загрузка...
Перескочить к меню

Часть 8 : Другая половина моей души. (fb2)

- Часть 8 : Другая половина моей души. (пер. Александр Краснянский) (а.с. Темное, кривое зеркало. Том 1: Другая половина моей души-8) 707 Кб, 194с. (скачать fb2) - Гэрет Д. Уильямс

Настройки текста:



Гэрет Д. Уильямс. Другая половина моей души.

Глава 1

Великий.

Великий. Это было подходящее слово. Синевал из клана Клинков Ветра всегда знал, что ему суждены великие свершения, и вот теперь он достиг того самого величия, которое, как он верил, принадлежало ему по праву.

Военачальник и Шай Алит клана Клинков Ветра во время священной войны против землян. Сатаи Серого Совета с момента смерти Шакири, погибшего во время внезапной атаки Старкиллера Шеридана у Марса. Энтил-За Рейнджеров после исчезновения Сатаи Деленн. И вот теперь Великий.

Иногда его начинала мучить мысль о цене, которую ему пришлось заплатить за своё возвышение. Особенно болезненным было воспоминание о Деленн. Хотя Синевал всегда был её противником в Совете, он признавал её заслуги и питал к ней немалое уважение. Её судьба была ужасна.

Но те мысли о её судьбе, что приходили к Синевалу, когда он бывал наедине с самим собой, и те слова, которые он говорил при всех, различались как небо и земля. Ему было выгодно поддерживать укоренившееся мнение, будто Деленн предала свой народ, добровольно присоединилась к Старкиллеру, и даже вошла в заговор с ним, а также с Тьмой, что вновь обрела своё былое могущество. Сам он не верил всей этой чепухе, но старинная минбарская пословица гласила:

"Кто-то должен быть принесён в жертву во имя спасения остальных".

Чтобы спасти Минбар, Синевал принёс в жертву Деленн.

Он стоял в зале Серого Совета в одиночестве, окружённый пустыми колоннами льющегося сверху белого света. Все остальные Сатаи сейчас несли народу весть о его славном возвышении и вели приготовления к предстоящему сражению. Близится падение последнего бастиона расы землян, а также секретной базы Врага — Проксимы-3.

Синевал изменил окружавшее его изображение так, чтобы видеть минбарский флот, собиравшийся для великой битвы. Со всех сторон его окружали крейсера, челноки, а также корабли нового класса, построенные с применением ворлонской технологии. Их экипажи называли свои корабли Белыми Звёздами. Предполагалось, что они будут напоминать о погибшей "Чёрной Звезде". Синевал видел в этом дурной знак, но и ему приходилось признавать, что новые корабли выглядели впечатляюще. Несмотря на их маленький размер, ни один минбарский корабль не мог соперничать с ними в мощи, скорости и оснащении. Они предназначались Рейнджерам, которые поведут их в бой против Тьмы, а он возглавит их в этом начинании.

Мы готовы, — думал он. — Пусть приходит Враг, пусть явятся земляне со своим Старкиллером. Мы будем готовы встретить их. Во имя Валена, я готов к этому.

Тем не менее, сперва он должен был решить одну проблему. Пришло время расплаты по старым долгам. Синевал приказал окружавшей его картине исчезнуть и вышел из Зала. Обычай требовал, чтобы Великий никогда не покидал Зал Серого Совета. С этим, как и со многими другими обычаями, Синевал был намерен покончить.

Она ждала его, и он знал об этом. Джа-Дур, великая воительница дилгар, по прозванию Несущая Смерть.

Синевал помнил тот день, когда она пришла к вождям его клана. Они долго разговаривали с ней, каждый наедине. Потом они объявили, что она останется под защитой клана, и что это обстоятельство следует держать в тайне. Вожди один за другим ушли из жизни, — сражённые кто старостью, кто горем, кто рукой Старкиллера, — а Синевал унаследовал у них эту тайну, а у неё самой — её знание. Сейчас лишь ему одному было известно о том, что она находится здесь.

Она уже долгое время казалась ему тяжёлым грузом на шее, не дающим ему разогнуть спины. Теперь, когда он шёл навстречу своей судьбе, близилось время избавления.

— Итак, — начала она. — Примите мои поздравления, Великий. Я всегда знала, что вы пойдёте далеко, Синевал.

— По воле Валена и благодаря моим собственным силам, да, — согласился он.

— Но и я помогла вам, — напомнила ему она. — Не забывайте, кто вывел Сатаи Деленн из игры.

— Я не забываю об этом, — сказал он. — И это та причина, по которой я пришёл сюда. Я долго терпел тебя, Джа-Дур. Ты представляла ценность для меня, и я считал... глупые мечты... что ты поможешь мне вернуть нам подобающее место в Галактике.

Я был не прав. Ты — само зло, Джа-Дур. В тебе зла больше, чем в любом живущем существе. Оружие, которое ты предлагала нам, — кошмарные средства тотального разрушения. Взамен ты брала жизненную силу наших душ, потихоньку высасывая её каждый раз, когда тебе представлялась такая возможность. Этому пришёл конец, Джа-Дур.

Сегодня ты покинешь Минбар. Ты заберёшь с собой свои... мерзкие орудия убийства и уничтожишь все следы своего пребывания здесь. После этого ты уйдёшь и никогда не вернёшься. Исил-за вени. Во имя Валена, я клянусь, что тебе не будет причинено вреда, если ты сделаешь всё, как тебе сказано, но если тебя заметят здесь завтра, ты умрёшь.

Ты всё поняла?

— Полностью, — ответила она.

— Даже не пытайся думать о мести, Джа-Дур. Теперь я Великий, единый вождь всей Минбарской Федерации. Что бы ты ни задумала, тебе меня уже не достать. Удовлетворись тем, что тебе сохранили жизнь.

— Вот она, благодарность властителей, — дерзко бросила она. — Я уйду, Синевал. Можешь больше не задумываться обо мне.

— Это всё, чего я от тебя требую, — сказал он, повернулся и вышел.

Синевал, Великий. Теперь уже ничто не связывает, не тяготит его, и ничто не остановит его на пути навстречу судьбе.

Он встретит её в огне, что вспыхнет в небесах Проксимы-3.

* * *

У командора Дэвида Корвина было много полезных навыков. Их полный набор придавал ему неоценимую значимость в глазах капитана Шеридана. Возможно, что самую большую ценность представляла его способность выживать и приспосабливаться к жизни в любых условиях. Он приспособился к потере Земли и гибели своей семьи на Марсе. Он приспособился к жизни на "Вавилоне" — очень быстро. Он даже встал у его штурвала, когда погиб тот, кто стоял у него раньше.

Он приспособился к постоянной, и притом довольно бессмысленной войне. Он приспособился, когда женщина, которую он любил, Сьюзен Иванова, пропала без вести, выполняя специальное задание под названием "Вавилон 2", и он приспособился к ней, когда она вернулась... не желая даже вспоминать о том, что между ними было раньше. После того, как он узнал тот факт, что Сьюзен стала служить древнему злу, он приспособился и к нему, и он приспособился даже к нынешним обстоятельствам, когда борьба с этим злом потребовала от него оставить в беде свой народ.

В мире не существовало ни единой известной ему вещи, остающейся неизменной, и Корвин твёрдо уяснил себе: для того, чтобы выжить, необходимо приспосабливаться. Но даже ему приходилось признавать, что последние события были из ряда вон выходящими.

Прошло всего лишь несколько дней с тех пор, как Правительство Сопротивления приказало арестовать его и капитана Шеридана, обосновывая свои действия обвинениями не то в халатности, не то в измене. Кого ни спроси, все говорили по-разному. Корвин всё ещё не мог до конца поверить в то, что за всем этим стояла Сьюзен. По крайней мере, ему не хотелось убеждаться в том, что это она совершила те убийства и покушение на убийство, из-за которых и заварилась вся каша. Получив помощь с самой неожиданной стороны, Корвин и Шеридан совершили побег с Проксимы-3 на "Вавилоне" и обнаружили, что их преследует корабль, со всей очевидностью принадлежащий Теням, — новоиспечённым союзникам землян и древнейшим врагам минбарцев. Корабль Теней по непонятной причине ушёл, когда невдалеке появился другой тяжёлый крейсер землян (мысль о самом существовании которого казалась нелепой), и, в конце концов, "Вавилон" оказался здесь. Где бы это ни было — "здесь". Полковник, — а может быть, капитан Бен Зайн, командир "Озимандиаса", сумел сделать так, чтобы "Вавилон" дошёл по назначению, а его экипаж даже не имел понятия о том, где находится это место.

Самым досадным было то, что Корвину не у кого было спросить совета. Пару дней назад капитан застрелил свою жену и теперь не показывался никому на глаза. Корвин мог только предполагать, что сейчас он, должно быть, безостановочно пьёт, но пока у него была уверенность в том, что Шеридан не покончит с собой, он продолжал надеяться, что капитану удастся пережить эту потерю.

Времени горевать по своим близким не оставалось ни у кого.

И вот, в то время как капитан Шеридан отрезал себя от мира, половина команды корабля, включая шефа Службы Безопасности Зака Аллана, осталась на Проксиме, а Сатаи Деленн по приказу Шеридана сидела в корабельной тюрьме, вся тяжесть задачи по интеграции "Вавилона" в новое общество свалилась на плечи Корвина.

Это была неприметная луна. Она была вся изрыта изнутри и заключала в себе настоящий город. У Корвина были все основания полагать, что он знает, кто стоит за их спасением. Капитана Ари Бен Зайна повсюду сопровождал телепат десятого уровня, а про таких людей нельзя было сказать, что они прямо-таки валяются на дороге. Здесь пахло Пси-корпусом, а если уж речь заходила о Пси-корпусе, значит, в деле был замешан Альфред Бестер.

Бестер появлялся на Проксиме-3 несколько месяцев назад, чтобы выяснить правду о новых союзниках землян и осуществить мыслесканирование Сатаи Деленн. Корвин и сам был в некоторой степени замешан в действиях, целью которых было не допустить этого. Капитан так и не сообщил, что же произошло, но, похоже, что его план сработал. Корвину оставалось лишь гадать, насколько Бестер злопамятен. Судя по тому, что он решил спасти их, вряд ли это качество было развито у него чрезвычайно сильно, но, тем не менее, ещё слишком много вопросов оставалось без ответов.

Откуда Бестер знал, где их искать? Почему корабль Теней не стал нападать? Что Бестеру от них надо? И где же, чёрт возьми, они находятся?

По крайней мере, ответ на последний из этих вопросов ему мог дать Майкл Гарибальди, приближённый Бестера и офицер его штаба, или кто-то в этом роде. Он определённо не был телепатом, — на нём не было никаких характерных перчаток, он не носил эмблемы Пси-корпуса. Он выглядел вполне дружелюбно, но список людей, которым Корвин доверял, был довольно-таки короток. Если говорить точнее, в нём значился один лишь капитан Шеридан.

— Так, всё-таки, где мы? — спросил он сразу же, как только мистер Гарибальди повёл его на импровизированную экскурсию по базе.

— Это секретная база Пси-корпуса неподалёку от владений нарнов, — ответил Гарибальди. — Боссу удалось договориться кое с кем из них. Вам известно, что у нарнов нет телепатов? Так вот, наш босс договорился о разумной цене за то, что нам позволяют обитать здесь, — он сбывает им ДНК телепатов. Мало того, они снабжают нас продовольствием и, время от времени, даже кораблями. Вся штука в том, что у нарнов острая нужда в телепатах. Не думаю, что они уже успели добиться какого-то успеха в своих экспериментах, но...

— Вам не кажется, что эта затея несколько... неэтична?

— Но мы делаем это, потому что иначе нам не жить. Да и вообще говоря, нарны, всё-таки, куда лучше минбарцев. И, кроме того, сам ведь я не телепат, и сомнительно, чтобы какого-нибудь нарна заинтересовала моя ДНК. Таким образом, лично меня это не касается.

Корвин переварил эту информацию и мысленно пожал плечами. Если предположить, что это производилось с согласия замешанных в деле телепатов, тогда нет вопроса. Кроме того, людям, борющимся за своё существование, можно простить многое.

— Полагаю, что босс не просветил вас насчёт источника, из которого он узнал, где нас можно было отыскать? — осведомился Корвин.

— Я не могу ответить на этот вопрос. Видите ли, я не имею права знать о таких вещах. Босс доверяет мне в вопросе поддержания порядка в нашей округе, а лучший способ поддерживать порядок, это делать так, чтобы все знали то, что им положено знать, и чтобы всё, что им положено знать, они знали, а также не знали того, чего им знать не положено. Так вот, раз мне не положено знать чего-то, я сделаю всё для того, чтобы не узнать этого. Улавливаете смысл?

— Э, пожалуй... — после непродолжительного замешательства ответил Корвин. — В некотором роде, да. Ну, так и что же положено знать мне?

— Я не знаю.

Корвин ошеломлённо моргнул, и Гарибальди расхохотался. Его хохот был настолько заразителен, что Корвин не заметил, как сам начал смеяться. Он всё ещё не доверял Майклу Гарибальди, но этот человек ему определённо начинал нравиться.

— Если серьёзно, — успокоившись, продолжил Гарибальди. — То босс желает сегодня встретиться с вами и с капитаном, и тогда, я полагаю, он сообщит вам то, о чём вы должны быть осведомлены.

— И то, каких услуг он ожидает от нас?

— Наверняка. Галактика становится неспокойным местом. Понятное дело, он спас вас не просто за красивые глаза. Он считает, что вы можете принести определённую пользу. А может быть, он желает отомстить за что-то. Он не посвятил меня в подробности, а я и не спрашивал.

Они замолчали, и Корвин огляделся по сторонам. Они пришли в рабочий кабинет Гарибальди. Тот, кто обставлял его, предполагал, что кабинет будет функциональным и опрятным, но в настоящий момент в нём царила полная неразбериха. Документы и заметки были разбросаны повсюду. Среди них там и сям виднелись звёздные карты. Похожими картами, в основном, помятыми и скрученными, были увешаны стены. Куда бы он ни бросил взгляд, он натыкался на мерцание компьютерных дисплеев. Корвин заметил фотографию на столе Гарибальди. Было видно, что она стоит на самом почётном месте. На ней была запечатлена красивая темноволосая женщина.

— Да-да, знаю, выглядит старомодно, — сказал Гарибальди, заметив, что Корвин заинтересовался снимком. — Это моя жена, Лиана. Сейчас она на седьмом месяце.

— О, — воскликнул Корвин. — Поздравляю. Это будет ваш первый ребёнок?

Обыкновенная светская беседа, но Корвин и в самом деле заинтересовался. Было похоже, что ему предстоит много работать бок о бок с мистером Гарибальди, так что он желал узнать побольше об этом человеке.

— Ага. Вообще-то, мы женаты не так уж долго — всего лишь два года. Мы сомневались, стоит ли вообще давать жизнь ребёнку, если ему придётся жить в мире, который стал таким... Но, всё же, каждому из нас надо на что-то надеяться, за что-то бороться. Вот так я думаю. Вы женаты?

— Я? Нет.

— Но есть кто-нибудь на примете?

— Была. Она... погибла.

Он не лгал. Это была чистейшая правда, — Сьюзен Ивановой, которую он когда-то знал, больше не было.

— Эх, вот ведь как оно бывает... Мы все так много потеряли в этой войне. Босс считает, что мы можем что-то изменить, может быть даже положить всему этому конец, но я... не знаю. Жизнь ведь всё время, раз за разом, швыряет тебя в болото. Иногда даже начинаешь сомневаться, стоит ли вылезать из него вообще, и вот в такой момент ты и находишь причину, по которой ты должен сделать это, и всё снова встаёт на свои места. Вся эта боль, вся эта смерть, все эти утраты... Ты начинаешь верить, что, в конце концов, тебе воздастся за них.

— Вы так считаете? — спросил Корвин.

Перед его глазами стоял образ капитана, снова и снова повторяющего имя Анны, стоя на коленях у её неподвижного тела. Он вспоминал и самого себя, своё горе, когда исчезла Сьюзен, он вспоминал...

— Да, — согласился он. — Наверное, так оно и есть.

— Да, кстати, каково вам работать вместе с ним? С капитаном Шериданом? Со Старкиллером?

— Он... я не знаю, как лучше всего сказать это. Он верит, что нам под силу всё изменить. Точнее, он верил... Не знаю, как теперь.

Гарибальди пожал плечами.

— Мы можем всё изменить. Поэтому-то мы и здесь.

— Так почему же мы здесь? Не верю, что кто-то может совершать серьёзные поступки без веских причин. Полагаю, что то же самое относится и к Бестеру.

— Ну, я думаю, вам лучше спросить об этом его самого, не так ли? Ведь скоро вам и капитану Шеридану представится возможность поговорить с ним. Как только вы осмотритесь тут и доложите обстановку капитану Шеридану, можете приходить ко мне в любое время.

Гарибальди поднялся из своего кресла и протянул руку Корвину. Секунду Корвин смотрел на Гарибальди, потом перевёл взгляд на портрет его жены. Немного поколебавшись, он ответил на рукопожатие.

Первая ниточка протянулась между ними.

* * *

Политическая среда была второй природой для большинства центавриан. Представители знати вели игры с властью, влиянием, походя рискуя жизнью и благосостоянием людей. Многие из них, ослеплённые своими мелочными, а подчас, и не столь мелочными интересами, даже полагали, что это они изобрели Великую Игру, как выражались некоторые. Для них это была лишь игра, хотя и с крайне высокими ставками.

Конечно, они были не правы. Нельзя говорить об игре, если риску подвергаются человеческие жизни. Во всяком случае, такое определение не было бы вполне точным. И, кроме того, эту игру первыми придумали не они. Она началась миллиарды лет назад и продолжается до сих пор. Оба игрока уже устали и смутно помнят, в чём же заключались их первоначальные цели. Но они продолжают её, не смотря ни на что, — почти бездумно совершают свои ходы и машинально реагируют на ходы соперника. Центавриане — не более чем пешки в этой игре, их швыряет то в одну, то в другую сторону. В данный же момент они практически никого не интересуют. Всё внимание сосредоточено на более важных и значимых фигурах.

Но даже пешка может решить исход игры, особенно если вдруг станет ферзём. Центаврианам недолго осталось быть пешками. Возможно, их разгорающаяся война с нарнами позволит им обрести силу, которой окажется достаточно, чтобы повернуть весь ход событий.

А может быть и нет. Сказать наверняка невозможно.

Но в то время как высший свет Центавра играл в свою борьбу за власть, будучи при этом замкнутым в рамки ещё более масштабной игры во власть, свою игру вели и низшие классы центаврианского общества. Презренные, угнетаемые, приносимые в жертву по ничтожным поводам, они иногда получали возможность сказать своё слово.

Как, например, сейчас.

Тимов, дочь Алгула, первая и самая вредная жена министра Лондо Моллари, откинулась в кресле, переваривая полученную только что информацию.

— Я поняла, — чопорно проговорила она. — Благодарю тебя. Ты оказала мне ценную услугу.

Та, с кем она разговаривала, смущённо пробормотала в ответ что-то невнятное и прервала связь. Тимов некоторое время поразмышляла, потом глубоко вздохнула. Это было просто противно её натуре. Политикой занимались Мэриел и Даггер, — одна пользовалась для этого своим телом, другая деньгами. У Тимов же никогда не хватало терпения для таких вещей.

Но сейчас, когда всё на Приме Центавра грозило вот-вот обрушиться в полный хаос, она вынуждена была признать, что её муж, несмотря на то, что был вечно пьяным, чрезмерно амбициозным и призёмлённым идиотом, представлял собой одну из опор порядка. Тимов любила порядок. Кроме того, что он соответствовал здравому смыслу, его наличие позволяло ей заниматься своими любимыми делами. Например, доведением жизни своего мужа до адского состояния.

Всё началось, когда у Тимов стали возникать подозрения по поводу двух своих компаньонок в их семейном отряде под командованием Лондо. Даггер проводила очень много времени вместе с леди Эльризией. Вообще, если бы Лондо тратил побольше времени на то, чтобы интересоваться делами своих жён, и поменьше на выпивку, азартные игры и эту кошмарную минбарскую поэзию, он и сам мог бы обеспокоиться тем фактом, что его жена завела приятельские отношения с женой его старого врага — лорда, простите, посла, — мысленно поправилась она, — Рифы. Но нет, Лондо в упор не замечал ничего. Должно быть, он был только рад, что Даггер не попадалась ему на глаза, и разве можно упрекать его в этом? Тимов понимала его, но извинить не могла. А в это время Мэриел тоже что-то стала затевать, так что ей не оставалось ничего другого, как начать следить за обеими.

У неё было не так уж много полезных связей, но все они были довольно ценными, учитывая, что среди её информаторов не было знатных центавриан. Дворяне, со всей присущей им мудростью небожителей, настолько полно игнорировали представителей низших классов, что те могли спокойно выяснить почти всё, что угодно, и уйти с информацией, не оставив никаких следов.

Последний доклад, полученный Тимов, пришёл от маленькой вертихвостки по имени Адира, служанки в поместье Эльризии. Тимов поразмышляла над его содержанием и пришла к выводу, что ей придётся сказать об этом Лондо.

Тимов терпеть не могла политику. По её мнению, это был просто кошмарный расход энергии по пустякам.

Она нашла своего мужа в его обычном месте, в кабинете. Удивительно, но он не был пьян. По крайней мере, он не выглядел таким. Лондо работал, склонившись над кипой бумаг, раздражённо бормоча что-то себе под нос. Тимов стала медленно подкрадываться к нему сзади, стараясь двигаться медленно и бесшумно. Если Лондо хочет остаться в живых, ему следует научиться следить за тем, что происходит у него за спи...

Лондо рывком повернулся назад, в его руке сверкнул клинок-кутари. Он вовремя успел остановиться, но лезвие его меча осталось у горла Тимов. Она внимательно поглядела на него.

— Можешь убрать эту штуку, Лондо, — наигранно усталым тоном произнесла она, втайне наслаждаясь моментом. Злить Лондо было гораздо забавнее, чем заниматься политикой.

— Проклятье! Тимов, никогда больше так не делай, — рассерженно воскликнул он.

— Мы что-то нервничаем? Прямо какая-то мания преследования!

— Да нет. С чего бы?

Тимов подумала, стоит ли напомнить ему происшествие двухнедельной давности, связанное с ядовитым газом в его машине, но решила этого не делать. Ей не полагалось знать об этом.

— Ну да, конечно. А всё-таки, настоящий убийца давно бы прикончил тебя, Лондо. Этот твой... нож для разрезания бумаг мало чем помог бы тебе.

— Это кутари, он принадлежал раньше одному из лучших бойцов мораго общества Коур Придо — Гордых Клинков. Его подарил мне мой дорогой друг, — мой дорогой, ныне покойный друг Урза Джаддо, когда он стал премьер-министром. Относись к нему с уважением, Тимов, с тем уважением, которое для тебя так трудно проявить по отношению ко мне.

Тимов вздохнула. В её глазах это был просто большой нож, и ничего больше. Отчего мужчины сходят с ума по этим кускам железа? Все эти разговоры о чести, о долге, об обществах дуэлянтов... какие глупости.

— Ты пришла по какому-то серьёзному поводу, Тимов? Или просто желала в очередной раз вывести меня из себя?

— Ну, вообще-то, я хотела сообщить тебе новость. Император Мэррит в ближайшие дни собирается объявить о своём бракосочетании с леди Эльризией, но, похоже, ты не желаешь, чтобы я вмешивалась в твои дела, так что... Что с тобой, Лондо, ты в порядке? Ты выглядишь каким-то... взвинченным.

— Взвинченным?! — взревел он. — Да что этому идиоту втемяшилось в башку?!

— Ты же знаешь, что он император. В конце концов, он ведь заслуживает толику уважения.

— Хорошо, что же Его Идиотскому Императорскому Величеству втемяшилось в башку?! Он не может взять её в жёны. Как-никак, она ведь уже замужем.

— Император властен расторгнуть любой брак, когда он захочет, Лондо. Тебе это должно быть хорошо известно. Ты же так часто угрожаешь мне именно этим.

— Это просто сумасбродство, вот что это такое.

— Император всегда прав, Лондо. Разве не так?

— Это... да, такова наша традиция. О, Великий Создатель! Что я такого наделал, за что заслужил твою кару?

— Не могу сказать наверняка, — ответила ему Тимов. — Ты уверен, что мне не стоит вызвать для тебя доктора?

— Полностью уверен, Тимов. А теперь, уйди и не мешай мне раздумывать о том, что делать с этим... ненормальным.

— Ну, конечно же, дорогой Лондо. Я безумно рада повиноваться тебе.

Тимов направилась к двери, лукаво глядя, как Лондо поднимается из своего кресла и ложится на прямой курс к бару. Достав оттуда бутылку бревари, он налил себе полный бокал.

— Ах да, чуть не забыла, Лондо, — сказала Тимов. — Я получила известие из придворных кругов. Они хотели, чтобы ты услышал это лично, но я же знаю, насколько ты занят. Завтра сюда прибудет леди Морелла. Она хочет, чтобы ты принял её наедине. Лондо? С тобой точно всё в порядке?

Бокал Лондо, ударившись об пол, разлетелся на мелкие осколки.

* * *

Сколько он себя помнил, Боггс всю жизнь стремился служить Земле. Земля была тем единственным, во что он верил неизменно. У него не было веры в свою мать, — она была для него загадкой. Он даже не мог вспомнить её имени. Да и не хотел. Он был не в силах верить и в своего отца. Тот был вечным неудачником, чьи мечты постоянно разбивались в прах, и жалость к себе из-за этого постоянно снедала его. У Боггса было тихое, ничем не примечательное детство, и, как только возраст позволил ему, он пошёл в Вооружённые Силы.

Он стал десантником, — пехотинцем, наземным бойцом. Он соблюдал все правила, слушался советов, всякий раз делал правильный выбор. У него появилось нечто, во что он мог верить. Он верил в Землю. Он верил, что всегда поступает правильно. Он верил, что от него что-то зависит.

А потом пришли минбарцы.

Боггс сражался с ними в нескольких боях в ранний период войны, но ни одно из этих сражений не было особенно серьёзным. Это была, в общем и целом, космическая война, боевых действий на планетах в ней было немного. И, в общем и целом, Земля получила ногой под зад, и крепко.

Боггс служил на Ио, когда Землю уничтожили. Он не мог улететь оттуда, поскольку все корабли были брошены но оборону Земли, так что ему ничего не оставалось делать, кроме как протирать штаны в космопорте, когда всё живое на Земле отдавало Богу душу.

Боггс пропустил и Битву у Марса. Первая колония землян тоже была уничтожена, но и минбарцам тогда тоже тогда досталось. Это стало возможным благодаря героическому поступку капитана Шеридана. Впрочем, многие говорили о нём как о самоубийственном поступке. Боггс обожествлял Шеридана. Он был для него героем. Он сражался и убивал за Землю. Он нёс надежду Человечеству.

Как оказалось, этой надежды было недостаточно.

Ио пала через несколько часов, но колония и космопорт на ней не были разрушены. Минбарцы захватили их. Почему, он не знал. Кто их разберёт, этих минбарцев? Боггсу не было известно ничего о том, что они обнаружили корабль Теней на Марсе, а также о другой такой же находке на Ганимеде, да его бы это не волновало, даже если бы он и знал.

Боггс продолжал сражаться в оккупированной колонии много месяцев, отступая, когда не было другого выхода, держась до последнего, если было возможно. Их было немного, таких же десантников, как и он сам. Все они погибли, лишь одному Боггсу было суждено избежать общей участи.

Неотступно преследуемый болью, горем и злостью, он сумел добраться до Ориона, а оттуда до Проксимы-3. То, что он знал о минбарцах, придавало ему ценность в глазах Правительства Сопротивления, но пережитое на Ио стало для него непреодолимым препятствием — он уже не мог сражаться с ними, как прежде. Он помнил их чёрные одежды, их длинные металлические посохи и их презрительные, высокомерные взгляды... Он снова и снова видел всё это, просыпаясь по ночам от собственного крика.

Нет, Боггс больше не мог сражаться, но для него нашлась и другая работа. Он ещё был способен кое на что, хотя и не чувствовал никакого удовлетворения от этого. Это было слишком второстепенно по отношению к службе в десанте, но, по крайней мере, будучи сотрудником Службы Безопасности, он мог делать хоть что-то. Было похоже, что мистер Уэллс доверял ему, и время от времени поручал действительно важные задания.

Например, как в тот раз, когда ему было приказано сломать Сатаи Деленн. Они слишком упорно сопротивлялась усилиям Уэллса и телепатическому воздействию мисс Александер, и Уэллс изъявил желание, чтобы он причинил ей боль. Он не должен был калечить её, бить слишком сильно, и, конечно же, не должен был убивать её, но боль требовалось причинить ощутимую.

Боггс обрадовался такой возможности, но ему приходилось постоянно сдерживаться, чтобы не зайти слишком далеко. Каттер тоже старался вместе с ним, почти ничего не говоря, но Боггс помнил каждый свой удар, каждый пинок, и каждый голос в своей голове, кричавший, чтобы он убил её.

А потом Сатаи Деленн сбежала, непонятно как изменилась, — превратилась в какое-то извращённое подобие человека. Но что было хуже всего... Капитан Шеридан помогал ей. Идеал Боггса обратился в прах. Хороших людей больше не было. Даже среди героев, вроде Шеридана. В глубине души каждый был подонком.

Сейчас перед ним стояла другая задача. Она была не столь важна, и не особенно приятна. Вот Каттеру бы понравилось. Да, Каттеру бы это действительно понравилось.

Но Каттер был мёртв, и поэтому Боггсу приходилось делать всю работу самому.

Он занёс кулак и со всей силой вогнал его в живот женщины. С тяжким хрипом, она осела вниз по стене. На её лице были синяки и ссадины, она лежала на полу, похожая на кучу тряпья, пытаясь не плакать, желая только одного — сделать вдох.

Шеридан предал Боггса и бессчётное множество людей, подобных ему. Здесь не было Шеридана, но зато здесь была Лита Александер. Можно было сказать, что и Лита Александер предала его точно так же.

Ей вкололи специальные препараты, чтобы пригасить её телепатические способности. Это поразило Боггса. Он всегда испытывал к телепатам странное, неопределённое чувство, — они были для него наполовину уродами, наполовину таинственными богами. И вот достаточно простой инъекции, чтобы они стали нормальными людьми. Такими же подонками, как и все остальные.

Она попыталась подняться, но Боггс подсек её под ноги. Она упала, сильно ударившись.

— Где...? — с трудом пробормотала она. — Где... Маркус?

Боггс знал о том, что такой Маркус Коул. Ещё один предатель. Просто ещё один предатель среди многих других, которые продали Человечество.

— Я скажу тебе, — прорычал Боггс. — Он, наверное, хочет, чтобы с ним было то же, что и с тобой. Так оно и есть.

Лита широко раскрыла глаза. Боггс лгал, — он не знал, где находится Маркус и что с ним, но без её телепатической силы она не могла понять этого. Обыкновенный человек. Без её силы, она просто обычный человек.

Его следующий удар сломал ей два ребра.

* * *

Маркус упрямо наклонил голову.

— Где она? — снова спросил он. — Скажи мне, где она?!

Сьюзен Иванова. Агент теней. Посол. Последняя надежда Человечества. Та, что держит его в плену. Она молча улыбнулась.

И вновь поцеловала его.

* * *

Корвин вышел в причальный отсек "Вавилона", будучи задумчивым. Очень задумчивым.

После того, как он распрощался с Гарибальди, он немного побродил по комплексу. Его поразило количество людей, которых он видел повсюду. Большинство были землянами, но попадались и нарны. Поскольку подобную организацию невозможно было бы держать в секрете, если бы посетители постоянно то прилетали сюда, то улетали отсюда, значит, им всем приходилось жить тут, а стало быть, они все работали на Бестера. Может быть, это учёные, пытающиеся вывести нарнов-телепатов?

Корвин надеялся, что ему удастся поговорить с капитаном Бен Зайном, но от Гарибальди он узнал, что Бен Зайн и Харриман Грей ушли в поход на "Озимандиасе". Гарибальди ничего не пояснил, а Корвин решил не расспрашивать, с какой целью ценному телепату уровня P10 позволяют летать на военном корабле.

Пока Корвин так прогуливался, Гарибальди вызвал его через коммуникатор. Бестер желал, чтобы он и капитан встретились с ним через три часа. Корвин выругался про себя и пообещал, что они придут вовремя. Он был бы очень рад, если бы у него оказалось больше времени на разговор с капитаном. Корвин не видел его уже почти сутки, и он сомневался в том, что Шеридан будет в подходящем расположении духа для того, чтобы общаться с кем бы то ни было. Когда эйфория боя проходила, он обычно становился отстранённым и молчаливым. Учитывая тот факт, что он совсем недавно убил собственную жену, легко было представить себе, насколько он сейчас далёк от возможности вести непринуждённую беседу.

Анну похоронили без почестей. Шеридан не присутствовал при этом, и даже не разговаривал об этом с Корвином, если не считать брошенной мимоходом фразы: "Делайте то, что считаете нужным", когда Корвин сам спросил об этом.

Лейтенант Стивен Франклин встречал его в причальном отсеке, как его и просил Корвин. Он поприветствовал лейтенанта кивком головы, и сразу же перешёл к делу.

— Вы были у него?

— Я попытался, сэр.

— И?

— Он не открыл мне, спросил только, кто там. А когда я ответил, он не сказал ничего.

— Значит, он всё ещё в своей каюте?

— Да, сэр.

Корвин предвидел, что что-то подобное случится. Он не знал, был ли капитан пьян, — после того, как тот сам долгое время наблюдал алкоголизм Анны, Корвину казалось, что капитан воздержится от выпивки. Но сейчас был момент не из таких, что случаются каждый день.

— Командор, мне бы хотелось поговорить с вами... если можно, наедине.

Корвин окинул взглядом большое и, в общем-то, безлюдное помещение причального отсека. Единственным человеком, которого он видел, была Ниома Конналли, пилот-истребитель, которая как раз вернулась с патрулирования по графику, когда Корвин и Шеридан покидали Проксиму.

На мой взгляд, тут достаточно уединённо, — сказал Корвин, торопливо шагая к выходу из отсека. — Что вы хотели сказать мне?

— Люди спрашивают меня. Они хотят знать, что происходит.

Корвин остановился, будто наткнувшись на глухую стену, и повернулся к Франклину.

— Продолжайте, — сказал он лейтенанту.

— Мы ушли с Проксимы, и никто из нас не знает почему, и что вообще происходит. Мы слышали, что вас с капитаном подозревают в измене, и поэтому... тут...

Корвин знал, что пытается выразить Франклин.

— Продолжайте, — мрачно повторил он.

— И ещё она... Почему она до сих пор с нами? Ведь всё это связано с ней, так ведь? Она одна из них, командор. Она враг.

Корвин удивлённо поднял брови. Странно было слышать такое от того, кто раньше был врачом. От того, кто один раз, говоря начистоту, совершил предательство, отказавшись открыть свои медицинские заметки о минбарской биологии. Но потом минбарцы убили его отца, и всё переменилось. Война переменила многое.

— Сэр, у нас у всех дома остались друзья, семьи. Мы их оставили без защиты. Мы не можем дальше продолжать поступать так, что бы там ни происходило между вами, капитаном и Правительством.

— Нельзя сказать, что Проксима осталась без защиты, — напомнил Франклину Корвин. Отнюдь нет. Вы разве забыли о Тенях? Именно их вина в том... что Правительство Сопротивления перестало быть тем, чем было раньше.

— Всё равно, это как-то неправильно, сэр. Мы не можем поговорить об этом с капитаном, и поэтому просим вас. Пожалуйста. Поговорите с капитаном вы. Разбирайтесь с Правительством Сопротивления сами, но мы не можем просто так бросить Проксиму. Мы все окажемся преступниками, если не вернёмся назад.

— Всё понятно, лейтенант. Но с каких это вы пор взяли на себя смелость судить, что должен и чего не должен делать капитан? С каких пор вы стали экспертом в области большой политики, чтобы решать, что должно и чего не должно делать Правительство Сопротивления? И не думаете ли вы, что я стал бы просить поговорить с капитаном вас, если сам мог это сделать? Я знаю ненамного больше вашего, но я верю капитану, и полагаю, что и вы должны верить ему. Вам теперь всё понятно, лейтенант?

— Да, сэр.

— Хорошо. Сатаи Деленн не перевели в другое место?

— Нет, она всё ещё в камере номер 3, но... — в его глазах промелькнуло отчётливое понимание. — Вы собираетесь пойти к ней, да? Вы хотите попросить её, чтобы она помогла вам.

— Я сказал, что я не могу говорить с капитаном. По какой-то причине, это может она.

— Но, сэр!

— Разговор окончен, лейтенант. Вам это ясно?

— Да.

— Хорошо.

Корвин вздохнул, надеясь, что Франклин не заметит этого. И ещё он надеялся, что Франклин не догадается, что он согласен с каждым его словом.

* * *

Деленн замешкалась у двери Шеридана, сомневаясь, стоит ли ей заходить. Она помнила его свирепые глаза, какими она их видела в последний раз. Помнила его неистовый, яростный крик:

"Вышвырнуть её отсюда! В камеру её! Выкинуть из воздушного шлюза! Уберите её с моих глаз долой!"

Деленн застыла на месте и застонала от острой боли в голове. Она испытывала эти боли с того самого момента, когда её вырвали из Кризалиса, но со временем они становились всё тяжелее.

Она видела, как Корвин шагнул к ней, и подняла руку, знаком дав понять, что помощь не нужна. Корвин остановился. Дэвид пришёл к ней. Он доверяет ей. Она нужна капитану Шеридану.

Когда минбарцы переживают великое горе, они могут поститься неделями. Их тела могут переживать длительный голод. Тела землян к этому не приспособлены. Но была и другая, более серьёзная проблема, — рак души. Она должна была иссечь его, пока он не поглотил его целиком и не привёл к его кончине.

Она коротко кивнула. Корвин вставил в дверь свою карточку и набрал код аварийного доступа. Дверь открылась.

Деленн, тяжело вздохнув, шагнула в комнату.

Дверь закрылась за её спиной.

Ей приходилось бывать в каюте Джона несколько раз, но никогда ещё комната не выглядела такой маленькой. И такой тёмной. Шеридан сидел на койке, молча уставившись в стакан, стоявший перед ним на столе. Стакан был наполовину наполнен тёмно-коричневой жидкостью. Она узнала запах алкоголя.

— Я знал, что ты придёшь, — вдруг сказал Шеридан.

Его голос не был злым, или скорбным, или пустым. Он был... покорным. Весь он выглядел так, словно тот момент постоянно преследовал его, он словно переживал его снова и снова.

— Видишь ли, я знаю, о чём думает Дэвид. Я не могу оставаться здесь вечно, но я не могу и выйти отсюда сам. Он не может поговорить со мной. Он не может наорать на меня, высказать мне всё то, что нужно, чтобы я встряхнулся и прекратил делать это. Почему? Потому что я капитан. Я выше его по званию. Я его командир, его... Я был вместе с ним десять лет, почти с самой Битвы у Марса. Дело в том, что обычные пути карьеры в Вооружённых Силах оказались закрыты после того, как пала Земля.

Да, Дэвид не может прийти сюда сам, и никто не может. Кроме тебя.

Ну что ж, приступай. Скажи мне всё то, что ты собираешься сказать. Попытайся убедить меня, что я не виноват. Попытайся втолковать мне, что то был несчастный случай. Можешь убеждать меня в чём угодно.

Деленн нервно проглотила комок в горле. Её голова снова начинала болеть. Она медленно опустилась на колени напротив Шеридана, не слишком далеко от него и подняла свой взгляд на его лицо. Её зрение на мгновение затуманилось, но она мигнула, и снова стала видеть его ясно.

Она ощущала абсурдное желание, чтобы на ней было надето что-нибудь другое. Единственным её предметом одежды сейчас был грязный и рваный медицинский халат, доставшийся ей после выхода из Кризалиса. Она испытывала неловкость оттого, что на ней было так мало одежды.

— Я не могу сделать этого, — прошептала она. — Только ты можешь.

— Ну конечно. Я сам виноват в том, что оказался в болоте. Мне же придётся и вытаскивать себя оттуда. А что если я не хочу делать этого? Что если я просто устал всё время быть героем, всё время быть капитаном? Что если...? Ах, чёрт, зачем я это говорю? Что ты можешь понять?

— Я узнала... Через горе, через страдание, я узнала, что власть приходит вместе с ответственностью. Мне была дана власть, и я употребила её во зло, начав войну с твоим народом. Мне хотелось бы взять назад свои слова и поступки, но я не в силах этого сделать. Поэтому я стремлюсь в будущее.

На тебе лежит точно такая же ответственность, Джо... капитан. — Ей вдруг стало неудобно называть его по имени. — Ты не можешь бросить их на произвол судьбы.

— А если вспомнить ту ответственность, которую я нёс перед Анной? Я ведь так легко бросил её. "Любить, заботиться и уважать... в радости и в печали, в богатстве и в нищете..." Я легко отказался от всего этого. Что для меня после этого мои люди? Это даже несоизмеримо.

— Но ведь ты поступил с Анной неправильно, так?

— Никогда больше не произноси её имя, — прошептал он.

Он не кричал, не повышал голоса, даже не двигался. Но от этих простых слов её будто всю обдало холодом.

— Ты... — она запнулась. — Всё-таки, ты был не прав. Если мы не будем учиться на своих ошибках, мы их будем совершать снова. Капитан, пожалуйста... ты нужен своей команде... Ты нужен командору Корвину... ты нужен мне.

— Ты не умеешь лгать, Деленн. Я был нужен всего лишь одному человеку. Моей дочери. Элизабет. За всю свою жизнь я лишь один раз сумел создать нечто прекрасное, и её больше нет.

— Зачем ты так упорствуешь в жалости к себе? У тебя есть судьба, у тебя есть друзья. У тебя... есть цель, есть причина, чтобы жить... Если ты не понимаешь этого, то только потому, что запретил себе верить в это.

Деленн замолчала, потом слегка улыбнулась.

— Кого, кроме тебя, мы стали бы называть Старкиллером?

Он не сказал ничего. Он не двинулся. Он просто сидел, уставившись на свой стакан.

— Кап... Джон.

Деленн медленно поднялась на ноги и подошла к нему.

— Ты нужен своей команде. Они испуганы, дезориентированы, им нужна твоя поддержка. Ты нужен Корвину. Ты нужен мне.

Он поднял взгляд.

— Тебе?

— Да. Я... Я всю мою жизнь следовала пророчеству, и оно привело меня сюда, к тебе. Я как-то раз говорила тебе: мы верим в то, что души путешествуют вместе, встречаются в нашем мире, стараясь возродить хорошие взаимоотношения и загладить последствия плохих. Мы связаны, Джон. Мы оба — часть этой Вселенной.

— Как люди твоего народа скорбят? — спросил вдруг он. Казалось, он не слышал её слов, но она знала, что это не так. — Как они ведут себя в ситуациях наподобие этой?

Она опустилась на колени рядом с ним.

— Мы постимся, мы молимся, медитируем, вспоминаем. Часто бывает, что это отнимает у нас многие недели. Иногда мы сходим с ума, как в тот раз, когда началась эта война. Когда я потеряла Неруна, я целиком погрузила себя в изучение пророчеств. Когда я узнала, что Драала больше нет, я проводила целые дни в медитации, вспоминая всё, связанное с ним, что я любила. Для скорби нет предписаний, Джон.

— Я не могу молиться, потому что нет никого, к кому бы я мог обратить свою молитву. Я не могу вспоминать, потому что тогда я буду просто переживать заново каждую совершённую мной ошибку. Я не желаю сходить с ума. Я был близок к этому, когда умерла Элизабет, и ещё тогда, когда пала Земля. Я знаю, там, за гранью безумия, меня не ждёт ничего хорошего.

Значит, остаётся всего один путь.

— Возможно, этот путь неверный.

— Я принял так много неверных решений в своей жизни, Деленн. Разве будет хуже, если я приму ещё одно?

Медленно, колеблясь, он протянул руку и коснулся её щеки. Она взяла его руку в свою ладонь и посмотрела ему в глаза. Они были похожи на... раны, в которых болело горе, утрата, злость, стыд... Но в них ещё жила целеустремлённость.

Старкиллер, прятавшийся в нём, никогда не уходил слишком глубоко.

Не понимая своих чувств, она неуверенно поцеловала его ладонь. Ей было так странно ощущать себя в этом теле, но ведь нет ничего плохого в том, что она сейчас так близка к ощущению счастья? Она придвинулась ближе к его койке.

Он грустно улыбнулся и встал. Он помог ей подняться, и не подал вида, когда она вдруг закачалась, а он поймал её и удержал на ногах. Он дождался, когда она вновь обретёт чувство равновесия, и отпустил её руку.

— Дэвид ждёт в коридоре? — спросил он.

Она кивнула, не в силах произнести ни слова.

— Полагаю, он желает сообщить мне что-то важное. Думаю, пришло время выяснить, что же мы делаем здесь, и чего от нас хочет мистер Бестер.

Деленн вздрогнула, узнав знакомое имя. Она помнила, как Бестер прилетал на Проксиму несколько месяцев тому назад, намереваясь просканировать её. Тогда она готовилась войти в Кризалис и не могла позволить никому узнать о своих намерениях. Поэтому она научила Шеридана приёмам минбарской медитации, которые позволяли блокировать поверхностное телепатическое сканирование. Это помогло Шеридану припугнуть Бестера, и тот оставил её в покое. Это хорошо сработало как мера ближнего прицела, но она не могла предусмотреть, что ей когда-нибудь придётся полагаться на милость Бестера. И уж тем более, что она при этом окажется в таком состоянии.

— Джон, — тихо проговорила она. — Прошу тебя, будь осторожен.

— Я не верю Бестеру ни на грош, Деленн, но ты говорила мне о моей ответственности. Я знаю, что делаю.

Она улыбнулась и хотела снова коснуться его. Но заколебалась и не стала делать этого. Как она и предполагала, Корвин ждал по ту сторону двери. Увидев её, он неуверенно улыбнулся, после чего поприветствовал капитана кивком головы. Деленн вышла из комнаты вслед за Джоном, надеясь, что никто из них двоих не заметят, как ей плохо. Её голова опять раскалывалась, и все мускулы словно свела судорога.

Ей стало ещё хуже, когда командор Корвин сообщил, что Бестер просил явиться для разговора и её.

* * *

— Её душа и моя душа — две половины единого. Скажи ей... нет, не надо, она и так знает. Если есть ещё в этом мире справедливость, Та'Лон, я встречусь с ней снова, в месте, где не падают тени.

Нарн не плакал. Никто из тех, кто пережил центаврианскую оккупацию, не был способен плакать. Та'Лон в последний раз излил своё горе, когда его мать умерла от голода. Он помнил центавриан, но уже избавился от ненависти к ним. Его вела великая цель.

На Проксиме-3 была объявлена повышенная боеготовность. Минбарцы могли напасть в любой момент, а нарнские системы раннего оповещения могли дать землянам не более двенадцати часов форы. Самого Та'Лона, впрочем, предупредят раньше, но агенты Г'Кара на Минбаре докладывали, что у него есть в запасе несколько дней. Возможно даже, неделя.

Конечно, ему ещё надо добраться до Проксимы-3. Одно только это отнимет у него несколько дней. Значит, когда он окажется там, времени будет мало. Если он сумеет избежать встречи с агентами Теней, ему придётся поторопиться, чтобы покинуть планету до прихода минбарцев. Они не станут разбираться, кто есть кто, и тот факт, что они сражаются против общего противника, не значит для них ровным счётом ничего.

И даже тот факт, что он придёт туда, чтобы передать последние слова умирающего минбарского воина к своей возлюбленной.

Та'Лон не получал известий от Г'Кара с тех пор, как они с Неруном отправились к Пределу. Уже несколько дней до него также не доходило ни слова от агента Г'Кара на Проксиме, но в этом было мало удивительного. Когда вся планета готовится дать бой, с неё почти невозможно передавать информацию. Та'Лон вообще не мог связаться с любым другим разведчиком Г'Кара, поскольку его корабль был повреждён в стычке с Тенями пару дней назад.

Та'Лон был отрезан ото всех, одинок, но он должен был выполнить поставленную задачу. Где-то на Проксиме томится в плену Сатаи Деленн, и он успеет спасти её до того, как туда явятся её соплеменники.

Он успел поклясться в этом Неруну перед тем, как минбарец умер...

* * *

— Сюда, Ваше Превосходительство.

Лондо взглянул на стражника, который вёл его в подземелье дворца, и его внезапно охватило любопытство. На кого он работает? Лондо заплатил ему немало, но вдруг кто-то платит ему больше? Кошелёк Лондо был не бездонным.

Он получил весть сегодня утром, когда готовился к встрече леди Мореллы. Её принёс один из его информаторов при дворе. Сообщение было коротким и недвусмысленным.

Леди Морелла убита. Подозреваемый схвачен.

Лондо не очень хорошо знал третью вдову императора Турхана, но ему было известно о её даре прорицательницы, а это был большой секрет, известный лишь избранным. Она стала отшельницей с момента смерти Турхана во время предыдущей войны с нарнами, и с тех пор почти никогда не появлялась на публике. То обстоятельство, что она захотела встречи с Лондо, само по себе было крайне удивительным.

Сперва он решил, что всё это — шутка, устроенная Тимов, чтобы как следует разозлить его, но, связавшись с камердинером Мореллы, он убедился, что Тимов сказала правду. Он не узнал причины, по которой леди Морелла пожелала встречи с ним и, похоже, теперь уже не узнает.

Двор в своей обычной манере пытался скрыть факт смерти Мореллы, но от Лондо, автоматически занявшего пост премьер-министра после того, как был убит, — простите, погиб в результате несчастного случая Урза Джаддо, скрыть его было невозможно. Особенно после того, как он подобно буре ворвался во дворец и потребовал выложить ему всё, что известно. Император Мэррит и эта, будь она четырежды проклята, леди Эльризия пытались сделать вид, что ничего особенного не произошло, но Лондо воспользовался своей личиной беззаветной преданности и выяснил правду.

Леди Морелла была убита прямо в своей постели этой ночью, причём с изощрённой жестокостью. Говорилось о том, что было жутко много крови и разных неаппетитных вещей. Служанка, обнаружившая тело, была, очевидно, настолько потрясена, что вскоре покончила с собой.

Спустя некоторое время после страшной находки во дворце был замечен какой-то землянин. Он скрывался, но был схвачен и помещён под арест. Лондо решил, что ему будет лучше встретиться с этим человеком до того, как тот тоже падёт жертвой несчастного случая или наложит на себя руки. Расследование убийства гораздо проще вести, если все подозреваемые живы и способны отвечать на вопросы. Это сильно облегчает дело.

Спускаясь в подземелье, Лондо размышлял об одной вещи. Морелла была прорицательницей и, по слухам, могущественной. Все центавриане обладают частицей дара предвидения, — особенно ярко это проявляется в способности видеть собственную смерть. Лондо ярко помнил своё смертное видение — Г'Кар душит его на ступеньках императорского трона. Было ли Морелле явлено что-то подобное? Если так, то ведь она могла совершить определённые приготовления, к примеру, оставить послание?

А может быть, и нет. В конце концов, она же была прорицательницей, а персоны такого сорта, как правило, любят напускать невероятное количество тумана. Если даже она и оставила сообщение, оно, скорее всего, содержит в себе что-нибудь наподобие: "Роза цветёт пышнее всего ночью", или ещё какую-нибудь бессмыслицу. С тем же успехом она могла быть ворлонцем.

Лондо дошёл, наконец, до камеры, в которой держали арестанта-землянина, и остановился. Стражник отворил дверь, и Лондо отсыпал ему горсть дукатов. Стражник кивнул и шагнул в сторону, и Лондо вошёл внутрь.

Вид человека оставлял желать лучшего. Его основательно поколотили. Сопротивление аресту было широко распространённым оправданием. Его поза выдавала, насколько он обессилен. Но, несмотря на это, он поднялся, когда Лондо вошёл в помещение.

— А, — воскликнул он. — Вы, должно быть, министр Моллари. Рад встретиться с вами.

— Ну, а кто же вы такой? — спросил его Лондо.

— Забавно. Именно этот вопрос я и намеревался задать вам, министр.

Лондо замолчал. Видимо, стража побила его слишком сильно. Было не похоже, что заключённый сохранил вполне здравый рассудок. Грустно. Земляне бывают такими хрупкими.

— О, нет, — сказал он, заметив выражение лица Лондо. — Я вовсе не сумасшедший, можете мне поверить.

— Говорите, не сумасшедший? Тогда почему же вы, такой благоразумный человек, убили благородную леди? Я ещё понимаю, если бы это была Эльризия, но леди Морелла...

— Я не делал этого.

— Ну да, а по Императорскому Дворцу вы прогуливались для поправки собственного здоровья, так? Пили воду, любовались видами...

— Вообще-то у меня здесь был чисто деловой интерес. Я, в некотором роде... негоциант.

— Да ну? И всё-таки, не позволите ли поинтересоваться вашим именем, господин негоциант?

Он улыбнулся.

— Морден.

Глава 2

Альфред Бестер придерживался мнения, что очень многие старинные изречения несут в себе истину. Он верил в то, что жившим прежде людям ума было не занимать, и отдавал предпочтение классическим методам ведения своих дел, чем бы он ни занимался. Тщательные приготовления, методичное планирование, чёткое понимание, рациональное обдумывание проблемы, — всё это никогда не казалось ему чем-то устаревшим.

Правило, которое он ставил на первое место, формулировалось очень просто. Оно гласило: "Знай Своего Врага".

Никто не мог бы упрекнуть Бестера в скромности его мечтаний. Он желал всё. Поражённый с рождения проклятием своей парализованной руки, поражённый в юности проклятием маленького роста, поражённый проклятием своих способностей, которых никто не понимал, и все боялись, Бестер держался только за счёт силы своих амбиций. Своих амбиций и своего превосходства.

Единожды узрев телепатов, люди презрели их, возненавидели, спихнули в сторону со своей общей дороги, заточив в большой чёрный ящик под названием Пси-корпус, и оставили их гнить там, внутри. Бестер не был первым, кто осознал эту горькую правду, но лишь он один догадался, как можно извлечь из этого выгоду. Он вспомнил старое изречение:

"Проклятье одного человека — дар небес для другого".

Телепатия была даром, а не обузой. Она могла служить ценным ресурсом, который следовало лелеять и защищать. Телепаты — существа более сильные, одарённые, избранные, — будущее было за ними. А он будет пользоваться плодами их дара.

Сам Бестер как телепат был силён, очень силён. Его рейтингом было P12, и ему доверили работу в Пси-надзоре, где он быстро стал лучшим из лучших. Вскоре он обрёл всю полноту влияния, — и личного, и политического, — которая была достижима для него. Так что же с того, что он не был свободен, что ему пришлось жениться на той, которую выбрал за него Корпус, что он обязан был подчиняться требованиям Корпуса? Бестер был терпелив. Он умел ждать.

И теперь, когда Корпус ушёл в небытие, Бестер остался единственным наследником всего их знания и силы. Всего того, что он сохранил и принёс сюда. Это место он назвал просто — Приют.

Ему были известны все секреты, которые считались утраченными вместе с Корпусом. Он знал о проекте "Лазарь", о программе искусственной личности. Ему были известны многие секреты Бюро 13, Звёздной Палаты и Межпланетных Экспедиций.

Это хорошо согласовывалось с другой известной пословицей: "Знание — Сила".

Бестер не был военным. Он предпочитал вести игру за кулисами и предоставлять другим право делать грязную работу. Скоро обстоятельства изменятся, и ему придётся нарушить это правило, но к этому он будет готов. А пока он был вполне удовлетворён тем, что у него есть возможность сидеть тихо, ждать и слушать, копить своё знание. И хотя он никогда не увлекался военной историей, он читал слова Сунь-Цзы, общепризнанного величайшего стратега всех времён и народов. Они воспринимал их как очень ценный совет.

"Тот, кто не знает ни своего врага, ни себя самого, не победит и в сотне сражений. Тот, кто знает лишь себя, но не своего врага, станет победителем в пятидесяти битвах из ста. Но тот, кому ведом и он сам, и его враг, одержит победу сто раз".

Бестер не был намерен проигрывать и единственного раза, но в то же время он знал, что поражение подчас было просто иным обличьем победы.

Он поднял голову и улыбнулся, ощутив за дверью эмоциональные контуры четверых человек. Большинству телепатов для того, чтобы провести сканирование, надо было видеть объект. То же самое относилось и к Бестеру, но он был способен чувствовать фон разрозненных мыслей даже сквозь дверь или стену.

Он, разумеется, узнал верного и мужественного Майкла Гарибальди. Бестеру вдруг захотелось узнать, как там поживает его жена Лиана. Судя по всему, она должна была разрешиться от бремени не позднее, чем через пару месяцев.

Вместе с ним был командор Корвин, лояльный своему капитану и... Бестер раздражённо хмыкнул. Это было неприятно. Он применял какую-то странную методику блокирования телепатических воздействий. По своей природе она была похожа на минбарскую, что было вовсе не удивительно. Какого-нибудь другого телепата такой трюк, возможно, и сбил бы с толку, но против Бестера это было настолько же эффективно, как стена из бумаги против мчащегося во весь опор барана. И, тем не менее, его это раздражало.

Третьей была Сатаи Деленн. Её метальные барьеры были гораздо слабее, что несказанно удивило Бестера. Под внешней оболочкой он ощутил затаённую пульсацию боли. Да, он ожидал чего-то подобного. Чем быстрее он выяснит все подробности того, что произошло с ней, тем лучше.

И, наконец, сам капитан Джон Шеридан, Старкиллер.

— Открыть, — скомандовал Бестер двери.

Первым, конечно, зашёл Гарибальди, а за его спиной был...

— Приветствую, капитан Шеридан, — сказал Бестер. — Рад видеть вас. Я уже долгое время с нетерпением ожидал этой встречи.

* * *

— Где она?

Сьюзен Иванова вздохнула и расправила плечи. В последнее время Маркус всё чаще стал повторяться. Это было неприятно.

— Твоя мама никогда не говорила тебе, что неприлично говорить об одной женщине, когда ты проводишь время с другой?

Он злился, но ничего не мог поделать. О да, конечно, он был в состоянии наброситься на неё с кулаками, но ни она, ни он сам отнюдь не желали этого. Ему бы это ничуть не помогло найти свою возлюбленную телепатку, а Сьюзен коробило от мысли, что ей пришлось бы причинить Маркусу вред.

Кроме того, он всё равно не стал бы нападать на неё. Для него ударить женщину было немыслимым делом. Маркус чем-то напоминал ей старинных рыцарей без страха и упрёка, — благородных, добрых, чистосердечных...

Сьюзен наполнила свой бокал тошнотворной нарнской сивухой и осушила его залпом. Она знала, что Маркусу лучше не предлагать спиртного. Один лишь его взгляд красноречиво говорил о том, насколько глубоко он раньше погружался в трясину пьянства. И чего ему стоило выбраться из неё.

Сьюзен ненавидела выпивку нарнского розлива, но сейчас можно было достать только её, а ей действительно было очень нужно напиться. Она не хотела признаваться в этом себе самой, но выхода нет... Маркус стал для Ивановой единственным, на кого она ещё позволяла себе возлагать надежды. Она не собиралась позволить Пси-корпусу отобрать его у неё точно так же, как он отобрал у Сьюзен всё, что у неё было хорошего в жизни.

— Ты когда-нибудь имел дело у себя дома с телепатами? — спросила она. — С такими людьми, как представители Пси-корпуса?

— Где Лита? Где капитан Шеридан? Где...?

— Маркус. Поверь мне. Пожалуйста. Я скажу тебе всё, что ты желаешь знать, но сначала... просто выслушай меня.

Похоже, что чем дольше это будет затягиваться, чем труднее ей придётся. Она нервно сглотнула и отвернулась, не желая смотреть ему в глаза, рассказывая об этом. Она не хотела, чтобы он разглядел в ней этот давний, и по-прежнему властный над ней страх.

Тени были очень недовольны тем, что она тратит время на Маркуса. В жарких спорах она убеждала их, что в её действиях есть смысл. Ещё можно было сделать так, что он перейдёт на их сторону по своей собственной воле. Без необходимости использовать Стража, без взятия под ментальный контроль, без превращения его в центральный процессор корабля. И если им удастся сделать это с ним, то, вне всякого сомнения, то же самое они смогут проделать и с любым другим человеком.

Они так и не поверили ей до конца, и, конечно же, им было известно о сокровенной причине её поступков, но было похоже, что их это не волнует. Она не раз задавалась вопросом, о чём же они думают, за какие идеалы готовы пойти на смерть, и значит ли для них что-нибудь слово "любовь". Она многое отдала бы, чтобы узнать, чего они хотят.

— Маркус, ты слышал мой вопрос?

— Я... да. Помню нескольких коммерческих телепатов, и всё. Однажды, когда я был маленьким, к нам прилетал Пси-коп. Мы на них и не обращали особенного внимания. Да и с чего бы?

— У нас Пси-корпус присутствовал повсюду. Я родилась в Российском Консорциуме, в небольшом городке, хотя и нельзя сказать, что в глуши. У нас всё время появлялись телепаты. Они занимались делами, связанными с бизнесом и другими подобными вещами.

Она крепко зажмурилась, пытаясь отогнать преследующий её призрак пережитого ужаса.

— Моя мать была телепаткой. Как мне кажется, у неё был потенциал среднего уровня, но она никогда не тренировалась специально. Ей было доступно не слишком многое. Она ни для кого не представляла угрозы. Она была способна читать только мои мысли. Возможно, ещё ей было немножко доступно сознание моего отца и моего брата Гани, но чаще всего она соприкасалась только лишь со мной одной.

Люди из Пси-корпуса пришли за ней в день её тридцатипятилетия. У неё был небогатый выбор. Отправиться в тюрьму, вступить в Корпус или принимать наркотики. У неё была молодая семья, у неё были мы. Она не захотела оставить нас и выбрала "лечение". Эти препараты убивали её. Понемногу, раз за разом. В конце концов, она покончила с собой, но умерла она не в тот момент. Тогда она уже была долгое время мертва, во многих смыслах этого слова.

Она кое-что сказала мне перед смертью. Всего лишь три слова. "Никому не говори". И я молчала. Я держала это в секрете, все время перебегая с места на место, прячась, уходя из одной школы в другую. Каждый раз — новые лица, новое окружение, новое имя. Вот почему у меня нет акцента, если ты это заметил. Я ни разу не жила в каком-нибудь месте достаточно долго, чтобы он мог у меня появиться.

Мой отец знал о том, кто я такая, но не было похоже, чтобы он верил в это до конца. Во всяком случае, он ни разу не говорил при мне об этом. После того, как умерла мама, он как будто и сам в чём-то умер. Он никогда не любил меня так, как она, но после этого он вообще перестал проявлять свои чувства ко мне. Он погиб на Земле. Ганя... Не думаю, что ему что-то было известно, но я уверена, что он не сказал бы никому. Он погиб незадолго до Битвы на Рубеже.

Ни один живой человек не знает этого, Маркус. Ни один. Но я скажу тебе, потому что... потому что ты должен узнать, что я такое, чего я хочу...

Я телепат. Я не очень сильная, и меня никогда не тренировали. Единственным человеком, к чьему сознанию я когда-либо была способна прикоснуться, была моя мать. Но Пси-корпусу было довольно и этого. Вот почему я всю жизнь бежала, когда понимала, что Пси-корпус напал на мой след. Иначе они схватили бы меня и сделали бы то же, что и с моей матерью.

Пси-корпус был почти целиком уничтожен, когда погибла Земля, но кое-кто из них всё же остался в живых. Ты помнишь Бестера? Он всё ещё где-то рядом, и, конечно же, твоя Лита. Их здесь достаточно, чтобы представлять опасность, и если бы кто-то из них раскусил меня, они бы забрали меня без всяких колебаний. Им бы просто пришлось это сделать. Лита — один из немногих более-менее сильных телепатов на Проксиме. Правительство Сопротивления никогда не упускало возможности разжиться дополнительными ресурсами, дополнительным оружием, вообще чем-нибудь ценным. В том числе и дополнительными телепатами.

Они бы отдали меня в руки тех, кто олицетворяет собой остатки Корпуса, и я бы уже ничего не смогла поделать.

Так было до тех пор, пока я не встретила Теней. Они спросили меня, чего я хочу, — тот же самый вопрос, который я однажды задала капитану Шеридану. Я ответила им... что я хотела бы жить без страха. Я хотела прекратить свой вечный бег, остановиться, забыть о погоне. Я хотела почувствовать себя в безопасности!

И теперь моё желание исполнилось. Я перестала бояться и стыдиться самой себя. Тени... неважно, что там говорили тебе, они — не враги нам. Да что они сделали тебе такое, что ты так горячо настроился против них? Всё, чего они хотят, это помочь нам. Они хотят, чтобы мы вернули себе своё место в Галактике. Каждый из нас, каждый представитель человеческой расы пятнадцать лет жил в страхе! Благодаря Теням мы теперь можем перестать бояться.

Они хотят лишь помочь нам, Маркус, и всё, что я делала с тех пор, как вернулась сюда, я делала во благо Человечества. А ты... Тени не поняли тебя. Они бы давно убили тебя, но я не могла позволить, чтобы это случилось.

Маркус, я могу помочь тебе. Всё, что нужно — чтобы ты поверил мне. Я не желаю тебе вреда.

Маркус, чего ты хочешь?

Она видела свет, мерцающий в его глазах. Она ощущала его опалённую память. Она почти могла... коснуться его.

Нет! Она в испуге рванулась мыслью назад. Она могла соединяться только со своей матерью. Тени пытались усилить её способности, но преуспели лишь частично. Ей по-прежнему было доступно немногое. Может быть, её дети оказались бы сильнее её, но сама она не может стать настоящим телепатом.

Она вдруг поняла, что не сможет войти в разум Маркуса. Сьюзен не могла преодолеть своего внутреннего барьера. Вторгнуться в его мысли без разрешения... это стало бы актом насилия, таким же мерзким, как и всё то, что Пси-корпус сделал с ней.

— Зачем они уничтожили мой дом? — спросил Маркус. — Если они хотят только помогать нам, почему они убили всех, кто был мне дорог?

Она чувствовала всю боль, всю горечь произносимых им слов. Уже почти год это горе терзало его душу.

Будь ты проклят, Джон! — подумала она. — Ну зачем ты впутал его в свою собственную войну?

— Это была... случайность. Тени поместили свой корабль внутрь планеты давным-давно, гораздо раньше, чем её колонизировали. Они... не хотели никого убивать, но им нужно было извлечь свой корабль. Они... хотят извиниться.

— Случайность? — глухим голосом проговорил Маркус. — Всего лишь... случайность? Деленн сказала, что причиной и этой войны была случайность. Неужели это может служить оправданием того, что сделали минбарцы?

— Нет, но... мы же пытаемся помочь, Маркус. Мои друзья... они помогли мне, они могут помочь и тебе. Всё, что нужно — разрешить им сделать это. Прошу тебя! Ты не должен сражаться против них. Чего ты хочешь, Маркус? Просто скажи мне, и ты получишь это.

— Я хочу знать, где Лита.

Сьюзен вскочила, будто от удара. Она чуть было не упала на пол, но успела удержать равновесие. Она не могла произнести ни слова, и лишь молча буравила его взглядом, думая о том, как всё могло бы сложиться, если бы их жизнь пошла иначе.

Пси-корпус отнял у неё всё. Неужели он отнял у неё и это?

Её коммуникатор заработал, и она медленно подняла руку, не отрывая взгляда от Маркуса.

— Да? — сказала она.

— Добрый день, посол Иванова. — Это был генерал Хейг. — Я хотел бы поговорить с вами сразу, как только это станет возможным. Мы заметили внушающие нам беспокойство признаки активности минбарцев.

— Я... хорошо. Я сейчас приду.

Она выключила коммуникатор и ещё раз посмотрела на Маркуса.

— Пожалуйста. Подумай хорошенько над моими словами.

Она направилась к двери.

— И не делай глупостей. Тени смотрят за тобой, — бросила она через плечо.

Сьюзен вышла из комнаты.

* * *

— Ну, хорошо, мистер Морден, надеюсь, вас не затруднит объяснить мне, что же именно вы делали тут?

Лондо внимательно изучал сидящего перед ним землянина. Морден, — если, конечно, это было его подлинное имя, выглядел... обычно. Несколько нарочито обычно. Лондо не так часто имел дело с землянами, но за последний год он провёл немало времени, занимаясь препирательствами с Правительством Сопротивления Проксимы-3 по поводу мирного соглашения. Все его усилия в этом направлении только что пошли насмарку усилиями дорогого друга лорда Рифы, но Лондо всё же научился более-менее разбираться в землянах. Их манера занятий политикой была не столь утончённой и сложной, как у центавриан, но для того, кто не был знаком с их обычаями, она могла представлять определённую проблему.

Морден был одет просто — во всё чёрное. Его костюм был в нескольких местах порван, а на его лице были ссадины и кровоподтёки, — стражник намекнул Лондо, что заключённого слегка побили. Было ясно видно, как он слаб, но он игнорировал свои травмы так, будто это не имело для него ни малейшего значения. Просто маленькое досадное недоразумение.

— Я... присутствовал на деловой встрече, — сказал он, слегка улыбнувшись.

Это была улыбка особого рода, — видевшему её становилось очевидно, что обстоятельства, породившие эту улыбку, не касались никого, кроме её владельца.

— С кем именно?

— О, это несущественно. Ну, знаете, ничего такого экстраординарного.

— Мистер Морден, я знаю то, что у вас серьёзные неприятности. Вас обвиняют в убийстве придворной леди, причём не какой-нибудь, а матери нашего императора. Если вы не соизволите стать более сговорчивым со мной, то, боюсь, что остаток вашей жизни рискует стать некомфортабельным, неприглядным и удручающе коротким.

— Уж не хотите ли вы сказать, что против меня есть улики?

Лондо устал. Он не переставал ощущать усталость большую часть времени за последние три или четыре года, с тех самых пор, как он повстречал Г'Кара и позволил втянуть себя в шпионские игры этого нарна. Именно по совету Г'Кара Лондо начал наступление на дипломатическом фронте в попытке заключить мир с землянами. Лондо помог Г'Кару и, таким образом, поставил под угрозу собственное будущее и карьеру. А ещё он глубоко погряз в схватке за власть, вот-вот грозящую перерасти в гражданскую войну. А ещё он был женат на трёх самых... невыносимых женщинах, являвшихся передовым достижением центаврианской селекции. И, наконец, его вызвали на аудиенцию с леди Мореллой, третьей женой императора Турхана только лишь для того, чтобы сообщить о её насильственной смерти.

Жизнь уже просто в открытую издевалась над ним.

— Мистер Морден! Вас обвиняют в убийстве центаврианки, которая была весьма уважаема в придворных кругах. Вы здесь чужак. О каких уликах вы можете говорить?

— Я не совершал этого.

— Я уверен, что осознание этого доставит немало приятных минут вашему трупу, мистер Морден. Возможно, вы виновны, возможно, нет, но всё дело в том, что я не в состоянии выяснить, как всё обстоит на самом деле, если вы и дальше будете отказываться отвечать на мои вопросы. С какой целью вы прибыли на Приму Центавра?

— Я торговец. Я привёз на продажу кое-какие товары археологического характера.

— И где же вы продавали их?

— О, — он неопределённо махнул рукой. — Тут и там.

— Мистер Морден! Вы хорошо представляете себе, в насколько отчаянном положении вы находитесь?

— Приношу свои извинения, министр. — Морден снова улыбнулся и отвесил преувеличенно подобострастный поклон. — Больше не повторится. Отвечая на ваш вопрос, я скажу, что я продал некоторое количество центаврианских древностей некоей леди Друзелле, и ещё больше — на устроенном мной аукционе.

— Леди Друзелла?

Лондо приходилось слышать о ней. Она была женой лорда Марраго, представителя военной верхушки и управляющего оккупированными территориями во время войны с нарнами. Он начальствовал над несколькими колониями, захваченными на ранних стадиях той войны. У него ведь есть дочь, не так ли? Вот только как её зовут? Такая маленькая, симпатичная, незамужняя и бестолковая? Ещё слишком увлекается поэзией...

Задумавшись, он досадливо крякнул. Забыл. Вот и он сам начал стареть. Теперь его память уже не такая цепкая, как раньше. Лорд Марраго никогда не был склонен принимать участие в борьбе за власть на Приме. Он находил гораздо больше удовольствия в управлении вверенными ему колониями. Леди Друзелла тоже не представляла собой важной особы, но, с другой стороны, такое обличие позволяло ей делать многие вещи, оставаясь при этом в тени... Могла ли она организовать убийство леди Мореллы?

Или Лондо просто старый параноик?

— И где же именно вы достали эти свои древности? Сомневаюсь, чтобы они могли попасть к вам на Проксиме-3.

Последняя колония людей располагалась достаточно далеко от владений Центавра.

— По правде говоря, нет. Вообще-то, я некоторое время... провёл вдали от родины. Я занимался исследованиями у самого Предела.

— Да? И вы обнаружили там что-нибудь интересное? Кроме этих ваших древностей?

Морден помедлил, как бы смакуя вкус того, что собирался сказать. Потом улыбнулся.

— Да.

Лондо застонал.

— Так что же вы делали этой ночью в Императорском Дворце?!

Ну чего ради он старается? Почему бы ему не быть сейчас в своей постели, наслаждаясь покоем? Или, ещё лучше, в игорном заведении, обнимая одной рукой красивую леди, а другой потрясая парочку зачарованных игральных костей?

Почему? Потому что Лондо целеустремлённо боролся за счастье своего народа, потому что он верил в то, что должны вернуться добрые старые дни былого могущества Центавра. Потому что он верил, что центавриане достойны большего и лучшего. Потому что он верил в то, что творящемуся сейчас безобразию можно и нужно положить конец.

И потому, что он не позволит кому бы то ни было сделать центавриан такими, какими они были до войны — упадочными, жалкими, замкнутыми и пустыми. Ни нарнам, ни землянам, ни центаврианам, ни минбарцам, ни ворлонцам. Никому.

— У меня была встреча. С леди Мореллой. Она... заинтересовалась некоторыми вещицами из тех, что я продавал, и пожелала, чтобы в следующий раз я позволил бы ей выбрать вещь по вкусу из свежей партии.

— Это ложь, мистер Морден. Во всяком случае, вторая половина того, что вы сказали.

— Да? — сказал он. — Пожалуй, вы правы.

Он замолчал, и Лондо как будто кожей ощутил впивавшийся в него взгляд землянина.

— Вы что-то ещё хотели сказать?

Лондо выругался.

— Вы сумасшедший, мистер Морден. Меня не волнует, виноваты вы или нет, меня не волнует, что вашу голову после казни насадят на пику. Меня беспокоит только то, что если вы и в самом деле невиновны, настоящий убийца останется на свободе, и будет по-прежнему угрожать всему, что мне дорого. Я не позволю, чтобы это случилось, мистер Морден. Я дам вам время, чтобы вы... чтобы вы оценили положение, в котором находитесь. Я вернусь к вам позже. Ради вашей же пользы, прошу вас в будущем быть более сговорчивым, чем вы были сейчас.

Лондо загрохотал кулаком по двери и вышел из камеры. У него начинала болеть голова. Это было похоже на похмелье, если не считать, что перед этим он не получил никакого удовольствия. Он устал, он был вне себя, и он хотел напиться.

Он вовсе не хотел выяснять отношения с этой, будь она тысячу раз проклята, ведьмой Эльризией и этим слюнявым имбецилом Картажьей. Но его желания редко совпадали с тем, что он должен был делать во имя своей цели.

А Морден, чего же он хотел? Если бы кто-нибудь подслушал то, о чём он в тот момент неизвестно с кем разговаривал в камере, то ему удалось бы выяснить кое-что довольно занятное...

— Ну вот, теперь я влип. У тебя есть какие-нибудь планы насчёт того, чтобы вытащить меня отсюда? О, благодарю покорно, для тебя всегда проще всего отделаться общими словами. Знаешь, мне ведь сложно будет жить без головы. Мне больше нравится, когда она на моей шее, а не на центаврианской пике...

Ах да, как же я сам не подумал. Кажется, ты говоришь разумные вещи.

Но этого не слышал никто, и разговор Мордена с невидимым собеседником остался без чьего-либо внимания. А жаль.

* * *

— Примите мои соболезнования по поводу недавно постигшего вас горя, капитан. Я знаю, что это значит — потерять того, кого ты любишь. Я искренне сочувствую вам.

Шеридан, прищурившись, поглядел на Бестера. Кто мог сказать, не издевается ли над ним Пси-коп? Так или иначе, откуда это Бестеру стало известно о смерти Анны — или телепатические барьеры Деленн, всё-таки, не работают против него?

— Именно, — подтвердил его мысль Бестер. — Они не работают, но у вас нет причин для беспокойства. Они не работали и до этого. Может быть, они были бы вам полезны против какого-нибудь другого телепата... но не против меня.

Шеридан вздрогнул и свирепо взглянул на Гарибальди, который в ответ пожал плечами.

— Итак, капитан. Теперь, когда у нас не осталось секретов друг перед другом, я думаю, мы можем поговорить о деле. Ах да, сперва — ещё немножко правды. Мой визит на Проксиму-3 имел причины отличные от тех, которые мне, вероятно, удалось выдать за истинные. Мне приходилось слышать о новых союзниках Человечества, и мне стало... любопытно. Я также слышал много и о вас самих. Во время своего пребывания на Проксиме я намеревался просканировать вас, и подтвердить таким образом всё то, что мне удалось узнать.

Шеридан не любил, когда из него делали идиота.

— От кого вы узнали всё это?

Бестер улыбнулся.

— Прошу вас, капитан. Позвольте мне оставить при себе некоторые маленькие секреты. Я предпочитаю не создавать проблем для некоторых... индивидов, которым в данный момент лучше остаться неназванными.

— Значит, я вас не интересовала совсем? — спросила Деленн.

Шеридан видел, как Бестер внимательно посмотрел на неё. Кто знает, может быть, именно сейчас он копается в её мыслях?

— Нет-нет, дело не в этом. Просто вы были для меня... второстепенной целью, если так можно выразиться. Тот факт, что я не смог подобраться к вам достаточно близко, чтобы произвести сканирование, был... досадным, но не более того. Рано или поздно всё приходит ко мне само.

- "Всё придёт к тому, кто ждёт", — процитировал Шеридан.

— Именно, капитан. Вы попали в самую точку. Я также считаю необходимым отметить, что не испытываю по отношению к вам враждебности по причине вашего... обращения со мной. Я уважаю всякого, кто хранит подобную верность своим друзьям. Полагаю, что это качество хорошо послужит вам в будущем.

А теперь поговорим о тех условиях, на которых зиждется ваше пребывание здесь, капитан. Вы будете работать на меня. У меня есть один очень способный и преданный мне капитан — Бен Зайн, но было бы преступлением позволить таланту наподобие вашего прозябать без дела. Имеются некоторые... виды деятельности, в которых у меня, время от времени... возникает потребность. И, в случае, если Бен Зайн будет занят, или я посчитаю, что вы лучше подходите для выполнения работы, я попрошу вас выполнить её для меня.

Взамен я предоставлю вам и тем членам вашего экипажа, которых вы выберете сами, убежище здесь, в Приюте. Я обязуюсь укрывать вас от вполне объяснимого преследования со стороны Правительства Сопротивления Проксимы-3 и предоставляю вам шанс послужить на благо Человечества более эффективным способом.

Капитан, мы с вами оба хорошо знаем, что облечённые властью люди на Проксиме отошли от светлых идеалов Земного Содружества. Стремление к самосохранению, — это хорошо и правильно, но и для него есть предел, и некоторые обитатели Проксимы шагнули далеко за эту черту. Может быть, нам удастся помочь Человечеству вернуться к тем идеалам, что были основой Земного Содружества, может быть, нет, но мы должны, по крайней мере, попытаться сделать это.

— На Проксиме есть очень много ни в чём неповинных людей, — ледяным голосом сказал Шеридан. — Людей, которые не были затронуты... которые всё ещё продолжают верить в идеалы. Мы не можем оставить их без защиты.

— Я не намерен никого оставлять без защиты, капитан. Мы вернём "Вавилон" на Проксиму, — его отведут туда мои люди. Будучи на последнем рубеже обороны, вряд ли он сможет сделать многое, но это лучше, чем ничего. Для вас же, капитан, у нас есть в запасе гораздо лучший корабль. Он называется "Парменион". Это самый новый, скоростной и оснащённый корабль из тех, которыми мы располагаем в данный момент. Капитану Бен Зайну было предоставлено право выбирать первым, но он довольно-таки сильно привязан к своему "Озимандиасу", и оставил "Парменион" вам и командору Корвину. Мистер Гарибальди проводит вас на корабль и познакомит вас с майором Кранцем, который теперь будет вторым помощником командира.

— Как вы поступите с Деленн? — спросил Шеридан.

Он почувствовал её взгляд и протянул руку, мягко коснувшись её ладони. Он взял её за руку, и она крепко сжала его пальцы.

— Она является для нас ценным ресурсом, капитан, но я не намереваюсь обращаться с ней так же плохо, как Правительство Сопротивления. По своему желанию она может либо жить вместе с вами на "Парменионе", либо остаться здесь. Если мне удастся установить какую-либо связь с минбарцами, она сможет занять неофициальный пост посла.

Тем не менее, я попрошу вас разрешить начальнику моей Медицинской Службы провести обследование, чтобы мы смогли понять, к чему же привела ваша трансформация.

— Доктор Кайл на борту "Вавилона" уже проводил обследование.

— И я полагаю, что он сможет поделиться информацией с доктором Хоббс, которая работает у нас. Сатаи Деленн, я надеюсь, вы согласны с этим условием?

А что если она не согласна? — мрачно подумал Шеридан, но, как оказалось, повода для беспокойства не было.

— Я буду рада помочь вам доступным мне способом, — сказала она.

Она ещё крепче стиснула его ладонь.

— Хорошо. Ну что ж, благодарю вас, капитан, и вас, командор. На этом, пожалуй, закончим. Ах да, ещё одно. Как я понимаю, у вас на Проксиме сложилась репутация... как бы это получше сказать... "горячей головы". Я понимаю, что вы очень опытный стратег и тактик, и я предоставляю вам право выполнять мои приказы тем способом, который вам представляется наилучшим, но позвольте мне прямо заявить вам следующее.

Вы будете следовать моим приказам, капитан. Вы не будете отклоняться от них и не станете отказываться от их выполнения. Будущее целой галактики может измениться под влиянием событий нескольких следующих лет, и я никому не позволю поставить под угрозу это будущее. Проявите своеволие, — и, смею вас заверить, пожалеете об этом. Никогда не забывайте, кто я такой и на что я способен.

Всего хорошего, капитан. Вам также, командор. Приятно было встретиться, Сатаи.

* * *

Мистер Уэллс знал Литу Александер уже несколько лет. Он привык рассматривать её как удобное подручное средство, хотя она не всегда ответственно подходила к своим способностям. Он знал, что она компетентна, профессиональна и хорошо умеет использовать свою силу.

Теперь же к ней лучше подходили такие определения, как "избитая", "окровавленная", "дрожащая" и "напуганная", и Уэллс считал, что она вполне заслужила такое. Боггс, конечно, слегка перестарался, но он только что потерял одного из лучших друзей, так что Уэллс прощал ему некоторую понятную несдержанность. И, кроме того, Уэллс был согласен, что после содеянного Литой к ней не стоило проявлять милосердие.

— Я крайне разочарован, — проговорил он, садясь.

Она поглядела на него. Её левого глаза не было видно из-под громадного синяка.

— Крайне разочарован. У меня к вам лишь один вопрос. Почему?

Она пошевельнулась и тихонько охнула.

— Где... Маркус?

— Наркотики, подавляющие телепатическую активность, сейчас как раз должны действовать в полную силу, — сухо проговорил Уэллс. — Сам я не телепат, но я изучал детали использования и результаты применения этих препаратов. Способности телепата составляют весь смысл его существования. Они делают вас особенными, отличными от других, важными. Отнять у вас ваш дар, — и вы перестанете отличаться от всех прочих. Это вызывает серьёзную психологическую травму. Как если бы художника лишили рук, оглушили музыканта или покалечили солдата. Это отнимает у вас не просто возможность заниматься вашим делом, но вас самих, — то, что делает вас особенными, уникальными.

У вас редкий дар, мисс Александер. Только один из десяти тысяч человек — телепат, не так ли? Если не брать в расчёт тех, чьи способности практически бесполезны, получается, что вас очень и очень мало. А вы злоупотребляли своим талантом. Сперва — для своего собственного удовольствия, как если бы сознания других людей были вашими собственными игрушками. А теперь, вы использовали силу, которой располагаете, чтобы предать свой собственный народ.

По крайней мере, вы не пытаетесь отрицать это. Мистер Аллан подробно изложил нам всё, что вы рассказали ему. Он также является для нас ценным источником сведений о том, что происходило на борту "Вавилона". Конечно, есть вещи, о которых он не желает рассказывать. Что ж, это свойственно людям. Но всё то, что он рассказал нам, — правда. Я слышал так много лжи, что я сразу распознаю правду, когда мне приходится слышать её.

И теперь, мисс Александер, у меня к вам остался всего лишь один вопрос. Мне известно, что вы сделали. Мне известно, каким образом вы это сделали. Мне кажется, что я знаю почему, но я просто желаю услышать это из ваших собственных уст.

Почему?

— Где... Маркус?

Уэллс сцепил пальцы рук и посмотрел поверх них на Литу. Она выглядела просто жалко, и он бы предпочёл вообще не допрашивать её. По правде говоря, он был уверен, что необходимую ему информацию можно добыть у этого самого Маркуса, о котором спрашивает она, но... Маркус был вне пределов его досягаемости. Им интересовался кое-кто другой, и поэтому Уэллсу ничего не оставалось, кроме как иметь дело с Литой.

Надо думать, Боггс был, всё-таки, излишне жесток. Уэллс подумывал о том, чтобы самому проконтролировать процесс, но не решился. Когда он обнаружил тело Каттера, он потерял самоконтроль. Он находился в миллиметре от того, чтобы убить её. В тот момент он узнал о самом себе кое-что нелицеприятное, и с тех пор не переставал бояться потерять самоконтроль ещё раз.

Всегда существовали другие способы разрешения проблем помимо голого насилия.

— Знаете, я раньше учился на психолога, — небрежно начал он. — Я научился вызнавать истинные причины людских поступков. Над человеком довлеет его прошлое, его настоящее, его детство, его желания, мечты, вожделения. Но потом началась война, и я почувствовал в себе иное призвание. Я обладаю определёнными способностями, которые настолько же уникальны и ценны, как и ваши, и я поставил их на службу людям.

Я полагаю, что мне известно, по какой причине вы помогли ей бежать. Причина эта в том, что у вас отсутствует чёткое осознание своей собственной индивидуальности. По всей видимости, я был непозволительно беспечен, позволив вам сформировать с Сатаи Деленн во время её допроса некую связь особого рода. Вы попались на её крючок. Вы... вы с радостью приняли то, что пришло к вам, и вам даже стало казаться, что это было необходимо.

Я могу понять, что привлекало вас. Вы нашли в ней нечто необычное, странное, чуждое, удивительное, прекрасное... Да, в определённом смысле минбарцев можно счесть прекрасными. Но, как я уже сказал вам, я психолог. Я вижу не только внешнюю оболочку явлений, я привык глядеть вглубь. И то, что я вижу под внешней оболочкой минбарской расы, — это гордость, высокомерие и ослепление собственным превосходством. Да, они могущественны, но они сами не знают, что им делать с этим могуществом. Они тратят его, расходуют попусту... Им доставляет удовольствие бездействие, покой и безмятежная уверенность в собственном благополучии, а если кто-нибудь посмеет, как мы, бросить им вызов, они отвечают со страшной, несоизмеримой силой.

Вот истинное лицо расы, которую вы обожествляете, Мисс Александер! Вот кому вы помогли! Разве можете вы забыть о том, что они сделали с Землёй? И не пытайтесь заявить мне, что вы не потеряли в этой войне кого-нибудь, любимого вами, потому что это ложь, и мы оба хорошо знаем об этом.

Сами по себе вы не представляете никакой ценности. Единственное, что делало вас полезной, — это ваш дар, и им вы злоупотребили.

Но есть возможность, что и вы ещё сможете послужить во благо людей. Тех самых людей, которых вы раньше, конечно же, не замечали со своей высокой колокольни, — их вам мешали разглядеть ваши перчатки, ваш значок и ваша гордость... Люди обеспокоены, обозлены и напуганы. Им нужен кто-то, на ком можно было бы выместить свой страх. Если угодно, жертва, чтобы задобрить богов перед приходом минбарцев.

Этой жертвой должна была стать Сатаи Деленн, но, благодаря вам, она избежала этой участи, так что нам нужна замена. Правительство Сопротивления решило, что лучше всего подойдёте вы.

Мы больше не встретимся, мисс Александер. Располагайтесь поудобнее, и приятных вам сновидений.

Уэллс поднялся из кресла и пошёл к двери. В один из моментов, он снова чуть было не утратил самоконтроль, но успел вовремя осадить себя. Он задыхался, и желал как можно быстрее убраться отсюда. Ему нужно было отдохнуть, привести в порядок свои мысли и чувства.

— Я... я... — вдруг сбивчиво заговорила Лита.

Уэллс повернулся и прислушался к ней.

— Я поступила правильно... Я знаю... Я поступила... правильно.

— Значит, вы не знаете ничего. Всего хорошего, мисс Александер.

Уэллс вышел, затворив за собой дверь.

* * *

— А-а, леди Эльризия. Как всегда, рад встрече с вами.

Лондо обозначил кивком приветственный поклон, — не доходя нескольких сантиметров до уровня, который можно было бы счесть отвечающим требованиям вежливости. Может быть, леди Эльризия и обладала неслабым влиянием, — она ведь взяла на себя роль управляющей всеми поместьями лорда Рифы в период его, как смел надеяться Лондо, очень продолжительного отсутствия, — но это ещё не значило, что Лондо был обязан проявлять к ней уважение.

В обществе, где брак по любви считался поступком вызывающим, глупым и опасным, семейное счастье было исключением, — оно приходило, только если молодожёнам крупно везло. Лондо являлся ярким примером обратного. Тимов ненавидела его, Даггер без зазрения совести пользовалась его положением в своих собственных корыстных целях, а Мэриел... нет, о ней лучше не говорить ничего, чтобы не перейти рамки приличий. И, тем не менее, у Лондо был единственный повод для радости. Это был Рифа, а не он, кому "посчастливилось" взять в жёны прекрасную леди Эльризию.

Да, Лондо признавал, что, если оценивать её с точки зрения внешности, она была прекрасна. Даже если её красота была того сорта, что живёт в баночках и отнимает несколько часов поутру, чтобы снизойти на свою владелицу. И ещё Эльризия была проницательна, умна и обладала очень высокими запросами. Хорошие качества для мужчины и очень, очень плохие — для женщины. Тем более, для такой, чьим истинным предназначением было продолжать знатный род и постоянно выглядеть ягодкой, а в случае необходимости — стать связующим звеном между двумя династиями. Ум для этого не требовался совершенно.

Эльризия честно сыграла свою основную роль — у неё и Рифы был сын. Он постоянно блистал на военных парадах, полагая, вне всякого сомнения, что способен наповал сразить нарнов своей элегантностью. Эльризия символизировала крепкий союз между двумя знатными домами, так что в этом отношении она была безупречна. И она постоянно вращалась в светских кругах, блистая своей красотой. Это было бы более чем достаточно для любой женщины, но нет! Ей хотелось большего.

— О, министр Моллари, — сказала она. — Мы не ждали, что вы явитесь во дворец этим утром. Что заставило вас сорваться, и умчаться в такую даль из вашего поместья?

— Э... некоторые дела особого рода. Ничего существенного.

— Это связано с убийством леди Мореллы? Ужасно. Просто ужасно. Я слышала, что убийца уже находится в тюрьме?

— В тюрьме находится подозреваемый, госпожа. Его вина ещё не доказана.

— О, правда? Ну что ж, у нас есть надёжные способы доказательства вины, не правда ли, дорогой? — она улыбнулась своему компаньону.

Лондо приходилось несколько раз встречаться с Картажьей. Племянник старого императора Турхана, Картажья был отпрыском царственной линии, и, таким образом, требовал повышенного внимания к своей особе. Впрочем, следовало сказать, что царственная линия мало выигрывала от его присутствия в своих рядах. У Лондо мелькнула шальная мысль, — неужели он всё ещё такой же слюнявый, каким был в детстве?

— Именно, — подтвердил Картажья. — Мы же ведь можем задать работу нашим придворным палачам... ой, простите... болевым техникам. Хм, болевые техники? В смысле, что за дурацкое словосочетание? Нет, в самом деле! Вы, может быть, скажете, что как их ни называй, будет одно и то же, но нее-е-ет, у них имеется своя организация, и они настаивают, чтобы их называли именно болевыми техниками. Я просто не нахожу слов. Так или иначе, организовать дело будет совсем не сложно.

— Боюсь, что в данный момент... пытки не вполне уместны, лорд.

— Ты что же это, Моллари? Не хочешь даже дать мне шанса поразвлечься? Ну, да это ведь просто нечестно!

— Заткни свой рот, дорогой, — мягко проговорила Эльризия.

Лондо раньше не приходилось видеть члена императорской семьи с такой недовольной физиономией. Смотреть на него в этот момент было необычайно занятно.

— Примите мои поздравления с вашей недавней помолвкой, — сказал Лондо Эльризии. — Кстати, где сейчас наш император?

— Он отдыхает. Дело в том, что он был очень... сильно загружен этой ночью. Полагаю, что к моменту своего запланированного совещания с Центаурумом он уже будет в полном порядке. Кстати говоря, возник вопрос о том, кто должен заменить нашего бедного Урзу.

— Да, — согласился Лондо, стараясь, чтобы скрип его зубов не был слишком громким. "Бедный Урза" был его другом. Лучшим другом, и если его смерть — случайность, тогда Лондо — юпитерианский древесный червь.

— Императору и мне кажется, что вы страдаете от слишком тяжёлой деловой нагрузки, Лондо, — проговорила Эльризия. — Вы проделали настолько великолепную работу, что кажется просто недопустимым взваливать на ваши плечи новые обязанности в то время, как вам лучше отдохнуть. Ведь вы уже далеко не так молоды, как раньше.

— Работа поддерживает во мне огонь молодости, моя госпожа. Но... чью кандидатуру вы бы предпочли видеть утверждённой Центаурумом?

— О, лорд Джарно чудесно умеет работать. Он ведь заслуживает известного признания своих заслуг, не правда ли?

— Конечно, моя госпожа. Вы полностью правы.

Лорд Джарно? Этот человек — идиот! Лондо припомнил его незабываемое выступление перед Центаурумом. После этого все его члены, как один, проголосовали за то, чтобы стерилизовать его во имя сохранения чистоты расы. С другой стороны, он был женат на леди Джарно, к которой вышесказанное также относилось в полной мере.

Ещё лорд Джарно был известен как скромный поклонник азартных игр. Точнее говоря, он просто не знал в них меры. Впрочем, то же самое относилось и к Лондо, но он, по крайней мере, всегда чувствовал, в какой момент пора завязывать. Лорд Джарно не располагал этим даром и, в результате, задолжал кругленькую сумму не кому-нибудь, а самому лорду Рифе. По законам Центавра, Рифа, — или ответственная за управление его владениями леди Эльризия, — могли в любой момент в погашение долга наложить лапу на собственность Джарно. Это делает его легко управляемым, разве не так?

— Да, превосходный выбор, — согласился с ней Лондо.

У него были свои подозрения о причинах прокатившейся по Приме эпидемии "несчастных случаев", и о том, кто стоит за кулисами всего этого. А ещё он понимал, что слишком стар для того, чтобы постоянно переживать покушения на свою жизнь.

— Нам очень приятно, что вы одобряете этот шаг, Лондо. Я прошу прощения, но пришло время, когда мне нужно пойти и разбудить императора. Всего хорошего, Лондо.

— До встречи, моя госпожа. Всего хорошего, принц Картажья.

Они ушли, и Лондо остался в одиночестве, злобно бормоча что-то себе под нос. Женщины и политика! Тьфу! Потом она, чего доброго, захочет занять место императора!

Ему действительно нужно было отдохнуть. И выпить. И перекинуться с кем-нибудь в карты. И...

* * *

В эти дни на Проксиму прибывало очень мало кораблей. Вся колония была взята под жёсткий военный контроль. Но даже если и не принимать это во внимание, всё равно мало кого тянуло сюда в такой момент. Появление минбарцев ожидалось минуты на минуту. И уж особенно сюда не тянуло нарнов.

Кха'Ри официально отказал в какой-либо помощи Проксиме-3, объяснив это тем, что нарны не в состоянии отвлекать свои силы от задачи сдерживания Центавра, хотя в области, где происходило противостояние центавриан и нарнов, не происходило ничего угрожающего. Правда же заключалась в том, что члены Кха'Ри были достаточно проницательны, чтобы разглядеть признаки неотвратимого поражения, и могли придумать тысячу других способов угробить свои корабли, помимо бросания их на съедение сверхмощной минбарской армаде. А что касается тех из них, кто, подобно, например, советнику На'Тод, был осведомлён о... скажем так, иных обстоятельствах, то они считали, что было бы недальновидно помогать планете, с которой им, возможно, самим придётся сражаться в скором будущем. Мало кому было известно мнение Ха'Кормар'А Г'Кара на этот счёт, но Та'Лон знал, что, будь он в силах сделать это, он бы помог Проксиме.

Большинству оставалось лишь строить догадки насчёт того, кому же он помогал на самом деле.

Та'Лон предполагал, что ему будет нелегко попасть на Проксиму, особенно если учесть, что по его прикидкам он заявится туда за каких-нибудь несколько часов до минбарцев. И хотя Правительство Сопротивления будет радо любому лишнему кораблю, у Та'Лона останется крайне мало времени на выполнение его задания.

Некоторое время он потратил на то, чтобы связаться с агентами Г'Кара. Эпсилон-3 молчал. Центаврианский атташе при Сером Совете ещё до отлёта сообщил ему тот минимум сведений, что знал сам, а другие агенты, разбросанные по Лиге Неприсоединившихся Миров, знали очень мало такого, что не касалось их непосредственно.

В итоге, Та'Лону не было известно ничего о том, что произошло в последнее время на Проксиме. Он не знал о трансформации и бегстве Сатаи Деленн. Он не знал о том, что капитан Шеридан больше не служит своему правительству. Он не знал также, насколько глубоко проникли корни Тьмы в сердце Правительства Сопротивления.

Он знал лишь то, что он должен выполнить клятву, данную своему другу — передать его последнее послание к своей любимой. Нерун встретил смерть воина, славный конец, и Та'Лон знал, что должен выполнить свой долг в память о нём.

Так он и прибыл на Проксиму... мир Тьмы, мир глубокой ночи.

* * *

"Парменион" потряс Корвина. Пока майор Кранц знакомил его и капитана с кораблём, Корвин то и дело замечал непривычное в окружающей обстановке.

Это был тяжёлый крейсер того же класса, что и "Вавилон". Но "Вавилон" пережил столько усовершенствований, переделок и поспешных ремонтных операций за все эти годы, что сейчас, буквально говоря, являлся единственным представителем своего собственного класса. "Парменион" был более новым, чистым, ладным и гораздо более боеспособным кораблём.

— Наша команда состоит из отлично подготовленных и тренированных профессионалов, — говорил Кранц. — Они с нетерпением ожидают встречи с вами. Они — самые лучшие из тех, кого смог отыскать мистер Бестер. Некоторые из них — в своём роде... солдаты удачи.

— Вы хотите сказать "наёмники"? — мрачно осведомился Корвин.

— Они сражаются на нашей стороне. Они сражаются за мистера Бестера. Разве имеет значение, сколько им за это платят? Команда состоит в основном из людей, но есть также и инопланетяне, — в основном нарны. Некоторые деятели из военных кругов Нарна тайно осуществляют тесное сотрудничество с мистером Бестером. Отдельные члены Кха'Ри глубоко заинтересованы в работе, проводимой в Приюте, и финансируют нашу деятельность.

— Как получилось, что правительству на Проксиме ничего не известно обо всём этом? — спросил Корвин.

— Им известно, хотя и очень мало. Мистер Бестер время от времени оказывает им поддержку. Но всё дело в том, что конкретные детали остаются секретом для них. Когда придёт время, мы станем действовать более открыто, чем сейчас. О нас знают некоторые расы из Неприсоединившихся Миров. В последнее время у нас случались небольшие стычки с некими стрейбами. Это довольно неприятные существа.

У вас скоро появится возможность пообщаться с экипажем боевой рубки, но сперва вам следует поговорить ещё кое с кем.

Кранц остановился перед дверью и нажал на кнопку сигнала. Через пару секунд дверь открылась, и им навстречу вышла молодая девушка. Корвин растерянно мигнул и оглядел её. С ног до головы она была затянута в обычную форму Пси-корпуса — чёрную, утилитарного покроя. На ней были перчатки и значок. На вид он не дал бы ей больше шестнадцати.

— Алиса Белдон, — представилась она. — Телепат уровня P8. Во всяком случае, пока. Старший телепат на борту "Пармениона".

Корвин пожал ей руку и представился в ответ. Капитан сделал то же самое.

— Я горжусь, что мне удалось встретиться с вами, капитан Шеридан, — сказала она. — Я хорошо помню тот день, когда пришла весть об уничтожении "Чёрной Звезды". Хотя мне тогда было всего семь лет, я помню, как мы собрались и...

— Вы заставляете меня чувствовать себя стариком, — хохотнул Шеридан.

По лицу Корвина расплылась улыбка. В день победы над "Чёрной Звездой" ему самому было пятнадцать.

— Вы придёте в рубку чуть попозже? — осведомился у неё капитан. — Я приготовил речь, и хочу, чтобы её послушали все.

— Конечно, капитан.

Она снова улыбнулась и, на прощание, слегка поклонилась капитану и Корвину. Перед тем, как дверь закрылась, Корвин успел заметить лукавую улыбку на её лице. Он перевёл взгляд на майора Кранца.

— Для чего нужен телепат на таком корабле?

— Все корабли Приюта имеют на борту хотя бы по одному телепату. Нельзя сказать заранее, когда и для чего они вдруг станут нужны.

— Я не думал, что Бестер станет подвергать телепатов такой опасности. И не слишком ли она молода для восьмого уровня?

— Ну... дело в том, что в своё время проводилась масса определённого рода экспериментов с телепатами младшего подросткового возраста. В результате удалось добиться заметного увеличения их способностей. Что же касается вашего недоумения, то, в конце концов, телепаты являются для нас ценным ресурсом, а искусство настоящего лидера заключается в разумном использовании ресурсов, имеющихся в его распоряжении. Вы согласны со мной, капитан?

— М-м-м? О, да. Конечно.

— Сэр? — забеспокоился Корвин. — С вами всё в порядке?

— Да. Просто... припоминаю мою напутственную речь.

— Что?

— Напутственную речь. Это... моя личная традиция. Каждый раз, не позднее суток после своего нового назначения, я произношу напутственную речь. Учитывая всё, что произошло в последнее время, мне кажется, что я заслужил эту маленькую роскошь.

— Я никогда не слышал об этом.

— Дело в том, что я пробыл на "Вавилоне" так долго, что с тех пор, как принял командование им, мне ни разу не представлялась возможность произнести её снова. Просто... не знаю. Кажется, мне нужно что-то такое, что позволило бы восстановить разорванную связь с прошлым.

— Я понял. Теперь я буду ждать, что же вы скажете.

— Не побоюсь выставить себя назойливым человеком, но, всё-таки, попрошу и вас, командор, — сказал Кранц. — Команда хочет услышать и то, что скажете вы.

— Я? Но я же... я же... я не оратор. Я просто... э...

— Не надо так волноваться, Дэвид, — усмехнулся Шеридан. — Это не так трудно, как кажется. Если, конечно, я сумею вспомнить это место... Чёрт! Похоже, я потерял навык в этом деле.

— Не беспокойтесь, сэр, — сказал Кранц. — У вас есть ещё, по крайней мере, час или два, чтобы вспомнить всё.

* * *

Если бы кто-нибудь из дворцовой свиты императора увидел леди Эльризию, вальяжно развалившуюся на самом императорском троне, у неё бы могли возникнуть большие проблемы. Трон принадлежал одному лишь императору. Нет, конечно же, премьер-министр тоже иногда занимал это почётное место в случаях, когда император отсутствовал или бывал занят, а дипломатический приём должен был состояться в тронной зале, но, всё же... протокол следовало уважать. Ни у одной из жён императора Турхана даже мысли не возникало о том, чтобы взобраться на его трон. (Ну, если, конечно, не считать досадного недоразумения с его первой женой и послом дрази во время того пресловутого банкета. Впрочем, тогда выяснилось, что причиной всему был избыток фиолетового цвета в украшениях и драпировке).

Леди же Эльризия явно не испытывала угрызений совести по этому поводу. Она давно уже решила, что может сидеть там, где пожелает. Будущая императрица вольна делать то, что ей вздумается.

С формальной точки зрения, титула императрицы не существовало. Императорские жёны оставались теми же самыми "леди", хотя они и пользовались гораздо большим почётом и уважением. Эльризия собиралась изменить эту традицию. Она собиралась изменить множество разных вещей.

— Нет, ты слышала, как он разговаривал со мной? Это была наглость, говорю тебе! Неслыханная наглость! Я хочу, чтобы его высекли!

— Картажья, дорогой. Замолчи. Эльризия быстро уставала от его инфантильной болтовни. Если бы Мэррит был не до такой степени постным и скучным, она бы, возможно, предпочла бы проводить время в его компании. В конце концов, она же собиралась стать его женой и императрицей.

Императрица Эльризия. Что ж, звучит совсем неплохо.

Но, как всегда и во всём, здесь была проблема. И у этой проблемы было имя — Лондо Моллари.

Он представлял собой чистый анахронизм. Старая гвардия. Достаточно лишь взглянуть на его причёску и послушать его выговор, чтобы понять это. Он всё ещё верил в "старые добрые времена" центаврианского могущества. Старые добрые времена ушли безвозвратно. Эльризия была намерена положить начало новым добрым временам.

И если бы люди вроде Лондо и её дражайшего мужа не стояли у неё на пути, ей было бы гораздо, гораздо легче добиться этого.

И Эльризия делала, что могла. Несколько попыток покушений так и не дошли до завершающей стадии, но она была уверена, что её газовая западня в машине должна была сработать. Она ведь заплатила приличную сумму за это. Но нет, Лондо удалось вырваться и из неё.

— Как ему это удаётся? — спросила она саму себя. — Что, неужели все боги сговорились и встали на его сторону? Как может тот, кто постоянно прожигает своё состояние в играх, быть столь удачливым?

— Удача рано или поздно оставляет кого угодно, — сказал Картажья.

Эльризия призадумалась, потом улыбнулась.

— Знаешь, это первая умная вещь, которую ты сказал за целый день. Поздравляю.

Её личный коммуникатор неожиданно заработал. Маленькое, очаровательное устройство, которым пользовались министры и военная верхушка, чтобы быстро находить друг друга. Один из них она присвоила себе, и теперь пользовалась им в собственных целях. Эльризия выслушала пришедшее ей сообщение, и недобрая усмешка появилась на её лице.

— Да ты просто провидец, Картажья, — сказала она. — Похоже, что министра Моллари только что постиг... несчастный случай. Его личный автомобиль, — полагаю, замена того, которым он владел раньше, — взорвался, когда министр возвращался в своё имение. Очевидно, были проблемы с двигателем. Те, кто их делает, должны лучше следить за качеством своей работы, правда?

Картажья улыбнулся. В этот момент он действительно напоминал разумного человека.

* * *

— Когда мне был двадцать один год, я совершил путешествие в Тибет, чтобы увидеть Далай-ламу. Тогда это было наполнено для меня большим смыслом. Много вещей кажутся очень важными, когда тебе всего лишь двадцать один год. Мы обедали вместе с ним... я уже забыл, что там подавали. А потом, он поглядел на меня и спросил:

"Ты понимаешь?"

Я ответил ему: "Нет". А он просто улыбнулся и сказал мне: "Хорошее начало. Будет еще лучше, когда ты поймешь, чего ты не понимаешь".

Теперь Далай-ламы больше нет. Нет Тибета, нет Гималаев, нет Земли... Да, их теперь больше нет, но они живы в наших сердцах и душах, в нашей памяти. Один... очень дорогой мне человек сказал однажды: "Любовь не знает границ". Если любовь не знает границ, значит, их не знает и память, а вместе с ней — наши надежды, наши мечты и стремления. Мы все потеряли слишком многое, и все пережили тяжкие страдания.

И похоже на то, что нам предстоит страдать ещё больше и потерять всё, что у нас осталось. Может быть, нам не будет суждено вернуться домой. Может быть, наши враги, в конце концов, окажутся сильнее нас.

Я не знаю вас всех, и никто из вас близко не знает меня, но я беру на себя следующее обещание. Всю мою жизнь я служил Земле. Да, Земля теперь перестала существовать, но это вовсе не означает, что мы перестанем верить в то, что она раньше символизировала для всех нас. Земля продолжает жить в каждом из нас, и я буду продолжать служить ей, — и все вы будете служить ей, — точно так же, как делал это прежде я.

Я не могу дать вам гарантий, что сумею сохранить ваши жизни, и любой на моём месте, кто пообещал бы вам это, стал бы лжецом. В этой галактике любые гарантии сейчас неуместны. Но я клянусь вам, что сделаю всё, на что хватит моих сил, во имя Земли и во имя Человечества.

Когда-то был на Земле президент, который сказал... который сказал... Чёрт! Что же он там сказал?

Шеридан пришёл в замешательство и покраснел, слыша с разных сторон приглушённые смешки.

— Ладно, — продолжил он, поняв вверх обе руки. — Хорошо, я забыл, что он сказал. Я просто хотел наглядно продемонстрировать, как важно то, чтобы я мог положиться на всех вас, и чтобы каждый из нас мог положиться на другого. Мы с командором Корвином — новички на этом корабле, но мы намерены и готовы делать всё, на что способны, для вас, для блага Земли и Человечества.

Шеридан закончил и был вознаграждён восторженными, хотя и несколько сдержанными аплодисментами. Он окинул взглядом рубку, и вдруг на его лице появилась широкая и тёплая улыбка. Это была его первая за долгое время улыбка, которую видел Корвин, тоже улыбнувшийся вместе с ним.

— Похоже, что я не буду слишком удачлив, — шепнул ему капитан. — Теперь ваша очередь.

* * *

Синевал ощущал странное чувство душевного подъёма, которое охватывало его всякий раз, когда он вёл приготовления к крупной военной кампании. Нетерпение, возбуждение, бьющая через край энергия. Почти как ребёнок, которого впервые ведут в храм. Он хорошо понимал, что теперь он стал воплощённым духовным, политическим и эмоциональным центром минбарского народа, и такие эмоции были... неуместны для лица его уровня. Вот потому-то он и проводил большую часть времени в Зале Серого Совета, глядя на панораму неба, видимую из центра гигантской армады, которая продолжала собираться вокруг его корабля.

Количество кораблей исчислялось сотнями. Крейсера, новые Белые Звёзды, челноки... Были среди минбарцев такие, которые удивлялись вслух, — разумеется, тогда, когда не подозревали, что Синевал слышит их, — зачем для этой битвы нужен такой огромный флот. В конце концов, им же придётся иметь дело с одними лишь землянами. Что за оборона у Проксимы-3? Один тяжёлый крейсер, некоторое количество кораблей средних и малых классов; возможно — силы союзников-нарнов... Ах, ну да. Ещё там будет Старкиллер.

Но на Минбаре были люди, которые знали правду. Синевал, глава Серого Совета, посол Центавра Рифа со своим помощником, а также многие из самых верных Синевалу рейнджеров.

У Проксимы-3 была гораздо более надёжная защита. На их стороне была сама Тьма.

Посол Рифа предоставил доказательство того, что земляне заключили союз с Врагом. Подробности, впрочем, были неизвестны, но они и не имели значения. Уже восемь циклов, с того самого момента, когда первый корабль Теней поднялся из песков красной планеты, Серый Совет знал, что этот день придёт. Враг возвращался, и Великая война, о которой говорил Вален, должна была вот-вот начаться.

Минбарцы были готовы к ней. Был риск, что вместо этого они впадут в бессмысленную апатию и будут ждать явления каких-то туманных символов и знамений, но Синевалу удалось это предотвратить. Требовались решительные действия. Каста воинов решит исход Великой войны, Священной войны, а Синевал... Синевал будет тем, кто поведёт их в бой. Его имя встанет в один ряд с именами величайших минбарцев. Его будут поминать наравне с Валеном, Вармейн и Дукхатом...

Синевал, не торопясь, покинул Зал Совета. Традиция требовала, чтобы Великий никогда не покидал этот Зал. Это была лишь одна из традиций, которые Синевал намеревался изменить.

Он нашёл его. Минбарец, которого он искал, разговаривал с Калейном, воином, ставшим Сатаи после исчезновения и проклятия Деленн. Оба воина встали и поклонились Синевалу.

— Приветствую, Шай Алит Трифан, — сказал Синевал.

— Великий. Это большая честь для меня...

Калейн снова поклонился и ушёл. Он знал, что двух старых друзей следовало оставить наедине друг с другом.

Трифан замешкался, но Синевал приветствовал его жестом привязанности и дружбы, вытянув руку и склонив голову. Трифан улыбнулся и ответил ему тем же.

— Всё ли готово, Трифан? — спросил Синевал. — Нет, зачем я спрашиваю это? Разумеется, всё готово.

— Мой корабль в превосходном состоянии, Великий. Мы более чем готовы.

— Что ты можешь сказать по поводу этих Белых Звёзд? Ведь на испытания было отведено так мало времени.

— Это отличные корабли, Великий. Быстрые и, в то же время, мощные. Мне кажется, всего лишь с тремя из них я бы мог расколоть оборону последней базы землян.

— Нам придётся иметь дело не с одними лишь землянами, мой старый друг.

Трифан склонил голову.

— Да.

Синевал уважал своего друга. Трифан был одним из величайших воинов своего поколения. Он был ещё совсем молодым и многообещающим воином, когда служил на "Трагати" под командованием самого Синевала во время битвы у Земли. Синевал хорошо видел, как беззаветно он умеет отдавать себя делу, и рекомендовал его Бранмеру, когда тот занимался созданием Рейнджеров. Трифан стал одним из них, и вскоре поднялся до самых высот этой организации. Дерхан успешно тренировал его, но, в конце концов, дал ему обескураживающую характеристику. Мало кто мог превзойти Трифана во владении мечом и посохом, но гордыня и тьма проникли в самое его сердце. Синевал тоже видел это, но полагал, что Трифана можно будет избавить от засевшей в нём тьмы. Слова Дерхана роковым образом сказались на судьбе Трифана, когда пришло время выбирать замену для Бранмера на посту Энтил-За. В итоге это место занял сам Синевал. Но он никогда не переставал верить в своего друга и пожаловал ему титул Шай Алита, предоставив в его распоряжение эскадру Белых Звёзд.

— Который из кораблей твой? — спросил Синевал.

— Белая Звезда девять. "Вален".

— Девять? Добрый знак.

— Возможно. Ты будешь вместе с нами, Великий?

— Конечно, Трифан. Я всегда стремлюсь в самую гущу битвы.

— Прости мою дерзость, но... так ли это мудро? Ты не должен подвергать себя опасности. Мы не желаем потерять тебя так же, как Дукхата.

— Я не боюсь погибнуть, Трифан. Десница Валена ведёт меня. Мне нечего бояться.

— Нам всем нечего бояться.

Глава 3

Тысячу лет этот мир лежал недвижимо, как мертвец. За ним наблюдали осторожные, выжидающие взгляды тех, кто помнил, кто знал о том, что придёт время, когда обитатели мёртвого мира восстанут ото сна.

Это время, предречённое Валеном, пришло. На За-Ха-Думе снова кипела жизнь. Огромные корабли, чёрные, как ночь, снова рассекали просторы Галактики. Рабы и слуги За-Ха-Дума заполняли его подземелья. Древняя сила пришла в движение, обретая свою прежнюю мощь. Все, кому было предначертано принять участие в первой битве Великой войны, готовились к ней. Эта война обещала стать столь же ужасной и кровопролитной, как и та, что предшествовала ей.

А где же был в этот момент сам Вален? Где были Изначальные, что скрылись, оставив после себя так мало, — словно тающий след, неясная черта на песке? Где были те, кому суждено стать подобиями Вармейн, Валена, Столвинга и А'Иаго Мар-Хана?

На чьих плечах лежало сейчас будущее Галактики? Ворлонцы были, как обычно, отрезаны от мира и интересовались лишь собственными делами. Минбарцы и люди готовы были схватиться друг с другом насмерть, и люди были поражены Тьмой. Минбарцы тоже подверглись её влиянию, хотя и не замечали этого. Нарны и центавриане воевали друг с другом, а Неприсоединившиеся Миры были раздроблены и брошены всеми на произвол судьбы.

Но, всё-таки, было несколько проблесков света в надвигавшемся мраке. Одним из них был Эпсилон-3, но могла ли слабая надежда, что пробуждал он в сердцах, открыто противопоставить себя явившейся Тьме?

Первое испытание, первая проба сил должна была состояться у планеты по имени Проксима-3. Здесь лежало поле битвы, на котором вот-вот должны были встретиться в смертельной схватке воли и судьбы землян, минбарцев, нарнов, центавриан, теней и ворлонцев.

Черта на песке.

Для людей, в глазах которых уже отразился пламень их гибнущих надежд и мечтаний, их родной планеты, эта проведённая здесь черта означала Рубеж. Человечеству больше некуда было бежать, не к чему стремиться, не во что верить.

Рубеж был установлен у Проксимы, Рубеж, который вскоре будет затоплен потоками крови...

И пламени...

И тьмы...

Генерал Хейг тяжело вздохнул и вознёс неслышимую молитву Господу, в которого уже давно перестал верить. Он обмяк в своём кресле, понимая, что его долг — поставить Правительство в известность о только что полученной информации. Он понимал, но у него не оставалось сил, чтобы сделать это. Он не мог. Он просто...

Как он скажет им о том, что страх, преследовавший их все эти одиннадцать лет, только что обрёл силу реальности?

Минбарцы были на пути к Проксиме.

Люди готовились к этому долгое время. Нет, всё-таки, правильнее сказать, что они боялись этого долгое время. Фактически, минбарцы уже долгое время заставляли себя ждать. Если верить информации, полученной от Сатаи Деленн, период траура по их погибшему вождю должен был закончиться месяцы тому назад. Они уже давно должны были выбрать себе нового. А им не мог стать никто, кроме Синевала — воина из клана Клинков Ветра. В отсутствие Деленн, которая могла бы противостоять ему, это казалось неизбежным.

Но время шло, а минбарцы не появлялись. Как и многие люди Проксимы, генерал Хейг позволил проснуться надежде. Может быть, Деленн была не права. Может быть, они выбрали какого-нибудь жреца или мастера, который вовсе не стремится продолжать войну. Может быть, Вселенная моргнула. Может быть, у Бога изменились планы. Может быть, Человечеству даётся второй шанс. Проходили дни, и люди расслаблялись, и им начинало казаться, что они в безопасности.

Они оказались не правы.

Зонды раннего обнаружения засекли приближающийся минбарский флот. Большой минбарский флот, гораздо больше, чем в самых мрачных предположениях Правительства. Да, они построят здесь Рубеж, будут защищаться, но ведь Рубеж у Земли пал. Почему же должен устоять этот?

Хейг не был на Первом Рубеже, но ему приходилось слышать рассказы тех, кто был там и кому посчастливилось выжить. Те же самые шансы сдержать минбарцев были бы и у бумажной стены.

И где теперь они? Исчез Шеридан. Исчез Старкиллер. Предатель и изменник во всех смыслах. Хейг никогда особенно не любил его, но, по крайней мере, уважал. Как же мог он пасть так низко?

Ах да — "Вавилон" вернули. Те, кто его вернули, не потрудились ничего объяснить. Где теперь был Шеридан, оставалось загадкой. Хейг поручил командование кораблём генералу Такашиме, которая сейчас делала всё возможное, чтобы привести его в максимальную боеготовность. Хейг имел полное право лично командовать им, но он не мог. Он просто не мог...

Минбарцы идут. Минбарцы идут. Минбарцы идут.

Он никак не мог отделаться от этих двух слов. Они не переставали раз за разом вспыхивать в его голове.

Минбарцы идут.

Он всё ещё не сообщил вице-пре... президенту Кларку. Он всё ещё не сообщил генералу Такашиме. Он ещё не сказал мистеру Уэллсу. Он лишь намекнул об этом кое-кому ещё, и теперь лишь отчаянно ждал и надеялся, что она придёт.

Дверь открылась, и она вошла.

Посол Сьюзен Иванова. Посланница таинственной расы, известной как Тени, которые обещали свою поддержку в войне против минбарцев. Всё бы хорошо, вот только нет о них ни слуху, ни духу. А теперь минбарцы идут, и они стали действительно нужны Человечеству. Человечеству нужно хоть что-нибудь.

Минбарцы идут. Минбарцы идут.

— Здравствуйте, генерал. Как ваше здоровье? — она одарила его ослепительной улыбкой, садясь в кресло у его стола. — Надеюсь, в порядке?

— Да... да. Спасибо, хорошо. Я... — Хейг запнулся и сглотнул комок в горле.

Минбарцы идут. Минбарцы идут! Он не понял, что сказал эти слова вслух, пока не услышал ответ Ивановой.

— Что, наконец-то зашевелились? Что ж, надо думать, они успели подготовиться на славу.

Хейг закрыл глаза и попытался дышать ровнее. Он испытывал ощущение, как будто кто-то душит его. Это просто абсурд! Он ведь солдат, опытный солдат. Он сражался с дилгарами, принимал участие в осаде Нового Иерусалима, воевал плечом к плечу с генералом Франклином в кампании на Янусе-7. Он заглядывал раньше в лицо смерти, но это...

Минбарцы идут.

— Ваши... — ему перехватило дыхание. — Ваши союзники придут нам на помощь?

Она улыбнулась.

— Разумеется, генерал. Я же обещала это. Они придут.

Хейг кивнул и снова проглотил комок в горле. Глотку словно продрало наждаком. Он налил виски в свой стакан и, не глядя, осушил его одним глотком. На корабле он всегда держал эту бутылку шотландского виски в своей каюте. Потом он перенёс её сюда, и приберегал её для какого-нибудь подходящего случая. Скорая смерть казалась ему вполне подходящим случаем.

Иванова поднялась на ноги и отвесила ему насмешливый поклон. Она подошла к двери, коснулась её, но неожиданно остановилась и обернулась с улыбкой на лице.

— Но, конечно, у этой услуги имеется своя цена.

* * *

Минбарцы идут!

* * *

Где-то в совсем другом месте, другие люди вели свои приготовления. У них были свои источники информации, свои агенты. Они располагали множеством верных им глаз, ушей и разумов.

Место, в котором шёл разговор, было известно лишь как Приют. О нём мало кто слышал, и ещё меньше было таких, кто знал дорогу, ведущую сюда. Именно здесь человек по имени Бестер был занят беседой со своим собеседником.

— Мы знали, что это рано или поздно должно было случиться, — говорил он. — Вопрос лишь в том, готовы ли мы принять участие в деле, или мы должны... позволить событиям идти своим чередом?

— Мы не можем прятаться до бесконечности. Вы сделали все необходимые приготовления?

— О, да. — Бестер самодовольно улыбнулся. — Все нужные люди на своих местах. Всё, что необходимо, готово. Если, конечно, готовы мы сами.

— А вы как думаете?

— Я не знаю. Я ни разу не встречался с этими... союзниками человечества, но их посланница на Проксиме явно боялась меня, как огня. Это может означать кое-что важное. Что мы были правы.

— Возможно. Что насчёт капитана Шеридана?

— Что вы имеете в виду?

— Что он знает?

— То, что вы сказали ему и то, о чём он сумел догадаться сам. Во всяком случае, я не сказал ему ничего. Он очень умный человек и очень опасный. Я полагаю, что он без особого труда освоится на "Парменионе".

— А Сатаи Деленн?

— А, это... довольно интересный вопрос. Я приказал своим врачам обследовать её. Она представляет собой... помесь человека и минбарца. Так сказать, живёт в обоих мирах сразу. К сожалению, её генетический аппарат очень нестабилен. Сама она не желает рассказывать о своём превращении, но я бы на её месте не питал надежд на долгую жизнь. Если, конечно, она не сумеет как-то завершить тот процесс, который был прерван... Но это уже, я полагаю, лежит в вашей области компетенции.

— Я постараюсь выяснить всё, что смогу, но в данный момент у нас нет времени на это. Минбарцы будут на Проксиме через двенадцать часов. Сколько потребуется "Пармениону" и "Озимандиасу", чтобы добраться туда?

— Около восьми часов. Вероятно. Она намного быстрее, чем мои Старфьюри эскадрильи "Чёрная Омега". Я понимаю это так, что мы собираемся активно вмешаться в события?

— Я сомневаюсь, что нам удастся удержать от этого капитана Шеридана. А Сатаи Деленн может предоставить нам шанс покончить со всем этим без кровопролития.

— Хорошо, раз вы так считаете, то пусть. В конце концов, вы же знаете минбарцев гораздо лучше, чем я. Итак, вы собираетесь сообщить Шеридану правду? Или это должен сделать я?

— Нет. Он должен сделать свой собственный выбор. Слишком долго он был игрушкой в чужих руках, без ясных представлений и целей. Он отринул своё прошлое, но теперь он должен определить, каким будет его будущее. Он должен решить, чью сторону принять, оказавшись наедине со своими сомнениями.

— А что если, он сделает неверный выбор?

— Тогда мы устраним его. Мне тоже не нравится эта мысль, но недавно я узнал одну хорошую пословицу. "Кого-то нужно принести в жертву, если это необходимо для всеобщего спасения".

- "Потребности большинства перевешивают потребности меньшинства", — в тон говорившему сказал Бестер. — "Цель оправдывает средства". Получше следите за собственными мыслями. А то, что-то вы начинаете думать точь-в-точь как я.

- "Отчаянные времена порождают отчаянных людей". Не вы ли однажды сказали мне это?

Бестер улыбнулся.

— Именно так.

* * *

Хейг похолодел. Цена? Она раньше не говорила ни о какой цене. Что ещё за цена...?

Минбарцы идут.

* * *

Тимов ненавидела интриги. Она презирала политику. Ей становилось дурно при мысли о социальном самоутверждении. И ещё раздражали политические убийства — по её мнению, это было крайне неучтиво. Всё, что ей было нужно, — это жить в мире и спокойствии, чтобы можно было спокойно ругаться со слугами и превращать жизнь своего мужа в ад кромешный. Неужели её запросы столь нескромные?

Судя по всему, да. С того момента, когда она поняла, что для того, чтобы быть на равных с Мэриел и Даггер, ей придётся играть в ту же самую игру, что и им, она потеряла остатки покоя. Не одна, так другая проблема то и дело сваливалась на неё, и большинство из этих проблем крутились вокруг леди Эльризии, о которой Лондо говорил часто, и не всегда при этом выбирая благопристойные выражения.

— Ну, ну, Лондо, успокойся, — приговаривала она, постукивая пальцами по залысине на его лбу. Она отлично знала, что так его можно довести до белого каления. — Всё будет хорошо, вот увидишь.

— Где Дриго? — негодовал Лондо. — Я не собираюсь оставаться в этом месте ни единой лишней минуты!

— Ах, ты не должен так волноваться, мой милый Лондо. Дриго скоро вернётся, и он сказал мне, чтобы я постаралась успокоить тебя. Конечно, если тебе это нравится, я могу вызвать Мэриел или Даггер, чтобы они поухаживали за тобой...

— Тимов! Ты просто ведьма! Чудовище! Ты... ты... Ах, чтоб тебя! У нас даже нет слова, чтобы сказать тебе, кто ты такая.

Тимов улыбнулась, вспомнив тот разговор. Но её улыбка растаяла, когда она подумала о вызвавших его обстоятельствах.

Ещё одно покушение на его жизнь, и из всех попыток, эта была очень близка к тому, чтобы оказаться успешной. Машина Лондо была взорвана по пути из столицы в его поместье. К счастью, Лондо успел почувствовать что-то неладное и остался в живых, но получил множественные ожоги. Он сумел выйти на связь с одним из своих информаторов, — мелким, серым человечком по имени Дриго, который доставил его в частный дом, — безопасное место, где он мог спокойно восстанавливать свои силы. Дриго работал также и на Тимов. Поэтому он и вызвал её, рассказав о том, что произошло. Тимов сразу же примчалась туда и, чуть было, не замучила Лондо до смерти, но параллельно с этим занятием она осторожно прощупывала обстановку.

Высказанное утверждение о том, что это была работа Эльризии, было бы до предела банальным, но осознание того факта, насколько далеко она готова была зайти, наглядно подсказывало масштабы её амбиций. Тимов недолго взвешивала варианты решений, после чего придумала план, который был тут же решительно навязан отчаянно упиравшемуся Лондо.

— Что? — возмутился он. — Прикинуться мёртвым? Ни за что!

— Нет, конечно, я понимаю, что это вызовет определённые проблемы. Если говорить конкретно, тебе придётся приложить значительные усилия, чтобы добиться всеобщего признания в этом новом качестве.

— Такие подлые уловки ниже моего достоинства!

— Лондо! Заткнись и поработай своей головой хотя бы минуту. Рано или поздно, очередное покушение увенчается успехом. Кто-то очень сильно хочет, чтобы тебя не стало. Я, конечно, сочувствую им, но считаю, что тебе лучше перестать изображать из себя такую великолепную мишень для них.

— Осторожнее, Тимов, — предупредил он её. — А то я, чего доброго, подумаю, что ты вдруг озаботилась моим благополучием.

— Ты слишком хорошо о себе думаешь, Лондо. Я просто хочу сказать тебе, что если ты на время уйдёшь со сцены, те люди, которые стоят за всем этим, могут совершить одну или две ошибки, а ты будешь по-прежнему жив, чтобы отреагировать на это надлежащим образом.

Лондо заметно поник и задумался. Тимов закатила глаза и наигранно вздохнула. Что-то Лондо слишком часто принимается думать в последнее время.

— Я могу направиться на какую-нибудь из наших внешних колоний. Например, Гораш. Или, может быть, Фрейллис-12. Там у Эльризии не так много сторонников, и, к тому же, есть... — Он неожиданно замолчал и посмотрел на Тимов. — С тобой происходит что-то очень странное, Тимов. У тебя вдруг стали появляться отличные идеи. Что ты пила сегодня утром?

— Но ведь кто-то же в этом доме должен иногда думать за других, Лондо. Почему бы этим не заняться, к примеру, мне?

— Как мне теперь убраться с Примы Центавра?

— Я думаю, что Дриго сумеет справиться с этой задачей. Правда, Дриго?

— Да, мадам, — отозвался Дриго.

Уж он-то точно знал, на кого работает.

— Хорошо. Вот видишь, Лондо. Проблема решена.

— Да, если бы.

Но проблема была действительно решена. Лондо было нужно несколько дней отдохнуть, а Тимов провела это время в имении, чтобы, во-первых, не вызывать подозрений, а во-вторых, продемонстрировать всем свою напускную скорбь. Мэриел и Даггер тоже показывали всем, как они горюют, но их скорбь была уж совсем откровенно напускной. В городе тоже был объявлен траур, и прошли надлежащие церемонии, но все были несколько разочарованы тем фактом, что тело Лондо так и не было найдено.

Тимов испытывала утончённое удовольствие, в подробностях рассказывая Лондо о его похоронах, насчёт чего Лондо впоследствии заметил, что вряд ли кому-нибудь ещё доведётся услышать подобный рассказ.

Тем не менее, была ещё одна новость из тех, что она принесла Лондо, которая вогнала его в столь же мрачное настроение, как и предыдущая.

— Что значит "пропал"?

— Я хочу сказать, что он именно пропал. Вот так — взял и исчез, как будто его там и не было. У тебя точно не пострадал слух от того взрыва, Лондо?

— Но ведь это же была хорошо охраняемая камера в самой глубине подземелий Дворца! Как оттуда можно исчезнуть?

— Не знаю, Лондо, я там никогда не была. И, тем не менее, он пропал, и никто не знает, как. Леди Эльризия была крайне... раздосадована этим фактом.

Тимов не знала, почему Лондо так интересует этот странный мистер Морден, и она сомневалась в том, что он и сам это знает. В те дни кругом было полно всяких тайн и загадок, но это не означало, что раскрывать их было легче, чем обычно.

А потом он улетел. Частный челнок увёз его из города и тайно доставил на борт "Валериуса", капитан которого был должником Лондо — тот когда-то оказал ему несколько ценных услуг. "Валериус" направлялся в зону боевых действий, и Лондо попросил высадить его по пути на ничем не примечательной планетке под названием Эпсилон-3. Поскольку все вокруг считали, что Тимов ничего не известно о Великой Машине и о заключённом в ней нарне, она сделала вид, что не придала этому никакого значения.

Она вспомнила их ужин вдвоём перед расставанием. Неловкая тишина, почти нежный обмен колкостями и благодарность, так и оставшаяся невысказанной. Это было очень душевно.

Тимов пожала плечами и сделала усилие, чтобы развеять свои грёзы. Ещё минута, и ей покажется, что она и в самом деле любит своего мужа. Ха!

* * *

Минбарцы...

* * *

Та'Лону раньше не приходилось бывать на Проксиме, несмотря на то, что служба у Г'Кара заставляла его много путешествовать по самым необычным местам. Г'Кар обнаружил, что эта планета подверглась влиянию Теней, и решил не вмешиваться в её дела, дабы не обнаруживать своего существования раньше времени. Он продолжал следить за капитаном Шериданом при помощи своей Великой Машины, но всем его агентам было приказано держаться подальше от Проксимы.

До этого момента.

Та'Лон успел получить известие от центаврианского атташе, имевшего возможность наблюдать за Серым Советом. Минбарцы, наконец-то, перешли в наступление. Та'Лон появился на Проксиме за каких-то двенадцать часов до начала их предполагаемой атаки.

Попасть в сам город оказалось не так уж сложно. В конце концов, со времён последней нарно-центаврианской войны у него остались навыки пилота-истребителя, и у него были заготовлены документы за подписью советника На'Тод, которые от имени Кха'Ри предоставляли ему широкие полномочия. Если начнётся расследование, На'Тод в любой момент могла доказать, что документы поддельные.

Заявив, что ему необходимо произвести ремонт, Та'Лон посадил свой корабль на поверхность. Он попал на приём к генералу Такашиме, которая, как все считали, занималась организацией оборонительного рубежа. Она, почти не глядя, заверила документы Та'Лона, будучи благодарной за то, что хотя бы ещё один корабль можно было использовать для защиты Проксимы.

Истинная же причина появления Та'Лона на этой планете имела мало отношения к задачам её обороны. Он должен был выполнить последнюю клятву, которую дал своему другу.

Как Та'Лону уже успел сообщить Ха'Кормар'А Г'Кар, Деленн не было на Проксиме, но здесь находились другие люди, которым была нужна его помощь. Лита Александер и Маркус Коул. Лита Александер была телепатом, а, следовательно, ценным потенциальным союзником. Маркус Коул долгое время занимался слежкой за агентами Теней, и он мог располагать важной информацией.

Та'Лон прибыл на Проксиму, чтобы найти Сатаи Деленн, но выяснил, что её здесь больше нет. Но это не поколебало его решимость выполнить задание. Та'Лон жил, чтобы служить людям, и, во имя Г'Кара, он будет следовать велению долга.

Или умрёт.

* * *

Джон Шеридан был разносторонним человеком. В зависимости от обстоятельств, он становился лидером, командиром, оратором. Но, прежде всего, он был воином. Деленн в своей жизни встречалась со многими воинами, и она знала, какими различными могут быть эти люди, хотя у всех них было нечто общее.

Таким был её отец, который боролся, чтобы не сдаться перед лицом горя и одиночества, ставшими его уделом после ухода матери. Такими были Драал и Дукхат, которые сражались за единство минбарцев, за то, чтобы касты не забыли о своём предназначении. Таков был Нерун, который отправился воевать против самой Тьмы во имя любви к Деленн. Таков был Синевал, который вёл битву, руководствуясь понятиями гордости, чести и долга.

Деленн никогда не забудет тот первый раз, когда она увидела Шеридана. Это произошло в Зале Серого Совета, когда его, избитого, окровавленного, закованного, втолкнули в круг девяти фигур. С первого взгляда он поразил её воображение. Она увидела в нём пламенную гордость, силу, властность, и она увидела, как он стоял напротив Синевала, горя гневом, который, казалось, сам по себе был способен разорвать корабль на части.

Две стороны одной медали, как говорят земляне. Зеркальное отражение в воде, как говорят минбарцы. Две половины одной и той же души.

Деленн приходилось видеть Синевала в бою. Это было в тот раз, когда он повёл корабли в последнюю атаку на Землю, пылая переполнявшим его гневом и жаждой мщения, и эти чувства по своему накалу почти сравнялись тогда с её собственными, испытанными после гибели Дукхата... В другом бою она видела Шеридана. Он осмелился безумно шагнуть навстречу верной гибели. Она хорошо помнила вид "Вавилона", врывающегося в строй минбарских кораблей над Марсом.

Шеридан и Синевал. Две стороны одной медали.

Но что связывает с Шериданом её? Деленн тщательно изучала пророчества Валена, перечитывая их снова и снова, но она никак не могла достигнуть окончательной ясности их понимания, пока не увидела в первый раз Шеридана. В тот момент всё встало на свои места. Поначалу она сама отказывалась поверить в это, ей казалось, что ответ на давно мучивший её вопрос был кощунственным, невозможным.

После этого он похитил её, привёз на Проксиму, начались допросы... Тогда она боролась лишь за то, чтобы сохранить здравый рассудок, и чтобы не позволить страшной правде о содеянном ей вырваться наружу.

А потом он пришёл к ней как спаситель. Простой акт милосердия — еда, вода и возможность отдохнуть, но за ним последовало освобождение. Ей был дан шанс подумать, понять, осознать. Она вдруг обнаружила, что может говорить с ним о том, что волнует её, а он слушал. Она не знала, верит ли он ей до конца, но, по крайней мере, он слушал.

Всё изменилось после встречи с Валеном. Так много вопросов получили свои ответы, но возникло ещё больше новых вопросов. Она видела будущее — или то, каким может стать будущее. Она видела себя, стоящей над могилой Шеридана на разорённом Минбаре, и она поклялась, что не допустит, чтобы это случилось. Её превращение должно было стать первым из шагов к предотвращению этого тёмного будущего.

И она вошла в Кризалис, но была вырвана оттуда враждебной силой. Она не помнила почти ничего из того, что происходило в первые дни после того, как Кризалис был разбит. Но в глубине её сознания всё ещё жив был образ — пленница, бьющаяся в тенетах собственного разума, за решёткой из стальных прутьев, и Тени, всё ближе подбирающиеся к ней. Теперь, наконец-то, она была свободна, но её прежнее беспокойство вернулось к ней, обретя новую силу. Она знала, что ей уготована особенная судьба, — пророчества подтверждали это, но неужели всё должно произойти именно так? Нет ли здесь ошибки?

Она застонала, когда боль острым копьём вонзилась ей в глаза, пройдя сквозь затылок. Это происходило с ней всё чаще и чаще.

— Деленн? — обеспокоено окликнул её Шеридан.

Он опустился на колени рядом с ней.

— Как ты...?

... себя чувствуешь? Она не знала. Она не могла понять, что происходит внутри неё. Она предполагала, что ей предстоит испытать боль, пережить... трудности перехода из одного состояния в другое, но такого она не ждала.

Но как она может говорить ему о своих неприятностях, когда у него самого так много кровоточащих душевных ран? Деленн казалось, что она никогда не сможет забыть его лицо, каким она видела его в момент смерти Анны. Это было лицо человека, в котором стремительно гасли остатки надежды и девственной чистоты. Деленн уже не верилось, что между ними может снова возникнуть их прежняя... атмосфера взаимопонимания. Они были близки друг другу, — настолько близки, насколько это вообще возможно для человека и минбарца. Теперь же... он по-прежнему приходил к ней, по-прежнему слушал её, но в их разговоре всё чаще возникали неловкие паузы, как будто они оба боялись сказать что-то такое, что может причинить другому боль.

— Со мной всё нормально, — прошептала она.

С ней не было всё нормально. Она помнила, что говорили ей доктор Хоббс и доктор Кайл.

— Я хочу сразу заявить, что мне ничего не известно ни о той технологии, посредством которой произошло ваше изменение, но о его природе, — начала тогда доктор Хоббс.

Это была мягкая, приятная в общении женщина, которая говорила с Деленн без всякой натянутости. Деленн всё ещё побаивалась землян, и осознание того, что хоть кто-то не смотрит на неё, как на убийцу-минбарку, порождало в ней робкие искорки счастья.

— Я могу говорить лишь о том, что мне удалось выяснить, и я скажу сразу, что ничего хорошего в этом нет.

Ваша биология очень нестабильна. Вы сказали, что процесс не был закончен. Это полностью согласуется с моими данными. Ваши жизненно важные системы и органы разлажены, и особенно меня беспокоят возможные проблемы с сердцем. Впрочем, я предполагаю проявление и менее... опасных симптомов. Среди них я бы назвала сильные головные боли, тошноту, может быть, даже, потери памяти.

— Я наблюдаю у себя их все, — призналась она.

— Я так и предполагала, но боюсь, что положение может ухудшиться. Я могу назначить вам лечение, чтобы попытаться погасить некоторые из симптомов, но мне придётся делать это крайне осторожно, чтобы не повредить обеим частям вашей смешанной биологии. Самое же печальное то, что я не в состоянии добраться до корня проблемы, если только у вас не осталось какой-нибудь части того прибора или приспособления, с помощью которого вы проделали вашу трансформацию. Если бы я могла взглянуть...

— Он был конфискован мистером Уэллсом, — ответила ей Деленн. — В данный момент, он находится на Проксиме-3.

— В таком случае, боюсь, что мне удастся сделать немногое. По самым оптимистичным прогнозам, пройдёт лишь два-три месяца, и главные системы вашего организма откажут полностью. И я уже ничем не смогу вам помочь.

— Два-три месяца мне будет достаточно. Спасибо вам, доктор.

Деленн пыталась скрыть свой испуг, вызванный той беседой, но ей не очень хорошо это удавалось. Она хотела спрятать свой страх и от себя, и от Джона, который не упоминал об этом в разговорах с ней. По крайней мере, до сих пор.

— Сколько... нам осталось до прибытия на место? — задала вопрос Деленн, старясь не обращать внимания на то, что Джон был так близко к ней.

Она могла посмотреть ему в глаза и увидеть там всю череду пережитых им потерь, боли и мук; и кто знает, за какую долю этих мук она должна винить себя?

— Несколько часов, не больше, — ответил он. — Я... дело в том, что... — он отодвинулся от неё, присев на колени. — Хотел бы я знать, что замышляет Бестер.

— Ты не веришь ему?

— Я не верю никому, Деленн. Никому.

И даже мне, — грустно подумала она. — А почему бы и нет? Разве я сделала что-то такое, чтобы он поверил мне?

— Что он сказал тебе? Какие он дал тебе приказы?

— Вот это-то как раз и есть самое смешное во всей истории...

Шеридан, выполняя просьбу Бестера, пришёл к нему. Пси-коп был хмурым и озабоченным. Однако когда капитан вошёл в комнату, он встретил его улыбкой. В дверях Шеридан разминулся с капитаном Бен Зайном. Ответом на его осторожное приветствие была молчаливая гримаса хмурого долготерпения.

— А-а, капитан Шеридан.

Ему не нравилась щучья улыбка Бестера. Причина, по которой Бестер мог улыбаться, не показалась бы приятной нормальным людям.

— Ну, и как вам "Парменион"?

— Очень неплохо, — ответил Шеридан. — Это хороший корабль, с профессиональной командой.

— Отлично. Я доволен, что он вам нравится. Жаль лишь, что у вас не будет времени привыкнуть к нему.

Капитан, минбарцы начали наступление на Проксиму-3.

Шеридан с шумом выдохнул воздух. Что ж, он знал, что рано или поздно это случится. Нельзя было сказать, что эта новость потрясла его до глубины души, но, всё же...

— Будем ли мы предпринимать какие-нибудь действия? — задал осторожный вопрос Шеридан.

Он всё ещё не был уверен, чью сторону примет Бестер в этом конфликте. Его бы не удивило, если бы вдруг выяснилось, что Бестер собирается пересидеть самый жаркий момент, а затем прибрать к рукам то, чему удастся уцелеть.

— Конечно, капитан. Это слишком важно, чтобы мы могли оставаться в стороне. Я уже отдал капитану Бен Зайну соответствующие приказы. Он поведёт "Озимандиас" к самой Проксиме-3. Что же касается вас, я хочу, чтобы вы шли на Проксиму-7. Вне всякого сомнения, именно это место минбарцы изберут для выхода из гиперпространства, чтобы выгадать время для подготовки к нанесению удара по самой колонии.

Бестер замолчал, и Шеридан посмотрел на него.

— И?

— Простите, капитан?

— Как мне дальше поступать с этими минбарцами? Если окажется, что я высунусь у Проксимы-7 в тот момент, когда там будет находиться весь минбарский флот, даже я мало что смогу поделать...

— Кто говорит о том, что вы должны останавливать минбарцев? Я приказываю вам... просто быть там.

— Но...

— Вы же разумный человек, капитан. По крайней мере, я всегда считал вас таким. Я уверен, что ваши... инстинкты поведут вас в правильном направлении. Я дал вам приказ, капитан. Вы свободны.

— Я ничего не понял тогда. Не понимаю и сейчас. То он настаивает на том, чтобы я жёстко следовал его приказам, то говорит мне, чтобы я всё решал самостоятельно. Мне иногда кажется, что он сам не знает, чего хочет.

— А что ты станешь делать? — тихо спросила она.

Деленн ненавидела себя за этот вопрос, но она должна была его задать.

— Если Враг станет биться там с моим народом, с кем станешь сражаться ты?

— Я... не знаю. Я не собираюсь убивать людей Земли, Деленн. Я не стану делать этого! Но... не нанесу ли я им большего вреда, если позволю жить? Позволю... чтобы Тьма овладела ими?

Деленн потянулась и нежно коснулась его руки.

— Ты примешь правильное решение.

Но думала она о другом. О Совете Девяти... о великом договоре с Валеном, о предсказаниях...

Если только она сумеет убедить их в том, что пророчества говорят правду, всё может закончиться без кровопролития. Если она сумеет заставить Серый Совет узреть, что имел в виду Вален... кем был сам Вален... тогда, может быть, зародится надежда. Серый Совет будет там. Синевал не станет упускать возможности побыть во главе. Он всегда гордился тем, что в битве не уходит с переднего края. Как истинный воин.

Она видела, как его взгляд устремился прямо в её глаза, — и как будто открылась прямая дорога между их сердцами и душами. Другая половина моей души, — поняла она.

Он резко отвёл взгляд, возможно, осознав то же самое.

— Я приказал охране патрулировать отсеки, прилегающие к внешнему корпусу. Минбарцы могут попытаться высадиться на наш корабль. Хотя они никогда не делали этого раньше, это не означает, что Синевал не станет этого делать теперь. Или, может быть, люди с Проксимы могут попытаться взять нас на абордаж, я не знаю. Но у меня не осталось никого, чтобы приставить охрану к тебе самой. Если пожелаешь, ты можешь побыть вместе со мной в рубке, но...

— Нет, — тихо сказала она с грустной улыбкой на лице. — Мне кажется... я не перенесу этого.

— Я понимаю, — сказал он. — Пожалуйста, будь осторожна. Я не желаю...

Она улыбнулась ещё раз.

— Верь мне.

Она сделала над собой усилие, чтобы сдержать рвущуюся наружу злость на саму себя. Как там говорят земляне? Минбарцы никогда не говорят всей правды?

— Насколько... опытные эти нарны?

— Они очень хороши. Их командир — Ко'Дат — заверила меня, что они своё дело знают. — Шеридан улыбнулся. — Мы прозвали их "Сотня ребят мамаши Ко'Дат".

Деленн улыбнулась ему в ответ.

— Береги себя, — прошептала она.

— И ты тоже.

"Парменион" мчался сквозь багровые всполохи гиперпространства навстречу Проксиме, навстречу Битве на Втором Рубеже.

* * *

— Какая... цена? — севшим голосом проговорил Хейг. — Вы раньше...

— Простите? — переспросила Иванова. — Я вас не очень хорошо слышу.

— Что ещё за цена?! Вы никогда не упоминали...

— Правда? Ну, извините. Должно быть, и впрямь забыла. Вы же знаете, какая это штука — память. Так и норовит подставить ножку в неподходящий момент.

Хейг тяжело распластался по спинке кресла. Он не должен... Он не может... Минбарцы идут.

— Какая... какая у вас там цена?

— Да так, мелочь. Что-то вроде комиссионного сбора, взимаемого посредником при заключении сделки. Вас совсем не затруднит её уплатить.

— Какая цена?! — взорвался Хейг. Он вскочил на ноги, записки и документы полетели на пол с его стола. — Это вам не игра! Они... они идут, и если ваши друзья не помогут нам, МЫ ВСЕ УМРЁМ! ЧТО ЗА ЦЕНА?!

— Лита Александер. Что вы делаете с ней в данный момент?

Хейг моргнул.

— Мисс Александер? Какое она имеет...?

Он схватил ртом воздух и зажмурил глаза. Виски плохо чувствовало себя у него животе, и у него были все причины к такому поведению. Генерал уже несколько дней ничего не ел.

— Её держат в следственном изоляторе. Обо всех деталях осведомлён мистер Уэллс... Почему вы интересуетесь ей?

— Это моя цена. Я хочу получить её.

— Что? Я... Я не...

Минбарцы идут.

— Что вы намереваетесь с ней сделать? Я имею в виду, в качестве наказания за её преступление?

Хейг был просто не в состоянии думать. Это было настолько... дико. Минбарцы идут, и всего лишь через двенадцать часов вот это, — всё это, что его окружает, перестанет существовать. Он не должен... Он не может...

— За измену всё равно полагается смертная казнь, — пробормотал он, главным образом, для собственного успокоения. — Её должны судить, доказать её вину и после этого — казнить. Но... есть ещё другие... которые спорят о том, что... с ней делать. Господи, вам-то какое до этого дело?

— У меня с ней личные счёты. Я хочу получить её в своё распоряжение. Я хочу убить её. Без суда. Без следствия. Я хочу убить её своими руками.

Хейг не мог поверить, что слышит это. Он просто не мог поверить, что всё это происходит с ним наяву, но... Минбарцы идут. ГОСПОДИ БОЖЕ, МИНБАРЦЫ ИДУТ!

Но он колебался. Это было неправильно. Она по праву заслужила справедливый суд, но дело было не только в этом. Уильям Хейг всегда считал себя принципиальным человеком. Он с гордостью носил форму Вооружённых Сил Земли, никогда не сожалея о том, что надел её, без тени страха или сомнения. Он знал, что не запятнает честь мундира. Конечно, он пережил немало падений с той поры, когда надел её в первый раз, но это...

Если он даст согласие, он станет негодяем, — законченным, неисправимым негодяем.

И всё же, что одна, — может быть две, — жизни значат перед судьбой всего Человечества? Лита Александер всё равно погибнет, если минбарцы сделают с Проксимой-3 то же самое, что они сделали с Землёй. Неужели одна жизнь стоит так много?

Кого-то нужно принести в жертву, если это необходимо для спасения всех. Потребности большинства перевешивают потребности меньшинства.

Но ведь это... Это не так. Это аморально. Это незаконно. Это...

Иванова пожала плечами и направилась к двери. Дверь открылась...

— Стойте! — крикнул Хейг. — Да! Да, делайте с ней что хотите, но скажите им, чтобы они были здесь.

Иванова улыбнулась.

— Спасибо вам, генерал. Я всегда была уверена, что вы способны верно сориентироваться.

— Я сказал вам. Я не знаю, в какой камере она находится, но вы можете спросить мистера Уэллса. Я... я дам ему знать о своём решении. Я... я...

— Не стоит так волноваться, генерал. Рано или поздно, все мы окажемся в преисподней. У вас там будет весёлая компания.

Иванова ещё раз улыбнулась ему и ушла.

* * *

Даже если учесть, что времени на испытания этих новых кораблей класса "Белая Звезда" выделено почти не было, Трифан чувствовал себя в нём необычайно удобно. Их скорость и сила поражали его, — он и не предполагал, что при таком небольшом размере корабль может обладать столь отменными характеристиками. Но его беспокоили вопросы о том, насколько тяжёлые повреждения они могут выдерживать, а также, будут ли они достаточно эффективны в предстоящем бою. Казалось, что те элементы ворлонской технологии, что были внедрены в конструкцию кораблей, давали им полную гарантию, и, возможно, так оно и было. Это был один из тех немногих случаев, когда ворлонцы действительно помогли своим бывшим союзникам, — единственный с того момента, когда на Марсе был обнаружен корабль Теней.

Да, ему бы хотелось получше освоиться с этим прекрасным кораблём, но Синевал сказал, что это уже невозможно. Враг ждал их у Проксимы. Старкиллер ждал их у Проксимы. Земляне ждали их у Проксимы.

Их судьбы ждали их у Проксимы.

Трифан не принимал заметного участия в последней войне. В основном он служил помощником при Шакири, великом воине, павшем во время атаки Шеридана в битве у Марса. Трифан был для него тем же, кем был его друг Нерун для Бранмера. Но потом Нерун и Бранмер поднялись до самых высоких позиций в организации Рейнджеров, — и занимали их до тех пор, пока один из них не умер, а другой не исчез таинственным образом, — а Трифан всё это время прозябал без почестей и наград.

И так было до тех пор, пока Синевал не взял власть в свои руки. Синевал хорошо знал Трифана и даровал ему титул и должность Шай Алита, а также сделал его командиром флота Белых Звёзд. Он занял должность, оставшуюся вакантной после того, как Калейн возвысился и стал Сатаи.

Трифан не посрамит доверие Синевала. Здесь, у Проксимы, он отплатит за него сторицей.

Первой из гиперпространства вышла Белая Звезда девять, — "Вален", — а вслед за ней в пространство Проксимы вторгся весь остальной флот минбарцев.

Здесь пролегал Второй Рубеж, и минбарцы вышли к этой невидимой черте.

По другую её сторону их незримо ждали Тени...

Глава 4

"Придет Враг... и мы обретем единство с другой половиной своей души в войне против него. Вместе мы пойдем во тьму и пламя, чтобы принести Свет..."

Эти строки обрели бессмертие как часть предсказания Валена, которое было создано в конце последней Великой войны. Для минбарцев, не веривших в богов, Вален являлся самым близким эквивалентом бога.

"Минбарец, не рожденный от минбарца, он явился из ниоткуда в самые страшные дни Великой войны, принес победу над Тенями, сформировал Серый Совет, оставил после себя великие пророчества..."

И его предсказания исполнялись, но никто не мог предвидеть, что происходить это будет именно так. Только Деленн, только одна она, потратившая столько времени и сил на изучение его слов, помнившая их до последней строчки и знака препинания, только она могла оценить истинную, горькую иронию происходившего.

Две половины души сближались друг с другом, и шли они во тьму и пламя, но сближались они, чтобы сразиться, а тьму и пламя порождали сами.

Спустя десять лет после Битвы на Рубеже и последовавшего опустошения Земли, минбарцы и земляне снова сошлись в битве. Но на этот раз Древний Враг участвовал в ней на стороне землян, которые отдали все, что у них было, в уплату за свое право на существование. Может быть, людей Земли можно было простить за то, что они так легко позволили Теням взять их под свою опеку. На вопрос "Что вы хотите?" нетрудно ответить, когда пределом ваших мечтаний является возможность спокойно жить в мире и перестать каждую ночь в страхе поднимать взгляд к небу в ожидании грозящей гибелью инопланетной армады.

Но минбарцы, чем можно оправдать то, что делали они? Ничем, кроме случайной гибели одного-единственного человека. Ничем, кроме гордыни и высокомерия их вождя, Синевала. Ничем, кроме упорного желания добить уже поверженного врага, уничтожить людей, утративших все, чем те когда-то располагали.

В Битве на Втором Рубеже мог быть только один победитель, и им должны были стать Тени.

Но... надежда живет до последнего...

Деленн была Сатаи Серого Совета, избранницей Дукхата. Если бы не крутой поворот судьбы, из-за которого она оказалась на пути Шеридана, бежавшего с Минбара, сейчас она занимала бы место в Круге Девяти. Но она полагала, что, несмотря на ее отсутствие в течение целого цикла, она не утратила уважения и влияния Серого Совета, что к ее словам прислушаются. Если будет так, то можно предотвратить надвигающуюся трагедию, — сделать то, чего она не сумела сделать тогда, у самой Земли.

Во время ее плена у землян с ней произошли серьезные перемены, — и физические, и духовные. Процесс ее превращения в Кризалисе был жестоко прерван, и теперь, быть может, ее тело медленно убивает самое себя, но, тем не менее, она являлась живым подтверждением сказанного Валеном: у землян и минбарцев одинаковые души. Если только она сможет продемонстрировать это перед Серым Советом, тогда, может быть, кровь не прольется...

Она не хотела предавать Джона. Она видела, что судьбы их двоих были тесно связаны одна с другой. Раньше она не испытывала подобного чувства даже по отношению к Неруну. Сейчас Шеридан был в боевой рубке своего нового корабля, "Пармениона", пытаясь одновременно сдержать натиск минбарцев и мощь Теней, чтобы спасти свой народ. Он был лишь инструментом в руках какого-то Пси-копа, который решил пойти ва-банк, и, не колеблясь, поставил на кон миллиарды жизней.

Всего лишь считанные минуты назад Джон говорил ей, что не верит никому. И почему он должен кому-то верить? Собственное правительство, которому он так долго служил верой и правдой, предало его. Теперь он вынужден выполнять чьи-то бессмысленные приказы. Он был вынужден убить свою собственную жену, которая, возможно, была соучастницей готовившегося против него предательства.

Джон солгал, хотя Деленн не могла знать этого наверняка. Но она была убеждена, что он верит ей, пусть даже он сам боится признаться себе в этом. Но он верил, а ей оставался лишь маленький шажок до надругательства над этой верой.

Он не подумал о том, чтобы ограничить ее доступ к системам связи. Они были отключены, но включить их не составило труда. Нерун и Драал обучали ее многим вещам, в том числе и технологиям связи. Земная техника была примитивна по сравнению с минбарской. Ей легко удалось понять, как задействовать всю систему и послать сообщение так, чтобы об этом не узнали в рубке.

Она сделала глубокий вдох и поморщилась от боли в груди. С каждым днем ей становилось все труднее дышать и даже ходить. Все ее тело превращалось в сплошную боль.

То же самое происходило и с ее духом.

— Прости меня, Джон, — прошептала она, зная, что у него нет и не будет причин прощать ее.

То, что она делала, было окончательным и бесповоротным предательством.

Но что значили две их судьбы перед судьбами миллионов, которые погибнут, если она не сделает этого здесь и сейчас.

Она включила передатчик.

— Говорит Сатаи Серого Совета Деленн из клана Мир. Земляне держат меня в плену на этом корабле под названием "Парменион". Его капитаном является Старкиллер. Я немедленно должна встретиться с Серым Советом. Вы поняли меня? Я немедленно должна встретиться с Серым Советом.

Все. Она отступила на шаг. Какой-нибудь корабль освободит ее отсюда, и ее доставят в Зал Серого Совета. Там она сумеет убедить их в том, что узнала сама.

Этому должен быть положен конец.

— Прости меня, Джон, — снова прошептала она.

— Прости меня.

* * *

А Лондо-то думал, что газы, адские машинки, угрозы и загадки были настоящими неприятностями...

Было похоже на то, что с тех самых пор, как он впутался в делишки Г'Кара, всеми окружавшими его людьми овладела настоящая мания, заставлявшая их пытаться застрелить его, отравить газом, взорвать, зарезать или наделать больших-пребольших дырок в корабле, на котором он имеет несчастье лететь.

Впрочем, он должен был честно признаться себе, что большая часть этих неудавшихся покушений явилась следствием обычной практики центаврианской политики. Обычный способ вхождения в придворную свиту императора подразумевал, что претендент должен был найти среди ограниченного набора пурпурных тапочек свободную пару, причем впоследствии, как правило, никого не интересовало, что произошло с их прежним владельцем. И Г'Кар тут был совершенно ни при чем. Но, тем не менее, если бы не этот шелудивый нарн со своим шелудивым Древним Врагом, Лондо ни за что не стал бы ввязываться в высокую политику, а вместо этого вел бы спокойную, благочестивую и набожную жизнь. (Следует, впрочем, уточнить, что центаврианская религия подразумевала, что если человек непрестанно пьет, ест, играет в азартные игры, напропалую кутит с женщинами и очень плохо себя чувствует поутру, то он поступает как истинный верующий. Вероятно, свою роль в этом играла теория, согласно которой тот, кто стремится к достижению подлинных высот духовности, должен получать при этом свою толику удовольствий).

Ладно, кого я пытаюсь обмануть? — подумал Лондо. — Я ведь и сам на их месте делал бы то же самое.

Но все же, взвалить вину за все свои беды на Г'Кара было гораздо приятнее.

После того, как он, общепризнанный покойник, покинул Приму Центавра, он обрел временное укрытие на борту военного корабля под названием "Валериус", капитаном которого был его племянник Карн. Лондо был не особенно доволен тем обстоятельством, что Карн решил избрать для себя военную карьеру, но его влияния оказалось достаточно для того, чтобы его родственник попал на корабль, который являлся скорее церемониальным судном, предназначенным для парадов, а не боевым кораблем.

К сожалению, никто не позаботился поставить об этом в известность нарнов.

Если смотреть фактам в лицо, нарны и центавриане были в состоянии войны друг с другом. Да, факты — вещь упрямая, но Лондо все-таки считал досадным недоразумением то обстоятельство, что нарны ухитрились напасть на них так далеко от зоны боевых действий. Он направлялся на Фрейллис-12, чтобы войти в контакт со своими информаторами и агентами на этой планете, и никак не предполагал, что по пути его ожидает встреча с нарнским крейсером.

Это просто абсурд! — думал Лондо. — Интересно, осведомлен ли его капитан о том, кто я такой? Если бы Г'Кар знал об этом, он бы... Если бы Г'Кар знал об этом... Если бы Г'Кар...

Ладно, даже если до Г'Кара несколько сложно дозвониться в последнее время, то его правая рука в Кха'Ри вполне доступна.

Лондо все-таки удалось вломиться в рубку связи и послать составленное в дикой спешке сообщение прямо на Нарн, используя специальную частоту и кодирование, которые были известны всем агентам Круга Света. Лондо уже не чаял получить ответ, но даже он был обескуражен, когда на связь вышел сам капитан нарнского корабля.

— Приветствую, министр Моллари, — сказал капитан. — Позвольте представиться: воитель На'Кал, капитан крейсера "Г'Ток". Мне кажется, министр, что мы с вами вращаемся в одних и тех же кругах.

Для Лондо это было новостью. Неужели у Г'Кара агенты есть буквально везде?

— Похоже, что это так, — осторожно ответил он. — Не будете ли вы любезны... в знак признания некоторых наших общих черт, прекратить вашу атаку?

— Уже. Я предан Г'Кару, а моя команда предана мне. К нам пришла весть, что Враг, наконец-то, перешел к активным действиям, и готовится сразиться в минбарцами в предстоящей битве у Проксимы. Г'Кар отдал нам приказ попытаться оказать помощь минбарцам. Аналогичной услуги он просит и у вас.

— О, боги! — ужаснулся Лондо.

Давненько он не принимал участие в настоящем бою, — в последний раз это случилось на Фрейллисе-12, и, все-таки... Неужели это его шанс тряхнуть стариной, и прославиться еще раз? Может быть, это его шанс отвоевать свое место при дворе?

— Я сделаю, что смогу.

— У вас есть на борту телепаты?

— Думаю, найдется один или два. А у вас?

— Да, хотя они и не очень сильны.

— Ну, что ж. Похоже на то, что Г'Кару удалось совершить невозможное, и теперь мы действительно будем сражаться на одной стороне, не так ли?

— Есть вещи, более существенные, чем застарелая месть, министр. Полагаю, у вас есть координаты Проксимы?

— Разумеется.

— Значит, встретимся там. — На'Кал вдруг замолчал. — Скажите, министр, вы игрок?

Лондо поразмыслил над тем, стоит ли лгать, и пришел к выводу, что в этом нет никакого смысла.

— Да.

— Спорим, что нам удастся уничтожить больше их кораблей, чем вам?

Лондо улыбнулся. Нарн, который говорит умные вещи — редкое явление. Но нарн с чувством юмора...

Такое бывает еще реже.

* * *

Маркус ждал... просто ждал, стараясь не смотреть на женщину, находившуюся вместе с ним в комнате. Она тоже ждала. Он не знал, чего. Выражение ее лица оставалось мрачным с тех пор, как она вернулась от генерала Хейга. Она нетерпеливо расхаживала по комнате, пила нарнское вино и просто ждала. Было очевидно, что Сьюзен ведет яростный спор сама с собой, хотя она до сих пор не проронила ни слова. Маркусу самому был не чужд душевный разлад, и ему были хорошо известны признаки этого состояния. Он не знал, что было предметом ее внутреннего раздора, и он был не уверен, что ему действительно хотелось бы узнать об этом. Он хотел знать лишь то, где находится Лита.

Маркус Коул совершил в своей жизни немало поступков, о которых он не мог вспоминать без стыда. Его пьяная покорность судьбе, когда пала Земля и его родную планету — Вегу-7 — захватили нарны. Тот факт, что ему посчастливилось выжить посреди тотального пиршества смерти. Его упрямое стремление стать телохранителем Шеридана, — только лишь с той целью, чтобы забыть о своих собственных проблемах. То, как он предал Литу, — и Шеридана, — не устояв перед чарами Ивановой.

И именно это заставляло его испытывать самый острый, самый жгучий стыд. Ему поручили выполнение задания, — крайне важного задания, — и он не оправдал доверия. Иванова так легко обвела его вокруг пальца, — заманила его в камеру, заперла, а сама получила возможность заняться какими-то собственными делами. Маркусу не было известно, чего сумела добиться Сьюзен, но он видел, каким ледяным был ее взгляд, когда она пришла освободить его из камеры. Он понял, что случилось что-то действительно ужасное.

Ему до сих пор не было известно, что произошло с капитаном Шериданом, Сатаи Деленн, командором Корвином... и Литой. Он не получал известий из внешнего мира уже без малого две недели. Иванова за это время много раз уходила и возвращалась, но он знал, что у него нет никакой надежды вырваться отсюда, даже если ее нет в комнате. Он мог сколько угодно молотить кулаками в стену и кричать имя Литы, но все было без толку. Полный тупик. А когда она была здесь...

Иванова вдруг встрепенулась и вскинула голову.

— Это начало, — прошептала она.

Она глубоко вздохнула и вызвала кого-то через коммуникатор. Маркус не расслышал, о чем она говорила. Он сумел расслышать одно лишь имя: "Уэллс".

Иванова присела и откинулась, глядя в потолок.

— Начинается, — не глядя на него, бросила она. — Минбарцы явились сюда и мои друзья готовы дать им бой. Естественно, мы победим. Они не могут противостоять нам. Мы слишком сильны.

Иванова засмеялась, но ее смех звучал крайне фальшиво.

— Мы победим, и после этого мы пойдем войной на них самих... для разнообразия. Нам всем больше нечего бояться, Маркус. И тебе больше нечего бояться.

Маркус как раз собирался спросить, что она имеет в виду, но в этот момент дверь открылась. Через порог шагнул охранник, — это был Боггс, — и одной рукой он втащил внутрь...

— Лита! — воскликнул Маркус. Он вскочил и ринулся, было, вперед, но Иванова с неожиданной быстротой двинулась ему наперерез. Минбарский боевой посох с шипением раскрылся в ее руке, преградив путь Маркусу. Боггс кивнул Сьюзен и ушел.

Маркус смотрел на женщину, которая занимала центральное место в его мыслях. Главная заслуга в развитии отношений между ними принадлежала именно Лите, а он долгое время излишне осторожничал. Только лишь недавно он начал понимать, как много она значит для него.

То, что Литу зверски избивали, было очевидно. Ее одежда постепенно превращалась в лохмотья, а лицо было покрыто синяками и кровоподтеками. Дышала она тяжело и хрипло, правый глаз сильно заплыл. Взгляд ее левого глаза был туманным и рассеянным.

— Посмотри на нее, — заговорила Иванова. — Где теперь ее форма, ее перчатки, ее значок?.. Где все, что помогало ей выделиться из толпы, быть особенной, не такой, как все? Видишь, если отнять у нее силу, в ней не останется ничего. Она точно такая же, как и все мы, если забыть о том, чем же она, все-таки, отличается от нас. Она обделена всем, что есть у каждого нормального человека. У нее нет семьи, нет любовника, нет... нет причины, чтобы каждый день просыпаться поутру.

Все это — под запретом для тех, кто работает на Пси-корпус. Им не разрешено быть счастливыми. Те, в чьих руках находится Корпус, никогда не согласятся, чтобы хоть один-единственный телепат испытал эти маленькие радости в жизни, потому что это может вызвать у них самих тоску по собственному запретному счастью.

Маркус, не отрываясь, смотрел на Литу. Она подняла голову и поглядела на него. Выражение ее лица подействовало на Маркуса подобно удару ножа в сердце.

— Ты сейчас чувствуешь себя так же, — обратилась Иванова к Лите, — как моя мать чувствовала себя каждый день с тех пор, как они нашли ее. Вот так... так и я бы чувствовала себя, если бы вы нашли меня. С самого детства я так боялась вас... боялась вот этой штуки.

Она склонилась над Литой, и посох, который она держала напротив груди Маркуса, покачнулся. Он шагнул, было, вперед, но Сьюзен оттолкнула его на прежнее место. Она грубо сорвала значок Пси-корпуса с одежды Литы и поднесла его к своим глазам.

— Это всего лишь кусочек пластика. А я боялась его... попусту боялась вас все это время. Это не более чем пластик, а вы — не более чем такие же слабые, беспомощные существа, как и все мы, если у вас отнять вашу силу.

Теперь я хорошо понимаю, что мне нечего больше бояться.

Смотри на нее, Маркус. Все это время ты слышал от нее только ложь. Она не стеснялась использовать на тебе свою силу. Каждый раз, когда вы оставались вместе, она насиловала тебя телепатией, и самое страшное то, что ты ничего не знал об этом, а она забивала тебе мозги своими лживыми уверениями в любви.

Пси-корпус не знает, что такое любовь, Маркус. Она просто использовала тебя. Она хотела воспользоваться твоей наивностью, чтобы заполучить в свое распоряжение кусочек недоступной для нее настоящей жизни.

Маркус вздрогнул, когда увидел краем глаза что-то расплывчатое рядом с собой. Он повернулся, и холодный ужас разом сдавил ему горло.

(Черное, оно кричит в его голове, земля рвется, оно поднимается, кричит в его голове, большое черное порождение Ада кричит в его голове, кричит в его голове...)

Маркус понял, что перед ним Тень. Две Тени. Он пошатнулся и отпрянул назад, сверзившись на пол.

— Она не способна любить тебя, Маркус, — сказала Иванова. — Только я могу любить тебя.

Она крепче сжала посох в руках и опустила взгляд на Литу. Лита что-то пыталась сказать Сьюзен, но язык ей не подчинялся.

Маркус попытался двинуться вперед, но на его пути выросла Тень.

Иванова занесла посох для удара...

* * *

— Шай Алит, мы принимаем передачу.

Трифан повернулся к рейнджеру, который сказал это. Само это обращение заставило его испытать миг гордости и торжества, но он тут же напомнил себе о деле. Великий Синевал и Сатаи Калейн доверили ему этот пост. Он не даст им повода для разочарования.

— Это... это от нее. От За-вален.

Трифан вздрогнул. Деленн, бывший член клана Мир, бывший член Серого Совета, бывшая избранница Дукхата, бывшая минбарка. А теперь, она — не более чем За-вален, предательница своего народа, добровольная служительница Тьмы. Серый Совет совсем недавно поразил ее проклятием За-вален, что дословно означало "тень, брошенная на Валена". Ни один минбарец не имел права разговаривать с ней, смотреть на нее, и даже произносить ее имя. Она стала отверженной.

По законам минбарской расы, Трифан должен был проигнорировать это сообщение, сделать вид, что его просто не существует, как не существует и ее самой, но... идет война, и практическая необходимость важнее абстрактных принципов. Если эта передача подлинная...

Но даже Трифан не мог позволить себе думать дальше.

— Оповестите Серый Совет, если возможно — Сатаи Калейна лично. Пусть они решают, что нам делать.

— Может быть, мы должны сперва узнать содержание сообщения? Вдруг это важно, Шай Алит?

— Она За-вален, — возразил Трифан. — Ее слова — пыль, ее сердце — камень. Что бы она ни говорила, это не имеет для нас никакого значения.

Ритуальные слова не могли скрыть гнева и досады, бурлящей в душе Трифана. Он знал Деленн, хорошо знал. Осознавать, что теперь она отверженная... было больно.

Но долг стоял на первом месте. Долг и честь.

Трифан не знал, что заставило его в этот момент взглянуть вперед — инстинкт или просто счастливая случайность. Но получилось так, что он оказался первым, кто увидел их, — на переднем экране звезды померкли, когда огромные черные корабли возникли из ничего, подобно призракам. Устрашающий визг резанул внутренний слух Трифана. Он с хрипом втянул в себя воздух и, мысленно, не разжимая уст, взмолился, прося Валена о помощи.

Перед ним были Тени.

* * *

Генерал Лорел Такашима не была новичком в космических сражениях. Собственно говоря, все, кто служил в Вооруженных Силах Земли после ее гибели, имели боевой опыт. Она видела минбарские корабли, реющие в небосклоне Марса, и она наблюдала невероятный прорыв капитана Шеридана вот на этом самом корабле в центр минбарской армады. Такашима не любила Шеридана, но уважала его заслуги. "Вавилон" принадлежал ему, а не ей.

То же самое относилось и к его команде...

Когда Шеридан угнал корабль, большая часть команды была не на борту, — этих людей допрашивал Уэллс со своими секьюрити, а кое-кто просто был не на месте. Из тех, кто полетел, многие предпочли остаться с капитаном, но было достаточно и таких, которые вернулись, и среди них были люди Бестера.

Ничего удивительного в том, что Бестер не потрудился объяснить, что произошло с "Вавилоном" и куда делся капитан Шеридан, не было. Только что занявший пост президента Кларк высказался сквозь зубы по этому поводу, но позволил делам идти своим ходом. Генерал Хейг на глазах становился недееспособным, и не проявил интереса к этому событию. Мистер Уэллс, конечно же, интересовался, но он интересовался всем и всегда. А Такашима...

Она испытывала неприятное ощущение, но это было не просто беспокойство перед боем с минбарцами. "Вавилон" был главным звеном обороны Проксимы — с Шериданом или без него, — и он непременно должен был оказаться на ее переднем крае, но...

Почему у нее было такое чувство, будто происходит что-то странное? Может быть, тому виной засевший в памяти сегодняшний разговор с какой-то женщиной из персонала рубки? Она, по всей видимости, была человеком Бестера, но... почему же Лорел казалось, что она ее где-то уже видела?

Такашима остановилась и посмотрела на эту женщину. Это была привлекательная блондинка, очень элегантная на вид. Нет, ей не приходилось с ней встречаться, но все же...

— Прошу прощения, напомните мне, кто вы, — попросила она.

— Лейтенант Стоунер, — ответила ей женщина. — Второй лейтенант.

Такашима задумалась. Она никогда не слышала ни о каком лейтенанте Стоунер. Теоретически, она могла бы сейчас заглянуть в записи, чтобы идентифицировать личность Стоунер, но приближались минбарцы, и у нее не было времени, чтобы отвлекаться на второстепенные дела, и еще... и еще, ей, почему-то, не хотелось этого делать.

Приборы засекли появление двух других тяжелых крейсеров землян, и Такашима не удивилась. Ей казалось, что она прямо-таки... ожидала этого.

Послышался сигнал вызова через видеотерминал. На экране возникло изображение сурового, грубоватого военного с длинным шрамом на лице.

— Говорит полковник Ари Бен Зайн, капитан крейсера "Озимандиас", — проговорил он. — Рад встретиться с вами, генерал.

Его голос говорил о прямо противоположных чувствах.

— Аналогично, полковник.

Такашиме приходилось встречаться с ним один раз. Тогда она была всего лишь курсантом, а он уже прославился как герой Нового Иерусалима. Все считали, что он давно погиб. Что ж, Бестер не упустит возможности сделать сюрприз.

— Они здесь. Отбой.

Изображение пропало, и Такашима услышала голос одного из офицеров рубки, лейтенанта Франклина. Его слова не интересовали Лорел. Она знала.

Минбарцы пришли.

* * *

— Дядя Лондо, во что ты намерен нас втравить?

Хороший вопрос, — подумал Лондо. То, что он один сумел остановить атакующий нарнский крейсер, это одно, но его намерение залезть в самое пекло — это уже нечто совсем другое.

Минбарцы слева, Тени и земляне справа, а "Г'Ток" и "Валериус" болтаются посередине, изо всех сил стараясь достать Теней и увернуться от выстрелов землян и минбарцев.

В такие моменты Лондо охватывало острое желание поселиться в сельской местности и заняться хозяйством. Луга, поля, скот и все такое. И никаких тебе громадных, черных, похожих на насекомых кораблей, никаких сумасшедших пари с нарнами, никаких... никаких приключений, славы, почета, никакого шанса принести пользу своему народу.

— В интереснейший спор, Карн, — ответил Лондо. — В самое захватывающее пари из всех, что мне приходилось когда-либо заключать.

— Дядя Лондо, а ты точно не выпил?

— Да ты что, Карн! Как ты мог подумать обо мне такое?! Разумеется, я выпил! Но дело вовсе не в этом. Ты же не позволишь какому-то там нарну обставить тебя только потому, что ему в этом бою повезет больше, чем тебе, не так ли? Мы — центавриане, Карн! Каждый из нас стоит двух нарнов или землян!

— Конечно, мы не позволим!

— Хорошо. Итак, ты знаешь, что делать?

— Да, использовать наших телепатов, чтобы тормозить их корабли, а потом их... того...

— Хорошо, Карн, молодец. Ты быстро учишься. Что ж, ты человек военный, так что с этого момента поступай, как знаешь. А если я тебе вдруг понадоблюсь, ищи меня в этой каюте вот тут, под кроватью. Удачи тебе.

Первый раз в истории нарны и центавриане сражались бок о бок против общего врага. Жаль, что земляне и минбарцы не извлекли из этого должный урок.

* * *

Битва у Проксимы, — или, как ее назовут впоследствии, Битва на Втором Рубеже, — представляла собой запутанный клубок событий. Все вокруг двигалось, кружилось, менялось на глазах, и не было в этом движении почти никакого замысла и стратегии. Для землян, чьи жалкие силы обороняли Проксиму, не имело значения ничего, кроме задачи во что бы то ни стало удержать Рубеж. Для минбарцев это было противостоянием с древним Врагом, которого следовало уничтожить, чтобы завершить начатое за тысячу лет до этого. Это было сражение на стороне Света против Тьмы.

Для команды и капитана "Г'Тока" это было служением своему почитаемому вождю и делом чести — чести народа Нарна. Для капитана Карна Моллари это было исполнением желания его слегка помешанного дяди, а также, делом чести — чести народа Центавра. Оба капитана понимали, что им предстоят тяжелые объяснения со своими начальниками, но это произойдет только в том случае, если в этом бою им посчастливится остаться в живых. Но если будет так, между ними возникнет нерушимая дружба.

Для капитана Бен Зайна и мистера Харримана Грея имели значение лишь приказы, которым они следовали, от линии которых не следовало уклоняться. Согласно им, они сражались и не были намерены сдаваться. Для Лорел Такашимы это была простая задача — удержать Рубеж. Но задача эта вдруг стала казаться немыслимо трудной, — все вокруг тонуло в бездне кричащих голосов, мельтешащих людей и ее мыслей, всплывающих откуда-то из глубин сознания.

Для Шай Алита Трифана это был шанс заработать себе бессмертную славу, оправдать возложенное на него доверие. Для Сатаи Калейна это была боевая операция, которую следовало проводить по всем канонам военного искусства. Для Великого Синевала это было продолжением его судьбы, шанс построить то будущее, которое по праву принадлежало ему и его народу. Для Сатаи Хедронна, Ленанна и Ратенна это был день, когда минбарцы перестали быть палачами, а стали хирургами, вырезающими зло из тела Галактики.

Для посла Сьюзен Ивановой это был день, когда она избавилась от своего страха. Для воительницы Джа-Дур это было началом строительства нерушимого монумента в память о ее народе.

Для генерала Хейга это был последний день, когда он считал себя достойным уважения человеком. Для президента Кларка это был славный день. Для мистера Уэллса это было время, когда все его расчеты и вычисления окажутся либо доказаны, либо опровергнуты. Для Бестера это был период испытаний и закалки. Для Г"Кара это было началом ответного удара. Для Маркуса это был переходный момент, — ему предстояло сделать выбор. Для Литы это стало временем скорби. Для Та'Лона в этот день имела значение только возможность успеть вовремя.

Для Деленн, За-вален, это была слабая, сумасшедшая надежда на мир. Для пилота эскадрильи Старфьюри Ниомы Конналли это был нескончаемый кошмар без малейшего шанса проснуться. Для капитана Шеридана и командора Корвина...

* * *

Для капитана Шеридана и командора Корвина пришло время выбирать.

Шеридану, конечно же, приходилось сражаться с минбарским флотом. Корвин всегда был рядом с ним. Они оба не испытывали страха. Шеридана переполняла та уверенность высшего рода, что всегда приходила к нему в бою. Это давало ему возможность забыть обо всем остальном, — о Бестере, об Анне и Кларке, о Деленн, и полностью сосредоточиться, стать тем, кто раз за разом выходит из боя победителем. Корвин не испытывал подобной уверенности, но сосредоточен он был не меньше капитана.

Обычная стратегия Шеридана в подобной ситуации подразумевала минирование точки входа в систему, ведение продолжительного сдерживающего боя и заманивание минбарских кораблей в минные ловушки. Этот номер сработал с "Черной Звездой" и позволял им компенсировать их неспособность брать на прицел корабли минбарцев. Однако претворению этой стратегии в жизнь мешали две проблемы...

Первая заключалась в том, что он появился здесь практически одновременно с минбарским флотом, а заранее поставленных минных полей не было. По какой бы причине Правительство Сопротивления ни отказалось от этой меры, это означало, что Шеридану придется действовать быстро, выдвигая вперед свои истребительные эскадрильи, чтобы, не жалея пилотов, сформировать защитный барьер. Это даст ему время для медленного отхода и постановки мин. Ему оставалось надеяться лишь на то, что как можно больше Старфьюри успеют вернуться на корабль вовремя, до того, как он активизирует мины.

Вторая проблема была даже более серьезной. Тени.

Шеридан успел закончить первый слой минного поля, параллельно с этим сдерживая атаки минбарцев, когда первый корабль Теней промчался мимо "Пармениона". Шеридан вдруг услышал в своей голове истошный, буравящий нервы визг, и на мгновение застыл. Бросив взгляд на обзорный экран, он был потрясен видом того, что предстало перед ним. Ему еще ни разу не доводилось видеть так близко и отчетливо корабли Теней, но у него не было никаких сомнений, что это большое, черное, почти живое, похожее на паука существо и есть их корабль.

Визг подействовал на всех, кто был в рубке. Корвин поморщился, а многие другие трясли головами или прижимали ладони к ушам.

Все, кроме одного человека.

Алиса Белдон смотрелась в рубке неуместно. Вообще говоря, Шеридан плохо понимал, зачем Бестер решил снабдить корабль телепатом.

Но ему вот-вот предстояло выяснить это.

Алиса сосредотачивалась. Она крепко зажмурила глаза и сжала кулачки. С ее ладони капала кровь. Шеридан перевел взгляд на тактический дисплей перед собой. Эта штука... корабль Теней... он не двигался. Казалось, он был парализован.

Шеридан посмотрел на Корвина. Было совершенно ясно, что его помощник тоже заметил это.

— Кажется, полдела уже сделано, — сказал Корвин.

— Мне тоже так кажется. И напомните мне, когда вернемся, чтобы я не забыл прибить Бестера.

"Поступайте, как сочтете нужным" — говорил Бестер. Шеридану казалось, что эти слова были сказаны в связи с одними лишь минбарцами. Но Бестер имел в виду не только их. Наконец-то все кусочки головоломки встали на место. Бестер прислал сюда свои корабли, чтобы дать бой Теням. Телепаты служили своего рода оружием против них. Бестер загонял его в угол.

Шеридан вспомнил все самые горячие, самые проникновенные слова Деленн о Великой войне и о Древней Тьме. До этого момента он был еще не до конца убежден, что поверил им. Даже после того, что было с ними на Вавилоне 4. Теперь же он верил.

Он неслышно прошептал ее имя. Те, кто, наверное, были внутри этого корабля, стали причиной смерти Анны — неважно, прямо или косвенно. Это они проникли в Правительство Сопротивления, они убили его жену, из-за них он стал беглецом и предателем.

Шеридан поглядел на Корвина, который в ответ лишь пожал плечами.

— Орудия бакборта, беглый огонь по этой штуке, — приказал Шеридан. — Разорвать ее в клочья!

Все, кто был в рубке, сразу же заулыбались, будто и не ожидали иного приказа.

Как сказал один великий человек пару с лишним тысячелетий назад: "Alea jacta est."

Жребий брошен.

* * *

Здесь повсюду Тьма, — думал Та'Лон. — Мертвящая, ужасная Тьма.

Он чувствовал ее — рассеянную в воздухе, стелющуюся по земле, кроющуюся в людях, с которыми он встречался и разговаривал. Они сами отдали себя Врагу, не зная, или не желая знать о том, что будет дальше. Да, они сделали это потому, что над ними довлел страх. Но дела это не меняет — они теперь во власти Тьмы.

Повсюду была объявлена тревога, чтобы люди успели укрыться в убежищах. Эти убежища не спасут их, если минбарцы сделают с Проксимой то же самое, что они сделали с Землей. Люди знали это, и поэтому не шли туда. Вместо этого они собирались в Главном Куполе, устремляя взоры к небу. Они ждали, — ждали, когда это небо расколется ослепительным светом, который станет знамением конца их существования.

Та'Лон был одинок, но он обязан был выполнить свое задание. Найти Маркуса Коула. Найти Литу Александер. Освободить их из плена Тьмы, которая поглотила эту планету.

Охранники Службы Безопасности были такими же людьми, как и все остальные. Многие из них просто паниковали. Многие покинули свой пост, — может быть, желая провести последние мгновения своей жизни со своими любимыми и детьми, может быть, чтобы забыться в тумане опьянения и не ведать о приближающейся смерти. Может быть, по какой-то иной причине.

Попасть в правительственный комплекс в Главном Куполе оказалось несложно. Еще достаточно давно Г'Кар обзавелся детальными планами всех крупных городов и комплексов всех планет, представляющих собой силовые центры Галактики. Никогда не знаешь, что именно пригодится...

Сперва Та'Лон попытался попасть в следственный изолятор. Но на страже стоял охранник, в душе которого сохранялся холодный профессионализм, хотя и он висел на волоске над бездной отчаяния. Он не пустил Та'Лона, уцепившись за свой служебный долг так, будто от этого зависела его жизнь.

Поэтому Та'Лону пришлось пытать счастья в другом месте. Удача оказалась на его стороне.

В коридоре он заметил расхаживающего взад и вперед землянина, в глазах которого было настоящее горе и отчаяние. Он выглядел опустошенным, измученным и... потерянным.

У Та'Лона были фальшивые документы, удостоверявшие, что он — нарнский советник по вопросам безопасности. Охранник у следственного изолятора настаивал на проверке их подлинности, но у Та'Лона не было времени на это. Они и так неплохо помогли ему добраться досюда.

Землянин разговаривал сам с собой, непрестанно повторяя одни и те же два слова.

— Минбарцы идут. Минбарцы идут. Минбарцы идут.

Увидев Та'Лона, он остановился. Нарн разглядел на его мундире знаки отличия генерала.

— Вы?.. — прошептал генерал. — Я помню вас. Это было... это было...

Теперь и Та'Лон вспомнил его, и был поражен, поняв, что эта жалкая фигура перед ним и есть тот некогда спокойный, уверенный в себе генерал Хейг, каким он помнил его со времен прошлой войны с Центавром. Земляне тогда помогли нарнам, — точнее говоря, помог Шеридан, что, по сути, означало то же самое. Генерал Хейг тогда прилетел в город Г'Хоражар для совещания с Кха'Ри. Та'Лон тогда служил в вооруженных силах Нарна и командовал группой охраны генерала Хейга.

Конечно, это было задолго до Г'Кара. Задолго до Неруна. Это было миллион лет назад.

— Генерал Хейг, — медленно проговорил Та'Лон.

— Вы погибли, — пробормотал Хейг. — Вы... погибли. Я был уверен, что вы погибли. Мы все... погибли. Все погибли... Минбарцы идут.

— Вы не знаете, где находятся Маркус Коул и Лита Александер? — задал вопрос Та'Лон.

Он не надеялся получить осмысленный ответ, но, может быть, может быть, ему улыбнется счастье... Этот человек был не под властью Тьмы, но под властью безумия.

— Нет! — закричал вдруг он. — Нет! Я... О, Господи Боже, кто я теперь? Веселая компания в преисподней... сказала она. В преисподней...

Хейг закрыл глаза.

— Комната шесть, нулевой этаж, серый сектор. Идите. Спасите их! Пожалуйста... цена... цена слишком высока.

Та'Лон кивнул и тихо поблагодарил Хейга. Он собрался уйти, но повернулся к генералу и напоследок похлопал его по плечу. Хейг никак не отреагировал. Ему оставалось надеяться лишь на то, что смерть придет раньше, чем он осознает, что случилось с его народом.

Та'Лон подошел к воротам Серого Сектора и застыл на месте. Дорогу загораживал землянин, сопровождаемый двумя охранниками.

— Даже при разгуле анархии должен соблюдаться какой-то порядок, — сказал командир. — Даже у хаоса есть своя цель. Можете ли вы рассказать мне о вашей?

* * *

Белые Звезды рвались вперед, обходя сверху и снизу минное поле, поспешно поставленное Шериданом. Минбарцы видели своих врагов. Земные корабли, которые они собирались уничтожить, и защищавших их Теней. Гораздо ближе к центру системы, возле самой Проксимы-3, шел ожесточенный бой с участием одного нарнского, одного центаврианского, двух земных кораблей, а также множества кораблей Теней, но то было далеко. Здесь же, на окраине системы Проксимы, минбарцы снова, как во время оно, противостояли Теням. И теперь им не помогали ни ворлонцы, ни Изначальные, ни Вален. Однако на их стороне был Старкиллер.

Первые корабли Теней, кричащие порождения ночного мрака, возникли перед Белыми Звездами. Белые Звезды были быстрее, чем крупные корабли минбарцев, и они первыми ринулись в атаку.

Но Тени были быстрее их.

Сдвоенный сфокусированный залп двух Белых Звезд ударил по черному кораблю. Минбарцам уже приходилось иметь дело со своим Древним Врагом и до этой битвы, в мелких стычках. Корабль, найденный ими на Марсе, был уничтожен, как и те два, с которыми они бились у Ганимеда. Но никогда еще Враг не противостоял им в таком количестве, никогда еще им не приходилось видеть столь ужасающую мощь.

Другой корабль Теней взмыл над Белыми Звездами, разрывая их на части энергетическим ударом. Раненый корабль отступал, а на его место выдвигались два других. Появились еще Белые Звезды, и их объединенная ударная мощь возросла. Неслышимый визг черного корабля разнесся повсюду, когда его шипы с одной стороны пожрало яркое пламя. Минбарцы на обоих кораблях ощутили этот крик. Через мгновение закричали и они, когда Тени нанесли ответный удар.

Тени наступали, тесня Белые Звезды назад. Одна из них перешла в контратаку — ринулась вперед, на короткое время заставив Теней убраться с дороги.

Но Теней было слишком много... Слишком много...

* * *

Синевал стоял в центре Зала Серого Совета, Один в круге Девяти. Он смотрел на разворачивавшуюся перед ним битву спокойно и терпеливо.

В отличие от многих членов Совета, Синевал был непревзойденным стратегом и тактиком. Приливы и отливы в ходе сражения были для него открытой книгой. Он умел определять слабые места, оценивать уязвимость вражеских и своих сил, надежность позиций и обороны.

В данный момент было еще слишком рано говорить о каком-то определенном исходе боя. Теней было больше, чем он ожидал, но минбарский флот по-прежнему превосходил их числом. Присутствие целых трех тяжелых крейсеров землян удивило его, — один из них был тот самый "Вавилон", который так хорошо запомнился ему со времени атаки у Марса, — но еще больше его удивило то обстоятельство, что два других атаковали силы Теней так же активно, как и корабли минбарцев. Синевал не ожидал такого поворота дел, но отнес происходящее на счет ужаса, вероятно, охватившего, наконец-то, землян при виде тех, с кем они заключили союз. Присутствие военного корабля нарнов и крейсера центавриан стало еще один сюрпризом для него, и, главным образом, потому, что они сражались против общего врага спина к спине.

Было очевидно, что в рамках игры ведутся свои игры, и Синевалу не нравилось, что кто-то еще осмеливается вмешиваться в череду событий.

— Великий!

Это сказал Калейн. Синевал повернулся к нему, испытывая раздражение оттого, что ему пришлось оторваться от созерцания битвы.

— Мы получили сообщение. От... нее. От За-вален.

Синевал видел, как вытянулись лица Ратенна и Ленанна, двоих членов религиозной касты, все еще остававшихся в Совете. Эти двое больше всех протестовали против принятия решении о наименовании Деленн За-вален — отверженной. Синевал и сам ничуть не верил в то, что он твердил членам Совета — что Деленн ушла вместе со Старкиллером сама, что она помогла ему совершить побег с Минбара, что она по своей воле стала работать на Врага. Тем не менее, в его интересах было делать вид, что он верит в то, что говорит. Без Деленн Серый Совет мог прислушиваться только к его словам.

И все же...

Синевал слушал записанное сообщение — послушник, который принес его Калейну, воспроизвел его для всех. Когда оно кончилось, в зале повисла тишина. Синевал знал, что думает каждый из членов Совета. Его собственные мысли находили выражение в одном-единственном слове.

Старкиллер.

Шеридан ускользнул с Минбара, убил двоих членов этого собрания, и искалечил — физически и эмоционально — еще троих. На его совести смерти бесчисленных минбарцев. Он осмелился дерзко смотреть на самого Синевала прямо в этом Зале. Тот факт, что Шеридан также косвенно способствовал тому, что Синевал занимает сейчас свое место, не был забыт Великим. Напротив, это было еще одной причиной, по которой ему не терпелось расправиться со Старкиллером.

— Доставить их сюда, — приказал Синевал. — Обоих — Старкиллера и Де... и За-вален. Заковать их и привести ко мне для праведного суда.

Эта война кончится здесь, в небесах Проксимы, но ее конец невозможен, пока не умрет Шеридан, и пока Де... пока За-вален не будет наказана за свою измену.

Синевал знал, что у людей есть хорошая пословица. Великие державы всегда строятся на крови.

Он построит минбарскую державу на крови двоих людей.

* * *

Капитан Бен Зайн чувствовал, как встает во весь рост перед ним зло, сконцентрированное зло множества тысячелетий. Он радовался этому. Он — солдат, он — воин. Он сражался во множестве битв, и каждый раз он оставался в живых. Он выживет и на этот раз.

Стоящего рядом с ним Грея будто ударили в подбородок, — его голова дернулась назад, выдавая силу телепатического поединка. Бен Зайн пользовался преимуществом, атакуя орудиями обоих бортов и носовой батареи. Он уже сражался с Тенями раньше. Непобедимый враг — это миф.

Его не удивило, что "Вавилон" вдруг стал сражаться вместе с ним. Ему было известно о многих, если не обо всех маленьких секретах Бестера. Но появление нарнского и центаврианского кораблей, вступивших в бой вместе, оказалось для него неожиданностью.

Бен Зайн погрузился в упоение боя, ощущая два противоречивых переживания — ярость сражающегося воина и спокойную безмятежность человека, который примирился с неотвратимой гибелью.

Пока длится этот бой, он знает, что он бессмертен.

* * *

— Минбарские истребители атакуют!

Шеридан выругался.

Защитный барьер из истребителей был почти полностью съеден противником, но таким образом он выгадал время, чтобы поставить минное поле и сосредоточить свои атаки на кораблях Теней. Он все никак не мог привыкнуть к мысли, что ему приходится сражаться с новым противником. Теперь же минбарцам удалось прорваться сквозь минное поле. Он не удивился — рано или поздно это все равно бы произошло, но он желал бы знать, чего им это стоило.

— Задействовать перехватчики, вести заградительный огонь всеми батареями! — приказал он, посмотрев на Корвина, который приник к тактическому дисплею, судорожно управляя ходом боя вокруг корабля.

В данный момент Тени вели массированную атаку против минбарцев. Шеридан предпочел бы предоставить двум противникам возможность перемалывать друг друга, но он понимал, что скоро обратят внимание и на него.

Он метнул взгляд на Алису Белдон. Она стояла, тяжело привалившись к корпусу дисплея, и тяжело дышала. С ее помощью к этому моменту ему удалось уничтожить два больших корабля Теней и еще невесть сколько малых, но это отняло у Алисы почти все силы. Она была на пределе. Она подняла взгляд и изможденно улыбнулась.

Черт тебя побери, Бестер! — мелькнула мысль у Шеридана. — Зачем ты впутал в это дело детей?

Корабль затрясся под массированным огнем минбарцев. Перехватчики старались на пределе своих возможностей.

— Абордажная капсула! — воскликнул Корвин. — Но ведь...

Шеридан тоже испытал изумление. Минбарцы никогда не брали корабли на абордаж. Они действовали иначе. Если уж они решились на такой шаг, значит, им действительно что-то очень нужно на "Парменионе"...

Он широко раскрыл глаза.

— Деленн! Дэвид, мы можем сбить ее?

— Нет. Она слишком маленькая, чтобы пострадать от заградительного огня, и на ней тоже эта маскировочная штука, поэтому мы не можем взять ее на прицел.

— Ах, черт! Прикажите... пусть Сотня ребят мамаши Ко'Дат бегом направляется в то место, где они предположительно будут прорываться. Направьте сообщение... — он подумал о Деленн. — Нет, не надо. Я сам пойду и позабочусь о ее безопасности. Мистер Корвин, принимайте командование. Я скоро вернусь.

Корвин остолбенело смотрел, как Шеридан выбежал из рубки. Это больше, чем просто поразило его. Что же за чувства он испытывает к Деленн, если поступает так?

Он перевел взгляд на минбарский флот и сглотнул. Он не был Старкиллером, но он многому научился у этого великого человека.

Он знал, что ему делать.

* * *

Деленн выпрямилась, услышав сигнал тревоги. Она закрыла глаза и стала думать о Джоне. Она не знала, возненавидит ли он ее за это, но она была готова принять его ненависть как должное. Другого выхода не было. Она чувствовала, как повсюду вокруг гибнут люди ее народа. Тени были слишком сильны, а минбарцы — слабы. Подгоняемые гордыней и высокомерием, они сделали для своего поражения не меньше, чем сами Тени.

Она открыла дверь и вышла из каюты. Минбарцы придут за ней. Ее доставят на корабль Серого Совета, и она сумеет положить этому конец.

Она едва удержалась на ногах, когда корабль сотряс мощный толчок, и через некоторое время услышала звуки боя. Слегка приподняв платье, она побежала вперед. Она должна сделать это!

Завернув за угол, она попала в один из причальных отсеков для челноков. Помещение было набито дерущимися нарнами и минбарцами, сверкали выстрелы, мелькали мечи и посохи. Ее ушей достигал звон ка'токов и боевых посохов, крики умирающих и хрипы раненых.

Закрыв глаза, она молча взмолилась о прощении греха.

Ей нужно найти командира минбарского отряда. Вероятно, она сможет узнать его или ее. И командир, конечно же, поймет, что это она. Она начала медленно пробираться вдоль стены отсека, уклоняясь с пути нарнов, надеясь, что ей удастся пройти незамеченной.

У ее ног рухнул нарн, из раны на шее хлестала кровь. Он умоляюще протянул руку к ней, но она молча шагнула в сторону, стараясь сдержать рвущиеся наружу рыдания. Она не смотрела на его отчаянные, подстегиваемые туманящей разум болью, конвульсии и споткнулась о его руку, распростершись на полу. Она поползла, было, вперед, но почувствовала, как нарн, движимый предсмертным ужасом одиночества, схватил ее за лодыжку.

Прямо над ней бились друг с другом нарн и минбарец, в их руках блистали посох и клинок, — покрытые вековой славой орудия. Они приблизились, и минбарец упал. Деленн попыталась отползти вбок, но он свалился ей прямо на спину. Ее ударила слепящая боль, и она на какое-то время потеряла сознание.

Когда она пришла в себя, бой заканчивался. Нарны отступали, но сумели укрепиться в главном коридоре, ведущем из причальных отсеков к другим помещениям корабля. Минбарцы медленно продвигались вперед. Деленн застонала и, зажмурив глаза от боли, выкарабкалась из-под лежавшего поверх нее тела. Она медленно перевернулась на спину и открыла глаза.

— Деленн!

О, нет.

Джон мчался вперед, выбивая пистолетным огнем минбарцев, пытавшихся приблизиться к ней. Нарны, воодушевленные его примером, начали контратаку. Минбарцы, под влиянием кипевшей в них ярости и гордости, ринулись им навстречу.

Корабль снова содрогнулся всем корпусом, и Деленн упала лицом вниз. Джон тут же подхватил ее и прижал к груди.

Ох, Джон, нет. Я не... я не хотела...

Он вдруг отпустил ее и резко обернулся, мгновенно открыв огонь. Минбарский воин завалился на бок, пораженный выстрелами в упор — в грудь и в голову. Шеридан, однако, был чем-то озабочен. Прижавшись спиной к стене, он начал возиться со своим оружием. Энергетическая капсула исчерпала свой заряд.

Кровь. Столько крови. Столько смерти. Все из-за нее. Так много смерти...

— Прости меня, Джон, — тихо сказала она.

У нее не было оружия, но она в нем и не нуждалась. Нерун и Драал хорошо обучили ее искусству рукопашного боя. Она нанесла удар Джону в живот. Его рефлексы предупредили его об опасности, но заблокировать удар он уже не успел. Он согнулся пополам, и она рубанула ладонью по его шее. Шеридан без чувств свалился на пол. Деленн увидела, как что-то блеснуло на его поясе. Это был ее боевой посох, тот самый, который Сьюзен Иванова отняла у нее на Минбаре, тот самый, который она подарила Джону в знак взаимного доверия, когда они покинули Вавилон 4.

Доверия, которое она только что растоптала.

Она сняла оружие с его пояса и заметила, что прямо перед ней стоит воин. Он произнес всего лишь одно слово:

— Старкиллер.

— Его надо оставить здесь, — сказала воину Деленн. — Вы слышите меня? Оставьте его здесь. Я Сатаи Деленн из Серого Совета, и я требую, чтобы меня доставили туда. Этому надо положить конец. Пожалуйста, послушайте меня. Это должно кончиться.

В ответ воин произнес еще одно слово.

— За-вален.

* * *

Сьюзен посмотрела вниз и наткнулась на обреченный взгляд Литы Александер. Телепатка уже смирилась с тем, что ей придется умереть. Для Сьюзен это было совершенно очевидно. Она сломана. Она кончена.

Сьюзен занесла посох. Больше нет смысла бояться. Больше нет причины просыпаться в холодном поту по ночам. Больше нет резона прятаться.

Она поглядела на Маркуса. Он страшно бледен и выглядел так, будто ему очень хочется сделать что-то, но это не в его силах. Двое Теней стеной стояли между ним и Сьюзен. Она изобразила на лице нечто такое, что, как она надеялась, можно было принять за ободряющую улыбку...

Ее голову вдруг потряс взрыв. Она не знала, закричала ли она на самом деле, или это ей лишь казалось, но на нее вновь обрушилась весь ее страх и вся ее боль и мука. Это было страшное насилие, — кто-то вторгался в самые сокровенные глубины ее души, куда она позволяла входить лишь своей матери.

Сьюзен снова закричала, на этот раз в полный голос. Лита. Но как?.. Наркотики... Уэллс уверял ее, что... что... Ворлонец. Ворлонец!

Она почувствовала, как посох вывалился из немеющих пальцев. Она продолжала кричать не переставая. Она рухнула на колени и кричала, визжала, и вскоре весь мир сократился для нее до одного лишь этого неистового визга.

Она чувствовала, что Тени отступают. Они могли сопротивляться телепатически наведенной боли ничуть не лучше, чем она. Вообще говоря, гораздо хуже.

Боль прекратилась — или ей так показалось. Но ее крик не смолк. Она превратилась в... бессловесный, безжизненный обрубок, неспособный ни двигаться, ни дышать, ни говорить. Только кричать...

И кричать...

* * *

Нигде Тьма не бывает так сильна, как за стеною крепости сил Света...

Несущая Смерть сидела в одиночестве в своем убежище, которое она загодя приготовила для такого случая. Она чувствовала присутствие Теней где-то рядом с этим кораблем. Они победят. Конечно, а как же иначе?

Она понимала Теней. Она не была ни их рабом, ни их слугой, но их добровольным союзником. Если бы только они проявили активность каких-то тридцать или сорок лет назад, ее народ до сих пор бы жил, а может быть, и господствовал бы в Галактике.

Пусть дилгары погибли, пусть им никогда больше не подняться из могил, но их должны запомнить... Она сделает так, что для ее народа будет построен неуничтожимый монумент, и как забавно будет то, что создаст его та самая раса, которая уничтожила дилгар, на руинах другой расы, — той, что приютила ее.

Не просто так ее прозвали Несущей Смерть. Она сделала необходимые приготовления... Строительству ее монумента крови положено начало.

* * *

Лита отползла подальше от Сьюзен. Агент Теней чуть не свалилась прямо на нее. Она не переставала визжать.

Лита сама не понимала, что произошло. Она помнила, как ее избивали, помнила допросы и грубую иронию Уэллса, его жестокую словесную пытку. Она помнила наркотики. Она помнила, как пыталась прикоснуться к разуму Маркуса, и у нее ничего не получалось. Она помнила нависшую над ней угрозу...

И еще она помнила слово. Слово, сказанное голосом, живущим в ее сознании, голосом, который она до сих пор не могла понять.

НЕТ!

И тогда она ударила. Полусознательно, не понимая, отчего и зачем, она нанесла удар всеми своими силами, создавая вспышку мысленной агонии.

Единственный, кого она видела, был Маркус. Когда он взял ее на руки, она почти забыла о том, где находится. Одно мгновение, она просто наслаждалась его теплом, тем, что он находится рядом с ней.

Но только лишь одно мгновение...

Тени двигались. Она увидела это чуть раньше Маркуса и оттолкнула его прочь. Она слышала голос, говоривший с ней, заботливо и осторожно направлявший ее. Она закрыла глаза и устремилась за силой в самую глубь себя, сквозь барьер наркотиков, сквозь боль, немоту и страх...

Она ударила еще раз. Тени остановились и зашатались. Одна из них вдруг склонила к полу... ей показалось, что голову. Другая колебалась, ощущая присутствие своего древнего врага внутри Литы.

Маркус двинулся вперед. Подхватив оброненный Ивановой посох, он ударил по ближайшему существу. Он не имел навыков обращения с таким оружием, но это не имело значения. Держа его почти как бейсбольную биту, двумя руками за один конец, он замахнулся и...

Первая Тень рухнула, ее конечности судорожно задергались. Маркус, целясь в район шеи, ударил один раз, два раза, три... Тень не шевелилась.

— Маркус!

Лита на мгновение потеряла концентрацию, и вторая Тень рванулась в атаку. Ее нога вскинулась и полоснула по груди Маркуса. Он опрокинулся навзничь, и Лита снова послала ментальный импульс. Казалось, это не произвело на Тень ни малейшего эффекта. Она продолжала наступать на упавшего Маркуса.

Действуя инстинктивно, Маркус правильно распорядился оружием, которое ему ни разу до этого не приходилось держать в руках. Он выставил вперед конец посоха, и Тень, налетев на него с тошнотворным хрустом, завалилась назад. Маркус вскочил на ноги и замахнулся посохом точно так же, как и в прошлый раз...

Лите не было надобности прибегать к телепатии, чтобы почувствовать его усталость и дурноту. У нее самой тоже были эти ощущения, но она не придавала им значения. Оружие выпало из рук Маркуса и он застонал от боли, причиняемой ему ранами. Лита кинулась к нему и крепко обняла его, не думая об их боли, а только о том, что, наконец-то, они вместе.

Она поцеловала его, впервые без вхождения в его разум. Так было... гораздо лучше. Это уже не было вторжением. Иванова назвала ее ментальным насильником, и это была правда. Лита никогда раньше не чувствовала такой стыд за свои прошлые злоупотребления телепатической силой.

Она не поняла, что Иванова нападает. Она даже не заметила, что та перестала кричать. Но Маркус все видел.

Он отбросил Литу в сторону и двинулся навстречу Сьюзен. Иванова схватила посох, испачканный в крови, слизи, покрытый клочками хитина. В ее глазах было полнейшее безумие, неистовое, мучительное горе и застилающая взгляд кровавой пеленой ярость...

Ее посох уже летел вперед, когда Маркус отшвырнул Литу в сторону. Удар был нацелен на Литу, но Иванова, казалось, была уже не в силах изменить его направление, а Маркус — отразить его.

Иванова мастерски владела оружием. В конце концов, она ведь владела им уже целый год. Он почти стал частью ее тела.

Позднее Лите казалось, что в последнее мгновение Сьюзен пыталась остановиться, когда поняла, кого она сейчас поразит, но было слишком поздно. В тот момент Лита не замечала ничего этого.

Она могла лишь стоять и смотреть, как посох вонзается в грудь Маркуса, разрывает кожу, и мускулы, разламывает ребра.

Удар пришелся в сердце.

Глава 5

Это была сказка, очень старая сказка — ее он услышал еще ребенком. Услышал и запомнил, и мечтал о том, чтобы она превратилась в быль.

Сказка о доблестном рыцаре, о прекрасной даме, о гадких чудовищах и злой колдунье. Там говорилось о захватывающих приключениях, о том, как рыцарь проник в логово зла и убил чудовищ, а потом завоевал руку и сердце прекрасной дамы.

В жизни не всегда бывает так, как в сказке.

Маркус Коул в детстве читал много книг о геройстве и волшебстве, и они глубоко запали в его душу. Но дороже других подобных книг для него были легенды о короле Артуре. Он читал о Камелоте, о походах за Граалем, о битве при Камлане... О самом короле Артуре и его верной Джиневре, о Ланселоте Храбром и о Галахаде Чистом, о Гавейне и Зеленом Рыцаре, о Парсифале — Рыцаре Грааля, о таинственном и мудром Мерлине, о Гэрете — рыцаре с кухни, о колдунье Моргане... Маркус Коул жил мечтами о рыцарях, о Круглом Столе, он сам страстно желал однажды стать рыцарем, чтобы прожить свою жизнь согласно правилам чести, в служении возвышенной цели, следуя долгу перед чем-то, что было бы значительнее его самого.

Его мечтам не суждено было исполниться.

Да, он нашел некое подобие того, что искал, но только лишь после того, как его дом был разрушен, его брат погиб, после того как он потерял все, что имел.

Маркус знал о том, кто такие Тени, знал о том, на что они способны. Может быть, даже больше, чем кто-либо еще на Проксиме до судьбоносной Битвы на Втором Рубеже. Он видел подлинное обличье их черной, неистовой ярости. Он не переставал видеть их в своих снах, слышать их режущий душу крик.

Никто не понимал его. Никто не мог понять этого. Капитан Шеридан видел в них всего лишь врагов, с которыми ему предстоит драться, то же думал и командор Корвин. Для Сатаи Деленн они были элементом пророчества, судьбы и предназначения. Даже Лита не могла понять его полностью, хотя она, должно быть, видела их образ в его беспокойном сознании.

Нет, один человек его все-таки понимал. Сьюзен Иванова. Посол Теней. Маркусу Коулу было поручено следить за ней, наблюдать, записывать и докладывать. Разумеется, ей было известно о его намерениях, и они месяцами вдвоем занимались тем, что без конца спорили о разных вещах. Но в итоге случилось кое-что непредвиденное.

Она понимала его лучше, чем кто-либо другой. Она знала, каково это — потерять все, что было у тебя в жизни, она тоже испытывала боль от утраты отнятых у нее жестоким миром мечтаний. Она знала, что значит по-настоящему хотеть общаться с кем-то, понимать его, жить в мире и согласии...

Можно было сказать и не ошибиться, что Сьюзен была родственной душой для него, гораздо более близкой, чем могла бы быть Лита, но она отдала себя служению Теням. Что бы за этим не стояло — сила ли, слабость, искреннее убеждение в правоте их дела, — она добровольно стала слугой Тьмы, а этого Маркус Коул не сделал бы никогда, он не принял бы это и на краю гибели.

Но он шагнул через край.

Высоко над его головой сражались и умирали минбарцы. Их влекла на Проксиму как необходимость, так и жажда крови, и они пришли, и Тени ждали их здесь. Теперь же их судьба была предрешена. Еще там был Шеридан вместе с крайне необычной группой союзников, сведенной вместе одним человеком, который мог бы очень хорошо понять чувства Маркуса по отношению к Теням. Маркус встречался с ним, но эта встреча оказалась столь краткой, что у них не было ни малейшего шанса разделить свои переживания, почувствовать связь друг с другом.

На самой Проксиме-3 шла столь же смертельная схватка.

Доблестный рыцарь спас прекрасную даму, но случилось одно маленькое, несущественное отклонение от классического сценария.

Доблестный рыцарь был мертв.

Лужа его крови медленно растекалась по полу...

* * *

Во имя Валена...

Минбарский крейсер, — это был "Вармейн", — развернулся, обрушив ураганный огонь из своих передних батарей на огромную, черную тень, маячившую над ним. Казалось, корабль Теней был по какой-то причине парализован, неспособен уклониться от орудий крейсера, рвущиеся из которых зеленые струи пламени выжигали его плоть. Он отчаянно боролся с чем-то невидимым, рвался из невидимых цепей, сковывавших его.

Вдруг эти цепи лопнули.

"Вармейн" пытался удержать прицел на черном корабле, но тому удалось рывком уйти в сторону. Было очевидно, что корабль Теней сильно поврежден. Почуяв запах крови, "Вармейн" перешел в атаку.

Два других корабля Теней возникли перед ним, и их лучи рассекли крейсер на части...

— Во имя Валена... — вырвался одновременный вздох у Хедронна, Ленанна и Ратенна.

Синевалу показалось, что даже в устах Калейна послышалось имя древнего мессии.

Синевал ни в чем не винил их. Серый Совет хорошо знал, что придет день, о котором сказано в пророчествах, когда минбарцы снова пойдут в бой против Древнего Врага. Они знали об этом, и каждый из них по-своему готовился к приходу этого дня, но никто из них не мог предположить, что это обратится вот такой... бойней.

Никто, кроме Синевала. Он мечтал об этом дне с самого детства, с тех пор, как его в первый раз привели в храм. Он видел своим мысленным взором и этот день, и много других дней, и он знал, что его судьба предначертана.

— Нам удается уничтожать их корабли, — подал голос Сатаи Маток.

Еще один воин, но гораздо более умеренного умонастроения, нежели сам Синевал. И гораздо более слабый. Он был ранен во время нападения Шеридана у Марса. С тех пор ему так и не удалось стать таким же, каким он был раньше.

Это было правдой. Синевал своими глазами видел, как отдельные корабли Теней вдруг оказывались парализованными, прикованными к месту неведомой силой, что позволяло крейсерам и Белым Звездам расправляться с ними, но для этого требовался мощный, сосредоточенный, продолжительный огонь. Время работало против минбарцев, и Тени были слишком быстры.

— Недостаточно, — ответил воину Хедронн. — Мы проигрываем. Мне кажется, нас ждет провал.

Синевал не стал обращать на него внимания. Хедронн был стар и замкнут в круге своих примитивных представлений, характерных для мастера. Что он мог понять? Синевал непрерывно анализировал ход битвы. Победа была еще возможна. Почему-то с Тенями сражались не только минбарцы. Были и другие корабли — нарнский тяжелый крейсер, центаврианский боевой корабль, а также три корабля землян — с которыми, по идее, Тени были в союзе. Синевал не любил тайн и загадок, но ему приходилось признавать очевидное, — эти пять кораблей как-то сдерживали натиск Врага.

Победа всегда возможна, покуда воин еще жив и сражается до последнего издыхания.

— Прислушайся к нему, Синевал, — раздался вдруг новый голос.

Голос, который не раздавался в стенах этого зала уже почти целый цикл. Он был почти таким же, каким его запомнили все, стоявшие тут.

Двое послушников в белых одеждах ввели Деленн в Зал и, поклонившись, ушли, оставив ее в одиночестве в самом центре круга. Синевал наблюдал, как Сатаи смотрели на нее — кто с осторожностью, а кто и с отвращением. А почему бы и нет? Вид Деленн мог вызвать отвращение у кого угодно.

Синевал проигнорировал ее присутствие. Его взгляд был устремлен ввысь, к образам кипящей вокруг битвы.

— Синевал! Выслушай меня и его, во имя Валена!

Деленн схватили только что на борту земного крейсера. О том, на каком положении она находилась там — пленницы или гостьи, можно было лишь строить догадки. Минбарский отряд был, в конце концов, выдворен оттуда, но им удалось захватить два немаловажных трофея. Первым из них была Деленн. А вторым...

Вторым был сам Джон Шеридан. Старкиллер.

С этим можно и подождать. Его уже бросили в камеру, в которой ему отныне предстоит гнить, и на этот раз уже никакое чудо не спасет его. Да, — думал Синевал, — с Шериданом можно подождать, но Деленн... Пусть Совет увидит это собственными глазами. Пусть они все увидят, чем она стала теперь.

Синевал увидел, как погибла еще одна Белая Звезда. Он неслышно прошептал молитву Валену за упокой ее команды.

— Синевал!

Теперь он, наконец-то, повернулся, и посмотрел на ту, которая еще совсем недавно была самым сильным и уважаемым членом Совета. Но потом вдруг возник Старкиллер. Синевал не верил, что она действительно помогла ему совершить побег. Синевал не верил, что она действительно могла совершить предательство, перейти на сторону Врага. Синевал не верил, что все, что она делала, было продиктована чем-либо, кроме стремления сделать как лучше для Минбара.

Но Синевал верил, что честность в политике — это нонсенс, и еще он верил, что кого-то нужно принести в жертву во имя спасения всех.

Он сказал ей всего лишь одно слово. Одно простое слово.

— За-вален.

Когда он произнес это слово, его слуха достиг ответный всхлип отчаяния. Он расслышал бы этот звук, даже если бы вокруг грохотала неистовая метеоритная буря. Он никогда не сможет забыть его.

Всего лишь одно слово. "За-вален".

Отверженная. Тень, брошенная на Валена. Ни один минбарец не имел права смотреть на нее, говорить с ней, и даже произносить ее имя. Это было так, как если бы она вообще никогда не рождалась, не существовала, а то существо, что стояло перед ним, было не более чем тенью.

— За-вален.

Это сказал Калейн. Он бросил это еще более грубо, чем сам Синевал. Калейн верил тому, что говорилось об измене Деленн. Он верил потому, что Синевал убедил его в том, что это правда. Калейн занял то место в Совете, где раньше стояла она.

— За-вален, — сказал Хедронн.

Синевал не знал, действительно ли Хедронн также поверил ему, но это его абсолютно не волновало. Сам облик Деленн, — это тошнотворное получеловеческое лицо, — сделал достаточно, чтобы уничтожить ее в глазах Хедронна.

Слово пролетело по кругу.

— За-вален.

Даже Ратенн и Ленанн произнесли его, не глядя ни на что, кроме пола у себя под ногами.

Синевал поднял вверх руку и вперился взглядом в ее глаза. Он видел, как в них умирает, гаснет прежний свет мудрости и доброты. Да, он не должен был вообще смотреть на нее, но он был Великий, и он чувствовал себя вправе ломать одну традицию за другой.

— За-вален! — загрохотал его голос.

— Нет! — закричала она. Это было не просто слово, а крик отчаяния. — Нет! Послушайте меня! Вален был землянин! Они наши собратья! Они — другая половина нашей души! Они...

Два послушника выступили из темноты по знаку Синевала и грубо увлекли ее прочь. До слуха Синевала доносились звуки, очень похожие на рыдания.

Деленн теперь поняла, что случилось с ней, и Совет понимал это до конца. Сейчас эти девять человек больше, чем когда-либо еще, были во власти Синевала.

Но он уже утратил свою власть над ходом битвы.

Синевал был воин и командир. Он сражался со многими врагами, он много раз смотрел смерти в лицо, но никогда в его душу не проникал страх. За самого себя. Но вот страх за тех, кого он вел в бой... Он помнил имена всех, кто отдал свою жизнь, сражаясь за него. Было тяжело вспоминать их, но еще тяжелее было их забыть.

Он проиграл сражение. Для Синевала это было уже совершенно ясно. Они еще могли победить, но уже не здесь и не сейчас. Он чувствовал, что его рот словно наполнился горьким пеплом.

Он вошел в центр круга и широко распростер руки. Он закрыл глаза.

— Начать отход! — раздался его приказ. — Мы не можем добиться успеха. Отход на исходные позиции!

Слова "отступаем, уходим" застряли в его горле, и ему не хватило сил произнести их.

Калейн и Маток тут же начали отдавать приказы командирам флота, выделяя группы прикрытия, чтобы защитить отступающие корабли. Синевал не мог заставить себя прислушиваться к этому.

Победа была еще возможна. Она всегда возможна, покуда воин сражается до последнего издыхания. Но никогда еще она не была так далека от него.

* * *

Она дышала все реже и тяжелее. Она из всех сил цеплялась за край приборной панели. Ее ноги подкашивались, а голова отказывалась держаться прямо.

— Корабль Теней уничтожен, сэр, — доложил майор Кранц.

Корвин не отрывал взгляда от Алисы.

— В данный момент непосредственной опасности нет.

— Хорошо, — подытожил Корвин. — Попытайтесь выйти на связь со всеми нашими уцелевшими Старфьюри. Сформируйте из них небольшую группу ближнего прикрытия. Как идет ремонт корпуса?

— Временная заплата на поврежденный сектор поставлена. Уровень девять пока отрезан полностью.

Корвин кивнул и вдруг рванулся вперед. Он еле успел подхватить Алису, — ноги перестали держать ее. Он осторожно опустил ее на пол. Ее глаза были закрыты, а дыхание едва ощущалось. Она выглядела так, будто только что пешком добежала с Земли на Марс.

— Сэр, как насчет капитана Шеридана?..

Корвин поглядел на Кранца.

— Нам едва хватает сил, чтобы защитить самих себя, майор. Если у нас получится, мы попытаемся вернуть капитана, но ни при каких условиях он сам не приказал бы нам рисковать кораблем и всей командой в глупой попытке спасти его жизнь.

Она так юна, — думал он. — Что делает Бестер, зачем он отправляет на войну тех, кто только начинает жить? Сам Корвин был старше, когда пришел на "Вавилон", но даже его все тогда воспринимали как ребенка.

Чего хочет добиться Бестер?

Битва на Втором Рубеже постепенно превращалась в запутанную бессмыслицу. Она начиналась так просто. Были минбарцы. Была Проксима-3. Остановить их, чтобы они не добрались до нее. Но тут возникли Тени и Бестер со своими тайными планами, и его телепаты повсюду. А потом прилетела штурмовая группа минбарцев, которая проникла на корабль и ушла, захватив и Сатаи Деленн, и капитана Шеридана. И еще на Корвина свалилась небывалая ответственность...

— А вы не припоминаете тот случай, когда вы сами нарушили приказ Правительства Сопротивления в глупой попытке атаковать минбарцев на их территории, чтобы спасти капитана Шеридана? — настаивал Кранц.

Проклятье! — подумал Корвин. — Откуда он узнал об этом?

Во всем громадном пространстве, где разворачивалась Битва, по всей видимости, присутствовало лишь два человека, которые были в курсе планов своего начальника, — Альфреда Бестера, эсквайра. Но капитан Ари Бен Зайн и его непременный спутник мистер Харриман Грей (P10) на радиосвязь не выходили. Может быть, это было следствием простой радиоинтерференции или каких-то помех. А может быть, очередной корабль Теней оказался для них последним.

И если это так, то многие вопросы остаются без ответа.

— Есть связь с "Озимандиасом"? — задал вопрос Корвин.

— Нет, сэр, — отозвался один из техников. Какая же у него фамилия? Гуэрра? Да, что-то в этом роде. — Ни звука.

— А что с "Вавилоном"?

Это было странно, если вокруг еще оставалось что-то, что можно было бы счесть странным. "Вавилон" был кораблем капитана Шеридана. После того, как он... был, в некотором роде, вынужден бежать с Проксимы, Бестер возвратил его Правительству Сопротивления. Корвин предполагал, что в следующий раз, когда ему придется увидеть этот корабль, его орудия будут палить по нему. В конце концов, ведь Правительство считало его и капитана предателями, сочувствующими минбарцам.

И вот теперь "Вавилон" нежданно-негаданно сражается, как и они, против Теней, которые, вроде бы, являются союзниками Правительства Проксимы.

Корвин давно отчаялся понять всю Вселенную. Он был бы счастлив, если бы ему удалось до конца понять хотя бы свой собственный маленький ее уголок.

Ресницы Алисы задрожали, и он встретил ее взгляд.

— Командор, — пробормотала она. Это был не ее голос, не голос той жизнерадостной молодой девушки, с которой они с капитаном разговаривали так недавно. — Ком...

— Они пока далеко, — сказал ее он. — Отдыхайте.

Она попыталась кивнуть в ответ, но у нее явно не хватало сил на это.

— Командор! — воскликнул вдруг Гуэрра, если его и в самом деле звали именно так. — Кажется, минбарцы отходят.

— Думаете, они намерены отступать?

— Возможно.

Корвин задумчиво мял лицо ладонью. Что в действительности минбарцы могут противопоставить Теням? В самом ли деле они отступают?

Или это просто какая-то хитрость?

— Следуйте за минбарцами, — решился он. — Но сохраняйте дистанцию, и если хоть один из этих здоровых паучищ покажется поблизости, удирайте со всех ног.

— Я.. могу... — зашептала Алиса.

— Нет, — отрезал Корвин. — Вы не можете.

Он перевел взгляд на корабли минбарцев.

Где-то там... сейчас был капитан. Корвин думал о том, удалось ли ему уже убежать к этому моменту. Это ведь только вопрос времени...

* * *

В камере было темно, но он и не думал, что будет иначе. Капитан Шеридан за долгие годы привык блуждать во тьме.

Когда это началось? Когда он впервые шагнул на эту затянутую мглой дорогу? В той камере, с Ивановой? В рубке "Вавилона", когда он убил свою жену? В момент своей яростной, безумной атаки на минбарские корабли у Марса?

Или это все было предначертано свыше? Может быть, с самого детства его предназначением было блуждать во тьме?

Шеридан не верил в Судьбу, но это еще не означало, что Судьба не верила в него.

Деленн. Все сходится на ней одной. Что же она такое? Она — минбарка, Сатаи, дирижер войны, что велась против его народа. Сколько людей были бы живы, если бы она просто сказала несколько слов иначе? Сколько утраченных жизней на ее совести?

И все же... и все же... с ней ему было... уютно. Как-то раз она сказала ему, что между их душами существует связь, которая служит продолжением их бессмертного, неувядающего единства в прошлых жизнях. Хотя Шеридан и мог поверить в это до конца, но он чувствовал себя рядом с ней так хорошо, как ему никогда не бывало рядом с кем-либо еще. Даже с Корвином. Даже с Анной.

Иногда ему даже удавалось забыть, что она минбарка.

И вот... Одна часть его сознания, — та, что заставила его ввязаться в Битву у Марса, кипела злобой и осознанием совершенного предательства. Она предала его. Только из-за нее он оказался здесь. Он поверил ей, помогал ей, рисковал своей карьерой, своей жизнью ради нее, и вот теперь, она предала его. Эти мысли, эта ненависть кипела в той половине разума Шеридана, которая впервые прожгла все преграды, вырвалась на свободу в Битве у Марса. Военная тактика, стратегия, линии снабжения, помощь союзников... все, чему его учили, все, что служило ему надежной опорой в прошлом... все полетело тогда к чертям, и он стал на короткое время машиной. Бесчувственной, безжалостной машиной, единственным назначением которой было — убивать.

Но была и другая половина его сознания. Та, в которой продолжало жить выражение обиды и утраченной невинности в ее глазах после того, как он ударил ее на пепелище Веги-7. Та, которая не могла забыть, как она пришла, чтобы помочь ему на Вавилоне 4. Та, которая помнила, как он вернулся из путешествия на Нарн и увидел ее, избитую, замученную, почти сломленную... Та, которая поверила ее словам об общности их душ.

Дверь открылась, и он увидел на пороге ее. Как будто его мысли вдруг обратились в реальность. Мгновение она стояла там, на фоне света, льющегося снаружи, потом шагнула вперед. Шеридан успел заметить за дверью две фигуры, перед тем, как она закрылась, и снова стало темно.

— Деленн? — осторожно спросил он.

Она не ответила, но он слышал звук дыхания и легкий шорох ее шагов. Это была она.

— Деленн.

На этот раз уже тверже. Почему она ничего не отвечает? Ей настолько стыдно за совершенный поступок? Или она пришла сюда только чтобы позлорадствовать?

— Джон... — зашептала она. — Джон... я...

Он почувствовал, как близко она стоит к нему, но не решается коснуться. Он слышал звук ее дыхания, — она дышала тяжело и с содроганием на каждом вдохе. Как будто едва сдерживала рыдания.

— Джон...

В его разуме шла схватка, но потом одна из сторон победила, а другая ушла. Он протянул руки и обнял ее. Она уронила голову на его плечо и заплакала. Джон не помнил, чтобы она плакала хоть раз. Несколько раз она была близка к этому, м еще он слышал, что мистеру Уэллсу все-таки удалось сломать ее своим жестоким моральным избиением, но до сих пор он не верил в это по-настоящему.

Она рыдала так, как рыдает человек, только что потерявший все.

Джону было достаточно того, что он просто обнимает ее. Обвинения в предательстве и гнев подождут.

У него есть время. Достаточно времени, чтобы стоять и держать ее в своих объятиях.

* * *

Время от времени во Вселенной рождаются существа, чьи деяния приносят им разносящуюся по всем ее уголкам славу. Некоторым из них даются имена и прозвища, отвечающие сути их поступков. Таким, например, был капитан Шеридан по прозвищу Старкиллер. Его боялись не только минбарцы. Его участие в прошлой нарно-центаврианской войне оказало существенное влияние на ее ход и стало причиной того, что заносчивые нарны не пали под натиском возрождавшейся мощи Центавра. И среди членов Лиги Неприсоединившихся Миров было много таких, кто узнал, в чем сила Шеридана, и тоже называл его Старкиллером.

Кроме Шеридана были и другие, кто удостоился столь же широкой известности. Все шире и шире становилось известно имя Синевала, впервые прославившегося в начале войны землян и минбарцев. На все лады обсуждался его стремительный взлет от Шай Алита через Сатаи и Энтил-За к титулу Великого. Имя Г'Кара было не менее популярно. Величайший герой нарно-центаврианской войны, превратился в пророка и непримиримого борца против Тьмы. Его учение повлияло на многих нарнов и, медленно, но верно, прокладывало новый путь в будущее для его народа.

Но было и еще одно существо, которое заслужило печальную славу не своей храбростью или мудростью, не благодаря своему мастерству, но жестокими убийствами и невиданным злом. Это была дилгарская воительница Джа-Дур, чьи кровавые походы в Неприсоединившихся Мирах оставили за собой след из миллиардов трупов, бесчисленных увечных, раненых, умирающих людей и принесли ей прозвище Несущая Смерть. Существовало всеобщее убеждение, что она давно мертва — погибла или от руки некогда сильного Земного Содружества, освободившего Неприсоединившиеся Миры от этого бедствия, или когда солнце Дилгара вспыхнуло, обратившись в сверхновую, или просто умерла от старости в каком-нибудь забытом всеми уголке космоса.

Убеждения бывают опасны.

Прошло уже много времени с тех пор, как она договорилась с отдельными членами минбарского клана Клинков Ветра о предоставлении ей убежища, обещав взамен передавать результаты своей гениальной научной работы в области биогенетики и биологического оружия. Некоторые из созданных ей образцов были с ужасающим эффектом использованы на начальном периоде войны против Земли.

Но время шло, и многие из тех, кто договаривался с Несущей Смерть, ушли в небытие, — кто погиб в войне, кто умер от старости, кто был убит самим Старкиллером. Все, кто знал о ней, умирали, а она продолжала жить, не переставая совершенствовать свой эликсир бессмертия, до тех пор, пока не остался лишь один человек, посвященный в тайну.

Синевал унаследовал ее вместе с главенством в клане Клинков Ветра, после того, как его предшественник погиб на "Черной Звезде". Синевал не был рад этому. Он рассматривал Несущую Смерть как что-то мерзкое, вроде злокачественной опухоли в самом сердце Минбара, но он был связан узами долга и был обязан закрывать глаза на то, что она продолжает свои исследования, продолжает творить черные преступления. Синевалу не были известны все подробности, но он бы не удивился, если бы получил доказательства того, что таинственная и неожиданная вспышка эпидемии Драфы, подчистую уничтожившая цивилизацию маркабов — дело ее рук.

Синевал считал, что теперь он навсегда избавился от Несущей Смерть. После того, как он принял титул Великого, у него появилось достаточно власти, чтобы положить этому конец. Он изгнал ее с Минбара. Его чувство долга не позволило Синевалу убить ее, как бы ему этого ни хотелось. Но он был уверен, что его положение будет надежной защитой от любых попыток возмездия с ее стороны.

Он ошибся.

Несущая Смерть была более чем жива, и у нее появились союзники, — люди, которых до глубины души возмущало то, что Синевал намеревался сделать с Минбаром, люди, которые были готовы отказаться от собственной чести ради того, чтобы получить власть в свои руки.

Несущая Смерть долго ждала, что это случится, и нельзя сказать, чтобы она была не готова к такому исходу.

Напротив.

* * *

До самого конца дней своих Лита Александер не забудет вид распростертого тела Маркуса.

Не в силах сделать это будет и Сьюзен Иванова.

Обе они таинственно, подспудно связали свои жизни с этим высоким, темноволосым человеком, которому удалось уцелеть, когда погибла его родина. Лита стала для него спутником, другом, несостоявшейся любовницей. Сьюзен стала для него врагом, любовницей и, неожиданно, той, что оборвала его жизнь.

Сьюзен оцепенело молчала, глядя на тело, лежавшее у ее ног. Казалось, что смерть ее хранителей-Теней как-то странно повлияла на нее. Она не двигалась. Ее рука безвольно разжалась, и металлический посох, замаранный в крови Маркуса, со звоном упал на пол. Ее словно что-то парализовало.

Лита же действовала.

Она открыла свой разум, прислушиваясь к голосу ворлонца, живущего внутри нее. Этот голос только что давал ей силы, чтобы перебороть действие противотелепатических препаратов и поразить Иванову. И она сделала это снова, не задумываясь, ни о чем не заботясь. Она просто сделала это.

Сьюзен закричала, когда Лита ворвалась в ее мозг, круша все мысли, воспоминания и чувства, которые встречались ей по пути, — все, что делало Сьюзен Ивановой той женщиной, которой она была. Спустя некоторое время, Сьюзен перестала кричать. Лита не останавливалась, продолжала стирать личность Ивановой до тех пор, пока у нее еще оставались силы, пока она сама не рухнула на колени, балансируя на грани потери сознания. Иванова не кричала, — она просто глядела бессмысленными глазами в потолок, жалко постанывала, по ее телу пробегали волны судорог.

Лита с усилием втянула в себя воздух, у нее потемнело в глазах, но она поползла вперед. В ноздри ей бил запах крови Маркуса, запах слизи мертвых Теней. Запах смерти.

А вдруг он еще жив? — родилась в ее голове сумасшедшая мысль, первая подлинно отчетливая мысль за последние дни. — Может быть, я еще могу прикоснуться к нему... войти в его разум хоть один, последний разок... Может быть...

Но нет, надеяться было уже не на что. Маркус умер. Его грудная клетка была разворочена, его сердце и легкие превратились в жуткую кровавую кашу, — настолько сильным был удар Ивановой. Лита нежно притронулась к его лбу. Глаза Маркуса остались широко открытыми. Даже за гранью смерти, их переполняла тоска и боль. Даже в самом конце он не нашел счастья, к которому так стремился.

Она закрыла ему глаза, будучи не в силах больше выносить их остановившийся взгляд. Она тихо произнесла его имя один раз, потом еще. Этого не может быть... это... это нечестно. Это нечестно! Почему он должен был умереть? Почему?..

На этот раз ворлонец не стал предупреждать ее.

Иванова схватила Литу за ногу и рванула на себя. Лита увернулась и попыталась откатиться в сторону, но Иванова рухнула на нее сверху, стиснув обеими руками горло Литы.

— Что... что ты со мной... сделала? — хрипло прокричала Иванова — Что... ты сделала?

Лита не могла в это поверить. Она ведь... она же уничтожила разум Ивановой, стерла ее личность! Это... это было просто невозможно. Что с ней такое сделали Тени, что она стала способна выдержать это?

А может быть, она все-таки перестала быть прежней. Глаза Ивановой были прямо перед глазами Литы, и она видела в них лишь звериную ярость, черное, неистовое, дикое безумие. Иванова еще крепче сжала ладони, и дыхание Литы прервалось.

Помоги! — мысленно взмолилась она. Ей самой не хватало сил, чтобы превозмочь наркотики. Без его помощи — никак. Помоги мне!

Но вместо помощи она получила в ответ лишь одно слово:

Плохо.

Иванова притянула голову Литы к себе за шею, а потом с силой ударила ей об пол. Лита дернулась всем телом.

Помоги, умоляю!

Плохо. Гордость. Гнев. Твоя сила не для этого. Плохо.

Помоги... мне...

Лите удалось втянуть в себя глоток воздуха. Это было немыслимо... Дикая ярость Ивановой... ее неведомо откуда взявшаяся сила... Что с ней сделали Тени?

Голова Литы снова стукнулась об пол. Она почувствовала в своих волосах мокрое и теплое. Кровь.

Помоги...

... мне...

* * *

Трифан вскинул взгляд и увидел стену мрака, которая вырастала перед его Белой Звездой по имени "Вален". Остальной минбарский флот двигался вспять, медленно уступая пространство Врагу. Трифан ожидал, что этот бой будет крайне тяжелым, — в отличие от своих сослуживцев он никогда не думал о противнике свысока, — и все шло в полном согласии с его самыми мрачными предположениями. Враг нес потери. Но минбарцы теряли гораздо больше.

У Белых Звезд не было на борту истребителей, но их было много на больших кораблях, и теперь они представляли собой защитный барьер между минбарским флотом и наступавшими Тенями. Они сотнями погибали на глазах Трифана.

— Во имя Валена, — прошептал он.

Он устал видеть, как его друзья сражаются и гибнут. Он устал видеть, как храбрые минбарские воины жертвуют своими жизнями. Трифан не пытался подвергать сомнению правильность приказа Синевала о постепенном отступлении, но он чувствовал, что должен что-то сделать.

Победа всегда возможна.

Послушный его приказам, "Вален" устремился вперед, в самое сердце Тьмы.

* * *

Президент Кларк хорошо знал, что такое Тьма. Даже на Земле, еще до войны, он часто взирал на нее своим мысленным взглядом, — таким ему виделось будущее Человечества. Давным-давно, будучи еще простым сенатором, он выступил перед Сенатом с речью, в которой живописал эту картину. Духовно опустошенное, порабощенное, безвольно послушное воле своих инопланетных хозяев, затерявшееся в неисчислимых толпах чужих и нелюдей, принимающее как должное их противоестественные обычаи.

Война доказала, что он был прав, и то, что последовало за ней — тоже. Человечество перестало быть чем-то большим, нежели жалкой кучкой рабов, смиренно ведущих образ жизни прислужников нарнов на принадлежащих им планетах — просто потому, что это было лучше, чем превратиться в тучу атомов по воле минбарцев.

Десять лет он неторопливо шел к власти, вглядываясь и вслушиваясь в то, как постепенно становятся реальностью его самые кошмарные видения. Этому придет конец. Морган Кларк посвятил свою жизнь тому, чтобы этот процесс не дошел до своего логического завершения.

И перелом происходит сейчас. Это сражение уже успели назвать Битвой на Втором Рубеже. Пришел день, с которого Человечество начнет свое завоевание Галактики.

Он знал, что все, что он делает, он делает так, как надо для процветания Человечества, для его лучшего будущего. (И даже то, что тихий голос инозвездного существа шепчет в его голове, не имеет значения. Все это — во имя лучшего будущего Человечества).

— Приходят первые доклады, господин президент, — сказал один из техников.

Кларк не мог вспомнить его имя. Он сидел в зале заседаний Правительства Сопротивления в полном одиночестве. Кларк не любил быть в одиночестве. От этого голос, который говорил с ним одним, становился громче. Где были все остальные? Такашима была на борту "Вавилона", а Уэллс, несомненно, нес службу по охране Главного Купола на тот случай, если сюда попытаются проникнуть инопланетные диверсанты. Но где же, черт возьми, Хейг? В последнее время, он все сильнее терял форму. Возможно, Кларку придется отстранить его от должности.

И самое главное, — где Иванова?

— Наши зонды показывают, что минбарцы начинают медленный отход, господин президент. По крайней мере пять их крупных кораблей и семь новых кораблей среднего класса уничтожены, так же, как и значительное число истребителей и челноков. Похоже на то, что есть потери и у наших союзников, но, несмотря на это, они имеют подавляющее превосходство над минбарцами. Следует также заметить, что замечено некоторое количество аномальных кораблей...

Кларк вздрогнул. Что?

— Опишите, что это за корабли, — приказал он.

— Два из них выглядят как тяжелые крейсера Земного Содружества, господин президент, — начал помощник. — Дру...

— Хитрость чужих, — перебил его Кларк. — "Вавилон" — единственный тяжелый крейсер, переживший войну. Очевидно, что минбарцы хотят таким образом ввести в заблуждение наших союзников. Другие корабли?

— Один тяжелый крейсер нарнов и один центаврианский военный корабль...

— Нарны? Почему они?.. Ага, я понял. Они тоже предали нас. Чужим верить нельзя. Ни одному из них. С центаврианами — то же самое. Ну, хорошо. Наши союзники скоро разберутся и с ними. Правильно я говорю?

— Да, господин президент.

— Хорошо.

Кларк улыбнулся, но улыбка вдруг пропала с его лица.

— Вы не знаете, где находится посол Иванова?

Он имел основания предполагать, что она будет присутствовать здесь. Она, правда, говорила что-то о своих личных делах, но, все же...

— Нет, господин президент.

— Найдите ее, — Кларк уже пытался вызывать ее связь, но ответа не получил. — Попросите ее явиться ко мне.

— Слушаюсь, господин президент.

Техник слегка поклонился и вышел, сделав это несколько суетливо и поспешно. Членам Правительства Сопротивления и другим официальным лицам было предложено перебраться из Главного Купола в более безопасное место, но Кларк отказался уходить в какое-либо убежище. Он знал, что союзники Человечества не подведут.

Он знал это потому, что Страж твердил ему об этом всякий раз, стоило ему опустить веки...

* * *

Гордость. Гнев. Неправильно. Не готова. Я мог ошибиться. Докажи, что это не так.

Лита не могла дышать. Все плыло перед ее глазами. Все, кроме глаз Ивановой. Пылающая в них темная ярость и безумие, сосредоточенные на ней одной, прожигали ее разум до самого основания.

Помоги...

Руки Литы беспомощно шарили по полу вокруг, старясь уцепиться за что-нибудь. Ее пальцы вдруг коснулись чего-то холодного и скользкого.

Она поспешно отдернула ладонь, когда поняла, что это такое. Посох Ивановой, залитый кровью Маркуса.

Лита снова дернулась от удара головы об пол.

В ужасе и отчаянии, она снова вытянула руку. Коснувшись посоха, она попыталась подтянуть его к себе. Он был липким от крови, кровь растекалась по ее руке, но она не обращала внимания на это.

Она отвела руку с посохом для удара...

Хватка Ивановой на ее горле слегка ослабла, и Лита снова смогла сделать вдох, но продолжалось это лишь мгновение. Иванова схватила ее за голову, рванула вверх и снова с силой стукнула о землю. Все то небольшое количество воздуха, которое оставалось в легких Литы, вырвалось наружу в одном тяжком хрипе, когда Лита содрогнулась от удара.

Посох выкатился из ее руки.

Плохо.

* * *

— За-вален.

Джон окаменел. Деленн заметила это и слегка отодвинулась от него.

— За-вален, — повторила она. — Тень, брошенная на Валена. Теперь я никто. У меня нет титула, нет должности, нет даже имени. Все, что у меня есть — это слово. За-вален.

Когда он услышал его, что-то забрезжило в его памяти. Шеридан уже слышал это слово, и теперь он вспомнил, когда и где. Тот, кто послал загадочное сообщение на "Вавилон" с еще более загадочной станции Вавилон 4, обращался к Деленн как к За-вален. Когда он сам был на той станции, он видел себя, убивавшего Анну — именно так, как это случилось на самом деле.

— Что... — он проглотил тяжелый ком в горле. В его голове пульсировала боль. — Что теперь будет?

— Тебя они, наверное, убьют. Меня... меня уже покарали достаточно. Я не мертва, но это уже ничего не значит. Джон... Я... я...

Гнев Шеридана полностью испарился. Недоверие и подозрение остались, но злость пропала, — для нее просто не было места. Никогда раньше он не чувствовал ее близость к себе, как в этот момент.

— Посмотрим, — сказал он.

Теперь, когда он перестал злиться на нее, в его уме начали возникать планы бегства отсюда. Первейшим долгом заключенного является побег.

— Посмотрим.

Синевал — вот где самое слабое звено. Он горд и высокомерен, и, возможно, помнит их последнюю встречу. Может быть, ему захочется прийти сюда, чтобы поиздеваться над Шериданом, и тогда у него появится шанс. У Деленн могут найтись оставшиеся верными ей друзья в Сером Совете, — Шеридан сам видел, какие сильные разногласия царили в нем в последний раз. У него не было оснований ожидать, что теперь что-то изменилось. И еще были Корвин и Бестер. Может быть, они как-то сумеют помочь...

— Прости меня, Джон, — прошептала Деленн. — Из-за меня ты погибнешь. Я предала тебя и... и...

— Я еще не умер, — ласково напомнил он ей. — И потом, когда это кончится, у нас будет довольно времени, чтобы поговорить о предательстве.

Он медленно пошарил взглядом вокруг. Была полная темнота. Он померил шагами размеры комнаты, но его блуждания в темноте не позволили ему найти ничего полезного, даже койки. Кроме него, в камере была только Деленн.

Нельзя было сказать, что темнота угнетающе действовала на него. Шеридан блуждал во мраке почти всю свою жизнь, и ему приходилось попадать в более отчаянные ситуации, чем эта. Он был уверен, что это еще не конец.

Ему нужно было как-то убедить в том же самом и Деленн. Она только что утратила все, во что прежде верила и, как человек, переживший однажды то же самое, он хотел ей помочь найти путь к спасению.

Он сел на пол в углу камеры и мягко притянул Деленн поближе к себе. Она молчала, но ее дыхание выдавало, что с ней не все в порядке. Оно было почти астматическим. Деленн чувствовала себя у него на руках уютно и естественно, прижавшись к его груди так, будто это было для нее самой простой вещью в мире.

— Расскажи мне что-нибудь, — попросил он.

— О чем? — тихо отозвалась она. — Джон... Я...

— Неважно о чем. О себе, о своем детстве, о какой-нибудь чепухе. Просто расскажи.

— Я...

— Ну хорошо. Тогда я начну первым. У меня на "Вавилоне" несколько лет назад был член экипажа, который держал у себя кота. Это было против всех правил, но ему удавалось прятать его почти ото всех, а те, кто знали об этом, любили кошек так же, как и он. Но однажды к нам неожиданно прилетел с инспекцией генерал Франклин, и...

Джон рассказывал эту старую историю, и кроме его голоса, в комнате слышалось лишь дыхание Деленн. Он гадал, догадается ли она, что этот рассказ о Джонсоне и его коте — не более чем широко известная в Вооруженных Силах Земли байка, которую постоянно рассказывают новичкам и не устают повторять после второй стопки во всех земных барах, где отдыхают военнослужащие. Шеридан сам не далее как два дня назад слышал, как Корвин рассказывал ее Алисе Белдон на "Парменионе". Она восторженно слушала его, а все вокруг отворачивались и прыскали в ладонь. Она весело смеялась, но потом поняла, что Корвин все придумал от начала и до конца. Проклятые телепаты — портят все удовольствие.

— И вот, после того, как мы все починили, я сказал ему: "Если вы хоть еще раз покажетесь мне на глаза с этим котом, я обвиню во всем вас".

Шеридан рассмеялся, вспомнив, как сам в первый раз слышал эту историю, больше пятнадцати лет тому назад.

Деленн тоже засмеялась, хотя ее смех то и дело прерывался одышкой.

— Кот? — переспросила она. — Кажется, я ни разу в жизни не видела кота. Но у нас на Минбаре есть животные, которые, кажется, на них похожи. Мы называем их гоками.

— Как? Гоки?

— Да. — Шеридан был уверен, что она улыбается. Он так и видел, как ее лицо озаряется светом улыбки. — Я думаю, что они посланы нам Вселенной для того, чтобы мы иногда не воспринимали себя слишком серьезно.

— Наверное, ты права, — согласился он. — Ну, теперь твой ход.

— Мой ход?

— Да. Я рассказал историю, теперь твоя очередь.

— Я... ох. Я ведь не знаю ничего, что было бы похоже на это...

— Это не имеет значения. Говори о чем угодно. О своем детстве, о семье, о друзьях. О чем хочешь.

— Я... ах, ну хорошо. Когда я была еще маленькой девочкой, мой отец часто бывал занят, и я оставалась вместе с Драалом, который учил меня. Однажды он собрался рассказать мне о Вармейн, которая была нашим величайшим дипломатом из касты воинов. Тогда мне еще совсем не нравилось учить историю, и, чтобы пропустить занятие, я...

Шеридан слушал ее и смеялся, а потом рассказал еще одну историю — про тот случай, когда они с капитаном Мэйнардом были в увольнительной и повстречались с той танцовщицей, а потом рассказал о другом, потом еще и еще.

И он, наконец-то, начинал чувствовать, что сквозь эту бесконечную тьму начинает пробивается тоненький лучик света. Это не означало, что тьме пришел конец. Это было невозможно, но сейчас, хотя бы на короткое время, она отступала под натиском смеха и веселья.

— И как, вы нашли снова ту статую? — спросила она. — Или вы оставили ее там?

— О, конечно же, не оставили, — ответил он. — Но сперва нам нужно было выследить посла дрази. Вся проблема была в том, что это случилось прямо во время их церемониальной борьбы за лидерство, когда они все делятся на зеленых и пурпурных и...

Дверь открылась, и на светлом фоне появился силуэт минбарца. Они оба поспешно встали, придерживаясь друг за друга.

— Деленн? — раздался голос.

— Ленанн! — воскликнула она. — Но ведь?..

— У нас нет времени, Деленн. Надо спешить. Среди нас есть такие, кто не верит обвинениям Синевала против тебя. Я собрал их всех, и мы выслушаем то, что ты хочешь сказать нам. Но все нужно сделать быстро, или Синевал узнает о том, что я делаю.

— Джон пойдет со мной, — настояла она.

— Это невозможно, Деленн. Быстрее, прошу тебя!

— Без него я не пойду.

— Иди, Деленн, — сказал ей Шеридан. — Со мной все будет в порядке. Верь мне.

— Джон, я...

Он нежно притронулся к ее лицу, так легко, будто не был уверен в том, зачем он делает это.

— Иди, — повторил он. — Если она пострадает из-за этого, вы поплатитесь. Я обещаю.

— Нечего меня пугать, Старкиллер, — огрызнулся Ленанн. — Деленн...

— Я иду. Я... Джон...

— Ступай, — сказал он. — Я сам присмотрю за собой.

Она слегка коснулась его и вышла. Секунду Шеридан смотрел на дверь, закрывшуюся за ее спиной, потом вновь опустился на пол. Было странно ощущать, каким сильным кажется аромат, оставшийся после нее в комнате.

Из его мыслей постепенно уходили планы бегства, рассказы о кошках и гоках, о визитах в храм...

* * *

Та'Лон еще ни разу не был на Проксиме-3, и поэтому до сих пор не имел шанса встретиться с мистером Уэллсом, человеком, который официально являлся шефом Службы Безопасности, а неофициально был называем генералом разведки и контрразведки. После своего появления в Главном Куполе пару часов назад Та'Лон встречался лишь с генералом Хейгом, который был слишком далек от того, чтобы устраивать проверку фальшивой идентификационной карты Та'Лона, изготовленной для него агентурой Г'Кара.

Уэллс был явно начеку. Проверив карточку Та'Лона при помощи терминала центрального компьютера Главного Купола, он повернулся к своим ассистентам-охранникам.

— Можете идти, — приказал им он. — С этим все в порядке.

Охранники, одним из которых был массивный человек с длинным шрамом на лице, рассекавшим пополам его глаз, ушли. Когда дверь закрылась за ними, Уэллс повернулся к Та'Лону.

— Итак, — начал он. — Что вы можете рассказать мне о Ха'Кормар'А Г'Каре?

* * *

Минбарцы... такие гордые... такие благородные... такие безупречные...

Минбарцы сколько угодно могли изображать из себя эдаких небожителей, и кое-кто мог даже поверить им, но с точки зрения Джа-Дур, минбарцы были ничем не лучше людей ее собственного народа. И им была свойственна мелочная злоба, стремление добиться чего-то за счет других, борьба за власть.

Взять, к примеру, вот этого. Член Серого Совета, верный Деленн, наследник великого прошлого. И он готов забыть обо всем только лишь для того, чтобы дорваться до власти. Нет, ему нужна даже не просто власть. Он стремится вернуть все к прежнему порядку, установить баланс, который сам будет не в силах удержать...

Минбарцы проигрывали. Они — конченная раса.

— Значит, он в камере? — спросила Джа-Дур.

Ратенн кивнул.

— Деленн поместили туда же. Так приказал Синевал.

— Что?

Это было нелепо. Зачем держать двух своих врагов вместе, если в этом нет никакой необходимости? Сделать так — значит дать им шанс спланировать побег, позволить обменяться важной информацией. Это... это было просто глупо.

— Почему?

— Ну, может быть, Синевал считает, что им необходимо дать возможность для покаяния? — предположил Ратенн. — Так или иначе, это не имеет значения. Деленн в данный момент находится не там. Сатаи Ленанн собрал небольшую группу тех, кто согласен выслушивать ее речи. Шеридан в своей камере один, а об охране я позаботился, — приказал им быть в другом месте.

— Хорошо, — сказала Джа-Дур. — Очень хорошо. Синевал — слепец, но вы, Ратенн... Вы все видите правильно.

— Я так или иначе не испытываю теплых чувств к Старкиллеру, а Деленн уже явно лишилась будущего. Неважно, правда ли то, что говорит о ней Синевал. Она никогда больше не обретет свою прежнюю власть. Поэтому касте Жрецов важно перехватить влияние у Воинов до того, как они уничтожат нас.

— Возможно, — сказала Джа-Дур с улыбкой.

— Так или иначе... я сделал, как вы меня просили. Старкиллер ваш, но я не желаю знать, что вы собираетесь с ним сделать. Теперь вы — мой должник, и я однажды потребую расплаты.

— Непременно, — ответила Джа-Дур. — И я отплачу вам.

— Да, — сказал он. — Отплатите.

Он встал.

— Синевал отослал всех членов Совета заниматься медитацией. По-моему, это глупость. Как мне кажется, он... не вполне контролирует свои поступки, но все же... Ленанн ожидает, что я приду на их собрание, так что я должен идти. Не забывайте о том, что я сделал для вас.

— О да, конечно.

Он повернулся, чтобы уйти, и в этот момент Джа-Дур сорвалась с места. Даже минбарцы не могли сравниться с ней в скорости и ловкости. Прыгнув вперед, она вонзила в шею Ратенна тонкую иглу, выскользнувшую из ее перчатки. Он охнул и осел на пол, широко открывая рот и глядя на нее, не в силах говорить, не в силах двигаться, не в силах дышать.

Джа-Дур провела много времени среди минбарцев, но она всегда была в полном одиночестве. У нее было предостаточно времени, чтобы разработать новые яды невиданного ранее состава. Одной капли этого хватало, чтобы убить минбарца. У нее с собой были и другие — парализующий состав, чистый спирт и болезнь, дающая летальный исход в ста процентах случаев, созданная ей после того сладостного переживания, которым стал для нее маркабский мор Драфа. Джа-Дур приготовилась к любым неожиданностям.

Чуть раньше, или чуть позже, она использует весь свой набор.

— Вот, Сатаи Ратенн, это и есть моя расплата за вашу доброту, — сказала она. — Вы умрете сейчас, а не потом. Более легкая смерть, чем та, что ожидает ваших товарищей.

Она ушла, не дожидаясь, пока последний проблеск жизни покинет глаза минбарца. У нее были более важные заботы.

Джа-Дур не считала себя агентом Теней. Она не работала на них так, как, к примеру, земляне, или некоторые центавриане, или дракхи, или другие... Она сотрудничала с Тенями. Это было равноправное партнерство. Она была согласна с их планами в отношении Человечества. Полностью согласна.

А сейчас — очередь Шеридана, с которого все это и началось.

* * *

Лондо удалось продержаться на грани трезвости достаточно долгое время, чтобы воспринять доклад Карна.

— По всей видимости, корабли противника покинули нашу зону. Они направляются к окраине системы, где идет самый интенсивный бой. В данный момент, мы одни.

Лондо тяжело сглотнул. Ему, все же, не следовало так отчаянно хлестать бревари. Неужели прошло уже так много времени с тех пор, как он на Фрейллисе-12?..

— Как состояние нашего телепата?

Каким-то загадочным способом, а о конкретных деталях Лондо предпочитал не знать, Г'Кару удалось обнаружить, что телепаты способны наводить временный паралич на корабли Теней. Выяснив это, он сделал так, что на каждом корабле, капитан которого был верен ему, находился хотя бы один телепат. На центаврианском корабле что-либо менять не было необходимости, — телепаты на них всегда были при капитанах. Никогда не знаешь, когда пригодится подслушать чью-нибудь мысль.

— Очень ослаб, но пока жив. Сейчас он отдыхает.

— Нам не нужно, чтобы он сгорел из-за нас.

Найти хорошего телепата всегда было очень тяжело.

— Все в порядке, дядя Лондо. Я заранее побеспокоился об этом. Ты знаешь, что ты всегда становишься таким заботливым, когда выпьешь?

— Ха! Да что ты знаешь о пьянстве? Еще когда ты даже не родился, я уже привык купаться в бревари!

— А мой папа говорил, что ты отрубался, стоило тебе лишь нюхнуть бревари. Тебе даже не было необходимости пить его. Так он говорил!

— В следующий раз, когда я повстречаюсь с твоим папой, Карн, не забудь мне напомнить, чтобы я его повесил. Что-нибудь слышно от наших друзей-нарнов?

— Телепаты На'Кала уже очень сильно измотаны. Нарнские телепаты... гораздо слабее наших. Сейчас они, кажется, держатся на одной лишь вере.

Да, это тоже стало возможным благодаря Г'Кару. Каким-то образом, — один Великий Создатель знает, как именно, — ему удалось найти способ привить телепатические способности нарнской расе. Появившиеся телепаты были слабыми и ненадежными, но они все-таки были настоящими телепатами. Теперь же вся надежда была на то, что им удастся пережить все, пройти сквозь пламя, и что у них после этого появятся дети, способные превзойти своих родителей...

— Ну, дядя? У тебя есть план?

— План? Почему план должен быть обязательно лишь у меня одного? Ты — капитан!

— Да, но ведь это из-за тебя мы ввязались во всю эту заваруху.

— Карн, позволь мне напомнить тебе, что я, все-таки, твой дядя... и, таким образом... заслуживаю... некоторого... а что это такое, там?

Лицо Карна побледнело.

— Два вражеских корабля. Идут прямо на нас.

* * *

Та'Лон вздрогнул. Значит, недооценивать землян было опасно. Он должен был усвоить эту истину еще после первой встречи с Шериданом. Представителям этой расы была свойственна ловкость и гибкость ума, чуждая нарнам, чья политика по большей части сводилась к нагромождению лжи и обращениям за помощью к Тента Ма'кур.

Некоторые земляне были ничем не лучше центавриан.

— Мне не приходилось встречаться с ним, — начал Та'Лон. — Но, разумеется, я много о нем слышал...

— Не лгите мне, — резко оборвал его Уэллс. — Вы что, считаете меня идиотом? Я знаю о том, что появилась новая сила, и я слишком часто слышал имя Г'Кара, чтобы прийти к иному заключению, кроме того, что он является тем, кому она подчинена. Я не удивлюсь также, если узнаю, что тут не обошлось и без мистера Бестера. Но я хочу сказать вам, что эта информация еще не стала достоянием Правительства Сопротивления. Причина? Скажем так, у меня появились некоторые... сомнения по поводу мотивов президента Кларка. Не говоря уже о мотивах посла Ивановой. А теперь, можете ли вы пролить для меня свет на какую-нибудь вескую причину, по которой я должен воздержаться от доклада обо всем этом президенту?

— Э, — Та'Лон был в замешательстве. — Но как вы узнали о том, что я имею к этому отношение?

Он никогда бы не смог стать политиком.

— На ваших бумагах стоит подпись лица, которым заинтересовались мои агенты на Нарне. Ну а потом, конечно же, я решил проверить свою догадку и выстрелил наугад. Итак, что вы можете рассказать мне?

Та'Лон мигнул. Конечно, он мог попытаться убить мистера Уэллса, но ему казалось, что это не самая лучшая идея в данной ситуации.

— Вы правы. Ха'Кормар'А Г'Кар организовал небольшую сеть агентов, чьей задачей является установление и поддержание порядка в Галактике. Он полагает, что эти бесконечные войны ослабляют нас всех, и ни к чему хорошему это не приведет.

— В самом деле? Понятно. Он, стало быть, гуманист? Или лучше сказать, "нарнист"? А что же вы сами делаете здесь?

— Здесь находятся два наших агента. Я был послан, чтобы освободить их, а также, чтобы узнать исход битвы.

— Да? Ну скажите своему Ха'Кормар'А Г'Кару, когда встретитесь с ним в следующий раз, что я ему сделал одолжение. Если он не желает, чтобы я рассказал все, что мне известно, ему не стоит забывать об этом. Вы знаете, где находятся мисс Александер и мистер Коул?

— Да... знаю.

— Тогда идите, и делайте то, что вам поручено. И еще... передайте это мисс Александер от меня лично. Если я еще хоть раз встречу ее, то расстреляю собственноручно. Понятно?

— Да.

— Рад слышать это. Имейте в виду, ваш Г'Кар — не единственный, кого беспокоят эти Тени. Всего хорошего.

Та'Лон внимательно взглянул на Уэллса и ушел. Этот человек представлял собой самую большую опасность. Та'Лон размышлял о том, что скажет на это Г'Кар. Но эта проблема подождет своего решения. Та'Лон должен был выполнить свой долг перед Г'Каром, равно как и перед Неруном...

Сделать первое было для него гораздо легче, чем сделать второе...

* * *

Синевал был в своих покоях один и следил за ходом боя оттуда. Флот продолжал медленно отступать под натиском Теней, но он так до сих пор и не приказал уходить кораблям в гиперкосмос. Во-первых, он полагал, что это могло бы оказаться совершенно неэффективно против Теней, а во-вторых, он просто не мог набраться мужества отдать приказ к отступлению. Он знал, что ему вот-вот придется это сделать, но... вот так, стоя перед Серым Советом, приказать бежать? Разом лишить смысла все смерти, что он видел перед своими глазами?.. Он был еще не готов к этому.

Он вздохнул и склонил голову, собираясь уйти.

Да, Джа-Дур была быстра, но Синевал всю свою жизнь был воином. Он отреагировал быстрее.

Он развернулся, и боевой посох, который всегда был при нем, раздвинулся в его руке. Один из знаменитых девяти посохов Дерхана, он являлся одним из самых прославленных образцов этого оружия. У него была история почти столь же великая, как у того, который когда-то принадлежал самому Валену.

Джа-Дур налетела на его блок и свалилась на пол. Она мгновенно вскочила на ноги.

— Ты считаешь меня глупцом? — гневно бросил ей Синевал. — Да, тебя хорошо тренировали — Шакири, Маток и даже сам Дерхан, но никто из них, даже Дерхан, не может сравниться со мной.

Джа-Дур раздвинула свой посох, подаренный ей Шакири, когда он посвящал ее в секреты клана Звездных Всадников. Это было гордое оружие, неуместное в руках подобной твари. Конечно, столь же неуместно оно было и в руках Шакири.

Джа-Дур стала наносить удары концом посоха, но Синевал с легкостью блокировал и парировал их. Она умела многое, но он все равно был лучше. Он снова швырнул ее на пол.

— Какая ты жалкая, — презрительно сказал ей он. — Злобное, отвратительное существо. Ты похожа на раковую опухоль. Твоя раса мертва, Джа-Дур. Твое время в этой галактике кончилось. Я был согласен даровать тебе жизнь, но теперь... Теперь ты умрешь, и для чего? Да, Джа-Дур. Для чего?

Она улыбнулась и снова бросилась на него. Синевал парировал сумасшедший вихрь ее ударов, и подождал, пока в ее обороне не появится заметная ему брешь. Едва это случилось, он нанес удар по ее руке и выбил из нее посох. Посох отлетел в сторону, и он пнул Джа-Дур ногой, заставив ее упасть навзничь у своих ног.

Синевал поставил конец посоха ей на горло и опустился рядом с ней на одно колено.

— Стоило ли того? Как же все твои мечты о бессмертии? Вот и пришел им конец.

Она ощерилась в улыбке.

Это был всего лишь маленький, незаметный укол. Ничто, кроме ее улыбки, не предвещало его.

Синевал почувствовал, как его члены стали неметь. Он с шумом рухнул на пол. Боевой посох вывалился из его руки, — мускулы ладони были уже не в силах удерживать хватку. Голова со стуком ударилась об пол, и все поплыло перед его глазами. Он не мог пошевелить даже мизинцем.

— Да, Синевал, — проговорила она, поднимаясь на ноги и беря в руки оружие. — Стоило. Ты только что удостоился чести испробовать одно из моих самых лучших зелий. Парализующий состав. Это не смертельно, в отличие от того, что я вкатила бедному Ратенну. Он всего лишь поможет тебе успокоиться, помечтать здесь в одиночестве, и ты не будешь мешать мне, пока я буду уничтожать все, что тебе так дорого.

Синевал вдруг понял, что способен говорить, хотя и с большим трудом.

— Будь... ты... проклята...

Она удивленно выгнула бровь.

— Я восхищена твоей силой, Синевал. Готова спорить, что остаток вашего Серого Совета далеко не так силен. Но не беспокойся. Для них у меня в запасе есть кое-что другое.

— Зачем?

— Ради землян, — ответила она. — Это все для их пользы. Я думаю, ты хорошо помнишь, как вы захватили в плен Шеридана год назад? Для этого я приложила так много усилий. Ты всегда подозревал, что я что-то замышляю. Так оно и было. Я все сделала так, чтобы он встал на сторону Врага, который сейчас успешно громит твой флот. Я сделала так, чтобы все Человечество встало на сторону Врага.

Это они, земляне, уничтожили мою расу. И почему? Они не хотели приобрести территории, или денежные ресурсы, или власть, но только лишь потому, что мы были для них злом. Они бы никогда не стали действовать так же, как мы. Мы были живым оскорблением их морали... Догадываешься, что будет теперь, Синевал? Они станут нами. Теперь, когда Тени на их стороне, земляне начнут сеять в Галактике хаос и смерть, и их злодеяния достигнут таких масштабов, о которых мы сами могли лишь мечтать. И начнут они с вас.

— Неправда, — выжал из себя Синевал, пытаясь сложить из губ некое подобие улыбки. — Есть земляне... которые знают... что такое... честь. Тебе... не победить...

— Да. Честь еще осталась у некоторых землян. Вроде Шеридана, я правильно поняла? Он не поддался на все соблазнительные посулы и искушения Теней. Но я сделала приготовления и на этот случай.

То, что поразило тебя, это просто легкая отрава. Не более чем парализующий состав. Но в моем арсенале есть и смертельное оружие. Это нечто особенное. Оно действует очень медленно. Инкубационный период может быть различным, — но не больше двух-трех лет. После этого наступает активная фаза, длящаяся меньше недели, и кончается она смертью. От этого помогает лишь одно средство, и знают его только Тени. Я заражу этой болезнью всех землян, которые обладают излишним благородством, чистотой, которые слишком привязаны к своим идеалам, чтобы по доброй воле присоединиться ко мне, и потом я поставлю их перед выбором. Добровольное рабство у Теней — с полным осознанием того, что они сделали. Или смерть.

— Они... предпочтут... смерть...

— Ох, Синевал. Пора перестать быть ребенком. Мы со смертью старые друзья. Не зря же меня называют Несущей Смерть. Всю свою жизнь я избегала ее, и то же самое делают все. Каждый день каждое живое существо борется за собственное существование, не думая о цене, не взирая на позор, вне зависимости от того, что требуется для этого сделать... Это самый сильный инстинкт любой живущей твари — инстинкт самосохранения. Они примут исцеление, и согласятся на любую цену. То же самое сделает и Шеридан. Он будет первым.

— Что? Когда... ты собираешься?..

— Когда я собираюсь начать? Синевал, я же сказала тебе, что пора, наконец, подрасти. Думаешь, я рассказала бы тебе все это, если бы еще не начала?

Я заразила Шеридана больше часа назад.

Глава 6

Во имя Валена...

Во имя Валена, что я натворил?

Он лежал один в своих покоях, парализованный, пойманный в западню своих мыслей, своей памяти и снедающей душу злости. Он, Синевал из клана Клинков Ветра, Шай Алит священной войны, Сатаи Серого Совета, Энтил-За, Великий, лежал и ждал.

Ее прозвали Несущей Смерть, и среди обитателей Неприсоединившихся Миров ее имя все еще вызывало ужас, ненависть и гнетущие воспоминания. Дилгарская воительница Джа-Дур. Несущая Смерть. Уже несколько десятилетий никто не слышал и не видел ее, — все думали, что она мертва. Синевал знал, что это не так. Он и его предшественники в клане дали ей приют, дали ей возможность ставить свои тошнотворные эксперименты, в надежде заставить служить ее злой гений на пользу себе. И теперь Синевал и весь Минбар были готовы пасть жертвой этого злого гения.

За стенами этой комнаты, за бортом корабля минбарцы сражались и погибали в битве против Древней Тьмы, о которой Вален предупреждал в своих пророчествах. Сражались и погибали. Синевал принял решение об отступлении. Враг был слишком силен для них. Но враг обманом пробрался туда, где его власть была сильнее всего, и нанес ему удар в спину.

Несущая Смерть говорила о том, что хочет воздвигнуть нерушимый монумент во имя сохранения памяти о себе. Человечество станет символом ужаса и смерти для всей Галактики и живым воплощением той расы, что они сами когда-то уничтожили. Какая кошмарная ирония. Первым шагом на этом пути станет уничтожение минбарцев, той расы, которая сама стала сродни дилгарам после того, как совершила убийство целой цивилизации, не оставив почти ничего от былой Земли.

И именно Синевал виноват в том, что все это стало возможным.

Его ум кипел от неожиданного прозрения, настолько мучительного, что в нем не оставалось места рассудку, спокойствию или осторожности. Ни одним известным словом нельзя было назвать те эмоции, что бушевали в его душе.

Во имя Валена...

Ты сказал мне! — мысленно вскричал он. — Ты сказал, что мне уготована великая судьба! Ты явился мне в видении и предрек, что я объединю под своей властью всех минбарцев, что я приведу свой народ на путь его истинного предназначения! Где то предназначение? Я должен был привести их к гибели? Такова наша судьба?

Синевал устремился в глубину воспоминаний, к тому моменту, когда он первый раз ступил в Грезы. Ему тогда выпала честь быть служителем самой Вармейн. Легендарный воин и дипломат, она умирала, и желала увериться, что все, сотворенное ею, было во благо. Синевал тогда был всего лишь застенчивым мальчишкой, он волновался и боялся, не смея взглянуть в лицо той, что была для него тогда, без малого, сравни Валену.

— Я не могу идти со спутником, который смотрит лишь себе под ноги, — сказала ему Вармейн, тем своим мягким, но сильным голосом, который был хорошо известен многочисленным послам, пророкам и императорам. — Иначе ты будешь натыкаться на все подряд.

И он поднял свой взгляд, но кого же он увидел перед собой? Старую женщину, которая хромала и едва переставляла ноги, с мутными глазами и замедленными движениями. Когда-то великие воины, пророки и правители трепетали от звука ее шагов. Теперь же она стала старой и хрупкой, и она нуждалась в его помощи, чтобы идти.

Осознав это, он пришел к важному заключению. Любой человек, независимо от того, как велики были его дела при жизни, согнется под гнетом времени. Позднее Синевал узнал у циников-центавриан хорошую пословицу. "Нельзя говорить о человеке, что он был счастлив или что он был велик, пока он не умрет". Она идеально подходила к Вармейн.

Они вошли в Грезы, и Вармейн опустилась на пол, пригласив Синевала сесть рядом с ней. Она начала неторопливый рассказ и своем прошлом и о великих свершениях, которые все уже давно вошли в легенду. Образы ее детства, история ее любви оживала в образах Грез. В какой-то момент у нее вдруг перехватило дыхание, и Синевал повернулся, чтобы посмотреть, что с ней. Она широко раскрыла глаза и улыбнулась.

— Как много было всего, — сказала она. — Вален все-таки благословил меня.

И она умерла.

Синевал не знал, что ему делать. Должен ли он был уйти, позвать тех, кто ждал в Галерее Шепотов, или ждать, пока они сами придут за ним?

И тут он увидел Валена. Кто же это мог быть еще, — пылающая ярким светом фигура, которая посмотрела на него и протянула руку.

— Судьба Минбара в твоих руках, Синевал из клана Клинков Ветра, — сказал он. — Ты объединишь Минбар, ты дашь моему народу предназначение. Благодаря тебе минбарцы будут править Галактикой.

В тот момент Синевал потерял сознание, а когда он через несколько дней очнулся, что вспомнил свое видение и слова Валена, и уверовал в то, что его ждет великое предназначение. С той поры он неустанно трудился, его тренировал Дерхан, который тогда еще был во цвете лет. Он много делал для того, чтобы занять подобающее место в иерархии своего клана. Когда началась война, он был уже Алитом. К моменту ее кульминации он стал Шай Алитом, и одним из самых приближенных к Бранмеру советников. С этого момента он только и делал, что поднимался. После вызванной Шериданом катастрофы у Марса он вошел в состав Серого Совета. Вскоре он сделался в нем ведущим представителем воинской касты. Это случилось, когда ушел на покой Шакат, так и не сумевший оправиться от ран, полученных в том бою. В дальнейшем его власть возрастала при поддержке Несущей Смерть. Те, кто был верен ему, как Трифан и Калейн, занимали основные должности у Рейнджеров и в командовании великого флота, который Синевал собирал, намереваясь выступить против Врага. После смерти Бранмера и ухода Неруна Синевал остался единственным, кто имел реальные шансы занять пост Энтил-За. Но для этого потребовалось, чтобы пропала Деленн. Взойти на последнюю ступеньку и стать Великим оказалось совсем несложно. Теперь Синевал сосредоточил в своих руках такую власть, которой за тысячу лет не было ни у кого, кроме Валена.

Единственное, чем он поплатился за это, оказалась его душа.

Несущая Смерть стала проклятием для него и гибелью для Минбара.

Нет. Он сам был своим проклятием, и это он погубил Минбар.

Во имя Валена! Это ли та судьба, что была обещана мне? Это?

Нет, — произнес вдруг голос.

Синевал огляделся по сторонам, насколько позволял ему это делать паралич. Вокруг не было ни души.

— Кто здесь? — спросил он.

Даже для того, чтобы говорить, требовалось прикладывать страшные усилия.

Ты наделен судьбой. Но из-за своей гордости ты отринул ее. Запомни этот урок. Твоя судьба еще не предопределена.

— Вален, — прошептал Синевал. — Прости... меня... Вален. Я...

Только ты сам можешь простить себя. Познай свою судьбу, Синевал из клана Клинков Ветра. Ты должен найти ее сам.

Яркий свет неожиданно залил распростертого на полу Синевала. Он крепко зажмурился и закричал от пронзившей его тело боли. Его руки вдруг вскинулись и широко распростерлись в стороны. Словно пламенные острия света впились в его ладони и ступни, пригвоздив его к земле.

— Вален!.. — вскричал он. — Вален!

Свет померк и Синевал открыл глаза. Он снова ощущал свое тело. Медленно, осторожно, он поднялся на ноги, чуть не свалившись снова.

— Вален, где ты?..

Вокруг не было никого.

— Исил-за вени, — вырвался у него благоговейный вздох.

Несущая Смерть. Синевал должен спасти свой народ. Он должен остановить Несущую Смерть. Он должен приказать кораблям спасаться бегством, или его народ погибнет. Он должен...

Он вдруг замер. При нем все еще был его боевой посох, один из знаменитых девяти посохов Дерхана, но он чувствовал, что этого недостаточно. Он подошел к маленькому столу, который был одним из немногих предметов убранства в этой комнате, и достал из его ящика небольшой предмет. Это было оружие, земное оружие. Синевал отобрал его у Шеридана больше года назад, когда тот еще был пленником на Минбаре. Синевал припоминал, как нужно пользоваться этой штукой.

Он сжал его в ладони и положил в карман одежды.

— Я сделаю, что должно, Вален, — прошептал он. — Исил-за вени.

Во имя Валена...

* * *

В рубке "Г'Тока" воитель На'Кал всмотрелся в два корабля, которые медленно приближались к их маленькой эскадре, и опустил взгляд. На'Кал никогда не был особенно набожным человеком — его мать верила в Г'Лана лишь по традиции, а его отец умер еще до того, как На'Кал вышел из сумки матери. Но у На'Кала была своя вера — в Г'Кара. Он был для него не каким-нибудь пророком или святым, но человеком, которому была дарована способность видеть дальше других. На'Кал не всегда был согласен с тем, что говорил Г'Кар, но он хорошо знал, что творится сейчас на их родине. Как и Г'Кар, он понимал, что цивилизация Нарна будет обречена, если не предпринять решительных шагов сейчас. Их нынешняя война с центаврианами служила лишь еще одним доказательством этого. На'Кал сражался в предыдущей войне и хорошо знал, как близко подошли они тогда к грани тотального уничтожения и повторной оккупации. Но нет, никто не желал признать очевидного. Теперь же, как он отчетливо видел, совершались все те же старые ошибки и просчеты.

Во время своей речи перед Кха'Ри Г'Кар сказал одну фразу, которую впоследствии повторил в разговоре с самим На'Калом. "Свобода влечет за собой ответственность, и поэтому многие так боятся ее".

Тем, кто вырос во времена оккупации, как Г'Кар и сам На'Кал, свобода досталась очень дорогой ценой. Для тех же, кто родился позже, свобода уже стала обыденностью.

Нарны были вымирающей расой, и они вымрут, если Г'Кар не повернет ход истории в более благоприятную для них сторону. Никто другой не был способен на это.

Но, может быть, и На'Калу удастся сделать то, что в его силах.

— Капитан Моллари, — сказал он в микрофон системы связи. — Как там ваш телепат?

— Еле держится, — послышался ответ. — Наверняка не сумеет удержать их. Как ваши?

— Один умер, другой скоро умрет.

Телепаты-нарны появились совсем недавно, как результат сотрудничества Г'Кара и земного телепата. До сих пор все они оставались очень слабыми и их способности были нестабильны.

— Ладно, — сказал Карн Моллари. — Сколько их кораблей вы сумели уничтожить? Помните о нашем пари?

На'Кал улыбнулся.

— Два больших и пять маленьких. Вы?

Карн удивленно всплеснул руками.

— Столько же. Да, дядя Лондо будет разочарован. Не смогли переиграть нарнов, на что же мы тогда способны?

— Это еще не все. Не забудьте помянуть нас, когда будете праздновать победу.

— Что? На'Кал, не вздумайте...

На'Кал отключил связь. Он перевел взгляд на приближавшиеся корабли Древнего Врага. Огромные, черные, словно пожирающие пространство за собой. Древние, сильные, неподвластные времени. Символ ушедших легенд, ушедших сновидений, ушедших страхов...

На'Кал прикрыл глаза и отдал приказ дать полную мощность на двигатели и на орудия. Крейсер ринулся вперед и из него вырвались мощные, сфокусированные на цели лучи. "Г'Ток" был не в состоянии долго поддерживать такую скорость и такую мощность залпа, но необходимости в этом уже не было.

Первый ответный выстрел корабля Теней пришелся в носовую секцию "Г'Тока", в мгновение ока уничтожив рубку и всех, кто находился в ней. Но это уже не имело значения.

"Г'Ток" на полном ходу врезался в черный корабль и взорвался. Корабль Теней издал ужасающий предсмертный визг, который эхом отдался в головах всех, кто был на "Валериусе".

На'Кал все-таки выиграл свое пари.

* * *

— Вален говорил, что мы должны обрести единство с другой половиной своей души в войне против общего врага. Мы знаем, кто наш Враг, и мы знаем, что он вернулся. Что же касается другой половины нашей души...

Деленн набрала в грудь воздуха и понадеялась, что никто не заметит, как она содрогнулась от боли. Со всех сторон на нее смотрели со злобой и подозрением. Она была За-вален — неприкасаемой. По всем законам, они не должны были даже прислушиваться к ее словам.

— Другая половина нашей души — это земляне. У нас с ними одни и те же души — наши души уходят к ним. Два наших народа тесно связаны между собой. То, какой вы видите меня, доказывает это. Теперь я наполовину землянка. Я решилась на этот шаг, чтобы стать мостом, соединяющим два наших народа, точкой приложения наших общих усилий в борьбе против Тьмы.

Мы сбились с предначертанного нам пути. Мы все забыли о нашей клятве Валену! Эта война... привела нас к падению. Мы уничтожаем наши собственные души, мы предаем память и мечты Валена. Если мы забудем его, забудем все, благодаря чему мы стали собой, что тогда останется у нас?

На минуту повисла тишина. Деленн видела горечь и злобу во взглядах, устремленных на нее. Рядом с ней Ленанн смущенно шаркал ногой по полу. Она понимала, как это было опасно. Минбарский закон запрещал всем говорить с ней и даже смотреть на нее. Но она должна была попытаться. Она должна заставить их выслушать ее. Она должна заставить их понять.

— Ты хочешь сказать нам, Деленн, — раздался голос, который она тут же узнала. Это был Каленн, вождь ее клана. Он всегда был столь озабочен чистотой минбарцев. Деленн вспомнилось его реакция на смерть Дукхата, — этой ярости мог бы позавидовать даже воин.

— Ты хочешь нам сказать, в чем заключается наше будущее. Если согласиться с тобой, мы станем такими же, как ты. Мы будем выглядеть, как ты. Мы должны позволить землянам убивать нас, так же, как она убили Дукхата и Шакири, калечить нас, как они искалечили Шаката и Бранмера. Я имел смелость думать, что ты — последняя, кто может встать на защиту подобных идей. Или ты забыла, что твой голос оказался решающим, когда началась эта война?

Деленн помнила это. Как же она могла забыть?

— Я помню, — тихо проговорила она. — И я признаю, что это была моя ошибка. Я была не права! Мы все были не правы! Как далеко мы должны зайти для того, чтобы признать свою ошибку? Скольких мы должны лишить жизни, пока не поймем, что сражаемся не с тем врагом? Сколько еще крови мы должны пролить до того, как поймем, что мы не правы?

— Ты слишком долго пробыла среди землян, Деленн, — заметил Каленн. — Ты даже начала говорить в точности как они.

— У людей есть свой собственный взгляд на вещи. Кто осмелится сказать, что в нем меньше истины, чем в нашем?

— Только не тот, кто предал нас. Деленн, Серый Совет проклял тебя как За-вален. Он предал тебя анафеме за твою измену. Серый Совет сказал, что ты помогла Старкиллеру Шеридану совершить побег из заключения. Серый Совет сказал, что ты добровольно подчинилась воле Врага. Но если даже Серый Совет не прав, то, что мы видим перед собой... твой облик, твои слова, Деленн, ясно указывают, что ты сбилась со своего пути. Это ты нарушила клятву, данную Валену. Это ты предала всех нас.

Я не испытываю ненависти к тебе, Деленн. Ты попала под влияние землян, самого Старкиллера. Мне просто очень жаль тебя. Ты теперь ничто. Поэтому, храня память о той, кем ты была раньше, я не желаю, чтобы тебя покарали как-то еще.

Ты останешься в моих горьких воспоминаниях, Деленн.

Каленн слегка склонил голову, не сделав полный минбарский жест прощания, и ушел. Все остальные начали удаляться вслед за ним.

— Нет! — крикнула Деленн. — Выслушайте меня! Пожалуйста, вы должны выслушать меня!

Но никто даже не повернул головы. Только один человек остановился и поглядел на нее, прежде чем уйти. Деленн узнала его. Это был Ашан, послушник Третьего Храма Чудомо, который служил при Сером Совете.

Он произнес одно слово:

— За-вален.

После этого он ушел и он.

Ленанн слегка притронулся к ее плечу.

— Прости, Деленн, — сказал он. — Мы пытались сделать все, что можно.

— Вы плохо пытались, — неожиданно резко сказала она, повернувшись к нему. Ее глаза пылали. — Мы попытаемся еще раз.

— Деленн, если твой собственный клан не стал слушать тебя, тогда кто?..

— Серый Совет. Они выслушают меня, если я заставлю их сделать это. Это неправильно, Ленанн! Это все неправильно, и я должна доказать им, что это так. Я была избранницей Дукхата, и он умер на моих руках. Его дух по-прежнему живет во мне, я смотрю на все его глазами. Если бы он увидел, во что мы превратились, он бы послал нам проклятие оттуда, где он находится сейчас вместе с Валеном! Я должна выполнить его последний завет, Ленанн.

Серый Совет должен выслушать меня. Другого пути нет.

* * *

В своей жизни Дэвид Корвин успел повидать многое. Он узнал жизнь, и он узнал смерть. Он лицезрел устрашающий вид минбарских крейсеров, атакующих "Вавилон". Он помнил наполненный счастьем взгляд Сьюзен, такой же, как у него самого. Он видел в ее глазах призрак смерти, когда она предала их всех. Он видел первые, неуверенные шаги Деленн в новом, получеловеческом обличье. Он видел глаза капитана в ту секунду, когда он убил свою жену.

Дэвид Корвин видел много всякого, но ничто не заставляло переживать его так сильно, как вид Алисы Белдон, умирающей в рубке "Пармениона". Она тряслась, дрожала, хныкала, — опустошенная, раздавленная тем, что ей пришлось пережить.

Корвин не был телепатом, и всегда, когда он думал об этой способности некоторых людей, его охватывали противоречивые чувства, желание узнать об этом поближе, почувствовать себя в шкуре телепата. Возможность прикоснуться к чужому разуму, прочитать его как открытую книгу была для него и чудесной, и ужасающе чуждой всему привычному. Уже много часов Алиса была вынуждена то и дело проникать разумом в нечто до предела ужасающее и чуждое, останавливая и парализуя огромные корабли Теней. Корвина страшила сама мысль о подобной возможности.

Бой шел не совсем так, как планировалось заранее — они неожиданно лишились капитана, — но, как-никак, они были по-прежнему живы, и все шло к тому, что Проксима-3 будет спасена. По крайней мере, от минбарцев. Как спасти ее от Теней, — это уже отдельный вопрос.

Ресницы Алисы задрожали, и Корвин наклонился к ней. Вокруг нее суетились медики, но он знал, что помочь ей было уже невозможно. Она умирала. Она отдала себя полностью. Ради него и капитана. Она умирала потому, что доверила ему свою жизнь, зная, что он распорядится ею так, как надо.

Будь ты проклят, Бестер! — подумал Корвин. — Будь ты проклят за то, что заставил меня делать это! И будь проклят капитан за то, что оставил меня здесь одного, и мне приходится делать все самому. Будь они прокляты все!

— У меня... получилось? — спросила она.

Корвин кивнул в ответ и зажмурился, не в силах придумать, что же ему сказать ей.

Один из операторов поднял взгляд от экрана.

— Приближается еще один корабль Теней, сэр.

— Начать маневр уклонения, — приказал Корвин.

Он поднялся, но не отрывал взгляда от Алисы. Та тоже пыталась подняться на ноги.

— Лежите и отдыхайте, — приказал ей он.

— Нет, простите, сэр, — прошептала она, вперившись взглядом в экран, на котором виднелся летящий корабль. — Я... могу... я сделаю это...

Корвин увидел, что вражеский корабль сбросил скорость. Ей уже не хватало сил, чтобы парализовать его полностью, но она сумела замедлить его.

— Огонь! — приказал Корвин. — Разорвите его ко всем чертям!

Все орудия "Пармениона" обрушили на противника ураган огня. Черный корабль слегка трясся по мере того, как все больше и больше зарядов обрушивалось на него. На глазах Корвина, он начал скручиваться, как бы вянуть, и жизнь покинула его.

И не только его. Корвин повернулся и увидел, что Алиса снова потеряла сознание. На этот раз ей уже не очнуться. Корвин знал это наверняка. Он подошел, встал рядом с ней и стал тихо ждать, когда замрет ее дыхание. Ждать пришлось недолго.

Мягко коснувшись ее лица, он закрыл ее глаза. Потом повернулся к экрану. Теперь он понял то, что он так долго силился понять до этого момента. Как капитан решился атаковать минбарцев у Марса. Теоретически, у него не было ни малейшего шанса. Но он прорвался сквозь их флот и нанес удар по самому Серому Совету. Как? Что ему помогло? Чистая ярость. Она была столь мощной, столь неодолимой, что превратилась в реальную силу.

Корвин чувствовал в себе эту силу. Его переполнял точно такой же гнев, точно такая же ярость.

Весь его опыт кричал ему о том, что необходимо отойти, принять на борт истребители, позаботиться о состоянии своего корабля. Это было бы логично, но сейчас в его разуме не было места логике.

— Ведите нас вперед! — приказал он. — В самое пекло.

* * *

Капитан Шеридан тоже размышлял о жизни и смерти. Когда он оказывался в трудной ситуации в одиночестве, его охватывало болезненное чувство. Пока Деленн была с ним, в его голове крутились мысли о побеге, о том, как утешить ее. Потом они начали рассказывать друг другу всякие истории из своей жизни. Шеридан чувствовал, что некоторые из ее рассказов заставляли задумываться об истинности широко распространенного мнения, согласно которому минбарцы никогда не лгут.

Но теперь он был один, и его окружала темнота. Его планы побега постепенно зрели, но собирать урожай было еще рановато. Он мысленно вернулся к тому, что произошло с ним несколько часов назад.

Он вспомнил, как открылась дверь, и он подался вперед в надежде, что это Деленн. Но фигуру, которая показалась в дверном проеме, ему никогда раньше видеть не приходилось. Кто-то скользнул внутрь, и дверь закрылась.

Шеридана охватило чувство опасности, и он попытался приготовиться к нападению, но кто-то нанес ему мощный и невероятно быстрый удар прямо в живот, отчего он упал. Потом был как будто укол, его шея внезапно онемела, и он потерял сознание. Вот и все. Никаких слов, никаких издевательств... ничего.

Наверное, это был какой-то наркотик. Так или иначе, в данный момент Шеридана это не волновало. Если он выберется отсюда, он попросит врачей в Приюте проверить его. Если же нет, то это уже не имеет никакого значения, так ведь?

Он вздрогнул. Дверь снова открывалась. Эта камера определенно была довольно оживленным местом. Шеридан ждал, что кто-нибудь войдет, но никто не входил.

— Можете выходить, капитан, — произнес голос за дверью.

Тот, кто это сказал, говорил на системном английском, но с сильным минбарским акцентом. Шеридан осторожно пошел вперед и шагнул за порог.

Он часто заморгал, — переход от темноты камеры к освещенному коридору был слишком резким. Он старался держаться поближе к двери на тот случай, если это какой-то трюк.

Но это было не так.

Перед ним стоял минбарец, одетый в белую ризу. Он приветствовал Шеридана легким поклоном.

— Вы свободны, капитан, — сказал он. — Великий Синевал приказал мне освободить вас. Если вы последуете за мной, я предоставлю в ваше распоряжение челнок, на котором вы сможете добраться до своего корабля.

— Что? Но почему Синевал сделал это?

— Великий не поделился со мной ходом своих рассуждений.

— Где Деленн?

Послушник поморщился.

— Капитан, меня не заботит, где находится За-вален. Мне поручили заняться вами. Если вы...

— Я никуда не полечу без Деленн.

Послушник сделал жест, земным эквивалентом которого являлся вздох отчаяния.

— Великий Синевал предупредил меня, что вы, вероятно, будете вести себя именно так. Я ожидал, что она окажется вместе с вами, но ее здесь нет, и я не знаю, где она находится в данный момент. Но я знаю, кто может располагать подобной информацией. Если вас это интересует, следуйте за мной.

— Если это какая-то ловушка...

— Почему все земляне так подозрительны? Если бы я хотел устроить вам ловушку, не проще ли было оставить вас там же, где вы были? Великий Синевал сказал мне, чтобы я передал вам и это.

Послушник протянул ему небольшой металлический цилиндр. Шеридан узнал посох, который подарила ему Деленн — тот самый, который раньше был у Сьюзен из будущего, с которой они повстречались на Вавилоне 4, тот самый, который Сьюзен когда-то забрала у самой Деленн еще на Минбаре. От временных парадоксов у него болела голова.

Да, это был именно тот посох. Он раздвинул его. Старые потеки крови были именно такими, какими он запомнил их. Очевидно, Сьюзен ни разу не чистила посох с тех пор, как они появились, и до того момента, как оружие попало назад к Деленн.

— Это ведь довольно опасно, не так ли? — сказал Шеридан. — Что если я сейчас нападу на вас с этой штукой?

— Я бы вам не советовал так поступать. Идемте. Если вы еще не передумали. Посмотрим, удастся ли нам найти За-вален.

* * *

... я задыхаюсь, задыхаюсь, больно, не могу думать, не могу думать, Маркус, я задыхаюсь, задыхаюсь, больно, Маркус, Маркус... помоги мне, задыхаюсь, Маркус, помоги мне, помоги мне, помоги мне...

Лита Александер балансировала на тонкой грани между сознанием и обмороком, а также на столь же тонкой грани между здравым рассудком и безумием. Все, что она видела перед собой — это воплощенная черная боль в глазах Ивановой, которая отчаянно пыталась задушить ее.

Лита в очередной раз попыталась воспользоваться телепатией, и снова у нее ничего не получилось. Препараты, которыми ее напичкали, были слишком сильны. Ворлонец, который помогал ей пересилить их, сейчас куда-то ушел. Или не хотел помогать ей. У нее не было никакого оружия, — минбарский боевой посох Ивановой, тот самый, которым она убила Маркуса, и тот лежал дальше, чем она могла дотянуться.

Она была одинока, более одинока, чем когда-либо раньше.

Маркус...

Лита вздрогнула и выгнулась в попытке сделать хотя бы один глоток воздуха. Последняя, отчаянная судорога тела, стремящегося жить, преодолеть, вынести эту смертельную схватку. Она не имела возможности думать, ей не хватало энергии, чтобы о чем-то рассуждать. Она лишь видела перед собой женщину, которая убила ее любимого и сейчас пыталась убить ее саму.

Лита скребла пальцами по полу, отчаянно стараясь схватить посох, веря и не веря, что сможет дотянуться до него.

Но это было невозможно.

... задыхаюсь, я задыхаюсь, Маркус, помоги мне, Маркус, ты не можешь умереть, Маркус, помоги...

Лита закрыла глаза, решив, наконец, сдаться. Она не будет одинока за этой гранью. По крайней мере, она надеялась на это. Она надеялась, что снова встретит Маркуса. Ей очень хотелось, чтобы было так.

Ее пальцы коснулись холодного металла, и она инстинктивно обхватила ими гладкую поверхность. Мгновение ей казалось, что это галлюцинация, но потом она почувствовала, что ее пальцы становятся липкими от недавно пролитой на этот металл крови Маркуса.

Действуя совершенно машинально, она схватила оружие. Ей никогда не приходилось раньше драться посохом. Она даже ни разу не видела его, но все это не имело ни малейшего значения. С этим посохом можно было творить массу самых хитрых и сложных приемов, некоторым из которых нужно было учиться десятки лет. Даже сам легендарный Дерхан не знал их все.

Литу это не интересовало. Она не собиралась вступать в поединки, сражаясь этим оружием.

Она размахнулась и врезала концом посоха в бок Ивановой. Агент Теней содрогнулась и ослабила хватку на ее шее, что позволило Лите, наконец-то, сделать вдох. С хрипом и стоном, Лита ударила снова. Этот удар получился сильнее, и Иванова свалилась с нее. Казалось, что и она сама еле дышит и находится при смерти.

Лита с трудом подтянула себя вверх и встала на колени. Она смотрела на Иванову, которая тяжело дышала, в глазах которой по-прежнему жила сама Тьма. Почти не осознавая, что она делает, взяв посох обеими руками, Лита широко размахнулась им. Металлический стрежень сверкнул, описывая смертоносную дугу.

С приглушенным, тупым треском, оружие врезалось сбоку в череп Ивановой. Агент Теней повалилась наземь и стала биться в ужасающих судорогах. Из ее разверстого рта неслись жалобные стоны и завывания.

Лита уронила посох и осела на пол сама. Все ее силы уходили сейчас на то, чтобы просто оставаться в сознании и дышать. Ее ребра болели — раны, нанесенные Боггсом, давали о себе знать еще сильнее, чем раньше. Ее голова раскалывалась, как от ударов Ивановой, так и от попыток прорваться сквозь завесу наркотиков. Лита была уверена, что у нее сотрясение мозга. Перед глазами все колыхалось и плыло.

Через некоторое время она смутно почувствовала, как чьи-то руки осторожно трясут ее за плечи. Маркус! — это была ее первая мысль, но потом перед ней вновь промелькнул, словно во сне, момент его смерти. Тут она подумала о сотрудниках Службы Безопасности, и ее охватила настоящая паника. Но потом... потом...

С трудом разлепив глаза, она обнаружила, что смотрит в обеспокоенное лицо нарна. Его красные глаза, казалось, пронзали ее душу. Он осторожно помог ей сесть. Лита секунду подержалась за его руку, безнадежно и отчаянно мечтая о том, чтобы это оказался Маркус, который вдруг ожил, чтобы уже не покидать ее. Но реальность, как это всегда бывает, мгновенно разрушила грезы.

— Мисс Александер, мое имя Та'Лон, — сказал нарн. — Меня послали сюда, чтобы помочь вам и Маркусу Коулу...

— Он мертв, — прошептала она. — Он... мертв.

— Я знаю. Мне жаль, что я появился так поздно. Нам... нам нужно идти. У меня есть челнок, на котором мы можем улететь отсюда. Рано или поздно, о том, что вы сделали, узнают, и тогда у вас будут неприятности.

— Почему... почему вы помогаете мне?

— Тот, на кого я работаю, считает, что вы можете оказать ему ценную услугу. Он рассказал мне о вашем... не очень заметном компаньоне.

Он имеет в виду ворлонца. Она это поняла совершенно ясно.

— Я не хочу говорить об этом, — пробормотала она. — Он не смог...

Кош не смог спасти Маркуса и не захотел помочь ей. Она надеялась, что никогда больше не услышит его голос.

— Я...

— Вы можете идти? Я могу понести вас, но...

— Нет, я могу. Но я хочу еще...

Лита тяжело поднялась на ноги и, шатаясь, пошла вперед, к Маркусу. Она села рядом с ним. Он был мертв, и на его лице навеки осталось то же смущение, та же злость и скорбь, что всю жизнь неотступно преследовали его. Даже за порогом смерти не нашел он покоя.

— Ты оставил меня одну, — сказала она с явственным упреком. — Ты... оставил... меня... одну... О, Маркус!

Она заплакала, тихо, сдерживая слезы. Некоторое время она просто плакала над его телом. Она не могла даже подумать, чтобы сказать что-то еще, она не желала думать о том, что она бы могла сказать ему, что они бы могли сделать вместе с ним...

Это было нелепо и бессмысленно, но такова была и вся жизнь. Теперь она лишь знала, что снова осталась одна.

— Я готова, — сказала Лита, отходя от Маркуса. Проходя мимо окровавленного посоха, она пинком отправила его в угол. Она больше не желала видеть этой вещи. Лита бросила взгляд на Иванову. Невероятно, но агент Теней была до сих пор жива, хотя половина ее лица представляла собой раздавленную кровавую маску. Ее уцелевший глаз закатился под лоб, и она продолжала постанывать и дрожать всем телом. Лита отошла от нее. Она не... Она не могла... Она просто хотела убраться отсюда поскорее.

Та'Лону не пришлось даже поддерживать ее. Она была способна поддерживать себя сама. Так было всегда, и теперь ее придется делать это всю оставшуюся жизнь.

Выйдя за дверь, они столкнулись лицом к лицу с генералом Хейгом.

* * *

Тысячу лет Серый Совет олицетворял собой Минбар. В нем собирались девять избранных минбарцев, которые правили всем его народом, проявляя мудрость, храбрость и милосердие. Когда Вален в конце последней Великой Войны собрал этот совет, он, таким образом, покончил с кровавой гражданской войной, в огне которой пылал тогда Минбар. С той поры ни один минбарец не смел поднять руку на минбарца. Весь Минбар верил своим вождям, которые хранили наследие Валена.

Но что же послужило толчком к гибели и распаду Совета Девяти? Смерть Дукхата? Кровавая война, уничтожение земной цивилизации? Пришествие во власть высокомерного и гордого Синевала, который присвоил себе титул Великого? Тот момент, когда они сами обрекли Деленн, которая, может быть, была их последней надеждой, на проклятие? Или же Тьма таилась внутри Совета с самого дня его основания, но раньше никто не мог заметить это?

Но где бы ни началось их падение, пришло к своему завершению оно в Битве на Втором Рубеже.

Если бы... Эти слова так и просятся на язык. Если бы Деленн пошла прямо в зал Серого Совета, а не тратила бы время на разговор со своим кланом... Если бы Синевал убил Несущую Смерть, вместо того, чтобы отправить в изгнание... Если бы Шеридан не попался в ловушку на Веге-7... Если бы только мудрый Хедронн решительно выступил против амбициозного Синевала... Если бы Синевал дал приказ освободить Шеридана немного раньше... Если бы Дукхат быстрее отреагировал на опасность... Если бы решающий голос Деленн оказался иным...

Тоска по утраченным в прошлом возможностям бесполезна и пуста, ибо ничто не в силах изменить прошлого. Но, несмотря на это, все продолжают тосковать о былом...

Когда Деленн и Ленанн шагнули через порог Зала Серого Совета, их окружила непроглядная тьма. Они неуверенно остановились. У дверей Зала не несли стражу послушники, а такого раньше не случалось ни разу. Даже когда члены Серого Совета расходились по своим делам, послушники оставались на местах. К тому же сейчас Серый Совет не мог быть где-то еще. Да, Синевал отправлял их заниматься медитацией, но этот приказ уже был отменен. Это было нехорошо. Это было крайне...

Деленн наткнулась на что-то в темноте и едва сумела удержаться на ногах. С момента своего превращения, она утратила способность уверенно сохранять равновесие, но сейчас она чуть не упала по другой причине. Она споткнулась обо что-то, лежавшее на полу.

— Свет, — приказала она.

Девять колонн белого света, вспыхнув, выхватили из мрака всю картину.

— Во имя Валена... — севшим голосом прошептал Ленанн.

Деленн молчала. Ей просто не могли прийти в голову слова, уместные при виде мертвого тела Сатаи Дюланн. Она лежала на полу с разорванным горлом. Неподалеку от Сатаи Дюланн лежал Сатаи Маток, воин... За ним был другой, и еще один...

Четверо из Девяти лежали в круге, их тела были изломаны и изуродованы. Почти половина Серого Совета погибла. В центре круга находился еще один, и он был жив...

Хедронн стоял на коленях, яростно шепча молитвы Валену, к которым некому было прислушиваться. Рядом с ним лежал на полу увенчанный Трилюминарием посох Серого Совета, который принадлежал Синевалу как Великому, и который он доверял Хедронну в свое отсутствие. Он был покрыт потеками крови.

— Хедронн, — пораженная ужасом, прошептала Деленн.

Она знала его много циклов. Она всегда верила в его мудрость и ясность ума. Да, он иногда бывал упрям, но она никогда не подвергала сомнению его мудрость. И теперь... это...

— Хедронн.

Он услышал ее голос и повернулся. Деленн содрогнулась. Его глаза... это безумие... чистейшее, яростное маниакальное безумие. Он подхватил с пола церемониальный посох и ринулся вперед, вскинув его над своей головой. Из его глотки вырвался дикий рев невиданной злобы и ненависти, какой Деленн еще ни разу не приходилось слышать.

Деленн была ошарашена настолько, что он, несомненно, убил бы ее, если бы Ленанн не рванул ее в сторону. Хедронн промчался мимо, споткнулся о труп Дюланн и грохнулся на пол. Он рыдал, скрежеща зубами, из его глаз катились горькие слезы.

— Вален... прости меня... Вален... прости...

— Алкоголь, — прокомментировал спокойный, слегка насмешливый голос. — Алкоголь. Поистине чудесное вещество. Земляне употребляют его, желая доставить себе приятные ощущения, а также когда отмечают важные события своей жизни. Нарны по-настоящему гордятся опытом своего виноделия, они изготавливают напитки с непревзойденной тщательностью и любовью, которую не в силах были истребить даже десятилетия оккупации. Для центавриан пить настолько же естественно, как и дышать воздухом. Во всей огромной Галактике, лишь одни минбарцы реагируют на этиловый спирт вот так. Непреодолимая мания убийства. Смертоносная агрессия. Приятно убедиться, что в глубине души вы ничуть не лучше землян. Даже хуже.

— Кто? — обрел дар речи Ленанн. — Кто... сделал это? Ты...

Обладательница голоса выступила из темноты и отвесила глубокий поклон.

— Воительница Джа-Дур, последняя из дилгар. Многие называют меня Несущей Смерть.

— Зачем? — спросил Ленанн. — Для чего ты?..

— Ты слышал мое имя? Я — Несущая Смерть. И, кроме того, я ведь просто исполнила то, что было предречено. Вален говорил, что Совет будет расколот, не правда ли? И вот, глядите, — он расколот. Четверо мертвы... прошу прощения. Пятеро, если вы включите сюда бедного, милого Ратенна. Хедронн наверняка убьет себя, когда действие алкоголя, что я дала ему, кончится, и он осознает содеянное. Синевал... подождет, а Калейн будет гораздо полезнее, если останется в живых. Особенно после того, как проведает, что Серый Совет погиб от руки мастера.

— Минбарцы не убивают минбарцев, — охваченный ужасом, прошептал Ленанн.

— Что, есть такая поговорка? К сожалению, похоже, что кое-кто дал знать о том, что произошло здесь, некоему послу Центавра, и скоро эта новость станет достоянием всего Минбара. И на этот раз Вален вас не спасет.

Из груди Ленанна вырвался протяжный, отчаянный крик, и он кинулся вперед. Несущая Смерть улыбнулась и раздвинула свой посох. Синевал превосходил Несущую Смерть как боец посоха, но Синевал превосходил кого угодно. У Ленанна же не было никакого оружия. И ни малейшего шанса.

Его бездыханное тело растянулось на полу, в невидящие глаза лился белый свет.

Деленн медленно отступала, и задержалась возле трупа Матока. У него должен был быть посох. Он всегда ходил вооруженным, несмотря на то, что Сатаи это было запрещено обычаем. Без сомнения, оружие было спрятано под его мантией.

Деленн хорошо умела драться с помощью посоха. Все знали, что Драал владел этим оружием, но подлинному искусству ее обучил Нерун, единственный минбарец, который мог сравниться в нем с самим Синевалом. Он даже подарил ей свой собственный посох — дар Дерхана, одно из самых знаменитых его произведений. Тот посох был потерян. Наверное, сейчас он был у Синевала. К тому же, это оружие все равно было осквернено убийством, которое когда-то и где-то совершила им Сьюзен Иванова. Пусть посох Матока отомстит за своего собрата.

Несущая Смерть улыбнулась.

Только бы...

* * *

Генерал Уильям Хейг привык считать себя человеком, твердо придерживающимся своих принципов. Возвышенных и благородных принципов. Он стоял на страже Земли и Человечества. Он высоко поднялся по служебной лестнице. Его заслуги впечатляли. Его поступки были неизменно безупречными.

Он никак не мог понять, отчего же все это полетело к чертям, когда началось его падение. Тогда ли, когда он испытал ревность к капитану Шеридану из-за того, что тот оказался способен на большее, чем Хейг? Возможно. Тогда ли, когда он пропитался ненавистью к минбарцам за то, что они уничтожили Землю, а вместе с ней его семью и дом? Почти наверняка. Тогда ли, когда в нем впервые проснулся страх того, что минбарцы сделают это и с Проксимой-3? Да. О, Господи, конечно да.

Он не переставал оправдываться перед собой. То, что сказала Иванова, было правдой. Лита Александер была обречена на смерть в любом случае, она умерла бы и без вмешательства Теней. Ведь ее бы казнили за измену, даже если бы минбарцы и не уничтожили Проксиму? Что же тогда плохого в том, что он отдал ее в руки Ивановой? Что?

Хейг мог сколько угодно биться, искать выход из этого мысленного тупика, но в глубине своего сердца он знал, что поступил плохо. Очень, очень плохо. Он предал все, за что сражался, все идеалы, к которым стремился. Он пришел сюда, к комнате Ивановой не для того, чтобы предотвратить то, что могло произойти, но лишь потому, что он должен был быть здесь. Просто, чтобы... что? Исполнить епитимью? Услышать, как Иванова убивает Литу?

Вместо этого, он смотрел в глаза той, которую послал на смерть. Все мысли разом пропали из его головы, и Хейг молча склонил голову. Он видел, что Лита смотрит на него. Она была жива. Может быть... может быть, то, что он сделал, от этого становится не столь страшным и преступным. Может быть...

— Где... где посол... Иванова? — выдавил он из себя.

— Там, — ответила ему Лита.

Она была жестоко избита, еле передвигала ноги, но она была жива. Это было хорошо. Это было... хорошо.

— Идите! — резко сказал Хейг. — Я... идите... Уходите отсюда. Мы прокляты. Отныне мы все прокляты.

Он протиснулся мимо Литы и ее спутника в комнату Ивановой. Он верил, что им удастся уйти. Он надеялся... он просто надеялся, что... что с ними все будет... в порядке. Что... с ними все...

Он медленно переводил взгляд с одного на другое. Иванова скорчилась на полу, прижав голову к коленям, стонущая, окровавленная. Напротив нее лежал труп мужчины. Это было тело Маркуса Коула, — телохранителя сначала Шеридана, а потом самой Ивановой. А чуть дальше лежали... два...

Хейг рухнул на колени. Ему хотелось рыдать, но он понимал, что более нет места слезам, нет места сожалению, нет времени для раскаяния. Он мог сделать только одно. Только одно.

Негнущимися пальцами он извлек из кобуры плазменный пистолет и вложил ствол себе в рот.

Какая разница, будет ли распят на Голгофе еще один злодей?

* * *

Смерть царила не только здесь. Смерть бродила по коридорам корабля Серого Совета. Лишь два его члена в полном смысле этого слова оставались в живых. Оба знали лишь малую толику того, что произошло. Синевал знал, что собиралась сделать Несущая Смерть, но не то, каким образом она намеревалась осуществить задуманное. А Калейн видел результаты ее злодеяния, но не знал, кто стоял за этим.

Он видел Хедронна, который лежал один, во тьме, окруженный мертвыми телами. Он видел, как повсюду за бортом этого корабля минбарцы погибали от руки врага, и не могли отступать без приказа, которого им не суждено было дождаться. Он видел, что Серый Совет погиб, и единственная мысль, вспыхнувшая у него в голове, была проста:

Старкиллер.

Калейн лично наблюдал невероятную атаку Старкиллера у Марса, и его тогда охватил страх. Из-за этого двое членов Серого Совета погибли под огнем орудий и ракет "Вавилона". Калейн повстречался со Старкиллером на Эпсилоне-3, и им представился шанс испытать друг друга в поединке. Калейн почти победил тогда, — он наверняка победил бы, не вмешайся в дело этот проклятый нарн. Пусть он не убил Шеридана Старкиллера, но зато он узнал правду о нем, — он был всего лишь человек. Человек, который мог истечь кровью, умереть, которому было больно. Злоба Калейна после этого обратилась вовнутрь, сфокусировалась на нем самом. Он дал клятву Синевалу, Валену и самому себе убить Старкиллера.

Но он опоздал. Серый Совет был уничтожен, и виноват в этом мог быть лишь один человек. Старкиллер. Ослепленный своим гневом, Калейн не заметил больше ничего, и Несущая Смерть позволила ему уйти. Она не знала, что, если бы Калейну удалось задуманное, то и ее планы оказались бы под угрозой. Но она оставила его в живых. Гнев так часто помогал ей прежде.

И вот, смотрите, — Старкиллера нет в камере. Нет там и За-вален, той шлюхи, которая помогла ему совершить побег еще в прошлый раз. Калейн забыл обо всем на свете и превратился в слепую силу природы, в существо, которое жило лишь с одной целью — убить Старкиллера.

И вскоре он увидел свою цель.

Шеридан был вместе с послушником — еще одним изменником Минбара. Еще один изменник. Неужели больше не осталось тех, кто верит в Валена, в Девятерых и Единственного?

Первым Калейн убил послушника. Удар по хребту, а затем смертельный в шею.

Шеридан отшатнулся назад, наверное, задумал бежать. Протянул руку к поясу, рефлекторно пытаясь достать свое гнусное земное оружие, которого при нем, конечно же, не было.

В руке Шеридана блеснул металл. Он раздвинул посох, и глаза Калейна чуть не выскочили из орбит. Он узнал метки на нем. Один из девяти посохов Дерхана. Землянин... Старкиллер держит в руках прославленное оружие Дерхана! Святотатство — это не то слово.

С нечленораздельным рычанием, Калейн ринулся в атаку... Никакой пощады, и на этот раз — никаких нарнов.

* * *

— Доложите состояние, — приказал Корвин.

Он только что усвоил тяжелый урок. Даже самая смертоносная ярость не длится вечно.

— Целостность корпуса чуть больше 30%. Двигатели гиперперехода не функционируют. Орудия бакборта поражены. Орудия штирборта работоспособны частично. Передняя и задняя батареи уничтожены.

— Что-нибудь слышно он Бен Зайна, от нарнского корабля, от Проксимы, хоть от кого-то?

— Никак нет, сэр.

Корвин сел в кресло.

— Ладно, кому хочется жить вечно?

— Ну, например, я был бы не прочь попытаться, — пробормотал лейтенант.

Корвин не смог удержаться и посмотрел на Алису. Медики были слишком заняты, чтобы убирать ее тело отсюда, и поэтому оно лежало не прежнем месте. Смерть не щадила ни людей, ни их достоинства.

— Мы скоро все там будем, — тихо проговорил он.

— Внимание! — рявкнул вдруг лейтенант. — Открывается точка перехода. Вижу множество точек перехода.

Корвин вскочил на ноги.

— Еще минбарцы?

Лучше уж минбарцы, чем эти Тени.

— Нет. Это... О, мой Бог.

— Включить экран.

Корвин смотрел на картину, которая разворачивалась перед ним.

— На что, по-вашему, похожи эти корабли, лейтенант?

— Я не уверен, сэр, но раз вы так спрашиваете... Мне кажется, что это корабли Ворлона.

— Мне кажется, вы правы.

Глава 7

Капитан Шеридан знал о ненависти все. Он слишком часто и слишком глубоко погружался с головой в это своеобразное чувство. Он помнил ненависть, охватившую его после того, как он вернулся на Землю, опустошенную минбарцами, и было уже слишком поздно. Он помнил, как его ненависть превратилась в настоящее неистовство, и он напал на минбарский флот у Марса. Он помнил и ту черную ненависть, которая поселилась в его душе после того, как Элизабет, которая была светом его жизни, погибла во время бомбардировки Ориона. Он помнил, как его ненависть все больше превращалась в глухую злобу и бездонную скорбь, и как эти чувства заставили его захлопнуть дверь собственной души перед своей женой, как он обрек ее страдать в одиночестве.

Капитан Джон Шеридан долгое время жил рука об руку с ненавистью. Узнать, увидеть ее в глазах Сатаи Калейна для него было совсем несложно.

Шеридан и Калейн уже встречались раньше, в подземельях умиравшей планеты Эпсилон-3. Они бились друг с другом, но их силой принудил к перемирию Г'Кар, нарнский пророк и провидец, который внезапно обрел власть над всеми чудесами, таящимися в недрах этой древней планеты. Теперь тут не было никакого Г'Кара, и у Шеридана не было его пистолета, а единственным его оружием был минбарский боевой посох. И он просто не имел понятия, как им пользоваться.

Шеридан знал о минбарской культуре и легендах немногое, и имя Дерхана не говорило ему почти ничего. Он знал лишь, что это оружие когда-то принадлежало Деленн, которой подарил его воин Нерун, любивший ее. Агент Теней Сьюзен Иванова отобрала его у Деленн, и потом владела им неизвестно сколько времени до того, как их временные пути пересеклись на станции Вавилон 4. Деленн получила свой посох назад и подарила его Шеридану, — точно так же, как ей самой когда-то подарил его Нерун.

Калейн хорошо знал минбарскую историю и легенды, так что ему не составляло труда узнать этот посох с первого взгляда. Весь Минбар знал о последнем произведении великого Дерхана, которое он сотворил перед тем, как отправиться в нескончаемое путешествие в море звезд. Он даровал эти посохи тем, кого счел наиболее достойными владеть ими. В их числе был Синевал, ныне ставший Великим, равно как и выдающийся Шай Алит Бранмер со своим другом и помощником Неруном, который когда-то учился у самого Дерхана. С того момента, как Дерхан создал их, некоторые из посохов были утрачены, но большая часть его наследия была жива.

Тот факт, что им теперь владел представитель земной расы, да еще именно тот, кто представлял собой наибольшую угрозу Минбару, тот самый, которого минбарцы прозвали Старкиллером, говорил о многом.

Калейн сделал выпад, и обрушил на Шеридана серию ударов, целясь под ребра и в ноги. Шеридан неуклюже парировал их и отступил назад. Он все еще не мог четко сказать, как же он управляется с этой штукой, но так ли уж это должно быть сложно? Есть длинная тяжелая палка. Есть враг. Врезать первым по второму. Вот и все. Звучит довольно просто.

Если не считать, что враг не согласен, чтобы его били длинной тяжелой палкой. С этого места и начинались все неясности. Впрочем, у Шеридана была возможность попытаться еще раз.

Калейн снова двинулся на него. Шеридану удалось отбить несколько первых ударов и увернуться от остальных. Он даже попытался вяло и неуверенно контратаковать, но Калейн шутя свел его усилия на нет.

Посох ударил о посох, ярость Калейна, подогреваемая ненавистью и стыдом, возрастала с каждой секундой. Один раз, у Марса, он пошел на попятный при виде атаковавшего Старкиллера, и за это поплатился Серый Совет, защищать который было его долгом. Он не позволит, чтобы на его честь снова легло подобное пятно, даже если ему для этого придется запятнать ее еще сильнее.

Посох против посоха. Яростная атака против осторожной защиты. Кровь минбарца против земной крови.

Кровь за кровь!

За "Черную Звезду", за Шакири, Шаката и Нура. За "Эмфили" и за "Догато". За Драала и всех остальных, кто пал от руки Шеридана...

Кровь за кровь. Калейн жаждал крови Шеридана.

Вален предрек, что минбарцы объединятся с другой половиной своей души в войне против общего врага. Никто не мог предположить, что он имел в виду людей Земли, с которыми минбарцы находятся в состоянии смертельной и бескомпромиссной вражды. Две половины единой души объединяются в потоках крови, уничтожая одна другую огнем ненависти и смерти.

Впрочем, Калейна это не волновало. Шеридана тоже.

Оба они стремились к одному и тому же — к победе... и смерти.

* * *

Смерть — именно она правила балом на корабле Серого Совета во время Битвы на Втором Рубеже. Серый Совет, который целую тысячу лет стоял на страже будущего, предсказанного Валеном, на страже древней мудрости и силы... Серый Совет погиб. Шестеро из Девяти были мертвы. Жрецов Ратенна и Ленанна убило существо по прозвищу Несущая Смерть. Четверо остальных полегли от руки собственного товарища — Хедронна, которого отравила алкоголем Несущая Смерть. Сам Хедронн пребывал на грани между здравым рассудком и безумием, будучи не в состоянии понять, что же он сделал, не силах ощутить весь тот ужас, который позднее захлестнет его с головой. Их вождь, Синевал, куда-то пропал, а Калейн бился со Старкиллером.

В Зале Серого Совета сейчас пребывали лишь мертвые и те, кто считались мертвыми. Таких было двое, — первой была дилгарская воительница Джа-Дур, Несущая Смерть, которая была жива лишь благодаря созданному ей эликсиру бессмертия, чья жизнь была куплена ценой бессчетных смертей. Второй была Деленн, которая когда-то была членом Серого Совета, а теперь несла не себе гнет проклятия этого же Совета. Из-за этого собственный народ считал ее мертвой...

Минбар потерпел поражение, его вожди мертвы, его флот уничтожен, его самоуверенность раздавлена. За бортом этого корабля минбарский флот и минбарские рейнджеры сражались и погибали без смысла и славы, — они не могли отступить, потому что некому было дать приказ к отступлению. Деленн не могла отдать этот приказ. По вине Несущей Смерть всему флоту грозила скорая гибель.

Они дрались друг с другом — не с какой-то конкретной целью, а лишь потому, что не драться они уже не могли. Смерть, царящая повсюду, ужасное горе, поедающее ее душу и странная, ненужная и непонятная болезнь, поедающая ее тело, — вот что толкало Деленн в бой. Она действовала, опираясь лишь на собственную силу воли; она не могла позволить, чтобы Ратенн и Ленанн отдали свои жизни ни за что, сгинули в безвестности.

Джа-Дур... она сражалась потому, что только это и умела делать. С самого рождения ей внушали, что дилгары были избранным народом. Им был дарован более острый ум, более совершенные тела, чем всем остальным расам, и было совершенно естественно использовать это во благо своего народа. Последняя оставшаяся в живых представительница своей расы, Джа-Дур не могла позволить, чтобы ее народ погиб ни за что, сгинул в безвестности. Человечество станет живым воплощением ее возмездия за Дилгар. Она уже направила землян на правильный путь, и бесчисленные смерти минбарцев, павших на Втором Рубеже, послужат фундаментом, на котором земляне построят чудовищную машину ужаса и смерти, о которой не могли мечтать даже сами дилгары.

Джа-Дур и Деленн по уровню мастерства были гораздо ближе друг к другу, чем Шеридан и Калейн. Обе хорошо владели боевым искусством. Деленн выучил ее возлюбленный Нерун, Джа-Дур — лучшие воины Клинков Ветра. Обе отлично знали, как следует обращаться с оружием, но запах смерти лишь придавал Джа-Дур силы. Она была на вершине своих возможностей, уверена в себе и не боялась ничего. Деленн все еще чувствовала себя неуверенно в новом теле, и не имела представления о границах его возможностей. И она только что видела, как ее друзья погибли от руки одного их них.

Деленн споткнулась о труп Матока и едва удержалась на ногах. Джа-Дур не воспользовалась благоприятной возможностью, лишь издевательски улыбнулась.

— Зачем ты делаешь это? — задала она вопрос Деленн. — Для чего тебе драться? За что ты сражаешься? Твой народ обречен, он скоро погибнет... Твой драгоценный Совет уничтожен. Ты сама — отверженная, За-вален... Нет ничего такого, ради чего стоило бы идти на смерть.

— Есть, — глядя Джа-Дур в глаза, ответила та. — Есть.

Дышала она с трудом. Ребра и мышцы болели, а головная боль словно раскалывала череп на части.

— Да? Ну, расскажи мне.

— Я сражаюсь... потому что должна... Потому что... мы не можем сдаться, не можем склониться перед Тьмой. Если мы покорно признаем свое поражение, это будет означать, что мы действительно проиграли. Надежда живет до последнего. Без нее мы ничто.

— Я как-то раз слышала что-то похожее. Это была какая-то старая пословица. "Тот, кого лишили надежды, становится человеком, лишенным страха". Ты цепляешься за свою жалкую надежду, за свои стремления и мечты. Очнись, им ведь уже никогда не сбыться. Ты умрешь здесь, одинокая, забытая и осужденная всеми. Никого не волнует твоя судьба. Никто...

Она вдруг вздрогнула и вскинула взгляд вверх.

— Что?! — Джа-Дур яростно озиралась, на ее лице было выражение, близкое к ужасу.

— Нет, — вырвалось у нее. — Экран!

Вся картина битвы, как живая, возникла вокруг них. Деленн предположила, что Несущая Смерть просто отключила панорамный экран на время своей расправы с Серым Советом. Она приложила большие усилия для того, чтобы взвалить вину за трагедию на касту Мастеров. Этого не могло получиться, если бы кто-то узнал правду. Деленн не в счет. Ей все равно никто не поверит...

Деленн тоже оглянулась по сторонам. От еще недавно громадного минбарского флота осталась жалкая горстка кораблей, которую со всех сторон окружали Тени. Она видела земной корабль — "Вавилон", — который атаковал Теней, но даже с его помощью минбарский флот не мог противостоять врагу. Скоро все будет кончено...

Но те, кто сражался против Теней, были уже не одиноки.

Повсюду открывались точки перехода, и сквозь них выскальзывали огромные крапчатые корабли — зеленые, оранжевые и золотые. Тени мешкали, не желая вступать в бой с этим новым врагом. Деленн улыбнулась.

— Ворлонцы! — каркнула Джа-Дур. — Так нельзя! Это против правил! Это...

— Они пришли, чтобы помочь нам, — сказала Деленн. — Мы не так одиноки, как вам хочется думать.

— Да что ты понимаешь? Ты — всего лишь игрушка в их руках. Ведь в тебе когда-то жил один, да? Внутри твоей головы. Это он рассказывал тебе обо всем, наставлял на путь истинный... — Джа-Дур покачала головой. — Нет, ты не знаешь ничего. Совсем ничего. Мне почти жаль тебя.

— Ты боишься, — заметила Деленн. — Ты поняла, что твое время кончилось. Мы не настолько безнадежно обречены, как тебе это кажется. Надежда не умирает в нас.

— Ты слепа! Ты мечтаешь о чем-то своем, и при этом играешь чужими жизнями, словно это твои собственные игрушки. Ты даже не имеешь понятия, что ты делаешь.

— А ты?

— Я познала жизнь, и я познала смерть...

— И то, как легко превратить первое во второе? Ты знаешь, как разрушать счастье и сеять хаос. Мне жаль тебя. Ты сумасшедшая, и ты одинокая, и все, что бы ты ни делала, лишь доказывает это.

— Тебе жаль меня? — оскал Джа-Дур стал еще шире. — Тебе? Да ты просто кукла. Ты даже не понимаешь, что тобой играют. Ты даже не задумываешься об этом. Ты будешь слепо служить им до тех пор, пока они не решат, что ты им больше не нужна. Как вы там так возвышенно говорите каждый раз, когда вам приходится марать руки кровью? "Кого-то нужно принести в жертву ради спасения всех". Тебя принесли в жертву. Ну и как тебе теперь, хорошо? Теперь, когда ты сама стала жертвой?

— Я с радостью отдам жизнь ради блага моего народа.

— Ну конечно. А почему? Потому что тебе хочется славы, почета, ты хочешь выглядеть самоотверженным героем! Мучеником! Даже мессией!

Джа-Дур внезапно рванулась к ней и вскинула свой посох. Деленн неловко отбила ее удары, отступив назад и не забывая глядеть себе под ноги.

— На какую славу ты рассчитываешь теперь? На какой почет? Ты За-вален — неприкасаемая. Вот твоя великая жертва.

— Это не так.

— Ты так думаешь?

Джа-Дур молниеносно вскинула посох, целясь Деленн в голову. Хотя той удалось парировать удар, его мощь была такой, что Деленн отлетела назад.

— Да кто ты такая, чтобы говорить, что так, а что не так? — крикнула Джа-Дур. — Сильные побеждают, слабые гибнут. В чем, как не в этом, смысл жизни?

— Значит, твой народ был слаб, — заключила Деленн. — Раз вы все погибли. Или, может быть... ты не права.

Джа-Дур издала звук, больше всего похожий на свирепый рык. Она бросилась вперед. Посох ударил о посох...

Кровь за кровь...

* * *

Шеридан отразил удар в голову одновременно с тем, как Деленн парировала выпад Джа-Дур, нацеленный в корпус. Шеридан шагнул вперед, и заставил Калейна отступить, в тот самый момент, когда Деленн, уловив момент, сумела достать Джа-Дур в ногу.

Калейн развернулся на пятке и взмахом посоха чуть не снес Шеридану голову. Старкиллер в последнее мгновение нырнул под его руку и оказался близко к Калейну. Шеридан ударил посохом снизу вверх в грудь своего противника. Минбарец отскочил назад, оступившись и чуть не упав, и встретил выпад Шеридана своим посохом. Их тела и души сцепились в яростной схватке.

Деленн, ощущая, как ее мысли движутся по путям, заранее закрепленным в ее памяти тренировками Неруна, сделала выпад, намереваясь ударить Джа-Дур в грудь. Дилгарка подкинула ее посох вверх, и ее оружие прошлось вскользь по голове Деленн. Ощущая громкий звон в ушах, и мало что видя за пеленой, колышущейся перед глазами, Деленн нанесла ответный удар. Она ощутила толчок, с которым посох встретился с целью, и услышала краткий вскрик дилгарки.

Шеридан и Калейн схватились лицом к лицу в плотном клинче. Калейн был сильнее, и его силу утраивала бушевавшее в нем пламя безумной ярости. Шеридану же придавало силы нечто совсем иное. Он жестко ударил коленом в живот минбарца. И еще раз. И еще. Калейн дернулся и упал навзничь. Точным ударом Шеридан вышиб посох из его руки и через мгновение он уже склонился над поверженным врагом, держа оружие у его горла.

Деленн собралась с силами. Она все еще ничего не видела, но неожиданно поняла, что чувствует, где находится и что делает Джа-Дур еще лучше, чем до этого удара. Она вспомнила последний урок, данный ей Неруном, — когда он надел повязку ей на глаза и приказал драться, полагаясь на свои ощущения. Она так и сделала, и уступила ему тот бой, но была лишь в шаге от победы. Один ее удар поразил Джа-Дур в бок, следующий просто оттолкнул ее назад. Но третий опрокинул Несущую Смерть наземь. Посох вырвался из ее пальцев.

— Ну? — ядовито проговорил Калейн. — Убей же меня. Безоружного и беззащитного. Ведь земляне всегда поступают только так, разве нет?

— Убей меня, — сказала Джа-Дур. — Я вижу, как ты хочешь этого. Я вижу, как кипит твоя ненависть под маской милосердия. После того, что я сделала сегодня... я ведь не заслуживаю того, чтобы оставить меня в живых, так ведь? Ну... убей же меня!

Шеридан замер, пристально глядя в безумные глаза Калейна. Ненависть... она проникает так глубоко в сердце. Ненависть Шеридана убила его жену. Поступит ли он правильно, если доверится ей и на этот раз?

Деленн колебалась, глядя на существо перед собой. То, что она сказала, было правдой. Джа-Дур заслужила смерть, но она не могла воздать ей по заслугам. Деленн еще ни разу не отнимала жизнь своими руками, и она не могла сделать это теперь.

— Ты трус, Старкиллер! Твоя победа была подлой... все твои победы были подлыми и низкими. Но можно ли ожидать от землянина большего?

— Ты слаба, За-вален. Как и весь твой народ. Слабый, жалкий и глупый. Вымирающий. Теперь вы все обречены. И буду ли я жить или умру... будешь ли ты жить или умрешь... это уже ничего не изменит.

— Нет, — тихо сказал Шеридан. — Нет. Я не буду убивать тебя. Может быть, так поступают земляне, но так не поступаю я. Я никогда больше так не буду поступать. Где Деленн?

— Нет, — тихо сказала Деленн. — Нет. Я не буду убивать тебя. Да, ты заслуживаешь смерти, но ты должна поплатиться за злодеяния, сотворенные тобой... как я.

— Я не верю тебе, Старкиллер, и я не знаю, о ком ты говоришь.

— Я вижу, что ты не в силах убить меня, За-вален. Докажи, что это не так.

Шеридан схватил Калейна за ворот и рывком поставил его на ноги.

— Ты отведешь меня к Деленн! Ты отведешь меня к Серому Совету! Это зашло уже слишком далеко, и, клянусь Богом, я положу этому конец! Ты слышишь меня? Я положу конец этому!

Калейн ошеломленно моргнул и огрызнулся:

— Все зашло слишком далеко, чтобы кто-то мог это остановить, Старкиллер. Слишком далеко.

— Посмотрим, — ответил он. — А теперь, веди меня к Деленн или к Серому Совету. Марш!

Деленн сжала посох крепче. Джа-Дур была права. Деленн не могла убить ее. Но это мог сделать другой...

Несущая Смерть начала подниматься с улыбкой на лице. Она еще улыбалась, когда заряд горячей плазмы ударил ей в спину, швырнув вперед, на груду тел тех, кого она убила. Синевал выступил из темноты, держа в вытянутой руке оружие Земли. Он посмотрел на Деленн и, встретившись с ней взглядом, задержался на мгновение. Потом он перевел взгляд на разбросанные вокруг трупы.

— Во имя Валена, — прошептал он. — Что же... что же я?..

— Тебе не следовало убивать ее, — тихо сказала Деленн.

— Что ты знаешь об этом? Если бы я убил ее раньше, все это... все это не случилось бы никогда!

Синевал поднял голову и посмотрел на то, что творилось вокруг корабля. Он увидел жалкие остатки минбарского флота, Врага, который стремительно уничтожал его и корабли ворлонцев, спешащие на помощь.

— Уходим! — приказал Синевал. — Приказываю всем минбарским кораблям, начать немедленное отступление! Белые Звезды девять, пятнадцать и двадцать семь -организовать группу прикрытия. Всем остальным кораблям — немедленно отступать! Во имя Валена, отступать!

Но было уже слишком поздно.

* * *

Трифан закрыл глаза и безмолвно вознес молитву Валену. Он видел, как за считанные часы величайший флот в истории Минбара пал под неудержимым натиском Теней. Наконец-то был дан приказ к отступлению, но этого было уже недостаточно, чтобы спасти оставшиеся корабли. На выручку шли ворлонцы, но им понадобится время, чтобы добраться до места боя. Трифан понял, что теперь все зависит от него.

За его спиной корабли минбарцев уходили в гиперпространство. Остатки флота спасались бегством. Все, то им было нужно — это несколько лишних минут. За это время ворлонцы успеют появиться здесь и Тени уйдут, не желая до поры входить в открытое столкновение со своими древними врагами.

Трифан сделает все, чтобы у минбарцев появился шанс спастись.

Белая Звезда девять по имени "Вален" неслась вперед, в самую гущу скопления черных кораблей. Обрушив на Врага шквал огня, Трифан из клана Звездных Всадников решил судьбу "Валена" и его команды.

Теням удалось уничтожить его не раньше, чем он нанес им урон. Последним, что он видел, были приближающиеся корабли Ворлона и тающий в пространстве флот Теней. Последним, что он ощутил, было чувство исполненного долга.

* * *

Так кончилась Битва на Втором Рубеже... Тени, сделав то, для чего они явились, скрылись в последний момент перед ударом ворлонской армады. Что заставило ворлонцев пойти против своих врагов в открытую, не знал никто, но их вмешательство помогло уцелеть нескольким кораблям минбарского флота.

Ворлонцы ушли почти сразу после Теней. Они не сказали ни слова, не объяснили причин произошедшего, не оставили никаких следов.

Синевал, Великий вождь минбарцев, стоял в Зале Серого Совета один. Деленн и Старкиллер ушли, взяв челнок, чтобы добраться до своего корабля. Синевал почти не заметил того, что они были тут. Калейн явился вместе со Старкиллером, но ушел, пораженный зрелищем того, что творилось в этом месте.

Синевал был один, — отныне он всегда будет один, и окружать его будут лишь мертвые и воспоминания живых.

Он тяжело опустил веки.

* * *

Экс-министр Лондо Моллари чувствовал, насколько приятно остаться в живых. Если бы не самопожертвование На'Кала и не вмешательство ворлонцев, он бы, наверное, погиб. Как только все кончилось, он отправился в рубку "Валериуса" и нашел там своего племянника Карна.

— Дядя Лондо, — обрадовался Карн. — С тобой все в порядке?

— Голова просто разламывается, — пожаловался Лондо. — Но ничего, я уже привык к этому за долгие годы... Прошу, выйди на связь с капитаном Бен Зайном.

Карн отдал соответствующий приказ, и грубое, рассеченное шрамом лицо Бен Зайна появилось на экране.

— Министр Моллари. Прошу следовать за нами в Приют. Передаю координаты. Поздравляю.

После чего этот, с позволения сказать, разговор окончился.

— Ну что ж, коротко и ясно, — подытожил Лондо.

— Дядя, а теперь-то ты можешь мне сказать, зачем мы все это делаем?

— Я же говорил тебе, Карн. Пари!

— Нет, дядя. На самом деле.

Лондо склонил голову.

— Чтобы наш народ получил шанс победить. Ведь мы вымираем, Карн, — нас пожирают наши собственные мелочные интересы. Если мы хотим спасти Центавр, мы должны работать вместе с Г'Каром и его союзниками. Мы должны рискнуть своими жизнями... и отдать их, если потребуется, как На'Кал... во имя Центавра.

Карн смотрел на него, задумавшись.

— А ты сам-то веришь в это, дядя?

— Еще чего! — пошутил Лондо.

Карн улыбнулся.

— Ладно, полагаю, Приют ничем не лучше и не хуже, чем какое-нибудь другое место. Где бы он ни находился.

* * *

Шеридан и Деленн вступили на "Парменион" рука об руку. С того момента, как они увиделись в Зале Серого Совета, они уже не разлучались. Шеридан был поражен, увидев Зал, в котором лежали мертвые тела, но он заметил в нем и двух живых людей — Деленн и Синевала. Великий избегал смотреть ему в глаза, а Деленн просто не могла оторвать свой взгляд от него. Не говоря ни слова, они ушли, возвратились на "Парменион", оставив Синевала наедине со смертью, к которой вела вся его жизнь.

— Капитан! — воскликнул Корвин, увидев их. — Я... я просто счастлив узнать, что вы живы, сэр. И вы как раз вовремя. Ко'Дат вознамерилась казнить половину своих ребят за то, что они допустили, чтобы вы попали в плен.

Деленн со страхом посмотрела на Шеридана, и он ответил ей тем же.

— Э, пожалуй... мы не допустим, чтобы это случилось. Я полагаю, что вы хорошо обращались с кораблем в мое отсутствие, командор.

— Конечно! Он в отличном состоянии... ну, почти.

— Бен Зайн что-нибудь передал вам?

— Да. Он уже направляется в Приют. Минбарцы ушли, Тени исчезли, и мы тут решили, что неплохо было бы последовать их примеру, пока Правительство Сопротивления не задалось вопросом, кто же мы такие, и что мы тут делаем.

Шеридан кивнул.

— Да, это верно. Что там с "Вавилоном"?

— Он остается здесь.

— Что? Ведь Кларк узнает, что они тоже сражались с Тенями, и тогда...

— Я сказал то же самое, но Бен Зайн начал говорить что-то вроде того, что это не мое дело, да кто я такой, чтобы подвергать сомнению решения Бестера, да то, да се... Честно говоря, я не понимаю, почему это я не могу возражать Бестеру. Мне не нравятся Пси-копы.

— Они и не рассчитывают кому-то понравиться, — пробормотал Шеридан. — Но я определенно поговорю с мистером Бестером по душам, когда мы вернемся.

— Черт, а вдруг я, как ребенок, сделал что-то ужасное и сам этого не понял? — задумался Корвин. — Моя мама всегда говорила мне, чтобы я не связывался с телепатами. Да... кстати, о телепатах. У нас в медлабе есть кое-кто, с кем вам следует повстречаться. Лита Александер.

— Что она делает тут? Я думал, что она на Проксиме пытается найти Мар... — Шеридан запнулся. — А Маркус здесь?

Корвин горестно поник головой.

— К нам прилетел вместе с ней еще один нарн... Та'Лон. Он хочет сказать что-то вам, Сатаи.

— Я больше не Сатаи, — тихо проговорила Деленн, глядя на Шеридана. — Теперь я За-вален. Изгнанница.

Корвин посмотрел на Шеридана и наткнулся на его жесткий взгляд. Он заметил, что Шеридан сжал руку Деленн крепче, и задумался о том, что же с ними произошло на минбарском корабле...

* * *

Из личного дневника командора. 1 марта 2259 года:


Битва закончена, но у меня такое чувство, будто она продолжается до сих пор. Вот и все. Минбарцы практически сломлены. Им нужно значительное время, чтобы оправиться от этого поражения, но Правительство Сопротивления не даст им этого времени. Я предчувствую, что не пройдет и нескольких месяцев, как мы обрушимся на них войной... и на нашей стороне будут Тени. Я не знаю... Я не знаю, верю ли я в то, что говорит нам Деленн, но мне определенно не нравится, куда катится Человечество.

Я слышал, что люди на Проксиме празднуют победу. Если бы все сложилось иначе, я мог бы праздновать вместе с ними, но я не могу... Я думаю сейчас лишь о том, чего стоило нам эта битва. Алиса... то, что произошло с капитаном... и, конечно, Маркус. Смешно... Я не люблю телепатов, я никогда не доверял им, и я вряд ли обменялся с мисс Александер больше, чем парой слов за все это время, но ее мне жаль больше всех.

Я не могу не думать, что произошедшее подействовало на нее сильнее, чем на кого бы то ни было...

* * *

— Лита Александер, — мрачно, хриплым голосом, представилась она. — Телепат уровня P5, со всеми ворлонскими причиндалами, прибыла для несения службы... капитан.

Она лежала на койке в маленьком помещении медлаба на борту "Пармениона". Шеридан был поражен, увидев, что синяки покрывают все ее тело. Особенно много их было на шее. Ее глаза смотрели в потолок, и их взгляд был рассеянный, пустой.

— Прошу извинить ее, — сказал врач. — Мы дали ей много обезболивающих средств. Она сейчас немного не в себе. Ей крепко досталось. Сломанные ребра, асфиксия, травма головы, контузия... Я не знаю, что произошло с ее телепатическими способностями, но ничего подобного ее диаграммам активности мозга мне видеть раньше не приходилось. Я думаю, мы сможем выяснить все лучше, когда окажемся в Приюте.

— Где Маркус? — спросил Шеридан.

Он знал, каким будет ответ.

— Мертв, — прошептала Лита. — Он... он...

— Прошу прощения, капитан, — вмешался доктор. — Вам придется навестить ее попозже. Сейчас ей нужно отдохнуть.

Шеридан медленно кивнул и вышел из комнаты. Когда он перешагивал через порог, ему показалось, что в его голове прозвучала странная музыка, и чей-то голос сказал:

— Это начало.

* * *

Из личного дневника командора (продолжение):


Говоря о телепатах, я не могу не думать о Бестере. Вот ему я точно не верю. Они с Бен Зайном втянули нас в эту авантюру, и главное заключается в том, что... я до сих пор не могу понять, что же он делает, и что толкает его на это. Большинству людей вполне достаточно и одного скрываемого от других замысла. У него таких замыслов черт знает сколько...

И я не знаю, можно ли верить тем людям, которые работают на него. Я хочу сказать, что мне нравится мистер Гарибальди... похоже, он хороший человек. Но мне хотелось бы знать, что он нашел в Бестере. А Бен Зайн... я был бы счастлив, если бы мне больше никогда не пришлось видеть его лицо. Каждый раз, когда я разговариваю с ним, я думаю о капитане... и о том, что наш капитан тоже мог бы стать таким. Не самая приятная мысль.

И если даже капитан желает выплеснуть на Бестера свою злость, кто я такой, чтобы сомневаться в решениях старшего по званию?

* * *

— Что за чертовы игры вы тут затеяли, Бестер?

— Капитан Шеридан, — начал Бестер, неторопливо вышагивая вокруг своего письменного стола. — Мне кажется, вы...

— Отвечайте на мой вопрос. Вы ведь и раньше знали о Тенях, не так ли? Это... все это... все, что вы делаете, вы намерены использовать против них, так?

— Кому же еще сражаться с ними, капитан? О да, у минбарцев есть Рейнджеры, но они уже долгое время были дезорганизованы, а после этой битвы, думаю, им уже не возродиться вновь. Нет, кто-то другой должен, так сказать, удерживать рубеж.

— Тогда почему вы не сказали мне всю правду? Зачем вы послали меня в самое пекло боя, не дав даже понять, с кем я должен там сражаться?

— Вы сами должны были избрать свой путь, капитан. Я не могу постоянно вести вас за ручку. Мы должны были убедиться, что вы действительно верны нашему делу. Должен признаться, я ошибался в вас. Такое случается нечасто, капитан. Пусть это вам доставит маленькое удовольствие.

- "Мы"? Ах, ну да, конечно. Кто же еще может вот так распоряжаться нарнами? С кем еще центавриане... нарны... что, неужели все работают на него?

— Позвольте поздравить вас, капитан.

Шеридан со злостью глядел в угол, где из воздуха материализовалась фигура Г'Кара. Тот наклонил голову и пошел прямо вперед, сквозь стол Бестера.

— Итак, вы работаете на Г'Кара?

— Вместе с Г'Каром, — поправил его Бестер. — Я работаю только сам на себя.

Шеридан бросил взгляд на нарна.

— И вы ему верите?

— Бестер очень полезный союзник для меня, капитан. Только от него я смог получить ДНК, необходимое для воссоздания нарнов-телепатов. Только благодаря ему у меня появилась удобная вторая база для моего Круга Света. Первая на Эпсилоне-3. Как видите, он оказывает мне очень ценные услуги.

— Да, и еще он пожелает от вас ответной платы.

— Поговорим об этом позже, — прервал их Бестер, выражение лица которого стало мрачным. — Всему свое время, капитан Шеридан. Вы хорошо справились со своей задачей. Мы доказали, что можем бороться с Тенями. Минбарцы больше не представляют угрозы для Человечества, — их флот разбит, а Серый Совет разрушен. Дайте нам время, и мы обязательно победим.

— С каких это пор вы стали великим стратегом? — набросился на него Шеридан. — Вы еще пожалеете, что связались с ним, Г'Кар. Можете мне поверить.

Он уже собирался выйти в дверь, но обернулся и сказал:

— С этого момента, вы будете говорить мне, что требуется сделать. Я не ребенок, поэтому не выношу, когда со мной обращаются подобным образом.

Шеридан вышел.

Бестер посмотрел на голограмму Г'Кара.

— Ну что, лучше с самим дьяволом, да?

Г'Кар пожал плечами.

* * *

Из личного дневника командора (продолжение):


Полагаю, в конце концов мне придется сказать пару слов и о ней. О Деленн. Иногда мне кажется, что это она виновата во всем. До того, как появилась она, дела шли... ну, не то, чтобы нормально... но уж точно не настолько плохо. Но я не могу сказать это наверняка. Наверное, мне не за что винить ее, но мне по-прежнему не нравится, что она здесь, и я определенно не верю ей. Я вижу, как она смотрит на капитана, и как он смотрит на нее. Может быть, я просто веду бой с тенью, и... Господи, ведь капитан все еще не оправился от потери Анны, но... Что если она использует его?

Сьюзен бы посмеялась и сказала, что я стал параноиком. Точнее, прежняя Сьюзен. Забавно, но когда она была рядом, я переставал быть параноиком. Вместе с ней я всегда чувствовал себя в безопасности. Ну что ж, времена меняются.

Не знаю... наверное, я слишком строг к Деленн. Ведь она же все-таки решила вернуться к нам. Хотя, если все то, что она сказала — правда, у нее, вероятно, просто не было иного выбора. Но я видел, какое сегодня у нее было выражение лица. Очевидно, она получила очень скверные новости. Очень скверные...

* * *

— Мы выполняли задание на планете дрази Загрос-7. У Г'Кара там была небольшая база, которую мы использовали для того, чтобы передавать информацию, собранную в пределах Лиги, на Эпсилон-3. Но агентам Теней как-то удалось проникнуть на эту базу, и в результате Тени атаковали планету.

Нерун... настаивал на том, чтобы мы помогли людям эвакуироваться. Мы были уже готовы отправляться, когда выяснили, что в комплексе присутствует одна жизненная форма. Нерун приказал мне увезти всех, кого нам удалось собрать, подальше от планеты. Я как раз сошел с орбиты, когда появились корабли Теней. Наземный комплекс был уничтожен. Полностью. Не осталось даже пепла. Я... я не видел его тела, но он не мог выжить там. Это было просто невозможно.

Он знал, что это может когда-нибудь случиться — я встречу вас, и он сказал мне незадолго до смерти, чтобы я передал вам то, что он скажет. Я знаю, что Ха'Кормар'А Г'Кар передавал вам в прошлом году сообщение от него, и что... он сказал в нем многое. Поэтому Нерун просил передать вам только то, что он любил вас. Что вы были другой — лучшей — половиной его души. Он был настоящим другом, и его смерть была... как вы бы сказали... смертью героя. Я обещаю, что он не будет забыт.

Простите, Сатаи Деленн.

Та'Лон встал и сжал кулаки у груди. Он ушел, не в силах заставить себя посмотреть в залитое слезами лицо Деленн.

* * *

Из личного дневника командора (продолжение):


Насчет Деленн я не знаю, что и думать... но никто не поразил меня больше, чем министр Моллари. Меня теперь стало трудно удивить, но что я почувствовал, когда увидел здесь центавриан! Да еще дерущихся вместе с нарнами! Вот это уже настоящие чудеса. Я не видел самого Лондо, но я встречался с его племянником Карном. Очень интересный человек, хотя он и выглядел сильно смущенным. Мне стало известно, что он пошел во флот еще когда тот был исключительно церемониальным и его корабль не был предназначен для того, чтобы вступать в бой с кем-либо. Что ж, мне кажется, что даже если он и не был удивлен перспективой сражаться с нарнами, он наверняка испытал сильные чувства при встрече с Тенями. Эти могут испугать кого угодно.

Что же касается самого Лондо... Если верить Карну, Лондо — человек весьма строгих религиозных взглядов и высокой духовности. Это сильно беспокоило меня, пока я не вспомнил некоторые особенности центаврианской религии.

Надеюсь, с ним все будет в порядке.

* * *

Лондо был пьян, и притом не просто так пьян. Он находился в состоянии горького, злого, депрессивного опьянения. Немалую толику дурного в его настроении следовало отнести на долю нарнского вина, от которого Лондо приходил в ужас и омерзение. Но выбора у него не было — на "Валериусе" кончилось бревари! (А в Приюте не знали о том, что такое благородные напитки). С другой стороны, Лондо знал, что рано или поздно, ему придется заняться серьезной умственной деятельностью, и лучше бы ему до этого момента прервать этот процесс, состоящий из приема на грудь, потери сознания и расшвыривания попадающихся по пути предметов мебели. Хотя, может быть, правильный порядок и не такой.

Конечно, Г'Кар лишился своего резидента на Приме, но у него там были и другие агенты. Лондо только что получил от Г'Кара крайне неожиданное известие, которое передал Вир Котто. Посол Рифа только что покинул Минбар и направлялся на Приму Центавра. Похоже, что император Мэррит только что снял с него все секретные и недоступные для всеобщего обсуждения обвинения, касающиеся таких мелочей, как государственная измена, убийства и амбициозность, выходящая за рамки патриотизма. Лондо не мог представить себе, чтобы это было делом рук леди Эльризии. Она ненавидела своего мужа. Должно быть, до этого додумался сам Мэррит. Кто же знал, что у сопляка действительно есть мозги, пусть даже и работают они не в ту сторону?

К сожалению, это оказалось последним, что успел сделать Мэррит. Похоже, что джала, которую он пил несколько дней назад перед сном, оказалась ужасного качества. О да, это была настоящая трагедия, и весь двор на вид был безутешен. Шел слух, что леди Эльризия просто вне себя от гнева, и это было объяснимо, так как следующим очевидным претендентом на трон, как следовало из хитросплетений императорского фамильного древа, был не кто иной, как Картажья, который становился все более и более независимым. А если учесть еще и то, что возвращался ее муж... да, дела у нее шли не самым лучшим образом.

Кто-то настойчиво звонил в дверь. Лондо ценой тяжких усилий удалось выйти из ступора. Ну не могут же они вот так прийти и заставить его думать!

— Открыть! — гаркнул он. — Боюсь, что я немножко... — он замер на полуслове.

— Здравствуйте, министр. Рад видеть вас.

— Мистер Морден, — Лондо стремительно трезвел. — Как вы попали сюда?

— У меня есть... очень влиятельные друзья.

— Мистер Бестер знает о том, что вы здесь?

— Нет. Я полагаю, что привлекать чье-либо внимание к моей персоне было бы лишним.

— И чего же вы хотите от меня?

— Этот вопрос задавать очень опасно, министр, и еще более опасно отвечать на него, но я попытаюсь... Я пришел, чтобы помочь вам.

Я просто хочу помочь...

* * *

Из личного дневника командора (продолжение):


Я все никак не могу сформулировать словами, что же мы сделали. Мы с капитаном так долго стояли на страже Проксимы-3, что я не могу принять того факта, что отныне мы будем работать против нее. Я знаю, что Тени — это зло, я знаю, что президент Кларк не лучше их, и что все Правительство с ним заодно, но... ведь там так много людей, которые не виноваты ни в чем.

Я думаю о том, что среди них теперь есть Кларк и Сьюзен, которые собираются превратить Человечество в какую-то новую общность, частью которой я быть не желаю. Я лишь надеюсь, что этому все-таки не суждено случиться.

* * *

— Она жива, и должна со временем поправиться, — говорил доктор. — Ее ранения не смертельны, хотя, несомненно, еще долго будут мешать ей исполнять свои обязанности. Также я предвижу, что могли пострадать мыслительные процессы, но тут мы не в силах что-либо сделать. Некоторое время она пробудет в отделении реанимации, но думаю, что через неделю мы переведем ее на общий режим.

Президент Морган Кларк посмотрел на ту, что лежала на койке в соседней комнате. Сьюзен Иванова была жива. Она совершила чудо, — избавила Человечество от тени, что нависала над ним столь долгое время. По всей Проксиме-3 люди праздновали и ликовали.

В мыслях Кларка появлялись все новые и новые планы на будущее. Его Страж был полностью удовлетворен этим. Нужно немного времени, чтобы отдохнуть и собраться с силами. При этом можно приступить к сбору обломков минбарских кораблей. Возможно, так им удастся выяснить кое-какие детали минбарских технологий. А потом... потом придет время атаковать врага.

Но пока что следовало заняться более насущными проблемами у себя дома.

— Генерал Хейг мертв, но его деловые качества в последние месяцы и так оставляли желать лучшего, — так сегодня докладывал ему мистер Уэллс. — Полагаю, что мы можем повысить в звании и назначить на его пост его же бывшего помощника, майора Райана, а некоторые из его прежних обязанностей распределить между мной и генералом Такашимой. С другой стороны, я получил доклад о действиях "Вавилона" во время боя, и...

— Я знаю, — ответил Кларк.

Уэллс знал о том, что Кларк знал это, и именно поэтому он первым поднял этот вопрос.

— Полагаю, это было не более чем недоразумение, — сказал Кларк.

— Не более чем недоразумение, господин президент? Я не думаю...

— То, что вы думаете или не думаете, ничего не значит, мистер Уэллс. Против генерала Такашимы не будет применено никаких санкций за ее... недостаточные способности к ориентированию в экстремальных ситуациях.

— Как скажете, господин президент.

— Да, насчет посла Ивановой...

— Она будет не в состоянии выполнять свои обязанности как минимум несколько месяцев. Ее союзники послали нам замену. Новый посол прибудет сюда меньше чем через неделю. Нет никаких поводов для беспокойства.

Он хорошо знал о том, что делала Такашима во время битвы. И он был осведомлен о том, что она была не в одиночестве. Откуда взялись те два земных корабля? И что тут делали нарны с центаврианами? Такашима была лишь маленьким кусочком в большой головоломке, которую Кларк рано или поздно решит, выяснит причины всего, что там происходило.

В данный момент он был согласен ждать. У него было время.

Все время Галактики.

* * *

Из личного дневника командора (окончание):


В общем... я ничего не знаю. То, что мы сделали... Это было необходимо сделать, но я не могу избавиться от ощущения, что конец всему этому придет еще не скоро. Похоже, эта война будет длиться очень долго. Многие из тех, кто раньше был жив, уже мертвы, но почему же я думаю о том, что до того, как всему придет конец, на этом воображаемом кладбище появится еще много свежих могил?

И конца этого мы будем ждать еще очень долго.

* * *

— Деленн?

— Прости меня, Джон. Я просто... Я просто хотела... Прости.

— Все в порядке.

Шеридан посмотрел на нее. Было странно думать о том, что за последнее время она стала неотъемлемой частью его жизни. Он не знал, действительно ли она желала ему зла, но было ясно, что она сознательно действовала ему во вред. До этого он был слишком занят, — перед ним стояли более актуальные проблемы, но теперь... Пружина, толкавшая его, раскрутилась. Он снова впадал в депрессивное оцепенение. Теперь у него было время подумать... об Анне... о том, что он видел, и что он сделал... о том, что сделала она.

После долгого молчания он посмотрел на нее. В ее глазах была глубокая печаль. Темная и страшная печаль.

— Прости меня, Деленн.

— За что?

— Я отпускаю тебя. Ты можешь больше не задерживаться здесь.

Она посмотрела на него.

— Я... То, что ты сделала на "Парменионе". Я понимаю... Я понимаю, почему... но... Все, кого о ком я забочусь, рано или поздно погибают. Раньше или позже, и чаще всего, по моей вине. Я... освобождаю тебя. Ты можешь отправиться, куда захочешь... Может быть даже, возвратишься домой, если тебя там примут. Я скажу об этом Г'Кару. Я уверен, что у него есть агенты среди минбарцев... Может быть, кто-нибудь из них сможет помочь тебе. Я... не...

— Джон, не надо. Пожалуйста. Не надо.

— Прости, Деленн. Я... я просто...

Она плавно поднялась на ноги, подошла к нему и прикоснулась обеими руками к его груди.

— Мое место... мое истинное место здесь... с тобой. Я говорила тебе, что наши души встречались прежде... и я говорила, что мы принадлежим друг другу. Я... я потеряла все, что мне казалось моим, Джон. Я знаю, что чувствуешь ты. Я не покину тебя. Пойдешь ли ты в огонь, пойдешь во тьму, я всегда буду с тобой.

— Деленн, я...

Она была так близко к нему, почти вплотную. Он ощущал ее дыхание на своей щеке, заглядывал в самую глубину ее прекрасных зеленых глаз, видел ее боль и скорбь. Она была права. Он один — вот все, что у нее осталось. Что будет с ней, если уйдет и он — во тьму и пламя, как, наверняка, он должен будет поступить?

Он наклонил голову. Ее руки обвились вокруг его шеи. Он потерял Анну потому, что не верил ей. Она потеряла Неруна потому, что так распорядилась судьба.

Медленно, нерешительно, их губы соприкоснулись...

Деленн вдруг задергалась и чуть не выпала у него из рук. Шеридан еле успел поймать ее. Она вся дрожала, тряслась, из ее уст вырвался жалобный стон.

Он ударил по коммуникатору.

— Шеридан вызывает медлаб! Врача сюда немедленно! Срочный вызов!

Он вспомнил, какой диагноз врачи поставили ей после превращения. Она вышла из Кризалиса раньше времени. В ней плохо сочетались ДНК минбарца и человека. Биохимия ее тела была крайне нестабильна. Раньше или позже, это должно было убить Деленн. Раньше или позже.

Шеридан схватил ее за руку.

— Деленн! Деленн!

Она не отвечала ему...

* * *

— Посмотри на меня! Вален, посмотри на меня!

Ответом было молчание. Белые туманы Грез клубились вокруг Синевала. Он вернулся сюда впервые с того момента, как ему здесь впервые явился Вален.

— Посмотри на меня!

В Галерее Шепотов было тихо. У него не было провожатого, не было покровителя. Не было никого.

— Вален!

Весь Минбар был в трауре. Серый Совет погиб, остались в живых лишь трое. Хедронн пропал, исчез без следа. Синевал полагал, что он уже мертв, но это не имело никакого значения. Совет был разрушен, как Вален и предсказывал тысячелетие назад.

— Ответь мне!

Некоторые наиболее ярые члены касты Воинов посчитали своим долгом отомстить за гибель своих представителей в Совете. Воин убил Мастера. Впервые за тысячу лет минбарцы вновь убивали минбарцев. Калейн вернулся к своему клану и собирал вокруг себя верных ему воинов. Этот проклятый центаврианский посол успел скрыться, отправился на свою родину. Синевал все еще был его должником, но он не собирался отплачивать ему за услугу.

— Вален! Это ли моя судьба? Это я должен был сделать? Разрушить все, что было создано! Стать тем, кто привел наш народ к бездне! Ответь!

ВАЛЕН, ОТВЕТЬ МНЕ!

Гнев Синевала не знал границ, но весь его гнев, все его неистовые слова... были абсолютно бесполезны.

Грезы оставались безмолвны.

Синевал в ярости пошел прочь, но на пороге задержался, окинув взглядом опустевшую Галерею Шепотов, а потом посмотрел на посох, который держал в руках — один из знаменитых девяти посохов Дерхана. Он медленно раздвинул его, а потом вдруг со всей силы швырнул на пол.

Синевал ушел один. Его фигура растворилась во мраке.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии