Перескочить к меню

Беседы (омилии) (fb2)

- Беседы (омилии) (пер. Архимандрит Амвросий (Алексей Александрович) Погодин) 2425K, 736с. (скачать fb2) - Святитель Григорий Палама

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



СВЯТИТЕЛЬ ГРИГОРИИ ПАЛАМА БЕСЕДЫ (ОМИЛИИ)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Омилия I. О сохранении мира друг с другом. Сказанная на третий день по прибытии Св. Григория Паламы в Фессалоники.

Омилия II. В Неделю притчи Господни о Мытаре и Фарисее.

Омилия III. На притчу Господню о спасенном блудном сыне.

Омилия IV. На Евангелие о Втором Пришествии Христовом и о милосердии и благотворении.

Омилия V. На Сретение Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, в ней же говорится и о целомудрии и о противоположном ему зле.

Омилия VI. Увещательная к Посту. В ней же в кратком изложении говорится и о создании мира. Сказана была на первой седмице Поста.

Омилия VII. Иная о Посте.

Омилия VIII. О вере. В ней же и изложение Православного Исповедания

Омилия IX. Во время поста и молитвы.

Омилия X. Во вторую неделю Святой Четыредесятницы, заключающая изложение Евангельской истории об исцелении Господом расслабленного в Капернауме; в ней так же говорится и относительно несвоевременно разговаривающих друг с другом в церкви во время священных Богослужений.

Омилия XI. О честном и животворящем Кресте.

Омилия XII. В Неделю четвертую Святыя Четыредесятницы, заключающая изложение чтомого в тот день Евангелия; в ней же говорится и о радении относительно внутренних помыслов.

Омилия XIII. В Пятую Неделю Поста; в ней же говорится и о творении милостыни.

Омилия XIV. На Благовещение Пречистыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии.

Омилия XV. В Неделю Ваий.

Омилия XVI. О Домостроительстве Воплощения Господа нашего Иисуса Христа, и о благодатных дарованиях, проистекших благодаря сему, для истинно верующих в Него; и о том, почему Бог, Который мог многочисленными способами освободить человека от тирании диавола, именно сие домостроительство употребил. Сказана сия Беседа была во Святую и Великую Субботу.

Омилия XVII. На Евангелие Новой Недели (Фомина Воскресения), объясняющая Тайну Субботы и Господняго Дня.

Омилия XVIII. В Неделю Мироносиц. В ней же говорится также и о том, что первая Богородица узрела Господа Воскресшего из мертвых.

Омилия XIX. На Евангелие Христово о Самаряныне, и о том, что долженствует презирать земные блага жизни.

Омилия XX. На восьмое воскресное утреннее Евангелие от Иоанна; в ней же говорится и о том, что те которые до конца с благочестием пребывают во время Богослужений в храме, сподобятся великих даров.

Омилия XXI. На Вознесение Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа; в ней же говорится и о том, как исполняется законная (ветхозаветная) Суббота.

Омилия XXII. На тот же Праздник (Вознесение Бога и Спаса нашего Иисуса Христа); в ней же говорится о страстях и добродетелях.

Омилия XXIII. На 10–е утреннее воскресное Евангелие; в ней же говорится и о предлежащей нам брани, как в чувственной области, так и духовной.

Омилия XXIV. О совершившемся в день Пятидесятницы явлении и раздаянии Божественного Духа; в ней же говорится и о покаянии.

Омилия XXV. Произнесенная в Неделю Всех Святых.

Омилия XXVI. Произнесенная во время жатвы; в ней же говорится и о духовной жатве.

Омилия XXVII. И эта омилия была произнесена во время жатвы; в ней же говорится и о имеющей для нас быть духовной жатве.

Омилия XXVIII. Произнесенная в праздник Святых и Верховных Апостолов Петра и Павла.

Омилия XXIX. Имеющая своей темой исцеление расслабленного в Капернауме, о котором повествует Евангелист Матфей; в ней же говорится и о печали ради Бога.

Омилия XXX. Заключающая в себе изложение о слепцах, прозревших в доме, о чем повествует Евангелист Матфей. В ней же говорится и о том, что невозможно истинно иметь веру без наличия покаяния.

Омилия XXXI. Произнесенная на молебном пении, совершаемом в первый день августа.

Омилия XXXII. Его же омилия на 9–е воскресное Евангелие по Матфею; в ней же говорится и об искушениях.

Омилия XXXIII. О добродетелях и противоположных им страстях, и о том, что «мир», «миродержителем» которого является диавол, это — не Божия тварь, а это — те, которые, вследствие злоупотребления тварью, покорились ему. Произнесенная на молебне.

Омилия XXXIV. На святое Преображение Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа; в ней доказывается, что Свет, бывший при Преображении, является несозданным.

Омилия XXXV. На то же Преображение Господне; в ней доказывается, что хотя божественный Свет, бывший при Преображении, и был не созданным, однако он не есть существо Божие.

Омилия XXXVI. На 11–е воскресение Евангельских чтений по Матфею, имея темой чтомую притчу: «Уподобися царствие небесное человеку царю, иже восхоте стязатися о словеси (срабы своими)»; в ней же говорится и о долготерпении и сострадании.

Омилия XXXVII. На всечестное Успение Всепречистыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии.

Омилия XXXVIII. На 1–е утреннее воскресное Евангелие (Мф. 28:16–20); в ней говорится и о том, что божественное крещение не достаточно для спасения человека, если при этом он не проявляет тщания соблюдать Божии заповеди.

Омилия XXXIX. Произнесенная на молебном пении, совершаемом по случаю небывалой и непрекращающейся смертоносной эпидемии, бешенствовавшей в то время.

Омилия XL. О всечестном Христовом Предтечи и Крестителе Иоанне.

Омилия XLI. На 14–е воскресение Евангельских чтений по Матфею: на притчу о звании на брак сына; в ней же — и относительно говорящих: зачем Бог позвал также и тех, которые откажутся или же на деле не отзовутся на приглашение, и зачем Он сотворил таких, которые имеют быть преданы мукам?

Омилия XLII. На 3–е воскресение Евангельских чтений по Луке, имеющее своей темой воскрешение отрока Наинской вдовы, которого воскресил Господь; в ней же говорится и о том, что мы должны взаимно прощать и сострадать друг другу.

Омилия XLIII. О иже во святых Великомученике и Чудотворце и Мироточце Димитрии.

Омилия на 22–е воскресное Евангелие. Беседа на Евангелие от Луки в пятую неделю, которого начало: «некоторый человек был богат и одевался в порфиру и виссон» (Лк. 16:19). В ней говорится о богатых и о бедных, кто из них спасается.

Омилия на 23–е воскресное Евангелие. Беседа в шестую неделю на Евангелие от Луки, повествующее: «когда Иисус вышел на берег, встретил его один человек из города, одержимый бесами с давнего времени».

Омилия о Православной вере.

Беседа на спасительное Рождество Пренепорочныя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии.

Беседа на 17–е воскресенье Евангельских чтений по Матфею, говорящее о Хананеяныне. В ней же говорится и о человеческом несовершенстве и о достойном похвалы смирении.

Беседа в день памяти Святаго Апостола и Евангелиста и Христу весьма возлюбленнаго Иоанна Богослова; в ней говорится и о любви к Богу и к ближнему.

Беседа на второе воскресенье Евангельских чтений по Луке, говорящее: «Якоже хощете да творят вам человецы, и вы творите им такожде»; в ней же говорится и против ростовщиков.

Беседа на третье воскресенье Евангельских чтений по Луке, заключающее изложение текста о воскрешенном Господом сыне вдовицы; в ней же говорится и относительно того, что мы должны снисходить и сострадать друг к другу.

Беседа на четвертое воскресенье Евангельских чтений по Луке, говорящее: «Изыде сеяй сеяти семене своего»; в ней же говорится и о том, что прежде этого сеяния, для того, чтобы оно было успешным, нам надлежит добрыми делами украсить свою душу.

Беседа о том, что непрестанное общение с Богом путем молитвы и псалмопения является основанием и утверждением всякого блага и предотвращением и освобождением от всякого зла и от всякого злого состояния.

Беседа, произнесенная в праздник Введения во Храм (во Святая Святых) Пречистыя Владычицы нашея Богородицы.

Беседа на Введение во Святая Святых Пречистыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии и об Ея богоподобном образе жизни в оном месте.

Беседа, говорящая о том, что после пришествия Господня во плоти, как награда увеличилась для праведно живущих, так и наказание умножилось для непокоряющихся; в ней же говорится и о различных страстях и добродетелях. Произнесена сия беседа была в 10–е воскресенье евангельских чтений по Луке, которое является воскресением перед Неделей Праотцев.

Беседа, произнесенная в Неделю Праотец; в ней же говорится и о тех, которые нерадят о слышании учения, ссылаясь на неблагоприятные обстоятельства и телесные потребности.

Беседа о Святых и Страшных Христовых Тайнах, Произнесена была за четыре дня до Рождества Христова.

Беседа произнесенная в Неделю Отец, говорящая о родословной по плоти Господа нашего Иисуса Христа и о в девстве родившей Его Приснодеве и Богородице.

Беседа на Спасительное Рождество во плоти Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа.

Беседа о том, что совершается в чинопоследовании Таинства Крещения; в ней же говорится и о покаянии и о словах о сем предмете, сказанные Иоанном Крестителем. Произнесена была в навечерии праздника Богоявления.

Беседа, произнесенная на Святой Праздник Светов (Богоявление); в ней же находится посильное разъяснение тайны Христова Крещения.

Беседа на 12–е воскресение Евангельских чтений по Луке, имеющая своим предметом чудесное исцеление десяти прокаженных; в ней же говорится о мире с Богом, о мире с самим собою (внутреннем мире) и о мире друг с другом.

Беседа на 15–е воскресение Евангельских чтений по Луке, имеющая своей темой исправление и спасение начальника мытарей Закхея; в ней же говорится и против сребролюбия.

Беседа к сетующим на приключающиеся нам отовсюду разнообразные невзгоды Слово к Иоанну и Феодору Философам.

Омилия I [1] О сохранении мира друг с другом

Сказанная на третий день по прибытии Св. Григория Паламы в Фессалоники

Воистину, мы все — братья, как происходящие от единого Владыки и Творца, Которого по сей причине и общим Отцом стяжали; но таковое общее братство мы имеем и в отношении к бессловесному и даже неодушевленному естеству. Но мы, кроме того, являемся братьями друг другу, как сущие от одного земнородного Адама и единые сотворенные по образу Божию; но и это — обще и нам и всем народам вообще. Мы же, сверх всего, являемся братьями друг другу и как чада одного и того же народа и граждане одного и того же города; но особенно — как все обладающие богатством иметь общую Матерь — Священную Церковь и Православие, Начальник которого и Совершитель есть Христос, по естеству Сын Божий, Который не только наш Бог, но благоволил и Братом нам быть и Отцом; и не только это, но и Главою, собирая всех нас во единое Тело и сотворяя, чтобы мы были членами друг друга и Его Самого. Ибо Господь, после Своего тридневного Возстания от мертвых, явившись пришедшим ко гробу женам, сказал им: «Идите, возвестите братии Моей, да идут в Галилею, и ту Мя видят» (Мф. 28:10). Видите ли: как Он удостаивает назвать Себя Братом нашим? Поэтому и Апостол говорит о Нем: «Не от Ангел бо когда приемлет, но от семене Авраамова приемлет: отнюдуже должен бе по всему подобитися братии» (Мф. 2:16–17). Но поскольку Христос является и Отцом нашим, возродившим нас чрез святое крещение и Его божественной благодатью, то посему Он называет Своих Учеников — «чадами», и идя на спасительную Страсть, возвещает, что не оставит их сиротами; отсюда опять Апостол говорит: «Понеже убо дети приобщишася плоти и крови, и Той приискренне приобщися техже, да смертию упразднит имущаго державу смерти, сиречь диавола» (14). И что мы все о Христе — единое Тело, то и это Павел хорошо ведает, говоря: «Вы же есте Тело Христово и уди от части» (1 Кор. 12: 27). Ибо как тело — одно, а обладает многими членами, и, в свою очередь, все члены одного тела, будучи многими, однако представляют одно тело, так и Христос: ибо во едином Духе мы все были крещены во единое Тело.

Итак, единая купель, братие, была для нас возрождением и рождением в Боге; единая вера, единая надежда, единый Бог над всеми и чрез всех и во всех нас, соединяющий нас с Собою силою божественной любви и творящий нас членами друг друга и Его Самого. Но по действию диавола, наступившая, а лучше сказать — не однажды наступившая, но часто приходящая ненависть и любовь изгнала и уничтожила наше единство, бывшее по причине любви — и в отношении друг к другу, и в отношении Бога; эта ненависть не только разлучает друг от друга общие члены города и как бы приводит его в расслабленность, но и производит возмущения и непримиримые раздоры и, сделав сограждан врагами друг другу, придала нашему городу вид города, захваченного врагами, несчастным образом восстанавливая его против самого себя и делая его коварным и враждебным к самому себе, так что, находясь в таком пагубном состоянии, он сам для себя стал загадкой. Потому что, кто это те, кто делают набеги на город и к тому же иногда разрушают дома, и расхищают имущества в домах, и с великим бешенством отыскивают хозяев домов и немилосердно и бесчеловечно дышат против них убийством? — Разве, не сами жители этого города?! Кому приключилось это безумие, кому принадлежат эти вопли, и нападения, и набеги? Разве не тем же самым гражданам этого города, от которых он некогда видел столько добра. О, горе! Увы, какое великое бедствие! — Город сам с собою воюет, сам от себя терпит войну, своими собственными ногами попираются, своими собственными руками разрушаются, своими собственными боевыми кличами приводится в смятение, когда то, что лучшее в нем попирается и худшая часть несчастным образом завладевает. Разве сия болезнь, которая вам приключилась, не гораздо ли хуже той, которую имели описанные в Евангелии расслабленные? И насколько хуже и пагубнее — злодейство, чем их состояние бездействия (бывшего вследствие их расслабленности)?

Но, слыша это, не приходите в недовольство: потому что я это вам говорю не в целях порицания, но для того, чтобы познав болезнь, хотя бы теперь вы стали внимательны, остерегаясь ее, и поискали бы причину, почему вы впали в нее, и пожелали бы выздоровления, и проявив тщание, получили и сохранили здоровье, когда Бог вам дарует исцеление и укрепит вас в нем, как Он это сделал в отношении оных (евангельских) расслабленных: ибо Он не только исцелил их, но и силу им даровал, так чтобы каждый и одр свой, на котором лежал, взявши, мог бы непреткновенно шествовать. Но что было причиной болезни в оных расслабленных? — Этих расслабленных было двое: один — в Иерусалиме, лежавший у Силоамской купели; а другой — в Капернауме, носимый четырьмя людьми. Итак, что было причиной болезни в них? — Грех. И это Господь показал. Ибо видя веру одного расслабленного, прежде чем даровать ему здравие, Господь говорит ему: «Чадо, отпущаются ти греси твои» (Мф. 9:2); а другого, найдя уже после исцеления, говорит ему: «Се здрав еси: ктому не согрешай, да не горше ти что будет» (Ин. 5:14). Итак, как, греховность каждого из них, изгнавшая здравие, сделала их расслабленными, так и у нас — общая греховность, изгнавшая любовь, сделала нас врагами друг другу. Ибо разве не по причине лишь грехолюбивой воли вашей, вы нарушили те узы, именно — любовь — которые связывают нас с Богом и друг с другом. Потому что «за умножение беззакония, изсякнет (охладеет) любы многих», говорит Господь в Евангелиях (Мф. 24:12); а когда совсем охладеет любовь, тогда не возможно оставаться божественной благодати и отеческому попечению.

Но дабы чрез пример представить вам настоящее бедствие, скажу, что душа каждого из нас подобна — лампаде, как елей — имея делание добра, как фитиль — любовь, на котором почивает, как свет — благодать Божественного Духа. Когда же не достает этого елея, т. е. доброделания, то присущая душе, как фитиль, любовь, по необходимости иссякает: и таким образом, свет божественной благодати и отеческого попечения отлетает; потому что добродетель и любовь, бежа оттуда, уносят с собою и эти дарования; и когда Бог отвращает лице Свое, тогда наступает полное смятение, о чем пророк Давид говорит: «Отвратиши лице Твое, и смятутся» (Пс. 103:29). Таким образом, как следствие греховности, приходят гражданские смятения и непорядки, принося с собою всевозможные виды зла, и вселяя в зачинщиков мятежей и мятежников князя зла, который превращает их в зверей, и без преувеличения скажу, что он тех, которыми возобладает, делает приобретающими нрав демонов. Таким образом, тот, который от начала — человекоубийца и человеконенавистник, делает человека человекоубийцей и противником Жизнодавца Христа, а тем более — ослушником и противящимся земным царям или духовному отцу и пастырю и учителю.

Итак, обратитесь на путь Евангелия Христова и крепко держитесь его, чтобы ваше взаимное единодушие вечно процветало и было постоянным, и вновь обратит к вам лице Свое Господь и вместе с миром воспочиет в нас благодать Божиего Духа. Оный Иерусалимский расслабленный лежал при исцеляющей больных Силоамской купели, так и вы отнюдь не отступали от излучающей мир Церкви Христовой. Но подобно тому, как оный человек не имел помощника, который бы посодействовал ему получить благодать от сей купели, так и у вас не было здесь Пастыря, который бы проповедовал мир и собирал расточенные члены и слагал их друг в отношении друга, и изгонял из Тела Церкви Христовой болезнь и болезненное состояние, наступившие вследствие (овладевшей всеми) ненависти. Но теперь мы уже назначены к вам и вместе с вами составляем одно целое о Христе, и о Христе умоляем вас, как если бы Он чрез нас молил вас: примиритесь с Богом! Познайте родство друг с другом, не только по душе, но и по плоти, происходящее от родителей ваших. Вспомните бывшие раньше дни мира: какими благами его вы наслаждались и которых всех ныне вы лишились. Не засчитывайте причиненное кому зло, и не желайте воздать злом за зло, но добром побеждайте зло, укрепляя взаимную любовь, чтобы стяжать вам любовь Божию и свою любовь проявить к Нему. Потому что, для нелюбящих своих братьев, невозможно иметь любовь к Богу, ни от Него иметь, как плод сего — благодать и божественное о себе попечение. Послушайте меня, ныне пришедшего к вам, братие, и, согласно Господнему повелению, благовествующего всем мир прежде всего и ко всем, и посодействуйте мне в этом, и простите друг друга, если кто на кого имеет огорчение, как и Христос простил вас, дабы вам стать сынами мира, а это — то же, что сказать — сынами Божиими. Ибо Он есть Мир наш, сотворивый обоя едино, и средостение ограды разоривый: вражду упразднивый на Кресте Своем. Он Сам сказал Своим Ученикам, и чрез них — нам, чтобы, когда мы войдем в какой город или дом, возвещали мир им; и примирение является всем делом Его пришествия; и именно ради сего, преклонив небеса, Он сошел на землю; почему и Давид предрек о Нем: «Возсияет во днех Его правда и множество мира» (Пс. 71:7); и в ином псалме опять же так о Нем говорит: «Яко речет мир на люди Своя, и на преподобныя Своя, и на обращающыя сердца к Нему» (Пс. 84:9). И песнь Ангелов, бывшая во время Рождества Его, показывает, что ради того, чтобы доставить мир, Он с небес сошел к нам: «Слава», — воспеваюших, — «в вышних Богу и на земли мир, во человецех благоволение» (Лк. 2:14). И уже совершив спасительное домостроительство, Он оставил мир, как наследие для присных Ему, говоря: «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам» (Ин. 14:27). И еще: «Мир имейте между собою» (Мк. 9:50); и: «О сем разумеют вси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою» (Ин. 13:35). И последняя молитва, (благословение), которую Он дал нам, восходя к Своему Отцу, утверждает любовь друг к другу: Даждь им, — говорит, — «да вси едино будут» (Ин. 17:21).

Итак, да не отпадем от отеческой молитвы (благословения) и да не лишимся наследия Небесного Отца, ни печати и знамения свойственности в отношены Его, дабы не лишиться нам и сыновства, и благословения, и ученичества в отношении Его, и не потерять нам обетованную (вечную) жизнь, и не стать отрезанными от духовного брачного чертога и услышать от Самого Начальника Мира, Отца: не знаю вас; уйдите от Меня, виновники ненависти, вражды и соблазнов. Дабы не случилось нам это выстрадать, Он, чрез Своих Святых Учеников и Апостолов послал всему миру мир; почему и они в своих беседах и писаниях ставили его прежде всех иных слов, говоря в виде вступления: «Благодать вам и мир от Бога».

И мы, как исполнители их учения, только что пришли к вам, возвещая мир, и вместе с Павлом говорим вам: «Мир имейте и святыню со всеми, ихже кроме никтоже узрит Господа» (Мф. 12:14). Если же без наличия мира со всеми, никто не увидит Бога, то разве увидит Бога в будущем веке тот, который даже со своими согражданами не живет в мире? Напротив, разве не услышит тогда: «Да возмется нечестивый, да не видит славы Господни» (Ис. 26:10)?! Но да не случится вам услышать этих ужасных слов, а примирившись и собравшись во едино, благодаря миру, и любви, и единодушию, возымейте среди вас Его, согласно Его сладостному обещанию, — Господа нашего Иисуса Христа, облегчающего нам тяготу нынешней жизни, а в надлежащее время, дарующего вечную жизнь и славу и царство, которое да сподобимся и мы все получить благодатью и человеколюбием Дарователя мира, Бога и Господа нашего Иисуса Христа, Которому подобает слава, честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем, и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Омилия II [2] В Неделю притчи Господни о Мытаре и Фарисее

Изобретателен на зло духовный князь зла и искусен сразу же в начале, отчаянием и маловерием, ниспровергнуть тех людей, которые уже вложили в душу основания добродетели; силен же равным образом и на полпути напасть беспечностью и нерадением, на тех, которые уже воздвигли стены дома добродетели; но даже и самого того, кто уже поставил и самую кровлю добрых дел (дома своей добродетели), силен он низвергнуть, путем гордости и безрассудства. Но мужайтесь! Не приходите в ужас! Потому что, тот, кто бдителен, более искусен в удержании добра. И добродетель обладает гораздо большей силой в парировании со злом, обогащаясь средствами свыше и споборничеством со стороны Того, Кто силен во всем и, по благости, влагает силы во всех любителей добродетели, дабы не только она пребыла незыблемой пред лицом снаряженных, разновидных и злостных ухищрений супостата, но и павших в глубину зла, пробудила и подняла, и с легкостью, путем покаяния и смирения, привела к Богу. Примером же сему является настоящая притча. Ибо и Мытарь оный, будучи мытарем и пребывая, можно сказать, в бездне зла, — вследствие единого слова, и то — краткого, стал общником добродетельно живущих, облегчается и возносится и становится выше всякой греховности и причисляется к лику праведников, будучи оправдан Самим неподкупным Судиею. Если же и Фарисей, по причине слова осуждается, то это потому, что он — и фарисей, и высокого мнения о себе, но не по истине он праведен; кроме того, не мало дерзок в словах, среди которых было не мало такого, что вызывало Бога на гнев. Почему же смирение возносит на высоту праведности, а гордость низводит на дно греховности? — Потому что, мнящий о себе высоко, и то — пред лицом Бога, справедливо бывает оставлен Богом: поскольку он и не считает, что нуждается в Его помощи. Считающий же себя за ничто, и потому взирающий на милость свыше, справедливо вызывает к себе Божие сострадание и получает от Него помощь и благодать. Ибо говорится: «Господь гордым противится, смиренным же дает благодать» (Притч. 3:34).

И являя это чрез притчу, Господь говорить: «Человека два внидоста (ориг. «взошли, поднялись») в Церковь помолиться: един фарисей, а другий мытарь» (Лк. 18:10). Желая ясно представить пользу, проистекавшую от смирения, а также и вред, проистекающий от гордости, Он разделил на две категории всех в храм приходящих, лучше же сказать — восходящих в него. Ибо таковыми являются те, которые приходят в храм Божий ради молитвы, а таково именно — свойство молитвы: она возвышает человека от земли на небо и восходя выше всего наднебесного, всякого имени и высоты и достоинства, представляет его Самому, сущему над всем, Богу. Был же и оный древний храм лежащим на холме, на возвышенности города, на вершине, где некогда во время мора в Иерусалиме, Давид, видя смертоносного Ангела, извлекшего меч на город, возшедши, учредил на том месте жертвенник Господу и принес на нем жертву Богу, и остановил мор: и это было в знак спасительного и духовного восшествия, вследствие молитвы, и благодаря ей — умилостивления; если же пожелаешь, то также и в образ сей нашей священной Церкви, воистину покоящейся на высоте, сущей неким ангельским и сверхмирным местом, где приносится бескровная и великая и воистину благоприятная Богу Жертва за умилостивление о всем мире и за уничтожение смерти и преизбыток бессмертной жизни. Посему–то Он не сказал: «человека два пришли в церковь», но сказал: — «взошли в церковь».

Но и теперь есть такие, которые, приходя в священную церковь, однако не восходят, но, правильнее будет сказать, — понижают представляющую небо Церковь; это — те, которые приходят в храм ради встречи и разговоров друг с другом, и товары выставляют и заказывают: ибо они — подобны друг другу; потому что, одни — товары, а другие слова выставляя, обмениваются друг с другом (одни — словами, другие — товарами); и как одних, некогда Господь решительно изгнал из оного храма, говоря им: «Храм Мой, храм молитвы наречется: вы же сотвористе его вертеп разбойником» (Мф. 21:3), — так и других Он отверг сим выражением, показывая, что это — не восходящие в церковь, хотя бы и ежедневно приходили.

Фарисей же и Мытарь взошли в церковь, потому что у обоих у них была одна цель: помолиться, хотя Фарисей, после того, как взошел, однако свел себя вниз по той причине, что извратил направление свое; итак, цель восхождения у обоих была тождественна, но направление (в молитвенном устроении) было взаимно–противоположное. Ибо один взошел сокрушенным и смирившимся, научившись у Псалмопевца–Пророка, что сердце сокрушенное и смиренное Бог не уничижит: поскольку и сам о себе, конечно, по опыту зная, Пророк говорит: «Смирихся, и спасе мя Господь» (Пс. 114:5). И что говорю — пророк, — когда Бог Пророков, ради нас ставший тем, что — мы, смирил Себя, почему Бог Его и превознес, как говорит Апостол (Фил. 2:8)! А фарисей взошел весьма надмеваясь и кичась и выставляя себя праведником, и то — пред лицом Бога, перед Которым вся наша праведность не больше драных рубищ; так поступал Фарисей, ибо он не послушал, говорящего: «Нечист пред Богом всяк высокосердый» (Притч. 16:5); и — «Господь гордым противится» (Притч. 3:34); и — «Горе, иже мудри в себе самих, и пред собою разумни» (Ис. 5:21).

Не только же нрав и направление, будучи различными, разделяли их, но — и самая форма молитвы: ибо и она также была двояка. Потому что молитва есть дело не только прошения, но и благодарения: так, один молящийся входит в церковь Божию, славя и благодаря Бога за те блага, который восприял от Него; а другой — вымаливает себе то, что еще не получил и в чем у него особенно недостаток в данное время; к этому же относится и прошение об отпущении грехов. Что же касается обещания Богу с нашей стороны того, что приносится Ему по благочестию, то это называется не «молитвой», а — «обетом»; и это явил тот, кто говорит: «Помолитеся и воздадите Господеви Богу нашему» (Пс. 75:12); а также вещающий: «Благо тебе еже не обещаватися, нежели обещавшуся тебе, не отдати» (Еккл. 5:4). Но обе формы, молитвы встречаются и с двойным видом опасности, предостерегающей неосмотрительных: так вера и сокрушение, при наличии отстранения от зла, делают молитву об оставлении грехов и прощении истинно достигающей своей цели; а отчаяние и огрубелость — делают ее бездейственной. Благодарение же за те блага, которые восприняты от Бога, делает благоприятным Ему смирение и отсутствие дерзости в отношении тех, которые не имеют того; а надменность в благодарении, как будто бы благодаря своему тщанию и знанию оно пришло, и осуждение тех, которые сего не имеют, — делают благодарение неугодным Богу. Недугуя и в том и в другом, Фарисей сам собою и собственными словами осуждается; ибо взойдя в храм, благодаря, а не вымаливая, он к благодарению Бога безумно и бедственно примешал надменность и осуждение. Ибо говорится: «Став сей, сице в себе моляшеся: Боже хвалу Тебе воздаю, яко несмь якоже прочии человецы, хищницы, неправедницы, прелюбодее». В том положении, которое занял Фарисей, сказывается не рабская покорность, а безрассудная гордыня, состояние противоположное состоянию того, который, по смирению, не дерзал даже глаз поднять на небо. Действительно Фарисей «в себе моляшеся», ибо он не поднялся к Богу, хотя не остался незамеченным Сидящим на Херувимах и призирающим глубины бездн. Такова была его молитва: говоря — «Благодарю Тебя», — он не прибавил, — «за то, что без всяких заслуг с моей стороны, Ты, смилостивившись, даровал мне, немощному для борьбы, свободу от ловушек лукавого; ибо большой подвиг необходим душе, удержанной западнями супостата и впавшей в сети греховности, чтобы возмочь чрез покаяние освободиться. Поэтому лучшим Промыслом относительно нас управляются дела, и часто мало или даже и совсем не заботясь, мы пребываем с Богом выше многих и великих злоключений, сострадательно облегченные Им по причине нашей немощи; и нам подобает быть благодарными за этот дар и смиренными пред лицом Даровавшего, а не надмеваться. Фарисей же — «Благодарю Тебя, — говорит, — Боже, — не за то, что я воспринял от Тебя помощь, но за то, что я не таков, как прочие люди; как будто бы по природе сам и благодаря своей силе он обладает тем качеством, что не был хищником, прелюбодеем и неправедником, если только правда — он не был таковым: ибо он не себе внимал, так что можно было бы поверить, что он — праведен, на основании того, что он сам о себе говорит, но, так выходит, что он смотрел на других, а не на себя, и всех, — о, безумие! — презирая, он считал, что единственный на свете праведник и целомудренный, это — он; «Яко несмь», говорит он, «якоже прочии человецы, хищницы, неправедницы, прелюбодее, или якоже сей мытарь». Какое безумие! — мог бы тебе кто–нибудь сказать: если, за исключением тебя, все люди грабители и обидчики, то где же тогда место для жертвы, терпящей хищничество и ущерб? Что же означает выражение «сей мытарь» и это особое упоминание о нем? Будучи одним из общего числа и вместе с прочими принадлежа к, приведенному тобою обществу, разве и он уже тем самым, так сказать, не подлежит общему осуждению? Или же ему долженствовало двойное осуждение по той причине, что он попался на твои фарисейские глаза, хотя и далеко был позади? Кроме того, в том, что он явно является мытарем, ты видишь в нем беззаконника, но откуда тебе известно, что он и прелюбодей? Разве на том основании, что он нанес неправду другим, тебе разрешается безответственно наносить неправду ему? Это — нельзя, нельзя! Но он, вот, нося в смирении души твое гордое порицание и принося Богу вместе с осуждением себя моление, справедливо получит от Него аннулирование осуждения за те неправды, которые совершил; а ты, гордо обвиняющий его и всех людей и из всех только себя оправдывающий, справедливо будешь осужден.

«Яко несмь, якоже прочии человецы, хищницы, неправедницы, прелюбодее». Эти слова показывают пренебрежение Фарисея и в отношении Бога, и в отношении всех людей. Кроме того, они свидетельствуют о ложной направленности его мировоззрения: ибо и всех людей вообще он открыто презирает, и свое воздержание от зла приписывает не Божией силе, а — своей личной. Если же он и выражает благодарность, однако сразу же сквозь это, он всех людей, за исключением себя, признает разнузданными и обидчиками и грабителями, как будто бы никого, кроме него, Бог не удостоил проявлять добродетель. Но если все люди таковы (как их изображаете Фарисей), то, следовательно, имущество Фарисея должно было подвергнуться расхищению со стороны всех людей, такого рода. Но это представляется не так; ибо он сам прибавляет, что: «Пощуся двакраты в субботу, десятину даю всего елико притяжу». Он не говорит, что отдал десятую часть того имущества, которое раньше приобрел, но говорит — «которое приобретаю», этим показывая прибавление и рост своего имущества; значит, он обладал тем, что раньше приобрел и к этому прибавлял без ущерба то, что мог; так как же тогда, все люди, кроме него, грабили и похищали?! Так зло само себя позорит и само себя предает! Так всегда к безрассудству примешивается ложь! Итак, давание десятины он привел в свидетельство избытка своей праведности: ибо как мог бы быть хищником чужого тот, кто дает десятую часть своего имущества? Пост же он приводит в показание своего воздержания: ибо пост является матерью целомудрия. Итак, пусть будет так: ты являешься целомудренным и праведным; если же желаешь, и мудрым, и благоразумным, и мужественным, и если и еще каким обладаешь добрым качеством; и если, действительно, ты обладаешь этим благодаря самому себе, а не от Бога имеешь, то к чему ложь облекаешь в образ молитвы, и восходишь в храм и за не за что приносишь свое благодарение? Если же ты обладаешь этими качествами, потому что воспринял их от Бога, то не для того ты их принял, чтобы хвалиться ими, но для того, чтобы служить в назидание другим в славу Даровавшего. Да, тебе подобало радоваться, воистину, со смирением, а также благодарить Даровавшего за те дарования, которые ты воспринял: ибо не столько ради себя, светильник воспринимает свет, сколько ради смотрящих. Говоря же о субботе, Фарисей имеет в виду не седьмой день недели, но седмицу всех дней, из которых два постясь, он надмевается, не зная, что добродетель это — дело людей, но гордость — свойство бесов; посему, так поступая, он делает добродетели бесполезными, и гордыня, сопряженная с добродетелями, сводит их на нет, даже если бы они и были истинными, а тем более — если они фальшивы.

Но довольно о Фарисее.

«Мытарь же издалеча стоя, не хотяше ни очию возвести на небо: но бияше перси своя, глаголя: Боже, милостив буди мне грешнику». Видите, какое смирение, вера и самопорицание? Видите ли, как с молитвой сего Мытаря сочеталось крайнее смирение помыслов и чувств, вместе же и — сокрушение сердца? Так, восшед в церковь, моля об отпущении своих согрешений, он привел с собою прекрасных посредников к Богу: веру, которая не постыждает, самопорицание, освобождающее от осуждения (на суде Божием), сокрушение сердца, не подлежащее уничижению, и возносящее смирение. С молитвой же прекрасно сшествовало и терпение. Ибо говорится: Мытарь тот «стоя вдали»; не сказал Христос — «став», как говорится относительно Фарисея, но говорится — «стоя», — тем самым являя стояние в течение длительного времени, также как и длительность молитвы и слов умилостивления: ибо ничего иного не прибавляя и не измышляя, он внимал только себе и Богу, повторяя вновь и вновь только это кратчайшее моление, что является наиполезнейшим видом молитвы.

Итак, стоя вдали, Мытарь не дерзал даже глаз поднять на небо. Само стояние его обозначало и терпение и покорность, и не только — жалкого раба, но и — состояние осужденного. Представляет же этим и освобожденную от грехов душу, но далекую от Бога, ибо не стяжала она еще к Нему дерзновения, приобретаемого добрыми деяниями. Ожидается же, что душа сия приблизится к Богу, так как оставила она грехи свои и имеет доброе предрасположение. И вот, стоя т. обр. вдали, Мытарь не желал даже глаз поднять на небо, являя и поведением своим и видом осуждение себя и самопорицание: ибо считал себя недостойным ни неба, ни земного храма. Посему он стоял в притворе, не дерзал даже на небо взирать, а тем более, куда больше, — поднять глаза к Богу небес. Но от сильного сокрушения, ударяя себя в грудь и представив себя достойным здесь ударов, глубоко скорбя и воссылая стенания, и свесив голову, как бы осужденный, он называл себя грешником и с верою добивался милости, говоря: «Боже, милостив буди мне грешнику». Он поступал так, потому что верил говорящему: «Рех, исповем на мя беззаконие мое Господеви: и Ты оставил еси нечестие сердца моего» (Пс. 31:5). Чем же закончилось дело? — «Сниде сей оправдан», говорит Господь, «паче онаго. Яко всяк возносяйся, смирится: смиряяй же себе, вознесется». Как диавол есть воплощенная гордыня, и гордость является его злой стихией, — почему, примешиваясь, она и одерживает верх и сводит на нет всякую человеческую добродетель, — так и (напротив) смирение пред Богом есть добродетель добрых Ангелов, и она одерживает верх над всякой человеческой греховностью, приключившейся споткнувшемуся: ибо смирение является колесницей восшествия к Богу, подобно оным облакам, которые имеют поднять вверх к, Богу тех, кто будет пребывать с Богом в нескончаемые веки, как пророчествует Апостол: «Яко восхищени будем на облацех в сретение Господне на воздусе: и тако всегда с Господем будем» (1 Сол. 4:17). Ибо смирение, соединенное с покаянием, является подобным некоему облаку: оно и источники слез из очей изводит, и выделяет достойных от недостойных, и возвышает и Богу представляет туне [3] оправданных в силу благорасположенности намерения.

Итак, Мытарь, раньше злостно присваивавший себе чужое имущество, затем оставивший порок и не оправдывавший себя, был оправдан; а Фарисей, не удерживающий себе имущества, принадлежащего другим, но сам себя выставлявшей праведником, был осужден. Но чему же, тогда, подвергнутся те, которые не удерживаются от похищения чужого имущества и пытаются, при этом, оправдать себя? — И мы не станем говорить о таковых, поскольку и Господь ничего не сказал о людях такого рода, как, возможно, о не могущих быть вразумленными словами. Бывает же, что когда мы, молясь, смиряем себя, то и мы, в равной степени, рассчитываем получить оправдание, как оный Мытарь; но дело обстоит иначе: ибо необходимо заметить, что даже после того, как Мытарь поднялся от состояния греховности, он был в лицо презираем Фарисеем, и сам он, презирая себя, осуждал, не только не противовещая Фарисею, но и вместе с ним выступая против себя. Таким образом, когда и ты, оставив греховный навык, не будешь противоречить презирающим тебя за грехи и поносящим, но вместе с ними осудишь себя, признав себя, действительно достойным сего, и в сокрушении, путем молитвы притечешь к единой милости Божией, то знай, что ты — спасен, хотя бы и был мытарем. Ибо многие называют себя грешниками и говорят так и в действительности таковы; но сердце–то испытывается бесчестием. (Что же касается того, что) хотя великий Павел далек от фарисейской надменности, однако пишет к говорящим на языках в Коринфе: «Благодарю Бога моего, паче всех вас языки глаголя» (1 Кор. 14:18), то он, говорящий в ином месте, что он — «всем попрание» (1 Кор. 4:13), пишет это для того, чтобы привести в должный порядок тех, которые кичились над теми, кто не обладал этим даром.

Итак, как Павел, хотя писал это, однако был далек от фарисейской надменности, так и, напротив, можно говорить и слова оного Мытаря и смирять себя по его примеру, и, однако, не стать оправданным, как он был оправдан: ибо мытаревым словам долженствует быть присуще также и обращение от зла, и расположение в душе, и сокрушение и выдержка его. Так и Давид показал, что тот, кто считает себя повинным пред Богом и покается, должен понести справедливое и выносимое оскорбление и бесчестие в отношении себя со стороны других. Ибо, после того, как совершил грех, он, слыша оскорбления со стороны Семея, сказал желающим отомстить за него: «Оставите его и тако да проклинает, яко Господь рече ему проклинати Давида» (2 Цар. 16:10), говоря этим, что за допущение им греха, он имеет от Бога заповедь поносить его; хотя в то время Давид боролся со страшной и великой бедой, поскольку как раз тогда Авессалом восстал против него. И, вот, с нестерпимой скорбью поневоле оставляя Иерусалим, затем убегая, он прибыл к подножью Елеонской горы, и нашел прибавление в огорчении: Семея, бросающего на него камни и нещадно проклинающего, и бесстыдно поносящего и называющего его кровопийцею и беззаконником, как бы приводя в порицание пред очи царя его тяжкое преступление, которое он совершил в отношении Вирсавии и Урии. И не раз, и не два прокляв и бросив камнями и словами более острыми, чем камни, он прекратил это делать, но — шел, говорится, царь и все люди его с ним, а Семей шел по окраине горы, со стороны его, злословя и бросая камнями с боку и обсыпая царя пылью. Царь не имел недостатка в желающих заступиться за него. Так, Авесса воевода, не будучи в силах снести это, сказал Давиду: «Почто проклинает пес умерший сей господина моего царя? Ныне пойду, и отъиму главу его» (9). Но царь удержал его и слуг своих, говоря им: «Оставите его … негли призрит Господь на смирение мое, и возвратит ми благая вместо клятвы его» (12).

То, что совершилось тогда и исполнилось на деле, это же, как явствует и чрез эту притчу о Мытаре и Фарисее, действительно всегда совершается. Так что истинно считающий себя повинным вечной муке, не перенесет ли доблестно не только бесчестие, но и — убыток и болезнь, и всякую, так сказать, превратность и бедствие? Явивший же такое терпение, будучи как бы должником и повинным, он, чрез более легкое и временное и прекращающееся осуждение, освобождается от воистину оного тяжкого и нестерпимого мучения; ибо на основании этих устремляющихся ныне бедствий, воспринимается начало получения Божественной благостыни, как бы долженствующей за терпение. Поэтому–то один из учительно наказуемых Богом, сказал: «Я снесу наказание Господне: ибо я согрешил пред Ним». Да будем и мы учительно наказуемы Богом (в нынешней жизни) с милостью, но не с гневом и яростью (в будущем веке); не будем впадать в малодушие от Божиего наказания, но, как говорит Псалмопевец, будем до конца исправлять себя, благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому подобает всякая слава, честь и поклонение, со безначальным Его Отцом и Пресвятым и Благим и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Омилия III [4] На притчу Господню о спасенном блудном сыне

«Будет глад, — сказал Пророк, оплакивая Иерусалим, — не глад хлеба и воды, но глад слышания слова Господня» (Ам. 8:11). Голод это — состояние лишения вместе же и потребности в необходимой пище. Но есть голод хуже и трагичнее, чем этот голод, это — когда тот, кто лишаясь того, что необходимо для (стяжания) спасения, не чувствует ужаса бедствия, не ощущая даже потребности в спасении. Голодающий и не находящий, обходит все вдоль и поперек, ища где–либо хлеба, и хотя бы нашел из затхлого теста, или же кто–нибудь дал ему лепешку из проса или отрубей или иных малоценных видов пищи, он настолько бывает рад, насколько, лишаясь, прежде скорбел. Так и имеющий духовный голод, т. е. лишающийся и вместе имеющий потребность в духовной пище, обходит все вдоль и поперек, ища имеющего дар учения от Бога; и если найдет, с радостью вкушает хлеб духовной жизни, который есть спасительное слово; его не возможно не найти тому, кто до конца упорно ищет. «Всяк бо просяй, приемлет, и ищай обретает, и толкущему отверзается», — сказал Христос. Но есть и такие, которые по причине долговременного духовного голодания, теряют и самое желание насытиться; по сему они приобретают нечувствительность к вреду, и хотя бы был на лицо учащий, у них — нежелание слушать учение; а если бы не было у них учащего, то и не искали бы, проводя жизнь куда более греховную, чем — блудный сын. Ибо он, хотя и был в лишении, удалившись от общего Кормильца, и Отца, и Владыки, но впав в тяжкий голод, и ощущая лишение, покаялся и возвратился и снова получил божественную и чистую пищу, и благодаря покаянию, до такой степени приобрел дарования Духа, что даже стал предметом зависти для богатого. — Но лучше, восприняв от начала, мы изложим вашей любви эту Господню евангельскую притчу, поскольку сегодня и обычай читать ее в церквах.

«Человек некий, — говорит Господь, — име два сына». Здесь под тем «человеком» Господь говорить о Самом. Себе, и тут нет ничего удивительного. Ибо если воистину Он стал ради нашего спасения Человеком, то что удивляться, если ради нашей пользы Он представил Себя (в притче) одним из людей, Он — Который является всегда Хранителем и души и тела, как Владыка и Творец и того и другого; Который единый явил дела любви к нам и преизобильной заботы еще и до того, как мы пришли в бытие? Ибо до того как мы пришли на свет, Он уготовал нам вечное наследие Царства, как Он Сам говорит, — «прежде сложения мира». Прежде нас ради Он сотворил служебных посылаемых Ангелов, как говорит Павел, ради имущих наследовать спасение. Прежде нас, ради нас Он простер над всем этим чувственным миром небо, воздвигнув как бы некий общий и для всех в равной мере сущий шатер; небо всегда самодвижущееся и многообразно движущееся, как бы для того, чтобы в равновесии самодвижения оно удержало свойственное ему место; всегда же движимое в самом себе, оно несет с собою и множество звезд, дабы мы и из этого познали мимотечность настоящей жизни и восприяли пользу, как от всего того, что находится под ним, так иногда и от другого, того — что находится над нашими головами. Ради нас, прежде нас Он сотворил великое светило в начале дня, и — меньшее в начале ночи, и установил их и прочие звезды на тверди небесной, движимые в том же направлении, как и она, или же в обратном, и многовидно или идущих вместе, или отклоняющихся, дабы они служили нам знамениями и для определения времен (года), и цикла лет; в чем не нуждается ни ангельское естество, сущее выше чувственных восприятий, ни существо бессловесных животных, живущее только согласно чувственности. Итак, они созданы ради нас, одаренных чувством и иных потребностей, и ощущением красоты видимого мира, умом же через чувства воспринимающих эти знамения. Ради нас до нас Он основал землю, простер море, над ним богато излил воздух и над ним затем премудро свесил стихию огня, дабы умерить сопряженную чрезмерность холода в том, что находится внизу под ним, и чтобы пребывала в сохранности чрезмерность тепла того огня в его области; если же для своего бытия и бессловесные животные нуждаются в тех же вещах, что и люди, но и сами они для того, чтобы быть рабами людей, раньше нас пришли в бытие, как воспевает Пророк Давид.

Итак, до того, как нас создать, Творец наш составил весь этот мир ради нашего тела; произвел из ничего. Для улучшения же нравов и руководства в добродетели, чего только не сделал любящий добродетель Владыка? — Самый весь этот чувственный мир является как бы каким–то зеркалом того, что находится сверх мира, дабы чрез духовное созерцание сего мира, как бы по некой чудесной лествице, нам востечь к оному высшему миру. Он вложил в нас врожденный закон, как бы некую незнающую компромисса норму, и непогрешимого судью, и незаблуждающегося наставника, — собственную совесть в каждом из нас, — дабы если случится в душе нам смутиться мыслью, не иметь нам нужды в ином наставнике для понимания добра; если же к внешнему ощущению мы благообразно перенесем наш ум, тогда, как говорит Апостол, «невидимая Божия, от создания мира твореньми помышляема, видима суть» (Рим. 1:20).

Итак, открыв чрез естество и тварь познание добродетели, Он приставил Ангелов Хранителей; воздвиг для руководства Отцов и Пророков; явил знамения и чудеса, ведущие к вере; дал нам писанный Закон, помогающий закону, вложенному в разумное наше естество, и познанию, полученному на основании (созерцания) твари. Наконец, после того, как мы все оставили без внимания, — о, какое нерадение с нашей стороны! и, напротив, какое великодушие и вместе заботливость со стороны Любящего нас! — Он Самого Себя отдал за нас, истощив богатство Своего Божества в нашу худость, восприяв наше естество, и став Человеком, как мы, благоволил стать нашим Учителем; и Сам учить нас о величии Его человеколюбия, явив сие делом и словом, и вместе побуждая к подражанию Его сострадания к людям и отстраняя несострадательное расположение души слушающих. Поскольку же дар любви присущ и руководителям государств, как и пастырям овец, еще же и владельцам собственного имущества, но не настолько он силен, насколько — у родственных по плоти и крови, и из числа их особенно — у отцов к их чадам, то их любовь Он приводит как пример Своего человеколюбия, называя Себя Человеком и Отцом всех нас: поскольку и Человеком Он стал ради нас и возродил нас чрез божественное крещение и благодать Его Божественного Духа.

Итак, «у некоторого человека, — говорит Он, — было два сына»; так различие нрава разделило на двое единое естество; как и различие между добродетелью и греховностью множество разбило на две группы. И у нас бывает, что мы говорим, что одно лицо двойственно, когда оно имеет двуличный нрав, и, опять же, говорим, что множества представляют одно, когда они солидарны друг с другом. «Приступив же юнейший рече отцу» — действительно «юнейший» (т. е. несерьезный, незрелый), потому что он представил требование юношеское (несерьезное) и полное безрассудства; так и грех, замышляемый кем–либо, рождая отступление (от Бога), является более новым по происхождению и более поздним рождением злого нашего произволения; а добродетель — первородна, от вечности сущая в Боге, вложенная же в наши души от начала от Бога, как следствие благодати. И приступив, говорится, младший сын сказал отцу: «Даждь ми достойную часть имения». Вот какое безрассудство: не припал коленопреклоненно, не попросил, но просто «сказал», и не только это, но как бы долг требует от Того, Который всем туне дает. «Дай мне полагающуюся мне часть имения, по закону и по справедливости принадлежащую мне мою долю». И какой это закон и как может быть справедливым, чтобы отцы были должниками детей?! Напротив, конечно, сама природа явила, что дети должники отцам, как приявшие от них жизнь. Но и это его поведение показывает незрелость его мышления.

Что же сделал Посылающий дождь на праведных и неправедных и Заповедующий солнцу светить на дурных и добрых? — Он разделил им, говорится, средства к жизни. Видишь ли, что ни в чем не испытывает недостатка Сей Человек и Отец? — Ибо иной не разделил бы только на двоих и не только на две части, но третью часть средств к жизни сохранил бы и для себя. Но Он, как Бог, как и говорит Пророк Давид, не нуждающийся в наших благах (Пс. 15:2), только этим двум сыновьям, говорится, разделил имущество, т. е. весь мир: ибо как одно естество разделяется различной настроенностью, так и единый мир — различным использованием. Так, один говорит Богу: «Весь день воздех к Тебе руце мои» (Пс. 87:10); и — «Седмерицею днем хвалих Тя» (Пс. 118:164); и — «Полунощи востах исповедатися Тебе» (62); и — «Воззвах внегда скорбети ми» (Пс. 119:1); и — «Уповах на словеса Твоя» (Пс. 118:42); и — «Во утрия избивах вся грешныя земли» (Пс. 100:8), — отсекал все стремления плоти, движимые к услаждению. А другой проводит день в пьянстве и ищет где будет выпивка, и проводит ночь в недостойных и беззаконных делах, и спешит к устроению скрытых западней или же явного злого умысла и на похищение денег и на дурные замыслы. Итак, разве не разделили эти (два вышеприведенных типа людей) одну ночь и одно солнце, а прежде сего собственное естество, пользуясь одним и тем же совершенно по разному. Бог же равно разделил всем всю тварь, предложив в употребление по воле каждого.

«И не по мнозех днех собрав все мний сын, отъиде на страну далече», говорит Христос. Почему же он не немедленно ушел, но «по прошествии немногих дней», т. е. после нескольких дней? — Потому, что лукавый обольститель диавол не сразу предлагает человеку свой собственный образ действия и грех, но понемногу убеждает, нашептывая нам и говоря: «И ты живя своим умом, не посещая храма Божия и не внимая учению Церкви, можешь и сам по себе видеть, что надо делать, и не удаляться от добра». — Когда же он отделит кого от священных богослужений и от слушания священных учителей, тем самым отдаляет его от Божественного хранения, предав его злым делам. Бог–то везде присутствует, но единственное, что — далеко от добра, это — зло, в котором, оказываясь из–за греха, мы далеко отходим от Бога. «Не пребудут беззаконницы пред очима Твоима» (Пс. 5:6), — говорит Богу Давид.

Таким образом, младший сын удалился (от своего Отца) и ушел в страну, далеко сущую, «идеже расточи», — говорится, — «имение свое, живый блудно». Каким же образом он расточил имение свое? — Прежде всего наше имение и богатство это — врожденный наш ум. До тех пор, пока мы держимся спасительного пути, мы имеем его сосредоточенным в отношении самого себя и в отношении Первого и Высочайшего Ума — Бога; когда же откроем двери страстям, тогда немедленно он расточается, блуждая вокруг плотских и земных вещей, вокруг многовидных услаждений и связанных с ними страстных помыслов. Его богатство это — здравый смысл, который до тех пор пребывает в нем и проводит различие между добром и злом, доколе он сам пребывает в заповедях и единении с Богом, повинуясь Высочайшему Отцу. Если же он сбросит узду, тогда он расточается на блуд и безрассудство, расточается по частям на то и другое зло. Это же, посмотри, относится и ко всякой нашей добродетели и силе, являющимися, воистину, нашим богатством, которое, если под действием многовидного зла поддается ему, — расточается. Ибо ум по своей природе простирает желание свое к единому и истинному Богу, единому благому, единому желанному, единому дающему наслаждение, не смешанное ни с какой печалью. Когда же ум расслабеет, тогда душевная сила истинной любви откланяется от этого истинного достойного предмета стремлений и расточается на всевозможные стремления услаждения: то расточается на вожделение не необходимых яств, то на вожделение нескромных тел, то на вожделение неполезных вещей, а иногда на вожделение тщетной и неславной славы. И таким образом несчастный человек разменивается на мелочь, и связанный мыслями о подобного рода вещах, и самое солнце, и воздух, — общее богатство для всех, — без удовольствия вдыхает и созерцает.

Сам ум наш, еще неотступивший от Бога, вызывает в нас гнев только против диавола и употребляет мужество души на борьбу против дурных страстей, против князей мрака, против духов зла. Если же он не держится божественных заповедей вооружившего его Владыки, тогда он воюет против ближних, неистовствует на соплеменных, приходит в ярость на не выражающих одобрения безумным его стремлениям, и человекоубийцей, увы, становится человек, уподобившись не только бессмысленным скотам, но и — пресмыкающимся и ядовитым животным, — становится скорпионом, змеею, порождением ехидны тот, который поставлен, чтоб быть в сынах Божиих. Видишь ли: каким образом он расточил и погубил свое имение? «Изжившу ему все», говорится, (юнейший сын), «начат лишатися». Он стал голодать, но еще не обратил взор к обращению, потому что он был распутным. Посему–то: «И шед прилепися единому от житель тоя страны: и посла его на села своя пасти свиния».

Кто же — граждане и правители той страны, которая далеко от Бога? — Конечно, бесы, под властью которых содержателем притона, и главным мытарем, и атаманом разбойников, и вождем мятежников стал он — сын Небесного Отца: ибо всякая страсть, из–за крайней нечистоты, называется свиноподобной. Свиньями являются те, которые валяются в грязи страстей, и юнейший сын стал их водителем, как превосходящий их в отношении услаждения себя, поскольку он не может насытиться от тех рожцов, которые они ели, т. е. не может насытиться своею страстью. Как это так, что естество плоти недостаточно для служения страстям распутного? — Золото или серебро, увеличившись у златолюбивого или сребролюбивого, принесло и увеличение недостатка, и насколько бы оно не прибавилось, настолько же и настраивает более жаждать его; чуть ли не целый мир, а пожалуй и целый мир, не будет достаточным для одного корыстолюбивого и властолюбивого. Поскольку же людей такого типа много, а мир — один, то как возможно кому из них насытиться своею страстью? — Посему–то так и оный, отступивший от Бога, не мог насытиться: ибо — «никтоже даяше», говорится, насытиться ему. Да и кто бы ему дал? — Бог был далеко, единственно в созерцании Которого бывает для созерцающего радостное насыщение, по реченному: «Насыщуся, внегда явитими ся славе Твоей» (Пс. 16:15). Диавол же не хочет дать человеку насытиться низменными вожделениями, поскольку в душах, склонных к изменению, насыщение обычно производит перелом в отношении к ним. Итак, по справедливости, никто не дал ему насытиться.

Тогда–то только, придя в себя и поняв в какое бедственное положение он попал, этот отколовшийся от своего Отца сын оплакал себя, говоря: «Колико наемником Отца моего избывают хлебы, аз же гладом гиблю». Кто эти наемники? — Это те, которые за слезы покаяния и за смирение получают как бы некую плату — спасение. Сыновья же это — те, которые по любви к Нему подчиняются Его заповедям; как и говорит Господь: «Кто любит Мя, Слово Мое соблюдет» (Ин. 14:23). Итак, тот юнейший сын, лишившись сыновнего достоинства, и по своей воле изгнав себя из священного Отечества, и впав в голод, осудил себя, и смирился, и в покаянии сказал: «Востав иду, и припаду ко Отцу, и реку: Отче, согреших на небо и пред Тобою». Справедливо вначале мы сказали, что оный Отец (в притче о блудном сыне) это — Бог; ибо как бы тот, отступивший от отца сын, согрешил «против неба», если бы это не был Небесный Отец? Итак, он говорит: «Согрешил я против неба» — т. е. против Святых на небе, и которых жительство на небе, — «и пред Тобою», Который обитаешь с Твоими Святыми на небе. «И уже несмь достоин нарещися сын Твой: сотвори мя яко единаго от наемник Твоих». Прекрасно, в смирении прибавляя, он говорит: «Прими меня», — ибо никто сам своими силами не вступает на ступень ведущую к добродетели, хотя бы это и было не без его свободного выбора (воли). «Востав» — говорится, — «иде ко Отцу своему. Еще же ему далече сущу…» Как надо понимать, что он «пошел», и в то же время «был далеко»; почему и Отец его, сжалившись, вышел навстречу ему? — Потому, что от души кающийся человек, тем, что имеет благое произволение и отступил от греха, приходит к Богу. Но, находясь в тирании злого навыка и дурных понятий, он еще далеко от Бога; и для того, чтобы он спасся, необходима большая свыше милость и помощь.

Поэтому–то и Отец щедрот, сойдя, вышел ему навстречу и, обняв, целовал, и приказал слугам, т. е. священникам, одеть его в первичную торжественную одежду, т. е. сыновнее достоинство, в которое он был облечен ранее чрез святое крещение; и дать перстень на руку его, т. е. на деятельность души, деятельность, которая представляется в образе руки, наложить печать созерцательной добродетели, залог будущего наследия; также и обувь приказывает дать на ноги его, — Божественное охранение и твердость, дающие ему силу наступать на змей и скорпионов и на всякую силу вражию. Затем велит привести откормленного теленка и заколоть его и предложить в пищу. Этот Телец — Сам Господь, Который выходит из сокровенности Божества и от находящегося превыше всего престола, и как Человек, явившись на земле, как Телец закалается за нас грешных, и как насыщенный Хлеб предлагается нам в пищу. К тому же Бог устраивает общую радость и пиршество со Святыми Своими, по крайнему человеколюбию воспринимая свойственное нам и говоря: «приидите, ядше, возвеселимся». Однако старший сын гневается. Мне думается, что здесь Христос изобразил Иудеев, гневающихся за призвание язычников, и книжников и фарисеев, соблазняющихся тем, что Господь принимает грешников и ест с ними. Если же желаешь понять это и в том смысле, что это говорится относительно праведников, то что тут удивительного, если и праведник не познает превосходящее всякий ум богатство милосердия Божия? Посему общий Отец утешает его и приводит к сознанию справедливости, говоря ему: «Ты всегда со Мною еси», участвуя в неизменной радости; «возвеселитися же и возрадовати подобаше, яко брат твой сей мертв бе, и оживе, и изгибл бе, и обретеся»: он был мертв по причине греха; воскрес благодаря покаянию; пропадал, потому что не находился в Боге; быв же обретен, он наполняет радостью небеса, согласно написанному: «Радость будет на небеси о едином грешнице кающемся» (Лк. 15:7). Что же это такое, что особенно удручает старшего сына? — «Яко мне», — говорит он, — «николиже дал еси козляте, да со други своими возвеселился бых. Егда же сын Твой сей, изъядый Твое имение с любодейцами, прииде, заклал еси ему тельца питомаго»: ибо до такой степени преизбыточествует милость Божия по отношению к нам, что, как говорит корифей Апостолов Петр, сами Ангелы желали приникнуть в назначенную нам благодать, которая подается нам в Его воплощении. Но также и праведники желали, чтобы из–за этих благодеяний, Христос пришел раньше времени (положенного для Воплощения), как и Авраам желал видеть день Его. Но Он тогда не пришел; а когда пришел, Он не пришел призвать праведников, но грешников к покаянию, и особенно ради них распинается Взявший на Себя грех мира; ибо благодать преизбыточествовала там, где умножился грех. А то, что несмотря на требования праведников, Он не дал им ни одного из козлят, т. е. из грешников, очевидно для нас, как на основании не малого числа иных примеров, так, особенно, и из видения священного и блаженного Карпа [2] [5]. Ибо он, проклиная некоторых дурных людей и говоря, что не справедливо, чтобы оставались жить беззаконники и развратители правых путей Божиих, не только не был услышан, но и испытал неудовольствие Божие и услышал некие приводящие в трепет слова, приводящие к познанию неизреченного и превосходящего ум долготерпения Божия, и убеждающих не проклинать людей живущих в грехе, потому что Бог дает им еще время для покаяния. Итак, Бог кающихся и Отец щедрот для того, чтобы показать это и к тому же представить, что обращающимся чрез покаяние Он дарует великие и вызывающее зависть дары, таким образом изложил эту притчу.

Посему, братие, давайте и мы, чрез дела покаяния, возьмем себя в руки, расстанемся с лукавым и его скотом; отделимся от свиней и питающих их рожков, т. е. гнусных страстей и приверженных им; отступим от дурного пастбища, т. е. от злого навыка; бежим из страны страстей, которая — неверие, ненасытность и неумеренность, в которых заключается тяжкий голод добра и страдательное состояние хуже голода; притецем к Отцу бессмертия, Дарователю жизни, идя, посредством добродетелей, путем жизни; ибо там мы найдем Его, вышедшим нам навстречу и дарующего нам разрешение наших грехов, знак бессмертия, залог будущего наследия. Так и блудный сын, как научаемся от Спасителя, все время пребывания своего в стране страстей, хотя и обдумывал и даже выговаривал слова покаяния, однако не получал от этого никакого блага, пока, не оставив все те дела греха, он бежа не пришел к Отцу. И (тогда) получив то, что превышало его надежду, он, конечно, в смирении пребывал оставшееся время жизни, целомудренно и праведно живя и сохраняя неповрежденной обновленную в нем благодать, которую да улучим и мы и сохраним неущербленной, дабы и в будущем веке нам радоваться вместе с спасенным блудным сыном в Горнем Иерусалиме, Матери всех живущих, Церкви перворожденных, в Самом Христе Господе нашем, Которому подобает слава во веки. Аминь.

Омилия IV [6] На Евангелие о Втором Пришествии Христовом и о милосердии и благотворении

В предыдущее воскресение притчей о спасенном блудном сыне Церковь творила памятствование несравненного человеколюбия Божия по отношению к нам. В настоящее же воскресение она учит о страшном Суде Божием, содержа прекрасный строй и следуя пророческим словам, ибо говорится: «Милость и суд воспою Тебе Господи» (Пс. 100:1), и — «Единою глагола Бог: двоя сия слышах, зане держава Божия, и Твоя Господи милость: яко Ты воздаси комуждо по делом его» (Пс. 61:12). Итак, милосердие и долготерпение Божие предшествует Его Суду, ибо, Бог обладающий и охватывающий в Себе всякую добродетель, сущий справедливый и вместе милостивый, поскольку милосердие не сочетается с беспристрастной справедливостью суда, по написанному: «Да не пощадишь нищаго на суде», — справедливо распределил время и для того и для другого, установив настоящее время — как век милосердия, а будущее — как век воздаяния. Посему все совершаемое в Священной Церкви установлено Благодатью Святого Духа таким образом, чтобы научить нас, еще здесь, в этой жизни находящихся, проявлять тщание, для стяжания вечной милости и соделания себя достойными Божественного человеколюбия.

Мы недавно, взявшись, говорили о несравненном милосердии Божием к нам; сегодня же нам предлежит слово о Втором Пришествии Христовом и связанном с ним трепетнейшем Суде, и о тех непостижимых вещах, которые должны будут совершиться из–за него, который ни глаз не видел, ни ухо не слышало, ни на сердце человека, не озаренное Божественным Духом, не всходили, но которые превосходят не только человеческие ощущения, но и — ум и разум человеческий. Ибо хотя Он — все ведущий и имеющий судить всю землю, учить нас о сем, однако снисходит к нашей возможности разумения, представляя соответствующие понятия. Посему и: «молния», «облака», «трубный звук», «престол» и подобное сему вводится, хотя, согласно Его возвещению, мы ожидаем новые небеса, когда нынешние изменятся. Если же только сказанное, и то сказанное таким образом, — доступно пониманию исполняет душу разумно слушающих страхом и трепетом, то что же будет тогда, когда это будет самой вещью совершаться?! Каковым же подобает нам быть в святом поведении и благочестии, ожидающим день Пришествия Божия, по причине которого, как говорит божественный Петр: «Небеса убо с шумом мимоидут, стихии же сжигаемы разорятся, и опаляемы растаются, земля же и яже на ней дела, сгорят» (2 Пет. 3:10, 12)?! Прежде же сего, на краткое время, для борьбы с верой допущены будут поношение и тягчайший приход антихриста, и если бы они не прекратились, то не спаслась бы никакая плоть, как возвещает Господь в Евангелиях. Посему Он и увещавает близких Ему, говоря: «Итак, бодрствуйте на всякое время и молитесь, да сподобитесь избежать всех сих будущих бедствий, и предстать пред Сына Человеческого».

Итак, все это приводить в сильный трепет. Но для тех, которые проводят свою жизнь в неверии и неправедности и беспечности, угрожает еще более страшное, чем то, о чем говорилось. Так и Сам Господь говорит: «Тогда восплачутся вся колена земная». Племена же земные, это — те, которые не покорялись Пришедшему с небес, и не знали и не призывали Небесного Отца. Они по качеству своих дел никак не могут быть отнесенными к Его племени. И еще: «Яко сеть найдет день той на вся сидящия на лице всея земли», т. е. на тех, которые в объедении, и пьянстве, и в неге, и житейских заботах к земле и к земному пригвоздили себя и всецело отдались тому, что угождает чувственности: богатству, славе и услаждению ; чрез выражение «лицо земли» — Он дал понять в чем представлялась их радость; говоря же, что они «сидят», Он обозначил их упорную и ставшую их природой косность. Этими словами Он сочетает с нечестивцами и тех, которые без покаяния до конца пребывают в грехе, как и Исаия до того говорил: «Сожгутся беззаконницы и грешницы вкупе, и не будет угашаяй» (Ис. 1:31). — «Наше бо житие на небесех есть, отонудуже и Спасителя ждем», говорит Апостол (Фил. 3:20); и — «Вы не от мира сего», сказал Господь Своим ученикам, которым еще говорит и — «Начинающим же сим бывати, восклонитеся, и воздвигните главы ваша: зане приближается избавление ваше» (Лк. 21:28). Видите ли, как живущие о Христе исполняются радости и неизреченной уверенности потому, что немедленно последует за сими событиями; а живущие по плоти — стыда и уныния? Посему и Павел восклицает, говоря: «Бог воздаст коемуждо по делом его: овым убо по терпению дела благаго, славы и чести и нетления ищущим, живот вечный: а иже по рвению противляются убо истине, повинуются же неправде, ярость и гнев. Скорбь и теснота на всяку душу человека творящаго злое» (Рим. 2:6–9). Так и когда во времена Ноя, грех умножился и возобладал почти над всеми людьми, пришел потоп от Бога, уничтоживший все живое, и только этот Праведник был сохранен со всем своим домом для вторичного рождения мира. И после сего опять безмерно разросшееся зло Бог частично пресекал: огнем сжегши содомлян, в море же ужасно потопив людей фараона, вседерзкий же род иудеев истребляя голодом, и мятежами, и болезнями, и суровыми карами. Но употребив болезненные лекарства и врачевания, общий Врач человеческого рода не упустил, воистину, и того, что легко помогает и сочетанно с радостью, а именно: Он восставил Отцов, явил Пророков, совершал знамения, дал Закон, послал Ангелов. Поскольку же пред лицом неудержимого напора нашего зла и это было бессильно, то Само великое Врачество, полагающее конец великим грехам, Само Слово Божие, склонив небеса, пришло на землю, став во всем тем, за исключением греха, что и мы, в Самом Себе упразднило грех, и укрепив нас, притупило его жало, и Крестом посрамило начальников и сотрудников его, смертью уничтожив имеющего державу смерти.

И как во дни Ноя, Господь потопил грешников водою, так затем грех Он потопил Своею праведностью и благодатью, воздвигнув Себя бессмертным, как бы некое Семя и Начаток вечного мира, являя в Себе пример и наглядность Воскресения, на которое мы неложно надеемся. Воскресши же и вознесшись на небеса, Он послал Апостолов во всю вселенную, выставил бесчисленный строй Мучеников, выдвинул множество Учителей, явил Церковь Святых. Поскольку же все совершив и ничего не оставив несделанным из того, что нужно было сделать, Он увидел, что зло, по свободному нашему произволению, до такой степени возрастает, лучше же сказать, — увидит, что оно достигает наивысшей степени, так что люди, оставив самого истинного Бога и самого истинного Христа, поклонятся тогда антихристу и послушают его. Тогда Сам Он сойдет с небес с силою и славою многой, уже исполненный не долготерпения, но имеющий покарать тех, которые, по причине злых дел, сокровиществовали себе гнев Божий, в то время, когда эта земная жизнь была временем долготерпения Его; и, как сгнивший член, отсекнув и предав огню неизлечимых, Он близких Ему, искупив от оскорбительного отношения и совместной жизни со злыми людьми, сделает их наследниками небесного царства.

Немедленно после отвратительной антихристовой дерзости, Содержащий все приведет все в потрясение, согласно сказанному чрез Пророка: «К тому же зараз Я потрясу не только землю, но и небо» (ср. Агг. 2:21). Итак, Он потрясет мир, и расторгнет высочайший предел всего, и совьет небесный свод, и землю примешает огню, и разрушит все. С высоты, как бы некие несметные удары молний, пошлет Он множество звезд на головы боготворящих лукавого. Прежде всего с той целью, чтобы поверившие антихристу отрезвились от тех обольщений, которые опутали их ум. Затем Он явится с неизреченною славою и слышным для всех голосом трубы оживить всех от века усопших, как некогда оживил Он нашего Праотца дуновением Своим, и представить их живыми пред Собою. А нечестивых не на суд Он приведет, ни одним словом не удостоит их: потому что, согласно Писанию, не на суд воскреснут нечестивые, но — на осуждение.

Представит же Он на суд все наше, согласно прочитанным сегодня евангельским словам. Ибо говорится: «Егда приидет Сын Человеческий в славе Своей, и все святии Ангели с Ним»; так в первом Его пришествии слава Его Божества была скрыта под плотью, которую от нас ради нас Он воспринял; ныне она скрывается в недрах Отца на небе вместе с обожествленной плотью; тогда же откроется вся Его слава: ибо от востока до запада она явится сияющей и озаряющей концы вселенной лучами Божества, при звучании всемирной и животворящей трубы и вместе с ней созывающей все к Нему. И раньше Он невидимо принуждает Ангелов, удерживая их рвение против богоборцев, а потом Он явно приидет и не премолчит, но и с презрением отвергнет непокорных и предаст их мукам.

Итак, «Егда приидет Сын Человеческий в славе Своей, и вси святии Ангели с Ним, тогда», — говорится, — «сядет на престоле славы Своея». Таким же образом и Даниил и предвидел и предсказал; потому что он говорить: «Се престоли поставишася, и Ветхий денми седе… и видех яко Сын Человеческий идяше на облацех небесных, и даже до Ветхаго денми дойде, и Тому дадеся всякая честь и власть; тысяща тысящ служаху Ему, и тмы тем предстояху Ему» (Дан. 7:9, 10, 13). Созвучно сему — и Святое Евангелие: «тогда», — говорится, — «соберутся пред Ним вси языцы, и разлучит их друг от друга, якоже пастырь разлучает овцы от козлищ». «Овцами» — Он называет праведных, как кротких и добрых и ходивших гладким и Им проложенным путем добродетелей и как уподобившихся Ему: ибо и Сам Он был наименован Агнцем Пророком и Крестителем, говорящим: «Се Агнец Божий, вземляй грехи мира» (Ин. 1:29). «Козлищами» же Он именует грешников, как наглых и беспутных и сбрасываемых с обрывов греха. И первых, как делающих правые дела, Он поставить по правую сторону, а тех, которые не таковы, как оные, — на левую сторону. «Тогда речет Царь», говорит Он, и не прибавил какой Царь или над чем Царь, ибо нет иного Царя, кроме Него: ибо если здесь и есть много царей и владык, но только один есть истинно Господь, один — Царь, Владыка над всей природой. Итак, тогда единый Царь скажет находящимся по правую сторону от Него: «Приидите благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира».

Воистину, это–то и было целью от начала сложения мира и ради этой–то цели было оное небесное и древнейшее намерение Отца, согласно которому, «Великаго совета Отца Ангел» сотворил живого человека не только по образу, но и по подобию Своему, дабы некогда он возмог вместить в себе величие Божественного Царства, блаженство Божественного Наследия, совершеннейшее Благословение Небесного Отца, чрез которое все видимое и невидимое пришло в бытие. Ибо Он не сказал: от сложения чувственного мира, но просто — «мира», как небесного, так и земного. Но не только это, но и неизреченное истощание и Богочеловеческий образ жизни, спасительные Страсти, все Таинства, которые предусмотрительно и премудро устроены, имели ту цель, чтобы верный в настоящей жизни, благодаря им услышал от Спасителя: «Добре, рабе благий и верный, о мале был еси верен, над многими тя поставлю: вниди в радость Господа твоего» (Мф. 25:21). Итак, войдите, — говорит, — наследуйте наступивший и пребывающий и небесный мир, вы, которые, по Моему совету, благородно пользовались земным, тленным и мимотекущим миром: ибо — «взалкахся, и дасте Ми ясти: возжадахся, и напоисте Мя: странен бех, и введосте Мене: наг, и одеясте Мя: болен, и посетисте Мене: в темнице бех, и приидосте ко Мне».

Спрашивается здесь: почему Он упомянул только милостыню, ради которой дал благословение и наследие Царства? — Но для слушающих с разумением — ясно, что не только одну ее Он упомянул; ибо деятелей ее Он выше наименовал «овцами», и этим наименованием засвидетельствовал им их подобие Ему и всякую добродетель, а также и то, что они постоянно были готовы ради добра идти на смерть, как и Сам Он, как написано, «яко овча на заколение ведеся и яко агнец пред стрегущим его безгласен» (Ис. 53:7). И вот таким–то людям Он в добавление громко свидетельствует благотворение: ибо тому, кто имеет наследовать оное вечное Царство, оно должно быть присуще, как проявление и плод любви и как бы некая, лежащая над всем глава всех добродетелей; что Господь явил и чрез притчу о десяти девах. Ибо не все случившиеся тут были введены на божественный брак, но — именно те, что были украшены девством, которое не будет успешно соблюдено до конца, если при этом не будет наличия аскетизма, воздержания и многих и тяжких подвигов о добродетели. Кроме того, конечно, девы, держащие в руках светильники, т. е. свой ум и вверенное ему познание, деятельность души, — что образно представляется как «руки», — поднимающие и поддерживающие и в течение всей жизни посвящающие Богу и делающие их подобными светильникам. Долженствует также быть и достаточно елея, дабы они пребыли горящими. Елей же — это любовь, которая есть верх добродетелей. Как если бы ты положил основание и поставил стены, а не наложил бы крышу, этим всю работу сделал бы бесполезной, так и если ты стяжал бы все добродетели, но при этом не стяжал любви, то этим все оные добродетели ты сделал бы бесполезными и напрасными; но — и кровля дома не может быть наложена без наличия поддерживающих ее снизу стен.

Итак, Господь дарует наследие Царства тем, которые иные добродетели запечатлели любовью; либо своей безупречной жизнью к ней притекли, либо чрез покаяние нашли в ней убежище; первых из них я именую «сынами», как хранителей таинственного возрождения от Бога; вторых же — называю «наемниками», как, благодаря многовидным слезам покаяния и смирения, вновь получивших благодать, как бы некую плату (за их труд). Посему, изложив ранее в божественных Евангелиях то, что относится к суду, он затем привел относящееся к любви, как усовершенствующей или возбуждающей к перечисленным выше добродетелям (благотворения). Но праведные в ответ скажут: «Господи, когда Тя видехом алчуща, и напитахом? или жаждуща, и напоихом? Когда же Тя видехом странна, и введохом? или нага, и одеяхом? Когда же Тя видехом боляща, или в темнице, и приидохом к Тебе?» Видите ли тех праведных, стоящих одесную Его? — Значить, вследствие праведности и вместе с праведностью им присуще — милосердие. Видите ли и иную добродетель, свидетельствуемую у праведных в дополнение к полноте любви, как бы благовременно воздвигнутую кольцевую стену (защищающую все добродетели), именно — смирение? Ибо они утверждают, что они недостойны провозглашения и похвал, как не совершившие никакого добра, те, о которых свидетельствуется, что они ничего не оставили несоделанным. Посему, думается мне, Господь и провозглашает их открыто, дабы были явлены люди такого рода и чрез смирение возвысились и справедливо обрели благодать от Него, которую Он обильно дарует смиренным: ибо Господь гордым противится, смиренным же дает благодать. Так и теперь Он говорит им: «Аминь глаголю вам, понеже сотвористе единому сих братий Моих меньших, Мне сотвористе»: «меньшим» — называя по причине убогости и незначительности положения, «братом» же — потому, что и Сам Он таким образом (в бедности) жил в плоти на земле.

Услышьте и возвеселитесь, вы, бедные и убогие! — ибо по причине сего, вы — братья Богу; и хотя бы не зависимо от вашей воли вы были бедны и убоги, но тем, что будете терпеть и благодарить (Бога), вы сделаете себе это благо добровольным. Услышьте, вы, богатые! — и возлюбите блаженнейшую бедность, дабы вам стать наследниками и братьями Христу, и то — более родными, чем по неволе бедствующие: ибо и Он добровольно ради нас бедствовал. Услышьте и стенайте, вы, злостно пренебрегающие страждущими братьями вашими, лучше же сказать — Божиими братьями, и из вашего изобилия не уделяющие нуждающимся ни пищи, ни убежища, ни одежды, ни необходимой заботы, и не пользующие вашего избытка на восполнение их недостатка. Лучше же сказать — не: «услышьте и стенайте», но — «услышим и возстенаем»: ибо и самого меня, говорящего вам это, упрекает совесть, как не совершенно чистого от привязанности (к земному): ибо в то время как — много холодных и голодных, я — полон всем и одет; но большего плача достойны — те, которые сокровища, превышающие ежедневные потребности и имеют, и удерживают, или еще и стараются их увеличить; и те, которым заповедано любить ближнего, как самого себя, даже и за прах земной его не признают! Не означает ли это, что серебро и золото мы возлюбили больше, чем братьев? Но обратимся и покаемся, и помогая нуждам бедствующей в нашей среде братии, сделаем их участниками того имущества, которым обладаем; и если мы не изберем боголюбиво. израсходовать все наше имущество, однако же да не задержим немилосердно все за собою; но одно, действительно, сделаем, а за то, что отстали в другом, смирим себя пред Богом, и получим от Него прощение, ибо Его человеколюбие восполняет наш недостаток; но только поступим так, дабы не случилось, — да не будет сего! — услышать те страшные слова, как написано: «Тогда речет сущим ошуюю Его: идите от Мене проклятии». О, как это много заключает: удалитесь от жизни, будьте исключены от наслаждения, лишены света!

Но и это не все, но и — «идите от Мене проклятии во огнь вечный, уготованный диаволу и ангелам его». Ибо, как находящиеся по правую сторону, будут иметь жизнь и будут иметь «с избытком»: жизнь — в том, что они — с Богом, и «с избытком» — в том, что они пребывают сынами и наследниками Его Царства; так и, напротив, стоящие по левую сторону, тем что удалились от Бога, потеряв истинную жизнь, потерпят и вящшее зло, которое выражается в том, что они будут счислены вместе с бесами и преданы мучащему огню. Какой же должен быть ужасный оный огонь, который и души, находящихся в телах тех и бестелесных духов, мучит и в то же время сохраняет бессмертными, и от которого наш земной огонь растает, согласно написанному: «Разгоревшияся стихии растают» (2 Пет. 3:12)?! Какое нестерпимое прибавление к страданию: никогда не ждать освобождения, ибо тот огонь неугасим! Что же означает и оное насильственное влечение? — ибо оный огонь, как видится, подобен реке, все далее и далее уносящей от Бога; посему Христос не сказал: «уйдите», но «идите» (т. е. непрестанно удаляйтесь) от Мене проклятии, потому что и по причине бедных вы весьма проклятые, и хотя они сносили бы, но вы — достойны проклятия. Идите, — говорит им, — в огонь, уготованный не вам, но диаволу и ангелам его; ибо не в этом была Моя первоначальная воля, не для этого Я сотворил вас, не для вас создал этот огонь; сей неугасимый огонь зажжен для неизменных в состоянии зла бесов, к которым и вас причислила, подобная им, нераскаянная ваша воля. Итак, вам самим было угодно сожительство вместе с дурными ангелами: «Взалкахся бо, и не дасте Ми ясти: возжадахся, и не напоисте Мене: странен бех, и не введосте Мене: наг и не одеясте Мене: болен, и в темнице, и не посетисте Мене». Ибо, братие, как любовь и дела любви являются исполнением (всех) добродетелей, так ненависть и дела ненависти, немилосердный образ действия, воля ни с кем ни чем не делиться, — являются полнотой греховности; и как человеколюбию соответствуют и присущи добродетели, так ненависти — грехи, и посему даже ею одной люди осуждаются.

Я желал сказать, что нет большего примера человеконенавистничества, чем когда излишние деньги ставятся выше брата, но вижу, что есть большее зло и больший обретается пример человеконенавистничества: ибо бывают и такие люди, которые не только не уделяют милостыню из того, чем изобилуют, но и чужое похищают. Итак, пусть они заключат на основании проклятия, которому подпадут немилостивии, что же тогда они себе готовят и в какую беду впадут, и какого недомыслимого и страшного достойны осуждения, и пусть они отступят от греха и чрез дела покаяния умилостивят Бога.

Находящиеся по левую сторону скажут Господу следующее: «Господи, когда Тя видехом алчуща, или жаждуща, или странна, или нага, или больна, или в темнице, и не послужихом Тебе?» Замечаете ли (в этих словах) и самое крайнее зло — гордыню, которая связана с безжалостностью, как и наоборот, сострадание связано с смиреньем? Так, праведные, будучи хвалимы по причине доброделания, не оправдывают себя, но еще больше смиряются; а эти, будучи осуждаемы Неложным их же бездушием, не склоняются, смиряясь, но противоречат и оправдывают самих себя, почему и услышат: «Аминь глаголю вам, понеже не сотвористе единому сих меньших, ни Мне сотвористе»; и таким образом, говорит (Евангелие), пойдут «сии в муку вечную: праведницы же в живот вечный».

Итак, сотворим себе милость, братие, тем — что окажем милость братиям; чрез сострадание — приобретем сострадание; сделаем добро — дабы нам было благо: соответственное будет воздаяние; но только наши доброделание и человеколюбие, и любовь, и милосердие, и сострадание — ни по достоинству, ни по мере не равняются награде: ибо ты даешь из того, чем обладает человек, и насколько человек в силах делать добро, — воспринимаешь же сторицей из божественных и неиссякаемых сокровищ и вечную жизнь, и будешь облагодетельствован из того и насколько облагодетельствовать может Бог, а это — «ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша» (1 Кор. 2:9). Итак, проявим тщание, дабы нам получить богатство милости; немногими деньгами купим вечное наследие; убоимся подобающим образом проклятия немилостивым, дабы вследствие сего не стать нам осужденными; да не убоимся, что, давая милостыню, мы обеднеем: ибо и мы услышим от Христа: «Приидите благословеннии Отца Моего, наследуйте Царство». Убоимся и все соделаем, дабы не явиться нам, вследствие бездушия, чуждыми любви к Богу: «ибо не любяй брата своего, егоже виде», говорит Евангелист, «Бога, Егоже не виде, како может любити?» (1 Ин. 4:20); а не любящий Бога, как возмог бы быть с Ним? а тот, кто не с Ним, тот отойдет от Него; а отходящий от Него, конечно, впадет в геенну.

Но мы проявим дела любви к нашим во Христе братиям: оказывая милость нуждающимся, обращая на правый путь заблуждающихся, какое бы это ни было заблуждение, какая бы это ни была нужда, заступаясь за обиженных, поддерживая в немощи лежащих, будь то страдающие по причине видимых врагов или болезней или же по причине злых духов и страстей бесчестия, посещая заключенных в темнице, а также и перенося поступающих против нас, и угождая друг другу, хотя бы кто и имел на кого недовольство, потому что и Христос угождал нам; и, просто молвить: всеми способами и всеми делами и словами, всем чем обладаем, явим любовь друг к другу, дабы и от Бога получить нам любовь и быть благословенными от Него, и наследовать обетованное нам, уготованное для нас от сложения мира, небесное и вечное Царство, которое да сподобимся все мы улучить благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу, вместе и Святому Духу, честь и слава во веки веков. Аминь.

Омилия V [7] На Сретение Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, в ней же говорится и о целомудрии и о противоположном ему зле

До пришествия Христова мы все имели оное, бывшее от Праотцев, проклятие и общее и то же осуждение, вложенное во всех от одного Праотца, как от родового корня передаваемое и со–наследованное вместе с естеством; каждый же за то, что он сам в индивидуальном порядке совершил (за жизнь), получал в своем лице от Бога похвалу или же подпадал порицанию, но никто ничего не мог сделать против оного общего проклятия и осуждения и от начала к нему и чрез него к дальнейшему потомству переходящего злого наследия. Но пришел Христос, Освободитель естества, обращающий общее проклятие в общее благословение, и от Непорочный Девы восприяв повинное наше естество, и в Самом Себе в новом лице представив его, не имеющем участия в древнем семени, явил его неповинным и оправданным, так чтобы от Него затем по Духу рожденные, пребывали свободными от оного прародительского проклятия и осуждения. Таким образом, разве есть нечто не допускающее каждому человеку быть участником благодати Его? Есть ли кто не получающий от Него отпущения грехов своих? Нет, этого не может быть. Потому что Он не отдельную часть восприял от нас, но, восприяв (полное) наше естество, новосотворил (обновил) его, соединившись с Ним по Своей Ипостаси; и таким образом, Он, воистину, желающий всем спастись, преклонив небеса, ради всех сошел (на землю); и чрез дела и слова и Страсти явив весь путь спасения, восшел на небеса, привлекая туда уверовавших в Него. Итак, не только самому естеству, которое по неразрывному соединению Он имел от нас, но и каждому верующему в Него Он даровал совершенное искупление, которое воистину Он сотворил и творит не переставая, чрез Самого Себя примиряя с Отцом, и в силу (Своего) послушания, возвращая нас каждого и исцеляя все наше (бывшее в раю) преслушание.

Ради этого заповедал Он и божественное крещение и положил спасительные законы, и возвестил всем покаяние, и передал Свое Тело и Кровь; ибо не просто вообще естество, но именно личность каждого верующего принимает крещение и проводит жизнь по божественным заповедям, и бывает участником Боготворческого Хлеба и Чаши. С помощью сего вышереченного Христос нас, как отдельных личностей (υποστατικως) оправдывает и возвращает в послушание Небесному Отцу; а самое естество, которое Он воспринял от нас, Он новосотворил и явил его как освященное и оправданное и Отцу во всем послушное, ради чего и Сам Он по ипостаси соединившись с ним, согласно ему действовал и страдал, к чему относится и празднуемое нами сегодня Его в оный храм вхождение или представление ради очищения и боговдохновенное Сретение Симеона и исповедание, державшейся храма в течение всей жизни, Анны. Ибо после Рождения Спасителя от Девы и после Обрезания по закону на 8–й день, как повествует Евангелист Лука: «егда исполнишася дние очищения Ею (их), по закону Моисееву, вознесоста Его в Иерусалим, поставити Его пред Господем, якоже есть писано в законе Господни». Он принимает Обрезание по закону, приводится по закону, представляем бывает по написанному в законе Господнем, приносится жертвоприношение согласно реченному в законе Господнем.

Видите ли, как Творец Закона и Владыка во всем был послушен Закону? Что благодаря сему Он соделал? — Он сделал наше естество во всем послушным Отцу и чрез него исцелил наше преслушание, и обратил, бывшее вследствие сего, проклятие — в благословение; ибо как в Адаме было все наше естество, так — и во Христе; и как чрез Адама, бывшего из земли, мы все, от него приявшие бытие, возвратились в землю, и посланы, увы, в ад; так чрез Адама, Сущего с Небес, по слову Апостола, все мы вновь позваны на небо и удостоены тамошней славы и благодати, хотя ныне это покрыто тайной; ибо говорится: «Сокровен есть живот ваш со Христом в Бозе. Егда же Христос явится, Живот ваш, тогда и вы все [8] с Ним явитеся в славе» (Кол. 3:3). Кто это «все»? — Это — те, которые усыновлены Христу в Духе и на деле явили себя духовными чадами Его.

«Когда исполнились дни очищения их, принесли Его, чтобы представить пред Господа». Кого их? — Слово Закона говорит о рожденных, а вместе и о родивших в брачном сожительстве, как долженствующих очиститься; посему и Псалмопевец говорит: «В беззакониих зачат есмь и во гресех роди мя мати моя» (Пс. 50:7). Но когда на лицо — не родители, но единая Родившая, и Она — Дева, и рождение Ребенка безсеменно зачатого, тогда, конечно, не было нужды в очищении, но и это было делом послушания, возвращающего преслушавшее естество, и исправление вины за непослушание. Итак, когда исполнились дни очищения их, принесли Его, чтобы представить Господу: посвятить, явить как первенца, согласно написанному в Законе Господнем: «Всяк мужеск пол, разверзаяй ложесна матере своея, свят Богови наречется» (Исх. 13:2).

И воистину Он был единственный, Кто в Своем зачатии разверз ложесна, несочетанно был чревоносим силою одного слова и знамения Божия, как Дева чрез Ангела и приняла в уши. Так почему же Закон говорит: «Всяк мужеск пол, разверзаяй ложесна»? — Это подобно тому, как многие именовались пророками и многие христами (помазанниками), как Бог говорит через Псалмопевца: «Не прикасайтесь помазанным Моим, и во пророцех Моих не лукавнуйте» (Пс. 104:15); один же только был воистину Христос (Помазанник), и один только Пророк, именно — Он; так, хотя и говорится «всякий первенец», разверзающий ложесна, но по истине только Он — разверзаяй, единый Святый Израилев. — Принесли же, говорится и «еже дати жертву, по реченному в Законе Господни, два горличища или два птенца голубина». Наличие пары горлиц как бы являло целомудрие родителей и в то же время имело известное отношение к живущим по закону брака; а два птенца голубиных, как незнакомые с браком, ясным образом предвозвещали Деву и Рожденного от этой Девы и Девственника до конца сущего. И обрати внимание на совершенство Закона, ибо сказал он о паре горлиц, как обозначающих тех, которые сочетанны в браке; относительно же птенцов это понятие не имело места: потому что ни Родившая, ни Рожденное не знали ига (брака). Но издавна предвозвещая девственное рождество, Закон это предъизображает и предначертывает чрез эти образы; после же того, как чудесным образом родившись, ныне в храм был принесен, Дух уготовал иных горлиц и иных птенцов голубиных — более достойных. Кого же это? — Симеона и Анну, которых если бы кто назвал: или птенцами голубиными, по причине совершеннейшего младенчества в отношении зла (грехов), или — горлицами, по причине крайнего целомудрия, — справедливо бы сказал.

Но Симеон, воистину, — дабы нам бегло пройти евангельские слова, — будучи праведным и богобоязненным, и употребляемый Святым Духом и ныне движимый Им, пришел в храм и поспешил навстречу и принял в объятия сего Небесного и вместе Земного Младенца, принося Ему, как Богу, гимн и моление, моля в мире разрешиться от тела, возвещая всем и утверждая, что Он — Спасительный Свет, Который будет на падение для неверующих и на восстание верующим в Него. Затем и Деве, Матери Младенца, он предвозвестил, являя, что на основании скорби, которую Она испытает при Кресте Сына, должна будет стать (особенно) явленной Матерью по естеству нынешнего Богочеловека–Младенца, и должно будет открыться нетвердое помышление сердец относительно сего (лат. — «сей тайны»): ибо Симеон прекрасно засвидетельствовал, что из–за горя, приносимом страданиями Сына и величайшей скорби и сострадания, Она есть истинная, родная Мать сего чудесного Сына. Пророчица же Анна, дочь Фануилова, вдова, сущая 84 лет, прилежная в постах и молитвах и отнюдь не оставляющая храма, тогда особенно исполнившись Божественного Духа, возблагодарила Бога и возвестила, что наступило искупление для ожидающих, являя, что это Искупление есть Сей Младенец. Таковых духовных горлиц Дух Святый предпослал для Сретения восходящему в храм Христу, и показал нам какими должны быть и женщины, лишающиеся средств к жизни с потерей мужей, и мужчины, потерявшие своих супруг. Ибо сия Анна, дщерь Фануилова была вдовой, но — и Пророчицей. За что (она получила сей дар пророчества)? — За то, что оставив мирские и житейские заботы, она не оставляла храма; за то, что пребывая ежедневно и еженощно в постах и бдениях, и молитвах и псалмопениях, она проводила непорочную жизнь; посему–то и Господа, Которому делами была предана, она естественно опознала, когда Он пришел (в храм), как и Псалмопевец–Пророк говорить Ему: «Пою и разумею в пути непорочне, когда приидеши ко мне» (Пс. 100:2).

Таковыми должны быть те, которые из состояния брака, чрез честное вдовство, предпочли приступить к девственной жизни и жительствовать ею. Итак, если на второе супружество, как не высокого качества, ты весьма смотришь свысока, то, смотри мне, крепко держись намерения и следуй по стопам тех, которые от начала и до конца были девственниками. И хотя Апостол Петр, действительно, имел тещу, но не отстал от Иоанна Девственника, бегущего к живоначальному Гробу (Господню), но к тому же и (первым) вошел туда, посему общим Владыкою он был поставлен Корифеем корифеев. На такую высоту возводит любовь к Богу, переводя от плоти к духу! Ты же смотри, чтобы удалившись от первого (т. е. брака), как от низменного, не покушаясь же на второе (т. е. девство), как на сущее выше достижения, не сбиться бы тебе с пути, и павши не забыться, живя уже не по закону, или — выше закона, но — противозаконно. Если же и сущих во вдовстве, если они не живут целомудренно (т. е. не желают оставаться в состоянии вынужденного безбрачия), мы осуждаем, и хотя бы законным образом они связали себя вторым браком, мы не считаем их совершенно безупречными, потому что они как бы, сказал Павел, отверглись первой веры, — то насколько большего осуждения заслуживают те, которые законному (хотя бы и второму — А. А.) браку предпочитают беззаконное услаждение?! По причине блуда наступил и оный всемирный Потоп для называвшихся вначале «сынами Божиими», и на Содомлян сошел огонь с неба, и беды постигли Израильтян, согрешивших с Моавитянками. Блуд был причиной и оного уничтожения их во множестве, и для нас ныне, думаю, является причиной поражений от варваров и всевозможных внутренних и внешних зол и несчастий. «Сыновьями» же «Божиими» Писание называет последующих потомков Еноса, который первый возымел надежду призывать имя Господне. Был же он сыном Сифа, которого род отличался от рода проклятого Каина, и жил целомудренно, и ради них тогда держался еще мир, пока, как написано, не увидев «дочерей человеческих» т. е. — из рода Каина, что они красивы, и будучи побеждены распутной красотой, не стали брать себе какую кто выбрал, и не научились их делам, и наполнилась земля злодеяниями, тогда и наступил Потоп и всех уничтожил; и если бы не Ной и сыновья Ноя, жившие целомудренно, — а явствует, что они жили целомудренно, из того, что каждый мужчина имел одну жену, с которой и вошел в Ковчег, — то не осталось бы никакого корня, ни начала для возрождения мира.

Видите ли, что из–за блудников некогда едва не погиб сей мир, если бы не сохранился благодаря целомудренным? Недостойные же настоящего мира, как приводящие его в беспорядок, ужели не станут отверженными и из будущего века, будучи преданы геенскому огню, как отнюдь не сопротивлявшиеся огню плотских услаждений, если только чрез покаяние не приложили старания его угасить, а прошедшие скверны здесь омыть слезами?! И да не неведают, что если, проявив тщание путем покаяния, они не воспротивятся страсти, то еще более худшему по природе, чем то, что испытали предшествующие, они будут преданы позору, который является детищем сего распутного вожделения; и огонь геенский именно здесь (на земле) завладевает, как имеющий в дальнейшем охватить бесстыдных для вечного наказания (мучения). Кому не известно о Содомлянах и их противоестественном блудном разжении, а затем о последующем огненном дожде на них и гибели? Часто и целый город страдал из–за одного распутника, как, вот, Сихемлянам приключилось быть совершенно истребленными сынами Иакова, за то, что Сихем обесчестил Дину, дочь Иакова. Но оставив то, что было до (Моисеева) Закона, скажем: разве и самый Закон не заповедует невесту, если в ней не соблюдено девство, побить камнями? А дочь священника, павшую в телесный грех, сжечь огнем? Не запрещает ли, чтоб награда блудничная приносилась в храм Господень? А благодаря Израильтянам, блудодействовавших с Моавитянками, не случилось ли быть уничтоженным мечем из числа их в один день 23.000 мужей? Посему и великий Павел говорит нам: «Ниже соблудим, якоже нецыи от них соблудиша, и падоша во един день двадесять три тысящи» (1 Кор. 10:8). Так прежде (Моисеева) Закона, во время Закона, и по прошествии Закона следовали наказания за блуд.

Что же сказать про нас, которые имеем заповедь распять плоть со страстями и похотьми, и, однако, вновь впадаем в то, за что приходит гнев Божий на сынов противления? Увещаваемые умертвить члены, сущие на земли, и блуд, нечистоту, злую страсть и похоть, и, однако, не обращаем внимания на увещания? Не убоимся ли, наконец, если ничего иного, так хотя бы, гнева Божия, который нам угрожает и с неба и с земли, как здешними, так и вечными муками? Не почувствуем ли благоговейного страха пред явлением во плоти Солнца Правды Христа, и не будем ли, как во дне, ходить благоговейно? Не затрепещем ли от апостольских угроз, приговоров и увещаний? — «Не весте ли, — говорящего, — яко храм Божий есте и Дух Божий живет в вас? Аще кто Божий храм растлит, растлит сего Бог» (1 Кор. 3:16–17); и еще: «Явлена суть блуд, нечистота, студодеяние и подобная сим, яже предглаголю вам, якоже и предрекох, яко таковая творящии царствия Божия не наследят» (Гал. 5:19, 21). И еще: «Сие бо да весте, яко всяк блудник, или нечист, или лихоимец, иже есть идолослужитель, не имать достояния в царствии Христа и Бога» (Еф. 5:5). И еще: «Сия есть воля Божия: святость ваша (греч. текст «наша»), хранити себе самех от блуда … Не призва бо нас Бог на нечистоту, но во святость. Темже убо отметаяй, не человека отметает, но Бога, давшаго Духа Своего Святаго в нас» (1 Сол. 4:3–8). И мог ли бы кто насчитать все изречения Апостолов и Пророков относительно сего? И, вот, целомудренным, и посему совершившимся в члены Христовы, что предписывает Апостол? — «Писах вам в послании, не примешатися блудником» (1 Кор. 5:9). Потому что поскольку сами по себе они не стыдятся, то он увещевает других отвращаться от них и (этим) пристыдить их, говоря им: «Аще некий брат именуемь будет блудник, с таковым ниже ясти» (1 Кор. 5:11). Видишь ли, что валяющийся в блуде, является общей скверной для Церкви, и посему от такового всем долженствует отвратиться и изгнать его? Сам же Павел даже сатане предал соблудившего в Коринфе, ни любви к нему не показал, и до тех пор не принял его обратно, пока он довлеющим образом не явил свое покаяние. Всеми силами спасай твою душу от таковых зол, о, человек! — зол настоящих и будущих, и то сугубых: и в будущем и в сем веке. Так род Исава стал отверженным по той причине, что он был блудником и сквернителем, и Ровоам лишается большей части царства потому, что он был любителем женщин, как мало кто; Соломон же, родивший его, отошел от этой жизни, не потерпев того же бедствия, ради Давида, который хотя и совершил однажды преступление, однако ручьями слез и иными делами покаяния очистил себя.

Бегите от блуда, братие, — опять Апостол заповедует. Если бы Сампсон бежал от блуда, то не оказался бы в руках Далилы, и вместе с волосами головы не потерял бы и силу, и не были бы выколоты его глаза, и не умер бы он лютою смертью вместе с иноплеменниками. Если бы бежали от блуда начальники, бывшие под вождем и законодателем Моисеем, то не принесли бы жертву Ваал–Фегору и не ели бы жертв за мертвых, и не пали бы настолько (или «в таком количестве»), как они пали. Если бы от него бежал Соломон, то не отступил бы от Бога, давшего ему царство и мудрость, и не воздвиг бы храм идолам. Видите ли, что блудная страсть ведет человека даже к нечестию (т. е. греху против самой веры)? Ни красота Сусанны, пленив старцев–судей в Вавилоне, не восторжествовала бы потом и не побила их ударами камней, если бы они с самого начала бежали от этой ненавистной страсти, и прежде нецеломудренно ежедневно не наблюдали ее. Ни Олоферн не погиб бы жалким образом, если бы сначала сандалии Иудифи, как написано, не привлекли его взора, и красота ее не пленила его души. Посему Иов говорит: «Завет положих очима моима, да не помышлю на девицу» (Иов. 31:1); не тем более ли на женщину легкого поведения, разведенную или замужнюю? Итак, о, боголюбче, или живи в безбрачии или в богодарованном браке! Пей воду из твоих водоемов, или более верно сказать — из твоего единого водоема, и то — целомудренно; совершенно же воздерживайся от незаконного пития; это — отвратительная вода, которая попадает в течение (адской реки) Ахеронта, бывает преисполнена смертоносным ядом, заключает силу яда, потому что в силки, или лучше сказать — в самые глубины ада влечет пьющих ее. Беги от меда на распутных устах; потому что он признан как возбуждающей смерть распутнику, которая выражается в удалении от Бога, Которому Давид говорит: «Потребил еси всякаго любодеющаго от Тебе» (Пс. 72:27). Поэтому тому, тело которого стало храмом Божиим по причине Духа и в котором обитает Дух Божий, — необходимо быть чистым или, по крайней мере, укрощать себя, и таким образом постоянно пребывать незапятнанным, удерживая проявляющиеся страсти, и — проявлять старание для стяжания святости и целомудрия и бежания от всякого блуда и нечистоты, дабы всем нам, с веселием, вечно пребывать с Нетленным Женихом в чистых Брачных Чертогах, — молитвами в девстве Рождшей Его ради нашего спасения, Приснодевы и Пренепорочной и Преславной Матери, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Омилия VI [9] Увещательная к Посту

В ней же в кратком изложении говорится и о создании мира. Сказана была на первой седмице Поста

Весьма искусен в зле и многохитер — лучше сказать, много опытен, — духовный и началозлобный змий. Одними способами он умеет сковывать благое расположение и делание наше; а если бы не возмог воспрепятствовать началу сего, иные измышляет уловки, которыми приводит в негодность совершение сего; а если бы не возмог привести в негодность совершение сего где–нибудь на середине дороги, опять же он знает иные ухищрения и иные способы, которыми он и завершившееся дело сводит на нет и, более того, приводит к гибели тех, которые не бывают всецело внимательными к делу. И, прежде всего, он представляет нам многотрудность и труднодостижимость, а посему наводит на нас нерадение и отчаяние, как на стремящихся к невозможному и слишком трудному и поэтому, конечно, не могущих привести в дело намерение; кроме того, он внушает подвизающимся и неверие относительно обетованных Богом наград.

Но мы, братие, посредством духовного мужества, и расположения, и веры, миновав эту западню, примем на ум, что как земля не воздает полезных плодов, если не трудиться на ней, так и душа, без наличия духовных подвигов, не произведет ничего богоугодного и служащего ко спасению. Земля, действительно, тяжка для земледелания, но всякая разумная душа по природе благорасположена к добродетели. Поскольку же, в силу первичного осуждения, мы осуждены в труде и заботе проводить жизнь, и сего никто не может избежать, то будем совершать необходимую добродетель, и то, что поневоле стало нам присуще, принесем Богу, как добровольный дар, давая временное за постоянное; и за (наши) труды мы примем счастливый удел, приобретая привременным трудом вечное упокоение: ибо, трудясь ныне в добродетели, мы, конечно, достигнем обетованного упокоения в будущем веке. Потому что верен — Обещавший, Который является и готовым Помощником для тех, которые с готовностью вступили в подвиг добродетели; а при помощи Его, Сильного во всем, может ли быть что–либо неуспешным?! Но когда, приняв это на ум, мы усердно отважимся на дела добродетели, тогда оный лукавый, знающий, что добро не есть добро, если не совершается добрым образом, старается совратить нас, чтобы не с богоугодной целью мы совершали делание добра, именно — движимые желанием восхвалить Бога, но ради того, чтобы видели люди, дабы таким образом лишить нас воздаяния от Бога и духовных и небесных даров. Мы же и сие его тщание покажем неосуществимым, поразмыслив, с одной стороны, о величии благ, уготованных для богоугодно живущих, а с другой стороны, о незначительности людской славы, не только сравнимой с будущим величием славы от Бога, но и не стоящей лишения и изнурения плоти.

Но и после такой победы над ним, этот началозлобный подкапывается к нам, всеми способами внушая нам гордость, как конечную и злейшую трясину, и убеждая нас надмеваться, как будто бы собственной силой и знанием мы совершали добродетель. Но мы будем памятовать Самую Истину, говорящую, что «без Мене не можете творити ничесоже» (Ин. 15:5); и таким образом избегнем многовидных ухищрений лукавого, действуя правильным образом и совершая добро в подобающем смирении, зная, что как если кто, храня в сосуде драгоценное миро, выльет его в сор, или же сор бросит в сосуд с миром, то одинаково приведет миро в негодность и уничтожит его, так и в отношении добродетели, если кто презрит ее бездельем или примешает к совершению ее порчу, подобным образом, так или иначе, приведет ее в негодность и умертвит. И это я говорю ныне вашей любви по причине времени поста, дабы нам сохранить его несмешанным ни с каким злом; ибо оный евангельский фарисей, хотя и постился дважды в субботу в течение всего года, однако никакой пользы от поста не получил, ибо он имел его смешанным с гордостью и осуждением ближнего. Не значит ли, что пост не приносить никакой пользы? — Но до какой степени пост полезен для тех, которые совершают его богоугодно и подобающим образом, явили Моисей, Илия, Сам Господь. Ибо Моисей, совершая многодневный пост… (но, напрягите, молю, вашу волю и возвысьтесь, когда дается это время, вместе с восхождением Моисея на гору к Богу, дабы благодаря сему, как по дороге, в свою очередь восходя, и вам подняться, и уже не на гору, но на небо ко Христу, совосходящему и сошествующему с нами…). Итак, Моисей, совершая на горе сорокодневный пост, видит Бога в видении, а не в гадании, как написано, и беседует с Ним и говорит, как говорит кто со своим другом, и бывает научен Богом, и сам всех учит о Нем, говоря, что Он — Присносущен и ни от чего не зависит, но и не сущее призывает как сущее, и из не сущего все приводить в бытие, и не допускает, чтобы оно пришло (вновь) в небытие, Он — Который в начале мановением и единым желанием произвел из ничего всю совокупную чувственную тварь. Ибо говорится: «В начале сотвори Бог небо и землю» (Быт. 1:1); не пустую, конечно, и не совершенно лишенную всякой влаги: ибо земля была смешена с водой, и та и другая были тяжелее воздуха, и всякого вида живого существа и растения; небо же — из различных светов и огней, из которых все оно состоит. Итак, таким образом сотворил Бог в начале небо и землю, сотворил как некую материю — всеобъемлющую и потенциально все несущую, прекрасно издавна отстраняя мнение ошибочно полагающих, что материя произошла сама по себе…

(Далее Св. Григорий Палама вкратце излагает построение и чудесность созданного Богом мира, и продолжает [10]): После всего был создан человек, который удостоился большей чести от Бога и большого провидения и до сотворения и после сотворения так, чтобы и этот чувственный мир, ради него созданный, был создан раньше его, а затем и Царство Небесное, также уготованное ради него прежде создания мира, было бы до него созданным; и особая воля была проявлена относительно него, и рукою Божиею и по образу Божию он был создан так, чтобы не все он имел от этой материи и согласно чувственному миру, как все иные живые существа, но таковым имел только тело, а душу имел бы от премирного (элемента), лучше же сказать, — от Самого Бога, чрез неизреченное вдуновение, — как нечто великое и чудесное, и все превосходящее, и все надзирающее, и над всем начальствующее, и ведущее Бога и вместе, конечно, являющее Его; одним словом, как совершенное дело всепревосходящей премудрости Художника. Посему и рай он имел своим обиталищем, особо насажденный также Самим Богом, и получает возможность созерцания Бога и личной беседы с Ним, и там же получил совет и заповедь от Бога, именно: пост заповеданный и соответствующий оному месту, дабы, если он исполнил и соблюл его, пребыл бессмертным и не знакомым с трудом и печалью на вечное время.

Но он, увы, добровольно предпочтя вместо цели сей заповеди и совета — началозлобного змия и, нарушив заповеданный ему пост, приял вместо вечной жизни — смерть, вместо удела чистого радования — многоболезненное и весьма соответствующее обиталище греха; более того — осуждается на ад и на тамошний мрак. И осталось бы наше естество в преисподней под гнетом прельстившего змия, если бы Христос, придя и начав с поста, не уничтожил полностью его тиранию, не освободил нас и не оживил, о чем и Моисей предрек. Ибо, постясь тогда на горе, он приял богоделанные скрижали, а вместе с ними — закон, написанный Божиим перстом на двух скрижалях; в то же время, наставляя в нем священный народ, он самым этим делом преднаписал и предъизобразил все относящееся к Христу, явившись освободителем и спасителем Авраамова племени, как Христос потом явился освободителем и спасителем всего человеческого рода. И Илия, также постившись 40 дней, и сам увидел Бога на горе, но не в огне, как ранее — представители Израиля, а, по причине богоугодного поста, минуя видение Бога в огне, увидел Его во гласе проходящего тонкого веяния, что ближе соответствует словам Владыки, говорящего: «Дух (есть) Бог: и иже кланяется Ему, духом и истиною достоит кланятися» (Ин. 4:24). Ибо оный глас (в видении Пророка Илии) предъизображал истину и проповедь самой Истины, огласившей все концы (земли); мимоидущее же веяние предобозначало Духа и благодать. Но в видении Бога, бывшем во время его поста, Илия восприял также силу для помазания пророка вместо себя и дарования ему вдвойне той благодати, которая обитала в нем самом, и для того, чтобы быть взятым ввысь от земли, конечно, как очевидный прообраз бывшего впоследствии Вознесения Христа на небо. И Сам Христос, постившись в пустыне, с силою победил общего искусителя и, отняв силу его над людьми и совершенно уничтожив его тиранию, освободил наше естество и сделал оного посмешищем для всех тех, которые желают жительствовать по Его Евангелию; и пророчества пророков Он исполнил, и то, что ими совершалось в виде образа, Он самым делом возвестил, как благодать и истину.

Видите ли дары поста и посредством чего, чего и сколь великого Он нас удостоил? Но и на основании противоположного, т. е. пресыщения и неумеренности, можно видеть, какую пользу приносит пост. Ибо в течение предыдущих двух недель пресыщение и неумеренность весьма овладели (нашим) городом; и посему — смятения и крики, драки и беспорядки, распутные песни, сатанинские хороводы и непристойный смех; а на этой неделе наставший пост все изменил на более достойное поведение и, изгнав связанные со многими расходами заботы суеты и сдержав тяжкий труд оставленного без дела желудка, перенес, нас на дела покаяния и убедил нас делать пищу не гибнущую, но пищу, пребывающую в вечную жизнь. Где теперь заклание бессловесных животных, и чад, и всевозможные приготовления тонких кушаний, и тщания поваров? Где перебегающие дороги и бесчинные, оскверняющие воздух, вопли? Где повсюду стучащие в трещотку и играющие на флейтах, веселящие дома и трапезы, и совозлежащие, сорукоплещущие и, под тимпаны и флейты выступающих, неумеренно напивающиеся? Где проводящие день и ночь в пирах? Где высматривающие, где будет попойка, забирающие друг друга на пьянство и на позор, проистекающий от пьянства? — Но лишь водворился пост, все злое исчезло, и вместо него пришло все хорошее. Вместо непристойных песен — ныне священный псалом воспевается устами; вместо неподобных хороводов — ныне спасительная печаль и слезы; вместо беспорядочной беготни и блужданий — общее всем устремление во священную Христову церковь. Ибо как чревоугодие производит многочисленный рой грехов, так пост является корнем всех добродетелей и началом божественных заповедей. Нет сомнения, что невоздержание является вместе и древним, и новым злом, хотя по, времени оно отнюдь не старше, противоположного ему, поста. Из–за невоздержания в раю наших праотцев и презрения ими более древнего тогда поста, вошла в мир смерть и воцарился грех, введший с собою осуждение нашего естества, от Адама вплоть до (пришествия) Христа. По причине невоздержания сущих от Адама, живших в том же мире, где и мы живем, и презрения ими более древнего воздержания, пришел потоп на всю землю. Ибо это Бог говорит Ною в то время: «Не имать Дух Мой пребывати в человецех сих, зане суть плоть» (Быт. 6:3). Что же является делом плотских людей? — Не чревоугодие ли, и пьянство, и распущенность, и происходящее отсюда зло? Из–за проклятого роскошества и невоздержания Содомлян, небесный пламень уничтожил их. Ибо сие говорит Иезекииль Пророк: «Сие — беззаконие Содомы: гордость [11], в сытости хлеба» (Иез. 16:49). Ибо по причине сего роскошества, они забыли даже закон своего естества и имели противоестественные смешения. Что лишило Исава первородного привилегий первородства и извергло от отеческой молитвы (благословения)? — Не распутство ли и безрассудное попрошайничество еды? Что сыновей Илия — первосвященника осудило на смерть и привело его самого насильно быть похищенным из жизни при вести о смерти сыновей, его — который не проявлял подобающей заботы об их воспитании? — Разве не несвоевременное вынимание из котлов кусков (жертвеннаго) мяса и употребление их? Но и весь еврейский род, в то время когда Моисей ради него постился на горе, сам все это время наслаждался, ел и пил, обуян играми, как написано и забавой ему было поклонение идолу: ибо тогда произошло делание золотого тельца.

Таким образом, распущенность является причиной не только греха, но и — нечестия (т. е. греха против самой веры). И, наоборот, пост и воздержание служат на пользу не только добродетели, но и благочестию; ибо долженствует, чтобы пост был сопряжен с воздержанием. Почему? — Потому что сытость презренными яствами препятствует чувству очистительной скорби и печали о Бозе и сердечному сокрушению, которое претворяет несклонное к покаянию раскаяние в покаяние спасительное. Ибо без наличия сокрушенного сердца нельзя достигнуть истинного покаяния. Сокрушает же сердце и заставляет скорбеть о своих грехах ограничение в пище и в сне и удержание чувств. Посему, подобно тому, как оный Евангельский богач, говоря самому себе: «яждь, пий, веселися» (Лк. 12:19), сделал себя, несчастный, достойным вечного огня, так и мы, братие, напротив, велим себе воздерживаться и поститься, и бодрствовать и ограничивать себя, и смиряться и злострадать ради нашего спасения. Ибо таким образом и настоящую жизнь мы прекрасно и богоугодно совершим и унаследуем вечное благобытие, которое да сподобимся улучить благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Ему же подобает слава, держава, честь и поклонение, со безначальным Его Отцом и животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Омилия VII [12] Иная о Посте [13]

Приятен — для глаз вид спокойного моря, освещенного лучезарным светом и сияющего и озаренного, и зеркальной поверхностью отражающего свет. Но гораздо более отрадно не только видеть, но и говорить Церкви, собранной о Бозе, свободной от смятений, и таинственно озаренной божественным светом, и к оному Сиянию окрыленной и имеющей горе и руки и очи и все чувства и мысли. Итак, поскольку благодать Духа даровала мне сегодня это отрадное зрелище и вы предстоите с нами, проводя дни и ночи в храме Божием и в его, не имеющем ни в чем недостатка, заботливом попечении, то возможно представить себе вас, как некие древеса нездешнего мира, насажденный у источников вод Духа. Вот, и я также посодействую, по силе, оному орошению, являя вам очевиднее на показ те ухищрения, которыми враг нашего спасения тщится всевозможными способами сделать негодными не только пост, но и — молитву нашу.

Итак, братие, имеется и иного рода пресыщение и дурное пьянство, которое бывает не от еды и не от напитков и проистекающих от них удовольствий, но — от гнева на ближнего, и ненависти, и злопамятства и проистекающих от них зол, о которых и Моисей говорит в песне: «Ярость змиев вино их, и ярость аспидов неисцельна» (Втор. 22:33). Посему также и Пророк Исаия говорит: «Горе пьяным без вина» (Ис. 28:1); и еще он увещевает, говоря так: «Не поститесь будучи в ссорах» (58:4). А постящимся в таком состоянии он говорит как бы от лица Господа: «Аще слячеши яко серп выю твою, ниже тако наречете пост приятен. И аще умножите моление, не услышу вас. И егда прострете руки ваша ко Мне, отвращу очи Мои от вас» (58:5; 1:15). Итак, такого рода пьянство, проистекающее от ненависти, лучше же сказать, конечно, — причины для отвращения от нас Бога, — диавол пытается вызвать в молящихся и постящихся и влагает им память провинностей против них, и доводами подвигает их к злопамятству и к злословию обостряет язык, делая их таковыми, как Давид описывает человека, молящегося в злобе: «Неправду умысли весь день, язык свой яко бритву изостри» (Пс. 51:3, 4); и он молит Бога освободить его от подобных людей, говоря: «Изми мя Господи от человека лукава, и мужа неправедна избави мя: иже изостриша язык свой яко змиин: яд аспидов под устнами их» (Пс. 139:1, 3).

Но мы, братие, во время поста и молитвы, молю, если что когда и действительно имели против кого–нибудь, простим и будем полны любви, более того — будем следящими друг за другом с целью побуждения к любви и добрым делам и говоря друг о друге хорошо, и в самих себе рассуждая и помышляя благая пред Богом и пред людьми, — дабы нам поститься похвальным и непорочным постом, и чтоб на основании его наши прошения были благоуслышаны Богом, так чтобы, по благодати, подобающим образом и Отцом Его именовать и возмочь со дерзновением говорить Ему: «Отче, остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим» (Мф. 6:12). По действию злоумышленника против наших душ еще и иная приключается негодность в наших молитве и посте, именно: та, которую имел оный фарисей, постящийся и молящийся, и однако отосланный без плода (сего делания). Но вы, ведая, что всякий гордец является нечистым и неприемлемым пред Богом, и что мы, являясь должниками Богу во многих и великих вещах, и отваживаясь воздать некую малейшую часть долга, должны поститься и молиться с сокрушением сердца и самоукорением, оставляя в пренебрежении, как бы не существующее, то — что позади, устремляясь же к лежащему впереди, — дабы наш пост был чистым и богоугодным и в храме Божием были внимание и выдержка.

Есть и иной способ действий лукавого, делающий наш труд поста и молитвы бесплодным; он заключается в том, чтобы убедить нас совершать его по мотиву тщеславия и с лицемерием. Посему еще увещевает Господь в Евангелии, говоря: «Вниди в клеть твою, и затворив двери твоя, помолися Отцу твоему иже втайне, и Отец твой видяй втайне, воздаст тебе яве» (Мф. 6:6).

Это Он говорит не потому, что заповедывает отвращаться собраний в храме и (общей) молитвы и псалмопения; ибо в таком случае не говорил бы тогда Ему Псалмопевец–Пророк: «Посреде Церкве воспою Тя» (Пс. 21:23); и — «Исповемся Тебе в людех Господи, воспою Тебе во языцех» (Пс. 56:10); и — «Молитвы моя воздам пред боящимися Тя, Господи» (Пс. 21:26); и к нам: — «В церквах благословите Бога» (Пс. 67:27); и — «Приидите поклонимся и припадем Ему, и восплачемся пред Господем Богом нашим» (Пс. 94:6). Но для иных, не менее возвышенных, примеров ныне не позволяет время; но, вот, в чем заключается то, чему учит Господь о молитве втайне: — молитва, совершаемая наедине и у себя дома и даже на ложе, побуждает к молитве, которая совершается в Церкви; подобно тому, как молитва, совершаемая внутри, в уме, побуждает к молитве на устах; потому что хотящий помолиться в то время, когда пришел в храм Божий, между тем ни дома или по дороге или в собрании отнюдь не проявляющий тщания о молитве, не будет истинно молящимся ни тогда, когда предстоит в храме Божием. Это Псалмопевец являет после того, как сказал: «Готово сердце мое, Боже», присовокупляя: «Воспою и пою во славе моей» (Пс. 56:8); и — в ином месте: «Аще поминах Тя на постели моей, на утренних поучахся в Тя» (Пс. 57:7). Но и: — «Егда поститеся», говорит Христос, — «не будите якоже лицемери сетующе: помрачают бо лица своя, яко да явятся человеком постящеся. Аминь, аминь глаголю вам, яко восприемлют мзду свою. Ты же постяся помажи главу твою, и лице твое умый: яко да не явишися человеком постяся, но Отцу твоему иже втайне: и Отец твой видяй втайне, воздаст тебе яве» (Мф. 6:16–18).

О, несравнимое ни с чем человеколюбие! Потому что этими словами Господь подобающим образом явил нам будущий приговор на будущем суде и постановление Его, дабы мы обрели там лучший приговор и лучший удел. Ибо тем, которые по тщеславным побуждениям, а не ради Него, ведут благой образ жизни, Он, конечно, тогда скажет этими же словами, которые последовательно ныне Он говорит: «вы восприяли вашу награду во время жизни вашей»; как и Авраам сказал оному богатому в пламени: «Восприял еси благая твоя в животе твоем» (Лк. 16:25). Но тем, которые в упражнении в добродетели имеют в виду исключительно Его, Он говорит, что воздаст им явно, т. е. в премирном оном зрелище; воздаст им благословение, и наследство, и радование, и наслаждение чистое и вечное; и, не желая, чтобы кто–нибудь лишился сего, Он, хотящий всем спастись и в разум истины приити, ныне являет, как я сказал, Свой беспристрастный и неизменный приговор, показывая, что сынами Божиими являются только те, которые презрели человеческую славу. Посему–то в одном из изречений Он говорит о том и о другом: «Отец твой, видяй втайне, воздаст тебе яве»; дабы презрителей пустой и человеческой славы явить и сотворить усыновленными Себе и наследниками; а людей не того же духа, как и тех, если не покаются, исключить из сыновства.

Господь говорит это для того, чтобы не для взора людей мы были видимы молящимися и постящимися, вследствие чего от сего никакой пользы не будет: труд поста и молитвы стойко выдержим, а награды лишимся! Умастить же елеем голову, говорит, и умыть лицо, то есть не заботиться о том, чтобы лицо было бледно и не быть неопрятными и с сухой головой, поскольку таковое может казаться как проистекающее вследствие наложенного на себя поста и от презрения к телу, и таким образом может приобрести похвалу от людей; ибо так поступали фарисеи, постясь. Посему и естественно они явились чуждыми Христовой Церкви, и Господь строго запрещает уподобляться им. Быть может, кто возвышенно скажет, что здесь под «головой» следует разуметь голову души, т. е. — ум, как начальствующий, а под «лицом» — воображение, в котором сосредоточиваются впечатления, получаемые от чувств, и нам, если мы правильно совершаем пост, следует помазать голову елеем, т. е. наш ум сделать милостивым, и наше лицо — т. е. воображение, омыть от постыдных и нечистых помышлений и гнева и всего дурного; ибо такого рода и таким образом совершаемый пост, не только дурные страсти, но вместе и возбудителей и строителей этих страстей — демонов, приводит в бегство и посрамляет, но и к числу Ангелов причисляет постящихся, обращая их в Ангелов, и делает тех хранителями их и склоняет на помощь и на содействие им. Так некогда вместе с тремя юношами в Вавилоне, украшенными воздержанием и постом, посреди огня был виден и четвертый, сохраняющий их невредимыми и чудесно орошающий их. Так Даниилу, совершающему многодневный пост, предстал Ангел, умудряющий его и предвозвещающий ему будущее. Так в другой раз, когда он молитвой и постом заградил уста львов, Ангел чрез большое расстояние перенес по воздуху Пророка (Аввакума), несущего ему еду. Так и в нас, совершающих вместе телесный и духовный пост и молящихся, содействием благих Ангелов, огонь телесной страсти будет погашен, и гнев — как бы львиный — будет укрощен, и мы станем участниками пророческой пищи — в надежде будущих благ и вере и умном созерцании, и нам будет дано наступать на аспида, и скорпиона, и на всю силу вражию.

Но не такого рода пост и не таким образом совершаемый — более родствен злым ангелам: ибо им — свойственны неядение, связанное с гневом и ненавистью, и высокомерие, и противление Богу, — и мы, будучи рабами и служителями Добра, противостоим им. «Яко несть наша брань к крови и плоти», говорит Апостол, «но к началом, и ко властем, и к миродержителем тмы века сего, к духовом злобы поднебесным» (Еф. 6:12). Конечно, будем употреблять в противление им не только пост, но и латы праведности для нашей защиты, и шлем спасительной милостыни, и щит веры, еще же и могущественнейший в обороне меч духовный, который есть спасительное слово Божие к нам; потому что таким образом нам надлежит вести доблестную борьбу и сохранить непоколебленную веру, и угасить все разжженные стрелы лукавого, и показавшись победителями во всем, улучить небесные и святые венцы, радуясь вместе с Ангелами, в Самом Христе Господе нашем, Которому подобает всякая слава, держава, честь и поклонение, со безначальным Его Отцом и Всесвятым и Благим и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Омилия VIII [14] О вере

В ней же и изложение Православного Исповедания [15]

Мы «веруем в Бога» и «веруем Богу»; эти понятия не являются тождественными. Потому что «веровать Богу» означает считать Его обетования по отношению к нам, незыблемыми и истинными; «веровать» же «в Бога» заключает и себе православно мыслить о Нем. Долженствует же нам иметь и то и другое; и в том и в другом истинствовать; и то таким образом иметь, чтобы быть уверенными (в обетования Божия нам) более, чем если бы даже своими глазами видели, и долженствует нам быть верными Богу, в Которого, наша вера, и будучи верными, таким образом быть оправданными. Ибо говорится: «Верова Авраам Богови, и вменися ему в правду» (Рим. 4:3). В чем же выразилась вера Авраамова, так что он был оправдан? — Он принял от Бога обещание, что в семени его, — которым был Исаак, — благословятся все племена Израиля; затем он получает от Бога повеление: Исаака, тогда еще бывшего в детском возрасте, принести в жертву, а между тем, чрез него единого должно было сбыться исполнение обещания; и, вот, нисколько не возражая, отец был готов своими руками заклать мальчика, в то же самое время веруя, что имеющее чрез него сбыться обещание является незыблемым и истинным. Видите ли, какова оправдывающая вера?! Но и нам Христос обещал наследие вечной жизни, и наслаждения, и славы, и царства; затем заповедал жительствовать в бедности, поститься, совершенно и стесненно жить, быть готовым к смерти, распять себя со страстями и похотями. Итак, если мы возымеем тщание к этому и уверуем в оное обещание Божие, то, вот и мы, по образу Авраама, уверовали Богу, и это нам зачтется в праведность.

Вы видите, что последовало из сего: готовность представить Исаака на заклание была не только мощным свидетельством и выявлением веры Авраама, но также и стала причиной того, что от его семени должен был родиться Христос, чрез Которого благословились все племена земные, и обещание нашло свое исполнение. Ибо Бог как бы стал Должником тому, кто ради Бога дал своего единородного и собственного сына, так чтобы ради него и по причине обещания ему — в Свою очередь дать Своего Единородного и Собственного Сына. Так и относительно нас: целомудрие и праведность, смирение и претерпение так или иначе причиняющих нам зло, и раздача имущества, еще же и злострадание тела в постах и бдениях, и, одним словом сказать, — распятие себя со страстями и похотями во исполнение заповедей Божиих, — не только является выявлением насколько истинно мы веруем обещаниям Христовым, но и, так сказать, делает Бога в Свою очередь Должником дарования нам вечной и незыблемой жизни, и наслаждения, и славы, и царства.

Посему и Сам Он, взирая на Своих Учеников, сказал: «Блажени нищии, яко ваше есть царство небесное. Блажени плачущии. Блажени милостивии. Блажени гонимые правды ради», и — «горе богатым, горе смеющимся, горе насыщающимся, горе егда доброе рекут вам вси человецы» (Мф. 5:3 ;сл. Лк. 6:24, 26). А тот, кто проводит свою жизнь не согласно возвещенным блаженствам, но соответственно тому, о чем сетует Господь, скажи мне, может ли считаться верующим Богу? — «Покажи мне, говорится, веру твою от дел твоих, и кто премудр, да покажет от добраго жития дела своя» (Иак. 2:18; 3:13). Итак, то, что мы истинно веруем Богу, т. е. иными словами — сознаем как истинные и незыблемые, и еще только не находящиеся в наличии, Его обещания в отношении нас или угрозы, пусть будет явленным на основании наших добрых дел и соблюдении Божиих заповедей. А то, что мы православно веруем в Бога, т. е. прекрасно, утвержденно и благочестиво мыслим относительно Него, каким образом это явит нам? — Тем, что мы единодушны, единомысленны и единоисповедны с богоносными Отцами нашими. Как неложно веровать Богу проявляется не только в противлении плотским страстям и лукавым тенетам, но и — в противлении одержимым страстями людям, обольщающим и соувлекающим в неблагородные услаждения; так и православно веровать в единого истинного Бога проявляется не только в противлении невежеству и внушениям супостата, но и — в противлении нечестивым людям, тайком похищающим и соувлекающим в свою погибель. Величайшая же помощь имеется в наличии по отношению и к той и к другой вере; не только от Бога и от данной нам от Него силы разума, но и — от добрых Ангелов и от богочестивых и живущих но Богу людей.

Посему духовная и общая Мать и Кормилица наша — Христова Церковь — днесь еще явнее, еще более всемирно возвещает о просиявших в благочестии и в добродетели. Возвещая же о их Всесвященных Соборах и вынесенных на них божественных догматах, Она вместе с этим отвергает в основных чертах приверженцев нечестия (ересей) и их злостные построения и мнения, дабы мы истинно отвращались их. Последуя же божественно мыслящим, веровали во единого Бога Отца, Сына и Духа Святого, от Которого и Которым и в Котором вся быша; Который есть прежде всего и над всем и во всем и превыше всего; Единица в Троице и Троица во Единице, несмешенно соединенная и нераздельно различаемая; Единица, Она же и Троица всемогущая. Отец безвременный, и безначальный, и вечный Единый — Вина и Корень созерцаемого Божества в Сыне и в Святом Духе: не единый Творец, но только единый Отец Сына и Духа Святого Изводитель: присно сущий и всегда сущий Отец и вместе Изводитель, Которого Сын Единый совечен Ему и в отношении времени со–временен, но не безначален (т. е. имеет Вину Своего бытия), как имеющий Отца Своим Родителем и Корнем и Источником и Началом, от Которого Единого прежде всех веков произошел, но не отделился: Бог от Бога; не инаковый — как Бог, но иной — как Сын; присно сущий и всегда сущий Сын и всегда у Бога несмешенно сущий; Слово Живое, Свет Истинный, Воипостасная Премудрость, Вина и Начало всего сущего, так как Им вся быша (сотворено); Который при завершении веков, как предрекли Пророки, Сам Себя истощил, восприяв ради нас свойственный нам облик. Благоволением Отца и содействием Святого Духа, был зачат и родился от Приснодевы и, как истинно воплотившийся, стал подобен нам во всем, за исключением греха; пребывая, как был, Богом истинным во единой Ипостаси и после воплощения; действуя все божественное, как — Бог; и все человеческое, как — Человек, и подвергаясь непорочным человеческим страданиям, будучи бесстрастным, и бессмертным, и вечным, как Бог; и был распят, и умер, и был погребен, и в третий день воскрес; и смертью и воскресением Своим упразднил имущего державу смерти; и по воскресении являлся и вознесся на небеса и воссел одесную Отца, сделав наше естество единочестным и сопрестольным, как участника Божества, и с этим естеством (т. е. в человеческой природе, воспринятой Им в воплощении) снова со славою приидет судить живых и мертвых, призванных вновь в жизнь силою Его Пришествия, и воздать каждому по делам его.

Ведуще, что это принятое Им от нас привнесение и естество подлежат восприятию чувств и описуемы, мы изображаем Его на иконах и православно покланяемся, также как и изображаем на иконах Родившую Его в девстве, а также и совершенным образом угодивших Ему. Символы Его Страстей, и особенно — Крест, мы почитаем и покланяемся им, как божественным знамениям победы над общим врагом. Ежедневно творяще воспоминание о Нем, по Его заповеди, мы и священствуем Божественная (т. е. Божественную Евхаристию) и бываем причастниками их. Согласно заповеди Его, мы прежде всего бываем крещены и крестим во имя святое и покланяемое Отца и Сына и Святого Духа. От предвечного и безначального Отца и Дух Святый исходит, сущий собезначальный Отцу и Сыну, как безвременный, но не безвиновный: ибо и Он имеет Корнем и Началом и Виною — Отца, от Которого прежде всех веков постоянно, бесстрастно, изводительным образом произошел, как от Отца исходящий и в Сыне почивающий, имеющий несмешенное (с Ним) единение и нераздельное (от Них) различие. Бог сущий и Сам от Бога; не Инаковый, как — Бог, но Иной, как — Утешитель, как Дух Святый самоипостасный, от Отца имущий бытие и чрез Сына посылаемый в начаток жизни вечной и в залог будущих и приснопребывающих благ; и Сам — Виновник всего пришедшего в жизнь, ибо в Нем — вся быша. Он–То же, что и Отец и Сын, за исключением нерожденности (что является свойством Отца, А. А.) и рождения (что является свойством Сына, А. А.). Послан же Он Сыном на Его Учеников, т. е. явлен был; ибо в этом смысле надлежит понимать «послание» Духа Святого; потому что как иначе был бы послан вездесущий и от Посылающего неотделимый? Посему Дух Святый не только от Сына, но и от Отца посылается и Сам по Своей воле исходит: ибо послание или явление Духа Святого есть общее дело Отца и Сына и Духа; бывает же Он явлен не по Своему естеству, ибо никто никогда и не видел и не возвестил Божественное естество, — но согласно благодати и силы и действу, которая обща — Отцу, Сыну и Духу. Личным же свойством Каждого из Них есть Ипостась Каждого и то, что наблюдается относительно Нее, как ипостасное свойство. Общим же для них является не только недоступное зрению и превосходящее всякое наименование и свойственное только Богу (αμεθεκτος) Естество Божества, но и — благодать и сила, и действие, и сияние, и нетление, и царство и все то, согласно чему общается и по благодати соединяется Бог со святыми Ангелами, а также и людьми; ни разделением и различием Ипостасей, ни разделением и разнообразием божественных сил и действий, не отступающий единства и полноты. Таким образом мы веруем во Единого Бога, во едином триипостасном и всемогущем Божестве, и торжественно возвещаем о тех, которые угодили Богу в таковой вере. Не верующих же согласно сему образу, но возглавивших свои собственные ереси, или до конца последовавших ересеначальникам, мы отвергаем. Да будет вам известно, братие, что дурные страсти и нечестивые учения взаимнотесно связаны, являясь источником друг другу и бывают причиной того, что Бог справедливо оставляет такого рода людей.

Тот факт, что многочисленный рой грехов происходит от нечестия, явил нам великий Павел, писав о эллинах: «Якоже не искусиша имети Бога в разуме, но разумевше Бога, не яко Бога прославиша или благодариша, предаде их Бог в неискусен ум, творити неподобная; исполненных всякия неправды, блужения, лихоимства и прочему» (Рим. 1:28). А тот факт, что греховностью, в свою очередь, вводится нечестие, возможно представить на основании многих несчастным образом потерпевших это. Так, Соломон оный, отдавшись плотским услаждениям, поскользнулся в идолопоклонничество. Так, Иеровоам, побежденный крайним любоначалием, принес жертвы золотым тельцам. Так, Иуда предатель, болезновав сребролюбием, впал в богоубийство.

Итак, и вера без дел мертва и призрачна, и дела без веры — напрасны и бесполезны. Поэтому благодать Духа соединила днесь, в это святое время Поста и упражнения в добродетели, как — восхваление правоучащих Слово Благочестия (т. е. Православное Вероисповедание), так и — публичное отвержение тех, которые учили неправославно, — дабы мы и в вере и в делах проявили тщательность: и веру чрез дела явили, и чрез веру приобрели пользу от трудов.

Дурные страсти же и нечестие не только вводятся друг другом, но они и подобны друг другу, что вкратце я и поясню вашей любви, говоря о тех, которые находясь в нашей среде, уклонились от Православия. Как Адам, получив от Бога власть вкушать от всякого дерева, находящегося в раю, однако не удовольствовался всеми сими, но убежденный советом началозлобного змия, ел и от дерева, единственно которого получил заповедь не касаться, так можно сказать и относительно оных дарований Божиих, благих и воистину соответствующих Его любви, которые Он предоставил для желающих. Эти дарования, как некто сказал, такого суть характера: «Всем тем, что есть Бог, будет по благодати и удостоенный человек, за исключением лишь тождественности с Богом в отношении естества». Однако, есть такие люди, которые учат, что мы должны будем участвовать и в самом сверхсущественном естестве Божием, и при этом заявляют, что возможно — соответствующим образом и наименовать оное; и подражая началозлобному змию, — как тот слова Божии, — так они слова Святых злостно истолковывают и извращают. Но мы, прияв от Господа силу наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражию, легко разрушим всякое его ухищрение и в данном случае, направленное против благочестия и образа жизни, отвечающего благочестию, и явившись победителями во всем, улучим небесные и чистые венцы праведности, в Самом Христе, неподкупном Судье и Даятеле воздаяний, Которому подобает всякая слава, честь и поклонение, со Безначальным Его Отцом и Пресвятым и Благим и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Омилия IX [16] Во время поста и молитвы

Истина и твердое верование, согласующееся с богоносными Отцами нашими, являются конечной целью божественных догматов и усиленного труда над ними и богомыслия. Но для деятельной добродетели это не есть предел, а лучше сказать — начало, которое, если не сочетается с соответствующим концом, станет причиной еще большего осуждения для извлекшего его на себя. «Ведевый волю господина своего», говорится, «и не сотворивый, биен будет много» (Лк. 12:47). Таким образом, для понятия деятельной добродетели не довлеет разумение ее и истина, но деятельное добро представляет конец ее. Следовательно, если увидим людей стойких в известном добре и обращающих сие в дело и совершенствующихся в добре путем добрых дел и не допускающих даже в мыслях уклонения от правого верования, то и мы уже не станем им много говорить о праведности, целомудрии, воздержании и подобных вещах. Ибо кто же не знает, что каждая из этих добродетелей — хороша, и особенно, воздержанная жизнь, которая, как это известно по опыту каждого, приносит величайшую пользу и душе и телу? Но поскольку многие знают это, и хорошо знают, но страстность и гнев одерживают верх над их добрым расположением, как говорит Апостол: «Вижду ин закон во удех моих противу воюющь закону ума моего, и пленяющь мя законом греховным, сущим во удех моих» (Рим. 7:23), — то поэтому мы постоянно увещеваем вас, братие, чтобы побудить вас непревратным и правым расположением взяться за исполнение добрых дел, чтобы к познанию греха было присовокуплено доброе окончание. «Разум благ», говорит Давид, «всем творящим и» (Пс. 110: 10). И: «Правда Его на сынех сынов, хранящих завет Его, и помнящих заповеди Его творити я» (Пс. 102:18). И Павел: «Не слышателие закона праведни пред Богом, но творцы закона оправдятся» (Рим. 2:13). Господь же их обоих (говорит): «Аще сия весте, блажени есте, аще творите я» (Ин. 13:17).

Итак, будем деятельно держаться прекрасного дела поста и воздержания; добрыми делами удостоверим наше расположение относительно их. Деятельно покажем каковы плоды они приносят, ибо дерево познается по плоду. Но и земледелателю долженствует первому восприять от плодов. «Разумей, яже глаголю» (2 Тим. 2:6), — говорит Апостол. Так, из числа иных добродетелей, каждая очищает и украшает или душу или тело, или вернее сказать — одну некую часть души или тела: так молитва и ведение украшают и очищают ум, кротость укрощает гнев, целомудрие гасит вожделение. Пост же и воздержание умиряют плотское разжжение, угашают яростный гнев и страстность, в душе создают ясное небо — чистое и как бы безоблачное — очищая ее от паров, происходящих от множества еды и от мрака, как следствия сего. Благодаря посту и воздержанию внешний человек вянет; насколько же он вянет, настолько внутренний человек обновляется, как говорит Апостол. Упитанный желудок, сказал некто, не рождает тонкого ума; следовательно, суживаемый от поста и воздержания, он, по необходимости, и ум делает тонким. Таким образом, благодаря сему совершается все прекрасное и хорошее. Пост и воздержание это — двойное кольцо стен, и живущий за ними наслаждается большим покоем, как бы гражданин Иерусалима. Ибо Иерусалим в переводе означает «мир». Подступает же войной к этой стене вавилонский князь «архи–повар», и там, где не нашел бы стойко защищающих извнутри эти стены, он разрушает их, вводя, как стенобитные орудия, ухищрения поварского искусства. Находящееся же за этими стенами не только презирают различие яств, но ради большей экономии и хлеб сами молотят, лучше сказать, — сами, благодаря воздержанию, опрокидывают Мадиамский шатер. Ибо это–то предъизображала и история Гедеона: «Се тесто хлеба ячна (ячменного)», говорится, «валяющееся в полце мадиамли» (Суд. 7:13). Показывает же ячменный хлеб скромность и воздержание даже в необходимой еде тех, которые воинствовали вместе с Гедеоном. «И привалился к кущи Мадиамли, и поби ю, и преврати ю», — говорится. Мадиамским же шатром, опрокинутым ячменным тестом, конечно, будет (в нашем сравнении) — кипучее вожделение глотки и чрева, яростные требования которых отсекает пост и неприхотливая, отвечающая посту, трапеза. Даниил — муж желаний — не только лепешкой убил дракона, бога тех, которых бог — чрево, но и в течение многих недель не вкушая вожделенного хлеба, ни вина не пия, узрел новые видения и удостоился пришествия Архангела.

Так поступал Даниил; а похотливый и неблагодарный народ говорил: «Кто ны напитает мясы?» (Чис. 11:4). Но после того, как они насытились мясом до такой степени, что оно стало выходить из ноздрей их, они были поражены весьма великой язвой. «Ибо разгневася», говорится, «Бог на люди, и сытость их обратилась в холеру». И «гробы похотения», о которых говорится в том месте (Чис. 11:33, 35), являются памятником божественного гнева на тех людей. Будем же, взирая на памятник сей, бежать чревоугодия, облобызаем воздержание, возлюбим эти дни поста, как делающие тело послушным душе и облегчающие ум, быстро возвышающийся к Богу. Иоанн Предтеча Благодати в течение всей жизни довольствовался акридами и диким медом. Петр употреблял только соленье, маслины, волчий боб (лупин) и очищенную зелень. Что же надлежит сказать о Павле, который говорить: «Во алчбе и жажди, в пощениих многащи» (2 Кор. 11:27)? Промежуток же сорокодневного поста не составляет для тебя всю твою жизнь; к тому же изо дня в день заход солнца возвещает тебе приближение конца поста. О, разве не легко для всех и удобно это воздержание от пищи?! Только пусть будет и насыщение соответствующим посту, потому что таким образом умеренно воздерживающийся от пищи и умеренно насыщающийся, не много будет позади неядущих. Но, быть может, ты щадишь плоть и бежишь от поста, как от носителя истощения; но — напротив! — именно пресыщение приводит к возникновению подагры и мигрени и иных болезней; а пост является матерью здоровья; так что не только блудник согрешает против своего тела, но и чревоугодник грешит тем же, делая его слабым и более болезненным.

Поскольку же невоздержанность проявляется чрез все чувства, то на всех них наложим воздержание. Если же ты постишься в пище, глаза же имеешь совратителем к прелюбодеянию в тайниках твоей души, и к любопытству и к злословию; слух же — воспринимающим бесчинства и блудные песни и недобрые клеветнические нашептывания; и иные чувства, последовательно вредящие, то какая польза от поста? — Конечно, никакой! Ибо ты бежишь от одного вида зла, чтобы тем самым бежать и от того другого зла, которому ты даешь вход в свою душу, допуская оное первое зло (т. е. ты бежишь от греха чревоугодия, чтобы тем самым бежать и от иных многих грехов, которые производит чревоугодие. А. А.). Ибо, поскольку мы составлены из души и тела, не из одного только тела, но и из души, которая многочленна (ибо иным образом она имеет как члены — питающее начало (το θρεπτικον), силу вожделевательную, раздражительную и разумное начало), то тот лишь пост истинный, который распространяется на все, и все очищает, и все врачует; ибо сладостно, братие, и благостно — лечение души постом; и посему–то Отцы наши установили его для нас в течение этих дней.

Итак, если мы станем безрассудно уклоняться от поста, то нас ожидают карающие наказания, и рассечение, и жжение; ибо то, что не поддается лечению, Христос рассечет и предаст неугасаемому огню на вечную кару. Ибо, как тогда не постившись в раю, мы были изгнаны в эту многоболезненную жизнь, так и ныне, если не будем поститься и не будем, по силам, жить воздержанно, то будем ввержены в неугасимую и нестерпимую оную геенну. Но, обратитесь, сынове отступившие, говорит пророчество (Иер. 3:14). Ничто до такой степени не содействует умилостивлению Бога к обращающимся (от греха к Богу), как — пост, как мы научены примером обращения Ниневитян; и ничто так не умерщвляет, как чревоугодие, как показывает Говорящий об обратившемся блудном сыне: «Сын мой сей мертв бе, и оживе: и изгибл бе, и обретеся» (Лк. 15:24). Он возлюбил свиноподобную жизнь и наслаждался свиной грязью, сравнявшись с ними и ставь подобным им, слагая с себя богоподобие. Согласно же словам великого Иова, он говорит, что он не только уподобился скотам, но и влажным местностям, совершенно бесчувственному сусаку, папирусу и камышу, в которых почивает всеядец левиафан. Потому что в влажных местах обитает оный духовный кит. Изгоняя эту влажность воздержанной жизнью, Давид говорит: «Изсше яко скудель крепость моя, и кости моя яко сушило сосхошася; колена моя изнемогоста от поста, и плоть моя изменися елеа ради» (Пс. 21:16; 101:4; 108:24). Посему, всего себя поручая Ему, во всем, и даже в сердечном размышлении, пред Ним шествуя и имея Его пред очами во всех делах своих, он изменил «изменение десницы Вышняго» (Пс. 76:11, т. е. — получил от Бога милость и освобожден был от горя, которое он называет «изменением десницы Всевышняго»).

Итак, будем, возлюбленные, и мы подражать сему, и не только уклонимся от рыхлой (разнеженной) и расслабленной жизни, но как бы пред очами Божиими и пред Ним находясь, будем соделывать наш пост, и псалмопение, и молитву, зная, что ни пост, ни псалмопение, ни молитва сами по себе не могут нас спасти, но спасает совершение их пред очами Божиими; ибо, как солнце, согревает освещаемое им, так очи Господни, взирая, освящают нас. Совершается же это пред лицом Божиим тогда, когда ум выдержанно взирает на Него, и, по причине взирания на Него, совершаются пост, и пение псалмов, и молитвы; но когда во время молитвы и псалмопения, дух по временам простирается к Богу, по временам же приходить в упадок и беспокойство, то долженствует разуметь, что мы еще не всецело предали себя Богу, и не в законе Божием вся цель того, что нами совершается; посему, насколько мы отступаем от дел праведности, настолько не можем пребывать пред очами Божиими. «Не пребудут беззаконницы пред очима Твоима», говорится (Пс. 5:6). Но мы, лежащие израненными, будем призывать Господа, могущего возложить на наши раны пластырь и перевязать их.

Итак, не дадим здесь, молю, послабления постам и молитвам, и слезами и всеми способами будем призывать Его до тех пор, пока Он не приблизится и не излечит нас; явим и делами, что мы достойны иметь Жениха Христа, Которого, ныне от нас отлучившегося и в небесных селениях пребывающего, мы с твердой надеждой ожидаем. «Егда отъимется от них Жених», говорит Он, «и тогда постятся» (Мф. 9:15). Отсюда очевидно, что тем, которых призывает Христос, необходимо всю жизнь проводить в воздержании и в посте, с благой надеждой ожидая Его Пришествия. Будем же особенно в эти дни поститься и бодрствовать, ожидая и годовой день Воскресения Христова, чтобы чистыми чисто и Страсти Его прославить, и улучить ими соделанную для нас Господом бессмертную и блаженную жизнь. Да сподобимся и мы все сей блаженной и бессмертной жизни благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому подобает всякая слава, честь и поклонение со безначальным Его Отцем и Пресвятым и Благим и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Омилия X [17] Во вторую неделю Святой Четыредесятницы, заключающая изложение Евангельской истории об исцелении Господом расслабленного в Капернауме; в ней так же говорится и относительно несвоевременно разговаривающих друг с другом в церкви во время священных Богослужений

Предначиная слово, я произнесу вашей любви самые Владычни слова, лучше же еще сказать — самое начало Евангельской проповеди: «Покайтеся, приближи бо ся царствие небесное» (Мф. 3:2); и не только приблизилось, но и уже оно в нас есть. «Се бо царствие Божие внутрь вас есть», — опять говорит Господь (Лк. 17:21). И не только оно внутри нас, но ради этого оно приходит и более наглядно, уничтожая всякое начало, власть и силу (вражию); но это относится только к тем, которые жительствуют по Богу и богоугодно проводят жизнь. Итак, поскольку царствие Божие и приблизилось, и в нас есть, ради чего и приходит, то делами покаяния, сделаем себя достойными его; сделаем усилие над собою, отвергая злые произволения и навыки; ибо царствие небесное берется силою, и — прилагающее усилие восхищают его. Поревнуем терпению, смирению и самой вере богоносных Отцов наших; ибо, как говорит (Апостол): «Ихже взирающе на скончание жительства, подражайте вере их» (Мф. 13:7). Умертвим уды наши, сущие на земле: блуд, нечистоту, страсти, злые вожделения и алчность, — особенно же в эти священные дни Поста. Ибо с этой целью Благодать Духа, предначав, известила нас о будущем Страшном Суде Божием, а затем напомнила нам об изгнании Адама, и, наконец, после сего представила нашим очам — в чем заключается незыблемейшая вера; дабы движимые страхом пред грядущим Судом и плача об изгнании из Рая, и незыблемо держась веры, мы бы стеснили себя и не впадали в невоздержание, и вследствие ненасытного чрева, не отверзли врата всем страстям и не сдались им, и всецело оказавшись на пространном и широком пути, не погибли бы вместе с так называемым услаждением. Но, возлюбив тесный и узкий путь, ведущий в вечную жизнь, которого началом и первым поприщем является пост, пройдем с усердием сию четыредесятницу постных дней.

Ибо если, как говорит Соломон, время — всякой вещи, и всему — свой час, то ищущему благоприятного времени для совершения добродетели — вот это время: эта четыредесятница дней. Если и вся жизнь человека является благоприятным временем для приобретения спасения, то насколько больше таким благоприятным временем является это время Поста; ибо и Начальник и Вождь нашего спасения, Христос, начал с поста, и находясь на его поприще низложил и посрамил диавола, возбудителя страстей, всячески нападавшего на Него. Как невоздержание чрева, будучи уничтожителем добродетелей, является родительницей страстности, так, напротив, — воздержание, уничтожая скверны, прибывшие нам вследствие невоздержания, бывает матерью бесстрастия. Если же и тогда, когда и нет в нас страстей, невоздержание вводит и ввело их, то как же ему не умножить, и не укрепить их, когда они уже — на лицо, между тем как пост уменьшает их и уничтожает? Пост и (общее) воздержание шествуют рука об руку, хотя по времени, у разумно наблюдающих их, то одному, то другому отдается предпочтение.

Строго говоря, мы не будем разделять их друг от друга; но в течение честных пяти будничных дней седмицы будем более держаться поста (во всей его строгости), а по субботам и воскресениям будем более внимать воздержанию (т. е. общей умеренности в пище), так чтобы нам благоразумно услышать евангельские слова, который сегодня возвещают нам чудесное исцеление, совершенное Господом не в Иерусалиме, но в Капернауме. Ибо — «Во время оно», — говорит божественный Марк, — «вниде паки Иисус в Капернаум по днех» (Мк. 2:1). Этот же город Капернаум Матфей называет городом Господа (Иисуса); потому что и он, повествуя о том же расслабленном, говорит: «Прииде Иисус во Свой град» (Мф. 9:1). Потому что после того, как (Христос) крестился во Иордане от Иоанна и Дух сошел на Него с небес, и после того, как быль выведен в пустыню, чтобы подвергнуться искушениям диавола, и после того, как победил искусителя, Он снова вернувшись к пределам Иордана, обходил соседние области и многократно принимал свидетельства от Крестителя, пока Ирод не заключил Иоанна в темницу; вот после сего, Христос, как говорит Матфей: «отъиде в Галилею; и оставль Назарет, пришед вселился в Капернаум в поморие» (Мф. 4:12–13).

И из этого города Он выходил в пустыню для молитвы или в соседние города ради проповеди и снова возвращался в него. Посему, вот, Евангелист Матфей и называет этот город: «Его городом». Марк же говорить: «Вниде паки в Капернаум по днех: и слышано бысть, яко в дому есть; и абие собрашася мнози; якоже ктому не вмещатися ни при дверех» (2:1–2). Поскольку Христос большую часть времени проводил в этом городе, то, по причине многих и великих чудес и учений, и был здесь более знаем (чем в каком–либо ином месте) и особенно известен тамошнему населению. Посему, как услышали, что Он снова здесь, всем народом собрались к Нему. А, как говорит Лука, — пришедшие были из всех городов, среди них были и книжники и фарисеи и законники, и Он, как говорит Евангелист, «глаголаше им слово». Ибо Сам Он превосходнейшей степени был Тот, Кого Он представил в Своей притче, говоря: «Изыде сеяй сеяти семене своего», т. е. — слово учения, — и Который говорит: «Приидох призвати грешники на покаяние»; призвание же совершается чрез слово учения. Это и Павел являя, говорит: «Вера от слуха, слух же глаголом Божиим» (Мф. 10:17).

Господь, воистину, всем вообще и не обращаясь ни к кому в частности, говорил слово покаяния, Евангелие спасения, словеса вечной жизни, — и, действительно, все слушали, но не все послушались. Ибо все мы — любители послушать и посмотреть, но не все — любители добродетели. В нас вложено чувство желания знать среди прочего и то, что — необходимо для спасения; посему и многие не только с удовольствием слушают священное учение, но и внимательно изучают положения (тис Логис), чтобы ни у кого не было неясности, относительно понимания в области мышления. Но чтобы привести эти положения в дело или на основании их сделать совершенную веру плодоносной, для этого необходимы — благоразумие и благое произволение, которые не легко найти, и особенно у тех, которые сами себя оправдывают и в своих очах представляются мудрыми; вот такого сорта людьми были книжники и фарисеи иудейские. Посему постоянно они слушали слово и видя совершаемые знамения, более хулили, нежели восхваляли Того, Который благодетельствовал и делами и словами. Так, когда Господь учил, и все, или большинство сосредоточенно внимали словам благодати, исходящим из Его уст, — «приидоша нецыи», говорит Евангелист, — «к Нему, носящие разслаблена (жилами), носима четырьми. И не могущим приближитися к Нему народа ради, открыша покров, идеже бе, и прокопавше свесиша одр, на немже разслабленный лежаше». Быть может, тебе представляется, что все это было проявлением веры со стороны принесших расслабленного, и, удовлетворившись их верою, Господь затем даровал здравие расслабленному. Но мне мыслится, что дело обстоит иначе. — Действительно, исцеляя отрока начальника синагоги, Господь не требовал от этого отрока веры, как ни — от дочери хананеяныни или дочери Иаира; но, ведь, первая была мертвой, в то время как вторая — дочь хананеяныни — безумной, а отрок начальника синагоги и не находился да этом месте. Поэтому от них Господь и не мог ожидать наличие веры, и для их спасения довлела вера их близких. Но сей расслабленный тут присутствовал и был господином своего разума, хотя телом и был расслабленный (паралитик). Посему мне представляется, что именно больше на основании его благой надежды и его веры, пустила корни вера и у принесших его и ободрила их придти, и убеждаемых сим расслабленным, принести и вынести на кровлю и оттуда опустить его пред Господом. Потому что не против его воли они это сделали, и расслабленность параличного не была расслабленностью его разума, но он, справедливее сказать, — очевидным образом был выше того, что омрачает и препятствует вере. В то время как любовь к человеческой славе отвела фарисеев от веры в Господа; почему Он им и сказал: «Како вы можете веровати, славу друг от друга приемлюще, и славы яже от Единаго Бога, не ищете?» (Ин. 5:44).

А для других препятствием к тому, чтобы они пришли (к вере в Господа) служили имения и браки и заботы о житейских делах; все это отстранила и как бы отрезала от мыслей расслабленного присущая ему расслабленность. И посему иногда для грешников лучше болеть, чем быть здоровыми, когда болезнь содействует им к спасению. Ибо болезнь притупляет и врожденные побуждения у человека ко злу, и, тем, что человек переносит страдания, связанные с болезнью, она как бы уплачивая долг за соделанные грехи, делает человека способным к принятию сначала здравия души, а, затем, вот, и телесного здоровья. В особенности это бывает тогда, когда больной, понимая, что здравие зависит от Бога, доблестно переносит беду и с верою припадает к Богу и делами, насколько это позволяют его силы, умоляет о милости. Это и оный расслабленный делами, как мог, показал, и Господь и делом и подлинными словами явил это, хотя фарисеи, не будучи в состоянии понять, хулили и роптали. Ибо «видя», говорится, «Иисус веру их, — как спускаемого прикованного болезнью к одру расслабленного, так и спускающих его с кровли, — говорит расслабленному: чадо, отпущаются тебе греси твои». О, блаженные слова! — «Чадо», слышит он обращение к нему, и (этим) усыновляется Небесному Отцу вступает в тесную связь с Безгрешным Богом, тотчас же и сам став безгрешным, вследствие отпущения грехов; и чтобы последовало и обновление тела, он сначала воспринимает душу, возвышающуюся над греховностью, от Ведущего, что вследствие того, что сначала душа пала в сети греха, последовали, по праведному Его суду, болезни для тела и смерть.

Но книжники, услышав эти слова, «помышляли», говорится, «в сердцах своих: что Сей тако глаголет хулы? Кто может оставляти грехи, токмо един Бог?» Господь, как Творец сердец и Разумеющий скрытые помыслы сердец книжников, говорит им: «Что сия помышляете в сердцах ваших? Что есть удобее рещи разслабленному: отпущаются тебе греси твои: или рещи: востани, и возми одр твой и ходи?» Книжникам представлялось, что Господь, будучи не в силах исцелить расслабленного, прибег к тому, что не обнаруживается явно, именно — к отпущению грехов, которое единым словом сказать, и то в авторитетном и повелительном тоне, не только — хула, но и совершенно легко сделать всякому желающему. Посему Господь и говорит им: если бы Я желал произнести лишь странные слова, не имеющие на деле результата, то с равным успехом мог бы не связывать одно с другим, именно — исцеление расслабленного с отпущением ему грехов; но Я это намеренно делаю, чтобы вам было известно, что мое слово не бездейственно, и не потому что Я не в силах даровать исцеление от недуга, Я прибег к дарованию отпущения грехов, но Я обладаю божественной властью на земле, как Сын Единосущный Небесному Отцу, хотя по плоти Я стал единосущным и вам, неблагодарным. Тогда говорить расслабленному. «Тебе глаголю, востани, возми одр твой, и иди в дом твой. И воста абие, и взем одр, изыде пред всеми».

Эти слова и чудо явились опровергающим ответом на мысли книжников, но, с другой стороны, они как–то гармонируют с ними: ибо это — правда, что никто из людей не может своей властью отпускать грехи. Но в том–то и заблуждение и безумие фарисеев, что они считали Христа за простого человека, и не видели в Нем Всемогущего Бога. Ибо произошло то, что никто никогда не видел и не слышал ранее, именно: ныне явился Бог и Человек, имеющий сугубую природу и обладающий сугубым действием («энергией»): говорящий действительно, так как это свойственно нам, людям, творящий же елика хощет — словом и единым повелением, как — Бог, и Своими делами уверяющий, что Он — Тот, Кто в начале все создал, как говорится в псалме: «Рече, и быша, Той повеле, и создашася» (Пс. 32:9). Посему и в этом случае за Его словом немедленно последовало и дело. — «И взем одр, изыде пред всеми: яко дивитися всем». Ибо и среди людей прощение проступков, если кто обидел кого, часто производится словом, но чтобы болезнь, и то таковая болезнь, могла обратиться в бегство силою единого повеления и слова, это возможно — только Богу. Посему Евангелист говорит, повествуя, что все видящие (совершенное Господом исцеление расслабленного) удивлялись и прославляли Бога, т. е. Его, конечно, Творца сего неизреченного чуда, лучше же сказать, — Творящего славные и страшные дела, которым нет числа, — говоря: «Яко николиже тако видехом». Но те люди, действительно, таким образом словами воздавая славу и возвещая чудо, большее всех прежде бывших чудес, говорили: «Николиже тако видехом». Мы же не можем теперь так говорить: потому что мы видим многие и гораздо большие, чем это, дела, совершенные не только Христом, но и Его Учениками и бывшими после них преемниками, и то совершаемые единым призыванием имени Христова. Посему, братие, теперь уже мы Его будем прославлять делами, возвышенным умом воспринимая это чудо, как пример для добродетели: ибо всякий предающийся услаждениям, расслаблен душою, лежит на одре сладострастия с соответствующей сему расслабленной разнузданности тела. Но когда, убежденный евангельскими увешаниями, покаявшись, он восторжествует над своими грехами и над порожденной ими расслабленностью души, тогда он бывает приносим ко Господу сими четырьмя: презрением к себе, исповедью согрешений, обещанием на будущее воздерживаться от зла и молитвой к Богу. Но они не могут приступить к Богу, если только не раскроют крышу, разметав черепицы, глину и иной материал. Кровлей же в нас является мыслительная часть души, как все в нас покрывающая; заключает же она в себе как бы многочисленный, нагроможденный материал, имеющий отношение к страстям и к земному. И вот, когда это состояние станет расцеплено и уничтожено сими вышереченными четырьмя, тогда действительно мы сможем быть спущенными, т. е. истинно смириться и припасть и приступить ко Господу, и просить и получить от Него исцеление.

Но когда же совершаются эти дела покаяния? — Когда Иисус пришел «в Свой град», т. е. во плоти пришел в мир, который является Его собственностью, как Его создание, как и Евангелист говорит о Нем: «Во Своя прииде, и Свои Его не прияша. Елицы же прияша Его, даде им область чадом Божиим быти, верующим во имя Его» (Ин. 1:11–12). Посему и расслабленный духом, с верою таким образом припадающий, немедленно же слышит от Него: «Чадо», и воспринимает и отпущение грехов и исцеление, и не только это, но и силу приемлет к тому же, чтобы взять свой одр, на котором он лежал прикованный к нему, и нести. Под «одром» же разумей — тело, в котором покоится ум, следующий плотским стремлениям, и который, подавленный телом, придерживается дел греховности. Но после выздоровления, наш ум является теперь ведущим и носящим тело, как подвластное ему, и им являющий плоды и дела покаяния, так что видящие прославляют Бога, видя сегодня Евангелистом того, кто вчера быль мытарем, Апостолом — гонителя, Богословом — разбойника, сыном Небесного Отца — того, кто незадолго перед тем обитал со свиньями, — если же хочешь, — и (не просто сыном Небесного Отца, но и) восхождение в сердце полагающего и идущего от славы в славу и простирающегося изо дня в день к большему.

Посему Господь и говорит Своим: «Тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела, и прославят Отца вашего, Иже на Небесех» (Мф. 5:16). Говорится же это не в том смысле, будто бы Он заповедует нам показывать себя; но Он заповедует богоугодно жительствовать; но как свет, не имея отношения с внешним миром, однако притягивает к себе взоры зрящих, так богоугодное жительство привлекает к себе вместе с очами и души людские. И еще: как при свете солнца, мы восхваляем не воздух, участвующий в сиянии, но — солнце, обладающее светом и подающее озарение его; и если даже мы и восхваляем эфир, как светящийся, то насколько больше восхваляем солнце? Так и в отношении человека, являющего добродетельными делами, сияние Солнца Правды: ибо такой человек, как только становится замеченным, возвышает людей к славословию Небесного Отца, Солнца Правды — Христа. И не говоря уже о больших добродетелях, скажу, что когда вместе с вами предстоя Богу в священной Церкви, обернувшись, я посмотрю на тех, которые с разумением и с сокрушением воссылают Богу песнопения и моления, или же вижу кого в молчании и в погруженности стоящего и внимающего, то и этот единый вид меня окрыляет и я исполняюсь довольством и славлю Отца, Иже на Небесех — Христа, без Которого никто не может сделать ничего благородного и чрез Которого всякое успешное действие производится в людях.

Но что нам сказать о тех, которые не в молчании предстоять, не участвуют в воспевании славословий, но разговаривают друг с другом, и нашу словесную службу Богу смешивают с какими–то праздными разговорами, и сами не слушают священные и боговдохновенные слова, и желающим слушать — мешают? Доколе, о, вы — такие люди! — будете хромать на оба колена, как сказал бы Фесвитянин Илия, — желающие одновременно участвовать и в молитвах и в неблаговременных, земных разговорах, и не исправляющие друг друга, как это подобало бы, но взаимно всячески губящие друг друга, лучше же сказать — сами друг другом уничтожаемые? Доколе не удержитесь вы от суетных слов, но Дом Молитвы будете делать домом торговли или вести страстные разговоры, Дом, в котором произносятся и воспринимаются слухом словеса жизни вечной? Эту вечную жизнь мы, с нашей стороны, просим у Бога с непостыдной надеждой; а, со стороны Бога, она даруется тем, которые всей душою и всем помышлением молят о ней, — но не тем, которые даже, так сказать, и не полный язык подвигают к молитве. Ныне у нас, братие, жертва приносится не чрез огонь, как при Моисее, но словом совершается. Посему, в то время как огнем возносимая Богу жертва воспринималась, приносившие вне чуждый огонь, вместе с Кореем восставшие против Моисея, были сожжены священным огнем, возгоревшимся против них.

Убоимся же и мы, чтобы, привнося внешние чуждые слова на сем священном Божественном Жертвеннике, я говорю о Церкви, не стать нам вконец осужденными сущими в ней божественными словами, отсюда делая сами себя достойными изречения проклятия и осуждения. О, убоимся, молю, и доколе пребываем здесь, со страхом предстоя Богу, будем приносить моления; выходя же отсюда, покажем с этих пор изменение в образе жизни на лучшее; не соблазняясь выгодами и особенно неправедными; бежа от клятв, и особенно при лжи; удерживаясь от срамных слов, а тем более куда больше, от соответствующих им дел: злословия, коварства, хвастовства; каждый член, каждое чувство подчиняя водительству благочестивого ума; нося тело с благоразумием и со страхом Божиим, или, лучше сказать, — не нося, а — вознося, но не — подчиняясь телу, снижаясь до его низменных и отвратительных инстинктов и допуская себе быть одержимым ими, — будучи научены Павлом и зная, что если по плоти живем, долженствует нам умереть; если же духом умертвим дела тела, будем жить во веки. И ныне к славе Божией подвигнем всех зрящих нас, знающих, что Сей Дом носит в себе Христа, укрепляющего расслабленных душою и заповедующего телесные чувства и ощущения приносить к Нему и возносить, но не быть безрассудно носимым и понижаемым ими, — и таким образом взойти в истинный наш Дом, я имею ввиду — небесную и сверхнебесную Область, где ныне — Христос, Наследник и Наследия–податель наш, Которому подобает слава, держава, честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем и Пресвятым и Благим и Животворящим Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Омилия XI [18] О честном и животворящем Кресте

С древних времен Крест Христов был предвозвещен и представлен в виде образов; и если бы не было силы Креста, никто никогда не возмог бы примириться с Богом. Потому что после прародительского оного в раю Божием преступления чрез древо, грех ожил, мы же умерли, и прежде смерти тела, подверглись смерти души, которая заключается в удалении души от Бога. Та жизнь, которой мы жили после преступления, была жизнью в грехе и жизнью по плоти; грех же не покоряется закону Божиему, да и не может; так и живущие по плоти, не могут угодить Богу. И поскольку, как и Апостол говорит: «Плоть похотствует на духа, дух же на плоть» (Гал. 5:17) [19], — Бог же есть Дух и сама Доброта и Добродетель, и наш дух создан был по образу и подобию Его, но вследствие и по причине греха пришел в негодность, — то до тех пор, пока грех не будет упразднен и жизнь по плоти сведена на нет, каким образом мог бы кто обновиться во всем и стать угодным Богу? — Крест Христов именно и есть упразднение греха. Посему и некто из наших богоносных Отцев, будучи вопрошен одним из неверных: неужели он верит в Распятого? — ответил: «Да, — в Распявшего грех». Многие же еще и прежде явления Креста Христова, бывшие до Закона и после Закона [20], были засвидетельствованы Самим Богом, как — друга Божии, и Царь и Пророк Давид, как, конечно, и сам тогда сущий в числе друзей Божиих, говорит: «Мне же зело честни быша друзи Твои, Боже» (Пс. 138:17). Но как же это так, что и прежде Креста они провозглашены: «Друзьями Божиими»? — Я вам объясню это, если вы окажете мне послушное и внимательное слушание (моих слов).

Как, например, еще прежде пришествия «человека греха, сына погибели», (я говорю об антихристе [21]), возлюбленный Христу Богослов говорит: «И ныне антихристи мнози быша: от сего разумеваем, яко последний час есть» (1 Ин. 2:18), так и Крест был у праотцев и раньше того времени, как пришел в исполнение. И великий Павел еще яснее уча нас, что и раньше того времени, как придет, антихрист — уже среди нас, говорит, что «тайна его деется среди нас» (2 Фес. 2:7). Так и Крест Христов, и не явившись еще, был уже среди праотцев: ибо тайна его совершалась среди них. Я не буду ныне говорить об Авеле, Сифе, Еносе, Енохе, Ное и о тех, которые прежде Ноя угодили Богу, и которые, вообще, принадлежат к тому периоду, — чтобы нам начать от Авраама, который был наименован «Отцем многих народов»: Иудеев — по плоти, нас же — по вере. Итак, я начну с этого по духу Отца нашего и от самого начала, свойственной ему, доблести, и от первого призвания его Богом. Какие первые слова, говоря ему, Бог произнес? — «Изыди от земли твоея, и от рода твоего, и иди в землю, юже ти покажу» (Быт. 12:1). Таким образом, в самых этих словах заключалась тайна Креста, ибо это же прямо являет Павел, который, хвалясь Крестом, говорит: «Мне мир распяся» (Гал. 6:14). Ибо для бегущего без оглядки из отечества или от мира, земное отечество и мир умерли и оставлены без внимания, а это и есть Крест.

Но еще прежде чем он бежал от сожительства с нечестивыми, Бог говорит Аврааму: «Пойди из земли твоей, и иди в землю» — не которую Я дам тебе, но — «которую Я укажу тебе», этими словами как бы указывая на иную, духовную землю. Какие же были первые слова Бога Моисею после того, как он бежал из Египта и восшел на гору? — «Иззуй сапоги от ног твоих» (Исх. 3:5). Здесь открывается иная тайна Креста, естественным образом вытекающая из первой. Ибо хотя ты, — говорит, — убежал из Египта и отверг служение фараону и презрел носить наименование «сына дочери фараона» и, насколько от тебя зависело, упразднил и покончил с миром злого рабства, но тебе долженствует к этому прибавить и самого себя. Что же означает это: «Иззуй сапоги от ног твоих»? — Это значит: разреши кожаные одежды, в которые ты оделся и в которых грех имеет действие и отстраняет тебя от святой земли. Итак, «Иззуй сапоги от ног» — это тоже, что и сказать: не живи более по плоти и в грехе, но да будет упразднена и умерщвлена противная Богу жизнь и рассуждение плоти и закон в членах, противящийся закону духа и пленяющий законом греха; пусть он более не одерживает верх и не имеет действия, будучи умерщвлен силою боговидения. Разве это не есть Крест? — Ибо Крест, опять же согласно божественному Павлу, означает: «Распять плоть со страстьми и похотьми» (Гал. 5:24). Итак, «иззуй сапоги от ног твоих: место бо, на немже ты стоиши, земля свята есть». Эти же слова показали ему будущее освящение, имеющее наступить на земле благодаря Кресту, после явления Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. Ибо тогда, взирая на величие зрелища: купину орошаемую в огне, — он предузрел имеющее некогда наступить пришествие Христово: потому что созерцание в Боге [22] есть тайна Креста, и оно–то проистекает из второй тайны (т. е. — из распятия себя миру), которая больше — первой (т. е. самого удаления от мира). Что то и другое неразрывно связаны друг с другом, явили и великий Павел и божественные Отцы наши: первый, говоря не только, что: «мне мир распяся», но и присовокупляя: «и аз миру»; а они — предписывая нам не спешить восходить на крест прежде креста; ибо, конечно, и то и другое являются выражениями и тайнами Креста. Итак, первая тайна Креста заключается в бежании от мира и удалении от близких по плоти, если они препятствуют благочестию и отвечающему сему образу жизни, и в телесном аскетизме, которое само по себе (без наличия духовных подвигов А. А.), мало–полезно, как говорит Павел (1 Тим. 4:8). Таким образом, согласно сей первой тайне Креста, нам мир и грех распяты, когда мы бежим от сего. Вторая же тайна Креста заключается в распятии себя для мира и страстей, когда они бегут от нас. Но не могут, конечно, они убежать от нас, ни мы не возможем разумно действовать, если только не будем в созерцании Бога: ибо когда упражнением в добродетели мы взойдем к созерцанию и когда украсим и очистим нашего внутреннего человека, изыскивая скрытое в нас самих божественное сокровище и вновь рассматривая находящееся внутри нас Царство Божие, тогда мы распинаем себя миру и страстям. Ибо некая теплота приходит на сердце от таких мыслей, которая, как мух, изгоняет злые помыслы и производит духовное умиротворение и утешение в душе и подает освящение телу, как говорит Псалмопевец: «Согреяся сердце мое во мне, и в поучении моем разгорится огнь» (Пс. 38:4). И это есть именно то, что и один из богоносных Отцов наших, поучал нас, говоря: «Приложи всякое старание, чтобы внутренняя твоя деятельность была в Боге, и тогда ты победишь внешние страсти». К этому же обращает наше внимание и великий Павел: «Духом ходите», говорит, «и похоти плотския не совершайте» (Гал. 5:16). Посему и в ином месте он пишет нам в увещание следующее: «Станите убо препоясани чресла ваша истиною» (Еф. 6:14): ибо созерцание укрепляет и лелеет добрые устремления, и подавляет плотские вожделения. И великий Петр еще более наглядно явил нам, что суть чресла и что есть истина. — «Препоясавши», говорит, «чресла помышления вашего, трезвящеся совершене уповайте на приносимую вам благодать откровением Иисус Христовым» (1 Пет. 1:13).

Итак, поскольку дурные страсти и мир греха не могут совершенно быть далекими от нас, ни разумное действие производиться в наших душах, если только мы не будем в созерцании Бога, то посему и сие созерцание, распинающее миру удостоенных его, также является тайной Креста. Так и при Моисее оное созерцание горящей купины, являло тайну Креста, большую и более совершенную, чем та, которая была в призвании Авраама. Значит ли из этого, что Моисей был более совершенно посвящен в тайну Креста, чем — Авраам? Да и каким доводом мог бы кто подкрепить такое утверждение? — Ибо (надлежит знать) что тогда, когда Авраам был призван, в самом факте призвания еще он не был посвящен в эту третью тайну Креста, т. е. — созерцание, но это имело место позднее, после оного призвания, и не раз и не два, но часто, хотя у нас и не имеется достаточно времени, чтобы поведать обо всем. Напомню же вам (только) оное, чудеснее иных, созерцание, когда он явно узрел Единого Триипостасного Бога, Который еще не был возвещен в Троице. Ибо говорится: «Явися ему Бог у дуба Мамврийскаго и воззрев, виде, и се Трие Мужи, и притече в сретение Им» (Быт. 18:1). Вот, явившегося Единого Бога он видел в Трех Лицах». Посему говорится: «Явился ему Бог, и се Трие Мужи», и затем, подбежав навстречу к Ним, он беседует как бы с Одним, говоря: «Господи, аще обретох благодать пред Тобою, не мини раба Твоего». И они, вот, Три, как Один сущие, беседуют с ним. Ибо говорится: «Рече к нему: где Сарра жена твоя? Возвращаяся прииду к тебе во время сие в часы, и родит сына Сарра жена твоя». Когда же Сарра, услышав, засмеялась — «рече Господь: что яко разсмеяся Сарра жена твоя?» — Вот, Единый Бог — и Три Ипостаси, и Три Ипостаси — и Единый Бог; ибо говорится: «Рече Господь».

И таким образом на Аврааме совершилась тайна Креста. Исаак же сам собою был образом Пригвожденного, быв послушен своему отцу даже до смерти, как и — Христос (Богу Отцу); и данный вместо него овен, предзнаменовал Агнца Божияго, данного ради нас на заклание; и чаща, в которой овен запутался рогами, была тайной образа Креста, почему и называется «Чащей Савек», т. е. «Чащей Оставления» [23], как и Крест именуется «Спасительным Древом». И на Иакове сыне Исаака совершилась тайна и образ Креста: ибо посредством древа и воды умножилось ему стадо. Ибо то дерево прообразовало Крестное Древо, а та вода — божественное Крещение, которое в себе заключает тайну Креста: «В смерть Христову крестихомся» (Рим. 6:3), говорит Апостол. И Христос Древом и Водою, т. е. Крестом и Крещением умножил Себе на земле словесную паству. Но и еще отчетливее Иаков явил образ Креста: когда поклонился краю жезла и когда благословлял внуков, положив руки крест на крест. К тому же, будучи от начала до конца послушен родителям и посему возлюблен и благословен, и вследствие этого ненавистен для Исава, он таким образом всякое искушение доблестно перенося, в течение своей жизни имел совершаемую тайну креста. Посему Бог и сказал: «Возлюбих Иакова, Исава же возненавидех» (Мал. 1:2).

Нечто подобное и среди нас имеет место, братие. Ибо подчиняющий себя духовным отцам, согласно реченной апостольской заповеди: «Чада послушайте своих родителей» (Еф. 6:1), тот, — как по своему послушанию подобный возлюбленному Сыну Божию, и сам бывает возлюблен Богом; непослушный же, как чуждый подобия в отношении Возлюбленного Сына, и Богом ненавидим бывает. И как сбывающееся не только в отношении Иакова и Исава, но и всегда и среди всех, Премудрый Соломон, являя это, говорит: «Сын послушный будет в жизнь, непослушный же — в погибель».

Но разве сын послушания Иаков к тому же не в большую был посвящен тайну Креста, именно — в созерцание, благодаря чему человек более совершенно распинается и умирает греху, и живет для добродетели? — Да! Ибо сам он свидетельствует о себе и относительно Богосозерцания и спасения: — «Видех бо Бога», говорит, «лицем к лицу, и спасеся душа моя» (Быт. 32:30). «Где — те, которые, находясь в нашей среде, обнаруживают пустой и неправославный образ мыслей? — Пусть они выслушают, что Иаков видел лице Божие, и не только не лишился, вследствие сего, жизни, но, как сам он говорит, еще и «спасеся», хотя Сам Бог говорит: «Никтоже узрит лице Мое, и жив будет» (Исх. 33:20). Так что же, быть может, есть два Бога: Один, имеющий лице, подлежащее видению Святых; Другой же — имеющий лице, превосходящее всякую возможность видения? — Прочь, такой абсурд! — Но (это надо понимать в том смысле, что) зримое лице Божие есть не иное что, как божественная благодать и действие являемое на достойных. А то лице, которое отнюдь не может подлежать зрению, надлежит разуметь в том понятии, когда имеется ввиду превосходящее всякое описание и видение естество Божие: потому что никто, как написано, Бога в лице и в естестве и не видел и не возвестил.

Итак, созерцание в Боге и божественная тайна Креста не только отгоняет от души дурные страсти и производящих их демонов, но и опровергает ложные мнения и их проводителей и изгоняет их из оград Священной Христовой Церкви, в недрах которой находясь, нам отрадно ныне праздновать и разъяснять божественную благодать и действие Креста, совершаемый на Праотцах еще до явления Креста в мир.

Итак, как на Аврааме совершалась тайна Креста, сын же его сам стал прообразом Того, Который был впоследствии распят; так и, опять, тайна Креста совершалась во всей жизни Иакова. Иосиф же сын Иакова, сам был прообразом и тайной имевшего впоследствии быть распятым — Богочеловека Слова: ибо и он (Иосиф), вследствие зависти, был веден на заклание, и то — от сродников по плоти, ради которых он был послан к ним отцом, как и Христос затем. Если же Иосиф не оказался убитым, но был продан, то тут нет ничего удивительного, ибо и Исаак не оказался заклан: ибо не сами по себе они представляли действительность, но были лишь образами грядущей действительности. Но, быть может, долженствует и на них видеть сугубую тайну двух природ Иисуса: то, что они были ведомы на убиение, этим они предъизобразили Страсти по плоти Богочеловека; а то, что они отнюдь не пострадали — этим предъизобразили бесстрастие Божества. Это же самое можно обнаружить и в отношении Иакова и Авраама: потому что если они и перетерпели искушения, однако победили, что ясно было написано и в отношении ко Христу. Итак, из тех четырех, которые в добродетели и благочестии прославились прежде Закона, двое, именно — Авраам и Иаков, изведали тайну Креста в делах, имеющих отношение к их жизни; а двое других, именно — Исаак и Иосиф сами собою чудесным образом предъизобразили тайну Креста. Что же затем и Моисей, первый приявший от Бога Закон и передавший его другим, не посредством ли дерева и воды, еще до Закона, сам оказался спасен, когда, будучи вложен в ящик, был отдан струям Нила, а затем и сам древом и водою спас Израильский народ: древом предъизобразив Крест, водою же — божественное Крещение? Как и Павел, ведатель таин, еще яснее возвещает, что — «вси в Моисея крестишася во облаце» (1 Кор. 10:2). И прежде моря и оного жезла (рассекшего море), он свидетельствует о нем, что он добровольно воспринял Крест Христов: «Ибо большее богатство» — говорит — «вменив египетских сокровищ поношение Христово» (Мф. 11:26). Поношение же Христово со стороны неразумных есть Крест, как, опять, сам Павел говорит о Христе, что Он «претерпел Крест, о срамоте нерадив» (Мф. 12:2). Предшествуя же Христу, Моисей и сам весьма ясно предъизобразил Его и образ Креста и спасение благодаря этому образу: ибо прямо поставив жезл, он простер на нем свои руки, и так по образу Креста представив себя на жезле, он совершенно обратил в бегство Амалика. Также и медную змею, поставив на знамени наискось и таким способом всенародно воздвигнув образ Креста, он велел ужаленным среди иудеев взирать на него, как бы на Самого Спасителя, и так излечил укусы змей.

Не достанет же мне времени поведать об Иисусе (Навине) и бывших после него: Судиях и Пророках, о Давиде и бывших после него [24], которые при действии тайны Креста, сдерживали реки, останавливали солнце, разоряли нечестивые города, одерживали победы в войне, прогоняли полки чужих, избежали уст меча, угашали силу огня, заграждали уста львов, побеждали царей, испепеляли пятидесятиначальников, воскрешали мертвых, словом замыкали небеса и снова разрешали, делали облака на небе нерождающими дождь и затем — плодотворящими; ибо если Павел и говорит, что все это совершила вера, однако — сила веры во спасение: почему и все возможно верующему. Вот, этим–то, конечно, и является Крест Христов для верующих. — «Слово крестное», снова сказать устами Павла, — «погибающим юродство есть, а спасаемым нам сила Божия есть» (1 Кор. 1:18). Но дабы мы допустили включение в число спасаемых силою крестною и всех тех, которые были в ветхозаветное время прежде Закона и под Законом, не Сам ли Христос, чрез Которого и в Котором все, сказал прежде наступления Креста: «Иже не примет креста своего, и в след Мене грядет, несть Мене достоин» (Мф. 10:38)? Видите, как и до того; как Кресту было суждено водрузиться, Крест уже был спасающим? Также и тогда, когда Господь открыто предрек Ученикам Свое страдание и смерть чрез крест, Петр же, слушая, не сдержался, но, ведая, что это в Его власти, взмолился, говоря: «Милосерд Ты Господи: не имать быти Тебе сие» (Мф. 16:22), тогда Господь запретил ему, как мыслящему относительно Него «яже суть человеческая, а не Божия»; призвав же народ вместе с Учениками Своими, сказал им: «Иже хощет по Мне ити, да отвержется, и возмет крест свой, и по Мне грядет. Иже бо аще хощет душу свою спасти, погубить ю: а иже погубит душу свою Мене ради и Евангелия, той спасет ю» (Мк. 8:34–35). Посему Он призывает вместе с Учениками и народ, и тогда свидетельствует и возвещает оные великие и превосходящие естество и воистину не человеческие, но Божеские мысли, дабы явить; что это требуется не только от избранных Учеников Его, но и от всякого верующего в Него. Следовать же Христу означает — жить по Евангелию Его, проявляя всякую добродетель и благочестие; желающий же следовать Ему, должен отвергнуть себя и взять крест свой и уже более не щадить себя, если призовет время, но быть готовым и на позорную смерть ради добродетели и истины божественных догматов. Но если отвергнуть себя и предать на крайнее бесчестие и смерть — велико и выше естества, однако это не несправедливо: потому, что и земные цари не удостаивают ли следовать за собою, и особенно тогда, когда идут на войну, лишь тех только, которые готовы умереть за них? — Так что же удивительного, если и Царь Небесный, согласно обетованию [25] обитав на земле ради борьбы против общего врага человеческого рода, ищет, чтобы именно такого рода люди следовали за Ним. Но земные цари не могут вернуть жизнь убитым на войне, ни даже приблизительно наградить тех, которые положили свою жизнь за них. Ибо что получит от них тот, кого уже нет в жизни? Но и им, если случится положить жизнь свою за Благочестивых (Царей), есть упование о Господе. Тем же, которые в следовании Ему, подвергли свою жизнь опасности, Господь воздает жизнь вечную.

И, вот, земные цари ищут, чтобы их окружение было готово на смерть ради них, а Господь Сам Себя предал на смерть за нас; нас же, не ради Себя, но ради нас самих же увещевает быть готовыми на смерть; и показывая, что это именно ради нас самих, Он присовокупляет: «Иже бо аще хощет душу свою спасти, погубит ю, а иже погубит душу свою Мене ради и Евангелия, той спасет ю». Что же означают эти слева: «Иже бо аще хощет спасти… погубит, и иже погубит… спасет»? — Человек сугуб: внешний, имею ввиду — тело, и внутренний наш человек, именно — душа. Посему, когда внешний [26] наш человек предаст себя на смерть, этим он губит свою душу, обитающую в нем; когда же за Христа и за Евангелие он таким образом погубит ее, тогда–то, воистину, спасет и приобретет ее, доставив ей небесную и вечную жизнь, и в всеобщем воскресении имея ее таковой, благодаря ей и сам, имею ввиду — и по плоти, он станет таким же небесным и вечным. Любящий же свою душу, но, по причине любви к привременному этому веку и к тем вещам, которые принадлежат сему веку, не готовый таким образом (т. е. — за Христа и Евангелие) погубить ее, нанесет ущерб своей душе, лишив ее истинной жизни, и сам вместе с нею подвергнется каре: предав ее, увы, на вечное мучение. И как бы оплакивая такого человека и показывая весь ужас положения, всемилостивый Владыка говорить: «Кая бо польза человеку, аще мир весь приобрящет, душу же свою отщетит? или что даст человек измену за душу свою»? (Мф. 16:26). Ибо не снидет с ним (в гроб) слава его [27] ни иная какая из почитаемых в веке сем почестей и услаждений, которые он предпочел спасительной (для его души) смерти (за Христа и Евангелия). Какую же вещь он нашел бы среди вещей века сего, которая была бы выкупом за разумную душу, для которой и весь мир не равнозначущ.

Итак, если бы некто мог приобрести весь мир, братие, то никакой от этого ему не было бы пользы, если бы при этом он нанес ущерб своей душе; насколько же ужаснее, когда могущий приобрести лишь какую–то ничтожную малейшую часть сего мира, если, по причине пристрастия к этому малейшему, нанесет ущерб своей душе, вместо того, чтобы отдать предпочтение взятию креста и в образе и в понятии и следованию Дарователю жизни?! Ибо и сам Крест — достопокланяем и понятие (смысл) этого Образа. Но уже была речь о понятии и тайне сего Образа, и мы растолковали сие вашей любви, лучше же сказать, — раньше нас Павел растолковал это, который, хвалясь Крестом, рассудил быть не знающим ничего, кроме Господа Иисуса, и притом — распятого. Что же он говорит? — «Крест есть распятие плоти со страстьми и похотьми». Думаете ли, что только относительно услаждений и нечистых плотских страстей он говорит это? — Но почему же, тогда, он пишет к Коринфянам: «Поскольку среди вас распри, вы — еще плотские» (1 Кор. 3:3)? Таким образом, и любящий славу или просто желающий настоять на своей воле и тем самым одержать верх в соперничестве, является плотским и по плоти ходит: ибо по этой–то причине и бывают раздоры, как и Иаков Брат Божий говорить: «Откуду брани и свары в вас? Не отвсюду ли, от сластей ваших, воюющих во удех ваших? Желаете, и не имате: убиваете и завидите, и не можете улучити: сваряетеся и борете» (Иак. 4:1, 2). Итак, распять плоть со страстьми и похотьми означает следующее: чтобы человек стал бездействен на все не угодное Богу: если же тело тянет вниз и настаивает на своем, то каждому долженствует стараться поднять его на высоту креста. Что я имею в виду? — Быв на земле, Господь прожил жизнью бедняка, и не только жительствовал так, но и проповедывал это, говоря: «Иже не отречется всего своего имения, не может быти Мой ученик» (Лк. 14:33).

Но никто да не сетует, братие, молю, слыша нас, без обиняков, возвещающих благую и приятную и совершенную волю Божию, и да не мятется, полагая, что эти заповеди — невыполнимы, но пусть прежде всего осознает, что Царство Небесное берется с силою и именно употребляющее усилие завладевают им, и пусть выслушает Петра Корифея Апостолов Христовых, говорящего, что — «Христос пострада по нас, нам оставль образ, да последуем стопам Его» (1 Пет. 2:21). Затем, пусть справедливо взвесит, что, хотя ученик воистину пребывает должником учителя до тех пор, пока не воздаст все, однако, если скромно предложит то, что в силах его и выделит это, а относительно остающегося невыплаченным смирится пред ним, то, по причине такого смирения своего, привлекши его сострадание к себе, этим он восполнит недостающее. Посему, если кто видит, что его образ мысли направлен на стремление к богатству и многому обладанию, то да познает он, что образ его мышления — плотской, и пусть это будет поводом для пробуждения: ибо тот, кто пригвожден ко кресту, тот не может иметь побуждений к такому нечто. Итак, необходимо ему взойти на высоту креста, чтобы не случилось самому, себя низринув, отделиться от распятого на нем Христа.

Но как начать ему восходить на высоту креста? — Имея надежду на Христа, Снабдителя и Кормильца каждого, пусть он откажется от всякого дохода неправедно приходящего; а что касается тех средств, которые получаются праведным способом, то и к сему будучи не слишком привержен, пусть он употребляет это благородным образом: по силе делая нуждающихся участниками сего. Ибо хотя заповедь и предписывает отречься тела и воспринять крест свой, однако, те, которые — Божии и по Богу живут, имеют в своем обладании имущество: не слишком прилепляяся к нему, они пользуются им по потребе, как бы сотрудником, готовы, если бы призвало время, и отвергнуть его. Итак, тот кто поступает таким образом в отношении материальных приобретений и нужд, когда не в силах — на что–нибудь большее, все же он обладает благочестиво и богоугодно.

Затем, видит ли кто в себе жестоко борющий блудный помысл, да познает он, что он еще не распял себя. Как же ему распять? — Пусть избегает любопытных взглядов на женщин и неподобающей близости с ними, а также и неуместных бесед; пусть убавит материал, питающий вожделение; пусть не допускает чрезмерного употребления вина, опьянения, обжорства, многоспания; и с этим удалением от зла, пусть он присоединит и смиренномудрие, в сокрушении сердца призывая Бога в помощь против страстей, и тогда–то и сам он скажет: «Видех нечестиваго превозносящася, и высящася, яко кедри ливанския: и мимоидох, и се не бе, и взысках его» — в молитве и смирении, — «и не обретеся во мне место его» (парафраза Пс. 36:36) [28]. Затем, беспокоит ли тщеславный помысл? — А ты наедине и пред судом своей совести приведи себе на память Господень совет о сем в Евангелии, говорящий: не ищи показывать себя превосходящим других; добродетели, насколько имеешь, совершай втайне, имея в виду только Бога и будучи видим только Им одним, и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно. Если же и после того, как ты нанес решительный удар возбудителям каждой из страстей, тебя снова обеспокоит внутренней помысл, — не бойся; пусть он будет для тебя поводом для получения венцев; ибо он уже не склоняет и не оказывает действия, но является лишь бессильным движением, как побежденный в твоей борьбе о Бозе. Вот, это и есть: «Слово Крестное»; будучи же такого рода, оно не только у Пророков прежде своего совершения, но и ныне после совершения, воистину является великой и божественной тайной. Каким образом? — Ибо по внешности представляется, что тот, кто не высоко себя ставит и смиряется во всем, тот сам себе наносит бесчестие; и тот, кто бежит от плотских услаждений, тот причиняет себе тяготу и боль; и тот, кто дает свое имущество, тот сам для себя становится виновником бедности; — но силою Божиею эта бедность и боль и бесчестие производит вечную славу и несказанное наслаждение и неизждиваемое богатство и в течение настоящего века и оного будущего. И не верующих сему и не являющих веру делами, Павел причисляет к погибшим и даже к эллинам [29], говоря: «Мы проповедуем Христа распята, Иудеем убо соблазн», — по причине их неверия в Спасительную Страсть, — «Еллинам же безумие», — как ничего не ставящих выше привременных вещей, по причине полного неверия в божественные обетования, — «нам же званным — Христа Божию силу и Божию премудрость» (1 Кор. 1:2, 3, 24).

Итак, в этом сказывается Божия премудрость и сила: победить чрез немощь, возвыситься чрез смирение, разбогатеть чрез бедность. Но не только понятие («слово») Креста и тайна, но и самое знамение его — божественно и достопокланяемо, будучи священной и честной Печатью, освящающей и совершающей, данные от Бога человеческому роду, вышеестественные и неизреченные блага, отъемлющей проклятие и осуждение, уничтожающей тление и смерть, доставляющей вечную жизнь и благословение, Спасительное Древо, Царский Скипетр, Божественный Трофей над врагами видимыми и невидимыми, — хотя бы неразумным еретикам в их безумии и не нравилось (такое почитание Креста Господня), ибо они не постигли значения Апостольской молитвы (Еф. 3:14), чтобы возмочь постигнуть со всеми Святыми, что суть широта и долгота, и глубина и высота: так как Крест Господень является возвещающим все домостроительство Его Пришествия во плоти и — заключающим в себе всю тайну относительно сего, и — простирающимся во все концы, и — все объемлющим: то, что — вверху, то, что — внизу, то, что — вокруг, то, что — между. Выставляя же некий предлог, — по причине которого, именно — напротив, и им бы следовало, если бы имели ум, вместе с нами покланяться Кресту, — они отвращаются от Символа Царя Славы, который Сам Господь, имея взойти на него, явно называет Своим возвышением и Своей славой. Когда же придет время Его будущего Пришествия и Явления, Его предвозвестит с силой и славою многой сие Знамение Сына Человеческого. Но на нем, говорят (эти еретики), Христос, будучи пригвожден, умер, и посему мы не терпим даже форму и Древо, на котором Он был умерщвлен. Но рукописание о нас, которое приключилось нам по причине преслушания относительно древа, когда к нему простерлась рука Праотца, на чем было пригвождено? И благодаря чему оно было заглажено от среды и таким образом мы снова вошли в благословение Божие? На чем же начала и власти духов лукавства, которые на основании древа преслушания возымели власть над нашим естеством, Христос низверг и совершенно отогнал и восторжествовав, посрамил, и таким образом мы восприяли свободу? На чем было разрушено средостение преграды, и наша вражда к Богу была упразднена и сведена на нет? И чрез что мы примирились с Богом и для мира с Ним восприяли благовестие? — Разве не на Кресте и не чрез Крест? — Пусть они выслушают слова Апостола, пишущего к Ефесянам: «Христос есть мир наш, средостение ограды разоривый, да оба созиждет Собою во единаго новаго человека, творя мир: и примирит обоих во едином теле Богови Крестом, убив вражду на нем» (Еф. 2:14–16). Колоссянам же он пишет следующее: «и вас, мертвых сущих в прегрешениих и в необрезании плоти вашея, сооживил есть с Ним, даровав нам вся прегрешения: истребив еже по нас рукописание ученьми, еже бе сопротивно нам, и то взят от среды, пригвоздив е на Кресте; совлек начала и власти, изведе в позор дерзновением [30], изобличив их в Себе» (Кол. 2:13–15). Итак, как нам не почитать и не пользоваться сим Божественным Победительным Знамением общего освобождения людского рода, которого и самый вид только приводит в бегство началозлобного змия и побеждает и посрамляет, возвещает поражение и сокрушение его, прославляет же и величает Христа, возвещая являет миру победу Его?! И если бы, действительно, Кресту не должно оказывать уважения по той причине, что на нем Христос приял смерть, и признать, что смерть эта не была священной и спасительной, то почему же, как говорит Апостол, в смерть Его мы крестились? Каким же образом и Воскресения Его мы будем участниками, если бы не стали сродни Ему и в подобии смерти Его? Кроме того, если бы кто покланялся знамению креста, не имеющему надписания имени Христова, то такой, быть может, справедливо был бы порицаем, как делающий нечто сверх должного, но когда пред именем Иисуса Христа преклоняется всякое колено небесных, земных и преисподних, — а это покланяемое имя носит на себе Крест, — то какое безумие не преклонить колена пред Крестом Христовым?! — Но мы, вместе с коленами склоняя и сердце, приидите поклонимся вместе с Псалмопевцем и Пророком Давидом — месту «идеже стоясте Нозе Его» и где простерлись всеобъемлющие Руки, и где ради нас было мучительно распростерто живоначальное Тело, — и поклонившись в вере и целовав, почерпнем и сохраним обильное освящение оттуда, дабы в преславном будущем Пришествии Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, видя его (Крест — Знамение Сына Человеческого) предшествующим во славе, нам возрадоваться и возвеселиться радостью непрестанной, получив стояние одесную и услышав слова и улучив благословение обетованного блаженства, во славу, плотию распятого ради нас, Сына Божиего. Ибо Ему подобает слава со Безначальным Его Отцем и Пресвятым и Благим и Животворящим Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Омилия XII [31] В Неделю четвертую Святыя Четыредесятницы, заключающая изложение чтомого в тот день Евангелия; в ней же говорится и о радении относительно внутренних помыслов

Часто и особенно в эти священные дни, говоря вашей любви о посте и молитве, я, однако, до сих пор не изложил вашему благочестивому слуху и вашим душам: какими дарами бывают почтены ревнители их, и каких великих благ ходатаями являются пост и молитва для совершающих их. Что же это? — О, это — великое! И можно сказать — наибольшее из всего. Ибо сверх прочего, пост и молитва могут дать власть на лукавых духов так, чтобы изгонять и отгонять их и освобождать одержимых ими от приносимого ими вреда. Ибо когда Ученики говорили Господу относительно немого и глухого беса: «почему мы не могли изгнать его», — на это Господь сказал им: «Сей род изгоняется только молитвою и постом» (Мф. 17:19, 20 и пар.). И быть может по этой–то причине, после молитвы на горе и во время явления ее божественного осияния, спустившись немедленно, Он приходит на то место, где был одержимый тем бесом. Потому что, взяв избранных Учеников, говорится, Он взошел на гору помолиться, и просиял, как солнце; и, вот, явились Ему собеседующими Моисей и Илия, — которые, пожалуй, из всех людей наибольше подвизались в молитве и посте, — Явившему, чрез присутствие их во время Его молитвы, созвучие и солидарность между молитвой и постом, так что пост как бы беседует с молитвой, которая, в свою очередь, беседует с Господом. Ибо если кровь умученного Авеля вопиет ко Господу, как Он Сам говорит Каину, как мы узнаем чрез Моисея, то, конечно, и части тела и все члены, выстрадавшие в посте, возопиют ко Господу, и в соответствии с молитвой постящиеся и как бы со–молившиеся, справедливо сделают ее (молитву) более благоприятной и придадут должную оценку добровольно воспринятому подвигу поста. Итак, после того, как помолился и божественным образом просиял, спустившись с горы, Господь идет к народу и к Ученикам, к которым был приведен оный одержимый бесом, дабы Христос, как на горе показал оную присущую посту и молитве награду, не только великую, но и больше, чем великую, ибо Он показал, что награда за них — божественное осияние, — так и спустившись вниз, Он к тому же показал бы, что награда за них выражается также и во власти над бесами. Но поскольку в настоящий воскресный день в церквах обычай читать относящееся к сему чуду, то, давайте пройдем от начала все возвещенное евангельское повествование о сем.

Итак, говорится, что когда Иисус пришел к Ученикам и к народу, бывшему в то время с ними, и спросил о чем у них речь, тогда некто из народа, в ответ, сказал Ему: «Учителю, приведох сына моего к Тебе, имуща духа нема: и идеже колиждо имет его, разбивает его, и пены тещит, и скрежещет зубы своими и оцепеневает». Почему же он испускал пену и скрежетал зубами и оцепеневал? — Потому что у одержимых бесом сначала и больше иных частей тела подвергается бедствию мозг, ибо этот психический центр бес использует, как некий плацдарм, откуда уже, как бы из некой крепости, он угнетает все тело; а когда бедствует мозг, тогда на нервах и на суставах тела выделяется некий воспалительный процесс, препятствующий нормальной функции, исходящей из психического центра; и на основании этого происходят смятение и разбитость и бессознательные движения всеми управляемыми волею частями тела, и особенно челюстями, как наиболее близкими к первично пострадавшей части (т. е. — к мозгу). Вследствие же большой выделяемости влаги, стекающейся к устам чрез каналы и по причине близости к мозгу и когда усиленное дыхание не может правильно происходить по причине нарушенности правильности функций органов, у несчастных появляется пена на устах. Поэтому–то тот бесноватый испускал пену и скрежетал зубами, страшно ударяющимися друг о друга в безумном возбуждении. Оцепеневает, сохнет же он после сего по причине тяжкого бесовского вреда: ибо как вследствие действия солнечных лучей создающиеся пары, затем, если эта теплота увеличивается, ею же, наконец, и уничтожаются, рассеявшись, так происходит и от вреда от беса: издаваемая влага внутренностей, немного затем, когда это вредное бесовское действие увеличивается, израсходуется, как и вообще свойственная телу влага, и сей бесноватый, в результат этого, сохнет т. е. оцепеневает.

Говоря Господу, отец бесноватого присовокупил, что он сказал Ученикам, чтобы они изгнали беса, и они не смогли этого сделать. Господь же, не только к нему, но и ко всем обращаясь, говорит: «О роде неверный! Доколе буду с вами, доколе терплю вам?» Мне представляется, что на том основании, что Ученики не смогли изгнать беса, присутствовавшие тогда иудеи, взяли это за повод для не малой хулы; ибо, если и при совершавшихся чудесах, они не переставали хулить, воображаю, чего только они не говорили, когда у них был повод. Посему Господь, видя их ропот, всецело опровергает и постыжает их не только более резкими словами, но — и делами и словами полными человеколюбия. Ибо говоря так, Он присовокупил: «Приведите Ми его семо», и «приведоша». И когда бес увидел Господа, он сотряс того человека, так что он упал на землю и валялся, испуская пену; ибо бесу было допущено показать явным свое зло. Господь же спросил отца мальчика: «Колико лет есть, отнелиже сие бысть ему?» Господь ставит такой вопрос из человеколюбия, приводя его к вере и чрез веру к молитве. Ибо этот человек до такой степени был далек от веры, что даже и не молил о спасении сына. Посему и Учеников он, отнюдь, не молил, — ибо говорится, что он сказал: «Рех им, да изженут его»; не припадал к ногам, не молил, не просил. Но видно, что и Господа он отнюдь не просит. Посему Господь, милостиво оставив лежать отрока его перед собою, Сам говорит с ним, вопрошая о времени болезни и вместе побуждая его к просьбе. И он отвечает: «Издетска. И многажды во огнь вверже его, и в воды, да погубит его», и прибавляет: «Но аще что можеши, помози нам, милосердовав о нас».

Видите ли: как велико неверие сего человека? — Ибо говоря: «Аще можеши», конечно, он показал этим, что не верит, что Он может. Господь же сказал в ответ на это: «Еже аще что можеши веровати, вся возможна верующему». Говорит же Он это не потому, что не знает о его неверии, но для того чтобы постепенно привести его к вере и вместе с тем показывает, что именно это его неверие и было причиной тому, что Ученики не могли изгнать беса. Внимательно исследуй, что повествует Евангелист: он не говорит, что Господь сказал отцу отрока: «Аще можеши веровати» в том смысле, будто бы Господь всегда требовал, чтобы у тех, которые добивались исцеления, было наличие веры; но Он сказал это в данном случае потому, что будучи Владыкою и Хранителем душ, Он имел заботу и их исцелить посредством веры. Отец же оного отрока, как только услышал, что за его верою последует исцеление его сына, со слезами сказал: «Верую Господи, помози моему неверию». Видите ли: прекрасное преуспеяние нрава сего человека? — Он не только уверовал в возможность исцеления отрока, но и — в то, что если Господь захочет, Он может превозмочь и его неверие. И в то время, как при словах сих, сбежался народ, Господь, говорится, запретил нечистому духу, говоря ему: «Душе немый и глухий, Аз ти повелеваю: изыди из него, и ктому не вниди в него».

Видится, что этот бес был крайне трудный и крайне дерзкий, ибо сила запрещения и повеление больше не входить, указывает на ту крайнюю дерзость сего беса; ибо если бы не было сего повеления, он и будучи изгнан, вернулся бы. Он прочно овладел сим человеком и крепко цеплялся за него и был глухим и немым, и так как человеческое естество не могло удовлетворить чрезмерности его бешенства, то посему оно и было доведено почти до полного бесчувствия. И после сего «возопив», говорится, «и много пружався, изыде: и бысть яко мертв, якоже мнозем глаголати, яко умре». То, что налицо был, крик, не противоречит тому, что бес был немым: ибо понятие речи является проявлением чего–то умопостигаемого, между тем как крик, это нечленораздельный звук; допускается же бесу до такой степени сотрясти сего человека и довести его как бы до состояния омертвения, чтобы явным стало все его зло. Господь же, взяв за руку сего человека, поднял его и поставил, показывая этим, что Он обладает многоразличным образом действия: взять за руку — это было проявлением тварного, свойственного нам, действия; но воздвигнуть его исцеленным от бедствия, это было проявлением не тварного, но божественного и живоначального действия (энергии). Когда же Ученики после наедине спросили Его: «Почто мы не возмогохом изгнати его», Он им сказал, что сей бес: «ничимже может изыти, токмо молитвою и постом». Вот, некоторые говорят, что такая молитва и пост должны были быть со стороны страждущего. Но на самом деле дело обстоит иначе. Ибо как бы мог молиться или с пользой для себя постить находящийся под действием злого духа, и то такого сильного, будучи инструментом его и одержим им? Представляется же, что этот столь страшный бес, был бесом разнузданности, который, именно, то бросает в огонь захваченного им, — ибо таковыми являются беспорядочные и безумные любовные страсти, — то погружает его в воду, вследствие обжорства и неумеренных и частых пирушек и попоек. Ибо в людях такого рода обитает сей глухой и немой бес; потому что подверженный внушениям беса такого рода, не легко допускается к слышанию или говорению божественных предметов. Но что касается того, кто не одержим злым духом, хотя и подвергается его внушениям, тот когда возникнет к обращению, — ибо он еще сохраняет власть над собою, — должен молиться и постить, дабы чрез пост обуздать тело и удержать его восстание, чрез молитву же обездействовать и усыпить предрасположения и возбуждающие страсти помыслы, и таким образом, он одержит верх над страстями, в молитве отгоняя сатанинский приступ и издевательство его. Но когда кто не только подвержен диавольскому внушению, но бывает и одержим им и терпит страдания, которые люди не в силах вылечить, ни сам он не может что сделать для своего выздоровления, тогда то самое, что он бы сам сделал, если бы имел свободный ум, это совершаемое ради него со стороны свободных, лучше же сказать, — одухотворенных Божественным Духом людей, в величайшей степени будет содействовать для изгнания беса.

Но с нас, отнюдь, не требуется, чтобы мы обладали силой изгонять бесов, а если бы и могли изгонять, нет нам от этого никакой пользы, если при этом мы ведем небрежный образ жизни. Ибо говорит Христос: «Мнози рекут Мне во он день: Господи, не в Твое ли имя пророчествовали, и Твоим именем бесы изгонихом? — И тогда исповем им, яко николиже знах вас: отъидите от Мене делающии беззаконие» (Мф. 7:22, 23). Итак, гораздо полезнее изгонять из души страсть блуда, гнева, ненависти и надменности, нежели — изгонять бесов. Ибо не довлеет самое лишь отстранение от плотских грехов, но долженствует очистить также и внутреннюю, скрытую деятельность души. Ибо из сердца нашего исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимства и прочее; а это есть то, что движет человека. И — «иже воззрит на жену, ко еже вожделети ея, уже любодействова с нею в сердце своем» (Мф. 5:28); ибо хотя тело и бездейственно, но было допущено греху мысленно совершиться. Но когда душа внутри чрез молитву и трезвение, и памятствование о смерти, и печаль по Бозе, и плач — отвергает прилог лукавого, тогда и тело совоспринимает освящение, становясь бездейственным на зло. И это — именно то, что говорит Господь: что не тот, кто со вне очистил чашу, тот и извнутри ее очистил, но делайте внутреннюю сторону чаши чистой, и тогда она вся будет чистой. Потому что, если ты приложишь тщание, дабы внутреннее твое делание было по Богу, тогда ты победишь страсти, приходящие со вне. Ибо если корень свят, святы и ветви; и если свята закваска, то свято и тесто. Ибо Павел говорит: «Духом ходите, и похоти плотския не совершайте» (Гал. 5:16).

Посему и иудейское обрезание Христос не разрушил, а исполнил. Ибо Сам Он говорит: «Не приидох разорити закон, но исполнити» (Мф. 5:17). Каким образом исполнил его? — Закон был печатью и обозначением и символическим учением обрезания в сердце злых помыслов, о чем иудеи не имели тщания и за это самое были упрекаемы Пророками, как не обрезанные сердцем, и возненавидены от Взирающего в сердце, и окончательно стали отвергнуты. «Яко человек зрит на лице, Бог же зрит на сердце» (1 Цар. 16:7). И если оно преисполнено нечистых и лукавых мыслей, то такой человек становится достойным того, чтобы Бог от него отвратился. Посему, опять же, Апостол увещевает нас, чтобы мы без гнева и сомнения совершали молитвы. Уча же нас, чтобы мы имели тщание об оном духовном обрезании сердца, Господь ублажает чистых сердцем и нищих духом и возвещает, что наградой за сию чистоту будет видение Бога; нищим же духом обещает Царство Небесное. Нищими же Он называет живущих в нужде и убожестве; но не просто всех людей такого рода. Он ублажает, но именно тех, которые нищи духом, т. е., тех, которые по внутреннему и сердечному смирению и благому произволению таким образом распорядились всем внешним, что проводят жизнь в убожестве. Запрещает же Он не только убийство, но и гнев, и заповедует от сердца прощать провинившимся в отношении нас, и не приемлет принесенных Ему от нас даров, если сначала мы не примиримся и не оставим гнев.

Так и в отношении плотских страстей: ибо и самое воззрение по любопытству и проистекающее оттуда вожделение в сердце, Он осуждает, как прелюбодеяние. И охватив все в более общей сложности, говорит: «Аще свет иже в тебе», — т. е. ум и рассудительность, — «тьма есть» — когда управляющее исполнено мрака, — «то тьма кольми!» (Мф. 6:23), т. е. тело и чувства, которые сами по себе не обладают разумным светом, рождающим истину и бесстрастие. Если же свет, который в тебе, будет чистым, когда плотские помыслы не омрачают, тогда душою ты станешь всецело лучезарным, как когда светильник озаряет тебя светом. Таковым, вот, является духовное обрезание сердца, которым Господь исполнил сущее по закону плотское обрезание, которое было дано иудеям в знамение оного духовного и приводящее к нему; для не проявивших же тщания приобрести оное (духовное обрезание), плотское их обрезание стало, как говорит Павел, необрезанием (т. е. уравняло их с язычниками, А. А.), и они отчуждили себя от невзирающего на лицо Бога, т. е. взирающего не на явное плотское оправдание, но на сердце, т. е. на невидимые и сущие внутри нас движения мыслей.

Посему приложим и мы старания, братие, молю, и очистим наши сердца от всякой скверны, дабы не слиться нам с оными осужденными. Ибо если изреченный чрез Моисея закон был твердым, и всякое преступление и непослушание получало праведное воздаяние, то как мы избежим, вознерадевши о нашем спасении, которое, быв сначала проповедано Господом, в нас утвердилось слышавшими от Него при засвидетельствовании от Бога знамениями и чудесами, и различными силами, и раздаянием Духа Святаго (Мф. 2:2–4). Итак, будем бояться Испытывающего сердца и сокровенные мысли; умилостивим Господа отомщений; сделаем, чтобы обитали в нас мир, святость, молитва в сокрушении, без которых никто не узрит Господа; горячо возжелаем в полной уверенности веры — оное обетованное для чистых сердцем видение Бога; и сделаем все, чтобы получить нам это, с которым идет рука об руку вечная жизнь, чистая, подлинная прекрасность, неиждиваемое богатство, неизменное и нескончаемое наслаждение и слава и царство, которые да будет всем нам получить в Самом Царе веков Христе, Которому Единому подобает всякая слава, честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем, и Пресвятым и Благим и Животворящим Духом, в нескончаемые веки. Аминь.

Омилия XIII [32] В Пятую Неделю Поста; в ней же говорится и о творении милостыни

Есть некоторые пределы моря, которые прокармливают великих зверей — китов. Посему плавающие в их пределах, подвешивают к своим кораблям колокольчики, чтобы вследствие звона их, устрашенные звери бежали. И море нашей жизни кормит многих и более опасных зверей, я имею в виду дурные страсти и патронов их — лукавых бесов; пересекает же это море, как бы некий Корабль, Божественная Церковь, которая вместо колоколов обладает духовными Наставниками, так чтобы гласом священного их учения обратить в бегство духовных зверей. И вот, как образ сего, и Аароново одеяние имело подвешенные благозвучные колокольчики, и торжественно должно было быть слышно их в то время, когда Аарон священнодействовал. Мы же, прекрасным образом обращая букву в дух, соответствующе будем «звенеть» для вас в духовном смысле, и особенно в это постное время, в которое видимые и невидимые звери особенно ополчаются на нас. Видимые: чревоугодие, пьянство и подобное, другие же невидимо сидят в засаде: тщеславие, гордость, самомнение и лицемерие. «Звон» же сей является и приводящим в бегство сих зверей и охранителем для соблюдающих пост.

Итак, пост и невоздержание так взаимно противоположны, как жизнь — смерти. И заповеданный пост является ровесником жизни и естества человеческого, и дан он от Бога Адаму в раю изначала ради сохранения, вложенной в него Богом, жизни и божественной благодати. Невоздержание же является советом, приводящим к смерти тела и души, и дан он от диавола Адаму коварным образом чрез Еву, с той целью, чтобы они отпали от жизни и стали чуждыми, данной Богом, божественной благодати. Бог же не сотворил смерти и не радуется погибели живущих. Итак, кто тот человек, который желает жизни и хочет обрести благодать, которая в Боге и от Бога подается? — Пусть такой человек бежит от смертоносного невоздержания и притечет к обожествляющему посту и воздержанию, дабы радуясь взойти в рай. Вот, Моисей, совершая на горе сорокадневный пост, взлетел на высоту боговидения и получил божественные скрижали; между тем как Еврейский народ, внизу пьянствуя, соскользнул в нечестие и вылил идола — бога, наподобие египетского тельца Асписа. И если бы Моисей не стал, предстательствуя пред Богом, предварительно умилостивив Его нещадным истреблением виновных из народа, Бог отнюдь им сего не простил бы. Посему и мы, если пользуемся милостями Божиими, не станем опьяняться вином, не будем отягчаться пресыщением, в которых — распутство и нечестие. И Илия был богозрителем, но и он — предъочистившись постом. И Даниил улучил боговидение и видение одного из Архангелов, дарующего ему видение будущего, но прежде сего в течение целых 20 дней он пребывал без пищи. А другой Пророк, напротив, оказался умерщвлен львом, но по той причине, что он вкусил пищу вопреки повелению Божиему. Конечно, вы знаете об Исаве, сыне Исаака, который по причине чревоугодия отпал от отеческого благословенья и лишился и иных привилегий первородства. Будем же бояться, чтобы и нам, отдавшимся сему чревоугодию, не лишиться обетованного оного благословения и наследия от Небесного Отца. И не неизвестно вам о Трех Отроках, которые, будучи прилежными в посте, не сожженными стопами и телами попрали семикратно разожженную для них пещь в Вавилоне; и мы также, если будем соблюдать истинный пост, то и здешний огонь плоти поперем и угасим и будущую пещь без ущерба пройдем, когда (по слову Апостола Павла) огонь испытает дела каждого. Что же достоит сказать о Господе Пророков, Который, прияв плоть и став ради нас человеком, явив нам образ — как побеждать диавола, постясь во всем, победил его, выдвигавшего против Него всякие искушения, и относительно немого и глухого демона сказал Своим Ученикам: «Сей бес не изыдет, как только молитвою и постом».

Теперь, братие, разрешите мы вам покажем в чем заключается богоугодный и истинный пост: потому что должно вам знать, что мы восхваляем телесный пост не сам по себе, но как средство, содействующее иному, более душеполезному деланию; потому что, как и божественный Павел говорит, плотское делание (само по себе) мало приносит пользы. Посему–то, богоносные Отцы, говорящие на основании опыта, не одобряют многодневных невкушений пищи, но признают за лучшее — вкушение пищи единожды в день и то вкушение не до насыщения, и такой пост они называют соразмерным и разумным. Это же и Писание говорит, предупреждая, чтобы мы не прельщались насыщением желудка и услаждением гортани, но (лишь) удовлетворяли естественную потребность в пище, в то время как качество и количество ее должны быть соразмерены с силами и состоянием питаемого тела, чтобы по силе и оно и его здоровье были сохранены. Ибо если соответственно немощи, немощный ест от данных кушаний, не прибавляя к необходимому того, что совершенно излишне и бесполезно, и нуждается в питье, а не ищет опьянения, и нуждается в умеренном употреблении, а не ищет неумеренности, невоздержности и злоупотребления, — то, вследствие необходимого употребления большого количества или лучшего качества пищи, он не лишится святыни поста.

Итак, это — начало истинного и богоугодного поста; конец же (цель), ради чего он был узаконен и находится в чести у христиан, — это — очищение души. Ибо что за польза воздерживаться от телесной еды, а в то же время поддаваться плотским помыслам и страстям? Что за прибыль воздерживаться от вина, а в то же время томиться жаждой и пьянеть, хотя и не от вина, но, как говориться в Писании: «увы! пьяным не от вина», когда душа мятется гневом и завистью? Что за выгода воздерживаться от пышных трапез, а в то же время душу не иметь сокрушенной, и — плоть «изменить елеа ради» (Пс. 108:24), душу же не смирит в посте, как смирял себя Давид? Что за приобретение освободиться от мглы испарений, происходящих от изобильных яств, заботами же и суетными мыслями делать наш ум непригодным, а вместе с тем приводить в негодность и наши молитвы к Богу? — Посему добрый пост есть тот пост, который совершается с целью угашения страстей, приведения души в смирение, возненавидения гордыни, погашения гнева, отъятия злопамятства, совершения созерцания и молитвы и очищения. Если ты материально благоденствуешь, то излишек еды да послужит тебе на облегчение нуждающихся. И если ты будешь соблюдать пост таким образом, то не только станешь участником Страстей и Смерти Господней, но и со–воскреснешь с Ним и со–воцаришься со Христом в нескончаемые веки: ибо чрез пост такого рода став сроден подобию смерти Его, ты будешь участником и Воскресения и наследником жизни в Нем. Постящийся, если бы и подвергся искушению, побеждает искушающего; а если бы не подвергся искушению, сохраняет мир душевный и телесный, удручая и покоряя тело, по примеру Павла, который боялся, дабы оно не стало негодным (гибельным для души). Если же сего боялся Павел, то насколько больше нам достоит бояться?! Итак, постящийся покоряет тело и делает душу испытанной; утучняющий же плоть, имеющую в скором времени истлеть, питающийся не столько для того, чтобы жить, сколько — живущий для того, чтобы есть, как те животные, которые подготовляются нами на заклание, и прибавляющей к необходимому излишнее, дабы утучнить ее или возбудить к низменным страстям, или вообще ради удовольствий, связанных с телом, не иное что делает, как уготовляет более обильную пищу для червей.

Посему прекрасно Пророк Давид воспевает: «Кая польза в крови моей, внегда сходити ми во истление?» (Пс. 29:10). Итак, постясь и воздержанно питаясь, не будь откладывающим излишки на завтра, но, как Господь обнищав, обогатил нас, так и ты добровольно голодая, накорми терпящего голод поневоле, и да будет твой пост подобен голубице, несущей оливковую веточку и возвещающей тебе благую весть об освобождении от Потопа. «Аще отъимеши от себе соуз (ярмо) и рукобиение», говорит великий Исаия, «и глагол роптания, и даси алчущему хлеб от души твоея, и душу смиренную насытиши: тогда возсияет во тме свет твой, и тма твоя будет яко полудне» (Ис. 58:9–10). Если же ты не хочешь дать от своего, то хотя бы воздержись от чужого и не удерживай у себя того, что не принадлежит тебе; берегись, чтобы не обогащаться тебе имуществом бедных бесчестно похищенным, чтобы справедливо не услышать тебе от этого же Пророка: «Не сицеваго поста Аз избрах… ниже аще слячеши яко серп выю твою… будет твой пост приятным (ст. 5). …но разрешай всяк соуз неправды, разрушай обдолжения насильных писаний… и всякое писание неправедное раздери (ст. 6). Тогда разверзется рано свет твой, и исцеления твоя скоро возсияют: и предъидет пред тобою правда твоя, и слава Божия объимет тя» (Ис. 58:5, 6, 8).

Если ты не даешь бедняку от своего, и то — лишнего, то хотя бы не наживайся на счет бедного, хотя Владыка всех Христос, отсылая в огонь находящихся по левую сторону от Него и проклиная их, осуждает их не как хищников, но как — не уделивших нуждающимся. Хищники и грабители не воскреснут на отчет и на суд, но сразу же на приговор и осуждение, поскольку и здесь, как видится, они, отнюдь, полной душою не приближались к Богу. «Снедающии люди Моя», говорится, «в снедь хлеба, Господа не призваша» (Пс. 13:4). Богатый, у которого угобзилась нива, и тот, который одевался в пурпур и виссон, — не как грабители кого–нибудь, но как не уделявшие (нуждающимся) от нажитого ими, справедливо осуждаются; ибо те сокровища, которые проистекают от общих для всех благ сокровищных Божиих, общи суть для всех. Поэтому, разве не является хищником тот, кто присваивает себе то, что — общее, хотя бы он и не был явным грабителем чужого имущества? Посему, вот, один, как злой раб (который злоупотребил общим имуществом), потерпит, увы, страшное рассечение (Мф. 24:51); а — другой (т. е. грабитель чужого имущества) впадет в еще более тяжкое и страшное состояние, и ни тот ни другой никогда не возмогут избежать сего, как только если (ныне, в настоящем веке) окажут радушие бедным: первый — прекрасным разом начнет управлять тем имуществом, которое ему вверено Богом, а второй — прекрасным образом расточит неправедно нажитое. Великий Павел в Послании к Фессалоникийцам — предкам всех нас [33] — так говорит о братолюбии: «Не требуете, да пишется к вам: сами бо вы Богом учени есте, еже любити друг друга» (Фес. 4:9).

Поскольку же Господь говорил некоторым: «Аще чада Авраамля бысте, дела Авраамля бысте творили» (Ин. 8:39), — то да убоимся и мы этих [34] слов, не в это время говоримых нам, но, — да не будет сего! — в тот страшный день, когда, именно по подобию поступков, будет определяться родственность, когда все возлюбившие бедность о Христе или, по крайней мере, возлюбившие бедных, когда все презрители человеческой славы и любители воздержания, когда все, не слышатели только Евангельских вещаний, но и исполнители их на деле, все, согласно молитве общего по благодати Отца, естественным образом станут одно; ибо Он говорит: «Даждь им да будут едино, якоже Мы едино есмы» (Ин. 17:22); когда судящий меч Духа явным образом разделит человека от отца его, дочь от матери, и сделает чуждыми друг другу тех, которые неродственны по образу жизни их; ибо если и здесь так бывает, то насколько более там, где Всеведущий возвещает тем, которые не соответствуют Ему согласно добродетели: «Не вем вас». Ибо, как видится, они не имеют в себе образа Небесного Отца: они не были милостивы, как общий Отец; они не сделали общие блага общими и для нуждающихся, как Он всех делает участниками дарования Своих благ; они не были благожелательны к ближним; они чрез оказание благодеяния, не приблизили к себе тех, которые находились далеко от них. И, вот, по причине сего отсутствия подобия Ему, Благой и не знает и не вводит таковых в Свой Дом. Если же так поступает Он, то и жительствовавшие здесь по Его примеру, а там — имеющие совоцариться с Ним, то же самое, вероятно, скажут, из числа близких по крови, родственникам их, но не близким и не родным им по добродетели; так если кто скажет: «Я — твое дитя», или «я был твой отец», «я был твой брат», — то, увы, воистину, он услышит: «Брат не избавляет» (Пс. 48:8); иной же услышит: «Никто не — отец, кроме — Единого Бога»; а другой услышит: «Если бы ты был мое чадо, то подражал бы мне; ныне же ты сын того отца, которого волю ты творил; иди к нему, чтобы быть с ним навеки, ибо я не знаю тебя: потому что все то, что — Божие, то — мое, а ты — не Божий; да и само понятие «мое» и «твое» не имеет здесь никакого места, и ради сей будущей жизни мы возненавидели это понятие собственничества и посему стали наследниками этого Царства». Где на лицо это холодное слово («мое»), там, как говорят божественные Отцы, нет союза любви и Христос изгнан; те, которыми овладела эта страсть (собственничества), тем тогда становятся свойственны себялюбие, сребролюбие, братоненавидение и всякий вид зла, который и ныне позорит их.

Итак, молю, убоимся, братие, всего этого, потому что это действительно — ужасно! Будем так управлять нашим имуществом, как это угодно Богу; простим, чтобы и нам было прощено; окажем милостыню, дабы и нам многовидно была оказана милость: потому что Обнищавший ради нас, принимая милостыню, как бы Ему лично оказанную, будучи великодарствен, умножает награду. Посему пусть человек или будет беден и по образу Его, и — он будет жить вместе с Ним, или пусть сделает участниками своего имущества тех, которые бедны — по Его примеру, и по причине сего он сам спасется. Стяжим милосердное сердце; дадим от себя доказательство любви нашей к брату и преданности общему Отцу и Владыке. Более же благоприятного времени для сего, чем время нынешних дней поста, никто не найдет. Ибо тот, кто к посту присовокупит милостыню, тот смоет с себя всякий грех и со дерзновением поклонится Спасительным Страстям и со–возрадуется в Воскресении Христовом и улучит вечное Искупление, которое да сподобимся и мы все получить в Самом Христе Боге нашем, Которому подобает всякая слава, честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем и Пресвятым и Благим и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Омилия XIV [35] На Благовещение Пречистыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии

Перечисляя различные дела творения и созерцая в них премудрость Божию, Псалмопевец Пророк, всецело охваченный восхищением, среди писания воскликнул: «Яко возвеличишася дела Твоя, Господи, вся премудростию сотворил еси». Мне же ныне, покушающемуся по силам, с целью восхваления возвестить явление во плоти все сотворившего Слова, кто сделает речь отвечающей предмету? Потому что если все исполнено чуда, и то — что из несуществующего пришло в бытие, является божественным и славным делом, то насколько чудеснее и божественнее и еще более долженствует воспеваться нами то, что из разряда творений стало Богом, и не просто Богом, но тем именно, Что является истинно Богом, и это тогда, когда наше естество и не возмогло и не пожелало сохранить оное достоинство, в котором было создано и посему справедливо было отвержено в нижайший элемент земли? И до такой степени велико и божественно, неизреченно и непостижимо то, что наше естество стало одно с Богом, и чрез сие нам было даровано возвращение к лучшему состоянию, — что и для святых Ангелов и людей, и даже для самих Пророков, хотя они и зрели действием Духа, оно пребывало воистину непознаваемым, от века сокровенным Таинством. И что говорю: до того, как оно сбылось? — Когда и сбывшись, оно все же остается тайной: не в том смысле — сбылось ли оно или нет, но в том — каким образом оно совершилось; мы веруем, но не ведаем; покланяемся, но не выведываем; и кланяемся и веруем посредством только Духа. «Божия никтоже весть, точию Дух Божий» (1 Кор. 2:11), и именно посредством Его мы покланяемся и чрез Него молимся, — говорит Апостол.

А то, что не только для людей, но и для Ангелов и самых Архангелов, это таинство непостижимо, ясно показывает и празднуемый нами сегодня день. Ибо Архангел, действительно, благовестил Деве Зачатие, но когда Она пожелала узнать каким образом это произойдет, и сказала ему: «Како будет сие, идеже мужа не знаю», то Архангел, совершенно не в состоянии объяснить сей образ зачатия, и сам прибег к Богу: «Дух Святый найдет на Тя, и сила Вышняго осенит Тя». То же произошло бы, если кто спросил Моисея: каким образом из земли стал человек? как из персти создались кости и жилы и плоть? каким образом из бесчувственного произошли чувства? но и из Адамова ребра каким образом стал опять человек? как эта кость вытянулась и разделилась и приладилась и сочеталась? каким образом из этой кости произошли внутренние органы и различные железные выделения и все прочее? Итак, если бы кто поставил такие вопросы Моисею, он бы не более сказал того, что это был Бог, Кто взял прах земли и создал Адама, и взял одно из ребер его и сотворил Еву; так что — Кто был создавший, он сказал; но каким образом это произошло, не сказал. Так и Гавриил: что Дух Святый и сила Вышняго совершать безсеменное Рождение, — он сказал; но каким образом — не сказал. Ибо если он затем помянул о Елизавете, что она в старости и бесплодии зачала, то этим он не имел сказать ничего более того, что у Бога не останется бессильным никакое слово; так что же бы он мог открыть относительно действия, силою которого Дева имела зачать и родить? Все же, сказанное Архангелом Деве, заключало в себе нечто большее, но, в то же время, еще более углубляло тайну. Ибо он говорит: «Дух Святый найдет на Тя, и сила Вышняго осенит Тя». Ради какой цели? — Потому что Рождаемое не есть Пророк, и не просто человек, как Адам, но наречется Сын Вышняго и Спаситель и Избавитель людского рода и Царь Вечный. Ибо, как спавшие с вершины горы камни и скатывающиеся даже до подгорья, становятся достоянием многих крутизн (или «пропастей»), так и нас — отпавших от заповеди, данной в раю и сущей в нем блаженной жизни, и даже до ада скатившихся, постигли многие бедствия. Ибо не только израстила земля, как последствие проклятия, бывшего Праотцу, неодушевленные волчцы и терния, но изведали мы и гораздо худшие, многовидные терния злых страстей и отвратительные волчцы греха. И не только ту одну печаль возымел наш род, которую получила в удел Праматерь, как следствие проклятия бывшего ей, осужденная в болезнях рождать, но, можно сказать, и вся наша жизнь стала сплошной печалью и мукой. Но с тех пор, как человеколюбивый к нам, создавший нас Бог, по милосердию Своему, приклонив небеса сошел, и восприял от Святыя Девы наше естество, Он обновил его и возвратил, более того, возвел на божественную и небесную высоту. Желая же совершить, лучше же сказать — днесь привести в исполнение Свой предвечный замысел, Он посылает Архангела Гавриила, как говорит Евангелист Лука: «В Назарет, к Деве обрученной мужеви, емуже имя Иосиф, от дому Давидова, и имя Деве, Мариам».

Итак, Бог посылает Архангела к Деве, Которую, при соблюдении Ея девства, делает Своею Матерью силою единого благовещения; потому что если бы Она зачала от семени, то Родившийся не стал бы новый Человек, ни безгрешным бы Он не был, ни Спасителем грешников; ибо движение плоти к детотворению, беспорядочно примешиваясь к установленному Богом замыслу о нас, таким образом овладевает нашими способностями и являет их не совсем свободными от греха. Посему и Давид сказал: «В беззакониих зачат есмь, и во гресех роди мя мати моя» (Пс. 50:7). Итак, если бы зачатие Божие происходило от семени, то не был бы Он новым Человеком, ни Начальником Новой и отнюдь не стареющей жизни; ибо если бы Он был участником ветхой чеканки и наследником оного прародительского греха, Он не смог бы носить в Себе полноту чистого Божества, и сделать Свою плоть неиссякаемым источником освящения, как не мог бы и осквернение оных Прародителей смыть преизбытком силы, ни довлеть, для освящения всего сущего, впоследствии. Поэтому не Ангел, не человек, но Сам Господь, воплотившись во чреве Девы и пребыв неизменным Богом, пришел и спас нас.

Подобало также и Деву иметь свидетельницей Своего безсеменного зачатия и помощницей в том, что совершалось в деле Домостроительства. Что же это было? Восхождение в Вифлеем, где и небесными Ангелами Рождение Его было возвещаемо и славимо? Пришествие в храм, где Симеоном и Анной Он, будучи младенцем, был засвидетельствован, как Господь жизни и смерти; бегство от Ирода в Египет, и возвращение из Египта, согласно священным пророчествам; и иное что ныне перечислять нет надобности? Ради этого был взят Обручник Иосиф, и Ангел был послан к Деве, обрученной мужу по имени Иосиф. Это же выражение: «из дома и рода Давидова», — относится к обоим: потому что оба — и Дева и Иосиф — возводят свой род к Давиду. «И имя», говорится, «Деве, Мариам», — это же слово в переводе означает «Госпожа». Представляет же это имя и достоинство Девы и утверждение Девства [36], и особенность образа Ея жизни, и во всем тщательность, и выразить это одним словом — всенепорочность. Ибо господственно (т. е. с истинным величием) нося знаменательное имя Девы, Она имела полное обладание чистотой, будучи Девой и телом и душою и силами души, и богатея всеми телесными чувствами, не имеющими ни малейшей зазоринки; и все до такой степени полностью и утверждено, и так сказать — как это приличествует Госпоже, во всем ненарушенно на все времена; как Она затворенная Дверь сокровищницы и запечатанная книга, хранящая от очей сокровенные писания; посему и было написано о Ней: «Сия есть Книга запечатленная», и — «будет Дверь заключена, и никтоже пройдет Ею».

Но еще и по другой причине Дева является Госпожою по достоинству, именно — как владычествующая над всеми, как в девстве зачавшая и божественно родившая — по естеству Владыку всего мира. И еще — Она является Госпожою, не только как свободная от рабства и участница божественного господства, но и как источник и корень освобождения человеческого рода, и особенно в силу Своего неизреченного и радостного Рождения; ибо женщина обрученная мужу, больше является под господином, нежели госпожою, и особенно согласно многоболезненному и многопечальному рождению, по оному проклятию Евы: «В болезнях родиши чада: и к мужу твоему обращение твое, и той тобою обладати будет»; освобождая от этого проклятия человеческий род, Дева–Матерь вместо этого прияла чрез Ангела приветствие и благословение; ибо говорится, что: «вшед Ангел, рече, к Деве: радуйся Благодатная: Господь с Тобою, благословенна Ты в женах». Не как будущее предвещает Ей, говоря: «Господь — с Тобою», но возвещает Ей то, что он невидимое (для Нее) видел как уже совершающееся. И разумея Ее как сосредоточие божественных и человеческих дарований, и украшенную всеми благодатями Божественного Духа, он Ее поистине провозглашает «Благодатной». Увидев же, что Она как бы уже зачала Того, в Ком — Сокровища их всех, и предвидя, что это чревоношение Ея не связано с тягостями и рождение будет без болезней, Он приглашает Ее радоватися, и объявляет Ее единой Благословенной и Славной по справедливости среди жен: ибо не было иной женщины, хотя бы и прославленной, которая преизбыточеством славы настолько была бы славна, что равнялась бы Богородице Деве.

Но Дева, видя его и устрашившись, не был ли бы это какой обольстительный ангел, вводящий в заблуждение безрассудных, подобно тому как тот обманул Еву, приняла приветствия не без того, чтобы не исследовать его (инэксетастос), и еще не вполне понимая в чем Ея та близость к Богу, которую он Ей благовестил, смутилась, как написано, от слов его, со скрепленным сердцем, так сказать, и твердо держась девства. «И помышляше, каково будет целование сие». Посему и Архангел тотчас же отстраняет, любезный Богу, страх Благодатной Девы, говоря Ей: «Не бойся, Мариам: обрела бо еси благодать у Бога». Какова эта благодать? — Которая возможна только единому Могущему совершить невозможное, и которая только за Тобою сохранена прежде всех веков. Ибо — «се зачнеши во чреве»; услышав же о зачатии, — говорит он — отнюдь не предполагай, что девство Твое отменено, и потому не тревожься и не смущайся; ибо когда слова «се зачнеши», говорятся Деве, — он указал, — это означает, что зачатие будет рука об руку течь с девством.

Итак, «се зачнеши», говорит, «и родиши Сына»; ибо обладая тем, чем Ты обладаешь и при сохранении ненарушимого девства, Ты зачнешь и родишь Сына Вышняго. Ибо это и Исаия, предвидя за много лет до сего, предсказал: «Се Дева во чреве приимет, и родит Сына», и что: «Приступих к Пророчице». Как Пророк приступил к Пророчице? — Так, как ныне Архангел приступил к Ней; ибо то, что ныне видел Архангел, это и тот Пророк предвидел и предсказал. Что же касается выражения: «Пророчица», — то это относится к Деве, потому что Она имела пророческий дар, что удостоверит всякого желающего Ея песнь Богу в Евангелии (Лк. 1:46–55). Итак, приступил, говорится, Исаия к Пророчице, — в пророческом, конечно, духе, — и (Она) прият во чреве», и прежде чем наступили, избежала родительных болезней, и родила Сына. Архангел же ныне говорит Ей: «Родиши Сына и наречеши имя Ему Иисус (что в переводе означает — «Спаситель»), Сей будет велий». А Исаия опять сказал бы так: «Чуден Советник, Бог крепкий, Властелин, Князь мира, Отец будущаго века». Сему согласует ныне и Архангел, говоря: «Сей будет велий, и Сын Вышняго наречется».

Почему же он не сказал: «есть велий и Сын Вышняго», но — «будет» и «назовется»? — Потому, что он говорит только о человеческой природе Христа, а вместе и являя, что Он будет познан всеми и будет всем провозглашен, как Таковой; как и Павел имел позднее сказать: «Бог явися во плоти, проповедан бысть во языцех, веровася в мире» (Тим. 3:16). Но Ангел прибавляет, говоря: «Даст Ему Господь Бог престол Давида отца Его: и воцарится в дому Иаковли во веки, и царствию Его не будет конца»; а Тот, Чье царство, сущее во веки, не имеет конца, — Тот есть Бог. Но Он имеет отцом и Давида; это значит, что Он есть также и Человек. Таким образом, Имеющий родиться есть Бог и вместе — Человек, Сын Человеческий и Сын Божий, принимающий, как Человек, от Бога и Отца несменяемое царство, как это видел и предвозвестил Даниил, говоря: «Зрях, дондеже престоли поставишася, и Ветхий денми седе… и се на облацех небесных, яко Сын Человечь, идый бяше, и даже до Ветхаго денми дойде и пред Него приведеся: и Тому дадеся власть и честь, и царство Его царство вечное, и иным царем не воспримется» (Дан. 7:9, 3 и сл. [37]).

Воссядет же на престоле Давида и воцарится над домом Иакова: потому что Иаков, воистину, является Патриархом всех благочестивых, а Давид, первый из всех царей, благочестиво и богоугодно царствовал во образ Христа, Который патриаршее и царское служение сочетал в одно небесное начало Благодатная же Дева, когда услышала эти необыкновенные и божественные слова к Ней Архангела: «Господь с Тобою» и «се зачнеши и родиши Сына», царствующего во веки — Сына Вышняго, — сказала: «Како будет сие, идеже мужа не знаю». Ибо хотя и весьма духовное и высшее телесных страстей ты Мне приносишь Благовещение, однако, ты Мне возвещаешь зачатие, и чревоношение и рождение, которые следуют в соответствии с зачатием; но как же это будет Мне, когда Я мужа не знаю», — говорит Она. Говорит же это Дева отнюдь не потому, что не верила бы словам Архангела, но из желания узнать по возможности, как это произойдет. Почему и Архангел возвещает Ей: «Дух Святый найдет на Тя и сила Вышняго осенит Тя: темже и Раждаемое свято наречется Сын Божий»; ибо Ты воистину свята еси и благодатна, Дево, — говорит, — Дух же Святый, в Свою очередь, сойдет на Тебя, чрез более возвышенное прибавление освящения, устрояя и предуготовляя в Тебе Божие действие, и сила Вышняго осенит Тебя, подкрепляя Тебя и вместе — осенением и соприкосновением сама в Тебе создавая человеческое естество, так чтобы Раждаемое было Свято, Сын Божий, Сила Вышняго, восприявшая форму человека; вот, и Елисавета, родственница Твоя, будучи неплодной в течение всей жизни, ныне в старости, по воле Божией, чудесно чревоносит, ибо у Бога не останется бессильно никакое слово. Как же в ответ на это поступила благодатная Дева и Дух Ея божественный и несравненный? — В Свою очередь, Она прибегает к Богу и простирается в молитве к Нему, говоря Архангелу: если Дух Святый, как ты говоришь, найдет на Меня, еще более очищающий и укрепляющий Мое естество для того, чтобы Я могла принять Спасительный Плод; если сила Вышняго осенит Меня, формируя во Мне по человеку Того, Кто — Сущий Бог, и создавая безсеменное рождение; если Рождаемое — Свято и Сын Божий, и Бог и Царь вечный, ибо у Бога не останется бессильным ни одно слово, — то — «Се Раба Господня, буди Мне по глаголу Твоему». И отошел от Нее Ангел, оставив во чреве Ея сочетавшегося с плотию, Творца всего, и чрез таковое сочетание (с плотию), Которому Она послужила, даровавшего миру спасение. И Исаия также, чрез то, что видел и блаженно был удостоен испытать, ясно предначертал это: ибо он видел, что не непосредственно Серафим взял уголь с небесного, мысленного жертвенника, но при помощи клещей Серафим взял его и при помощи их дотронулся до губ Пророка, подая ему очищение. То же самое, что и оное великое видение клещей, заключало в себе и то, что Моисей видел, именно — купину, огнем жегомую и несгорающую. Кто же не ведает, что Сия Дева — Матерь является и Купиною и Клещами, в Себе Божественный Огонь неопально приявшая зачатием, при служении Архангела, сочетавшего чрез Нее Отстранителя греха мира с человеческим родом, и чрез неизреченное сие сочетание нас полностью очистившего? [38] Итак, Дева–Матерь является единственной как бы границей между тварным и несотворенным (Божественным) естеством; и все ведящие Бога, познают и Ее — как Место Невместимого; и все восхваляющие Бога, воспоют и Ее после Бога. Она — Причина и бывших прежде Нее (благословений и даров человеческому роду) и Предстательница настоящих и Ходатаица вечных. Она — Основание Пророков, Начало Апостолов, Утверждение Мучеников, Фундамент Учителей. Она — Слава сущих на земле, Радость сущих на небе, Украшение всего создания. Она — Начало и Источник и Корень, уготованный нам на небесах, надежды, которую да будет всем нам получить по молитвам Ее о нас, во славу Рожденного прежде веков от Отца, и в последние времена воплотившегося от Нее — Иисуса Христа Господа нашего, Которому подобает всякая слава, честь и поклонение ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Омилия XV [39] В Неделю Ваий

«Во время приятно послушах тебе, и в день спасения помогох ти» (Ис. 49:8), сказал Бог чрез Исаию. Поэтому хорошо будет сегодня обратить к вашей любви слова апостольские: «Се время благоприятно, се день спасения: отложим убо дела темная, и облечемся во оружие света. Яко во дни благообразно да ходим» (2 Кор. 6:2; Рим. 13:12), — так как приближается память спасительных Страстей Христовых, приближается и новая, и великая и духовная Пасха, пальма (победная награда) за бесстрастие, начало будущего века. Сие возвестил Лазарь, восходящий из среды находящихся в аду; по единому велению и слову Бога, имеющего власть над жизнью и смертью, четверодневный восстал от мертвых. И, по наитию Божественного Духа, дети и беззлобный народ предвоспевают Того, Кто избавляет от смерти, возводит души из ада, дарует вечную жизнь душе и телу. И если кто желает жизни и хочет видеть благие дни, «да удержит (он) язык свой от зла и устне свои, еже не глаголати льсти. Да уклонится от зла, и сотворит благо» (Пс. 33:13–15). Злом же является чревоугодие, пьянство и распущенность; зло — это сребролюбие, алчность и несправедливость; зло — это тщеславие, дерзость и гордыня. Пусть же уклонится каждый от таковых зол и да сотворит благо. А что есть благо? — Это — воздержание, пост, целомудрие и праведность, милосердие и великодушие, любовь и смирение, лишь при наличии коих мы сможем достойно соучаствовать закланному за нас Агнцу Божиему и тем приять залог бессмертия, который да сохраним с твердой надеждой на обещанное нам на небе наследие. Но, быть может, ты скажешь, что добро трудноисполнимо и что добродетели более тяжки, чем злые дела. — Я не смотрю так: ибо больше неприятностей переносит от самого себя пьяница, нежели воздержный, и распутник, нежели целомудренный; алчущий богатства, нежели живущий тем, что есть; и желающий приобрести себе славу, нежели тот, кто проводит время в неизвестности. Но так как, из–за нашей любви к наслаждениям, добродетели кажутся нам более тяжелыми, чем злые дела, то будем удерживать самих себя: «Царство небесное силою берется, — говорит Господь, — и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11:12).

Итак, чтобы отстранить от своей души дурные похоти и вместо них ввести порядок добродетелей, всем нам — и знатным и простым, и князьям и подвластным, и богатым и бедным — необходимы рассудительность и трезвение. И земледелец и кожевник, и строитель, и портной, и ткач, и вообще все те, кто своими стараниями и трудами рук своих добывают себе на жизнь, воистину — блаженны, если только отвергнут от души своей похоти богатства, славы и наслаждения, ибо они — нищие духом, которых есть Царствие Небесное, почему о них и сказал Господь: «Блажени нищии духом». Нищие духом — это те, которые скромно, без заносчивости и не ища наслаждений для души или разума переносят нищету либо волею, либо в благородном расположении духа, хотя и по неволе терпят бедность. Богатые же и наслаждающиеся, и услаждающие себя временной славой, и все те, кто воспринимает в свою душу пожелание подобных вещей, находятся близ более страшных страстей и впадают в большие, более многочисленные и отвратительные ловушки диавола. Ибо страсть обогащаться не оставляет обогатившегося, но она еще хуже возрастает, требует еще большего, чем прежде. Таковы же — и похотливец, и жадный, и распутный, и невоздержный — еще хуже становятся их пороки, а не отвергаются ими. Находящиеся же у власти и в славе к тому же имеют силу для совершения еще больших неправд и беззаконий.

Поэтому трудно спастись находящимся у власти и богатому войти в Царство Небесное. «Како вы можете веровати в Мене, славу от людей приемлюще, и славы яже от единаго Бога не ищуще» — говорит Господь (Ин. 5:44). Но пусть не тревожится тот, кто богат и знатен или кто является князем, ибо он может, если захочет, искать славу от Бога, и удержав себя и положив конец деланию дурного, может совершать великие добрые дела и искоренить великие преступления не только из самого себя, но и из многих других, кто сам не желает сделать это. Он может поступать по правде и целомудренно не только сам, но и может удерживать многими способами также того, кто хочет жить распущенно и неправедно; может не только себя сделать покорным Евангелию Христову и его словам, но также и дерзких покорить Христовой Церкви и управляющим ею о Христе, действуя не только силою и властью, которую принял от Бога, но — и своим собственным примером во всех добрых делах — для меньших его, ибо подвластный подражает владыке.

Всем нужны старание, усилие и внимательность, но не всем в равной степени, потому что для тех, кто облечен в славу, богатство и власть и кто усердно прилежит к наукам и обладанию мудростью, усилия и старания нужны в большей мере, если желают спастись, так как стали они как бы более неукротимыми.

Из Евангелия Христова, читавшегося вчера и сегодня, это становится очевидным. Ибо, когда совершилось чудо над Лазарем и когда Христос совершенно ясно явил, что Он есть Бог, то народ убедился и уверовал, а некоторые князья, т. е. книжники и фарисеи, настолько были далеки от веры, что безрассудно замышляли против Него злое и, по безумию, желали предать смерти Того, Кто и чрез то, что сказал, и чрез то, что сотворил, явил себя Господином жизни и смерти. Ибо разве не всякий сказал бы, что они легко могли бы понять, что Он равен Отцу: когда Христос возвел очи на небо и сказал: «Отче, хвалу Тебе воздаю, яко услышал еси Мя». Ибо Он Сам поясняет тогда же: «Аз ведях, яко всегда Мя послушаеши: но народа ради стоящаго окрест рех, да веру имут, яко Ты Мя послал еси» (Ин. 11:41–2). Для того, чтобы они знали, что Он равен Богу, является от Отца и ни в чем не противится Ему, но по воле Отца творит чудеса, Он возвел Свои очи к Отцу перед всеми и обратился с этими словами к Нему, чтобы они поняли, что Он, Говорящий на земле, равен Наивысшему Отцу, Который на небесах. Ибо совещание предшествовало, как началу творения имеющего придти в бытие человека, так и ныне — воссозданию человека в лице Лазаря. Но там, намереваясь создать человека, Отец сказал Сыну: «Сотворим человека», и Сын послушал Отца, и таким образом человек пришел в жизнь. Здесь же, ныне, когда говорил Сын, послушал Отец, и таким образом Лазарь ожил. Видите ли вы здесь равную честь и равный совет? Образ молитвы был ради присутствующего народа, но слова ее были словами не моления, но власти и самодержавия: «Лазаре, гряди вон», — и немедленно четверодневный мертвец предстал Ему живым, так что не были ли единым: веление Живущего и молитва Животворящего? Он воскликнул гласом великим, и это было ради предстоящих, ибо Он мог не только умеренным голосом и одной только волею воскресить его, но и тогда, когда был далеко и когда лежал камень на гробе. Но Он пришел ко гробу и сказал присутствующим, и те отняли камень и почувствовали смрад (разложения), и Он воззвал великим гласом и призвал его, и тогда–то тот воскрес; все это для того, чтобы чрез собственные глаза, ибо, предстоя гробу, они видели, и чрез собственное обоняние, ибо они обоняли смрад мертвеца, так как он был четверодневный, и чрез собственное осязание, ибо они собственными руками дотрагивались сначала до камня, отнимая его от гроба, потом до плащаницы и до сударя на голове, развязывая их, и чрез собственное слышание голоса Господня, который достиг до слуха всех, — они все познали и уверовали, что Он — Тот, Кто призывает «сущее из несущаго» (Рим. 4:17), Кто носит все словом силы Своей и Кто все в начале одним словом из несущего сотворил в сущее.

Таким образом, вследствие всего случившегося, простой народ уверовал в Него так, что не только возымел веру в молчании, но стал и проповедывать и делом и словом Его Божество. Ибо после воскресения четверодневного Лазаря, Господь, найдя осля, заранее приготовленного Учениками, как говорит Евангелист Матфей (21, 1 сл.), и сев на него, вошел в Иерусалим, согласно пророчеству Захарии, предрекшего: «Не бойся, дщи Сионя; се Царь твой грядет тебе праведен и спасаяй, Той кроток и всед на подъяремника и жребца юна» (Зах. 9: 9). Пророк этими словами явил, что этот пророчествованный Царь и является единственным истинным Царем Сиона. Ибо Царь твой, говорит он, не является страшным для взирающих и не жестоким каким–либо и творящим зло, ведущим за собою щитоносцев и мечников, или множество пеших воинов и всадников, живущий алчностью и требующий податей и налогов, рабства и служения, которые и низки и вредны, но знак Его — смирение, бедность и скромность, ибо Он входит, сидя на осле, не ведя за собой никакой человеческой толпы. Поэтому, Он — Единый праведный Царь, спасающий в праведности; и Он — кроток, имеющий нарочитую кротость, как Сам Господь говорит о Себе: «Научитесь от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем» (Мф. 11:29). Итак, воскресив Лазаря из мертвых, Царь, возсев на осля, вошел таким образом в Иерусалим; все же люди: дети, мужчины, старцы, постилая свои одежды и взяв финиковые ветви, что является символом победы, — немедленно притекли к Нему, как к Животворцу и Победителю смерти, простерлись ниц, а затем последовали за Ним, не только вне города, но и в самое святое место, в согласии воспевая: «Осанна Сыну Давидову, осанна в вышних». Хвалебная же песнь «Осанна» возсылается Богу, ибо в переводе она означает: «Спаси Господи». Присовокупив же «в вышних», они показали, что Он не только на земле и не только от людей, но и на небесах воспевается небесными Ангелами. Воспевая же Его так, они только возвещают Его Богом, но противоборствуют также зловетному и богоборческому замыслу книжников и фарисеев и убийственным предлогам, выдвигаемым ими. Ибо те безумно говорили о Нем: «Несть Сей Человек от Бога, и поелику много знамений творит, если не возмем и не убьем Его, то все уверуют в Него, и придут римляне и возмут место и язык наш» (Ин. 11:47–48). Что же говорит народ? — «Благословен грядый во имя Господне», являя этим, что Он — Сущий от Бога и Отца и пришедший во имя Отца, как и Сам Господь говорил о Себе: «Аз приидох во имя Отца Моего, от Бога изыдох, и иду» (Ин. 5:43 и 16:27–28). Под изречением же: «Благословенно грядущее Царство Отца нашего Давида», подразумевается такое царство, в которое, по пророчеству, предназначено веровать и язычникам, и особенно — римлянам [40]. Ибо этот Царь — не только надежда Израиля, но и чаяние язычников, согласно пророчеству Иакова, «привязуяй к лозе жребя свое», т. е. покаряющий Себе народ от иудеев, «и — к винничию жребца осляте своего» (Быт. 49:11). Веточки же винограда — это Ученики Господа, которым Господь сказал: «Аз есмь Лоза — вы же рождие» (Ин. 15:5). Чрез рождие же это Господь присоединил к Самому Себе «жребца осляти Своего», т. е. Новый Израиль из язычников, по благодати ставший сынами Авраама. Если же это Царство является надеждой и язычников, то, — они как бы сказали, — зачем нам, верующим в Него, бояться римлян?

Итак, не умом, но по понятию беззлобия [41], младенствуя, одухотворенные Святым Духом, они возслали Господу совершеннейший и полнейший гимн, свидетельствуя, что Он, как Бог, оживотворил четверодневного мертвеца Лазаря. А книжники и фарисеи, видя таковые чудеса и тех отроков, воспевающих в храме и говорящих: «Осанна Сыну Давидову», вознегодовали и сказали Господу: «Слышиши ли, что сии глаголют?» (Мф. 21:16). Как хорошо мог бы им сказать Господь: «Неужели вы не видите, не слышите, не разумеете?!» — Поэтому Он, Принимающий подобающее воспевание, обратившись к тем, кто Его порицал, мог бы сказать: Да, невидимым образом Я слышу тех, кто рассуждает обо Мне, а также и тех, кто воспевает Меня, но если сии умолчат, камение возопиет. Вы же до сих пор не познаете пророчества: «Из уст младенец и ссущих совершу хвалу». — Ибо это было великим чудом, что и простецы, и дети, и невежды, совершенным образом богословили воплотившегося ради нас Бога, восприяв на уста ангельский гимн. Ибо как Ангелы на Рождество Господа воспели: «Слава в вышних Богу и на земле» (Лк. 11:14), так и эти ныне, при входе его в Иерусалим воспели подобный гимн, говоря: «Осанна Сыну Давидову, осанна в вышних».

Но, братие, будем и мы беззлобными как младенцы [42], — и юноши и старцы, а равно — князи и подвластные, — чтобы нам, будучи укрепленными Богом, приять трофей и нести символ победы не только над дурными страстями, но и над невидимыми и видимыми врагами, и чтобы благодатью Слова обрести благовременную помощь. Потому что, то, единое только, юное жребя, на которое ради нас Господь удостоил возсесть, предъобозначало покорение Ему народов, среди которых и мы все находимся, как князья, так и подвластные. Как во Христе Иисусе, как говорить Божественный Апостол, несть мужеский пол ни женский, ни Эллина, ни Иудея, но все — едино, так в Нем, нет ни князей ни подвластных, но — по Его благодати мы все верою в Него являемся единым; заключаемся в Теле Его Церкви, имея одну Главу — Его; и во единый дух мы собраны благодатью Всесвятого Духа; и единое крещение мы все восприяли; и единая во всех надежда; и един наш Бог, над всеми, и чрез всех, и во всех нас. Итак, возлюбим друг друга, и примем друг друга, и позаботимся друг о друге, как являющиеся сочленами друг для друга. Ибо знак, по которому нас познают, что мы Его ученики, — это любовь, и отеческое наследие, которое Он нам оставил, исходя из этого мира, — любовь. И последнее увещание, которое Он нам дал, восходя к Своему Отцу, утверждает любовь нашу друг к другу. Будем же стараться следовать Отеческому увещанию и не отвергнем Его наследия, ни знамения [43], которое Он нам дал, чтобы этим не отвергнуть нам — ни сыновства, ни благословения, ни ученичества в отношении Его, и таким образом, чтоб не случилось нам отпасть от возлагаемой надежды и исключить себя из духовного невестника. Но как прежде Страстей Спасителя, на пути в Иерусалим сходящему Господу постилали свои одежды не только народ, но, воистину, и Князи народов (я говорю об Апостолах Господа), так и мы, и князья и подвластные, постелим эти присущие нам одежды, именно — нашу плоть, покаряя ее желания духу; чтобы не только удостоиться нам видеть и поклониться Спасительным Страстям Христовым и Святому Воскресению, но также насладиться и участием с Ним. «Аще бо сообразни быхом, — говорит Апостол, — подобию смерти Его, то и воскресения, конечно, будем» (Рим. 6:5), которое да будет нам всем встретить — благодатью и человеколюбием Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, Которому подобает всякая слава, честь и поклонение со Безначальным Его Отцем и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Омилия XVI [44] О Домостроительстве Воплощения Господа нашего Иисуса Христа, и о благодатных дарованиях, проистекших благодаря сему, для истинно верующих в Него; и о том, почему Бог, Который мог многочисленными способами освободить человека от тирании диавола, именно сие домостроительство употребил. Сказана сия Беседа была во Святую и Великую Субботу [45]

Предвечное и неописанное Слово Божие и Вседержитель и Всемогущий Сын, мог бы и без того, чтобы воплотиться, всячески избавить человека от тления, смерти и рабства диаволу, — ибо все держится словом силы Его и все послушно Божественной Его власти, как говорит Иов: «Ничто не невозможно для Него»; потому что власти Творца не может противостоять сила твари, и нет того, что было бы сильнее Вседержителя. Но более соответствующий нашему естеству и немощи, и наиболее отвечающий Совершителю, был тот способ, который был благодаря Воплощению Слова Божия, как способ, заключающий в себе и принцип правосудия [46], без чего ничто не совершается Богом. «Праведен Бог и правду возлюби, и несть неправды в Нем» (Пс. 10:8), согласно Пророку Псалмопевцу. Но поскольку человек в начале был справедливо оставлен Богом, потому что он первый Его оставил, и добровольно притек к начальнику зла (диаволу), доверившись ему, обманным путем советовавшему противоположное (заповеди Божией), то он справедливо и был отдан ему; и таким образом, по зависти лукавого и по справедливому допущению Благого (Бога), человек ввел смерть в мир, которая, вследствие превосходящей злобы злоначальника, и стала сугубой: потому что не только она стала естественной, но также, по его действию, всякая смерть явилась насильственной.

Итак, поскольку справедливо мы были преданы в рабство диаволу и смерти, то долженствовало, конечно, чтобы и возвращение человеческого рода в свободу и жизнь было совершено Богом по принципу правды. Но не только Божественным Правосудием человек был отдан в рабство позавидовавшему ему диаволу, но и сам диавол, отстранив от себя праведность, беззаконно же став любителем власти и самодержавия, — лучше же сказать, — тирании, — противящимся правде, насилием действовал против человека. Итак, Богу было угодно сначала принципом правды низложить диавола, — именно, как тот является ее нарушителем, — а затем уже и силою (низложить его) в день Воскресения и Будущего Суда; ибо это — наилучший порядок: чтобы правда предшествовала силе, и есть дело божественного по истине и благого владычества, а не — тирании, где правда могла бы лишь следовать за силою. Происходит известная параллель: — как от начала человекоубийца диавол восстал на нас по зависти и ненависти, так Начальник жизни подвигся за нас по преизбытку человеколюбия и благости; как тот беззаконно жаждал уничтожения Божией твари, так Творец сильно желал спасти дело Своего творения; как тот, действуя беззаконием и обманом, соделал себе победу и падение человека, так Избавитель в праведности и премудрости нанес полное поражение начальнику зла и совершил обновление Своего создания. Итак, Бог мог бы действовать силою, но не сделал этого, а поступил так, как это соответствовало Ему, — именно действуя принципом правды [47]. На основании же сего, самый принцип Правды (Правосудия) приобрел особое значение, именно по той причине, что она была предпочтена со стороны Того, Кто обладает силою непобедимою; подобало же и людей научить, чтобы они чрез дела проявляли праведность ныне в это тленное время, дабы во время бессмертия, прияв силу, имели ее нетеряемой.

К тому же, было нужно, чтобы побежденное стало победителем над победившим, и чтобы перехитривший был перехитрен. Для этого же было нужно и необходимо, чтобы человек стал непричастен греху. А это было невозможно. Ибо — «никтоже безгрешен», говорит Писание, «аще и един день житие его» (Иов. 14:4, 5), и — «Кто похвалится чисто имети сердце» (Притч. 20:9). И никто же безгрешен, как — только Бог. По этой причине, сущее от Бога, Бог Слово, сущее от Него от вечности, но и в Нем пребывающее, — потому что невозможно и немыслимо представить себе когда–либо Бога без Слова, — и с Ним сущее, будучи Единым Богом, — ибо, как ни солнечное сияние не есть иной какой свет, но именно — свет этого солнца, ни солнечный луч не является проявлением иного какого солнца, но определенно — одного… [48], так, по этой–то причине, единый безгрешный Сын и Слово Божие стал Сыном Человеческим, неизменный по Божеству, безупречный по человечеству: «Иже, — как предвозвестил Исаия, — греха не сотвори, ниже обретеся лесть во устех Его» (Ис. 53:9), Который не только это, но и был единственным, не зачатым в беззакониях, ни во грехах чревоносим, — как это свидетельствовал Давид о самом себе, лучше же сказать — о всяком человеке. Потому что плотское вожделение, будучи независимым от воли и явно враждебным закону духа, — хотя у целомудренных, путем силы воли, и держится в рабстве и послабляется только в целях деторождения, — как–то от начала привносит осуждение, будучи тлением, и называемо так, и рождает, конечно, для истления, и является страстным движением человека, не сознающего чести, которую наше естество прияло от Бога, но потом уподобилось животным.

Посему–то Бог не только стал Человеком, но и от Святой Девы — Девы высшей скверных помышлений, происходящих от плоти — был рожден, как это было предсказано Пророками, — зачатие в Которой произвела не воля плоти, но наитие Святаго Духа; благовещение (Архангела) и вера (Пресвятой Девы) явились причиной обитания Бога, а не согласие и опыт страстного вожделения; ибо нечто таковое было совершенно отстранено от Пресвятой Девы Ее молитвою и духовным радованием. Ибо — «се Раба Господня, буди Мне по глаголу твоему», сказала благовестителю Ангелу непорочная Дева, зачавшая и родившая: так, чтобы Победитель диавола — Человек, будучи Богочеловеком, приял только корень (т. е. самое лишь естество) человеческого рода, но не и грех, будучи единственным, Который не был зачат в беззакониях, и не во грехах чревоносим, то есть — в плотском услаждении страсти, и нечистых помыслах (человеческого) естества, загрязнившегося вследствие преступления, — дабы быть в полном смысле слова совершенно чистым и непорочным, и не потому, что ради Себя Он имел нужду в этой чистоте, но ради нас Он все мудро восприял, — и таким образом воистину наименовался Новым Адамом, отнюдь не стареющим, и ветхого Адама в Себе Самом и чрез Себя воссоздать, и на веки сохранить юным, будучи сильным совершенно отгнать старость. Ибо и оный первый Адам в начале был создан Богом непорочным и был юным, пока добровольно доверившись диаволу, и обратившись к плотским услаждениям и подпав скверне греха, не состарелся и не впал в состояние, которое было противно естеству.

Посему не рукою только чудесным образом Владыка его обновил, но и усваивает его в Самом Себе, не только восприяв человеческое естество, от падения спасая его, но и всецело облекаясь в него непостижимым образом и нераздельно соединившись с ним, и родившись, будучи Богом и вместе Человеком; родившись, действительно, от женщины, дабы возвысить оное естество, созданное Им, но по злоумыслу лукавого украденное, — от Девы же (родившись) для того, чтобы сделать нового человека; ибо если бы Он происходил от семени, тогда бы Он не был Начальником и Вождем новой и отнюдь нестареющей жизни, и будучи старой чеканки, не было бы Ему возможным восприять в Себе полноту чистого Божества, и сделать (Свою) плоть неистощаемым источником освящения, так чтобы преизбытком силы смыть прародительское осквернение, и стать довлеющим для освящения всех последующих. Посему не Ангел и не человек, но Сам Господь до такой степени благоволил по милости спасти нас и воссоздать, пребывая неизменно Богом, став же совершенным, по нашему образу — Человеком.

Рождается, таким образом, от Святыя Девы, единый от века неповинный греху, единый сущий достойный того, чтобы, отнюдь, не быть оставленным от Бога. И прежде, чем познать зло, Он избирает добро, как это сказано в пророчестве; и жительствует жизнью совершенно непорочной Тот, Кто справедливо и заслуженно не заслужил того, чтобы быть оставленным Богом, поскольку и Сам Он не оставил Бога, как первый Адам оставил Его, преступивши заповедь, но Он, быв Исполнителем каждой Божией заповеди, всего закона Божияго, этим самым справедливо был свободен от диавольского рабства. И таким образом, победивший некогда человека диавол, бывает побежден Человеком, и некогда победивший, созданное по образу Божиему, естество, и по сему весьма чванившийся, свергается с чванства, и, вот, человек восстает от душевной и истинной смерти; той смерти, которою он умер немедленно после того, как вкусил от запретного древа; смерти, которой угрожал Бог Адаму и Еве прежде преслушания, говоря им: «Воньже аще день снесте от него, смертию умрете» (Быт. 2:17); поэтому после преслушания мы были осуждены на смерть тела, поскольку тогда Бог так сказал Адаму: «Земля еси, и в землю отъидеши» (Быт. 3:19). Ибо как оставление тела душою и отделение ее от него, является смертью тела, так и оставление души Богом и отделение ее от Него, является смертью души, хотя иным образом она и остается бессмертной: ибо хотя она, будучи отделена от Бога, становится гнусной и неключимой, даже больше, чем труп, но в то же время, она не растворяется после смерти, как это бывает с телом, потому что она имеет свое бытие независимо от состава элементов.

Это же можно видеть всякому и на неодушевленных вещах: ибо те, которые из них проще, те и более прочны. Посему разумная душа, будучи отделена от Бога, не только становится инертной в отношении благой деятельности, но и сама по себе становится деятельной в дурном отношении, жительствуя, несчастная, до такой степени беспорядочно, (а затем также продолжая жить и в разделении с телом), что, наконец, во время суда, вместе с телом, в неразрешимой и невыносимой связи, будет предана вечному мучению, уготованному для диавола и ангелов его; потому что и все они — мертвы, хотя и деятельны на зло, — потому что они справедливо были отвержены от Бога, Который есть Сама Жизнь.

Первый, который подъял эту смерть, был сатана, как справедливо, вследствие непослушания, отверженный от Бога, — который затем, чрез злостный совет, увлекши нас в непослушание Богу, сделал нас вместе с собою участниками ее. Но Христос, Своею жизнью по человеку, чрез дела явив всякое послушание, освободил наше естество от этой смерти. Подобало же, конечно, не только то самое человеческое естество, которое было в Нем воспринято, но и весь человеческий род обессмертить и возвести к общению с оною жизнью, которая со временем и для тела будет ходатаем вечной жизни, как (напротив) оная смерть души явилась причиной смерти и для тела. Посему было вместе и весьма необходимо, и весьма полезно — как показать сие домостроительство, так и представить Его образ жизни для подражания: ибо Бог предлежит созерцанию для подражания Ему, как для человека, так и для добрых Ангелов. Поскольку же с высоты сего созерцания мы некогда спали вниз, сами себя лишив сего, то, по преизбытку человеколюбия, снисходит к нам вышний Бог, отнюдь не уменьшая Своего Божества; и, пожив вместе с нами, представляет Себя в пример возвратного, подъемного пути к жизни.

Но не только это: Он становится и Учителем нашим, словом указывая путь, ведущий в жизнь, и величайшими чудесами делая достоверными слова учения. И оправдывается, таким образом, человеческая природа: что не от самой себя она имеет зло (порчу); оправдывается и Бог: что не является виновником и творцом какого–либо зла. Ибо если бы со–вечное Отчее Слово не вочеловечилось, то этим было бы очевидно, что по самой природе грех находится в человеке, поскольку от века не было человека свободного от греха, и можно было основание для упрека отнести к Творцу, якобы Он не есть Творец добра, или Сам не есть добр; еще же — что Он и несправедливый Судья, как неправедно осудивший человека, который уже был создан Им как заслуживающий осуждение. Посему Бог воспринимает человеческое естество, чтобы показать до какой степени оно — вне греха и настолько чисто, что было возможно соединить его с Собою по ипостаси, и чтобы нераздельно оно со–вечнствовати с Ним; и, таким образом, на деле, сделать явным для всех, что Бог — благ и праведен, и Творец добра и наблюдатель (Ефогос) справедливого приговора. Ибо хотя сатана и со–отступившие вместе с ним ангелы ниспали с небес, однако, на основании сохранивших свой чин Ангелов, можно видеть, что зло в Ангелах не по естеству, но напротив, что по естеству в них добро, и Творец их, по естеству, есть Добро, Которым сатана, праведным приговором, осуждается на вечный мрак, как ставший по своей воле виновником зла, тем, что уклонился от прекрасного Добра. После же того, как Адам пал, тем, что отклонился от добра на зло, никого не оказалось, кто был бы неподвижен на зло и после Адама не обнаружился такой человек.

Посему явился Новый Адам — Христос, Который, как говорит Исаия, греха не сотворил и не помыслил, насколько же паче — и не сказал (ничего греховного), ибо в Его устах не обреталось коварство. Не сказал: «Из уст», но — «в устах Его», дабы дать понять безупречность мыслей (Его), как в ином месте он (Исаия) говорит, что прежде чем познать зло, Он избрал добро. И таким образом, Бог оправдался, как было выше сказано, и был показан, как истинно благой и Творец благих дел, поскольку человек был создан безгрешным, и во Христе явившаяся чистота была Им присвоена самому человеческому естеству. Итак, поскольку подобало явить и сделать явным сие неизреченное домостроительство, посылается Богом из пустыни Иоанн, прозванный символически Предтечею, крестящий приходящих к нему и возвещающий, чтобы были готовы уверовать в Приходящего, Который, говорит, крестит их в Духе Святом и огне, Который, при этом, настолько больший его, насколько Дух Святый превосходить воду. Ибо Он — Владыка, свидетельствует Иоанн, и Творец всего, и Повелитель Ангелов и людей, и Его духовная нива это — все люди, и веяльная лопата, т. е. служебные силы, находится в руке и во власти Самого Приходящего. Не только же сам от себя свидетельствует Господень Предтеча, говоря, что Таковым является Приходящий, но приводить также и Исаию, который предвозвестил Его, как Господа, а себя самого объявляет слугою, посланным для предвозвещения Его пришествия и для увещания верующих, дабы они приготовились к принятию (Его), говоря: «Аз глас вопиющаго в пустыни: уготовайте путь Господень» (Лк. 3:4; Ин. 1:23).

Свидетельствует же, к тому же, что и прежде чем он был зачат и родился, Он (уже) был. «Предо мною бысть», говорит, «Иже по мне грядый» (Ин. 1:15), хотя зачатие Его и рождение было позднее Иоаннового. Итак, если Он был первым, то не по плоти, но, следовательно, прежде чем Он стал Плотью. Присовокупляя же, свидетельствует он, что Он — Агнец Божий, взявший грех мира, предвозвещая, что Он — Жертва и заклание ради отпущения грехов наших; но также свидетельствует, что Он есть и Вышний Бог, и сошел с небес, и безгранично–сильный, как и не в меру приявший Духа от Отца. И верующим в Него обещает жизнь вечную; неверующим же угрожает неминуемым гневом Божиим. Будучи же вопрошен своими учениками о себе самом, говорит: «Оному подобает расти, мне же малитися» (Ин. 3:30). И показывая по какой причине не только он сам, но и все настолько уступает Ему, насколько земля — меньше сверхнебесного, говорит: «Грядый свыше, над всеми есть» (ст. 31); вне ряда всех, и сохраняет в целокупности Отеческое совершенство, как Сын Возлюбленный. И еще: «Отец любит Сына, и вся даде в руце Его. Веруяй в Сына, имать живот вечный: а иже не верует в Сына, не узрит живота, но гнев Божий пребывает на нем» (ст. 35–36).

Итак, приходит Христос к крещению, во–первых, во исполнение послушания по отношению к Пославшему Иоанна, как и Сам Он сказал: «Тако бо подобает нам исполнити всяку правду» (Мф. 3:15); во–вторых, ради Своего явления; к тому же, и для того, чтобы положить начало спасительного пути и сделать его достоверным для последующих и крещаемых; кроме того, Он Сам подал пример и представил, что (в этом) подается Дух Святый, и Им установлено крещение, как очистительное врачевство скверн, явившихся в нас вследствие страстного рождения и жизни. Сам же Он, даже и как Человек, не нуждался в очищении, как рожденный от непорочной Девы, и, в течение всей жизни, непричастный греху, но ради нас Он родился и ради нас очищается (в крещении). Посему крещается от Иоанна, и восходящему Ему из воды отверзаются Ему небеса, и, вот, слышится тогда голос Отца: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, о немже благоволих» (Мф. 3:17), и как голубь, сходит на Него Дух Божий, являя присутствующим свидетельствуемого свыше. И, таким образом, делается Он явным, как истинный Сын; делается явным и на небесах Отец, как истинный Отец; делается также явным и Дух Святый, происходящий по бытию от Отца, по естеству же на Сыне Отчем почивающий; присутствует же в воде крещения благодать Его и Отца Его и Духа, дабы, по образу Его, затем в крещаемых усваиваемая, эта благодать божественным образом возродила их и обновила и таинственно воссоздала, как сущих уже не от ветхого Адама, от которого они навлекли на себя проклятие, но имеющих рождение от Нового Адама, откуда имели бы благословение, уже будучи не чада плоти, но чада Божия, которые не от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужескаго, но от Бога родились.

Ибо хотя ради упражнения, для испытания, для исправления, для постижения мизерности сего века, они еще и обременены тяжестью сей гибнущей плоти, однако, они — облекшиеся во Христа, с той целью, чтобы возмочь им, проявляя тщание и здесь стать участниками Его образа жизни, а по отшествии отсюда стать общниками Его блаженства и сияния и нетления; и подобно тому, как чрез единого Адама, путем происхождения, перешло на потомков наказание смерти, так — от единого Богочеловека Слова на всех возрожденных Им переходит благодать вечной и небесной жизни. Посему и отверсто для них небо, имеющее принять их в надлежащее время, если воскармливаясь верою в Него и праведностью, отвечающей вере, станут наследниками Божиими, чтобы приять власть и быть сонаследниками Христа, делаясь участниками Его неизреченной жизни и бессмертия, и с Ним пребывая нераздельно и наслаждаясь Его славою; ибо раньше для нас было закрыто небо и мы были сынами гнева, который заключался в том, что мы справедливо были оставлены Богом, вследствие нашего греха и неверия; но ради безгрешности во Христе нашего естества и послушания Богу — мы стали чадами благоволения, связанные во едино со Христом, и возлюбленные сыны и небо отверсто для нас, чтобы и на нас сошел Дух Божий и пребывал в нас, и в надлежащее время мы были подъяты Им на небо, когда Воздвигший Христа из мертвых, оживит и наши смертные тела, чрез обитающего в нас Духа Его, претворяя тело смирения нашего и творя его сообразным телу славы Христовой, чрез Которого мы обогатились бессмертием и воззваны на небеса, где выше всякого начала и власти, одесную Величия, посажено на престоле наше естество. О, глубина богатства и премудрости и человеколюбия Божия! До такой степени знал Бог как переделать наше преступление, происшедшее по добровольному уклонению (от Него), на несравненно лучшее, Своею премудростью, и силою, и человеколюбием! Ведь, если бы не сошел с небес Сын Божий, для нас было бы безнадежным возвращение на небо; если бы Он не воплотился и не пострадал плотию, и не воскрес и не вознесся ради нас, мы бы и не познали бездну любви к нам Бога: ибо если еще в то время, когда мы были нечестивцами, Он не воплотился бы ради нас и не подъял Страдания, мы, которые вознесены Им на такую высоту, не были бы удержаны от низкопробной гордыни. Ныне же, когда ничего не привнесши от себя, мы подъяты на высоту, мы пребываем в смирении и с осознанием взирая на величину обетования и благодеяния, всегда становимся смиреннее, — в чем и спасение.

Итак, Сын Божий стал человеком для того, чтобы явить на какую высоту Он нас возводит; дабы мы не гордились, как будто своими силами мы — победители; чтобы, будучи Сугубым, воистину быть Посредником, соединяя во едино, посредством каждой (из этих двух природ Богочеловечества Своего), обе части; чтобы разрешить узы греха; чтобы очистить скверну, прибывшую от греха плоти; чтобы явить Божию любовь к нам; чтобы показать в какую глубину зла мы впали, так что для спасения нашего долженствовало быть воплощение Божие; чтобы стать примером для нас смирения, которое заключает в себе плоть и страдание, и которое является целительным врачеством гордости; чтобы показать, что наше естество было создано добрым от Бога; чтобы стать Начальником и Удостоверителем Воскресения и вечной жизни, истребив безнадежие; чтобы став Сыном Человеческим и став участником смертности, сделать людей сынами Божиими, сделав их общниками божественного бессмертия; чтобы показать насколько естество человеческое преимущественно пред всеми твореньями было создано по образу Божиему: ибо настолько у него была близость к Богу, что и стало возможным сойтись ему с Ним во едину Ипостась; чтобы почтить плоть (и то — смертную ее), дабы высокомерные духи не считали себя и не считались бы более достойными чести, чем человек, и боготворили себя по причине своей бесплотности и кажущегося бессмертия; чтобы сочетать, разделенно стоящих согласно естеству, людей и Бога, Сам по естеству став Сугубым Посредником. И что за нужда много говорить, — если бы не воплотилось Божие Слово, тогда ни Отец не явился бы как истинно Отец, ни — Сын, как истинно Сын; ни — Дух Святый, и Сам происходящий от Отца, ни Бог в существе и ипостасях, но представлялся бы созданию как некая Сила, именно как и говорили безумные древние мудрецы, а теперь — последователи взглядов Варлаама и Акиндина.

Итак, этим Господь явил Самого Себя и Свое Домостроительство, явил насколько, как нами было сказано, это было возможно; явил же и Отца, как истинно сущего высочайшего Отца. Показал же желающим, как в то время, так и для будущих поколений, — путь восхода (или «возращения») к Нему, побудив и призвав и путеводствовав Своим Собственным образом жизни и учением и чудотворением и пророчеством, лучше же сказать — премудростью и ведением воистину божественным и вышеестественным, для которого ничто не скрыто, ни будущее, ни нынешнее невидимое движение в глубине сердца. Итак, долженствовало тех которые послушают (Его), сделать свободными от рабства диавола; поскольку же человек, испытав на себе гнев Божий (гнев же Божий заключался в том, что человек справедливо был оставлен Благим), был предан в плен диаволу, то долженствовало человека примирить с Творцом, ибо иначе и не было бы возможным освободить его от оного рабства. Следовательно была нужда в Жертве, примиряющей нас с Высочайшим Отцем и освящающей, осквернившихся общением с лукавым. Значит, была нужда в Жертве очищающей и чистой, но также была нужда и в Священнике, и то — чистом и безгрешном. Нужда же была и для нас в воскресении, не только в воскресении по духу, но и — по телу, ради будущих людей, в воскресении, которое будет после в надлежащее время. Итак, долженствовало не только даровать нам сие освобождение и воскресение, но и удостоверить (или — «поручиться»); к тому же — даровать нам восстановление (или — «вознесение») и нескончаемое гражданство на небесах. Нужда же была во всем этом не только для бывших в то время и для будущих людей, но гораздо более — для всех (прежде) от века рожденных: потому что людей в аду было гораздо в большем числе, чем будет людей в будущем, во много большем числе, чем имеющих уверовать и спастись; посему–то, думаю, пришел Христос при завершении веков. Таким образом, была нужда, чтобы и в аду было проповедано Евангелие и явлено сие великое Домостроительство (спасения), и даровано полное освобождение от пленивших бесов и освящение и будущее обетование. Итак, конечно, долженствовало, чтобы Христос сошел и в ад, но все это в духе правосудия и правды (мета дикаеосинис), без чего Бог ничего не совершает.

Ко всему сказанному, долженствовало справедливо перехитрить обманщика–диавола и свести на нет скопленное им богатство, которое тот приобрел путем обмана, при этом победив мудростью зло, в котором началозлобный спесиво достиг совершенства; и с своей гордыни он не был бы сбит, если был бы сломлен Божественною силою, а не мудростью и правосудием лишен владычества. Поскольку же все люди, уклонившись в зло делом или словом, или помышлением, или всем или двумя из сего, загрязнили чистоту, дарованную от Бога человеческому естеству, то была нужда в освящении, а освящение с самого начала совершается посредством жертвы Богу каждого отдельного человека; жертва же должна была быть чистой, но мы не имели принести Богу такую жертву; посему явился единый чистый Христос, и Самого Себя принес Отцу, как Жертву за нас и Начатки, дабы взирая на Него и веруя Ему, и чрез послушание Ему соединенные с Ним, чрез (или — «ради») Него явились пред лице Божие, и получив милость, все бы освятились. Это — то, о чем Господь говорит в Евангелии: «За них Аз свящу Себе, да и тии будут священи воистину» (Ин. 17:19). Потому что не только Жертва, но и приносящий Жертву Архиерей должен был быть чистым и безгрешным, как и Апостол говорит: «Таков нам подобаше Архиерей, преподобен, незлобив, безсквернен, отлучен от грешник, и выше небес бывый» (Мф. 7:26).

Итак, ради этого и подобного, Слово Божие не только стало Плотью, и обитало в нашей среде, видимое на земле и обращаясь среди людей, но также приняло плоть, такую, какая у нас, и хотя совершенно чистую, однако, смертную и болезненную, и ею, как богомудрою «приманкой», Крестом поймав началозлобного змия, освободило от него порабощенный весь человеческий род; ибо когда тиран пал, все тиранствуемое освободилось; и это — именно то, что Сам Господь в Евангелиях говорит: связан сильный, и расхищены сосуды его. Захваченное же Христом было освобождено и оправдано и исполнено светом и обогащено божественными дарами. Посему Давид воспевает: «Возшедши на высоту» — на высоту Креста, конечно, или — если хочешь — на небо, — «пленил плен, дал дары людям» (Пс. 67:19). Таким образом, следовательно, чрез Страсти и Плоть Он обратил в бегство диавола; Богу же и Отцу принося ее в Жертву, как непорочное и всесвященное Заколение, — о, неописуемая щедрость! — примирил с Богом нас, ставших с Ним (Богочеловеком) единого рода. Поскольку же Он подъял страсти по воле Отца, то этим Он стал нам в пример, которые, чрез свое непослушание, погубили себя, а чрез послушание Христово спасены. Явил же, что и смерть Его гораздо драгоценнее, присущего диаволу, бессмертия, худшего десятка тысяч смертей и подлежащего будущей каре, потому что смерть Его явилась виновницей воистину бессмертной жизни, а не второй и вечной смерти, но она (т. е. смерть Христова), в небесных скиниях со Христом пребывает; ибо Он Сам, восстав тридневен от мертвых, и после того, как представил Себя живым для Учеников, вознесшись на небо и пребывая бессмертным, воскресение нам и бессмертие и на небесах вечную и незыблемую и воистину блаженную жизнь даровал и сделал достоверной; единой смертью Своей Плоти и единым воскресением ее, исцеляя нас от сугубой для нас смерти (души и тела) и освобождая нас от сугубого плена, именно — плена души и тела. Ибо лукавый стал мертвым духом, когда вследствие сознательного, по его воле, греха, справедливо был оставлен Богом, Истинной Жизнью; будучи же полнотою зла и князем завистливым, лживым, началозлобным, он не перенес того, что человеческая жизнь протекала в месте наслаждения, говорю — в раю, — но гибельным советом обольстив, сделал его общником и греха и смерти по духу. За этой же смертью духа необходимо последовала и смерть тела; и таким образом лукавый чрез единую собственную свою смерть, доставил нам сугубую смерть, и низринув, — даже ниже себя самого, — он, возмнив о себе, казался великим и высоким, как перехитривший нас замыслом и поработивший, и, как бессмертный, увы, представлялся нам богом; да и после смерти, став обладателем наших душ, как оставленных (Богом) и сведши их в ад, заключал их в неразрешимую, как казалось, темницу.

Но создавший нас Бог, сжалившись над таковым нашим бедствием, благоволил снизойти туда, куда мы ниспали, дабы призвать нас оттуда, как единый явившийся в мертвых свободный, снизшедший туда духом живым; но и больше того — Божественным светом осиявающий и излучающий живительную силу, чтобы просветить сидящих во тьме, и по духу оживотворить там (в аду) веровавших в Него, оживотворить же также и тела всех в тот день, в который установил оживить и судить весь человеческий род, как и научает нас чрез Послание Корифей в Апостолах: «На се бо и мертвым благовестися, да суд убо приимут по человеку плотию, поживут же по Бозе духом» (1 Пет. 4:6). Немного же выше в этом же послании показывая, кто, и каким образом, проповедывал Евангелие мертвым в аду, говорит: «Христос единою о гресех наших пострада, праведник за неправедники, да приведет ны Богови, умерщвлен убо быв плотию, оживь же духом: о немже и сущим в темнице духовом (т. е. — душам мертвых от века) сошед проповеда» (3:18–19). Итак, подобно тому как лукавый, чрез едину свою смерть по духу, произвел для нас сугубую смерть (т. е. смерть и души и тела), так Благий, чрез едину Свою смерть по телу, излечил в нас сугубую смерть, и чрез единое воскресение Своего Тела, даровал нам сугубое воскресение, посредством (Своей) телесной смерти низлагая имущего, в силу смерти, власть над нашей душою и телом, и в том и в другом освобождая нас от его тирании. Лукавый принимает на себя вид змея, чтобы посредством сего обольстить человека, а Слово Божие воспринимает человеческую природу, чтобы посредством нее перехитрить обманщика, и, Оно воспринимает ее неприступной для обмана и чистой, и таковой до конца сохраняет, принося ее Отцу как Жертву (Начатки), ради освящения нас чрез наше же человеческое естество. Если же Слово Божие восприняло бы тело неподвластное смерти и страданию, то каким образом мог бы оказаться обманутым, мог бы прикоснуться к Нему диавол — само сущее зло?

Посему–то он и не касался до тех пор, пока не узнал, что Христос имеет плоть подвластную страдание (Пафитон сома); ибо, постившись в пустыни сорок дней и не голодая — ибо если и имел тело, способное испытывать страдание, но тогда не совершил бы этого и не выдержал, если бы не допустила сего, сочетанная с телом, сила Всемогущего — Он, как говорит Евангелие, потом взалкал. Тогда–то впервые дерзнув и приблизившись, началозлобный принес искушения, стараясь проникнуть в Его душу. Поскольку же с силою был отринут, и опять приступив, искушая всеми вообще способами услаждения, был державно побежден, то ослабевший и разбитый и постыженный, бежав отступил. Почему же оказался разбитым искуситель, дерзнувший приступить по удобоболезненности тела (Богочеловека)? — Потому, что безгрешного Человека он побуждал к совершению греха. Итак, бежит таким образом постыдно отбитый, Христос же, не ослабил в преследовании его, изгоняя его из душ одержимых им, исцеляя одержимых болезнями единым повелением, воскрешая мертвых, не только недавно умерших, но даже уже разлагавшихся; к тому же, — проповедуя покаяние и объявляя, что приблизилось Царство Небесное, и приводя души к вере и к образу жизни, противоположному тому, чему учил супостат; затем, грешников обращая и принимая; и не только же это, но и Своим Ученикам даруя власть над бесами. Было ли это, разве, выносимо для сатаны и отступивших вместе с ним ангелов? Разве, обдумывая каким образом сокрушить враждебную ему таковую силу, он ничего не предпринял бы? Разве ему было выносимо, что живет Такой Человек, Который изгоняет его из людей и свергает с многовидной его тирании над ними? Посему, вот, бешенствуя на Христа, — но поскольку он знал по опыту, что Оная Богомужная Душа неприступна ни для каких страстей, которых он сам явился начальником, и совершенно невосприимчива для смерти, которой он, сам по себе, явился творцом для людей, в то время как тело Его подвержено болезням и смерти, то не будучи допущен сам от себя нанести Ему таковую смерть (т. е. телесную смерть, А. А.), — он движет души неверных иудеев к убийству Его, возбудив в них зависть и неукротимое бешенство против Него, потому что и их Христос обличал и отвергал, как злых. Итак, он движет и возбуждает их к убийству Его, к казни бесчестной и применяемой только в отношении злодеев и нечестивцев, полагая таким образом и Его отстранить от земли и самое имя Его сделать поносимым. Дерзко же он был уверен, что когда Он умрет, то и Его душу, как и души всех от века, он будет иметь заключенной в аду.

Таким образом обманщик обманулся, напав на плоть Христову, как подверженную болезням и смерти, и, вот, против воли, принес Свет в мрачную и вожделенную для него преисподнюю, и представил Дарователя жизни душам, тиранствуемым им в силу духовного умерщвления; не только это, но и Тело, от которого проистекло воскресение и бессмертие, он смешал с мертвецами, поспешив предать его смерти и могиле. Мог же Господь, воистину, и эти его злые умыслы разрушить, но не сделал, напротив еще больше пожелал подъять Страсти ради нас, для чего и стал Человеком. Ибо если бы Он не был Человеком, то не возможно было бы Ему пострадать; а если бы не был Богом, бесстрастным по Божеству пребывая, то не мог бы плотью ради нас принять такую смерть, благодаря которой даровал нам восстание или, лучше сказать, воскресение и бессмертие; и не веровалось бы (если бы Он не был Богом), что Он действительно мог не испытывать страдания, но что добровольно изволил пострадать, чтобы показать, что Его смирение имело нас освободить и воздвигнуть, и уча, на деле явить, что долженствует до смерти бороться за праведность, и возвестить верующим силу (значение) бессмертия, — бессмертия, которое будет заключаться не только во всегдашнем пребывании, но в пребывании непричастном вечной гибели, — я говорю о ужасающем оном мучении (наказании), уготованном для диавола, — в пребывании, которое будет выражаться в совечнствовании вместе с благими Ангелами, в сонаслаждении прекрасным и нескончаемым Царством. Вот почему ради этого Он подверг Себя смерти, которой не был должен, но которой Он подвергся ради нас, дабы нас, подвергнувшихся смерти в силу долга (Епофиломенос) освободить (или «искупить» — Литроситэ) от рабства диаволу и смерти; смерти же, имею в виду, и по духу и по телу, во времени и в вечности; потому что за нас — повинных по причине греха, — дав в искупление Свою — невинную по причине безгрешности — Кровь, Он искупил нас от вины, отпустив нам грехи и рукописание их на Кресте разорвав, искупил нас от тирании диавола. Ибо тот, прельстившись и как бы широко разинув пасть и поспешив пролить Оную Кровь Владычню, (Которая — наше Искупление), не только неповинную, но и богатую божественной силою, — не только от этого ничего не приобрел, но, наоборот, оказался крепко связанным, выставленным на поругание Крестом Христовым; и таким образом мы были исторгнуты из его рабства и перемещены в Царство Сына Божияго, мы — которые были раньше сосудами гнева (Божияго), а ныне, благодаря Ему, стали сосудами милости (Божией), Который связал сильного, (сильного при сравнении с нами), диавола и расхитил его сосуды; Который справедливо затем, как неправедно умерщвленный по внушению диавола, воцарился над нами, правосудием таинственно победив началозлобного, и явно показав всемогущую силу, и одолев смерть по телу, и восстав тридневным из мертвых, и восшедши на небеса, и возсевши одесную Отца в той самой плоти, которую ради нас носил и согласно которой умер, сделав достоверным для нас воскресение из мертвых и возвращение на небо и наследие Царства, — если только и мы, подражая Ему, будем праведностью одолевать князя греха, отражая его нападения и подстрекательства к дурным страстям, и доблестно перенося его злоухищрения.

Вот почему, хотя чрез божественное крещение Господь нас и возродил и чрез благодать Святаго Духа запечатлел в день Искупления, однако оставил еще иметь смертное и страстное тело, и хотя Он изгнал начальника зла из душ человеческих, однако допускает ему нападать изовне, чтобы человек, обновленный, согласно Новому Завету, т. е. Евангелию Христову, живя в доброделании и покаянии, и презирая удовольствия жизни, перенося же страдания и закаляясь в нападениях врага, — уготовал себя в сем веке к вмещению нетления и оных будущих благ, которые будут соответствовать будущему веку. Следовательно, верный должен радоваться надеждой; и поскольку здешняя жизнь закончится, должен благоразумно с верою ожидать блаженства, которое будущая жизнь будет заключать в себе нескончаемо. В разумении же веры долженствует в стойкости переносить ту несчастность, которую достойно в виде наказания несет в себе эта жизнь, и чрез неподатливость греху, если придется, до крови противиться начальнику, сотруднику греха и построенным им ухищрениям; потому что, за исключением греха, ничто в этой жизни, ни сама смерть, не есть бедствие, хотя и походило бы на бедствие. Посему, вот, и лик Преподобных — сами себе причиняли огорчения (бедствия) телу; Мученики же — насильственно наносимую им другими смерть соделали весьма славной и доставительницей жизни и славы и Царства вечного и небесного, доблестно и богоугодно использовав ее (смерть); потому что именно для того и после того, как упразднил смерть Своим Воскресением, Он допустил, чтобы она еще оставалась для Его (верных), а вместе с нею допустил быть и другим бедствиям в этом мире, чтобы человек о Христе в этих обстоятельствах борясь за Истину, являемую в образе жизни и в догматах веры Нового Завета, уготовал себя (или — «был уготован») для оного будущего нового и нестареющего века.

Итак, сами бедствия приносят пользу, с верою стойко, переносящим их: для погашения грехов, для упражнения, для испытания, для реального постижения бедственности этой жизни, для пламенного побуждения духовной жажды и постоянного искания оного, во веки пребывающего, усыновления и Искупления и воистину новой жизни и блаженства. И поскольку наше во Христе усыновление и обновление по телу и душе является многосторонним, имея начало и завершение и то, что между ними, то, как начало, Он установил нам благодать крещения, подающую отпущение всех согрешений и кары, вследствие проклятия, и называемую «Банею пакибытия»; завершение же дарует воскресение, на которое уповают верные, и жизнь, в будущем веке обетованную [49]; а между ними — жизнь согласно Христову Евангелию, которой, преуспевающий о Бозе человек, воскармливается и возрастает изо дня в день в познание Бога, в праведность, и освящение, не на много меньшее от (состояния) Ангелов [50], изгоняя из себя пристрастие к низменному, и перемещая влечение от видимых и плотских и привременных вещей — на мысленные и духовные и вечные.

Эти три стадии обновления во Христе, Зритель неизреченных таин Духа, Сосуд Избранный, великий Павел, уча нас, начертывает в послании к Римлянам: «Елицы во Христа Иисуса крестихомся, в смерть Его крестихомся. Спогребохомся убо Ему крещением в смерть» (Рим. 6:3–4). Это — начало нашего обновления: ибо рукописание наших грехов Христос на Кресте разорвал, и чрез крещение спогребающихся с Ним сделал неповинными. Послушай же о середине, следующей за началом: «Да якоже воста Христос от мертвых, тако и мы во обновлении жизни ходити начнем» (там же); и присовокупляет затем, завершение обновления, являя: «Аще бо сообразни быхом подобию смерти Его, то и воскресения будем» (ст. 5). А затем очевиднее показывая начало и род обновления и усыновления, говорит: «И мы сами начаток духа имуще, и мы сами в себе воздыхаем, всыновления чающе» (Рим. 8:23). «Начатком Духа» называя освящение и благодать Духа, которую приемлем в божественном крещении, освобождаясь от грехов и обновившись, и туне (без всяких заслуг с нашей стороны) благодатью Христовою бываем оправданы: ибо в этом заключается начаток оных будущих благ. Говоря же «усыновления ожидая», он, показывая, что говорит не о усыновлении на основании крещения, но о оном будущем и совершенном и прочном усыновлении, присовокупляет к сказанному: «избавления (чающе) телу нашему» (там же), т. е. — избавления от страстей (или — «удобоболезненности и страстности») и разрушения (тленности) его; ибо здесь усыновление часто терпит неудачу; в то время, как оное — сущее в пакибытии и воскресении из мертвых, является совершенным и воистину прочным.

Он же и в Послании к Филиппийцам еще отчетливее излагает завершение (конечную цель) этого обновления, говоря: «Спасителя ждем Господа нашего Иисуса Христа, Иже преобразит тело смирения нашего, яко быти сему сообразну телу славы Его» (Фил. 3:20–21); ибо, как Христос умер в немощи и бесчестии тела, восстал же в силе и славе божественной, так и пожившие о Христе сеются в смерть, скажем опять словами Павла, в немощи и бесчестии, восстанут же в силе и славе, прияв тело прославленное и чистое, какое имел Христос после Воскресения, став Первенец из мертвых и Начаток усопших. Но оное обновление по телу, так сказать, верою зрится ныне; не самым видением, не самою еще вещью, но — надеждою; и само обновление воспринимает начало, как было сказано, в божественном крещении, чрез отпущение грехов, усиливается же и возрастает чрез праведность в вере, все более и более обновляясь в познании Бога и в соответствующих сему добродетелях; примет же завершение в будущем некогда — лицо–к–лицу зрении Бога; ибо ныне зрит (как бы) чрез зерцало и в гадании; посему и весьма возлюбленный Христу Иоанн (Богослов), соединяя в одно оба обновления, т. е. обновление тела и обновление души, «Ныне», говорит, «чада Божия есмы». Это — начало усыновления, но — «не у явися, что будем: вемы же, яко егда явится, подобни Ему будем, ибо узрим Его, якоже есть» (1 Ин. 3:2). Это — завершение, дарованного нам чрез Христа (или — «благодаря Христу») усыновления о Бозе и обновления; о чем также и в Евангелии он же самый говорит: «Даде Христос область верующим во имя Его чадом Божиим быти, иже не от крове, ни от похоти плотския, ни от похоти мужеския, но от Бога родишася» (Ин. 1:12–13); ибо говоря, что мы не от плоти, но от Бога родились, Он являет пакибытие и усыновление чрез божественное крещение, о чем он и в послании говорит, что мы «ныне чада Божия есмы». Говоря же, что Он нам дал власть быть чадами Божиими, как будто мы еще не таковые, он показал завершение усыновления; ибо как новорожденный младенец имеет силу от природы стать мудрым, и потенциально он — мудр; с течением же лет, если при этом сшествуют и содействующие развитию обстоятельства, тогда и, действительно, будет мудрым, — так и возрожденный чрез божественное крещение, воистину восприял потенциальную силу, чтобы стать сообразным телу славы Сына Божияго; так что если будет шествовать в новизне жизни, жительствуя согласно Христу и по Его Евангелию, то в воскресении, при происходящей от сего силы для совершенства, уже не верою и надеждою, но самой истиной и вещью возымеет прославленное и чистейшее тело, какое и Сам Господь имел после Воскресения. Воскреснут же и мертвые тела нечестивцев, но не в небесной славе, потому что они не будут со–образными телу славы Христовой; не узрят они, обетованного верным, видения Бога, которое именуется также и Царством Божиим; ибо говорится: «Да возмется нечестивый, да не видит славы Господни» (Ис. 26:10). Но рожденные и вскормленные о Христе и пришедшие, насколько это возможно, в меру возраста исполнения Христова, блаженно сподобятся божественного сияния и сами, согласно написанному, воссияют как солнце в Царстве Отца их.

Этого же божественного сияния и светозарности и Адам, быв участником прежде преступления, как бы, воистину, одетый в торжественное одеяние славы, не был наг и не стыдился, что наг, но был гораздо более, так что и выразить невозможно, украшен, чем ныне носящие на себе диадемы, украшенные множеством золота и драгоценными камнями. Сие наше естество, постыдно обнажившееся, вследствие преступления, сего божественного сияния и светозарности, Слово Божие, помиловав и по человеколюбию восприяв, показало на Фаворе избранным из числа Учеников — вновь и еще в более сильной степени облеченным в эту божественную светозарность, чем некогда мы были, и ясно представило каковыми мы, верующие в Него и получающие в Нем совершенство, будем в будущем веке. Ты найдешь, что залоги сего совершенства, принадлежащего живущим о Христе, были явно даны уже здесь (в этой жизни) Святым Божиим, наслаждающимся уже теперь благом будущего века. И предваряя, это явил Моисей, на славу лица которого не могли взирать сыны Израилевы, и после него еще нагляднее показал Сам Господь, просияв на горе во свете Божества до такой степени светозарно, что ни даже избранные из Учеников, хотя и приявшие тогда духовную силу, взирая, не могли выдержать. Лицо же Стефана, как написано, выглядело как лицо Ангела, и сам он с земли взирая за пределы небес, где Христос воссел одесную Величия, видел пренебесную славу Божию. Да и мало ли было бы затем перечислять и приводить всех тех, которые еще здесь прияли залоги будущих благ и блаженно улучили оного божественного сияния и светозарности, что да будет и нам получить благодатью и человеколюбием, ради нас воплотившегося, и страдавшего, и погребенного, и воскресшего, и поникновенное наше естество на небеса вознесшего и почтившего со–седением с Отцом, — Иисуса Христа Господа нашего, Которому подобает слава, честь и поклонение со Безначальным Его Отцем и Пресвятым и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Омилия XVII [51] На Евангелие Новой Недели (Фомина Воскресения) [52], объясняющая Тайну Субботы и Господняго Дня [53]

Сегодня мы празднуем Новый День Господень; лучше же сказать — совершаем обновление нового Дня Господня. Наше слово ставит своей задачей, насколько это позволит время, несколько глубже изложить вашей любви тайну Дня Господняго. И хотя эта тайна велика и возвышенна, и поэтому не всем легко доступна, однако достоит воздать благодарение Господу всего, по Которому и день этот так называется, Который, благодаря Своему пришествию во плоти, открыл, для верою приступающих, такие вещи, которые, можно сказать, превосходят и ум и слово. Следите все внимательно за сущностью говоримого; потому что если кто и не сможет понять всего, однако и из малого поймет всеобщее значение, ибо учение Духа подобно свету. Итак, Бог в шесть дней, не только создав весь этот чувственный мир и украсив его, но и единого, составленного из чувственного и духовного элементов, живого человека создав и оживотворив и даровав ему власть над живыми существами и растениями на земле, в седьмой день почил от всех Своих трудов, как научил нас Моисей, последующий созерцатель, бывшего задолго до него, сотворения мира, а лучше сказать — Дух Святый, Который человеколюбиво чрез его уста возвестил нашим устам и душам. Но и «благословил, говорится, Бог день седьмый, и освятил его» (Быт. 2:3). Почему же этот день, в который Он ничего не творил, Он и благословил, и освятил, а не первый, который как будто более превосходный? Почему же только об этом дне так сказал Моисей, а не о первом, в который Бог из ничего произвел вселенную и новым светом осиял ее, хотя еще не установил соответствующий порядок, по чину и виду возводя все. А если не этот, то почему же тогда не последующий за сим день, в который Он утвердил и распростер сию великую полость, имею в виду вокруг нас сущее небо, а после первого — оное второе (небо)? Почему же, в свою очередь, не день, сущий после сего, или последующие, в течение которых земля, после того как воды отступили, стала существовать и восприняла весь свой порядок и украшение, вложенные и свойственные ей, и небо получило два великих светила на подобие неких глаз, и из вод, по повелению Божиему, появились птицы и водяные животные по роду своему?

Но оставив и это, спросим: почему же, более прочих, Бог не благословил шестый день, в который вывел из земли не только живую душу пресмыкающихся и четвероногих, но и явил достойное дело Своего совета, все возглавив в его лице, сочетавая в одно чувственное и духовное, дело единственное и величайшее, потому что по благодати оно Его Самого запечатлело в себе, и есть по образу и подобию Его созданное и знающее Его живое существо, именно — на земле явил человека? Почему же не этот день Он благословил и освятил, а именно — седьмой день, который был днем бездеятельности?

Желая же дать объяснение и разрешить затруднение, мне особенно необходимо, по причине пребывания среди моих слушателей более ученых, сначала опровергнуть неправые воззрения. Так как имеются такие, которые считают, что самое число («7») священно: таковы Иосиф (Флавий) и Филон и другие, которые подобно им не признают, что Бог родился, ни то, что Дева родила, и которые считают, что самое число, как таковое, обладает божественным качеством; потому что они не могут представить себе, что Дева родила без брачных уз, безсеменно и безболезненно. И утверждая, что на основании сей священности цифры «семь», единственный из дней, седьмой, получил божественное благословение, они также ошибаются не только в отношении понятия о Боге, но и разрушают и понятие самого седьмого дня, потому что всякое число производится (рождается) от единства, и поскольку «семь» является числом, то, следовательно, и оно не непроизводное. Но ни от чего иного, говорят, как от единства производится множественность; а нерожденный не есть тот, кто — от множества, но который ни от кого не рождается, каковым качеством цифра «семь» не обладает.

Далее следует рассуждение в духе философии того времени о понятии производных, производящих и непроизводных цифр, которое здесь опускаем, ввиду его специфичности и трудности для понимания современного читателя. Затем Святитель указывает на то, что не может противоречить на возражения, показывающие, что цифра «семь», взятая только как отвлеченная цифра, сама по себе ничем не священна — держащиеся подобного мнения прибегают к фазам луны, связанным с чередованием седмиц — и в связи с этим говорит следующее: что если на этом основании они считают цифру «семь» священной, то, надо сказать, что другие цифры отнюдь не уступают ей и среди них особенно начальная, потому что и весь этот чувственный мир един, и едино все небо, или не больше двух, и одно солнце в мире, и одна луна, чтобы не сказать, что все сочетается в Едином, Сущем прежде всего и чрез все, Сущем над всем — Боге, Которого, как истинно Единого, все возвещает. Если же вселенная, представляющая звездную окружность и каждый из полюсов, замкнута в круге, а круг состоит из двух начал: точки и линии, и ничего не могло бы быть вне этих двух начал, особенно же из разряда чувственного мира, то, следовательно, и цифра «два» является наиболее применительной и необходимейшей для мира. Поскольку же во всем наблюдается не только линия, но и плоскость, то, следовательно, и число «три» должно пользоваться равной честью по этой же причине; а уж о других почетных сторонах сего числа не буду говорить. Поскольку же каждое из вышереченного не только есть круг, но и — твердь и сфера, а это не может существовать кроме четырех (эоментов?), потому что, помимо всего иного, их требует сама необходимость, то разве и цифра «четыре» не будет ли среди почетных чисел? Кроме того, по иным причинам, и цифра «пять» не должна не пользоваться уважением; но особенно среди прочих — число «шесть», ибо оно преимущественно пред другими, составляющими его частями, является первым в числе совершенных чисел, потому что все (творение мира) было завершено шестым по числу днем.

Так что, на основании сего вытекает, что почитающие число «семь», сами себя обманывают, в сущности почитая не только цифру «семь», но просто всякую цифру: потому что каждая из них в равной мере обладает достаточными основаниями для уважения. А так как поскольку число, вместе со всем существующим, было создано Богом, а все созданное Богом прекрасно, и весьма прекрасно, как Сам Творец засвидетельствовал чрез Моисея, то если бы кто взял какую угодно цифру и внимательно изучил, то он нашел бы, что она прекрасна и «добра зело» и сама по себе и по иным причинам, чудесно представляя нечто, чему соответствует. Однако, ни один из дней, взятый по своему числу, не является превосходящим другой, в этом отношении, потому что Моисей не говорит, что цифра какого–либо из дней была похвалена Богом, но дела совершенные Им в каждый из дней были увенчаны похвалою; следовательно, и седьмой день достоин был похвалы не ради своего числа (но для этого было иное основание). Так что мы указываем причину, почему Бог нарочито благословил его и освятил, взяв начало из самых слов Моисея, именно: «Яко почи, — говорит он, — Бог в день седьмый от всех дел Своих, яже сотвори» (Быт. 2:2). Затем присовокупляя: «И благословил Бог день седмый, и освяти его», сразу же указывает на причину благословения, повторяя то же самое: «Яко почи Бог от всех дел Своих, яже начат творити» (ст. 3). Следовательно, есть такие дела Божия, которые Он не начинал творить [54], и творя которые не почил, как и Сам Господь открыл нам, говоря: «Отец Мой доселе делает, и Аз делаю» (Ин. 4:17).

Итак, Бог желая нам дать посильное ведение таковых именно дел, и показать, что именно их должно искать более, нежели всего чувственного, седьмой день, в который почил от творения чувственного мира, благословил и освятил, как некое возвращение, путем упокоения, от нижнего мира (тон каато) к тому, который принадлежит лучшей и сверхмирной сфере. Потому что, сказать словами великого Дионисия: Бог, по преизбытку благости, бывает вне Самого Себя, и вследствие сбережения всех свойств к сему во всем возвращается, согласно могущей перемещаться (экстатикин) сверхсущественной силе, которая и по существу имеет статистический характер (анэкфититон) Его Самого; сошедши же человеколюбиво, насколько Он пожелал и насколько была в том необходимость, и сей наш чувственный мир создав в шесть дней, в седьмой — на свойственную Ему высоту, которую, однако, и не оставлял, Он, как это отвечало Божеству, возвратился (в Себя), и покой того дня более благословенным показал, научая и нас желать восходить, насколько возможно, в оный покой, который заключается в нашем умном созерцании, и чрез него в восхождении нашей мысли к Богу. К сему покою и Апостол ясно побуждает; потому что представив слова – сказанные Богом чрез Псалмопевца о народе Иудейском, именно: «Яко кляхся во гневе Моем, аще внидут в покой Мой» (Пс. 94:11), — он затем прибавляет: «Рече негде о седмом (дне) сице: и почи Бог в день седмый от всех дел Своих» (Мф. 4:4). И несколько дальше: «Потщимся убо и мы внити во оный покой» (ст. 11); потому что тот, кто войдет, и сам почиет от своих трудов, как — Бог от Своих. Но желаете ли узнать более ясно, в чем заключается этот покой и каким образом в него войдем? — Если мы усвоим те Божественные дела, которые, будучи безначальными, не могут характеризоваться, как «начатые», но которые ничего не имеют с чувственным миром [55]; итак, если мы усвоим эти дета, то еще более уясним значение сего покоя и вхождения в него. Какие же это дела? — Пусть поможет нам в сем деле Псалмопевец, пишущий так о Боге: «Дела рук Его истина и суд» (Пс. 110:7). Значит, дело Божие не имеющее конца заключается в ведении всего существующего и в предведении будущего, которое если бы кто назвал «Истиною», не погрешил бы в наименовании, Дело Божие безначальное и нескончаемое есть суждение и предведение; потому что все существующее и прежде своего существования нуждалось в божественном предведении и суждении, чтобы могло придти в бытие; и после осуществления — дабы оно со временем не погибло, но, в одном случае, со временем изменилось бы для своей или универсальной пользы, или, в другом случае, пребывало бы неизменным. Безначальное дело Божие заключается в внимании Себе; ибо безначально Он был подвигнут к самосозерцанию. Воистину, кто, здраво исследуя, мог бы привести многое, относящееся к сему. И каждый из нас, братие, уклоняясь от приземляющих и весьма мучащих забот и соответственных им дел, да представит свой слух, внимая учению Духа; прежде всего, он будет похвален Господом, Который Марфу, заботящуюся о многом, хотя Ее забота и была о Нем, не одобрил; «Мария же», говорит, которая сидела возле и внимала словам учения, «благую часть избра, яже не отъимется от нея» (Лк. 10:42).

Видишь ли дело не имеющее упокоения? А затем, восприемлющий в уме сии слова учения Духа и упражняющий в них ум, и в разуме души предпочитающий их всякой иной страсти и земному помыслу, и вследствие сего и сам проявляющий заботу о своей жизни, чтобы спастись, и сам возымеет дело, именно Истину и суждение, в своем сердце, как говорит Псалмопевец Пророк, «глаголя Истину». Когда же и от всякого рассуждения, хотя бы оно было и доброе, отведешь твой ум и весь соберешь его в самого себя, достигая это путем упорного внимания и непрестанной молитвы, то тогда, таким образом, внидешь и ты в божественный покой и улучишь благословение седьмого дня, пребывая в самосозерцании, и чрез самосозерцание возводим будучи к Богозрению. Ибо, говорят, что исход (результат) молитвы заключается в восхищении души к Богу. Эта одна из причин благословения данного седьмому дню, которую и Моисей в законе являя, установил седьмой день праздновать; но бездействие относится к предметам телесного пользования, для души же приличествует деятельность.

Опять же, Составивший вселенную в шесть дней, предвидел и склонность человека к худшему, и, вследствие сего, обращение его к земле, и даже до ада падение и заключение в нем, и — чрез человека — всего мира сего обветшание и приведете в упадок, а также — имеющее наступить обновление их, вследствие (или «чрез») Его вочеловечения. Это обновление произошло сошествием, чрез смерть, во ад воплотившегося Бога и обетованного им в Субботу воззвания там душ; и это, вот, дело седьмого дня Он предвидел; и потому–то, вероятно, этот единственный день удостоил благословения. Но это, вот, втайне было уготовано в седьмой день, т. е. в Субботу, а было явлено и все совершенным образом завершено в восьмой день, день Владычняго Воскресения; посему этот день знаменательно и называется нами «Господним Днем». Как пятница является по отношению к субботе, так суббота — по отношению к Господнему Дню, который явно превосходит ее, как завершение и истина превосходят начало и образ и тень. Такое превосходство и святость Господняго Дня проистекает вследствие благословенного завершения дела в этот день и ожидаемого в сей день всеобщего воскресения и совершенного вхождения достойных в божественный покой и возрождения всего мира.

Так что, сколько бы доводов ни приводил кто, почитая субботу, это же, с прибавлением, будет относиться и по отношению к восьмому дню: потому что этот день является законченностью (или «совершенством») субботнего дня. Почитание сего восьмого дня, т. е. Господняго Дня, и Моисей прикровенно ввел; ибо Юбилейный Год, который был им узаконен и наименован «Годом Отпущения», не был относящимся к числу, по закону численным седмицам, лет, но был после их всех, и был восьмым, возвещающимся по прошествии последних сих лет; это же самое Моисей делает и в седмицах недель. Но таким образом Законодатель не только прикровенно ввел почитание восьмого дня, который мы и называем Господним Днем (т. е. воскресеньем), как день освященный Воскресением Господним, но и повелел сочетать его с празднеством, которое наименовал «Днем Труб», и именует его «исходным», т. е. как бы границей и пределом всех празднеств. Этим ясно показывает, что и восьмой день должен быть называем нами «святым», предвозвещающим как бы божественное и всеславное и священное достоинство Господняго Дня, имеющее наступить после того, как все ветхозаветное минует. Таким образом и он по той причине почитал седьмой день, что он приводит к истинно честному восьмому дню; и как данный чрез него Закон заслуживает уважения, как приводящий ко Христу, так и седьмой день заслуживает почитания, как приводящий к восьмому дню, в который произошло Господне Воскресение, ибо и оно было восьмым; потому что, как после седьми дней, восьмой идет по счету, так, исследуя, ты найдешь, что после седьмого из всех от века повествуемых воскресений, Воскресение Господне было восьмым по счету [56]; таким образом, не только в восьмой день оно совершилось, но и восьмым числится после тех, которые ему предшествовали; но оно же — и первое, имеющее непосредственное отношение к ожидаемому восстанию во Христе всех, лучше же сказать — воскресение, по причине которого и Христос — начаток усопших и перворожденный из мертвых — славится. Таким же образом Господень День является не только восьмым днем, вследствие того, что он числится восьмым после предшествующих ему дней, но в то же время он является и первым днем по отношению к тем дням, которые следуют за ним; это для того, чтобы, таким образом, одновременно был первым и последним тот самый день, который мы, вот, называем «Господним», Моисей же наименовал его не «первым», а — «единым», как весьма превосходящий по своему значению иные дни, и являющийся началом будущего века, единого и невечернего (бесконечного) Дня.

Да будет наглядно видно превосходство Господняго Дня над иными праздничными днями еще и на таком основании: всякий иной день, обходя течение года, приносит с собою праздник один раз в год. Господень же (воскресный) день, каждый месяц четыре раза приносит нам, чрез непрерывное периодическое следование в течение всего года, делая нам его, воистину, «годом отпущения» и годом «приятным Богу». Посему устанавливая нам праздновать этот день по прошествии каждой миновавшей седмицы, Господь явился сначала Ученикам, собранным в доме, в то время как Фомы не было с ними, и представил Себя живым, мир даровав им, и чрез Свое дуновение, обновляя [57] оное первое, в начале мира данное человеку Богом, дуновение, даровал благодать Божественного Духа, влагая в них божественную силу вязать и разрешать грехи, делая их участниками власти, сущей на небе, говоря им: «Приимите Дух Свят. Имже отпустите грехи, отпустятся им: и имже держите, держатся» (Ин. 20:23).

Итак, эту силу и благодать даровал Господь, явившись в самый день Своего Воскресения, то есть, конечно, в Господень День; затем, по истечении промежуточных седми дней, а это сказать — в Господень (воскресный) День, который мы как раз сегодня совершаем — опять таким же образом является, и в этом же доме, Сам обновляя празднование это и приводя к вере сомневающегося Фому; ибо, согласно возлюбленному Евангелисту Спасителеву и Ученику: «По днех осмих паки бяху внутрь ученицы, и Фома с ними. Прииде же Иисус дверем затворенным, и ста посреде их, и рече: мир вам». Видите, что в Господень (воскресный) День происходило и собрание Учеников Христовых, и пришествие к ним Господа? — Потому что это был Господень (воскресный) День, когда в первый раз Он явился им собранным, и опять по прошествии седми дней, когда был День Господень, Он является им собранным. Церковь Христова непрестанно возъизображает сии священные собрания, совершая богослужения, особенно в воскресные дни, когда мы бываем вместе с вами и говорим вам общие начала, относящиеся к делу спасения и побуждаем вас к благочестию и к благочестивой жизни. Поэтому пусть никто, по нерадению или всегдашней заботе о земном, не оставляет сих воскресных, священных и от Бога преданных собраний, чтобы не случилось, будучи справедливо оставленным Богом, выстрадать нечто подобное тому, что приключилось Фоме, коль такой человек придет не во–время; и если бы однажды и случилось, будучи чрезмерно занятым, ему не придти, то пусть после уже воздаст долг, принося себя Христовой Церкви, чтобы не остаться ему неключиму; душою болезнуя неверием, сказывающимся в делах или словах, и, однако, не приходя во врачебницу Христову и не допуская священное лечение, как божественный Фома [58], потому что существуют, да, существуют не только мысли и слова, но и дела, как проявления веры, ибо говорится: «Покажи ми веру от дел твоих» (Иак. 2:18), и у кого нет наличия их, тот, будучи, конечно, далек от Церкви Христовой и предав всего себя суете, имеет свою веру мертвой, или лучше сказать — не имеет никакой веры, сам вследствие греха став мертвецом.

Некоторые недоумевают, каким образом Христос, будучи одеян в плоть, вошел «дверем заключенным»; но по–видимому такие люди не знают, как духовное соображать с духовным и друг чрез друга познавать сие, как говорит божественный Апостол (1 Кор. 2:13). Ибо если Он не нарушил ложесна по плоти родившей Его Девы, отнюдь не развернув их, но в рождении сохранив неврежденными знамения девства, хотя тогда и был Он облечен в страстное и смертное тело, то что удивительного, если обессмертив воспринятое Им тело и обладая ныне бессмертной плотью, Он вошел при запертых дверях? Но когда Он уже обладал бессмертным и бесстрастным телом, то как Он мог в то же время иметь раны и пробитые места на руках и в боку? Ведь Евангелист повествует, что Господь сказал Фоме: «Принеси перст твой семо, и виждь руце Мои: и принеси руку твою, и вложи в ребра Моя: и не буди неверен, но верен». Итак, как это Он имел раны? — Ведь смертное и страстное тело не могло бы являть раны и пробитые места, и в то же время пребывать целым и здравым; но Он–то был силен явить, кому пожелал бы, вместе с бесстрастием и бессмертием тела и раны и язвы, которые Он раньше подъял, и при этом, чтобы это Его тело, нисколько не меньше пребывало бы бесстрастным и бессмертным. Из этого я также заключаю, что и те, кто пострадали за Христа, носят на своем теле раны в виде вечного украшения; потому что, как напр. оконные отверстия, хотя и ничем не способствуют солидности здания, однако являются не безобразящими его, но — необходимейшую утварью домов, впускающими внутрь свет и позволяющими живущим видеть то, что делается извне, — таким же образом, вот, и страдания на теле, перенесенные ради Христа, и следы оставленные ими, стали для возымевшего их как бы, окнами, пропускающими невечерний свет и, при сиянии оного света, познаются как дело божественной красоты, или, лучше сказать, — сияния, а не отражают неприглядность ран; не говоря уже о том, что они не идут в разрез с бесстрастием, но более принадлежат бессмертию.

Христово же тело имело внутри себя источник божественного света, откуда воссияв духовно просветило сомнящегося Фому, так что тотчас же совершенным образом богословствуя, он воскликнул: «Господь мой и Бог мой». Господь же ему сказал: «Яко видев Мя, веровал еси: блажени не видевшии, и веровавшии», показывая этим, что те, которые собственными очами взирали на славу (Его), ничем большим не обладают над теми, которые чрез них [59] были приведены в веру в Него. Если же Он сказал не «имеющие уверовать», но — «уверовавшие», но это было сказано в божественном и предведящем значении Знающего все прежде совершения, для которого будущее является как бы уже происшедшим. Мне сейчас пришла в голову мысль, которую я раскрою вашей любви. — Видя, что когда Фома отсутствовал, он был неверным, а когда сошелся с уверовашими, то уже отнюдь не погрешил в вере, мне пришло на ум, что и грешный человек, если бы только убежал от общения с дурными и обратился бы к праведным, то уже никогда бы не погрешил в праведности и, благодаря ей, в деле спасения своей души. Это, как мне думается, хочет сказать и Псалмопевец Пророк, ублажающий того, кто уклоняется от соседения и сшествия с Дурными людьми. И иной Пророк: «Не буди говоря со многими со злой целью»; и — автор Притч: «В соборищи грешных возгорится огнь; ходяй (же) с премудрыми премуд будет» (Сир. 16:7; Притч. 13:21).

Итак, братие, будем сходиться и часто отдавать себя Божией Церкви: потому что всякий истинно благочестивый ревностно отдает себя ей и неуклонно пребывает в ней; и когда каждый из вас входить в нее, пусть берет пример с более благочестивых; а их возможно узнать по одному их виду — в молчании и в молитве сосредоточии. Итак, пусть он обратит внимание на более благочестивых и гораздо более иных боящихся Господа, и вручив себя им, да держится их и вместе с ними да предстоит Богу; и когда выйдет после отпуста, то поскольку это — Господень День, то от всякого земного дела будучи свободен — ради Господа, по Которому и день сей так назван, пусть со тщанием ищет: нет ли кого подражающего тем Апостолам, который, как бы замкнувшись вполне, пребывает ждущим [60] Господа — чрез молитву в тишине и псалмопении и чрез иной соответствующий сему образ жизни. Пусть и он присоединится к такому человеку, и с верою войдет в его келлию, как бы в некое небесное место, имеющее внутри освящающую силу Духа; и пусть сядет рядом с обитателем и пребывает с ним насколько возможно долго; и да беседует с ним о Боге и о божественных вещах, вопрошая и со смирением поучаясь, и молитвою призывая себе помощь: потому что прекрасно знаю, что и к нему, так поступающему, невидимо приидет Христос, и внутренний мир подаст размышляющему таким образом и приложит к вере и придаст непоколебимость (стиригмон), и в свое время сочетает со избранными во Царствии Небесном, что да будет всем нам получить в Самом, ныне нас ради умершем и воскресшем, и затем со славою имеющим придти Царе веков Христе: ибо Ему подобает слава во веки веков. Аминь.

Омилия XVIII [61] В Неделю Мироносиц.

В ней же говорится также и о том, что первая Богородица узрела Господа Воскресшего из мертвых [62]

Воскресение Господне является обновлением человеческого естества и оживлением и воссозданием и возвращением к бессмертной жизни первого Адама, который чрез грех был поглощен смертью, и смертью снова отошел в землю, из которой был создан. Как тот в начале, будучи создан и приведен в жизнь, никого не видел из людей, ибо в тот час кроме него не было ни одного человека; после же того, как принял дух жизни, чрез дуновение Божие, первою из всего другого он увидел женщину, ибо Ева была первым после него человеком; так и Вторый Адам, Который есть Господь, восставши из мертвых, никого не видел из людей, ибо из Его близких [63] никто не присутствовал (при этом), а стерегущие гроб воины, охваченные страхом — омертвели; по Восстании же, Он увидел первою из иных людей, Женщину, как мы это слышали, когда сегодня благовествовал Марк: «Воскрес же, — говорит — Иисус заутра в первую субботу, явися прежде Марии Магдалини» (16:9). Из сказанного представляется будто Евангелист ясно указывает и час, когда Господь воскрес, т. е. — «заутра», и что в тот же самый час Воскресения Он сначала явился Марии Магдалине. Однако, не это он говорит, как для разумевающих станет ясно немного далее. Ибо немного выше и он, согласуясь с прочими Евангелистами, говорит, что эта Мария приходила и ранее с прочими Мироносицами на гроб (Христа), и увидев его (пустым), ушла; отсюда явствует, что Господь воскрес гораздо ранее наступления утра, когда она увидела его (гроб). Обозначая же то время, он не просто сказал «заутра», как — выше, но «зело рано»; следовательно он указывает здесь не на восход солнца, но говорит, что в то время был слабый, предшествующий восходу солнца, свет. Обозначая это и Иоанн говорит, что Мария Магдалина пришла рано, когда было еще темно, и увидела, что камень отвален от гроба (Ин. 20:1).

Но только тогда она не вошла сама во гроб (пещеру Гроба Господня), согласно повествованию Иоанна, но отошла от гроба, не увидев Господа; потому что она побежала и пришла к Петру и Иоанну, и возвестила им не о Воскресении Господа, но о том, что Он — взят от гроба; так как она отнюдь не знала еще о Воскресении. Господу не было угодно просто явиться в первый час, но по прошествии первого часа дня. То, что не столь ясно возвещено Евангелистами, то я раскрою вашей любви. Итак, благовестие о Воскресении Господа, первая из всех людей — что было подобающим и справедливым — прияла от Господа Богородица, и прежде всех Она увидела Его воскресшим, и насладилась Его божественной речью, и не только узрела Его очами, и услышала Своими ушами, но и первая и единственная ухватилась за Его пресвятые ноги, хотя все это открыто не говорится Евангелистами, по причине нежелания приводить Матерь во свидетельство, чтобы не дать неверным повода к сомнению (в Воскресение Господне). Но так как ныне, по благодати Воскресшего, мы говорим слово к верным, а торжество вводит предмет для обсуждения деяний Мироносиц, то получив слово от Того, Кто сказал: «Ничтоже сокровенно будет, еже не открыется», — то и это [64] будет явленным.

Итак, Мироносицы — это были те жены, которые последовали с Материю Господней, и сопредстояли во время Страстей Спасителю, и благоуханьми приготовили тело Господне для погребения. Ибо когда Иосиф и Никодим попросили и приняли от Пилата Владычнее тело, и сняли с креста и обвив намащенными ароматами плащаницами, положили в каменном гробе, и приложили к дверям гроба великий камень, то, согласно Евангелисту Марку, при этом присутствовали, созерцая это, Мария Магдалина и другая Мария, сидя прямо против гроба. Чрез изречение: «и другая Мария» — он обозначил, конечно, Богородицу. Она также именуется и Материю Иакова и Иосии, ибо они родились от Иосифа Обручника. Не только они предстояли, созерцая, когда погребали Господа, но были и иные жены, как повествует Лука: «Во след же шедшия жены, яже бяху пришли с Ним от Галилеи, видевше гроб, и яко положено бысть тело Его; бяше же Магдалина Мария, и Иоанна, и Мария Иаковля, и прочия с ними» (Лк. 23:55; 24:10). «Возвращшеся же», говорит, «уготоваше ароматы и миро» (23:56); потому что они не отдавали себе ясно отчета в том, что Он — истинное Благоухание жизни для тех, кто с верою к Нему приходит, как и запах смерти для тех, кто упорно пребывает в неверии, и что благоухание одежд Его, т. е. Его тела, выше всех ароматов, и имя Ему — Миро Излиянное, которым и вселенную Он исполнил божественного благоухания. Но они приготовляют миро и ароматы, как для того, чтобы почтить Погребенного, так и для заглушения запаха от тлеющего тела, думая чрез помазание теми сохранить его.

Итак, они уготовали миро и ароматы; в Субботу находились в покое, согласно (ветхозаветной) заповеди: ибо еще не пришла истинная Суббота, и они не познали еще ту преблагословенную Субботу — преведение нашего естества от адских бездн на светозарную и божественную и небесную высоту. «Во едину же от суббот, зело рано, приидоша на гроб, носяще яже уготоваша ароматы», как говорит Лука (24:1). Матфей же говорит: «В вечер же субботный, свитающи во едину от суббот» (28:1), и указывает, что две жены были пришедшие. А Иоанн: — «Еще сущей тме» (20:1), и говорит, что пришла одна Мария Магдалина. Марк же: — «Зело заутра во едину от суббот» (16:2), и говорит, что было три пришедших женщины. То, что Пасха была в первый день после субботы, это утверждают все Евангелисты. Относительно же времени они так говорят: «По вечери субботней», и «рано утром» и «очень рано» и «рано, когда было еще темно» и около того времени, когда свет смешивается с темнотой, т. е. когда на горизонте начинала сиять заря, предвозвещая день. Если бы кто желал уточнить время, то цвет неба начинает меняться около девятого часа ночи, так что до наступления дня остается целых три часа. Видится же, что Евангелисты имеют разногласие не столько относительно времени прихода на гроб Жен Мироносиц, сколько относительно числа жен. Ибо, как я сказал, Мироносиц было много, и не все вместе, но два и три раза они приходили ко гробу, и в группах не были те же самые лица. Все оне пришли при наступлении утра, но не все в точно то же самое время. Магдалина одна из всех снова пришла и дольше пребывала (у гроба Христа). Некоторые Евангелисты, минуя других пришедших, упоминают ее одну из всех. Но, как я заключаю и суммирую из всех Евангелистов, как я уже и раньше сказал, первая из всех пришла на гроб Сына и Бога — Богородица вместе с Марией Магдалиной. И этому мы научаемся особенно от Евангелиста Матфея: «Прииде», говорит, — «Мария Магдалина, и другая Мария, видети гроб. И се трус бысть велий: Ангел бо Господень сшед с небесе, приступль отвали камень от дверий гроба, и седяше на нем. Бе же зрак его яко молния, и одеяние его бело яко снег. От страха же его сотрясошася стрегущии, и быша яко мертви» (28:1–4).

Итак, все жены пришли после землетрясения и бегства стражи, и нашли гроб отверстым, и камень отваленным, но когда предстала Мати Дева, тогда было землетрясение и отваливался камень, и гроб отверзался, и стрегущие присутствовали, хотя и были потрясены ужасом, так что после землетрясения, придя в себя, немедленно устремились в бегство. Богородица же, не испытывая страха, обрадовалась, видя происходящее. Я думаю, что ради Нее первой Живоносец открыл оный гроб. Чрез Нее первую, и чрез Нее открыл нам все, что на небесах ввыси и что на земле долу. И ради Нее Он послал Ангела, дабы он воссиял как молния, так чтобы пока еще было темно, благодаря обильному свету Ангела, Она бы увидела не только пустой гроб, но и плащаницы положенные в порядке и многообразно свидетельствующие о Воскресении Погребенного. Благовестником же (Воскресения) был тот же Ангел Гавриил. Ибо тот, кто вначале сказал Ей: «Не бойся, Мариам, обрела бо еси благодать у Бога» (Лк. 1:30), тот же, когда увидел Ее пришедшую на гроб, и теперь поспешает и нисходит вновь возвестить Приснодеве то же самое, и благовестить Воскресение из мертвых Родившегося от Нее безсеменно, и отвалить камень, и показать пустой гроб и погребальные покровы, и таким образом сделать для Нее благовестие достоверным. «Отвещав — говорится — Ангел, рече женам: не бойтеся вы, Иисуса ищете распятаго. Возста. Несть зде. Се место идеже положиша Господа» (Мф. 28, Мк. 16). «Ибо, хотя, — говорит Ангел, — вы видите стражей, потрясенных ужасом, но вы не бойтесь, ибо я знаю, что вы ищете распятого Иисуса. Он восстал. Его нет здесь. Потому что Он не только не мог быть задержанным заклепами, вереями и печатями ада, смерти и гроба, но Он — Господь нас, бессмертных, небесных Ангелов, и только Он есть Господь всего. Видите место — говорит — идеже лежа Господь. И скоро шедше рцыте Учеником Его, яко возста от мертвых». «Изшедше же — говорится — со страхом и радостно велиею» (Мф. 28:6, 8). Мне еще кажется, что страх еще имела Мария Магдалина и к тому времени пришедшие прочие жены, потому что они не поняли значения слов Ангела, не были в силах полностью восприять свет, чтобы ясно увидеть и разуметь, а Богородица восприяла великую радость, разумевая то, что было возвещено Ангелом, и вся стала как свет, как весьма очищенная и божественно облагодатствованная, и во всем твердо познавшая истину, и поверившая Архангелу, ибо и достойным большой веры он Ей явился по делам. Как же могло случиться, что присутствуя при совершавшихся событиях, богомудрая Дева не поняла бы, что совершилось: видя землетрясение и оного великого Ангела, снизходящего с небес, имевшего вид молнии, омертвление стражей, и перемещение камня, и пустоту гроба, и великое чудо плащаниц, смирною и алоем слепленных и неразрушимых, и в то же время пустых от нахождения тела, и к тому же радостный вид и благовестие к Ней Ангела?! Но исшедши после этого благовестия, Магдалина Мария, как бы не слышала Ангела, который, быть может, не ради нее говорил, заметила только пустоту гроба, совершенно не обратив внимания на плащаницы. Она бежит к Симону Петру и к другому ученику, как говорит Иоанн; а Божия Матерь, Дева, присоединившись к другим женам, снова пошла на то место, откуда пришла, и, вот, как говорит Матфей: «Иисус срете я, глаголя: радуйтеся (Мф. 28:9).

Видите ли, что раньше Марии Магдалины Божия Матерь увидела ради нашего спасения плотию Страдавшего и Погребенного и Воскресшего? «Оне же приступльше», говорится, «ястеся за нозе Его, и поклонистеся Ему» (Мф. 28:9). Как, когда вместе с Марией Магдалиной, Богородица, услышав от Ангела благовестие о Воскресении, только одна Она поняла значение возвещенного, так и теперь вместе с другими женами встретив Сына и Бога, Она, первая из всех иных, и увидела, и узнала Воскресшего, и, приступив, ухватилась за Его ноги, и стала Апостолом для Апостолов. То, что Мария Магдалина не была с Божией Матерью в то время, когда, возвращаясь от гроба, Ее встретил, явился и говорил Господь, это мы узнаем от Иоанна: «Тече убо (Мария Магдалина)», говорит, «и прииде к Симону Петру, и к другому ученику, егоже любляше Иисус, и глаголала има: взяша Господа от гроба, и не вем, где положиша Его» (Ин. 20:2). Да как бы она могла сказать, что «взяли и переложили, а куда не знаем», если она Его видела, и руками ялась и встретив, услышала (Его голос)? Но и после того, как Петр и Иоанн прибежали ко гробу и увидели плащаницы и ушли, говорится, что Мария стояла у гроба вне, плача.

Видите ли, что она не только не видела (Господа), но ни слухом (о Воскресении) не была удостоверена. И хотя Ангелы явились и спросили ее: «Жено, что плачеши?», она снова как о мертвом ответила. Когда же, обернувшись, она увидела Иисуса, то все же не поняла случившегося, но будучи вопрошенной Им: «Что плачеши?», говорила все то же, пока Он не позвал ее по имени, Сам убедив ее, что Он — жив. Тогда и она приступив, ища объять Его стопы, услышала от Него: «Не прикасайся Мне», из чего мы познаем, что когда сначала Он явился Матери и находящимся с Нею женам, то Он только Ей одной допустил объять Его стопы, хотя Матфей делает общниками сего и других жен, не желая, по той причине, которую мы указали в начале, явно предпочесть Матерь как свидетеля о таковых вещах. Потому что после того, как Приснодева Мария первая пришла ко гробу, и первая приняла благовестие Воскресения, многие пришли; и они увидели отваленный камень, и услышали Ангелов, и, возвращаясь после сих слов и видения, они разделились. И одни, как говорит Марк: «Бежаша от гроба, имяше же их трепет и ужас, и никомуже ничтоже реша, бояху бо ся» (16:8). А другие — последовали за Божией Матерью, и были обрадованы [65] видением и словами Господа. Магдалина же пошла к Петру и Иоанну, и за ними, снова, пришла ко гробу одна; и когда они ушли, одна она была удостоена увидеть Господа, и также посылается к Апостолам; и она пошла к ним, всем возвещая, как говорит Иоанн «яко виде Господа, и сия рече ей» (20:18).

Что это видение было рано утром, говорит Марк; т. е. это было в самом начале дня, после того, как наступила полная заря; но он не утверждает, что тогда произошло Воскресение Христово и это было первое Его явление. Но мы исследовали деяния Мироносиц и имеем выше доказанную согласованность относительно них у четырех Евангелистов. Ученики, в тот же самый день Воскресения, услышав от Мироносиц и Петра, и от Луки и Клеопы, что Господь жив и был виден ими, не поверили, — почему Он и упрекнул их, когда позднее явился им, бывшим вместе. Но после того, как много раз и часто Он явил Себя живым, они все не только поверили, но и повсюду проповедывали: «Во всю землю изыде вещание их, и в концы вселенныя глаголы их» (Пс. 18:5), — «Господу поспешествующу, и слово утверждающу последствующими знаменьми» (Мк. 16:20). Ибо пока слово не было возвещено по всей земле, знамения были совершенно необходимы. Если бывает нужда в знамениях и чудесах для показания и утверждения проповедуемой Истины, то, в свою очередь, и для приявших слово имеется нужда, не в чудесах, а в знамениях, показывающих твердо ли они уверовали. Какие же эти знамения? — Проистекающие от дел. Ибо говорится: «Покажи ми веру от дел твоих» (Иак. 2:18); и: — «Кто премудр, да покажет от добраго жития дела своя» (3:13). Потому что кто станет считать такого человека, имеющим ум божественный и великий и возвышенный, и, так сказать небесный, каковым является благочестие, если он нищ в обладании добрыми делами и пригвожден к земле и к земным вещам?

Нет никакой пользы, братие, если кто скажет, что он имеет божественную веру, а не будет, при этом, иметь дел отвечающих вере. Какую пользу принесли юродивым девам светильники не имеющие елея, т. е. дел любви и сострадания? Что дало призывание Отца Авраама тому богачу, который по причине несоболезнования Лазарю, мучился в неугасающем огне? К чему послужило его готовое послушание на приглашение на брак неодетому одеждой добрых дел, которая, полагаем, соответствовала бы божественному браку и невестнику? Ибо и позван он был, и пришел, имея совершенную веру, и совозлежал с теми святыми гостями, но был осужден и постыжен, как одетый в убожество нрава и дел, и, будучи немилостивно связан по рукам и ногам, он был брошен в геенну огненную, где плач и скрежет зубов, испытать которую да не случится никому из призываемых Христом, но, во всем верою явив подобающую жизнь, да сподобимся внити в невестник чистой радости, вечно пребывая со Святыми [66] там, где — жилище всех веселящихся. Аминь [67].

Омилия XIX [68] На Евангелие Христово о Самаряныне [69], и о том, что долженствует презирать земные блага жизни

На протяжение всех ныне проходящих сих дней, простирающихся вплоть до Пятидесятницы, мы празднуем Воскресение из мертвых Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, самою продолжительностью празднования, делая наглядным превосходство его над остальными праздниками. Потому что если ежегодная память Восшествия Господа на небо и округляет [70] это число дней, но и оно показывает превосходство воскресшего Владыки над всеми когда–либо воскресшими рабами: потому что все когда–либо воскресшие из мертвых были воскрешены со стороны других и, затем, умерши, вновь возвратились в землю. Когда же Христос воскрес из мертвых, смерть уже потеряла над Ним обладание: ибо Он единственный Сам Себя воскресивший трехдневным, более не возвратился в землю, но восшел на небо, сотворив едино–престольным, как единый Бог со Отцем, наше смешение (естество); посему Он единый и был Началом будущего всех воскресения, и Единым Начатком усопших и Первенцем из мертвых, и Отцем будущего века. Как в Адаме все умирают: и грешники и праведники; так во Христе все оживут: и грешники и праведники, но каждый в своем чине: Первенец Христос, потом — Христовы, в пришествие Его; а затем конец, когда Он упразднит всякое начальство и всякую власть и силу, и покорит всех врагов Своих под ноги Свои. Как последний враг истребится смерть — во всеобщем воскресении, при последней трубе: ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие.

Поручителем же таковых благ для нас является Воскресение Христово, и поэтому–то единственно этот Праздник мы празднуем в течение стольких дней, как сущий бессмертный и несменяемый и вечный, предызображая этим и блаженство Святых в будущем веке, идеже отбеже болезнь, печаль и воздыхание: потому что в этом блаженстве — ликование и счастие присно–божественное и не подверженное изменениям; потому что там обитель истинно радующихся. Посему и перед наступлением этих (пасхальных) дней, благодать Духа установила как закон, чтобы мы проводили священную Четыредесятницу в посте, бдении и молитве и всяческом подвиге добродетелей; действительно, Четыредесятницею являя образ жительства тех людей, которые спасаются в этом веке. Это есть не иное что, как — покаяние и богоугодное прохождение жизни. Чрез, последующую же за ней, Пятидесятницу, которую мы сейчас проходим, представляющую покой и отдых, который подвизавшиеся ради Бога восприимут там. Посему она есть Четыредесятница и связана с памятью Спасительных Страстей Господних и после седмицы [71] принимает конец посту; а Пятидесятница включает в себе и преставление с земли на небо, и Божественного Духа сошествие и раздаяние. Потому что сей век уподобляется седмице и составляется на основании 4–х [72] часов и частей и стихий, и для тех, которые в течение его делают себя, чрез творение добрых дел, участниками Страстей Христовых, приносит празднество Пятидесятницы, которая начинается с осьмицы, и в осьмице [73] имеет завершение, и превосходит и честную седмицу и четверицу, и чрез Воскресение Господне и, последующее за ним, Вознесение, представляет будущее воскресение человеческого рода и, последующее за сим, восхищение достойных на облацех в сретение Божие, и, наконец, во веки пребывание с Богом и упокоение.

Но это сбудется в надлежащее время. Господь же, прежде Своей Страсти и Воскресения, проповедуя Евангелие Царствия, и являя Ученикам, что не только из Иудейского народа будет избрание достойных веры и обетованного им вечного наследия, но — и из всех народов, — как вы слышали из чтомого сегодня вашему слуху Евангельского чтения, «прииде во град Самарийский, глаголемый Сихарь, близ веси, юже даде Иаков Иосифу сыну своему. Бе же ту источник Иаковль». Источником здесь называется колодезь, потому что он имел воду от источника, как это явствует из предыдущих слов; был же он Иакова, потому что тот его выкопал. Сихем же был областью, которую Иаков дал Иосифу; ибо, умирая в Египте и завещая, он говорит ему: «Се аз умираю: вас же возвратит Бог от земли сея на землю отец ваших. Аз же даю ти Сикиму избранную свыше братии твоея, юже взях из руки аморрейских мечем моим и луком моим» (Быт. 48:21–22). Посему Сихем в последствии был населен племенем Ефрема, который был первенцем Иосифа; вокруг же этого места обитали десять племен Израилевых, над которыми главенствовал Иеровоам отступник. Часто же оскорбляя Бога, они и часто были оставляемы Им, а затем все были отведены в плен, и так случилось, что вместо них поселились различные народности, собранные ассирийским царем, которые и назывались «самаритянами», по горе Сомор. И как некогда Иаков, проходя мимо, подошел к Сихему, так ныне, проходя мимо, Христос, подошел к Самарии. Но тот, как он сам говорит, подошел с «мечем и луком», т. е. для истребления и уничтожения его прежних обитателей; Христос же — со словом и учением, и посему — для спасения. «Иисус утруждся от пути», говорит Евангелист, «седяше тако на источнице: бе же яко час шестый».

И время и усталость побуждали к седению Того, Кто носил тело, такое же как и наше; чтобы удостоверить это и предвидя будущую пользу, он так сидел, как говорит Евангелие, у источника, т. е. просто на земле, как бы одинокий странник, потому что Ученики Его пошли в город, чтобы купить еды. И когда таким образом Он одиноко сидел при источнике, приходит женщина из Самарии почерпсти воду. Господь же и терпя жажду, как Человек, и видя ее, приходящей, по человечеству, для утоления жажды, а как Бог, видя и сердце ее, жаждущее спасительной воды, но не знающей Могущего дать ей сию, спешит открыть Себя жаждущей душе. Потому что и Сам Он жаждет жаждущих Его, как написано. Начиная же Свою речь таким образом, чтобы легко быть понятным, Он говорит ей: «Даждь Ми воду пити». Она же, будучи рассудительной, и видя по самой одежде и облику и явному внешнему убранству, что Он — Иудей и Хранитель закона, — удивляюсь, — говорит, — как Ты просишь пить от самарянки, когда Иудеи с Самарянами, как бы с язычниками, не имеют общения? — Господь же, пользуясь подходящим случаем, начинает открывать Себя, говоря ей: «Аще бы ведала еси дар Божий, и Кто есть глаголяй ти: даждь Ми пити: ты бы просила у Него, и дал бы ти воду живу».

Видите, что ей засвидетельствовано: что если бы она знала, то она тотчас же попросила бы, и стала бы причастницей воистину живой воды, как, действительно, узнавши, она и сделала и получила потом. В то время как синедрион иудейский, вопросив и полностью получив ответ, Господа Славы распял затем. Но что — такое «дар Божий»? — «Аще бы ведала еси», говорит, «дар Божий»; оставляя в стороне иное, приведем тот факт, что воплотившийся Бог не возгнушался теми, которых Иудеи до такой степени считали мерзкими, что даже и пить от них не желали бы принять; какой уже это — великий дар и какова великая благодать. А тот дар, что настолько их сделать любимыми, что не только приять даемое ими, но и Самому сделать их участниками Своих Божественных дарований?! Что говорю: дарований? — Когда и Самого Себя дает и делает верных сосудами, могущими вместить Его Божество, поскольку невозможно им иметь иной источник, скачущий в жизнь вечную, помимо того, который Он ранее обетовал! Какой ум это осилит? Какое слово выразит превосходство сего дара? Но Самаритянка еще не осознавая величие живой воды, сначала недоумевает: каким образом Говорящий ей обрел бы воду, которую обещает, когда ни сосуда Он не имеет колодец — глубок; затем и сравнить Его пытается с Иаковом, которого и «Отцем» называет, почитая род на основании места, и восхваляет воду сего колодца, как которой нет лучше; но когда услышала, что Господь сказал, что «вода, юже Аз дам, будет (для приявшего ее) источником воды текущей в живот вечный», — испустила глас жаждущей и приводимой к вере души, хотя еще и не достаточно сильно, чтобы воззреть на свет. «Господи», говорит, «даждь ми сию воду, да ни жажду, ни прихожду семо почерпати». Господь же, желая открыть себя еще немного больше, повелевает ей и мужа пригласить. Она же, скрывая свое положение, и в то же время тщася получить дар, сказала: «Не имам мужа»; на это она слышит в ответ скольких мужей она имела от своей юности и что тот, кого она теперь имеет, не есть ее муж; и не сетуя на упрек, сразу же сознавая, что с ней говорит Пророк, она приступает к большим вопросам.

Видите ли каковы вместе смирение и любовь к Истине у этой женщины? — Ибо она говорит: «Отцы наши в горе сей поклонишася: и вы глаголете, яко во Иерусалиме есть место, идеже кланятися подобает». Видите ли, что составляло заботу ее мыслей и каковое она имела познание Писания? — Много ли теперь по рождению верных и Церковью воскормленных, которые знают так Писание, как знала Самарянка, а именно: что Отцы наши, т. е. Иаков и от него происходящие Патриархи на горе сей покланялись Богу?

Таковое знание и тщание в изучении Богодохновенного Писания, принимая которое как благоухание аромата, Христос с удовольствием продолжает беседовать с Самарянкой; потому что как если на угли положишь что–нибудь ароматное, ты привлечешь и удержишь приходящих, а если — нечто зловонное и неприглядное, то оттолкнешь их и отвратишь, так и относительно помыслов: если возымеешь священную заботу и тщание о них, сделаешь себя достойным Божественного посещения (Эпископис Фиас): потому что это–то и есть благоухание аромата, которое Господь обоняет; если же будешь питать дурные и грязные и земные помыслы, то будешь далек от Божественной неги, сделав себя, увы, достойным того, чтобы Бог отвратился от тебя! «Яко не пребудут беззаконницы пред очима Твоими» (Пс. 5:6), говорит Богу Псалмопевец. Потому что когда Закон предписывает: помнить во всем Господа Бога, сидя и ходя, и лежа и вставая (парафр. Втор. 6:7), и Евангелие говорит: испытайте Писания, и в них обрящете живот вечный (парафр. Ин. 5:39), и Апостол увещевает, говоря: «Непрестанно молитеся» (1 Фес. 5:17), — то и задерживающий свой ум в земных помыслах, конечно, является преступником, а не тем ли более тот, кто погрязает в дурных и грязных? Но когда Отцы наши покланялись Богу на сей горе? — Тогда, когда Патриарх Иаков, убегая от ненавидящего его по зависти родного брата Исава, и послушествуя советам Отца своего, ушел в Месопотамию, и когда возвратился сюда с женами и детьми; потому что при возвращении он раскинул шатры около того места, где Господь говорил с Самарянкой; после же происшествия с Диной и истребления Сихемлян, Бог, как написано в книге Бытия, сказал Иакову: «Востав взыди в Вефиль, и сотвори тамо жертвенник Богу, явльшемуся тебе, егда бежал еси от лица Исава брата твоего» (Быт. 35:1). И после этого слова, переселившись, Иаков взошел на лежащую подле гору и устроил, говорится, там жертвенник, и назвал это место «Вефиль», потому что тут явился ему Бог; посему–то Самарянка и говорит, что «Отцы наши на горе сей покланялись», опираясь на древних оных людей, потому что относительно Иерусалимского Храма законы были вынесены позднее. И поскольку это место Иаковом было названо «Домом Божиим», потому что именно «Вефиль» и обозначает в переводе, то она спрашивает, горячо желая узнать: почему более не здесь, но в Иерусалиме, говорят, находится «Дом Божий», и в нем установлено приносить жертвы и покланяться Богу. Господь же, уже осуществляя и цель Своих слов, и предсказывая о самой женщине, что она будет из таковых, которых Бог ищет и приемлет, и отвечая на ее слова, говорит: — «Веру Ми ими, жено. Яко грядет час, егда ни в горе сей, ни во Иерусалимех поклонитеся Отцу»; и затем, немного далее: «Ибо Отец таковых ищет покланяющихся Ему».

Видите ли, что и на нее простирается, что она будет из числа таковых, которых Бог ищет, и что она поклонится Высочайшему Отцу не в связи с понятием места (топикос [74], но по–Евангельски? Потому что это к ней относятся слова, что «ни в горе сей, ни во Иерусалиме поклонитеся Отцу», а вместе Он ясно предвозвещает и перемену закона: потому что когда вносится изменение в поклонении, необходимо следует и перемена закона. (Но пока это еще не наступило), в промежутке положено: «Вы кланяетеся егоже не весте: мы кланяемся Егоже вемы: яко спасение от Иудей есть»; это — и ответ на ее слова и вместе продолжение Его собственных мыслей; Он говорит: «Мы — Иудеи», по той причине, что Он Себя причислял к ним, как сущий от них по плоти. Итак, — Мы — говорит — не захватывающие не наше, но сознающие то, что это наше, в этом расходимся с вами, Самарянами, по вопросу места поклонения, потому что ведаем, что по той причине узаконенное поклонение должно совершаться во Иерусалиме, что от Иудеев — Спасение всего мира, то есть Христос придет. Но поскольку уже не как грядущий — потому что это был Он Сам, — он не сказал: «Спасение от Иудеев будет», но (сказал) — «есть» — потому что видел, что она не далека от веры и от того, чтобы покланяться в духе и истине. Итак, Он говорит: «Грядет час, и ныне есть, егда истиннии поклонницы поклонятся Отцу духом и истиною».

Потому что Высочайший и Поклоняемый Отец, Отец Самой Истины, то есть — Единородного Сына, и Духа Истины имеет — Духа Святаго, и поклоняющиеся Ему в Нем это именно те, которые таким образом веруют и Ими бывают движимы (энергумени — действуемы). Ибо — «Дух есть, — говорит Апостол, — чрез Кого мы кланяемся и чрез Кого молимся»; и «Никтоже приидет к Отцу, токмо Мною», — говорит Единородный Сын Божий.

Итак, те суть истинные поклонники, кто кланяется Высочайшему Отцу в духе. Поскольку же Он отстранил и Иерусалим и Самарию, то, чтобы кто–нибудь не посчитал, что надлежит быть устроену иному месту [75], Он последующими словами опять отводит речь от всякого вещественного разумения места и поклонения, говоря: «Дух есть Бог, и иже кланяется Ему, духом и истиною достоит кланятися», то есть для разумевающих, конечно, Бестелесного как Сущего, сверх материи; ибо таким образом они и истинно узрят Его всюду в духе и истине Его; ибо Дух, как Бог, бестелесен; а бестелесные не заключаются местом и не ограничиваются местными границами; так что говорящий, что только в пределах Иерусалима или на Самарийской Горе, или в каком–либо ином месте на земле или на небе должно покланяться Богу, не верно говорит и не истинно покланяется. Но как бестелесный, Бог — нигде, но потому что Он есть Бог, Он — везде; ибо, если была бы гора, или место, или тварь, где не было бы Бога, тогда надо было бы искать такое место, где Он определенно находился бы; но Бог — везде и во всем. Каким же образом Он — везде и во всем, и не одной какой–либо частью, но всецело пребывает в том или ином? — Да потому, что так обстояло бы дело с телесными. Итак, как все и соединяющий, и охватывающий, Он Сам есть в Самом Себе, везде и над всем, поклоняемый со стороны истинных поклонников в духе и истине Его.

Итак, Бог по всей не только земле, но и выше земли так приемлет поклонение от таким образом верующих истинно и так, как это отвечает Богу: Отец — бесплотный и неограниченный ни временем, ни местом, во Святом и присносущном Духе и Сыне и Слове собезначальном, Который — и воипостасная Истина Отчая. Но и душа, и Ангелы, будучи бестелесными, не ограничены местом, но и они не вездесущи, ибо не содержат в себе все, но и сами также нуждаются в Содержащем. Следовательно, и они находятся в Содержащем и Объемлющем все, и в отвечающем им порядке установлены в своих пределах, хотя душа и содержит тело, с которым сотворена, и находится во всем теле, и не заключена в какое–либо место, и не как обладаемая, но является как обухватывающая и содержащая тело, имея и это качество по образу Божию.

Самарянка же, как только услышала от Христа эти чудесные и приличествующие Богу слова, что достоит покланятися Богу воистину не иначе как исключительно лишь в духе и истине Его, уподобилась душе уневестившейся Богу в книге Песнь Песней, которая, окрыляемая гласом Нетленного Жениха, ожидаемого и желанного и скрывающегося, хотя и близ находящегося, говорит: «Вем, яко Мессия приидет, глаголемый Христос: егда Той приидет, возвестит нам вся». Видите ли: как она была приготовлена для веры (в Мессию), как в близкого и уже ожидаемого, и как велика ее надежда! Разве и она не могла бы сказать с Давидом: «Готово сердце мое, Боже, готово сердце мое: воспою и пою во славе моей» (Пс. 61:8).

Откуда же и это (что придет Мессия) она так твердо и уверенно могла знать и иметь от души к этому расположение, как ни по той ли причине, что с крайним вниманием она изучала пророческие книги? Отсюда и ум она имела до такой степени возвышенный, исполненный божественного вдохновения; так что мне, ныне восторженно взирающему на духовную и весьма сильную любовь Самарянки к Христу, снова желательно сказать о ней словами из Песни Песней: «Кто сия проницающая яко утро, добра яко луна, избранна яко солнце» (6:9). Потому что возвещением, что вскоре явится духовное Солнце Правды Христос, и выказыванием в ее лице начинающуюся Церковь из язычников, как от священного источника Купели восходящей, при котором утвердилась, как наученная Спасителем, вижу ее сияющую, как прекрасную зарю. Прекрасна же она и как луна, поскольку она светит в то время, когда ночь нечестия еще держится; избранная же она, как солнце, как и названная Спасителем Фотинией (Светланой), и сама причисленная к лику имеющих в будущем воссиять, как солнце, как говорит Евангелие: потому что свою светлую жизнь она впоследствии запечатлела блаженнейшей и мученической кончиной; а теперь, вот, увидела Бога истинного Христа, и совершенным образом Его богословила; и как Он позднее сказал Ученикам относительно со–естественного и единочестного Ему Духа, что когда Он придет, Он научит всякой истине, так и она, предваряя будущее, говорит о Нем: «Егда Той приидет, возвестит нам вся». Но поскольку Небесный Жених видел ее в таковом состоянии, Он открыто говорит ей: «Аз есмь, Глаголяй с тобою». Она же тотчас, как бы воистину избранная благовестница, встала, и оставив водонос, побежала в город, следующими словами всех обращает и к вере в Виденного ею приводит: «Приидите и видите Человека, Иже рече ми вся, елика сотворих: еда Той есть Христос?» Это же она сказала так, не потому что имела какое–либо колебание, но потому, что считала, что и прочие более удостоверятся, когда увидят и, вследствие беседы с Господом, более легко сами убедятся. Так это на деле и сбылось.

Видя, что уже настало время для телесных потребностей, и житейские дела призывают вас, я изложил вышесказанное в главнейших чертах, и ныне прочие евангельские слова оставляю в стороне. Но вы поразмыслите о сей Самарянке: так, когда она услышала евангельские слова, которые и мы возвестили вашей любви, — она сразу же презрела и необходимые потребности телесные: потому что тут же забыла и про водонос и про дом, и побежав в город, и увлекши за собою Самарян, опять с ними пришла ко Христу; ибо сие «приидите видите» заключает в себе вот что: последуйте за мною, и я вас поведу и покажу вам ныне пришедшего с небес в мир Спасителя. Таким образом, следовательно, побудив их тогда, представила Христу; нас же, тем, что оставила и водонос и дом, научает предпочитать необходимым потребностям ту пользу, которая проистекает от учения, которую и Господь назвал «благой частью», говоря в Евангелии Марфе относительно Марии, слушающей слово. Если же необходимо презреть даже необходимые потребности, то насколько более — все иное? Что же тебя подавляет и отводит от слушания того, что приносить пользу душе? Забота ли о доме и детях и жене? или личное или близкого тебе человека горе или радость? или покупка или продажа имущества? или каким образом употребить все твое имущество, или лучше сказать — злоупотребить? Но выслушай с разумением апостольские наставления: «Время, братие, прекращено (коротко) есть прочее, да и имущии жены, якоже не имущии будут: и плачущиися, якоже не плачущии: и радующиися, якоже не радующеся: и купующии, яко не содержаще: и требующии мира сего, яко не требующе: преходит бо образ мира сего» (1 Кор. 7:29–31). Что означает: «Время — коротко»? — Кратка — жизнь, близка — смерть, тленен — сей мир, вечно пребывающ только иной (мир). Переплавляет же нас для оного мира незыблемое презрение здешнего мира, готовность для оного будущего века, жизнь, по возможности, далекая от укладов здешней жизни и ведомая по образу жизни оного века, и бежание, насколько есть силы, от вреда здешней жизни, по как при учащенных нападениях врагов на окрестности города, мы обладаем имением, как бы и не обладая им и большей частью времени бежим с него, и в безопасности пребываем внутри (городских стен), и если бы враг на время отступил, то на краткое время пользуемся возможностью выйти из города, но не злоупотребляем временем, зная что время для пользования дорого; так и сим миром пользоваться, но не злоупотреблять им — прекрасно увещевает Апостол: потому что он видит, что враги жестоко нападают и ожидается конец: ибо проходит, говорит он, образ мира сего; и поскольку этот мир не прочен, но как Апостол сказал, нынешнее есть не иное что, как — образ: и в действительности бывает и в то же время ничего нет, на краткое время показывается и тут же проходит; то если бы кто и желал удержать, никак не может этого сделать; это — как легкий облак, гонимый ветром в летнее время, который бросает быстро пробегающую тень. Оттуда — и самый совет, чтобы каждый из нас проявил явное душевное изволение и дал пример в осознании, данных Богом наставлений: потому что если бы кто и захотел удержать, как я сказал, однако все принадлежащее нынешнему веку не удержимо, и то по двум причинам: ибо не только век сей мимотечет, но и каждый из нас, пользующийся сим миром, бывает лишь на время и прежде чем чем–то в мире овладел, уходит из него. (И как бы шествуя каким–то путем, проходит всякий человек), и по пути этому происходит многоразличное движение, проходящее мимо него; и по необходимости происходит одно из двух: либо мимотекущее по пути ускользает от него, и то, чем он обладал, он уже не в силах удержать, либо — сам он, проходя, в конце концов уходит с сего пути жизни, и не может удержать того, что дает жизнь; потому что человек, будучи смертным, привязан к житейским делам, а и они — подвержены переменам.

Итак, человек, связанный с теми вещами, которые изменчивы, и сам многообразно изменяется и теряет то, то удерживал: как богатство, так и блеск и радость, или же, умирая, сам себе наносит непоправимое изменение и нагим отходит отсюда, оставляя то, что имел здесь и на что возлагал надежды. Но быть может это достанется как наследство (его детям)? — Но ему–то какая радость от этого? Он уже не примет участия в здешней жизни, а дети равным или иным образом также погибнут. Следовательно, смерть всегда является бедствием для тех, которые привержены к сему миру, которые нагими в конечном итоге берутся отсюда и все, что было им любимо оставляют. Для презирающих же вещи сего мира и ищущих обрести познание о будущем мире и старающихся делать то, что идет на пользу пред лицем сего будущего века, приходящая смерть не приносит ущерба, но лучше сказать — переносит их от суетных и непостоянных вещей — в невечерний день, в бессмертную жизнь, в богатство неиждиваемое, в чистую радость, в вечную славу, в то, что истинно есть и неизменно пребывает, что да будет всем нам улучить благодатию и человеколюбием Приклонившего небеса и Сошедшего ради нас, и — не только к нам, но — и к заключенным в преисподней душам, и оттуда Восшедшего силою Воскресения и пакибытия, и нам Даровавшего чрез Самого Себя просвещение и ведение и надежду на небесные и вечные блага, в которых Он препрославлен во веки веков. Аминь.

Омилия XX [76] На восьмое воскресное утреннее Евангелие от Иоанна [77]; в ней же говорится и о том, что те которые до конца с благочестием пребывают во время Богослужений в храме, сподобятся великих даров

Иоанн Девственник, единственный приявший, как сокровище, по благодати в Матерь единственную Деву–Матерь, который Христом был особенно любим, который был «Сын Грома», которого Христос поднял на небо и которым возгремел, который более прочих получил дар именоваться «Сыном Громовым» и посему употребивший более велегласную проповедь, — уясняя нам события, связанные с Воскресением из мертвых Владыки, и повествуя нам образ явления Его после Воскресения, — в прошедшее воскресение, чрез Евангельское писание написанное им, был слышим в Церкви повествующим: «Во едину от Суббот Мария Магдалина прииде заутра, еще сущей тме, на гроб: и виде камень взять от гроба. Тече убо и прииде к Симону Петру, и к другому Ученику, егоже любляше Иисус», — здесь он говорит о самом себе. Услышим же, что он далее говорит: — «Мария же стояше у гроба вне плачущи»; ибо сам Иоанн с Петром, услышав от нее, и прибежав к живоначальному гробу, увидели то, что произошло, и по признакам (бывшим на лицо) уверовав и удивляясь, пошли к себе. Мария же, оставшись, стояла вне у гроба, плача, потому что она еще не имела полного удостоверения в Владычнем Воскресении, хотя уже дважды, вместе с прочими женами, она приходила ко гробу: сначала вместе с Богородицею, как повествует Матфей, говорящий, что: «В вечер же субботный, свитающи во едину от суббот, прииде Мария Магдалина, и другая Мария, видети гроб. И се, трус бысть велий» и дл. (Мф. 28:1, 2) [78]. Затем, теперь приходит вместе с Петром и Иоанном, которые на основании того, что увидели, уверовав и удивляясь, ушли. Таким образом, два раза приходив вместе с иными ко Гробу в то время как пришедшие вместе с нею уверовали и удостоверились, она, как бы не приявшая никакого удостоверения (о Воскресении Христовом), неутешно плачет. Можно видеть, что нечто подобное бывает и в отношении подвигов в добродетели: так одним из подвизающихся Благодать сразу же идет на встречу и предоставляет им полное удостоверение в виде задатков, давая им отведать обетованных наград, как бы протягивая к ним человеколюбивую руку и принимая их, и умащая их к дальнейшим подвигам; других же выжидает конца их подвига, уготовляя им, конечно, венцы за терпение; как и сказал некто из богоносных Отцев: одни — прежде трудов, другие же — в течение трудов, а иные же — во исходе (своем из тела) воспринимают священные награды. Бывает же это по всемудрому Божественному Провидению многообразно устрояющему все, что относится к нам, и распределяющему каждому то, что ему следует и служит на пользу, как в отношении дел добродетели, так и в отношении Таинств Веры. Итак, мудро и человеколюбиво устрояя и в отношении Марии Магдалины, Владыка судил, чтобы она тогда еще не восприняла удостоверения в Его Воскресении, чтобы в ее примере и последующих привести и склонить к терпению. Выслушаем — каких даров она сподобилась после сего за свою стойкость и терпеливую выдержку: «Якоже плакашеся», говорит Евантелист, «приниче во гроб: и виде два Ангела в белых ризах седяща, единаго у главы, и единаго у ногу, идеже бе лежало тело Иисусово». То, что она склонилась и с глубоким волнением имела глаза устремленными на Гроб, было знаком крайнего душевного напряжения. Но сначала долженствует исследовать сие: как это, в то время как был еще мрак, как говорит выше Евангелист, она ясно все видела и то — каждую деталь, и то — извне видела то, что находится внутри пещеры. Между тем очевидно, что извне был еще мрак, потому что физический день еще окончательно не воссиял; пещера же оная исполнилась светом Воскресения, который будучи божественно видим Марией, еще больше воспламенял ее любовь ко Христу, и дал силу ее очам восприять затем видение Ангелов, и не только видеть, но и возыметь возможность говорить с Ангелами: потому что такой силой обладал оный свет. Видела же она их в белых одеждах, не только по причине чистоты и светозарности Ангельского естества, но и как — возвещающих и показывающих своим сиянием Таинство Воскресения, а вместе и как бы и делом со–празднующих с нами воистину светозарный День Владычнего Воскресения. Видела же она их сидящими, дабы ясно познала, что не только тогда они пришли, но и раньше были здесь, хотя раньше и не явили себя, а — также пеняла бы: каким достоинством обладают некоторые из них, которые и когда присутствуют — невидимы. Было же причиной того, что они сидели, думается мне, также и любовь их, желающая более сблизиться с тем местом, где раньше лежало Тело Владычнее; потому что, проникнутые любовью, они сидели у гроба: один у главы, и другой — у стоп, и показывали, что и для Ангелов в равной мере любимо и честно: как Божество Христово, символом Которого служило место, где покоилась Его голова, так и — Вочеловечение Его, образом Которого было место Его стоп.

«И глаголаста ей она: жено, что плачешися?» — Ты зришь небо в этой пещере, лучше же сказать — небесный храм, водвигнутый вместо земной могилы и узилища, исполненный вместе земной могилы и узилища, исполненный вместо земных стражей, небесными Ангелами, имеющими великую честь охранять Гроб Жизнодавца Бога и с радостью лелеющими его, когда он ныне пуст. А ты, о жено, чего ради плачешь?! — Не по неведению же ее состояния (та катантин) они спрашивают, но для того, чтобы сдержав ее надрыв, сделать ее способной к восприятию их и создать благоприятную почву для исполнения их дела; дело же Ангелов, сидящих у Гроба Жизнодавца, заключалось в возвещении славы Воскресшего. Но на вопрос Ангелов о причине ее плача, она отвечает: «Яко взяша Господа моего, и не вем, где положиша Его. И сия рекши обратися вспять». Что понудило Марию внезапно обернуться назад? — Несомненно рабское преклонение и внимание Ангелов к появившемуся Владыке; ибо она, вот, называет Его ее только Господом (говоря, «взяша Господа моего»), и предполагает кражу и перемещение тела, обнаруживая этим, правда, от души расположение к Нему, но, отнюдь, не помышляя о Нем так, как это приличествует думать о Боге. Они же на деле показывают, что Он есть Господь и самых Ангелов Божиих: потому что пока Он еще не появился, они сидели у Гроба, когда же Владыка непосредственно явился, они немедленно встали, и с благоговением и восхищением, как это отвечало их образу, напряженно внимали Ему. Мария же, обернувшись, чтобы увидеть то, что как видение, потрясло Ангелов, видит стоящего Иисуса, хотя и не понимает, что перед ней — Иисус, считая Воскресение неслыханным и едва ли возможным. Поскольку же, кроме того, и сумерки еще преобладали над светом дня, и Господь не явил ей (Свое) Божественное сияние, но был таким, каким был известен при жизни и во время Страданий, то Мария не узнала Его, но принимает за вертоградаря здешнего сада — Возделывателя душ и Творца мира. Когда же Он воззвал и назвал ее по имени, говоря: «Мария», тогда она узнала Его и ответила, и, переменив мнение, сказала: «Раввуни, еже глаголется Учителю»; но и тогда, хотя и увидела Его живым, ей не пришло на ум как–то помыслить о Нем, как о Боге, но она относится к нему просто как к Человеку Божиему и Учителю божественных вещей, и поэтому стремится не только припасть, но и коснуться, по любви, Его стоп, — но слышит: «Не прикасайся Мне»; Он как бы говорит ей: поскольку твоя мысль не прикасается глубине Таинства относительно Меня: что Я — Бог, во плоти ныне тобою видимый, и то во плоти ныне особенно божественной, то посему: «Не прикасайся Мне». И это долженствовало быть сохранено для Божией Матери: то, что Она единственная среди жен должна была коснуться Тела по Воскресении — воплотившегося от Нее ради нас Бога; что и было, повествует Евангелист Матфей: ибо по причине Ее, говорит он, что (Жены Мироносицы), приступивши, коснулись стоп (Воскресшего Господа Христа). Марии же Магдалине говорит: «Не прикасайся Мне, не у бо взыдох ко Отцу Моему», — что полностью соответствует тем словам, которые затем Он сказал для Учеников: «Восхожду ко Отцу Моему», а ныне: — «Не у бо взыдох». Говорит же Он это, чтобы они отнеслись с сугубой озабоченностью и чтобы воспламенить их любовь и побудить к томительному стремлению увидеть Его. Но эти последние слова Спасителя имели отношение и к Марии Магдалине: «Не касайся Мне» — потому что ныне то тело, в которое я облекся, есть сильнее огня устремляющееся ввысь и более исполнено силы, и не только оно в силах взойти на небо, но — и к Самому Сверхнебесному Отцу; но Я еще не взошел к Отцу Моему, потому что после Восстания из мертвых, Я еще не явился Моим Ученикам. «Иди же к братии Моей сей» — ибо Мы все — от Одного Отца, хотя и не одинаковым образом: ибо Я — Сын от Его природы и единосущен с Ним; а они — чрез Меня ставшие усыновленными Ему. «Иди же ко братии Моей, и рцы им, восхожду ко Отцу Моему и Отцу вашему, и Богу Моему и Богу вашему»; ибо Он — Отец наш по благодати усыновления Духа; Его же Он — Отец по естеству Божественному; так Он — наш Бог, как Творец природы; Его же Он — Бог, в силу того домостроительства, что Он восприял человеческое естество; и по этой–то причине Он сказал это в раздельном виде, дабы мы уразумели взаимное различие (этих понятий: в каком смысле Христос сказал: Отцу Моему, и Отцу вашему; Богу Моему, и Богу вашему). А чрез это упоминание, что Он восходит к Отцу, Он привел их к разумению относительно Его тела (по Воскресении): что оно есть именно то, в каком на земле Он и ранее всегда пребывал и был с ними все время.

Но Магдалина Мария, которую воспеваем как одну из Христовых Мироносиц, в которую, после того, как Христом были изгнаны из нее седмь злых духов, вместо сего всецело вселилась седмижды действующая божественная благодать Духа… Так вот, эта Магдалина Мария за свою стойкую выдержку удостоена была видения Ангелов и беседы с ними, и, узревши Самого Господа, становится Апостолом Его для Апостолов, и из Самих божественных уст бывает научена, и окончательно удостоверившись (в Воскресении Христовом), идет к Апостолам, возвещая им, что видела Господа, и Он ей это сказал. Мы же поразмыслим, братие, о том: насколько Магдалина Мария уступала в достоинстве Петру, Корифею Апостолов, и Иоанну, возлюбленному Христом Богослову, и, однако, насколько большего, чем они, она тогда была удостоена. Ибо они, прибежав ко Гробу, увидели только плащаницу и сударь; она же, благодаря внутренней и стойкой выдержке, — поскольку она до конца оставалась и пребывала у входа в пещеру, — прежде Апостолов увидела не только Ангелов, но и самого Господа Ангелов, плотию восставшего от мертвых, и стала личной слушательницей Его и божественными Его устами была поставлена быть исполнительницей Его повелений.

И, вот, этот храм является образом Его Гроба; лучше же сказать — и более, чем — образом: иначе, быть может, только представляя его. Ибо и он имеет место, где лежит Тело Владычнее, во внутреннем помещении за завесой, где находится и всесвященная Трапеза. Так что тот, кто внутренне прибегает к сему божественному, воистину, и боговместимому Гробу, и приседит и пребывает до конца, сосредоточивая и простирая к Богу свои мысли, тот не только познает в сем боговдохновенные слова Писания, как бы — неких Ангелов, возвещающих о Божестве и Человечестве воплотившегося нас ради Божияго Слова, но и ясно узрит мысленными очами Самого Господа; скажу даже — и телесными: ибо с верою взирающий на Таинственную Трапезу, и почивающий на ней Хлеб Жизни, видит Самое Воипостасное (Сущее) Слово Божие, Которое стало Плоть и возобитало среди нас; и если сделает себя достойным, чтобы Оно возобитало в нем, то не только увидит, но и сделается участником Его, и имеет Его обитающим в себе, и исполняется, подаваемой Им, божественной благодати; и как оная Мария увидела то, что Апостолы жаждали увидеть; так и сей человек удостаивается видеть и насладиться тем, во что, по выражению Апостола, желают Ангелы проникнуть, и чрез созерцание сего и причастие, весь становится боговидным.

Итак, братие, вновь исправьте ваши опущенные к деланию добродетелей руки и ваши расслабленные колена, и дайте вашим стопам правое шествие, ходя правыми путями Господними: праведностью, целомудрием, любовью, смирением, истиною; извращенные же и всецело кривые пути, как то: ненависть, ложь, коварство, убийство, алчность, гордость, и подобное сему, и не только совершаемое, но и даже питаемое в сердце, — делает человека достойным отвращения от него Бога: потому что человек смотрит на лицо, а Бог — на сердце, и Сам Он — испытующий сердца и сокровенности. Но вы, собравшись в храме Божием, «препоясавше чресла помышления вашего», — как говорит Корифей Апостолов Петр, — «трезвящеся, совершенне уповайте на приносимую вам благодать откровением Иисус Христовым» (1 Пет. 1:13). Ибо невозможно, чтобы предстоящий в священной Божией Церкви и собирающий свой ум и простирающий его к Богу и вникающий в содержание священных песнопений, от начала до конца внимающий им, не обратил бы к себе Бога в соответствии с предметом мысли о Боге и о божественных словах: ибо бывает некая теплота на сердце, как последствие такового размышления, которая, как мух, отгоняет дурные помыслы и вносит в душу духовный мир и утешение, а телу подает освящение, по реченному: «Согреяся сердце мое во мне, и в поучении моем разгорится огнь» (Пс. 38:4). И это — именно то, чему и некто из богоносных Отцев поучал нас, говоря: приложи всякое тщание, чтобы внутреннее твое делание было по Богу, и (тогда) победишь внешние страсти. К тому же и великий Павел, побуждая нас, говорить: «Духом ходите, и похоти плотския не совершайте» (Гал. 5:16). Посему и в ином месте, увещевая, он пишет: «Станите убо препоясани чресла ваша истиною» (Еф. 6:14); так бывает, когда мысль обращена к божественному и пребывает в Божественной Истине, а вожделетельная склонность души держится в тщательных границах и плотские вожделения изгнаны; а когда плотские помыслы подавлены в нас, тогда душу, находящуюся в покое, воспринимает благодать Духа и устраивает ее способной вкусить будущих оных и неизреченных благ, которые око страстного и беспечного человека не видело, и ухо не слышало, и на сердце такого человека не всходило; и это вкушение является также залогом этих духовных благ, и сердце, приявшее залоги их, становится духовным и восприемлет полную уверенность в своем спасении. Так что, кто пожелает приобрести таковую уверенность и точно познать таковые духовные залоги (вечных благ), пусть тот жительствует как ныне указало и изобразило слово: ибо таким образом он будет согражданином Святых Божиих, и причастником обетованных им вечных и неизреченных благ, которые да будет всем нам получить, благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому подобает слава, держава, честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Омилия XXI [79] На Вознесение Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа; в ней же говорится и о том, как исполняется законная (ветхозаветная) Суббота

Иудеи праздновали законную Пасху: перехождение из Египта к земле Палестинской; празднуем и мы Евангельскую Пасху: перехождение нашего естества во Христе от смерти к жизни, от тления в нетление. Какое слово могло бы выразить то внутреннее различие, уясняющее насколько лучше праздников того Ветхого Законоположения — предметы наших торжеств? Но так как человеческое слово не может достойно выразить такое превосходство, то высочайшая единосущная Премудрость Отчая, предвечное и предсущное Божие Слово, человеколюбиво соединившееся и обитавшее с нами, ныне делами явило предмет праздника и отчетливо обозначило высоту этого превосходства. Ибо ныне мы празднуем преведение в Нем нашего естества, не из подземных сфер на землю, но — от земли на небо небес, и затем — к Престолу Того, Кто владычествует над всем. Потому что сегодня Господь не только был посреди Учеников Своих, но и отошел от них в то время, как они смотрели. Он вознесся на небо и вошел в самое Святое Святых, и воссел одесную Отца, выше всякого начала и власти, всякого имени и чести, как в нынешнем, так и в будущем веке известной и называемой. Как имели место многие воскрешения прежде Воскресения Господа, так были и многие вознесения до Его Вознесения. Ибо Дух восхитил и Иеремию Пророка, и Ангел — Аввакума; особенно же среди других, как пишется, был восхищен на колеснице огненной — Илия. Но и хоть не перешел границу земли; и это было только неким перемещением, вознесением каждого из них, которое восхищало от земли, и не выходило за границы земли. Также и оные воскресшие, снова возвращались в землю и все умирали. Но как Христос воскрес от мертвых, и смерть Им ктому не обладает, так и когда Он вознесся и воссел в вышних, вся высота находится под стопами Его, всем свидетельствуя, что Он — Бог над всем. И это и была «явленная гора Божия», как говорит Исаия (2:2), и на вершине всех разумных гор — «дом Божий» — Тело Владычнее. Ибо не Ангел, не человек, но Сам Господь плотию пришел и спас нас, став ради нас подобным нам и, в то же время, неизменно пребывая Богом . Как, когда Он сошел, Он не изменил Своего обитания, но снизошел, так и восходя снова, Он не в Божество возвратился, но посадил на горнем престоле наше, воспринятое Им естество. Ибо, воистину, там Богу подобало представить первородным из мертвых наше естество, как некое начало первородных от лица всего рода.

Поэтому из всех бывших воскресений и вознесений, ни одно мы не празднуем так, как — Воскресение и Вознесение Господа, ибо тех других (воскресений и вознесений) мы и не являемся и не будем участниками. И от них мы получаем не большую пользу, как только ту, что они приводят к вере в Воскресение и Вознесение нашего Спасителя, которых мы и являемся и все будем участниками. Потому что они являются Воскресением и Вознесением человеческого естества (воспринятого в Воплощении Господом нашим Иисусом Христом), и не только человеческого естества (как такового), но — и верующих во Христа и каждого обнаруживающего, чрез дела, веру. Ибо то, что было сделано, — ради нас сделал Господь нерожденный и несотворенный по Своему Божеству. И ту земную жизнь, которую прожил, Он прожил ради нас, показывая нам путь, ведущий в самую жизнь; и то, что пострадал во плоти — пострадал ради нас, исцеляя наши страсти; и ради нас воскрес и вознесся, уготовляя нам Воскресение в нескончаемом веке: ибо все участники этой жизни подражают, насколько это возможно, совершению на земле Его домостроительства. Началом же этого подражания является Святое Крещение, являющееся образом Погребения и Воскресения Господа; серединой — добродетельная жизнь и управление жизни по Евангелию; а завершение — выражается в победе над страстями, путем духовных подвигов, которая производит жизнь безпечальную, неразрушимую и небесную, как и Апостол нам говорит: «Аще бо по плоти живете, имате умрети: аще ли духом деяния плотская умерщвляете, живи будете» (Рим. 8:13). Итак, те, кто живут сообразно Христу, подражают Его жительству во плоти; каждый из них умрет в свое время, поскольку и Он умер во плоти, и согласно ей [80] — они воскреснут, сообразно Ему, прославленными и нетленными; однако, не теперь, но когда придет время; кроме того они и вознесутся, как и говорит это Павел: «Восхищени будем», вещает он, «на облацех в сретение Господне на воздусе, и тако всегда с Господем будем» (1 Фес. 4:17).

Видите ли: как каждый из нас, если пожелает, является участником и Воскресения и Вознесения Господа, и наследником Божиим, сонаследником же Христа? Поэтому мы радуемся, празднуя нашего естества Воскресение и Вознесение и возведение, и начало воскресения и вознесения каждого из верующих, приводя сегодня имеющие быть прочитанными евангельские слова: «Воскрес Господь ста посреде учеников Своих». Почему же Он стал посреде их, и сшествовал с ними? — «Извед их вон до Вифании», говорит Евангелист, и — «воздвиг руце благослови их» (Лк. 24:50). — Для того, чтобы показать Себя совершенно здравым и невредимым; чтобы представить Свои стопы сильными и совершенно крепкими; и, тут же, раны, оставшиеся от гвоздей, руки — совершенно такие, какие были пригвождены ко Кресту, само прободенное ребро, а, может быть, и следы от ударов — представляя в удостоверение Спасительной Страсти. Мне кажется, что словами: «Ста посреде Учеников», Евангелист являет, что Он утвердил их в вере в Него самым Своим явлением и благословением. Ибо не только Он стал посреде их всех, но и посреде сердца каждого из них, и утвердил в вере, так что о каждом сердце можно сказать оное псаломное слово: «Бог посреде его и не подвижеся» (Пс. 45:5). Ибо от того времени Господни Апостолы стали твердыми и непоколебимыми. Стал же посреде них и сказал им: «Мир вам» — это сладкое, искусное и обычное для Него приветствие. «Мир» имеет двоякое значение: есть мир, который мы имеем по отношению к Богу, являющийся, главным образом, плодом благочестия; и мир, который мы имеем по отношению друг к другу, который рождается вследствие евангельских наставлений; оба (этих мира) преподал Господь в едином приветствии Своем. И как Он заповедывал им делать, когда впервые послал их говоря: «В оньже аще дом внидите, глаголите: мир дому сему» (Лк. 10:5), так и Сам Он делает; войдя в дом, в котором они были собраны, подобным же образом, Он преподал мир. Но так как Он видел, что они были потрясены неожиданностью и невероятностью видения; потому что говорится, что они подумали, что видят дух, и что то, что они видят — привидение, то вот Он Сам возвещает им волнение их сердца, и показывает им, что Он — Тот Самый, Кому и до Страстей и Воскресения они говорили: «Ныне вемы, яко веси вся, и не требуеши, да кто Тя вопрошает» (Ин. 16:30), удостоверяя их чрез испытание и осязание; потому что, когда Он увидел, что они восприняли истину, Он утверждает их еще и чрез сие испытание: немедленно (после того) как (преподал) им мир, Он предложил принять участие в их еде. Ибо — «еще не верующим», говорится, «и чудящимся», но не от сомнения, а — «от радости», — рече им: имате ли что снедно зде? Они же даша Ему рыбы печены часть, и от пчел сот. И взем пред ними яде» (Лк. 24:40, 42).

Его тело имело нетление после Воскресения и не нуждалось в пище, но Он сделал это, чтобы и этим было удостоверено Его Воскресение и чтобы показать, что Его нынешнее тело есть то же самое, которое вкушало с ними пишу прежде Страстей [81]. Потребило же пищу оно не по естеству смертных тел, но — божественным действием, и как бы сказал кто: как огонь потребляет воск, но только с той разницей, что огонь, чтобы существовать, должен быть поддерживаем топливом, а бессмертные тела не нуждаются в пище для своего существования. Вкусил рыбы печеной часть и от пчел сот, которые являются также и символами Его тайны: ибо наше естество — которое — подобно образу жизни рыбы, плавающей в жидкости страстной и полной услаждений жизни — Божие Слово присоединило Самому Себе по ипостаси, и божественным и неприступным огнем Своего Божества очистив от всякого страстного состава, сотворило его пламеновидным и участником Божества. Не только же состав, который Он восприял ради нас, но и каждого из удостоенных общения с Ним, Он обожествляет тем, что делает его участником того огня, который Господь пришел воврещи на землю. Наше естество также подобно и пчелиным сотам: оно заключает в себе разумное делание, подобно тому как в сотах заключается мед. Но еще большее подобие сему представляет всякий верующий во Христа: ибо как мед собран в соты, так он имеет в душе и теле сокровищественную благодать Божественного Духа. Вкушает же от них Господь: потому что приятной бывает для Него снедью — спасение каждого из участников Его естества; вкушает же Он не все, но «от пчел сот», т. е. — некую часть, ибо не все уверовали. И не Сам он вземлет эту часть, но то, что Ему дается Учениками, ибо и Ученики приводят Ему только уверовавших, отделив их от неверующих. И, вот, вкушая от рыбы и от пчел сот пред Своими Учениками, Господь напомнил им Свои слова, которые Он говорил им прежде, идя на страдание, представляя и ныне, что Он говорил истину, ибо как Он предсказал, — так и исполнилось. И Он отверз их ум разуметь Писания, и познать, что как было написано, так и сбылось, и что так подобало — по безграничному океану человеколюбия — чтобы Единородный Сын Божий ради людей стал человеком, был явлен и принял свидетельство свыше Отеческим гласом и явлением Божественного Духа, привел к вере и удивлению Своими необыкновенными делами и словами, терпел зависть и был предан людьми, ищущими не Божию славу, но человеческую, был распят и погребен, и восстал от мертвых в третий день, и чтобы было проповедано во имя Его покаяние и отпущение грехов, начав проповедь с Иерусалима; и чтобы они были проповедниками и свидетелями того, чего они были очевидцами и служителями Кого; обещая подать им свыше обетование Отчее, т. е. Духа Святого, Он повелевает им сидеть в Иерусалиме, пока не облекутся силою свыше.

После же того, как Господь возвестил Своим Ученикам спасительные догматы, Он вывел их из дома и повел до Вифании и, благословив их, отступил от них и вознесся на небо и, как бы на колеснице, обладая облаком света, взошел во славе, и вошел в нерукотворенное Святое Святых и воссел одесную Величества на небесах, сотворив наш состав (т. е. нашу человеческую природу) участником как Божества, так и Престола. Так как Апостолы не переставали взирать на небо, то Ангелы, явившись, возвестили, что Он снова приидет с неба таким же образом, как они Его видели (возносящегося). Ибо и Сам Господь (это) предрек, и Даниил впервые предсказал: «Видех», говорит, — «яко Сын Человечь идый бяше на облацех небесных» (Дан. 7:13). Господь же (сказал): «Узрять Сына Человеческаго, грядуща на облацех небесных» (Мф. 24:30). Тогда Ученики, поклонившись пренебесному Владыке, сюда снисшедшему и онебесившему землю, и вознесшемуся с того места, куда Он (снова) приидет, и соединившему находящееся долу с находящимся горе, и составившему Единую Церковь во славу Своего человеколюбия — небесную и в то же время земную, — радуясь возвратились в Иерусалим, и были всегда в Церкви, имея ум на небе, радуясь и благословя Бога, и приготовливая самих себя к приятию пришествия Божественного Духа. Это же, братие, как бы кратко суммированное, является состоянием (всех) призванных Христом, именно: пребывать в молениях и молитвах, и иметь душевное око, подобно Ангелам, устремленным к Пренебесному Владыке; радоваться и благословлять Его непорочным образом жизни, и таким образом ожидать Тайну Его Пришествия, согласно (псалмопевцу), говорящему Ему: «Пою и разумею в пути непорочне, когда приидеши ко мне» (Пс. 100:2). Это же возвещая, и великий Павел сказал: «Наше житие на небесех есть, идеже предтеча о нас вниде Иисус» (Фил. 3:20; Мф. 6:20). Этому убеждает и Корифей Апостолов — Петр: «Препоясавши чресла помышления вашего», говорит, «трезвящеся, совершенне уповайте на приносимую вам благодать откровением Иисус Христовым» (1 Пет. 1:13). «Егоже не видевше любите…» (ст. 8). Это же и Господь говорит: «Да будут чресла ваша препоясана, и светильницы горящии, и вы подобии человеком чающим Господа своего, когда возвратится» (Лк. 13:35, 36) [82]. Таким образом, и Субботу Он не разорил, но исполнил, явив воистину благословенную Субботу: день более великий, чем день (простого) покоя от телесных дел и поэтому она имеет сугубое благословение: ибо, отдыхая от земных и вместе с тем бесполезных дел, мы пребываем в Боге, с непостыженной надеждой ища небесных и неизреченных вещей.

В Ветхом Завете Суббота была единственным таковым днем седмицы, почему неразумным иудеям и казалось, что Господь нарушил законную Субботу; Он же говорит: «Не приидох разорити Закон, но исполнити» (Мф. 5:17). Как же Он не разорил эту Субботу, но исполнил согласно этому Закону? — Дух Святый обещан дароваться тем, кто просят Его днем и ночью, и Он заповедал всегда бодрствовать и бдеть, говоря: «Будете готови: яко воньже час не мните, Сын Человеческий приидет» (Мф. 24:44). Для желающих всецело Ему покориться, Он сотворил все дни благословенными Субботами и, таким образом, Он не разорил, но исполнил этим и Закон [83]. Вы же, опутанные житейскими делами, если отстранитесь от алчности и от ненависти друг к другу, — и будете стараться истинствовать [84] и быть целомудренными, — то и вы сделаете каждый свой день Субботой, тем, что не будете делать зла [85]. Когда же наступит день более спасительный [86], чем другие дни, подобает быть свободными и от безупречных дел и слов, и выдержанно пребывать в храме Божием, и отдать слух и разумение тому, что читается и поучению, и с сокрушением предаться молению и песнопениям Богу, ибо таким образом вы исполняете Субботу, живя согласно Евангелию Божественной Благодати, и простирая духовное око к седящему превыше небесных кругов со Отцем и Духом — Христу, Который сотворил нас сынами Божиими, усыновленными не одним наименованием, но общением Божественного Духа, Самой Плотию и Кровию Его, тесно соединившихся в отношении Бога и друг друга.

Итак, сохраним, чрез неразрушимую любовь, это единение в отношении друг друга; будем всегда взирать на Родителя горе: ибо мы уже не от земли — земные, как первый человек, но — таковы, как Второй Человек — Господь с небес; каков земной — таковы и земные, каков небесный — таковы и небесные. Как мы носили образ земного, так будем носить образ и Небесного, и сердце имея горе к Нему, будем созерцать это великое чудо: наше естество со–вечнующее духовному пламени Божества; и отбросив обычай кожаных риз, в которые мы облеклись вследствие преступления, станем в Земле Святой; святую землю каждый сам в себе являя путем добродетели и твердого устремления к Богу, так — чтобы нам возыметь уверенность, когда Бог явится в огне, и притекши к Нему — воссиять, и вечно сопребывать сияющими, во славу Его высочайшего Света, трисолнечного и единоначальнейшего Сияния, Которому всякая слава, держава, честь и поклонение, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Омилия XXII [87] На тот же Праздник [88]; в ней же говорится о страстях и добродетелях

Видите ли это общее для нас торжество и радование, которое Господь наш Иисус Христос в Воскресении и Вознесении даровал верующим в Него? — Через скорбь оно пришло. — Видите ли Жизнь, или лучше — это Бессмертие? — Чрез смерть оно явилось нам. — Видите ли небесную высь, в которую, вознесшись, восшел Христос, и преславную славу, которой по плоти Он был прославлен? — Чрез смирение Его и бесславие она явилась, как и Апостол говорит о ней: «Смирил Себе, послушлив быв даже до смерти, смерти же крестныя. Темже и Бог Его превознесе, и дарова Ему имя, еже паче всякаго имене: да о имени Иисусови всяко колено поклонится, небесных и земных и преисподних: и всяк язык исповесть, яко Господь Иисус Христос во славу Бога Отца» (Фил. 2:8–11). Итак, если Бог Христа Своего за то, что Он смирился, что подвергся бесчестию, что был искушен, что крест и смерть бесчестную перенес, за это превознес Его, то как нас спасет и прославит и вознесет, если и мы не восприимем смирение? Если не покажем любовь к братьям? Если не стяжем душ наших чрез претерпение искушений? Если чрез узкие врата и путь ведущий в вечную жизнь спасительно не последуем к ней за Вождем? — Потому что к этому мы призваны, говорит Корифей Апостолов Петр: «Зане и Христос пострада по нас, нам оставль образ, да последуем стопам Его» (1 Пет. 2:21).

Но почему чрез таковые страдания прошел Христос Божий, и Бог Его чрез это вознес, и нас призывает к общению в страстях Сына Своего? — Он, Единый Бог, Тот же всегда прежде веков и во веки и еще, пребывающий неизменным, не начинающийся, не престающий, не создающийся, не разрушающиеся, не увеличивающийся, не уменьшающийся, никоим образом или местом не изменяемый, безначальный, несозданный, неизменный, несмешанный; Сам все изменяющий к лучшему, как Сам желает, Сам допускающей изменяться к худшему тем, которые страждут этим; все, что имеет начало и изменение Он поддерживает (ибо начало уже как бы знаменует изменение). Итак, вся тварь является подверженной изменению, как видимая, так и невидимая, как чувственная, так и бесчувственная, как разумная, так и неразумная; но только разумное естество, обладающее свободой, является способным к изменению как к лучшему, так и к худшему, по своей воле и само по себе. Если держится воли Божией, то, благодаря ей, непрестанно совершает прогресс, изменение и простирание к лучшему; если же противится воле Божией, то справедливо подпадает тому, что Он его [89] оставляет, и оно бедственно падает в худшее состояние. Из мира обоих разумных существ сотворенных Богом, сначала — из духовных Ангелов, а потом из материальных людей, ни одно из них не сохранило послушания в отношении Творца и Владыки естества, но самое небесное воеводство бесплотных Ангелов, которое и было первым создано, первое и потерпело недуг отступничества от Бога. Но те из Ангелов, которые пребыли выше этого недуга, те являются светом, и всегда исполняются светом, и сами становятся все время более и более светящимися, блаженно пользуясь врожденным изменением [90], и в радости ликуя близ Первого Света, взирая на Него, непосредственно от Него сами просвещаемые, воспевая непрестанный Источник Света, и ниспосылая, как служители Света, светотворящую благодать для тех, кто менее совершен в светопросвещаемости. Но Сатана, взбунтовавшись и отвергнув покорность Богу, отпав от света, упал во мрак и стал владыкою и служителем мрака, сначала в отношении самого себя и отпавших с ним ангелов, потом же, — о, бедствие! — и для нас, в Божием Раю неповеривших Богу, а поверивших ему. И все ангелы нечестия подобно ему являются самотемными, ибо не частично они стали таковыми, но являются началом и исполнением непокорности Богу, и горьким корнем и источником всякого беззакония, особенно же и в том отношении, что и для нас они являются виновниками этого; они не имеют прощения в грехе, и неудержимо всегда простираются на еще большее потемнение, делая это сами, и не имея обращения к Просвещению всякого разумного естества. Для нас же, которые не были самоподвижными на зло, Богом милостиво совершается возведение [91]; ибо, если мы и осуждены на смерть, но это ради восприятия покаяния, да и приходит она после многолетнего предназначенного времени, которое прожил Адам после преслушания, и которое каждый проходит.

Отсюда также ясно вытекает, что мы не должны отчаиваться в спасении, и совершенно нет причины для отчаяния: потому что вся жизнь для нас является временем покаяния, так как Бог не хочет смерти грешника, как говорит Писание, но — чтобы он обратился и был жив. Почему же смерть не последовала немедленно за преслушанием, или почему иному мы, согрешая, не лишаемся жизни, как не потому ли — что есть надежда на обращение? А где есть надежда на обращение, там отчаянию нет места. Ибо, вот, и сын Адама Авель с самого начала принимает свидетельство от Бога, что он явился Ему угоден и приятен. И немного времени спустя после нашего падения, Энос возымел надежду призывать Господа. Энох же не только угодил Богу, но и был перенесен (живым в теле) на небо, став очевидным проявлением милосердия (Божиего к людям). Но, вот, снова — проявление греха — и снова отвращение Бога от нашего рода, и мы справедливо были преданы всемирному Потопу; и опять гнев (Божий) не был непримирным, и приговор не был немилосердным. Праведного Ноя, который угодил Богу в своем роде, Бог чудесно сохранил на подобие некоего второго корня нашего рода, — как бы в Своем Провидении обрезав, но, по милосердию, не срубая и не выкорчевывая, дурно возросший человеческий род. После него Авраам явился Богу верным и угодным Богу, и как таковой был засвидетельствован Им; и сын его — Исаак, и сын Исаака — Иаков, и от него — Патриархи, которым было дано обетование и предсказание еще большей милости и человеколюбия; то обетование, которое мощно возобладало став выше нашей греховности, а именно: что Он, Великий Пастырь, сойдет со святых небес для взыскания затерявшейся овцы. Затем следовали Законоположники, Судьи, Царский род, от которого было явно обещано, что придет по плоти Христос. Ныне же пришел и явился Христос, Оное Предвечное Слово Божие, создавшее нас в начале, ставшее человеком, как мы, ради нас, чтобы возобновить и воссоздать состарившихся и сокрушенных грехом; так как разрушение в нас произошло вследствие нашей добровольной податливости греху, то и наше обновление, как бы происходящее от нас самих, мудро и человеколюбиво совершается в нас в лице Человека, Который от Девического Чрева ради нас восприял плоть, домостроительствовав всю тайну спасения, и дав нам силу к возвращению Своим Собственным сшествием с нами, Своею жизнью сотворив для нас путь к небесам, возвещая нам возвышенный путь Своим учением.

Так как противоположное врачуется противоположным, то, как мы подпали смерти благодаря злому совету лукавого, то так чрез добрый совет Благого мы снова оживотворились; и поскольку совет, приведший к смерти, предлагал наслаждение, славу и свободу, те (вещи), которые обманывают и низводят с высоты наш род, то поэтому Советник истинной жизни Сам проходит, водительствуя и показывая узкие врата и тесный путь, ведущий к высшей жизни: «Внидите», говорит, «узкими враты», и «Узкая (врата) и тесный путь вводяй в живот. Яко пространная (врата) и широкий путь, вводяй в пагубу» (Мф. 7:13). В другом месте Он еще очевиднее учит избегать тот путь погибели; ибо говорит: «Горе богатым, горе вам насыщении, горе, егда добре рекут вам человецы» (Лк. 6:24–26); этими словами называя славолюбивых, страстолюбивых и сребролюбивых — несчастными. И еще: «Не скрывайте себе сокровищ на земли» (Мф. 6:19). И: — «Внемлите, да не когда отягчают сердца ваша объядением и пиянством и печальми житейскими» (Лк. 21:24). И: — «Како вы можете веровати, славу друг от друга приемлюще, и славы, яже от единаго Бога не ищете?» (Ин. 5:44). Этими словами Он отвращает от пути, ведущего в смерть; а путь жизни Он являет в другом также месте; напр., в заповедях блаженства: «Блажени нищии, Блажени милостивии. Блажени гонимые правды ради» (Мф. 5:3 и сл.); и: — «Продаждь имение твое, и даждь нищим: и имети имаши сокровище на небеси» (Мф. 19:21). И: — «Всяк иже оставит дом, или села, или иное что из земных вещей Мене ради и Евангелия, сторицею приимет, и живот вечный наследит» (29). И Он до такой степени умирил душу, что и гнев объявил подобным убийству и подлежащим тому же осуждению; и тот, кто по причине гнева был подвигнут кого–нибудь оскорбить, повинен — геенне огненной. Кротость же Он не только ублажает, но и сподобил величайших наград. Невоздержность Он сдерживает до такой степени, что и страстный и любопытствующей взгляд на чужую жену, называет прелюбодеянием. Любителя же девственности Он обозначил среди блаженных и назвал богозрителем. И до такой степени Он не желал, чтобы приносилась ложная клятва, что запретил даже связывать себя клятвой, объявив, что все, что — кроме «да» и «нет» — происходит от лукавого, говоря: «Буди слово ваше: ей, ей; ни, ни; лишше же сею, от неприязни есть» (Мф. 5:37).

Зачем же это повторение (слово «да» и «нет»)? — Для того, чтобы в отношении того, что нами говорится «да» или «нет» — было соответствие дел, ибо тогда, когда это соответствие на лицо, тогда, действительно, «да» бывает «да», и «нет» — «нет», т. е. «да, да» и «нет, нет». Если же этого нет: то «да» станет — «нет», и «нет» — «да»; что ясно, что происходит от диавола, ибо когда он говорит ложь, он говорит от своего, и не стоит в истине. Но таким образом Христос умерил и сдержал все то, что говорится и делается нами, умеренностью ограничив нашу жизнь ради истины, праведности, целомудрия и беззлобия. Как же Он нас увещевает относиться к тем, которые против нас злобствуют, и словом и делом нападают и оскорбляют? — «Побеждай», — говорит, «благим злое» (Рим. 12:21); и: — «дадите место гневу» (19); и — «не противитися злу» (Мф. 5:39); никак «не воздай злом за зло» (1 Сол. 5:15), оскорблением за оскорбление, но — «любите враги ваша, благословите кленущия вы, добро творите ненавидящим вас, и молитесь за творящих вам напасть и изгонящия» вас (Мф. 5:44). Какой же конец этой насильственной жизни и какая награда за подвиги? — «Да будете сынове Отца вашего, иже есть на небесех» (5:45) и наследники Богу, сонаследники же Христу, и жизнь бессмертную будете иметь, и Царство неизреченное, тихое, вечное восприимете, в бесконечные веки живя и сцарствуя с Богом. Видите ли; каковы — узкие врата и тесный путь, и почему он от нас требуется, и к какой славе и радости и пользе приводит того, кто пожелает идти по нему? Если бы кто обещал сделать тебя многолетним, если только ты его послушаешься, то разве бы ты охотно не исполнил послушания, если бы что из заповеданного тебе не было бы невозможным? Если же, кроме того, он обещал бы, что вместе с многолетней жизнью будет шествовать здоровье, слава и наслажденье, то что бы ты не перетерпел ради этого? Если же прибавил бы и царство, и то царство нератуемое и без возмущений, сочетанное с жизнью долгой и здоровой, — о, разве бы ты не воскрылился и не счел бы совершенно легким, в сравнении с этим, несомое тобою бремя, укрепляемый надеждами, наслаждаясь ожидаемым царством, как бы уже сущим в твоих руках, если бы ты полагал, что является истинным то, что тебе было обещано? Итак, мы желаем многолетней жизни, а вечной жизни ужели не придаем никакого значения? И царство, хотя и долгое, но все же имущее конец, и славу и радость, хотя и великую, но все же завядающую, и богатство, с этой жизнью исчезающее, мы до такой степени желаем и ради сего так тяжко трудимся, а ужели же те блага, который бесконечно выше всего и нетленны и нескончаемы, мы не станем искать и не сделаем ни малейшего усилия, чтобы их наследовать? — Представим себе царство нератуемое? — но такого нет на земле; беспечальную жизнь? — но ее найдешь только на небесах. Если кто желает их, — пусть устремится в небо, и будет ли это легкий или тяжкий путь, ведущий к небу, пусть им шествует, радуясь надеждою и терпя в скорби.

Узнайте же все: ради чего люди сами себя предают страданиям и смерти. Разве не за малую плату воин готов на смертельные опасности и раны? Не за малую ли прибыль торговец презирает возможность потонуть и переносит невзгоды ветров и жестоких людей, встречающихся на земле и на море? Не за маленький ли черный хлеб многие часто становятся слугами бесчеловечных господ? А мы — не послужим ли человеколюбивому по естеству Владыке?! Не подвергнем ли опасности жизнь? Не вынесем ли излишки богатства, чтобы приобрести нам небесное сокровище? Не перенесем ли бесчестие от людей, и то по большей части незначительные вещи, чтобы достигнуть божественной славы, получая вместо тленной — бессмертную? Не будем ли умеренно терпеть голод или жажду, чтобы вкусить от сходящего с неба Хлеба Жизни, и испить от, воистину, Воды Живой, от которых сподобившийся вкусить и пить, не взалчет и не вжаждет во веки? Не очистим ли око души, удаляясь от всякой скверны плоти и духа, чтобы узреть Свет более блистательный чем солнце, или лучше сказать — чтобы мы стали чадами Оного Света, сами становясь иными светами, чрез участие в Нем, предстоя Слову Жизни? Нет, молю, братие, не предпочтем свету — мрак, Богу — диавола, божественной и вечной радости — служение похоти, смерти и геенны, обогащающей Любви — богатое обладание пороком, материей для вечно палящего огня злоприобретшим ее, как это открыл нам Господь чрез притчу о Богатом; но будем жить по образу Его жительства, и как Сам явил и научил, став тем, что и мы, и неся свой крест, последуем Ему, распяв плоть со страстями и похотьми, чтобы нам и спрославиться с Ним и совоскреснуть, и после воскресения — вознестись к Нему, как и Он вознесся сегодня к Отцу; ибо «став посреде Учеников», как говорит Лука, или лучше сказать — «явившись», как пишет Марк: ибо не тогда лишь Он предстал им, когда явился им, но всегда Он был с ними, являлся же им видимым образом, когда желал. Итак, став сегодня посреди Учеников Своих, Он дал им заповедь проповедывать, и обрадовал их обетованием Духа и сопребыванием с ними до скончания века, и после сих слов, воздвигши руки, благословил их; и в то время как они смотрели, Он вознесся, являя, что и послушествующие Ему, после воскресения вознесутся к Богу.

Отступив от них телом, — ибо Божеством он сопребывал с ними, как Он обещал им, — Он, вознесшись, сел одесную Отца, будучи в нашем естестве. Как Он жил и умер, и воскрес и вознесся, так и мы живем и умрем, и все воскреснем; вознесение же не для всех нас будет, но для тех, кого жизнь — Христос, и смерть ради Него [92] — приобретение, которые до смерти распяли грех чрез покаяние и жительство по Евангелию: ибо только эти после общего воскресения будут вознесены на облаках в сретение Господне на воздух, ибо и Он Сам, возносясь, воспринял облак, как повествует Лука в Деяниях Апостольских. Но, подобно тому как некогда Ученики после Вознесения, так и мы, взирая, хотя и не чувственными очами, но душевными, и также поклонившись Ему, и мы в мире завершим, пребывая в мире — и во внутреннем душевном и друг с другом, ибо «Иерусалим» — в переводе значит «мир»; и находясь в горней части нашего духа и в нем пребывая и молясь, очистим себя от страстных и низменных помыслов. Ибо таким образом и мы получим пришествие к нам Утешителя, и в духе и истине поклонимся Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Омилия XXIII [93] На 10–е утреннее воскресное Евангелие [94]; в ней же говорится и о предлежащей нам брани, как в чувственной области, так и духовной

Так называемые «воскресные утренние Евангелия», т. е. отрывки из Евангелий, повествующие о событиях, связанных с Воскресением Христовым, чтомые на утреннях в воскресные дни, хотя и называются «утренними» — по заре, т. е. по утренним часам дня, однако не значит, что повествуют о событиях, происходивших в утренние часы [95]. Называются они все же: «утренними». Так и явления Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа по Воскресении священным Апостолам, ради удостоверения сего события, который, хотя и обозначаются «утренними», происходили, однако, не только в утренние часы, но и в полдень и к вечеру и даже после вечера; так, когда приблизившись к Луке и Клеопе, шествующим в Еммаус, Он пошел вместе с ними, тогда не было ранее утро. Когда же они приблизились к деревне, в которую шли, то «Той творяшеся далечайше ити. И нуждаста Его, глаголюще: облязи с нами, яко к вечеру есть» (Лк. 24:28).

После же того, как Он преломил и раздал им хлеб, они опознали Его, и Он стал незрим для них; они же встав, в тот же час возвратились в Иерусалим, и поведали другим Ученикам случившееся им на пути. Когда они говорили, Сам Иисус стал посреди них; а это было, конечно, в конце дня, по прошествии оного вечера. В другой раз, опять же, после трапезы Он говорит Петру и поставляет его нашим Пастырем словесных Его овец. Ибо — «Егда обедоваше», говорит Евангелист, «глагола Симону Петру: Симоне Ионин, любиши ли Мя?»; когда же он ответил на это утвердительно, то слышит в ответ: «Паси агнцы Моя, паси овцы Моя» (Ин. 21:15; сл.). Итак, каким образом и это могло бы быть «утренним» явлением, и именоваться так, когда в действительности происходило не в часы раннего утра?

(И все же явления Воскресшего Спасителя, в какую часть дня ни происходили, называются «утренними», или лучше — «рассветными», и таковы суть в действительности. Причины же сему следующие) [96]: Солнце Правды Христос, будучи безначальным и предвечным, неподвижным и неизменным, как не имеющий смены или тени изменения, не знает ни конца ни захода, излучая свет истинный и премирный и производящий невечерний (нескончаемый) день, в котором обитают вместе с добрыми Ангелами и души праведных. После же окончания века сего праведники будут и вместе со своими телами как бы наследниками Света и сынами Истинного Дня. Итак, этот День, будучи невечерним и неразделимым в понятии времени, не имеет и не имел утра, потому что он — безначален. Но нас объемлет ночь и окружает сень смерти, нас — впавших в грех и лишившихся, вследствие сего, зрительной силы, которая по благодати была нам присуща от Бога, благодаря которой мы воспринимаем Свет, ведущий к истинной жизни. Итак, смерть принесла нашему естеству также и ночь; не в том смысле, что от нас отвратился Истинный Свет, но по той причине, что сами мы отвратились и уже сами по себе были бессильны воззреть на оный животворящий Свет; но Источник присносущного Света и Виновник истинной жизни, милосердовав о нас, не только при конце веков сошел до нас ради нас, став таким же Человеком, как и мы, — но ради нас и Крест и смерть восприял, и Своею смертью уничтожив адское царство, тридневен воскрес, снова явив в нашем естестве Свет чистой и бессмертной жизни, усвоив ему сияние Воскресения. Поскольку же Его Воскресение стало Начатком для усопших, а во время Его Второго Пришествия свет бессмертной жизни имеет объять учеников Его и тогда для всех воссияет истинный и неразделимый, в понятии времени, День, — то по этой причине Господне Воскресение стало понятием Рассвета и Утра оного грядущего Дня, и посему–то все Евангельские чтения, повествующие о Воскресении, являются «рассветными» и «утренними»; посему–то и все те явления Воскресшего Спасителя, которые независимо от того, когда они происходили, утром ли или вечером, в понятии времени чувственного дня, одинаково являются — «утренними» и называются так. Но то утреннее Евангелие, которое сегодня читалось во всеуслышанье, вдвойне является «утренним»: потому что не только излагает относящееся к Воскресению Господню и Его явлению после сего, но и говорит о событиях, совершившихся при заре чувственного дня. «Утру бывшу», говорит Евангелист, «ста Иисус при брезе: не познаша же Ученицы, яко Иисус есть». Между тем, в начале Евангелист и говорит, что Иисус явился Ученикам Своим, восстав от мертвых, на море Тивериадском. Да, действительно, Он явился, но поскольку они находились в лодке в открытом море и удалились от берега и были поглощены рыболовством, то еще и не узнали Его. Итак, говорит им Иисус: «Дети!» — О, какое смирение, какова любовь, какой ласковостью исполнено это обращение! — Итак, Он говорит им: «Дети, еда что снедно имате?» Не по неведению Он вопрошает, но промыслительно, как бы открывая двери чуду; ибо когда они ответили Ему: «Нет», говорит им Иисус: «Вверзите мрежу одесную страну корабля, и обрящете»; говоря: «обрящете», Он показал, что знает, что в течение всей ночи закидывая сети, они ничего не нашли. Поскольку из этого они увидели, что Ему известно, что у них делается, хотя Он и не находится с ними, то они легко поверили Его словам, и послушавшись, закинули сеть. Когда же они не только нашли рыбу, как Он сказал, но — и в таком множестве ее, что не могли втянуть сеть в лодку («ктому не можаху», говорит Евангелист, «привлещи ея от множества рыб»), тогда Иоанн, наиболее из всех остальных готовый к божественному познанию, особенно любимый Господу и Учителю, вспомнил, вероятно, тогда чудесную оную ловитву рыб, бывшую в начале на Озере Геннисаретском, когда, по слову Господа, закинутые сети поймали такое множество рыбы, что и это было удивительно: как при таком множестве рыбы не порвались сети.

Итак, «глагола Ученик той, егоже любляше Иисус, Петрови: Господь есть»; в свою очередь, теплейший и готовейший на деятельность более всех остальных, Петр, «слышав», говорится, «яко Господь есть, епендитом препоясася, бе бо наг: и ввержеся в море». Эпендима — это своего рода верхняя одежда, которую сирийцы и финикийцы носят поверх остальной одежды, почему и называется она «эпендима», «эпендит». Бывает же, что она обвивается прямо на нагое тело, как тот юноша, который следовал за Господом, арестованным иудеями, был одет в покрывало прямо на нагое тело, которое оставив в руках схвативших его воинов, бежал нагим. Петр же, будучи нагим, не оделся в эту эпендиму, но, сложив ее, препоясался ею, хотя и предстояло ему плыть вплавь, потому что он был далек от земли на 200 локтей. Итак, таким образом Петр, будучи горячее всех, прибыл раньше всех; другие же ученики прибыли на лодке, влача сеть с рыбою, еще и как бы для того, чтобы принести ее Дарователю и возмочь как бы изречь Ему оное священное выражение: «Твоя — от Твоих». «Егда убо излезоша на землю», далее повествуется, «видеша огнь лежащь, и рыбу на нем лежащу, и хлеб». Некоторые считали, что здесь говорится о жаре [97], о раскаленных огнем углях, на которые была положена рыба; но из того, что далее следует — говорят другие, — не допускается слово «жар» понимать в прямом смысле, потому что хлеб ведь не был бы положен на огонь. Посему, говорят они, — Евангелист не сказал: «огонь горящий», но — «лежащий», следовательно, здесь «жаром» называется некая кожа, которую путешественники употребляли взамен стола (простирая ее на земле, и ставя на нее еду). Следовательно, когда Апостолы сошли на берег, они увидели еще и другое — это чудо, большее того, которое произошло на море: потому что они увидели хлеб и рыбу, взятую не из глубины морской, но из ничего сотворенную, лежащие и приготовленные для еды, и при этом с отрадным видением Господа, — и все, охваченные восторгом, они позабыли о пойманной рыбе; посему Господь и говорит им: «Принесите от рыб, яже ясте (поймали) ныне», этим возвращая их к их заботе, чтобы они вынесли на берег свой лов и измерили его, дабы кто не сказал, что множество рыб им только вообразилось (ката фантасиан).

«Влез же Симон Петр», говорится, «извлече мрежу на землю, полну великих рыб сто и пятьдесят и три: и толико сущим, не проторжеся мрежа». Христова Сила, сохранившая прочность сети, конечно могла бы дать силу и тянущим ее и сделать легкой тяжесть веса, но она не сделала сего для того, чтобы Апостолы больше прочувствовали чудо; посему–то Петру надлежало войти в лодку, чтобы помочь остальным, бывшим не в силах самим сделать это. Господь же, желая быть явленным для каждого из них в отдельности, говорит им: «Приидите обедуйте; Своими руками дает им реченные хлеб и рыбу, явив чрез это служение еще и то, что Он Сам — Печальник и Промыслитель как о настоящем, так и о будущем наслаждении, наслаждении — которое наступит после ловитвы Апостольской сети, т. е. после того, как Апостолы, чрез Евангельскую проповедь, соберут в истинное Богопочитание всех достойных из каждого народа; среди этих (собранных) тогда будут видимы и 153 великие — считаемые в тысячах или же в десятках тысяч — что ведает Сам Он, Творящий чудеса, и Производящий сие исполненным тайнами; а бесплодный труд в течение всей ночи — символически показал бесплодность учения, бывшего прежде Его явления. А закидывание сети одесную корабля, бывшее утром, и улов рыбы — показали успешность Евангельской проповеди, бывшей после Его Пришествия (в мир); ибо по сей причине это было утром, что Само Солнце Правды явилось нам во плоти, и благоприятно [98] и успешно было учение, собирающее и извлекающее множество спасаемых. После же того, как сказал о раздаче хлеба и рыбы, Евангелист говорит: «Се уже третие явися Иисус Учеником Своим, востав из мертвых»; ибо первый раз Он пришел к ним, собранным в доме вечером того самого дня, в который Он воскрес; затем, по прошествии восьми дней, Он снова пришел, когда и Фома был с прочими; а, вот, в третий раз Он уже к ним не пришел, но явил Себя им, показывая, что Он всегда был с ними, хотя и не был видим чувственными очами. Допустил же им видеть Себя, когда Ему это было угодно, потому что таковой способностью обладают бессмертные тела.

Это означает, братие, что Он — и с каждым из нас, если даже мы и не видим Его; почему, возносясь, Он и сказал Апостолам: «Се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века» (Мф. 28:20). Посему Его, как присутствующего с нами, будем ежедневно благоговейно чтить и творить богоугодное (та арэста) пред Его лицем. Если даже плотскими очами мы и не можем Его видеть, но — при условии воздержной жизни — мы можем непрестанно созерцать Его очами мысли, и не только созерцать, но и собрать оттуда великий плод: потому что самое размышление о Боге, является устранением всякого греха, очищением всякого лукавства, отчуждением от всякого зла. Такое созерцание является творческим началом всякой добродетели, родительницей чистоты и бесстрастия, дарователем вечной жизни и нескончаемого царствия. Имея попечение о таковом сладостном созерцании и устремляя мысленный взор на как бы присутствующего с нами Христа, каждый из нас говорит, как говорил Давид: «Аще ополчится на мя полк, не убоится сердце мое: аще востанет на мя брань, на Него аз уповаю» (Пс. 26:3). Есть и у нас, братие, брань — ведомая из вне, которая выражается в влечении, посредством (пяти) чувств, ко греху тех, которые не оказывают доблественного сопротивления (приходящим со вне соблазнительным впечатлениям), но этого типа война против нас не всегда бывает, потому что, во–первых, наши чувства не непрестанно функционируют [99], а, кроме того, бывает, что и когда чувства находятся в действии, грех, все же, не соделывается, вследствие ли недостатка в материи для совершения греха или — неблагоприятности обстоятельств или места, без наличия чего — ни вор, ни разбойник, ни блудник, ни прелюбодей, ни хищник, ни притеснитель, — не приводят в дело беззаконный поступок. Имеется же иная брань — духовная брань, которая чрез помыслы внутри нас самих происходит; брань, которая гораздо тяжелее той, которая со вне приходить чрез чувства: потому что эта (духовная) брань всегда происходит и для совершения зла не нуждается ни в материи, ни в благоприятных обстоятельствах, и месте. И та, имею в виду — брань против греха в области чувств, имеет свое начало (повод) от вещей и связанных с ними слушательных или зрительных и подобных сему — впечатлений; а эта, — духовная и внутри нас самих брань, возбуждается непосредственно со стороны злых духов, вследствие их приражений (нападений) и подстрекательств; и если бы кто и оказался победителем в той чувственной брани, не значит тем самым, что он был бы неодолим и в этой духовной брани. Но тот, кто одолел во внутренней брани, тот мощно разбивает на голову врагов во внешней брани; и это есть то, что говорить Апостол: «Духом ходите, и похоти плотския не совершайте» (Гал. 5:16).

Древний Закон, тем, что заповедал избегать совершения грехов, в большой мере вооружил человека в отношении внешней и ведомой в области чувств брани; в отношении же внутренней, ведомой в нас самих, брани нас снаряжает Закон Благодати, Евангельское учение, запрещающее гнев в сердце, прелюбодеяние в сердце, похоть в сердце, возбуждаемую вследствие диавольского приражения, и вооружающее нас и восставляющее к отражению ее, как и Апостол в Послании к Ефессянам говорит: «Облецытеся во вся оружия Божия, яко возмощи вам стати противу кознем диавольским: яко несть наша брань к крови и плоти, но к началом, и ко властем, и к миродержителем тмы века сего, к духовом злобы поднебесным» (Еф. 6:11–12); потому что эти существа тяжко переносят, чтобы что–либо избежало их, и с бешенством ведут войну против нас, имеющих, в устремлении нашего ума к Богу, жительство (или «гражданство») на небесах. Посему со всяким тщанием, молю, удержимся от пьянства и услаждений, слов и слушаний и зрелищ постыдных: ибо это возбуждает нам плоть, вызывает нас на борьбу, которая совсем нам некстати, и не допускает нам правильно видеть и вести нашу внутреннюю брань; по этой причине необходимо приключается нам оказываться побежденными и падать, и обычно или большей частью быть захваченными в плен грехом, нам, которые слепы по отношению к внутренним врагам, в то время, как всецело прилежим внешним врагам. Но мы, устранившись от некрасивых и ненужных услаждений плоти, восстанем против начал, против властителей страшного мрака, которые внушают в наше сердце страстные мысли и дурные вожделения, и которые, конечно, — бесы, начальники мрачного зла, как первые возлюбившие его, и миродержатели, но только миродержатели над теми, к которым никакого отношения не имеет слово Владыки, что «Вы от мира несте, но Аз избрах вы от мира» (Ин. 15:19), и возродив Своею благодатию, усвоил Себе. Итак, над таковыми людьми, к которым вышереченное никак не может относиться, духи зла являются властителями, как над подчинившимся им по своей воле. Мы же, если только будем бдительны и око мысли устремив, на искупившего нас от горького диавольского рабства, Владыку, и будем внимать Ему, как бы всегда присутствующему с нами, «не убоимся», как сказано у Псалмопевца, «от стрелы летящия во дни, и от вещи во тме приходящия, от сряща (нападения) и беса полуденнаго» (Пс. 110:6); но покушающиеся подступить к нам, падут, а к нам не приближатся и не потрясут оснований и убежищ, которые создала добродетель, как и сам Псалмопевец говорит о себе: «Предзрех Господа предо мною выну, яко одесную мене есть, да не подвижуся» (Пс. 15:8). Итак, если и мы, на как бы сущего пред нами, всегда будем взирать на Него, то воспевая Его, то моля, а в иное время, по силам, благодаря, — то и Он возьмет десницу каждого из нас, и поведет нас по Своей воле и силе, и избавит нас от власти мрака, и возведет нас в Свое царство, даруя нам истинную и вечную жизнь, которую да будет всем нам получить во славу Его и Безначального Его Отца и Соприсносущного и Животворящего Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Омилия XXIV [100] О совершившемся в день Пятидесятницы явлении и раздаянии Божественного Духа; в ней же говорится и о покаянии

Недавно великими очами веры мы созерцали возносящегося Христа, и то — не менее тех, которые были удостоены своими телесными очами взирать на Него, и, отнюдь, не уступая им в блаженстве; ибо Господь сказал: «Блажени не видевшии и веровавше» (Ин. 20:29) — а таковы — те, которые по слуху удостоверились и чрез веру видят. Итак, недавно мы созерцали Христа, взимаемого от земли с телом, ныне же видим, на основании послания Им Святого Духа Ученикам, куда, вознесшись, Христос предварил, и на какое (великое) достоинство возвел наше, воспринятое Им, естество: ибо туда, конечно, Он взошел, откуда Дух, посланный Им, снизошел. Откуда же Дух снисшел, — явил Говорящий чрез Пророка Иоиля: «Излию от Духа Моего на всяку плоть» (Иоил. 2:28), и к Которому обращается Давид: «Послеши Духа Твоего, и созиждутся, и обновиши лице земли» (Пс. 103:30). Итак, вознесшись, Христос восшел к Высочайшему Отцу и в самые Отеческие недра, откуда и Дух имеет бытие, и показал Себя участником, Даже и по человеческому естеству, свойственного Отцу достоинства, тем, что и Он также послал с небес Духа, исходящего и посылаемого от Отца. Но слыша, что Дух Святый посылается от Отца и Сына, пусть никто не подумает, что Он не — того же достоинства, что — и Они; ибо Он — не только из посылаемых, но и Сам из числа посылающих и благоволящих. Бог, говорящий чрез Пророка, являет это ясным образом: «Аз рукою Моею утвердих землю и прострох небеса, и ныне Господь посла Мя, и Дух Его» (Ис. 48:13 в парафр. и ст. 16). И Христос чрез того же Пророка, в ином месте, говорит: «Дух Господень на Мне, егоже ради помаза Мя, благовестити нищим посла Мя» (Ис. 61:1). Итак, Дух Святый не только посылается, но и Сам посылает Сына, посылаемого от Отца, из чего явствует, что Он одного с Ними достоинства и естества и обладает тем же действием и честью, что Отец и Сын. Итак, благоволением Отца и содействием Святого Духа, по неизмеримой глубине человеколюбия, Единородный Сын Божий, приклонив небеса и сошед с высоты, был видим на земле, как Человек и был в нашей среде, и совершил и учил то, что — чудесно и велико и возвышенно и воистину приличествует Богу, а для послушающих Его — божественно и спасительно. Затем и добровольно страдав за наше спасение, и погребен и тридневен воскресши, Он вознесся на небеса и воссел одесную Отца, и там содействовал сошествию Божественного Духа на Учеников, со–послав Его вместе с Отцем, как и обетовал им. Он же, восседая тамо в вышних, как бы взывает нам оттуда: если кто желает примкнуть к этой славе и стать участником Царства Небесного, и нарицаться сыном Божиим, и обрести бессмертную жизнь и неизреченную славу и чистое наслаждение и неиждиваемое богатство, — тот пусть слушается Моих заповедей и, по силе, подражает Моему образу жизни, и пусть жительствует так, как — Я, Который, пришедши плотию на землю, сотворил и научил, положив спасительные законы и представив в пример Меня Самого; ибо Своими делами и чудесами Господь сделал достоверным Евангельское Учение; запечатлел же Своими Страстьми; показал же великую пользу и спасительность Евангельского Учения Своим Воскресением из мертвых, Своим Вознесением на небеса и совершившемся наитием с небес Божественного Духа на Учеников, которое мы сегодня празднуем. Ибо по Воскресении из мертвых и явлении Своим Ученикам, возносясь, Он сказал им: «Се Аз послю обетование Отца Моего на вы: вы же седите во граде Иерусалимсте, дондеже облечетеся силою свыше, (ибо) приимете силу, нашедшу Святому Духу на вы, и будете Ми свидетели во Иерусалиме же, и во всей Иудеи и даже до последних земли» (Лк. 24:49; Деян. 1:8). Когда же исполнилось 50 дней после Воскресения, чего мы ныне творим память, — когда все Ученики собрались вместе и единодушно были в горнице оного святого места, а также и в горнице своей души, каждый сосредоточившись духом, потому что они отдались и прилежали молитве и священным песнопениям Богу, «бысть», говорит Евангелист Лука, «внезапу с небесе шум, яко носиму дыханию бурну, и исполни весь дом, идеже бяху седяще» (Деян. 2:2). Это — тот шум, о котором предрекла Анна Пророчица, когда приняла обетование о Самуиле, говоря: «Господь взыде на небеса, и возгреме: Той даст крепость и вознесет рог Христа Своего» (1 Цар. 2:10). Этот шум был также предвозвещен и в видении Илии; ибо говорится: «Се глас хлада тонка, и тамо Господь» (3 Цар. 19:12); ибо «глас хлада тонка» это — шум ветра. Предъизображение сего гласа и дыхания ты можешь найти и в Евангелии Христовом. Ибо в последний день великого Праздника, т. е. в Пятидесятницу, стал Иисус — как повествует Богослов и Евангелист Иоанн, — и воззвал, говоря: «Аще кто жаждет, да приидет ко Мне и пиет. Сие же рече о Дусе, Егоже хотяху приимати верующии во имя Его» (Ин. 7:37–39). Но и по Воскресении, Он дохнул на Учеников Своих и сказал: «Приимите Дух Свят» (Ин. 20:22). Таким образом, оный глас предобозначал сей шум, и дуновение — сие дыхание, которое ныне бурно разлившись свыше, испустив с неба великий и мощный шум, призывает всю землю под солнцем и всем, в вере приходящим, дарует благодать и вселяется в них. Является же с силою, как — все побеждающее и попирающее стены лукавого, уничтожающее грады и всякие твердыни врага, и смиряющее превозносившегося, возносящее же смиренных сердцем, и скрепляющее то, что было дурным образом разрешено, разбивающее же оковы грехов и разрешающее узы рабства. Исполнило же Оно дом, где они находились, делая его духовной купелью, и этим исполняя оное обетование Спасителя, которое, возносясь, Он им изрек: «Яко Иоанн убо крестил есть водою, вы же имате креститися Духом Святым, не по мнозех сих днех» (Деян. 1:5). Но и то наименование, которое Он им дал, Он показал этим, как — справедливое: ибо силою сего шума с неба, Апостолы действительно стали «Сыны Громовы». «И явишася им, говорится, «разделени языцы яко огненни: седе же на едином коемждо их, и исполнишася вси Духа Свята, и начаша глаголати иными языки, якоже Дух даяше им провещевати» (Деян. 2:3, 4). Те чудесные дела, которые Владыка совершил в теле, являющие, что Он, по Своей Ипостаси, Сын единородный, на конец времен соединившийся с нами, прияли конец; (ныне) начинают совершаться те вещи, которые являют Духа Святого, Сущего согласно Своей Ипостаси, — дабы мы познали, а также усвоили великую и покланяемую Тайну Святыя Троицы; ибо и ранее, воистину, действовал Дух Святый, — потому что это Он говорил чрез Пророков и предвозвещал будущее — ныне же чрез огненные языки явился всем в Своей Ипостаси, и Владычным образом, как бы на престоле, сев на Христовы Ученики, сделал их орудиями Своей силы.

Но по какой причине Он явился в виде языков? — Дабы показать, что Он — сроден Слову Божию; ибо нет ничего родственнее слову, чем — язык. Но также — и ради благодати учительства: ибо учитель о Христе нуждается в облагодатствованном языке. Почему же — огненные языки? — Не только по причине единосущия Духа с Отцем и Сыном, — ибо Бог наш есть Огнь, и то — Огнь, поядаяй беззаконие, — но также и по причине сугубости действия Апостольской проповеди: ибо она должна была вместе и благодетельствовать и карать; как огонь устроен для того, чтобы и просвещать и опалять, так и слово учения о Христе — просвещает слушающих, а упорно же противящихся предает огню и вечному мучению. Языки же эти были, говорит Апостол Лука, — не «огненные», но — «как бы огненные», чтобы кто не подумал, что оный огонь (в «огненных языках») был чувственным и материальным, но так сказано — чтобы на основании примера — у нас было бы представление о явлении Духа. Почему языки явились для них разделенными? — Потому что единственному только Христу, сошедшему с небес, не в меру дается Дух от Отца, ибо Он, также и по плоти, обладает всецелою силою и действием; ни на ком из иных не почила всеобъемлющая (Паса Хорити) благодать Духа, но частично каждый — один одно, другой — другое получает из благодатных дарований, дабы кто не подумал, что даемая от Духа благодать Святым, является Его не действием, а самым естеством. Выражение же «седе» не только обозначает Владычнее достоинство, но — и единость Божественного Духа. «Седе же на едином коемждо их, и исполнишася вси Духа Свята»: ибо и разделившись согласно различным силам и действиям Своим, Дух Святый в каждом действии представляется целостным, нераздельно разделяемый и полностью даемый в участие, по образу солнечного луча. «Глаголаша иными языки» т. е. на разных наречиях к собравшимся от всех народов», «якоже Дух даяше им провещевати»; ибо они стали орудиями Божественного Духа, действующими и движущимися по Его воле и силе; всякое же орудие со вне восприемлемое, становится причастным не естества, но энергии действующего, которая восприемлется от него; так бывает и в отношении орудия Святого Духа, как и Давид, говоря в Духе Святом, глаголет: «Язык мой трость книжника скорописца» (Пс. 46:2). Следовательно, пишущая трость есть орудие пишущего, становясь причастной, конечно, не естества писца, но его энергии, и то начертывая оное, что пишущий желал бы и мог.

Но каким образом Дух Святый является «обетованием Отца»? — Поскольку чрез Его Пророков Он был обетован; так чрез Иезекииля Он говорил: «Дам вам сердце ново, и дух нов дам вам, и Дух Мой дам в вас» (36:26). А чрез Иоиля: — «И будет в последняя дни, излию от Духа Моего на всяку плоть» (2:28). И Моисей, желая Его, предвозвестил, говоря: «Кто даст всем людем Господним быти Пророки, егда даст Господь Духа Своего на них» (Чис. 11:29). Поскольку же одно — благоволение и обетование у Отца и Сына, то поэтому верующим в Него Христос говорит: «Иже пиет от воды, юже Аз дам ему, будет в нем источник воды текущия в живот вечный» (Ин. 4:14); и: — «Веруяй в Мя, якоже рече Писание, реки от чрева его истекут воды живы», — что толкуя, Евангелист говорит: «Сие же рече о Дусе, Егоже хотяху приимати верующия во имя Его» (Ин. 7:38–39). И идя на Спасительную Страсть, Господь сказал Своим Ученикам: «Аще любите Мя, заповеди Моя соблюдите. И Аз умолю Отца, и инаго Утешителя даст вам да будет с вами в век: Дух Истины» (Ин. 14:15–17); и еще: — «Сия глаголах вам в вас сый: Утешитель же, Дух Святый, Егоже послет Отец во имя Мое, Той вы научит всему» (Ин. 14:25–26). И еще: — «Егда же приидет Утешитель, Егоже Аз послю вам от Отца, Дух Истины, Иже от Отца исходить, Той свидетельствует о Мне, и наставит вас на всяку правду» (Ин. 15:26). Ныне же обетование исполнилось, и сошел Дух Святый, посылаемый и даемый от Отца и Сына, и просвещающий святых Учеников и всецело божественным образом возжигающий их как светильники, лучше же сказать — явив их сверхмирными и всемирными Звездами, содержащими слово вечной жизни, чрез которых Он просветил всю вселенную. И как если кто возжет от одного светильника другой, а от другого еще третий, и передачей от одного к другому сохраняя, имеет всегда постоянный свет, так и чрез рукоположение Апостолов на их преемников, и от них, в свою очередь, на иных, и затем последующих, переданная благодать Божественного Духа протекает чрез все поколения и просвещает всех вверяющих себя духовным пастырям и учителям.

Таким образом, каждый Архиерей в свое время приходит, принося городу сию благодать и дар Божий и чрез Евангелие — просвещение Божественного Духа; отвергающие же кого–либо из них, насколько это в их власти, прерывают Божественную благодать и расторгают Божественное преемство, и себя самих отделяют от Бога и предают губительным положениям и всеразличным бедствиям, что и вы недавно по опыту познали. Но ныне обратившись к приходящему от Бога Пастырю ваших душ, если окажете послушание мне, советующему вам то, что служит к спасению, то прекрасно воистину будете праздновать годичную память пришествия Божественного Духа, Который сошел ради нашего спасения, по неизреченному человеколюбию, ради чего и вследствие чего и Единородный Сын Божий, приклонив небеса сошел и восприял от нас плоть. Потому что если бы Он Сам не восшел с плотию на небеса и не послал Духа Святого, чтобы Тот утвердил Его Учеников и пребывал с ними, и то же в отношении их преемников из рода в род и учителей Евангелия Благодати, — не была бы возвещена всем народам, и не дошла бы даже до нас, проповедь Истины. По сей причине человеколюбивейший Владыка ныне явил Своих Учеников участниками и отцами и дарователями света и вечной жизни, порождающих в вечную жизнь и соделывающих достойных чадами света и отцами просвещения, потому что таким способом Он Сам будет пребывать до скончания века, как это было обетовано по причине (вечного пребывания в Церкви) Святого Духа: ибо Он — Одно с Отцем и Духом, не в понятии Ипостаси, но — Божества; Дух Святый всегда был, и был вместе с Сыном во Отце. Ибо как бы мог быть Отец и Ум Безначальный без Сына и Слова Собезначального? И как бы могло быть Слово Присносущное без Соприсносущного Духа? Итак, был всегда, есть и будет Дух Святой, со–творческий Отцу и Сыну во время творения, и со–обновляющий поврежденное, и удерживающий то, что пребывает; везде сущий и все исполняющий, и всем управляющий и все соблюдающий. Ибо: «Камо пойду», обращается Псалмопевец к Богу: «от Духа Твоего? и от лица Твоего камо бежу?» (Пс. 138:7).

Не только же повсюду, но и над всем; не только во всяком веке и во времени, но и прежде всякого века и времени; и не только будет с нами до скончания века, как обетовано, но и гораздо более будет пребывать с достойными в будущем веке Дух Святый, обессмертствуя их и исполняя вечной славой также и их тела, что и Господь являя, возвестил Ученикам: «Аз умолю Отца, и Иного Утешителя даст вам, да будет с вами в век» (Ин. 14:16). Ибо сеется, — говорит Апостол, — т. е. погребается и предается земле мертвенное тело душевное, — это то же, что и сказать: физическое, составленное из души и тела, имеющих вместе существовать и двигаться; восстает же, т. е. оживает, тело духовное, — это то же, что и сказать: надфизическое (выше природы), как составленное и руководимое Божественным Духом и силою Духа облеченное в бессмертие и славу и нетление. «Бысть первый человек Адам», говорит Апостол, «в душу живу, последний Адам — в дух животворящ; первый человек от земли, перстен; вторый Человек, Господь с небесе. Яков перстный, такови и перстнии: и яков небесный, тацы же и небеснии» (1 Кор. 15:45–48). Кто же это? — Постоянные и непоколебимые в вере, и всегда плодовитые в деле Господнем, и образ Небесного, в своем послушании Ему, в себе несущие. Потому что, «иже не верует в Сына», согласно Евангелисту Иоанну говорит Господень Предтеча, «не узрит живота, но гнев Божий пребывает на нем» (Ин. 3:36); а гнев Божий может ли кто выдержать? — Страшно, братие, впасть в руки Бога живого; ибо если мы страшимся рук врагов, в то время как Господь говорит: «Не убойтеся от убивающих тело» (Мф. 10:28), то кто имеющий ум не устрашится рук Божиих, во гневе поднимающихся против неверующих? Ибо гнев Божий откроется против всякой души тех, которые в распутстве и насильничестве проводят жизнь, не зная обращения, и «Истину подавляют неправдой» (Рим. 1:18).

Итак, будем бежать от сего гнева; и, путем покаяния, потщимся получить милость и сострадание Всесвятого Духа. Если кто имеет к кому ненависть, пусть помирится и возвратится к любви, чтобы его ненависть и вражда с ближним не послужили свидетельством против него того, что он Бога не любит: ибо если брата своего, которого видишь, ты не любишь, то Бога, Которого не видишь, как можешь любить? Имея же любовь друг к другу, мы имеем любовь истинную, нелицемерную и делами ее обнаруживаем: в том, чтобы ничего и не говорить и не делать, — более того — даже и не допуская слушать того, — что оскорбительно или вредно для нашей братии, как и возлюбленный Христу Богослов научил нас, говоря: «Братие, не любите словом и языком, но делом и истиною» (1 Ин. 3:18). Если кто впал в блуд или прелюбодеяние или подобную телесную нечистоту, да отступит от сей позорящей скверны и да очистит себя путем исповеди, слезами и постом и подобными подвигами: потому что блудников и прелюбодеев нераскаявшихся Бог будет судить и осудит, и отошлет от Себя и предаст геенне и неугасимому огню и иным вечным мукам, говоря: Да возмется скверный и проклятый, и да не увидит и не насладится славою Господней. Вор или явный хищник и насильник, пусть уже не крадет, не насильничает, не похищает чужого, но — и от своего да даст неимущим. И — чтобы выразить это в одном слове: если желаете жизни, видеть дни благи, и избавиться от врагов видимых и невидимых, то от ныне напирающих варваров и от иных мучений, уготованных началозлобному и ангелам его, — уклонитесь от всякого зла, и творите добро. «Не льстите себе: ни блудницы, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложницы, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни досадители, ни хищницы, царствия Божия не наследят» (1 Кор. 6:9). Тот, кто не имеет участия с Богом, не есть Божий, ни Бога не имеет Отцем.

Но мы устранимся, братие, молю, от Богу ненавистных дел и слов, чтобы со дерзновением называть Бога Отцем. Обратимся к Нему в истине, дабы и Он обратился к нам и очистил нас от всякого греха и сделал достойными Его Божественной благодати. Ибо таким образом и во веки мы будем торжествовать и праздновать богодохновенно и духовно исполнение Божественного Обетования — Пришествие Всесвятого Духа к людям и почивание Его на них, результат и исполнение блаженной надежды, в Самом Христе Господе нашем: ибо Ему подобает слава, честь и поклонение со Безначальным Его Отцем и Пресвятым и Благим и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Омилия XXV [101] Произнесенная в Неделю Всех Святых

Воистину, «Дивен Бог во святых Своих». Потому что когда кто–нибудь обдумает превосходящие естество борения Мучеников, как будучи в немощи плоти, они посрамили сильного во зле, как, как бы не ощущая страдания и раны, они телом боролись с огнем, мечем, с различными и губительными обликами мучений, терпением оказывая сопротивление; и в то время как тела крошились и рвались суставы и дробились кости, они верно соблюдали исповедание Христа здравое и неразоренное и неповрежденное и непоколебимое, вследствие чего им и была благодатно дарована премудрость Духа и гигантская сила; или когда кто представит себе терпение Преподобных, как они, как бы будучи бесплотными, выносили длительные пощения, бдения и иные разновидные злострадания тела, и при том добровольно, в борьбе против лукавых страстей, против различных видов греха, во внутренней и в нас самих сущей невидимой брани против начал, против властей, против духов зла до конца противоставившись им, и внешнего человека истощая и умерщвляя, внутреннего же обновляя и обожествляя, благодаря чему им благодатно были дарованы дар исцеления и действие силами [102], так что когда кто рассудит и подумает о том: насколько это превосходит наше естество, то удивляется и прославляет Бога, давшего им таковую благодать и силу; ибо хотя они и имели благое произволение, но без Божией силы, не возмогли бы стать выше естества, и сущие в теле — одолеть бесплотного врага.

Посему и Псалмопевец Пророк, говоря: «Дивен Бог во святых Своих», — присовокупляет: «Той даст силу и державу людем Своим» (Пс. 117:36). И обдумайте внимательно значение пророческих слов: так, хотя Он и говорит, что Бог даст силу и державу народу Своему, — потому что у Бога нет лицеприятия (и всем Он дарует Свою державную помощь), — но дивен Он только во Святых Своих. Потому что, как солнце свыше щедро всем в равной мере излучает свои лучи, но видят их только имущие глаза и не смыкающие их; имеющие же чистые (незамутненные) глаза наслаждаются сиянием, которое зорко видят вследствие чистоты очей их, что не доступно для тех, у которых, вследствие болезни или омрачения или иного чего, притупилось зрение; — так и Бог свыше доставляет всем изобильную помощь, — ибо Он — неизсякаемо–источающий, спасительный и озаряющий Источник Милости и Добра; — наслаждаются же Его благодатию и силою к соделованию добродетели и достижению совершенства, или даже — к совершению чудес, — не просто все, но лишь те, которые проявили доброе произволение и чрез дела показали любовь к Богу и веру; которые совершенно отстранились от всего дурного, твердо же держались Божиих заповедей, и душевный взор имели устремленным на Самое Солнце Правды — Христа, Который не только невидимо свыше простирает подвизающимся руку помощи, но и чрез Евангелие, увещевая, прямо вслух нам сегодня говорит: «Всяк, убо иже исповесть о Мне [103] пред человеки, исповем о нем и Аз пред Отцем Моим, Иже на небесех» (Мф. 10:32). Видите ли: что ни мы не можем дерзновенно высказывать веру во Христа и исповедать Его, без наличия Его силы и содействия; ни Господь наш Иисус Христос не может заявить о нас хорошее в будущем веке, без наличия повода для этого с нашей стороны? Ибо, являя это, Он не сказал: — всякаго, кто исповедает Меня пред людьми, — но: — «Всякаго, иже исповесть о Мне», — потому что в Нем и благодаря Его помощи может кто–либо смело исповедать Благочестие. Так и затем: «Исповем и Аз», — не «его», но: — «о нем», т. е. вследствие доброго состояния и стойкости исповедающего, которую он показал в отношении благочестия. Потому что посмотри, как затем Он говорит относительно малодушествующих и предающих благочестие: «А иже отвержется Мене пред человеки, отвергуся его и Аз пред Отцем Моим, Иже на небесех» (Мф. 10:33). Здесь Он не сказал: — иже отвержется о Мне; почему? — Потому что, будучи оставлен помощью от Бога, отвергающийся отвергается Бога. Почему же, тогда, он был оставлен и покинут Богом? — Потому что он первый оставил Бога, возлюбив привременное и земное более — обетованных Богом небесных и вечных благ. Так, в свою очередь, и Христос отвержется не «о нем», но — «его», как ничего не обретший в нем, что мог бы заявить в его пользу. Поскольку же имеющий любовь к Богу, в Боге пребывает, и Бог в нем, как говорит возлюбленный Христу Богослов, — то истинно любящий Бога, творит исповедание по справедливости о Бозе, потому что Бог пребывает в любящем Его; поскольку же и он пребывает в Боге, то и Бог сотворит в нем [104] признание в его пользу. Итак, слова: «Всяк иже исповесть о Мне, исповем и Аз о нем», показывают неразрушимую связь между Богом и исповедающим Его, связь — от которой далеко отстоит отвергающиеся. Таким образом Божественное воздаяние заключает в себе Божественное правосудие; на основании подобия они друг другу соответствуют.

Итак, таково и так обстоит дело в отношении соответствия между наградами от Бога и тем, что нами приносится Ему. Посудите же: какое огромное превосходство Божией награды тем, которые о Нем [105] исповедали Его. — Потому что каждый из Святых, будучи рабом Божиим, исповедал во временной сей жизни и пред лицем смертных людей; более того — в течение краткого времени века сего и пред лицем малого числа подобных ему, как мы сказали, людей. Господь же наш Иисус Христос, будучи Богом и Господом неба и земли, исповедует хорошее в пользу сего человека в присносущном и непрестанном оном мире, пред лицем Бога и Отца, в присутствии предстоящих вокруг Ангелов, Архангелов, всех Небесных Сил, в присутствии всех людей от Адама и даже до конца мира, потому что все воскреснут и предстанут на суд Христов. И тогда, когда все будут присутствовать, все видеть, Он возвестит и прославит и венчает тех, которые до самого конца явили веру в Него. Какая нужда пытаться показать вышеестественные оные венцы, превосходство будущих оных наград, которые ни наше земное око видеть может, ни ухо слышать, ни в сердце представиться? Но какое слово достойно изобразить и то, что теперь видим; именно — ту славу, которую Бог воздал гробницам Святых и останкам их костей, во все времена сохраняющееся ощутимое в них дивное благоухание, источники мира, дарования исцелений, действование сил, многовидные и спасительные для нас проявления в них? Скажу опять, что с их стороны было принесено то, что человек мог принести Богу; именно — дерзновение каждого Святого исповедать Бога, в течение короткого времени, как я сказал, и пред лицем некоторых князей и царей; воспевают же и величают их, — почитая и славя и припадая, и не только к ним самим, но и к иконам их, как Владык, и больше чем Владык и Царей, — цари и князи и все подвластные, до такой степени склоняясь пред ними, по своей воле и радуясь, что и детям своим желают оставить их после себя более всего иного, как бы некое блаженное наследие и источник вышнего благосостояния. А это — пример и доказательство и как бы предшествие будущей оной неизреченной славы, которую и ныне имеют на небесах духи праведных и которую в будущем веке улучат вместе с этими, прошедшими вместе с ними до конца борения о Боге, телами. Являя это преизбыточество славы и будущих благ, Господь сказал Святым Своим Ученикам и Апостолам: «Аминь глаголю вам, яко вы шедшии по Мне, в пакибытие, егда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своея, сядете и вы на двоюнадесяте престолу, судяще обеманадесяте коленома Исраилевома»; относительно же всех просто верующих: «Всяк», говорит, «иже оставить дом, или братию, или сестры, или отца, или матерь, или жену, или чада, или села, имене Моего ради, сторицею приимет, и живот вечный наследит; (а) иже любит отца, или матерь паче Мене, несть Мене достоин» (Мф. 19:29; 10:37). Потому что поскольку Бог и Отец дал за нас Сына Своего возлюбленного, и Сам Единородный Сын Божий дал Себя за нас, то справедливо требует, чтобы и мы пренебрегли всеми близкими нам по родству, если они окажутся препоной для благочестия и образа жизни, который отвечает сему. И что говорю: близкими по родству? — Ибо, когда призовет время, требуется, чтобы каждый и душу свою положил; что вместе — справедливо и необходимо, если кто желает получить вечную жизнь; поскольку и Сам Сын Божий положил душу Свою за нас; посему опять Он говорит: «Иже не приимет креста своего, и в след Мене грядет, несть Мене достоин» (Мф. 10:38). Крест же заключается в том, чтобы распять плоть со страстьми и похотьми.

Итак, когда будет мирное время для благочестия, то путем добродетели умерщвляя злые страсти и вожделения, человек таким образом является вземлющим крест свой и следует за Господом. Когда же наступило бы время гонения, то презрев свою жизнь и предав душу свою за благочестие, человек таким образом вземлет крест свой и следует за Господом и таким образом наследствует вечную жизнь. Ибо Христос говорит: «Обретый душу свою, погубит ю, а иже погубит душу свою Мене ради, обрящет к» (39). Что же означают эти слова: «Иже погубит душу свою, обрящет ю»? [6] — Человек сугуб: внешний, имею ввиду — тело, и внутренний наш человек, именно — душа. Посему, когда внешний наш человек предаст себя на смерть, этим он губит свою душу, отделяемую от него; когда же за Христа и Евангелие он таким образом погубит ее, тогда–то, воистину, обретет ее, доставив ей небесную и вечную жизнь, и во всеобщем воскресении имея ее таковой, благодаря ей и сам, — имею ввиду, — и по плоти — он станет таким же небесным и вечным [106]. Но поскольку это — тяжко и велико и дело только совершенных, и так сказать — апостольское дело: распять плоть со страстьми и похотьми, быть готовым на крайнее бесчестие и на позорнейшую смерть ради добра, погубить душу свою ради Евангелия, — то, то что затем Господь, допуская, говорит, служит в утешение тем, которые не имеют сил для такого, превосходящего естество, подвига: «Иже вас приимет», т. е. Апостолов и последующих за ними Отцев и Учителей благочестия, — «Мене приемлет», говорит, «и иже приемлет Мене, приемлет Пославшаго Мя» (Мф. 10:40).

Итак, этими словами, побуждающими принимать Святых, Он уготовляет для совершенных то, что их будут принимать, а для уступающих им в добродетели доставляет спасение в том, что они будут принимать этих совершенных праведников. Но видишь ли: какая великая награда принимающим тех, которые живут по Богу и Учителей Истины? — Ибо принимающий их, принимает Отца и Сына. Но как достоит принимать этих праведников? — Не только оказывать им гостеприимство и предоставлять отдых, но и оказывать им послушание. Посему опасаясь, что будут отвергающие их, в ином месте Он сказал Своим Ученикам: «Отметаяйся вас, Мене отметаются: отметаяйся же Мене, отметается Пославшаго Мя» (Мф. 10:16). Но оказывающий гостеприимство людям Божиим и предоставляющий им отдых, если только это делает во имя Божие, восприимет большую награду; и являя сие, Господь сказал: «Приемляй Пророка во имя пророче, мзду пророчу приимет: и приемляй праведника во имя праведниче, мзду праведничу приимет» (Мф. 10:41). Каким образом восприимется награда пророческая и награда праведническая? — Так, как Апостол говорит: «Ваше избыточествие во онех лишение: да и онех избыток будет в ваше лишение» (2 Кор. 8:14); так во имя Божие принимающий и упокоевающий праведника, как — праведника, если это делает и не в больших масштабах, но и нечто малое даст, великую получит пользу; ибо Христос говорит, что «И иже аще напоит единаго от малых сих чашею студены воды, токмо во имя ученика, аминь глаголю вам, не погубит мзды своея» (Мф. 10:42). В этих словах и побуждениях Он выражает заботу не только о праведниках и учениках, но гораздо более — о принимающих их; потому что если бы Он заботился только о них, то ограничился бы только тем, что увещевал бы и требовал бы принимать их и упокоевать, и указал бы каким образом это делать; а так, прибавляя: во имя Пророка и Ученика и Праведника, — Он выражает большую заботу о принимающих их, направляя их мысль к лучшему, дабы награда следовала за ними вместе с добродетелью.

Христова Церковь, почитая и после смерти тех, которые истинно о Бозе жили, каждый день года творит память Святых, преставившихся в этот день отсюда и отошедших из этой смертной жизни, представляя ради нашей пользы житие каждого из них и их кончины, умер ли Святой своею смертью или же закончил свою жизнь мученическою кончиной. Ныне же, после Пятидесятницы, всех собирая вместе, Она общий воссылает им гимн, не только потому, что все они взаимно связаны друг с другом и, согласно Владычней молитве, представляют одно: — «Даждь им», обращается Господь в Евангелии к Своему Отцу, — «да и все едино будут: якоже Ты, Отче, во Мне, и Аз в Тебе, да и тии в Нас едино будут во истине» (Ин. 17:20).

Итак, не только по сей причине, общий им всем гимн приносит Божия Церковь, но еще и потому, что имеет заботу в течение святой Четыредесятницы и следующей за ней — Пятидесятницы, все дела Божия объявить и воспеть. Итак, после того, как все было возвещено, как вы знаете, — именно: как весь этот мир в начале был сотворен Богом; как Адам был извергнут из рая и от Бога; как был призван древний народ; как и он, согрешив, был отвергнут от близости к Богу; как Единородный Сын Божий, приклонив небеса, ради нас сошел и ради нас совершал невиданные вещи, и научил спасительному пути, страдал и умер за нас, был погребен как Человек, и как Бог воскрес тридневен, и на небеса, откуда и сошел, затем с плотию вознесся, и севши одесную Отца, послал оттуда Всесвятаго Духа. Итак, после того, как все это воспела Божия Церковь, ныне и остальное присовокупляя и вместе объявляя, именно: — какие великие и сколь многочисленные Плоды для вечной жизни собрало Пришествие Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа и сила Всесвятаго Духа, — Она творит память Всех Святых вместе и всем гимн и честь воздает сегодня.

Итак, почтим и мы, братие, Святых Божиих. Каким же образом почтим? — Если в подражание им очистим себя от всякой скверны, плоти и духа и отступим от зла, как наконец, чрез воздержание от зла, побудимся к их святости; если удержим язык наш от клятвы и клятвопреступлений, от пустословия и брани, и уста наши — от лжи и доносов, и таким образом принесем, им хвалу. Если же мы не очищаем себя так, то справедливо каждый из нас услышит от них сказанное Богом грешникам: — как это ты дерзаешь запоминать и произносить языком самые имена Святых и рассказывать их жития, исполненные добродетели и чистоты, — в то время как сам ты возненавидел добродетельный образ жизни и отринул чистоту от твоей души и тела?! «Аще видел еси татя, текл еси с ним, и с прелюбодеем участие твое полагал еси. Уста твоя умножиша злобу, и язык твой сплеташе льщения (коварства): седя на брата твоего клеветал еси, и на сына матере твоея полагал еси соблазн» (Пс. 49:18 сл.). Ни Бог, ни Святые Божии не принимают хваления от таких уст, братие; ибо если всякий из нас, когда испачкает руку пометом, не допускает себе пользоваться ею, прежде чем не вымоет ее, — то примет ли Бог приносимое от нечистых тела и уст, если сначала мы не очистим себя? Потому что грех, коварство, зависть, ненависть, алчность, предательство, постыдные помыслы и слова и, последующие за ними, грязные дела, гораздо отвратительнее помета. Но как очиститься снова от них тому, кто впал в это? — Покаянием, исповедью, деланием добра, прилежною молитвою к Богу.

Итак, когда в празднуемых памятях Святых, мы бываем праздны от наших работ и занятий, пусть наше занятие состоит в том, чтобы отступить и стать свободными от грехов и скверны, в которые кто впал. Если же и тогда (в праздники Святых) мы балагурим во вред нашей душе и относимся равнодушно к празднику и пьянствуем, — как можем, в то время как оскверняем день, говорить, что празднуем Святых! Но не так будем праздновать, братие, молю, но представим и мы тела и души наши угодными Богу именно в эти праздничные дни, чтобы по молитвам Святых и самим стать участниками славы и радости оной нескончаемой, что да будет и нам всем улучить благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому подобает слава со Безначальным Его Отцем и Пресвятым и Благим и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Омилия XXVI [107] Произнесенная во время жатвы; в ней же говорится и о духовной жатве

Создатель и Владыка всего, — все создавши по благости, — по обилию Своей силы и несказанному и недомыслимому богатству премудрости и благости создал человека, в одной и незначительной твари сочетав и как бы представив в главных чертах все дело Своего творения. По сей причине Он и создал его последним, имеющим и от того и от другого мира и украшающим (собою) и тот и другой мир, имею ввиду — видимый и не видимый мир; потому что неизреченным образом Он сочетал в человеке духовное и чувственное (материальное) начала, которые соединил, как бы узами, посредствующими сторонами, наиболее свойственными (и тому и другому началам): воображением и способностью представления и мышления, и таким образом создал существо вместе и духовное и видимое, как — и приснодвижущееся небо Он сочетал с землею посредством того, что находится между ними, так что тот же самый мир Он сотворил и статическим и в то же время всегда находящимся в движении: потому что, как человек и мир являются делом творения Одного Художника, так и по образу строения они имеют большую близость друг с другом; превосходят же они друг друга: один превосходить величиной, а другой — разумом. И по отношению к миру человек является сокровищем: как в большом доме некая многоценная вещь является более ценной того, что превосходит ее большими размерами; и как, напр., в царском дворце некая царская одежда является разукрашенной и многочестной: тот создан — из огромных камней, но — недорогих и повсюду встречаемых, а она убрана — маленькими камнями, но — с трудом добываемыми и весьма драгоценными. О, насколько человеческий ум [108] — лучше неба; он является образом Божиим и знает Бога и, если хочешь, является уникумом [109] во всем мире, совозвышающим с собою смиренное тело! О, насколько человеческое восприятие чувствами отличается от земли, которое не только охватывает меры и разнообразный качества ее, но знанием достигает, вот, и небесных сфер и познает различные и многовидные движения их, а, возможно, и многообразные собрания планет и звезд и расхождения их, и на основании сего восприемлются начала для научных познаний! И те, что находятся между небом и: землею являются меньшими по достоинству тех, которые находятся в границах ума и чувства; понятием соотношения они являются одним и тем же, а своими телами весьма различаются (друг от друга) [110]. Так Бог до такой степени украсил наше естество, как бы будущую Свою одежду, ибо от Девических кровей имел облечься в нее и претворить на лучшее и поставить на высоту, выше всякого начала и власти и всякого имени называемого, как в нынешнем веке, так и в будущем. Это, вот, мудро и вместе человеколюбиво заранее устроя, Он таким образом почтил наше естество многими, лучше же сказать — разнообразнейшими благодеяниями. Поскольку же и двойную, лучше же сказать — многообразную даровал нам силу познания: предоставив ум и чувства и, находящиеся между теми двумя, способности, — то, посему, каждую из этих способностей, вложенных в нас, ради познания и действия, Он создал в двойном и в многообразном виде.

Вот, теперь, как раз у нас время жатвы, а жатвы в нас самих — нет! Ибо бывает у нас не только чувственная (материальная) жатва, но — и умственная и духовная жатва. Итак, когда теперь мы стоим внутри ограды храма [111], отсюда несколько возвысимся духом, возложим надежды на Него и переместим наш ум на небо и будем мысленно пребывать в нашей умственной и духовной жатве; об этом и мы немного скажем вашей любви, отсюда предоставляя вам исходную точку для спасения. Потому что каждый раз в это время года, когда настает сия пора, видя многих выходящих из городов и трудящихся над жатвой, а также собирание плодов земли и уборку их, я питаю в себе следующие мысли: поскольку бывает и жатва людей, скашивающая их из этой временной и мимотекущей жизни и переносящая их в иную, будущую и пребывающую жизнь, то неужели же тот, кто пожинает безжизненные колосья или нанимает других для сего дела, и выбирает плоды или покупает их от собирающих, и собирает в хранилища, — не представит себе в памяти иную жатву, именно — имеющую постичь его самого, и не помыслит о Земледелателе душ, и не пожелает в свое время стать явленным и удостоиться быть принятым в небесные житницы? или же всякий совершенно склонился к земле, как склонили тело трудящиеся (над жатвой), так что не может поднять голову и дух его не в силах воспрянуть от земного? — Но если это так, то мы ничем не отличаемся от язычников, ибо это им было свойственно всеми силами души и тела быть поглощенными в земных заботах; и это — по той причине, что они не имели никакого понятия о будущем, совершенно никакой надежды, ни познания о небесном. Поэтому, как — написано: вся жизнь нечестивца проходит в заботе о дольних и тленных вещах. Посему и Христос в Евангелиях говоря нам: «Не пецытеся душею вашею, что ясте или что пиете, или чим одеждетеся», присовокупил: «Всех бо сих языцы ищут» (Мф. 6:31–2). Не от труда удерживает, но отстраняет от заботы, перенесши надежду на Бога, чтобы наш труд не был бы безнадежным или чтобы при труде наша надежда не имела бы неправильной ориентации. «Не пецытеся убо, глаголюще: что ямы, или что пием, или чим одеждемся», непрестанно думая об этом и когда выдуман повод, то как бы имеющие извинение для этого, мы (всею) душою погружаемся в это и опускаемся, и не допускаем себе воззреть на небо. По этой причине Бог таким образом устроил наше естество, чтобы при теле не неподвижном, но могущем двигаться и передвигаться и делать все то, в чем оказалось бы нужда, дух мог бы быть занят другим: так чтобы телом мы бы действовали свойственное ему, а душою взирая к Богу, искали у Него небесных благ; поэтому и увещевая не пещися душею, — потому что это свойственно язычникам, — Он присовокупил: «Ищите же прежде царствия Божия и правды его, и сия вся приложатся вам» (стих 33–й), показывая, что если внимание твоей души будет устремлено к Богу, то от этого ты не потерпишь никакого вреда относительно телесных нужд; но более того — Бог устроит так, что вместе с спасением души ты несомненно будешь обладать и этими (необходимыми земными благами). Ибо это — Он, Который отверзает руку Свою и наполняет все живое благоволением; Которому и Давид говорит: «Жатву и весну Ты создал еси я, (их)» (Пс. 73:17), говоря не только о видимых вещах, но и о духовных, посему и «жатву» он поставил перед «весной»: потому что если сначала не будет отсечения от неверных или дурных поступков и людей, ты не достигнешь весны, цветя добродетелями.

Итак, братие, есть и жатва и весна и семя, не только в материальном понимании, но и — мысленном; да и не только мысленном, но и духовном; также как и насаждение (или «произрастание») и время жатвы; а также и земледелие и пашня. Земледелатель же сей пашни — Бог, как и Алостол говорит Коринфянам: «Божие тяжание, Божие здание есте» (1 Кор. 3:9); и Сам Господь сказал Ученикам: «Аз есмь Лоза, вы же рождие, Отец Мой Делатель есть» (Ин. 15:1, 5). И в ином месте опять же сказал о Самом Себе: «Изыде сеяй сеяти семене своего» (Лк. 8:5); семя же это есть слово учения. Так что если слово учения заключает в себе понятие духовного сеяния, то, конечно, жатва [112] этого семени происходит путем веры; и это опять же являя, когда люди отовсюду начали приходить к вере в Него, Господь сказал Своим Ученикам: «Возведите очи ваши, и видите нивы, яко плавы суть к жатве уже. И жняй, мзду приемлет, и собирает плод в живот вечный» (Ин. 4:35–6). Потому что как вследствие тепла чувственного солнца, колосья, созревая и освобождаясь от влаги, приобретают белую окраску и становятся готовыми для жатвы и уборки, — так и тогда Солнцем Правды, плотью обитающего на земле, силою Его пришествия души людей очищаемые, убеляются, когда сходит на нет, приключившиеся им вследствие распущенной и страстной жизни, омрачение и «разжижженность», и таким образом они становились готовыми для духовной жатвы, чтобы когда еще более полно искоренятся нечестие и неверие, чрез истинную веру, они были собраны в жизнь вечную. И если кто пожелает поразмыслить об истинности сего слова: как сила тогда пришествия Господа нашего Иисуса Христа сотворила сердца людей как бы более убеленными и более чистыми и готовыми для веры в Богопочитание, — то пусть он учтет, что все язычники тогда не исповедывали Бога как единого Владыку и Творца всего, но солнцу и луне, и планетам и прочей твари и идолам их, как богам, покланялись; сила же Христова пришествия побудила всех исповедывать Единого Бога — владыкою всего и Творца. И то, что были в силах сделать Авраам, Исаак, Иаков и оный Моисей и данный им Закон, по отношению к единственному иудейскому народу, убедив его почитать единого Бога, и даже в отношении этого единственного народа не были в силах окончательно произвести, хотя Божественное повеление было дано им с давних пор, — это самое по отношению ко всем народам и поколениям сделало пришествие Христово, и таким образом они стали нивами готовыми для духовной жатвы, когда от каждого народа явились уверовавшие в единого Творца всего, с готовностью приходящие ко Христу и истинному Богопочитанию, сознательно слушающие пророческую и апостольскую проповедь и исследующие Писания.

Так и самым Своим явлением на земле, Господь пробудил от заблуждения весь человеческий род, хотя и не всех сделал благочестивыми; ибо и в будущем веке сила Его Второго Пришествия всех воздвигнет от смерти, хотя и не все удостоятся истинной жизни; потому что нечестивцы и неверующие, и не восприявшие здесь, чрез исповедь и покаяние, прощение грехов, также как и не сохранявшие и не очищавшие себя от неуместных плотских вожделений, чем являются: обжорство и неумеренное употребление вина, и пьянство, и услаждения, вследствие которых проистекает неумеренность подчревных страстей, малакия, блуд, прелюбодеяние и всякая разнузданность, делающая привлекательными гнусные слова и песни, и украшения себя и ухищрения косметики [113]; а это все требует издержек, воровства, хищничества, нарушения правды, делает грабителями захваченных в плен (сими страстями). Да и к чему приводит, проистекающие оттуда, мерзости, ссоры, бесчисленный рой в душе бесчестных страстей и помыслов? Итак, не сохранявшие себя от этого, или не умилостивившие Бога через исповедь и покаяние, воскреснут, действительно, но испытают жизнь худшую смерти: преданные скорби и страданию и стеснению и стыду вечному, обитая с неусыпающими червями и сожигаемые мрачным и неугасающим огнем, как и Пророк Исаия говорит: «Сожгутся беззаконницы и грешницы вкупе, и не будет угашаяй» (Ис. 1:31). Посему и Апостол говорит Ефессянам: «Сие да весте, яко всяк блудник, или нечист, или лихоимец, иже есть идолослужитель, не имать достояния в царствии Христа и Бога» (Еф. 5:5). И еще подтверждая это, и принуждая умолкнуть учащих об этом иначе, он присовокупляет: «Никтоже вас да льстит суетными словесы: сих бо ради грядет гнев Божий на сыны непокоривыя. Не бывайте убо сопричастницы сим» (ст. 6). Подобно сему и в послании к Коринфянам, он же говорит: «Не льстите себе: ни блудницы, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни сквернители, ни малакии, ни мужеложницы, ни лихоимцы, ни татие, ни пияницы, ни досадители, ни хищницы, царствия Божия не наследят» (1 Кор. 6:9).

Православно же верующие в Господа нашего Иисуса Христа и являющие на деле свою веру и хранящие себя, или, чрез исповедь и покаяние, очищающие себя от скверны вышеприведенных грехов, и совершающее добродетели, противные сим грехам: — воздержание, целомудрие, любовь, творение милостыни, справедливость, истинность, — все таковые, воскресши, услышат от Самого Царя Небесного: «Приидите благословении Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира» (Мф. 25:34); и таким образом они совоцарятся со Христом, наследовав царство небесное и незыблимое и живя присно в свете неизреченном и невечернем, и никакою ночью никогда не прекращаемом, и обитая вместе со Святыми от века в несказанном наслаждении в недрах Авраама, «идеже отбеже всякая болезнь, печаль и воздыхание». И, вот, в отношении бездушных колосьев жатва бывает одна, а в отношении духовных колосьев, имею ввиду — человеческого рода, бывают две жатвы [114]: одна — та, о которой мы сказали перед этим, т. е. пожинающая (отделяющая) от неверия и собирающая в веру приявших Евангельскую проповедь; и жнецами этой, вот, жатвы являются Господни Апостолы и их преемники, и сообразно с обстоятельствами — учители Церкви, о которых и выше сказал Христос, говоря, что: «Жняй мзду приемлет и собирает плод в живот вечный»; ибо сию награду примут от Бога и учители благочестия, как собравшие верующих для вечной жизни. Другая же жатва выражается в перемещении каждого из нас, путем смерти, от здешней жизни — в будущую жизнь; эта жатва имеет жнецами не Апостолов, а Ангелов, имеющих некие большие прерогативы, чем — Апостолы: потому что после жатвы они отбирают и отделяют, как плевелы от пшеницы, дурных от добрых, и добрых отсылают в царство небесное, а дурных отбрасывают в геенну огненную. Но изложение сих предметов на основании Евангелия Христова, будет предоставлено нами в другой раз, когда предоставится для этого время и случай. Да будет же нам, как и ныне мы — избранный народ Божий, святый род, Церковь Живаго Бога, отделенная от всех нечестивых и безбожных, — так и в будущем веке, обрестись отделенными от плевелов, причисленными же в удел спасаемых, в Самом Христе Господе нашем, Который благословен во веки. Аминь.

Омилия XXVII [115] И эта омилия была произнесена во время жатвы; в ней же говорится и о имеющей для нас быть духовной жатве

«Слово, еже глаголах, то судит ему», говорит Господь в Евангелиях (Ин. 12:48). Это слово и мы вам возвещаем, братие. Поэтому пусть никто не принимает его в слух так, как если бы это было нечто тающее в воздухе, но да приемлет его, как что–то пребывающее и имеющее даровать спасение тем, которые своими делами свидетельствуют о своей вере; для отвергающих же (сие слово) и своими поступками являющих противное сему, оно послужит в обличение их на оном будущем судище. Итак, как каждый из нас обладаете домом и родственниками, а, возможно, и виноградом, еще же и стадом, а также деньгами и различным имуществом, так Бог, по Своему человеколюбию, считает нас в отношении Себя за все вышепомянутое [116]. — «Божий дом есмы», говорит Апостол, «аще дерзновение и похвалу упования даже до конца известно удержим» (Мф. 3:6); «дерзновением» обозначив благочестие, а «похвалой упования» — богоугодную жизнь, как и Бог сказал чрез Пророка: «Будите святи, яко свят есмь Аз» (Лев. 11:44). И Иоанн возлюбленный Христу являет, говоря: «Не у явися, что будем: вемы же, яко, егда явится, подобны Ему будем; и всяк имеяй надежду сию, очищает себе, якоже Он чист есть» (1 Ин. 3:2, 3). Итак, мы являемся и пребываем быть домом Говорящего: «Вселюся в них, и буду им Бог» (2 Кор. 6:16), — если при благочестии будем иметь чистую жизнь. Если же будем жить греховно и без покаяния, то услышим от Него: «Се оставляется дом ваш пуст» (Мф. 23:38); и мы будем оставлены, — скажу опять словами Писания, — «яко куща в винограде, и яко овощное хранилище в вертограде» (Ис. 1:8), которые, когда пройдет время нужды в них, не имеют в себе ничего ценного.

А то, что Господь считает нас Своими родными, это Он Сам говорит: «Иже аще сотворит волю Отца Моего, Иже есть на небесех, сей брат Мой и сестра моя и мати ми есть» (Мф. 12:49). Видите ли, чем приобретается это высочайшее родство? — Богоугодным образом жизни, жизнью в добродетелях, поведением отвечающим Божественным заповедям; потому что это–то и является волею Высочайшего Отца. Не творящий же волю Высочайшего и Небесного Отца настолько отстоит от родственности с Ним, что даже с противником Божиим приобретает родственную связь; посему Господь и сказал Иудеям: «Вы отца вашего диавола есте, и похоти его хощете творити». Когда же те возразили Ему, что они — чада Авраама, Он им опять сказал: «Аще чада Авраамля бысте были, дела Авраамля бысте творили» (Ин. 8:44, 39). Виноградом же Господа Саваофа является «Дом Израилев», как говорит Исаия (5:7), т. е. все знающие благочестие. Но виноград этот тогда пользуется заботой и попечением, когда приносит богоугодный плод; если же вместо виноградных гроздьев приносит тернии, т. е. — жала смерти, чем являются грехи, то оставляется вне заботы и предоставляется в попрание, воистину, зверям и злым бесам, и предается огню на сожжение; почему и Господь, говоря Своим Ученикам: «Аз есмь Лоза, вы рождие, Отец Мой Делатель есть», присовокупил: «Всяку розгу о Мне творящую плод, потребит ю, да и множайший плод принесет; не творящая же плода извержется вон, якоже розга, и изсышет и собирают ю, и во огнь влагают, и сгарает» (Ин. 15:1–6). А то, что Он, Сотворивши нас, считает нас за паству Свою, это Он сказал Корифею Корифеев Апостольского лика: «Петре, любишя ли Мя? — Паси агнцы Моя, паси овцы Моя» (Ин. 21:15–18); потому что все мы, как овцы заблудились, и как драхма затерялись, выпав из Владычни руки. Но пришел Добрый Пастырь, Владыка природы; взыскал, нашел, спас, неизреченным образом соединил с Собою.

Последуем же, братие, за Добрым Пастырем Христом, вводящим в пастбища и ограды вечной жизни. Сохраним, чрез добродетели, образ и подобие в отношении Его, чтобы нам не отпасть от жизненосной руки. Принесем плод Ему в добрых делах, чтобы нам быть виноградом Господа Саваофа и новосаждением возлюбленным Ему. Сотворим волю Божию благую, приятную и совершенную, чтобы нам обогатиться имением Его Отцем нашим. Очистим себя от всякой скверны плоти и духа, чтобы нам устроить себя домом Божиим, Который не только как виноград и дом, но и как ниву и засеянную пашню имея род наш, «уподобися», говорит, «царство небесное человеку сеявшу доброе семя на селе своем; спящим же человеком, прииде враг его, и всея плевелы посреде пшеницы, и отъиде» (Мф. 13:25). Не несвоевременно слово привело на середину сию притчу: потому что, благодаря ей, мы можем отдать долг и исполнить обещание, которое мы дали вашей любви в предшествующей беседе. Потому что уча вас об умственной и духовной жатве, я сказал и показал, что жателями оной духовной жатвы, которая выражается в переносе из безверия в веру, являются священные Апостолы и их преемники и сущие даже до нашего времени в поколениях учители благочестия; и — о умственной жатве, которая выражается в преставлении каждого из нас из здешнего мира в будущую жизнь, жателями которой являются святые Божии Ангелы, имеющие большие прерогативы, чем Апостолы, потому что после жатвы, они отбирают и отделяют, с одной стороны — добрых, с другой стороны — дурных; и благих посылают в царство Божие, а дурных отбрасывают в геенну огненную. Итак, хотя и об этом я также говорил, но не доказал, но я обещал, когда Бог предоставит время и повод, представить аргументацию, которая довлеюще была бы представлена на основании этой Господней притчи; ибо Он сказал (в продолжение притчи): «Видевши раби Господина плевелы на селе, реша Ему: хощеши ли убо, да шедше исплевем я? Он же рече: ни: да не когда восторгающе плевелы, восторгаете купно с ними и пшеницу; во время жатвы реку жателем: соберите первее плевелы, и свяжите их в снопы, яко сожещи я: а пшеницу соберите в житницу Мою» (Мф. 13:27–30).

Плевелами, как Господь и сказал, являются сыны лукавого; потому что на основании подобия дел нося характерные черты его, они становятся семенем его и усыновленными ему. Время жатвы это — кончина века сего; ибо хотя она и раньше началась и ныне совершается путем (индивидуальной) смерти, но тогда все придет к концу. Жатели же это — Ангелы; потому что они являются, и особенно тогда будут явлены, служителями Небесного Царя. «Якоже убо», говорит Он, «собирают плевелы, и огнем сожигают: тако будет в скончание века сего. Послет Сын Человеческий», — Он же является и Сыном Высочайшего Отца, — «послет убо Он Ангелы Своя, и соберут от царствия Его вся соблазны» (ст. 40, 41). Потому что Господь наш Иисус Христос, как Бог является Владыкою всего и Царем неба и земли и тех, которые — на небе; а как человек, ставший им ради нас, чрез крест низложивший поработившего, путем обмана, наш род, искупив же нас Собою, и приведя Своему Родителю, Своим царством имеет человеческий род, особенно же — собранную из всех народов — Священную Церковь. Итак, пошлет Он Ангелов Своих, и соберут из царства Его все соблазны и делающих беззаконие, т. е. еретиков и тех, которые не отступили от грехов и не покаялись; потому что всякий грех является беззаконием; итак, собрав их, ввергнут их в пещь огненную, идеже будет плач и скрежет зубов. Видите ли, братие, жатву и отделение воистину весьма, весьма страшное и ужасное?! Истину же мы сказали, говоря, что Ангелы являются жателями оной жатвы и обладают большими прерогативами, чем Апостолы. Итак, видя рабы Господина, т. е. Ангелы Божии, плевелы на поле, т. е. нечестивых и дурных людей проживающих среди добрых и среди Церкви Христовой, и живущих вместе с ними, сказали Господу: «Хочешь ли, мы пойдем, выберем их?» т. е. смертью восхитим их с земли? Господин же сказал им: «Нет; чтобы выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы».

Но каким образом могло бы им приключиться, что выбирая плевелы и исторгая путем смерти дурных и отделяя от праведных, они могли бы выдернуть и пшеницу, т. е. добрых из числа людей? — Многие из нечестивых и грешников, живя вместе с живущими благочестиво и праведно, иногда со временем обращаются к покаянию и научаются благочестию и добродетели, и вместо плевелов становятся пшеницей; и таким образом случается, что в выбирании плевелов вместе с ними выдернут и пшеницу, если они будут исторгнуты Ангелами прежде, чем успеют покаяться. И с другой стороны, многие, будучи дурными, рождали детей или внуков доброго душевного устроения; посему Знающий все прежде сбытия не допустил прежде времени исторгнуть плевелы. «Во время же жатвы», говорит, «скажу жнецам: соберите прежде плевелы, и свяжите их в связки, чтобы сжечь их; а пшеницу уберите в житницу Мою». Но это совершенно гармонирует с тем, что Господь говорит в иной притче; именно: «Вшед царь видети возлежащих, виде ту человека не оболчена в одеяние брачное: и глагола ему: друже, како вшел еси семо не имый одеяние брачное? — он же умолча. Тогда рече царь слугам: связавше ему руце и нозе, возмите его и вверзите во тму кромешную: ту будет плачь и скрежет зубом» (Мф. 22:11–13). Ибо как там вместе с добрыми семенами были и плевелы, так здесь вместе с одеянными в добрые дела, как бы в брачную одежду, совозлежал несший на себе запятненную и позорную одежду греха; и как там Господь заповедует сначала собрать плевелы, и потом бросить их в оный огонь, так и здесь, говоря сначала: «связавше ему руки и ноги», затем говорит: «бросьте во тьму внешнюю»; и присовокупил то, что и там сказал, именно, что: «там будет плач и скрежет зубов», — потому что тьма внешняя является тем же самым, что и геенна огненная. Но почему это мрачное место называется местом не внутренней, но внешней тьмы? — Светом невечерним и истинным и присносущным, в котором ныне находятся духи праведных, а тогда Святые будут находиться и вместе со своими телами, — является Бог: потому что Он — Солнце Правды; но и теперь живущие в нечистоте и неправде находятся вне Этого Солнца и испускаемого Им света, но здесь они имеют надежду на покаяние, и живут, наслаждаясь ныне чувственным светом и имеют утешение, которое доставляют иные творения Божии, как это человеколюбиво допускает Бог и великодушно ожидает их исправления. Но те, кто не покаялись здесь, тогда лишившись Божиего терпения и милосердия Его к ним и того наслаждения, которое имели от чувственных творений Божиих, и таким образом еще более став далекими от Бога и самой надежды лишившись, будут преданы вечной муке.

Итак, сущие ныне вне оного истинного Света, еще более вне его, как мы сказали, будут тогда, и будут преданы тьме, находящейся вне оного Света, и безутешной скорби и тесноте, как и Апостол говорит: «Благость Божия на покаяние тя ведет; по жестокости же твоей и непокаянному сердцу, собиравши себе гнев в день гнева и откровения праведнаго суда Божия» (Рим. 2:4–5). Пред гневом же Божиим кто постоит? Кто выдержит тогда испытание и оный стыд, который Господь нам показал в Евангелии чрез притчу, говоря оному, который как бы был облечен в безобразную одежду греха: «Как ты вошел сюда не в брачной одежде, не в благодатном наряде добродетели?» Но тот молчал, не смея раскрыть рта. Кто выдержит вынесенный с гневом Божий приговор и ревностный порыв Ангелов привести его в исполнение, схватывающих осужденного из среды праведников и отделяющих его, как плевелы от пшеницы, и немилосердно связывающих и бросающих, увы, в геенну! Кто вынесет кромешный и на веки безпросветный оный мрак, непрестанное и безутешное, вследствие весьма сильного плача, смятение, и скрежет и щелкание зубов? непрестанное и невыносимое страдание от жжения неугасающего огня? какой же это оный огонь, который касается и тел и душ, как находящихся в телах, так и сущих без тела, терзая их и вместе с тем удерживая их в безсмертии? огонь, которым и наш (земной) огонь разрушится, как написано: «Стихии же сжигаеми разорятся» (2 Пет. 3:10). Какое же великое прибавление к страданию заключается в том, что оно не предвидит освобождения? Что сказать о том, чтоб даже не видеть той бездны зла, в которую повержены, потому что тот огонь не светит! Эта же жатва является тем же, что и оное гумно, которое Христос очистит, имея в руках лопату для веяния, как явил Предтеча Его и Креститель, — и соберет пшеницу в житницу Свою, а солому сожжет огнем неугасимым (Мф. 3:12): ибо лопатой, сущей в руках Христовых, Креститель назвал Ангельские Силы; лопата же это — веялка (для очищения зерна).

Итак, как она, будучи в руках земледельца, движется туда и как бы пожелал это земледелец, так и Ангелы, будучи в руках и во власти Господа нашего Иисуса Христа, движутся куда бы и как Он пожелал бы это и исполняют Его волю. Но то, что в оной жатве Он назвал «полем», здесь Предтеча назвал «гумном»: потому что на гумне происходит распределение всего собранного на поле. То что там Он представил как выбирание плевелов, здесь (Предтеча) назвал очищением гумна. Здесь плевелы он назвал «соломой», ибо и плевелы, как легкие и не заключающие в себе плода, ветер уносит вместе с соломой. Но возможно, что здесь под выражением «солома» имеется ввиду и нечто большее, потому что не только те, которые являются вредными для добрых соседей, как плевелы для тех колосьев пшеницы, с которыми смешались корнями, но — и те, которые хотя и не вредны для других, но не устойчивы и вследствие своего безплодия сами по себе безплодны, — также достойны суть огня. Там, вот, — «пещь огненная», а здесь — «огнем неугасаемым» он назвал, показывая, что нескончаемым является оное будущее и пребывающее мучение (или «наказание») для тех, которые, вследствие бездеятельности в совершении добродетели и вследствие страстной и греховной жизни уподобились соломе и плевелам. И то, что Предтеча здесь назвал «житницей», то там Христос обозначил как «царство Божие»; ибо говорит: «Тогда праведницы просветятся яко солнце, в царствии Отца их». Почему же Он не сказал: «в царстве Божием», но — «в царстве Отца их» ? — Для того, чтобы показать, что сначала человек должен стать сыном Божиим и достойным назвать Бога Отцем, и тогда справедливо становится затем наследником царства Его. Каким же образом человек становится сыном Божиим? — Уподоблением в делах; почему и Господь говорит в ответ Иудеям, говорящим, что «мы дети Авраама»: — «Аще чада Авраамля бысте были, дела Авраамля бысте творили». И когда те в ответ сказали: «Мы единаго Отца имамы — Бога», то Он сказал им: «Аще Бог Отец ваш бы был, любили бысте убо Мене: Аз бо от Бога изыдох, и приидох; вы отца вашего диавола есте, и похоти его хощете творити» (Ин. 8:39, 42, 44).

Видите, каким образом человек, вследствие дурных вожделений и дел, становится сыном диавола, и таким образом бывает наследником вечного огня? Так и (напротив), чрез добрые побуждения и дела, человек уподобляется Богу и становится сыном Его и бывает наследником царства Его. И являя, что уподобление Богу состоит в добродетели, Господь говорит: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга: якоже Аз возлюбих вы, да и вы любите друг друга; аще убо Аз умых ваши нозе, Господь и Учитель, и вы должни есте друг другу умывати нозе. Образ бо дах вам, да якоже Аз сотворих вам, и вы творите» (Ин. 13:34, 14). И: — «Научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем: и обрящете покой душам вашим» (Мф. 11:29). И: — «Будите милосерди, якоже и Отец ваш милосерд есть» (Лк. 6:36). И: — «Любите враги ваша, и благотворите, и взаим дайте ничесоже чающе: и будет мзда ваша многа, и будете сынове Вышняго: яко Той благ есть на неблагодарныя и злыя» (ст. 35). Итак, тот кто имеет подобие в отношении Бога, вследствие любви и прочих добродетелей, тот, чрез дела, обогатившись тем, что Бога возъимел Отцем, станет наследником Отеческого царства; а тот, кто лишится его, не просто потеряет его, но и предается беспросветной тьме и огню [117], невыносимо и нескончаемо палящему. Следовательно, тот, кто желает избавиться от этой бесконечной муки, и стать наследником присносущного Божиего Царства, пусть не будет плевелами, дурным и вредным семенем, так чтобы приносить общий вред для тел и душ ближних, ненавистным Богу, представленным как пример дурных дел и мыслей; пусть он не будет тростником и соломой, таким легким, чтобы быть легко носиму туда и сюда веяниями и приложениями злого духа, до такой степени непригодным, чтобы быть отданным в пищу бессловесных страстей и демонов; но пусть он будет пшеницей, удерживаясь от всяких непотребных дел и слов, и соделывая противоположное сему — добродетели и принося плоды покаяния: ибо таким образом он будет достойным небесной житницы и наречется сыном небесного Высочайшего Отца, и, как наследник, радуясь внидет в царство Его, осияваемый Божественной славой, которую да будет всем нам получить благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христу Которому подобает слава со Безначальным Его Отцем и Пресвятым и Благим и Животворящим Духом ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Омилия XXVIII [118] Произнесенная в праздник Святых и Верховных Апостолов Петра и Павла

Память всякого Святого, делающая его день праздником, является предметом общей радости и для народа и для городов, и для граждан и правителей, и бывает доставительницей величайшей пользы для всех празднующих ее. Потому что «память праведнаго с похвалами», говорит мудрый Соломон (Притч. 10:7); «похваляему же праведному, возрадуются людие». Потому что как ночью зажженный светильник являет свет для удобства и удовольствия всех присутствующих, так и богоугодное житие каждого из Святых и соответствующая сему блаженная кончина, и за чистоту жизни даемая ему от Бога благодать, как некий светлый светильник, внесенный памятью в нашу среду, дает собравшимся общую [119] радость и пользу. И как при хорошем урожае земли, не только земледельцы, но и все люди радуются: потому что от плодов земли бывает общая для всех радость; так и плодоприношение, путем добродетели, которое приносят Святые Богу, радует не только Земледелателя душ, но и — всех нас, как нечто предложенное в общее наслаждение и пользование, поскольку и находясь в сей жизни все Святые являют собою побуждение к добродетели для всех разумно слушающих и взирающих на них: потому что они являются одушевленными образами добродетели, торжественными возвестителями [120] всего прекрасного, живыми и вещающими книгами о том, что направляет на лучший путь, и перенося нас чрез воспоминание тех прекрасностей в них, из здешней жизни, подают нам от себя бессмертную пользу. Память же их доброделания является их похвалой, долженствующей им от нас за их бывшую ранее помощь, которая и ныне нам полезна, вследствие той помощи, которая и теперь проистекает нам от них.

Напоминая их дела, мы ничуть не преувеличиваем их добрые качества, потому что как бы это могло быть, когда мы даже не в силах представить всю добродетель их? Ибо и стремились они к почести неизреченных обетованных от Бога наград, и должны были явить, насколько это возможно для человеческой природы, соответствующий образ жизни, т. е. — превосходящий всякое слово. Итак, восхваляя их, мы не приумножаем присущие им награды, — прочь самая такая мысль! — но приумножаем блага, проистекающие от них на нас, на нас, которые простираемся к ним как бы к неким богосиянным Светочам и показанную ими силу доброделания осознаем и все больше и больше воспринимаем. Если же память всякого Святого, как мы сказали, совершается нами с гимнами и соответствующими восхвалениями, то насколько более — память Петра и Павла, самого Верха Корифейства Апостольского лика, — которые являются общими Отцами и Вождями всех нареченных именем Христовым: Апостолов, Мучеников, Преподобных, Священников, Иерархов, Пастырей и Учителей, а также всех пасомых и учимых, — как сущие Архипастыри и Строители общего всем Благочестия и добродетели; и как Светила слово жизни в мире содержащие, настолько надосиявающие просиявающих в добродетелях, насколько солнце — иные светила; или — как небеса небес, возвещающие в вышних славу Божию, настолько превосходящие величину небес и красоту звезд и скорость того и другого и порядок и силу, насколько они возвещают и то, что превышает материальный мир, относясь к области сверхнебесных и сверхмирных откровений, и являют Свет, Которому нет смены или преложения тени, не только выводя из мрака в этот чудный Свет, но и раздачей его делая участниками и чадами совершенного Света, так чтобы каждый из них во время будущего Пришествия во славе и явления Светоначальника и Богочеловека Слова мог просиять, как солнце. Таковые Светила вместе друг с другом возшедшие для нас сегодня, озаряют Церковь: ибо сочетание их не затмение производит, но — преизбыток света; ибо отнюдь дело не обстоит так, что одно, обходя, помещалось бы выше другого, в то время как другое совершало бы течение ниже его, так чтобы на своем ходу могло бы покрыть тенью другое; ни — то, что бы одно было светило днем, а другое ночью, так чтобы на противоположной стороне совершая течение, подпасть под тень; и — ни то, что бы одно испускало свет, а другое воспринимало бы оттуда испускаемый свет, так чтобы на основании сего подвергаться изменениям (фазам), то так то иначе получая свет, по мере расстояния между ними; но оба в равной степени причащаяся Христа, Сего Приснотекущего Источника вечного Света, они возобладали и равной высотой и славой и сиянием. Поэтому это сочетание является взаимным сцеплением этих Светил, доставляющее душам верных сугубое озарение.

Но первый отступник (диавол), который привел к тому, что первый человек отступил от Бога, видя как Создавший Адама, отца человеческого рода, теперь снова создает — Петра, следующего Отца рода истинных почитателей Бога, да и не только видя, но и слыша, как Он говорит ему: «Ты еси Петр, и на сем камени созижду церковь Мою» (Мф. 16:18); узнав это, началозлобный наводит то же самое самоубийственное [121] зло Петру, Родоначальнику Богопочитателей, что и некогда Адама, Родоначальнику рода человеческого. Зная же, что Апостол Петр украшен благоразумием и пламенеет любовью ко Христу, он не дерзает напасть напрямик, но как бы с флангов, и то — с правых [122], и великим обманом вводя его в заблуждение, устрояет его устремиться на то, что превышает должное: так во время Спасительной Страсти, когда Господь сказал Своим Ученикам: «Вси вы соблазнитеся о Мне в нощь сию», он, не веруя сему, возразил. И не только это, но и поставил себя выше остальных, говоря: «Аще и вси соблазнятся, но не аз (Мф. 26:33; Мк. 14:29); выставляет себя в сравнении с остальными, как бы, вследствие дерзости, сбитый с пути, дабы и более прочих (затем) смирившись, со временем явиться более светлым; не как Адам, который подвергнувшись искушению и вместе с тем быв побежден, был окончательно уничтожен, но — подвергнувшись искушению и на короткое время быв побежден, затем победить искусителя. Каким образом? — Немедленным осуждением себя и великой печалью и покаянием, и сильнейшим врачеством для умилостивления Бога — слезами; ибо — «сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит» (Пс. 50:19); и: — «печаль бо яже по Бозе покаяние нераскаянно во спасение соделовает» (2 Кор. 7:10); и: — «сеющий в слезах» — молитву, «в радости пожнет» — отпущение грехов.

Исследовав предмет, можно увидеть, что он не только довлеюще излечил, путем покаяния и тяжкой скорби, то отречение, в которое был увлечен, но и далеко отстранил от своей души порок дерзости, вследствие которого поставил себя выше других. И желая всем показать это, Господь, после Своей во плоти Страсти ради нас и по тридневном Возстании из мертвых, говоря ныне читанными в Евангелии словами, обращается к Петру: «Симоне Ионин, любиши ли Мя паче сих» (Ин. 21:15 сл.); т. е. Моих Учеников? Это, заметь, ради того, чтобы обратить его к большему смирению; потому что раньше, и не будучи вопрошен, он оставил себя выше прочих, говоря: «Если и все (соблазнятся), но не — я», а теперь вопрошаем: — больше ли он любит (Христа, чем прочие), — он подтверждает свою любовь, но то — что (любит) больше других, это пропускает, говоря: «Ей, Господи, Ты веси, яко люблю Тя». Что же — Господь? — Поскольку Петр показал, что он не отпал от любви к Нему, и к тому же восприял в добавление к сему смирение, открыто исполняет обещание, некогда данное ему, и говорить ему: «Паси агнцы Моя»; потому что когда Он пожелал собрание верующих в Него назвать «зданием», то тогда Он возвещает, что положит его основанием сего: «Ты еси», говоря, «Петр, и на сем камне созижду церковь Мою» (Мф. 16:18). Когда же слово было о рыбной ловле, то Он творит его ловцем человеков: «Отселе», говоря, «будеши человеки ловя» (Лк. 5:10); когда же именует Своих «овцами», делает Петра Пастырем: «Паси», говоря, «агнцы Моя, паси овцы Моя».

На основании же сего долженствует обратить внимание, братие, каким великим желанием Господь хочет нашего спасения: оно до такой степени велико, что ничего иного не требует Он от любящих Его, как то — чтобы направляли нас на пастбище и в ограды спасения. Пожелаем же и мы также нашего спасения и делом и словом окажем послушание вводящим нас в оное. Потому что достаточно каждому из нас пожелать постучаться в двери, ведущие ко спасению, как немедленно явится проводник, уготованный общим Спасителем, и руководитель ко спасению, который, исполненный человеколюбия, весьма и весьма — готов, как бы сам явившийся без зова, а лучше сказать, как сам просящий. Три же раза Христос вопрошает Петра, дабы и три раза отвещавая, он исповедал доброе исповедание, и чрез троекратное исповедание исправил троекратное отвержение, и трижды поставляет его Пастырем Своим агнцам и овцам, предлагая Петру также и три чина спасаемых: рабство, наемничество и сыновство, т. е. — девственность, целомудренное вдовство и честный брак [123].

Но Петр, снова и, затем опять будучи вопрошаем: любит ли Он Христа, — огорчился, говорится, вследствие повторения вопрошения его, полагая, что ему не верят. Зная же, что он любит Христа, и не ведая и то, что Вопрошающий лучше знает его, чем даже он сам себя, как бы отовсюду стесненный, исповедует: не только, что он любит, но и возвещает, что Любимый им является Богом всего, говоря: «Ты, Господи, вся веси; Ты веси, яко люблю Тя»; потому что «все знать» свойственно только Богу всего. Сотворившего же от души такое исповедание Господь не только рукополагает Пастырем и Архипастырем всей Своей Церкви, но и обещает опоясать его такой силою, что и даже до смерти, и то смерти крестной, он будет твердо стоять; тот, который прежде, чем обладал этой силой, не вынес вопроса и спора с одной девицей. «Аминь, аминь глаголю тебе», говорит ему Христос, — «егда был еси юн» и в телесной и духовной молодости, «поясался еси сам», т. е. пользовался своими собственными силами, «и ходил еси, еси, аможе хотел еси», двигаясь по своей воле и живя согласно присущему твоей природе образу жизни; «егда же состареешися», достигнув крайнего и телесного и духовного возраста, — «воздежеши руце твои»; этими словами означая смерть чрез крест и свидетельствуя, что протяжение на нем не будет для Петра недобровольным; итак, «воздежеши руце твои, и ин тя пояшет», т. е.

укрепит, «и ведет, аможе не хощеши», как это свойственно людям, поскольку естество не хочет своего разрушения, производимого смертью; этими словами показывает связь нашего естества с жизнью и что мученичество Петра превосходит естество; ибо это ты добровольно перенесешь ради Меня и ради свидетельства о Мне, будучи укреплен Мною, потому что естество не рождено таким, чтобы желать того, что превосходить естество.

Но таков, вот, Петр, как на основании малого можно было познать. Что же Павел, и какой язык, лучше сказать — какие и коликие языки могли бы хоть частично представить его стойкость за Христа даже до смерти? — Павел, который ежедневно умирал, лучше же молвить — всегда пребывал мертвым, уже живя не себе, как он говорит, но имея живущего в нем Христа! По причине любви ко Христу, он не только все настоящее считал за уметы (отбросы), но и будущее занимает у него второе место при сравнении с любовью, ибо он говорит: «Известихся бо, яко ни смерть, ни живот, ни настоящая, ни грядущая, ни высота, ни глубина возможет нас разлучити от любве Божия, яже о Христе Иисусе» (Рим. 8:38, 39). Имел же он такую ревность о Бозе так чтобы сделать, чтобы и мы ревностью ревновали о Бозе. И кому из всех, разве лишь только Петру, он уступит в тождественном качестве души? Но каков он по смирению? — Снова послушай, что он сам о себе говорит: «Аз есмь мний Апостолов: иже несмь достоин нарещися Апостол» (1 Кор. 15:9). Итак, что же из этого следует? Поскольку он тождественен с Петром в отношении исповедания, ревности, смирения и любви, то разве не получит он и тождественные воздаяния от Того, Который все уплачивает согласно весам и мерам и стандартам совершенной справедливости? и какое было бы соотношение между ними? Так, Господь Петру говорит: «Ты еси Петр, и на сем камне созижду церковь Мою» (Мф. 16:18). А о Павле, что Господь говорит Анании? — «Сосуд избранный Ми есть, пронести имя Мое пред языки и царьми» (Дан. 9:15). Какое это имя? — Конечно, имеющее отношение к нам — Церковь Христову, которую, как основание держит Петр. Видите, значение и равенство чести у Петра и Павла, и что как бы на них обоих держится Церковь. Посему ныне Она и воздает им обоим единую и ту же честь, совершая сегодня праздник в равной для них обоих чести.

Но мы, внимательно обдумывая их достижение, будем подражать их образу жизни, и если не иному чему, так, по крайней мере, их исправлению, путем смирения и покаяния. Потому что иные великие и возвышенные дела — и великим (людям) отвечают и приводят великих к подражанию; а, в равной мере, есть и такие дела их, которые и для всех — неподражаемы; но исправление, путем покаяния, больше нежели им, отвечает нам, которые, каждый из нас, настолько много ежедневно грешим, что отнюдь у нас иначе и не было бы надежды на спасение, если бы мы не снискивали его непрестанным покаянием. Покаянию же предшествует осознание своих грехов, что является великим поводом к умилостивлению (Бога). Ибо Пророк Псалмопевец говорит Богу: «Помилуй мя, яко беззаконие мое аз познах» (Пс. 50:1, 2); он осознанием своих грехов преклонил Бога к милости, и исповеданием и самопорицанием восприял полное прощение. Ибо говорит: «Рех: исповем на мя беззаконие мое Господеви, и Ты оставил еси нечестие сердца моего» (Пс. 31:5). Потому что за осознанием своих грехов следует осуждение себя, а за ним — печаль о грехах, которую Павел назвал «печалью ради Бога». Из этой печали ради Бога рождается исповедание с сокрушенным сердцем и молитва к Богу с обещанием отстраниться в дальнейшем от грехов; а это и есть покаяние.

И по сей причине Манассия оный был освобожден от кары за свои грехи, хотя он впал в бездну многих и великих грехов и погряз в них на длительный период лет. Давиду же, по причине его покаяния, Бог не только простил грехи, но ни дара пророческого от него не отнял. И Петр, воспользовавшись покаянием, не только восстал от падения и получил прощение, но и получил в удел водительство Христовой Церковью. Ты найдешь, что и Павел заботился о покаянии даже и после своего обращения и преуспеяния и превышающей всех близости к Богу. Потому что покаяние, если воистину происходит от сердца, убеждает стяжателя его больше уже не предаваться грехам, больше уже не приобщаться к погибающим, больше уже алчно не бросаться на неблагородные услаждения, но — презирать настоящее, держаться будущего, бороться со страстями, стараться о делании добродетелей, во всем быть воздержанным, бодрствовать в молитвах к Богу, отказаться от неправедных прибылей, быть милостивым к своим обидчикам, быть благосклонным к просителям, к нуждающимся в его помощи, быть готовым помочь чем только может — словами, делами, издержками, — от души быть услужливым всем, дабы человеколюбием стяжать человеколюбие и за любовь к ближнему восприять любовь к себе Божию и снискать к самому себе Божественное благоволение и получить вечную милость и приснопребывающее Божие благословение и благодать, что да будет всем нам получить благодатию Единородного Сына Божия, Которому подобает слава, держава, честь и поклонение со Безначальным Его Отцем и Пресвятым и Благим и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Омилия XXIX [124] Имеющая своей темой исцеление расслабленного в Капернауме, о котором повествует Евангелист Матфей; в ней же говорится и о печали ради Бога

На основании многого научаемся Евангельские слова уподоблять пчелиным сотам. Так вот гортань [125] духовного Жениха душ, украшенного красотою паче сынов человеческих, как это написано в Песне Песней, — «сладость и весь желание» (5:16). Душе же, которая уневестилась Ему, путем мудрости и неиспорченности духа, этот же писатель Песни говорит: «Сот искапают устне твои, невесто, медь и млеко под языком твоим» (4:11). Таковыми же полностью являются Евангелисты, слово которых заключает повествование, которое можно уподобить сотам, содержащее мед и млеко, предлагающее ясно нравственное учение, отвечающее не только для совершенных, но и для, так сказать, несовершенных, как бы духовное млеко. Говорит же он: «искапают», а не — «обильно источают» уста духовной невесты, имея ввиду безмерную глубину премудрости и силы Оного Небесного Жениха и множество проявлений таковой Его премудрости и силы. — Потому что «яже сотвори Иисус, яже аще бы по единому писана быша, ни самому мню всему миру вместити пишемых книг» (Ин. 21:25), как говорит богословнейший Евангелист. Для нас же, в равной степени, сия капля является бездной и безмерной пучиной. Посему, хотя говорив о чуде о расслабленном, когда Марк благовествовал Церкви, мы разъяснили сие вашей любви [126], и напитали ваши души благодатию, заключающейся в нем, однако и сегодня тщательно исследуя это же чудо, изложенное в повествовании Евангелиста Матфея, опять обрящем в нем множество духовных яств; лучше же сказать из хранящегося в нем богатства нечто малое и сегодня приоткроем; и это малое будет довлеть для всех и преизбыточествовать, на подобие тех хлебов, которыми Господь накормил тысячи в пустыне, умножая в то время, как раздавал. Итак, тогда сначала я предлагал вам в пищу мед в сотах излагая вместе с разъясненным более узко и в моральном духе смыслом и самую историю (сего чуда); ныне же, почерпав, мед, я, насколько позволит время, радушно угощу им собравшихся сегодня на духовный пир.

«Во время оно, влез Иисус в корабль, прейде, и прииде во Свой град. И се принесоша Ему разслаблена, на одре лежаща». Итак, раньше мы показали, что этот расслабленный не есть тот расслабленный, получивши исцеление в Иерусалиме, о котором повествует апостол Иоанн, и (поясняли) по какой причине этот город (Капернаум) единственный из всех городов называется «Его» городом, но и предоставив вам, как бы духовным сотрапезникам, вкусить от находящегося внутри (сот) меда, и взяв эту евангельскую повесть за пример, руководящий к добродетели, мы показали, что «Свой город» Иисуса, в который Он пришел, является этот мир. Потому что, «во Своя прииде», как говорит Евангелист (Ин. 1:11). Мы сказали также, что расслабленной является душа всякого, и когда, обратившись, она возьмется за ум, тогда, бывает приносима ко Господу сими четырьмя: презрением к себе, исповедью в грехах, обещанием воздерживаться от зла и молитвою к Богу.

Здесь же, слыша как Матфей говорит, что Христос, войдя в лодку, переправился и прибыл в Свой град, — мы из этой повести почерпаем иной, хотя и созвучный повествованию Марка, но несколько различный смысл; именно: общий всех Спаситель, облекшись в наше естество, перешел море сей нашей жизни и пришел в Свой город — на сверхнебесный оный престол и в Свое обиталище, превыше всякого начала и власти и всякого имени и достоинства, познаваемого в сем ли веке или в будущем. Ибо это воистину является «Его местом», которое и единственно для Него доступно. И являя это, Псалмопевец Пророк сказал: «Небо небесе Господеви» (Пс. 113:24); чтобы показать этим, что небо является местом и истинно Своим домом Бога. Поскольку же придя в собственное Ему место, Господь не снял с Себя наше (человеческое естество), то по сей причине Евангелист сей говоря, что Иисус войдя в корабль, перешел, — не прибавил при этом: «вышедши из лодки», Он таким образом переправился в Свой город, но — «войдя в лодку», переправился, и пришел в Свой город вместе с взятой лодкой, я имею ввиду — в нашем теле обитая в сверхнебесных сферах.

Итак, когда Он пришел в высший град и вошел воистину во Святая Святых, и воссел одесную Отца в воспринятом Им человеческом естестве, «вечное искупление», — чтобы сказать словами Апостола, — «приобретши для нас», тогда из числа язычников приявших проповедь истины и на основании слуха смутившихся совестью и смирившихся, еще же как бы лежащих на одре сладострастия, изнуренных и расслабленных, еще сущих не в силах принять исцеление душевных болезней, а это, то же что сказать — оставление грехов, и поэтому имеющих тело неподвижным в отношении делания добра, Апостолы, т. сказать, выделив от неприявших проповедь покаяния и благочестия, приносят ко Христу, и более прочих Апостолов (это делают) написавшие Евангелие, а их — четыре. Господь же, видя, говорится, веру их, т. е. приносящих Апостолов, ради их совершенной веры, — потому что они нам и учители и посредники в прошениях к Богу, — дарует и несовершенным усыновление, говоря каждому из таким образом приносимых: «Дерзай, чадо, отпущаются ти греси твои» (Мф. 9:2). Оставь, говорит, боязнь о грехах, потому что они отпускаются; оставь ужас перед тем, что угрожало тебе, потому что получением возвещенного тебе ты стал Моим сыном, Моим наследником. Вот это самое в действии совершается чрез божественное Крещение, в котором мы возрождаемся духом усыновления, воспринимая оставление прежних согрешений, и, по обетованию, становясь наследниками Божиими, сонаследниками же Христовыми. Но Книжники и Фарисеи, язычники и Иудеи не веруют силе и благодати божественного Крещения, как это мы веруем, и говорят: «Кто может отпускать грехи?» Но мы, которые раньше были расслаблены и душою и телом вследствие услаждений и страстей, и пребывали неподвижными в отношении делания добра, каждый слышим: «Возстань, возьми твой одр, и иди в дом твой», как и оный (евангельски) расслабленный; потому что укрепленные божественной благодатью и силою в нас Крещения, мы становимся крепкими и удобоподвижными для делания добродетели; и способности души и тела и подвластные им в делах материи, которым, раболепствовав раньше, мы были охвачены расслабленностью, мы направляем (ныне) так, чтобы это было приятно и Богу и нам, и вечные и небесные обители, по силам, делаем истинно нашим домом. И таким образом, различаясь от других своим угодным Богу обращением, мы вызываем удивление видящих, славящих Бога, давшего таковую силу и власть верующим в Него, так что и живя еще на земле, (уже) иметь жительство на небесах. Но благодать и сила Крещеная, по благодати Дарующаго, пребывает в нас, хотя мы и грешим после крещения, но здравие и чистота души не сохраняется.

Посему, вот, когда согрешим, мы имеем потребность в печали о совершенных грехах и в стыде и в покаянном сокрушении, дабы каждому снова услышать в душе то, что было сказано оному расслабленному: «Дерзай, чадо!», и прияв милость, сменить печаль на радость: потому что эта печаль является духовным медом, который мы черпаем от твердого камня, согласно образно сказанному: «Ссаша медь из камене» (Втор. 32:13); «камень же бе Христос», как говорит Павел (1 Кор. 10:4). Но не удивляйтесь, если я назвал печаль «медом», — потому что она является тем, о чем опять же Павел говорит, что — «печаль яже по Бозе, покаяние нераскаянно во спасете соделовает» (2 Кор. 7:10). Потому что как для имеющих пораненный язык, предложенный мед представляется горьким, когда же вылечится от повреждения, тогда воспринимается как сладчайший, так и страх Божий, на основании евангельской проповеди зарождающийся во внимающих душах, действительно причиняет скорбь, когда раны грехов еще покрывают душу, когда же эти раны перестают быть, излеченные покаянием, тогда души вместо сего восприемлют евангельскую радость, согласно реченному Спасителем: «И печаль ваша в радость будет» (Ин. 16:20). Какая печаль? — Та печаль, которую испытали Ученики Господни при утрате Господа и Учителя; которую испытал Петр при отречении от Него; которую испытывает всякий благочестивый, каясь о своих согрешениях и опущениях, сделанных вследствие нерадения о добродетели. Во что и мы впадая, будем винить не иного кого, как только самих себя; ибо ни Адаму, когда он преступил заповедь, никакой пользы не принесло перемещать вину на Еву, как ни ей, в свою очередь, — на началозлобного змия; потому что нами, созданными Богом самовластными и приявшими самодержавную власть над страстями, т. е. внутреннее руководящее начало души, отнюдь никто не владеет и не может силой принудить нас.

Итак, вот, в чем заключается спасительная печаль о Бозе: винить себя самих, а не иного кого в том, что мы сами греховно совершили, и скорбеть о том и, чрез исповедь наших грехов и тяжкое сокрушение о них, умилостивлять Бога. Этому самопорицанию и сокрушению положил начало оный древний Ламех, открыто исповедавший свой грех и судивший самого себя и осудивший себя больше Каина; потому что он говорит: «Яко седмицею отмстится от Каина, от Ламеха же седмьдесят седмицею» (Быт. 4:24); и таким образом оплакав себя, как виновного, он, путем болезненного своего сокрушения, избежал Божияго осуждения, как и Пророк в дальнейшем изрек: «Глаголи ты беззакония твоя прежде, да оправдишися» (Ис. 43:26). Это и Апостол также говорит: «Аще быхом себе разсуждали, не быхом осуждени были» (1 Кор. 11:1). Таким образом записано, что Ламех был первым, кто, путем покаяния и скорби о согрешениях, избежал наказания свыше. После же него — Ниневитяне, целые города и неисчислимое множество. Эти же не только согрешили, но и прияв от Бога приговор своего осуждения, отважились аннулировать его путем покаяния и горестным сокрушением, связанным с ним. Ибо они услышали Иону и поверили возвещающему Божественный приговор: «Еще три дни, и Ниневия превратится» (Ион. 3:4). Услышав и поверив, они и не ввергли себя в злую пропасть отчаяния, и не положили на сердце свое камень нечувствительности, но говоря и себе и друг другу: «Кто весть, аще раскается Бог, и обратится от гнева ярости Своея, и не погибнем» (ст. 9), каждый обратился от своего злого пути и от неправды рук своих, и заповедали пост, и оделись во вретище от малого до великого их; так что и сам царь вместе с ними во вретище сидел на пепле, каясь; и младенцев не кормили, ибо матери, как представляется, от сильного плача, забыли своих грудных младенцев, как и Псалмопевец говорит: «Забых снести хлеб мой от гласа воздыхания моего» (Пс. 101:5, 6); домашний скот не пасся, ибо, как представляется, погонщики и пастухи оставили их в загонах и стойлах запертыми, сами скованные великой печалью; и таким образом спасительным соревнованием в спасительной ради Бога печали скрепленные, они изменили Божий приговор относительно их и остановили вышний гнев и претворили его в Божие благоволение к ним [127].

Итак, поскольку и у нас почти вся жизнь проходит в грехах, долженствует нам, братие, стяжать эту спасительную печаль и всем проводить жизнь в покаянии. Потому что если мы этого не сделаем, то, как сказал Господь, осудят нас Ниневитяне в воскресении, ибо он и в ответ на проповедь Ионы покаялись, а мы не покаялись в ответ на проповедь Христа, Который есть Бог и Ионы. И то — Иона не покаяние проповедывал, но, как мы сказали, возвещал приговор осуждения и лишения жизни и катастрофу и смерть и полное уничтожение. Христос же пришел для того, чтобы мы имели жизнь, и — более того, — божественное усыновление и небесное царство. Иона, вот, возвещая гибель, не предлагал покаяния и не обещал царство небесное; Христос же, проповедая покаяние и обещая царство, предсказал и общую и неминуемую гибель. Ибо как, — говорит Он, — во дни Ноевы люди без страха и сдержанности предавались плотским (страстям), и внезапно пришел потоп и всех погубил, так будет и в кончине века сего; ибо проходит образ сего мира. И Иона, вот, угрожал Ниневитянам гибелью только видимых здесь вещей, но не и страшным судом, не — и неподкупным судилищем, не — и огнем неугасимым, не — и червем неусыпающим, не — и мраком кромешным, не — и горестным скрежетом зубов, не — и плачем неутешным; Господь же и гибелью предъугрозил, и открыл, что и то и другое уготовано для бесчувственно погрязающих в страсти, имеющее быть после конца мира; но это время наступит не по истечении трех дней, как Иона возвещал (Ниневитянам), но по прошествии многого времени, что также происходит по Владычнему долготерпению. Итак, Божие долготерпение ведет тебя к покаянию, ты же смотри, чтобы, вследствие упорства твоего и бесчувствия и несокрушенного и нераскаянного сердца, не собрать себе гнев на день праведного суда и откровения Божиего; ибо воздаст Господь каждому по делам его; и тем, которые в постоянстве, чрез дела покаяния, сокрушенным сердцем ищут отпущения согрешений, — даст отпущение и радость, и вечную жизнь и неизреченное царство; для тех же, которые бесчувственно и нераскаянно предаются грехам, будет скорбь и теснота и мучение невыносимое и нескончаемое.

Но и после Ниневитян, возвестителем печали о Бозе явился Давид, как образ живой и возвещающий дело спасительного и ради Бога горького сокрушения. Ибо он и тот грех, которым согрешил, передал в письменном виде и показал Богу, как велика его печаль и покаяние, и — каковую великую милость он получил от Бога. Потому что он говорит: «Рех: исповем на мя беззаконие мое Господеви, и Ты оставил еси нечестие сердца моего» (Пс. 31:5); называя нечестием корень зла — пребывающую в душе страсть; беззаконием же — совершенный делом грех, который он одолев во всем, и по причине которого сокрушался и плакал, — он не только обрел прощение, но и восприял внутреннее исцеление. Как же он постоянствовал в скорби, послушаем как он опять говорит: «Бых язвен весь день, и обличение мое на утрених» (Пс. 72:14); и: — «Яко плача и сетуя, тако смиряхся» (Пс. 34:12); и: — «Измыю на всяку нощь ложе мое, слезами моими постелю мою омочу» (Пс. 6:7); и — «Бых яко нощный вран на нырищи [128]. Бдех, и бых яко птица особящаяся на зде [129], и пепел яко хлеб ядях, и питие мое с плачем растворях» (Пс. 101:18, 10); и: — «Колена моя изнемогоста от поста, и плоть моя изменися елеа ради» (Пс. 108:24); и: — «Смирихся, и спасе мя Господь» (Пс. 114:5). Такими же словами он вопиял ко Господу: «Господи, да не яростию Твоею обличиши мене, ниже гневом Твоим накажеши мене. Помилуй мя, Господи» (Пс. 6:1); и: — «Яко беззаконие мое аз знаю, и грех мой предо мною есть выну [130]» (Пс. 50:5); и: — «Господи услыши молитву мою, и не вниди в суд с рабом Твоим» (Пс. 142:1, 2). Итак, и мы, братие, приидите поклонимся и припадем и восплачем, как сам опять Давид, обратившись, говорит, — пред Господем, сотворшем нас и призвавшем на покаяние, и к сей спасительной скорби и плачу и сокрушению; потому что тот, кто не имеет сего, тот не послушал Призывающего, и не счислится с избранными Святыми Божиими, и не получить возвещенного в Евангелии блаженства и обетованного Божественного утешения, ибо — «Блажени», говорит, «плачущии, яко тии утешатся» (Мф. 5:4).

Но если кто скажет, что он безгрешен и не должен плакать? — Но это затруднительно и весьма редко и, пожалуй, принадлежит к разряду невозможного: потому что хорошо уже если человек умеет умерять свои страсти; но, в равной мере, слово показало нам и иное начало и иную причину для сего спасительного плача; именно — Ученики скорбели, лишившись воистину благого и Учителя Христа, Которого и мы лишаемся теперь. И не Его одного, но и наслаждения в раю, потому что мы лишились его, и вместо места, не имеющего скорбей, восприняли сие место, исполненное страдания и трудов; лишились беседы с Богом лицом к лицу, сожительство с Ангелами Его и вечной жизни. Кто же сознавая эту утрату, не восплачет? Не сознающий сего не является в числе верных. Мы же, на основании боговдохновенного учения, будучи в ведении такового лишения оплачем самих себя, братие, и плачем о Бозе омоем скверны (приключившиеся вследствие греха, дабы нам найти и милость [131], и вернуться в рай, и быть причастными вечной жизни и утешения, что да будет всем нам получить благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому подобает всякая слава, держава, честь и поклонение со Безначальным Его Отцем и Пресвятым и Благим и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Омилия XXX [132] Заключающая в себе изложение о слепцах, прозревших в доме, о чем повествует Евангелист Матфей. В ней же говорится и о том, что невозможно истинно иметь веру без наличия покаяния

Господь наш Иисус Христос, живя на земле в теле, которое от нас ради нас Он восприял, исцелил многих слепых и по телу и по душе; а если кто приведет в счет духовное прозрение, которое выражается в переходе от безверия в веру, от неведения в познание Божие, то и невозможно числом выразить количество слепцов, прозревших благодаря Воплощению Господню: они исчислены — только Тем, Кому и число волос наших известно. Если же мы исследуем прозрение телесных очей, то найдем, что в одном случае многие были исцелены одним словом Христа, другие — единым прикосновением Его; одни — самым припаданием и приближением ко Христу; другие же прияли исцеление от Христа чрез помазание плюновением или брением. Так, когда Он пришел к морю Галилейскому, как повествует Матфей, приступило к Нему множество народа, имея с собою хромых, слепых, немых, увечных и иных многих, которых всех, повергнутым к стопам Его, Он исцелил, так что народ тогда дивился и прославлял Его, видя немых говорящими, хромых ходящими, увечных здоровыми и слепых видящими (Мф. 15:29). Но и когда сидя на жребяти осли, по пророчеству, Он чудесно вошел в Иерусалим, воспеваемый, как Бог, детьми, Он, как и это говорит Матфей, исцелил всех пришедших к Нему хромых и слепых (Мф. 21:14). Когда же Он пришел в Вифсаиду, привели к Нему слепого, как говорит Марк, и просили Его, чтобы Он коснулся его; Господь же, вывед его вон из селения, плюнув ему на глаза, и возложив на него руки, сделал так, что он частично стал видеть; затем, опять возложив на него руки Свои, даровал ему совершенно прозреть. Когда же Он приближался к Иерихону, как Лука повествует, Он исцелил одним словом сидящего при дороге и просящего милостыню слепого, сказав в ответ на его просьбу об исцелении: «Прозри» (Лк. 21:14). Когда же Он шел из Иерихона, как и это Марк повествует, Он даровал зрение опять иному слепому: Вертимею сыну Тимееву, говоря в ответ на его просьбу о прозрении: «Да будет тебе по вере твоей» (Мк. 10:46). И когда в Иерусалиме, увидев слепого от рождения, как Иоанн повествует, Он, и не будучи просим, но Сам подвигнувшись по доброте Своей, плюнув на землю и сотворив брение, и помазав очи слепого, сказал ему: «Пойди, умойся в купальне Силоам»; и пошел он и умылся и пришел зрячим (Ин. 9:1).

Но и после воскресения умершей дочери Иаира начальника синагоги, как мы слышали сегодня благовествующего Матфея, «когда Иисус шел оттуда, за Ним следовали двое слепых, кричащих и говорящих: помилуй нас, Сын Давидов» (Мф. 9:27). Он же вошел с ними в дом и прикоснулся к очам их, говоря им: «По вере вашей будет вам», и исцелнл их. Итак, помимо неохваченных числом исцелений, 6 особо насчитываются и, думаю, что из сущих тогда в Иудеи или окрестностей ее слепых ни один не остался незрячим. Посему и Исаия, как бы от лица Христа предсказал, что Он послан Отцем и Духом Его для того, чтобы «проповедати пленником отпущение, и слепым прозрение» (Ис. 61:1). Почему же Пророк не сказал, что Он послан даровать слепым прозрение, как в действительности это и было, но — послан проповедать слепым прозрение? — Потому, что Господь пришел на землю преимущественно не для того, чтобы отверзать телесные очи, но душевные глаза, которые, чрез Евангельскую проповедь, приобретают прозрение; следовательно, справедливо пророчество говорит, что Господь проповедывал слепым прозрение. Как Сам Господь, вот, увещевает нас искать духовные блага: «Делайте», говоря, «не брашно гиблющее, но брашно пребывающее в живот вечный» (Ин. 6:27); обещает же присовокупить нам и телесные блага, если мы будем искать душеполезных: «Ищите», говоря, «царствия Божия, и сия вся приложатся вам» (Лк. 12:31); так Он поступает и в отношении слепых. Потому что преклонив небеса и сошед на землю по человеколюбию, чтобы чрез Евангельскую проповедь отверсти очи нашей души и даровать нам духовное прозрение, Он присовокупил к сему и исцеление чувственно–незрячих очей. Посему имеется и большое сходство между тем и другим прозрением, я имею ввиду — прозрением по телу и по душе. Потому что как из числа слепых телесными очами, одни сразу же получили прозрение, как, напр., тот, который услышав: «Прозри», немедленно исцелился; другие же — постепенно, как напр. тот, который, прежде чем приял совершенное исцеление, говорил: «Вижу проходящих людей, как деревья»; так и из числа приявших, чрез веру, исцеление душевных очей, одни сразу же его обрели, как напр. тот, который из мытарей сразу же стал Евангелистом; другие же постепенно, как ночной еще ученик — Никодим. И как из числа слепцов по телу, одни единым словом получили исцеление, как напр. Вартимей; а другие — и действием (Христовым): потому что на глаза слепого из Вифсаиды Он и слюну Свою положил; ибо он, как представляется, имел глаза, но — пустые, поскольку глазная влага вытекла из них, которую, чрез божественное тогда плюновение, он получил. От рождения же слепой даже и глаз не имел, посему нуждался и в формировании их из земли, что, чрез смешение брения Владычними перстами, он приял.

Итак, как из числа слепых по плоти, как я сказал одни восприяли исцеление единым словом Христовым, другие же — и действием Его, так обстоит дело и относительно приявших исцеление душевных своих очей, т. е., как мы сказали, — изменение состояния от безверия в веру: для одних была нужда в чудесах для того, чтобы они уверовали, как напр. для тех, которые были посланы Иоанном (Крестителем) для вопроса: «Ты ли Тот, Который должен прийти, или ожидать нам другого?» (Мф. 11:3); а другие единым словом восприяли сие, уверовав по самому слуху, как оный сотник, про которого Господь засвидетельствовал, что по вере он превосходит Израиль. Таковы — и те, которые, согласно благовествующему нам сегодня Матфею, восприяли от Христа телесное прозрение; потому что они являют себя уверовавшими и прежде исцеления; будучи же слепы, конечно, они могли уверовать только по слуху. Ибо говорится: «Преходящу оттуду Иисусови, по Нем идоста два слепца, зовуща и глаголюща: помилуй ны, Сыне Давидов» (Мф. 9:27). Как бы они следовали, как бы следуя, просили, и то взывая, и то в таком горестном положении (умоляя) прозрение слепых очей их, если бы они не веровали? — Но и дальнейшее покажет веру этих слепых. «Преходящу же», говорится, «Иисусу оттуду». Откуда «оттуда» и почему Евангелиста, вставляет это слово? И не только в этом месте, но и немного выше, ибо говорится: «Преходя Иисус оттуду, виде человека седяща на мытнице, Матфеа глаголема» (Мф. 9:9), — сего Евангелиста, которого единым словом Он тогда переделал (в нового человека). Мне представляется, что Евангелист говорит таким образом с целью обозначения, что для разумно слушающих дело должно разуметь и в ином, возвышенном смысле. Потому что тот, кто внимательно рассмотрит все во плоти домостроительство Владыки, сжато представленное в этой (Евангельской) повести, найдет, что она мудро и чудесно возвещена. Ибо Господь имел обиталище в Капернауме. Потому что говорит (Евангелист): «Пришед вселися в Капернаум в поморие» (Мф. 4:13); обиталище же Его в то время, конечно, изображало небо, потому что (это Его обиталище в Капернауме) заключало в себе Того, Который обитает на небесах. Посему и Господь в одном месте и говорит: «И ты Капернауме, иже до небес вознесыйся» (Лк. 10:15).

Итак, как из оного обиталища Он вышел, так, чрез восприятие плоти, Господь исшед с небес, проходя здесь — если возьмешь это в понятии снисшествия Его с небес, то найдешь, что тогда — избрал (Он) Апостолов и исцелил склонность нашего естества к нечистоте; а если возьмешь в понятии Его исшествия из места Его жительства в Капернауме, то найдешь, что (проходя, тогда) Он делами подтвердил Свои ранее реченные слова: потому что тогда претворил Матфея из мытарей в Апостола, а мимоходом исцелил кровоточивую. Но и дошед до умершей дочери Иаира и воскрешением оной явив Себя победителем смерти, слова вернулся туда, откуда вышел. Итак, вернувшись и снова преходя оттуда, Он отверз очи следовавших за Ним слепцов. Так и снисшед, даже до смерти, и Воскресением Своим упразднив державу смерти, восшед (на небо) и снова снисшед (на землю). Он отверз, как написано, ум Своих Учеников для разумения Писания. Они же, исшедши, возвестили Его повсюду на земле, как и о прозревших слепцах Евангелист говорит, что они «изшедша, прослависта Его по всей земли той» (Мф. 9:31). Видите ли ясное (символическое) обозначение в этой истории, можно сказать, всего домостроительства Богочеловека? По этой–то причине и было дважды оказано: «Преходя оттуда», дабы мы разумели в этом исход и возвращение Его. Ибо на подобие сего исхода и возвращения, Он, и как Священник снисшед с божественного Престола и снисшед даже до последних, взойдя снова туда, откуда исшел, воссел (на престол Свой). Итак, за Господом, Который в возвращении (Своем в Капернаум) шел мимо, следовали двое слепцов: (символически) изображая собою два народа: иудеев и язычников [133]. Вопияли же они, говоря: «Помилуй ны, Сыне Давидов», показывая, что Он — возвещенный Пророками и ожидаемый (Мессия) [134]. Господь же, исполняя Свое домостроительство и вместе с тем испытывая или же являя веру слепцов, ведет их за Собою, молча (в ответ на их просьбу) до того момента, как вошел в дом, из которого вначале вышел. Затем говорить им: «Веруета ли яко могу сие сотворити? — Глаголаста Ему: Ей, Господи». Не по неведению он вопрошает, но для того, чтобы для незнающих сделать явной веру слепцов. Посему и когда прикоснулся к глазам их, Он прибавил: «По вере ваю (вашей) буди вама». «И отверзостася очи има», во свидетельство того, что они веровали и вместе для показания: Кем является Сам Тот, в Которого они веровали: Он — Бог и Человек; потому что, как человек, Он был и Сыном Давида и Своими руками прикоснулся к их глазам и чувственным образом произносили слова; а как Бог и Творец света, даровал свет помраченным глазам. Поскольку же еще не пришло время для того, чтобы Он был явлен для всех, потому что это было сохранено до времени после Страсти Его и из мертвых Воскресения, Он «запретил им, глаголя: блюдита да никтоже увесть», заповедуя им с большой строгостью молчать о совершившемся. Они же, «изшедша прославнста Его по всеми земли той». Как представляется, если бы им не было заповедано молчать, то они стали бы всемирными проповедниками Его силы, а так, приняв Его распоряжение, они удержались от того, чтобы идти дальше, но не стерпели, чтобы не проповедывать в ближайших краях. Таким образом, последовавшие за Христом слепцы, совершенно просветились не только по плоти, но и по душе.

Итак, последуем и мы, братие, за Светом, просвещающим и душу и тело. Пойдем к сиянию Его, и как бы во дне Господнем будем благопристойно шествовать. Прославим Его добрыми нашими делами и (тогда) взирающих на нас приведем к тому, чтобы они Его прославляли. Будем бежать от противоставящегося мрака, каковым является грех и князь греха диавол. Этот Свет, сущее Солнце всякой Правды, целомудрия, мира, сострадания, долготерпения, любви и, вообще, всякой добродетели, делает участниками тех, которые приближаются к Нему; противоположный же мрак, будучи тьмою греха, делает приближающихся к нему блудниками, прелюбодеями, злопамятными, малодушными, беспутными, хищниками и, вообще, исполненными всякого зла. Потому что каким образом, скажи мне, мы можем различить верного от неверного, просвещенного от непросвещенного, это то же что сказать: крещеного о Христе и сочисленного Христу — от некрещенного и сочисленного диаволу ? — Разве не на основании слов? не на основании ли дел? не на основании ли нравов? Так что тот, кто в этом уподобляется непросвещенным, однако утверждая, что он крещен о Христе, — не очевидно ли, что он соответствует тем, о которых говорит Апостол, что: «Бога испаведают ведати, а делы отмещутся Его, мерзцы суще и непокориви, и на всякое дело благое неискусни» (Тит. 1:16) ? Итак, скажи мне, к кому мы причислим этих исповедающих и вместе отрекающихся Бога? — К верным ли? — Но делами они отрекаются. К неверным ли? — Но языком исповедают. Воистину они — какое–то двуличное и труднопредставляемое себе чудовище. Однако, предварив, Псалмопевец разрешил наше недоумение, говоря: «Воздаст Господь комуждо по делом его» (Пс. 61:13). Сам же Господь назвал безрассудным такого человека, который слушает Его слова, и, однако, не исполняет их. Павел же, с небес призванный Апостол, говорит, что: «Воздаст Господь овым убо по терпению дела благого, славы и чести и нетления ищущим, живот вечный; ярость же и гнев, скорбь и теснота на всяку душу человека творящаго злое» (Рим. 2:6–9). И еще: — «Не слышателие бо закона праведни пред Богом, но творцы закона оправдишася» (ст. 13). И: — «Иже в законе хвалишися, преступлением закона Бога безчествуеши» (ст. 23).

Итак, братие, как сам Павел сказал Иудеям, что «обрезание пользует, аще закон твориши: аще же закона преступник еси, обрезание твое необрезание бысть» (ст. 25), так не будет неправильным сказать вам, что вера приносит пользу, если кто живет по совести и очищает себя, путем исповеди и покаяния, и заветы, сделанные им с Богом при божественном Крещении, проводит в дело; если же ослушается совести и отвергнет заветы, вера такого человека становится неверием. Потому что на основании чего мы возымели веру, что крестившись, спасемся? — Конечно, на том основании, что услышали слова Господни: «Иже веру имет и крестится, спасен будет: а иже не имет веры, осужден будет» (Мк. 16:16). Поскольку же Сама Истина привела и то и другое, т. е. — необходимость веры и Крещения, то невозможно спастись тому, кто не желает креститься, хотя бы он и утверждал, что якобы верует, а также и тому, кто не верует, хотя бы он и был крещен. Но, скажешь, что всякий крестившийся, верует. Но послушай, что говорит Апостол: «Покажи ми веру твою от дел твоих» (Иак. 2:18). Посему и Господь соединил веру с божественным Крещением, сочетая соблюдение Его заповедей, происходящее по причине веры, с крещением. Потому что, говоря сначала Ученикам: «Шедше в мир весь, проповедите Евангелие всей твари», Он затем прибавил: «Иже веру имет и крестится, спасен будет». Что же говорит в проповедуемом посланными Евангелии и как, говорит, необходимо веровать слушающим? — Конечно, то — что знающий заповеди Христовы и исполняющий их и соблюдающий, тот является любящим Его; и что чрез терпение и стесненный и воздержанный образ жизни возможно стяжать спасение и что, если праведность наша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, мы не войдем в царство небесное (Мф. 5:20). Ибо это — то, что (Господь) заповедал им возвещать в Евангельской проповеди.

Следовательно, тот — верующий, кто имеет тщание соблюдать божественные заповеди; не радящий же исполнять и соблюдать их, и даже не видящий ущерба в том, чтобы не соблюдать, и не хотящий путем покаяния вернуться к соблюдению божественных заповедей, такой не будет и числиться среди крещенных, хотя бы он и утверждал, что крестился. Ибо (Христос) говорит, что «растешет его полма, и часть его с неверными положит (Мф. 24:51). Но в отношении нас это еще пока находится в области угроз, поскольку Владыка человеколюбиво ожидает нашего покаяния; Иудеев же, для нашего вразумления, Он разделил здесь, и лишил родства с Собою и с Авраамом, говоря им: «Вы отца вашего диавола есте, и похоти отца вашего хощете творити» (Ин. 8:44). И еще: — «Аще чада Авраамля бысте были, дела Авраамля бысте творили» (ст. 39). А то, что они были от рода Авраама, кто не знает сего? Так что если различие в делах и нравах сводит на нет даже кровное родство, и по крови сыновей извергает от сыновства, то как же нас, которые не имеем кровного родства со Христом, различие в делах и нравах (между Ним и нами), не лишит божественного усыновления и не счислит с супостатом?

Но все это и Господь удостоил человеколюбиво возвестить, и мы, хотя и сами подвержены тем же страстям, дерзаем вам говорить, чтобы нам сего не делать, чтобы нам не страдать этим, чтобы не подвергать самих себя осуждению для неключимых до конца. Потому что ныне возможно — не только избежать сего путем покаяния, но и, благодаря плодам покаяния, соединиться и уподобиться Сыну Божию, могущему из недостойных сделать достойными и чрез Себя усыновить Высочайшему Отцу, и сделать наследниками и сонаследниками Своей и Отеческой славы и царства, что да будет всем нам получить в Самом Христе Господе нашем, с Которым Отцу слава со Святым Духом во веки веков. Аминь.

Омилия XXXI [135] Произнесенная на молебном пении, совершаемом в первый день августа

«Бог смерти не сотвори, ни веселится о погибели живых» (Прем. 1:13). Если же Господь не сотворил смерть и не является виновником всех идущих вместе со смертью тягот, то откуда же у нас немощи и болезни и иные виды зла, из которых и смерть рождается? Откуда же и сама смерть? — Вследствие нашего, бывшего в начале, преслушания Богу; вследствие преступления данной нам Богом заповеди; вследствие нашего прародительского греха, бывшего в раю Божием. Таким образом и болезни и немощи и многовидное бремя искушений происходит от греха; потому что вследствие его мы оделись в кожаную ризу — сие болезненное и смертное и подверженное многим печалям тело, и перешли в этот подвластный времени и смерти мир, и осуждены жить многострастной и весьма несчастной жизнью. Итак, как бы болезнью является путь, короткий и тяжкий, на который грех ввел человеческий род и завершительным пунктом сего пути и концом путешествия является смерть. Бог же не только не сотворил смерть, но и удерживал ее появление. И поскольку создал человека живым существом, обладающим самовластием [136], то и не мог бы Он воспрепятствовать ей без того, чтобы тем самым не нарушить Свое дело, тем что отнял бы данную Им нам свободу власти над собой. Но в Своей премудрости и благости Он нашел способ: каким образом предостеречь человека от смерти и в то же время сохранить неприкосновенной свободу его воли. Как же Он это сделал? — Как только создал и оживотворил его, Он внушил ему совет, заключающей в себе бессмертие, и усиленно подкрепляя этот животворящий совет, Он дал ему форму заповеди и отчетливо предрек, что за нарушением этой живительной заповеди, последует смерть, и не так смерть по телу, как — смерть души, говоря оной паре наших прародителей: «В оньже аще день снесте от древа, еже разумети доброе и лукавое, смертию умрете» (Быт. 2:16–17). Обратите внимание: не говорит им в форме повеления: в тот день, когда съедите, вы умрете; потому что веление Его является тем самым началом бытия для всего (того, что устанавливает Его повеление), и (как сказано): «Той повеле, и создашася» (Пс. 32:9); смерти же Он не велел быть, но предсказал, что она будет на основании преступления, говоря: «Да не снесте от древа; в оньже аще день снесте, умрете», дабы, сохраняя совет и бежа от преступления, мы не подверглись смерти. А то, что Он сказал тогда не о смерти тела, а о смерти души, видится на том основании, что они телесно не умерли в тот день, когда вкусили от запрещенного древа.

Но в чем выражается смерть души? — В оставлении Божием. Потому что как тогда, когда на лицо свет, невозможно, чтобы в том же самом месте была и тьма, но когда свет покинет место, настает мрак, имеющий свое бытие не от света, но от тени, бывающей тогда, когда свету прегражден доступ; так и тогда, когда Бог, сущий Сама Жизнь и Жизнь всех живущих и особенно живущих духовной жизнью, присутствует в наших душах, невозможно, чтобы и смерть там была. Когда же Бог оставит ее, приближается к ней смерть, имеющая свое бытие не от Бога, но по причине оставления души Богом, а причина сему — грех. Видите, что смерть не — от Бога, но — от греха? Но каким образом оставляет душу Тот, Кто — вездесущий и Который нигде не отсутствует? — Тем, что сперва она сознательно оставляет Его и что Он не применяет силу в отношении самовластной души; так что не Бог, создавший нас, а сами мы являемся для себя виновниками оставления нас Богом. Так что, увы, мы являемся родителями собственной смерти, сознательно оставившие создавшего нас для жизни и всегда присутствующего и животворящего Собою Владыку, являясь подобными тем, которые в самый полдень смеживают свои глаза и намеренно отстраняются от света, хотя и сущего здесь и осиявающего их. Потому что, оставив живительный Свет и по причине преступления оставив Бога и сознательно отступив от Жизни, мы приняли смертоносный совет сатаны и этим сами в себе поселили его, сущего мертвого духа, как уже прежде оставившего Бога и ставшего самого виновником для нас умерщвления и смерти, пока, говорю, смерти души, которая, когда отделится от Бога, как говорит Павел, «живая умерла». И даже жизнь ее (в таком состоянии) хуже — смерти. Потому что она — инертна на всякое доброе дело, энергична же бывает на всякое зло, сама на себя сплетая козни и самоубийственным злом непрестанно толкая себя на худшее. Быть может, многие винят Адама за то, что он так легко послушавшись злого совета, нарушил Божию заповедь, и вследствие нарушения ее стал для нас виновником смерти. Но не одно и то же: прежде опыта желать вкусить от какого–нибудь смертоносного растения и — после того, как стало известно по опыту, что оно — смертоносно, страстно желать ясть от него. Так что более заслуживает порицания тот, кто, когда уже опыт был, поглощает яд и несчастным образом навлекает на себя смерть, чем — тот, кто прежде опыта поступает так и терпит (последствия сего).

Адам, вот, прежде опыта, послушавшись злого совета, нарушил совет и заповедь Благого; но, ведь, и каждый из нас, увы, так поступает, несмотря на то, что уже был опыт и результат угроз известен; поэтому каждый из нас, более чем Адам, заслуживает порицания и осуждения. Но (скажешь) — в нашей среде нет ни одного древа, нет ныне ни Божией заповеди, запрещающей нам вкушать от него. — Но хотя оного древа и нет в нашей среде, однако заповедь Божия и ныне имеет место для нас, покоряющихся ей, и желающих жить согласно ей, освобождающей нас от кары за все наши собственные грехи, а вместе — и от прародительского проклятия и приговора, а нарушающих ее и теперь, и предпочитающих ей совет и доступ лукавого, отсылающая в оную вечную огненную геенну, угрожающую и уготованную для диавола и [137] ангелов его. Какая же это предлежащая нам заповедь Божия? — ПОКАЯНИЕ, начало которого выражается в том, чтобы уже не касаться более того, что запрещено; потому что, после того, как мы были изгнаны из места наслаждения о Бозе и справедливо отрезаны от Божиего рая, и ниспали в эту трясину, и осуждены обитать и проводить жизнь совместно с бессловесными животными, и лишились всякой надежды, — если она еще только была, — на воззвание в рай, тогда Сама Правда, взяв на Себя кару, или лучше сказать — справедливо соглашаясь, чтобы она постигла нас (воспринимая ее на Себя), ныне по избытку человеколюбия и благости, по сердечной Своей жалости, ради нас сошла до нас и став таким человеком, как и мы (хотя и безгрешным), — чтобы подобным научить и спасти подобное, — возвестила спасительный совет и заповедь покаяния, говоря: «Покайтеся, приближися бо царство небесное» (Мф. 4:17); потому что до Воплощения Слова Божия, царство небесное было настолько далеко от нас, насколько небо отстоит от земли; когда же Царь Небесный возъобитал с нами и соблаговолил войти в единение с нами, тогда для всех нас приблизилось царство небесное.

Посему, будем каяться, братие, молю, и явим плоды достойные покаяния, чтобы наследовать нам царство небесное: потому что оно стало близко к нам, да не удаляем сами себя от него вследствие дурных дел. Для нас воссиял невечерний Свет: пойдем на сияние его путем добрых дел. Явилась вечная жизнь: приобретем ее чрез посильные добродетели. Христос, делающий нас блаженными, пришел к нам: усердно последуем за Ним. Бежим от того бедствия, которое испытывают те, которые сидят во тьме и тени смерти. Возжелаем и приобретем дела покаяния: смиренное устроение души, сокрушение и плач духовный, сердце нежное, исполненное милосердая, любящее правду, стремящееся к чистоте, мирное, умиротворящее, терпеливое во время преследований и бедствий за истину и правду; во время оскорблений и кле