загрузка...
Перескочить к меню

Вечный город, вечная любовь (fb2)

- Вечный город, вечная любовь (пер. Екатерина Николаевна Хохлова) (и.с. Любовный роман (Радуга)-636) 412 Кб, 115с. (скачать fb2) - Люси Гордон

Настройки текста:



Люси Гордон Вечный город, вечная любовь

Глава 1

Она хотела когда-нибудь посетить Италию, но не ожидала, что это произойдет именно так.

Когда Джулии Хэллэм покинула аэропорт и села в такси, она вдруг осознала, какую ошибку совершила. С одной стороны, ей можно было позавидовать: она прибыла в Вечный город Рим с восемью чемоданами, сделанными из натуральной кожи, наполненными шикарной одеждой и украшениями. Её одежда была дорогой, духи — изысканными, манеры — безупречными. Она была женщиной, добившейся успеха в жизни и теперь прибывшей в Рим по своему желанию.

Но тогда, очень давно, она мечтала, как приедет сюда в качестве невесты Рико Форцы.

Джулии попыталась прогнать эти воспоминания. Она выжила тогда после разрыва только потому, что старалась не оглядываться назад, но теперь, казалась, все воспоминания, которые она так долго сдерживала, прорвали плотину и накрыли её с головой. Глядя в окно, она вспомнила, что эти места он описывал ей, а эти обещал показать, когда они вместе приедут в Рим. Теперь она увидит их. Но без него.

— Вы в отпуске, синьора? — дружелюбно поинтересовался водитель такси.

— Нет, скорее в командировке, — ответила Джулии, автоматически изобразив на лице улыбку — неотъемлемую деталь её профессионального имиджа. — Я певица, работаю в ночных клубах. Буду петь в «Ла Дольче Ноте».

Таксист присвистнул от восхищения, услышав название самого шикарного ночного клуба в Риме.

— Тогда вы должны быть очень известной!

— Не особенно, — рассмеялась она.

— Но «Ла Дольче Ноте» приглашают только лучших.

— Вы там были?

— Что вы! Там обед стоит как моя недельная зарплата. Но я часто привозил туда людей. Вы были раньше в Риме?

— Нет, — тихо сказала Джули. Она могла добавить: «Только в моих снах».

— Обычно они нанимают итальянских певцов, — продолжал беседу таксист.

Ей не хотелось говорить, но это было лучше, чем думать о прошлом, поэтому она сказала:

— Я пела в лондонском ночном клубе. После моего выступления один солидный посетитель предложил выступить в Риме. Мой агент сказал, что это очень престижно и… выгодно.

Таксист еще раз присвистнул. На это раз уважительно.

Такси достигло Виа Венето, широкой в три полосы улицы, заполненной бутиками и уличными кафе. Машина свернула в переулок и остановилась перед большим красивым зданием. Водитель отнес сумки Джулии внутрь, с улыбкой принял чаевые и уехал.

Носильщик проводил женщину до номера на втором этаже.

— Не могли бы вы позвонить в клуб и сказать менеджеру, что вы прибыли? — попросил он, кланяясь.

Когда Джулии осталась в номере одна, она с восхищением огляделась. Огромная гостиная и спальня были обставлены с королевской роскошью. Но эта роскошь заставила ее почувствовать себя неуютно. Она будет в Риме три месяца и лучше было бы снять уютную маленькую квартиру. А это место больше подходило какой-нибудь скучающей жене миллионера.

Она позвонила в клуб и поговорила с секретарем менеджера.

— Я прошу прощения, синьор Ванетти вышел, — сказала женщина, — но он хочет увидеть вас в клубе вечером в качестве гостьи. Будут представители прессы. Машина заедет за вами в девять тридцать.

Джулии решила принять душ, надеясь что это отвлечет ее от тягостных размышлений. Она чувствовала себя чужой в этом дворце.

За ее новой, изысканной внешностью все еще скрывалась наивная девчонка, которая влюбилась в Рико Форцу восемь лет назад. Ту девушку звали Пэтси Браун и она хотела стать певицей. Будущая звезда работала в «Короне», лондонском пабе, обслуживая посетителей, собирая стаканы. Но каждый вечер там был маленький концерт и она пела под аккомпанемент пианиста. Все выступление выглядело любительским и грубоватым, но девушка метала о том, чтобы стать эстрадной певицей.

Потом туда приехал Рико, и она обнаружила, что в жизни есть что-то другое помимо пения.

Ему было двадцать три, он был итальянцем, приехавшим в Англию улучшить свой английский. Рико уже говорил по-английски, но это звучало книжно и напыщенно, а поработав в «Короне», он очень быстро выучил сленговые словечки и начал говорить бегло.

Он пользовался популярностью среди персонала паба и посетителей. У него был талант комика и всем он очень нравился. Он часто смеялся и улыбка всегда светилась в его черных глазах. Высокий и стройный, сильный, очень симпатичный, он охотно флиртовал с девушками.

Но не с Пэтси. Когда он говорил с ней. Его голос звучал очень серьезно. Серьезен был его взгляд. Девушка начала замечать, что он наблюдает за ней во время пения словно зачарованный. И постепенно забыла, что на свете существует кто-то еще кроме него.

Она стояла на эстраде и пела о юности, о первой любви, о надежде, о мечтах, которые сбывались, о счастье. И Рико не отрывал от нее глаз.

Другие мужчины тоже смотрели на нее сквозь пьяный туман, и однажды вечером один из посетителей подкараулил ее у выхода. Он решил, что если не даст ей пройти и попытается станцевать с ней прямо на улице, то это произведет на нее впечатление. Но девушка испугалась.

— Пожалуйста, позвольте мне пройти, — взмолилась она дрожащим голосом.

— Всему свое время, детка. Почему бы тебе не остаться и не поболтать со мной? — пьяно ухмыльнулся он.

— Потому что она не хочет, — раздался голос из темноты.

Парень повернулся, но недостаточно быстро, чтобы уклониться от удара, свалившего его с ног. Нападавший удрал, держась за разбитый нос, а Рико, подув на кулак, спросил ее:

— С тобой все в порядке?

— Да, все хорошо.

— Непохоже. Пойдем со мной. — Он взял ее под руку и они молча дошли до рыбного ресторана. — В Англии я научился любить рыбу с картофелем, — сообщил Рико. — Треска? Камбала?

— Треску, пожалуйста, — сказала она.

— Присаживайся. — Он указал на столик у окна.

Рико принес тарелки с рыбой и картошкой и две большие чашки чая, в которые он щедро насыпал сахару.

— Я не пью чай с сахаром, — запротестовала Пэтси.

— Теперь пьешь, — сказал он решительно. — У тебя был шок. Ты не должна была выходить одна так поздно. Как твой друг позволяет это?

— У меня нет друга, — смутилась она.

— Этого не может быть. Такая красивая девушка не может оставаться одна. В моей стране это просто не возможно. Все мужчины добивались бы тебя.

— А в моей стране, — возмутилась Пэтси, — девушка — это нечто большее, чем трофей, достающийся первому встречному.

— Не первому встречному, — нежно поправил он, — Только достойному мужчине.

— Если бы у меня был друг, я бы не спрашивала у него разрешения, что мне делать и его не делать.

— Если бы он был хоть немного мужчиной, его бы не интересовала, спрашивать ты или нет, — возразил Рико, — Будь ты моей, я бы не позволил тебе возвращаться одной в темноте.

Воцарилось молчание. Разговор зашел в опасную зону. И девушка не была уверена. Что следует пересекать пограничную линию. Чтобы скрыть смущение, Пэтси сделал глоток чаю. Когда она подняла взгляд, то заметила, что Рико смотрит на нее как-то странно. Это испугало ее, и она почувствовала, как кровь приливает к ее щекам.

— Поему ты так смотришь на меня? — прошептала она.

— Я думаю о том, как сильно хочу заниматься с тобой любовью, — просто сказал он.

Она опустила голову, чтобы он не увидел ее смущение.

— Ты не должен так говорить!

— Почему нет?

— Потому… потому что мы едва знаем друг друга.

— Я наблюдал за тобой с самого первого дня. И каждый раз, когда видел тебя, я хотел заниматься с тобой любовью. Я думал о том, как прекрасны твои губы и какого это будет целовать их.

После этих слов девушка поняла, что ничего на свете она не хочет больше, чем поцеловать его. И она знала, что он видит это. Пэтси подумала с тревогой, что если он попросит ее о чем-нибудь, она не в силах будет отказать.

Раньше она думала только о карьере певицы и стремилась только к этому. Теперь все выходит из-под ее контроля…

Девушка подняла голову и робко улыбнулась ему, в ее глазах светилось доверие.

Рико жил в небольшом пансионе. Они тихо поднялись в его комнату, служившую одновременно спальней и гостиной. Все выглядело старым и потрепанным, но для юной Пэтси это было волшебным местом.

Кровать была маловата для двоих, но это не имело значения. Их страсть была прекрасна и безгранична.

Она никогда не занималась любовью раньше, но с Рико это оказалось таким естественным. Он медленно раздел ее, он смотрел на ее тело с таким восхищением, что она чувствовала себя совершенной.

— Ты так прекрасна, carissima, — прошептал он, касаясь губами ее кожи, — Я никогда не видел такой красавицы. Я хочу целовать тебя везде.

И он сделал это. Целовал ее шею, грудь, бедра…Ее смущение испарилось по воздействием чувств, которые он пробудил в ней. Она словно всю жизнь ждала этого момента.

Он любил ее медленно, давая ей время преодолеть застенчивость и приняв ее тело, которое она открыла для него, как самый ценный дар. Когда его губы и руки касались ее, она вздрагивала от удовольствия.

— Рико, — шептала она, — Рико…

— Тише, верь мне, скажи, что ты принадлежишь мне.

— Я принадлежу тебе, — сказала она, беспомощная перед страстью, охватывавшей ее. — Рико, Рико, о да!

Пэтси почувствовала, как он проникает в нее, и это ощущение было самым прекрасным в ее жизни. Она никогда не думала, что любовь может дарить столько радости.

И его тело тоже было прекрасно. Он был молодым, сильным, кожа у него была гладкая мягкая. И прикасаться к ней доставляло Пэтси удовольствие. Ей нравилось, что он такой, какой он есть.

После того, как они первый раз занимались любовью, все стало по-другому. Мир окрасился в новые, яркие тона. Все вокруг, казалось ликовало. Теперь она знала, что бывает между мужчиной и женщиной, как любовь превращает их из двух существ в одно.

Она переехала к нему и узнала его ближе. Он мог быть скромным, робким и благодарным за ее любовь.

Если Рико просыпался первым. Он заваривал чай и приносил его в постель, наблюдая, как она пьет. Поздно ночью он часто готовил для нее. Когда она протестовала, говоря, что этом слишком много, он лишь отвечал:

— То, что я делаю для тебя, не может быть слишком многим. Ты дала мне все, о чем только можно мечтать.

Он мало рассказывал о своей жизни в Италии, упомянув только, что приехал из Рима. У нее сложилось впечатление. Что он вырос в одиночестве и ему недоставало любви. Когда он простудился, она заставила его остаться в постели и ухаживала за ним. Он был так восхищен ее заботой, словно никто до нее не делал для него ничего подобного.

Иногда Рико учил ее готовить итальянскую еду, потому что, как он выразился, Пэтси была «стихийным бедствием в кухне».

Пэтси некому было учить готовить, потому что, когда ей было двенадцать, ее мать ушла из дома, не в силах больше выносить мужа, обращавшегося с ней как с рабыней.

Девушке пришлось заботится об отце и брате. Ее отец был бездельником, деньги добывал путем мошенничества в системе социальной поддержке населения. Сына он учил быть таким же. У нее редко были карманные деньги, потому что оба проходимца тратили все до последнего пенни в пабах.

Она мечтала о побеге и в семнадцать лет ей представился такой шанс, когда отцу и брату дали небольшой срок в тюрьме. И Пэтси отправилась в Лондон.

Девушка рассказала обо всем Рико.

— Я собираюсь построить собственную жизнь, — сказала она страстно. — Буду выступать с ангажементом в самых роскошных залах мира и зарабатывать кучу денег. И буду наконец независимой женщиной.

— А я?

— О Рико, — сказала она, раскаиваясь, — ты же знаешь, как это сложно. Конечно, я твоя только…

Но у Пэтси не было слов объяснить, что двигало ею. С решимостью юности, она верила, что все получится, что у нее будут и любовь, и карьера вместе. Просто сейчас ей нравится играть в семью, заботиться о своем мужчине.

— Кто научил тебя готовить? — спросила она однажды вечером, когда он приготовил спагетти карбонара. — Твоя мать?

Его лицо исказилось.

— Нет, — сказал он, помолчав. — Это была наша… Это была Нонна.

— Твоя бабушка. Это означает Нонна?

— Да. Она не была моей настоящей бабушкой, но она много сделала для меня. Когда я был маленьким, я много времени проводил с ней на кухне, рассказывая о своих проблемах. Она находила для меня занятия, а когда я делал что-то неправильно, кричала на меня. Так я научился готовить.

Рико так весело рассказал об этом, что девушка рассмеялась.

— Ты рассказывал о своих проблемах только Ноне? А матери?

— Мои родители умерли, — ответил он мрачно. — Я налью тебе еще чаю.

— Не надо, спасибо. Расскажи мне о своей матери.

— В другой раз.

— Почему не сейчас? Дорогой, я хочу знать о тебе все…

— Basta! — вспыхнул он. — Хватит!

Она изумленно уставилась на него. Рико сказал это спокойно, но таким тоном! Что-то незнакомое вспыхнуло в его глазах, не сочетавшееся с тем, что она знала о нем. Откуда у бедного бармена такая властность в характере, словно он ждет, что все будут беспрекословно подчиняться ему?

Затем Рико снова стал самим собой. Смеялся, целовал ее, шутил. Словно этого разговора не было.

Но ночью, когда она лежала в его объятиях, чувствуя тепло его тела и биение его сердца, она снова вспомнила обо всем. Конечно, Рико был итальянцем, а высокомерие — норма для итальянского мужчины. Она попыталась убедить себя, что ничего страшного не может случиться.

Когда она проснулась, чувство тревоги уступило место безоблачному счастью. Пэтси думала, что уже знает любовь, но каждый раз она не переставала переживать все по-новому. Она не могла описать свои чувства. Например, когда он входил в нее, шепча: «Mio amore…sempre…per eternita…»

Ее сердце эхом отзывалось на его слова: «Моя любовь, всегда, на всю жизнь…» Она не замечала изменений, происходящих в ней не замечала, что ее голос стал глубже, в нем появились новые оттенки, особенно когда она вспоминала о его гладкой смуглой коже, об аромате его тела, о том, как они занимаются любовью.

Но это замечали все, кто слышал, как Пэтси поет песни о любви…

Рико был ревнивым любовником. Он все время следил за ней, когда она выступала, ревновал к тем, когда она выступала, ревновал к тем, кто смотрел на нее. У нее была песня, которая предназначалась только ему, у которой было свое особое значение, понятное только им.


Что случилось с моим сердцем?

Я пыталась сохранить его.

Но ты пробился через преграды

И украл его.

Пожалуйста, береги его.

У меня нет другого сердца, чтобы отдать….


Однажды, когда они лежали вместе, его голова покоилась на ее груди, Рико прошептал:

— Ты ведь никогда не оставишь меня, carissima?

— Никогда, — прошептала она в ответ.

— Ты должна обещать мне, — настаивал он. — Позволь мне еще раз услышать, что ты никогда не оставишь меня.

— Я не оставлю тебя, мы всегда будем вместе, — громче повторила меня.

— И ты никогда не будешь любить другого?

— Я никогда не буду любить другого. О, Рико, как я могу любить кого-то кроме тебя? Ты все для меня.

Она поцеловала его страстно, и он ответил с такой страстью, которая граничила с отчаянием. Словно он боялся чего-то…

Много позже она вспомнила странные нотки в его голосе.

Они наслаждались друг другом, и этого было достаточно. До того дня, когда они поняли, что есть что-то еще в их жизни.

— Ребенок! — радостно закричал Рико. — Наш ребенок! Наш маленький bambino.

Он бросился покупать Пэтси медальон с изображением Мадонны с младенцем. Эта дешевая безделушка стала для нее дороже всего золота мира, она бережно хранила ее. Девушка была очарована его радостью, которую он испытал, узнав, что его возлюбленная станет матерью. Но практическая сторона ее характера отказывалась молчать.

— Дорогой, у нас нет комнаты для малыша и нет денег.

— Выкрутимся. Какое это имеет значение, если у нас будет ребенок? Мы будем любить его, любить друг друга и любить весь мир, потому что мы так счастливы!

Был ли кто-нибудь когда-нибудь так счастлив, как Рико?

И именно тогда у нее появился шанс. Владелец маленького, но элегантного клуба, «Леди Берд», предложил Пэтси выступить у него. Но Рико настоял, чтобы она отказалась, и это привело их к первой ссоре. Он обвинил девушку в том, что она не бережет ребенка, потому что думает только о карьере.

Это было неправдой. Пэтси очень хотела ребенка, но она также хотела стать знаменитостью. И она все еще была молода, чтобы мечтать иметь и то, и другое. Только потом она поняла, что это невозможно.

Они помирились, и все шло хорошо. Но в их отношениях появилась трещина…

Джулии очнулась от воспоминаний и обнаружила, что сидит, уставившись в пустоту. Она заставила себя встряхнуться. Наступил момент ее триумфа. Она решила не думать о Рико Форце или о том, как могла бы сложиться ее жизнь.

Отдохнув пару часов, Джули стала собираться к вечернему выходу. Сегодня она должна выглядеть превосходно. Она выбрала элегантное темно-голубое платье, переливающееся при каждом ее движении, и уложила свои волосы цвета меда в изысканную прическу. Она наложила макияж так, чтобы выглядеть шикарно, но не вульгарно. Это помогло ей забыть маленькую Пэтси, которая любила и потеряла свою любовь, и снова обрести Джулии Хэллэм — известную певицу.

В девять часов в дверь постучали. Коридорный протянул ей коробку и исчез. Она открыла ее и замерла.

Внутри были самые прекрасные драгоценности, которые она когда-либо видела. Ожерелье, серьги, браслет и диадема — все из безупречных бриллиантов. На карточке стояло только: «С наилучшими пожеланиями от «Ла Дольче Ноте».

Медленно она надела их, не веря, что все происходит на самом деле. Они, должно быть, стоят тысячи фунтов!

Наверно, они только для представления, и она вернет их в конце вечера.

Точно в девять тридцать позвонил администратор, и Джулии вышла, чтобы сесть в роскошный лимузин. Шофер открыл ей дверцу. В машине сидел человек, но женщина смогла увидеть только его руку, которую он подал ей, чтобы помочь сесть в машину. Дверца закрылась. Шофер сел на свое место, и машина тронулась. Джулии повернулась к мужчине, сидящему рядом с ней. И застыла.

— Buon giorno, signorina, — сказал Рико Форца.

Глава 2

— Рико, — выдохнула Джулии и почувствовала, как учащенно забилось ее сердце. Она так много думала о нем, что начала грезить наяву? В полумраке салона она попыталась рассмотреть мужчину получше. — Извините, — смущенно проговорила Джулии. — На минуту мне показалось, что…

Яркое пятно света на мгновение осветило салон и лицо мужчины. Это был Рико.

— Очень мило, что вы надели бриллианты, которые я послал вам. С их великолепием может сравниться только ваша красота.

Он не узнал ее. Впрочем, восемь лет так изменили юную Пэтси, что она с трудом узнавала саму себя.

— Я Рико Форца, владелец «Ла Дольче Ноте», а также отеля где вы остановились, — развеяв последние сомнения.

— Я…Я ожидала синьора Ванетти, менеджера.

— А обнаружили меня. Я надеюсь, вы не слишком разочарованы. Как вам понравились ваши апартаменты?

Джулии не находила слов. В конце концов ей удалось сказать:

— Ну, я предпочла бы что-нибудь попроще. Вся эта роскошь подавляет меня.

— Прекрасно! Знаменитость, которая в глубине души осталась простой девушкой. Хороший прием. Вы можете использовать его, когда будете говорить с прессой сегодня вечером.

— Да? — спросила она с надеждой, — Я, конечно, встречусь с журналистами, но, может, не сегодня?

— Я уже назначил встречу.

Его властный тон заставил ее замолчать.

Короткая поездка до «Ла Дольче Ноте» подошла к концу. Когда они подъехали ко входу, Рико вышел и подал ей руку. Рука, которая когда-то касалась ее так нежно и так интимно, теперь держала ее руку равнодушно и жестко.

На стенах клуба были расклеены афиши, объявляющие о выступлении «Джулии Хэллем», блистательной певицы». Два больших постера с ее лицом красовалось по обе стороны двери, а небольшая группа поклонников на тротуаре зааплодировали при появлении Джулии. Рико взял ее под руку, и они вместе вошли в клуб.

Служащие клуба собрались, чтобы взглянуть не нее. Повсюду мелькали вспышки фотоаппаратов. Джулии улыбалась в объективы.

Столики обрамляли танцплощадку, на которой несколько пар танцевали под музыку небольшого оркестра. Рико подвел ее к одному из первых столиков с уверенностью хозяина и указал, куда ей следовало сесть.

Теперь она могла рассмотреть его лучше. Это был Рико и в то же время не Рико. Он был красив, как всегда. Даже красивее, чем прежде. Мальчик превратился в зрелого мужчину. Что-то в его лице изменилось. Его темные глаза когда-то светились нежностью, но теперь взгляд был холодным и равнодушным.

Когда Джулии узнала его в машине, то потеряла дар речи. Теперь она собралась с силами, но сердце продолжало биться учащенно. Их последняя встреча состоялась перед его отъездом в Италию. Он сказал, что уезжает, чтобы «рассказать своей семье о нашей любви и нашем будущем ребенке».

Они собирались расстаться на несколько дней, а оказалось — навсегда…

— Почему я не могу поехать с тобой? — спросила она.

— Потому что… так будет лучше. Рико было трудно говорить, и она скоро поняла почему.

Когда он вернулся, то обнаружил, что она исчезла, оставив только письмо и медальон с изображением Мадонны, который он подарил ей с такой любовью. Потом она выплакала много слез, размышляя о том, что стало с ним после ее предательства. Теперь, глядя на него, она начинала понимать.

Джулии помнила его открытым для жизни и людей, желающим давать больше, чем получать. Теперь в нем не было и следа от того Рико, которого она знала. Напротив, в его облике читались недоверие к людям, осторожность, скрытность… Красивый мужчина, у которого было все, что только можно пожелать, но не было сердца…

На столе лежал маленький пакет, элегантно упакованный в желтую бумагу.

— Откройте его, попросил Рико. — Это для вас.

Внутри был браслет из изумрудов. Он застегнул его на той же руке, на которой она надела бриллиантовый браслет.

— Это прелестно, но необязательно увешивать меня драгоценностями, — запротестовала Джулии. Она снова дотронулась до ожерелья. — Разумеется, я понимаю, что они даны мне как бы напрокат….

— Разве я так сказал?

— Нет, но вы ведь не можете дарить камни, которые стоят целое состояние, незнакомой женщине.

— Это странно, но у меня такое чувство, что я уже знаю вас. Так или иначе, драгоценности принадлежат вам. Все. Такая красивая женщина должна получать дань восхищения от мужчин.

Он сделал ударение на слове «восхищение». Но его иронический тон превратил комплимент в скрытое оскорбление. Джулии почувствовала себя так, словно она видит кошмарный сон. Многие годы она представляла себе, как встретит его снова. В мечтах она бежала к нему на встречу. Он обнимал ее, говорил, как сильно скучал по ней, а потом они оставались вместе навсегда.

Вместо этого она видела перед собой незнакомца, который казался недружелюбным, даже когда изображал радушного хозяина. В его голосе не было нежности, только мужской интерес к ее внешности.

Он раздался в плечах, и все его тело стало тяжелее и основательнее. Он выглядел сильным и властным. Он стал мужчиной, которого нужно бояться.

— Шампанское, — сказал Рико официанту. — Я возьму на себя смелость сделать для вас, — обратился он к ней. — Лобстер, салат, затем…

Хлеб и сыр, остатки соленых огурчиков и лимонад. И любовь…

— Журналисты присоединяться к нам. Ваше появление вызвало большой интерес.

— Я и не предполагала, что здесь кто-то слышал обо мне.

— Могу заверить вас, что это так.

— Почему вы сами занимаетесь мной? Ведь это обязанность менеджера?

— Да, но мне нравится участвовать в делах клуба. И вообще мне нравится быть с вами сегодня вечером.

Что-то в его тоне заставило ее спросить:

— Вы всегда делаете то, что вам нравится?

— Да. Но это не всегда было возможно. Я долго шел к тому, чтобы делать только то, что хочу.

— А другие люди?

— Я могу убедить их в том, что им следует делать.

«Я сделаю все, пойду на любые жертвы для тебя, мое сердце. Я хочу сделать тебя самой счастливой на свете». Неужели эти слова говорил ей тот же самый человек?

Нет, другой, моложе, полный надежд. Ей стало жаль того прежнего Рико.

Смешно, но это был именно тот вечер, о котором она мечтала тогда. Лучшие вино и еда, настоящие бриллианты, пресса, толпящаяся вокруг…

Журналисты начали говорить с Джули по-английски, но разразились аплодисментами, когда она ответила по-итальянски.

Один из журналистов спросил:

— Вы были раньше в Италии, синьорина?

— Никогда.

— У вас есть итальянские друзья, родственники?

— Нет.

— Я только хотел узнать, почему вы так хорошо говорите по-итальянски?

— Я…. — Она уже хотела ответить, но вспомнила, что не может этого сделать. Ее живой ум быстро нашел выход. — Я всегда хотела посетить эту прекрасную страну и подготовилась к этому.

Опасный момент прошел. Кто-то попросил:

— Расскажите нам о себе. У вас есть муж, дети?

Она почувствовала на себе обжигающий взгляд Рико и спокойно ответила:

— Нет.

Вопросы продолжались еще несколько минут, пока Рико не закончил встречу, сказав:

— «Ла Дольче Ноте» ценит своих звезд. Поэтому мне доставляет большое удовольствие вручить синьоре Хэллэм подарок, который, я знаю, она сумеет оценить. — Он протянул ей маленькую коробочку. Джули почувствовала неладное. Слишком много подарков. Что-то здесь не так. — Откройте, — Рико улыбался.

Джулии с трудом улыбнулась в ответ и открыла коробочку. Когда она увидела ее содержимое, сердце пронзила острая боль, а в горле застрял крик ужаса.

Это был золотой медальон, окруженный сапфирами и бриллиантами, с изображением Мадонны с младенцем, то самый, который Рико вручил ей много лет назад…

Джулии взглянула на Рико. Его взгляд не выражал никаких эмоций. Он узнал ее. Конечно, узнал. Он знал, что это она, с самого начала.

Теперь все кусочки мозаики сложились в четкую картину. Желание клуба нанять ее объяснялось желанием Рико Форцы отомстить. Он ждал восемь лет, чтобы обманом заполучить ее сюда и продемонстрировать свою власть.

Он протянул руку.

— Потанцуем.

Это не было вопросом. Он приказал ей. Джули позволила ему отвести себя на площадку. Теперь играли вальс. Тяжелая рука Рико покоилась на талии партнерши.

— Посмотри на меня, — Тихо сказал он.

Их губы были совсем близко. Как часто она целовала их! Каким жестким казался его рот сейчас.

— Рико, — прошептала она.

— Улыбайся, когда произносишь мое имя. Все наблюдают за нами.

Собрав все свои силы. Она попыталась улыбнуться.

— Ты узнал меня сразу, не так ли?

— Еще раньше, синьорина.

— Не называй меня так.

— Это вежливая форма обращения к незнакомой женщине.

— Незнакомой?

Т всегда была такой. Было время, когда я думал, что знаю тебя, но я ошибался.

— Не прижимай меня так близко.

— Обычно ты говорила другое. Ты шептала: «Ближе, Рико, ближе, сделай меня частью тебя».

Не было необходимости напоминать ей эти слова. Она чувствовала, как его тело повторяет изгибы ее тела, и вспоминала, как его сильные ноги сжимали ее, как его тело доставляло ей такое наслаждение, что она начинала кричать. Это повторялось снова и снова. Пока они не превращались в одно целое. Навсегда.

Нет, не навсегда.

Его губы были так близко, что она чувствовала его дыхание.

— Ты ведь все это забыла, не так ли?

— Нет, — пробормотала она. Я никогда не забуду.

— Значит, ты решила, выбросить все из головы, а это хуже, чем забыть.

— Это не так. Мне многое надо объяснить.

— Нечего объяснять. Все предельно ясно.

— Ты думаешь обо мне самое плохое, но ты ошибаешься. Я хочу рассказать тебе все, но не здесь. Позволь мне уйти…. Ради Бога, позволь мне уйти.

— Сейчас начнется кабаре, — сказал Рико, — и мы уйдем.

Их уход вылился в такую же пышную церемонию, как и прибытие. Джулии не знала, как выдержала короткую поездку обратно в отель. Как только они подошли к двери ее номера, она повернулась к Рико.

— Почему ты притворялся, что не узнаешь меня?

— Потому что это устраивало меня в тот момент. Я ждал долго. Я мог позволить себе ждать дольше. Дай мне взглянуть на тебя.

Она попыталась отстраниться, но он схватил ее за плечи и не отпускал, внимательно рассматривая.

— Ты очень изменилась по сравнению с той девушкой, которую я помню. Но ведь ты, какой я тебя видел тогда, была только иллюзией, обманом.

— Нет, никогда. Я любила тебя. Это правда.

Он засмеялся и резко отпустил ее.

— Ты была превосходной обманщицей. Не много практики, и ты сможешь повторить эти слова с большим чувством, чтобы я поверил.

— Это не было обманом, — всхлипнула она. — Я любила тебя, Рико.

— Ты любила меня. Ты любила меня так сильно, что оставила, когда я рассказал о нас моей семье. Я все еще вспоминаю, как возвращался домой, бежал по ступенькам, выкрикивал твое имя, ждал, что ты сейчас откроешь дверь и обнимешь меня. Но тебя не было. Только пустота. И письмо. — Он сделал шаг ближе и мягко прошептал: — Напомнить тебе, что было в том письме?

— Не надо, — отчаянно взмолилась она.

— «Мы хорошо провели время вместе, но ничто не вечно, — цитировал он. — Я много размышляла, пока тебя не было, и теперь знаю, чего хочу от жизни». Помнишь?

— Да, — выдавила Джулии.

— Я был в шоке. Как ты могла все время обманывать? А медальон, который я выбирал для тебя с такой любовью, который говорил, что значит для меня мать моего ребенка? Отброшен в сторону, как ненужная безделушка.

— И ты специально вернул его мне сегодня вечером, — обвинила она.

На этот раз украшенным бриллиантами, которые ты можешь оценить. Тебе не нужно было то, что мог предложить бедный. Тебе требовались деньги, успех, поклонники. Я не должен был оставлять тебя одну ни на минуту, но я, как дурак, верил в твою любовь. А потом ты ушла. И мой ребенок. Но я не должен спрашивать, что случилось с моим ребенком, не так ли? Ты никогда не хотела ребенка.

— Это неправда, — вскрикнула Джулии.

Не лги мне. У меня хорошая память. Я помню, что ты говорила о проблемах, которые доставляют дети. Деньги, квартира.

Я просто пыталась быть практичной.

— О, ты весьма в этом преуспела. Каким я был дураком, когда думал, что ты бросишь карьеру, чтобы заняться ребенком.

— Ты обвиняешь меня во всем, Рико, но ты никогда не говорил мне. Что принадлежишь к богатой семье, которая никогда не примет меня. Я встретилась с твоим адвокатом неподготовленной.

— О чем ты, что ты говоришь?

— Пока тебя не было, пришел адвокат твоего деда и заставил меня бросить тебя.

— Я не верю. Мой дед обрадовался этой новости. Он хотел, чтобы я остепенился и завел семью.

— Может, это он тебе сказал, а на самом деле он только и думал, как бы разлучить нас. Твой дед послал ко мне человека по имени — ани, который сказал, что, если я не оставлю тебя, он воспрепятствует твоему возвращению в Англию. Я не могла рисковать.

— Я никогда не слышал о человеке с такой фамилией. Семейного адвоката зовут Писерре.

— Я знаю только то, что он сказал мне. Он заставил меня написать тебе…

— И заставил вернуть медальон? — в голосе Рико звучала угроза.

— Да.

— О, пожалуйста, не продолжай эту ложь. Если бы что-то из этого было правдой, ты могла бы найти меня. Я защитил бы тебя от кого угодно.

— Но это не мне они угрожали, а тебе. Я сделала это для тебя.

— Очень хорошо. — Он холодно усмехнулся. — Если бы у меня по-прежнему было сердце, оно растаяло бы от твоего самопожертвования. Но поскольку его нет, я советую тебе: не трать время понапрасну.

— Действительно, — медленно сказала она — У тебя нет сердца.

— Ты разбила его. Я должен быть благодарен тебе. Жизнь гораздо удобнее, когда у тебя нет сердца. Нет боли. Нет чувств… Однажды… — Он оборвал фразу. — Ты все прекрасно помнишь.

— Да, я даже боялась за тебя, потому что ты принимал все слишком близко к сердцу, — сказал она. — Я хотела защитить тебя от боли, которая есть в мире. Но не могла. Я не хотела бросать тебя, но у меня не было выбора. Это правда, Рико. Пожалуйста, поверь мне.

В его глазах не было и тени сожаления.

— Поверить тебе? Я больше не буду таким дураком, каким был раньше. Будь осторожна, когда лжешь мне, я опасный человек.

— Да, я вижу, как ты изменился, — сказала она. — Рико, которого я любила, никогда бы не поступил со мной так, как ты сегодня вечером. Чего ты хочешь? Почему ты навесил на меня столько драгоценностей?

— О, называй их символом своего успеха. Только я знаю, какую цену ты заплатила за успех. Скажи мне, синьорина, это стоило того?

Глядя в глаза незнакомцу, стоящему перед ней, Джулии не могла сказать ни слова. Он все равно не поймет ее.

Драгоценности, казалось, обжигали ее кожу. Она начала снимать их.

— Возьми! — крикнула она в ярости. — Забирай их все!

— Не говори мне, что ты больше ценишь роскошь, — откликнулся Рико, — особенно когда пришлось так много работать, чтобы добиться ее.

— Ты ни чего не знаешь обо мне теперь, Рико! Мы чужие люди, и чем скорее я уеду, тем лучше. Мы должны попытаться забыть об этой встрече.

— Если ты уедешь, весь мир узнает, как серьезно относится Джулии Хэллэм к заключению контрактам. С твоей карьерой будет покончено.

Его жестокость поразила ее. Это были не просто слова. Он действительно мог так поступить с ней.

— Но неужели ты не видишь, что я не могу здесь оставаться? Это невозможно!

— Ты подписала контракт.

— Нам трудно будет работать вместе…

— Ты ошибаешься, — хрипло сказал он. — Я ничего не чувствую к тебе. Ничего. Кроме, может. Гнева на женщину, которая не выполняет обещанного.

— Ты чудовище! Все это время ты планировал месть, как паук, плетущий паутину. Как долго ты следил за мной?

— Достаточно. Тебя было не легко найти. Пэтси Браун исчезла без следа. Но я продолжал поиски, потому что ты осталась кое-что мне должна. Следующие три месяца ты будешь принадлежать мне.

— Я принадлежала тебе раньше, — сказала она, едва дыша. — Но не теперь.

— Ты принадлежишь мне сейчас. — Рико схватил ее за плечи и заставил взглянуть ему в глаза. — Я заплатил за тебя вперед.

Глава 3

«Я заплатил за тебя вперед».

Эти слова эхом звучали в голове Джулии — самое ужасное из всего, что ей доводилось слышать. Но Рико считал, что она это заслуживала. И внезапно она увидела себя его глазами, увидела женщину, которую мог оскорблять любой мужчина, потому что она променяла сердце за деньги.

И словно в подтверждение этого, он добавил:

— Я заплатил тем, что ты можешь оценить. Бриллиантами, шампанским, роскошью. Я всегда полностью плачу по счетам.

— Я не хочу иметь с тобой ни каких дел, — выдохнула она.

— Ты уже заключила сделку. И должна держать слово.

— Нет, — закричала Джули, попытавшись вырваться из его рук, но пальцы Рико крепко сжимали ее за плечи, притягивая все ближе и ближе. А потом губы прижались к ее губам. Внезапно.

Женщина подняла руку, чтобы оттолкнуть его, но он не позволил. Одной рукой он обхватил ее талию, другую положил ей на затылок, не давая вырваться. Рико так требовательно целовал ее, что она против воли почувствовала прилив желания.

Джулии поняла, что с того самого момента, когда она увидела его сегодня вечером, она ждала этого, мечтала о поцелуе, хотела снова почувствовать его губы на своих. Но это были не его губы. Они принадлежали жестокому незнакомцу, и после первого шока ее голова прояснилась, и все в ней воспротивилось этому поцелую.

— Я не разрешала тебе делать это, — вскричала Джулии.

— Не надо изображать испуганную девственницу, пожалуйста. Уверен, за эти бриллианты я могу получить больше нежности.

Он снова накрыл ее губы своими, не дав ей возможности ответить. На этот раз его язык проник ей в рот, и она хотела этого, она ждала этого.

Ее тело не слушалось разума. Джулии ощущала опасность, но опасность исходившую не от него, а от нее самой. Несмотря на то, что прошло столько лет, его прикосновения заставляли ее желать его так сильно, как раньше. Но с его стороны это было только демонстрацией власти, сам он оставался холоден.

— Нет, Рико, прекрати, пожалуйста!

— Я заплатил за тебя, — мрачно сказал он, — И хочу получить то, за что заплатил.

Когда-то он целовал ее как мальчишка, встретивший первую любовь. Теперь ее целовал мужчина, который целовал многих. Но Джулии тоже изменилась. Она стала тем, кем хотела стать. Независимой женщиной. Гордость и чувство собственного достоинства были слишком сильны в ней, и она попыталась противостоять ему единственным доступным ей способом — холодностью. Это было трудно, потому что поцелуй Рико зажег пламя внутри нее, но она собрала все свои силы и выстояла.

В конце концов Рико почувствовал, что Джулии никак не реагирует на него. Он откинул назад голову, его глаза сверкали.

— Как ты изменилась! Когда-то ты умела отвечать, теперь умеешь только сопротивляться. Но я научился брать то, что мне хочется. Ты стала еще красивее, и это доставит мне еще больше удовольствия.

Молодая женщина не могла говорить, она слышала только стук своего сердца. Она могла только смотреть на него.

— Поцелуй меня, — выдохнул он.

— Нет, — сказала она.

— Поцелуй меня, — повторил он. — Поцелуй меня губами, произносившими ложь, как ты когда-то делал. Но на этот раз я буду знать, что они лгут, и это исцелит меня навсегда.

— Ты не можешь исцелиться от воспоминаний, Рико. Я пыталась сделать это.

— Ты думаешь, я буду жить с ними до конца моих дней? — взорвался он. — Поцелуй меня сейчас, чтобы я наконец убедился в том, что ты холодная, расчетливая стерва.

Джулии снова обрела мужество.

— Ты думаешь, что я такая. Рико? И поцелуй убедит тебя в этом?

Не дав ему времени на ответ, она сделала то, что он хотел. Она поцеловала его. Ее губы были мягкие, они нежно касались его губ, исцеляя раны, которые она нанесла ему, когда Рико был мальчиком, а юная Пэтси — его первой любовью.

— Ты это имел ввиду, Рико?

Теперь она больше не боролась с ним, а таяла в его объятьях. Она увидела отчаяние на его лице, почувствовала, как его руки сжимаются вокруг нее. И в следующее мгновение она уже лежала на кровати рядом с ним. В ее сердце родилась надежда, но его слова все испортили.

— Ты более опытна, чем я думал.

— Что?

— Ты знаешь, что делать с мужчиной, не так ли? Мы с тобой одного сорта. И это только усилит удовольствие.

Его губы покрыли поцелуями ее шею и замерли в том месте, где билась жилка на шее. Если бы только он делал это с любовью! Но это только сделка. Между людьми, которые не любили друг друга и не верили друг другу.

Что бы он ни говорил о том, что они чужие теперь, но как любовники они знали друг друга так, как ни кто в мире. Рико знал чувствительное местечко за ее ухом, знал, что у нее в ложбинке под горлом бьется голубая жилка, знал, что, когда он целует ее в одно из таких мест, она не может контролировать себя. Он прекрасно помнил все это и мог манипулировать ею.

— Ты мерзавец, — прошептала Джули.

— Нет, не мерзавец, — ответил он, — просто мужчина, который хорошо знает твое тело, но не сердце. И все, что я хочу от тебя, — это твое тело.

Она не ответила.

— Мне интересно, сколько мужчин целовало тебя за эти годы. Они знали тебя так, как я? Они понимали маленькие сигналы, что тебе приятно то, что с тобой делают? Или у тебя есть разные сигналы для разных мужчин?

Эти слова подействовали на нее как ледяной душ, ее страсть испарилась. Глаза вспыхнули яростью, и она оттолкнула его.

— Убирайся, — закричала Джулии. — Оставь меня в покое!

Рико сделал судорожный вдох, потом его губы сжались.

— Может ты и права. С этим можно и подождать. Ожидание усиливает наслаждение.

— Никогда, — закричала она. — Этого не будет.

— Не будь так категорична, amore!

— Не называй меня так. Все кончено. Между нами все кончено.

— Ты ошибаешься. Любовь прошла, но любовь — это только эмоции, хотя и приятные. Все будет кончено, когда я так решу. Не раньше.

— Ты превратился в чудовище, — выдохнула она.

— Может быть. Может быть, ты знаешь почему. Помни, за тобой остался долг. И пока ты его не выплатишь, ты принадлежишь мне.

В ярости она сорвала с шеи алмазное ожерелье и швырнула в него.

— Возьми его, — закричала она. — Я ничего не хочу от тебя!

Рико поймал его и отбросил, как стеклянную безделушку.

— Я имел ввиду не этот долг, — сказал он, — Ты можешь вернуть драгоценности, но как ты вернешь другие вещ и, которые украла? Моего ребенка, мое сердце, мою жизнь?

Он остановился. Его лицо было абсолютно белым. Он словно презирал, и ее, и себя самого.

— Рико, — взмолилась она. — Все было не так. Если бы ты только мог понять.

— Ради Бога, замолчи! Ты думаешь, мне есть какое-то дело до твоих объяснений? Думаешь, что-то изменится от этого?

— Это поможет понять меня.

— И это вернет мне моего ребенка?

— Рико, я насчет ребенка… — Она уже хотела рассказать ему все, но мгновенный страх остановил ее.

— И что же? — спросил он хрипло.

— Нет. Ничего.

Он словно ушел в себя. Злость, охватывавшая его, испарилась. Он снова взял себя в руки.

— Уже поздно, тебе нужно поспать, чтобы приготовиться к первой репетиции завтра утром.

— Не волнуйся, я буду там.

— Тогда я желаю тебе спокойной ночи и успехов на первом представлении в «Ла Дольче Ноте».

— Рико, — прошептала она.

— Добро пожаловать в Рим, синьорина.

Он ответил ей шутливый поклон, который показался ей больнее пощечины. И ушел.

Джулии стояла в проходе, не в силах пошевелиться. Она не плакала, потому что выплакала все слезы уже давно. Как он мог обвинять ее в таких вещах? Как он мог подумать, что она предаст их первую любовь, убив его ребенка? На самом деле все было не так. Совсем не так.


Пэтси открыла дверь и обнаружила за ней щегольски одетого мужчину. Он был так аккуратно одет и причесан, что ей стало стыдно за свою домашнюю одежду.

— Я ищу синьорину Браун.

— Я Пэтси Браун.

Она отступила назад, чтобы дать ему пройти. Незнакомец окинул комнату тем же оценивающим взглядом, которым только что смотрел на девушку. Уголки его губ приподнялись в иронической улыбке.

— Вы ждали меня, синьорина?

— Нет. Почему я должна была ждать вас?

— Меня зовут Этторе — ини. Я адвокат и представитель семьи Форца в этом деле.

— Каком деле?

— Вы хотите окрутить Рико Форцу?

— Хочу что? — удивилась она — О чем вы?

— Пожалуйста, синьорина, не надо возражать. Мы оба знаем, как обстоят дела. Вы играли очень ловко. Рико уверен, что вы беременны…

— Это правда. Я жду ребенка от Рико. Я люблю его. Мы поженимся.

— Да, вы крепко прижали его. Молодой человек очарован вами, и вы можете просить сколько угодно денег за то, чтобы оставить его в покое.

— Это чепуха! Семья Рико так же бедна, как и сама.

— Его семья владеет сетью банков и может позволить себе заплатить, чтобы освободить его от вас.

— Чепуха! Если у Рико богатая семья, то почему он живет так бедно?

— ини пожал плечами.

— Протест юности. Молодой человек, у которого было все с самого рождения, находит подобную обстановку романтичной.

— Я не верю вам, — сказала Пэтси слабым голосом. Но девушка чувствовала, что — ини говорит правду, — Рико любит меня. Он поехал домой рассказать своей семье, что мы собираемся пожениться.

— Он, конечно, сказал им это. Его дедушка тут же позвонил нам и попросил провести расследование. Форца предпочитают не пускать в семью неподходящих людей. Ваши отец и брат — преступники, которые регулярно оказываются в тюрьме за мошенничество и прочие мелкие правонарушения.

— Это не моя вина.

— В моей стране родственные связи имеют решающее значение. Синьор Форца сделает все, чтобы его внук не женился на вас.

— Вы угрожаете мне?

— Угрожаем? — мягко сказал — ини. — Вам? Нет. Это, скорее, касается Рико. Его дед готов запереть его, изолировать, пока он не придет в чувство.

К ней вернулось мужество.

— Я не верю ни единому вашему слову!

— Тогда скажите мне: если Рико беден, почему я здесь? Кто мне платит? Кого заботит, женится он или нет? — ини открыл кейс и достал конверт, — Это может быть интересным для вас, — спокойно произнес он.

В конверте были фотографии. В центре каждой был Рико, только моложе. Она сразу узнала его. Но таким она никогда его не видела. Он был одет в дорогую одежду, стоял на фоне роскошных особняков. На одной из фотографий он был снят верхом на лошади, на другой — вместе с пожилым человеком с суровым лицом.

— Это Артуро Форца, глава семьи и дедушка Рико, — сказал — ини.

— Зачем вы принести их мне? — В голосе Пэтси появилась истерические нотки.

— Чтобы убедить вас.

— Но вы сказали, что я все знала о семье Рико. Зачем тогда меня убеждать?

— Вы умны, синьорина, — признал — ини. — Хорошо, мы не были совсем уверены. Может быть, вы действовали без злого умысла. Я сочувствую вам, но это ничего не меняет. Дед не хочет видеть вас членом семьи. И лучше убьет Рико, чем позволит ему жениться на вас.

Страх за Рико заставил ее принять решение. — ини увидел, что она начала колебаться, и принялся за дело:

— Мой босс мыслит разумно. Здесь чек на десять тысяч фунтов. Это будет компенсацией за ваши переживания. Вы напишите Рико, что порываете с ним и не хотите больше видеть его. Если вы откажетесь, последствия могут быть очень неприятными. Для него.

Чувствуя, что ее сердце разрывается, она написала письмо. Но — ини вернул его обратно.

— Оно не выглядит убедительно. Вы должны добавить несколько деталей из вашей с ним жизни. Что-нибудь о вашей карьере певицы, например…

— Откуда вы знаете?

— Рико все рассказал о вас деду.

Наконец ей удалось закончить это ужасное письмо.

— Он все поймет, — сказала она. — Когда вы дадите ему письмо, он поймет, что вы заставили меня написать его.

— Вы оставите его здесь, когда уйдете, а Рико найдет его, когда вернется. Но вас здесь уже не будет. И не советую вам делать глупости.

Он прочитал письмо и сказал:

— Это сойдет, но нужно добавить еще что-нибудь. — Его глаза остановились на медальоне, за который она инстинктивно ухватилась. — Это он вам дал?

— Нет, — быстро ответила она, — Нет, не он.

— Вы лжете, дайте мне посмотреть.

Она попыталась увернуться, но он стянул цепочку с ее шеи одним резким движением открыл крышку.

— Мадонна с младенцем, — усмехнулся он. — Как трогательно.

— Отдайте, — закричала она — Пожалуйста.

— Собирайте вещи.

Девушка не пошевелилась. — ини подхватил ее и, встряхнув, поставил на ноги.

Если она будет сопротивляться, он может навредить ее ребенку. Пэтси заставила себя успокоиться и послушно кивнула.

— ини отвез ее в отель и держал там неделю. Потом все кончилось.

— Рико вернулся и обнаружил письмо, — сказал — ини, — Он искал вас, но теперь вернулся в Италию. Вы свободны. Можете идти куда угодно, кроме квартиры и бара, в котором работали.

Он сказал еще только одно:

— Рико Форца не должен быть упомянут в качестве отца в свидетельстве о рождении. Это будет проверено. Не советую вам делать глупости.

Пэтси сняла комнату, закрылась там и проплакала два дня подряд, пока у нее не осталось больше слез. Только пустота. Но мысли о ребенке вернули ее к жизни. Она заставляла себя есть, хотя и не чувствовала вкуса пищи.

— ини испарился, но девушка все время ощущала, что за ней наблюдают. Она не могла никого попросить позвонить Рико, у них не было общих друзей. Они были всем друг для друга, им никто больше не был нужен.

В конце концов Пэтси оставила Лондон, поселилась в небольшом городке, где никто не знал ее, и пыталась забыть свою прежнюю жизнь. Ее новое имя — Джулии Хэллэм — должно было окончательно отделить ее от Пэтси Браун.

Она жила очень экономно. Она хотела бы швырнуть эти деньги в лицо Форца, но они нужны были ее ребенку. Это единственное, что у нее осталось на память о нем.

Ее маленькому сыну достались темные волосы и темные глаза отца. Она хотела назвать его Ричард, но это было так похоже на Рико, что она испугалась. В конце концов она назвала его Гарри. Он взрослел и становился все более похожим на Рико. Таким же нежным, добрым, открытым и порывистым. Иногда он так напоминал Рико, что ей становилось больно, но он привносил смысл и радость в ее жизнь, ради него она была готова на все.

Было трудно строить карьеру и воспитывать ребенка, но удача помогла ей встретиться с ее дальней родственницей, которой было за пятьдесят. Тетя Касси, как Джулии и Гари звали ее, была одинока и очень обрадовалась, когда они переехали к ней. Когда Джулии отсутствовала, она заменяла Гарри мать.

Постепенно Джули добилась успеха. Сначала о ней начали писать бульварные газеты, потом она появилась на обложках серьезных изданий. По мере достижения славы она становилась все более элегантной и утонченной. В ее голосе появилось больше силы и зрелости.

Это была карьера, о которой она мечтала, но теперь она отошла для нее на второй план. Главными для нее были моменты, когда она могла закрыть дверь, обнять своего любимого сына и забыть обо всем.

Она наняла ему учителя итальянского языка и сама начала учить итальянский, чтобы она могла общаться на языке его отца.

Много раз она жалела, что рядом с ними нет Рико. Она мечтала, что когда-нибудь они встретятся, она покажет ему сына и увидит гордость в его глазах.

Но вот они встретились. И это оказалось катастрофой. Рико хотел отмстить ей.

Она плохо спала, во сне она видела Рико таким, каким он был много лет назад. Его руки нежно касались ее, он шептал ей: «Моя любовь».

Его образ оставался в ней таким живым, что она словно ощущала его горячие руки на своем теле. Когда он улыбался, тепло его глаз обещало ей любовь и заботу.

Но все кончилось. Реальность ворвалась в мир грез. И любовь не помогла Рико остаться таким, каким он был в молодости. Любовь превратилась в ненависть, радость — в злость, забота — в месть. Когда-то он верил ей безраздельно, теперь он не верил ни единому ее слову.

Поэтому он никогда не узнает, что Гарри живет с ней. Она переживет эти три месяца, а потом уедет, не сказав ему ни слова. Это будет тяжелым испытанием, но она уже столько переживала в жизни, что справится и с этим.

Глава 4

Первая репетиция Джулии была назначена на следующее утро. Она оделась очень просто: в коричневые спортивные брюки и желтую шелковую рубашку. Нанесла едва заметный макияж. Когда она уже собиралась уходить, раздался звонок телефона, и мужской голос сообщил:

— Ваша машина подана, синьорина.

— Я не жду ни какой машины.

— Клуб послал ее за вами.

Джулии поблагодарила и спустилась вниз, где ее ждал водитель Рико.

— Извините, что вам пришлось приехать напрасно, — улыбнулась она ему, — но я предпочитаю пройтись пешком.

Шофер побледнел.

— Но босс…

— Он поймет.

На лице водителя отразилось сомнение, но Джулии уже удалялась. Для нее важно, хоть как-то продемонстрировать свою независимость.

Но у Джулии были и другие причины. Вчера она звонила домой их аэропорта, а не из отеля, чему теперь была очень рада. Если бы она позвонила из отеля, у Рико был бы номер ее домашнего телефона.

Все переговоры шли через ее агента, значит, Рико не знал, где она живет, иначе ему было бы известно, что Гарри живет с ней. Она должна сохранить это в тайне.

Джулии зашла в переулок и достала мобильный телефон, радуясь, что по нему можно звонить за границу. У нее сразу улучшилось настроение: ведь через минуту она услышит голос своего сына.

— Привет, дорогой, — нежно сказала она.

— Привет, мамочка!

— Чем ты занимаешься?

— Мы с тетей Касси мыли посуду после завтрака.

Он был еще в том возрасте, когда мытье посуды является игрой.

— Но я разбил тарелку.

Джули засмеялась.

— Не волнуйся, дорогой, я не буду тебя ругать.

Они поговорили еще чуть-чуть, и мальчик передал трубку тете Кассии.

— Кассии, ты не замечала, что кто-то наблюдает за домом? — серьезно спросила Джулии. — Я хочу, чтобы вы снова поехали туда, прямо сейчас. И никому не говори, куда направляешься.

Но тетя никого и ничего не видела. Джули расслабилась. Но сейчас расслабляться нельзя.

— Помнишь, как мы ездили в Озерный край в прошлом году? — спросила Джулии. — Я хочу, чтобы вы снова поехали туда, прямо сейчас. И никому не говори, куда направляешься.

— Джулии, что случилось?

— Я объясню в следующий раз. Бери Гарри и уезжай.

— Может быть, нам дождаться твоего возвращения?

— Нет, — взмолилась она. — Пожалуйста, Кассии, просто сделай, как я сказала. Когда доберетесь до места, позвони мне.

В клубе все были удивлены тем, что она пришла пешком, а не подъехала на машине. Швейцар даже побледнел, увидев ее.

— Босс послал за вами машину, — пробормотал он.

— Знаю, но я предпочла пройтись пешком.

— Но, — он нервно оглядывал улицу, — босс сказал…

Она почувствовала в нем тот же страх, который раньше заметила у водителя. Босса нужно слушаться. Как мог быть этим боссом тот Рико, которого она знала и любила?

Но это больше не был Рико. Он изменился. Лучше не забывать об этом.

Джулии быстро вошла внутрь. Пианино было установлено на сцене, за ним сидел средних лет лысый мужчина. Он поднялся ей навстречу и протянул руку.

— Я Карло Перони, музыкальный директор. Рад видеть вас.

Он сразу ей понравился. Весь его облик располагал к себе.

Они сыграли несколько песен, и Карло предложил внести кое-какие изменения. Джулии согласилась. Она почувствовала себя спокойнее, но внезапно ее покой нарушил резкий хлопок распахнувшейся двери. Рико прошел между столами и остановился перед Джулии. Он был в ярости.

— Доброе утро, — сказал он холодно.

Он был одет в белую рубашку и черные брюки и несмотря на отсутствие пиджака, выглядел безупречно и строго. Рубашка была ослепительно белой и тщательно выглаженной. Неужели он когда-то носил джинсы?

— Я послал машину за тобой, — сказал он.

— Я предпочитаю пройтись.

— А я предпочитаю, чтобы мои желания исполняли.

Было трудно противостоять этому мужчине, но Джулии попыталась.

— Не вздумай контролировать каждый мой шаг, Рико, — спокойно сказала она. — Я выполню условия контракта, но это все. Я не принадлежу тебе.

— А я думал, что ясно тебе все объяснил.

— Ты очень изменился.

— Мы как-нибудь обсудим это…

— Но я тоже изменилась. Я останусь здесь, но буду драться с тобой, если понадобиться.

Его лицо застыло. Губы сжались в узкую линию.

— Прекрасно, война так война.

Он сделал шаг в сторону, сел в кресло и откинулся на спинку с невозмутимым видом.

— Ты собираешься остаться здесь? — спросила она недоуменно.

— Почему бы и нет? Я вложил в тебя много денег. Хочу узнать, на что ты способна. Есть возражения?

Возражать было бесполезно. Она пожала плечами и вернулась к пианино, где Карло наигрывал мелодию. Он поприветствовал Рико. Джулии поняла, что Карло один из тех немногих, кто не боится грозного босса.

Они продолжили. Карло уже знал большую часть ее репертуара, и работа пошла быстро.

Но Джули нервничала из-за присутствия Рико, наблюдавшего ха ней.

Когда решила сделать перерыв, Джулии обнаружила, что кофе ждет ее за столиком Рико. Она больше не могла держать себя в руках.

— Пожалуйста, уходи, — сказала она так твердо, как только могла, — Ты отвлекаешь меня от работы.

— Я уверен, что такому профессионалу, как ты, не могут помешать такие пустяки, — откликнулся он. — Кроме того, я не могу не воспользоваться шансом увидеть, как ты очаровываешь мужчин.

— То, что я делаю на сцене. Всего лишь спектакль, — возразила она — Это не имеет никакого отношения к моей личной жизни.

— Чушь. Кто лучше меня знает, что твоя личная жизнь тоже спектакль?

— Ты ненавидишь меня, Рико?

— Я рад, что ты поняла это.

— Но как долго продлится твоя ненависть?

— Дольше, чем любовь, — тихо ответил он. Затем Рико повысил голос, чтобы Карло тоже услышал: — Я попросил Джулии спеть специально для меня английскую песню, которая называется «Что случилось с моим сердцем?»

— Нет, — быстро сказала она. — Не эту. Я больше не помню ее, а Карло не знает музыки.

— Знает, — сказал Рико. — Я послал ему ноты и текст. Он даже уже репетировал, не так ли?

— Всю ночь, — весело отозвался Карло. — После того, как босс сказал, что эта песня важна для него.

А слова босса — закон. Джулии испугалась при мысли о том, как тщательно все распланировал Рико. Карло взял первый аккорд, и она начала петь хрипловатым голосом.


Что случилось с моим сердцем?


Джулии не смотрела на Рико. Она не хотела смотреть на него, предпочитая вспоминать прежнего Рико, который слушал ее с таким восхищением много лет назад.


Я пыталась сохранить его.

Но ты пробился через преграды

И украл его.


Ей не следовало петь эту песню, прошлое было так близко, так мучительно близко. Он украл ее сердце, оставив ее в отчаянии.


Пожалуйста, береги его.

У меня нет другого сердца, чтобы отдать.


Ее голос срывался, воспоминания мешали ей. На глаза навернулись слезы. Смахнув их, она посмотрела на Рико. Наверняка и он помнит все, и его тоже тронула песня.

Он похлопал ей.

— Слезы — это хорошо, — сказал он. — Выглядит очень убедительно. Хороший прием.

Она уставилась на него, не веря своим ушам, как у нее все сжалось внутри.

Она попыталась взять себя в руки, попыталась не позволить эмоциям повлиять на ее голос. Рико больше не вмешивался в ход репетиции, но она чувствовала на себе его взгляд, холодный, мстительный, неумолимый.

— Достаточно, — сказал он наконец. — Время обедать.

— Конечно, — сказал Карло. — Выпьем по бокалу вина.

— Не сегодня, — отрезал Рико. — Джули будет обедать со мной.

Он взял ее за руку. Со стороны это выглядело романтично. Только Джулии знала, какой стальной хваткой его пальцы сжимают ее ладонь. Он привел ее в офис, который находился двумя этажами выше, с видом на Виа Венето. Это было роскошное и просторное помещение, с большими окнами, залитое солнечным светом. Там стоял большой стол, накрытый для обеда.

Все было безупречно чистым и бездушным. Ощущение пустоты охватило ее при взгляде на это место. Каким неаккуратным он был раньше! Раньше по всей его квартире были разбросаны одежда, книги, тетрадки. Так же открыты были и его чувства. А теперь все пусто. И мертво.

Стол был накрыт на двоих. Скатерть была безупречно белой, хрусталь сверкал на солнце. Там было две бутылки — с минеральной водой и с белым вином.

— Я заказал для тебя, — указал на стол Рико. — Пение утомило тебя. Вина?

— Только минеральной воды, пожалуйста. — Джулии наблюдала, как он наливает в бокал искрящуюся жидкость.

В ярком солнечном свете она лучше видела его лицо. Рико выглядел бледным и усталым. Должно быть, он плохо спал ночью. Как и она.

— Я думаю, тебе интересно будет узнать, что я навел справки, — начал он. — И обнаружил, что — ани существует. Он называет себя адвокатом. Но на самом деле он только обычный консультант.

— Но по крайней мере ты знаешь, что я говорила тебе правду, — сказала она.

— Он вспомнил, что навещал тебя по приказанию деда, — продолжил Рико.

— И…

— И еще он вспомнил кое-что, что ты забыла мне сказать. Чек на сумму десять тысяч фунтов.

Он пристально смотрел на нее.

— Ну что? Ты будешь это отрицать?

— Нет, это правда, — прошептала она, — но…

— Но что?

— Я собиралась рассказать тебе об этом, — начала она, — но прошлая ночь была такой ужасной… — она совсем отчаялась. Не упоминая Гарри, нельзя было ничего объяснить.

— Больше тебе нечего сказать? — съязвил он. — Может, оно и к лучшему.

— Да, — согласилась она. — Лучше не тратить на объяснение с человеком, который уже все решил и не изменит своего мнения. Давай оставим все как есть, Рико. Нам нечего сказать друг другу.

— Так просто?

— Давай посмотрим правде в глаза. Мы слишком изменились. Мы не можем вернуться к прошлому.

— Расскажи мне о сыне.

Этот приказ заставил ее замолчать. Лицо Рико было жестким, в глазах бушевало пламя ярости.

— Расскажи мне о моем сыне, — повторил он мягче. — Или ты не можешь? Ты отдала его, даже не взглянув?

— Нет, я видела его.

— Каким он был?

— Большим. Он весил восемь фунтов и девять унций. И у него были красивее темные глаза.

— Я думал, у всех младенцев голубые глаза, по крайней мере в первые дни, — сказал он хрипло.

— Они были темно-голубыми.

А потом очень скоро превратились в темно-коричневые, как у его отца. Но он анне скажет ему об этом.

— Ты когда-нибудь занималась им?

Первые часы она прижимала его к груди, не в силах расстаться с ним. Она плакала слезами радости и боли над крошечным созданием, лежащим в ее руках!

— Да, я занималась им, — ответила она.

— А потом отдала, — горько сказал Рико. — Все эти годы он жил с чужими людьми, и я не могу увидеть его. Моего сына. Моего!

Если она и сомневалась, рассказать ли ему о Гарри, то теперь эти сомнения рассеялись. Властность в его голосе, с которой он произнес «мой», подтвердила ее худшее опасения. Артуро Форца послал своего человека разрушить ее жизнь. А Рико — его внук.

— Скажи мне, где он, — потребовал Рико. — Скажи, где мой сын.

— Забудь его, Рико. У тебя нет сына.

— Проклятье, — выругался он.

— Неужели ты думаешь, я позволила бы ему вырасти здесь и превратиться в твою копию или в копию твоего деда, который наводит на всех страх одним только своим видом. Я бы не позволила ему и приблизиться к моему ребенку.

— Мой дед умер два года назад.

— Но он прожил достаточно долго, чтобы испортить тебя и сделать похожим на него. Не забывай, я испытала на себе его жестокость. Он угрожал засадить тебя за решетку, если я не уступлю. Как он мог сделать это, если любил тебя?

Рико выглядел озабоченным. Кажется, она сумела задеть что-то в его душе.

— Мой дед любил людей по-своему, — сказал он наконец.

— Но для него важнее была гордость, а не любовь, не так ли? — настаивала она.

— Что ты вообще знаешь о моем деде? — взорвался Рико.

— После того, как он обошелся со мной, достаточно. «По-своему любить людей» означало, что он любил их, пока они делали то, что ему хотелось. И помоги им Бог, если они не делали это. Что могло случиться с тобой, если бы я не согласилась?

— Неужели ты думаешь, что дед мог мне навредить?

— Так сказал — ани.

— Тогда почему — ани не сказал этого мне?

— Откуда я знаю? Может, он был слишком напуган, чтобы рассказать тебе правду.

Рико вспомнил свою встречу с — ани ранним утром. Тот весь трясся от страха. Конечно, он не спешил рассказать все об Артуро Форце его внуку.

— Он сказал, что тебя изолируют, если я не соглашусь, — повторила Джуди. — Может, это была только угроза. Но как я могла рисковать?

Она увидела неуверенность на его лице. Это могло ничего и не означать, но ей показалось, что он начинает ей верить.

— Я знаю, он был тяжелый человек, — медленно произнес Рико.

— Что он сказал, когда ты рассказал ему о нас?

— Он обрадовался, сказал, что пришло время остепениться, и хотел познакомиться с тобой. Даже спросил, какие у тебя любимые цветы, чтобы поставить их в доме к твоему приезду.

— И ты ничего не заподозрил?

— Сначала я был удивлен. Мы расстались враждебно, когда я настоял на отъезде в Англию. Но он встретил меня улыбаясь.

Он посмотрел на нее.

— Пока он улыбался тебе, он послал — ани застал меня врасплох. Он заставил меня написать письмо и потом уехать вместе с ним. Он держал меня в отеле в течении недели. Следил, чтобы я не попыталась связаться с тобой.

— Я искал тебя как сумасшедший, но никто не знал, где ты, — мрачно сказал Рико. — Когда я отчаялся найти тебя, я уехал в Италию. Мой дед так сочувствовал мне…

— Конечно. Он получил то, что хотел. Рико, разве ты не понимал, что он за человек?

— Я знаю, он был жесток, но, господи, нет, я не верю! Ты сочинила это, чтобы оправдать себя!

— ани сорвал медальон с моей шеи. У меня остался шрам, вот посмотри.

Джулии убрала волну шелковых волос с воротника блузки, открыв отметине на шее, где была цепочка. Рико наклонился и дотронулся до ее шеи. На секунду их лица почти соприкоснулись. Потом он резко отодвинулся.

— Откуда я знаю, где ты получила этот шрам? Ты можешь сказать все что угодно!

— И, разумеется, мои слова ничего для тебя не значат? — спросила она едва слышно.

— А ты ждешь чего-то другого?

— Да. Сперва ты не поверил в историю с — ани. Но теперь ты знаешь, что это правда.

— Дед послал — ани купить тебя — это все, что я знаю. Ты отдала моего сына в чужие руки и сделала себе карьеру на эти проклятые деньги.

— Нет!

— Не лги мне. Я все знаю.

— Ты ничего не знаешь, — с отчаянием сказала она.

— Несколько лет назад я нанял частного детектива, даже нескольких, чтобы найти Пэтси Браун. Они обнаружили, что Пэтси Браун родила сына в больнице одного из северных городков через семь месяцев после того, как мы расстались. Но потом она исчезла с лица земли. Теперь я знаю, что ты поменяла имя. Им потребовались годы, чтобы узнать, что Джулии Хэллэм и Пэтси Браун — одно и тоже лицо. Она жила в Лондоне, в районе Мейфэр, очень престижном и дорогом месте. И жила одна. Никакого ребенка. Но она переехала, и они снова потеряли ее. В следующий раз тебя нашли через твоего агента.

Джулии отвернулась, чтобы скрыть радость оттого, что работа шпионов Рико оказалась не очень эффективной. Она не жила в Мейфэре. Ее домом был скромный коттедж Кассии в пригороде Лондона. Но однажды ей пришлось провести в Лондоне два месяца в квартире приятелей, чтобы быть поближе к месту своей работы.

Тетя Кассии уезжала с Гарри к друзьям в Шотландию, слишком далеко, чтобы Джулии могла навещать их. Если агенты Рико следили за ней тогда, то они решили, что она живет одна.

Газетные статьи тоже не могли помочь в поисках. Она отказалась давать интервью дома. Журналисты могли встретиться с ней только на работе. Существования Гарри было тайной.

— Я намеревался привезти тебя сюда и спросить, что стало с моим сыном, — продолжил Рико. — Если ты не знаешь, где он, назови мне имена представителей власти, которые занимались этим делом. Я найду их сам. Он был усыновлен без моего согласия. Я подам в суд.

— Рико, все было не так.

— Сколько ему было, когда ты отдала его? Или ты не отдавала его, а продала, чтобы получить еще денег?

— Как ты смеешь! — выдохнула она.

— Я смею все, потому что и ты способна на все.

— Я способна на все? Неужели ты веришь в это?

Он долго смотрел на нее и затем в отчаянии воскликнул:

— Я не знаю! Где мой сын?

— Забудь его, Рико. У тебя будут еще другие сыновья.

— Ты сошла с ума? Он мой первенец. Ты понимаешь, что это означает?

— Он и мой первенец тоже, и я хочу для него самого лучшего. Я хочу, чтобы он был счастлив. Он не был бы счастлив здесь, думая только о власти и деньгах. Он стал бы еще одним Форца.

Рико побледнел:

— Ты решила бороться со мной?

— Если это необходимо.

— Ты понятия не имеешь, какой властью я обладаю на самом деле.

— Чего ты хочешь, Рико? Будешь держать меня здесь, пока не добьешься своего? А если у тебя все равно ничего не выйдет?

— У меня выйдет. Ты сама скоро убедишься в этом.

— Я не боюсь тебя.

— Тогда ты просто дура, — сказал он тихо.

— Я не хочу войны, но если ты вынуждаешь меня, я буду драться.

— Каким оружием? У тебя есть только одно. Твое упрямство. Но оно не вечно. А у меня есть все. Поэтому тебе лучше уступить и дать мне то, чего я добиваюсь. Ты не пожалеешь об этом. Я могу быть очень щедрым, когда получаю то, что хочу.

Его голос стал мягче. Темные глаза гипнотизировали ее, заставляя смотреть только на него и забыть обо всем на свете. Теперь она знала, как он добивается желаемого. Он лишает своего противника воли.

— Пэтси, — прошептал он.

— Не называй меня Пэтси, — оборвала она. — Пэтси больше нет.

— Ты в этом уверена? Я тоже думал, что Пэтси мертва, пока не обнял ее вчера.

— Этого не должно было произойти, — прошептала она.

— С того самого момента, когда ты исчезла, мы оба знали, что новая встреча неизбежна.

— Я…

— Неужели ты думала, что ты никогда не увидишь меня снова? Некоторые вещи бывают предрешены заранее.

Как только Рико произнес это, Джулии поняла, что он прав. Некоторые вещи бывают предрешены заранее. Без нашего желания и воли.

Она не знала, кто сделал первый шаг, как его руки оказались на ее плечах, привлекая ее ближе. Она чувствовала, что тает в его руках. Вчерашний поцелуй был жестокой демонстрацией власти, но сегодня это было нечто другое.

Она нежно прижалась губами к его губам. Она знала, что произойдет. Его руки крепко обхватят ее, защищая от окружающего мира. Он прижмет ее к своему сердцу и скажет, что здесь и только здесь ее место.

Но не сейчас. Он держал ее за плечи так, что в любой момент мог притянуть ближе или оттолкнуть. Он тоже хотел защитить себя. Он боялся. Она чувствовала это. Боялся, потому что терял контроль над собой.

И она тоже боялась. И эта осторожность не позволила ей идти дальше. Она отдвинулась и посмотрела ему в лицо.

— Нет, — вскрикнула Джулии, вырываясь, — Рико, прекрати, остановись. Мы не можем быть врагами в одну минуту и любовниками в следующую.

— А мне кажется, можем. Но ты права. Этому не суждено произойти. — Он отстранился. — Много раз я представлял, как это будет — увидеть тебя снова? Но не всегда все выходит так, как ты задумал.

— Я тоже мечтала о встрече с тобой, — призналась она. — Но не таким образом. Я забыла, что люди меняются.

Вдруг Джулии поняла, что больше не может говорить. С самого приезда она находилась в таком напряжении, что ее нервы не выдержали.

— Я устала, — сказала она. — Мне нужно отдохнуть. И переодеться. Я пойду в гримерку.

— Она еще не готова. Ты можешь остаться здесь. — Рико указал на кожаный диван.

Он подошел к окну и стал опускать жалюзи, пока комната не погрузилась во мрак. Снаружи дневная жара достигла пика, но внутри царила тишина и прохлада.

— Тебе не будет мешать, — сказал он и бесшумно вышел.

Джулии чувствовала себя совершенно обессиленной. Все, что ей хотелось, — это лечь и расслабиться. Диван был на удивление удобным, она растянулась на нем, закрыв рукой глаза, и через минуту уже дремала.

Но ей приснился плохой сон. Она была в самолете, но самолет падал. И там был Рико.

Он целовал ее, жестоко, больно, а потом все изменилось, и он снова превратился в мальчика, целующего ее со всей страстью первого чувства, шепча: «Я твой навсегда». Это не мог быть один и тот же мужчина. Но это было так.

Потом сон стал еще кошмарнее, потому что, приоткрыв на секунду глаза, она увидела Рико, он сидел напротив и наблюдал за ней. Он выглядел несчастным.

— Джулии, — нежно сказал он. — Джули.

— Я так по тебе скучала, — прошептала она. — Так много одиноких лет. Так много ночей, когда я плакала, потому что тебя не было рядом.

— Тише. — Он прижал палец к ее губам, словно то, что она сказала, причиняло ему боль. — Для меня ночи тоже были долгими.

Ей показалось, что он целовал ее, но тут она провалилась в темноту.

Глава 5

Когда Джулии проснулась, она некоторое время не могла понять, где реальность, а где фантазия. Она ощущала губы Рико на своих губах. Или это была только иллюзия, порожденная одиночеством?

Она зевнула и потянулась, чувствуя себя отдохнувшей. Женщина лет пятидесяти, в строгом костюме, заглянула внутрь.

— Я Галена, секретарь синьора Форцы, — сказала она. — Я принесла вам кофе.

Женщина выглядела несколько странно среди этой помпезной роскоши, и Джулии спросила:

— Вы давно работаете на синьора Форцу?

— Нет, только два года. Раньше я работала с его дедом.

— Вы знали Артуро Форцу? — быстро спросила Джулии.

— Si, много лет, — пылко сказала Галена. — Он был великим человеком.

Джулии знала, что многие люди испытывают преклонение перед властью, даже если она жестока. Наверно, Галена тоже относилась к ним.

— Расскажите мне о нем, — начала она. Она чувствовала, что Артуро был одним из ключей, который поможет ей понять Рико.

Секретарша вышла и вернулась с большой папкой.

— Это моя, — сказала она. — Я собирала все, имеющее отношение к нему.

В папке было полно вырезок из газет. Джули, с любопытством пролистала ее. Все, что она увидела, только подтвердило ее представление об Артуро Форце как о безжалостном, холодном, расчетливом человеке.

Наконец она обнаружила вырезку из журнала, посвященную его смерти. В ней описывалась смерть человека, сравнимого с титанами античности, с великими римскими императорами.


Он происходил из рода, который однажды правил миром, и гордость за это жила в нем. По-своему его финансовая империя была так же могущественна, как великая Римская империя, созданная тысячи лет назад. Его власть распространялась на много стран и охватывала множество жизней.


Затем автор статьи обратился к Рико, единственному наследнику, называя его «бунтарем», наследником миллионной банковской империи, не интересующимся банками. У него были пакеты акций кинокомпаний, и его часто видели со старлетками. Женщины приходили и уходили. Никто надолго не удерживал его интерес. Он путешествовал, участвовал в разных проектах, всегда добивался прибыли и шел дальше.

Создавалась картина неудовлетворенного, постоянно ищущего чего-то большего мужчины, страдающего из-за утраты того, чего нельзя было описать словами.

Джули внезапно поняла, что она единственная знала, что утратил Рико. У него не было ребенка, который мог бы обнять его за шею и заснуть у него на груди. У нее был Гарри, он восполнил ей разлуку с Рико. Могла ли она винить Рико в том, что он стал таким?

Она вдруг решила рассказать ему о Гарри и попросить Кассии привезти ребенка в Италию. Может, если он увидит своего сына, его сердце смягчится.

Прошлого не вернуть. Но будущее можно изменить.

К ее разочарованию, Рико не появился после обеда. Но когда Джули закончила репетицию, менеджер вложил ей в руку записку. В ней было только: «Девять тридцать сегодня вечером. Мы поедем в центр. Рико».

Теперь она уже привыкла к его кратким приказам, они уже не оскорбляли ее так, как вначале. Воспоминание о поцелуе волновало ее весь день. Она хотела увидеть его снова. И в этой записке она увидела что-то от того мальчика, которым он когда-то был, который любил устраивать ей сюрпризы.

Вечером она много времени уделила своему внешнему виду, выбрала длинное платье из белого шелка и изящные серебряные украшения. Она оделась так, чтобы выглядеть элегантно, но не шикарно, как он одевалась для выступлений. Сегодня она будет просто женщиной, наслаждающейся компанией мужчины.

Он ждал ее в фойе. На нем был смокинг и галстук-бабочка. Он улыбнулся и поцеловал ей руку. Джули показалось, что она увидела теплоту в его глазах.

Она вышли из отеля, и Джули увидела, что их ждет не лимузин, а carozza, экипаж с лошадью, неотъемлемая часть экзотики Рима.

— Специально для вас — улыбнулся Рико ее восторгу.

— О, ты ведь… — Она закусила губу, чтобы не сказать, что когда-то давно он обещал покатать ее по Риму в carozza. Но сейчас был неподходящий момент напоминать ему об этом. Его глаза говорили, что он сам все помнит.

Он помог ей забраться внутрь, и она уселась на кожаное сиденье. Это был легкий экипаж с двумя большими колесами, с запряженной в него черной лошадью. Они тронулись. Они ехали легко по направлению к Виа Венето, и лошадь бежала легко и спокойно, привычная к уличному движению.

— Ты думала, я забыл, не так ли? — спросил Рико. — Я обещал тебе это.

— Я думала, ты предпочтешь не вспоминать, — осторожно сказала Джули.

— Сегодня мы не будем враждовать, — сказал он. — Мы будем думать только о том, что мы друзья, которые встретились после долгой разлуки.

— Это будет прекрасно, — согласилась она.

Но возможно ли быть другом мужчине, который излучал такую сексуальность, что ее тело трепетало рядом с ним?

— Можно стараться забыть, — продолжил он, — но чаще это зависит не от нас.

— Да, — согласилась она.

Смеркалось, и город начинал жить другой жизнью. Яркий свет струился из окон и дверей, тысячами огней вспыхнули уличные кафе. Каждое здание теперь совсем по-другому. Но несмотря на очарование Рима, Джули ни на минуту не забывала, что Рико находится рядом и наблюдает за ней.

Потом они выехали из центра города и остановились перед крошечным рестораном со столиками, стоящими на открытом воздухе. Хозяин уже ждал их проводил на деревянную террасу, с которой открывался вид на весь город.

Стол был накрыт на двоих. Вино охлаждалось. Рико обо всем позаботился, поняла Джули.

— Это я тоже тебе обещал. Мы будем пробовать амброзию вместе с Богами, — воскликнул он. — И Рим будет принадлежать только нам. Я думал именно об этом месте, — сказал он, усаживаясь напротив. — Когда я был мальчиком, я часто убегал сюда. Смотрел отсюда на город и чувствовал себя императором. Что случилось? — спросил он, заметив тень, набежавшую на лицо Джули.

— Ничего, — быстро ответила она.

— Нет, скажи мне.

— Просто я чувствую себя странно, когда ты говоришь о детстве. Это напоминает мне о том, что ты говорил мне раньше…

— Ложь. — Он произнес то слово, которое она боялась произнести.

— Я не имела в виду это, — поспешила она возразить. — Но для меня было шоком обнаружить, что все, что я знала о тебе, было неправдой. Словно ты был не человеком, а призраком.

— Я был таким юным тогда, — сказал он. — Мне и в голову не приходило, что умолчание тоже своего рода ложь.

— Что заставило тебя приехать в Англию и жить так, как ты жил?

Рико ухмыльнулся.

— Я вырос в роскоши и, естественно, взбунтовался. Я думал, что я взрослый, независимый мужчина, отказавшийся от комфорта и живущий на свои собственные средства. Мне казалось благородным работать на гроши. Если бы я не был так молод, я бы понял это. Я сопротивлялся властному Артуро Форце и гордился этим.

— Так ты знал, каким он бал?

— Думаю, да. Разговор с тобой напомнил мне о многих вещах, которые я забыл. Он мог улыбаться и показывать хорошее расположение духа, но при этом всегда был настороже. Он часто говорил мне: «Прежде римляне правили миром с помощью армии. Сегодня есть другие способы борьбы». Если я нуждался в поддержке, то искал ее у нашей кухарки. Ее звали Нона, а я звал ее бабушкой — потому что любил ее. Мне нравилось думать, что она моя настоящая бабушка.

— Так это было правдой?

— Насчет того, как я научился готовить? Да. Я нигде не был так счастлив, как на кухне, рассказывали ей о моих проблемах.

Его глаза затуманились воспоминаниями. Первый раз она увидела его расслабившимся и умиротворенным.

— Конечно, — рассеянно добавил он, — дедушке не нравилось, что я столько времени провожу в компании «прислуги». Это была идея Нонны. «Поезжай куда-нибудь», — посоветовала она мне. И я поехал в Лондон, нашел работу, не требующую специальной подготовки, и чувствовал себя свободным и счастливым. А потом…

— Стоп, — прервала Джули, — не продолжай.

Посмотрев ей в глаза, он понял: любые воспоминания об их счастье причиняют ей боль. И он не хотел этого. Все, то ему было нужно сейчас, — это видеть ее лицо, освещенное светом свечи.

Появился официант с stracitella, супом из цыпленка, яиц, сыра пармезан и еще парочкой ингредиентов, составляющих секрет фирмы. Джули попробовала и блаженно вздохнула:

— Но ведь это…

— …первое блюдо, которое приготовил для тебя, — закончил он за нее. — Ты тогда сказала, что словно умерла и попала на небо. Но на этот раз подожди следующего блюда.

— Не говори, — прервала она. — Позволь мне догадаться. Это то, которое ты приготовил после нашей первой ссоры?

— Мы никогда не ссорились, — сказал он. — У нас были размолвки, и причиной всегда был я. Но тогда, я действительно приготовил кое-что особенное, чтобы показать, что я готов к примирению.

— Макароны с ветчиной и яйцами?

— Правильно.

— Но, Рико, ты не мог заказать их здесь.

— Почему же? Я составил специальное меню. Только для нас и только сегодня.

Она была польщена тем, что он обо всем помнил. Выбранная еда подействовала на нее именно так, как он и рассчитывал. Макароны, жаркое из телятины… Все это вызывало воспоминания, в которых не было грусти.

— Ты ешь мороженое, как маленькая девочка, — заметил он, когда им принесли десерт. — Словно боишься, что кто-то придет и отберет его у тебя.

— Но так всегда и было, когда я была ребенком. Мой отец брал все, что ему хотелось. Чтобы съесть мороженое самой, требовалась большая осторожность.

Она вспомнила киоск с мороженым совсем недалеко от их маленькой квартирки, куда они пошли однажды. Она была просто очарована выбором. Но Рико он вовсе не восхитил.

«Однажды мы поедем в Италию, где люди знают, как приготовить мороженое, — похвастался он. — Это ничто по сравнению с итальянским мороженым».

Как он смеялся, когда она не могла сделать выбор между ананасом и фисташковыми, мятой и шоколадом, клубникой, бананом… В конце концов они взяли все.

— Моя тарелка пуста, — сказала наконец Джули.

— Давай посмотрим, что у них еще есть, — Рико оглянулся в поисках официанта, но его не оказалось поблизости. — Пойду поищу его.

Пока Джули ждала, она наблюдала за экипажем. Лошадь пила воду, а пожилой кучер лежал глядя на звезды. Импульсивно Джули наполнила чистый стакан вином и понесла ему.

— Grazie, — сказал он, принимая стакан. — Salute!

— Salute! — Она подняла свой стакан, чтобы чокнуться с ним.

Лошадь закончила пить и зафыркала.

— Она выглядит очень старой, — сказала Джули. — Как ее зовут?

— Мико, — ответил кучер. — Ей около двадцати лет. Ей пора на отдых, но…

Он подал плечами, и Джули поняла, что он не может позволить лошади уйти на пенсию. Она погладила ее по носу.

— Я обычно езжу на ней днем, — продолжил кучер. — Мой кузен работает вечером, но его лошадь повредила ногу, а мы не можем позволить себе терять хорошие деньги.

— Вы имеете в виду, что Мико работала весь день? — Бедняжка, — прошептала она. — Ей пришлось тяжело.

Джули увидела, что Рико ищет ее, держа тарелку с мороженым. Улыбаясь, она пошла к нему.

— Ты был прав, — сказала она, опустошив тарелку. — В Италии делают самое вкусное мороженое.

— Если ты закончила, мы можем идти. Я еще многое хочу показать тебе.

Они забрались в экипаж, и Джули радовалась, что на этот раз дорога идет вниз, а не в гору. Скоро они снова оказались на узких улочках древнего города.

— Куда мы едем? — спросила она.

— К Фонтану Треви. Это еще одно место, которое я обещал показать тебе.

Но у Мико было на этот счет другое мнение Она попыталась свернуть влево, несмотря на все попытки кучера удержать ее.

— Scusi, — извинился, — это дорога к нашему дому.

Джули спрыгнула и погладила Мико по носу. Лошадь стояла смирно, глядя на нее печальными коричневыми глазами.

— Бедняжка, — сказала она. — Ты пролетела такой долгий путь. — Она посмотрела такой долгий путь. — Она посмотрела на Рико: — Мы ведь можем отпустить ее домой, не так ли?

— Мне заплатили за весь вечер, синьорина, — занервничал кучер. — Осталось еще два часа.

— Рико, не могли бы мы взять такси и позволить им поехать домой?

— Конечно, — ответил Рико. Он протянул кучеру деньги, — Спасибо. Вы можете идти.

Глаза кучера округлились, когда он увидел, сколько денег дал ему Рико. Но тот только отмахнулся.

— Это была разумная плата, — сказал он. — Buona notte.

— Grazia, signorina, — пылко поблагодарил Джули кучер. — Эй, Мико! Домой!

— Почему ты так на меня смотришь? — спросила Джули, заметив улыбку на лице Рико.

— У хозяина «Короны» была собака, которая пила пиво, — начал он. — Всем казалось очень смешным напоить собаку. Ты назвала всех кучкой идиотов и сказала хозяину, что ему должно быть стыдно за себя. Я думал, он уволит тебя, но тебе было все равно. Ты сказала то, что думала, и никто больше не видел собаку в баре.

— Какое это имеет отношение к сегодняшнему дню?

— Самое прямое, — ответил он, обнимая ее за плечи.

Они пошли пешком в центр, и скоро она услышала шум падающей воды. Через минуту они завернули за угол, и великолепие фонтана Треви ослепило ее.

Он был огромным. На вершине возвышался Нептун — Бог океана, управляющий повозкой, в которую были запряжены морские коньки. Каждую деталь фонтана освещали огни, и капли воды переливались и сверкали. Шум был таким сильным, что Рико пришлось кричать.

— Вот здесь. — Он дал ей монетку и повернул ее спиной к фонтану. — Ты должна бросить ее через плечо и пожелать себе снова вернуться в Рим.

Но как она могла пожелать это? Она поклялась, что когда уедет отсюда, то никогда уже не вернется, никогда не рискнет увидеть его снова. Как она может вернуться?

— Ты загадала желание?

— Может быть.

— Тебе хочется загадать еще что-нибудь? Другие обычно так делают.

— Достаточно. — Она чувствовала себя почти счастливой. Переход от грусти к радости был таким неожиданным, что она изумилась. Слишком неправдоподобным было то, что сердце Рико растаяло так внезапно. Слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Она попыталась отмахнуться от тяжелых мыслей, сказав себе, что не надо быть такой подозрительной.

Откуда — то доносились звуки музыки. Они пошли им навстречу и обнаружили небольшое кафе в тупике. Пары танцевали прямо на улице, и Рико протянул ей руку.

— Ты помнишь эту мелодию? — спросил он, плавно ведя Джули в танце. — Это итальянская песня, я учил тебя ей. По крайней мере пытался. Тебе не очень нравился мой голос.

Она засмеялась:

— Я говорила, что твой голос похож на звук автомата для приготовления попкорна.

— И написала собственные слова для песни и спела ее однажды в пабе.

— Да, — Она начала тихо напевать:


Земля вертится без остановки,

Все идет по кругу.

Спит и просыпается, любит и поет.

Без конца и без начала.

По кругу, по кругу,

Без остановки.

Любя, скучая, надеясь, страдая.

Веря, не забывая,

Я тоже иду по кругу,

Мое сердце бьется.

Ты никогда не отпустишь меня

Держи меня, зови меня, люби меня,

Без конца и без начала.

По кругу.


— Удивительно, что ты помнишь слова, ведь прошло столько времени, — сказал он.

— Я помню все, хоть и пыталась забыть.

Внезапно она заплакала. Она не заметила, как слезы начали литься из глаз, превращаясь в поток, струящийся по ее щекам.

— Джули, — испугался Рико.

— Когда мы были детьми, — всхлипнула она, — мы думали, что весь мир принадлежит нам, потому что мы любим.

— Мы создали наш собственный мир, — прошептал он.

— Да, и воображали, что это и есть настоящий мир. Но это было не так.

— Не плачь, — взмолился он. — Взгляни на меня!

Она так и сделала. Подняла голову, и он прижался губами к ее губам. Его рука нежно легла ей на затылок. Она чувствовала, как тает. Вся ее осторожность улетучилась под напором эмоций, охвативших ее.

— Mia piccina, — прошептал он. — Ты помнишь, что я называл тебя так?

— Я все помню, — ответила она.

— И я тоже. Я пытался забыть, но ты всегда со мной. Всегда. — Произнося последнее слово, он снова прижался к ее губам.

Здесь, посреди оживленной улицы, они могли целоваться без смущения, потому что другие пары делали то же самое. Это был город для любви. И они были любовниками.

— Позволь мне пойти с тобой, — прошептал он. — Я хочу остаться с тобой сегодня ночью, пожалуйста.

— Рико. — Она смотрела на него.

— Мы так долго были в разлуке, mio amore. Разве ты так не считаешь?

— Я никогда не хотела разлучаться с тобой. Я думала о тебе каждую минуту последние семь лет.

Он взял ее за руку:

— Пойдем со мной. Теперь разлука закончилась, и начинается любовь.

Глава 6

Они свернули с узенькой улочки и снова оказались перед фонтаном Треви.

— Здесь за углом тоже останавливаются экипажи. Мы можем вернуться в отель. Что с тобой? — удивился Рико, когда Джули отпустила его руку.

— Ты можешь идти искать экипаж, мне нужно кое-что сделать.

Она проводила его взглядом. Случилось то, чего она так хотела. Сердце Рико снова открылось для нее. Она может рассказать ему всю правду о сыне, привезти мальчика, чтобы они встретились. Она глубоко вздохнула представив их встречу. Это было рискованно. Он может разозлиться, узнав, что она скрывала правду. Но ей так хотелось, чтобы они все трое были счастливы. Надо рискнуть.

Джули вернулась к фонтану Треви. Рико сказал, что люди обычно загадывают несколько желаний, но это будет ее первым и единственным желанием.

Пусть Рико не рассердится, услышав правду.

Она вынула монетку, поцеловала ее, закрыла глаза и бросила через плечо.

И вдруг произошло нечто странное. Открыв глаза, она обнаружила, что перед ней стоит мужчина, чье лицо показалось ей знакомым. Он так быстро отвернулся, что она удивилась. Он словно следил за ней, не желая быть обнаруженным.

Джули огляделась и заметила еще одно знакомое лицо. И еще одно. Все они отступили в тень, чтобы она не заметила их.

О нет, подумала она. Мне это померещилось. Он не мог так поступить со мной, но дрожь пробежала по ее позвоночнику. Она поняла всю страшную правду. Все эти люди работали на Рико.

Она осознала весь ужас ситуации, в которой оказалась. Пока ее сердце открывалось ему, за ними следили нанятые им головорезы. За ней шпионили, как за врагом, потому что именно врагом она и была для него.

Все, что случилось сегодня вечером, было обманом. Весь вечер, казавшийся таким прекрасным до этого момента, оказался тщательно спланированным. Рико говорил ей приятные вещи, смотрел не нее нежным взглядом, говорил завораживающим голосом. Он выбрал особые блюда, вспомнил прошлое, чтобы привести ее в соответствующее настроение.

И ему это удалось. И теперь сцена была приготовлена для последнего акта комедии. Потом, лежа в постели в его объятиях, охваченная страстью, она расскажет ему все. Что знает. Вот на что он рассчитывает.

Она думала, что знает, каким жестоким он может быть, но теперь поняла, что и представить не могла силы его ненависти к ней. Она чуть не рассмеялась над собственной глупостью. Но смех быстро перешел бы в истерику. А Рико уже был здесь.

Он подходил к ней, а в отдалении за ним следовал экипаж. Он протянул ей руки, улыбаясь.


— Давай поедем, — сказал он. — Какая прекрасная ночь.

— Да, — ответила она сдержанно. — И я скажу тебе, почему она так прекрасна. Потому что мои глаза наконец открылись.

— Что ты имеешь в виду?

— Я была дуррой, думая, что в тебе еще жив человек, которого я любила. Но тот человек никогда не нанял бы шпионов, чтобы следить за мной, пока он разыгрывает спектакль.

Лицо Рико потемнело.

— Пожалуйста, я не хотел…

— Не хотел, чтобы я заметила их?

— Я отзову их.

— За мной следят постоянно?

— До сегодняшнего вечера — да. Но если ты только…

— Мне интересно, какая у них цель. Они следят, чтобы я не сбежала, или просто сообщают, звонила ли я кому-то?

Он молча слушал ее обвинения.

— Джули, извини, — наконец сказал Рико, — мне жаль, что ты обнаружила их.

— Да, это разрушило твой план, не так ли? Но теперь я уже не растаю, услышав: «Ты всегда жила в моем сердце».

Даже в темноте она увидела, что его лицо побелело как снег. Что бы он ни планировал, ему это тоже причиняло боль.

— Как далеко они должны были сопровождать нас? До моего номера? Или они собирались прятаться под кроватью, пока мы…

— Стоп, — оборвал он. — Все не так. И мы поговорим об этом позже.

— Мы не будем говорить об этом. Пожалуйста, держись от меня подальше. Спокойной ночи.

До того, как Рико понял, что она собирается делать, Джули развернулась и скрылась на соседней улице. Еще через мгновенье ее поглотила темнота.

Трое людей, наблюдающие за ней, дернулись, чтобы броситься вслед, но Рико остановил их взглядом. Он стоял не шевелясь, пока кучер экипажа не спустился на землю и не подошел к Рико, глядя на него вопросительно. Рико сунул ему в руку деньги и отпустил.

Он знал, что превратился в посмешище. Его собственные люди видели это. Но они были достаточно умны, чтобы держаться от него на расстоянии. Они хорошо знали, что означает эта холодная угроза в его глазах.

— Он кивнул им, отпуская, и вернулся в отель пешком. Ему нужно было обрушить свой гнев. Гнев на Джули за обман. Гнев на себя, что он не предусмотрел все.

Портье сообщил, что она уже наверху. Рико поднялся и позвонил в дверь.

— Пожалуйста, уходи, — раздался голос Джули. — Я уже сплю.

— Тогда тебе следует встать и впустить меня, — угрожающе произнес он.

— Я не хочу говорить с тобой.

Он сдержался.

— То, что случилось сегодня ночью, не было запланировано.

— Это только слова.

— Мне жаль, что ты обнаружила, но я должен найти своего сына, а ты единственный человек, который может мне помочь. Теперь я честен с тобой.

— И я тоже честна. Такой человек не может быть отцом для моего сына. Я не буду помогать тебе, и он никогда ничего не узнает о тебе.

— Я говорю в последний раз: открой дверь!

— А я отвечаю в последний раз: нет!

Рико сделал глубокий вдох. Никто не отказывал ему вот уже много лет.

Потом он услышал странный звук. Никаких сомнений, это был звук подавляемого смеха. Он резко обернулся и увидел официанта в конце коридора. Тот, очевидно, слышал больше, чем надо. И смеялся. Второй раз за ночь Джули выставила его на посмешище.


Джули ждала, пока шаги Рико стихнут, прежде ем позволила себе расслабиться.

Она солгала, сказав Рико, что уже спит. Она не могла спать, она сидела на кровати, вся дрожа.

Теперь можно было поплакать. Она сдерживала слезы слишком долго.

Джули стянула с себя платье, которое выбирала с такой радостью несколько часов назад. Теперь она понимала, как бесполезно было надеяться на что-то. Она пошла в душ. Здесь она могла плакать свободно, шум льющейся воды скрывал все звуки.

Вся ее тщательно выстроенная защита распалась за один вечер благодаря его умелому плану. Она поклялась себе не любить Рико Форцу. Но всего несколькими нежными словами и поцелуями он вернул ее в прошлое, когда она была юной ранимой девушкой, влюбленной в него до безумия.

И чувства, пробужденные им, не могли исчезнуть. Его предательство не могло убить ее любовь. Джули слышала, что любовь и ненависть — две стороны одной медали. Теперь она знала, что это правда.

К ее радости, Рико не появился на репетиции следующим утром. После разочарования, которое ее постигло ночью, она не хотела его видеть.

Карло ждал ее, и они хорошо поработали вместе. Джули почувствовала себя лучше. Музыка всегда помогала ей выжить. Даже в самых трудных ситуациях.

— Не могу дождаться, когда начнутся ваши выступления, — сказал Карло, убирая руки с клавиатуры. — Вы поразите всех.

— Ну, — рассмеялась она. — Только благодаря вашей вере в меня.

— И вы добьетесь успеха.

Они заговорщически улыбнулись друг другу. Джули было так хорошо, что она могла справиться даже с мыслями о Рико.

А потом она увидела его.

Он появился из задней двери вместе с молодой и очень красивой женщиной. У нее была безупречная фигура и высокая грудь, которую едва скрывал глубокий вырез свитера. Ее волосы были собраны в красивую прическу. На лицо был нанесен искусный, но слишком яркий для дня макияж.

Дрожь пробежала по спине Джули, когда она вспомнила слова из газетных вырезок. Его редко видели без очередной старлетки, висящей у него на руке. Самые красивые женщины принадлежали ему.

Принадлежали ему. Рико ясно дал ей понять, что она тоже принадлежит ему. Но прошлой ночью она ему отказала. И он нашел ей достойную замену. Это еще один из способов его завести.

Рико подвел свою спутницу к сцене.

— Мариэлла, cara, — сказал он. — Я хочу представать тебе Джули Хэллэм, нашу новую звезду, о которой все говорят.

Мариэлла издала звук, похожий на хихиканье, который взбесил Джули.

— Я так мечтала познакомиться с вами, — пропела она. — Рико не говорил ни о чем, кроме вас, с тех пор как заключил контракт. Джули Хэллэм здесь, Джули Хэллэм там. Я даже начала ревновать. — Она опять захихикала. — Конечно, не всерьез.

— Я уверена, у вас нет причин волноваться, — вежливо ответила Джули. Она заставила себя улыбнуться и сохранить спокойствие.

— Прекрасно. Рико говорит то же самое, — хихикнула Мариэлла. — Он говорит: «Carissima, как я могу думать о ком-то еще, кроме тебя?» А потом он дарит мне что-нибудь красивое, чтобы показать, как он меня любит.

— Я уверена, он очень щедр, — промурлыкала Джули, сама с трудом соображая, что говорит.

— О, всегда. Посмотрите на мой новый подарок. — Она протянула рук, демонстрируя сверкающий изумрудный браслет на запястье. — Он позвонил мне прошлой ночью и назначил встречу в нашем любимом ювелирном салоне на Виа Кондотти. Магазин был закрыт, но для него они открылись. И он просто велел им принести лучшее. — Ее глаза подернулись мечтательной дымкой. — Вы уже познакомились с Римом?

— Я…нет.

— Тогда вы не знаете Виа Кондотти. Это самая дорогая улица в городе. Это самые изысканные украшения и самая элегантная одежда. И я могу заказывать все, что захочу. У Рико открыты счета везде. Но ведь лучше, когда мужчина сам выбирает для тебя, не так ли?

Теперь Джули уже взяла себя в руки и могла, улыбаясь сказать:

— Разумеется.

«Прошлой ночью»… Это означало только, что Рико прямо от нее отправился к Мариэлле. От женщины, которая сделала из него посмешище, к женщине, которая превозносила его и восхищалась им.

— Ты пригласила Джули? — Рико вернулся, переговорив с Кало.

Мариэлла захихикала.

— Мы были так заняты болтовней, что я забыла. Джули, Рико и я устраиваем небольшую домашнюю вечеринку послезавтра. Все будут там. И ты должна прийти и спеть для нас.

Рико и я. Домашняя вечеринка. Они живут вместе.

— Вы очень добры, — сказала она, — но мне нужно беречь голос для концерта. Я надеюсь, вы понимаете.

Лицо Мариэллы вытянулось, и на нем было легко прочесть, что она не понимает никого, кто говорит ей «нет».

— Но ты должна, — настаивала она. — Ты должна.

— Это было очень мило пригласить меня, но боюсь, это невозможно, — твердо сказала Джули.

— Разумеется, возможно, — сказал Рико. — Я жду тебя послезавтра у себя дома. Уверен, что ты не разочаруешь меня.

— Как прошлой ночью, это ты имеешь в виду?

— Чем меньше ты будешь говорить об этом, тем лучше. Ты привыкла думать обо мне самое худшее.

— Это не трудно.

— Теперь ты можешь думать что хочешь. Но делать будешь то, что я сказал.

— Слова Артуро Форцы.

— Ты думаешь, такое сравнение меня оскорбляет? Ты ошибаешься. Мне это только льстит.

— Когда-то тебя это оскорбляло, Рико. Тогда ты был лучше.

Он сделал шаг к ней и тихо сказал:

— И это говоришь ты? Кто лучше тебя знает, почему я стал таким?

— Это ничего не меняет. И знай: я не собираюсь сдаваться, даже после того, как увидела твоих головорезов. Я тоже изменилась и научилась быть осторожной и подозрительной. Потребуется нечто большее, чем болтовня при свечах и пара поцелуев, чтобы победить меня.

Гордость и отчаяние заставили ее произнести то, что она произнесла.

— Не заблуждайся. Вчера играл не только ты. Я тоже играла. М мне было любопытно, как далеко мы зайдем.

На его лице отразилось недоверие.

— Ты лжешь!

— Да? Конечно, ты же специалист в области лжи, не так ли?

— Что это значит?

— Ты не упоминал, что живешь с Мариэллой.

— Мариэлла не имеет никакого отношения к нам с тобой.

— Нет никаких «нас с тобой».

— Бесполезно обсуждать это. Я хочу, чтобы ты пела у меня дома послезавтра.

Джули злобно взглянула на него. Это опять была демонстрация власти, на этот раз с угрозами.

— Рико, в какую игру ты играешь? — спросила она.

— Я не играю в игры. Я занимаюсь бизнесом. У меня будут важные люди, и ты должна присутствовать. Я хочу, чтобы ты выполнила мое желание.

— Этого нет в контракте. Я пою в клубе. Меня нельзя передвигать, как пешку.

— Я думал, мы уже обсудили это. Ты принадлежишь мне, Джули. Никогда не забывай, что за тобой большой долг. Скажем просто: я требую его выполнения.

— Я не хочу, — отчаянно вскрикнула она.

Его улыбка была ледяной.

— Не сомневаюсь, но ты сделаешь это.

Он позвал Мариэтту.

— Все в порядке, Carissima. Джули согласилась почтить своим присутствием нашу вечеринку.

— Как я ненавижу тебя! — прошептала Джули.

— Тогда обсудим еще кое-что. Я дал Карло список песен, которые ты будешь петь.

Он направился к Мариэлле. Она приподнялась на цыпочки и театрально обняла его. И они ушли вместе.


В день вечеринки Карло отвез Джули в дом Рико на Аппиеву дорогу[1]. Они поехали сразу после обеда, чтобы успеть прорепетировать. Джули с удовольствием осматривала старую дорогу.

— Что это за здания, построенные на расстоянии в нескольких ярдах друг от друга? — спросила она. — Они слишком малы, чтобы быть домами.

— Это мавзолеи, — ответил Карло. — Этой дороге две тысячи лет. Старые аристократические семьи построили здесь свои надгробия. А там дальше старые катакомбы, в которых прятались первые христиане.

— Две тысячи лет! — изумилась Джули.

— Рим называют Вечным городом не случайно. Прошлое все еще живет в нем.

Помолчав, Карло заговорил снова:

— Рико был словно на угольях, с тех пор как узнал, что вы приезжаете. Обычно он очень холоден к женщинам. Он может получить все, что хочет. И поэтому ничего не ценит. Но вы вывели его из себя.

— А как же Мариэлла?

Карло фыркнул.

— Мариэлла, Джинетта, Сантуцца… Они все одинаковы.

— Но разве они не живут вместе?

— Ей нравится так думать. Но у нее собственная квартира в городе. Она приезжает в дом Рико, стоит ему только поманить ее домой.

— Все подчиняются Рико, стоит ему только поманить пальцем, — рассердилась Джули. — Внук Артуро Форцы.

— Вы знали его? — удивился Карло.

— Нет…я только слышала о нем.

— Рико пугающе похож на него. Было время, когда я думал, что ему удастся избежать власти денег, жить собственной жизнью, радоваться человеческим ценностям, а не деньгам. Но я не знаю, может, у него еще есть шанс.

Рико жил в роскошной вилле огромных размеров. Здание в три этажа высотой спереди было украшено колоннами. Это место было достойно принца, и Карло подтвердил ее догадку, сказа, что раньше оно принадлежало старой аристократической семье.

— Артуро положил глаз на этот дом и выкупил долговые бумаги семьи, которой принадлежала вилла. Он давил на них, пока они не согласились продать дом по той цене, которую он им навязал.

Они поднялись по широким каменным ступеням и сразу увидела Рико и Мариэллу.

Старлетка была одета в узкое декольтированное платье, украшенной кучей драгоценностей. Она раздавала указание слугам резким голосом, контрастирующим с ее обычными ужимками и хихиканьем.

Мариэлла обернулась и заметила Джули и Карло. Она тут же изобразила улыбку и раскрыла объятья им навстречу. Пародия на гостеприимство.

— Я так рада видеть вас здесь, — пропела она. — Мы так ждем вашего выступления. Конечно, вам следовало войти через заднюю дверь, но это не важно.

— Извините, — сказала Джули, прекрасно поняв, что ей указали на ее место, — мы не знали, где она находится.

Мариэлла продолжала ослепительно улыбаться.

— Почему они должны были сделать это? — возразил Рико. — Они не слуги.

— Мы нанятые артисты, — напомнила Джули, но заметила, что его смутила грубость Мариэллы.

— Вы мои почетные гости, — твердо сказал он. — Мариэлла, какую комнату ты выделила для Джули?

— Комнату? Но почему…

— Ей нужно место, чтобы подготовиться к выступлению.

— Ну да, конечно, она может воспользоваться моей комнатой. Я покажу ей.

Когда они шли через дом, Мариэлла показывала ей все с видом хозяйки. Ее собственная спальня была обставлена по-королевски, даже чересчур вызывающе. В центре была гигантская кровать, которую Мариэлла характеризовала как самую удобную в мире.

— Старый матрас был жестковатым, — сообщила она, — и я сказала Рико, что мне нужна новая кровать. Он сказал, что я могу заказать все что захочу. Поэтому я позвонила, что мне нужна кровать для любовников. Я думаю, то для любви все должно быть совершенным.

Джули взглянула не нее.

— Мне кажется, чтобы любовь была совершенной, требуется нечто большее, чем просто матрас. Спасибо за гостеприимство.

Мариэлла вылетела, не сказав ни слова. Джули криво улыбнулась ей вслед. Но улыбка исчезла, когда она осталась одна. Было легко смеяться над глупостью и жадностью старлетки, но это ничего не меняло.

После всех оптимистических мыслей по поводу того, что с Рико все кончено, Джули было больно видеть его с другой женщиной, слышать, как Мариэлла называет его «мой Рико» и хвастается «кроватью для любовников».

Джули могла сказать ей, что когда ты в объятиях любимого человека, то не важно, где вы — на старой железной кушетке с колючим матрасом или на роскошной постели.

Спустя некоторое время Джули пошла искать картинную галерею, о которой ей по дороге рассказывал Карло. Она чувствовала себя крошечной на фоне высоких потолков и гигантских комнат, украшенных фресками. Ей стало трудно дышать и она поспешила к двери, ведущей на улицу.

Легкий ветерок обдул ее разгоряченное лицо, и она заметила, что калитка в сад открыта. Женщина поспешила туда и внезапно остановилась, словно вбежала в прошлое.

Это было невозможно.

Но это правда.

Глава 7

Она оглянулась по сторонам, пытаясь понять, что произошло. Откуда она могла знать эту тропинку? Откуда она могла знать форму фонтана, если никогда не видела его раньше? И внезапно она вспомнила. Она видела все это прежде.

Много лет назад человек, равный по могуществу римским императорам, фотографировался здесь со своим внуком, мальчиком, который вырос таким же, как он. И эту фотографию использовали, чтобы разбить сердце девочке, которая любила его.

Все, что — ани показывал ей, жило в ее памяти, отзывалось болью. Теперь она видела все это наяву, и ее охватил ужас.

Она попыталась собраться с силами и не поддаваться страху. Она еще не звонила Гарри, и уединенность сада была ее шансом. Телефон был в сумочке, она достала его и, убедившись, что рядом никого нет, набрала номер.

Обрадованный ее звонком, мальчик быстро тараторил, рассказывая о прогулке на лодке, о подарках, которые он купил ей. Джули слушала его и улыбалась, забыв обо всех огорчениях.

— Гарри, послушай, — засмеялась она, пытаясь вставить хоть слово в его болтовню. — Гарри…

— Я люблю тебя, мамочка!

— Я… — Она тоже хотела сказать, что любит его, но вдруг почувствовала, что она не одна, и замолчала.

Рико стоял неподалеку, наблюдая за ней.

— Я тоже, — быстро закончила она. — Мне надо идти, пока.

Она отключилась.

— Я надеюсь, ты прервала разговор не из-за меня, — спросил он. — Уверен, что Гарри был разочарован.

— Я сказала все, что было нужно, — сжала губы Джули.

— Конечно, если он безумно влюблен в тебя, то самым естественным будет бросить трубку, — иронически посоветовал Рико. — Это будет подогревать интерес.

— Мне пора. Меня ждут.

— Не спеши, я собираюсь показать тебе мой дом.

— Твоя подруга уже показала его мне, и я поражена его великолепием, — съязвила Джули, пытаясь уйти.

Он остановил ее, схватив за руку.

— Ты не выражаешь особого энтузиазма по поводу моего дома?

— Мне плевать на великолепие. Это больше похоже на декорации, чем на дом.

— А ты не думала, что он мог быть твоим?

— Никогда, — сразу ответила она. — Это место пропитано ядом, я не смогла бы жить здесь.

— Здесь прошло мое детство.

— Оно тоже было отравлено. Интересно только, насколько. Каким ты был, когда приехал в Лондон?

А потом он сказал совсем неожиданное:

— Да, ты права, отравлено. Но ты могла сделать меня другим. Любовь пробуждает лучшее в мужчине, а несчастье — худшее. Теперь мы никогда не узнаем, что могло произойти. — Он обвиняюще посмотрел на нее. — Не задавай мне таких вопросов. Или ты хочешь, чтобы я ненавидел тебя еще больше?

— А ты способен?

— Ненавидеть безгранично и бесконечно. Ты научила меня этому, а не мой дед, которого ты так проклинаешь.

Ей нечего было ответить.

— Могу я показать тебе сад? — вежливо спросил он.

— Не надо. Я уже знаю его. Фонтан украшали две крылатые лошади. Одну из них убрали в последние годы. А у тебя был пегий пони, который ставил копыта на кромку фонтана. Тебе нравился пони. Ты обнимал его и прижимался к его шее.

— Откуда ты знаешь это? — побледнел он.

— Это было на фотографиях, которые — ани показал мне. Он принес их, чтобы продемонстрировать, насколько ты выше меня по положению. Так что приезд сюда — это как встреча с призраком. Может быть, за углом меня ждет и твой призрак?

— Но я не умер.

— Мариэлла зовет тебя «мой Рико». И правильно делает. Мой Рико умер много лет назад.

— Да, — тихо ответил он. — Много лет назад. В тот самый день, что и Пэтси Браун.

— Рико, caro.

Словно очнувшись от сна, они обернулись к Мариэлле, спешащей по тропинке. На лице ее читалось подозрение.

— Почему ты тратишь время на таких женщин? — с презрением спросила Джули.

— Они лучше всего подходит для компании, — сказал Рико. — Ты всегда знаешь, где ты и кто ты.

Он пошел навстречу Мариэлле. Джули подождала, пока они уйдут, и вернулась в дом. Она пошла в картинную галере, которая, к счастью, оказалась не такой помпезной, как весь дом. Потом они с Карло спели несколько песен, и Джули обнаружила, что акустика здесь великолепна.

— Через минуту ты увидишь Беппе, — сказал Карло. — Он тоже будет выступать в «Ла Дольче Ноте» и споет песню сегодня вечером.

— Мне кажется, я слышала о нем.

— Он привык быть большой звездой в Италии. Но мода на него уже прошла. Он тебе понравится.

И это действительно было так. Беппе был очаровательным толстячком. Он не выглядел молодо. Но глаза его сверкали, и это покорило ее. Толстяк театрально поприветствовал ее, поцеловал ей руку и подарил красную розу. Она не могла удержаться от смеха. И ему это нравилось.

Карло аккомпанировал Беппе. Но потом Беппе увидел ноты.

— Вы пели «Что случилось с моим сердцем?» — спросил он, взглянул на Джули. Она кивнула. — Почему бы нам сегодня не спеть ее вместе?

Они начали репетировать под аккомпанемент Карло. Беппе стоял рядом с Джули, нежно глядя ей в глаза, несмотря на то, что она была выше. Если бы он был молодым мужчиной, она не смогла бы петь эту песню с ним. Но он был смешным и совершенно неотразимым.

Когда они закончили, он обнял ее, и Джули тоже обняла его, смеясь. Но когда она выпрямилась, ее смех угас.

Рико стоял неподалеку, бледный как смерть. Она думала, что он заговорит с ней, но он ушел.

Вскоре важные гости начали прибывать на банкет, за которым должно было последовать выступление. Джули отказалась присоединиться к общему веселью. Она не хотела видеть Рико и Мариэллу вместе.

Джули приняла душ в роскошной ванной комнате Мариэллы, надела халат и сделала несколько упражнений, которые она обычно делала перед концертом. Ничто не смогло бы заставить ее прилечь на кровать, но здесь был диван, на котором можно было растянуться. Она взяла покрывало, установила будильник так, чтобы проснуться через час, и легла.

Но она не смогла спать. Она словно слышала слова Рико: «Ты могла сделать меня другим».

Джули была беспомощной, как ребенок, столкнувшись с чудовищными силами. Она заплатила дорогую цену и жила с этим. Но цена, которую заплатил Рико, заставляла ее думать, что ей все досталось куда легче. Она предала его.

Женщина закрыла лицо руками, запрещая себе думать, чтобы не сойти с ума.

Раздался стук. Протирая глаза, она открыла дверь. Там стоял Рико, красивый и равнодушный, в вечернем костюме.

— Я не задержу тебя надолго, — сказал он, входя в комнату. Его лицо не выражало никаких эмоций. — Я сказал тебе, что ты будешь петь. У Беппе тоже свои инструкции. И я хочу, чтобы в программе не было изменений. Никаких.

— Что?… — начала она, но потом вспомнила, что Рико видел их с Беппе. И слышал, как они пели вместе. — В первый день ты приказал мне петь эту песню, — возразила она.

— Одной, — сказал он жестко. — Не дуэтом. Она не подходит для этого.

А раньше, когда ее пели мальчик и девочка, охваченные первой любовью, прекрасно подходила. Пение быстро переходило в смех, а смех — в любовь.

— Ты прав, — сказала она через минуту. — Она не подходит для дуэта. Я скажу Карло и Беппе.

— Я уже сделал это.

Он собирался уйти, когда взгляд упал на диван, накрытый покрывалом.

— Я уверен, что Мариэлла не будет возражать, если ты займешь ее постель, — сказал он.

Она не ответила, только посмотрела на него. Он понял ее немой отказ и ушел.

Той ночью она пела в окружении бесценных картин в атмосфере старинной виллы с превосходной акустикой. Выступление имело большой успех. Она прекрасно видела Рико и Мариэллу, сидящих в первом ряду, но старалась не смотреть на них.

Потом она ответила отказом на предложение Рико остаться на вечеринке. Карло и Беппе остались.

— Я предпочитаю пораньше лечь спать, — сказала Джули.

— Тогда мой шофер отвезет тебя.

Она собрала вещи и спустилась к ожидавшей ее машине. Рико попрощался с ней и пожелал ей спокойной ночи. Его манеры были безупречны. Он стоял на ступенях, пока машина не исчезла из виду, и Мариэлла была вынуждена позвать его дважды, прежде чем он откликнулся.


Пение на вилле было большим испытанием для нее. Но Джули была рада, что выдержала. Теперь она знала, что может стоять перед Рико и петь песни о любви, не теряя самообладания.

В день открытия она сидела в гримерной, накладывая макияж. Джина, ее помощница, сообщила, что «Ла Дольче Ноте» сегодня полон.

— Ты так прекрасна, — восхитилась она. — Немногие женщины могут позволить себе носить такие платья.

Это было черное шелковое платье, прошитое золотыми нитями. Оно плотно облегало фигуру, но у Джули была превосходная фигура, и она могла не стесняясь показать ее.

Джина возбужденно перечислила имена людей, сидящих за первым столиком. Там было несколько бизнесменов и известных политиков.

— Отгадай, кто сидит за столиком Рико? Сальваторе Бароно.

Джули удивилась, услышав имя всемирно известной итальянской кинозвезды. У него была успешная карьера в Голливуде, где он играл страстных итальянских любовников, но он часто посещал свою виллу недалеко от Рима. В газетах журналисты много писали о его пристрастии к «радостям простой деревенской жизни». По слухам, за стенами виллы эти радости были большими скандальными, чем простыми.

— А Мариэлла? — спросила она.

— Она здесь. Сидит рядом с синьором Бароно. О, простите, синьор!

Рико вошел бесшумно. Он коротко кивнул Джине, и та исчезла. Он молчал, но его глаза встретились с глазами Джули в зеркале. Он был напряжен, бледен, под глазами лежали темные тени, губы твердо сжаты, словно он терпел невыносимую боль.

— С тобой все в порядке?

— Я в порядке. Ты пришел посмотреть, надела ли я бриллианты? Не волнуйся. Я знаю свои обязанности. — Она показала на коробку на зеркальном столике.

— Позволь мне, — попросил Рико. Она сидела не шевелясь, пока он застегивал на ее шее тяжелое ожерелье. — Они выглядят на тебе великолепно, — сказал Рико. — Ты — само совершенство.

Когда-то она пела в джинсах и свитере и он шептал: «Я ревную к каждому мужчине, глядящему на тебя. Ты должна быть красивой только для меня».

А она отвечала: «Нет никаких других. Только ты». Но это было очень давно.

— Я рада, что соответствую твоим требованиям, — сказала она теперь.

— Ты нервничаешь?

— Немного. Но это хорошо. Это сделает выступление только лучше.

— Все ради выступления, — произнес он мрачно.

— Да, я актриса. Но, Рико, ты тоже актер. Мы просто должны доиграть пьесу до конца.

— Интересно, каким будет конец.

— Я выполню условия контракта, закончу концерты, мы пожмем друг другу руки и больше никогда не увидимся. Ты, наверно, женишься на Мариэлле. Желаю вам счастья.

— Замолчи, — взорвался он. — Ты думаешь, нам помогут такие разговоры?

Она встала:

— Что может нам помочь, Рико? Я бы хотела это знать, но не знаю. Нам ведь как-то нужно пережить следующие три месяца. С тех пор, как я приехала в Рим, мы только и делаем, что причиняем друг другу боль. Давай держаться друг от друга подальше.

— Это неправильно.

— Может быть, но я не думаю, что ты отзовешь своих шпионов. Это прекрасная демонстрация твоего недоверия к людям. Давай остановимся на этом.

Джули видела, что ее слова были для него равносильны ударам ножа. Нежным голосом она добавила:

— Мы были так счастливы однажды, что счастья просто больше не осталось. У нас осталась только боль. И теперь мы хотим испытать ее в один прием.

— В один прием? — повторил он горько. — А как же последние восемь… — Он резко остановился и в отчаянии запустил руки в волосы. — Я бы хотел найти слова, чтобы выразить то, что я чувствую.

— Мне кажется, я знаю, — сказала она, вздохнув. — Мало любви, много ненависти. И ненависть так сильна, что заслоняет собой все другие чувства.

Его лицо застыло.

— Ты понимаешь, что описала свои собственные чувства?

Она хотела сказать, что не может ненавидеть его. Какую бы боль он ей ни причинил. Но не сказала. Рико был слишком опасным, слишком сильным. Она должна быть начеку.

— Хорошо, может, ты и прав, — сказала она в конце концов.

— И мы оба знаем это, — добавил он. И снова превратился в вежливого знакомого. — Пожалуйста, прими мои наилучшие пожелания по случаю твоего выступления сегодня ночью. «Ла Дольче Ноте» очень горд тем, что ты выступаешь в нем. — Он коротко поклонился ей и ушел.

Оркестр перестал играть и уступал место кабаре. Сперва танцоры, затем Беппе со старыми песнями, потом пародисты, а в конце…

«Леди и джентльмены, позвольте представить вам всемирно известную певицу, нашу сенсацию. Джули Хэллэм!»

Джули появилась на сцене, стараясь сосредоточиться на предстоящем выступлении. Прожекторы осветили ее, и она ослепительно улыбнулась публике. И начала петь прежде, чем стихли аплодисменты.

Она выбрала очень сложную песню для начала, чтобы продемонстрировать все возможности своего голоса. Она овладела вниманием публики, и, когда закончила, аплодисменты были громкими и продолжительными. Это было хорошим знаком.

Затем она запела медленную любовную балладу, и все слушали, боясь нарушить очарование музыки неосторожным движением. Следующая песня была веселой и предназначалась для танца. Ее глаза искрились смехом, а ноги отбивали такт, поднимая настроение у слушателей. Аплодисменты были еще громче, чем раньше.

После третьей песни на минуту зажгли свет, и опоздавшие прошли к своим столикам. Джули воспользовалась перерывом, чтобы поболтать со зрителями на безупречном итальянском. Это помогло ей установить более тесную эмоциональную связь с публикой. Кто-то закричал «Bellissima!»

Смеясь, Джули помахала поклоннику, «Grasie, signore».

Когда-то Пэтси Браун могла только мечтать о таком общении с аудиторией. Теперь все это было реальностью. Она излучала волшебную власть таланта, демонстрировала высоты мастерства певицы и купалась в лучах славы и всеобщем обожании.

Ей не нужно было видеть Рико, она и так ощущала его присутствие. Она знала, что его взгляд был прикован к ней.

Свет снова погас, и Джули продолжала выступление, делая лишь небольшие паузы, чтобы восстановить дыхание и пошутить со зрителями, которые были просто очарованы ею.

Потом она замолчала, показывая знаком, что ждет молчания и от публики. Когда восхищенный шепот и хлопки стихли, она запела низким, хрипловатым голосом песню, предназначенную только для одного мужчины во всем мире.


Что случилось с моим сердцем?

Я пытаюсь сохранить его,

Но ты пробился через преграды

И украл его.

Пожалуйста, береги его.

У меня нет другого сердца, чтобы отдать…


Сегодня в ее голосе слышались необыкновенные страсть и глубина. Искушенные посетители клуба заволновались. Утраченная первая любовь, мучительное сознание того, «как это могло быть» и то что «слишком поздно», было знакомо многим. Просто, вращаясь в высшем свете, они растратили свои лучшие чувства, но песня напомнила им о них и затронула скрытые струны в их сердцах.

Рико тоже нервничал. Ему казалось, что она играет с ним, напоминая ему о прошлом, показывая, как безвозвратно оно ушло. От боли он крепко сжал руки. Он испугался собственной слабости. Она была его врагом, но она могла заставить его забыть обо всем, кроме того, как сильно он хочет обладать ею. Гнев вспыхнул в нем. Гнев на нее, но прежде всего — на самого себя.

Зрители аплодировали стоя. Прежде чем Джули покинула сцену, Рико встал и протянул ей руку, безмолвно приказывая принять ее. Она послушалась.

— Я обещал вам самое лучшее, — объявил Рико, когда свет снова вспыхнул. — И выполнил обещание. — Он театрально поцеловал Джули. — Ты великолепна!

Официант протянул розу. Это была темно-красная роза, самая прекрасная из всех, что вручил ее Джули. Публика зааплодировала. Она приняла цветок со сдержанной улыбкой.

Он провел ее к столику и усадил рядом с собой. Сальваторе Бароно наклонился к Джули через столик, обдав ее парами бренди.

— Эй, Рико, представь меня своей миленькой подружке!

Он был старше, чем выглядел на экране, и казался нездоровым и потрепанным жизнью. Джули вежливо поприветствовала его, но отвергла приглашение присесть рядом. Она не хотела вдыхать пары алкоголя.

Оркестр начал играть танцевальную музыку. Свет снова погас, погрузив клуб в необходимую парочкам атмосферу интимности. Бароно протянул руку Джули.

— Мы танцуем! — объявил он так мелодраматично, что она засмеялась.

— Пожалуйста, простите, — тихо сказала она, — но я устала после концерта.

Повернувшись к Мариэлле, он протянул руку ей и сказал: «Мы танцуем!» — тем же мелодраматическим тоном.

Сообразив, что ее выбрали в качестве замены, но умело скрыв свое недовольство, Мариэлла кокетливо приняла его руку. Вместе они направились к танцевальной площадке. Джули обрадовалась тому, что они ушли.

— Он сделал тебе такой комплимент, — сказал Рико. — Нехорошо с твоей стороны смеяться над ним.

— Не могу удержаться. Он так играет на публику. Да и она тоже.

— Ты была превосходна сегодня вечером, — сказал он. — Выше всяких похвал.

— Но ты рисковал, — напомнила она. — Ты ведь привез меня сюда не из-за моего таланта. Я могла разочаровать тебя.

Я знал, что твое пение не разочарует меня, — твердо произнес он. — Что касается остального, то да, я забыл о твоем упрямстве.

— Эй, Рико, тебе снова это удалось!

Толстый мужчина подсел за их столик, требуя к себе внимания. Рико представил его Джули. Она улыбнулась, сказала все, что положено в таких ситуациях, и он удалился. Но его место тут же занял другой мужчина такой же комплекции. Он сказал Джули пару банальных комплиментов, на которые она ответила привычными отработанными фразами благодарности. Никто из них не заподозрил, как ей противно их присутствие.

— Ты все еще злишься на меня? — спросил Рико, когда они оказались одни.

— Нет, только на себя. Я многое поняла.

— Что ты поняла?

— Все, чего я раньше не знала о тебе. Здесь твое место. Все, что имеет здесь значение, — это власть и деньги. Вы с Мариэллой прекрасно подходите друг другу. Я предпочла бы никогда не встречать тебя снова.

— Замолчи! — рассвирепел он. — Ты не знаешь, о чем говоришь. Ты ничего не знаешь обо мне. К тому же ты и сама всегда мечтала оказаться здесь.

— Для работы, не для жизни, — отвергла она его слова.

Она чуть не застонала, когда его рука сжала ее ладонь. Он сжимал ее пальцы сильнее и сильнее во время их разговора, и при звуке последних слов так сильно сдавил их, что это стало невыносимо.

— Извини, — сказал он, отпуска ее, — Я не заметил, что делаю тебе больно.

— Мои пальцы выдержат. И, может быть, в конце концов мое сердце тоже.

— Тогда ты счастливица, — усмехнулся он. — Проклятье! Как ты можешь сидеть здесь, такая спокойная и равнодушная, после того, как превратила мою жизнь в хаос? Как я глуп. Я видел в тебе все что угодно, кроме хладнокровной и расчетливой стервы, которой т являешься. Чем скорее кончится этот фарс, тем лучше.

Горячая потная рука схватила Джули. Сальваторе Бароно вернулся, заглушая своим громовым голосом музыку.

— Прекрасный вечер! Прекрасная певица! Какая звезда! — Другая рука подбиралась к ее талии.

— Спасибо, ты так добр, — промурлыкала Джули, пытаясь потихоньку освободиться от его хватки.

— Не будь эгоистом, Рико, — прокричал Сальваторе. — Сейчас моя очередь развлекать леди. И мы идем танцевать.

— Но у вас уже есть партнерша, напомнила Джули, указывая на разъяренную Мариэллу.

— Уверен, она предпочитает потанцевать с Рико, — усмехнулся актер. — А я хочу танцевать с тобой. Давай, Рико, не будь жадиной. Друзьям нужно уступать. Меняемся партнершами!

Джули начала бесить такая манера поведения. Ей хотелось, чтобы он поскорей ушел. Но Рико попросил ее принять приглашение.

— Рико! — с возмущением воскликнула она.

— Ты ведь не возражаешь против того, чтобы потанцевать с моим другом?

— Но…

— Мы все здесь друзья.

Рико больше ничего не сказал, он повернулся к Мариэлле и обнял ее. Джули равнодушно позволила Бароно отвести ее на площадку. Он танцевал умело, прижимая ее близко к себе и глядя прямо ей в глаза. Но Джули было не легко провести. И, несомненно, здесь были фотографы, чтобы запечатлеть этот спектакль.

— Синьорина, вы так прекрасны, — хрипло произнес Сальваторе Бароно.

— Вы не должны…

— О нет, я говорю правду. Вы как ослепительная звезда темной декабрьской ночью. Какую пару мы могли бы составить!

— Но мы не пара… — запротестовала она, попытавшись увеличить расстояние между ними.

Но он только сильнее прижал ее к себе.

Она попыталась отвернуться, чтобы не вдыхать винные пары. Но его это не смущало.

— Мы будем путешествовать и составим прекрасный музыкальный дуэт, — продолжал пьяный актер.

Уголки ее губ приподнялись в возмущенной усмешке.

— Ты смеешься, — сказал Бароно. — Это означает, что в глубине души ты хочешь заняться со мной любовью.

— Это ни чего не означает, — возразила она, начиная всерьез отбиваться от него. — Позволь мне уйти!

— Когда мы займемся любовью, ты не захочешь никуда уходить.

— Мы не будем заниматься любовью.

— Ты разожгла во мне страсть, я не могу ждать.

Он попытался поцеловать ее, но она резко отвернулась, поэтому поцелуй пришелся в шею. Он начал скользить губами по ее шее. Джули попыталась оттолкнуть его, но это ей не удалось.

Потом вдруг пропала необходимость его отталкивать. Что-то резко мелькнуло у нее перед глазами. Где-то сзади закричала женщина. Поднялся переполох. Бароно лежал, растянувшись у ее ног.

Рико великолепным ударом в челюсть свалил его на пол.

Глава 8

В эту секунду что-то взорвалось внутри Джули. Увидев Бароно лежащим на полу и разъяренного Рико, который выглядел так, словно был готов на убийство, она повернулась и бросилась бежать. Женщина бежала, не задумываясь, куда и зачем. Она просто хотела убежать как можно дальше.

Через мгновение Джули была на крыльце. Изумленные люди смотрели на ее залитое слезами лицо и пылающие глаза. Но никто не остановил ее.

Еще через мгновение она уже бежала по Виа Венето так быстро, насколько это позволяло ее узкое платье. Все оборачивались на нее с любопытством, но она ни на кого не обращала внимания, продолжая бежать. Еще немного — и она будет в безопасности. Джули завернула за угол…

И остановилась. Эта улица была ей незнакома. Она посмотрела по сторонам и поняла, что заблудилась.

Она вернулась назад, понимая, какое зрелище она собой представляет: в вечернем платье, без сумочки, без сопровождения.

Джули попыталась собраться с мыслями. Она, должно быть, выбрала не ту дорогу. Нужно просто вернуться назад. Но это означало вернуться к клубу, а она не могла это сделать.

Внезапно рядом с ней резко затормозила машина. Водитель выругался, увидев, в каком она состоянии.

— Садись. — Это был голос Рико.

— Я не вернусь назад.

Джули с гневом посмотрела на Рико, но у нее не было сил сопротивляться. Аккуратно, но твердо он усадил ее в машину и молча завел мотор. К ее облегчению, он не остановился перед парадным входом, а свернул на автостоянку, и они вошли через заднюю дверь. Это означало, что они прошли к ее номеру незамеченными.

— Мой ключ, — застонала она. — Он внизу у портье.

Рико поднял трубку внутреннего телефона и прокричал что-то. Через минуту появился посыльный с ключом. Рико взял ключ и отпер дверь. Джули прошла внутрь и попыталась захлопнуть дверь перед его носом. Но ей это не удалось.

Джули не стала зажигать свет: жалюзи были приподняты, и уличные огни освещали комнату, отбрасывая странные тени. Джули начала снимать с себя украшения, раскидывая их куда попало и не обращая никакого внимания на Рико.

— Забирай их обратно, — крикнула она в отчаянии. — Я больше не в силах выносить это. Я улетаю первым же самолетом.

— Джули, прекрати! Послушай…

— Нет, это ты послушай. Я закончила. И не говори мне о контракте, потому что там ни слова нет о тех вещах, которые ты себе позволяешь. Ты можешь опозорить меня. Мне плевать, потеряю я работу или нет. Мне не нужны яркие лучи славы. Мне нужен только… — Ей нужен был только Гарри, и она чуть не сказала это, но вовремя остановилась. — Мне нужна только спокойная жизнь, — поспешно завершила она фразу.

Пока Джули говорила, она изо всех сил пыталась стянуть браслет с руки, но сложная застежка не поддавалась. В конце концов она оставила свои безуспешные попытки и отвернулась от Рико. Ее все еще била дрожь от пережитого шока.

— Не подходи близко, — предупредила она его.

— Я только хочу успокоить тебя.

— Ты неспособен на это. Ты бессердечный лжец.

— А как мне еще называть тебя? Ты бессердечный, холодный, и безжалостный человек.

— Джули!

— Не трогай меня! Никогда больше не прикасайся ко мне! Возвращайся к Мариэлле и остальным! Они все, что тебе нужно.

Его лицо потемнело.

— Что ты имеешь в виду?

— То, что они используют тебя так же, как ты используешь их. Иди, спи с ними, говори им лживые слова, которые они хотят слышать. Потом откупайся от них. Этот язык они прекрасно понимают. Но не путай меня с ними.

— Теперь весь мир знает, что мне невыносимо видеть, как другой мужчина дотрагивается до тебя. Ты думаешь, я этого хотел?

— Это ты меня заставил танцевать с ним.

— Потому что я сошел с ума от оскорбленной гордости и злости. Каким еще я мог быть, если ты…

— Прекрати, я не хочу ничего слышать. Я улетаю первым же самолетом. Не пытайся остановить меня! Не преследуй меня! Ради Бога, Рико, все кончено!

Теперь он будет клясться, что не перестанет преследовать ее, пока не найдет сына. Но вместо угроз, которых она ожидала, он произнес тихим и грустным голосом:

— Ты собираешься снова меня бросить?

— Я тебе не нужна, — сказала она хрипло. — Возвращайся к своим деньгам и к своей подружке!

— Только одна женщина имеет для меня значение, — сказал он так тихо, словно сам только что осознал это. — Когда-то ты была очень нужна мне. Ты никогда не поймешь, как я нуждался в тебе. Ты оставила ледяную пустоту во мне, а теперь не можешь выносить меня таким, каким я стал. И хочешь снова покинуть меня. Ты называла меня многими именами сегодня. Интересно, как тебе понравится то, как я назову тебя. Трусиха!

Она уставилась на него, потрясенная.

— Может быть, я действительно такой, как ты сказала, — продолжил он. — Жесткий, вероломный, бессердечный, все что угодно. Я вращаюсь среди ничтожных людей. Но только ты знаешь, что раньше я был другим, что я был лучше. Может, тебе лучше действительно уехать. Никто не будет преследовать тебя. Даю слово. Как только ты уедешь, я постараюсь вырвать тебя из своего сердца.

Это была самая страшная из всех угроз.

— Я удостоверюсь, что ты благополучно уехала. — Он издал короткий безрадостный смешок. — Благополучно, какое жалкое слово для нас.

— Рико…

Он замолчал, услышав новые нотки в ее голосе. Он не взглянул на нее, но напрягся, боясь поверить в то, что услышал.

— Рико…

Он быстро обернулся, и в следующее мгновение она уже была в его объятиях. Она рыдала, отчаянно вцепившись в него.

— Не покидай меня, — попросил Рико, — Я не хочу, чтобы ты уезжала.

— Как я могу остаться? Как я могу уехать?

— Я не хотел, чтобы так получилось сегодня вечером. Я обезумел. Я думал, что выдержу, но… О, поцелуй меня.

Он прижался к ее губам со страстью человека, находившегося на грани отчаяния. Его губы были твердыми и горячими. Джули не заметила, как обняла его за шею и ответила на поцелуй. Она никогда не любила его так сильно, как сейчас, когда его одиночество и жажда передались ей.

— Я мог бы убить его, — сказал он. — Как он посмел прикасаться к тебе?

— Ты хотел, чтобы он…

— Проклятье, никогда в жизни.

У Джули закружилась голова. Она была уверена, что им нужно что-то сказать друг другу, но не могла вспомнить, что именно. Страшные обвинения, которые они бросали в лицо друг другу, остались в прошлом. Его страстные поцелуи затмили все дурные воспоминания.

— Рико…

— Нет, — твердо сказал он. — Словами мы только причиняем боль…

Он снова поцеловал ее, не дав ей ответить. Джули поняла, что он теряет контроль, но это только возбудило ее. Контроль над собой она давно уже утратила. Подавляемое столько лет желание вырвалось наружу. Она почти забыла, как все это было, но с Рико время исчезло. Желание превратилось в пламя страсти, охватившее их обоих. Но не смотря на это, она поняла, что Рико пытается сдержать себя. Он сделал шаг назад, тяжело дыша, но не убирал рук с ее плеч.

— Что случилось? — спросила она.

— Скажи мне, что ты уверена, — потребовал он.

— Я уверена. В самом деле.

— Мы сделали столько ошибок. Если это не то, чего ты действительно хочешь…

— Ты сам сказал, что нам не нужны слова.

Теперь уже ничто не могло остановить его. Он быстро снял с нее платье, и ей показалось, что ее сценический имидж утонченной женщины испарился вместе с шикарным платьем. Она снова превратилась в юную девушку, ослепленную любовью и доверчиво вручающую свое сердце любимому.

— Скажи, что ты хочешь меня, — прошептал он. — Обещай мне.

Он целовал ее в паузах между словами, зажигая искорки желания в каждой клеточке ее тела. Она ни о чем не могла думать. Только о том, как она его хочет. Джули прижалась к нему так, словно никогда больше не собиралась отпускать его.

— Я хочу тебя, — прошептала она, увлекая его на постель. — Я всегда хотела тебя… все эти годы.

От него исходил аромат пряностей и земли, солнца и ветра. Его кожа горячей от страсти и гладкой как шелк. Этот человек пробудил ее тело к жизни много лет назад. И оно жаждало только его. Жило только надеждой на его прикосновение.

Его опытные пальцы знали, как коснуться ее, она едва ощущала ласку, но это прикосновение зажигало язычки пламени на ее коже. Он исследовал все изгибы ее тела, безупречную форму груди, тонкую талию, бедра, и каждое прикосновение говорило ей о том, что она всецело принадлежит ему.

Джули отдавалась ему так же доверчиво, как и в первый раз, без страха и тревоги. И он был всем, о чем она могла мечтать. Страстным, нежным, любящим и заботливым. Он занимался с ней любовью медленно, доставляя ей удовольствие, зная, что в конце концов они достигнут наслаждения вместе.

После стольких лет они были незнакомцами, но незнакомцами, знающими друг друга как никто. Спустя годы он приобрел опыт и самоконтроль, но его страсть была прежней, как и восхищение, с которым он прикасался к ее телу.

Это было прекрасно. Она забыла, что на свете существует подобное наслаждение. Как она могла так долго жить без него? Как она сможет снова расстаться с ним?

— Моя любовь, — выдохнула она. — Моя любовь.

— Скажи мне, что ты простила меня, — прошептал он, когда они лежали, обнявшись. — Я очень хочу услышать это.

— Я простила тебя, — промурлыкала она.

Джули все еще была очарована произошедшим. Уличные огни освещали его тело разноцветными бликами. В темноте невозможно было разглядеть детали, только контуры совершенного мужского тела. Она потеряла мальчика, а обрела мужчину.

— О чем ты думаешь? — прошептал он.

— Я ни о чем не думаю, — ответила она, улыбаясь. — Как можно сейчас думать?

Он засмеялся счастливым смехом человека, который вдруг обнаружил, что мир прекрасен. И Она была рада слышать его смех.

— Возможно, мне нужно думать, — пошутил он. — Я сделал столько глупостей, так обидел тебя. — Его лицо помрачнело. — Насчет той ночи. Я не так виноват, как ты думаешь. Это правда, что за тобой следили…

— И вечером?

— Да, и тогда тоже. Я хотел соблазнить тебя, но я не ожидал, что все так получится. Ты попросила отпустить старую лошадь домой, я вспомнил старую собаку, вспомнил, как ты не могла выносить страдания живых существ. И я понял, что Пэтси еще живет в тебе.

— Нет, — быстро ответила она.

— Почему ты не позволяешь называть тебя Пэтси?

— Потому что она принадлежит прошлому. А прошлого не вернуть. Любовь, которая у нас была, прекрасна, но ее не вернуть. Мы можем только создать новую и любить друг друга такими, какие мы есть сейчас.

— Мы сможем сделать это?

— Не знаю. Но попытаться можно.

— Как ты мудро мыслишь. Тогда ты должна понять, что той ночью я забыл обо всем, кроме счастья от того, что мы вместе. Я забыл, что за нами наблюдают. Если бы я вспомнил, я бы отпустил их. Я клянусь, что так и сделал бы. Если ты хотела наказать меня, то у тебя это получилось. Ты выставила меня на посмешище. И у фонтана, и в отеле. Рико Форца, как зеленый юнец, стоящий перед запертой дверью женщины, отказывающейся его впустить.

— Я не хотела наказывать тебя. Я была слишком несчастна, чтобы думать о чем-то.

— Теперь знаю, — улыбнулся он. — Я просто думал, что ты смеялась надо мной, как остальные.

— А Мариэлла?

— Между Мариэллой и мной скорее деловая связь, договор. Мы появляемся перед объективами папарацци. Но после сегодняшнего вечера она не будет на меня тратить время. Бароно подходит ей больше. Я причинил боль тебе и себе, запутывая ситуацию, сам не зная, почему Я так делаю. Но теперь я знаю, mio amоre, это потому что я…

— Не надо, — выдохнула она, — не говори ничего, если не уверен.

— Ты думаешь, я не уверен? Почему я не способен любить не одну женщину, кроме тебя? Хотя мне давно уже следовало забыть тебя. А ты? Кого ты любила? Не надо, не говори. — Он прижал палец к ее губам. — Я не хочу знать. Достаточно того, что сейчас ты со мной.

Она поняла. Между ними еще были тайны, которые причиняли боль. Слишком много вещей, о которых они боялись говорить.

Он снова обнял ее, и они любили друг друга всю ночь. Джули не могла поверить, что такое счастье возможно и что прошлое, которое она потеряла, вернулось к ней.

Все было слишком хорошо, чтобы быть правдой.


Рико обнаружил, что если глаза только чуть-чуть приоткрыть, то будет не видно комнаты и можно вообразить, что время вернулось назад. На восемь лет. И он снова в дешевой квартирке в Лондоне. Девушка, которую он любит, прижалась к нему, беззвучно дыша во сне, утомленная любовью. Его руки обвились вокруг нее, защищая и одновременно объявляя, что она принадлежит ему. Они были молоды и любили друг друга.

Потом он полностью открыл глаза. Дешевая лондонская квартира превратилась в роскошный гостиничный номер, и он застонал при мысли о том, как легко он поддался воспоминаниям. Он поклялся не забывать о боли, которую причинила ему эта женщина. Но он забыл о своей клятве при первом поцелуе.

Он вспоминал страстные слова, которые не говорил ни одной женщине, кроме нее. Каким дураком он был! Слепым, очарованным, сентиментальным дураком. Дал ей понять, как легко она может победить его. Его гордость взбунтовалась при мысли о том, что она может смеяться над ним.

Он пошевелился, и это встревожило ее. Она повернулась в кровати так, что он смог увидеть ее лицо. Оно было очень бледным в утреннем свете и странно беззащитным. Он мог видеть тени под ее глазами. И даже во сне ее губы были горько сжаты, словно она знала, что, когда проснется, все будет по-прежнему.

Он почувствовал, как смягчается, глядя на нее. Как часто он хотел обнять ее. Защитить, спрятать от мира. Увезти туда, где они будут только вдвоем.

Но такого места не существовало. Вокруг был жестокий мир купли и продажи, измены и лжи, выигрышей и потерь. Кто знает это лучше, чем он? И кто, как не она, ожесточил его?

Рико подумал о том, как навредил себе прошлым вечером. Сделка с Бароно теперь не состоится. Судебное разбирательство обойдется недешево. И все потому, что он не мог видеть, как к ней прикасается другой мужчина. Он сам вручил ее в руки Бароно, и она отомстила ему.

Он бесшумно поднялся и быстро оделся. Ему было стыдно за то, как легко он снова подпал под ее чары.

Рико тихо вышел, бросив прощальный взгляд на Джули, спящую как младенец, доверчиво положив руку туда, где должен был лежать он. Он чувствовал себя предателем, но не остановился. Он убегал.

Было раннее утро, улицы были пустынны. Он ехал не на виллу, а в маленькую квартирку, на окраине города, которая служила ему убежищем от всех изматывающих его проблем. Там он мог побыть в одиночестве. Рико старался не думать о том, как покинул ее после целой ночи любви. Если бы он думал об этом, он бы чувствовал себя так, словно совершил преступление.

Но Рико пришел не туда, где бы он мог забыть о Джули. Здесь были вещи, которые он привез из Лондона. Шарф, который он купил ей и который все еще хранил легкий запах ее цветочных духов. Фотография, чтобы показать дедушке.

— Посмотри, дедушка, как она прекрасна!

— Ты счастливчик, мой мальчик!

Пожилой человек улыбнулся. И все это было только декорацией. За его спиной он устроил план, как уничтожить любовь, надежду, молодость — все.

Она полностью доверяла ему. Ее лицо говорило ему об этом.

И как он отплатил ей за доверие?

Он словно видел, как она просыпается, улыбается, поворачивается к нему… И понимает, что он ушел.

Еще было время все исправить. Букет роз, записка с извинением, просьба о свидании…

Он искал слова, которые напишет ей.

Он протянул руку к телефону, чтобы позвонить в цветочный магазин.

И застыл.

Эта женщина делала его слабым, а это не удавалось ни одной другой женщине. Он должен сопротивляться ей, он должен бороться с собственной слабостью. Ему нужно было уехать. В другой город, в другую страну. Он должен позвонить, но не в цветочный магазин, а в аэропорт.

Но никогда больше не обнять ее, никогда не слышать ее голос, страстно шепчущий его имя, никогда не видеть любовь в ее глазах?

Минуту он стоял в нерешительности.

Потом поднял трубку.

Глава 9

Открыв глаза, Джули ожидала увидеть Рико, нежно наблюдающего за ней, как он делал это прежде. Она была так уверена в этом, что не спешила открывать глаза, желая сначала услышать его дыхание. Потом изумленно распахнула глаза.

Она была в постели одна.

Может быть, Рико принимает душ? Но ванная была пуста. Его не было нигде. Его одежда тоже исчезла.

Было семь часов утра. Он поднялся с рассветом, тихо оделся и выскользнул из спальни, не сказав ни слова, не оставив даже самой краткой записки.

Джули стояла посреди комнаты, растерянно озираясь по сторонам, боясь признать очевидный факт: ее бросили! Холод зародился где-то у нее внутри и теперь заполнял ее всю.

Воспоминания о его любви жили в ней. Прошлой ночью она лежала в его объятиях, слушая страстные признания. А потом он ушел. Разумеется, он может позвонить в любую минуту и сказать, что у него были дела, что он поспешил домой, потому что ждал важного телефонного звонка.

Она позавтракала в комнате. Она ждала. Но он не позвонил.

Больше она не могла себя обманывать.

Его уход оскорбил ее. Он получил то, что хотел, и исчез без единого слова прощания.

В первый вечер он сказал: «Я заплатил за тебя. И я хочу получить то, за что заплатил».

И сегодня он получил это. Вернее. Он добился того, что она сама добровольно отдалась ему. Снова месть!

Чтобы чем-нибудь заняться, она отправилась осматривать достопримечательности, стараясь убедить себя, что ей это интересно. Но потом она даже не могла припомнить, где побывала.

Джули вернулась в отель, чтобы узнать, не было ли для нее каких-нибудь сообщений. Она отправилась в клуб, надеясь, что Рико будет там и что-нибудь ей объяснит.

Но вместо этого она встретила Галену, его секретаршу. Та выглядела возмущенной.

— Что прикажете делать с этими внезапными решениями? — спросила она. — Босс ни словом не обмолвился о Нью-Йорке раньше. Но сегодня он улетел туда. Первым самолетом. И в такой спешке.

— Нью-Йорк? — повторила Джули с изумлением. — Он уехал?

— Этим утром. Просто взял и улетел. Не знаю, в чем дело. Я весь день провела за телефоном, отменяя встречи.

— Вы имеете в виду, перенося их на то время, когда он вернется? — спросила Джули, стараясь не выдать своей внутренней дрожи.

— Я не знаю, когда он вернется, — кисло произнесла Галена.

— Но, разумеется, он не будет отсутствовать долго?

Галена внимательно взглянула на нее, и Джули внезапно увидела себя глазами секретарши Рико Форцы: еще одна из его женщин, которую использовали и отшвырнули прочь. Она даже увидела огонек презрения в глазах женщины. Джули покраснела.

— Может быть, он не вернется, — сказала Галена. — У него там есть квартира, и последний раз он был там в течении трех месяцев.

Три месяца. К тому времени она покинет Рим…

Джули чувствовала себя поющей куклой этим вечером, но публика ничего не заметила. Ей восхищенно хлопали. Она все еще была в состоянии шока, когда вернулась ночью в отель.


На следующее утро Джули вышла из отеля как можно раньше. Она не знала, куда идет, но ей нужно было уйти. Женщина нашла небольшое бюро проката, взяла машину и отправилась куда глаза глядят.

Она вела машину аккуратно, но внутри у нее все бушевало. Он жестоко оскорбил ее, причем сделал это после ночи, когда, как ей казалось, их души были так же близки, как и тела. Джули чувствовала, как сильно в груди бьется сердце, но не позволяла себе плакать. Она достаточно плакала из-за Рико. Время плакать прошло.

Скоро она почувствовала соленый ветер. Она отъехала только на пятнадцать миль от Рима и увидела переливающееся на солнце море. Джули снизила скорость, чтобы полюбоваться на самое прекрасное побережье из всех, что ей доводилось видеть.

Длинную золотую полоску песка окружали стройные сосны. Под соснами прятались виллы и бунгало, а тут и там виднелись пляжные зонтики, и разостланные полотенца.

Как хорошо было бы провести здесь каникулы, подумала она. Пляж был чистым и хорошо оборудованным. Но людей было немного. Гарри бы понравилось здесь.

Она скинула туфли и вошла в воду по щиколотку. Это волшебное место резко контрастировало с тем миром, из которого она убежала. Мир измученных нервов, жестоких чувств и предательства.

Рико никогда не был просто подростком, надменность Цезарей была присуща ему с рождения, и только ее любовь к нему мешала ей видеть правду.

Он был чужим в ее стране, но, несмотря на это, она всегда подчинялась ему и следовала за ним. Она вспомнила, как он командовал, часто сам этого не замечал. Она обычно подшучивала над ним, говоря: «Si, signore.» И тогда он спохватывался, краснел и добавлял: «Пожалуйста».

Джули попыталась не вспоминать о прошедшей ночи. Его страсть и нежность довели ее до слез, она осмелилась надеяться, что ей удалось затронуть тайные струны его души. А все это время он действовал расчетливо и безжалостно.

Стоя в воде и глядя на море, она приняла самое грустное решение в своей жизни.

Я не буду больше любить его.

Это будет ужасно трудно, потому что любовь к нему была частью ее жизни. Но она не могла любить его таким, каким он стал. Она боролась с Артуро Форцей за душу Рико. И проиграла.

Она нашла маленькую кофейню на краю пляжа. Там было многолюдно, и ей пришлось делить столик с одной веселой семьей. Они были счастливы рассказать о себе всему миру. Они говорили обо всем: как долго гостят здесь, что это место называется Фрегене, сколько они платят за виллу и когда поедут домой.

— Прекрасное место для детей, — сказал отец, — У вас есть дети?

Она рассказала им о Гарри и, пока говорила, все больше скучала по нему. Прошла целая вечность с того момента, когда она видела его в последний раз. Джули решила позвонить тете Касси.

— Слава Богу, что я застала вас, — сказала она. — Я боялась, что вы ушли.

— Куда мы могли уйти! — воскликнула Касси. — Здесь льет дождь, как из ведра. Гарри очень скучает. А вот и он.

Голос сына причинил ей страдания.

— Привет, мама. Ты хорошо проводишь время?

— Это не каникулы, дорогой. Я работаю.

— Знаю. Но я бы хотел, чтобы ты не уезжала работать так далеко.

— Я больше никогда не уеду от тебя, — пообещала она. — Когда я вернусь, мы всегда будем вместе.

— Когда ты вернешься?

— Я должна еще остаться здесь. О, дорогой, не плачь!

— Я не плачу, мамочка, — сказал он, сдерживая рыдания, но она слышала, как дрожит его голос.

Джули неожиданно приняла решение.

— Ты хочешь приехать сюда, чтобы увидеться со мной?

— О, да, пожалуйста! — выкрикнул Гарри с таким энтузиазмом, что она поняла, как сильно он соскучился.

Она поговорила с Касси коротко описала план:

— Это место находится в пятнадцати милях от Рима. Я сниму виллу на берегу моря и буду навещать вас как можно чаще.

Я сошла с ума, подумала Джули. Здесь, наверно, нет свободных вилл. И я даже не знаю, как это делается.

Но удача улыбнулась ей. Фрегене было небольшим курортом, и она без труда нашла агентство по найму вилл. Ей предложили маленькую виллу. Джули с радостью согласилась.

Совсем недавно она никогда не осмелилась бы привезти Гарри в Италию, так близко к Рико. Но теперь она чувствовала себя сильной. И она решит все проблемы.

Джули снова позвонила Касси, рассказала ей все детали и посоветовала вылететь следующим рейсом. Через день или два она снова обнимет своего милого сына.

Она взяла ключи от виллы и провела весь день в магазинах, покупая подарки для Гарри. К полудню она купила несколько комплектов одежды, лопатку и ведро, пляжный мячик и книжки с картинками. Касси она купила шелковый шарф и блузку.

Рико не возвращался и не давал о себе знать. Все указывало на то, что его отсутствие затянется надолго. Джули собралась с силами и вела себя как обычно, не показывая своих эмоций. Она даже договорилась с Карло о репетиции, желая внести несколько изменений в выступлении.

Она убрала несколько веселых танцевальных песен, заменив их грустными балладами, что удивило Карло. Он ничего не сказал, но потом, когда они пили вино в баре, спросил:

— Я так понимаю, что Рико не вернулся, да?

Джули пожала плечами.

— Не надо, — нежно сказал Карло, — не повторяйся, что тебе все равно.

— Ты не правильно понял, Карло. Между мной и Рико ничего нет.

— Джули, cara,ты говоришь с человеком, который видел лицо Рико, когда он ударил Бароно. Он был готов на убийство. Не знаю, что чувствуешь ты, но он точно питает к тебе сильные чувства.

— Тогда где он? — огорченно спросила Джули. — Как он мог просто уехать…

— Я знаю Рико, — прервал ее Карло, — Когда есть что-то, с чем он не в силах справиться, он просто уходит в себя. Все эти годы он не позволял себе сильных чувств. Это своеобразная защита от мира. И если кто-то пробивает в ней брешь, ему становится страшно.


Джули приехала в аэропорт на час раньше и очень волновалась, что рейс могут задержать. Но самолет прибыл вовремя. И Гарри и Касси махали ей руками. Гарри бросился матери навстречу и обнял так крепко, как только мог семилетний мальчик.

— О, дорогой! — обрадовалась Джули. — Как я скучала! Позволь мне посмотреть на тебя!

Они быстро добрались до Фрегене. Джули показала Гарри и Касси виллу, с удовольствием наблюдала, как они рассматривали подарки. Потом она пошла с Гарри на пляж. Касси предпочла передохнуть на вилле.

Гарри был очарован золотистым песком, морем, но особенно его восхищало итальянское мороженое. Они смеялись. Играли, брызгали друг в друга водой.

Наблюдая за Гарри, она теперь могла понять, насколько он сын Рико, не только потому, что был похож на него, а потому, что выглядел слишком по-итальянски. Черные волосы и большие карие глаза. И хотя ему было только семь, в его облике уже ощущалась порода. Доставшаяся ему от царственных предков семьи Форца. Как был бы рад Рико встретить его! Если бы только этот день наступил!

Она оставалась с Гарри так долго, как только могла, не желая расставаться с сыном. К счастью, для одного дня у него было слишком много впечатлений, и он заснул, как только его головка коснулась подушки.

Джули села рядом, гладя его по волосам.

— Я скоро вернусь, — нежно прошептала она.

Джули собиралась навестить его на следующий день. Время, которое они проводили вместе, излечивало ее израненное сердце.


Рико приехал неожиданно. Появился в клубе в разгар ее выступления, но остался стоять позади нее незамеченным.

Джули сменила блестящее черное платье, в котором открывала свои гастроли, на благородный серый шифон, единственным ее украшением был жемчуг. Она также изменила программу выступления. Веселые танцевальные мелодии заменила грустными балладами об утраченной любви и одиночестве. Она пела так, как никогда раньше, гипнотизируя публику глубиной своего голоса. Рико слушал ее, прижав руку к глазам. Должно быть, свет слепил его.

Затем он исчез, не сказав ни слова. Джули могла и не узнать, что он был здесь, если бы Карло не прошептал ей на ухо:

— Рико приходил сегодня.

Позже, когда она вернулась в отель, она нашла букет красных роз с карточкой, в которой значилось просто «Р».

Вскоре Джули услышала легкий стук в дверь. Она сделал резкий вдох. За дверью стоял Рико. Он выглядел так, словно не спал неделю. Его лицо было измученным, но глаза горели. Он ничего не говорил, просто смотрел на Джули, пока та не сделала шаг назад, приглашая его войти.

— Ты была великолепна сегодня вечером, — хрипло выдавил он. — Как всегда.

— Ты пришел обсудить мое выступление?

— Нет. Я пришел извиниться. Я не хотел уходить так, — сказал он. — Хотел вернуться. Нет, это правда. Сначала я не собирался возвращаться. Ты не возражаешь, если я присяду?

Она поняла, что он на грани срыва. Что ему трудно даже стоять. Она кивнула, и он почти рухнул на край кровати и закрыл лицо руками.

— Ты выглядишь так, словно только что сошел с самолета.

— Нет, — он бросил взгляд на часы, — я прилетел прошлой ночью. Хотел сразу увидеться с тобой, но не смог. Не помню почему. Я не могу спать в самолете и потому потерял счет времени. Я, наверно, не слишком понятно объясняю, да?

— Достаточно, чтобы понять, что самолет вконец измучил тебя. Тебе не надо было приходить сюда, Рико. Лучше иди домой и ложись спать.

— Я не мог идти домой, не увидев тебя. У меня осталось не слишком много мужества, но его хватило, чтобы осмелиться прийти сюда. Может быть, я совершил ошибку.

Джули уже собиралась сказать ему, что это самая большая ошибка из всех, которые он когда-либо делал: решить, что он может вот так просто прийти к ней после того, как оскорбил ее. Но слова застряли у нее в горле при виде отчаяния, написанного на его измученном лице. Она страдала, но и он страдал не меньше.

Вместо этого она сухо сказала:

— Спасибо за цветы.

— Хотел написать что-нибудь на карточке, но не знал что. Провел пять дней в Нью-Йорке, не понимая, зачем туда уехал. А ведь знал, что единственным правильным решением было бы вернуться к тебе.

— Не говори так, — быстро сказала Джули.

— Нет, — полагаю, ты готова услышать это.

— Нет, — ответила она. — Было бы лучше, если бы мы никогда не встречались снова. Может быть, было лучше, если бы мы вообще никогда не встречались.

— Ты так думаешь? — изумился Рико.

— Когда ты последний раз ел? — спросила она.

Он пожал плечами:

— Я выпил в клубе.

— Это не принесет тебе никакой пользы, — сказала она с материнской заботой. — Тебе нужно хорошо поесть.

Она позвонила в ресторан и заказала омлет с чаем. Рико молча наблюдал за ее действиями.

— Ложись на другую сторону кровати, — сказала она. — Тогда официант не увидит тебя.

Рико послушался, словно ребенок. Через несколько минут раздался стук в дверь. Официант вкатил маленький столик, но Джули не позволила ему проходить дальше и накрывать на стол. Она подписала счет, дала ему чаевые и закрыла дверь.

— Ты почувствуешь себя лучше, если съешь что-нибудь из этого, — предложила она, указывая на столик. — Я заказала омлет с грибами, потому что он тебе нравился. Рико?

Но ответа не было. Рико спал.

Она села рядом, положив руку ему на лоб, чувствуя, как напряжение уходит. Джули не знала, какое будущее их ожидает, но она не могла смотреть на спящего Рико без нежности.

Джули выключила свет, оставив только крошечную лампочку. Потом тихо разделась и легла спать на диване.

Но вскоре Рико начал ворочаться в постели, бормоча что-то во сне. Джули легла рядом, положив руку ему на спину. Только тогда он успокоился.

Джули проснулась первой и уже завтракала, когда Рико открыл глаза. Он пошел в ванную, и она услышала сначала шум воды в душе, и а потом звук электрической бритвы. Когда Рико появился снова, он был одет в рубашку и черные брюки, которые были на нем в клубе прошлой ночью.

Она налила ему кофе. Он нервничал. Его надменность исчезла, и он пристально смотрел на женщину, пытаясь угадать ее настроение.

— Извини за то, что так получилось. — сказал он.

— Ничего.

— Я все время извиняюсь.

— Это неважно, Рико.

Он пил кофе, расхаживая по комнате. У окна он обнаружил стопку старых газет.

— Мы на первых полосах, — спокойно сказала Джули.

Рико присел и начал изучать газеты. Заголовки были скандальными.

Владелец ночного клуба напал на кинозвезду.

Рико Форца избил Бароно в припадке ревности.

Там было несколько фотографий. Рико стоял над поверженным Бароно, который держался за ушибленную челюсть. Джули выглядела испуганной, а Мариэлла была почти в обмороке.

— Я купил вчера парочку газет, — сообщил Рико. — Мариэлла давала интервью, сказав, что я ударил Бароно, приревновав ее к нему.

— Но он танцевал со мной!

— Он танцевал с ней несколькими минутами раньше. Впрочем, Бог с ними. Извини, что так вышло.

— Не волнуйся, я получила несколько хороших рецензий. Посмотри, на странице тридцать семь.

Это была одна из тех рецензий, ради которых любая певица согласилась бы умереть. Критик пел дифирамбы ее мастерству и темпераменту. Рико она понравилась.

Ужасная мысль вдруг пришла ей а голову.

— Ты ведь не приказывал им написать это? Или приказал? У тебя есть пакет акций этой газеты?

— Нет, клянусь. Ты сама заслужила все эти похвалы. Я рад за тебя, Джули. Ты достойна всего этого. — Он помешал кофе. — Что мы теперь будем делать?

— Если честно, не знаю.

— Я пойму, если ты будешь ненавидеть меня.

— Я не могу ненавидеть тебя, Рико, — призналась она. — Но и любить тебя опасно.

— Нам нужно поговорить, мы проведем день вместе и…

— О, Рико, извини, я не могу, у меня другие планы.

— А ты не можешь изменить их?

— Нет, — сказала она, думая о том, что будет с Гарри, если не сдержит обещание прийти сегодня.

— Что ты такое запланировала, что важнее что… Извини, — быстро проговорил он.

— Может быть, завтра, — предложила Джули.

— Завтра будет поздно.

Глава 10

Как только она увидела Гарри, то сразу поняла, что сделала правильный выбор. Они запланировали много дел, и мальчик помнил каждую деталь их планов. Было бы преступлением разочаровать его.

На следующий день Рико пришел в ее гримерную, когда она уже оделась. Она чувствовала себя не очень хорошо, проведя много времени на солнце. У нее болела голова, и все, о чем она мечтала, — это оказаться в кровати. Но ее ждали зрители.

— Ты плохо себя чувствуешь? — спросил Рико. — Ты выглядишь усталой.

— Я действительно устала, — сказала Джули, закрывая рукой глаза. — Но это ничего. Я выступаю в любом состоянии: усталой, больной, расстроенной. Даже… — ее голос дрогнул, — когда надеяться больше не на что.

— Нельзя терять надежду. Запомни.

Он сделал движение ей навстречу, но тут они оба услышали шаги Джины в коридоре. Рико отпрянул от Джули и вышел из комнаты.

Как она и надеялась, стоило ей попасть в лучи прожекторов, многолетний опыт взял верх над слабостью. Джули почувствовала в крови прилив адреналина и запела. Она не могла видеть Рико, но знала, что он где-то здесь, слушает каждое ее слово, каждый звук песни об утраченной любви и одиночестве.

Он не появился в гримерной после концерта, но ждал ее у выхода, прислонившись к стене и уставившись в пол, размышляя о чем-то своем. Когда она дотронулась до его руки, он поднял голову, и его лицо быстро приняло равнодушное выражение. Но она успела заметить в его глазах страх — страх мужчин, который слишком поздно понял, что он потерял самое главное в жизни.

— Я отвезу тебя домой.

— Предпочитаю пройтись пешком.

— Ты не можешь идти одна в такое время, — возразил Рико.

Он сказал те же слова, что и много лет назад, когда они открыли друг друга.

— Как твой любимый позволяет тебе это?

Она посмотрела ему в глаза.

— У меня нет любимого. Только мужчины, которые восхищаются мной, хотят владеть мной, выставлять на показ. Любимый — это совсем другое.

— Если бы ты была моей, я не позволил бы тебе возвращаться одной в темноте.

— Я не твоя, — возразила она. — Но ты можешь проводить меня домой.

Вместе они дошли до улицы Венето, но на углу, за которым находился отель, Джули остановилась.

— Мы попрощаемся здесь.

— Я позвоню тебе завтра?

— Да, но не слишком рано. Я бы хотела выспаться.


На следующее утро газеты пестрили фотографиями Мариэллы и Бароно, которые умудрились попасть в каждую колонку новостей после того злополучного происшествия в баре. На этот раз они появились на Виа Кондотти — самой дорогой улице Рима — и опустошили все магазины. Бароно словно собрался скупить самые дорогие вещи для своей новой пассии. Не забывая о том, что ему нельзя слишком близко подходить к камерам, чтобы не демонстрировать синяк под глазом.

Джули читала за завтраком, состоящем из кофе и булочек.

Зазвонил телефон.

— Надеюсь, я не разбудил тебя.

— Нет, я читала газеты. Они снова пишут об этом, на этот раз… — Она назвала одну из самых скандальных римских газет.

— Я тоже прочел. Может быть, нам нужно дать возможность фотографам сделать несколько наших фотографий, чтобы разъяснить ситуацию? Когда я могу увидеть тебя?

— Я буду через час готова. И, кстати, оденься попроще.

— Куда мы пойдем?

Она ждала его внизу в джинсах и голубой блузке, перехваченной в талии цветным поясом. Шарфик такого же цвета удерживал волосы. Рико был в футболке, через плечо он перекинул светлый пиджак.

— Куда мы едем? — спросил он.

— В зоопарк.

— Зоопарк?

— Ты обещал мне это когда-то.

— Ну тогда конечно.

— Я не знаю дороги. Это далеко? — поинтересовалась она.

— Нет, в конце улицы. Сады Боргозе. Мы можем взять экипаж, если нам удастся найти свободный.

Он огляделся вокруг, но Джули первой заметила экипаж и издала возглас удовольствия.

— Вон там, — закричала она, хватая его за руку и указывая на лошадь, медленно идущую вниз по улице. Извозчик, правил ею, опустив голову на грудь. — Это Мико. Я уверена. Побежали!

— Джули, подожди! — крикнул Рико, пытаясь удержать ее, чтобы не попала под колеса. Машина затормозила как раз вовремя. Водитель заглушил мотор, высунул голову и начал выкрикивать римские проклятия. Рико подбежал к Джули, которая уже остановила лошадь и с восхищением смотрела на нее, поглаживая по носу.

— Duon giorno, signorina, — добродушно сказал извозчик. — Я счастлив видеть вас снова. И Мико тоже.

— Садись, пока здесь не началась драка, глупая ты женщина. Сады Боргозе! — крикнул Рико извозчику.

— Тот мужчина разозлился на меня? — спросила Джули, оглядываясь.

— О нет. Он не разозлился, — саркастически ответил Рико. — Он только сказал, что твоя мама была коровой, а отец вообще неизвестно кем и он надеется, что твои дети родятся косоглазыми и одноногими.

— Я ему не слишком понравилась, да? — весело поинтересовалась Джули.

— О чем ты думала, когда выскакивала на проезжую, часть? — Рико был груб, потому что испугался за нее. — Разве ты не слышала о движении в Риме? Оно не остановится ради тебя.

— Тот человек остановился.

— Да, а теперь не может завестись. И будет проклинать тебя всю жизнь. И меня заодно. И что тут смешного?

— Извини, сказала она, пытаясь сдержать смех. — Не знаю, что со мной сегодня случилось. У меня хорошее настроение.

У Рико потеплело на сердце при виде ее лукавой улыбки. Впервые после ее приезда в Рим он видел ее такой веселой. И счастье так украшало ее.

— С этого момента ты не отходишь от меня ни на шаг, — велел он.

— Si, signore, — изобразила она покорность.

То, что они нашли тот же самый экипаж, было словно знаком свыше. Все, что было испорчено тогда, теперь можно было исправить. В этом не было никакой логики, но какое это имело значение для них.

Сады Боргезе оказались настоящим раем, полным цветом и таинственных тропинок, ведущих к беседкам. Рико рассказывал ей о садах, пока он не подъехали к Giardiano Zoologico.

Это был маленький, но очаровательный зоопарк. Большие животные находились в свободных вольерах, совсем непохожих на клетки, но посетители могли без опаски наблюдать за зверями. Джули с таким интересом рассматривала львов, что не заметила, как Рико исчез.

Он вернулся через несколько минут, нагруженный рожками мороженым.

— Шоколадное, — сказал он, протягивая ей одно, — твое любимое. Мятное — тоже твое любимое. И фисташковое, ты еще его не пробовала.

Они отправились дальше, держась за руки.

— Что ты делала все эти годы? — спросил он вдруг. — Я знаю, что ты стала звездой, но что еще?

— Очень мало, — осторожно ответила она. Ей нужно следить за своими словами, чтобы не выдать секрета.

Тень беспокойства промелькнула на ее лице. Но Рико успел это заметить.

— У тебя, разумеется, есть друзья, — сказал он с непринужденной улыбкой. — Кто-то должен ждать тебя дома. Ты ведь звонила своему другу — как его имя? Гарри?

— У меня много друзей, которым я могу позвонить, — пожала она плечами. — Очень вкусное мороженое.

— Потрясающее, — сказал он, соглашаясь поменять тему разговора.

Было странно видеть, что он слушается ее, а не наоборот. Но теперь он был вынужден добиваться того, чтобы любимая женщина его не покинула и эта область ему была совершенно незнакома.

— Почему мы нашли именно ту carrozza? — спросил он.

— Это был знак свыше. Как второй шанс.

Он кивнул.

Они гуляли несколько часов, держась за руки, как дети, почти не разговаривая, наслаждаясь спокойствием и хорошей погодой. Потом кто-то узнал их, и вокруг послышались шушуканье. Скоро все смотрели только на них.

Недалеко от вольера со слонами они увидели небольшое открытое кафе и сели за деревянный столик, чтобы перекусить. Внезапно появились папарацци. Сделав несколько снимков, они бросились наутек, прижимая к груди бесценное сокровище — пленку, на которой был Рико Форца, одетый в обычную одежду, обменивающийся глупыми шутками с женщиной, которая заставляла его глаза сиять счастьем. Они никогда раньше не видели его с гамбургером в руке, тем более в зоопарке.

— Ну, теперь у них достаточно материала для газет, — фыркнул он.

— О, оставь, — сказала Джули. — Подумай, как это хорошо для моей карьеры, — она усмехнулась, — и как будет беситься Мариэлла.

— У тебя на нее зуб, не так ли?

— Да, — призналась Джули.

Рико было приятно, что она ревнует.

Когда они покинули кафе, журналисты еще преследовали их какое-то время, изредка делая снимки, но вскоре исчезли.

Джули хотелось, чтобы этот день никогда не кончался. Это был потрясающий выходной. Она забыла о всех неприятностях. Казалось даже, что она все видит в другом свете и неприятности уже не пугают ее, как раньше. Она могла теперь справиться с ними.

Они болтали о том о сем, не затрагивая опасных тем, им было легко вместе. Но наконец пришло время начать разговор о главном.

Рико начал первым:

— Ты однажды сказала мне, что пение доставляет тебе самую большую радость, больше, чем все остальное. За исключением любви.

— Нет, это сказал кто-то другой. Пэтси Браун.

— Что с ней случилось, Джули?

— Ей было трудно жить. Ее больше нет. Это все.

— Все, — повторил он. — Кто бы мог подумать, сколько смысла может скрываться за одним словом.

— Ты говорил мне, что любишь меня, — напомнила она. — Только три слова, но в них был целый мир. Все, что я хотела.

— Нет, не весь, — повторил он. — Тебе хотелось славы.

— Да, но… — поколебалась она.

— Что?

— Не такой ценой.

Они посмотрели друг на друга.

— Может быть, прошлое обладает слишком большой властью над настоящим, — произнесла Джули.

— Так не должно быть. Мы сами можем выбирать свою судьбу.

Она улыбнулась:

— Ты говоришь как настоящий Форца. Но мы не можем быть «властелинами мира».

— Я не чувствую себя властелином мира, — признался он. — Я чувствую себя глупым мальчишкой, который заставил тебя рыдать.

— Ты не заставлял меня плакать тогда.

— Нет, заставлял. Однажды. Я был в плохом настроении и плохо обошелся с тобой.

— Не помню, — сказала она.

— Я помню. Я старался не повторять таких ошибок.

Джули молчала. Да и что она могла сказать?

— Мама, мама!

Они оба повернулись к клетке с шимпанзе, перед которой пританцовывал маленький мальчик, хватаясь за папину руку и пытаясь привлечь внимание матери. Неподалеку его мама покупала мороженое, она поспешила к своей семье и протянула ребенку руку. Отец с любовью смотрел на них. Джули не знала, о чем думает Рико, но ждала, что он напомнит ей о своей потере. Она заметила, как погрустнело его лицо. Как опустились плечи, словно от непосильной ноши. Но он ничего не сказал.

Через минуту он взял ее руку и спросил:

— Куда мы теперь идем?

— Мне нужно возвращаться назад и готовиться к представлению.

Он словно только что очнулся.

— Я забыл об этом.

— Это был хороший день, Рико!

— Мы встретимся с тобой завтра?

— Завтра я не могу, — ответила Джули.

— Твои планы значат для тебя больше, чем я?

— Ты всегда можешь узнать это.

— Нет, сразу ответил он. — Я. Обещал, что за тобой больше не будут следить, а я человек слова.

— Я знаю это, Рико. Твоего слова достаточно для меня.


На следующий день она нашла свою гримерную полной роз, темно-красных от Рико, розовых от Беппе. Как раз перед началом выступления толстячек просунул голову в ее дверь.

— Мы будем петь дуэтом, si? — спросил он весело.

— Конечно, — ответила Джули.

Беппе быстро поцеловал ее в щеку и направился к выходу. В дверях он столкнулся с Рико. Беппе попятился, бросив на Джули театральный взгляд обожания, который взбесил Рико.

— Неужели женщинам действительно нравится это?

— Он смешной, — отозвалась Джули. — Мне он нравится. Мы собираемся петь вместе.

— Ты думаешь, это хорошая идея?

— Прекрасная!

— Как ты провела день? — Этот вопрос стоил ему больших усилий.

— Хорошо, спасибо. — Она улыбнулась своим воспоминаниям.

— Я рад. — Его улыбка была вымученной.

Он не видел улыбку Джули, потому что быстро ушел, но эта улыбка была полна нежности. Она знала, чего ему стоило задать эти вопросы. Но пока все шло хорошо. Если бы только так все шло и дальше!

На следующее утро они репетировали дуэты вместе с Беппе, и Карло остался очень доволен результатом.

Когда Джули направлялась в гримерную, она услышала голос Рико. Дверь в его офис была полуоткрыта. Она ускорила шаг, не желая подслушивать. Но все равно услышала слово «carissima» — дорогая.

Дорогая! Рико называл кого-то «дорогая».

А потом он засмеялся.

Этот смех заставил ее остановиться. Он был нежным и искренним. Он смеялся так, когда был с ней в зоопарке. Он снова засмеялся, и интимность этого смеха убедила ее в том, что он говорит с женщиной.

Она сделала глубокий вдох и прислонилась к стене. Этого не может быть. Ее затрясло.

Это была не Мариэлла. Интуиция подсказала ей, что он не мог говорить так с пустоголовой старлеткой. Это была другая женщина. Женщина, о которой он ничего ей не говорил.

Она сжала руки и сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться.

Затем она услышала, как Рико нежно сказал:

— Анна, дорогая…

Теперь она знала. Его возлюбленную звали Анна. Не Джули.

— Мне надо идти, Анна. Я увижусь с тобой так скоро, как только смогу. Я буду рад приехать на фестиваль, и мы будем танцевать на улице как обычно. Пока! Береги себя.

Джули поспешила в гримерную, захлопнув за собой дверь.

Как могло такое произойти? Любовь в глазах Рико была притворством, а где-то есть его настоящая любовь. Еще один из его трюков?

Что-то взорвалось у нее внутри. Что бы ни случилось, ей нужно увидеть Анну, поговорить с ней. Это было очень просто сделать, но она не осмеливалась. Раздираемая сомнениями, Джули стояла, не в силах пошевелиться. А потом приняла решение.

Коридор был пуст. Она проскользнула в кабинет Рико, подняла трубку и нажала кнопку повторного набора.

После двух гудков она услышала: «Ресторан Торнезе».

Она извинилась и положила трубку.

Она выскочила из кабинета и поспешила в отель. В номере она пролистала телефонный справочник и нашла ресторан Торнезе на улице Санта Мариа в Травестере.

Теперь она вспомнила, что Рико упоминал Травестере, богемный квартал, который был в Риме тем же, чем Сохо в Лондоне и Гривич-Вилледж а Нью-Йорке. Это было место веселья и развлечений.

И там жила его возлюбленная.

На следующий день Джули поехала во Фрегене навестить Гарри. Она оставалась с ним, пока он не заснул. Потом вернулась в Рим.

Политикой «Ла Дольче Нотте» было показывать своих звезд только шесть раз в неделю. Вторники были отданы начинающим исполнителям. Сегодня вторник, и Джули была свободна.

По дороге в Рим она думала о том, что не знает, что будет делать сегодня ночью. Она даже вернула машину и пошла в отель, чтобы посмотреть, не оставил ли Рико для нее записку. Он знал, что она свободна, и, наверно, хотел провести вечер вместе.

Но от него не было записки. Просидев час в номере, Джули вызвала такси.

Путь в Травестере пролегал мимо фонтана Треви и через реку Тибр. Как только Джули попала на другой берег реки, она ощутила совершенно другую атмосферу. Отовсюду слышались музыка и смех.

— Ну вот и приехали, — объявил водитель. — Прямо внизу будет улица Санта Мариа. Я не могу подвезти вас ближе, потому что здесь пешеходная зона.

Люди здесь, казалось, жили прямо на мостовой. Повсюду были бары, кафе, рестораны со столиками на улице. Все было освещено фонарями, и везде играла музыка.

— О Господи! — воскликнула она.

Водитель усмехнулся:

— Сегодня фестиваль. Обычно здесь чуточку потише.

Она расплатилась с водителем и начала пробиваться через толпу. Группа танцоров шла по улице, и один из них схватил ее за руки, закружил вокруг себя и исчез прежде, чем она успела опомниться.

По улице шел огромный мужчина на ходулях. За ним следовали глотатели огня и танцоры в национальных костюмах. Они словно вышли из прошлого, но здесь, на старых мощеных улочках, смотрелись естественно.

Джули нашла ресторан Торнезе на углу улицы. Это было маленькое, но веселое место. Все столики снаружи были заняты, но внутри оставался один свободный столик, и Джули села за него.

Она изучала официанток и сразу увидела ту, которая должна была быть Анной. Молодая и красивая, она выглядела как ангел. Сердце Джули сжалось.

— Что вы хотите заказать? — Девушка остановилась рядом с ней.

— Стакан вина, пожалуйста, — выдавила Джули.

— Вам плохо, синьорина? — испугалась девушка.

Джули собралась с силами.

— Нет, я в порядке.

Девушка ушла. Джули сидела близко к кухонной двери и видела, как официанты и повара сновали туда-сюда. Полная пожилая женщина стояла за плитой, виртуозно управлялась с утварью, окруженная клубами пара. Она была одета во все черное, с черным платком на голове.

Дверь закрылась, но через минуту возле столика Джули появилась эта женщина в черном со стаканом вина для Джули.

— С вами все в порядке? — спросила она. — А то Сара испугалась.

— Сара? Ее зовут Сара? Не Анна?

— Анна? Нет. — Женщина рассмеялась. Все ее тело затряслось от смеха. Она смеялась, потом вытерла блестящий лоб краем фартука и сказала: — Я Анна.

Глава 11

— Вы Анна? — повторила Джули, не в силах поверить в это. — Но вы…

Вдруг Анна издала возглас радости.

— Я узнала тебя, — закричала она. — Ты поешь в клубе у Рико. Я видела твою фотографию. Так Рико говорил обо мне, si?

— Я…ну… — она не могла сказать, что подслушала телефонный разговор.

К счастью, Анна продолжила, не дожидаясь ее ответа:

— Иногда он зовет меня Анна. Иногда Нонна.

— Так вы Нонна? — выдохнула Джули. — Да… теперь я понимаю. Он сказал, что называл вас бабушкой, потому что вы дали ему любовь, которой ему не хватало.

— Это мой Рико.

Полный мужчина средних лет высунул голову из дверей кухни и позвал ее:

— Уже иду. Scusi, — Анна поспешила на кухню.

Джули наблюдала за ней, пока дверь не закрылась. Кто-то опять закричал: «Анна». Официантка тоже влетела на кухню с криком: «Анна!» Радость Джули после того, как она обнаружила, кто такая Анна, сменилась ужасом. Именно эта пожилая, загруженная работой женщина заменила Рико бабушку. Он так много рассказывал о ней. И вот она работает здесь как каторжная, в то время как ей давно пора быть на пенсии и отдыхать.

Однажды она полюбила Рико за его доброе сердце. Она знала, что он изменился. Но не настолько же?

Дверь на кухню снова распахнулась. Это была Анна с грудой тарелок. Похоже, она не только готовила, но и подавала на стол. Она обслужила несколько клиентов по соседству, обменявшись с ними парой фраз, и вернулась к Джули, с облегчением рухнув на стул.

— Так мой Рико рассказывал обо мне, — начала она. — Он всегда говорит хорошие вещи обо мне.

«Но не делает их», — рассерженно подумала Джули. Радость Анны, с которой она произносила имя Рико, заставляла ее все больше и больше злиться на него за то, что он не заботится об Анне.

— Что ты здесь делаешь? — спросила Анна. — Друзья Рико должны сидеть за лучшим столиком.

— Но здесь был только один свободный столик…

— Ты должна сесть снаружи, потому что там лучше.

Она крикнула что-то на римском диалекте мальчику лет шестнадцати. Он исчез и вернулся через минуту со столиком и двумя стульями. Анна постелила скатерть, достала бутылку с двумя стаканами и жестом предложила Джули сесть.

— Выпей это, — сказала она, наливая кьянти. — Самое лучшее здесь. — Она села напротив.

— Я не хочу, чтобы у вас были неприятности, — занервничала Джули при виде грозного усатого мужчины, наблюдая за ними.

— Неприятности! Ха! — Анна громко рассмеялась. — Я много работала и хочу отдохнуть. И я отдыхаю. Что ты будешь есть?

— Ну…

— Здесь есть спагетти карбонара, — очень вкусно, — не дала ей ответить Анна. — Я сама приготовлю их для тебя.

Она вскочила на ноги и поспешила на кухню. Джули не могла понять, откуда в этой старушке столько жизненной энергии и неистощимой веселости.

Не прошло и пяти минут, как Анна вернулась с тарелкой, наполненной доверху спагетти. Она поставила тарелку перед Джули и положила ей на колени белоснежную салфетку.

— Ешь, — скомандовала она.

— Это великолепно, — сказала Джули, попробовав. — Вы сами сделали салфетку.

— Si, все, что можно здесь есть, приготовлено мною.

— Все? — повторила Джули, раскрыв рот. — Но ведь это большой труд!

Анна пожала плечами.

— У меня есть мальчик-помощник. Но он просто идиот. Я говорю ему, чтобы не путался у меня под ногами. Но это бесполезно.

— Вы научили Рико готовить, да?

Анна расплылась в улыбке:

— Он рассказал тебе и об этом. Когда?

Слишком поздно Джули поняла, что не может ответить на этот вопрос, не открыв, кто она такая на самом деле.

— Ну… — начала она, — он рассказывал мне много, например, то кухня была его любимым местом, потому что вы были там.

К ее облегчению, Анна сама начала рассказывать:

— Первым делом после возвращения из школы он приходил навестить меня. С кем еще он мог поговорить?

— А родители?

— Они умерли еще до того, как ему исполнилось десять лет. Он жил с дедушкой. Я могу сказать теперь, что старик был дьяволом во плоти. Отец Рико, Санто, был его единственным сыном. Он планировал устроить ему выгодный брак, но Санто убежал из дома и женился на девушке, которую любил. Мария была милой и честной девушкой, но эти качества не имели никакого значения для Артуро.

Он рассвирепел. Но что он мог сделать? Ничего. Свадьба состоялась, и Мария ждала ребенка. Вскоре после рождения Рико Санто погиб. И Артуро пришел к Марии и так хорошо вел себя, так умоляюще просил ее переехать с внуком к нему.

Она думала, что смерть сына его смягчила, но это было не так. Он только изображал доброту. Как только они оказались у него в доме, он выставил ее, а внука оставил себе. Рико наняли няньку. Мария его совсем не видела. Однажды я слышала, как он сказал ей: «Ты не годишься в матери моему внуку». Как можно быть таким бессердечным?

— Да, — согласилась Джули. — Это ужасно.

Она из собственного опыта знала, каким бессердечным мог быть Артуро Форца.

— Она не пыталась бороться за сына? — спросила Джули.

— Никто не мог бороться с Артуро, — грустнела Анна. — Рико вырос, не зная матери, а у нее больше не осталось сил бороться. Она начала пить, а Артуро позаботился о том, чтобы у нее всегда под рукой была выпивка. И еще ей нравилось кататься на лыжах, поэтому он обеспечил ей долгие каникулы в горах.

Там она и погибла. Несчастный случай. Может быть, она была в нетрезвом состоянии, я не знаю. Но я могу сказать, что Артуро виноват в ее смерти. Прямо или косвенно.

Потрясенная, Джули не знала, что сказать. Как мог Артуро Форца испортить жизнь маленькому мальчику и его матери ради собственных интересов? И теперь у нее было объяснение тому, как он поступил с ней. Его сын ускользнул у него из под носа, и внук собирался сделать то же самое. Поэтому он пошел на все, чтобы предотвратить это.

— Артуро сказал Рико, что его мать не интересуется им, — продолжила Анна. — Я пыталась объяснить ему, как все обстояло на самом деле, и знаю, что он чтит ее память, но это совсем не то, как если бы она была рядом с ним, когда он нуждался в ней.

— Нет, конечно, нет. Но у него, по крайней мере, были вы.

Она счастливо улыбнулась. Потом снова исчезла и вернулась с небольшим кожаным фотоальбомом, который выглядел очень потрепанным. Анна вручила его Джули. Она открыла его и замерла.

Лицо Гарри смотрело на нее.

— Здесь Рико было семь лет, — показала Анна. — Я снимала его. Он показывал мне, как работает фотоаппарат, и я случайно нажала кнопку. Мы так смеялись.

— Он выглядит довольным, — сказала Джули.

Как бы они любили друг друга, если бы могли быть вместе! Они были так похожи.

Анна наблюдала за ней с любопытством. Джули быстро пролистывала страницы: Рико — ребенок, Рико — подросток, а одна из фотографий чуть не заставила ее расплакаться. На ней был юноша, которого она любила. Двадцать три года. Он так жаждал любви, жизни. И все его надежды разбились в прах.

— О да, — прошептала она, — именно так он улыбался.

Анна ничего не сказала, но она услышала слова Джули. Там была еще одна фотография, очевидно сделанная недавно. На ней Рико был таким, каким она увидела его сразу после прибытия в Рим, — напряженный, озлобленный.

— Я всегда надеялась, что он найдет девушку, которая будет по-настоящему любить его и сделает его счастливым, — вздохнула Анна.

— И…он когда-нибудь находил такую? — спросила Джули, притворившись, что все ее внимание направлено на еду.

— Однажды…много лет назад. Он считал ее ангелом. Когда он рассказывал мне о ней, его лицо светилось радостью. Он не уставал говорить о ней: как она была прекрасна и что она ждет ребенка. У него было так мало любви в жизни, и он был бесконечно благодарен ей за то, что она любит его. Однажды он сказал: «Я бы отдал жизнь за нее». Вот что она значила для него.

На ее лицо набежала тень. Ее любящее сердце страдало из-за того, что Рико, которого она любила как внука, обидели.

— И Артуро заставил ее бросить Рико?

Анна пожала плечами:

— Si, я бы не удивилась, если б это было так. Но она забрала его ребенка с собой. Как она могла любить его и так поступить с ним? Это доказало, что ее любовь была притворством. Я не знаю, что у них произошло. Даже мне он ничего не рассказал. Но мне кажется, я знаю правду. Он был мальчиком с добрым и любящим сердцем. И превратился в мужчину, который ни кого не любит. — Ее глаза засверкали. — Но, может быть, ты сможешь научить его любить снова.

— Я… — Джули покраснела и смутилась.

— Я вижу ваши фотографии во всех газетах.

— Анна, нельзя верить тому, что пишут в газетах. Людям нравится думать, что я и Рико… Я имею в виду, что это хорошо для бизнеса.

— Бизнес! Ха! — фыркнула Анна. — А ты? Ты любишь его?

— Я… — Джули не знала, что ответить. Но в следующее мгновение Анна пришла ей на помощь.

— Idiota! — сказала она стуча себе по лбу, — Где мои манеры! Как я могу задавать такой вопрос? Это не твое дело, Анна! Cretina!

Джули рассмеялась, успокоившись.

— Я так не считаю, но действительно не могу говорить о Рико. Не сейчас.

— Конечно, и твоя тарелка пуста. Я принесу еще.

— Нет, пожалуйста…

Но Анна уже исчезла, а из кухни доносились ее громогласные приказы.

Джули была рада этой короткой передышке. Она не могла говорить о Рико и не могла обнадеживать напрасно эту милую честную женщину.

Анна вернулась с полной тарелкой. Поставив ее перед Джули, она скомандовала:

— Ешь, ешь. Ты слишком худа!

— Но мне нужно быть худой, — запротестовала она. — Мне нужно носить шикарные платья, которые облегают тело. Если я не влезу в них, я скажу Рико, что это твоя вина.

Анна рассмеялась ее остроумию. И смех был таким искренним и заразительным, что Джули не могла удержаться от того, чтобы тоже не рассмеяться. Анна перегнулась через стол и взяла лицо Джули в свои ладони. Ей, Джули, тоже не хватало любви матери, которая оставила ее, и она вдруг поняла, почему Анна была так важна для Рико.

Анна радовалась. Ее лицо светилось счастьем. В следующее мгновенье она вскочила на ноги и раскрыла руки навстречу кому-то, кто появился в ресторане. И Джули поняла, кто это был, хотя сидела спиной к нему.

— Рико, — закричала Анна.

Джули обернулась и увидела, как они тепло обнялись. Рико смотрел на Анну, и его лицо сияло искренней радостью, на нем не было и тени сомнения или тревоги.

— Я боялась, что ты не придешь, — сказала Анна.

— Ты знаешь, что я не могу жить без тебя, — пошутил он.

— Посмотри, кто здесь, — указала Анна на Джули.

Джули испугалась, что он разозлится, найдя ее здесь, но Рико спокойно ответил:

— Да, вижу. Вы, похоже, нашли общий язык.

— Она милая девушка, — сказала Анна. — Садись с ней, а я принесу еды.

Она удалилась, и к ним подскочила официантка, но Рико сказал ей, что они подождут Анну. Из кухни они слышали ее звучный голос, сопровождаемый звоном тарелок.

— Она из сил выбивается, чтобы сделать тебе приятное, — сообщила Джули.

— Да, но ей это нравится.

— Но сколько ей лет?

— Я не знаю. Наверно, за шестьдесят.

— И когда она уйдет на пенсию?

Рико уставился на нее:

— О чем ты?

— Она ведь сегодня закончит работать только в полночь?

— Позже. Сегодня же фестиваль.

Его спокойный тон взбесил ее, и она продолжила с сарказмом:

— И начала она работать в полдень?

— Думаю, раньше. Сперва она покупает продукты на рынке.

— И ты говоришь, что любишь ее, позволяя ей работать так много? — с презрением сказала Джули. — Она пожилая женщина. Она должна отдыхать, а не трудиться как рабыня, потому что ты слишком жесток и не можешь обеспечить ей благополучную старость.

Он посмотрел на нее с удивлением.

— Я понял. Так вот что тебя так рассердило.

— Да, я сердита. Ты бы слышал, как она говорит о тебе. Всегда только «мой Рико». Она считает, что ты добр и великодушен, почему ты так на меня смотришь?

Он не отвечал. Перед его глазами возник образ измученной Мико, безымянной собаки в пабе и юной девушки, которая приходила в ярость, когда обижали беззащитных.

Он видел, как Анна направляется к ним, нагруженная тарелками. Он откинулся на спинку стула и махнул Анне рукой, поторапливая ее. Одновременно он прокричал:

— Скорее, я голоден!

Джули, пораженная такой грубостью, просто не знала, что сказать.

— Scusi, scusi, — пробормотала Анна, расставляя тарелки.

— А где соль? — спросил Рико. — Почему ты не принесла соль?

— Я так спешила, — оправдывалась Анна.

— Всегда оправдания, — фыркнул Рико. — Если это снова повторится, я пожалуюсь на тебя твоему начальнику. Эй!

Этот крик раздался из-под тарелки спагетти, опрокинутой на его голову. Джули вскочила на ноги, возмущаясь.

— Тебе должно быть стыдно, — объявила она. — Как ты смеешь так говорить с Анной, после того, что она сделала для тебя? Достаточно того, что ты позволяешь ей работать здесь как каторжной и быть у всех на побегушках. Так ты еще… что здесь смешного?

Рико и Анна разразились смехом. Они держались друг за друга, трясясь от смеха. Джули опустилась на стул, ничего не понимая.

— Ты, нехороший мальчик! — сказала Анна, вытирая ему лицо, — Зачем ты издевался над милой девочкой? — Она потрепала Джули по руке. — Это мой ресторан.

— Ваш?

— Мой Рико купил его мне. И еще два.

— Ой, — выдохнула Джули.

— Я купил их, чтобы Анна могла уволиться и жить на доходы от их работы, — сказал Рико. — Но она не захотела уходить на пенсию.

— Мне нравится готовить и общаться с людьми, — объяснила Анна. — Кто хочет лежать дома на диване в полном одиночестве?

— Но здесь все кричат на вас! — возмутилась Джули.

Анна пожала плечами:

— Ну и что? Тот идиот вон там — мой брат. А два идиота по моложе — его сыновья. Они орут на меня, я ору на них. Что тут такого?

Словно в подтверждение ее слов из кухни раздался крик:

— Анна!

— Уже иду! — откликнулась она, поднимаясь со стула и спеша на кухню. — Я должен пойти и смыть с себя остатки соуса, — сообщил Рико. Он взял Джули за руку. — Ты ведь не уйдешь?

— Нет.

— Обещай, — настоял он.

— Я обещаю.

Он отсутствовал пять минут, и когда вернулся, на нем была чистая рубашка.

— У меня здесь есть комната и одежда, — объяснил он.

— Тогда это твой настоящий дом, не вилла?

— Да. Я прихожу сюда, когда хочу оказаться дома.

— Какой глупой я была, — сказала Джули. — Я должна была догадаться, что ты не позволил бы ей работать. Она сама захотела этого.

— Откуда ты могла знать? Это моя вина, что ты думаешь обо мне так плохо. Но я очень рад, что вы понравились друг другу.

— Мне кажется, она потрясающая.

— Почему ты пришла сюда?

— Я случайно услышала ваш разговор по телефону, и мне стало любопытно.

— Любопытно? Ты приревновала меня?

Она призналась, что стоило ей усилий:

— Да.

Вокруг них пары танцевали прямо на улице, то тут, то там вспыхивали маленькие фейерверки. Рико протянул Джули руку и увлек в танцующую толпу. Они танцевали старинный танец, смеясь и крепко прижимаясь друг к другу. Какой-то мужчина запел низким хриплым голосом, он не был профессиональным певцом, но толпа радостно приветствовали его. Рико вертел Джули в танце, пока у нее не закружилась голова, а потом он внезапно поцеловал ее.

— Пойдем со мной, — прошептал он.

— Да, куда угодно.

Вместе они поднялись в маленькую комнату над рестораном. Там почти не было мебели: только шкаф и кровать. Но это было все, в чем они нуждались.

Сначала они стояли в темноте, обняв друг друга, чувствуя себя счастливыми просто потому, что были вместе.

— Ты действительно здесь, со мной?

— Да, мой дорогой, я здесь, здесь.

— И ты не уйдешь?

Она не могла ответить, потому что его губы прижались к ее губам. Он целовал ее в губы, в глаза, в лоб так нежно, как будто она была сделана из фарфора.

Когда они, разделись, легли на постель, он не пытался сразу прикоснуться к ней. Он медлил, наслаждаясь ее близостью, страсть постепенно охватила их, но сегодня не страсть была самым главным для них.

Они лежали вместе, наблюдая за отблесками огней в ночном небе. Их глаза встретились, и они улыбнулись друг другу, понимая все без слов. Рико начал нежно целовать и ласкать ее. Джули чувствовала, что ее тело раскрывается навстречу ему, как цветок навстречу солнцу. Их страсть была прекрасна.

Она была словно создана для него. Она страстно отвечала на его поцелуи.

— Ты так красива, — пробормотал Рико. — Как я мог жить так долго без тебя?

Но она не могла ответить. С ее губ слетали только стоны удовольствия, потому что его опытные пальцы ласкали ее везде, зажигая огонь в ее теле. Она так хотела его, что когда его губы коснулись ее груди, не смогла сдержать крик удовольствия.

Он любил ее медленно, и она чувствовала себя защищенной рядом с ним. Это было так чудесно — любить его, отдавать ему всю себя и наслаждаться его благодарностью за ее любовь.

Эта благодарность всегда присутствовала между ними. Когда он был мальчиком, одиночество научило его ценить каждое мгновение нежности, каждый знак внимания, который она ему оказывала, ее заботу о нем, когда он болел.

Одинокий мальчик превратился в одинокого мужчину, который нуждался в ее любви больше, чем когда бы то ни было. Но она превратилась в женщину, способную пробудить в нем желание чувствовать.

Она нежно обнимала его, без слов обещая ему всегда оставаться с ним.

На этот раз он заснул первым, и она лежала, наблюдая за ним, защищая и охраняя его сон.

Глава 12

Они проснулись в объятьях друг друга. Джули чувствовала себя счастливой и отдохнувшей. Рико открыл глаза, она поцеловала его и, выскользнув из постели, подошла к окну.

Снаружи уличные фонари начали гаснуть при первых проблесках зари. Двери ночных клубов закрывались, двери магазинов начинали открываться, владельцы зевали, прикрывая рот рукой и протирая глаза.

— В этом месте когда-нибудь спят? — спросила Джули.

— Нет, — откликнулся Рико, подходя ближе и привлекая ее к себе. — Здесь всегда что-нибудь происходит.

— Я мечтала попасть сюда, — промурлыкала она, прижимаясь к нему. — Давным-давно, когда ты мне рассказывал о Травестере, я представляла это место именно таким. И мне хотелось жить здесь так же, как мы жили в Лондоне.

— Разве это хорошо — жить в бедности?

— Бедность не пугала меня. И у меня был ты. Этого было достаточно.

— А у меня была ты, — сказал он. — Ты и представить не могла, как я любил тебя. Я не мог подобрать слова, чтобы сказать тебе это. Пытался, но то, что получалось, было только слабой тенью моих чувств.

Она знала, что он имеет в виду. С ней происходило то же самое. Она признавалась ему в любви, но ей все время казалось, что этого не достаточно. Она думала, что когда она подарит Рико Ребенка, то сможет показать ему, что она чувствует.

Но сейчас она ничего не могла сказать ему. Она молчала, глядя на него. Он поцеловал ее в лоб.

— Это была мечта, — сказала она. — Люди не могут быть счастливы всегда или хотя бы долго. Увидеть небеса на один короткий миг и страдать всю оставшуюся жизнь. Может быть лучше вообще не видеть небо.

— Но ты ведь не веришь, что это так на самом деле.

— Нет, не верю. Я никогда не забуду, что мы пережили и как прекрасно это было. У нас навсегда останутся воспоминания.

— Ты говоришь так, словно у нас нет будущего. Но оно у нас есть. Мы не потеряем друг друга снова. Я понял теперь, что был не прав, обвиняя тебя во всем. Я должен был рассказать тебе правду о себе сразу. Сперва это было только игрой — притворяться бедным и знать, что ты любишь меня только ради меня самого, а не ради моих денег или моего имени. Я боготворил тебя за это.

Я представлял себе, как возвращаюсь из Италии, рассказываю тебе правду, окружаю тебя роскошью. Но я никогда не думал о том, что оставил тебя беззащитной. Я действительно представить себе не мог, что может сделать мой дед. Но это не извиняет меня: я должен был предвидеть это. Как я мог быть таким безответственным! И как мог проклинать тебя, уехав и оставив тебя одну! — Он взял ее лицо в ладони. — Ты понимаешь? Я ни в чем не обвиняю тебя это только моя вина!

Это было словно признание в любви и в полном доверии к ней, которого она так жаждала. Он снова был ее Рико — таким, каким она любила его. И теперь, только она могла рассказать ему все.

— Рико, есть кое-что…

Но ее слова прервал стук в дверь, и голос Анны громко позвал:

— Рико, Рико!

— Что случилось, Нонна? — откликнулся он.

— Звонят из Милана! Быстро!

— Они звонят тебе сюда? — изумилась Джули.

— Только если это срочно, — ответил он. — Проклятье, уже иду!

Он натянул одежду и выскочил из комнаты.

Джули расстроилась из-за того, что все так быстро закончилось, но в глубине души она была все равно счастлива. То, что между ними произошло, изменил многое. И они снова будут вместе.

Она оделась и прошла в крохотную кухню. Анна в халате и бигуди стояла у плиты. Пожилая женщина улыбнулась Джули, протянула ей кружку с кофе и жестом указала на соседнюю комнату, где Рико говорил по телефону.

Джули отнесла ему кофе. Он говорил сердито, на повышенных тонах.

— У нас был договор… мы не можем отступить сейчас…попроси их ничего не предпринимать, пока я не приеду…да, я буду сегодня.

Он бросил трубку, выпил кофе и быстро поцеловал Джули.

— Ты надолго? — спросила она.

— На пару дней. Мне нужно успеть на одну встречу. Почему это случилось именно сейчас, когда мы нашли друг друга?

— Когда ты возвратишься? — Очень скоро. — Внезапно его лицо омрачилось, он крепко прижал ее к себе. — Ты будешь здесь, когда я вернусь домой?

— Конечно, любовь моя.

— Обещай мне.

— Я обещаю, Рико, не бойся. Все изменилось теперь.

— Меня преследовал один кошмар на протяжении многих лет: я возвращаюсь домой, зову тебя, а тебя нет. Не позволяй ему вернуться ко мне снова.

— Кошмары закончились, — поклялась она. — Верь мне, Рико. Ты веришь мне?

— Да, — сказал он. — Конечно, я верю тебе. Что ты хотела сказать мне, когда пришла Нонна?

— Это подождет до твоего возвращения.

— Я позвоню тебе.

— Звони по этому номеру, — сказала она, нацарапав номер сотового. — Тогда ты найдешь меня везде. До свидания, любовь моя. Возвращайся ко мне.

Странно, но время, когда он отсутствовал, было самым счастливым в ее жизни. Она навещала Гарри, выступала в клубе и строила планы на будущее.

Она навестила Анну, которая не задавала вопросов, понимая все без слов. Она даже позволила Джули пройти в комнату Рико. Там она обнаружила, что он хранит записку, которую она написала много лет назад. Это расстроило ее. Она скомкала записку и выбросила, мечтая когда-нибудь искупить все страдания, которые она причинила Рико.


Рико вернулся из Милана в хорошем настроении. Он разобрался со всеми проблемами и с радостью предвкушал встречу со своей возлюбленной.

Он хотел позвонить Джули сразу после возвращения.

Но на вилле его ждал сюрприз. Слуги сновали вверх-вниз по лестнице, относя чемоданы в фургон, стоящий у входа. Один из слуг сообщил ему, что Мариэлла приехала час назад. Он нашел ее в комнате, которая когда-то принадлежала ей. Двери шкафов были широко распахнуты, демонстрируя, что внутри ничего не осталось.

Рико впервые увидел Мариэллу после того происшествия в клубе, когда он ударил Бароно.

— Я пришла забрать мои вещи, — сообщила она. — Сальваторо уговорил меня оставить тебя и переехать к нему. Он сказал, что я заслуживаю мужчины, который понимает женщин.

— Я надеюсь, ты ничего не забыла, — сказал Рико равнодушно.

Мариэлла дернулась.

— Если и забыла, то Сальваторе купит мне все, что я пожелаю.

— Я слышал, ты собираешься играть в его следующем фильме. Надеюсь, вы будете счастливы вместе.

— Он говорит, что я любовь всей его жизни, — пискнула Мариэлла.

— Как мило.

— Я даже уговорила его не подавать на тебя в суд за нападение.

— Так я и думал, — сказал Рико. — Красивая легенда будет испорчена, если дело попадет в суд, не так ли?

Она скривилась, и он добавил быстро:

— Но это очень мило с твоей стороны.

— Да, я тоже так думаю, особенно после того, как ты поступил со мной.

— Мне не кажется, что я поступил с тобой плохо. Мы всегда были честны друг с другом, Мариэлла. Никто не притворялся, что любит.

— И ты надеешься найти любовь с твоей глупой английской девчонкой?

— Не трогай ее, — тихо сказал Рико.

— Она хорошо сыграла. Безупречные манеры, холодная внешность, наверно, даже масло не тает у нее во рту. Но она делает из тебя дурака.

— Достаточно! — бросил Рико. — Ты ничего не знаешь о ней.

— Нет? Спроси ее, кто такой Гарри. Если осмелишься.

Рико не выразил никаких эмоций.

— Гарри — ее друг. Я знаю о нем.

— А ты знаешь, как часто она навещает его за твоей спиной?

Рико побледнел:

— О чем ты говоришь?

— Он в Италии, потому что она не может жить без него. Пока тебя не было, она каждый день проводила с ним.

И вдруг ночной кошмар стал реальностью. Он вернулся, чтобы найти пустоту. Детали несколько изменились, но боль осталась прежней.

Джули попыталась сказать ему что-то перед отъездом.

Что она хотела сказать ему?


— Я все так запутал, — застонал Рико.

— Ха! И ты только что выяснил это? — фыркнула Анна. Она поставила перед ним тарелку спагетти карбонара. — Ешь!

— Как я могу есть, когда все кончено?

— Ешь. Не все еще кончено.

— Спасибо, Нонна.

Рико попытался улыбнуться, но это было нелегко. Он снова чувствовал себя маленьким мальчиком, прятавшимся на кухне и рассказывающим о своих проблемах единственному человеку, который понимал его.

Кухня в квартире Анны была не такой огромной, как кухня на вилле, но здесь тоже пахло чесноком, помидорами, перцем, и это давало ощущение уюта. Анна суетилась на кухне, обзывая его идиотом, и ругала его на римском диалекте с прямотой женщины, заменившей ему мать, и бабушку, и это тоже успокаивало его.

— Все казалось таким простым, когда я планировал это, — сказал он, берясь за вилку. — Но все пошло наперекосяк, как только я увидел ее снова.

— Конечно. Не всегда все получается так, как мы планируем.

— Но у деда получалось.

— Потому что у него не было сердца. Он не обращал внимания на чувства людей. Ты не такой, как он.

— Я забыл, какую власть имеет надо мной Джули. Я растерялся и сделал много ошибок. Той ночью, когда мы ездили на carrozza, я думал, это такая хорошая идея. Романтика. Думал, что буду очаровывать ее, пока она не потеряет голову и не скажет мне все, что я хочу узнать. О моем сыне, потому что она…

— Ты думаешь, я не знаю, кто она? Я знала с того самого момента, когда она вошла сюда.

— Да, неверно, да. Но это потерял голову. Я словно превратился в подростка, и я хотел, чтобы ночь длилась вечно и никогда не заканчивалась. Я забыл, что за нами наблюдают мои люди. А она заметила их…

Анна выругалась. Римский диалект содержал одни из самых сильных ругательств в мире, и то, которое произнесла Анна, касалось мужественности Рико, его интеллекта и его рассудка. Но это было справедливо, поэтому он ничего не сказал в ответ.

— Она разозлилась.

— Разумеется! — саркастически сказала Анна. — Прекрасно! Она разозлилась. А ты чего ждал? Как ей надо было себя вести после того, как она обнаружила, что ее возлюбленный приставил к ней шпионов? Может, поцеловать тебе ноги?

— Но я не думал, что она догадается. Я тоже разозлился и заставил ее петь у меня дома ночью. Мариэлла была там, со мной.

— И Джули решила, что не интересует тебя, потому что у тебя есть Мариэлла, да? Господи, дай мне силы!

— И все стало еще хуже, а потом… Я не знаю. Каждый раз, когда мне казалось, что я нашел выход, все становилось только хуже.

— Ты имеешь в виду, что делал какую-нибудь очередную глупость?

— Я делал много глупостей.

— Но это было давно, — сказала Анна. — После этого вы помирились, и вы были здесь. Так что она простила тебя.

— Я тоже так думал. Но я не уверен. У нее есть другой мужчина. Его зовут Гарри. Я слышал, как она говорила с ним по телефону таким голосом, каким, я думал, она может говорить только со мной.

Анна вздохнула.

— О, Рико! Какой ты дурак, если не видишь правды, которая у тебя под носом! Она любит тебя. Я сразу это поняла.

— Тогда почему она не рассказала мне правду?

— Потому что боится. Ты превратился в жесткого мужчину, который слишком легко выносит приговор. Но с этой девушкой ты совсем другой. Она твой единственный шанс измениться. Ты должен удержать ее.

— Но как, Нонна? Слишком поздно. У нее есть другой.

Она скороговоркой проговорила все, что она думает о мужчинах, поставила перед ним чашку кофе и достала сумочку. Порывшись в ней, она вытащила листок бумаги и протянула ему.

Рико прочитал его. Там был адрес во Фрегене.

— У моей племянницы вилла во Фрегене. Она узнала Джули по фотографиям в газете. И позвонила мне похвастаться своей знаменитой соседкой.

— Она видела этого мужчину? — спросил Рико.

— Она видела Гарри. Хватит задавать вопросы. Поезжай во Фрегене!


Джули знала, что Рико может вернуться в любой момент. Он сказал, что позвонит ей, когда приедет, но часы шли, а он так и не звонил.

В конце концов она позвонила на виллу и узнала, что Рико прибыл три часа назад, но уже уехал.

День перешел в вечер. Как всегда, она прилегла отдохнуть в отеле, но не могла заснуть. Она ждала звонка от Рико. Но он не звонил.

А потом наступило время выступления. Он должен был ждать ее там, но его не было.

Она пыталась рассуждать. Наверно, у него много дел, но его молчание нервировало ее. Ей потребовался весь ее профессионализм, чтобы выступление прошло хорошо. Джули была в полной растерянности.

Она плохо спала и проснулась, когда зазвонил телефон. Это была Касси, и она была очень взволнованна:

— Извини, что я звоню так рано, но я не знаю, что делать. Мне кажется, за нами следят.

Джули резко села в кровати, мгновенно проснувшись:

— Кто-то преследует вас?

— Не знаю, здесь машина. Я вижу ее из окна. И она была здесь вчера. Потом уехала, но вернулась ночью и с тех пор не двигалась с места.

— Закрой двери, — велела Джули. — Не открывай никому, кроме меня. Я, выезжаю.

Она спустилась вниз через несколько минут и взяла напрокат машину в отеле. Вскоре она уже неслась по направлению к Фрегене. Ей было страшно.

Рико следил за домом всю ночь. Она не сомневалась, что это он. он нашел виллу и жаждал мести. Поэтому он не сказал, что вернулся. Он хочет похитить Гарри в ее отсутствие. О, почему она была такой безответственной! Зачем она привезла сюда Гарри? Как она теперь остановит Рико?

Она ожидала самого худшего, когда въехала во Фрегене, но машина Рико все еще была там. Двери и окна были закрыты, сперва она думала, что в машине никого нет.

Она побежала к дому, но остановилась, услышав свое имя. Она обернулась. Рико вылез из машины.

— Джули, — сказал он. Он выглядел колеблющимся.

— Оставайся там, — закричала она, подбегая к нему. — Рико, пожалуйста, послушай меня.

Его лицо исказилось от ярости.

— Это что-нибудь изменит?

— Ничто не изменит прошлого, но я могу помочь тебе понять.

— Почему ты лгала мне? Почему ты не сказала мне правду?

Она подошла ближе к нему.

— Я боялась того, что ты можешь сделать.

— Я никогда не смогу обидеть тебя, Джули. Я слишком сильно люблю тебя. Когда ты в первый раз приехала сюда, я был в состоянии безумия от боли и мог сделать все что угодно. Но все равно любил тебя. Я думал… — он судорожно вздохнул, — я думал, мы нашли друг друга снова.

— И я тоже, Рико. Я люблю тебя.

— Не лги мне, Джули. Я знаю. Ты не понимаешь? Я знаю, что ты любишь другого. Я знаю, что он в этом доме.

— Ты знаешь? — прошептала она.

— Я знаю все. Ты навещала его, пока я был в Милане. Я должен ненавидеть тебя, но не могу. Я никогда не смогу ненавидеть тебя. Почему ты поступила со мной? Хотела отомстить? Разве я заслужил это?

Она изучала его лицо. Он ошибался, но еще не видел Гарри, она почувствовала облегчение.

— Как ты мог подумать такое обо мне? — выдохнула она.

— Я приехал вчера, хотел увидеть твоего любовника, но не смог. Я сидел здесь много часов. А потом уехал. Я вернулся ночью, но не мог постучать в дверь. Если я не увижу его лица, может, я буду считать, что его нет. — Он рассмеялся.

— Рико…

— Он действительно любит тебя, Джули? Так же сильно, как я? После всего, что произошло, можешь ты простить меня и начать все сначала? Этот человек Гарри, он значит для тебя так много?

— Да, — спокойно ответила она. — Гарри значит для меня все. Мы вместе уже почти восемь лет. Я не могу жить без него.

Плечи Рико поникли.

— В таком случае мне больше ничего не остается, как уехать.

— Нет, я хочу, чтобы ты увидел его!

— Зачем? Давай оставим все как есть, Джули! Я был не прав. Я не виню тебя. Ты сделала то, что хотела сделать. Но восемь лет! Ты начала встречаться с ним сразу после того, как рассталась со мной?

— Через несколько месяцев, — улыбнулась она. — Рико, я обещаю, когда ты увидишь Гарри, ты все поймешь.

Что-то в ее голосе заставило его притихнуть. Может, он начинает понимать? — спросила себя Джули. Она взяла его за руку и повела по пляжу к дому. Она открыла дверь, Рико остановился в проходе, не решаясь войти.

— Гарри, — позвала Джули. — Иди сюда, дорогой.

Обычно он сразу бросался ей навстречу, но сегодня малыш понял: что-то изменилось. Он открыл кухонную дверь, но остался стоять там, темноволосый, темноглазый, глядя на мужчину, на которого был похож как две капли воды.

Джули положила руку ему на плечо и успокаивающе улыбнулась. Он улыбнулся в ответ, и сердце Рико остановилось. Его улыбка была улыбкой его матери.

— Я тебе привела кое-кого в гости, — сказала Джули.

Мальчик и мужчина молча смотрели друг на друга. Наконец Рико сделал глубокий вдох и спросил:

— Ты…Гарри?

Мальчик кивнул.

— А ты кто?

— Я… — Рико не смог ничего произнести. Он опустился на колени, чтобы взглянуть сыну в глаза. — Я твой…

— Это твой папа, — нежно сказала Джули.

Выражение лица Гарри изменилось. Он смотрел на Рико с любопытством. Он был таким сыном, которым каждый мужчина мог гордиться. Рико больше не мог выносить неопределенность. Он прижал к себе маленького мальчика, пряча не его груди. Джули видела, как затряслись его плечи.

— Все это время, — прошептал Рико, — все это время…

Гарри смотрел на своего отца, потом дотронулся до его щеки.

— Почему ты плачешь? — спросил мальчуган.

— Потому что я счастлив, — ответил Рико.

Мальчик перевел взгляд с Рико на Джули. Джули не могла говорить из-за эмоций, переполнявших ее. Рико поднялся на ноги.

— Джули, — прошептал он, — почему ты не…

— Я не могла сказать тебе. Все эти годы, пока Артуро был жив, я боялась за тебя. Но я взяла деньги, чтобы вырастить Гарри. Потом, когда приехала сюда, я испугалась тебя. Ждала момента, когда смогу сказать тебе правду. Как ты мог подумать, что я отдала нашего сына? Все, что у меня осталось от тебя?

— Мне кажется, в глубине души я никогда не верил в это. Знал, что ты неспособна на такое. И все это время ты была такой доброй и искренней…

Он обнял ее, но не целовал, а просто прижал к своему сердцу, плача и не стыдясь своей слабости.

Им больше не нудны слова. Она подняла голову и взглянула ему в глаза, чувствуя любовь и нежность, которые всегда жили в его сердце.

— Моя, — прошептал он.

— Навсегда. Мое сердце принадлежит тебе. У нас есть сын, и моя жизнь тоже принадлежит тебе.

— Мое сердце всегда принадлежало только тебе, другие женщины…

— Не надо объяснений, — прошептала она, останавливая его. — Только будущее имеет значение.

— Ты должна остаться со мной. Мы поженимся. — Это было и приказом, и просьбой.

— Да, мы поженимся. Мы с Гарри никогда больше не покинем тебя.

— И мы станем настоящей семьей, о моя дорогая…

Он поцеловал ее, и это был первый поцелуй в их новой жизни. Они чувствовали себя пассажирами корабля, которых унесло в открытое море и только теперь они нашли тихую гавань.

Высокая пожилая женщина появилась в комнате. Гарри повернулся к ней и спросил:

— Тетя Касси, почему они плачут и целуются?

— Давай оставим их наедине, — сказала она, увлекая его за собой, — и я все тебе объясню…

Примечания

1

Аппиева дорога — известное историческое место в пригороде Рима (прим. переводчика.).

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12


  • Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии