загрузка...
Перескочить к меню

Последняя жертва "Магистра" (fb2)

- Последняя жертва "Магистра" 285 Кб, 115с. (скачать fb2) - Виталий Дмитриевич Гладкий

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Виталий Гладкий
Последняя жертва "Магистра"

ПРОЛОГ

В один из ясных осенних дней 1230 года от рождества Христова во время облавной охоты магистр ордена рыцарей Меча Готфрид фон Кельгоф неожиданно почувствовал себя настолько плохо, что потерял сознание и на полном скаку вылетел из седла. Когда подоспел его оруженосец, магистр дышал хрипло, неровно, с трудом; словно высеченное из гранита лицо его с массивным подбородком было землисто-серого цвета, на губах пузырилась кровавая пена. Магистра с большими предосторожностями положили на рыцарский плащ, закрепленный в виде носилок между коней, и поспешили в замок устроителя охоты барона Бернарда фон Репгова. Там личный лекарь магистра флорентиец Герардо пустил обеспамятевшему господину кровь, вправил вывихнутую руку и, когда тот пришел в себя, едва не насильно напоил подогретым снадобьем с отвратительным запахом. Магистру после этого стало дурно, его вырвало, что принесло ему облегчение.

– Что со мной? – спросил магистр склонившегося над ним лекаря

Флорентиец не ответил, только на миг плотно сомкнул веки. Магистр понял.

– Оставьте нас одних, – велел он собравшимся возле его ложа рыцарям; они с поклоном удалились, звеня шпорами и оружием.

– Яд… – обронил флорентиец это слово тихо, даже не пошевелив губами, так, что только магистр мог услышать.

Магистр больше ни о чем не спрашивал – ему и так все было ясно. Закрыв глаза, он задумался…

Когда Готфрид фон Кельгоф стал магистром, орден уже давно погряз в междоусобицах спесивых баронов. Былая мощь ордена Меча постепенно отходила в область преданий, и уже не один владетельный государь с вожделением посматривал на его обширные земли. Сплотив вокруг себя преданных рыцарей, Готфрид фон Кельгоф обуздал непокорных, тем самым заставив сюзеренов относиться к ордену с прежним почтением и опаской.

Только один из баронов, очень богатый и в такой же мере хитроумный, рыжий великан Бернард фон Репгов, избежал расплаты за свои деяния – быстро смекнув, что устоять перед натиском магистра он не в состоянии, явился к нему с повинной. Магистр сделал вид, что простил барона – участь опасного интригана им была давно решена, но Бернард фон Репгов пользовался чересчур большим авторитетом среди меченосцев, потому следовало повременить. А чтобы усыпить бдительность этого рыжего лиса, Готфрид фон Кельгоф принял приглашение барона поохотиться в его владениях.

Прибыл магистр к фон Репгову с очень сильным и многочисленным отрядом верных рыцарей. Рыжий барон встретил Готфрида фон Кельгофа любезно, показал оборонительные сооружения замка, посетовал на недостаточную обеспеченность провиантом – год выдался неурожайным. Такая откровенность вызывала подозрение, но даже мысленно упрекнуть в чем-то барона магистр не мог: тот был сама предупредительность и гостеприимство. Но теперь, лежа в постели, магистр, наконец, осознал коварный план фон Репгова. И мучился одним вопросом: как? Ведь всю пищу и вино, прежде, чем подать магистру, пробовал в его присутствии повар, затем оруженосец барона, и, наконец, хозяин замка… Над этим размышлял и Герардо. Поколдовав над своими склянками, он принялся макать в них птичьи перышки и наносить ими какие-то жидкости на вещи и оружие магистра. Когда очередь дошла до длинного тяжелого меча с крестообразной золотой рукоятью, в которую был вставлен огромный кроваво-красный рубин, Герардо не удержался от тихого восклицания: жидкость вдруг окрасила полированное золото в зеленый цвет

Возглас флорентийца заставил магистра открыть глаза. Присмотревшись к занятию лекаря, он только горестно вздохнул – теперь Готфрид фон Кельгоф уже не сомневался, что часы его жизни сочтены. Рыжий барон, зная привычку магистра, которая осталась еще со времен крестового похода, – перед тем, как отправиться в путь он, воткнув меч в землю, молился и целовал крест-рукоять, – видимо, приказал кому-то из слуг проникнуть ночью в опочивальню гостя и вымазать ядом рукоять меча.

– Сколько?.. – прохрипел магистр.

"Мне осталось жить…" – понял флорентиец недосказанное и, немного подумав, ответил по-прежнему шепотом:

– Не больше двух суток… – и добавил, склонив безнадежно голову: – Противоядия я не знаю.

– Достаточно, – с непонятным облегчением откинулся на подушку магистр. – Возьми мой перстень с печатью… И передай его оруженосцу… с приказом как можно скорее доставить сюда… ларец, который находится в моей опочивальне под плитой пола. На ней высечен крест… Коней не жалеть… Но до возвращения оруженосца – слышишь! – я должен жить. Должен!

Посланец успел вовремя: магистр был еще жив, но только снадобья неутомимого флорентийца, который двое суток не спал и ни на шаг не отходил от постели своего повелителя, поддерживали в еще недавно могучем теле угасающую на глазах искру жизни.

– Пригласи сюда… всех рыцарей и их оруженосцев… в том числе и вассалов барона… И его самого… – В радостном возбуждении магистр ощупывал небольшой ларец, украшенный резной слоновой костью.

Рыцари окружили ложе умирающего. Бернард фон Репгов, огромного роста детина с ярко-рыжими волосами до плеч, даже не пытался изобразить на своей длинной физиономии, покрытой шрамами, соболезнование и печаль. Он возвышался над всеми как непоколебимый утес, уверенный в своей силе и безнаказанности за содеянное преступление.

– Братья… – голос магистра неожиданно окреп; глаза Готфрида фон Кельгофа засверкали прежним огнем, которого так страшились его враги. – Я покидаю вас в великой скорби. Но на то воля господа нашего, который призвал меня так безвременно. Братья! Помолитесь за мою душу, когда я буду возносить смиренное покаяние всевышнему на небесах. Но в последний свой час хочу отметить достойнейшего среди рыцарей ордена Меча. Бернард фон Репгов! – магистр открыл ларец и достал оттуда перстень с большим камнем чистой воды, который сверкнул в его руках, как утренняя звезда. – Дарю тебе этот адамас [1], отвоеванный мною у сарацин. Ты – верный слуга ордена, и да простятся тебе все твои прегрешения, если на то будет соизволение господа.

Барон не поверил своим ушам: ему – и такую драгоценность?! И от кого?! От врага, который, конечно же, не заблуждается в истинных причинах поразившей его смертельной болезни. Столпившиеся вокруг фон Репгова рыцари задышали, как загнанные кони: такое богатство! За этот камень можно было купить все их владения вместе с ними в придачу. И кому?! Клятвопреступнику и убийце. Но они угрюмо молчали, глубоко спрятав свои мысли…

Магистр, в последний раз окинув угасающим взглядом меченосцев, отвернулся к флорентийцу.

– Тебе… мои сокровища… Знаешь где… Ключ у меня на груди… – одними губами произнес он, но Герардо понял и в благодарность припал к руке магистра.

– Амен… – Готфрид фон Кельгоф вдруг улыбнулся и закрыл глаза. На этот раз навсегда…

Магистра хоронили с подобающими его сану почестями и пышностью. Герардо не стал дожидаться, пока прах повелителя примет земля, и незаметно исчез.

Бернард фон Репгов, владелец уникального сокровища, перстня с алмазом, который прозвали "Магистр", недолго тешился подарком: через полгода после смерти Готфрида фон Кельгофа барона нашли в собственной постели с кинжалом в сердце. А перстень с "Магистром", который рьяно пытались найти наследники рыжего меченосца, исчез. И надолго – только спустя сорок лет он объявился у одного из князей католической церкви, который тоже кончил плохо. Затем перстень попал неведомо как к чешскому королю Пжемыслу II, у которого вместе с жизнью его отобрал граф Людовик Габсбург, потом… Впрочем, это совсем другая история. Любопытные могут прочитать "Воспоминания кавалера де Жуанвиля" (только не следует отождествлять его с Жаном Жуанвилем, маршалом Шампании, который написал "Книгу Св. Людовика"), где "Магистру" уделено немало страниц, а также "Хронику" аббата Гискара.

Орден меченосцев после кончины магистра Готфрида фон Кельгофа просуществовал недолго. Его разгромили литовцы и земгалы. А в 1237 году он был объединен с тевтонским орденом.

Говорили – и это зафиксировано в документах той эпохи, что в день смерти Бернарда фон Репгова случилось сильное землетрясение, и надгробный камень на могиле магистра ордена Меча раскололся пополам. Связывали стихийное бедствие с гневом безвременно усопшего фон Кельгофа, который покинул свое последнее пристанище, чтобы покарать убийцу, но мы позволим себе в этом усомниться.

1. СТАРИК

Он сидел у окна кухни и о чем-то сосредоточенно думал. Его выцветшие глаза были тусклы, словно присыпаны пеплом; казалось, что они смотрят внутрь, что провалились под бременем лет на дно глазниц и умерли раньше, чем живой дух, который все еще теплился в немощном теле. И только темные точки зрачков жили своей жизнью, беспокойной и торопливой, высверкивая сквозь пепельную пелену остро и зло.

Старик был одет небрежно: полосатые пижамные брюки по низу обтрепаны и не раз чинены, на серой рубахе не хватало пуговиц, наброшенный на сутулые плечи пиджак из толстого "флотского' сукна в пятнах. Несмотря на то, что за окном теплынь, конец лета, ему холодно – под пиджак пододета меховая безрукавка, а ноги покоились в опорках – валенках с обрезанными голенищами.

Квартира старика находилась в полуподвальном помещении, и потому через давно не мытые стекла ему была видна только обувь прохожих да кусочек киноафиши большого рекламного стенда на доме напротив. Кухонное окно забрано снаружи ржавыми прутьями, в приямке валялись окурки, обертки от мороженого, газетные лоскутки и битое стекло.

На газовой плите уже давно шипел, бормотал вскипевший чайник, но старик, погруженный в свои мысли, не замечал этого. Видно, что в молодости он был привлекательной наружности. Даже дряблая кожа с темными старческими пятнами не могла скрыть выразительности черт удлиненного лица с упрямым подбородком; лоб у старика высокий, нос аккуратный, прямой, не утративший свою форму за долгие годы, как это бывает у людей преклонного возраста; седые волосы густы, давно не стрижены, зачесаны наверх.

Вода в чайнике клокочет; позвякивая, подпрыгивает крышка. Наконец старик перевел взгляд на плиту, встал и выключил газ. Заварил чай – обстоятельно, не торопясь, со знанием дела. Пьет вприкуску с кусочками быстрорастворимого сахара, которые крошатся в руках. Старик недовольно хмурится, кряхтит, смахивает крупинки на ладонь и ссыпает в стеклянную банку из-под майонеза.

После чаепития пошел в комнату, лег, не раздеваясь, на кровать поверх одеяла. Комната просторная, с высоким, давно не беленым потолком. Старые, выцветшие обои наклеены небрежно, по углам пошли от сырости морщинами. На стене, между окнами, висели старинные часы в резном футляре орехового дерева с массивными гирями. Мебели немного: кровать, три полукресла с потертой обивкой, овальный стол светлого дерева и неуклюжий секретер ручной работы, который больше смахивал на обычный сундук, в котором в старину возили приданое невестам. Одежда на вешалке у входа прикрыта ситцевой занавеской в мелкий цветочек; там же стоял большой картонный ящик, упаковка телевизора, в котором хранилась обувь.

Старик лежал на правом боку, лицом к коврику – льняной скатерти, на которой рукой базарного халтурщика послевоенной поры были вырисованы белые лебеди посреди ультрамаринового пруда. Он не спал – глаза закрыты, но веки подергивались; дышал старик неровно, в груди похрипывало.

Неожиданно звонко бьют часы. Старик вздрогнул, поднял голову, посмотрел, щурясь, на циферблат. Встал, торопливо оделся. Некогда дорогой костюм из трико коричневого цвета стал для него чересчур просторным; пиджак он застегнул на все пуговицы. Хотел повязать галстук, но передумал – выпустил воротник рубахи наверх. Надел еще добротные черные туфли на каучуковой подошве и, прихватив палочку, семенящими шажками поспешил к выходу.

Трамвай неторопливо катил к окраине города. Старик сидел, слегка покачиваясь взад-вперед, дремал. На конечной остановке он вышел и направился к деревянной арке – входу в старый парк. Мельком посмотрев в сторону двух пожилых женщин, которые, о чем-то беседуя, сидели на скамейке у входа, пошел по посыпанной белым зернистым песком аллее вглубь парка. Видно, что старик волнуется: лицо его бледнее обычного, губы что-то пришептывают, свободной левой рукой он время от времени прикасается к груди в области сердца, судорожно мнет костюмную ткань.

Послышался собачий лай. Старик резко остановился, круто свернув в заросли, и, прячась за стволами деревьев, стал пробираться к обширной лужайке.

Трава на лужайке давно некошена, местами вытолочена. Солнце еще прячется за деревьями, и приятная прохладная тень упала голубоватыми акварельными мазками на кое-где выгоревшую зелень. У дальнего конца лужайки лежали небрежно сложенные бревна, неизвестно кем и для каких целей сюда притащенные.

На бревнах сидела старуха в очках и читала газету: По лужайке носился курчавый терьер в ошейнике,- в радостном возбуждении тявкая на каждое дерево.

Старик, с опаской посматривая в сторону пса, опустился на корточки так, что его почти полностью скрыла густая высокая трава. Долго в полной неподвижности он наблюдал за старухой. И вовсе помертвевшее лицо его застыло в гримасе ненависти, в глазах плескался холодный огонь; зрачки расширились, взрывая глазные яблоки изнутри, стали похожими на черные капли чугуна, впаянные в мутное стекло.

Старуха вдруг забеспокоилась, отложила газету в сторону, кликнула пса, поднялась на ноги. Терьер с готовностью подставил ей свою ухоженную шерсть; старуха ласково потрепала его за загривок, подтолкнула – терьер снова начал выписывать круги по лужайке. Старуха сняла очки и долго протирала их куском фланели, тревожно посматривая по сторонам.

Трудно сказать, сколькой ей было лет. В какой-то период жизни безжалостное время, оставив неизгладимые следы на лице, как бы обходит стороной свою жертву, снисходительно выжидая удобный момент, чтобы нанести последний разрушительный удар.

Еще труднее представить, как выглядела она в молодые годы. Черты ее лица время стесало грубо, безжалостное небрежно, проложив частые морщины там, где когда-то румянились круглые щеки, прилепив дряблые синеватые мешки под глазами, искривив нос так, что он стал нависать над верхней губой.

И все же старуха не выглядела немощной. Годы не согнули ее, только высушили; спина у нее прямая, руки крепкие, ноги уверенно несут тело. Ступала она размашисто, смотрела слегка исподлобья, как бы поверх очков; от ее фигуры веяло упрямством и некоторой отчужденностью.

Старуха, опять нацепив очки, стала прохаживаться по лужайке, озабоченно хмурясь. Терьер путался под ногами, и она его беззлобно поругивала. Что-то ее тревожило, даже пугало; что – она сообразить не могла, а от этого настроение у нее испортилось окончательно. Подозвала пса, взяла его на поводок и, забыв газету, торопливо пошла к выходу из парка, поминутно оглядываясь.

Старик провожал ее взглядом, пока ветки деревьев не скрыли от него высокую угловатую фигуру в темно-бордовом шерстяном платье. Хотел подняться и, охнув, завалился на траву: ноги затекли, задеревенели, стали непослушными. Сидя на земле, старик долго растирал их, морщась и покрякивая. Бормотал: "Проклятый пес, проклятый пес…"

Наконец встал, подошел к бревнам, где недавно сидела старуха, подобрал оставленную газету, стал рассматривать, брезгливо поджав губы. Затем с неожиданной яростью порвал газету на мелкие клочки, швырнул их на бревна и, согнувшись больше обычного, тяжело опираясь на палку, медленно побрел к парковым воротам.

2. МАЙОР ДУБРАВИН

Майор Дубравин завтракал. Раннее утро выдалось хмурым, сырым – поздняя осень. Дождь, который лил со вчерашнего вечера почти не переставая, наконец, прекратился, и густой туман опустился на город.

Из детской послышались возня и хныканье: жена собирала младшего сына в садик; старший, школьник, пока еще спал.

Дубравин напил большую чашку чаю, отхлебнул глоток, поморщился: не горячий и почему-то с запахом прелой соломы. Посмотрел на пачку, из которой взята заварка, вздохнул – грузинский… Дрова вперемешку с сенной трухой. Индийского бы… Да где достанешь – дефицит…

Нахмурился, вспомнив двухдневной давности ссору с женой: "…Вон у Сидоркиных только птичьего молока нету! В мясном – лучший филейчик с поклоном, в молочном – домашний творожок из-под прилавка. Осенью фрукты и овощи им машинами прут. Задаром, между прочим. И кто такой Сидоркин? Кто?! Лейтенантишка! Без году неделя в ОБХСС. А ты – майор! В уголовном розыске!" – "Отстань, Ольга…" – "Ну нет уж, ты мне рот не затыкай! Концы с концами никак свести не можем! Если бы не моя мама…" – "Ну да, твоя мама… – подхватил Дубравин со злой иронией в голосе. – Как же… По миру пошли бы без твоей мамы". "Ты… ты не смеешь!" – "Успокойся и не кричи – детей испугаешь. А что касается Сидоркина… Так я тебе уже говорил, и не раз: совесть моя чиста, и ты ее вместе с "левым" филейчиком в мясорубку не старайся запихнуть. Не выйдет!" – "Это я… я стараюсь? Неблагодарный! Говорила мне мама…" По лицу жены покатились крупные слезы; она осторожно, чтобы не размазать тушь с ресниц, стала промокать их носовым платком. Но ее усилия были тщетны: посмотревшись в зеркало, убедилась в этом и начала плакать навзрыд – не столько от обиды на мужа и жалости к себе, сколько из-за того, что придется снова повторить небыструю процедуру макияжа…

Тогда он ушел на работу, не позавтракав. А сегодня жене не до выяснения отношений: уезжает в очередную командировку.

По дороге на работу Дубравин мысленно возвратился к позавчерашней ссоре: "С деньгами, конечно, туговато… Ольга права… Дети растут, расходы – тоже. Прямо пропорционально. Факт. А может?.. – Он мечтательно прищурил глаза. – Район предлагали. Еще одна звезда на погоны – раз, зарплата выше – два… Машина, отдельный кабинет… Сам себе хозяин. Уважаемый человек. Отказался… Осел. Зря – я… Периферия? Зато спокойно. Не нужно сутками мотаться, высунув язык, выискивая улики и вещественные доказательства. Нашел, изобличил, задержал, подшил бумаги в папку, сдал следствию – и по новой. И так до бесконечности. Опер… Собачья работа…"

Причины для черной меланхолии у старшего оперативного уполномоченного ОУР майора Дубравина были веские. Последний месяц он занимался розыском вора-"до-мушника", который ухитрился за это время обчистить три квартиры. "Работал" вор быстро, дерзко: с одной из квартир управился за полчаса, пока хозяйка ходила в молочный магазин. И чисто: мало-мальски пригодных для идентификации следов не было. "Работал" в перчатках, первоклассными отмычками, обувь, похоже, смазывал какой-то вонючей жидкостью – служебно-розыскной пес след не брал, лишь скулил жалобно да чихал до слез. Уносил из квартир только вещи малогабаритные и ценные – золотые украшения, деньги и меха.

Что вор такой высокой "квалификации", конечно же, должен значиться в памяти ЭВМ Министерства внутренних дел, Дубравин ничуть не сомневался. Но за что зацепиться, чтобы узнать, кто он? Где искать его пристанище, если "залетный"? (Что вероятнее всего, был убежден майор: в городе с такими ловкачами ему уже давно не приходилось встречаться).

Как бы там ни было, оставалось лишь думать да гадать; розыск этого вора-"домушника" пока не сдвинулся с мертвой точки, и ничего, кроме неприятностей по службе, майору Дубравину не принес…

В дежурной части управления было людно: привели каких-то юнцов в вызывающе ярких импортных куртках. Среди них Дубравин заметил и девицу лет шестнадцати с пышными фиолетовыми волосами. Присмотревшись, майор только вздохнул тяжело: не было печали, да бес от своих щедрот отвалил, не поскупился; работы и так хватало, а теперь еще и эти "обалдевшие", наркоманы, добавились.

Посочувствовал про себя дежурному по управлению, лысоватому майору в годах: фифочка с фиолетовой гривой была дочерью одного из "отцов" города. Теперь майор греха не оберется, звонками изведут. А то и на "высокий" ковер вытащат…

Прислушался. Дежурный, которому эта компания сулила мало приятного, усталым обреченным голосом втолковывал длинновязому детине с остановившимся взглядом – читал мораль: "…Ты же человек, личность. Понимаешь, личность".

Дубравин больше не стал задерживаться, быстрым шагом направился к лестнице. "Личность… "Косяком" заморенная… Что горохом о стенку…" – думал со злостью.

Из-за подобных "личностей" в прошлом году едва не погиб один из лучших сотрудников ОУР капитан Рокотов, весельчак и умница. Пытался увещевать в городском парке таких вот добровольных сумасшедших, разгулявшихся не на шутку среди бела дня, и получил несколько ударов ножом в спину. Почти четыре месяца пролежал в больнице, врачи, можно сказать, с того света воротили. Теперь инвалид. А у самого трое детишек, мал мала меньше…

Кабинет Дубравина на втором этаже. Из мебели два письменных стола и четыре стула. По углам у входа два сейфа-близнеца, окрашенные в светло-голубой цвет. На одном из них стоит комнатный вентилятор, на другом – маленький бронзовый бюст Дзержинского. На столе коллеги Дубравина старшего лейтенанта Бронислава Белейко (кабинет на двоих) телефон, видавшая виды пишущая машинка и стопка чистой бумаги. К стене прикноплен плакат-календарь с цветной фотографией симпатичной актрисы.

Стол майора украшала настольная лампа литой бронзы, под старину, с абажуром из шелка кремового цвета. Там же два телефона – внутренний и городской, пластмассовый ящик селекторного устройства с разноцветными клавишами на панели и чугунная пепельница, голова Мефистофеля, для гостей: Дубравин не курил, а Белейко дал слово бросить. За спиной Дубравина висела план-карта города. Рядом с нею, ближе к выходу, гравюра, на которой была изображена морская баталия времен адмирала Нахимова. Окно закрыто шторами блекло-желтого цвета.

Дубравин снял куртку, подошел к окну. Раздвинул шторы, открыл форточку. Затем достал из сейфа папку, сел за стол, стал листать подшитые бумаги.

"…Приходил старичок. Низенький. Третьего дня… Стекло мальчишки разбили. Вставил. Какой из себя? Какой… Старый. Неразговорчивый. Взял по-божески. Сделал аккуратно. Лицо? Обычное… До этого не видела".

"…Говорит, ошибся адресом. Из деревни приехал. Внук, говорит, живет в городе, пригласил погостить. Жалко стало – на улице холодно, дождь. Позвала чай пить. Не отказался. Посидели полчаса на кухне. Степенный такой, уважительный, сразу видно – деревенский. Поблагодарил с поклоном. Как выглядит? Сутулый. Тихий… Точнее? Извините, но…"

Показания потерпевших. Старик… Неспроста? Или совпадение? Случайность… И как раз за два-три дня до совершения краж. Вор? В его-то годы… Сомнительно. Для таких дел нужно иметь резвые ноги. Наводчик? Допустим. Но хозяева третьей квартиры, где побывал вор-"домушник", о старике не вспомнили. Значит, совпадение? Как сказать…

В каждом из трех случаев вор действовал наверняка, без осечки – в обворованных квартирах живут люди с хорошим достатком. Наводчик… Притом знает микрорайон досконально. Кто? Старик? Живет где-то поблизости. А иначе откуда такие точные сведения? Проверить всех мужчин преклонного возраста в микрорайоне и окрестностях… Работенка… На участкового, увы, надежд мало – человек он новый, работает всего год.

Дубравин посмотрел на часы и заторопился: пора на оперативное совещание.

3. ОСЕННИЙ ВЕЧЕР

Старик стряпал ужин. Он не любил своей полупустой комнаты, а потому большую часть суток проводил в крохотной кухоньке. Там всегда тепло и уютно, с утра до полуночи шепчет сетевой радиоприемник. Старику безразлично, о чем шла речь, но небольшой черный ящичек заменял ему собеседника – нередко он разговаривал с ним, как с живым существом.

За окном осень, серые сумерки тоскливы и холодны; накрапывал мелкий, занудливый дождь. От окна тянуло сыростью, и старик жался поближе к плите, где шипело голубое пламя газовых горелок.

Старик был непривычно возбужден. Чувствовалось, что он кого-то ждал: вздрагивал от малейшего шороха, с надеждой смотрел на входную дверь, иногда подходил к ней, открывал, вглядывался в полумрак подъезда. Возвращаясь на кухню, сокрушенно качал головой, с тоской смотрел на будильник, вздыхал.

Сегодня он принарядился: надел выходной коричневый костюм, свежую рубаху, на ногах новые сандалеты. Волосы причесаны аккуратно, подбородок и щеки выбриты до синевы. Кухня чисто выметена, посуда помыта, расставлена по полкам; вместо будничной клеенки на кухонном столе лежала скатерть.

Наконец раздался энергичный стук, старик сорвался со стула и поспешил к двери.

В квартиру вошел молодой человек приятной внешности в модной нейлоновой куртке. Старик обнял его, неловко поцеловал в щеку. Это внук старика: невероятное, разительное сходство проглядывало в каждой черточке лица молодого человека. И только жатая вуаль, которую годы набросили налицо старика, искажала схожесть. Впечатление такое, что они братья-близнецы, и один из них небрежно, неудачно загримирован под человека преклонного возраста.

Дед и внук сели ужинать. Старик разговорился: он суетливо подсовывал внуку что получше, но тот ел неохотно, только бы не обидеть старика. По лицу гостя видно, что ему неприятна обстановка кухни – и колченогие стулья с замусоленной обивкой, и самодельные шкафчики для посуды, и неведомо когда крашенные в блекло-серый цвет панели, и даже скатерть, постиранная и накрахмаленная, но в розовых пятнах. Плохо скрытая брезгливость проскальзывала во всех его движениях, вяловатых и немного медлительных. Старик заметил это и на какое-то время умолк, замкнулся в себе.

Но одиночество, на которое он был обречен, настоятельно требовало живого общения, и плотина обиженного молчания прорвалась бурным потоком слов. Старик видел, что внук его не слушал, думал о чем-то своем, и все же говорил, говорил, говорил… Это принесло старику облегчение: его глаза влажно поблескивают, лучатся искорками, на дряблые щеки лег еле приметный румянец, который проступил сквозь кожу пятнами, как первые кусочки изображения на фотоснимке в проявочной кювете.

После ужина они пошли в комнату. Молодой человек откровенно скучал: позевывал, часто смотрел на часы, ерзал на стуле, беседу поддерживал односложными, ничего не значащими словами. Разговор постепенно увял. Старик снова начал хмуриться; возбуждение, вызванное приходом внука, спало, он почувствовал себя разбитым, усталым. Шаркая сандалиями, вышел на кухню, выпил лекарство. Держась за сердце, возвратился. На его лице явственно проступило желание поделиться с внуком чем-то сокровенным, потаенным. Но он долго колебался, испытующе глядя на молодого человека, который сидел как на иголках, мучительно стараясь придумать убедительный повод, чтобы покинуть эту угнетающую своей неухоженностью комнату, не обидев старика.

Тот предугадывает его намерения и наконец решается – подставляет стул к старинным часам, кряхтя и придерживаясь за стену, взбирается на него, открывает дверку футляра, достает из тайничка картонный коробок. Стоя на стуле, открывает его, подзывает внука. Молодой человек спешит помочь ему слезть со стула.

Холодные светлые глаза внука загорелись изнутри сапфирными блестками, он не может оторвать их от ладони старика, на которой лежит нечто такое, которое он меньше всего ожидал увидеть здесь, в этой убогой обители.

Дед и внук сели на кровать, тесно прижавшись друг к другу. Старик долго о чем-то говорил вполголоса…

Молодой человек ушел глубокой ночью. С виду он снова спокоен и уверен в себе. Но это спокойствие кажущееся – под глазами пролегли глубокие тени, черты лица заострились, стали жестче, высокий лоб прорезала поперечная складка, уголки губ опустились, от чего в его внешнем облике появилось что-то хищное, угрожающее. Коробок, который старик достал из своего тайника в футляре часов, он унес с собой.

Старик некоторое время прислушивался к затихающим шагам внука, которые в ночной тишине звучали отчетливо и гулко, затем упал ничком на кровать и надолго застыл в полной неподвижности.

Бьют часы. Старик сел, снял пиджак, затем рубаху. Его сутулые плечи неожиданно начали вздрагивать: плач, надрывный, мужской, больше похожий на предсмертный вой волка-подранка – хриплый и прерывистый – раздался в комнате. Старик плакал без слез; сухие глаза округлились, руки судорожно комкали, рвали некрепкую ткань рубахи, нижняя челюсть отвисла, обнажив желтые, выщербленные зубы.

Над городом висела темень, сырая, неподвижная…

В тот же час на городской окраине возле парка в одном из окон старого дома теплился свет. Комната, которую освещала настольная лампа с желтым абажуром, – спальня. У небольшого столика, на котором стоял ларец старинной работы с откинутой крышкой, расположилась уже знакомая нам старуха в очках и теплом байковом халате. Пришептывая, она читала письма, которые брала наугад из стопки бумаг, пожелтевших от времени. Иногда она чему-то улыбалась, кивала; от этого очки сползали на кончик крупного крючковатого носа. Старуха недовольно ворчала, водружала их обратно на переносицу и со вздохом сожаления откладывала очередной конверт, чтобы приняться за следующее письмо или открытку.

В комнате было душно, пахло благовониями: перед иконами в углу спальни висела зажженная лампадка, чадя и потрескивая взрывающимися капельками горючего масла. Комната просторная, но из-за огромной двуспальной кровати с пуховиками и неуклюжего двустворчатого шкафа казалась узкой и неуютной.

За стеной скрипнули пружины дивана – кто-то ворочался, устраиваясь поудобней. Там спала внучка старухи. Оторвавшись от чтения, старуха озабоченно прислушалась, повернув ухо к двери. Ее лицо озарилось неожиданно светлой, доброй улыбкой, которая как-то не вязалась с внешним обликом старухи: тяжелый, упрямый взгляд и выражение жесткой непримиримости, которая проглядывала в глубоких морщинах у крыльев носа.

Из спальни старуха выходила редко, в основном по утрам, когда стряпала. Если у внучки были гости, старуха запиралась на ключ и сидела тихо, как мышь, чтобы не смущать их своим присутствием. Она замкнута, очень обидчива, упряма и несговорчива. Ладила с нею только внучка. Старуха была очень богомольная, соблюдала все церковные праздники, но в церковь ходила редко…

Наконец дошла очередь и до фотографий. Их немного, почти все давние, блеклые, порыжевшие. У старухи от умиления увлажнились глаза, она вытерла их полой халата.

Один из фотоснимков старуха рассматривает дольше, чем остальные. На нем изображены двое молодых людей – широкоплечий парень в старомодном сюртуке и в рубахе со стоячим воротничком, туго стянутым бантом, и светловолосая девушка в длинном платье с рюшами; в руках у нее зонтик, на который она опиралась с кокетством и грацией, присущей юности. У старухи от волнения дрожат руки; она смотрит на фото долго, неотрывно; по ее морщинистым щекам катятся слезы.

Вдруг старуха бросила фотографию, сползла со стула, встала на колени и, повернув голову в сторону икон, начала истово молиться. Лицо ее было мертвенно-бледно, седые волосы от поклонов растрепались, очки свалились на пол, а полузакрытые глаза лихорадочно блестели…

После молитвенного экстаза старуха почувствовала себя неважно. С трудом поднялась с колен, завернула бумаги и фотографии в газету, перевязала пакет тесьмой, положила в ларец, заперла его, поставила в шкаф. Ключ от ларца запрятала в щель под подоконником – задвинула его глубоко, забила щель ватой.

Легла в постель, укуталась пуховым одеялом до подбородка, свет не потушила. Но сон не приходил, да, видно, старуха его и не ждала. Она лежала, вперив потухшие глаза в потолок, суровая и неподвижная, как изваяние из музея восковых фигур.

4. СТРАННЫЙ ВОР

Туманный, промозглый вечер. Мелкий холодный дождь размеренно шелестит по мостовой, моет голые деревья мрачного, запущенного парка. Одинокий тусклый фонарь высвечивает фасад трехэтажного дома старой постройки с лепными украшениями вокруг узких высоких окон. В подъездах, к которым ведут выщербленные асфальтированные дорожки, чернильная темень. Вдоль дорожек с обеих сторон высится густой, небрежно подстриженный живоплот. По фасаду от фундамента до крыши ползут гибкие плети дикорастущей виноградной лозы, занавешивая окна рваной бахромчатой паутиной. Улица возле дома пустынна и по-осеннему уныла.

По тротуару, над которым сомкнулись разлапистые тополя, идет человек в куртке с капюшоном. Ступает он размашисто и легко, но тихо – туфли на толстой пластиковой подошве скрадывают звуки шагов. Лица его под капюшоном не видно.

Вот человек замедляет шаг и внимательно приглядывается к дому. Такое впечатление, что он колеблется. Наконец, окинув пристальным взглядом улицу позади, сворачивает к одному из подъездов.

На лестничном марше полумрак. Только на площадке второго этажа горит электролампочка под стеклянным колпаком, покрытым пылью. Человек поднимается вверх по ступеням не спеша, словно крадучись.

На третьем этаже возле двери, на которой блестит латунная табличка с гравированной надписью "ОЛЬХОВСКАЯ А. Э.", он останавливается, переводит дыхание; затем достает ключ, вставляет в замочную скважину и медленно поворачивает…

Придержав защелку замка, человек осторожно закрывает дверь и, привалившись к ней спиной, облегченно вздыхает. В комнатах сонная тишь. Только бормочет холодильник на кухне да размеренно тикают часы в гостиной. Человек стоит долго – слушает. В квартире по-прежнему ни единого шороха.

Узкий луч крохотного карманного фонарика упирается в пол и, робко вздрагивая, ползет улиткой по ковровой дорожке из прихожей в гостиную. Вот светлое пятнышко уже скачет вприпрыжку, наконец оно останавливается на темной полировке громоздкого старинного буфета и гаснет. Слышны торопливые шаги и скрип выдвигаемых ящиков. Фонарик опять загорается – человек, откинув капюшон, перетряхивает содержимое буфета. Это длится довольно долго: ящиков много, а пришелец настойчив в своих поисках, и, несмотря на нервное возбуждение, владеющее им, – видно, как дрожат пальцы рук в тонких медицинских перчатках, когда луч касается их, аккуратен и последователен.

Его внимание привлекает небольшая шкатулка, украшенная лаковой миниатюрой. Едва сдерживая нетерпение, он осматривает ее, стараясь найти потайную защелку. Не находя, в раздражении хочет оторвать крышку, но шкатулка сработана добротно, не поддается. Положив фонарик, он хватает ее обеими руками, дергает, вертит в разные стороны, пыхтит от натуги – и тщетно. Зло ругнувшись про себя, вытаскивает складной нож и пытается просунуть длинное узкое лезвие между крышкой и основанием шкатулки.

Мелодично звякнув, изящный лакированный ящичек вдруг открывается: человек нечаянно нажал на шпенек, скрытый ажурной металлической оковкой. Какое-то время пришелец стоит, остолбенело уставившись на это нехитрое, как оказалось, приспособление, затем, опомнившись, нетерпеливо роется в шкатулке. Там лежат два золотых перстня, тонкая золотая цепочка, бусы из необработанного янтаря, немного денег – около сотни рублей, черепаховый гребень и пачка писем, перевязанная крест-накрест розовой ленточкой. И все.

Человек не верит. Он снова и снова копается в шкатулке, даже вытряхивает ее содержимое на ковер, устилающий пол в гостиной, простукивает деревянные стенки и дно в надежде найти тайник. Но шкатулка отзывается глухо, и он, наскоро запихнув бумаги и украшения обратно, водружает ее на прежнее место.

Человек спешит. Все чаще и чаще он бросает взгляды на наручные часы.

Две плотно прикрытые двери ведут из гостиной в смежные комнаты. В одну из них он заходит. Комната поражает пустотой и убожеством; там находится широкая металлическая кровать, выкрашенная светло-голубой краской и застеленная старым байковым одеялом; возле нее лоскутный коврик и табурет, на котором стоят безмолвный будильник и тарелка, полная окурков; пол давно не мыт, в хлебных крошках и серых хлопьях сигаретного пепла, стены голые.

Луч фонарика выхватывает небрежно сложенные в углу, у окна, ноты. С другой стороны стоит телевизор – единственная стоящая вещь в этой комнате, не считая футляра от скрипки, который лежит там же.

Человек здесь долго не задерживается, пробормотав что-то себе под нос, выходит и открывает следующую дверь.

Это тоже спальня. Один из ее углов сплошь занят иконами самых разных размеров – от крохотных, величиной в половину тетрадного листка, до внушительных, не менее полуметра высотой, сверкающих позолотой дорогих окладов. Там же тлеет вычурная серебряная лампадка. Трепетные блики скользят по мрачным изображениям святых, и кажется, что они беседуют друг с другом неслышным для человеческого уха шепотом, что они ожили – так мастерски прописаны их лики.

Пришелец испуган. Некоторое время он стоит как истукан, не в состоянии оторвать взгляд от икон. Игра света и тени действует на него угнетающе. Судя по его поведению, он немного суеверен, хотя картина, неожиданно открывшаяся его взору, может кого угодно смутить своей таинственной, поражающей воображение живостью. Воздух в комнате густой, тяжелый, с непривычным ароматом каких-то трав. От него становится трудно дышать, уши словно затыкает ватой, а голова начинает слегка кружиться.

Наконец человек стряхивает мимолетное оцепенение. Решительно шагнув вперед, он включает фонарик.

И в это время раздается скрип кроватной сетки и чей-то сиплый спросонья голос спрашивает"

– Ада, это ты?

Человек вздрагивает, резко, словно от удара, отшатывается: фонарик вываливается из его рук, падает и гаснет.

– Кто там? – в голосе проскальзывают тревожные нотки; кто-то грузно ворочается на кровати, затем слышны шлепки босых ног.

Пришелец стоит там же, не в состоянии сдвинуться с места.

Загорается настольная лампа. В ее золотисто-желтом свете возникает рослая костистая старуха в ночной рубахе до пят, со всклоченными седыми волосами. Широко раскрыв глаза, она с испугом всматривается в бледное, как у мертвеца, лицо пришельца. Ее блеклые губы шевелятся, руки теребят рубаху.

– Владис? Осподи, это… Капитон?! Не может быть… Ты?! Не может быть! – голос старухи крепнет, она уже кричит: – Диавол, диавол! Прочь, прочь! – машет руками.

Человек наконец обретает способность двигаться: срывается с места и выскакивает в гостиную, сшибая на бегу стул, затем в прихожую. Щелкает замок, слышен топот ног по лестнице. Старуха безумными глазами смотрит ему вслед и шепчет:

– Изыди, изыди…

Оборачивается к иконам, пытается перекреститься, но рука не повинуется; лицо ее кривит нервный тик, тело бьет крупная дрожь. Она хочет шагнуть и со слабым вскриком падает на коврик.

Отступление 1. ГЛОВСК. ЗИМА 1917 ГОДА

В уездный городок Гловск январь 1917 года принес снежные бураны и два больших пожара на складах купца Вилюйского. Безутешный купчина заливал свое горе в ресторане на так называемых Выселках, где играл цыганский оркестр Тибора Мештерхази. Гулял с размахом, кричал в буйстве: "И-эх, пропадай моя телега! По миру пойду, в монастырь! Но я их всех… на чистую воду! Воры, братоубийцы!" Крушил зеркала, обливал шампанским невозмутимых цыган, которые давно привыкли к таким выходкам подгулявших господ, плакал пьяными слезами, уронив тяжелую голову на стол. Немного протрезвев, лез в драку с завсегдатаями ресторана, которые из-за его кулачищ стали обходить это увеселительное заведения стороной, чем наносили существенный материальный ущерб хозяину, польскому еврею Хантровичу.

Тот жаловался полицмейстеру, его превосходительство пытался лично увещевать Вилюйского, который принимал полицмейстера в отдельном кабинете все того же ресторана. Главного блюстителя порядка уездного городка после таких приемов подчиненные уводили под руки, видно, переговоры с буйствующим купчиной отнимали у него чересчур много сил. А Вилюйский продолжал кутить по-прежнему.

Его выходки и борьба со снежными заносами являлись основной темой разговоров среди почтенных мещан и захудалых дворянчиков, словно Гловск находился на необитаемом острове, напрочь отрезанный от остального мира, который захлебывался кровью братоубийственной войны, полнился злобой, пучился, как вызревающий гнойный нарыв.

Изредка на вокзал прибывали санитарные поезда, но больше поздним вечером, и пробиться к ним через двойное оцеппение городовых и жандармов не было никакой возможности. Наполнив баки водой и запасшись углем, поезда медленно уползали в метельную темень. В вагонах стенали раненые и увечные, тяжелый дух крепкого солдатского пота и лекарств у непривычного человека вышибал слезу, а за окнами безмятежно спал Гловск, и от дыма печных труб пахло живицей, ржаным хлебом и парным молоком…

В конце января, когда снег пошел на убыль и вместе с ядреным морозом в Гловск прикатило неяркое зимнее солнце, спокойствие горожан было нарушено происшествием, которое надолго взбудоражило тихое болото уездного городка, породило слухи и домыслы один нелепее другого. Случилось оно в ночь на двадцать девятое, после бала в доме Дворянского собрания, где чествовали новоиспеченного Георгиевского кавалера, поручика Сасс-Тисовского, сына престарелой княгини, двухэтажный дом которой с колоннами был одной из главных достопримечательностей Гловска.

Когда закончился бал, молодые дворянчики вместе с поручиком, который получил отпуск по ранению, отправились на Выселки в ресторан Хантровича, чтобы покутить всласть подальше от глаз родителей. Как рассказывали очевидцы, Сасс-Тисовский из-за чего-то повздорил с Вилюйским, вызвал того на дуэль, но, рассудив, что князю и Георгиевскому кавалеру негоже вступать в рыцарский поединок с плебеем, просто съездил купцу по физиономии. Разъяренный Вилюйский разломал о голову поручика стул, а бросившихся на подмогу собутыльников молодого князя гонял по ресторану до тех пор, пока они не разбежались.

Конечно же, после позорного фиаско протрезвевший поручик не пожелал оставаться в ресторане, который напоминал поле боя, и отправился домой, по дороге прикладывая к заплывшему левому глазу хрустящий снег.

Несмотря на то, что и правый глаз являл собой печальное подобие левого, Сасс-Тисовский, когда подъезжали к дому, все же смог рассмотреть человека, который забрался по приставной лестнице на второй этаж и уже открыл окно одной из комнат, намереваясь залезть внутрь. Бравый офицер принял решение незамедлительно: с криком "Стой, стервец!" бросился к вору, тот с перепугу свалился с лестницы в сугроб, где на него Сасс-Тисовский и навалился, пытаясь скрутить ему руки. Ошалевший извозчик в санях только крестился, наблюдая за схваткой, – храбростью он не отличался. Извозчик-то и видел, как из подворотни напротив выскочил другой человек, видимо, напарник вора, подбежал к Сасс-Тисовскому и с двух-трех шагов выпалил в него из револьвера. Затем помог своему товарищу подняться, и уже вдвоем они вышвырнули из саней извозчика и погнали лошадей вскачь.

К утру кони нашлись – сами приплелись в конюшню на Ямской, загнанные до полусмерти. А молодого князя отвезли в больницу в бессознательном состоянии, где он и провалялся почти два месяца.

Воров так и не нашли. Да и искали недолго: наступил февраль, самодержавие пало, и кому было дело до полицейских протоколов с сухим, казенным описанием событий возле особняка княгини Сасс-Тисовской. Правда, поначалу кое-кто из сыскной полиции поспешил нацепить на грудь красный бант в надежде, что их услуги понадобятся и Временному правительству. И все же прежней ретивости блюстители монархической законности не проявляли – страх за свою будущность был сильнее их бульдожьей сущности…

Стояли первые числа морозного февраля.

Звонили к заутрени. Колокол городской церкви медленно ронял на Благовещенскую площадь низкие, глуховатые звуки, которые тонули в сугробах, скатывались с крыш домов в дворики, все еще сонные и голубовато-серые от едва проклюнувшейся зари.

В особняке Сасс-Тисовской светились почти все окна: старая княгиня привыкла подниматься рано, с первыми петухами. В людской шумно, суетливо. Из кухни слышался раздраженный голос повара, который отчитывал кухарок: пора подавать княгине завтрак, а горячий шоколад еще не был готов.

По лестнице, легко и грациозно ступая маленькими ножками, в людскую спустилась горничная княгини, стройная красавица Софка. Остановилась посередине, надменно вздернула брови шнурочками – шум поутих. Мужики заторопились к выходу, а бабы поспешили занять чем-нибудь свои руки: Софка теперь в чести у княгини, вон связка ключей в руках бренчит, напоказ выставила. Бесстыдница, старую экономку во флигель выжила, в сырую комнатенку; мало ей того, что из простых служанок в горничные выбилась, – власти захотелось. Куском хлеба экономку попрекает, велит объедки ей подавать. Недавно полы мыла, а поди ж ты… Чем только взяла недоверчивую княгиню, чем улестила? Судачила дворня промеж себя, на все лады перемывала Софкины косточки, а поперек сказать что-либо боязно было: крутой и решительный нрав оказался у девки…

Хлопнула входная дверь, и в клубах морозного пара на пороге людской появился статный молодец с румянцем на всю щеку. Стряхнул снег с новенького романовского полушубка, энергично потер озябшие руки, прошел к длинному столу, на ходу ущипнув молоденькую служанку. Та ойкнула радостно, заулыбалась, потянулась к нему, да и тут же отступила назад – из кухни вышла Софка. Вслед ей топал толстомясый повар, из прибалтийских немцев, виноватой скороговоркой, от волнения еще больше, чем обычно, коверкая слова, оправдывался за то, что до сих пор не готов завтрак.

– Смотри у меня… – Софка роняла слова скупо, перед собой, не оборачиваясь. – В следующий раз пеняй сам на себя, – милостиво похлопала ладошкой по лоснящейся щеке повара. – Ладно, грешник, иди уж, не лопочи, язык сломаешь.

Повар обрадованно крутанулся на месте и поспешил обратно на кухню.

– Капитон! – Софка подошла к румяному молодцу. – Княгиня велела запрягать. Через час чтобы кони были у подъезда.

– Слушаюсь, ваша милость! – бодро рявкнул Капитон, дурачась. – Софочка… – подошел поближе, шепнул тихо, не для чужих ушей, – соскучился…

– И шкуру медвежью брось в санки, не забудь, – повысила голос Софка, бросив косой взгляд на баб – те насторожили уши; а сама вспыхнула, затрепетала, задышала часто, стояла, как свеча белого воска, под светлосерыми глазами Капитона.

Ушла, сверкнув на прощанье изумрудной зеленью из-под длинных ресниц. Капитон опустился на скамейку, сумрачно выпил кружку чаю, который принесла молоденькая служанка; хлеб с маслом есть не стал – торопился…

Княгиня завтракала в спальне. Дула, сложив блеклые губы трубочкой, на горячий шоколад, отхлебывала мелкими глоточками, причмокивая. Софка прислуживала, белкой сновала по спальне. Старуха одобрительно посматривала в ее сторону, собирала морщинки у глаз, что должно было обозначать благосклонную улыбку.

Печальный случай с сыном не повлиял на аппетит Сасс-Тисовской. Несмотря на то, что княгиня не отличалась дородностью, скорее наоборот, к старости она стала чревоугодницей. Впрочем, ее отношения с сыном оставляли желать лучшего. (У нее были еще две замужние дочери и старший сын, который жил в Швейцарии, – лечился, как поговаривали, от скуки). Даже офицерский Георгий, с которым младший сын приехал на побывку, не поколебал ее мнения: она считала его мотом и неудачником. Потому княгиня ссуживала сына деньгами скупо, требуя непременного отчета о расходах, что, конечно же, не могло нравиться бравому вояке.

– Софья! – позвала княгиня горничную, у нее получилось: "Сшофийя", – старуха немного шепелявила: между собой они беседовали почти всегда по-польски. – Поди сюда, милочка. Возьми и открой шкаф, – сняла с шеи серебряный ключ на цепочке и сунула в руки Софке.

Снедаемая любопытством, Софка скоренько, чтобы княгиня не передумала, отомкнула массивный шкаф у изголовья кровати. Этот шкаф, больше напоминающий сейф – под резкой дубовой обшивкой были приклепаны металлические пластины, – вызывал у горничной жгучий интерес. Но, к ее огорчению, княгиня никогда до сих пор при ней не открывала его. Всякий раз, снимая заветный ключ с шеи, она выпроваживала горничную.

Что в шкафу сокрыта какая-то тайна, Софка ничуть не сомневалась. Буйная фантазия являла ей перед сном неисчислимые сокровища, запрятанные в дубовой утробе шкафа. И еще… еще что-то, что – она сообразить не могла. Но спрятанное там НЕЧТО всякий раз, когда она оставалась в спальне одна, влекло ее к шкафу неудержимо. Софка любовно поглаживала ладонями шкаф, даже заговаривала с ним, как с живым существом, но шкаф был угрюм, неподвижен и нем.

– Там стоит шкатулка, – показала костлявым пальцем княгиня, – дай ее мне. Нет, не ту. Другую. С моим гербом…

Софка, дрожа от возбуждения, принесла шкатулку. Княгиня долго возилась с замком, который в конце концов поддался ее усилиям, сухо скрипнув. Бросив исподлобья испытующий взгляд на горничную, которая тем временем стала собирать посуду, Сасс-Тисовская помедлила некоторое время, пожевала безмолвно губами, как бы собираясь что-то сказать, но промолчала и решительно открыла крышку.

В шкатулке лежали драгоценности. Некоторые из них Софка уже видела: старуха слыла затворницей, но все же раза два в год появлялась на приемах в Дворянском собрании, нацепив на свою длинную, худую шею колье и украсив руки перстнями. Украшения не были особо ценными – Софка кое-что смыслила в этом.

Но то, что покоилось в шкатулке, поразило Софку: старуха вынула оттуда перстень с огромным бриллиантом чистой воды! Казалось, что ярче загорелась люстра под потолком, когда радужные искры брызнули от камня. Софка не могла удержать возглас восхищения.

Княгиня собрала морщины у глаз и поманила ее пальцем:

– Красиво? – спросила у девушки.

– Д-да… – только и смогла выговорить Софка, млея.

– Это свадебный подарок мужа, фамильная драгоценность, – княгиня вдруг нахмурилась. – Многие пытались завладеть им. Многие… И эти воры… Боюсь, что кому-то в городе стало известно… – Сасс-Тисовская надолго умолкла, не отрывая глаз от перстня, о чем-то сосредоточенно думала.

Софка стояла рядом, едва дыша. Безумная мысль забилась в ее голове: шея старухи, тощая, с бледной кожей в синих прожилках, была так хрупка… И так близко… Руки горничной непроизвольно дернулись, ногти впились в ладони, по телу заструился пламень…

И в это время под окнами заржала лошадь. Софка испуганно отшатнулась от кровати и нечаянно зацепила поднос с посудой, который стоял на низеньком столике. На ковер упала чашка. Софка с трудом наклонилась – не гнулись ноги, подняла ее и сказала внезапно осипшим голосом:

– Капитон… уже…

– Одеваться! – княгиня решительно отбросила одеяло, сунула ноги в отороченным мехом горностая шлепанцы и встала, перстень с бриллиантом она надела на палец…

5. СТАРЫЙ ЮВЕЛИР

Крутских Модест Савватиевич, ювелир на пенсии, круглый, как мяч, старичок, коротконогий и лысый, потирая довольно руки, бегал вокруг стола, на котором лежала шахматная доска с расставленными фигурами.

– А мы вас, милостивый сударь, вот так-с, – шах! Забежав с другой стороны, он нахмурился, почесал затылок и забормотал:

– Надо же, проглядел… Шах, значит… А мы вот слоником и прикроемся. Что вы на это скажете?

Совершив обратный рейд, Модест Савватиевич хитро улыбнулся, прищелкнул пухлыми пальцами и обратился к невидимому сопернику:

– Ах-ах-ах… Слабо, слабо… Шахматы – это мысль, наука, батенька. Да-с, наука. А вы, извиняюсь, я бы сказал… М-да… Не того… Вам мат в три хода – так, так и вот так. Вашу руку… Покорно благодарю-с…

Модест Савватиевич играл в шахматы сам с собой. Обычно к обеду он позволял себе не более трех партий, только что закончилась вторая. Вечером же, если к нему не приходил кто-нибудь из его старых приятелей, чтобы проведать, он заигрывался допоздна, получая при этом громадное удовольствие…

Крутских уже сделал ход в следующей партии, где он играл белыми фигурами, когда задребезжал звонок входной двери. Недовольно наморщив широкий, немного приплюснутый нос картошкой, он было отмахнулся, перебежал на сторону воображаемого противника и даже подержался за пешку, но затем с тяжким вздохом и большими сожалениями поставил ее обратно и покатился в прихожую, быстро перебирая ногами, обутыми в меховые носки собственного производства.

– Иду, иду! Вот я и пришел… – с такими словами он широко распахнул дверь и любезно сделал ручкой: – Про-шу-с…

– Здравствуйте, Модест Савватиевич! Извините – нежданная, непрошенная…

– Бат-тюшки! – всплеснул руками Модест Савватиевич. – Кого я вижу! Ариадна Эрнестовна… Какая радость, какая радость… Проходите, проходите… Радость-то какая… В кои-то веки сподобился вас снова узреть. Глазам не верю… Раздевайтесь. Давайте, давайте я вам помогу. Вот так-с…

Модест Савватиевич бегал вокруг актрисы Ольховской едва не вприпрыжку: помог снять пальто, стряхнул снег с песцового воротника, повесил пальто на крючок, вытащил из шкафчика совершенно новые домашние шлепанцы и даже помог их надеть, несмотря на протесты актрисы.

– Вот и хорошо, вот и ладно-то как… – приговаривал он, улыбаясь во весь рот; при этом его маленькие голубые глазки прямо-таки лучились из-под мохнатых светлых бровей. – Сюда, сюда… Вот стульчик, садитесь. Сейчас мы чайку сообразим. Нет-нет, надо-с… С морозу. Зима-то вон какая пришла – крутая, снежная. А чай у меня отменный есть, китайский, из старых запасов. Самый наивысший сорт. Храню для особо торжественных случаев. Да-с…

Пока Модест Савватиевич копошился на кухне, Ольховская с интересом осматривала его квартиру, обставленную весьма скромно: высокий комод, стол, четыре венских стула, диван; у дальнего конца комнаты – верстак с тисочками и мощной лампой, на котором лежали аккуратно сложенные инструменты и стояла закрепленная в латунной подставке огромная лупа, на полу – домотканый коврик. Стены сплошь увешаны фотографиями, кое-где дореволюционными, а также грамотами в рамочках, под стеклом.

– А вот и я… Вам покрепче? Попробуйте печенье. Сам испек. Да-с…

Ольховская пила чай с удовольствием. Может, еще и потому, что непритязательная обстановка квартиры Крутских чем-то напоминала ей собственную, и она чувствовала себя здесь как дома.

– Как здоровье Софьи Леопольдовны? Она, по-моему, с вами живет?

– Бабушка умерла… – скорбная складка перечеркнула высокий чистый лоб Ольховской – Уже больше трех недель назад.

– Что вы говорите? Софья Леопольдовна… – Крутских страдальчески сморщился. – Чудная была женщина… Характер, правда, жестковатый имела. Да разве в том ее вина? Жизнь прожила нелегкую, ох, нелегкую. Все на своих плечах вынесла. Детей сама вырастила, выпестовала, и это в такие годы… Да-с…

– Я к вам, Модест Савватиевич, как раз и пришла в связи со смертью бабушки. Она мне завещала вот это… – Ольховская развернула объемистый пакет, который принесла с собой, и поставила на стол окованный позеленевшей медью ларец красного дерева в виде домика с двускатной крышей и фигурной ручкой сверху. – Что внутри, я понятия не имею, бабушка не говорила. А открыть не могу, нет ключа, видимо, где-то затерялся. Взламывать замок не хотелось бы, да и сомневаюсь, что смогу. Вы не поможете?

– Интересно, интересно… – замурлыкал Крутских, ощупывая ларец и пробуя на вес. – Тяжеловат. Попробуем…

Он понес его к верстаку, долго копался в инструментах, что-то разыскивая, затем принялся над ним колдовать; Ольховская подошла поближе.

– Мастер, ах, какой мастер сотворил сие чудо. Золотые руки… – Модест Савватиевич был на верху блаженства, приблизив свое мясистое ухо почти вплотную к ларцу, он ввел в замочную скважину причудливо изогнутые металлические спицы и орудовал ими осторожно, едва заметными движениями.

– Ну вот и все. – Он положил инструменты на место и обратился к Ольховской: – Открывайте, если желаете. Но я бы вам не советовал, может, он содержит некие тайны, не предназначенные для чужих глаз. Поэтому лучше дома. Право слово, я не обижусь, не любопытен…

– Что вы, Модест Савватиевич, какие тайны? Большое вам спасибо… – и актриса откинула крышку ларца.

Он был заполнен до половины: старинные бусы, броши, две массивные серьги дутого золота, серебряное колечко, золотой червонец царской чеканки, несколько крохотных серебряных рюмочек, зеркальце, оправленное в серебро, стеклянный флакончик в тонкой позолоченной оплетке, необычной формы наперсток, похоже, бронзовый, четыре кофейные ложечки из серебра с золотой инкрустацией и какие-то бумаги, завернутые в газету.

– Красивые вещицы… – Ольховская знакомилась с содержимым ларца, показывая Крутских.

Но вот Ариадна Эрнестовна достала завернутый в тканевой лоскуток массивный перстень из какого-то серебристо-белого металла с едва приметным золотистым блеском; тонко прочеканенные лепестки и завитушки, сплетаясь в гнездо, охватывали большой прозрачный камень, венчающий перстень.

– Экая симпатичная безделушка… Это хрусталь, Модест Савватиевич?

Крутских не ответил, он жадно схватил перстень и бросился к верстаку. Так он долго рассматривал его через лупу, затем буквально рухнул на стул, схватившись рукой за сердце.

– Что случилось? – встревожилась Ольховская.

– Ничего, ничего… не случилось… Вы… вы знаете, что это? Что это за камень?

– Н-нет…

– Боже мой, никогда бы не подумал… Это же "Магистр"!

– Простите, что такое магистр?

– Бриллиант чистейшей воды! Называется "Магистр". Фу-у… – Крутских вытер носовым платком вспотевшую лысину. – Вот так штука…

– Бриллиант? Откуда? Такой большой…

– Огромный! И дорогой. Да ему просто нет цены!

– Сколько же он стоит? Хотя бы примерно… Модест Савватиевич, немного подумав, назвал цифру с пятью нулями. Пораженная Ольховская на некоторое время потеряла дар речи.

– И это только его стоимость по весу. А если сюда приплюсовать то, что "Магистр" имеет еще и большую историческую ценность… Да-с… Цены ему нет… Интересно, как он очутился у Софьи Леопольдовны? – спросил Крутских, благоговейно глядя на перстень, который держал в руках.

– Не знаю… – наконец опомнилась от изумления Ольховская. – Бабушка никогда о нем даже не упоминала.

– Но, как бы там ни было, а я поздравляю вас, Ариадна Эрнестовна, с такой ценной находкой. – Крутских церемонно склонил свою круглую голову и протянул перстень актрисе.

Ольховская взяла его с опаской, словно он был раскаленный.

– Я думаю… нужно сдать его государству… Трудно сказать, как перстень попал к бабушке… Но что он не мог принадлежать нашей семье, это точно. Бабушка жила бедно. А тут… целое состояние…

– Может быть, может быть…

Они поговорили еще немного, попили чаю. Затем Ольховская, забрав ларец, ушла. Перстень с "Магистром" актриса положила в сумочку – она по-прежнему поглядывала на него с опаской и непонятным томлением в груди.

Модест Савватиевич провожал ее взглядом из окна квартиры. Едва Ольховская села в такси – остановка таксомоторов находилась напротив дома, – как он тоже засобирался, озабоченно хмурясь.

Примерно через полчаса старый ювелир постучал в калитку дома на окраине города. Ему открыл высокий старик с седой щетиной на впалых щеках.

– А, это ты… Здорово, Модест. Чего барабанишь, как на пожар?

– Дело есть, Жора…

– Ну? Заходи…

Модест Савватиевич как-то бочком вкатился на подворье; хозяин дома окинул улочку внимательным взглядом, поскреб пятерней подбородок и закрыл калитку, звякнув тяжелым засовом.

6. НОВОЕ ЗАДАНИЕ

Майор Дубравин опаздывал на работу. Уже который по счету автобус он провожал тоскливым взглядом, мысленно представляя, что ему скажет новый шеф, подполковник Драч, которого назначили начальником ОУР месяц назад. Но что поделаешь, если на автобусной остановке было столпотворение, а битком набитые автобусы, с трудом преодолевая снежное месиво, почти все проходили мимо, не останавливаясь. А метель, которая кружила над городом уже четвертый день, и не думала затихать.

Наконец подошел очередной автобус, в котором было пассажиров поменьше, и Дубравина, едва не свалив с ног, затолкали в салон. Уткнувшись носом между лопаток какому-то здоровяку, майор мысленно прикидывал, что скажет в свое оправдание. Но затем только вздохнул тяжко: Драча, не в пример бывшему начальнику ОУР, который вышел на пенсию, пронять трудно. Решив, что выговор обеспечен, а от этого почему-то повеселев, Дубравин вышел из автобуса и едва не бегом припустил к пятиэтажному зданию управления

Белейко, что-то напевая себе под нос, печатал на пишущей машинке.

– Привет, – кивнул Дубравин, сбрасывая мокрую куртку.

– Здорово.

– Ну как?

– Справлялся два раза, – понял вопрос Белейко.

– Злой?

– Умгу… Рычал так, что динамик селектора трещал.

– А ты что ответил?

– Что я мог ответить? Можно было, конечно, придумать что-нибудь, да не решился – знаю, что такие фортели тебе не по нутру.

– И на том спасибо… Ладно, семь бед – один ответ. Пойду я… – Дубравин направился к выходу

– Ни пуха…

– Будет сейчас мне и пух, и перо…

Дубравин, глубоко вздохнув, как перед прыжком с вышки в воду, постучал в дверь кабинета Драча.

– Войдите!

– Здравия желаю, товарищ подполковник!

– Майор Дубравин, который теперь час? – Драч, коренастый, квадратнолицый, с уже наметившейся лысиной, смотрел на него исподлобья блекло-голубыми глазами испытующе-иронически.

– Виноват, товарищ подполковник… Извините…

– Это в какой раз вы просите извинения за подобное? Дубравин, потупившись, молчал. Майор, конечно, мог сказать, что жена уехала в командировку; и он с пяти утра готовил завтрак, затем собрал младшего сына в садик и отвел его туда. Потом зашел вместе со старшим в школу, куда вызвали запиской, чтобы в очередной раз выслушать лекцию про то, как нужно воспитывать детей, которую ему прочитала менторским тоном классная руководительница сына, юная, розовощекая особа, год назад окончившая университет. И, наконец, неувязка с транспортом из-за непогоды… Но он молчал: по натуре упрямый и неуступчивый, Дубравин считал подобные оправдания неуместными и ненужными.

– Так у нас с вами дело не пойдет. Сегодня… – Драч сделал многозначительную паузу – Сегодня ограничусь замечанием. И надеюсь, что из этого вы сделаете соответствующие выводы.

– Постараюсь, – буркнул Дубравин, не глядя на подполковника.

– Да? – Драч недовольно поджал губы, хотел еще что-то сказать, но передумал и молча показал на стул напротив.

Дубравин сел на краешек стула, держа на коленях перед собой, как щит, папки с делами, которые он захватил для доклада.

Драч покопался в ворохе бумаг на столе, нашел нужную и протянул ее майору.

– Это заявление гражданки Ольховской о пропаже драгоценностей. Ознакомьтесь и примите в работу.

– Товарищ подполковник, у меня сейчас в производстве три квартирные кражи…

– Надеюсь, вам не нужно объяснять, – перебил его Драч, – что это указание. А указания не обсуждаются, смею вам напомнить. Разберитесь и к концу дня доложите свои соображения

– Слушаюсь… Заявление Ольховской майор прочитал на ходу.

"Что еще за "Магистр"? – думал он, спускаясь на второй этаж. – Бриллиант неимоверной цены… Чушь какая-то. Впервые с подобным сталкиваюсь. И где! В нашей провинции. Сокровище, место которому только в Алмазном фонде, – разозлился: – Похоже, блажь эмансипированной дамочки. Чтобы угрозыск без работы не остался…"

– Живой? – встретил его вопросом Белейко.

– Как видишь.

– Получил?

– Так себе… Дельце вот подкинул, не соскучишься. Вроде я двужильный.

– Женя, ты не двужильный, а удачливый. Про тебя по управлению легенды ходят

– Постучи по столу.

– Уже. Что там у тебя?

– Да вот какая-то Ольховская А. Э., судя по ее заявлению, готовит мне всесоюзную славу. Для этого нужно совсем немного – бриллиант величиной с голубиное яйцо отыскать, который она, якобы, получила в наследство и который кто-то прикарманил втихаря. Каково, а?

– Постой, постой… Ольховская… Женя, ты в драмтеатре давно был?

– А что? – подозревая подвох, с недоверием посмотрел на него Дубравин.

– Ведь это наша лучшая актриса! Талант, я тебе доложу, редкий.

– Это ты успеваешь еще и по театрам шастать… – проворчал Дубравин, усаживаясь за стол. – Телефонный справочник у тебя?

– Возьми…

Дубравин полистал пухлую растрепанную книгу, нашел нужный номер, снял телефонную трубку.

– Алло! Драмтеатр? Пригласите, пожалуйста, Ольховскую. Дома? А вы не подскажете номер ее телефона? Кто звонит? Это звонят из управления… – Дубравин на миг запнулся, а затем сказал: – Культуры. Записываю… Спасибо!

– Лишние дебаты по этому поводу нам ни к чему, – ответил майор на недоумевающий взгляд Белейко. – Тем более сплетни. Если, конечно, написанное в заявлении соответствует истине…

И Дубравин опять начал накручивать телефонный диск.

– Здравствуйте! Ольховская? Вас беспокоит майор милиции Дубравин. По поводу пропажи драгоценностей… Да. Мне нужно с вами встретиться. У вас дома? Конечно… Хорошо. Я буду через час. Устраивает? Добро…

Едва Дубравин положил трубку, как тут же звякнул телефонный звонок.

– Слушаю, Дубравин. Да… Уже иду, – и к Белейко: – Спецпочта из Москвы. По-моему, то, что я просил… Минут через десять Дубравин возвратился с пакетом.

– Посмотрим, что здесь… – вытряхнул из пакета несколько машинописных листков.

Внимательно прочитал, делая пометки в своем блокноте.

– Есть что-нибудь подходящее? – спросил Белейко.

– Пожалуй, да. Взгляни… – передал бумаги старшему лейтенанту. – Там, где я отметил птичкой…

– Эти? – показал Белейко. – Подпружный Сергей Алексеевич, он же Ставкин, кличка Жареный… Чугунов Семен Антонович, кличка Заика, или Семка Заика. Насколько мне помнится, Чугунов из наших краев. Я ведь…

– Точно, Бронек. Ты впрямь на Заике "сгорел", когда в лейтенантах ходил. Тогда он тебя, да и меня тоже, здорово вокруг пальца обвел. Что и вскрылось на суде в Москве три года спустя – МУР постарался. Но я думаю, что он еще в местах не столь отдаленных…

– Ушел из-под надзора. Притом недавно, – прочитал Белейко данные Всесоюзного розыска на Чугунова. – Освободили Семку. А "квалификация" у него подходящая. Правда, в наших случаях уж больно чистая работа.

– Опыта поднабрался… Второй тоже хорош гусь. Бежал из ИТК. Ты его не помнишь, а мне пришлось в свое время с ним повозиться, "Домушник" высшего класса. Кстати, у него тут кое-какие связи остались. Не исключено, что Жареный в городе.

– Семка Заика вряд ли сюда кинется. Осторожен, бес сверх всякой меры и хитер. Да и кто его здесь ждет?

– Трудно сказать… У него и в самом деле в городе ни родственников, ни товарищей нет. Если, конечно, судить по нашим данным.

– Нужно проверить.

– И тщательно. Все-таки шанс. Мизерный, но… Ладно. Все. Еду к Ольховской…

Ольховская угостила майора кофе и бутербродами с колбасой. Дубравин не стал себя долго упрашивать, детей-то он накормил, а сам пожевал на ходу вчерашний пирожок с мясом. "Красивая…" – невольно подумал он, глядя, как ловко управляется Ольховская с ручной кофемолкой. И представив на миг себя рядом с нею, поежился, и ростом не вышел, и волосы непонятного цвета, светлые с темными прядями, да еще и торчат, как у ежа иголки, и нос маловат, и брови кустиками…

– Значит… кгм… – Дубравин пригладил усы, которые отпустил еще в Высшей школе милиции для солидности, да так и носит с тех пор, – о том, что у вас был перстень с ценным бриллиантом, знали только трое… – он посмотрел в свои записи, – ювелир Крутских и ваши подруги-актрисы Ирина Алифанова и Валентина Новосад. Так?

– Да. Девочкам я показала его, когда мы днем готовились к моему дню рождения. Они мне помогали…

– Понятно… – многозначительно сказал Дубравин, хотя на самом деле в этой истории понятного было мало. – И уже вечером этого же дня, как только подруги ушли домой, вы и обнаружили пропажу. Правильно?

– Вечером… Точнее, около двенадцати ночи

– Когда вы уехали в театр? В котором часу?

– Где-то около шести.

– А подруги ваши?

– Вместе со мной.

– Спектакль закончился… – Дубравин опять посмотрел в свой блокнот, – в половине десятого. Дома вы были в начале одиннадцатого… А почему на день рождения вы пригласили только двух человек? У вас что, больше друзей нет?

– Почему? Есть. Но то самые близкие мои подруги. А потом… – Ольховская помрачнела – Недавно умерла моя бабушка, и я посчитала, что веселиться большой компанией после всех этих событий и переживаний просто кощунственно. Девочки меня поздравили, мы поужинали, попили чаю. Повспоминали…

– Где стоял ларец?

– В бабушкиной комнате, в шкафу.

– Вы говорили, что хотели сдать перстень с "Магистром" государству. Тогда почему не сделали этого раньше? Ведь с того момента, как вы его обнаружили, прошло около двух недель…

– Может, вы не поверите, но просто не могла выбрать свободной минуты. Репетиции, спектакли, зубрежка новых ролей… А, что я вам рассказываю… Для того чтобы понять все это, нужно побывать в шкуре артиста…

– Еще как понятно… Мне, по крайней мере… А больше ничего у вас не пропало? Деньги, ценности, меха…

– Нет. Денег в квартире не было – потратила на продукты. Из мехов у меня только пальто с песцовым воротником да шапка песцовая. И старая мутоновая шуба. Остальные более-менее ценные побрякушки – цепочку золотую, перстни, которые хранились здесь, – она выдвинула ящик буфета (после завтрака они перебрались в гостиную) и достала красивую шкатулку, – я в тот вечер надела на себя. Все-таки день рождения…

– Разрешите… – Дубравин достал из кармана полиэтиленовый пакет и положил в него шкатулку. – Мы ее посмотрим… чуть позже… У кого-нибудь еще есть ключи от вашей квартиры?

– Ключи? – Ольховская смутилась. – Да… в общем…

– Кто этот человек?

– Мой бывший муж, Владислав. Мы с ним развелись в прошлом году. Он оставил за собой комнату…

– Он и живет здесь?

– Да… То есть нет! – видно было, что Ольховской эта тема неприятна. – Изредка Владислав приходит…

– Простите за нескромный вопрос: в чем причина вашего развода? Это нужно…

– Если нужно… – Ольховская нервно пожала плечами. – Владислав очень – да, да, очень! – талантливый скрипач. Жили мы с ним хорошо. Он любил меня. И я… тоже. Но года три назад Владислав пристрастился к игре в преферанс, начал выпивать. Дальше – больше… Зарплату домой не приносил, продал все свои ценные вещи. Даже скрипку… Я не выдержала…

– А он… не мог?

– Что вы? Все, что угодно, только не это! Вы не знаете Владислава. При всем том он честный человек. После развода даже копейки не взял, хотя у меня деньги были, я их не прятала, и он знает, где они лежат.

– Кто же тогда? Алифанова, Новосад? Ведь если рассудить здраво, драгоценности, в том числе уникальный бриллиант, мог взять человек, который точно знал, что они у вас имеются и где лежат. Не так ли?

– Нет! Только не они! Поверьте, не будь этого злополучного перстня с "Магистром", я никогда в жизни не пришла бы в милицию с подобным заявлением. Остальных ценностей мне, конечно, жаль: все-таки память о бабушке, которую я очень любила. Но не настолько жалко, чтобы из-за них на моих лучших подруг пало подозрение в краже. Я за них могу поручиться чем угодно.

– Ну уж поручиться…

– Как вы можете… – Ольховская с возмущением посмотрела на Дубравина. – Вы своим друзьям верите?

– Друзьям – да. И на вашем месте утверждал бы то же. Но посудите сами: по вашим словам, когда вы были в театре, никто в квартиру не заходил. Так? Так, ибо все вещи на местах, ничего не пропало, на первый взгляд, конечно, в чем я сомневаюсь, так как, вернувшись после спектакля вместе с подругами, вы не проверяли содержимое ларца. Итак, остаются ваши подруги и бывший муж, который мог воспользоваться вашим отсутствием, чтобы таким образом решить свои финансовые затруднения; а что они у него постоянные и он в долгах, это несомненно. Допустим, это дело не их рук. Тогда кто? И как? Нечистая сила? У потусторонних сил иная специальность, и мне в моей работе встречаться с ними не приходилось.

– Не знаю… Просто не представляю… – Ольховская с трудом сдерживала слезы.

– С вашего позволения, я позвоню в управление, – понял ее состояние Дубравин и решил пока оставить актрису в покое. – Нужно вызвать эксперта-криминалиста, пусть поработает. Это не займет много времени. Не возражаете?

– Пожалуйста… – и Ольховская вышла на кухню. Майор посмотрел ей вслед, вздохнул с сочувствием и набрал номер экспертно-криминалистического отдела.

7. СВИДЕТЕЛИ

– Финита… – наконец щегольнул латынью эксперт, немолодой майор, которого почти все сотрудники ОУР звали просто дядя Саша. И принялся собирать свой чемоданчик.

– Ну что? – спросил его Дубравин с надеждой.

– Спешишь, все спешишь… – проворчал дядя Саша. – Торопыгин. Ларчик и шкатулку забери с собой. Вещдок.

– Как замок входной двери?

– В порядке. Без повреждений. Если только дверь была открыта не ключом, то можешь не сомневаться – здесь поработал "домушник" с немалым стажем и весьма солидной выучкой. Работа чистая… Пальчики я везде срисовал. Ты со мной?

– Еще задержусь.

– Тогда я покатил. Бывай…

Ольховская, пока в квартире работал эксперт, так и не вышла из кухни.

– Ариадна Эрнестовна! – позвал ее Дубравин.

– Вы уходите? – спросила она недружелюбно. "Плакала…" – догадался майор о причине дурного настроения актрисы.

– Пока нет. Я хочу отнять у вас еще минут двадцать. Мне нужны перечень вещей и их описание. Вам не трудно это сделать?

– Нет… – Ольховская потерла узкой ладошкой лоб, что-то припоминая, и вдруг быстро пошла в спальню бабушки.

Возвратившись, она протянула Дубравину миниатюрный электрический фонарик.

– Вот…

– Зачем?

– Или я стала мнительной, или. Фонарик в тот вечер, когда она умерла, лежал в ее спальне. Тогда я не придала этому значения и, убирая перед похоронами комнаты, засунула его впопыхах в белье. Но теперь могу точно сказать, что у нее не было фонарика. Откуда он взялся?

– Интересно… У вас найдется бумажная салфетка?

– Конечно.

– Заверните, пожалуйста, фонарик в салфетку. Я его заберу. Ларец и шкатулку тоже.

Заполучив перечень вещей из ларца, которые унес с собой вор, майор распрощался с актрисой и поспешил в управление. Долго там он не задержался: передав вещественные доказательства, как теперь стали именоваться ларец, шкатулка и фонарик, в распоряжение ЭКО, Дубравин поехал к Крутских.

– …Что вы говорите?! – всплеснул руками Модест Савватиевич. – Это же настоящее злодейство – похитить такой камень, такой уникум… Ай-ай-ай… – сокрушенно покачал головой. – Прискорбный случай… Да-с…

– Модест Савватиевич, я к вам за консультацией. Что собой представляет этот "Магистр"? Неужели и впрямь такой уникальный бриллиант? Совершенно невероятно – в нашем городе… Может, подделка?

– Молодой человек! – глаза Крутских гневно заблестели. – Я вам прощаю это невольное и оскорбительное сомнение в моей высокой квалификации ювелира только потому, что до сих пор мы с вами не были знакомы. Да-с. Я отвечаю за свои слова – это "Магистр". Могу подтвердить письменно, если требуется.

– Об этом я и хотел вас попросить. И, будьте добры, составьте по возможности точное описание камня – цвет, вес, какая огранка… И что там еще… А также, если сумеете, нарисуйте и опишите внешний вид перстня и прочих вещей из ларца.

– Сумею, сумею… Я ведь еще и художник-гравер.

– Отлично. Вот бумага и авторучка…

Когда Крутских закончил писать, за окнами уже было темно. "Опять мне Драч всыплет… – удрученно думал Дубравин. – На доклад никак не успеть… – посмотрел на часы, завздыхал. – И телефона здесь нет. Вот невезение…"

– Спасибо, Модест Савватиевич, – принимая от старого ювелира кипу исписанных и изрисованных листков, поблагодарил майор. – Возможно, вы еще понадобитесь мне по этому делу, так я вас заранее об этом прошу…

– Всегда к вашему услугам. Да-с…

– Модест Савватиевич, а вы, случаем, никому не рассказывали о "Магистре"?

Крутских слегка вздрогнул и быстро-быстро замигал на удивление длинными ярко-рыжими ресницами.

– Н-нет… – он не ожидал такого вопроса и, судя по всему, растерялся немного. – По-моему, нет… Да и кому это нужно?

– Ну что же, тогда до свидания…

На другой день майор пригласил в управление Алифанову и Новосад, подруг Ольховской. С Драчом обошлось: его куда-то срочно вызвали, и он на работе даже не появлялся. "Зря спешил. Два рублика с полтиной только крылышками взмахнули…" – думал Дубравин с сожалением – он добирался на такси, потому как погода опять оставляла желать лучшего, и автобусы ходили нерегулярно.

– Бронек, – обратился он к Белейко. – Придется тебе сегодня на полдня снимать квартиру

– Что, клиентов привел?

– Клиенты в парикмахерской, – не принял его шутки майор

– Ладно. Пошел… – Белейко понял, что его друг не в духе, и поспешил к двери.

– Погоди, – остановил его Дубравин. – Там в коридоре девушка рыженькая сидит, Алифанова. Позови.

– Будь сделано…

Алифанова произвела на майора приятное впечатление. Она была невысокого роста, полненькая, розовощекая, с лицом в россыпях мелких веснушек, чуть курносая и застенчивая. От нее исходила простодушная доброта, без малейшего жеманства и желания блеснуть: скромная прическа, не менее скромная одежда; немного испуганные зеленые глаза смотрели прямо, без хитринки, не таясь.

– …Да, я уже знаю. Мне Ада говорила.

– Что именно она вам сказала?

– Думала, что это розыгрыш, что кто-то из нас пошутил. Мы ведь вместе заканчивали театральное училище, занимались в одной группе. Ну и, сами понимаете, иногда позволяли себе… нечто подобное..

– Вы учились вместе? Но, мне кажется, Ольховская старше вас.

– До училища Ада закончила университет – так захотели ее родители. Но потом все же сумела их убедить, что ее призвание – театр. И это действительно так: у нее талант необычный.

– Ирина Викторовна, а что вы думаете по поводу этой неприятной истории?

– Я поначалу просто не могла поверить. Ада показывала мне и Валентине ларец и этот перстень… Честно признаться, мы были восхищены. Валя даже расстроилась: она всегда считала Аду везучей. А тут такое подтверждение – можно позавидовать.

– Почему расстроилась?

– У них еще с первого курса соперничество. Валя ведь тоже незаурядная актриса.

– В чем проявлялось это соперничество?

– А, смешно вспомнить… Глупости всякие…

– И все-таки?

– Например, если у Ады появлялась новая красивая шляпка, то можно было не сомневаться, что на следующий день у Вали будет такая же или получше. Если за Адой кто-либо начинал ухаживать, то мы уже заранее знали, что Валентина постарается перебежать ей дорожку…

– И они после всего этого остались подругами?

– Вы не знаете женщин, товарищ майор. Самые лучшие подруги – самые большие завистницы. Особенно такие красивые, как Ада и Валя. Ну и, кроме всего прочего, у Ады характер мягкий, покладистый, не то, что у Валентины. Потому ее выходки Ада воспринимала спокойно, не обижалась. Единственное, в чем Ариадна была неуступчивой, так это когда дело касалось распределения ролей в спектаклях. Тогда они и впрямь ссорились, некоторое время не разговаривали друг с дружкой, но потом опять мирились и жили душа в душу…

Дубравин видел, что Алифанова волнуется. Да и не мудрено: вызов в милицию редко кого оставляет спокойным и равнодушным. Но волнение актрисы было несколько иного рода – при всей своей откровенности она панически боялась даже невзначай, намеком, возвести напраслину на тех людей, про которых ее спрашивал майор.

Он задавал вопросы, тихо шуршала лента диктофона, записывая мелодичный голосок Алифановой, но Дубравин никак не мог отделаться от мысли, что из-за своей чрезмерной щепетильности актриса все же кое-что не договаривает. Что и в какой мере это важно для следствия, судить была трудно…

С Новосад разговор у майора не получился так, как ему этого хотелось бы. Она была резка и с первых минут дала понять ему, чтобы он не рассчитывал на полную откровенность и взаимность. Видно было также, что Новосад относится к милиции с предубеждением и даже иронией. Это поначалу немного злило старшего оперуполномоченного, но он старался не подавать вида.

Памятуя слова Алифановой о соперничестве Новосад с Ольховской, Дубравин поневоле сравнивал их. Примерно одного роста – чуть выше среднего, прекрасно сложенные, разве что Ольховская немного полнее и с более мягкими, женственными движениями, они отличались разительно. У Ольховской был правильный овал лица с мраморной белизны кожей, а у Новосад лицо удлиненное, смугло-цыганковатое; волосы у первой длинные, светло-русые, с золотым отливом, тогда как на голове второй кудрявились волосы цвета воронова крыла, жгуче-черные, с блеском хорошо полированной стали; у Ольховской глаза зеленели-голубели прозрачным аквамарином, а у Новосад черные точки зрачков, казалось, смыкались с белыми до синевы глазными яблоками и были бездонны, загадочны и быстры. Дубравин про себя охарактеризовал их так: у Ольховской – "добрая" красота, а у Новосад – "злая", хотя понимал, что его "классификация" весьма условна и к делу отношения не имеет.

И все же Новосад ему понравилась. Чем? – трудно было сказать. Может, резкой непримиримостью или остротой суждений, которые она и не пыталась облечь в стереотипные, приемлемые формы, а возможно, и внутренней собранностью, которой явно не хватало Ольховской.

В конце дня, захватив заключение эксперта ЭКО, он пошел на доклад к начальнику ОУР.

Подполковник выглядел уставшим, был не в духе, дело по трем кражам его почему-то мало интересовало, а вот по поводу заявления Ольховской он проявил удивительную дотошность.

– …В заключении ЭКО утешительного мало, – докладывал Дубравин. – На ларце следы пальцев рук Ольховской, ее бабушки, ювелира Крутских и обеих актрис, Алифановой и Новосад. На шкатулке – Ольховской и ее бабушки, Софьи Леопольдовны Шустицкой. На фонарике – Ольховской и еще чьи-то. Замок двери без повреждений.

– Выводы?

– Или кто-то из подруг, или бывший муж, или мы имеем дело с очень предусмотрительным и сведущим в этом занятии человеком.

– Расплывчато. Поконкретнее можно?

– Предполагаю, что и в данном случае поработал тот самый неуловимый вор, который уже обчистил три квартиры.

– Неуловимый по вашей вине, между прочим, – резче обычного сказал Драч, хмуря брови.

– Да, – не стал возражать Дубравин и подумал: "Тебя бы на мое место сейчас… Мол, мы – умы… Можно подумать, что чем выше кресло, тем больше ума…"

– Какие у вас соображения по поводу фонарика?

– Очень загадочная история. И сам фонарик довольно интересная и необычная вещица. Западно-германского производства.

– Даже? Любопытно… Время выпуска удалось установить?

– Фонарик изготовлен три года назад.

– Непонятно, как он мог туда попасть… Мужа Ольховской вы уже опрашивали?

– Сегодня не успел. Но она утверждает, что фонарик не его.

– Проверьте. И, надеюсь, уже приняты меры по выявлению уворованных драгоценностей?

– Конечно. Предупреждены все скупочные пункты и антикварные магазины. Размножены и разосланы описания вещей из ларца.

– А другие каналы?

– Вы имеете в виду барыг?

– Именно.

– Тут нужна ваша помощь…

– Хорошо. Я дам соответствующие указания. У вас все?

– Так точно.

– Тогда вы свободны. И вот еще что… – Драч с силой потер подбородок. – Не нравятся мне в этой истории некоторые моменты. И первый – таинственный фонарик. Если окажется, что Ольховский к нему отношения не имеет, то… Короче говоря, такое впечатление, что можно ждать любых неожиданностей…

Лежа в постели, Дубравин еще и еще раз прокручивал в памяти показания свидетелей. Кто? Алифанова или Новосад? Вполне вероятно: вещицы из ларца красивые, дорогие, особенно перстень. Но, по здравому смыслу, вряд ли. Слишком прямолинейно и наглядно, а в отсутствии ума их не заподозришь. Хотя, конечно, у обеих тем вечером была возможность незаметно для остальных изъять содержимое ларца и унести с собой в сумочке. В его практике бывали и такие случаи… А значит, личные впечатления, увы, не в ладах с фактами. Бывший муж Ольховской… Наиболее подходящая кандидатура. Чересчур подходящая, можно сказать, что невольно вызывает сомнения – уж не предполагал ли кто заранее подставить Ольховского в качестве приманки для угрозыска: пока будут его "отрабатывать", время и уйдет. Крутских… Ювелир. Знал, что Ольховская в театре (узнать просто), знал о баснословной цене "Магистра", мог не устоять перед соблазном завладеть им. Судя по тому, как он искусно управился со сложным замком ларца, открыть стандартный замок квартиры для него не представляло особого труда. Проверить алиби… А если не сам Крутских, а кто-то другой, по его наводке? Вариант… Наконец последнее – опытный вор-"домушник", это его четвертая квартира. Последний вариант? Как сказать… Не исключено, вполне вероятно. Но для этого требуется совсем немного: чтобы он точно знал о наличии драгоценностей у Ольховской или хотя бы о ее образе жизни. А это значит, что нужно искать наводчика. И пять всплывает тот самый старичок – "деревенщина", тихоня. Кстати, квартира Ольховской в том же микрорайоне, где живут и остальные обворованные… Искать наводчика. Искать! И потом таинственный фонарик, невесть как очутившийся в квартире. Фонарик… С этой мыслью Дубравин и уснул…

Бывшего мужа Ольховской майор отыскал с трудом. Он играл в загородном ресторане при мотеле и снимал комнату у швейцара, который по счастливой случайности как раз дежурил. Сегодня у музыканта был выходной день.

Дверь растворилась сразу же, как только Дубравин позвонил, будто его уже ждали. Открыл ее сам Ольховский, внешность которого была майору известна по фотографиям из семейного альбома актрисы.

– Вам кого? – удивился Ольховский.

– Вас, Владислав Генрихович.

– Простите, не понял…

– Я из милиции, – показал ему свое удостоверение майор.

– "Дубравин Евгений Тарасович… Уголовный розыск…" – прочитал Ольховский и нахмурился. – Странно, с каких это пор моей скромной особой стали интересоваться органы? По-моему, до сих пор был в ладах с законом.

– Нам это известно. Просто нужно кое-что выяснить. Только здесь, я думаю, не очень удобно…

– Да-да, проходите… Сюда…

Двухкомнатная квартира швейцара не страдала излишествами: немного дешевой стандартной мебели, телевизор, переносной магнитофон "Весна", четыре полки с книгами. Паркетный пол был голый, на стенах несколько рекламных плакатов Интуриста и Аэрофлота, над диваном картина, написанная маслом; что на ней изображено, разобрать было трудно – потемнела от времени.

На диване сидел молодой человек лет двадцати пяти, может, немного старше, с удивительно симпатичным лицом. В руках он держал какой-то иностранный журнал и вопрошающе смотрел на майора большими светлыми глазами.

– Это из милиции, – объяснил ему Ольховский. – Ко мне.

– Тогда не буду вам мешать, – молодой человек направился к двери. – Всего доброго. Владек, позвонишь мне.

– Ладно… Садитесь, – указал Ольховский на стул.

– Спасибо.

– Чем обязан?

– Владислав Генрихович, вы были у вашей… бывшей жены на дне рождения?

– Ну что вы… – покривился в невеселой улыбке Ольховский. – Нас туда не приглашали.

– А как давно вы там появлялись в последний раз?

– Не помню… Скажите, – встревожился, – с Адой что-то случилось?

– Нет, все хорошо. Жива-здорова.

– Тогда я не понимаю цели вашего визита.

– В тот вечер, когда у Ариадны Эрнестовны отмечали день рождения, кто-то похитил драгоценности из ларца.

– Драгоценности? Из ларца? – переспросил Ольховский в недоумении. – Какого ларца? У нее шкатулка. Я точно знаю.

– Разве вы никогда не видели ларца?

– Помилуй бог, впервые слышу…

Изумление Ольховского было искренним, в этом Дубравин почти не сомневался. Почти…

– Постойте, постойте… – какая-то новая мысль пришла в голову Ольховскому. – Это значит… значит, вы меня считаете вором? Не так ли?

– Я этого не сказал.

– Но подумали. – Ольховский саркастически улыбнулся. – И правильно. Подозрительный тип, опустившийся дальше некуда. Как это по-вашему – бич? Или что-то в этом роде… Ну что же, я готов… – Он поднялся.

В старом свитере, заношенном на локтях до дыр, взлохмаченный, Ольховский смахивал на тощего, встревоженного гуся: такой же длинношеий, большеносый, с округлившимися глазами серого цвета.

– Куда? – спросил Дубравин.

– Как – куда? С вещами – и на выход. В кутузку.

– Кутузки, Владислав Генрихович, еще в революцию переименовали. У нас это называется по-другому.

– Но суть та же.

– Почти. Но с чего вы взяли, что я вас в воры записал?

– Так больше ж некого. Все остальные такие положительные…

– Это уже позвольте мне определить. С вашей помощью, кстати.

– С моей? Не понимаю…

– Вы проходите по делу как свидетель.

– И что же я должен засвидетельствовать?

– Ответить на мои вопросы. Только честно. Да вы садитесь.

– Хорошо, попробую… – Ольховский снова сел, закурил. – Не возражаете?

– Вы у себя дома.

– Дома? Была у пса конура… – Ольховский захрустел необычно длинными гибкими пальцами.

– Наш разговор я бы хотел записать, – Дубравин достал диктофон.

– Пожалуйста.

– В начале нашего разговора я спросил: не были ли вы на дне рождения у вашей бывшей жены. Вопрос я не зря задал, хотя мне было известно, что вас туда не приглашали.

– Тогда зачем…

– А затем, что вам нужно ответить на следующий вопрос: где вы были в тот вечер примерно с восемнадцати до двадцати трех часов?

– Вот уж чего не помню…

– Это очень важно, Владислав Генрихович, очень. Для вас. И для меня тоже. Подумайте, вспомните…

– Почему важно?

– Чтобы окончательно и бесповоротно отмести все подозрения в ваш адрес.

– Значит, все-таки они имеются?

– Несомненно. Пока вы не докажете свое алиби, – сказал жестко Дубравин, глядя в упор на Ольховского.

– Попытаюсь… – он достал из записной книжки календарик. – Это какой день был? Суббота… Так… Где мой график? Есть… Что ж, мне повезло; в тот вечер с восемнадцати до полуночи я играл в ресторане. Засвидетельствовать, что я говорю правду, могут многие. Проверьте.

"Обязательно, Владислав Генрихович, – подумал Дубравин. – На том стоим…" А вслух сказал:

– У вас имеется ключ от прежней квартиры?

– Конечно. У меня там комната.

– Вы, случаем, его никому не давали? Не торопитесь отвечать, хорошо подумайте.

– И думать нечего. Не давал. Чего ради?

– Тогда, возможно, кто-то мог воспользоваться им без вашего разрешения?..

– Трудно сказать… – Ольховский задумался. – Пожалуй… вряд ли…

– Скажите, кто-нибудь знал, что у вас есть этот ключ?

– Многие.

– А конкретно?

– Что, всех перечислить?

– Желательно…

Фамилий было около десятка, и Дубравин только вздохнул про себя: ой-ой, работенка предстоит – будь здоров… Снова лабиринт.

– Посмотрите, Владислав Генрихович, – майор достал из кармана фонарик, который передала ему Ольховская, и положил на стол. – Это ваш?

– Нет, не мой, – Ольховский взял фонарик и с интересом принялся рассматривать. – Занятная вещица…

– А вы ни у кого, случаем, такого фонарика не видели?

– Знаете, кажется что… Или я ошибаюсь… Дубравин заволновался: неужели?! Если бы…

– Не могу вспомнить… – наморщил высокий лоб с небольшим шрамом над левой бровью Ольховский. – Не могу… Где-то, когда-то… Нет…

– Может, у бабушки вашей бывшей жены?

– Бывшей… – поморщился Ольховский: это слово его явно раздражало. – Нет, только не у Софьи Леопольдовны. Мы с нею были не в ладах, и я никогда не входил в ее комнату.

– Как это важно, если бы вы только знали… – надежда все еще не покидала майора. – Вспомните… – едва не взмолился он.

– Простите, но… – развел руками Ольховский. – Увы…

Дубравин разговаривал с Ольховским еще минут десять, а затем, простившись и оставив ему номера своих телефонов, служебного и домашнего, на случай, если тот все же вспомнит, кому мог принадлежать фонарик, возвратился в управление.

Буфет уже был закрыт, и майор, с трудом вымолив у буфетчицы несколько бутербродов с колбасой и бутылку минеральной воды, отправился в свой кабинет, где и просидел над бумагами до половины шестого. Белейко сегодня отсутствовал – он был в дежурной следственно-оперативной группе.

Оторвал Дубравина от канцелярской работы телефонный звонок.

– Дубравин у телефона. Ты, Бронек? Да… Что?! Новосад убита?! Не может быть… Дождался… Нет, это я себе… Выезжаю…

Майор уронил телефонную трубку на рычаги и сморщился, будто собирался заплакать. На душе и впрямь было так скверно, что хотелось закричать, что-то разбить, разорвать… Убита Новосад… Почему-то вспомнился Драч: накаркал, старый ворон…

8. УБИЙЦА НЕ ОСТАВЛЯЕТ СЛЕДОВ

Дом, где жила Новосад, – девятиэтажная одноподъездная коробка, – находился в новом микрорайоне Южные Склоны. Неподалеку от дома виднелись кучи строительного мусора: микрорайон построили недавно, с полгода назад. К нему пришлось добираться пешком – метрах в тридцати от девятиэтажки улицу пересекала свежевырытая траншея, возле которой стояли, уныло уткнувшись ковшом в землю, небольшой экскаватор и компрессор, забрызганные грязью.

В подъезде Дубравина встретила перепуганная дежурная, худенькая старушка в маленьких роговых очках, закутанная в клетчатую шаль, которая и проводила его на четвертый этаж в квартиру актрисы.

– Как? – сразу же спросил майор у Белейко.

– Задушил кто-то… Посмотри сам…

В комнате работал эксперт ЭКО дядя Саша. Здесь был и незнакомый Дубравину следователь прокуратуры, высокий, худощавый парень, на юном лице которого застыло выражение робости; видно было, что ему еще не приходилось заниматься расследованием подобного преступления, и он отчаянно боялся что-нибудь сказать или сделать невпопад, а потому больше отмалчивался. Кроме эксперта и следователя, в комнате находился дежурный врач оперативной группы, полный мужчина пятидесяти лет с крохотной рыжей бородкой на круглом, упитанном лице. Он хлопотал возле женщины, которая лежала на диване. Присмотревшись, майор узнал Алифанову. Видимо, у нее случился сердечный приступ: она тихонько постанывала, положив левую руку на грудь; в комнате пахло нашатырем и валерьянкой.

Новосад, в строгом черном платье, подпоясанном узким кожаным ремешком, лежала на спине, раскинув руки, возле книжного шкафа. Даже без заключения судмедэксперта можно было безошибочно определить причину ее смерти, стоило только взглянуть на розовые осаднения вокруг шеи.

– …К нам позвонила Алифанова. Приехали быстро – уже через семь минут после ее звонка были здесь, – рассказывал Белейко. – Алифанова лежала без сознания возле двери, в коридоре. Опросить ее не смогли – сам видишь, в каком состоянии…

– Что кинолог?

– Собака след не взяла: то ли молода чересчур, то ли кинолог неопытный. Хотя сам знаешь, что творится на улице, – мокрый снег, грязь, люди идут с работы, все затоптано…

– Дядя Саша, – обратился Дубравин к эксперту. – Что у вас?

– Отпечатки пальцев на дверных ручках, похоже, только хозяйки и этой девушки, – эксперт кивнул в сторону Алифановой. – Следы у порога тоже ее: кто-то протер пол. И недавно. На ковре ничего обнаружить не удалось. Возможно, убийца снял обувь.

– В кухне?

– Там еще нужно работать.

– Ладно… – Дубравин обернулся к Белейко. – Бронек, кто здесь был, кроме Алифановой, когда вы приехали?

– Тут нам, можно сказать повезло. Алифанова, когда бежала звонить вниз, в дежурку (у Новосад нет телефона), встретила участкового, лейтенанта Бойченко, у которого здесь квартира. Он сразу же перекрыл выход, никого не впускал и не выпускал. Так что, если убийца еще здесь, деться ему некуда.

– А окна?

– Бойченко попросил знакомых ребят-дружинников последить за окнами… Пока ничего. Я вызвал еще и наряд милиции из райотдела.

– Возьми кого-нибудь из райотделовских и пройдись по квартирам. Проверь документы, запиши всех. Спроси, может, кто что-нибудь видел, слышал.

– Понял… – Белейко ушел.

Неожиданно приехал подполковник Драч – ему уже успели доложить. Увидев Дубравина, он только пожевал губами, но ничего не сказал, не спросил. Понаблюдал за работой эксперта, что-то записал на клочке бумаги и вышел в коридор. Майор с убитым видом последовал за ним. Чувство вины томило его душу, он пытался сообразить, почему и где у него вышла такая жестокая, непоправимая промашка…

– Займитесь вместе со следователем девушкой. Если, конечно, разрешит врач. Я поприсутствую. Только не здесь, – показал на дверь квартиры Новосад. – Подыщите свободную комнату.

– Может, в дежурке?

– Все равно где…

Алифанова была какая-то закостеневшая, вялая. Она сидела на стуле неестественно прямо, придерживаясь руками за сиденье, словно боялась, что свалится на пол. Опрашивал следователь прокуратуры. Ответы были отрывочны, бессвязны.

– …Валя позвонила… чтобы я срочно приехала. Срочно… Не успела…

– Чем она мотивировала свою просьбу?

– Я спросила… Она не сказала… Не телефонный разговор. Так объяснила…

– Она была взволнована?

– Очень. Я даже испугалась. Сразу же оделась, взяла такси и сюда…

– Поднимались в лифте?

– По лестнице. Лифт был занят. Я спешила…

– Дежурная была в вестибюле?

– Точно не помню… Кажется, была…

– Поднимаясь по лестнице, вы кого-нибудь встретили?

– Нет.

– Что дальше?

– Дверь была не заперта… Я пошла и… – Алифанова закрыла лицо руками и беззвучно заплакала.

– Успокойтесь, успокойтесь… Выпейте… – Дубравин протянул ей стакан воды.

Алифанова, дрожа всем телом, глотнула несколько раз, облив кофточку, вернула стакан майору, вытерла слезы.

– Звонить вы бросились тотчас?

– Д-да… Я-а пощупала пульс…

– Ирина Викторовна, успокойтесь… Позвонив, вы сразу возвратились. Так?

– Сразу. Я бежала по лестнице… Дошла до двери – и больше ничего не помню… Будто меня кто-то по голове…

"Шишка у нее есть на темени. Довольно приличная, – подумал Дубравин. – Ударилась при падении, когда потеряла сознание? Может, да, а может, и… Поди знай… Еще раз проконсультируюсь с доктором… Возможно, от удара с целью оглушить…"

– Лейтенанта вы встретили, когда бежали звонить?

– К-когда б-бежала… – Алифанова снова начала от волнения слегка заикаться.

– Спасибо, Ирина Викторовна, – неожиданно вмешался Драч, который все это время сидел в углу дежурки, хмуро уставившись в пол. – На сегодня хватит, – это больше для следователя и Дубравина. – Внизу моя машина. Вас, Ирина Викторовна, туда проводят и отвезут, куда вы скажете…

Дежурная по дому выглядела не лучше Алифановой. Ее морщинистое лицо подергивалось, в глазах блестели слезы, которые она смахивала уголком платка, приподнимая очки.

– …Значит, вы присутствовали, когда звонила Новосад? – следователь старался смягчить голос, чтобы немного поуспокоить старушку.

– А как же, а как же… Я завсегда… на вахте. И разговор весь слышала.

– Когда Новосад разговаривала, кто-нибудь поблизости был?

– Никого, никого не было… Я одна.

– И после вы никуда не отлучались?

– Что вы! У нас начальство строгое. Проверяет. А как иначе? Бывает, наозоруют парни – здесь почти одни девушки живут, вот они тут и отираются, кому ответ держать? Знамо, кому – дежурным.

– А когда звонила Алифанова, где вы были?

– Эта рыженькая? Да вон там, возле окна на стуле сидела.

– Вы не можете вспомнить, кто за это время – между двумя звонками – заходил в дом?

– А чего ж, могу… – старушка покосилась на безмолвного Драча и снова перевела взгляд на следователя. – Кто… Значится, так: Оля с пятого этажа, Тамара и Вика с седьмого, еще три девушки, незнакомые мне… – дежурная, подняв глаза на потолок, считала, загибая пальцы: – Марина с дитем, эта на втором этаже. Крошкина…

– Извините… – следователь быстро записывал фамилии и имена. – Вы, что же, всех жильцов в лицо знаете?

– Многих, многих… За полгода примелькались…

– Понятно. Продолжайте, пожалуйста.

Старушка назвала еще с десяток имен девушек, а также лейтенанта Бойченко.

– Это все?

– Ой, нет! – всплеснула она руками. – Вот память стала дырявая. Мебель новую привозили Маркиным – это у нас молодожены, со второго этажа. Значится, Наташа и муж ее – имени не знаю – и грузчики, все ребята молодые, веселые. Шутили…

– Сколько их было?

– Вот уж чего не знаю, того не знаю. Не считала.

– Хотя бы приблизительно…

– Как будто… человек пять… Нет, точно не помню.

– Ладно… И еще: кто за то время покинул дом?

– Тут и считать нечего. Тоня с пятого. Крикунова с шестого… И еще какая-то незнакомая девушка.

– Всего трое?

– Точно, трое.

– А мужчина не выходил?

– Не-ет… Не было мужчин…

Старушка вышла. Следователь тоже не стал задерживаться: забот на этот вечер у него было вдоволь.

– Тэ-эк… Вот как… нас… – подполковник поднялся, подошел к окну. – Белейко работает с жильцами? – спросил у Дубравина.

– Да.

– Подключайтесь к нему. Я дам еще двух человек из отдела. Их уже вызвали. Должны быть с минуты на минуту. Нужна оперативность. После – в управление. Я буду там.

– Слушаюсь, товарищ подполковник.

– И вот что, Евгений Тарасович, – Дубравин даже вздрогнул от подобного обращения: Драч еще никого в отделе не называл по имени-отчеству. – Вы бросьте эти интеллигентские штучки с переживаниями. В том, что случилось, прежде всего моя вина как руководителя. Что-то недоучел, чего-то не предусмотрел. А потом уже ваша недоработка. Прокол, прямо скажем. Можно, конечно, найти оправдательные мотивы. Но от этого никому легче не будет. В том числе и нам. Погиб человек – и этим все сказано. Поэтому не будем хлюпать носом, как кисейные барышни. Трудиться и трудиться. Искать. Всего лишь. Убийца от нас не уйдет…

У начальника ОУР собрались около двенадцати ночи. Голодных и уставших оперативников ждал сюрприз: Драч приготовил чай и запасся бутербродами. Дубравин с Белейко только переглянулись: подполковник за этот день успел удивить их дважды.

– Садитесь… Быстренько… – показал Драч на чайник. – О деле потом. Кстати, – посмотрел на Дубравина, – как ваши дети?

Майор опешил от неожиданности: оказывается, Драчу и это известно!

– Звонил соседке, она присмотрит…

– Хорошо. Десять минут, думаю, вам хватит… – взглянул на часы и вышел из кабинета… Первым докладывал Белейко:

– Жильцов опросили всех. Во время совершения преступления их в доме было немного – все работают в основном до пяти вечера. Из непрописанных обнаружено только четверо: родственники, притом преклонного возраста. Через окна убийца уйти не мог – проверено. В квартирах, расположенных рядом с квартирой Новосад, в это время жильцов не было.

– Тэ-эк… – Драч обратился к Дубравину: – Что у вас?

– Я разыскал всех, кто помогал Маркиным перевозить мебель. Пятеро молодых ребят, сослуживцы Маркина. Никто из них не поднимался на четвертый этаж, никто не был знаком с Новосад. По работе характеризуются положительно, в нашей картотеке не числятся.

– Что по ЭКО?

– Ничего нового?

– Судмедэксперт?

– Задушена, как и предполагалось после внешнего осмотра. И мужчиной – захватом сзади, с очень большой силой. В заключении указано, что даже повреждены шейные хрящи.

– Почему мужчиной? Крепкая женщина тоже вполне способна…

– Новосад в училище занималась спортивной гимнастикой. Очень сомнительно, чтобы она так просто сдалась. А вот следов борьбы мы не обнаружили. Мало того, она умерла, согласно выводам судмедэкспертов, почти мгновенно.

– Тогда где же этот мужчина? Если верить дежурной, в то время дом никто из мужчин не покидал.

– Не знаю, товарищ подполковник. Будем продолжать работу с жильцами, мужского пола прежде всего. Но, честно признаться, сомневаюсь в положительном результате – нет мотивов…

– Мотивов… Бывают совершенно непредсказуемые и невероятные с точки зрения здравого смысла и нормальной человеческой логики вещи. Вы бы должны это знать. Что-нибудь украдено?

– Похоже, что нет. Деньги, золотые украшения на месте. С одеждой разберусь завтра при помощи Алифановой.

– А вы не предполагаете, что Новосад замешана в похищении драгоценностей у Ольховской? И что ее сообщник или сообщница – не будем и этот вариант отбрасывать так сразу – поспешил устранить Новосад по какой-то причине?

– Я об этом думал… Видимо, Новосад знала, кому открывает дверь. Замок в квартире без защелки, а соседи в один голос твердят, что незапертой дверь она не оставляла никогда. Впрочем, как и остальные жильцы: в дом иногда заходят сомнительные личности, и не всегда в нормальном состоянии…

– Ну что же, резюмирую сказанное вами: выходит так, что убийца просто испарился с места преступления, не оставив даже следов. Конечно же, быть такого не может.

– Да… – уныло согласился Дубравин; из-за усталости и большого нервного напряжения он в этот момент был готов поверить даже в невозможное.

– И вот еще что: не напоминает ли вам вся эта история "почерк" некоего незнакомца, который так ловко чистит квартиры?

– Товарищ подполковник, это довольно сомнительно. Зачем ему "мокрое" дело? Не тот профиль.

– Не знаю, не знаю… – Драч обеими руками пригладил редеющие волосы темного цвета и поднялся. – На сегодня хватит. Параллельно с розыском убийцы нужно приложить максимум усилий для обнаружения этого "домушника". Подчеркиваю, максимум! Дело об убийстве Новосад будете вести вы, майор. Вместе со старшим лейтенантом Белейко.

– Есть! – Белейко обрадовался. Драч словно прочитал его мысли.

9. СОМНИТЕЛЬНОЕ АЛИБИ

Утром Дубравину принесли распечатанный пакет спецпочты с размашистой надписью в углу конверта: "ОУР. М-ру Дубравину"; ниже – подпись Драча и дата.

"Опять из Москвы… – отметил про себя майор, вынув из конверта два листка с машинописным текстом. – Всесоюзный розыск…"

– Что там, Женя? – невыспавшийся как следует Белейко за прошедшие сутки немного потерял свой лоск: он даже не успел дома побриться и теперь жужжал над ухом Дубравина электробритвой.

– Слушай, отойди… – поморщился майор. – Голова и так гудит… – И принялся просматривать бумаги.

– Ну?.. – не терпепось Белейко.

– "Сообщаем, что вор-рецидивист Подпружный С. А., он же Ставкин, по кличке Жареный, – читал Дубравин с нотками радостного возбуждения в голосе, – задержан. При задержании оказал вооруженное сопротивление…" и так далее.

– Один в минусе. Уже легче, – прокомментировал сообщение Всесоюзного розыска Белейко.

– Итак, Сенька Заика…

– А если нет? Если кто другой?

– Тогда мы с тобой останемся у разбитого корыта.

– Да, перспектива бодрящая…

– Но иного варианта, увы, пока нет.

– Ты хочешь сказать, наиболее вероятного…

– Совершенно верно. Я перелопатил всю картотеку управления несколько раз. Звонил в МУР. Проверил практически всех, так сказать, "достойных" кандидатов. Тупик. Из тех, кто не в ИТК, только двое – Жареный и Заика.

– Теперь один. Но где гарантии, что это именно он? Не залетный?

– Гарантии? Их пока нет. Но есть у меня на примете кое-кто… – Дубравин открыл сейф и вынул папку с документами. – Посмотри, – нашел он нужный лист.

– Хробак Иона Лукич… Год рождения… Послушай, Женя, я что-то тебя не пойму, это же глубокий старик.

– А я его в "домушники" и не сватаю. Но по части наводки – это еще нужно посмотреть. Уж очень он смахивает на таинственного старика-"тихоню", который окно стеклил в обворованной квартире.

– Как ты на него вышел?

– Паспортный стол плюс наш архив. Проверил мужчин преклонного возраста в том микрорайоне, где были наши квартирные кражи. А затем в архиве нашел дело Хробака. В 1956 году его взяли с поличным при попытке обворовать сельмаг в соседней деревне. Положенное он отсидел, но домой не возвратился – обосновался здесь, в городе.

– Ну и что? Его прошлое еще ни о чем не говорит.

– Все это так. Есть только одно "но": Хробак и Сенька Заика односельчане.

– Нужно проверить…

– Вот этим, Бронек, и займешься… Прямо сейчас.

– А ты куда?

– К Алифановой…

Примерно через час Дубравин вместе с Алифановой были у двери квартиры Новосад. Рыжеволосая актриса за ночь сильно сдала: румянец на щеках уступил место сероватой белизне, на которой особенно ярко выделялись веснушки, под глазами темнели круги; она была апатичная и какая-то покорная. Заходя в подъезд дома, где жила ее подруга, Алифанова порылась в сумочке и сунула под язык таблетку валидола.

– …Ирина Викторовна, надеюсь, вы достаточно хорошо знаете гардероб Новосад. Посмотрите внимательно, не пропало ли что?

– Да… я посмотрю… – Алифанова с трудом сдерживала слезы.

Дубравин забеспокоился, глядя на нее; актриса поймала его взгляд и постаралась взять себя в руки: прикусив нижнюю губу, она прошла вглубь комнаты, ступая едва не на цыпочках, будто боясь потревожить чей-то сон.

– Ну как? – с надеждой спросил ее Дубравин, когда она окончательно осмотрела вещи.

– Кажется… все на месте… – Алифанова колебалась. – Вот только…

– Что – только?

– Может, она в химчистку сдала? Или в починку… Я не вижу здесь ее старое пальто и одно из платьев. И, по-моему, нет саквояжа. Правда, он был далеко не нов; возможно, переехав сюда, Валя его выбросила…

Майор был разочарован: старые вещи, кому они нужны? Опечатав дверь квартиры Новосад, он спустился на первый этаж к уже знакомой дежурной, старушке в роговых очках, которая и сегодня была в утренней смене.

Дубравин все-таки хотел установить личность третьей девушки, которая вышла из дома во время убийства, что вчера не удалось. Но дежурная и сегодня мало чем порадовала майора: эту девушку она видела впервые. Запомнила дежурная только то, что девушка очень торопилась, едва не бежала; куталась она в платок – лица не было видно, один нос торчал, и в руках у нее была большая сумка. Только у выхода, споткнувшись о коврик для ног, неизвестная на миг повернулась лицом к застекленной дежурке, где сидела старушка. Поэтому все, что могла о ее внешности сказать дежурная, так это только одно: "Симпатичная…"

Попрощавшись с дежурной, майор отправился к Ольховской. Предварительно договариваться не стал, – справившись в театре, он узнал, что актриса приболела, – хотел, чтобы его визит был внезапным.

На удивление, Ольховская вовсе не выглядела больной, только в глазах ее таилась печаль. Видимо, на лице Дубравина она прочла немой вопрос, поэтому объяснила:

– Не могу… Не могу работать… Валя перед глазами стоит… За что? Кто?

– Если бы мы знали…

Расположились они в гостиной: Дубравин – в кресле, Ольховская, закутавшись в плед, – на диване.

– …Валя с людьми сходилась трудно. Характер у нее был крутой. Она знала себе цену и никогда, в отличие от некоторых наших коллег, не капризничала в работе, не пыталась утвердить свое "я" самовосхвалениями и уничижением других. А ведь актриса она была великолепная. Даже как-то странно звучит – "была"…

– Вы говорили, что наиболее близким человеком, после вас и Алифановой, из ее друзей и товарищей был ей… – майор заглянул в свои записи, – артист вашего театра Артур Тихов. Я не ошибся?

– Именно так. Мне кажется, они любили друг друга.

– Почему – кажется?

– Они встречались со студенческой скамьи. И с виду у них отношения и впрямь были, как у влюбленных. Но я-то хорошо знаю историю их взаимоотношений…

– Расскажите, пожалуйста.

– Знаете, как-то неудобно мне сейчас говорить о Вале что-либо дурное… Хотя, это как посмотреть… Дело в том, что Артур учился в нашей группе. И был… в общем, неравнодушен ко мне. Мы даже встречались некоторое время… Но потом Валя оказалась… ну, скажем, удачливей, и Артур стал уделять больше внимания ей. Тогда мы с ней поссорились, но вскоре я встретила Владислава, и вновь наши отношения стали дружескими. Так вот, достаточно хорошо зная Валю, ее резкий, взрывной характер, трудно поверить, что она по-настоящему способна полюбить Артура.

– Что он собой представляет?

– Как вам сказать… Красив, умен, обходителен. Интеллигентный человек в полном смысле этого слова. Правда, очень замкнут. Лишнего слова из него не вытянешь, особенно когда он не в настроении. А вот как артист, увы, способностями не блещет. Но то обстоятельство его, похоже, мало волнует. Да в том-то и беда, что Валя, сама талантливая актриса, влюбленная в свою работу, не могла и на дух переносить тех, кто не отдает всего себя театру, а просто отбывает положенное время, вымучивая предложенные по штату роли. А Тихов как раз из таких. Вот еще почему у меня были сомнения в их полной взаимности. Впрочем, точно не знаю, это мои домыслы. На эту тему я с Валей никогда не разговаривала… Прощаясь, Дубравин спросил:

– Когда будут хоронить Валентину Петровну?

– Завтра, в двенадцать…

Уже в прихожей, одеваясь, майор заметил ошейник и поводок.

– Вы завели себе собаку?

– Нет. Это память о Джиме, был у меня терьер. Умница…

– Где же он сейчас?

– Видимо, чем-то отравился. Примерно за неделю до смерти бабушки.

Дубравин, который уже было взялся за дверную ручку, резко обернулся к Ольховской и спросил, почему-то неожиданно для себя волнуясь:

– А как это случилось?

– Я приехала из театра где-то около одиннадцати вечера. И застала бабушку в слезах: Джим был уже на последнем издыхании. Утром они как обычно гуляли – я еще спала. Бабушка говорила, что на прогулке Джим был скучен, поскуливал, дрожа как в лихорадке. Она подумала, что Джим просто замерз: на улице шел сырой снег, дул ветер. Потому они возвратились быстро. Бабушка накормила его теплой болтушкой с мясом, и Джим повеселел. А вечером…

– Ветеринара вызывали?

– Когда я приехала домой, уже было поздно – Джим скончался у меня на руках. А бабушка от растерянности не сообразила, пыталась лечить его домашними средствами. Да ветеринар и не успел бы приехать: все случилось в течение часа. По всем признакам, Джим отравился. Но чем? И когда?

– Может, на прогулке?

– Что вы… Я его приучила ничего не брать из чужих рук и не подбирать объедки на улице.

– И он держался? Все-таки животное…

– Я несколько раз проверяла. Отказывался от самых аппетитных кусков, которые по моей просьбе разбрасывали на пути знакомые.

– Значит, на улице отравиться не мог… Странно… – пробормотал себе под нос Дубравин.

– Что вы сказали?

– Я? Да нет, это… До свидания, Ариадна Эрнестовна! К Модесту Савватиевичу майор приехал вечером. Он хотел узнать, где находился Крутских, когда у Ольховской были уворованы драгоценности.

Нельзя сказать, что посещение и расспросы Дубравина понравились старому ювелиру. Но он не обиделся, по крайней мере сделал вид, что полностью согласен с майором в необходимости подобных справок для следствия и что это вовсе не бросает тень на его доброе имя. Выглядел Модест Савватиевич неважно, как он объяснил, немного приболел. Держался как-то скованно, разговаривал нехотя, что при его бойком жизнерадостном нраве было весьма странным.

Крутских заверил майора, что в тот вечер он, как обычно, был дома и разыгрывал шахматные эпизоды. И, как всегда, допоздна. Но подтвердить его заверения некому. А порасспросив соседей Модеста Савватиевича, майор узнал, что тогда старый ювелир во второй половине дня куда-то уходил из дому. А вот когда возвратился, никто не видел. Мало того, они обратили внимание, что в квартире Крутских с вечера горел только ночник. И это было для них необычным, так как Модест Савватиевич любил много света, и, едва начинало темнеть, включал люстру.

"Совпадение? Можно ли верить соседям? – размышлял Дубравин по дороге домой. – А Крутских? Было это и недавно, и давно. Смотря как повернуть… Для меня тот вечер – дата памятная. После заявления Ольховской. А для Модеста Савватиевича – если, конечно, он не темнит – обычный. Многие забывают, что делали вчера, позавчера. А тут… Дни бегут… Соседи… В их ответах было чересчур много "кажется", "как будто". За точность никто поручиться не мог. Поди разберись… И все-таки, Модест Савватиевич, еспи судить строго по канонам криминалистики, алиби ваше, мягко говоря, вызывает некоторые сомнения…".

Отступление 2. "КОРОЛЬ" ОДЕССКИХ ЮВЕЛИРОВ

Ювелир Содомский был невысок ростом, тщедушен телом, но упрямства и силы воли ему было не занимать. В детстве он попал под карету, и сломанная левая нога плохо срослась: Содомский довольно заметно хромал. Ему не было еще и тридцати лет, когда он стал одним из выдающихся мастеров ювелирного дела в царской России.

В Гловск ювелир попал совершенно случайно и не по своей воле. Необузданная фантазия и тщеславие, которые как-то не вязались с внешне меланхоличным человечком, небрежно одетым и вечно простуженным, принесли ему массу неприятностей и сомнительного свойства славу, шагнувшую даже за рубеж

А началось все с того, что Содомский решил доказать свою гениальность в ювелирном деле весьма необычным способом. До 1908 года он жил в Одессе (где и родился). Однажды к нему заявился некто фон Заксе, немец по происхождению, международный авантюрист по призванию, и предложил выгодный гешефт. Дело в том, что за границей резко возрос интерес к славянской старине, особенно к скифским сокровищам, которые "стараниями" грабителей могил скифских царей стали появляться на международных аукционах и стоили там бешеных денег. Он-то и предложил Содомскому изготовить подделки, да так, чтобы ни у кого не возникло сомнений в их подлинности.

И Содомский согласился. Нельзя сказать, что только из-за денег: ювелир был горд, принципиален и на сделку с совестью даже весьма солидная сумма, предложенная ему за работу господином фон Заксе, подвигнуть его не могла. Но этот коварный пройдоха зацепил самую больную струнку в душе Содомского: в конце разговора он высказал сомнение в способности ювелира выполнить работу так, чтобы, как говорится, комар носа не подточил – чтобы подделки нельзя было отличить от настоящей старины.

Содомский долго молчал, а потом только и сказал: "Они будут лучше подлинных…" И это означало, что договаривающиеся стороны пришли к полному согласию…

За месяц каторжного труда ювелир изготовил золотую тиару скифского царя, украшенную драгоценными камнями, и два ритона.

Возможно, Содомский так никогда бы и не узнал о дальнейшей судьбе своих "произведений", не попадись ему на глаза в одном из журналов фотографии скифских сокровищ, приобретенных Лувром, где среди всего прочего красовалась и его тиара. Сумма, которую всемирно известный музей уплатил за нее, ошеломила Содомского. Ему бы промолчать, ан нет, взыграло честолюбие. И ювелир поехал в Париж, где вскоре разразился "скандал века", как называли признание Содомского в авторстве тиары газетчики.

Правда, ему сначала не поверили, несмотря на то, что он представил свои эскизы, рисунки подделки и состав золотого сплава, из которого отливал тиару и над которым очень долго бился. Тогда Содомский, чтобы доказать свою правоту, закрылся в гостиничном номере и за неделю изготовил другую тиару, которую нельзя было отличить от приобретенной Лувром. Сомнения у экспертов отпали, Лувр в горести подсчитывал убытки и пытался отыскать "владельца" тиары фон Заксе, который, конечно же, не поспешил дать свой адрес, а Содомский на гребне славы вернулся в родную Одессу, где его чествовали как национального героя и где прозвали "королем" ювелиров.

Но все в жизни преходяще, а слава – в особенности, в чем не преминул скоро убедиться и Содомский. В начале, после триумфального возвращения из Франции, заказы на украшения посыпались как из рога изобилия. Содомский работал, словно одержимый, сутками. Все казалось ему в розовом цвете: жизнь была прекрасна и наполнена главным ее содержанием – любимой работой – до краев. Однако вскоре французские власти, которым так и не удалось разыскать господина фон Заксе, обратились к России с настоятельным требованием возместить убытки, понесенные Лувром по вине "национального героя" и "короля" ювелиров Содомского, который теперь уже фигурировал как главный злодей и инициатор обмана. И пришлось Содомскому по совету бывалых людей покинуть дорогую его сердцу Одессу и удариться в бега во избежание больших неприятностей. Так Содомский оказался в богом забытом Гловске, где купил небольшой домишко и по-прежнему занимался ювелирным делом, что позволяло "королю" ювелиров кое-как сводить концы с концами

…В мастерской Содомского в утренние часы царил полумрак – ювелир был бережлив и экономил на чем только мог: электрическое освещение для него было роскошью, а свечи и керосин, по его уразумению, стоили немыслимо дорого. Поэтому два его подмастерья, которых он взял на выучку и которым вечно "забывал" платить даже ту мизерную плату, за которую они к нему подрядились, коротали время у замерзших окон, дожидаясь, пока рассветет, чтобы можно было хоть что-то видеть в этой полутемной клетушке.

– Модя, кто-то приехал… – вполголоса обратился один из них, рослый малый в безрукавке, отороченной свалявшимся заячьим мехом, к другому, низенькому, коренастому, с круглой, как бильярдный шар, рыжей головой.

Рыжеволосый потер оконное стекло, оттаивая лед, и припал к образовавшемуся прозрачному пятнышку.

– Ого! Выезд-то, Жорка, выезд каков, а! У-ух… Царский. Кони – звери. Кто бы это мог быть? Так рано…

Заскрипела входная дверь, и в мастерскую вошла закутанная в меха старуха. Неуверенно ступая мелкими шажками и касаясь рукой стены, она подошла к подмастерьям и спросила, шепелявя:

– Ювелир Шсодомшский, проше пана, кто ештем?

– Один момент, ясновельможная пани! – рыжеволосый Модя постучал в некрашенную дверь, которая вела в личную мастерскую ювелира, куда тот подмастерьев не допускал. – Господин Содомский! – позвал он. – Извините-с, но к вам пришли…

За дверью послышались покашливание, шорох шагов; что-то упало, звякнув. Наконец дверь отворилась, и Содомский, одетый во все черное, склонился перед старухой в глубоком поклоне, предупредительно вежливом, но с большой долей гордого достоинства: он сразу узнал раннюю визитершу.

– День добрый, госпожа Сасс-Тисовская. Чему обязан?

– Мне нужно с вами поговорить… – княгиня бросила выразительный взгляд на подмастерьев.

– Прошу сюда, – понял Содомский и жестом пригласил ее в свою личную мастерскую.

Они уединились; в комнате стало тихо. Подмастерья едва не на цыпочках отошли к окну, уселись на скамейку. Переглянулись. Модя поднял широкие рыжие брови, округлив глаза, – Сасс-Тисовская была в городе личностью небезызвестной, о ее богатстве знали все, и такой ранний визит гордой аристократки к убогому ювелиру-плебею являлся в их довольно однообразной жизни событием немаловажным.

Тем временем Сасс-Тисовская расположилась у крохотного столика, с которого Содомский поторопился смахнуть хлебные крошки. Она с брезгливым вниманием принялась рассматривать массивный сейф, окно, забранное ржавой решеткой. Ждала, пока не появился ювелир, который, извинившись, вышел ненадолго в другую комнату, чтобы привести в порядок свою одежду. На нем был все тот же черный костюм со следами влажной щетины, но теперь вместо будничной рубахи в мелкий выцветший горошек из-под лацканов сюртука выглядывала белая манишка с галстуком-бантом. Свою неизменную ермолку Содомский снял и потому часто приглаживал обширную плешь: с непривычки ему казалось, что мерзнет голова.

– Милейший… – княгиня с сомнением смотрела на бледное, морщинистое лицо ювелира; видно было, что она колебалась – внешний вид Содомского был мало почтителен. – Милейший, мне бы хотелось, чтобы наш разговор не стал известен кому-либо

– Госпожа Сасс-Тисовская, – лицо ювелира пошло красными пятнами: недоверие, которое явственно звучало в голосе княгини, глубоко уязвило его. – В моей профессии сохранение в тайне пожеланий и предложений клиентов дело само собой разумеющееся. Можете быть спокойны.

– Надеюсь… – княгиня сняла перчатки; на правой руке сверкнул крупный бриллиант, оправленный в белое золото.

Содомский впился в него взглядом, вытянув шею.

– Посмотрите… – Сасс-Тисовская стащила перстень с пальца и положила его на стол перед ювелиром.

Содомский с неожиданным проворством схватил его, поднес близко к глазам. Лицо ювелира стало одухотворенным, морщины разгладились, в больших черных глазах появился влажный блеск.

– Бог мой, я весь в волнении… – голос Содомского дрожал. – Я знал… я знал, что когда-нибудь увижу собственными глазами… это чудо, эту звезду первой величины… "Магистр"… – Он вынул из бокового кармана сюртука лупу, стал пристально рассматривать камень. – Ну зачем, кто придумал и свершил такую глупость?! – вскрикнул неожиданно в раздражении и негодовании.

– Пшепрашем, не есть понятно, что пан имеет в виду? – встревожилась Сасс-Тисовская.

– Камень имел древнюю индийскую огранку. И конечно, вес и размер его были гораздо больше теперешних. Но потом алмаз по чьей-то прихоти подвергли переогранке. И не весьма удачно. Но это ничего, ничего… – поспешил ювелир успокоить княгиню. – Он и теперь великолепен.

– У меня есть к вам предложение, пан Содомский. Княгиня, оглянувшись на дверь, заговорила тише:

– Вы не могли бы изготовить копию камня и перстня? Да такую, чтобы никто, кроме специалиста, не смог отличить от подлинника.

– Страз [2]. Вы хотите, чтобы я сделал страз… – Содомский нахмурился, положил перстень на стол, спрятал лупу обратно в карман.

– Я вам хорошо заплачу… – по-своему истолковала перемену в настроении ювелира княгиня и поторопилась достать из сумочки кошелек. – Здесь золото. Это задаток. Цену за работу я заплачу любую, какую вы укажете. Конечно, в разумных пределах.

– Простите, госпожа Сасс-Тисовская, возможно, мой вопрос вам покажется нескромным… Но я хотел бы знать, для каких целей?

– Ах, какое это имеет для вас значение? Повторяю: если вы в состоянии изготовить этот страз так, чтобы он был похож как две капли воды на подлинник, за ценой я не постою.

– Вы ошибаетесь. Для меня имеют значения дальнейшие ваши намерения относительно подделки.

– То есть?

– Я бы не хотел… – Содомский едва не сказал "опять", да вовремя спохватился, – фигурировать в полицейских протоколах.

– При чем здесь полиция?!

– А при том, что некто – я не имею в виду вас, упаси бог! – может воспользоваться моей работой, чтобы обманным путем сорвать с кого-нибудь солидный куш, всучив вместо подлинного "Магистра" страз. Такое бывало, госпожа Сасс-Тисовская, – предупредил гневный взрыв оскорбленного высокомерия княгини. – Потому я и хочу знать предназначение копии.

– Если так… – княгиня поостыла. – Добже. Пан может быть спокоен – у меня нет намерений использовать копию так, как вы предполагаете. – Сасс-Тисовская не преминула уколоть этими словами ювелира, подчеркнув разницу между ним, плебеем, и собой, аристократкой "голубой" крови; Содомский сделал вид, что не понял намека, смотрел спокойно, полуприкрыв веки. – Надеюсь, вы не предложите мне поклясться на Библии?

– Нет-нет, мне достаточно вашего слова. Как я понимаю, вы хотите таким образом уберечь настоящий "Магистр" от злого умысла?

– Именно, – княгиня с невольным уважением посмотрела на невзрачного, рано состарившегося человека, который, на удивление, оказался весьма проницательным.

Она могла еще добавить, что ее многочисленная родня уже пыталась, и неоднократно, всеми правдами и неправдами завладеть перстнем, который был баснословно дорог. И что у нее не было почти никаких сомнений в намерениях неудачливых воров, которые хотели забраться в дом: они зарились на бриллиант. И что она догадывалась, кто их на это подтолкнул.

Только один человек в Гловске знал о существовании перстня с "Магистром" – купец Вилюйский. Как узнал? – на этот вопрос княгиня ответа не находила. Но Вилюйский однажды нанес ей визит и предложил продать ему эту фамильную драгоценность. И, несмотря на уверения, что она даже не слышала о "Магистре" и что это чей-то досужий вымысел, купец, конечно же, остался при своем мнении. А что Вилюйский способен ради личной выгоды на любое преступление, княгиня не сомневалась: она была знакома с его батюшкой, который, как поговаривали люди, промышлял на большой дороге, пока не завел свое дело. Яблоко от яблони далеко не падает…

Но Сасс-Тисовская промолчала: ювелир не пастор, а мастерская не исповедальня.

– Я согласен… – ювелир потрогал перстень, как бы погладил, бережно и ласково.

– Сколько потребуется на это времени?

– Немного… Совсем немного. Но вам придется довериться и оставить перстень здесь. Дня на два.

Княгиня заколебалась – риск все же был чересчур велик. С сомнением посмотрела на зарешеченное окно, на хлипкую дверь…

– Иначе я просто не смогу добиться абсолютной схожести.

– Нет, – наконец после долгих раздумий отрезала княгиня. – Пшепрашем, нет.

Ювелир развел руками. Княгиня поднялась, взяла перстень. Садомский кинул робкий взгляд на увесистый кошелек с золотыми монетами, который лежал на столе. И решился:

– Ладно. Попробую. Только вам придется еще немного побыть здесь, нужно сделать рисунки, снять размеры, оттиски граней. И сделать фотоснимки. Но для этого мне требуется помощь моего подмастерья, который смыслит в фотоделе.

– Это надежный человек?

– За него я могу поручиться, как за себя.

– Добже. Я обожду.

– Модест! – позвал ювелир, приоткрыв некрашеную дверь.

В личную мастерскую Содомского зашел рыжеволосый низкорослый Модя.

– Приготовь все необходимое для фотографирования мелкого предмета. Жоржу, – ювелир показал пальцем в сторону двери, – скажешь, что сегодня он свободен. Пусть отправляется домой…

Содомский, больше не обращая внимания на княгиню, вроде ее и вовсе не существовало, нервным, порывистым движением развязал галстук-бант, швырнул его на стол, надел фартук, взял перстень и подошел к окну – уже рассвело окончательно, и солнечные лучи рассыпались по морозным узорам на стекле золотыми блестками.

10. УДАЧНЫЙ ДЕНЬ БЕЛЕЙКО

В этот день старшему лейтенанту Белейко явно везло. Едва уехал Дубравин, как позвонил следователь прокуратуры, который вел дело об убийстве Новосад. Он сообщил, что в Кировский РОВД обратились сотрудники скупочного пункта драгметаллов. Вчера вечером, перед самым закрытием пункта, им сдали некоторые вещи, похожие на те, которые значились в полученной из угрозыска описи загадочно исчезнувших драгоценностей Ольховской.

Белейко был скор на решения и легок на ноги: спустя пятнадцать минут после звонка следователя, он уже разговаривал с заведующей скупочного пункта, полной, рыхлой женщиной лет сорока с постоянно прячущимися тазами неопределённого цвета.

– …Посмотрите, здесь все, – она открыла сейф и положила перед старшим лейтенантом две серебряные с позолотой броши, серьги из дутого золота, шесть серебряных рюмочек и четыре кофейные ложечки, тоже из серебра.

Окинув взглядом вещицы, Белейко уже почти не сомневался, что это именно те, которые находились в ларце актрисы.

– Почему сообщили в милицию только сегодня? – с трудом сдерживая раздражение, спросил Белейко. Такой тип женщин ему не нравился, а эта тем более: было в ней что-то скользкое, подхалимистое.

– Понимаете, вчера вечером я задержалась в управлении торговли… – заведующая заискивающе улыбалась. – Принимала вещи моя подчиненная. Она у нас новенькая, работает всего месяц. Ну и недосмотрела…

– Позовите ее.

В кабинет заведующей вошла невысокая черноволосая девушка с испуганными покрасневшими глазами. Она робко стала у двери, покусывая нижнюю губу.

– Садитесь, – предложил ей стул Белейко.

– Спасибочки, я постою…

– Не положено. Садитесь, – сделал строгий вид Белейко: девушка была симпатичная и какая-то по-домашнему простая; а по покрою ее одежды, которая уже вышла из моды, Бронислав понял, что она недавно приехала в город; так шили и в его деревне закройщики-самоучки: с претензиями на шик, но с кривой и грубой строчкой.

– Рассказывайте.

– Минут за тридцать до конца рабочего дня принесли эти вещи… – Девушка сильно волновалась и немного окала. – Я торопилась. Виновата… Только утром… заведующая сказала мне об этом…

– Кто принес?

– Женщина. Молодая.

– Вы, надеюсь, записали ее паспортные данные?

– Конечно, а как же…

– Хорошо. Это мы проверим, – впрочем, во всей этой истории со сдачей ворованных вещей хорошего было мало: Белейко интуитивно чувствовал какой-то подвох; чересчур все выходило просто; или вор – большой нахал?

– А как она выглядела?

– Ой, вы знаете, я не запомнила. За день столько сдают… Очередь занимают задолго до открытия пункта.

– И все-таки подумайте. Хоть что-нибудь…

– Шапка норковая… коричневая… – неуверенно начала девушка. – Пальто… Кажется, темно-синее. Воротник тоже из норки.

– А лицо? Какое было у нее лицо? Круглое, овальное, цвет волос, губы, нос, как разговаривала…

– Не помню… Не-а… – девушка едва не плакала. – Мне… ничего не будет? – вдруг спросила с отчаянной решимостью.

– Кроме выговора в приказе по пункту, – понял ее страхи и волнения Белейко. – Но чтобы в следующий раз…

– Да я… Да теперь… – девушка засияла.

Как и предполагал Белейко, по указанному в документах адресу сдатчицы не оказалось. Паспорт с таким номером на имя Моторной М. С. был утерян около года назад, так сообщили ему из паспортного стола. Моторная прошлым вечером была во второй смене – она работала на коксохимзаводе – и о сданных вещах понятия не имела. Было от чего расстроиться Белейко – удача поманила и растаяла, как дым.

И все же отчаиваться было рано: девушка из приемного пункта в конце концов кое-что из внешнего облика сдатчицы вспомнила. В частности, голос – хрипловатый, с неожиданно врывающимися визгливыми нотками. И губы – необычно большие, полные, накрашенные модной помадой красно-коричневого цвета…

По дороге в управление Белейко никак не мог отделаться от мысли, что где-то уже встречал эту женщину. Он мучительно пытался вспомнить, кого напоминает ему внешний облик сдатчицы – невысокая, пышная, с развязными манерами, с импонирующей собеседнику безоговорочной верой в его россказни.

Сдатчицей оказалась небезызвестная милиции спекулянтка Басалыго Алина Фроловна, 29 лет, которая чуть более года назад возвратилась по амнистии из ИТК. Отыскав ее данные в картотеке управления, Белейко порадовался – все-таки память не подвела его: старшему лейтенанту уже приходилось заниматься похождениями этой пронырливой девицы в связи с делом ее первого мужа, который угонял автомашины и продавал их на запасные части.

Предъявив для опознания фотографию Басалыго девушке из приемного пункта и еще двум женщинам, которые стояли вместе со сдатчицей ворованных вещей в очереди, старший лейтенант окончательно убедился в правильности своих первоначальных предположений: в скупке была именно Алина Кошачий Глаз (такую кличку дали ей подруги-спекулянтки).

Белейко не удержался и посетил квартиру, где жила Басалыго. Но дома ее не оказалось. Прослонявшись под окнами Алины почти до полуночи, старший лейтенант в растроенных чувствах отправился восвояси – она так и не появилась…

Утром следующего дня хорошо отдохнувший Белейко встретил Дубравина радостной улыбкой.

– Никак что-то раскопал? – догадался майор.

– От тебя ничего не скроешь. Держи… – протянул бумаги Дубравину.

Майор, не раздеваясь, принялся читать.

– Ну как? – спросил Белейко, довольно потирая руки.

– Бронек, а ты уже был у Басалыго?

– Конечно. Вот только дома ее не оказалось.

– Небось, спрашивал у хозяйки, у соседей, где ее нелегкая носит…

– Само собой… Только у хозяйки, по-моему, не все дома в голове.

– Эх, Бронек, Бронек, и куда ты все торопишься? – покачал головой Дубравин.

– Почему?

– Да потому, что я сомневаюсь теперь, найдем мы в скором времени Басалыго или нет. Эта птичка уже пуганая и отнюдь не глупа. А ты ее гнездышко потревожил и ждешь, что она, закрыв глаза и уши, сама припрыгает в твою клетку. Понаблюдать нужно было денька два-три, чтобы заодно прихлопнуть и того, кто ей эти вещицы оставил.

– Вот голова садовая! – постучал себя кулаком по лбу Белейко. – Не додумал…

– Ладно, не огорчайся. Тем более, что у меня есть некоторые сомнения.

– По какому поводу?

– Понимаешь, что-то не похоже это на Семку Заику. Вспомни его прежние дела. У Семки ведь есть железное правило: ни в коем случае не реализовывать ворованное там, где он "работает". А тут… Что-то не вяжется…

– Тогда, может, кто другой?

– Не исключено. Но очень сомнительно. Басалыго, насколько мне известно, была хорошо знакома с Заикой через своего мужа. И я подозреваю, что в своих поездках по Союзу она сплавляла заодно и то, что Семка наворовал. Хотя он на следствии ее имени и не упоминал, но, похоже, так оно и было.

– Ты думаешь?..

– Именно. Видимо, это ее личная инициатива, о причинах которой можно только гадать. Так что теперь Семка Заика на пушечный выстрел не подойдет к квартире Басалыго.

– Если узнает, что она ходила в скупку…

– Узнает. Не сомневайся. Осторожный, бес. И ее куда-нибудь спровадит.

– Уже спровадил… – Белейко, не глядя на Дубравина, встал, подошел к окну. – Соседка Басалыго рассказывала, что поздним вечером, позавчера, у нее был какой-то мужчина. Кто – не знает. Но слышала, что они скандалили. А затем, примерно через полчаса, ушли. И с тех пор ее не видели.

– Вон как… Значит все-таки Семка. По крайней мере, очень на него похоже.

– Что теперь?

– По накатанной дорожке. Больше ничего другого не придумаешь. Санкцию прокурора на обыск – и на квартиру Басалыго. Хотя очень сомневаюсь что-либо там найти…

Убедив прокурора в необходимости обыска, Дубравин вместе с Белейко и экспертом ЭКО вскоре были в квартире, где жила Басалыго. Она снимала комнату у своей дальней родственницы, совершенно глухой старухи, сгорбленной, подслеповатой и с запавшим беззубым ртом.

Старуха, которую появление оперативников вовсе не удивило, что-то шамкала в ответ на вопросы Белейко, невнятно и монотонно. Минут пять старший лейтенант кричал, будто его резали, а старуха кивала головой, как китайский болванчик. Не добившись от нее ни единой связной и понятной фразы, Белейко, потный и охрипший, с отчаяния попросил закурить у одного из понятых.

Обыск не дал нужных следствию результатов – похищенных из ларца Ольховской вещей в квартире Басалыго не оказалось. Но порадовал эксперт ЭКО: несмотря на то, что Алина Кошачий Глаз явно перестаралась с уборкой – протерто было все от пола до потолка, – ему удалось обнаружить, пусть весьма слабые, но вполне читаемые для современной аппаратуры отдела следы пальцев рук вора-рецидивиста Чугунова. А значит, уже можно было почти не сомневаться, что Семка Заика в городе и что все эти нераскрытые кражи на его совести.

11. АРТУР ТИХОВ

Дубравин торопился на похороны Новосад, они немного подзадержались с обыском у Басалыго, и теперь майор ехал на городское кладбище на таксомоторе.

И все же опоздал – могилу уже готовились засыпать землей. Людей было много: артисты театра, жильцы дома – Дубравин некоторых узнавал, родственники. Майор с удивлением отметил про себя, что здесь был и Ольховский – неестественно прямой, задумчивый, с аккуратно подстриженной бородкой, в тщательно отутюженных брюках. Он один из немногих не торопился надеть шапку, хотя снег сыпал, не переставая, и его не по сезону легкое пальто уже изрядно промокло.

С неменьшим удивлением Дубравин узнал в мужчине, который плакал, не стесняясь окружающих, того самого симпатичного молодого человека, товарища Ольховского. "Не Тихов ли?" – подумал майор и протолкался к Ольховской – она поддерживала совершенно обессилевшую от слез Алифанову.

– Простите… – дотронулся до рукава пальто Ольховской майор. – Это Артур Тихов? – кивком указал на плачущего молодого человека.

– Он…

К Тихову майор так и не подошел, хотя сначала намеревался; лишь посетовал на себя: он вызвал его сегодня повесткой к концу дня в управление, но что можно было спрашивать у него в таком состоянии? Впрочем, менять что-либо было уже поздно, да и не хотелось – неумолимо подстегивали сроки.

Положив на могильный холмик букет живых цветов, Дубравин направился к автобусной остановке…

Тихов все же явился, правда, с получасовым опозданием.

– Извините… Я вот…

– Ничего… – Дубравин понимающе кивнул. – Раздевайтесь. Садитесь.

Тихов, сумрачно посмотрев на Белейко, который копался в бумагах, снял черный кожаный плащ с меховой подстежкой, повесил его на спинку стула и сел, безвольно опустив руки на колени.

Даже сейчас, с осунувшимся и каким-то потускневшим лицом, он был красив. Казалось, что молочно-белой бархатной кожи на щеках никогда не касалась бритва; резко очерченные губы, немного тонковатые для удлиненного овала лица, были свежи и будто накрашены блестящей помадой: прямой, правильной формы нос был ни велик, ни мал – в самый раз. Светлые глаза – Дубравин никак не мог понять, какого цвета: временами они казались ему серыми, а иногда голубели холодными льдинками – смотрели на майора с выражением горестного недоумения, изредка прячась под припухшие веки, опушенные длинными ресницами. С крепкой шеей, ладно скроенный – изысканный дорогой костюм темно-синего цвета с искрой плотно облегал широкие, мускулистые плечи, – он был живым воплощением идеального мужчины в представлении Дубравина.

– Артур Вениаминович, насколько мне известно, вы знали Новосад, как никто другой.

– Она была моя невеста.

– У нее были враги? Или, скажем точнее, недоброжелатели?

– Сложно ответить на ваш вопрос… Недоброжелатели в общем-то были. Но враги, и чтобы так…

– В тот день она была у вас?

– Да. После того, как я уехал от Ольховского – надеюсь, вы помните нашу первую встречу? – мы с ней виделись. Она забежала ко мне на квартиру буквально минут на десять, а затем ушла. И больше я ее не видел.

– В котором часу это было?

– Вот уж не могу сказать точно.

– Хотя бы приблизительно.

– Кажется, где-то около двух часов дня…

– Странно…

– Что именно?

– Алифанова утверждает, что в это время они были еще в театре. По-моему, так… Сейчас проверю… – майор полистал папку с делом. – Да, я не ошибся.

– Честное слово, не помню. Может, немного позже. Если бы я знал, что это когда-нибудь понадобится…

– Если бы… Артур Вениаминович, а как она выглядела? Я имею в виду не внешний вид, а настроение. Не была ли она взволнована, встревожена?

– Нет. Даже наоборот – смеялась, шутила.

– Может, таким образом Новосад маскировала свое истинное состояние?

– Ни в коем случае. Она не умела притворяться. Что на уме, то и на языке – так говорят про подобных людей.

– О чем вы говорили?

– Разве теперь вспомнишь… Я угостил ее чаем… Ах, да, она говорила мне что-то о своей новой роли. В тот день режиссер театра предложил сыграть ей главную героиню в одной из пьес репертуарного плана на будущий сезон, и Валя была на седьмом небе от счастья. Помнится, я ее поздравил…

– Значит, она ушла, а вы? Что потом делали вы?

– Вскоре мне позвонил Ольховский, и я поехал к нему.

– Зачем?

– Тогда вы, простите, нам помешали. Мы собирались сыграть в преферанс, ждали еще одного товарища. Но – увы…

– Каким транспортом вы ехали?

– Извините, но я не понимаю, зачем вам это нужно?

– Артур Вениаминович, у нас работа такая; знать по возможности все, что касается обстоятельств дела.

– То есть, вы хотите сказать, что проверяете мое алиби? Вы… меня… подозреваете?

– Ни в коем случае. С какой стати? Но все-таки, как я говорил ранее, для нас все нужно и важно. Мы ведь как сборщики часов: пока на место не будет поставлен последний винтик, стрелки не закрутятся. Думаю, вам ясно.

– Если так… Я хотел поймать такси, но погода, помните, какая была… Поэтому пришлось ждать троллейбус; затем я пересел в автобус. Вот так и добрался к дому, где живет Ольховский.

– Игра состоялась?

– Конечно.

– Сколько времени она длилась?

– Закончили мы часов в одиннадцать…

Тихов ушел. Дубравин посмотрел на задумчивого Белейко, который за время допроса не проронил ни единого слова, и спросил:

– Что ты о нем думаешь, Бронек?

– Холеный парнишка. Артист, одним словом.

– Считаешь, что и здесь игра?

– Непохоже. Переживает здорово.

– Еще бы. Потерять невесту. И какую…

– Как ты насчет чаю? – Белейко включил чайник.

– С удовольствием. У меня, кстати, бутерброды есть.

– Не откажусь…

Друзья налегли на бутерброды с сыром. В окно кабинета вместе с метелью заглянули ранние сумерки.

12. ИОНА ХРОБАК

Подполковник Драч, грузный и неторопливый в движениях, пока длилось оперативное совещание, непрерывно ходил. Его левая щека вздулась, опухоль надвинулась на глаз, лицо кривила страдальческая гримаса. Время от времени он прикасался толстыми, словно обрубленными, пальцами к щеке и морщился: болел зуб.

Майор Дубравин, с потемневшим от хронического недосыпания лицом, а оттого хмурый больше обычного, изредка косил глаза на замерзшие окна кабинета начальника ОУР – наконец ударил крепкий морозец – и озабоченно пытался вспомнить, надел он младшему сыну вторые колготки, шерстяные, или нет.

А тем временем старший лейтенант Белейко, стараясь незаметно ослабить чересчур туго затянутый галстук, докладывал результаты своих изысканий:

– …Басалыго найти не удалось. Никаких следов. Ее подружки-спекулянтки слезно клянутся, что не видели Алину Кошачий Глаз почти неделю.

– Аэропорт, вокзалы? – спросил Драч.

– Проверил. Сомнения только по поводу железнодорожного вокзала. Думаю, что она все же в городе.

– Линейную милицию предупредили?

– Так точно.

– Фотографии?

– Размножены и розданы участковым, постовым, по райотделам.

– Тэ-эк… Что у вас есть по Чугунову?

– Проверяя знакомства и связи Басалыго, я натолкнулся на некоего Хробака Иону Лукича. Он проходил по делу ее мужа – как свидетель. Впрочем, если судить по материалам того дела – о продаже ворованных машин на запчасти, Иона Хробак в свидетели попал только благодаря счастливой для него случайности. И следственной недоработке. Он занимался реализацией дефицитных деталей на "толчке". А их поставлял ему муж Басалыго. На суде Хробак заявил, что понятия не имел о происхождении деталей. Отделался штрафом за спекуляцию…

– Прошу поконкретней. – Драч проглотил таблетку анальгина, запил водой. – Возвратимся к Чугунову.

– Майор Дубравин дал мне задание проверить, не существует ли какая связь между Хробаком и Семкой Заикой, которые были односельчанами. Так вот, жили они на одной улице. Иона Хробак дружил с отцом Чугунова, а значит, знал Семку достаточно хорошо. Это первое. И второе: Хробака опознали по фотографии жильцы обворованных квартир, где он представлялся то деревенским гостем, то стекольщиком.

– Наводчик?

– У нас с Дубравиным на этот счет сомнений нет: наводчик.

– Тэ-эк… – Драч повеселел. – Неплохо… Версия. Вполне, я бы сказал, подходящая. Итак, треугольник: Басалыго, Чугунов и Хробак?

– Связаны они крепко. Сомнений в том нет. А значит, не исключена возможность, что Семка теперь скрывается у Ионы Хробака.

– Логично. Басалыго "засветилась", деваться ему вроде некуда. По нашим данным…

– Чугунов уверен в надежности своего убежища. Судя по всему, его связь с Хробаком давняя. Но Семка никогда в процессе следствия и на суде не упоминал своего односельчанина. Потому и думает теперь, что бояться ему особо нечего.

– Согласен, – подполковник посмотрел на часы. – Закончили. Дубравин и Белейко, прошу остаться. Остальные могут быть свободны…

Хробак, невысокий плосколицый старик с коротким приплюснутым носом, семенил, кутаясь в не по росту длинный полушубок. Он нес в руках объемистую хозяйственную сумку, почти доверху набитую съестными припасами. Хробак шел, не оборачиваясь и не глядя по сторонам, но его выпуклые темные глаза, чуть подернутые сизой пленкой, были насторожены и подмечали малейшие изменения в окружающей обстановке.

Возле продовольственного магазина он сбавил ход, поставил сумку на землю, долго шарил по карманам полушубка, наконец, вытащил носовой платок, которым и воспользовался, при этом незаметным, но острым взглядом окинув улицу и тротуар позади.

В магазине Хробак повторил ту же операцию, что и в трех предыдущих: купил триста граммов колбасы, две пачки котлетного фарша, немного сливочного масла, пачку чаю и шоколадных конфет.

"Темнит дед… – удовлетворенно думал Белейко, который уже битый час плутал за ним по городу. – Закупает понемногу, чтобы не вызвать подозрений. Хитер, ничего не скажешь…".

Иона Хробак и впрямь оказался не настолько прост, каким был с виду, – эдакий безразличный ко всему, болезненный старичок, погруженный в свои мысли. Первый раз он едва не оставил старшего лейтенанта в дураках, когда неожиданно вскарабкался в отъезжающий трамвай. Второй раз – когда зашел в подъезд многоэтажного дома; и если бы Белейко вовремя не почувствовал подвох, наученный горьким опытом с трамваем, то на его наблюдениях в этот день можно было бы поставить крест: в доме был выход на обе стороны, и Бронислав едва успел вскочить в переполненный троллейбус, куда Хробак ввинтился, как штопор.

Теперь Иона Лукич шел домой. Последний продмаг располагался неподалеку от его квартиры, и здесь Хробака знали многие (он был на пенсии, но продолжал работать ночным сторожем в детском садике и по совместительству дворником). Иона Лукич то и дело раскланивался с прохожими, в основном с женщинами; при этом его плоское, грубо отесанное лицо расплывалось в сладчайшей улыбке.

Дом, в котором на первом этаже находилась квартира Хробака, стоял в тупике. С одной стороны высились стеной многоэтажки, с другой – сетчатый забор детского садика, в котором он работал. Позади дома бы разбит густой ухоженный сквер со скамейками и беседкой, который упирался в невысокую насыпь, поросшую кустарником. Под насыпью журчал грязный незамерзающий ручей, бывший когда-то речушкой, а теперь служивший сточной канавой расположенного на противоположном берегу сталелитейного цеха металлургического завода. Окна квартиры Хробака были зашторены даже днем, и Белейко только повздыхал с сожалением, когда вечерней порой убедился, насколько плотная ткань висит по другую сторону давно не мытых окон.

Вечером к Брониславу присоединился еще один сотрудник угрозыска, направленный ему в помощь Драчом. В начале девятого Хробак, потушив свет в комнатах, отправился на ночное дежурство в садик, сторожить.

Белейко, беззлобно поругивая усилившийся к ночи мороз, выплясывал в кустарнике чечетку, стараясь согреть ноги. И завидовал напарнику: тот устроился в теплом подъезде дома, где проживал Иона Лукич.

В начале двенадцатого ночи Белейко, продрогший так, что зуб на зуб не попадал, едва не закричал от радостного изумления: есть! – штора в квартире Хробака осветилась изнутри неяркой желтой вспышкой. Кто-то закурил! Значит, его догадки вовсе не плод фантазии… И Белейко, включив портативную рацию, вышел на связь с дежурным по управлению…

Хробак в это утро управился со своими дворницкими обязанностями быстро. Едва начало сереть, как он, шаркая растоптанными валенками, подбитыми войлоком и резиной, уже вышел из ворот садика и побрел по дорожке к подъезду. Возле двери своей квартиры он неторопливо стряхнул с валенок снег, сильно топая и кряхтя, затем выудил из кармана полушубка ключ и долго тыкал им в замочную скважину, никак не попадая, – на лестничной площадке было темно, перегорела лампочка.

Наконец дверь отворилась; Хробак еще раз притопнул ногой и хотел было войти внутрь, как чьи-то сильные руки бесцеремонно оттащили его от входа, и негромкий, но внушительный голос шепнул над ухом:

– Спокойно, Иона Лукич. И тихо…

Майор Дубравин вместе с оперативником быстро вскочили в прихожую, затем в комнату.

– Иона, ты? – спросил кто-то из глубины комнаты.

И вдруг чья-то тень мелькнула перед глазами Дубравина; щелкнул замок двери, которая вела в спальню. Таиться уже не было смысла, и майор, включив верхний свет, бросился к этой двери.

– Открывайте, милиция!

Из спальни никто не ответил: только громыхнул опрокинутый стул и что-то заскрипело.

Дубравин мигнул товарищу, и они с разгона ударили телами в дверь. Затрещали филенки, дверь распахнулась так стремительно, что напарник майора растянулся на полу. Дубравин удержался – быстро отскочив в сторону от дверного проема, он щелкнул выключателем и крикнул:

– Руки!..

В дальнем конце спальни стояла двуспальная кровать. На ней в одной комбинации, растрепанная со сна и испуганная до полуобморочного состояния, сидела молодая женщина с пышными формами и круглым помятым лицом, на котором выделялись большие, полные губы. Это была Алина Басалыго – ее майор узнал сразу. Но он глянул на нее только мельком. Внимание Дубравина привлекло распахнутое настежь окно, откуда дуло морозным воздухом. "Ушел!" – плеснуло в голову горячей волной, и майор, не раздумывая, прыгнул через подоконник. Под окнами ворочался, ругаясь, Белейко.

– Что с тобой?!

– Нормально… – Белейко держался рукой за скулу. – Получил. Я сейчас…

Дубравин только крякнул с досады и что было мочи припустил по следам, которые петляли между деревьев скверика. Так он добежал до ручья, возле которого след обрывался и выныривал из темноты маслянистой глади на противоположном берегу. Майор лишь горестно вздохнул, представив на миг, во что превратится его новая куртка на меховой подкладке, и с разбега ухнул в теплую, дышащую паром воду, от которой разило сероводородом. С трудом вытаскивая ноги из илистого дна, перебрел ручей и вновь побежал по следу, который теперь, по крайней мере, нельзя было спутать с каким-либо другим.

Преследуемый, в отличие от Дубравина, бегал неважно. Вскоре со скачков полутораметровой длины он перешел на бег трусцой, а затем, уже огибая забор из высоченных бетонных плит, окружающих территорию сталелитейного цеха, брел, спотыкаясь. У него даже не хватило сил перелезть через забор: в одном месте виднелись грязные мазки на светло-сером бетоне плит и вмятина от тела на взрыхленном снегу, куда преследуемый упал, сорвавшись с опорного столба.

Майор бежал размеренно, стараясь не сбить дыхание. Ему было легче, чем тому, кто впереди: Дубравин ступал по его следам, проложенным в глубоком снегу.

Дубравин заметил преследуемого в тот момент, когда тот подтаскивал к забору пустую бочку, чтобы с ее помощью перебраться на территорию цеха, где ничего не стоило затеряться среди построек.

– Сто-ой! – крикнул майор, прибавив ходу.

Вздрогнув, словно пришпоренный, тот вскочил на бочку, подпрыгнул, пытаясь достать торчащий из забора арматурный прут, но промахнулся и рухнул в снег. Дубравин тем временем подбежал и, наставив пистолет, скомандовал:

– Лежать!

Словно распрямившаяся пружина, рванулся преследуемый к нему и сбил с ног. Пистолет майор удержал в руках и даже, совершив кульбит, встал, но удара избежать не удалось. Что успел сделать Дубравин, так это погасить силу удара, подставив плечо. И все же опять упал: кулак у противника поистине был пудовый. Но тот тоже не удержался на ногах и, пролетев по инерции мимо барахтающегося в снегу майора, ткнулся физиономией в сугроб.

И здесь Дубравин оказался проворней: оседлав рыкающего от злости противника, он захватил его правую руку, из последних сил рванул ее в сторону и завел ему за спину.

– А! – крикнул тот и засучил ногами. – Сдаюсь… П-пусти…

– Потерпи, Семка, потерпи… – тяжело дышал ему в затылок Дубравин, довольно улыбаясь: краем глаза он увидел бегущего к нему Белейко.

13. НЕОЖИДАННОСТЬ

Во время обыска у Ионы Хробака были обнаружены почти все ценности, как ловко позаимствованные Чугуновым из трех квартир. Нашлись и вещи из ларца Ольховской, за исключением тех, которые Басалыго отнесла в скупку. Был здесь и завернутый в тряпицу великолепный перстень с "Магистром".

Мрачный и усталый Семка Заика, со смуглым и рябым от оспин лицом, сидел на стуле у стены, кидая злые взгляды на потерявшего дар речи Хробака. Тот как стал у входа в спальню, так и проторчал там до конца обыска, глядя прямо перед собой. Немного оживился он только тогда, когда сотрудники угрозыска сняли обшивку старого дивана – вытянув шею в их сторону, он дернулся, промычал что-то нечленораздельное и опять застыл в прежней позе.

Семка, посмотрев на диван, даже привстал от неожиданности: оперативники вытаскивали из пыльной утробы ширпотребовского чудища послевоенных пятилеток плотные перевязанные шпагатом пачки сотенных и полусотенных и выкладывали их на стол.

– Д-дела… – не удержался Заика. – Ну-у, ты и жох, Иона… Стоило мне копытить с-себе на н-новый срок, когда т-тут до пенсии хватило бы…

Одна только Басалыго из всей этой компании сохраняла присутствие духа; она причесалась, напудрилась, накрасила губы и теперь сидела с независимым видом, вызывающе постреливая глазами в сторону одного из понятых, рослого мужчины лет тридцати с крепко сбитой спортивной фигурой…

Допросы проводил следователь прокуратуры, молодой парень в очках с очень толстыми линзами. Это оказалось задачей многотрудной: Хробак вообще не отвечал на вопросы – он будто онемел; Басалыго поначалу несла околесицу, хихикала и строила следователю глазки; а Семка хитрил: заикался так, что разобрать его слова было почти невозможно. Но улики были чересчур серьезными, и задержанным все же пришлось в конце концов дать правдивые показания.

Как и предполагали Дубравин с Белейко, тихий и незаметный, но пронырливый, как вьюн, Иона Хробак действительно был долгие годы наводчиком Чугунова. При этом и ему немало перепадало от щедрот удачливого Семки, который в конце допроса опять посетовал на свою судьбу: надо же, денежки Ионы были и впрямь под боком…

Кроме всего прочего, оказалось, что Хробак был посредником между директором магазина готового платья и Басалыго, которая сбывала полученные им дефицитные товары по спекулятивным ценам. Естественно, и Хробак не оставался внакладе от этих операций.

Квартиру Ольховской Чугунов обворовал тоже по указке Ионы Лукича. Из-за нее у них вышел большой скандал: Семка едва не избил его за то, что на этот раз он дал маху – разжиться там было практически нечем, за исключением побрякушек из ларца. А Хробак так и не поверил Заике, что у известной, всеми уважаемой актрисы не оказалось ничего стоящего.

На перстень с "Магистром" они вообще не обратили особого внимания, даже намеревались выбросить камень, посчитав за простую стекляшку; им и в голову не могло прийти, что это бриллиант таких размеров. А оправу хотели продать как серебряный лом, не зная, что это белое золото. Узнав про их намерения, Дубравин только переглянулся с Белейко. И оба облегченно вздохнули…

Верным оказалось и умозаключение Дубравина, что поход Басалыго в скупку явился неожиданностью для осторожного Семки и был проделан втайне от него: прижимистой Алине Кошачий Глаз надоело обихаживать за свой счет такого ненадежного хахаля, как она выразилась, который того и гляди сбежит, оставив ее при своих интересах. Паспорт у Моторной она позаимствовала втихомолку, когда приносила ей очередную дефицитную обновку, а операцию с подменой фотографии проделал все тот же Иона Лукич.

Но когда зашел разговор о Новосад, Семка вначале удивился, затем стал бить себя в грудь и божиться, что впервые о ней слышит, а потом, разозлившись от обиды на настойчивого следователя, и вовсе отказался отвечать на вопросы.

Он и впрямь вряд ли мог ее знать, по здравому рассуждению решил майор Дубравин. А это означало то, что версия об убийстве актрисы Чугуновым оказалась несостоятельной…

В этот же день, после допросов, Дубравин вызвал всех, у кого воровал Чугунов, для опознания найденных при обыске ценностей. Среди владельцев похищенного была и Ольховская, а также Крутских, которого майор пригласил в качестве эксперта по "Магистру" – уникальный камень вполне заслуживал такого уважительного отношения.

Ольховская, не колеблясь, сразу указала на свои вещи. А Модест Савватиевич при виде драгоценного камня первым делом горячо пожал руки оперативникам.

– Молодые люди, вы совершили благородное дело! История вам не забудет… Да-с…

Затем старый ювелир благоговейно взял двумя пальцами перстень и, прищелкивая языком от восхищения, поднес его ближе к свету.

– Великолепно, велико…

Модест Савватиевич вдруг запнулся. Дубравин в недоумении увидел, как Крутских зашарил по карманам, не сводя глаз с перстня: потом стремительно обернулся, протянул в их сторону свободную руку, и, нетерпеливо сжимая-разжимая пальцы, потребовал:

Лупу! Ну что же вы стоите! Быстрее!

Модест Савватиевич, схватив сильную лупу в медной оправе, гордость Дубравина (он отыскал ее в антикварном магазине), уставился на камень. Крутских поворачивал перстень и так, и эдак; при этом его добродушное лицо грозно хмурилось.

Наконец Модест Савватиевич подошел к столу, сел, бережно положил лупу и сказал изменившимся голосом:

– Нехорошо, молодые люди… Нехорошо… Да-с…

– Что – нехорошо? – спросил Дубравин, встревоженный не на шутку: таким расстроенным он видел Крутских впервые.

– Обманывать нехорошо. Что вы мне подсунули? Или вы думаете, что меня, опытного ювелира, можно провести, как мальчишку?

– О чем вы говорите, Модест Савватиевич?

– Это же не "Магистр". А то вы не знали… – Крутских окинул уничтожающим взглядом ближе стоящего Дубравина с ног до головы.

– Как – не "Магистр"?! – в один голос воскликнули Дубравин и Белейко.

– Очень просто. Не "Магистр". Да-с…

– Послушайте… – подступил к нему совершенно сбитый с толку Дубравин. – Вы ведь сами недавно определили, что это "Магистр", уникальный бриллиант. Наконец, перстень по описанию – и вашему, кстати, – тот самый…

– Вы что, и впрямь ничего не знаете? – недоверчиво спросил Крутских.

– Чего не знаем?

– Ну да, тогда понятно… Прошу меня извинить… Да-с… Крутских повертел перстень в руках и небрежно бросил на стол.

– Это подделка. Красивая, чистая, выполненная талантливым мастером, но подделка. Страз.

– Но, Модест Савватиевич, ответьте: это тот перстень, который вам приносила Ариадна Эрнестовна? Или нет?

– Нет. Все выполнено искусно и настолько точно, что я диву даюсь. Схожесть поразительная. И все же – страз. А где подлинник?

Дубравин вопросительно посмотрел на побледневшую Ольховскую, которая не отрывала испуганных глаз от перстня. Актриса заметила его взгляд – сложив лодочкой руки на груди, она жалобно сказала:

– Честное слово… Честное слово… я об этом не имею ни малейшего понятия…

– Если бы я знал, где этот подлинник… – нечеловеческая усталость вдруг охватила Дубравина, и он тяжело опустился на стул. – Страз…

– Я догадываюсь, чья это работа, – Модест Савватиевич снова принялся рассматривать подделку через лупу. – Я даже знаю наверняка. Да-с…

– Чья? – встрепенулся в надежде Дубравин.

– Короля ювелиров Содомского.

– Где живет, адрес?

– Ах, молодой человек, знать бы, есть ли там адреса… Содомский – мой учитель, – с гордостью вскинул голову Крутских. – В двадцать первом году… бандиты… саблями… – У Модеста Савватиевича подозрительно заблестели глаза. – Великий был мастер, несравненный…

– А-а… – разочарованно протянул майор. – Дела давно минувших дней… Содомский… Но куда же девался подлинник?!

– Если вы позволите, я вам расскажу кое-что. Возможно, это вам пригодится. – Крутских с участием посмотрел на Дубравина. – Случилось сие в марте семнадцатого года в Гловске…

Спустя некоторое время Дубравин и Белейко остались в кабинете одни. Оба сидели молча, подавленные и вялые.

– И все-таки, куда подевался "Магистр"? – наконец нарушил молчание майор.

– Спроси что-нибудь полегче…

– Ольховская? Но зачем, зачем? – Дубравин обхватил голову руками. – Все перепуталось, тупею на глазах… Мистика… И какое отношение к этой истории имела Новосад?

– Слушай, Женя, а что ты думаешь по поводу рассказа Крутских?

– Не могу сосредоточиться… Нужно подумать.

– А что думать? Ехать туда нужно. Покопаться в архивах.

– Идея неплохая. Если, конечно, там что-нибудь сохранилось.

– Можно рискнуть. Шанс мизерный, но…

– Ладно, считай, что почти решено. Посоветуемся еще с Драчом. Но поедешь ты. И не больше, чем на двое суток.

– Не возражаю…

Отступление 3. КУПЕЦ ВИЛЮЙСКИЙ

Купец Вилюйский был трезв и хмур. Положив здоровенные кулаки на стол, он сидел, уставившись своими лупатыми глазищами на полный штоф, о чем-то сосредоточенно думал. В горницу сквозь подтаявшее оконце сеялся неяркий серый свет; на сундуке, укрытом полосатым домотканым ковриком, разлегся огромный рыжий кот, мурлыкая, потягиваясь; перед внушительных размеров иконой Георгия Победоносца в серебряном окладе чадила лампадка; под полом шебуршились мыши, пробуя на зуб дубовые доски.

В дверь осторожно постучали. Вилюйский медленно поднял лохматую голову, потер виски и хриплым басом спросил:

– Чавой там?

– Батюшка, к тебе ить… – в образовавшуюся щель просунула голову худая старушонка в черной косынке с пергаментно-желтым сморщенным личиком – какая-то дальняя родственница жены купца, приживалка.

Таких в доме Вилюйского кормилось с добрый десяток – до очередного запоя хозяина. Тогда он скалкой вышибал всех вон, на улицу, и спускал злющих кобелей, которые с неохотой, похоже, больше для виду, чтобы потешить хозяина, покусывали эту черноюбочную рать за худые мослы, гнали до мостиков через речку.

Переждав где-то буйство своего благодетеля, старушки снова сползались в дом, тихо и незаметно рассасывались по многочисленным каморкам и клетушкам двухэтажного купеческого особняка с пристройками и амбарами. По-трезвому Вилюйский старался их не замечать – не был он скуп и жаден до неприличия, как некоторые его сотоварищи по купеческой гильдии; да и пользу старушки приносили кое-какую: работали, сколько хватало сил…

– Кто?

– Вьюнош…

– А-а… Зови его сюда. И на стол чаво сообрази. Да живей поворачивайся, золотая рота! – добавил непечатное вслед.

В горницу, шумно притопывая скрипучими хромачами (стряхивал мокрый снег: хотя март был на исходе, на улице пуржило), вошел Капитон, кучер княгини Сасс-Тисовской.

– Здоровья и благоденствия вам! – склонил темно-русые кудри перед Вилюйским.

– Какое там, в Христа… пазуху… благоденствие… – облегчился купец. – Беспорядки, смута, анархия Расею-матушку треплют. Голытьба, а туды ж… Власть Советам… Временное правительство… А до какого, спрашивается, времени?! Ась? До какого времени купечество будут заби-жать?! – грохнул кулаком по столу.

Штоф подпрыгнул, завалился, но содержимое почти не пролилось, хлюпнуло слегка – Капитон сноровисто подхватил, поставил на место.

– Ладно. Садись… вьюнош… – осклабился купец и наполнил вместительные рюмки зеленого стекла. – Пей, а то старой ведьмы с закуской не дождешься.

– Благодарствуйте… – Капитон положил шапку на скамейку, расстегнул полушубок, манерно, двумя пальцами, поднял рюмку, выпил врастяжку.

Глядя на него, Вилюйский крякнул насмешливо, захватил рюмку в кулак, хлюпнул в горло одним махом, причмокнул, стукнул толстым донышком о стол.

Неслышно притрюхала старушонка, быстро накрыла на стол и так же быстро исчезла, растворилась серым пятнышком в дверном проеме.

Выпили еще, закусили плотно.

– Принес? – спросил Вилюйский, вытирая жирные губы краем скатерти.

– А то как же… – сверкнул Капитон белыми, как фарфор, зубами.

– Давай, – протянул волосатую лапищу Вилюйский.

– Товар в лучшем виде, – вытащил из кармана полушубка небольшой сверток Капитон, но отдавать не спешил. – Как договорились…

Вилюйский понял. Побагровел, сжал кулаки, хмурясь. Капитон спокойно и выжидающе смотрел своими светлыми, льдистыми глазами на купца, взвешивая в руке сверток.

– Смел, стервец… – наконец пробормотал Вилюйский и покривил губы в улыбке. – С кем шутки играешь? Покажь…

Капитон развернул тряпицу, показал издали брусок темного мыла, на котором были ясно видны отпечатки ключей.

– Добро… – Вилюйский достал из портмоне несколько крупных ассигнаций, небрежно швырнул их Капитону. Тот отрицательно покачал головой.

– Мало?! – вызверился купец.

– Этими бумажками теперь можно комнаты оклеивать вместо обоев. Или подаяние нищим, на паперти…

– Так ведь… "катеньки"! – со зла дернул себя за бороду Вилюйский. – Чаво тебе ишшо?!

– Золотом, – коротко и решительно ответил Капитон.

– А енто не хошь?! – показал ему кукиш Вилюйский.


– Ишь ты, мудрагель. Зо-ло-том… – перекривил Капитона. – Вот те добавка, – положил на стол перед Капитаном еще несколько кредитных билетов с изображением императрицы Екатерины II, – и катись…

– Нет, – возразил Капитон, поднимаясь.

– Ты… ты что?! – надвинулся на него глыбой купец. – Да ты… ты знаешь, чаво я с тобой?..

– Ну-ну, господин Вилюйский… – с силой отстранил его руку Капитон. – Товар мой – я хозяин. Если моя цена вас не устраивает, разрешите откланяться.

Вилюйский смерил его с ног до головы бешеным взглядом, но тут же поостыл: уж больно крепок телом и смел был кучер княгини Сасс-Тисовской; да и не в интересах купца заводить свару – дело-то тайное…

– Хрен с тобой… – наконец недовольно буркнул Вилюйский. – Будь по-твоему. Только смотри не брякни где… Голову отверну…

– Само собой…

Вилюйский вышел из горницы и вскоре вернулся с кошельком, в котором звенели золотые монеты.

Капитон тщательно пересчитал их, спрятал кошелек за пазуху и отдал Вилюйскому брусок с оттисками ключей.

– Всего вам… – вежливо склонил голову, напялил шапку и не спеша пошел к выходу.

Вилюйский посмотрел ему вслед с невольным восхищением: он уважал в людях цепкость житейскую и холодный, трезвый расчет. "Взять бы его приказчиком… – подумал.

– Хорош гусь… Да бог его знает, как оно теперь все обернется. Впору дело сворачивать. Временное правительство… Туды его в заслонку!".

Вилюйскому не давал покоя перстень с "Магистром", который принадлежал Сасс-Тисовской. Чтобы заполучить его, купец испробовал все: и лесть, и увещевания, и коленопреклоненные просьбы, и наемных людишек, которым кровь людскую пустить, что комара прихлопнуть… И безрезультатно – драгоценный камень по-прежнему был для него недосягаем.

Тогда купец сошелся с кучером княгини Капитоном Мызгаевым, который и добыл ему оттиски ключей от черного хода, спальни княгини и шкафа-сейфа. Оставалось лишь изготовить отмычки и проверить содержимое шкафа.

Но возвратимся к Капитону, который покинул дом Вилюйского с приятной тяжестью за пазухой, под ремнем, где покоился кошелек с золотыми червонцами. Он шел по улицам, углубившись в свои мысли, не выбирая дороги, шлепал по мокрому снежному месиву, местами едва не набирая за голенища.

Капитон был в смятении: княгиня уже собрала свои пожитки и ожидала только окончательного выздоровления сына, чтобы уехать в Швейцарию. А как же он? Что будет теперь с ним? На какие средства жить? Где искать работу? Да и какую работу – всю свою сознательную жизнь Капитон был в услужении у господ, и, конечно же, никаким ремеслам его не обучали.

Будущее казалось ему страшным, темным, как болотный омут, куда нечаянно угодил мальцом: ни крова над головой, ни родни, которая приютила бы его (родители померли от тифа, когда Капитону исполнилось двенадцать лет; а младшая сестра тоже была в услужении у престарелого генерала). Конечно, Капитон скопил небольшую сумму. Хотя княгиня особой щедростью не отличалась, он, прожив столько лет среди господ, кое-чему у них научился. Немало вещей из обширного гардероба княгини и ее сыновей уплывало через руки Капитона знакомому старьевщику. Сбывал он не только носильные вещи, а и все, что под руку попадало – будь то колесо от тарантаса или окорок.

Капитон давно хотел завести свое дело, верное, денежное дело – ямщицкий извоз с трактиром и спальными комнатами. Предложение Вилюйского пришлось кстати; и Капитон не продешевил, что принесло ему удовлетворение. И все же по нынешним меркам, этого мало. Ох мало…

Капитон сунул руку в карман, нащупал сверток, в котором лежал точно такой же брусок мыла с оттисками ключей, как и тот, который он передал Вилюйскому. (Спасибо Софке, выручила – ее работа; "Женюсь, ей-ей! – подумал с благодарностью. – Как дело спроворю, так и…").

И свернул в переулок, где жил знакомый ремесленник. "Накося, выкуси… – пробормотал, вспомнив купца. – Нашел юродивого… Как бы не так. Вот паук! У самого мошна трещит по швам от денег, а все мало…" – озлился неожиданно, словно Вилюйский собирался покуситься на его личное добро.

Толкнул с силой дверь убогого домишки с кованым петушком-флюгером на коньке крыши все еще во власти дурного, до злой дрожи в руках, настроения, и ступил в чадный полумрак – где-то за липкой перегородкой гудела паяльная лампа…

14. АЛЬБОМ АЛИФАНОВОЙ

Дубравин решил навестить Алифанову. После похорон она в театре не появлялась: родные актрисы сообщили режиссеру, что у нее высокая температура.

Алифанова встретила Дубравина как доброго приятеля. Одетая в длинный махровый халат, с завязанным пуховым платком горлом, она была похожа на большого пингвиненка.

– Не могу ни читать, ни смотреть телевизор – глаза болят, – пожаловалась Алифанова майору, усаживая его в кресло рядом с пианино.

– Сколько?.. – кивнул он на градусник, который лежал на столе возле лекарства.

– С утра было тридцать восемь и пять… – Алифанова говорила тихо. – Ангина… – показала на горло. – Никогда не было…

– Извините, я, похоже, некстати. Хотел кое-что спросить, да, видно, придется в другой раз…

– Сидите, сидите… – остановила его актриса. – Если, конечно, не боитесь заболеть…

– Ирина Викторовна, я хотел бы расспросить вас об Артуре Тихове. А то в первую встречу – помните? – вы о нем упомянули вскользь и вовсе не в связи с Ольховской, которая все же имела к нему некоторое отношение. Не говоря уже о Новосад.

– Да… – при упоминании имени погибшей подруги Алифанова низко склонила голову и украдкой смахнула слезу. – Что вас интересует?

– Все о Тихове. Все, что вам известно. В частности, о его отношении к Ольховской, а также о взаимоотношениях Ариадны Эрнестовны и Новосад.

– Тогда я просто не хотела касаться этой темы… Да и сейчас мне как-то не по себе – все так сложно, запутанно. Вправе ли я говорить об этом, не знаю…

– Поверьте, спрашиваю вас отнюдь не из праздного любопытства.

– Я вас понимаю… Видите ли, из-за Артура между Адой и Валей всегда была какая-то натянутость. Подружки близкие, закадычные – и все же… Мне почему-то кажется, что Ада до сих пор неравнодушна к Артуру, хотя, выйдя замуж за Владислава, она стала относиться к Тихову внешне довольно прохладно.

– Что не помешало Ольховской после развода с мужем встречаться с Тиховым… ну, скажем, в интимной обстановке…

– Вы об этом знали… или догадались? – удивилась Алифанова.

– Вот уж меньше всего я похож на ясновидца, – улыбнувшись, уклонился от прямого ответа Дубравин.

– Да, они встречались… Однажды мне понадобилось что-то взять у Ады, и когда я приехала без предупреждения к ней домой, то встретила у двери ее квартиры Артура – он уже уходил. Они смутились, Ада даже стала немного раздражена, но потом все как-то забылось, а я ни о чем ее не спрашивала – это их личное дело. Вале об этом я тоже не сказала, зачем?

– А вы не припомните, когда это было?

– Почему же… – Алифанова назвала число и месяц.

– Скажите, а как вам Артур?

– Нравится или нет? Нравится. Очень. Если честно – только между нами, ладно? – я была в него влюблена. Еще в училище. Даже сейчас к нему неравнодушна…

– Немудрено, парень он видный… – Дубравин мельком посмотрел на свои часы.

– Хотите, я вам покажу альбом, где вся наша училищная группа? – подхватилась Алифанова, заметив взгляд майора, ей, видно, очень не хотелось так быстро отпускать Дубравина.

– Покажите… – Времени было в обрез, но майору почему-то захотелось сделать хоть что-нибудь приятное для этой девушки.

– Вот, смотрите… – листала альбом Алифанова. – Это я, правда, смешная? Кнопка. Валя… Ариадна… Теперь, мне кажется, она стала еще красивее. Артур…

– А здесь кто? – показал Дубравин на большую фотографию, где на тисненном картоне в живописных позах расположились какие-то парни.

– Ой! – прыснула в кулачок Алифанова. – И это спрашивает сыщик. Здесь все девушки нашей группы. Только загримированные под мужчин. Вот я… Это Валя с Адой.

– Ну и ну… – покачал головой Дубравин. – Здорово. Невозможно узнать…

От Алифановой майор отправился в театр. Шел пешком, благо здание театра располагалось неподалеку. Ощущая удовлетворенность от встречи с Алифановой, Дубравин, вышагивая по уже очищенным от снега тротуарам, мучительно пытался отыскать в уголках памяти нечто очень важное, упущенное им в разговоре с актрисой, какой-то мимолетный всплекс, искру, которой так и не суждено было на этот раз зажечь воображение…

Ольховская находилась в своей грим-уборной. Майор постучал.

– Открыто! – бросила она, не оборачиваясь; высунув кончик языка от усердия, актриса кроила большими портняжными ножницами белоснежную ткань, прошитую золоченой нитью.

Увидев Дубравина, она немного смутилась и принялась торопливо собирать лоскуты ткани в картонную коробку.

– Помешал? – спросил майор.

– Нет, нет, что вы… Выпала свободная минута, вот я тут и мастерю…

– Ариадна Эрнестовна, я много времени у вас не отниму. Минут десять, не более.

– Пожалуйста. У меня есть еще где-то с полчаса.

– Вот и отлично… – Дубравин немного помолчал, собираясь с мыслями, а затем, остро взглянув на актрису, сказал с укоризной: – А ведь вы, Ариадна Эрнестовна, к сожалению, не были со мной откровенны.

– Не помню. Возможно. Что вы конкретно имеете в виду?

– Артура Тихова.

– Не понимаю…

– Допустим. Тогда я спрошу у вас прямо: он приходил к вам после того, как вы развелись с мужем? А если приходил, то зачем?

– Вон вы про что… – видно было, что Ольховская колеблется. – Странный вопрос… – с нервным смешком она поправила прическу. – Для женщины… Но я вам отвечу. Я любила Артура. Да, любила! Теперь я, конечно, на Валентину не в обиде. Но тогда… И все это время… Я долго считала ее виновницей всех моих семейных неурядиц. Пожалуй, до недавнего времени… Выйди я замуж за Артура, возможно, все сложилось бы по-другому. Но, увы, прошлого не вернешь… И когда Артур снова пришел ко мне и стал просить моей руки, я, признаюсь, растерялась. Просто не могла себе представить нечто подобное.

– И что же?

– Отказала. Он тогда очень расстроился, и все же своих надежд не оставил… Артур приходил ко мне еще несколько раз с таким же предложением, убеждал, просил, молил, наконец… изменить свое решение… В конце концов я поговорила с ним в резких тонах. С тех пор его посещения прекратились.

– Новосад об этом знала?

– Что вы! Конечно, нет. Я бы и сама не сказала, даже не попроси меня Артур.

– Он после объяснений в любви к вам просил?..

– Удивлены? – горькая складка перечеркнула переносицу актрисы. – Такова, увы, сущность человека – хорош журавль в небе, да как бы не упустить синицу из рук…

– Ну что же, спасибо вам за откровенность. До свидания, Ариадна Эрнестовна…

Дубравин откланялся. Ольховская уселась возле трюмо, и, хмурясь, долго всматривалась в свое отражение. Затем, грустно вздохнув, быстро провела по лицу пуховкой и поспешила на сцену – начиналась очередная репетиция.

15. СТАРЫЙ СЛЕД

Белейко возвратился из Гловска на сутки позже срока командировки. Он выглядел уставшим, но довольным. Пожав руку Дубравину, молча с многозначительным видом положил на стол перед другом папку с бумагами.

Несколько листков в папке были ксерокопиями архивных документов, и Дубравин набросился на них, как истомленный жаждой путник на чудом найденный родник. Читал долго – уж больно непривычен был для его глаз старинный шрифт.

Наконец Дубравин откинулся на спинку стула и, полуприкрыв веки, задумался. Белейко с любопытством наблюдал за ним.

– Рассказывай, – потребовал через некоторое время майор, повернувшись к старшему лейтенанту.

– В Гловске мне удалось разыскать двух старожилов, которые помнят события семнадцатого года. Но от них я узнал не много полезного для нас. Пришлось ехать в областной центр – архив лет десять назад перевели туда. Надежд, конечно, у меня было мало… Но тут мне, прямо скажем, повезло. Как рассказали сотрудники архива, в первые дни войны, в начале августа сорок первого года, Гловск бомбила фашистская авиация, и бомба небольшого веса угодила прямо в здание архива, который располагался в купеческом особняке. Дом был разрушен, и его развалины простояли до сорок четвертого года, пока не начались восстановительные работы. Тут-то и оказалось, что под обломками стен покоились подвальные помещения, в которых хранились документы дореволюционные и времен гражданской войны. Среди них были и эти полицейские протоколы.

– Значит, Софья Леопольдовна, бабушка Ольховской, была в горничных у Сасс-Тисовской… Но каким образом у нее оказался подлинный "Магистр"? И кто его подменил?

– Загадка…

– И наконец, Капитон Мызгаев. Личность весьма примечательная, если судить по этим бумагам. Где он теперь? Жив ли?

– А ты не предполагаешь, что…

– Мызгаев в нашем городе, – подхватил майор. – Интересная мысль… Но это нам проверить недолго, – и Дубравин поднял телефонную трубку…

– Ну? – не терпепось Бепейко.

Дубравин был взволнован; его глаза щурились, в глубине зрачков искрились веселые огоньки.

– Здесь он, Бронек, здесь! Но – жил.

– Не понял.

– Капитон Иванович Мызгаев помер осенью этого года.

– Родственники?

– А вот это нам предстоит выяснить. И не только это.

– Моя задача?

– Подними всю документацию, которая касается Мызгаева. Я займусь родственниками. – Дубравин посмотрел на часы. – Сегодня уже поздно, есть другие дела, а завтра мне нужно в обязательном порядке увидеться с Ольховской.

Утром следующего дня майор позвонил актрисе. Она еще спала, и вряд ли его звонок доставил ей большое удовольствие. Но своего раздражения Ольховская не высказала и любезно согласилась принять его немедленно. А на подобную просьбу у Дубравина уже были основания: вчера ни он, ни Белейко времени не теряли…

Когда Дубравин зашел к Ольховской, глаза у актрисы были еще сонными, но кое-какой порядок в квартире она уже успела навести.

– Ариадна Эрнестовна, вы уже простите меня и за этот ранний визит, и за то, что я сейчас напомню вам не очень приятный момент вашей жизни… – Майор сделал виноватое лицо. – Мне хотелось бы знать обстоятельства смерти вашей бабушки.

Ольховскую его вопрос не удивил: за время следствия она уже привыкла к неожиданным и необъяснимым, на ее взгляд, поворотам в беседах с Дубравиным. Актриса рассказала. Майор все записал на магнитную ленту портативного диктофона.

– Вы говорите, паралич…

– Я до сих пор не могу понять, что за причина такой страшной и внезапной кончины. Бабушка, несмотря на преклонный возраст, отличалась довольно неплохим здоровьем. И в тот вечер, провожая меня в театр, на премьеру спектакля, была веселая, бодрая, обещала помолиться за мой успех…

– Вы упомянули, что, умирая, она пыталась что-то сказать. Не припомните, случаем?

– Вряд ли… – после некоторого раздумья ответила Ольховская… Что-то не очень связное…

– И все же попробуйте. У вас ведь отличная память, – мимоходом польстил Дубравин.

Актриса задумалась. Майор терпеливо ждал. Наконец Ольховская провела ладонью по своим глазам, как бы отбрасывая невидимую пелену.

– Мне кажется… Или я ослышалась… Она пыталась выговорить какое-то имя. По-моему, Капитон…

– Как… вы сказали? – Дубравин даже привстал.

– Точно, Капитон, – уже уверенно продолжала актриса. – Я еще потом, в суматохе подготовки к похоронам, мельком подумала: кто бы это мог быть? Ведь среди наших родственников и знакомых нет человека с таким именем.

– Нет, говорите? Возможно… – Глаза майора лихорадочно блестели. – А от Софьи Леопольдовны не остались какие-нибудь бумаги? Переписка, может, дневники…

– Что-то есть… – Ольховская поднялась и вынула из ящика буфета небольшой пакет, завернутый в газету. – Вот. У меня как-то руки не дошли разобраться во всем этом…

– С вашего разрешения, я посмотрю.

– Конечно. Пожалуйста…

Вырезки из журналов, некоторые – еще из дореволюционных, несколько писем, судя по почерку и фразам, выхваченным Дубравиным мимолетом из текста, от подруг Софьи Леопольдовны, открытки, тонкая книжица с листочками сусального золота, порядком потрепанный поминальник с записями химическим карандашом, засушенная веточка бессмертника… И фотографии в конверте из рыжей плотной бумаги. Их было немного, чуть больше десятка. Почти все старинные, на толстом, от времени ломком картоне, некоторые с золотым тиснением по обрезу.

Рассыпав их веером по столу, майор почувствовал, как вдруг пересохло во рту: как же он сразу не догадался?!

Взяв одну из фотографий с овальной рамкой штемпеля и тиснеными золотыми буквами внутри "Фото Бр. Наконеч-никовы", Дубравин обратился к Ольховской:

– Мне бы хотелось захватить ее с собой. Я вам верну эту фотографию. Думаю, что в скором времени она обязательно будет у вас.

– Не возражаю… – видно было, что актрису снедает любопытство, но от расспросов она удержалась.

Обратно в управление майор, махнув рукой на свои финансовые затруднения, ехал на такси. Зайдя в кабинет, он молча бросил на стол перед Белейко фотографию и принялся яростно терзать телефон.

– Черт знает что! – ворчал раздраженно, когда в очередной раз срывался набор. – Работнички… Телефон починить не могут…

– Женя, да ведь это… – у Белейко не хватило духу закончить фразу, он только тыкал пальцем в изображение на снимке молодого человека, рядом с которым стояла светловолосая девушка с зонтиком в руках.

– Именно… Алло, алло! Это ресторан мотеля? Пригласите к телефону Ольховского. Да, музыкант. Что? Должен быть. Ах, вам некогда. Девушка, я из уголовного розыска. Майор Дубравин. Да… Нет, это срочно!

Ожидая у телефона, пока позовут Ольховского, майор с благодарностью вспомнил Алифанову и ее альбом – догадка, которая тогда зародилась в тайниках подсознания, теперь обрела вполне конкретные очертания…

– Владислав Генрихович? Здравствуйте, майор Дубравин. Вы так и не вспомнили, у кого видели фонарик? Нет? – майор назвал фамилию. – Случаем, не у него? Точно? Значит, ни малейшего сомнения? Большое спасибо! Владислав Генрихович, надеюсь, вы понимаете, что наш разговор не для прессы. Тем более – ему. Так нужно. Прошу вас… Всего доброго!

И Дубравин включил селекторную связь: теперь для оперативности ему срочно нужна была машина, а в этом мог помочь только подполковник Драч.

Отступление 4. ПРЕСТУПНИКИ

"Ох, Капитон, что же теперь будет? Господи…" – шептала Софка, лежа в своей постели. Узкое окошко призрачно белело в темноте накрахмаленными занавесками, в приоткрытую форточку вливался свежий воздух, пахнущий талым снегом, в спаленке было прохладно, но Софка сбросила одеяло – тело горело, как в лихорадке…

Просьбу Капитона сделать оттиски ключей от черного хода, двери спальни княгини и шкафа-сейфа Софка выполнила без особых затруднений: княгиня стала доверять ей всецело и не таилась, как прежде. Теперь, если ей что нужно было, Сасс-Тисовская со спокойной душой вручала ключи Софке. Впрочем, хорошо присмотревшись к содержимому шкафа, горничная испытала разочарование – кроме шкатулки с драгоценностями, там не хранилось еще что-либо стоящее: различные бумаги, старинные грамоты, ковчежец с мощами какого-то святого (как объяснила с гордостью княгиня, их привез прадед из Иерусалима) и прочие реликвии старинного рода князей Сасс-Тисовских, которые могли представлять ценность разве что для собирателей древностей или историков.

Готовясь к отъезду в Швейцарию, княгиня как-то мимоходом, небрежно, видимо считая, что этим осчастливит Софку, сказала: "Милочка, я забираю тебя с собой…". Ей в голову не могло прийти, что горничная ни за какие деньги и блага не согласится покинуть Россию, а вернее, если быть совершенно точным, Капитона, которого она любила всей душой и ревнована отчаянно, как нередко могут твердые, порывистые натуры. И для него она была готова на все…

Вечером княгиня выпила бокал красного вина: спиртное действовало на нее как снотворное. Последние два месяца она спала плохо, мучилась бессонницей. Часто среди ночи поднималась, будила Софку, и та читала ей слезливые французские романчики в скверном переводе. После снова засыпала при зажженных свечах, которые она запрещала гасить. Сасс-Тисовскую мучили кошмары, которые спросонку в темноте казались ей явью.

В этот вечер Софка сделала то, что просил Капитон: добавила в вино сонное зелье, которое она купила за немалые деньги у известной всему городу знахарки. Когда княгиня взяла в руки бокал, Софка едва не потеряла сознание от страха. Но все обошлось, только Сасс-Тисовская заметила, что у вина странный привкус, и велела в следующий раз откупорить новую бутылку.

Уснула княгиня быстро и крепко. Но дверь спальни, как обычно, заперла на ключ.

Капитон забежал на минутку. Был непривычно сдержан и холоден. Узнав, что Софка исполнила его просьбу, чмокнул в щеку, будто приложил льдинку, и ушел, не сказав ни слова на прощание.

"Что же теперь? Что-о… Обещал – женюсь, уедем… Деньги… Перстень…". Воспоминание о перстне с бриллиантом словно раскаленным гвоздем пронзило сердце. Боль была настолько явственной, что Софка даже застонала, схватилась за грудь. Перстень. Обманет, ведь обманет!

"Дуреха я, дуреха! Обманет, гулена… Как же мне… тогда? Бросит… Бросит!" – обливаясь холодным потом, подумала Софка.

Вскочила с кровати, не зажигая свет, начала одеваться; второпях забыла, что на ней длинная ночная рубаха, но платье снимать не стала, приподняла ее, подвязала шнурком. Туфли не надела, в одних чулках вышла на цыпочках в коридор.

Дверь ее спальни заскрипела неожиданно громко, и Софка, зажмурив глаза, до крови прикусила нижнюю губу – услышит кто! Рядом находилась комната повара, но за него она была спокойна: толстяк спал, как младенец, утром его не могли добудиться. Но по коридору налево, через две двери от спальни княгини, была комната ее сына, который неделю назад выписался из больницы.

Он был еще слаб, на ногах держался нетвердо, ходил прямо, как истукан, чтобы не потревожить рану, – сырая, затяжная весна мало способствовала выздоровлению. Правда, "лекарства", которые он принимал, вызывали у доктора скептическую улыбку – батарея пустых бутылок из-под спиртного встречала местного эскулапа всякий раз, когда тот приходил навестить молодого князя. Но запретить возлияния, которым тот предавался, доктор даже не пытался – Сасс-Тисовский имел чересчур горячий нрав и всего лишь малую толику ума, который с успехом подменял аристократической спесью. В конечном итоге доктора это обстоятельство волновало мало – его услуги оплачивались щедро; а кто спешит перекрыть кран струи изобилия?

Горничная приложила ухо к двери: в спальне княгини стояла такая мертвая тишина, что казалось, от стука Софкиного сердца загудели, как бубны, вычурные резные филенки.

Софка в испуге отскочила, прижалась к стене. Стояла долго в полной неподвижности, стараясь унять волнение. Немного успокоившись, прошла к следующей двери, которая вела в смежную со спальней княгини комнату. Она была нежилая и некогда служила спальней усопшего князя, мужа Сасс-Тисовской. От этой комнаты был у Софки запасной ключ, о существовании которого Сасс-Тисовская не знала; им горничная и воспользовалась.

С некоторых пор Софка заметила, что княгиня стала часто навещать комнату покойного мужа (обе спальни были соединены дверью). Долго не удавалось любопытной горничной подсмотреть – для каких целей. И все же однажды замочная скважина приоткрыла ей и эту тайну княгини: в спальне князя находился небольшой тайник. Открывался он при помощи тщательно замаскированной кнопки, и Софка, чтобы найти ее, потратила уйму времени. Когда, наконец, это случилось, она ахнула: в тайнике лежал перстень с бриллиантом! Тот самый!

Уже в своей комнатушке Софка долго смотрела в зеркало, даже похлопала себя по щеке – не рехнулась ли? Ведь она могла поклясться, что этот перстень видела всего лишь полчаса назад на пальце княгини!

(Теперь Сасс-Тисовская держала свои драгоценности при себе, снимая только на ночь: видно, не доверяла сыну, который стал подозрительно часто околачиваться возле шкафа, особенно в ее отсутствие, о чем доложила ей Софка).

И это была загадка, над которой горничная безуспешно ломала голову каждый день.

О своем открытии она не рассказала Капитону – что-то ее сдерживало. Что именно – Софка просто не отдавала себе в этом отчет. Возможно, хотела внести и свою лепту в благополучие их будущей семьи.

То, что задумка Капитона была мерзостью, преступлением, Софке в голову не приходило. Даже наоборот. Со злой радостью наблюдая за событиями в Гловске, за тем, как присмирели господа и как они дают деру, Софка твердила себе: "Кончилось ваше времечко! Попили кровушки. Теперь все будет нашим… И перстень с бриллиантом…" – Софка считала, что имеет на него прав больше, чем кто-либо из дворни…

В спальне покойного княза Софка долго не задержалась: открыла тайник, забрала перстень и, потихоньку замкнув дверь, возвратилась в свою спальню, чуть дыша от нервного перенапряжения. Долго думала, где спрятать перстень. Наконец нашлась: распустила свои пышные, густые волосы, замотала перстень в тряпицу и вплела его в толстую косу. Затем стала собирать вещи – в темноте, на ощупь; Капитон обещал зайти за ней, как все свершит. И на все четыре стороны, вдвоем…

Капитон вытолкнул ключ, который торчал в замочной скважине с обратной стороны двери. Он упал на голый пол спальни княгини с громким стуком. "Ах, с!" – помянул недобрым словом Софку, которая забыла положить коврик. Но его страхи оказались напрасными – в особняке по-прежнему было тихо. Капитон успокоился, и, осторожно вставив отмычку, медленно повернул два раза. Замок открылся бесшумно (сам смазывал; дверные петли тоже, еще третьего дня).

Княгиня спала. Толстая свеча у кровати стаяла уже до половины, фитиль свернулся черным колечком, и трепетный язычок пламени то вытягивался вверх острым, раскаленным добела наконечником коптя, то расползался по талой восковой лужице желтым увядшим лепестком осеннего цветка. В спальне царит зыбкий полумрак.

От напряжения Капитону показалось, что княгиня шевельнулась. Лоб мгновенно покрылся испариной, правая рука судорожно сжала в кармане свинцовый кистень. Он стоял у изголовья Сасс-Тисовской неподвижно, чуть дыша, крепко стиснув зубы, смотрел на нее искоса, боясь повернуть голову.

"Почудилось… У-уф…" – вздохнул он наконец про себя с облегчением и стал открывать шкаф. Руки дрожали, были непослушными, и Капитон провозился с замками.

Шкатулка с гербом Сасс-Тисовских на крышке стояла на месте. Быстро переворошив ненужные ему бумаги, Капитон сунул в карман полушубка черный бархатный кошель княгини, расшитый мелким жемчугом, в котором лежат ассигнации крупного достоинства, в основном николаевские, и стал заворачивать шкатулку в платок, который принес загодя…

Неожиданно за его спиной послышался шорох. Капитон стремительно обернулся – и тут же упал от сильного удара в грудь, чья-то массивная туша навалилась на него каменной глыбой, толстые, сильные пальцы вцепились в горло. Капитон изо всех сил рванулся в сторону, ужом выскользнул из цепких объятий, вскочил на ноги и опять грохнулся на пол, сбитый подножкой. В лицо дохнуло сивушным перегаром, и хриплый, свистящий шепот всвер-лился в его сознание:

– Обмануть… меня… вздумал? С-собачий сын! Удавлю- у…

"Вилюйский! Как он?.." Уже почти ничего не соображая, полузадохшийся Капитон наконец вырвал из кармана кистень и ударил им купца по голове. Тот только тряхнул лохмами – удар пришелся вскользь – и попытался перехватить руку Капитона. Но не успел – следующий удар попал в висок. Охнув, Вилюйский обмяк.

Судорожно глотая воздух, Капитон оттолкнул обеспамятевшего купца в сторону, поднялся. В голове гудело, ноги подкашивались; чтобы не упасть, он прислонился к шкафу. Постоял чуток, затем поднял оброненную шкатулку и шагнул к двери.

И тут кто-то схватил его за рукав. Нетвердо держащийся на ногах Капитон пошатнулся, дернулся, повернул голову – и встретил круглые, горящие глаза княгини! В белой ночной рубахе, освещенная мерцающим пламенем свечи, она казалась привидением во плоти. Сасс-Тисовская стояла молча, судорожно зевая широко открытым ртом, как выброшенная на берег рыбина. Капитон слабеющими руками попытался оторвать ее пальцы от рукава полушубка, но не смог. Тогда он, зарычав звериным рыком от отчаяния, ударил княгиню кистенем – раз, другой, третий… Сасс-Тисовская опустилась на колени, но рукав не отпускала. Совсем обезумевший Капитон бил куда попало. Княгиня закричала хрипло и натужно:

– Помогите! Помо…ги…те…

Краем глаза Капитон увидел, что пришел в себя Вилюйский – заворочался, встал на четвереньки, по-собачьи мотая головой, похожий на медведя-шатуна. Совсем не помня себя, дико вскрикнув, Капитон рванул пуговицы полушубка, оставив его в руках княгини, выскочил за дверь и, прижимая шкатулку к груди, стремглав бросился бежать по коридору.

Уже вышибая дверь черного хода, которая держалась только на хлипком крючке, Капитон Мызгаев услышал наверху грохот выстрелов – видно, проснулся сын княгини.

16. ЖЕСТОКАЯ РОЛЬ

Он встретил следователя прокуратуры и сотрудников ОУР во главе с майором Дубравиным на удивление спокойно. Только холодно блеснул глазами и поинтересовался, в чем его обвиняют.

– В краже драгоценностей у актрисы Ольховской, – ответил майор и отвернулся, чтобы ненароком не выдать свой гнев и презрение к этому выродку.

– Да? Забавно… – легкая ирония звучала в его голосе.

– Вы так думаете? – вскинулся было Дубравин, но под взглядом Белейко успокоился и приказал: – Начинайте обыск. Понятые, прошу сюда…

Искали долго. Дядя Саша, надев наушники специального прибора, исследовал стены и пол; остальные оперативники тщательно осматривали каждую вещь в квартире – объект их поиска был чересчур мал и требовал огромного внимания и дотошности.

Отличился Белейко: он, как опытный настройщик музыкальных инструментов, терпеливо и осторожно простукивал платяной шкаф на толстых ножках; эти фигурные подставки под украшенный накладкой резьбой ящик привлекли его особое внимание.

– Помоги… – позвал он Дубравина. Вдвоем они положили шкаф на пол плашмя.

– По-моему, здесь… – сказал Белейко, для верности еще раз пройдясь крохотным молоточком по одной из ножек.

Высверленное в ножке глубокое отверстие было забито хорошо подогнанной пробкой, и чтобы определить контуры тайника, понадобилась сильная лупа. Перстень с "Магистром" оказался залит воском, и Дубравин только головой покачал, глядя на довольную улыбку Бронека: это какой же слух нужно иметь, чтобы по звуку определить такой тайник…

– Ну как? – спросил майор хозяина квартиры, показывая ему перстень. – До сих пор забавно?

Тот промолчал, смотрел на Дубравина ничего не выражающим взглядом, сложив руки на груди.

– Собирайтесь, гражданин хороший, – и майор обернулся к понятым: – Спасибо вам, товарищи. Прочитайте и распишитесь, – указал на протокол, написанный Белейко.

В краже он сознался сразу, с какой-то непонятной легкостью, даже облегчением, как показалось Белейко – старший лейтенант еще не знал до конца всех обстоятельств дела, посвятить в которые своего друга и помощника у Дубравина просто не было времени.

– Он? – показал Дубравин преступнику фотографию, которую взял у Ольховской.

– Да…

– Вы удивительно похожи. И не только внешне…

– Может быть…

– Фонарик ваш? – вынул из ящика стола и положил перед ним изящную хромированную вещицу майор.

Впервые за время допроса в глазах преступника что-то дрогнуло, но ответил он твердо:

– Нет, не мой.

– Забавно, как вы изволили выразиться ранее. И странно, с какой стати вам не признавать свою вещь?

– Повторяю: вижу его впервые.

– Ой ли? Вот показания Ольховского, который утверждает, что владельцем фонарика являетесь вы; все-таки вещь редкая, запоминающаяся. Это – показания граждан, которые вместе с вами были в туристической поездке по Западной Европе с заездом в Берлин и которые тоже видели у вас этот фонарик. И, наконец, заключение экспертно-криминалистического отдела, в котором указано, что обнаруженный на стекле фары след большого пальца левой руки принадлежит вам. Так чей это фонарик?

– Мой…

– Запишем… И пока оставим фонарик в покое. Пока… А теперь ответьте на такой вопрос: за что вы убили Новосад?

В кабинете повисла густая, напряженная тишина. Следователь прокуратуры прикусил нижнюю губу – не смог скрыть волнение.

Преступник, казалось, не понял вопрос: он сидел так же прямо, плотно сжав тонкие губы и крепко сцепив пальцы рук, которые лежали на коленях.

– Повторяю: за что вы убили актрису Новосад?

– Я ее не убивал… – взгляд преступника потяжелел, он подобрался, как перед прыжком, но голос остался ровным и бесстрастным. – Это ваши домыслы. Перстень взял я. Виноват. За что и отвечу перед законом. Но это – увольте.

– Ответите… Товарищ старший лейтенант, – официально обратился майор к Белейко, – пригласите сюда мужчин, которые стоят в коридоре.

Вошедшие – их было четверо – стали у стены.

– И вы туда же… – показал Дубравин преступнику. Тот нехотя поднялся и пристроился рядом с ними.

– Теперь позовите гражданина Курткина. Он в кабинете майора… – Дубравин назвал фамилию, и Белейко поспешил выполнить приказ.

В кабинет вошел широкоплечий, приземистый парень с немного растерянным, простодушным лицом.

– Вы помогали Маркиным… – майор назвал число, – перевозить мебель?

– Ну, да, помогал…

– Вы утверждаете, что кухонный шкаф заносили в квартиру Маркиных вместе с незнакомым мужчиной, который вызвался вам помочь?

– Утверждаю.

– Он потом спустился в подъезд вместе с вами?

– Вроде нет…

– Понятно. Посмотрите, пожалуйста, на этих граждан, – показал Дубравин на шеренгу у стены. – Вы никого здесь не узнаете?

Парень вначале недоверчиво взглянул на Белейко, который вел протокол допроса, а затем перевел взгляд на мужчин.

– Во! – радостно ткнул пальцем в грудь преступнику.

– Он! Честное слово, он!

– Спасибо. Вы свободны, Курткин.

Парень, не отводя глаз от преступника, попятился, затем застенчиво улыбнулся Дубравину и вышел.

– И вам спасибо, товарищи, – поблагодарил майор мужчин. – До свидания. Пусть зайдет дежурная, – обратился он к Белейко.

Дежурная чинно присела на предложенный стул и принялась протирать очки. Преступник по-прежнему стоял у стены, отрешенно глядя в окно.

Майор вынул из папки несколько фотографий и разложил их перед старушкой.

– Помните, вы говорили, что в перерыве между телефонными разговорами Новосад и Алифановой из дома вышли три девушки? И одна не была вам знакома?

– Еще бы не помнить…

– Посмотрите, – показал Дубравин на фотоснимки, – здесь ее случаем нет?

Старушка принялась неторопливо перебирать их, что-то пришептывая. Наконец отложила один в сторону и сказала:

– Знамо, она.

Дубравин не скрывал своего удовлетворения:.

– Не ошиблись?

– Да чтобы я ошиблась… – загорячилась дежурная.

– Хорошо, хорошо, верю. Это, кстати, фотомонтаж… Когда за дежурной закрылась дверь, майор взял снимок-фотомонтаж и показал преступнику.

– Вам удивительно идет женская одежда, – сказал Дубравин с иронией. – Что вы теперь нам скажете? Преступник молчал.

– Надеюсь, вы понимаете, что отрицать очевидное нет смысла. Чересчур серьезные улики.

– Сознаюсь… – преступник растянул" свои тонкие злые губы в какой-то странной гримасе, весьма отдаленно похожей на улыбку. – Я… это сделал… Она случайно увидела… перстень. Пригрозила разоблачением. У меня не было иного выхода… Я любил ее, поверьте… Любил… Будь оно все проклято! И прошу вас, хватит на сегодня…

За окном уже опускался вечер, но Дубравин не зажигал свет в кабинете – так было уютней. Белейко прихлебывал горячий чай и слушал своего друга.

– …Знаешь, что меня натолкнуло на эту мысль? Фотография из альбома Алифановой. Там девчата переодеты и загримированы под мужчин. В театральном учат искусству грима досконально, и он, со своей лощеной физиономией, мог применить эти познания в нашем случае, чтобы уйти с места преступления неопознанным. Так и получилось: мы ведь искали мужчину, притом сильного, тренированного, следуя выводам судмедэксперта. А он таким и был – в училище занимался дзю-до, имел первый разряд. Применил прием из серии удушающих. Правда, из боевого дзю-до. Ему здорово повезло в одном – что проскочил незамеченным мимо дежурной, когда сообразил помочь Курткину тащить шкаф. И хорошо, что парнишка в конце концов опознал его, вспомнил этот эпизод. Между прочим, его я подозревал с самого начала следствия. Но меня сбило с толку, несмотря на его сомнительное алиби, то, что убийца буквально испарился с места преступления. И поскольку быть такого, по идее, не могло, мы и сосредоточили свои усилия на жильцах дома мужского пола.

– Женя, но какие нужно иметь нервы, чтобы переодеться в одежду убитой, которая лежала рядом.

– Нервы? Это подонок, Бронек. Алчный, развращенный эгоист. Хладнокровный, расчетливый, циничный. Он надел не только платье и пальто Новосад, но и старые сапоги ее – рост у них почти одинаков, размер обуви у него только на номер больше – и платок, и чулки. Свою одежду он сложил в саквояж, протер пол. Только пол, учти, потому что был в перчатках.

– Значит, к убийству готовился заранее…

– Точно… Затем вышел на улицу, где-то переоделся, саквояж с одеждой Новосад бросил в воду, помнишь, там рядом пруд; теперь он покрыт льдом. И на попутке добрался к Ольховскому, где преспокойно сел играть в преферанс. По времени все выходит точно, даже с запасом, я считал.

– И все-таки, как он мог решиться на убийство?

– Выхода у него, видите ли, не было… Прокомментировал – будь здоров…

– Жалко Новосад. Какая изумительная девушка…

– Еще как жалко. И трудно понять, что ее могло с ним связать…

– Судьба…

– Легче всего наши ошибки на судьбу перекладывать. Но что-то, наверное, в этом есть… У Новосад, как я понимаю, видимо, был ключ от его квартиры. Из театра она пошла к нему, но дома его не было, задержался в пути – бежал от Ольховского. Каким-то образом ей попался на глаза перстень с "Магистром" (как? – завтра узнаем), а что это именно он, Новосад знала точно, видела у Ольховской. Когда появился этот подонок, актриса устроила ему скандал – она ведь была честная, принципиальная девушка. Затем уехала домой, позвонила Алифановой… Не знаю, что Новосад говорила ему, но он понял сразу: молчать она не будет. Оставалось только одно…

– Но зачем? Испугался позора? Вряд ли – верни он перстень добровольно, Ольховская во имя старой дружбы, думаю, не предала бы его поступок огласке. Но пойти на убийство ради перстня с камнем, пусть даже неимоверной цены… Что бы он делал с "Магистром"? У нас его не продашь…

– Вот именно, у нас… Все очень просто, Бронек. Мне пришлось потревожить Инюрколлегию, чтобы до конца разобраться в этой истории. У него есть родная тетка, вторая дочь Капитона Мызгаева, которому он приходится внуком и на которого так разительно похож. Тетка разыскала через Инюрколлегию Мызгаева, а тот дал ей адрес внука. Несомненно, будучи в Западном Берлине (она живет там – ее угнали гитлеровцы в 1942 году в Германию), он встречался с нею. И когда узнал о "Магистре", принял решение незамедлительно… Возможно, она его и тогда приглашала остаться.

– Как он узнал о "Магистре"?

– Рассказал Капитон Мызгаев. Он ведь охотился за этим камнем вместе с Шустицкой, бабушкой Ольховской. Это, как ты знаешь, она изображена вместе с Мызгаевым на той фотографии, что я взял у Ольховской. Софья Леопольдовна выкрала настоящий бриллиант, а Капитону достался страз. Вероятно, он про это не знал. Бежал с подделкой, думал, что оставил свою напарницу с носом. А когда обнаружил, что обманут, сообразил, кто его провел, и начал разыскивать Шустицкую. Нашел, да, видно, поздно. Вот и перепоручил любимому внуку довести начатое до конца.

– И тот начал свою охоту…

– Начал, Бронек. Для этого он попытался возобновить свои прежние отношения с Ольховской, чтобы быть вхожим в ее квартиру. Но тут вышла осечка – Ольховская показала ему на порог. Не хотела ворошить прошлое. И, похоже, она все еще любит своего бывшего мужа… Когда Софья Леопольдовна уехала погостить к другой своей внучке, он решил обыскать квартиру. Но сорвалось: у актрисы был пес, терьер Джим, который всегда находился в квартире. Пришлось ему еще раз навестить Ольховскую, несмотря на полученный отказ, для того чтобы избавиться от Джима. Пес ничего не брал из чужих рук, потому он – я так предполагаю – подбросил отраву в миску с едой, которая стояла в прихожей. Ольховская его буквально выгнала, наговорив много обидных слов, но он все равно мог быть доволен: замысел удался.

– Хитер…

– Даже чересчур. Сам себя перехитрил… И Джима отравил, и отмычку добротную заимел – видимо, воспользовался рассеянностью Ольховского, выкрал на время у него ключ и сделал копию – да только в первый раз Шустицкая все его усилия свела на нет, раньше времени возвратившись из гостей.

– Могу себе представить эту картину…

– Он просто испугался от неожиданности. А вот Софья Леопольдовна… Включила свет и увидела молодого Капитона Мызгаева. Ведь внук похож на него как две капли воды. Тут и впрямь может кондрашка хватить кого угодно. А если учесть, что Шустицкая к старости стала очень богомольной…

– Да-а, зрелище…

– А потом все было просто: старуху похоронили, он опять, уже безбоязненно, забрался в квартиру, подменил перстень на поддельный и в радости удалился. Подменил потому, что хотел выиграть время. И был уверен, что Ольховская не в состоянии отличить страз от настоящего "Магистра". Кроме того, он не знал, что актриса показывала перстень ювелиру. Действовал наверняка: даже если бы Шустицкая представила внучке камень, как бриллиант, а тот на поверку оказался просто стекляшкой, то Ольховская (а это несомненно так) решила бы, что бабушка заблуждалась. И впрямь, откуда в их небогатом семействе такое сокровище? Но если бы Ольховская и поверила бабушке, что камень в перстне не страз, то, следуя логике этого типа, она должна была оставить бриллиант себе. И уж вовсе невероятным было для него желание актрисы сдать "Магистр" государству – он даже в мыслях не мог допустить подобное.

– Случись все по его задумке, ему оставалось только дождаться удобного момента, чтобы уйти вместе с "Магистром" за границу.

– Понятное дело… Но тут вмешался совершенно непредвиденный случай в лице Новосад. И все же он думал, что разыскать нам его не удастся; по крайней мере так быстро: ведь все было исполнено чрезвычайно ловко и чисто. Настолько чисто, что я, грешным делом, уже было подумал: не профессионал ли сработал? Вспомни фонарик западно-германского производства, который нашла Ольховская в комнате своей бабушки…

– У меня тоже подобная мысль мелькнула.

– Вот потому он и спрятал после убийства перстень неподалеку. Да и боялся, видимо, что "Магистр" может каким-то образом затеряться. Мало ли что, под рукой надежней.

– Интересно, он знал, что Новосад звонила Алифановой?

– Вряд ли, был уверен, что она этого не сделает. Видимо, Новосад назначила ему какой-то срок, чтобы он за это время вернул перстень Ольховской. И пообещала до того времени не поднимать шума. Но она была чересчур потрясена неожиданным открытием и позвонила лучшей подруге, чтобы поделиться своим горем, ведь он был ей не безразличен.

– И, наверное, открыла дверь, как только он позвонил, думала, что Алифанова.

– Не знаю. Его она тоже впустила бы… Неожиданно зазвонил телефон. Белейко даже вздрогнул. Дубравин поднял трубку:

– Да, я… Здравствуйте, Модест Савватиевич! Как ваше здоровье? Что? С признанием? Простите, не понял… Да, да, слушаю… Понял, все понял. Это уже не важно, Модест Савватиевич. "Магистр" найден… Надеюсь, на этот раз подвоха не будет. Так что я приглашаю вас завтра к десяти часам утра в управление. На встречу с "Магистром". Всего хорошего!

– Что он хотел?

– Вспомнил, кому говорил после посещения Ольховской о ее находке. Здесь в городе живет его старый друг, Георгий Бобров, с которым он работал в подмастерьях у ювелира Содомского еще в Гловске. Вот он и поделился с ним…

– Ну что же, дело об убийстве Артуром Тиховым актрисы Новосад пришло к финишу, а я собираюсь стартовать, – Белейко мечтательно прищурил глаза, – в отпуск… Представляешь, Женя…

Договорить он не успел: включился селектор, и хрипловатый голос Драча напомнил Дубравину, что через минуту начинается оперативное совещание. Капитан весело подмигнул Белейко, затем грозно нахмурился, выпятил подбородок и тяжелой поступью начальника ОУР, чуть приволакивая ноги, вышел из кабинета.

[1] Адамас (греч – твердый, непреклонный) – алмаз

(обратно)

[2] Страз – свинцовое стекло, применяемое в ювелирном деле для изготовления бижутерии.

(обратно)

Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • 1. СТАРИК
  • 2. МАЙОР ДУБРАВИН
  • 3. ОСЕННИЙ ВЕЧЕР
  • 4. СТРАННЫЙ ВОР
  • Отступление 1. ГЛОВСК. ЗИМА 1917 ГОДА
  • 5. СТАРЫЙ ЮВЕЛИР
  • 6. НОВОЕ ЗАДАНИЕ
  • 7. СВИДЕТЕЛИ
  • 8. УБИЙЦА НЕ ОСТАВЛЯЕТ СЛЕДОВ
  • 9. СОМНИТЕЛЬНОЕ АЛИБИ
  • Отступление 2. "КОРОЛЬ" ОДЕССКИХ ЮВЕЛИРОВ
  • 10. УДАЧНЫЙ ДЕНЬ БЕЛЕЙКО
  • 11. АРТУР ТИХОВ
  • 12. ИОНА ХРОБАК
  • 13. НЕОЖИДАННОСТЬ
  • Отступление 3. КУПЕЦ ВИЛЮЙСКИЙ
  • 14. АЛЬБОМ АЛИФАНОВОЙ
  • 15. СТАРЫЙ СЛЕД
  • Отступление 4. ПРЕСТУПНИКИ
  • 16. ЖЕСТОКАЯ РОЛЬ

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии