Легкая поступь железного века... [Марина Кравцова] (fb2) читать постранично

- Легкая поступь железного века... 761 Кб, 235с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Марина Валерьевна Кравцова

Настройки текста:





Марина Кравцова


Легкая поступь железного века…

Фантазия на историческую тему

Посвящается Николаю Блохину

Был век восемнадцатый… Кто не скажет о нем, как «веке золотом», «веке галантном», «веке блистательном»? Кто не скажет о нем, как о «веке кровавом»?

Было все, и все – правда. И были люди осторожные, боящиеся перемен. И были люди пылкие, безбоязненно шагавшие темной тропой, слепо веря в свою звезду… Вот о них-то – наш рассказ. Рассказ о том, чего, может быть, никогда и не было – но что вполне могло бы быть.

Глава первая

Как обычно – любовь и политика

Бал у графини Бестужевой – в самом разгаре. Ах, он великолепен! Что же, он являл собой одно из увеселений, вошедших при жизнерадостной Государыне Елизавете в моду, вернее сказать, – в обязанность знати. Балы, машкерады, театры... Много сделала для смягчения нравов молодой Императорской России дочь Великого Петра, и увеселения при ней, приобретшие изысканность и утонченность, вовсе не походили на грубые батюшкины ассамблеи или же празднества при дворе Анны Иоанновны, лишенные изящества и вкуса. Но и легкость нравов… О, легкость нравов теперь – всеобщая.

Праздник продолжался долго и уже подошел к тому пределу, когда каждый развлекается, как сам того желает. Хозяйка, Анна Бестужева, сидела нынче за картами и радовалась удаче – ей везло с самого начала. Графиня любила выигрывать, и частенько стремление к выигрышу подогревало жажду риска, что пробуждалась в ней в делах и не столь пустяковых. Сейчас ее соперники за карточным столом, шутя, ругали капризную фортуну, решившую посмеяться сегодня над ними – над Лопухиной Натальей Федоровной, бравым полковником Вельяминовым и молодым человеком по имени Иоганн Фалькенберг. То, что юноша – из каких-то там «бергов», мог понять и посторонний, едва взглянув на удлиненное, типично немецкое лицо, холодное, но отличавшееся при этом своеобразной красотой.

Все они – люди свои, и потому, наскучив рассуждать о фортуне, в болтовне от карточных королей скоро перешли к реальным царствующим особам. Лучшая подруга Бестужевой Наталья Федоровна, дама знатная и весьма привлекательная, пусть и не первой молодости, вновь принялась вздыхать по старинному сердечному другу, сосланному Царицей Елизаветой в Соликамск. Чем и вызвала неудовольствие полковника и молодого Фалькенберга, верных своих поклонников. Но Василий Иванович Вельяминов сорвал досаду не на предмете своего увлечения.

- По моему разумению, - объявил он, широким жестом кидая на стол валета, - Государыня Елизавета Петровна столь же мстительна и жестока, сколь и ее Царственный отец, хотя бы придворные льстецы и превозносили до небес ее доброту!

Лопухину передернуло – разве можно забыть пощечину на балу от самой Елизаветы! А за что? Да все-то – имела Наталья Федоровна в волосах точно такую же розу, что и Государыня. Было, правда, сие вопиющим нарушением этикета, но...

- Вы совершенно правы, Василий Иванович! – голосом трогательным, естественно, дрожащим от волнения, отвечала Наталья Федоровна, не забывая при этом внимательно вглядываться в карты.

- Пики, графиня! - воскликнул Фалькенберг.

Бестужева ловко покрыла его даму.

- Это ж надо – Государя малолетнего Иоанна Антоновича... – продолжал Вельяминов, в сердцах кидая карту на стол, – Государя мужеска пола, хотя и малого! С Престола свергнуть... Полное нарушение законов, отцом же ее и прописанных, дабы особа царствующая сама себе преемника на Престол назначала. Анна и назначила...

- Не согласен. – Фалькенберг заговорил медленно, растягивая слова, с сильным акцентом. – Ежели взглянуть на сие со здравым рассуждением... Как можно было ломать традиции наследования короны? Отсюда у вас, русских, и все беды. Перевороты.

- Ты, Гер-р-р Иоганн, не встревай, - парировал Вельяминов. – Прав - не прав был Петр, не тебе судить. Вас, немцев, он, однако, в Россию переволок...

Иоганн с легкой усмешкой пожал плечами, как бы говоря: «Лично я вашему Царю Петру ничем не обязан...»

- Елизавета – незаконнорожденная! – вновь раздался подрагивающий от обиды голос Лопухиной. – Нечего такой на Престоле делать...

- Наталья, ты заговариваешься! – возмутилась Анна Бестужева. – Не все надо говорить, что на ум вспало!

И, открыв карту, графиня обвела всех торжествующим взглядом – она снова выиграла.

В розовой гостиной, скрывшись от подгулявшего общества, ходила взад-вперед, мягко ступая по роскошному ковру, юная племянница полковника Вельяминова. Прекрасная собой девица, затмившая на нынешнем балу всех дам благородной красотой. Точеное лицо с тонкими