней по бумаге. Он следовал за этим звуком, льнул к нему, старался приспособить к этому ритму свое дыхание. Ему показалось, что так может длиться вечно, как накат моря, неизменный и вечный. До конца своей жизни он мог бы приходить сюда, в эту комнату, и слушать мирный ритм, исходящий от рук Лорел.

— Однако из-за его приказов мы оказались отрезаны. Нас окружили французы. Мы прятались в скалах и ждали, что наш командир спасет нас. Он этого не сделал… или не мог сделать. Этого я до сих пор не знаю. Я возглавил отряд. Я надеялся как-то спасти честь Блэкли, объявить, что он болен и не может командовать по не зависящим от него обстоятельствам. Но он с этим категорически не согласился. Он объявил, что я его предал. Я мог бы спасти его, как спас остальных, но Блэкли не желал отступать. Он вбил себе в голову, что это будет трусостью. Лучше погибнуть от своей ошибки, чем выжить, чтобы драться потом.

Волны продолжали набегать на берег. Джеку хотелось закрыть глаза и отдаться на волю этих волн, заснуть на этой прекрасной груди.

Потом проснуться рядом с чудной женщиной, подкатить ее под себя, сонную, нежную, податливую и влажную…

Насчет податливости есть серьезные сомнения: будет ли она такой, когда узнает всю правду.

— В конце концов, я оставил Блэкли, чтобы вывести остальной отряд сквозь кровавое поле битвы на соединение с главными силами британской армии. Мы прокрались в темноте, как крысы, без всякой гордости и отваги. Это был единственный способ выбраться оттуда живыми.

В комнате по-прежнему стояла тишина. И потолок не обрушился на его злосчастную голову. Самая большая тайна его жизни вышла на свет, и мир не только уцелел, но и Лорел не прекратила свое занятие.

Возможно, все останется таким же, будет идти, как шло. Возможно, если он расскажет всю правду, хоть один раз, сумбур в его мыслях ослабеет, слова в голове выстроятся в разумном порядке и послушно потекут с губ.

— Я оставил его. — Он сделал глубокий вдох, а потом с силой выдохнул: — Я его убил.

Шорох бумажных волн стих. Он открыл глаза и увидел, что Лорел смотрит на него.

— Его убили французы, — тихо проговорила она. — Он пошел на войну. Не ты стал причиной его смерти.

Он посмотрел в ее ясные синие глаза. Если над морем стоит такое небо, человек может плыть по нему бесконечно.

— Я когда-то читал, что отчаяние… это когда ты больше не можешь выдержать, даже на мгновение, мысль о том, что в конечном итоге все будет хорошо.

Она уронила руки на колени и торжественно кивнула:

— Да, это точное определение.

Милая, серьезная Лорел, вечно подыскивающая точные слова. Как бы он хотел, чтобы она подобрала верные слова для него.

— Причина, по которой я отчаялся, тайна, которая превратила меня в… — он махнул рукой, — заключается в том… что я своими собственными руками убил кузена.

Он прочел в ее глазах отрицание и продолжил, прежде чем она успела заговорить:

Видишь ли, это случилось после отступления. После того как я благополучно вывел людей, по крайней мере, большую их часть, к основной армии, прямо на следующее утро я сбежал и отправился на поле боя, чтобы отыскать Блэкли и убедить его отступить.

Следующая часть истории будет самой тяжкой. Настанет момент, когда ее ясный синий взгляд дрогнет и отвернется от него. Она отвернется и никогда больше не станет ни слушать его, ни говорить с ним.

Она отвернется навсегда. Весь мир отвернулся бы от него, если б узнал…

Так почему же он ей это рассказывает? Почему раскалывает себя, как орех, чтобы она увидела его мерзкую, гнилую сердцевину?

Возможно, потому, что, если она узнает, в каких и во скольких переделках он побывал… она поймет, что он не так уж и виновен в своих действиях против нее. Трус.

Он не должен был принимать то, что она так невинно, так наивно ему предложила. Он не должен был заключать ее в объятия, не должен был искать убежища в ее объятиях, в ее теле. Он был негодяем, вовлекшим ее в свои неурядицы, он был безответственным дураком.

А она… она была ангелом.

Теперь наконец этот ангел увидит, какой демон в нем скрывается.

Он заглянул ей в глаза. Он должен увидеть ее отклик. Он был в долгу перед Блэкли и должен был заплатить за свое преступление ее отвращением.

— Я нашел Блэкли. А потом я его убил.

Лорел сидела неподвижно, уронив руки на колени, ничем не выдавая тревогу, которая пронзила ее. Ну не в самом же деле убил… Скорее, не спас. Наверное.

Он смотрел на нее с безучастным лицом, с которого сошло всякое выражение.

— Ты думаешь, что я виню себя за то, в чем нет моей вины? Ты думаешь, что Блэкли умер от французской пули или упал с коня… но я говорю тебе, что это было не так.

Он вытянул вперед свои руки, словно стремясь показать их ей. Это были большие руки, красивой формы, слегка мозолистые из-за жизни на корабле.

— Я не вижу на твоих руках крови, — спокойно произнесла она, хотя страх ледяным комком свернулся в желудке. Джек, кажется, верил в это всерьёз.

Он сжал пальцы в кулак, потом разжал их и уронил на колени.

— Крови нет, когда вы сжимаете руки вокруг чьего-то горла и выдавливаете из него жизнь.

Потрясение прокатилось по ней, сотрясло, как пустую оболочку. Этого не могло быть! Он бы никогда-никогда…

— Задушил? — Она чуть не подавилась этим словом. Оно, как камень, застряло у нее в горле.

— Это было на удивление легко. — Взгляд Джека на мгновение переместился куда-то вдаль. — У него не было ног. Спасать там было нечего, потому что их раздробило пушечным ядром. Он провел бы остальную жизнь беспомощным, безногим инвалидом, которого слуги носили бы из комнаты в комнату, как ребенка. Он никогда больше не смог бы ни ездить верхом, ни охотиться, ни даже просто гулять по своему поместью.

Лорел отпрянула.

— Люди живут и без ног. А богатый человек может позволить себе помощь. — Было слишком страшно представить себе то, что сделал Джек. Какая ужасная, гадкая бессмыслица. — Жизнь может многое предложить человеку, который не умеет ходить. Например, музыку, книги и…

Джек покачал головой;

— Ты говоришь о жизни духовной — жизни, которой могла бы жить ты. У тебя хватит воображения, чтобы создать себе такую жизнь. Но Блэкли был человеком совсем другого сорта. Для него жизнь закончилась. Если бы даже он пережил хирургическое вмешательство, он все равно уже утратил то, что ценил больше всего. — Взгляд Джека вновь сосредоточился на ней, словно он вспомнил, что она присутствует здесь. — Я никому до сих пор не рассказывал, что я убийца.

Лорел не шевелилась, никак не реагировала, даже не моргала, но внутри ее все бурлило от ярости против того спокойного презрения к себе, которое она читала в его глазах.

Бунт и убийство. Ей хотелось найти способ шантажировать его. Теперь она знала, как это сделать. И разумеется, никакого значения не имел тот факт, что сердце ее разрывалось от боли за него и ей пришлось буквально прижать к груди обе ладони, чтобы как-то унять эту боль, возникшую из-за того, что ему пришлось сделать. Такое часто случается с пленниками, спустя какое-то время они перестают различать, где кончаются их чувства и начинаются чувства тюремщика.

И все же та ярость, что давно копилась в ней, наконец нашла себе мишень.

— Блэкли был дураком.

— О да, — почти улыбнулся Джек. — Все так считали даже до того, как он отправился на войну.

— И к тому же дурак себялюбивый. — Она смотрела на Джека, но видела другую картину. — Он ведь заставил тебя сделать это, ведь так?

Джек поднял брови:

— Это было моим решением.

— Ха! — грубо рявкнула она. — Эгоистичный глупец, слишком занятый собой, чтобы подумать о том, что станет с тобой, если ты исполнишь его желание. И он наверняка умолял тебя об этом, говорил, что если бы ты не пошел наперекор ему, этого с ним не случилось бы. Заставил тебя почувствовать себя ответственным за все, а потом избрал этот трусливый выход!

— Он не совершал самоубийства. Его убил я.

— Нет. Он был слишком труслив даже для того, чтобы умереть от собственной руки. Как я понимаю, вокруг него оружия было достаточно… как листьев осенью. Взял ли он в руки хоть одно, чтобы обратить на себя?

— Это была моя ответственность… обязанность, — растерянно моргнул Джек. — Он был мне как брат. Когда он решил нарушить приказ, я должен был его остановить.

— Так я и знала! — Она вскочила на ноги и заметалась по комнате. — Его долгом… его ответственностью было отказаться от командования, если он был слишком глуп, чтобы делать это хорошо! Его долгом было прислушаться к умным советам в бою! Его долгом было вывести людей в безопасное место. Вместо этого тебе пришлось сделать все за него… вплоть до его самоубийства. — Она скрестила руки на груди. — Чертов слабак!

Джек ошеломленно смотрел на нее.

— Я… — Он потряс головой. — Это не меняет дела, я забрал его жизнь. Это не может прогнать память о том ощущении… когда жизнь уходила из него под моими удушающими пальцами.

Больше она не могла этого выносить. В мгновение ока она пересекла комнату и опустилась на колени у его ног.

— Нет! — Она взяла его руки в свои. — Я знаю эти руки. Это не руки убийцы.

Он замер под ее прикосновением.

— Тебе нужно держаться подальше от меня. Мои руки уже сделали то, что не должны были делать. — Он с трудом сглотнул слюну и прохрипел: — Я думаю… что я больше не тот… цивилизованный…

Она увидела, как сильно забилась жилка у него на шее. Ее сердце тоже билось как безумное. Его руки… его большие, умелые, нецивилизованные руки… Она вдруг осознала, какой маленькой выглядит у его ног. Даже сидя он возвышался над ней, его широкие плечи заслоняли косые лучи предзакатного солнца. Такой сильный, мощный мужичина… но его руки дрожали в ее руках. Он слишком близок. Слишком опасен. Но она не смела шевельнуться, не смела стронуть его с места… его и себя.

Момент затаенного дыхания повис в воздухе, как ракета китайского фейерверка в небе. Взрыв был неминуем. Быстрым движением языка она облизнула губы.

И в ту же секунду он накинулся на нее.

Глава 20


Джек повалил Лорел на ковер и накатился на нее. Он так и не выпустил ее руки, а лишь зажал их в своей ладони, а потом широко развел, пригвоздив ее к полу. Его рот опустился, отчаянно жаждущий, абсолютно нецивилизованный.

Лорел боролась с ним, извиваясь и взбрыкивая под тяжестью его веса. Она сама не знала, почему это делает, ведь она хотела его так же сильно, как он ее… Разве что дело было в том, что он ее немного пугал.

«А может быть, ты сама себя боишься?» О да! Она пугала себя до ужаса. Весь жгучий гнев, весь мрак потери и боли, который она столько лет носила в себе, превращались в ни что, едва Джек прикасался к ней. В один миг гнев преображался в неукротимую страсть, ярость — в вожделение. Ей хотелось выместить на его теле всю боль его предательства, выместить своим ртом и руками, тяжкой влажной мучительной потребностью своего лона.

«Кажется, я тоже перестала быть вполне цивилизованной»

Он двигался по ней, прижимался, хотя они по-прежнему были в одежде. Слои одежды никак не мешали ей чувствовать жар, расходившийся по телу, когда он вжимал в нее свой вздыбленный жезл. Ритмичные толчки сопровождались такими же ритмичными; глубокими вторжениями его языка в ее рот.

Его вкус, жар и крепость хватки на ее руках доводили Лорел до безумия. Она отвечала поцелуем на поцелуй, выстанывала в его рот, задыхаясь, всхлипывала, накаляя возбуждение до предела.

Каждый раз, когда он ее касался, та ночь, те чувства оживали вновь. Знакомый мир исчезал, и их подхватывал и кружил водоворот бешеной похоти, мучительной взаимной потребности и… пронзающей все это подспудной нежности. Как могли сочетаться в этом соитии излечение, полная отдача и дикое, горестное отмщение?

Разве что мстила она не ему. Неужели это они вдвоем мстили всему миру, отказываясь покориться, лечь и умереть под его жестокими ударами? Своими телами и губами, горячими бродящими руками они кричали: «Мы живы!»

А потом какой-то вредный голосок в ее мозгу прошептал: «Если ты ляжешь с ним, он, возможно, позволит тебе забрать Мелоди».

«Если я отдамся ему, я, наверное, никогда не выберусь на воздух».

Ужас заключался в том, что она не могла в этот момент решить, хорошо это или плохо.

Ей казалось, что она скользит в пропасть, падает в нее, забывая, почему вообще очутилась здесь, почему попала сюда… почему осталась. Оторвав от него задыхающийся рот, она отвернула лицо с отчаянным стоном: «Нет! Прекрати!»

Он замер, оставаясь на ней. Сделав глубокий вдох, она снова взглянула на него и увидела, что он смотрит на нее глазами, почти черными от желания. Она с трудом сглотнула.

— Отпусти меня! — Голос прозвучал тихо и хрипло. Она попыталась заговорить снова, и на этот раз с большей убежденностью. — Отпусти меня!

— Ты этого не хочешь. — Лицо его ожесточилось, и она вдруг увидела в нем солдата. Она почти видела в его глазах дым поля битвы. — Я чувствую твой жар и влажность. — Он снова прижался к ней. — Ты хочешь ощутить меня в себе.

Она выдохнула почти со стоном, потому что порыв бешеного вожделения подтвердил, что он прав. Нет. Кажется, именно это слово она старалась припомнить. — Нет!

Он снова замер, но не отпустил ее.

— Я чувствую, как пульсирует твоя кровь, я мог бы сию минуту войти в тебя. И ты закричала бы, как было вчера, и никто бы тебя не услышал.

Потому что она находилась в тюрьме. Потому что она была его пленницей, пригвожденной к полу, смятой его силой, уязвимой. Господи, прости, но эта мысль еще больше возбуждала ее.

Он ее хотел. Она была его пленницей, и он хотел ее, несмотря ни на что. Это действовала тьма внутри его, лихая бесшабашность, которую он приобрел на войне. Эта бесшабашность притягивала ее, возбуждала, заставляла вздернуть юбки и отдаться ему прямо на полу. Видимо, именно эта его странная ущербность притянула ее когда-то в его комнату посреди ночи. Именно эта болезненность заставили ее влезть к нему на постель, чтобы успокоить.

Она догадывалась о том, что так и будет, с той минуты, как положила руку на замок его комнаты. Она знала, что та искра, которая всегда проскакивала между ними, в ночной темноте разгорится пожаром.

Это она той ночью овладела им.

И может овладеть сейчас. Она была не пленницей в его доме. Она была шпионкой.

«Однако он об этом не знает. Он воображает, что ты его пленница. Но сейчас его кровь горит огнем, и он хочет тебя, несмотря ни на что. Потом, когда у него в голове прояснится, он решит, что совершил очередное преступление, и будет ненавидеть себя до полного саморазрушения. Как уже было с ним прежде».

И так как она не могла этого допустить, потому что не была Блэкли, она сдержала вырывающегося коня своего желания и затрясла головой:

— Отпусти меня, Джек.

Черное жгучее желание мятежно вспыхнуло в его глазах, породив ответный лихорадочный взрыв надежды в ее изголодавшемся теле. Затем руки, державшие ее, раскрылись, и он откатился в сторону.

Она села, растирая пальцы, поправила юбку, скромно подогнула под нее ноги. И когда она подняла на него глаза, он уже сидел, полуотвернувшись от нее, прикрывая лицо ладонью.

— Мои извинения, — холодно произнес он.

Она поняла, какая буря чувств все еще бушевала в нем. Его потребность в ней была больше, чем простая похоть или вожделение, гораздо больше, чем чувство утраты или одиночества. Он был человеком странным и сложным, сильным и полным недостатков. Железо становится сталью, пройдя наковальню войны, ярко сверкает под слоем сажи и крови. Он был выкованным в битвах мечом.

Женщина может помочь этому мечу сохраниться, и он останется рядом с ней навсегда и сделает сильнее ее саму.

«Но это буду не я. Я слишком надломлена и плохо склеена. Я никогда не смогу удержать его».

Вспомнив, как падала в него и боялась не вынырнуть из мрачных глубин его души, Лорел содрогнулась: «Я недостаточно сильна для него. Он захватит меня полностью. Он станет моим хозяином».

Однако этого она позволить не могла. Она однажды уже яростно боролась, чтобы сохранить себя… и проиграла. Второй такой проигрыш ее прикончит. Она глубоко вздохнула и встала на ноги. Спереди на юбке ее роскошного платья виднелось влажное пятно, свидетельство ее вожделения к нему. Она быстро накинула на плечи красивую шаль от Лементье, длинные концы которой скрыли предательскую улику. Только потом она повернулась и увидела, что Джек тоже встал и застегивает сюртук. Его облегающий покрой не полностью скрывал то, что недавно врезалось в нее.

После беглого взгляда вниз Лорел подняла глаза и больше их не опускала. Он посмотрел ей в глаза, но они были непроницаемы в наступающих сумерках.

Лорел вздернула подбородок:

— Мне нужны свечи.

Долгую минуту он молчал. За окном темнело, превращая его в неясный силуэт на фоне лиловеющего стекла.

Когда он наконец заговорил, голос его напоминал рычание.

— Согласна ли ты, оставить свой план бежать с Мелоди из Лондона?

— Поверишь ли ты, если я скажу да?

— Поверю.

— Я могу согласиться, а потом сбежать, когда ты меня отпустишь.

Она различила, что он кивнул:

— Можешь. Но я тебя найду. — Он слегка склонил голову набок. Ей очень захотелось увидеть выражение его лица. — Но ты не умеешь лгать, Лорел.

Она скрестила руки на груди. Она как-то позабыла, что он умеет читать ее мысли, так же как она его.

— Значит, ты хочешь правды? Нет, я не согласна. Я заберу свою дочь, Джек.

Его пальцы скользнули в карман жилета и вытащили оттуда ключ. Лорел вздрогнула, вспомнив о своем ключе, все еще висевшем у нее на шее, совершенно забытом, укрытом в лифе, который она чуть не позволила ему сорвать. Она с трудом сдержалась, чтобы не схватиться за него.

— Мне очень жаль, но я должен оставить тебя еще на одну ночь, чтобы ты хорошенько все обдумала.

Он повернулся, чтоб уйти, но перед тем как ступить за порог, снова обернулся, не глядя на нее, и тихо сказал:

— Спасибо. Ты всегда была хорошей слушательницей.

Затем он ушел, и щелчок замка был последним звуком дня в тишине ее тюремной камеры.

Когда Джек вернулся в клуб, разумеется, предварительно навестив свою комнату, чтобы сменить брюки, он помедлил перед дверью старой клубной залы, превращенной из мужской комнаты отдыха и покоя в беспорядочную, полную игрушек, а иногда и домашних любимцев семейную гостиную.

Им всем захочется узнать, куда он запропал. О, конечно, они не станут спрашивать его прямо, но Колин и Эйдан окинут его внимательными, оценивающими взглядами, как всегда в те моменты, когда сомневались в твердости его рассудка.

«И кто может их винить? Ты недавно чуть не напал на Лорел… против ее воли».

Но все же не напал. Получалось, что он не совсем тот негодяй, каким себя считал. Внутреннюю борьбу выиграл цивилизованный человек. Это была маленькая победа, но он и такой был рад.

Ему лишь хотелось, чтобы не пришлось выдерживать их вопросительные взгляды всякий раз, как входит в комнату. Набрав в грудь побольше воздуха, он отвел задвижку и распахнул тяжелую дубовую дверь…

Чтобы обнаружить, что никто не обратил внимания на его приход. Все Колин, Эйдан, Прю, Мэдлин, Эван и все старые козлы — члены клуба, столпились вокруг чего-то в дальнем конце помещения.

— А как насчет лимонных кексов, душенька? — донесся до Джека молящий шепот Колина. — Хочешь подучить чудесный лимонный кекс?

Джек только поднял брови, заметив, что Прю ущипнула мужа за руку.

— Сегодня повар не стряпал лимонных кексов, — прошипела она.

Колин беспомощно пожал плечами и, пробормотал в ответ:

— Прости, я запаниковал.

Теперь Джек наконец услышал усталые всхлипывания ребенка, который довел себя плачем до изнеможения.

— Хочу Нянечку-у-у!

Он настойчиво растолкал толпу. Пришлось поднять под локти лорда Олдрича и переставить его в сторону, затем бережно, но неумолимо разжать руки Мэдлин и лишь затем обнаружить в «оке урагана» свою дочь.

Он опустился перед ней на колени. Мелоди, личико которой пошло пятнами, было зареванным и довольно сопливым, взвыла и кинулась ему на шею.

— Хочу Нянечку-у-у!

Прижав дочурку к сердцу, он поднялся на ноги и, не говоря ни слова, повернулся и пошел прочь от взволнованной толпы. Они не препятствовали ему, потому что Мелоди в его руках мгновенно затихла.

Прю, самая решительная из них, поспешила спросить:

— Куда он ее понес?

Выходя из комнаты с дочкой на руках, Джек услышал успокоительный ответ Колина:

— Не волнуйся, любовь моя, Джек в минуты опасности никогда не колеблется.

Это, по крайней мере, было правдой.

Блэкли прекрасно знал это. «Ты должен совершить за него все… даже его собственное самоубийство».

Даже странно, как эти сердитые слова пронзили острым лучом проницательности его серый мир. Они бросили новый свет на все, что он думал о себе последние четыре года.

Как обычно, Лорел все понимала лучше его.

Однако теперь в помощи нуждалась ее дочь. Он был слишком эгоистичен. Он слишком долго берег Лорел только для себя.

Прижимая крохотного ребенка к груди, он торопливо взбежал по лестнице на чердак. Он знал, что нужно Мелоди. На свете было лишь одно существо, способное заполнить пустоту, о которой сегодня напомнили Мелоди.

Ей нужна была не старая Нянечка и даже не толпа любящих полуродственников. Ей нужна была мать.

Глава 21


Поскольку свечей в ее чердачной тюрьме не было и не было никакого резона долго не спать, Лорел посвятила последние голубые моменты сумерек приготовлению постели. Быстро умывшись в тазике, она почистила зубы уголком носового платка — разумеется, старого, а не одного из новых, воздушных, от Лементье — и надела тонкую льняную сорочку. Она как раз пробиралась в темноте к постели, когда услышала, что в дверном замке повернулся ключ.

Обернувшись, она была на миг ослеплена светом высоко поднятой свечи. Прикрывая глаза ладонью, она постаралась разглядеть, что происходит.

— Джек?!

Неужели она наконец поймала его за улучшением ее комнаты? Он что-то нес в руках…

— Да, — произнес он, переступая порог и закрывая за собой дверь. — У меня тут кое-кто, с кем ты должна встретиться.

И когда глаза Лорел привыкли в свету, она разглядела, что в руках у него не пакет, а маленькое всхлипывающее существо. У Лорел застучало сердце. Они вместе… прямо перед ней. Она знала, что Мелоди похожа на нее, но ее удивило, насколько их дочь походила еще и на Джека. Это не так бросалось в глаза, но у нее был упрямый отцовский подбородок и такой же рисунок скул, скрытый под детской пухлостью.

«Посмотри, Джек, что мы с тобой сотворили! Разве она не красавица?»

Но ничего этого Лорел не сказала вслух и молча ждала. Неужели Джек узнал о визитах Мелоди к ней?

Он опустился на колени и поставил Мелоди на крепкие ножки в башмачках.

— Леди Мелоди, я хочу представить тебя твоей маме.

Нет, он ничего не знал. Просто Джек принес ей то, за чем она сюда явилась, соединил наконец-то ее с дочерью. Лорел прикусила губу, чтобы не заплакать и не засмеяться одновременно.

— Привет, Мелоди.

Мелоди со всхлипом выдохнула:

— Мама!

Лорел растаяла и протянула к ней руки. Мелоди бросилась к ней и обняла за шею липкими ручонками.

— Привет, моя малышка Мелоди, — прошептала Лорел. — У тебя был трудный день?

Мелоди опять заплакала, уткнувшись в шею Лорел. Притянув дочь к себе поближе, Лорел встала и понесла ее на ближайшее кресло. Она обняла свое дитя и стала баюкать, покачивая детское тельце туда-сюда, словно делала это всю жизнь. Джек последовал за ними и поставил свечу на столик рядом. Лорел подняла на него глаза.

— Ты удивляешься, почему она сразу бросилась ко мне?

— Нет. Она бросилась ко мне сразу же, как увидела в первый раз.

Лорел улыбнулась и закрыла глаза.

— Как все мы… — пробормотала она, слишком тихо, чтобы он смог расслышать. Изумительное ощущение присутствия собственного ребенка в ее руках, нуждающегося в ней, льнущего к ней, прозвучало где-то в самой глубине ее существа, отозвавшись взрывом такой невероятной любви, что Лорел испугалась обморока. Увлажненными глазами она посмотрела на Джека и прошептала:

— Спасибо!..

— Не благодари меня, — покачал головой он. — Я должен был позволить тебе увидеться с ней в первый же момент, как ты постучала в эту дверь. — Он с силой провел рукой по лицу. — Постарайся только не слишком меня ненавидеть, когда я снова запру твою дверь. Пожалуйста…

Руки Лорел сжались вокруг Мелоди.

— Нет, не забирай ее… Погоди…

— Не стану, — вздохнул Джек. — Ты ей сегодня очень нужна. Я подумал… что ей лучше сегодня поспать с тобой…

Радость вспыхнула в Лорел ярким пламенем.

— Всю ночь? — Она посмотрела вниз, на Мелоди, и откинула черные волосы с влажного выпуклого лобика. — Слышишь это, моя Мелоди? Хочешь спать сегодня со мной?

Мелоди вынула палец изо рта и, сведя бровки, посмотрела на Джека:

— А как насчет плохого человека?

Джек опустился на колени и заглянул ей в лицо:

— Плохой человек умер, Уилберфорс его убил.

Мелоди моргнула:

— Правда?

Джек взял ее пухлую ручку в свою большую, и сердце Лорел растаяло, обнаружив, что их большие пальцы имеют одинаковую форму.

— Мелоди, я клянусь своей честью, что плохой человек мертв. Его застрелили, сбросили с крыши, а потом похоронили в земле. Нет никого на свете более мертвого, чем этот плохой человек.

Лорел растерянно заморгала. Очень уж подробно и красочно описывал Джек, что случилось с плохим человеком. Может быть, это был вовсе не сказочный персонаж, не плод фантазии Мелоди? Она нахмурилась и одними губами спросила Джека:

— Кто?

Джек торопливо качнул головой:

— Потом.

— Я очень люблю разные истории, — громко произнесла она. — Я вообще люблю узнавать разные сведения. Особенно о людях, которые мне нравятся.

Джек бросил на нее предостерегающий взгляд.

— У меня есть книжка. История о даме и волке, который следовал за ней по пятам.

Мелоди кивнула:

— Да, да. Тень моей дамы. Дядя Колин написал ее для меня, — промолвила она голосом, в котором слышались лишь следы недавней истерики.

— Это все объясняет, — отозвалась Лорел с тенью сарказма в голосе. — Особенно учитывая, что я так хорошо знаю, кто такой дядя Колин. — Ядовитый взгляд в сторону Джека подчеркнул ее иронию. Затем она перевела взгляд на девочку. — Так ты останешься со мной, моя Мелоди?

Мелоди в последний раз шмыгнула носом и радостно прижалась к Лорел.

— А Горди Энн тоже можно остаться?

— Разумеется.

— Горди Энн — это ее кукла. Что-то вроде куклы, — вздохнул Джек, с сомнением глядя на довольно грязный комок завязанного узлом полотна, торчащий у Мелоди под мышкой. — Горди Энн была галстуком. Это длинная история.

— Еще одна история! — Лорел чуть стиснула Мелоди. — Мне столько всего нужно узнать о тебе! — Затем она повернулась к Джеку и губами изобразила вопрос. Она замерла: он стоял на коленях так близко… лицо его было строгим. Он смотрел на них двоих… Лорел легко поняла, о чем он думает, потому что минуту назад думала о том же: «Как могу я держать их врозь?!»

Джек бросил ее, а когда она потом отыскала его, запер на чердаке. Но все же сегодня он привел к ней дочь. В душе Лорел боролись любовь и ненависть, и она не всегда была уверена, что есть что.

Но тут она вспомнила, о чем хотела его спросить.

— А не… — Осторожно. Она чуть не сказала «Медди и Прю». — А не станут остальные удивляться, куда она делась?

Он равнодушно пожал плечами:

— Меня никто спрашивать не станет.

— Правда? — нахмурилась она.

Уголок его рта слегка искривился в усмешке.

— Бесполезно спрашивать человека, который никогда не разговаривает.

Она выгнула бровь:

— Это ты-то? Да я не могу заткнуть тебе рот.

— Со мной папа тоже разговаривает, — кивнула Мелоди. Она стала играть с пушистым кончиком косы Лорел, переброшенной через плечо. — Только со мной и с мамой, — сонно добавила она.

Джек встал.

— Оставляю вас с мамой, — обратился он к Мелоди. — Спокойной ночи, леди Мелоди. Спокойной ночи, Лорел.

Он повернулся и покинул их так тихо, что Лорел начала понимать, каким образом ему удалось каждую ночь благоустраивать ее комнату так, что она не слышала. Она улыбнулась, глядя на сонное личико, глаза на котором превратились в узкие щелки, поблескивающие в свете свечи. Нижняя губка была выпячена, а на щечке виднелась еще не высохшая, слеза. Лорел стерла ее поцелуем.

Сегодня Джек принес в ее комнату самое драгоценное украшение.

Лорел открыла глаза в темноте комнаты и заморгала, пытаясь понять, почему проснулась. Сегодня в окно светила луна. Может быть, она была слишком яркой и мешала спать?

Затем с подушки донеслось тихое детское посапывание. A-а да. Она была не одна. Улыбаясь, она протянула руку и погладила взъерошенные локоны ее крохотной дочки.

Мелоди спала, свернувшись в клубочек, ее круглое личико чуть припухло от сна, темные реснички мирно лежали на щеках. Она была такой тихой и милой после всей своей неуемной болтовни, дневных слез и криков. Она была таким красивым ребенком.

«Мое дитя! Моя Мелоди!»

Вновь по жилам разбежалась радость. Лорел подумала, что теперь так будет всю ее оставшуюся жизнь, это блаженное, потрясенное осознание того, что к ней, наконец, вернулось то, что она считала навсегда утраченным.

Мелоди шмыгнула носом и сунула в рот грязный уголок своей растрепанной куклы. Лорел осторожно вытащила его. Выпятив нижнюю губку, упрямая даже во сне, Мелоди снова сунула куклу в рот.

— Желаю тебе удачи в этом.

Лорел быстро подняла голову и за спящей Мелоди увидела источник этого бархатного шепота.

В ее камере появилось большое мягкое кресло с подлокотниками. Оно было повернуто лицом к окну. Теперь она могла разглядеть вытянутые от кресла длинные ноги в облегающих бежевых брюках и руку в темном рукаве, свисающую с подлокотника. Ее это заинтересовало, так как до сих пор она никогда не видела его отдыхающим.

По крайней мере, с той незабываемой ночи.

В её памяти замелькали картины, свежие и яркие, как будто не прошло столько времени. Впрочем, некоторые образы впечатываются ожогом и никогда не выцветают.

Джек, растерянный во мраке ночи, задыхающийся от ужасных подробностей кошмара, который был вовсе не кошмаром, а его мучительной реальностью. Джек ласковый и нежный, тянущийся к ней в темноте. Его рука, проделывающая с ней… с ее телом такие чудесные, порочные вещи, которые не может представить себе невинное воображение. Джек над ней, в ней, бережно вторгающийся в нее, обнаженный, блестящий от пота, старающийся сдержать свою страсть, чтобы не причинить ей боли.

Он никогда не причинит ей вреда. Никогда.

Так что обнаружить его рядом в темноте было не столько страшным, сколько необычным. Почему он здесь? Кресло его было обращено к окну, и значит, он вовсе не стремился смотреть на нее спящую.

Ее гордость зашевелилась. А собственно, почему он не смотрит, как она спит?

Она села на постели и резко прошептала:

— Почему ты здесь? Неужели ты не можешь доверить ее мне даже на одну ночь?

Рука на подлокотнике сжалась в кулак. Он медленно, устало поднялся на ноги.

Глядя на это, она немного отодвинулась от края постели, натянула на грудь простыню, что было довольно глупо, так как он уже не раз видел ее грудь, но об этом она думать не станет! Простыня вроде как делала ее менее уязвимой.

Затем он повернулся к ней, и у Лорел перехватило дыхание при виде горечи на осунувшемся красивом лице. Сердце пронзила острая боль.

— В чем дело? — прошептала она, забыв о настороженности. — Скажи мне.

— Я… — Он провел рукой по лицу. — Я не могу… я не осмеливаюсь заснуть.

Кошмары. Сны, которые были не снами, а воспоминаниями, ее рука импульсивно поднялась… потянулась к нему. Лорел с тревогой поглядела на свою руку. Что она творит?

Он не должен страдать один, погружаясь в эти воспоминания.

Он посмотрел на ее руку. Непонимающе, словно не смел поверить, что это правда. Он не двинулся к ней, отчего она лишь раскрыла ладонь, призывая его приблизиться.

«Я не хочу, чтобы он приближался. Я не могу видеть, как он страдает в одиночестве».

Он сделал один-единственный шаг вперед, и половица скрипнула под его тяжестью. Он вел себя как дикое пугливое животное, сильное, но нерешительное, ласковое и ранимое существо, неуверенное в том, как его примут.

Она не убирала протянутую руку, теперь более уверенная в том, что делает. Ей нечего было терять. В этот вечер в ней родилась благодарность к нему. Сегодня он подарил ей Мелоди. Он берег Мелоди и разыскивал ее мать, только ошибся в своих расчетах. Ее все равно бесило, что он считал, будто в постели с ним была Амариллис, однако Лорел должна была признаться, что за последние дни ее обида на это как-то смягчилась.

Джек смотрел на тонкую белую руку, светящуюся в лунном свете каким-то призрачным блеском. Она была маленькой и хрупкой, такой слабой, таким бесполезным оружием в окружающем его темном и кровавом мире.

Но это была его спасительная нить. Его последняя и лучшая надежда.

Его рука шевельнулась.

Он с удивлением понял, что его тело по собственной воле движется сквозь пустоту, сквозь пространство, сквозь годы одиночества и мрачного отчаяния, чтобы коснуться…

Ее тонкие пальцы обхватили его пальцы, согрели его ледяную кожу, поначалу очень бережно, только слегка касаясь, только придерживая…

Но затем она начала его притягивать.

Она тянула его к себе, понемножку, нерешительный шаг за неуверенным шагом, пока его колени не дотронулись до постели. Тогда она выпустила его руку и похлопала ладонью по матрасу со стороны спящей Мелоди. Как сомнамбула, он опустился на этот матрас, улегся поверх покрывал, медленно позволил голове пристроиться на свободной части подушки Мелоди.

Лорел строго и неулыбчиво смотрела на него, потом заложила за ухо темный локон и задумчиво проговорила:

— Ты можешь не спать, но должен отдохнуть.

Потом она снова улеглась, обвив своим телом Мелоди, и закрыла глаза.

А для Джека этот чердак быстро превратился в тайный маленький мир, где время и прошлое больше не давили на него всем весом. С Лорел, как и с Мелоди, он чувствовал себя живым. Он мог разговаривать, и думать, и чувствовать, как не мог многие годы. Находясь с ней рядом, он мог дышать.

«Когда я с ней, я настоящий, я живой».

Если бы только он смог каким-то образом вернуть себе ее доверие. Он едва осмеливался думать об этом, но надежда, мысль об этом не покидала его. Она брезжила на горизонте его сознания, как долгожданный восход. Всего на расстоянии волоска от него находилось будущее, полное таких теплых и сладостных возможностей, — будущее, содержавшее все, о чем он только мог мечтать. Джек долго лежал тихо, прислушиваясь к ровному дыханию Лорел, переходя от бодрствования к дремоте. Нет, он не станет спать. Не станет подвергать Лорел и Мелоди своим кошмарам. Но все равно лежать рядом с ними было прекрасно. И сон ему вовсе не нужен!

Однако он заснул. Глубоко и беспечно, безо всяких сновидений.

Глава 22


— Джек, Джек! Подожди. Я хочу пойти гулять с тобой! Лорел подхватила юбки и побежала по дорожке, в конце которой остановился Джек, поджидая ее. Она задохнулась, поравнявшись с ним, но лишь отбросила с лица растрепавшиеся волосы и радостно улыбнулась ему. Интересно, обратил ли он внимание, что они распущены, а не заплетены в косы? Заметил ли он, как существенно выросла ее грудь, что так великолепно подчеркивали ее новые платья? Сознавал ли он вообще, что, пока был на войне, ей исполнилось семнадцать лет и теперь она вполне готова, принимать ухаживания… но только от него, и… — Разве тебе не хочется пойти пострелять с папой и другими гостями?

Джек отвел глаза.

— Мне не хочется слушать ружейные выстрелы.

— О-о! Мне они тоже не по душе. — Лорел пошла с ним в ногу, только иногда чуть делая пробежку из-за того, что его длинные ноги шагали шире. Время от времени она украдкой бросала взгляд на его узкое лицо. Он теперь был таким худым и осунувшимся. Джек лишь недавно вернулся в Англию, и хотя мама с излишней навязчивостью угощала его за столом — «Ешьте, пожалуйста, милорд, а то вы совсем истаяли», — Лорел считала, что он похож на грустного ангела.

Они и раньше прогуливались вместе, но тогда эти моменты были полны смеха и поддразниваний. Джек любил угрожать ей разными насекомыми, а она вдруг выяснила, что он не выносит пауков. Они разговаривали о книгах, пьесах и музыке. Лорел призналась, что мечтает посетить оперу в «Ковент-Гардене». Джек признался, что находит оперу весьма отдохновительным зрелищем и что она прекрасно помогает доспать недоспанные часы.

Теперь они прогуливались молча, как будто гуляли каждый поодиночке, хотя Джек время от времени укорачивал шаг, чтобы она могла его нагнать.

Они подошли к пешеходному мостику через реку и увидели, что недавний грозовой ливень смыл несколько средних его планок. Джек тут же повернул назад, но Лорел уже несколько дней пыталась заслужить его внимание и теперь не хотела позволить их прогулке окончиться так скоро.

— Ох, Джек, пойдем дальше. Все не так плохо. Мы можем просто перескочить через недостающие досочки.

Она знала, что он скорее последует за ней, чем бросит в рискованной ситуации. Однако, дойдя до середины мостика, она обнаружила, что дело обстоит хуже, чем она предполагала. Не хватало планок на добрых шесть футов, и образовавшуюся дыру перекрывали только узкие длинные бревнышки. Они были всего в несколько дюймов шириной и позеленели от мха и гнили.

— Что ж, это объясняет, почему гвозди в них не держатся, — жизнерадостно промолвила Лорел. — Я перейду первая. Ладно?

По-видимому, только опасность могла вывести Джека из его поникшего состояния, потому что он настойчиво схватил ее за руку:

— Нет, Ежевичка! Это небезопасно. Даже не пытайся делать это.

Почувствовав прикосновение его руки к своей, услышав старое любимое прозвище, Лорел даже глаза прикрыла от удовольствия. С тех пор как вернулся, Джек ни разу так ее не называл. Ободренная развитием их отношений, Лорел бросила ему проказливую улыбку.

— Поймай меня, если сможешь!

Первые несколько шагов по мостику дались ей на удивление легко. Но затем она слегка покачнулась, хотя продолжала храбро идти вперед. Вот она уже почти перешла…

И тут, в двух шагах от другого берега, она, повернувшись, чтобы торжествующе улыбнуться Джеку, потеряла равновесие. С отчаянным воплем она проскользнула между узкими бревнышками и свалилась в набухшую от дождя реку. «Как глупо! Какая дурацкая идея! Теперь я умру и даже не успею сказать, как его люблю».

Река согласилась с ее выводом и так сильно швыряла Лорел, что та не могла сообразить, где поверхность воды. Ткань ее одежды нахватала столько воды, что Лорел едва могла шевелить руками и ногами, чтобы попытаться выплыть.

А затем сильная рука обвилась вокруг ее талии и потащила вверх. Голова вырвалась на поверхность как раз в ту минуту, когда не осталось воздуха. Джек сильными гребками одной руки приближался к берегу. Он вытащил Лорел на траву и прислонил к себе, помогая отдышаться.

Лорел давилась водой и задыхалась, отчаянно стараюсь освободиться от путаницы намокших волос. Большая теплая рука бережно отвела их с ее лба.

— Сегодня косы были бы кстати, — проговорил у нее над ухом звучный низкий голос.

Лорел ахнула, сообразив, что лежит в его объятиях. Так что, когда она повернула к нему лицо, его губы оказались в каком-то дюйме от ее губ. А тело было прижато всем передом к его телу. Она сглотнула и покраснела, хотя недавно клялась себе, что больше никогда краснеть не будет.

— Привет… — Какое идиотское слово!..

— Привет, Ежевичка.

— Ты еще мне жизнь, — севшим голосом промолвила она.

— Хоть ты этого и не заслуживаешь. — Он снял травинку с ее мокрой щеки. — Ты же могла умереть, глупый ты ребенок.

Она действительно совершила большую глупость и отлично это сознавала. Чувствуя себя полной дурочкой, она горестно прикусила нижнюю губку.

— Не делай так. — Его голос прозвучал странно, как-то ниже и грубее. Или он тоже нахлебался воды?

Лорел поспешно отпустила губу.

— Прости, — прошептала она. — Я больше не буду так делать.

Хватка его пальцев на ее предплечье усилилась. Казалось, он не может отвести глаз от ее рта.

Лорел хотела, чтобы он ее поцеловал… это было бы абсолютно неподобающе и очень романтично: он ведь только что спас ей жизнь… Таково было широко известное правило, и даже Амариллис пришлось бы с этим смириться. Однако Лорел ничего не могла сделать, чтобы это случилось, потому что ее знания о подобных вещах были крайне ограничены.

Но затем Джек внезапно откатился от нее, вскочил на ноги и зашагал прочь, оставив ее на берегу… мокрую, грязную и растерянную. Долгую минуту она просто лежала на сырой траве и нежно вспоминала, как прижималось к ней его большое жаркое тело и его руки, ласково касавшиеся ее лица. Это был самый романтический момент ее жизни.

Однако через несколько минут лежания она ощутила неудобство от промокшей насквозь одежды (платья и юбок) и неприятную тяжесть мокрых, грязных, сбившихся волос. Она села, со вздохом оглядывая состояние своего нового платья.

Джек уезжал завтра. Если она и вынесла что-то из нынешнего опыта, это что не надо откладывать все до последней минуты. В любом случае Амариллис потеряла к Джеку всякий интерес. Лорел слышала, как сестра жаловалась своим друзьям, что он стал страшно нудным и она едва выносит его.

Лорел должна ему все сказать. Сегодня же вечером. Он обычно не участвовал в вечерних развлечениях. Она отыщет Джека в его комнате и признается в своей любви.

Взбодренная этим решением, Лорел встала, как смогла, отряхнула, с юбок грязь и траву. Затем она выпрямилась, огляделась вокруг и нахмурилась… Подождите минутку…

Она была на противоположном берегу этой чертовой реки!..

Однако ей мало было только вспомнить прежние чувства.

Лорел без усилия перешла от сна к реальности, словно продолжая размышления.

Ее прошлая любовь к Джеку была искренней, но бурно-страстной, сплетенной из надежд и фантазий.

Теперь она была более сложной. Сама Лорел стала другой личностью, выкованной событиями, последовавшими за его исчезновением из ее жизни.

Он тоже стал другим. Не такой потерянный. Не такой опустошенный.

Ей приходилось признать, что она рада видеть, как он возвращается к жизни. Но это вовсе не означало, что она все еще любит его.

Кто-то толкнул ее в ребра. Лорел открыла глаза.

Она протянула руку и обнаружила пухлую розовую ножку, пинавшую ее в бок.

— Как необычно, — сонно пробормотала она и пощекотала розовую пяточку.

Она никогда не знала, что ребенок может хихикать во сне. Лорел снова закрыла глаза, наслаждаясь этим открытием. Ей еще столько предстояло узнать. Она чувствовала себя сухой губкой, жаждавшей впитать в себя каждую каплю сведений о детях вообще и об этой сонной раскрасневшейся крошке в частности.

Лорел подтянула маленькую ножку ближе и поцеловала ее. Потом громко подула на ее подошву. Мелоди громко захихикала. Она уже проснулась.

— Мама, ты глупенькая, — сказала она, потягиваясь, как котенок.

Тут Лорел ощутила, что ей что-то мешает под боком, и, покопавшись под простыней, обнаружила грязный комок тряпья, называемый Горди Энн.

— Доброе утро, — вежливо приветствовала она куклу. — Если не возражаете, леди, думаю, что вы сейчас отправитесь в таз для мытья.

Мелоди перекатилась на животик и заболтала ножками в воздухе.

— Так и Прю говорит. Она заставляет Горди Энн плавать каждый раз, когда я купаюсь.

— Отлично, Прю, — пробормотала Лорел. Она села на постели и потянулась, чувствуя себя разбитой и не отдохнувшей, как будто спала с дюжиной мартышек. Она потерла напряженную шею.

С дюжиной очень бойких мартышек.

Но она не променяла бы эту ночь на золотой клад. Она улыбнулась Мелоди.

— По-моему, я слышу запах бекона!

Она обвела взглядом комнату и оцепенела. Если бы она не была так поглощена радостью пробуждения рядом с собственной дочкой, она сразу поняла бы, что все вокруг стало иным.

Ее чердачная камера превратилась в роскошную комнату.

Пожалуй, слово «роскошная» было даже слишком слабым.

Она стала чертовски шикарной! На резном прикроватном столике розового дерева, которого раньше здесь не было, стопкой лежали книги. Напротив, у противоположной стены, стоял письменный стол, огромное мягкое кресло Джека теперь располагалось у очага. Богато расшитые занавеси, почти напоминающие гобелены, свисали с крючков для сушки белья, закрывая две самые длинные стены. Они с Мелоди нежились под толстым бархатным покрывалом, а у окна стояла вещь, при виде которой сердце Лорел растаяло. Она поняла, сколько в это было вложено заботы. Она обвела кончиком пальца раздвинувшиеся в улыбке губы. Где-то в этом сумасшедшем джентльменском клубе Джек сумел отыскать виндзорское кресло-качалку. А может быть, украл его среди ночи из сада какой-то дамы.

Лорел едва сдержалась, чтобы тут же его не опробовать, но в животе у нее заурчало. И так громко, что, казалось, в комнату запустили медведя. Она наградила куклу насмешливым взглядом:

— Горди Энн! Я тебе удивляюсь! — Мелоди закатилась смехом.

На серебряном подносе под крышкой их ждал завтрак на двоих. Кроме обычной яичницы с беконом там была тарелка с овсянкой, Лорел вгляделась в кашу:

— О Боже! В ней комки.

Мелоди проворно, как обезьянка, взобралась на стул.

— Я люблю комки!

Она поерзала на сиденье, пока не уперлась в край стола. Ее подбородок едва возвышался над столешницей. Здесь им очень пригодилась та самая стопка книг.

Они позавтракали в этой чудесной комнате, сидя в ночных рубашках и хихикая, прихлебывая чай из чашек, которые держали манерно, нелепо отставив мизинчики.

Потом Лорел качала доченьку на коленях, напевая ей все песни, которые могла припомнить. Мелоди тоже спела ей песенку о том, как катается на маленьком пони. Затем последовала очень замысловатая история о бандитах, скалках и бочках эля.

Лорел улыбалась. Ее дочурка оказалась такой выдумщицей.

Джек проснулся рывком, открыл глаза в полумраке задернутых постельных занавесок. На какое-то мгновение рисунок богатой узорчатой ткани заплясал у него перед глазами непонятными пятнами, но вскоре преобразился в драпировку с шелковой бахромой. Он заставил себя внимательно всмотреться в нее, рассмотреть мельчайшие детали в надежде отвлечься достаточно, чтобы сон растаял в свете дня. Бахрома в одном месте истрепалась. Он посмотрел еще внимательнее. Стежки, прикреплявшие ее к занавеске, лопнули. Самая длинная нитка колыхалась перед его глазами. Он медленно моргнул, чтобы не потерять ее из поля зрения. Сосредоточился на этой нитке.

После нескольких минут он осторожно восстановил в памяти подробности недавнего сна. Стертые, смутные, нестрашные воспоминания, которые ускользали, не задерживаясь.

Он обрадованно сел на постели и двумя руками потер лицо. Еще один счастливый побег от кошмара.

Прошлой ночью он спал рядом со своей возлюбленной и своим ребенком. Эти несколько часов подарили ему самый чистый и спокойный отдых за последние несколько лет. Он проснулся среди ночи обновленным и постарался выразить свою благодарность еще несколькими штрихами к обстановке комнаты. Затем он отправился в постель, надеясь еще отдохнуть.

Это не совсем получилось, но нужно быть благодарным судьбе и за маленькие дары. По крайней мере, он проснулся не с криком.

Когда он встал с постели, воздух обдал его кожу холодом. Он приучился спать нагишом. В противном случае его одурманенный сном мозг мог легко превратить ворот ночной сорочки в удавку или даже скрутившаяся сорочка становилась грудой тел, под которыми он задыхался.

Теперь, потягиваясь, он наслаждался свободой наготы. Ему хотелось только одного: чтоб рядом с ним была обнаженная Лорел.

Снаружи, из сада позади дома, доносились шумы весеннего рассвета. Он обвязал халат вокруг бедер и, подойдя к окну, откинул занавески. Там во всю шло восстановление некогда прекрасного сада. Изящная, стройная фигура в шляпке склонилась над клумбой. То ли Пруденс, то ли Мэдлин. За спиной женщины сверкнула ярким пламенем коса. A-а, это, должно быть, Прю. Она энергично, хоть и не очень умело, втыкала в землю какие-то зеленые растения. Джек заметил спешащую к Прю Мэдлин.

Он представил себе, как тактично она объясняет подруге правила обращения с саженцами. Медди была замечательно добра.

Проследив за полетом птички, которую спугнула своей танцующей походкой, она подняла глаза к окнам и, заулыбавшись, помахала Джеку рукой. Прю выпрямилась и тоже помахала ему. Обе они улыбались, Джек внезапно ощутил странный и необычный прилив доброжелательности. Как удивительно. По сути дела, «Браунс» был его домом. Он был одним из немногих живых потомков его первоначальных членов. С завершения строительства этого здания Редгрейвы занимали одни и те же комнаты.

И стоя здесь, купаясь в сиянии улыбок дам клуба «Браунс», он понял, что чувствует себя уютно и свободно, по-настоящему дома.

Стоявшая внизу в саду Прю помахала Джеку и улыбнулась ему.

— С ним происходит что-то странное, — пробормотала она, продолжая улыбаться.

— Ода, — жизнерадостно подтвердила Медди, тоже не прекращая махать. — Я никогда не видела его таким… доброжелательным… таким…

— Человечным? — сухо осведомилась Прю.

Медди удивленно повернулась к ней:

— Вот именно!

— Колин в восторге, — вздохнула Прю. — Он считает, что мы должны затянуть поиски нянечки Прюит. Он хочет, чтобы Джек как следует, вернулся к жизни.

Медди нахмурилась:

— А тебе не кажется, что это опасно? Если… если мы потеряем Мелоди, то у Колина и Эйдана будет поддержка — мы. А что станется с Джеком?

Прю, сдвинув тонкие золотисто-рыжие брови, внимательно рассматривала здание клуба.

— Я не знаю, что именно… но в поведении Джека есть что-то…

— Да, — кивнула Медди. — Он словно забывает, что она может нас покинуть. Знаешь, я вчера слышала, как он смеется. Правда, правда.

— Неужели?

— Ну, почти что, — пожала плечами Медди.

Прю провела по лбу тыльной стороной ладони.

— Может, забывает… Ты заметила, что в последнее время он просто встает и уходит из комнаты? Словно не может сидеть неподвижно.

— Или должен быть где-то еще, в каком-то важном месте.

— Он пропадает часами.

Медди наклонилась к уху подруги, хотя они были одни, и прошептала:

— А еще я видела, как он относил в мусорный бак коробку от Лементье. Большую.

Прю вытаращила глаза:

— Возможно, это была одна из наших. Старая. — У нее был очень комичный подозрительный вид. — Должно быть, так.

Но Медди покачала головой:

— Это была чрезвычайно большая коробка. А он ведь и сам чрезвычайно большой мужчина.

Прю посмотрела на нее с ужасом… и неудержимо расхохоталась. Медди, помедлив, тоже залилась смехом.

Если бы Джек выглянул из окна в сад именно в эту минуту, он был бы ошарашен и заинтригован тем, что прелестные дамы клуба «Браунс» квохчут, как гусыни, и не могут остановиться.

Глава 23


Джек торопливо направлялся в главную гостиную клуба, чтобы присоединиться к Эйдану и Колину в сегодняшнем поиске нянечки Прюит.

Он только что побывал на чердаке, чтобы освободить оттуда Мелоди и поблагодарить Лорел за то, что прошлой ночью позволила ему остаться. Он спал недолго, но сон был глубокий и освежающий.

Лорел он застал дремлющей на постели, а Мелоди посреди остатков завтрака устраивала чаепитие для Горди Энн.

— Мама говорит, что я сплю, как куча мартышек.

Джек не очень представлял себе, как спит куча мартышек, но незадолго до этого он провел ночь или две с Мелоди и знал, что это приятно, но утомительно.

Он вывел Мелоди с чердака и запер за ними дверь.

— Оставь пока маму, Мелоди. Пусть отдохнет. А если захочешь снова повидать ее, подойди ко мне. И…

Мелоди не умела хранить секреты. И ему вовсе не хотелось учить ее лгать.

Мелоди, пританцовывая, спустилась по лесенке.

— У меня есть тайная мама, — напевала она. — Она королева в башне.

Джек помедлил, обдумывая, как быть, и пришел к выводу, что это вполне сойдет.

Но теперь он опаздывал на встречу с Эйданом и Колином, а ему не хотелось привлекать их внимание к своим регулярным отлучкам.

Завернув за угол лестницы на втором этаже, он вынужден был попятиться. Бейливик, несмотря на свои огромные размеры, казалось, уменьшился по сравнению с превосходящей всякое воображение горой пакетов, которые с трудом удерживал в руках.

— Ты занимался покупками, Джон?

Бейливик, с трудом изогнув шею, выглянул из-за своего груза.

— О, простите, милорд. Я вас не увидел. Не мог протиснуться со всем этим по лестнице для слуг. Это Фиона делала покупки для дам. Она сказала, что во всем клубе нет ни крошки женственного. Не знаю толком, что здесь. Но тут и кремы, и зеркала, и прочее такое…

Джек кивнул, так как ничего другого ему, по-прежнему зажатому в угол, не оставалось:

— То есть дамские повседневные принадлежности?

Бейливик посветлел:

— A-а! Так, значит, вот что это такое! Я не сообразил, милорд. Конечно, каждому ремесленнику нужны свои орудия труда.

Джек откашлялся, но намек понят не был. Своим весьма сосредоточенным видом Бейливик производил впечатление человека, которому необходим небольшой отпуск, чтобы, как он выразился, «сообразить».

— Как вы думаете, какие орудия труда могут понадобиться горничной при леди?

Джек поднял глаза к потолку.

— Ну конечно, платья. Но это, скорее, для самих дам.

— То есть костюмы для роли.

— Костюмы для роли? По-видимому, прелестная Фиона раньше работала в театре?

— Да. И полагаю, всякие причиндалы. Веера и другие подобные вещицы.

Джек нахмурился. Какие же сложные существа леди.

Бейливик задумался.

— А сценой будет бальный зал. Больше всего на свете леди любят балы.

Да, это было несомненно. По крайней мере, все знакомые Джеку дамы их обожали.

Бейливик насупился:

— Но ведь наверняка должно быть что-то полезное для ее нового положения, что мог бы ей дать я. Я хочу, чтобы ей здесь понравилось. Я хочу, чтобы она осталась здесь.

Взгляд Джека задумчиво скользнул вверх по ступенькам.

— Друг мой, если бы у меня был на это ответ, я стал бы самым счастливым человеком на свете.

Бейливик наконец продолжил свой путь по лестнице, бормоча под нос:

— Костюмы, причиндалы, сцена…

А Джек пошел по освободившейся дороге вниз.

Дамы больше всего любят балы.

Это он тоже украл у Лорел.

Лошади потащили карету прочь от «Браунса», а Джек, оглядываясь на его каменный фасад, вдруг осознал, что, совсем не хочет разыскивать нянечку.

Он хотел оставаться с Лорел.

По правде говоря, больше всего ему хотелось забраться к ней в постель на роскошном чердаке и разбудить ее поцелуем.

Впрочем, розыск, который они начали, должен был в конечном итоге этому поспособствовать. Он надеялся привезти ей некоторые ответы. Ей следовало узнать ответы на некоторые вопросы, правду, которую формально близкие ей люди прятали, предпочитая заботу о своей репутации, заботе о ее сердце.

Наконец карета подкатила к заброшенному домику миссис Прюит.

Эйдан считал, что они зря тратят время.

— Эта женщина давно отсюда уехала. Держу пари. Она подбросила нам Мелоди и покинула город, чтобы избежать наших визитов.

— А я чувствую, что след ведет сюда, — настаивал Колин. Кто-нибудь должен знать, что случилось с миссис Прюит.

Они вышли из экипажа, и пошли пешком. Эйдан подозрительно огляделся вокруг.

— Отсюда очень далеко до клуба. Она же старая. Как могла она дойти туда, да еще с Мелоди?

Но в этот момент мимо прогромыхала телега с бочками. Когда она их миновала, друзья заметили, что сзади сидели, болтая ногами, две девушки, одетые в серые платья фабричных работниц. Хотя лица их побледнели от усталости, одна из них заметила, что Колин смотрит на них, и бойко подмигнула ему.

— Полагаю, мы видим ответ на мой вопрос, — вздохнул Эйдан.

Колин растерянно смотрел вслед телеге.

— Ты видел эту нахалку? Я женат! Она что, не поняла, что я женат? Я ведь выгляжу женатым. Разве нет?

— Ты одеваешься, как чертов дедуля. — Джек смерил Колина взглядом. — Или седовласый счетовод.

Изумленные Эйдан и Колин резко перевели взгляды на него. Выражение их лиц ясно передало, о чем они подумали: камень заговорил!

Колин широко распахнул глаза:

— Неужели Джек только что пошутил?

— Я услышал шутку, — кивнул Эйдан.

Колин обеими руками поспешно похлопал себя по карманам:

— Мне нужны бумага и чернила. Я должен отметить этот день в календаре.

Эйдан усмехнулся:

— Я не дам тебе это позабыть.

Джек выдохнул:

— Чертовы дураки!

Эйдан расхохотался:

— Слышишь, Колин, тебя только что оскорбили. Джек мрачно посмотрел на Эйдана:

— Тебя тоже.

Колин фыркнул и хлопнул Джека по плечу. Затем они вполне разумно оставили эту тему, так как уже подошли к оживленному рынку. Джек был этому рад, но вдруг осознал, что этот краткий момент дружеской перепалки был, вероятно, единственным за последние годы. Не слишком остроумный обмен репликами, потому что его остроумие было зарыто очень глубоко и заржавело от неупотребления, но настроение у него поднялось, и он с легким сердцем зашагал рядом с друзьями.

К несчастью, хорошее настроение надолго не задержалось.

Грохот, раздавшийся из дверей какой-то лавки, привлек их внимание. Колин и Эйдан обернулись и увидели полную женщину, которая, опустившись в дверях лавки на колени, дрожащими руками подбирала булки, рассылавшиеся с оброненного подноса. Над ней навис булочник с лицом багровым от злости.

— Ты, тупая корова! Знаешь сколько ты мне стоишь, неуклюжая… — Он вскинул кулак.

Колин и Эйдан шагнули вперед, но Джек уже был там. Когда его железные пальцы обхватили толстое запястье булочника, тот, озверев, попытался обернуться.

— Я так не думаю, — раздался голос Джека, холодный и равнодушный. — И полагаю, что тебе нужно помочь ей подобрать их.

— Что это вы творите? Вмешиваетесь не в свое дело, чертов модник!

Взгляд Джека был спокойным и отрешенным, но пальцы крепче сжали запястье мужчины.

— Я думаю, — повторил он ещё тише, — вы сейчас же поможете ей подобрать их.

Колин откашлялся:

— Э-э… Джек?

Эйдан положил руку на плечо Колину:

— Оставь его.

Колин торопливо отвернул лицо в сторону и отчаянно зашептал:

— Он вышел из себя. Разве не видишь? Он может просто убить этого ублюдка.

Эйдан покачал головой:

— Нет, он в порядке.

На самом деле Джек был не в порядке. Ну, скажем, не совсем в порядке. Ощущать кости и мышцы этого человека под своими пальцами, его руку, напрягшуюся для удара, готовую с силой опуститься на женщину, едва Джек отойдет…

Его сердцебиение нарастало. В висках бухало молотом. Точнее, барабанным боем на поле битвы. В любой момент он готов был почуять запах пороха и ощутить во рту металлический привкус крови. С огромным усилием он сосредоточился на булочнике.

— Ты. Подберешь. Их. Все, — прозвучало нежнейшим шепотом.

Булочник впервые внимательно посмотрел на Джека и наконец разглядел за собственной яростью серьезную опасность. Его мясистые щеки побледнели, а выпученные глаза часто-часто заморгали.

— Ох, начальник, ох, простите. — Он сморщился, и колени его стали подламываться. — Я подберу. Сейчас подберу все, — просипел он.

В этот момент рядом с Джеком возник Эйдан.

— Отпусти его, — тихо произнес он. — Разожми руку.

Джек словно издалека увидел, как разжимаются его пальцы и из них выскальзывает толстое запястье булочника.

Затем Джек посмотрел на женщину, все еще стоявшую на коленях на булыжниках мостовой. Она не могла оторвать от него изумленных глаз.

— Я маркиз Стрикленд. Вы, мадам, можете отыскать меня в клубе «Браунс», если вам снова потребуется помощь. В любое время.

В глазах женщины блеснул расчетливый огонек.

— Да-да, милорд. Благодарю вас. — Она обернулась к мужу, дрожащими руками подбиравшему оставшиеся булки: — Что, Баксби? Слышал его светлость? Подбирай эти чертовы булки.

Джек зашагал по тротуару прочь от булочной. Эйдан и Колин шли по бокам.

— Это… хм… нагнал страха. — Колин потер затылок. — Предупреди нас в следующий раз, когда почувствуешь позыв к человекоубийству. Ладно?

— Я не хотел никого убивать, — отозвался Джек. И это было правдой. Булочник мог увидеть в глазах Джека огонь битвы, но Джек не собирался привносить на рынок войну. Ничего подобного. — Я даже не рассвирепел. Уже много лет не заводил драк.

— Что ж, это успокаивает, — пробурчал под нос Колин.

Джек искоса поглядел на друга:

— Спасибо, что заметил.

Губы Эйдана дрогнули.

— Еще одна шутка. Это рекорд, ты как считаешь, Колин?

— Я буду вести счет. Пока это его лучший результат.

Джек продолжал вышагивать, сознавая, что успешно прошел некое испытание. На человечность? «Я сегодня веду себя как славный парень. Никого не убил и даже разок пошутил. С возвращением в ряды человечества».

В конце концов, местная прачка рассказала им, где найти нянечку Прюит.

— Всегда спрашивайте слуг, — радовался Колин, потому что это была его идея.

Нянечка и вправду умирала. Она закрыла свой дом и ушла в женский приют, которым ведали сестры милосердия. После недолгого обсуждения монахини решили допустить трех мужчин во внутренние помещения.

— Когда-то она была повитухой, — сообщила сопровождавшая их монахиня. — Она приходила, чтобы помочь при родах… нашим несчастным девушкам.

Нянечка Прюит лежала в большой открытой палате, где была занята каждая койка. Там были женщины старые и юные, швеи, нищенки и проститутки. Здесь стирались все социальные различия.

Джек огляделся вокруг. Эти женщины были никому не нужны. У них не было ни детей, которые хотели бы о них позаботиться, ни мужей, чтобы их поддержать. В этом мире, которым управляли мужчины, любая женщина могла закончить свой век так: одинокой старухой без гроша в кармане.

С Лорел такого не случится. Он позаботится об этом. Маркиза никогда не окончит свой жизненный путь в подобном месте.

На одной из кроватей лежала седая женщина, истощенная, но с живыми ясными глазами. Она понимающим взглядом смотрела, как они направляются к ней по проходу между койками.

Монахиня остановилась у изножия ее кровати.

— Миссис Прюит, эти мужчины пришли поговорить с вами.

Нянечка Прюит зорким глазом осмотрела каждого с головы до ног.

— Моя Мелли у вас?

Колин опустился на колени возле койки миссис Прюит и взял ее за руку.

— У нас. Спасибо, что привели ее к нам.

Ясные глаза женщины пересчитали их.

— Трое мужчин за одну маленькую девочку. — Морщинистые губы сжались. — Она вызывает любовь к себе. Ведь так?

— Вызывает, вызывает, — фыркнул Эйдан.

— Ей уже больше трех. Вы должны научить ее цифрам и буквам. Она сообразительная. Она быстро все схватит.

Джек торжественно кивнул:

— Я об этом позабочусь.

Она долго всматривалась в него:

— Это вы. Не правда ли?

Джек посмотрел на Эйдана и Колина:

— Не могли бы вы оказать нам любезность?

— В чем дело? — насупился Колин.

Эйдан взял его за руку:

— Давай выйдем на минуту.

Колину не хотелось уходить, но и вступать в борьбу с Эйданом тоже не хотелось. Он пошел с другом, бросив на Джека вопросительный взгляд. Джек помахал им вслед рукой и повернулся к миссис Прюит:

— Да. Я отец Мелоди.

Глава 24


Нянечка Прюит долго смотрела на Джека оценивающим взглядом. Затем покачала головой:

— Вы не выглядите чудовищем.

Джек только кивнул в ответ:

— Я знаю.

— Но все же вы чудовище.

— Наверное, был им. Не знаю, как сейчас, я стараюсь стать лучше.

Она запрокинула седую голову и снова впилась в него долгим взглядом.

— Вы уж постарайтесь. Ни одна девушка не заслуживает того, что сделали с ней.

Джек кивнул, соглашаясь.

— Ее родители были сущими дьяволами. Прежде чем я даже приблизилась к этой девушке, тот человек предложил мне много денег, чтобы «ребенок наверняка не выжил».

Джек стиснул зубы.

— Тот человек уже умер.

И это, наверное, было хорошо, потому что означало, что Джеку не придется его убивать.

— Туда ему и дорога. И той женщине! Злобная мегера! Она кричала дочери, что та заслуживает родовые муки, потому что она «порочная шлюха». — Нянечка содрогнулась. — А ведь она сама была матерью. Мне интересно, как она объясняла свои собственные мучения при родах?

— Она тоже скончалась.

Нянечка сложила на животе искривленные артритом руки.

— Я знаю. Разве это не замечательно? Я пережила их обоих!

Джеку она очень понравилась.

— Вы сохранили Мелоди, а им сказали, что она умерла?

— Сказала. Она была таким милым и тихим ребенком. Она не была шалуньей, пока не начала ходить. Вот тогда она меня просто выматывала. — Она улыбнулась. — Я люблю этого чертенка. Не могу не любить.

— Я тоже.

Нянечка очнулась от воспоминаний и снова сосредоточилась на настоящем.

— Вы уплыли в море. Это говорила та девушка, когда рожала.

Как объяснить то, что случилось в прошлом?

— Это все было ошибкой. Я ничего не знал о Мелоди. — Он озадаченно нахмурился. — Но если мистер и миссис Кларк думали, что Мелоди умерла, почему же платили за ее содержание?

Нянечка заулыбалась так, что все лицо собралось в морщины.

— Это не было платой на содержание. Это был шантаж. — Она мотнула головой. — Идите и, если хотите, расскажите об этом магистрату… Я все равно не проживу и месяца.

Джек хотел узнать еще одну вещь.

— Но почему вы не обратились к мисс Кларк, когда перестали приходить деньги? Она очень сокрушалась, что ребенок умер. Она была бы так вам благодарна.

Миссис Прюит посмотрела на него удивленно:

— Кто?.. Она холодная, как ледышка, и такая же острая. Она послала за мной. Хотела выяснить, почему родители мне платили. Я ей рассказала, и она рассмеялась мне прямо в лицо. Сказала, что понятия не имеет, о чем я болтаю, и если я буду распространять о ней такую ложь, она постарается, чтоб меня заковали в колодки.

Джек закачался на каблуках. «Ох, Амариллис, тебе придется за многое ответить».

— Это была не мать Мелоди. Это была не та девушка, за которой вы ухаживали. Вы встретились с ее сестрой.

Нянечка с сомнением поджала губы.

— Вы уверены? Очень на нее похожа, только старше и вреднее. Что ж, полагаю, вам лучше знать.

— Я знаю, — пробормотал Джек.

— Так что я решила, что стоит попытаться отыскать отца. Потому что я быстро слабела. «Браунс», — повторяла та девушка снова и снова. К моменту рождения она уже бредила. Это случается со многими. «Он в “Браунсе”…» Я просила ее рассказать мне еще что-то, но она на меня не смотрела, только повторяла это. — Нянечка разгладила сбившееся на животе одеяло. — Мне хотелось плакать, глядя на нее. Она была самой печальной на свете, когда я сказала ей, что ребенок умер. — Она, вдруг нетерпеливо погладила себя по щеке. — Я должна была догадаться, что это была не она, та женщина в большом доме, такая ехидная и надменная!.. Куриные мои мозги! — Она отвлеклась, забормотала что-то. — Даже не знала, что там есть сестра…

Джек отступил на шаг. Он не думал, что нянечке есть еще что рассказать. Когда он двинулся прочь, миссис Прюит снова посмотрела на него.

— Я знаю, что моя Мелли счастлива. Я знаю, вы о ней хорошо заботитесь.

— Уверяю вас, так и есть.

— Не нужно меня уверять, — улыбнулась старушка. — Я слежу за вами. Я каждую неделю посылала мальчишку, чтоб посмотреть, как идут дела. Да-да, Мелли он нравился. Она называла его «бегающий мальчик», потому что он не любил стоять на месте.

Бегающий мальчик. Мелоди узнала его и чуть не бросилась через улицу, чтобы поговорить с ним. Они должны были прислушаться к ее словам! Конечно, она хорошо знала этого мальчика.

Нянечка снова ушла в себя, беспокойно перебирая скрюченными пальцами одеяло. Джек тихо удалился и разыскал дежурную Монахиню. Колин и Эйдан нашли его, когда он отсчитывал ей в руку монеты.

— Если ей понадобится, что бы то ни было, просто пришлите счет ко мне, в клуб «Браунс». Я велю тамошнему управляющему позаботиться обо всех расходах, пока она будет…

Монахиня сжала монеты в ладони и мгновенно спрятала в карман рясы.

— Это долго не продлится. Бедняжка так слаба.

Джек кивнул и распрощался. Он вышел из приюта, друзья следовали за ним по пятам.

— В чем было дело? — требовательно поинтересовался Колин. — Почему ты захотел, чтоб мы ушли?

Джек продолжал идти молча. Даже самое краткое объяснение повлечет за собой большие сложности. Эйдан положил руку ему на плечо:

— Джек, мне кажется, что тебе стоит ввести нас в… ну, что там у тебя такое. Мы можем помочь.

Джек повернулся и внимательно оглядел друзей. «Помочь? Помочь мне убедить Лорел, жизнь которой я разрушил, что я и есть ответ на все ее молитвы? Помочь мне держать ее взаперти, пока я не смогу придумать, как заставить полюбить меня снова? Или помочь мне предать ее в последний раз, навсегда забрав у нее дочь?»

Он провел ладонью по лицу.

— Я… — Нет, в этом не было толка. Они никогда этого не поймут. — Скоро. Скоро все разъяснится.

«Как только я смогу сообразить, как мне захватить то, что я хочу, не отдавая того, что имею».


Уилберфорс стоял в гостиной клуба и вроде бы смотрел в пространство. На самом деле он мысленно сортировал, где в его владениях должны находиться всё и все.

Лорд Бартлз и сэр Джеймс сидели, как всегда, у камина за шахматной доской. Юный мастер Эван находился рядом, изучая у старых бойцов еще один вариант стратегии. Лорд Олдрич сидел в кресле, заслонив лицо газетой, в надежде, что никто не заметит его краткий отдых от семейной жизни. Некоторые из более зрелых подопечных откровенно дремали в своих креслах, ожидая, когда гонг позовет их на ужин.

Леди Ламберт делала вид, что читает книжку, а на самом деле наблюдала, как ее брат изучает шахматную стратегию. Уилберфорс не сомневался, что нет иной причины, почему она в течение четверти часа не перевернула ни одной страницы.

Леди Мэдлин находилась на кухне, обсуждая с поваром меню. Эта обязанность так нравилась ей, что Уилберфорс великодушно позволил ей считать, что, все решает она. Повар был предан леди абсолютно. Поэтому и без того великолепные трапезы в «Браунсе» стали еще лучше. Если это только было возможно.

Молодой Бейливик топтался в холле, вздыхая, когда думал, что его никто не видит. Красоточка Фиона изо всех сил бесконечно протирала от пыли столбик перил наверху, надеясь, что Бейливик посмотрит вверх, и поспешно пряталась, если он это делал.

Все остальные слуги старательно находили себе занятие подальше от Фионы и ее манящей, но опасной улыбки. Уилберфорс порадовался, что у этих дурней имеется инстинкт самосохранения. Пора было им поработать по дому.

Сэр Колин, лорд Бланкеншип и лорд Стрикленд были где-то в городе, занятые выслеживанием неуловимой нянечки Прюит. Однако Уилберфорс удачи им не желал. Мелоди принадлежала клубу «Браунс», и, насколько это касалось Уилберфорса, такое положение обсуждению и изменению не подлежало.

Маленькая леди Мелоди играла на чердаке.

Опять.

И вопреки правилам, установленным Уилберфорсом, опять одна, если, конечно, не считать ее воображаемую «королеву в башне».

Королева в башне…

Исчезнувшие ковры…

Сегодня утром Уилберфорс обнаружил, что во всех нежилых комнатах на третьем этаже были сняты со стен гобелены. Это тревожило, потому что в свое время, пятьдесят лет назад, именно отец Уилберфорса приобрел это собрание гобеленов для клуба. Это было одной из тех особенностей, которые отличали комнаты «Браунса» от безликих комнат других клубов.

Единственной причиной, по которой Уилберфорс не стал призывать стражников, было то, что из всех обитаемых комнат гобеленов лишилась только комната маркиза Стрикленда.

Уилберфорс был человеком терпеливым. Он очень гордился своей способностью наблюдать за жизнью своих подопечных и делать лишь незаметные и весьма деликатные усовершенствования, если их планы не ладились. Так, например, он недавно заменил матрас лорда Олдрича на гораздо более тонкий и комковатый. Не пройдет и недели, как его милость решит вернуться домой к своей новообретенной жене и уладит мелкую размолвку, вызвавшую его недавний уход из супружеской постели.

Все это, несомненно, ради блага его милости.

Но вот последняя игра Мелоди в королеву в башне никак не хотела уходить из мыслей Уилберфорса. Пожалуй, настало время исследовать это странное явление. Уилберфорс повернулся на каблуках и покинул гостиную.

— Уилберфорс!

Он остановился на полпути и глубоко поклонился.

— Леди Мэдлин. Чем я могу вам помочь?

Ее милость решительно подошла к нему со странным выражением прелестного лица.

— Уилберфорс, повар жаловался вам на несколько мелких краж из кладовки?

Уилберфорс кивнул:

— Да, миледи. Но поскольку они очень незначительны, я приписал их некоему слуге, переживающему сейчас эмоциональное расстройство…

Леди Мэдлин скрестила руки на груди.

— Вы полагаете, что это съел Бейливик?

— Это вполне логичное заключение, коль скоро речь идет о пище, миледи.

— Я понимаю, — кивнула леди Мэдлин. — Но как насчет того, что Бейливик не ест яиц?

Уилберфорс недоуменно моргнул:

— Миледи, ваша наблюдательность впечатляет. Я упустил этот факт из виду.

— А если это не Бейливик, — нахмурилась леди Мэдлин, — то куда девается пища?

«Вот именно, — подумалось Уилберфорсу. — Куда девается все вообще?»

В этот момент повар прозвонил в гонг, созывая к обеду. В гостиной все зашевелились, потому что в «Браунсе» никто никогда не пропускал трапез. Даже Мелоди, пританцовывая, спустилась по лестнице. Одна ее рука была высоко поднята, чтобы держаться за перила, а вторая волокла по полу Горди Энн. На личике Мелоди красовалась полоска пыли.

Пыль в его клубе?!

Мелоди радостно ухмылялась:

— Уиббли-форс, я голодная! А ты голодный?

Подняв глаза на лестницу, Уилберфорс слегка прищурился. В эту минуту он занят. Нужно позаботиться об ужине, сигарах и портвейне для джентльменов и шерри для леди. Нужно написать распоряжения на следующую неделю. Детей нужно уложить спать и сопроводить ко сну пожилых членов клуба. А вот после того как он отправит всех в постели и выполнит другие свои обязанности, он займется дальнейшими расследованиями.

Юный мастер Эван промчался мимо, не слишком ловко управляясь со своими большими ногами.

— Торопись, Мелли, а то я съем всю твою морковку!

— Не-е-ет! — Леди Мелоди с воплем побежала за ним. Горди Энн, видимо, сознавая нешуточную угрозу, трепыхалась следом.

Леди Ламберт присоединилась к улыбкам Уилберфорса и леди Мэдлин.

— Она каждый раз ему верит! Но однажды заметит, что Эван терпеть не может морковку.

Уилберфорс с поклоном проводил дам в столовую и принялся, как всегда, безупречно исполнять другие свои обязанности. Чердак подождет.

Пока.

Глава 25


Едва избавившись от Эйдана и Колина, Джек поспешил в заведение Лементье. Там он обнаружил, что хозяин угощает чаем тучную вдовицу и осыпает ее комплиментами, несомненно рассчитывая получить золото за такую вежливость.

Но даму это явно не тревожило.

Джек спокойно оставался в стороне, пока Пуговка легко и ловко перепоручал тучную даму заботам своего бесконечно красивого помощника.

Кэбот склонился к даме, налил ей еще чашку чаю и пробормотал что-то на ухо, отчего дама, которой наверняка было не меньше семидесяти, захлопала ресницами и облизнула губы.

Пуговка быстро увел Джека в свою контору, которая оказалась на редкость обычной и захламленной. По стенам были развешаны сотни эскизов платьев, в некоторых местах даже в несколько слоев. Кипы конторских книг громоздились на вычурном французском письменном столе вперемежку с чернильницами и банками с кисточками.

Теперь Джек убедился, что, несмотря на свою алчность, Лементье тяжко трудился, зарабатывая себе на жизнь.

— Милорд, что могу я сделать для своего любимого клиента?

Джек беспомощно взглянул на Пуговку и долго молчал. Как он сможет это выговорить?

— Э-э… моя подруга нуждается еще в одном платье. Немедленно.

Пуговка расплылся в доброжелательной улыбке:

— Конечно. Могу я спросить…

Пожалуйста, не надо ничего спрашивать. Свидание с Лорел на полу оставило ему воспоминания, от которых его бросало то в жар, то в холод… иногда одновременно.

— …подошло ли ей то платье?

Джек откашлялся и потер затылок. Неловкость становилась привычным чувством.

— Я… хм-хм… платье было… погублено.

В глазах Пуговки заиграли проказливые искорки, сопровождаемые лишь некоторым подергиванием губ.

— Неужели? Как чудесно. — Он поклонился. — Я приму это как комплимент создателю.

Джек уставился в потолок, не в силах вынести понимающий взгляд.

— Полагаю, у вас может найтись в запасе еще одно?

Пуговка откинулся на спинку стула и соединил кончики пальцев.

— Думаю, что у меня есть под рукой подходящий наряд, но это означает, что мне придется попросить подождать другого уважаемого клиента. — Его голос выжидательно затих.

Джек встретился с ним взглядом:

— Грабитель!..

Проказливое личико Пуговки расцвело ухмылкой.

— Как я рад, что мы так хорошо понимаем друг друга, милорд. — Он поднялся на ноги. — Позвольте мне минуту поговорить с Кэботом. И позвольте предложить вам кофе, пока вы ждете.

Джек выпил четыре чашки и провел в заведении Пуговки в три раза больше времени, чем любой разумный мужчина. Затем в последний момент, когда его экипаж был снова нагружен большим числом пакетов, чем он заказывал, оказалось, что вечерний наряд, о котором он просил в прошлый раз, тоже готов. Такая быстрота исполнения казалась чудом, если б не догадка Джека, что он оплатил работу целого полка портних, работавших день и ночь.

— Не хотите ли посмотреть на него, милорд?

Джек поморгал сонно округлившимися глазами. Более часа он утопал в тканях разных цветов. В глазах все еще мелькали перчатки, чулки и какие-то непонятные предметы дамского туалета.

— А это необходимо? — Неужели этот слабый писк вырвался из его горла? Он мужественно откашлялся. — Не сомневаюсь, что все вполне подходящее.

Пуговка ухмыльнулся:

— Милорд, это вполне подходит даже для королевской свадьбы! Надеюсь, что вы сопровождаете даму в какое-то очень значительное место. Возможно, на бал. Больше всего на свете дамы любят балы.

— Пуговка, — воскликнул Джек, — мне нужна твоя помощь!

Кэбот мгновенно выскользнул из комнаты, а Пуговка налил Джеку еще чашечку кофе.

— Милорд, я, разумеется, готов вам помогать, чем только смогу.

— Я хочу… я хочу дать ей что-нибудь… — Он помотал головой. Будь проклят Бейливик и его увлечение Фионой!— Я даже не знаю, что хочу сказать!

Пуговка склонил голову набок.

— Если мне позволено дать вам совет, милорд… Я полагаю, что вы пытаетесь завоевать сердце леди. Наблюдая за многими счастливыми парами, я пришел к выводу, что лучший способ завоевать сердце дамы — это постараться эту даму понять.

Джек растерянно заморгал:

— Этот совет не очень-то помогает.

— Разве? — улыбнулся Пуговка. — Вы ее любите, значит…

Эти слова пронзили Джека насквозь, как стрела. «Вы ее любите».

Ослепительная очевидность этого вывода ярким пламенем вспыхнула у него перед глазами.

«Я ее люблю. Я не просто ее вожделею. Я не просто хочу наладить с ней отношения. Я не просто хочу сохранить при себе Мелоди… Я люблю Лорел. — И затем, как вспышка света, как солнце, взошедшее над опустошенным полем битвы после долгой ночи войны, пришло понимание: — Я всегда ее любил!»

Почему иначе он много месяцев ухаживал за пустоголовой девицей, с которой не мог поддерживать разговор больше четверти часа? Почему еще он высиживал в окружении ее поклонников, не испытывая ни капли ревности? Почему снова и снова покидал гостиную в поисках этих серьезных синих глаз, чтобы полюбоваться, как они задумчиво отрываются от какой-нибудь книжки и робко загораются при виде его? Почему еще он стремился удержать девицу, которую едва мог выносить, если не для того, чтобы иметь возможность посещать этот дом и ждать, пока Лорел вырастет?

Сердце его расширилось, словно раздутое кузнечными мехами, и тут же опало.

Господи Боже! Как же он все изгадил!


Мелоди закружилась от радости по комнате.

— Как это романтично! Он всегда ее любил!

Пуговка следовал за ней по пятам, держа за спиной нитку жемчуга. Подобравшись поближе, он продолжил свой рассказ, не прерывая процесс ее одевания. Осталось только надеть само платье…

Продолжая говорить, он поднял руки к ее затылку.

— И когда я отдал ему это платье — должен заметить, одно из лучших моих творений, — он посмотрел на меня и…

Мелоди повернулась к нему, прижав руки к щекам.

— О небо! Пуговка! Я эльф! — Она громко засмеялась. — Я настоящий эльф!

Пуговка вздохнул и улыбнулся, снова спрятав жемчуг за спину.

— Да, малышка, ты настоящий эльф. А магической летающей корзинкой был старый подъемник «немой слуга», а тролль, которого эльф обманул и заставил поднять «немого слугу» вверх, был…

— Эван! — зафыркала Мелоди. — Ох, подожди, я ему это еще расскажу! — Но тут она вспомнила, и ее смех высох, как родник после камнепада. Вдруг побледнев от ужаса, она повернулась к Пуговке. — Я не смогу ему это рассказать!

Пуговка умиротворяюще улыбнулся:

— А почему бы нет? Он ждет внизу вместе со всеми остальными.

Мелоди с шумом шлепнулась на диван. Ее фантастически дорогие шелковые юбки вздулись и опали. Она сидела, неописуемо прекрасная, одетая в тончайшее белье, с облаком темных волос, перевитых жемчугом и атласными ленточками, и личиком-сердечком с тонкими чертами, давно оставившим в прошлом детские пухлые щечки, и смотрела на Пуговку самыми печальными синими глазами, которые он когда-либо видел.

— Я никогда не скажу ему этого, потому что никогда не покину этой комнаты. Никогда! — Она глубоко и сокрушенно вздохнула. — О, Пуговка! Я не могу пройти через это!

Пуговка присел на корточки и заглянул ей в лицо. Впрочем, ему не стоило этого делать, потому что Мелоди взяла свой рост от отца.

— Мелли, любовь моя, моя Мышка-малышка, почему ты не можешь через это пройти?

Она только потрясла головой и торопливо отвела глаза в сторону.

— Просто… закончи свою историю, Пуговка. Пожалуйста.

Пуговка вздохнул и уселся рядом с ней на диван. Он пригнул ее прелестное печальное личико к своему плечу, отметив про себя, что перед церемонией ему придется сменить сюртук, так как этот был пропитан слезами. Затем Пуговка продолжил свой рассказ:

— Его светлость вернулся в клуб с покупками и…


А у дверей заведения Лементье Эйдан и Колин пытались смешаться с толпой прохожих. Эйдан изучал последнюю газету, а Колин притворялся, что крайне заинтересован выставленной в витрине дамской косметикой.

— Как ты думаешь, Прю пользуется всей этой дребеденью?

Эйдан бросил взгляд на витрину:

— Наверняка нет.

— Почему нет? — нахмурился Колин и поглядел на друга.

Эйдан устало вздохнул и перевернул страницу газеты, чтобы прочесть ее еще раз.

— Потому что Прю выглядит потрясающе свежей, когда выходит из ванны.

Колин рассеянно кивнул:

— Точно. — И тут же ахнул: — Эй, ты говоришь о моей жене! Откуда ты можешь это знать?

Эйдан хмыкнул:

— Потому что ты твердишь об этом всякий раз, когда она принимает эту чертову ванну. Идиот ты этакий! — Он покачал головой. — Телячьи нежности!

Успокоенный Колин притих.

— Ну и пусть телячьи нежности! А ты слюнявый щенок. Каждый раз, как Медди пройдет по комнате, ты провожаешь ее таким взглядом, словно она пирожное… И тебе требуется подобрать слюни. Просто тошно смотреть!

Эйдан раздраженно буркнул что-то в ответ… и Колин вернулся к изучению витрины, в стекле которой мог наблюдать за лавками на другой стороне улицы. Как ни забавно было поддразнивать Эйдана, Колина слишком тревожило долгое пребывание Джека в заведении модного портного.

— Он там уже целый час. Обычно он поручает Прю и Медди выбирать одежду для Мелоди.

Эйдан не поднял головы.

— Может, ему захотелось ее побаловать сию минуту.

Колин неловко дернул плечом.

— Не могу сказать, что виню его. Может быть, по пути домой мы остановимся у кондитера?

— Не вижу необходимости, — проворчал Эйдан.

Колин сердито повернулся к нему.

— Думаю, что я тоже имею право баловать ее, как любой из нас! И могу покупать ей сласти, если захочу!

Эйдан постарался не встретиться с ним взглядом.

— Я еще утром заказал пирожные, — признался он.

Раздражение Колина тут же испарилось. Он знал, что Эйдан переживает происходящее так же глубоко, как он.

Я не думаю…

— Выше голову, — прошипел Эйдан и высоко приподнял газету, чтобы скрыть лицо. — Вот он выходит.

Колин продолжал смотреть на отражение улицы в витрине. Он увидел, как Джек залез в карету. Они стояли достаточно близко, чтобы услышать скрип рессор под его мощным телом и услышать приказ везти его в «Браунс». Карета покатилась по Стренду, и Колин облегченно перевел дыхание.

— Что ж, он уехал. И знаешь, что это означает?

Эйдан опустил газету.

— Что?

— Что нам придется нанять простецкий экипаж, — сухо объяснил Колин. — Ты помнишь, что сюда нас привез Джек?

Глава 26


Тем же вечером Джек, хмурясь, рассматривал себя в зеркале. Он старался красиво завязать галстук. Впервые за многие годы он сожалел об отсутствии у него камердинера.

— Надо было мне велеть Пуговке приодеть и меня, — бормотал он под нос.

— Мне нравится Пуговка! Пуговка делает платья для Горди Энн!

Бросив взгляд в зеркало, Джек увидел, что дочь старается использовать его второй лучший галстук в качестве… чего-то вроде савана для куклы. Видимо так, потому что Горди Энн в эту минуту стала похожа на египетскую мумию.

А может, это был кокон насекомого? Пути воображения Мелоди иногда трудно было проследить.

— Горди Энн выглядит… великолепно. — Эта фраза должна была сгодиться на все случаи.

— Великолепно! — Мелоди ухватилась за это слово и стала тренироваться в его произношении. — Великолепная Горди Энн!

Мелоди сидела на постели, раскинув ножки, и, сосредоточенно сведя брови, накручивала галстук на куклу, а затем поднесла ему для оценки:

— Папа, посмотри! Посмотри на Горди Энн!

Джек отвернулся от зеркала, чтобы исполнить свой отцовский долг.

— Действительно. — Он торжественно кивнул. — Я никогда не видел Горди Энн такой… — Он не знал, каким еще словом воспользоваться. — Великолепной, — сдаваясь, повторил он.

Однако Мелоди это вполне удовлетворило.

— Великолепно!

Джек снова вернулся к зеркалу и своему непослушному галстуку. Он размышлял о том, что теперь слово «великолепно» станет универсальным определением.

Как рассмеется Лорел, узнав об этом.

Он вдруг осознал, что просто задыхается от желания снова услышать ее смех. Больше всего на свете ему хотелось вновь увидеть ее улыбку… настоящую, открытую, сияющую, которой она одарила его вчера, когда он принес ей на ночь Мелоди.

Он надеялся, что его маленький план, вдохновленный Бейливиком, сработает. То, что еще недавно Джеку и в голову бы не пришло применять предложение огромного служителя клуба, не ускользнуло от его внимания. Однако он понимал, когда его превосходят, а Бейливик явно гораздо быстрее приближался к завоеванию своей любви, чем Джек. Мужчина всегда должен быть готов поучиться у мастера.

Мелоди укачивала свою полузадушенную Горди Энн и напевала любимую песенку о пони. Мэдлин считала, что чем чаще ее петь, тем прозрачнее будет намек. Но Прю отказывалась верить, что у Мелоди хватит тонкой дипломатии для намеков. Она утверждала, что ребенок скорее просто ткнет пальцем в пони, и потребует купить. Джек только ждал сигнала, потому что уже купил крепкого послушного пони, чья масть в точности соответствовала масти коня Эвана, Рамзеса.

Мелоди будет его обожать, а Эван умрет от ужаса.

Тут Джеку пришло в голову, что стоит сообщить Колину и Эйдану о готовящемся сюрпризе. Прежде чем Мелоди станет хозяйкой сразу трех пони.

— У тебя чудесный голос, леди Мелоди.

— Я знаю.

Джек посмотрел на нее через плечо:

— Леди Мелоди, когда получаешь комплимент нужно сказать спасибо.

— Спасибо, — послушно повторила Мелоди и тут же поинтересовалась: — Что такое компли-минт?

— Комплимент, — старательно выговорил Джек. — Это когда кто-то говорит тебе что-нибудь приятное.

Мелоди раскрутила Горди Энн и занялась этим по новой.

— Мама поет красивее.

Руки Джека замерли.

— Правда? — Слышал ли он когда-нибудь, как поет Лорел? Нет. Она всегда держалась на втором плане, не желая соперничать с Амариллис за внимание окружающих.

Охваченный внезапным желанием услышать, как поет Лорел, Джек снова загубил узел галстука.

— Черт побери!

— Черт побери! — пропела Мелоди. — Черт побери! Великолепно! Компли-минт! — Затем, продолжая играть с куклой, рассеянно заметила: — Тебе с мамой нужно пожениться, папа. Тогда мама сможет выйти из башни.

Казалось, комната заходила ходуном. Джек оперся обеими руками на туалетный столик и сделал глубокий вдох.

Он был переполнен противоречивыми чувствами, невероятными и бурными. Он был взволнован, страстен и встревожен… все одновременно. А подспудно ощущал еще счастье и чисто мужскую панику. От этой адской смеси эмоций его замутило.

«Я ее люблю».

Разумеется, за этой звучащей, как колокол, мыслью последовало тяжкое мрачное раздумье.

«А она меня ненавидит».

Он покончил с галстуком и надел вечерний сюртук.

Повернувшись к дочери, он развел руки и спросил:

— Что ты думаешь?

Она захлопала в ладоши:

— Великолепно, папа! Горди Энн тоже думает, что ты великолепный!

Джек сглотнул слюну и понадеялся, что не услышит противоположного мнения, когда поднимется на чердак.


Лорел зажгла еще одну свечу из тех, что утром нашла на подносе с завтраком, и вернулась к книжке, которую не могла отложить. Она скорее походила на переплетенную рукопись, чем на печатный роман, и была написана четким мужским почерком.

«Я хочу, чтобы ты прочитала эту книжку… “Тень Миледи”».

Лорел еле успевала переворачивать страницы. Это была увлекательная история о храброй и умной женщине, которая хотела убежать от бешеного волка, который втянул ее запах и не желал оставить ее след.

Во время своего бегства женщина нашла любовь и поддержку одного феодального лорда, но даже лорд не мог прекратить безумную волчью погоню. Волк затащил героиню в свое логово и там запер.

Лорел читала, как волк захватил ребенка лорда… У нее прервалось дыхание, и она захлопнула книжку. Тень Миледи!

Мэдлин. Эйдан. Плохой человек…

Мелоди!

Лорел смотрела в пространство.

— По-моему, мне сейчас станет плохо, — прошептала она пустой комнате.

Это и было волчье логово. Именно поэтому Мелоди в тот первый день не хотела выходить из старого подъемника. И поэтому ей понадобились уверения и убеждения, прежде чем она согласилась провести ночь здесь, на чердаке.

Лорел взглянула на книжку. Больше она не могла прочесть ни строчки.

И не могла бросить читать ее.

Успокаивая себя тем, что и Мэдлин, и Эйдан, и Мелоди теперь в безопасности, а Джек торжественно поклялся, что плохой человек абсолютно и категорически мертв, Лорел открыла книгу и начала читать дальше.

Когда внезапно раздался стук в дверь, Лорел чуть не умерла от страха.

— Войдите, задыхаясь, произнесла она.

Вошел Джек, как обычно, что-то держа в руках. Лорел подняла на него глаза, еще встревоженные прочитанной историей.

— Уимблдон только что застрелил волка!

По какой-то причине Джек застыл на месте и долго смотрел на нее. Затем отвел глаза и подошел к постели.

— Вообще-то его зовут Уиббли-форс, А по-настоящему Уилберфорс. — Он положил на постель большую коробку и вернулся к двери. — Я вернусь к тебе через полчаса, — объявил он. — Я… я надеюсь, что оно тебе понравится.

Только когда Джек покинул комнату и запер за собой дверь, Лорел осознала, что он был одет в вечерний наряд.

И кстати, выглядел в нем чертовски привлекательно.

Хотя на лежащей, на постели коробке не было снаружи никаких отметок, по цвету и стилю она выглядела точно так же, как предыдущие со знаком «Л», только творение Лементье могла отвлечь Лорел от недочитанной книги. Однако при всей своей разумности она, прежде всего, была женщиной. И, прикусив губу, она побежала через комнату.

Когда она подняла крышку, дыхание вылетело из груди блаженным вздохом. Дрожащими руками она потянулась к коробке. Если когда-нибудь каким-то образом она встретится с Лементье лично… то расцелует его!

Это было платье. Впрочем, с тем же успехом можно было назвать лебедя уткой, как это творение из небесно-голубого шелка просто платьем! Лорел разделась донага, затем сначала натянула чулки, такой тонкой вязки, что сквозь них просвечивало розовое тело. Потом она завязала над коленями подвязки и легкими касаниями разгладила чулки.

У нее никогда не было ничего такого замечательного… а это было лишь начало!

Голубое платье было пошито изумительно. Она смогла дотянуться до пуговичек на спине, потому что оно было очень низко, даже опасно, открыто. Крохотные рукава, скорее, можно было назвать крылышками-пушинками: они едва прикрывали плечи, но вместе с тем платье сидело так идеально, что никогда бы с нее не соскользнуло.

Как смог кто бы то ни было сшить для нее подобный наряд, пользуясь в качестве мерки только парочкой ее старых платьев?

Ей не стоило принимать подарки. Это ведь подразумевало… ох, да все равно! Она уже родила от него ребенка! Насколько неприличнее может быть все остальное?

Так что без капли смущения она натянула и перчатки, тщательно разгладив их.

Она умирала от желания посмотреться в зеркало. Как ей без зеркала причесать волосы? И она не была уверена, правильно ли застегнулась!

На дне коробки оказалась небольшая шелковая сумочка, похожая на ту, в которой были перчатки. Возможно, там запасная пара?

Нет. Там лежало прелестное зеркальце. Она поднесла его к свету, пробежав кончиками пальцев по сверкающему металлу. Он сразу потеплел под ее пальцами. Только один металл был способен на такое.

Чистое золото.

Растерянно заморгав, она смотрела на щедрый набор прелестных вещиц. Если бы это сделал другой мужчина, она бы подумала, что он хочет ее купить. Но не Джек. Это были подарки, простые и щедрые, предназначенные лишь для того, чтобы доставить ей удовольствие.

Женщина может привыкнуть к такому.

В сумочке еще оказалась щетка с золотой ручкой. Лорел не многое могла сделать со своими волосами, потому что у нее были только шпильки, которыми она сколола прическу в тот день, когда явилась в «Браунс». Чувствуя себя очень смелой, она решила просто расчесать свои длинные вьющиеся локоны в темное шелковистое облако и дать ему рассыпаться по обнаженным плечам, чувственно упасть на обнаженную спину.

Наконец коробка опустела от сокровищ.

Никакого нижнего белья. Вообще никакого, за исключением чулок, а в них она выглядела еще более раздетой.

Право, этот Лементье был очень большим проказником. Хотя, конечно, этого никто не увидит.

Ее пальцы никак не могли успокоиться, снова и снова разглаживая складки платья. Но ведь ее не увидит никто, кроме Джека. Интересно, что они будут делать? Сядут рядом за ее маленький столик для завтрака и будут разговаривать? Одетые для бала? В этот момент в дверь снова тихо постучали.

— Войдите! — крикнула она и, не удержавшись, приняла эффектную позу. Подбородок вверх, грудь вперед, руки скромно заложены за спину… она не могла удержаться. В конце концов, она ведь была женщиной.

Выражение его лица, когда он вошел и увидел ее, было абсолютно бесценным. Последние следы его затравленной отрешенности сгорели в пламени восторженного взгляда.

— Ты выглядишь… ты… потрясающая!..

Это ей польстило. Черт бы его побрал. Для нее имело значение то, что он считал ее привлекательной. Всю жизнь ей было безразлично мнение мужчин. Всех, кроме Джека.

Она присела в глубоком реверансе.

— Благодарю вас. Вы тоже, милорд, выглядите замечательно.

Ее комплимент должен был прозвучать легко и беззаботно, но он обрадовался.

— Благодарю вас, — откликнулся он серьезно. — Этот галстук изводил меня полчаса.

Лорел прикусила губу, но не рассмеялась, хотя не могла не заметить, что галстук выглядит несколько мятым. Неужели Джек нервничал?

Нет, она не позволит себе растрогаться. Вместо этого она скрестила руки и запрокинула голову.

— Что же мы теперь будем делать? Снова переоденемся в обычное платье?

Он долго смотрел на нее, и его карие глаза стали почти черными от желания. Лорел почувствовала, как тесен стал ей лиф, и резко ощутила отсутствие нижнего белья.

«Лементье, нам с тобой предстоит очень серьезный разговор».

И в тот момент, когда Лорел испугалась, что Джек загубит еще одно платье — какая, в сущности, чудная идея! — он протянул ей руку и промолвил:

— Пойдем.

Он уже когда-то сказал ей это слово. И теперь, так же как тогда, она пошла к нему. Вложив свою руку в его и склонив голову, чтобы скрыть запылавшее лицо, она позволила ему вывести себя с чердака.

Но когда она уже решила, что Джек направляется вниз по лестнице, в клуб, он повернулся и повел ее к широкому окну основного чердака.

Оно было похоже на окно в ее прачечной: на той же стене и выходило на ту же Сент-Джеймс-стрит. Джек выпустил руку Лорел только на тот миг, пока распахивал центральную створку окна.

Затем он вылез через нее на крышу.

Глава 27


Лорел изумилась и поспешно сделала шаг вперед, стремясь приблизиться к Джеку.

— Не делай этого, Джек! Оно того не стоит!

Он удивленно оглянулся на нее. Затем улыбнулся, и зубы его ослепительно блеснули в лунном свете, льющемся на них с вышины.

— Не волнуйся. Я не собираюсь покончить с жизнью.

Эта была первая его улыбка, которую она увидела за многие годы. Точнее, с тех пор как он ушел на войну.

Против воли сердце ее растаяло в маленькую мерцающую лужицу. Он был необычайно красив. Это было заметно даже в полумраке.

Однако он стал менее привлекательным, когда протянул ей руку сквозь окно и пригласил:

— Позволь помочь тебе перебраться сюда.

Лорел попятилась:

— Не надо!

Он продолжал тянуть к ней руку.

— Все будет в порядке.

Лорел подбоченилась.

— Дорогой мой маркиз, должна вам сказать, что существуют некоторые законы природы, которые отменить нельзя. Один из них: в день, когда вы надели новую шляпку, непременно пойдет дождь. Второй — если что-то идет вверх, оно обязательно рано или поздно должно упасть!

Джек недоуменно моргнул.

— Неужели тебе ничуть не любопытно, Ежевичка? — Он снова обольстительно улыбнулся. — Я бросаю тебе вызов!

Прежнее прозвище снова согрело ей сердце. Нет, с этим нужно что-то делать, и поскорее. Но вот как быть с вызовом…

Подхватив повыше юбки своего бесценного платья, она схватила его за руку и шагнула сквозь окно. Не отрывая решительных глаз от карниза у ее ног и поручней, к которым он ее подвел, она как-то сумела взобраться по наклону мансардной крыши к плоской площадке на самом ее верху.

Отряхнув от уличной пыли перчатки и с досадой разглядев на них грязные пятна, Лорел расправила юбки и ахнула, посмотрев вокруг.

— О небеса!

Это было изумительно прекрасно. Джек разместил по всей крыше дюжины свечей и зажег их. Некоторые были вставлены в фонари, некоторые — в канделябры. Некоторые, казалось, просто были прилеплены в лужицы накапанного на крышу воска. Результат оказался потрясающе красивым. Это выглядело как фантастический бальный зал с небом вместо потолка.

Лорел обернулась и снова ахнула. Лунный свет мощным потоком струился на лежащий у ее ног Лондон. Она видела полностью освещенный Сент-Джеймсский дворец.

И на всем пространстве, куда мог дотянуться взгляд, золотились крыши и квадратики окон.

— Я никогда не думала, что этот город так огромен! — воскликнула она. — Отсюда он выглядит как волшебная страна эльфов!

Джек, так и не отпустивший ее руку, вывел Лорел на середину крыши. Затем он ее оставил, торопясь к дальнему краю, и склонился над чем-то, что она не могла разглядеть.

Нежный звенящий звук наполнил ночной воздух. Джек вернулся к ней и с поклоном произнес:

— Могу я пригласить вас на танец, миледи?

Лорел стояла в круге мерцающего света и с изумлением смотрела на этого поразительного ошеломляющего мужчину.

— Вы хотите танцевать со мной? Под музыкальную шкатулку?

Джек выпрямился. Он смотрел на нее с надеждой и тревогой.

— Я надеялся… — Он замолчал и откашлялся. — У тебя не было возможности побывать на балу, — хрипловатым голосом сказал он. — По моей вине.

Значит, это бал? Для нее? Она еще раз окинула взглядом сияющее мерцание крыши. Серебристый перезвон музыкальной шкатулки переливался в лунной ночи.

Это было, без всякого сомнения, самое романтичное приключение в ее жизни.

Ее сердцу суждено было таять и таять, если он продолжит так себя вести. С трудом сдержав краткое рыдание, Лорел ответила Джеку реверансом:

— Конечно, милорд. Благодарю вас. Я с удовольствием потанцую с вами.

Она вложила свою руку в его ладонь, и он обвил второй рукой ее талию.

Она оказалась в его объятиях. Наконец!

Юной она мечтала танцевать с Джеком. Она представляла себе, как они кружат в вихре вальса и зачарованно смотрят друг другу в глаза… И весь окружающий мир перестает существовать.

Она громко рассмеялась над своей провидческой фантазией и позволила своей голове запрокинуться, когда Джек закружил ее в танце, умело направляя в фигурах, которые ей ни разу не удалось проверить на деле.

— Напой слова, — прошептал Джек.

Лорел улыбнулась и покачала головой:

— По-моему, не стоит.

— Спой. Мелоди рассказала мне, что твой голос самый красивейший. — Он смотрел на нее сверху вниз темными восхищенными глазами, в точности так, как она воображала в мечтах. — Я хочу услышать, как ты поешь.

Она никогда не сможет ослушаться приказа, высказанного таким чувственным тоном.

И ее рот открылся, из уст полились слова, сперва робко, а потом более уверенно. Это была любовная песенка, глупенькая мелодия из музыкальной шкатулки. Ее любимая сентиментальная песенка.

Увы, любовь моя, ты зря меня прогнала,

Любви моей совсем не разделяла.

А я так преданно любил тебя, друг мой,

Так радовался счастью быть с тобой.

Они не заметили, как кончился завод музыкальной шкатулки, как догорели и погасли свечи. Они танцевали, пока луна не зашла за облако, а потом в темноте, забыв обо всем, в объятиях друг друга, затерявшись в любимых глазах.


Когда Уилберфорс уложил всех своих молодых и старых подопечных в постели, он коротко обсудил с поваром меню, которое леди Мэдлин уже считала согласованным с ней, и, совершил вместе с Бейливиком краткий обход помещений клуба, указав тому на мелкие упущения, которые надлежало поскорее исправить.

Каминная полка в большой гостиной выглядела несколько испачканной в саже, а на паркетном полу виднелась царапина, которую было необходимо заполировать. Уилберфорс долго рассматривал ее неодобрительным взглядом, пока Бейливик смущенно топтался рядом.

— Это из-за шпор, мистер Уилберфорс.

— Мне это хорошо известно, Бейливик. Я только размышляю о том, было ли упомянутое приспособление на сапогах мастера Эвана или, возможно…

Он выдержал паузу.

Бейливик понурился.

— Могло быть и на моих, мистер Уилберфорс.

Уилберфорс прекрасно знал, что отметина появилась от шпор Эвана. Мальчик приобрел их только на прошлой неделе, хотя не собирался испытывать их на горячо любимом Рамзесе. Однако он настоял, чтобы Бейливик тоже надел шпоры и разослал по Лондону половину слуг в поисках шпор, подходящих для массивных ног молодого служителя. Но шпоры Бейливика до сих пор висели в конюшне рядом с хлыстом, так как он не собирался опробовать то и другое на Балтазаре.

Уилберфорс всего лишь хотел удостовериться, что Бейливик хорошо запомнил первейшую цель своей жизни. Он был предназначен судьбою для службы. Служба, по мнению Уилберфорса, была древней и почти священной обязанностью. Для него служба была искусством и наукой, и он преуспел в обоих.

Убедившись, что Бейливик не забыл свою жизненную миссию, Уилберфорс удовлетворенно кивнул и наградил молодого гиганта наивысшей похвалой:

— Хорошо, мистер Бейливик.

Даже в состоянии, отуманенном страданиями по Фионе, Бейливик расцвел от подобного комплимента:

— Спасибо, мистер Уилберфорс!

Уилберфорс еще раз кивнул и отвернулся. В его королевстве все шло как должно.

Пришла пора расследовать историю с чердаком.

Пройдя на площадку верхнего этажа, он не заметил ничего тревожного. Поднявшись выше, при свете свечи обратил внимание на то, что состояние главного помещения чердака такое, как и должно быть, разве что стоит приказать Сэмюелу стереть пыль с остатков мебели и составить их опись.

Однако затем Уилберфорс заметил странность. Повсюду на чердаке лежал толстый слой пыли, похожий на тонко просеянную муку. Повсюду, кроме узкой дорожки, ведущей на самый верх, в чердачную прачечную, комнату, в которой когда-то была пленницей леди Мэдлин. Видимо, там и проводила время малышка Мелоди.

Уилберфорс пересек комнату и поискал в кармане универсальный ключ, подходивший ко всем дверям. Но едва он положил руку на задвижку, как дверь просто распахнулась. Наверное, Мелоди не заперла ее за собой…

Человека с жизненным опытом Уилберфорса было трудно чем-то удивить. Он прожил десятки лет, сталкиваясь и с хамоватыми членами клуба, и с чересчур требовательными, и даже с несколькими умалишенными. И все же он пережил настоящее потрясение, когда дверь открылась в истинную пещеру Али-Бабы.

Комната сияла красками и уютом. Это никак не походило на убежище ребенка, если только в распоряжении этого ребенка не было целой армии слуг. Неужели это Бейливик помог Мелоди создать эту роскошную комнату? А может быть, это сам маркиз разрушил свою комнату ради развлечения и удобства Мелоди?

И зачем, ради всего святого, понадобилось Мелоди устраивать здесь постель?

Осознав, что он буквально разинул рот от недоумения, Уилберфорс принял привычно невозмутимый вид, радуясь, что рядом не оказалось никого, кто мог бы увидеть, как он возмутительно потерял самообладание.

Как же ему обойтись с этим странным грабежом? Разумеется, никакого настоящего преступления здесь не совершилось, потому что ничего не покинуло пределы клуба. На месте были и гобелены, и ковры, и дорогая мебель розового дерева. Все находилось перед его глазами.

То есть имуществу клуба не было нанесено никакого ущерба. Если его светлость знал об этой тайной комнате Мелоди, то вообще нет никакого резона мешать ее игре. Он может поговорить с Бейливиком, просто на случай если тот знал об этом и пренебрег обязанностью сообщить о таком Уилберфорсу. Но это не касалось его светлости.

Решительно мотнув головой, Уилберфорс повернулся и оставил комнату такой, какой застал.

Однако теперь он будет очень пристально присматривать за происходящим.

Уилберфорс был бы удивлен и огорчен тем, что не заметил приоткрытую среднюю створку окна в главном чердачном помещении.

Обычно Уилберфорс ничего не упускал.


Лорел ахнула, закрыла глаза и задрожала, но все же как-то сумела спуститься по склону крыши и пройти по узкому карнизу до чердачного окна. Джек все время крепко держал ее за руку и помог ей, хихикающей от облегчения, залезть обратно на чердак.

Она споткнулась о подоконник и с легким выкриком упала ему в объятия.

— Только я могла быть такой неуклюжей после карниза, — фыркнула она.

Джек не поставил ее на ноги. Он прижимал ее к себе так тесно, что слышал, как колотится ее сердце.

— Я никогда не дам тебе упасть, — прошептал он.

Если ее сердце будет и дальше таять, то придется найти для него банку, чтобы совсем не растеклось.

Она смотрела в его полузакрытые глаза, и ее губы невольно приоткрылись.

«Поцелуй меня!»

Он поцеловал ее, сначала легко и нежно, словно бабочка опустилась ей на губы. Лорел вцепилась в лацканы его сюртука руками в перчатках и потянулась к этому поцелую, углубляя его. Он позволил это и вернул атаку на свой рот, играя ее языком, ищущим продолжения. Его пальцы обхватили ее подбородок, и он слегка запрокинул ей голову, чтобы лучше овладеть ее ртом.

Они целовались долго и медленно, пока Лорел не задохнулась и не повисла в его руках, борясь с головокружением.

Наконец она отодвинулась, пробормотав:

— Останься, останься со мной на ночь. Сегодня.

Даже когда эти слова слетали с ее уст, она не понимала, почему говорит их, но и не желала отозвать их обратно. Время уходило. Это время тайных дней и ночей. Она ощущала, как гонит его тиканье часов, гонит до того момента, когда в их жизнь снова ворвется окружающий мир.

«Одна ночь, — твердила она себе. — Всего одна ночь, а потом я заберу свою дочку и убегу».

Она проведет с Джеком одну прекрасную ночь, чтобы она была под стать той изумительной ночи. Два воспоминания, чтобы хранить их всю оставшуюся жизнь.

Спотыкаясь, не разъединяя рук, они вместе вошли в ее комнату. На середине ее Лорел застыла, едва замечая, что Джек помедлил, чтобы запереть дверь.

Глава 28


Заперев дверь, Джек уронил ключ в карман жилета и медленно направился к своей великолепной неистовой Лорел.

«Я знаю, что ты потеряла».

У нее было украдено ее девичество, ее выход в свет был заменен тайным рождением ребенка и его утратой. Она не узнала ничего из того, что должна получить каждая юная леди. Никаких поклонников, никаких балов, никаких танцев в красивых платьях ночь напролет. Было только предательство всех, кто должен был быть с ней добр. Мир слишком долго только брал от Лорел.

Пришло время отдавать.

Ему нужно за многое расплатиться. За столько лет, когда он был слеп и глуп. За столько раз, когда мог увидеть правду, но отворачивался от нее.

Больше всего он хотел, чтобы Лорел почувствовала, как он ее любит.

Он встал позади нее и медленно собрал в горсть ее волосы со спины и перекинул их вперед. Это предоставило его губам и рукам ее прелестную обнаженную спину. Она стояла тихо, опустив голову, а он целовал ее спину сверху вниз, пока не добрался до пуговичек.

Он довольно легко справился с ними. И несмотря на то что руки его дрожали, они уверенно погладили ее плечи и столкнули вниз глупые маленькие рукавчики.

Платье с легким шелестом скользнуло с ее тела, и она вдруг оказалась перед ним совершенно нагая.

«Спасибо тебе, Пуговка!»

Джек придвинулся к ней ближе и сплел ее пальцы со своими. На долгую минуту он просто уткнулся лицом в ее шею и вдыхал ее запах. Никогда, никогда в жизни не напьется он вдоволь этим ее чистым сладостным ароматом.

Она затрепетала, когда его ладони медленно скользнули по ее плечам. Отогнув ее голову назад, к своему плечу, он позволил своим рукам блуждать по ее телу, изучая изменения, привнесенные в него прошедшими годами.

Ее пышные груди тяжело легли в его ладони. Фигура ниже тонкой талии восхитительно расширялась, соблазняя его волнующими бедрами. Она вообще стала гораздо округлее. Повсюду. И он наслаждался этим.

Она льнула к нему. Он понял ее жгучее желание. Она была готова покориться… подчиниться. Как не прав он был тогда, овладевая ею без подготовки… без игры. Если возможно переиграть ту ночь обладания, он постарается совершить это сегодня. Обольстить ее.

Сегодня они сойдутся, как равные, как любовники, как два сердца, которые, телами доказывают друг другу свои истинные чувства.

Лорел не знала, как поступать с той бурей эмоций, которую зажгло в ней его ласковое прикосновение. В прошлом он проделал с ней столько разных вещей, но еще ни разу не ощущала она такой бережной нежности.

Что с ним случилось? Он больше не был прежним самоуверенным Джеком, но не был тем вернувшимся с войны сломленным красавцем.

Этот Джек был совершенно новым. В нем оставалось немножко от прежнего, довоенного, немножко от искалеченного войной — такое вряд ли когда-нибудь изгладится из его существа… Да она и не хотела этого. Его военные страдания стали теперь частью ее самой, частью ее мира. И Мелоди стала теперь частью их жизни.

И сейчас от Джека исходила какая-то новая сила, откликавшаяся в самых ее глубинах. Он больше не был потерявшимся, тонущим в водовороте ужаса и утраты.

И это делало его еще красивее в ее глазах.

Она попыталась обернуться к нему, объяснить, что поняла только сейчас, но именно в этот момент его чуткие пальцы нашли путь в ее ждущее лоно.

Лорел ахнула, и с этим выдохом все другие мысли исчезли из ее головы.

Осталось только его сладостное прикосновение, только его дыхание на ее шее, только его жаркое и мощное тело у нее за спиной.

Он окружал ее, обволакивал объятиями. Она чувствовала себя сокровищем, охраняемой и оберегаемой им.

Какая-то доля старой веры пережила все невзгоды, потому что она позволила голове упасть на его плечо, позволила делать с ней все, что хочет.

Было очевидно, что он хочет доставить ей удовольствие.

Она легко облокотилась на его руки. Он все еще был в своем вечернем костюме, а она была голой, за исключением чулок и бархотки на горле. Эта разница пробуждала к жизни каждую эротическую струну в ее теле.

Дразнящие пальцы Джека медленно двигались вверх и вниз. Она содрогнулась, но он не останавливался. Ее тело становилось неумолимо тяжелее от желания, а внутри нарастала пульсация.

Лорел задрожала, хотя в комнате было тепло… и тихо. В ней не раздавалось ни звука, кроме потрескивания угля в очаге и ее дыхания, ускорявшегося с каждым вдохом.

Его дыхание было тихим и жарким. Она ощущала его кожей шеи. Оно согревало ей плечо и грудь. Потом она почувствовала, как его пальцы скользнули в нее глубже, и ахнула, вцепилась в его предплечья, теснее прижалась к нему спиной.

Она задрожала. Если она снова затеряется в этой страсти, она может никогда из нее не выбраться.

А если не затеряется, то будет жалеть об этом до конца жизни.

Она хотела Джека. Она всегда хотела Джека.

Сможет она или нет удержать его, это вопрос, который она предпочитала отложить на другую ночь, на одну из одиноких холодных ночей, которыми будет заполнено ее, будущее.

Колени ее поддались: их ослабляло растущее желание, Джек обхватил одной рукой ее талию и держал крепко, продолжая другой рукой неторопливо ласкать ее. Медленно, медленно… он учил ее терпению.

Голова Лорел металась, моталась на его плече из стороны в сторону. Он притушил ее нетерпение, поцеловал шею. Его губы нашли самое чувствительное местечко: ямку у основания шеи. Медленно и сладко… туда и оттуда… вверх и вокруг. Вторая рука присоединилась к первой, так что теперь ею занимались обе. Ее колени жаждали раздвинуться. Она хотела упасть под него и наполниться им. Она так безумно хотела ощутить его руки на своей груди, что положила на них свои и сама сжала свои полные груди, зная, что он наблюдает, как она дразнит собственные соски.

Она услышала свой голос, невнятные всхлипы, стонущие вскрики желания, крохотные вздохи наслаждения… Толстые стены комнаты поглощали все звуки. Здесь она могла кричать, сколько захочется.

Туда и оттуда. Вокруг, вокруг. Его пальцы с ласковой нежностью вели ее все выше и дальше, а потом Лорел, вскрикнув, рассыпалась на тысячу осколков и, оставаясь в его объятиях, перекатила голову по его плечу, снова и снова выкрикивая его имя, спускаясь с высот экстаза. Она падала, парила, слетая вниз… Сердце отчаянно стучало в груди, дыхание царапало горло.

Ноги Лорел подкосились. Он поймал ее, без малейшего усилия поднял на руки. Продолжая задыхаться, она обвила обнаженными руками его плечи и крепко держалась за них, постепенно приходя в себя.

Сердце Лорел медленно возвращалось к нормальному ритму. Она чувствовала, как вжимаются пуговицы его жилета в ее ребра и грудь. Чувствовала материю его сюртука на своей обнаженной коже. Это ее возбуждало, но и порождало желание ощутить его обнаженным. Прикоснуться кожей к коже.

Он отнес ее на постель. Она подумала, что он ляжет с ней рядом, но вместо этого, бережно уложив ее, он опустился у постели на колени и, обхватив большими руками ее ноги, нежно дотянул Лорел к себе.

Она легко скользнула по покрывалу, закинув за голову обессилевшие руки. В теле все еще продолжало звучать недавнее наслаждение. Когда он разжал ее колени, широко раздвинул их, она, чувствуя на бедрах его ладони, радостно открылась, потому что у нее не осталось ни сил, ни воли.

Когда он приник к ней губами, Лорел ахнула. О сладостное небо! Она считала его руки талантливыми в любовных ласках, но они были ничто в сравнении с его шаловливым, дразнящим языком! Его язык глубоко проник в нее.

Лорел впилась пальцами в покрывало, сжала его в кулаки и не выпускала, потому что наслаждение налетело на нее ураганом, затмив все мысли. Его рот, его язык, даже его вчерашняя щетина на щеках и подбородке не давали ей успокоиться. Его ласковые большие пальцы трогали и давили, его умелый озорной язык лизал, касался, скользил и посасывал, снова и снова, пока ее бедра не стали сами по себе вскидываться ему навстречу, а голова так металась, что волосы упали на лицо, полностью закрыв его.

Он держал ее в подвешенном, непрерывном, изумительном экстазе, впрочем, недостаточно взвинченном, чтобы улететь за край. Она просила и умоляла. Она повторяла дерзкие непристойные слова, стремясь принудить его потерять контроль над собой, войти в нее, овладеть ею быстро и жестко.

Но он не делал этого, а лишь взвинчивал ее все больше и выше, заставлял, рыдая, молить об этом.

Ее пронзила стремительная молния, и она закричала от облегчения, а потом беспомощно летела на гребне его волны, вцепляясь в плечи Джека, запуская пальцы в его густые волосы, раскидывая руки по бархату покрывала и судорожно сжимая его в кулаках.

Наконец волны схлынули, оставив ее как рыбу на берегу. Ее дыхание почти со свистом вырвалось из легких, но она продолжала содрогаться, не в силах перестать, пока Джек не забрался к ней на постель и не обнял ее крепко-крепко, давая ей опору.

Она медленно приходила в себя, а он бормотал ей в волосы что-то утешительное, хотя она не могла ничего толком разобрать, кроме одиночных слов: «Лорел… милая Ежевичка… ш-ш… держись». Потом ей показалось, что он произнес: «Выходи за меня замуж, Ежевичка».

Она, ахнув, отпрянула, чтобы заглянуть в его лицо, поймать его взгляд, но он не стал встречаться с ней глазами. Он смотрел куда угодно, но только не в ее лицо, хотя продолжал расправлять на подушке ее волосы, промокать платком испарину у нее на лбу и между грудями.

Она открыла рот, чтобы задать ему вопрос, уточнить… но вдруг поняла, что может не справиться с ответом. Закрыв глаза, она отвернулась.

Сердцебиение пришло в норму, только иногда пропускало удар, когда она вспоминала слова, которые он вроде бы прошептал. Дыхание Лорел застревало в груди, когда она проигрывала в уме эти чудесные, невозможные, пугающие слова.

«Выходи за меня замуж, Ежевичка!»

Нет, ей не хотелось, чтобы он их повторил. Ей не хотелось отвечать на них. В любом случае слова — это всего лишь бессмысленный набор звуков. Нет, сегодня ей хотелось только ощущать все, что только возможно. Она резко накатилась на него, прижавшись к нему грудью, животом и бедрами. Запустив пальцы ему в волосы, она притянула к себе его лицо для поцелуя, глубокого, жесткого, рассчитанного на то, чтобы никакие слова больше не повисли в воздухе между ними.

Глава 29


Джек ответил Лорел поцелуем на поцелуй, позволив своим большим ладоням лечь ей на ягодицы, пока они страстно терзали рты друг друга.

Однако он решил, что эта ночь будет служить только удовольствию его прелестной Ежевички. Когда Лорел уперлась обеими руками в его плечи и оттолкнула, он послушно перекатился на постели и потянул ее за собой. Облако ее прекрасных темных волос укрыло лица их обоих, полностью скрывая их, храня в тайне и безопасности их страсть. Ее груди прижимались к его груди, полные и тяжелые. Ее соски напряглись остриями, которые он ощущал даже сквозь жилет и рубашку. Она оседлала его тело, и ее влажное лоно своим жаром проникло сквозь ткань. Это было пыткой, сладкой и мучительной, — ощущать ее так близко и не иметь возможности войти в нее.

Возможно, именно этой пытки он и заслуживал.

Наконец она выпрямилась, не слезая с него, как средневековая всадница, прелестная леди Годива, ее чудесные волосы водопадом стекали по пышной груди, розовый рот распух от его поцелуев. Она пробежалась язычком по этим соблазнительным губам.

Затем она занялась его съехавшим на сторону галстуком. Джек допустил это, глядя в ее сосредоточенное лицо. Она трудилась над затянувшимся узлом, и груди ее игриво подрагивали, когда она изо всех сил тянула упрямый льняной лоскут.

Джек медленно провел руками по ее распахнутым бедрам до стройной талии. Так хотела Лорел, а он был лишь матросом на ее корабле.

В конце концов, она торжествующе улыбнулась и широким жестом отбросила развязанный галстук прочь.

— Я его перехитрила!

За какие-то секунды она избавила Джека от жилета и вытащила из брюк рубашку. Затем, потянув его за руки, она принудила его сесть, чтобы совсем снять с него то и другое. Раздетый до пояса, он вновь повалился на постель и, лежа под ней, мечтал только об одном: бешено сосать ее груди, одновременно вторгаясь в ее влажную жаркую сердцевину… но он заставил себя выжидать.

Раздевание шло быстро. Улыбаясь, она пробежалась быстрыми ладонями по его телу, задрожавшему под этими дразнящими прикосновениями.

Остальная одежда была снята с него с еще меньшими усилиями, и Лорел сразу оказалась на нем, задержавшись лишь на тот миг, который понадобился ему, чтобы удобнее пристроить ее верхом.

— Вот так?

Он пробежался пальцами по ее округлым бедрам.

— Тебе решать, — мягко произнес он. — Как захочешь, так и будет.

Ее язычок мелькнул, проходя по губам, она серьезно обдумывала его слова, а Джек с тоской подумал, что если она еще дольше затянет свои колебания, он запросто может умереть. Но тут она обволокла его своей влажной, жаркой сладостью, дюйм за мучительным дюймом, пока не уперлась руками в его грудь, полностью на него насаженная.

Двигалась она медленно, превращая происходящее в изысканную пытку, возбуждая его до невыносимых высот… но он даже не пытался ее подгонять. Его руки лежали на ее бедрах только затем, чтобы помогать ее наслаждению. Он дразнил ее соски, пощипывая их и нежно катая между пальцами. Она резко отбросила назад свои локоны и ускорила езду, переводя ее в настоящий галоп.

Она была так прекрасна, эта сидящая на нем амазонка, бесшабашная, дикая, властная, открыто чувственная, уверенная в своей красоте, уверенная в том, что он отчаянно хочет ее.

Она вскидывалась и падала, все быстрее и быстрее. Выгибалась, сверкая от пота, такая прекрасная, с жарким взглядом, впившимся в его взгляд, с полуоткрытым в судорожных вдохах ртом.

Когда ее настигло освобождение, она выкрикнула его имя. Джек зарычал, теряя над собой контроль, сильно схватил ее за бедра и сделал один мощный глубокий выпад, пролив в нее, задыхающуюся и трепещущую над ним, свое семя.

Сердце к сердцу, кожа к коже, вдыхая дыхание друг друга, на волне вожделения, смешанного с истинной любовью, они вознеслись к вершине экстаза.

Лорел лежала в объятиях Джека, ее шелковые волосы рассыпались по его груди и животу. Он хотел, чтобы это продолжалось вечно. Чтобы бесконечно длился этот миг вне времени, который мог всегда принадлежать им, если бы все не пошло наперекосяк.

Ему было невыразимо больно от того, что она услышала его слова, но притворилась, что не слышит. Как сильно должен был он искалечить ее прекрасную, любящую душу, чтобы она не могла теперь поверить в то, что он так щедро предлагал ей.

Он нежно провел рукой по изгибу ее талии.

— Так ты выйдешь за меня замуж, Ежевичка?

Он почувствовал, как она застыла при этих словах. Ее внезапная оцепенелость, напомнила кролика, старательно прячущегося, чтобы остаться незамеченным коршуном.

Ежевичка?!

При звуке своего прозвища она вздрогнула. Затем отклонилась, потянув за собой покрывало. Она отодвинулась как можно дальше. Теперь она была от шеи до ступней укрыта от его глаз и прижимала к себе покрывало, словно боялась, что он сорвет с нее эту тряпку.

Я… — Она явно запаниковала, будто убегала от хищного зверя.— Я не могу!

Джек сел на постели, сбившиеся простыни закрывали ему бедра.

— В чем дело? Почему ты так испугана?

— Нет, — затрясла она головой и напряженно промолвила: — Со мной все хорошо.

Он протянул к ней руку. Она отпрянула.

— Знаешь, что сделали мои родители, когда узнали, что я жду ребенка?

Он кивнул:

— Они сказали, что ребенок умер.

Она засмеялась смехом ломким, как бьющееся стекло.

— Они заперли меня в комнате.

Джек нахмурился:

— Я понимаю, что они расстроились…

Она вскинула голову, глаза ее были полны жгучей ненависти.

— Они заперли меня больше чем на шесть месяцев!

— Боже мой! — У Джека все похолодело внутри. — Боже, Ежевичка! — И тут до него дошло. — О нет!

Он сделал то же самое!

— Они сказали, что выпустят меня, если я скажу им, кто отец ребенка. Они сказали, что выпустят меня, если я выпью крапивный чай, чтобы вызвать выкидыш. Они обещали, что все будет как раньше, если я позволю какой-то старой ведьме убить мое дитя вязальной спицей!..

«А ты сказал, что выпустишь ее, если она откажется от Мелоди. Может быть, ты не говорил такие слова, но ты это подразумевал, и Лорел это поняла».

— Моя мать! Мой отец! Последние люди на земле, от которых я ждала вреда!

«Так же как от меня. И не забывай, что именно ты оставил ее в таком положении».

— Так что простите меня, милорд. — Она говорила сдавленным голосом, словно у нее перехватило дыхание. — Простите, если я не верю ни одному чертову слову, которое говорит мне человек, заперший меня в этой комнате!

Джек закрыл лицо руками.

Дыхание со свистом вырвалось из ее груди. Он ощущал, как ее трясет.

Он откашлялся. Пришло время рассказать ей все.

— Я нашел повитуху, которая принимала Мелоди. Твои родители велели ей убить ребенка, но она его сохранила. В течение трех лет она шантажировала твоих родителей, чтобы в тайне содержать Мелоди.

Лорел не сводила с него широко открытых глаз.

— Она… она показалась мне доброй… той ночью.

— Думаю, так и было, — кивнул Джек. — Она умирает, иначе, я думаю, она держала бы у себя Мелоди до конца. Она очень любит ее, и Мелоди тоже очень к ней привязана.

— Это хорошо, что она ее любит, — выдохнула Лорел.

Следующая часть истории была не столь простой.

— Когда нянечка Прюит заболела, она попыталась найти тебя. Она поговорила с Амариллис, считая, что это ты. Твоя сестрица выгнала ее, не дав ни гроша. Это произошло… немногим больше трех месяцев назад.

Глаза Лорел вспыхнули синим пламенем.

— У меня больше нет сестры.

— Нянечка Прюит вспомнила, как ты говорила: «Он в “Браунсе”». Поэтому она оставила Мелоди на пороге клуба с запиской, прикрепленной к ее пальтецу. Как я понимаю, она боялась, что ее привлекут за шантаж.

Лорел высоко подняла колени и обхватила их руками.

— Возможно, мне стоило назвать им твое имя, — пробормотала она. — Они, наверное, смогли бы разыскать тебя, а я не смогла.

Джек покачал головой:

— Не смогли бы. Я более трех лет скитался по морям, не задерживаясь ни в одном порту дольше, чем на несколько недель. Из множества писем, посланных мне, до меня дошла самая малость.

Лорел закрыла глаза, вспоминая.

— Я писала тебе письмо за письмом, но затем сжигала их. Моя мать держала всех слуг в ежовых рукавицах. Эти письма никогда бы не вышли за пределы нашего дома.

— Почему ты им ничего не сказала? — прошептал он.

Она уронила лицо в колени.

— Я была в таком ужасе, когда они меня заперли, когда они меня избивали… что не могла с ними говорить. Затем, позднее, когда я плакала и умоляла… когда я превратилась в глупенькую отчаявшуюся трусиху и обещала рассказать им все… сделать все, что угодно, моя мать с издевкой объявила, что уже слишком поздно. Теперь скандал разразится, что бы ни сделать, а никакому скандалу не будет позволено помешать браку Амариллис с ее драгоценным графом.

Джек чувствовал, что его шанс вернуть любовь Лорел гаснет с каждым ее словом. Она слишком долго жила в предательстве. Сможет ли она вообще когда-нибудь поверить в любовь и добро? Как ей поверить ему, когда столько всего свидетельствует против? Неудивительно, что она решила, будто ей не на кого рассчитывать, кроме самой себя.

Не говоря ни слова, она медленно раскачивалась взад и вперед.

— Мои родители не могли придумать более страшного наказания. Понимаешь? Когда они заперли меня в полном одиночестве, единственным, с кем я могла разговаривать, стало мое дитя. Я разговаривала с ней, пела ей песни, рассказывала все истории, какие могла припомнить. Иногда, когда я плакала, она танцевала у меня в животе, отвлекая от жалости к себе. Когда я спала, она будила меня ночью, мы сворачивались клубочком, и я шептала ей обо всех местах, куда мы с ней поедем, обо всех замечательных вещах, которые станем делать. — Она смахнула с ресниц слезы. — Особенно ей нравились истории о приключениях. Знаю, это звучит невероятно, однако клянусь тебе, что всегда могла ее успокоить, чтобы она не брыкалась, рассказывая ей о…

— Пиратах.

Она изумилась:

— Только не говори мне, что это до сих пор так.

— Ничего ей так не нравится, как история о капитане Джеке и его хитроумной команде корабля «Бесчестный грабеж».

Лорел недоверчиво подняла брови:

— По-моему, я сталкивалась с этим пиратом.

Ее поддразнивающий тон с особой остротой заставил его пожалеть обо всем.

— Правда? — Он отвел глаза в сторону. — Я не видел его уже много лет.

Хотя было абсолютно очевидно, что толку в этом не будет, он все же должен был попытаться.

— Ежевичка, я тебя люблю.

Она отодвинулась подальше, в глазах проснулось подозрение.

— Ложь тебе не поможет, Джек. Ты меня не любишь. Еще несколько дней назад ты обо мне вообще не помнил!

— Нет! Я просто… не знал, кого помню. — Он понимал, что это звучит нелепо. Лорел смотрела на него недоверчивыми глазами. — Все дело было в платье… понимаешь… — Он пытался объяснить ей, рассказать о словах Лементье и как он осознал правду. — Я был так слеп. Это всегда была ты, Ежевичка. Ты была причиной, из-за которой я снова и снова возвращался в этот дом. Ты была той, кого я хотел видеть, с кем хотел разговаривать. Ты была той, которую я всегда любил!

Она молча смотрела на него. Он продолжал, запинаясь, но решительно. Если уж он решил вывернуть себя наизнанку и подать ей на тарелке вместо завтрака, он сделает это. Сделает все, что угодно, лишь бы ушла из ее глаз эта мрачная подозрительность.

— Я люблю тебя. Только тебя. Мне нравится, что ты умеешь видеть самую суть вещей, что ты видишь людей… такими, какие они есть. — «Увидь меня, моя любовь. О, пожалуйста, увидь меня настоящего!» — Я люблю твое прекрасное лицо и чудесное тело и еще люблю твое истинное верное сердце! Я люблю девушку, которая не сдалась… и люблю девушку, которая уступила.

Она сморщилась.

Он на секунду замолчал.

— Я люблю выражение твоего лица, когда ты держишь на руках Мелоди. Я люблю, когда ты полностью погружаешься в книжку и едва можешь вспомнить собственное имя, если тебя от нее отрывают. Я люблю такое отношение к жизни… Лорел Кларк, ты живешь так: полный вперед, и плевать на пиратов… честно и бескомпромиссно… — Он выскользнул из постели, как был голый, и опустился перед ней на колени. — Лорел, это правда! Моя колючая Ежевичка, моя любовь!.. Это единственное, что я знаю наверняка. Я тебя люблю… и всегда буду любить. Как мне доказать тебе это? Что мне сделать, чтобы ты поняла, что для меня значишь?

Лорел, прижав скомканные простыни к замерзшему животу, пристально смотрела на Джека. Такого Джека она никогда раньше не видела. Никогда не видела, чтобы он говорил так страстно, молил ее так неуклюже и так трогательно…

Он был замечательный…

Если говорил правду.

Однако это не было обычным ухаживанием, это буйное обольщение гобеленами, бальными платьями и… запертыми дверями. Под принуждением она не могла позволить себе верить чему бы то ни было, никаким своим чувствам.

Если она в это поверит, если сдастся ему, а он вновь ее подведет, она вряд ли когда-нибудь снова придет в себя. Как нога, которую ломали слишком часто, ее сердце больше никогда не сможет действовать, как прежде.

Она с трудом сглотнула.

— Я хочу Мелоди. Я хочу оставить это место. Я хочу уехать далеко-далеко отсюда… и никогда не возвращаться.

Его лицо замкнулось. Напряглось.

— Ты хочешь покинуть меня?

Лорел бестрепетно встретила его взгляд.

— Ты спросил, чего я хочу. Ты дашь мне это?

Она увидела, как свет в его глазах погас. Ушел отчаянно моливший ее мужчина. Перед ней стоял мрачный Джек, бесстыдно голый и совершенно отрешенный от мира.

— Это единственное, чего я не могу тебе дать. — Твердо объявил он, затем отвернулся и стал собирать одежду. Такой же голый, он вышел из комнаты.

Лорел услышала, как повернулся ключ в замке. Этот металлический звук был как первая лопата земли на могилу ее надежд.

Он не отдаст ей Мелоди. Никогда. Лорел придется сбежать с дочерью и до конца жизни вести жизнь беглянки, едва сводя концы с концами.

Этого было недостаточно, чтобы остановить ее, но сердце разрывалось, сознавая, на что она обрекает Мелоди.

Лорел не хотела признаться себе в том, что сердце ее ноет еще и потому, что она на то же самое обрекает Джека.

Глава 30


Могущественный маркиз Стрикленд мерил шагами свою комнату, будучи не в силах разобраться в своих запутанных чувствах. Весь мир еще спал, даже танцующий до рассвета прожигающий жизнь свет. Он, кажется, был единственным, кто не мог закрыть глаза и погрузиться в волны сна.

Он прислонился плечом к оконной раме и глядел на залитый луной сад. Он не знал, что ему делать.

Если он удержит ее насильно, она никогда не будет доверять ему.

Если освободит ее, она, забрав дочь, убежит так далеко, как сумеет, и никогда сюда не вернется.

Он провел ладонями по лицу, пытаясь заставить мозг принять какое-то решение. Как ему завести семью, о которой он мечтает? Каким образом заставить Лорел понять, что она для него значит? Что значат для него они обе?

Когда Джек поднял лицо, он заметил, что из-под занавески торчит кончик льняного лоскута. Нагнувшись, он вытянул замызганную узловатую тряпицу. Рассматривая нашитые на другом ее уголке «глазки» он захватил Горди Энн к большому креслу у огня.

— Что ты об этом думаешь? — Он не кривил душой, называя Горди Энн хорошей слушательницей. Лучше никого не было. — Что мне делать?

Она вяло свисала из его пальцев. Джек осторожно потряс ее:

— Ну же, давай. Мне нужна помощь.

Никакого ответа. Что ж, у него самого тоже не было ответа.

Если прищуриться, можно было понять, как Колин завязывал свой великолепный галстук модным гордиэнским узлом. Правильнее, наверное, было называть его гордиевым, но… особого значения это не имело. Как ухитрилась Мелоди увидеть в нем куклу, можно было только догадываться, но захваченный, как и все в «Браунсе», силой ее бурного воображения, Джек привык видеть в этой тряпке куклу Горди Энн, а не галстук.

Он держал ее за одну грязную «руку» и, хмурясь, говорил:

— Тебе, старушка, нужна хорошая мойка. — Он швырнул ее на ручку стоявшего напротив креслица Мелоди, где она бессильно приземлилась, и продолжал: — Никакой помощи от тебя… — Закинув руки за голову и повращав шеей, что, впрочем, не сняло скопившегося в нем напряжения, Джек размышлял вслух: — Александр Великий увидел гордиев узел, который не могли развязать лучшие тогдашние умы. Он вскинул меч и с громким криком разрубил его надвое… — Голос Джека медленно стих. — Разрубил…

Что делать, когда у тебя нет разгадки загадке об узле?

Разделить загадку на две.

Что, если разгадка прячется в твоем сердце?


В лиловом свете предрассветного часа Лорел выскользнула из гостевой комнаты, предоставленной Джеку, и прокралась в собственную спальню. Она еле могла ходить, когда встала с постели Джека, где он забылся сном. Колени еле держали ее.

Это была опасная захватывающая дух игра — пробраться к себе через весь дом в одной ночной рубашке. Некоторые слуги наверняка уже поднялись с постелей, потому что в доме были гости.

Оказавшись наконец там, где ей полагалось быть, притом благополучно незамеченной, она прислонилась к двери и облегченно вздохнула.

Ее комната выглядела необычно. Это была комната ребенка полная книг, рисунков и ленточек для волос. Теперь это казалось ей неправильным.

Окружающий мир больше никогда не будет прежним. И она сама прежней больше не будет. Этой ночью она познакомилась и подробно изучила ту сторону себя, о существовании которой даже не подозревала.

Когда она была маленькой, у нее была гувернантка; единственная из всех людей на свете предпочитавшая ее Амариллис. Женщина эта казалась строгой и придирчивой, но, осознав любовь Лорел к книгам и знаниям, потеплела.

«Тихие воды глубоки», — как-то сказала ей учительница в ответ на жалобу Лорел, что Амариллис превосходит ее во всем.

— Тихие воды, — прошептала Лорел. Это было так верно. В их доме никто не думал ни о чем, кроме ранга и богатства. Лорел проводила свои дни, просто живя рядом со своими родными, думая, что, если б смогла понять их, наверное, сумела бы заставить их понять себя.

Но как она могла понять, что таилось в ее глубине?

Теперь она впервые осознала, что представляет собой отдельную, не похожую на других личность. Она сделала самостоятельный шаг, отворила дверь и теперь на мили отдалилась от той девчонки, которой была вчера. Заботы ее семьи казались ей несущественными, как ветер в листве деревьев.

Она выйдет замуж за Джека. Как можно скорее. Она уедет с ним отсюда и будет жить с ним и любить его всегда. Он заберет ее отсюда и станет каждую ночь ложиться с ней в постель, и они будут творить там свою темную прекрасную магию. Магию, преображающую все вокруг. Она будет его женой, лучшим другом и любовницей.

Он станет для нее всем!

На этом месте она громко зевнула и, встряхнувшись отчаянно уставшим телом, поковыляла к кровати. Садясь на матрас, она поморщилась.

Ну может быть, они не станут заниматься этим каждую ночь. Вместо этого они могут раз или два в неделю просто поспать. При мысли об этом красочном, переливающемся всеми цветами радуги будущем с Джеком она даже хихикнула. Затем она упала на подушку и провалилась в глубокий сон полного удовлетворения.

А всего четыре часа спустя она выбежала к парадной двери дома прямо в халате, судорожно сжимая его, чтоб не распахнулся, и увидела, как Джека вышвырнули из их дома на гравий подъездной аллеи!

Она повернулась к сестре, наблюдавшей за происходящим с надменным безразличием.

— Что случилось? Почему папа так поступил?

Острый взгляд Амариллис прошелся по ней, и Лорел поежилась, понимая, как выглядят ее спутанные волосы и вспухший от поцелуев рот. Она повыше подтянула ворот ночной сорочки, чтобы скрыть красные пятна-ссадины от его щетины. Глаза Амариллис злорадно сверкнули, она смотрела на Джека, с проклятиями поднимавшегося на ноги.

— Джек отказался освободить меня от нашей глупой помолвки. Он подумал, что я выберу его вместо моего дорогого графа! Можешь себе представить? — Она ехидно улыбнулась сестре. — Он умолял меня безотлагательно выйти за него замуж. Бедный Джек! Он надоел мне еще неделю назад.

Амариллис гордо прошествовала в глубь дома, оставив Лорел растерянно смотреть, как двое здоровенных слуг насильно вскидывают Джека на его коня и хлещут того по крупу, чтобы он скорее унес незадачливого поклонника прочь. Джек еле держался в седле.

Он вернется! Лорел смахнула слезы с глаз и вздернула подбородок. Она доверила Джеку свою жизнь, и он теперь никогда не покинет ее.

Он вернется за ней, когда успокоит своего коня. Это просто недоразумение. Папа думал, что Джеку нужна Амариллис, хотя было очевидно, что он любит Лорел!..

Она прижала руку к лицу и ощутила упавшие на лоб спутанные волосы. О Боже! Она выглядит чудовищно! Ей следует пойти и переодеться. Джек скоро приедет за ней!

Он ведь почти сказал прошлой ночью, что любит ее!

Ведь так?!


В ранние утренние часы Джек осторожно пробрался мимо кровати со спящими Эйданом и Мэдлин в детскую комнату Мелоди. Он вынул ее спящую и расслабленную из постели и, усевшись на стуле, положил ее к себе на колени, тихонько баюкая.

Она заерзала, острые локотки решительно уперлись ему в живот. А на ее оставленной кроватке проснулся котенок и помотал своей большой головой.

Джек держал на коленях свою маленькую дочку и слушал ее сонное дыхание. Она росла так быстро: ножки уже свешивались с его колен. Он поцеловал ее в блестящую макушку, вдохнув чистый детский аромат, которому тоже суждено было скоро исчезнуть.

Наконец она зашевелилась. Большие, еще растерянные и затуманенные глазки, заморгав, распахнулись. Она долгим взглядом посмотрела на свою постельку, видимо, удивляясь, почему она не там. Затем подняла глаза на него. Детские пухлые щечки разрумянились ото сна. У нее были глаза Лорел. Они всегда будут напоминать ему о любви, которую он разрушил собственными руками.

— Папа, ты спал в моей кроватке?

Ее кроватка была не более ярда длиной. Джек представил себя, свернувшегося кольцом, как селедка в банке, втиснутого в эту ее кроватку…

— Нет, леди Мелоди, я не спал в твоей кроватке. Я только хотел сказать тебе «Доброе утро» и поприветствовать твоего замечательного кота.

Мелоди протерла глаза.

— Папа, я не могу найти Горди Энн. Она ушла.

Джек сунул руку в карман и извлек оттуда свою тайную наперсницу. Мелоди со вздохом облегчения схватила ее и прижала подбородком.

— Она вернулась!

— О, слава Богу! — произнес чуть хрипловатый голос от двери. На пороге стояла леди Мэдлин, в халате, еще не причесанная. — Я встала пораньше, чтобы снова поискать ее. Мы вчера были в настоящей панике. Колин даже поклялся пожертвовать еще одним галстуком, но Эйдан ему не поверил.

Джек кивнул в сторону Горди Энн:

— По-моему, она стала чем-то большим, чем просто галстук. Вам так не кажется?

Мэдлин растерянно моргнула, затем с удивлением тряхнула головой:

— Примите мои извинения, милорд. Я просто еще не привыкла, что вы действительно мне отвечаете.

Джек запрокинул голову.

— Тогда почему вы продолжаете разговаривать со мной, словно ждете ответа?

— Не теряем надежды, — пожала она плечами. — И… и молчание кажется грубым.

Уголок его рта дернулся в легкой усмешке.

— Мой друг — счастливый человек.

В ответ сверкнула обаятельная улыбка, и Мэдлин присела в реверансе:

— Благодарю вас, милорд.

Мелоди подняла голову:

— Папа сказал тебе компли-минт, Медди?

Мэдлин улыбнулась новому слову:

— Да, Мышка, он действительно сказал мне комплимент.

— Компли-минты — это очень приятные слова. — Мелоди прижалась к Джеку: — Папа, скажи какие-нибудь приятные слова Горди Энн.

Джек посмотрел вниз, на замызганный тряпичный комок:

— Вы были мне хорошим другом, миледи.

Удовлетворенная Мелоди зевнула, как котенок.

— Горди Энн говорит тебе спасибо, папа.

Мэдлин долгую минуту молча и задумчиво смотрела на них.

— Что-то изменилось, правда? Что вы вчера узнали?

Вчера, казалось, было много лет назад. Джек поглядел на Мэдлин.

— Мелоди действительно моя дочь, — сообщил он ей. Больше не стоило это скрывать.

Ее глаза широко открылись, а потом наполнились радостью.

— О! Это же замечательно! Я должна рассказать это Эйдану… и Прю! — Она повернулась и заторопилась назад, в свою комнату.

Джеку не хотелось участвовать в дальнейших обсуждениях, так что он посадил Мелоди обратно в ее кроватку, напугав при этом котенка так, что он удивленно подпрыгнул, отчего Мелоди захихикала.

Затем, пока Мэдлин скрывалась за кроватными занавесками, он поспешно сбежал.

— Эйдан! Эйдан! Мы можем оставить ее у себя! Разве эго не замечательно?!

Тем же утром, позднее, когда все уже услышали счастливые новости и, несмотря на отсутствие за завтраком Джека, подняли в тосте свои кофейные чашки, в гостиную забрел Эван.

— А где чудовище? — небрежно поинтересовался он у сестры.

Прю отложила книжку и нахмурилась:

— А ты знаешь, я уже давненько ее не видела.

— Опять где-то прячется, — хмыкнул Эван.

Однако вскоре стало ясно, что если Мелоди и прячется, то не в своих обычных закоулках. Чувствуя себя виноватым, Эван даже проверил старый подъемник «немой слуга», но обнаружил только, что кто-то закрепил его внизу, в подвале, и он больше не двигается.

Уилберфорс наткнулся на леди Мэдлин и леди Ламберт, когда они проверяли окно в конце верхнего коридора. Бейливик в нижнем холле всерьез обследовал внутри огромную вазу династии Мин. Леди Ламберт при виде дворецкого нахмурилась:

— Вы сегодня видели Мелоди, Уиббли-форс?

Уилберфорс ответил ей многострадальным взглядом, но она явно не заметила, как назвала его.

— По-моему, леди Мелоди завела привычку играть на чердаке.

Леди Мэдлин покачала головой:

— Не думаю. Ей там нравится не больше чем мне.

Уилберфорс поклонился.

— Я не хочу вам противоречить, миледи, но, по моему мнению, она играем там каждый день.

Леди Ламберт повернулась к двери в дальнем конце коридора.

— Неужели?!

Глава 31


Лорел замерла, когда дверь на чердак отворилась, и на пороге появился неизвестный ей джентльмен. Он внимательно посмотрел на нее, но на его породистом лице не отразилось ничего, кроме легкого удивления.

Затем эта элегантная фигура в ливрее попятилась и с поклоном пропустила в дверь, двух дам. Две очаровательные головки, одна рыжая, другая черная, взглянули на нее с разных краев дверного проема.

Лорел встала и улыбнулась:

— Доброе утро, леди Мэдлин и леди Пруденс.

Рыжеволосая выпрямилась и шагнула через порог.

— Леди Ламберт, — рассеянно поправила она Лорел, растерянно оглядываясь вокруг. Она махнула рукой в сторону леди Мэдлин. — Урожденная аристократка. — Затем ткнула в себя:— Вышла замуж за аристократа.

Лорел нервно улыбнулась:

— Благодарю вас за разъяснение. — Она протянула руку: — Мисс Лорел Кларк.

Леди Мэдлин вошла осторожно, стараясь не касаться стен и держаться поближе от двери.

— Вы пленница?

Лорел уронила руку. Светский вежливый разговор в такой ситуаций действительно выглядел глупо.

— Я… — А, в сущности, кто она? Пленница или гостья? Жертва или любовница? Она вдруг засомневалась.

Сознание словно облило ледяным душем. Ничто из того, что она чувствовала или во что верила в этой комнате, нельзя было назвать действительно существующим. За какие-то несколько дней она стала чувствовать себя в этой чердачной камере как дома. Ее разум так быстро освоился с этим, что сейчас она подумала, не сошла ли немножко с ума.

Запинаясь, она начала объяснение:

— Я…

— Мама! — В комнату ворвалась Мелоди, радостно размахивая в воздухе Горди Энн. — Можно, Медди и Прю теперь тоже поиграют в «Королеву в башне»?

Леди Мэдлин прижала руку к горлу.

— Мама?! — прошептала она. — Святые небеса! Как он мог?

Леди Ламберт сморщилась:

— Джек, какой же ты идиот! — Она добавила еще несколько отборных выражений, но Лорел притворилась, что не слышит.

Высокий надменный служитель сделал шаг вперед и поклонился:

— Мадам, я Уилберфорс, дворецкий клуба «Браунс». Могу ли я что-нибудь сделать для вас?

Лорел растерянно смотрела на него, на бледную от потрясения леди Мэдлин, на сыплющую проклятиями леди Ламберт и вниз, на Мелоди, которая, улыбаясь счастливой улыбкой, обнимала ее за ноги.

Лорел перевела взгляд на Уилберфорса:

— Поистине мне очень пригодилась бы чашка чаю.

Понадобилось несколько чайников чаю, поданного слугой, таким высоким, что он должен был наклонять голову, чтобы не задеть чердачные перекрытия. Лорел рассказала Медди и Прю — они велели ей называть себя так — все подробности своего появления здесь и последующего заключения на чердаке. Ну разумеется, не все подробности. Лорел пропустила интимные моменты и промолчала о том, что Мелоди принесла ей универсальный ключ, не желая рассказывать, как она бродила по клубу по ночам и заглядывала в их комнаты.

Уилберфорс забрал Мелоди, выманив ее обещанием лимонных кексов, так что Лорел могла говорить совершенно свободно. Прю беспокойно расхаживала по комнате, потом решительно объявила:

— Ты должна немедленно упаковать свои вещи.

Мэдлин по-прежнему чувствовала себя в этой комнате крайне неуютно. Она продолжала тревожно оглядываться по сторонам. Наконец Лорел сжалилась над ней и, склонившись вперед, поинтересовалась:

— Меня убедили, что плохой человек целиком и полностью мертв.

Мэдлин мрачно глянула на нее:

— Джек знает о моем заключении. И то, что он использовал это помещение таким образом… — Она покачала головой. — Это просто четыре стены и окно… — Она с усилием сглотнула. — И дверь… Вы знаете, что в двери просверлен глазок?

Лорел не знала. Она вскочила на ноги и, подбежав к двери, стала открывать и закрывать ее в поисках отверстия.

— Нет. Я вижу, где он был, но кто-то заделал его навсегда.

Мэдлин свела брови:

— Что ж, хоть это можем поставить Джеку в заслугу.

— Ха! — Прю перестала метаться по комнате и обернулась к ним. — Вы должны уехать немедленно.

Лорел растерянно заморгала. А ей-то казалось, что они нашли общий язык.

Мэдлин встала.

— Да. Сейчас же. — Она смахнула слезы с глаз. — Я велю Фионе собрать вещи Мелоди. — Она бросилась прочь из комнаты, но Лорел успела услышать рвущееся из ее груди рыдание.

Прю была настроена не менее решительно.

— Я люблю Мелоди как свою собственную дочь, но не стану терпеть такое высокомерное, отвратительное отношение…

Лорел подняла руку, чтобы прервать поток дальнейших проклятий, как бы справедливы они ни были.

— Вы позволите мне забрать ее и увезти?

Прю замолкла и посмотрела на нее:

— Конечно. Вы ведь ее мать. Нужно только поглядеть на вас, чтобы понять это.

— Но… вы все так любите ее…

Прю вздохнула, но решения не изменила.

— И вы ее любите. Иначе не явились бы в «Браунс». И она тоже вас обожает.

Лорел долгую минуту смотрела на Прю.

— Вы ужасно свирепая.

Прю поглядела на нее мокрыми зелеными глазами:

— Нет, я просто такой выгляжу. — Затем она отвернулась и схватила старый саквояж Лорел. — Складывайте вещи. А я пошлю Бейливика организовать отъезд. Куда вы хотите поехать?

Лорел окинула взглядом четыре стены, окно и дверь с замком. Видя это как бы со стороны, она внутренне содрогнулась.

— Далеко, — севшим голосом промолвила она. — Подальше отсюда.

Колин и Эйдан не могли в это поверить.

Колин провел рукой по лицу.

— Он этого не делал. Не мог!

Прю поморщилась:

— Он это сделал.

Эйдан еле разжал стиснутые зубы.

— Я не думал, что его занесло так далеко.

Колин посмотрел на друга:

— Мы могли это предотвратить.

Эйдан посмотрел на него в ответ:

— Могли, но не сделали этого. Нам хотелось верить, что он может к нам вернуться.

Мэдлин не могла перестать плакать.

— Она забирает ее. Далеко-далеко. Так она сказала.

— Ты ее обвиняешь? — Глаза Прю были не суше. — Она, должно быть, очень испугана!

Мэдлин прикусила губу.

— Я думаю… Я не уверена, но когда я была в той комнате… По-моему, он спал с ней там. Я заметила на полу около постели его галстук.

Прю резко зажала себе рот.

— Ублюдок!

Колин оперся на стену.

— Меня тошнит, — пробормотал он.

— Я предпочел бы, — яростно откликнулся Эйдан, — чтобы тошнило Джека.

Мэдлин обхватила себя руками.

— Я разговаривала с ним этим утром. Он казался таким спокойным… очень… смиренным.

Прю вскинула голову:

— Смиренным? И с чем же он смирился?

Мэдлин с сомнением повела плечом:

— Точно не знаю… но ведь дверь на чердак не была заперта на самом деле.

Колин выпрямился.

— Не была заперта?

— Нет, — потрясла головой Мэдлин. — Уилберфорс нажал на нее, она открылась, и мы увидели Лорел, сидящую там. Она казалась такой же удивленной, как и мы.

Лицо Эйдана просветлело.

— Он ее отпустил.

Колин тоже обрадовался.

— Конечно, отпустил! — Он повернулся к жене, вид у которой был сомневающийся: — Разве ты не видишь, Прю? Он решил ее отпустить! Поэтому он так рано пошел сегодня утром к Мелоди. Он с ней прощался.

— Бедняга!.. — вздохнула Прю.

Мэдлин посмотрела на нее:

— Ты всегда не доверяла Джеку, Прю.

Прю махнула рукой:

— Теперь это не так, так что не будем ворошить прошлое. — Она повернулась к мужу: — Тебе нужно найти его. Он решит, что мы его ненавидим!

Колин растерянно промямлил:

— Но ведь ты ненавидишь.

Прю сурово прищурилась, и Колин отступил.

— Да, мое сокровище. — Он повернулся к Эйдану: — Приказ получен, старина. Чего же мы ждем?

Мэдлин была не так непреклонна.

— А вы знаете, куда он мог отправиться? Он ведь давно ни с кем не общается, кроме нас.

Эйдан задумался.

— Кажется, у меня есть идея.


Джек оказался, в конце концов, у Лементье, позабыв не только, как попал туда, но и зачем. Он просто зашел и замаячил у двери. Кэбот бросил на него единственный взгляд, и тут же нажал кнопку, вызывая хозяина заведения.

Пуговка не стал тратить время на любезности и шутливые разговоры. Он провел Джека в свою контору и налил ему виски.

— Я не пью, — покачал головой Джек.

Пуговка настойчиво сунул ему в руку стакан:

— Это не для удовольствия. Это чтоб вы не треснули и не засыпали мой пол осколками.

Джек взял стакан и залпом осушил его, лишь для того чтобы маленький человечек заткнулся. Пуговка взял у него пустой стакан и вновь наполнил его.

Джек попятился:

— Я не осмеливаюсь.

Пуговка свирепо глянул на него:

— Этот для меня. — Портной забросил в горло виски, как матрос, затем еле отдышался. — Так-то лучше, — задыхаясь, выговорил он и убрал графин в шкаф. Усевшись напротив Джека, он поставил локти на колени и наклонился вперед. — Рассказывайте.

И Джек рассказал ему все.

— Я позволил ей уйти, — наконец произнес он. — Я не мог предать ее снова.

Пуговка потер лицо.

— А малышка Мелоди? Лорел заберет ее с собой?

— О да, — тихо откликнулся Джек. — Думаю, что так и будет. — Мучительная боль в сердце была естественным результатом того, что сердце рвалось пополам. Если бы мир был справедлив, Лорел забрала бы его целиком, а не оставляла Джека с жалким кровоточащим обрубком.

Пуговка откинулся на стуле и вздохнул:

— Все эти счастливые пары. Полагаю, пройдет немного времени, и я потеряю еще одну. Видимо, и я не совершенен.

Джек не очень-то и слушал его. Он умирал дюйм за дюймом. Он остался один. Наверное — он в этом не сомневался, — Лорел уже обнаружила открытую дверь чердака и явила себя членам клуба. После этого даже друзья отвернутся от него. И он, конечно, не станет их винить. Все последние годы он старательно избегал дружеских связей. Откуда было ему знать, как тяжело будет рвать их?

Ему вдруг захотелось вновь очутиться в сером глухом мире и продолжать там жить!

Неужели это правда? А как же Мелоди? Не знать ее? Не знать Лорел, теплую и сладкую, лежащую в его объятиях, танцующую и поющую на крыше? Упустить знакомство с настоящей любовью?

Нет! Каждый такой момент был подарком небес.

А вот следующие сорок или около того лет станут настоящим адом.

Когда несколько минут спустя в контору Пуговки ворвались Колин и Эйдан, Джек просто решил. Что ад наступит немного раньше, чем он предполагал.


Уилберфорс нашел своего младшего швейцара на площадке черной лестницы любующимся Сент-Джеймс-стрит в маленькое окошко, расположенное высоко в стене.

Бейливик с тоской посмотрел на своего начальника:

— Она ушла.

Уилберфорс знал, что молодого гиганта огорчила не только разлука с малышкой Мелоди, Фиона тоже в этот день покинула «Браунс».

Было мучительно больно видеть, как это подкосило такого большого и доброго мужчину.

Фиона подошла утром к Уилберфорсу. Она высоко задрала подбородок и расправила плечи, но лицо было бледным, а глаза покраснели от слез.

— Думаю, что я не подхожу городу Лондону, — сказала она дворецкому. — Мне жалко расставаться с леди, сэр, но городской воздух не для меня.

Она хорошо поработала за проведенную в «Браунсе» неделю, так что Уилберфорс отдал ей не только заработанное жалованье, но и премию вдобавок. Теперь, глядя на страдания Бейливика, он подумал, что, пожалуй, не стоило отпускать Фиону с такой легкостью.

Фиона проводила малышку Мелоди с ее матерью. Потом она долго паковала свой маленький чемодан, еще дольше задержалась на кухне, прощаясь со всеми слугами.

Со всеми, кроме одного.

Бейливик не смог сказать ей «прощай».

— Бейливик! — В конце концов, сколько можно?! Уилберфорс слишком долго нянчился с этим парнем. — Фиона ушла, потому что ты буквально выставил ее за дверь.

Бейливик потрясенно обернулся к Уилберфорсу:

— Я, сэр? Но я…

— Ты ее выгнал

Бейливик вытер нос рукавом ливреи. Содрогнувшись, Уилберфорс сделал вид, что не заметил этого.

— Я ее не выгонял! Я хотел, чтобы она поняла, что я не похож на других парней!

— Она видела, что в отличие от других ты ею совершенно не интересуешься.

Бейливик растерянно заморгал:

— Но я же достал ей эту работу… Я носил для нее все свертки. Я собирался сделать ей подарок!

— Романтический?

Бейливик пожал плечами:

— Это был набор серебряных щеток. Для дам. Вроде как орудия труда.

Уилберфорс смотрел на Бейливика, не выказывая кипевшей в нем досады.

— Разве это можно назвать романтическим подарком?

Лицо Бейливика сморщилось от отчаяния.

— Но у меня нет никакого опыта, сэр. Я никогда до этого не ухаживал за девушкой.

Бедный Бейливик. Любящий и верный. Бедная Фиона. Опытная во всем, кроме настоящей любви. Они были невозможной парой. Они были созданы друг для друга.

Нет, так не пойдет. Мир перекосился. А Уилберфорс гордился тем, что умел его выпрямлять и наводить порядок.

— Почему ты не попросил ее выйти за тебя замуж?

Бейливик растерялся еще больше:

— Но младшие швейцары не женятся, сэр. Мы ведь должны жить в доме. Жена ведь не может жить в доме!

Уилберфорс посмотрел сквозь маленькое окошко на улицу.

— Это клуб джентльменов, в котором одновременно, проживают леди и дети. И котенок. А вскоре, я подозреваю, появится щенок для мастера Эвана.

Слегка склонив голову, Уилберфорс подавил мгновенную тоску по старым мирным и упорядоченным временам. Тем скучным серым дням, грозившим продлиться до конца его жизни.

— Бейливик, я пришел к выводу, что этот клуб занимает в мире особое место. Здесь, в «Браунсе», правила таковы, какими делаем их мы.

— Я не понимаю, сэр, — шмыгнул носом окончательно сбитый с толку Бейливик.

Уилберфорс повернулся лицом к огромному Бейливику:

— Бейливик, ты очень хорошо служил нашим джентльменам и их семьям. Ты выказал преданность и храбрость, гораздо большую, чем требовали служебные обязанности. По сути, ты сделал для благополучия и счастья членов нашего клуба больше, чем все остальные слуги, вместе взятые.

Бейливик остолбенел под ливнем нежданных похвал. Казалось, что он вот-вот упадет в обморок.

Уилберфорс предостерегающе поднял руку:

— Не перебивай. Итак, поскольку ты такой ценный работник и поскольку необходимым условием безупречной работы этого заведения является твое спокойствие, для лучшего обслуживания потребностей членов клуба мне надлежит поднять твой статус.

Выражение лица Бейливика являло бесценную смесь растерянности и доверия. У него был вид озадаченной гончей.

— Я не понимаю, что все это значит, сэр.

Уилберфорс долго смотрел на него.

— Это означает, что ты повышен до главного швейцара и можешь жениться при условии, что твоя невеста тоже служит в этом доме и живет в нем.

Это должно пресечь возможные требования равенства со стороны других слуг.

Уилберфорс удовлетворенно сложил руки перед собой.

— Ты можешь занять подходящую комнату, и твое жалованье будет повышено. — Он поднял указательный палец. — Немного повышено.

Не стоило доходить до крайностей. Нужно придержать несколько морковок на будущее.

Бейливик долго стоял, не шевелясь, как огромный оглушенный бык. Затем Уилберфорс оказался в крепких медвежьих объятиях и буквально повис над землей. Прежде чем он смог попенять на это своему гиганту служащему, Бейливик снова уронил его на землю и побежал вниз по черной лестнице.

От топота его сапог с балок потолка осыпалось легкое облачко пыли и приземлилось на плечи ливреи Уилберфорса. Слегка нахмурившись, он его аккуратно стряхнул.

Пыль! В его клубе?!


Трое мужчин толпились в конторе Пуговки. Так что там нельзя было даже локти расправить. Но Пуговка не собирался уходить и предоставлять им место для обсуждения личных секретов. Он не хотел пропустить ни единой подробности. Поэтому он продолжал тихо сидеть на своем стуле, давая возможность Колину и Эйдану загнать Джека в угол. Бренди было подано и разлито по стаканам, но никто не рвался утопить в них свои печали. Нет, сегодня печали и горести бурлили и кипели, являя миру и Пуговке интереснейшее представление.

Эйдан наклонился вперед на своем изящнейшем стульчике и, положив локти на стол, сверлил Джека яростным взглядом:

— Ты похитил мать Мелоди!

Со своего элегантного насеста его решительно поддержал Колин:

— И не подумал поставить нас в известность!

— У вас обоих есть жены. Вам не стоило тревожиться еще и о моих проблемах. — Джек подавленно откинулся на стуле. — Какое это теперь имеет значение?

Колин посмотрел на Эйдана:

— Ты его придержи, а я укушу.

— В данную минуту, — фыркнул Эйдан, — я не стану касаться его даже за плату. Он мерзкий трус!

Это оскорбление вызвало наконец первые проблески жизни в их поникшем друге. Джек стиснул зубы, и его голос перешел в рык.

— Бланкеншип, ты не настолько велик, чтобы я не смог тебя отдубасить. Мне сейчас очень пригодилась бы хорошая драчка.

Колин трагически вскинул руки:

— Так дерись, черт бы тебя побрал! Дерись за мисс Кларк, дерись за Мелоди!

Джек устало провел ладонью по лицу.

— Как думаете, я смогу ее отыскать?

Колин энергично закивал.

Джек посмотрел ему в глаза.

— Считаете, я могу схватить ее за руку и не отпускать?

Колин зааплодировал:

— Вот именно!

Джек с кислым видом продолжил:

— Значит, я смог бы запереть ее в какой-нибудь комнате и держать там, пока она не согласится выйти за меня замуж?

Колин сник:

— О нет! Только не это.

Эйдан испустил вздох облегчения.

— Значит, ты все-таки спрашивал ее. Ты любезно попросил ее? Знаешь, со всеми подобающими изъявлениями чувств? Так полагается. Я узнал это на своем опыте.

Джек опустил глаза на свои руки.

— Я вывернул себя наизнанку, вспорол себе живот и вывалил к ее ногам все, что было внутри.

— Ой-ой! — Пуговка взмахнул руками. — Как романтично!

Колин задумчиво потер затылок.

— Значит, она, в самом деле, не хочет выходить за тебя.

Джек бросил на него мрачный взгляд.

— Тогда мы должны прийти к какому-то соглашению. Каким-то образом сохранить Мелоди или договориться, чтоб мы могли часто видеть ее… Ну, по крайней мере, время от времени… — Колин побледнел от расстройства и посмотрел на Эйдана: — Придумай что-нибудь, черт бы тебя побрал!

Эйдан терпеливо вздохнул:

— Джек, Колин прав. Мы трое обладаем значительными властью и состоянием. Должен найтись какой-нибудь способ уговорить эту леди разделить с нами заботу о Мелоди. В конце концов, ты вправе вообще забрать у нее Мелоди.

Колин подскочил на стуле.

— Нет, погоди-ка…

Эйдан махнул рукой:

— Я не говорю, что мы сделаем это, просто, мы можем это сделать. Мисс Кларк наверняка знает это.

Колин обдумал эту идею.

— Мне не хочется ее пугать, но если бы мы могли просто заставить ее трезво оценить все… Представить ей варианты выбора!.. В конце концов, Джек сможет обеспечить Мелоди блестящую привилегированную жизнь с высоким положением в свете.

Джек задумался.

— Я не хотел бы ничего иного, но я даже не знаю, куда Лорел отправилась.

Эйдан скрестил руки на груди и посмотрел на друга взглядом, полным любви и досады.

— Уилберфорс отправил ее в наемном экипаже. В доки. На корабль.

Джек вскинул голову, в его глазах засветилась надежда.

— Уилберфорс не посадил бы Лорел на любой корабль.

Они вскочили на ноги, трое крупных мужчин, готовых к действию… и замерли, когда Пуговка лениво поднял руку.

— Как я понимаю, нам предстоит лицезреть буйное проявление мужественности. Я никогда не против полюбоваться такой забавной демонстрацией плюмажа, но у меня возник вопрос. Каким образом, милорд, вы намереваетесь убедить названную даму?

Глаза Джека были темнее ночи.

— Я и не собираюсь ее убеждать.


А на конном дворе Бейливик старался подчинить себе мятежного Балтазара. Тот не хотел, чтобы его седлали. Громадный белый конь всегда был хитер и независим, но Бейливик любил своего храброго и своевольного друга.

Тем не менее, ему не раз хотелось бросить седло на верного эвановского Рамзеса, и делу конец. Слава Богу, кроткий мерин не догадывался о таких мечтах Бейливика, а то бы упал в обморок. Ни одна лошадь не выдержала бы вес Бейливика, кроме мощного Балтазара.

Однако именно в этот день Балтазар был не в настроении. Стараясь подчинить упрямого коня, Бейливик с горечью думал, что Фиона с каждым его вдохом уезжает все дальше и дальше. И грудь его теснилась отчаянием. Наконец он прижал к себе громадную костистую морду белого коня и посмотрел прямо в его вредные карие глаза:

— Она уезжает, ты, наглец! Фиона покидает меня, и ты моя единственная надежда догнать ее! Так что открой свою чертову зубастую пасть и закуси удила!

Балтазар медленно опустил на глаза длинные белые ресницы и широко открыл рот. Бейливик не упустил момента. Он засунул металлический трензель за желтые зубы Балтазара и быстро застегнул пряжку уздечки за его бархатистыми ушами, которыми конь теперь нетерпеливо прядал, словно говоря: «Торопись! Нам же нужно поймать девушку!»

Когда уздечка была надета, Балтазар двинулся со двора. К сожалению, на нем еще не было ни седла, ни седока.

Не выпуская из рук поводьев, Бейливик побежал рядом, а потом всем телом бросился на спину Балтазару.

— Ну и ладно, парень. На черта нам это седло.

Кое-как перекинув ногу через широкую спину коня и усевшись прямо, Бейливик обнаружил, что уже мчится галопом.

Бейливик смеялся и кричал навстречу ветру их скачки:

— Я иду за тобой, Фиона!

Хотя Фиона уехала несколько часов назад, но скорость фургона жестянщика, в котором она пристроилась между кастрюлями и сковородками, была очень невелика. А Балтазар мчался, как раздуваемый ветром лесной пожар. Он уворачивался от карет и повозок, расталкивал, а иногда перескакивал зазевавшихся пешеходов. Меньше чем за четверть часа он пронес Бейливика через Мейфэр в западную часть города. Бейливик чувствовал себя виноватым перед людьми, заполнявшими рынок, и не сомневался, что Уилберфорс как-нибудь да узнает о перевернутой тележке булочника и обо всех караваях, смятых копытами, но они уже достигли окраины, и теперь перед ними открылась прямая свободная дорога из города.

В шпорах не было необходимости. Балтазар обгонял ветер. Бейливику требовалось только пригнуться пониже и держаться покрепче.

А далеко впереди Фиона вздыхала и ерзала на твердом сиденье. Она не раз испытывала неудобства жесткой повозки на ухабах и рытвинах. В конце концов, именно так проходила большая часть ее жизни. Однако теперь ей в бедро вонзилась большая заноза, а в горло лезла дорожная пыль, потому что она сидела сзади, болтая свешенными ногами.

А в «Браунсе» было чисто, уютно и весело. Дамы обращались с ней ласково, и такой пищи она не едала за всю жизнь! К тому же по три раза в день!

— Оно и к лучшему, — громко сказала она себе, — а то бы ты растолстела, как жена Помма. И кто бы тогда на тебя посмотрел!

Бейливик. Ее милый Джонни все равно смотрел бы на нее. Ее большой робкий великан смотрел бы голодными глазами, как она проходит мимо. У нее перехватило дыхание при воспоминании об этом. Ей так хотелось узнать, что стоит за этим голодным взглядом, но Бейливик отталкивал се, словно не мог вынести ее прикосновений.

Она впервые увидела своего красавца Джонни, когда ее и двоих ее друзей загнали в ловушку разбойники с мерзким чувством юмора. Но тут явился на помощь Джонни Бейливик. С громовым топотом он скакал по дороге на громадном белом коне. Как ангел мщения. Он промчался сквозь банду этих негодяев, сбивая их, как кегли, сметая во всех направлениях. Фиона горестно улыбнулась. Она почти слышала сейчас тот топот мощных копыт.

Фиона подняла голову. Топот раздавался все ближе. Он был настоящим! Она посмотрела на дорогу за фургоном, щурясь на полуденном солнце. Наверное, это скачет какой-то курьер, или почтальон, или даже какой-нибудь лорд. Ей не приходило в голову, что она снова увидит, как скачет по дороге ее Джонни на большом белом коне!..

Он был таким большим и красивым, словно рыцарь, победитель драконов! Нежное романтическое сердце Фионы, глубоко запрятанное в повидавшую виды грубоватую оболочку, бурно застучало, словно она сама мчалась на опасном коне.

«Джонни приехал за мной!»

Жестянщик, напуганный грохотом, нагонявшим его фургон, свернул к обочине, словно пропуская военный отряд. Но едва колеса замедлили ход, Фиона спрыгнула прямо в пыль, поправляя висевший через плечо узелок с вещами. Она изо всех сил побежала навстречу своему герою, и ее яркие юбки развевались, как флаги на празднике.

Балтазар даже не замедлил прыти. Фиона подняла голову, улыбаясь настигавшему ее урагану, и доверчиво протянула руку вверх.

Большая рука Джонни опустилась и обхватила ее предплечье. Следующий прыжок Балтазара вздернул Фиону в воздух, и она оказалась на широкой конской спине в объятиях Джонни. Она повернулась к нему и обвила его руками за шею.

Балтазар наконец сбавил скорость, и его беспощадный галоп смягчился. Он сделал большую петлю, поворачивая назад. Бейливик слегка откинулся, чтобы лучше видеть прекрасное лицо Фионы, и твердо объявил:

— Я тебя люблю.

Фиона улыбнулась в ответ:

— Да. И я тоже тебя люблю, дурачина ты здоровенный!

Бейливик насупился:

— Больше никакого твоего кокетства. Ты моя, слышишь? Моя женщина! Моя жена! — Он нагнулся и крепко, до боли, поцеловал ее, а потом добавил: — И никогда не смей это забывать!

Фиона растерянно открывала и закрывала рот.

— Ж-жена?

Бейливик задрал подбородок.

— У меня сейчас нет для тебя кольца, но обещаю… Я, знаешь ли, получил повышение, и ты получишь самое замечательное золотое кольцо, как только я стану главным швейцаром в «Браунсе»!

Но Фиона только моргала.

— Жена?!

Бейливик нахмурился:

— Да. Жена. Что-то не так?

Она облизнула губы.

— Значит, не нужно будет таиться? И забираться потом одной в холодную постель? — Она слегка свела брови. — И тогда ты захочешь детей?

Бейливик откашлялся.

— Да. Или нет. Как захочешь ты.

— Как я захочу?! — Фиона ослепительно улыбнулась, обняла его за талию и, положив голову ему на грудь, услышала мощные удары сердца. — Мистер Джонни Бейливик, дети, просто посыплются на Сент-Джеймс-Стрит. Не сомневайся!

Руки Бейливика сжали ее так крепко, что она едва могла дышать. Но кому нужен воздух, когда теперь у нее есть собственный рыцарь в сверкающей ливрее?

Низкий голос Бейливика зазвучал как колокол, отдаваясь во всем ее теле, и она закрыла от удовольствия глаза.

— Ты скоро собираешься заводить детей, Фи? — Большие руки Джонни сжали ее талию. — Потому что Балтазар — конь очень большой. Ты можешь буквально улечься у него на спине.

Глава 32


В меркнущем послеполуденном свете Лорел стояла у края дока, держа в руке крохотную ручку дочери. Довольно жалкая кучка пожиток лежала у их ног. Большая их часть принадлежала Мелоди. Им пришлось оставить большинство ее игрушек и часть красивых платьев, но там, куда они едут, кружевные платьица вряд ли понадобятся.

Лорел полностью опустошила свой небольшой счет в банке и купила билет для двоих в самый дальний пункт назначения, который могла предложить корабельная контора. Ожидая, пока кассир найдет ее и поможет ей с Мелоди подняться на корабль; Лорел наблюдала за грузчиками, переносившими на судно по сходням ящик за ящиком.

После того как так погрузили, наверное, дюжину ящиков, она обратила внимание на надписи на боках.

«Гром чести»!

— Почему это название кажется таким знакомым? — пробормотала она под нос.

— Потому что это мой флагман, — раздался у нее за спиной звучный голос.

Лорел круто обернулась и увидела Джека. Он выглядел темным и щеголеватым в своей матросской шапке и шерстяной матросской куртке. Он смотрел, как ветер с Темзы выдергивает прядки ее волос из-под шпилек и игриво забрасывает на шляпку.

Он был таким красивым, что сердце Лорел не могло решить, то ли ему замереть, то ли забиться в ускоренном темпе.

— Что… что ты здесь делаешь?

Он посмотрел на корабль.

— Уилберфорс рассказал мне, куда ты поехала. Он умеет быть хитроумным. — Затем он перевел взгляд на нее. — Ведь это он рекомендовал тебе этот корабль?

Лорел кивнула.

— Значит, он твой. Это и есть «Бесчестный грабеж»?

Джек улыбнулся. Улыбка было грустной. Ее вообще едва стоило называть улыбкой, но при виде ее сердце Лорел запело. Джек наконец возвращался домой, и она была этому рада.

Ему понадобятся все внутренние силы, чтобы выдержать потерю дочери.

— Это не мой корабль, — продолжал Джек. — Он твой.

Лорел растерянно моргнула:

— Что ты имеешь в виду?

Он посмотрел вниз на Мелоди и улыбнулся. Любовь и печаль в его глазах пронзили сердце Лорел мучительной болью.

— Я отдаю его тебе, — тихо объяснил он и поднял глаза, чтобы встретиться с ней взглядом. — Я все отдаю тебе:

— Мелоди, корабли, все, что лежит на моих счетах. Я отдал бы тебе и Стрикленд, но он майорат и передаче не подлежит. Но ты можешь жить там, если захочешь, и я не стану тебя тревожить.

Лорел никак не могла осознать то, что он говорит.

— Я не понимаю. Что ты хочешь этим сказать?

— Все могло бы быть легче, если бы ты приняла мое имя, и я обещаю, что это был бы брак только на словах. Однако он дал бы тебе защиту моего имени, а Мелоди стала бы законнорожденной.

Лорел почувствовала головокружение.

— Джек, заткнись! Скажи, что ты имеешь в виду?

Он сделал к ней три шага, чтобы можно было коснуться ее разлетающихся волос.

— Я имею в виду, — тихо промолвил он, — что все это твое. Возьми. И будь счастлива. Будь… — Голос его пресекся на долгую минуту. — Будь свободна.

Появился кассир. Он почтительно поклонился Джеку.

— Я готов, мисс.

— Миледи, — поправил его Джек. — К вашим услугам, миледи.

Затем Джек встал на колени и торопливо поцеловал Мелоди.

— Тебя ждет замечательное путешествие, леди Мелоди.

— Ты тоже едешь с нами, папа?

Джек впервые дрогнул. Он отвел глаза и надолго замолчал, будучи не в силах вымолвить ни слова. Затем выдавил из себя бледную улыбку и снова поцеловал Мелоди.

— Нет, малышка, я не еду. Тебе в этот раз придется одной воевать с Черным Питом.

Затем он поднялся с колен и попятился по доку, не сводя с них глаз. Туман почти рассеялся, повис клочьями. А он стоял как черная статуя на белом фоне.

Их багаж уже отнесли на корабль. Лорел подхватила Мелоди на руки и, отвернувшись от Джека, решительно прошла по сходням.

Все правда? Теперь перед ней лежал весь мир. И если Джек сказал правду, у нее теперь было все, чего только она могла пожелать.

На корабле их провели в маленькую, но удобную каюту. Мелоди стала бегать по ней, обследуя каждый уголок. Вечная Горди Энн была зажата у нее под мышкой.

Лорел уселась на койку, которая, наверное, была маловата для мужчины, но вполне устроит на несколько недель ее и бойкую подвижную мартышку. При мысли об этом на нее навалилась усталость.

«Что ты творишь? Я увожу свою дочь, как и обещала. Но почему? Потому… потому что мне надоело, что кто-то другой решает мою судьбу. Мне надоело, что мной манипулируют, мне лгут и меня обкрадывают…»

«Я все отдаю тебе».

Его лицо, когда он стоял в этом тумане… полное отчаяния и покорности судьбе, беззаветной щедрости, желания, чтобы у нее и Мелоди было все самое лучшее…

«Ты что, лишилась последних жалких остатков ума?»

Беглый смешок сорвался с ее губ.

«Наверное, я слегка тронулась умом. Я схожу с ума по этому странному, сложному, чудесному негодяю!»

Она ощутила под ногами толчок. Корабль двинулся в путь! Она побежала на палубу, Мелоди бежала за ней. Между кораблем и доком уже пролегла полоса воды в пятьдесят ярдов шириной!

Джек наблюдал, как корабль отделялся от дока. Клочковатый туман опустился между ним и всем, что он любил больше всего на свете, превращая корабль в призрачный силуэт. Как это слово подходит к происходящему. Именно такой станет с этого дня его жизнь: призрачным бесцельным существованием.

— Он уплыл, пап. Почему ты все еще смотришь туда?

Сердце Джека остановилось при звуке этого высокого голоска. Он потрясенно опустил глаза и увидел стоявшую около его колен Мелоди. «Думательный» палец был, как всегда, засунут в рот. Она с интересом смотрела на отца. Вытащив палец изо рта, показала им на море:

— Я помахала ему до свидания. И мама тоже.

Джек недоверчиво поднял глаза повыше: в нескольких футах от него стояла Лорел. Рассыпающиеся волосы прикрывали ее лицо, но не могли скрыть широкой улыбки.

— Но я же видел, — выдохнул он, — я видел, что ты ушла…

Ее улыбка стала еще шире.

— Я никогда раньше не была владелицей корабля. Знаешь, оказывается, можно приказать матросу отвезти тебя обратно на берег в лодке, даже если корабль уже отплыл. — Она приблизилась к нему. — Я пообещала ему пятьдесят фунтов. Это бессовестная растрата, но я ведь теперь богатая женщина! Верно?

Джек еле дышал.

— Значит, ты остаешься в Англии? И я смогу иногда видеть Мелоди?

Лорел возмущенно фыркнула:

— Да уж, конечно. Я не собираюсь каждое утро опорожнять кошачий лоток!

Мир вокруг Джека замер. Казалось, застыли даже речные волны. Неужели она… значит, она…

Лорел приблизилась еще ближе… потом поднялась на цыпочки и прошептала ему прямо в ухо:

— Спроси снова!

Его сердце откликнулось радостным ударом. Затем еще одним. Затем впервые за много лет оно стало биться в нормальном счастливом ритме.

— Ежевичка, ты выйдешь за меня замуж?

— Нет, — ослепительно улыбнулась она в ответ. — Но ты, если хочешь, можешь на мне жениться.

Джек почувствовал, что маленькая проворная лапка дергает его за рукав. Он опустил глаза и посмотрел на Мелоди, просительно смотревшую на него.

— Папа, а теперь мы можем жениться-веселиться?

Эпилог


Джек перекатился на постели и обнял жену. Лорел растаяла, прильнула к нему.

Джек поцеловал её голое плечо.

— Доброе утро, миледи.

— Неужели уже утро? — Она уткнулась лицом в подушку. — Быть не может. Заявляю, что утро не наступит, пока я полностью не приду в себя.

— Ну-ну, — фыркнул Джек. — Все было не так уж плохо.

Лорел повернула голову и наградила его мрачным взглядом:

— Меня до сих пор трясет.

— Мне знакомо это ощущение.

Она игриво шлепнула его и рассмеялась:

— В жизни есть кое-что еще, кроме постели, милорд.

— Это верно, но к чему суетиться? Постель — это прекрасно. Я хотел бы провести в постели с тобой всю оставшуюся жизнь.

— Это была бы короткая жизнь, — фыркнула она.

— Да, но я готов на такое самопожертвование. — Он ласково покусал ее плечо и взял ближайшую грудь в широкую теплую ладонь. — Готова ли ты сгореть со мной в огне?

Судя по тому, как она начала извиваться под его прикосновениями, он скоро вновь получит все их жаркие наслаждения.

Он перекатил ее на себя и притянул поближе. Она распласталась на нем, нежная теплая Лорел.

Из соседней комнаты донесся громкий шум. Там явно что-то упало.

— Не обращай внимания, — прошептал Джек.

В сонный воздух утра ворвался возмущенный кошачий вопль. За ним последовал взрыв веселого щенячьего повизгивания.

— Ты плохой щенок! Плохой!

— Я ничего не слышу, — вздохнула Лорел.

— Мама! Чингиз разбил фарфор!

Джек услышал, как глубоко в теле Лорел зародился неудержимый смех. Обреченно улыбнувшись, он уронил голову, а Лорел, уже не сдерживаясь, старалась только притушить звуки, уткнувшись ему в шею. Слушать смех Лорел было таким же удовольствием, как заниматься с ней любовью.

Она откатилась от него, лишив радости прикосновения своего чудесного теплого тела.

— Нам все же стоит подумать, не перебраться ли в Стрикленд-Хаус.

Джек приподнялся на локтях, чтобы не пропустить любимого занимательного зрелища: одевания Лорел.

— Ты твердишь это каждое утро, а потом говоришь…

— Я просто не могу себе представить, как мы покинем «Браунс».

Лорел ослепительно улыбнулась своему красавцу мужу. Его черные волосы были до сих пор длинноваты, но счастье помогло заполнить провалы под скулами и прогнало темные круги из-под глаз. Ночные кошмары теперь случались крайне редко, а если случались, Лорел прижимала его к груди и держала так, пока он не успокаивался.

— У меня возникла мысль, — небрежно бросила она, завязывая ворот своей сорочки и искоса бросая ему лукавый взгляд. — Я вот подумала…

Джек настороженно сел на кровати.

— Лорел, говори.

Отбросив притворную небрежность, она снова залезла в постель и, взяла его за руку. Глядя в его темно-карие глаза, которые вновь научились смеяться, она сделала глубокий вдох.

— Я подумала, что, наверное, тебе стоит разыскать людей, которых ты спас той ночью. Которых ты перевел через линию фронта.

Его глаза потемнели от горьких воспоминаний, а она торопливо продолжила:

— Я только подумала… если б ты смог увидеть их теперь живыми и счастливыми, ты бы понял, что это стоило сделать…

Он закрыл ей рот поцелуем. Потом откинулся на подушку и грустно улыбнулся:

— Любовь моя, я это уже знаю. — Он поднес руку к ее лицу и нежно положил ей на щеку ладонь. — Даже если б я мог повернуть время вспять, я все равно принял бы то же решение. Что должно случиться — случается.

Она сморгнула слезы с ресниц и улыбнулась, гордясь им.

— Значит, ты ни о чем не жалеешь?

— Нет. Мы должны были пройти по дороге, которая привела сюда. — Он обвел большим пальцем, ее нижнюю губку. — А у тебя есть сожаления? Ты так много потеряла…

Она прикусила его палец, чтобы остановить дальнейшие слова.

— Но я и много приобрела.

Он ее поцеловал, и она, как всегда, растворилась в его поцелуе. Но тут очередной кошачий вопль ударил их по ушам. Лорел с покорной улыбкой отпрянула.

— Я думаю, что Колин и Прю должны нам новый фарфоровый сервиз.

Джек вздохнул:

— Мне только хотелось бы, чтоб Эван и Мелоди лучше ладили друг с другом. С тех пор как Эван решил поехать в Итон, Мелоди себе места не находит. Не думаю, что она когда-нибудь простит его.

— Ох, не знаю, — понимающе улыбнулась Лорел. — Женщины всегда, в конце концов, прощают тех, кого любят.

— Любят? — дернулся потрясенный Джек.

Лорел рассмеялась и покинула комнату.

— Лорел?! — Джек вылетел из постели, забыв, что остался голым. — Лорел! Что ты хочешь сказать этим «любят»?


Мелоди промокнула глаза.

— Они прошли через столько мучений, чтобы быть вместе. Мне и Эвану не пришлось столько страдать!

Пуговка закончил пристраивать фату на ее головку и отступил на шаг.

— Идеально, — торжественно объявил он.

Мелоди с чувством высморкалась.

— Все это так романтично.

Пуговка забрал у нее грязный платок и дал чистый.

— Так ведь и твоя история — чистой воды роман, малышка. Сейчас Эван ждет внизу минуты, когда поведет тебя к алтарю, желая принести клятву, что будет любить тебя вечно. Так что скажешь? Присоединимся к нему?

Улыбка Мелоди была похожа на солнце, вышедшее на небо после грозы.

— О да. Пошли.

В дверь постучали. Пуговка открыл ее и поклонился входящему.

— Милорд, она готова!

Мелоди шмыгнула носом.

— Разве я готова? — Она растерянно моргнула, глядя на себя в зеркало. От элегантных, расшитых жемчугом туфелек до многомильной фаты все было в порядке.

Вошедший в комнату высокий сухощавый элегантный седовласый маркиз Стрикленд улыбнулся.

— Ты выглядишь в точности как твоя мать, — прошептал он.

— Правда? — В комнату вплыла маркиза с букетиком нежно-розовых бутонов. Она замерла, глядя на Мелоди. Потом глубоко и тяжело выдохнула: — Проклятие! Когда ты успела вырасти?

Мелоди протянула к ней руки:

— Мама!

Маркиз отошел в сторону, мужественно стараясь сдержать слезы, пока его жена и дочь обнимались и шмыгали носом.

Затем к ним подступил Пуговка:

— Да, все это прелестно. Очень приятно видеть вас, миледи. Разрешите все-таки поправить фату? — Приведя Мелоди в порядок, он откашлялся и протянул ей руку. — У меня для вас подарок.

Мелочи растерянно моргнула.

— Право, Пуговка, не нужно…

Это был носовой платок, квадратик довольно грязного полотна, старательно подшитый, разглаженный и обшитый кружевом. Тряпочка потемнела от времени, и отстирать ее явно не удалось.

— Господи, что это… — нахмурилась Мелоди. — Благодарю вас…

Лицо Пуговки расплылось в улыбке.

— Я знал, что вы думаете, будто она давным-давно расползлась от времени, но там был небольшой кусочек, который я спас. Внутри узла…

— Горди Энн! — ахнула Мелоди и бросилась к Пуговке на шею. — Горди Энн будет на моей свадьбе!

Пуговка ласково похлопал ее по спине.

Мелоди бережно засунула грубую тряпочку в расшитый бисером лиф поближе к сердцу.

Потом она подняла голову и улыбнулась матери, отцу и милому, дорогому Пуговке.

— Тогда пошли, — жизнерадостно объявила она. — Будем жениться-веселиться!


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Эпилог