загрузка...
Перескочить к меню

Искатель. 1982. Выпуск № 01 (fb2)

- Искатель. 1982. Выпуск № 01 (и.с. Журнал «Искатель»-127) 1.33 Мб, 177с. (скачать fb2) - Эдуард Александрович Хлысталов - Евгений Яковлевич Гуляковский - Леонид Семёнович Словин - Журнал «Искатель»

Настройки текста:




Искатель № 1 1982

СОДЕРЖАНИЕ
Евгений ГУЛЯКОВСКИЙ — Шорох прибоя
Эдуард ХЛЫСТАЛОВ — «Куклы»
Леонид СЛОВИН — Мой позывной — «Двести первый»
№ 127
ДВАДЦАТЬ ВТОРОЙ ГОД ИЗДАНИЯ

Евгений Гуляковский Шорох прибоя

Фантастическая повесть

Дорога вплотную прижималась к морю. Уютное урчание мотора успокаивало, притупляло внимание, почти убаюкивало. Я внимательно смотрел вперед, стараясь не пропустить единственный здесь знак, оповещающий о крутом повороте, и все пытался понять, кой черт понес меня на эту дорогу. Поворот был достаточно коварен. В этом месте дорога, до сих пор идущая по самой кромке обрыва, спускалась вниз, на дно глубокого оврага. В плохую погоду, когда ветер с моря нагонял волну, здесь вообще нельзя было проехать. Но сегодня ветер дул с берега, и я начал спуск.

Разворачиваясь на самом дне оврага, я близко увидал море. Оно лежало под дождем совершенно неподвижно, словно нарисованное на плохой картине, и казалось ненастоящим, В нем не было абсолютно ничего интересного, привлекающего внимание. Я переключил скорость и приготовился штурмовать подъем на противоположном склоне балки. И тут меня что-то остановило. Может быть, чувство неуверенности? Страх перед скользким и чрезмерно крутым подъемом? Неравномерность в работе мотора, какой-то едва различимый посторонний звук? Может быть, все это вместе? Я не знал. Просто решил остановиться и протереть стекло перед трудным подъемом.

Мотор, едва я вышел из машины, сразу же заглох, а я змее-то того чтобы выяснить, что случилось с мотором, неподвижно стоял под дождем и слушал его однообразный шум.

Стоял я спиной к морю, лицом к возвышавшейся передо мной стене обрыва.

Я помню все так подробно, потому что позже десятки раз пытался восстановить этот момент в памяти до самых последних, ничтожных деталей.

Говорят, что в таких случаях многие чувствуют на своей спине посторонний взгляд. Я не верю в это. Вообще не верю в предчувствия, в предопределенность каких-то событий. Меня считают лишенным воображения, излишне рационалистичным человеком; возможно, это правда. Говорю это специально для того, чтобы дать понять, как далек я был в тот момент от какой бы то ни было мистики. Итак, я стоял лицом к обрыву. Шумел дождь. Никакие другие звуки не проникали на дна балки, отгороженной обрывами с обеих сторон. И в этот момент сзади меня кто-то прошел по дороге. Я отчетливо услышал шаги и резко обернулся. Прямо от машины вверх по дороге шла девушка. Я увидел ее спину. Легкое, не защищенное от дождя платье, вообще слишком легкое и слишком яркое для этой погоды поздней осени, промокло насквозь и прилипало к ее ногам при каждом шаге. Она шла не спеша, не оборачиваясь. В ее походке чувствовалась неуверенность или, может быть, нерешительность. Я готов был поклясться, что несколько секунд назад, когда выходил из машины, в балке никого не было. Здесь нет ни единого места, где можно было бы затаиться, спрятаться хотя бы от дождя. Совершенно голые склоны, дорога, идущая сначала вниз, а потом круто вверх. Больше не было ничего. Поэтому маня так поразило ее появление. Я стоял неподвижно и смотрел, как она медленно, с трудом поднимается на крутой обрыв. Отойдя шагов на пять, она остановилась и обернулась. Уже с такого расстояния было трудно рассмотреть ее лицо. Постояв неподвижно с минуту, она вдруг пошла обратно. Подойдя вплотную, обошла меня так, словно я был неодушевленным предметом, открыла дверцу и села в машину. Поскольку я продолжал неподвижно стоять под дождем, она обернулась и почти сердито спросила:

— Вы что, тут ночевать собрались?

Я молча опустился на водительское место. Она вела себя так, словно мы были знакомы много лет, словно она только минуту назад вышла из машины и вот теперь вернулась обратно. Ни обычных в таких случаях слов благодарности, просьбы подвезти или хотя бы вопросе, куда я еду. Она просто села, стряхнула свои длинные черные волосы, странно сухие и — пушистые после такого проливного дождя. Точно таким жестом, войдя в помещение, отряхивается кошка или собака. В кабине сразу же возник тонкий, едва уловимый аромат, показавшийся мне знакомым. Он был острым, чуть пряным и в общем приятным. Может быть, сосредоточься я в тот момент на этом запахе, все бы обернулось иначе. Но тогда мне было не до него. Все мои мысли занимала незнакомка, и вскоре чужеродный аромат растворился в запахах бензина и масла, я совершенно перестал его ощущать.

— Почему мы стоим? — Она в первый раз посмотрела мне прямо в лицо. Впечатление было такое, словно меня окатила холодная серая волна, такими огромными, печальными были ее глаза. Я растерялся и от этого разозлился. Не хватало, чтобы мною командовали в моей собственной машине!

— Что вы тут делали одна, на этой пустынной дороге? Откуда вообще вы взялись?! — Я не мог скрыть невольной резкости тона.

Девушка нахмурилась, прикусила губу, было заметно, что Она о чем-то мучительно раздумывает.

— А разве… Простите, мне показалось, именно вы… Но если это не так, я сейчас выйду.

Она потянулась к ручке, и я не стал ее останавливать. Я не верил, что она выйдет из машины под проливной дождь, зачем вообще тогда было садиться? Но она вышла. Вышла, ни на секунду не задумавшись, резко повернулась и пошла к морю. Ее почти сразу же скрыло облако водяных брызг. Мне ничего не оставалось, как выскочить вслед за ней из машины. Подумалось почему-то: опоздай я на секунду, и ее вообще бы не стало. Она бы растворилась в этом водяном тумане, бесследно исчезла.

Я догнал ее у самой воды.

— Постойте! Ну нельзя же так! Вы совсем промокли. Простудитесь…

Я стоял под дождем и уговаривал ее вернуться. Не знаю, что ее убедило. Скорее всего мое предложение спокойна во всём разобраться. Мы вернулись в машину, и я включил отопитель, чтобы хоть немного согреться.

— В такую погоду здесь редко ходят машины, но часа два назад недалеко отсюда проходил рейсовый автобус на Каменку. Вы, наверно, ехали на нем?

Она прижала руки к вискам, и тут я — заметил, что ей страшно.

— Не спрашивайте меня сейчас ни о чем. Может быть, позже я смогу что-то объяснить.

Мне ничего не оставалось, как снова включить мотор.

Машина взяла подъем легко, без всякого усилия. Словно под колесами лежала не раскисшая глина, а сухой асфальт; Не успел я этому удивиться, как мы были уже наверху. Отсюда до города оставалось километров десять, не больше. Девушка молчала. Я заметил глубокую складку у нее между бровями. Казалось, она совсем забыла о моем присутствии. Что все это значило? Кого она здесь ждала? Почему села в мою машину, что означала эта незаконченная фраза: «…Простите, мне показалось, что именно вы…»? Что показалось? Что я должен был за ней приехать и остановиться в этом овраге? Вернее, не я, а кто-то другой, кого она не знала? Нет, все выглядело чрезмерно запутанным и надуманным, как в плохом детективе. Скорее всего с ней случилось что-то неприятное, она сказала первое, что пришло в голову. Наверно, ей нужно, чтобы я подвез ее до города, вот и все. Почувствовав мой взгляд, она обернулась. Теперь в ее лице не было ни напряжения, ни страха. Только печаль и усталость еще остались в уголках опущенных губ. Она была очень красива. Я заметил это сразу, еще у машины, но только сейчас, когда черты ее лица немного смягчились и вернулся легкий румянец на щеки, я понял, что недооценил ее.

Изредка встречаются женские лица, невольно заставляющие нас посмотреть на себя со стороны. У нее было именно такое лицо. Я представил, как минут через десять-двадцать она встанет и, хлопнув дверцей, навсегда уйдет из моей жизни. А я останусь, развернусь, подъеду к дому номер семнадцать. Стоянка во дворе, как всегда, окажется занятой, придется приткнуть машину у самого тротуара на улице и потом весь вечер беспокоиться, что ее борт обдерет проезжающий грузовик, как уже было однажды.

На ужин мне предложат все тот же опостылевший салат: от макарон полнеют, котлеты на ночь вредны… Разговоров особых не будет — все уже переговорено за пятнадцать лет супружеской жизни. Может быть, я закончу статью о биоценозе. Хотя вряд ли, настроение сегодня не то. Возможно, вместе с женой мы посмотрим телевизор или почитаем. Наш единственный ребенок так и не родился на свет, других не будет, и вообще ничего не будет. Ничего неожиданного, волнующего, вредного для здоровья. Нас считают очень удачной и вполне благополучной парой. У моей жены золотой характер. Мои друзья завидуют мне и говорят, что в семейной лотерее я вытянул счастливый билет. Наверно, все это так и есть.

Мы въехали в город. Уже включили освещение. Желтые пронзительные огни ртутных ламп словно бросали вызов дождю.

— Теперь направо, пожалуйста. Мне нужно… — Она на секунду замялась, словно не сразу решилась назвать адрес. — Улица Ганопа. Мой дом напротив газетного киоска сразу за углом. Я удивленно посмотрел на нее. Эту улицу я хорошо знал и киоск тоже: не раз останавливался около него, чтобы купить газеты. Но месяца три назад его снесли, и теперь на всей улице не было газетных киосков. Ни одного.

Я сразу нашел это место. Мы завернули во двор и остановились у подъезда. Кажется, мое приключение окончилось. Я чувствовал легкое сожаление и разочарование. «Чего она медлит? Все равно ведь сейчас уйдет…» Спросить у нее номер телефона почему-то казалось мне почти неприличным.

Моя спутница явно не спешила. Она внимательно осматривала двор, мокрый подъезд соседнего дома, и вдруг вновь я заметил на ее лице то самое выражение совершенно непонятного стреха, которое впервые мелькнуло там, в балке…

— Может быть, вы проводите меня?..

Через минуту мы уже стояли у двери ее квартиры. Она не стала звонить. Провела рукой по притолоке, достала маленький плоский ключ, с видимым усилием повернула его и молча посторонилась, пропуская меня вперед. Из прихожей хлынула волна затхлого воздуха. Пахло какой-то плесенью, гнилью, черт знает чем. Так не пахнут жилые помещения. Я невольно попятился, за моей спиной клацнул замок. На секунду мне показалось, что я попал в западню. В прихожей было совершенно темно, я весь сжался, ожидая неведомой опасности. В квартире было абсолютно тихо, не доносилось ни единого звука, только на улице приглушенно ворчали проходившие мимо машины. Секунды исчезали в темноте, и ничего не происходило. Потом вдруг щелкнул выключатель, и в прихожей вспыхнул свет. Она стояла, прижавшись спиной к двери, и в глазах ее стоял ледяной ужас, только поэтому она, наверно, не заметила моего страха. Я услышал, как она прошептала:

— Что же это?.. Боже мой!..

Я проследил за ее взглядом. Прихожая выглядела странно, и все же я не понимал, чего она так испугалась. На всем лежал слой пыли. Из приоткрытого стенного шкафа выпала какая-то одежда и теперь валялась на полу. На шкафу, под самым бра, висел большой перекидной календарь со своей картинкой на каждый месяц. На той, что сейчас тускло поблескивала из-под слоя пыли, летали бабочки, цвели цветы…

Она уже взяла себя в руки, подошла к календарю и провела пальцем по названию месяца: слово «май» вспыхнуло на глянцевой странице ярким бликом.

— Похоже, вы давно здесь не были…

— Да… Целую вечность. — Она как-то странно посмотрела на меня. — Вы тоже промокли. Если хотите, я сварю кофе.

Кажется, она полностью пришла в себя. Мне не хотелось кофе, но я не стал отказываться. Обилие загадок начинало немного раздражать.

— Тогда пройдите на кухню и подождите минуту. Мне надо переодеться.

Она вернулась минуты через три. Одежда всегда очень сильно меняет женщину. Под строгим серым костюмом у нее был теперь тонкий черный свитер. Больше она не походила на заблудившуюся школьницу. Достав из шкафа чашки и с сомнением оглядев их, она отвернула кран, который не сразу поддался ее усилиям, но наконец фыркнул и выплюнул в чашку порцию ржавой коричневой жижи. Несколько секунд она молча рассматривала чашку, потом выплеснула ее содержимое в раковину, повернулась и внимательно посмотрела мне в глаза.

— Из моей жизни кто-то украл несколько месяцев. Мне бы очень хотелось знать, какое вы имеете к этому отношение?

Я так растерялся, что в ответ лишь пролепетал:

— Я? Почему я?

— Вчера был май, понимаете, вчера! А сегодня вы подбираете меня на пустынной дороге, И сегодня уже не май, ведь правда?

— Октябрь.

— Октябрь… А вчера был май… Находите меня именно вы.

Как ни странно, в ее вопросах была некая недоступная моему пониманию логика. Ведь почему-то же случилось так, что именно я встретил ее, и теперь уже не был так уверен в своей непричастности к тому, что сегодня был именно октябрь.

— Действительно… — Я потер лоб. — Здесь что-то не так. Но я плохо соображаю, наверно, от холода, может быть, после кофе? — Шутки не получилось. Она неодобрительно посмотрела на меня, потом заглянула в шкафчик.

— Боюсь, что кофе не будет, Нет продуктов. — Она открыла хлебницу и с отвращением, словно это была огромная живая гусеница, вынула из нее батон, покрытый длинной бахромой плесени. Мне невольно захотелось на свежий воздух.

— Я схожу в магазин. Здесь недалеко.

Она выронила батон и загородила мне дорогу.

— Нет! Вы никуда не уйдете! Не уйдете, пока не объясните мне, что произошло!

— Но я понимаю в этом меньше вас! Я встретил вас совершенно случайно, подвез, и вот теперь вы еще предъявляете какие-то претензии!

— А вчера… Где вы были вчера?

— В институте, на лекции! Потом у меня был коллоквиум, потом семинар. — Я сам не понимал, почему оправдывался с таким раздражением, почему вообще оправдывался.

— И вчера… — Она собралась с духом, прежде чем задать следующий вопрос: — Вчера тоже был октябрь?

— И вчера и позавчера! Вот уже двенадцать дней.

— Да… Это странно… Вы можете уйти, если хотите. — Она отошла в сторону, села на стул и уставилась в противоположную стену.

Я не помнил, как оказался в лифте. И только когда начал открывать дверцу машины, заметил, что у меня дрожали руки.

«Итак, ты попросту решил сбежать?» — спросил я себя.

Я тут же понял, что никуда не сбегу и, в какую запутанную, нелепую историю я бы ни попал, голос здравого смысла уже был надо мной не властен.

Когда я вернулся с покупками, она сидела за тем же столиком в кухне. Кажется, она не сразу заметила мое возвращение и, только когда я молча стал возиться у плиты, вдруг тяжело вздохнула, словно просыпаясь, и с отвращением посмотрела на пакеты с едой.

— Вы не могли бы обойтись без кофе?

— Конечно… Собственно, я для вас стараюсь.

— Меня мутит от одного вида пищи: какой-то странный привкус во рту.

— Так бывает, если человек наглотался морской воды. — Я внимательно посмотрел на нее. — Ваше платье было совершенно мокрым… Может быть…

— Не старайтесь понять то, что непонятно мне самой. Я очень устала. Извините, но сегодня я неважный собеседник.

Я медленно складывал в холодильник пакеты с едой, раздумывая, как мне поступить и можно ли оставить ее одну. В ее настроении, пока я ходил в магазин, произошла какая-то перемена. Теперь она выглядела раздраженной, нетерпеливой, казалось, она жалеет о том, что пригласила меня.

— У вас, наверно, есть какие-то свои планы на сегодняшний вечер?

— В общем, ничего особенного. Я хотел заехать в лабораторию, но это не спешно. Если я могу быть вам чем-то полезным…

— Нет, нет. Не хочу вам мешать. Вы и так провозились со мной целый вечер.

Она встала, всем своим видом выражая нетерпеливое ожидание, и мне ничего не осталось, как шагнуть в прихожую. Уже натягивая плащ, я все пытался ее утешить, но нужных слов не находилось, и я нес чушь о том, что провалы в памяти не такое уж редкое явление и каждый человек хоть раз в жизни теряет несколько месяцев, а иногда и лет. И вдруг она улыбнулась. Улыбка, словно вспышка света, на секунду озарила ее угрюмое, замкнутое лицо.

— Вы можете прийти завтра, если захотите. Возможно, к тому времени я разберусь в этом сама. И вот еще что… — Конец фразы она сказала мимоходом, уже отпирая дверь. Я не то, чтобы не расслышал ее последних слов, просто они скользнули мимо сознания.

Я чувствовал себя почти оглушенным событиями этого вечера. И то, что она пригласила меня завтра, казалось сейчас самым важным. Я не стал уточнять время. Ничего не хотелось уточнять. Я торопливо простился, и машина понесла меня сквозь вечерний, залитый дождем город. Пустые мокрые улицы казались странно чужими, словно я видел их в первый раз.

Настенные часы у нас на кухне пробили шесть раз. Удары гонга следовали с большими перерывами. Интервалы отрегулировали специально из-за красивого звука. Но сейчас каждая пауза казалась неоправданно долгой, и я напряженно ждал следующего удара. Шесть часов… Час назад я поставил во дворе машину, открыл дверь своей квартиры, перебросился с женой обычными, ничего не значащими фразами и сел ужинать. Впечатление было такое, словно я вернулся из какого-то иного времени и сейчас часы напомнили мне об этом… Жена заметила мое состояние. Она уже несколько раз искоса и тревожно поглядывала на меня и теперь наконец спросила:

— Что с тобой?

— Да вот промок… Немного лихорадит. Ты не обращай внимания. Я сейчас приму аспирин, лягу, и все пройдет.

В этом была доля правды, но главное — мне хотелось поскорее остаться одному. Сославшись на возможный грипп, я лег на кухне. Здесь у нас стоял топчан для приезжих гостей. Прямо над ним, под потолком, раскинул свои длинные зеленые лапы ореандум сфангиника. Отросток этого редкого растения мне подарили на каком-то симпозиуме, и вот теперь он постепенно захватывал всю кухню, каждый месяц отвоевывая себе новое жизненное пространство.

Дождь усиливался. Это был какой-то вселенский потоп. Струя воды из проржавевшей водосточной трубы била прямо в окно, и, когда сквозь мутную желтоватую толщу, залившую стекло, пробивались фары проезжавших по улице машин, создавалось полное впечатление, что я нахожусь в воздушном аквариуме, а весь наружный мир давно и безвозвратно погрузился на морское дно.

Этот дождь… С него началось… Именно с него. Она села в машину, потом дорога, ее квартира… Я даже имени у нее не спросил… Интересно, почему?

Холод пробирался под одеяло, казалось, ледяные брызги проникли сквозь стекло, наполнили комнату своим мокрым, пронизывающим дыханием. Заснуть не удавалось. Я встал и, чтобы хоть немного согреться, поставил на плиту чайник.

Кофе она пить не стала… И уже на пороге, когда я уходил, она сказала мимоходом что-то важное…

Что же это было? Не вспомнить, хоть убей. Мысли назойливо возвращались к батону, покрытому бахромой плесени, к запыленному календарю. Вспоминались ничего не значащие фразы из нашего не такого уж длинного разговора, но те, последние, сказанные на пороге слова я начисто забыл. Она сказала: «Вы можете приехать завтра, если захотите…» Это оказалось настолько важным, что заслонило собой конец фразы. Сейчас я подумал, что она специально произнесла эти слова в таком сочетании, чтобы я не сразу их понял. Возможно, в них таился какой-то скрытый важный смысл, но она не хотела вопросов, не хотела ничего объяснять и вполне достигла своей цели. И тут я вспомнил… «Лаборатория!» Она просила меня не ходить сегодня в лабораторию… Сейчас, отделенные от остальных, эти слова показались мне самыми странными из всего сказанного. Какое ей дело до моей лаборатории? С чего вообще она взяла, что лаборатория имеет ко мне какое-то отношение? Кажется, я что-то такое упомянул про свою лабораторию… Или нет? Но я готов был поклясться, что никакого серьезного разговора о моей работе не было, и вдруг эта просьба… Для человека, не помнящего, где он был в течение нескольких месяцев, это, пожалуй, слишком… Почему я не должен быть в лаборатории именно сегодня?

Теперь наша встреча не казалась мне такой уж случайной. Похоже было, что кому-то все это нужно. Но я — не занимался никакими секретными работами. Наша «Альфа» совершенно открытая тема по микробиологии…

Я подошел к окну, еще не решив, как поступить. Все дело в том, что, если я не ошибся, если кого-нибудь до такой степени могли заинтересовать наши исследования, значит, в них был смысл, неясный пока еще мне самому. Какой? На этот вопрос не было ответа. Восемь лет назад, просматривая научный информационный бюллетень, я наткнулся на статью, посвященную вопросу накопления генетической информации в клетках. Из нее следовало, что никакими мутациями, никакими известными нам процессами нельзя объяснить тот скачкообразный, качественно новый переход, в результате которого одноклеточные простейшие организмы объединились в многоклеточные системы с раздельными функциями органов. Информация только об этой специализации на несколько порядков сложности превышала все, что раньше было закодировано в генах простейших одноклеточных существ. Таких скачков в процессе развития жизни на Земле, было несколько, и каждый раз они представляли собой необъяснимую загадку. Но самым невероятным, самым необъяснимым был тот первый скачок… Вот тогда и возникла у меня, в сущности, не такая уж сложная мысли, определившая круг моих интересов: что, если вывести совсем простенький штамм одноклеточных микроорганизмов, похожий на тех первых древнейших существ, давших начало жизни, а потом, изменяя условия среды, заставить их объединиться в колонию?

Не мне первому пришла эта мысль, не я первый проводил подобные опыты… Но у меня была одна идея, ради которой стоило попробовать все еще раз. Я не верил в то, что стадо обезьян, бесконечно долго ударяя по клавишам машинки, в конце концов напечатает Британскую энциклопедию. Верилось в другое: что генетическая информация такой сложности должна была существовать где-то во внешней среде в готовом виде. Возможно, именно она многие миллионы лет назад заставила простейшие организмы объединиться в колонии. Стоило поискать, каким образом можно вводить в клетку такую вот готовую закодированную информацию. Стоило доказать возможность такого ввода информации извне, хотя бы в принципе. Именно этим я и занимался в своей лаборатории вот уже четвертый год. Совсем недавно наметились первые успехи в исследованиях, которые до сих пор казались мне нашим внутренним, частным делом. И вдруг выяснилось, что они интересуют кого-то еще. «По-моему, вам не стоит ходить сегодня в лабораторию…» — именно это она и сказала. Сейчас я совершенно отчетливо вспомнил ее слова. Можно было не сомневаться, что, как только до меня дойдет смысл этой фразы, я сразу же помчусь туда. Но я почему-то не мчался. Вместо этого я стоял на кухне, прислонившись к холодному стеклу, и смотрел, как потоки воды за стеклом заливают весь мир.

Слишком много настоящего недоумения, самого обыкновенного страха было в ее поведении. Ни одна самая лучшая актриса не смогла бы, наверное, так сыграть. Что-то здесь было другое. Что-то такое, чего я не мог пока объяснить, но, во всяком случае, гораздо более сложное, чем хорошо организованный розыгрыш. Я не хотел делать то, чего от маня ожидали, не хотел ехать в лабораторию и стоял у окна, не зная, на что решиться. В конце концов, что там могло произойти баз меня? Похищение научных материалов? Институт охраняется, к тому же там сейчас работает Артам, он всегда работает за полночь, и я вполне могу ему позвонить…

Я бросился к телефону. Три долгих гудка, потом кто-то снял трубку. Я слышал только тяжелое дыхание. Ни привычного «алло», ничего, кроме этого дыхания. Я тоже молчал, наверно, с минуту. Мне казалось, что если я задам вопрос, разобью это стеклянное молчание, то случится что-то ужасное, необратимое. Наконец я не выдержал: «Артам, это ты?» Никакого ответа, на том конце повесили трубку, и короткие резкие гудки ударили мне в ухо. Больше я не стал раздумывать. В лаборатории был кто-то посторонний.

Наверно, я выглядел не совсем нормально, когда весь мокрый, с плащом в руках ворвался в вестибюль института.

— Доктор Лонгаров! Что случилось?

У меня не было времени на объяснения с дежурным, мне нужен был ключ от лаборатории, но оказалось, что Артам еще не уходил. Я бежал по лестнице через ступеньку, с трудом справляясь с одышкой. Следом, немного поотстав, бежал дежурный. Представляю, как это выглядело со стороны, когда мы ворвались в лабораторию. Артам поднялся из-за стола и оторопело уставился на нас.

— У вас все в порядке?

— Насколько я понимаю… Как будто ничего… А что, собственно, случилось?

Жестом руки я попытался дать понять дежурному, что он свободен. Предстоящий разговор не был предназначен для посторонних ушей. Но избавиться от старика было теперь не так-то просто, он с интересом ждал продолжения. Мне пришлось проводить его до лестницы. Наконец мы остались одни.

— Почему ты не ответил на звонок?

— Какой звонок?

— Я дважды набирал номер! Один раз никто не снял трубку, а потом ты не соизволил ответить!

— Не было никаких звонков! Я не выходил ни на минуту! Может, телефон испортился?

— Телефон? С чего бы это?

Я направился к желтому аппарату, который стоял на моем столе и служил нам безотказно который уж год, и в это время он зазвонил. Бросив уничтожающий взгляд на Артама, я снял трубку. Что-то меня заставило не спешить с ответом. Мне хотелось, чтобы тот, кто позвонил в лабораторию в столь неурочный час, первым нарушил молчание. Дыхание на другом конце провода было явно мужским, тяжелым и вроде бы встревоженным, я уже собирался прервать чрезмерно затянувшееся молчание, как вдруг голос в трубке взволнованно спросил: «Артам, это ты?» Голос был незнакомым, но что-то в его тоне поразило меня до такой степени, что я молча положил трубку. Если я ошибался, если мои домыслы сплошная чепуха, то аппарат сейчас зазвонит снова. Я смотрел на телефон с надеждой, почти с отчаяньем. Медленно текли минуты. Звонка не было.

— Да что с вами, шеф, на вас лица нет!

Я провел рукой, по лбу, отирая холодный пот, и присел на краешек табуретки.

— Похоже, я только что звонил сам тебе. — Я указал на телефон. — Там, на том конце провода… те же интонации, те же слова… Я произнес их час назад, прежде чем выехал к тебе.

— Это могло быть простым совпадением.

— Нет… Как бы тебе объяснить… Понимаешь, интонации, паузы между словами, судорожный глоток воздуха… Словом, я узнал свой голос.

— Меньше всего вы мне кажетесь подходящим объектом для подобного мистического розыгрыша. Давайте начистоту, шеф. Что произошло? Что предшествовало этому таинственному звонку и что заставило вас в полночь примчаться в лабораторию?

— Вряд ли я сумею рассказать тебе все… Да это и не нужно, поскольку значение имеют всего два-три конкретных факта. Во-первых, незнакомый человек попросил меня сегодня не ходить в лабораторию, попросил скорее всего для того, чтобы добиться обратного, заставить меня здесь очутиться… Когда же я все-таки не поехал и решил вместо этого позвонить… Ну, что из этого получилось, ты уже знаешь. И вот я здесь.

— Да, все это достаточно странно, но больше всего меня удивляют не методы, а цель, которую преследовали. Для чего-то было нужно, чтобы вы пришли в лабораторию именно сегодня? Ведь завтра вы бы здесь оказались без всяких усилий с их стороны.

Я мрачно усмехнулся.

— Думаю, события не заставят себя ждать слишком долго. У меня такое ощущение, что все происшедшее лишь интермедия к главному действию. Подождем. А раз уж я все равно оказался здесь, не стоит терять времени зря.

Я потянулся к лабораторному журналу. Открыл последнюю страницу. Вот вчерашние записи: целые две страницы, заполненные ровным почерком Гвельтова. Он работал намного больше меня, и мне казалось это вполне справедливым, потому что и сам я, будучи ассистентом на кафедре Малеева, в поте лица трудился над диссертацией шефа. Правда, тогда насчет справедливости я думал несколько иначе. Но зато наша работа не имела к моей диссертации никакого отношения, и если вдруг нам удастся добиться успеха, то диссертаций тут хватит на всех. Механически перелистывая записи последних анализов, я искоса поглядывал на Артама и думал о том, что, в сущности, мало знаю своего ближайшего помощника. Худощав, зарос всклокоченной, неопрятной бородой, халат в нескольких местах прожжен кислотой и не заштопан. Зато в работе предельно аккуратен. Появятся заботливые женские руки, изменится и внешность, за этим дело не станет. Успеха — вот чего нам действительно не хватает. Успех — это новое оборудование, большая свобода в выборе тематики, увеличенный штат… Но до успеха пока еще далеко.

Наша задача состояла в том, чтобы соединить генетический аппарат чужих клеток с нашей «Альфой». «Альфа» охотно пожирала приготовленные для нее пакеты с чужими генами, усваивала сотни различных комбинаций ДНК, РНК ядер и хромосом чужих клеток, и… ничего не происходило. То есть какие-то изменения были — увеличился объем клетки, темп размножения. Несомненно, какая-то часть предлагаемого генетического аппарата посторонних клеток ею усваивалась, но все это было далеко от того, что мы искали. Наследственность «Альфы» продолжала доминировать надо всем. Нам же надо было использовать ее как строительный материал для качественно нового организма… Приходилось признать, что последний год мы не продвинулись ни на шаг.

Я отложил журнал и раздраженно заходил по лаборатории. Как обычно, мысли, связанные с работой, полностью овладели мной, вытеснив все постороннее, не имеющее отношения к делу. Я искал выхода из тупика, в который мы попали. Лучше всего думается, когда руки заняты какой-то механической работой. Я подошел к столу и стал разбирать образовавшиеся там завалы. Я не позволяю никому прикасаться к своему столу, и за последние две недели на нем накопилась груда колб, пробирок, печатных проспектов. Я начал подбирать весь этот хлам, механически сортировать его по группам, что-то выбрасывая в мусорную корзинку. Когда подошла очередь колб со старыми, отслужившими свой век реактивами и пробами, я механически стал снимать их одну за другой, рассматривая на свет, взбалтывал и затем медленно выливал в водопроводную раковину. Вдруг содержимое одной из колб привлекло мое внимание… Я взял эту колбу с четкой этикеткой, на которой был написан номер 130, взболтал и вместо того, чтобы вслед за предыдущими отправить ее содержимое в канализацию, понес зачем-то к столику, на котором стоял микроскоп. Я читал, конечно, о том, что многие великие открытия были сделаны совершенно случайно, но до сегодняшнего дня относился к этому с известной долей скептицизма. Все так же механически, не задумываясь над тем, для чего я это делаю, я нанес каплю содержимого колбы на предметное стекло микроскопа. Картина, увиденная в окуляре микроскопа, заставила меня отпрянуть и подозвать Гвельтова.

— Посмотри. Может быть, мне показалось… — Я не суеверен, но все же, боясь отпугнуть удачу, отвернулся, пока Артам крутил ручку настройки. Его сдавленное: «Не может быть» — заставило меня вновь броситься к микроскопу. Да, это были, несомненно, они: четыре крупных розоватых шарика — блас-топор в окуляре микроскопа не оставляли никаких сомнений. Наша «Альфа», наша одноклеточная «Альфа» наконец-то дала потомство в виде многоклеточного организма, усвоив для этого чужую генетическую информацию… Вот только какую? Я схватил лабораторный журнал и стал лихорадочно искать запись под номером сто тридцать. Общие графы, это все не то… Ага, вот, пакеты с генами червя балезуса… двадцатая серия… Мы повторяли этот опыт с генами червя балезуса сотни раз в двадцати различных сериях, все они были неудачны, что же нового в пробе сто тридцать? В графе примечаний короткая запись, сделанная две недели назад: «Проверке воздействия среды». Я сразу же вспомнил, что сюда добавлялась морская вода. Это проделывалось неоднократно. В шести сериях использовалась вода различного солевого состава.

Но только в сто тридцатой пробе через две недели неожиданно получился положительный результат. Что же это была за вода? Откуда? У нас нет, конечно, ее анализа. Если делать анализ для каждого опыта, не хватит никакого времени, чтобы закончить исследование. Но в журнале отбора проб должно быть зафиксировано место, откуда взята вода для этого сто тридцатого опыта. Что-то в ней было, в этой воде, что-то необычное, что-то такое, что позволило «Альфе» развиваться по чужой генетической программе. Только в том случае, если нам удастся выяснить, что именно там было, можно считать, что мы действительно добились успеха. Пока это всего лишь счастливый случай, не более, призрачный свет большой удачи… Ее еще нужно поймать… Я схватил серую клеенчатую тетрадку, «Журнал отбора проб» — было выведено на ее обложке ровным почерком Гвельтова.

И я нашел ее на шестой странице. Там шло четкое описание места отбора пробы, с точной привязкой к портовому бую, но, прежде чем я успел почитать колонки нужных мне цифр, тихо скрипнула входная дверь. Я поднял голову от журнала и с удивлением уставился на вошедшего. На пороге стоял руководитель нашего отделения профессор Мишурин.

— Поздновато работаете, доктор Лонгаров. Мешаете техникам, вахтерам, уборщицам, нарушаете распорядок института, подаете дурной пример аспирантам!..

Несколько секунд я оторопело смотрел на Мишурина, стараясь понять, что ему понадобилось в нашей лаборатории. Мишурин воплощал для меня тип людей, которым в наука делать совершенно нечего. Мне казалось, что даже администраторы обязаны хоть что-то понимать в деле, которым они пытались руководить. О Мишурине этого не скажешь. Внешне он чем-то напоминал мне стальной шар. Может быть, своей непробиваемой круглостью. Его невозможно было разгрызть или проломить. Его стальная обтекаемая поверхность неизменно отбрасывала тебя с дороги куда-то в сторону.

— Я просил вас подготовить отчет о завершении темы по «Альфе». Где он? И чем вы вообще занимаетесь?

Он шагнул к столу, бесцеремонно взял у меня из рук журнал проб и сунул его под мышку. Быстро прошел мимо термостата, заглянул в записи Артама и исчез. И только когда дверь за ним захлопнулась, я сообразил, как странно все это выглядит. Какого дьявола Мишурин делал в институте в час ночи? Почему вдруг нагрянул в нашу лабораторию? Обычно он вызывал сотрудников в свой кабинет и заставлял дожидаться аудиенции по полчаса… Все эти вопросы промелькнули у меня в голове, и только после этого до меня наконец дошло главное: Мишурин унес с собой бесценный теперь журнал… Я бросился к двери. Гвельтов не отставал от меня. На лестнице было пусто. При своей грузности Мишурин вряд ли успел уйти слишком далеко. Мы остановились на секунду, прислушиваясь. Внизу, в вестибюле, хлопнула дверь, Дежурный подтвердил, что профессор только что вышел…

— А что, собственно, случилось? Он же в отпуске.

— Кто в отпуске? — на ходу спросил я. — Мишурин?

— Ну да, уже неделю…

И тут я вспомнил, что это так и есть. Вчера я безуспешно пытался оставить на подпись докладную у его секретарши… Быстрее, Артам! Здесь что-то неладно!

Мы бросились во двор. Квадратная спина в клетчатом плаще мелькнула перед нами.

— Силвестр Танович! — крикнул я. Мишурин обернулся и вдруг припустился по дорожке бегом. Нелепо видеть, как от тебя убегает твой собственный начальник, воплощение административного высокомерия и важности. На секунду я остановился в растерянности. Артам дернул меня за рукав.

— Скорее, у него внизу машина!

Мы пронеслись по дорожке вниз до самых ворот, со всей скоростью, на какую были способны, и увидели, как за Мишуриным захлопнулась дверца его черного «вольво». Водителя не было, он сам сел за руль… Взревел мотор, и вдруг, ломая кусты, машина прыгнула нам навстречу. Я успел отшвырнуть Гвельтова в сторону, и от этого толчка сам каким-то чудом избежал удара сверкающего бампера. Расшвыривая вырванные с корнями кусты, «вольво» развернулся, как танк, и снова понесся к нам по пешеходной дорожке. Но теперь нас защищал высокий каменный бордюр. Машина промчалась мимо, к воротам. До них было метров сто, и, к счастью, они оказались закрыты.

«Вольво» встал и вновь у меня перед глазами мелькнул клетчатый плащ. Он открывал замок… Гвельтов рванулся к воротам, я едва успел задержать его.

— Подожди. За углом у меня машина…

Пока я заводил мотор и объезжал здание института, «вольво» у ворот уже не было. Я хорошо знал эту часть города: успел заметить, что «вольво» свернул именно в нее. Это давало нам шанс… Я остановил машину так, чтобы ее полностью скрыло угловое здание. Потом выключил фары и отпустил газ. Мотор теперь работал едва слышно.

— Он обязательно вернется. Там нет ни одного поворота, в конце тупик.

— Тогда давай перекроем дорогу!

— Бесполезно. Его машина тяжелее. Она собьет нас и уйдет, зато в скорости мы ему не уступим.

— Что же это такое, как он мог? Ведь это же…

Я чувствовал, что Артама колотит нервная дрожь. Но сам почему-то не испытывал ни малейшего волнения, только холодную ярость. Минуту назад нас пытались убить. В этом не было никакого сомнения. И еще: сегодня меня предупреждали, чтобы я не приходил в лабораторию… Дважды за один день я оказался втянутым в события, плохо объяснимые с точки зрения нормальной логики. И у меня сейчас не было ни малейшего желания в них разбираться. Одно я знал совершенно точно: больше я не позволю превращать себя в пешку в чужой, непонятной игре.

Я услышал шум мотора «вольво» за несколько секунд до того, как он выскочил из-за угла, и успел приготовиться. Это дало мне возможность сразу же повиснуть у нее на хвосте, Я вел машину очень осторожно и выдерживал дистанцию, все время ожидая со стороны своего противника какой-нибудь каверзы. Первые километры Мишурин ехал спокойно, пока не понял, что мы его преследуем. Потом резко, до предела увеличил скорость. Шел третий час ночи, город словно вымер. На его пустынных, залитых дождем улицах не было ни души. Стрелка спидометра подрагивала уже возле отметки сто двадцать. Мне пришлось еще больше увеличить дистанцию, при такой скорости на мокром асфальте ничего не стоило потерять контроль над машиной. «Вольво» Мишурина сливался с асфальтом. Фары он выключил, и, чтобы не прозевать неожиданный маневр, я включил дальний свет. Видимо, отражение наших фар в зеркале ослепило Мишурина, потому что он занервничал. «Вольво» шел теперь неровно, его бросало из стороны в сторону, фонтаны из-под колес летели в стены домов, водяные брызги и грязь забивали мне смотровое стекло, щетки с трудом справлялись, обзор ограничился, пришлось еще дальше отпустить Мишурина, и он, воспользовавшись этим, резко свернул в боковую улочку. Водитель я не ахти какой, хотя в данных обстоятельствах вряд ли кто-нибудь сумел бы сделать больше. Я несколько погасил скорость перед поворотом, но на мокром асфальте нас все же занесло и буквально швырнуло в переулок. Я слышал, что опытные гонщики срезают угол и проходят поворот вот так, на заносе; я не был гонщиком, а фонарный столб оказался слишком близко к проезжей части. Удар, характерный скрежет металла, свидетельствующий о том, что нас здорово зацепило, звон разбитого стекла… Правая фара погасла, но машина, виляя, уже неслась по переулку, мы все-таки прошли поворот, удар оказался скользящим. При других обстоятельствах я бы остановился, но теперь мысль не упустить Мишурина погнала нас дальше. Только бы выдержала правая передняя покрышка, принявшая на себя основной удар и отбросившая машину от столба. Если она не выдержит на такой скорости… Не хотелось думать о том, что тогда станет с машиной и с нами.

На повороте Мишурин оторвался от нас метров на двести, но теперь мы его снова нагнали. Мотор «вольво» ревел свирепо, с натугой. Такие нагрузки его старой машине были явно не по плечу. Увлекшись погоней, я приблизился к «вольво» чуть больше, чем следовало, и Мишурин сразу же резко затормозил, надеясь, что мы врежемся ему в багажник. Если бы это случилось, более твердый, «вольвовский» кузов разбил бы нам двигатель. Но наши тормоза сделали свое дело, и мы остановились в двух метрах позади него.

Прошла минута-другая. Ничего не происходило. Машина Мишурина стояла неподвижно. Слышно было, как кашляет на холостых оборотах ее двигатель.

— А что, если попробовать перескочить в его машину? Дверь наверняка не заперта, он слишком спешил…

— Не успеешь. Он просто двинет дальше, и мне придется гнаться одному. Подождем. Посмотрим, у кого раньше сдадут нервы.

— Зачем мы вообще за ним гонимся? — почему-то шепотом спросил Артам, словно Мишурин мог нас услышать. — Где он живет, мы и так знаем, машину вот разбили, да и вообще… Ну, приедет он, войдет в квартиру, что дальше-то делать, дверь, что ли, ломать будем?

— В квартиру мы ему войти не дадим. Главное — вернуть журнал. Не зря все это затеяно и не так просто, как кажется. Мы еще разберемся во всем, не беспокойся. Сейчас главное — журнал. Слишком многое зависит от этих проб, вот в чем дело…

— Думаешь, он этого не знает?

Я только зло усмехнулся.

— Ну а если знает, не такой уж он дурак, чтобы дать нам перехватить себя по дороге к дому, он найдет способ от нас отделаться.

— Ладно, посмотрим. — Артам замолчал и сидел теперь съежившись, потирая ушибленное при ударе плечо. Ожидание становилось тягостным. Казалось, мы стоим в вымершем, пустом городе целую вечность… Хоть бы один прохожий, намек на какое-то движение… Ничего… Обычно в этом районе города даже ночью не бывает так пустынно… Я внимательно всмотрелся в окружавшие нас здания… Это была Дерковская. Она вела прямо на Приморский бульвар. Неудивительно, что он остановился. Это опять тупик. За бульваром набережная и дальше обрыв.

Наконец «вольво» осторожно, как большая черная кошка, двинулся вперед. Я выждал несколько секунд и тронулся следом. Теперь мы ехали очень медленно. Казалось, Мишурин все еще не решил, что предпринять… Набережная была совсем близко, до нее оставалось метров двести, не больше, когда «вольво» вновь рывком увеличил скорость. Теперь время измерялось уже на доли секунды, Мишурин не зря тащился так медленно и не зря сделал этот неожиданный рывок. Если теперь я не успею выскочить на набережную прежде, чем он развернется, таранного удара не избежать… Но, к моему удивлению, «вольво» не стал разворачиваться… Совершенно рефлекторно я до отказа нажал на тормоза, и вовремя. Вслед за «вольво» мы вылетели на набережную. Теперь от обрыва нас отделяла совсем узкая асфальтированная полоска. Как в замедленной киносъемке, я видел, что передние колеса «вольво» уже вращаются в пустоте. Потом корпус машины накренился, и она исчезла в черном провале.

Только теперь до моего сознания дошел весь смысл происшедшего. Нас еще несло вперед. Визжали тормоза. Перед самым обрывом машина остановилась. И лишь после этого мы услышали внизу тяжелый всплеск. Я развернул машину, подвел ее к обрыву. Единственная наша фара выхватывала из темноты порядочный кусок поверхности тяжелой черной воды. По ней бежала только мелкая рябь да клочки белой пены. Больше ничего не было видно.

Мы одновременно выскочили из машины и теперь молча смотрели вниз…

— Может быть, успеем? — спросил Гвельтов. — Если вытащить его из машины и откачать, может быть, успеем?

Я отрицательно покачал головой.

— Здесь глубина метров двадцать. Не донырнуть. Пойди позвони в полицию, Я останусь здесь.

Каждая вещь оставляет в человеке какой-то след. Веста надеялась, что вещи помогут ей все вспомнить. И хотя знала, что путь, который предстояло пройти по коридорам собственной памяти, не принесет ей ничего хорошего, упрямо продолжала поиски.

Медленно, словно каждое ее движение сковывала ледяная толща воды, Веста открыла средний ящик стола. Где-то в подсознании родилось предчувствие того, что самое нужное лежит именно здесь.

В ящике, на самом виду, валялись мелкие, отжившие свой век предметы, которые ей ничего не говорили: катушка ниток, флакон из-под духов, пустой и настолько старый, что даже запах не сохранился. Сумочка со сломанным замком. И вот наконец на самом дне, подо всем этим хламом, картонная коробка, перевязанная ленточкой. Еще не зная, что там, она почувствовала, как сильно забилось сердце. Она не решилась сразу же открыть коробку. Может быть, ей мешало сознание того, что цена окажется непомерно высокой. Стиснув зубы, она дернула ленту. Узел затянулся намертво, и вдруг рука, словно обладавшая собственной, отдельной от нее памятью, протянулась к левому ящику, достала лежавшие там ножницы и перерезала ленту. Но и после этого Веста не спешила открывать крышку. Возможно, самым разумным в ее положении было бы обратиться к врачу. Но что в конце концов сможет сделать для нее врач? Объяснить то, чего она сама не понимает? Успокоить? Прописать какие-нибудь пустяковые порошки? Разве можно порошком вернуть пропавшие месяцы? Ей придется все вспоминать самой. Никто не поможет. «Меня зовут Веста. Веста! Пока только это. Но будет и остальное». Она медленно открыла коробку. В ней лежали открытки, написанные незнакомым почерком. Какой-то чужой человек поздравлял с праздником, просил о встрече. Его имя ничего не напомнило. Это было не то, совсем не то… Тогда она перевернула коробку. На самом дне притаились старые, пожелтевшие фотографии. Она взяла всю стопку и неторопливо, методично, словно пасьянс, начала раскладывать их. Первое же фото маленькой девочки с гимназическим ранцем за плечами вызвало в ней болезненный толчок и такое ощущение, словно невидимый киномеханик запустил наконец проектор. Она бежала в гимназию первый раз в жизни. Было радостно и немного страшно. Дома ждала мама… Веста задумчиво потерла лоб. Образы прошлого, встававшие перед ее глазами, казались неестественно четкими, словно она смотрела на экране телевизора чью-то чужую жизнь.

Похороны. Гроб отца, укрытый черной материей. Ей не хватает воздуха, хочется выбежать, крикнуть, но она стоит неподвижно, и ни одной слезинки в глазах…

Впервые в жизни на ней надето взрослое платье… Это после того, как она сдала вступительные экзамены на курсы переводчиков.

Ей не хочется продолжать. Почему бы не начать с нуля, с сегодняшнего дня? Все заново и с самого начала? Нельзя! Человек без прошлого — мертвец. И потом… она не узнает самого главного… Кто и зачем проделал с ней эту страшную штуку?.. Кому-то это понадобилось?.. Если бы знать… Как они это сделали? Зачем?..

Стоп! — остановила она себя, так нельзя, нужно идти медленно, шаг за шагом. Только тогда она сможет разбудить память и вернуть ощущение собственной личности. Пока ей оставили лишь имя… Только имя.

Совершенно не хочется есть, даже мысль о пище вызывает отвращение, а ведь с того момента, как она вышла из машины, прошло уже не меньше шести часов… «Меня зовут Веста». Рука вновь тянется к коробке с фотографиями. Группа девушек у здания общежития… Здесь она жила. Почему а общежитии, почему не дома? Вот еще одно фото. Мама рядом с чужим человеком, властно держащим ее под руку… Вот и ответ… Отчим. Как его звали? И почему она думает о нем в прошедшем времени? Нет, не вспомнить… Вместо его лица перед глазами пляшут какие-то светлячки, и очень хочется пить, во рту все пересохло.

Она встает, идет на кухню и открывает кран. Долго-долго стоит перед ним неподвижно и смотрит, как струя коричневой жижи постепенно превращается в воду. Стакан, второй, третий — ей все мало. Странная, ненасытная жадность… Вода притягивает. Ей хочется не только пить. Хочется смочить пересохшую кожу, окунуть в воду лицо, волосы. В квартире есть душ… Это было первое, что она вспомнила сама, без подсказки. И почувствовала радость от своего небольшого открытия.

Пройдя в ванну, она разделась нарочито неторопливо, стараясь унять поразившую ее дрожь нетерпения. Кожа на ощупь показалась сухой и горячей. Ощущение было такое, словно она провела рукой по чему-то чужому, не имеющему к ней ни малейшего отношения. Слишком сильный напор водяных струй слегка оглушил ее. Хотя вода оказалась холодной, ей так и не пришло в голову отвернуть другой кран. Она стояла под ледяными струями совершенно неподвижно, закрыв глаза, и только жадно хватала губами водяные брызги, словно все еще не могла напиться. Неестественное, никогда раньше не испытанное наслаждение пронзило каждую клеточку тела и буквально парализовало ее. Постепенно и очень медленно к ней возвращалось ощущение собственного тела. При этом она обнаружила новую, неизвестную ей раньше возможность мысленно путешествовать внутри себя. Сознание перемещалось от мышцы к мышце. Она ощутила упругость своих легких, горячий узел солнечного сплетения. Чувствовала толчки теплой крови, разносящей по телу заряд животворной энергии, и легкое покалывание под правой коленкой, где у нее был широкий шрам, оставшийся от гвоздя, на который она упала в детстве. Вот и еще одно собственное воспоминание. Память начинает просыпаться.

Веста опустила руку, привычным жестом погладила коленку. И, вздрогнув, замерла в неестественном, согнутом положении. Под пальцами она ощутила гладкую поверхность неповрежденной кожи. Она бросилась из ванной к окну. Шрама не было. Кожа отсвечивала матовой, ровной белизной. Чудовищная мысль о том, что ее втиснули в чье-то чужое тело, потрясла ее. Но уже секундой позже в голову пришло более правдоподобное объяснение. Скорее всего ей подменили не тело, а память. И все эти фотографии, все эти картинки детства, умерший отец, гимназия и сам шрам — все это ей не принадлежит. Воспоминание насильственно втиснуто в ее сознание чьей-то чужой волей. И в конце концов она вернулась к тому, с чего начинала сегодняшний день. К полному нулю. К необходимости начинать все заново. Одно она знала твердо: ее ничто не остановит и не запугает.

* * *

— Итак, вы утверждаете, что ваши, машины не сталкивались? Полицейский инспектор Ивестер пододвинул к себе протокол допроса, посмотрел на просвет прозрачную шариковую ручку, словно проверял, много ли в ней еще осталось пасты, поудобней устроился на жестком исцарапанном стуле и всем своим видом изобразил готовность записать мой очередной ответ. Это продолжалось второй час. Я чувствовал в голове пульсирующую тяжесть. Обычную после бессонной ночи. Судя по жидкой полоске света, пробившейся сквозь занавешенное окно, утро уже наступило. Часа четыре мы прождали у обрыва, пока прибыла полиция. Потом они вызвали плавучий кран, водолазов… До сих пор у меня перед глазами стояла картина ночной набережной. Картина казалась слишком вычурной, неправдоподобной, словно нарисованной плохим художником. Кусок ослепительно белой под лучами прожекторов набережной, человек восемь усталых, продрогших людей, ржавая лебедке крана, медленно со скрипом тянувшая канат, и плотная непробиваемая темнота окружающего пространства, из которой медленно и неустанно летели сверкающие брызги дождя.

Машина стала видна еще до того, как лебедка вырвала ее из воды. Она напоминала какую-то гигантскую хищную рыбу, заглотнувшую конец каната с наживкой.

Когда корпус машины приподнялся над поверхностью моря, из всех щелей длинными белыми струями полилась вода. Теперь машина, висевшая в перекрестье прожекторных лучей, походила на хорошо освещенный аквариум. Уровень жидкости в нем постепенно понижался. Мне казалось невыносимым увидеть то, что должно было остаться на его дне. Только услышав удивленные возгласы, я вновь глянул на машину.

Кран развернулся и осторожно опустил ее на набережную. Последние темные лужи растекались под колесами, ослепительно сверкал никель бампера и совершенно целые стекла салона.

Я не сразу понял, что так удивило стоявших вокруг людей. Преодолев внутреннее сопротивление, я наконец заглянул внутрь салона. Он был пуст, совершенно пуст…

— Вы собираетесь отвечать? — спросил инспектор, и я с минуту еще молчал, пытаясь вспомнить, о чем он меня только что спрашивал. Ах да, столкновение…

— Нет, столкновения не было. Крыло и фара повреждены от удара о столб. Это можно проверить.

— Мы и проверим, не беспокойтесь. Но на «вольво» тоже есть следы удара. У него смята левая часть багажника, сорван задний бампер.

— Возможно, зацепил во время падения.

— Возможно. Но куда все-таки девался водитель? Двери салона остались закрытыми. Если ему удалось выбраться после падения, вряд ли он стал бы закрывать за собой дверь.

— Логично, — одобрил я. Инспектор посмотрел на меня с раздражением.

— Но ведь именно вы остались на набережной, пока ваш сотрудник, как его… — Он заглянул в протокол. — Пока Гвельтов ходил звонить, никуда не отлучались, и вы продолжаете утверждать, что за это время никто, не замеченный вами, не мог подняться на набережную?

— Фара хорошо освещала эту часть берега. Нет, там никто не поднимался.

— Получается, что «вольво» сам собой без водителя нырнул в море или, может быть, водитель растворился?

— Ерунда получается.

— Вот именно, ерунда. Может быть, в конце концов вы расскажете, как все произошло на самом деле? Нет? Ну, тогда я вам расскажу. Вы случайно в темноте задели стоявшую на набережной машину. От удара она упала в море.

Я одобрительно посмотрел на него. В логике ему не откажешь. Я дьявольски устал в эту ночь. Если бы у меня так дико не болела голова, я бы, возможно, нашел выход из этой дурацкой истории. Хотя инспектора тоже можно понять: все происшедшее выглядело чудовищно нелепо. Однако в нагромождении нелепостей и странностей была какая-то своя логика, ускользающая от меня мысль… Если бы я мог хорошо выспаться и потом на свежую голову все как следует обдумать, может быть, я бы понял, в чем дело. Но для этого необходимо сначала избавиться от Ивестера. А судя по началу нашего знакомства, это будет непросто.

Инспектор нам попался въедливый и на редкость упрямый. Допрашивал он нас с Гвельтовым раздельно по второму разу. Все искал несоответствия и — логические провалы в наших показаниях. Их было сколько угодно. И к утру он окончательно поверил в то, что имеет дело с двумя отпетыми авантюристами, а может быть, и преступниками. Благо документов у нас с собой не оказалось и для выяснения наших личностей все равно пришлось ждать утра. Так что ночь дежурства у Ивестера прошла нескучно. Пока появилось начальство, пока звонили в институт — прошло еще часа два. Отпустили нас только в десять утра, после того как выяснилось, что Мишурин жив и здоров, благополучно отдыхает в санатории, из которого за последние два дня никуда не отлучался… Получилось, что мы с Гзельтовым угнали у уважаемого человека, доктора наук, его машину и в хулиганском разгуле сбросили ее с обрыва в море…

К сожалению, все это было не так смешно, как могло показаться со стороны, И то, что в лабораторию приходил не Мишурин, хоть и запутало все еще больше, лично для меня немало и проясняло. Это хорошо укладывалось в смутное подозрение, которое я упорно гнал от себя прочь, твердо решив заняться им вплотную только после того, как высплюсь. Самым же неприятным и, увы, непоправимым во всей этой истории было бесследное исчезновение нашего журнала.

Я давил на кнопку звонка долго, слишком долго, и ни на что уже не надеялся, когда дверь вдруг бесшумно распахнулась. Она стояла на пороге в спортивных джинсах и легкой голубой блузке. Казалось, одежда не имеет к ней ни малейшего отношения, так откровенно подчеркивала и передавала она линии ее тела.

— Входите. Я ждала вас

Очередная нелепость. Час назад я сам еще не знал, что, проснувшись, первым делом брошусь сюда в полной уверенности, что никого не застану в пустой захламленной квартире, готовый поверить, что и самой встречи не было, что мне все приснилось, привиделось. Наваждение? Возможно.

Я переступил порог. Прихожая была тщательно убрана. Календарь исчез. Выцветшее пятно на обоях прикрывала пестрая дорожка. Я не стал задерживать на ней взгляд, стараясь ничем не выдать своего интереса к исчезнувшему календарю. Эта женщина обладала сверхъестественным чутьем. Я бы не удивился, если бы узнал, что она читает мои мысли.

Разговор долго не клеился, я все никак не мог решиться выложить ей свои смутные подозрения и догадки, вообще не знал, как начать разговор. Все выглядело слишком нелепо. «Вы меня вчера предупреждали не ходить в лабораторию, так вот это предупреждение имело смысл. Не могли бы вы сказать, какой?» Звучало это страшно глупо. Поэтому я сидел и молчал. Нервно курил сигарету, стряхивал пепел в предложенную пепельницу, старался не разглядывать ее слишком откровенно и молчал… Похоже, ее нисколько не смущало ни мое молчание, ни мои тщательно замаскированные взгляды. Держалась она сегодня более уверенно. Ну что же, так или иначе придется приступать к деловому разговору, не в гости же я к ней пришел. Или, может быть, все-таки в гости? Дурацкая мысль, дурацкое положение.

— Вчера вечером в лаборатории похитили журнал. Она никак не прореагировала на мое сообщение.

— Мне иногда кажется, что раньше я курила, но сейчас почему-то совершенно не хочется. — Она взяла из пачки сигарету, размяла ее, понюхала и положила обратно.

Потом провела по лицу каким-то усталым, беспомощным жестом.

— Я знала, что вы сделаете из этого неправильные выводы. А журнал, ну, подумайте сами, кому нужен ваш журнал, там же ничего не было, кроме записей о месте и времени отбора проб…

— Так, значит, вы и это знаете?!

— Знаю. Ну и что? — Она посмотрела на меня вызывающе, почти сердито. — Зачем вы пришли?

— Чтобы узнать, чтобы спросить вас…

— Не лгите. — Она подошла и села рядом со мной. — Не нужна вам эта копеечная истина, а ту, настоящую, вы все равно на узнаете. Во всяком случае, сегодня. А может быть, никогда… И поверьте, это к лучшему. Не дай вам бог когда-нибудь узнать… — Ее глаза сузились. Мне показалось, они излучают какой-то лучистый свет… — Ты хочешь знать мое имя? Меня зовут Веста. — Она взяла меня за руку, Ее рука была холодна как лед. И это было последнее ощущение, которое я запомнил.

— Спи, милый, — сказала Веста. — Мы встретились слишком поздно. Спи,

Я хотел что-то сказать, как-то воспротивиться свету, исходившему из ее глаз, но не мог уже пошевельнуть ни рукой, ни ногой, странный, мертвый сон сковал все мое тело. Сквозь смеженные веки я увидел, как она встала, подошла к стене и протянула к ней руку. По стене во все стороны пробежали радужные волны, и почти сразу после этого стена исчезла. В первую, секунду мне показалось, что за ней нет ничего, кроме темноты, но тут же я понял, что ошибся. В густом плотном мраке ворочалось нечто огромное и живое, с далекими точками голубых огней, вспыхивающих внутри его бесконечного тела, как искры. Может быть, это был космос, а может, ночное земное море…

«Ведьма! — с горечью и восхищением подумал я. — Все-таки она ведьма».

Проснулся я весь в поту в своей постели, в которую упал шесть часов назад, вернувшись из полиции. Я долго не мог понять, что же это было… Сон обладал слишком четкими реальными подробностями: эта дорожка на том месте, где висел календарь, ее имя… Во рту стояла какая-то отвратительная сухость, словно я наглотался раскаленного песку. Виски ломило; пошатываясь, я встал, прошел на кухню и залпом выпил стакан холодной воды. Полегчало. Я все никак не мог собраться с мыслями: перед глазами стояла ее комната, узенький, закрытый пледом диванчик и какая-то скорбная беспомощность в ее опущенных плечах… Черт знает что… В семь должен прийти Артам, я едва не проспал из-за этого кошмара. Я сунул голову под кран, струя холодной воды привела меня в норму. Растеревшись жестким полотенцем, я услышал звонок и пошел открывать дверь, полностью уверившись в том, что это был всего лишь болезненный кошмар, навеянный бессонной ночью.

Мы сидели с Гвельтовым в маленьком, пропахшем рыбой кафе на набережной. Разговор не клеился. Он не клеился ужа целую неделю, с той минуты, как я открыл ему дверь посла визита в полицию… Дальше так продолжаться не могло. Я должен был или все ему рассказать, или потерять своего единственного союзника. В создавшемся положении я не мог этого допустить, хотя отлично понимал, что, рассказав Артаму все, я должен буду выдать нечто очень личное, невольно совершу предательство по отношению к Весте и, может быть, положу конец всей этой истории… Причем я вовсе не был уверен в том, что хочу этого конца. Вообще я плохо представлял, каким образом можно перевести в слова все свои ощущения и переживания этих дней. Ощущение дождя, например. Неотвратимости надвигающихся событий или этот последний полубредовый сон… В то же время я отлично сознавал, что, продолжая хранить молчание, невольно становлюсь соучастником каких-то надвигающихся на нас событий.

Словом, мы сидели в кафе, ждали заказ и хранили убийственное молчание. Единственная доступная нам тема работы была полностью исчерпана еще несколько дней назад. После пропажи журнала наша деятельность зашла в тупик. Лихорадочные попытки повторить опыт ни к чему не привели. Мы даже не смогли поддержать жизнь в той первой, случайно найденной в колбе колонии. Тепличный режим термостатов и специальных питательных сред, которыми мы старались поддержать ее развитие, оказался для нее губительным.

Я не совсем понимал отношение Гвельтова ко всему происшедшему, он чересчур легко перенес обрушившиеся на нас несчастья. Словно вся эта история не имела ни малейшего значения. Объяснял он это тем, что, собственно, открытия никакого не было. Была шальная, преждевременная удача. Она, по его мнению, просто не имела права на существование.

Сейчас Артам сидел, уставившись в пустую тарелку, и скреб вилкой по ее краю. Раздражающий, визгливый звук в конце концов вынудил меня попросить его прекратить это занятие. Тогда он отложил вилку, вздохнул и уставился мне в глаза тяжелым, немигающим взглядом.

— Я все жду, шеф, надолго ли вас хватит?

— Ты о чем?

— То, что вы от меня скрыли что-то важное, я понял еще в полиции, когда в счоих показаниях вы согласились с официальной версией и не пожалели заплатить штраф за повреждение чужой машины. Но ведь там сидел человек, человек, который погиб, как же вы можете молчать?

— Разве я молчу? Разве я не рассказал в полиции все, как было?

— Конечно, рассказали… — Гвельтов поморщился. — Я не об этом. Вы слишком быстро успокоились, слишком легко согласились с ними. Я думаю, вы знаете нечто такое, чего я не знаю. Может, вы хотя бы мне объясните, кто он, гот несчастный, упавший в обрыв вместе с машиной? Ведь мы косвенные виновники его гибели. Я места себе не нахожу с того дня…

— Ну хорошо. Предположим, в машине сидел не человек. Допускаю, что он и не думал погибать…

Впервые я осмелился оформить в четкие окончательные слова те смутные образы и мысли, которые бродили у меня в голове все последние дни. И мне стало легче от этого. Дальнейшие слова уже не требовали такого внутреннего напряжения. Гвельтов держался отлично. Он не перебил меня, не задал ни одного вопроса, даже не выдал своего изумления после моих слов, он просто ждал продолжения, и мне уже не оставалось ничего другого, как рассказать ему все с того самого первого дня, когда я свернул на раскисшую от дождя дорогу к морю.

Выслушав меня, Артам долго молчал. Говорят, две головы лучше одной. Я хотел услышать анализ событий со стороны, от человека, не вовлеченного в них непосредственно, и, следовательно, мог надеяться на то, что его выводы будут свободны от налета личного. Может быть, они окажутся конкретней и логичней моих собственных мыслей. Этой конкретности, сухой, объективной логики я ждал от него как глотка свежего воздуха. Я вовсе не собирался навязывать ему свою точку зрения. Но он слишком уж долго молчал, и наконец я не выдержал.

— Итак, что ты обо всем этом думаешь?

— Я попробую начать с конца и придерживаться только фактов, более-менее установленных вами. Прежде всего о пропавшем журнале. Я не уверен, что вас пытались предупредить о визите постороннего в лабораторию, «уберечь от опасности», как вы, очевидно, склонны предполагать. — Я поморщился, меня коробил его слишком официальный тон, но промолчал.

— Я думаю, что вас просили не появляться в лаборатории, чтобы предотвратить находку колбы номер сто тридцать.

— То есть ты хочешь сказать, что она предвидела?..

— Вполне возможно, и, когда это не сработало, им пришлось организовать похищение журнала. Сам по себе журнал не представлял ценности для посторонних. Тем не менее его похитили. Остается лишь один возможный вывод: кому-то не нравились наши последние результаты, кому-то они могли помешать. Причем этот «кто-то» не был заинтересован в наших исследованиях. Сами по себе они его не интересовали. Иначе пропали бы записи с методикой опытов, пробы, наконец. Выходит, им было нужно во что бы то ни стало помешать нам довести работу до конца.

— И этот «некто» гримируется под нашего завотделом и потом, похитив журнал, кончает жизнь самоубийством…

— Вот! Эти факты настолько нелепы, что нормальной логикой их уже не объяснить. И заметьте, журнал все-таки исчезает из наглухо закрытой машины. Так что насчет самоубийства… Пожалуй, вы правы — в машине сидел не человек…

— Марсиане? Пришельцы на тарелочках? Не очень-то я в них верю, хотя, должен признать, такая версия могла бы объяснить сразу все сверхъестественные способности наших знакомых. — Я не спеша допил холодный кофе, осваиваясь с этой неожиданной мыслью, потом сказал: — Может быть, они и не марсиане. Я уверен, что на Земле хватает своих загадок. Мы стали слишком уж самоуверенны с тех пор, как изобрели железо, пар и электричество.

— Мне очень хотелось бы увидеться с этой вашей знакомой…

— Ну что же… Давай попробуем. Хотя я не знаю, что из этого получится. Может быть, ее попросту не существует. Внушение, гипноз. Мне мерещится любая чертовщина. Иногда я думаю, что надо сходить к психиатру. А иногда мне кажется, что дело гораздо серьезней и — надо срочно принимать какие-то меры. Вдруг это касается не только нас…

— Кого же еще?

— Возможно, вообще всех. Всех людей.

Звонок звенел долго, слишком долго, я ни на что уже не надеялся, когда дверь бесшумно распахнулась. Она стояла не пороге, и мне показалось, что сон сейчас повторится. Холодный огонь блеснул в ее глазах… На ней было то самое легкомысленное летнее платьице, в котором она села в машину…

— Познакомьтесь, это мой сотрудник… — я запнулся, — вернее, друг. Решили вот зайти… — Я стоял и мямлил нечто невразумительное, а она еще раз обдала меня все тем же презрительным и холодным взглядом, потом подала Гвельтову руку.

— Меня зовут Веста.

Я вытер вспотевший лоб. Сон подтверждался. Ее имя… На стене висела дорожка, которую я видел во сне… Прошло, наверное, несколько минут, прежде чем я взял себя в руки. Меня оставили в гостиной, а Веста вдвоем с Артамом готовили на кухне кофе. До меня долетал ее веселый смех и кокетливая болтовня. Наказание обещало быть долгим и суровым. И я на ошибся. Вечер прошел отвратительно, Я все время чувствовал себя предателем, словно выдал некую принадлежавшую мне одному, и дорогую для меня, тайну… Так оно, в сущности, и было. Я не испытывал ревности. Меня грызла глухая тоска и страх оттого, что подтвердились самые худшие предположения, оттого, что сон был правдой, а Артам размазней… Да и кто смог бы устоять перед этими глазами?

Я словно раздвоился. Одна половина моего существа жила нормальном человеческой жизнью, она попросту ревновала Весту к Гвельтову, и мне приходилось признать, что всего за каких-то три дня эта женщина стала значить для меня слишком много. Другая же половина, не очень заметная, словно сидела в темном углу, сжавшись от леденящего душу страха. Постепенно это впечатление развеялось. Может быть, причиной тому было вино, которого оказалось в буфете у Весты целые две бутылки. Запас продуктов на этот раз тоже не вызывал никаких нареканий. Словом, нас ждали… А может быть, не нас, кого-нибудь другого. Веста включила магнитофон, и они с Артамом очень мило проводили время за танцами. Я же пил стакан за стаканом кислое вино, совершенно не пьянея, только мрачнел все больше. Придется как-то выпутываться из дурацкой ситуации, в которую я сам себя загнал, но я все не находил повода, чтобы встать и уйти. Очередной танец кончился, они оба сели на кушетку рядом с моим креслом, продолжая начатый во время танца разговор. Казалось, они так увлечены им, что вообще забыли о моем присутствии.

— А что вы делаете по вечерам? Бывают же у вас свободные вечера? Неужели сидите здесь одна?

Он что, с ума сошел? Что за пошлости говорит? Но Весту ничуть не коробили его вопросы.

— Я много читаю. Часами могу смотреть телевизор. Почти любую передачу. Правда, иногда мне кажется, что раньше я не любила этого занятия.

— Охотно верю. Наше телевидение страдает обилием пустой болтовни… А ваша мама? Вы, наверное, часто бываете у нее?

Мне показалось, что ее лицо напряглось лишь на секунду и туг же вновь смягчилось.

— Теперь нас мало что связывает. Раньше мы были большими друзьями, но с возрастом отношения меняются. — Вдруг она улыбнулась: — Хотите посмотреть ее фотографии?

Артам, видимо, не ожидал этого предложения и растерялся. Я понял, что он неспроста затеял разговор.

— Нет, что вы, я вовсе не хотел…

— Да? А я думала, вы вообще сомневаетесь в том, есть ли у меня родители.

Это был прямой вызов. Гвельтов смутился, попытался обратить все в шутку, но как-то неуклюже. Хозяйка вдруг потеряла к нашему визиту всякий интерес. Через несколько минут Артам поднялся и, сославшись на какое-то дело, стал прощаться, Я молча последовал за ним. Нас не стали ни провожать, ни задерживать. Уже на пороге я обернулся. Веста не смотрела в нашу сторону, В ее пустых и отрешенных глазах, упершихся в стену, не было ничего, кроме усталости и скуки.

Погода улучшилась. Вечер обещал быть тихим и прохладным.

— Ну так что? — спросил я Гвельтова. — Какие выводы ты сделал?

— Выводы? Какие ж тут выводы… По-моему, она очень красивая женщина.

— Хорошо, хоть это заметил, — мрачно пробормотал я. — Но мы не в гости ходили…

— Все, что вы говорили в кафе, — нагромождение нелепостей, она самая обыкновенная женщина и, по-моему, очень несчастная. Она в беду попала, а вы вместо того, чтобы помочь ей, затеяли какое-то расследование. Ваш научный подход в некоторых случаях выглядит…

Он недоговорил, но все было ясно и так. Гвельтов вскочил в подошедший троллейбус, а я не двинулся с места.

После истории со шрамом Веста долго не могла решиться не то, чтобы снова копаться в своем прошлом. Хотелось просто жить, ни о чем не думать, наслаждаться каждым начинающимся днем, воспринимать его как подарок. Это настроение пришло после того, как она поняла, что Глен Лонгаров, случайно подобравший ее на дороге, занимает в ее мыслях все большее место… Вполне возможно, что первоначальный толчок этому процессу дало то беспредельное одиночество, в котором она очутилась, но эта первопричина сейчас уже не имела значения. У нее появился друг. Жизнь приобрела новый значительный смысл. Так было до вчерашнего дня, до того, как он привел к ней своего сотрудника… Она вдруг почувствовала себя подопытной морской свинкой. Получалось, что ее стремление забыть ни к чему хорошему не приведет. Другие все равно не забудут. Человек без прошлого не имеет права жить сегодняшним днем, сначала он должен отыскать свой вчерашний… И она снова начала поиски. Ощупью, наугад… С самого простого. В том же ящике, где лежала пачка с фотографиями, она нашла документы на имя Весты Реналовой, договор на квартиру, квитанцию об оплате и адрес квартирной хозяйки. Срок оплаты истекал через месяц, но она решила сходить по этому адресу и посмотреть, как отреагирует хозяйка на ее появление. Что она помнит о прежней Весте Реналовой? Рано или поздно должны были встретиться люди, которые знали ее раньше, так пусть же это случится скорее!

Дверь открыла толстая пожилая женщина и, не пригласив войти, молча уставилась на Весту. Веста хорошо понимала, что в ее положении следует соблюдать осторожность, чтобы не дать повод для ненужных слухов, которые могли еще больше затруднить ее жизнь а этом враждебном мире. В ней появилась несвойственная ее возрасту предусмотрительность и осторожность, и она пользовалась этими новыми качествами. Наконец толстуха не выдержала затянувшегося молчания.

— Ну и чего ты пожаловала, милочка? Как деньги платить, так вас не дождешься, а с жалобами так и шастают, что там у тебя стряслось, кран течет?

— Кран в порядке.

— Так чего тебе надо?

Веста достала квитанцию.

— Срок кончается через месяц, и я хотела узнать, какую сумму должна буду вам заплатить.

— А у меня ничего не меняется. Как платила, так и будешь платить. Мне дела нет, что тебя дома никогда не бывает. Желающих на твою комнату знаешь сколько? У меня цены невысокие, потому и беру вперед за год. Так что готовь четыреста монет.

Этот короткий осторожный разговор кое-что все же прояснил. Во-первых, для окружающих она была Вестой Реналовой, и, следовательно, прошлое этой женщины скорее всего и было ее собственным прошлым… Но тогда становилось совершенно непонятным, куда девался шрам с ее коленки… Можно предположить, что память не во всем изменяет ей, а лишь в некоторых, но достаточно важных случаях… Как, например, в истории со шрамом. Теперь возникла необходимость как-то рассортировать свое прошлое. Отделить настоящие воспоминания от ложных и постепенно приблизиться к тем пропавшим из жизни месяцам. Сейчас она могла думать о них почти спокойно, без леденящего ужаса первых дней. Ей даже пришла мысль посоветоваться с Гленом, обратиться к нему за помощью, но она тут же отбросила ее. Возможно, она и расскажет ему, но потом. Слишком это личное. Прежде она сама должна узнать все, что с ней случилось.

Она шла от квартирной хозяйки к своему дому по узкой извилистой улочке. Стены домов, сложенные из огромных глыб серого камня, напоминали стены древних крепостей. Из каждой трещины расселины тянулись какие-то кустики, карликовые деревца, островки, травы. Им, наверно, было здесь так же тесно, как людям. Веста подумала, что во всей этой толпе нет ни одного знакомого лица, а если кто-то и окликнет ее, она не будет знать, что ответить. Возможно, поэтому она инстинктивно старалась избегать людных мест. Веста ускорила шаг, чтобы скорее выбраться на открытое пространство, но в конце, у перекрестка, улица стала еще уже. Тротуар, обнесенный металлической оградой, превратился в тесный коридорчик. Люди шли вплотную, невольно касаясь друг друга, и Веста вздрагивала от этих прикосновений. Они были ей неприятны.

Неожиданно из перекрестка навстречу Весте вынырнул большой желтый автобус. До него было метров сто, но он шел очень быстро и через несколько секунд должен был поравняться с узким участком тротуара. И вдруг автобус словно бы раздвоился… Однажды в кино Веста видела такую штуку. Тогда от предмета отделилось его движущееся изображение. Именно это произошло сейчас, и Веста, еще ничего не понимая, с интересом наблюдала, как некое подобие миража, изображавшее точную копию желтого автобуса, только совершенно прозрачную, обогнало настоящий автобус и поравнялось с тротуаром. В тот же миг у «миражного» автобуса лопнула правая передняя шина, он резко вильнул в сторону и врезался в тротуар. Веста видела, как на нее неотвратимо надвигается широкая тупая морда машины. Несмотря на то что сквозь изображение просвечивались дома на противоположной стороне улицы, оно выглядело слишком угрожающе, слишком реально. Веста, вскрикнув, инстинктивно рванулась в сторону. Секундой позже за ее спиной раздался глухой удар и крики людей. Настоящий автобус врезался в тротуар…

Ночью город замирает. Спят машины, спят люди… Не спит лишь она одна. Не спит восьмую ночь подряд… Нельзя назвать сном ту легкую прозрачную дремоту, которая иногда охватывает ее на час-другой… Теперь она знает, что у нее нет потери памяти. С ней случилось нечто совсем другое… Но что же?!. Нельзя неподвижно лежать с открытыми глазами все ночи напролет и слушать шорохи уснувшего города… Шорохи? Да. Только в них какой-то чуждый городу ритм. Легкое шипение воды, скрежет невидимых камешков… Волна за волной. Волна за волной наплывает на нее из темноты. С тех самых пор, как она очнулась на берегу моря, в ушах все время стоит этот легкий прозрачный гул морского прибоя. Дневные звуки заглушают его, но зато ночью, когда город спит, прибой неумолчно звучит у нее в голове и шепчет, и шепчет…

— Что мне делать, скажи? У меня больше нет сил в одиночку бороться. Нет сил, и нет мужества узнать правду…

И прибой словно отвечает ей:

— Ты знаешь правду… Знаешь…

— Знаю, да! Что мне делать с ней?

— Жить…

— Зачем?

— Зачем живут на земле люди?

— Так то люди… А я? Я одна в этом мире.

— Ты не одна. Ты сильнее любого человека. Ты еще не все знаешь, и у тебя есть Глен… Позвони ему…

— Нет. Только не это. Я ничего не могу ему объяснить. Все запутывается с каждым разом все больше. Мне приходится лгать, выкручиваться, притворяться. Я не могу так больше!

— Так скажи ему правду.

— Я сама ее не знаю.

— Знаешь! Знаешь! Знаешь! — грохочет прибой, и волна за волной набегает на нее из темноты. Ей хочется закричать, вскочить, убежать куда-нибудь. Но бежать некуда. Эти звуки у нее в голове. И они всегда с ней. Везде.

Сведения и факты, относящиеся к заинтересовавшей меня проблеме, часто накапливаются в моем мозгу как бы сами собой, без участия воли. В голове все время идет беспрерывная перетасовка различных данных. Причудливые картины рождаются и рушатся, как в детском калейдоскопе…

Поведение Гвельтова, а скорей всего самой Весты, ускорило процесс подсознательного анализа. И из пестрых картин постепенно стала выкристаллизовываться до нелепости простая идея… Я могу часами бродить по городу. Ритм ходьбы отвлекает внимание, рассеивает его и тем самым как бы раскрепощает причудливый механизм подсознательного калейдоскопа.

Я совсем не мучился угрызениями совести, несмотря на отповедь Гвельтова, и мне вовсе не хотелось бежать к ближайшей телефонной будке, чтобы звонить Весте. Наоборот, в моем отношении к ней прибавилась изрядная доля скептицизма. Возможно, виновато в этом было уязвленное мужское самолюбие. Как бы там ни было, я брел по городу и думал о Весте. И пожалуй, не столько о Весте, сколько о пропаже журнала, о машине, в которой не оказалось водителя. Обо всем сразу. Но главное, все же о Весте. И вот тогда это случилось. В мозгу словно щелкнул какой-то невидимый переключатель. Я подумал: «У нее пропало три месяца, а встретил я ее 12 октября». Впервые эти две цифры вдруг сложились вместе, и получилось 12 июля… День, когда с Вестой случилось нечто из ряда вон выходящее… И вполне возможна, что событие это, хотя бы косвенно, могло попасть на страницы газет! Ведь колонки полицейской хроники всегда смакуют любые необычные происшествия, Репортеры специально ищут факты несчастных случаев, исчезновений, похищений и всех подобных событий… Не знаю, почему мне раньше не пришло в голову просмотреть газеты за июль — это же так очевидно…

В институтской библиотеке я взял три газеты, подробно освещавшие все городские события. Мне не пришлось долго искать. «Городские новости» за 14 июля поместили заметку под заголовком: «Самоубийство или несчастный случай?» Я запомнил ее почти наизусть. «Вчера вечером неизвестная женщина подошла к прокатной лодочной станции. Лодочник, удивившись позднему заказу, назначил двойную цену, однако незнакомка не стала торговаться. Лодка отошла от причала, чтобы не вернуться уже никогда. Погода стояла прекрасная, волны не было, и все же в ста метрах от берега лодка перевернулась без всякой видимой причины.

Дежурный спасатель, очевидец происшествия, так описывает событие: «В шесть часов пополудни от причала лодочной станции отошла прогулочная лодка, она не нарушала никаких правил, но, поскольку в этот час не было других лодок, я следил за ней. (Учитывая внешность, возраст, а также пол гребца, к этим словам спасателя можно отнестись с полным доверием.) У нас на вышке мощная оптика, и я видел все до мельчайших подробностей, — утверждает спасатель. — Лодка отплыла от причала всего метров двести. Потом женщина резко наклонилась к левому борту, словно что-то разглядывала в глубине. Лодка качнулась и, хотя волны совершенно не было, неожиданно перевернулась. Я сейчас же поднял тревогу. Катер подошел к месту происшествия буквально через несколько минут. Однако на поверхности плавала лишь перевернутая лодка. Мы обшарили все дно. Аквалангисты искали не меньше трех часов, до полной темноты. В этом месте нет никаких течений, однако тело утонувшей так и не удалось найти. Полиция просит всех знакомых или родственников погибшей помочь установить ее личность…»

Далее следовали подробные описания примет утонувшей женщины. Там было все. Даже короткое цветное платье, похожее на сарафан.

Я осторожно отодвинул от себя газеты, словно в них была скрыта мина замедленного действия. Я не стал смотреть, отозвался ли кто-нибудь на призыв полиции, я не хотел больше ничего знать. Необходимо было время для того, чтобы разум мог освоиться с этой нечеловеческой информацией, переработать ее и как-то приспособить к обычной нашей логике…

Одна лишь фраза в стиле только что прочитанной бульварной газетенки назойливо вертелась у меня в голове: «Три месяца спустя утонувшую случайно встретили на проселочной дороге…»

Солнце еще не встало из моря, не успело разогнать туман, но уже наполнило его на востоке ровным призрачным светом;, Вода казалась совершенно застывшей, неподвижной и тяжелой. Весла с трудом погружались в нее. И когда, откинувшись всем телом назад, Гвельтов вырывал их из воды, было слышно, как большие тяжелые капли шлепаются обратно в море.

Я сидел на корме и до рези в глазах всматривался в расплывчатые очертания берега, едва проступавшие из тумана. Туман гасил звуки, сжимал пространство. Можно было подумать, что псе окружающее на сотни километров вокруг представляет собой это расплывчатое белесое марево. — Вроде здесь… — неуверенно сказал я.

Гвельтов опустил весла, достал со дна лодки большой черный цилиндр для отбора проб воды и мрачно спросил:

— Какая глубина?

— Если бы я знал… Может, позже, когда солнце разгонит туман, я сумею хотя бы сориентироваться. Мне кажется существенным в точности повторить все условия. Если ты помнишь, в тот раз мы брали пробы в шесть утра.

— Какое это может иметь значение?

— Откуда я знаю? Может быть, в воде образуются специфические вещества, разрушающиеся с восходом солнца. Не так уж много у нас шансов повторить сто тридцатую пробу.

Гвельтов покрутил установочное кольцо, определявшее момент, когда под действием возросшего давления механизм сработает, крышка цилиндра откроется и пропустит внутрь порцию черной воды… На глубине ста метров вода всегда черная, с редкими точками огней… Я и сейчас видел рой этих огней, окруживших брошенный за борт цилиндр. За последнее время свечение моря значительно возросло, и никто толком не знает причины. Обилие планктона, наверно… Уменьшились запасы рыбы, равновесие нарушилось, и образовавшуюся пустоту заполнил собой планктон и медузы. Особенно медузы. Их белесые, похожие на студень тела плотной массой запрудили всю прибрежную зону, завалили пляжи. Даже здесь, вдали от берега, их липкие тела окружали лодку. Я видел, как трос, привязанный к цилиндру, перерезал одну из этих зыбких тарелок и обе ее половинки спокойно поплыли в разные стороны, словно ничего не случилось.

Разговаривать не хотелось. После визита к Весте отношения между нами разладились, словно Артам был виновен в моем открытии. Прошла неделя, а я все не находил в себе сил даже близко подойти к улице, на которой жила Веста, и старался о ней не вспоминать. Мой мозг словно погрузился в такой же белесый и плотный туман, как тот, что сдавливал сейчас море. У Гвельтова хватило такта не вспоминать о происшедшем. Оба мы с головой погрузились в работу, стараясь во что бы то ни стало восстановить утраченные пробы, повторить первый удачный опыт. Словно успех мог что-то объяснить в этой цепи неразрешимых загадок, окруживших нас со всех сторон. Как бы там ни было, работа была реальным, конкретным и прочным остовом. На нее можно было положиться. Я спешил так, словно боялся опоздать на поезд, словно хотел измотать себя до полного отупления и ни о чем не думать… А что еще мог я сделать? Что мог противопоставить силам, не укладывающимся в границы человеческой логики?

Одна за другой пробы воды оказывались в стеклянных флаконах с этикетками из лейкопластыря. На сто сорок первой пробе Гвельтов не выдержал. Сказал, что с него на сегодня довольно. Из чувства противоречия я отобрал у него цилиндр и сам бросил его за борт. В сто сорок второй раз. И когда лебедка кончила наматывать трос, сказал, чтобы он греб к берегу.

Вода в отборнике показалась мне какой-то странной, слегка маслянистой… Солнце наконец разогнало последние клочки тумана, и стало видно, что жидкость в последней бутылке действительно отличается от остальных проб. Она слегка опалесцировала и казалась более плотной. Я едва дождался, пока лодка пристанет к берегу.

Не знаю, заметил ли что-нибудь необычное в этой пробе Гвельтов, и до сих пор не знаю, почему ничего ему не сказал.

Я увидел бактерии сразу, как только поднес предметное стекло с каплей воды под бинокуляр. Они заполняли собой все пространство… Непривычно огромные, с выпуклыми ядрами и увеличенными зернами хромосом. Их желеобразная оболочка мало походила на оболочку амеб, хотя это были, несомненно, амебы, древнейшие и простейшие существа нашей планеты. Но в отличие от тех амеб, которых я хорошо знал, эти не пользовались движением с помощью переливания своего тела из одной ложноножки в другую, Ничего подобного. Они стремительно пересекали поле зрения бинокуляра. Больше всего их тела во время движения напоминали крошечных кальмаров, и я не был уверен, что они не используют тот же принцип реактивной отдачи струи воды, которым пользуются кальмары. Иначе трудно было объяснить скорость их движения. Для простейших организмов это было, пожалуй, слишком… Я бросился к определителю Левинсона. Исходя из одноклеточного строения, я отнес их к классу протозоа и тут же убедился, что такого вида в определителе нет…

Смутная догадка шевельнулась в моем мозгу. Мне вдруг захотелось остановить эту амебную круговерть, чтобы рассмотреть получше. Нет, не для этого… Я и так все прекрасно видел. Мне захотелось убить их, увидеть, как они умирают… Я отлил часть пробы в чашку Петри, под руки попался пузырек с цианидами. Пожалуй, это то, что нужно. Я открыл пузырек и набрал яда. Доза была достаточной, чтобы свалить лошадь. Когда капля яда сорвалась с конца пипетки и упала в чашку, я держал ее в левой руке, мне показалось, что чашка слегка нагрелась. — Этого быть не могло, и все же… Я вновь подошел к микроскопу. И не поверил своим глазам. Амебы в чашке были живы. Их движение ускорилось, стало, пожалуй, более упорядоченным. И они были живы!

Повторяя опыт, я действовал гораздо более осмотрительно. Во-первых, я взял из сейфа новую, нераспечатанную склянку с ядом. Кроме того, я вставил в чашку термометр и проделал весь опыт, не отрываясь от окуляров микроскопа. В момент, когда капля с ядом упала в чашку, по всем амебам словно прошла мгновенная конвульсия. Затем они стремительно кинулись навстречу друг другу и соединились в одну общую колонию, похожую на маленький рогатый шар подводной мины… Мне даже показалось, что на концах ее рожек сверкнули синие искорки крошечных разрядов, но в этом я не был уверен… Температура в чашке поднялась на четыре градуса. Вода действительно нагревалась! Но это было еще не все. Колония окуталась облачком мути, потом вода очистилась и амебы снова распались на отдельные организмы. Правда, теперь они двигались общей группой, параллельными курсами, словно каждую секунду были готовы встретить вместе новую опасность.

У меня не хватило духу продолжать опыты, я лишь втянул в пипетку немного воды, стараясь не задеть ни одного из членов этой таинственной колонии. Анализ показал, что цианиды были разложены на более простые безвредные соединения. Скорость, с которой был проделан этот химический фокус, превосходила все известное современной науке. К тому же энергия, выделенная на это, была слишком велика, ее остаток нагрел воду. Амебы все вместе обладали слишком малой массой для выделения такого количества энергии. Откуда же она взялась? Что еще могут эти таинственные существа? Что они собой представляют? Колонию неизвестных науке бактерий или нечто большее? Нужны были новые опыты, более серьезная постановка проблемы, специалисты, наконец. Больше я не имел права работать один.

Я торопливо убрал пробирки и колбы. Поставил пробу вместе с портативным термостатом в сейф, запер лабораторию и пошел домой. Нужно было все обдумать. Решить, к кому именно обратиться, чтобы к моему сообщению отнеслись серьезно. Слишком уж фантастично все выглядело. Но пока у меня есть эта проба, ничего не стоит доказать… Если, конечно, свойства этих одноклеточных организмов не изменятся, если они не погибнут. «Ерунда! — успокоил я себя. — На них не действуют даже цианиды. С тадой поразительней способностью противостоять неблагоприятным воздействиям среды и даже изменять ее они сумеют за себя постоять».

Мои мысли начали складываться в четкий узор фантастической догадки, связывавшей в одно неразрывное целое все события последних дней. История с Вестой, похищение журнала, заметка в газете и, наконец, мои сегодняшние амебы — все входило в эту догадку. Не хватало лишь последнего штриха, чтобы все стало ясно.

Было около шести часов вечера, когда я вышел из института. Самое «пиковое» время, улицы полны народа, к остановке троллейбуса не протолкнуться. Стиснутый плотной массой человеческих тел, я всматривался в незнакомые и разные лица и, может быть, впервые думал о том, что все мы одно племя на небольшой, в сущности, планете Земля. У всех у нас разные занятия, устремления, и все же в минуту опасности люди сплачиваются вместе. «Нигде, пожалуй, так полно не ощущает человек своей причастности к человечеству, как в переполненном троллейбусе», — с усмешкой подумал я и по вернувшемуся впервые за последнюю неделю чувству юмора понял, что снова обрел уверенность в себе. Троллейбус остановился, я вышел и, как всегда, на углу, у дома, привычным взглядом окинул свею машину — на месте ли колеса, подфарники и прочие мелочи. Все было в порядке, но в кабине кто-то сидел… Заходящее солнце, отражаясь в стеклах, мешало рассмотреть сидящего в машине человека. Я осторожно подошел ближе и по тому, как внезапно стремительно рванулось и замерло сердце, еще до того, как смог что-нибудь рассмотреть, уже знал, кто это.

Ничего не сказав, я опустился на место водителя и захлопнул дверцу. Веста тоже молчала. Наверно, минут пять мы так сидели. Мимо в нескольких шагах тек поток людей. Я опять вернулся в какой-то нереальный мир — мир снов. Я его всегда ощущал рядом с этой женщиной. Молчание становилось невыносимым, но я, стиснув зубы, ждал. Я решил, что на этот раз она заговорит первой и объяснит мне все. Во мне шевелилась и зудила как комар одна мыслишка: «Ее появление как-то связано с моим сегодняшним открытием, с этими проклятыми амебами. Не может быть не связано».

Вдруг она повернулась ко мне и сказала:

— Все, что ты прочитал в газете, написано обо мне.

Я почувствовал, как сердце рванулось и замерло где-то у горла, стало душно. Я опустил стекло. Струя холодного воздуха помогла мне взять себя в руки. Ее голос звучал спокойно, деже как-то отрешенно; словно она рассказывала о совершенно постороннем человеке, о вещах, не имеющих к ней ни малейшего отношения.

— Иногда мне кажется, я что-то помню, какие-то смутные образы… Скорее всего это был бред, последние искаженные проблески сознания. Когда лодка перевернулась, я почти сразу захлебнулась и пошла на дно, я совсем не умею плавать… Потом окончательный мрак, какие-то искры, голоса, сколько это продолжалось — не знаю. Время для меня остановилось, И вдруг дождь… Он лил и лил прямо на меня. Помню, как я удивилась, откуда может быть дождь на дне? Потом вдруг мимо проехала твоя машина…

— Как они выглядят? — Это был мой первый вопрос.

— Я не знаю. Я их никогда не видела. Никто их не видел, Мы только посредники. Они живут в море, вот и все, что я знаю. Я иногда думаю, какие они, пытаюсь их себе представить — и не могу… Вижу что-то бесформенное, огромное… Может, у них и тела нет… Не знаю, ничего не знаю…

Веста замолкла. Пожалуй, я знал об этом больше ее… Перед глазами у меня стоял четкий сурой крошечных, не различимых невооруженным глазом существ.

— Я помню себя с той минуты, как ощутила дождь. Я лежала на берегу, в куче гниющих водорослей. Потом я услышала звук мотора. Дальше ты все знаешь… Но это еще не конец. Вначале я старалась ни о чем не думать. Мне казалось, что это просто чудесное спасение, что мне повезло, волна выбросила на берег мое бесчувственное тело. Я придумывала самые простые объяснения, но потом я увидела календарь и свою квартиру и узнала, что с тех пор, как я утонула, прошло четыре месяца; в тот первый момент я даже подумала, что ты имеешь к этому какое-то отношение. Чтобы не сойти с ума, я должна была найти правдоподобное объяснение… А потом были сны… Но даже во сне я их не видела ни разу, хотя они говорили со мной.

Она замолчала и сидела так тихо, что, если не смотреть в ее сторону, можно было подумать: в машине никого нет.

Я испытывал к ней беспредельную жалость, хотя она меньше всего заслуживала этого чувства, Любая другая на ее места вряд ли сумела бы сохранить рассудок, а она как-то справилась со всем этим.

— Послушай, Веста, давай уедем отсюда. Хочешь, я увезу тебя прямо сейчас. Все забудется, в конце концов, все могло тебе привидеться как в кошмаре. Тебя просто выбросило на берег! Не было никаких пропавших месяцев! Не было! — Я почти кричал. Она отыскала в темноте мою руку и крепко сжала. Ее ладонь была горячей, а кожа показалась неправдоподобно гладкой, словно я держал в руках лайковую перчатку… Может быть, у меня чуть-чуть дрогнула рука — не знаю, но она почувствовала, что мне не по себе от ее прикосновения, и убрала руку. Потом тихо сказала:

— Вот видишь… А ты говоришь — забыть. Долги нужно выплачивать, А я получила от них в долг не так уж мало… Всего лишь жизнь… Пусть даже такую, не совсем настоящую…

Я не мог с этим смириться и в то же время не находил в себе сил рвануть рукоятку скоростей, поспать машину вперед и увезти Весту отсюда. Не мог, потому что не выдержал даже простого прикосновения ее ладони., Молчание затягивалось, превращалось в какую-то холодную стеклянную стену, отделявшую меня от нее. Чтобы как-то справиться с этим, я спросил:

— Чего же они хотят, что им нужно? Для чего они пришли к нам, поднялись со своего дна, зачем?!

— В этом нет ничего непонятного. Люди превратили океан в огромную помойку, в свалку. Им нечем стало дышать. Наверно, они считают, что, родившись на этой планете вместе с нами, а может быть, даже раньше нас, они имеют право на жизнь, такое же право, как люди. Я могу ошибаться, это всего лишь мои догадки, но, по-моему, их разум пробуждается только в минуты смертельной опасности…

— Это же безнадежно… Человечество никогда не позволит навязать себе чужую волю. Начнется война, война, в которой их уничтожат.

— Напрасно ты думаешь, что это будет так просто. Они не так слабы, как кажется с первого взгляда, но меньше всего они хотят войны. И все же если их вынудят, если они решат, что человеческий род не в состоянии дальше управлять планетой… Я не уверена, что в этой войне победят люди… И все же в них нет злобы, понимаешь? Это дает нам надежду… То есть я хотела сказать вам, людям. Самое опасное — это посредники. Зачастую выбор случаен, а последствия… Перестав быть человеком, не каждый способен сохранить в себе добрую волю. Есть и такие, которым хочется, чтобы весь мир катился ко всем чертям вместе с ними. В первые дни мне тоже этого хотелось, но потом… Наверно, не всем удается взять себя в руки, хотя бы частично вернуть контроль над своими поступками.

— О ком ты говоришь?

— О Чезаре. Ты его видел. Тогда в роли твоего начальника в лаборатории — это был он… Наверно, все дело в том, что наш мозг функционирует иначе, собственно, мы уже не люди, лишь вместилище для чужого разума.

— Этого не может быть! Не может! Ты…

— Молчи. Не надо. Ты не знал меня раньше и не знаешь того, что знаю сейчас я. Часто я сама не могу определить, какие мысли принадлежат мне, какие им. Наше сознание — это неразрывное целее. Иногда город кажется мне наполненным чужими, враждебными существами, я, как рыба, смотрю на него сквозь стекло аквариума.

Веста замолчала.

В полумраке кабины виднелся только ее точеный профиль. Волосы рассыпались по плечам, она сидела совершенно неподвижно, словно заледенев. И вдруг в какую-то долю секунды я понял, что она ощущала в эту минуту… Она сказала уже все, положила последний камень в стену, разделявшую нас, и теперь ждала лишь последних слов, которые должны были разрушить все, что у нее еще оставалось в этом мире. Я не испытывал к ней жалости. Только огромное удивление и восхищение перед мужеством этой женщины.

— Послушай, Веста… — Она не шевельнулась. — Ты знаешь сказку о царевиче, который поймал русалку?.. — Она все еще молчала, только отрицательно мотнула головой. Смысл того, что я собирался сказать, еще не проник в ее сознание. — В этой сказке печальный конец… Русалка не была похожа на обыкновенных девушек, а царевич полюбил ее и хотел на ней жениться. Людские пересуды помешали их счастью… Но на самом-то деле он поймал в свою сеть не русалку, а чудо. То самое необыкновенное, сказочное чудо, которое каждому из нас попадается всего лишь раз в жизни, только не все умеют его распознать: то рыбья чешуя мешает, то еще что-нибудь… Так вот я бы не хотел повторить ошибку царевича… С этого дня мы всегда будем вместе. Я не знаю, сколько нам оставлено времени, никто этого не знает. Но больше я не потеряю ни одной секунды по собственной воле.

В полумраке кабины ее глаза сверкнули как два огромных изумруда. Я знал, что в эту минуту она видит меня насквозь, читает мои самые сокровенные мысли. Этой женщине я никогда не смогу солгать, даже если очень захочу… Я знал, на что иду, легкий мороз пробежал у меня по коже. Я ждал ответа, но она лишь спросила:

— Ты отдаешь себе отчет? Ты уверен, что справишься?

Вместо ответа я наконец сделал то, о чем мечтал все эти дни. Я притянул ее к себе и крепко поцеловал в горячие, потрескавшиеся губы.

И в эту секунду стеклянная стена, разделявшая нас, перестала существовать.

Гвельтов никогда не напивался до такой степени, как в тот вечер, когда Лонгаров холодно с ним простился, забрал пробы и уехал, оставив его одного. В те дни, когда удачей не пахло, он был ему нужен, как каторжный, сутками сидел в лаборатории, а сегодня…

Еще больше его обиду разжигала мысль о том, что Лонгаров мстит ему за вечер с Вестой. Это было не по-мужски… Гвельтов завернул в первый попавшийся портовый кабачок и выбрался оттуда далеко за полночь. Он брел по самой кромке тротуара, то и дело останавливаясь и бессмысленно озираясь. Иногда подолгу стоял неподвижно, обняв фонарный столб, и рассказывал ему о своих обидах. Прохожих в этот поздний час было немного, а те, что попадались навстречу, сразу же, завидев Гвельтова, переходили на противоположную сторону. Вечерами в городе бывало неспокойно, а от пьяного всего можно ожидать… Так что Гвельтов не испытывал неудобств в своем зигзагообразном движении. Вся левая сторона улицы оставалась в его распоряжении. Только пройдя три квартала и выбравшись на набережную, что заняло у него не меньше двух часов, он наконец понял, что идет в противоположную от дома сторону. Это открытие несколько отрезвило его, к тому же два часа, проведенные на свежем воздухе, уменьшили опьянение. И все же впоследствии, восстанавливая в памяти все события этой ночи, Гвельтов никак не мог вспомнить, в какой именно момент у него появился товарищ… Вроде бы на набережной он был один, а когда шел обратно, у него уже не было необходимости делиться своими печалями с фонарными столбами, поскольку рядом оказался внимательный, чуткий, все понимающий собеседник. Они успели обсудить все достоинства хорошо очищенной можжевеловой водки. Тщательно проанализировали влияние провинциальных традиций на качество выделки коньяков и перешли уже к новомодной категории коктейлей, которую оба не одобряли. Затем Гвельтов долго объяснял, каким законченным мерзавцем оказался его шеф, и, кажется, сумел доказать, почему именно. После чего его спутник заметил, что все начальники по самой своей природе — мерзавцы.

Гвельтову давно не попадался такой толковый, настроенный в унисон его самым сокровенным мыслям собеседник. Вполне довольные друг другом, они забыли о времени. Гвельтов помнил, что на углу какой-то улицы, отнюдь не той, что вела к его дому, в руках у его товарища оказалась заветная плоская бутылочка, какие носят в верхнем боковом кармане пиджака истинные ценители и знатоки. Гвельтова, правда, несколько удивил тот факт, что бутылочка оказалась нераспечатанной, в фабричной упаковке…

Когда на дне почти ничего не осталось, Гвельтов перешел к анализу личных связей, на которых держится современное общество. И здесь они оба проявили редкостное единодушие и общность взглядов. Дальше в памяти Гвельтова образовался какой-то странный провал, очевидно, содержимое заветной бутылочки подействовало на него сильнее всех предыдущих. Как бы то ни было, полностью очнулся он уже в лаборатории… Причем совершенно не помнил, как сюда попал и почему вообще оказался на работе ночью… Рядом с ним за столом сидел совершенно незнакомый человек. И с этого мгновения мозг Гвельтова заработал уже вполне отчетливо, сохранив в памяти все подробности того, что произошло дальше.

— Итак, вы обещали мне показать ту самую штуку, из-за которой ваш шеф… простите ваш мерзавец шеф…

Глаза незнакомца блестели холодно и совершенно трезво. Очевидно, он еще не догадался, что в этот момент алкоголь без всякого постепенного перехода полностью потерял свою власть над Гвельтовым и тот даже догадался не сразу это показать, чтобы прояснить странную ситуацию, в которой очутился. Вполне добросовестно изображая пьяного человека, он радостно и глупо рассмеялся, шатаясь, подошел к полке и снял старый, прошлогодний журнал. Славу богу, современные научные учреждения не страдали недостатком создаваемой ими макулатуры..

— Вот тут! — заплетаясь, произнес он и хлопнул по папке рукой. — Вот тут, дорогой друг, все написано! История всех моих бед. Я дарю вам это! — Гость брезгливым жестом отодвинул от себя пропыленную папку и внимательно посмотрел на Гвельтова.

— Вы как будто собирались показать мне совсем не бумаги. — Голос гостя стал строгим, в нем появились металлические нотки. — Перестаньте паясничать, Гвельтоа! Вы уже совершенно трезвы. Садитесь и слушайте меня внимательно.

Последнюю просьбу Артам выполнил беспрекословно, все еще надеясь выиграть время и разобраться в непонятной для него ситуации.

— Сейчас вы выключите сигнализацию и откроете шкаф!

— Кто вы такой?

— Не задавайте глупых вопросов. Делайте, что вам говорят.

— Бы уверены, что я… — Он не успел закончить.

Перед глазами вспыхнули огненные круги Страшная боль согнула его почти пополам. Ни глотка воздуха не проникало в его сжатые спазмой легкие. Мучительный удушающий кашель раздирал внутренности. Ударил его профессионал. Ударил со знанием дела. И постепенно, с трудом обретая контроль над непослушным телом, Гвельтов уже знал, что из этой истории ему, пожалуй, не выпутаться…

В те редкие дни, когда человек бывает по-настоящему счастлив, он может жить как птица, бездумно и очень часто не замечает этих прекрасных дней. Только потом, когда они уже позади, становится ясной их настоящая цена. Иногда меня даже пугало слишком уж определенное и потому немного нарочитое ощущение счастья. Но, может быть, причина была в том, что я знал: долго так продолжаться не может, все висит на тоненькой ниточке? Во всяком случае, причина моих сомнений была не в Весте, Из нас двоих именно она была, как мне теперь кажется, по-настоящему счастлива и делала все от нее зависящее, чтобы выглядеть обычной, нормальной женщиной.

Она не выносила даже случайного намека на прошлое, на асе то, что было до того дня, когда лодка перевернулась. У нее нет прошлого, или, во всяком случае, она не желала о нем знать. Она встретила человека, которого полюбила, и все остальное перед этим фактом просто потеряло для нее значение. Мужская логика устроена иначе. Или это только мой мозг не мог смириться с предложенными ему несколько искусственными правилами игры? Может быть, мне нужно было ей просто помочь? Но я не мог ничего забыть. Не мог заставить себя не думать. Не искать ответов на бесчисленные загадки. Не для меня была эта птичья жизнь! И может быть, она это чувствовала, знала? Конечно, знала. Она знала обо мне все…

Когда же это началось? Когда впервые она решила нарушить неписаные правила, оберегавшие наш хрупкий стеклянный покой? Я хорошо помню этот день… Воскресенье. Мне не надо было рано вставать. Я нежился в постели и слушал, как на кухне Веста, что-то напевая, готовит кофе. Его острый пряный аромат проник в комнату и окончательно прогнал остатки сна. Я не спешил вставать, зная, что кофе, как обычно, будет мне подан в постель… Я прожил на свете почти сорок лет, и никто никогда не подавал мне по утрам в постель кофе. Я читал об этом, видел в кино, но самому испытать этого особого блаженства раньше мне не приходилось.

Я заранее смаковал предстоящий торжественный ритуал: дверь на кухню распахнется, войдет Веста а своем розовом полупрозрачном халатике, который я подарил ей всего неделю назад. Она войдет, улыбаясь, глаза ее будут радостно блестеть. Она всегда улыбается, когда знает, что делает что-нибудь приятное для меня. Любой пустяк ее радует… За всю долгую семейную жизнь я так и не сумет объяснить жене, как именно следует готовить кофе, чтобы сохранить полностью его аромат и вкус. Весте не понадобилось ничего объяснять. Она знала наперед все мои вкусы. Она умела так поджарить омлет на завтрак, чтобы на нем не было корочки. Жене это не удавалось ни разу. Сама Веста была удивительно равнодушна к еде. Подозреваю, что в мое отсутствие она вообще не ела. Но даже в этом ей ни разу не изменил такт, и, когда мы вместе садились за стол, она всегда ела хотя и немного, но с видимым удовольствием, стараясь своим равнодушием к пище не испортить мне аппетит.

Квартира за те две недели, что мы жили в ней вместе, разительно изменилась. Иногда меня даже раздражала чрезмерная аккуратность Весты. Она словно старалась стереть самую память о том запустении и хаосе, который царил здесь в день нашего первого проезда. Мебель, пол, стекла на окнах — все теперь сверкало и лоснилось, она ухитрялась наводить этот порядок совершенно незаметно, я ни разу не застал ее с тряпкой в руках. Весте нравилось играть роль хорошей хозяйки. Но в это утро она была излишне рассеянной. День выдался для глубокой осени на редкость погожий, и я предложил поехать за город. Сначала ока обрадовалась, побежала укладывать корзинку для уик-энда, но вдруг вернулась через несколько минут с посерьезневшим и каким-то отстраненным лицом.

— Ты знаешь, Глен, у меня такое предчувствие, что нам не следует сегодня уезжать из дому. Что-то должно произойти, что-то очень важное.

Ох уж эти мне предчувствия! Они никогда ее не обманывали и именно поэтому вызывали у меня странный глухой протест, словно я чувствовал, как кто-то извне пытается навязать нам свою волю. Вот и сегодня я почувствовал раздражение и настоял на своем. Веста не стала спорить. В город мы вернулись довольно поздно, часов в шесть. Всю обратную дорогу, Веста молчала, но перед самым поворотом на нашу улицу вдруг спросила:

— Скажи, Глен, как ты теперь относишься к Артаму?

Вопрос прозвучал для меня неожиданно. С самого нашего совместного визита, понимая, наверно, что всякое напоминание о Гвельтове с ее стороны будет для меня неприятно, Веста словно забыла о нем, и вдруг этот вопрос.

— Нормально отношусь. Он мой сотрудник. Хороший сотрудник. Почему ты спросила?

— Потому что сегодня… — Она замолчала, и я наконец заметил, какая мучительная борьба происходит внутри ее. — Мне очень не хочется об этом говорить. Но сегодня у него Должны произойти неприятности, и я не знаю, как ты отнесешься к этому. Если я тебе не скажу сейчас… — Она окончательно запуталась.

— А ты скажи. — Я остановил машину, и последняя фраза прозвучала у меня нервно, почти зло. Это подтолкнуло ее, и она вдруг спросила:

— Ты запер пробы в сейфе? Артам знает шифр?

Я вообще ни разу не говорил ей о пробах. С памятного дня разговора в машине мы старательно избегали подобной темы.

— Мне кажется, ты должен отпустить их обратно в море. Иначе произойдет несчастье…

Она наверняка знала, какое впечатление произведут на меня ее слова. Она сидела, вся сжавшись, стиснув ручку сиденья. Я видел, как побелели ее пальцы.

— Я не должна была этого говорить, они просто уверены, что я не скажу. Но если с Артамом, а потом с тобой произойдет что-нибудь…

— Довольно меня запугивать, я сам знаю, что мне делать!

Мы молчали всю оставшуюся дорогу. Молча поднялись на пятый. этаж, молча открыли дверь… Я думал о том, что в металлической коробке сейфа лежат сейчас живые частицы огромного монстра, расположившегося где-то на дне залива. И конечно, что-то должно было случиться. Что-то должно было быть предпринято для возвращения отделенной части колонии. Странно, что мне вообще удалось взять эту пробу. Может быть, в тот момент было подходящее время. Или место. Возможно, они попросту спали… Кто знает? Как бы там ни было, отделенную часть теперь хотели возвратить обратно. Гвельтов… Да. Он знает шифр. И сделает все от него зависящее, чтобы не отдать им пробы. И вот тогда действительно может произойти несчастье! Больше я не раздумывал ни минуты. Уже в прихожей услышал, как Веста сказала:

— Я поеду с тобой!

— Спасибо. Не нужно. — Ее не остановил даже мой оскорбительно враждебный тон.

— Один ты не справишься. Я поеду с тобой!

Времени на споры не было. Но только ли поэтому я согласился? Скорее всего мне захотелось рез и навсегда выяснить, на чьей она стороне, как будто я имел право в этом сомневаться…

В институте света не было даже перед подъездом, где всегда горел фонарь, чтобы дежурный швейцар мог видеть неурочных посетителей. Я схватил фонарик, который, к счастью, возил в машине, и толкнул дверь.

— Подожди минуту. Еще не время… — Не обратив внимания на слова Весты, почти не слыша ее, я дергал заклинившуюся ручку.

— Проклятый замок! Сколько раз собирался смазать… Выйду через твою дверь! Подвинься.

— Я просила тебя подождать… Но как хочешь…

Ручка вдруг подалась, и от неожиданности я едва не вывалился наружу.

В тот момент мне некогда было раздумывать над странным поведением двери, я бросился к институту. Парадная дверь оказалась незапертой, и едва я захлопнул ее за собой, как оказался в полной темноте. Не зажигая фонарика, медленно, на ощупь я двинулся к лестнице, стараясь уловить малейший шорох и держа наготове фонарик — единственное свое оружие. Только теперь я почувствовал всю сложность своего предприятия. Огромное, погруженное в темноту здание жило своей собственной жизнью. С верхнего этажа доносился глухой ритмичный шум, какой-то скрип, потом там словно бы загудел пылесос.

В темноте этот звук казался особенно стройным. Я уже дошел до лестницы и, все еще не зажигая фонарика, медленно стал подниматься. И тут, ударившись плечом о невидимый выступ перил, я выронил фонарик. Звук его падения показался мне грохотом. Почти сразу мне удалось нащупать выпавший фонарь. Я не знал, разбилась ли лампочка, и не хотел проверять. Меня могли поджидать на лестничной площадке. В этой кромешной тьме я был совершенно беспомощен. Но, покрываясь холодным потом, я упрямо шел по лестнице вверх на четвертый этаж. Институт словно вымер. Наконец я добрался до двери своей лаборатории. Я осторожно провел рукой по филенке, и вздрогнул: в двери торчал ключ. Ни у меня, ни у Гвельтова своего ключа не было. Ключ всегда хранился внизу у привратника, и в воскресенье без моего разрешения его никому не могли выдать, следовательно, что-то случилось. Теперь в этом не было ни малейшего сомнения, и страх, преследовавший меня все это время, внезапно прошел. Сейчас я испытывал только ожесточение и какой-то лихорадочный подъем.

Я решительно рванул дверь и сразу же включил фонарик, но лампочка не зажглась, и в первую секунду я ничего не увидел. Однако из окна с улицы проникал рассеянный свет от уличных фонарей, и в темноте довольно отчетливо проступали очертания предметов. Первое, что бросилось мне в глаза, был развороченный сейф. 8 углу лежала скорченная человеческая фигура, рядом с ней на полу расползалось темное пятно, более темное, чем окружающий мрак.

Первым моим побуждением было броситься к лежащему на полу человеку, но меня остановил шорох у двери за моей спиной. Я резко обернулся. Глаза уже привыкли к полумраку, и теперь я видел все совершенно отчетливо. Высокий человек а плаще с чемоданчиком в одной руке медленно поднимал другую руку. Я уже знал, для чего. Нас разделяло метра два, но, мне казалось, что даже в темноте я отчетливо вижу черный зрачок пистолета. Сухо щелкнул курок. Выстрела не последовало. Стоящий у двери грязно выругался. Пистолет щелкнул еще раз. В следующий момент, широко замахнувшись, он прыгнул на меня и словно споткнулся о невидимую преграду. Чемодан и оружие вылетели из его рук, и со всего размаха он рухнул на пол. Грохот от падения тяжелого тела отдался долгим, постепенно замирающим эхом.

Я стоял словно пригвожденный к месту, не смея шевельнуться. У моих ног валялся выпавший у налетчика пистолет. Я нагнулся, поднял его и медленно попятился. Человек на полу не шевелился. Рука моя совершенно инстинктивно потянулась к выключателю настольной лампы. Я не ожидал, что она загорится, но лампочка совершенно неожиданно вспыхнула и залила лабораторию ослепительным мертвенным светом. Как только глаза привыкли к этому новому резкому свету, я понял, что лежащий у сейфа человек не Гвельтов. То, что он мертв, я понял еще раньше. Вокруг его головы расползалось широкое пятно крови. Напавший на меня по-прежнему не шевелился. На всякий случай я навел на него пистолет, и только теперь увидел, что это вовсе не пистолет… Предмет напоминал скорее детский пенал с ручкой и кнопкой на нем. Часть, служившая стволом, оказалась наглухо закрытой. Вообще этот странный предмет не имел ни одного отверстия. Разглядывая его, боковым зрением я напряженно следил за распростертой передо мной фигурой. Налетчик по-прежнему не шевелился. Что с ним произошло, какая сила остановила его? Видимо, меня ожидала участь того, кто лежал у сейфа с размозженной головой. Было похоже, что сейф взорвали или выжгли автогеном. Я не слишком разбираюсь в этих вещах. Дверцу с чудовищной силой выдернули из петель, и теперь она висела сбоку, приоткрыв пустое нутро сейфа…

Только теперь мой взгляд упал на выпавший у налетчика чемоданчик. От удара крышка отскочила, и по полу рассыпались какие-то предметы. И сразу же среди них я увидел наглухо закрытый контейнер, в котором у нас хранились последние пробы. Так вот что ему здесь было нужно! Но они не успели, не все еще потеряно! Мысли лихорадочно теснились в моей голове. Они наверняка не ожидали такого нелепого конца. Что там с ним случилось? Неважно. Важно, что пробы целы. Если мне удастся сейчас же вывезти их из города, то там, в столице, я привлекут к ним внимание ученых и властей. Вот в чем ценность наших проб! Конечно, мне попытаются помешать. Но что бы со мной ни случилось, я все же попробую.

Осторожно, словно боясь разбудить лежащего на полу человека, я медленно двинулся к чемоданчику. Едва я сунул в него выкатившийся контейнер с пробами и защелкнул крышку, как на столе требовательно зазвонил телефон. Неизвестно почему, вместо того, чтобы бежать от всего этого ужаса, я покорно прошел к столу и снял трубку.

— Здравствуйте, — произнес незнакомый спокойный голос.

Ничего нелепей этого «здравствуйте» посреди развороченной, залитой кровью лаборатории я, пожалуй, не слышал. Я хотел повесить трубку, но голос произнес:

— Подождите. Это есть очень важно. Вы неправильно понимаете ситуацию.

Странность голоса, звучащего в трубке, была не в исковерканном построении фраз. Даже не в интонации. В чем-то еще, я не понимал, в чем именно, и, возможно, поэтому не вешал трубку.

— Все, что произошло, но есть наша вина… Другой человек… Мы не понимаем, зачем он хотел взять себе то, что вы называете «Альфой». Человек, который работает с вами, не давал. Тогда они открыли сейф, хотели взять силой.

Долгое-долгое молчание. Потом вопрос:

— Вы нас понимаете?

— С кем я говорю?

— Это не есть важно. Важно вернуть «Альфу», иначе люди, которые были здесь, убьют вас и захватят «Альфу».

— Зачем она им?

— «Альфа» останавливает энергию. Если есть «Альфа», можно не бояться бомбы. Можно начать войну… То, что вы нашли на полу, имеет быть таким оружием, можете пробовать. Выберите предмет, большой энергией обладающий внутри себя. Аккумулятор, бомба, нагретая печка, человек, пробуйте.

Он говорил еще долго, а я покрывался холодным потом и не знал, что именно придает мне мужества продолжать этот разговор. Странность голоса, звучащего в трубке, была не в построении фраз, не в смысле слов. Теперь я понял, в чем именно. Если взять магнитофонную пленку с записью речи, произнесенной одним человеком, а потом разрезать ее на части, на отдельные слова и эти слова склеить в другой последовательности, таким способом, наверно, можно построить любую фразу. Вот только интонация голоса не будет соответствовать тому, о чем говорится… Именно это я сейчас и слушал. Со мной разговаривал не человек.

Когда голос в трубке наконец смолк, я осторожно положил ее на рычаг, словно она была стеклянной, и не спеша пошел к выходу. Все вдруг стало незначительным, мелким — засады, выстрелы из-за угла, даже смерть отдельных людей. Какое-то время они не будут знать, что именно я задумал. Они сказали: можно воспользоваться канализацией, но лучше всего вылить пробы обратно в море… К морю придется проехать. Не сразу, конечно, не сразу… Об остальном я старался не думать. Человек в лаборатории мог быть не один. Кто-то должен был страховать его снаружи. Черный трубчатый предмет с красной кнопкой все еще лежал на столе, там, где я положил его, когда нагнулся за чемоданчиком. Они сказали, оружие? Возможно, оно пригодится. Вполне возможно… Коробка легко скользнула в карман плаща и легла там удобно и незаметно. В последний раз я окинул взглядом лабораторию, взял чемоданчик с пробами, выключил свет и неторопливо пошел к лестнице.

Веста сидела в машине, свернувшись калачиком и прислонившись головой к спинке сиденья. Похоже, она спала… Когда я открыл дверцу, она шевельнулась, что-то пробормотала и вновь откинулась на спинку. Пусть спит, это сейчас самое лучшее, не надо ничего объяснять. Я кинул чемодан на заднее сиденье, завел мотор и медленно поехал вдоль пустой улицы.

Миллионы лет летала в космосе пыль, В тонких, но прочных оболочках вместе с бесчисленными пылинками спали их споры… Миллионы лет назад на Землю упал метеорит, падучая звезда, одна из бесчисленного множества… Она упала в земной океан, где все условия подходили для развития жизни. В благоприятной среде споры раскрылись, и на Земле появились ее первые, самые древние жители, основоположники потока эволюции, родоначальники бесчисленных живых форм и, в сущности, наши предки… Вот кто они такие, эти далекие от нас амебы, Но, кроме этого, они сохранили и свой собственный вид. Их древнейший род приспособился к самым жестким условиям существования. Им нипочем было даже леденящее дыхание космоса. Бесконечную череду лет, пока их братья на земной поверхности изменялись и приспосабливались к внешним условиям, они дремали в глубинах океана, словно дожидаясь своего часа, Разум… Был ли он свойственен их колониям всегда, или возник лишь здесь, на Земле, в минуту грозной опасности?

Этого я не узнал, да теперь это было не так уж и важно. Веста была права. Они поднялись из глубин потому, что даже туда, на тысячи метров вглубь, подводные течения принесли наконец грязь, которой люди обильно посыпали свою планету. В конца концов это должно было случиться. Слишком долго человек «боролся» с природой, забыв, что она его колыбель. Мы перешли грань, за которой пассивное сопротивление окружающей среды становится активным. Мы говорили, что природа — это сложный живой организм, но на самом деле не понимали толком, что это значит. Во всяком случае, не знал! что иногда это Следует понимать буквально…

Они пытались объяснить мне, что дальнейшее загрязнен е Мирового океана грозит гибелью всему живому на нашей планете, словно от меня что-то зависело, словно я мог остановить безумцев, сбрасывающих в океан тысячи контейнеров с ядовитыми газами и радиоактивными отходами, сотни тысяч тонн пестицидов, миллионы тонн нефти… Они почти ничего не знали о нашем общественном устройстве, о том, что воля одного-единственного человека значит в этом мире так мало. Что даже усилия правительств больших и могучих государств не всегда в состоянии справиться с инерцией однажды запущенной машины технического прогресса.

Сейчас они еще слишком мало знали о нас и хотели узнать больше… В чем-то они были потрясающе наивны, в чем-то их мудрость превосходила мои уровень понимания. Так, например, я не смог уяснить, на какой энергии основано их существование. Это был какой-то новый, неизвестный человечеству принцип. Они умели тормозить движение электронов и использовать выделенную при этом энергию для своих нужд. Вся их колония существовала внутри силового кокона неизвестной нам энергии. При желании они могли расширить его границы. Я не смог выяснить, как далеко… Речь, видимо, шла о десятке километров. Именно эту энергию, по их словам, и собирались использовать люди, пытавшиеся похитить «Альфу». Так ли это? Не они ли сами через своих «посредников» устроили нападение на лабораторию?

Откуда мне знать, правду ли они говорят? Кто вообще может это знать? Слова о сохранении среды могут быть всего лишь маскировкой. Что, если требование очистить окружающую среду, перестать загрязнять океан будет лишь началом? Кто может поручиться, что им не понадобится от нас нечто большее? Дополнительное пространство, например, для своего размножения, специальные, искусственно созданные водоемы, кто знает, как далеко зайдут их притязания, если они смогут подкрепить их реальной угрозой гибели миллионов людей?.. Что, если перед нами коварный умный враг? Кто поручится, что с такой же легкостью, с какой разлагали использованные мной во время опыта яды, они не смогут синтезировать собственные, еще более страшные?..

Я остановился в переулке напротив дома, в котором мы жили с Вестой. Кто знает, может быть, в последний раз я здесь стоял? Если хотя бы часть моих опасений справедлива — мне не дадут выскочить из города… Несколько секунд я не хотел ее будить. Только разглядывал бледное, без кровинки, лицо, словно старался запомнить его навсегда.

Была ли она до конца искренна со мной? Даже в этом я сомневался теперь… Ее поведение можно было истолковать двояко. Может, она хотела защитить меня, а может, старалась помешать… Как знать?.. Веста застонала и задвигалась во сне… Пора прощаться. Я не знаю, вернусь ли, во всяком случае, я сдержал слово: мы были вместе до самого последнего дня. Сегодня он наступил, этот последний день. Я думал об этом без горечи, отрешенно. Почти равнодушно. Наконец, видимо, почувствовав мой взгляд, Веста открыла глаза. Они не походили на глаза только что проснувшегося человека. В них было и понимание и боль — все сразу…

— Ты решил уехать?

Как всегда, она попала в самую точку. Я не стал ничего отрицать, лишь молча кивнул головой.

— Я знала, что так будет, Я их предупреждала. Но они мне больше не верят. Они думали, я не вмешаюсь, что им удастся меня заставить…

О чем она говорит? Я не в силах был этого понять. Или не хотел? Слишком много вопросов. Но я уже все решил и не нуждался в ответах.

— Я хочу, чтобы ты вышла. Я сейчас уеду. Постараюсь вернуться.

— Я знаю. Ты постараешься вернуться… Постараешься вывезти из города эти проклятые пробы, и тебя убьют по дороге. Я знаю…

— Не такая уж ты провидица…

— Почему ты не хочешь, чтобы нас оставили в покое? Почему ты не отдал им эти пробы? Тебе позволили взять их на время, верни то, что принадлежит им!

— Сейчас это единственный шанс у меня и, может быть, у всех нас. Никто не станет меня слушать. Я ничего не сумею объяснить без этого чемоданчика! Ты же все понимаешь, Веста!

— А если тебя выслушают, поверят, что тогда? Что это изменит?

— Я не знаю. Не хочу знать. У каждого из нас свой долг. Я обязан дать людям шанс. Они имеют на это право.

— Шанс для войны… Ну почему, почему вы всегда мыслите категориями, почему они преобладают надо всем прочим: война, враг, обман… Ты даже мне не веришь…

— Иногда я не верю даже себе. Одно я знаю: мы наконец достукались. Достучались… Все имеет конец. Терпение природы не безгранично. Она породила нас, и она же нашла способ противостоять нам, когда мы перешли предел. И все же люди имеют право хотя бы узнать об этом, пока еще не поздно, пока можно что-то изменить.

— Значит, ты все решил?

— Да.

— Ну так поезжай, чего ты медлишь?

— Я жду, когда ты выйдешь.

— Нет, мой милый. Когда-то ты сказал, что мы будем вместе до конца. До самого конца. Вспомни об этом.

— Я помню. Но ты все равно не сможешь мне помешать.

— Я и не собираюсь. Я знаю, что ничего не смогу изменить.

Я не имел права рисковать ее жизнью и знал, что, если понадобится, силой вытолкну ее из машины. Я повернулся, собираясь осуществить свое намерение.

— Прости, но у меня нет времени спорить. — Я протянул руку и не смог прикоснуться к ней, словно кто-то натянул в кабине между нами упругую непробиваемую пленку. Холодная странная усмешка тронула ее губы.

— Ты все еще думаешь, что тот человек в лаборатории попросту споткнулся? — Она помолчала. — Никто не виноват, что ты выбрал русалку. Мы поедем вместе и вместе до конца разделим все, что нас ждет в дороге. Я пыталась не вмешиваться, старалась забыть обо всем, чему меня научили там, в глубине, берегла наши дни. Их ведь было так мало, — сказала она с горечью. — Теперь мне уже нечего беречь… Ты не сможешь забыть. Ты и раньше меня боялся, я знаю… А теперь поезжай…

Я молча повиновался. Мотор завелся легко, и машина понеслась по пустынной дороге прочь от центра города, от моря, к началу большой трассы, ведущей в столицу, к людям.

Машина вела себя странно. Стоило прикоснуться к педали акселератора, как стрелка спидометра проскакивала цифру восемьдесят. Впечатление было такое, словно кто-то вставил под капот дополнительный мотор. Мне гее осточертело, и, не задумываясь, я гнал машину вперед, стараясь поскорей вырваться из города, как будто это он был виноват во всем, как будто в нем сидела невидимая и неощутимая зараза, постепенно отнимавшая у меня Весту… Иногда, запрятанные где-то в глубине сознания, всплывали непрошеные мысли… Значит, напевший на меня человек не споткнулся… Как она это сделала?

Скорее всего он не был человеком. Странное оружие подобрал я на полу… Это был «посредник» — так, кажется, называли они искусственных полулюдей? Но ведь и Веста тоже…

Я спохватился слишком поздно. Ее лицо исказила гримаса боли: «Она знает все, о чем я думаю. Это трудно выдержать. Но раньше я этого не замечал — не замечал потому, что мне нечего было скрывать от нее. Наверно, люди еще не готовы к такому уровню общения, может быть, когда-нибудь, через тысячу лет…»

Далеко позади над морем занимался хмурый рассвет. Мы уже миновали центр города и приближались к окраине. Где-то здесь, перед выездом на загородное шоссе, должен был быть полицейский дорожный пост. Я толком не знал, кого мне следует опасаться. Кто были те люди, которые пытались похитить «Альфу»? Куда девался Гвельтов? Жив ли он?

— Это были люди из военной разведки, — как всегда, неожиданно сказала Веста. — Они давно заинтересовались тем, что происходит в порту. С того дня, как чужая атомная подлодка приходила сюда с визитом «дружбы».

Я хорошо помню эту историю. В газетах тогда поднялась шумиха, сразу же прекращенная невидимой, но могучей рукой. Однако суть происшествия газеты успели сообщить… Кажется, все атомные заряды, бывшие на борту лодки, и топливо для реактора превратились в обычный свинец. До сих пор я считал эти сообщения газетной «уткой».

— В тот момент, когда вы с Гвельтовым отбирали пробы в заинтересовавшем их районе, вы попали под наблюдение. Какое-то время они не вмешивались, но недолго, как видишь.

— Что произошло в лаборатории? Где Гвельтов?

— Они хотели захватить ваши пробы с «Альфой». Гвельтов поднял тревогу, потом там появился посредник, которого ты видел. Гвельтов жив. Пока жив… А теперь у светофора поверни направо. Тебя уже ищут. Дорожная полиция по радио объявила розыск.

Сам пост мы проехали спокойно. Однако через несколько километров я увидел стоящий на боковой развилке «джип» военного образца. Возможно, он ждал здесь вовсе не нас. Я решил не рисковать и до отказа вдавил педаль акселератора. Мотор басовито загудел, и машину буквально швырнуло вперед. Как только я прибавил скорость, «джип» ринулся нам наперерез. Однако водитель не учел мощности нашего мотора. Мы оказались у перекрестка на несколько секунд раньше. Не сумев перекрыть дорогу, «джип» оказался у нас в хвосте. Расстояние между машинами быстро увеличивалось. В заднем зеркале я увидел, что «джип» остановился. Почти сразу прозвучал выстрел, и я услышал характерный визжащий звук, который бывает, если пуля ударит в препятствие и рикошетом уйдет в сторону. Однако самого удара не слышал. Не было и второго выстрела. Через полминуты «джип» превратился в едва различимое пятнышко. Мы неслись по пустому шоссе в полном одиночестве.

— Придется остановиться и осмотреть машину. Пуля могла ударить в покрышку.

— Не нужно. Пуля вообще не коснулась машины.

— Но я же слышал, как она отрикошетила!

— Это я ее остановила.

Я даже не удивился. Только посмотрел на Весту. Она дышала тяжело, и я мельком увидел у нее на лице гримасу боли, исчезнувшую сразу же, как только я на нее посмотрел.

— Может быть, ты объяснишь, как тебе это удается?

— Нужно представить себе оболочку вокруг машины. Очень плотную, гладкую. Ее не видно, но пуля не может пройти… Извини, мне трудно говорить, слишком, большое усилие. Это сейчас пройдет. Ты не обращай внимания. Самое трудное впереди. Они вызвали вертолет, энергии остается все меньше, И я не знаю, сумею ли тебе помочь.

О какой энергии она говорила? Я почувствовал, что за этим скрывается что-то очень важное, но в ту минуту все мои мысли приковал к себе вертолет. Если Веста права, если те, кто за нами охотился, действительно вызвали вертолет, значит, встреча с «джипом» не случайна. Нас ждали и сделают все, чтобы остановить.

Еще минут десять мы мчались по шоссе беспрепятственно. Я взглянул на километровый столб, мелькнувший за окном. Двадцать пять километров отделяло машину от окраины города. Еще километров пятнадцать-двадцать, и прямая лента шоссе, на которой мы видны как на ладони, упрется в уездный центр, там появится шанс затеряться в потоке транспорта. Еще минут восемь на такой скорости, и они не успеют нас перехватить.

Но уже через пару минут я услышал над головой характерный клекот авиационного мотора. И почти сразу над нашими головами застрочил пулемет. Звук был такой, словно кто-то ударил по куску железа огромным молотом. Пули с визгом шлепнули в асфальт впереди машины. Крупнокалиберные разрывные пули взметнули над дорогой облачка разрывов. Одного попадания было достаточно, чтобы с нами покончить… И тут я увидел, как нас накрыла целая очередь. Машина вздрогнула, словно на нее обрушился град камней, и… вокруг нас выросло кольцо разрывов. Одновременно глухо вскрикнула Веста. Я увидел, что ее тело бессильно сползает с сиденья. Я резко нажал на тормоз. Вертолет проскочил над нами, и вихрь пулевых разрывов унесся по шоссе вперед. Я нагнулся к Весте. Она прошептала:

— Я больше не могу их держать… Нет сил… Излучатель… У тебя должен быть излучатель…

Ее голова бессильно откинулась, Глаза закрылись. И тут я вновь услышал клекот вертолетного мотора. Вертолет возвращался. Эти люди хотели нас убить. Может быть, они уже убили Весту… Эта мысль обожгла меня, наполнила холодной яростью. Я распахнул дверцу, вытянул навстречу приближавшемуся вертолету руку с излучателем и нажал кнопку. Ничего не произошло. Только стало удивительно тихо. Лишь через несколько секунд я понял, что пулемет захлебнулся и мотор вертолета уже не работает, хотя винт продолжал вращаться; Машина, потеряв управление, скользнула в сторону и круто пошла к земле. Она пронеслась над невысокими холмами справа от шоссе и скрылась за ними. Через минуту над холмами показался столб жирного, коптящего дыма.

Я стоял неподвижно, прислонившись к машине, и боялся посмотреть на Весту. Предчувствие неминуемой беды не покидало меня с момента отъезда. Наконец я взял себя в руки и подошел к Весте. Ее тело обмякло, голова бессильно прислонилась к подушке сиденья. Я усадил ее ровнее, словно это могло помочь. Моя рука торопливо и бесцельно бегала по ее запястью, пытаясь нащупать пульс. Его не было. Я не знал, был ли у нее пульс раньше, вообще должен ли он у нее быть. Может быть, от этой мысли беспорядочные факты вдруг выстроились в моей голове в стройную цепочку. Я вспомнил, что в моих лабораторных опытах бактерии использовали избыточную энергию, которую они должны были получать извне. Вспомнил и телефонный разговор, во время которого узнал, что их колония в море существовала внутри силового, искусственно созданного кокона, что в случае необходимости Они могли расширять его границы, но не очень далеко… Нетрудно догадаться, что Веста не могла существовать без этой дополнительной, получаемой извне энергии. Но если все это так, то Веста наверняка об этом знала… Знала и все же настояла, чтобы я взял ее с собой. Наверно, какой-то запас этой своей жизненной энергии они могли накапливать внутри себя, — но не слишком много… Весте пришлось дважды израсходовать огромную порцию на создание защитного поля вокруг машины, вот откуда ее слова о том, что энергия кончается…

Я все еще продолжал встряхивать Весту и боялся, что все мои усилия напрасны, что Весте уже ничто не поможет. Вдруг она открыла глаза и застонала. Теперь я знал, что надо делать. Я развернул машину и понесся обратно к городу. Покрышки визжали, мотор обиженно и монотонно ревел. Чтобы ей легче было дышать, я слегка приоткрыл стекло, и холодный воздух со свистом врывался в машину. Из-за шума я не сразу понял, что Веста что-то пытается сказать, и только по движению ее губ разобрал, что она просит остановить машину. По моим расчетам, мы уже вернулись в район, где их жизненнее поле снова должно было действовать, и я нажал на тормоз. Веста сидела совершенно прямо и смотрела не меня широко открытыми глазами. Я никогда не видел у нее такого ясного, отрешенного от всего взгляда.

— Ты себя не вини. Это я так решила. Решила, что так будет лучше. Они тоже не виноваты. Они не знали, что человеку, кроме пищи и воздуха, нужно что-то еще. Они и сейчас не совсем понимают нас. Я думала, что буду с тобой еще несколько дней, что сумею тебя защитить, помочь. Но все получилось иначе. Я верю: ты сумеешь справиться с пришедшей бедой, найдешь выход, они тоже тебе верят… Не вини их за все, что случилось со мной. Они лишь подарили мне несколько месяцев дополнительной жизни. За это время я успела узнать и полюбить тебя… Не их вина, что продолжения быть не могло. Они не предвидели такого конца. Потому, что это все наше, человеческое, и вряд ли они понимают, что такое любовь… Поцелуй меня… — вдруг попросила Веста. Я крепко стиснул ее в объятиях и прижался к ее холодным твердым губам, В это мгновение потеряло значение все, что разделило нес в этот последний день. Только ее со мной больше уже не было.

К намеченному месту я добрался глубокой ночью. Целый день, укрывшись в придорожном лесу, я ждал, пока стемнеет. С воздуха машина была видна как на ладони. Уничтожив вертолет, я вряд ли мог рассчитывать на снисхождение. Я и не надеялся на него, твердо решив добраться до намеченного места. Добраться во что бы то ни стало. Меня искали на пути к столице, а я повернул обратно, к городу. Возможно, это мне и помогло.

С момента гибели Весты все мои поступки противоречили обычной человеческой логике, и тем не менее они не казались мне странными. Почему-то я был уверен, что именно этого хотела бы и сама Веста… Наконец в сумерках, крадучись, с потушенными фарами, мне удалось выбраться на заброшенную дорогу, ведущую к морю.

Через некоторое время я остановил машину. Мне не понадобилось ничего искать. Я не смог бы объяснить почему, просто знал, что это здесь, что ехать дальше не надо. Я приткнул машину к самому обрыву, отыскал фонарик и осторожно, словно боялся причинить ей боль, взял на руки тело Весты. Оно было легким и странно податливым. Прошло уже много чесов, но трупного окоченения так и не наступило

Я зажег фонарик и медленно начал спускаться с обрыва. И вдруг подумал: «Что-то я забыл. Что-то очень важное… Ах, да, пробы, пробы, из-за которых все началось. Веста просила меня вернуть их, а я решил проверить, на чьей она стороне… Не было ли это самым обыкновенным предательством? Не предал ли я ее еще раз, когда в отчаянии она не позволила мне высадить ее из машины, зная наперед все, что случится. Одно дело поймать русалку, другое дело жить с ней изо дня в день. Возможно, в той грустной сказке, что я рассказал Весте в наш первый день, прав был совсем не царевич…»

Даже сейчас я все еще пытался оправдаться хотя бы перед собой, ведь перед ней мне не удастся оправдаться уже никогда… Все, что я могу теперь сделать, — выполнить ее последнюю просьбу. Я вернулся к машине, вынул из чемодана контейнер. Потом снова взял ее на руки. Тропинка шла круто вниз, я все крепче прижимал Весту к себе, не чувствуя почти ничего — ни страха, ни боли. Ничего не осталось, только деловитая сосредоточенность. Наверно, именно она помогает людям справиться с большим горем. Интенсивная деятельность, связанная со сложными обрядами похорон, призвана отвлекать людей от причины, ее вызвавшей.

Тропинка кончилась, упершись в узкую полосу каменистого пляжа. Здесь, сразу же буквально в нескольких метрах от берега, начиналась большая глубина. Я вошел в море по пояс, не замечая холодных прикосновений черной морской воды. Волн не было. Море казалось чистым и гладким. Сюда, к берегу, из города не долетало ни звука. Только где-то очень далеко и печально два раза прогудела сирена буксира. Я осторожно опустил Весту в воду и разжал руки. Я даже не посмел поцеловать ее еще раз на прощанье. Вода сразу же сомкнулась над ее лицом, и течение легко понесло ее прочь от берега, туда, где начиналась глубина. Затем, не зажигая фонаря, я отвинтил крышку контейнера и опрокинул его. Тихо, почти без всплеска, море приняло свою частичку. Посмотрев последний раз в черную, непроницаемую воду, я повернулся и медленно пошел обратно наверх, туда, где слышались трели полицейских свистков и вспыхивали мигающие фонари патрульных машин. Погоня в конце концов настигла меня, но сейчас это уже не имело значения. Больше я не собирался от них скрываться. Начав подъем, я задержался в последний раз. Нащупал в кармане пиджака коробку излучателя, достал его и, широко размахнувшись, бросил в море. «Забирайте все, — подумал я спокойно. — Наши человеческие проблемы мы будем решать по-своему».

Поднимался я медленно. Обрыв в этом месте был очень крутым, да и торопиться мне не хотелось. Наверху скопилось штук десять машин. Установили даже мегафон и что-то вроде прожекторной установки. Очевидно, они придали слишком большое значение истории с вертолетом и теперь явно переоценивали мою персону.

Вполне возможно, они начнут стрелять прежде, чем я поднимусь наверх. Но после того как я простился с Вестой, мной владело полное безразличие ко всему происходящему вокруг. Все же я испытывал некоторую горечь от мысли, что люди устраивают на меня облаву как на какого-то чужака… «А ты и есть чужак. Кажется, все-таки случилось то, чего они добивались. Ты очутился по другую сторону барьера, во вражеском лагере, хотя и не хотел этого…» Эта мысль отрезвила меня. Бо всяком случае, прогнала сонное безразличие, с которым я поднимался навстречу наведенным на меня автоматам.

— Сдавайтесь! — надрывался мегафон наверху. — Ваше положение совершенно безнадежно, вы окружены! Поднимите руки!

«Дурацкое требование, — с раздражением подумал я. — Могли бы понять, что идти по такому крутому склону с поднятыми руками невозможно». Я продолжал подниматься. Каждую секунду мог прозвучать выстрел. У стоявших за чертой света людей нервы могли не выдержать.

Голос говорившего в мегафон человека сорвался, а стоявшие у обрыва автоматчики при моем приближении попятились, стараясь сохранить дистанцию. Я вышел на ровное место и стоял теперь прямо перед ними. Нас разделяла только граница света и темноты. Прожектор бил м, не в лицо, слепил и словно бы отделял от людей некой реальной, физически ощутимой стеной.

— Сдавайтесь! — в который раз повторил мегафон. — Если вы не поднимете руки, мы будем стрелять!

Почему я не подчинился? Ведь это казалось так просто и разумно: поднять руки, сдаться. Потом меня арестуют, будет суд. Возможно, мне даже удастся оправдаться и в любом случае я останусь жив… Я подумал, что, если чей-то палец сейчас дрогнет и надавит на спусковой крючок, я буду падать вниз довольно долго. Весь тот путь, который только что проделал. Мое тело не попадет в море, оно разобьется об острые камни, окаймляющие узкую полоску пляжа. Эта мысль была мне почему-то особенно неприятна. И все же я не поднимал рук. Интуитивно я чувствовал, что в эту секунду решается нечто гораздо более значительное, чем моя жизнь, и, кажется, понимал, что именно. Решался вопрос о том, каким будет предстоящий диалог людей с иным разумом. Будет ли он вестись с позиции силы, или же будут найдены какие-то другие формы. Для взаимопонимания прежде всего необходим диалог, а не односторонние категорические требования мегафона — в этом все дело. Я не мог поднять рук, с ужасом понимая, что из всего этого неумолимо следовало и то, что я все же взял на себя предложенную мне миссию и вольно или невольно выступал в эту минуту от их имени. В том самом качестве посредника, которого так боялся совсем недавно.

Тяжелый самолет вывалился из-за туч всего в восьмистах метрах от поверхности моря. И сразу же свечей пошел вверх. Это был рискованный маневр, но пилот блестяще справился с задачей. Внизу, под крыльями, повернулась и застыла на секунду поверхность бухты, и сразу же застрекотали все четыре съемочные камеры, ведущие послойную съемку воды на разных горизонтах от поверхности до самого дна. Одновременно вспыхнул экран локатора и глубинного инфралота.

Вся эта сложная аппаратура предназначалась для поиске неприятельских подводных лодок. Но сейчас пилота интересовали совсем не они. То, что он искал, было видно даже невооруженным глазом. На глубине примерно ста метров в воде отчетливо просматривалось какое-то уплотнение, похожее на огромную медузу. Оно слегка опалесцировало на экране, словно само излучало радиоволны, но никаких помех в работа локатора не наблюдалось.

Замигал глазок рации, и голос дежурного по полетам произнес:

— Тридцатый. Тридцатый, доложите, что видите?

— Эта штука подо мной. Глубина около ста метров. Могу ли я воспользоваться во время бомбометания подводными осветителями?

Рация не отвечала несколько секунд.

— Осветители применять запрещено, — ответила рация. — Переходите к выполнению основного задания.

Пилот знал, что не ошибется, но все же для верности включил бортовой вычислитель. В таком тонком и небезопасном деле он чувствовал себя уверенней, если автоматика делила с ним ответственность. Кассета с бомбами вывалилась из самолета и раскрылась, выбросив из своего нутра пять продолговатых бочек.

Пять дымных полос потянулись вниз до самой воды, расходясь в разные стороны, образуя кольцо, в центре которого лежала огромная медуза. Бомбы должны были взорваться с интервалом в одну секунду. Но взорвалась почему-то только одна. Через пластиковый колпак кабины пилот видел, как далеко з глубине моря расцвел белый шар разрыва, услышал, Как тотчас же застрекотали все съемочные камеры. В этом стрекоте кинокамер прошли все четыре последовавшие за взрывом секунды, отведенные невзорвавшимся бомбам. Потом его вдавила в сиденье многотонная тяжесть, и он перестал видеть что-либо. Перегрузка оказалась гораздо больше той, что должна была возникнуть при выходе из пике. И в этот момент двигатель захлебнулся. Самолет рухнул в море, как раз над тем местом, где только что взорвалась бомба.

Это случилось в девятнадцать часов пятнадцать минут. Над побережьем опускался тихий безоблачный вечер. Многочисленные курортные поселки, санатории, кемпинги расцветились гирляндами огней. В свете вечерней зари они казались неяркими желтыми точками, усыпавшими берег. Через две минуты после того, как с поверхности моря исчез последний обломок самолета, а пятно керосина расползлось по всей бухте, эти огни на побережье начали гаснуть один за другим.

Закрытый полицейский грузовик, зазывая сиреной и разбрызгивая огни красных и голубых мигалок, пробирался к загородному шоссе. В этот «пиковый» вечерний час шоссе было забито транспортом, и водителю грузовика приходилось то И дело проскакивать перекрестки на красный свет. Молоденький лейтенант полиции, сидевший рядом с водителем, выполнял задание особой важности. Четверо автоматчиков в фургоне наглухо закрытой машины охраняли государственного преступника, отгороженного от них зарешеченными дверьми. У лейтенанта был приказ доставить этого человека на военную базу, расположенную милях в десяти от города.

Наконец грузовик выбрался в район городских окраин. И тут это случилось. Предметы в поле зрения водителя и лейтенанта потеряли четкие очертания, и хотя так продолжалось не больше секунды, этого оказалось достаточным, чтобы водитель потерял ориентировку.

Какой-то непонятный гул прокатился от города вдоль шоссе. Вслед за этим наступила странная тишина. Вдоль всей магистрали моторы машин перестали работать.

Гвельтов очнулся под вечер. Он лежал дома в своей постели. Большие часы у шкафа показывали шесть часов вечера. Было тихо. Мысли текли ровно, безболезненно, почти равнодушно. Гвельтов отчетливо помнил все, что с ним случилось в лаборатории. Нет, пожалуй, не все. Только до того момента, когда он подошел < сейфу… Потом выстрелы на лестнице, крики, кто-то распахнул дверь, человек, напавший на него, покачнулся и медленно осел на пол. Дальше полный провал, абсолютная немота памяти. И вот он лежит в своей постели. На этот раз налет на лабораторию совершали люди. Кому-то еще понадобилась «Альфа». Надо предупредить Глена, надо его найти и предупредить как можно скорее. Гвельтов рывком привстал и потянулся к телефону, стоявшему на тумбочке. В трубке ни малейшего шороха. Телефон не работал. Его могли отключить, обрезать провод. Но откуда такая страшная тишина за окном? Куда девались машины? Гвельтов встал, придерживаясь за стены, подобрался к окну и откинул штору.

Тучи наконец рассеялись. Красноватое закатное солнце заливало город неестественным розовым светом. Машины, собственно, были, только они стояли на проезжей части плотной, неподвижной массой, словно невидимый светофор вдруг оборвал их безостановочное движение. С восьмого этажа Гвельтов не видел тротуара, но на противоположной стороне улицы группами стояли люди. Почему-то они не шли, как обычно, вечно спешащей и замкнутой толпой. Разбившись на отдельные группки, прохожие что-то оживленно обсуждали. Неестественная тишина стояла в доме, как вода. Не было слышно ни хлопков дверей, ни шума лифта. Один за другим Гвельтов повернул все выключатели: света не было. Он прошел на кухню и отвернул кран. Пил долго и жадно. Потом подставил голову под струю холодной воды. Он готов был предположить все, что угодно: цепочку нелепых совпадений, несчастий, обрушившихся на него, на этот дом, на всю улицу, наконец, но ему и в голову не могли прийти истинные размеры бедствия. На огромной территории в сотни квадратных километров, занятых городом и прилегающими районами, электричество перестало существовать как таковое. Обесточились все провода. Исчез ток в аккумуляторах и батареях. Все системы, где прямо или косвенно использовалась электроэнергия, перестали работать. Остановились все двигатели внутреннего сгорания, так как системы зажигания в них вышли из строя. Беспомощный и потрясенный город лежал под лучами вечернего кровавого солнца, еще не осознав до конца всю глубину постигшей его катастрофы. Несколько минут назад, распахнув дверцы, замерли трамваи и троллейбусы, Остановились автобусы. Перестали работать станки на фабриках и заводах. Все системы контроля и управления оказались без тока. Катастрофа подкралась тихо, без шума взрывов, пожаров, без гибели людей. Постепенно и незаметно сгущались тени, солнце уходило за горизонт, исчез кровавый отсвет заката, на смену ему отовсюду поползли серые сумерки. Привычный свет городских фонарей уже не мог остановить их. Глаза города, казалось, потухли навсегда. Казалось, время остановилось и стремительно понеслось вспять, в ту черную пропасть, из которой с таким трудом выбирались люди сотни лет, шаг за шагом, создавая бесчисленные умные машины.

Осторожный стук в дверь заставил его вздрогнуть и отпрянуть от окна. «Те, кто может взломать дверь, вряд ли станут в нее так стучать», — подумал он и прошел в прихожую. В дверях стоял человек в изодранном, залитом кровью костюме. Из рассеченной брови все еще сочилась кровь. Наверно, поэтому Гвельтов не сразу узнал его.

— Вам бы не мешало умыться… — Гвельтов посторонился, пропуская Лонгарова в коридор. — За вами никто не шел?

— Полицейский грузовик, в котором меня везли, разбился. В городе порядочная паника. Им сейчас не до нас. Видел бы ты, что творится на улицах. Не думал, что застану тебя здесь… Мне просто некуда было идти. Дома… В общем, домой мне не хотелось… Они убили Весту., Что-то мы должны сделать, старина… У меня такое ощущение, что именно сейчас мы можем кое-что сделать. Колонию бомбили. Город под энергетическим колпаком. Я тут кое-что прикинул… В камере неплохо думается, знаешь, У тебя найдется листок бумаги?.. Вот, смотри… Интенсивность энергии, выделяемой колонией, целиком зависит от внешнего воздействия. Это я установил на тех последних пробах, которые мы с тобой добыли со дна залива. А дальше получается вот что…

— Вы хотите сказать, что разрастание поля — это естественная защитная реакция на бомбардировку, которой их подвергли? И не было с их стороны никаких целенаправленных действий?

— В том-то и дело… Но это еще не все. Отсюда следует, что, как только продукты, вызвавшие защитную реакцию, будут переработаны, поле исчезнет, исчезнет само собой, без всяких усилий с нашей стороны. Но это не все… Отсюда неизбежно следует, что полем можно управлять! Если на колонию в определенном месте и с определенной интенсивностью воздействовать — поле может изменить конфигурацию, расширить свои границы…

Несколько минут Гвельтов молчал, осмысливая сказанное.

— Это дает нам шанс… Реальный шанс. Но одному мне не справиться…

— Мы вместе начинали эту работу, шеф, — сказал Гвельтов, — вместе и доведем ее до конца.

Стена возле дивана исчезла, как в том, самом первом, сне. За ней по-прежнему ворочалось что-то огромное и живее с темными точками огней в глубине. Не было только Весты. Лишь голос, ее голос, шел из этой открывшейся передо мной непроницаемой черной бездны.

— Ты спишь, милый? Можно я немного побуду с тобой!

— Я не вижу тебя! Где ты?

— Меня нельзя увидеть, но я здесь, с тобой. Ты все время думаешь обо мне, и вот я пришла…

— Я хочу тебя видеть.

Ответом мне было молчание, только огни мерцали в темной глубине, как яркие южные звезды.

Заседание чрезвычайного правительственного комитета открыл сам премьер-министр.

— Я должен сообщить, что нашей стране предъявлено нечто вроде ультиматума. От нас требуют совершенно определенных действий, изложенных вот в этом документе. Нам предлагают уменьшить промышленные отходы на шестьдесят процентов. Это потребует больших капиталовложений и некоторого замедления в развитии нашей экономики. Как следствие этого неизбежна инфляция, возможна даже биржевая паника. Нам следует разработать меры, способные ослабить эти нежелательные явления…

— Вы говорите так, словно ультиматум уже принят. — Министр обороны прервал выступление премьера, но в своем кругу это допускалось. В комитет входили пять человек, в руках которых была сосредоточена вся фактическая власть в стране.

— От кого, собственно, исходит требование? Неужели эта портовая медуза научилась писать ультиматумы? — спросил высокий элегантный человек с глубокими залысинами на покатом лбу. В правительстве он не занимал официального поста. Тем не менее именно от него премьер-министр ожидал самых больших неприятностей. Лей-Дин представлял здесь совет директоров крупнейшего концерна, негласно контролирующего всю промышленность.

— Нет, ультиматум еще не принят. Но, я полагаю, его придется принять. Требования вполне конкретны, и исходят они от определенного лица, которому поручено вести переговоры с нами. Нам предлагают заключить договор, согласно которому при сокращении промышленных отходов энергетическая блокада с побережья будет снята.

— Нельзя ли подробнее узнать о человеке, представляющем интересы противоположной стороны? Кто он? — Этот вопрос задал министр национальной безопасности. Вряд ли он теперь простит, что узнал новость не первым и что нашлись люди, осмелившиеся действовать через его голову.

— Этот человек находится сейчас здесь, и вы можете познакомиться с ним. Вот его досье. Это некий Лонгаров, провинциальный ученый, до сих пор ничем особенным не выделявшийся. Почему представителем избрали именно его, осталось загадкой.

— А где гарантии, что этот человек действительно кого-то там представляет? Что, если он попросту сумасшедший или, хуже того, защищает интересы третьих, неизвестных нам лиц?

— Основания, изложенные в этом документе, порезались мне достаточно серьезными сами по себе, независимо от того, кто кого представляет.

За столом заговорили все разом, но Лей-Дин легким движением ладони добился тишины, и все взгляды устремились к нему.

— Я бы не согласился на эту встречу без предварительной подготовки. Лонгаров действительно провинциальный ученый, за которым до сих пор ничего, буквально ничего не замечено интересного или выдающегося. Тем не менее с самого начала этих событий он почему-то все время оказывался в их центре. Уже только по этому было бы любопытно его выслушать. Лонгаров должен понимать, какую крупную игру он затеял и чем она может кончиться для него лично. У него должны быть очень серьезные причины, либо он должен располагать реальной силой, чтобы выдвигать нам условия в такой форме. В любом случае, я думаю, мы не потеряем времени даром, если пригласим его.

В комнате, где заседал правительственный комитет, пахло старой мебелью и пылью. Пять человек одновременно повернули головы в мою сторону, как только я переступил порог. Они рассматривали меня холодно и отстранение. Так рассматривают какого-нибудь редкостного жука, прежде чем насадить его на иголку.

— Ваша фамилия и род занятий?

Начало беседы слишком походило на допрос. Я понял, что положение надо исправить немедленно.

— Не сомневаюсь: моя фамилия вам известна… Распорядитесь принести стул.

Человек, задавший вопрос, надавил кнопку вызова дежурного. Попросил принести стул и повторил вопрос, не меняя интонации, словно ничего не случилось. Остальные четверо молча переглянулись, словно я подтвердил их наихудшие опасения.

— Вы отдаете себе отчет, где находитесь? Чем вы докажете, что именно вам поручено вести переговоры?

Я подождал, пока принесут стул, уселся поудобней и украдкой взглянул на часы. Меня вызвали слишком быстро, и теперь я вынужден был тянуть время. Для того чтобы мои доказательства показались им достаточно убедительными, мне еще нужно спровоцировать их на какой-нибудь резкий выпад. Только тогда все будет выглядеть достаточно естественно. Если они догадаются, что все подготовлено заранее, — мне несдобровать.

— Конечно, у меня нет верительных грамот, но доказательства я представлю.

— Что вы имеете, в виду?

— Чего вы, собственно, хотите? Чтобы я продемонстрировал свою прямую связь с этим подводным монстром, которого вызвала к жизни ваша же неуемная жадность? Давайте говорить откровенно. Позволим себе это небольшое удовольствие. Вам понятен один-единственный язык, язык силы, и, значит, я должен продемонстрировать свои возможности, не так ли? Или, может быть, вы имеете в виду какие-то иные доказательства?

— Я хотел бы знать совершенно конкретно, — обратился ко мне этот человек, с залысинами на покатом лбу, — чем вы подкрепляете свои требования? — Он приподнял и опустил лежащий на столе листок с проектом закона об ограничении промышленных отходов. — Предположим, сегодня мы откажемся их принять, что за этим последует?

Огромные старинные часы в углу комнаты мелодично пробили четверть пятого. Теперь я мог действовать, и если Гвельтов не подведет… Наверно, так себя чувствует человек, решившийся прыгнуть в ледяную воду.

— Через пятнадцать минут границы поля будут раздвинуты. Это простое предупреждение, те самые верительные грамоты… В том случае, если этого окажется недостаточно и предложенный закон не будет принят в течение трех дней, энергии лишится вся страна.

Ни один мускул не дрогнул на лицах сидящих напротив меня людей. Что-то было не так. Что-то не сработало, чего-то мы не учли или случилось нечто такое, чего я не знал. Ледяной холод медленно сжал мне горло. Пятнадцать минут прошли в убийственном молчании. Часы монотонно, громко и печально отбили две четверти. Срок наступил… Наверно, так звонит погребальный колокол. Я понял, что проиграл. Все поставил на карту и проиграл… Я еще не знал, что случилось, но уже не сомневался в своем окончательном поражении. Они ждали еще пять минут, потом в комнату вошел секретарь и положил на стол какую-то бумагу. Все остальное я воспринимал сквозь ледяной туман.

— Ваш сообщник Гвельтов арестован морским патрулем. Провокация, которую бы затеяли, провалилась.

Подвал был сухой и чистый. Это я успел заметить, прежде чем мне завязали глаза. Мысли текли лениво, словно все происходило не со мной.

В полной тишине за моей спиной сухо щелкнули затворы винтовок, и только. Тогда я позволил себе вспомнить ее имя. До этого мгновения я приказывал себе не думать о ней, потому что боялся потерять контроль над собой и не хотел, чтобы они видели мой страх. Но теперь я тихо, вслух произнес дорогое для меня имя:

— Веста…

И в ту же секунду в подвале погас свет. Я услышал топот ног на лестнице, какие-то крики. Значит, их, моих судей и палачей, тоже ни на секунду не отпускал ледяной страх. Значит, мы все-таки сыграли на равных…

Машина остановилась у развилки шоссе. Именно здесь начиналась памятная заброшенная дорога к морю. Недавно тут стоял знак, запрещающий въезд. Посреди дороги еще торчал ржавый металлический треножник. Как только мотор затих, стал слышен равномерный шум прибоя.

— Штормит, — сказал Гвельтов. — Балла два, не меньше. Я не ответил. И он, помолчав немного, продолжал:

— А знаешь, по Моим расчетам, это случится сегодня, где-то около восьми.

Я молча кивнул, соглашаясь. Я знал, что он имеет в виду. Сегодня около восьми вечера концентрация вредных примесей в морской воде достигнет установленного в наших опытах минимума, при котором колония уже не будет существовать как единое целое. Она распадется на отдельные бактерии, и морские течения понесут микроскопические тельца амеб в глубины океана, туда, откуда они пришли к нам.

— Не могу понять, что произошло. Патруль перехватил меня до того, как я сел в лодку… Газеты писали, что поле накрыло гидростанцию в шесть пятнадцать. Это случилось на полчаса позже, без нашего вмешательства. Почему это случилось? Кто нам помог?..

Я отрицательно покачал головой. Не имело смысла с ним спорить. Гвельтов свято верил в расчеты, в соответствие энергетических потенциалов границам поля. В безусловную зависимость этих границ от количества вредных примесей, попавших в воду. Все это так, конечно. До известного пределе, за которым начинают действовать иные силы…

— Все-таки я чего-то не понимаю, — заявил Гвельтов, вылезая из машины.

Наши пути здесь расходились. Он торопился на рейсовый автобус, идущий в порт, но задержался около меня еще минуту.

— Почему меня отпустили, почему вообще нас оставили в покое, хоть это ты мне можешь объяснить?

— Договор, который они вынуждены были подписать, содержит пункт о нашей неприкосновенности. Пока существует угроза — они будут его соблюдать, во всяком случае, до восьми вечера.

Гвельтов мрачно усмехнулся, пожал мне руку и пошел к автобусной остановке. Некоторое время, оставшись один, я смотрел вслед ушедшему автобусу. Потом вышел из машины и свернул на заброшенную дорогу.

Стояли редкие в октябре дни, наполненные звенящей прохладой и ласковым, почти летним солнцем. Оно словно вознаграждало нас за долгие дни непогоды. Я шел по дороге не торопясь, вдыхая запах увядшей полыни и морских водорослей, что-то он мне напоминал, этот запах. Сейчас я не мог вспомнить, что именно, может быть, мне не хватало дождя.

В тот день шел дождь, и я подумал, что он влияет на поступки людей. Заставляет принимать неожиданные решения. Именно дождь привел меня на эту дорогу. Сегодня дождя не было, но вот я здесь снова. Хотел ли я проститься? Не знаю…

Не знаю даже, с кем именно. С Вестой я уже простился той ночью, когда морское течение навсегда унесло ее от меня, а с ними….. Они были чем-то слишком сложным, может быть, гораздо более сложным, чем это казалось, и слишком далеким от нас. Поняли ли они хоть что-нибудь? Зачем они приходили к нам и почему теперь уходят?

Это был тот самый обрыв. Совершенно прозрачный воздух открывал с высоты безбрежную синюю даль. Ветер гнал небольшие барашки волн, срывал с них солоноватый острый запах морской воды и пены и нес его по степи.

Я спустился вниз, к самому морю. Горизонт сузился и словно прижался к поверхности моря. Волны с шипением ложились у моих ног.

Должен был быть какой-то знак. Не могли они уйти вот так, молча, ничего не сказав, оставив нас в неизвестности и непрерывном ожидании. Сейчас морские течения каждую секунду уносили из бухты в глубины моря последние миллионы их крошечных уснувших тел. Надолго ли? И что случится, если они придут снова? Поверили ли они нам? Смогут ли спокойно спать в своей глубине, оставив в руках человечества нашу прекрасную голубую планету? Или это всего лишь временное отступление, перегруппировка сил?..

Ответ должен был быть где-то здесь. Я это чувствовал, знал, что это так, и ничего не видел, кроме привычного морского пейзажа… Я пошел вдоль берега, все дальше и дальше удаляясь от оврага, по стенке которого не так давно поднимался навстречу наведенным на меня автоматам. За поворотом был грот, причудливая пещера с озером морской воды. Я дошел до самого озера, заглянул в его прозрачную изумрудную глубину. Все было пусто и тихо. Я повернулся и побрел обратно наверх. Ответа не было. Возможно, мы не получим его никогда, потому что он зависел от нас самих.


Эдуард Хлысталов «КУКЛЫ»

Повесть

1

Подвинул Иван к окну табурет, протер круглое зеркальце краем застиранной, когда-то голубой майки, приспособил на подоконнике, посмотрелся. Поскреб пальцами заросшие щеки и подбородок. Нет, Москва не, деревня, для нее электробритва не подойдет, щетину станком нужно поскоблить. Застучал по полу босыми пятками, пошел в кухню взять бритвенный прибор. Полазил по полкам, заглянул в буфет — нет… Вечно жена все запрячет — не найдешь.

— Мать! — громко крикнул Иван. — Где станок для бритья? — Хотел по-хозяйски для острастки пару крепких слов прибавить, да не успел.

— Сам же в тумбочку намедни положил! — откликнулась Настя.

Найдя станок, он отпил из запотевшей трехлитровой банки холодного квасу, принесенного женой прямо из погреба, вытер ладонью рот, отдышался. Потянулся, хрустнув могучими плечами. Зашел в горницу. Ребятишки с вечера набегались и теперь безмятежно спали по своим углам. Скоро нужно к делу приучать. Старшую, Шурку, можно и сейчас приставить дачникам зелень носить, молоко. Нечего жалеть.

Молоко-то у него не городское — намешанное (выпьешь, и стакан чистый, мыть не надо), а свое, деревенское. Больно дачники его любят, только подавай, все до капли раскупают. Полтинник литр — и все равно нарасхват, Да, корова в деревне первое дело, особо когда с кормами справно. У кого как, а у него, совхозного шофера, с кормами всегда в порядке. Поехал утром к Клязьме, скосил лужок, корове хватает на неделю-две.

Иван закурил, накинул на плечи телогрейку, сунул ноги в кирзовые сапоги, вышел во двор. Утреннее небо было безоблачным, день выдавался чистым и теплым, но на улице еще по-ночному свежо и тихо. Тяжелым серебром лежала на листьях утренняя роса. В поле, ближе к лесу, над землей голубел туман.

Подошел к дровянику, поправил поленницу, оглядел огород. Сейчас бы в самый раз Настю в город с последней редиской свезти. Можно и молодую морковку с дальней грядки прихватить, а то как бы мальчишки не подергали.

— Мать, собирай завтракать, путь неблизкий. Да и гостинцев положи, сестра все же.

Была у Ивана мечта, затаенная, которая ни одному деревенскому в голову и прийти не могла: купить не какой-то там «Жигуль», а машину сильную, с фургоном или большим багажником. Сколько обхаживал директора, совхоза насчет «Волги», сколько в район бутылок перевозил, все задарма. Говорят, для личного пользования фондов нет. Теперь вся надежда на Москву.

Жена накрыла на стол, положила лучок, первые огурчики из парника, масло, поставила сковородку со скворчащей на свинине яичницей. Подвинула хлеба.

— Давай, мать, на дорожку стопочку!

— Какую стопочку?! Смотри, Иван, деньги подальше прибери, а то на мазурика попадешь, обработает за милую душу, — хлопоча начинала подпиливать Настя, не боясь на этот раз вызвать его гнев. Знает, что права, вот и жмет. — Деньга небось сколько лет по копеечке собирали.

Что верно, то верно. На каждом деле экономили. Был у Ивана «Москвич», выгодно продал его за семь тысяч в соседний район, а остальные-то, почитай, все с молока да с огорода.

Мошенники стали постоянной темой их разговора. И, как только Иван заводил вопрос о покупке машины, Настя начинала свое: «Смотри, Иван…» Прочитает в газете о, каком-нибудь происшествии, ударит рукой по заметке: смотри! «Да уж сиди, — махнет Иван в ответ, — нас не проведешь!»

В прошлый свой приезд в душную и грохочущую Москву ходил Дубинин на автомобильный рынок, приценился. Продавал один хозяин старую «Волгу». Сразу видно, на ней весь мир объехал, хоть и подкрасил, и спидометр, наверное, в обратную сторону раскрутил. «Новенькую бы!» — вздохнул он тогда в толпе. «За новенькую нужно новенькими и кругленькими заплатить! — поддакнул стоящий рядом мужчина с небольшим шрамом на щеке. — Так просто не купишь, нужно верхушку положить! Верхушка должна уважать низушку!» — «Сколько нужно, столько и заплачу!» — ухватившись за слово знающего человека, продолжал Иван. Случайный собеседник оглядел его с ног до головы, как бы примеряя, чего он стоит. Разговорились. «Хорошую машину здесь не купить, смотри, сколько желающих, кушем задавят… Нужно найти помощника… Может помочь вон тот!..»

Присмотрелся Иван. Стоит незнакомец один, ни с кем не разговаривает, подходит только к дорогим машинам. Если у кого что спросит, то с достоинством, руками не машет, не доказывает, слова произносит спокойно, не повышая голоса. Отряхнул Иван одежду, одернул пиджак — и поближе к незнакомцу, но не сразу, а кругами. Присмотрелся еще. раз, видит — человек кавказский. Выбрал момент, спросил: «Продаете — покупаете?» Незнакомец посмотрел на него безразличным взглядом и неожиданно улыбнулся, обворожительно, как умеют улыбаться южане. «Интересуюсь». — И пошел своим путем.

Южанин Ивану понравился: внешность и обаятельная улыбка подкупали. Походил, походил по рынку и снова к нему.

«Помоги, дорогой, — пытаясь подражать кавказскому произношению, обратился к нему Дубинин, — новую «Волгу» хочу купить». Тот сделал удивленное лицо: «Я что, директор автомобильного магазина?» — и безразлично отвернулся. Ответить — ответил, а в голосе Иван уловил слабый намек. «Наверное, потребует переплаты, стесняется сказать», — подумал Иван и не ошибся. «А деньги-то на «Волгу» есть?» — «Не было бы — не спрашивал».

Помолчал кавказец, только по всему было видно, что Иван ему чем-то понравился. «В древности наши предки говорили: «Прежде чем принимать важное решение, нужно хорошо покушать!» «На угощение намекает, — подумал Иван, — ох, и хитер мужик!» И предложил: «Вона столовая, я бы тоже червячка заморил. Бутылочку портвейна можно выпить!»

Усмехнулся южанин на это предложение, вышел навстречу проезжающему такси, щелкнул пальцами. Сел рядом с водителем. «Садись, дорогой», — пригласил Дубинина в машину. Когда приехали и Иван полез за рублем, снисходительно улыбнулся, вытащил пачку разноцветных денег, небрежно выбрал хрустящий трояк и положил на сиденье.

В ресторане кавказец кивнул официанту, неторопливо выбрал закуску, коньяк, обед. Дубинин осторожно скосил глаз на меню и ахнул: «Рублей на пятьдесят потянет!» — но делать было нечего, сам, напросился. «Как звать тебя, мил человек?» — спросил незнакомца, поддевая какое-то блюдо из пахучей незнакомой травы. «Зови меня просто — Сулико». — «Из каких же мест-краев будете?» — «Я — гражданин Советского Союза», — улыбнулся белыми зубами Сулико и дружески подмигнул.

Расплачивался за обед Сулико. Царственным жестом положил несколько червонцев на край стола я, даже не посмотрев на официанта, направился к выходу. «У, дает!» — засеменил за ним Дубинин с настроением человека, нашедшего совсем было потерянные пятьдесят рублей. «А как насчет машины?» — спросил на улице Иван. «Знаешь, Иван Петрович, ты человек простой, может, что и не поймешь. За красивые глазки тебе машину никто не продаст. Есть люди, которые могут все, но за это нужно заплатить. Не забывай и другую сторону этого дела: есть такая организация — ОБХСС, она строго следит, чтобы деловые люди не брали денег. Можно подыскать человека, но рисковать задаром никто не будет. А цены на рынке сам знаешь какие! Тряхни своей мудрой головой. Сверх стоимости самое малое нужно будет заплатить три тысячи рублей».

Жаром прошибло Ивана Дубинина. «Три тысячи! Собери-ка их по рублику, по сотенке! За тыщу рублей целый месяц шабашил в чужом районе! А тут возьми, три вывали!» — «Думай, думай, Иван Петрович! Если хочешь купить, то переплата только такая. Мне твоих денег ни копейки не надо, только из-за одного уважения. Хороший ты мужик, да непонятливый».

Пришел на квартиру к свояку усталый, будто воз дров напилил. Федор Степанович, кладовщик по специальности, мужик суровый, на все имеет свое мнение. Посчитал переплату в три тысячи рублей завышенной. «Поторговаться нужно!» — «Да Сулико копейки уступить не сможет!» — доказывал Иван.

Долго не ложились свояки. Степаныч о мошенниках говорила «Смотри, Иван, деньги бери с собой только когда нужно будет платить. В руки Сулико деньги не давай, а только в кассу магазина, чтобы сразу выдали чек и документ, как полагается. На другие условия не соглашайся!» — «Ясное дело, — поддакивал Иван, — здесь глаз да глаз нужон! Просьба у меня к тебе, Степаныч, превеликая: раз такое условие поставил Сулико, одолжи две тысячи на полгода…» — «Конечно, дадим, какой разговор!» — «Без тебя, Федор, не решусь, ты не бросай меня, помоги все оформить. А то вдруг куда заманит, деньги вырвет… Уж помоги, век не забуду!»

Долго крутился Иван на постели, никак не мог заснуть в ту ночь.

2

Рынок, где продаются автомобили, начинал действовать так рано, что случайно попавший сюда человек мог подумать, будто люди отсюда не расходятся вовсе.

Официально рынка как такового не существовало. Просто по установившейся традиции возле автомагазина собирались сотни людей, заполняли близлежащие улицы. Они занимали площадки, жались к тупичкам, заборам и вели свои бесконечные разговоры о скоростях, горючем, карбюраторах, водительских правах. А некоторые, облокотившись на раскрытую дверь своего авто, любовно обозревали собственность, многозначительно поглядывая на проходящих зевак. Покупатели присматривались, приценивались, ударяли каблуками по баллонам, наклонялись над мотором, с пристрастием рассматривали спидометры, а самые дотошные даже залезали под машины, проверяя надежность осей и заднего моста.

В этой шумной толпе людей и скоплении автомашин Дубинин поджидал Сулико. Он обещал прийти сюда к девяти утра, но пока его не было видно.

Напряженно работали маршрутные такси, подвозя людей. Подходили зеваки, просто любители поговорить. Скромные «Жигули» и «Москвичи» всех цветов и оттенков создавали неповторимый городской пейзаж. Попадались также самоуверенные «Волги». Владельцы этих машин держались обособленно, говорили громче всех, тоном, не терпящим возражений. Неопытный человек, спросив у них цену, сразу и не мог понять, сколько они просят. Ответы были непонятны: «сто кусков», «пять колов». Слова эти имели здесь другое значение и требовали дополнительного разъяснения. Копейкой назывались почему-то крупные деньги. Всех, кто не понимал рыночного языка, провожали презрительными улыбками.

Время подходило к десяти, а Сулико все не было. Иван подумал, что он, наверное, уже не придет. И не было предела его радости, когда в толпе мелькнуло знакомое лицо южанина. Однако Сулико повел себя как-то странно: сделав вид, будто впервые видит Ивана, он встал в отдалении. Иван подошел поближе.

— Не подходи близко, — почти не раскрывая рта, произнес Сулико и заговорщически огляделся по сторонам. — Иди во двор вой того дома, там поговорим.

Сам следом за Иваном не пошел, а сначала покружил среди машин. Мило улыбнулся сидевшей в «Жигулях» блондинке, сказал ей что-то и только потом стал выбираться из толпы. В тенистом дворе огромного серого дома они сели на детской площадке.

— Ну, радуйся, Иван Петрович, с хозяином я договорился, обещает одну «Волгу» отпустить. Деньги с собой? — спросил Сулико.

Денег при себе у Дубинина не было, на всякий случай он оставил их у свояка под присмотром.

— Значит, договариваемся так: сверх стоимости машины — три тысячи рублей — отдашь лично мне.

— Ладно, только при условии…

— Каком?

— Отдам их, когда будет все оформлено, а я получу «Волгу».

— О чем разговор?! Протрешь стекло, сядешь в свою машину, возьмешься за руль… Я на месте пассажира, тогда и отдашь. Устраивает?

— Устраивает. И вот еще что. Ты, мил человек, на меня не обижайся, только деньги за машину в чужие руки я не отдам, сам заплачу в кассу магазина.

Будто тучка пробежала между ними. Сулико молчал, растирая землю подошвой своих красивых туфель. Молчал и Иван, раскуривая папиросу.

— Значит, не доверяешь? — прервал молчание Сулико, всем своим видом показывая, что такой поворот дела его не устраивает. — В любом деле, — загорячился он, — должен быть риск и доверие. Пойми ты, Иван Петрович, дело-то незаконное. Все делается так, чтобы не узнали работники милиции. Поэтому деловые люди стараются обойтись без свидетелей. Возьми такой пример. Приедешь на новой «Волге» в деревню, прибегут все, спрашивать будут: «Как удалось купить машину?» А ты возьмешь сдуру и выложишь! На меня мои надеются — я не выдам. Тот человек, который помогает купить тебе «Волгу», с тобой лично встречаться не станет, для него это риск. Чудной ты человек, генацвале, не все ли тебе равно, сам заплатишь деньги пли я это сделаю. Ты будешь рядом стоять, в магазине.

Но эти аргументы Дубинина не поколебали.

— Нет, я должен сам уплатить в кассу.

— Наивный человек! — всплеснул руками Сулико. — Ты представляешь себе, как все это будет? Ты подходишь к кассе и выкладываешь кучу денег. Сразу видно, что такие деньги платят только за машину. Очередники увидят — шуму не оберешься. Позвонят в милицию, ОБХСС… Тогда уж извини — я тебе помочь не смогу.

Южный человек не выдерживал деревенского упрямства. Он убедительно стучал кулаками в грудь, вскакивал, хватался руками за голову, но Иван был непреклонен.

— Только в кассу и только сам.

Рядом играли дети, на скамейках вели своп бесконечные разговоры пенсионеры, и никому не было дела до двух разных по характеру, темпераменту и одежде людей, которые почти полтора часа не могли договориться.

— Ну хорошо, генацвале, — сдался наконец Сулико. — Мне нужно посоветоваться с директором магазина. Пойду позвоню.

Возвратился минут через десять. Улыбнулся белыми зубами.

— Видно, ты в рубашке родился. Встречаемся сегодня в час дня на Автозаводской площади у стоянки такси.

Такой поворот дела Ивана устраивал. Дом свояка фасадом как раз выходил на стоянку, и с балкона можно наблюдать за всеми, кто будет на площади. С радости выпил Дубинин в киоске две кружки пива, вытер вспотевшее лицо и довольный собой поспешил к свояку на квартиру.

Не дождавшись назначенного часа, он выглянул с балкона и стал наблюдать за площадью, дав себе слово выйти на улицу только при условии, что Сулико придет один. К стоянке подъезжали такси, из них выходили люди, садились другие. Свояк стоял сзади, подсказывал:

— Не твой ли?

Наконец он увидел Сулико, выходившего из такси. Поправив модную кожаную курточку, он с достоинством направился к переходу.

— Видать, один, — вслух подумал Иван. — Но Игорька для верности возьмем.

Племянник-студент Игорь, двухметровый нескладный парень, хотел было улизнуть от участия в покупке машины, но под суровым взглядом отца присмирел.

Дубинина грузин встретил кривой улыбкой.

— Ну, готов покупать машину? Хозяин согласен. Правда, дело усложняется. ОБХСС может накрыть. Деньги в кассу будешь платить так, чтобы посторонние не заметили. Лучше завернуть их в бумагу. Еще раз напоминаю — дело незаконное. Задержат — ты меня не знаешь. В магазине, где будешь платить, скажешь директору, какой цвет машины тебе нужен. Ну что, поехали?

— Да вот со мной двое родственников. — Дубинин кивнул на Федора Степановича и Игорька.

Свояк почтительно улыбнулся и дотронулся до шляпы.

— Кто они? — начиная раздражаться, процедил Сулико.

— Люди надежные, не подведут, — заговорщическим голосом прошептал Дубинин.

— Все равно нужно спросить хозяина. — Кавказец шагнул к телефонной будке.

Иван радовался, что не только в деревне, но и в городе, в самой Москве, все идет так, как он хочет.

А в это время в телефонной будке, с кем-то разговаривая, жестикулировал Сулико. Он хватался за голову, умолял. Наконец, облегченно вздохнув, хлопнул дверью и подошел к Дубинину.

— Ну, Иван Петрович, уговорил хозяина. Однако ты должен завернуть деньги в бумагу и только так передать в кассу. Для этого тебе сейчас нужно тщательно их пересчитать и сложить в пакет. В кассу же отдашь только тогда, когда рядом не будет подозрительных лиц. Понял?

— Как не понять? Деньги до рублика сосчитаны. Небось не ворованные.

— Вот тебе пакет, — с этими словами Сулико вытащил из внутреннего кармана куртки темно-зеленый пакет и передал Дубинину. — Да ты не так кладешь деньги, — упрекал он Ивана, — нужно аккуратней, вот так, понял?

Свояк и Игорь, как верные телохранители, стояли рядом, не спуская глаз с пакета и одновременно закрывали собой от посторонних Дубинина и Сулико.

— Приедем в магазин, сделаешь вид, что меня не знаешь. Будешь иметь дело прямо с директором. В кассу деньги понесешь только тогда, когда он разрешит. Да убери их подальше, — советовал Сулико.

Пакет с деньгами Иван спрятал во внутренний карман пиджака. Хорошо спрятал, надежно.

В магазине, куда они приехали, продавали запасные детали к машинам и мотоциклам. Дело шло к вечеру, поэтому народу в торговом зале было мало. Сулико оставил их, куда-то ушел и долго не показывался.

Снова появившись в торговом зале, Сулико к Ивану больше не подходил, будто его и не знал. Нервно дергался вдоль витрин, делая вид, что интересуется деталями машин. Дубинин понимал его состояние. Иначе себя вести и нельзя, дело опасное, лучше поберечься. Минут через пятнадцать в торговый зал вышел молодой стройный мужчина в строгом темном костюме. Посмотрел на свои огромные наручные часы, подошел к витрине, переписал в блокнот артикулы нескольких деталей, проставил цену. Только осведомленный человек мог заметить едва заметный знак, поданный им Сулико. Тот подошел. Перекинувшись несколькими словами с молодым человеком, Сулико, продолжая делать вид, что с Дубининым незнаком, приблизился к нему.

— Подойди к директору, — не поворачивая головы в его сторону, шепотом произнес Сулико. — Он подпишет разрешение на оплату денег. Да куда ты помчался, не торопись, подойдешь, когда я уйду из магазина.

Помедлив немного, Иван пошел к директору.

— Значит, хотите машину? — спросил директор.

Дубинин утвердительно кивнул.

— Деньги с собой? Завернуты? — Он скосил глаз, исподлобья осмотрелся. — Давайте деньги! Чтобы кассирша приняла, нужно подписать пачку.

Понимая, что дело рискованное, Дубинин тоже осмотрелся по сторонам и передал директору пакет с деньгами, Свояк с Игорем подошли ближе, закрывая их от окружающих. Директор достал из кармана авторучку, положил на левую руку пакет, прикрыл его полою пиджака и размашистым почерком написал несколько слов. Затем так же незаметно передал обратно. Иван прочитал: «Каса палучите». И — подпись. Замысловатая, не разобрать.

— Только не сразу к кассе. Это вызовет подозрение.

Директор отошел, остановился около кассирши, что-то ей сказал, она улыбнулась. После этого возвратился к себе через ту же дверь, из которой несколько минут назад вышел. Иван помедлил минуту-другую, перекинулся парой слов со свояком, подмигнул ему и направился к кассе. Сулико поблизости не было. «Как же мы с ним потом встретимся?» — подумал Дубинин, но теперь это его не беспокоило.

Довольный, что дело подходит к концу, он направился к кассе.

— Получите, — торжественно сказал кассирше, подавая пакет с деньгами.

— Что вы мне даете? — Кассирша оттолкнула пакет.

— Получите! — уверенно улыбнулся Иван. — Там написано, директор подписал, — тихо прошептал он. — За машину.

— За какую машину, гражданин? Наш магазин машинами не торгует! — теперь уже громким голосом, так, чтобы слышал весь магазин, возмутилась кассирша. — Заберите свой пакет!

«Какое-то недоразумение». — Удивленно подняв плечи, Иван оглянулся на свояка.

Он отошел от кассы к окну, развернул пакет и вдруг схватился за горло. Подскочил свояк, глянул на сверток и разъяренным зверем кинулся к двери, за которой только что скрылся «директор». За дверью был узкий проход. Пробежав по проходу до конца, он наткнулся на другую дверь, с грохотом ее распахнул и… выскочил на широкий торговый двор, заставленный мотоциклами.

3

К Пояркову инспектор уголовного розыска Шувалов заскочил сразу после возвращения из больницы, даже не забегая к себе в отдел. Все в райуправлении знали, что следователь заканчивает большое дело, сроки поджимают, теперь работает и в выходные дни,

На стене его маленького кабинетика мирно отстукивали часы-кукушка, специально принесенные Поярковым из дома, — как он сам признавался, для успокоения нервной системы. День подходил к концу, но по разложенным на столе многочисленным панкам, исписанным листам черновиков обвинительного заключения было видно, что домой он не собирается.

Шувалов сел к приставному столику, открыл «дипломат», вытащил завернутый в белую бумагу сверток и нетерпеливо застучал пальцами по полированной крышке стола одному ему известную мелодию.

Следователь оторвался от письма, откинулся на спинку стула, посмотрел на Шувалова, перевел взгляд на сверток. Вопросительно поднял брови: что это?

— Владимир Федорович, вот сегодня надежурил. Начальник велел показать вам. — Стараясь не касаться пальцами бумаги, инспектор аккуратно разворачивал сверток. На столе появился пакет зеленого цвета с поперечной типографской надписью «Универмаг». Осторожно отогнув пинцетом края пакета, он раскрыл содержимое. На стол выпала пачка тщательно нарезанных прямоугольных кусков бумаги размером в денежные купюры.

— «Кукла»?! — удивленно спросил Владимир Федорович, застегивая при этом пуговицы мундира.

— Она самая, голубушка, — в голосе звучала злая ирония. — «Он мышей давно не ловит, желтый глаз его горит, каждый сам ему приносит и спасибо говорит», — попытался сострить инспектор.

— Кого-то обманули? Преступление?

— Да, и опасное, в крупных размерах. Приехал в Южный порт к автомагазину один деревенский машину купить. Там познакомился с гражданином грузинской, национальности, назвавшимся Сулико. Тот заморочил ему голову, привез в магазин нашего района и незаметно вытащил у него пятнадцать тысяч, подсунув «куклу».

Следователь поднялся из-за стола, достал лупу, рассматривая, перевернул несколько листков.

— Что сделано уголовным розыском?

— Мошенник ушел. В дежурной части ждут вызова свидетеля.

— Когда совершилось преступление?

— В пятнадцать двадцать.

Поярков бросил взгляд на часы-кукушку.

— Почему так поздно приступили к розыску преступников.

— Как. только приезжий, Иван Петрович Дубинин обнаружил обман, он прямо в магазине упал в глубокий обморок. Продавцы всполошились, не могли понять, в чем дело. Вызвали «Скорую помощь», те отвезли в больницу. Сначала подумали, что человеку плохо с сердцем, потом догадались расспросить одного разъяренного гражданина, который бегал вокруг магазина с тяжелым разводным ключом. Он оказался свойственником потерпевшему, по фамилии Субботин. Он него все и узнали…

Инспектору показалось, что Поярков, углубившись в размышления, не слышит слов. Его колючие, глубоко посаженные глаза уставились в одну точку где-то за спиной Шувалова.

— Что же сделано уголовным розыском?

— Дали по телетайпу срочную информацию во все подразделения милиции, сообщили приметы подозреваемого. На случай, если преступник приезжий, дали информацию работникам транспортной милиции…

Слушая инспектора, Поярков сел на место, подпер лицо ладонью, задумался. Вновь подвинул к себе «куклу», вытащил из ящика стола пинцет и стал переворачивать листок за листком, рассматривая обнаруженные в пакете нарезанные прямоугольники бумаги.

— Кто у нас сегодня дежурный эксперт?

— Альберт Николаевич.

— Как ты считаешь, Никита, сколько в этом преступлении было соучастников?

Такого вопроса инспектор ждал, сам об этом постоянно думал, но ответил не сразу.

— Двое точно. Сулико и тот, «директор». Возможно, им помогал кто-то из работников магазина.

— Пока можно предположить, что Дубинин стал жертвой опытных мошенников, тщательно разработавших эту операцию…

— Да, попадаются еще дураки, которые отдают в чужие руки такие крупные деньги, — покачал головой инспектор. — Помните, в прошлом году арестовали старого вора и мошенника Венгрова? Когда вывозили его на осмотр места происшествия, я спросил у него: «Как же вам не стыдно не работать всю жизнь?» Знаете, что он ответил: «А чего тут стыдиться? На мой век дураков хватит!»

— Да никакие они не дураки! Все хотят урвать. Попадись таким Дубининым в зависимость — в одной жилетке оставят. Мошенники знают их натуру и находят им таких вот «директоров»… Значит, «директор» был похож на русского?.. — Он осмотрел пакет. — «Каса палучите». Русский человек таких ошибок не сделает. Скорее всего эту надпись учинил Сулико. А «директор» ведь тоже что-то подписывал? Да…

Пояркова захватило новое дело, он нервно набирал по телефону номера.

— Сережа, ты сегодня дежурный следователь? Я тебя прошу срочно допросить отца и сына Субботиных. Да, они дожидаются в дежурный части. Свидетели по мошенничеству. Пожалуйста, поподробнее, особенно приметы Сулико и «директора:»…

— Алик, привет! Мне сказали, ты сегодня дежурный эксперт. Сейчас Шувалов принесет «куклу» и постановление о производстве экспертизы. Да нет, кукла не детская, глаза не закрываются, «мама» не говорит. «Куклу» вместо денег подсунули, «куклу», понял?! Сделай все, что сможешь…

— Николай Константинович! Срочная работа но вашей части. Нужно по показаниям свидетелей сделать портреты подозреваемых. Нет, сделать нужно немедленно… Зайдите к Сергею Васильевичу Матвееву, свидетели у него…

— Товарищ дежурный, в больнице находится житель Владимирской области Иван Петрович Дубинин. Проследите, если его не госпитализируют, чтобы завтра утром был у меня…

Следователь, остановив взгляд на ходиках, несколько секунд что-то соображал, потом стал быстро собирать папки и укладывать их в сейф. Снял с вешалки фуражку, проверил, содержимое карманов и неожиданно спросил инспектора:

— Во сколько закрывается магазин? В восемь?! Если мы просидим еще минут десять, там все разойдутся! Пять минут на все дела, нет, три минуты. Встречаемся у выхода.

В магазин они успели приехать до закрытия. И хотя оставалось еще время, покупателей в торговом зале уже не было, входная дверь была закрыта на увесистый метровый железный крючок. Через окна было видно, что сотрудники магазина с растерянными лицами сгрудились в кружок и возбужденно обсуждали случившееся. Только кассир, полная блондинка лет пятидесяти с ярко накрашенными губами, тихо сидела в своей застекленной кассе, подсчитывая дневную выручку. Молва разносится быстро: услышав о преступлении, у входа собрались любопытные, с интересом заглядывая в широкие окна. Перед работниками милиции расступились.

Как только они вошли в помещение, разговоры прекратились, даже кассир перестала считать деньги. И в этой необычной для магазина напряженной тишине, стуча ботинками по каменному полу, они прошли, как на смотру, через весь торговый зал в кабинет директора.

Поярков успел заметить, что все продавцы — молодые, только начинающие жизнь. Будет жаль, если кто-то из них соучастник преступления. А кто-то должен быть. Трудно представить, чтобы преступник в незнакомом магазине, среди неизвестных людей выдавал себя за директора магазина: выходил в торговый зал из двери, за которой действительно находился кабинет директора, вел себя уверенно, сделал надпись на «кукле»… И все это без знакомства с кем-либо? К тому же он разговаривал с кассиршей. И вообще, куда мог уйти «директор»? Без соучастия кого-то из работников магазина здесь наверняка не обошлось! Так кто же?

Навстречу вышла женщина лет сорока, в ладно сшитом шелковом халате с белоснежным воротником, представилась: Вера Мироновна, директор магазина. Строгим жестом руки она пригласила сотрудников милиции в свой кабинет, но в директорское кресло не села, подчеркивая уважение к посетителям.

Вопросы задавал Шувалов.

— Знаете ли вы тех, кто совершил обман? Нет ли среди работников магазина подозреваемых в неблаговидных делах? Помните ли, кто из сотрудников был в торговом зале? Не было ли в магазине недостачи денег или товарно-материальных ценностей? Все ли работники магазина на работе? Не собирается ли кто в очередной отпуск? Можно ли доверять кассиру? Продавались ли когда-нибудь в магазине автомобили?

Задавал инспектор и другие вопросы, на которые Вера Мироновна отвечала не торопясь, долго раздумывая. Поярков видел, с каким нетерпением Шувалов старается добраться до истины, как горячится, но в допрос пока не вмешивался.

— Мы должны осмотреть помещение магазина, — наконец поднялся Поярков. — Убедительно попрошу остаться на своих местах.

Обходя по периметру торговый зал, Поярков мысленно ставил себя на место каждого работника и убедился, что продавцы и кассир должны были видеть Дубинина и преступников, когда те встречались у окна. С их рабочих мест хорошо видно, что делается в зале. В тот час, когда Дубинин направлялся к кассе, за прилавками стояли четыре продавца. Следователь медленно обошел всех, пристально разглядывая каждого: бойкий, с длинной прической продавец несколько вытянулся, миловидная девушка со стрижкой «гарсон» слегка покраснела, парень баскетбольного роста ухмыльнулся, брюнетка в голубом платье опустила глаза и манерно повела плечами…

Самое большое подозрение вызывала кассирша. После прихода работников милиции у нее задрожал подбородок, по щекам слезы потекли. И сидела она за кассовым аппаратом с заплаканным лицом, всем своим видом показывая и свою непричастность к случившемуся, и то, что теперь ее «затаскают». У Пояркова были основания для подозрений, потому что мошенник, выдававший себя за директора, судя по показаниям свойственника, сказал ей какие-то слова, после чего она ему улыбнулась. Вполне возможно, что преступник, находясь в тот момент в состоянии нервного напряжения, мог необдуманно обратиться к своей подруге и тем выдать связь. Однако могло быть и другое: чтобы еще больше ввести в заблуждение Дубинина и отвлечь его внимание, преступник подошел к кассирше, совершенно ее не зная, и обронил несколько малозначащих реплик, тем самым показав, будто она — свой человек.

«Какие же силы, — размышлял Поярков, — заставили Дубинина так легко поддаться обману. Приехать в магазин, где автомашины не продаются и никогда не продавались, и поверить проходимцу!.. Ведь сколько об этом пишут в газетах, и все равно наивные люди попадаются в ловушки».

При осмотре магазина директор не отставала от Пояркова ни на шаг и, словно угадав его мысли, вдруг возмутилась:

— Есть же дураки, которые отдают такие крупные деньги незнакомым людям! Это надо совсем уже не иметь головы на плечах.

Следователь недовольно посмотрел на нее.

— Да, да, самые настоящие идиоты, — продолжала Вера Мироновна. — У нас в магазине в этом году уже второй случай.

— Второй? — Поярков вопросительно взглянул на инспектора.

Тот приподнял плечи, скривил губы: дескать, первый раз слышу.

— Да, да, второй, — продолжала директор. — В начале года одного гражданина здесь так же надули. Человек солидный, а попался. Наверное, те же аферисты. Разве вы не знаете об этом? — заглянула она в лицо следователя.

Теперь уже не было никаких сомнений в том, что они встретились с опытными преступниками, хорошо знающими человеческие слабости и умеющими ими воспользоваться.

Пройдя из торгового зала в коридор, Поярков миновал двери комнат директора, бухгалтера, заведующих секциями, рывком открыл большую, обитую дерматином дверь и очутился во дворе. Торговый двор был огорожен высоким глухим забором с колючей проволокой наверху. Он был заставлен деревянными ящиками, в которых лежали упакованные мотоциклы.

— Порядок продажи мотоциклов и тяжелых узлов для автомашин следующий, — пояснила Вера Мироновна. — В торговом зале магазина выставлены для обозрения все имеющиеся в продаже товары. Покупатели отбирают нужные вещи, называют номер детали пли марку мотоцикла. Продавец выписывает мягкий чек, с ним покупатель идет в кассу, оплачивает стоимость, а мотоциклы выдаются во дворе. Там рабочий разбивает ящик и вывозит мотоцикл через выездные ворота.

Теперь стало ясно, почему преступники избрали этот магазин местом для своих операций. «Директор» мог появиться перед ничего не подозревающими людьми действительно из той двери, где находится кабинет директора, а подменив деньги на «куклу», скрыться тем же путем и выйти через ворота.

После осмотра Поярков собрал всех в кабинете директора. Заложив руки за спину, он ходил по комнате, объясняя опасность для общества подобных преступлений.

— …Мошенничество наносит глубокие психические травмы, подрывает уверенность людей в моральной чистоте взаимоотношений. Кто-то из вас видел этих людей, другие разговаривали с ними, а третьи, возможно, просто их знают. Мне могут сейчас возразить и сказать, что в магазине бывают ежедневно тысячи людей и каждого не упомнишь. Но я знаю, что продавец чувствует, когда человек приходит в магазин покупать, а когда просто глазеет на витрины из любопытства. Вам нужно вспомнить всех, кто был в зале после обеда.

Следователю хотелось, чтобы эти молодые ребята и девушки стали его помощниками, а не равнодушными наблюдателями. Нужно было сбить ореол исключительности с мошенников, «заразить» продавцов негодованием и презрением к преступникам, пробудить у них гражданское чувство жалости к пострадавшему.

Поярков чисто интуитивно убеждался в том, что продавцы-девушки знают что-то, но не решаются сказать. Рассматривая каждого сидящего, он заметил, как неестественно прямо, в очень напряженной позе сидит продавщица, назвавшаяся Верой Паршиной. Даже ее толстенные деревянные колодки застыли в неудобном положении. И тут он перехватил тревожный взгляд брюнетки, брошенный на Веру. В другой раз он пропустил бы этот взгляд, но сейчас…

— Вы, — показал Поярков на продавца, — и вы, — показал на другого, — первыми увидели преступников. Сейчас вы пройдете в соседнюю комнату и расскажете все инспектору. А вы, — кивнул он кассирше, — подождите на своем рабочем месте. Вы же, — обратился следователь к Паршиной, — останетесь здесь. Остальные свободны.

Оставшись с молодой продавщицей вдвоем, Поярков пытался завести откровенный разговор, однако она держалась настороженно и на все вопросы отвечала односложно.

— Если я правильно понял, вам нечего мне рассказать?! — В голосе Пояркова зазвучала ирония. — Однако сделать это вам все равно придется! И чем быстрее, тем лучше. — Его голос подобрел: — И не бойтесь этих людей, мы вас в обиду не дадим.

— Мне бояться некого… А что вы хотите, чтобы я рассказала?

— Вам виднее, — неопределенно ответил Поярков. — Расскажите, при каких обстоятельствах познакомились.

Вера вздрогнула, обиженно закусила губу, опустила раскрасневшееся от смущения лицо. И тогда следователь понял, что разгадка где-то близко.

— А может, он никакого отношения к этому делу и не имеет? — еле слышно произнесла девушка.

— Вера, вы молоды, многого еще не понимаете. Вам только кажется, что вы взрослая… И учтите: без вашей помощи у нас будут большие сложности; а это может быть неправильно истолковано в суде. Я просто не могу поверить, что ради собственного спокойствия вы способны остаться равнодушной к чужому горю. Человек, у которого украли деньги, деревенский труженик, имеет троих малолетних детей. Сейчас он в больнице, состояние здоровья тяжелое. Деньги должны быть возвращены ему немедленно…

— Ни про какие деньги я не знаю…

— Тогда почему не рассказываете о том, что знаете? Смелее.

И вдруг она заговорила. Глотая слезы, сначала тихим голосом, неразборчиво, потом все громче и уверенней поведала следователю свою нехитрую историю.

— Имеет этот человек к преступлению какое-то отношение или нет, но так сложилось, что он всегда после обеда появлялся в нашем магазине. Зовут его Арсен. Перед Восьмым марта зашел он в торговый зал и стал ко мне приставать с вопросами. Сразу по нему было видно, что он не покупать пришел, а, видно, с кем-то встречался. Сначала шутил, а потом комплименты мне стал говорить. Одет с иголочки. Пригласил в ресторан. А я только что платье себе новое сшила. Уговорил меня пойти, назначил свидание у фонтана Большого театра. Я девчонкам рассказала, они отнеслись по-разному. Пришла я, вижу: стоит Арсен и разговаривает с такими же, как он, южанами. Подойти к группе мужчин постеснялась, ждала, пока сам меня заметит. Вдруг, смотрю, подходит к нему девушка. Перекинулся он с ней несколькими словами, остановил такси, и они уехали. Я осталась как оплеванная. В тот вечер ревела белугой. Как он мог так поступить! А еще в любви клялся…

— А дальше?

— Вот и все. Правда, на следующий день он вновь появился в магазине… А после его ухода у одного покупателя пропала крупная сумма денег. Я бы не придала значения его приходу в тот раз, но сегодня он снова был у нас в магазине…

— Где он живет?

— Я о нем ничего не знаю…

Такова жизнь следователя. Кажется, вышел на след. Ещё немного, еще несколько шагов — и ты найдешь преступника, «О выясняется, что торжествовать преждевременно. Нить только потянулась и… в руках остался оборванный конец, нужно все начинать сначала. Но сейчас он чувствовал, что след где-то рядом. И выйти на него он сможет через Веру. По интонации ее голоса, по нерешительности он понимал, что она рассказала не все. Теперь — максимум внимания, корректности, такта.

— Вера, нам нужно его обязательно задержать сегодня или завтра. Он опасный человек, — твердо заявил Поярков. — Но пока мы его ищем, он может принести большое зло другим людям… Кто та девушка, с которой он уехал на такси?

— Я ее не знаю. Случайно потом видела ее, она работает на рынке, в магазине уцененных товаров, такая высокая, худая, с длинными волосами, лет двадцати пяти, — решительно сказала Вера, и ей сразу почему-то стало легче.

— Спасибо. — Поярков протянул руку, m Вы хороший и добрый человек. От души желаю вам в жизни счастья, избегайте подобных Арсенов.

Продавцы, работавшие на торговом дворе, дали инспектору Шувалову приметы двух лиц, которые после обеденного перерыва заходили на территорию. Допрос кассирши ничего нового к материалам следствия не прибавил.

4

За годы работы Поярков научился строить свои версии таким образом, чтобы к преступникам вели сразу несколько путей. Такой метод следствия трудоемок, зато он обеспечивает большую надежность. Оборвется одна нить — в запасе другая. У него в работе не было неожиданных ходов, его следствие не удивляло товарищей хитроумностью. К развязке он шел медленно, иногда даже слишком, но нераскрытых дел у него не было.

Сейчас у него имелась очень хрупкая, ненадежная версия, а ему требовалась убедительная и прочная. Приметы Сулико и Арсена сходились, значит, преступник «работает» под разными именами. Многое теперь зависело от того — москвич он или живет в другом месте. Судя по тому, что у Сулико-Арсена был характерный акцент, особенно когда он говорил быстро, можно считать, что детство его прошло в одной из кавказских республик.

Поярков долго продумывал, как ему приступить к допросу продавщицы из магазина уцененных товаров. Нужно предусмотреть все вплоть до вызова в районное управление: раз она поехала тогда вместе с Арсеном, значит, хорошо его знает. А раз знает, одним только вызовом можно спугнуть мошенника, и тогда он скроется. Время было позднее, и они с Шуваловым договорились провести допрос продавщицы на следующий день.

Домой Поярков возвратился усталый и недовольный результатами следствия. В двери записка: «Володя, звони в любое время. Алик». Наверное, эксперт-криминалист нашел что-то важное. Немедленно набрал номер телефона.

— Хорошо, что позвонил, — позевывая, говорил Алик. — Я до утра тянуть не стал: может, тебе срочно нужно, Тщательно исследовал кусочки нарезанной бумаги и могу тебя порадовать: кое-что удалось установить. Часть из них — листы журнала «Крокодил» за июль и «Литературка» от 10 июля.

За годы совместной работы Поярков хорошо изучил эксперта Алика Чельцова. Тот никогда не выкладывал все сразу, выдавал свою информацию постепенно, частями.

— Да, да, листы из журнала «Крокодил» за июль и «Литгазета» за 10 июля.

Bee ясно, его догадка подтверждается: преступники готовились к операции больше недели, готовились тщательно. Собственно, почему подтверждается? Может, газета от 10 июля попала к ним в самый последний день, накануне преступления? Хорошо бы, если на первой или последней страницах были написанные от руки цифры. В почтовых отделениях перед разноской журналов и газет почтальоны карандашом пишут номера домов и квартир.

— Самое интересное, — неторопливо продолжал Чельцов, — что обнаружился оттиск штампа…

Алик переигрывал, это немного раздражало, но Поярков терпел.

— Когда газеты или журналы поступают в библиотеку, на них ставят штампы читального зала. В твоей «кукле» обнаружен такой оттиск. Пришлось два часа подбирать листочки, зато почти весь штамп собрал. Оттиск слабый. Удалось восстановить… Нет, библиотека московская, — эксперт сделал паузу и продолжал: — Штамп московской библиотеки, номер его тридцать четыре… Да ты не торопись, я все выяснил. И адрес библиотеки, и часы ее работы, даже кто там заведующая. Записывай…

Поярков часто задумывался над тем, за что у них в управлении любят Чельцова — насмешника и злослова. Сейчас понял — за порядочность и бескорыстие. Эксперт знает, какое напряженное время наступило для следователя, сколько сложнейших вопросов он должен безошибочно решить, и любая, даже самая незначительная, помощь снимет с него частицу забот, позволит спокойней и логичней мыслить, придаст уверенность в действиях.

— Спасибо тебе, добрый человек с Арбата. Спокойной ночи…

Поярков снял китель, вышел на балкон. После телефонного разговора на душе стало полегче, появилась вторая тропка к преступникам, а насколько она правильна, он проверит завтра. Сейчас нужно крепко уснуть.

5

Магазин уцененных товаров размещался в одном из многочисленных закоулков колхозного рынка. Через большое, плохо протертое двухметровое окно можно было рассмотреть все хозяйство магазина, имущество которого располагалось в двух смежных комнатах. Они были завалены залежавшейся обувью, головными уборами, мятыми пальто, годившимися теперь только разве что для огородных чучел, вышедшими из моды куртками и другими вещами, которые вряд ли кто-нибудь когда-нибудь купит,

Когда вошли в помещение, в нос ударил неприятный запах плесени и залежавшихся товаров. На витринах под стеклом лежали старые значки, неисправные зажигалки, изделия из кости, заколки и запонки, отделанные полудрагоценными камнями, которые почему-то даже за бесценок никто не покупал.

В магазине работали три продавца. Знакомую Арсена Поярков определил сразу. Опершись локтями о прилавок, уронив белокурые волнистые волосы на стекло, она рассматривала себя в зеркало и длинными пальцами с неестественным темно-зеленым маникюром растирала на лбу крем, меньше всего обращая внимания на окружающих. Торговля только начиналась, покупателей было мало, поэтому продавцы были заняты собой.

Поярков подтолкнул Никиту вперед, а сам отошел к вешалке и попросил дать ему примерить плащ.

— Оля, мы из уголовного розыска. У нас к вам разговор об Арсене. Где мы можем поговорить без свидетелей?

Они прошли в крохотный закуток, служивший здесь и складом товаров, и раздевалкой, и местом отдыха. Решили допросить сразу же, здесь. Идти с продавщицей через рынок, который заполонили приезжие, не имело смысла, поскольку кто-то из них мог быть причастным к совершенному преступлению.

— Когда это случилось, я точно не помню, где-то в конце зимы. Шла я обедать в кафе, оно за углом в сером доме. По дороге пристал ко мне хорошо одетый мужчина, по виду грузин, стал говорить комплименты. Сел со мной за один столик. Стал упрашивать пойти с ним вечером в ресторан. Дата у него какая-то в тот день была. Сказал, что в Москве находится в командировке. Мне он показался вежливым и культурным, расплатился за меня. Денег у него пачка… Мне даже стало его жалко, человек далеко от дома и не с кем праздник отметить. Встретились у Большого театра. Поехали в ресторан на такси. Он заказал вина, шампанского, закусок, расплачивался широко. Все заставлял меня выпить. А когда напился, стал мне говорить такие вещи, что… Нахальный оп человек и развратный. Сказал: будешь послушной, озолочу. Я все дрожала и думала, как убежать, но номерок от пальто был у него.

Она замолчала, раскрасневшись от неприятных воспоминаний.

— Чем он торговал на вашем рынке?

— Среди продавцов я его не видела. Он, наверное, зашел случайно или кого-то из своих искал здесь…

— В то время, когда вы бывали с ним, оп общался с кем-нибудь или, может быть, здоровался?

— Я видела только, как он разговаривал у театра с неизвестными мне южанами. Больше он ни с кем не общался.

— Как часто вы встречались? Когда последний раз были с ним наедине? — как бы между прочим спросил следователь и, увидя, что девушка отрицательно закачала головой, изменил вопрос: — Вы были в близких отношениях?

— Нет, — испуганно замахала она руками, — что вы… нет. Из ресторана мы поехали на такси, он хотел довезти меня до дома. Я сказала, что живу с мамой. Вдруг он вместо моего назвал водителю совершенно другой адрес. Я попыталась выскочить из машины, он не пустил, сказал, что на секунду заедет в художественную студию, срочное дело. Подвез меня к какому-то дому и давай толкать в подъезд, говорил, что он там остановился, говорил, покажет картины…

— Картины? — Инспектор в блокноте хотел сделать пометку, но Ольга опередила:

— Никакой он не художник, врал все. Какой же он художник, если ни одного импрессиониста не знает. Я категорически отказалась идти за ним в подъезд, время позднее, первый час. Таксист уехал. Он не отставал, силой тянул. Рукав на пальто мне надорвал. На мое счастье, проходили двое ребят, я закричала. Остановились. «Отпусти, — говорят, — девушку! А то в пятак получишь!» В это время я убежала.

— Вы должны показать нам, где это произошло. Нам нужно знать, где находится эта студия у Арсена. — Шувалов вопросительно посмотрел на Пояркова, тот оставался невозмутимым.

— Этот? — Следователь показал рисованный портрет, сделанный художником по словесному портрету свидетелей.

— Он, — кивнула головой Оля, — только подбородок другой, более тонкий. И в глазах холодный блеск, как у рыси в зоопарке.

ТЕЛЕФОНОГРАММА

начальникам гор (рай)органов внутренних дел

В ДОПОЛНЕНИЕ К ТЕЛЕФОНОГРАММЕ № 1/186 В ПРОЦЕССЕ СЛЕДСТВИЯ ПО ДЕЛУ О МОШЕННИКАХ УСТАНОВЛЕНО, ЧТО 26 ФЕВРАЛЯ С. Г. ОНИ СОВЕРШИЛИ АНАЛОГИЧНОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ В ОТНОШЕНИИ НЕУСТАНОВЛЕННОГО ЛИЦА. ОДИН ИЗ ПРЕСТУПНИКОВ НАЗЫВАЕТСЯ ИМЕНЕМ АРСЕН. ПРОШУ СРОЧНО ПРОВЕСТИ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫЕ ДЕЙСТВИЯ УСТАНОВЛЕНИЯ ПРЕСТУПНИКОВ И ПОТЕРПЕВШЕГО. ЕГО ПРИМЕТЫ: ВОЗРАСТ 50–55 ЛЕТ, РОСТ СРЕДНИЙ, ВОЛОСЫ ТЕМНЫЕ, С СЕДИНОЙ, ЗАЧЕСЫВАЕТСЯ НАЗАД, ГЛАЗА КАРИЕ, НА БЕЗЫМЯННОМ ПАЛЬЦЕ ЛЕВОЙ РУКИ НОСИТ ПЕРСТЕНЬ С БОЛЬШИМ БРИЛЛИАНТОМ.

ПРИЛОЖЕНИЕ: ПОРТРЕТЫ ПОДОЗРЕВАЕМЫХ, ВЫПОЛНЕННЫЕ ХУДОЖНИКОМ ПО ПОКАЗАНИЯМ СВИДЕТЕЛЕЙ, ВЫСЫЛАЮТСЯ ПОЧТОЙ.

СЛЕДОВАТЕЛЬ ПОЯРКОВ.

Поиски дома, куда после ресторана Сулико-Арсен привез Ольгу, начали со станции метро «Таганская». Прежде чем идти по улице, она долго присматривалась к домам, отходила в сторону, возвращалась обратно. Сначала повела по крутой улице вниз к реке Яузе. Оказалось, что ошиблась. С ней рядом шел только Поярков, остальные члены группы захвата находились недалеко, но не показывали вида, что знают девушку. Ольга перешла на другую сторону улицы, переулком прошла на параллельную, пока наконец не остановилась у старинного четырехэтажного дома. Для убедительности зашла в арку ворот, осмотрелась и уверенно сказала: этот!

Не привлекая внимания посторонних, Поярков подождал на тротуаре, когда подойдет Шувалов, и тихо распорядился, чтобы он срочно вызвал участкового инспектора и проверил всех жильцов дома. Сам с Ольгой прошел на зеленый пятачок-садик, где под высокими кустами персидской сиреви стояли две длинные скамьи. Выбрал такое место, чтобы видеть всех выходящих из подъезда людей. Инспектора уголовного розыс а Тюрин и Лапшин скрылись в подъезде. Поярков знал, что они проверяют выходы из квартир, подготавливаясь к захвату преступников. Все шло нормально.

— Годы следственной работы научили Пояркова не только хорошо понимать людей, но и чувствовать их состояние. Ольга оказалась не только наивной, но еще и трусихой. Хотел было отпустить ее, но побоялся, что без нее может не узнать Сулико.

— А вдруг он вооружен? — Голос девушки дрожал. — Мы тоже не без оружия…

— А если они владеют приемами каратэ?

Он усмехнулся. Иностранные кинофильмы сделали свое дело, обыватели поверили во всемогущество каратэ.

— Наше самбо сильнее. Каратист не устоит перед самбистом. Вон Юра Тюрин — любого уложит.

Ждали полчаса. Перед этим зашли в ЖЭК, проверили списки жильцов, но оказалось, что подозреваемые с указанными приметами здесь не проживают. Шувалову, однако, удалось выяснить главное: в среднем подъезде на третьем этаже в квартире шесть проживает одинокий старик пенсионер, который иногда за небольшую плату пускает на несколько дней приезжих. В квартире этой был телефон.

Шувалова так и подмывало немедленно снять трубку и попросить Сулико. В том, что он напал именно на эту квартиру, сомнений не было, но проявлять инициативу без согласия Пояркова он не имел права.

Поярков, подумав, решил, что позвонить можно. Они подошли к уличному автомату.

— Попросите, пожалуйста, Сулико, — осторожно начал Поярков, услышав в трубке старческий голос хозяина квартиры.

— Нет его, — недовольно ответил старик. — А кто спрашивает?

— Да знакомый художник из Тбилиси. У меня для него посылка, просили передать лично.

— Не знаю, мил человек, чем вам помочь.

— А когда придет?

Ответил старик не сразу, почему-то замялся.

— Они вчера уехали… И все вещи забрали…

Следователь еще несколько секунд держал трубку в руке, вслушиваясь в отбойные гудки телефона и соображая, что делать дальше. Он знал, что Тюрин и Лапшин заняли позиции на втором и четвертом этажах лестничной площадки. Если старик сказал неправду и Сулико все-таки здесь, они его не упустят.

— Мне показалось, что старик что-то недоговаривает, скрывает. Нужно идти в квартиру.

Как бы там ни было, они все-таки вышли на преступников. Даже если разыскиваемых нет в квартире, можно будет узнать их фамилии, а установление личности на этом этапе следствия — дело крайне необходимое. Медлить больше нельзя, требуется решительность, наступательность. но и предельная осторожность — загнанные преступники могут быть опасны.

Окна квартиры выходили во двор. Участковый инспектор, вызванный по тревоге, объяснил, что в этой квартире живет один семидесятитрехлетний старик, на улицу выходит редко, разве что в магазин, большую часть времени проводит дома. Два года назад у него умерла жена, квартиру он запустил.

Оставив участкового инспектора караулить у черного хода, Поярков один вышел на площадку против шестой квартиры. Несколько раз нажал на звонок. К двери никто не подходил. Это были томительные и напряженные секунды. Наконец он уловил шарканье домашних тапок, и будничный голос из-за двери спросил:

— Вам кого?

— Николай Никифорович, — как можно доброжелательней ответил следователь, — мне бы повидать Сулико.

— А его здесь нет.

— Может, разрешите войти, есть вопрос.

За дверью сняли цепочку, дверь распахнулась, и хозяин квартиры, высокий, сухопарый старик, жестом руки пригласил зайти.

— Ежели остановиться, то всегда пожалуйста ко мне. Живу один, любой гость для меня — радость… — Но вдруг осекся, увидев в руке Пояркова служебное удостоверение, а за его спиной — двух крепких людей в штатской одежде.

— Они здесь? — тихо спросил следователь, показав глазами в сторону комнат.

— Я же сказал, никого нет, — рассеянно ответил старик, отступая к стене.

Оперативники действовали быстро и умело. Они пробежали по квартире, осмотрели комнаты, заглянули в ванну, туалет, кухню, подсобки. Посторонних не оказалось.

— Где же ваши постояльцы? Надолго ушли? — Поярков испытующе смотрел ему в лицо.

— Командировочные они, архитекторы из Тбилиси, — испуганно рассматривая то одного, то другого, бормотал старик. — А в чем, собственно, дело?

Они прошли в большую комнату, где давно уже никто не прибирался, и сели за стол. Старик виновато прикрыл газетой початую четвертинку водки. Оперативники остались в прихожей.

— Какие вещи остались от ваших постояльцев?

— Вещей у них с собой было мало. Все в чемоданчик на «молнии» входило. Все с собой и захватили.

— Так ничего вам и не оставили?

— Ой, что же я! — заторопился старик. Он вытащил из верхнего старинного буфета пятьдесят рублей и протянул следователю. — Вот и все. У меня за квартиру два месяца не уплачено…

— Сколько раз я вас предупреждал, чтоб не пускали случайные людей, — громко, словно оправдываясь, вмешался участковый инспектор, но Поярков жестом остановил его.

— Вы давно их знаете?

— Второй раз попросились. Первый раз в феврале останавливались. Три дня стояли, а только одну ночь ночевали, днем по рабочим делам находились. Люди они культурные, не курят, плохого слова не сказали. Сулико — художник, Владимир, тот скульптор. В этот раз десять дней жили…

— Свой адрес оставили?

— Они оставляли, да я не взял. В гости к себе приглашали; уверяли, что буду у них жить как в раю, виноград кушать, овощи. Да куда мне по гостям-то ездить, отъездился. Пора к своей старухе!

— Так-таки никаких вещей после них и не осталось? — воспользовавшись паузой, спросил Шувалов.

Старик провел следователя в комнату, где ночевали постояльцы. Здесь стояли старинный диван и кушетка. Вещи были разбросаны в беспорядке, как бывает, когда у людей мало времени для сборов, а поезд вот-вот отойдет.

Со слезами в голосе оправдывался старик перед участковым, уверял его, что давно собирается сменить квартиру на меньшую по габаритам, чтобы дешевле платить, но никак не может себя заставить уехать с родного места, где прожил всю жизнь. Пояркову от души было жаль старика, поэтому он старался быть с ним поделикатнее, понимая, что тот никакого отношения к преступлению не имеет. И еще сразу понял следователь: «куклу» делали здесь. Вот куда звонил Сулико, когда вез Дубинина к магазину. Он мысленно представил, как соучастник ждал этого телефонного звонка, как выскочил, как нашел такси и помчался в магазин, чтобы опередить ничего не подозревавших покупателей автомашины, успеть незаметно занять место во дворе и выйти к ним «директором».

— Они брали у вас ножницы?

— Да, — недоуменно ответил старик. — Вот они, на столе.

— Товарищ участковый, пригласите понятых…

Поярков обнаружил в комнате остатки изрезанного журнала «Крокодил», изрезанные газеты. Следователь несколько раз осмотрел все вещи. Взгляд его упал на простыню, резко отличающуюся от другого белья чистотой.

— Значит, говорите, совсем ничего после себя не оставили? — спросил он, взявшись за край простыни.

— Ой, стойте, стойте! Совсем забыл, это они простыню оставили. Торопились и забыли, приедут в другой раз — отдам.

Поярков не удержался, посмотрел: на правом углу простыни пришит номер прачечной. Это была находка.

— Кто это? — спросил у старика майор и показал ему рисованный портрет.

— Это Сулико.

Они вышли на лестничную площадку.

— Ну, я этому старику теперь покажу, как пускать всяких, — со злостью произнес участковый инспектор.

— Не трогайте его, — жестким голосом сказал Поярков, — будьте великодушней. Лучше проследите и задержите преступников, если появятся. Немедленно задержите.

— Это я сразу, не впервой! — откозырял участковый.

6

В управлении Шувалова ждал пакет из Мурманского УВД с ксерокопией протокола допроса некой Долговой. Следователь Скрябин просил решить вопрос о координации действий в задержании мошенников.

Светлана Викторовна Долгова показывала следующее: «…28 февраля этого года днем на улице около кинотеатра «Арктика» познакомилась с молодым мужчиной по имени Владимир. Он кандидат наук из Харькова, приехал к нам в город в командировку. Мы договорились встретиться. На следующий день Владимир пришел на встречу со своим другом по имени Арсен. Принес мне цветы (а мне цветы еще никто не дарил, всегда приходили с бутылкой). Стал за мной ухаживать, а Арсен мне потихоньку намекнул, что Володя совсем лишился ума, значит, влюбился. Сам Владимир разведенный, дома у него квартира, дача, машина… Как сделал мне Владимир предложение, я сразу согласилась. Еще бы, человек солидный, с положением! Договорились свадьбу сыграть в Харькове, там у него знакомые и друзья. Когда рассказала обо всем капитану сухогруза, на котором я работала буфетчицей, он стал меня отговаривать: случайное знакомство до добра не доведет. Но я знаю своего капитана, он, конечно, меня потерять не хочет, потому что я безотказная, за весь период работы ни одного замечания не имела, ни одного выговора…

А потом мне прислала Володина мама телеграмму. Она сообщила, что знает обо мне, рада нашей дружбе. Потом прислала вторую, где просила приехать, что ждет не дождется меня и Владимира. Друг Владимира Арсен категорически заявил, что по их кавказским законам вторая свадьба после Харькова будет у него в доме. Соберется за стол человек 200, меньше у них там не бывает. Я попросила зря не тратиться, да И возраст уже не тот, чтобы как молодые сидеть за столом.

Владимир стал торопить меня с отъездом. Я сняла деньги со сберегательной книжки, все одиннадцать тысяч, но капитан Александр Васильевич отругал меня и запретил с собой брать деньги. Говорит, если он такой ученый и так любит, может и за свои деньги довезти. Поэтому приказал мне деньги обратно на книжку положить. Говорит: сначала съезди, посмотри, как он там живет и нет ли каких помех для регистрации брака. С места, говорит, не срывайся пока…

Рассказала Владимиру, он вроде бы огорчился. Любовь, говорит, деньгами не измеряется, и показал пачку денег. Хорошо, говорит, иди клади на книжку, лучше на предъявителя, чтобы их потом можно было перевести в Харьков.

В сберкассу мы пошли втроем, взяли Арсена. За нами увязался капитан. Посмотреть на Владимира пришел. Я сдала деньги в сберегательную кассу. Книжку Владимир положил себе в карман, но вмешался капитан и потребовал отдать книжку ему. Между ними произошла ссора. Капитан сказал, что отведет Владимира в милицию и проверит, что он за человек. А тот ему ответил, что капитан хочет присвоить мои деньги. Тогда капитан заявил, чтобы не было сомнений, пусть у меня останется контрольный талон, а книжку он все-таки возьмет себе, без талона он деньги получить не сможет. На следующий день капитан мне книжку возвратил, посоветовал спрятать подальше, а с Владимиром не связываться.

У Владимира с товарищем все время было много работы. Они всегда бегали по делам. Прислала мама Владимира третью телеграмму, поздравляла меня с законным браком, называла своей дочуркой. Я даже прослезилась. Собрала все свои вещи, цепочки, колечки, чтобы в грязь перед родственниками не ударить.

На другой день Владимир ко мне не пришел и на следующий день не пришел. Я каждый день ждала, плакала. И посоветоваться не с кем, судно в плавание ушло, капитана нет, ребят тоже… Решила, что не подошла ему из-за полноты или лицом не понравилась. Погоревала, погоревала, пришло судно — опять в рейс пошла. Немного забылась. Написала письмо Володиной маме, а мне оно возвратилось обратно: по такому адресу не проживает. Опять погоревала, видно, на роду написано быть одинокой.

В июне меня как дернул кто, думаю, дай пойду в сберкассу, деньги проверю. Пошла, а там оказалось, что на моей книжке лежит всего десять рублей. Заведующая объяснила, что кто-то в книжке дописал три нуля, и получилось вроде десяти тысяч. Вызвали милицию, оказалось, что мой знакомый, а может, его друг, за день раньше положил в эту же сберкассу на предъявителя десять рублей, а когда я положила десять тысяч, то мою книжку заменили на поддельную. Мои деньги через два дня получили и скрылись.

Конечно, деньги жалко, сколько лет собирала, но бог с ними. Плохо другое: а вдруг он обманет еще какую девушку…»

Поярков прочитал, покачал головой, укоризненно посмотрел на инспектора, тот развел руками:

— Записывай следственное поручение…


* * *

УПРАВЛЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ МУРМАНСКОГО ОБЛИСПОЛКОМА, СЛЕДОВАТЕЛЮ СКРЯБИНУ.

В СООТВЕТСТВИИ С ТРЕБОВАНИЕМ СТ. 127 УПК РСФСР ПРОШУ ВАС СРОЧНО УСТАНОВИТЬ ЧЕРЕЗ ПОЧТОВОЕ ОТДЕЛЕНИЕ СВЯЗИ: ИЗ КАКОГО ГОРОДА (СТАНЦИИ) ПОСТУПИЛИ В ФЕВРАЛЕ НА ИМЯ ГР. ДОЛГОВОЙ ТЕЛЕГРАММЫ. ОДНОВРЕМЕННО ПРЕДЪЯВИТЕ НА ОПОЗНАНИЕ ФОТОГРАФИИ ВЛАДИМИРА И СУЛИКО-АРСЕНА, ВЫПОЛНЕННЫЕ СПОСОБОМ ФОТОРОБОТА.

ПРИЛОЖЕНИЕ: ДВЕ ФОТОГРАФИИ, ПОСТАНОВЛЕНИЕ О ПРОИЗВОДСТВЕ ВЫЕМКИ ПОЧТОВОЙ КОРРЕСПОНДЕНЦИИ.

СЛЕДОВАТЕЛЬ ПОЯРКОВ.


* * *

НАЧАЛЬНИКУ ОТДЕЛА ГЛАВНОГО ИНФОРМАЦИОННОГО ЦЕНТРА МВД СССР. В СВЯЗИ С РАССЛЕДОВАНИЕМ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПО ОБВИНЕНИЮ ГРУППЫ МОШЕННИКОВ ПРОШУ ВАС ПОРУЧИТЬ СОТРУДНИКАМ ОТДЕЛА ПРОВЕРИТЬ ЛИЦ, УКАЗАННЫХ В СПИСКЕ, И УКАЗАТЬ: БЫЛ ЛИ РАНЕЕ СУДИМ И ЗА КАКИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ.

ПРИЛОЖЕНИЕ: СПИСОК ЛИЦ НА ДВУХ ЛИСТАХ.

ИНСПЕКТОР ШУВАЛОВ.

7

Несколько дней подряд приходил Никита к фонтану Большого театра, разглядывая собиравшихся там южан. Стояли по два-три человека, обсуждая какие-то свои проблемы, хлопали друг друга по плечу, иногда громко хохотали. Сулико не появлялся. Шувалов проверял рынок, снова и снова говорил с продавщицей Ольгой, надеясь услышать хоть какой-нибудь намек на преступников. Обзванивал соседние области, искал прачечную, выдавшую найденный на простыне бельевой номер. Все было безрезультатно. И, когда Поярков уже собирался дать информацию о номере во все республики и области, неожиданно позвонили из Управления бытового обслуживания города и сообщили, что в приемный пункт прачечной № 76 Кировского района заказчица сдала белье с указанными номерами. Заказчицей оказалась жительница Ленинграда, временно проживающая в Москве.

Поздно вечером Поярков собрался выехать в Ленинград.


* * *

МОСКВА, СЛЕДСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ, ПОЯРКОВУ.

ПО ВАШЕМУ ПОРУЧЕНИЮ, ПРИСЛАННЫЕ ФОТОКАРТОЧКИ ПОДОЗРЕВАЕМЫХ В СООТВЕТСТВИИ С ТРЕБОВАНИЕМ СТ. 165 УПК РСФСР БЫЛИ ПРЕДЪЯВЛЕНЫ НА ОПОЗНАНИЕ ПОТЕРПЕВШЕЙ ДОЛГОВОЙ. НА ПЕРВОЙ ФОТОГРАФИИ ОНА ОПОЗНАЛА СВОЕГО ЗНАКОМОГО КАНДИДАТА НАУК ПО ИМЕНИ ВЛАДИМИР, НА ВТО-РОИ — ЕГО ДРУГА, ЖИТЕЛЯ ГРУЗИИ АРСЕНА, КОТОРЫЕ СОВЕРШИЛИ МОШЕННИЧЕСТВО, ОБМАННЫМ ПУТЕМ ЗАВЛАДЕВ ЕЕ ДЕНЬГАМИ В СУММЕ 9990 РУБЛЕЙ. ТЕЛЕГРАММЫ В АДРЕС ДОЛГОВОЙ ОТ ИМЕНИ МАТЕРИ ВЛАДИМИРА БЫЛИ ОТПРАВЛЕНЫ ИЗ 128-ГО ОТДЕЛЕНИЯ СВЯЗИ ГОРОДА МОСКВЫ.

СЛЕДОВАТЕЛЬ СКРЯБИН.


* * *

МУРМАНСК, УПРАВЛЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ, НАЧАЛЬНИКУ ОТДЕЛА УГОЛОВНОГО РОЗЫСКА.

НАМИ РАЗЫСКИВАЮТСЯ ОСОБО ОПАСНЫЕ ПРЕСТУПНИКИ, КОТОРЫЕ ОБМАННЫМ ОБРАЗОМ ЗАБИРАЛИ У ГРАЖДАН КРУПНЫЕ СУММЫ ДЕНЕГ И СКРЫВАЛИСЬ. В КОНЦЕ ФЕВРАЛЯ — НАЧАЛЕ МАРТА С.Г. В МУРМАНСКЕ ЭТИМИ ЖЕ ЛИЦАМИ БЫЛО СОВЕРШЕНО МОШЕННИЧЕСТВО В КРУПНЫХ РАЗМЕРАХ В ОТНОШЕНИИ ГР. ДОЛГОВОЙ. В ЭТОЙ СВЯЗИ ПРОШУ ПРОВЕРИТЬ ПОСАДОЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ НА САМОЛЕТЫ, ВЫЛЕТАВШИЕ ИЗ ГОРОДА. СПИСОК ФАМИЛИИ ВЫШЛИТЕ НАМ.

ИНСПЕКТОР ШУВАЛОВ.

8

Собираясь в Ленинград, Поярков не мог освободиться от мысли, что едет туда зря. Найти прачечную, выдавшую номер 30-6296, могли и работники местного уголовного розыска. Но в процессе розыскной работы могли возникнуть новые вопросы, и эту работу он решил провести сам.

Поярков сомневался в необходимости этой поездки еще потому, что понял: преступники мелочами не занимаются. Простыня попала к ним, видимо, случайно. Но не исключено, что преступники оставили важную улику.

Он любил этот город не меньше родной Москвы. Любил ни с чем не сравнимые улицы, мосты над ленивыми холодными каналами, скверы и парки с легким прохладным балтийским ветром. Где-то там жила его первая любовь, которую, как ни пытался, забыть никак не мог. И когда у него появлялась возможность, всегда старался на день-другой вырваться сюда, походить по набережным.

Поезд пришел точно по расписанию — в пять часов двадцать семь минут утра. Еще в дороге он решил, что беспокоить никого не будет, пару часов погуляет по пустынным улицам, по Лиговке, Обводному каналу, Московскому проспекту, дойдет до Парка Победы, с которым у него было связано много воспоминаний…

Каково же было удивление Пояркова, когда среди встречающих он увидел на платформе Артамонова. Воротник его плаща был поднят, как у старого сыщика, руки в карманах. За год, пока они не виделись, Артамонов заметно поседел, глубокие морщины прорезали его лоб.

— С прибытием, — не скрывая радости, приветствовал он. — Что ж не позвонил?

— А я не хотел тебя рано поднимать… Откуда ты узнал о моем приезде?

— Настоящий сыщик должен знать все.

С инспектором Ленинградского уголовного розыска Виктором Ивановичем Артамоновым Поярков был знаком лет пятнадцать. И хотя большой дружбы между ними не было, но все-таки в год раза два-три они встречались, чаще всего на служебных совещаниях. Зато перезванивались постоянно, да и в работе друг другу помогали.

Они ехали по просыпающемуся городу. Виктор здесь родился, пережил блокаду, чудом остался живым и считал Ленинград самым лучшим городом на свете.

— Должен тебя разочаровать: сегодня прачечные не работают, поэтому я приготовил культурную программу. Побродим по городу. Кого брать-то приехал? У тебя ведь всегда самые запасные…

— Брать?! До этого еще далеко! Хотя бы зацепить. Надеюсь на твою помощь. Может, по номеру прачечной выйду на след…

— Сложное дело?

— Не столько сложное, сколько горящее. Арестовать их нужно как можно быстрее. Много зла могут причинить. Как дикие звери, попробовавшие человеческого мяса.

— Я бы на твоем месте проверил гостиницы. Не могли же они жить на вокзале…

— Но я не знаю их фамилий. Не исключено, что у них поддельные паспорта. Искать того, не знаю кого. Так что надеюсь на твою помощь…


* * *

ИНСПЕКТОРУ УГОЛОВНОГО РОЗЫСКА ЛЕЙТЕНАНТУ МИЛИЦИИ ШУВАЛОВУ.

ПРОВЕДЕННОЙ ПРОВЕРКОЙ ЛИЦ, УКАЗАННЫХ В СПИСКЕ РАБОТНИКОВ КОЛХОЗНОГО РЫНКА, УСТАНОВЛЕНО, ЧТО СРЕДИ НИХ К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ РАНЕЕ ПРИВЛЕКАЛСЯ СУЧАНСКИЙ ЛЕОНИД МАТВЕЕВИЧ, 1933 ГОДА РОЖДЕНИЯ. ПРОЖИВАЮЩИЙ ПО АДРЕСУ: МОСКВА, СУЩЕВСКИЙ ВАЛ, ДОМ 47, КВ. 23. В 1962 ГОДУ ОСУЖДЕН ПО СТ. 144 Ч. 2 УК РСФСР К ТРЕМ ГОДАМ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ И В 1967 ГОДУ ЗА ХИЩЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ АВТОМОБИЛЕЙ ПО СТ. 93 УК РСФСР К ДЕСЯТИ ГОДАМ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ. ПОСЛЕДНИЙ СРОК НАКАЗАНИЯ ОТБЫЛ ПОЛНОСТЬЮ.

ЗАМЕСТИТЕЛЬ НАЧАЛЬНИКА ОТДЕЛА ИНФОРМАЦИОННОГО ЦЕНТРА МВД СССР ПОДПОЛКОВНИК МИЛИЦИИ ПЛАТОВ.

9

У палатки по сбору вторичного сырья народ собирался с шести утра. Каждый тащил связки со старыми газетами, оберточной бумагой, ненужными учебниками, журналами и книжками, рассчитывая на эту макулатуру получить талоны для покупки «Женщины в белом».

Напряженно ждали заведующего. Активист, по виду студент последних курсов, уже несколько раз переписал очередь в свою школьную тетрадку. Теперь все зависело от того, сколько талонов принесет заведующий.

Тот, как всегда, пришел с опозданием. Приходько, заведующий пунктом, за последнее время стал заметной фигурой в микрорайоне. Его знали, уважали, ему завидовали. Позванивая ключами, не спеша открывал он двери своего пункта. С порога дважды обвел очередь тяжелым взглядом, потом очень тихо изрек:

— Сегодня будет только двадцать…

Толпа загудела, задвигалась. Сзади не расслышали, стали переспрашивать, закричали. Кто-то из тех, кто стоял в хвосте, пообещал позвонить в трест и проверить. Приходько быстро навел порядок.

— Прошу не шуметь, иначе прием не начну, при таком гвалте можно и ошибиться, а я материально-ответственный… — гаркнул он поставленным басом и взглядом благодетеля посмотрел на передних.

Если в конце очереди некоторые продолжали еще возмущаться, то первые поутихли сразу, да и на задних прикрикнули. Работа началась.

— Вы принесли грязную бумагу, делаю скидку пятьдесят процентов на грязь… Обложки оторви, они в общий вес не входят… Не беру такие газеты, несите их обратно… А это что? Диссертация? Печатную бумагу не берем, несите домой…

Спорить было бесполезно. Никто, естественно, отброшенные отходы не забирал, домой не относил, все оставалось у входа в палатку, и скоро у дверей образовалась гора «отходов». Талоны на книги кончились, народ стал потихоньку расходиться. Когда двор опустел, заведующий начал незаметно затаскивать оставленную бумагу к себе в палатку. Копейка рубль бережет.

Вдруг Приходько заметил рядом человека.

— А вы чего ждете? Если сдавать, то талоны кончились…

— Знакомого жду. Приезжий я, из Ростова-на-Дону. Слыхали о таком городе?

— Слыхал, бывал даже там в молодости. А я думаю, человек хочет книжку купить, талоны ищет… За пятерочку свой бы уступил.

— Да зачем мне книги, нужные давно перечитал, а плохие — только время тратить. Книги, браток, я сам пишу. Вот мотаюсь, сюжеты ищу. Написал книжку — и несколько тысяч в кармане.

— Не всем дано, может, если бы у меня было образование, я бы тоже написал. А так, стоишь вот здесь, лаешься, а доход… — И Приходько испытующе посмотрел писателю в лицо.

— Оно, конечно, правильно. Доходы у вас небольшие.

— А какие вы книжки-то пишете?

— Да эти самые, как их, детективы. Про сыщиков и шпионов. Последнюю книжку писал четыре месяца, вот сдал, обещали в следующем месяце напечатать, пятнадцать тысяч заплатят…

Заведующий сморщил нос, напряженно подсчитывая месячный доход.

— Я бы на вашем месте, знаете, сколько их понаписал!

— Вот я и приехал в ваш город собирать материал на будущую книгу. Первым делом — в суд, оттуда — в прокуратуру. Там посидишь, здесь познакомишься с делом. Записи кое-какие сделал. Я все по делам об убийствах…

— Не приходилось читать о случае на Гончарной? Говорят, убил жену Из ревности?

— Конечно, ознакомился. Но меня больше ограбления интересуют. А это — так, убийство из-за ревности. Только мне сейчас не до уголовных дел. Ваш местный писатель свел меня с одним человеком, который по лотерее выиграл новенькую «Волгу». Правду говорят: дуракам везет! Тут, можно сказать, всю жизнь только о «Волге» и мечтаешь, сколько лотерейных билетов покупаешь — и все мимо… А этот купил один билет, да и то ему кассирша в магазине на сдачу навязала.

— Что правда, то правда, — поддакнул утильщик.

— Вместо того чтобы радоваться удаче, этот прохвост теперь продает билет на три тысячи дороже и ни копейки не уступает. А у меня, как на грех, аккредитивные только на «Волгу» и ни копейки больше. У друзей хотел занять — сказали, раньше чем через неделю не найдем…

С этими словами он вытащил объемную пачку денег.

— Слушай, друг, разменяй мне полсотни, а то и на такси не уеду. Что делать? Предлагал этому проходимцу в залог паспорт, не берет. Даже подарок матери, фамильное кольцо предлагал заложить — не берет…

— Но вы тоже хороши, товарищ писатель! Разве можно покупать у постороннего человека лотерейный билет? А вдруг он поддельный?

— Это исключено. Во-первых, человек не посторонний. Во-вторых, лотерейный билет сдавался на экспертизу. Я сам заключение видел. Ему при мне в сберкассе предложили выплатить деньги, а он отказался. Мы с одним писателем вместе в сберкассу ходили, все сверили. И номер и серия сходятся. А теперь прослышали разные дельцы о билете и начали обхаживать. Наверное, мне купить не удастся. Да вот он и сам, кстати, идет… — К ним приближался мужчина с небольшим шрамом на лице. Он был не один: рядом шел южанин в черной дорогой кожаной курточке, джинсах в изящных ботинках на высоких каблуках.

Владелец билета держался самоуверенно.

— Вон как обхаживает… Этот южанин подпольный миллионер, а без отца ничего не делает. Законы у них такие.

Заведующий приемным пунктом давно бы уже купил «Волгу», да боялся огласки. Сразу пойдут разговоры: на какие такие доходы купил машину? Вот если бы всем показать лотерейный билет! В этом случае — какие предъявят претензии?

Писатель подошел к владельцу билета.

— Дорогой, — продолжал упрашивать южанин, — может, отдашь билет? Если папа одобрит, все деньги получишь сразу. Вот видишь, приготовил, — с этими словами он вытащил из внутреннего кармана куртки пачку сторублевых купюр.

— А можно номер и серию проверить? — Приходько вмешался как бы на правах делового человека.

Человек со шрамом достал лотерейный билет и, не передавая в чужие руки, подержал его перед лицом Приходько.

— Билет что? Нужна таблица. Не разрешите вашу газетку? — попросил утильщик южанина.

Все проверил заведующий, каждую цифру в номере, серию билета, название розыгрыша, на свет проверил, все сходилось. Калачом надулась складка на шее Приходько, прицельным взглядом посмотрел он на владельца билета. По всему было видно, что тот не хотел вступать в сделку с южанином: беспокойные они, эти кавказцы с их обычаями.

С Приходько же владелец билета заговорил сразу, утильщик ему понравился. И так Василию Васильевичу захотелось стать владельцем выигрышного лотерейного билета, что от волнения забилось сердце. Да вот соперники опасные. Поближе, поближе, потихоньку стал крутиться вокруг, стараясь не показать вида. Выбрал момент и осторожно шепнул:

— Может, мне продашь?

— Условия знаешь? Приходи через час к нарсуду, — так же тихо, чтобы не слышали рядом стоящие, ответил владелец.

Встретились у народного суда.

— Мне бы билет еще раз посмотреть, — предложил Приходько.

— Смотрел ведь уже. Я его положил в сейф к судье для сохранности. Мы с ним земляки, друзья…

На следующее утро купля-продажа лотерейного билета состоялась. Приходько еще раз все перепроверил, сравнил с газетой номер и серию билета и выложил счастливчику восемнадцать тысяч. Продавец считать деньги не стал.

— Если не хватит, приду получу, от меня не уйдешь!

Довольный сделкой, утильщик решил денек переждать и поехать за новой автомашиной.

10

До прихода Пояркова в управление сотрудники Ленинградского уголовного розыска разыскали прачечную, куда сдавалась в стирку простыня с номером 30-6296. Больше того, они нашли в выходной день заведующую этой прачечной и попросили срочно приехать на работу. Без Пояркова больше ничего делать не решились. Оставалось закончить самую унылую, но зато и самую ответственную работу: по книгам регистрации выявить клиента. После этого нужно будет приступить к производству следственных действий.

Заведующая прачечной — женщина лет сорока, невысокого роста, с добрым, интеллигентным лицом — была явно обеспокоена столь срочным вызовом. По требованию следователя она выложила перед сотрудниками милиции два десятка регистрационных журналов, а сама, не задавая любопытных вопросов, тактично устроилась в сторонке.

Поярков и Артамонов, разложив журналы на столе, приступили к работе.

Часа полтора рассматривали они колонки номеров. Скоро цифры стали мельтешить в глазах.

Наконец номер все-таки нашли. Причем сделала это заведующая. Не вводя ее в курс дела, Артамонов просто назвал ей разыскиваемый номер. Через несколько минут, быстрыми механическими движениями пальцев она выхватила из пачки нужную квитанцию. Взглянув на квитанцию, Поярков огорчился: белье с этим номером сдавала в стирку контора проводников железнодорожных вагонов. Это была неудача. Под этим номером в прачечную могли сдавать сотни простыней, наволочек, пододеяльников. Номер квитанции они не смогли найти сразу только потому, что искали в журналах регистрации частных лиц. Ведь на изъятой у старика простыне не было штампа учреждения. Поэтому Поярков и считал, что простыня принадлежит частному лицу. Теперь все усложнялось

Они вышли на свежий воздух, глубоко вздохнули, посмотрели на серое, затянутое тучами ленинградское небо.

— Виктор, а ты на зря зовешься победителем. Вокруг тебя заведующая прачечной так и крутилась.

Инспектор ответил не сразу.

— Блокадница она. Нас, блокадников, все меньше остается, поэтому стараемся друг другу помогать. Василису Петровну я знаю лет десять, наши дети в одном пионерском лагере несколько лет подряд вместе отдыхали… А ты не расстраивайся, потерпи до понедельника. Работницы прачечной придут на работу, может, вспомнят какого-нибудь проводника…

До Шувалова дозвониться удалось только поздно вечером.

— Какие новости? — спросил Поярков.

— На ночь глядя не хочу расстраивать…

— Что я тебе, барышня, что ли? — перебил его Поярков.

— Тогда я лучше прочитаю. Слушай. «Следователю Пояркову, инспектору Шувалову. В городе Горьком неустановленные преступники совершили мошенничество в отношении местного жителя, работника конторы главторсырья Приходько В.В., 43 лет, которому продали за восемнадцать тысяч рублей лотерейный билет, по которому якобы выиграна автомашина «Волга». После предъявления лотерейного билета для получения автомашины выяснилось, что на этот билет выигрыш не выпадал. Более тщательной проверкой установлено, что неизвестные преступники подделали в нескольких газетах номера лотерейной таблицы. Из города Горького преступники скрылись в неизвестном направлении. Прошу вас решить вопрос о соединении уголовных дел в одно производство». Подписал подполковник милиции Михайлюков… — Шувалов замолчал, затем добавил: — Это целая эпопея, Владимир Федорович! Такого у нас еще не было!

— Да-а, — протянул Поярков. — Слушай, Никита, нужно искать третьего преступника. В этом деле он был обязательно. Ищи, я на тебя надеюсь.

В контору проводников Поярков пришел рано утром. Начальник отдела кадров, уже немолодой, с военной выправкой человек, внимательно рассмотрел фотороботы подозреваемых. Пригласил инспектора. Та покрутила фотографии, отрицательно покачала головой. Такие в конторе не работают и раньше не работали. Позвали бухгалтера материальной части. Она-то все и объяснила. Года два назад в городе Адлере во время стоянки поезда у одного проводника пропала пачка новых простыней. Заявили в местную милицию. Вскоре в контору из Адлера пришло письмо, что преступник установлен и с него будет взыскана Стоимость похищенного в пользу конторы проводников.

В этот же день Поярков дал шифрограмму.


* * *

НАЧАЛЬНИКУ УВД СОЧИНСКОГО ГОРИСПОЛКОМА.

В ПРОИЗВОДСТВЕ СЛЕДСТВЕННОГО ОТДЕЛА ГУВД МОСГОРИСПОЛКОМА НАХОДИТСЯ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО ПО ФАКТАМ МОШЕННИЧЕСКИХ ДЕЙСТВИИ, КОТОРЫЕ СОВЕРШИЛИ НЕУСТАНОВЛЕННЫЕ ЛИЦА В ОТНОШЕНИИ ГРАЖДАН. ДВОЕ ПРЕСТУПНИКОВ, СКРЫВАЯСЬ, ОСТАВИЛИ В ОДНОЙ ИЗ МОСКОВСКИХ КВАРТИР ПРОСТЫНЮ С НОМЕРОМ 30-6296, ПРИНАДЛЕЖАЩУЮ ЛЕНИНГРАДСКОЙ КОНТОРЕ ПРОВОДНИКОВ ВАГОНОВ. В ПРОЦЕССЕ ПРОВЕРКИ ВЫЯСНИЛОСЬ, ЧТО ДВА ГОДА НАЗАД ВО ВРЕМЯ СТОЯНКИ ЛЕНИНГРАДСКОГО ПОЕЗДА В АДЛЕРЕ У ПРОВОДНИКА ВАГОНА БЫЛА ПОХИЩЕНА ПАЧКА ПРОСТЫНЕЙ, ВСКОРЕ ПРЕСТУПНИК БЫЛ ЗАДЕРЖАН И НАКАЗАН. В СВЯЗИ С ТЕМ, ЧТО МОШЕННИКОМ МОЖЕТ БЫТЬ ОДИН ИЗ ПОХИТИТЕЛЕЙ, ПРОШУ СРОЧНО ПОРУЧИТЬ ОДНОМУ ИЗ СОТРУДНИКОВ МИЛИЦИИ ИСТРЕБОВАТЬ ИЗ АРХИВА ДАННОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО И ПРИСЛАТЬ НАМ ПОДРОБНУЮ СПРАВКУ.

СЛЕДОВАТЕЛЬ ПОЯРКОВ.

11

Инспектор Шувалов встретился с Дубининым и его свояком Субботиным на Автозаводской площади, как раз в том самом месте, где в тот злосчастный день они подошли к Сулико. Иван Петрович с трудом согласился пойти на автомобильный рынок в Южный порт. За прошедшие дни он ссутулился, лицо позеленело. Когда же Шувалов говорил о преступниках, в глазах Дубинина вспыхивали искры, кулаки яростно сжимались.

— Вы должны походить, посмотреть вокруг. Постарайтесь набраться терпения. Может, кого узнаете, — поучал Дубинина и Субботина инспектор уголовного розыска. — Узнаете кого, виду не показывайте, сами никаких мер не принимайте. Подойдите к этому человеку и дайте мне сигнал. Ну, скажем, выньте из кармана носовой платок и вытрите лоб.

По просьбе Шувалова Иван Петрович оделся в другой костюм, на голову надел кепку, но в толпу направился без особой охоты, считая, что преступников теперь искать бесполезно. Не такие они дураки, чтобы здесь крутиться.

Каких, автомашин здесь только не было: высокомерные «Волги», скромные «Москвичи», застенчивые «Запорожцы», юркие «Жигули», машины иностранных марок. В глазах рябило от многоцветья и никеля. Но сейчас Ивана Петровича меньше всего интересовали автомобили.

Пройдя несколько раз из конца в конец, Дубинин подошел к инспектору.

— Нет, моих след простыл. Своими бы руками этих гадюк… — И махнул рукой.

— Может, других знакомых заметили?

— Н-нет.

Инспектор был молод, упрям и настойчив, он продолжал поиск. Из Южного порта повез обоих на колхозный рынок. И снова Иван Петрович ходил вдоль длинных рядов с огурцами, помидорами, зеленью, мимо продавцов, торгующих цветами, мочалками, вениками. Дубинин ненавидел иных: молодые, сытые и злобные, сами ничего никогда не выращивали, потому что руки у них были белые и пухлые. Несколько раз ему казалось, что среди продавцов он видел лицо Сулико, но, присмотревшись, понимал, что ему просто мерещится.

— Неужели ни одного знакомого лица? — выбрав момент, спросил Шувалов.

И вдруг, не ответив, Дубинин направился в угол рынка, где возле столовой стояли несколько мужчин. У него захватило дыхание. Лицо побледнело, губы сжались, глаза вспыхнули затаенным огнем. Грудь выпрямилась, он хотел что-то сказать, но не мог: губы его тряслись. Шувалов сразу же приблизился к нему, молча сжал его руку. Сейчас он не отставал от него ни на шаг.

Но чем ближе подходил Иван Петрович к столовой, тем замедленнее становились его шаги.

— Мне показалось, что один из них… — Он кивнул в сторону стоявших мужчин. — Вон тот, в синем рабочем халате. Ошибся… Больно прост. Мне сейчас все люди мазуриками кажутся…

— Нет, этот ни на «директора», ни на Сулико непохож, — успокоил его инспектор, — у тех другие приметы.

Шувалов на несколько секунд забежал в магазин уцененных товаров. Оля стояла за прилавком.

— Если появится, звони немедленно. Вот телефон дежурного…

В Москве Пояркова ждали. Как только он появился в управлении, пришел Шувалов.

— И все же третий соучастник где-то здесь, в Москве. Слишком много для такого вывода аргументов: телеграммы от имени матери Владимира высылались из 128-го отделения связи. Колхозный рынок, где Оля познакомилась с Сулико, недалеко. Есть еще предположение: соучастник номер три обитает где-то рядом с рынком в Южном порту. Давай, Никита, поработай еще на почте, рынках, у Большого театра.

— Есть у меня одна зацепочка, Владимир Федорович. Нужно проверить одного человека…


* * *

МОСКВА, СЛЕДОВАТЕЛЮ ПОЯРКОВУ.

ПО ВАШЕМУ ПОРУЧЕНИЮ НАМИ ПРОВЕДЕНА ПРОВЕРКА ВСЕХ ПОСАДОЧНЫХ ВЕДОМОСТЕЙ НА САМОЛЕТЫ, ВЫЛЕТАВШИЕ ИЗ МУРМАНСКА С 28 ФЕВРАЛЯ ПО 6 МАРТА, И ВЫЯВЛЕНО, ЧТО С ГРУЗИНСКОЙ ФАМИЛИЕЙ БЫЛИ ДЕВЯТНАДЦАТЬ ПАССАЖИРОВ. СПИСОК ЭТИХ ЛИЦ И ГОРОДА НАЗНАЧЕНИЯ ПРИЛАГАЮТСЯ.

СЛЕДОВАТЕЛЬ СКРЯБИН.


* * *

Большую работу проделал Поярков, проверяя названных лиц. Однако все они были известными людьми, прекрасными специалистами, а трое — старейшими полярниками. Дополнительная проверка могла быть проведена только в отношении одного человека, вылетевшего в Сочи. Ведь Адлер — один из районов Сочи. Не теряя времени, Поярков дал телеграмму:

ГРУЗИНСКАЯ ССР, ГОРОД ТБИЛИСИ.

НАЧАЛЬНИКУ УПРАВЛЕНИЯ УГОЛОВНОГО РОЗЫСКА.

ПРОШУ ПРОВЕРИТЬ: НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ГРАЖДАНИН ГОГУАШВИЛИ ГИВИ АРЧПЛОВИЧ «ГАСТРОЛЕРОМ-МОШЕННИКОМ». ПРИЛОЖЕНИЕ: ДВЕ ФОТОГРАФИИ ПРЕСТУПНИКОВ, СДЕЛАННЫХ СПОСОБОМ ФОТОРОБОТА.

СЛЕДОВАТЕЛЬ ПОЯРКОВ.


* * *

МОСКВА, СЛЕДОВАТЕЛЮ ПОЯРКОВУ.

ПО ВАШЕМУ ПОРУЧЕНИЮ РАБОТНИКИ ОТДЕЛА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ АДЛЕРОВСКОГО РАЙИСПОЛКОМА ИСТРЕБОВАЛИ ИЗ АРХИВА УГОЛОВНОЕ ДЕЛО ПО ОБВИНЕНИЮ КОЗЛОВА МИТРОФАНА ЕВДОКИМОВИЧА, КОТОРЫЙ ДВА ГОДА НАЗАД СОВЕРШИЛ НЕСКОЛЬКО КРАЖ ГОСУДАРСТВЕННОГО ИМУЩЕСТВА, В ТОМ ЧИСЛЕ ИЗ ВАГОНА ДАЛЬНЕГО СЛЕДОВАНИЯ ДЕСЯТЬ ПРОСТЫНЕЙ, СТОИМОСТЬЮ 60 РУБЛЕЙ. ПО ЭТОМУ ДЕЛУ ПОДОЗРЕВАЛСЯ ГРАЖДАНИН ВОЛОШИН ВЛАДИМИР МИХАИЛОВИЧ, 1946 ГОДА РОЖДЕНИЯ, УРОЖЕНЕЦ ГОРОДА ОДЕССЫ, ОДНАКО ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ЕГО ВИНОВНОСТИ В КРАЖЕ ПРОСТЫНЕЙ ОКАЗАЛОСЬ НЕДОСТАТОЧНО, И УГОЛОВНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ В ОТНОШЕНИИ ЕГО БЫЛО ПРЕКРАЩЕНО. В ПЕРИОД РАССЛЕДОВАНИЯ ДЕЛА ПРОСТЫНИ ОБНАРУЖИТЬ НЕ УДАЛОСЬ, С ВИНОВНОГО КОЗЛОВА СТОИМОСТЬ ПОХИЩЕННОГО ВЗЫСКАНА, НЕДАВНО ОН ОСВОБОДИЛСЯ ИЗ МЕСТ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ И В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ РАБОТАЕТ НА СТРОЙКЕ ПОДСОБНЫМ РАБОЧИМ.

СТАРШИЙ ЛЕЙТЕНАНТ МИЛИЦИИ БЕРЕНДАКОВ.


* * *

ГОРОД СОЧИ, СТАРШЕМУ ЛЕЙТЕНАНТУ МИЛИЦИИ БЕРЕНДАКОВУ.

ВЫСЫЛАЮ ТРИ ФОТОГРАФИИ МУЖЧИН. ПРОШУ В СООТВЕТСТВИИ С ТРЕБОВАНИЯМИ СТ. 165 УПК РСФСР ПРЕДЪЯВИТЬ НА ОПОЗНАНИЕ ГР. КОЗЛОВУ М.Е.

СЛЕДОВАТЕЛЬ ПОЯРКОВ.

ГОРОД ОДЕССА, НАЧАЛЬНИКУ УГОЛОВНОГО РОЗЫСКА.

ПРОШУ ВАС СРОЧНО ВЫСЛАТЬ НАМ ФОТОГРАФИЮ ВОЛОШИНА ВЛАДИМИРА МИХАИЛОВИЧА, 1946 ГОДА РОЖДЕНИЯ, УРОЖЕНЦА ОДЕССЫ.

СЛЕДОВАТЕЛЬ ПОЯРКОВ.

12

ОТНОШЕНИЕ № 13/4673 ОТ 31 ИЮЛЯ С.Г.

СЛЕДОВАТЕЛЮ ПОЯРКОВУ, МОСКВА.

30 ИЮЛЯ В ГОРОД КАЗАНЬ ПРИЕХАЛ ЖИТЕЛЬ ТУРКМЕНИИ АЛЛАМУРАДОВ КУРБАН, ЧТОБЫ ЗДЕСЬ ПРИОБРЕСТИ АВТОМАШИНУ «ЖИГУЛИ». ЖЕЛАЯ ПРИОБРЕСТИ АВТОМАШИНУ БЕЗ ОЧЕРЕДИ, АЛЛАМУРАДОВ ПРИШЕЛ К МАГАЗИНУ «СПАРТАК», ГДЕ ПРОДАЮТСЯ «ЖИГУЛИ», И СТАЛ ПОДЫСКИВАТЬ ЛЮДЕЙ, КОТОРЫЕ ЗА СООТВЕТСТВУЮЩУЮ ПЛАТУ ПОМОГУТ ЕМУ ОСУЩЕСТВИТЬ ЗАМЫСЕЛ, ОКОЛО МАГАЗИНА ПОЗНАКОМИЛСЯ С ХОРОШО ОДЕТЫМ МУЖЧИНОЙ, КОТОРЫЙ СОГЛАСИЛСЯ ПОМОЧЬ КУПИТЬ ЕМУ МАШИНУ В ЭТОТ ЖЕ ДЕНЬ, ПРИ УСЛОВИИ ПЕРЕПЛАТЫ ТРИ ТЫСЯЧИ РУБЛЕЙ, ОТРЕКОМЕНДОВАВШИСЬ ВЛАДИМИРОМ СЕМЕНОВИЧЕМ, НЕИЗВЕСТНЫЙ ПРИВЕЛ АЛЛАМУРАДОВА В РЕСПУБЛИКАНСКОЕ ОБЩЕСТВО ТАТПОТРЕБСОЮЗА И ПОПРОСИЛ ПОДОЖДАТЬ, ЧЕРЕЗ НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВЛАДИМИР СЕМЕНОВИЧ ПРИВЕЛ МУЖЧИНУ, НАЗВАВШЕГОСЯ АРСЕНОМ МИХАИЛОВИЧЕМ, РАБОТНИКОМ ЭТОГО ПОТРЕБСОЮЗА, ВЫЯСНИВ У АЛЛАМУРАДОВА НЕОБХОДИМЫЕ ДЛЯ ОФОРМЛЕНИЯ ПОКУПКИ ДАННЫЕ, АРСЕН МИХАИЛОВИЧ УШЕЛ И ВОЗВРАТИЛСЯ ПРИМЕРНО ЧЕРЕЗ ЧАС. В ОДНОМ ИЗ ХОЛЛОВ ОН ВРУЧИЛ АЛЛАМУРАДОВУ НАПЕЧАТАННУЮ НА ПИШУЩЕЙ МАШИНКЕ БУМАГУ, В КОТОРОЙ НА БЛАНКЕ СОЮЗА ОТ ИМЕНИ ЗАМЕСТИТЕЛЯ УПРАВЛЯЮЩЕГО ДАВАЛОСЬ РАЗРЕШЕНИЕ НА ПРИОБРЕТЕНИЕ АВТОМАШИНЫ.

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОТПРАВИТЬ ПОКУПАТЕЛЯ ПЛАТИТЬ ДЕНЬГИ В КАССУ ТАТПОТРЕБСОЮЗА, РАСПОЛОЖЕННУЮ В ЭТОМ ЖЕ ЗДАНИИ, АРСЕН МИХАИЛОВИЧ ПРЕДЛОЖИЛ АЛЛАМУРАДОВУ СЛОЖИТЬ ДЕНЬГИ В ФИРМЕННЫЙ ПАКЕТ ПОТРЕБСОЮЗА, КОГДА ПОКУПАТЕЛЬ НАПРАВИЛСЯ В КАССУ ПЛАТИТЬ ДЕНЬГИ, ЕГО ОСТАНОВИЛ ВЛАДИМИР СЕМЕНОВИЧ И ПРЕДЛОЖИЛ НАПИСАТЬ НА ПАКЕТЕ СУММУ ДЕНЕГ. ПОКА ИСКАЛИ РУЧКУ, ПРЕСТУПНИКИ НЕЗАМЕТНО ПОДМЕНИЛИ ПАКЕТ, ПОДЛОЖИВ ДРУГОЙ, В КОТОРОМ ЛЕЖАЛИ КУСКИ НАРЕЗАННОЙ БУМАГИ. ПРЕСТУПНИКИ ПОПРОСИЛИ ПОКУПАТЕЛЯ НЕМНОГО ПОДОЖДАТЬ, СРАЗУ НЕ ОБРАЩАТЬСЯ В КАССУ. ПОСЛЕ ЧЕГО СКРЫЛИСЬ, ПРИХВАТИВ СЕМЬ ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ. ПРОВЕРКОЙ ПО МЕСТУ ЖИТЕЛЬСТВА АЛЛАМУРАДОВА УСТАНОВЛЕНО, ЧТО ОН РАБОТАЕТ ЧАБАНОМ В ОВЦЕВОДЧЕСКОМ СОВХОЗЕ, ХАРАКТЕРИЗУЕТСЯ ПОЛОЖИТЕЛЬНО.

ПРИМЕТЫ ПРЕСТУПНИКОВ: 1. ВЛАДИМИР СЕМЕНОВИЧ, СРЕДНЕГО РОСТА, ВОЗРАСТ ПРИМЕРНО 40 ЛЕТ, ВОЛОСЫ СВЕТЛЫЕ, ЗАЧЕСАНЫ НАЗАД, ГЛАЗА СЕРЫЕ, ОДЕТ В ТЕМНО-СИНИЙ КОСТЮМ, ГОЛУБУЮ РУБАШКУ. 2. АРСЕН МИХАИЛОВИЧ, ПРИМЕРНО 32–35 ЛЕТ, ВОЛОСЫ ТЕМНЫЕ, СЛЕГКА ВЬЮЩИЕСЯ, ГЛАЗА КАРИЕ, ПО ВНЕШНЕМУ ВИДУ ГРУЗИН ИЛИ АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ, ОДЕТ В ТЕМНУЮ КОЖАНУЮ КУРТКУ, КРЕМОВЫЕ БРЮКИ И БЕЛУЮ ВОДОЛАЗКУ. ПРИМИТЕ МЕРЫ К РОЗЫСКУ. В СЛУЧАЕ ЗАДЕРЖАНИЯ НЕМЕДЛЕННО УВЕДОМИТЕ НАС.

ИНСПЕКТОР ОТДЕЛА УГОЛОВНОГО РОЗЫСКА КАПИТАН МИЛИЦИИ РАДЖЕКОВ.


* * *

ГОРОД КАЗАНЬ, НАЧАЛЬНИКУ ОТДЕЛА УГОЛОВНОГО РОЗЫСКА.

ПРОШУ ПРОВЕРИТЬ И СРОЧНО СООБЩИТЬ, НЕ ПРОЖИВАЛИ ЛИ В ГОСТИНИЦАХ В ДНИ, ПРЕДШЕСТВОВАВШИЕ СОВЕРШЕНИЮ МОШЕННИЧЕСТВА ПРОТИВ ГРАЖДАНИНА АЛЛАМУРАДОВА К., ГР. ГОГУАШВИЛИ ГИВИ АРЧИЛОВИЧ И ВОЛОШИН ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВИЧ.

ПРИЛОЖЕНИЕ: ДВЕ ФОТОГРАФИИ, СДЕЛАННЫЕ СПОСОБОМ ФОТОРОБОТА, КОТОРЫЕ МОЖНО ИСПОЛЬЗОВАТЬ ДЛЯ ОПОЗНАНИЯ.

СЛЕДОВАТЕЛЬ ПОЯРКОВ.


* * *

МОСКВА, СЛЕДОВАТЕЛЮ ПОЯРКОВУ.

ПО ВАШЕМУ СЛЕДСТВЕННОМУ ПОРУЧЕНИЮ ПРОВЕДЕНА ПРОВЕРКА ЛИЧНОСТИ ГРАЖДАНИНА ГОГУАШВИЛИ Г.А. ОН ПОСТОЯННО ПРОЖИВАЕТ В ГОРОДЕ БАТУМИ, НИКУДА В ТЕЧЕНИЕ ГОДА ИЗ ГОРОДА НЕ ВЫЕЗЖАЛ. ПРОВЕРКА ПРОИЗВОДИЛАСЬ ПО МЕСТУ ЖИТЕЛЬСТВА И МЕСТУ РАБОТЫ. У ГОГУАШВИЛИ Г.А. В ПРОШЛОМ ГОДУ ПРОПАЛ ПАСПОРТ. НА ПРИСЛАННОЙ ФОТОГРАФИИ ИЗОБРАЖЕН ДРУГОЙ ЧЕЛОВЕК.

ИНСПЕКТОР ПО ОСОБО ВАЖНЫМ ДЕЛАМ.

УУР МВД ГРУЗИНСКОЙ ССР КАЛАВАДЗЕ.


* * *

ГОРОД МОСКВА, СЛЕДСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ, ПОЯРКОВУ.

ПО ВАШЕМУ ПОРУЧЕНИЮ ПРОВЕДЕНА ПРОВЕРКА ПРОЖИВАНИЯ В ГОСТИНИЦАХ ГОРОДА КАЗАНИ ГР. ГР. ГОГУАШВИЛИ Г.А. И ВОЛОШИНА В.М. УСТАНОВЛЕНО, ЧТО ЭТИ ЛЮДИ ПРОЖИВАЛИ В ГОСТИНИЦЕ «ТАТАРСТАН» С 28 ПО 30 ИЮЛЯ С.Г. В НОМЕРАХ «ЛЮКС». ПОТЕРПЕВШИЙ АЛЛАМУРАДОВ ОПОЗНАЛ НА ОДНОЙ ФОТОГРАФИИ ПРЕСТУПНИКА, НАЗВАВШЕГОСЯ АРСЕНОМ МИХАИЛОВИЧЕМ. ДРУГОЕ ЛИЦО, ИЗОБРАЖЕННОЕ НА ФОТОКАРТОЧКЕ, ЕМУ НЕЗНАКОМО.

КАПИТАН МИЛИЦИИ РАДЖЕКОВ.


* * *

ГОРОД МОСКВА, СЛЕДСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ, ПОЯРКОВУ.

ПО ВАШЕМУ ПОРУЧЕНИЮ ГР. КОЗЛОВУ М.Е. БЫЛА ПРЕДЪЯВЛЕНА НА ОПОЗНАНИЕ ФОТОГРАФИЯ ДВУХ МУЖЧИН. В ОДНОМ ОН ОПОЗНАЛ ВОЛОШИНА ВЛАДИМИРА МИХАИЛОВИЧА, КОТОРОГО ЗНАЛ ДВА ГОДА НАЗАД В СОЧИ.

СТАРШИЙ ЛЕЙТЕНАНТ МИЛИЦИИ БЕРЕНДАКОВ.


* * *

ГОРОД МОСКВА, СЛЕДСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ, ПОЯРКОВУ.

ПО ВАШЕМУ ПОРУЧЕНИЮ ВЫСЫЛАЕТСЯ ФОТОГРАФИЯ ВОЛОШИНА ВЛАДИМИРА МИХАЙЛОВИЧА, 1946 ГОДА РОЖДЕНИЯ, УРОЖЕНЦА ГОРОДА ОДЕССЫ.

ПРИЛОЖЕНИЕ: ФОТО.

КАПИТАН МИЛИЦИИ ДАНИЛЮК.


* * *

Следствие по делу длилось уже месяц. Поярков все сделал, чтобы предотвратить подобные преступления. Была дана информация о мошеннических действиях во все органы и подразделения. На досках «Их разыскивает милиция» висели портреты преступников, их приметы, описывался способ, которым пользуются мошенники, обманывая граждан. И тем не менее в процессе расследования вскрывались все новые и новые эпизоды преступлении. Из разных городов, где оставили свои следы мошенники, в следственный отдел постоянно шла информация. Приходили протоколы допросов, осмотров вещественных доказательств, заключения экспертиз. В розыск и поимку преступников включались многочисленные сотрудники органов внутренних дел. У Пояркова скопилось большое количество следственных документов, и, чтобы их систематизировать, пришлось подшить целых пять томов.

— Если дальше дело пойдет так же, — усмехнулся Шувалов, кивнув на сброшюрованные папки, — соберем полное собрание сочинений.

— Полное или неполное, а томов десять будет. Нужно сделать так, чтобы они вылезли из своих темных нор и сами вышли на вас.

— Владимир Федорович, есть у меня на подозрении один человек. Вот фотография… Нужно направить на опознание в Горький и Казань…


* * *

ЗАВЕДУЮЩЕМУ ПОЧТОВЫМ ОТДЕЛЕНИЕМ № 18 Г. МОСКВЫ.

НАПРАВЛЯЕМ ПОСТАНОВЛЕНИЕ О НАЛОЖЕНИИ АРЕСТА НА КОРРЕСПОНДЕНЦИЮ ГР. СУЧАНСКОГО ЛЕОНИДА МИХАИЛОВИЧА, ПРОЖИВАЮЩЕГО ПО АДРЕСУ: МОСКВА, СУЩЕВСКИЙ ВАЛ, ДОМ 47, КВ. 23. САНКЦИЯ ПРОКУРОРА ИМЕЕТСЯ. О НАПРАВЛЕННОЙ В ЕГО АДРЕС КОРРЕСПОНДЕНЦИИ СООБЩАТЬ ИНСПЕКТОРУ УГОЛОВНОГО РОЗЫСКА ШУВАЛОВУ Н.И.

13

Оперативники дождались, когда он выйдет на лестничную площадку. Леонид Михайлович подозрительно огляделся, позвенел связкой ключей, надежно закрывая замок.

— Гражданин Сучанский?

Детина дернулся, вскинул кривые брови, скосил на Шувалова полный ненависти, тяжелый взгляд, но промолчал. Милицию признал, несмотря на штатскую форму. Лицо его стало наливаться свекольным цветом, только шрам на лице оставался темно-синим. Набычился, сжался пружиной — от такого добра не жди. С верхней лестничной площадки спустился Маслов. Теперь Сучанскому деться некуда. Путь отрезан.

— Придется возвратиться в свою комнату. Мы к вам с обыском…

— Что искать-то? Иль не знаете, что завязал, работаю, живу честно.

— Мы выполняем приказ.

— Оно и видно, вон как стараетесь!

Леонид Сучанский полгода как работал кладовщиком на колхозном рынке. Никаких материальных ценностей у него в подотчете не было. Выдавал он весы и гири. Жил один в небольшой комнате коммунальной квартиры. Комната была обставлена недорогими случайными вещами. Зато на двери три сложных замысловатых врезных замка, словно хозяин являлся владельцем бриллиантов.

— От воров? — кивнул Шувалов на замки.

— От них, супостатов. Так чем могу быть полезен? — не своим голосом спросил Сучанский, сжимая кулаки, огромные, как гири.

— Проверим сначала лично вас, — с этими словами Маслов вытащил из наружного кармана пиджака Леонида Михайловича телеграмму. Быстро взглянул, затем протянул Шувалову. Текст был краток: «Купи билеты 23 августа Сочи Гога».

— Опытный человек, — а телеграмму не уничтожили?! Стареть, что ли, стали?.. Итак, где вы храните деньги и ценности, нажитые преступным путем?

Сучанский ссутулился, сощурился от злобы, впившись узкими черными щелками глаз в оперативника.

— Талоны еще не галоши, — хрипло прошипел он в ответ пересохшим ртом.

— Будут и галоши, — парировал инспектор, вытаскивая белье из шкафа. Маслов осматривал постель.

— Произвол, буду писать жалобу прокурору! — рычал Сучанский, но голос его постепенно стихал, а когда из матраца вытащили несколько пачек денег, он совсем замолчал.

— А ведь за телефон и электричество все старался не платить, считал, кто сколько нажег! — вздохнула соседка-старушка, приглашенная понятой.

Еще в милицейской школе Шувалова учили быть особенно внимательным к задержанным с поличным, потому что именно в этот момент они могут решиться на безрассудные поступи: и попытаться совершить побег. Вот и сейчас Сучанский, насупившись, наверняка выискивает способы побега. Чтобы лишить его последнего шанса, инспектор подошел к преступнику и набросил ему на руки наручники.

— Так оно лучше, вы задержаны.

14

Обычно большинство преступников скептически смотрят из будущее: «Гуляй, пока гуляется». Нет, Волошин был не такой. Он хотел купить где-нибудь под Сочи дом, обставить его современной мебелью и зажить! Уже осторожно приценялся и, если бы не Гога, который как очумелый находил все новых я новых клиентов, давно бы купил этот дом. Сам же Гога от него что-то скрывал, стараясь скупать небольшие по размеру дорогие ювелирные изделия.

Проезжая через Саратов, Волошин вышел на вокзал подышать воздухом и возле отделения милиции вдруг увидел доску, с которой на него глядел портрет… Гоги. Присмотревшись, он увидел рядом и свой портрет. Для перепечатки наверняка была использована подлинная фотография, только десятилетней давности. Под фотографией были указаны его фамилия, имя, возраст, приметы. Значит, его разыскивают и домой показываться нельзя. Гогу по фамилии не называют, да и плакат сделан, видимо, по нарисованной картинке.

Воровато оглядевшись, он поспешил подальше от доски и забежал в купе. Гога в спортивном тренировочном костюме лежал на мягком диване, разгадывая кроссворд,

В ту ночь они не заснули. Гога решил, что на время им нужно разъехаться. Вместе доедут до Сочи, а там каждый отправится в один из небольших городков Черноморского побережья. Встретятся через год в Одессе. По мнению Гоги, лучше всего будет на первое время затеряться среди отдыхающих.

Утром Гога бриться не стал. В Пугачевске они вышли. Там Гога дал телеграмму Рукомойнику, и они купили билеты до Москвы.

В Москве они старались не попадаться на глаза работникам милиции. Любой милиционер, казалось им, идет, чтобы задержать именно их. Они купили себе темные очки. Через два дня Гогу было трудно узнать, он изменил даже походку. Одно слово — артист!

Ночь переспали у знакомого. Утром Гога съездил в свое заветное 36-е отделение связи, где на «до востребования» получил конверт с билетами на поезд Москва-Адлер. С билетами было все нормально.

Гога, как всегда, нацелился в игральный зал парка культуры: он любил бильярд. Потом решил посидеть в квартире или в крайнем случае съездить на стадион «Торпедо», где должна состояться футбольная встреча между «Спартаком» и хозяевами поля.

Деньги поделил пополам. Договорились встретиться прямо в купе.

— Смотри близко не подходи к магазинам, — строго предупредил его Гога. — Повяжут — меня не знаешь, билет на поезд выбрасываешь!

Он точно знал, что где-то в Москве у Гоги спрятаны деньги и дорогие ювелирные изделия. Поэтому и заехали в столицу.

До начала матча было еще часов пять. Он пообедал в модерновом кафе, сходил в кино, потом решил побродить по улицам И вдруг против своей воли очутился недалеко от Южного порта. Гога строго приказывал держаться подальше от толпы, но какая-то неудержимая сила тянула его к этой многоликой массе. Сначала он прошел вдалеке от скопища людей, а потом, посмотревшись в витрину магазина, понял, что узнать его никто не сможет: зеркальные очки закрывали половину лица, одежду он сменил, а в случае чего на такси — и поминай как звали. Ни с кем не вступая в разговоры, он медленно обошел выставленные для продажи автомашины. И против своей воли стал отличать настоящих покупателей от любопытствующих.

Этого парня в голубой куртке заграничного пошива он заметил еще в самом начале. По виду парень не московский, приезжий. Вид рассеянный, просящий. Сразу видно, хочет что-то купить, вон какие вопросительные взгляды бросает вокруг. Острым глазом коршуна углядел, как оттопыривается под курткой в левом верхнем кармане пиджака упругая, нагретая телом пачка денег.

Он прошелся в толпе, и снова перед глазами мелькнула голубая куртка парня. На этот раз он стоял на его пути, разговаривая с высоким мужчиной в кожаном пальто. Донеслись слова. Парень умолял мужчину помочь ему купить «Запорожца».

При виде такого клиента Волошину стало не по себе. И так он пожалел, что рядом нет Гоги! «Крутанули» бы сейчас этого барана тысяч на шесть. Парень был на редкость придурковатым, деньги сами шли в руки.

«А что, если крутануть одному?» — как при взлете на качелях полоснула мысль. «Эх, Вовик, Вовик! Чем чаще овец стрижешь, тем быстрее они обрастают!»

Громче застучало сердце — значит, и оно почувствовало удачу. Почему бы не попробовать? Собственно, чем он рискует?! Не получится, отдаст деньги обратно: «Извини, сегодня не получилось, директор не соглашается, вот и все!»

Скосил глаз на парня: лет двадцати пяти, высокого роста, с покатыми плечами, а это признак большой физической силы. Такому под кулак попадешь — добра не жди. Его собеседник возрастом постарше, неторопливый, советовал заплатить кому-нибудь в магазине сверх стоимости — и дело с концом.

Поправив темные очки, решил проверить старый, испытанный способ войти в доверие: вытащил кипу сторублевок — и к парню. Тот, однако, отказался разменять сто рублей, сослался на отсутствие денег. Силен парень, с хитринкой. Но этого оказалось достаточно, чтобы завязать разговор.

— За красивые глаза купить машину не удастся. Нужно сотню-другую отдать директору. Там своя очередь. И не у каждого он деньги возьмет. Дня два назад достал я одному приезжему «Жигули», двести пятьдесят рублей пришлось сверху заплатить. Двести отдал, а полета сейчас понесу, поэтому и размениваю деньги… — Волошин говорил не спеша, с достоинством, словно желая просветить непрактичного человека.

— Вот кто тебе, парень, нужен, — хлопнул его по плечу человек в кожаном пальто. — А ты меня просишь!

— А вы знакомы с директором магазина? — простодушно заморгал выгоревшими на солнце ресницами парень. Голос его звучал робко.

— Вместе пили воду из московского водопровода…

— А сколько вы возьмете, чтобы помочь мне купить «Запорожца»?., Я из Каширы приехал, у нас говорят, в Москве купить машину проще. А оказалось, и здесь тоже очередь. Да ждать не могу… Вы извините, что не размениваю. Деньги-то у меня сосчитаны и запрятаны…

— Нужны мне твои деньги, — осторожно начал Волошин, — свои некуда девать…

Они с Гогой разработали систему, по которой нужно как можно дольше отказываться от денег. Эта система еще ни разу не подвела. Главное — не торопиться, вести себя достойно. Да вот для подначки нужен второй человек, а Гоги сейчас нет. Но деньги сами просятся в руки, пройти мимо нельзя, придется пробовать одному.

— Может, поможете? — неуверенно попросил парень. — А там и я вам чем-нибудь помогу… Мой отец — директор дачного хозяйства на Оке. Вдруг захотите приобрести дом на южном берегу реки…

— К директору отвести тебя не смогу, в этом деле нужно доверие и интимность, при тебе он не согласится на сделку… Дело-то незаконное, а тут везде ОБХСС, — с этими словами Волошин покрутил головой. — И милиция…

— Верхушку директору отдадите вы, а в кассу деньги заплачу я… Только чтобы все по-людски…

— Давай условимся так: если договорюсь и сам он согласится — верхушку отдашь, когда получишь машину. — Волошин испытующе заглянул в глаза приезжему.

— О чем разговор, меня такой порядок устраивает, — и в знак согласия протянул руку. — Никита, — представился он. Рукопожатие у парня было крепким. Так любят здороваться молодые люди, чтобы показать свою силу. На лице мелькнула озорная улыбка.

Волошин пошел в магазин договариваться о продаже машины. Возвратился с улыбкой:

— Ну, Никита, придется обмывать «Запорожец»! Директор согласился, только поставил условие, что деньги должен заплатить я сам…

Обрадовался и Никита. Есть люди, которые только по одному внешнему виду простаки и доверчивые. Таким был и он.

— У меня деньги сосчитаны до копеечки, завернуты в бумагу, разворачивать не нужно.

— Надеюсь, ты сам себя обманывать не станешь…

Волошин положил сверток в карман и, придерживая рукой, вместе с Никитой направился к директору.

— Через пять-десять минут я все оформлю, жди меня здесь у входа. Вынесу чеки, и вместе поедем на склад получать «Запорожца». Кстати, тебе какого цвета заказывать? — выглянул он из двери, улыбнувшись покровительственной улыбкой.

— Мне бы голубенький. — Ив этот момент Волошин заметил, что лицо Никиты побледнело, видимо, он переживал, что отдал деньги случайному человеку.

— Пять минут, — указательным пальцем постучал по своим золотым наручным часам Волошин. — От силы шесть, не волнуйся. — И с этими словами он скрылся в проходе.

15

— Товарищ дежурный, — голос в трубке от волнения срывался, — он появился в городе…

— Кто появился? Не спешите. Объясните все по порядку, — дежурный включил магнитофонную приставку.

— Оля я, из комиссионного магазина… Звонила следователю Пояркову, инспектору Шувалову, их нет на месте. В городе появился Арсен… Преступник… Я его в такси видела…

— Спасибо, Оля! Все передам немедленно…


* * *

СЛЕДОВАТЕЛЮ ПОЯРКОВУ В.Ф.

ПРОВЕДЕННЫМИ В РЕСПУБЛИКЕ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫМИ И СЛЕДСТВЕННЫМИ ДЕЙСТВИЯМИ УСТАНОВЛЕНО, ЧТО РАЗЫСКИВАЕМЫЙ ВАМИ СУЛИКО, ОН ЖЕ АРСЕН ОН ЖЕ ДЖЕДЖЕЛАВА, ФАКТИЧЕСКИ. ЯВЛЯЕТСЯ ЯКОБАШВИЛИ ДАВИДОМ МИХАЙЛОВИЧЕМ, 1942 ГОДА РОЖДЕНИЯ УРОЖЕНЦЕМ СЕЛА КУЛАШИ САМТРЕДСКОГО РАЙОНА ГРУЗИНСКОЙ ССР, РАНЕЕ ДВАЖДЫ СУДИМЫЙ ЗА ИЗНАСИЛОВАНИЕ И РАЗБОЙНОЕ НАПАДЕНИЕ. ПРИ ВЫПОЛНЕНИИ ВАШЕГО СЛЕДСТВЕННОГО ПОРУЧЕНИЯ СОТРУДНИКИ УГОЛОВНОГО РОЗЫСКА РЕСПУБЛИКИ ВЫЯСНИЛИ, ЧТО В ТЕ ДНИ, В КОТОРЫЕ БЫЛИ СОВЕРШЕНЫ МОШЕННИЧЕСКИЕ ДЕЙСТВИЯ, ЯКОБАШВИЛИ ОТСУТСТВОВАЛ В САМТРЕДСКОМ РАЙОНЕ ЖИТЕЛИ СЕЛА ПО ФОТОГРАФИИ ОПОЗНАЛИ ЯКОБАШВИЛИ И ПРИЗНАЛИ В НЕМ ТО ЛИЦО, КОТОРОЕ РАЗЫСКИВАЕТСЯ КАК МОШЕННИК. ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ОБЫСКА В ДОМЕ ЯКОБАШВИЛИ ДЕНЕГ ИЛИ ЦЕННОСТЕЙ НЕ ОБНАРУЖЕНО. ДОПРОСИТЬ РОДСТВЕННИКОВ ВОЗМОЖНЫМ НЕ ПРЕДСТАВИЛОСЬ — ПОЛТОРА ГОДА НАЗАД ВЫЕХАЛИ В ИЗРАИЛЬ.

ПОДПИСАЛ ПОЛКОВНИК МИЛИЦИИ ПАРЦХАЛАДЗЕ.


* * *

Эта телеграмма несколько запоздала: ни Пояркова, ни Шувалова в управлении уже не было. В составе оперативной группы они выехали задерживать преступников.

Прижимая рукой карман, в который спрятал завернутые деньги, Волошин выскочил по проходу во двор по другую сторону магазина. Все шло так, как он рассчитал. Людей вокруг почтя не было, и он легко через отогнутую спицу металлической ограды проскользнул на улицу. От успеха и волнения тяжелыми глухими- ударами кровь ударяла в виски, ноги отяжелели, во рту неожиданно пересохло. Он знал это состояние и, как спортсмен, ждал «второго дыхания». А оно наступит, когда он сядет в такси, хлопнет водителя по плечу, повернется назад, увидит, что их машину не догоняют. Вот тогда придет легкость, опьянение удачей, гордость за свою находчивость и счастье. Захочется, чтобы тебя похвалили, заметили…

А пока до такси нужно добраться по сравнительно открытому месту, и — не дай бог! — этот парень Никита вышел из магазина, тогда он сможет его увидеть. Значит, нужно как можно скорее, не привлекая внимания, добраться до выезда из таксомоторного парка. Если сразу машину не поймает — скорее, как можно скорее к огромным жилым домам. Там универмаг, люди: легче затеряться. Машину он и там подхватит, а нет — несколько остановок на маршрутном такси, и поминай как звали.

На его удачу, невдалеке показалась машина с зеленым спасительным огоньком. Волошин замахал рукой, и водитель стал. притормаживать. Ехать, ехать куда угодно, только бы подальше от этого места.

Радостная улыбка, хмельное ощущение свободы и достатка закружили голову. Теперь у него собственные деньги, которые не нужно делить с Гогой. Этих денег он ему не покажет, а спрячет подальше. Пачка, взятая у парня, еще не улеглась в кармане, неловко упиралась в грудь, и ее следовало расправить, подогнать удобнее. Как же ему хотелось забежать поскорее в какой-нибудь ближайший подъезд и там без свидетелей переложить, пересчитать деньги… Но сейчас останавливаться не мог…

— Гражданин, а гражданин!

На какое-то мгновение он остановился, но не оглянулся. Боковым зрением увидел, как к нему приближается высокий мужчина в черном кожаном пальто. Волошин дернул ручку двери, но она не открылась. Водитель что-то спрашивал у него, но он не разобрал, потому что мысли лихорадочно смешались. Он выбирал оптимальный вариант. И вдруг почти бегом поспешил во двор огромного многоэтажного дома.

— Гражданин Волошин, вы так быстро ходите, что за вами и не угонишься. — После этих слов его руку зажали и крепко вывернули. Это был мужчина в кожаном пальто.

— Вы чего к людям пристаете! — громко закричал задержанный, пытаясь вырвать руку, но сразу замолчал, увидев, что его окружают несколько человек.

— Хватит ваньку валять! Вы задержаны. Доставайте деньги…

— Это мои собственные, я накопил, хотел купить себе «Запорожца».

— Доставайте, доставайте сверток…

— Это мои… — слабым голосом и уже не так уверенно произнес он.

— Разворачивайте…

Волошин достал взятый у парня сверток с деньгами, трясущимися пальцами развернул бумагу. Вместо денег там лежала пачка нарезанных листов. На верхнем листе обожгли слова: «Привет из уголовного розыска. Проверка». Бумага посыпалась из его рук.

— Ничего-то в вас человеческого нет, сами как куклы… Люди не люди, куклы не куклы, так, мразь какая-то… — услышал он как сквозь сон.

— А я сначала никак не мог поняты по приметам вроде Волошин, пригляделся: темные очки, другая одежда, легкие усики и бакенбарды, — подошел к задержанному Никита Шувалов. — Он набросил на руки мошенника наручники и деловито спросил: — Где Гога?

16

На Курский вокзал Шувалов приехал к 22 часам. Вся группа захвата была в сборе. Поезд Москва-Адлер отправлялся в 23.25. План задержания был разработан еще утром, но собрались пораньше, чтобы еще раз все продумать.

Гогу решили задержать на вокзале или прямо в вагоне поезда. Поскольку задерживать предстояло в многолюдном месте, следовало исключить до минимума опасность. Поэтому в операции принимали участие все сотрудники отдела.

Чем больше обсуждали варианты задержания, тем больше возникало сложных вопросов. Гога мог хранить ценности в камере хранения вокзала и получить их в самый последний момент перед отправлением поезда, поэтому преждевременный арест не позволил бы изъять вещественные доказательства и деньги.

Вечно улыбающийся круглолицый капитан милиции Маслов предлагал провести задержание своим методом. Он брался одеться носильщиком, встретить преступника при входе на вокзал, взять у него вещи и сопровождать до купе, а, в нужный момент схватить его жестким, оттренированным приемом и не дать выхватить оружие.

Его предложение отпало сразу. Кто-нибудь из настоящих носильщиков мог насторожиться и ненароком провалить операцию. Непосредственно на Гогу предстояло выйти Шувалову и двум его товарищам. Они должны взять его прямо в купе или около вагона, куда придут под видом провожающих.

Все члены группы проверили рации, личное оружие, которое вряд ли понадобится, осмотрели друг друга. Все было в порядке. Вместе с тем Шувалов ощутил легкую неприятную дрожь, которую он тщательно скрывал от товарищей. И ничего в этом удивительного не было: первый раз ему доводилось задерживать такого матерого преступника, и он волновался за исход операции.

За час до отхода поезда оперативники перекрыли все выходы и входы на вокзал, незаметно осмотрев всех пассажиров.

Первым заметил Гогу подошедший к вагону Цыплаков. Гога вышел к поезду не через вокзал, а по подъездным путям. Предъявил проводнику билет в спальный вагон, бросил небольшой чемодан и не торопясь прогуливался по перрону, словно поджидая кого-то.

Шувалов увидел преступника метров за пятьдесят. И хотя сразу же узнал его по приметам, растерялся: слишком респектабельным и непохожим на преступника был Гога.

Оперативники, затерявшись среди провожающих, незаметно наблюдали за мошенником. До отхода поезда оставалось 20 минут, когда Гога неожиданно быстро направился к подземном) переходу. Инспектора посмотрели на Шувалова, тот отрицательно покачал головой — рано! Маслов шел впереди. Шувалов и Цыплаков старались сопровождать преступника как можно незаметнее. Не зная его намерений, они не могли отпустить его на значительное расстояние. Все теперь зависело от того, куда после подземного перехода повернет Гога: если налево — значит, к автоматическим камерам хранения; если направо — значит, в метро, прямо на привокзальную площадь. Видно было, что он разыскивает Волошина. Казалось, все варианты рассчитаны, но если он сейчас не повернет налево, надо действовать!

И все-таки расчет оказался точным. Гога привычно прошел по длинному ряду многоэтажных ящиков автоматических камер хранения, нашел нужный, уверенно набрал шифр, дверка щелкнула и открылась. Он вытащил темный чемодан на «молнии», взглянул на часы. До отхода поезда оставалось четырнадцать минут.

Возвращался преступник тем же путем, стараясь оставаться незаметным среди снующих пассажиров. От постового милиционера он скрылся за спинами нагруженных рюкзаками туристов.

Шувалов не спускал с него глаз. Гога еще раз подозрительно посмотрел назад и, хотя оперативники шли за ним с деланным равнодушием, изображая занятых своим делом людей, заметно забеспокоился.

Дальше события начали развиваться неожиданно. Злобно оглянувшись, сверкнув холодными, как у рыси, глазами, Гога прибавил шаг и повернул па ближнюю платформу, туда, где останавливаются пригородные поезда. Легко перескочив ступеньки, выскочил на платформу. Сейчас она была пуста, и Гога видел всех, кто шел за ним. Теперь замысел преступника был понятен: он хотел обойти состав и одновременно проверить, не следят ли за ним. Медлить было нельзя. Шувалов по рации сообщил, чтобы выходили к началу состава, а сам пошел следом.

Теперь Гога, не скрываясь, бежал к концу платформы, как раз навстречу оперативникам. Убежать от тренированных ребят ему вряд ли удастся, но Гога мог прыгнуть на подножку отходившего с соседней платформы поезда. Теперь все зависело от скорости. Вдруг преступник бросил чемодан, полагая, что таким образом выиграет несколько секунд. Но и этот прием не выручил. Чемодан подхватил бежавший за Шуваловым Маслов. Шувалов же, напрягая все силы, задыхаясь от быстрого бега, приближался к преступнику. Резкое грубое ругательство вырвалось у хрипящего Гоги, он зло оскалил зубы и, прыгнув, успел схватиться за поручень вагона. Прыгнул и Шувалов… Огни фонарей слились в единую карусель.

17

Этой осенью холода наступили рано. Два золотых клена, посаженные много лет назад чьей-то доброй рукой, распустив наряды, любовались друг другом. Ночью лужицы подмерзли тонким узорчатым льдом. Батареи уже подтапливали. Поярков раскрыл окно, чтобы проветрить комнату, отчего поджидавшие на карнизе воробьи забеспокоились. У него вошло в привычку приносить корки хлеба и кормить птиц. Он разламывал куски — на большие крошки и бросал им со второго этажа. Птицы на лету подхватывали. Правда, это удавалось только старым воробьям, молодые делать этого не умели и, ссорясь и возмущенно чирикая, набрасывались на кусочки хлеба, когда они долетали до асфальта.

Инспектора он увидел, когда тот вышел из-за угла дома. Шувалов важно шагал на службу. Шел он на работу раньше обычного и казался сегодня совсем другим, чем всегда. Шел, пританцовывая, улыбаясь добрым краснощеким лицом.

— Шувалов! — крикнул Поярков. — Чего не заходишь?

Инспектор ворвался в кабинет стремительно, наполнив комнату ароматом тонких духов.

— Со свидания?

Никита не смутился:

— После бритья.

— Чего вчера не зашел? Говорят, тебе Гога руку прокусил?

— Было дело… Когда я его настиг, он на подножку прыгнул. Схватил его за пальто, сорвал, а сам смотрю, чтобы ненароком под колеса не попал. А он вертится волчком, вырваться метит. Бежать не может, не тренирован, силы тоже мало, вот и крутился… Пришлось жестким приемом держать. Так он мне. подлец, зубами в руку впился, до крови укусил. Я ему прямо так и сказал: ты человек или собака бешеная? А он только воет в ответ. — И Шувалов не без гордости показал забинтованную руку.

— Врачу нужно показать, — иронично намекнул Поярков.

— Маслов для розыгрыша уже врача вызвал. Приехала из поликлиники Людмила Петровна, посмотрела, говорит нужно уколы от столбняка делать… Укусы таких преступников — опаснее укусов бешеных собак. Уколы не уколы, а повязку наложила. А это Маслову только и нужно… Но все ерунда. Главное — конец этой эпопеи! Вы же сами говорили, что в нашем деле главное — поймать преступников. А улик против них было достаточно. Дело сделано, можно еще на Кавказе позагорать.

— Тебе можно. А мне нельзя. Помнишь, в магазине обманули неизвестного мужчину с кольцом, ну в том, где и Дубинина? Так по моему поручению сотрудники ОБХСС ere разыскали. Он работает начальником кондитерского цеха… Организовал… выпуск скрытых от учета тортов и пирожных. Деньги, естественно, клал в карман. Даже в милицию не заявил о том, что у него деньги выманили, боялся разоблачения. Хотел поменять «Жигули» на «Волгу», а законным путем побоялся. Теперь мне нужно расследовать и это преступление. Так что следствие по делу продолжается.

Леонид Словин Мой позывной — «Двести первый»

Рассказ

— Бирюлево-Пассажирское, — пробилось сквозь хрип поездного радио. — Следующая Бирюлево-Товарное…

Денисов вышел в тамбур. Сквозь стеклянную дверь был хорошо виден салон. Попутчики, ехавшие от аэропорта, занимались своим: Альтист и Пименов продолжали негромкий разговор, их визави — мордастый, с седым ежиком и махровым полотенцем вокруг шеи — читал, Долговязый полировал ногти. Никто не обернулся, не взглянул на инспектора. Только сидевший ближе других — с лысиной в полголовы, носивший странную фамилию Немец, — поймав взгляд Денисова, приветливо поднял руку:

— Счастливо добраться!

Потом добавил, закругляя разговор с ревизорами:

— Одни, знаете ли, предпочитают синицу в руках, другие ставят на журавля в небе?

— А вы на кого? — незлобно поинтересовался ревизор, успевший выписать всем пятерым квитанции за безбилетный проезд.

— На журавля!

— Оно и заметно, — отозвался от окна Пименов. Его мутило — в кожаной курточке, берете, сползавшем на лоб, Бухгалтер выглядел невзрачным.

Когда Денисов в Бирюлеве-Товарном выходил из вагона, Пименов тоже поднялся. Однако Денисов обратил внимание не на него: Долговязый, считая, что никто не видит, отставил пилку, метнул на Бухгалтера короткий тяжелый взгляд.

Людей на платформе было мало. Денисов прошел к билетной кассе, постучал в окошко.

— Разрешите позвонить? Транспортная милиция…

Кассирша открыла дверь, впустила Денисова. Он набрал номер дежурного.

— Ты где? — спросил Антон Сабодаш.

— В Бирюлеве-Товарном. Запиши: электропоезд 6548. В последнем вагоне пятеро. Надо организовать встречу.

Кассирша перестала продавать билеты, молча смотрела на него.

— Что-нибудь произошло? — насторожился дежурный.

— Один, определенно, в розыске.

— За что?

— Телефонограмму не помню. — Денисов ушел от взгляда кассирши. — Долговязый, высокий, с галстуком…

— Все пятеро знают друг друга?

— Это и меня интересует.

Сабодаш подумал.

— Я распоряжусь, чтобы перед Москвой в последний тамбур подсел милиционер… Скоро будешь?

— Первым же автобусом. — Денисов не стал говорить о других своих подозрениях, а, скомкав разговор, добавил: — Все, бегу к автобусу.

Он кивнул кассирше — на этот раз она осталась безучастной, — прикрыл за собой дверь, с платформы сбежал вниз. Был час пустых автобусов и свободных такси.

«Нужно ли было выходить из электрички? Может, следовало ехать с ними до Москвы?! — Денисов вспомнил бледного, в берете и кожаной куртке Пименова, короткий, метнувшийся в его сторону взгляд Долговязого. — Где преступник, там может оказаться и жертва…»

Подошел автобус. В нем никого не было, кроме спавшего на заднем сиденье пьяного. Денисов прошел вперед, задумался.

«Кто из попутчиков может быть связью Долговязого? Мордастый? Альтист? Немец?»

До метро «Варшавская» остановок почти не делали. Денисов смотрел в окно. Едва распустившаяся зелень. Белые стволы берез напоминали простенький рисунок на занавесках. Неожиданно под курткой часто и неразборчиво, как горячечный больной, захрипела рация, Денисов не разобрал ни одного слова. Потом рация замолчала, но, подъезжая к «Варшавской» и затем, в метро, несколько раз вновь просыпалась и тревожилась.

На вокзал Денисов попал затемно. Горели приглушавшие свет желтоватые светильники. Шел девятый час. Денисов придвинул микрофон, вызвал дежурного.

— Двести первый? — поразился Сабодаш. — Где находитесь?

— На вокзале, рядом со справочной.

— Срочно в конец платформы. На восьмой путь… Как поняли?

— Восьмой путь?! Что случилось?

— Транспортное происшествие…

— Наезд?!

— Со смертельным исходом. Скорее!

Срезав угол против багажного отделения, Денисов увидел по другую сторону сигнальные огни, темную массу электропоезда, нескольких человек рядом с высокой платформой.

— Такие дела… — Заметив его, Антон двинулся навстречу. — Сюда и «Скорую» не подгонишь! — Он закурил.

Мощная фигура гиревика-тяжеловеса выражала растерянность. Впереди, в нескольких шагах, мелькнул фонарик, Денисов узнал врача медкомнаты.

— Давно здесь? — спросил Денисов.

— Минут двадцать… — Медик не поднял головы. — К сожалению, асе бесполезно.

Денисов встал рядом, Антон сунул ему в руку фонарь.

На ржаво-охряных шпалах белели клочки бумаги, палочки от эскимо. Опустевший электропоезд темнел метрах в пяти у платформы. В нескольких шагах от конца шпал, за тропинкой, протоптанной вдоль забора отделения перевозки почты, на спине лежал человек. Выражение застывшего лица показалось Денисову тревожным. Остановившийся взгляд был устремлен по диагонали на крышу элеватора, возвышавшегося по другую сторону путей.

Инспектор узнал короткую кожаную куртку. Где-то рядом должен был валяться берет. Денисов нагнулся, нащупал у ног смятый головной убор. Сомнений не было. Он тронул Антона за руку.

— Как насчет людей, о которых я звонил?

— Доставили, — Антон пальцами загасил «Беломор», спрятал в пачку, вынул новую папиросу, — Долговязого. С ним еще двое…

— Как они выглядят?

— Седой, с полотенцем на шее. И один. Странная фамилия.

— Немец?

— Кажется.

— А музыкант?! С футляром от альта…

— В вагоне не было.

Денисов кивнул в сторону лежавшего за тропинкой.

— Это Пименов, бухгалтер Запсибзолота. Я ехал с ними из аэропорта, — Он помолчал. Возможно, также, что его фамилия Андреев. Андреев Виктор Васильевич. Музыкант всю дорогу о чем-то его расспрашивал…

Посадка на электропоезд в аэропорту была быстрой. Садились в головные вагоны — здесь находилась билетная касса. Кроме того, в Москве такси и метро тоже располагались ближе к голове поезда. Последние вагоны занимали те, кто об этом не знал, а также не успевшие добежать до кассы. Они-то и становились легкой добычей ревизоров.

Сами ревизоры занимали предпоследние вагоны, ближе к безбилетникам. С ними был сержант, сопровождавший поезд.

— Привет! — Денисов поздоровался с сержантом, но поехал отдельно. В Домодедове он вышел в тамбур, посадка была небольшой, стоянка — долгой. Сразу за выходными стрелками действовало ограничение скорости, поезд пополз медленно.

— Двести первый… — внезапно услышал Денисов под курткой, из миниатюрного радиоприемника. Сержант, сопровождавший состав, называл его позывной. — Как меня слышишь?

Денисов нажал на манипулятор:

— Ты где?

— На платформе Домодедово. Понимаешь, такая история…

— Говори!

Электричка прибавила скорость. Связь каждую секунду могла прерваться.

— Сейчас вышел из поезда в Домодедове… — Голос милиционера быстро терял силу. — Вижу, что-то упало между последним вагоном и платформой…

— Быстрее! Что именно? — Денисов жал на манипулятор, будто это могло помочь.

— Носовой платок. Коричневатый, новый еще… и паспорт: «Андреев Виктор Васильевич…» Еще банковская упаковка, оборванная. В сберкассах в них деньги обертывают. Написано: «Сто штук по пятьдесят рублей…»

— Быстрее! Ты заходил в этот вагон?

— Только заглянул. Там пятеро без билетов…

В микрофоне раздался треск, рация замолчала. «Надо идти», — Денисов поправил куртку, откинув воротник дальше, назад, почти к лопаткам.

Набрав скорость, электропоезд словно успокоился, теперь его почти не болтало. Ничего примечательного, проходя по вагонам, Денисов не обнаружил. В предпоследнем, положив голову на чемодан, дремал незнакомый капитан милиции. Инспектор не стал его будить, прошел в конечный вагон.

«Вот мы и у цели, — он поправил куртку, ручка пистолета под мышкой больше не выпирала. — Дерзай!»

Остановившись у схемы участка, рядом с дверями, Денисов исподволь оглядел салон. Пассажиров было не менее полутора десятков — жители Авиационной и Космоса, работавшие в порту. Инспектор быстро выделил двоих по одну сторону прохода, потом еще двоих — по другую.

Мордастый, с полотенцем на шее о чем-то спрашивал сидевшего напротив, очевидно, музыканта — с футляром от альта на коленях. Долговязый — в плаще, в замшевой приплюснутой кепчонке — прямо против двери полировал ногти. Пока Денисов стоял у схемы участка, он несколько раз обернулся к дальнему тамбуру. Лицо его сразу показалось инспектору знакомым. «Он же объявлен в розыск! — Денисов, определенно, видел Долговязого на фотоприложении к ориентировке. — Но какой? В связи с чем?!»

Еще один пассажир — добродушный, с лысиной в полголовы — тоже выглядел транзитным. Когда Денисов вошел, ему выписывали квитанцию за безбилетный проезд.

— Немец? — переспросил ревизор, — Первый раз слышу.

Впереди стукнула дверь. В дальнем тамбуре показался пятый — в кожаной куртке, в берете, с желтым, измученным лицом. Альтист подвинулся, давая ему место у окна.

Ревизор поздоровался с Денисовым, которого знал:

— Как, кстати, пассажиры эти… Штраф не платят и фамилий не называют.

— Почему не называют? — обиделся Немец. — Я паспорт показал.

— Приморский край!.. — протянул ревизор.

— А вы приезжайте! Заодно и штраф получите! Красотища у нас! — Немец улыбнулся.

— Заканчивай, пожалуйста, — сказал ревизору напарник. — И пошли.

Они передвинулись по другую сторону прохода — к Мордастому и сидевшим с ним. Оставшись без собеседников, Немец поймал взгляд пассажира в кожаной куртке и берете:

— Плохо перенесли полет?

— Есть немного, — тот поморщился, отгоняя дурноту.

Немец сменил тему:

— У нас сейчас на Дальнем Востоке хорошо — зима! В магазинах чавыча, папоротник… Не пробовали? Японцы на валюту покупают. Вкус!.. Вы откуда сами?

— Из Новосибирска.

— Учитель?

— Бухгалтер Запсибзолота.

— Ну, вам ездить некогда…

— Все до Москвы? — перебил его ревизор: — Платить штраф собираетесь?

— А билетную кассу надо все-таки ставить ближе к аэропорту, — сказал Мордастый, доставая трехрублевку. Теперь уже все полезли за деньгами. — Чтобы человек мог купить билет перед поездом, а не бежал в последнюю минуту вдоль состава.

— Да, но кого же они будут тогда штрафовать? — спросил Немец.

— Фамилии назовите, — уже тихо сказал ревизор.

— Пименов А Фэ, — сказал бухгалтер, лицо его снова покривилось.

— Сидоров. — Долговязый скинул плащ, остался в шерстяном пуловере с бегущими голубыми и красными полосами, сухощавое длинное тело. В разговоре он участия не принимал.

Мордастый поправил полотенце на шее:

— Мигель Сервантес Сааведра.

— Смирнов, — буркнул Музыкант.

— Давно бы так… — Выписав квитанции, ревизоры присели в купе, теперь уже как пассажиры.

— Бирюлево-Пассажирское, — крикнула в микрофон проводница. Пронзительный голос разнесся по составу: — Следующая Бирюлево-Товарное…

«Надо позвонить, чтобы встретили…» — Денисов поднялся.

Немец, в сущности, утвердил его в принятом решении, заметив на вопрос одного из ревизоров:

— Одни, знаете ли, предпочитают синицу в руках, другие ставят на журавля в небе…

Электричка затормозила, на ходу раскрывая двери.

Уже выходя, Денисов поймал в стекле болезненное лицо Бухгалтера, короткий, обращенный к нему, тяжелый взгляд Долговязого, чуть сгорбленную, мускулистую спину, с бегущими по пуловеру полосами.

— «Труп молодого мужчины правильного телосложения. Веки не сомкнуты, роговицы мутноватые, — диктовал медик. — Отверстия ушей и рта свободные…»

Дежурный следователь в наброшенном на плечи пальто писал, положив протокол на сложенные кубом запасные шпалы.

— «В теменной области, — продолжал медик, — распространяясь в «задние отделы лобной и левой височной области, пальпируется обширная гематома…» — Он отстранился, чтобы не мешать работнику научно-технического отдела, перешедшему от обзорной съемки к детальной.

Путь был плохо освещенным, далеко отстоящим от вокзала. С одной стороны его тянулась высокая асфальтированная платформа, по другую темнел забор отделения перевозки почты с пустырем, поблескивавшим осколками битого стекла. Труп лежал на тропинке, которой пользовались в основном железнодорожники. Пролегавшая вдоль полотна, она начиналась метрах в восьмистах, на Москве-Товарной, у жилых домов; однако жители, особенно в вечернее время, предпочитали добираться электричкой: слишком было здесь уныло и запущено.

— Перелом свода черепа, — медик выпрямился, — обширные повреждения теменной облает^… Кровоизлияния во внутреннюю полость.

— Наезд транспортного средства… — Следователь вздохнул. — Но многое неясно. Как он оказался здесь? В последнем вагоне его не было. Значит, прошел в голову состава, а затем по платформе вернулся назад?! Зачем?

— Когда вошли в последний вагон, все трое еще сидели? — спросил Денисов у Антона.

— Кажется, стояли в тамбуре. Я не успел узнать детали, сразу позвонили: «Труп!..»

— Кто его обнаружил?

— Составитель. Осаживал назад вагоны…

— Не мог он прилететь из Новосибирска, — неожиданно сказал следователь. — Ни из Новосибирска, ни из другого города.

— Почему? — спросил дежурный.

— Документов нет.

— Значит, это он выбросил паспорт, — сказал Сабодаш. — Вместе с платком и оберткой денежных купюр.

Следователь нахмурился.

— Одни «почему?» и «зачем?». Почему пошел не к вокзалу, а в неосвещенный конец станции? Зачем выбросил документ?

— Может, грозила опасность, о которой мы не догадываемся? — Эксперт-криминалист уже несколько минут молча прислушивался к их разговору. — А он знал! И действовал соответственно обстоятельствам… Вот ответ сразу на оба ваших вопроса.

— Не понял!

— Документ этот как бутылка, брошенная потерпевшим кораблекрушение…

— Но он не мог не знать, что в вагоне едет инспектор милиции!

— Он выбросил паспорт до того, как Денисов вошел в вагон.

— А потом?

— Всякое бывает…

— Паспорт сейчас привезут, — сказал Антон. — Сличим фотографии.

— Когда наши входили в ваг;он, — спросил Денисов, — уже здесь, на вокзале, между пассажирами не было спора, размолвки?

— Вид у них был растерянный.

— Идет кто-то…

От забора отделились две темные фигуры.

— Составитель, — сказал Антон. — Второй — младший инспектор. Это он обнаружил труп. Как было дело? — обратился Сабодаш к составителю.

Мужчина в оранжевом жилете, поверх телогрейки, помялся с ноги на ногу:

— Почтовый осаживали. Слышу, сзади упало что-то. Тяжелое. Как шпала! Мне ни к чему сначала. Стрелку перевел, иду назад…

— Крика не было?

— Ни звука. — Составитель поправил завернувшуюся полу жилета. — Вижу: лежит.

— И никого вокруг?

— Кто-то прошел по платформе. Быстрым шагом… Почти бегом…

Криминалист значительно кашлянул.

— Примет не заметили? — поинтересовался следователь.

— Того? На платформе? — переспросил составитель. — Нет.

— Он мог от кого-то убегать, — сказал эксперт, — и не заметить поезда… Электрички ходят теперь почти бесшумно.

— А машинист?!

Денисов нагнулся над трупом. Туфли пострадавшего были на месте — удар оказался не слишком сильным, электричка, видимо, тормозила. Он ощупал одежду: в одном месте пола куртки оттопыривалась,

— Кажется, бумажник… Деньги! — сказал он через минуту, — Деньги, газета…

Понятые подошли ближе.

— Пятидесятирублевые купюры, — Денисов передал пачку следователю. — Старая газета… — Он вгляделся в незнакомый заголовок. — Рекламно-информационное, приложение к газете «Вечерний Новосибирск». Любопытно.

Деньги пересчитали.

— Сто штук! Кроме тех восьмидесяти рублей, что лежали во внутреннем кармане. — Следователь обернулся к дежурному. — Ориентировку с приметами трупа дали?

— Сразу же, — кивнул Сабодаш.

— Только по железнодорожному узлу?

— И по городским отделениям тоже.

— Дайте дополнение: «При себе имел деньги в сумме купюрами…» Как положено.

Следователь и эксперт вскоре уехали — они входили в оперативную группу управления. Дальнейшее предстояло дежурному наряду милиции, вокзала: установление личности трупа, опознание, воспроизведение обстоятельств происшедшего.

Пока Сабодаш организовывал осмотр главных путей на участке до Москвы-Товарной, Денисов переговорил с составителями поездов близлежащих организаций — их подъездные пути начинались вблизи места происшествия, — но ничего положительного добыть ему не удалось: на ситценабивной и кожевенном никто ничего не знал, составитель дрожжевого завода уходил ужинать.

Когда Денисов возвратился, было уже совсем поздно. На мачте, рядом с блокпостом, зажглось звено прожекторов, стало светлее. Время от времени под мостом вспыхивал луч электрички: очередной неприметный вначале клубок бесшумно катился к вокзалу, стремительно разматывая за собой темно-зеленую перфорированную окошками ленту.

— Товарищ капитан, — подошедший к дежурному милиционер козырнул. — Звонили из сорок пятого отделения. По нашей ориентировке. Разыскивают они одного. По приметам похож на погибшего.

— Кто он?

— Работал на заводе… В отделе снабжения…

Антон почувствовал его затруднение.

— Можно говорить. Все свои.

— Разыскивается как мошенник. Похитил у знакомой деньги.

— Давно?

— С месяц.

— Крупную сумму?

— Шесть тысяч. — Милиционер поборол скованность. — Она официантка с Курского. Обещал жениться, Из сорок пятого отделения поехали за потерпевшей. Часа через полтора должны быть…

— Это он. Вот! — сказал Сабодаш. Версия сразу пришлась ему по душе. Многозначительное носовое «Уст!» выражало удовлетворение. — Надо ускорить фотографии… Успеете? — Он обернулся к младшему инспектору оперативно-технической группы.

Тот пожал плечами:

— Если такая ситуация…

Они поднялись на платформу. На седьмом пути готовился к отправлению почтово-багажный. Из раскрытых дверей потянуло рыбной снедью, горячим, разварившимся картофелем.

Подходя к отделу милиции, Денисов тронул Антона за руку.

— Дай телеграмму в Новосибирск. Пусть установят Пименова А Фэ.

— Но в выброшенном паспорте — Андреев, — удивился Антон. — Андреев Виктор Васильевич!

— Пусть проверят и по тресту Запсибзолото.

Трое доставленных ждали Денисова в кабинете, в старой, не подвергавшейся реконструкции части вокзала. С ними был старший сержант. Когда Денисов появился, он сразу ушел.

— Вы ищете тех двоих, что убежали? — спросил Немец. — Я сразу догадался: поведение, разговоры… Здесь трудно ошибиться.

— Вы их что, знаете?

— Нет. — Он посмотрел в угол, где Мордастый поправлял полотенце на шее. — Но, может, другие?..

— Где они вышли?

— Перед Москвой. По-английски, не прощаясь…

«Значит, Бухгалтер шел не от вокзала! — Денисов поправил бумаги на столе. — Он вышел из вагона на Москве-Товарной и темной тропинкой направился к платформам… Что-то заставило его оставить поезд. А Альтист?!»

— Может, они заподозрили что-нибудь? — Немец беспокойно заерзал на стуле.

Никто не ответил. Мордастый украдкой оглядывал помещение. Кабинет Денисова был необычный — с опорой, поддерживавшей арочный свод, со стрельчатыми окнами и ступенями у входа — настоящая монастырская трапезная. Долговязый равнодушно полировал ногти.

— Музыкант определенно вел себя странно. — Немец погладил лысину. — Как они выходили, я, собственно, не видел…

— Они вышли вдвоем? — спросил Денисов у Долговязого.

— Вместе, — кивнул Долговязый. — А Музыканта я видел в аэропорту. Он покупал «Советскую музыку». Мне показалось, он кого-то ждал.

— А вы?

— Друга встречал. Из Душанбе.

— Встретили?

— Не прилетел. Теперь придется ждать, пока позвонит.

— Адрес не знаете?

— Лет пять не виделись. — Долговязый поправил галстук, снова занялся ногтями. — Нас еще будут вызывать?

— Когда вы видели Музыканта? Задолго до того, как выехали из аэропорта? — не отвечая на его вопрос, спросил Денисов.

— Минут за двадцать. — Долговязый повернулся к Мордастому. — Кажется, вы стояли у киоска вместе с. ним.

Мордастый подумал.

— По-моему, вы с кем-то путаете…

Продолжить разговор не пришлось: снизу, из дежурки, позвонил Сабодаш:

— Денис! Я послал наверх помощника с фотографиями и одеждой погибшего. Соседний кабинет свободен. Он оставит все в кабинете, потом подменит тебя… И еще… Приехали по поводу опознания.

Не отпуская телефонную трубку, Денисов отвернулся к окну.

— Сейчас не ко времени.

— Денис! — сказал Антон. — Потерпевшую привезли из дома, из Томилина. Она спала…

— Я освобожусь через двадцать минут.

— Ее разбудили, попросили срочно собраться… Обещали, что долго не задержат…

— Хорошо, — Денисов поморщился. — А что с паспортом?

— Который выбросили из электрички? Он здесь.

— Чья фотография на документе? Похож на погибшего?

— Совсем незнакомое лицо.

— А прописка?

— Новосибирская. Я уже заказал разговор с Управлением внутренних дел. Сразу дам тебе знать.

Инспектор 45-го отделения милиции оказался знакомым, но Денисов не мог вспомнить, по какому делу он приезжал раньше. Выглядел он тихоней — белесым, старательным и аккуратным.

— Привет, — поздоровался Денисов. — Женщина здесь?

— Внизу.

Пока Антон подбирал понятых, они накоротке поговорили.

— Она одна? — спросил Денисов.

— Еще я привез шофера. Тоже женщину. Она возила разыскиваемого по объектам.

— Опознают?

— Если это он — непременно, — инспектор нервно зевнул.

— Как все получилось?

— Инженер. Одинокий солидный мужчина, в годах. Ужинал в ресторане на Курском, всегда за одним столом. Она — официантка. Одинокая… Обычная история!

— Как он завладел деньгами?

— Собственно, официантка сама отдала. Теперь кусает себе локти.

На лестнице раздался шум.

— Это она. — Инспектор 45-го поморщился.

Денисов поднял лежавшие на столе еще теплые после глянцевателя фотографии. Черты погибшего на них — фас и оба профиля — приобрели значительность, какой Денисов не обнаружил в больном, обеспокоенном лице Бухгалтера при жизни. Здесь же лежали фотоснимки двух потерпевших по другому несчастному случаю.

— В Новосибирск он выезжал? — Денисов смешал фотографии.

— Мог. Он по три месяца не вылезал из командировок.

В кабинет вошли понятые — две женщины с новыми одинаковыми сумками. Инспектор 45-го обернулся к Денисову:

— Кого пригласить первой? Шофера?

— Давай потерпевшую.

В дверь постучали. Вошедшая — молодая женщина — выглядела усталой.

— Стеблова Нина… — Она подошла к столу.

— Где вы работаете? — спросил Денисов.

— В транспортном цехе шофером. Александр Ефимович был проведен на должность инженера отдела снабжения. Ему выделяли машину…

— А где другая женщина?

Стеблова замялась:

— Не идет: думает, что он здесь лежит.

— Труп в морге.

— Говорит, до смерти боится мертвяков.

Денисов подвинул протокол.

— Предупреждаю об ответственности за ложные показания. Подпишитесь… Посмотрите эти фотографии.

— Позвольте… — Стеблова только на мгновение прикоснулась взглядом к фотоснимкам. — Александра Ефимовича здесь нет…

— Это точно?

— Я бы его сразу узнала.

Дверь в кабинет приоткрылась. В коридоре слышались голоса:

— Я говорю: там только фотографии… — Инспектор 45-го держал дверь, не давая ей захлопнуться.

Голос, похожий на мужской, возражал:

— С какой стати ему бросаться под поезд?!

— Это другой вопрос! Но надо же вначале убедиться. Приметы подходят. Главное — сумма. И те же купюры… Вы собираетесь подарить их чужим людям?!

Инспектор наконец победил. В дверях показались голова и мощный торс. Мужеподобная матрона лет шестидесяти с морщинистой высокой шеей и каменным выражением лица подошла к столу.

— Где? — Она разбросала фотоснимки. — Это?! Здесь его нет. А где его галстук!

— Галстука не было.

— Смеетесь?! — потерпевшая была уже в коридоре. — Он одевался как интеллигентный человек! Я говорила, шелковый галстук! Месяц не могут найти!

— Бывает, везу его ночью домой, — шепотом рассказывала Стеблова, — он всю дорогу молчит. Только скажет: «Вы не можете себе представить, Нина, сколько надо фантазии, чтобы с нею остаться…»

— Одевался хорошо? — спросила одна из понятых.

— Это точно. Всегда в пуловере, в галстуке…

— Вдвойне подлец! — объявила понятая побойчее.

— Куда идти?! — донеслось из коридора. Потерпевшая дергала все двери подряд. — Что вы меня тут держите?! Мне завтра работать!

— Минуту! — крикнул Денисов. Он наконец вспомнил ориентировку. Инспектор 45-го удивленно посмотрел на него. — Зайдите с потерпевшей ко мне.

— Сейчас? Боюсь, она никуда не пойдет…

— Убедите ее!

Денисов с понятыми прошел в кабинет. Трое, сидевших б нем, по-разному реагировали на их появление.

— Это становится интереснее! — приветствовал Немец.

Мордастый сделал попытку снять полотенце. Долговязый продолжал полировать ногти: он узнал голос в коридоре.

Официантка ворвалась в кабинет как смерч. Взгляд ее с налета уперся в спину с бегущими полосами.

— Здравствуйте, Александр Ефимович! — Лицо и шея стали свекольными. — Что же вы больше не приходите ужинать на Курский?!

Милиционер по сопровождению пригородных электропоездов неловко присел сбоку, у стола. Антон передал с ним выброшенные в Домодедове паспорт, платок, ленту банковской упаковки — «пятьдесят штук по сто рублей» — и заодно «Рекламное приложение к газете «Вечерний Новосибирск», найденное в одежде Бухгалтера.

— Куда вы обычно сопровождаете электричку? — спросил Денисов.

— От аэропорта? До станции Домодедово, — милиционер словно разговаривал с полным ртом.

— Потом?

— Перехожу на встречную… — Сержант перечислил маршрут. — Потом к Москве. Ночую в аэропорту.

— Вы входили в последний вагон? Как все это получилось?

— Ревизоры пошли, а я остался в тамбуре… Видели там бутылку из-под «Акстафы»? — Он добросовестно проглатывал окончания фраз. — Того пассажира, что пил, я в Домодедове из поезда удалил. И сам вышел…

— Пассажиры последнего вагона могли вас видеть?

— Дверь в тамбур стеклянная! А то, что я выйду в Домодедове, они знать не могли. — Он заговорил не очень разборчиво, увлеченно. — Только вышел на платформу, смотрю, сверток из окна… Аккурат между платформой и поездом.

— А кто выбросил?

— Этого я не видел. Только электричка ушла, я спрыгнул на путь, И сразу вам по рации…

«Паспорт, определенно, выбросил Бухгалтер. Никто иной, — подумал Денисов, когда милиционер ушел. — Но зачем?»

Денисов развернул «Рекламное приложение». Одно из объявлений было отчеркнуто: «Комната для одного человека, ул. Объединения… Остановка «Универмаг «Юбилейный»…» Денисов позвонил дежурному.

— Попроси Новосибирск проверить, — он продиктовал адрес. — Может, Пименов снял комнату. Насчет Андреева ничего нет?

— Нет… Машинист подошел, и помощник с ним. С той электрички, что сбила Бухгалтера. Я послал к тебе. — Антон подумал. — А в Новосибирск я позвоню. Все? Александра Ефимовича просят передать в сорок пятое отделение. Тебе он нужен?

— Надо повременить.

Антон насторожился.

— Причастен к несчастному случаю?

— Бухгалтера преследовали, Антон. Неясно, с какой целью…

В кабинет постучали.

— Войдите, — Денисов положил трубку на рычаг. — Садитесь.

Машинист и помощник оказались одного возраста, оба сверстники Денисова. Они повторили то, что инспектор уже знал.

— В Москве приняли нас на восьмой путь, самый неудобный для пассажиров. От первого вагона до вокзала идти — и идти…

— На путях никого не было. Шли с обычной скоростью.

— Мог потерпевший попасть под электропоезд так, что вы не заметили? — спросил Денисов.

Ответил машинист:

— Если переходил путь перед самым электровозом… Убегал от кого-то, например. Тропинка рядом с дорогой. Поверни круче на близком расстоянии — и пожалуйста…

Раздался телефонный звонок, звонил Сабодаш:

— Сейчас разговаривал с Новосибирском. Паспорт, который нам доставили, утерян в январе. На утерявшего наложен штраф.

— А его владелец?

— Андреев? Жив. Сейчас ездили к нему домой. Семейный человек, производственник. Никуда не выезжал.

— Он знает Пименова?

— Первый раз слышал фамилию.

— А по приметам?

— Никого не вспомнил.

Денисов подождал.

— По адресному бюро проверили?

— Пименовых А Фэ много. Сейчас делают выборку. Кроме того, я просил проверить адрес на улице Объединения.

— Они позвонят?

— Как только закончат. Я дал твой телефон.

Сидевший у окна Немец заметил:

— Мне они сразу показались подозрительными. Особенно Музыкант. Он, определенно, никуда не летел.

— Вы тоже об этом подумали?

— И, слепому ясно. Я его еще в порту приметил.

— Что он делал?

— Ждал. Смотрел, как люди получают багаж. Заговаривал с пассажирами. Я два раза к справочной подходил, справлялся. И оба раза его видел. — Немец пригладил вспотевшую лысину. — Что за люди тут?!

— Никак не привыкнете? — спросил Денисов.

— Что вы?! Больше недели здесь не выдерживаю. Одно оправдание: подарки. В прошлый раз дочери шубу отхватил, — повеселел он.

Тихо звякнул телефон — Денисов поднял трубку. Звонил Сабодаш:

— Я все проверил, как ты сказал…

— Итак?

— Немец Исидор Карпович. Выселен за тунеядство Сокольническим райнарсудом. Тому два года. В Москве без прописки и определенных занятий. Второго числа предупреждался отделом милиции на Казанском вокзале. Так что надо вызывать дознавателя. Пусть занимается…

Пока Денисов разговаривал, доставленный как-то сразу сник, догадался, о чем идет речь.

— Я сейчас возьму его, — сказал Сабодаш. — Он не нужен?

— Приходи.

Антон появился через несколько минут, присел сбоку.

— Исидор Карпович? — с ходу спросил он у Немца, гася папиросу и доставая новую. — Когда вас последний раз предупреждали за проживание в Москве без прописки? Второго? А сегодня какое?

Денисов ждал. По логике происходившего Немец рано или поздно должен был сообразить, что милицию в данный момент Интересуют главным образом Бухгалтер и Альтист, и, отводя от себя удар, заговорить о них. Так и произошло.

Немец шумно вздохнул, достал сигареты.

— Можно?

Денисов кивнул.

— Ну, денек… — Он прикурил. — Знал бы — никуда не ездил сегодня. Только с «северным дураком» познакомился. Весь прок.

— В карты играли? — спросил Денисов.

— Счастье, что всех денег не взял… — Он провел рукой по карманам. — Сейчас бы не знал, на что сигарет купить.

— Где это было? В электричке? После Бирюлева-Товарного?

— Конечно.

Денисов представил, как все произошло, когда он и ревизоры вышли из поезда…

«Картишек нет?» — спросил Музыкант или кто-то другой.

У одного из попутчиков, может у Немца, оказалась новая колода:

«Купил в аэропорту…»

«В подкидного?» — спросил кто-то.

Короткая дискуссия:

«В самолете наигрался! Может, в «северного дурака»?»

«Пока будем учиться — приедем…»

«Проще всего: три карты… Картинка — десять очков, туз — одиннадцать. У кого больше — выиграл. По копеечке!»

«Разве что для интереса…»

— Скажите правду, — обернулся Немец к Антону, ошибочно принимая его за начальника. — Что произошло? Почему вы нас встречали на вокзале? Кто-нибудь сообщил?

Сабодаш — простая душа — нахмурился.

— Человек погиб! Вот что!

— Погиб?! Кто?

— Бухгалтер.

— Сволочи…

Несколько минут Немец сидел, словно что-то решая, потом качнул головой.

— Теперь видите?! — В глазах его был испуг. — Вот кем следует заниматься! Не мной! А мне прописку все равно восстановят. Сейчас или через месяц…

— Кто начал игру? — спросил Антон.

— Это вы их спросите. — Немец показал головой на дверь. — Не надо меня впутывать.

— И все же!

— Я ничего не скажу.

— Хотя бы, кто банковал. Кто выиграл? Долговязый?

Немец колебался.

— Кто?

— Бухгалтер! Теперь, как вы сказали, его уже нет в живых… — Он смахнул с лысины капельки пота. — А сдавал я!

— Лиза неглупая. — Долговязый спрятал пилочку. — Понимает: если меня посадят, свои деньги она не получит…

Несколько минут оба молчали, прислушиваясь к голосам в коридоре.

…Я даже рад, что так получилось. В последнее время часто думал: «К одному бы концу!»

— А деньги? — спросил Денисов. — Пять тысяч?

— От них почти ничего не осталось.

— Карты?!

— Можно сказать: «виноваты карты», но это неточно, — на лицо Долговязого наползли морщины. — Тотализатор, бильярд… Может, что-нибудь и удалось бы сегодня, если бы не вы…

— Крупно играли?

— Не успели. — Долговязый помолчал. — Я говорю откровенно, потому что потерпевший сегодня — я… Событие преступления отсутствует. — Он пристально осмотрел ногти на руке, провел по ним рукавом пуловера, чему-то улыбнулся. — Вы передадите меня в сорок пятое или оставите?

— Будет видно, — пообещал Денисов.

— Там, в отделении, все ясно. Статья сто сорок седьмая — до двух лет. — Долговязый поднялся, размял ноги, снова сел. — Но они ошибаются: Лиза простит. Утром придет с передачей. — Он снова посмотрел на руки. — А здесь, в вокзальной милиции, непонятно. Что случилось? Почему нас не отпустили?

Денисов поправил карандаши на столе.

— Попутчик ваш скончался. Полтора часа назад. Попал под поезд…

— Борис?!

— Вы знаете его?!

Он хрустнул переплетенными пальцами.

— Господи!..

— Он здешний? Москвич?

— Москвич. Это я его затащил в аэропорт! Он словно чувствовал. Еле уговорил: некому было сидеть с детьми… Жена работает в вечернюю смену.

— У него много детей?

— Две девочки, пацан. Такой забавный, меня зовет Шурой… — Долговязый стиснул зубы. — Пять лет. Слух абсолютный! «Опус шесть» играет, Чайковского…

— Борис не хотел ехать?

— Я обещал ему: «В последний раз! Нужно вернуть Лизе деньги». Умолял его, только в ногах не валялся!

— Расскажите, что было дальше.

Долговязый достал платок, провел по глазам.

— Весь день не везло: то клиент без денег, то не играет…

— Потом?..

— У выдачи багажа, в правом крыле, чувствую — кто-то толкнул. Незнакомый. Но по лицу, по глазам вижу — игрок. Мигает, чтобы я спустился в туалет. Поодаль мужчина в кожаной куртке и берете…

— Бухгалтер?!

— Он самый.

Картина постепенно прояснилась: связью Долговязого был не Бухгалтер, как Денисов подумал вначале, а Музыкант. Бухгалтеру с самого начала была уготована роль жертвы.

— Дальше.

— Спустился. Мужчина уже ждет. И сразу ко мне: «Жених на пять тысяч!» Вообще-то он сказал «на пять кусков!». — Долговязый больше не вспоминал о пилке для ногтей, заново переживая случившееся. — Дальше все просто. Борис пошел к электричке. В одной руке футляр от альта, в другой «Советская музыка»… Не подумаешь! Бухгалтер и его знакомый за ним. Я сзади…

— Что вы скажете о Бухгалтере?

— Перед Москвой дал ему выиграть восемьдесят рублей, оставалась последняя сдача. И один перегон до Москвы. Здесь должно было все решиться… Проводница объявляет: «Москва-Товарная…» Беру колоду. Тут Бухгалтер бросается к двери. И с концами.

— Убежал?

— Вот именно.

— А Борис?

— Он стоял в тамбуре, курил. Естественно, бросился за ним. Дикая полоса невезения! Когда электричка пришла на вокзал, ваши — из двух дверей: «Минуточку! Придется пройти с нами…» Это судьба!

Денисов встал, сделал несколько шагов к окну. Внизу был перрон, расставленные в видимом беспорядке пики фонарей.

— Борис жив, — сказал Денисов. — Обнаружен труп Бухгалтера.

— Господи! — Долговязый вскинул руки. — Ты есть!

Неожиданно зазвонил телефон — Денисов поднял трубку.

— Новосибирск на проводе, — объявила телефонистка.

— Добрый вечер, — спокойный голос раздался совсем близко. — Вы интересуетесь Пименовым? Прописанным в Новосибирске он не значится. Все же мы нашли его. Он снял комнату в Заельцовском районе, на улице Объединения. Записывайте… — Звонивший предпочитал короткие законченные предложения.

— Адрес у нас есть.

— Вчера днем вылетел в Москву. Хозяин, который сдал ему комнату, проводил его в аэропорт Толмачево, посадил в самолет.

— Вы говорили с ним?

— Сам хозяин отсутствует, коллега. Я передаю со слов соседей. — Инспектор выбрал непринужденный, товарищеский тон.

— Очень прошу — уточните через хозяина.

— Жду его с минуты на минуту. Еще?

— Что говорят соседи?

— Пименова никто толком не знает.

— Может, речь идет о ком-то другом?

— Нет, Кожаная куртка, берет. Вылетел в Москву.

— Он без семьи?

— Одинокий.

— Уточните также цель поездки в Москву, — напомнил Денисов.

— Непременно. Я сразу вам позвоню.

Когда Денисов положил трубку, Долговязый, который все это время внимательно следил за ним, спросил тихо:

— Что-то еще?

— Мне нужен Борис, — ответил Денисов.

— Сегодня?

— И как можно скорее. Телефон у него есть?

— Есть, но лучше я позвоню. У вас он не возьмет трубку.

— Звоните. Не говорите, где вы. Скажите, чтобы он был дома, никуда не уходил.

— Понимаю.

Долговязый набрал номер, выждал несколько гудков, потом положил трубку на рычаг, позвонил снова. На этот раз трубку сняли сразу.

— Это я, — сказал Долговязый. — Все в порядке. Никуда не ходи. Я скоро приеду… — Он пальцем утопил рычаг, повернулся к Денисову.

— Сидит сейчас с детьми. Вообще-то их обычно отводят к матери: она рядом живет.

— Еще вопрос: кто свел Бухгалтера с вами? Немец?

— Он.

— Как ему стало известно о пяти тысячах?

— Об этом вы его сами спросите…

— А пятый пассажир?

— С полотенцем? Этот ни при чем. Случайно оказался в вагоне.

— Извините, что задержал, — Денисов поднялся из-за стола. — Закон разрешает три часа для разбирательства. Особенно если кто-то утверждает, что он Мигель Сервантес Сааведра.

Мордастый улыбнулся.

— Какая разница, когда речь идет о квитанции за безбилетный проезд?! Михаил Семенович Савельев или Мигель Сервантес Сааведра.

Когда Мордастый, как оказалось, Михаил Семенович Савельев, ушел, Денисов вызвал из дежурки Немца.

— Выходит, идея втянуть Бухгалтера в карточную игру принадлежит вам?

— Возможно. — Немец посмотрел выжидающе.

— Вы были знакомы с погибшим?

— Откуда?! Он только что прилетел, а я…

— Как вы узнали, что при нем есть деньги?

Немец улыбнулся.

— Ну, это просто. Он сам подошел: «Вы москвич?» Ему нужно было на несколько дней где-то остановиться. В гостиницу же идти не хотел.

— Что он рассказал о себе?

— Мол, бухгалтер Запсибзолота. «Хочу сделать кое-какие покупки».

— А вы?

— «Могу, — говорю, — порекомендовать вас одной особе, о у меня был аналогичный случай, Прежде хочу убедиться в кредитоспособности». Он подумал, потом поманил меня, отогнул обшлаг куртки. Смотрю — пачка зеленых бумаг в банковской упаковке. «Вопросов, — говорю, — не имею».

— Ваши напарники видели вас в это время?

Немец поднял голову:

— Вы можете гарантировать, что, если я все скажу, со мной ничего не случится?

— Что вы имеете в виду? — не понял Денисов.

— Что я не окажусь там, где сейчас Бухгалтер?!

— Несомненно.

— Игроков этих я уже потом встретил, У киоска. Вернее — узнал. Мигнул: «Спуститесь в туалет. Есть жених». Ну и завертелось… При первой сдаче Музыкант сунул ему короля и десятку. Мне — две картинки. А Александру Ефимовичу вроде как не везло. Проигрывал — завлекал…

— Бухгалтер легко пошел на игру?

— Мы с ним перемигнулись: играем вместе…

— Выходит, вы играли и с тем, и с другими?

— Выходит.

— Как вы сидели во время игры?

— Как и при вас: Долговязый с Музыкантом лицом к голове поезда. Напротив, у окна, Бухгалтер. Я — рядом… — Немец вздохнул. — Если бы не эти восемьдесят рублей, что он выиграл, Бухгалтер, наверное, остался бы жив… — Немец развил мысль: — На Москве-Товарной схватил с кона выигрыш — и ходу. Музыкант за ним. Как прыгнул…

Денисов взглянул на часы.

— Вы хотели еще что-то добавить?

— Остальное, по-моему, ясно. Про пять тысяч в банковской упаковке знали все.

Уже вызвав машину, чтобы ехать с Долговязым, Денисов позвонил в Новосибирск: на душе у него было беспокойно.

— Это Денисов. Что нового? Хозяин квартиры не возвратился?

Дежурный инспектор в Новосибирске не успокоил:

— Пока нет, коллега. Я обязательно позвоню. У вас еще что-нибудь к нам?

— Дело в том, что Пименов наверняка прилетел в Москву не вчера, а сегодня.

— Уверены?

— Его мутило. Он плохо перенес полет.

— Может, и так. О чем это свидетельствует?

— Не знаю. Может, о болтанке… Как у вас с вылетом на Москву?

— Восемь рейсов ежедневно. Места практически есть всегда. Четыре часа полета.

— Может, все-таки ему не удалось вчера вылететь?! Где может находиться хозяин квартиры? Вернется он?

— Этого, коллега, я пока не знаю. В крайнем случае перенесем разговор с ним на утро.

— Как он характеризуется?

— Предупреждаю: личность сомнительная.

— А конкретно?

— Я назвал бы его скорее чудаковатым. В годах. Высшее образование. Работает на вокзале носильщиком. Живет один.

Долговязый показал рукой.

— Вон в том доме.

Денисов взглянул на невыразительное название автобусной остановки — «Продмаг». Район был незнакомый. Рядом с остановкой белела палатка, длинная стойка с разбитой пивной кружкой в углу.

Музыкант жил в четырнадцатиэтажной башне, на восьмом этаже, звонить не пришлось — услышав лифт, он сам вышел на площадку — растерянный, в мешковатых брюках и майке. Увидев Долговязого в сопровождении Денисова и младшего инспектора, он потерял дар речи.

— Пройдемте на кухню, — пригласил Долговязый.

Кухня была пустой, неуютной, в ней словно никогда не готовили. Отсутствовал самый намек на провизию. Семья питалась на стороне.

— Что произошло после того, как вы выскочили из поезда? — спросил Денисов.

Альтист все еще не мог опомниться.

— На Москве-Товарной!

— Куда он пошел?

— Бухгалтер? Я слышал, как он спрашивал дорогу на вокзал…

«Все-таки приезжий, — подумал Денисов. — Абсолютно не знал обстановки…»

— Вы пошли за ним?

Музыкант постепенно взял себя а руки.

— А что делать? Думал, Немец и Александр Ефимович… — он кивнул на Долговязого, — выйдут на конечной остановке из поезда, пойдут навстречу… Я не знал, что вы возьмете их в вашу контору. Извините: в милицию.

— Бухгалтер шел впереди? — продолжал расспрашивать Денисов. — В скольких метрах?

— Примерно в тридцати.

— Спешил?

— Он шел быстро. Несколько раз оглянулся.

— А вы?

— Шел следом! Что мне оставалось? футляр я сунул под пальто. По-моему, он меня не узнал.

— Вы под мостом проходили?

«Если Музыкант прошел под Дубниковским мостом, — подумал Денисов, — он должен был пройти и мимо места происшествия, свернуть там негде…»

— Под мостом тоже.

— Дальше.

— Потерял! Как под землю провалился,

— Где это произошло?

— Мы шли вдоль забора. Сзади выскочила электричка. Я перебежал на другую сторону путей.

— А он?

— Не знаю. Поднялся на платформу — впереди его уже не было.

«Все верно. Пименов шел впереди, свернул — и был сбит раньше, чем Музыкант поднялся на платформу. Электрички действительно ходят совершенно бесшумно».

Денисов незаметно перевел дыхание.

— Потом!

— Я быстро пошел по платформе…

Он не договорил: мальчуган лет четырех вбежал в кухню, на смуглом лице не было и тени сна.

— При нем ни слова… — шепнул Музыкант. — Спать! — крикнул он сыну. — Сколько можно говорить!

Мальчуган тонко чувствовал обстановку: увернувшись, бросился к Долговязому.

— Шура! Я к тебе… Хочешь, я сыграю «Опус девять»? Ты любишь!

Денисов посмотрел на часы.

— Кроме вас, взрослых нет?

— Только я. Жена на работе.

— А мать? Она живет рядом?

— В больнице. Сердце… Много волновалась в последнее время.

— Вы работаете? — спросил Денисов.

— Не то чтобы постоянно, — Альтист оглянулся на сына. — Устраиваюсь. Теперь уж обязательно устроюсь.

— Приедете завтра, — Денисов объяснил, где находится отдел. — Я выписываю вам повестку.

— Что-нибудь случилось с Бухгалтером?

Денисов не ответил, спросил, в свою очередь:

— Что вы можете сказать о нем?

Альтист пожал плечами:

— У него были деньги. И немалые.

— Почему он выскочил из поезда?

— Не знаю. Дело не в рублях, которые он выиграл.

— Что-нибудь заподозрил?

— Мне кажется, причина вовсе не в нас.

— В чем же?

— Понятия не имею.

— А Немец? — спросил Денисов. — Вы его видели раньше?

Музыканту наконец удалось взять малыша на руки.

— Нет. Вчера, между прочим, он тоже приезжал в аэропорт. Дежурная на выдаче багажа сегодня утром узнала его, поздоровалась: «Опять здесь?!»

«Любопытно», — подумал Денисов. Долговязый воспользовался паузой:

— Могу я с Борисом передать несколько слов Лизе? Да? Пусть принесет мне сигареты и теплые носки. Май, а ночи холодные. — Александр Ефимович был в своем амплуа. — И еще носовых платков.

Вокзал затихал. Поток пассажиров представлял теперь прерывистый ручеек, устремившийся к последней электричке. Другие пути были заняты поездами, остававшимися ночевать у платформ, — холодными, неосвещенными.

Крайнее табло, перед тем как заснуть до утра, негромко застучало, потом затихло, обозначив время отправления следующей электрички — «04.00». Денисов повернул к отделу.

«Бухгалтер выскочил из вагона не потому, что увидел садящегося в поезд милиционера. И выбросил паспорт не потому, что заметил заглянувшего в тамбур сотрудника. Ему, определенно, грозила опасность… Но какая?! Со стороны кого?!»

В дежурке Денисов увидел Антона. Материал о несчастном случае с Пименовым был оформлен и лежал на видном месте, рядом с протоколами на Немца и Долговязого. Здесь же находились выброшенные Бухгалтером паспорт и носовой платок.

У Антона не было причин волноваться, докладывая утром материалы при сдаче дежурства. И все же:

— Денис! — вдруг встревожился Сабодаш. — С утра инспекторские стрельбы! А мы после ночи… — При стрельбе Антон, как правило, рвал спусковой крючок — пули обычно летели в сторону. — Может, напевать во время стрельбы? Не знаешь? Говорят, успокаивает.

— Рискни.

— Надо обязательно попробовать.

Денисов снял с доски ключ от кабинета, пока он еще не думал всерьез о стрельбах.

— Насчет Пименова больше не звонили?

— Нет. Заказать Новосибирск?

— Я сам позвоню.

Он поднялся по лестнице, полуосвещенным коридором прошел к себе. Шаги гулко отдались в пустом помещении. Он почувствовал, что устал. В Новосибирске трубку снял все тот же дежурный инспектор.

— Опять вы? — спросил он. По-видимому, Денисов успел ему основательно надоесть.

— Я снова насчет хозяина квартиры…

— Пока не вернулся. Соседи бы мне позвонили.

— Сколько сейчас времени в Новосибирске?

— Считайте, четыре часа разница! Где он? У нас одна дорога, а у них сто… И в Москве так, правда?..

Денисов позавидовал его спокойствию.

— Я позвоню, — инспектор закруглил разговор. — Утром хозяин обязательно явится.

— Вы считаете?

— А что бы вы сделали на моем месте?!

— По-моему, ясно. Пименов по чужому паспорту вернулся в Новосибирск, когда все считали, что он в столице. А сегодня снова прилетел в Москву… Он такой же бухгалтер, как мы с вами.

— Дальше.

— Надо пригласить понятых и взломать дверь…

Уезжать не было смысла из-за утренних стрельб. Денисов полил кактусы на окне, удобнее устроился за столом, закрыл глаза.

«Главное — представить логическую цепочку, — подумал он — В вагоне был человек, из-за которого Пименов поспешил выбросить улики, а потом, на Москве-Товарной, бежал из поезда. Человек этот что-то знал. Но что?»

Больше от него ничего не зависело.

Он спал тяжело, рывками. Снился тир в Челюскинцах. Звучали команды. Журчал ручей, пронизанный донизу неторопливыми лучами. На дне ручья искрился песок, стремительно скользили по поверхности плавунцы.

«Опус девять», — догадался Денисов,

Телефонный звонок резко вернул к действительности.

— Спали? — спросил новосибирский инспектор. — Извините.

По его тону Денисов сразу заподозрил худшее:

— Что там? Труп?!

— Мог быть, — слова инспектора ложились друг к другу плотно, тревожно. — Мог быть, если б еще оставался без помощи… Два тяжелых ранения в грудь. Одно в голову. Сейчас на операции.

— А что врачи? — Денисов повысил голос, ему вдруг показалось, что не услышат. — Что говорят врачи? Как все произошло?

Голос инспектора из Новосибирска раздался совсем близко:

— Пименов узнал, что хозяин квартиры снял деньги со счета, и вылетел в Москву, чтобы обеспечить себе алиби. Ночью вернулся, тогда же все произошло… На квартиру Пименова рекомендовал некто Немец. Врачи говорят: «Будет жить…»



Оглавление

  • Искатель № 1 1982
  •   Евгений Гуляковский Шорох прибоя
  •   Эдуард Хлысталов «КУКЛЫ»
  •     1
  •     2
  •     3
  •     4
  •     5
  •     6
  •     7
  •     8
  •     9
  •     10
  •     11
  •     12
  •     13
  •     14
  •     15
  •     16
  •     17
  •   Леонид Словин Мой позывной — «Двести первый»

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии