При свечах (fb2)

- При свечах (пер. Л. Г. Мордухович) (и.с. Обольщение-32) 0.98 Мб, 289с. (скачать fb2) - Дженел Тейлор

Настройки текста:



Дженел Тейлор При свечах

* * *

Это было давно…


Эту заброшенную, обшитую белыми досками церковь Джейк отыскал на окраине города. Она стояла на небольшом холме. К порталу вели пять бетонных ступенек. Перила небольшой лестницы покосились, краска во многих местах облупилась, но издали она смотрелась совсем неплохо, красиво выделяясь на фоне пасмурного неба. Оно было сейчас таким черным, что Кейти Тиндел поежилась.

Закутавшись в темно-синюю куртку с эмблемой спортивной лиги, — это была куртка Джейка, которую он заботливо набросил ей на плечи, — она крепко сжала его руку.

— Смотри, как темно, — прошептала она.

— Так это же еще лучше. — Он улыбнулся, сверкнув белоснежными зубами, и в его серо-голубых глазах заплясали восторженные искорки.

Эта улыбка воспламенила, зажгла в ней ответный огонь. Джейк обнял ее, и они, прильнув друг к другу, начали подниматься по лестнице. В этот момент небо осветила вспышка молнии, а следом сразу же ударил гром.

Они посмотрели друг на друга. Губы Джейка раскрылись, и Кейти вдруг каким-то образом ощутила, что их сердца бьются в унисон. Она, конечно, о чем-то думала, но если бы ее спросили, о чем конкретно, то сказать вряд ли смогла бы, потому что от счастья у нее в голове была сплошная мешанина.

Джейк наклонился и поцеловал ее.

И тут наконец хлынул дождь. Как из ведра. Он мгновенно накрыл их мерцающим серебряным покрывалом. Очередная вспышка молнии, запах озона — все это усиливало чувство приятного возбуждения, понятного сейчас только им двоим.

Кейти побежала по бетонным ступенькам наверх, воздев руки к небу и подставив лицо дождю. Джейк засмеялся. Нагнав девушку, он взял ее на руки и понес к дверям церкви. Здесь, не выпуская ее, он стал одной рукой нащупывать ручку, а Кейти целовала его. Дверь со скрипом отворилась. О том, как ее отпереть, Джейк позаботился заранее. Но ведь ничего плохого в этом не было. Верно? Ну зашли без спроса в покинутую церковь, так ведь добрый Боженька за это их наказывать не будет. Нет, он не станет их даже осуждать. Потому что это их день. Сегодня решается их судьба. Их будущее.

И эта пустая церковь с табличкой «Продастся», которая мелькнула перед ними в самом начале дорожки, — они на нее и внимания-то не обратили, да и не видна она была из-за ливня, — это тоже была их церковь. Их заветный храм. Они запрутся позже, а сейчас Джейк только притворил ногой дверь.

— Я люблю тебя, — прошептала Кейти ему на ухо.

— А я люблю тебя еще больше, — ответил он.

Это была их любимая игра. Они играли в нее не переставая с начала учебного года — последнего года в школе, — и вот теперь, когда окончание, казалось, не за горами, их любовь начала приобретать новые черты. Потому что любовь была, а физической близости не было. Ну что, спрашивается, это за любовь? Пришла пора пробить брешь в этой стене. Но они решили сделать это не просто так, а только после того, как «обвенчаются» в церкви. Разумеется, все делалось тайком от родителей. Они планировали это давно, и вот настал долгожданный апрельский вечер, когда под аккомпанемент дождя они дадут наконец друг другу клятву вечной любви.

Джейк нес Кейти к алтарю. Его шаги гулко отдавались в помещении. А оно насквозь продувалось, потому что окна побили мальчишки. Только одно из них было закрыто листом фанеры — наверное, какой-то добродетельный прихожанин постарался.

Скамьи — единственные свидетели на церемонии «венчания» Джейка и Кейти — выстроились ровными рядами и застыли по стойке «смирно». Опустив Кейти на ноги перед алтарем, мраморное подножие которого было покрыто ковром из сухих листьев, он взял ее лицо в свои холодные крепкие ладони. И они застыли, глядя друг на друга, окруженные океаном любви.

— Поищи в карманах моей куртки, — попросил Джейк, и Кейти нащупала и достала оттуда две белые свечи, два маленьких хрустальных подсвечника, картонную спичечную книжечку и Библию. Она торжественно протянула эти сокровища своему «суженому».

Джейк вставил свечи в подсвечники и установил их на алтарь, затем чиркнул спичкой — и фитили вспыхнули маленьким золотисто-голубым пламенем.

Заструился дымок, запахло воском. Кейт бросила на пол куртку Джейка и встала рядом с ним. На ней было довольно короткое белое атласное платье с узором в виде бутонов роз, украшенных мелким жемчугом. Весь последний учебный год она экономила каждый цент из тех, что зарабатывала в ресторанчике. Вообще-то эти деньги предназначались для оплаты дальнейшей учебы. Но колледж был для нее лишь мечтой, вырисовываясь где-то там, очень далеко, почти неразличимо. А любовь к Джейку была яркой и совершенно реальной. Она долго искала подходящее платье и неожиданно нашла в магазине поношенной одежды. Платье это было не простое. Продавщица сказала, что принесла его сюда одна богатая дама. Она купила платье своей дочке, а той оно не подошло. Кейти увидела его в витрине: оно было живописно брошено на спинку антикварного кресла-качалки. И стоило недорого. У Кейти с собой было двадцать пять долларов. Она отдала их, чтобы его отложили, а вскоре вернулась с остальными деньгами.

Теперь Кейти стояла рядом с Джейком. Его рубашка вымокла насквозь. Взглянув на свои промокшие ноги, девушка ужаснулась: во что превратились ее кремовые туфли-лодочки! А впрочем, сегодняшний день того стоил.

— Я люблю тебя, — прошептал Джейк.

— А я люблю тебя еще больше, — ответила она на одном дыхании.

Джейк вытащил из кармана небольшой листок бумаги. И они произнесли торжественную клятву любви и верности. Сначала он, потом она. Причем Кейт не помнила даже, чтобы учила свою речь наизусть, она как будто всегда была в ее душе. Потом в наступившей тишине они долго смотрели друг на друга, а пламя свечей колыхалось и освещало их лица слабым светом.

Она смотрела на него, на его волевой подбородок, пробивающуюся щетину, его чудесные глаза, туманно-голубые, почти серые, на его прямые брови и необычайно чувственный рот. От него исходили флюиды чего-то настоящего, спокойного и мужественного. Лишь упавшая на лоб прядь волос оставалась единственной приметой мальчишки, сидящего внутри такого взрослого сейчас Джекоба Тэлбота.

Наконец он наклонился и поцеловал ее. Он любит ее. Любит. Ее. Она едва верила своему счастью. Она была бедна, беднее не бывает, а он из богатой семьи, очень богатой… но это не имело значения. Он выбрал ее, а она выбрала его, и у их ног лежал весь мир. Этот мир принадлежал им.

Церемония завершилась. Они вышли из церкви и, остановившись на паперти, начали слушать шум дождя. До окончания школы оставалось четыре недели, а потом… потом, возможно, будет и настоящая свадьба в церкви по всем правилам.

Но сегодня они уже отдали друг другу свои сердца.

Не сговариваясь они побежали к машине Джейка, смеясь как сумасшедшие. А небо как будто их дразнило, заигрывало с ними, низвергая потоки воды. Струи дождя барабанили по стеклам и крыше машины, посильнее, чем в мойке.

Они собирались отъехать от Портленда[1] миль на двадцать и снять номер в мотеле. Здесь, в маленьком городке Лейкхевен, их слишком хорошо знали, по крайней мере Джейка. Его отец был владельцем одного из самых крупных концернов Портленда «Тэлбот индастриз», а жили они в Лейкхевене, в его западной части, по пути к побережью.

Но теперь, когда они оказались в спортивном автомобиле Джейка, а запотевшие стекла создавали такую интригующую интимность, в Кейти вдруг проснулась школьница-фантазерка. Когда он наклонился для очередного поцелуя, она неожиданно поняла, что хочет заняться с ним любовью здесь и сейчас, и пусть дождь укрывает их от всего мира. Это казалось таким романтичным.

Когда она сообщила о своем желании на ухо Джейку, он улыбнулся. Это была не просто улыбка, это была его фирменная улыбка — мгновенная, почти ослепительная белозубая вспышка, улыбка такая же яркая и великолепная, как Голливуд.

Они снова зажгли свечи, поставили их на приборный щиток, а сами перебрались на заднее сиденье. Джейк постелил свою куртку. Запах ванили от свечей смешивался с ароматом его одеколона. Джейк был неумелым, но нежным, они оба хихикали, снова и снова шептали друг другу слова любви и старались по возможности не слишком раскачивать сиденье, чтобы свечи не упали на пол.

* * *


Прошли годы… Все мечты Кейт давным-давно превратились в прах. И единственное, что осталось у нее, так это воспоминания. Да, она хорошо помнила, как они впервые занимались любовью. Но сейчас она чувствовала только какую-то пронзительную тоску. Разве возможно было это забыть! За их первой ночью последовали другие, они предавались любви в более подходящих для такого занятия местах, и это в конце концов привело к появлению на свет ребенка. Дочери. Эйприл. Кейти назвала ее так в честь месяца, в котором та была зачата, месяца их тайного «венчания», после которого так ничего и не случилось. Эйприл — дитя любви. Ее и Джейка.

Дочь, о существовании которой он никогда и не подозревал.

Глава 1

Сегодня…


— Попробуйте вот этот. — Продавщица протянула Кейт позолоченный пульверизатор из искусственного хрусталя.

Она распылила облачко духов на запястье Кейт. Благоуханный, слегка мускусный аромат, поднявшийся легким туманом к ноздрям Кейт, вдруг напомнил ей о чем-то печальном, что было когда-то, в далеком прошлом.

Джейк Тэлбот… «венчание» в церкви… слабый укол в затянувшуюся рану.

— Нет, спасибо, мне не подходит, — пробормотала Кейт, мрачнея.

Как давно все это было. Казалось, прошла целая вечность. С тех пор как они встречались, она, казалось, прожила не одну, а несколько сотен жизней, однако воспоминания, как холодный туман, то и дело подкрадывались к ней и окутывали промозглой сыростью. Она могла в этот момент заниматься чем-нибудь самым обыкновенным, например, делать покупки, и вдруг — бац! — и это случалось. Откуда-то из глубины всплывали обрывки воспоминаний, и сердце щемило от тоски.

«И все же непонятно, почему сейчас от этого все еще больно?» — спрашивала себя Кейт. После исчезновения Джейка она начала новую жизнь. И надо сказать, не так уж плохо у нее это получилось. Наивной старшеклассницы Кейти Тиндел давно уже не было. А была Кейт Роуз. Побывавшая замужем, теперь вдова и мать семнадцатилетней дочери, чьи туманно-голубые глаза напоминали о Джейке, а своенравный, с чертовщинкой характер повторял натуру Кейти.

Впрочем, считать так было не совсем справедливо. Джейк тоже был с чертовщинкой. Они нашли друг друга, когда учились в школе. Потому что были очень близки по духу. Но потом он исчез. Джейк оставил ее даже прежде, чем она поняла, что беременна. Сразу же после окончания школы он отправился в путешествие по Европе, пообещав позвонить, написать и все такое прочее. «Мы поженимся, — заверял он ее, — и очень скоро». Но исчез. Когда Кейт поняла, что носит его ребенка, то не могла больше ждать.

Вот так она оказалась у дверей дома Джейка. Чего следует ожидать от этого визита, она не знала, но, разумеется, на теплый прием не рассчитывала. Отчаявшись дождаться известий от Джейка, она была вынуждена пойти на этот шаг.

Итак, в конце июня, вечером, она появилась у дома, где жили Тэлботы. Кейт только протянула руку к звонку, а дверь уже распахнулась, как будто ее ждали.

В дверях стояла мамаша, чрезвычайно холеная дама. Она разглядывала Кейт холодно и с откровенной враждебностью.

— Что вам угодно? — Взгляд у миссис Тэлбот был ледяным.

Кейт уже бывала в доме Джейка и знакомилась с его матерью, но Мэрилин Тэлбот, по-видимому, ее не помнила.

— Меня зовут Кейт Тиндел, — проговорила она слабым голосом. — Я… приятельница Джейка.

Мэрилин смотрела на людей не своего круга немного свысока, с едва скрываемым презрением. К тому же на каблуках она была выше Кейт и с видимым удовольствием использовала это преимущество.

— Джейка нет дома.

— А когда он вернется?

Мэрилин сжала губы. Кейт едва сдержалась, чтобы не наговорить грубостей: мать Джейка смотрела на нее так, будто была готова ее уничтожить. Начав встречаться с Джейком, Кейт сразу же поняла, что его родители никогда не будут серьезно относиться к их дружбе, и, хотя Джейк упорно избегал разговоров на эту тему, делал вид, что родители вообще не интересуются его личной жизнью, девушка уловила в его тоне нерешительность. Мамочка считала, что для ее сыночка Кейт недостаточно хороша — вот в чем дело.

Но это было тогда, а сейчас она была беременна и носила в своем чреве их внука или внучку. Боже, как же ей отчаянно хотелось, чтобы вдруг случилось чудо и появился Джейк. Но чуда не произошло.

— Мне нужно его увидеть. Очень… — выдавила она.

— Может быть, вы все же войдете? — пригласила Мэрилин.

Такой любезности Кейт даже и не ожидала. С тревогой она перешагнула порог и последовала за матерью Джейка. Та привела ее в небольшую уютную гостиную, обшитую красным деревом.

Только начинало смеркаться, было прохладно и пасмурно. Но для Орегона в июне такая погода вовсе не была редкостью. Лето здесь наступало поздно, иногда чуть ли не в середине августа, зато сентябрь и октябрь стояли исключительно теплыми и солнечными.

За окном лил дождь, дул сильный ветер, и ветка клена то и дело ударяла по стеклу, причем каждый раз какой-нибудь зеленый листок разрывался пополам. Кейт смотрела на листья, и ей было очень грустно. А то, что говорила Мэрилин, едва доходило до сознания девушки.

— Вы еще очень молодая, — продолжала мать Джейка. — Я не хочу выглядеть жестокой, но глупо думать, что между вами было что-то такое, что действительно могло иметь какое-то значение. Вы меня понимаете?

«Ах вы не хотите выглядеть жестокой? Но у вас это очень хорошо получается». Кейт прекрасно ее понимала. Она понимала, что ее хотят удалить из жизни Джейка, как раковую опухоль. И причем как можно скорее.

— Джекоб на все лето уехал в Европу.

Вот этого Кейт никак не ожидала.

— Как? Я думала… он говорил, что… он уезжает всего на пару недель. Обещал позвонить, если что-то изменится.

— Очень жаль, но это все, что я могу сказать.

Кейт не понимала.

— Когда… когда же это он так решил?

— А сразу же, как доехал до места. Похоже на то, что ему очень не хочется сюда возвращаться.

«Неправда! — завопило все внутри у Кейт. — Он не мог так поступить! Что это значит — он не хочет возвращаться сюда?! Вы лжете, Мэрилин! Стремитесь нас разлучить, разрезать ножом по живому!..»

Мать Джейка села в кресло, обитое бархатом персикового цвета, со спинкой в виде крыльев, и сложила руки на коленях. У нее побелели кончики пальцев, это свидетельствовало о том, что она с трудом сохраняет спокойствие. Возникшее напряжение было почти физически ощутимым.

— Напомните мне свое имя, — попросила Мэрилин, сделав неопределенный, вроде как извиняющийся жест. — Боюсь, что я его забыла.

— Кейт Тиндел. — Голос у нее был чуть громче шепота. «Прохладно что-то в этой комнате. Да нет же, наоборот, жарко. Господи, неужели я сейчас упаду в обморок?»

— Мисс Тиндел, Джекоб имеет обязательства перед своими родителями. Уверена, вам это известно.

— Я только хочу поговорить с ним, — произнесла Кейт, и ей показалось, что голос прозвучал откуда-то издалека.

— Я понимаю, но это невозможно. Его здесь нет.

В тот момент, когда Кейт думала, что хуже уже ничего быть не может, в дверном проеме появился Филипп Тэлбот. Это был воплощенный патриарх, настоящий глава клана: широкая грудь, бульдожий подбородок, стальные серые глаза и посеребренные сединой волосы. Его рот был твердым и неулыбающимся, и Кейт вся съежилась. Одетая от кутюр, высокомерная Мэрилин пугала ее, но Филипп Тэлбот — это уж чересчур, не иначе как против Кейт решили выставить тяжелую артиллерию.

Очень странно, но именно сейчас, находясь в совершенном смятении, она вдруг вспомнила, что рассказывал Джейк о подвигах своего старшего брата, отщепенца в семье, Филиппа-младшего, который был на шесть лет старше Джейка. Кейт никогда его не видела, но знала, что за свои художества Филипп-младший был наказан тем, что его фактически выгнали из дому. Теперь, разглядывая Филиппа-старшего, который занял место рядом с женой — он положил ей руку на плечо, и они в упор смотрели на неприятеля, то есть на нее, — Кейт вдруг прониклась симпатией к Филиппу-младшему — было отчего пуститься во все тяжкие.

— Мисс Тиндел. — Филипп-старший произнес ее имя четким, хорошо поставленным голосом. Видимо, перед тем как войти, он некоторое время стоял у двери и прислушивался. — Джекоб уехал в Европу на все лето. А после этого он сразу же направится в Гарвард.

— В Гарвард… — повторила она, по-прежнему ничего не понимая. Все, что происходило в этой комнате, казалось ей таким неуместным, таким неподходящим! Джейк не собирался поступать в Гарвард, это его родители так хотели. Он намеревался остаться в этом штате, чтобы быть вместе с ней.

— Дело в том, что он сюда больше не вернется.

— Вы хотите сказать, что из Европы он поедет прямо в Гарвард?

— Он вообще больше не вернется домой, — объявил Филипп.

Кейт хотелось плакать. Ее губы кривились, и она молила Бога, чтобы этот кошмар поскорее закончился. Но они были настроены весьма серьезно, его родители. Джейка нет, и она знала, что спрашивать у них, как с ним связаться, бесполезно. Все равно не скажут.

Сердце билось у нее где-то в висках. «Надо им сказать. Другого выхода нет. Они должны знать, что у меня будет его ребенок».

«Я беременна», — собиралась произнести она как раз в тот момент, когда Филипп Тэлбот сообщил:

— Он в Европе со своей невестой.

Кейт замерла. «Господи!». В ушах зашумело.

Девушка увидела на лице Филиппа-старшего недовольство, но это было за мгновение до того, как она тихо сползла с кресла на пол.

Потом-то Кейт осознала, что последнюю фразу вслух так и не произнесла. Слова эти готовы были сорваться с ее губ, но Филипп Тэлбот ее опередил на долю секунды.

Джейк отдыхает в Европе с невестой! Невестой! Какое жуткое, отвратительное слово! Перед глазами Кейт возник образ классической разлучницы, длинноногой холодной красавицы с ухоженными красными ногтями. Вот она смотрит сейчас на Кейт, и ее ярко напомаженные губы презрительно улыбаются.

Кейт ненавидела ее всей душой, но эта ненависть была какой-то ватной и совершенно бессильной. Нет, не ненависть сейчас обуревала несчастную Кейт, а страх, панический страх. Джейк нанес ей страшнейший удар, разрушил веру в любовь и счастье. Она была напугана до смерти, потому что ей было всего восемнадцать, она была беременна, и никто, абсолютно никто не мог ее поддержать.

У нее была приятельница, которая снимала квартиру на окраине Портленда. Кейт в последнее время проводила у нее времени больше, чем дома, а после встречи с Тэлботами она переехала туда совсем. Родители так и не узнали, что она беременна, она ничего им не сказала. Просто собрала свои скудные пожитки, попрощалась и ушла. Потом Кейт несколько раз к ним приходила, вот и все.

Как-то в конце этого злополучного лета вдруг позвонил отец.

— Тебе тут письмо, — сказал он. — Даже целых два. Одно из Швейцарии и другое тоже откуда-то из Европы.

«Джейк!» Кейт встрепенулась и тут же сникла. Понятное дело, что это за послания — типа «Дорогая Джейн»[2], не иначе.

— Порви их или сожги, — бросила она и положила трубку.

Ее всю трясло, она как будто прочла эти письма. Через час Кейт начала жалеть — все-таки лучше было бы их прочесть. Она поехала к родителям, но оказалось, что отец уже успел выполнить пожелание дочери — письма Джейка превратились в пепел. Ну что ж, так тому и быть. Это даже лучше — ничего не знать. В этот же вечер она покинула Лейкхевен, как ей казалось, навсегда.


Но это было так давно…

Теперь, в самый разгар августовской жары, выйдя из кондиционированного комфорта универмага, Кейт почувствовала озноб. Джейк все еще имел над ней власть, воспоминания о нем могли взволновать ее и вывести из себя. Смешно, но это сущая правда.

Кейт пробиралась сквозь вечерний поток пешеходов к своему «мустангу», спортивному автомобилю с откидывающимся верхом. По забавному совпадению он был почти таким же, в каком они с Джейком в первый раз занимались любовью. Тогда, много лет назад.

Только ее автомобиль был не черным, а темно-синим. Щелкнув пультом дистанционного управления, она грустно улыбнулась и забралась внутрь. Какое все же, оказывается, имеют значение подобные мелочи.

Она изнемогала от зноя и, медленно выезжая со стоянки, нетерпеливо ждала, когда же кондиционер разгонит духоту. Автомобиль был очень дорогой. Его купил для нее Бен. Просто взял и купил. Вот что бывает, когда выходишь замуж не по любви, а из-за денег.

Нет-нет, это было не совсем так. Она вышла вовсе не из-за денег. Она вышла замуж от… отчаяния. В том же августе ей удалось устроиться секретаршей на неполный рабочий день в «Агентство талантов Роуз»[3]. Владелец агентства Бен Роуз, пожилой, но довольно приятный мужчина, посмотрел на нее как-то странно, а через пару дней вдруг подошел и сказал:

— Вы хорошенькая, похоже, в вашей головке каким-то образом сохранилось несколько извилин. Единственное, что я рекомендовал бы вам, — стереть с лица эту печаль. Расслабьтесь. У нас здесь весело.

— Я попытаюсь, — благодарно пролепетала Кейт.

— Не надо пытаться — просто сделайте, и все.

Свою речь он смягчил улыбкой. Нельзя сказать, что деликатность была главным достоинством Бена Роуза, но люди к нему тянулись. Их привлекала — и Кейт это вскоре поняла — его властность.

А еще через некоторое время она обнаружила, что он обращает на нее внимания гораздо больше, чем могла рассчитывать молодая неопытная секретарша, работающая неполный день. И нельзя сказать, что поначалу это было ей приятно. Хозяину конторы приглянулась симпатичная служащая. Обычное дело, кажется, но… Женщины, которые давно здесь работали и с которыми Кейт вскоре подружилась, рассказали, что Бен Роуз никогда не обращал внимания ни на одну из своих служащих, да и вообще на женщин. Он закоренелый холостяк. Все агентство затаив дыхание ждало, чем все это кончится. Еще бы, такое событие — неприступный Бен Роуз влюбился в Кейт. А в этом никто не сомневался. Сама же Кейт растерялась и не знала, как себя вести.

А кончилось это вот чем: он неожиданно… сделал ей предложение.

Это случилось, когда рабочий день закончился, в агентстве уже никого не было, только Кейт задержалась. Она к этому времени проработала здесь ровно месяц, день в день. На дворе стоял сентябрь, и с беременностью надо было срочно что-то делать, предпринимать какие-то шаги. Какие?

Она сидела за столом и смотрела на календарь. Он был открыт на пятом сентября. Годом раньше, именно пятого сентября, они с Джейком впервые поцеловались.

Неожиданно в поле ее зрения возникла узловатая рука Бена. Волосы свои он красил в светло-коричневый цвет, причем скрупулезно, стоило только чуть проглянуть седине, а вот с руками ничего поделать было нельзя, они выдавали его возраст.

Она медленно перевела взгляд на его руку, и вдруг та исчезла, на столе, как будто по мановению волшебной палочки, засияло золотое колечко с бриллиантом.

Кейт, удивленная, подняла глаза. Бен Роуз пристально смотрел на нее сверху вниз.

— Печаль, — произнес он с несвойственными ему нежными интонациями в голосе, — она у вас так и не проходит. Хм… с ней надо делать что-то кардинальное. Срочно. Я бы хотел, чтобы вы предоставили мне возможность.

— Я беременна, — сказала она.

Он вскинул брови.

— Ах вот оно что… — Он ненадолго задумался и вдруг просиял: — Вы знаете, мне всегда хотелось иметь ребенка. Особенно девочку.

Кейт не выдержала и разрыдалась. Бен привлек ее к себе, начал гладить по голове, нежно-нежно, и ей показалось, что наконец она обрела отца, чуткого и любящего, потому что ее настоящий отец был холодный, черствый эгоист, родная дочь его всегда тяготила. Он считал ее лишним ртом в доме, не больше. Хотя никто этого вслух не произносил, предполагалось, что Кейт уедет из дому сразу же после окончания школы. О своей беременности родителям она так ничего и не сказала.


Кейт вышла замуж за Бена через две недели. Церемония прошла очень быстро, только у судьи. Никаких свечей, никакой церкви, никакой романтики. Кейт не хотела ничего, и Бена Роуза это тоже вполне устраивало.

Вот так Кейти Тиндел стала Кейт Роуз, а в январе родилась Эйприл Роуз[4].

Бену имя Эйприл не нравилось.

— Эйприл Роуз, ну разве это звучит? Это все равно что назвать ее Шоколадный Батончик! Ужасно!

— Нет, она будет носить имя Эйприл, — настаивала Кейт, потому что давно так задумала. — А фамилия у нее может остаться и Тиндел.

— Вот уж нет! — Его чуть не хватил удар при мысли, что девочка будет носить какую-то другую фамилию. — Я хочу, чтобы это была моя дочка. И ничья больше. Тебе понятно?

Кейт безоговорочно согласилась, хотя не была уверена, что ей это нравилось.

— Пусть все думают, что она родилась на два месяца раньше срока, — убеждал ее Бен. — Пусть. Это их проблемы. А кроме того, через две недели никто об этом даже и не вспомнит.

Так родившаяся в конце января у супругов Роуз дочка была крещена именем, похожим на прозвище, которое, впрочем, ее никогда не беспокоило. Она выросла прелестной и спокойной, с улыбкой такой же яркой и великолепной, как Голливуд. Да-да, как у Джейка. Это было, конечно, для Кейт как постоянное напоминание о первой любви, но что поделаешь. От Кейт Эйприл получила милые ямочки на щеках и светло-коричневые, даже чуть золотистые волосы. Глаза у нее были как у Джейка, серо-голубые. Они озорно сияли. Когда дочь подросла, Кейт поняла: палец ей в рот клади — откусит. Уж больно самостоятельна, не по годам.

Кейт вспомнила, что во второй половине дня дочка должна приехать в агентство. Так уж совпало, что Эйприл начала работать в агентстве секретаршей с неполным рабочим днем, то есть точно так, как в свое время Кейт.

Жизнь идет по кругу.

Оставив машину в подземном гараже (он был переоборудован из бывшего товарного склада), Кейт вошла в лифт и нажала кнопку третьего этажа. Поскрипывая и дрожа, старая машина поползла вверх. Потом что-то звякнуло, двери скользнули вбок, и Кейт направилась к тяжелой зеленой металлической двери с табличкой, где было написано золотом: «Агентство талантов Роуз».

Ухватившись обеими руками за ручку, Кейт потянула ее на себя. Дверь с видимой неохотой подалась и впустила ее в помещение, которое раньше тоже было товарным складом, а теперь его перестроили под офис. Надо сказать, что дом, в котором располагалось «Агентство талантов Роуз», находился в той части города, что прежде слыла плебейской, но вот уже несколько лет, как она превратилась в один из самых фешенебельных районов на северо-западе Портленда. Теперь агентство принадлежало Кейт (подумать только: ее агентство!), и она начала с того, что затеяла ремонт. В данный момент перекладывали паркет в помещениях и в коридоре. Жизнь здесь била ключом. Кейт посмотрела на свою помощницу Джиллиан и улыбнулась. Та, встряхивая копной густых кудрей, отвечала сразу на три звонка, говоря всем одно и то же:

— «Агентство талантов Роуз». Пожалуйста, прошу вас, не кладите трубку, через секунду с вами побеседует наш компетентный сотрудник!

Неординарная женщина — так можно было бы приблизительно охарактеризовать Джиллиан. Она была самой квалифицированной сотрудницей, а уж как предана делу, так об этом и говорить не стоит. Это был настоящий ураган, смерч в красных туфлях-лодочках на трехдюймовых каблуках.

Кейт махнула ей и подала знак, что будет у себя в кабинете, небольшой комнатке, отгороженной от остального помещения стеклянной перегородкой. Одну из ярко-голубых стен украшала акварель, изображавшая панораму города Астория в устье реки Колумбия. Джиллиан кивнула, ее локоны подпрыгнули, и она потянулась за лежащей на столе трубкой первого телефона.

— Добрый день! Спасибо, что подождали. Вы просто молодчина. Я к вашим услугам.

Сбросив короткую голубую накидку, Кейт провела рукой по волосам. Они у нее были длинные, до плеч, и летом светлели, а зимой становились почти пепельными. Сейчас они казались ей влажными, кажется, несколько прядей даже прилипли к шее. Кейт задумчиво вздохнула. Ей захотелось прохладного дождя.

И немедленно ее пронзила острая боль. Она пугливо оглянулась по сторонам, суеверно ища в углах кабинета источник этой боли. Напрасно. Причина была в ней самой. Это случалось не всегда, но довольно часто — дождь, или даже мысль о нем, мгновенно вызывал в памяти Джейка Тэлбота и их «венчание» в заброшенной церкви. Очень давно. Целую жизнь назад.

Но время от времени что-нибудь обязательно напоминало ей о «венчании», как, например, мускусный аромат духов сегодня в универмаге. «Наверное, у меня мозг так устроен, что ли? — думала она. — Я просто зациклилась на этой глупой истории. Давно это было. Хватит. Надо забыть и больше не вспоминать».

Кейт скрестила руки на груди и вздохнула. Странно, после смерти Бена такое стало с ней случаться все чаще и чаще. К чему бы это?

Зазвонил внутренний телефон. Через стеклянную стену она увидела, что Джиллиан делает ей знаки.

— Что случилось? — спросила Кейт, сняв трубку.

— Дилайла. Она уже здесь и направляется к тебе! В тот же момент Дилайла Харрис с безумным видом пролетела мимо Джиллиан, держа курс на кабинет Кейт. Чуть слышно простонав, Кейт переложила с тумбочки на свой стол пачку бумажных носовых платков.

Дверь распахнулась.

— Меня выпихнули! — запричитала Дилайла, вскинув руки. — Представляешь, взяли и выпихнули!

— Кто? — спросила Кейт.

— Эти… эти мерзавки из группы поддержки. Я пришла сегодня утром, а они… они…

— Вот, держи. — Кейт сунула платок в руку Дилайлы.

Дилайла всхлипнула и стала размазывать слезы по лицу. Они у нее всегда очень близко, потому что она актриса и модель и ведет себя так, как и должна вести уважающая себя актриса и модель. Это включало в себя истерики по любому подходящему поводу. А иногда и без повода. Кейт была связана с агентством с восемнадцати лет, и ее давно не удивляло, что порой взрослые люди, особенно если они талантливы, ведут себя как пятилетние дети.

— Они привели настоящую группу поддержки! — начала объяснять Дилайла, то и дело всхлипывая. — Этим маленьким стервам ничего не заплатили, а им хоть бы что! Улыбаются и прыгают, как лягушки! Смотреть противно!

Кейт вздохнула. Ее агентство в работе с фирмами перешло на почасовую оплату, и поэтому ничего нового для нее в этом случае не было. Если фирма может снизить накладные расходы на рекламу, она это делает. Вот и все. Дилайла должна была демонстрировать коллекцию форменной одежды девушек группы поддержки[5]. Причем стоили ее услуги довольно дорого. Но зачем же, спрашивается, брать ее, если можно даром пригласить девушек из настоящей группы поддержки?

— Значит, тебя отправили. Но часть работы ты все же успела сделать. Акт они подписали? — спросила Кейт. Именно таким образом агентство зарабатывало деньги.

— Да… — Дилайла вытерла свои детские слезы и несколько секунд как будто бы раздумывала, не пойти ли по второму кругу, но затем пожала плечами и протянула Кейт бланк договора с подписью представителя фирмы.

За посредничество «Агентство талантов Роуз» получало двадцать процентов и, разумеется, старалось работать с фирмами, которые платили больше. Вести дела Кейт научилась у Бена. Он умер всего полгода назад, и его смерть подняла в соответствующих деловых кругах небольшую волну. Сейчас Кейт приходилось трудиться не покладая рук, чтобы убедить постоянных клиентов, что в агентстве все будет идти как и прежде. После смерти Бена прибыльный бизнес начал давать сбои. Дело в том, что покойный Бен Роуз только считался богатым. На самом же деле никаких особенных капиталов после него не осталось, кроме самого агентства и небольшого дома. Все это он завещал ей и Эйприл. Теперь ответственность за бизнес лежала на Кейт, и в последнее время ее не покидало тревожное ощущение, что впереди маячат серьезные финансовые неприятности и нужно срочно поправлять дела.

— Я свяжусь с «Нортвест юниформ» сама, — заверила она Дилайлу. — Но ты им понравилась?

Губы Дилайлы скривились.

— Они сказали, что я была превосходна.

— В таком случае все в порядке.

— Ты так думаешь?

Кейт подошла к Дилайле и обняла ее за плечи.

— Конечно. Понимаешь, они просто пытаются сократить расходы. Я постараюсь все уладить. Теперь иди домой. Успокойся и приведи себя в порядок. Завтра у тебя съемки для «Тендер фармс».

— Этот дурацкий ролик ко Дню благодарения? — Дилайла сделала гримасу. — С живой индюшкой. Ее посадят прямо на стол, а я должна буду с ней разговаривать!

— И это будет очень смешно, — твердо произнесла Кейт, подталкивая Дилайлу к двери.

— А индюшки злые? А что, если она меня клюнет?

Кейт посмотрела в ее огромные голубые глаза. «Господи, за что мне такое наказание?»

— Иди домой, Дилайла, и готовься. Я попытаюсь завтра забежать на съемку и посмотреть, как идут дела.

— Понимаешь, я не люблю животных, — успела вставить та, прежде чем Кейт выпихнула ее за дверь.

— Вот так вот! — прокомментировала это небольшое событие Джиллиан. — И зачем ты с ней нянчишься?

Кейт улыбнулась:

— Так надо.

— Все равно с тобой здесь в сто раз лучше, чем с Беном, — проговорила Джиллиан.

Ее неприязнь к главе фирмы была почти легендарной. Впрочем, Бен тоже невзлюбил Джиллиан с первого взгляда. Слишком уж она была непочтительной, слишком самоуверенной и прямой. А Бен Роуз по натуре был автократом. Кейт вышла за него, находясь в отчаянном положении, но она искренне верила, что со временем сможет его полюбить. Однако этого не случилось. Ей пришлось провести семнадцать лет в своеобразной тюрьме. Но это все ради Эйприл. Ради нее она была согласна вынести и не такое. А что еще она могла сделать? Развестись? И поплыть вдвоем с дочкой без руля и ветрил? Да еще неизвестно, кому бы досталась их дочка. Нет. Выбора у Кейт практически не было. Любимого человека она давно потеряла, и у нее хватало ума не тешить себя иллюзиями, что на горизонте может появиться еще один. Чтобы забыть Джейка, она попыталась раствориться в крепких объятиях Бена. Разница в возрасте не имела значения. Он любил ее, по-настоящему любил. А она сильно истосковалась по любви. В их отношениях не было страсти, какая связывала ее с Джейком. Ну что ж, очень жаль. А впрочем, почему жаль? Это даже к лучшему. И для нее, и для Эйприл. Никаких страстей, никаких ненужных эмоций.

Все, точка. Никаких сожалений о прошлом.

Кейт задумчиво кусала нижнюю губу. Она не любила Бена. Надеялась, что научится этому трудному искусству, однако не вышло. Не научилась. Вернее, единственное, что она за все эти годы поняла, — это то, что никогда не сможет полюбить его. Но муж относился к ней очень хорошо. Немного иногда перебарщивал, но в основном хорошо. И к Эйприл тоже. И хотя последние несколько лет их, по существу, нельзя было назвать не только супругами, но и даже близкими друзьями, он все равно завещал ей все, что имел. Его щедрость очень удивила Кейт… и пристыдила тоже.

В последнее время Джиллиан все время норовит завести разговор, что, мол, пришло время начать Кейт встречаться с кем-нибудь и так далее и тому подобное. Но Кейт, когда бы эта тема ни всплывала, только улыбалась и качала головой. Только мужчины ей сейчас и не хватало.

Как будто прочитав ее мысли, Джиллиан проговорила:

— Есть тут у меня один знакомый парень…

— Нет.

—…очень симпатичный, очень приятный.

— Нет.

— Вы прямо созданы друг для друга. Я это чувствую. А уж если я что-то чувствую, так… Кстати, он мечтает с тобой познакомиться.

— Ты что, глухая? Я же сказала — нет!

— Ничего я не слышала. Разве ты не знаешь? У меня со слухом большие проблемы. Это одно из моих самых ценных качеств.

Кейт засмеялась, помахала Джиллиан рукой и двинулась к себе в кабинет.

— Куда это ты? — не отставала Джиллиан, следуя за ней. — От меня так легко не отделаешься.

— Звонил кто-нибудь?

— Звонков было много, но ни одного путного. Ладно, Кейт, соглашайся. Давай прямо сегодня пойдем и поужинаем вместе. Ты, я с Джеффом и Майкл. Наконец-то вы познакомитесь. Он отличный малый.

— Я в этом не сомневаюсь, Джиллиан, но сегодня я ужинаю с Эйприл. Через несколько минут она придет сюда.

— Эйприл — чудесная девочка, но она не та компания, которая тебе сейчас нужна.

Кейт вскинула брови.

— Что значит не та компания?

— А вот то и значит! — Остановить Джиллиан было не так-то просто. — Дорогая, неужели ты не понимаешь: тебе нужен мужчина.

— А мне даже думать об этом не хочется.

— Кстати, когда ты в последний раз этим занималась?

— Что?

— Повторяю вопрос: когда в последний раз ты занималась этим?

— Не очень давно.

— Когда? — настаивала Джиллиан.

— Считай сама, Бена нет всего шесть месяцев.

Джиллиан сморщила нос.

— Но все же когда?

— Шесть месяцев назад, — решительно проговорила Кейт, давая понять, что закрывает тему.

— Так вот, я думаю, на самом деле это было несколько раз по шесть месяцев, — произнесла нараспев Джиллиан. — Я организую встречу в пятницу вечером.

— Не смей!

— Все уже практически договорено.

— Нет!

— Ну тогда сиди здесь одна и радуйся! — Джиллиан притворно насупилась и постучала пальцами по стеклянной стене кабинета.

Кейт подняла голову и неожиданно показала Джиллиан язык. Та засмеялась. В это время в дверь вошли несколько молодых людей в черных шелковых рубашках и слаксах, — несомненно, молодые актеры, ищущие работу. Джиллиан занялась ими, и Кейт была спасена. «Вот как! Бунт на корабле! Вместо того чтобы проявить понимание, невесть что предлагают!» Кейт перевела дух и стала наблюдать за пришедшими через стеклянную стену. Молодые ребята. Рядом с ними она чувствовала бы себя старухой. Ей было уже тридцать шесть, а в этом бизнесе она делала только первые шаги.

Вот Бен был настоящим динозавром, к тому же у него были связи.

«Если бы мне только удалось найти хотя бы одного солидного клиента. Это сейчас так важно. Тогда бы все убедились, что я могу вести дела и без Бена».

Кейт отвернулась, а когда посмотрела снова, то у стола Джиллиан стояла Эйприл. Молодые актеры бросали на нее оценивающие взгляды. На Эйприл были голубые джинсы, серебристо-голубая футболка, а на ногах босоножки на толстой подошве. Стройная и очаровательная, она являла собой воплощение беспечной, прелестной юности. Супермодницей она, слава Богу, не была, этакой «фирменной» девочкой в несуразной хламиде не по размеру или, наоборот, затянутой в тугой чехол супермини. Нет. Ее манера одеваться отличалась почти безукоризненным вкусом. И главное, никто ее этому не учил. Сама до всего дошла. Что же касается работы здесь, в агентстве, то именно так и следовало бы одеваться девушке, принимающей молодых людей, которые надеялись с ее помощью получить возможность начать артистическую карьеру. Один ее вид вселял в них надежду.

Словом, она была само совершенство — по крайней мере в глазах своей матери.

Взглянув на Кейт, Эйприл широко улыбнулась и махнула рукой. Волосы у нее были прямыми, на пару дюймов длиннее, чем у Кейт, то есть чуть ниже плеч.

Улыбка такая же яркая и великолепная, как Голливуд…

В горле у Кейт запершило.

— Зайди ко мне, — позвала она. — Нам надо кое-что обсудить.

— Например, что? — спросила Эйприл, падая в кресло, в котором полтора часа назад причитала Дилайла.

— Начало занятий в школе на носу. Ты уверена, что сможешь каждый день по нескольку часов проводить в агентстве?

— До сих пор у меня с этим не было проблем, — отозвалась Эйприл.

— Но теперь ты в выпускном классе. Еще год, а затем колледж. Пришла пора серьезно заниматься.

— Мам, у меня все в порядке. И… я не хочу уезжать из Орегона.

— Прежде всего тебе надо иметь в аттестате хорошие оценки. А насчет того, ехать куда-нибудь или не ехать, я прошу тебя, не торопись решать.

— Я и не тороплюсь. — Эйприл чуть заметно улыбнулась. — Дело в том, что я уже определилась и работать здесь мне нравится. Мне нужны карманные деньги. Ты же все равно кого-то должна будешь взять, так пусть лучше это буду я.

— Хорошо. — Кейт чувствовала какое-то неясное беспокойство.

— Что ты все нервничаешь, мам? — спросила Эйприл с невинным видом. — Ну спрашивается, что может такого случиться? Что может испортить мне будущее?

Сердце Кейт болезненно сжалось. «Влюбиться ты можешь, дурочка. И совсем не в того, в кого надо!»

— А Райан?

— Он тоже собирается поступать в колледж. — Эйприл страдальчески вздохнула. — И ты это прекрасно знаешь. У тебя насчет него просто какой-то пунктик.

— Ты права. И куда же он собирается поступать?

— Я тебе говорила! — раздраженно бросила Эйприл.

— Скажи снова.

Эйприл посмотрела на мать и сокрушенно покачала головой.

— Мама, это очень странно, но каждый раз, когда я рассказываю что-нибудь о Райане, ты становишься глухой! Но странно и другое: мне кажется, что на самом деле он тебе нравится, но ты чего-то все время боишься. — Она сделала паузу. — Чего?

— Ничего я не боюсь. Просто я… я беспокоюсь за тебя, вот и все.

— Мам! — засмеялась Эйприл.

— Знаю, знаю. Ты права, — не очень убежденно проговорила Кейт. — Все будет прекрасно. И все-таки скажи мне снова, потому что я забыла: в какой колледж собирается поступать Райан?

— Для начала попробует в Портлендский общественный. — Эйприл отбросила с лица прядь волос.

— Ты уверена?

— Конечно! Он что, неудачник?

— Нет, конечно. Разве я сказала, что он неудачник? Я только считаю вопрос о колледже очень важным и не хочу, чтобы тебе что-нибудь помешало туда поступить.

Эйприл серьезно посмотрела на Кейт.

— А почему, собственно, вопрос о колледже так важен для тебя? Насколько мне известно, сама ты успешно обошлась и без него.

— При чем здесь я? У меня были совсем другие обстоятельства, и я не хочу, чтобы мои ошибки повторяла дочь. — Кейт разволновалась, сгребла в кучу кипу бумаг и с преувеличенной энергией начала их разбирать.

— Мам, ты должна кончить комплексовать на эту тему, иначе мы обе рехнемся!

Кейт заставила себя рассмеяться:

— Хорошо. Теперь иди и замени Джиллиан, а то у нее назначено несколько встреч.

Эйприл поднялась. У двери кабинета она оглянулась и, немного поколебавшись, произнесла:

— Мам, а мне твои новые духи нравятся. Вроде как с примесью аромата мускуса. Очень сексуально.

Кейт фыркнула:

— Просто продавщица в универмаге сегодня меня надушила. — Однако она не добавила, что это пробудило в ее памяти целый сонм воспоминаний.

— Как они называются?

— Не знаю. Я даже не посмотрела.

— А зря. Придется тебе пройтись туда еще раз. Мне кажется, это именно твои духи. И не смотри на меня так — все равно тебе пришло время вылезать из своей берлоги.

— И ты туда же! — простонала Кейт. — Ладно, иди работай! — Она прогнала Эйприл из кабинета, и та, глядя на нее через стекло, ослепительно улыбнулась.

Кейт покачала головой. «Эйприл и Джиллиан, они как будто сговорились. Ну что они понимают? Да и откуда им знать, что не для меня все это? Думают, что стоит мне только выйти на охотничью тропу, как тут же подвернется мистер Тот-Что-Надо. Нет, это бесполезно. Его просто не существует».

Эйприл заняла место Джиллиан, а та, видя что за ними наблюдает Кейт, устроила целую пантомиму: как будто набирает номер телефона и договаривается о встрече с Джеффом и его приятелем Майклом. Закончив представление, она помахала Кейт и исчезла за дверью.

— Им просто не терпится меня сосватать, — пробормотала Кейт.

Через десять минут дверь офиса отворилась, и к Эйприл подошел мужчина лет сорока. Он тяжело дышал, словно только что пробежал стометровку. Мужчина быстро повернулся к Кейт спиной, и лица его она разглядеть не успела, но… Его темный затылок показался Кейт странно знакомым. Вряд ли они где-то встречались. И кроме того…

Она вышла из кабинета. Мужчина поднял голову, посмотрел в ее сторону, и… у нее перехватило дыхание. Он напомнил ей Джейка!

Незнакомец не отводил глаз, и Кейт замерла под его взглядом, подхваченная вихрем чувств. Поразительно похож на Джейка, но, разумеется, не он. Во-первых, старше, во-вторых, слишком уравновешенный и слишком… слишком отрешенный, что ли.

— Мам, это мистер Тэлбот из «Тэлбот индастриз», — представила его Эйприл.

— Да? — проговорила Кейт слабым голосом. — Мистер Тэлбот?

— Хм… — Дочь удивилась странному поведению матери. — Они ищут модель для рекламы своей компании и… — Она остановилась на полуслове. — Ты что-то сказала?

Внутри Кейт все трепетало. «Тэлбот индастриз»… Фирма, принадлежащая отцу Джейка… Стало быть, кто же это? О Господи! Брат Джейка!»

— Разрешите представиться, Филипп Тэлбот. — Мужчина протянул руку.

— Младший, — выдохнула Кейт, даже не сознавая, что произносит это вслух. Ну конечно. Старший брат Джейка. Паршивая овца в семье. Познакомиться им так и не довелось, но Джейк о нем много рассказывал.

Он удивленно вскинул брови.

— Совершенно верно. Вы знакомы с нашей семьей?

— Только… только по рассказам, — пробормотала Кейт. Стены комнаты перед ней кружились, полы раскачивались. «Этого не может быть!»

— Мам, — сказала Эйприл откуда-то издалека. Кейт повернулась к дочери, колени ее подгибались.

«Ведь именно сегодня я думала о Джейке, и надо же, вот, пожалуйста! Филипп Тэлбот-младший, собственной персоной. Ну разве это не странно?»

Потребовалось значительное усилие, чтобы взять себя в руки. «В чем, собственно, дело? Для волнения нет абсолютно никаких причин. Никаких».

— Прекрасно. Чем мы можем быть вам полезными? — Теперь ее голос звучал почти нормально.

— Мам! — вырвалось у Эйприл. — Мистер Тэлбот хочет, чтобы рекламной моделью для их фирмы была я! Это просто невероятно. Я! Что ты на это скажешь?

Глава 2

— Что? — Кейт непонимающе уставилась на Эйприл.

— Я бы хотел пригласить ее на пробы, — отозвался Филипп Тэлбот-младший. — Окончательное решение примет мой брат.

— Ваш брат? — Кейт опять стало дурно.

— Да, мой брат Джейк. Сейчас он у нас всем заправляет, — пояснил Филипп с некоторым сарказмом. — Он весь в делах и поэтому поручил эту работу мне. Но вас это не должно беспокоить. Думаю, он со мной согласится.

— Вы не возражаете, если я присяду? — спросила Кейт. — Сегодня был очень трудный день.

Она рухнула на один из стульев, что стоял рядом. Эйприл тревожно всматривалась в нее.

— С тобой все в порядке?

— Абсолютно.

— Ты такая бледная.

— Со мной все в порядке.

— Ты уверена?

— Дело в том, что Эйприл — наша техническая сотрудница и в качестве рекламной модели никогда не работала.

— Мама!

— Но ведь это так. Ты секретарша, и тебе всего лишь семнадцать!

У Эйприл от удивления глаза стали как тарелки.

— Ну и что? Разве я не могу попытаться?

Кейт знала, что это уже лишнее, но ничего не могла с собой поделать.

— Но до сих пор ты ни разу не проявляла интереса к рекламному делу.

— Нет… но… ну… — Она пожала плечами и с мольбой посмотрела на Филиппа.

— Действительно, почему бы ей не попробовать? — миролюбиво произнес он. — Что в этом плохого?

Кейт не ответила. Она только пристально вглядывалась в него. Глаза были не такими голубыми, как у Джейка, а волосы не такими темными. Где-то под маской серьезности должна скрываться их фирменная улыбка. Улыбка Эйприл.

Она судорожно вздохнула. Неужели это случайность?

— Мама! — Эйприл умоляюще глядела на нее.

Кейт не знала, что делать. К такому крутому повороту она готова не была. Ей сейчас казалось, что она вот-вот потеряет управление и полетит в пропасть.

— Я… ну если ты так хочешь, то я…

Эйприл вскочила и бросилась ее обнимать, а затем крепко пожала руку Филиппу.

— Спасибо. Я с радостью приду на пробу. Во вторник? Прямо в главный офис?

— Да, к десяти. — Филипп посмотрел на Кейт: — И пришлите, пожалуйста, еще несколько моделей. Желательно в стиле вашей дочери. Как я уже сказал, окончательное решение примет мой брат.

Кейт, по-видимому, издала звук, означающий согласие, потому что после ухода Тэлбота Эйприл запрыгала от восторга.

— Это потрясающе!

— Я понятия не имела, что тебя это интересует.

— Но предложение прямо упало с неба. Да ладно тебе, мам. Это же классно!

— А как насчет школы?

— Так сейчас же август!

— Но если тебя вдруг утвердят, то такого рода съемки длятся порой не одну неделю. Тебе придется пропускать занятия.

— Мам! — Эйприл посмотрела на Кейт так, словно мать тронулась умом. Впрочем, у нее были основания это предполагать. — Неужели нельзя пропустить пару уроков? Это же работа. Если у меня начнет получаться, я смогу зарабатывать. Представляешь? Кучу денег!

— Ой, Эйприл… — Кейт закрыла лицо руками. Ее пальцы дрожали, и она злилась на себя за это.

— Что с тобой?

— Ничего. Просто я… устала.

Через два часа Кейт ушла из офиса. Эйприл должна была закрыть агентство и присоединиться к ней в «Джено», маленьком итальянском ресторанчике рядом с их домом. В эти дни она ездила на автомобиле Бена — седане последней модели. Машина, правда, была не супер, но очень приличная.

Подъехав к стоянке у «Джено», Кейт глубоко вздохнула и устало опустила голову. Желанный душевный покой так и не наступал. После смерти Бена у нее все время было такое чувство, словно она пытается жонглировать большим количеством шаров.

Ладно, прочь тревоги. День закончился. Сегодняшний вечер наверняка удастся провести спокойно. Кейт выбрала столик, села, посмотрела по сторонам. Она любила бывать в «Джено». Маленькие симпатичные фонтанчики, увитые плющом стены дворика, облицованные прямоугольными темно-серыми изразцами, делали его похожим на настоящее кафе на открытом воздухе, точно такое же, как в Италии. Кейт заказала бокал кьянти, сделала глоток. Сквозь листву запущенного сада, расположенного за коваными воротами итальянского дворика, пока еще пробивалось солнце. Очень милое местечко, и от дома близко.

Это был любимый ресторан Бена. Он считал его чуть ли не вторым своим домом. Кейт с готовностью перенимала все его привязанности. Потом, конечно, стало гораздо легче, не то что вначале, когда она была еще юной, — ведь ей не исполнилось и двадцати, а мужу было уже за пятьдесят.

Она закрыла глаза и вдохнула свежий воздух. В саду было много роз, но их аромат перебивал запах ванили от свечей на столах. Маленькое пламя слегка подрагивало при малейшем дуновении ветерка.

Кейт вдруг захотелось плакать. Слезы подступали откуда-то снизу, она чувствовала их стремительный напор, и, прежде чем смогла взять себя в руки, им все же удалось прорваться. Слезинки задрожали на ресницах. Смутившись, Кейт несколько раз моргнула и уткнулась носом в меню.

Встреча с Филиппом Тэлботом-младшим выбила ее из колеи. Столкнула ее мирную планетку с устойчивой орбиты, по которой она до сей поры довольно благополучно вращалась. Теперь же она летела куда-то в неизвестность. Сделав над собой усилие, Кейт постаралась думать о чем-то другом. Но тут же предательские воспоминания о Джейке заполнили ее мысли — выскочили кверху, как гренки из тостера. Вот такое ей сейчас пришло в голову странное сравнение.


В первый раз они занимались любовью в его машине. Одуревшие от счастья, ничего не соображающие, неуклюжие и немного сумасшедшие, они все время по-дурацки хихикали. Что с ней тогда творилось, Кейт, хоть убей, вспомнить сейчас не могла. Слишком много всего было. Чересчур много.

И это было только начало.

В последующие два месяца, вплоть до конца учебного года, Кейт и Джейк использовали любую возможность, чтобы куда-нибудь исчезнуть и заняться неистовой, безумной любовью. При этом они снова и снова давали клятвы в вечной любви. Их ничто не сможет разлучить. Они всегда будут вместе. Всегда.

Второй раз они были близки в коттедже для гостей, который стоял рядом с домом Тэлботов. Они прокрались туда тихо и незаметно, расстелили спальный мешок и начали нежно исследовать тела друг друга.

Но окончательно пройденный материал закрепила их поездка на побережье на весь уик-энд. Вот уж когда Кейт действительно научилась получать настоящее удовольствие от занятий любовью. Джейк выпросил у родителей ключи от их загородного дома на берегу океана. Он наврал, что собирается порыбачить с Филиппом. Поскольку Филипп ни к чему, кроме женщин и вина, интереса не проявлял, родители Джейка от этой идеи пришли в восторг. Правда это или нет, такого вопроса они себе, похоже, не задавали. Джейк никогда их не обманывал, поэтому подвергать сомнению его слова не было никаких оснований.

Но ради того, чтобы побыть с Кейт — и не просто побыть, — Джейк мог согрешить гораздо серьезнее, не то что просто немного приврать. Итак, в один прохладный майский день они улизнули на побережье.

Ехать пришлось часа два. По обе стороны шоссе, как безмолвные часовые, выстроились ели. Бледноватое солнце заставляло их отбрасывать на дорогу остроконечные тени. Весна в Орегоне иногда преподносит сюрпризы. Зубы Кейт стучали от холода, но она не обращала на это внимания. Шелковистые пряди падали ей на лицо, рука Джейка по-хозяйски лежала на ее колене, и она в это время испытывала такое приятное возбуждение, такой необыкновенный восторг, каких никогда не знала прежде.

— Я люблю тебя, — произнесла она.

— А я люблю тебя еще больше, — отозвался он.

Дом Тэлботов на берегу оказался двухэтажным коттеджем, сложенным из темно-серого побитого ветром камня, которому отделка придавала светлый, почти серебристый, оттенок. Он стоял рядом с прогулочной дорожкой, проложенной вдоль берега, которая называлась здесь «променадом», а за ней были видны белые барашки волн неугомонного океана. На некотором расстоянии от берега волны поднимались, взбалтывались и как будто переворачивались, а затем сердито устремлялись вперед, чтобы, достигнув берега, легко скользнуть обратно, едва касаясь ровного песка. Кейт долго любовалась этой красотой. Она положила голову Джейку на плечо, а тот крепко обнял ее. От него пахло мускусом. Правда, совсем недолго, потому что аромат унес резкий ветер. Они глубоко вдыхали морской воздух, имеющий острый соленый привкус, и им казалось, что это каким-то образом очищает чувства, делая их почти прозрачными.

Они почему-то боялись заходить в дом. Не потому что приехали сюда тайком, обманув родителей Джейка. Вернее, возможно, поэтому, но не только. Снять номер в мотеле, как они намеревались после «венчания», им так и не удалось. Джейка застукали, когда он собирался улизнуть, и пришлось менять планы. Это должно было случиться здесь и сейчас, в настоящем доме с настоящими постелями, подушками, простынями и прочим бельем. Загородный дом Тэлботов был местом, где любовью следовало заниматься серьезно и вдумчиво, а не по-любительски и кое-как. Кейт показалось, что все это даже слишком. Любовь в машине Джейка после «бракосочетания» была милым и забавным завершением ритуала. Если угодно, то для нее это в какой-то мере заменило отсутствие колокольного звона. Ночь, проведенная на полу в домике для гостей, была еще одной их тайной забавой. Здесь же предполагалось что-то вроде настоящего медового месяца, и Кейт не могла избавиться от какой-то неясной тревоги.

«Но ведь наш брак — сплошная фикция!» — думала она. Кейт, правда, не сомневалась, что, как только это окажется возможным, Джейк на ней женится. А как же иначе? Ведь они поклялись друг другу.

— Пошли? — прошептал Джейк, и Кейт нисколько не сомневалась, что он чувствует сейчас то же, что и она.

Внутри было еще холоднее, чем снаружи. Кейт попыталась согреть дыханием замерзшие руки. Как же она обрадовалась, когда увидела кучу поленьев, наваленную около большого камина.

— Мой отец очень любит, чтобы в этом доме топился камин, — объяснил Джейк, разрывая старые газеты и засовывая их между поленьями в камине. — Электрические обогреватели мы включаем здесь, если становится совсем холодно.

— А мне тут нравится. — Кейт устроилась на мягком, обитом красным бархатом диване.

Комната была обставлена в викторианском стиле резной мебелью с кроваво-красной бархатной обивкой, окна задрапированы тяжелыми зелеными, с золотыми проблесками, бархатными портьерами, темные деревянные панели, которыми были обшиты стены, делали их как будто ближе, а сверху с шелковых абажуров свисали тонкие мерцающие кисточки.

Джейк улыбнулся:

— Этот дом построен в начале века. Потом, правда, здесь что-то меняли. Например, маме очень хотелось добавить сюда немного роскоши, так сказать, шику. — Он пожал плечами. — Для меня же чем скромнее, тем лучше.

— Но все равно, — улыбнулась Кейт, — хорошо, если бы над каминной полкой, вот здесь, — она показала где, — висел муляж огромной рыбы.

— Правильно! А вот тут медвежья шкура. — Он тронул ногой похожий на салфеточку ковер, сделанный из полосок ткани, продернутых сквозь холст, и пристально посмотрел на нее.

Произошел обмен взглядами. Кровь в жилах Кейт потекла быстрее, щеки ее запылали, она отвернулась.

В мгновение ока Джейк оказался рядом с ней, взял за руку, но ни одного слова произнесено не было. Он поцеловал ее, нежно, глубоко, проникновенно, и вскоре Кейт почувствовала, что медленно окунается в приятное мягкое море страсти.

А потом он повел ее наверх. Они двигались медленно, останавливаясь через каждые несколько ступенек, чтобы поцеловаться. К тому времени когда они поднялись на второй этаж, она уже, можно сказать, была готова. Кейт до сих помнит каждую розу и георгин на шикарных обоях, которыми были оклеены стены в спальне. Помнит великолепные светильники, толстые с кисточками ковры, деревянные комоды со встроенными зеркалами — они, как и тумбочки, стоявшие рядом, имели плавные закругляющиеся формы, — а также многочисленные коврики, связанные крючком и отделанные полосками ткани. В ее сознании, например, запечатлелось легкое одеяло из золотистого атласа и простыни цвета сливочного масла.

Как она все это заметила, Кейт не знала. Ведь в спальне она видела только его.

Джейк осторожно опустил ее на одеяло и начал целовать. Кейт не выдержала, подняла руки и попыталась стащить с него куртку.

Он засмеялся, разогнулся, куртка скользнула куда-то на пол, а рубаха уже была вытащена из брюк нетерпеливыми пальцами Кейт. Она сама начала сражаться со своей блузкой и джинсами, а он, сбросив с себя одежду, приник к ней.

— Подожди, подожди, — шептала она.

— Нет, не могу, — отвечал он ей в тон и помогал освобождаться от джинсов и нижнего белья.

Всего несколько минут — и вот они, обнаженные, в объятиях друг друга. Джейк ласкал ее, а она ласкала Джейка.

— Боже мой, Кейти, — прошептал он.

— Джейк…

И больше никаких слов произносить было не надо. На этот раз Джейк предался акту любви как-то очень сосредоточенно и одновременно необыкновенно нежно. Это имело мало общего со смешками и бесшабашностью прошлых встреч. Кейт чувствовала все — и его ласковые руки, и его тело, прижимающееся к ней, но прежде всего ритм движений, воспламеняющих ответный огонь у нее внутри, движений таких же древних, как мир.

— Я люблю тебя! — простонала она на пике страсти.

— А я люблю тебя еще больше, — прохрипел он через несколько секунд, спускаясь вместе с ней из поднебесья на землю.

Возможно ли было ей в тот момент, когда он так страстно овладевал ею, догадаться, что ждет впереди?! Могла ли она в тот миг, когда кровь бьется в жилах так, будто ее накачивали туда мощнейшим насосом, знать, что ей предстоит быть брошенной?! Причем как брошенной — без всяких объяснений: уехал в Европу, и точка. Могла ли она предположить это тогда, когда лежала выдохшаяся и стихшая, рабыня своих страстей?

И все-таки…

При другом раскладе могло ли все сложиться иначе или это было предопределено для них свыше?..


— Закажете что-нибудь? Вина?

Кейт вздрогнула. Около нее стоял официант.

— Хм… пожалуй, да… впрочем, нет, принесите еще один бокал кьянти.

Официант ушел.

Кейт задумчиво вертела в руках пустой бокал.

«Никакого другого расклада быть не могло. Джейк бросил бы меня в любом случае, теперь я это знаю точно. А тогда откуда мне было знать? Я была сбита с толку. Он одурачил меня, разыграл романтическое «венчание» при свечах, а все мои сомнения и опасения утопил в море поцелуев. Как же я была тогда молода. Наивна. Невинна. По-смешному впечатлительна, очарована его обаянием и решительностью.

Да, теперь никаких сомнений нет. Я была ослеплена неким феноменом, какой являл собой Джейк Тэлбот. И дело не в том, что я будто бы польстилась на его богатство. Как раз напротив, видит Бог, об этом я тогда совершенно не думала. Меня интересовал он сам, загадочный, таинственный, окутанный ореолом романтики. Боже мой, как я была тогда глупа! Даже сейчас при воспоминании о тех днях хочется сквозь землю провалиться от стыда! К счастью, появился Бен и преподал мне урок на тему «Что такое настоящие отношения между мужчиной и женщиной». Романтики никакой между нами не было, это верно — сердцу не прикажешь, но он создал такую прекрасную атмосферу в семье, какой Джейк при всем желании никогда бы достичь не смог. Я бы всегда оставалась для него девушкой из «низов», замарашкой. А Бена это совсем не смущало, ни моя бедность, ни даже беременность. Он совершил благородный поступок.

Я ему многим обязана. Можно сказать, всем. Ну далеки были наши интимные отношения от совершенства. Что из того? Зато мы были партнерами. И в качестве доказательства он оставил мне свое дело.

Довольно об этом. Скажи лучше, что ты собираешься делать теперь, когда твоей дочери предложили работу в «Тэлбот индастриз»?»

Официант принес кьянти.

«Неужели упустишь такую возможность? Ведь это именно тот клиент, о каком ты мечтала! С его помощью можно будет доказать всем и каждому, что в «Агентстве талантов Роуз» все идет гладко.

Но это же не просто клиент, а Джейк? Нет! Никогда!

И все же…»

Когда она сделала второй глоток, у входа в итальянский дворик наконец появилась Эйприл. Кейт подняла руку, и та заспешила к ней.

— Как ты можешь пить эту бурду? — Дочь сморщила носик. — Для меня так лучше уж пусть будет «отвертка»[6].

— Ни больше ни меньше. — Кейт внимательно посмотрела на дочь. — И откуда такая опытность?

— Молчу, молчу. В последнее время ты все принимаешь слишком близко к сердцу. И Райана невзлюбила.

— Твоего гитариста, что ли? Будущего студента?

— При чем здесь гитара, не понимаю? Ты что, против такого увлечения?

— Нет. Совсем не против. Пусть себе играет на здоровье, сколько хочет. Но мне бы хотелось, чтобы приятель моей дочери ради разнообразия занимался и еще чем-нибудь по возможности полезным.

— Прямо завтра мы жениться не собираемся.

— Слава Богу. Этого еще не хватало, ведь тебе только семнадцать, — усмехнулась Кейт.

— Мам, что с тобой сегодня?

— Ничего. Почему ты спрашиваешь?

— Просто ты… какая-то взвинченная. — Эйприл сделала гримасу, повторяя мимику Кейт, когда та покусывала свою нижнюю губу. Получилось очень похоже.

«Интересно, унаследовала ли ты что-нибудь из привычек своего отца?»

— Надеюсь, твой приятель не сделает тебя алкоголичкой, — мягко проворчала Кейт.

— Мам!

— Но ты же еще совсем маленькая.

— Ты нарочно меня дразнишь. — Эйприл заставила себя засмеяться. — Не переживай. «Отвертку» я пробовала всего один раз, на дне рождения папы Райана.

— Значит, в прошлую субботу. — Кейт начинала раздражаться. И что это позволяют себе некоторые беспечные родители! Спаивают детей!

Эйприл как будто прочитала ее мысли.

— Я тайком это сделала, мам! Ей-богу. У Райана папа еще правильнее, чем ты! Вам обязательно надо познакомиться.

— Что, опять? — простонала Кейт.

— В каком смысле «опять»?

— А в таком, что Джиллиан меня достала. На работе проходу не дает — хочет, чтобы я пошла с ней на вечеринку, где будет какой-то Майкл, приятель ее Джеффа.

— Это произойдет не раньше, чем ты познакомишься с отцом Райана, — безапелляционным тоном заявила Эйприл.

— Я ни с кем не собираюсь ни знакомиться, ни встречаться.

— Почему, мам? Папа умер больше чем полгода назад.

Кейт почему-то неприятно кольнуло, когда она услышала сейчас, как Эйприл назвала Бена «папой», хотя прежде это ее никогда не беспокоило. Захотелось быстро разобраться, почему так произошло, и похоже, ей это удалось. Всему виной встреча с Филиппом Тэлботом-младшим. Просто любое напоминание о Тэлботах было для нее болезненным.

«Если бы Эйприл знала! Самое ужасное, что рано или поздно она узнает правду».

— Очень хочется телятины, — заявила Эйприл, просматривая меню. — Но я ее брать не буду. Знаешь, этих бедных телят убивают почти в младенческом возрасте!

— Но ты же всегда любила телятину, — заметила Кейт.

— Это потому, что не знала, как все там происходит. Теперь знаю. Это ужасно!

— Может быть, закажешь бифштекс?

— Не знаю, — тяжело вздохнула Эйприл. — Я тебе еще этого не говорила, но мне кажется, я должна стать вегетарианкой.

Кейт кивнула. Уже не в первый раз дочь собирается начать новую жизнь. Что поделаешь, семнадцать лет, постоянные попытки найти себя.

«Сколько же в ней сейчас от меня, той самой, тогдашней! Не дай Бог, чтобы с ней случилось то, что с…»

Кейт тряхнула головой, отгоняя прочь тревожные мысли.

К десерту настроение ее поднялось. То ли это потому, что еда была очень вкусной, то ли так подействовал второй бокал кьянти, но салфетку Кейт отложила в отличном расположении духа. Она собиралась что-то сказать дочери, но так и не сказала. Ее внимание приковал только что вошедший мужчина.


Он стоял у входа на выложенный плитками итальянский дворик и, слегка нахмурившись, оглядывал столики. Этот мужчина казался настолько знакомым, что у Кейт мгновенно вспотели ладони, и она невольно откинулась на спинку стула.

Не может быть! Джейк!

Вот он стоит. Семнадцать лет прошло, подумать только! Конечно, время его изменило, но не слишком. Они похожи с братом, но все-таки их не спутаешь.

Интересно, а он ее узнал?

И как будто в ответ на ее невысказанный вопрос его взгляд скользнул по ней.

— Боже мой, — прошептала Кейт, во рту у нее пересохло.

Его глаза расширились, словно какая-то волна, отразившись от Кейт, наконец достигла своей цели. Кейт страшно засуетилась. Внутренне. Ей вдруг стало очень важно, как она сейчас выглядит. Насколько изменилась. Господи, семнадцать лет! Она удивлялась сама себе. Ей вдруг показалось, что протяни он сейчас руку, и она снова пойдет за ним, и снова будет подниматься по полуразвалившимся ступенькам к заброшенной церквушке.

Она чувствовала, что ее тянет в водоворот.

— Я… я… — пробормотала она.

— Мама. — На нее встревоженно смотрела Эйприл.

— Воды. Ты не могла бы… позвать официанта?

Эйприл оглянулась.

Она не заметила Джейка. А почему, собственно, она должна его заметить? Кейт чувствовала, что находится на грани истерики.

Эйприл слегка приподнялась и совсем по-взрослому — такие вещи в дочери Кейт до сих пор восхищали — сделала знак официанту:

— Пожалуйста, принесите воды.

Прошло еще несколько секунд, и Джейк, медленно пробираясь между столиками, направился к ним. Кейт мгновенно вспомнила его характерную походку. Оказывается, эта походка до сих пор ее волнует.

Эйприл хмуро наблюдала за его приближением.

— Привет, Кейти, — произнес Джейк своим глубоким голосом, от которого по коже Кейт поползли мурашки.

Эйприл удивленно покосилась на маму. Как это понимать? Кейти?

Однако Кейт сейчас было не до нее.

Как будто почувствовав смятение матери, Эйприл проявила инициативу:

— Похоже, вы хороший знакомый моей мамы. Почему я вас никогда у нас не видела?

Джейк пристально посмотрел на Эйприл.

«О нет! Только не это!»

— Значит, вот какая у тебя дочь, — произнес он, и сердце Кейт заработало на самых быстрых оборотах.

— Да… она… она наша дочь. Я… я имею в виду моя и Бена. Бен — это мой муж. Мой… покойный муж, — наконец пролепетала она.

— Что с тобой? — наклонившись, прошептала Эйприл.

— Не знаю. Действительно… не знаю.

— Вы искали нас? — спросила дочь, не отрывая взгляда от лица Кейт.

— Филипп, мой брат, сказал, что пригласил на пробы для съемок рекламных роликов дочку Кейт Роуз, — начал объяснять Джейк. Кажется, с речью у него тоже были какие-то проблемы.

— О, — отозвалась Эйприл. — А как вы узнали, что мы здесь? — Она озорно глянула на Кейт: — Я знаю, знаю. Кажется, я сказала мистеру Тэлботу, где мы с тобой сегодня вечером ужинаем.

— Молодец, — выдохнула Кейт.

— Я и не мечтала даже с вами познакомиться, мистер Тэлбот. Тем более так скоро, — затараторила Эйприл. — Это такая честь, сам президент фирмы «Тэлбот индастриз» пришел встретиться с нами. Дело в том, что речь идет обо мне. Это я Эйприл Роуз. — Она слегка приподнялась и протянула руку Джейку.

У Кейт закружилась голова, когда она увидела, как отец пожимает руку своей дочери.

— Ты… хотел увидеть нас? — Кейт с трудом заставила себя разжать онемевшие губы.

Джейк, тоже был весьма скован и чувствовал себя явно не в своей тарелке. Со стороны они, вероятно, напоминали двух манекенов.

— Я… хм… — Переминаясь с ноги на ногу, Джейк сделал глубокий вдох.

Кейт наблюдала за ним из-под полуопущенных ресниц.

Время было милостиво к нему. Волосы остались такими же темными и густыми, как и прежде. Кроме, пожалуй, слегка посеребренных висков. Рот был такой же чувственный и манящий. Именно эти губы она жадно искала в темноте семнадцать лет назад. Именно они, эти губы, с такой страстной горячностью прокладывали влажные дорожки по всему ее телу.

«Господи, сколько можно это помнить!»

— Мой брат с таким восторгом вас расписывал, — проговорил Джейк все еще немного скованно, — что я решил посмотреть собственными глазами.

— Но ведь все равно будет проба, и только тогда вы примете окончательное решение. Так сказал ваш брат. — Эйприл повернулась к матери, ища поддержки.

— Мистер Тэлбот просто пришел взглянуть на тебя. Это еще ничего не значит, — подала голос Кейт.

— Не правда ли, это забавное совпадение, что вы знакомы? — загорелась Эйприл, как будто только сейчас об этом вспомнив.

«Не надо было ему называть меня Кейти. Здесь он допустил оплошность. Разумеется, такой нюанс от внимания Эйприл не ускользнул».

— Да, мы знакомы. — Кейт попыталась улыбнуться.

— Мы учились в одном классе, — угрюмо уточнил Джейк.

Ее сердце сжалось. «Неужели, глядя на Эйприл, он о чем-то догадывается? Нет, это исключено!» Кейт чувствовала, как по ее спине струится пот. «Надо срочно взять себя в руки, иначе я прямо здесь брякнусь в обморок».

— Учились в одном классе, подумать только! — восхитилась Эйприл, переводя взгляд с Джейка на мать и обратно. — Но почему же ты не сказала мне, что знакома с мистером Тэлботом? — упрекнула она Кейт. — И вела себя сегодня в офисе так, как будто никогда его прежде не видела.

— Ты имеешь в виду… Филиппа? Так я действительно впервые увидела его только сегодня.

Джейк быстро посмотрел на нее и опустил глаза. Она успела прочитать в его взгляде недоумение. «Неужели он подумал, что мы это все каким-то образом подстроили?»

— Может быть, присядешь? — опомнившись, наконец спросила Кейт.

— Я не думаю, что…

— О, садитесь, пожалуйста! — засуетилась Эйприл. — Пожалуйста. И не думайте о возможной моей работе в рекламе вашей фирмы. Только намекните, что я вам не подхожу, и я не буду даже участвовать в пробах. — Она улыбнулась и пожала плечами, давая понять, что это для нее ничего не значит. — Но в нашем агентстве действительно есть настоящие профессиональные модели. Не сомневаюсь, найдутся и такие, которые вас устроят.

— Да нет же, вы меня неправильно поняли, — возразил Джейк. — Дело совсем не в этом.

Сейчас он показался Кейт каким-то жалким, каким-то растерявшимся.

«Нет, дружок, никогда дочка Кейти Тиндел не будет работать для Тэлботов. Нет, нет и нет».

Эйприл даже выдвинула для него стул, и, чтобы не показаться невежливым, — а вежливость была врожденным качеством всей семьи Тэлбот, — Джейк неохотно на него опустился.

Смотрели они оба на Эйприл. С такого близкого расстояния Кейт боялась даже взглянуть на него. По-видимому, он чувствовал то же самое. А Эйприл сияла.

Мигом подскочил официант.

— Желаете что-нибудь выпить?

— Скотч с содовой.

— Кьянти, — проговорила Кейт сразу же следом за Джейком. И чтобы у официанта на этот счет не было никаких сомнений, поспешно добавила: — Я хочу сказать, принесите мне то же самое.

— А мне итальянскую содовую, — внесла свою лепту Эйприл. — С малиновым сиропом.

Официант удалился, и над их столиком повисла гнетущая тишина.

— Я пришел вовсе не потому, что не хочу, чтобы вы участвовали в пробах, — произнес наконец Джейк, обращаясь к Эйприл. — Просто… время от времени я вынужден проверять действия Филиппа.

— Понятно. Вы ему не доверяете, — рассудительно произнесла Эйприл.

Джейк улыбнулся и провел рукой по своим волосам.

— Вы правы. В некоторых случаях я ему не доверяю.

Кейт пристально рассматривала узор из плиток на полу дворика. Где-то недалеко звякнули бокалы, из ресторана доносилось неясное пение скрипок. Внутри у нее все было как будто расплавлено. Ей казалось, что там сейчас открылась ужасная, страшная рана, которая с таким трудом зарубцевалась после тяжелого, можно считать, смертельного ранения. И болела она нестерпимо.

— Но на сей раз, похоже, к нему не придерешься. Он сделал великолепный выбор. — Голос у Джейка был чуть хрипловатым.

— В самом деле? — оживилась Эйприл и, осмелев, добавила: — А почему вы не пришли сюда вместе с братом?

— Да… в общем, объяснять долго.

Эйприл ждала, что он скажет еще что-нибудь, но Джейк молчал. Опять их троих спрессовала вместе тишина. Кейт вспомнила, как давным-давно он рассказывал ей, какой Филипп пьяница и бабник. Не то что сам Джейк — звезда семейства Тэлбот, его надежда. Да разве они могли позволить, чтобы он женился на какой-то Кейти Тиндел. Нет, они нашли ему «ровню», и он хладнокровно бросил девушку, которой совсем недавно клялся в вечной любви.

— Как поживают твои родители, Кейти? — неожиданно спросил Джейк в тот момент, когда молчание уже начало становиться неловким.

— Они умерли. Вскоре после того, как я окончила школу.

Ей показалось, — да нет же, она могла в этом поклясться, — что в его глазах промелькнуло нечто похожее на нежность. Конечно, ему были известны ее отношения, вернее, отсутствие таковых, с родителями. Этим взглядом он как бы давал ей понять, что все помнит, что ничего не забыл.

«А как поживает твоя жена?» — хотела спросить Кейт, но не решилась.

— Это агентство принадлежало твоему мужу. Теперь ты сама управляешься с делами? — вежливо продолжал Джейк.

— Да, — выдавила Кейт.

— Извини, — сказал он, ошибочно принимая ее немногословие за горе по недавно умершему мужу.

— Вы не знаете, какая завтра будет погода? — вмешалась Эйприл. — А то сегодня весь день стояла такая жара, дышать нечем было.

— Завтра, кажется, будет еще жарче, — усмехнулся Тэлбот.

Кейт тоже попыталась изобразить улыбку, не очень, впрочем, удачную, и сделала вид, что пьет вино. Этот бессмысленный разговор начал ее тяготить.

Джейк залпом проглотил скотч. Она же медленно тянула третий бокал кьянти.

«Ну, что ты замолчал? Хочешь, я расскажу тебе, как упала в обморок, когда твои любезные родители сообщили о невесте? Не хочешь. По глазам вижу, что не хочешь. Да и ни к чему тебе, потому что в любом случае ничего не изменится, будешь ты знать или нет. И безразлично, наверное, тебе все это. Верно?»

— Ладно, увидимся на пробах во вторник. — Джейк резко встал, словно уже не в силах был переносить их общество. Бросив на стол несколько банкнот, он добавил: — Очень славно было снова тебя увидеть, Кейти. Рад был познакомиться с вами, Эйприл.

И, прежде чем они обе опомнились, быстро зашагал прочь.

— Черт возьми, что все это значит? — требовательно спросила Эйприл, как только Тэлбот ушел. — Кейти. Он называл тебя Кейти. Вы что, были друзьями?

— Просто знакомыми.

— Но ты его очень сегодня смущала.

— Я?

— Да. И сама сейчас бледная как привидение. Нет, здесь что-то не так. Все это очень странно и непонятно. — Взгляд Эйприл красноречиво говорил: «Лучше расскажи все сама, прежде чем я начну делать свои собственные выводы».

— Мы с ним встречались, только совсем недолго, — призналась Кейт, лишь бы дочь от нее отстала.

— Встречались, значит? — Она широко улыбнулась. — Понятно. Но все же кое-какие чувства остались и до сих пор. А?

— Ничего подобного!

— Ты уверена?

— Что ты ко мне привязалась? — ринулась в атаку Кейт. — Это все было и благополучно закончилось семнадцать лет назад. Да и не было ничего, всего-то несколько свиданий. Несколько. Понятно? И перестань меня заводить.

— Хорошо, хорошо. — Эйприл, сдаваясь, подняла руки. — Если ничего не было, зачем же так волноваться.

— Я устала быть предметом твоих досужих домыслов, — проворчала Кейт.

— О Господи! — У Эйприл вдруг расширились глаза.

— Что еще случилось? — Кейт даже приподнялась со стула, оглядываясь по сторонам. Какое еще бедствие на них надвигается?

— Смотри. — Дочь держала банкноты, которые Джейк кинул на стол. — Здесь одни пятидесятки, — прошептала она. — Больше пяти сотен долларов!

Кейт тупо уставилась на деньги. Ее всю сжигали боль, гнев, унижение. «Черт бы его побрал! Скотина! Хотел, наверное, показать, какой он богатый. Столько лет не виделись, и ничего лучшего не мог придумать. Никогда, никогда я не буду обязанной Тэлботам. Ничем. Пусть и не надеется».

— Положи на стол, — приказала она, хватая свою сумочку. — Пусть это останется как чаевые. — Кейт отодвинула стул и, прежде чем удивленная дочь смогла что-то вставить, стремительно направилась к выходу.

Глава 3

Стоя около ресторана, Джейк жадно хватал ртом воздух. У него было такое чувство, словно он вынырнул на поверхность после долгого пребывания под водой. В голове стучало. Джейк медленно направился к автостоянке. На город уже спустились мягкие сумерки, легкий приятный ветерок обвеивал лицо и шевелил волосы. Стоянка была огорожена декоративной решеткой, увитой виноградными лозами, на которых сейчас висели зрелые пурпурные грозди. Джейк задел плечом одну из них, и несколько виноградин покатились ему под ноги. Он этого даже не заметил.

Тэлбот чувствовал себя опустошенным.

«Кейти! Боже мой! Увидеть ее через столько лет… и с красавицей дочерью!»

Открывая дверцу «бронко», Джейк увидел, что у него дрожат руки. Он со стоном прислонился к машине.

«Кейти Тиндел! Нет, Кейт Роуз. И Эйприл Роуз».

В облике Эйприл было что-то болезненно знакомое. Кейт в юности. Семнадцатилетняя и влюбленная. Воспоминания укололи Джейка острыми шипами.

Сколько с тех пор произошло всего… Он потряс головой. Неужели это она?

Ну и сюрприз преподнес ему Филипп. Сюрприз так сюрприз. Джейк, конечно, знал о существовании «Агентства талантов Роуз», потому что Кейти была женой его владельца. Правда, это единственное, что было ему известно. И вдруг Филипп приходит и объявляет:

— Я нашел замечательную модель для рекламы «Тэлбот индастриз». Это дочка Кейт Роуз. Ты знаешь вдову Бена Роуза, владельца «Агентства талантов Роуз»? Она просто прелесть. Я имею в виду дочку. Тебе не надо никого больше искать. Эйприл Роуз — то, что нам нужно.

— Что ты сказал?

— Я говорю: это то, что нужно. — Филипп был полон энтузиазма. — И мне показалось, что мамаша тебя знает. Она что-то такое обронила. Не помню. Но подожди, увидишь дочку. О, старик! Если бы я был лет на десять моложе!

— Ты хотел сказать, лет на двадцать. — Джейка вдруг охватила неясная тревога.

— Наверное, ты прав. — Филипп затянулся сигаретой. Если дело касалось женщин, то ни возраст, ни национальность, ни вероисповедание — ничего из этого значения не имело. Он был настоящий охотник высшей квалификации. — Но повторяю: она то, что нам надо. В общем, увидишь сам.

«Дочка Кейт Роуз. Дочка Кейти. Дочка Бена Роуза». Внутри Джейка всколыхнулась ревность, поднялась снизу, как отвратительный зеленый монстр, снова ослепляя его, снова напоминая те разрывающие душу мгновения, когда ему сообщили ошеломляющую новость.


— Она вышла замуж, твоя Кейти, — объявила мать, когда, вернувшись, он спросил, не звонила ли Кейт. — Вышла из-за денег. Впрочем, то же самое она предполагала проделать и с тобой. Просто, видимо, ждать не захотелось.

— Это неправда, мама, — выдохнул он.

— Правда. — Мэрилин Тэлбот говорила с такой убежденностью, что Джейк ей поверил. Она не сомневалась, что так надо, что все это сыну во благо, что Кейти Тиндел любой ценой должна быть убрана с его дороги, но все же она любила своего младшего сына и поэтому, сообщая новость, удовольствия не получала.

Ему было очень больно. Настолько, что на некоторое время он потерял способность соображать. Даже чтобы просто дышать, приходилось делать над собой усилие. Домой Джейк вернулся злой. Отдыха не получилось. Он думал, что это будет трехнедельная туристическая поездка по Европе, но родители, оказывается, составили для него совсем другую программу. Действительно, поездка начиналась как туристическая, но потом ему пришлось сделать остановку у дальних родственников, где его познакомили с дочкой друзей родителей, которые жили на восточном побережье. Предполагалось, что у него должен завязаться с ней роман. В результате его пребывание в Европе затянулось на два с лишним месяца.

И вернулся он слишком поздно. Кейти ушла, ее больше не было. Ничего больше не было, кроме воспоминаний. Родители думали, что Джейк увлечется Селией Камингс, но этого не случилось. Да и не могло случиться. В детстве Джейк встречался с Селией один или два раза, но ему и в голову не приходило, что она окажется главным номером программы его летнего отдыха. Вначале Селия вела себя довольно активно, по-видимому, была посвящена в планы родителей. Но Джейк все прояснил с самого начала. Узнав, что его сердце отдано другой, юная особа быстро потеряла к нему интерес и обратила свои взоры на сторону. Джейка она воспринимала как старшего брата. Стоило ему вызволить ее из одной щекотливой ситуации, как она почти сразу же попадала в другую. Вот так он и проводил время, постоянно посылая письма Кейти и ни на одно не получая ответа. С таким же успехом он мог бы посылать их по морю, в бутылке.

Закончила Селия тем, что безумно влюбилась в какого-то итальянского проходимца. Он называл ее «белла», смотрел с обожанием и обещал любить до гроба. Когда же выяснилось, что он женат, Селия прибежала к Джейку и объявила, что беременна и что единственный, кто может ее сейчас спасти, это он. Она умоляла его сказать ее родителям, что они помолвлены.

Но он был уже сыт всем этим по горло и поэтому пошел и рассказал ее родителям правду. Насчет беременности, слава Богу, тревога оказалась ложной, но поступок Джейка Селия расценила как коварное предательство. К тому времени когда пришла пора возвращаться в Штаты, он чувствовал себя совершенно больным. Только одно человеческое существо во всем свете он хотел сейчас видеть. Свою Кейти.

И вот перед ним взорвалась эта бомба.

— Возможно, я совершила ошибку, — призналась Мэрилин. — Наверное, мне следовало дать ей твой адрес.

— Ты не дала ей мой адрес? — Глаза Джейка раскрылись в изумлении. Он был сейчас слишком ошеломлен, чтобы испытывать какой-то гнев. — Но ведь ты говорила, что дала!

— Я собиралась. — Мэрилин делала какие-то знаки мужу, который в это время пристально рассматривал золу в камине. — Собиралась. Но мы считали и считаем, что она тебе совершенно не подходит. Правильно, Филипп?

— Правильно, — отозвался отец Джейка.

— Вы шутите! Ну конечно, шутите! Вы не могли принять за меня решение! Мне уже восемнадцать лет, черт возьми! Вы не могли сделать это!

— Перестань кричать на мать! — гаркнул Филипп.

Джейк повторил в уме все ругательства, какие знал. Ему с трудом удавалось держать себя в руках.

— Не могу поверить, что вы так поступили. Я люблю Кейт и обязательно ее разыщу!

Он решительно направился к двери, лихорадочно соображая, где она сейчас может находиться. Родители лгут, она не вышла замуж. Кейт говорила, что при первой же возможности уедет из дома, и скорее всего так и сделала. Узнать, где она теперь живет, Джейк мог только у ее родителей.

— Подожди! — позвала мать, когда он был уже у двери.

— Джекоб, вернись! — приказал Филипп.

— Ты сказала, что совершила ошибку. — Джейк обернулся. — Можешь в этом не сомневаться.

— Джекоб, она замужем! — выкрикнула Мэрилин.

Он вышел на террасу. В ушах звенело. Как в тумане, нащупал дверцу автомобиля, прыгнул внутрь и помчался в город, там долго кружил по улицам, тупо глядя перед собой, пока наконец не очутился в квартале, где родители Кейт снимали квартиру.

Остановиться прямо перед домом Джейк заставить себя не мог — проехал за перекресток. Потом долго сидел в машине, собираясь с мужеством. Ему всегда казалось, что в мире не существует трудностей, с которыми он побоялся бы встретиться лицом к лицу. Но мысль о том, что Кейт может оказаться замужем, была непереносимой.

К тому же Джейк этому не верил.

С усилием передвигая ноги, он прошел по поросшей сорняками дорожке, ведущей к дверям дома. Позвонил. Потом снова и снова. Дверь наконец открылась. На пороге стоял неприятный тип с трехдневной щетиной на щеках.

— Мистер Тиндел? — спросил Джейк.

— А вы кто?

— Я Джекоб Тэлбот. Я… учился с вашей дочерью.

Тиндел равнодушно глянул на Джейка. Тому было не привыкать к реакции жителей Лейкхевена на фамилию Тэлбот, но отцу Кейти, кажется, это было до лампочки. Ему вообще все было до лампочки.

— Кейт здесь больше не живет. Вышла замуж за какого парня с деньгами. Ничего себе парень. Почти мой ровесник. Она всегда была с амбициями, наша Кейти.

— Вы знаете фамилию этого человека? — машинально спросил Джейк. Все происходящее казалось ему нереальным.

— Хм… кажется, Роуз. Да, именно так: Роуз. Как зовут, не знаю. Занимается каким-то бизнесом в Портленде, что-то связанное с рекламой. — Он глупо рассмеялся. — Она работала у него секретаршей. Видимо, дала себя обрюхатить, а потом, я думаю, он был вынужден на ней жениться.

Этого выдержать Джейк не мог, повернулся и, не сказав до свидания, побрел прочь. Все происходившее потом он помнил смутно. Как он оказался дома, молча прошел мимо родителей, дотащился до кухни и под испуганным взглядом горничной Дарси опорожнил в раковину свой завтрак.

Но это было последней глупостью, какую Джейк сделал из-за Кейт Тиндел-Роуз.

Зато других глупостей он наделал немало. Вернее, даже очень много.

Джейк поднял голову, уставился в черное, усыпанное звездами небо.

Одна из них состояла в том, что он женился на Селии. Через восемнадцать месяцев они разошлись.

Скоро можно будет отметить юбилей.

Джейк сел в машину, положил руки на руль. Да, чего-чего, а ошибок в своей молодости он наделал немало. Осенью того же злосчастного года он поступил в колледж. В Гарвард, как хотели родители. На экономический факультет. И вгрызся в учебу так, словно это была битва, которую надо выиграть любой ценой. Никакого снисхождения к себе. Никаких мыслей о чем-нибудь еще, кроме учебы. Он летел вперед, как на гоночном автомобиле, проходя все виражи на большой скорости, специально провоцируя преподавателей, чтобы, когда они начинали к нему придираться, спокойно преодолевать все трудности. Колледж был для него не просто местом, где получают образование. Это была тотальная проверка себя, это была война.

Точно так же у него было и с женщинами. В том смысле, что он налетал на них как коршун, быстро побеждал и тут же забывал. Если бы начали сравнивать трофеи его и старшего брата, признанного распутника, то еще неизвестно, кто бы в таком конкурсе победил. Правда, этот период длился у Джейка очень недолго. Когда он перешел на третий курс, на горизонте опять возникла Селия. Ему показалось тогда, что она явилась как раз вовремя, чтобы спасти и вдохнуть в его пустую душу чуть-чуть тепла.

Джейк невероятно тосковал по любви. И он уткнулся в уютную мягкую грудь Селии и позволил ей себя приласкать. Она к тому времени развелась уже второй раз, но это его не остановило. Он женился на ней, хотя теперь его родители не были от этого в большом восторге. Не такую им хотелось иметь невестку.

Джейк сделал это назло родителям. Они были недовольны, и он мог торжествовать. Да пропади они пропадом. Плевать он на них хотел. Некоторое время Джейк тешил себя мыслью о том, чтобы вообще послать все к чертям собачьим, и родителей, и карьеру в «Тэлбот индастриз», и двинуться по стопам своего непутевого брата.

Но где-то в глубине души ему этого не хотелось, поэтому он доучился, получив диплом магистра. Однажды среди ночи Джейк проснулся и почувствовал себя как будто очнувшимся после глубокого обморока. Мысленно осмотревшись, он увидел безрадостную картину. Пресная, ничем не наполненная жизнь, жена, которую он никогда по-настоящему не любил, и сам он.

Вот сам он больше всего себе и не понравился.

Тут ему, правда, повезло. Селия опять нашла — она без этого не могла — себе любовника. На сей раз это был молодой парень, лет двадцати, этакий красавчик, с волосами до плеч, томными карими глазами и с цепями на груди. Тип был настолько одиозен, что даже Джейк удивился. Но самое главное, этот мальчик сделал то, от чего наотрез отказывался Джейк. Он сделал Селию беременной. Причем очень быстро. Она развелась с Джейком, вышла за «мальчика», вскорости родила девочку и стала жить на иждивении своих родителей мило и счастливо до тех пор, пока мальчику не надоело и он не направил свои стопы к другому более зеленому, невытоптанному пастбищу.

Джейк купил квартиру в многоэтажном доме в центре Портленда, начал работать в фирме отца и вскоре с удивлением понял, что ему это нравится. Родители облегченно вздохнули, радуясь, что младший сын снова вернулся на правильную стезю, а Джекоб Тэлбот, сделав резкий рывок по служебной лестнице, очень быстро достиг самого верха и, когда в мае этого года отец ушел в отставку, занял пост президента компании.

Вот так он и жил до сей поры, умело управляя своей мини-империей. Родители были счастливы, брат тоже был как бы при деле. В общем, все шло хорошо. Он даже начал встречаться с женщиной, которая работала в рекламном агентстве, связанном с «Тэлбот индастриз».

По странному стечению обстоятельств Филипп сам вызвался найти подходящую модель для предстоящей рекламной кампании. В принципе, это была работа рекламного агентства, но Филипп почему-то очень невзлюбил Сандру, новую приятельницу Джейка, и заявил, что сам будет искать для съемок какую-нибудь талантливую девочку. И нашел. Эйприл Роуз, дочку Кейти.

Жизнь иногда преподносит сюрпризы.

Узнав об этом, Джейк как угорелый помчался в «Джено». Ему вдруг захотелось встретиться с Кейти Тиндел-Роуз лично и высказать наконец все, что он о ней думает. Пусть не закидывает сети в его бизнес! Ничего не получится! Дудки! Это старого Бенджамена Роуза можно было легко одурачить. С ним же ее уловки не сработают. Нет, уж этому не бывать!

Но когда он ее увидел, то внезапно превратился в косноязычного подростка, от любви лишившегося дара речи.

А какая у Кейти дочка! Красавица. Свежая, очаровательная и к тому же умница. Прелесть девочка. Джейк неохотно признался себе, что Кейт, возможно, и авантюристка, но дочку воспитала чудесную. Он понял, почему Филипп остановил свой выбор именно на ней. Эйприл Роуз и ему понравилась.

«Итак, что же теперь? — спросил он себя. — Что же делать с этой милой дочкой Кейт? А самое главное, как быть с самой Кейт?»

Издав звук, похожий на рычание, Джейк свернул в подземный гараж. Через минуту он вошел в лифт, нажал на кнопку, и кабина поползла вверх.

Очень хотелось выпить. И как следует.

Раздался мелодичный звон, двери открылись на одиннадцатом этаже. Джейк вышел в коридор.

— Ужасно неприятно, когда про тебя забывают.

Он поднял голову. У дверей его квартиры стояла Сандра Геллоуэй. Джейк с трудом сдержал стон. Они условились встретиться, а он совсем забыл.

— Извини. Тут возникли непредвиденные обстоятельства… — начал он запинаясь.

— А я уже была готова сдаться.

— Ты что, стояла здесь все это время? — Джейк чувствовал себя ужасно. Он опоздал больше чем на час.

— Нет, я только что пришла. Звонила тебе несколько раз, но автоответчик не работал. Поэтому я решила зайти и подсунуть под дверь записку. Ведь мы собирались сегодня в «Пайперс лендинг».

— Я буду готов через десять минут. — Джейк старался говорить спокойно. Если ему сейчас кого и не хотелось видеть, так именно Сандру.

Она вошла в квартиру и устроилась в удобном кожаном кресле. Джейк направился в спальню. Проклиная все на свете, сбросил пиджак. Темноволосая, миниатюрная, Сандра представляла великолепный образец деловой женщины девяностых годов, по крайней мере по мнению Джейка. В ее карих глазах всегда было выжидающе-настороженное выражение. Макияж она накладывала столь умело, что его можно было обнаружить только при ближайшем детальном рассмотрении. Черты лица у нее были мелкими, фигура изящной и подтянутой. Но прежде всего Джейка привлекал ее незаурядный ум. Теперь же, вспомнив плавные формы Кейт, он вдруг понял, что больше никогда не прикоснется к Сандре.

— Ты сволочь, — сказал он своему отражению в зеркале. И в самом деле, как можно быть таким непостоянным? Он только начал увлекаться Сандрой. И вот на тебе — единственная встреча с Кейт Роуз все мигом разрушила.


Ресторан «Пайперс лендинг» располагался недалеко от дома Джейка. Продолжая мысленно поносить себя последними словами, он открыл перед Сандрой дверь. Им предложили столик у окна. Именно потому, что Джейк внезапно потерял к Сандре всякий интерес, он старался вникать в каждое ее слово. За окном было темно и тихо, где-то там, в темноте, медленно несла свои воды река Уилламет.

— Так вот, знаешь, что я им сказала? — продолжала Сандра. — Я им сказала, чтобы они придумали что-нибудь получше, чем «Вам сюда обязательно надо зайти». Ну как по-твоему, это разве привлечет покупателей? И вообще что это за реклама?! За таким названием может скрываться все, что угодно! Я бы лично в такой ресторан и носа не сунула.

— Да, слишком уж категорическое указание. Вроде как тебе приказывают заходить, — согласился Джейк.

— Вот именно. — Сандра коснулась его руки. — Я знала, что ты поймешь. А эти кретины у нас, ну просто непроходимые тупицы!

Джейку очень хотелось убрать руку, но он приказывал себе сидеть спокойно. Борьба с собой еще больше разозлила его. Он стиснул зубы.

— Ну и где же ты был? — спросила наконец Сандра.

Пускаться в объяснения Джейку не хотелось.

— Да так, ездил посмотреть, что там напридумал мой брат.

— И что же он такое придумал? — Она медленно поглаживала его пальцы.

Джейк понял, что попал в ловушку.

— Да ничего особенного. Кажется, нашел для нашей фирмы новую рекламную модель.

— Филипп? — Сандра презрительно усмехнулась и откинулась на спинку стула. Рука Джейка, оказавшись на свободе, немедленно спряталась под стол. Она словно жила собственной жизнью и не хотела повиноваться воле хозяина. — Господи, да что бы он ни придумал, для «Тэлбот индастриз» это будут одни убытки.

— Что вы не поделили, не понимаю? — спросил Джейк, хотя ему было совсем неинтересно. Сандра и Филипп. Они терпеть не могли друг друга. Может быть, из-за Джейка, а может, просто у них карма такая. Ему сейчас было все равно. Только бы достойно пройти через этот вечер, и желательно без потерь.

— Твой Филипп грубый и примитивный мужлан. — Сандра скривилась. — К тому же я уверена, он против того, чтобы мы встречались. Он считает, что я тебе не подхожу.

— А в чем, собственно, вопрос? У нас с тобой пока ничего особенного и не было. Подумаешь, несколько раз встретились.

— Ну, положим, не просто встретились, — улыбнулась Сандра.

Джейк мысленно назвал себя сволочью еще пару раз. Действительно, они встречались немногим больше месяца, но уже переспали несколько раз. Правда, если быть до конца честным, то инициатива принадлежала больше Сандре, чем ему. В его планы вовсе не входило ее добиваться, просто он испытывал к ней дружеское расположение, ему захотелось поближе ее узнать, а Сандра резко пошла на сближение.

Принесли ужин. Джейк с преувеличенным усердием начал поглощать салат, хотя голоден совсем не был. Сандра поковыряла вилкой спагетти и, отставив тарелку в сторону, хмуро спросила:

— В чем дело?

— Ни в чем. Просто устал.

— Ты витаешь в облаках.

— Разве?

Сандра пристально на него смотрела.

— Не знаю почему, но, мне кажется, ты что-то скрываешь. Скажи мне честно, это ведь не только из-за усталости. Верно?

— Что? — Джейку не удалось скрыть удивление.

— У тебя есть кто-то еще?

— Нет.

— Очень бы хотелось в это верить. — Взгляд Сандры был таким проницательным, что Джейку стало не по себе, хотя он сказал чистую правду.

— Обещай мне, — неожиданно весело произнесла она, — что, если у тебя кто-то появится, ты сразу же скажешь мне. Я знаю, мы подходим друг другу. Я это почувствовала с самого начала.

— Сандра, — мягко проговорил Джейк, — не надо представлять наши отношения более серьезными, чем они есть.

— О, я и не собираюсь этого делать. Я просто прошу тебя, не вычеркивай меня из списка слишком поспешно. Только и всего. — Она натянуто улыбнулась.

Джейк не отозвался. На улыбку Сандры наложилась другая улыбка. Улыбка Кейт. Ее губы. Темно-розовые, нежные. Ее улыбка светилась радостью и весельем. Это было давно, многие годы… целую вечность назад. Желание пробежало по всем его жилам. Он снова испытал это чувство, какого не испытывал многие годы! Джейк резко втянул носом воздух в легкие и медленно выдохнул. У него захватило дух, как будто он сейчас скатывался с «русских горок».

— Так обещаешь? — повторила Сандра.

Джейк вдруг понял, что разглядел его брат Филипп с самого начала в Сандре Геллоуэй.

— Я обещаю, что буду с тобой честен, — ответил он.

Но она еще некоторое время внимательно его изучала.

— В таком случае все хорошо, да?

Он кивнул.

Казалось, она хотела добавить что-то еще, но передумала. Джейк напрягся, понимая, что их отношения уже изменились. Из-за Кейти Тиндел или из-за него самого? Непонятно.

Сандра, видимо, решила изменить тактику.

— Как насчет того, чтобы побыстрее закончить ужин и отправиться к тебе?

— Сегодня не могу, — проговорил Джейк. У него было такое чувство, как у человека, который делает первый шаг по трапу после долгого морского путешествия. — На столе меня ждет целая куча бумаг. Как-нибудь в другой раз…


Кофеварка натужно пыхтела. Из нее в чашку Кейт сочилась тоненькая струйка. Часы показывали семь утра, и кухня была залита летним солнцем. Она взяла чашку и с удивлением посмотрела на дочку, появившуюся на пороге кухни.

— Что это ты так рано поднялась?

— Кофе. — Эйприл провела рукой по спутанным волосам. Кейт улыбнулась и нацедила ей чашку. — Я хочу сегодня пойти на работу с тобой, — сказала Эйприл, подавляя зевок. — Нужно готовиться к следующему вторнику.

— Но ведь ты работаешь с трех.

— Знаю. Просто хочу подготовиться. Думаю пойти с тобой на съемки Дилайлы.

Кейт сделала глоток.

— Только, пожалуйста, не возлагай на это большие надежды. Хорошо?

— А я вообще никаких не возлагаю. Правила игры мне прекрасно известны.

— Это всего лишь пробы.

Эйприл задумалась, затем, нахмурившись, отставила чашку, так и не допив до конца.

— Что? — спросила Кейт.

— Ничего. — Эйприл направилась к себе в комнату. — Подожди меня. Я буду готова через несколько минут.

— Но до проб еще целых пять дней!

— Подожди меня… пожалуйста.

Кейт вздохнула. Как ни ряди, все равно это становится проблемой.

Дочка отправилась принимать душ, а Кейт сидела за кухонным столом и перебирала в памяти события вчерашнего дня. Поспать практически не удалось. Всю ночь она ворочалась в постели, снова и снова просматривая кинофильм, поставленный по сценарию ее жизни, с Джейком в главной роли. И вот теперь, утром, вспомнив о вчерашнем, она поежилась.

«Ну почему я так взволновалась? Господи, ведь это было почти восемнадцать лет назад!»

Вышла Эйприл, в узких голубых джинсах и желтой рубашке, подчеркивающей ее золотистые волосы. Серьезно посмотрев на мать, она села на стул.

— Почему у тебя такой виноватый вид? — спросила Кейт.

Эйприл сморщила нос и извлекла свой кошелек. Сумочку она не носила. В переднем кармашке лежала гигиеническая губная помада. Никакого другого макияжа в походных условиях ей не требовалось.

— Вот. — Она достала несколько пятидесяток.

— Что это? — простонала Кейт.

— Я не могла оставить все это на чай, — призналась Эйприл. — Мне показалось очень глупым так поступать. Поэтому я взяла деньги мистера Тэлбота.

Кейт подскочила как ужаленная, сцепила руки, потом, видимо, осознав, как это смешно выглядит, тяжело опустилась на стул. Дочь с тревогой за ней наблюдала.

— Мам, что с тобой?

— Как ты посмела взять его деньги!

— Я их верну ему во вторник.

— Нет! Вернее… положи их сюда. Вот так.

Эйприл сделала то, что ей было приказано. Кейт трясло. Вся красная, она рассматривала деньги, словно это были опасные ядовитые насекомые.

— Мама! — Эйприл испугалась.

— Все в порядке. Не волнуйся. Я просто не хочу… ничего от него брать.

— А я и не собиралась их оставлять. Я так и решила: приеду на пробы и верну деньги. — Эйприл замялась, а затем добавила нерешительно: — Можно будет попытаться встретиться с ним и раньше.

— Нет! Не надо… — Кейт протянула к ней руку. — Он не… Ему это не понравится. Мне кажется, он хотел оставить их там, в ресторане.

— Видимо, я сделала глупость. — Эйприл потупилась.

— Да нет же, все в порядке. Только… — Кейт тяжело вздохнула: все равно она не могла ничего объяснить. — Просто я не доверяю людям с большими деньгами.

— Вроде Тэлботов.

— Именно вроде Тэлботов. Эти деньги, которые оставил на столе Джейк Тэлбот… Понимаешь, у него их куры не клюют, для него они, как для нас конфетти. Может быть, у него привычка столько оставлять на чай.

— Мне показалось, что это не совсем так, — возразила Эйприл. — Он их вроде как уронил, как будто в этот момент плохо соображал.

Кейт покачала головой:

— Ты его не знаешь.

— Думаю, ты его знаешь не лучше, — резонно заметила дочка.

Ну что ж, она была права. Кейт действительно его не знала. Воспоминания юности вряд ли теперь имели значение.

— Давай больше не будем об этом, — пробормотала Кейт, резко поднимаясь со стула. — Ты готова?

Эйприл без звука встала, бросила взгляд на деньги, лежащие на столе, и двинулась за Кейт. Больше они об этих деньгах не вспоминали.


Через три часа, направляясь на съемки Дилайлы, Кейт знала, что не будет ей ни сна, ни отдыха, пока этот джинн под названием «воспоминания о Джейке» не будет водворен обратно в бутылку, где провел большую часть из этих восемнадцати лет. Встреча с Джейком чудесным образом воскресила ее чувства, которые она считала давно умершими. Кейт понимала, что ей еще придется с ним встречаться, и, как это вынести, совершенно не представляла.

Они заехали на стоянку. Кейт послала Эйприл в павильон, сказав, что подойдет чуть позднее, а сама направилась к парку с прудом, в котором плавали утки. Парк был небольшой, но очень ухоженный. У такого рода мест в городе обычно были спонсорами какие-нибудь крупные фирмы. Не исключено, что этот парк опекает «Тэлбот индастриз». Было известно, что они даже занимались реконструкцией исторических памятников по сниженным тарифам.

Кейт фыркнула. Тэлботы, всюду Тэлботы. Сейчас она испытывала острую необходимость побыть немного одной и сосредоточиться. Она опустилась на теплую, нагретую солнцем, деревянную скамейку, закрыла глаза и… поплыла. Назад, в прошлое, в ее последний школьный год, когда Джейк Тэлбот заметил Кейти Тиндел, назвал своей девушкой, а потом влюбился…

Глава 4

— «Дикие кошки», вперед! Давайте, давайте! Вперед!

Это скандировали фанаты средней школы Лейкхевена, подбадривая свою команду. Они вскидывали вверх палки с темно-синими и золотистыми помпонами и покачивались из стороны в сторону. Вечер был жаркий, к тому же прямо в глаза били огни прожекторов. Футболисты возвращались в свои секторы, ожидая ввода мяча в игру с центра поля.

Виновато улыбаясь, Кейти Тиндел с трудом протискивалась к сектору выпускников. Нельзя сказать, чтобы этот сектор был отведен исключительно для выпускников, но горе любому, если он по невнимательности или недомыслию забредал туда, где ему быть не положено. Когда проходила предыдущая игра, она видела, как ребята вынесли на руках одного такого и сбросили в другом секторе.

Выпускной класс. Все, скоро школа станет не больше чем воспоминанием. Ребята неохотно потеснились, и она примостилась в конце ряда. На стадионе яблоку упасть было негде. Еще бы, ведь сегодня первый футбольный матч сезона. И тот факт, что Лейкхевен в лиге занимал одну из самых нижних строчек, в данный момент значения не имел. Все равно классные игроки у них были, и это главное.

— Смотри, — показала Андреа Уолтерс, — видишь вон там парня под номером два? Это Джейк Тэлбот.

Кейти всматривалась в темно-голубые фигуры на поле. В своих шлемах они все выглядели одинаковыми, как бойцы спецназа. Она нашла глазами номер два, который стоял на распасовке. И как будто бы желая, чтобы его было легче отличить от других, он сделал рывок и перехватил крутящийся мяч.

Андреа по очереди показывала остальных ребят из класса, она их различала без труда. И обожала всех подряд. Чего не скажешь о Кейти. В ее сердце особое место было отведено только одному мальчику. И звали его Джейк Тэлбот. При этом она понимала, что тот, наверное, даже не знает о ее существовании.

— Я думала, ты пойдешь на работу, — сказала Андреа. Они сидели вплотную друг к другу, но, чтобы перекрыть шум, ей приходилось кричать.

— А я… я сказала, что заболела. — Кейти покраснела.

— Здорово, что тебе удалось сбежать!

— Я пыталась замениться, но никого не нашлось. А разве можно пропустить первую игру!

— А что, ты мало работаешь, что ли? По-моему, ты вполне заслужила небольшой отдых.

Кейти улыбнулась. Поддержка подруги, конечно, ей приятна, но на самом деле все не так-то просто. Например, Андреа работать ни к чему, за ее обучение в колледже заплатят родители. Кейти же приходится зарабатывать самой. Последние два года она работала помощницей официантки, а иногда и хостессой[7] в ресторане, специализирующемся на приготовлении мясных блюд. Он назывался «Шолайн» и располагался на южной стороне озера. В действительности это было вовсе не озеро, а просто излучина реки Брайант, и никаких оснований называть это место озером у жителей Лейкхевена не было. Но им, наверное, было приятнее думать, что они живут у озера, и они упорно называли излучину озером. Впрочем, никто с ними особенно не спорил. Надо заметить, что большую часть домов, окружающих озеро, составляли богатые особняки. Здесь находился и дом Джейка Тэлбота.

Иногда он заходил в «Шолайн» со своими родителями. Почему-то всегда получалось так, что они садились за ее столик. Она коротко ему улыбалась и быстро обслуживала. Он вознаграждал ее в конце негромким «спасибо», за которым неизменно следовала вспышка белоснежных зубов. Потом она долго смаковала воспоминания, как будто его улыбка что-то значила.

Поэтому сегодня вечером Кейти ну просто не могла пойти на работу. Замену ей найти так и не удалось, и она в конце концов позвонила и сказалась больной. Она и так пропускала все мероприятия, о которых взахлеб потом рассказывали ее состоятельные приятельницы.

«Подумаешь, один раз не пошла на работу. Ну и что?» — убеждала она себя, время от времени тревожно оглядываясь, словно ее кто-то мог здесь увидеть и завтра сообщить на работе.

Кейти взглянула на свою правую ногу, перехваченную в лодыжке эластичным бинтом. Она наложила повязку вчера вечером перед работой, чтобы все видели, что она действительно нездорова. То есть причина остаться в этот вечер дома у нее была, потому что и в самом деле накануне она подвернула ногу. Боль еще не прошла, но разве можно из-за такой чепухи пропустить первый матч.

Кейти внимательно следила за игрой. Было похоже на то, что «Дикие кошки» Лейкхевена решили сегодня держаться до конца. Счет был не в их пользу, но за две минуты до конца первого тайма Джейк Тэлбот, получив удачный пас, обошел защитников, его команда вырвалась вперед.

Все зрители вскочили на ноги. У Кейти от крика даже горло заболело.

К сожалению, в этой игре такой прорыв оказался последним. К концу второго тайма чувствовалось, что «Дикие кошки» выдохлись. И все же, когда раздался финальный свисток, Лейкхевен проигрывал всего шесть очков. Это был неплохой результат, и праздничное настроение не покидало ребят, когда они не спеша уходили с трибун.

Многие ринулись на поле и окружили игроков. Те сняли свои шлемы и с серьезным видом прислушивались к тому, что говорят болельщики. В своих подбитых фетром кожаных наплечниках они казались Арнольдами Шварценеггерами, и, наверное, им всем это льстило. Джейк не был исключением. Выпирающие наплечники и плотно обтягивающие футбольные трусы делали его фигуру забавно несоразмерной. Его влажные волосы прилипли ко лбу, и он стоял понурившись и вежливо выслушивал какого-то пожилого джентльмена, по-видимому, считающего себя знатоком.

— Понимаешь, ты просто должен очень хотеть этот мяч. А получив, ласково прижать к груди. Ты меня понял? Ты должен его любить…

Джейк поднял глаза и увидел Кейти. Слабая улыбка коснулась его губ. Кейти улыбнулась тоже, чувствуя, как загорелись щеки, и умоляя Бога, чтобы Джейк этого не заметил.

— Ты меня слушаешь? — повторил «знаток».

— Да, сэр, — отозвался Джейк.

Кейти не могла понять, что этому старому дураку нужно. Джейк играл хорошо, и тренер его уже похвалил. Видимо, это какой-то чокнутый, свихнувшийся на футболе.

Неожиданно он похлопал Джейка по плечу.

— Но ты сегодня хорошо играл, сынок.

— Спасибо.

Джейк посмотрел в спину удаляющегося «знатока» и подмигнул Кейти. Ей показалось, что он хочет сказать что-то, но в этот момент группа фанатов оттеснила ее в сторону и окружила Джейка. Остальные игроки направились в раздевалку переодеваться, но Тэлбота все не отпускали.

Думала ли тогда она о чем-нибудь? Конечно, думала. Она думала о том, что такой девушкой, как она, Кейти Тиндел, Джейк Тэлбот никогда не заинтересуется. Слишком бедна, слишком проста. Когда-нибудь, она в это верила, ей удастся добиться чего-нибудь в жизни самой, и она встретит парня, похожего на Джейка. Но это произойдет не скоро.

А очень хотелось иметь такого парня, как Джекоб Тэлбот. Лучше бы, конечно, его самого, но это…

— Эй, Кейти! Подожди!

Она оглянулась. Ей показалось, что она ослышалась. Не может быть, что позвали ее. Но тем не менее он махал рукой именно ей. А через несколько мгновений уже был рядом.

— Не так устаешь от игры, как от последующего «разбора полетов», — вздохнул он. — Ты куда сейчас?

— Да так… никуда. — Кейти сжала кулаки, чтобы не было видно, как дрожат руки. Эти предательские руки. Ну что с ними сделаешь. Стоило ей хоть немного поволноваться, как они тут как тут — сразу же начинали трепетать.

— Если у тебя нет никаких планов, может быть, пойдем на вечеринку к Трею?

Трей тоже играл в «Кошках», и к нему часто после игры заваливалась большая компания. Родители не возражали. Это было уже явное приглашение, но Кейти все равно сомневалась. Она никогда не чувствовала себя уютно на таких вечеринках, потому что большинство собиравшихся там ребят принадлежали к школьной элите. Богатенькие и общительные. Вернее, потому и общительные, что богатенькие.

И дело было вовсе не в том, что ее там не принимали. Пожалуй, наоборот. Ее внешность, особенно фигуру, давно уже отметили несколько весьма авторитетных ребят в школе. Ей не очень хотелось в этом себе признаваться, но она это знала. То есть в этой компании Кейти Тиндел давно уже присвоили своеобразный знак качества. Девушкам тоже пришлось с этим смириться. Другая бы расценила это как победу, но только не Кейти. Для нее, пока она не достигла чего-то существенного, было проще и спокойнее, да и безопаснее тоже, двигаться где-нибудь по обочине.

Но внимание самого Джекоба Тэлбота заставило ее поспешно пересмотреть свои принципы.

— Я… даже не знаю, — неуверенно проговорила Кейти, боясь, как бы он вдруг не обиделся. С одной стороны, появляться в доме Трея, где она никогда не была, казалось Кейти почти нахальством. С другой — ей необходимо было как-то добраться потом до дома. Тратиться на такси она не собиралась. В данный момент ее ждала в своей «тойоте» Андреа.

— Решайся, — сказал Джейк, как будто прочитав ее мысли. — А после я отвезу тебя домой.

— Ну, в таком случае ладно, — согласилась она, стараясь не выдать восторг.

— Мне надо переодеться. Встретимся через полчаса?

— Прекрасно.

— Где ты живешь?

И тут Кейти пожалела, что поспешила принять приглашение. Представив, как Джейк в своем черном «корвете» с откидывающимся верхом затормозит перед их домом, она вздрогнула. Слишком уж непрезентабельный это был квартал. Кроме того, ей не хотелось стоять у раздевалки и ждать, пока он сменит одежду.

— Сейчас меня ждет подруга, я поеду с ней. А ты, если хочешь, приезжай за мной. — Она скороговоркой выпалила свой адрес, повернулась и пошла к стоянке.

Возможно, ее поведение показалось ему странным, ну так это его проблемы.


Дома у нее тоже возникли некоторые осложнения. Мать с отцом, как и обычно, сидели уткнувшись в телевизор. Кейти хотела незаметно проскользнуть в свою комнату, но мать заметила ее.

— Ты почему не на работе?

— Я… нашла себе подмену, — пробормотала Кейти. Мать кивнула и отвернулась к телевизору. Кейти поспешила исчезнуть в своей комнате, плотно закрыв за собой дверь. Она и родители существовали в разных, совершенно изолированных, несообщающихся сосудах. У нее с ними не было никаких отношений. Буквально. Ни на каком уровне. И у них с ней тоже. Причем с ее стороны это не было юношеским бунтом. Просто они проявляли к ней интереса не больше, чем к мебели на кухне. Сначала она страдала, особенно когда видела, какое участие в жизни своих детей принимают родители ее одноклассниц. А потом привыкла. Теперь же это обстоятельство вообще ее не тревожило. Они были к ней равнодушны, и она отвечала им тем же. Кейти уже давно дала себе клятву, что, если у нее когда-нибудь будут дети, они никогда не будут чувствовать себя одинокими. Кейти окружит их любовью и заботой.

Кейти посмотрелась в зеркало. Попробовала пригладить волосы щеткой (они были убраны в хвостик) — не получилось. Тогда она сняла резинку, причесалась и снова надела. Пожалуй, нужно еще наложить тени и немного подвести глаза. А губы чуть смазать блеском. Она посмотрела на свою белую безрукавку с круглым вырезом и шорты из плотной хлопчатобумажной ткани. Можно оставить. Белые кроссовки были надеты на босу ногу. Кейти заметила эластичный бинт, охнула и быстро его размотала. Лодыжка была немного припухшей. Чтобы как-то прикрыть красноту, она застегнула ножной браслетик, который нежно позвякивал при ходьбе. Взяв с обшарпанного туалетного столика флакон с духами, она окропила цветочным ароматом шею и застыла, уставившись в зеркало.

«К чему все это? Неужели ты и в самом деле подумала, что нужна Джейку Тэлботу? Да он просто пригласил тебя из вежливости. Может быть, в эту минуту жалеет об этом. А ты, дурочка, собралась на вечеринку к Трею. Не ходи».

Ее охватила паника.

«Действительно, что я там буду делать? А вдруг я войду, а меня никто в упор не видит? Что тогда? Но с другой стороны, он сам меня пригласил, я не напрашивалась».

Кейти вошла в гостиную. На сей раз родители подняли головы. Как по команде.

— Куда это ты собралась? — спросил отец, критически оглядев ее с ног до головы.

— К мальчику из класса. Там у него собирается компания.

— Что за мальчик? — сухо поинтересовалась мать.

— Его зовут Трей. Он из футбольной команды, — ответила Кейти, а потом не без гордости добавила: — За мной заедет Джейк Тэлбот.

— Тэлбот? — ахнула мать. Слишком известна была в Лейкхевене эта фамилия, чтобы ее можно было пропустить мимо ушей.

Кейти радостно кивнула.

— Ты что, собираешься на свидание с сыном Тэлбота? — мрачно бросил отец. — Надеюсь, он не из тех, кто раз в неделю проводит ночь в полицейском участке. Эти богачи такие распущенные.

— Он тоже играет в футбольной команде нашей школы, — процедила сквозь зубы Кейти. «Что, гордыня заела? Сама виновата. Надо было тебе лезть к ним с Джейком? Теперь вот выслушивай».

— Не позволяй ему ничего лишнего, — добавил отец и отвернулся к телевизору.

— Чего именно не позволять? — спросила она с вызовом.

— Ты прекрасно знаешь, что имеет в виду отец. — Мать прищурила глаза. — У молодых людей только одно на уме, особенно если они с большими деньгами.

— Только дурак станет покупать корову, если можно получить молоко бесплатно, — изрек отец и гнусно усмехнулся.

Оскорбленная до глубины души, Кейти что-то пробормотала и выскользнула из дома. Джейк пока не появился. Это хорошо. Она пошла по тротуару в ту сторону, откуда не видно ее дома, сорвала травинку и стала ее жевать, пытаясь успокоиться.

«В самом деле, что я так разволновалась? Джейк Тэлбот не станет проявлять интерес к Кейти Гиндел. Этого просто не может быть, потому что не может быть никогда».

В этот момент из-за угла выехал черный «корвет» с откидным верхом. Джейк внимательно всматривался в номера домов. Кейти помахала ему и поспешила навстречу. Нога немного побаливала без повязки, но разве такое сейчас замечаешь. Он подрулил к тротуару и, к ее изумлению, вышел из машины, чтобы открыть для нее дверцу.

— Спасибо, — сказала Кейти, внимательно посмотрев на него.

Он засмеялся:

— Конечно, можно было тебе предложить перелезть через верх, но я не думаю, что тебе это понравилось бы.

Она тоже засмеялась:

— Не перевелись еще, значит, рыцари на этой земле.

Джейк удивленно вскинул брови, и Кейти поздравила себя с тем, что не пошла по проторенному пути школьного флирта, в соответствии с которым ей надлежало бы сейчас произнести что-то вроде: «Какая у тебя клевая машина, Джейк!» или «А я так переживала: вдруг ты не приедешь». Подруги чуть ли не каждый день пичкали ее подобного рода глупостями, хоть уши затыкай. Кейти уже очень давно решила, что, если ей когда-нибудь предоставится шанс, она будет вести себя совсем иначе.

И вот он теперь, этот шанс.

Джейк прикрыл дверцу, подождал, пока Кейти пристегнет ремень безопасности, и завел мотор. По дороге к дому Трея она расспрашивала Тэйбола о футболе, в котором разбиралась весьма слабо. Этот вид спорта всегда казался ей опасным.

— Я играю открытого принимающего[8], — пояснил Джейк. — Куда подать мяч, решает центровой[9]. Например, он может сделать финт и передать мяч назад.

— Значит, пас не всегда попадает к тебе?

— Это зависит от защитников. Если я открыт, тогда это работает и мы можем хорошо сыграть. Но если меня перекрыли или если линейные[10] не могут достаточно долго защитить центрового, чтобы он передал мяч кому-нибудь из ребят в стороне от линии схватки, тогда он пасует назад.

— Ах, вот как, — улыбнулась Кейти. По правде говоря, из его объяснений она мало что понимала, да и неинтересно ей все это было.

Как будто прочитав ее мысли, Джейк бросил на нее быстрый взгляд и тоже улыбнулся:

— Тебе ведь на самом деле это не очень интересно. Верно?

— Не очень.

Он засмеялся. Кейти удивила его вторично. На этот раз своей обезоруживающей искренностью.

Машина летела по шоссе в сторону озера. Кейт приятно обвевал ветерок. Дом, где жил Трей, стоял почти рядом с домом Джейка. Двухэтажный особняк в стиле французского замка из серых каменных плит. К мансарде поднимались высокие арочные окна с белыми рамами. Когда они въехали в ворота, Кейти снова заволновалась. Не слишком ли просто она оделась — безрукавка и шорты? Да нет же, это был обычный стиль старшеклассников Лейкхевена. Джейк тоже был в джинсах и черной футболке.

Кейти вылезла из машины, и они вместе поднялись по ступеням к дому. Джейк позвонил. Послышались шаги, и Трей распахнул дверь.

— Добро пожаловать! — Его веснушчатое лицо осветила улыбка. — Весь народ внизу.

Появление Кейти, кажется, его совсем не удивило. Внизу была большая комната с бильярдным столом, рядом стоял стол с закусками. Там собралось довольно много одноклассников, но никакой сенсации ее прибытие не вызвало. «Привет, Кейти» — вот, пожалуй, и все. А она-то переживала, что будет в этой компании белой вороной.

Но похоже, все это касалось только мальчиков. Андреа — а она, конечно, была здесь — немедленно вцепилась в руку Кейти и потащила ее в небольшой коридорчик.

— Ты пришла с Джейком! — прошептала она. Глаза ее были круглыми от удивления. — Боже мой! Как тебе это удалось?

— А что тут такого? Он пригласил меня, и я пошла. Я же тебе говорила в машине.

— Ничего ты не говорила. Сказала только, что Джейк спрашивал, собираешься ли ты к Трею. И все.

Кейти пожала плечами. Стоило ли напоминать, что, спросив что-нибудь, Андреа тут же начинает говорить сама, причем совсем на другую тему. Такая уж у нее была привычка. Ее интерес к делам своих приятельниц был очень неглубоким, правда, до тех пор, пока это не касалось ее. Впрочем, такое поведение было типичным для большинства старшеклассниц средней школы Лейкхевена.

— Ну и что у вас? — допытывалась Андреа. — Ты раскрутила его на свидание? Я имею в виду это у вас свидание?

— Да никуда я его не раскручивала, и никакое это не свидание. Просто он предложил мне пойти к Трею, и я согласилась.

— О, Кейти, если ты начнешь встречаться с Джейком Тэлботом, я просто умру от зависти! И не только я. Тебя будут ревновать почти все. Ты что, не знаешь? За ним охотилась половина девчонок в классе.

— Не надо придавать этому большого значения. — Кейти стало страшновато. «Этого еще не хватало! Андреа немедленно растрезвонит, что я встречаюсь с Джейком, это дойдет до него, и он подумает, что это я расхвасталась. Боже, я умру от стыда!»

— Пойдем скажем Донне!

Андреа дернула Кейти за руку, но та не сдвинулась с места.

— Если ты ей что-нибудь скажешь, я тебя убью. Он просто меня подвез. И точка. К тому же, наверное, уже забыл об этом.

— О, перестань. Не будь такой упрямой. Это же потрясающая новость!

Охваченная энтузиазмом, Андреа умчалась, чтобы сообщить всем девочкам, что Кейти пришла сюда с Джейком Тэлботом. Кейти начала искать глазами Джейка. Чувствовала она себя очень неловко. «Да, конечно, я тайно вздыхала по нему. Но выходит, нас таких большая компания. Быть одной из многих — это не для меня!»

Джейк стоял у бильярдного стола с кием в руке. Сделав удар, он посмотрел на нее.

— Иди сюда.

Кейти подошла.

Ребята в основном толпились у бильярдного стола, девочки же стояли в стороне и наблюдали. То есть вечер проходил пока только свою первую стадию. Мальчики время от времени делали короткие набеги к столу с закусками.

— Твоя очередь, — сказала Кейти.

— Хочешь, сыграем вместе? — спросил он. — Эта партия скоро кончится.

У Джейка уже вся полка была заставлена шарами. Партия действительно кончилась меньше чем через минуту, когда его партнер в очередной раз промазал.

Забрав у проигравшего кий, Джейк передал его Кейти. Против них выступили двое ребят из очереди.

Играть Кейти не умела. Пару-тройку раз она пробовала в игровом зале, но, кроме как держать кий, мало чему научилась.

— Со мной ты непременно проиграешь, — предупредила она. — Так что зря берешь в напарницы.

— Посмотрим.

Когда пришла ее очередь ударить по шару, Джейк наклонился и стал направлять ее руку. Фактически они ударили вместе. Его рука прижалась к ее руке, и она отчетливо ощутила его запах: смесь одеколона и чего-то еще — уникального, принадлежащего только ему. При этом их бедра соприкоснулись тоже. Его дыхание Кейти чувствовала прямо рядом со своим ухом.

Ее залихорадило. И снова задрожали руки, так что пришлось выпрямиться и, чтобы успокоиться, потереть их друг о друга.

— Да не волнуйся ты так, — улыбнулся Джейк, думая, что она переживает из-за того, что не сможет как следует ударить. — Не забьешь, и не надо. Может быть, лучше будет, если я тебе не буду мешать, а ты сама?

— Нет, нет, — вырвалось у нее. — Без тебя я вообще не смогу.

Их партнеры посмеивались, но ей это было безразлично. Наконец с помощью Джейка Кейти забила свой первый шар. Они хлопнули ладонью о ладонь, поздравляя друг друга, как обычно делают спортсмены, и его пальцы задержались на ее руке чуточку дольше, чем это было необходимо. Кейти чувствовала себя на седьмом небе от счастья.

О том, как партия складывалась дальше, она помнила плохо. Кажется, ей удалось забить еще несколько шаров. А может быть, и нет. Джейк все время был рядом. К тому времени когда он забил в лузу восьмой шар, Кейти забыла все свои прежние сомнения. Она ничего вокруг больше не видела. Только его. Джейка. Еще полчаса назад она думала, что просто чуть-чуть увлечена, но теперь это тайное увлечение превращалось в настоящую большую любовь. Как будто ее засасывала какая-то воронка. И… подумать даже страшно, в ней пробудилось желание.

Всю обратную дорогу домой она вспоминала, как его бедро прижималось к ее бедру. Смотрела на его сильные руки, лежащие на руле, и представляла, как бы они ласкали ее.

Так Джейк и Кейти ехали. Молча, каждый погруженный в свои мысли: «Боже, что со мной случилось?»

Он остановил машину у ее дома и проводил прямо до дверей.

— Спасибо за приятный вечер. Действительно, стоило того, чтобы пропустить работу. — Она робко улыбнулась.

— А сколько вечеров в неделю ты работаешь?

— Четыре.

— И в уик-энд тоже?

Ее сердце заколотилось, кровь прилила к щекам. На часах было уже около полуночи, но дневная духота все еще чувствовалась. Совсем низко над их головами висела луна. Сами они стояли в тени, но место рядом было хорошо освещено.

— В принципе, если постараться, то можно получить выходной, — сказала Кейти. — Только надо договориться о замене.

— Как насчет следующего уик-энда? Например, в субботу? В пятницу у нас игра.

— Можно попытаться. — Самое главное для нее сейчас было скрыть волнение.

— Отлично, — улыбнулся Джейк.

Они оба одновременно сделали небольшое движение друг к другу, и Кейти, неудачно сдвинув ногу, поморщилась от боли.

— В чем дело?

— А, ничего, — расстроенно отозвалась она. — Вот подвернула ногу несколько дней назад. Просто болит немного.

— Дай-ка мне посмотреть. — Он наклонился.

— Да там нечего смотреть. Все в порядке.

Когда Джейк коснулся ее левой лодыжки, у Кейти перехватило дыхание. На коже появились пупырышки.

— Это… не здесь. Это на другой ноге, — еле слышно выдохнула она, чувствуя легкое головокружение.

Слабый звон браслетика возвестил, что он осматривает правую ногу.

— Мне кажется, она немного опухла, — произнес Джейк с видом знатока.

— Ты совершенно прав, — подтвердила Кейти, едва сдерживаясь, чтобы не рассмеяться.

— В таком случае необходимо ее разгрузить. Сядь. — Джейк выпрямился и протянул ей руку. Кейти села. Сам он примостился рядом и, к ее удивлению, с самым серьезным видом продолжил исследование правой лодыжки.

— Доктор, ну как? Я буду жить? — Кейти нервно хохотнула. Его руки были теплыми и нежными.

— Вполне возможно. Во всяком случае, надежда есть.

Она увидела в полумраке, что Джейк улыбается. И когда он подался вперед, ей показалось самым естественным сделать движение навстречу. Всего секунда — и вот уже Джейк обнимает ее. Его дыхание коснулось ее щеки. Губы Кейти раскрылись сами собой. Несколько мгновений Джейк словно не решался поцеловать ее, а затем жадно приник к ее устам.

Кейти показалось, что она потеряла разум. В ушах звенело, сердце неистово колотилось, угрожая вырваться из груди. Ее глаза медленно закрылись, а губы задрожали, как будто она собиралась заплакать.

Поцелуй Джейка сводил ее с ума. Ноги отказывались держать. Кейти обмякла в его руках.

Наконец очень медленно, до чрезвычайности медленно, Джейк отстранился. Это было так мучительно, ей так не хотелось, чтобы он уходил.

При лунном свете его лицо выглядело серьезным и каким-то незнакомым.

— Ты в первый раз целуешься. Правда? — вдруг спросил он.

Ее первым порывом было солгать.

— Нет, почему же… хм… — Она замялась, залилась краской, но все-таки призналась: — Да, это правда.

Он улыбнулся, а она, умирая от смущения, прижалась щекой к его груди.

— Только никому ни слова! — взмолилась она.

— Да что ты! Это будет нашей с тобой тайной, — чуть насмешливо пообещал Джейк.

— Просто так случилось, что я никого в Лейкхевене не встретила, кто бы мне по-настоящему понравился… чтобы… — Кейти пыталась что-то объяснить, а зачем, и сама не знала.

— Это понятно, — проговорил он чуть слышно.

— Я рада, что ты первый, — вырвалось у нее.

— Я тоже…

После этого они целовались еще и еще, до тех пор пока Кейти не начала беспокоиться, что отец или мать вдруг возьмут и неожиданно выйдут на улицу. С них станется. Она неохотно отодвинулась, и Джейк ее отпустил.

— До субботы, — напомнил он. — Я позвоню тебе.

— До субботы, — повторила она.


Всю следующую неделю Кейти провела в состоянии, которое можно было бы назвать неким подобием эйфории. Общих занятий у нее с Джейком в этом месяце не было. Они встретились несколько раз в коридоре, «привет — привет» и побежали дальше, каждый по своим делам.

Подругам она, конечно, ничего не сказала, боялась сглазить. Только обвела в дневнике красным фломастером дату своего первого поцелуя — пятое сентября.

Единственной, кому она поведала свою тайну, была Лиза, девушка на несколько лет старше, которая работала официанткой в «Шолайне». Все началось с того, что Кейти попросила ее выйти в субботу и поработать помощницей официантки. На что Лиза громко рассмеялась:

— Ты, наверное, шутишь? Чтобы я трясла задницей, убирая за ними столы! Подавать заказы и то порой тошно. Нет уж, лучше попроси Карен. — Но, увидев, как погрустнела Кейти, она обняла ее за плечи. — Ну не надо кукситься. Если никого больше не найдешь, так и быть, я заменю тебя. А что это тебе так приспичило?

— У меня свидание, — запинаясь произнесла Кейти. — Настоящее. С мальчиком из нашей школы.

— Да что ты? И кто этот счастливчик? — спросила Лиза без всякого интереса.

— Джейк Тэлбот.

— Джейк Тэлбот?!

— Да, — ответила Кейти.

— Не смей с ним встречаться! Слышишь? — с жаром проговорила Лиза. — Не надо! Уверяю тебя, ты делаешь огромную глупость! Потом жалеть будешь!

Глава 5

— О чем это ты? — удивленно спросила Кейти.

Они разговаривали, продолжая заниматься работой. Лиза оглянулась посмотреть, не наблюдает ли за ними вечерний менеджер, но в данный момент горизонт был чист.

— Ты знаешь Джейка? — не отставала Кейти, видя, что Лиза нахмурилась и вроде бы не в настроении продолжать разговор.

— Его не знаю, но зато знакома с братом.

— С братом?

— Мы… — После некоторых колебаний, Лиза продолжала: — Мы с Филиппом встречались.

Значит, они спали вместе. Кейти не была такой уж наивной.

— И как сейчас?

— Сейчас? А никак. Филипп время от времени появляется. Он ведь не живет в Лейкхевене. У него, по-моему, плохие отношения с родителями.

— Но Джейк совсем не такой, — горячо заговорила Кейти.

Лиза понимающе кивнула.

— Все они одинаковые, моя милая. Особенно когда разденутся.

Разговор этот, конечно, испортил Кейти настроение, но не больше. Еще чего, не встречаться с Джейком! Никто не мог убедить ее не делать этого. И ничто. Таких сил в природе просто не существовало. Поэтому, когда Карен согласилась поработать в ее смену, Кейти была безумно рада.

И вот пришла суббота, а Кейти все еще не могла решить, что надеть. Как они проведут этот вечер, она понятия не имела. Джейк позвонил ей один только раз и туманно сообщил, что вначале они где-нибудь поужинают, а насчет остального решат потом. По-видимому, об их отношениях он не распространялся, потому что никаких сплетен ей подруги не передавали.

Погода стояла не по сезону жаркой. Гардероб у Кейти был не слишком богатым, поэтому она решила надеть слаксы цвета хаки и белую трикотажную рубашку без рукавов. Ансамбль завершала черная хлопчатобумажная блузка, которую предполагалось в случае необходимости надеть сверху.

До приезда Джейка оставалось еще сорок минут. Вся взвинченная, Кейти слонялась по дому. Задержалась на кухне, заглянула в холодильник. Кроме пива и нескольких бутылок дешевого вина, там практически ничего не было. Разносолами мамаша ее никогда особенно не баловала.

«Окончу школу и сразу же уеду. И никогда больше сюда не вернусь».

— Куда ты собралась? — раздался сзади голос отца.

Сердце Кейти екнуло.

— Пока… не знаю. Наверное, мы поедем куда-нибудь поужинать.

— С этим Тэлботом?

— С Джекобом Тэлботом, — вспыхнула Кейти, но сдержалась. «Пусть только попробует сказать гадость про семью Джейка!»

Но отец пробормотал что-то себе под нос и полез в холодильник. Взял бутылку пива, сковырнул крышку и сделал большой глоток. Он уже плелся к своему любимому телевизору, когда подала голос мать.

— В котором часу ты вернешься? — спросила она, заглянув на кухню.

— Не знаю.

— Я хочу, чтобы ты пришла домой в одиннадцать.

— В одиннадцать! — У Кейти рот раскрылся от удивления. Она с работы раньше двенадцати никогда не возвращалась. — Но почему?

— Потому, — твердо заявила мать. — В одиннадцать, тебе понятно?

Кейти растерялась. С тех пор как она начала учиться в старших классах, родители проявляли к ней интереса не больше, чем к кошке. А может, и меньше. А тут, поди ж ты, вдруг такая принципиальность.

«Никогда, никогда не буду относиться так к своим детям!»

Кейти резко повернулась и направилась к двери.

— Я пошла! — крикнула она, и ей вдогонку полетело: «Не позволяй ему ничего», «Не позже одиннадцати».

Надо же, какая трогательная забота. До сих пор их совершенно не интересовало, как она добирается после работы домой, а ведь каждый раз ей приходится просить, чтобы ее подвезли.

Кейти вышла на улицу и глубоко вздохнула, как узница только что выпущенная на волю из промозглой камеры.

Подъехал Джейк. В машине громко играла музыка. На этот раз Кейти не стала ждать, пока он выйдет из машины и откроет перед ней дверцу. Прыгнув внутрь, она прошептала:

— Поехали.

— Конечно, поехали. А что, есть проблемы?

— В принципе нет… если не считать родителей.

— Родителей? А в чем дело?

Он повел машину к Портленду. Закрыв глаза, Кейти вдыхала воздух полной грудью — хорошо, что верх машины был откинут, — и единственное, чего ей сейчас хотелось, так это поскорее выбраться из Лейкхевена. Ей казалось, что она в нем задыхается.

В свои отношения с родителями посвящать его не хотелось. Она вообще боялась сказать или сделать что-то такое, что могло загасить их еще не совсем оформившиеся чувства. И все же…

— Просто жду не дождусь того момента, когда смогу уйти из дома. Мои родители… Если это случится, они только обрадуются.

Он бросил взгляд в ее сторону.

— Я что-то не понял?

— Мы едем в Портленд? — спросила она, желая сменить тему.

— Если ты не возражаешь.

— Напротив, — призналась она. — Мне просто не терпится уехать отсюда куда-нибудь подальше.

— Мы можем поехать куда хочешь.

Кейти улыбнулась. Но Джейк хотел довести начатый разговор до конца.

— У тебя не все в порядке с родителями?

— Если одним словом, то хуже не бывает. Я для них обуза, понимаешь? Есть я или нет… им как-то без разницы. Я не говорю, что это ужасно. Просто они не проявляют интереса ни к чему — ни к моей учебе, ни к работе, ни к моим устремлениям. И я к этому привыкла. Понимаешь?

— Понимаю. А у меня проблема прямо противоположного свойства. Мои родители пытаются руководить каждым моим шагом. Они уже определили, что я пойду в Гарвард.

— У тебя будет нужный средний балл?

Ее вопрос, казалось, Джейка смутил. Прежде чем утвердительно ответить, он несколько секунд вертел ручку настройки приемника.

Спрашивать, есть ли у него для учебы в Гарварде деньги, было бессмысленно. Обозначившаяся пропасть, разделявшая жизнь Джейка и Кейти, показалась ей такой широкой, что всю дорогу до Портленда она не проронила ни слова.

У нее тоже был приличный средний балл, потому что к учебе она относилась очень серьезно. Но Кейти была бы счастлива, если бы ей удалось поступить в местный Общественный колледж. Она планировала днем учиться, а вечерами работать в каком-нибудь ресторане в Портленде. О том, чтобы жить дома, вопрос не стоял. Она надеялась снять с кем-нибудь из студенток комнату.

— Где бы ты хотела поужинать?

Кейти так разволновалась, что не чувствовала голода.

— Где угодно. Только это не должно быть что-то шикарное. Видишь, как я одета. Так что выбери что-нибудь попроще.

— Тут есть одно кафе у реки Уилламет…

— Прекрасно.

Это простенькое кафе оказалось весьма дорогим. Кейти нашла в меню самое дешевое блюдо — овощной салат — и заказала его. На недоуменный взгляд Джейка она поспешно ответила, что совсем не голодна.

Кажется, он ей поверил. Впрочем, это была чистая правда. Они говорили о пустяках. Позднее Кейти так толком и не могла вспомнить о чем именно. Все ее ощущения в этот вечер имели горьковато-сладкий привкус. А как же могло быть иначе. Она была уже влюблена в него, как говорится, по уши, одновременно четко понимая, что шансов у этой любви практически нет никаких. Он и она жили в разных мирах.

Ее грустное настроение не осталось для Джейка незамеченным. Они возвращались назад в Лейкхевен, вечерний ветерок трепал ее волосы, и Кейти придерживала их рукой. Она закрыла глаза, делая вид, что внимательно слушает мелодичную рок-музыку, передаваемую по радио.

— В чем дело? — спросил Джейк.

— Ни в чем. А почему ты спрашиваешь?

— С тех пор как мы покинули кафе, ты не произнесла и двух слов. Тебе что-то не нравится?

Кейти поморщилась и открыла глаза. Выражение лица Джейка было встревоженным. «Наверное, он подумал, что мне с ним неприятно. Боже мой, если бы он только знал… Мне хочется, чтобы этот вечер никогда не кончался!»

— Понимаешь, это так ужасно, что ничего нельзя изменить, — проговорила она, с трудом сдерживая волнение.

— Изменить что?

— Сама не знаю. Ну, то, что касается тебя и меня. Когда я начинаю думать, из какой ты семьи… — Кейти вздохнула. — Неужели ты сам не понимаешь?

Следующие несколько миль они ехали в тишине.

— А я не хочу поступать в Гарвард, — неожиданно взорвался Джейк. — Не хочу! Понимаешь, не хочу!

— Не понимаю.

— Это они так хотят, а не я. Это их мечты, а не мои. Понимаешь, я больше не могу этого терпеть. Как только они заводят разговор о моем будущем, о том, что я должен принять участие в семейном бизнесе, я просто… места себе не нахожу.

— Они рассчитывают, что ты со временем станешь во главе «Тэлбот индастриз?

— Вначале отец все надежды возлагал на моего брата, — пояснил Джейк. — Но Филипп никогда не станет работать с отцом. Мне кажется, я тоже не смогу.

— Ну и что ты собираешься делать?

— Не знаю. Самый лучший выход — провалить выпускные экзамены.

— О, не надо этого делать! — взволнованно воскликнула Кейти, хотя было видно, что Джейк сказал это несерьезно. — В любом случае школу ты окончить должен. И как следует. Нельзя же, в самом деле, лишать себя всяких шансов.

Он вздохнул.

— Я знаю.

Показались дома Лейкхевена. Кейти почему-то стало очень страшно. Она почувствовала себя золушкой, возвращающейся после бала. Только счастливого конца у этой сказки, по-видимому, не предвидится. Несколько минут Джейк бесцельно кружил по улицам.

— Может быть, еще куда-нибудь съездим? — спросила она. — Что-то не хочется возвращаться домой.

— А во сколько тебе надо быть?

Она хотела ответить: «В одиннадцать», но слова застряли у нее в горле.

— Точного времени мне не назначают.

— Тогда у меня есть прекрасная идея.

Он не сказал больше ни слова, а повел машину вокруг озера. Через несколько минут Кейти поняла, что они едут к нему.

— Хочешь прокатиться по озеру в каноэ? — спросил Джейк. — Сейчас темно, но…

— Как здорово, — выдохнула Кейти.

Дом Тэлботов стоял фасадом к берегу. Подъездная дорожка у дома не кончалась, а проходила мимо коттеджа для гостей и вела к самому берегу.

Джейк тихо столкнул каноэ в воду и сделал знак Кейти залезать.

Это было не так-то просто, при каждом движении подвижное суденышко опасно кренилось. Забравшись в лодку, она вцепилась руками в борта, пока Джейк устраивался на корме. Затем он опустил весло в воду и почти бесшумно отчалил.

— Будем вести себя тихо. Хорошо? Не хотелось бы, чтобы нас засекли, — признался он. — Отец будет недоволен, что я выехал без огней. Поэтому далеко не поплывем. Лучше держаться у берега, а то, чего доброго, попадется какая-нибудь встречная лодка.

— Потрясающе. — Кейти смотрела на темный силуэт плакучей ивы, похожий на грустного часового. От воды тянуло свежестью и пахло влажными водорослями. — Я люблю тебя, — прошептала она одними губами.

— Я люблю, — произнес Джейк, и она вздрогнула, — ты знаешь, я люблю воду.

«Я уже совсем голову потеряла. Надо быть осторожнее, а то как бы мои фантазии не занесли меня куда не следует!»

— Ты бы хотел провести здесь всю жизнь? — Она погрузила руку в воду. Вода была удивительно теплой. Еще бы, ведь днем температура воздуха доходит порой до сорока градусов. Такое вот бабье лето в Орегоне.

— Нет. Только не здесь. Я хочу уехать из Лейкхевена. Может быть, в Портленд. И поселиться где-нибудь у реки Уилламет.

— Плавучий дом?

— А почему бы и нет. Конечно, не всю жизнь, но несколько лет это было бы довольно забавно, — улыбнулся он. — А где хотела бы жить ты?

— Наверное, тоже в Портленде, — задумчиво проговорила Кейти. А затем рассказала о своих планах поступить в Общественный колледж и снимать комнату на пару с какой-нибудь приятельницей. — Придется работать, конечно. Но меня это вовсе не пугает. Вот, например, в «Шолайне» мне работать даже нравится. Опыт приобретается, да и посетители большей частью приятные.

— Знаешь, а я очень жалею, что мы не узнали друг друга раньше. Подумать только, проучились вместе почти четыре года, а наше первое настоящее свидание только сегодня. Почему это так? — Джейк говорил очень серьезным тоном.

Кейти сидела тихо, боясь пошевелиться.

— Может быть, потому что ты никогда меня прежде не замечал.

— Возможно. — Он опустил весло в воду.

Кейти поняла, что Джейк разворачивается, чтобы ехать назад.

Ей захотелось крикнуть: «Остановись! Не надо! Я не хочу, чтобы эта ночь кончалась!»

— Уже почти полночь, — сказал он, и ее сердце екнуло. — Мне надо возвращаться домой.

Джейк причалил к берегу и ловко выпрыгнул из каноэ.

— Ну как? — Он помог Кейти выйти из лодки.

— Прекрасно. Наверное, мне тоже пора домой.

— Как нога?

— Нога? Нога нормально. — Прошла неделя. Она уже и думать о ней забыла. Правда, ступня еще чуть-чуть побаливала, но определенно дело шло на поправку.

Внезапно он наклонился. Все повторялось, как и неделю назад. Кейти затаила дыхание и ждала. И снова его крепкие пальцы ощупали ее лодыжку, и снова от этого прикосновения у нее по всему телу побежали мурашки. Затем Джейк выпрямился… и поцеловал ее в губы. Ресницы Кейти дрогнули и сомкнулись. Разве не об этом она мечтала всю неделю? Разве не смаковала она мысленно его поцелуи, перетряхивая воспоминания столько раз, что они, наверное, уже истрепались? Их губы соединились, и ее снова закружил водоворот. Ничего подобного она никогда прежде не испытывала. Это чувство было таким всепоглощающим, таким чудесным, что хотелось еще, еще и еще!

Он прижал ее крепче, и сердца их стали биться в унисон. И тут она начала целовать его — в подбородок и шею.

— Что ты со мной делаешь? — прохрипел он, наклоняя голову, чтобы снова поймать ее губы.

— А что ты делаешь со мной? — тихо спросила она.

— Не знаю… не знаю…

— Тогда сделай это еще, — прошептала Кейти.

— Господи, я только и мечтаю о том, чтобы делать это бесконечно.

Она чувствовала, что опасно просить о таком, но не могла с собой справиться. Он потянул ее на траву, и она повиновалась.

Он целовал ее и целовал, и, когда вытащил из ее брюк трикотажную рубашку, Кейти его не остановила. Не остановила и тогда, когда рука его скользнула под рубашку и дальше под бюстгальтер.

— Кейти… — шептал он. — Кейти…

На мгновение в ее сознании красным неоном вспыхнули слова Лизы. Нет, неправда. Лиза говорила о Филиппе, а это Джейк. Джейк, Джейк, Джейк! Человек, которого она любит.

А кроме того, разве нужны были сейчас какие-то слова! Ее сознание дремало, и она дышала озоном чистого наслаждения. Постепенно и она начала проявлять инициативу. Вначале просто гладила его по спине, а затем настолько потеряла стыд, что тоже вытащила из его брюк рубашку. Ее руки скользнули под тонкую ткань, гладя и нервно ощупывая его спину и плечи.

Джейк расстегнул переднюю застежку бюстгальтера, и теперь уже ничто не мешало захватить в теплые ладони обе ее груди. Он ласкал ее требовательно и одновременно очень нежно, а его горячее дыхание обжигало ей губы.

Они лежали на земле. Она на спине, а он на ней, чуть наискосок. И Кейти уже давно чувствовала то, чего не могла не почувствовать. «Боже, что я делаю? — Кейти совершенно некстати вспомнила предупреждение отца. — Ведь я сама его просила! Да нет же, не просила. Умоляла!»

На миг она застыла. Перестала отвечать на настойчивые поцелуи Джейка. Она вдруг со всей ясностью осознала, что от того, что называют занятием любовью, их отделяет всего один шаг.

Но ее благие намерения так и остались неосуществленными. Потому что его губы скользнули вниз к ее шее, а оттуда, оставляя на обнаженной коже влажную дорожку, — к груди. Языком Джейк коснулся напряженного соска, и бедная Кейти опять полетела в сладостную бездну.

Чего она хотела сейчас, вцепившись пальцами в его волосы? Оторвать от себя его горячий ищущий рот? Нет! Она хотела, чтобы он прижался еще сильнее.

— Джейк… — простонала она.

— Кейти… — хрипло выдохнул он, судорожно дергая молнию на ее джинсах.

Его ладонь проникла внутрь и скользнула по ее трусикам.

Колокола ее сознания забили тревожный набат.

— Не надо, Джейк! Я не могу!

Его пальцы были нетерпеливы и чего-то искали. Неожиданно ей удалось вывернуться из-под него. Она сжала его лицо в ладонях и пристально посмотрела в глаза.

— Наверное, я схожу с ума, — прошептал Джейк.

А ей хотелось его целовать. Целовать, целовать, целовать! Его лицо и шею…

Джейк вздрогнул и, тяжело дыша, снова навалился на нее. «Боже, что он делает!» Джейк пытался имитировать это через одежду! Проделав несколько бесплодных движений, содрогаясь всем телом, он скатился с нее. Теперь он лежал с закрытыми глазами, плотно сжав губы.

«Наверное, я сделала что-то не так. Черт возьми, а откуда мне знать, что и как надо делать! А вдруг он подумал, что я потаскуха? О Боже! Но мне ведь хотелось только одного — любить его».

— Джейк, — прошептала она.

— Извини. — Он открыл глаза. Вид у него был виноватый.

У Кейти отлегло от сердца.

— Да нет. Все в порядке. Я думала, что ты на меня рассердился.

— Рассердился на тебя? — Он удивленно смотрел на нее.

— Я имела в виду… не знаю… мне показалось… — В горле у нее пересохло, краска стыда заливала лицо.

— О, Кейти. — Он подался к ней. Его нос почти касался ее носа. — У меня такого не было никогда, ни с одной девушкой. Понимаешь? Ни с одной. Я знаю, ты мне не веришь, но это правда.

— Я тебе верю!

Джейка Тэлбота местные девушки не интересуют. В школе это было известно всем. И вот сейчас она узнала, что этот красавец, которому не было дела ни до одной девушки Лейкхевена, оказался неравнодушен к ней. Было отчего прийти в восторг.

Насчет себя Кейти тоже не думала, что такое возможно. Она никогда не подозревала, что может вести себя так безрассудно. До сих пор она была уверена, что ни один парень не способен склонить ее к сексу. Никоим образом. Оказывается, есть такой. И зовут его Джейк Тэлбот. Причем долго ему уговаривать ее не пришлось.

Кейти погладила Джейка по щеке. Ей захотелось стереть тревогу, которую она увидела в его взгляде.

— Извини, — прошептала она. — Но я думаю, сейчас нам лучше отправиться по домам.

Джейк покрыл ее ладонь поцелуями. А потом, вспыхнув в темноте белозубой улыбкой, вскочил на ноги и поднял ее. Кейти улыбнулась. На ее языке, как маленькие шарики-драже, перекатывались три коротеньких слова. Но сказать их ему она еще не могла. Слишком рано. А сможет ли вообще когда-нибудь? Она боялась: вдруг что-то может разлучить их?

Вечер закончился удачно. Кейти успешно удалось проникнуть в дом после «комендантского» часа. Забравшись в постель, она перебирала в памяти каждый момент их встречи, каждое свое ощущение. Лежала долго на спине и смотрела в потолок. А затем перевернулась и, улыбаясь, зарылась лицом в подушку. Восторженная дурочка.


Прошло несколько недель, их отношения стали известны в школе. Это случилось в один момент. Казалось, только что они с Джейком тайком улыбались друг другу, и вот, пожалуйста, теперь все кому не лень перемывают им косточки. Встретив Кейти в коридоре, Андреа потащила ее в дамский туалет.

— Значит, ты все-таки встречаешься с Джейком! — выпалила она с ноткой обиды в голосе. — А мне почему не сказала? Я ведь спрашивала об этом на вечеринке у Трея.

— Тогда мы еще не встречались. Мы только… просто пришли, и все.

— Но с Джейком Тэлботом никто до сих пор не встречался. По-настоящему никто. Если не считать Дебби Хоуз. Так она просто навязалась ему. А он, видно, решил, почему бы не воспользоваться.

Кейти смутно помнила что-то о Дебби Хоуз. Какие-то слухи по школе ходили. Но это было довольно давно.

— Воспользовался, говоришь? — повторила она.

— По словам Дебби, это была лучшая ночь в ее жизни. Но ты не думай, он никогда ею всерьез не интересовался. — Андреа пожала плечами, понятия не имея, что сейчас творится в душе у Кейти. — Теперь расскажи, как у вас?

— Ну, мы… хм… ездили поужинать. — Кейти была в смятении. Перед ее глазами возникла картина: Джейк и знаменитая своим бюстом Дебби сплелись в акте любви. — А потом поехали кататься на каноэ.

— На каноэ! Рядом с его домом? Ну а что потом?

— А потом я пошла домой, — закончила она и оставила Андреа наедине с ее любопытством.

Кейти шла по школьному коридору, желая только одного: убежать куда-нибудь и спрятаться. И такое уж ей выпало счастье, что первой, кого она встретила, была именно Дебби Хоуз. Она шла с парнем, вернее, висела у него на руке. Кейти видела только ее светлые крашеные волосы и груди, выпирающие из серого свитера, с глубоким V-образным вырезом. Известно было, что ложбинкой в этом вырезе Дебби очень гордилась.

Кейти вдруг стало нестерпимо противно. Остаток недели она промучилась в сомнениях. «Что, спрашивается, случилось? В конце концов, Джейк жил и до встречи со мной, и с ним вполне могло произойти что-то, о чем ему не хотелось бы вспоминать. У каждого что-то такое есть. Подумаешь, большое дело. Он не сказал мне о Дебби. Но выходит, он врал мне, когда говорил, что ни с кем у него еще такого не было? Чепуха. Он не мог об этом забыть».

И тем не менее что-то неприятное в душе осталось. Они продолжали встречаться, она старалась, когда могла, ходить на матчи с его участием, и каждый раз, когда он вел мяч, ее сердце замирало от гордости.

Осень кончалась, а вместе с ней и футбольный сезон. Время шло к зиме. Встречались они регулярно, ни разу не выбившись из графика, но страстных поцелуев больше не было. Очень странно. Джейк вел себя на редкость сдержанно. Несколько коротких клевков в щеку, вот и все. Что бы это все значило? Кейти не могла избавиться от беспокойства. То начинала переживать, что Джейк решил, будто она слишком доступна, потом ей начинало казаться, что он потерял к ней интерес. Время шло, а она все не могла набраться мужества и поговорить с ним об этом.

Причем теперь все вокруг считали их вполне оформившейся парой. «Но это ведь должно когда-нибудь чем-то кончиться? Потому что так до бесконечности продолжаться не может».

Набравшись храбрости, она решила поговорить об этом с Лизой. Не с одноклассницами же, в самом деле, обсуждать свои интимные проблемы. Кейти подошла к ней в пятницу вечером, когда они только прибыли на смену.

— Я вроде как начала встречаться с Джейком Тэлботом.

— Понятно. Но ты еще с ним не спала?

— Нет!

— Держись, пока можешь.

— Но почему обязательно должно случиться что-то плохое?

Ресторан был стилизован под речной пароход начала века. В данный момент они находились на верхней палубе, почти у самой кормы. Сейчас, в конце ноября, посетителей здесь не было. С озера дул сырой, промозглый ветер. Лиза пригладила свой передник с эмблемой «Шолайна» и повернулась к Кейти:

— Пойми же ты наконец. Такие, как мы с тобой, для Тэлботов — не люди. Ты, я вижу, сейчас на подъеме, паришь в облаках. Смотри, падать будет больно. И сценарий у них у всех одинаковый: сначала он тебя использует, а потом бросит. И не верь ни слову из того, что он говорит, потому что все это вранье.

— Но Джейк совсем не такой.

Лиза не стала с ней спорить. Только внимательно посмотрела, как смотрят взрослые на несмышленых детей. Кейти отступать не хотелось, не для того она затеяла этот разговор.

— Понимаешь, у нас ничего не происходит, — призналась она. — Мы ничем таким с ним не занимаемся, кроме как… — Она замялась. — Один раз мы занимались сексуальными ласками, и с тех пор он никаких попыток не предпринимает.

— Занимались, значит, сексуальными ласками? — язвительно повторила Лиза.

— Всего один раз. Он тогда извинился и теперь, мне кажется, боится сделать лишнее движение.

— И тебя это устраивает?

— Не знаю! — вырвалось у Кейти. — Я только хочу, чтобы что-то случилось!

У высокой застекленной двери, ведущей на верхнюю палубу, появился хмурый менеджер и постучал. Лиза подняла голову и кивнула ему, а затем повернулась к Кейти:

— Если в тебе есть хоть капля ума, ты прекратишь встречаться с ним, и немедленно. Поверь мне… — Увидев, что Кейти насупилась, она оборвала себя на полуслове и тяжело вздохнула. — Прекрасно. Поступай как хочешь. Похоже, мои советы тебе не по душе. В таком случае разберись в своих чувствах. Поговори с ним. Действительно, что такого страшного может произойти? Ну бросит он тебя, так это еще не конец света. Верно?

Полностью рекомендации Лизы Кейти выполнять не собиралась, но поговорить с Джейком решила обязательно.


— Я бы хотела обсудить наши отношения, если они, конечно, существуют, — начала она, как только села в машину.

Можно было, конечно, этот разговор как-то подготовить, но Кейти очертя голову ринулась вперед. Они ехали к Трею на очередную вечеринку. Их времяпрепровождение постепенно превращалось в рутину. Вечеринки следовали одна за другой. С одной стороны, Кейти нравилось считаться его девушкой, быть его партнершей в бильярде и все такое прочее, но вечеринки также предполагали, что большую часть времени они будут находиться на людях. Казалось, Джейк избегал оставаться с ней наедине.

— И что бы ты конкретно хотела обсудить? — медленно спросил Джейк.

Кейти глубоко вздохнула и закрыла глаза.

— Я постоянно думаю о том вечере, когда мы ездили кататься на каноэ, — начала она. — И… и о том, что было после.

Он помрачнел и, крепко сжав руль, не мигая уставился на дорогу. На полной скорости «корвет» проскочил поворот к дому Трея и устремился вперед.

Побережье Тихого океана было примерно в двух часах езды. Единственное, где можно было остановиться по пути туда, это на заправочной станции или в придорожном ресторане.

— Мы едем на побережье? — спросила она.

— Ты не хочешь?

— Я должна быть дома к полуночи. — Тогда, в тот первый вечер, ее опоздание вроде бы сошло с рук, а потом мать больше ни о чем таком не вспоминала. Но Кейти хотелось, чтобы Джейк знал о существовании у нее некоторого подобия комендантского часа.

— Мы можем доехать до берега, прогуляемся часок и будем дома к полуночи, — сказал он.

— Хорошо.

— Так что тебя тревожит? — спросил он после минутного молчания.

— Сама не знаю. Просто хотелось бы внести в наши отношения какую-то ясность. С того самого вечера мы ни разу даже… не поцеловались по-настоящему… и вообще ничего.

— Это потому, что я не хочу… я не хотел, чтобы ты думала, что я был… ну, ты понимаешь…

— Чересчур нахальным? Так это было совсем не так!

— Кейти, если бы ты тогда себя видела. — Он говорил с трудом, как будто тащил на себе тяжелый груз. — У тебя был такой испуганный вид.

— Испуганный? Еще бы. Мне раньше и в голову не приходило, что я могу… способна так себя вести. Но я испугалась не тебя, а себя! А кроме того, я боялась, что ты можешь во мне разочароваться.

— Что? — Он был ошеломлен настолько, что даже на несколько секунд перестал следить за дорогой.

— А что, по-твоему, я должна была подумать, если ты с тех пор ни разу меня не поцеловал?

— Видимо, ты совершенно не представляешь, что я тогда чувствовал, в тот вечер, — проговорил Джейк.

— Ты считаешь, что я должна была это представлять?

— Как ты можешь быть такой наивной? К твоему сведению, я с огромным трудом себя сдержал, чтобы не пойти до конца. Даже и передать невозможно, каких это потребовало усилий.

— Да?

— Да.

— А как насчет… Дебби Хоуз? — «Раз начали, — решила Кейти, — то надо выяснить все до конца. Раз и навсегда».

— А что с Дебби Хоуз? Ты имеешь в виду слухи, которые одно время распространялись по школе? Так она сама это выдумала. Я к ней и пальцем не притронулся. Она совершенно не в моем вкусе. А кроме того, дура, каких поискать! Если бы ты знала, как я устал от этих идиотских сплетен.

— Извини.

— Вот об этом, пожалуйста, не беспокойся. Мало ли кто что говорит.

— А я в последние несколько дней ужасно тебя к ней ревновала, — призналась Кейти. — Умом понимала, что это глупо, но ничего не могла с собой поделать. Это прямо как болезнь какая-то. Стоило мне только представить тебя с ней…

— Боже мой, Кейти, — пробормотал он. — Поверь мне, единственная девушка на свете, которая мне нужна, это ты.

— А мне нужен ты, — прошептала она.

Джейк сжал ее руку. А затем, не произнося больше ни слова, они помчались через темноту к океану.

Час — ведь это совсем немного. Что можно успеть за час? В конце ноября, в субботу, в девять вечера, на побережье почти никого не было. Магазины закрыты, а «променад», проложенный вдоль берега, был весь скользкий от водяной пыли. Постояв несколько минут на холодном влажном ветру, они забрались обратно в машину и, откинув назад сиденье, прижались к друг другу так сильно, как только могли.

Джейк прижался щекой к волосам Кейти. Она слышала биение сердца своего любимого. Изголодавшиеся друг по другу, они беспрерывно целовались. Кейти была на самом верху блаженства, когда Джейк вдруг произнес эти три заветных коротеньких слова:

— Я люблю тебя.

— А я люблю тебя еще больше, — мгновенно выпалила она в ответ.

За этим обменом репликами последовала настоящая буря ласк.

— Ты единственная во всем мире, — прошептал он, немного успокоившись.

— А для меня во всем мире никого дороже нет, — отозвалась она.

— В таком случае что же нам делать? — спросил он.

На столь ясный вопрос последовал не менее ясный ответ:

— Я думаю, просто быть вместе.

— Это не должно у нас кончаться. Никогда, — пробормотал он с горячностью, как будто сознавал, что существуют силы, способные их разлучить.

— А это никогда и не кончится, — заверила она его, как ей тогда показалось, с большой убежденностью.

— Через полгода мы уйдем из школы. Я не хочу, чтобы это кончалось, — повторил он.

— Это не кончится, если мы сами все не испортим, — сказала она. — Все зависит от нас с тобой.

Задумчиво разглядывая ее лицо, он поправил ей волосы, убрал за ухо выбившуюся прядь.

— Так давай же сделаем так, чтобы это длилось столько, сколько мы живем. — Джейк улыбнулся и наклонился для очередного поцелуя.

Он говорил так уверенно, и Кейти тогда подумала, что все возможно…


Теперь-то она знала, что все это была пустая болтовня. Это действительно у них продолжалось… пока шли занятия в школе. Было «венчание» в заброшенной церкви, они занимались любовью на заднем сиденье автомобиля, а потом еще и еще… И было много клятв любви и верности, от которых не осталось следа, как от растаявших на ладони снежинок. Джейк ее бросил — тут Лиза оказалась совершенно права.

Кейт открыла глаза. Солнечное утро предвещало жаркий день. По пруду плавали утки, на скамейке в парке сидела она, тридцати шести лет от роду, имеющая дочь, такую же юную, какой она сама была тогда, в то далекое время, а мир вокруг был таким, как прежде.

И все же в отношении Джейка Тэлбота решимость Кейт укрепилась. Независимо от того, к какому выводу придут на этих пробах в «Тэлбот индастриз», никаких дел она с ним иметь не будет. Все. Он ушел в прошлое. Раз и навсегда.

«А ты собираешься рассказать ему об Эйприл?»

Кейт передернула плечами и поднялась со скамейки. Последняя мысль ей очень не понравилась. Для этого шага надо созреть, должно пройти какое-то время. Сегодня, во всяком случае, не об этом надо думать, а о работе.

Глава 6

— Не буду! — выкрикнула Дилайла, вскакивая из-за стола и прижимая руки к губам. — Он хотел меня клюнуть. Видишь это?!

— Индюк всего лишь вытянул шею, — проговорил режиссер страдальческим тоном.

— Я не могу!.. — Неожиданно она разразилась слезами.

Кейт незаметно посмотрела на оператора. Того, казалось, эта сценка забавляла. Чего никак нельзя было сказать о режиссере, который сидел опустив голову.

Рекламный ролик с индейкой не получался.

Дилайла выступала в своем репертуаре, и Кейт чувствовала, что теряет терпение.

— Может быть, я могу что-нибудь сделать? — прошептала Эйприл, следя взглядом за режиссером.

— Пожалуй, только одно: улыбайся.

— Давай я поговорю с Дилайлой. Ну знаешь, чтобы она почувствовала себя лучше.

Кейт грустно улыбнулась:

— Желаю успеха.

— Давай попробуем снова, — сказал режиссер, поднимаясь. — Не бойся Макса, он хороший. И клевать тебя совсем не собирается. Значит так, посмотри ему в глаза и произнеси: «Всем известно, что самые упитанные индюки только на «Тендер фармс», так что…»

— «…ешь поменьше, старайся не поправляться и не будешь ощипанным». Я все знаю. — Дилайла поправляла волосы.

«Вот идиотка!» — подумала Кейт и поднялась.

— Может быть, кто-нибудь из вас хочет пить? Здесь так душно.

Оператор бросил на нее благодарный взгляд. Режиссер устало пожал плечами:

— Я был бы очень признателен.

Эйприл улыбнулась. Индюк в это время вытянул шею и затянул свои курлы-курлы, ковыляя вразвалку вокруг стола. Дилайла поджала губы. И вдруг Эйприл подошла к нему вплотную, посмотрела прямо в глаза и сказала:

— Эй, Макс, всем известно, что самые упитанные индюки только на «Тендер фармс», так что, смотри, ешь поменьше, старайся не поправляться и не будешь ощипанным.

— Вот тебя сейчас и будем снимать, — оживился режиссер.

Дилайла тут же возмутилась:

— Поставьте эту чертову скотину куда следует.

Хотя ее тон режиссеру явно не понравился, он все же подал знак оператору приготовить камеру. Ассистенты немедленно посадили индюка на стол. Дилайла уставилась в его красные глаза. На этот раз она произнесла текст рекламы безукоризненно.

— Стоп! — крикнул режиссер. По его лицу было видно, что он доволен. — Как получилось?

— Хорошо. По-моему, очень хорошо, — отозвался оператор.

— Сделаем перерыв. Сейчас проверим, но, я думаю, все в порядке.

Кейт и Эйприл перемигнулись. Обычно съемки рекламного ролика требуют несколько дублей, а тут все получилось с первого раза. Значит, может Дилайла, если ее завести.

— Хочешь поработать? — прошептал режиссер, подойдя к Эйприл. — Судя по всему, ты знаешь, как разговаривать с индюками. — Он улыбнулся.

— Большое спасибо.

— Кейт, — произнесла Дилайла капризным тоном, — мне нужен аванс.

— Поговорим в агентстве, — ответила Кейт.

Политикой «Агентства талантов Роуз» всегда было: никаких авансов. Все выплаты только после получения соответствующих перечислений от фирм-заказчиков. Дилайла прекрасно знала эти правила. Непонятно, что сегодня на нее нашло.


Остаток дня Кейт прокрутилась как белка в колесе. Когда она решила наконец, что на сегодня хватит, зазвонил телефон. Сняв трубку, она услышала голос Билли Саймонсона, финансового директора агентства.

— Как насчет того, чтобы встретиться и немного выпить? — спросил он.

Поскольку Билли был женат и счастлив в браке, то Кейт решила, что предложение встретиться и выпить означает плохие новости. После смерти Бена финансовое положение агентства сильно пошатнулось. Заказчики выжидали, опасаясь перемен.

— Может быть, по телефону расскажешь?

— Нет, это не телефонный разговор, — ответил Билли. — Нужно обсудить несколько серьезных вопросов.

— Дела ни к черту, да?

— Речь пойдет о тех кредитах, которые агентство набрало в прошлом году. Пришло время их выплачивать, Кейт. Помнишь, мы об этом говорили?

— Да… — Кейт все помнила. — И когда? — спросила она с нарастающей тревогой.

— Не позднее конца года. Но не в этом дело, Кейт, а в предполагаемых доходах. На счетах агентства почти ничего не осталось.

— Я ищу заказчиков, ищу, — пробормотала она. — Чтобы поправить положение, мне сейчас нужно всего несколько приличных заказов. Или один, но по-настоящему большой…

— Понимаю. — Оптимизма в голосе Билли не чувствовалось.

— Встретимся в шесть в кафе рядом с твоим офисом, — сказала Кейт.

— Буду ждать тебя. — Билли повесил трубку.

За стеклянной стенкой в офисе Эйприл разговаривала с Джиллиан. Встретившись глазами с Кейт, она весело помахала матери. Кейт улыбнулась в ответ, но это потребовало значительных усилий.

«Вот так. А некоторые бросают на чай по нескольку сотен, и хоть бы что». Кейт внезапно разозлилась и тут же устыдилась этого чувства.


Закрыв глаза, Джейк мчался по «бегущей дорожке». Ее поставили в спортзале центрального офиса «Тэлбот индастриз» сравнительно недавно, вместе с тренажерами по регулированию веса и баром с соками. Вообще-то Джейку такого рода упражнения в помещении не очень нравились. Он предпочитал бегать в парке, но сегодня было очень жарко, к тому же со вчерашнего вечера он чувствовал себя отвратительно.

И самое главное — он знал причину. Перед его глазами все время вставало лицо Кейти Тиндел.

«Кейт Тиндел-Роуз», — поправил он себя, нажимая на кнопки «бегущей дорожки», чтобы увеличить скорость.

Ему совсем не хотелось о ней думать, но со вчерашнего дня она полностью овладела его мыслями. То есть с момента встречи. Он лег в постель, видя ее перед собой, а после беспокойной ночи, проснувшись поутру, увидел ее снова. В зеркале, когда брился. Ее черты будто наложились на его собственное отражение.

Выругавшись шепотом, Джейк снова увеличил скорость. Пот тек градом, заливал лицо. Он вытер его тыльной стороной ладони. Но от воспоминаний не убежишь.

И в тот же момент как будто кто-то откатил валун, закрывающий вход в пещеру, где хранилась память об этой, как ему казалось, давно умершей любви. Перед ним возникла отчетливая картина. Лужайка позади родительского дома, а на ней они сплелись в страстном объятии. Это было тогда у них в первый раз. Он словно в огне горел, хотя всегда считал, что может управлять своими эмоциями, в том числе и сексуальными. Нельзя сказать, чтобы его секс не интересовал — он его интересовал, и очень, — но Джейк до поры до времени не стремился к связям с женщинами, считал, что это создаст ненужные проблемы. И надо сказать, до сих пор это действовало.

В летнем лагере другое дело. Там он давал себе волю. Благо, желающих всегда было предостаточно. Но в Лейкхевене он девушек сторонился. Возможно, ему не хотелось походить на брата.

И вот только положив глаз на Кейти Тиндел, он решил, что пришла пора. Она ему понравилась. Понравилась сразу, как ее увидел. И дело было не только во внешности. Кейти была несоизмеримо умнее всех остальных девушек, каких он знал.

Пригласил он ее тогда, просто поддавшись какому-то наитию, а затем был покорен ее искренностью и чистотой. И все же по-настоящему он открыл ее тогда, на лужайке у озера. Ее кожа была удивительно нежной, а губы свежими, трепещущими и податливыми. Он вытащил из джинсов ее рубашку, и на это не потребовалось никаких усилий. А затем, когда он приник губами к ее розовому напрягшемуся соску, то с удивлением почувствовал, как она выгнулась и задрожала.

Он пытался что-то там имитировать через одежду, почти ничего не соображая. Но что самое удивительное, во время всех этих неумелых поползновений она все время старалась приспособиться к его движениям. Не говоря уже о звуках, которые в это время издавала. Они были восхитительны.

Он делал что-то еще, что именно, точно не помнит. Воспоминания о том, что он делал тогда, смущали Джейка даже сейчас. Нежные робкие касания Кейти сводили его с ума.

Почувствовав вдруг, что Кейти перестала его ласкать, он не остановился, а даже удвоил усилия. Но так продолжалось недолго. Поняв наконец, как далеко он зашел, а главное, с какой быстротой, Джейк отпустил ее и тупо пытался сообразить, что же делать дальше.

Это невероятно! Так потерять контроль над собой!

Джейк покачал головой. Даже много лет спустя воспоминание об этом вызвало неожиданную и крайне нежелательную физическую реакцию. Подумать только, на «бегущей дорожке»! А волны памяти уносили Джейка дальше и дальше в прошлое…


Тот вечер, когда они поехали на побережье, изменил очень многое. Именно тогда их отношения сделали скачок в гиперпространство. Пока Джейк занимался самоедством, упрекая себя в безответственности, Кейти, по-видимому, вся испереживалась, что он к ней охладел. Чепуха! Ему показалось, что он ее напугал. Вот в чем было дело. Она же восприняла это совсем иначе. Правда, это недоразумение вскоре разрешилось. Тем же вечером…

Да, очень важным для них двоих стал вечер на побережье. Именно тогда впервые они сказали друг другу заветные слова. А потом начали строить планы на будущее.

Но что ты знаешь о жизни, когда тебе восемнадцать? Ни черта.

Начиная с Рождества и до самого окончания школы каждую свободную минуту Джейк проводил с Кейти Тиндел. Они целовались, ласкали друг друга и… все время строили планы на будущее. Вопросы секса тоже обсуждались, и с ними было решено подождать до «свадьбы». Инсценировку «венчания» придумал он. Потому что ждать настоящего бракосочетания казалось немыслимо долго.

Камнем преткновения были его родители. Он чувствовал, что пришла пора привести Кейти в дом и познакомить с ними, но все тянул. Потому что очень хорошо знал своих папу и маму. И все же в День Святого Валентина он пригласил ее к себе. Как сейчас понимал Джейк, ничего глупее он сделать не мог.

В тот вечер Кейти заканчивала работу в одиннадцать, и Джейк решил сделать ей сюрприз — сразу же после школы преподнести подарок. Он подвозил ее домой почти каждый день, но сегодня направил машину по шоссе к Портленду.

— Куда мы едем? — спросила она. — Мне к шести на работу.

— Я знаю. Это недолго.

На самом деле это была его блажь. Потому что в этот день было очень холодно, все небо заволокли тучи, вот-вот должен был начаться дождь, и, возможно, даже со снегом. Но Джейк тогда об этом не думал. Жаль, конечно, что погода ни к черту, но все же сегодня был не простой день, а Святого Валентина, и рядом сидела любимая девушка. Он свернул на двухполосную дорогу, что, извиваясь, терялась в холмах. Его брат, Филипп, рассказывал о старом амбаре за ручьем. Этот амбар был предназначен на слом. Филипп был знатоком по части того, чтобы находить всякого рода укромные местечки.

Остановив машину, Джейк повел Кейти к мрачному серому сооружению. Они постояли с минуту, может, больше, разглядывая его, и Кейти вдруг сказала:

— Какая прелесть! Как будто с открытки. Пойдем посмотрим, что там внутри.

Она потянула Джейка за руку, и он открыл покосившуюся дверь амбара.

В лицо им ударил запах прелого сена, но, как ни странно, воздух в амбаре был сухой, а деревянный каркас сооружения казался достаточно крепким. Джейк для верности ударил ногой по стене, она заскрипела, но разваливаться, похоже, не собиралась.

— Что это у тебя там? — Кейт показала глазами на пакет, который он нес в левой руке.

Джейк улыбнулся и извлек оттуда бутылку шампанского и два пластиковых стаканчика. Кейти удивленно следила за его движениями.

— А вот это тебе. — И следом за шампанским ей торжественно был вручен букет роз.

— Ой, как красиво! — выдохнула она.

Кейти смотрела на Джейка, и в янтарной глубине ее глаз светилась радость.

— Если и есть на свете что-то прекрасное, так это ты, — возразил он, обнимая ее.

Они постояли несколько минут, прижавшись друг к другу, а затем Джейк неохотно отпустил ее и наполнил стаканчики шампанским. Сделав по глотку, они посмотрели друг на друга и выпили до конца. А затем обменялись стаканчиками и выпили еще. А потом целовались и пили, пили и целовались, и им казалось, будто они впервые встретились.

Стало совсем темно, и пришла пора расстаться, ведь рано утром Кейти надо было идти на работу.

Но когда они вернулись в Лейкхевен, Джейк неожиданно сказал:

— Давай зайдем ко мне. Я хочу познакомить тебя с родителями. — И, увидев, как она насторожилась, добавил: — Ты им понравишься, не сомневайся.

— Ты сначала посмотри, во что я одета, а потом приглашай. — На ней, как всегда, были джинсы и голубой свитер с воротником типа «хомут». На плечи накинута его куртка с эмблемой спортивной лиги. В последнее время она носила ее чаще, чем он. Джейку это очень нравилось, возможно потому, что, когда Кейти ее на себя накидывала, ему казалось, что она принадлежит ему в еще большей степени.

— Подумаешь. Им-то не все ли равно.

Махнув рукой, он повез ее прямо к своему дому. В последний раз Кейти была здесь, когда они катались на каноэ. Насчет поступления в колледж родители ему покоя не давали и раньше. В последний же месяц ему показалось, что они просто сбесились, особенно мать. Не проходило дня, чтобы в доме кто-нибудь не заводил серьезный разговор о том, как это все будет происходить, какие курсы надо будет выбрать для специализации. Причем все надо делать сразу с прицелом на то, чтобы готовиться к руководству компанией «Тэлбот индастриз». Обо всем этом, конечно, Джейк предусмотрительно ей не сказал.

— О, Джейк, я даже не знаю…

Они стояли на веранде. Джейк рылся в карманах, ища ключи, и, как назло, они никак не находились. Отчаявшись, он застонал и притянул Кейти к себе.

— Я люблю тебя, — прошептала Кейти. Ее губы обжигал его рот.

— А я люблю тебя еще больше, — пробормотал Джейк в ответ, борясь с искушением залезть руками ей под свитер. С одной стороны, это было пыткой — волнующие ласки, не имеющие продолжения, а с другой — это был, наверное, один из приятнейших видов сумасшествия, когда их тела были готовы вспыхнуть от мельчайшей искры, как сухой трут. Он хотел ее. Она хотела его.

И тут дверь отворилась.

Это было так неожиданно, что они оба подпрыгнули. На пороге стояла мать.

— Джейк, почему ты и твоя… приятельница… почему не войдете в дом, а стоите на таком холоде?.. — В ее голосе чувствовалось раздражение.

Все было так по-дурацки, что сейчас Джейк задавался вопросом, не сделал ли он это нарочно, чтобы раздразнить родителей.

Они прошли в гостиную и чинно уселись: Кейти и Джейк рядом, мать — напротив. Отец в это время работал у себя в кабинете и, видимо, их прихода не заметил.

Джейк наконец опомнился:

— Кейти, это моя мама, Мэрилин Тэлбот. Мам, это Кейти Тиндел.

— Здравствуйте, — сказала Мэрилин, Кейти тоже поздоровалась.

Они сидели рядом, но Джейку, видимо, показалось, что недостаточно близко, поэтому он придвинулся к ней вплотную и взял за руку.

О чем они тогда говорили, сейчас Джейк точно припомнить не мог. Кажется, Мэрилин расспрашивала, в какой колледж собирается поступать Кейти и чем занимаются ее родители. Кейти скупо отвечала. Ее отец работал на лесопилке, а мать кассиршей в бакалейном магазине.

Мэрилин поднялась.

— Пойду скажу твоему отцу. Может быть, он захочет познакомиться с мисс Тиндел.

И прежде чем Джейк смог что-то вставить, мать встала, подошла к дверям кабинета и постучала.

Показался отец. Хмурый и неприветливый. Ему не нравилось, когда его отрывали от работы. Мать наклонилась к его уху, и Филипп-старший покосился на Кейти. Затем отец Джейка соблаговолил подойти и пожать ей руку, после чего плеснул себе в бокал вина, выпил и, не говоря ни слова, исчез в своей берлоге. Мать, как будто приняв его действия к сведению, тут же плеснула себе скотча, да, видно, перестаралась, потому что получилось очень много. И это притом, что Мэрилин Тэлбот в рот не брала спиртного. Такого Джейк не видел никогда. Ни до, ни после этой встречи.

Ему показалось, что прошло несколько лет, пока он смог встать и, извинившись, повести Кейти к себе в комнату.

— Давай, давай, — повторял он, таща ее вверх по лестнице.

— Джейк, что ты делаешь? — прошипела она, хватаясь за перила.

— Мы только на минутку, ты посмотришь, как я живу.

— Твоя мать вызовет полицию!

— Не глупи.

Он был близок к тому, чтобы взвалить ее на плечо и потащить. Наконец они вошли в его комнату, и он закрыл дверь.

— Ты хочешь, чтобы она меня окончательно возненавидела? — спросила Кейти.

— Нет. Я только хочу побыть с тобой вдвоем, всего несколько секунд.

Джейку очень хотелось, чтобы Кейти увидела его комнату. Зачем, он не знал, но его комната — единственное, что принадлежало ему в этом доме, и Джейк хотел каким-то образом приобщить к ней Кейти.

Кейти беспокойно осмотрелась. Здесь было полным-полно бейсбольных трофеев Малой лиги, она увидела также футбольный шлем, подаренный Джейку в конце этого сезона, и книги, много книг. Ее внимание привлекла фотография. На ней был Джейк, едва удерживающий на весу двух крупных лососей. На вид килограммов по пятнадцать каждый, не меньше.

— Это после рыбалки с папой и Филиппом.

— Интересно.

Они посмотрели друг другу в глаза, и Джейку вдруг показалось, что он только сейчас понял, почему любит Кейти Тиндел. Потому что ее золотистые глаза смотрели ему прямо в душу. Она его понимала. Вот в чем было дело. Они принадлежали двум различным мирам, но она понимала его, как никто другой.

— Пошли. — Он повел подругу назад к лестнице.

Мать стояла у дверей гостиной, строгая, сжимая бокал с выпивкой. Кейти бросила беспокойный взгляд на Джейка. Они остановились. Сжавшись под осуждающим взглядом Мэрилин, Кейти ближе придвинулась к Джейку.

А Джейк был вне себя от бешенства. Вот она, суть конфликта с родителями. Ему захотелось затопать ногами и закричать: «Мама, прошу тебя, не будь такой стервой! Перед тобой стоит девушка, которую я люблю и на которой собираюсь жениться!» Но ему пришлось сделать над собой усилие и промолчать.

Всю обратную дорогу они молчали. Когда Кейти вышла из «корвета», Джейк поймал ее за руку и произнес извиняющимся тоном:

— Моя мать всегда такая. Не обращай внимания. Это не из-за тебя, а просто потому, что у нее такой стервозный характер. Мне кажется, в мире не существует ничего, что способно ее смягчить. Надоело все это, конечно, до смерти, но к нам с тобой это отношения не имеет.

— Ты думаешь, не имеет? — Она бросила его куртку на сиденье. В этом ее движении подозревался какой-то скрытый смысл.

— Нет, не имеет. Увидишь.

Джейк знал: Кейти ему не верит. Неясно даже было, верит ли он в это сам. Пусть случится все: пожар, наводнение, все, что угодно, но он женится на Кейти Тиндел, а супругам Тэлбот, Мэрилин и Филиппу, придется с этим примириться!


Эта встреча с родителями показала Джейку, что за свое счастье придется сражаться и война предстоит нешуточная. Пришли весенние каникулы, и каждую свободную минуту он проводил с ней, хотя два фактора — ее работа и его родители — существенно ограничивали время их общения. А затем все покатилось к выпускным экзаменам, и с каждым днем нервное напряжение возрастало. Предстояло что-то решать. Серьезно решать.

И как раз где-то в этот период Джейка осенила мысль о «бракосочетании» с Кейти Тиндел в старой заброшенной церкви.

Началось все со случайного замечания, которое сделала его мать в беседе со своей приятельницей. В этот день он сидел у себя в комнате, когда постучалась Дарси, горничная и повариха Тэлботов, и сообщила, что сегодня за ужином его присутствие родители считают необходимым. Ага, значит, мамаша устраивает очередную торжественную церемонию, что-то на манер представления в лондонском театре по королевскому указу.

На западное побережье приехала супружеская пара, с которой Мэрилин дружила еще до своего замужества, — как потом выяснилось, это были родители Селии. Перед возвращением домой они остановились в Портленде. В Лейкхевен они приехали в роскошном лимузине, чем пролили бальзам на честолюбивую душу Мэрилин Тэлбот.

Когда Джейк спустился вниз, хозяева и гости находились в гостиной и, попивая коктейль, мирно беседовали.

— Я бы это браком никогда не признала, — говорила мать. — То, что эти двое живут вместе, в глазах общества еще ничего не значит. Что с того, что они, как ты говоришь, фактически муж и жена? Надо обязательно, чтобы было законное подтверждение их брака. То есть они должны обвенчаться.

— О, ты абсолютно права! — зафонтанировала мать Селии. Приятельницу матери Джейк знал давно. Это была довольно пышнотелая дама, примерно маминого возраста, с огромным количеством денег и обратно пропорциональным количеством ума.

— Вот я и сказала Доротее, что, если она хочет внуков, которые бы не считались незаконнорожденными, она должна заставить их пожениться. Все эти их клятвы в вечной любви — это очень хорошо… — Мэрилин понизила голос, — но перед законом ничего не значат.

— И что сделала Доротея?

Мэрилин помедлила с ответом.

— Сказала своей дочери, что та не получит ни цента, пока не разъедется с ним или не выйдет замуж по-людски. Они поженились в течение месяца.

Приятельница матери вздохнула.

— И все же, представляешь, они поклялись друг другу в любви. Это так романтично, ты не считаешь?

— Клятвы в любви при свечах? Детские глупости все это — вот что я тебе скажу.

Джейк первым вошел в обеденный зал. Он стоял и рассматривал белые скатерти, великолепный фарфор и хрустальные подсвечники. Подсвечники были еще бабушкины. Она была единственной в семье, к кому Джейк испытывал родственные чувства, если не считать брата. Тот временами тоже бывал неплох.

Он рассматривал подсвечники, и вдруг в его голове вспыхнула мысль о венчании… при свечах… Он и Кейти вместе на веки вечные…

И тут в комнату вошел брат.

— Филипп! — удивился Джейк. Ему было известно, что брату запрещено появляться в доме.

— Прошу любить и жаловать, — весело проговорил Филипп. — Возвращение блудного сына. Думаешь, предков взволнует мое появление? А что это у вас здесь? Званый ужин? — Он кивнул в сторону шикарно сервированного стола.

— У матери гости, друзья с восточного побережья, — сообщил Джейк. Появление брата его очень обрадовало. Он уже приготовился страдать весь ужин, ибо скучища предстояла несусветная.

— Эй, Дарси! — позвал Филипп. — Поставь, пожалуйста, еще один прибор. Я умираю от голода!

Джейк заулыбался. Дарси выполнила его просьбу, бросая тревожные взгляды в сторону гостиной, откуда с минуты на минуту должны были появиться родители, а сам Филипп-младший в это время растянулся в кресле напротив брата. Вид у него был неважнецкий. Набрякшие веки, под глазами мешки, заметно обозначившееся брюшко. А ведь когда-то это был очень ладный парень.

В этот момент процессия появилась в комнате. Увидев старшего сына, Мэрилин едва сдержалась, чтобы не вскрикнуть. Гости недоумевали, что за несчастье свалилось на головы их друзей. Филипп почесал за ухом и выступил вперед.

— Разрешите представиться, Филипп Тэлбот-младший, незваный гость. Как вы думаете, могу я с вами выпить? Или мое присутствие испортит компанию?

— Мог бы по крайней мере позвонить, — процедила сквозь зубы Мэрилин.

Не обращая внимания на слова Филиппа, она усадила гостей и завела разговор, искусно переходя с одной темы на другую.

Филипп-младший поглощал сочную первосортную грудинку, тушеную картошку с овощами так, как будто по крайней мере год не видел никакой пищи, что, судя по охвату его талии, было маловероятно. Когда подали торт, он принялся жадно заглатывать кусок за куском. Отец бросал на сына недовольные взгляды, а Джейк в это время почти завидовал брату, его полному пренебрежению приличиями. Ну разве это не здорово? Неужели лучше вот так трепыхаться, будучи прижатым к столу большим пальцем родительской руки.

Вот именно тогда и зародилась эта идея тайного бракосочетания. Она привлекала Джейка по многим причинам. Он любил Кейти и хотел сделать ее своей женой, но одновременно знал, что для настоящего брака они еще не созрели. Скажи он родителям о своих намерениях, их, чего доброго, удар хватит. Но Джейк твердо знал: рано или поздно Кейти будет его женой. Если сначала надо окончить колледж, он его окончит, если надо будет сделать что-то еще, он это сделает. Но все равно, став самостоятельным, он женится на Кейти Тиндел.

— Филипп, подожди. — Джейк догнал старшего брата, когда тот наконец вылез из-за стола. — У тебя есть несколько минут? Поговорить…

— Принеси на заднюю веранду бокальчик бренди, и я буду в твоем распоряжении хоть час. А лучше, знаешь что, принеси-ка всю бутылку. Кстати, как прошло шампанское?

— Класс.

Филипп улыбнулся и, похлопав Джейка по плечу, направился на веранду, а Джейк пошел искать бренди. К счастью, родители решили показать гостям дом, так что ему удалось без особых хлопот утащить початую бутылку. Он прихватил с собой также и хрустальный бокал. Спрятав все это под пиджаком, Джейк пошел к брату на веранду.

Вечер был холодный, как и все весенние вечера в Орегоне. Однако Филипп спокойно растянулся в изящном плетеном кресле.

Джейк протянул ему бутылку, затем бокал.

— Ну, что у тебя? — спросил брат, наполняя бокал до половины.

— Я встречаюсь с одной девушкой. В общем… мы любим друг друга. Но родители, сам понимаешь, не оставляют нам ни малейшего шанса.

— Ну и что? — Филипп посмотрел на Джейка поверх очков.

— А то, что я собираюсь на ней жениться.

Филипп хрипло рассмеялся.

— Тебе надо еще многому научиться, братишка, — произнес он с грубоватой откровенностью. — Делай что хочешь, но пункт «женитьба» из программы вычеркни.

— Но эта девушка совсем не такая, — вскипел Джейк.

— Они все не такие, — хохотнул Филипп. — Доверься мне, уж я-то знаю.

Больше Джейк за советами к брату никогда не обращался. Тот всех мерил на свой аршин. Ничего, Джейк сам, своим умом дойдет до всего.

Старую церковь он нашел случайно, заехав однажды на окраину города. Церквушка была закрыта, но Джейк прикинул, что проникнуть туда труда не составит. Понятное дело, это не совсем по правилам, но чего не сделаешь ради любви.

Когда он сообщил об этом Кейти, та растрогалась до слез.

— Теперь мне надо искать платье, — прошептала она.

Тут же была установлена дата. Через месяц в субботу вечером.

Небо в это утро хмурилось, было похоже, что надвигается гроза. Ну что ж, гроза так гроза. Джейк облачился в черные хлопчатобумажные слаксы и белую рубашку, а сверху, чтобы не выглядеть слишком празднично, набросил куртку с эмблемой спортивной лиги. Не дай Бог, объясняться с матерью, если она застанет его в таком виде.

Но на сей раз, когда он положил руку на дверную ручку, его окликнул отец:

— Куда это ты собрался?

— Погулять. — Джейк пожал плечами. В кармане куртки звякнули хрустальные подсвечники.

Джейк затаил дыхание. В карманах еще помещались две свечи и книжечка спичек. Он вдруг вспомнил, что забыл Библию. А без нее никак нельзя.

— Просто погулять? — переспросил отец.

— Нет, не просто, а с Кейти, — пробормотал Джейк.

— Кейти? — Отец нахмурился. — Ах да, та девушка.

— Да.

Они смотрели друг на друга и молчали. В конце концов Филипп вздохнул и отправился к себе в кабинет. А Джейк подбежал к книжному шкафу и схватил семейную Библию. А затем выскочил на улицу к машине, чтобы мчаться на «свадьбу» с девушкой, которую любил…


Джейк застонал и ударил по кнопке автостопа «бегущей дорожки», после чего перешел с быстрого бега трусцой на медленный шаг, а затем через некоторое время остановился. Оглядев спортзал, он вдруг с силой ударил кулаком по своей потной груди, радуясь, что никто сейчас не видит президента «Тэлбот индастриз» в таком состоянии.

Понурив голову, он направился в душ. До чего же больно было вспоминать эту «свадьбу» с Кейти Тиндел. Сколько клятв верности и вечной любви было произнесено в этот день! Теперь, думая о том, как вытаскивал из кармана смятый листок бумаги, как барабанил снаружи дождь, как подрагивало пламя маленьких свечей, Джейк чувствовал себя почти больным. Каким же он был тогда неоперившимся, неопытным, незрелым. Таким зеленым! Как же он любил ее, всем сердцем, всей душой!

А она взяла и все растоптала. Все. Причем проделала это самым банальным образом, можно сказать, хрестоматийным.

Бормоча под нос ругательства, Джейк сбросил тренировочный костюм и встал под душ.

«Никогда, никогда больше не позволю ни одной женщине завладеть моим сердцем. И пусть она хорошая, и дочка у нее очень милая, я желаю им обеим добра, но только пусть они обе держатся от меня как можно дальше.

Я не хочу иметь с ними ничего общего!»

Глава 7

Джейк закончил переодеваться и, выходя из спортзала, столкнулся с Филиппом.

— Пришел потренироваться? — насмешливо спросил он старшего брата. Филиппа на тренажер и палкой не загонишь.

— Вообще-то неплохая идея. — Тот бросил взгляд на свое брюшко. — Но не сейчас.

— Чем ты занимаешься? — Джейк не мог удержаться, чтобы не спросить.

Работой Филипп старался себя особенно не перегружать. Каких-то определенных обязанностей на фирме у него не было. Но отец, уходя в отставку, предупредил Джейка, что не хочет видеть Филиппа изгоем, поэтому старший брат должен работать в «Тэлбот индастриз» столько, сколько захочет. Джейк подчинился, однако остальным объяснить статус Филиппа-младшего было не просто. Свыше тысячи сотрудников фирмы «Тэлбот индастриз» упорно трудились изо дня в день, и слоняющийся без дела отпрыск Тэлботов всех раздражал.

— Готовлюсь к следующей неделе. К пробам рекламных моделей, — ответил Филипп.

— И что такое особенное тебе надо готовить? — Джейк едва скрывал недовольство.

— Ничего себе! Да там полно работы!

Джейк открыл рот, собираясь что-то сказать, но передумал. Филиппу, что ни говори, все бесполезно. Он решил сменить тему:

— Сегодня ближе к вечеру назначена встреча с Маркусом Торрансом из «Даймонд корпорейшн». Ты придешь?

Филипп нахмурился.

— «Даймонд корпорейшн»?

— Фирма, с которой мы намереваемся организовать совместное предприятие по эксплуатации аэропорта. Товарные склады и все в этом роде. — Джейк попытался пробудить в брате хотя бы малую искорку интереса. — Это многомиллионная сделка. Она находится в стадии разработки уже несколько месяцев.

— Да… да… — Казалось, Филипп думал о чем-то другом. — Кстати, тебя искала Пэм.

Пэм была секретаршей Джейка. Кивнув Филиппу, тот направился к лифту.

Как только он вошел в приемную, Пэм тут же бросилась к нему:

— Звонили из Бивертона. Там что-то случилось в торговом центре. Какая-то неприятность.

— Неприятность? Не понимаю.

— Я тоже. Звонили из полиции, и Гэри просит, чтобы вы немедленно туда приехали.

Гэри был там управляющим. Обычно он разрешал все проблемы сам. Видимо, случилось что-то серьезное.

— Вы же знаете, у меня в три назначена встреча с «Даймонд корпорейшн». Позвоните Гэри и скажите ему, что я буду там сразу, как освобожусь. Но совещание отменить невозможно.

— Хорошо. — Пэм развернулась на своем крутящемся кресле и начала набирать номер телефона Гэри.

Джейк прошел к себе в кабинет. Это было солидное помещение с двойными дверьми, обшитое панелями из натуральной вишни — настоящий шедевр отделки. В нишах были скрыты светильники. Его стол стоял у окна, откуда открывался замечательный вид на реку Уилламет и четыре портлендских моста. Он бросил взгляд на календарь. На пятницу вечером была назначена встреча с Сандрой.

Джейк застонал и провел рукой по лицу. Вот чего не хотелось так не хотелось. И самое главное, просто болтовней в пятницу не отделаешься. Придется переступить через себя и вести ее в постель. Иначе обидится.

И сейчас же всплыло воспоминание о том, как это было у них с Кейти на заднем сиденье его старого «корвета». Джейк вспомнил ее кожу, нежную, чуть бархатистую, вспомнил, как она вздрагивала, вздыхала и всхлипывала, как впервые обнажил он ее прекраснейшие в мире бедра, как она нетерпеливо дергала молнию на его брюках.

И наступивший затем момент высшего блаженства, беззаветной отдачи друг другу, когда они еще трепетали на грани экстаза, за мгновение до того, как он вошел в нее, ее мягкий вздох и обдающий жаром рот. Он двигался внутри ее как во сне, сладком сне, и его чувства были обострены до предела, а его возлюбленная быстро приспособилась к его темпу. Как же она была хороша и потрясающе женственна! Каждое движение сопровождалось у них вскриками, это были опять же все те же слова любви, и так продолжалось, пока не наступил взрыв…

Поняв вдруг, что он сидит зажмурившись, ухватившись за подлокотники кресла, Джейк медленно открыл глаза, шокированный тем, какую власть имеют над ним воспоминания.

Он помрачнел еще больше и поднял трубку телефона внутренней связи.

— Отмените все встречи, назначенные на этот уикэнд, — сказал он Пэм напряженным голосом. — Я поеду отдохнуть на побережье.

* * *

Длинное лицо Билли Саймонсона носило печать постоянной тревоги. Это была маска вечного, пожизненного беспокойства.

— Кончина Бена нарушила многие прочные связи агентства, — начал он, сделав большой глоток из своего бокала. — У тебя сейчас две возможности: либо срочно искать заказы, либо сворачивать дела.

— Сворачивать? — К такому повороту событий Кейт была совершенно не готова.

— Возможно, и сворачивать. А что еще остается, если ты даже не покрываешь накладных расходов? В течение многих лет Бен вкладывал в это дело деньги и вложил их целую кучу, и вот сейчас оно на волосок от гибели. Тебе необходимо выработать какой-то план. После его смерти прошло полгода. Я не хотел бы тебя пугать, но ты должна понять: если в ближайшее время ничего кардинально не изменится, агентство обанкротится.

Кейт молчала. Ей казалось, что «Агентство талантов Роуз» пока еще на плаву. Конечно, Бен тяжело болел и не мог работать, поэтому упущенными считать надо не шесть месяцев, а почти целый год. И за это время дела пришли в плачевное состояние. Кейт пыталась что-то поправить, но тщетно. Нужны заказы. Несколько серьезных контрактов. Что-нибудь такое, что поможет восстановить сильно пошатнувшееся положение. Например, долговременный договор с крупной фирмой.

Тем не менее это не должна быть фирма «Тэлбот индастриз». С Джейком Тэлботом никаких отношений она иметь не будет. Надо искать что-то другое. Хорошо было бы, конечно, если бы кто-нибудь из ее актеров или моделей внезапно получил общенациональную известность. Вот это принесло бы настоящие доходы.

Кейт вздохнула:

— Я знала, что дела плохи, но не представляла, что настолько.

— Ну какой-то запас еще есть. Во-первых, твой дом. Он в полном порядке, за него все выплачено. Бен об этом позаботился. И надо сказать, в данный момент агентство еще работает, но повторяю: если ты не поправишь дела, оно пойдет ко дну.

— Что я могу сказать? Буду стараться.

Кейт грустно подумала, что надо было больше обращать внимания на то, как вел дела Бен. Но с другой стороны, супруг очень неохотно посвящал ее в детали своего бизнеса.

Считалось, что Бен очень богат, однако это было далеко от правды. Бен довольно успешно вел дела, но состояние имел весьма умеренное. И как раз это Кейт вполне устраивало. Денежный мешок ей был не нужен. Семья Тэлбот преподала ей хороший урок. Бен любил ее, заботился о ней и о дочери. Что еще, спрашивается, нужно? А если их отношения и не были такими сказочно безоблачными, как этого хотелось бы, так это ее вина, а не Бена.


Купив по дороге кое-какие продукты, Кейт приехала домой. У входа стоял обшарпанный «шевроле» Райана, приятеля Эйприл. Он был не такой уж плохой парень, но Кейт не могла избавиться от чувства, что ее дочери нужен кто-то совсем другой. Всему виной был комплекс чудовищной ошибки, какую она совершила в юности. Он постоянно ее преследовал. И своей дочери она желала лучшей доли.

— Здравствуйте, миссис Роуз. — При ее появлении Райан чуть приподнялся со стула.

— Привет, Райан. Останешься с нами поужинать?

— Конечно. — Парень удивленно моргнул, потому что Кейт еще ни разу его не приглашала. Обычно она была с ним вежлива, но чувствовалось, что ждет не дождется, когда он уберется домой.

Кейт отправилась на кухню делать салат и жарить цыплят, а Райан с Эйприл устроились перед телевизором на диване в гостиной. Перебрасываясь шуточками, они переключались с канала на канал. «Бена, наверное, хватил бы удар», — подумала Кейт. Он считал Эйприл своей дочерью, и ее превращение из девочки в девушку воспринимал болезненно. Автократическая натура Бена проявила себя в полную силу и получила соответствующий отпор — Эйприл просто перестала его замечать.

Кейт бросила взгляд на деньги — деньги Джейка, — теперь задвинутые за телефон. Они ее так раздражали, что она была готова выбросить их в мусорное ведро. Причем без всяких колебаний. Даже сознавая, что Эйприл права: он действительно бросил деньги несознательно, и скорее всего никак не хотел этим что-то доказать. Видимо, тогда он просто плохо соображал, как и она.

Кейт позвала Райана и Эйприл ужинать. Приятель дочери сел напротив Кейт. Роста он был примерно метр восемьдесят, волосы негустые, длинные и прямые. В карих глазах его застыло грустно-мечтательное выражение. Это так соответствовало его музыкальной натуре. И вообще на всем его облике лежала печать снедающей душу приверженности к гитаре.

«Если он собирается поступать в колледж, прекрасно. Лишь бы намерений не изменил.

Интересно, что бы Джейк сказал насчет Райана?

Не о том ты думаешь, дорогая. Не лучше ли поставить вопрос иначе: что бы он сказал, узнав о существовании у него дочери?»

— В чем дело, мам? — спросила Эйприл.

— Ничего. А почему ты спросила?

— Ты делаешь какие-то странные гримасы.

Кейт улыбнулась:

— Просто мысли неприятные в голову лезут.

— Помнишь, я говорила тебе насчет папы Райана? Так вот, он жаждет с тобой познакомиться.

— Эйприл!

Дочка пожала плечами.

— Но он действительно очень симпатичный мужчина.

Кейт недовольно посмотрела на дочь, затем перевела взгляд на Райана. Тот задумчиво жевал.

— Не сомневаюсь, что это так, — вздохнула она. — Но сейчас у меня такой период, что… не хочется ни с кем знакомиться.

— Вы это очень клево подметили, миссис Роуз, — сказал вдруг Райан, впиваясь зубами в цыпленка.

— Что клево? — Эйприл бросила на него сердитый взгляд, который, впрочем, он успешно не заметил. — Мам, ты не должна ставить на себе крест.

— В любом случае свахи мне не требуются, — твердо произнесла Кейт.

— Но, мам…

— Нет.

Эйприл поджала губы. В ее милой головке сейчас проворачивались жернова мыслей. Кейт казалось, что она видит их работу.

— Мама, я хочу, чтобы ты попыталась, — выдала наконец Эйприл.

— Я не думаю, что Райану интересны наши разговоры на эту тему.

— Я не возражаю, — немедленно откликнулся он.

— Так как же, мам?.. — не отставала Эйприл.

«Дочка совсем отбилась от рук. Слишком много себе позволяет. И вообще не ее дело — устраивать мою личную жизнь. Мала еще!»

Эйприл почти с мольбой смотрела на мать. Райан сосредоточенно жевал, уставившись в одну точку. Кейт молчала.

Совершенно некстати перед глазами возник Джейк.

«Джейк, Джейк, Джейк! В конце концов все опять замыкается на нем».

— Ладно.

— Ладно? — Эйприл не верила своим ушам.

Кейт кивнула.

— Ты имеешь в виду «ладно» в том смысле, что ты встретишься с Томом… мистером Десартом?

Кейт улыбнулась.

— А что ты об этом думаешь, Райан?

Он вздрогнул и после напряженных усилий сообразить, о чем идет речь, выпалил:

— Клево.

И это в значительной степени решило дело.


Под ногами скрипели осколки стекла. Джейк вошел следом за Гэри в разгромленные павильоны торгового центра. Злоумышленники разбили витрины и похитили товар. В довершение они растерзали мебель и вообще все, что там было, включая лампы и сантехнику. Присутствующий здесь же детектив Марш был убежден, что это работа малолетних правонарушителей.

— Если бы это было просто ограбление, то все выглядело бы иначе. Заметьте, они специально взяли с собой топор. Именно топором были разрублены прилавки, разбиты зеркала. — Детектив окинул усталым взглядом результаты погрома, как будто видел такое по крайней мере уже тысячу раз. — Это чистой воды вандализм. Малолетки.

Джейк молча разглядывал побоище. Этот торговый центр фирма «Тэлбот индастриз» построила только весной. И все арендаторы были надежными.

— Бессмысленное злодейство.

— Все, что совершают малолетки, большей частью бессмысленно.

Джейк не совсем был согласен с детективом, но спорить не собирался. Картина перед ним предстала удручающая.

Филипп отшвырнул ногой кусок деревянной стойки. К удивлению Джейка, брат неожиданно решил присоединиться к нему в этой поездке. Он был мрачен и казался даже более встревоженным, чем сам Джейк.

— Вот мерзавцы, — произнес он.

Детектив Марш промолчал. Джейк посмотрел на часы, сказал детективу «спасибо» и направился к выходу. Ему не терпелось остаться одному. Но для этого надо было уехать на побережье.

Его нагнал Гэри.

— Какой ужас!

— Да. Как по-твоему, что тут могло случиться?

Гэри пожал плечами.

— Не знаю. Похоже на то, что кто-то имеет на нас зуб.

— Ну а причина? — Джейк понял, на что намекает Гэри.

Дело в том, что разрушению подверглось далеко не все. Например, из торгового инвентаря почти ничего повреждено не было. И это странно. Обычно вандалы такими разборчивыми не бывают. Нет, скорее всего о случайности речь не идет.

Филипп внимательно осмотрел место происшествия несколько раз. Гэри с мрачным видом следил за ним. Он терпеть не мог этого «плейбоя-администратора». Такой ярлык наклеил Филиппу именно он, и теперь многие в фирме иначе его и не называли.

— Может быть, это кто-нибудь из недовольных арендаторов? — предположил Джейк.

— Что? — Подошедший Филипп удивленно посмотрел на Джейка. — О чем это ты? Неужели ты думаешь, что это сознательная акция, направленная против нас?

— А почему бы и нет? — Джейк внимательно посмотрел на него.

— На арендаторов я бы не стал грешить, — задумчиво проговорил Гэри.

— Да ни на кого не надо грешить! — твердо заявил Филипп. — А если уж говорить об арендаторах, то этот погром прежде всего был направлен против них.

— В основном пострадали арматура и мебель. Как раз именно это арендаторам не принадлежит. — Джейк обвел рукой помещение: — Посмотри, испоганено почти десять магазинов, и везде одно и то же.

— Но эти мерзавцы еще и грабили, — возразил Филипп. — Товар-то, во всяком случае, не наш, а арендаторов.

— А ты проверял, сколько чего взято? Вот Марш говорит, что товаров унесено самое большее на пару тысяч долларов, — заметил Джейк. — А ущерб, причиненный помещениям, составит… пока неясно сколько. Но я думаю, десятки тысяч.

— Все покроет страховка.

— Нет, Филипп, это мероприятие было целевым. И направлено оно против нас, против фирмы «Тэлбот индастриз», — произнес Джейк тоном, не принимающим возражений. — И если детектив Марш чего-нибудь стоит, он тоже придет к этому заключению.

— Тогда, может быть, действительно это кто-нибудь из арендаторов, — проворчал Филипп.

— Вряд ли, — в первый раз подал реплику Гэри.

— Откуда такая уверенность?

Гэри пожал плечами.

— А зачем это им? Они пытаются жить. Просто жить и зарабатывать себе на хлеб с маслом, как и все мы. Зачем им вдруг рубить топором прилавки и бить зеркала? Для того чтобы получить страховку? Так они ничего не выиграют. — Он оглянулся назад. — Не нравится мне все это, вот что я вам скажу. — И после паузы добавил: — Тут еще убирать, черт ногу сломит.

Джейк кивнул:

— Надо будет сразу же начать ремонт.

— У меня уже есть бригада, — сказал Гэри.

— Остается надеяться, что такое больше не повторится, — сказал Филипп и направился к своей машине.

Джейк и Гэри посмотрели ему вслед. Вместо радости, что брат наконец-то начал проявлять интерес к делам фирмы, Джейк почувствовал тревогу. Филипп вел себя странно, чрезвычайно странно.

Усилием воли Тэлбот отогнал от себя неприятные мысли, связанные с братом, и, пожав руку Гэри (вот уж кому можно полностью доверять), направился на встречу с руководителями «Даймонд корпорейшн». Офис этой фирмы находился в центре Портленда, примерно в семи кварталах от офиса «Тэлбот индастриз». По причинам, о которых Джейк не хотел думать, он направил машину кружным путем, чтобы проехать мимо здания, где размещалось «Агентство талантов Роуз». Остановившись у светофора, он задумчиво барабанил пальцами по рулю. Получалось так, что Кейт овладела его мыслями всерьез и надолго, и это его раздражало. Даже сейчас, отправляясь на важные переговоры, Джейк не мог заставить себя думать о деле.

Мало того, ему вдруг непреодолимо захотелось выйти из машины и зайти в агентство. Зачем? Он не мог себе ответить на этот вопрос. Скорее всего для того, чтобы ее увидеть.

«И что, Бога ради, я ей скажу? Ты не выходишь у меня из головы? Я все время думаю о тебе? Ты все так же прекрасна, какой я тебя помнил, и я хочу, чтобы у нас все пошло по второму кругу?»

Джейк резко выпрямился.

«По второму кругу? Нет, только не в этой жизни! Должно быть, я сильно истосковался по женской ласке, если мне в голову лезут такие мысли! Она теперь совсем другая женщина. Понимаешь, другая! Из прошлого. Она ничем не лучше тех, остальных, в колледже. И будь я проклят, если позволю ей одержать надо мной верх».

Застонав, Джейк рванул машину вперед, прочь от «Агентства талантов Роуз» и самой Кейт Роуз. Хватит строить из себя идиота.

Сейчас надо срочно переключиться на работу, а затем впереди уик-энд. Он проведет его в одиночестве на побережье, и все встанет на свои места.

Кейт места себе не находила. Надо же было согласиться на эту дурацкую встречу. Ей вообще никого сейчас видеть не хотелось. Уехать бы из города. Куда-нибудь.

Однако вместо этого она слонялась по кухне, ожидая появления Тома Десарта, отца Райана.

Эйприл вертелась вокруг матери.

— Так, дай-ка я на тебя посмотрю. — Она критически оглядела наряд Кейт. Та была в черных слаксах и кремовой кофте с короткими рукавами. Волосы собраны в пучок. — Слишком уж как-то консервативно, — недовольно проворчала Эйприл.

— А мне нравится быть консервативной.

— Да, но отец Райана…

Кейт застыла. В этот момент она вдевала в ухо серебряную серьгу в виде солнца с лучиками. Что-то в тоне дочери показалось ей подозрительным.

— Что такое?

Эйприл состроила гримаску:

— Хм, он немного чужд условностей. В общем, пренебрегает некоторыми традициями.

— Ты меня пугаешь.

— Нет, нет. Ничего плохого. Просто он любит танцевать, особенно танго.

Кейт приподняла брови.

— Ну это еще ничего, если, конечно, он не ждет, что я буду вроде Джинджер Роджерс[11].

— Он вообще большой любитель искусства. Вот почему Райан не расстается с гитарой. Его отец художник и, кроме того, читает лекции по искусству.

— В таком случае вечер может оказаться интереснее, чем я ожидала.

— И у него волосы завязаны… в хвостик. — Эту фразу Эйприл произнесла так, как будто бросила бомбу.

Кейт откинула голову и засмеялась:

— О Боже. Хвостик! Ну раз такое дело, встреча отменяется.

— Я хотела тебя предупредить, — улыбнулась Эйприл, — вот и все.

— Можешь себе представить, его хвостик меня совсем не шокирует. Если честно, то я испытываю огромное облегчение, поскольку боялась, что ты познакомишь меня с каким-нибудь бизнесменом.

— Нет уж, что касается бизнесмена, то лучше Джекоба Тэлбота тебе не найти. Тем более вы когда-то встречались. Вот мужчина так мужчина!

«Что это? Устами младенца и так далее?..»

— Подумаешь, несколько раз встретились, когда учились в школе. Тоже мне знакомство, — пробормотала Кейт.

— Ну и что? Ой, подожди… а может быть, он женат?

— Я… я не знаю. — Кейт вдруг почувствовала, что у нее сильнее забилось сердце. — Помолвлен он был, это точно.

— На женатого он не похож, — задумчиво проговорила Эйприл.

— А мне безразлично, женат он или нет. — Кейт бросила взгляд на Эйприл и добавила: — И вообще он мужчина не моего типа.

— О, мам, ладно тебе. Перестань. Не твоего типа… А какой же твоего?

— Я не шучу. Том Десарт с хвостиком. Вот он, думаю, то что надо. Большое тебе спасибо за подарок.

— Но ведь мистер Тэлбот тебе когда-то нравился.

— Допустим, нравился. Но очень странно все это. Я-то думала, что ты хочешь, чтобы я потеряла голову из-за мистера Десарта.

— Нет, я вовсе этого не хочу. Наоборот, я прошу тебя, не торопись с выбором. Только присмотрись. Никогда не знаешь, как все может обернуться, — рассудительно заметила Эйприл.

— Пожалуй, ты права. — Кейт вдела вторую серьгу, оглядела себя в зеркале и, оставшись недовольной, наложила еще немного косметики.

Эйприл быстро пригладила несколько волосинок, выбившихся из пучка.

— Ну как?

— Отлично. Только расслабься немного. — Дочь ободряюще улыбнулась Кейт.

В дверь позвонили. Эйприл рванулась открывать.

— Это он!

Кейт немного нервничала, но когда Эйприл ввела Тома, она облегченно перевела дух. Десарт был где-то под метр семьдесят. Выражение лица спокойное, можно даже сказать кроткое. Великолепный образец совершенно неагрессивного мужчины. Кейт обняла Эйприл и направилась к его довольно потрепанному джипу.

— На вас, по-видимому, оказывали такое же давление, как и на меня, — улыбнулся Том.

— Да! — выдохнула Кейт, радуясь такому началу.

— Они оба меня обрабатывали, — признался Том. — И я наконец решил их ублажить. Вы, как я понимаю, что-то вроде деловой женщины, у которой много проблем. Не так ли?

— Ну, насчет деловой это сильно сказано, — пробормотала Кейт. — Я бы с удовольствием рассталась с бизнесом.

— Финансовые трудности? — быстро спросил Том.

Сообразительный он, ничего не скажешь.

— А у кого их нет? — усмехнулась Кейт.

— Вы правы. Ничего на этой земле нет тяжелее бизнеса. Я вот продаю акварели, и, знаете ли, это не просто. Но мне много не надо, только вот чтобы эта штука бегала. — Он нежно погладил приборную доску джипа. — Я часто вывожу его на прогулки и всегда в какие-нибудь Богом забытые закоулки нашей страны, и он уже начинает от этого уставать. — Том пожал плечами. — Но что делать, я к нему привык.

— Главное, чтобы вам такая жизнь доставляла удовольствие.

— А она и доставляет мне удовольствие. — Он задумчиво посмотрел на Кейт.


Ужинали они в небольшом кафе. Вначале Том как-то мялся, старательно избегая разговоров о мясе. Потом выяснилось, что ему не нравятся также цыплята и рыба. И в конце концов признался, что он вегетарианец. Поговорили сначала о политике, потом о детях, но какой-то общей темы, которая бы их обоих захватила, так и не нашлось.

Вечер закончился тем, что Кейт встала и протянула руку. Том с радостью ее пожал и слегка смущенно произнес:

— Не обижайтесь, пожалуйста… дело в том, что у меня есть женщина. Она художница, как и я, но с Райаном я ее еще не познакомил.

— Ерунда, — улыбнулась Кейт — Я совсем не обижаюсь.

— Ребята так на меня наседали, — сказал он, когда они подъехали к ее дому, — что я не нашел в себе силы им отказать. И вы знаете, я был очень рад с вами познакомиться. Так приятно я уже давно не проводил время.

— Мне тоже было очень приятно с вами, — заверила его Кейт. — На прощание я хотела бы попросить вас сделать мне небольшое одолжение.

— Пожалуйста.

— Скажите своему сыну насчет приятельницы, а то, пока вы этого не сделаете, я чувствую, дочка от меня не отстанет.

Том засмеялся:

— Вы добрая и чудесная.

Кейт улыбнулась и помахала ему рукой. Десарт отъехал, а она осталась стоять на веранде перед дверью.

Войдя в дом, она налила себе чаю и стала ждать возвращения Эйприл из кино. Вскоре обнаружилось, что после встречи с Томом Десартом настроение совсем испортилось. И вовсе не потому, что он не стал за ней ухаживать. Вот за это ему большое спасибо. И вообще к чему ей этот Том, когда вокруг столько мужчин?

«А зачем вообще мужчины? Мне по крайней мере они и даром не нужны».

Кейт слонялась по комнатам. Потом вдруг с преувеличенной энергией стала взбивать диванные подушки. Настроение не поднималось. И ей снова остро захотелось куда-нибудь удрать. Но это было легче сказать, чем сделать. Кейт не хотела оставлять Эйприл одну. Она доверяла дочери, но слишком много наслушалась рассказов о молодежных вечеринках, которые начинались вроде бы совсем невинно, а кончались… Лучше не думать, чем они кончались. Но можно попросить Джиллиан. Это мысль.

«Но куда я могу поехать?»

На побережье. Она не была там больше года. Или дольше, поскольку Бен отдыхать там не любил. Он любил курорты с более сухим климатом, где можно было поиграть в гольф. Летом на побережье часто бывало пасмурно, а зимой сыро и ветрено.

Но в августе, один месяц в году, почти всегда можно рассчитывать на хорошую погоду. «А о чем, собственно говоря, я беспокоюсь? Будет дождь, и ладно. Можно недолго погулять по берегу и отправиться в мотель. Поваляться в постели с книжкой. Чем плохо?

Наконец появилась Эйприл.

— Джиллиан уже едет сюда, — сообщила ей Кейт. — Она поживет с тобой пару дней, а я съезжу на побережье. Если, конечно, ты не захочешь поехать тоже.

— Прямо сейчас? А Том едет?

— С чего это?

Эйприл даже немного отпрянула назад, испугавшись реакции матери.

— О… Свидание провалилось?

— Нет. Оно прошло превосходно. Просто мы не подходим друг другу. Слишком разные. Но время мы провели отлично.

— Правда?

— Правда.

— Но, мама…

Говорить с ней было без толку. Надо подождать, пока Том поговорит с Райаном, и тогда все станет на свои места.

— Так как насчет того, чтобы проехаться со мной?

Эйприл бросила взгляд на часы и сморщила нос. Это означало, что она никуда не поедет.

— Я вроде как хочу поболтаться здесь, — призналась она. — И Джиллиан вовсе не нужно переезжать к нам.

— Так мне будет спокойнее, — сухо проговорила Кейт.

— Но что такого может случиться?

— Ничего. — Кейт усмехнулась. — Дело в том, что Джиллиан прямо рвет и мечет. Очень хочет, чтобы я была ей чем-то обязана. Она тоже вбила себе в голову, что должна устроить мое личное счастье. Ей не терпится познакомить меня с другом ее Джеффа. С одной стороны ты, с другой она, и нет мне от вас никакого покоя!

— А кто он, этот ее знакомый? — грустно спросила Эйприл. — Тебе папа Райана не понравился?

— Я же тебе сказала, он отличный малый. И перестань суетиться. — Кейт повысила голос. — Хватит меня сватать. Я уезжаю на побережье.

— Это очень странно, мам. Ты никогда раньше вот так вдруг не спохватывалась и не уезжала.

— Да, это верно. Но вот сейчас так получилось. Джиллиан приедет с минуты на минуту.

Понимая, что нет никакой возможности сказать дочке что-то вразумительное, Кейт обняла ее, поцеловала, потом взяла сумку.

— Как только доберусь до места, сразу же тебе позвоню. А ты веди себя хорошо, — добавила она с притворной строгостью. — Будь умницей.

— Не знаю, как насчет того, чтобы хорошо, но осторожной буду, — в тон ей ответила Эйприл.

— Ох Эйприл, Эйприл, — вздохнула Кейт и направилась к двери.

Глава 8

На берег накатывались темные волны, увенчанные белыми пенистыми барашками. Южный микрорайон, сравнительно недавно застроенный многоэтажными домами, напоминал о себе бесчисленными точками огней. В начале века этот участок побережья был основным местом отдыха жителей штата Орегон. В течение многих лет бесспорным лидером был южный сосед — Кэннон-Бич, ультрамодный, сверхсовременный курорт. Всех привлекали великолепные магазины и чудесные виды, а побережье (так все называли это место) тем временем хирело и казалось совсем забытым.

Но в последние годы началось что-то вроде возрождения. Побережье приобрело известность как место, где проводятся отборочные гонки колледжа Льюиса и Кларка. Оно снова начало становиться популярным. Появились новые магазины, модные, прекрасно обустроенные. Конечно, до прежнего состояния было еще далеко. Когда-то здесь чуть ли не каждый день устраивались карнавалы, взмывали в небо ракеты, а вокруг парка аттракционов типа Кони-Айленд кипела жизнь. А пока местечко было достаточно скромным. Конечно, кругом продавались пирожки с кукурузой и «тэфи» (местные фирменные леденцы), и стойкам с кофе эспрессо не было числа. И аттракционы, конечно, тоже стояли, но в основном детские.

Кейт остановилась на «променаде». Вечер был прохладным. По берегу прогуливались отдыхающие. Иные пристроились у костерков, сооруженных в ямках, вырытых в песке. Недалеко от Кейт на постеленном на песке одеяле лежала пара. Они время от времени наклонялись друг к другу, чтобы обняться и поцеловаться, а потом смотрели на звезды.

Кейт только что приехала. Двухчасовая поездка показалась ей почти мгновенной. Правда, пробиться к берегу оказалось не просто, — она попала как раз в час пик. Забыла, какое движение бывает здесь в пятницу вечером. К ужасу Кейт, случилось так, что ни в одном мотеле не оказалось свободного номера. Абсолютно везде висели таблички «Свободных мест нет». У Кейт опустились руки.

Вырвавшись из Портленда с единственной мыслью освободиться, она теперь немного сожалела об этом. Можно было, конечно, проехать южнее, к Кэннон-Бич, но, вне всяких сомнений, там будет примерно то же самое. Она оставила свой «мустанг» на стоянке рядом с торговым центром, счастливая, что ей удалось хотя бы это, а затем пошла гулять по «променаду».

Кейт повернула назад, медленно лавируя в толпе отдыхающих. Ее внимание привлекло небольшое кафе, где продавали гамбургеры. Из двери вместе с ароматом жарящихся гамбургеров вырывалась музыка пятидесятых. В данный момент исполнялся один из хитов Элвиса. Ей повезло — столик рядом с тротуаром оказался свободным. Взяв меню, Кейт подумала, что совсем не голодна, но когда приблизилась официантка, меланхоличная девица, жующая жвачку, она заказала коку и жареную картошку.

Ей вдруг очень захотелось, чтобы рядом была Эйприл. Конечно, неплохо сбежать от всего, но в данный момент Кейт чувствовала себя очень одинокой. О работе думать не хотелось совсем, а о будущем тем более.

Прибыла картошка в бумажном пакете, с глухим стуком плюхнулась на стол перед ней. Кока была поставлена с несколько большей внимательностью. Взяв пластиночку картошки, Кейт выдавила на пакет немного кетчупа и, лениво оглядывая прохожих, принялась грызть, не получая, впрочем, особого удовольствия. И тут же, как непрошеные гости, явились воспоминания. О той ночи, когда они с Джейком поклялись друг другу в любви. Тогда они сидели в его автомобиле, примерно в двух кварталах отсюда. Она вспомнила запотевшие окна, поцелуи, ласки — в общем, все то, чем обычно занимаются романтически настроенные идиоты.

Побережье всегда имело для Кейт особое значение, теперь она это отчетливо сознавала. И всякий раз, чувствуя острую потребность приехать сюда, Кейт втайне радовалась, что Бена рядом не будет. Это место у океана принадлежало ей и Джейку. Глупая романтическая фантазия? Да. Но ничто не могло ее поколебать. Побережье принадлежало только им двоим. И она хотела, чтобы так оставалось всегда.

Кейт приезжала сюда примерно раз в год. Всегда вместе с Эйприл. Так продолжалось до тех пор, пока дочь не перешла в старший класс. Они были вдвоем, но (только сейчас Кейт могла признаться себе в этом) рядом всегда находился Джейк. Эти поездки стали чем-то вроде паломничества к местам памяти об отце Эйприл, местам памяти о ее погубленной любви. И каждый раз повторялось одно и то же: только приехав, Кейт спешила на «променад» и долго стояла, глядя на дом Тэлботов. О смысле этого ритуала не знал никто, кроме нее.

И вовсе это не значило, что она все еще его любит. Ей-богу нет! Но стереть из памяти прошлое Кейт не могла. Вот в чем было дело.

Но сегодня она чувствовала себя совсем иначе. И все потому, что снова после долгой разлуки увидела Джейка. В результате воспоминания о нем и о времени, что они провели в его доме на побережье, вспыхнули с новой силой.

Кейт расплатилась и встала из-за стола. Ступив на «променад», она двинулась вперед, приказывая себе не поворачивать головы в сторону дома Тэлботов. Наверное, он стоит сейчас баснословно дорого, ибо цены на недвижимость в этом районе подскочили невероятно.

Кейт заставила себя думать о долларах и центах, не желая вспоминать, как много лет назад они с Джейком лежали на траве.

Сколько с тех пор воды утекло!

Кейт засунула руки в карманы. Сердце ее бешено заколотилось. Это, означало, что она подошла совсем близко. За коваными железными воротами начиналась выложенная каменными плитами дорожка, которая вела к веранде. Крышу над ней поддерживали каменные колонны. А там, в комнатах наверху, они с Джейком занимались любовью.

«Довольно! — Кейт тряхнула головой. — Этими прогулками по дорожкам памяти я уже сыта по горло. Неужели только потому, что я через восемнадцать лет снова увидела Джейка, земля перестанет вращаться? Удивительно, почему мы не встретились раньше? Жили в одном городе, занимались бизнесом… Конечно, «Тэлбот индастриз» и «Агентство талантов Роуз» вещи несравнимые, но все-таки… В Портленде не было агентства с лучшей репутацией, это точно. Сейчас наблюдается временный спад, некоторые финансовые затруднения. Вот и все. Это вовсе не означает, что я полностью разорилась.

Странно, что за восемнадцать лет мы ни разу не встретились. Рано или поздно это все равно случилось бы. Портленд не такой уж большой город».

Кейт подняла глаза и посмотрела наверх, на широкое окно мансарды. Именно там находилась спальня. Сейчас оно было открыто… Что это? В нем неожиданно вспыхнул свет! Кейт охнула и отпрянула в тень. Там кто-то был! В окне появилась темная фигура. Какой знакомый силуэт! Еще бы! Ведь это Джейк Тэлбот!

Кейт захотелось спрятаться. Но куда? Она стояла прямо перед его домом, открытая со всех сторон. Испуганно оглядываясь по сторонам, чувствуя себя чуть ли не преступницей, она лихорадочно соображала, куда исчезнуть. Она сошла с дороги и направилась к воде, быстро, почти бегом. Береговая линия отсюда казалась очень далекой.

Затем какая-то неведомая сила заставила ее побежать, как будто за ней гнался сам дьявол. Но вскоре осознав, насколько смехотворно ее поведение, Кейт пробормотала себе под нос:

— Ты идиотка! Законченная дура! — и перешла на медленный шаг.

Ее легкие разрывались. Представив, как это выглядело в глазах человека, стоящего в окне, Кейт застонала. О том, кто этот человек, думать не хотелось. Недовольная собой, злая, она задумалась и… оступилась. Ногу пронзила острая боль.

Так и есть — лодыжка подвернулась. И, как обычно, правая. Тут силы ее совсем покинули, Кейт застонала и рухнула на песок лицом вниз. Повертела ступней, чтобы убедиться: на сей раз действительно серьезно. Давненько с ней такого не случалось.

Вставать не хотелось. Она тихо лежала. Ногу дергало. Все было настолько знакомо, что захотелось плакать. Или смеяться?

— О Боже! — Кейт закрыла голову руками. Она молила Бога даровать ей силы, чтобы подняться и как-нибудь доковылять без посторонней помощи до «мустанга».

Шло время. И с каждой секундой лодыжка распухала все сильнее и сильнее. Кейт это чувствовала, с грустью осознавая, что без помощи ей не обойтись.

* * *

Джейк рассеянно разглядывал бокал с бренди. Он был раздосадован. Зачем, спрашивается, надо было бежать из Портленда, как будто за ним гналась стая волков? Откуда такое нежелание встречаться с Сандрой? И самое главное, почему он не хочет посмотреть правде в глаза?

Ответов не было.

Джейк вздохнул, глотнул огненной жидкости, поморщился, когда она, прокладывая путь к желудку, опалила пищевод. Ему понравилось, как пил бренди Филипп в тот вечер на веранде. И ему захотелось попробовать самому. Вот так он и пристрастился к этому напитку. «Может быть, мы с братом похожи больше, чем мне бы этого хотелось?»

Его встреча с руководителями из «Даймонд корпорейшн» прошла отлично. Президент компании Маркус Торранс не любил долгих разговоров. Это устраивало и Джейка. В результате переговоры шли всего полчаса. Распрощавшись с Маркусом, Джейк направился домой, чтобы переодеться и взять сумку. У автостоянки его нагнал Филипп.

— Что случилось? — спросил Джейк.

— Ничего. Просто я хотел узнать, как там дела с «Даймонд корпорейшн»?

— Прекрасно. — Джейк нахмурился. В последнее время он совсем перестал понимать Филиппа. — Я ведь тебя утром спрашивал, не хочешь ли ты участвовать в переговорах.

— Да, да… — Филипп кивнул и задумался.

Джейк уловил запах спиртного.

— Сколько ты уже сегодня принял?

— Не так много. — Филипп смутился. — Я как раз хотел предложить тебе пойти выпить по одной.

— Нет, спасибо. Я еду на побережье.

— Сейчас? — Брат был изумлен. — А как же Сандра?

— А что Сандра?

— Я думал… она мне намекнула, что сегодняшний вечер вы проводите вместе.

— Ты ее видел сегодня?

— Поскольку я сейчас занимаюсь рекламой, то мы встречаемся почти каждый день, — произнес Филипп без большого энтузиазма.

— Ты сам захотел. Во всяком случае, общаться с ней я тебя не заставляю, — напомнил ему Джейк. — Ты сейчас куда?

— Держу курс на «Джемини-бар». — Филипп указал пальцем в неопределенном направлении.

— Соберешься домой, возьми такси.

— Всегда готов следовать вашим указаниям, сэр. — Филипп шутовски отсалютовал и нетвердой походкой двинулся вперед.

В результате какую-то часть пути на побережье мысли Джейка были заняты братом. Какую-то, но не большую. Потому что остальную часть времени, пока он ехал к своему загородному дому, его мысли занимала Кейт. Тэлбот многое бы отдал за то, чтобы это было не так. А впрочем, какое это сейчас имеет значение?

Дом встретил его, как старый друг. Стоило только пересечь порог, и Джейк испытал облегчение и чувство спокойствия, которого ему в последние дни так мучительно не хватало. Он швырнул сумку на пол и сразу же принялся искать в буфете спиртное. Обнаружив бутылку бренди «Наполеон», обрадовался. Видно, отец припас — он тоже питал к этому напитку слабость.

Прошло довольно много времени, а он все сидел в спальне с бокалом, хотя давно пришла пора поужинать. А то питаться одним бренди, это, знаете ли, опасно. Можно и шмякнуться лицом вниз!

Джейк подошел к окну. Так хорошо было стоять в темноте и глядеть на набегающие волны. Тихое, грустное удовольствие. Окно со скрипом отворилось, и в комнату ворвался прохладный морской ветерок. Он взъерошил волосы и принес запах соли. Джейк вздохнул, поставил бокал на столик и закрыл глаза.

«Все, хватит».

Развлекаться подобным образом для него совсем не характерно. Джекоб Тэлбот пьяницей не был. Отнюдь. Так уж случилось, что он стал администратором высшего ранга, а это предполагало совершенно определенный образ жизни и… отсутствие близких друзей. Он был разным. Сговорчивым, если его это устраивало, но, если требовалось, мог быть и беспощадным. И он приучил себя не вкладывать ни во что слишком много эмоций.

«В таком случае откуда у меня эти ностальгические, томящие душу мысли о Кейт Роуз? И почему в последнее время меня так беспокоит Филипп? Почему я страдаю угрызениями совести начет Сандры? Неужели она не в состоянии сама понять, что к чему?

А может быть, виной всему обстоятельства? Сандра, Филипп, сделка с «Даймонд корпорейшн», происшествие в торговом центре. Разве всего этого недостаточно? И все-таки…

«Это все из-за Кейт… — Глухо застонав, Джейк ударил кулаком по подоконнику. — Да, в замешательство привела меня именно встреча с Кейт и ее дочкой».

Он постарался думать не о Кейт, а о ее дочери. Эйприл Роуз действительно имела все данные для того, чтобы стать актрисой или хорошей моделью. Специалистом он не был, но в данном случае этого и не требовалось. Есть такие люди, стоит их только раз увидеть, и они надолго западают вам в душу. Она была из таких. Тэлбот прекрасно понимал, почему Филипп сразу же выбрал ее, хотя Эйприл Роуз не имела ни школы, ни опыта.

Конечно, ее еще не видели на пленке, но Джейк мог поспорить, что она окажется фотогеничной и все будут в восторге.

«Боже, ведь предстоят пробы. Придет ли с ней вместе Кейт?»

Джейк включил свет и, засунув руки в задние карманы джинсов, уставился в чернильную тьму горизонта. Внезапно краем глаза он уловил какое-то движение. Внизу перед домом мелькнула фигура… Человек — Джейк не понял, мужчина это или женщина, — попятился, как будто хотел укрыться в тени, а затем спрыгнул на песок и побежал к берегу.

Джейк нахмурился.


«Неужели за домом кто-то следит? А вдруг это связано с разгромом в торговом центре? Нет, вряд ли. А может быть?..»

Он прекрасно знал, что делают с людьми жадность и корыстолюбие, и в определенной степени был циником. Во всяком случае, Джейк был уверен, что никто ничего просто так не делает. То, что случилось в торговом центре, — это не хулиганство подростков. Нет, это совершили взрослые, и они преследовали определенные цели. Малолетки здесь ни при чем.


— Мне бы очень хотелось поймать эту сволочь, — сказал Гэри, когда позвонил, чтобы сообщить о прибытии ремонтной бригады.

— Я полностью с тобой согласен.

— Помнишь, мы говорили, что кто-то имеет на нас зуб? Так вот, я припоминаю, что в других местах тоже происходило нечто странное. В общем-то мелочи. Например, вдруг пропадали комплекты инструментов, или у нескольких машин сразу оказывались спущенными шины. И тому подобное. Я прежде как-то не обращал внимания, но теперь стал задумываться. Ты считаешь, что это все совпадение?

— Я вообще не верю в совпадения, — бросил Джейк.

— Я тоже, — угрюмо произнес Гэри. — Может быть, это действительно кто-то из наших?

— Может…

— Но только не арендаторы. Они не сумасшедшие.

— Значит, кто-то еще. Кто хочет свести счеты именно с фирмой «Тэлбот». Мы ведь все время стремимся расширить сферу нашего влияния, — медленно произнес Джейк. — Может быть, ненамеренно наступили кому-нибудь на мозоль?

— Например, кому?

— Фирме, которую обошли. А таких может набраться не одна и не две. Недовольные соседи. Защитники окружающей среды, наконец.

— Ну тут уж ты загнул, — возразил Гэри. — У нас есть все необходимые разрешения. За последнее время с соседями не было ни одного конфликта. И с защитниками окружающей среды мы вполне ладим. Пойми, так уж получилось, но в данный момент мы ладим со всеми! И все же кто-то определенно нацелился на нас.

Джейк нахмурился.

— Марш, по-моему, уже отказался от версии с подростками. Будем ждать результатов расследования.


Наблюдая теперь за фигурой, торопливо шагающей к берегу, он вспомнил этот разговор с Гэри. Не раздумывая ни секунды, Джейк ринулся вниз по лестнице, перепрыгивая через несколько ступенек.

Когда он выскочил на улицу, там уже никого не было. Тэлбот побежал в направлении, куда скрылся этот преступник. Теперь он уже не сомневался, что это преступник. А кто же еще будет себя вести подобным образом? Джейк бежал и все время думал, что будет, когда он его схватит. Единственное, чего он боялся, — что может не сдержаться и наделать глупостей.

Но преступника и след простыл. На несколько миль в ту и другую сторону по берегу тянулись поросшие высокой травой песчаные холмы. Спрятаться здесь не составляло никакого труда. Злясь на себя, что дал так разыграться воображению, Джейк перешел на шаг. «Наверное, это мне почудилось. Какой-то турист решил пробежаться, а я запаниковал. Какая глупость!»

И тут он увидел темный силуэт на песке, у подножия холма.

— Эй! — крикнул Джейк. Ему показалось, что он услышал какие-то звуки, похожие на всхлипы. «Может быть, это кто-то другой? Вовсе не тот, кто наблюдал за домом?»

Как только он подал голос, звуки прекратились. Только ветер шевелил траву.

— Что с вами?

Никакого ответа.

— Вам плохо?

Джейк наклонился. Теперь стало совершенно ясно, что это женщина. Ее длинные волосы трепал ветер. Когда Джейк коснулся ее плеча, она вздрогнула и вся сжалась, будто ее ударили.

— Послушайте, я не причиню вам никакого вреда. Только ответьте: вам нужна помощь? Да или нет.

— Мне не нужно никакой помощи. Уходите, — невнятно произнесла женщина.

В обычной ситуации Джейк, наверное, так и поступил бы. И сделал бы это с облегчением. Но эта лежащая ничком женщина выглядела такой беспомощной, что просто взять и уйти, оставив ее здесь одну, ему не позволяла совесть.

— Почему вы плачете? — спросил он.

— Я не плачу. Это я так… дышу.

Джейк усмехнулся. Возможно, в этом был виноват бренди, возможно, живительный прохладный ветерок после жаркого дня оказал такое влияние, возможно… А впрочем, какая разница! Но Джейк вдруг почувствовал необходимость принять участие в судьбе незнакомки.

Он присел рядом.

— Вы можете сесть? Сядьте, прошу вас. Если у вас неприятности, поделитесь со мной. Иногда это помогает.

В любом случае поговорить с незнакомкой лучше, чем думать о собственных неурядицах.

Глава 9

Это было невероятно! Кейт хотелось плакать. Но она уже выплакала все слезы, пока лежала здесь, на песке. Кейт ревела оттого, что болела нога, что на душе было муторно, что она была недовольна собой, раздражена и… По крайней мере тысячи причин заставляли ее лежать ничком и орошать слезами прибрежный песок.

«Как могло случиться такое? И как это меня угораздило остановиться у дома Джейка? Вот и пожинай плоды, дурочка. Ты это заслужила».

Кейт хотелось куда-нибудь испариться, улетучиться. Умереть от стыда и смущения. А что, неплохой выход. Умереть. Или это уже случилось? Ей определенно показалось, что она уже мертва, потому что ничего не чувствовала, ни боли, ни… вообще ничего. Голова, правда, была тяжелая, как гиря.

Видимо, поэтому Кейт никак не удавалось ее поднять. А он все сидел рядом и не собирался уходить. Она чувствовала его присутствие каждой клеточкой своего тела и беззвучно молилась об избавлении. Но тщетно.

Время шло.

Кейт зарылась руками в холодный песок. В лодыжке пульсировала боль.

Не стоит и упоминать, какое у нее было лицо. К влажным дорожкам, проложенным слезами, прилип песок. Очень красиво. «Ну почему, почему он не уходит?»

— Со мной все в порядке, — начала она. — Просто мне захотелось немного побыть одной.

— Кейти, ты? — В это невозможно было поверить.

Вот сейчас ей действительно захотелось провалиться сквозь землю. Сначала она еще надеялась, что удастся как-то обмануть его. Но вскоре она с прискорбием осознала, что нужно сдаваться. Иного пути нет.

Кейт подняла голову и провела руками по щекам, стряхивая песок.

— Кейти, как ты здесь оказалась? — Джейк сидел повернувшись к ней.

Было темно, свет от уличных фонарей сюда едва доходил. Во мраке смутно угадывался его силуэт. Но она бы предпочла, чтобы сейчас не видно было ни зги.

— Я прогуливалась и… остановилась у твоего дома.

— А потом вдруг побежала. Зачем?

— Я не побежала, — попробовала выкрутиться она. — Я пошла, а потом…

— Нет, ты побежала, — перебил ее Джейк. — Я видел.

— Я шла по «променаду»…

— И увидела меня в окне? — догадался он.

— Да, но…

— И ты бросилась бежать. Тебя что-то испугало?

В такой ситуации кто хочешь отупеет. А тут еще нога болит невыносимо.

— Ничего, — процедила она сквозь зубы.

— И все-таки что случилось?

— Я же сказала — ничего!

— А, я понял. Ты не ожидала меня увидеть, и поскольку…

— Только, пожалуйста, не надо делать из мухи слона, — выдохнула Кейт. Следовало признать, что он был совсем недалек от истины.

— Я и не делаю. — Он встал, протянул ей руку с явной неохотой, словно это прикосновение каким-то образом могло его осквернить.

— Иди домой и ни о чем не беспокойся, — усмехнулась Кейт. — Со мной все в порядке.

— Называй меня кем хочешь, но я тебя здесь в таком состоянии не оставлю. — Он потянулся за ее рукой, и Кейт по-детски поспешно сунула ее в карман своей куртки. Лодыжка ныла, и Кейт невольно поморщилась от боли.

— В чем дело? — спросил Джейк.

— Уходи!

— Наверное, повредила что-то, — задумчиво проговорил он, обращаясь больше к себе, чем к ней. — Надо же — так бежать… не разбирая дороги.

— Да, если хочешь знать, я действительно побежала. Потому что увидела тебя и испугалась. Сама не знаю почему. Мне вдруг почудилось, что ты станешь преследовать меня и требовать объяснений, зачем я пришла сюда. Впрочем, так и оказалось.

Увидев, как Кейт поморщилась во второй раз, он наконец догадался.

— Ты подвернула ногу.

— Это не твое дело!

— Ту же самую?

Тайный смысл этой фразы, как бы явившейся из далекого прошлого, заставил их на некоторое время замолчать. Кейт опять легла на песок и закрыла глаза. Не то что встать, даже на то, чтобы пошевелиться, сил не было.

— Не понимаю, зачем надо было бежать?

Его голос был мягким, почти нежным, отчего на глаза Кейт навернулись слезы.

— Неужели ты не понимаешь? Я просто не хотела с тобой встречаться. Вот и все. Вот почему я побежала. Если хочешь, можешь подать на меня за это в суд. Но пожалуйста, перестань преследовать, как будто я совершила какое-то преступление!

— Да не преследую я тебя, с чего ты это взяла. — Говорил он по-прежнему мягко. — Дай мне посмотреть ногу.

— Нет! — Кейт охватил панический страх. Ей казалось, стоит ему только прикоснуться к ней, она тут же умрет. — Мне не нужна твоя помощь.

— Перестань, в самом деле.

— К тому же такое у меня случается часто.

— Что случается часто? То, что ты бегаешь в темноте как угорелая, не глядя под ноги?

— То, что я подворачиваю ногу, — возразила она. — И это тебе хорошо известно.

— Тогда дай посмотреть.

Она молчала.

«Скорее умру, чем позволю ему прикоснуться к себе».

— Ну хорошо, не надо, чтобы я смотрел. Давай тогда доведу тебя до «променада».

— Я не хочу, чтобы ты мне помогал.

— Но, кроме меня, здесь никого нет.

— Я прекрасно могу дойти сама!

— Прекрасно? — Джейк сделал шаг назад. — В таком случае докажи.

Кейт насторожилась.

— Что доказать?

— Поднимись на ноги.

— О ради Бога!

— Что с тобой происходит? — возмутился он. — Я предлагаю тебе помощь не ради развлечения, а потому что тебе без нее не обойтись. А ты мне грубишь. Не понимаю, что я такого тебе сделал?

От этой последней фразы у Кейт перехватило дыхание. Он был весь преисполнен сознанием собственной правоты, причем настолько, что это казалось совершенно немыслимым.

«Он что, действительно не знает, какую причинил мне боль? Неужели наше тайное «венчание» для него ничего не значило? Просто шутка, не больше? Оригинальный способ завлечь в постель девственницу?»

В это было трудно поверить.

— Ты мне ничего не сделал. — Кейт попыталась подняться на ноги.

Джейк протянул руку. Боль пронзила ногу, она охнула и… сама того не желая, оперлась на нее.

— Вот так-то лучше. — Он поддержал ее за талию. — Обопрись на меня. — Он был скован. Чувствовалось, что ему все это нравится не больше, чем ей.

Проклиная себя на чем свет стоит, Кейт приняла его помощь, и они медленно поплелись к «променаду». Надо ли говорить, насколько она была ошеломлена, оглушена, опустошена… Она чувствовала себя совершенно выдохшейся. Но теперь надо было постараться пройти через все это и сохранить хотя бы частичку достоинства, если, конечно, что-то еще осталось.

На «променаде» Джейк не остановился, а повел Кейт дальше, распахнув кованые железные ворота, он хотел ввести ее во двор, но она резко остановилась.

— Я бы не хотела тебя больше беспокоить.

— Но куда ты пойдешь с такой ногой? — Джейк в сомнении покачал головой. — Побудь здесь хоть недолго.

Кейт ничего не оставалось, как согласиться. Они направились к веранде. Джейк поддерживал ее за талию, и она чувствовала тепло его тела. Казалось, за эти годы он совершенно не изменился.

«Интересно, а какой я ему сейчас представляюсь? Или он меня вообще не замечает? Боже мой, откуда такие мысли!»

Она пыталась сосредоточиться на боли в лодыжке, но это плохо получалось. Выходит, соседство с Джейком Тэлботом для Кейт Роуз очень опасно.

— Наконец-то. — Он усадил ее на диван у камина.

Кейт оглядела комнату. Здесь ничего не изменилось. Викторианский стиль. За исключением…

— Мебель та же самая, — произнесла она, размышляя вслух, — а где салфеточки из полотна и остальное рукоделие?

— Мы их отсюда убрали.

— Мы? — Кейт впервые осмелилась посмотреть на него. И напрасно. Слишком обжигающим был у него взгляд. Она поспешно отвела глаза.

— Филипп и я. Мать и отец, они как бы… от всего устранились. Все дела по бизнесу передали мне, а дом нам обоим. Филипп все хочет его продать, но я не знаю.

— Филипп… он, кажется, чем-то в фирме занимается, — робко поинтересовалась Кейт.

— Вот именно чем-то, — бросил Джейк. — Ты же помнишь, они с отцом никогда не ладили.

— Конечно, помню. Но за это время вполне могло все измениться.

— Должно было, — согласился он, — но не изменилось. — Джейк наклонился к ноге Кейт.

— Что ты делаешь? — испугалась она.

— Хочу снять кроссовку.

— А как я ее потом надену? Видишь, как распухла нога. Что же, босиком добираться до… гостиницы?

— А где ты остановилась?

— Хмм… — В голове было совершенно пусто. — Ну, в этом мотеле… там… у разворота.

Джейк понимающе кивнул:

— Свободных номеров нет, верно?

На кого-нибудь другого подобная проницательность Джейка произвела бы впечатление, но не на Кейт. Она слишком хорошо знала себя: по части обмана сильна никогда не была.

«Господи, неужели все мои чувства написаны на лице?

И какие же у тебя чувства, девочка?»

Джейк приподнял ее ногу, Кейт хотела возразить, но он так на нее посмотрел, что она закрыла рот.

«Но почему так происходит, что я чувствую его прикосновение даже через обувь? Почему? Ведь после всего, что случилось, меня вообще не должно это волновать!»

Он осторожно снял кроссовку. Кейт с трудом сдерживалась, чтобы не застонать.

— Ну как, порядок? — Джейк взглянул на нее.

Она кивнула и прикусила губу. Ногу дергало.

Когда он снял носок, Кейт наконец решилась посмотреть на ногу. Вид ее немного успокоил. Припухлость, конечно, была, но она ожидала худшего.

— Да… — задумчиво протянул Джейк. — Что-то подобное мне уже приходилось наблюдать. Тогда, в школе.

— В школе, — эхом отозвалась Кейт.

— Тебе нужно показаться доктору.

— Незачем, и так все пройдет. А что доктор? Он перевяжет и посоветует быть осторожнее.

Джейк все еще не отпускал ее ногу. Кейт очень хотелось вырваться, но она не знала, как это сделать, чтобы не показаться слишком уж неблагодарной.

Казалось, прошла целая вечность, пока он наконец решил придвинуть кофейный столик, положить на него диванную подушку, а сверху водрузить ногу Кейт. Затем выпрямился, чтобы полюбоваться результатами проделанной работы.

Шло время…

«Подумать только, я стремилась убежать из города, чтобы освободиться от воспоминаний. А вместо этого окунулась в них с головой».

— Хочешь чаю? — Джейк сделал шаг в сторону кухни.

— Лучше принеси телефонную книгу, — ответила Кейт. — Я обзвоню гостиницы. Неужели действительно нигде нет ни одного свободного номера?

— Оставайся здесь.

Она ждала этих слов. И если быть до конца с собой честной, то даже хотела.

— Чего это ради мне здесь оставаться? — фыркнула Кейт, но сердце ее замерло.

— Обещаю, приставать к тебе не буду, — донеслось откуда-то издалека.

— Не думаю, что остаться здесь с тобой — хорошая идея, — пробормотала она.

— Что ты сказала? — крикнул Джейк из кухни.

— Ничего.

— Ты можешь занять любую комнату внизу, — прокричал он, хлопая дверцами шкафов.

— Я бы предпочла переночевать где-нибудь в другом месте, — громко произнесла Кейт, зная, что он ее не слышит. Ей хотелось в эту минуту забраться в теплую постель и чтобы кто-нибудь принес ей чашку чая.

Кто-нибудь, но не Джейк.

Но появился именно он, с горячим чайником в руках. Кейт взяла чашку и заставила себя расслабиться. Джейк придвинул к дивану стул и сел.

— Я хотела бы, чтобы ты помог мне перебраться в мотель, — сказала она. — А кроме того, моя машина… я ее оставила в центре.

— Дай мне ключи, я пригоню ее сюда.

— Джейк, не знаю, стоит ли это делать, — почти простонала Кейт.

— Перестань дергаться. Я тебя не съем. Все равно мест нигде нет.

Кейт неохотно достала из кармана ключи. Джейк протянул руку, и на короткое мгновение их пальцы соприкоснулись. Выяснив, где припаркован «мустанг», он поднялся.

— Я только туда и обратно.

Когда он ушел, Кейт откинулась на подушки, закрыла глаза и застонала.

«Ну почему, почему, почему?! Почему все так отвратительно складывается? Том Десарт оказался каким-то несуразным. Приеду, сразу потребую от Джиллиан устроить встречу с Майклом. К черту! Мне нужен мужчина. Любой мужчина! Но только не Джейк Тэлбот!

Тогда зачем ты осталась в его доме?»

Кейт пришлось посмотреть правде в глаза: Джейк все еще ей не безразличен.

— К черту! — закричала она в подушку.

«Я к нему что-то испытываю? Ну и что? Подумаешь. Это вполне естественно. Ведь мы не виделись почти восемнадцать лет. И между нами осталось много недосказанного. Вероятно, нам нужно… нет, это, наверное, нужно только мне… выяснить все до конца. Все, что терзало меня с того самого момента, когда я узнала о его помолвке.

А когда ты скажешь ему об Эйприл?»

Кейт шумно вздохнула и выпалила в пустоту комнаты:

— Завтра ты будешь себя ненавидеть…


Джейк шагал по «променаду». Разгоряченное лицо приятно обвевал ветерок. Он шел и думал, думал…

«Что особенного, спрашивается, в этой Кейти Тиндел? Почему она так всколыхнула мои чувства?»

Нет. Наверное, эти чувства не умерли, просто он загнал их глубоко в подсознание. И помочь освободиться от них может только психолог.

А ведь среди всех женщин на земле Кейт стояла для него на последнем месте. На самом последнем.

«Бросила меня и вышла за человека вдвое старше. Просто чтобы пристроиться. Так это или не так? Так. И если бы я оказался в этот момент где-нибудь поблизости, может быть, она бы вышла за меня. Вернее, не за меня, а за мое наследство.

Но я ведь не был ей безразличен. Видимо, другие мотивы оказались сильнее, вот она и показала свое истинное лицо».

— Восемнадцать лет, — прошептал он. — Почему же я до сих пор продолжаю перелопачивать прошлое, как будто это было вчера?

Ее машину Джейк нашел без труда. Открыв дверцу, сел за руль, отодвинул назад кресло водителя, чтобы пристроить свои длинные ноги.

А когда тронулся с места, память сразу же унесла его в прошлое. Когда они в первый раз занимались любовью после «венчания». Он так в нее верил!

Автомобиль мурлыкал. Джейк медленно доехал до дома по оживленной в этот час улице, которая шла параллельно «променаду», и поставил «мустанг» позади своего «бронко».

Не нравилось ему все это. Очень не нравилось.

Решительным шагом он направился в гостиную и остановился на пороге. Кейт лежала с закрытыми глазами. Ее дыхание было глубоким и ровным. Она спала.

Джейк прислонился к косяку и наблюдал, как будто бы совершенно отстраненно, почти бесстрастно.

«Она прекрасна. Время оказалось к ней милостиво. Сейчас она просто цветет. Став настоящей женщиной, она сохранила все, что было привлекательного в ее наивном, чистом девичестве.

Наверное, жизнь была спокойная, без всяких потрясений. Вот и сохранилась».

Он налил себе в чашку тепловатого чая и быстро согрел его в микроволновке. А затем тихо прошел в гостиную и развалился в кресле. Чашку поставил на подлокотник.

Голова Кейт покоилась на зеленых подушках, которые заменили приторную аляповатость убранства, насаждаемого в этом доме Мэрилин Тэлбот. Длинные ресницы Кейти, казалось, ласкали ее щеки. Одной рукой она держалась за край темно-синего свитера с воротником «хомут». Куртка сползла с дивана, и Джейк только сейчас вспомнил, какой у нее маленький размер.

Да, оказывается, есть кое-что, о чем он забыл.

Нахмурившись, Джейк бросил взгляд на пустой камин. Потянулся за спичками. Но чтобы топить, было слишком тепло, поэтому он чиркнул спичкой и зажег две длинные конусообразные белые свечи, которые стояли на каминной доске. Тряхнул головой.

Это все тоже в прошлом.

Посмотрев снова на Кейт, он увидел, что ее глаза открыты.

— Ты заснула, — сказал он, ибо надо было что-то сказать.

— Ты уже… пригнал мою машину?

— Она здесь. Я поставил ее рядом с моей.

— Хорошо. — Кейт села.

Джейк невольно залюбовался ею, но, опомнившись, стиснул зубы и уставился на свечу.

— Мне пора, — проговорила Кейт. — Я хочу успеть куда-нибудь устроиться на ночь.

— А я думал, ты уже решила!

— Здесь я остаться не могу. — Она откашлялась, вздохнула. — И ты знаешь почему.

Ее искренность, как всегда, его удивила.

— Это почему же?

— Не притворяйся, будто не понимаешь.

— Я и не притворяюсь, — честно признался Джейк. — Просто не совсем уверен, что ты имеешь в виду.

— Попробуй догадаться.

Вид у нее был предельно серьезный. Янтарные глаза смотрели на него с вызовом. Джейк не привык, чтобы его ставили в неприятное положение.

— Ты имеешь в виду, что когда-то мы… здесь занимались любовью? — осторожно спросил он.

Кейт отвернулась, как будто этим вопросом он ее ужасно оскорбил.

— Возможно, и так, но для меня все, что между нами тогда происходило, значило гораздо больше, чем просто это. Тогда, — добавила она многозначительно, — давным-давно.

— Но мы были такими детьми.

— Это верно, — подтвердила Кейт сердито. Был ли этот гнев направлен на него, или она злилась на себя, этого Джейк не понял.

— Но некоторых глупостей избежать можно было, — отозвался он мягко. Вести сейчас подобный разговор он был не готов. А будет ли когда-нибудь готов?

— Не имеет смысла говорить об этом, — произнесла она. — Но именно поэтому я и не могу здесь остаться.

— Но какое это имеет значение после стольких лет? — Джейк размышлял вслух.

Ее щеки порозовели.

— Наверное, ты прав.

— В таком случае почему бы тебе не остаться? В конце концов, неужели нельзя ко всему происходящему относиться спокойно? Обещаю, что здесь ты не будешь чувствовать себя… неуютно.

Вместо ответа Кейт улыбнулась. Впервые за вечер. Джейк как завороженный смотрел на эту улыбку. Где-то внутри его что-то мягко, но настойчиво застучало. Как будто кто-то забарабанил пальцами. Пытаясь приглушить это чувство, он сжал губы.

Это не ускользнуло от внимания Кейт. Было мгновение, когда он вдруг стал похож — тревожно, пугающе похож — на того самого Джейка Тэлбота из ее юности, а уже в следующее опять превратился в раздраженного незнакомца.

— Я уже чувствую себя неуютно, — проговорила она слегка срывающимся голосом.

— Тогда извини.

— Понимаешь, здесь слишком много всего… что напоминает. Обо всем. Иногда мне кажется, что я сплю и вижу сон.

— Кошмарный сон?

— Я бы так не сказала.

— Но почему это для тебя так важно?

— Не знаю.

На Джейка она старалась не смотреть. Это было выше ее сил. Кейт раздирали два желания: бросить ему в лицо обвинения, вылить на него всю боль и обиду, что были ее верными спутниками многие годы, и одновременно протянуть руки и привлечь к себе, стереть с его лица скорбное выражение. Перед ней сидел Джейк Тэлбот, благополучнейший из смертных, но сейчас он казался ей таким несчастным и потерянным, что от этого начинало саднить в груди.

Кейт тряхнула головой. Ни в коем случае нельзя позволять ностальгии управлять собой! Это очень опасно.

— Мне бы не хотелось делать из сегодняшнего случая что-то особенное, — спокойно произнес Джейк. — Давай не будем говорить на эту тему. Если хочешь остаться, оставайся. Милости прошу. А завтра решим, что делать с твоей ногой. Если честно, я смертельно устал и не чаю, как добраться до постели. Ты тоже выглядишь утомленной.

Кейт кивнула. Да, она действительно чувствовала себя изнуренной.

Джейк помолчал.

— Итак, что ты надумала?

Глава 10

Кейт лежала в комнате для гостей под пушистым мягким пледом и смотрела через кружевные оконные занавески в чернильно-черную ночь. Не спалось. Конечно, все можно спихнуть на ноющую ногу. Но во-первых, не так сильно она и болела, а во-вторых, причина бессонницы ей была хорошо известна. Ее мучило, что она не выдержала давления и осталась в доме Джейка. Не смогла сказать «нет». Не смогла настоять на своем.

Но, как говорится, плачь не плачь, а слезами горю не поможешь. Что случилось, то случилось.

Джейк принес из машины ее сумку, и Кейт в темноте надела пижаму. Но даже сейчас, переодевшись, чувствовала себя голой. Натянув плед до подбородка, она испуганно глядела на свое отражение, смутно вырисовывающееся в овальном зеркале, висевшем над туалетным столиком в дальнем конце комнаты. Ни дать ни взять — девственница начала века, дрожащая за свою честь.

Отбросив одеяло, Кейт босиком проковыляла к окну, болезненно морщась каждый раз, когда наступала на больную ногу. За окном царствовала прекрасная августовская ночь, сквозь низко проплывающие облака проглядывал лунный серп. Но Кейт была слишком в данный момент взвинчена, чтобы заставить себя любоваться этой красотой.

Прежде чем отправиться спать, она позвонила Эйприл, с досадой сознавая присутствие Джейка. Он стоял в дальнем конце кухни и делал вид, что совершенно глухой. Как будто и в самом деле не слышит, как она неуклюже пытается объяснить дочери, где остановилась и почему.

— Где это? — допытывалась Эйприл в ответ на туманное сообщение Кейт о том, что она проведет ночь в доме друзей на побережье.

Кейт посмотрела через плечо на Джейка, а затем продиктовала телефон загородного дома Тэлботов, быстро добавив:

— Это рядом с «променадом».

— Но чей это дом? — хотела знать Эйприл. От этого ребенка легко не отвертеться. Кейт впервые пожалела, что воспитала у дочери эту черту: ответственно подходить к любой мелочи, если она касается твоих близких. А ведь раньше она гордилась этим!

— Долго рассказывать.

— А я никуда не тороплюсь.

Кейт вздохнула, чувствуя себя так, как будто ее ведут на расстрел.

— Это дом мистера Тэлбота. Понимаешь, я тут подвернула ногу, и он мне помог.

— Мистер Тэлбот? — переспросила Эйприл.

Кейт слышала в ее голосе улыбку.

— Да.

— Какой мистер Тэлбот?

— Ты даже не удосужилась поинтересоваться, как я себя чувствую.

— Мам, как ты себя чувствуешь? — послушно поинтересовалась Эйприл голосом, полным веселья.

— Плохо. Нога болит, наверное, что-то очень серьезное.

— Какой ужас! — Эйприл мгновенно сменила тон, и Кейт захотелось стукнуться головой о стенку. Зачем было городить эту глупость и зря расстраивать дочку? — Тебя уже осмотрел доктор?

— Еще нет. Это случилось довольно поздно, и я… Да ты не очень беспокойся, со мной ведь это не в первый раз. Не переживай. Все хорошо. Чуть-чуть побаливает, так это ерунда. В молодости я не раз подворачивала ногу и точно знаю: это не смертельно. — Она еще раз посмотрела на Джейка. Он стоял к ней спиной и притворялся, что просматривает почту.

— Так у какого именно ты мистера Тэлбота? — снова спросила Эйприл.

— Могла бы и сама догадаться, — уклончиво ответила Кейт.

— Ой, он что, сейчас с тобой рядом? Тот, который помоложе? Тот, который тебе нравится?

— Я не… — резко начала Кейт.

— Это просто классно, что вы не спелись — ты и отец Райана, — затараторила Эйприл, — иначе бы конфуз получился.

— Ты вообще соображаешь, что говоришь?!

В телефонной трубке раздался мелодичный смех. Кейт злилась, потому что дочка была права. «Неужели действительно мои чувства к Джейку так очевидны?»

— Увидимся в воскресенье. — Кейт положила трубку и застыла, как будто ожидая, что должно случиться что-то еще.

— Ты останешься здесь на весь уик-энд? — Джейк перебирал конверты. Он проделывал с ними различные манипуляции, то рассортировывая на небольшие группы, то снова складывая вместе, и успел, наверное, рассмотреть каждый по нескольку раз. При этом одни конверты он откладывал, едва взглянув, на другие же смотрел очень долго и с большим интересом.

Разумеется, он слышал весь ее разговор с дочерью. Зачем это ему нужно? Кейт решила, что об этом сейчас лучше не думать. Иначе можно сойти с ума!

— Останусь. С такой ногой, наверное, я завтра не смогу вести машину.

Джейк взглянул на нее, и Кейт быстро отвернулась.

— Завтра мы покажемся доктору.

— До завтра надо еще дожить, — огрызнулась она и, прихрамывая, направилась в гостиную.

Теперь, ворочаясь в постели, Кейт укоряла себя за излишнюю резкость. И ее не переставало удивлять еще одно обстоятельство: она никак не могла избавиться от чувства вины перед ним.

Кейт попыталась сосредоточиться на делах, стала перебирать в памяти варианты получения новых заказов, но думать о бизнесе в эту ночь было невозможно. Да и вообще Кейт казалось, что у нее совершенно отсутствуют те качества, которые позволяли бы выжить в мире бизнеса. Конечно, Бен был прекрасным наставником на свой манер, но все же соответствующего образования ей не хватало.

Кейт вздохнула. Раз думать о бизнесе не получается, то надо заснуть.

Пожалуй, побороть бессонницу поможет чашечка чая. Кейт встала и пошатываясь поплелась на кухню, где неожиданно наткнулась на…

Она вскрикнула и только потом сообразила, что это Джейк. Он поддержал ее, иначе она упала бы.

— Боже, как ты меня напугал! Я думала, это… грабитель забрался в дом!

— Извини. — Голос Джейка звучал приглушенно. Чувствовалось, что он тоже удивлен. Приятно удивлен. — Я… не мог заснуть, и…

— Почему ты не зажег свет? Меня чуть удар не хватил!

— Извини еще раз. Я боялся тебя разбудить. С твоей травмой не так-то легко заснуть.

— А мне тоже что-то не спится, — призналась она. Ее сердце постепенно успокаивалось.

— Выпьешь чаю?

Джейк включил свет, и Кейт увидела, что он пил бренди.

— Или предпочтешь что-нибудь покрепче? — спросил он, поймав ее взгляд.

— Не помню уж, когда в последний раз пила что-то крепкое.

— Так что, нет?

Кейт колебалась. Идея успокоить себя небольшим количеством бренди ей понравилась.

Как будто прочитав ее мысли, Джейк улыбнулся. Это была та самая вспышка белого.

— Можно добавить туда немного меда.

— Давай, — согласилась Кейт, сознавая, что делает огромную глупость.

Джейк налил бренди в кофейную чашку, добавил туда чайную ложку меда. Кейт нерешительно пригубила смесь и закашлялась.

— Ну как? — спросил он.

— Прекрасно, — отозвалась она сиплым голосом. Откашлявшись, Кейт пригубила снова. — Замечательно.

— Я все думаю, не затопить ли камин. Но вроде не холодно, — сказал Джейк.

Они пошли в гостиную. Кейт ковыляла рядом, но предложить ей помощь он не решился.

— А что, затопи. — Услышав свой голос, она удивилась. Ей показалось, что это произнес кто-то другой.

Он вскинул брови:

— Правда?

— Ну если ты хочешь, то затопи, конечно.

Джейк издал какой-то звук и наклонился к камину. Кейт смотрела на его мускулистые руки и широкую спину. Расслабиться ей пока так и не удалось. Она чувствовала себя, словно боксер на ринге. Смешно? Еще как! Ей очень хотелось впихнуть в свою голову хотя бы немного здравого смысла, но бесполезно. Кейт поймала себя на том, что ей нравится смотреть на Джейка, и это еще больше разозлило ее.

Она взглянула на часы. Два часа ночи.

— Почему тебе не спится?

— Не знаю. — Джейк пожал плечами. — Думаю, потому что ты здесь.

— Я?

— Ты знаешь, что я имею в виду.

Да, она знала. Ей только хотелось услышать это от него.

— Я полагаю, мы оба чувствуем себя неловко. — Она понимала, что ступает на тонкий лед.

Затрещали поленья, запах дыма коснулся ее ноздрей. И как будто по мановению волшебной палочки все тревоги Кейт растаяли. Она облегченно вздохнула, расслабилась. Да, она вышла на опасную дорогу, но путь назад был отрезан.

— Это все потому, что у нас с тобой общее прошлое, — подал голос Джейк. — И ни я, ни ты не в силах его забыть.

— Но ведь это было так давно.

— Давно, но не очень.

— И тебя это… ну, то, что у нас было… беспокоит? — осторожно спросила Кейт.

— Не то чтобы беспокоит. Просто, это… там, в прошлом. — По его лицу прыгали желтые блики. — Мне всегда казалось, что это у нас не обычное увлечение. Ты была у меня первая… — Он замолчал, подбирая слова. — Фактически ты была моей женой.

— Фактически да, — согласилась она. — Но… не настоящей женой.

— Это верно…

Джейк посмотрел на нее. Казалось, он пытался найти в ее глазах ответы на мучающие его вопросы. Да и сама Кейт, увидев его снова, ни о чем другом практически не думала. И тоже ответов не находила.

— Если бы мы действительно были женаты, — она прищурилась, — я бы никогда не вышла за Бена.

— В любом случае выходить замуж ты не имела права, потому что… потому что мы были с тобой «повенчаны».

Дуэль взглядов продолжалась, но Кейт глаз не опускала. Только сердце застучало быстрее, и руки — эти вечные предательницы! — начали мелко дрожать.

«Ну почему, почему я с такой легкостью выдаю свои чувства? Почему я не могу быть такой же непроницаемой и загадочной, как, например, сейчас Джейк?»

— Впрочем, теперь это не имеет никакого значения. — Его тон стал заметно холоднее.

— Это верно. — Кейт зажала руки между колен. Джейк не должен увидеть, как они дрожат. — Ну а ты был женат?

— В общем, да…

— На той, с кем был помолвлен?

Объяснять сейчас все нюансы его отношений с Селией Джейк не хотел. Потому что эта история больше была похожа на затянувшуюся болезнь.

— Да, — признался он.

— Твоя мать весьма красноречиво вела себя по отношению ко мне.

— В этом она большая мастерица, — бросил Джейк. — В любом случае она ошибалась. И даже сама сейчас так говорит.

— Позволь мне в этом тебе не поверить, — усмехнулась Кейт. — Разве возможно, чтобы она изменила свое мнение?

Джейк потер нос и устало вздохнул.

— Убеждений моей матери я никогда не разделял и не разделяю.

— Выходит, я права?

— Мне кажется, в мире не существует женщины, которая, с ее точки зрения, подходит мне в жены, — сухо проговорил Джейк. — В конце концов, Силией она тоже была недовольна.

— Селия, это твоя жена?.. И она тоже оказалась нехороша? — удивилась Кейт.

— Именно.

— Бедняжка. Я имею в виду тебя.

Джейку ее издевательский тон не понравился.

— Семейной жизнью я сыт по горло и снова жениться не собираюсь.

— А ты давно разведен?

— Очень давно. Да и женат-то я был всего восемнадцать месяцев.

Кейт удивленно вскинула брови.

— А ты сколько была замужем? — прищурил глаза Джейк. — Восемнадцать лет? Чувствуешь разницу? И к тому же у тебя есть дочь.

Кейт отвернулась.

«Как ему расскажешь? Как? О том, что я пережила тогда, той осенью. Он считает меня предательницей. Забавно!

Но рано или поздно рассказать придется. В любом случае. Да, в молодости он причинил мне большую боль. Ну и что? У него есть дочь, и он имеет право знать правду».

Посмотрев на ее хмурое лицо, Джейк всполошился:

— Кейт…

Она сделала успокаивающий жест.

В одно мгновение он оказался рядом с ней.

— Нога?

— Нет, — выдохнула она.

— У тебя такой вид, будто ты сейчас упадешь в обморок.

— Неплохо бы, — проговорила она еле слышно.

— Приляг. — Он начал осторожно опускать ее на диван. — Может быть, это из-за бренди?

Его руки были такими мягкими, такими теплыми.

— Нет. Наверное, это просто… от усталости.

— Не только от усталости, но и от боли тоже.

— Но бренди мне как раз помог.

Кейт казалось, что говорит не она, а кто-то другой. Несколько непослушных прядей упали ей на лицо, Джейк откинул их. Кейт вся сжалась, а он, как будто бы забывшись, начал гладить ее волосы. Это было выше ее сил.

— Джейк, — выдавила Кейт, — я…

Он на секунду окаменел, а потом, вроде как спохватившись, медленно опустил руку. Она села. Во рту было сухо, и язык казался каким-то чужим, как будто сделанным из шерсти. Сердце готово было выскочить из груди.

— Что? — Он внимательно смотрел на нее.

— Ничего.

— Скажи, что тебя мучит.

Она покачала головой:

— Зачем тебе вникать в мои проблемы?

— Расскажи, мне интересно.

И тут совсем неожиданно для себя самой Кейт вдруг принялась рассказывать о финансовом положении ее агентства.

—…После разговора с Билли мне стало не по себе. Я должна что-то делать, но ума не приложу, как выкрутиться из всего этого.

Джейк молчал. Кейт смутилась.

— Я не хочу только, чтобы ты подумал, что я навязываю тебе Эйприл. Ради Бога. Что там решится на этих пробах, мне это, знаешь, даже как-то безразлично. Просто вдруг захотелось выговориться.

Джейк задумался. Кейт вся внутренне подобралась. Очень не хотелось бы, чтобы это выглядело так, будто она его о чем-то просит.


— У нас есть специальная комиссия. Она и решит, кого из моделей выбрать, — наконец произнес Джейк.

— Знаю, знаю. Конечно. — Кейт потерла лоб. — И вообще, зря я начала скулить.

— Все в порядке, Кейти. Я тебя прекрасно понимаю. У меня у самого целый ворох проблем.

— Хочешь поделиться?

Джейк сомневался. Стоит ли обсуждать с ней эти акции против фирмы «Тэлбот индастриз».

— Не сейчас, — ответил он.

Ее знобило. Он сидел так близко, что она чувствовала исходящее от его тела тепло.

— Я вот что сейчас подумала: не попытаться ли мне немного вздремнуть? — Кейт допила бренди.

Джейк не ответил. Вместо этого он откинулся на спинку дивана, а ноги положил на кофейный столик. Это было похоже на позу, в какой Кейт лежала днем, но вряд ли она выглядела тогда так же сексуально. Сам Джейк, похоже, не сознавал, насколько он великолепен. Когда он вытягивался, ей казалось, что она слышит, как растягиваются его мускулы.

Кейт встала, слегка покачнулась. Джейк поддержал ее.

— Держись.

— Все хорошо, спасибо, — выговорила она.

— Я просто испугался, что ты можешь упасть.

— Я не собиралась падать. — Кейт осторожно высвободила руку и, потеряв равновесие, рухнула на диван.

Он усмехнулся.

— Это все ты, — смущенно пробормотала она. — Опять меня напугал.

— Правильно, — согласился он, — это все я.

Кейт не желала уступать.

— Да. Это все ты, — прошептала она, пряча улыбку. — А что, ты хочешь, чтобы я обвиняла себя?

Джейк засмеялся. И она не удержалась и засмеялась тоже.

— Вот сейчас ты почти такая же, какой была прежде, — признался он.

— А какой я была? — Улыбка сбежала с лица Кейт.

— Ты что, не помнишь, сколько мы с тобой смеялись?

— Я уже давно избавилась от этой привычки — много смеяться, — сказала Кейт.

— Это верно. Теперь ты серьезная.

Кейт открыла рот, чтобы возразить, но с лица Джейка исчезла улыбка.

— Зачем ты так быстро вышла за него? — вдруг спросил он. — Ты была беременна?

— Что? — У Кейт перехватило дыхание.

— Твой отец сказал, что ты была беременна. Во всяком случае, он намекнул, что ты выходила замуж, будучи в положении.

— Мой отец? — прошептала Кейт. — Ты говорил с моим отцом?

Джейк кивнул.

— Когда?

— Сразу же, как приехал из Европы. Ты уже вышла за Роуза. Потому что забеременела, да? Извини, — закончил он. — В любом случае это не мое дело.

Все становилось более или менее понятным.

«Значит, он считает, что я вышла замуж, потому что была беременна от Бена».

Это вроде как предполагало, что Кейт должна обидеться, но она почему-то не обижалась. Видимо, потому, что он не знал той правды, какую знала она.

— Я понимаю, что переступаю рамки приличия, но очень уж хочется все выяснить.

— Теперь это уже не имеет значения, — пробормотала Кейт.

— Мне всегда хотелось думать, что существовали какие-то другие причины, о которых я не подозреваю. В то, что ты вот так взяла и вышла замуж за человека почти вдвое старше… в это просто невозможно было поверить.

— Я что-то не понимаю, — сказала Кейт. — Зачем ты приезжал ко мне, когда вернулся? И где ты оставил свою невесту?

— Какую невесту? Селию? Так она осталась в Европе. И тогда она вовсе не была моей невестой.

— Что значит не была? Ты же сам сказал, что был помолвлен.

Джейк внимательно посмотрел на нее:

— Но не той осенью. Тогда я думал только о тебе. — Его голос дрогнул.

— Ах вот как? Оригинальный способ ты выбрал, чтобы показать мне это.

— Но я писал тебе, а ты не отвечала.

Кейт вздохнула.

— Я твоих писем не видела. Сказала отцу, чтобы он их сжег. Зачем эта переписка, если ты помолвлен!

— Нет… — Признание Кейт насчет писем его страшно поразило. — Я даже звонил один раз, но твоя мать сказала, что ты уехала. Не оставила ни номера телефона, ни адреса. Просто уехала, и все.

— Джейк… прошу тебя, не надо. — Получалось так, что во всем виновата она.

— Как только я вернулся, то сразу же начал тебя искать. И нашел… беременную и замужем.

— При чем тут это, если ты был помолвлен, — снова повторила Кейт.

Он покачал головой.

По щеке Кейт потекла слеза, прозрачная и переливающаяся. Джейк, словно в трансе, медленно поднял руку, потянулся к щеке Кейт и осторожно стер эту каплю.

— Не надо, — прошептала Кейт, глотая слезы.

— Не надо — что?

— Не надо трогать меня.

— Хорошо.

Шли минуты. Джейк глядел на Кейт, а она на тлеющие угольки в камине, чувствуя на своем лице тепло его дыхания. Это было непереносимое и вместе с тем восхитительное ощущение. Посмотреть ему в глаза она страшилась, понимая, что, сделав это, пропадет полностью.

Джейк начал приближаться к ней.

— Нет, — выдохнула Кейт, но он уже прикоснулся губами к ее щеке.

Неспособная противиться, она тихо охнула. А его рот уже искал ее губы. И они раскрылись против ее желания.

Когда их губы соприкоснулись, Кейт показалось, что Джейк влил в нее какую-то чудодейственную сладостно-огненную жидкость. Она рванулась навстречу ему, словно утопающий, хватающийся за соломинку. Его язык действовал очень деликатно, как будто спрашивая разрешения. Совсем ослабевшая, снедаемая желанием, Кейт откинулась на подушки. Джейк прижался к ней, не переставая целовать. В следующее мгновение его язык дерзко проник в ее рот.

«Это всего лишь поцелуй», — лгала себе Кейт, не в силах остановить Джейка. И вот уже он крепко обнял ее. Он целовал и целовал, а она, забыв обо всем на свете, отвечала ему.

Нет, это был больше чем поцелуй. Это было вторжение. Его язык, этот безжалостный захватчик, заставил закипеть в ее жилах кровь. Стон, вырвавшийся у Кейт, Джейка только еще больше воодушевил.

— Джейк! — выдохнула она.

— Прошу тебя, молчи, — прошептал он, покрывая поцелуями ее лицо.

— Пожалуйста… не надо. — Кейт истерически хохотнула.

— Я ничего не могу поделать. — Джейк провел пальцами по ее шее.

Кейт была сломлена. Она умоляла свое тело не поддаваться искушению, но пламя было слишком сильным и загасить его она не могла.

Джейк опустил ее на диван, и теперь они лежали, тесно прижавшись друг к другу. Кейт охнула, ибо его рука скользнула по ее бедру.

— Нельзя… — Кейт попыталась отодвинуться. — Я не могу, Джейк.

— Почему?

— Я опять буду страдать, — выдохнула она, не желая делать последний шаг, за которым опять открывалась кровоточащая рана любви.

— Почему?

— У меня никого не было, кроме Бена, да и то это было очень давно…

— О Кейти…

Это обращение, произнесенное страстным шепотом, вконец ее доконало. Джейк перевернул Кейт на спину, покрывая ее лицо поцелуями. Его язык то и дело касался ее губ, проникал внутрь. Это было волшебно.

Руки Кейт вдруг сами собой начали ласкать Джейка. Ее переполнял восторг, который она за время своего равнодушного замужества почти забыла. Восторг обладания возлюбленным. Она хотела его! Она хотела, чтобы он взял ее. И эти обжигающие поцелуи сводили ее с ума.

— Джейк…

— Не надо. Не говори. — Он прижал ее к себе.

Кейт показалось, что они соединились в эту минуту, как два осколка разбитого зеркала. Она вся преисполнилась чистой тихой радости, но, неудачно повернувшись, потревожила больную ногу. Почувствовав, как она дернулась, Джейк замер.

— Кейти…

— Это нога.

Джейк осторожно погладил ее ступню, немного сжал. Острая боль пронзила Кейт. Она дернулась снова.

— Извини, — прошептал он.

Кейт внезапно пришла в себя, вспыхнула.

— О Боже, что я делаю! — прошептала она, а взглянув на Джейка, еле слышно добавила: — Не смотри на меня так.

— Рад бы, да не могу. — Его голос был хриплым от неутоленного желания.

— А я не могу этого позволить!

— Но почему?

— Потому что это… неправильно! — Она села.

— Наоборот, это правильно. И по-другому быть не может.

— И именно поэтому ты меня бросил восемнадцать лет назад!

— Это ты меня бросила, — выпалил он. — Но зачем сейчас снова ворошить былое, Кейт? Это было в какой-то прошлой жизни.

— Значит, ты предлагаешь все забыть и начать сначала?!

— Но какими мы были тогда с тобой, вспомни. Детьми, сущими детьми. Глупыми и наивными. У нас все было чудесно, но… но то была лишь фантазия. И мы с тобой прекрасно понимаем это.

Больнее задеть ее он не мог.

— Фантазия, говоришь? — выдохнула она. — А вот для меня, представь себе, это было больше, чем просто фантазия!

— Черт возьми, и для меня тоже. Но куда это все подевалось, позволь спросить? Давай посмотрим правде в глаза: наша любовь не пережила даже одного лета.

— Из-за тебя. Потому что ты взял и уехал.

— А ты не смогла дождаться моего возвращения! — Джейк почти кричал. — Я опоздал всего на несколько недель. Подумать только, недель! И ты вышла замуж. Вот уж поистине образец верности. Да ты тогда почти убила меня, Кейт!

— Не сваливай все на меня!

Джейк вскочил с дивана и принялся ходить по комнате из угла в угол.

— Даже ради наших прежних счастливых времен я не собираюсь становиться твоей партнершей в постели, — добавила она решительно. — Извини, если я тебя обнадежила.

Он сцепил руки за спиной.

— При чем тут это? Партнерша, не партнерша. Слово-то какое придумала замечательное. Неужели ты не понимаешь? Не в этом дело. Вернее, не только в этом.

Кейт стиснула зубы. «Меня не проведешь, я уже не та глупая девчонка, какой была раньше».

— А в чем же, интересно? В том, чтобы нам начать все сначала?

— А почему бы и нет?

«Боже мой! Как бы я хотела этому верить. Как бы хотелось снова пойти на поводу у своих чувств. А последствия? Да плевать на них. Но не слишком ли поздно?»

— Джейк, разве возможно, что я могу стать единственной женщиной в твоей жизни?

— Почему бы и нет?

— И ты действительно хочешь начать все заново? Со мной, Кейт Роуз, твоей бывшей возлюбленной?

— Если честно, я сам не знаю, чего хочу! — Джейк начал сердиться.

— А вот я точно знаю, чего не хочу, — пылко говорила Кейт. — Я не хочу быть любовницей. Женщиной на время. Ни твоей, ни чьей-либо еще.

— Ты так плохо обо мне думаешь?

— Не в этом дело. Но… разве сейчас ты ни с кем не встречаешься? — спросила Кейт.

— Не понимаю.

Кейт стиснула руки. «Неужели он попытается заставить меня поверить, что все эти годы берег себя для меня? Боже, как смешно!»

— Сейчас ты встречаешься с кем-нибудь или нет? — вновь спросила Кейт.

— Если ты имеешь в виду, была ли у меня, хм…

— Я имею в виду только одно: сейчас у тебя есть женщина или нет? Женщина, понимаешь? Какая-то женщина, с которой ты проводишь время, в том числе, разумеется, и в постели.

— Ну, я проводил время со многими, — проговорил он сквозь зубы. — Конечно, у меня были женщины.

— Я имела в виду данный момент, настоящее время. — Она видела, что приперла его к стене. «Надо же, как это его задело. Невероятно. Просто смешно! А на что, собственно, я надеялась? Что в честь нашей встречи он сию минуту забудет всех женщин, которые были в его жизни?»

Джейк молчал, поэтому вновь заговорила Кейт:

— Молчание — знак согласия?

— Нет, это не так, — взорвался он. — Я и понятия не имел, что увижусь с тобой в этот уик-энд. И поэтому вовсе не собирался расчищать дорогу для нас обоих. Пока ты не появилась, я даже не знал, хочу ли тебя видеть. — Джейк повысил голос: — Так что на твой вопрос у меня единственный ответ — нет. Нет у меня сейчас никакой женщины, от которой я должен был бы отказаться ради тебя. Вот так.

— Ну если говорить обо мне, то у меня дела обстоят точно так же, — сказала она, понимая, что ведет себя глупо. — Я вообще не представляю, как могу целоваться с мужчиной, если он для меня не единственный.

— А если бы ты узнала, что он единственный, только поцеловавшись с ним? — спросил Джейк.

— Ты хочешь сказать, что поцеловал меня и внезапно понял, что я твоя единственная?

— А что, если я скажу, что это так и есть?

— Тогда бы я назвала тебя лжецом, — ответила она. — Ты действительно поднаторел в риторике. Постоянно отвечаешь вопросом на вопрос и ничего не говоришь по существу.

— Мне никто на свете не нужен, кроме тебя. — Наконец-то из уст Джейка вырвалось признание. Он хмуро глядел на нее, словно сердился за то, что она заставила его признаться. — Я люблю тебя, Кейт. И если ты ничего ко мне не чувствуешь, то так и скажи. Но если ты…

Джейк замолчал. Кейт откашлялась, собираясь ответить по всей форме. То есть дать от ворот поворот. А как же иначе? Только вот слов нужных не находилось. Поэтому молчала. Крепко сжала губы, будто боялась выпустить на волю слова, которые испортят все.

— Значит, ты любишь меня. — Джейк подошел к ней. Кейт сидела понурившись, не в силах поднять глаза. — Любишь. Ты бы никогда не ответила на мои ласки, если бы не чувствовала то же самое, что и я. — Он опустился перед ней на корточки, взял за руки. Кейт медленно подняла голову. Глядя ей прямо в глаза, Джейк прошептал: — Ты любишь меня, а я люблю тебя. И мы прекрасно знаем, куда в конце концов все это нас заведет. Так почему бы нам не смириться с этим? Я люблю тебя, — повторил он. — Теперь скажи, что ты тоже меня любишь.

Глава 11

Доктор Фельпман, пожилой седовласый мужчина, осмотрел ногу Кейт с мрачным видом онколога, собирающегося сообщить плохую новость. Затаив дыхание, Кейт следила за ним. Он снял очки и начал рассеянно протирать стекла, будто подыскивал нужные слова. А потом неожиданно произнес спокойным, ровным голосом:

— У вас растяжение связок. Именно так: растяжение связок. Возможно, даже легкий разрыв.

— У меня это случалось и прежде, — сказала Кейт.

Этот врач был единственным, кто в субботнее утро оказался в маленькой клинике на побережье.

Джейк настоял, чтобы она кому-нибудь показалась. Долго рылся в местном справочнике, пока не нашел телефон клиники. Затем, не обращая внимания на протесты Кейт, отвез ее туда.

— Может быть, сделать рентген? — угрюмо поинтересовался доктор.

— Я подумаю. Вернусь в Портленд, а там видно будет.

— Хмм… — Очевидно, доктор и не предполагал, что она может принять какое-нибудь разумное решение.

«И зачем Джейк притащил меня сюда?»

— Спасибо, доктор. — Кейт поднялась и похромала к двери.

Джейк сидел в приемной, небрежно закинув ногу на ногу. Увидев Кейт, он поднялся.

— Не надо мне помогать, я прекрасно могу ходить сама. — Она оттолкнула его руку. Однако влезть в «бронко» — а у него, как и у всех джипов, кабина была поднята довольно высоко — оказалось задачей не из легких, и Кейт едва с ней справилась. Это еще сильнее вывело ее из равновесия.

— Можно было бы и принять немного помощи от своих друзей[12], — заметил Джейк, садясь рядом.

Кейт фыркнула и отвернулась к окну. Она понимала, что ведет себя по-детски, но страх пойти на поводу у своих чувств был очень велик. Окунуться в любовное приключение с Джейком Тэлботом казалось таким легким. Каждая клеточка ее организма вопила, умоляла ее склониться к этому.

«А теперь скажи, что ты тоже меня любишь».

Прошлой ночью ему так и не удалось добиться от нее ответа. Кейт молчала — и все. Жар его взгляда обжигал ее, она хотела ответить. Слова трепетали на ее языке. Она хотела признаться, что всегда принадлежала только ему. И всегда будет принадлежать. Хотела, но не смогла.

Вместо этого за нее отвечала тишина. В результате они оба, совершенно разбитые и опустошенные, вернулись каждый в свою постель.

Как страстно Кейт желала, чтобы Джейк стал ей безразличен. Чтобы пропало это терзающее душу влечение, чтобы исчезли болезненные фантазии, в которых смаковался каждый момент общения с ним.

«Надо немедленно отсюда уехать».

Подъехали к дому. Джейк открыл перед ней дверцу и предложил руку, чтобы помочь Кейт выйти. В данном случае отказываться было уж совсем неприлично, поэтому Кейт оперлась на него. И моментально внутри что-то затрепетало. Она вздохнула.

— Ужасно чувствовать себя беспомощной.

— Перестань дурачиться. Какая уж тут беспомощность.

Кейт отвернулась.

— Я знаю… вчера я вела себя отвратительно. Но… что мне делать?

— Психотерапевт сказал бы: «Следуйте за своими чувствами».

— Оказывается, ты еще и психотерапевт.

— Моя бывшая жена много времени проводила в кабинете психотерапевта.

— О… — Кейт не знала, что на это сказать. До сих пор она как-то не задумывалась, какой, собственно, у него был брак. Почему-то ей казалось, что в любом случае он должен быть счастливее, чем ее собственный.

Джейк помог ей подняться по ступенькам. И либо Кейт была измотана вконец, либо прислушалась к зову своего глупого сердца, но, что бы там ни было, она послушно позволила ему водрузить себя на диван. Похоже, это стало теперь ее персональным местом.

— Мне надо переехать в мотель! — крикнула она Джейку, который был на кухне. — Правда. Спасибо за гостеприимство, но пора и честь знать.

— Знакомая песня, дубль два! — донеслось из кухни.

Он принес кофе и сливки. Кейт потянулась к дымящейся чашке. Все это напоминало репетицию какой-то пьесы, в которой актеры — она и Джейк — снова и снова проигрывали одну и ту же сцену.

— Я не хочу, чтобы ты уходила, — сказал он.

— Но, Джейк…

— Что плохого, если мы проведем вместе уик-энд? Зла от этого никому не будет. А поговорить у нас есть о чем. Верно? — Он смотрел не на Кейт, а в чашку, словно нашел там что-то интересное. — Понимаешь, я не хочу думать о завтрашнем дне. Я просто хочу, чтобы было сегодня, и это сегодня я хочу провести с тобой.

Его слова, как хищные насекомые, острыми жалами впивались в ее сердце.

— Но я уже сказала: просто интрижка, любовное приключение у меня не получится, — прошептала она.

— А откуда тебе известно, что у нас получится?

— Я знаю.

— Ты боишься.

— Да, боюсь, — согласилась Кейт. — Я привыкла к той жизни, какую веду, и у меня есть юная дочь, которую я люблю много больше этой жизни. Кроме того, у меня есть работа и… определенная репутация. Зачем мне все это разрушать?

— А почему ты решила, что после встреч со мной обязательно наступит Судный день?

— Потому. У меня нет такого большого и разнообразного опыта, какой, наверное, есть у тебя, и к сексу я отношусь вовсе не так легкомысленно.

Джейк посмотрел на нее, не скрывая разочарования. Он и сам не знал, чего хотел. Но в любом случае играть надо было честно, без обмана. Если бы он был умным, то давно бы бросил это бесплодное занятие. Кто сказал, что на ошибках учатся? Вот вам, пожалуйста, совсем другой пример.

— Но почему обязательно речь должна идти только о сексе? — спросил он.

— В таком случае о чем же еще?

Трудный вопрос.

— Ну например, о том, чтобы находиться рядом с дорогим тебе человеком.

— Если бы это сказал кто-то другой, а не ты, Джейк, я бы поверила. Но…

— Чего ты боишься?

— Что все повторится, — выпалила она одним духом. — После того, как ты заставил меня страдать…

— Я заставил тебя страдать?

Кейт поставила чашку на стол и сжала руки.

— Ты все еще не понимаешь?

— Не понимаю. И никогда не пойму. А как это понять: ты даешь клятву в вечной любви, перед алтарем, в церкви, а потом через несколько месяцев выходишь замуж за другого.

— Опять ты все переворачиваешь с ног на голову. Сколько раз мне нужно тебе повторять: ты был помолвлен.

— Но это случилось много позже.

— Как это много позже? Я вышла замуж только в конце года.

— А я был помолвлен только после окончания колледжа.

Кейт от возмущения слов не находила:

— Лжец!

— Я говорю правду.

— Твоя помолвка состоялась тем летом в Европе! — Она задыхалась от гнева.

В глубине его сознания скрипнула и отворилась маленькая дверца, которая вела в комнату, наполненную жуткими предположениями. Он захлопнул ее много лет назад, чтобы никогда больше не открывать.

— Тебя обманула моя мать! — воскликнул он со страданием в голосе.

И теперь Кейт с ужасом слушала, как все было на самом деле. Оказывается, Джейк не был помолвлен, а просто, подчиняясь родительской воле, провел лето в Европе. Когда вернулся, сейчас же бросился ее разыскивать, но она уже была замужем. Он опоздал всего лишь на несколько недель, или дней, или… часов.

Слушать это было невыносимо. Мэрилин Тэлбот взяла и спокойно разорвала тонкую ниточку, связывающую их судьбы. Кейт должна была сейчас ненавидеть Мэрилин Тэлбот. Ведь та разрушила их счастье. Ее и Джейка. Однако она сидела, и ни одной мысли не было в ее голове.

Джейк уныло смотрел в потолок, как если бы ожидал второго пришествия. Ему хотелось кричать, ругаться, бить кулаками о стену. Но вместо этого он только произнес:

— Сейчас это не имеет никакого значения.

— Неужели?

— Не имеет. — Он покачал головой. — Если бы имело, ты бы подождала.

«Я не могла ждать! — мысленно крикнула Кейт. — Ну почему он такой глупый, почему не догадывается?!» Она сказала ему, что вышла замуж поздней осенью, и он знал, что к моменту его возвращения она была беременна. Если бы Джейк дал себе труд подумать, то легко бы вычислил, что Эйприл его дочь, если, конечно, не решил, что Кейт начала крутить любовь с Беном еще до его отъезда. Но это уже было бы слишком.

Кейт глядела на него, сердце бешено колотилось. Она надеялась, что он догадается.

Напрасно. Джейк ни на йоту не продвинулся к истине. Он всего лишь глубоко вздохнул:

— Хватит, Кейти, не надо об этом. Достаточно того, что мне приятно видеть тебя снова.

Кейт боролась с собой. Сейчас был самый подходящий момент сказать об Эйприл, но она совершенно не чувствовала в себе сил начать.

— Джейк! — Она прикусила губу так сильно, что почувствовала привкус крови.

— Что? — отозвался он.

— Джейк, мне… мне плохо, — прошептала она, чувствуя слабость во всем теле.

Он подсел рядом.

— Ты бледная. Тебя не знобит?

— Нет, моя болезнь совсем другого рода. Я хочу сказать…

— Что?

«Неужели ты не видишь, как я страдаю?»

— Что тебя беспокоит? — прошептал он. — Скажи мне, пожалуйста.

— Все эти годы…

Он понимающе кивнул, а затем, к ужасу Кейт, взял ее за подбородок и нежно провел пальцем по губам.

— Не надо так переживать.

— Я ничего не могу с собой поделать.

— Иди сюда. — Он притянул ее к себе.

Кейт следовало бы сопротивляться. Она даже пыталась что-то такое делать, но очень скоро сдалась. И это несмотря на все усилия противостоять ему.

Когда же поцелуй Джейка перерос в настойчивое требование, ресницы Кейт затрепетали и из груди вырвался предательский вздох. Позднее она не могла вспомнить, как ее блузка оказалась на полу рядом с диваном. Губы Джейка дарили ей блаженство. Казалось, что он впервые встретил женщину после долгого воздержания. Он целовал ее лицо, шею, плечи. Потом вдруг захватил губами ее грудь и стал ласкать через легкое кружево бюстгальтера. Кейт пронзали острые огненные иголочки, они будто проникали в самую сердцевину ее естества.

Одним движением он расстегнул ее бюстгальтер. Затем стащил его прочь и принялся свершать сладостные священнодействия с ее сосками.

Это было настолько ошеломляющим, что казалось почти немыслимым. Ничего, даже отдаленно похожего, с Беном она не испытывала. Кейт уже забыла, что это такое, но Джейк помог ей вспомнить.

— Джейк, — взмолилась она.

— Кейти, — глухо отозвался он.

— Не надо… — простонала Кейт.

В ответ на это он опустился ниже, проделал с помощью поцелуев влажный путь к пупку и дальше, туда, где, она знала, ласки могут оказаться непереносимыми. Кейт запустила пальцы в его волосы. Джейк расстегнул ее джинсы и начал стаскивать их вместе с трусиками.

— Джейк, пожалуйста, — произнесла она, задыхаясь, а когда его губы коснулись средоточия ее чувственности, охнула и забыла абсолютно обо всем.

Вся ее решимость сопротивляться до конца улетучилась. Она выгнулась. Это движение показалось ей очень знакомым.

Джейк продолжал свои исследования с потрясающей нежностью. Кейт металась в экстазе. Были мгновения, когда она боялась пошевелиться, но уже в следующие неистово гладила его спину, и из ее груди вырывались сдавленные крики.

Джейк отстранился, принялся лихорадочно стаскивать с себя одежду.

— Я не могу! Не могу! Джейк, извини, — прошептала она.

— В чем дело?

— Просто я не могу, вот и все. Извини! Я не верю, что мы…

Кейт закрыла лицо руками, слезы брызнули из глаз и потекли по щекам.

— Кейти, — мягко произнес Джейк.

— Я не могу! Не должна. Я не знаю, как это случилось. Это все из-за меня. Я никогда, никогда, никогда…

— Все в порядке, не плачь. — Он начал медленно застегивать рубашку.

— Нет, нет, ты не подумай. — Она чувствовала себя униженной и жалкой. — У меня и в мыслях не было тебя соблазнять. Просто после того, как…

— Не надо, Кейти. Не надо ничего говорить. — Он пытался ее успокоить.

— Боже мой! — всхлипнула Кейт и, только сейчас осознав, что на ней ничего нет, схватила одежду, пытаясь прикрыться.

Джейк взял ее за руки, чтобы не дать одеться.

— Нет, не надо, останься такой.

— О, Джейк, позволь мне уйти.

— Не могу. Я хочу, чтобы ты осталась.

— Конечно, у тебя силы больше, — произнесла она. Ее щеки пылали.

— Я хочу…

Джейк оборвал себя на полуслове, опустил руки. Кейт стала одеваться. Она чувствовала на себе его взгляд. Джейк долго молчал.

— Кейт…

Но она прервала его:

— Ты сказал, что хочешь. Чего?

Джейк колебался. Сердце Кейт замирало. Сейчас, в эту минуту, будут произнесены слова, которые перевернут ее жизнь.

В его взгляде читалась такая боль, что Кейт не выдержала. Протянула руку и погладила любимого по щеке. Джейк нежно поцеловал ее руку. Он уже открыл рот, чтобы ответить, но пронзительно зазвонил телефон. Они оба подскочили на месте.

Джейк рванулся к трубке, а Кейт без сил рухнула на диван. У нее было такое чувство, словно она пробежала марафон.

— Филипп? — Джейк говорил взволнованно. — О чем ты? Когда ты встречался с Маршем?

Кейт ждала, слегка встревоженная.

— Черт бы его побрал, — прошептал Джейк. — Ладно, ладно. Я буду там сегодня вечером. Нет, жди.

Теперь он стоял к ней спиной.

— Ладно. Значит, завтра.

Филипп что-то ответил.

— Я позвоню ему отсюда. И перестань дергаться. Нет, все будет прекрасно. — Он покачал головой и спросил, понизив голос: — Что с тобой? Ну и что? Я же тебе говорил, что это не подростки. — И через секунду недовольно добавил: — Ради Бога, перестань. Никто тебя не обвиняет! Брось! Я займусь этим, как только вернусь.

Пока он вешал трубку, в ней был слышен голос Филиппа.

Повернувшись к Кейт, Джейк пожал плечами.

— Неприятности, одни неприятности, — произнес извиняющимся тоном.

— Те, о которых ты не хотел говорить?

Он улыбнулся:

— Да.

— Но кажется, они тебя не очень уж взволновали.

— Пока нет. — Он взглянул на нее. — Я расскажу тебе, если ты пообещаешь остаться здесь еще на одну ночь.

— Это шантаж. Принуждение с целью извлечения выгоды.

— Верно, — согласился Джейк. — А кроме того, мне можно поставить в вину еще десяток прегрешений.

Кейт вздохнула и согласилась:

— Хорошо, я остаюсь.


Они поджарили гамбургеры и выпили пива. Кейт сидела на веранде, а Джейк то и дело бегал к жаровне, которая была установлена позади дома. Как это прекрасно, когда за тобой ухаживают.

— Еще, чего доброго, привыкну, — заметила Кейт, когда Джейк протянул ей бумажную тарелку с жареным гамбургером и булочкой.

— Я тоже, — задумчиво произнес Джейк.

Кейт ела гамбургер, вытирая подбородок салфеткой.

— Какой сочный.

— Ты смеешься. Я боялся, что они будут у меня чуть мягче хоккейной шайбы.

— И часто тебе приходится готовить?

— Все, кроме барбекю, для меня слишком мудрено.

— Чем же ты питаешься каждый день? Или ходишь в ресторан?

— Большей частью, — признался он.

— Неужели?

— Одно время у меня была повариха, — сказал он, — но она все время готовила что-то экзотическое.

Кейт улыбнулась:

— Выходит, ты не гурман?

— Выходит.

— Мясо с картошкой — самая лучшая еда?

Он поднял руки.

— Виновен, сдаюсь. — Джейк налил себе еще пива. — А твой муж? — спросил он, стараясь говорить как можно более небрежно. — Каким он был?

Ей не хотелось говорить о Бене. Тем более с Джейком.

— Тоже не гурман, — произнесла она, давая понять, что эта тема ей неприятна.

— Любитель мяса с картошкой?

— Да.

— Он хорошо к тебе относился? — спросил Джейк, помолчав.

— Как видишь, оставил мне свой бизнес. А Эйприл вообще считал принцессой.

Хотя Джейк и понимал, что Кейт не хочет говорить о Бене, но отставать не собирался.

— Как Эйприл перенесла его смерть?

— Я полагаю, достойно. Смерть всегда пугает человека, но она справилась.

Джейк нахмурился:

— Как же так, ведь она потеряла отца.

— Понимаешь, между ними в последнее время не было большой близости, — сказала Кейт, а потом спохватилась: не стоит говорить слишком много. — Она ведь еще совсем юная, а Бен… он никогда ее не понимал.

— Чего не понимал?

— Ну например, почему временами она становится такой угрюмой, почему так легко у нее меняется настроение, или почему ее не интересуют разговоры о бизнесе. Это была любимая тема Бена. Он возмущался тем, как она одевалась и что говорила. А Эйприл злилась. — Кейт взяла со стола бутылку с пивом, сделала глоток. — Она была подавлена его смертью. А сейчас пристает ко мне, чтобы я нашла себе кого-нибудь.

— Ты хочешь сказать, что у тебя никого нет?

— Конечно. Да и прошло только шесть месяцев.

— Ты любила его?

На этот вопрос было ответить трудно.

— О таком лучше не спрашивать, тебе не кажется?

Джейк кивнул.

— Не знаю, но мне кажется, тебя я могу спрашивать о чем угодно. Если же я переступил черту, только скажи.

— Ты постоянно переступаешь черту, — сказала Кейт.

— Mмм… Так ты не хочешь ответить?

— О чем ты?

— Ты любила своего мужа? — повторил он.

Кейт нервно хмыкнула:

— Наш разговор становится чересчур опасным. Нам как-то друг с другом чересчур легко. Но это все напускное, искусственное, я знаю.

— Не понимаю.

— Не понимаешь? Мы вернемся в Портленд, и все закончится. И мы снова будем чужими.

Этого он не стал отрицать. Да и стоило ли?

Кейт встала, собрала посуду и унесла на кухню. Включила воду. Внезапно она почувствовала, что Джейк стоит сзади. Кейт застыла с тарелкой в руке.

— У нас есть с тобой еще одно незаконченное дело, — произнес он спокойно. Его дыхание коснулось ее шеи.

Джейк резко повернул ее к себе и прижался губами к ее губам. Кейт почувствовала, что теряет над собой контроль. Она закрыла глаза и покачнулась. Все слова, что они сказали друг другу, не имели в эту минуту никакого значения.

— Если я сейчас поддамся соблазну, — проговорила она срывающимся голосом, — никогда себе этого не прощу.

— Ох Кейт, — вздохнул он.

— Я знаю, ты думаешь, что стоит поднажать еще чуть-чуть, и я сдамся. И все вернется, будет как тогда, когда мы учились в школе. Но ты очень обидел меня, Джейк. Возможно, ненамеренно, но заставил страдать. И я едва от этого выздоровела.

— С помощью Бена Роуза.

— Так получилось, — вздохнула она. — У нас всякое было, но он любил меня, и это главное.

— Но зачем ты обвиняешь меня? Это несправедливо.

— Справедливо, Джейк. В своем сердце я всегда считала себя твоей женой. Мы прошли обряд венчания в церкви при свечах и дали клятву любви и верности… клятву, которая для меня имела большое значение!

— Для меня тоже, — подхватил он.

— Я думала, ты меня бросил. Мне сказали, что у тебя невеста.

— И сразу вышла замуж! Ради Бога, Кейти, если я могу простить тебя за это, почему ты не можешь простить меня за то, что я уехал на несколько месяцев? И то не по своей воле. Ты это знаешь. Нравится тебе или нет, но это единственное, в чем я перед тобой провинился. Прошло много лет, прежде чем меня угораздило жениться на Селии. И все равно у. нас довольно быстро кончилось. Неверный шаг, просчет. Мы оба ошиблись, потому что были очень молоды.

— Я знаю, знаю…

— И осуждать сейчас мою мать толку мало. Она, конечно, виновата, но… Самое главное, Кейт, сейчас это уже не имеет никакого значения.

Она судорожно вздохнула:

— Джейк, есть кое-что, что я должна тебе сказать.

— Я слушаю.

— Когда ты говорил об опрометчивом шаге, сделанном… мной, то тут были еще и другие обстоятельства.

— Ммм…

Он снова начал ее ласкать и целовать. Кейт старалась сохранить ясность мысли — умение не терять голову в критических ситуациях было одним из ее лучших качеств. Она молилась, чтобы ей хватило сил удержать себя в руках.

— Если бы ты только знал, как был нужен мне тем летом. Если бы ты только оказался дома… но… А потом твоя мать сообщила мне, что ты помолвлен и отдыхаешь в Европе с невестой, а после, не заезжая сюда, сразу отправишься в Гарвард. Джейк, пожалуйста, — взмолилась она, чувствуя слабость во всем теле.

— Что «пожалуйста»? — прошептал он, делая вид, что не понимает.

— Ты что, не слушаешь? У меня есть кое-что… что… — Ласки сводили ее с ума. Джейк целовал ее шею, все сильнее прижимался к ней. — …Я должна тебе… сказать…

— Ну так давай говори, — прошептал Джейк, не переставая целовать ее, приподнял ее свитер и коснулся голой спины.

— Я не могу, — прошептала Кейт и обняла Тэлбота. Это означало полную капитуляцию.

Джейк подхватил ее на руки и понес наверх в комнату, которую они занимали много лет назад. Сейчас это казалось ей естественным, по-другому и быть не могло.

— Я люблю тебя.

Кейт знала, что это правда и всегда было правдой.

— Я так стосковался по тебе, — шептал он, нетерпеливо снимая с нее одежду.

— Я тоже, — отвечала она, торопливо раздевая его.

— Но чтобы потом не передумала, — предупредил Джейк.

— Нет, не передумаю.

— Кейти… — Его голос прерывался.

Она притянула его к себе, провела языком по его губам. Джейк застонал и изо всех сил прижал Кейт к себе.

Их одежда была беспорядочно разбросана вокруг. Его язык касался ее языка, их дыхание смешалось. Его руки скользнули вниз, и Кейт возжаждала принадлежать ему снова.

Со стоном, граничащим с мольбой, Кейт приникла к Джейку, ласкала его нежно и страстно. Она покрывала поцелуями его шею, касалась языком, покусывала. Ее порыв разрушил последнюю преграду, разделяющую их. Джейк повалил ее на кровать, схватил за бедра и стремительно вошел в нее. И Кейт моментально приспособилась к ритму его движений, словно они занимались любовью каждый день, а не ждали восемнадцать долгих лет. Приближаясь к пику, Джейк стал двигаться еще более энергично, и, охваченная желанием, Кейт задрожала, затрепетала. Сладостное тепло разлилось по всему телу. Стон Джейка был сигналом, что он тоже достигает оглушающей кульминации.

Она плавала в блаженстве, слабая и истомленная, переполненная и пресыщенная. Джейк лежал на ней, и их сердца бились в унисон. Она гладила его по голове, по спине, по бедрам, целовала его грудь.

Раздался звонок. Телефон.

— Нет, — еле слышно прошептала Кейт, когда Джейк хотел встать. — Не бери трубку.

— Надо.

— Возвращайся скорее.

Невозможно передать, как восхитительно она сейчас выглядела. Дивные волосы, разметавшиеся по подушке, еще более дивное обнаженное тело. Она была не худая, но и не толстая — то есть именно такая, какой он и хотел ее видеть. Джейк поцеловал ее и поспешил вниз.

Через полминуты он появился на пороге и торжественно объявил:

— Это твоя дочь. Она хочет с тобой поговорить.

Глава 12

Кейт накинула рубашку Джейка.

— Я… хм… не знаю… — говорила она, зажав трубку между ухом и плечом. Было слышно, как наверху ходил Джейк. Одевался, наверное.

— Это только на одни сутки, то есть всего с одной ночевкой, — говорила Эйприл. — Компания подбирается хорошая, во главе с родителями Брэда. Они серьезные туристы, вроде как будут присматривать за нами. Джиллиан я уже сказала, и она говорит, что это прекрасно.

— Она так считает? — Кейт была в смятении.

— Конечно! Мы там здорово повеселимся.

— Ты сказала, Райан тоже идет с вами?

— Мам, не волнуйся. Ничего не случится. Нас идет целая группа. Пожалуйста, скажи «да». Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!

Кейт соображала туго.

— Хм…

— Пожалуйста!

— Дай я поговорю с Джиллиан.

Эйприл передала трубку Джиллиан, но, когда разговор закончился, Кейт не могла вспомнить ни слова. Да, Джиллиан считала, что Эйприл можно отпустить в туристический поход, — вот смысл их разговора. Голос подруги доносился откуда-то издалека. Кейт слышала и не слышала ее. Мысли ее были заняты совершенно другим.

«Интересно, что он сейчас там делает?»

— Ну так что? — крикнула Эйприл, выхватив у Джиллиан трубку.

— Джиллиан меня убедила. Можешь ехать. — Кейт показалось, что она услышала шаги на лестнице, и страшно заволновалась.

«Господи, неужели он идет на кухню? Я же почти голая.

О чем ты беспокоишься, дурочка? Все уже случилось!»

— О мам. Тысячу раз спасибо! Я так тебя люблю! — победно закричала Эйприл.

— А я люблю тебя еще больше, — автоматически ответила Кейт, как раз в тот момент, когда в дверях появился Джейк.

Услышав эти слова, он застыл.

— Привет, — пробормотала Кейт, вешая трубку. — Эйприл собирается с приятелями в турпоход.

— Ты ей разрешила? — рассеянно спросил Джейк. Видимо, его мысли были сейчас где-то далеко.

— С ними идут родители одного мальчика.

— Я вижу, у тебя с дочерью хорошие отношения, — заметил он.

«Я люблю тебя еще больше…»

Кейт кивнула. Джейк смотрел на нее так, будто впервые увидел.

— Кейти…

— Джейк…

Они произнесли это одновременно. А теперь — чур она первая скажет.

— Ты не считаешь, что мне лучше уехать сегодня вечером домой?

— Опять?

— А что? Ехать я могу вполне, — сказала она, как бы отметая его возражения. — Нога немного побаливает, но перевязана хорошо.

— Ты ведь только что сказала, что дочка уходит в поход с ночевкой. Дома ее не будет.

— Я не из-за нее хочу вернуться, — тихо проговорила Кейт.

— Я знаю, почему ты хочешь уехать, — произнес Тэлбот.

— Джейк…

— Ты меня обманула.

Кейт подняла голову. В ее глазах Джейк прочел обиду. Он не мог оторвать взгляда от бесконечно милого, знакомого лица, от этого слегка вздернутого носика и чувственных розовых губ, понимая, что снова сходит с ума.

— Я тебя не обманывала!

— Но ведь ты сказала, что не передумаешь!

— Я и не собиралась передумывать! — вспылила Кейт, а затем добавила уже более спокойно: — Просто я снова обрела способность думать.

— О, Кейти, не уходи сейчас. Ты что, не видишь, уже начинает темнеть. Ты же не поедешь ночью, верно? А кроме того, я очень не хочу, чтобы ты уходила.

— Джейк… — нерешительно произнесла она и отвернулась.

Этого уже он вынести не мог.

— Пойдем на веранду, посидим в креслах, — зашептал он, обняв ее сзади. Она была такой мягкой и податливой. А волосы ее пахли лавандой. — Попьем чаю или кофе… или бренди, или еще чего-нибудь. Впереди у нас будет еще одна ночь. Представляешь, целая ночь! Я не хочу, чтобы она у нас пропала.

Можно ли было против этого устоять? Кейт прислонилась головой к его груди. Она не знала, чего хочет. Было так хорошо стоять в объятиях Джейка и ни о чем не думать. Они пошли, но не на веранду, а по направлению к лестнице. Кейт взглянула на Джейка и покачала головой. Он не отрываясь смотрел на нее. Стройные ноги. Груди, выглядывающие из расстегнутой рубашки. Взгляд Джейка был полон страсти.

И Кейт снова сдалась, позволила восторжествовать его воле. Впрочем, это была и ее воля тоже.

Поднявшись наверх, они сняли друг с друга одежду, которой было на них не так много. А затем они упали на постель, забыв до утра обо всем на свете.


Джейк бежал до тех пор, пока не взмок. Легкие горели. Над холодным серым берегом поднималось утреннее солнце. Впереди у «променада» маячили неясные фигуры. Видимо, эти храбрецы тоже поднялись рано, один из них даже запустил бумажного змея.

Наклонив голову и упершись руками в колени, Джейк пытался восстановить дыхание. Ему не терпелось возвратиться к Кейт.

Он выпрямился, тряхнул головой и провел рукой по мокрым от пота волосам. Она спала там, свернувшись клубочком. Ее белокурые волосы разметались по подушке, а ее лицо, лишенное косметики, казалось удивительно чистым. Прекрасное лицо…

Всю ночь он не выпускал Кейт из своих объятий, словно боялся, что в какой-то момент она вдруг крикнет: «Довольно!» — оттолкнет его и… навсегда исчезнет из его жизни.

Но она, кажется, желала его так же сильно, как он желал ее. Томная, закрыв глаза, Кейт протягивала к нему руки. Сейчас, вспомнив ее негромкие стоны и другие знаки, свидетельствующие о том, что она получает огромное наслаждение, Джейк почувствовал возбуждение.

Усилием воли он заставил себя сосредоточиться на чем-нибудь другом. Ветерок, дующий с океана, обвевал лицо. Джейк быстро остыл. Он упал на песок, отжался сорок раз, вскочил и побежал на Месте.

Чувствовал он себя великолепно. Ему хотелось вскинуть голову к небу и завопить что есть силы.

Они с Кейт созданы друг для друга!

Джейк побежал трусцой по направлению к дому. В голове звучал негромкий хор благоразумных голосов. Они твердили, что он почти ничего о ней не знает. Да, была школа, но между школой и этой встречей лежит огромный промежуток времени. Кейт теперь зрелая женщина. У нее дочь уже в выпускном классе. Опыта с мужчинами у нее не было, это верно. В этом деле она была неискушенной. Джейк отметил, что это тоже его очень в ней привлекает, и тут же устыдился.

«Это в наши-то времена, когда в своем сексуальном выборе женщины были свободны чуть ли не больше, чем мужчины, я все еще хочу чего-то свежего и нетронутого. К тому же это несправедливо. Ведь сам я особой целомудренностью не отличался. Да и Кейт имела полное право завести любовника. Однако похоже, она им не воспользовалась».

Но несмотря на свою неопытность, Кейт страстно отвечала на его ласки. Сейчас Джейк мог признаться себе в этом. Не то что Сандра Геллоуэй, лежащая в постели «как колода», лишенная эмоций, будь то в любви, или в бизнесе, или вообще в жизни. Она казалась ему в эту минуту невероятно скучной.

Поморщившись, Джейк напомнил себе, что совсем недавно Сандра его полностью удовлетворяла… или по крайней мере он так думал. Но теперь, даже если бы Кейт покинула его навсегда, он знал, что уже никогда не сможет вернуться к Сандре.

Джейк побежал по мокрому песку в полную силу. Ему казалось, что он не бежит, а летит. Перепрыгнув через низкую железную калитку, он в несколько прыжков достиг веранды и как ураган ворвался в дом.

— Тпру! — закричала Кейт, прижавшись к стене.

— Извини! — Джейк откашлялся. Кровь стучала в ушах. — Я так разогнался, что едва смог затормозить.

— Понятно, — произнесла она.

Джейк мгновенно почувствовал: что-то изменилось. Страстный жар прошлой ночи сменился арктическим холодом. Кейт была босиком. Она сделала хвост и стала похожа на старшеклассницу.

— Возможно, надо было позвать тебя с собой, но ты так сладко спала.

Кейт внимательно смотрела на него. Этот взгляд мог означать все, что угодно. Джейк подошел к ней и погладил по щеке.

— Я бы тебя обнял, но весь потный. А впрочем, ладно… — Он отпустил ее, только когда она в притворном ужасе закричала. А потом засмеялась, и смех ее означал, что все в порядке.

— Когда я проснулась и увидела, что тебя нет, я… почему-то испугалась, — призналась Кейт.

— Ты, наверное, подумала, что я тебя бросил? — улыбнулся Джейк. Она вспыхнула и отвернулась. Тэлбот повернул ее к себе. — Мне надо было немного встряхнуться, иначе… иначе…

— Мне тоже… Похоже, я сошла с ума. — Кейт с трудом подбирала слова. — Я имею в виду, что была замужем и, кажется, должна была бы… а тут… я просто не могу поверить! — Она прижала ладони к щекам.

Джейк улыбнулся:

— Но ведь все у нас с тобой так чудесно. А?

— О, Джейк, у меня такое чувство, словно я живу чьей-то другой, не своей, жизнью. Это не я, не Кейт Роуз. А кроме того, моя репутация.

— Репутация? — прервал он ее. — Леди, не извольте беспокоиться. Никто об этом не узнает. Эта тайна умрет вместе со мной. Точка.

— В определенном смысле Портленд город небольшой, — продолжала она упрямо. — Я к такому не привыкла и умерла бы, если бы…

— Если бы что?..

— Просто от мысли, что люди могут узнать о нашей близости, мне становится неуютно. Вот и все. — Она пошла к задним дверям.

Джейка умилила ее целомудренность. Он знал слишком много женщин, которые, мягко говоря, застенчивыми не были. А многие просто похвалялись своими победами. Общение с такого рода людьми удовольствия ему не доставляло. И эта боязнь Кейти за свою репутацию только укрепляла его в решимости защищать эту репутацию и тем более ни в коем случае ее никуда не отпускать.

— Наверное, ты думаешь, что я веду себя по-дурацки. — Она наклонила голову. Ветерок шевелил ее золотистые волосы.

— Наоборот, мне кажется, что ты ведешь себя очень по-умному.

— В самом деле?

— Послушай, перестань комплексовать насчет прошлой ночи, — прошептал он, желая, чтобы Кейт как можно быстрее пришла в то восторженное состояние, в каком пребывал он сам.

— Я знаю, сейчас не время заводить об этом разговор, Джейк, но я тогда говорила серьезно.

— О чем?

— О том, что не смогу быть твоей временной любовницей.

Джейк подошел к ней вплотную. Сейчас ее лицо было совсем близко, и это его так возбуждало, что он едва мог справляться с собой. В считанные часы она превратила его, солидного бизнесмена, в помешанного на сексе подростка.

— Ну, и чего же ты хочешь? — Он был готов согласиться на все, что она пожелает. Абсолютно на все!

— Не знаю! — грустно призналась Кейт.

— В таком случае давай не будем торопиться.

— Но… эти женщины… твои женщины. Я действительно не хочу… я просто не смогу справиться с этим. — Она тяжело вздохнула. — Извини.

— Никаких других женщин у меня нет. По крайней мере, стоило появиться тебе, и они все исчезли. — Джейк повернул Кейт к себе, отбросив с лица светлые пряди. — Все, что мне нужно, — это ты.

Именно этих слов ждала Кейт. Она верила Джейку всей душой, хотя знала, что вроде бы следует сомневаться. Но не могла. События прошлой ночи необратимо изменили ее, опалили душу настолько, что, несмотря на все свои намерения уехать отсюда, она не смогла бы это сделать.

— А для меня ты — единственный мужчина в мире, который мне нужен, — призналась она.

Джейк прижал ее к себе. Сильно-сильно. А затем понес наверх в душ. Там стащил с нее одежду и разделся сам. И они снова занимались любовью под жалящими острыми водяными иглами, а когда обессилели, Джейк отнес ее назад в постель, где они провели самое восхитительное на свете утро, полное наслаждений. Лаская друг друга и шепча нежные слова.

Только позднее Кейт осознала, что о любви всерьез они не говорили. Конечно, затрагивать эту тему было слишком рано, но она его любила. Всегда, всегда любила. Кейт ненавидела себя за слабохарактерность, но это была правда, которую она долгое время скрывала даже от себя самой.

Однако в пароксизме страсти Джейк шептал ей слова любви, и она выкрикивала то же самое ему в ответ. Но можно ли верить его словам, если он начал произносить их так скоро? Не лучше ли было подождать, когда любовь окончательно сформируется и станет для них совершенно необходимой?

«А что, если этот день не придет никогда?»

Вот об этом Кейт решила вообще не думать.

День пролетел незаметно. Все хорошее кончается быстро. И вот уже подкрался вечер. Они стояли у «мустанга» и целовались на прощание.

— Я не перестаю себе удивляться, — говорила Кейт между поцелуями. — Ты только посмотри на меня. Моя дочь отправилась в турпоход, с ночевкой, а я в это время занимаюсь любовью.

— Она уже взрослая. И ты, впрочем, тоже. — Тэлбот пожал плечами. — Поэтому вполне имеешь право на личную жизнь.

«Дело не в этом, дорогой. А в том, что в своей юности я наделала немало ошибок, от которых очень хотелось бы ее оградить. Кстати, одна из самых главных ошибок, это она сама. Причем парадокс заключается в том, что ни за какие блага на свете я не хотела бы, чтобы этой ошибки не было».

— Увидимся в Портленде. — Джейк закрыл дверцу машины и помахал рукой.

Кейт несмело улыбнулась, дала задний ход и начала выезжать на дорогу. Нога болела, но не очень сильно. Не то что сердце, которое от какой-то неясной тревоги, казалось, съежилось у нее в груди.

Кейт чувствовала, что в ее жизни происходят серьезные изменения, и единственное, что она может, — стремительно мчаться им навстречу.


В понедельник утром агентство напоминало сумасшедший дом. Правда, Джиллиан каким-то чудом удавалось пока держать ситуацию под контролем. Телефоны трезвонили непрерывно. Кейт перевести дух не могла, не то что подумать о чем-нибудь постороннем. Вообще это было хорошо — бизнес стал оживляться. Вот только Дилайла опять пришла с претензиями.

— Ты же знаешь, авансов мы не выплачиваем, — в который раз объясняла Кейт. — Если бы мы это делали, то давно бы пошли по миру с сумой. — Перед Беном с такими требованиями она бы ни за что не вылезла, а тут — на тебе пожалуйста.

— В таком случае услуги твоего агентства мне больше не понадобятся, — заявила Дилайла, надув губы. — И вообще, я уезжаю в Лос-Анджелес.

— Желаю тебе всего наилучшего. — Кейт протянула руку.

Дилайла с недоумением смотрела некоторое время на протянутую руку Кейт, а затем поднялась с кресла, слабо пожала ее и покинула офис.

Посмотрев ей вслед, Кейт облегченно вздохнула и опустилась в кресло.

Ближе к обеду, когда телефон наконец угомонился, она стала с тревогой поглядывать на него, надеясь, что позвонит Джейк. Разумеется, он все утро не шел у нее из головы, и по некоторым глупым причинам она ждала его звонка. Расставаясь, они не наметили никаких конкретных планов и не установили для себя никаких определенных правил общения. По правде говоря, Кейт даже подумала, не приснилось ли ей все это.

— Что ты смотришь на телефон? Он не собирается тебе звонить, — пробормотала она себе под нос. — У него полно работы. Так же как и у тебя.

Когда телефон наконец зазвонил, Кейт подскочила и нажала кнопку, прежде чем это сделала Джиллиан.

— «Агентство талантов Роуз», — проговорила она, делая Джиллиан знаки, что все нормально.

Та пожала плечами и повернулась к своим бумагам.

— Привет, мам, — послышался голос Эйприл. — Приедешь обедать?

Кейт сникла. «Надо же быть такой дурой!»

— Утро сегодня было совершенно безумное. Подъезжай сюда, и мы быстро пообедаем в «Лейси».

— Я буду через двадцать минут.

«Лейси» было небольшим кафе, втиснувшимся в переулок между двумя кирпичными зданиями. Этакая небольшая стекляшка. Когда было тепло, столики выставляли на улицу, это нравилось Кейт, но больше всего ее устраивало то, что это кафе располагалось в двух кварталах от «Агентства талантов Роуз».

Кейт рассеянно взяла меню, не понимая, почему она чувствует себя такой разочарованной.

«А чего ты хотела?»

— Пожалуйста, принесите воды, — сказала она официанту. Просто в самой глубине ее души зашевелилось — она это сейчас отчетливо чувствовала — сожаление. Она постепенно начала склоняться к тому, что совершила ошибку.

Потерять контроль над собой — это было так на нее не похоже.

«Что, собственно говоря, заставило меня возобновить связь с человеком, который причинил мне столько страданий? Любовь? Но это не оправдание. Слишком уж легко мною управляют чувства. В любом случае вести себя следовало бы умнее. Не спешить. Подумать, во что это может вылиться».

— Можно было бы… по крайней мере… вспомнить, что произошло восемнадцать лет назад, — процедила она, ужасно злая на себя.

Появилась запыхавшаяся Эйприл.

— Никак не могла пристроить машину. Чуть не подралась с парнем, который пытался встать вперед меня.

— Подралась?

— Ну не то что подралась, но он позволил себе грубый жест в мою сторону, — сообщила Эйприл, внимательно разглядывая мать.

— Только не говори, что в ответ ты сделала то же самое.

— Что ты! Конечно, нет. Я была вежливой. Просто сказала ему, что о нем думаю.

— Эйприл!

— Ничего особенного. Я только заметила, что не считаю его действия справедливыми, поскольку, когда он начал сдавать задом, я уже включила свои фонари и въезжала на это место. А он решил, что это его место. — Она откашлялась. — В общем, что-то в этом роде.

— Но он, наверное, тебя не видел, — почему-то раздраженно сказала Кейт.

— Почему ты берешь его сторону? — ощетинилась Эйприл. — Какая муха тебя укусила?

Желая успокоиться, Кейт сделала глоток воды.

— Никакая.

— Да? Ну в таком случае… я хочу услышать подробный отчет о времени, проведенном тобой с мистером Очаровашка, — сказала Эйприл. — О нашем походе я тебе все подробно рассказала, а ты только пробубнила что-то невнятное о мистере Тэлботе, и все.

— А рассказывать-то особенно нечего. — Кейт помрачнела.

— Но после встречи с отцом Райана ты была совершенно откровенна и сразу же внесла ясность; я поняла, что у вас с ним ничего не получилось. А вот про Джекоба Тэлбота не говоришь. Как это понимать?

Кейт посмотрела на дочь, чуть прищурясь:

— Мне вообще все эти встречи не по душе.

— Ничего себе заявочка. Неужели опять не получилось?

— Нет…

— Значит, получилось? — Дочка заулыбалась.

— Эйприл! — Кейт начала терять терпение.

— Вот что: когда почувствуешь себя способной что-то рассказать, я буду вся внимание. — Эйприл послала улыбку официанту, и тот страшно засуетился, словно девушка была королевских кровей.

Кейт почувствовала огромную усталость. Она знала, что несправедлива к Эйприл, но рассказывать о своих отношениях с Джейком, особенно в деталях и особенно его дочери, было выше ее сил.

В груди болело. На душе было тяжело. Кроме того, Кейт тяготил секрет, связанный с Эйприл. Джейк должен узнать обо всем, и как можно скорее, иначе ситуация станет совершенно невозможной.

«Завтра. Я все расскажу ему завтра. Пойду с Эйприл на пробы в «Тэлбот индастриз», а там посмотрю, как это лучше сделать. Итак, завтра».


Утро было серым и туманным. Казалось, облака никак не могли решить, собираться ли им в тучу или раствориться в тумане. Кейт говорила себе, что это обычный день и что она просто собирается на работу, но одевалась с особенной тщательностью. Она надела хлопчатобумажное платье, застегивающееся спереди на пуговицы, и босоножки. Нога все еще болела, но тут уж ничего не поделаешь. Кейт пробыла в ванной дольше обычного. Зачесала волосы наверх и закрепила их гребнем. Слегка подкрашенные глаза ее сияли.

Посмотрев на свое отражение в зеркале, Кейт удивилась. Ей показалось, что она выглядит чересчур сексуально. Видимо, уик-энд с Джейком Тэлботом что-то необратимо в ней изменил.

Хотите знать, как она себя сейчас чувствовала? Пожалуйста. Чувствовала она себя ужасно! А как еще можно чувствовать после такого? Они занимались любовью снова и снова, буквально от заката до рассвета и снова до заката. А потом — это было уже вечером в воскресенье — Кейт сказала, что вроде как пора возвращаться в Портленд, и Джейк не стал возражать. И Кейт поняла, что он ждал, когда она это скажет. Итак, уик-энд закончился, и надо возвращаться к обычной жизни.

Вроде это не должно было бы ее слишком беспокоить, но беспокоило. И затем, дома, постепенно, исподволь начали подкрадываться сомнения. Кейт места себе не находила. Прошел понедельник — а от него ни звука. Теперь вот наступает вторник, день пробы Эйприл на фирме «Тэлбот индастриз». Кейт была сплошные нервы.

«Может быть, он просто хотел стереть прошлое? Причем вот таким праздничным способом. А я оказалась такой податливой».

— Боже мой! — Кейт схватила сумку и пошла на кухню. Надо было срочно заставить себя думать о чем-нибудь другом.

— Блеск, — сказала Эйприл, окинув мать оценивающим взглядом.

— Это ты блеск.

На Эйприл была черная прямая короткая юбка и белая блузка. И тем не менее даже в таком строгом наряде она выглядела очень женственной.

— Ты сегодня выглядишь… ну просто на пять с плюсом, — сказала Кейт.

— Мам, не надо мне делать комплименты. А то я могу нос задрать!

— А вот блузку я на твоем месте надела бы другую. Камера не любит белое.

— Что ты говоришь?! — Эйприл бросила взгляд в зеркало.

— Белое на пленке делает все цвета бледными и линялыми. Этот цвет при свете софитов становится слишком ярким.

— О…

Эйприл побежала переодеться. Кейт выпила чашку кофе, пытаясь успокоиться. Эйприл вернулась в серовато-голубой блузке, что подчеркивало ее серо-голубые глаза.

— Вот теперь ты настоящий динамит, — восхитилась Кейт, и они поехали в «Тэлбот индастриз».


Административный корпус фирмы занимал полтора квартала. В данный момент производилось расширение здания. В серое небо мрачно уткнулись стальные стрелы металлоконструкций. Кейт и Эйприл прошли через холл к лифту, поднялись на третий этаж. Из приемной был виден демонстрационный зал. Там стояли камеры и ряд кресел для экспертов, которые будут проводить пробы. Претенденты, направленные различными агентствами Портленда, стояли тут же. Их будут вызывать по очереди с интервалом примерно в пятнадцать минут. Обычно на такого рода мероприятиях Кейт не присутствовала, но сейчас пробовалась ее дочь, и не куда-нибудь, а в фирму «Тэлбот индастриз».

Джейка нигде не было видно. Похоже, он на таких мероприятиях не бывает. Однако Филипп приветствовал их.

— У Эйприл отличные шансы. Во всяком случае, я отдам свой голос за нее.

Кейт изобразила на лице улыбку. Она до сих пор не знала, как к нему относиться, а после дикого уик-энда, проведенного с его братом, вообще боялась поднять на него глаза. Словно он обо всем проведал и осуждал ее.

— Вы действительно считаете, что Эйприл подходит для такой работы?

— Да, конечно.

Филипп даже обнял Кейт за плечи, будто они были старыми друзьями, и она уловила запашок алкоголя. Был час дня. Значит, он уже принял за обедом.

Эйприл, наверное, волновалась, но виду не показывала. К тому же она находилась в лучшем положении, чем ее мать, поскольку у последней были и другие причины, чтобы волноваться.

Вдруг открылась боковая дверь, и вошел Джейк, одетый с иголочки, причесанный по всем правилам. В голове Кейт вихрем закрутились поцелуи, вздохи, стоны и…

Но сегодня Джейк выглядел совершенно не таким, как на побережье. Сейчас он был мрачным. Но при виде Эйприл лицо его просветлело. Впрочем, Кейт он даже улыбнулся. В горле у нее запершило. Ей показалось, что Джейк хотел что-то сказать, но внезапно передумал. Сзади стояла миниатюрная брюнетка, стройная и очень деловая.

Кто она, пока было неясно, но только не секретарша. Это Кейт поняла сразу. Брюнетка взяла Джейка под руку. Это прямо указывало на то, что, помимо бизнеса, их связывает что-то еще. А что еще может связывать мужчину и женщину?

Кейт стоило большого труда отвести взгляд от этой женщины. А когда она посмотрела на Джейка, то поняла, что он следил за направлением ее взгляда. Щеки Кейт залила краска стыда.

— Здравствуй, Кейти, — обратился к ней Джейк.

— Здравствуй, Джейк, — ответила она, хотя у нее уже было заготовлено «мистер Тэлбот», потому что Джейк звучало слишком фамильярно.

«Но ведь он сам назвал меня Кейти. Разве не так?»

Вот только сейчас в первый раз женщина посмотрела на нее. И как посмотрела! Для описания силы этого взгляда не хватило бы и нескольких томов. С проницательностью, свойственной только любящим женщинам, Кейт поняла, что брюнетка влюблена в Джейка, но знает, что по отношению к ней он таких же чувств не испытывает. И настроение Кейт поднялось.

— Здравствуйте, мистер Тэлбот, — зазвенел голосок Эйприл.

Ее улыбка была копией его улыбки. Сердце Кейт подпрыгнуло. Их сходство с отцом было столь очевидным, что ей казалось, будто это видит каждый!

— Привет, Эйприл. — Тэлбот пожал ей руку. — Желаю успеха. Не позволяйте этой бригаде следователей, которые будут вас допрашивать, сбить себя с толку.

— Следователей? — Эйприл приняла его слова всерьез.

Джейк широко улыбнулся. У Кейт защиты от этой улыбки не существовало, поэтому пришлось отвести глаза.

— Разумеется, я пошутил. Они не следователи, а всего лишь эксперты по рекламе, и будут задавать вам различные вопросы. Это входит в программу проб. Но вы их не бойтесь. На самом деле они добрые.

— Это вы Эйприл Роуз? — спросила женщина.

Эйприл кивнула.

— А я Сандра Геллоуэй из рекламного агентства «Тернер и Мосс». Насколько я поняла, вас пригласил Филипп. Он считает, что вы можете работать рекламной моделью.

Услышав свое имя, Филипп, который стоял тут же, прислонившись к стене, нахмурился.

— Наше агентство, — продолжила Сандра, — будет снимать серию телевизионных рекламных роликов, и, если честно, мисс Роуз, то мы обычно снимаем актрис постарше.

— О… — Эйприл посмотрела на Джейка, но лицо его оставалось непроницаемым.

— Все решится после проб, — сказал он.

— Я только говорю…

— Держи это при себе, Сандра, — вмешался Филипп. — Тебе все время хочется вести себя здесь так, как будто ты хозяйка.

— Филипп, — укоризненно покачал головой Джейк.

Быстро осознав свою ошибку, Сандра посмотрела на Эйприл и, как бы извиняясь, пожала плечами.

— Конечно, все зависит от экспертов «Тэлбот индастриз», — сказала она и быстро пошла в демонстрационный зал.

— Вот теперь я начинаю нервничать, — прошептала Эйприл.

— Я тоже, — отозвалась Кейт. Она все время поглядывала на Джейка.

Тот негромко переговаривался с Филиппом. Через некоторое время Тэлбот-младший последовал за Сандрой.

Джейк повернулся к Эйприл:

— Слишком много начальников. — Он словно извинялся. — Но вы не обращайте внимания и держитесь изо всех сил. Желаю успеха.

Джейк вышел. Эйприл взглянула на Кейт:

— Я забыла принести ему деньги.

Кейт вспомнила банкноты, засунутые за телефон на кухне.

— Ерунда. Сделаешь это в другой раз.

— Мам…

— Что? — Сердце Кейт разрывалось, когда она пыталась представить, что там сейчас творится в душе у этой спокойной на вид девочки. Она наклонилась к дочери и прошептала на ухо: — Я же тебе сказала: это все пустяки.

— Я боюсь.

— Все будет хорошо.

— Как ты думаешь, эта женщина встречается с мистером Тэлботом? — спросила она.

Но прежде чем Кейт смогла что-то ответить, открылась дверь и Эйприл пригласили на пробу.

Глава 13

Кейт мерила шагами приемную. Как тут не нервничать! Одно дело посылать на пробы клиентов, а совсем другое, когда в них участвует твой собственный ребенок.

Открылась дверь, и вышла Эйприл. Она словно была в каком-то оцепенении.

— Они задавали так много вопросов… В общем, я выступила. А как, не знаю.

— Выступила как выступила, — улыбнулась Кейт. — Но я уверена, ты была великолепна.

Эйприл пожала плечами:

— Это все мамочкины сказки.

— Конечно. А какие же еще? Ведь я твоя мать.

Эйприл быстрым шагом направилась к выходу, Кейт замешкалась, все еще надеясь поговорить с Джейком.

— Ты хочешь его увидеть! — откуда-то из тумана прозвучал голос дочери.

— С чего ты взяла? И вообще, какое это сейчас имеет значение?

— Имеет! Он тебе нравится, я это вижу. — Эйприл лукаво посмотрела на Кейт. — И я твой вкус одобряю. Он, конечно, пожилой, но очень симпатичный.

— Пожилой! — захлебнулась смехом Кейт.

— Конечно. А по скольку вам с ним? По тридцать шесть?

— То есть ты хочешь сказать, что на свалку нам еще рановато. Большое тебе спасибо. — Кейт притворилась обиженной.

Эйприл и бровью не повела.

— Давай подождем здесь. — Она остановилась около лифта. — Наверное, он скоро появится.

— Нет, он занят.

Наконец-то Эйприл поняла, что Кейт нервничает, и заговорила о другом.

— Как тебе понравилась эта стерва, с которой он был? Она и потом вела себя не лучше. Все время смотрела на меня волком. К счастью, остальные эксперты этого не замечали. — Эйприл вздохнула и поморщилась. — Мне кажется, я ей очень не понравилась. — Она взглянула на мать. — Или, может быть, это из-за тебя?

— Выдумываешь ты все. — Кейт нажала на кнопку вызова лифта. — Пошли.

— Но ты ведь хотела подождать.

— Пошли, я говорю. Он прекрасно знает, как меня найти.


Всю дорогу она не произнесла ни слова.

— Что с тобой, мам? Ты что-то ужасно молчалива, — заметила Эйприл, когда они поднимались к «Агентству талантов Роуз».

— Я молчу, потому что от дел голова пухнет.

Завидев их, Джиллиан вскочила. Ее кудри затряслись от восторга…

— Наконец-то я все организовала! Нас будет четверо: ты, я, Джефф и Майкл! Встречаемся в эту пятницу.

— Джиллиан, зачем?

— Значит, с ребенком сидеть весь уик-энд, это пожалуйста. А как со мной пойти куда-то — уже и нельзя. Так, что ли? — вспыхнула Джиллиан.

— Да нет, это я просто так. — Кейт взглянула на Эйприл, но та подняла вверх руки, как бы говоря: «Не смотри так на меня, я ни при чем».

— Ты мне обещала, а слово надо держать, — горячилась Джиллиан. — Я уверена, мы прекрасно проведем время. Если ты, конечно, не придумаешь что-нибудь, чтобы отвертеться. Но так поступать совсем нечестно.

Выхода не было. Кейт понимала, что влипла. Ну что можно сделать? Рассказать Джиллиан, что она поехала на побережье провести уик-энд и влюбилась, а вернее, поняла, что никогда не прекращала любить Джейка Тэлбота?

Однако Эйприл подобной скромностью не отличалась.

— Мама влюбилась в Джейка Тэлбота.

— Повтори, что ты сказала? — уставилась на нее Джиллиан.

— Эйприл! — осадила ее Кейт, но та и ухом не повела.

— Они учились в одном классе, а теперь вот снова встретились.

— Не слушай ее, Джиллиан. Я пойду с тобой и познакомлюсь с Майклом, — решительно произнесла Кейт.

— И хотя бы один вечер отдохну от этого несносного ребенка.

Эйприл захохотала:

— Мам, ну чего ты та-а-а-кая обидчивая?

— Ты серьезно? — спросила Джиллиан.

— Серьезнее не бывает.

Несколько секунд Джиллиан задумчиво смотрела на Кейт.

— Ладно, но если ты передумаешь…

— Не передумаю.

— В таком случае договорились. — Джиллиан направилась к своему столу.


Джейк позвонил около пяти. Когда Джиллиан сделала ей знак, показывая на телефонную трубку, Кейт уже знала, кто там, на другом конце провода. Она осторожно сняла трубку и, чтобы он не дай Бог не догадался, какое значение имеет для нее этот звонок, строго проговорила:

— Кейт Роуз.

— Эй, — тихо произнес Джейк, и по голосу чувствовалось, что он улыбается.

— Эй, — отозвалась Кейт, становясь совершенно по-дурацки счастливой.

— Как насчет ужина?

— Сегодня? Хмм… хорошо. Мне только надо договориться с Эйприл. Где?

— Ты знаешь «Пайперс лендинг»?

— Конечно. — Это был рыбный ресторан. Кейт знала, где он расположен, хотя ни разу туда не заходила.

— Это недалеко от моего дома, — раскрыл тайну Джейк. — Буквально рядом. Возможно, я сегодня задержусь чуть-чуть, но мне бы очень хотелось с тобой поужинать. Как насчет шести?

— Хорошо. Мне тоже надо кое-что тут закончить. Увидимся в шесть.

— Я хотел позвонить тебе днем… — начал он, но осекся.

А Кейт сейчас было все равно. Достаточно того, что он о ней думал.

— Я тоже хотела тебе позвонить, — сказала она.

— До встречи. — Джейк повесил трубку.

Кейт долго сидела с глупой улыбкой на лице.

«Не зря, совсем не зря он выбрал именно «Пайперс лендинг». Рядом с домом? Понятно. То есть прозрачно намекнул, какие у него планы на вечер. И опять же дал мне возможность выбора. Большой он дипломат, этот Джекоб Тэлбот».

Эйприл собрала свои вещи и выжидающе посмотрела на Кейт.

— Если хочешь, можешь взять мою машину, — сказала Кейт. — Я… хм… с тобой домой не поеду. Меня пригласили на ужин. Это в центре.

— А как ты доберешься домой? И с кем ты ужинаешь? С мистером Тэлботом? О! И он привезет тебя домой? — Вопросы вылетали у нее один за другим. — Конечно, я возьму машину. Что за вопрос. А где вы ужинаете? Нет, не надо ничего говорить. Сохрани на потом, когда сможешь дать мне подробный отчет.

— Эйприл! — засмеялась Кейт.

— Что, к тебе наконец-то пришла любовь? — вмешалась Джиллиан.

— Я вижу, вам обеим, наверное, нечем заняться, если вы целыми днями только и делаете, что обсуждаете, с кем я встречаюсь, отчего да почему, — добродушно проворчала Кейт.

— Все равно я пока ничего не понимаю, — сказала Джиллиан и задумчиво посмотрела на Эйприл.

— Мам, могу я пригласить Райана сегодня поужинать? — спросила Эйприл.

— Почему бы и нет. — Кейт, конечно, беспокоилась, но она по опыту знала, что если парочка захочет заняться любовью, то найдет место, даже если это окажется задним сиденьем автомобиля. — Вообще-то я долго не задержусь.

— Выходит, нам придется поторопиться, — проговорила Эйприл с притворной серьезностью.

— Пожалуйста, Эйприл, не надо меня заводить, — вздохнула Кейт.

— Мам, неужели ты не видишь, что я дурачусь. И ты зря беспокоишься. Мы с Райаном просто хорошие друзья, и только.

— Вот именно этой хорошей, как ты выразилась, дружбы я больше всего и боюсь.

После их ухода Кейт несколько раз прошлась по офису, чтобы успокоиться. Роль матери-одиночки ей была пока непривычной. В конце концов, Бен, каким он ни был, всегда находился рядом. А вот теперь, обнаружив, что у нее снова есть личная жизнь, Кейт внезапно подумала, что Эйприл в какой-то степени ей будет мешать.

«Интересно, как это получается у других?»

Зазвонил телефон. Это была Рейчел, одна из моделей, пользующаяся услугами агентства. Она справлялась насчет своей последней пробы. Кейт заверила ее, что все прошло хорошо, а затем после небольшой паузы спросила:

— Кажется, ты как-то говорила, что у тебя двое детей-подростков?

— Что верно, то верно. Думаю, этого достаточно, чтобы запить с горя!

— А как ты выкручиваешься, когда нужно встретиться с мужчиной, или, например, ночные съемки? Ты оставляешь их одних? — Кейт знала, что Рейчел уже много лет разведена.

— Приходится.

— А приятелей или приятельниц ты домой им приводить позволяешь?

Рейчел издала неопределенный звук.

— Раньше я пыталась устанавливать жесткие правила, но они все время их нарушали и к тому же начали врать. Поэтому теперь я сняла все запреты, мы стали жить на полном доверии. И ты знаешь, так намного лучше. А что, у тебя проблемы?

— Я только сейчас начинаю ощущать себя матерью-одиночкой, — призналась Кейт.

— Брось ты. Эйприл — отличный ребенок. Не стоит о ней беспокоиться.

— Ладно, не буду. Спасибо.


Разговор этот крутился в голове у Кейт по дороге к «Пайперс лендинг». Неожиданно она увидела в нем глубокий смысл: выходило, что она доверяла Эйприл и знала, что дочка от нее ничего не скрывает.

Но слова Рейчел о полном доверии напомнили ей, что это доверие предполагает также и ее, Кейт, открытость перед дочерью. Однако между ними давно лежала огромная ложь. Это касалось отца Эйприл. Что будет, когда она узнает правду?

Кейт поставила машину и вошла ресторан. Обнаружив, что приехала на пятнадцать минут раньше, она зарезервировала на свое имя столик и прошла на открытую веранду. Солнце перед закатом решило наконец стряхнуть с себя облака, и вид на реку Уилламет был сейчас исключительно живописным. Кейт облокотилась о перила и закрыла глаза.

— Я вас приветствую, — произнес знакомый мужской голос.

Кейт приподняла ресницы. Перед ней стоял Филипп Тэлбот-младший и разглядывал ее слегка затуманенными глазами.

— Я здесь, чтобы увидеться с братом. Он живет вон там. — Филипп показал на высокий дом неподалеку. — Вот так.

— А он еще не пришел?

— Заработался, наверное. Эти переговоры с «Даймонд»… — Он покачнулся и упал бы, если бы не схватился за перила. — Весь в делах.

Кейт бросила взгляд на часы. Она чувствовала себя неловко, не знала, как избавиться от Филиппа. Признаваться, что они с Джейком вместе ужинают, ей не хотелось.

— Ведь вы учились с ним в одном классе, — сказал Филипп. — Я это знаю. Вы та самая девушка, против которой были мои родители.

Единственное, что оставалось Кейт, — это молча улыбнуться. Ее, конечно, удивило, что Филипп знает о ее прежних отношениях с Джейком. Впрочем, как ни скрывай, рано или поздно все тайное становится явным.

— Я говорил о вас с Джейком. Он, конечно, терпеть не может, когда я лезу в его дела, но теперь в роду Тэлботов он самый главный. — Рот Филиппа скривился. — И жизнь младшего брата мне совсем не безразлична. Вы понимаете, что я имею в виду?

— Полагаю, что понимаю. — Кейт бросила тревожный взгляд на дверь, думая только об одном: как бы ретироваться.

— Я имею в виду, что он в какой-то степени ответствен и за меня тоже. Потому что он руководит фирмой. А здесь есть и моя доля. Понимаете? А представьте, если что-нибудь случится и все пойдет прахом. Где мы все тогда будем, а? Хотя бы тот же Джейк?

Кейт не знала, что на это ответить.

— Мне лично «Тэлбот индастриз» всегда казалась крепкой как скала.

— Вот именно — казалась. — Лицо Филиппа приняло такое выражение, как будто крах семейного бизнеса не вызывал у него никаких сомнений. — Хм, каждый имеет право на свою долю. Вы так не считаете? Вот взять, например, меня. Некоторые могут считать, и, возможно, у них есть на то веские основания, что я настолько никчемен, «что не имею права называться человеческим существом». Это я сейчас цитирую своего папочку. Но тем не менее я все же Тэлбот. Верно?

— Филипп, я не думаю, что мы должны сейчас это обсуждать.

— А почему нет? — встрепенулся он. — Вы имеете полное право, потому что вы же ненаглядная Кейти, возлюбленная Джейка еще со школьных времен. Кстати, он так и не избавился от этого чувства. Вы это знаете? О, он может одурачить кого угодно, только не меня. — Филипп погрозил пальцем. — Внешне мы с ним выглядим очень разными. Но, подчеркиваю, только внешне. А внутри… внутри мы одинаковые. — Он кивнул. — Совсем одинаковые.

«Все они одинаковые, моя милая. Особенно когда разденутся».

Она вспомнила слова Лизы. Но Филипп пьян и городит чушь. Нет у него с Джейком ничего общего.

Кейт беспомощно оглянулась, надеясь, что откуда-нибудь вдруг появится Джейк. Но получилось совсем иначе. На веранду вышла Сандра Геллоуэй, и они мгновенно заметили друг друга. Кейт мысленно застонала. Она не знала, что было написано у нее на лице, но вид Сандры был очень и очень красноречивый.

— Миссис Роуз? Филипп? — Та говорила подчеркнуто вежливо. — Какая неожиданная встреча! А, понимаю, вы решили отметить победу дочери миссис Роуз на пробах. Джейк, надеюсь, уже объявил результаты?

— Чего это ты мелешь? — вскинул голову Филипп. — К твоему сведению, с достойнейшей миссис Роуз мы встретились случайно.

— Вот как? — Сандра поджала губы.

— А решение о пробах еще не объявлено. И что они там решат, я не знаю. Мы вообще люди маленькие. — Филипп шутовски поднял руки, как бы сдаваясь. — И свое место знаем. Не то что некоторые. — Он впился глазами в Сандру. — Есть, знаете ли, еще в нашей стране специалисты по рекламе. — Он повернулся к Кейт, ища сочувствия. — Вот специалисты так специалисты. Правда, товар иногда выдают не первой свежести. Ну так это как водится.

Воцарилось молчание.

Кейт была напряжена до предела. Пускаться в объяснения ей совершенно не хотелось, поскольку участвовать в этой, с позволения сказать, беседе было весьма сомнительным удовольствием. Надо что-то делать. Ее вдруг кольнуло подозрение, что, может быть, Джейк специально пригласил эту пару. Чтобы поужинать вместе, как одна большая счастливая семья.

Секундой позже Сандра избавила ее от этого заблуждения.

— Ты видел Джейка? — спросила она Филиппа. — Весь день не могу его поймать.

— У него сейчас много работы с «Даймонд корпорейшн», — ответил Филипп. — Стало быть, занят. Занят, понимаешь?

— Он же встречался с ними на прошлой неделе. Нет, должно быть, тут что-то другое.

Выражение лица Филиппа изменилось, как если бы она напомнила ему о чем-то, что он предпочел бы забыть.

— А впрочем… какое твое дело до того, чем занимается мой брат? — Это уже была откровенная грубость.

— Прошу меня извинить, — пробормотала Кейт и поспешила прочь. Но последние реплики Сандры и Филиппа все же услышала.

— Филипп, ты бы лучше присел, а то, чего доброго, свалишься!

Он язвительно ухмыльнулся:

— Какая трогательная забота. Сандра, дорогая, у тебя действительно очень доброе сердце.

Кейт вернулась в зал, чтобы выяснить у метрдотеля, какой именно для них забронировали столик. К несчастью, он оказался у окна, откуда открывался чудесный вид на реку, который в данный момент включал в себя также Филиппа и Сандру.

Было совершенно ясно, что между ними существует давняя вражда. Как было бы хорошо, если бы к моменту появления Джейка они исчезли.

Джейк появился неожиданно, заставив Кейт отвлечься от мрачных мыслей. Он увидел ее почти сразу, помахал рукой, улыбнулся своей фирменной улыбкой и быстро направился к столику.

На нем был тот же самый костюм, что и утром, темный и достаточно консервативный, с таким же консервативным темно-голубым галстуком. Направляясь к ней, он расстегнул верхнюю пуговицу своей белоснежной рубашки.

— Я думал о тебе весь день. — Это были его первые слова. — Очень хотелось поговорить с тобой на пробах, но не удалось, к сожалению.

— Я тоже думала о тебе.

— Странно, не правда ли? Прошло столько лет. — Джейк выглядел как-то особенно, по-мальчишески счастливым.

Кейт сама была на седьмом небе.

— Для меня это не только странно, но и как-то удивительно.

Он потянулся через стол и схватил ее за руки:

— Кейт…

В дверях, ведущих на веранду, появились Филипп и Сандра. Брови Джейка поползли вверх.

— Я уже с ними успела поговорить, — быстро прошептала Кейт. — Пока ждала тебя. Думаю, они пришли по твою душу. Мне бы только не хотелось отдавать тебя им.

По мере их приближения он становился все более напряженным.

— Вот, оказывается, ты где, — произнесла Сандра с горькой улыбкой.

— Как видишь, собираюсь ужинать, — спокойно ответил Джейк.

— Ужинать, значит. А наш договор? Ты о нем, конечно, и думать забыл. — Взглянув на Кейт, она натянуто улыбнулась: — Как быстро они обо всем забывают. Надо понимать так, что вы встречаетесь?

Кейт прищурила глаза, не зная, что ответить, но вмешался Джейк…

— Да, встречаемся, — произнес он, после чего воцарилось напряженное молчание.

— А что это за договор? — вдруг подал голос Филипп.

— Джейк знает, — сказала Сандра.

Филипп бросил на нее уничижительный взгляд.

— Что ты привязалась к моему брату? Оставь его. Видишь, тебе здесь нет места? — Он зашелся смехом, вернее, закашлялся. — Правда, когда это дойдет до родителей, их наверняка кондрашка хватит!

— Что ты несешь? — насупилась Сандра.

— А то, что эти двое — влюбленная парочка еще со школы. — Филипп махнул рукой в сторону Джейка и Кейт, но, видимо, переборщил, потому что задел за плечо женщину, сидящую за соседним столом. Та от неожиданности охнула. — Тысяча извинений, мадам, — проговорил Филипп и икнул.

— Держи, пожалуйста, себя в руках, — сухо проговорил Джейк.

— Ухожу, ухожу. Не буду вам мешать. — Филипп сделал попытку поклониться Кейт. — До свидания, прекрасная леди. Надеюсь, ваша связь с семейством Тэлбот будет долгой и плодотворной.

— Отправляйся домой и проспись. — Джейк начал выходить из себя. — И возьми такси.

— А как же иначе я доберусь до своей берлоги. — Пошатываясь, Филипп направился к выходу.

Сандра пристально смотрела на Джейка, и выражение ее лица было несчастным.

— Когда закончишь ужинать, позвони мне, — сказала она и тут же поправилась: — Нет, я сама позвоню. Приятного вам аппетита, миссис Роуз. Теперь я вижу, как мало влияния может оказать рекламное агентство «Тернер и Мосс» на решение о том, кто будет выбран рекламной моделью для «Тэлбот индастриз».

Унылую тишину, последовавшую за ее уходом, нарушил Джейк:

— Давай не будем позволять никому осложнять нам жизнь. Вспомни побережье. Как нам было хорошо друг с другом.

— Я помню. А действительно, что это у вас за договор?

Джейк тихонько застонал и закрыл глаза.

— Это все ее домыслы. Никакого договора не было. Просто она понимала, что наши отношения зашли в тупик — да и не было ничего толком, — и захотела придержать дверь, вставив туда ногу. Короче, она просила меня пообещать, что если у меня кто-нибудь появится, сразу же сказать ей, чтобы она смогла… я не знаю… видимо, бороться за наши отношения, что ли.

— И ты ей не сказал.

— Но у нас все кончилось уже в тот момент, когда она меня об этом просила. И мы оба это знали. Следует начать с того, что к связи с ней я никогда серьезно не относился.

— А-а-а… — Кейт вертела в руке вилку. — То есть ты хочешь сказать…

Джейк посмотрел ей в глаза:

— Я хочу сказать, что это никогда не было у нас серьезным.

Кейт кивнула.

— Сандра начала проявлять ко мне интерес, и я ей это позволил, — продолжал Джейк с удрученным видом. — Это случилось весной. В тот момент как раз отец передал в мои руки бразды правления, и у меня на женщин просто не было времени. А Сандра представляла агентство «Тернер и Мосс», и… мы заметили друг друга. Все было просто. Даже легко. Сандра умная и активная, она мне нравилась.

Кейт снова кивнула, не уверенная, что хотела бы слушать дальше.

— Затем я снова встретил тебя. Помнишь, ты говорила, что роль любовницы тебе не подходит, что ты хочешь быть единственной женщиной в моей жизни? Думаешь, я это забыл? Так вот, в тот уик-энд я сбежал на побережье, чтобы не встречаться с Сандрой. Ее общество меня тяготило, и я не знал, что делать.

— Я тебя понимаю, — прошептала Кейт.

— И затем вдруг появилась ты. Прямо у порога моего дома, как дар богов. Собственной персоной и вдобавок с поврежденной ногой. И вот тогда я понял, окончательно понял, что единственное, чего мне хочется, — заботиться о тебе.

Кейт не могла говорить. Дыхание перехватило. Поэтому она произнесла что-то невнятное.

— Пожалуйста, Кейти, — у Джейка дрогнул голос, — не позволяй Сандре, Филиппу или кому-нибудь другому стать причиной нашего разрыва. Ты мне нужна. Понимаешь? Я жить без тебя не могу.

Начало жечь глаза — опять эти непрошеные слезы. Кейт посмотрела по сторонам, будто искала, куда спрятать искорки страдания, дрожащие на ее ресницах.

— О, Кейти… — прошептал он.

— Не надо ничего говорить, Джейк.

— Давай попытаемся еще раз. Вдруг получится.

— Что касается меня… — ее голос сорвался, — то у меня просто нет другого выбора.

У Джейка было такое выражение в глазах, будто Кейт совершила чудо. Он стал целовать ее руки. Кейт улыбнулась сквозь слезы.

— После ужина пойдем ко мне, — попросил он. — И не отказывайся. Пожалуйста, Кейт…

Глава 14

— На ночь я у тебя не останусь, — прошептала Кейт, прижимаясь к Джейку.

Они лежали на постели, покрытой простынями цвета слоновой кости.

— Почему? — Он заправил выбившуюся прядь ей за ухо.

— Эйприл.

Он застонал и прижал ее еще ближе. Кейт провела пальцем по его груди.

— Не уходи, прошу тебя, — взмолился Джейк.

— Нет, нет, мне надо… — начала она, но он прервал ее долгим нежнейшим поцелуем. — Тебе придется отвезти меня домой, — сказала Кейт, переводя дыхание.

— В таком случае ты никуда не уйдешь. Я постановляю: ты останешься со мной до утра.

Кейт покачала головой:

— Моя дочка дома одна со своим дружком. Якобы угощает его ужином.

«Господи, что же это такое — моя дочка, не наша!»

— Тяжела родительская ноша? — пошутил он.

Кейт закрыла глаза. Любое упоминание об Эйприл казалось ей ловушкой. Она не могла об этом сейчас думать. Не могла.

Зазвонил телефон. Джейк поморщился. Заработал автоответчик. Но, услышав голос Филиппа, Тэлбот схватил трубку.

— Алло, — произнес он сонным голосом.

— Ты что, уже спишь? — удивился Филипп.

Джейку хотелось ответить вопросом на вопрос: «А ты что, уже протрезвел?» — но он сдержался.

— Что случилось?

В это время Кейт соскользнула с постели и начала одеваться. Джейк знаком попросил ее остаться, но она покачала головой.

— Я собирался рассказать тебе это в ресторане, но не получилось. Дело в том, что сегодня я ездил к родителям, — говорил Филипп. — И я сказал им, что так не пойдет.

— Что не пойдет? — Джейк откинул одеяло и похлопал по кровати, но Кейт только улыбнулась и направилась в гостиную.

— Речь идет о моей работе в фирме. Ты же сам говорил: служащим не нравится, что я вроде как ни черта не делаю, а оклад у меня высокий. Говорил ведь?

— Допустим, говорил. А разве это неправда? — Теперь Филипп завладел вниманием Джейка полностью. Что-то с ним происходит, и пришло время разобраться, что именно. — И к чему весь этот разговор? Ты что, собираешься бросить работу?

— Я попросил отца выделить мне долю. Что-нибудь такое, что легко отломить.

— Например? — Джейк насторожился. «Тэлбот индастриз» не так-то было легко разделить, потому что каждая ее часть обеспечивала работу остальных.

— Ладно тебе жадничать. Тем более я отлично знаю: ты спишь и видишь, как бы от меня избавиться. А? Не отпирайся. Я же знаю. А что именно мне перепадет, это решит наш дорогой папочка.

— Хм… в этом я не сомневаюсь. Филипп, но ты же владеешь акционерным капиталом. Часть собственности уже твоя.

— Что с того, что она моя, если я не могу ею распоряжаться, — бросил Филипп. — Все контролирует отец, и я сомневаюсь, чтобы он согласился что-то выпустить из своих рук.

— Если ты намерен продать свою долю, то я поговорю с Филиппом, — сказал Джейк. В разговоре они чаще всего называли отца по имени, но уж никак не «папа». Слишком этот человек был суровым и холодным.

— Поговори, конечно, но, я думаю, толку будет мало.

— А тебя самого что именно интересует?

— Ничего особенного. Есть кое-какие соображения, я над ними как раз сейчас работаю.

— Работаешь? — За этим словом скрывался какой-то смысл, которого Джейк понять не мог, и это его раздражало. Как бы желание братца свить свое собственные гнездышко не обернулось для фирмы катастрофой.

— Эй, ты меня слушаешь? Я даже готов взять этот несчастный торговый центр. В общем, имей в виду, в ближайшем будущем я намерен отколоться.

С одной стороны, для «Тэлбот индастриз» избавиться от Филиппа раз и навсегда было бы большим облегчением, но с другой — Филипп был человеком далеко не простым, а, напротив, хитрым и где-то даже коварным.

— Ладно, поговорим об этом после. — Джейк повесил трубку.

Он натянул трусы и джинсы и протопал босиком в гостиную, где ждала Кейт, уже полностью одетая. Все было как утром: и миленькое хлопчатобумажное платье на пуговицах, и босоножки. Только волосы теперь были распущены, это уже постарался Джейк. Некоторое время он наблюдал за ней издали. Кейт была настолько хороша, что, не сдержавшись, он подбежал и крепко обнял ее.

— Ты сильно затрудняешь мой уход, — призналась она.

— Тем лучше.

— Джейк, прошу тебя. — Она глубоко задышала, когда он стал целовать ее шею.

Снова раздался звонок. На этот раз в дверь. Джейк выругался.

— Я пойду возьму сумку. — Кейт пошла в спальню, а Джейк отправился открывать.

На пороге стояла Сандра Геллоуэй.

— Я не слишком поздно?

Джейку очень хотелось захлопнуть дверь перед ее носом, но усилием воли он заставил себя быть вежливым. Он заговорил первым, предвосхищая все, что она собиралась ему сказать:

— Сандра, тебе хорошо известно, что никакого договора мы не заключали. Прошу прощения, если невольно создал у тебя неправильное впечатление.

— О нет, я все понимаю. — Уголки ее рта были страдальчески опущены. — По этому вопросу ясность у меня совершенно полная. И я извиняюсь, что была так несдержанна сегодня в ресторане.

— Ладно, забудем об этом.

Джейку было очень важно, чтобы она поскорее ушла. Он не хотел ее видеть. Он не хотел этого разговора. А хотел только Кейт. Он только и думал о том, как бы обнять ее прямо сейчас.

— Но зачем же сразу увольнять меня? — В глазах Сандры стояли слезы. — Ведь по части работы ко мне претензий, кажется, никогда не было.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь?

— Я прихожу домой, а на автоответчике извещение от моего босса. Наверное, ты позвонил ему прямо после ужина. А может быть, даже из ресторана.

Джейк смотрел на нее не мигая.

— Я никому не звонил. Я был…

— Да, я знаю. С Кейт Роуз. — Ее губы дрогнули. — Ты не должен мне лгать, Джейк. Я уже совсем взрослая.

— Если я правильно понял, кто-то из фирмы «Тэлбот» потребовал, чтобы тебя отстранили от участия в работе с нами. Правильно?

— Совершенно верно.

— Это неправда.

— Но меня отстранили, — возразила она.

Глаза Джейка угрожающе сузились. Видимо, в фирме кто-то плетет интриги.

— Во всяком случае, я к этому отношения не имею, — вздохнул он, а затем неохотно добавил: — Скорее всего это Филипп.

— Филипп? Но он не имеет никакого права распоряжаться!

— Ему ничего не мешало позвонить и сказать, что он говорит от моего имени, — заметил Джейк. — Это случалось и прежде.

— Вот сволочь!

— Почему вы друг друга ненавидите, Сандра? У вас что, были какие-то отношения раньше?

Она вздрогнула.

— Нет.

— Но что-то происходит. Я не хочу в это влезать, но также и не хочу, чтобы это как-то влияло на дела фирмы.

— В этом-то и проблема, что тебе все безразлично, — проговорила потупившись Сандра и, поскольку Джейк молчал, добавила: — Хорошо, я тебе скажу: мы были любовниками. Но это кончилось сразу же, как я встретилась с тобой. Я его бросила, и он, по-видимому, не может мне этого простить. Как только я увидела тебя, у меня внутри что-то защелкнулось, словно какая-то деталь наконец стала на свое место.

Сандра подошла к Джейку и погладила его обнаженные руки. Он стоял и терпеливо ждал, когда закончится эта сцена.

— Неужели действительно конец? — умоляюще прошептала Сандра.

И тут в коридоре послышались шаги. Это была Кейт. Лучшего момента она выбрать не могла. Сандра сразу все поняла, и, хотя Джейк уворачивался, она с быстротой кошки прильнула к его губам и отстранилась, только когда в гостиной появилась Кейт.

— Это в память о наших прежних счастливых временах, — объявила Сандра.

Кейт застыла.

— Так я могу надеяться, что ты поговоришь с моим боссом? — бросила Сандра уходя. — Мне бы очень не хотелось терять работу.

— Да, поговорю.

Дверь медленно закрылась.

Джейк тыльной стороной ладони стер с губ помаду Сандры, а потом неожиданно набросился на Кейт:

— Где ты была? Меня тут чуть не изнасиловали, а ты где-то ходишь.

— Чуть или все-таки изнасиловали?

— Бог миловал. Но это было ужасно. Она набросилась на меня, схватила за горло. Если бы не ты, мне несдобровать. Ужасная женщина.

Кейт заулыбалась.

— А если серьезно, то ее отстранили от работы с нами, — сказал Джейк. — Наверное, Филипп постарался.

— А зачем это ему?

— Тут я знаю не больше твоего.

Кейт задумчиво смотрела на дверь. Сандре она не доверяла. А с какой стати ей доверять? Сандра недвусмысленно дала понять, что без боя Джейка не отдаст, и поэтому ее сегодняшнее отступление можно считать просто передышкой. Свою кампанию она может начать прямо завтра. С другой стороны, Кейт понимала, что Джейка эта темпераментная брюнетка сейчас совершенно не интересует.

Тэлбот подошел к ней и обнял. Она стерла следы красной помады, оставшиеся в уголках его рта.

— Сандра тебя заклеймила.

— Боже!

Он отпустил Кейт и начал тереть свой рот. Кейт засмеялась. Тогда Джейк привлек ее к себе, взвалил на плечо и потащил назад в спальню. Кейт ухватилась за ручку двери.

— Остановись! Ты должен отвезти меня домой!

— А ты сводишь меня с ума, — проговорил он.

— Джейк, пожалуйста!

— Ну хорошо. — Он неохотно поставил ее на ноги. — Но дай мне слово, что мы увидимся завтра. В том же месте и в то же самое время. — Он сделал жест в сторону постели на случай, если Кейт чего-то не поняла.

— Завтра так завтра, — согласилась она, глаза ее смеялись. А было так потому, что она его любила и спрятать свою любовь не могла.


В конце рабочего дня в четверг раздался телефонный звонок. Кейт в это время разговаривала с Джиллиан. Та напомнила ей о завтрашнем походе в ресторан с Джеффом и Майклом. Трубку взяла Эйприл. Примерно через полминуты она бросила ее на рычаг и вскочила.

— Ура! Ура! Мы победили! — Она вся светилась от счастья.

— Что с тобой? — спросила Кейт, но тут вмешалась Джиллиан:

— Пробы на фирме «Тэлбот»? Ты получила там работу?

— Садись. — Кейт подвела дочь к креслу.

— Да! — задыхаясь произнесла Эйприл. — Да!

— Это потрясающе! — Кейт сжала дочку в объятиях.

— Я просто не могу поверить. — Эйприл упала в кресло, как тряпичная кукла, и некоторое время смотрела на мать бессмысленным взглядом, а затем вздрогнула и нахмурилась: — Ведь ты уже все знала. Да?

— Что знала? Нет! Почему это я должна была знать?

— Потому что вы с мистером Тэлботом на этой неделе встречались каждый вечер.

— Во-первых, только два вечера, — запротестовала Кейт, и щеки ее зарделись. — А во-вторых, он ничего не говорил мне о том, что там происходит у него на работе. Мы вообще о делах не говорили.

— А о чем же вы говорили? — Джиллиан скрестила руки на груди.

— О погоде, — бодро ответила Кейт, и они обе рассмеялись.

— Я до сих пор не могу прийти в себя, — сказала Эйприл. Ее лицо сияло. — Просто невозможно поверить. Из всех они выбрали меня. Я думала, что покажусь им слишком молодой. А они выбрали меня!

— Конечно, тебя, — сказала Джиллиан. — А кого же еще выбирать. Ведь ты лучше всех.

— Представляете, в понедельник уже съемки. О черт. Что же я надену! Как вы думаете, может, мне подстричься?

— Нет! — воскликнули вместе Кейт и Джиллиан, а Кейт добавила: — Не вздумай ничего менять. Ты им понравилась именно такой, какая есть.

Эйприл вскочила.

— Я должна сообщить Райану. Он просто умрет от радости. Я, наверное, тоже умру, прямо сейчас! О, мам, мы, наверное, все сейчас умрем!

Кейт гордилась дочерью. Эйприл это заслужила. Такая толковая, такая серьезная… такая взрослая, тем не менее она совсем еще ребенок. Скорее бы вечер, чтобы увидеть Джейка и поблагодарить, что он сделал ее дочку — их дочку — такой счастливой.

— Джейк приедет сегодня вечером к нам в гости, — сказала Кейт Эйприл. — Ты можешь поговорить с ним об этом.

— Я паду ему в ноги. — Эйприл с недоверием посмотрела на мать. — А ты действительно здесь ни при чем?

— Абсолютно. Мы просто… встречались. — Это слово «встречались», столь распространенное в последнее время, Кейт уже начала тихо ненавидеть. Оно означало все: от совместного приема пищи до совместного же получения сексуальных удовольствий.

«Ведь, по существу, мы с Джейком именно встречались. И ему ничего не стоит в случае необходимости отбросить меня в сторону, причем так же легко, как Сандру».

— Итак, — объявила Джиллиан с видимой неохотой, — завтрашнее мероприятие я отменяю. Поскольку уже совершенно ясно, что ты занята.

Кейт все время намекала на это, но сейчас, когда Джиллиан капитулировала, она вдруг почувствовала себя неблагодарной.

— Отчего же, давай пойдем. То, что я встречаюсь с Джейком, вовсе не означает, что я не могу развлечься в компании друзей.

— Но Майкл должен знать о действительном положении вещей, — сказала Джиллиан.

— Да, так было бы лучше, — улыбнулась Кейт.

— Хорошо.

Кейт кивнула. Кроме всего прочего, она уже сказала Джейку, что в пятницу занята. Он принял эту новость спокойно, возможно, потому, что они только что закончили заниматься любовью и сомнений в ее чувствах к нему, по-видимому, не возникало.

— Пошли домой, — поторопила Эйприл, — иначе, пока я здесь, мне никак не удается окончательно поверить в победу.

Около дома уже стоял Райан. Кейт внимательно на него посмотрела. Неужели для дочери этот парень значит то же, что для нее Джейк? Что-то не верилось. Нет, если Эйприл сама не захочет, Райану ее уговорить не удастся.


Джейк остановился у цветочного магазина рядом со своим офисом. Купил дюжину желтых роз, а затем, после недолгих раздумий, присовокупил к ним еще дюжину красных. Он вдохнул милый знакомый аромат и закрыл глаза. Продавщица посмотрела на него с удивлением.

Он и сам себе удивлялся. Так заболеть любовью, как будто и не было этих восемнадцати лет.

Образ Кейти преследовал его всюду. На «бегущей дорожке» в спортзале, во время обеда, при телефонных разговорах, какими бы важными они ни были, в том числе и с «Даймонд корпорейшн». И хотя врожденный талант менеджера ему подсказывал, что в деле с этой корпорацией наметились какие-то сбои, прямо сейчас собрать свою волю и полностью разобраться в ситуации ему не удавалось.

Джейк сидел в своем кабинете и грезил наяву, устремив взгляд в кобальтово-голубое небо. Оно висело над медленными водами Уилламет как полог. Река разделяла Портленд на две части, западную и восточную, проходя прямо через центр, а затем вяло и томно устремлялась к реке Колумбия. Вот вам, пожалуйста, и еще один симптом, потому что в нормальном состоянии он бы этот пейзаж даже и не заметил. Обычно единственное, что его интересовало на работе, — это дела фирмы «Тэлбот индастриз».

Неожиданно в кабинет влетела Сандра и сразу же выпалила:

— Значит, все-таки Эйприл Роуз!

Джейк вздохнул. Вот так благодарность! Ее оставили на работе, а она устраивает сцены.

— Да, рекламной моделью решено взять Эйприл Роуз. Принято чуть ли не единогласно.

— Филипп, конечно, запрыгал от радости?

— Тебе лучше спросить у него, — сухо сказал Джейк.

По лицу Сандры было видно, что она собирается добавить что-то еще. Джейку очень хотелось, чтобы она повернулась и ушла. Конечно, он пожалел ее и восстановил на работе, но было бы намного легче, если бы она держалась от него подальше.

— Неужели нам больше нечего сказать друг другу? — начала Сандра, и Джейк понял, что надо что-то решать, потому что второй раунд — это уж слишком.

— Послушай…

— Ведь ты уже встречался с ней, верно? В таком случае зачем надо было удирать тогда на побережье?

— А тогда я с ней еще не встречался, — вынужден был признаться Джейк.

— Сейчас это уже значения не имеет, верно? Поскольку все прогрессирует так быстро.

— Да, прогрессирует. — Он спокойно посмотрел Сандре в глаза.

Та поджала губы.

— Так, значит, причина в ней.

Джейк промолчал. Женщине всегда приятнее — если, конечно, такое слово здесь уместно — думать, что ее бросили из-за другой женщины, а не потому, что любви не было с самого начала. А вообще в момент разрыва никакие утешения не помогают.

— Так значит… все? — спросила Сандра. Джейк не мог придумать ничего более обнадеживающего, кроме как сказать:

— Извини.

Она ушла, а у него во рту остался горький привкус, словно он только что выпил противную микстуру.

«Странно все вышло. Она бросила Филиппа ради меня, а я, выходит, бросил ее ради… Нет, ради Кейти я никого не бросал. Никогда. Удивительно, как это Филипп не проболтался мне о ней во время своих пьяных откровений».

Посидев еще немного, Джейк направился в торговый центр. Они договорились с Гэри вместе посмотреть, как идет ремонт. Однако Тэлбот чувствовал себя словно в тумане. Казалось, слова собеседников доходили до него с трудом. Несколько раз он просил повторить сказанное, после чего Гэри стал на него коситься.

Даже в разговоре с детективом Маршем Джейк не мог заставить себя сосредоточиться, хотя тот выдвинул версию, что акция в торговом центре была организована кем-то из недавно уволенных служащих фирмы. Детектив попросил составить для него список сотрудников, уволенных за последние шесть месяцев. Джек сказал, что даст указание.

И вот теперь он ехал к Кейт. В первый раз к ней домой. Ему это казалось каким-то важным шагом в их только что начинающих налаживаться отношениях.

Неправда. Их отношениям много… много лет. Было дело, они даже «обвенчались». Но с другой стороны, это случилось так давно, что Джейк не был уверен, стоит ли засчитывать те далекие годы в стаж их любви. Ведь сейчас он совершенно другой человек, как и Кейт. Однако что-то осталось в них двоих основополагающее, что всегда остается нетронутым в течение всей человеческой жизни. Он читал где-то, что многие люди, которые рвали со своей первой любовью, женились, выходили замуж и жили в браке долгие годы, но затем возвращались друг к другу.

Джейк спрашивал себя, чего он вообще ждет от этого вечера. Будет присутствовать дочка Кейт, Эйприл, а это означает, что вдвоем им побыть не удастся. Однако для него это большого значения не имело. Да, он был бы не прочь оказаться с Кейт в постели, — этого со счетов сбрасывать не следует, — но почему-то ему хотелось пообщаться и с Эйприл, получше узнать ее. Зачем? Видимо, затем, чтобы войти в их жизнь, стать ее частью.

Джейк знал, что он будет делать дальше, но Кейт пока не говорил.

«Не слишком ли рано!»

Джейк оставил «бронко» перед небольшим коттеджем. Вдоль дорожки росли кусты рододендрона с толстыми глянцевитыми листьями.

Он позвонил. Дверь немедленно отворилась. На пороге стояла сияющая Эйприл.

— Здравствуйте! — Ослепительная улыбка — вспышка белого — и эти лучистые туманно-голубые глаза. В течение нескольких секунд его не покидало ощущение дежа-вю. Она определенно кого-то ему напоминала.

— Большое вам спасибо! Сами знаете за что. — Эйприл. пропустила его в дом.

— Я тут совершенно ни при чем. Это полностью ваша заслуга. — И Джейк протянул девушке букет желтых роз.

— Это мне? — Казалось, на несколько мгновений она лишилась дара речи. Только улыбка стала еще шире. — Проходите, проходите. — Эйприл провела его на кухню.

Кейт стояла у раковины, с бутылкой вина в одной руке и штопором в другой.

Стоило Джейку взглянуть на нее, как он сразу понял, кого ему напоминала Эйприл. Она была копией Кейт.

Кейт увидела красные розы.

— О Джейк! — воскликнула она так, как будто он побывал на небесах и принес ей оттуда звезду.

— Пойду поищу, куда их поставить. — Эйприл удалилась.

— Ты выглядишь великолепно, — произнес Джейк. На самом деле ничего особенного на ней не было: только джинсы и мягкий темно-серый свитер. Но была во всем ее облике какая-то особая спокойная привлекательность. Такая, что Джейк не мог оторвать глаз.

— Ты тоже, — проронила она.

Появилась Эйприл с двумя вазами. После нескольких попыток аранжировать каждый букет по отдельности, она раздраженно фыркнула, собрала розы и поставила в одну вазу. Свое произведение она водрузила в центре стола, а по краям — еще две высокие белые свечи.

— Ваниль, — сказала она. — Будет приятно пахнуть.

Розы и ваниль. Он очень хорошо это помнил. Джейк посмотрел на Кейт. Вспомнила ли она их «венчание» в старой церкви? Когда они взглянули друг на друга, стало ясно: вспомнила.

Они ели цыплят, приготовленных по особому рецепту, салат Цезаря[13] и пили вино. За десерт отвечала Эйприл. Она поставила на стол торт из мороженого, и, хотя Джейк не был большим любителем сладкого, он, чтобы сделать ей приятное, все же взял себе кусочек.

— Что я буду рекламировать? — спросила Эйприл.

— Я думаю, найдется много чего. Дело в том, что мы купили на телевидении Эфирное время и сейчас надо его заполнить.

— Здорово!

— Вы будете зачислены в штат «Тэлбот индастриз». В первую очередь мы хотим дать рекламу отеля «Западный берег». Того, что в центре Портленда. Сейчас закончена его реконструкция. Я представляю это себе так: вы проведете телезрителей по всему отелю и расскажете, какие здесь были проведены изменения. Вам, естественно, будет подыгрывать персонал отеля. Ну а цель этого, как и обычно в рекламе — привлечь постояльцев.

— Надо же, вы реконструировали «Западный берег», а я и не знала, — сказала Кейт. — Ведь это событие. Ну и что там перестроено?

— Во-первых, полностью изменили вестибюль. Теперь там стены обшиты деревом. Полностью перестроили кухню и ресторан. Сейчас заканчивается отделка номеров. На верхнем этаже будут размещаться президентские апартаменты с видом на реку, а напротив — два других номера поменьше, с видом на город. В большинстве номеров теперь будут камины и светильники, стилизованные под газовые горелки. Я уже не говорю о сантехнике, она там самая современная. Кейт, ты обязательно должна посмотреть. Тебе будет интересно.

Лицо Кейт оживилось.

— О, я бы с большим удовольствием!

— Может быть, и меня возьмете? — улыбнулась Эйприл. — Или я буду вам мешать?

— Видишь, какой это не по годам развитой ребенок, — пожаловалась Кейт, но Джейк видел, с какой любовью смотрела она на дочь.

— А что откладывать, давайте завтра и пойдем, — предложил Джейк. — Поужинаем в ресторане, а кофе можно попить в вестибюле. Там отличный бар.

— Вот это идея! — пришла в восторг Эйприл.

Кейт слабо улыбнулась. Видимо, они забыли, что в пятницу она не сможет пойти.

Закончился ужин, и Эйприл, задав Джейку еще несколько вопросов относительно того, сколько будет репетиций и как они будут проходить, исчезла в своей комнате. Через несколько секунд оттуда раздалась громкая музыка.

— Я не знаю, что со мной происходит, — призналась Кейт. — Когда я с тобой, то не могу ни на чем сосредоточиться.

— Значит, и ты тоже? — улыбнулся Джейк. — Рад это слышать. А мне казалось, что это только со мной происходит.

Кейт сидела в кресле. Джейк стоял рядом с бокалом бренди, задумчиво взбалтывая янтарную жидкость, а затем, сильно потеснив Кейт, неожиданно сел рядом.

— Вот теперь у нас пространство с тобой общее, — прошептала Кейт и вытянула губы.

— Вот как?

— Ага.

Он поставил бокал на столик, взял в ладони ее лицо и легко поцеловал.

— Вот только теперь у нас действительно общее пространство. Я думал о тебе весь день.

Глаза Кейт медленно закрылись, губы дрогнули.

— Говори… говори.

— Могу сообщить тебе также, что схожу по тебе с ума.

— Это замечательно то, что ты сказал. Но говори еще.

— Ты прекрасна, но… я не хочу больше ничего говорить.

Он прильнул к ее губам, как приникает к сосуду с живительной влагой путник, умирающий от жажды. Кейт встретила его поцелуй не менее жадно. Они слышали приглушенную музыку, доносящуюся из коридора.

— Мы сошли с ума, — прошептала Кейт. — А что, если выйдет Эйприл?

— Но ведь мы ничего не делаем, только целуемся.

— О да, конечно.

— Остальную часть программы придется отложить до завтра. — Джейк многозначительно посмотрел на нее. — Отвезем Эйприл домой и…

— Завтра я не могу, — вздохнула Кейт. — Обещала Джиллиан, что мы проведем вечер вместе.

Джейк сморщился.

— Ах да, я забыл.

— Но ты можешь пойти с Эйприл, а я подойду позднее.

— Отличная идея, — оживился он, а затем добавил: — А зачем тебе проводить вечер с Джиллиан?

Кейт смутилась.

— Понимаешь, это, конечно, глупо, но она вроде как решила познакомить меня с приятелем ее друга.

— И ты согласилась? — Его самого поразила внезапная ревность, вспыхнувшая в нем.

— Была вынуждена, — поспешила объяснить Кейт. — Она очень хорошая, преданная подруга и к тому же много помогает мне после смерти Бена. Хочешь верь, хочешь нет, но это случилось сразу же после того, как мы в первый раз тогда с тобой увиделись. Наша встреча потрясла меня настолько, что я согласилась. В тот момент мне было совершенно все равно, лишь бы хоть как-то отвлечься. Ко мне вновь вернулось все, что я считала давно похороненным много лет назад. Эти… чувства. Их надо было убить во что бы то ни стало. Вот почему я сказала «да». А теперь отказываться неудобно. И я думаю, ерунда все это. Ну проведу несколько часов в компании друзей Джиллиан. Что в этом плохого?

— Не надо ничего объяснять. Ты совершенно права.

— Окажись ты в подобной ситуации, я бы тоже не потребовала от тебя никаких объяснений. К тому же мои чувства к тебе совершенно очевидны, и если их не смогли изменить восемнадцать лет замужества, то уже ничего не изменит.

— Боже мой, Кейти. — Он уткнулся в ее шею, и откуда-то, из самой глубины души, вдруг вырвались слова: — Я люблю тебя.

— А я люблю тебя еще больше, — горячо прошептала она.

Дверь комнаты Эйприл распахнулась. Кейт и Джейк отпрянули друг от друга, как застигнутые за поцелуем подростки. На пороге гостиной появилась Эйприл.

— Я только… мне тут нужно кое-что, — пробормотала она.

— Пожалуйста, в чем проблема, — весело отозвалась Кейт.

Джейк почесал нос, чтобы спрятать улыбку. Он впервые встречался с женщиной, у которой ребенок. Пусть совсем взрослый, но ребенок. А в данном случае это еще и дитя Кейти. И теперь, глядя на Эйприл, он, к своему удивлению, обнаружил, что от общения с ней получает огромное удовольствие.

— Можете продолжать, — произнесла нараспев Эйприл, проходя мимо них плавной скользящей походкой и исчезая в коридоре.

Джейк и Кейт посмотрели друг на друга.

— Не знаю, может быть, еще рано об этом говорить, — пробормотал Джейк, — но я чувствую себя так, как будто всех этих лет и не бывало. И… я очень хочу все вернуть назад!

Кейт внимательно посмотрела на него и кивнула. Он хотел того же, что и она!

— Я знаю, после смерти твоего мужа прошло всего полгода, но… что ты скажешь насчет того, чтобы снова выйти замуж? — спросил Джейк.

— Замуж! За… тебя?

— Да.

Кейт чувствовала, что вот-вот упадет в обморок. Ей казалось, что она ослышалась, этого просто не могло быть, потому что слишком уж было хорошо. Выйти замуж за Джейка Тэлбота, единственного мужчину, которого она по-настоящему любила!

— Но мы вместе чуть больше недели, — проронила она.

— Разве это имеет значение?

— Я не… — Она беспомощно посмотрела на него.

— Чего уж там, — задумчиво начал Джейк. — Рано или поздно все равно у нас этим кончится. Мне уже тридцать шесть, и я устал жить один. А кроме того, я хочу быть с тобой. Я хочу на тебе жениться.

— Я тоже хочу быть с тобой, — прошептала она.

Джейк привлек ее к себе и зарылся лицом в волосы. Кейт целовала его шею и чуть поросшие колючей щетиной щеки. Она была как во сне.

— Я люблю тебя! — проговорила она задыхаясь и рассмеялась.

Он тут же отозвался:

— А я люблю тебя еще больше.

Потом, не строя больше никаких планов и сознавая, что находятся под присмотром Эйприл, они просто обнимались и целовались.


Кейт как будто умышленно затягивала сборы. Она надела черные босоножки и проверила свою боевую раскраску. Не так плохо. Кроме того, на ней были свободные темно-синие брюки и блузка в тон. Посмотрев в зеркало, она решила, что одета слишком вызывающе.

«Конечно, зря я тогда обнадежила Джиллиан, но что поделаешь. Придется это пережить. И все-таки надо посмотреть правде в глаза. Не отпирайся, тебе приятно, что это так задело Джейка. В любви немного ревности никогда не помешает».

И опять-таки это предложение выйти замуж. Просто фантастика! Каждое его слово, каждое нежное касание отзывалось в ней — ее собственными устремлениями, чаяниями, желаниями. Это было как-то даже сверхъестественно. В подобное единение душ было трудно поверить.

Кейт наклонилась к зеркалу и внимательно посмотрела себе в глаза. Там, в золотистой глубине, скрывалась тревога.

«Ты собралась замуж? Но прежде надо открыть ему правду. А что, если это сделает наш брак невозможным? Может, сказать ему после?»

Кейт зажмурилась.

«Нет, это было бы уже настоящим предательством. Я не могу выйти за Джейка, не сказав ему правды. Не могу.

И все же когда? И потом, кому сообщить раньше, ему или Эйприл?»

Кейт отошла от зеркала. Сделала несколько успокаивающих дыхательных упражнений и вышла из ванной, как раз когда позвонили в дверь.

— Господи, — прошептала она, — даруй мне силы.

Затем, изобразив улыбку, Кейт открыла дверь.


Джейк мерил шагами гостиную с неугомонностью пантеры, посаженной в клетку.

«Кейт отправилась на эту дурацкую вечеринку, вот такие дела. Поужинает, выпьет пару рюмок и потом придет ко мне. Непонятно, что в этом плохого?»

Чувствуя нарастающее раздражение, он налил себе бренди, а затем мрачно уставился в бокал.

«Ну это уже ни в какие ворота не лезет! Ревновать к какому-то Майклу. Что за чушь! Эту встречу Кейт запланировала еще до уик-энда. Забудь об этом!»

Отправив содержимое бокала по назначению, Джейк схватил ключи и направился к двери. Его ждала Эйприл, а Кейт, как только это окажется удобным, сбежит из ресторана и присоединится к ним в отеле «Западный берег».

Разве не замечательно?

* * *

Заведение, которое выбрала Джиллиан, принадлежало калифорнийской сети итальянских ресторанов. Здесь всегда предлагали отличную еду, и обстановка была приятная. Если бы Кейт была здесь с Джейком, то считала бы, что попала в райские кущи. Но сейчас она не могла дождаться, когда можно будет сбежать. «Западный берег» находился всего в семи кварталах отсюда. Вполне можно дойти пешком. И торопилась она вовсе не потому, что Майкл ей не понравился. Он оказался приятным парнем, милым и внимательным. К сожалению, Кейт его сильно заинтересовала, и он этого не скрывал. Джиллиан что-то ему нашептала. Подали десерт. Кейт улыбалась, репетируя про себя, как скажет им всем до свидания, и вдруг увидела в окно какое-то скопление людей. Они стояли на тротуаре и взволнованно о чем-то переговаривались.

— Что там происходит? — спросила Кейт.

— Не знаю. — Джиллиан положила салфетку и поднялась. — Пойду выясню, мне тоже интересно.

Через пять минут она вернулась к столу.

— Точно узнать не удалось, — проговорила она, нахмурившись, — но, кажется, недалеко отсюда что-то взорвалось. Я видела, как туда только что проехали несколько машин «скорой помощи».

— Взорвалось? — воскликнула Кейт. — И в какую сторону они поехали?

— Вверх по этой улице. — Джиллиан показала рукой. — Люди там у входа говорят, что, кажется, это в отеле «Западный берег».

Глава 15

— Грандиозно! — восклицала Эйприл, идя по вестибюлю отеля «Западный берег».

— Да, мне тоже это оформление кажется удачным, — согласился Джейк. — Весьма оригинальное решение.

Отель еще не открыли, поэтому, кроме их двоих, в вестибюле никого не было.

Эйприл направилась к подземному переходу, который прямо из вестибюля вел к автостоянке. Джейк представил, как она будет двигаться в кадре, и остался доволен. Фирма «Тэлбот» заполучила действительно превосходную, свежую рекламную модель.

Он приблизился к ней сзади и, наклонившись к ее плечу, показал на окна высотой в два этажа, обращенные на улицу. Эйприл следила взглядом за направлением его руки.

— Насколько я понимаю, вас будут снимать одновременно с нескольких точек. Ночью вы будете стоять спиной к этим окнам.

— Классно.

Он улыбнулся. Ох, этот извечный милый школьный жаргон. Джейк хотел было повести Эйприл дальше, как вдруг раздался взрыв. Заложило уши. Джейк оглянулся. Слава Богу, вовремя. Тяжелая металлическая дверь, сорванная с петель, превратилась в смертоносный снаряд, который со страшным свистом летел в их сторону. Разумеется, все это произошло в доли секунды. Джейк рванулся в сторону, схватил Эйприл, и они оба полетели на пол. Однако дверь все-таки задела его плечо. Помещение было заполнено дымом. Затрещало дерево, посыпались камни, стекла, осколки плитки.

Единственное, что сейчас волновало Джейка, — это Эйприл. Он лежал, прикрыв ее собой, и чувствовал, как она трепещет. Кажется, ее не ударило, это главное. Тэлбот прижал ее к себе, повернулся. Нога дернулась. Боли он не почувствовал, но ощутил, как внизу потекло что-то теплое. Что это? Задыхаясь от пыли — она лезла в глаза и уши, — Джейк попытался поднять голову. Не удалось. Тогда он лег рядом с Эйприл. Думать ни о чем не хотелось.

Шло время. Откуда-то издалека до него донеслось:

— Мистер Тэлбот! Мистер Тэлбот, вы меня слышите? Джейк!

— Эйприл, — пробормотал он, вспомнив, что прижимает ее к себе. Джейк собрался с силами и с трудом откатился в сторону, а затем на него опустилась тьма.


Кейт вбежала в разрушенный вестибюль, проскочила мимо полицейских. Ей что-то кричали. Один из полицейских попытался схватить за руку, но Кейт увернулась и побежала, перепрыгивая через обломки дерева, стекла и искореженного металла.

— Эйприл! — кричала она. — Джейк! О Господи, где вы?

— Мама!

У Кейт остановилось сердце. Колени подогнулись.

Откуда-то из-под обломков камней и другого мусора появилась Эйприл, вся растрепанная, обсыпанная пылью, в разодранной одежде, и кинулась к матери.

— Ты ранена? Ранена? — бормотала Кейт.

— Нет, нет, со мной все в порядке. Но… но… — Она заплакала.

— О Боже! — вскрикнула Кейт. — Джейк…

— По-моему, он жив. Его унесли санитары вон туда. — Эйприл указала рукой в конец вестибюля.

Кейт устремилась вперед.

— Мам, подожди. — Эйприл пыталась успокоить свою обезумевшую мать. — Вот он.

Кейт подняла голову, и у нее подогнулись колени. Второй раз за последние несколько минут. Джейк стоял прислонившись к стене и разговаривал с каким-то человеком в темно-синем пиджаке и серых брюках, по виду полицейским.

Как только он ее увидел, с его лица исчезло угрюмое выражение. Через мгновение Кейт и Эйприл оказались в его объятиях.

Они не отпускали друг друга довольно долго, затем Джейк повернулся к человеку, стоявшему рядом:

— Детектив Марш, это Кейт Роуз, мать Эйприл.

— Вы тоже здесь были? — мрачно осведомился детектив.

— Нет, я оказалась в нескольких кварталах отсюда. Я знала, что Джейк и Эйприл здесь, и поэтому, когда услышала о взрыве… — Она судорожно вздохнула.

— Не волнуйся, — проговорил Джейк.

Только сейчас она увидела, что брючина у него разрезана, а бедро перевязано.

— Что? Тебя сильно ранило?

— Чем-то задело ногу, но не сильно. Не переживай, со мной все хорошо. С плечом дело похуже, видимо, какое-то время оно еще будет болеть, но перелома, кажется, нет.

— А что здесь случилось?

— Вот это настоящий вопрос. — Джейк бросил взгляд на детектива.

— Прошу меня извинить, мэм, но я хотел бы закончить разговор с мистером Тэлботом, — сказал Марш, и Кейт нехотя отпустила руку Джейка. Они с дочерью отошли в сторону.


Джейк, старший менеджер и несколько служащих отеля стояли тесной группой и беседовали с полицейскими чинами. От прекрасного интерьера вестибюля почти ничего не осталось. Великолепная отделка стен, которой так гордился Джейк, законченная всего несколько дней назад, была полностью уничтожена. Наверное, все это можно было как-то восстановить, но пропали месяцы упорного труда, не говоря уже о затраченных средствах.

Это было чудовищно. Только теперь, осознав, что Эйприл и Джейк живы, Кейт смогла наконец подумать о том, какое неслыханное злодейство учинил здесь какой-то мерзавец. Но почему? Почему? Как и всякий террористический акт, это преступление, с точки зрения здравого смысла, было совершенно глупым. Чистой воды вандализм. Когда человек с целью ограбления разбивает окно, ломает дверь или стену, это ужасно, но все же мотивы понять можно. Корысть, алчность, все, что угодно.

Но это…

Из обрывков разговоров Кейт уяснила, что взрыв произошел на кухне. Пока ясно одно: это не простая утечка газа, а результат сознательных действий преступника или преступников. К счастью, мощность взрыва оказалась незначительной, поэтому была разрушена только часть первого этажа. Больше всего пострадали, разумеется, кухня и вестибюль. Двухэтажные окна остались целы, но все остальные были разбиты. Осколки стекол, разлетающиеся с огромной скоростью, могли серьезно поранить. Кстати, Джейку в ногу впился именно осколок стекла.

Радовало только, что обошлось без жертв. Ведь все могло закончиться гораздо хуже.

На кухне в это время, к счастью, никого не было. И вообще в непосредственной близости от источника взрыва людей не оказалось. Вестибюль также был почти пуст.

Разумеется, никто ничего не видел. Преступник проник незамеченным в отель, сделал свое черное дело и благополучно ускользнул. Время для исполнения террористического акта было выбрано не случайно, поскольку через неделю намечалось торжественное открытие отеля.

Джейк подошел к ним.

— Больше всего пострадала кухня, — сказал он. — Там вообще ничего не осталось. И здесь, в вестибюле, тоже придется немало поработать. — Он поморщился.

— Но почему, Джейк?

— Не знаю. Похоже, — он словно размышлял вслух, — акция в торговом центре и это событие каким-то образом связаны.

— Все равно сейчас ничего выяснить не удастся, — вздохнула Кейт и добавила: — Поехали, тебе надо отдохнуть.

— Ты совершенно права, мама, — подала голос Эйприл, — мистеру Тэлботу досталось больше всего. А кроме того, он спас мне жизнь. Давайте поедем сейчас домой, спаситель.

— Больше всего я переживал, что притащил сюда Эйприл, — сказал Джейк, делая знаки стоящей поодаль группе, что уходит.

— Слава Богу, что все обошлось, — сказала Кейт.

— Ты права, — согласился Джейк и пристально на нее посмотрел. — Я счастлив, что у меня есть ты и что пока Провидение к нам милостиво. — Он помолчал. — А теперь отвези меня домой.


Однако к нему домой они сразу не поехали. Джейк и Кейт заставили Эйприл показаться врачу. Они заехали в ближайшую клинику скорой помощи. Эйприл, конечно, протестовала, но что поделаешь с этими взрослыми — вечно волнуются.

Сидя в приемном покое, Кейт вдруг вспомнила, в каком состоянии выбежала из ресторана, и заставила себя позвонить Джиллиан. Скупо изложив суть дела, она быстро закруглилась:

— Я расскажу тебе потом. Они живы, и это главное.

— Ты о себе тоже подумай, — проговорила Джиллиан перед тем, как положить трубку.

Кейт опустилась в кресло. А через несколько минут появилась сияющая Эйприл.

— Со мной полный порядок, — объявила она. — Сказали, что хоть сейчас могу лететь в космос. Только небольшие царапины. Так что давай лучше займемся мистером Тэлботом.

Они снова сели в «бронко».

— Никогда еще за мной не ухаживали сразу две медсестры. Да еще такие очаровательные. — Джейк откинулся на сиденье и закрыл глаза.

— А мы что, останемся у вас на всю ночь? — внезапно озарило Эйприл.

— А как же.

Видимо, шок, перенесенный Джейком, давал себя знать. Когда они подъехали к дому, он упорно отказывался открыть глаза. Кейт пришлось его даже встряхнуть.

— У тебя голова не кружится? Не тошнит? — обеспокоенно спрашивала она. — Ведь у тебя вполне может оказаться сотрясение мозга.

— Успокойся, дорогая. С головой у меня все в порядке, — усмехнулся он.

— Но надо было проверить.

Они вошли в лифт.

— Мне показалось, что врачи «скорой помощи», там, в отеле, осмотрели мистера Тэлбота очень внимательно, — произнесла Эйприл.

— Послушай, Эйприл, — вдруг сказал Джейк, — мы ведь с тобой теперь вроде как породнились. — Услышав эти слова, Кейт вздрогнула и побледнела. — Еще бы, такое боевое крещение. Это ведь почти как на войне. Поэтому я постановляю: отныне мы будем называть друг друга на «ты» и только по имени. Больше чтобы никакого мистера Тэлбота я от тебя не слышал. Понятно? Зови меня просто Джейк.

— Хорошо, Джейк, — широко улыбнулась Эйприл и получила в ответ не менее широкую улыбку.

Оказавшись в квартире, она скинула туфли, шагнула на толстый кремовый ковер и завосклицала, как здесь роскошно, великолепно, просторно и так далее и так далее.

— Тебе туда. — Джейк показал на дверь в конце коридора. — Это комнаты для гостей. Иди располагайся и чувствуй себя как дома. Спальня направо, ванная налево.

— Спокойной ночи. — Эйприл шутливо отдала честь.

Кейт вошла следом за Джейком в спальню.

— Погоди минутку, я пойду посмотрю, как там она.

— Возвращайся скорей, — прошептал Джейк, осторожно ложась на спину.

Эйприл, что называется, спала на ходу. Кое-как снять одежду она еще смогла, а вот умыться и добраться до постели ей помогла мать.

— Я приду к тебе, согрей для меня место, — сказала она уходя, и Эйприл, зевая, кивнула.

Когда Кейт объявила Джейку, что собирается спать с дочкой, тот вцепился в нее и силой усадил на постель рядом с собой.

— Ты бросишь меня в таком состоянии?

— Не прямо сейчас. — Она погладила его по голове.

— Мне надо принять душ.

Здесь Кейт пришлось действовать с большой осторожностью. Губкой она смыла с него пыль, сажу и грязь, стараясь при этом не замочить раны.

— Вот это да, вот это хорошо. — Джейк забрался в постель. Вдруг он нахмурился: — Кстати, в этой суматохе я забыл даже спросить: как прошла вечеринка?

— Вечеринка? — Кейт тихо засмеялась. — Все было прекрасно до тех пор, пока я не сорвалась с места и не ринулась к дверям. Мой ухажер, наверное, решил, что я истеричка.

Джейк усмехнулся:

— И все-таки чем вы там занимались?

— Не знаю. Чем обычно занимаются в ресторане? Ели… разговаривали… на десерт пили ирландский кофе…

— Ну и какое у тебя о нем создалось впечатление?

— Мужчина как мужчина. Симпатичный. — Увидев, как Джейк насупился, она поспешно добавила: — Но единственное, о чем я могла там думать, это…

— О чем же?

— О тебе. О нас. Я не могла дождаться момента, когда можно будет сбежать. Вчера ты заговорил о том, чтобы нам пожениться. Так вот, все время, пока я ужинала в этой компании, у меня из головы не выходили твои слова. Мне очень хотелось быть с тобой. А потом, когда сообщили о взрыве… — Она передернула плечами.

— Иди сюда. — Джейк притянул ее к себе.

— Не делай резких движений, тебе же больно, — забеспокоилась Кейт.

— Ничего, не развалюсь, — усмехнулся он, расстегивая пуговицы на ее блузке.

И вот наконец наступил момент, которого она так ждала: он прижался к ней, ноги их переплелись.

— Тебе в самом деле не больно? — спросила Кейт.

— Мне замечательно…

У Кейт мелькнуло, не сказать ли ему сейчас об Эйприл, но она тут же отмела эту идею, посчитав, что на сегодня потрясений для Джейка достаточно. Он и так уже побывал в аду.

Горячие губы Джейка прильнули к ее губам. Волна желания нахлынула на Кейт. Это было похоже на мираж, на какое-то чудо.

— Я люблю тебя, — прошептал он.

— А я люблю тебя еще больше, — выдохнула Кейт. — Твоя нога! — забеспокоилась она.

— Я ее сейчас просто не чувствую. И забудь о моих ранениях, дорогая. Удели лучше внимание здоровым частям моего тела.

Ответом ему был ее мелодичный смех.


Кейт с трудом разлепила глаза. Кто-то колотил в дверь. Лежащая рядом Эйприл пошевелилась, но не проснулась. «Неужели Джейк не слышит?» — подумала Кейт, поднимаясь с постели. Она надела блузку и брюки, пригладила волосы. Выйдя в коридор, она услышала, как шумит душ, и поняла, почему Джейк не идет открывать.

На пороге стоял Филипп.

— Где Джейк? — спросил он, нисколько не удивляясь, что открыла ему Кейт. — Как он? Я узнал о взрыве, и мне сказали, что он был там.

— С ним все в порядке, — сказала она. — Кажется, сейчас он в душе.

— Вам кажется? — Филипп с недоверием смотрел на Кейт.

— Утром я его не видела, — усмехнулась она. — Мы с дочкой спали в другой комнате.

— Вот как? — Тэлбот прошелся по гостиной. — Значит, вы были с ним, когда это случилось?

— Нет, меня не было. Только Эйприл. С ней тоже все хорошо, — торопливо проговорила Кейт под испытующим взглядом Филиппа. — Им повезло. Вообще всем повезло.

— Все-таки что же там случилось? — спросил Филипп, разваливаясь в кресле.

Такого она его еще не видела. Непричесанный, кое-как одетый, должно быть, едва узнав о происшествии, он сразу побежал сюда.

Кейт рассказала о случившемся, что знала. Филипп слушал с каменным лицом.

— Детектив Марш там был?

— По-моему, был. Это как-то связано с предыдущим актом в торговом центре, — заметила Кейт. — Во всяком случае, Джейк так считает.

— Глупости все это. — Филипп вскочил. — Просто совпадение, и все.

Кейт не ответила. Она знала только то, что сказал Джейк, но считала, что за этим что-то стоит. Ясно, что и детектив был того же мнения.

Открылась дверь. Появился Джейк, без рубашки и в шортах.

— Что случилось? — спросил он Филиппа.

— Это тебя надо спросить, что случилось. Мне сказали, что ты чуть не погиб!

— Ну, это сильно преувеличено. — Джейк провел рукой по волосам. — Правда, в душе пришлось проявить сноровку, чтобы не замочить вот это. — Он похлопал по повязке.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила Кейт. Если бы не Филипп, она бы бросилась ему на шею.

— Прекрасно. — Джейк сделал движение в ее сторону и поморщился от боли.

— Видно, не так уж и прекрасно. — Кейт подбежала к нему, помогла сесть в кресло. И сама примостилась рядом.

«Филипп смотрит? Пошел он к черту, этот Филипп».

Однако Филиппу было совсем не до того.

— Как это случилось? — спросил он.

— Кто-то организовал взрыв газа на кухне. И все могло быть гораздо хуже. Сейчас этим занимается детектив Марш.

— А разве случайность исключается? — Филипп с тревогой смотрел на брата.

Джейк пристально посмотрел на него.

— Скорее всего да, — ответил он и после небольшой паузы добавил: — Марш считает, что это кто-то из обиженных, бывших служащих фирмы.

— Вот еще. Я в это не верю. — Филипп судорожно вздохнул. — Господи, Джейк, неужели ты считаешь, что это было направлено против тебя лично?

Тэлбот нахмурился.

— Разве я так сказал? Если хочешь знать, я вообще оказался там случайно. И никто о моих планах не знал. Марш говорит, что этот акт предупредительный, с целью запугать. Преступник специально выбрал такое время, когда на кухне и в вестибюле никого не было.

— А кто имел доступ на кухню? — быстро спросил Филипп.

— Списки уже составлены.

— Списки? — спросила Кейт.

— Да, списки работников «Западного берега», которые могли быть каким-либо образом причастны к этому инциденту, а также бывших служащих фирмы «Тэлбот».

Минуты две длилось молчание. Филипп нервно прохаживался по комнате.

— Не нравится мне все это, — сказал он наконец.

— Мне тоже, — ответил Джейк и поморщился. — И придется позвонить отцу.

Филипп с усмешкой посмотрел на него:

— Это уж твоя привилегия.

Джейк фыркнул.

Когда Филипп ушел, Кейт встала.

— У тебя есть из чего приготовить завтрак?

— Тартинки из кукурузы. Инструкция на коробке.

— Меня бы больше устроили яйца, бекон, тосты и свежие фрукты, — сказала Кейт.

— Возможно, что-нибудь из этого ты найдешь в холодильнике. — Он послал ей воздушный поцелуй, и Кейт отправилась на кухню.

Эйприл появилась как раз вовремя. Когда Кейт накрывала на стол.

— Я чувствую себя, как будто извалялась в гов… — Она запнулась и поправилась: — Я чувствую себя, как будто меня переехал грузовик.

— Рад тебя видеть в добром здравии, — приветствовал ее Джейк.

Эйприл улыбнулась:

— Я тоже рада вас видеть… Джейк. На «ты» пока я вас называть стесняюсь, вы уж извините, Джейк.

Кейт вся напряглась. Она никогда не думала, что может возникнуть подобная ситуация. «А что произойдет, когда откроется правда? Что скажет Джейк? А Эйприл?»

— Мам, а ты как? — спросила Эйприл, заметив, как побледнела Кейт.

— Никогда не чувствовала себя лучше.

Джейк тоже посмотрел на нее. Они были удивительно похожи — те же самые глаза, те же самые линии рта, та же манера держаться.

— Ешьте, а то остынет, — быстро сказала Кейт, чувствуя себя неуютно под их испытующими взглядами.

«Скоро, очень скоро им предстоит узнать правду».

Глава 16

Субботу и воскресенье они провели порознь. Джейк остался заниматься делами, а Кейт помогала Эйприл готовиться к первому дню съемок. К счастью, царапины у дочери оказались небольшими и видны не были. К тому же у нее появился новый герой — Джейк Тэлбот, и она стала настоящей патриоткой фирмы «Тэлбот индастриз».

Вечером у их дома остановилась машина Джейка.

— Не хочешь съездить со мной и нанести визит моим родителям? — заявил он с порога.

— К твоим родителям! — У Кейт закружилась голова. — Что за блажь?

— Мне надо поговорить с отцом о последних событиях. Мы уже беседовали по телефону, но он хочет увидеть меня лично, чтобы удостовериться, что я действительно цел. А я подумал, это хороший предлог еще раз познакомить вас.

— Джейк!

— Я знаю. Все знаю. Но рано или поздно надо будет это сделать. К тому же они теперь совсем не такие, какими были тогда.

— Вот в этом я сильно сомневаюсь, — пробормотала Кейт и отправилась за свитером.

По дороге в Лейкхевен Кейт почти все время молчала. Конечно, этого не избежать. Они с Джейком решили пожениться, а такое событие без участия родителей не обойдется.

Кейт смотрела на проносящиеся мимо дома и деревья. С каждой пройденной милей ее тревога все росла. В последний раз встреча с Филиппом и Мэрилин Тэлбот закончилась тем, что она упала в обморок. Так и не сказав, что беременна от их сына.

Появились первые постройки Лейкхевена. Джейк сжал руку Кейт. Она не была здесь много лет. Однажды, когда Эйприл было около десяти, Кейт взяла ее сюда на прогулку, просто так, без определенной цели. Бен в это время отправился на деловую встречу, которая проходила в заповеднике Маунт-Худ примерно в двух часах езды от Портленда. Вместо того чтобы направиться на восток, навстречу супругу, Кейт поехала на запад, а когда показался поворот на Лейкхевен, она вдруг резко повернула руль.

Улицы показались ей старыми, маленькими и какими-то усталыми. Единственное, что видела там Кейт, — это свою погубленную юность и разбитые мечты.

Поэтому сейчас, въезжая в город, она ничего хорошего не ждала. Но, подняв голову, увидела над витринами вполне современных магазинов ярко-голубые тенты, большое количество новых кафе, столики, выставленные на тротуар, «двойные магазины» — с гастрономом с одной стороны и экспресс-шопом — с другой.

Кейт вскрикнула:

— Ого!

— Да, здесь все очень сильно изменилось.

Она посмотрела на Джейка и увидела, что тот сжал губы и смотрит прямо перед собой. Ей показалось это странным.

— А что, разве это плохо?

Он пожал плечами. Как ей объяснить, что каждое посещение Лейкхевена было для него мукой. Каждый раз, встречаясь с родителями — а такие визиты в последнее время не были частыми, — он испытывал те же чувства, что и в далекой юности. Как будто ему на голову набрасывают толстое одеяло. Зачем говорить об этом Кейт, если она и без того волнуется. А ему так хотелось, чтобы она сегодня поехала с ним.

Подъехали к дому Тэлботов. Вот здесь не изменилось ничего. Все было точно таким, каким сохранилось в памяти Кейт, — солидным и враждебным. Ее взгляд скользнул по бетонной дорожке, которая, ответвляясь в сторону, вела к коттеджу для гостей, расположенному в южном конце участка.

— Конечно, нам бы лучше отправиться вон туда. — Джейк кивнул в сторону коттеджа. — Хотя сейчас у меня с собой нет ни одеяла, ни спального мешка.

— Я бы согласилась обойтись и без них, — отозвалась Кейт.

Джейк вздохнул, наклонился и нежно погладил ее по щеке:

— Все будет хорошо.

Вот в этом Кейт не была уверена. Она хорошо помнила, как на нее смотрели Тэлботы тогда, и никакое время не могло заставить ее забыть унижение и отчаяние, которые она пережила в тот день.

Джейк взял ее за руку и, слегка прихрамывая, повел на веранду. Перед дверью они напряженно остановились. Джейк нажал на кнопку. Звонок гулким эхом отозвался в глубине дома. Кейт поежилась, и Джейк обнял ее.

— Успокойся, — прошептал он.

Кейт хотела прижаться к нему, но, услышав шаги за дверью, отпрянула.

Открыл сам Филипп Тэлбот-старший. Он равнодушно скользнул взглядом по Кейт и просветлел, лишь узнав сына.

— Джекоб, это ты? Мать уже перестала надеяться, что ты приедешь.

— Я говорил ей, чтобы раньше семи меня не ждала, — произнес Джейк.

— Но ты ведь ее знаешь: когда это касается тебя, то семь у нее означает пять. — Бывший глава фирмы протянул руку Кейт: — Прошу вас, проходите. Не знал, что Джекоб приедет с такой очаровательной спутницей. Меня зовут Филипп Тэлбот.

— Да… очень приятно познакомиться с вами, мистер Тэлбот. — Пожимая ему руку, Кейт бросила отчаянный взгляд на Джейка.

— Отец, это Кейт Роуз, — проговорил он мягко. — Ты встречался с ней раньше.

— В самом деле? — Филипп внимательно посмотрел на Кейт.

— Мы учились в одном классе, — добавил Джейк.

Филипп наморщил лоб, но было ясно, что он ее не помнил. Это Кейт вполне устраивало. Они вошли в гостиную. Ту самую, где восемнадцать лет назад разыгрались драматические события, определившие судьбу ее, и Джейка, и… Эйприл. У Кейт вспотели ладони.

Мэрилин Тэлбот внимательно посмотрела на нее поверх очков. Она постарела. И Филипп тоже. Теперь, при свете, Кейт хорошо это видела. У Мэрилин появились морщины, шея стала дряблой, а волосы поседели. Филипп же вообще стал совсем седым, а его бульдожья челюсть теперь подпиралась двойным подбородком. И потучнел он тоже.

— Дорогая, это приятельница Джекоба, Кейт Роуз. Он говорит, что я с ней прежде встречался, но, представляешь, хоть убей, не помню.

— Да, — улыбнулась Мэрилин, протягивая руку Кейт, — она уже была у нас в доме. Хотите что-нибудь выпить? — Она прошла к столику и налила себе скотч.

«Второй раз в жизни», — совершенно не к месту вспомнил Джейк. Когда им предложили выпить, Джейк налил два бокала бренди.

Протягивая один Кейт, он лукаво подмигнул ей. Кейт кисло улыбнулась.

— Мы слышали о взрыве, — сказала Мэрилин Джейку. — Как ты себя чувствуешь?

— К счастью, никто серьезно не пострадал, — ответил тот. — Но повезет ли так в следующий раз?

— В следующий раз? — нахмурился Филипп-старший.

Джейк кивнул:

— Поговорим об этом позднее.

— Ну и как вы поживаете, Кейт? — Мэрилин села в кресло. Бокал в ее руке подрагивал.

— Прекрасно, — выдавила из себя Кейт.

— Все-таки напомните мне, когда мы встречались? — рассеянно спросил Филипп. Было совершенно ясно, что его мысли сейчас заняты другим.

Мэрилин бросила на него холодный взгляд.

— Кейт и я, мы любили друг друга, когда учились в школе, — проговорил Джейк беззаботным тоном. — Так получилось, что я уехал на все лето, и это разрушило наши планы на то, чтобы пожениться.

Губы Мэрилин вытянулись в тонкую ниточку.

— Вот оно как, — пробормотал Филипп и нахмурился еще больше.

— Разве вы не замужем? — спросила Мэрилин.

— Была. Мой муж умер шесть месяцев назад. — У Кейт язык стал словно деревянный. Боже, она знала, что будет скверно, но не ожидала, что настолько.

— Вот оно как. — Мэрилин улыбнулась одними губами.

Джейк вздохнул. Ему было жалко свою мать, которая добровольно заперла себя в тюрьму, воздвигнутую из предрассудков.

— Мы с Кейт решили пожениться, — сказал он.

Кейт рот раскрыла от изумления.

— О Господи! — не сдержалась Мэрилин.

На лице Филиппа не дрогнул ни один мускул.

У Кейт кружилась голова. Вся сцена казалась ей какой-то сюрреалистической. Они с Джейком еще ничего толком не решили. Она думала, что если это когда и случится, то где-то в отдаленном будущем, а тут…

Джейк обнял ее. Кейт вдруг подумала, что он использовал ее в своей непрекращающейся необъявленной войне с родителями.

— И когда же… свадьба? — еле слышно спросила Мэрилин.

— Пока не знаем. Но в долгий ящик мы это дело откладывать не станем.

Филипп кашлянул в кулак.

— Хм, а в таком случае… как водится, примите наши поздравления. — И у него это получалось почти любезно. — Добро пожаловать в нашу семью… Кейт.

— Спасибо, — пробормотала она.

— Да, — эхом отозвалась Мэрилин. — Добро пожаловать.

— Джекоб, пошли ко мне в кабинет, — произнес Филипп. — Нам надо многое обсудить.

— Пошли, — ответил Джейк и повернулся к Кейт: — Я тебя оставлю ненадолго. Не возражаешь?

— Будем надеяться, что ты застанешь меня целой и невредимой. — Она растерянно улыбнулась.

Остаться наедине с Мэрилин Тэлбот? Смертный приговор и то лучше. Как только отец с сыном покинули гостиную, Кейт встала и принялась ходить по комнате. Сидеть ей почему-то было страшно. Мэрилин, напротив, казалось, окаменела в своем кресле. Но через минуту она предложила Кейт сесть.

Кейт присела на краешек кресла. Смущаясь под внимательным взглядом Мэрилин, Кейт лихорадочно сделала глоток бренди.

— Значит, прошло столько лет и вы снова с Джекобом.

Кейт кивнула.

— Я не собираюсь извиняться за то, что случилось, — продолжала Мэрилин, но у Кейт было впечатление, что она разговаривает скорее сама с собой, чем с ней. — Как и любая мать, я желала своему сыну счастья. Не получилось. Жизнь, знаете ли, полна сюрпризов, и большинство из них неприятные.

— Лично мне так не кажется, — подала голос Кейт.

— Да? А как насчет этого… этого теракта? — Она махнула рукой и, прежде чем Кейт смогла вставить хотя бы слово, перешла к другой теме: — Когда Джекоб был в Европе и я сказала вам о его невесте, вы упали тогда в обморок. Это было здесь, в холле. Это тоже был один из неприятных жизненных сюрпризов. Вы так не считаете?

— Да, для меня это было потрясением. — Кейт усмехнулась. — Но, как потом выяснилось, это не было правдой.

— Что вы имеете в виду? — Мэрилин вскинула брови.

— На самом деле Джейк не был помолвлен.

— Чепуха, — отмахнулась Мэрилин. — Мы с ее родителями уже обо всем договорились. Никто не предполагал, что Джейк и Селия… что у них ничего не получится. — Она крепко сжала бокал и, опустив глаза, казалось, удивилась, что он пуст.

Кейт поднялась, хотя ее об этом не просили, и налила ей скотч.

— Могу признаться, — произнесла Мэрилин Тэлбот, благосклонно принимая у Кейт бокал, — что совершила ошибку. Селия и Джейк были ужасной парой. После этого я сдалась. Пусть Джекоб устраивает свою жизнь сам, как и брат.

От Кейт не ускользнула прозвучавшая в ее голосе насмешка. Некоторое время они просидели в тишине, потягивая каждый свою выпивку. Алкоголь возымел действие. Кейт расслабилась. Мэрилин, видимо, тоже. Она сняла очки и пожала плечами.

— Я думала, девушка откуда-то из предместья, из хм… не совсем благополучной семьи… ну зачем такая нужна моему Джейку. Я все время переживала по этому поводу, просто была больна. — Она хрустнула пальцами. — Ну а вы, я вижу, времени даром не теряли. Вышли замуж. Очень правильный шаг. А знаете, я о вас почти забыла. У вас есть дети?

Кейт облизнула губы.

— Дочка. Ее зовут Эйприл.

— Сколько ей?

Кейт показалось, что мать Джейка что-то вычисляла в уме.

— Семнадцать.

— Семнадцать. Боже, такая юная. В каком она классе?

— На следующий год оканчивает школу. Через неделю начало занятий. Сразу после Дня труда[14]. Трудно даже вообразить, что мой ребенок так вырос.

— Дети растут быстро, это верно, — задумчиво протянула Мэрилин. — А когда ей исполняется восемнадцать? Если я не ошибаюсь, именно в этом возрасте они становятся по-настоящему взрослыми.

— Да. — Кейт начала нервничать.

Джейк никогда не расспрашивал ее об Эйприл так подробно. Видимо, не считал нужным. Но, что бы там ни было, Мэрилин была женщиной умной. Не может быть, чтобы она забрасывала удочку просто так. Скорее всего она уже что-то подозревала. Если Кейт скажет сейчас, что дочка родилась в январе, то та быстро сообразит, что зачата Эйприл в апреле. И поэтому муж Кейт отцом девочки ни при каких обстоятельствах быть не может. Сроки не сходились.

— День рождения Эйприл десятого июня, — солгала она, сознавая, что тем самым роет себе могилу. Но это было бы несправедливо, почти преступно, чтобы мать узнала правду раньше Джейка.

Обнаружив, что ее догадка не подтвердилась, Мэрилин склонила голову.

— Очень хорошо, что вы не назвали ее Джун[15], — пошутила она. — У меня есть тетка. Я ее терпеть не могу. Ее зовут Джун.

Услышав это замечание, Кейт похолодела — насколько Мэрилин была близка к истине.

К моменту возвращения Джейка они были почти приятельницами. Он внимательно посмотрел на Кейт и, видимо, остался доволен.

Кейт встала. В голове гудело — то ли от бренди, то ли от нервного напряжения, а скорее всего от того и от другого.

— Перед отъездом я хотел бы посмотреть наш коттедж для гостей, — сказал Джейк.

— Он не заперт, — отозвался отец.

Они распрощались и вышли на веранду. Кейт перевела дух.

— Видишь, — улыбнулся Джейк, — все прошло не так уж плохо.

— Да. Но ты тоже боялся. Я знаю, боялся.

— Боялся, — признался он. — Но, как я говорил, они теперь стали другими. Они как-то неожиданно сникли, потеряли ко всему интерес.

Кейт очень хотелось, чтобы он оказался прав. Относительно ее самой — она не сомневалась — вердикт скорее всего еще впереди.

«А что будет, когда они узнают правду?»

— По поводу теракта у твоего отца есть какие-то соображения? — спросила Кейт.

— Ничего определенного. Но он рад, что обошлось без жертв.

Домик для гостей почти весь захватила в свои объятия невероятно разросшаяся глициния. Теперь ее ствол был толщиной как у дубка средних размеров. Чтобы открыть входную дверь, Джейку пришлось приложить усилия.

Внутри было душно и пахло сыростью. Весь пол покрывали сухие листья, в углу валялось старое одеяло. В голове у Кейт завертелись воспоминания. В этом домике много лет назад они занимались любовью.

— Ну как тебе здесь? — прошептал Джейк. Чувствовалось, что его настроение явно улучшилось. Он считал проведенный с родителями вечер очень удачным. Не в пример Кейт.

— Только не думай, что я лягу с тобой сюда, в эту грязь, — заявила она. — Этого еще не хватало.

— А где же твоя безрассудность, любовь моя? Где ты ее растеряла? — Джейк притянул Кейт к себе. — Когда приедем, ты останешься у меня.

— Ммм… — Она закрыла глаза и уткнулась ему в плечо. — Не знаю. Во-первых, Эйприл дома одна, к тому же завтра на работу. Я думаю, самое разумное сразу отправиться в постель.

— Отличная идея.

— Каждый в свою, — улыбнулась Кейт.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь, — хрипло пробормотал Джейк, скользя языком по ободку ее уха. А затем приник к ее губам.

— На это одеяло я ложиться не буду, — прошептала Кейт в паузах между поцелуями, которыми Джейк покрывал ее рот, щеки и подбородок. А потом обняла его и вздохнула: — В принципе, этим можно заниматься и стоя.

Джейк стянул с нее свитер и начал расстегивать блузку. Изнемогавшая от духоты, Кейт была не прочь освободиться от части одежды. И вот уже блузка расстегнута. Теперь Джейк возился с застежкой бюстгальтера. Впрочем, недолго. Кейт вздохнула, и ее груди легли в его ладони.

— Боже мой, Кейти, ты прекрасна, — прошептал он, лаская набухший бутон.

Кейт схватила Джейка за плечи. Желание переполняло ее настолько, что хотелось кричать. Она застонала. Джейк приник к ее восхитительному бутону.

— Пожалуй, лучше сесть на пол. — Кейт соскользнула вниз. — Твоя нога. Тебе же больно стоять.

Он опустился рядом.

— Джейк! — прошептала Кейт. — Почему ты вдруг вылез насчет того, что мы поженимся?

— Я хотел, чтобы она знала, — с трудом ответил он.

— А зачем она?.. О, Джейк… — Его язык коснулся ее языка.

— Не надо больше ничего говорить, — взмолился он. — Потом…

Джейк потянул молнию на ее джинсах. Кейт потеряла рассудок. Совершенно ослабевшая, она наблюдала, словно сквозь туман, как Джейк раздевает ее. Последнюю точку он поставил, подцепив пальцем мало что прикрывающие кружевные трусики и стянув их. А затем приблизился к средоточию ее женственности.

— Пожалуйста… пожалуйста… — Кейт выгнулась. Ей казалось, что она сейчас умрет от желания.

Он осторожно взял ее руки и приложил их к тому месту, где у него были туго натянуты джинсы. Как только Кейт коснулась молнии, Джейк застонал и уткнулся лбом в ее голое плечо.

Вся охваченная огнем, действуя не менее проворно, Кейт быстро сняла с него брюки и трусы.

— Кейти… — прошептал Джейк.

— Ты сказал, что не надо ничего говорить! — выдохнула она.

— Я люблю тебя.

— А я люблю тебя еще боль… О-о-о! — В это мгновение он вторгся в нее, и так глубоко, что она закричала, но не от боли, а от удовольствия…

— В следующий раз… обязательно привезу с собой одеяло, — говорил Джейк, тяжело дыша.

Кейт засмеялась:

— Восемнадцать лет назад у нас с тобой было здесь больше комфорта.

— Нет, — вяло улыбнулся он и потянулся за своей одеждой. — Сейчас гораздо лучше.

Кейт встала, и Джейк застыл, потрясенный ее красотой. Длинные ноги дивной формы и соединяющий их вверху треугольник густых мягких каштановых волос, стройная талия, нежная кожа, груди, которые, казалось, созданы для того, чтобы их ласкать. И в довершение ко всему ангельское лицо. Она была чарующе восхитительна. Долгие годы Джейк пытался забыть ее внешность, настроить себя против этой, как он считал, расчетливой и амбициозной эгоистки. И вот теперь, любуясь, он понимал, что все его усилия были напрасны. Ее припухших от поцелуев мягких розовых губ коснулась улыбка. Ресницы трепетали, а глаза… о, эти пленительные глаза, одновременно чистые и загадочные.

— Есть еще одна причина, почему я привел тебя сюда, — сказал Джейк, вставая.

Кейт надевала джинсы. Накрашенный розовый ноготь большого пальца ее ноги чуть высунулся из брючины наружу. Ничего более сексуального Джейк никогда в своей жизни не видел.

— Что за причина? — спросила она.

— Сейчас скажу.

Кейт застегнула джинсы и натянула блузку. Джейк тоже надел джинсы, но еще был без рубашки.

— Какая причина, милый? — снова спросила Кейт, прижавшись щекой к его груди.

— Вот это. — Тэлбот извлек из кармана небольшую черную коробочку.

Кейт открыла ее дрожащими пальцами. На черном бархате лежало кольцо с крупным бриллиантом.

— О Джейк.

— Именно такое я хотел купить тебе много лет назад. — Он усмехнулся. — Может быть, это к лучшему, что пришлось подождать.

Видя, как Кейт взволновалась, Джейк взял кольцо и осторожно надел ей на палец. Бриллиант вспыхнул и засиял всеми своими гранями. Помолвка состоялась.

— Я не могу в это поверить, — выдохнула Кейт.

— Ну, так ты согласна выйти за меня замуж? — спросил Джейк.

У Кейт неожиданно пропал голос, поэтому она только улыбнулась и кивнула.

— Выходи за меня, — прошептал он, целуя ее. — Выходи за меня поскорее.

— Когда захочешь, — ответила она.

— В таком случае давай обсудим все прямо сейчас, потому что мне не терпится создать семью!

Глава 17

Кейт натянула на себя одеяло и, несмотря на то, что было жарко, зябко поежилась. Никакая жара не могла растопить лед в ее душе. Бриллиант на пальце лукаво подмигнул, как будто насмехаясь.

«Мне не терпится создать семью…»

У Кейт была еще одна ужасная тайна: она больше не могла иметь детей.

Совершенно того не желая, она присовокупила к первой лжи еще одну.

Вчера в домике для гостей Джейк сказал ей еще кое-что:

— Понимаешь. Мне всегда очень хотелось иметь детей. Ребенка. С Селией у нас не получилось. И слава Богу. Это я сам постарался, мысли не допускал, что у нас с ней могут быть дети. И вообще я расстался с мечтой о том, что когда-нибудь встречу такую женщину, с которой захочу иметь детей. Это потому, что я никого, кроме тебя, никогда не любил. Понимаешь? Но теперь, когда мы вместе, все меняется. Верно? — Он с тревогой посмотрел на нее.

— Но сейчас у меня голова совсем не соображает, — прошептала Кейт.

Джейк пытался поймать ее взгляд.

— Но ты же хочешь детей? Я имею в виду еще одного ребенка?

— Мне бы очень хотелось иметь еще одного ребенка, — проговорила она. — Но я… ты так торопишься.

— Да, тороплюсь. Потому что и так потеряно много времени.

— Но я люблю тебя. И хочу быть с тобой.

— Ну а как насчет моего предложения? — с надеждой спросил он.

Сказать правду сейчас было немыслимо.

— Конечно, я хотела бы иметь от тебя ребенка, — медленно произнесла Кейт. — Я не могу представить, что может быть лучше.

— В таком случае все в порядке! — облегченно вздохнул он, и на его лице расцвела безбрежно-широкая улыбка. — Этот вопрос мы будем решать как можно скорее. Как только ты окажешься готова!


Все время, пока они ехали назад, и теперь дома Кейт была как в тумане. Она фальшиво улыбалась, чтобы Джейк ничего не заподозрил. А тот все заливался соловьем, строил планы, и радости его не было предела.

Но детей у нее больше не будет! Бен очень хотел своего ребенка, но почему-то не получалось. Тогда он сходил и проверился. Выяснилось, что у него никаких проблем нет. Значит, дело было в Кейт. Проверяться она не стала, и так ясно, что она бесплодна. Правда, Кейт из-за этого особенно не переживала, радовалась только, что Бог все же послал ей свое благословение — Эйприл.

Таким образом в их намечающемся супружестве возникла дополнительная сложность. Джейку уже готов сюрприз, а тут он получит еще один. Да какой! У него не будет больше детей.

От невеселых размышлений Кейт отвлек стук в дверь.

— Заходи.

— Я хочу поговорить с тобой. — В спальню заглянула Эйприл.

— Пожалуйста.

Дочка выглядела встревоженной и даже какой-то растерянной. «Завтра начинаются репетиции», — вспомнила Кейт и почувствовала себя виноватой: полностью погрузилась в свои проблемы и совсем забыла о ребенке.

— Ты хочешь повторить со мной свою роль? — Она указала на место на постели рядом с собой.

— Об этом позже. Сейчас я пришла совсем по другому поводу.

— Не можешь забыть взрыв в отеле?

— Нет, нет…

— Тогда что?

Эйприл взглянула на кольцо с бриллиантом, и Кейт затаила дыхание. О помолвке она сказала дочери еще вчера вечером, и ей показалось, что сообщение Эйприл очень напугало.

— Я говорила Джейку, что не следует так торопиться, — начала Кейт, — но он…

— Нет, нет, — оборвала ее Эйприл, — не в этом дело. Я же сказала, что так счастлива за тебя! — Она улыбнулась.

— В таком случае в чем же дело?

— Мам…

— Что?

Волнение дочери было столь осязаемым, что его можно было даже пощупать. Сердце Кейт забилось сильнее. Боже, только не это! Райан. Эйприл. Она увидела это так отчетливо, что дернулась, словно ее укололи.

— Ты беременна! — прошептала Кейт.

— Что? — Эйприл от удивления раскрыла рот. — Как ты могла такое подумать?

Кейт устало закрыла глаза и перевела дух.

— Я только хотела с тобой кое-что обсудить.

— Прекрасно. Давай обсудим. — Кейт села.

— Ты с мистером Тэлботом… я имею в виду с Джейком… Ты спишь с ним?

— Эйприл! — Теперь пришла очередь Кейт обижаться.

— Я говорю так, — поспешила объяснить дочь, — потому что ты долгое время жила с папой, а в последнее время в мире все очень сильно изменилось. Существуют СПИД и другие заболевания, передаваемые половым путем. Такие, о каких ты, наверное, никогда даже не слышала. Я не говорю, что у мистера Тэлбота… Джейка… может оказаться что-то подобное. Молюсь Богу, чтобы не было! Но ты должна по крайней мере потребовать от него проверки на ВИЧ. Ты не можешь утверждать, что у него не было женщин, к тому же он был женат, ты сама говорила. Всякий раз, — произнесла дочь менторским тоном, — когда ты занимаешься с кем-нибудь сексом, ты делаешь это с каждым партнером, который когда-либо был у твоего партнера, а также с теми партнерами, с какими имели дело те партнеры, и так далее. Это надо иметь в виду.

Кейт слушала свою дочь с открытым ртом.

— Нам говорят это почти на каждом уроке здоровья, — закончила Эйприл, гордая собой. — И рисковать своим здоровьем совсем не умно. Ты моя мама, и я тебя люблю. — Ее глаза увлажнились. — И я не хочу, чтобы с тобой случилось что-нибудь плохое. Разговор я этот затеяла, потому что ты долгое время не встречалась с мужчинами. А СПИД, он, знаешь, не выбирает.

— Эйприл, милая… — Кейт не могла говорить.

— Обещай мне, что будешь соблюдать осторожность.

— Обещаю, обещаю, не беспокойся, — заверила ее Кейт.

— Слава Богу! — Эйприл плюхнулась на кровать рядом с матерью. — Я так рада, что все позади. Поверь мне, я очень долго готовилась к этому разговору.

— Я тебе очень признательна за трогательную заботу.

— А теперь ты поможешь мне повторить роль?

— Я думала, ты так и не попросишь. — Кейт обняла свое чадо.

«Как было бы хорошо, если бы так же легко рассеивались и мои собственные тревоги. Страшно подумать, что не за горами тот день, когда придется выложить правду Джейку и… Эйприл».


На следующий день Кейт вначале проводила Эйприл на съемки рекламы, а затем поехала в агентство. Дел здесь было невпроворот, так что они с Джиллиан носились по офису как угорелые. «Если так будет продолжаться и дальше, — подумала Кейт, — то придется взять еще одну сотрудницу. Если, конечно, к тому времени удастся выплатить кредит».

Было ли это потому, что среди клиентов прошел слух, что в «Тэлбот индастриз» взяли на работу не просто кого-то из «Агентства Роуз», а дочку самой Кейт Роуз? Возможно, и так, но дела в агентстве определенно шли на поправку.

Как только выдалась свободная минута, Кейт позвонила Джейку. Если бы он только видел ее в этот момент — от страха она сама на себя не была похожа.

— Привет, — услышала она в трубке родной голос. — Я очень по тебе скучаю.

— Скучаешь? — Кейт облизнула пересохшие губы. — Послушай, мне надо сказать тебе что-то очень важное. Это следовало сделать уже давно, но я все не могла собраться духом.

— Что-то изменилось? — осторожно спросил он.

— Ты же знаешь, как я к тебе отношусь, — поспешно отозвалась Кейт. — Просто мне нужно встретиться с тобой… и поговорить кое о чем.

— В чем же дело? — сказал Джейк. — Кстати, мне тоже нужно кое-что с тобой обсудить. Речь идет о бизнесе.

Обсуждение вопросов бизнеса в списке Кейт значилось чуть ли не последним из мероприятий. На повестке дня стояли более важные вопросы.

— Может быть, поужинаем сегодня в «Джено»? В том ресторане рядом с моим домом? Помнишь?

— Конечно.

— Тогда встречаемся во дворике. Хорошо? Поужинаем… и поговорим.

Она страшно трусила. Конечно, для обсуждения такого важного вопроса лучше было бы пригласить Джейка домой, но там всегда существовала опасность, что может помешать Эйприл.

— У меня есть один вопрос, который я хотел бы обсудить прямо сейчас, — сказал Джейк.

— Да?..

— Поскольку мы с тобой помолвлены официально, я полагаю, что это должно быть известно не только нам двоим. В моем окружении еще никто об этом не знает. Вначале мне хотелось услышать твое мнение.

Сердце Кейт заныло.

— А что, если нам подождать до завтра?

Джейка ее ответ удивил.

— На то есть какие-то особые соображения? Или ты это говоришь просто так? Дело в том, что брату я уже сказал.

— Обсудим вечером. Хорошо?

— Тогда до встречи. — По его тону чувствовалось, что он в недоумении.


Предполагалось, что для начала Эйприл снимется в трех рекламных роликах. Сейчас работали над первым. Вернее, первым должен был быть ролик, посвященный открытию отеля «Западный берег», но его отложили на неопределенное время.

Она не была готова к тому, что так много времени придется болтаться без дела. Во-первых, освещение устанавливали очень долго, а сколько раз ее отзывали, чтобы поправить макияж, так она уже и считать перестала. Рекламное агентство позаботилось о том, чтобы в студии присутствовали подносы с фруктами, бутербродами и булочками. Эйприл взяла веточку винограда и рассеянно съела несколько ягод, а потом побежала чистить зубы, потому что улыбка для нее сейчас была чуть ли не самым главным.

Жаль, конечно, что мама не смогла остаться. Эйприл чувствовала бы себя спокойнее. Многие ее приятельницы считали своих родителей чуть ли не врагами, но у нее с Кейт отношения были идеальные. С отцом действительно близости не было, в этом можно смело признаться. И не то чтобы она его не любила и он отвечал ей тем же. Нет. Дело в том, что он принадлежал к другому поколению, более старшему и… ну в общем, он скорее мог бы быть Эйприл не отцом, а дедушкой. Пропасть между их поколениями была слишком огромной.

После его смерти Эйприл неожиданно почувствовала себя повзрослевшей. Это ощущение пришло к ней не сразу, а исподволь. В последнее время она очень сильно отдалилась от своих приятельниц. Ее раздражали их ничтожные интересы, болезненная страсть к слухам и сплетням. Райан был получше, но даже он ей порой надоедал. Во-первых, он смолил сигарету за сигаретой, и это Эйприл очень не нравилось, а во-вторых… хотя она говорила матери, что Райан собирается поступать в колледж, но каких-то ощутимых движений в этом направлении ее дружок пока не делал. Самое противное в нем было то, что его практически ничто не интересовало. Он мог часами сидеть без всякого дела и лениво бренчать на своей гитаре.

Эйприл пыталась говорить с ним на эту тему, но Райан только пожимал плечами. Иногда он вдруг спрашивал:

— А тебе не хочется куда-нибудь свалить? Посмотреть мир. Проехать через всю страну до Атлантики.

— Мне много чего хочется, — отвечала она нахмурившись. — Но на все нужны деньги, и их нужно заработать. А для этого необходимо окончить колледж, найти хорошую работу и постараться сделать карьеру.

— Ого, вот это планы! — Он качал головой, одновременно вытаскивая из пачки очередную сигарету. Потом затягивался и задерживал дым, чтобы взять на гитаре несколько аккордов.

В этот момент ей становилось так противно, что она не хотела его видеть. В турпоходе обнаружилось, что Эйприл единственная в компании не курит. Она тогда пошутила с матерью насчет коктейля «отвертка», который попробовала с отцом Райана, но не сказала, что большинство ее приятельниц постоянно пьют пиво и что она сама, чтобы не очень выделяться, иногда тоже делает глоток-другой.

Нет, всего этого она не принимала. Почему так получалось, Эйприл не знала, но она всегда инстинктивно выбирала правильный путь. Единственный ребенок в семье — возможно, в этом была причина ее некоторой ортодоксальности. А может быть, за этим скрывалось что-то еще? В любом случае Эйприл была честолюбива. И она не желала, чтобы кто-то стоял на ее пути. Включая и Райана, если он не образумится.

Победа на конкурсе рекламных моделей ее, конечно, радовала, но… вопрос о том, чтобы стать моделью, она пока серьезно не рассматривала. Да, пожалуй, вряд ли будет. Во-первых, она любила поесть, а во-вторых, как это ни странно, ее не заботила собственная внешность. Это же так смешно, когда ее приятельницы чуть не сходили с ума насчет своих волос, излишнего веса или прыщей. Так по-детски, так по-школьному.

«Через неделю начинаются занятия», — напомнила себе Эйприл. Выпускной класс. Добраться до выпускного класса было ее мечтой. В младших классах это казалось ей таким пленительным, таким взрослым. Теперь же, когда взрослая жизнь подступила к ней вплотную, она почувствовала себя потерянной. Выходит, что… вот и все? Конец?

Впереди туманно вырисовывался колледж, и, хотя ей очень хотелось поступить, она ощущала неуверенность. Эйприл казалось, что она как будто плывет по течению. Мама говорила, это вполне нормально, но мама была прирожденной оптимисткой и в любой неприятности умела находить хорошее. Эйприл чувствовала, что находится на перепутье. Как будто необходимо сделать выбор. Причем прямо сейчас.

Пару недель назад Эйприл взяла у приятельницы пленку со старым фильмом, который назывался «Рискованное дело». Главную роль там исполнял Том Круз, он играл комплексующего, неуверенного в себе выпускника школы. Основной целью, которую наметил себе герой, было пройти школу так, чтобы не нарушить свои планы на будущее. К несчастью, все его действия, и самое главное — выбор себе подружки, навсегда разрушили его планы.

Эйприл показалось, что она находится в аналогичной ситуации. Очень важно было пройти этот последний учебный год так, чтобы не испортить себе будущее. Ей не хотелось заразиться той же болезнью, от которой страдали ее приятельницы. Она могла себя поздравить с тем, что их ничтожные заботы и волнения ее не касаются. Но почему-то в последнее время Эйприл не могла избавиться от тревоги и неуверенности.

После смерти отца, осознав, что они с матерью остались в мире совершенно одни, Эйприл вдруг страшно испугалась. Но потом это прошло. Вновь вспыхнувшая любовь мамы и мистера Тэлбота… Джейка поначалу привела Эйприл в смятение. Потом она немного успокоилась. Ну разве это не поразительно? Ее мама выходит за него замуж! Так это же просто замечательно. Джекоб Тэлбот чудесный человек, к тому же очень симпатичный, а мама… Эйприл была уверена, что красивее ее мамы вообще никого в мире нет.

Да, в ближайшем будущем предстоит очень многое решать.

«Просто будь сама собой», — всегда говорила ей мама, и, пожалуй, лучше всего, если она последует ее совету.

— Эйприл. — Режиссер подал ей знак приготовиться к съемке. — Ты готова?

— Конечно. — Она вспыхнула улыбкой. Все складывалось превосходно, и абсолютно не было причин беспокоиться… совершенно никаких причин. Отгоняя от себя досадные сомнения, Эйприл отошла назад и стала перед камерами в месте, обозначенном на полу крестиком.

«Итак, — напомнила она себе, — все идет замечательно, и для беспокойства нет никаких причин. Абсолютно».

И тут Эйприл вспомнила про деньги Джейка Тэлбота, которые сунула в задний карман джинсов. Она собиралась передать их ему сегодня, но он так и не появился.

— Отдам в следующий раз, когда увидимся, — пробормотала она себе под нос и улыбнулась в камеру.


Переговоры с руководством «Даймонд корпорейшн» не клеились. Джейк окинул взглядом зал заседаний. Партнеры сидели неестественно прямо, как будто аршин проглотили. Его терпение было на исходе. За час с лишним они не продвинулись ни на миллиметр. Говорили в основном адвокаты, и мямлили что-то невразумительное.

— Давайте подводить итоги, — произнес Джейк. — Или вы соглашаетесь на создание совместного предприятия по эксплуатации аэропорта, или нет. У фирмы «Тэлбот» недвижимость, вы инвестируете капитал. Все довольно просто.

Деннис Уэтли, представитель адвокатской конторы «Уэтли, Бишоп, Петтигрув и Дарм», являющийся официальным юристом «Тэлбот индастриз», выразительно посмотрел на Джейка. Но Джейк не был похож на своего отца и предпочитал говорить сам, а не через адвокатов.

Со стороны «Даймонд корпорейшн» единственным, кто выступал, был как раз адвокат. Именно сейчас он и произнес:

— У нас есть сомнения.

— Например? — Джейк не обратил внимания на второй предупреждающий взгляд Денниса.

Президент «Даймонда» Маркус Торранс внимательно рассматривал лежащий перед ним лист бумаги.

Что происходит?

— Нас тревожат события, происходящие в последнее время, — продолжал адвокат. — Они могут оказать влияние на рентабельность нашей сделки.

Джейк не верил своим ушам.

— Вы говорите о взрыве в отеле «Западный берег»?

— В том числе и об этом тоже.

— Но какое отношение это имеет к аэропорту? — раздраженно произнес Джейк.

— Но в вашей фирме это уже второй случай. Первый, как известно, был в торговом центре. Такие действия, по нашим предположениям, направлены на дезорганизацию работы фирмы «Тэлбот». — Адвокат поднял руки, будто извиняясь. — Поэтому «Даймонд корпорейшн» предлагает отложить окончательное решение о создании совместного предприятия до времени, когда ситуация окажется в достаточной мере стабильной.

Джейк снова посмотрел на Маркуса. Тот сидел сжав губы, не отрывая глаз от листка. Разумеется, то, что сказал адвокат «Даймонд», было правдой. Но откуда они узнали о торговом центре? «Западный берег» — ладно, это освещалось в газетах. Но погром в торговом центре удалось замять. Джейк просил Гэри и Пэм держать это в строгом секрете. В газетах по этому поводу не было напечатано ни строчки.

— А откуда у вас информация о происшествии в торговом центре? — поинтересовался Джейк.

— Разве это так важно, мистер Тэлбот?

— Для меня важно, — возразил Джейк. — Потому что вас могли снабдить этой информацией намеренно, чтобы сорвать заключение сделки.

— Я уверен, что вы поняли, почему мы сейчас не можем вести дальнейшие переговоры. — Адвокат закрыл папку.

Остальные члены фирмы «Даймонд» засуетились, собирая вещи. А затем поднялись как по команде и потянулись на выход из зала заседаний.

Джейк и адвокат фирмы «Тэлбот» остались одни.

— Что происходит, Деннис?

— Не понимаю. — Деннис был очень серьезен. — Но что бы ни случилось, сделка откладывается на неопределенное время. Я предлагаю дать команду рекламному агенту снова выставить аэропорт на рынок.

Джейк кивнул. Внутри него все кипело.

— С большим сожалением могу сказать, что в нашей фирме завелся крот, — сказал он.

Деннис пожал плечами.

— Значит, надо искать.

— Значит, будем.


Переговоры проходили утром. Во второй половине дня, занимаясь на «бегущей дорожке», Джейк все время думал только об этом. Он пришел к следующему заключению: одновременно о происшествии в торговом центре и о переговорах с «Даймонд корпорейшн» знали не больше шести человек.

Это были самые ближайшие сотрудники Джейка, которым он полностью доверял.

Правда, в этот список входил также и его брат… Филипп.

Джейк вздохнул. Вчера в разговоре с отцом он пытался внести какую-то ясность в вопрос, как именно будет выглядеть выделение Филиппу его доли от собственности фирмы. Но Филипп-старший, кажется, еще окончательного решения не принял.

И самое главное, отец не знал об утечке информации из «Тэлбот индастриз».

Возможно ли, чтобы это было делом рук Филиппа-младшего? А почему бы и нет. Ведь как могло получиться: он подкидывает Маркусу Торрансу информацию о серии террористических актов против фирмы «Тэлбот». Тот решает немедленно прекратить переговоры о заключении сделки. И что в результате? А вот что: в качестве своей доли Филипп получает именно этот аэропорт, о котором и велись переговоры.

Такой ход мыслей Джейку не нравился, но он не мог ничего с собой поделать. И если это правда, то Филипп просто предатель. А может быть, еще хуже… он мог приложить руку и к организации этих терактов.

Нет! Взрыв в отеле «Западный берег»! На такое злодейство Филипп просто не способен. Это невероятно.

Но потом Джейк вспомнил, как Филипп взволновался, узнав, что в отеле в это время находились он и Эйприл. Тогда это показалось естественным, но…

От этих мыслей Джейка даже замутило. Он не хотел ничего об этом знать. Как это ничего? Ведь он президент «Тэлбот индастриз», и кому же еще, как не ему, докапываться до правды? И родство, даже самое близкое, никакого значения здесь иметь не должно. Если Филипп-младший как-то причастен к этим событиям, ему придется за это ответить.

Джейк поморщился. Отвратительная перспектива.


Кейт приехала в «Джено» на полчаса раньше назначенного времени. Перед этим она долго разговаривала с Эйприл, и та во всех деталях представила ей подробный отчет о первом дне съемок. Кейт слушала вполуха.

— Мама, ты меня не слушаешь!

— Слушаю, дорогая. Просто чуть задумалась. — Кейт чувствовала себя совершенно больной.

«Сегодня я расскажу Джейку правду, и мир расколется пополам. Я это знаю. Иного просто быть не может».

Райан тоже был здесь. Он сидел откинувшись на спинку дивана и лениво перебирал струны гитары. Эйприл это раздражало. Она пару раз метнула в его сторону весьма красноречивый взгляд, но Райан этого и не заметил. При других обстоятельствах Кейт, возможно, и удивило бы изменение их отношений, но не сейчас. В этот вечер она была взвинчена до предела и ничего не замечала.

Эйприл сменила тему:

— Что сказала Джиллиан насчет кольца?

Кейт помрачнела.

— Она не видела кольца.

— Почему?

— Потому что я его сегодня не надевала.

— А почему? — удивленно повторила Эйприл. — Мам, ведь ты его не вернула?

— Нет. Просто я решила все еще раз обдумать, — чуть слышно проговорила Кейт, многозначительно кивнув в сторону Райана. Правда, он был полностью погружен в себя и на их разговор не обращал никакого внимания. — В общем, объявлять о своей помолвке я еще не готова.

— А что тебя держит? Ведь он — мужчина твоей мечты. Вы любили друг друга еще в школе. Это… это… так романтично! Я просто не могу поверить.

— Я тоже, — призналась Кейт.

«Вот вернешься вечером домой и сразу же поверишь».

Наконец Эйприл сдалась и прекратила свой инквизиторский допрос. Насупившись, она наблюдала за сборами матери.

Сейчас Кейт очень жалела, что не сказала Джиллиан о своей помолвке с Джейком. Струсила. А следовало бы, потому что она, видимо, Майклу очень понравилась. Это чувствовалось по поведению Джиллиан. С одной стороны, та вроде бы была рада тому, что Кейт наконец-то «влюбилась», но с другой — не оставляла попыток организовать еще одну дружескую встречу. В течение всего дня она делала один заход за другим. Например, передавая Кейт трубку, когда ее просили к телефону:

— Соберемся в эту пятницу у меня? Ты не против?

Или чуть позже:

— Погода сейчас прямо для барбекю. Представляешь, сочный гамбургер, а сверху грибы и кетчуп. А?

Потом еще спустя какое-то время:

— Ну хорошо, не обязательно у меня. Давай снова сходим куда-нибудь. Майкл от того вечера просто в восторге.

— Ему, наверное, особенно понравился момент, когда я пулей выскочила из ресторана, — заметила Кейт.

— Но ведь ты беспокоилась за свою дочь. Он это знает.

— Джиллиан…

Джиллиан подняла руки, сдаваясь, но Кейт не успокоилась, а стала волноваться еще больше. Предстоящая встреча с Джейком ее пугала. Кольцо лежало у нее в сумочке, она собиралась сказать о нем Джиллиан, но не решилась. Боялась сглазить.

— Не обижайся, Джиллиан, — сказала наконец Кейт. — Пойми меня, Майкл отличный парень, но я не могу. У меня есть Джейк. По крайней мере в данный момент.

Джиллиан понимающе кивнула:

— Все ясно. Но, Кейт, почему так мрачно?

— Мрачно?

— Словно это тебя не радует, а совсем наоборот. — Джиллиан пристально смотрела на подругу.

Что могла ей ответить Кейт?


Официант принес бокал кьянти, и она принялась репетировать начало своей речи. Чем скорее все решится, тем лучше. Дальше тянуть невозможно.

«Джейк, я не могу забеременеть, но это не так уж и важно, у тебя есть ребенок.

Джейк, я знаю, тебе интересна Эйприл. Что бы ты сказал, узнав, что она твоя дочь?

Я считала, что ты меня бросил. Будучи беременной от тебя, я вышла за Бена только потому, что мне хотелось, чтобы у Эйприл был отец. Но она твоя дочь.

Эйприл твоя. Твоя… твоя…»

— Кейт. — Услышав рядом голос Джейка, она чуть не слетела со стула.

— Как ты меня напугал!

Он сел.

— Я думал, ты меня ждешь.

— Конечно, жду, но… я не знаю. В голове столько всего крутится.

— Расскажи мне, что там у тебя крутится, а я расскажу, что крутится у меня. — Джейк сделал знак официанту. Он заказал себе пива, а когда его принесли, выжидающе посмотрел на Кейт.

Та откашлялась.

— Я уже давно хотела поговорить с тобой о… некоторых вещах. Но постоянно что-нибудь мешало. С того момента, когда мы снова начали встречаться, я хожу сама не своя. Поэтому разговор этот все время отодвигался и отодвигался. Но я не считаю это оправданием, — добавила она, понимая, что несет вздор. — Я все тянула. Боялась.

Джейк нахмурился, налил себе пива и сделал большой глоток.

— Боялась?

— Не то слово. Была в ужасе. Очень не хотелось потерять тебя во второй раз. Мне кажется, я бы этого не перенесла.

Он потянулся и погладил ее по дрожащей руке.

— Если ты об этом, то я боялся тоже. Но теперь нам нечего бояться. Мы вместе.

— Это, конечно, так, но есть кое-что… кое-какие вопросы, которые нам надо обсудить.

— Куча вопросов, я уверен, — согласился Джейк, начиная тревожиться. Он отпустил ее руки и снова сел. — Я слушаю.

Вид у него был какой-то рассеянный. Кейт показалось, что он не перестает думать о чем-то своем.

— Что-то случилось? — спросила она.

— По-моему, ты хотела мне что-то рассказать, — напомнил он.

— Но мне кажется, сейчас ты не настроен слушать. В чем дело?

— Извини. Ты права. У меня из головы не выходит одна вещь.

— И что это за вещь? — Кейт вдруг успокоилась. — Расскажи. А потом расскажу я.

Джейк слабо улыбнулся:

— Сегодня «Даймонд корпорейшн» решила дать задний ход. Я имею в виду сделку по организации совместного предприятия. Причина: серия террористических актов против нашей фирмы. Они боятся убытков.

— Серия? Но как они узнали о торговом центре? — удивилась Кейт.

— Это мне и хотелось бы знать. В газете не было ни строчки. Кроме нескольких человек, об этом случае вообще никто не знал. Но тем не менее сведения передал им кто-то из своих. В результате идею о создании совместного предприятия можно считать похороненной. А сделка была на много миллионов. Причем выгодная как нам, так и им. И вот из-за какого-то подлеца…

— Но кто это мог быть?

Джейк разглядывал свой бокал.

— Кто-то свой, и мне кажется, что я знаю кто. Хочешь скажу?

Она кивнула, чувствуя, что на самом деле не хочет.

— Мой брат Филипп.

— Нет! — вскрикнула Кейт. — Невозможно. И зачем ему?

— Он хочет заполучить этот аэропорт. Вот такие дела.

— Не понимаю, — удивилась Кейт, — ведь что именно ему выделить, решает твой отец.

— Что верно, то верно. Но во-первых, отец заинтересован, чтобы раз и навсегда избавить от Филиппа «Тэлбот индастриз», и поэтому вполне может отдать ему этот аэропорт, лишь бы отвязался. А во-вторых, именно на это, видимо, Филипп и рассчитывает.

— И все равно я не могу поверить! Филипп! Ведь он тебя любит, я это знаю. По-своему, но любит. Он не станет причинять тебе зло. — Она пожала плечами. — А что по этому поводу говорит он сам? Ты ведь не думаешь, что…

— А почему бы и нет? — Джейк подал знак официанту, чтобы тот принес еще пива, и вопросительно посмотрел на Кейт. Но та покачала головой: она едва пригубила кьянти. — С Филиппом я еще не говорил. Я даже не успел спросить, почему он позвонил в фирму «Мосс и Тернер» и потребовал, чтобы заменили Сандру. В последний раз мы видели его в субботу утром, когда он приходил меня проведать, вернее, проверить, жив ли я.

— О, Джейк!

Принесли пива, Тэлбот сделал большой глоток.

— И если ты помнишь, выглядел он тогда каким-то чертовски виноватым.

Кейт слушала его и ужасалась.

«Не хватает ему одного шока, так я собираюсь подсунуть еще по крайней мере два».

— Господи, как я рад, что у меня есть ты. — Он улыбнулся. — Моя единственная.

Кейт похолодела.

— Я очень… далека от совершенства.

— А совершенных людей вообще в природе не существует, — согласился Джейк. — Но если кто и близок к идеалу, так это, несомненно, ты.

— Нет, Джейк, послушай. — Кейт схватила его руки. Ее губы дрожали.

— Да говори же, Кейти, — прошептал он.

— Джейк, у меня больше не будет детей, — выдавила она.

Глава 18

День был на редкость жарким — наверное, в доменной печи и то прохладнее. Эйприл не терпелось добраться до дома и принять душ. Этот вечер они с Райаном решили провести у одной одноклассницы. Ее родители ушли на всю ночь, и она собирала ребят. Но вечеринка получилась скучная: каждый был сам по себе — кто-то пил, кто-то пел, кто-то лениво слушал музычку. Естественно, покуривали. Хоронили каникулы. В следующий вторник начинались занятия.

Эйприл вдруг удивилась, что это она здесь делает, и тихонько тронула Райана за рукав:

— Поехали ко мне.

Тот покорно отставил в сторону бутылку с пивом.

И вот они уже у нее во дворе, за домом в беседке, увитой плющом. Сидят на деревянных скамейках друг напротив друга и сказать им друг другу нечего.

— Ты уже записался на тестирование для поступления в колледж? — спросила Эйприл, заранее зная ответ.

— Нет.

— Но это же скоро. В ноябре, верно? Я имею в виду, что времени осталось не так уж много, иначе в следующем году ты поступать не сможешь. Я слышала, в Орегонском университете общежитие получить довольно трудно. Большая очередь.

Молчание.

— Так что чем раньше начнешь, тем лучше, — закончила Эйприл, чувствуя себя не совсем уютно.

— А я не буду поступать, — произнес ее друг без выражения.

«Ну что ж, разве я этого не знала?»

Райан закурил еще одну сигарету, ее кончик светился красным в темноте.

«И дело не в том, будет он поступать в колледж или не будет. В любом случае он мне не нужен — эта жалкая пародия на человека.

Как бы мне хотелось, чтобы сейчас что-то случилось. Чудесное. Что указало бы мне мою судьбу».

— Мне, наверное, придется часть занятий пропустить, — сказала Эйприл, просто так, чтобы не молчать. — Пока не закончатся съемки рекламных роликов.

— Ты хочешь, чтобы мы перестали встречаться? — спросил Райан по-прежнему бесстрастно.

Она не ответила. Да и что было отвечать? Никакой особенной сумасшедшей любви у них не было, не то что у мамы с Джейком Тэлботом. А способен ли вообще этот манекен, сидящий напротив, чувствовать что-нибудь к девушке?

— Не знаю, — произнес он вдруг почти сердито, — но единственное, что мне хочется, это залезть в свою машину и ехать. Куда угодно. И не думать. Понимаешь, думать — это не по мне.

— И что, так всю жизнь? — поинтересовалась Эйприл.

— А хотя бы. Вот мой отец, он ведь никогда не имел постоянной работы. Колледж, правда, прошел. А так, плывет себе по течению, и ничего. У него все хорошо. Не всем же занимать должности в совете директоров корпораций.

— Понятно.

— Эти разговоры о колледже, ты их забудь. — Райан издал непонятный звук. — Понимаешь, я не такой. Так что лучше нам закончить это прямо сейчас. Ты мне нравишься. Но я не собираюсь меняться даже ради тебя.

Пока Эйприл обдумывала, что бы ему такое ответить, в доме зажегся свет.

— Мама пришла, — прошептала Эйприл.

Она встала, Райан загасил сигарету, но… тут до них донеслись голоса Кейт и Джейка.

И Эйприл окаменела.


Джейк вздохнул с облегчением. А он уж испугался, что действительно случилось что-то страшное. У него не будет своего ребенка. Это, конечно, очень жаль, но не повод разрывать отношения с Кейт.

— Ничего страшного. — Он погладил Кейт по холодной как лед руке.

— Извини, но я должна была тебе это сказать, — проговорила она.

— Я же тебе говорю: ничего страшного не произошло, — повторил он.

На ее глазах появились слезы. Джейк просто не мог смотреть, как она плачет, у него разрывалось сердце. Ее нужно срочно увести, пока она совсем не разрыдалась.

— Пошли. — Джейк встал.

— Сейчас, сейчас. — Кейт вытирала слезы. — Я не закончила.

На них начали обращать внимание. Он кинул на стол несколько купюр.

— Опять щедрые чаевые, как и в тот раз? — Она заставила себя улыбнуться.

— Не понимаю, о чем ты? — Джейк взял ее под руку и повел к выходу.

На углу Кейт остановилась.

— Я знаю, что значит для тебя иметь ребенка, — сказала она. — Для меня это тоже важно.

— Шшш… — Он не хотел, чтобы она волновалась.

— И это правильно. — Кейт подняла голову. В глазах ее стояли слезы. — Любовь — это очень хорошо, но должны быть и дети.

— Не говори об этом больше. Я все равно тебя не разлюблю.

— Мне нужно говорить. Я должна. Ты просто не понял.

— В таком случае я не хочу ничего понимать, — оборвал ее Джейк. — И прошу тебя, Кейти, успокойся, пожалуйста.

— Но дай мне закончить. Ведь это еще не все.

Ее голос дрожал, она страшно волновалась. Такой Джейк ее еще никогда не видел. Он привлек Кейт к себе и поцеловал в лоб.

— Я люблю тебя. Понимаешь? Люблю! И для доказательства любви ребенок нам не нужен.

— Но, Джейк… — всхлипнула она.

— Не надо, Кейти, ради Бога. Поехали к тебе, сядем перед телевизором, посмотрим какую-нибудь передачу. Мы так давно не смотрели ничего интересного. А все остальное отложим на потом. Хорошо?

В ответ она только закрыла глаза и покачала головой.

Некоторое время они ездили по окрестностям, потому что сразу домой Кейт ехать не хотела. Время шло. Джейк убеждал ее, что все в порядке. Известие о том, что у него не будет детей, для него, конечно, неприятно, но не смертельно. Он не откажется от Кейт ни при каких обстоятельствах.

Они вошли в гостиную, и Кейт, двигаясь по комнате как робот, включила все светильники. Сейчас она была не в самой своей лучшей форме, но Джейк все равно ею любовался.

На ней было коричневое платье спортивного покроя и босоножки. На ноге еще виднелся слабый след от травмы, и Джейк подумал, как мало времени прошло с их первой встречи. Ему казалось теперь, что это было чуть ли не сто лет назад. Как могло случиться, что он так долго жил без нее.

Видя, как Кейт страдает, Джейк упрекал себя. Зачем надо было тогда заводить разговор о ребенке. Вон как она взволновалась. Разумеется, свой ребенок, это замечательно, но, в конце концов, всегда есть возможность усыновления. Даже если и этого не случится, он все равно будет с ней счастлив.

Джейк решил поднять настроение любимой во что бы то ни стало.

Но Кейт упорно не хотела прекращать разговор.

— Иметь ребенка… своего собственного ребенка, по-моему, это чудо из чудес, — снова начала она.

— Давай не будем об этом больше, — попросил он.

— Ты думаешь…

— Мне все равно! — Джейк повысил голос. — Ты меня слышишь? Все равно! Жаль, что тогда я неосторожно завел разговор на эту тему. Для нас с тобой это не имеет значения.

— Имеет!

— Не такое большое, как ты думаешь.

— Джейк, я все время пытаюсь тебе что-то сказать, но ты мне не даешь!

— Я знаю, что ты пытаешься сказать, — вздохнул он.

— Нет, не знаешь!

— Ты вбила себе в голову, что я передумаю на тебе жениться, когда узнаю, что ты не можешь больше иметь детей! — Он почти кричал. — Отвечаю: чепуха! Я люблю тебя. И всегда любил. Впрочем, ты это знаешь.

Кейт всхлипнула:

— О, Джейк, мне и без того трудно сказать тебе это, а ты…

— Что трудно, дорогая? Ты уже все сказала. Хватит. Ты говоришь, что не можешь иметь детей, — не переживай, я тебе верю. И повторяю: мне нужна ты, а остальное — ерунда.

— Но у меня уже есть ребенок, — вырвалось у нее. — Эйприл.

Не надо было напоминать об Эйприл. Как бы Джейк этому ни сопротивлялся, но его задевало, что Эйприл — дочка Бена. Потому что сам он с Кейт ребенка завести никогда не сможет. Он бы не стал говорить такое Кейт, зная, что ей будет неприятно. Так зачем же она сейчас лезет к нему с этим?

— Бен тоже хотел иметь ребенка, — проговорила она дрожащим голосом. — Но это было невозможно. Из-за меня. Эйприл он любил. Всегда. С того момента, как узнал о… — Она стояла у окна и невидящим взглядом смотрела в темноту.

— Что он мог такое узнать, не понимаю? — проронил Джейк.

— Он хотел еще ребенка, — с усилием проговорила Кейт. — Потому что Эйприл была… — Она прикусила губу. — Она не была…

— Он что, хотел мальчика? — оборвал ее Джейк, не понимая, куда она клонит.

— Нет!

— Послушай, Кейти, зачем ты посвящаешь меня во все эти дела? Какая мне разница, чего он хотел, а чего не хотел. И пожалуйста, не пытайся делать так, чтобы я изменил решение. Все равно не получится.

— Не знаю, Джейк, как ты поступишь, узнав, что я долгое время не говорила тебе о самом главном. Но это я не намеренно. Просто так получилось. Я была тогда совершенно одинока и так… беспомощна!

Джейк вдруг почувствовал необъяснимый страх.

— Говори же, ради Бога! — простонал он. — Не тяни душу.

— Эйприл твоя дочка, Джейк. — Кейт закрыла глаза, и слезы потекли по ее щекам. — Ты оставил меня тогда, тем летом, беременную. А потом Бен сделал мне предложение, и я его приняла, потому что хотела обеспечить нашей с тобой дочке достойную жизнь…


На мгновение Эйприл показалось, что она сошла с ума. Подслушивать было некрасиво, и она этим никогда не занималась. Но сейчас просто так получилось случайно. Они с Райаном — Господи, и Райан тоже! — услышали весь разговор Кейт Роуз и Джейка Тэлбота.

Она не могла в это поверить.

«Не может быть! Наверное, что-то не так, наверное, что-то со мной случилось. Ну конечно же, я просто сплю и вижу сон. Ведь мама собирается замуж за Джейка Тэлбота. Именно поэтому мне и пригрезилась эта глупость».

Но она не спала. Потому что Райан рядом тоже окаменел.

«Джейк Тэлбот мой отец!»

Эйприл всхлипнула и ухватилась за Райана. Тот приложил палец к губам.

«И мама скрывала от меня это. Все эти годы. Скрывала!»

У Эйприл закружилась голова, все вокруг поплыло. Она буквально повисла на Райане. Из гостиной больше не доносилось ни звука.

«Почему молчит Тэлбот? Ах да, он, наверное, потрясен. Как и я».

Райан потянул ее за руку. Эйприл покорно пошла. Ноги у нее заплетались. Они неслышно прошли по дорожке вокруг дома, потом побежали к машине Райана.

— Поехали? — спросил он.

— Навсегда, — ответила она одними губами.

— Только давай оттолкнем ее подальше, чтобы они не услышали, как мы отъезжаем.

Эйприл не размышляла над разумностью своих действий. Весь ее мир внезапно рассыпался, раскололся на части. Надежды не было. Не возвращаться же назад.

— Увези меня отсюда, — сказала она почти спокойно. — Я больше никогда не захочу ее видеть!


Он молчал, и она понимала, что для нее это означает конец. Его лицо казалось будто высеченным из гранита.

— Джейк, — в ужасе прошептала Кейт.

Джейк медленно встал и несколько секунд стоял слегка пошатываясь. Но когда Кейт шагнула к нему, он дернулся назад, причем так резко, что сильно ударился об угол стола. Наверное, это было больно, но Джейк даже не поморщился. Просто дотронуться сейчас до Кейт было равносильно прикосновению к чумной.

— Джейк… — печально окликнула она.

— Как ты… могла? — прохрипел он.

Ну что на это ответить? Он должен либо принять то, что она сказала, либо…

Приближаться к нему она попыток больше не предпринимала. Только смотрела.

— Как ты могла так поступить со мной! — повторил Джейк, почти с ненавистью глядя на нее.

Кейт охватила ярость.

— А как я должна была поступить, если тебя не было? Беременная. Я вся извелась, ожидая весточки. Но от тебя ни слуху ни духу. Тогда я решилась на отчаянный шаг — пошла к твоим родителям. И что они мне сообщили? Что ты помолвлен и отдыхаешь с невестой в Европе. А в Лейкхевен больше не вернешься. Поедешь прямо в Гарвард! — Кейт перевела дух. — Узнав об этом, я потеряла сознание прямо у них в гостиной.

— Но я не был… помолвлен.

— Ах вот как? Не был. Тогда пойди и поблагодари свою ненаглядную мамочку! Это она все так прекрасно устроила. Я ей поверила. А как было не поверить? А это «венчание» в церкви ты затеял, просто чтобы затащить меня в постель. Поздравляю, ты добился успеха.

— Да разве можно было в такое поверить?! — выкрикнул он.

— А почему нет? Это что, так уж невероятно? По-моему, среди богатеньких мальчиков подобное поведение не такая большая редкость. Я имею в виду погулять и бросить. Потому что на таких, как я, люди твоего круга не женятся. Мне следовало это знать с самого начала, но я тогда была молода и глупа. А советов не слушалась.

Кейт не могла остановиться. Все накопившееся у нее внутри выплеснулось наружу. Она так все эти годы страдала. Страдала. Хотя даже себе не признавалась в этом. И сейчас Джейк упрекает в том, что она сделала тогда этот шаг. Но ведь другого выхода у нее не было!

— И все равно я не могу в это поверить, — выдавил Тэлбот, делая несколько шагов назад. Очевидно, для того, чтобы отдалиться еще больше.

— Бен сказал, что моя беременность не имеет никакого значения, — продолжала она гнуть свою линию.

— Не надо… я не желаю ничего слышать! — Джейк поднял руку, заслоняясь от нее.

— Он только хотел, чтобы ребенок считался его.

— Замолчи, — взмолился он, направляясь к двери.

— Почему ты уходишь? — Кейт мгновенно оказалась рядом и попыталась преградить ему дорогу. — Я сделала то, что мне казалось тогда единственно возможным.

Джейк молча отстранил ее и вышел во двор. Кейт побежала за ним.

— Тебе нельзя сейчас садиться за руль! — крикнула она, когда он открыл дверцу машины. — Ты сейчас не в себе!

Джейк повернулся и посмотрел с такой ненавистью, что Кейт вся внутри съежилась.

— К твоему сведению, я никогда еще так ясно не мыслил. — Такого холодного тона Кейт от него никогда не слышала. — По-видимому, я что-то не понимал. Очень важного. Теперь понимаю. Ты ничем не лучше всех остальных. Самое главное — устроиться. Верно?

У Кейт перехватило дыхание.

— Устроиться?! Ах ты лицемер несчастный! А ты знаешь, каково это было мне остаться тогда в таком положении? На какие шиши я жила бы с грудным ребенком? Отвечай! Тебе нечего ответить. Потому что понять такое ты никогда не сможешь. Это не то что развлекаться в Европе на папины денежки.

— Я не хочу ничего больше слушать, — процедил он.

Кейт отбросила с лица волосы и посмотрела на него. Теперь в ее взгляде была такая ненависть, что Джейку захотелось куда-нибудь спрятаться. Было даже трудно представить, что это нежное, прекрасное существо может так смотреть.

— Я тебя ненавижу! — выкрикнула она. — Ты не имеешь права называться отцом Эйприл! Убирайся прочь! Навсегда!

Она кричала теперь во весь голос, и Джейк понимал, что заслужил это. Но сейчас ничего с собой не мог поделать. Он чувствовал себя внезапно постаревшим на сто лет, полностью истощенным и изнуренным. Если бы это было возможно, он упал бы к ее ногам и заплакал.

— По крайней мере могла бы мне хотя бы сказать, — сказал Джейк еле слышно. — Ведь прошло столько лет.

— Вот я тебе и сказала, — усмехнулась Кейт.

Ее всю трясло. Она сорвала с пальца кольцо и швырнула его под ноги Джейку, затем повернулась и пошла в дом. Он ждал, что сейчас громко хлопнет дверь, но со сдержанностью, присущей только настоящей ненависти, Кейт мягко прикрыла ее за собой.

А затем наступила тишина.

Джейк медленно наклонился и поднял кольцо. Потом медленно сел в машину и медленно поехал в свое пустое, лишенное смысла будущее.

Глава 19

Кейт прислонилась спиной к двери. Ее душили слезы. Это была какая-то пытка, они душили ее весь вечер. Но теперь наконец-то с новой силой вырвались наружу, и, казалось, им не будет конца. Где-то внутри болело, да так сильно, что хотелось выть.

«Я его ненавижу. Ненавижу! Господи, как я его ненавижу!»

Кейт зарыдала. Какое вранье! Она знала, что лжет себе. Но ей очень хотелось, чтобы это было правдой, потому что любить его было теперь невозможно.

— О, Джейк, — крикнула она в пустоту, — что же мне делать?

Было слышно, как от дома отъехала машина. Кейт сползла на пол. Ей казалось, что она умирает. В конце концов, это была всего лишь бравада, хотя и помогла спасти чуточку самоуважения и достоинства. Пиррова победа.

Боясь, что может неожиданно появиться Эйприл, Кейт заставила себя встать. Теперь предстоит объясняться с ней.

Подумав об Эйприл, Кейт встрепенулась, внезапно вспомнив, что когда они с Джейком подъехали к дому, там уже была припаркована машина Райана. Но в тот момент ей было не до того. Только сейчас Кейт осознала, что, когда она бросала обвинения в лицо Джейку, машины Райана уже не было.

Парень уехал. А поскольку Эйприл не появилась, значит, она уехала с ним. Как отъезжала машина, слышно не было. И это неудивительно, если учесть, о чем они с Джейком говорили.

Уже поздно. Пора бы Эйприл и появиться. Кейт прошлась по комнатам — нигде никакой записки. На дочь это было не похоже. Если она куда уходила, то всегда оставляла записку, а если задерживалась, то обязательно звонила.

Кейт встревожилась не на шутку. Первым порывом было позвонить Джейку. Потребовать от него разделить с ней родительские заботы? После всего сказанного? Как смешно.

Конечно, нет. Звонить она ему не будет. Тем более что Эйприл появится с минуты на минуту. Поэтому самым лучшим для себя Кейт сочла принять пару таблеток аспирина и лечь в постель. Хотя сердце ее разбито, но все равно — завтра на работу.

Как говорила бессмертная Скарлетт О'Хара: «Я подумаю обо всем этом завтра. Ведь завтра уже будет другой день».


Как Джейк добрался домой, он не помнил. Не помнил он также, как поднимался в лифте, снимал пиджак и галстук, расстегивал рубашку. Не помнил и того, как начал пить, пока не посмотрел в зеркало, висящее над баром, и не увидел свое отражение.

Джейк подумал в эту минуту, что очень сильно похож на брата. А почему? Потому что он сейчас мертвецки пьян.

«Черт бы ее побрал. Черт бы ее побрал, эту стерву. Она приворожила меня».

Услышав, как звонит телефон, Джейк вспомнил, что это уже не в первый раз. Снимать трубку он не собирался. Кстати, сколько сейчас времени? Несколько попыток посмотреть на наручные часы оказались бесплодными. Но он все же посмотрел. На часы в кухне. Полночь. Вернее, чуть больше.

Должно быть, это звонит Кейт.

Тихо простонав, он приложился к бутылке. С трудом поставил ее на стол. Пожалуй, хватит.

«Я отец! Подумать только. Эйприл Роуз на самом деле Эйприл Тэлбот!»

— У меня родилась дочка, — громко произнес он и икнул.

Телефон надрывался. Внезапно разозлившись, Джейк схватил трубку и крикнул:

— Какого черта тебе нужно?

— Джейк, что с тобой? — услышал он голос брата.

— А-а-а, Филипп, рад тебя слышать.

— А я звоню тебе, звоню. Сандра тебя тоже искала. Она считает, что это из-за меня ее хотели уволить, но я тут ни при чем.

Джейку было в высшей степени на это наплевать.

— Прекрасно, — сказал он, отворачиваясь от трубки.

— Джейк. Я тебя не слышу. Где ты?

— Кончай, Филипп. Я хочу спать.

— Ладно, я признаюсь: я хотел избавиться от Сандры. И сейчас хочу. Потому что она дрянь и работать не умеет.

Джейк пробормотал что-то в ответ, сам не понимая что.

— Ты что, пьяный? — спросил Филипп после небольшой паузы. — Вот это номер! Мой младший брат пьян в стельку!

Это замечание Джейка неожиданно развеселило. Он нервно засмеялся:

— Попрошу выбирать выражения, сэр. Го состояние, в котором я имею честь пребывать в настоящий момент, называется алкогольной интоксикацией. Извольте запомнить на будущее. — Он разразился дурацким смехом и смеялся до тех пор, пока не понял, что случайно нажал на рычаг.

«Ну и что? Филипп лгун и мошенник. К тому же еще и жулик. Ему бы сойтись с Кейти. Вот была бы пара».

Его пронзила жуткая боль. Он сделал несколько попыток положить трубку, и когда наконец это ему удалось, телефон затрезвонил снова. От этого болело в ушах. Схватив трубку, он рявкнул:

— Меня нет дома. — И швырнул ее с такой силой, что она чуть не раскололась.

А потом направился в душ и стоял под острыми водяными иглами, казалось, целую вечность. Наконец почувствовав, что немного пришел в себя, он потащился в спальню. Голый.

И тут позвонили в дверь. Единственное, что мог придумать сейчас его затуманенный мозг, так это то, что там за дверью стоит Кейти.

«Не буду ей открывать. Не буду. Она меня так оскорбила. Не буду. Она… Боже, ведь это я ее обидел, заставил страдать!»

Голова у Джейка раскалывалась.

— Джейк! — раздался за дверью приглушенный голос Филиппа. — Открой!

— Убирайся! — заорал он, но брат продолжал звонить. В конце концов Джейк не выдержал и распахнул дверь.

— Что, черт возьми, с тобой происходит? — набросился на него Филипп, проходя в гостиную. Затем, оглядевшись, добавил: — Кейт здесь?

— Нет! — Джейк плюхнулся в кресло. Теперь его тошнило. Непонятно только от чего: от принятого алкоголя или вообще от этой поганой жизни? Впрочем, какая разница.

— Я с ног сбился, чтобы тебя найти, — заговорил Филипп. — Ко мне начал приставать твой приятель из полиции. Детектив Марш. Знаешь такого?

Стоило Джейку только подумать об этом, как его начинало мутить. Он провел ладонью по лицу и вздохнул.

— Детектив Марш… Ну и что с ним?

— Он подозревает меня в организации теракта в отеле «Западный берег»! — нервно выкрикнул Филипп. — Что ты ему наговорил?

— Я? Ничего. — И это было правдой. Единственным человеком, с которым он поделился своими подозрениями, была Кейт. Кейт! При воспоминании о ней у Джейка потемнело в глазах.

— Среди отпечатков пальцев, обнаруженных на месте происшествия в торговом центре и в отеле, оказались принадлежащие бывшему сотруднику фирмы. Одно время он работал со мной. Ты меня слышишь? Они арестовали Нейта Хефнера по подозрению в краже со взломом, вандализме и бог знает в чем еще. Джейк, они считают, что он действовал под моим руководством! — Филипп подбежал к брату, схватил его за плечи и стал трясти. — Ты должен мне помочь.

— В данный момент, Филипп, я не могу ни о чем думать. — Джейку хотелось одного: чтобы тот ушел.

Филипп выругался.

— Нужно, чтобы ты подтвердил мое алиби. Скажи им, что был со мной, и они от меня отстанут.

— А вот от этого ты меня, пожалуйста, освободи. — Джейк попытался вырваться, но Филипп держал его крепко. — Скажи им правду. Какая тебе разница, если ты не виноват.

— Я не могу сказать им правду, потому что в тот момент был там, где мне быть совсем не полагалось, — признался Филипп.

— Где же ты был?

— С женщиной.

Кажется, Джейку начало кое-что удаваться. В том смысле, что он трезвел. И с каждой минутой все больше и больше.

— Что за женщина? — Он внимательно посмотрел на Филиппа.

Филипп замялся, и тогда Джейк взревел:

— С какой женщиной ты был, черт побери?!

— С женой Маркуса Торранса, — медленно проговорил Филипп, отпуская брата. — Я проговорился ей о случае в торговом центре, и она, должно быть, рассказала мужу. Вот почему после взрыва в отеле «Западный берег» они дали задний ход. Мне очень жаль, что так получилось, Джейк.


Кейт проснулась еще до рассвета. Всю ночь она металась и ворочалась в постели, переживая каждую секунду разговора с Джейком. Но теперь, сбегав и убедившись, что Эйприл на месте нет, встревожилась не на шутку. Что делать? Позвонить в полицию? Кейт пыталась связаться с отцом Райана, но никто не брал трубку, а автоответчика у него не было. Позвонила девочке, у которой собиралась вечеринка, переполошила всех. Ей ответили, что Эйприл с Райаном были, но очень скоро ушли.

Эйприл с Райаном. Может быть, они попали в аварию? Кейт посмотрела на часы. Наверное, надо позвонить в полицию.

Когда начал заниматься рассвет, она наконец решилась и набрала номер ближайшего полицейского участка.

— Пропала моя дочь. — Кейт рассказала полицейскому все, что знала.

Конечно, человека можно считать пропавшим, только если он отсутствует больше суток. Но Эйприл была несовершеннолетней — восемнадцать ей исполнится только в январе, — и ее приятель тоже. Полицейский успокоил Кейт, сказав, что они проверят все дорожные аварии и прочие происшествия и позвонят.

Слабое утешение.

В семь она позвонила Джиллиан.

— Сегодня на работу я прийти не смогу, — прошептала Кейт. — Эйприл пропала.

— Что? — охнула Джиллиан.

Кейт коротко ей все рассказала.

К полудню Кейт не выдержала и позвонила Джейку, убеждая себя, что говорить с ним будет только о деле. И никаких эмоций. Но Джейка на месте не оказалось. Секретарша осведомилась, не желает ли она оставить какое-нибудь сообщение.

— Нет, благодарю вас. — Кейт повесила трубку.

Она не находила себе места и, чтобы полностью не обезуметь, поехала на работу. Там с головой погрузилась в массу мелких дел, из которых состоит жизнь агентства: договаривалась о пробах, гасила возникающие конфликты, успокаивала обиженных, напоминала должникам о выплатах и прочее. Джиллиан то и дело бросала на нее сочувственные взгляды.

Перед окончанием рабочего дня Джиллиан вошла в кабинет Кейт:

— Кейт, если что-нибудь нужно сделать, ты только скажи.

— Спасибо, Джиллиан. — Кейт попыталась улыбнуться. — Только я не представляю, что вообще можно сделать. Это так не похоже на Эйприл.

Джиллиан кивнула.

— Но может быть, у вас что-нибудь случилось? Я имею в виду что-то, что могло ее вынудить не возвращаться домой.

— Вроде бы нет, — рассеянно ответила Кейт. В голове была каша. Сил уже не осталось ни на что — ни на то, чтобы работать, ни на то, чтобы думать.

— А с Джейком ты говорила? — спросила Джиллиан. — Может быть, он может что-то сделать?

Кейт хотела ответить, но не смогла. В горле опять запершило. Джиллиан удивленно смотрела на нее. За время их знакомства Кейт, кажется, плакала второй или третий раз.

— Кейти… — Джиллиан подошла к столу и положила руку ей на плечо.

— Ты все еще хочешь свести с меня с Майклом? — Кейт попыталась улыбнуться сквозь слезы. — Пожалуйста, я готова.

— Не понимаю, Кейт?

— Джейк и я… у нас все кончено. — Она пыталась вытереть слезы.

— Что? Почему?

— Потому… потому что я… потому что я рассказала ему кое-что, и его это ужаснуло.

— Но что такого в тебе может быть ужасного, в самом деле? — проговорила Джиллиан. — Ладно тебе, Кейт. Ты чудесная. Чудесная мать, замечательная жена, прекрасно управляешься с делами. А какая ты подруга. Просто чудо! Поэтому не обращай внимания. Что бы Джейк ни думал, он не прав.

— Я сказала ему, что Эйприл его дочь, — прошептала Кейт.

Джиллиан медленно опустила руки, обошла вокруг стола и пристально посмотрела ей в глаза.

— Кейт, зачем же ты ему так сказала?

— Потому что это правда. Мы встречались весь последний год в школе. Так получилось, что я забеременела, и мы расстались. Потом я вышла за Бена. О том, что Эйприл не его дочка, кроме нас двоих, не знал никто.

Ошеломленная, Джиллиан медленно опустилась в кресло.

— О, Джиллиан, я просто не знаю, в чем виновата. И мне так больно. Джейк решил, что я его обманула. Что я не имела права выходить за Бена и позволять ему удочерять его ребенка. Но как я могла поступить иначе?

— Когда ты сказала ему об этом?

— Вчера вечером.

— Подожди минутку. Подожди! — Джиллиан что-то соображала. — Эйприл не знала?

— Нет. Я дала слово Бену.

— И после его смерти ты ей тоже не сказала?

Кейт устало вздохнула:

— Нет. Должна была. Но не решилась.

— А где вы с Джейком разговаривали?

— У меня дома, в гостиной.

— А где в это время была Эйприл? — чуть не закричала Джиллиан.

— О нет. Не может быть. — Кейт бессильно отмахнулась. — В доме ее не было. Я это знаю точно. Ты думаешь, я бы завела такой разговор, если бы она была рядом?

— Конечно, нет, — задумчиво проговорила Джиллиан.

Но слова Джиллиан навели Кейт на мысль. Она лихорадочно соображала.

— О, Джиллиан! — Кейт прикусила губу. — Джиллиан!

— Что?

— Мы были в гостиной. Кроме нас, там никого не было, но вначале у дома стояла машина Райана. Я точно знаю, стояла. Я еще тогда подумала, что, наверное, они пошли куда-нибудь погулять. Было еще не поздно.

— Они могли подслушать ваш разговор? — спросила Джиллиан.

Кейт покачала головой.

— В доме спрятаться совершенно негде, чтобы потом можно было незаметно уйти.

— Может быть, была снята трубка телефона внутренней связи?

— Но у нас нет такого телефона. Нет, в доме нас подслушать было нельзя. Но… — Кейт охнула, — если они сидели в беседке, как раз под окнами…

— А окна были открыты?

Кейт задумалась.

— Я их не открывала, но Эйприл вполне могла. А я была тогда в таком состоянии, что даже не обратила внимания.

Некоторое время они молчали. Телефон в офисе взорвался звонком, заставив их обеих подскочить. Но отвечать они не спешили.

— Если она это слышала… — Кейт не смогла закончить.

— Вот тебе и причина. — Джиллиан встала и направилась к своему столу, чтобы взять трубку.

Телефон трезвонил не переставая.

Кейт решила, что теперь надо сказать Джейку. Они должны пойти в полицию и объяснить, почему их дочь пропала. По крайней мере причина теперь была ясна. Вот только в каком Эйприл сейчас состоянии… Она может наделать немало глупостей.

Кейт подошла к Джиллиан и шепнула:

— Я поеду в «Тэлбот индастриз», найду Джейка.

Джиллиан кивнула, а затем проговорила в телефон без своих обычных ласковых интонаций:

— На Нику прием заявок закончен. Да, будет еще одна проба, в конце месяца. Мы дадим вам знать…


* * *

Джейк сидел в конференц-зале уставившись в одну точку. Ужасно болела голова. Интересно, как это получается у Филиппа? Джейк почти восхищался выносливостью брата. Он, Джейк, вчера принял всего одну бутылку бренди и теперь будет страдать неизвестно сколько, а Филипп, кажется, большую часть своей жизни находится под действием этих напитков — и хоть бы что. Вот и сейчас у Джейка перед глазами все расплывалось, а этот сидит рядом как огурчик.

«Нет, пьянка — это не выход. На дне рюмки ответов не найдешь. Эйприл моя дочь».

В его голове раздался громовой раскат, который немедленно отразился в желудке. Джейк поморщился и попытался сосредоточиться на разговоре. Ведь обсуждался очень важный вопрос: о террористических актах против фирмы «Тэлбот индастриз» — а он в это время погружен в свои личные проблемы.

«Джекоб Тэлбот, ты президент компании и обязан вывести Филиппа на чистую воду».

Возможно, это было смешно, но сосредоточиться не давала Кейт. Джейк был страшно зол на себя и на нее. Как она могла? Такой удар, прямо в солнечное сплетение.

— Я не знаю, чего вы от меня хотите, — сказал Филипп детективу Маршу. — Повторяю, к событиям в торговом центре и в отеле «Западный берег» я никакого отношения не имею. Джейк, прошу тебя, ради Бога, проснись и скажи хотя бы слово.

— Я проснулся. — Джейк пошевелился.

Заседание началось после обеда, и вот уже близится вечер. Это чувствовалось по усилившемуся шуму машин за окнами. Филипп открыл окно, думая, что будет прохладнее, но, кроме шума и пыли, ничего путного с улицы не принесло.

— Хефнер назвал ваше имя, — сказал детектив Марш, наверное, уже в сотый раз. Его терпение было на исходе, но он этого не показывал.

— Но в момент совершения преступлений меня там не было, — в который раз повторил Филипп и посмотрел на Джейка, ища поддержки.

Джейк не знал, что ему со всем этим делать. Накануне Филипп умолял его чуть ли не до утра, чтобы он вошел в его положение. И Джейк вошел. Причем гораздо глубже, чем хотел бы этого Филипп. И вот сейчас надо было что-то решать. Но, черт побери, насколько это было бы проще, если бы он мог забыть янтарные глаза Кейт, как они смотрели на него сквозь слезы, как кривились ее губы, мягкие, розовые, беззащитные, как…

— И в первом и во втором случае он был с женщиной, — произнес Джейк неожиданно для себя самого. — Называть ее имя он не хочет, потому что она замужем.

Детектив Марш удивленно посмотрел на Филиппа. Тот сидел сжав губы. А Джейк, сказав это, облегчения не почувствовал.

— Она может подтвердить ваше алиби? — спросил детектив.

— Я не хочу ее втягивать в это дело.

— А какое это имеет значение? — спросил Джейк. — Вы говорите, Нейт Хефнер признался, что совершил преступление. Главное, Филиппа там не было.

— Хефнер сказал, что проник в торговый центр по вашей наводке, — сказал детектив Марш Филиппу.

— Зачем мне это было нужно?

Вот так они и ходили вокруг да около. А время шло.

— А вам не приходило в голову, что этот Нейт Хефнер меня просто оговаривает? — спросил Филипп. — Ну подумайте сами, зачем мне устраивать теракты против собственной семьи? Вот Нейт другое дело. Он работал в отеле «Западный берег», а до этого в управлении фирмы «Тэлбот». Его уволили. Вы думаете, он был счастлив? У этого парня не все в порядке с мозгами, возможно, он слегка тронулся, а я-то при чем.

Эту песню Филипп пел сегодня весь день. Больше сказать было нечего. Детектив Марш встал.

— Я вам позвоню позже, — сказал он Джейку и вышел.

Братья остались одни.

— Ну ты мне и помог, братец! — начал Филипп.

— Это ты подговорил Хефнера, — холодно произнес Джейк. Ему надоело держать все это при себе. Он просто устал. — Обидно тебе, что во главе фирмы отец поставил меня. И захотелось с ним расквитаться. А заодно и со мной. Верно?

— Что ты мелешь? — Филипп побледнел.

— Что? А то, что пора выложить карты на стол, дружок. Я ничего доказывать не собираюсь, не считаю нужным, но если бы не ты, Нейт Хефнер никогда бы на такое не решился. Сегодня утром, пока ты беседовал с Маршем, я поговорил с Реем Дрисколом. Ты помнишь Рея? — Джейк не стал ждать ответа. — Он работал с Нейтом, когда тот был здесь, и помнит, какими вы были неразлучными друзьями.

— Рей! Этот мерзавец!

— Я припоминаю, как ты пытался от него избавиться, узнав, что он рассказал мне, как вы с Нейтом приходите после обеда чуть ли не на бровях. Я его тогда не уволил, хотя ты очень старался. Затем, несколько месяцев спустя, ты избавился от Нейта. И правильно — он слишком много знал.

Филипп побагровел. Он не находил слов.

— А потом ты решил состряпать все это. Правда, на скорую руку, — продолжал Джейк. — Ну что, доволен своей работой? Большое счастье, что обошлось без жертв. А если бы не обошлось?

— Ты что, меня обвиняешь?

— Да что ты, — усмехнулся Джейк, — разве бы я осмелился. Но я не говорю, что ты химичил с газом в отеле или громил прилавки в торговом центре. Это дело рук Нейта Хефнера и его дружков, но могу поспорить на что угодно, без твоего чуткого руководства тут не обошлось. Впрочем, впереди следствие, а потом суд. В общем, будет видно. А сейчас ответь мне, Филипп: что тебе нужно? Чего ты хочешь?

— Ты просто не в своем уме, — проворчал Филипп. Он хотел встать, но передумал.

— Тогда я скажу. Ты хочешь прибрать к рукам аэропорт. Верно? Вот почему ты рассказал жене Торранса о происшествии в торговом центре. Хотел расстроить нашу сделку с «Даймонд корпорейшн». Именно за этим ты завел интрижку с женой Маркуса, чтобы в постели, как бы между прочим, подбросить ей кое-какую информацию.

— Я имею право на свою долю, — зло проговорил Филипп.

— Ну так давай подумаем, какая она, твоя доля. Этим занимается отец. Возможно, он что-нибудь и придумает. Но не надейся, аэропорта тебе не видать как своих ушей.

Филипп открыл рот от изумления.

— Все. Разговор закончен. Но предупреждаю: если выяснится, что ты действительно причастен к действиям Нейта Хефнера, ты не получишь ни цента. И если тебя не накажет старик, это сделаю я.

Филипп Тэлбот-младший молчал. Его глаза покраснели, а весь кураж куда-то пропал, как будто его и не было. Джейк встал. Ему было противно смотреть на брата. И вообще от всего тошнило. Буквально от всего.

В дверь постучали. В зал заглянула Пэм:

— Вас просит детектив Марш.

— Разве он еще не ушел? — нахмурился Джейк.

— Тут произошло какое-то недоразумение. Пришла Кейт Роуз, и она говорит… я не знаю… она считает, что вы пригласили детектива Марша в связи с исчезновением ее дочери. Она сейчас с ним разговаривает. Может быть, вы выйдете…

Глава 20

Джейк открыл дверь конференц-зала и вышел в холл. Кейт стояла рядом с Маршем, с надеждой вслушиваясь в каждое его слово. Она увидела Джейка. Господи, как ей хотелось броситься ему в объятия.

Марш с сочувствием смотрел на Кейт:

— К сожалению, о том, где находится ваша дочь, мне ничего не известно.

Кейт кивнула, поняв, что ошиблась. Она была настолько взвинчена, что, увидев в холле детектива, которого сопровождал полицейский, решила, что их вызвал Джейк по поводу исчезновения Эйприл. Ну конечно, они были здесь в связи с недавними происшествиями в «Тэлбот индастриз».

Кейт слишком поздно это сообразила. Секретарша Джейка, Пэм, услышав, как Кейт пытается что-то объяснить Маршу, побежала за Джейком.

Правда, о его отцовстве Кейт все-таки не упомянула. Но с другой стороны, с чего она вдруг прибежала с этим делом в «Тэлбот индастриз»? Какое они могут иметь отношение к ее дочери, кроме того, что только недавно зачислили временно в штат?

Впрочем, для Кейт сейчас это не имело значения. Пусть думают что хотят.

Джейк посмотрел на Кейт:

— Пропала Эйприл?

Кейт кивнула.

— Я… уже звонила в полицию. А к детективу обратилась по ошибке. Я подумала… в общем, не знаю…

— Ее давно нет? — спросил Джейк.

— С ночи.

— Я выясню у тех, кто дежурит, — заверил их детектив Марш и вместе с сопровождающим его молодым полицейским ушел.

Кейт боялась посмотреть ему в глаза. Ненависти она уже никакой не чувствовала. Вернее, она ненавидела, но себя за то, что так сильно его любит.

Отворилась дверь конференц-зала, и появился Филипп. Джейк не удостоил его взглядом.

— Я ухожу, — бросил он секретарше.

— Вы еще сегодня вернетесь? — спросила Пэм.

— Пожалуй, нет. Уже поздно. — Джейк направился к лифтам и нажал кнопку вызова.

Кейт была слишком расстроена и не понимала, хочет он или не хочет, чтобы она последовала за ним. Когда звякнула кабина, остановившаяся на их этаже, и раскрылись двери, Джейк посмотрел в ее сторону. И глаза все же выдали его. Кейт вошла в лифт.

Пока спускались, они не проронили ни слова. И только выйдя в вестибюль, Джейк спросил:

— Ты на машине?

— Моя машина у входа. — Кейт сделала неопределенный жест.

— Моя в подземном гараже. Поэтому сделаем так: встретимся у меня. Там и поговорим. — Он повернулся и зашагал прочь.

Кейт ничего не оставалось, как сделать то, что он предложил. По пути к Джейку она ни о чем не думала, только тупо следила за дорогой, смутно сознавая, куда и зачем едет.

Дверь была чуть приотворена. Значит, Джейк приехал раньше. Когда вошла Кейт, он разговаривал по телефону.

— Как только станет что-нибудь известно, звоните сюда. Кейт Роуз, мать девочки, у меня, — закончил он. — Это отдел по розыску пропавших, — пояснил он, кладя трубку. А затем, помолчав, добавил: — Ты уверена, что она сбежала?

— Да.

— Но почему?

Кейт видела, что Тэлбот тоже вымотан. Небритый, глаза впалые, вокруг рта горестные складки и вообще весь какой-то неестественно напряженный.

— Я думаю, она нас подслушала, — вздохнула Кейт.

— Что? Подслушала? — Его глаза вспыхнули. — Когда мы говорили о ней?

— Скорее всего да. Может быть, ты заметил, что, когда мы подъехали, у дома стояла машина Райана. а потом ее уже там не было?

Джейк задумался, его глаза потемнели. Затем он негромко выругался.

— Старый «шевроле», кремового цвета, где-то конца семидесятых — начала восьмидесятых? — спросил он.

Кейт кивнула.

— Об этой машине я полиции сообщила. Звонила отцу Райана, но там никто не отвечает.

— Думаю, они все проверят. — Джейк направился к кухне. — Хочешь чего-нибудь? Я выпью апельсинового сока.

— Нет, спасибо.

— Если захочешь, распоряжайся сама. Ты знаешь, где что лежит.

У нее было сейчас единственное желание заснуть. А проснувшись, увидеть свою дочь Эйприл радостной и улыбающейся, а рядом с ней Джейка. Она бы бросилась к нему на шею, и ничего бы ей больше не было нужно, только бы припасть к груди любимого и слышать его ровное дыхание.

Не в силах больше стоять, Кейт опустилась в кресло, сбросила босоножки и вытянула ноги.

Джейк наблюдал за ней из кухни. Белое хлопчатобумажное платье было ей очень к лицу. Утром Кейт не стала укладывать волосы, причесалась кое-как и пошла. Золотистые пряди обрамляли ее прекраснейшее в мире лицо. Джейк глотнул сока и стиснул зубы.

«Ну почему мне выпала такая судьба любить ее? Ведь она меня предала, и я должен ее ненавидеть, а вместо… единственное, что мне остается, — это любить и страдать, страдать и любить. И Эйприл… О Боже, у меня есть дочь, и зовут ее Эйприл. Какое чудное имя! Но ее нет. Она сбежала, неизвестно куда…»

На ее месте он бы тоже сбежал.

— Кто-нибудь еще знает… что Эйприл моя дочь? — спросил Джейк.

— Никто.

— Но разве ты не сказала детективу Маршу?

— Конечно, нет! Я только спросила его, не нашел ли он Эйприл. Я не думала… Вернее, я думала… что он пришел к тебе по этому делу. Мне так показалось, сама теперь не знаю почему. — Она вдруг вскрикнула. — Ой, подожди. Я сказала Джиллиан. Именно она и помогла мне сообразить, что Эйприл не пропала, а сбежала.

Джейк допил сок.

— Если тебе интересно, то детектив Марш был в моем офисе из-за Филиппа, — сухо проговорил Джейк.

— О… — Кейт не знала, что еще сказать.

— Арестован бывший служащий фирмы «Тэлбот», он же бывший приятель моего брата. Он признался в совершении преступлений в торговом центре и отеле «Западный берег». Сейчас полиция расследует, причастен ли ко всему этому Филипп.

— Ты действительно думаешь… что Филипп способен на такое злодейство?

— Он не сходит с ума от любви к отцу или ко мне.

— Все, что я о нем знаю, — сказала Кейт, — так это то, что он очень старался, чтобы Эйприл стала рекламной моделью фирмы «Тэлбот». Я до сих пор удивляюсь, зачем ему это понадобилось?

— Одна из версий может быть такой: Филипп ненавидит Сандру и сделал это, чтобы досадить ей.

— Неужели?

Джейк усмехнулся:

— Но это маловероятно. Думаю, он на самом деле считал, что Эйприл очаровательна. Потому что она действительно очаровательна.

Любая мысль об Эйприл доставляла Кейт боль.

«Где она сейчас, моя девочка? Наверное, она ненавидит меня, свою мать, за то, что я скрыла от нее правду об отце».

Джейк думал о Филиппе:

«Так ли уж он замешан во всем этом? Ведь, насколько я знаю, Нейт Хефнер — негодяй и трепло. Ему ничего не стоит оговорить Филиппа. Они действительно выпивали вместе. Что было, то было. Но потом он стал наглеть, и Филипп его уволил. Вполне возможно, это как раз месть Филиппу. Во всяком случае, торопиться с выводами не следует».

— И все же я не думаю, что Филипп может оказаться таким подлецом, — произнесла Кейт, будто прочитав его мысли.

— Что касается отца, то он вполне способен в это поверить. Насчет себя — не уверен. Когда тебя разочаровывают, то просто не знаешь, что и думать.

Фраза эта была такой, что понимать ее можно было как угодно. Кейт стиснула руки.

— Вчера… я наговорила лишнего, — прошептала она. — Но сам понимаешь, сказать такую правду очень не просто.

Борясь с собой, чтобы не броситься к ней и не заключить ее в объятия, Джейк закрыл глаза и сосчитал до двадцати. А затем тихо проговорил:

— Я тоже… вел себя вчера не лучшим образом. И сожалею об этом. Но не будем сейчас это обсуждать. Вначале надо найти Эйприл.


В половине первого зазвонил телефон.

Джейк заказал ужин в китайском ресторане, они только что поели, а теперь молча пили кофе и смотрели телевизор. Часы медленно тикали: тик, тик, тик.

Каждые десять минут Кейт проверяла свой автоответчик. Разумеется, она оставила сообщение для Эйприл, чтобы та немедленно позвонила, как только появится, но… ничего не было. Оставалось одно: ждать.

Кейт подумала, не лучше ли пойти домой и ждать там, но, представив себя… дома… одну… осталась. Покосилась на Джейка. Казалось, он спит с открытыми глазами. Такой у него был вид, когда он не мигая смотрел на экран. И вот как раз в этот момент зазвонил телефон.

Джейк вскочил.

— Да? — Он нахмурился, и Кейт поняла, что сообщают что-то важное. Она сжала руки. Внутри все похолодело. — Хорошо. Спасибо. Мы сейчас приедем.

— Что? — прошептала Кейт, как только Джейк положил трубку.

— С ней все в порядке. Их нашли на побережье. По описанию автомобиля. Беглецов уже везут в Портленд. В данный момент они находятся где-то в получасе езды отсюда.


Эйприл не верила, что ее везут обратно в Портленд в полицейском автомобиле, как преступницу. Райан, ясное дело, чувствовал себя примерно так же. Нет, гораздо хуже. Он вообще порядком перетрусил. Они ехали и угрюмо молчали, а двое полицейских в машине лениво перекидывались фразами друг с другом, не обращая на них ни малейшего внимания.

Это было унизительно и даже как-то страшно. Эйприл хотелось заплакать, но она не могла позволить себе устраивать сцены. Она не переставала думать о маме. Вот уже полицейские высадили их у дверей участка, а она все еще не решила, что ей скажет.

Мысль о предстоящем разговоре убивала Эйприл. Ей казалось, что она этого не сможет перенести. Внезапно ее нижняя губа зажила своей собственной жизнью. Она начала кривиться, как у обиженного ребенка. Эйприл прикусила ее зубами, но начал зудеть нос и пощипывать глаза.

Она закрыла глаза, но предатели-слезы просочились сквозь ресницы и поползли вниз по щекам.

— Ты плачешь? — прошептал Райан, но она не удостоила его даже взглядом.

Этот паршивец прямо обрадовался, когда их задержала полиция. У него, видите ли, не было денег на бензин, а кроме того, как только они выехали из Портленда, он тут же начал скулить. Он, значит, потерял интерес к тому, чтобы «залезть в машину и ехать, куда глаза глядят». Трус несчастный. Наверное, от страха в штаны напустил.

«А то я не знала, с кем связываюсь. — Эйприл сердито утерла слезы. — Надо взять себя в руки и быть готовой к встрече с мамой… и с папой тоже. — Эйприл пожала плечами. — Джекоб Тэлбот мой отец. Невероятно!»

Мысль о встрече с родителями ужасала ее. Когда патрульный автомобиль подъехал к полицейскому участку, Эйприл была настроена решительно.


Кейт сжала в руке стаканчик с кофе. Стаканчик смялся, и кофе перелился через край. Кейт глотнула тепловатую жидкость. В участке она сидит чуть ли не час, хотя полицейский уверял их, что ждать осталось совсем недолго. Нервы ее были на пределе.

Помещение, куда проводили ее и Джека, представляло собой большую комнату. Основным назначением ее, по-видимому, было проведение дознания, но здесь же стояли стулья для посетителей. Было видно, что на оформление интерьера полицейского участка лишних денег не расходовали. Стулья все были черными, из пластика. Обивка сидений сделана под кожу, а спинки и ножки — под дерево. Вероятно, основное требование к ним — чтобы были крепкие. От линолеума пахло каким-то химическим чистящим средством.

Напротив Кейт стоял Джейк. Казалось, он старательно избегал приближаться к ней. Без пиджака и без галстука, рукава рубашки закатаны, а щетина на щеках заметна еще сильнее.

Кейт вспомнила, как еще совсем недавно гладила его роскошную шевелюру.

Где-то, как ей показалось, очень далеко открылась дверь и послышались шаги. Она взглянула на Джейка, но тот смотрел в одну точку с каменным лицом.

Кейт встала, мысленно готовя себя к встрече с дочерью. Сердце екнуло. Видимо, Кейт издала какой-то звук, потому что Джейк быстро повернулся к ней:

— Кейт…

И она увидела в этом взгляде что-то похожее на понимание, на вину и одновременно на прощение. Она, наверное, могла бы еще многое увидеть в этом взгляде; ее губы раскрылись, она даже была готова что-то ответить, но… как раз в этот момент появилась Эйприл.

Из-за ее плеча робко выглядывал Райан. Он напоминал ребенка в ожидании наказания. Но Кейт его даже и не видела. Она смотрела только на свою дочь. Та была совсем не испугана. Пристальный взгляд серо-голубых глаз, таких же как у отца. Теперь-то он, наверное, это уже заметил.

— Я рада, что ты вернулась, — порывисто произнесла Кейт.

Эйприл молчала. Она бросила тяжелый взгляд на Джейка и опустила глаза. Кейт оставалось только беспомощно стоять и смотреть.

И тут неожиданно произошло следующее: порывшись в карманах, Эйприл вытащила несколько смятых купюр, подошла к Джейку и протянула ему. Тот удивленно смотрел, не понимая.

— Это твои. Ты тогда оставил их в ресторане на чай, а мне показалось, что это слишком много, и я взяла. Все хотела тебе отдать. И вот сейчас самое время. Возьми. Мне они не нужны.

В комнату вошли двое полицейских. Старший принялся длинно и нудно рассказывать, как они нашли машину и этих двух молодых людей, и, видимо, был готов рассказывать еще очень долго, но Джейк прервал его и спросил, как можно побыстрее все оформить и уйти.

— Ему, пожалуйста, не груби, — тихо сказала Кейт. — Он тут ни при чем.

— Вы оба хороши, — шипящим шепотом отозвалась Эйприл. — И ты, и он. Особенно ты. Как ты могла скрыть от меня, что…

— Бен признал тебя своей дочерью. Официально. Никто не знал, что так получится.

— Все равно ты не имела права. — Эйприл не принимала никаких оправданий.

— Поговорим потом, — устало сказала Кейт, и Эйприл тут же угрюмо затихла. Она так и не раскрыла рта до тех пор, пока они не добрались до дома.

Появился отец Райана, Том. Увидев Кейт, он весело подмигнул, как будто они встретились на пикнике. Его сопровождала приятельница, миловидная дама средних лет, длинноволосая, в бесформенном балахоне. Понятное дело, художница. Вдвоем с Томом они представляли довольно живописную картину. Точно так же, наверное, как и она с Джейком, только в совершенно другом стиле.

У их дома Джейк остановил машину и открыл дверцу.

Сначала вылезла Эйприл, за ней Кейт. Они молча направились к двери.

— Эй, погодите, я с вами! — крикнул им вслед Джейк, чем изрядно удивил не столько дочь, сколько мать.

Эйприл оглянулась и одарила его мрачным взглядом:

— Как хочешь. Но только, пожалуйста, без душеспасительных бесед и нравоучений.

— А она, оказывается, хулиганка, — пробормотал Джейк и посмотрел на Кейт.

— Может быть, будет лучше, если я разберусь с ней сама? — нерешительно проговорила она.

— В твоем распоряжении было целых семнадцать лет. — Он захлопнул дверцу «бронко». — Теперь моя очередь.

Вначале Кейт даже не поверила, что Джейк настроен серьезно. Пока он не вошел. Эйприл тут же поспешила укрыться в своей комнате, но отец немедленно последовал за ней. Кейт прислушалась и в ужасе обнаружила, что они говорят на повышенных тонах, что-то громко доказывая друг другу. Что именно, расслышать она не могла, потому что Эйприл на полную громкость врубила музыку.

Кейт никак не могла сообразить, как ей к этому относиться. А потом махнула рукой, пошла и сделала себе бутерброд с ореховым маслом. Налила бокал белого вина, села и стала ждать, когда утихнет шторм.

Это уже было смешно.

Наконец голоса затихли. Только гремела музыка. Еще через минуту громкость уменьшилась и на кухне появился мрачный Джейк.

— Ну и как дела? — осторожно спросила Кейт.

Звук, который он издал, мог означать что угодно. Зато он удостоил вниманием ее бутерброд и вино.

— Такой поздний ужин могут позволить себе только настоящие гурманы, — вздохнул Джейк. Чувствовалось, что он едва сдерживается, чтобы не улыбнуться.

— Хочешь? — Кейт указала на бутерброд.

— Не откажусь. Особенно меня соблазняет вино, хотя после вчерашней ночи я дал себе слово вообще в рот не брать спиртного. — Он покачал головой. — Впрочем, если бы вчера был единственный случай…

— Я что-то не припомню, чтобы ты слишком много пил. — Кейт отрезала кусок хлеба и намазала его ореховым маслом.

— Ты еще много чего обо мне не знаешь. — Он откашлялся.

— Она что, действительно сильно обижена? — Кейт протянула Джейку бутерброд.

— А как ты думаешь?

— Вот уж никогда не думала, что такое случится.

— А как ты думала это случится? — спросил Джейк, вгрызаясь в бутерброд. — И вообще, ты когда-нибудь размышляла над тем, что может случиться, когда правда откроется?

— Только и делала, что размышляла. Все время! Это сидело во мне как бомба с часовым механизмом!

— Но почему же ты тогда ничего не предпринимала?

— Господи, Джейк! — Кейт подняла голову. — Что я могла предпринять? И главное, когда? Пойми, не было в моей жизни момента, который бы можно было считать подходящим. И потом, давай все же определимся. Сколько можно мусолить одно и то же? Что бы ни произошло, это уже произошло, и мы ничего не можем поделать. Хорошо, допустим, в чем-то я была не права. Допустим. Предположим, ты тоже был не прав. И что же нам делать в таком случае? Ведь прошлое мы все равно изменить не можем. А я бы, наверное, и не захотела его менять.

— Не захотела, — эхом повторил он следом за ней.

— Да, не захотела. Потому что тогда у меня бы не было ее, моей Эйприл. И… не было бы тебя. А так в любом случае остались воспоминания. Это по крайней мере у меня никто отнять не может.

Глаза Джейка потемнели. Такого он не ожидал. Он не смог выдержать взгляда Кейт и стал смотреть куда-то в сторону. Больше всего ему хотелось сейчас схватить это нежное сладостное тело и прижать к себе. Крепко-крепко.

Потому что он любил ее.

И как будто прочитав его мысли — о, как часто они читали мысли друг друга, — Кейт проговорила:

— Джейк, я люблю тебя. И я люблю свою дочь. Нашу дочь. Наконец-то ты все знаешь и поступай как хочешь.

Он молчал. Прошло несколько невероятно длинных мгновений. Она глотнула вина, потом еще.

— Говоришь, что любишь, — произнес он совершенно серьезным тоном, — а кормишь какими-то нищенскими бутербродами с ореховым маслом.

Кейт взглянула на Джейка: он шутит или нет? Его губы задрожали перед вспышкой белого — улыбка такая же яркая и великолепная, как Голливуд.

— Джейк… — прошептала она.

Скрипнула дверь. На пороге кухни появилась Эйприл, бледная и очень серьезная.

Скользнув взглядом по застывшим фигурам отца и матери, она всхлипнула, а затем разразилась рыданиями.

— Родная моя! — вскрикнула Кейт и метнулась к дочери, притянула к себе. Теперь уже они обе рыдали, прижимаясь друг к другу.

Джейк стоял потрясенный, наблюдая эту сцену, не в силах произнести ни слова.

— Мам, — всхлипнула Эйприл.

— Деточка, милая, я так тебя люблю, — плакала Кейт. — Ну получилось так. Что теперь сделаешь, раз так получилось.

— Мамочка, я тоже тебя очень люблю. — Эйприл икнула, поплакала еще немного, а затем подняла голову, вытерла нос и вдруг спросила, показывая на бутерброд с ореховым маслом в руках у Джейка: — А мне можно это? Я тоже хочу есть.

Глава 21

Они хотели очень много сказать друг другу, но сил говорить не было. Эйприл примостилась рядом с Кейт на диване, а Джейк стоял у окна и глядел в темноту ночи.

Кейт была счастлива. Боль в душе медленно проходила. Мир в семье постепенно восстанавливался.

Сидящая рядом неожиданно повзрослевшая дочь внушала ей благоговейный страх. Она никак не могла к этому привыкнуть.

— Ты его любишь? — прошептала Эйприл на ухо Кейт.

Кейт кивнула. Ей не хотелось, чтобы Джейк услышал их разговор.

— А он тебя?

— До вчерашнего дня любил, — ответила Кейт, помолчав.

— В таком случае я отправляюсь спать. Спокойной ночи всем. — Эйприл встала с дивана и направилась в свою комнату.

— Что она тебе сказала? — спросил Джейк, как только за Эйприл закрылась дверь.

— Ничего особенного.

— Вот как?

— А о чем вы говорили у нее в комнате?

— Разве ты не слышала?

— Музыка была очень громкая.

Джейк усмехнулся:

— Я попросил, чтобы она уменьшила громкость, а она не захотела. Спор в основном был вокруг этого.

— И все? — Кейт не могла поверить.

— Ну, не совсем. Потом она принялась на меня кричать, что я слишком поздно объявился, а я стал говорить, что только вчера впервые узнал, что у меня есть дочь. Она все равно гнула свое, что, мол, она уже взрослая, что через несколько месяцев ей исполняется восемнадцать, на что я ответил, что это прекрасно, значит, не придется платить алиментов.

— Ты так и сказал?!

— Сказал. А что? — Джейк удивленно вскинул брови. — После этого она рассмеялась и уменьшила громкость. Вот и все.

По правде говоря, это было далеко не все. И не в словах дело. Джейк видел, что Эйприл симпатизирует ему. Их отношения только устанавливались, они были еще слишком хрупкими и ломкими, чтобы к ним было можно прикоснуться. Причем это знал не только он, но и она. И все же ему очень хотелось обнять Эйприл и прижать к своей груди. Он вдруг понял, что скучал по ней, по своей дочери, о существовании которой два дня назад даже не подозревал.

Она была так похожа на него. Эти знакомые черты, он считал, что это у нее от Кейт, но теперь понимал, что все это его. Эти глаза. Подбородок. Эта улыбка.

Но тогда Эйприл не улыбалась, а смотрела на отца настороженно. Она была похожа на Кейт тоже: ее волосы, юмор, ее простая красота.

— Ты был бы ей отличным отцом, — сказала Кейт.

— Возможно. Я об этом еще не думал. — Он помолчал. — Пойдем, надо забрать твою машину.

Кейт кивнула, хотя слова его ей показались до странности холодными. Она ждала большего. Много большего. Когда они выехали, занималась заря. Машина быстро ехала по пустынному городу, и за время пути никто не проронил ни слова.

И только когда они вышли из машины, Джейк схватил Кейт за руку.

— Не уходи. — Эти слова, прозвучавшие так искренне, так бесхитростно, перевернули душу Кейт.

Она подняла голову и пристально посмотрела ему в глаза:

— Не уходить?

— Неужели ты оставишь меня сейчас одного? — простонал Джейк.

— Подумай, может быть, ты совершаешь ошибку, — предупредила она.

— Значит, я хочу совершить эту ошибку. — Джейк обнял Кейт, потянулся к ее губам.

Как они поднимались в лифте, Кейт уже не помнила. Они долго не могли войти в дверь, потому что не хотели друг друга отпускать, а когда все же вошли, то немедленно начали срывать с себя одежду. Это было довольно сложно, потому что их губы не хотели разъединяться. Джейк никак не мог сбросить с себя рубашку: мешали закатанные рукава.

— К черту. — Он рванул так, что рубашка разорвалась пополам.

Кейт засмеялась. Он схватил ее в охапку и понес в спальню, где снял остальную одежду. А затем их тела сплелись.

Они отдавались друг другу с таким неистовством, как будто были в разлуке много лет. И Кейт впервые не думала и не тревожилась ни о чем. И вообще мыслей сейчас в голове никаких не было. Только желание принадлежать и обладать любимым. Никогда еще она не была такой смелой и дерзкой. Охваченная страстью, она металась, изгибалась и стонала.

— Джейк! — закричала она, дойдя до высшей точки наслаждения.

— Кейти… — прохрипел он в ответ.

Казалось, время остановилось. Оно существовало где-то в другом измерении. Кейт медленно открыла глаза. Джейк смотрел на нее. Их сердца все еще бились с бешеной скоростью.

— Я не могу жить без тебя, — прошептал он. — И не хочу.

— О Джейк!

— Мы поженимся. — Теперь он лежал рядом с Кейт. — В ближайшие месяцы. Я снова делаю тебе предложение. И на сей раз мой приговор окончательный и обжалованию не подлежит.

В ее взгляде было столько любви, что сердце его дрогнуло.

— Позвольте, леди, ваше молчание считать согласием, — торжественно произнес Джейк, а после серии поцелуев, которыми Кейт покрыла его лицо, улыбнулся и добавил: — Тут у меня кольцо завалялось. Но заранее прошу прощения, оно подержанное. Когда ты его наденешь?

Она притянула его голову к себе и сонно пробормотала:

— Завтра…


Наступило это завтра. И в этом завтра Кейт с лихвой была вознаграждена за все свои тревоги и страдания. Можно было предположить, что все сложится благополучно, но чтобы настолько…

О ее помолвке с Джекобом Тэлботом сообщили все местные газеты, и она с удивлением прочла в одной из них высказывание Мэрилин Тэлбот, что та «без ума от счастья за своего сына, потому что лучшей жены она бы ему и не желала».

Правда, родители Джейка еще не знали об Эйприл. Джейк считал, что с этим лучше не торопиться, а его опыту вполне можно было доверять. Кроме того, они оба постановили: путь сама Эйприл решает, стоит ли вообще делать всеобщим достоянием факт отцовства Джейка, а если стоит, то когда.

Сама же Эйприл вся ушла в занятия. Разумеется, Райана и близко нигде не было. Он просто перестал для нее существовать. Она подготовила заявления по крайней мере в дюжину колледжей и все время проводила за книгами. Кейт даже начала беспокоиться, что дочка совсем не отдыхает, но Джейк уговорил ее не вмешиваться. Таким способом Эйприл пыталась найти себя. Ну что ж, пусть.

Очень странные отношения у дочери установились с братом Джейка, Филиппом, сути которых ни Кейт, ни Джейк не понимали. Филипп считал Эйприл своим открытием и поэтому чуть ли не родственницей. Иногда они встречались и о чем-то беседовали. Одновременно и отношения Филиппа с Джейком и фирмой «Тэлбот индастриз» сделали неожиданный поворот. В ходе расследования выяснилось, что Нейт Хефнер со своими сообщниками совершил эти преступления, чтобы отомстить не столько фирме, сколько Филиппу. Они действительно были приятелями и часто вместе выпивали, но затем Хефнер стал наглеть, требовать у Филиппа денег, шантажировать. Тот пришел в ярость и уволил негодяя. Нейт Хефнер, разумеется, ничего не забыл. Вначале он сильно запил, потом пытался установить контакт с Филиппом и, когда это не удалось, устроил вначале погром в торговом центре, а потом и взрыв газа в отеле «Западный берег». При этом все было подстроено так, чтобы подозрение пало на Филиппа.

Он частично добился успеха. Со своей стороны, Филипп с самого начала подозревал Нейта, но никому не говорил об этом, так как был сильно обижен на отца и брата. Отношения с женой Маркуса Торранса он завязал с теми же самыми целями, что и с десятками других женщин в своей жизни. Тем более что мадам была совсем не против. И насчет случая в торговом центре он тоже проболтался совсем случайно, не думая о последствиях. Ему и в голову не приходило, что это может отразиться на делах фирмы «Тэлбот».

Большую часть этой информации Джейку удалось вытянуть из брата лично, без помощи полиции.

— И ты знаешь, какое я принял решение? — спросил Джейк, рассказывая Кейт последние новости. — Я предложил ему этот аэропорт. Но только с одним условием: из «Тэлбот индастриз» он выходит раз и навсегда. Филипп, конечно, согласился. Теперь у него будет свое дело, а у нас свое. Так лучше. Никаких обид.

— А полиция его больше не беспокоит? — спросила Кейт.

— Нет. Они от него отстали, как только Нейт Хефнер выложил всю правду. Думаю, Филипп очень переживает из-за всего этого. Чувствует себя виноватым. Где-то в глубине души он вовсе не хотел окончательно разрывать отношения с семьей.

— А с миссис Торранс… он все еще встречается? — Кейт не могла не задать этот вопрос.

— Не знаю. — Джейк усмехнулся. — После всей этой истории муж подал на развод, но, по-видимому, Филипп был только симптомом, а не самой болезнью. Однако несмотря ни на что, Торранс очень заинтересован в организации с нами совместного предприятия. Он уже дважды звонил нашему адвокату Деннису Уэтли. И мы, конечно, пойдем на эту сделку. У нас еще есть много различных вариантов.

— Как интересно!

— Да, — задумчиво проговорил Джейк, — теперь бы вот с Эйприл наладить отношения, и тогда вообще все было бы замечательно.

Кейт кивнула. Она очень переживала, что им не суждено вместе растить ребенка, несколько раз даже пыталась заговорить об этом с Джейкам, как-то его утешить, но он неизменно отвечал:

— Достаточно того, что у меня есть дочь.

«Пора бы уже перестать комплексовать на эту тему!» — Кейт тряхнула головой и потянулась к телефону.

Трубку снял Джейк.

— Привет. — Кейт улыбнулась. — Сегодня вечером — все, как планировалось, ничего не отменяется?

— А ты все ищешь лазейки, как бы увильнуть? — поддразнил ее Джейк.

Бриллиант на пальце Кейт сверкнул, как будто отвечая на шутку.

— Кто? Я? Чего это ради я должна увиливать от такого приятного занятия, как обсуждение с твоей мамой нашей свадьбы?

— Если бы у меня было несколько свободных часов, я бы представил тебе подробный список причин.

— Не надо никакого списка. Я готова, — улыбнулась она. — Жду тебя в половине седьмого.

Только Кейт положила трубку, как в кабинет влетела Дилайла, вся в чем-то облегающем из черной кожи.

— Могу поспорить, что ты удивлена! — объявила она.

— Если честно, то да. — Кейт уже почти забыла о существовании своей капризной клиентки. — Как там погода в Лос-Анджелесе?

— При чем тут Лос-Анджелес? Я была в Нью-Йорке. Представляешь, получила роль в мыльной опере.

— Да что ты? И в какой?

— О… — Дилайла пожала плечами. — Роль, правда, была маленькая, в сериале «Все мои дети».

— Все равно это замечательно, — восхитилась Кейт, пряча улыбку. — Ты вернулась насовсем или просто соскучилась по Портленду?

— О, я решила вернуться. Все-таки дома лучше. — Она тряхнула копной своих дивных волос и смущенно добавила: — У тебя есть что-нибудь для меня?

— Постараемся подобрать, — улыбнулась Кейт.

Глаза Дилайлы были, как всегда, на мокром месте.

— Прости меня, Кейт. Я знаю, что вела себя плохо. Но обещаю, этого больше не будет. — Вместо ответа Кейт потянулась через стол и погладила руку Дилайлы. Красавица немедленно заметила сверкающий бриллиант на пальце Кейт! — О Боже! — воскликнула она. — Кто?

— Джейк Тэлбот.

— Из «Тэлбот индастриз»?! — воскликнула Дилайла. — Какое счастье! Поздравляю! Значит, победа! Никогда больше отсюда никуда не уеду, раз тут водятся красивые мужчины с деньгами.

— Водятся-то, водятся, да только ловить их надо умеючи, — холодно проговорила Джиллиан, заглядывая в кабинет. — Кейт, твоя дочка звонила. Она едет.

— Спасибо.

Ожидая дочку, Кейт просматривала бумаги. Особенно ее обрадовали банковские извещения. Все, долгов у агентства больше нет. Как это случилось? А очень просто: Джейк дал указание оплатить все кредиты «Агентства талантов Роуз». Но Кейт, конечно, потребовала оформить это как долгосрочный кредит. То есть говорить, что агентство никому не должно, в принципе нельзя. Должно, но фирме «Тэлбот индастриз». Правда, срок выплаты — двадцать пять лет, так что она надеется как-нибудь расплатиться. Дела пошли лучше благодаря связям с «Тэлбот индастриз».

Единственное, что ее сейчас по-настоящему заботило, — это отношения между Джейком и Эйприл.

Отодвинув кресло, Кейт встала и поправила блузку. Закружилась голова, она сделала глубокий вдох и выдох, и все прошло. Как ни странно, голова кружилась не в первый раз. Неужели заболела? Вот уж некстати. Сейчас середина октября, и эпидемия гриппа только начиналась. Да и погода еще стояла довольно сносная.

Влетела, вернее, впорхнула, Эйприл. Она пока работала здесь несколько часов после обеда. Правда, очень скоро это все должно кончиться. И вообще надо готовиться к тому, что Эйприл вылетит из гнезда.

Эйприл только закончила работу над своим вторым рекламным роликом. Она выглядела до неправдоподобия взрослой. Голубое прямое платье, волосы, зачесанные назад и завязанные в хвостик, стройные ноги, облаченные в нейлоновые колготки телесного цвета. Сейчас ей можно было дать все двадцать пять.

— Как дела?

— Все нормально. Кстати, тебе надо поехать посмотреть «Западный берег», там уже закончили ремонт. Скоро начинаем съемки.

— Замечательно!

— Я видела на съемках Филиппа, — добавила Эйприл. Она знала о деле Нейта Хефнера.

— Ну и как он?

— Ты знаешь, неплохо. Он, кажется, даже стал… лучше. — Эйприл смутилась. — Он, если захочет, может действительно быть приятным. Конечно, когда не пьет. И мне показалось, что в организации рекламного бизнеса у него есть способности. Я даже сказала ему, что, может быть, следует поговорить с Джейком, чтобы он официально поручил ему ЭТИМ заниматься.

— Но в фирме «Тэлбот» Филипп уже не работает, — сказала Джиллиан.

— Ну и что? Подумаешь, значит, будет работать. Он ничем не хуже этой стервы Сандры. Даже лучше.

— Чего ты на нее так злишься? — улыбнулась Кейт.

— Да не злюсь я. Просто это несправедливо, что она по-прежнему там всем распоряжается. — Эйприл пожала плечами. — Как бы то ни было, но, я думаю, он с Джейком поговорит.

Это было очень странно, но изменение Филиппа в лучшую сторону началось именно с того момента, когда он узнал, что Джейк — отец Эйприл. Кейт, конечно, была этому рада, но никак не могла понять, почему так случилось.

Позже, когда они уже собирались домой, Эйприл тихо позвала:

— Мам.

— Что?

Джиллиан к тому времени ушла, и в агентстве, кроме их двоих, никого не было. Кейт только что выключила свет в своем кабинете, а Эйприл закончила подбирать бумаги на завтра.

— Я заполнила все бланки для колледжа.

Кейт кивнула.

— Как ты помнишь, чеки я все подписала, они у тебя, теперь их надо только приложить к бланкам и отослать.

— Я кое-что в этих бумагах изменила, — сказала Эйприл, слегка нахмурившись.

—?..

— По правде говоря, всего одно слово.

— Хорошо, — насторожилась Кейт. — И что же это за слово? — Было странно, как Эйприл ухитряется пропускать мимо себя серьезные вещи и одновременно затевать разговор по поводу такой мелочи, как замена какого-то слова в бланке заявления.

— Я изменила свою фамилию. После Роуз я добавила еще и Тэлбот. Эйприл Роуз-Тэлбот, вот так это сейчас звучит, — выпалила она, а затем, прежде чем Кейт смогла что-то ответить, быстро схватила свою куртку и выскочила за дверь.

Кейт не помнила даже, как после этого доехала до дома. Хотелось петь от счастья. Она не могла дождаться, пока приедет Джейк.

Но потом, начав одеваться для визита к родителям Джейка, Кейт почувствовала себя так плохо, что ей уже было не до сюрприза. Перед глазами запрыгали красные пятна, закружилась голова, подступила тошнота. Она побежала в ванную и ее вырвало.

Кейт почистила зубы, умылась холодной водой, посмотрелась в зеркало. Лицо ее было пепельно-бледным. Желудок все еще бунтовал, слабость не проходила. Она пошла в спальню, легла на постель и свернулась калачиком. Если это грипп, то уж лучше переболеть им сейчас, когда приготовления к свадьбе еще не развернулись в полную силу.


Мэрилин Тэлбот хотела, чтобы все было честь по чести. Джейк и Селия поженились без всяких церемоний, почти тайком от родителей. Мэрилин ни в коем случае не желала, чтобы такое повторилось, и ее фантазии приводили в смятение и Джейка, и Кейт. Одной из целей сегодняшней поездки была попытка хотя бы немного успокоить будущую свекровь. Кейт не хотелось никакой помпезности, ничего величественного… никаких свечей. Оформить брак у судьи и скромно провести медовый месяц, хотя бы даже на побережье. Или где-нибудь еще, но без всякой помпы. Джейк полностью разделял ее мнение, но бороться с матерью было совершенно бесполезно.

Однако эту женщину надо было как-то остановить или по крайней мере хоть немного умерить ее пыл. Понимая, что никуда сейчас ехать не может, Кейт надеялась на Джейка. Придется ему одному обуздывать свою мать.

Наконец он приехал.

— Я плохо себя чувствую, — сказала Кейт.

— Все-таки я был прав, — улыбнулся он, — ты увиливаешь. Не хочешь встречаться с моей матерью.

— Нет, Джейк, это правда. — Кейт выдавила из себя слабую улыбку.

— Ты действительно плохо выглядишь, — встревожился он. — Оставайся и полежи. Будем надеяться, к утру пройдет. А с матерью я тогда сам постараюсь разобраться. К тому же там будет еще брат. Хочет обсудить с отцом свой будущий статус в фирме.

— Будущий статус?

— Филипп раздумал уходить. Говорит, что не хочет никакой доли. Я сказал, что не возражаю, но теперь все зависит от отца. И знаешь, чем он хочет заниматься?

— Работать с рекламным агентством «Тернер и Мосс».

Джейк удивился, словно она была ясновидящей.

Кейт широко улыбнулась:

— Представляешь, ему это посоветовала Эйприл.

— Наша Эйприл просто чудо какое-то. — Джейк взял Кейт за руки. — Как ты думаешь, признает она когда-нибудь во мне настоящего отца, так чтобы об этом можно было сообщить всем?

— Она уже это сделала. — Увидев, как изменилось лицо Джейка, Кейт мягко добавила: — Она подписала свои заявления в колледж как Эйприл Роуз-Тэлбот.

Джейк принял новость с такой радостью, что это было даже немного смешно. К Эйприл он имел отношение только генетически, и его такое положение угнетало. Трудно было привыкнуть к мысли, что эту чудесную молодую девушку, его дочь, вырастил не он, а только Кейт и, как это ни прискорбно сознавать, какой-то Бен Роуз.

— Посмотрим, посмотрим. — Джейк поцеловал Кейт и ушел.


Кейт проснулась среди ночи. Лицо ее было мокрым от слез. Ей приснился кошмарный сон: куда бы она ни обращалась, что бы ни делала — все оборачивалось чем-то ужасным. Хуже того, злодейкой во всех эпизодах выступала она сама. Эйприл и Джейк, родители Джейка и даже Филипп — все обвиняли ее в совершении каких-то страшных преступлений.

Она встала. Желудок вроде бы утихомирился. Кейт подошла к окну и некоторое время смотрела на звезды, усыпавшие ночное небо. Ей бы следовало быть безумно счастливой. Она и была безумно счастлива! Но почему-то к сердцу подкрадывалось какое-то странное беспокойство, какая-то тревога. Это было похоже на дурной запах, который она никак не могла от себя отогнать.

Джейк позвонил в одиннадцать, сказал, что в переговорах с матерью наметились определенные сдвиги. Кое в чем она с ним согласилась. Филипп с отцом тоже поладили, даже лучше, чем он мог ожидать. Отец проявил удивительную для себя терпимость и согласился с предложением Филиппа.

— Может быть, наконец и для нас выглянуло солнышко? — произнес Джейк с надеждой в голосе.

Теперь, вспомнив свой сон, Кейт поморщилась. Не пора ли начать верить в лучшее, как и Джейк. А почему нет? Даже Филипп стал меняться. Пора.

Успокоившись, она забралась обратно в постель и быстро заснула. На этот раз без сновидений.

В семь она побежала в ванную, ее опять вырвало. И снова, посмотрев на свое отражение в зеркале, Кейт расстроилась. Самочувствие было ужасное.

Прямо в ночной рубашке она пошла на кухню. Увидев ее, Эйприл застыла:

— Ты заболела?

— Наверное, у меня грипп. — Кейт налила себе чаю. — Из-за этого я даже вчера не поехала с Джейком к родителям.

— Ммм…

Кейт глотнула чаю. Ее мутило. Она уже давно собиралась поговорить с Эйприл о ее будущих отношениях с Мэрилин и Филиппом Тэлбот. Как-никак те были ее бабушкой и дедушкой. Рано или поздно они узнают правду. Зная их, Кейт понимала, что пассивную роль они играть не захотят. Но сейчас на эту тему говорить она не могла.

— Может быть, ты чем-то отравилась? — предположила Эйприл. — Я что-то не слышала, чтобы в этом году грипп сопровождался такими симптомами. Я имею в виду желудок. И к тому же если бы у тебя был грипп, то была бы температура…

— Да, насморка и кашля у меня тоже нет, — согласилась Кейт.

— Самое главное — не паникуй. Полежи денек, а если не пройдет, поедем к врачу. — Эйприл схватила сумку с книгами и направилась к двери. — Пока.

Кейт заставила себя съесть кусочек тоста и допила чай. Как ни странно, она вдруг почувствовала себя лучше. Направившись к раковине с чашкой в руке, чтобы вымыть посуду, оставшуюся после Эйприл, она вдруг остановилась на полдороге.

«Это беременность!»

Чашка выскользнула из рук и разбилась. Кейт разозлилась на себя.

«Но этого не может быть! Ведь я не могу забеременеть. Нечего тогда и забивать себе голову».

Однако окончательно избавиться от этой мысли ей не удалось. Туманное воспоминание. Все было точно так же, как тогда, когда она носила под сердцем Эйприл.

— Но разве можно помнить в точности, как это было восемнадцать лет назад! — громко произнесла Кейт. — Ну, помню, знобило, мучила тошнота…

«Надо измерить температуру».

Дрожащими руками Кейт нащупала в аптечке термометр. Положив его под язык, она подошла к окну и задумалась.

«Что это? Попытка ухватиться за соломинку в надежде, что ребенок свяжет меня с Джейком еще теснее? К чему эти фантазии? Я не могу забеременеть!»

Они извлекла термометр. Тридцать шесть и восемь. Всего на две десятых градуса выше нормы. На сильный жар не похоже.

Кейт натянула легкую кофту и собралась в ближайшую аптеку, но, вспомнив, что она открывается только в восемь тридцать и к тому же лекарства там выдают только по рецептам, позвонила Джиллиан на работу. Сказала, что плохо себя чувствует и собирается в аптеку, купит какие-нибудь таблетки от гриппа. Джиллиан, как всегда, была очень занята. Она сказала, чтобы Кейт ни о чем не беспокоилась и побыстрее поправлялась.

Положив трубку, Кейт вздохнула.

«Если это действительно беременность, то придется брать на работу по крайней мере еще двоих».

Кейт вышла на улицу. В аптеке спросила тест на беременность. Больше всего она боялась наткнуться там на кого-нибудь из знакомых. Но, слава Богу, все обошлось, и она благополучно вернулась домой. В руководстве было указано, что наиболее эффективным является сбор утренней мочи, которая содержит самую высокую концентрацию гормонов, на которые тест реагирует положительно. Но ждать Кейт не могла. Если тест отрицательный, тогда надо ждать начала месячных. Если же положительный, хм… то тогда…

«А когда у меня в последний раз были месячные?»

Не веря своим глазам она наблюдала за изменением цвета раствора. Он становился розовым. Положительная реакция. И в этот же миг она осознала, что в последний раз у нее так и не было в нужный срок месячных.

«Задержка. А что удивительного? В последний месяц было столько треволнений, что, вполне возможно, могла случиться и задержка».

Она все еще боялась посмотреть правде в глаза. Это было невозможно!

Но почему? Бен проверялся, и ему сказали, что все в порядке. Ну и что? Известно довольно много случаев, когда вполне здоровые супруги не могут иметь детей. Просто так подобрались партнеры.

И кроме того, один раз зачатие произошло. Почему это не может повториться?

Особенно с тем же самым мужчиной!

— О Господи. — Кейт без сил опустилась на пол. — Беременность. Ребенок. Ребенок Джейка. Еще один.

«Он так хочет ребенка!»

Она долго сидела на полу, а затем вскочила и побежала к телефону, начала набирать номер своего гинеколога, но бросила трубку.

«В двадцати минутах езды отсюда есть пункт неотложной помощи. Там мне снова сделают тест на беременность, на сей раз уже основательно. Если результат будет тот же, надо немедленно звонить Джейку и сообщить потрясающую новость».


В самый обычный полдень совершенно обычного четверга на улицах Лейкхевена было невероятно оживленно. Такого Кейт здесь прежде никогда не наблюдала. Она сидела в баре и созерцала мир за окном. Две чашки чаю еще как-то удалось выпить, но ни о какой еде даже помыслить было невозможно.

Она здесь, потому что… В ее голове сейчас было совершенно пусто. Она не могла вспомнить, как оказалась здесь. Просто из центра неотложной помощи, сдав анализ крови, о результатах которого, ей сказали, следует справляться после двух, она поехала куда глаза глядят, но… попала прямиком в Лейкхевен, как будто это было решено с самого начала.

Проехав мимо дома Тэлботов, затем миновав дом, в котором много лет прожила она с родителями, Кейт начала бесцельно кружить по городу.

Ровно в одну минуту третьего она остановила машину у телефона-автомата и, чувствуя себя неожиданно постаревшей на много лет, набрала номер центра неотложной помощи.

— Тест у вас положительный, — ответил веселый женский голос, после того как проверили ее карточку.

Ответ она знала раньше, чем услышала. Сказав «спасибо», Кейт повесила трубку. Снова снять ее и набрать телефон Джейка ей мешал какой-то идиотский страх. Она стояла неподвижно, уставившись через стекло телефонной будки на стену дома.

Она сняла трубку, но затем положила ее обратно и вышла на улицу, где по тротуару ветер носил опавшие кленовые листья. В воздухе пахло чем-то таким, что жгло ноздри. В голову лезли мысли, одна чудовищнее другой.

«Что скажет Джейк, когда узнает? Ведь получается, что я его еще раз обманула. С таким жаром уверяла, что не могу иметь детей, и вдруг… Не потеряет ли он вообще ко мне доверие? Джейк говорил, что хочет ребенка… но ведь это было еще до того, как он узнал об Эйприл…»

В небе еще пока властвовало бледное солнце, но, чтобы согреть Кейт, его было недостаточно. Она забралась в свой «мустанг» и поехала куда глаза глядят. Ехала довольно долго, пока не обнаружила, что находится на окраине, где ей все очень и очень знакомо. Вот этот холм, на котором до сих пор стоит старая церковь, в ней они когда-то — в прошлой жизни — «венчались» с Джейком.

За церковью кто-то ухаживает. Оконные рамы все заменили, и краска выглядит свежей. Она прошла по бетонной дорожке к дверям. Словно во сне поднялась по ступеням и вошла внутрь.

Запах мускуса и ванили, белые свечи. Кейт усмехнулась и медленно направилась к алтарю. Совершенно очевидно, что эта церковь восстановлена, что здесь…

— Могу я вам быть чем-нибудь полезен?

Кейт чуть не вскрикнула, таким неожиданным был этот ровный мужской голос. Она оглянулась. У алтаря появился молодой человек.

— Извините, я вас не заметила, — сказала она.

— Это я должен извиниться. Но я не хотел вас напугать, — отозвался молодой человек.

Ему было где-то около двадцати, может, чуть больше.

— Вы здешний священник? — спросила Кейт.

Он был в обычной одежде, но это ничего не значило. Вокруг него витала какая-то аура, свидетельствующая о его принадлежности к духовному сану.

— Да, я священник. Вы хотели меня видеть?

— Нет. Просто… я проходила мимо и… вспомнила эту церковь.

— Она много лет пустовала. Наша община приняла решение переместиться сюда. Мы служим здесь уже около пяти лет.

— Мне приходилось здесь бывать… — сказала Кейт. Слова выскакивали из нее сами собой. — Со своим другом. Мы здесь венчались, но это не было настоящее венчание. Нам просто очень хотелось быть друг с другом, и мы были тогда такими юными, а его родители… — Она вздохнула. — Это все было очень давно.

— Но по-прежнему очень много для вас значит. Верно? — Он говорил очень мягко, легко, осторожно, словно читал ее тревожные мысли.

Кейт издала звук, который одинаково можно было принять как за смех, так и за сдавленное рыдание.

— Вы очень хороший священник. Я это чувствую.

— Может быть, вам хочется сейчас о чем-то вспомнить, поговорить? — спросил он.

Кейт пристально на него посмотрела:

— Да.

* * *

Когда Кейт вышла из церкви, было уже темно. Дул холодный ветер. Она села в автомобиль и поехала в Портленд. Боже, она не позвонила ни Джейку, ни Эйприл и не оставила записки. Они сейчас очень волнуются. Кейт это знала.

Но позвонить означало прервать разговор и выйти из церкви. А вот этого она не могла себе позволить. Потому что исповедовалась. Так оно, по сути, и было. Молодой священник каким-то, только ему известным способом, мягко, по-дружески заставил ее излить душу.

Кейт рассказала ему о Джейке. И об Эйприл. И о Бене. И наконец, о том, что узнала только сегодня.

— У вас будет ребенок, — сказал священник после того, как она закончила исповедь. — Это главное. А все остальные тревоги пусть вас оставят, ибо дети — наша надежда.

Теперь она вела машину, чувствуя одновременно и беспокойство, и какую-то новую, незнакомую ей смелость.

Рядом с машиной Эйприл стоял черный «бронко». Значит, Джейк в доме. Кейт глубоко вздохнула и остановилась. Потом заставила себя выйти из машины и направилась к двери. Та распахнулась перед ней как бы сама собой. На пороге стояла дочь. Глаза ее были полны слез.

— Где ты была? Ты что, забыла, как пользоваться телефоном? Черт возьми, мам, я оставила тебя утром совсем больной, и ты вдруг куда-то исчезаешь без следа. Мы не знали что и думать. Если бы ты задержалась еще на пять минут, пришлось бы звонить в полицию. Видимо, в этой семье с полицией следует разыскивать не только меня. Где ты была?

— Ездила в Лейкхевен, — призналась Кейт.

Джейк стоял в глубине гостиной и молчал. Причем молчание его было весьма красноречивым.

— В Лейкхевен? — переспросила Эйприл. — Зачем?

— Хороший вопрос, — подал голос Джейк.

Кейт не сводила с него глаз. Как он хорош был сейчас, в этих джинсах и черной рубашке. Только уж больно суров.

— Зачем? А затем, что… — Кейт задумалась. — Давайте чего-нибудь выпьем. Вы покрепче, а я… мне очень хочется содовой.

— И вид у тебя сейчас совсем не больной, — сказала Эйприл, внимательно оглядев мать.

— Разве? А чувствую себя совершенно больной. — Кейт как-то странно засмеялась. Почти истерически.

— Хм, ведешь ты себя действительно как больная. — Эйприл бросила тревожный взгляд на Джейка.

— И все-таки зачем тебя туда понесло? — спросил Джейк.

— Просто надо было осмотреться.

— Осмотреться, значит. А со мной ты вчера не поехала.

— Но вчера я действительно очень плохо себя чувствовала, — сказала Кейт. Она переводила взгляд с Джейка на дочь и обратно. Они были так похожи, что это даже пугало. — Я сейчас вам все объясню.

Джейк замер.

Кейт судорожно вдохнула, потом еще раз.

— Я сейчас, — испуганно проговорила Эйприл, — пойду налью тебе содовой.

— Да, да… мне нужно сосредоточиться, — пробормотала Кейт.

Джейк превратился в изваяние. Возвратилась Эйприл с содовой и вставила бокал в трясущиеся руки Кейт.

— Мам, что с тобой?

— Я… я… — Она сделала беспомощный жест. — Я беременна.

Если бы в мертвой тишине, которая повисла в комнате, на пол упала булавка, то грохоту было бы словно разорвался снаряд.

— Правда? — Эйприл первая нарушила затянувшееся молчание.

Кейт кивнула.

— Но ведь ты говорила… — начал Джейк.

— Да, говорила. Но я сама не знала. Я думала… Бен говорил… что это из-за меня, и я ему поверила.

— Я ничего не понимаю. Что значит из-за тебя? — растерянно спросила Эйприл.

— Дело в том, что долгое время считалось, что я потеряла способность иметь детей, — сказала Кейт. — Бен проверялся, и ему сказали, что у него все в порядке. Это означало, что причина во мне.

— Господи, мама! Но это же глупо.

Кейт рассмеялась.

— Ты совершенно права, дитя мое! — выкрикнула она. — Было глупо так думать. Но я так думала, и сегодня, узнав эту сенсационную новость, я целый день провела, чтобы свыкнуться с ней. Поверить в нее. И вот что я вам скажу, я рада, безумно рада. Случилось чудо, у меня будет ребенок. И я очень… очень хочу этого ребенка.

— Я тоже очень рада, — заулыбалась Эйприл. — Но я только не пойму, почему у вас, — она показала на Кейт и Джейка, — возникали какие-то сомнения. Ведь вы уже доказали, что можете иметь детей. Верно? То есть успешно сдали этот экзамен.

— Ты права, — согласилась Кейт. — Права! — Она смахнула слезы радости. — Мы сдали этот экзамен восемнадцать лет назад.

Эйприл повернулась к Джейку:

— А ты что, не знал, что если не пользуешься презервативом, то могут получиться дети? — Осознав, что слегка переборщила, Эйприл затараторила: — Это все замечательно, замечательно. Я всегда мечтала иметь маленького братика или сестричку. И поэтому давайте сейчас все вместе радоваться!

Джейк никак не мог прийти в себя. Он был смущен. Его вполне взрослая дочь говорит ему такие вещи, которых ему никто не говорил до сих пор. Вот это молодежь! Вот что значит половое воспитание. Оказывается, оно уже приносит плоды. Он провел рукой по лицу.

— Ну что ты стоишь как истукан? — крикнула ему Эйприл, И только сейчас улыбка тронула его губы. — Ты что, не слышал? У меня будет братик или сестричка!

«Ребенок! У меня будет ребенок. Дитя, которое я буду растить и воспитывать. Кейт права, это — чудо».

Джейк тряхнул головой, как будто стремился размотать клубок спутавшихся там мыслей, и широко улыбнулся. Это была та самая фирменная улыбка, такая же яркая и великолепная, как Голливуд.

Кейт вскрикнула и бросилась ему на шею. Притихшая Эйприл смотрела на них несколько секунд, и ее глаза стали подозрительно влажнеть. Она пробормотала что-то невнятное и шмыгнула в свою комнату.

— Ты счастлив? Ты действительно счастлив? Скажи мне правду! — шептала Кейт.

Зарывшись носом в ее волосы, Джейк крепко обнимал ее.

— Ты спрашиваешь, счастлив ли я? — У него запершило в горле. — Наверное, сейчас на земле нет человека счастливее меня. Но только ты больше никогда так со мной не поступай.

— Как?

— Не исчезай, не оставив записки и не позвонив. Я чуть с ума не сошел. Мне представлялись кошмары, один ужаснее другого. Я думал, ты… — Он втянул в себя в