Чудовище и Психопат (fb2)

- Чудовище и Психопат 73 Кб, 38с. (скачать fb2) - Оля Виноградова

Настройки текста:




Оля Виноградова Чудовище и Психопат


 Снимок первый или Звездец пришел с фанфарами.

  - Оля!!! - я выглянула из съемочного павильона, чтобы в очередной раз морально пнуть администратора. - Где мой сэндвич?! Я сейчас от голода сдохну! Моделей сожру! - от последнего взгласа в студии стало подозрительно тихо. Мальчики в обморок упали?

  - Не дам! - с кухни появилась девушка, смачно жующая толстый кусок колбасы. В ее лукавых глазах поплавок физического и морального удовольствия находился на середине зеленой радужки. - Ты опять объектив жирными пальцами испоганишь! - нравоучения еду не заменят, но она, зараза, на кухню меня не пустит, а потом ее на ключ закроет. И она еще меня чудовищем называет! Садистка потомственная! Дипломированная!

  Вот же сволочная работа! Обидно до глубины души! Обозлившись на администратора, я хлопнула дверью и принялась от души гонять моделей под софитами, ставя их в позы букв греческого алфавита и рассматривая их красивые полуобнаженные тела с маниакальным блеском профессионального мясника в глазах.

  Откуда столько тел? Да еще красивых мужских? Просто работаю я свободным фотографом по контрактам с известными модными журналами, модельными и актерскими агенствами, и прочими, вращающимися вокруг красоты, шмоток и денег, организациями. Вот сегодня заканчиваю съемку каталога последней коллекции джинсовой одежды от известного молодежного дизайнера, а Лицо его коллекции, Звездень, мать его раскудрить, опаздывает уже на два часа! А время полночь! А пожрать мне по-человечески до конца расстрела не светит!

  - Натусичек, ну не злись, ты нас пугаешь! - Дэмиан сочувственно вздохнул и сделал попытку обнять меня и поцеловать в макушку. Исключительно дружески, ибо накаченный детина двухметрового роста сто процентный гей. И даже волосы, козел, в синий цвет выкрасил! Собственно из-за них кастинг он и прошел. Дизайнер экстравагантная личность. Предпочитает мультяшные образы для рекламы.

  - Эй-эй! Отвали, конь ты мой богатырский. Сначала справку из вендиспансера предъяви, чтобы мне в керосине мариноваться не пришлось! - я проворно увернулась.

  - Тогда не кидайся на нас! - парень растопырил пальчики. - Это не мы на съемку опоздали, дорогуша, - в этом он прав. - Один петух весь курятник на уши поставил! - фыркнул модель.

  - Это ты что ли? - съязвил неулыбчивый небритый длинноволосый персонаж, играющий роль брутального мужчины. Он и Дэмиан не выносили друг друга. Я старалась не работать с ними обоими вместе, но в этот раз заказчик потребовал характерных лиц и образов - вынуждена терпеть.

  - Сейчас начнется... - обреченно простонал третий участник фотосессии - худой длинноволосый мальчишка, роняя свои кости на пол.

  - Что ты имеешь в виду!

  - Что имею, то и введу!

  - Ах ты, урод!

  - Я может и урод, но не извращенец!

  - ...

  - ...

  - Хватит!!! - я встала между готовыми подраться парнями. - Еще одна ссора между вами и оба получите пинчище под зад. Не только из моей студии, но и из мира моды. В моих силах сделать так, чтобы ни один фотограф с вами не согласился работать, и вы знаете это! - выпалила я. Еще бы и камерой поддала, но пожертвовать почти четыреста тысяч на выброс мужского гормона тестостерона рука не поднялась. Я им банановую кожуру на лестницу подложу, как только до бананов в холодильнике доберусь.

  - Все-все, больше не будем, мир? - набычившись предложил Арес. Псевдонимчик сценический у брутального такой. Тоже мне, древнегреческий Бог войны в пижамных штанишках.

  - Мир, - подозрительно сощурился Дэмиан, но руку протянул...

  В следующий момент я получила желанный сэндвич, но немного не в том виде! Я начинкой между двумя придурками быть не планировала! Да еще активно получающей зуботычины начинкой! Ну... Заяц... Открывай! Пипец тебе пришел!

  - Убью! - прорычала я, активно отбрыкиваясь от обоих мордоворотов.

  - Это вы мне? - мы пропустили приход нового действующего лица!

  Словно по мановению волшебной палочки петушиный бой прекратился. Три пары разнокалиберных глаз с одиноковой степенью возмущения уставились на вошедшего. Сразу после этого раздался свист сверху, хихикание сбоку и нелестное высказывание о сексуальных меньшинствах снизу. А я... Всего лишь вспомнила о том, что эта... ходячая виагра для обоих полов опоздала черт знает на сколько, что я голодна...

  - Убью! - у меня короткое замыкание в голове! Интересно, как оно лечится?

  - Я думаю, мне стоит зайти в другой раз, - без тени шутки произнес Звездец и развернулся.

  В общем-то, я не шутила тоже. Раскидав жертв минутного подросткового обострения и властных мамочек по сторонам, я рванулась наперез Лицу новой коллекции. И ее Жопе, соотвественно.

  - Слушай сюда, красота неземная. Я с тобой цацкаться не буду. Ты опоздал - сорвал график съемок. У меня как минимум четыре свидетеля это подвердят завтра перед Ичириджи. Я запихну ему наш контракт туда, откуда его не каждый проктолог достанет! Пусть он выеживается без каталога, как его кавайной няке будет угодно. Хочешь - катись, хочешь - оставайся, но решай быстро, потому что я есть хочу! - он сможет понять логическую взаимосвязь между предложениями? Некоторых фраз в моноге не хватает... Случайно!

  - Так вы фотограф? - уточнил парень.

  Он издевается? Да, да, скажите мне это, и я ему вмажу! Я уже место на его роже для фингала присмотрела!

  - Она, она... - подтвердил синеволосый киборг, секс-террорист по специализации.

  - А вы модели?

  Я поняла - он не измывается. Он тупой. На самом деле тупой. У его черепа звук ольхи или ясеня? Нееее... Тут явно тополем пахнет!

  - Раздевайся, - я решила прекратить балаган и закончить работу, в которой ее ненормированость чаще всего плюс. Но иногда он уходит в глубокий минус. - Эй, вы, рыцари... лавандового масла и туалетной воды Утенок, брысь с площадки. Пока не позову в кадр, чтобы сидели як мыши и не пищали! Понятно? - ребята кивнули и потрусили к скромной девушке-визажистке, о чьем присутствии мы все дружно забыли.

  Где там у меня Лицо коллекции... Я проверила настройки фотоаппарата, развернулась к съемочной площадке и чуть не выронила технику из рук: среди декораций стояло обнаженное воплощение Диониса и смотрело на меня таким развращенно приглашающим взглядом, что я не поверила органам чувств. Еще никто из моделей не преображался столь быстро и так кардинально! Парень стал совершенно другим человеком.

  - Вон те джинсы одень, - прохрипела я не своим голосом и показала в сторону приготовленной вешалки, стараясь не слишком откровенно пялиться на выставленные достоинства. Зачем он полностью разделся? Мог бы трусы оставить. Хотя... Когда я еще увижу мужские прелести: личная жизнь вот уже три года ржавеет под слезами одиночества.

  И понеслась душа в рай, а работа к завершению. Опомнилась я тогда, когда кнопка затвора заблокировалась, сигнализируя о заполнении тридцатидвухгигабайтной карты памяти. Ни фига себе... Мне до старости придется снимки разбирать!

  - Наташа, простите, мы продолжаем? - под софитами стояли все четверо, замерев в различных позах, но голос подал один.

  Я с сожалением осмотрела парней: застыли, эмоцию держат, но мне со стороны виднее. Еще пять минут, и я получу три трупа и один памятник над ними.

  - Проваливайте, - смиловистивилось мое величество над несчастными рабами рекламной индустрии. Ребята выдохнули и разбрелись переодеваться. - Ксюша, - настала очередь будить визажистку. Та вздрогнула и потерла заспанные глаза. - Мы закончили. Топай домой давай, - девушка кивнула и начала собирать косметические причиндалы в чемоданчик. - Оля с тобой рассчиталась? - риторический вопрос.

  - Ага...

  - На что потратишь? - ответ известен заранее, но всякому человеку приятно внимание и интерес к его делам.

  - Зайчика раскрашу! - мечтательно улыбнулась девушка.

  Здесь следует пояснить, что гордое имя любвеобильной зверушки носил мощный мотоцикл, на котором расскала московские пробки визажистка. В ее жизни было место всего трем вещам. На первом месте стояла, конечно же, работа, обеспечивающая средства на удовлетворение оставшихся двух страстей: скорости и дайвингу, а с учетом ее желания получать все самое лучшее - обходились они ей недешево.

  - Черепушками, как в прошлый раз, или ромашками, как в позапрошлый? - я не ехидствую, мне на самом деле интересен способ самовыражения творческой натуры.

  - Неее, - Ксения замучилась раскладывать все по ячейкам чемоданчика и небрежно смахнула остатки флакончиков и тюбиков в его нутро. - Я планирую сменить имидж. Нечто гламурное подойдет к моему новому гардеробу!

  Пропал хороший человек. Огламуризация населения идет все возрастающими темпами. Попав раз в организм, вирус псевдороскошной жизни закрепляется там навсегда и требует новых и новых жертв. Блестящая курточка, сапожки на черт знает какой шпильке, мелкая собачка в сумочке с розовым бантиком. Таких, как я, в линялых джинсах и серой майке скоро перестанут пускать на порог более менее приличных заведений.

  Визажистка и модели ушли, Оля спала в комнате отдыха, а я тихо, капая слюной, прокралась на кухню. Открыла холодильник, достала оттуда свеженькие сосиски и впилась в них зубами довольно урча. Обалденно вкусно! И для голодного организма полезно. Я села на стул и закрыла глаза. Буквально на две секунды!

  - Простите, который час? - голос над ухом заставил меня подпрыгнуть. Хвост сосиски выпал изо рта и сделал попытку сбежать, но был пойман. Отдышавшись, я подняла глаза на причину переполоха. Ну, да... Кто еще может сиять в ночи... Какого черта он здесь делает?

  - Часы там, - я показала на выход из студии. Отвернулась и заново нырнула в холодильник, потому что желудок напомнил о проблемах насущных, то есть насыщения. Где-то там в его недрах был яблочный сок!

  - Знаю, - раздался голос прямо над ухом.

  Уй! Я взвыла от боли в ушибленной ноге, на которую приземлилась сковородка с неопознанными кусками. Он уйдет сегодня или нет?! Я развернулась к парню с самым решительным видом и благополучно уткнулась носом ему в грудь. Он не оставил мне ни сантиметра личного пространства!

  Отступила на шаг, разместив задницу в холодильнике, и задрала голову. Должен же он увидеть, что я в негодовании!

  - Ииии? - протянула я. - Где часы, там и время! - я шагнула в сторону, пытаясь выбраться из клетки, куда меня загнал модель.

  Парень повторил мое телодвижение. Где в кухонном бардаке набор разделочных ножей? Мне бы он сейчас очень пригодился.

  - Знаю, - повторило сероглазое недоразумение. Мою логику закоротило намертво. - Я подумал, что они сломались. Пожалуйста, проверьте, - попросил модель.

  Я вздохнула и потянулась в карман за мобильным телефон. Типчик не отвяжется, пока своего не добьется.

  - Почти четыре, - я продемонстрировала дисплей, - а что другие часы показывают? - всякое случается. Вдруг, и правда сломались или батарейка села.

  - То же самое. Как и мой телефон, - неподдельное сожаление в голосе. - Ну, я пойду?

  - Ага, - я отгородилась от парня дверцей холодильника. - Прощай!

  Через пятнадцать минут, набив живот до отказа, и блаженно потягиваясь, я подхватила сумку с фотопринадлежностями, куртку, черканула записку Ольге и направилась к выходу, возле которого меня чуть удар не хватил. Лицо коллекции подпирал стену и рассматривал ночное небо. Я прошла мимо него к стоянке для машин, где скучала моя ласточка. БМВ Z3 кабрио. Машине пять лет стукнет в этом году. Местами потертая, капот в сколах от камешков, но я свою красавицу и память о третьей годовщине замужества ни за что не променяю на новые модели для среднего класса населения.

  Мотор завелся с первого раза. Я бросила прощальный взгляд в зеркало заднего вида и... Подрулила к студии. Жалко балбеса, пропадет же в Москве с таким-то ограничением мозговой активности.

  - Садись, - пригласила я парня, опустив стекло. Он забросили сумку и багажник и приземлился на переднее пассажирское сиденье. - Тебе куда? - только бы не на другой конец Москвы тащиться.

  - В Марьино, - отозвался парень.

  - А я в Текстильщиках живу. Практически по пути. Пристегнись. И, надеюсь, ты любишь скорость! - я до упора выжала педаль газа и, выбросив кучу щебенки из-под колес, стартанула к промежуточному пункту сегодняшнего маршрута.

  Я люблю ездить по ночному городу расцвеченному яркими огнями мельтешащими за окном. Хотя бы из-за пустых дорог, на которых в предрассветные часы встретишь за пять минут одну или две машины. Остальные дожидаются своего часа в гаражах и на стоянках, чтобы медленно чахнуть в пробках по дороге на работу с недовольными хозяевами в чревах. Ненавижу официоз и жесткий график посещения бетонных офисов. Я не вписываюсь в компанию белых воротничков и не мечтаю в нее попасть. Мне хватает сна когда и сколько я захочу, самостоятельно установленных рамок и возможность вежливо отправить не понравившегося заказчика к другому фотографу. Очереди из бизнесменов под моими дверьми нет, но за один заказ я беру столько, что хватает на месяц ковыряния в носу или турецкого моря аллинклюзив. Сейчас, правда, сезон, все готовятся к выпуску осенне-зимних коллекций, но в августе я точно сбегу к диким-диким обезьянам в СПА-Отель на процедуры по подтяжке душевного тонуса.

  Я высадила модель у подъезда недавно построенного элитного дома с голой территорией вокруг. Дождалась, пока размытая фигура скроется в подъезде, и поехала к себе. Спать уже не хотелось, но это не повод оставлять замечательный кожаный диван мерзнуть в одиночестве в пустой квартире! Полежу книжку почитаю...


Снимок второй или от судьбы не убежать!


На другом краю стола сидели, наморщив лоб, трое каменных идолов с острова Пасхи. Они рассматривали фотографии мужчин-моделей, предложенных им для рекламной кампании их продукции. Мы сотрудничали не первый год с этой компанией и обычно все проходило гладко, но сегодня они никак не могли определиться с выбором. То слишком экстравагантная внешность, то возраст не подходящий, то разрез глаз не устраивает. Причем сформулировать концепт кампании они тоже внятно не могли. Нечто эдакое с подвыподвертом!

  - Хорошо, Наталия, нам проблема понятна. Мы обсудим все еще раз и встретимся через неделю, - Оскар сгреб фото в стопку и протянул мне. - Коллеги, спасибо, вы свободны.

  Двое мужчин покинули комнату для совещаний. Теперь можно расслабиться! Я откинулась на спинку стула и закинула ноги в кедах на стол.

  - Наташ, ты как маленькая, ей-богу! - высказал неодобрение Оскар.

  Я фыркнула.

  - Буду я тебя стесняться! Ты меня не в таких ракурсах видел!

  Оскар был моим законным мужем четыре года, прежде чем осознал свою ошибку. Не в плане выбора жены, а в плане сексуальной ориентации вообще и не придумал ничего лучше, как сообщить мне об этом лежа голым в нашей кровати с любовником, когда я вернулась со съемок в Питере на день раньше. Мне даже обидно не было. Я почти сутки истерично ржала, вспоминая в какой позе их застала. Развели нас быстро, но мы сохранили дружеские и деловые отношения.

  - Перестань, - буркнул мужчина, отчего-то покраснев.

  - Попроси секретаршу кофе сделать. Вы со своими бредовыми идеями весь мозг вынесли. Нельзя так с живым человеком обращаться.

  Оскар нажал кнопку селектора и заказал мне каппучино с двумя кусочками тростникового сахара, а себе бадью американо. Я улыбнулась. Мы прекрасно помнили привычки друг друга.

  - Наташ, - он жалобно посмотрел на меня. - Неужели у тебя нет с собой той волшебной папочки? Ты же всегда ее с собой носишь. Я уверен, там отыщется то лицо, которое мне нужно.

  - Есть конечно, но это не профессионалы. Двойной тариф за работу с ними тебя устроит? - я подняла брови домиком. Экс супруг не любил сорить деньгами.

  - Устроит, если будет действительно стоящая кандидатура.

  Я откопала в рюкзаке папку с надписью "на крайний случай" и бросила ее Оскару через стол. Пока он с удовольствием копался в фотографическом хламе, нам принесли кофе и вредные для фигуры шоколадные конфеты. Я немедленно влезла в коробку и зашуршала фантиками. Организм нуждался в допинге для продолжения мозгового штурма.

  - Этот! - закричал Оскар. - Точно он! Такая лапа... А какой взгляд!

  А умиления-то... Полные штаны! Кого он нашел среди калек и убогих?

  - Дай посмотреть, - я перегнулась через стол и выхватила снимок. - Мляяя... Никого другого ты выбрать не мог?! - довел до греха!

  С карточки на меня смотрели серые глаза Ичиджировского тугодума.

  - В чем проблема с этим мальчиком? - осведомился мужчина недовольный моей реакцией.

  - Во-первых, он лицо новой коллекции Ичиджиро. Во-вторых, он обладает всеми признаками олигофрении, а в третьих... Тройной тариф ты не заплатишь, ибо слишком жаден.

  "Почему так дорого?" - немой вопрос читался в вылупленных глазах Оскара.

  - Я не знаю ни его имени, ни телефона. Мне придется просить их у чокнутого анимешника. Так что, дополнительная ставка - компенсация за будущий моральный ущерб!

  - Эм... Чудик все еще пристает к тебе? - расплылся в ухмылке экс-супруг.

  Над модельером и его неземной любовью ко мне смеялись все наши общие знакомые и делали ставки на то, кто из нас быстрее сдастся. Ичи переболеет страстью или я сломаюсь и выдам от щедрот своих кусочек счастья влюбленному. Скорее Луна на Землю упадет, чем я окажусь в одной постели с разрисованным мужчиной в одежде какого-нибудь мультипликационного героя. Да он хентай вместо нормальной порнухи смотрит и меня в костюм Сейлор Мун нарядить мечтает!

  - А ты как думаешь? - кофе закончился. Разговор свернул в нервирующее меня русло.

  - Ладно. Уговорила. Будет тебе тройная оплата, но я хочу этого мальчика! - Оскар вписал цифры в готовый рамочный контракт и протянул мне на подпись.

  - Ты, похоже, в прошлой жизни чертом работал, - я черканула похожую на его завитушку. Фамилию после развода не сменила. У Оскара она лучше моей. Звучнее.

  - Все может быть! - мужчина загадочно улыбнулся и чмокнул меня в щеку. Фууууу! Мало ли, что он вчера в рот брал! Я демонстративно скривилась и вытерла щеку.

  Оскар проводил меня до лифта, пообещав перевести аванс на счет сегодня, и пожелал удачи.


   

Снимок третий или да здравствует король Эстонии!

  Телефон модели я с боем выцарапала у модельера. Номерок стоил мне ужина в роскошном японском ресторане и четырех часов разговора о новинках в мире анимэ, а также обещания сделать несколько журнальных фотографий его костюмов для людей увлекающихся косплеем.

  Как и ожидалось парнишка, покоривший сердце Оскара, не занимался торговлей телом профессионально. Звонить ему следовало после семи часов вечера. В ожидании часа икс я договорилась на завтра с декоратором. Посмотрела пару женских журналов, опубликовала в ЖЖ найденные ляпы фотографов, заправилась едой и съездила в сервис заменить масло в машине. Давно собиралась, но ленилась.

  Телефон пропишал пять минут восьмого. Пора. Я набрала номер и приготовилась к получасовой торговле.

  - Да? - сквозь шум с трудом пробился голос.

  - Простите, Кирилл? - Ичиджиро мог и обмануть меня, чтобы встреться еще раз.

  - Да, а вы? - богатой буду!

  - Наталия, фотограф. Мы с вами работали не так давно. Помните?

  - Наталия?

  Я не к тому приготовилась. Проблемы у мальчика гораздо глубже, чем на первый взгляд кажется.

  - Да. Наталия. Я снимала вас для каталога Ичиджиро, - барабанные перепонки у него целы остались? Если что, моя вина недоказуема.

  - Я вас помню...

  Тормоз ты эстонский!

  - Отлично! У меня к вам есть деловое предложение. Мы могли бы встретиться и переговорить? - плавно переходим к сути звонка. Через час о встрече договоримся.

  - Я вас слушаю, - произнес Кирилл.

  А вот я уже почти нет!

  - Я предложила встретиться и поговорить лично, вы слышали? - я мало денег с Оскара запросила.

  - Вы точно этого хотите?

  Нет, блин! Я страуса хочу. Ощипанного. На поводке!

  - Да!!! Говорите, когда и где! - не пришлось бы телефон чинить. Весь микрофон слюнями заплевала.

  Парень назвал адрес и попросил приехать в течении получаса. Я посмотрела Яндекс карты и решила добираться на метро. Вечером в будни на улицах Москвы не протолкнуться от желающих попасть в родные четыре стены за городом. Поменяла домашнюю футболку на парадно выходную хэнд-мэйдную в дырочку. Шорты на свободные джинсы, а тапки на кеды и потопала в сторону метро Текстильщики. Несколько перегонов между станциями в духоте и толкучке вагона. Испоганенное вонючим рядом стоящим бомжом настроение, и я, благоухаюшая парами перегара, вышла на нужной станции.

  Кафе 095 увидела сразу, как и знакомую физиономию за столиком в ярко освещенном зале. Кирилл преподнес очередной сюрприз, продемонстрировав себя в образе молодого бизнесмена. Великолепный строгий костюм сидел, как влитой. Бордовая рубашка румянила его щеки. Очки добавляли пару лет к возрасту и солидности, которую, впрочем, разбавлял озорной хохолок на голове по английской моде. Денди Лондонский... Ладно, думать и решать за нас двоих буду я.

  - Наташа, - утвердительно сказал он, стоило мне усадить попу на диван. Ошибся! Нильский аллигатор собственной персоной.

  - Кирилл, - я скопировала его отрешенную интонацию.

  - Не нужно... - модель глотнул чай и аккуратно поставил чашку на чистое блюдце.

  А у меня в посуде вечно ураган бушует.

  - Не нужно что? - я переспросила. Выбрала салат из меню и махнула официантке.

  - Издеваться надо мной, - с какой планеты он свалился? - Вы считаете меня идиотом, Наташа?

  Нет! Да! Молчать и трепетно улыбаться! Мне Кирилла заказали и оплатили. Возвращать Оскару аванс не входит в мои планы, а вот получить остаток денег...

  - Скажу честно: ваша манера общения меня раздражает, но не более того. Дураком я вас не считаю.

  - Хорошо. Я верю вам. Какое у вас ко мне дело?

  Я успела коротко изложить предложение. Показала фотографии прошлой рекламной кампании и назвала цену. Ниже, чем предложила бы профессионалу, но больше, чем обычно плачу новичкам. Кирилл задал всего один уточняющий вопрос. Положил на стол деньги за ужин и вышел из кафе. Я положила вилку, отодвинула тарелку и только потом грохнула кулаком по столу. Набрала его номер и образцовым тоном идеального спокойствия спросила:

  - Кирилл, так вы согласны?

  - Да. Я не смог бы вам отказать. Позвоните завтра, я посмотрю, какие дни смогу освободить для вас, - а дальше в разговор вклинилась электронная женщина, сообщающая о временной недоступности абонента, и предложила перезвонить позже. Всенепременно, но сначала успокоительного напьюсь, чтобы на одной волне с парнем быть.


 Снимок четвертый или гениальная идея ставит точку.


Две недели декоратор с помощниками громили мою студию. Оскар, захлебываясь слюной, требовал допустить его до съемок и носил фотографию модели в бумажнике. Ольга внезапно слегла с температурой. Я чуствовала себя электровеником с севшей батарейкой, ежечасно решая миллион всяких мелочей, что обычно тащила на своих плечиках администратор.

  Кирилл мог сниматься исключительно в вечернее время, потому что днем он работал. График согласовали, утвердили, на стенку повесили. Ксения, наконец-то, отписалась вчера и пообещала прилететь непосредственно к началу фотосэта. Ее задержала творческая бесплатная работа в Хабаровске. Начерта она туда поперлась? Можно подумать в столице нет желающих получить халявного профессионального визажиста! Природа не та, видите ли...

  В понедельник Ольга появилась с утра. Отправила меня спать и принялась наводить порядок за строителями. В шесть часов вечера она разбудила меня адским звуком детского горна над ухом. Сунула в руки чашку кофе и пакетик с картошкой фри. Я заново проверила готовность помещения. Оборудования. Предварительно настроила свет. В половине восьмого в открытую форточку ворвалось урчание Ксюшиного Зайчика. Она обняла меня, отняла свеженалитый кофе и умчалась в гримерку раскладывать косметику. К девяти появились второстепенные модели - две девушки. Их сразу же утащила Ксения, а я осталась на лестнице ждать Кирилла. Он прибыл в половине десятого. Я мрачно постучалась ногтем по мобильнику и велела ждать визажа. Сама выгнала вновь расклеившуюся администратора домой.

  Помедитировала над картой памяти, выбрала тридцать два гигабайта, вполголоса проклиная несомненный талант некоторых, и распахнула дверь в съемочное помещение...

  - Еще... - вспышка. - Еще... - вспышка. Взгляд на монитор. - Вика встань плотнее, а ты, Свет, наоборот, отойди на задний план... - вспышка. - Молодцы... Рот приоткрой! Да не ты, Свет! Вика, не отвлекайся. Держи эмоцию... - вспышка. - Руку на бедро...

  И так до заветных слов "съемка закончена". Я к тому времени уже валялась на полу, снимая с нижнего ракурса кичливые фотографии. Завтра удалю эту жесть.

  - Всем спасибо, встретимся через день. Всем обязательно выспаться! - я выпустила моделей из заточения и доползла на коленях до кухни. И не обязательно на меня глаза вытаращивать. Фотографы крайне эксцентричные личности, особенно голодные, особенно в разводе, особенно не желающие мириться с наступающими войсками четвертого десятка!

  Разогрев гамбургер в микроволновке, я завалилась на диван, прихватив в руке пакет молока. Откусить, запить. Что может быть проще и вкуснее на рассвете нового дня?

  - Простите, а вы когда домой поедете, Наташа?

  Уэм?!!!

  Кир стоял на коленях на диване между моих ног, упирался руками в спинку и боковину и подозрительно смотрельно смотрел на мои губы, испачканные майонезом. Я покосилась на гамбургер, на парня и выбрала первый. Целовать жующего вредную пищу человека вряд ли кто будет. Сунула бутерброд в рот и только потом заметила...

  Свет от холодильника нарисовал за спиной Кирилла рваное ангельское крыло, освещенная половина лица пылала невероятным очарованием. Тень от буфета бросила цельнокроенное угольно черное крыло демона, и теневая сторона лика сверкала искушенностью. Низвергнутый ангел... Или раскаявшийся демон...

  - Замри, - шепнула я, сползла на пол между его рук и бросилась за фотоаппаратом. Отыскала технику среди брошенной в кучу одежды и метнулась назад.

  Парнишка послушно не двигался и не менял выражение лица. Лихорадочные поиски точки съемки завели меня на столешницу буфета под ногами и холодильник под спиной. А что? Захочешь снять шедевр и не так раскорячишся!

  - Чуть подними голову вверх и смотри прямо в камеру, - прошептала я, балансируя на цыпочках и одном локте.

  Он выполнил. Щелчок... И полное умиротворение. Мне не нужно смотреть на дисплей, я и так знала, что фотография получилась великолепная.

  - Так вы меня отвезете? - произнес модель.

  Я слезла с насеста. Внеплановая поездка, так как я решила ночевать на студии, но не бросать же его одного ночью. Злобные насильницы на талисманы порвут! Хотя... Есть же такси!

  - А почему бы тебе такси не вызвать?

  Если я уеду, то завтра однозначно к десяти сюда не попаду и опять следующие полночи за разбором материала проведу. Снимки должны быть к среде рассортированы на хлам и еще больший хлам, а также предстоит наметить новые образы для съемки. Еще необходимо съездить к Оскару и показать предварительный результат.

  - У меня сто рублей наличными и ни копейкой больше, - честно ответил Кир.

  Что с ним будешь делать? Ремнем по заднице бить? Нельзя, ибо грех такую портить! Я прошла к Ольгиному столу, достала из верхнего ящичка тысячу рублей и протянула ему.

  - Держи, студент, и ни в чем себе не отказывай! - мне дадут поужи... Позавтракать нормально!

  - Я не студент. И я верну, - Кир сунул деньги в джинсы. Нацепил строгие очки в стильной матовой черной оправе.

  - Да бро... Подожди, ты шуток не понимаешь? - вдруг осенила меня мысль.

  - Не понимаю, - донесся голос парня с лестницы, а хлопок двери поставил точку в разговоре. Мда... Дела...


 Снимок пятый или странности поведения.

  Оскар высказал свое веское "фи" по поводу отснятого материала, но его довольная холеная морда демонстрировала обратное. К сожалению, он использовал тот самый единственный предлог, который давал ему допуск в студию. Бодаться с бывшим мужем я не стала: легче убедить белого медведя стать вегетарианцем, чем оттащить гея от объекта вожделения. Кир вроде бы нормально ориентирован. Опять же, кто этих моделей разберет. Они ради выгодного заказы готовы любую часть тела продать! Грустно? Да, но такова реальность. Тело дорого, пока оно красиво, а потом идет на подтирку задниц в общественных сортирах. На журнальных страницах, конечно же.

  Жутко разозленная присутствием посторонних на съемке, я сорвалась на декораторе, меняющем по моей просьбе фоновые задники в интерьере. Съела Ольгино мороженное, обидев ее. Протерла раз пять объективы, почистила матрицу в фотоаппарате, заставила администратора позировать на тестовых снимках. Забыла поздороваться с Ксюхой. Вечер обещал быть тяжелым.

  В девять начался визаж. Кирилла, который на этот раз появился вовремя, гриммировали первым, девушки дожидались своей очереди, болтая о занудной чуши про трэнды сезона и спорили о достоинствах бриллиантов перед алмазами. В момент появления Оскара я, не выдержав трескотни, показывала на пальцах моделькам глубину их тупости. Вежливо.

  Экс супруг поздровался со всеми, блеснул свежевыбритым подбородком, провонял помещение тяжелым ароматом духов и выжидательно замер возле меня.

  - Минуту внимания, леди и джентльмены. Это Оскар наш заказчик. Прошу любить и жаловать. Он в полном восторге от нашей работы, - в этом месте я наступила мужчине на ногу, - поэтому захотел лично увидеть весь процесс съемки. С чем я нас и поздравляю... - от последней фразы народ вздрогнул, побледнел и предпочел вернуться к своим делам в разных углах.

  - Ты неисправима, чудовище, - мужчина потрепал меня по голове. Под моим пристальным, расплавляющим железо, взглядом Оскар отправился наблюдать за визажем. Титановый болванчик! Еще и прозвище мое старое вспомнил.

  Улучив момент, когда охотник отстал от жертвы, я шепнула Киру:

  - Будь осторожен. Он - гей, а ты ему понравился, - не о бестолочи сероглазой забочусь - о себе. Мне потом проблемы ни с одним из двух не нужны.

  - Хорошо, - заладил одно и то же! Раздражает... - Наташа, а у вас с ним что было?

  Я развернулась на каблуках к Кириллу. Чем бы ему по голове настучать? Во-первых, подобные вопросы личного характера не допустимы с его стороны. Во-вторых, какое его собачье дело до чужого грязного белья?!

  - Мы в разводе, - отрезала я. Погрозила пальцем, захлопнула трясущуюся от негодования нижнюю челюсть и подошла к кофру с техникой. За час стекла наверняка опять запылились!

  Съемка то и дело прерывалась идиотскими выкриками Оскара, вовсю расхваливавшего работу моделей, особенно выделяя позирование и эмоциональность мальчика. Сам шел поправить волосы или не так завернутый воротничок рубашки. Промокнуть салфеткой капли пота на лбу и поменять цветок в бутоньерке. Бывший искал любой предлог, чтобы прикоснуться к Кириллу, чем довел меня до состояния заполненной сталью доменной печи. Фотосэт пришлось сворачивать в рекордно короткие сроки. Уши грозили слипнуться от льющейся с губ Оскара патоки. Сам же говорил, что от смешивания работы с личной жизнью ни результата ни удовольствия толком получить невозможно!

  - Кирилл, тебя отвезти? - спросила я достаточно громко, чтобы услышал Оскар.

  - Спасибо за беспокойство, Наташа, меня отвезут, - парень кивнул хищнику, притворяющемуся агнцем невинным.

  - Как скажешь. В пятницу никому не опаздывать, а тебя Оскар я здесь видеть не желаю! - подошла ближе и добивила: - Если Кир в пятницу опоздает или не придет, я тебя лично на ленточки порежу! Понял, засранец?

  - Наташ, ты чего на меня взъелась? - удивился мужчина. - Давай-ка полегче не поворотах, подруга! Я тоже хамить умею! - всмотрелся в мои злобные глазки, с проступившими от усталости сосудами, и вскрикнул: - Эй! Да тебе он тоже нравится! Извини... Что сразу не сказала? Я бы и пытаться не стал...

  - Не ори! Никто мне нравится! - для полного комплекта граблей старой девы мне малолетки в постели не хватает! - Просто я хорошо тебя знаю. И твою увлеченность некоторыми физиологическими процессами. Короче, не затрахай его до полусмерти, о'кей? - я устала. От всех. Доделаю заказ и в отпуск.


Снимок шестой или оп-ля любовь стучится в двери.

- Наташ, что случилось?!

  Ольга застыла в дверях кабинетика для ретуши, выронив сумку. А я сидела возле монитора, где заставкой плавала фотография Кирилла и рыдала, заливая слезами клавиатуру. Часа два уже...

  - Я д-дду-раааа... - вместо слов из горла вырвался вой.

  - Это-то понятно. Хорошо, что рано осознала, а ревешь почему? - подруга села на столешницу.

  - Ппотому-ууу что влю-б-билаааась... - стол едва не остался пустым: Оля в последний момент ухватилась за монитор.

  - Шутишь? - потрясенно выпалила она. - В кого?!

  - В идиота этого! - я ткнула пальцем в экран. Промазала - фотография успела уплыть на другой край монитора.

  - Ты с ума сошла? - Оля все-таки свалилась со стопки скользких жерналов, на которых сидела, но приземлилась удачно.

  - А-а я-а тебе о чем толкую! Я-а д-дураааа! - и новый поток слез...

  - С чего ты это взяла? - попробовала получить от меня внятный ответ администратор.

  - С-с то-г-гоооо...

  Рано утром в четверг я проснулась со странным ощущением. Оно не оставило меня после утренних процедур, завтрака и зарядки. Проверив горло, глаза и температуру, я пришла к выводу, что тело тут ни при чем и причина кроется где-то в подсознании в области чувств. На "ау" никто не откликнулся, на стук по лбу не открыли.

  Я пожала плечами и села за сортировку фотографий: за ночь они перекачались с карты памяти. Работа продвигалась быстро, потому что многие снимки испортил Оскар, не вовремя влезший в кадр. Вчерашняя злоба с опозданием проснулась и усиленно вгрызлась в сердце. Она отмечала некоторые факты, которые я упустила из виду. Там Кир держит бывшего мужа за предплечье, здесь смотрит ему в глаза, тут у обоих вид обуглившихся от обоюдной страсти поленьев...

  К обеду я бросила бестолковое занятие и принялась за уборку, выпуская пар удалением залежалого мусора из газет и журналов пятилетней давности. Через некоторое время я заметила связь между местами и вещами, которые трогал и посещал Кирилл и появлением образа в голове, отражающемся в глупой улыбке до ушей на моем лице. Обдумав взаимосвязь, я решила позвонить знакомой и спросить совета: одноклассница работала психологом и много знала про навязчивые идеи. Все равно я ей снимки ее дочери задолжала. Надо завезти как-нибудь...

  Поставленный по телефону диагноз отправил мое сознание на необитаемый остров, а тело усадил на диван на кухне с килограммовой упаковкой мороженного в руках. Подруга диагностировала острую форму влюбленности, осложненную недостатком витамина "Й" в организме на протяжении нескольких лет.

  Стадию отрицания я прошла быстро, всего за половину банки шоколадного пломбира. Стадия смирения завершилась к тщательно облизанной ложке. Сложенные в кучки, завоеванные армией амуров, остатки бастионов и других оборонительных сооружений сознания тонули в болоте. Еще немного я кайфовала. Раскрашивала сердечками и птичками снимки Кира в фотошопе. Подрисовывала ему карамельные усы, заячьи ушки и тигриные хвосты. Ровно до того, как осознала, с кем вчера мой ненанаглядный уехал на одной машине.

  Истерика ударила в тарелки и начала править балом. Ревность схватилась за дирижерскую палочку и заставила оркестр предположений сыграть на моих нервах собачий вальс. Воображение сдалось и выстрелило себе в висок на пробной попытке представить поцелуй двух мужчин. На такие нагрузки оно не рассчитывало!

  Как же я раньше не заметила капитуляции сердца? Как оно могло так подло поступить со мной?! Да и вообще, что еще за чувства к парню на четыре года младше, с мышами в голове! Почему мышами? А они у него в мозгу дырки прогрызли, поэтому он иногда соображает с трудом. Мысль до нужного места не доходит - проваливается! Да, он безобразно красив! Да, до отвращения сексуален! Да, ведет себя непонятно, что делает его еще более привлекательным для меня!

  А я? Корочка хлеба без масла и черной икры...

  - И ловить тебе нечего. Не про тебя золотая рыбка выросла. Кир твой, видишь, по Емелям специализируется, - закончила мой монолог Оля. - Закончи съемку, отдай фотографии и забудь про эту парочку. Пусть делают что хотят и как хотят!

  За пересказом душевных терзаний мы успели умыть меня, сбегать в магазин за добавкой мороженного, съесть его. Подвели итоги фруктовым чаем с медом и разошлись по домам.

  А в пятницу Кир не пришел на съемки. Я оборвала свой телефон, потому что его абонент пребывал не иначе, как на том свете. За компанию с придурком Оскаром! Тот также не отвечал на звонки. Я понимаю не услышать раз, но пропустить сорок вызовов! Я же просила его по-человечески. Психанув окончательно, я выгнала народ из студии, наговорила гадостей на голосовую почту Кирилла и разворотила декорации, жалея, что не могу придушить двоих мерзавцев.

  И дело не чувствах! Не в капающей слюнями хохочущей гиене ревности...

  Из-за гребаных сизых голубков, предаюшихся воркованию в квартире-студии Оскара, я попала на деньги! Причем серьезные деньги! Моделям и визажисту дополнительный съемочный день я из собственного кармана оплачивать буду! А еще с понедельника договорилась сдать на неделю студию друзьям... Они меня банально кинули!

  Наконец, без десяти одиннадцать я дозвонилась до экс супруга. В радости и горе... Я тебе сейчас устрою и горе и радость в одной коробке с карандашами!

  - Оскар! Позови к телефону Кирилла. Немедленно! - фоном в трубке слышался тихий мужской смех и разговоры.

  - Наташ, прекрати мне звонить! Ты не вовремя! - торопливый шепот. Я, будто наяву, увидела, как мужчина спрятался в углу, завернутый в полотенце, прикрывает ладонью рот и оглядывается на гостя с вымученной улыбкой.

  - Слушай меня...

  - Имей совесть! Все пока...

  И тишина... Совесть?! С-сука! Я раздолбала мобильный телефон об пол и потопталась на запчастях. Пошли они все... Скажу Ольге, чтобы вернула в понедельник аванс на счет Оскару. Не стоят эти деньги моих слез.

  Я погасила свет. Закрыла студию. Вытащила из бардачка древнюю пачку с сигаретами и затянулась. После развода бросила курить. Раз уж меняла жизнь, то решила и от никотина на зубах избавиться. Однако... Всегда имела в машине заначку на случай, когда хочется добить себя кашлем и отвратительным дымом.

  Наполовину целый окурок полетел в урну, а я полетела подкармливать припозднившихся гаишников. Я в хорошие дни не езжу шетьдесят, а сегодня сам Бог велел от души прокатиться!


Снимок седьмой или неизвестно, где найдешь, где потеряешь.

  Нечто. Настойчиво пищало в комнате. Я вытыщила из-под одеяла руку, но мобильник она не нашла. Ах, да... Мне же надо новый купить и сим-карту восстановить. Холодно в комнате... Блин, окно на кухне не закрыла. Заодно посмотрю, что там мне спать мешает. Дождь идет... Светает... Сколько же времени? Шесть двадцать две. У кого хватило наглости пищать в такое время в субботу?! Искреннее недоумение.

  Что это? Я смотрела на серое устройство с кнопочками, напоминающее пульт от телевизора, но с дисплеем, где анимированной картинкой трезвонил старинный телефон. А... Это домашний. Я не то, что забыла, как он выглядит... Я о его существовании забыла... А номер и под дулом танка не вспомню!

  - Вытрезвитель на проводе! - по голосу от его клиента меня не отличишь. Молчат... - Так, шутники, у меня определитель номера стоит! Я завтра к вам домой приду, но не с дядей участковым, а со знакомыми своими и пошучу над вашими лицами, придурки! - по сценарию положено бросить трубу и отправится спать, но...

  - Наташа, это вы?

  Я решила, что у меня галлюцинации начались. Ну, на почве нехватки того самого витамина "Й". Решила проверить.

  - Кирилл?! У тебя откуда этот номер?! - найду резидента в стане врага - четвертую.

  - Не важно, Наташа. Я пришел. Я опоздал, но я все же пришел... Простите меня, Наташа...

  Я нащупала табуретку, пододвинула ее к себе и села. Из горла вылетали только нечленораздельные у, э, а.

  - Куда?! - я справилась с онемевшим языком. Ура!

  - Я возле вашего подъезда. Посмотрите в окно... Пожалуйста, - а вот этот вот всхлип и надрыв в интонации Кира мне послышались? Или нет...

  Я отдернула ночные портьеры, чертыхнулась, путаясь в тюли, выглянула в окно. Он сидел на скамеечке возле запруженой автомобилями подъездной дорожке к дому. С волос капала вода. Стекала по лицу. Куртку парень держал в руке. Насквозь промокшую. Рубашку и джинсы можно было выжимать. Зайку бросила хозяйка, под дождем остался зайка, со скамейки слезть не смог...

  - Кирилл, с тобой все в порядке? - не время для шуток. Выглядел парень жалко и потерянно.

  - Да... Нет... Я не знаю! - Кир запрокинул голову вверх и часто-часто заморгал. А ведь он плачет...

  Я бросила трубу на стол, схватила с вешалки ключи и побежала открывать дверь в трусах, майке и в тапках на босу ногу. Гениально! Обо мне и так соседи не слишком хорошего мнения! После стриптиза я окончательно упаду в их глазах. Да какая разница! Кир важнее! В таком состоянии он глупостей натворить способен, а мне потом мучайся от угрызений совести. Не всю жизнь, но по субботам точно!

  - Кирилл, иди сюда! Быстро!

  Парень оторвал глаза от телефона. Нахмурился. Посмотрел на меня, на мобильник. Убрал его в карман и направился ко мне. Слава Богу, сообразил, что от него требуется! По лестнице я буквально тащила пятничного нелюдя на себе. Вечером кровопийца не удовлетворился, решил с утра кровушки отхлебнуть. Правильно! Она отдохнула, обновилась, полезными веществами обогатилась, чего бы и не присосаться к моей артерии!

  И бонусный вопрос субботнего квеста: откуда Кир узнал мой адрес?! Телефон ему могла Ольга сказать, но улицу и номер дома не знал никто. Терпеть не могу вторжения посторонних в кровно заработанное гнездышко. Ходят, топчут. Убирай за ними потом.

  Я взвесила мокрые вещи парня в руке и бросила в стиральную машинки. Джинса, хлопок... Главное, все темного цвета. Порошок сам как-нибудь разберется, что ему тщательнее отстирывать. Заварила американо в большом прессе и стала ждать появления золушки из ванной, куда отправила его греться. Поспать мне сегодня уже не светит оранжевым солнечным лучом в окошко.

  Кирилл вышел через пятнадцать минут. Розовощекий, завернутый в теплый мужской халат и обутый в тапочки-мишки. Да, детские носочки и обувь моя маленькая слабость. Надеюсь, у мальчика хватит такта не спрашивать, откуда в квартире одинокой москвички мужская банная принадлежность. Может быть у меня ничего ни с кем нет, но быть во всеоружии на случай непредвиденных обстоятельств не помешает!

  - Кровать или кофе? - я щедрая. Любите и обожайте меня. Самознание прям распирает от гордости за проявленное великодушие.

  - А вы? - Кир присел на краешек стула.

  - Кофе, - скрипя сердце признала победу чувства жалости над желанием отомстить. - И прекрати мне выкать! Я себя мамонтом чувствую. Еще немного и вымру!

  - Тогда и я тоже кофе, - я толкнула мальчику чашку и пресс. Сам нальет. Ручки, небось, не отвалятся. - За "вы" простите. Я не думал, что обижаю ва... тебя.

  Он налил кофе, обхватил чашку обеими руками и сделал большой глоток. Как начать разговор не понимали мы оба.

  - Слушай, Кирилл, давай сразу перейдем к делу. Перестань зажиматься и рассказывай, что с тобой этот дебил сотворил. Дальше по ситуации смотреть будем, чем я помочь могу.

  Погода на ближайшие выходные? Облачно. Слезливо. Ожидаются тяжелые артиллерические осадки на голову экс супруга из всех доступных мне орудий.

  - Кто дебил? - переспросил парень.

  Дед Мазай. Потому что зайцев отпустил, а не на черный день в голодные времена оставил.

  - Оскар! - кричать не хочется, но придется. Когда говорят, что громкость на усваивание информации не влияет - нагло врут.

  - А почему ты спрашиваешь о нем?

  Я помню про трудности с чувством юмора, но с русским языком в целом... Быть может, у меня артикуляция не внятная? Так я повторю!

  - По... Что это?

  На белых махрушках халата проступали красные полосы. Я оттолкнула табурет, подошла к Киру и одним движением обнажила его плечи и грудь. Едрена вошь! Бывший стал БДСМ практиковать?! Кожа между сосками парня была покрыта глубокими царапинами от ногтей. В меньшем количестве раны покрывали бока и живот. Ниже я смотреть не стала. Если не кастрирован, то изолентой наверняка перекручен.

  - Убью! - пообещала я. Провела пальцами по царапинам. И отскочила за полотенцем. Опомнилась, дура! Вытерла руки, и бросила тряпку в мусорку. И вымыла руки с жидкостью для мытья посуды. Черт, за антибактериальным гелем идти далеко.

  - Извини. Ничего не могу с собой поделать. Я, конечно, понимаю, что гей - это не значит автоматически больной СПИДом, сифилисом и гепатитом, но риск выше, а я боюсь всякой заразы, - пояснила я причины паники.

  - Я не гей, - Кир отрицательно мотнул головой.

  А я не я.

  - Но ты уехал с Оскаром! - ненавижу вранье. И бычно ненавижу его со скандалом.

  - Да, - согласился парень. - Но я не гей. А царапины... Это я сам сделал...

  Справка из венерологического диспансера докажет это лучше. Дать адресок? Он у меня со веремен развода сохранился. Помню, анализы "на все" обошлись мне в кругленькую сумму.

  - А зачем ты с ним уехал?

  Вариант "по пути" настойчиво просился на язык, но я его гнала, так как он рушил всю систему защиты и нападения.

  - Он предложил подвезти...

  В час по чайной ложке. Я случайно под кроватью щипцы, жаровню и моток веревки для пыток не храню? Жаль. Учту на будущее.

  - Я тоже предложила! - действительно. Машина у меня не хуже.

  - Но он предложил первый, а Оля сказала, что ты опять собиралась ночевать на студии...

  Логично. Но слишком перпендикулярно. Мне бы такое объяснение в голову не пришло. Все. Заканчиваем матч, кладем ребенка баиньки. С царапинами завтра разберемся. Подруге позвоню, она специалист по различным заскокам, а не я.

  - Ложись, - я поменяла постельное белье и позвала Кирилла в спальню. Показала на постель и вышла из комнаты.

  Двадцать минут слонялась по кухне, чистила зубы, мыла голову. Вспомнила, что не взяла одежду и на цыпочках, стараясь не дышать, зашла в комнату. Улыбнулась спящему красавцу и потянулась за футболкой и брюками на стуле.

  Следующие две секунды соседи с удовольствием проснулись от исполненного мной визга. Нечто холодное скользнуло по внутренней поверхности левого бедра к колену. Как следом теплое не потекло - загадка природы! На третьей секунде сильные руки обхватили меня и опрокинули на постель.

  - Кирилл, не смешно! - рявкнула я. - Ты почему не спишь?

  Сердце, давай скоростным лифтом из-под печени выбирайся. Жарко почему-то стало. И кислорода не хватает... Глобальное потепление. Не иначе я стала ощущать на себе его последствия!

  - Я не шучу. Не уходи, - попросил он.

  Еще пару предложений, произнесенных бархатно-лунным сопрано, приправленных взглядом эскимо в пламени газовой горелки... Я неделю из постели не вылезу! И его не выпущу.

  - Псих?

  - Да, - он улыбнулся, но кривизне гримасы позавидовала бы Пизанская башня. - Я не понимаю тебя. Совсем не понимаю. Скажи... Ты хочешь остаться или я всего лишь придумал себе это?

  Вместе с веревкой ей на шею повесили камень. И бодро скомандовали прыгать с десятиметровой вышки в пустой бассейн. А она не будь рыжей, взяла и прыгнула...

  Фотосэт... Мы его досняли. Во вторник вечером.


Снимок восьмой или странности переходят границу.

Следующую неделю моя жизнь напоминала американский телесериал. Кир не вылезал из моей квартиры и постели тоже. В ванной появилась вторая зубная щетка, на полочке с шампунями и бальзамами добавились: пена для бритья, бритвенный станок и мужская косметика для лица и тела.

  Я занималась обработкой снимков. Кир готовил кофе, массировал мне плечи. Иногда я заставала его на кухне за телефонными разговорами или открытым ноутбуком, но не разу мне не удавалось проникнуть в личную жизнь парня. Он не говорил кто он, откуда взялся, я не слышала упоминания о родителях, друзьях. Господи, он даже футбол не смотрел! Ну, не прелесть ли?!

  Но все закончилось. В воскресенье Кирилл уехал к себе, сказав, что в понедельник ему на работу. Позирование перед камерой оказалось просто любимым хобби и издевательством над свободным временем. Мы расстались в дверях. Ограничились поцелуем в щечку и стандартным "созвонимся". А что еще? В вечной любви клясться? Так нет ее. Ни любви, ни вечности. Все в этом мире переменные и ни одной константы!

  Понедельник... Вторник... Я держусь. С телефоном не расстаюсь, с соседями поругалась. Заказчика отшила. Весь ЖЖ философскими размышлениями засорила. С Ольгой каждый день два часа по аське трындела. Весь монитор слезами залила. Чуть клавиатуру не разбила. Самой позвонить?! Да вы с ума сошли! Он подумает, что я ему навязываюсь!

  В среду отвезла диск с фотографиями к Оскару. Узнала о его состоянии и местонахождении. Мой экс-супруг прохлаждался в московской частной клинике. В аварию попал. Удивительно, учитывая осторожное вождение автомобиля, которое он впитал с воспитанием отца-гаишника. Решила навестить. Все равно важных дел на сегодня больше не ожидается.

  Я приехала в больницу, в сопровождении медсестры добралась до палаты Оскара. Там и застыла с открытым ртом - выглядел мужчина, мягко говоря, паршиво.

  - Привет, - поздоровалась я, не зная, что еще сказать.

  - Привет. Не ожидала?

  Подпорченной физиономии и сломанного носа? Точно нет. Странная авария, с локализованными на лице повреждениями.

  - Кто тебя так? - Оскар не из слабаков. Постоять за себя может.

  - Дружок твой, Кирилл...

  Что?! Бред какой-то! За что?

  - Оскар, ты бредишь. Кир не мог этого сделать! Он тихий спокойный мальчик!

  На лжи бывшего я уже обожглась. С чего бы мне ему верить?

  - Наташа, это он сделал. Он настоящий псих. Держись от него подальше...

  - Прекрати наговаривать! Что он тебе сделал? Не дал, да? А ты успокоиться не можешь! Какой же ты мерзкий человечишка...

  Я покачала головой. Схватила сумку и собралась выйти из палаты. Ни секунды не желаю больше здесь находиться.

  - Зачем мне врать тебе? - Оскар приподнялся на локтях.

  - А зачем ты врал мне всю нашу совместную жизнь?!

  Не выдержала я. Прорвало спустя столько времени. Надо бежать, пока я не добавила от души синяков с садинами. Очень уж руки чешутся! Я вышла из больницы, залезла в машину и разревелась. Дрожащими пальцами набрала номер Кира.

  - Отвечай же! - ударила кулаком по рулю.

  - Наташа? - вопросил мобильный телефон.

  Просто прорицатель двадцать первого века!

  - Кир, скажи, ты избил Оскара?

  - Наташа, я... - он замолчал. Сознаться смелости не хватает?!

  - Да или нет? Это все, что я прошу! Отвечай! - одна секунда произнести слово. Чего он медлит?

  - Наташа, ты не понимаешь... - значит, он. - Я объясню. Где ты сейчас?

  - КОЗЕЛ! - рявкнула я и отключила трубу. Совсем.

  Я не права? А он? И Оскар не лучше! Одни проблемы от мужиков. Три года жила одна - горя не знала, а теперь сырость в глазах развелась. Скоро в лягушку превращусь, но расколдовать не кому. Все принцы аистами голодными обернулись!

  Я выехала за ворота и, стараясь, особо не гнать, чтобы не словить на капот пешехода, поехала в сторону фотостудии. Избавиться от стресса мне всегда помогало нехитрое лекарство: я доставала из кладовой спрятанные распечатанные снимки формата А3 и представляла открытие своей персональной выставки. Разряженные гости, фуршет, приветственная речь на подиуме в микрофон и овации...

  Я никогда на такое не решусь в реальности. Кто придет на экспозицию жанровых портретов фотографа хорошо известного работами для журналов и каталогов? Не поймут. Не примут. Не одобрят. В нашей среде как: выбрал стиль - соответствуй ему. Отступление от правил карается смертной казнью через отсутствие заказов, а я ничего другого не умею, кроме как на кнопку жать.

  Я сидела на корточках перед расставлеными вразнобой картинками. Рядом валялась папочка с малоизвестными моделями. Для завершенности не хватало буквально одного снимка. Того, который составит пару центральной работе в экспозиции - фотографии Кира.

  Грохнула входная дверь. Ольга? Странно, она не должна была сегодня приходить!

  Проклиная собственную рассеянность, я встала опознать незванного гостя, но тот не дождался моей светлости и опознался сам.

  - Наташа, ты здесь? - спросила темнота в прихожей голосом Кирилла.

  Молчание - знак согласия. Ответ в данном случае тоже. Гаденыш не оставил мне выбора!

  - Как бы да... - нечто среднее. Как и мое душевное состояние сегодня.

  - Ты отключила телефон.

  Спасибо, просветил, гений! А то я не догадывалась о функции кнопочки с красным кружочком на мобильнике.

  - И что? - укус гремучей змеи смертелен для человека. Вопрос в другом... Смертелен ли яд гремучего человека для змеи... Надо пересадить себе хвост с колотушкой и ядовитые зубы.

  - Ничего, - тяжелый вздох.

  Кто-то говорил болтать - не мешки ворочать. Автор крылатого выражения не общался с Киром.

  - Зачем пришел? - срочно требуется аргументированный повод выставить парня из студии.

  Или оставить... И где согласно правилам личных отношений ставить запятую? Выясню в процессе скандала.

  - Объяснить, за что я избил Оскара.

  Если скандал состоится...

  - Слушаю, - руки сложить на груди. Вид принять независимый и гордый.

  - Мне не нравится, когда меня принуждают к чему-либо... - руки разжались. Вид стал ошарашенный и глупый. - Я был вынужден применить силу, потому что слов он не понимал. Не хотел понимать, - Кир поморщился.

  Грохот. Что упало? А... Это я... Потому подниму.

  - Ты меня прости, но к тебе человек в здравом рассудке первые пять минут будет клеиться! - выдала я страшную тайну.

  - Почему? - парень удивленно моргнул.

  - На шестой пальцем у виска покрутит и отстанет!

  Я - исключение. У меня тяга. Не здоровая. К извращенцам.

  - С ним я притворялся. Как на съемках. Это не сложно. Для меня, - пояснил Кирилл.

  Гран-при за лучшую роль внесите!

  - Что это? - он пробрался в освещенный зал из коридора. Осмотрел фотографии.

  - Это... Да так... Увлечение. Я никому их не показываю! - я замахала руками и попыталась выдворить парня из зала.

  С таким же успехом я могла встать на пути скоростного поезда. Меня мягко, но настойчиво отодвинули в сторону.

  - Это... я? - Кир с любопытством уставился на свою фотографию.

  - Ты...

  Я хотела сказать, что гоблин в зеленом пальто, но... Он все равно с шутками не дружит. И с головой не очень.

  - Спасибо, - он обернулся.

  Закушенная губа. Глаза со спрятанными в уголках слезинками.

  - За что? - он не перестает меня удивлять.

  - За то, что видишь меня таким... - и без перехода. - Ты не звонила...

  - Ждала, что ты позвонишь, - с нами произошел классический сценарий недопонимания. Ладно он - недоросль, я-то старая развратница куда смотрела?

  - А я, что ты... Не хочу терять тебя... - прошептал парень мне в ухо.

  Одно очко до признания в любви не добрал.

  - Кир, ты сумасшедший? Зачем тебе старая не красивая тетка? - чувствую, не убедительный аргумент. Так... Вялое возражение.

  - Да... Нет... Ты красивая... - пробормотал он мозголомную фразу.

  Я посмотрела через его плечо в зеркало. Помятое лицо, растрепанные волосы и пара вредных прыщей на подбородке не исчезли. Да уж... Царевна-лебедь в ипостаси гадкого утенка. Двадцать восемь: переходный возраст в самом разгаре!

  Дальнейшее... Ну... Здесь вам не закрытый киносеанс для взрослых с возрастом восемнадцать плюс... Сами знаете, как бывает!


Снимок девятый или страшная тайна Кира.

  В пятницу я добралась до офиса Татьяны, психолога. Стояла в приемной, болтала с секретаршей, никого не трогала. Излучала женственность и удовлетворенность на зависть всем женщинам и мужчинам. Отношения с Киром выяснили. График и очередность звонков установили. Соблюдаем. Я ему в обед, он мне вечером трезвонит.

  Анечка, помощница подруги, позвала меня за стойку ресепшн к монитору ноутбука. Спросить авторитетное мнение по поводу тура на ГОА. Что касается Индии, то я была экспертом. Все свободное время провожу там на побережье океана. Блаженство и умиротворение...

  Не поняла?! Из-за двери кабинета Тани вышел Кир! Я едва успела нырнуть под столешницу. Зачем? Не хотела смущать его! Или почуяла шанс ухватить кусочек его личной жизни. Дождалась пока парень ушел и ворвалась к Татьяне.

  - Наташка! Напугала! - вскрикнула женщина.

  - Что за красавчик вышел от тебя только что? Колись давай! - с места в карьер - это мой стиль.

  - Хорош, правда? - жизнерадостно улыбнулась подруга, но сразу же помрачнела. - Не про нашу честь!

  - И что с ним? - любовнице Кира она ничего не скажет, а закадычной подруге все, что моя душа пожелает.

  - Он психопат...

  До этого я качалась на стуле. Теперь лежу на полу и потираю шишку на затылке.

  - Это как?! - глазки, мои глазки, куда вы укатились?

  - Психопатия - это болезнь, которая возникает в результате физической травмы мозга, при которой блокируются определенные зоны. Также психопатия появляется в результате психологической травмы...

  - Поняла я, поняла... Как это выражается?

  Честно? Мне стало страшно.

  - Он ничего не чувствует, - ответила Татьяна.

  - В смысле? - я подавилась слюнями.

  - В смысле совсем ничего. Радость, горе, сожаление и любовь для него пустой звук...

  Я встала и подошла к окну. Увидела, как Кирилл садится в такси. Выходит, я тоже... Пустой... Звук...

  "Я притворялся. Это легко. Для меня" - вспомнились его слова.

  Но зачем? Что я могу ему дать?

  - Держи, - я протянула пакет с фотографиями и диском. - Пойду я, Тань. Нехорошо мне. Голова болит, - прошептала я, схватившись за сердце.

  - Так, может, таблеточку? - женщина открыла ящик стола.

  - Спасибо, нет...

  Меня только гильотина спасет. На крайний случай топор.

  Дверь закрыта на замок, который я поменяла. Новый телефонный номер дала хорошим знакомым и лучшим друзьям. Запретила давать его кому бы то ни было еще под страхом смертной казни. Не писала в ЖЖ. Не отвечала на почту. Я спряталась, как улитка в раковине. Не могла поставить точку, но сколько угодно многоточий. Я видела его под окном с телефоном у уха. Слышала звонок домашней трубки. Не подходила.

  Так нельзя... Играть с живыми людьми. В отличие от него, мои эмоции не омертвели, и мне было больно. Очень.

  За пять дней заточения я вдоволь наелась шоколадного мороженого. Конфет и пирожных, за которыми со всеми предосторожностями разведчика выбиралась в ближайший супермаркет. Заказала билеты в Индию. Годовая виза еще действовала. Смена климата. Смена обстановки. Окружения... И много физической нагрузки, чтобы выбросить из головы знойные, но такие фальшивые прикосновения Кира.

  За день до отлета я вспомнила, что забыла убрать жанровые фотографии. Судя по расписанию, малый зал на студии не бронировали, поэтому есть шанс, что невинное хобби осталось моей маленькой немного запыленной тайной. Соглядатаев во дворе не было, поэтому я села в машину и через полторачаса мытарств по пробкам припарковалась возле студии.

  Дверь была открыта... Изнутри слышались шум и крики... Встревоженная, я спустилась по лестнице и распахнула дверь в малый зал: на полу, среди обрывков лучших фотографий, сделанных моей рукой лежала Ольга, зажимая рукой окровавленный рот, а над ней возвышался Кирилл с поднятой для следующего удара рукой.

  - Прекрати!!! - я рванулась к парню и повисла на его руке. - Остановись, придурок, ты что творишь?!

  - Наташа? - он обернулся. Опустил руку. - Ты вовремя. Я собирался тебе звонить...

  - Звонить? Я сейчас сама позвоню! В милицию! - проорала я. Выхватила из кармана телефон и набрала ноль три.

  - Ты не понимаешь...

  - А мне нечего понимать! Слышишь?! Нечего и не о чем разговаривать!!! Ты просто псих. Натуральный! Что вылупился? Я все знаю! Алло? - заорала я в трубку. - Немедленно приезжайте, - продиктовала адрес.

  - Ты все не так поняла... - начал Кирилл.

  - Заткнись! Не мне объяснять будешь! - я прижала всхлипывающую девушку к себе. - Ублюдок!

  Милиция приехала через пятнадцать минут. Несколько часов оформляли протокол. Кирилл не сопротивлялся. Потребовал положенный по закону звонок и вызвал адвоката. К ночи я добралась до дома сложила чемоданы и поехала в аэропорт. Вылет через четыре часа.

  Я прошла все формальности, села на кресло в бизнесс классе и закрыла глаза...


Снимок десятый или опоздание на похороны.

  Месяц отдыха пролетел незаметно. Счастье закончилось неожиданно, и вот я стою в зале для опоздавших пассажиров и раздумываю над дальнейшими действиями. Мой крылатый лайнер улетел без меня. А и пусть!

  Денег и визы хватило еще на три недели, а после меня встретила Москва своими дождями и смогом. Я включила телефон, на который сразу же свалилось куча смсок с весьма неоднозначным содержанием...

  Меня разыскивали все скопом и по отдельности. Копец... Конечно, я подумала на розыгрыш, но когда меня на границе посадили в комнатку до выяснения личности и заставили доказывать, что я это я, то мою веселость, как ветром сдуло! Я позвонила Татьяне.

  - Привет, Тань, а в Москве все люди разума лишились? - спросила я.

  - Наташа?! - вопль из трубки потряс мои барабанные перепонки. - Живая?!

  - А какая еще?! - они совсем сбрендили? Друзья называются... - Когда вы меня похоронить успели?

  - Самолет же... На котором ты летела - упал в океан. Половину людей так и не нашли!

  - Если бы он упал, я бы это помнила! Не принимали мы никаких дополнительных водных процедур сегодня!

  Сегодня? Сегодня! Ох, мама... Дошло... Ни черта себе повезло!

  - А ты только что прилетела? - растерялась подруга.

  - Угу. Слушай, а вы правда меня это... Похоронили? - покажите мою могилу! Я себе цветов принесу. Полный отвал здравого смысла!

  - Не только... Кирилл еще выставку твоих работ устроил...

  - Какую?! Каких?! - в голове царит бардак. Это факт. - При чем здесь Кирилл, вообще?

  - О, Боже, - простонала Татьяна. - Какой кошмар... Ты же ничего не знаешь...

  Это точно! Только проснуться не получится! Фредди Крюгер идет за тобой...

  - Что я должна знать?! - есть еще сюрпризы? А можно их, так сказать, оптом получить?

  - Твоя квартира!!! Машина!!!

  - О, Боже... - теперь заохала я - ужас положения, в которое я попала, вцепился в меня и прогнал туман из головы. Я же теперь никто! Меня даже не существует!

  - Дорогая, ты не тому молишься... Начальник паспортного стола он повыше рангом будет! - ехидно заметила Татьяна.

  - Я вас убью! - милиционер вскинул бровь. Пусть все слышат. Я намерена сдержать обещание!

  - Проще сделать это с тобой! У нас даже не посадят! Ты же труп! - она рассмеялась.

  Два с половиной часа заточения. Радостное лицо Татьяны и менее радостное Оскара, я на свободе со справкой от милиции аэропорта о счастливом воскрешении из мертвых. Слава Богу, Оскар не стал упрямиться и вернул мне ключи от квартиры и машины. Предупредил о ремонте в первой и перемещенных на свалку вещах. Я хотела расстроиться сразу, но отложила эмоции до зрелища вандализма над моей квартирой непосредственно перед очами.

  Машина дожидалась меня у дома бывшего мужа и порадовала чистым кузовом с нанесенной полиролью и защитным покрытием. Сердце предательски сентиментально екнуло от благодарности за заботу о Ласточке. Права лежали в бардачке, вместе с другими документами. Переоформить право собственности Оскар еще не успел. Кто бы сомневался, что ему лень будет нарягать свою задницу ради общения с доблестными сотрудниками ДПС!

  - Слушай, а что Таня говорила насчет какой-то выставки? Я не очень поняла...

  Я шастала по квартире бывшего мужа, оттягивая момент возвращения к себе. Расстроиться всегда успею!

  Мужчина отпустил входную дверь и закрыл ее на собачку. Не интересно... Я уже приготовилась за косяки цепляться и благим матом орать - насилуют! У Оскара талант на корню губить развлечения.

  - В галерее Трэшэлева Анма идет выставка твоих жанровых портретов. Почему ты их никогда не показывала? Они великолепны. Ты не только хороший фотограф, ты - отличный фотохудожник.

  - Спасибо. Ээээ, в какой ты сказал галерее? - мне послышалось название самой популярной среди бомонда в Москве.

  - Трэшэлева Анма.

  Не послышалось! Вот же несправедливость: стоит гробик примерить, как желания начинают сбываться!

  - А как?

  - Что как? Ты туда попала? - я кивнула. - Кирилла своего благодари! - фыркнул Оскар.

  Лечу со сверхзвуковой!

  - Почему я должна его благодарить? - я все еще злюсь на него.

  - Он ее владелец! - коротко. Доходчиво. Абсолютно ясно. Упс... Оскар проводил взглядом керамическую безделушку до самого ее конца на полу. - И еще... Кирилл, безусловно, не умно поступил ни со мной, ни с твоим администратором на студии, но в обоих случаях было за что морду набить, - я с нетерпением жлала продолжения. - Мне - сама знаешь, а Ольга твоя... Это она твои снимки порвала, а он зашел не вовремя. Тебя искал.

  Номер! Упс... Вторая безделушка упокоилась. Природе свойственен дуализм. Я сгребла ногой останки прелестной пастушки в кучку мыском ботинка и загнала под шкаф.

  - Но зачем? - эксу я жизнь по определению испортила, а Ольге-то чем насолила?!

  - Зависть, Наташ. Все причиной банальная зависть. Ты успешна, а она у тебя на побегушках, - Оскар усмехнулся. - Прекрати лапать мои статуэтки! Ты уже две разбила!

  Ой, да ладно! Я махнула рукой... Не глядя. Упс. Упс. Упс... Улыбнувшись на прощание улыбкой Джоконды, я нагло сбежала с поля боя, оставив Оскара оплакивать керамические пылесборники.

  Опять дорога. Опять пробки. Опять волнение. Сердце впечатывается в грудную клетку. Руки дрожат. Руль прыгает. Машина виляет. Не хочу в галерею ехать, но еду. Тянет, как собачонку на привязи. Чему там в теле не прикажешь? Удалить к чертовой матери!

  Припарковалась возле галереи. А ничего... Симпатичное местечко. Машин много стоит. Куда они все приехали? Выкурила сигарету. Прокашлялась. Села за руль, включила зажигание. Выключила. Я не трус. Не трус! Ладно, трус... Набросила капюшон на голову, нижнюю часть лица шарфиком замотала.

  На дверях висела вывеска в траурной рамочке. Билет стоил невероятных денег, но в помещении находилось полно людей. Ходили, смотрели, обсуждали. А хорошо разместили фотографии. А что повесили в качестве центральной работы? Что?!

  На лесках, прикрепленных к потолку болтался мой снимок. Я с откушенной сосикой в одной руке, камерой в другой. Удивленные модели замерли с открытым ртом, а сзади ко мне подкрадывался Кир. Кто снял?! Когда?! Как посмел?!

  - Хорошая фотография, не находите?

  Офигительная! Автора на кол посадить за сей шедевр. Особенно за сосиску! Вслух я угукнула. Мне не нужно оборачиваться, чтобы понять, кто стоит за спиной.

  - Сбежать не получится, - констатировал голос. - Дверь я закрыл. Плохой маскарад, Наташа. Да и Татьяна язык за зубами держать не умеет... Здравствуй.

  Верно подметил! Давай ее во всем обвиним! А кого еще?

  - Ну, привет, - я стащила капюшон и повернулась к парню. - Лихо ты меня развел, как девочку...

  Киру идет деловой костюм. Галстук. Очки на носу. Не то, что я: загорелая, в рваной майке, шароварах, с точкой между бровей.

  - Я скучал. И до последнего верил, что ты жива.

  Верил и верил, чего лапки ко мне тянуть? Я и так знаю, что не призрак.

  - И когда наступило твое "последнее"? - я увернулась от рук Кира.

  - Сейчас. Ты жива.

  Не верь глазам своим. Я - зомби и пришла за твоим мозгом. Почками. Их можно выгодно продать на черном рынке донорских органов.

  - Что делать будем?

  Извиняться? Да ему мое "прости", словно припарка трупу. Живее не станет.

  - Жениться, чудовище мое, - спокойно ответил Кирилл.

  ...?!!!

  - Ни за что! - это мое последнее слово. Решительное и окончательное. Было на тот момент.


Снимок одиннадцатый или жили они долго и счастливо.

Через полгода двести в попу пьяных моделей и фотографов отмечали в галерее Кира свадьбу. Мою и его, естественно.


  Через два года врач сказал, что джинсы мне малы не из-за ожирения, а из-за пятого месяца беременности. И как я не заметила?!


  Через месяц я перестала сидеть на диете и смирилась. Кир научился улыбаться. Друзья гадали, кто в итоге родится: псих или чудовище. О среднем старались не вспоминать лишний раз. Мало ли что...


  Еще через четыре месяца на вручении мне премии фотограф года у меня начались схватки. Кир разбил с десяток чужих камер, прежде чем коллеги по профессии поняли - модель против съемок. Категорически. Врачи из скорой успели поймать младенца.


  Через семь лет на родительском дне сын с гордостью поделился с одноклассниками, что его отец имеет действительную справку из психушки, а мама настоящее чудовище.


  Стоим перед директором школы. Она объясняет нам, что нельзя учить детей обманывать взрослых.


  Через час. Директор пьет валидол. Кир показал ей справку. Пару раз назвал меня мерзким чудовищем. Обдумываем идею научить сына качественно врать.

   Через двадцать лет... А кто его знает, что будет через двадцать лет... В любом случае моя неадекватная семья никуда от меня не денется! А я от нее...




Оглавление

  • Оля Виноградова Чудовище и Психопат
  •  Снимок первый или Звездец пришел с фанфарами.
  • Снимок второй или от судьбы не убежать!
  • Снимок третий или да здравствует король Эстонии!
  •  Снимок четвертый или гениальная идея ставит точку.
  •  Снимок пятый или странности поведения.
  • Снимок шестой или оп-ля любовь стучится в двери.
  • Снимок седьмой или неизвестно, где найдешь, где потеряешь.
  • Снимок восьмой или странности переходят границу.
  • Снимок девятый или страшная тайна Кира.
  • Снимок десятый или опоздание на похороны.
  • Снимок одиннадцатый или жили они долго и счастливо.