Где бы ты ни был (fb2)

- Где бы ты ни был (пер. О. Благина) (и.с. Розовые грезы) 443 Кб, 120с. (скачать fb2) - Барбара Картленд

Настройки текста:



Барбара Картленд Где бы ты ни был

Глава 1

1889

Граф Каннингем возвращался с конной прогулки. Впереди уже виднелся Каннингем-холл — величественный особняк, который долгие годы принадлежал его семье. Он был построен в начале семнадцатого века и в течение последующих двух столетий достраивался и перестраивался. И сейчас, в блеске утреннего солнца, высился во всем своем величии и внушительной красоте.

Роберт, шестой граф Каннингем, получил титул восемь лет назад. Он с достоинством выполнял сопутствующие ему обязанности, чем снискал уважение и популярность среди соседей этой части графства Кент.

Это был мужчина в расцвете сил. В свои тридцать с небольшим он мог похвастаться отменным здоровьем и обладал красивым, с властными чертами лицом и пронзительными синими глазами. Но как только граф начинал смеяться, его внешняя суровость несколько смягчалась.

Всадник пустил лошадь галопом и, не доехав до конюшни, заметил коляску, которая принадлежала сэру Квентину Садбери, лорду-наместнику графства Кент.

Граф внутренне застонал.

Если его что-то и раздражало, так это люди, которые приезжали к нему до завтрака. А уж лорд-наместник был к тому же и весьма утомительным посетителем.

«А сегодня-то что произошло? — мысленно спросил себя граф, подходя к дому. — Если дело просто в деньгах, то это можно будет быстро и легко уладить».

Граф был достаточно богат даже после того, как выделил приданое своим сестрам. Две из них были старше его и вышли замуж еще при жизни отца. Сестры-близнецы были почти одного с ним возраста, а пятая, самая младшая, вышла замуж только год назад.

Отец графа находил, что иметь пятерых дочерей — довольно обременительно с финансовой точки зрения. Он был чрезвычайно экстравагантен и значительные средства тратил на дорогие картины и мебель.

Но после его смерти Роберт обнаружил, что многие картины ничего не стоили. Его отец не был специалистом в этой области и не умел отличать подлинник от подделки. Так что изрядная часть его «лучших» приобретений не имела какой-либо ценности.

Наследник также обнаружил, что и само поместье требовало серьезной реорганизации. Не только фермы были в запущенном состоянии, но даже сад, обделенный вниманием и воображением, нуждался в том, чтобы привести его в надлежащий вид. То же самое можно было сказать о лесе и реке, протекающей по землям поместья, до которых отцу и вовсе не было дела.

Граф продал несколько хороших картин, обеспечив тем самым приданое своим сестрам, а остальные средства вложил в восстановление поместья.

Спустя какое-то время его усилия принесли свои плоды. Годовой доход рос и постепенно достиг уровня, соответствующего положению графа Каннингема.

Он помнил, какая гордость наполнила его душу, когда дядя Джеймс сказал:

— Если тебе удалось это сделать за столь короткий срок, что же будет через двадцать лет? Какое наследство ты оставишь своему сыну?!

Граф рассмеялся и ответил:

— Ну, сначала им нужно обзавестись!

— Так поторопись, выбирай себе жену! Какая невеста откажется войти в такой особняк?!

— Мне нужно быть уверенным, — отвечал граф, — что она любит меня, а не только желает войти в мой дом.

Дядя Джеймс рассмеялся.

— Это правда, — согласился он, — в таком деле нужно быть осмотрительным. Женщины обожают титулы.

Графу уже была известна эта истина. Родители невест почти открыто заявляли, что не против того, чтобы их дочь стала графиней и жила на широкую ногу в роскошном особняке. Поэтому он старался соблюдать осторожность и держать дистанцию.

Но нельзя же держаться подальше от лорда-наместника. Поэтому граф решительно направился по коридору в гостиную.

Это была уютная комната с окнами в сад. В углу стоял добротный письменный стол восемнадцатого века. На нем — золотой письменный прибор с позолоченными перьями, которыми еще его дед, потом — отец, а теперь он сам подписывал важные документы.

Графу нравилась эта комната, он лишь повесил на стены несколько любимых картин, в остальном она сохранила прежний, знакомый ему с детства вид.

Сэр Квентин Садбери, ожидавший его в гостиной, был владельцем второго по величине поместья в графстве после Каннингем-холла и, как лорд-наместник, изрядно досаждал графу постоянными просьбами.

Граф всегда старался держаться радушно в отношении сэра Квентина. По возможности он делал то, о чем его просили, или умудрялся отказать настолько тактично, что лорд-наместник уезжал вполне удовлетворенным.

Преодолев раздражение, граф улыбнулся и протянул руку, приветствуя гостя.

—Либо вы приехали слишком рано, либо я задержался на конной прогулке дольше обычного. Утро нынче такое чудесное.

— Вы правы, Роберт, — ответил лорд-наместник, — утро чудесное! Я был уверен, что вы отправились на прогулку, но решил дождаться вас, потому что мне необходимо поговорить с вами об очень щекотливом деле.

—Чего же вы от меня хотите?

Повисла неловкая пауза. Казалось, сэру Квентину было сложно начать разговор. Наконец он заговорил.

— С тех пор как вы унаследовали это поместье — и дом, и земли, вы многое сделали на благо графства и превзошли своего отца.

Граф вежливо поблагодарил гостя, не понимая, к чему тот ведет. Ему показалось, что лорд-наместник выглядит уставшим и осунувшимся. Он даже как-то постарел с момента их последней встречи.

Сэр Квентин подался в сторону графа и протянул руку, будто в мольбе.

— Я пришел поговорить с вами об очень необычном деле, — произнес он несколько смущенно, — которое касается моей дочери Ванды.

— Вашей дочери? — встревожился граф. — А что случилось? Она заболела?

— Конечно нет! Слава Богу, нет! Она в полном здравии, скачет на лошадях так же лихо, как и вы.

— Это правда, — с улыбкой согласился граф. — Мне всегда нравилось, как Ванда держится в седле. Более того, я даже предложил ей своих самых лучших скакунов, чего не сделал бы ни для одной дамы и даже мало кому позволил бы из мужчин.

— Вы оба любите лошадей, — согласился лорд-наместник. — И это очень хорошо.

Он помолчал, казалось, не зная, что еще сказать, и наконец продолжил:

—Я старею и хочу, чтобы Ванда вышла замуж за человека, который заменит в ее жизни меня, за человека, который будет заботиться о ней также, как я.

Граф удивился.

— Вы ведь знаете, что если когда-нибудь она попадет в затруднительное положение, то вы всегда можете рассчитывать на меня. Я буду ей другом и защитником.

—Я надеялся услышать это от вас, — кивнул лорд-наместник. — И хочу видеть ее замужем за человеком, который и позаботится о ней, и сделает ее счастливой.

— Вам не стоит беспокоиться по этому поводу. Ее все любят. У нее масса поклонников.

—Хм! — На лице гостя отразилось то, что он думает обо всех этих поклонниках. — Самонадеянные ничтожества, все как один! Поэтому я и решил обратиться к вам за помощью.

— Мой дорогой, вы просите меня стать ее опекуном или попечителем, чтобы защитить от вероятных охотников за приданым?

— Опекуном? — воскликнул гость. — Попечителем? Господи, нет, конечно! Я хочу, чтобы вы стали ее мужем!

Граф застыл в изумлении. Какое-то время он только смотрел на собеседника, будто не веря своим ушам. Потом каким-то чужим голосом переспросил:

— Вы просите меня жениться на Ванде?!

— Именно! Вы мне всегда нравились, Роберт, еще с тех пор, когда были ребенком. Я хочу породниться именно с вашим родом, и ни с каким другим! Вы долгое время дружили с Вандой, и я убежден, что, поженившись, вы будете совершенно счастливы вместе!

У графа перехватило дыхание. Он уже привык к откровенным намекам родителей невест, но столь прямолинейно и требовательно с ним еще никто не говорил.

— Зачем же вы так торопитесь, — наконец произнес он. — Ванда еще довольно молода, у нее уйма времени!

— Ей двадцать четыре, и она очень упряма и своевольна. Боюсь, у нее может появиться соблазн выйти замуж за человека, который мне не понравится.

— Но ведь избранник должен нравиться ей, а не вам, — мягко возразил граф. — Что касается меня, хочу откровенно признаться: я не тороплюсь жениться. Многие из моих друзей, совершив ошибку, признавались мне, что отчаянно несчастливы, но изменить положение они уже не могли.

—Я абсолютно уверен, что вы не будете несчастны с моей дочерью, — упорствовал лорд-наместник, будто это что-то меняло.

Повисла тишина. Граф понял, что имеет дело с чудовищным упрямцем. Но он тоже мог быть упрямым.

—Думаю, такое решение вправе принимать только мы с вашей дочерью, и никто, даже вы, не можете заставить нас вступить в брак.

— Но я уже сказал, что вы наверняка будете счастливы, — нетерпеливо возразил лорд-наместник.

— Боюсь, вашей уверенности недостаточно, — непреклонно ответил граф.

— Тогда скажите мне, что вам еще нужно? Приданое? Ванда — богатая молодая женщина, у нее собственное состояние, и она станет еще богаче после моей смерти.

— Благодарю вас, у меня нет необходимости жениться из-за денег, — холодно ответил граф.

Это была, пожалуй, самая неприятная и неловкая ситуация, которую только можно было себе представить.

Граф обрадовался, когда дверь отворилась и дворецкий доложил:

Ваша светлость, завтрак стынет, и повар спрашивает, не прикажет ли милорд приготовить его заново?

— Нет, конечно, — ответил граф. — Я сейчас же иду завтракать.

Дворецкий поклонился и вышел, оставив дверь открытой.

Граф повернулся к гостю и сказал:

— Я, конечно, обдумаю все, что вы мне сказали, и только потом дам вам ответ. Но такие вопросы не решаются наскоро. Мне, пожалуй, понадобится несколько недель.

— Если бы только вы могли меня понять...

—А пока я не смею вас задерживать, — нетерпеливо объявил граф, — тем более зная, сколько у вас дел. Наверняка у вас уже назначена какая-нибудь встреча в городе. Вы же не хотите опоздать!

—Я планировал взять вас с собой, — перебил сэр Квентин.

Роберт подавил гнев, услышав такую наглость, и лишь сказал:

—А я планирую остаться здесь. Всего хорошего!

Он пожал гостю руку и вышел из комнаты прежде, чем тот успел что-либо ответить. Войдя в столовую, он плотно закрыл за собой дверь.

Граф сел за стол, и дворецкий быстро поставил перед ним поднос с завтраком. Слугу напугало выражение лица хозяина, и он ломал голову, что могло привести его светлость в столь скверное расположение духа.

Оставшись один, граф глубоко вздохнул, и весь его гнев тут же улетучился. Ну как можно было предугадать, что лорд-наместник практически потребует, чтобы Роберт женился на его дочери?!

«Я вообще ни на ком не хочу сейчас жениться, — размышлял он. — Я знаю Ванду с рождения, но никогда не представлял ее в роли своей жены!»

Когда граф унаследовал титул и занялся устройством поместья, Ванда училась в школе. Как добрые соседи, они встречались на охоте, часто танцевали на балах, которые проводились в графстве, особенно на Рождество, но ни о какой влюбленности не могло быть и речи.

На самом деле, несмотря на крепкую дружбу, они постоянно ссорились.

«Как брат с сестрой, — подумал он. — Если я и женюсь, то хотелось бы испытывать к своей избраннице страстную любовь. А в Ванду я никогда так страстно не влюблюсь!»

За завтраком он перебирал в уме женщин, в которых ему случалось влюбляться. Честно говоря, большинство из них были замужними, поэтому вопрос о том, чтобы вести их к алтарю, никогда не возникал. Как правило, это были мимолетные романы, как он говорил, «здравствуй и прощай».

Потом была Ирен, которую он находил очень привлекательной. Она не только старалась сделать его счастливым, но и пыталась внушить, что без нее его жизнь будет пустой.

Но она была замужем за военным, который редко бывал дома. С Ирен они встречались всю зиму, несколько раз в неделю. Он стал ее любовником и старался сделать так, чтобы об этой связи никто не узнал.

Потом ее муж вернулся домой. Он унаследовал дом в другой части Англии и вышел в отставку. Граф тактично ушел в тень.

Ирен, безусловно, была соблазнительной и очаровательной, но граф не мог сказать, что чувствовал себя очень несчастным после разрыва с ней. Говоря откровенно, она изрядно ему наскучила.

Вокруг всегда было много женщин, которые льстиво любезничали с ним и были готовы пасть в его объятия. Их лица постепенно сливались у него в один неясный образ, и граф забывал, кто из них красивее, а кто — остроумнее.

Все это было похоже на сон, волнующий и восхитительный, когда после пробуждения трудно вспомнить, какие именно чувства и ощущения он испытывал с той или другой.

И вот теперь, когда он меньше всего ожидал, лорд-наместник предъявляет на него какие-то права!

«Я не хочу жениться, — говорил себе граф. — Но если я и женюсь, то хочу быть абсолютно уверенным, что буду любить свою избранницу всю жизнь. И она будет любить меня так же».

Но возможно ли такое или это просто несбыточная мечта? В большей степени он начинал склоняться ко второму.

«Что же мне делать? — со вздохом вопрошал он. — Как потактичнее отказать лорду-наместнику в его притязаниях?»

Потом ему в голову пришла мысль увидеться с Вандой и вместе попытаться найти какой-либо способ избежать ловушки, которую расставил для них ее отец.

Мисс Ванда Садбери была довольно красивой девушкой с сильным характером и сокрушительным чувством юмора. В свои двадцать четыре года она уже пять лет была хозяйкой в доме отца и с легкостью справлялась с этой непростой обязанностью. Красота ее была особого рода. Ванду нельзя было назвать очаровательной, хорошенькой или милой — скорее статной, горделивой, загадочной. Ее темные горящие глаза, иссиня-черные, как вороново крыло, волосы придавали ее облику некий испанский колорит. Временами в ней чувствовалась невесть откуда взявшаяся врожденная величавость, совершенно несвойственная образу типичной девушки из английской провинции.

Обычно мужчины находили ее чудесной молодой особой. Они не впадали в экстаз и не осыпали ее букетами, но с удовольствием искали ее общества и в бальной зале, и на охоте.

На танцевальных вечерах она была самой легкой и грациозной из танцующих дам. В седле она бесстрашно брала любые препятствия не хуже иного мужчины.

Многие джентльмены говорили, что мисс Садбери нет равных среди дам, но при этом, слегка тушуясь, признавались, что немного побаиваются ее.

Сэр Квентин имел всего лишь звание рыцаря, но его должность лорда-наместника плюс значительное состояние могли обеспечить мисс Садбери достойное место в высшем свете.

Ни один мужчина, каким бы титулом он ни обладал, не осмеливался смотреть свысока на эту прямолинейную и решительную леди. А если находился такой неосмотрительный человек, она

могла уничтожить его одним взглядом дивных глаз или беспощадными насмешками.

Несмотря на столь неоднозначные достоинства, мисс Садбери получила несколько предложений руки и сердца, и отнюдь не от охотников за приданым. Некоторые претенденты были искренне увлечены ею.

Но девушка отклонила все до единого предложения, приведя в гнев своего отца. Лорд был довольно тщеславен в отношении своей дочери и особенно в отношении себя самого. Когда дочь получила предложение от виконта, отец был в эйфории. А когда она отказала ему — разразился грандиозным скандалом, приведшим всех домочадцев в трепет. Всех, кроме Ванды. Она не боялась никого, но после столь бурной реакции отца теперь отклоняла предложения руки и сердца, не сообщая ему об этом. К тому же едва ли не под страхом смерти она запретила обращаться с подобными предложениями к родителю через ее голову. То, что ни один из претендентов не осмелился ее ослушаться, также говорило о силе ее характера.

В то утро Ванда была одна. Отец уехал по делам службы, а ее ожидали обычные домашние хлопоты.

Будучи лордом-наместником, сэр Квентин привык, что жители графства идут к нему со своими

проблемами. И еще он привык к мысли, что может положиться на свою умелую, расторопную дочь в качестве неофициального секретаря.

Ванда позавтракала в одиночестве и уселась за письменный стол в библиотеке.

— Отец вовремя уехал на встречу? — спросила она у горничной, которая час спустя принесла ей кофе.

— Он уехал рано, мисс. Но поехал не в город, а в другом направлении.

— В другом? Ты имеешь в виду в Каннингем-холл?

—Да, мисс.

Ванда коротко вздохнула, пробормотав:

— Если отец отправился туда по причине, которую я подозреваю, я его собственными руками задушу!

— Что, мисс?

— Ничего. Кофе превосходный.

Служанка поспешила уйти, а Ванда сидела, уставившись куда-то в пространство, и в голове ее крутились тревожные мысли.

Направляясь в усадьбу Садбери, Роберт беспристрастно размышлял о своих отношениях с Вандой. Они всегда были друзьями. Девушка смеялась над его шутками, ее приятно было пригласить на ленч или на обед. Она с легкостью находила общий язык с людьми, умела поддержать беседу, развеселить. Ее отношение к графу всегда было благоразумно-дружеским. Она была не так взыскательна, как другие женщины.

Роберт пытался понять, хочет ли Ванда выйти за него замуж. Действовал ли отец по ее указке? Но когда они были вместе, она и виду не подавала, что имеет к нему матримониальный интерес.

Граф ломал голову, почему сэр Квентин выбрал в мужья для дочери именно его.

Но ведь ответ очевиден!

Тщеславие.

Как и все в графстве, он знал о том, что мужская половина высшего света была глубоко возмущена, когда Ванда отказала виконту. Сэру Квентину так хотелось подняться выше по социальной лестнице!

В глубине души Роберт одобрял решение Ванды не выходить замуж за глупца только потому, что он — виконт, и уважал за то, что она смогла с достоинством выдержать гнев отца. Но ее столь энергичное неповиновение нравилось ему только в теории. Когда он сам надумает жениться, то выберет в жены более покладистую женщину, которая не станет противопоставлять его воле свою.

Наконец он выехал на прямую аллею к их дому и поскакал под сенью огромных дубов. Он ожидал

увидеть Ванду в седле, зная, что обычно она любит кататься в такую чудесную погоду, но сейчас ее нигде не было видно. Поэтому граф направил лошадь к крыльцу — весьма внушительному, но не столь пропорциональному и красивому, как парадное крыльцо его особняка.

Еще до того, как он слез с лошади, лакей, сидевший у дверей, поспешил приветствовать его:

—Доброе утро, милорд!

Граф узнал Герберта, который уже многие годы служил этой семье, но сейчас почему-то ему стало неуютно под взглядом старого лакея — показалось, что Герберт смотрит на него по-другому, будто знает, что происходит между господами.

«Неужели уже весь дом в курсе событий? — подумал граф. — Скорее всего, так оно и есть».

При этой мысли ему стало не по себе, и он готов был тут же уехать назад. Но никогда прежде он не прятался от неловких ситуаций, не стоит и теперь. Стиснув зубы, Роберт поспешил в дом.

Он подумал, что Ванда, вероятно, в библиотеке, куда всегда приносили свежие газеты. Поэтому он прошел прямо туда и действительно застал Ванду сидящей на диване с газетой в руках.

Она подняла на него удивленный взгляд.

— Роберт! — воскликнула она. — Я не ожидала увидеть тебя сегодня утром!

— Я приехал в надежде, что застану тебя одну, — ответил он, подходя к девушке. Он отодвинул в сторону газеты и сел рядом с ней. — Если бы ты была не одна, пришлось бы раскланяться и тотчас вернуться домой.

Ванда смотрела на него, широко открыв глаза.

— Что случилось? — спросила она. — Рассказывай скорее!

Он был так занят собственными мыслями, что не заметил волнения в ее голосе.

—Дело не в том, что что-то случилось, — неуклюже начал он, — но я пришел к тебе с проблемой — проблемой, которая, по выражению твоего отца, касается нас обоих.

Ванда молча уставилась на него. Через некоторое время она тихо спросила:

— Надеюсь, он говорил с тобой не о моем замужестве?

— Сегодня утром лорд приехал ко мне и сказал...

Он замолчал в смятении, не зная, как продолжить. Теперь ему казалось, что задача, с которой он приехал сюда, просто невыполнима.

Повисла неловкая пауза. Потом Ванда тихо спросила:

— Отец предложил, чтобы мы с тобой поженились?!

—Да, — ответил граф. — Так ты знала об этом?

Девушка только вздохнула в отчаянии.

—Я молилась, уговаривала, чтобы он этого не делал, — резко сказала она. — Он уже неделю ворчит на меня, но я всячески старалась разуверить его и надеялась, что мне это удалось.

— Так ты пыталась разубедить его? — уточнил граф.

Ванда с удивлением посмотрела на него.

—Конечно пыталась! Надеюсь, ты не вообразил, что это была моя идея?

Поскольку такая мысль его посещала, граф почувствовал, как краснеет. Он попытался скрыть это, но не смог. Ванда не сводила сердитого взгляда с его лица.

— Так ты действительно так подумал! — в гневе воскликнула она. — Да как ты смеешь! Это возмутительно, это нестерпимо...

— Ты несправедлива!

— Ты, вероятно, думаешь, что все женщины в наших краях мечтают выйти за тебя ради графского титула?

— Большинство из них, — не подумав, сказал он и, спохватившись, прибавил: — Но не ты, я это понимаю.

— Слишком поздно извиняться! — холодно провозгласила девушка.

—Я не извиняюсь...

—А следовало бы! Твои обвинения низки и несправедливы!

—Я никого не обвинял, — ошеломленно произнес граф. — Ванда, пожалуйста!..

— Вам следует называть меня мисс Садбери.

— Но я всегда звал тебя по имени.

— Больше этого не будет. С этого момента вам надлежит обращаться ко мне именно так!

— Очень хорошо, Ва... мисс Садбери. Я сожалею, что обидел вас. Я не хотел.

— Не хотел? Да ты практически обвинил меня в том, что я плету интриги с целью выйти за тебя замуж.

- Я не...

— Ну, знаете, сэр, вы слишком высокого мнения о себе!

— Все, что я сказал...

—Давайте выясним раз и навсегда: я не имею никакого отношения к этой ужасной идее, — почти что прорычала Ванда.

Граф почувствовал, что немного задет. Хорошо, конечно, что сердце девушки не разбито, но какому мужчине приятно слышать, что идея выйти за него замуж так ужасна, даже если он сам не жаждет этого брака.

Он глубоко вздохнул.

— Хорошо, что мы оба находим эту идею ужасной, — сказал он. — Откровенно говоря, мисс Садбери, вы — последняя женщина, на которой я согласился бы жениться.

— Превосходно, — твердо произнесла девушка. — А вы — последний человек, за которого я согласилась бы выйти замуж.

— Значит, мы с вами договорились, — воскликнул граф, чувствуя, что уязвлен. — А теперь не могли бы мы вернуться к началу нашего разговора? И с этого момента давайте будем очень и очень осторожны в выборе слов!

Глава 2

- Ты прав, — сказала Ванда, успокаиваясь. — Ситуация неприятная и неловкая, и нужно постараться не усложнять ее еще больше.

По правде говоря, ей было немного стыдно за свою вспыльчивость. Она повела себя так от сильного смущения.

— Просто ужасно, что отец докучает тебе этой смехотворной идеей, особенно после того как Я объяснила ему свое отношение к ней, — продолжила девушка.

- Надеюсь, ты достаточно ясно дала ему понять, что отказываешься? — усмехнулся Роберт.

— Я сказала ему, что ни за что на свете не выйду 88 тебя замуж, — пусть меня хоть на кол сажают...

—Да-да, я понял, понял, — раздраженно прервал он, — можешь не продолжать.

-Я просто хочу, чтобы между нами не было никаких недомолвок.

— Уверяю тебя, я все понял.

—Я знаю, что ты не захотел бы жениться на мне, поэтому подумала, что будет лучше, если я не позволю попасть тебе в неловкую ситуацию. Вот и сказала, что чем выходить за тебя замуж, я лучше взберусь на самую высокую...

— Спасибо, не стоит повторять.

Они замолчали. Потом Ванда продолжила уже совсем другим тоном.

— Признаюсь честно, отцу я сказала, что хотя мы и дружим с самого детства и я отношусь к тебе как к брату, но все-таки не настолько люблю тебя, чтобы выходить замуж.

—Я сказал ему то же самое, — поддержал Роберт. — Ты мне дорога как сестра, как друг, но у меня также не возникало мысли жениться на тебе.

— Господи, ну как же можно быть таким навязчивым?! — воскликнула Ванда. — Это же так нелепо!

—Я думаю, было бы гораздо хуже, если бы мы были не достаточно откровенны друг с другом, — возразил Роберт. — И поскольку эта проблема касается нас обоих, я уверен, мы сможем сделать так, чтобы и твой отец был доволен, и нам не пришлось совершать что-либо такое, о чем мы оба потом пожалеем.

— Но ты же знаешь отца! — с горечью воскликнула Ванда. — Он будет доволен только тогда, когда все сделает по-своему! Его не волнуют наши чувства.

— Ты несправедлива к нему, — криво усмехнулся Роберт. — Он уверен, что мы будем счастливы. Кажется, его озадачило, что это оказалось недостаточным аргументом, чтобы и я уверился в этой мысли.

Ванда посмотрела в глаза собеседнику. Они светились добродушной иронией, и она рассмеялась, а вслед за ней расхохотался и Роберт.

—Да, он такой, — со вздохом согласилась Ванда. — Уж если что-то заявил, то считает, что разговор окончен и других мнений быть не может. Он властный, в чем-то даже деспотичный человек, не терпит никаких возражений и уверен, что всегда и во всем прав.

— Бедная моя девочка! И как же ты выдерживаешь его все это время?

— Ну не зря же я его дочь! К сожалению, я точно такая же, как он.

—Да ладно! Не наговаривай на себя! Ты не совсем такая!

Ванда бросила на него гневный взгляд, но тут же снова рассмеялась.

— Но очень похожа. Так что ты прав, что не хочешь жениться на мне. Я превращу твою жизнь в ад.

—Я вообще пока не хочу жениться. Мне моя жизнь нравится. Конечно, придется когда-нибудь выполнить свой долг, произвести наследника, чтобы было кому передать титул после моей смерти.

—Думаю, что я тоже когда-нибудь выйду замуж, — согласилась Ванда. — Но это должен быть человек, которого я буду любить всем сердцем, всей душой, и он будет любить меня так же. — Тут она невесело усмехнулась. — Но может, этого не произойдет, и останусь я в девицах до конца своих дней. Ну и ладно. Лучше уж так, чем выходить за кого попало.

— В смысле за меня?

— В смысле за человека, которого я не полюблю настолько сильно, что все остальное в мире перестанет быть для меня важным.

Его глубоко тронули эти слова и то, как она их произнесла. Роберт понял, что она высказала именно то, о чем и сам он думал. Такое случалось не впервые — эта девушка хорошо его понимала, и они были настоящими друзьями.

—А ты встречала такого человека? — спросил он.

Ванда отрицательно покачала головой.

— Но я надеюсь, — ответила она. — И уж конечно, не встречала мужчину, который испытывал бы нечто подобное ко мне. Хотя, может, кто-то и испытывал, но не потрудился поставить меня в известность.

— Скорее всего, ты просто отпугнула его. При всех достоинствах в тебе есть некоторая чрезмерная жестокость, которая определенно настораживает мужчин. Только не бей меня подушкой!

— Ты заслуживаешь этого!

— Но ведь тебе несколько человек уже делали предложение руки и сердца.

—Да, но ни один из них не подходил. Даже виконт. На самом деле единственное его преимущество — это титул. И еще великолепный особняк. И огромное поместье. И большое состояние. А действительно, почему я отказала ему?

— Он был идиотом, — серьезно произнес Роберт. — Я помню, как ты сама об этом рассказывала.

— Правда?

—Да. Ты говорила, что связать себя с ним узами брака было бы пыткой, и посоветовала отцу, что если он так сильно хочет породниться с виконтом, то пусть сам выходит за него замуж и посмотрит, каково это.

— Правда, говорила, — признала Ванда с улыбкой. — Я бы никогда не осмелилась сказать такое никому другому, кроме тебя. Людей иногда шокирует то, что я изрекаю. Думаю, будет разумнее, если я останусь незамужней.

— Я о себе такого же мнения, — признался Роберт. — Конечно, я нахожу женщин привлекательными, но не могу представить ни одну, с кем готов был бы провести всю свою жизнь.

Ванда бросила на него озорной взгляд.

— Правда? А я слышала другое. Молва говорит, что весь Лондон наводнен дамами, мечтающими стать леди Каннингем.

—Да, это так. Они хотят стать леди Каннингем, но не моей женой. Мужчина любит женщину только за ее красоту и доброту, он мечтает завоевать ее сердце. Женщина же хочет выйти замуж за человека с деньгами, титулом и желательно положением при дворе.

— Бедный Роберт! — воскликнула Ванда не без сарказма. — Сердце кровью обливается от жалости к тебе. Кто бы мог подумать, что ты такой одинокий и несчастный!

— Ну ладно, мисс Острый Язычок! Я ведь и не скрываю, что мне по нраву холостяцкая жизнь. Есть свои преимущества в том, чтобы взирать на весь женский род с подозрением. Это помогает не попасть в ловушку.

Весь женский род? — спросила девушка, склонив голову набок.

Мгновение подумав, он уточнил:

— Кроме тебя. Согласен, существует только одна женщина, которой я полностью доверяю и которая не строит в отношении меня коварных планов. Это ты. Нас связывает дружба, хотя раньше я полагал, что она невозможна между мужчиной и женщиной.

— И мы не должны испортить нашу дружбу какой-нибудь глупостью вроде женитьбы! — воскликнула Ванда.

— Разумеется, не должны!

— Значит, договорились. Но что же нам теперь делать?

— Твоему отцу не понравится наше решение. Но если он попытается и впредь дергать меня, я просто откажусь обсуждать этот вопрос.

— Тебе хорошо, — хмуро ответила Ванда. — Ты можешь держаться от него подальше. А я не могу. Он снова и снова будет говорить об этом. Знаешь, не очень-то приятно с утра до ночи выслушивать его упреки.

—Да, тебе придется тяжелее, чем мне, — с сочувствием согласился Роберт. Он вспомнил, как лорд-наместник вынуждает людей делать то, что он считает верным.

После паузы Ванда сказала:

— Я уеду из дома.

—Девочка моя! Куда?

— Куда угодно! — твердо сказала она.

—Довольно труднодостижимый вариант!

—Я уже совершеннолетняя. Более того, я почти что старая дева. У меня есть собственные средства. Я могу делать все, что захочу!

— Боюсь, женщина никогда не может делать все, что захочет, — с сочувствием возразил Роберт. — В этом отношении наш мир несовершенен.

— Я не могу допустить, чтобы меня к чему-то принуждали, — решительно произнесла Ванда. — Я должна делать то, что считаю нужным, что бы обо мне ни говорили.

—А ты считаешь, что побег — это то, что тебе нужно?

—Я не убегаю из дому. Я уезжаю. Это большая разница.

— Но, мисс Садбери!..

— Отчего ты вдруг стал величать меня мисс Садбери, а не Ванда?

— Ты сама мне велела.

— Но это было сто лет назад! И потом, все уже изменилось!

Роберт дернул себя за волосы.

— Мне жаль человека, который женится на тебе, — сказал он сквозь зубы. — Ты быстро загонишь его в могилу!

— Ну, поскольку это будешь не ты, — безжалостно отрезала она, — можешь не беспокоиться.

— Я начинаю думать, что просто обязан жениться на тебе, чтобы спасти какого-нибудь беднягу от столь ужасной судьбы.

— Это почему же? — потрясение спросила она.

— Потому что когда я окажусь у врат Рая, святой Петр укажет мне на слабое обезумевшее создание, которое когда-то было твоим мужем, и скажет: «Ты мог спасти его! Ты знал, что она из себя представляет, но не сказал ни слова и обрек этого беднягу на верную гибель!»

—Да, — парировала она с готовностью, — и тогда тебя ждет наказание за то, что ты наслаждался своей грешной жизнью со всеми женщинами с дурной репутацией, вместо того чтобы надеть на себя брачные оковы и принять муки, как подобает настоящему мужчине.

—Да, и... А что тебе известно о моих «женщинах с дурной репутацией»?

—Я же говорила тебе, что слышала сплетни.

—Да, но мы говорили о рынке невест, а сейчас ты упомянула «женщин с дурной репутацией»!

—Да, упомянула, ну и что? — Она с вызовом посмотрела на собеседника.

Роберт решил, что безопаснее будет не вдаваться в подробности.

— Мы уходим от темы, — торопливо сказал он.

— Какой темы?

— О тебе и абсурдной идее сбежать из дома.

— Она не абсурдная. На следующей неделе отец поедет в гости к брату, далеко, на север Англии. Его не будет около месяца. Как обычно, он попытается привести в порядок все дела до отъезда, включая нас с тобой.

— Мне не нравится, когда меня приводят в порядок! — заметил Роберт.

— Мне тоже. Как только он уедет, я тоже отправлюсь за границу. Я давно планировала поездку в Италию и во Францию. Я ведь учила языки, но не было возможности попрактиковаться.

— Но ты же не можешь путешествовать в одиночку!

—Я буду не одна. Возьму с собой Дженни.

—Твоя камеристка вряд ли подходит на роль компаньонки. Ванда, ты должна оставить эту безумную затею!

Глаза девушки сверкнули.

— Позвольте напомнить вам, сэр, что вы — не мой муж и не имеете права приказывать мне.

Граф стиснул зубы.

— Это не приказ, мисс. Это дружеский совет.

— Нет, приказ!

— Нет, не приказ!

— Нет, приказ! А я не подчиняюсь приказам человека, замужества с которым едва избежала!

— Наоборот, ты была в полной безопасности. Но как твой друг...

— Ты считаешь, что можешь командовать мной? Ты ошибаешься. Ты не остановишь меня!

—Я мог бы предупредить твоего отца.

Он тут же пожалел о своих словах. Ванда вскочила. Глаза ее гневно сверкали.

— Неужели ты посмеешь сделать это?

— Нет, конечно нет. Я не это имел в виду. Мне просто невыносима мысль о том, что ты отправишься в дальние дали без защитника.

—А мне не нужен мужчина-защитник.

— Нет, нужен!

— Нет, не нужен!

— Нужен, и прекрати спорить, дай мне подумать.

Она замолчала, но стала мерить комнату шагами, то и дело бросая на Роберта ироничный взгляд.

Он только хмурился и напряженно что-то обдумывал.

— Ну? — наконец не выдержала Ванда. — Ты нашел свое гениальное стратегическое решение?

—Да, — неожиданно уверенно ответил он. — Нашёл. Я еду с тобой. Иначе меня замучают кошмары о том, что ты в опасности.

— Ты серьезно?

—Абсолютно! К тому же не хочу оказаться здесь, когда твой отец вернется и обнаружит, что ты сбежала. Так мы оба избежим неприятностей.

— Но как же мы сможем путешествовать вместе, не вызвав скандала? — выдохнула она.

— Мы будем братом и сестрой. Чего уж проще! — Роберт явно загорелся энтузиазмом. — И — кто знает? — может, вернувшись, мы оба решим свои проблемы.

—Ты имеешь в виду, что мы встретим любовь всей жизни? — взволнованно спросила девушка.

— Я уверен, что можем встретить ее, если уедем из мест, где уже всех хорошо знаем.

—Ты прав! Я оставлю отцу письмо, что поехала в Европу навестить друзей. А ты можешь сказать, что отправляешься порыбачить в Шотландию или Ирландию, — и все поверят. Если только он не заподозрит, что мы уехали вместе, — добавила она. —Тогда уж точно он будет настаивать, чтобы ты на мне женился, поскольку подло скомпрометировал его дочь. Нельзя этого допустить!

Неожиданно Роберт рассмеялся.

—Я не могу поверить! — всплеснул он руками. — Сидим здесь и планируем очевидно скандальное путешествие так, будто это самое обычное дело!

— А мы правда сможем поехать?

— Конечно! Сначала поедем в Париж...

— Париж! — вздохнула Ванда. — А мы сможем посмотреть Парижскую выставку? Она ведь все еще работает?

—Да, до ноября.

— Тогда мы успеем все увидеть — говорят, там самая высокая в мире башня...

— Эйфелева башня, — подсказал Роберт.

—Да-да. И там столько интересного!

— Мы все увидим, — пообещал он, — и сможем оставаться там столько, сколько захотим, или поедем, куда захотим, и задержимся там, где нам понравится.

Ванда ахнула в восхищении.

— Это прекрасная идея! И отцу будет очень трудно найти нас.

— Решено, — сказал Роберт. — Сейчас я уеду и тотчас начну подготовку. Если твой отец отбудет

через два дня, мы уедем уже на следующий день, рано утром, пока все будут спать.

— Это будет самое волнующее приключение в моей жизни! — воскликнула Ванда. — Сердцем чувствую, что оно к тому же будет увлекательным! И ни отец, ни кто-либо другой не остановит нас теперь!

Роберт рассмеялся.

— Если нам повезет — а я уверен, что так и случится, — я буду глубоко признателен высшим силам до конца моих дней.

Он пошел к двери, открыл ее и, обернувшись, добавил:

— Одно очевидно...

— Что? — спросила Ванда.

— Никто не сможет сказать, что мы не попытались, — ответил он и, закрыв за собой дверь, услышал мелодичный смех своей подруги.

Следующие несколько дней Роберт был очень занят, рассылая письма всем, с кем договаривался о встрече в последующие недели.

Они с Вандой обо всем договорились, обмениваясь записками. Ее карета будет ждать за стеной на краю сада — подальше от окон особняка. Роберт приедет в своем экипаже. Камердинер и кучер перенесут его вещи в карету Ванды, а потом кучер вернется домой и будет рассказывать, что отвез хозяина на ближайший железнодорожный вокзал.

Лорд-наместник несколько раз приезжал к Роберту, но тот велел докладывать, что хозяина нет дома. Только в последний перед отъездом день граф принял сэра Квентина, но не дал ему даже коснуться опасной для себя темы.

Ему удалось избежать этого очень простым способом — он постоянно говорил о предстоящей рыбалке в Шотландии. Безостановочно болтая об одном и том же, Роберт чувствовал себя довольно глупо. Но это все же было лучше, чем дать возможность сэру Квентину затронуть волнующий его вопрос.

В конце концов лорд-наместник сдался и откланялся, заявив на прощание:

—Я приеду к вам, как только вернусь. Нам с вами нужно составить план.

Роберт выразил сомнение, что едва ли успеет вернуться к тому времени. Из-за напористости сэра Квентина он чувствовал себя загнанным зверем, и это ощущение, как ничто другое, подстегивало его к скорейшему отъезду.

Ему слишком хорошо было знакомо ощущение расставленной перед ним ловушки. Юные дамы

и их родители не уставали преследовать его, привлеченные, как он полагал, его состоянием и титулом. Роберт не был тщеславен, поэтому не обманывался мыслью, что причина их интереса кроется в его внешности и приятных манерах. Он считал, что ими движет одна только корысть, и постепенно становился циничным.

Он уже давно принял решение, что женится только по большой любви на женщине своей мечты, и был уверен, что только такая женщина сможет сделать его счастливым.

Он видел стольких друзей, которые, женившись, раскаялись в этом, не успев отойти от алтаря.

— Каким же я был глупцом! — говорил один из них. — Мне казалось, что мы так подходим друг другу. И наши родители так хотели этого брака, что я стал женихом прежде, чем успел что-либо сообразить.

— И что, это оказалось ошибкой? — спросил Роберт.

— Роковой ошибкой, — отвечал приятель. — Выяснилось, что она нудная, неприятная во всех отношениях особа, у нас нет ничего общего — хотя тут, конечно, есть и моя вина.

Кое-кто из его приятелей, с которыми он учился в школе, оказались точно в такой же ситуации.

У одного из них жена сбежала с любовником, оставив на мужа двоих детей.

Подобные разговоры и примеры заставили Роберта дать себе клятву, что он никогда не будет так страдать. К тому же он еще не встречал девушки, которая, по его мнению, могла бы стать подходящей женой.

«А может, и не встречу никогда», — думал он, спешно готовя побег от отца очередной невесты, который вознамерился во что бы то ни стало отправить его к алтарю. От него не укрылась курьезность ситуации: он убегает в компании именно той девушки, на которой отказывается жениться.

Лорд-наместник должен был уехать вечером. Чтобы убедиться, что он действительно уехал, Роберт позволил одному из своих конюхов, который был влюблен в горничную из Садбери-Гранж, навестить даму сердца. Вернувшись, конюх принес письмо для графа и сообщил, что сэр Квентин отбыл в какую-то дальнюю поездку.

Открыв письмо, Роберт прочел короткое сообщение: «Я буду готова завтра в шесть часов утра, до того, как все проснутся». Подписи не было, но он узнал почерк Ванды. В ответ Роберт послал такую же короткую записку: «Шесть тридцать. И не опаздывай!»

На следующее утро в назначенное время он был на месте. Ванда встретила его улыбкой, в которой читалось облегчение.

Когда кучер стал переносить багаж графа в ее карету, она громко, чтобы все слышали, сказала:

—Хорошо, что ты вовремя. Лондонский поезд уходит из Мейдстоуна в семь пятнадцать.

—Я ведь тоже не хочу на него опоздать, — ответил Роберт таким же тоном. — В Лондоне меня ждут друзья, как, наверное, и твои друзья — тебя.

—Да, так оно и есть, — подтвердила Ванда с готовностью. — Ты надолго планируешь задержаться в Лондоне, прежде чем отправишься дальше?

— Наверное, пробуду около недели, — ответил граф. — А потом поеду в Шотландию — там отменная рыбалка!

Убедившись, что все теперь знают, что они отправляются в Лондон, Ванда и Роберт забрались в карету. Дженни, служанка Ванды, села на козлы. Она бросала любопытные взгляды на возницу, который действительно был видным мужчиной.

— Что подумает твой отец, когда узнает, что ты уехала? — прошептал Роберт, когда они тронулись.

—Я оставила записку и сообщила в ней, что еду навестить друзей. Назвала имена несуществующих подруг и добавила, что, возможно, отправлюсь за границу на одну-две недели.

Роберт рассмеялся.

— Ты гений! Просто гений, — похвалил он подругу. — Надеюсь, я действовал так же тонко. Хотя сомневаюсь.

— Ничего странного, — добродушно улыбнулась Ванда, — не думаю, что тебе так же легко быть двуличным, как мне.

—А тебе это легко дается? — спросил он, немного озадаченный.

— Как и любой женщине. Ты сам говорил, что этот мир несправедлив к женщинам. Вот мы и выживаем как можем.

Роберт молчал.

— Ну вот, теперь я и тебя шокировала!

— Не совсем. Насколько я помню, мои сестры тоже ничего и никогда не говорили так, как есть на самом деле. Практически всегда они что-нибудь выдумывали и приукрашивали.

— Тебе легко обвинять. Ты — хозяин и можешь позволить себе говорить прямо. А женщине приходится использовать окольные пути.

Поразмыслив, граф признал, что Ванда во многом права.

— Нужно придумать, как мы будем называть себя, — предложила девушка.

—Я думал об этом. Полагаю, мне лучше путешествовать под своим именем. Это гораздо проще.

— Тогда кто я?

— Одна из моих сестер.

— Которая?

— Не имеет значения, — с усмешкой ответил он. — Все давно сбились со счета.

— Понятно, — задумчиво протянула Ванда. — Любой, кто попытается сообразить, которая из сестер путешествует с тобой, не сможет разобраться.

Вскоре карета въехала на передний двор станции Мейдстоун. Кучер позвал носильщика, чтобы тот помог с багажом.

— Отнесите этот багаж к лондонскому поезду.

—Я пойду куплю билеты, — сказал Роберт и отправился в помещение вокзала.

— Спасибо, Купер, — поблагодарила кучера Ванда. — Отправляйся домой.

— Может, мне лучше остаться и проводить вас на поезд, мисс Ванда?

— В этом нет необходимости, — уверенно отказалась хозяйка. — До свидания, Купер.

— Не знаю, мисс. Мне кажется...

Всего хорошего, Купер!

Прошла, казалось, целая вечность, прежде чем он наконец уехал. Ванда и Дженни поспешили на поиски Роберта, который как раз покупал билеты.

— Наш багаж уже на платформе, — сказал он. — Как только мы отошли, я объяснил носильщику, что мы передумали и отправляемся в Дувр.

—Я с трудом избавилась от Купера, — сердито сказала Ванда. — Давай до прибытия поезда скроемся в зале ожидания.

— Скроемся? Мы что, пара преступников?

— Похоже. Правда, забавно?

Подумав, Роберт вынужден был признать, что это какой-то новый для него опыт.

— Сколько я тебе должна? — спросила девушка, когда они вошли в зал ожидания.

— Нисколько.

—Ты не можешь платить за наши с Дженни билеты. Сколько?

Заметив зловещий блеск в ее глазах, Роберт поспешил назвать стоимость билетов. Ванда тотчас отсчитала нужную сумму и насильно сунула деньги ему в руку, словно леди Макбет, вонзающая кинжал.

Роберт предпочел не спорить и безропотно поблагодарил девушку.

Когда поезд прибыл на станцию, они без приключений сели в вагон и спустя два часа уже подъезжали к Дувру. Роберт купил билеты на паром, лишь пообещав Ванде, что она отдаст свою долю, как только они поднимутся на борт.

Ванда стояла на палубе у поручней, глядя на суету порта. Она нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, не скрывая желания поскорее отправиться в путь.

— Ты можешь стоять спокойно? — спросил ее Роберт.

— Нет! — быстро ответила девушка.

Роберт рассмеялся.

—Я мог бы и догадаться, что ты так ответишь.

— Наверное, я тебя раздражаю, — радостно отозвалась Ванда.

— Нет. Сейчас я настроен благодушно. Моя жизнь была довольно скучной и однообразной, а ты придумала новое приключение.

Он с озорством посмотрел на подругу и добавил:

— Правда, оно может закончиться слезами и взаимными упреками.

— Никогда! — твердо пообещала Ванда. — Ты так бесстрашно пустился в эту авантюру, что я всегда буду благодарна тебе, даже если после нашего возвращения окажется, что отец нашел еще одного графа или даже герцога, которого хотел бы видеть своим зятем.

—А-а! Так ты планируешь променять меня на герцога! Теперь я разгадал твой коварный план!

Глядя на оживленное смеющееся лицо Роберта, на его волосы, развевающиеся на ветру, Ванда вдруг подумала, что не променяла бы своего друга ни на кого другого в целом мире.

Почему она никогда не замечала, как он красив?

«Наверное, это мне просто сейчас так кажется, — подумала она, — потому что он позволяет мне поступать по-своему. К тому же мой слишком тяжелый характер придает ему некий ореол мученика». Эта мысль рассмешила ее. Роберт бросил на нее быстрый взгляд.

— Что? — спросил он.

— Ничего. Я... Ой, смотри, мы отплываем!

Судно действительно отошло от причала и через короткое время покинуло порт.

— Вот мы и в пути, — сказал Роберт, и Ванда радостно рассмеялась.

— Мне это просто снится! — воскликнула она. — Вот проснусь — и окажется, что я в своей кровати. Я хочу, чтобы этот сон никогда не кончался!

Она вдруг порывисто сняла шляпу и распустила волосы.

—А я хочу, чтобы у тебя все вышло так, как ты хочешь, — сказал он.

Граф смотрел на девушку, а она смотрела вперед, в морскую даль. Ветер развевал за спиной ее длинные темные локоны.

Перед ним была уже не степенная молодая леди, которую он всегда знал. Сейчас с нее можно было ваять статую духа свободы — дикого, необузданного, готового к приключениям.

Он видел ее профиль — чистую линию лба и носа, четкий рисунок губ и подбородок, пожалуй, слишком волевой для девушки, как ему часто казалось.

Теперь он вдруг осознал, что ошибался. Он увидел в ее лице силу и мужество. Многие ли женщины могут похвастаться такими качествами? А эта ее готовность отправиться в путь, бросив вызов всему миру?..

Роберт внезапно понял, что не хотел бы видеть кого-то другого своим компаньоном и спутником, кроме этой молодой женщины.

Глава 3

В Кале они сели на парижский поезд, удобно устроившись на диванчиках купе. Когда Ванда сняла перчатки, Роберт спросил:

— Что это у тебя на левой руке?

Она протянула ему руку, и он увидел два кольца — одно без камня, другое — с довольно крупным бриллиантом.

— Это мамины, — объяснила она.

—А зачем ты их надела? Все подумают, что мы женаты.

— Не мы. Допустим, я была замужем и овдовела. Это объяснит, почему у нас разные фамилии в паспортах, если, конечно, кто-то заметит.

— Ах да! — понял он. — Хорошо, что ты об этом сказала. Нужно все продумать. Когда ты вышла замуж и давно ли овдовела?

—Я еще не решила.

— Нужно сразу определиться. Очень важно, чтобы ты осознала свою роль и повторяла ее до тех пор, пока сама не поверишь. Мне об этом говорила одна знаменитая актриса. А поскольку она добилась на сцене грандиозного успеха, думаю, этот метод и правда хорош.

— Понятно, — протянула Ванда. — Знаменитая актриса, да? Хм! — Она улыбнулась и посмотрела на него вопросительно.

—Я не собираюсь называть ее имя, поэтому даже не спрашивай!

— Но она добилась грандиозного успеха?

— Я уже сказал тебе!

— И вы были очень близки? — настаивала Ванда.

—Даже если и так, я тебе не скажу.

—А она действительно такая замечательная?

-Да.

—А чему еще она тебя обучала?

— Ванда, я тебя предупреждаю!

— Но ведь ты первый заговорил о ней! — оправдывалась она, невинно распахнув глаза. — Мне кажется, это просто прекрасно, что ты можешь быть столь откровенным, говоря о женщинах из своего прошлого...

—А кто сказал, что она — в прошлом? — необдуманно парировал Роберт.

—Ах вот как? Ты хочешь сказать, что она...

—Достаточно! — прервал он ее. — Давай оставим этот разговор.

Она сердито уставилась на него.

Не слишком вежливо, но приятно, а главное, полезно иногда ее обезоружить!

Они прибыли в Париж под вечер и вышли на платформу довольно утомленные длительным пребыванием в небольшом купе.

— Наверное, сейчас, когда работает выставка, нам не удастся найти номер в гостинице, — горестно заметила Ванда. — Мне нужно было заранее побеспокоиться об этом.

— Мы сразу поедем в самый дорогой отель Парижа, — ответил граф. — Там будет лучше всего.

Удача сопутствовала им. Они приехали в отель «Мазарини» на Елисейских Полях как раз в тот момент, когда его покидал какой-то французский аристократ, получив срочную депешу, связанную с какой-то семейной проблемой. Роберт тут же снял номер, и через несколько минут их поселили в апартаментах на втором этаже.

Когда Дженни закончила распаковывать вещи, Ванда пришла к мысли, которой тотчас поделилась с Робертом, как только он вошел.

— Мне нужен новый гардероб, — провозгласила она. — И немедленно.

—Что ты имеешь в виду? — встревоженно поинтересовался Роберт.

—А то, что прямо сейчас мы должны пойти по магазинам.

— Но магазины скоро закроются!

—Тогда нужно поторопиться.

В оставшееся до закрытия магазинов время девушка умудрилась купить элегантный дорожный наряд и вечернее платье. Когда она примерила платье, то сама пришла в восхищение. Это был шедевр портновского искусства, выполненный из темно-красного бархата с серебряной отделкой. Платье подчеркивало грудь и плотно облегало талию, расширяясь на бедрах пышной юбкой. Ванду немного смутило глубокое декольте, но, к счастью, она вовремя вспомнила, что является замужней женщиной, хотя и вдовой, и может себе это позволить.

Когда Роберт зашел за ней вечером, девушка с удовольствием отметила, как он на нее смотрел.

— Как давно ты овдовела? — спросил он осторожно.

—Два года назад, — ответила она трагическим тоном. — Я провела эти два года в уединении, оплакивая утрату. Но потом ты, как любящий брат, сказал, что я уже достаточно долго скорбела.

— Правда?

— Конечно. Ты сказал, что бедный Чарли, который был моей единственной любовью, вряд ли захотел бы, чтобы я оплакивала его всю оставшуюся жизнь. Ты напомнил, что я все еще молода, и посоветовал мне вернуться к светской жизни, не пренебрегая такими развлечениями, как танцы и балы.

— О Ванда! — с отвращением воскликнул Роберт. — Я никогда не сказал бы такой глупости.

— Ну, может, не такой, но что-то в этом роде.

Роберт закрыл глаза рукой.

— Как ты думаешь, мой наряд подходит для вдовы, недавно снявшей траур?

— Он очень откровенный, — медленно проговорил Роберт, пытаясь отвести взгляд от того, что открывал вырез платья. Грудь Ванды была так совершенна, что это извиняло смелость наряда.

—Я же не юная девушка, а женщина, — оправдывалась Ванда. — Бедный милый Чарли любил, когда я так одевалась. Красный был его любимым цветом, и он обожал, когда я надевала бриллианты. — Она пальцем указала на бриллиантовую тиару в волосах, вокруг которой колыхались два серебристых пера. Шею девушки украшало бриллиантовое колье.

— Ванда, ради всего святого!

—Я лишь пытаюсь сделать то, что ты мне советовал, — вживаюсь в роль.

— Ну, если ты действительно хочешь хорошо ее сыграть, не называй своего мужа Чарли. Это звучит отвратительно!

— Гектор, — тут же предложила она.

—Лучше уж так.

— Милый Гектор! Он так любил, когда я надевала красное! Он говорил: «Ванда, любимая! Красный — это цвет рассвета. А бриллианты... они сверкают, как твои глаза!»

— Меня сейчас стошнит! — с чувством сообщил Роберт.

—Ты никогда не понимал бедного Гектора!

— Какого дьявола он бедный? Потому, что имел несчастье быть женатым на тебе?

Ванда, продолжая в том же ключе, высокомерно проигнорировала его замечание.

— Ты его не ценил.

— Может, и так. Но если он говорил тебе такой вздор, то я рад, что он умер.

— Он говорил, что я — его путеводная звезда, что я — солнце, освещающее его жизнь.

—Девочка моя, ты переигрываешь!

Она рассмеялась, а вслед за ней рассмеялся и Роберт. Вместе они спустились в ресторан в прекрасном расположении духа.

Когда они вошли в зал ресторана, Роберт почувствовал, как все присутствующие обратили на них внимание. Он привык к такой реакции, обусловленной его положением в обществе. Но теперь все было иначе. Внимание привлек не столько он, сколько его спутница.

Роберт часто видел подругу в бальной зале, но что-то не замечал, чтобы она вызывала такое восхищение. Наверное, все дело в ее наряде, подумал он. Незамужняя девушка не может надевать темно-красный бархат. Это цвет опытной женщины. Но он так идет Ванде.

«Ну конечно, — подумал он. — Она же не юная девушка. Она молодая женщина двадцати четырех лет. Некоторые даже назвали бы ее старой девой, хотя это вовсе не так. Она просто великолепна!»

— Расскажи мне еще о Гекторе, — попросил он, когда они сели за столик и официант налил шампанское в бокалы. Граф отдавал должное придуманной ею легенде и теперь ему хотелось знать, чего еще ждать от бурной фантазии своей подруги.

— Сначала он любил меня издали, — заговорила Ванда. — Нам приходилось встречаться тайком.

— Почему?

— Из-за тебя, конечно! Ты вел себя неразумно. Гектор тебе не понравился, и ты чинил нам препятствия на каждом шагу. Наконец мы сбежали. В наказание ты не дал за мной приданого.

—Да я, оказывается, тиран! — удивленно заметил Роберт.

— Монстр! Я валялась у тебя в ногах!

— И как же ты умудрилась? Ты ведь сбежала!

—А я вернулась!

— Какой тогда смысл был убегать?

— Я вернулась после того, как вышла замуж.

— Ты? А как же Гектор? У него что, не хватило духу встретиться со мной лицом к лицу?

— Гектор был поэт.

— О Боже!

Заметив, что слишком далеко зашла, Ванда попыталась отвлечь внимание друга:

— Шампанское просто восхитительно!

Роберт снова наполнил бокал девушки и заметил удовлетворение на ее лице.

— Где я остановилась? — невинно поинтересовалась Ванда.

— Ты валялась у меня в ногах.

—Ах да! Я заламывала руки, умоляя тебя не быть столь жестокосердным.

— Надо полагать, я запустил в тебя вазу с водой?

— Нет. Ты поддался братским чувствам.

— Правда?

— Гектор присоединился ко мне...

— Когда опасность миновала.

— Когда убедился, что к нему отнесутся с должным уважением.

— Теперь понятно, по какой причине твой муж отдал Богу душу, — с усмешкой протянул Роберт. — Очевидно, я убил его в приступе ярости.

—Давай за это выпьем, — весело предложила Ванда.

Они чокнулись шампанским.

— По-моему, в тебе пропадает великая актриса, — сказал Роберт. — Или прекрасный драматург, учитывая столь богатое воображение.

— О, я бы с удовольствием пошла служить в театр, — вздохнула Ванда. — Дома так скучно жить! Терпеть не могу изображать из себя степенную даму!

— А когда это ты была степенной дамой? — не смог смолчать Роберт.

—Да наверное, никогда, — задумчиво проговорила она, вовсе не обидевшись. — Но на людях приходится притворяться. Мне всегда хотелось куда-нибудь сбежать, и я представляла, что произойдет это с прекрасным рыцарем на белом коне. Но потом мне стали делать предложения мужчины, которые были еще скучнее моего отца. Принять такое предложение — все равно что прыгнуть из огня да в полымя. Только это будет не волнующее пламя, а скорее пруд с теплой замутненной водой.

— Но ведь хоть один из них был умным и занятным!

— Они не старались меня этим поразить, а только осыпали комплиментами и пытались поцеловать.

— Большинству женщин такое поведение покажется проявлением ума, — заметил он.

— Значит, у большинства женщин не слишком широкий кругозор, — твердо возразила Ванда.

С этим нельзя было не согласиться. Роберт вынужден был признать, что кругозор его собеседницы гораздо шире, чем у любой другой известной ему женщины.

—А какие у тебя были чувства к мужчинам, которые пытались тебя поцеловать?

— Мне не очень-то хотелось целоваться с ними.

— Значит ли это, что ты никогда не целовалась ни с одним из них? — Ему почему-то было важно услышать ее ответ.

—Думаю, целовалась с одним, — задумчиво произнесла она. — А может, с двумя или тремя. Не помню точно.

— Не помнишь, целовалась ли ты с одним мужчиной или с несколькими?! — воскликнул он изумленно.

—А какое это имеет значение? В подобной ситуации все мужчины одинаковы, знаешь ли.

— Нет, не знаю, — ответил он, скрывая раздражение. — Ты должна просветить меня в этом вопросе.

— Ну, они все говорят одно и то же: «Ты девушка моей мечты — как я мог раньше жить без тебя? Просыпаюсь с мыслью о тебе и засыпаю, думая о тебе». Ну, ты сам знаешь все эти речи.

Роберт действительно знал — сам бормотал подобные сентиментальные признания своим многочисленным возлюбленным. Он впервые задумался о том, как все те женщины воспринимали подобные признания. Смеялись ли они над ним тайком? Или им было скучно? Или они сравнивали его с другими мужчинами?

Его бросало то в жар, то в холод.

—А потом, — продолжала Ванда, — они сжимают тебя изо всех сил и обдают запахом вина. Или, что еще хуже, запахом табака!

—Да, это совершенно недопустимо — дышать на даму такой гадостью, это верх невоспитанности!

— Ты так никогда не делаешь, я уверена!

— Никогда. Надеюсь, ни одна женщина не найдет повода упрекнуть меня в дурных манерах.

— Ни разу? За весь твой цветистый послужной список?

— Не такой уж он у меня и богатый, — слукавил Роберт. — Ты же не станешь верить всем сплетням обо мне?

— Какая жалость! Сплетни о твоих многочисленных похождениях были моим главным развлечением все эти годы!

— Ну, должен признать, были в моей жизни одна-две женщины, которых я находил очень привлекательными. Но рано или поздно я как-то разочаровывался в них. И когда становилось понятно, что того, что я пытаюсь найти, в них просто нет, единственное, чего мне хотелось, — это поскорее избавиться от них.

—Да, — согласилась Ванда. — Так бывает. Ты надеешься, но этого мистического «нечто» не оказывается. — Говоря это, она печально вздохнула, и атмосфера сразу же неуловимо изменилась. Она подняла взгляд на своего друга и увидела, что его глаза совершенно серьезны — никакого признака насмешки или иронии.

— Когда-нибудь ты непременно найдешь это «нечто», — мягко сказал он. — Только не позволь ему заподозрить, что тебя уже целовали другие мужчины. Каждый мужчина хочет, чтобы женщина, на которой он женится, принадлежала только ему и не надоедала бы рассказами о тех, кто был до него.

— Надоедала ему? — задумчиво переспросила Ванда. — Понятно!

Роберт подумал, что упоминание Ванды о прежних ее романах неожиданно разозлило его и даже причинило боль.

— Забудь об этом, — сказал он спустя какое-то мгновение. — Забудь свое прошлое, как я. Давай притворимся, что мы только что повзрослели и вступаем в новую жизнь. Когда мы были детьми, у нас были смутные представления о будущем. Я, вероятно, как и ты, был разочарован, узнав, что жизнь не похожа на захватывающее приключение, как мне казалось прежде.

— Это правда, — согласилась Ванда. — Я думала, что великая любовь всей моей жизни появится на первом же балу.

Он засмеялся.

— А я думал, что полюблю такую красивую женщину, что мне будут завидовать все мужчины.

— И ты разочаровался?

— Просто, как и ты, обнаружил, что представительницы противоположного пола в большинстве своем одинаковы. Поэтому и не женился. Может, мы с тобой слишком многого хотим? Может, мы слишком романтичны, и то, о чем мечтаем, — вообще невозможно?

— Но это неверие от отчаяния, — возразила Ванда. — Мы хотим встретить любовь — настоящую, истинную, которая будет жить вечно. А это не каждому суждено. Но некоторые же встретили ее, так почему нам не может повезти?

— Не знаю. Может, просто одним везет больше, чем другим? А мне иногда кажется, что я самый невезучий.

Ванда кивнула.

—Да, мне знакомо это чувство, — мягко проговорила она.

Роберт посмотрел на нее с нежностью и улыбнулся. Не совсем осознавая, что делает, он накрыл ладонью ее руку. Ее пальцы шевельнулись в легком пожатии, и улыбка потеплела.

— Роберт, мой дорогой друг! Какое счастье видеть вас!

Ванда проворно убрала руку и оглянулась на говорящего. Им оказался высокий мужчина средних лет с седыми волосами и рыжеватыми усами, радостно приветствующий Роберта.

— Гилберт! — отозвался граф, встал и пожал протянутую руку.

Мужчина был в сопровождении красивой элегантной женщины лет сорока, которая тоже обрадовалась Роберту как старому другу.

— Когда мы с вами виделись в последний раз, вы еще не унаследовали титул, — заметил мужчина, которого граф назвал Гилбертом. — Но мы, конечно же, слышали новость, что вы теперь — лорд Каннингем.

Роберт обернулся к Ванде.

—Дорогая, ты не встречала прежде моего друга графа Гилберта де Фонтеллака и его очаровательную супругу? Друзья мои, это — мадам Садбери, моя сестра. Точнее, одна из моих сестер.

— Кто же не слышал об очаровательных барышнях Каннингем? — галантно воскликнул граф — Я рад наконец встретить одну из них!

Он низко склонился к руке Ванды, потом представил ее своей супруге.

Осталось представить последнего из присутствующих. Позади графа стоял смуглый миловидный молодой человек лет тридцати, по виду типичный итальянец.

— Мой хороший друг из Италии, Пьеро Фарнезе, — представил Гилберт. — Он приехал к нам погостить.

Пьеро вежливо поклонился Роберту, не отрывая взгляда от Ванды. Его большие шоколадно-коричневые глаза, казалось, пронзали ее насквозь.

Все сели вокруг стола. Граф заказал еще шампанского. Пьеро занял место около Ванды, а графиня села рядом с Робертом.

— А ваш супруг присоединится к нам, синьора? — спросил Пьеро.

— Увы, мсье, моего мужа уже нет в живых, — ответила Ванда, печально опустив глаза.

— Какая невосполнимая потеря, — поспешил он выразить соболезнование. — Он давно умер?

— Почти два года назад. Я провела все это время в скорби, и так и жила бы в уединении, если бы не мой брат. Он настаивает, чтобы я снова вернулась в свет.

— В таком случае, синьора, все мужчины должны быть благодарны вашему брату, он позволил нам снова наслаждаться вашей красотой.

— Вы слишком добры, — скромно поблагодарила Ванда. — Я до сих пор не уверена, что мне следовало появляться в обществе, сменив траур на яркий наряд.

Итальянец разразился неудержимым потоком фраз на родном языке. Ванда, изучавшая язык, но не имевшая возможности попрактиковаться, напряженно вслушивалась в его речь, улавливая лестные эпитеты в свой адрес.

Ванда, казалось, внимательно слушала Пьеро, но краем глаза заметила, что графиня оживленно беседует с Робертом. Упоминалось ее имя, и девушка догадалась, что граф рассказывает историю, которую они вместе придумали. В то же время от нее не ускользнуло, что графиня строит Роберту глазки.

— Вы меня, конечно, не поняли, — продолжал Пьеро, — но я с большим удовольствием повторю все это на английском.

— Отчего же, я поняла вас, — сказала Ванда. — Во всяком случае, кое-что.

— Вы знаете мой родной язык?!

— Немного, но пока я с трудом понимаю разговорную речь.

— И конечно же, вы поняли слово bella[1]?

Ванда рассмеялась.

—Да, это слово я поняла. —Abellissima[2]?

— И это тоже.

Держа ее руку в своих, он пустился в рассуждения о женской красоте. Ванда с трудом подавила желание рассмеяться, в то же время наслаждаясь происходящим.

Разговор стал общим. Гилберт объяснил, что они приехали в Париж, чтобы посетить выставку. Завтра они возвращаются в свой замок, где будет устроен грандиозный бал.

— На который вы оба, конечно же, приглашены, — добавила графиня.

—Что ты думаешь по этому поводу? — спросил Роберт Ванду.

—Я с удовольствием приму приглашение, — с энтузиазмом отозвалась та.

— Oh, grazie! — воскликнул Пьеро. — Randerai tutto meraviglioso con la tua presenza! [3]

— Вы очень добры, — ответила Ванда.

— Danzeremo assieme tutti i balli.[4]

— Ну, не все, — запротестовала она.

Но Пьеро, повысив голос, в запале произнес:

—Ammazzero il primo che si provera di ballare conte![5]

Он страстно приник губами к ее руке и, казалось, был готов лобзать ее до самого плеча, но Роберт громко кашлянул, возвращая итальянца к действительности.

— Он рад, что мы будем на балу, — с гордостью перевела Ванда.

—Я вижу, — проворчал Роберт.

Пьеро, вероятно, заметил холодность графа.

— Вы позволите? — спросил он, все еще сжимая руку Ванды как трофей. — Я не обидел вас тем, что в восхищении склоняюсь перед la signora?

—Ах, это так называется, — пробормотал Роберт едва слышно. Потом добавил громче: — Моя сестра сама решает, что позволять, а что — нет. Однако думаю, ей пора отдохнуть. Уже поздно, и она наверняка устала после столь долгого путешествия.

— Я? — спросила Ванда.

— Конечно, дорогая. У нас завтра трудный день. Ты же говорила, что хочешь увидеть Эйфелеву башню.

— Я с удовольствием покажу вам башню, — тут же предложил Пьеро. — Хотите, я приеду завтра рано утром?

— Это будет чудесно, — улыбнулась Ванда, прежде чем Роберт успел ответить.

—А мы встретимся вечером, на балу, — вставила графиня.

Обменявшись улыбками и комплиментами, они расстались, и Роберт проводил «сестру» в ее номер.

— Зайди на минутку, — попросила она, гневно сверкнув глазами. — Мне нужно кое-что тебе сказать.

— Мне тоже нужно тебе кое-что сказать, — ответил он, заходя в ее комнату и закрывая за собой дверь.

Ванда повернулась к нему, глаза ее недобро горели.

— Как ты смеешь отправлять меня спать?! — разъяренно выпалила она. — Я не ребенок и не твоя сестра на самом деле!

— Это сразу заметно! Мои сестры вели бы себя более пристойно!

— Я вела себя совершенно пристойно!

— Ну, если ты считаешь пристойным, когда мужчина, которого ты едва знаешь, хватает тебя за руку так, будто это его собственность, его игрушка...

— Вовсе он так не делал!

—Да он чуть не оторвал ее и не унес с собой!

Ванда рассмеялась, но ледяной блеск в глазах Роберта говорил о том, что он не шутит.

—Я кажусь вам забавным, мадам? — сурово спросил он.

— Просто это так забавно прозвучало!

—Я сказал это не для забавы.

— Ты придаешь слишком большое значение банальной ситуации. Только потому, что милый молодой человек флиртовал со мной...

—Ах, он всего лишь флиртовал?! И только? Скажи мне, а о чем это вы беседовали по-итальянски?

— Он сказал, что счастлив, что я буду присутствовать на этом балу. Я ответила, что он слишком добр ко мне. Он добавил, что будет танцевать со мной все танцы. Я сказала, что это невозможно, и тогда он пообещал, что убьет любого, кто осмелится пригласить меня. Вот и все.

— Все? — в смятении повторил Роберт. — Но ты ведь только что познакомилась с ним!

— Ну никто же не понял, о чем мы говорили!

— Слава Богу!

Роберт растерялся, он не знал, как объяснить собственное поведение. Одна часть его души понимала, почему Ванда бурно радуется обретенной свободе, ведь до этого ее жизнь была удручающе скучна и полна ограничений. Но другая часть испытывала неожиданное потрясение: это была не та Ванда, с которой он отправлялся в путешествие! Он видел перед собой раскованную, кокетливую, очаровательную женщину.

Их тесные дружеские отношения в осуществлении дальнейшего путешествия теперь казались несколько неуместными. Эта мысль не приходила ему в голову раньше. Но ведь раньше он смотрел на нее лишь как на сестру.

Он чувствовал, что его отношение к Ванде все меньше походит на братское. Но он еще не понимал, как же в таком случае к ней следует относиться.

— Ты ничего не знаешь о Пьеро, — сказала Ванда, — и не имеешь права критиковать ни его, ни меня!

—А я и не критикую тебя, — запинаясь, произнес он.

—Ты сказал, что я вела себя непристойно с мужчиной!

—Ты придаешь слишком большое значение моему мимолетному замечанию, — оправдывался Роберт. — Возможно, я сказал что-то лишнее. Если так, то прошу прощения. Но тебе следует вести себя осмотрительнее.

—Я вела себя слишком осмотрительно последние два года. Мой траур закончен. Ты сам мне это сказал!

—Я мог сказать это в ключе той легенды, которую ты придумала, но в реальности...

— Кому какое дело до реальности?! — с напускным легкомыслием произнесла Ванда. — Хватит с меня этой реальности! Я хочу чего-то другого — и смогу получить это только здесь.

—Я только прошу тебя: поменьше вольностей в отношениях с мужчинами.

— Позволь напомнить тебе, что твоя сестра сама может решить, что ей позволять, а что нет. Это твои слова!

— Я, должно быть, был слегка не в себе. И естественно, полагал, что моя «сестра» имеет представление о благопристойности.

— Ничего такого ты не полагал. И потом, вдове позволено гораздо больше, чем незамужней девушке.

Но ты не вдова.

— Но все же так думают. Разве это не здорово?

Он выпрямился.

— Я вижу, что говорить с тобой бесполезно, — с достоинством произнес он. — Я ухожу и оставляю тебя наедине с твоими собственными мыслями.

— Прекрасная идея! — согласилась она. — Я как раз хочу кое-что обдумать.

Роберт бросил на нее уничтожающий взгляд, но это ее ничуть не задело. Пожелав Ванде доброй ночи, он отправился к себе.

Глава 4

Парижская выставка организована в честь столетия Французской революции, — прочла Ванда.

Она читала вслух брошюру, которую вчера вечером нашла у себя в номере. Она прочла ее от корки до корки, потом — снова, когда оделась, и теперь опять перечитывала ее за завтраком.

Девушка настаивала, чтобы они завтракали не в зале ресторана, а в открытом кафе, заявив, что так они смогут «понаблюдать за жизнью Парижа».

Роберт же не мог отделаться от мысли, что она просто не хотела пропустить момент появления Пьеро.

— Тут множество музеев и выставок, — продолжала зачитывать она, — но самая зрелищная из всех — Эйфелева башня, построенная Густавом Эйфелем. Она имеет триста метров в высоту и является самым высоким сооружением в мире. Ее освещают десять тысяч газовых ламп, а два мощных прожектора на вершине бросают свои лучи на раскинувшийся у подножия башни Париж... Я вчера вечером сидела у окна и смотрела на нее, — добавила она, опуская буклет. — Из-за всех этих мерцающих огней ее видно даже отсюда. Я с нетерпением жду, когда же мы отправимся осматривать ее.

— Мы обязательно поедем, как только ты позавтракаешь, — отвечал Роберт, — Но это будет не скоро, потому что ты больше читаешь, чем ешь!

Она положила буклет и быстро принялась за еду.

— И не нужно притворяться, что тебе самому не хочется увидеть ее поближе, — сказала она. — Ты тоже смотрел на нее из окна.

— Нет, не смотрел.

— Нет, смотрел! Я выходила на балкон и видела тебя у окна.

— Это уникальное сооружение, — оправдывался он. — Конечно, я посмотрел на него, из интереса.

Ванда тихо хихикнула, но он сделал вид, что не услышал.

Спустя мгновение, бросив на нее взгляд, он с удивлением заметил, что она поднимается со своего места с радостной улыбкой. Обернувшись, Роберт увидел, как к ним, протянув руки к Ванде, спешит Пьеро. За ним следует еще один красивый молодой человек приблизительно такого же возраста.

— Синьора! — воскликнул Пьеро, покрывая руку Ванды поцелуями. — Как я рад снова видеть вас! Вы всю ночь снились мне, и я столько рассказывал о вас моему другу Франсуа, что он изъявил желание прийти сюда вместе со мной и убедиться, что я не преувеличиваю!

Оказалось, что Франсуа — старший сын графа Гилберта де Фонтеллака, с которым они встречались вчера вечером. Он с глубоким уважением поприветствовал Роберта.

— Мы уже встречались, когда вы навещали моих родителей, — сказал он, — и для меня большая честь снова встретиться с вами.

Проявив положенную учтивость, он повернулся к Ванде.

— Мой друг Пьеро весь вечер говорил о прекрасной леди, которую он вчера повстречал, и я тоже хочу с вами познакомиться, — с энтузиазмом произнес он и тоже принялся целовать Ванде руки.

Душа Роберта застонала при виде этой картины.

Тем временем молодые люди пододвинули стулья, сели за их столик и тут же принялись строить планы по поводу предстоящего дня.

— Вам столько предстоит увидеть здесь, — с жаром произнес Франсуа, — и мы с удовольствием вам все покажем.

—Тогда, пожалуй, нам следует отправиться немедленно, — предложил Роберт.

— Вы можете не ехать, если вам не хочется, — быстро сказал Пьеро. — Возможно, у вас есть старые друзья, которых вы хотели бы навестить. Поверьте, вы без опасений можете оставить синьору на нас как на опытных провожатых. Мы с удовольствием позаботимся о ней.

Роберт, оглядев говорившего, криво усмехнулся.

—Я так не думаю, — ответил он.

— Право, нет нужды беспокоить тебя, если ты хочешь заняться чем-то другим, — ласково сказала Ванда.

— Но тогда я не увижу Эйфелеву башню, — ответил он ей. — А я мечтаю об этом и ни за что на свете не пропущу этой экскурсии. Я ясно излагаю?

— Более чем, — ответила Ванда, скорчив гримасу.

— Прекрасно! — поставил он точку и на ухо, щекоча дыханием ее кожу, добавил: — Если ты хоть на мгновение допускаешь, что я оставлю тебя в обществе этой парочки пустоголовых болванов, ты сильно ошибаешься.

Ванда повернула голову и посмотрела ему прямо в глаза. Она все еще чувствовала его дыхание, но теперь уже на губах. На мгновение она замерла от удовольствия, а затем с иронией переспросила:

— В самом деле?

—Да, — твердо ответил он. — Так что, мадам, ведите себя пристойно!

— У меня, как я понимаю, нет иного выхода, не так ли? — спросила она.

— Я рад, что ты это понимаешь. Ну а теперь едем?

— Теперь уже нет смысла, раз ты вознамерился испортить мне все удовольствие.

— Наоборот, Эйфелева башня — сооружение с глубоким смыслом, и ты получишь огромное удовольствие, карабкаясь вверх по ее ступеням.

Она бросила на него испепеляющий взгляд, но не стала перечить дальше, поскольку знала массу способов добиться своего.

Это был чудный летний день. Они вчетвером сели в открытую коляску и проехали две мили до башни. Издали, на фоне неба, она казалась тонкой и ажурной, как замысловатая паутина.

Когда они уже стояли под огромными арками, глядя вверх, Ванда спросила:

— Как же мы заберемся туда?

— Пешком, — ответил Роберт. — Лифты еще не работают.

— Большинство из них не работает, — поправил его Франсуа. — Но один уже работает. Следуйте за мной.

Он повел их к одной из опор башни, где находились лифты, и они стали в очередь. В такое раннее время она была еще довольно короткой, и вскоре двери лифта открылись. Ванда с нетерпением смотрела, как люди, стоявшие впереди, заходят в него. В последний момент Роберт схватил ее за руку и втащил в лифт вслед за собой. Двери закрылись, и они взмыли вверх, оставив Пьеро и Франсуа внизу.

— Ты специально так сделал! — упрекнула она друга. — И не вздумай отрицать!

—Я не только не отрицаю, но и горжусь этим! Если бы мне и дальше пришлось выслушивать этих простофиль, я бы наверняка сделал что-нибудь ужасное.

— Не нужно называть их простофилями только потому, что они восхищаются мной.

Роберт улыбнулся ей, но улыбка вышла какой-то кисло-обеспокоенной.

— Но тебе же не нужно их восхищение, Ванда!

Она посмотрела на него, склонив голову набок.

— Я не говорила, что оно мне нужно, но мне это приятно.

—А что произойдет, когда пора будет спуститься на землю?

—Я не думаю, что мы когда-нибудь спустимся на нее, — вздохнула она, посмотрев вниз и тем самым невольно изменив смысл произнесенной Робертом фразы.

— Может, ты и права, — проговорил он так тихо, что она не расслышала.

— Что ты сказал?

— Ничего, — быстро ответил он. — Тебе нравится?

— Конечно, — заверила Ванда.

На самом деле она вдруг немного занервничала. Если бы ее спросили, боится ли она высоты, она бы наверняка ответила отрицательно. Но на такую высоту она прежде никогда не поднималась.

Башня была построена из решетчатых ферм, и между ними хорошо была видна удаляющаяся от них земля. Это было похоже на полет, которого раньше ей испытывать не доводилось.

Не совсем осознавая, она схватила Роберта за руку и почувствовала, как он крепко сжал ее пальцы. Наконец лифт остановился. Словно окаменев, она не могла даже шевельнуться. Роберт нежно подтолкнул ее вперед на платформу. Внезапно налетел ветер. Девушка ахнула и покачнулась. Роберт еще крепче сжал ее руку.

— Все в порядке, — сказал он. — Я тебя держу.

—Ты уверен?

— Вполне. Хочешь, спустимся вниз?

— Нет, хочу подойти к краю.

— Может, не стоит?

— Но там ведь, кажется, вполне безопасно, — храбро возразила она. — Ограждение довольно высокое, так что мы не свалимся вниз.

Все еще держась за его руку, Ванда осторожно подошла к краю платформы и посмотрела вниз.

—Ты только взгляни! — воскликнула она. — Земля так далеко внизу!

—Да, правда изумительно, — согласился он.

Через мгновение они, забыв обо всем, восторженно смотрели вниз.

— Отсюда все выглядит совсем иначе, — потрясенно воскликнула Ванда. — Я и представить себе не могла такого!

— Надо же, все как на ладони до самого горизонта, — вторил ей Роберт.

Девушка обернулась и улыбнулась ему. Граф улыбнулся в ответ. Они одновременно осознали, что стоят, прижавшись друг к другу.

Они словно замерли на этой продуваемой ветром площадке. Им казалось, что время остановилось и мир вращается вокруг них.

Ванда радостно вздохнула. Она начинала привыкать к высоте и смогла рассмотреть детали расстилавшегося внизу пейзажа.

Когда она снова взглянула на Роберта, то с удивлением обнаружила, что он смотрит прямо на нее. Она хотела что-нибудь сказать, но не находила слов.

—А, вот вы где! А мы гадали, куда же вы подевались!

Повернувшись на голос, они увидели идущих к ним Пьеро и Франсуа и тут же резко отступили друг от друга.

— Осторожнее, Ванда, — довольно грубо сказал Роберт.

—Да... — девушка едва понимала, что говорит. — Да, конечно...

Ей показалось, что он как-то слишком решительно отвернулся и прошел дальше по платформе, оставив ее в обществе двух кавалеров.

Остаток экскурсии Ванда провела с молодыми людьми. Она видела, как в отдалении Роберт сосредоточенно беседует со служителем башни, вероятно, обсуждая какие-то технические моменты.

Беседа, по-видимому, настолько его увлекла, что он даже ни разу не взглянул на нее.

Пьеро и Франсуа прикладывали все усилия к тому, чтобы развлечь даму: они острили, шутили друг с другом и не в меру смеялись каждый раз, когда Ванда говорила что-нибудь забавное.

Девушку задевало нежелание Роберта встречаться с ней взглядом. Он, видимо, сожалел о том мгновении общения без слов и пытался внушить ей, что не придает ему значения.

Ну и хорошо! Она тоже даст ему понять, что для нее это ничего не значит!

Она весело флиртовала с молодыми людьми, дразнила то одного из них, то обоих сразу с уверенностью женщины, осознающей свою власть.

Роберт по-прежнему демонстрировал равнодушие. Он спустился с башни с пачкой буклетов и сидел в коляске, поглощенный чтением, абсолютно не обращая внимания на происходящее вокруг. Когда они подъехали к отелю, Франсуа сказал:

— Значит, договорились!

— О чем? — спросил Роберт.

— Мы сегодня вечером идем в оперу, — ответила Ванда.

— У моих родителей заказана ложа, — объяснил Франсуа. — Мы заедем за вами в семь.

Он поцеловал правую руку Ванды, а Пьеро — левую.

— Эти двое так вцепились в твои руки, что я удивляюсь, как они остались на месте, — проворчал Роберт, когда они поднимались в свои комнаты.

— Не будь таким противным, — ответила она. — Мне нравится их внимание.

Пока Ванды не было, из магазина одежды доставили несколько нарядов. Около часа девушка оживленно обсуждала с камеристкой, что надеть в театр.

Наконец она выбрала шелковое платье цвета слоновой кости. Драпировка по лифу смотрелась одновременно и скромно, и смело. Хотя вырез был неглубоким, тем не менее он акцентировал внимание на ее роскошной груди.

Ванда дополнила наряд длинными жемчужными серьгами, которые шли только женщине с лебединой шеей. Нити жемчуга украшали также ее шею и запястья, а в волосах мерцала жемчужная тиара. Жемчуг был столь тонко подобран, что на самом деле этот комплект был намного дороже бриллиантов.

Когда Роберт зашел за ней, Ванда отметила, что во фраке и белом галстуке он выглядит превосходно.

Как он хорош! Но девушка понимала, что ее привлекает не только его внешность. В нем было еще нечто такое, что отличало его от всех остальных, делало особенным.

Ванде трудно было определить, что именно, но она знала, что это «нечто» заставляет всех женщин смотреть на него с восхищением.

Но какое ей до этого дело? У нее полно своих воздыхателей!

Увидев ее, Роберт кивнул.

— Отлично! — сказал он. — Парижская опера — роскошное заведение, и ты произведешь своим появлением фурор.

— Благодарю вас, сэр, вы очень добры, — ответила Ванда, спрятав разочарование за иронией. Мог бы сказать что-нибудь более приятное!

— Знаешь, я забыла, какую оперу мы будем слушать.

— Какое это имеет значение? Ты же не смотреть едешь, а себя показать. Твои жемчуга заявляют об этом довольно откровенно.

— Ах, это, — отреагировала она довольно легкомысленно.

—Да, это. Знаменитые жемчуга Садбери. С такой артподготовкой ты сегодня получишь как минимум три предложения.

— Если ты смеешь предполагать, что я настолько вульгарна, что...

— Избавь меня от своего негодования! На твоих кавалеров это может произвести впечатление, а на меня — нет. Вот твой веер, а вот — сумочка. Нам пора.

Это было именно то, что сказал бы настоящий брат. У взбешенной Ванды не было иного выбора, как взять его под руку и выйти из номера. Но когда они спускались по ступеням, ее возмущение само собой улетучилось. Она знала, что они смотрятся восхитительной парой.

К ее удивлению, внизу их ожидали три человека. К компании решила присоединиться графиня. Она радушно приветствовала Ванду, поедая при этом глазами жемчуга, и одарила Роберта восхищенной улыбкой.

— Вы не будете возражать, если я немного потесню вас в ложе?

Оказалось, что «потесню» соответствовало истине. Ложа была тесноватой для пятерых, и графине пришлось сидеть вплотную к Роберту, но она, кажется, совсем не беспокоилась по этому поводу.

Ванда принципиально не смотрела в их сторону. Если ему хочется строить из себя дурака и флиртовать с замужней женщиной, это его личное дело.

Они слушали оперу «Манон» — историю о женщине легкого поведения, которая искренне полюбила, но вынуждена была расплачиваться за все свои грехи.

В перерыве графиня, впав в сентиментальность, сочувственно вздыхала:

—Ах, как же это печально! Но при всей своей трагичности «Манон» — история о великой любви, вы не находите?

Она умильно смотрела на Роберта.

Ванда позволила себе выйти с двумя кавалерами в фойе. Она убеждала себя, что прекрасно проводит время — шампанское, романтическая обстановка... Но на душе у нее было невесело. Все ее мысли были направлены туда, где за закрытой дверью остались наедине Роберт и графиня.

— Может, вернемся? — сказала она наконец. — Невежливо оставлять их так надолго!

Они вернулись в ложу, когда огни уже начали гаснуть, поэтому Ванда не смогла рассмотреть, действительно ли Роберт и графиня не сводили глаз друг с друга. Они сели и сосредоточились на происходящем на сцене.

Когда наступил очередной антракт и снова зажгли свет, Роберт поднялся и объявил, что хочет разыскать бар. Вся компания покинула ложу вслед за ним. Вскоре графиню окликнули какие-то друзья, и она отошла их поприветствовать.

Франсуа взял Ванду под руку и повлек в сторону, чтобы поговорить наедине. Роберт остался в компании Пьеро, который тоже хотел побеседовать с ним.

—Я рад возможности поговорить наедине, — сказал Пьеро. — Мне нужно обсудить очень важное дело.

— Правда? — ответил Роберт холодным тоном, который наверняка насторожил бы проницательного человека. — Я удивлен, что вы отвлеклись от «очень важных дел» с Ва... моей сестрой.

—А, так вы заметили? Bene! Я рад, потому что дело, о котором я хочу поговорить, касается ее. Я даже никогда не мечтал встретить такую женщину. Невероятно, что она еще не замужем.

— Она вдова.

—Si. Она рассказывала мне о своем муже, об этой трагедии... Она говорит, что ее сердце умерло. И я хочу спросить вас, верите ли вы этому.

— Если это ее сердце, откуда, черт возьми, мне об этом знать? — спросил Роберт, широко раскрыв глаза.

— Но вы должны знать лучше, чем кто-либо другой!

—Я тоже так думал, — пробормотал Роберт.

— Что, простите?

— Ничего. Да, думаю, что я знаю ее довольно хорошо.

После этих слов повисла пауза, в течение которой Пьеро размышлял о холодности англичан, а Роберт думал, как бы поскорее закончить этот разговор.

Наконец Пьеро решился:

— Тогда, как по-вашему, не пора ли ей снова полюбить?

— Не пора ли — что?! А сама она что говорит?

— Увы, она ничего не говорит. Только смеется и скрывает свое разбитое сердце. Но вы же ей как отец, правда?

— Нет! — твердо сказал Роберт.

Пьеро смотрел на него озадаченно.

— Но вы глава дома. У вас есть влияние. Невозможно себе представить, что она выйдет замуж без вашего согласия.

— Моя сестра не признает влияния ни одного мужчины. У ее мужа постоянно были с этим проблемы, так что я вас предупреждаю.

Но Пьеро уже прикинул стоимость жемчугов и теперь не хотел слушать никаких предупреждений.

— Такая волевая женщина! — вздохнул Пьеро.

—Да, это так, — коротко признал Роберт. —Но вы должны знать, что я считаю своим долгом оберегать сестру от всяких затруднительных положений. А теперь, полагаю, нам пора возвращаться в зал.

Последний акт стал тяжким испытанием для каждого из них. И все по разным причинам вздохнули с облегчением, когда занавес наконец-то опустился и они смогли уехать.

Графиня всю дорогу умоляла их поужинать с ней, но и Роберт, и Ванда одинаково решительно отказались. Ей ничего не оставалось, как отвезти их в отель и пожелать спокойной ночи.

— Я закажу большой чайник чаю, — предложила Ванда. — Присоединишься ко мне?

— С удовольствием. Обычный английский чай — какое облегчение после латинских страстей сегодняшнего вечера!

—Да, музыка была слишком эмоциональной.

—Я говорю не о музыке, — жестко сказал граф.

Спустя полчаса он пришел в ее номер, и они молча выпили по чашке чая.

— Я думала, ты захочешь поужинать с графиней, — начала Ванда. — Мы втроем могли бы незаметно исчезнуть.

— Спасибо за столь трогательную отзывчивость, — ответил он, криво усмехнувшись. — Я рад, что ты этого не сделала.

— Но почему? — спросила Ванда. — Ты сегодня явно наслаждался ее обществом.

— В определенной мере, — ответил Роберт. — Но она слишком серьезно нацелилась завоевать меня.

—Да, я заметила. А что скажет ее муж?

— Ничего. Думаю, будет только рад. Она подарила ему трех сыновей и дочь, так что если теперь она захочет жить своей собственной жизнью, это даст и ему свободу жить так, как ему нравится.

Какое-то время Ванда молчала. Потом заметила:

— Это, конечно, не ново. В Лондоне тоже есть пары, которые так живут. Я их встречала, да и ты, я уверена, тоже. Пока они соблюдают осторожность, общество не придает этому значения. Но меня такое положение не устроило бы.

— Меня тоже. Женившись, я хочу надеяться, что моя жена будет верна мне так же, как я ей.

— Это ты теперь так говоришь, — усомнилась Ванда. — Но когда детская будет полна, вы с женой, может быть, с удовольствием последуете такому примеру и будете жить каждый своей жизнью.

— Никогда! — пылко возразил он.

Ванда рассмеялась.

—Так тебе не понравилась «пылкая итальянская страсть» графини? Хотела бы я знать, что она тебе говорила!

— Ты этого не узнаешь, — холодно ответил он. — И я имею в виду не только ее. Пьеро расспрашивал меня о тебе. Если я не ошибаюсь, он планирует сделать тебе предложение и хотел знать, не буду ли я возражать.

Ванда кашлянула, но потом захихикала.

— Ну и как? — поинтересовался он, и в его тоне прозвучали угрожающие нотки.

—А ты дал свое согласие? — глухо спросила она в ответ.

—Я оставил вопрос открытым. Что еще мне оставалось, если я не знаю, что именно ты ему говорила? Он не мог отвести глаз от твоих жемчугов, но мне кажется, что дело не только в них. Твой покойный муж случайно не был миллионером?

Ванда неопределенно махнула рукой.

— Ну, может, я немного и приукрасила.

— Немного? Достаточно, чтобы он захотел жениться на тебе. Я предупреждал, что язык не доведет тебя до добра.

— Но это же очень просто. Ты откажешь ему от моего имени — вот и все.

— О нет, — быстро возразил граф. — Я не хочу участвовать в этом. Сама ему об этом скажешь. Это научит тебя быть осторожной в следующий раз.

— Не могу поверить, что мой дорогой брат отказывается защитить меня, — сказала она с печальным вздохом.

— Еще одна такая выходка, мисс, и твой «дорогой брат» вообще откажется иметь с тобой дело. И не хихикай. Это не смешно.

— Нет, смешно, — возразила девушка. — Это ужасно смешно! Хотела бы я видеть выражение твоего лица, когда Пьеро говорил с тобой об этом.

Роберт усмехнулся.

— Он хотел знать, правда ли, что твое сердце умерло после кончины мужа.

— Роберт, он не мог такое говорить!

— Говорил, клянусь тебе! Не знаю, как мне удалось сохранить серьезность. Потом он уверенно предположил, что ты никогда не выйдешь замуж против моей воли, поскольку я для тебя — как отец.

Ванда расхохоталась, и Роберт рассмеялся вместе с ней.

— Я ответил ему, что он ошибается, — сказал он дрогнувшим голосом. — Я совсем не похож на твоего отца.

— Нет, не похож, — подтвердила она уверенно.

В комнате повисла неловкая тишина. Роберт невольно засуетился.

— Спокойной ночи, — торопливо попрощался он и вышел.

Глава 5

Для бала у Фонтеллаков Ванда выбрала бриллианты, потому что они хорошо смотрелись с ее черным бархатным нарядом.

— Ты снова привлечешь всеобщее внимание, — заметил Роберт. — Женщина-тайна — романтичная и богатая. У тебя такая идея?

— Можешь смеяться сколько угодно, — фыркнула Ванда. — Мне все равно.

— Когда я думаю, в какую интригу ты еще можешь меня втянуть, у меня пропадает всякое желание смеяться, — угрюмо ответил он.

Граф был одет, как и в прошлый вечер, и выглядел таким красавцем, что Ванда сказала себе, что это просто несправедливо.

Карета доставила их в загородное поместье Фонтеллаков, и в сгущающихся сумерках они еще издали увидели сверкающий огнями замок и услышали доносившиеся оттуда звуки музыки.

В распахнутые створки огромных кованых ворот одна за другой въезжали кареты.

Когда Роберт с Вандой подъехали к парадному входу, лакей опустил ступеньки кареты и Роберт помог Ванде выйти.

В ярко освещенном холле их встретили хозяева замка. Графиня приветствовала Ванду поцелуем, бросив цепкий взгляд на ее наряд и прежде всего — на бриллианты. Затем все свое внимание она обратила на Роберта. Улыбка, которой она одарила гостя, ясно давала понять, что его рассматривают как потенциального любовника.

Когда Ванда вошла в залу, лакей подал ей бальную книжку для записи партнеров по танцам. Пьеро и Франсуа тут же внесли в нее свои имена — и наверняка заняли бы все позиции, если бы не вмешался Роберт.

— Не более двух танцев с одним и тем же джентльменом, дорогая сестра, — мягко сказал он. — Дай и другим шанс!

— Ты прав, — согласилась она. — Так будет больше разнообразия.

— Но вы должны начать вечер с бокала шампанского, — тут же подсуетился Франсуа, становясь по одну сторону от нее.

— Это как раз то, что я собирался предложить, — пристроился с другой стороны Пьеро.

—Я первый это предложил.

— Тихо, — сделала им замечание Ванда. — Вы оба можете принести мне шампанского.

Они согласились на такой компромисс и вдвоем отправились за шампанским. С этого момента у нее не было недостатка в обожателях. Джентльмены толпились вокруг нее, осыпая комплиментами и восхищаясь ее красотой, и только некоторые из них слишком очевидно рассматривали ее великолепные бриллианты.

Весь вечер Ванда пребывала в какой-то волшебной дымке. Ей казалось, что весь мир вращается вокруг нее. Никогда прежде ей так не нравилось на балу, и настроение слегка омрачало лишь то, что Роберт не пригласил ее на танец.

Конечно, это было бы для него довольно сложно, так как официально он — ее брат, рассудила она. Но она не могла не следить за ним взглядом, когда он кружился в танце с очередной красавицей.

Слишком часто этой красавицей оказывалась графиня. «Да уж, только два танца, — сердито думала Ванда. — Уверена, это уже их третий танец!»

Графиня украсила свою прическу перьями и надела на себя массу драгоценностей. Поэтому Ванда не удивилась, когда какая-то дама в разговоре с собеседником заметила:

— Наша хозяйка сверкает, как рождественская елка. Интересно, кто оплачивал все эти дорогие побрякушки?

— Сомневаюсь, что их мог оплатить муж, — последовал саркастический ответ.

Дама рассмеялась.

—Я слышала, что она требует от своих любовников разнообразных подношений. Всеми этими драгоценностями она демонстрирует нам, сколько любовников у нее было и есть сейчас.

По язвительному тону говорившей было заметно, что она просто завидует графине. Дама окинула собеседника взглядом собственницы, будто боялась, что он может пополнить список любовников графини.

Но тот не заметил ее беспокойства. Его взгляд был прикован к танцующей хозяйке.

Ванда потеряла счет собственным кавалерам. Их пылкие взоры, лестные комплименты слегка пьянили девушку. Некоторые партнеры по танцам пытались непозволительно сильно прижать ее к себе, а один даже прошептал:

— Вы восхитительны! Меня пьянит близость к вам. Почему бы нам не ускользнуть наверх? Я мог бы показать, как близко к вам я мечтаю оказаться.

На мгновение Ванда испытала шок, но потом сообразила, почему некоторые пары так рано покидали бальную залу и не возвращались. В приступе паники она повернула голову, пытаясь найти в толпе Роберта. К ее облегчению, они с графиней танцевали у всех на виду.

— Идемте, — настаивал партнер, пытаясь увлечь ее к одной из дверей.

Ванда поняла, что положение вдовы предполагает, что она опытная светская дама и подобные ситуации ей не в новинку. Но она не собиралась спускать наглецу его дерзкие речи. Кавалер взвыл от боли, когда острый каблучок парнерши впился ему в ногу.

—Ах, простите меня, — мило извинилась Ванда. — Какая же я неловкая!

Мужчина криво улыбнулся и похромал прочь.

Танец продолжался, и Ванда могла провести несколько минут в одиночестве. Она заметила поблизости два распахнутых французских окна. «Что ж, это отличный шанс ускользнуть», — подумала она и поспешила выйти через одно из них в сад. Конечно, прекрасно, когда тобой восхищаются кавалеры, но сейчас ей хотелось немного отдохнуть от них.

Сад был завораживающе прекрасен. На деревьях висели фонарики, слегка освещая извилистые тропинки, исчезающие во тьме.

Такой могла бы быть ночь любви, но только если бы рядом был «тот самый» мужчина.

— Синьора!

Ванда вздрогнула от неожиданно раздавшегося голоса Пьеро. Он-то уж точно не был тем, кто ей нужен. Ей нравилось флиртовать с ним, но его бесконечные комплименты и признания уже начинали раздражать.

Вот если бы услышать комплимент от человека, который никогда их не говорит, — это было бы потрясающе. К сожалению, такое вряд ли когда-нибудь случится.

— Синьора! — снова позвал Пьеро.

Ванда повернулась и улыбнулась ему, развернув веер и выставив его перед собой как щит.

— О, вы убежали, чтобы подразнить меня? — выдохнул он.

— Нет, я просто вышла подышать свежим воздухом.

—Луна прекрасна, правда, но не так прекрасна, как вы! Это ночь любви, la bella notte[8], когда мы можем быть искренними, открыть наши сердца... Что вы сказали?

— Ничего, — быстро ответила Ванда. На самом деле она пробормотала: «О Боже! Опять! Только не это!»

Чтобы загладить бестактность, Ванда широко улыбнулась ему. Это было ошибкой.

— У меня теплеет на сердце, когда вы улыбаетесь, — сообщил он.

— Пьеро...

— Нет! Я должен сказать! Я слишком долго хранил молчание! Я полюбил вас с первого мгновения нашей встречи. Я с ума схожу от любви! Я весь горю! Я все время мечтаю о вас...

Не останавливаясь, он продолжал в том же духе, и Ванда едва сдерживалась, чтобы не рассмеяться ему в лицо. Девушка не испытывала к этому пылкому кавалеру никаких романтических чувств, он казался ей просто глупым.

— Я бы хотела, чтобы вы прекратили этот разговор, — призналась она.

— Но как еще я могу доказать свою привязанность к вам?

— Не стоит доказывать. Я вам и так верю.

— Значит, вы выйдете за меня замуж?

— Я этого не говорила.

— Но вы не можете отказать мне! — страстно вскричал он.

— Могу, — ответила она отрывисто, по-деловому. — И я отказываю.

—Ah, mio Dio! Voglio morire!

И тут она не выдержала и рассмеялась.

— Глупости! Конечно, вы не хотите умереть. Пожалуйста, Пьеро, не нужно болтать ерунду!

— Вы никогда меня не полюбите. Я безутешен!

— Прекратите вести себя как глупый ребенок.

В ответ он схватил ее за руку и притянул к себе.

Она резко наклонила голову, но его губы успели коснуться ее рта.

Она уже готова была ударить его по лицу — не сильно, но достаточно, чтобы он понял причину, но в этот момент из темноты за деревьями раздался вопль. В следующее мгновение на освещенную тропинку выскочил Франсуа.

— Предатель! — крикнул он Пьеро. — Иуда!

Он повернулся к Ванде.

— Не верьте ему! Это я вас люблю! Скажите ему, что вы принадлежите мне!

—Я не принадлежу никому из вас, — уверила их девушка, теряя терпение. — Прекратите вести себя как пара клоунов!

Пьеро с укором уставился на нее.

— Я вас не понимаю, — патетично провозгласил он. — Единственное, что я знаю наверняка, так это то, что я люблю вас!

— И я люблю вас, — тут же объявил Франсуа. Он попытался схватить ее за руку, но она отдернула ее. Одновременно на ее руку посягнул и Пьеро.

Без колебаний Ванда ударила веером по голове сначала Пьеро, потом Франсуа.

— Может, вы хоть так поймете! — воскликнула она. — У меня не хватает терпения на вас обоих!

— Не судите меня по этому слабоумному, — умолял Франсуа, потирая голову.

— Не обращайте на него внимания, — выпалил Пьеро, потирая свою. — Вы с самого начала были моей и всегда будете моей.

—Я никому из вас не принадлежу, а вы делаете из себя дураков. Все, с меня достаточно! — сказала Ванда.

Она больше не хотела их слушать и почти бегом кинулась через лужайку в дом. В проеме французского окна она обернулась и посмотрела, не преследуют ли ее эти болваны.

Но они, исполненные обоюдной враждебности, совсем забыли о ней. Она смутно видела, как, стоя друг против друга, они выкрикивают какие-то упреки.

«Какая пылкая привязанность!» — подумала она с усмешкой.

Ванда появилась в зале как раз в тот момент, когда музыка закончилась. Оглядевшись, она с удовольствием заметила, что графиня беседует с кем-то из гостей. Значит, Роберт не «выскользнул» с ней наверх. Пока не «выскользнул», мрачно поправила она себя.

И вдруг она услышала за спиной:

— Не подаришь ли мне танец, сестра?

— Вообще-то моя карточка полна, — сказала она, открывая бальный блокнот и притворяясь, что раздумывает, — но, наверное, я смогу выкроить один танец для тебя немного попозже...

— К черту их! — сказал он, выхватил блокнот из ее рук и отшвырнул прочь. — Им всем придется подождать. Я воспользуюсь своим правом опекуна.

—Ты мне вовсе не опекун, — ответила Ванда, протестуя скорее по привычке. Ее больше заботило ощущение руки партнера на своей талии, когда он закружил ее в вальсе. Как восхитительно, когда тебя обнимают так крепко, но в то же время так нежно. Она могла бы танцевать вот так всю жизнь! Странно, что прежде она никогда не испытывала такого волнения, — они ведь раньше часто танцевали вместе! Но прошлое сейчас виделось каким-то далеким, как иной мир. Сейчас происходило что-то новое и незнакомое — что-то, чего она пока не понимала, но чувствовала, что стоит на пороге неких важных открытий.

Она подняла голову и посмотрела на Роберта, пытаясь разглядеть на его лице те же чувства, которые охватили ее. Но смогла заметить только веселую ироничность, с которой он всегда на нее смотрел.

Это ее успокоило и помогло совладать с собой. Ни за что на свете она не позволит ему заподозрить, что с ней происходит.

«Что возможно происходит», — поправила она себя. Будет очень глупо с ее стороны вдруг взять и влюбиться в него. Хорошо еще, что она вовремя заметила опасность.

— В любом случае, я скверный опекун, раз позволил тебе исчезнуть в саду вдвоем с Пьеро.

— Тогда почему ты позволил? — лукаво спросила она.

— Пойти за тобой мне помешала графиня, которая повисла у меня на рукаве и болтала всякие глупости. А к тому моменту, как я избавился от нее, было уже поздно. Ты хорошо вела себя там?

— Идеально!

—Я спрашиваю, потому что меня немного удивило, что ты вернулась одна. Пьеро застрелился от любви?

— Как ты можешь так говорить? — весело ответила она. — Он был жив, когда я оставила его.

— Бессердечная кокетка! Я наблюдал за ним весь вечер, и он на самом деле страдал. Он надеялся, что ты будешь принадлежать только ему, а тебя со всех сторон атаковали кавалеры.

— Это было так весело!

— Кто-нибудь молил тебя о любви, преклонив колени?

—Двое пытались поцеловать после танца. Но я сказала им, что брат блюдет мою честь очень строго и вызовет на дуэль любого, кто попытается ухаживать за мной.

— Они поверили? — спросил он.

— О да! Я объяснила, что ты уже убил двоих выстрелом в сердце.

— Что, ты так и сказала им?

— Ну должна же я была что-то сказать! Они совсем распоясались.

—А тот джентльмен, которого ты заставила хромать?

— О, это долгая история.

— Ты имеешь в виду — шокирующая?

—Я поведаю ее как-нибудь потом. В конце концов, я решила найти хоть минутку покоя в саду.

— Следом за тобой шел Пьеро. И Франсуа. Или ты не видела его?

— Кажется, он был там,— туманно ответила она. — Мне показалось, что я видела его краем глаза.

Роберт лишь скептически посмотрел на нее, но промолчал. Когда музыка умолкла, Роберт сказал:

—Думаю, тебе следует держаться рядом со мной — на случай, если ты вдруг стала причиной скандала...

Не успел он договорить, как из сада донесся крик и в залу вбежал взволнованный молодой человек.

—Дуэль! — крикнул он. — Пьеро и Франсуа! Дуэль!

— О нет! — ахнула Ванда. — Не может быть, чтобы они действительно устроили дуэль! Роберт, мы должны остановить их, пока они не изувечили себя!

— Успокойся. Эти двое только и способны, что на очередную глупость. Ну правда, Ванда, что ты такого сделала, чтобы спровоцировать сию драму?

—А почему ты решил, что это моя вина? — спросила она возмущенно.

— Потому что я начинаю узнавать тебя ближе.

— Но ты ведь знаешь меня уже много лет!

— Я тоже так думал, но потом понял, что ошибался. Идем, посмотрим на этот фарс.

Девушку возмутило, что он сменил тему. Конечно, ей не хотелось, чтобы кто-то пострадал, но было приятно думать, что два интересных молодых джентльмена дерутся из-за нее на дуэли.

Все присутствующие высыпали в сад, не желая пропустить развлечение. Никто не воспринял дуэль всерьез. И оказались правы. Пьеро и Франсуа в маскарадных костюмах стояли друг против друга в тусклом свете фонарей. Костюмы, вероятно, были взяты из детской. Каждый накинул на плечи живописный плащ, на голову надел шляпу из бумаги и вооружился впечатляющего размера деревянным мечом.

Как только появилась Ванда, дуэлянты подбежали к ней и, взяв за руки, вывели вперед на небольшое возвышение. Оттуда она, как королева, взирала на происходящее.

Двигаясь абсолютно синхронно, дуэлянты отступили назад и подняли мечи.

— Идущие на смерть приветствуют тебя! — с пафосом воскликнул Франсуа.

Затем они повернулись лицом друг к другу и с криком «En garde!»[10] начали бой.

Деревянные мечи с грохотом скрестились. Следующие несколько минут соперники с мрачным упорством наскакивали друг на друга, а толпа зрителей подбадривала их криками, смехом и аплодисментами.

Наконец Пьеро мощным ударом с плеча выбил меч из рук противника с такой силой, что деревяшка сломалась. Он продолжал наступать до тех пор, пока Франсуа не споткнулся и не растянулся во весь рост на траве.

Зрители восторженно зашумели. Роберт тоже с усмешкой наблюдал за этой комедией, но вдруг заметил, что Пьеро, оставив поверженного противника, устремился к Ванде.

— Я победитель, вы — моя! — провозгласил он.

Итальянец чуть было не обхватил девушку руками, но Роберт отреагировал мгновенно.

— О нет, ты не посмеешь, — пробормотал он, вскочил на возвышение и, подхватив Ванду на руки, кинулся прочь.

— Эй, — вскричала Ванда, почувствовав, как ее уносят без всякого ее согласия. — Что ты делаешь?!

— Прекращаю этот глупый фарс раз и навсегда, — твердо заявил он.

— Но ты не имеешь права! Поставь меня на землю!

— Нет, и не проси!

В подтверждение своих слов он еще крепче прижал девушку к себе. Ванда почувствовала его сильные руки — и голова ее пошла кругом. Она посмотрела ему в лицо в надежде увидеть нечто особенное для нее, но увидела только раздражение и мрачную решимость.

В следующее мгновение ее впихнули в карету, как какую-нибудь поклажу, — и они уехали.

— С этого момента, — сказал он, — ты будешь ходить с мешком на голове!

— Это не поможет, — крикнула она, усаживаясь и готовясь к бою. — Моя неземная красота будет сверкать даже сквозь мешок, понял?

—Два мешка, — в запале выкрикнул Роберт и уже чуть спокойнее добавил: — С этого момента ты будешь вести себя подобающим образом.

—Я? Ты уверен?

— Полностью, — угрожающе произнес он.

— Посмотрим.

— Ванда, я предупреждаю тебя...

Она захихикала, словно девчонка-подросток, собирающаяся безнаказанно выпалить все, что она думает. Сейчас она могла рассчитывать на все его внимание.

Они продолжали спорить на протяжении всего пути в отель, но он уже не злился, да и ее пыл постепенно угас. Отодвинувшись в угол кареты, он смотрел на нее с циничным интересом, пока не заметил нечто, обеспокоившее его.

—Да ты дрожишь! — воскликнул Роберт.

— Но ты же увез меня, не дав надеть плащ, — сказала она, проводя руками по обнаженным плечам.

— Бедняжка! Как неразумно с моей стороны! Ночью действительно становится прохладно.

— Теперь я наверняка подхвачу воспаление легких, — вздохнула она патетично. — И это будет на твоей совести.

Он усмехнулся.

— Не пытайся взывать к моей совести, чертовка. Сейчас ты согреешься.

Он снял с себя фрак и заботливо укрыл ее плечи. Ванда вздрогнула от удовольствия и укуталась в теплую ткань.

— Спасибо, — выдохнула она смиренно, и Роберт снова с подозрением уставился на нее.

Ее глаза смотрели кротко и невинно. Усмешка на его лице сменилась теплой улыбкой, и девушка улыбнулась ему в ответ. Роберт обнял ее одной рукой за плечи, плотнее прижимая фрак к плечам, и они доехали до отеля в полной гармонии.

Когда они подошли к двери, Роберт неожиданно сказал:

— Наверное, нам пора подумать об отъезде.

— Так скоро?!

— Разве тебе не хочется исследовать новые угодья и сразить своей красотой еще какое-нибудь стадо кавалеров?

—Я еще не покончила с Парижем, — ответила она, дразня графа.

—Да ладно! Перед нами вся Европа. Подумай, сколько новых завоеваний впереди!

— Это правда, — согласилась она, с озорством глядя на него. — Но ты уверен, что сможешь выдержать подобное напряжение?

Раздался стон отчаяния, и после короткой паузы он ответил:

— Нет, не уверен. Клянусь, жизнь с пятью сестрами, как ни странно, не подготовила меня к таким испытаниям. Я и представить себе не мог, что быть братом так утомительно. Интересно, чему еще ты научишь меня до конца нашего путешествия?

— Может, это ты научишь меня чему-то, — задумчиво произнесла она.

— Мне не верится, что я могу тебя чему-либо научить. Ты оказываешься хозяйкой положения в любой ситуации.

— Не забывай, что я достаточно долго была хозяйкой в доме отца.

— Это не то, что я хотел... — Он замолчал, смущенно рассмеявшись. — Ладно, не имеет значения. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, — ответила она с улыбкой и скрылась в своем номере.

Спустя полчаса, когда она уже переоделась и сидела перед зеркалом, а камеристка расчесывала ей волосы, послышался стук в дверь. Горничная отеля принесла плащ, который Ванда оставила в замке.

— Это доставил молодой джентльмен, который не захотел назвать себя, — объяснила она.

У себя в номере Роберт услышал, как открылась соседняя дверь и чей-то голос что-то произнес. Но когда он надел халат и выглянул в коридор, там уже никого не было. Нахмурившись, он закрыл дверь и вернулся в постель.

Роберт уже спокойно засыпал, когда тишину нарушили странные звуки, доносившиеся с улицы.

— Bella signora — lamiabellissima...[11] — пел кто-то легким тенорком, разносившимся в ночной тиши. Пение было вполне приятным, но едва ли его хотелось слушать в столь поздний час уставшему человеку.

Роберт со стоном поднялся, открыл окно и выглянул в сад отеля. Как он и опасался, на траве прямо под окнами Ванды стоял Пьеро. Воздев вверх руки и запрокинув голову, он с упоением выводил:

—Amore-amore...[12]

— Какого черта вы тут делаете? — спросил его Роберт.

— Я сообщаю миру о своей любви, — радостно ответил Пьеро.

—То есть мешаете людям спать. Ради всего святого, замолчите!

— Мою любовь невозможно заставить молчать, — закричал Пьеро. — Она взывает к небесам!

—Лучше ей этого не делать, — грозно предупредил Роберт. — Как вы смеете выставлять на посмешище мою сестру?!

— Она простит меня!

— Нет, если в дело вмешаюсь я.

Роберт услышал, как справа от него открывается окно; затем на балконе появилась Ванда, одетая в персиковый атласный халат, который был ей очень к лицу. Черные волосы струились до самой талии. Роберт никогда не видел ее с распущенными волосами.

—Amore [13], — воскликнул Пьеро, — как вы прекрасны! Именно такой я вас и видел во сне!

—Черта с два ты видел! — взревел Роберт.

— Вам уже передали плащ?

—Да, спасибо.

— Как может ваш брат-варвар быть таким жестоким и невнимательным к вашему комфорту?!

—Я и сама иногда удивляюсь, — вздохнула Ванда.

— Ванда, немедленно зайди в номер, — потребовал Роберт.

— Почему?

— Потому что тебе не следует тут находиться.

— Но это же касается меня! Впрочем, и твоей варварской черствости тоже.

Роберт стиснул зубы.

— Прошу тебя немедленно удалиться. Женщине неприлично участвовать в подобных сценах, — не отступал он от своего.

— Но это будет несправедливо по отношению к Пьеро. Он ведь так старался!

К ужасу Роберта оказалось, что итальянец пришел не один. Из тени вышли еще три человека и заняли места на газоне. Послышалось бренчание струн, звуки флейты и аккордеона.

— О нет! — простонал Роберт.

Он с раздражением заметил, что Ванда склонилась над перилами балкона, демонстрируя, как ей нравится это представление.

Пьеро опустился на одно колено и снова запел:

— La bella mia piccina... [14]

— Ванда! — позвал Роберт.

— Тихо, — отозвалась она. — Я слушаю!

— Ты понимаешь, что это неприлично?!

— Какое это имеет значение? —Amore del mia cuore...[15]

— Что это он говорит?

— Он говорит, что я любовь его сердца. Ну разве это не романтично?!

— Это полная чушь и ерунда.

— Прекрати брюзжать.

— Ванда, я пытаюсь уснуть!

— Ну так иди в номер и закрой окно. Он же не для тебя поет! — Она игриво помахала рукой певцу.

Роберт мог только с возмущением наблюдать за этим и думать про себя, что у этой девушки, кажется, совсем нет уважения к приличиям.

— Cuore del mio cuore...[16] — заливался Пьеро.

Граф, окончательно потеряв терпение, решил, что пора действовать, иначе из-за этого идиота их выселят из отеля. Он развернулся и скрылся в комнате.

Пьеро только вошел в раж. В его голосе зазвенел триумф, когда он заметил, что Роберт ретировался. Приободрившись, он успешно взял какую-то очень высокую ноту.

Но это был последний миг его славы. Пение захлебнулось на полуслове, будто певца окатили водой.

После этого окрестности вновь погрузились в ночную тишину.

Глава 6

На следующее утро Ванда предпочла завтракать в своей комнате. Не дождавшись ее в ресторане, Роберт зашел к ней узнать, в чем дело.

Он вынужден был признать, что она восхитительно смотрелась в алькове у окна. Солнце, заливающее комнату, искрилось в ее иссиня-черных волосах. А платье из мягкой тонкой шерсти нежного золотисто-коричневого цвета идеально ей шло. Какое-то мгновение он не мог вымолвить ни слова от восхищения, но, справившись с собой, ворчливо сказал:

— Могла бы известить, что будешь завтракать в номере.

—Я не видела необходимости сообщать тебе об этом, — ответила она сурово. — У меня нет желания находиться в твоей компании сегодня утром.

— Могу я узнать почему?

— Мне кажется, причина вполне очевидна, — произнесла она еще более холодным тоном. — Вчера вечером ты повел себя недостойно джентльмена.

— Так повел бы себя каждый разумный человек, которого вывели из себя тошнотворными сантиментами.

Ванда уставилась на него, будто на червяка.

— Разве это так тошнотворно — признаться мне в любви?

—Да, но не на весь же белый свет! Если бы он признался тебе наедине, это больше бы походило на так называемую любовь.

— Пьеро не нуждается в вашем одобрении его поступков, сэр, как, впрочем, и я тоже!

— Ради бога, Ванда! Прекрати разговаривать как героиня дешевой мелодрамы. Пьеро нужно только твое приданое.

Ее великолепные глаза вспыхнули.

—Да? Так вот ты какого обо мне мнения?! Значит, ни одному мужчине я не нужна, и соблазняет их только возможность заполучить мои деньги? Какое оскорбление!

—Я этого не говорил, — возразил он. — И прекрати скандалить со мной. Я уже изучил все твои трюки!

—Я не знаю, о чем ты говоришь.

— Знаешь! Ты это делаешь только из удовольствия видеть, как вокруг тебя вертятся мужчины. Я думал, ты выше этого, Ванда.

— Раньше была. Я всю свою жизнь была «выше этого». А теперь вдруг узнала, как приятно и весело не быть «выше». Мужчины всегда пользовались свободой, поэтому вам, в том числе и тебе, Роберт, не понять, как сильно я хочу быть свободной. Хочу почувствовать, что могу сама принимать решения и делать то, что мне нравится.

—А нравится тебе то, что произошло вчера вечером, да? Сумасшедший кошачий концерт под твоими окнами?

— Мне нравилось до тех пор, пока ты не вмешался, приказывая мне уйти с балкона, будто ты мой отец!

— Может, я повел себе слишком строго, но только потому, что не мог видеть, как он выставляет тебя на посмешище.

Ему не следовало так говорить. Ванда вскочила и яростно набросилась на него.

— Тогда вы еще больше будете разочарованы, сэр. Потому что отныне я намерена проводить все свое время с Пьеро. И если вы посмеете осуждать меня — тем хуже для вас!

Роберт тоже поднялся.

— Тогда позволь и мне объявить, что такие твои шалости я терпеть не стану.

—Тебя не касается то, что я делаю.

— Пока ты притворяешься моей сестрой, подобные манеры — точнее, их отсутствие, — очень даже касаются меня. Я требую, чтобы с этого момента ты не имела ничего общего с этим человеком.

— Позволь тебя заверить, что я и только я буду решать, кому быть моим другом, — вспыхнула она. — У тебя нет никакого права командовать мной.

— Ванда, мы покидаем Париж сегодня же. Предлагаю тебе немедленно начать сборы.

— И не подумаю. Я иду вниз и проведу день, осматривая достопримечательности. Возможно, Пьеро составит мне компанию.

Прежде чем он успел ответить, она надела шляпку и вылетела из номера глубоко обиженная.

Граф скрипнул зубами. Он еще не видел такой вздорной, такой взбалмошной женщины! И при этом такой прекрасной! Он вспомнил ее темные сверкающие глаза и улыбнулся. Но как только он подумал о Пьеро и о том, что она поощряет этого итальянца, улыбка исчезла.

Наверное, ему следовало остановить ее. Но разве ее можно остановить! Он уже не был уверен, что в его власти удержать ее от какого-либо поступка.

Роберт направился к выходу, размышляя, успеет ли догнать беглянку. Но только он взялся за ручку двери, как та с силой распахнулась. Ванда влетела в комнату и испуганно прижалась к нему.

— О Роберт, это ужасно! — вскричала она в отчаянии.

— Эй, успокойся! — Роберт прижал ее к себе. Он отступил в комнату и закрыл дверь. — Что случилось? Что тебя так расстроило?

Девушка тяжело дышала, глядя на него безумно испуганными глазами.

— Что-то ужасное, — простонала она. — Нечто, что разрушит все наши планы.

Роберт побледнел, хотя и начал уже привыкать к ее манере все драматизировать.

— Успокойся и постарайся рассказать мне, что такого ужасного стряслось.

—Я спускалась вниз, когда заметила его, — выпалила она. — К счастью, мне хватило времени, чтобы спрятаться. Не думаю, что он видел меня. Но если так, то это катастрофа! Я не знаю, как мы с этим справимся.

— С чем справимся? — с трудом сдерживая раздражение, попытался прояснить Роберт.

— Это будет так ужасно! Я просто не представляю, почему мы не предусмотрели подобного?

— Чего именно?

— Но что мы могли бы сделать? Я не знала, что он собирается в Париж, и если бы даже знала, то не могла...

— Ванда, прекрати нести этот бред и скажи мне, что случилось. Кого ты увидела?

Она посмотрела на Роберта как на сумасшедшего.

Его!

— Кого? Я тебя сейчас придушу!

—Лорда Кранбона — папиного лучшего друга.

— Боже правый!

— Если он меня увидит... Нет, этого не должно случиться! Он не должен меня увидеть!

— Нет, конечно. Нам надо тотчас уехать, — решительно сказал Роберт.

— Но куда мы поедем?

— На железнодорожный вокзал. А там мы сядем на первый же отъезжающий поезд. Куда угодно. Начинай собираться, а я пойду оплачу счет. Где ты его увидела?

— У стойки регистрации. Кажется, он только что приехал.

— Надеюсь, он уже ушел оттуда.

— Он тебя знает? — заволновалась Ванда.

— Боюсь, что да. Поторопись!

Он вышел из комнаты и пошел по коридору, ведущему к лестнице. Там он остановился. Внизу он увидел лорда Кранбона. Тот все еще стоял у стойки, и, спустившись, Роберт не смог бы избежать встречи с ним. Секунду подумав, он развернулся и поспешил в свой номер.

—Джон! — позвал он камердинера. — Мне нужно, чтобы ты кое-что для меня сделал. Сходи вниз и попроси, чтобы кого-нибудь прислали ко мне в номер. Скажи, что я выезжаю и хочу избежать лишнего внимания.

Джон исчез. Роберт мерил шагами комнату, размышляя над тем, чем все это может закончиться. Когда они отправлялись в путь, им это казалось настоящим приключением. Но теперь все могло обернуться грандиозным скандалом.

В дверь постучали, он открыл и увидел Ванду. Она быстро скользнула в комнату.

— Я услышала, как ты вернулся, — взволнованно сказала она. — Все в порядке?

—Терпение! Я еще ничего не успел сделать. Только попросил прислать кого-нибудь, чтобы оплатить счет здесь, в приватной обстановке.

Вернулся Джон, он привел с собой управляющего, который очень боялся, что графу не понравилось в их отеле.

— Вовсе нет, — сказал Роберт любезно. — И мне, и моей сестре очень понравился ваш отель. Но у нас мало времени, а впереди долгое путешествие.

— Мы хотим увидеть Европу, посетить как можно больше мест, — воскликнула Ванда. — Вена, Венеция...

— Ах, Вена! — восторженно всплеснул руками управляющий. — Это один из самых красивых городов Европы. После Парижа. А если вы уезжаете сегодня, то можете успеть на Восточный экспресс.

— О, правда, давай поедем! — воскликнула Ванда. — Я слышала о нем самые лучшие отзывы — будто это роскошный отель на колесах.

—А сегодня он отправляется? — спросил Роберт. — Он ведь ходит только два раза в неделю.

— Это так, милорд, но сегодня именно один из этих дней. Я могу отправить посыльного, который зарезервирует для вас места. — Он с поклоном удалился.

Ванда в восторге закружилась по комнате.

— Как это чудесно! — щебетала она. — Я надеюсь, что мы уедем отсюда незамеченными!

— Но ты ведь понимаешь, что покидаешь Пьеро? — спросил Роберт с усмешкой.

— Кого? — Ее взгляд был образцом невинности.

— Пьеро, — повторил Роберт. — Ты же помнишь человека, который боготворит землю, по которой ты ступаешь.

—Ах, этот...

—Ах, этот?

- Это все, что ты можешь сказать о своем преданном поклоннике?

— Ну, с ним было весело какое-то время, но теперь я готова к чему-то другому. Мне уже стали надоедать его преследования.

— Ты удивительно быстро отказываешься от поклонника, который пел такие романтичные серенады под твоими окнами.

— И которого окатили водой, — кисло напомнила Ванда.

— Это лучшее средство от мартовских котов.

Девушка захихикала.

— В любом случае, он теперь в прошлом.

—А всего лишь час назад ты планировала провести с ним весь день!

— Но это же только для того, чтобы тебя разозлить, — с легкостью признала она. — И мне это удалось!

Ему вдруг непонятно почему стало жалко бедного Пьеро.

— Неужели у тебя нет никаких чувств к этому бедняге? — спросил он. — И все, что ты говорила...

— Я не помню, что я говорила и что говорил он. Я только знаю, что флирт с ним был одним из самых забавных эпизодов в моей жизни. А теперь давай поторопимся и уедем отсюда.

—Ты действительно бессердечная женщина!

—Я знаю. Это так забавно!

Она поспешила вернуться в свою комнату, давая возможность Роберту прийти в себя от услышанного.

Ванда не могла припомнить, когда была так счастлива. Пылкие ухаживания Пьеро приводили ее в восторг, хотя ни на одно мгновение она не допускала, что все его изъявления любви искренни. Но в еще больший восторг ее приводило то, что время от времени она замечала в глазах Роберта. Если бы она дала волю своему воображению, то решила бы, что Роберт ревнует ее.

Роберт — ревнует?!

Нет, конечно, это невозможно.

Раньше она никогда не думала о нем столько, как теперь. Ну разве что иногда, летними ночами, когда, глядя на луну, позволяла себе помечтать...

Ванда старалась отгонять эти мысли прочь, памятуя, что он смотрит на нее только как на друга и уверен, что она относится к нему так же.

До этого времени...

Ванда встряхнулась, понимая, что сейчас некогда предаваться фантазиям. Она снова стала той холодной, спокойной, собранной мисс Садбери, которая была известна своим здравым смыслом и сильным характером.

Вдвоем с камеристкой они принялись укладывать вещи. Когда они закончили, раздался стук в дверь. Это был Роберт.

— Все в порядке, — сказал он. — Нам зарезервировали места в Восточном экспрессе, и я уже оплатил счет. Так что можем сразу же выезжать.

— Сколько я тебе должна за проживание? — спросила она.

—Давай отложим это до посадки в поезд.

— Главное, чтобы ты понял...

— Ванда, ради всего святого! Ты можешь заплатить хоть за все путешествие, если тебе так хочется. Но, пожалуйста, сосредоточься на том, что сейчас важнее, и поехали!

—Хорошо, хорошо. Не нужно кричать.

— Нужно, потому что ты самая упрямая, самая...

—Ты, кажется, просил нас поторопиться, — с усмешкой напомнила она.

—Да-да, — согласился он, борясь с желанием рвать на себе волосы.

— Тогда давай поторопимся.

Они очень быстро погрузили вещи в ожидающий их экипаж, потом с осторожностью спустились по лестнице, опасаясь встречи с лордом Кранбоном. Но удача была на их стороне. Вероятно, он уже был в своем номере, и они спокойно вышли на залитую солнцем улицу, сели в экипаж и отправились на вокзал, откуда Восточный экспресс должен был доставить их в Вену.

Ванда восторженно ахнула, увидев знаменитый поезд. Он курсировал уже шесть лет и за это время установил новые стандарты путешествия с комфортом. Вагоны, пересекающие всю Европу от Парижа на восток, были известны как апартаменты на колесах из-за плюшевых драпировок, мозаичных полов и мебели с перламутровой инкрустацией.

Ванду проводили в ее спальное купе, Роберт разместился в соседнем. Пока она с восторгом осматривала купе, вернулась Дженни.

— Разве это не великолепно, мисс, — вздыхала она. — А сиденья!.. Если их разложить, они превращаются в удобную кровать.

—А тебе там будет удобно, Дженни?

— О да, спасибо, мисс. Второй класс здесь — как первый в любом другом поезде.

Она открыла маленькую дверцу в стене, обнаружив там крошечную ванну с рукомойником. Рядом был встроен небольшой шкаф для одежды.

—Я распакую вещи, которые вам понадобятся сегодня вечером, — сказала камеристка и приступила к работе.

Ванда вышла в коридор и увидела Роберта, который стоял у окна, дожидаясь, пока его камердинер разберется с багажом.

—Я не успокоюсь, пока поезд не тронется, — призналась девушка. — Мне все время кажется, что кто-нибудь прибежит и будет требовать, чтобы мы остановились.

В этот момент раздался гудок отправления.

— Вот мы и поехали, — сказал Роберт, с нежной улыбкой глядя на ее взволнованное лицо. — Можешь больше не беспокоиться. — Он ободряюще сжал ее руку. Ванда тоже ответила пожатием. Стоя у окна и смеясь от восторга, она наблюдала за тем, как от них удаляется вокзал.

Рядом с ними остановился проводник и сообщил, что через час будет подан обед.

— Что, уже пора обедать? — с удивлением спросила Ванда. — Куда же делся целый день?!

—Да, он как-то быстро пролетел, — согласился Роберт. — А мы с тобой еще и ленч пропустили. Встретимся через час.

Ванда выбрала красное бархатное платье, которое надевала в первый вечер в Париже, и Дженни уложила ее волосы в элегантную прическу. Единственным украшением стали маленькие бриллиантовые серьги.

Девушка поняла, что сделала правильный выбор, когда Роберт зашел за ней в купе и она увидела в его глазах одобрение.

—Я приказал подать шампанское, как только мы сядем за столик, — сказал он, когда они шли в вагон-ресторан.

Как он и обещал, официант сразу наполнил их бокалы. За окнами краснело заходящее солнце и, искрясь, отражалось в бокалах, которые путешественники подняли за удачу.

— Мы уже в пути, — сказал Роберт. — Твои друзья будут скучать по тебе. Думаю, когда Пьеро приедет в отель и выяснит, что ты упорхнула, он будет безутешен...

— О, забудь о Пьеро, — беззаботно отозвалась она. — Он скоро найдет себе другую богатую наследницу.

—А что, если он и правда влюбился в тебя? — поддразнивал Роберт.

— Не думаю. Я полагаю, настоящая любовь не столь похожа на комедию.

—А какая, по-твоему, настоящая любовь?

Девушке вдруг стало неловко, и она отвела взгляд.

— Я не знаю, — призналась она. — Я никогда ее не встречала. А может, и не встречу. Но я уверена, что она не похожа на напыщенные излияния Пьеро и Франсуа.

—Ты стала мудрее. Но не говори, что никогда не встретишь настоящую любовь. Нужно всего лишь запастись терпением.

—Я и так долго терпела, — сказала она с грустной усмешкой. — Я ведь практически уже старая дева!

— Наблюдая за тобой последние несколько дней, могу заверить, что выглядела ты роскошно, великолепно, превосходно... И нисколько не была похожа на старую деву.

Ванда покраснела и рассмеялась.

— Спасибо, — произнесла она, опустив глаза.

—А теперь расскажи-ка мне обо всех этих господах, которые вчера вечером нашептывали тебе на ухо всякие непристойные предложения.

—А ты не знаешь, что они могли нашептывать?

—Думаю знаю. И еще я точно видел, как один из них пытался вывести тебя из танцзала. Его счастье, что ему это не удалось, иначе мне пришлось бы... Как ты говорила?

— Застрелить его прямо в сердце, — напомнила она.

— Точно! Я готов был сделать что-нибудь очень эффектное! Он шептал тебе именно то, что я думаю?

— Он приглашал меня покинуть зал и подняться наверх, чтобы мы могли «стать ближе».

— Это тебе за то, что притворяешься вдовой. Бедняга полагал, что опытной женщине больших объяснений не требуется.

— Я знаю, что он имел в виду. Лучше расскажи мне о своих приключениях. Я была уверена, что ты «ускользнешь» наверх с графиней.

— Она действительно очень старалась, — признался Роберт. — И не она одна.

— Прекрати хвалиться.

— Я просто объясняю, что дамы, носящие высокие титулы, зачастую ведут себя очень фривольно. Иногда за дорогими драгоценностями прячутся души настоящих куртизанок.

— Расскажи мне еще, — попросила Ванда, удивленно распахнув глаза.

— Ну, например, вчера на балу была одна дама... Впервые я встретил ее, когда был в Париже несколько лет назад. Тогда еще был жив отец, который держал меня на весьма скудном обеспечении, поэтому было ощущение, что в этом обществе я всего лишь бедный наблюдатель. Чего скрывать, конечно, я был сильно задет, потому что считал себя чертовски привлекательным для противоположного пола. Но я не мог себе позволить дарить женщинам драгоценности, поэтому они не тратили на меня свое внимание и время.

Ванда с сочувствием улыбнулась. Она понимала, это, должно быть, сильно било по самолюбию.

— Так что случилось, когда ты встретил ее вчера вечером? Она тебя узнала?

— Как это возможно? Когда мы впервые встретились, я для нее просто не существовал. Но теперь я граф, обладающий состоянием, и она расточала улыбки и... приглашения.

— Но ты ведь их не принял? — спросила Ванда. У нее вдруг перехватило дыхание — по каким-то загадочным причинам ей было очень важно услышать ответ.

— Никакие приглашения от столь бессердечной особы меня бы не соблазнили, — ответил он. — Я встречал много таких женщин.

Он говорил легко, но Ванда чувствовала, что в его душе все же остался какой-то болезненный след. Наверное, поэтому он и решил жениться только на той женщине, которая будет любить его самого, а не титул и деньги.

Роберт увидел, как она на него смотрит и, улыбнувшись, поспешил сменить тему.

— Нам нужно разработать маршрут, — предложил он. — Ты действительно хочешь осмотреть Вену?

Ванду озадачили нотки напряжения в его голосе.

—А ты бы предпочел не останавливаться в Вене? — спросила она. — Я много раз слышала, что это очень романтичный город, полный света и музыки.

— Это было правдой, — веско заметил он. — И когда-нибудь он снова станет таковым. Но сейчас, после трагедии, этот город темный и печальный.

Ванда поднесла руку к лицу.

— Трагедии? — повторила Ванда. — Ну конечно, я совершенно забыла!

Четыре месяца назад Австро-Венгерский кронпринц Рудольф совершил самоубийство. Он застрелился в охотничьем домике в Майерлинге. Там же обнаружили тело молодой девушки, Марии Вечеры, застреленной из того же револьвера.

—У меня есть друг в британском посольстве, и я слышал об этом довольно много, — сказал Роберт. — Вена в трауре, атмосфера там очень напряженная, поскольку власти скрывают правду о том, что произошло. Сначала говорили, что принц умер от отравления, но в конце концов вынуждены были признать, что он скончался от пулевого ранения в голову. Но они по-прежнему отрицают уже известную всем истину, что это было самоубийство.

— Как ужасно, — прошептала Ванда. — Ты ведь, кажется, встречался с принцем Рудольфом?

—Да, пару лет назад, когда он приезжал в Лондон на бриллиантовый юбилей королевы.

—Я помню, как ты говорил, что он тебе понравился. Да ты же принимал его у себя в гостях вместе с принцем Уэльским.

Роберт усмехнулся, припоминая то событие.

—Да, действительно. Из Америки как раз прибыло шоу Буффало Билли, и все мы хотели его посмотреть. Мы выпили слишком много и сильно развеселились. Но потом принц стал угрюмым и принялся рассуждать о самоубийстве, как это часто с ним бывало, судя по рассказам его свиты.

—Уже тогда? — поразилась Ванда.

—Да. Он был охвачен идеей свести счеты с жизнью. При этом он производил впечатление приятного человека и тогда мне очень понравился.

Ванда обратила внимание на легкий акцент на слове «тогда» и бросила быстрый взгляд на собеседника.

— Но не сейчас?

Поколебавшись, он ответил:

—Я также был знаком с Мари Вечерой. Она отчаянно мечтала, чтобы ее представили Рудольфу. Она обожала его издали — так, как обожают любимого актера.

—А ты видел ее, когда они уже встретились?

— Нет. Это случилось позже. Прошлой осенью ей наконец удалось привлечь его внимание, а спустя несколько месяцев она была мертва.

— Как ужасно, — воскликнула Ванда.

— Вот именно. Мир уже назвал эти отношения Великой историей любви. Но я думаю, что поступок Рудольфа достоин презрения. Ему было тридцать, у него были жена и ребенок. А ей — всего восемнадцать, еще совсем дитя! Нет, я понимаю любовь иначе.

В его голосе появились какие-то новые нотки, и от этого в груди у девушки что-то затрепетало.

—А как ты понимаешь любовь, Роберт?

Он помолчал, а когда заговорил, в голосе его снова зазвучали странные нотки.

—Любить — значит отдавать, ставить интересы дорогого тебе человека превыше всего. Если бы Рудольф действительно любил ее, то велел бы ей оставить глупости, вернуться домой и искать свое счастье без него. Даже если бы это причинило ему боль. Настоящая любовь заставила бы его делать то, что лучше для любимой.

Он снова замолчал, и Ванда затаила дыхание, не желая нарушить ту удивительную атмосферу, которая, как ей показалось, их окружила.

— Я думаю, что если бы я испытывал любовь к женщине — я имею в виду действительно настоящую любовь, а не просто...

— Не просто любовные похождения, — подсказала Ванда.

— Не просто любовные похождения, — повторил он следом за ней. — Не стану отрицать, у меня были именно похождения, и ты кое-что слышала о них.

— О да, — согласилась она.

— Но с женщиной, которую ты действительно любишь, — все совсем по-другому. По крайней мере, я так думаю. Я никогда не любил по-настоящему.

— Никогда?

— Никогда, — откровенно подтвердил он. — Это звучит ужасно, но во всех моих страстных влюбленностях какая-то часть моего «я» всегда была на страже моих собственных интересов, и я был готов ретироваться, как только прозвучит предупредительный сигнал.

— Как это?

— Например, если она слишком очевидно интересуется моим состоянием. Сначала всегда казалось, что эта женщина просто восхитительна, но позже я смотрел ей в глаза и видел там только холодный расчет.

— Но ведь и тобой тоже руководил холодный расчет, — заметила Ванда.

—Да, наверное. В этом-то и проблема. Когда я начинаю осознавать, что часть моего «я» равнодушно наблюдает за происходящим со стороны, это — конец.

— Как ее звали? — мягко спросила Ванда.

-Что?

— Ты же говоришь о какой-то конкретной женщине, верно?

— Может быть. Не важно.

«А для меня важно», — подумала девушка. Но промолчала.

— Однажды я был страстно увлечен, — продолжил он задумчиво, — а потом заметил опасность и тут же отступил. Но если бы то, что я к ней испытывал, было настоящей любовью, мое чувство самосохранения так не ощетинилось бы. В первую очередь я думал бы о том, чтобы она была счастлива, и принял бы ради этого любую боль. Потому что именно в этом — настоящая любовь.

— Но сможешь ли ты когда-нибудь найти столь совершенную женщину? — спросила Ванда.

Он с нежностью улыбнулся ей.

—Я не говорил, что она должна быть совершенной. Просто в ней должно быть нечто такое, что зацепит мое сердце. Если в ней это есть, то пусть сколько угодно раздражает меня, бесит, пусть будет неразумна и неблагоразумна — я буду ссориться с ней, смеяться над ней или вместе с ней. Может, иногда мне будет хотеться свернуть ей шею — но это не станет показателем того, что я не люблю ее. — Он замолчал и, словно внезапно очнувшись, уже другим тоном произнес:

—Я слишком много говорю.

— Нет, не слишком, — возразила Ванда. — Мне нравится тебя слушать.

Но он покачал головой и ловко перевел разговор на другую тему.

Ванде же, напротив, очень хотелось, чтобы они продолжали говорить именно о любви, но она благоразумно не стала на него давить.

До конца обеда они болтали о пустяках, но за этими пустяками таилось что-то совсем не пустяковое. Происходило что-то очень серьезное и важное. Ванда чувствовала, что воздух вокруг нее ощутимо вибрирует.

Наконец пришло время отправляться ко сну. Роберт проводил ее до купе и подождал, пока она запрется на ночь. Потом медленно пошел в свое купе, отослал камердинера и сел на постель, глядя на противоположную стену. Он ничего не видел, кроме глаз женщины, весь вечер сидевшей напротив него за столиком — то мягких и нежных, то печальных или искрящихся смехом.

Постель Ванды была уже приготовлена, и ей ничего не оставалось, как раздеться и скользнуть под одеяло. Она лежала в темноте и отчетливо ощущала, что Роберт находится очень близко от нее, за тонкой стенкой купе. От этого ей было как-то очень тревожно, и сон никак не шел.

Она прислушивалась и время от времени слышала какие-то звуки и движения, доносящиеся из-за перегородки. Ей хотелось думать, что ему также тревожно.

Спустя долгое время она наконец заснула.

Глава 7

В Вене они пересели на обычный поезд, который был совсем не похож на Восточный экспресс, и под вечер прибыли в Венецию.

Три дня они мирно бродили по прекрасному городу на воде, наслаждаясь покоем и безмятежностью. Казалось, что они нашли сундук с сокровищами, но не осмеливались открыть его из опасений, что там ничего не окажется.

В конце дня они находили какой-нибудь маленький ресторанчик и сидели там за бокалом вина до позднего вечера, а потом медленно возвращались в отель. И хотя личных тем в разговорах они не касались, в каждом из них крепло осознание некой истины — волнующей и невыразимо прекрасной.

На четвертый день они столкнулись с итальянцем, старым знакомым Роберта, и их уединению пришел конец.

Теперь придется нанести визит герцогу Анджело, поскольку уже к полудню до него дойдет слух, что мы в Венеции.

— А кто такой этот герцог Анджело?

Роберт назвал длинное сложное имя, которое она едва ли могла запомнить.

— Ты прав, — признала она, — герцог Анджело звучит проще.

— Он очень влиятельный человек в этих краях. Герцогиня в молодости была блистательной красавицей, их дочери и сыновья пошли в нее.

На следующий день они наняли гондолу, которая по Большому каналу отвезла их к палаццо Фирезе, где жили герцог с герцогиней.

Как и следовало ожидать, слухи уже дошли до хозяев, и, когда они подъехали к причалу, все семейство вышло поприветствовать их.

— Елена, — сказал Роберт, — вы стали еще красивее с тех пор, как я видел вас в прошлый раз!

Хозяйка улыбнулась ему и ответила по-английски:

— Ваши комплименты, как всегда, восхитительны. Я говорила сыну, что если он хочет прослыть обаятельным молодым человеком, то должен брать пример с вас.

Роберт рассмеялся.

Герцог Анджело оказался весьма привлекательным крепким мужчиной средних лет. Ванда подумала, что прежде он бы ей очень понравился. Но теперь это уже не имеет значения.

Хозяева проводили их в огромный, богато украшенный дворец с оригинальным плиточным полом и традиционной обстановкой. Повсюду суетились слуги, расставляя цветы в десятки ваз.

— Как видите, мы готовимся к торжеству, — вздохнул герцог, — и ваш приезд как нельзя кстати.

— Наша дочь завтра выходит замуж, — объяснила герцогиня.

— Боюсь, мы не вовремя приехали. Если бы мы знали... — поспешил было оправдаться Роберт.

— Если бы вы знали, надеюсь, вы бы все равно нас навестили, — перебил его герцог. — Конечно же вы будете присутствовать на свадьбе. Никаких возражений! Это уже решено.

Как и говорил Роберт, дети этой красивой пары взяли все самое лучшее от своих родителей. Старшая дочь, Джинетта, которая и являлась невестой, вся светилась любовью и нежностью, когда говорила о своем женихе.

— Нам с Альберто пришлось долго ждать свадьбы, — призналась она Ванде, — потому что его отец всего лишь барон, а папа сказал, что я не могу выйти замуж за человека незнатного. Но я ответила, что если мой муж хороший человек и я предпочла его другим, значит он самый знатный, каким бы ни был его титул.

— Сначала папа сердился, но я сказала, что никогда не выйду ни за кого другого. Они с мамой знакомили меня со многими претендентами, но я всем отказала, и спустя три года они сдались.

— Три года? — поразилась Ванда. — Вы ждали три года?!

— Si, — сказала Джинетта. — И почти все это время нам не разрешали видеться друг с другом. В конце концов мои родители поняли, что наша любовь достаточно сильна, чтобы преодолеть все препятствия, и дали согласие на наш брак.

Она рассказывала с очаровательной озорной улыбкой.

— И потом, они побоялись, что я останусь старой девой. Моя сестра, Марселла, тоже собралась замуж, а это невозможно, пока я первой не выйду.

Ванда не знала, что сказать. Она благоговела перед силой любви и верности этих молодых венецианцев. Ждать три года и даже не иметь возможности увидеть любимого!

Интересно, а она смогла бы справиться с такими препятствиями? Теперь, наверное, смогла бы, зная, что это тот единственный мужчина, которому она навек отдала свое сердце, и он отдал ей свое. Ради такой любви можно преодолеть все, бросить вызов всему миру и ждать в одиночестве, сколько потребуется.

Она услышала чьи-то шаги на садовой дорожке и подняла голову. Из-за ослепительного солнца она могла видеть только силуэт появившегося в дверном проеме человека, но она знала, что это Роберт. Она бы его где угодно узнала и даже просто почувствовала бы его присутствие.

Вероятно, так бывает, когда это тот, «единственный»...

— Что-то случилось? — спросил он, подходя к девушке.

— Нет, конечно, — ответила она, смутившись.

— У тебя был такой взгляд, будто ты витаешь где-то в ином мире.

— Может, так оно и было.

—Ты мне расскажешь?

Она улыбнулась и покачала головой.

— Нет, не думаю.

— На тебя это не похоже. Ты всегда рассказываешь, о чем думаешь.

Ну, ты же сам сказал... В ином мире...

Она поспешила прочь, а он, слегка озадаченный, вопросительно смотрел ей вслед.

Сестра Джинетты, Марселла, которая тоже собиралась замуж, познакомила Ванду со своим женихом. Это был высокий надменный, немного замкнутый молодой человек, и Ванде было трудно найти с ним общий язык.

Гораздо проще ей было общаться с энергичным ясноглазым Альберто, который по пятам следовал за своей невестой. Казалось, что эту пару окружает и отделяет от остальных аура любви и радости.

Сын хозяев, Марио, — красивый, элегантный и нервный, как ртуть, был на редкость эгоцентричным молодым человеком, хотя и скрывал это под маской обаяния. За ленчем он сидел рядом с Вандой и рассказывал ей о своих планах стать художником.

— Сегодня днем я поведу вас в свою студию, — сообщил он, не спрашивая, нравится ли ей такая идея.

— Спасибо, — ответила Ванда. Это ее позабавило, поэтому она не обиделась.

Как только ленч закончился, Марио властно взял ее за руку и потащил наверх — туда, где была оборудована его студия. В этой комнате окна выходили на все четыре стороны света, поэтому солнце заливало ее целый день.

— Какое замечательное место! — восторженно воскликнула Ванда, оглядывая помещение.

— Стойте здесь! — вдруг приказал Марио, схватил этюдник и стал быстро делать набросок. — Я хочу нарисовать вас прямо сейчас.

Спустя некоторое время он сказал:

— Ну, хорошо, можете двигаться. Посмотрите на меня. Теперь подойдите ко мне очень медленно... медленнее... да, именно так.

Он снова принялся рисовать. Наконец он показал ей оба наброска, которые сделал всего за несколько минут. Ванда увидела, что он действительно очень талантлив. Рисунок, изображавший ее в полный рост, был полон жизни и удивительного сходства с оригиналом.

—Я сохраню их, — заявил Марио, — и тогда смогу любоваться вашей красотой, когда захочу.

— Спасибо, сэр, вы очень добры, — ответила она, стараясь тактично охладить его пыл.

— Это так вы принимаете комплимент по поводу вашей красоты? Или вы их уже столько раз слышали, что даже пресытились ими?

Думаю, ни одна женщина не может пресытиться комплиментами, — ответила Ванда, — но было бы глупо принимать их всерьез.

— Но вы должны понимать, насколько вы прекрасны, — настойчиво возразил он. — И вы должны знать, что я у ваших ног.

— Нет, этого я не понимаю и не желаю знать, — беззаботно ответила девушка.

— О, вы мастерица соблазнения.

— Вовсе нет.

—Женщина с такой внешностью не может не знать, что при одном взгляде на нее мужчина начинает мечтать о том, чтобы добиться ее расположения и даже физической близости.

—Думаю, вам лучше и не пытаться, — твердо сказала Ванда.

— Но вы вдохновляете меня! Вполне естественно, что я хочу поцеловать вас, а потом...

Теперь она пожалела, что пришла в студию этого самоуверенного юнца. Если она и хотела бы кого-то поцеловать, то уж точно не его.

—Я думаю, мне пора, — сказала она, поворачиваясь к двери.

Но прежде чем она подошла к ней, дверь открылась и на пороге появился Роберт.

— Вот ты где, — сказал он Ванде. — Джинетта сказала, что ты, наверное, пошла наверх, в студию Пьеро.

— Меня зовут Марио, — поправил художник.

— Ну, да.

—Так почему вы назвали меня Пьеро?

— Вы напомнили мне какого-то человека, которого я встречал раньше, — ответил Роберт с убийственной улыбкой. — Только сейчас не припомню, кого именно.

Ванде пришлось подавить смех. Она встретилась взглядом с Робертом, и они оба явно наслаждались только им понятной шуткой. Девушке показалось, что это так же приятно ее волнует, как и моменты, когда они оставались наедине.

Джинетта и Альберто вошли в комнату, держась за руки.

— Я собирался рассказать нашим гостям о Греции, — объявил Марио, дипломатично меняя тему разговора. — Эта страна любви и страсти вдохновляет всех художников.

— О да, мне очень нравится Греция! — воскликнула Джинетта и добавила, обращаясь к Ванде: — Мы с Альберто встретились именно в Греции.

— Вы встретились в колыбели богов любви, — напыщенно провозгласил Марио, — и они ниспослали вам свое благословение.

Джинетта захихикала.

— На самом деле мы встретились в гостиничном холле, — заметила она.

— Но боги любви — везде, — настаивал Марио, — поэтому вы в любом случае удостоились их покровительства.

—Это правда, — согласилась Джинетта. — Именно там Альберто стал рассказывать мне об Афродите, Эросе и многих других...

— Смотрите, я их всех нарисовал, — театрально воскликнул Марио.

Он стал доставать листы, на которых весьма талантливо были изображены фигуры древнегреческих богов. Там были Артемида со своим луком и стрелами, Аполлон, играющий на лире...

— Это Афина, — сказал Марио, показывая женщину с совой на плече, — богиня мудрости.

— Надо же, столько богов! — восхищенно выдохнула Ванда.

—Да, у древних греков их было великое множество, можно сказать, на все случаи жизни, — продолжал ораторствовать Марио.

— Но самые почитаемые — боги любви, — вмешалась Джинетта, с обожанием глядя на Альберто. — Это они свели нас вместе и подарили нам мужество и терпение.

—Да, дорогая, — согласился он. — Надеюсь, они и впредь не оставят нас.

— Именно поэтому мы снова едем в Грецию, теперь в наш медовый месяц, — объявила Джинетта. — Мы посетим храмы богов и поблагодарим их за то, что они для нас сделали.

— Вы говорите о них, как о реальных существах, — заметил Роберт, с любопытством глядя на собеседников.

—В некотором роде они действительно реальны, — согласился Альберто. — Они были нашими друзьями и союзниками. Они защищали и оберегали нашу любовь. Поэтому мы и начнем нашу совместную жизнь с возложения подношений на их алтари в знак благодарности.

— Но вы не говорите об этом кардиналу, который завтра будет нас венчать, — засмеялась Джинетта.

— Не думаю, что он это одобрит!

Ванда продолжала внимательно рассматривать рисунки Марио и убедилась, что у этого юноши есть все основания считать себя хорошим художником. Каждая изображенная им фигура была живой и отражала определенный характер.

Афродита — молода и энергична, Афина — спокойна и задумчива. Гера, богиня брака, выглядела мудрой и ироничной, будто знала секрет настоящего счастья.

—Джинетта права, — задумчиво произнес Роберт. — Они действительно выглядят как реальные люди.

— Как люди, с которыми хотелось бы познакомиться, — согласилась Ванда с легким вздохом.

Роберт бросил на нее быстрый взгляд, но ничего не сказал.

Гости не остались на обед, чтобы не отвлекать хозяев от приготовлений к свадьбе.

Когда они брели в гостиницу по узеньким улочкам этого удивительного города, Ванда остановилась у витрины одного из многочисленных магазинчиков, торговавших картинами и скульптурами. В следующее мгновение она кинулась внутрь.

— Видишь ту статуэтку? — спросила она у последовавшего за ней Роберта. — Это Афродита!

Роберт внимательно посмотрел на мраморную фигурку женщины с развевающимися, словно от порыва ветра, волосами.

— Она очень красива, — сказал он. — Но как ты можешь быть уверена, что это — Афродита?

— О да, — отозвался хозяин лавки, — это Афродита, богиня любви.

— Тогда я хотела бы преподнести ее Джинетте и Альберто в качестве свадебного подарка, — сказала Ванда.

Хозяин назвал цену — довольно значительную.

— Позволь мне заплатить половину, — предложил Роберт.

— В этом нет необходимости, — запротестовала Ванда. — Я могу ее купить.

— Я не сомневаюсь. Но хотелось бы, чтобы это был подарок от нас обоих... — Он заколебался. — Если, конечно, ты не против.

Это прозвучало почему-то очень неуверенно. Ванда не могла припомнить, чтобы когда-либо прежде Роберт был в чем-то не уверен.

—Хорошо, — тихо сказала она. — Я согласна.

Они проследили, чтобы статуэтку тщательно упаковали.

— Желаете вложить записку? — спросил хозяин лавки.

Они выбрали карточку, и Ванда написала: «Тем, кого благословила Афродита». Ниже они написали свои имена.

— Кого благословила Афродита, — повторил Роберт, улыбнувшись Ванде.

— Она будет доставлена в палаццо Фирезе в течение часа, — пообещал лавочник, выписывая чек.

В тот вечер они обедали в маленьком ресторанчике на берегу канала. Вино и еда были превосходными.

— Почему ты улыбаешься? — спросил Роберт.

—Я вспомнила, как ты говорил с Марио — назвал его Пьеро и чуть не испепелил взглядом. Бедняга не понял, что происходит.

— Наоборот, он прекрасно понял, что именно я имел в виду. Он больше и думать не посмеет о том, чтобы поцеловать тебя.

— Ты что, подслушивал под дверью?

— Вовсе нет.

— Тогда откуда ты знаешь, что он хотел поцеловать меня?

—Девочка моя, ты не допускаешь мысли, что я обладаю некоторой проницательностью? Я знал это еще во время ленча. Так что я вовремя появился, чтобы помешать ему.

Ванда ничего не сказала.

— Или не вовремя? — медленно произнес он.

— Тебе лучше знать. Или я преувеличиваю твои умственные способности?

—Ты меня доведешь! — проворчал Роберт.

— Может быть...

Каждый из них углубился в свои мысли, и было понятно, что думают они сейчас об одном и том же. Но ни один из них еще не был готов говорить об этом вслух. Сила захватившего их чувства для обоих стала настоящим шоком. Им казалось, что мир вокруг насторожился и замер в ожидании каких-то важных перемен.

— Нам нужно пораньше лечь спать, — наконец сказал Роберт. — Завтра будет долгий день.

Выйдя из ресторана, он предложил ей свою руку, и они в молчаливой гармонии, медленно прогуливаясь, направились в отель.

На свадьбу Ванда надела летнее платье из зеленой кисеи, украшенное цветами, и подходящую по цвету стильную шляпку.

В десять часов к отелю прибыла гондола, чтобы отвезти их в базилику Святого Марка, где должно было состояться венчание. В Венеции по традиции невеста прибывает на свадьбу в гондоле, и вскоре огромный караван гондол уже скользил по Большому каналу.

Солнце, отражаясь в воде, окрашивало все вокруг в радостные цвета. Охваченная восторгом,

Ванда повернулась к Роберту и увидела, что он смотрит на нее каким-то особенным взглядом.

Вскоре они подплыли к причалу у площади Святого Марка. Роберт помог девушке выйти из гондолы, и она ощутила тепло и силу поддерживающих ее рук.

Альберто был уже на месте. Он появился слишком рано и теперь все время оглядывался через плечо в ожидании невесты.

Ванда видела, как огромный собор постепенно заполняла итальянская знать. Это была свадьба представителей высшего света, и следовало пригласить всех, кто хоть что-то значил в обществе, чтобы не было обид.

Девушка подумала, что если бы они с Робертом позволили отцу уговорить их на брак, свадьба была бы в таком же величественном соборе в присутствии всего высшего света.

Но Ванде не хотелось такой свадьбы. Если бы она вышла за Роберта, ей не нужны были бы ни грандиозное окружение, ни огромный хор, ни толпа знакомых аристократов. Она бы предпочла маленькую деревенскую церковь, вроде той, что есть в их поместье, и присутствие только самых близких друзей.

Он стоял бы и ждал ее, оглядываясь через плечо, как Альберто. Возможно, немного нервничал бы,

что после всех их ссор по пустякам она может передумать в самый последний момент.

Но она бы не передумала. И когда она будет идти по проходу к алтарю, лицо его расслабится и он вздохнет с облегчением. Они возьмутся за руки. А потом...

Неожиданно орган заиграл ликующий гимн, и Ванда встрепенулась, сообразив, что замечталась. Она глубоко вздохнула.

Это была счастливая мечта. Самая счастливая из всех, которые у нее были.

И вот отец уже ведет Джинетту к алтарю по длинному проходу. Она ступает медленно и плавно, и все видят, как она прекрасна. Невеста-мечта в сверкающем белом платье, жемчужной тиаре, с белыми розами в руках. Длинная кружевная фата колышется за спиной.

Но больше всего Ванду поражает выражение светящегося радостью лица Джинетты, когда она подходит к человеку, которого обожает, с которым готова соединиться навеки.

Служба началась. Ванда не разбирала слов, но все было и так понятно. Когда жених и невеста обменивались кольцами, они обменялись и взглядами, которые говорили больше, чем любые слова. В этот момент для Джинетты и Альберто в мире не существовало никого, кроме них самих.

«Так и должны выглядеть любящие жених и невеста», — подумала Ванда.

Она посмотрела на Роберта, но не поняла выражения его лица. Поняла только, что его тоже заворожил вид новобрачных.

Когда церемония венчания закончилась, все вышли на залитую солнцем площадь Святого Марка. Одни гости сели в гондолы, чтобы доехать до дворца, другие предпочли пройтись пешком.

Роберт и Ванда, все еще находясь под впечатлением от увиденного, медленно шли вдоль каналов, окутанных золотистой дымкой.

Палаццо был полон оживления и радости. Герцог встречал гостей с распростертыми объятиями.

— Мне не следовало заставлять их ждать так долго, — признался он. — Мужчина, который настолько любит мою дочь, — самая подходящая для нее партия. — Но потом, не сдержавшись, добавил: — Было бы еще лучше, если бы он мог похвастаться достойным титулом.

Молодые стояли рядом, приветствовали гостей и принимали поздравления. Когда Ванда и Роберт подошли к ним, Джинетта схватила Ванду за руки и расцеловала в обе щеки.

Спасибо вам за очаровательный подарок, — с чувством произнесла она. — Это именно то, что нам нужно!

В следующей комнате среди свадебных подарков, выставленных на всеобщее обозрение, Ванда и Роберт увидели Афродиту, которая занимала почетное центральное место.

— Это самое лучшее изображение Афродиты из всех, что мне довелось видеть, — произнес кто-то приятным голосом у них за спиной. — Несравненная богиня любви!

Они обернулись и увидели благодушно улыбающегося кардинала.

— Конечно, мне приходится делать вид, что я не знаю, кто она, — будто по секрету сообщил он.

— Потому, что она языческая богиня? — спросила Ванда.

— И за это я должен порицать ее? — с усмешкой ответил он вопросом на вопрос. — Нет. Все, что помогает людям быть искренними в проявлении своих чувств, имеет право на существование. Любовь очень важна для человека. Может быть, даже важнее всего на свете.

Ванда думала о словах кардинала в течение всего свадебного празднества и никак не могла понять, почему раньше не осознавала этой очевидной истины.

Пришел черед танцев. Сначала под романтическую мелодию кружили в вальсе молодожены. За ними последовали герцог с герцогиней, а затем к ним присоединились и остальные. Ванде не пришлось скучать без партнеров. Марио, герцог, жених и вереница других мужчин, с которыми она танцевала, мелькали как в калейдоскопе, не доставляя ей особого удовольствия.

Наконец голос, которого она подсознательно ждала, произнес:

— Ванда, потанцуешь со мной?

Роберт протянул руки, и она с готовностью впорхнула в его объятия.

Им и раньше приходилось танцевать вместе, но сейчас все было иначе. Теперь они чувствовали что-то такое, чего раньше не знали и о чем даже не подозревали.

— Ты прекрасна, Ванда, — выдохнул он. — Красивее всех женщин в этой зале!

Она улыбнулась.

—Ты меня разыгрываешь?

— Почему ты так решила?

— Потому что раньше ты никогда не говорил мне комплиментов.

— Времена меняются, — ответил он серьезно, — и люди тоже.

Испытывая восхитительное ощущение оттого, что он так близко, она уже ни о чем не могла думать! Ей хотелось, чтобы он еще крепче прижал ее к себе и поцеловал.

Ванда подняла глаза, встретилась взглядом с Робертом и поняла, что он чувствует то же самое!

Его руки крепче сжали талию девушки и, кружась в танце, они выскользнули в распахнутое французское окно прямо в сад.

Роберт продолжал кружить ее, пока они не остановились под деревьями. Он передвинул руки и обнял ее крепче, глядя в лицо.

— Ванда, — тихо выдохнул он, — Ванда!

— Да? — пробормотала девушка.

Она чуть не добавила «любовь моя», но неуверенно сдержалась. Хотелось, чтобы он первым сказал это.

— Ванда...

В его голосе зазвучали такие ноты, от которых она затрепетала. Сердце бешено стучало в груди. Роберт все крепче прижимал ее к себе. Еще момент — и его губы коснутся ее...

Но вдруг она почувствовала, как его тело напряглось и он отстранился. Взрыв смеха где-то в глубине сада напомнил им, что они здесь не одни.

Ванда чуть не заплакала от разочарования. Она так сильно хотела этого поцелуя!

— Нужно вернуться в залу, — дрожащим голосом произнес Роберт.

—Да, конечно, нужно вернуться...

Они пересекли лужайку и снова оказались в ярко освещенном помещении у всех на виду.

Ванда была в смятении. Теперь ей хотелось поскорее покинуть Венецию, где они снова предстали как брат и сестра. Им нельзя было рисковать и приближаться друг к другу.

Если бы только можно было исчезнуть отсюда прямо сейчас!

Жених с невестой уже собрались уезжать. Они отправлялись в свадебное путешествие, первым пунктом в котором была Греция.

Гости толпой собрались проводить их. Джинетта бросила свой букет в воздух — и он упал прямо в руки Ванды. Все зааплодировали.

Ванда спрятала лицо в белую пену цветов, чтобы скрыть румянец, заливший щеки. Она никогда не чувствовала себя такой взволнованной. Что подумает Роберт?!

— А теперь, — сказала герцогиня, когда они вернулись в дом, — мы все свое внимание сможем уделить друзьям.

Говоря это, она взяла Роберта за руку и одарила его многозначительным взглядом.

— Ну конечно, — согласился герцог. — Но я настаиваю, чтобы вы переселились во дворец и погостили подольше.

Ванда затаила дыхание. Этого ей хотелось сейчас меньше всего на свете. Но может ли она с уверенностью утверждать, что Роберт чувствует то же самое? Она ждала его ответа, будто вся ее жизнь зависела от него.

Словно издалека, она услышала такие замечательные, такие важные для нее слова:

— Вы очень добры, но мы с сестрой не можем остаться. Глядя на Джинетту с Альберто, мы тоже загорелись желанием двинуться дальше. Мы тотчас уезжаем, чтобы прикоснуться к тайнам Древней Греции.

Глава 8

Они покинули Венецию на следующий же день.

— Управляющий отеля сказал мне о корабле, который курсирует между греческими островами, — объяснил Роберт Ванде, — там осталось две каюты, поэтому я забронировал их.

Корабль понравился им с первой минуты, как только они ступили на борт. Это было роскошное судно, оснащенное всеми современными удобствами, и его дизайн отражал атмосферу Греции даже в названиях кают.

— Хочешь — верь, хочешь — нет, но моя каюта называется «Афродита», — сказала Ванда, когда они склонились над поручнями, наблюдая затем, как команда готовится к отплытию из Венеции.

—А моя — «Аполлон», — ответил Роберт.

Загудели моторы — и судно, отойдя от причала, двинулось в открытое море. Ванда стояла у перил

и пыталась предугадать, чем завершится для них это путешествие.

После того трепетного момента прошлым вечером, когда Ванда почувствовала, как дрогнул Роберт, охваченный такими же чувствами, что и она, ничего примечательного не произошло. Роберт снова вернулся к своей обычной манере поведения — дружелюбной, но ироничной.

Но ведь теперь все изменится? Они едут в Грецию, где конечно же, как Джинетта и Альберто, встретят богов любви.

«Греция — именно то место, куда нам нужно было поехать с самого начала», — говорила себе Ванда. Но потом подумала, что если бы не было на их пути Франции и Италии, возможно, они и не совершили бы некоторых удивительных открытий относительно друг друга.

В детстве она читала мифы о греческих богах и была очарована ими, но с годами почти все забыла. Теперь же, после встречи с венецианской парой влюбленных, их восторженных рассказов о богах любви, которые их соединили, Ванда отчетливо вспомнила все эти древние истории, которые так потрясли ее в детстве.

— Правильно ли мы поступаем? — спросил стоящий рядом Роберт.

—Я уверена, что правильно, — сказала девушка немного взволнованно. — Я с нетерпением жду встречи с чудесами Греции.

— Иногда мы не замечаем чудес, которые случаются с нами самими, — задумчиво произнес Роберт, — но от этого они не становятся менее удивительными.

Ванда кивнула, ощутив радость оттого, что он выразил мысль, столь созвучную ее собственным переживаниям.

На палубе был ресторанчик, и они позавтракали здесь, обдуваемые легким морским ветерком. Корабль, мерно покачиваясь, шел к своей цели.

— Мы, никуда не заходя, направляемся прямо в Коринфский залив, — объяснил Роберт. — Завтра мы прибудем в порт Итея, там простоим два дня. Оттуда шесть миль до Дельф, где находится знаменитый оракул.

— Интересно, он предскажет нам будущее? — задумчиво спросила девушка.

Он посмотрел на нее с любопытством.

— Когда ты так говоришь, кажется, что представляешь себе реальных людей.

—А почему бы и нет? — удивилась она. — Боги так долго жили в Греции и столько чудесного

там совершили, что исчезнуть бесследно они просто не могли.

— Так ты веришь, что боги бессмертны? — спросил Роберт.

— Конечно верю, — ответила Ванда. — Я много читала о них — и мифы, и разные исторические исследования. И потом, пример Джинетты и Альберто, которые вверили им свою судьбу... Как можно не поверить?

Она выглядела такой очаровательной в своем волнении, что Роберт не мог сдержать улыбки.

На корабле оказалась небольшая библиотека, состоящая из книг о Греции, и остаток дня они провели за чтением, пытаясь побольше узнать о том, что их ожидает на берегу.

Вечером, забравшись в постель, Ванда долго следила за луной, которая, в зависимости от малейшего поворота судна, то исчезала, то вновь появлялась в иллюминаторе. Было уже очень поздно, когда она наконец уснула.

Когда на следующий день они пришвартовались в Итее, Роберт нанял экипаж и они отправились в Дельфы. Вскоре они уже ехали по склону Парнаса — горы, которую древние греки считали центром мира.

Здесь находилось святилище, где древние дельфийские жрицы проводили свои ритуалы, а жрица-прорицательница, которую называли пифией, отвечала на вопросы людей.

Ее словам внимали даже цари, так как считалось, что устами пифии говорит Аполлон.

Наконец экипаж остановился у чудом сохранившихся руин самого почитаемого античного храма, окруженного с трех сторон крутыми склонами.

Ванда рассматривала остатки огромного каменного круга, обрамленного когда-то высокими колоннами. О том, как они выглядели, можно было судить по трем уцелевшим на сей день. На двух из них сохранился фрагмент архитрава, на котором были высечены два слова. Их перевод с древнегреческого — «Познай самого себя» — Ванда прочла накануне в книге из Корабельной библиотеки.

«Может быть, отправившись в путешествие с Робертом, я начала познавать себя? — подумала девушка. — Сколько же я его любила, не осознавая этого?! Но теперь-то я понимаю... Я понимаю, что люблю его и что он единственный, кого я когда-либо любила. И если он не ответит мне взаимностью, моя жизнь будет лишена всякого смысла».

Осмотревшись, Ванда заметила вход в пещеру, где много веков тому назад пифия принимала просителей, наделяя их счастливыми и горькими предсказаниями.

Ванда огляделась по сторонам. Среди руин бродили еще несколько любопытствующих. Роберт, опустившись на колени, рассматривал остатки полустершихся орнаментов. На нее никто не смотрел, и она тихо проскользнула в пещеру.

Сначала она очутилась в узком проходе, который внезапно перешел в широкое помещение. Свет прямыми лучами бил вниз сквозь два отверстия где-то наверху, выхватывая из полутьмы обломки древнего алтаря.

Вдруг Ванде показалось, что сам воздух в пещере ожил — она почувствовала, что находится здесь не одна. Девушка огляделась по сторонам и никого не обнаружила. Но тем не менее ощущение чьего-то присутствия ее не покидало.

Что ты просишь?

Тишину пещеры ничто не нарушило, но она слышала эти слова так же внятно, как если бы кто-то произнес их рядом с ней.

Что тебя смущает?

—А я смущена?

Только тот, кто запутался, смущен и неуверен, ищет моей помощи.

— Ты можешь мне сказать, чем все это кончится?

—А как ты хочешь, чтобы оно закончилось?

—Я хочу, чтобы он меня любил.

Повисло такое долгое молчание, что Ванда испугалась до дрожи.

— Скажи мне, что он меня полюбит, — взмолилась она.

— Я ничего не могу обещать. Ни брака, ни счастья. Даже любовь не обещаю наверняка. Есть люди, которым не суждено быть любимыми, хотя они жаждут любви всю свою жизнь.

— И я — одна из них?! — с тоской спросила Ванда.

Ты должна быть мужественной.

—Для чего? Чтобы быть готовой к худшему?

Снова тишина, и наконец — шепот, казалось, отозвавшийся из ее сердца:

Кое-кто будет говорить слова — сладкие и лживые. Берегись! Опасность!

— Какая опасность? — спросила Ванда. — Этот «кое-кто» попытается забрать его у меня?

—Я вижу беду. То, что было получено и утрачено, обретешь снова. Я вижу опасность. Я вижу кровь. Я вижу смерть.

— Чью смерть?! — прошептала Ванда.

Тишина.

— Ради всего святого, скажи мне! Кто будет в опасности? Кто умрет? Только не он, молю тебя! Только не он! Забери меня, но не его!

Но ответа не последовало. Пифия сказала все, что считала нужным.

Наконец Ванда отвернулась от алтаря. Она задала свой вопрос и получила на него ответ. Теперь остается только думать и ждать, сбудется ли предсказание Дельфийского оракула.

В смятении она покинула пещеру и вышла на солнечный свет.

— Вот ты где! — воскликнул Роберт, подходя к ней. — А я тебя ищу.

—Я ходила спросить пифию, не даст ли она мне мудрый совет.

Он обнял ее за плечи и легонько сжал.

— Какое же ты странное создание!

— Почему бы тебе тоже не спросить и не послушать, что она тебе скажет? — с горячностью спросила девушка.

— Нет, спасибо. Если что-нибудь должно случиться, оно обязательно произойдет, так зачем же портить сюрприз? А может, она скажет что-то, чего я предпочел бы не знать.

«Я вижу опасность. Я вижу смерть!»

— Роберт, пожалуйста, просто сходи туда!

— Уже поздно. Начинает темнеть, нам пора возвращаться.

Он снова сжал ее плечи. Глядя на его улыбающееся лицо, она ощутила, как ее тревоги улетучиваются и развеиваются. И впрямь, зачем забивать себе голову разными суевериями, когда он рядом — такой реальный, такой теплый?

— В тебе столько здравого смысла! — не без иронии произнесла Ванда.

—Хотелось бы верить, что это был комплимент.

—Я никогда не говорю тебе комплиментов.

— Это правда. Оракул сказал тебе что-нибудь? — спросил он.

—Я не уверена. Я не поняла.

— С ними всегда так. Их предсказания можно толковать по-разному, поэтому в любом случае они будут утверждать, что сбылось то, что они и предрекали.

— Но это все было так реально...

— Ванда, у тебя разыгралось воображение. Твои собственные мысли, какими бы они ни были, и создали это предсказание. Вот и все!

Слушая Роберта, девушка почувствовала, что ее страх испаряется. Она вообразила себе предсказание пифии, потому что боится потерять Роберта.

— И что же тебе напророчили?

— Я не могу тебе сказать. Это секрет.

Он немного подумал, а потом спросил:

— Это было связано с нами двоими?

Она улыбнулась и покачала головой.

— Скажи мне, — настаивал он.

— Но я не знаю. Все было так неясно, так запутанно. Как я могу сказать, касалось ли это нас с тобой? Думаю, ты прав — это были просто мои собственные мысли.

— Но именно это я и хотел бы узнать больше всего. Что именно ты сама себе говоришь обо... всем?

—Я не могу тебе этого сказать, — решительно заявила она. — Может, ты истолкуешь их себе совсем по-другому.

— Не думаю.

Он привлек ее ближе — не пытаясь поцеловать, а просто прижал к своей груди.

Ванда чувствовала счастливое умиротворение — ей хорошо и уютно, прильнув к любимому, слышать, как бьется его сердце.

Их позвал возница. Отчаянно жестикулируя, он указывал на садящееся солнце.

— Нужно ехать, — мягко сказал Роберт.

Вечером они обедали в главном ресторане корабля, убранство которого воссоздавало древний

храм. Но Ванде эта подделка показалось жалкой и нелепой.

— С тобой все в порядке? — спросил Роберт. — Тебя не напугала та пещера?

— Нет, конечно. Это просто камень. Ничего серьезного.

Она знала, что если повторять себе это много раз, можно избавиться от чувства страха и смятения.

И в то же время она радовалась. Роберт спросил ее, сказал ли оракул что-нибудь о «нас». Она понимала, что ни один мужчина не станет так допытываться и спрашивать о том, что для него не имеет значения.

Теперь она могла надеяться, что он будет принадлежать ей. Но как надолго?

«Я вижу опасность. Я вижу смерть».

Она заставляла себя не думать об этом, чтобы не испортить счастливое состояние, в котором она пребывала последние три дня.

Когда, попрощавшись, Ванда отправилась в свою каюту, Роберт вернулся на палубу и долго стоял, глядя на сверкающую в небе луну и размышляя о поведении Ванды в разрушенном храме Аполлона.

Почему боги, которые жили так давно, для некоторых существуют до сих пор? Возможно, они просто очарованы мифами и легендами? А если боги действительно реальны? Или они реальны только для тех, кто в них верит? Кто может знать ответ? Роберту стало немного не по себе, казалось, что он бредит. Он спустился к себе в каюту, быстро разделся, забрался в кровать и скоро погрузился в глубокий сон.

После того как они покинули Итею, корабль взял курс на Пирей — порт, откуда они отправятся осматривать достопримечательности Афин и в числе первых намерены посетить Парфенон.

Ванда стояла у борта, глядя на греческие берега, мимо которых они проплывали. Ей казалось, что каждое дерево здесь, каждый камень и каждое строение имеют свою древнюю легенду и готовы ее рассказать, если бы только она, Ванда, остановилась послушать. Ее приключение в Дельфах каким-то загадочным образом сделало ее душу созвучной целой стране с ее потрясающей историей.

За обедом они шутили и смеялись, но Роберт чувствовал, что мысли Ванды витают где-то в далеком прошлом и девушке трудно сосредоточиться на разговоре о сегодняшнем дне.

Когда они прибыли в Пирей и приготовились спуститься на берег, он обратил внимание на новую шляпку Ванды, которую она купила в Венеции.

—Ты выглядишь великолепно. Скоро снова будешь окружена поклонниками.

— Надеюсь, что нет, — сказала Ванда. — Среди столь почтенных древностей, боюсь, они будут неуместны.

Они решили прежде всего отправиться к Парфенону, но пока ехали по улицам Афин, Ванда с таким интересом и любопытством поглядывала на витрины лавочек и магазинов, что Роберт наконец с усмешкой предложил:

— Может, нам сначала совершить экскурсию по магазинам?

— О да, пожалуйста! — с готовностью откликнулась она, чем очень его рассмешила.

Захватывающий процесс похода по магазинам в незнакомом месте увлек Ванду с головой. Она была потрясена всем, что видела. Больше всего ее очаровали картины. Она также нашла какие-то старые ноты, а когда ей сказали, что такую музыку исполняли в храмах на одном из священных островов, Ванда пришла в полный восторг. Это состояние, как отметил Роберт, очень ей шло. Ему казалось, что сейчас она даже красивее, чем когда-либо прежде.

— Посмотри! Взгляни на это! — повторяла Ванда, находя что-нибудь для нее интересное.

Роберт улыбался, думая, что она просто неотразима в своем энтузиазме! Он даже приобрел какие-то украшения, на которые при иных обстоятельствах не обратил бы внимания. Но поскольку они так много значили для Ванды, он вдруг почувствовал, что они важны и для него.

«Неужели я действительно влюбился? — раздумывал он. — И почему из всех женщин я выбрал именно ту, которая зачастую так злит меня?»

Другие женщины обычно старались польстить ему и ни в коем случае не задеть его самолюбие. Но Ванду никогда не заботило, как он реагирует на ее колкости. Она говорила то, что думает, и если он возмущался, еще ехиднее смеялась над ним.

Несмотря на этот недостаток, а может, благодаря ему, Роберту всегда нравилось находиться в ее обществе. Он чувствовал, что их взгляды и мысли довольно часто совпадали, а постоянные перепалки были всего лишь формой общения людей, которые достаточно хорошо друг друга знают и понимают.

«Мы уже хорошо изучили недостатки друг друга, — думал он с усмешкой. — Я видел, как она упала с лошади на охоте, сидела на земле, измазанная в грязи, и гневно отчитывала несчастного идиота, из-за которого произошло падение. Потом я видел, как она вскочила и успокаивала свою лошадь так, как мать успокаивает дитя. Я знаю ее как отличную спортсменку. Любой человек хотел бы, чтобы такая женщина была ему сестрой или другом. А недавно я узнал ее как таинственную красавицу и неожиданно для себя испытал чувство ревности. Именно тогда головоломка и сложилась».

Глубоко задумавшись, Роберт не сразу понял, что кто-то пытается привлечь его внимание. Наконец он услышал капризный женский голос у себя за спиной:

— Роберт! Неужели это ты?!

Он повернулся, и улыбка замерла на его губах.

—Леди Фелисити!

Он надеялся, что его тон не выдал шока, который он испытал. Меньше всего на свете ему хотелось бы встретиться с этой женщиной, особенно теперь, когда он путешествует с Вандой.

Он познакомился с леди Фелисити три года назад, когда ее называли самой красивой женщиной Лондона. Она была вдовой, и между ними случился короткий страстный роман. После нескольких проведенных вместе ночей он даже подумывал, не является ли она той самой женщиной, которую он искал.

Но при всей своей красоте она была настолько требовательной и властной, что его страсть быстро прошла. Он еще раз убедился, что никогда не сможет быть счастлив с женщиной, которая пытается им повелевать. К тому же он узнал, что она стала выяснять размеры его состояния.

Граф оставил Лондон раньше, чем планировал, почувствовав, что его роман с Фелисити зашел слишком далеко.

Роберт привык, что женщины преследуют его. Большинство из них были юные девушки, чьи родители тайно или явно наводили о нем справки. Роберт научился замечать, как в их глазах мелькают цифры. И хотя они трепетали от его поцелуев, он чувствовал, что все их мысли о том, как потратить его состояние. Он знал это тогда и знал это теперь, когда нашел ту самую, идеальную женщину.

— Фелисити, — снова пробормотал он, стараясь изобразить радость.

— Мой милый, милый Роберт! — проворковала она грудным голосом, который когда-то казался ему очаровательным. — Как я рада снова встретить тебя! Что ты здесь делаешь? Ну да это не имеет значения. У тебя будет достаточно времени, чтобы все мне рассказать.

— Это было бы замечательно, но, боюсь, я пробуду здесь всего несколько часов. Я путешествую на круизном корабле, и он уходит завтра утром.

— Но ведь тебе не обязательно уезжать вместе с ним, правда? — спросила она, склонив голову набок, как часто, делала в те дни, когда он был ею увлечен. Тогда он находил это обворожительным.

— Увы, обязательно, — твердо сказал он.

— Нет, конечно, — тотчас ответила она. — Никто не будет против, если ты «дезертируешь с корабля», чтобы побыть со мной.

— Боюсь, время моего отъезда уже назначено.

— Ерунда, ерунда! — радостно воскликнула она.

Роберт вспомнил, как трудно было заставить ее признать то, что шло вразрез с ее желаниями.

—Я остановилась у своих афинских друзей — лорда и леди Фейн, — щебетала она. — Думаю, ты их знаешь. Я сообщу им, что ты к нам присоединишься.

— Я не собираюсь присоединяться к вам, — не уступал Роберт. У него создалось ощущение, что он продирается сквозь вязкий клей.

— Конечно, собираешься. Я проведу здесь еще неделю, а потом мы вместе можем вернуться в Англию.

Она положила руку на его плечо и заглянула ему в лицо с жеманной самодовольной улыбкой.

— Это будет как в старое доброе время, — проворковала она. — Мы можем узнать друг друга заново.

Было бы бестактно сказать ей, что он уже узнал ее гораздо больше, чем ему хотелось бы, поэтому Роберт просто убрал ее руку с плеча и решительно сказал:

— Увы, я должен отказаться от этого удовольствия.

— Как ты можешь быть таким жестоким? Ты ведь знаешь, дорогой, что я предпочту быть с тобой, чем с кем-либо другим!

— Мы встретимся, когда я вернусь в Англию, — пообещал Роберт. — Но в настоящий момент я не могу изменить свои планы.

На какое-то мгновение она замерла, потом мягко пробормотала:

— Раньше ты менял ради меня свои планы. Я никогда не забывала, как мы были счастливы вместе.

Роберт почувствовал легкую панику, будто ловушка, в которую он угодил, вот-вот захлопнется. Со времени их последней встречи прошло три года, а она продолжает разговаривать с ним так, как будто они расстались вчера.

— Конечно, мы были счастливы, — согласился он. — Я буду с нетерпением ждать нашей следующей встречи в Англии.

— Но это должно быть не просто обещанием, а клятвой! — настаивала леди Фелисити. — О дорогой! Как я скучала по тебе! Я скучала с тех самых пор, как ты сбежал и оставил меня в Лондоне совсем одну.

—Думаю, мое место готовы были занять десятки других мужчин, — цинично ответил Роберт. — Позволь заметить, сегодня ты также красива, как была тогда.

—Я очень хотела услышать это от тебя.

—А теперь я вынужден тебя покинуть, — набравшись мужества, сказал он. — До следующей встречи.

Он поклонился и поспешил прочь, чтобы найти Ванду. Он нашел ее рассматривающей небольшие фигурки из мрамора.

— Смотри! — воскликнула она. — Лики богов!

Глаза Роберта сверкнули.

—Я подарю их тебе, чтобы ты всегда помнила свое первое путешествие в Грецию.

— Спасибо тебе! — воскликнула она. — Я буду хранить их возле кровати и разговаривать с ними перед сном.

Ее глаза сияли.

— Я думаю, что они привыкли к такому отношению, — добавила она. — Если их игнорировать, они будут чувствовать себя забытыми.

— Интересно, насколько выросла твоя коллекция? — шутливо произнес Роберт с легкой улыбкой.

— О Господи! Я что, слишком жадничаю?!

— Нет, конечно. Я хочу, чтобы у тебя было все, что ты захочешь. А теперь, может, все-таки поедем осматривать Парфенон?

Роберт распорядился, чтобы покупки Ванды доставили прямо на корабль. Затем они снова сели в экипаж и отправились к Парфенону.

«Надо как можно скорее уехать отсюда, — подумал он, — потому что в любой момент может снова появиться Фелисити. Не хотелось бы объяснять Ванде, кто эта женщина».

Возможно, чуть позже, когда Ванда будет всецело принадлежать ему, он ей расскажет все.

Роберт пытался убедить себя, что все обойдется, но на самом деле он был так потрясен, что время от времени оглядывался назад, опасаясь, что Фелисити может их преследовать.

Глава 9

Храм Афины, высившийся над городом, отличался от многих других своей величественностью, а также красотой форм и пропорций. Время не пощадило творение высокой классики.

Какое-то время они в молчании бродили среди руин, потом Роберт пробормотал:

—Я помню, Альберто говорил, что они с Джинеттой поехали сюда, когда только познакомились.

—Да, они утверждали, что это храм любви, — подтвердила Ванда. — И это правда. В некотором роде.

— В некотором роде?

— Он посвящен Афине, которая покровительствует духовному развитию и пониманию, — пояснила Ванда. — А ведь любовь — это больше, чем просто эмоции, какими бы прекрасными они ни были. Одного лишь единения сердец недостаточно. Много значит взаимопонимание. Если мысли

влюбленных не будут близки, такая любовь не продлится долго.

— Как это верно, — согласился Роберт.

Эти слова напомнили ему о леди Фелисити. Ее мысли никогда не занимало ничего, кроме нее самой, ее внешности и подсчетов, сколько денег она может заполучить и сколько украшений ей достанется. Роберт припомнил, как всякий раз она впадала в яростную истерику, если не получала того, что хотела. Она руководствовалась только эмоциями и вела себя как испорченный эгоистичный ребенок.

Как сильно отличалась от нее Ванда! Разум и сердце ее были в полном равновесии. Идеальная женщина, отныне и вовеки. Навсегда.

И как тут ни злиться, что нашел он ту самую идеальную женщину именно тогда, когда эта вульгарная нахалка может стать угрозой их любви!

Роберт пытался убедить себя, что все будет хорошо. Ему удалось избавиться от Фелисити до того, как она устроила сцену. А она наверняка бы ее устроила, узнав о Ванде.

Но кончится ли дело так просто?

Он сердцем чувствовал, что от Фелисити так просто не избавиться.

Когда они сели в экипаж и тронулись в обратный путь, Ванда в последний раз взглянула на Парфенон.

— Здесь так чудесно! Я чувствую, будто боги благословили нас.

—Думаю, они благословили нас еще до того, как мы приехали сюда, — сказал он. — Потому что мы избежали кое-чего, что могло бы привести к катастрофе.

Ванда посмотрела на Роберта, заметно побледнев.

— Ты имеешь в виду наш брак? — уточнила она. — Да, действительно, это было бы катастрофой.

— Нет, не наш брак, — мягко возразил он. — Но если бы мы действительно поженились в тех обстоятельствах, под нажимом твоего отца, у нас не было бы возможности узнать, что мы на самом деле чувствуем. Вот это было бы настоящей катастрофой.

—Ты прав, — быстро согласилась она.

— Нам следует благодарить любых богов за то, что уберегли нас и вразумили уехать и найти свою дорогу к... Найти свою дорогу.

Ванда кивнула. Роберт заметил, как сияют ее глаза. Она была прекрасна, как богиня, — с волосами цвета воронова крыла и совершенными чертами лица. Именно такой красоте люди поклонялись столетия тому и продолжают поклоняться и доныне.

— О чем ты думаешь? — спросила Ванда.

— Ты будешь смеяться, если я скажу.

— Скажи.

— Нет, не хочу, чтобы надо мной смеялись. Он не поддастся на уговоры, хотя ему нравится,

как она поддразнивает его, стараясь выпытать секрет.

Они вернулись на корабль и обнаружили, что на палубе устроили вечеринку.

— Мы празднуем помолвку, — сказал один из пассажиров, сунув им в руки бокалы шампанского.

Счастливой парой оказались Сара Лейки Майлз Дейтон, которых их родители повезли в круиз, надеясь, что романтическая атмосфера поможет им создать наконец крепкий семейный союз.

— И она действительно помогла, — поведала Ванде Сара. — Мы однажды уже чуть не помолвились, но очередная пустяковая ссора все разрушила. А приехав в Грецию, мы осознали свои ошибки.

— Возможно, древние боги и богини внушили нам, что эти смехотворные перепалки ничего не значат. А истинную ценность имеет только наша любовь, — добавил Майлз.

— Но ведь вы так молоды! — в смятении улыбнулась Ванда.

Саре было около семнадцати, а Майлзу не больше двадцати.

— Слишком молоды, чтобы разобраться в своих чувствах, вы это имеете в виду? — добродушно уточнил Майлз. — Теперь у нас есть благословение богов, так что все будет хорошо.

— Роберт, они же еще совсем дети, — сказала Ванда, оставшись с ним наедине.

—Я знаю их семьи — обе очень состоятельны. Думаю, они подогревали эти романтические отношения для того, чтобы соединить капиталы.

- Но...

— Но, невзирая на прагматичные мотивы обеих сторон, я чувствую, что этот союз будет счастливым. Они обожают друг друга, это же очевидно. Я думаю, боги помогают юным созданиям также, как и людям... постарше. Если нам повезет, мы сможем в этом убедиться.

— Ты говоришь о богах, но интересно, насколько ты сам веришь в них — или ты просто смеешься надо мной?

— Я не верил раньше, — задумчиво произнес Роберт. — Но с тех пор, как мы приехали в Грецию... Ты помнишь надпись в храме Аполлона: «Познай самого себя»?

—Да, помню.

— Мне тоже довелось кое-что неожиданное узнать о себе. А с тобой не произошло чего-нибудь подобного?

—Да, я поняла вещи, над которыми раньше даже не задумывалась, — тихо сказала она. — То, чего я совсем не ждала, — вдруг случилось. И теперь я никогда не стану прежней.

Он кивнул, глядя ей в глаза, и Ванда почувствовала, что ее переполняют покой и умиротворение. Любовь пришла тогда, когда пришло ее время.

— Мне многое нужно тебе сказать, — мягко произнес Роберт. — Позже, когда останемся одни. Нам пора объясниться... Поговорим позже.

—Я согласна, — пробормотала Ванда.

Кто-то сел за пианино и начал играть. Постепенно шум на палубе утих, и все присутствующие наслаждались мелодичными звуками музыки.

Ванда смотрела на обрученных, которые не сводили глаз друг с друга. Теперь ей было знакомо чувство, которое вдохновляет влюбленных, и она с нетерпением ждала того момента, когда сама сможет признаться в любви.

Девушке захотелось побыть одной. Она отошла подальше и склонилась над бортом, глядя на воду, посеребренную загадочным лунным светом.

Глядя на нее издали, Роберт подумал, что она, кажется, здесь, на земле, ищет свой рай, свой запредельный мир. «Вероятно, это самые подходящие слова, характеризующие ее цель», — подумал он.

Раньше такие мысли не приходили ему в голову, — это совсем не свойственные ему рассуждения. Но он знал, что именно это чувствует и именно об этом думает Ванда, хотя, вероятно, и не может выразить это словами.

«Она необыкновенная девушка, — думал он. — Таких больше нет. А кто я? Пустит ли она меня в свой «запредельный мир»? Или навсегда закроет передо мной его двери? Как странно! Мне казалось, что я хорошо ее знаю, но теперь ничего не могу предугадать».

Вечеринка подошла к концу. Гости стали расходиться по каютам.

К Роберту подошел стюард.

— Милорд, к вам некая леди.

Роберт удивленно обернулся. Затем его удивление сменилось паникой: к нему шла леди Фелисити.

Она была одета вызывающе ярко — в темно-красное бархатное вечернее платье с очень глубоким декольте. Шею украшало тяжелое золотое ожерелье с рубинами.

Но это были не настоящие рубины — он точно это знал, поскольку видел ее подлинное ожерелье.

Она, должно быть, истратила почти все свои деньги и теперь отчаянно охотилась за чужим состоянием.

— Мой дорогой Роберт! — воскликнула она, заключая его в пахучие объятия. — Я не могла позволить тебе уехать, не повидавшись еще хоть раз. Встретить тебя в этих краях было такой неожиданностью, что на мгновение у меня просто отказала голова. Мне следовало пригласить тебя пообедать. Теперь вот самой пришлось прийти на корабль, чтобы пообедать здесь с тобой.

— Как ты меня нашла?! — спросил он.

— Мне было нелегко, — ответила она дразнящим тоном. — Ты ведь забыл сказать, как называется твой корабль. Но ты упомянул, что уезжаешь завтра, а это единственное судно в порту, которое уходит именно завтра.

«То есть она потратила довольно много времени и энергии, чтобы выследить меня», — уныло подумал он.

—Я решила устроить тебе приятный сюрприз, — продолжала она.

— Очень мило с твоей стороны, — вяло ответил он. — Я не ожидал... не надеялся снова увидеть тебя.

— Но, дорогой, во мне живет столько чудных воспоминаний — как и в тебе, я уверена.

— Восхитительные воспоминания, — выдавил он из себя. — Но все это было так давно, все это уже в прошлом!

— Только не в моем сердце, — быстро выпалила она. — Иногда я лежу без сна и думаю о тех ночах, что мы провели вместе. Я знаю, у меня никогда не будет подобного секса ни с одним мужчиной, как и у тебя — ни с одной другой женщиной.

— Ты слишком меня переоцениваешь, — возразил он.

Она издала горловой смешок.

—Ах ты, шалунишка!

Роберт стиснул зубы, услышав, как она назвала его «шалунишкой». Это сюсюканье раздражало его даже тогда, когда он был ею страстно увлечен. А теперь его просто мутило от подобного тона.

— Я имею в виду, что наши сердца бились в унисон, — проворковала она. — Я говорю не только о твоей мужской силе, хотя и столь значительной. Жду не дождусь снова испытать ее.

Это было похоже на ночной кошмар. Единственным светлым пятном был тот факт, что она просто не знала, что вместе с ним была Ванда.

В глазах Фелисити появилось странное выражение, она сильно сжала его руку — и Роберт понял, что она ждет от него поцелуя.

— Ты выбрала неподходящее место и время, — пробормотал он, сдерживая сильное желание схватить Фелисити и швырнуть ее за борт.

—А мне помнится, что раньше любое время и место было подходящим. Почему бы нам не пойти в твою каюту и не вспомнить старые добрые времена? А потом мы можем упаковать твой чемодан и сойти на берег.

На какое-то мгновение Роберт растерялся. Он не знал, что сказать. В голове было совершенно пусто.

Фелисити подвинулась ближе и подняла руку, чтобы снова коснуться его щеки. Тогда он быстро спросил:

— Что тебе принести? Если я правильно помню, ты всем напиткам предпочитала шампанское. — Говоря это, он отступил от нее подальше.

— Нам обоим сейчас понадобится шампанское, — выпалила она с наигранной бодростью.

— Кажется, стюард куда-то пропал. Я пойду разыщу его. — И он исчез.

Леди Фелисити села, всем своим видом выражая, что все идет так, как она задумала. Ее оттолкнули сегодня днем, и она не допустит, чтобы это повторилось снова.

Со своего места Ванда, словно окаменев, наблюдала эту сцену. Девушка видела все с того момента, как эта странная женщина зрелой экзотической красоты поднялась на борт.

То, что прибывшая была дамой высшего света, не вызывало сомнений. А по тому, как она смотрела на Роберта, как прижималась к нему, заглядывая в лицо, ей стало понятно также, какие именно отношения их раньше связывали.

Мощная волна мучительной ревности захлестнула Ванду. Ей даже захотелось крикнуть, что Роберт принадлежит ей!

Но ведь он никогда этого не говорил. Просто все это время ей казалось, что они становятся друг другу ближе и ближе. Может, такое ощущение — всего лишь плод ее воображения? Грубая правда состоит в том, что он так и не признался ей в любви.

Даже сегодня, когда Роберт намекнул, что им нужно поговорить, Ванда подумала, что он собирается открыть ей свои чувства. Но что, если он собирался сказать, что их путешествие слишком затянулось? И что он любит другую женщину?

Ванда похолодела при мысли, что он мог послать за этой дамой, чтобы та помогла ему избавиться от нее.

Невозможно дольше оставаться в неведении. Она должна узнать правду, иначе можно сойти сума!

Девушка решительно направилась к сидящей незнакомке. Та подняла глаза и оценивающе посмотрела на Ванду. Ее большие темные глаза можно было бы назвать красивыми, если бы в них не светился холодный расчет.

Ванда заставила себя говорить небрежным тоном.

— Интересно, а где лорд Каннингем? Когда я уходила, он был здесь. Кажется, он не говорил, что собирается пораньше лечь спать.

Глаза леди Фелисити сузились от удивления и ярости, когда она поняла, что эта молодая особа и Роберт знают друг друга.

— Мой дорогой Роберт пошел принести мне бокал шампанского, — холодно ответила она. — Боюсь, я не имею счастья знать, кто вы такая, потому что он не упоминал о вас. Вы встретились на корабле?

Услышав прямой вопрос, Ванда поняла, что ей следует быть осторожной в разговоре. Сейчас она

судорожно подыскивала ответ. Что-то подсказывало ей, что она должна быть предельно внимательна, история про сестру может не подойти в этой ситуации.

—Дело в том... — медленно начала она.

— О да, расскажите мне о себе. Как вас зовут?

— Ванда Садбери.

— Мисс?

- Да.

Повисла пауза, в течение которой женщина нервно барабанила пальцами по столику.

— Тогда, несомненно, ваша компаньонка где-то поблизости? — спросила она напряженным тоном.

По ее тону и выражению глаз было понятно, о чем она думает.

Ванда поняла, что собеседница ждет ответа.

— Мы приходимся родней со стороны моей бабушки. А поскольку знаем друг друга много лет, Роберт решил, что мы можем навестить его родственников, которые хорошо относились к моим родителям. Мы гостили у них и только что прибыли из Италии.

—Так вы родственники?

—Да, — ответила Ванда. — Мы росли вместе, граф мне как брат.

— Ах да, припоминаю, он что-то говорил о какой-то своей бедной родственнице... Меня зовут леди Фелисити Дженсон. Мы с Робертом старые и очень близкие друзья. Думаю, он рассказывал вам обо мне. Наша близость была такова, что... Ну, боюсь, он всегда был довольно скрытным.

— В самом деле? — вежливо спросила Ванда, хотя внутри у нее все кипело.

Боль и гнев, казалось, разрывали ее душу на части, но она заставила себя спокойно стоять и слушать. Она хотела услышать все, что будет говорить эта женщина.

— Когда мы узнали, насколько глубоки наши чувства друг к другу, — продолжала Фелисити, — мой муж только что умер. Мы должны были сохранять в тайне наши отношения, чтобы избежать скандала.

— Вы имеете в виду, что кто-то мог подумать, будто вы не любили своего мужа? — прямо спросила Ванда.

— О, дорогая! Я вышла замуж совсем ребенком. Ничего еще не знала о жизни. Эту партию составили мои родители. Я была покорной женой, но так и не познала любви... настоящей любви... пока Роберт не вошел в мою жизнь.

Она помолчала. На ее лице промелькнула слабая улыбка. Это, по всей видимости, должно было означать, что она вспомнила страсти, бушевавшие между ними. Хотя Ванда и понимала, что собеседница просто играет свою роль, ей все же пришлось незаметно сжать руки в кулаки, иначе она могла бы выцарапать Фелисити глаза.

— О, какое это было открытие! — продолжала гнуть свое Фелисити. — Сначала долгие годы прожить в холодном браке, а потом вдруг открыть для себя страсть, переполняющую все твое существо! Как можно это описать? Как найти слова?

«Уж у тебя бы нашлись!» — мрачно подумала Ванда.

—Я никогда не забуду нашу первую ночь, — вздохнула Фелисити. — Как мы подошли друг к другу, трепеща от страсти, не зная, куда заведет нас наша любовь. А потом мы просто осознали, что созданы друг для друга.

— Но вы не объявили о своей помолвке? — умильно спросила Ванда.

— Не тогда. Необходимо было соблюсти приличия. Требовалось, чтобы прошло какое-то время. Если бы вы только знали, как мучительно сохранять в секрете столь сильные чувства! Глядеть друг на друга через всю комнату, зная истину, и при этом продолжать беседовать с другими людьми.

Она улыбнулась Ванде, вероятно, намереваясь выразить симпатию и сочувствие, но улыбка получилась холодной.

— Моя дорогая, я надеюсь, однажды вы тоже познаете такую же сильную любовь, как наша.

-Думаю, мало кто из женщин может любить так, как вы, — ответила Ванда.

Она полагала, что эта дама достаточно глупа, чтобы уловить двусмысленность сказанного. Так и оказалось.

— О, как вы правы! — вздохнула Фелисити. — Мы стали рабами собственной страсти, и с того времени думали только о том дне, когда сможем открыто быть вместе.

Она посмотрела на Ванду своими огромными сверкающими глазами.

-Я уверена, вы меня понимаете, — проворковала она.

— О да, мадам, — ответила Ванда. — Я прекрасно понимаю.

На какое-то мгновение на лице леди Фелисити отразилась тревога — будто она усомнилась, может ли на самом деле эта молодая женщина быть настолько простодушной, как кажется.

В этот момент появился Роберт. Он резко остановился, увидев, что дамы ведут оживленную беседу.

Повисла гнетущая пауза. Обе женщины пытались прочесть, что написано на его лице.

Леди Фелисити заговорила первой.

— Я только что узнала, Роберт, что ты находишься в родстве с этой милой девушкой. И все же довольно странно, что вы не взяли с собой компаньонку для нее.

—Я объяснила, — быстро перебила ее Ванда, — что мы дальние родственники и что ты мне почти как брат.

Он кивнул, понимая намек.

— Мы отправились в путешествие с компаньонкой, — добавил он, — но, к сожалению, бедная женщина заболела, когда мы были во Франции, и послезавтра мы встречаемся с ней, потому что теперь она, должно быть, уже выздоровела.

Леди Фелисити, которая начала хмуриться, расплылась в улыбке.

—Так у вас нет компаньонки в данный момент? — спросила она многозначительно.

— Нам она не нужна, — ответил Роберт. — Я знаю Ванду с самого рождения, и мы всегда были как брат и сестра.

Брат и сестра.

Ванда поняла, что он хотел сказать. Он говорит, что их отношения снова возвращаются к исходному состоянию. И ничего больше.

Ванда не могла больше этого выносить. Она заставила оцепеневшее тело подняться и пошла прочь по палубе. Она понимала, что разумнее было бы спуститься вниз, в каюту, но не могла выпустить их из виду.

И все же нужно отойти туда, где она не будет слышать, о чем они говорят.

Роберт поднял глаза и обнаружил, что Ванда исчезла. Она так тихо, так внезапно ушла, что он даже не успел заметить.

Он задохнулся от мысли, что снова остается с незваной гостьей наедине.

— Так она твоя родственница, — уточнила Фелисити. — Значит, у меня нет причин ревновать тебя?

К облегчению Роберта, пришел стюард, чтобы налить им шампанского.

—А теперь скажи мне, дорогой мой, — спросила Фелисити, когда они снова остались одни, — ты скучал обо мне, пока мы были в разлуке? Знаешь, как мне было одиноко без тебя? Как я страдала!

Он больше не мог этого выносить. Поставив бокал, он сказал:

— Прости, мне нужно поговорить с Вандой.

Не дожидаясь ответа, он кинулся прочь, на поиски Ванды. Когда он подошел и стал рядом, девушка подняла на него глаза и спросила:

—Ты что, пренебрегаешь своей гостьей?

—Тогда пусть уходит, — резко ответил он. — По причине, которую я не могу тебе сейчас объяснить, я не хочу оставаться с ней наедине. Вернись, пожалуйста, будь моей компаньонкой.

- Что?!

— Мы должны заставить ее поверить во что угодно, лишь бы избавиться от нее!

— Например?

— Не знаю. Можем что-нибудь придумать.

— Кажется, она не склонна чему-либо верить.

— Я заставлю ее поверить мне.

— Как? — поинтересовалась Ванда.

—Ложью, конечно! — признался он прямо. — У меня это отлично получается. Я еще в школе научился и с тех пор только этим и занимаюсь.

— Правда? А я всегда считала, что ты говоришь только правду, и ничего кроме правды.

—Чепуха! Ни во что подобное ты не верила, — фыркнул он.

—Я просто пыталась быть вежливой, — фыркнула она в ответ.

—Ты поможешь мне избавиться от нее?

Ванда раздраженно засмеялась.

— Она твоя подруга, а не моя, — сказала она. — Но, может, «подруга» — не совсем подходящее слово?

— Что ты имеешь в виду?

— Не мне тебе объяснять. Ты не настолько наивен. Ну, когда мужчина...

—Хорошо-хорошо, — быстро прервал он ее.

— Отлично. Я всегда знала, что ты достаточно опытен, чтобы тебе надо было что-то объяснять.

— Но я недостаточно опытен, чтобы справиться с ней, — отчаянно произнес Роберт. — Думаю, с ней вообще никто не смог бы справиться.

—Ты настолько хорошо ее изучил?!

— Если ты имеешь в виду, была ли она когда-то моей любовницей, то да, была! — крикнул он, выведенный из себя. — Какое это имеет значение? Ты знала, что раньше у меня были любовницы. Сама об этом говорила. Помню, ты даже находила это забавным.

—Дорогой Роберт, — холодно произнесла Ванда, — меня не касается, одна у тебя любовница или целая тысяча, пока ты не включаешь кого-либо из них в наше с тобой путешествие.

— Ты серьезно думаешь, что я пригласил ее сюда?!

Не знаю. Сам мне скажи.

— Тебе нужны объяснения? Разве последние несколько дней ничего для тебя не значили? Я думал, мы понимаем друг друга!

—Я тоже так думала.

— Тогда мы оба ошибались, потому что если бы это было так, ты не задавала бы мне идиотских вопросов. Я хочу, чтобы эта женщина убралась прочь отсюда, и мне нужна твоя помощь.

— Зачем? Просто выбрось ее за борт.

—Легче сказать, чем сделать. Она из тех женщин, которые привыкли, что все происходит так, как они хотят. Если бы ты хоть раз видела ее в ярости, ты бы поняла. Малейшая неосторожность — и она отправится вместе с нами на этом судне. Ты этого хочешь?

— Я думала, что тактичнее будет мне держаться в стороне.

—Думала? — ответил он сердито. — Послушай, это было много лет назад, и мы были не настолько близки, как она себе представляет.

— Неужели? — произнесла она уничтожающим тоном. — Ведь совершенно очевидно, что именно она представляет.

Он заскрежетал зубами.

— Мы можем обсудить это позже?

—А я хочу обсудить это сейчас!

—Думаю, это довольно бестактно с твоей стороны.

—Думаю, довольно бестактно с твоей стороны приглашать свою любовницу в наше путешествие.

— Она не моя любовница. Уже не моя!

— Но ведь она хотела бы ею снова стать?

— Именно поэтому я и прошу тебя помочь мне, но ты такая глупая...

— Спасибо!

— Не за что!

После ледяной паузы он произнес:

—Думаю, я должен быть доволен, что ты ревнуешь.

—Да как ты смеешь говорить, что я ревную!

— Ну я же ревновал тебя, когда ты любезничала с Пьеро в Париже. Если я могу это признать, почему бы и тебе не сделать то же?

—Ты никогда не признавал этого.

— Я только что признался. Я снова повторю. Я ревновал. Ревновал! Теперь достаточно понятно?

Девушка уставилась на него, и сердце ее готово было выпрыгнуть из груди.

— Ты серьезно?

— О Господи! Ванда, ты выбрала очень странное время для глупых вопросов! Да, я люблю тебя. Я, наверное, давно любил тебя, но не понимал этого раньше. Теперь я это понял, и ты выслушаешь меня, хочешь ты того или нет. Я люблю тебя. Я хочу жениться на тебе, и я женюсь на тебе, несмотря на то что ты самая вздорная женщина на земле. Что ты на это скажешь?

Глава 10

- Что... что ты сказал? — прошептала Ванда.

— Я сказал, что ты самая вздорная женщина на всей земле.

— Нет — до этого.

—Я сказал, что собираюсь жениться на тебе. Мы достаточно долго колебались. Теперь все решено. Мы поженимся, и все тут — если, конечно, у тебя нет возражений.

Казалось, звезды переместились в небесах, когда до нее дошел смысл его слов.

— Нет... — только и смогла сказать она, задохнувшись от радости. — У меня нет возражений.

В следующее мгновение Роберт обнял ее. Ванда почувствовала, как он прижал ее к себе, накрыв губы жарким поцелуем.

Теперь она была на вершине блаженства. Она целовала человека, которого любит, и он отвечал ей таким же глубоким чувством.

— Ванда, дорогая моя, — пробормотал Роберт, оторвавшись от ее губ, — я, должно быть, уже очень давно люблю тебя, сам того не подозревая.

—А я, — радостно подхватила она, — всегда думала, что привязана к тебе как к брату. Как я могла так ошибаться?

— Поцелуй меня, — хрипло попросил он. — Поцелуй и скажи, что это действительно происходит, что это не сон. Иначе я не хочу просыпаться.

— Мы никогда не пробудимся от этого сна, — выдохнула Ванда.

— Скажи, что любишь меня.

—Я люблю тебя, люблю! И всегда буду любить.

—А я всегда буду любить тебя! — И он снова стал покрывать ее лицо поцелуями.

В счастливом восторге Ванда чувствовала, как исчезают остатки страха в ее душе. Оракул ошибся, когда предсказал опасность и смерть. Отныне они всегда будут счастливы.

Нет!

Этот внезапный крик, исполненный ярости и гнева, заставил их оторваться друг от друга. Они обернулись и увидели леди Фелисити, которая бежала к ним по палубе.

Нет! — крикнула она снова. — Роберт, как ты можешь так поступать со мной? Ты ведь любишь меня!

— Я не люблю тебя, Фелисити. Я люблю Ванду, и она станет моей женой.

— Ты лжешь! — закричала она, заливаясь истерическими слезами. — Ты любишь меня. И сам это знаешь!

— Фелисити, прекрати устраивать сцены, — сказал Роберт, делая шаг вперед, чтобы стать лицом к ней. — Я не люблю тебя, и ты тоже не любишь меня.

—Я люблю тебя, — завизжала она. — Я никому не позволю забрать тебя у меня! Я серьезно!

Прежде чем они смогли сообразить, что она делает, Фелисити опустила руку в свою сумочку и вытащила крошечный револьвер.

—Я не дам ей заполучить тебя. Ты понимаешь?

— Фелисити, — сказал Роберт, медленно приближаясь к ней, — отдай мне оружие.

— Стой, где стоишь, — взмахнула она пистолетом. — Отошли ее прочь, Роберт. Ты не любишь ее, ты любишь меня.

Ванда почувствовала шум в ушах. Она вдруг снова услышала голос оракула, предсказывающий смерть и кровь, и свои собственные слова: «Кто умрет? Только не он, умоляю! Возьми меня, только не трогай его!»

Леди Фелисити вскинула руку.

«Только не его! Возьми меня! Только не его!»

Ванда увидела вспышку в темноте, и в ужасающем смешении звуков почти одновременно прозвучал выстрел, ее собственный крик и мучительный стон Роберта.

И вот она уже лежит на палубе, слышит чьи-то шаги, крики мужчин, визг женщин...

Ее окружили какие-то люди. Кто-то помог ей сесть. Ванда поняла, что пуля Фелисити не попала в нее. Не считая нескольких ссадин, она совершенно невредима. С чьей-то помощью она поднялась на ноги.

— Вы ранены? — спросил чей-то голос.

— Нет. Но Роберт?..

Она огляделась по сторонам и отчаянно заплакала.

— Где он?

— Он ранен, — ответил какой-то мужчина. — Пуля попала в него.

— О нет! Нет!..

И вдруг она увидела Роберта. Он лежал на палубе. На его рубашке расплывалось уродливое красное пятно.

— Та женщина пыталась убить вас, — сказала Сара — девушка, чью помолвку они праздновали этим вечером. — Но он оттолкнул вас и принял пулю на себя.

— Что вы сказали? — в ужасе переспросила Ванда шепотом.

— Мы услышали, как она кричит, и прибежали на шум. В этот момент женщина выстрелила из револьвера.

— Она целилась в вас, — сказал Майлз, стоявший рядом со своей невестой. — Она наверняка убила бы вас, потому что вы стояли всего в нескольких шагах от нее. Но он закричал «нет!» и так сильно оттолкнул вас в сторону, что вы упали. Но сам он оказался на линии огня...

— Капитан приказал отвести ту женщину вниз и запереть, — добавила Сара.

—Я должна увидеть Роберта, — вскрикнула Ванда. — О Господи! Не дай ему умереть!

Она бросилась туда, где лежал Роберт — пугающе неподвижный и бледный.

— Роберт! — Ванда опустилась на колени рядом с ним. — Роберт!..

Но он не шелохнулся. Глаза его были закрыты, и только слабое дыхание говорило, что он жив.

— Ему нужен врач! — закричала она.

— Боюсь, нам придется искать врача на берегу, — обеспокоенно сказал капитан. — Этот корабль слишком мал, чтобы на нем был предусмотрен судовой врач.

— Но на это уйдет несколько часов! — воскликнула Ванда. Она гладила лицо любимого, а по ее щекам текли слезы.

— Нет, только не теперь, когда мы наконец нашли друг друга, — прошептала она. — О Господи, молю тебя! Помоги!

Она закрыла глаза и истово взмолилась:

— Пошли ему доктора прямо сейчас! Он не может ждать!

Она не знала, к какому богу обращена ее мольба, — к тому, которого она всегда знала, или ко всем богам сразу, которые когда-то правили этой древней страной, но в душе Ванда взывала к той сущности, чье присутствие ощутила в Дельфах.

—Я просила забрать меня. Почему ты меня не послушал?

Вокруг нее стояла звенящая тишина, но из ее бездонной глубины до нее донесся уже знакомый голос:

Терпение! Не все еще потеряно!

— Спаси его! — взмолилась она. — Спаси его!

— Отойдите, пожалуйста. Дайте мне возможность подойти к раненому.

Она испуганно подняла голову и увидела мужчину, который целенаправленно пробирался сквозь толпу. Этот человек был в домашнем халате и выглядел так, будто его только что разбудили.

Он стал распоряжаться и, не принимая никаких возражений, оттеснил толпу в сторону.

— Ему нужен врач! — воскликнула Ванда.

— Я и есть врач, мадам, — твердо произнес он. — Я сэр Стивен Трэнли, главный хирург госпиталя Виктории в Лондоне.

Ванда потрясенно поднесла руки к губам. Она слышала о сэре Стивене — блестящем хирурге, которого в прошлом году королева возвела в рыцарское достоинство за особые заслуги.

Какой-то юноша помог Ванде встать.

— Когда мы едем отдыхать, мой отец никогда не говорит, что он врач, — тихо объяснил он ей. — Но это случай крайней необходимости, поэтому я его и разбудил.

— О, спасибо вам, спасибо! — залилась слезами Ванда.

Роберта подняли и перенесли в каюту. Ванда пошла следом, но стюард преградил ей путь.

— Это не для женских глаз, — сказал он.

— Мое место рядом с ним, — требовательно произнесла Ванда. — Будьте любезны, пропустите меня, или я буду вынуждена сбить вас с ног.

Стюард поспешно отступил в сторону.

Ванда подошла к кровати, страшась того, что увидит.

Сэр Стивен снял с Роберта рубашку, и она увидела, как из раны в его плече течет кровь.

Девушка старалась справиться с дурнотой — она не имеет права быть слабой, она сейчас нужна любимому.

—Я не могу допустить здесь женских слез, — резко сказал сэр Стивен.

—Я не стану плакать, — обещала ему Ванда. — Я могу делать все, что потребуется.

Неожиданно с кровати послышался какой-то звук. Роберт открыл глаза и издал слабый смешок.

— Узнаю мою девочку, — хрипло произнес он.

— Роберт! — прошептала она. — О, слава Богу, ты очнулся!

— С тобой все хорошо, дорогая?

—Да, я не пострадала.

—Тогда все в порядке. — Тут Роберт застонал, потому что сэр Стивен приступил к работе.

—Я собираюсь достать эту пулю, — проворчал он.

— Он ведь выживет? — умоляюще произнесла Ванда.

— Если пуля не задела легкое, с ним все будет в порядке. Если же легкое пробито... — Незаконченная фраза повисла в воздухе.

Он послал сына за своим докторским саквояжем, затем вынул оттуда маленький флакончик и брызнул несколько капель на салфетку.

— Положите это ему на лицо, — велел он Ванде. — Не подносите к себе слишком близко, чтобы случайно не вдохнуть.

— Мне это не нужно, — прошептал Роберт. — Мне неприятна сама идея находиться в беспамятстве.

— Боль не понравится вам еще больше.

Ванда взяла салфетку.

—Доверься мне, — сказала она Роберту и увидела, как он сразу расслабился.

В следующий момент она положила салфетку ему на лицо, и его глаза тут же закрылись. Она обрадовалась, что сделала это. Ни один человек не вытерпел бы такой боли, подумала она, наблюдая за действиями врача.

Наконец сэр Стивен извлек пулю и поднял ее вверх.

— Вот она, — победно провозгласил он.

—А его легкое?

— Пуля прошла очень близко, но мимо. Ему повезло.

— Слава Богу! — прошептала Ванда.

— И все же опасность еще не миновала, — ворчливо добавил сэр Стивен. — Я сейчас перевяжу рану и отправлюсь спать.

Доктор был не самым приятным человеком, но увидев, как он работает, Ванда поняла, что его репутация замечательного хирурга — это не просто слова. Он быстро и аккуратно перевязал рану, отдавая по ходу короткие инструкции.

—У него, вероятно, поднимется жар, и он станет метаться. Если это случится, дадите ему вот это, — сказал он, поставив на прикроватный столик маленький флакон. — А я пошел спать.

— Но он в безопасности? — спросила Ванда в надежде, что доктор подтвердит это. — Пуля ведь не затронула легкое, и он не умрет?

- Ничего не могу вам сказать. Я сделал все, что мог. Теперь только нужно набраться терпения. Спокойной ночи.

С этими словами сэр Стивен ушел, и Ванда осталась одна рядом со спящим Робертом. Она с огромным облегчением заметила, что у него порозовели щеки, хотя и понимала, что жизнь его по-прежнему в опасности.

«Пуля не задела легкое». Она должна сконцентрироваться на этой мысли и думать о том, что все будет хорошо.

Теперь у нее появилась возможность подумать о том, что произошло: он спас ее, рискуя собственной жизнью.

Она была готова умереть за него и, как оказалось, он тоже с готовностью пожертвовал собой, защитив её от пули.

Каждый из них готов был умереть за другого.

Роберт пошевелился — и Ванда склонилась над ним. Он открыл глаза.

— Это ты? — еле слышно спросил он.

—Да, дорогой, я здесь. Я с тобой. Я всегда буду рядом.

— Ты должна быть рядом! Я не смогу жить без тебя!

Она нежно взяла его за руку.

— Поцелуй меня.

Она медленно склонилась и приникла к его губам. Выпрямившись, она заметила, что он снова закрыл глаза.

Девушка тихо сидела рядом с кроватью, оберегая так необходимый ему сейчас сон, и продолжала внутренний диалог с той невидимой сущностью, чье присутствие она ощущала.

«Это то, что ты пытался мне сказать? Кровь, опасность... И смерть? Но смерти не будет. Я не допущу. Он мой, и я буду защищать его».

Древние греки верили, что, когда человек умирает, он попадает на лодку, которая перевозит его через реку Стикс. Он платит перевозчику по имени Харон монету— и тот переправляет душу умершего в Гадес, подземный мир мертвых.

Ванда крепко сжимала руку Роберта, будто именно таким образом могла удержать его, не пустить на лодку Харона. «Тут нет монеты, — клялась она, — не будет и путешествия через Стикс. Пусть Харон ждет хоть целую вечность». Пока у нее есть силы бороться, этого пассажира ему не видать.

Ванда почувствовала, как голова ее клонится вниз, но она заставила себя встряхнуться. Теперь, когда напряжение начало спадать, девушка ощутила всю тяжесть усталости. Ее веки сомкнулись, и на какое-то время она утратила контроль над собой.

Она вздрогнула оттого, что Роберт стал метаться по кровати. У него явно начинался жар, о котором ее предупреждал доктор.

Ванда быстро налила несколько капель из флакона в бокал и, поддерживая голову Роберта, дала ему выпить. К ее облегчению, примерно минут через двадцать он успокоился.

Теперь ей казалось, что его сон слишком глубок. Ванда испугалась, как бы он не превратился в вечный. Низко наклонившись, она внимательно всматривалась в его лицо, пытаясь найти изменения.

Внезапно ей показалось, что вокруг нее сгущается тьма и она ничего не может рассмотреть. Откуда-то потянуло холодом, сыростью и тленом. Из непроницаемого мрака вдруг возник силуэт человека, стоящего в лодке. Он медленно приближался, правя одним веслом. Лодка уперлась в берег, и он протянул руку.

— Нет! — воскликнула Ванда, вложив в этот крик всю твердость своего характера.

Лодочник не двигался, не говорил, а лишь упрямо держал вытянутую перед собой руку. Ванда попыталась смутить его пристальным взглядом, но это было невозможно, потому что глубоко надвинутый капюшон плаща скрывал его лицо.

— Уходи! — сказала она ему. — Ты здесь ничего не получишь!

Неподвижная фигура с вытянутой рукой, зовущей в вечность, даже не шелохнулась.

Дыхание Роберта стало слабым. Под глазами залегли глубокие тени, кожа посерела.

Сейчас или никогда.

Ванда собрала всю свою смелость и шагнула вперед, широко расставив руки.

Ты его не заберешь!

И тут плащ упал. Под ним никого и ничего не оказалось. Вода, поглотив лодку, отступила, и темнота исчезла.

Ванда открыла глаза. Она лежала на кровати рядом с Робертом. Наступило утро, и в каюте уже было достаточно светло. А самое главное, на нее с любовью смотрел Роберт.

— Как ты? — спросил он. — Ты разговаривала во сне, но я не мог разобрать слов.

Она попробовала его лоб — и обрадовалась еще больше.

— Жар спал, — сказала она. — Ты выздоравливаешь.

—Да, я это чувствую. А ты пробыла со мной всю ночь?

— Всю, до единой секунды, любовь моя. Я побоялась оставить тебя одного.

—Ты осталась, чтобы выдержать этот бой вместе со мной?

— Мы боролись вместе.

—Я чувствовал твое присутствие. Меня будто уносило волной, но ты прижимала меня к сердцу, и я знал, что, пока ты меня держишь, я в безопасности.

Потом он нахмурился, пытаясь что-то вспомнить, и спросил:

— А кто такой Харон, дорогая?

— Харон?

—Да, когда я проснулся, ты лежала рядом, обнимая меня, и бормотала во сне.

Изумившись, Ванда села на кровати и попыталась сосредоточиться.

—Я что, действительно называла его по имени? Не помню. Помню только, что у него не было лица.

— Но кто он?

— Позже, любовь моя.

Как-нибудь потом они вместе обсудят эти загадки, но теперь ей не хотелось вспоминать ночной кошмар.

Они слышали, как их корабль встречает утро нового дня, наполняя его самыми разнообразными звуками. Ванда поспешно соскользнула с кровати. В этот момент в каюту вошел доктор, а следом за ним появился и капитан.

Вскоре всем стало понятно, что опасность миновала и Роберту нужен только покой и хороший уход.

Но у капитана была еще одна проблема.

—Что мне следует делать с женщиной, которая стреляла в вас? — спросил он Роберта. — Если вы пожелаете, чтобы я передал ее полиции, я так и поступлю, но... — он сделал неопределенный жест, будто его страшила мысль, что придется снова привлекать пассажиров к даче свидетельских показаний. Или, что еще хуже, задержать их в Греции на неопределенное время.

— В этом нет необходимости, — сказал Роберт. — Пошлите за британским консулом и передайте эту женщину ему. А потом отправимся в дальнейший путь.

— Спасибо, милорд, — с облегчением поблагодарил капитан.

Ванда выскользнула из каюты на палубу. Глядя на сверкающую под лучами утреннего солнца воду, она пыталась изгнать последние остатки ночного видения. Только она знала, что все могло быть совсем по-другому. Но они были вместе всю эту долгую ночь и вместе победили, потому что их любовь взаимна и бесконечна.

В гавани было много судов, больших и маленьких, и она вряд ли смогла бы отличить одно от другого, и все же...

Ванда замерла и напряглась.

На горизонте она заметила маленькую лодку с одиноко стоящей в ней фигурой.

—Харон, — прошептала она. — Может, нам и предстоит выдержать еще не одну битву, но как бы часто ты ни приходил за ним, я всегда буду рядом, чтобы сражаться с тобой. Я хочу жить с ним долго-долго, я хочу иметь много детей и внуков. Потерпи. Когда-нибудь мы заберемся в твою лодку, и ты сможешь нас обоих перевезти через Стикс в мир иной, где мы будем навеки вместе.

Яркое солнце заставило ее зажмуриться, а когда она снова открыла глаза, Харон со своей лодкой уже исчез.

Ванда стояла на палубе, пока не приехал британский консул. Он сразу спустился вниз и через несколько минут снова поднялся на палубу уже вместе с Фелисити. Та бросила на Ванду взгляд, полный ненависти, вздернула подбородок и надменно прошествовала на берег.

Ожидающих развязки дела пассажиров тотчас охватила лихорадочная суматоха. Всем хотелось отправиться в путь как можно быстрее.

Ванда направилась в каюту Роберта, из которой как раз выходил сэр Стивен.

— Все прекрасно, — проворчал он. — Я снова перевязал рану и не обнаружил никаких признаков инфекции. Он полностью выздоровеет. А теперь, если никто не возражает, я вернусь к своему отдыху.

Ванда скользнула в каюту Роберта и увидела, что он сидит на кровати, глядя на нее ясными любящими глазами. Она села рядом с ним, стараясь не потревожить рану, но он прижал ее к себе здоровой рукой и страстно поцеловал. Девушка почувствовала, что силы возвращаются к ее любимому, и ответила поцелуем, полным любви.

— Мы вернемся прямо домой, — сказал он, — и сразу поженимся. И больше никогда не расстанемся.

Он снова поцеловал ее.

— Как мы могли столько времени быть рядом и не знать о своей любви? — пробормотал он.

— Мы узнали о ней, когда пришло время, — задумчиво произнесла Ванда. — Нам нужно было сначала стать друзьями и компаньонами, и эти отношения всегда будут важной частью нашей любви.

—Да. Теперь я знаю, почему ни одна другая женщина не соответствовала моим требованиям. В них всегда чего-то не хватало, и это «что-то» я нашел только в тебе. Именно такая мне нужна.

Он нахмурился и добавил:

— Когда эта женщина стала целиться в тебя, я понял, что, если ты умрешь, моя жизнь кончится.

—Я чувствую то же самое, — страстно призналась Ванда. — Моя жизнь без тебя — ничто!

Он ничего не ответил, только кивнул, понимающе глядя ей в глаза.

Оба они чувствовали и знали, что их союз будет крепким и долгим.

— Мне ничего не нужно — только быть с тобой, — сказал Роберт. — Люби меня, дорогая, потому что теперь, когда я тебя нашел, я не смогу пережить, если снова потеряю тебя. Обещай, что останешься со мной навсегда!

— Навсегда! — с радостью согласилась Ванда. — И даже дольше.

— И даже дольше, — повторил он. — Тогда у нас будет все — совершенное счастье, совершенное блаженство, совершенная любовь.

Она счастливо вздохнула и уютно устроилась в его объятиях.

Корабль отошел от причала, и они слушали, как набирает обороты его двигатель. Им казалось, что их путешествие в счастливое будущее только начинается.

1

Красивая (итал.). (Здесь и далее примеч. пер.)

(обратно)

2

Прекраснейшая (итал.).

(обратно)

3

О, благодарю! В вашем присутствии все будет прекрасно! (итал.).

(обратно)

4

Будем танцевать вместе все танцы (итал.).

(обратно)

5

Убью любого, кто осмелится танцевать с вами! (итал.)

(обратно)

6

Хорошо (итал.).

(обратно)

7

Да (итал.).


(обратно)

8

Прекрасная ночь (итал.).

(обратно)

9

О мой бог! Я хочу умереть! (итал.)


(обратно)

10

Защищайтесь! (фр.)


(обратно)

11

Прекрасная синьора — моя распрекрасная (итал.).

(обратно)

12

Любовь-любовь (итал.).

(обратно)

13

Любимая (итал.).

(обратно)

14

Моя прекрасная малышка (итал.).

(обратно)

15

Любовь моего сердца (итал.).

(обратно)

16

Сердце моего сердца (итал.).


(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10