Русь и Варяги (fb2)

- Русь и Варяги 592 Кб, 178с. (скачать fb2) - Нина Ивановна Васильева

Настройки текста:



Васильева Нина Ивановна. Русь и Варяги.

1. Краткий курс истории норманизма.

Чудище обло, озорно, стозевно и лаяй...


С чего все началось?

Известно, с чего:

"изгнали варяг за море и не дали им дани, и начали сами собой владеть. И не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать между собой. И сказали они себе: "Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву". И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, подобно тому как другие называются свей [шведы], а иные урмане [норвежцы] и англяне [датчане], а еще другие - готы [жители о. Готланд], - вот так и эти прозывались. Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: "Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и володеть нами""...[1]


Некогда, в времена Петербургской империи, из этого краткого сообщения Повести временных лет создали "миф о призвании норманнов", под которыми разумели скандинавских викингов. Эти норманны колонизировали местное славяноязычное население, обучили его кое-какой культуре и организовали государство...

Да, как ни печально, придется вновь вернуться к "норманической" легенде, изрядно всем уже надоевшей. Сколько слов было уже по этому поводу написано нет, все мало... Все еще кому-то кажется, что "земля у нас велика и обильна, а порядка в ней нет" и потому надо непременно призвать себе на голову каких-нибудь варягов, чтобы они покруче "володели" нами.

Разумеется, никаких норманнов-скандинавов в тексте Повести временных лет нет: их там "увидели между строк". Из знаменитого летописного текста можно только понять, что был некий варяжский народ, то есть народ, живший на побережье Балтики, называвшийся Русью, но к тем, кого сегодня называют скандинавами, эти варяги-русь никакого отношения не имели: ясно же сказано, что они были не шведы, не норвежцы и не датчане. Тогда кто?... Прибалтийские славяне, занимавшие в раннем средневековье земли от устья Эльбы до Западного Буга. Современные источники подтверждают, что южнобалтийские славяне назывались ругами, а также и русами. Дело в том, что в раннем средневековье формирование современных славянских народов еще не завершилось, и разные их группы сохраняли между собой связи и часто носили одинаковые имена: так, собственно "славянское" название сохраняли в качестве племенного жители Приладожья и Приильменья (новгородские словене), верхнего Дуная (Словения), Прикарпатья (Словакия)... То же самое было и с "русским" именем: в раннем средневековье его носили жители современной Южной России, но также и южнобалтийского Поморья (на территории современной Восточной Германии и Польши), и Подунавья (на территории современной Австрии и Венгрии).

Варяги, русь и славяне - это один и тот же народ, вернее, части единого целого. "Призвание варягов", основавших русское государство, представляло собой движение внутри славянской общности, движение, по сути, завершившее формирование современных славянских этносов. Современная историческая наука дает основание утверждать, что русская государственность как и культура, экономика сложилась на собственной основе. Данные археологии, лингвистики, этнографии не подтверждают сколь-нибудь заметного влияния Скандинавии на севере России в 8-11 вв. Казалось бы, все ясно. Но кое-кого эта простота и ясность не устраивает, как не устраивала, впрочем, и раньше.

Вкратце необходимо остановиться на предыстории норманического мифа (вкратце, потому что на эту тему написано уже, наверное, тысячи томов). Прежде всего, очень интересно, когда именно он возник; возраст мифа сам по себе может пролить свет на его тайный смысл. Не приходится сомневаться, что древнерусская летописная традиция "норманизма" не знала. Этот факт тщательно замалчивается сторонниками сей "теории" , но уж очень сильно он выпирает: шила-то в мешке не утаишь. Кроме сомнительного единственного места в летописи о призвании "Рюрика на княжение, ничего больше нет! Нет в русских летописях никаких упоминаний о связях со скандинавскими династиями, как ни ищи, есть только свидетельства пребывания в Киеве скандинавов-наемников, и то только во времена Владимира и Ярослава Мудрого. Точно то же относится и к противоположной стороне: глубокое молчание о "варягах-руси" хранят скандинавские саги, исторические хроники. Правда, есть упоминания о скандинавских воинах на службе в Киеве в период правления Владимира и Ярослава - в подтверждение сообщений русских летописей.

"Молчание источников" продолжалось до 16 в. Никто ни о каких норманнах и не вспоминал. Русская историческая традиция давала совсем иную интерпретацию "призвания варягов". В конце 15 в. бывший литовский митрополит Спири-дон-Савва, эмигрировавший на Русь, написал трактат, пытающийся вывести Рюрика и его династию... от римских императоров1. Конечно, это типичный для позднего средневековья "изыск"; но важно то, что в этом произведении приход Рюрика в Новгород из славянского Привисленья считался чем-то самим собой разумеющимся, не требующим особых доказательств.

В каком состоянии находился вопрос о призвании варягов еще в середине 16 в., хорошо видно из знаменитого произведения австрийского дипломата Сигизмунда Герберштейна "Записки о московитских делах", фактически первом взгляде на Россию "с того берега".

Общее название всех северо-западных славян, обитавших от Эльбы до Западной Двины, было, как известно, венды (венеды, вандалы). С. Гер-берштейн писал в 1545 г.:

"...по-видимому, славнейший некогда город и область вандалов, Вагрия, была погранична с Любеком и Голштинским герцогством, и то море, которое называется Балтийским, получило, по мнению некоторых, название от этой Вагрии... и доселе еще удерживает у русских свое название, именуясь Варецкое море, т. е. Варяжское море; сверх того, вандалы в то же время были могущественны, употребляли, наконец, русский язык (!!!) и имели русские обычаи и религию. На основании всего этого мне представляется, что русские вызвали своих князей скорее из вагрийцев, или варягов, чем вручили власть иностранцам, разнящимся с ними верою, обычаями и языком"[2].

Герберштейн, излагая общепринятое для своего времени мнение, ни на минуту не сомневался, что русская династия имела западнославянское, вендское происхождение. То же самое писали и другие европейские историки 16-17 вв.: поляк Стрыйковский, француз Дюре... "Норманическая" теория даже не упоминалась: ее тогда просто не существовало. Очевидно, что этой же концепции придерживалась и русская историческая наука той эпохи; не даром Н. М. Карамзин, упоминая о ней, ссылался на "новейшие летописи", то есть, собственно говоря на отечественную историческую мысль 15-17 вв.3 В чем же дело? Почему то, что еще в 16 в. не вызывало ни у кого сомнений, стало вдруг предметом ожесточенных споров?[3]

Ответ напрашивается сам собой: в царствование Ивана Грозного новая Россия впервые столкнулась лицом к лицу с военной мощью Запада. В период Ливонской войны Россия попыталась вернуть себе территории, ненароком прихваченные милыми соседями в тяжелые годы татаро-монгольского ига. Это встретило, разумеется, полное "непонимание": Запад продолжал наращивать экспансию. Дранг нах остен шел полным ходом. Итак, очевиден временной рубеж: Ливонская война. Еще тогда, в период "обострения отношений" между Иваном Грозным и Юханом Третьим Шведским произошла "дипломатическая полемика", и впервые властные структуры Запада попытались применить оружие идеологической войны: шведский король, пытаясь доказать неполноценность русской государственности, усиленно налегал на важную роль, которую, по его мнению, в Киевский Руси играла скандинавская дружина. Речь шла именно о дружине, о норманнах-наемниках на службе у Ярослава Мудрого; об этом шведский король мог знать из изсторических источников собственной страны, которые, как можно убедиться, память о тех далеких временах сохранили. Но никаких упоминаний о Рюрике и "признании варягов" в полемике между Юханом и Иваном Грозным еще не было... Претензиям Юхана Иван Грозный дал решительный отпор, холодно заметив, что эти варяги самостоятельной политической роли не играли, а их отношения с русскими властями строились на обычном наемничестве: шведы "коли его [русского князя] слушали, ино то его были"[4].

Однако уже через несколько десятилетий все изменилось. В России настало Смутное время эпоха гражданской войны и интервенции; шведам удалось даже на время захватить Новгород. И вот уже в 1613 г. некто Ю. Видекинд в записке, подготовленной к русско-шведским переговорам, обосновывает законность территориальных притязаний своей страны тем, что у новгородцев, дескать , некогда был князь родом из Швеции по имени Рюрик5. Видимо, 1613 г. и является датой рождения норманизма. Можно указать не только время, но и место рождения: недра шведского МИДа той эпохи. Мотивы создания "новой теории" тоже вполне понятны: "Кемский волост!... О, ja, ja, Кемский волост!" При царе Иване Васильевиче иностранные послы, подбираясь к вожделенной Кемской волости и прочим местам, еще не дерзали измышлять о скандинавском происхождении его прямого предка: можно было, что называется, нарваться. К тому же Грозный царь был и превосходным полемистом, что хорошо видно из его писем. Но вот в России настала Смута, пала древняя династия; страна ослабла и не могла уже противиться наглому давлению. И тогда на белый свет полезли варяги-норманны.

Из всего этого ясно одно: норманнская теория с самого момента своего рождения уж с наукой-то точно не имела ничего общего. Какая уж тут наука, когда "Кемский волост".., Ну, и что же дальше? Дальше известно что: 18-й век, "радикальные реформы" Петра Алексеевича, строительство города Санкт-Петербурга, Академия де Сиянс, стрижка бород...

Напомним вкратце, как развивались события: царь Петр, пришедший к власти в результате переворота, набирает "команду реформаторов" из лиц неопределенной национальности, переносит столицу и называет ее по-немецки. Социально-политические, культурные и экономические реформы проводятся, естественно, по германскому или голландскому образцу. В результате "реформ" население России сокращается на одну пятую, Против патриотических сил развертывается террор, на Дону погибает каждый третий казак. Большая часть населения обращается в рабство -не в крепостную зависимость, которая была на Руси только до Петра, но в настоящее, классическое рабство наподобие античного или амери-канско-плантаторского, с правом купли-продажи отдельного человека (что, разве не так?). Наплыв авантюристов в элиту общества, попавших и в саму императорскую семью (например, вторая жена Петра бывшая проститутка... что, не правда?) вызывает неизбежный разрыв семейных связей и конец династии Романовых (1761 г.).

Видимо, следует напомнить, как проходили "радикальные реформы" образца 1690-1725 гг., а то у нас все представления о петровском времени упираются в известный роман и его экранизацию:

"...В конце 1706 года, почувствовав, что он запутался, Петр приказал всем своим финансовым ведомствам представить ему отчеты, из которых сразу и выяснилось, что приход, несмотря на удвоение налогов, уменьшился. Государству грозило разорение... С этого времени уже о правильном погашении всех требований расхода не было и речи, платежи жалования задерживались... во всем государственном хозяйстве воцарялся постепенно такой хаос, такая мешанина... расходов, что у людей порядка опускались руки, а у любителей ловить рыбу в мутной воде разгорались неудержимые аппетиты. За это время наживал свое громадное состояние Данилыч [Меньшиков]... Там целые полки не получают жалования и обращаются в полунищих, полуразбойников, ...там умирают с голода артиллерийские служители... Нужда была так велика, народное бедство достигало таких пределов, что в тогдашнем обществе люди стали серьезно задумываться о грозящих и настоящих бедах... За время с 1680 года по 1725 г. сумма получаемых государством с населения сборов почти утроилась, и это увеличение было достигнуто не развитием народного хозяйства, основывалось не на обогащении населения, а на доведении до крайности размеров самого сбора без всякой оглядки на платежные способности народа".

Ну, это нам знакомо. Но, может быть, такими средствами удалось достичь подъема экономики?

"...Предметом вывоза из русских портов были, конечно, преимущественно сырьевые продукты... с 17 в. стали особенно ценить на Западе русский строевой лес, смолу, деготь, тогда же пошли усиленно на вывоз продукты скотоводства кожа, сало, щетина, шерсть; со времен Петра за границу пошли продукты горного промысла, по преимуществу железо и медь..."

Вот зачем "реорганизовали" промышленность. А что творилось с сельским хозяйством?

"...В записке, составленной уже после смерти Петра для нового правительства, генерал-прокурор Ягужинский говорил, что "...В такое неурожайное время крестьяне не токмо лошадей и скот, но и семенной хлеб распродавать принуждены, а сами терпят голод и большая часть может быть таких, что к пропитанию своему впредь никакой надежды не имеют и великое уже число является умерших ни от чего иного, токмо от голоду"... В 1718 г. Петру пришлось сознаться, что, несмотря на все его меры, число нищих умножилось; он отвечает на это драконовскими указами: нищих, схваченных на улицах, приказывается бить нещадно батожъем... Кто не слушался указа и подавал милостыню бродячим нищим, тех хватали и брали с них штрафы"[5].

Ну хорошо, все это, конечно, выглядит не очень красиво, но такова цена, которую следовало заплатить за европейскую культуру, которой нам не хватало! Кто же нам принес "новое слово"?

"Как реформатор, отдавший жизнь делу обновления отечества, [Петр] не любил духовенство, в массе которого находил наибольшее число противников того, что ему самому было всего святее и ближе... Правой рукой Петра в организации духовной коллегии был... некто Феофан Прокопович. К этому времени Феофан был уже вполне сложившимся человеком... Из Киева, где он кончил академию, Феофан, в миру Елеазар, попал в Польшу, здесь стал униатом, признал папу главой церкви, и стал звать себя Елисеем. Из Польши, в качестве униата, Феофан-Елисей очутился в Риме в коллегии св. Афанасия, учрежденной папою Григорием Седьмым... Начальник коллегии, иезуит, оценил и полюбил Елисея и звал его в свой орден. Но [может быть, "и"?] Елисей, пробыв три года в Риме, в 1702 г. вернулся в Россию..."

Эти люди делали "культурную революцию"...

Да, печально, но все это "трудности переходного периода". Ведь все прошло, положение в конце концов стабилизировалось. А вот и основной результат радикальных реформ по "западному" образцу:

"По Уложению [Алексея Михайловича] помещик не имел права оторвать свободного по закону крестьянина, обязанного жить на его земле, от земли... Уложение, прикрепляя крестьянина к земле, хочет только закрепить за землевладельцем рабочие руки и вовсе не имеет в виду отдать крестьянина в полное распоряжение помещика... в [петровском] указе 7 апреля 1690 г. [уже] читаем такое выражение: "Всякий помещик и вотчинник в поместьях своих и в вотчинах и во крестьянах поступаться и сдать, и променять их волен"... помещики, и без того путавшие в своем обращении крестьян с холопами, теперь еще больше привыкают обращаться с крестьянами, как с холопами. Злоупотребление помещичьей властью усиливается все более: особенно возрастает торговля людьми. Она принимает такие размеры, что даже Петр чувствует себя бессильным искоренить куплю-продажу людей. Осуждая в одном указе 1721 года продажу крестьян, "кто похочет купить, как скотов", Петр сомневается в возможности прекратить ее, но, предписывая "оную продажу людям пресечь", оговаривается, что "ежели невозможно того вовсе пресечь, то хотя бы, по нужде, продавали целыми фамилиями, или семьями, а не врознь, чего на всем свете не делается"[6].

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день... вот тебе и славный "Петербург Петра и Екатерины"... Если это не рабовладельческий строй, то тогда, простите, что это такое? Неужели будем продолжать верить мифу, будто рабовладение было только давным-давно, во времена Римской империи , а потом, дескать, этот способ эксплуатации себя экономически изжил, и наступил "прогрессивный" феодализм? Да рабовладение никогда само себя не изживет, просто потому, что это наиболее простой, удобный и эффективный способ эксплуатации по отношению к другой этно-политической системе. Паразитическая верхушка иноэтнического происхождения будет спокойно себе "рабовладеть", пока это позволяет терпение подданных!

Известно одно североамериканское племя, не достигшее даже уровня производящего хозяйства, имевшее самых настоящих рабов, причем число их приближалось к 30% населения, как в "лучшие" времена Римской империи. Сама знаменитая империя, классический образчик рабовладения, представляла собой "пирамиду", верхушку которой составляла элита, происходившая от маленького народца, захватившего на определенное время власть над всем средиземноморским миром. А рабовладение в Ассирии, высосавшей кровь из всей Передней Азии, а чудовищная по размерам и по масштабу преступлений рабовладельческая империя "татаро-монголов", а плантаторское "афроамериканское" хозяйство эпохи "первоначального накопления", а крепостное право Петербургской империи, а Третий Рейх, наконец... никто из паразитов за последние 3 тысячи лет, как видно, не утруждал себя изобретением новых способов эксплуатации: рабство оно и есть рабство, так-то оно надежнее. Пора, наконец, уразуметь, что имеются всего два способа организации общества: свободный, основанный на иерархическом структурировании живой этнополитической системы, и рабовладельческий, основанный на эксплуатации такой системы отбросами общества, внесистемными паразитами.

Отрицательная оценка последствий петровских реформ не должна ни в коем случае переходить на деятельность самого Петра, как бы это не казалось парадоксальным. Петровские "реформы" вовсе не были прихотью одного человека: они с необходимостью вытекали из ситуации, сложившейся в отношении России и Западной Европы в 17 в. Находившаяся в состоянии бурного роста и экспансии Западная цивилизация в самом деле была сильнее России, едва успевшей выбраться из под обломков "татаро-монгольского ига"... Выбирать особо не приходилось!

Петр Первый в своей деятельности руководствовался патриотическими соображениями и действительно, сделал все, что мог: если бы он не подчинился частично Западу, не включил в русскую элиту "прозападные" элементы, то Россия могла бы потерять независимость полностью, как это случилось впоследствии с Польшей. В результате петровских реформ Россия превратилась в зависимую страну, но частичное сохранение национальной элиты и национальных государственных институтов оставляло возможность для возрождения. Эта возможность впоследствии была использована. "Точкой перегиба" была Отечественная война 1812 года, когда Запад, после "артподготовки" - культурной экспансии - открыто попытался завоевать Россию. Как известно, не удалось; после Отечественной войны началось подлинное национальное возрождение России, сопровождавшееся небывалым духовным подъемом.

Чем же были на самом деле петровские реформы? Попыткой "привить цивилизацию" варварскому, отсталому народу, как говорят "западники", или злодейской диверсией против национальных основ, как говорят "славянофилы"? Ни тем, ни другим! Петровские реформы - это хорошая "игра в мизерах", или искусство выжить в совершенно невыносимой обстановке. В этом смысле позиция Петра по отношению к Западу полностью аналогична позиции Александра Невского по отношению к Востоку... Политику Александра, вынужденного уступить часть суверенитета Золотой Орде, некоторые историки склонны рассматривать как стремление к некоему единству, "симбиозу"... В таком случае, политика Петра - тоже "симбиоз", да еще какой! Из серии "не до жиру, быть бы живу"... Величие обоих политических деятелей, сумевших спасти в тяжелейших условиях независимость России пусть путем компромисса - несомненно, но следует отличать все же подъем от глубокого упадка, и не создавать сказок о сказочном "Петербурге Екатерины" и о "браке по любви" Руси с Золотой Ордой...



* * *

Вернемся к нашему недавнему рабовладельческому прошлому. С 1761 г., начиная с Петра Голынтейн-Готторпского и Екатерины Ангальт-Цербстской власть уже вполне открыто переходит в руки немецкой династии и наконец, стабилизируется на полтора столетия. При Екатерине рабовладение укрепилось и охватило до 50% населения России; всем хорошо известны "вознаграждения" живыми подарками, по нескольку тысяч человек в каждом, фаворитов любвеобильной императрицы (так и хочется сказать: "Екатерина, ты была не права!").

Апогея (или, может быть, апофигея) петербургская империя достигает в правление Николая Первого (1825-1856 гг.), правительство которого представляли исключительно "лица немецкой национальности": органы госбезопасности - Бенкендорф, Дубельт; министр иностранных дел Нессельроде; финансов Канкрин; фактический руководитель госсектора в экономике - министр путей сообщения Клейнмихель. Как видим, русские на ключевые посты не допускались, их держали только для представительства... В 1856-1861 гг. начался национальный подъем, с которым так или иначе вынуждено было считаться и правительство, однако "консенсуса" не получилось, и в 1917 г. династия "норманнов" вместе с поддержавшей ее частью элиты была уничтожена. В 1941 г. Германия попыталась вернуть Россию и другие славянские страны в сферу влияния своей цивилизации, но, как известно, не удалось.

Так, спрашивается, были "норманны" или нет? Конечно, были, причем совсем недавно. Во времена петровских реформ потребовалось подвести идеологическое обоснование, для чего и были выписаны в Россию крупные ученые с Запада; выполняя социальный заказ, они и создали "легенду о призвании варягов". В российскую историческую науку на белом коне въехала тевтонская троица: Байер, Миллер и Шлецер. Эта троица безапелляционно утвердила норманизм во всей его красе. Член "Академии-де-Сиянс" первого призыва, Г. С. Байер уже в 1730-е гг., в бироновскую эпоху, состряпал вполне удобоваримое норманическое блюдо. Особой полемики не было: доказательства "нового слова в науке" были основаны на довольно-таки весомом аргументе - на тайной канцелярии с ее отработанной методикой в борьбе с инакомыслием.

Первый отпор "новое мышление" получило только после свержения галантного "курляндского герцога" с российского престола. В 1749 г. еще один представитель "Академии-де-Сиянс", Г. Ф. Миллер произнес речь "О происхождении и имени народа Российского" (можно себе представить, что он высказал о происхождении и имени народа Российского!), вызвавшую немедленный отклик М. В. Ломоносова: "..Сие так чудно, что если бы г. Миллер умел изобразить живым стилем, то бы он россиян сделал толь бедным народом, каким еще ни один и самый подлый народ ни от какого писателя не представлен". С живым стилем у норманистов всегда было плоховато, тем более что первые из них вряд ли хорошо говорили по русски...

Выступление Ломоносова оказалось "гласом вопиющего в пустыне". В те времена считалось неприличным сомневаться, что вся "руссиш культуриш" была заимствована с Запада, что основы государства Российского заложены скандинавами с их "нордической" породой и явно выраженной "волей к власти". Основатели династии Рюрик, Олег и другие, разумеется, могли быть только норманнами; их имена могли трактоваться только как скандинавские. Напрасно возражал Ломоносов, что "на скандинавском языке не имеют сии имена никакого знаменования"[7]; напрасно выдающийся историк В. Н. Татищев, основываясь на подлинных документах - русских летописях (в том числе позднее утраченной Иоакимо-вой), пытался вести спор на научном уровне... Какой там научный спор! Тут призом была уже не "Кемская волость", а вся Россия...

К концу 18-го столетия норманисты могли торжествовать "полную и безоговорочную" победу. Не было уже в государственной элите людей, подобных Ломоносову и Татищеву. Официальный историограф петербургской династии Н. М. Карамзин мог себе позволить разве что упомянуть о том, что имеется и альтернативный взгляд на проблему происхождения русского государства, но отклониться от господствующей "теории" это уж ни-ни. Дошло до того, что норманическая легенда вошла в сознание даже лучших представителей русской интеллигенции той эпохи, правда, не со знаком "+", как в официальных кругах, а со знаком "-"; в их глазах "призвание варягов" в 9 в. казалось точной копией происходившего в 18 в. унижения России.

Момент прозрения можно определить довольно точно. В 1793 году А. Н. Радищев написал знаменитое: Я взглянул окрест, и душа моя страданиями человеческими уязвлена стала. "Чудище обло, озорно, стозевно и лаяй" нависло над Россией. Но увидеть и осознать - это уже значит отчасти "преодолеть".

Почти одновременно с выходом книги Радищева происходит переосмысление легенды о "призвания варягов" - в известной пьесе Я. Б. Княжнина "Вадим Новгородский" (1789 г.). Используя краткое сообщение Никоновской летописи о неком Вадиме, поднявшим восстание против Рюрика и убитым им ("Того же лета оскорбишася Новгородцы, глаголюще: "яко быти нам рабом, и много зла всячески пострадати от Рюрика и от рода его". Того же лета уби Рюрик Вадима храброго, и иных многих избы Новгородцев, советников его"), Княжнин создал образ русского патриота, гибнущего в неравной борьбе с вражьими силами "варягов", захвативших власть на Руси и уничтоживших древнюю свободу. Вскоре после того, как "Вадим" стал известен в обществе, Княжнин умер при загадочных обстоятельствах. Какого мнения были современники о судьбе писателя, можно получить представление из краткого замечания А. С. Пушкина "Княжнин умер под розгами"[8]. Известный историк той же эпохи, Д. Н. Бантыш-Каменский сообщал, что Княжнин был допрашивая Шешковским, начальником Тайной экспедиции, впал в жестокую болезнь и умер в начале 1791 года. Методы работы "тайной экспедиции" были хорошо известны...[9] Несгораемая рукопись "Вадима" в 1791 г. была конфискована и сожжена.

Однако репрессии не помогали. Такое же негативное отношение к "норманической" легенде сохранялось и позже. "Вадим Храбрый" стал излюбленной темой поэтов; над ней работали Жуковский, Рылеев, Пушкин, Лермонтов... Вот как выглядит "призвание варягов" в поэме М. Ю. Лермонтова "Последний сын вольности":


..."Ах, вы люди новгородские!
Между вас змея-раздор шипит.
Призовите князя чуждого,
Чтоб владел он краем родины!" -
Так сказал и умер Гостомысл.
Кривичи, славяне, весь и чудь
Шлют послов за море синее,
Чтобы звать князей варяжских стран.
"Край наш славен - но порядка нет!" -
Говорят послы князьям чужим.
Рурик, Трувор и Синае клялись
Не вести дружины за собой;
Но с зарей блеснуло множество
Острых копий, белых парусов
Сквозь синеющий туман морской!..
Обманулись вы, сыны славян!
Чей белеет стан под городом?
Завтра, завтра дерзостный варяг
Будет князем Новагорода,
Завтра будете рабами вы!.
Увы! Пред властию чужой
Склонилась гордая страна,
И песня вольности святой Уже забвенью предана.
Свершилось! Дерзостный варяг
Богов славянских победил;
Один неосторожный шаг
Свободный край поработил!
Но есть поныне горсть людей,
В дичи лесов, в дичи степей;
Они, увидев падший гром,
Не перестали помышлять
В изгнанье дальнем и глухом,
Как вольность пробудить опять;
Отчизны верные сыны
Еще надеждою полны...


Обнаженный трагизм этой поэмы (одинокий герой погибает, ничем не прикрытое зло торжествует безраздельно) - своего рода показатель момента максимального господства норманизма и в жизни, и в идеологии николаевской империи. И одновременно - духовный рывок, преодоление, начало нового подъема...

Поэма Лермонтова осталась неизвестной современникам, но отношение к правящим "норманнам" великий поэт сумел выразить в другом произведении, получившим, что называется, широкую огласку с момента написания:



А вы, надменные потомки
Известной подлостью прославленных отцов, [это об "аристократии", основанной "птенцами гнезда петрова" и их постельной обслугой]
Пятою рабскою поправшие обломки
Игрою счастия обиженных родов! [а это уже о настоящей русской аристократии, о Волконских, Оболенских, Одоевских...]
Бы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи! [ну, это понятно о Бенкендорфах, Дубельтах, Нессельроде, и конечно, о самих голштинско-цербстских псевдоромановых]
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда - все молчи!..
Но есть и Божий суд, наперсники разврата!
Есть грозный суд: он ждет.
Он не доступен звону злата,
И мысли и дела он знает наперед.
Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:
Оно вам не поможет вновь,
И ВЫ НЕ СМОЕТЕ ВСЕЙ ВАШЕЙ ЧЕРНОЙ КРОВЬЮ...


Конечно, ЭТИ, которые с черной кровью, все прекрасно поняли, и подписали юному поэту смертный приговор. Но Боже, какое наслаждение бросить в лицо властвующей мрази это страшное пророчество, тем более и это все тогда почувствовали! пророчество правдивое...[10]

Между тем времена менялись. Трагический момент отчаяния, когда власть "норманнов" казалась всемогущей ("чудище обло, озорно, стозевно и лаяй..."), отошел в прошлое. Начался подъем русского национального самосознания, золотой век русской культуры. Пришла пора усомниться в правоте "легенды о призвании".

"Варяжский вопрос" оказался в центре внимания пробудившейся в годы реформ свободной мысли. В 1860 г. состоялся публичный диспут двух историков, специально посвященный "варягам", диспут, вызвавший небывалый общественный резонанс. Позицию официального норманиз-ма защищал престарелый М. Погодин, "светило" исторической науки практически на всем протяжении николаевского царствования. Ему противостоял молодой историк Н. И. Костомаров, публиковавший свои работы в знаменитом "Современнике" (редактор: Н. А. Некрасов; сотрудники и постоянные авторы: Л. Н. Толстой, А. Н. Островский, И. С. Тургенев, Козьма Прутков, Н. Г. Чернышевский, Н. А. Добролюбов... короче, не журнал, а хрестоматия по литературе).

Сатирическое приложение к "Современнику", журнал "Свисток", принял самое горячее участие в освещении "варяжского" диспута. Увы, "маститый норманнщик" Погодин, как этого и следовало ожидать, наткнулся на днепровские пороги. Свисток немедля свистнул: "Может, вы этого дела не изучали, так мы расскажем вам: мы ведь на все руки... Видите ли, Константин Багрянородный, византийский автор 10 века, написал сочинение об управлении государством, и так как собственно управление мало занимало его, то он и пустился здесь в ту науку, которую г-жа Простакова называет недворянскою. Перебирая разные местности, он, между прочим, говорит о семи порогах на Днепре и приводит их названия на двух языках: по-славянски, говорит, называется так-то, а по-русски так-то. Ученые принялись добираться, какой же это язык разумеется под именем русского.. Норманнщики, разумеется, принялись объяснять все из скандинавских языков. Между этими порогами особенно два показались им ясны: Варуфорос, по-славянски Вульнипраг, и Геляндри. Нашли в скандинавском war тихий и fors порог, а славянское имя растолковали - вольный праг; вольный и тихий - все равно, стало быть ясно... Другой порог, Геляндри, назван у Константина по-славянски, а как он по-русски этого не сказано; но норманнщики решили, что тут ошибка, и нашли в исландском точно такое слово, с значением шумящий. Опять ясно. Руководясь такими светлыми соображениями, г. Погодин, после всех доводов противника, объявил, что Геляндри и Варуфорос - это такие два столба, которые всегда поддержат норманнство и выдержат какой угодно напор..."[11] Статью, посвященную диспуту, под названием "Наука и свистопляска", написал Н. А. Добролюбов. Ему же принадлежит и стихотворение на ту же тему:



Два порога
Геляндри и Варуфорос - вот два мои столба!
На них мою теорию поставила судьба.
Порогов сих названия так Лерберг объяснил
Из языка норманнского, что спорить нету сил.
Конечно, автор греческий их мог и переврать;
Но мог, против обычая, и верно написать,
Геляндри хоть приводит он в числе славянских слов;
Но ясно - здесь ошибся он, не зная языков.
......................................................................
Геляндри и Варуфорос - вот, так сказать, быки,
Об кои обобьете вы напрасно кулаки!


Добролюбов, конечно, вволю поиздевался над схоластическо-филологической манерой "аргументации". Еще недавно норманисты были действительно страшны: за ними стояла тайная канцелярия и заплечных дел мастера. Но в 1860 г. Россия, смеясь, расставалась с прошлым...

Исчерпав научные аргументы в споре, Погодин дошел до того, что заявил: "внутренний голос говорит мне, что первые князья наши были норманны"... Эту классическую фразу следует запомнить, потому что норманическая свистопляска, увы, продолжается.

Нетрудно заметить, что в конце 18 - первой половине 19 в. против норманизма выступали только русские поэты и писатели, те, которых мы теперь называем "классики золотого века". Историки-профессионалы молчали или занимались схоластической свистопляской. Почему - вполне понятно: историческая наука слишком сильно связана с политической конъюнктурой и гораздо легче поддается контролю, чем свободное слово поэта. Однако уже в 1860-е гг. ситуация изменилась: появились первые научные труды, рассматривающие историю средневековой Руси без предвзятостей.

Следует, справедливости ради, отметить, что далеко не все "птенцы гнезда петрова", "лица немецкой национальности" из Де-Сиянс Академии были норманистами. Конечно, за это выплачивались немалые деньги, но бывают все же и такие историки, которым, несмотря на "приличное вознаграждение" противно повторять заведомую чушь. Подъем, охвативший русское общество в период Отечественной войны 1812 г. (следует вспомнить, что в этой войне Германия и Россия были союзниками), привел к появлению работы Г. Эверса (1814 г.), подвергнувшего норманизм разгромной критике. С истинно немецкой пунктуальностью Эверс не оставил от создания Байера-Миллера-Шлецера камня на камне. Однако в его версии киевские князья происходили от хазар. Почему от хазар? Ну, видимо, в начале 19 в. было довольно трудно себе представить, что в России когда-то правила национальная элита действительность-то была совсем другой. Фактически немец Эверс, сам того не подозревая, стал основателем "евразийства"! Работа Эверса, несмотря на ее хазарофилию, была все же первым серьезным критическим разбором норманизма. В дальнейшем это "раннеевразийское" направление разрабатывалось Д. Иловайским (1876 г.), выдвинувшим теорию происхождения русской элиты... от гуннов и булгар.

Забавно выглядит уже сам "разброс" мнений по поводу того, кем же по национальности были загадочные варяги, основавшие русское государство. Норманисты, разумеется, упирали на то, что это были скандинавы, хотя какие именно -тут уже никакого согласия не было; высказывались аргументы в пользу шведов, датчан, норвежцев... Татищев, пытаясь найти компромисс, выдвинул версию финнского происхождения варягов. Эверс предложил искать хазарский или венгерский след; Иловайский гуннский или болгарский. Костомаров, в поисках альтернативы норманизму предложил гипотезу литовского происхождения варягов, Шахматов - даже кельтского! Куда дальше? Буквально все соседи и даже не-соседи Руси были "перепробованы" на роль варягов... Пока не дошло, наконец, что самое простое и единственно возможное объяснение, это - теория славянского происхождения варягов-руси.

Возрождение "славянской" концепции происхождения русского государства произошло в 1830 - 1840-е гг. Это была эпоха Лермонтова и Гоголя, Белинского, Герцена и "славянофилов"... Главное слово было сказано: летописные "варяги" - это жители юго-западной Балтики, славяне![12] Тогда же началось, наконец, издание первоисточников русских летописей, которые оставались до той поры "тайной за семью печатями"...

Не останавливаясь подробно на перепитиях спора "норманизма" и "антинорманизма", следует отметить выдающийся вклад в прояснении исторической истины, внесенный С. А. Гедеоновым[13]. В его работе была, наконец, восстановлена концепция, принятая в русской национальной историографии еще со времен "позднейших летописей": происхождение династии Рюрика связано с землями балтийских славян. Следует вспомнить "исторический фон" в момент появления работ Гедеонова: 1860 - 1870-е гг. были временем подъема экономики, науки, культуры (это были "годы Толстого и Достоевского"), как следствие нарастало народническое движение (истинно национальные революции всегда бывают на подъеме, а не на спаде); казалось, чужеродное тело "норманизированной" элиты вот-вот' будет исторгнуто. Однако оказалось, что сделать последнее усилие не так просто и требуется еще большая искупительная жертва...

После революции многое изменилось, в том числе и в отношении к "варяжской" теории, однако решительному пересмотру на государственном уровне она подверглась только в годы борьбы с фашизмом. Поражение реальных "норманнов" привело и к поражению норманизма как идеологии.

Кстати, об этой идеологии... Вот как она выглядела еще 1 июня 1941 года: "...Меньше слов и дебатов. Главное - действовать. Русскому импонирует только действие, ибо он по своей натуре женствен и сентиментален. "Наша страна велика и обильна, а порядка в ней нет, приходите и владейте нами". Это изречение появилось уже в самом начале образования русского государства, когда русские звали норманнов приходить и управлять ими. Эта установка красной нитью проходит через все периоды истории русского государства: господство монголов, господство поляков и литовцев, самодержавие царей и господство немцев, вплоть до Ленина и Сталина. Русские всегда хотят быть массой, которой управляют. Так они воспримут и приход немцев, ибо этот приход отвечает их желанию: "приходите и владейте нами"..."[14]. Цитированный документ представляет собой официальную инструкцию Третьего Рейха, так называемые "двенадцать заповедей поведения немцев на Востоке и их обращения с русскими".

Да, лучше действительно не скажешь. Вот она, "тайная доктрина" норманизма во всей ее прелести и полноте. Главное, отровенно, без лицемерия. И в самую точку, прямо в яблочко! Ясно же сказано, что Россия это женская, "иньская" сущность... Требует силового воздействия извне... Об этом идет речь, а не о каких-то там исторических событиях, династиях и проч. Да, современные норманисты не любят, чтобы им тыкали в нос такими "коллегами", как автор этого текста (кто он был оберштурмбаннфюрер? штандартенфюрер? обергруппенфюрер? вюрстшнапскригсфюрер?), "творивший" в недрах какой-нибудь рейхсканцелярии...

В 1945 году казалось, что норманизм, наконец, похоронен; жаль, что забыли вбить в могилу этой "теории" осиновый кол. И вот в 1960 - 1970-е годы, в эпоху "застоя" и всеобщей расслабухи, упырь вновь вылез на белый свет...

На сем "норманическую" предысторию можно завершить; начинается современная эпоха. В заключение следует сказать, что, кроме как у нас, в России, никакого спора норманизма и антинорманизма нигде нет. Со времен Байера, Миллера и Шлецера, все научные работы по истории России "на том берегу" написаны исключительно с позиций норманизма; в том же духе составлены и школьные учебники. На тему "призвания варягов" пишется множество исследований, на которые тратятся немалые деньги (видимо, из неиссякаемого источника соответствующих военных ведомств). Впрочем, ничего нового по сравнению со Шлецером... etc. бесконечные западные норманисты не внесли; их работы представляют собой просто повторение одних и тех же затасканных аргументов, варьируется только наукообразный "наполнитель" (по принципу: капля камень точит). Конечно, так откровенно, как во времена третьего рейха, уже никто не высказывается, но, читая опусы подобного рода, следует помнить, какого рода "тайная доктрина" скрывается за ними.




2. Время менять имена.


Рассмотрим теперь (еще раз! сколько можно?) аргументы норманистов, благо их совсем немного. Прежде всего, развитие археологии, этнографии и других "прикладных" исторических наук за послевоенные десятилетия сделало невозможным утверждать о наличии хоть какого-нибудь значительного скандинавского влияния на русскую экономику, культуру, язык, религию и т. д. Ничего нет, кроме свидетельства о существовании норманнов-наемников в великокняжеской дружине 11 в., что и без того было известно по летописям. Разумеется, норманисты уже не могут этого игнорировать, и потому строят свои концепции на предположении, что норманская элита, дескать, очень быстро славянизировалась. Но тем не менее "мавр сделал свое дело": именно эта элита, материальные следы которой практически неуловимы, сыграла роль "закваски", "дрожжей" русской государственности...

Где же доказательства? А вот они все:

1) Аргумент первый: "Гиляндри и Варуфорос". Именно так, по свидетельству Константина Багрянородного, интеллигентного византийского императора, написавшего трактат "Об управлении империей", назывались днепровские пороги по-русски[15]. Константин приводит двойную систему названий, "по-русски" и "по-славянски", из чего делали вывод (все те же Байер-Шлецер... etc. в 18 в.), что русские названия - это скандинавские. Между тем название первого порога - "Не спи" звучит на "обоих языках" одинаково... Уж не напутал ли чего образованный византиец? Лучше бы этот император вместо теории занимался практикой управления империей, а то, говорят, был он отравлен собственным сыном по наущению невестки - красотки Феофано, дочери трактирщика...

2) Аргумент второй: "свеоны" послы "Хакана Росов". Имеется в виду сообщение Вертинских анналов 839 г. о задержанных на территории империи Каролингов неких послов Хакана росов, возвращавшихся от византийского императора[16]. Эти послы, оказавшиеся, как писал хронист, по национальности свеонами, вызвали у норманистов большой ажиотаж: из этого краткого сообщения сделали вывод, что русы шведы!

3) Аргумент третий: противопоставление "русских" "славянам" известное и по летописи, и по византийским, и по арабским источникам. Разумеется, норманисты толкуют это как доказательство отличия скандинавской дружины от местного населения. Но ни в одном источнике русские как этнос не отождествляются напрямую со скандинавами. Кроме того, из сообщений арабов о Руси очень хорошо видно, что имеется в виду не элита общества, а территориально целостный этнос, в чем-то отличный от "словенского", но достаточно ему близкий.

4) Аргумент четвертый: имена первых русских князей. Предполагается, будто бы Рюрик, Игорь, Олег - чисто скандинавские имена. Продолжается поиск "кандидата в Рюрики" на германских землях 9 в., особенно "доверие" вызывает некий Рорик Ютландский, мелкий феодал каролингского пограничья 860-х гг. Но если бы этому Рорику и в самом деле удалось "внедриться" в России, какой бы ажиотаж поднялся на Западе!..

Мы видим, что в основном аргументация норманистов строится на "филологических" доказательствах. Это и понятно: "материальные" факты уж очень сильно обличают их во лжи. Между тем толкование имен и комментирование-пере-комментирование текстов древних источников оставляет такой простор для произвола, такое дикое поле, где современному норманисту есть где разгуляться на воле. Средневековые схоласты, вычислявшие количество ангелов, помещающихся на кончике иглы, вполне могли бы позавидовать размаху подобных "исследований". Эти игры деда-буковеда продолжаются уже не менее трехсот лет, результат их довольно плачевный.

Итак, начнем с имен основателей династии. Прежде всего, следует знать, до чего может дойти безудержный "лингвистический" норманизм. Познать, так сказать, пределы. Во времена Миллер а-Бай ера-Шлецер а даже имя ВЛАДИМИР выводили из германских языков (и это несмотря на то, что обстоятельные средневековые немецкие хронисты не забывали при упоминании этого имени давать перевод: Владимир по-славянски значит владеющий миром). Можно, конечно, считать это курьезом, но... и до сих пор славянское значение имени кое-кому страшно не нравится. Хоть сейчас и не 18-й век-с, но есть в России 1997 года такие историки-профессионалы, Которые не поморщившись, не отводя глаз утверждают, что имя СВЯТОСЛАВ происходит от скандинавского "Сфендислейф"[17]...

Это вместо предисловия, к вопросу об уровне, на котором ведется дискуссия... Ну хорошо, "Владимиры" и "Святославы" легко читаются из современного русского языка. А другие имена? Они вроде бы как-то звучат "не по-русски"?

Не только в Киевской Руси, но и во многих других славянских странах раннего средневековья встречаются имена, кажущиеся "непонятными". Достаточно просмотреть сочинения немецких хронистов, чтобы встретить на их страницах западных славян-вендов, называющих себя: Коннильд, Регнальд, Мике, Дюк, Транно, Флокк, Грин, Тунго, Борна. Очевидно, эти имена того же стиля, что и варяжские в русских летописях - Аскольд, Акун, Тудор, Шихберн и так далее[18]. Откуда у славян так много "неславянских" имен? Напрасно считают каждое "незнакомое" имя результатом заимствования; забывают при этом, что язык имеет свойство меняться со временем, а "именной набор" не всегда такие изменения отслеживает. Разберемся.

Номер первый: РЮРИК. Относительно этого имени уже можно считать доказанным, что и само оно, и подобные ему формы были широко распространены в Европе чуть ли не с 4 в. н. э., среди кельтов и западных славян-вендов[19]. Между прочим, Рерик - старое название одного из крупных городов вендского Поморья (совр. Мекленбург). Самая западная ветвь славян занимала территорию современной восточной Германии и даже значительную часть полуострова Ютландия... Видимо, поэтому еще в эпоху Каролингов некоторые немецкие феодалы, владевшие только что завоеванными славянскими землями, и носили такие имена, как "Рорик Ютландский" Древние традиции еще не успели "выветриться"!

Кстати, а мог ли в самом деле этот Рорик Ютландский быть "нашим" Рюриком! О Рорике известно, что он в 857-861 гг. владел частью южной Ютландии (Дании) на границах империи Каролингов, а до этого - Дорештадтом на нижнем Рейне. В 870-873 гг. он числился вассалом императора Карла Лысого. Между тем об основателе русской правящей династии, Рюрике, известно, что он не позднее 862 г. (а может быть, и раньше) прибыл в землю словен и оставался их князем до самой своей смерти... Однако нашим норманистам такие "неувязочки" не помеха. Они утверждают, что Рорик Ютландский... мог "побывать" в России (в промежутке 861-870 гг., когда его имя не попадало в тексты западных хроник), потом вернуться обратно (чтобы успеть стать вассалом Карла Лысого!), потом опять в Россию[20]. Короче, "гастролировать" со своей труппой "крутые норманны" то там, то сям. Всякому (кроме норманиста) понятно, что новгородский Рюрик и ютландский Рорик никак не могли быть одним и тем же человеком! Тождество их можно допустить, разве что предположив, что один из "двоящихся" князей был дублем другого...

[Вернее предположить, что псевдогерманцы, оседавшие на побережье славянских Севфного и Балтийского морей, перенимали славянские имена (прим. ред.).]

Имена ИГОРЬ и ОЛЕГ норманисты считают "типично скандинавскими", первое одной из "инговых" форм (вроде Ингвар, второе искажением имени Хельги (Хельгу). Договариваются до того, что "Хельги" считают даже не именем, а титулом первых варяжских князей...

А если вспомнить, что в русских былинах есть такой герой, как Вольга Святославич - не простой богатырь, но князь, представитель правящей династии? Очевидно, что Вольга - вариант имени Олег, причем такой, что его трудно сопоставить со скандинавским. Княгиня Ольга в тексте летописи также несколько раз названа Волъгой... Принципиальное различие имен Олег/Ольга (Воль-га) и Хельги/Хельга подтверждают и скандинавские источники! В одной из саг действующими лицами являются русский князь Вальдемар (Владимир Красное Солнышко) и его мать, мудрая престарелая Алогия. Очевидно, что имелась в виду княгиня Ольга, которой Владимир на самом деле приходился внуком. Если бы Ольга была скандинавкой Хельгой, разве появилась бы в сагах такая явно заимствованная, искаженная форма как Алогия?[21]

Вообще следует заметить, что имена с корнем "ол-", "оли-" были очень распространены у славян. Так, короля южнобалтийских русов-рутенов, воевавшего с датчанами не позднее 7 в. (сообщение Саксона Грамматика), звали Олимир. В раннесредневековой Польше известно имя Олислава, на Руси - Ольстин, Олова. У чехов встречаются: Олата, Олъбрам, Олек, Олен; город Оло-мюц, река Ольцава; у поморских славян - город Ольгощь. И все эти имена имеют варианты: Олимир-Велимир, Ольгост-Велегост, Олен-Велен...[22] Интересный вариант имени Олег имеется у балтских народов. Великого князя Литовского, правившего в 14 в., звали Ольгерд (в русских источниках это имя часто передавалось как "Вольгерд"). Очевидно, перед нами сложносоставное имя, первая часть которого "Олег" (Вольга), а окончание - типичное "центральноевропейское" (-ард, "ольд), как в других балтских, западнославянских'и кельтских именах (Аскольд, Витольд, Бернард и т. д.). Хорошо известно, что балты никаких "варягов" не призывали, а по языку и культуре всегда были очень близки славянам...

Хорошо, если имя Олег (Вольга) русское, как это увязать с сообщением Татищева об урманском "норманнском" происхождении Вещего Олега? Эта информация в других источниках не подтверждена[23]. Но дело даже не в этом. Само слово "норманны" означает попросту "северяне"... Изначально это было не имя народа, но собирательное обозначение для всех жителей Северной Европы. Есть свидетельства, что "норманнами" назывались в раннем средневековье вообще все северные европейцы, безразлично скандинавы или славяне...[24]

Очевидно, что аналогов имени "Олег" в Скандинавии нет, зато они в изобилии имеются у балтов и западных славян. Не то с именем Игорь. В древности оно звучало с носовым звуком (варианты: Ингер, Ингорь, Ингварь), позднее у славян исчезнувшим. Хорошо известно, что у скандинавских народов имеется множество похожих имен: Ингвар (точное совпадение!), Инге, Ингемар, Ингеборг и др. Но это ни в коем случае не означает, что имя "Игорь" на Русь принесли викинги, и не может служить доказательством скандинавского происхождения князя Игоря, правившего в Киеве в 912-944 годах. Дело в том, что имена такого же рода были хорошо известны не только у скандинавов и германцев, но и у кельтов... Они зафиксированы также и у славян - причем славян южных, с "норманнами" уж никак не связанных. С. Гедеонов обратил внимание на князя Инго, правившего в 803 г. в Хорутании (совр. Словения)[25]. Что, разве он тоже был родом из Швеции?

Вообще лингвистические упражнения на тему "какой народ у какого чего заимствовал" часто превращаются в чистой воды схоластику, особенно в том случае, когда рассматриваемые языки имеют генетическое родство, как германские и славянские, славянские и иранские и т. д.

Как показал А. Г. Кузьмин, смысл "варяжских" имен объясняется намного лучше из языков кельтской и иранской групп, чем из германской[26]. В кельтских языках не только находятся соответствующие корни с подходящими смысловыми значениями, но и очень похожие собственные имена.

Имя "Рюрик" было известно не только у вендов, но и у галлов. Само окончание -рик очень типично для кельтских имен эпохи Цезаря и позднее; смысл его (царь, вождь) очень подходит для представителя правящего слоя. Имя Дир почти во всех языках кельтской группы означает "сильный, знатный", и так далее. Имя Аскольд имеет аналоги среди германских, но не в меньшей степени и среди кельтских, и балтских имен, имеющих окончание на -ольд и -ард (значение: высокий). Имена "ингового" типа (Ингер, Инге) были широко распространены в кельтской Бретани; известны многие их формы, а также топонимы, связанные с ними.

Интересно, что даже такое ярко выраженное славянское имя, как Владимир, тоже имеет вполне сопоставимое кельтское "Вальдемар", в Галлии оно известно с 7 в. Раз уж такое типично славянское имя имеет кельтский аналог право же, кое-что это значит... Этого мало: балтские имена (и среди них такие династийные литовские, как Витень, Гедимин) тоже имеют с кельтскими большое сходство. Если копнуть немного глубже и взять для анализа древнейшие из известных восточнославянских имен, то есть имена антов, упомянутые в греческих источниках 5-7 вв. (типа Ардагаст, Радогаст и т. д.), то без труда можно убедиться, что и они очень похожи на кельтские, среди которых формы на -гаст были в древности широко распространены. Окончание -гаст в кельтских языках имеет смысл "благородный, достойный"...

Кроме кельтских, для сравнения с древнерусскими именами полезно использовать имена иранского (то есть скифо-сарматского) круга. Если учесть сильное взаимодействие славян и сарматов, то близость имен не вызывает удивления. Прежде всего, имя Кия, "основателя города": оно значит просто "царь, вождь" (вспомним "шахские" имена типа Кей-Хосров, Кей-Кавус и т. д.). Вполне может быть, что Кий - это не собственное имя, а просто титул... Имя Олег имеет очень похожий иранский аналог, звучащий как "Халег". Значение имени "творец, создатель" очень подходит к обстоятельствам правления Вещего Олега, который и в самом деле был создателем единого Русского государства.

Между прочим, пресловутые "русские" названия днепровских порогов тоже можно рассматривать в "иранскдм" (то есть сарматском) ключе. Хотя, конечно, Константин Багрянородный преподнес эти имена в таком искаженном виде, что они ни на каком языке не поддаются однозначной интерпретации...

Кроме династийных имен, из дохристианского периода истории Руси известны только имена княжеских дружинников, зафиксированные в договорах Олега и Игоря с Византией. Из списка этих имен значительная часть легко объясняется из иранских языков, но немаловажно и то, что не меньшее количество имен имеет "кельтское" объяснение[27]. Среди немногочисленных оставшихся легко выделяются имена чудского (финского) происхождения, а также просто имена-"этнонимы": Ятвяг (видимо, носитель его был выходцем из балтского племени ятвагов) и Свень (швед!). Как отмечает А. Г. Кузьмин, само имя "Швед" в отношении высокопоставленного дружинника указывает на то, что в сравнительно моноэтнической элите его положение было заметным, выделяющимся. Видимо, во времена Олега и Игоря скандинавы в великокняжеской дружине были так редки, что назывались просто по имени своего народа... Но это полностью совпадает с известиями современных источников: действие скандинавских саг, повествующих о "норманнах" на русской службе, относится к правлению Владимира и Ярослава, но никак не к более раннему периоду; о том же говорят и русские летописи.

И что же из всего этого следует? Можно ли сделать вывод, как сделал его А. Г. Кузьмин, что "славяне заимствовали имена у причерноморских иранцев и кельтов"?.. Ну спрашивается, причем тут заимствование? Почему надо обязательно предполагать, что все, что мы имеем непременно не наше, чужое? На место германцев ставят "иранцев" или кельтов, но от перестановки мест слагаемых...

Нет, глубинное родство имен столь разных народов, как скифо-иранцы, кельты, балты и славяне, народов, расселенных уже в глубокой древности, по крайней мере во 2-м тысячелетии до н. э. на огромной территории от Бретани до пустыни Гоби, означает не какое-то "заимствование", а нечто гораздо более важное. Да и о каком вообще крупном заимствовании могла идти речь в те времена, когда контакты между народами были довольно ограничены, а культурная традиция постоянной... Настоящая "смена имен" была связана с принятием христианства. А вообще собственные имена это наиболее консервативная часть языка. Сам язык может давно поменяться, а имена, передаваемые по традиции, остаются прежними; они все живут, хотя никто уже не знает, что они означают на самом деле... Неужели не понятно, что поразительное сходство имен, обнаруживаемое у балтских, славянских, иранских, кельтских и германских народов есть наследие древней эпохи, когда все эти народы представляли собой нечто единое? Сходство древних дохристианских имен народов индоевропейской языковой семьи обусловлено общностью их происхождения и восходит к "арийскому" единству, существовавшему не позднее 3 тыс. до н. э. Ничего больше!

Да, имена первых русских князей и их дружинников 9-10 вв. кажутся на современный русский слух "странными", неславянскими. Но можно быть уверенным, что они уже и в те времена не были понятны современникам. Это просто очень древние, традиционные, индоевропейские имена. И все они свои, русские. Даже те имена, которые трактуются как "иранские", вряд ли являются таковыми: к 9 в. потомки скифо-сарматов уже перешли на славянский язык. На основе анализа имен древнейших представителей княжеской династии и ее дружины можно утверждать , что элита русского государства была в 9-10 вв. полностью своя, национальная.




3. След сокола.

...Не худа гнъзда шестокрилци!

Слово о полку Игореве

Кто такие варяги?

О, это простой вопрос: варяги... это такие, вроде викингов: на ладьях, плавают, с больщими мечами; нападают на всех. Что значит это слово? Ну, вроде "дружинники", или что-то еще... Это "общепринятое мнение". А что на самом деле?

Вот что говорит о народах Европы, "Афетовой части" мира, наш первоисточник, Повесть временных лет: "В Афетовой же части... седять РУСЬ, Чюдь и вси языци... Ляхове же и Пруси, чюдь приседать к морю Варяжьскому [Балтике]; по сему же морю седять ВАРЯЗИ семо ко въстоку до предела Симова, по тому же морю седять к западу до земле Агнянски и до Волошъски. Афетово бо и то колено: ВАРЯЗИ, Свей, Урмане, (Готе), РУСЬ, Агняне, Галичане, Волъхва, Римляне, Немци, Корлязи, Веньдици, Фрягове и прочий, ти же приседать от запада къ полуденью и съседяться с племенем Хамовым"[28]. Ого! Чуть ли не с первых же строк первоисточника нам встречаются варяги, и оказывается, что это никакие не "дружинники", а самый обычный народ, такой, как и другие... Кому и с какой целью понадобилось игнорировать летописное сообщение? Может быть, Нестор одинок, и его мнение не подтверждается другими источниками? Да нет. Вот что пишет знаменитый арабский ученый Аль-Бируни почти в то же время, в 11 в.: "от [океана] отделяется большой залив на севере у саклабов [славян] и простирается близко к земле булгар, страны мусульман; они знают его как море варанков, а это народ на его берегу"[29]. Разумеется, этот список сообщений можно продолжить...

Все они свидетельствуют об одном: Балтийское море ("залив океана"), называвшееся в средние века Варяжским, получило такое название вовсе не от бродячих полиэтнических дружин каких-то грабителей, как нам хотят это представить, а просто от народа, жившего на его берегу. Варяги - это самый обычный этноним, ничем не отличающийся от других. Между тем этот загадочный народ варягов для нас не безынтересен, хотя бы вот почему: "И от тех варягов прозвася Русская земля, новугородьци, ти суть людъе новогородъци от рода варяжъска, прежде бо беша словене"[30]. Варяги эти так тесно связаны с русской историей, что не разделить... Так кто же они?

Где же обитали, по русским летописям, загадочные варяги? А. Г. Кузьмин комментирует "этнографическое" введение к Повести временных лет так: "предел Симов", то есть Азия, согласно представлению древних, начинался за Волгой; "волохи" в глазах славян означали "имперцев", сначала подданых римлян, а в раннем средневековье Священной римской империи, то есть Германии, утверждавшей свою преемственность с древним Римом; "агняне" в тексте это не англичане, как можно подумать, а датчане (известно , что полуостров Ютландия - родина англов, в 5-6 вв. заселивших Британские острова). Из этого следует, что на западе территория варягов ограничена Данией и владениями Германской империи, в 9-10 вв. доходившей только до Эльбы[31].

Итак, варяги жили от Эльбы до Волги! Немаленький, видно, был народ... Ну, а кто же в 9-12 вв. жил на этих землях?

Славяне. Именно славяне населяли в раннем средневековье всю центральную и большую часть восточной Европы, от Эльбы и до Волги... На западе даже пределы их расселения выходили за Эльбу, занимая значительную часть ее верхнего левобережья; некоторые земли современной Дании - тоже бывшие славянские; славянские поселения были и на берегу Северного моря. Ну, так кто же тогда варяги? Логическое заключение сделать нетрудно, но его почему-то не хотели делать...

Арабские источники упоминают варягов как прибалтийский народ, и почти всегда - в связи со славянами; особенно яркое и недвусмысленное свидетельство оставил автор 14 в. Шамс-ад-дин-Димешки. Повествуя о севере Европы, он заметил: "Здесь есть большой залив, который называется морем варенгов. А варенги суть непонятно [для араба] говорящий народ... Они Славяне Славян"[32]. Интересно, что варяги здесь названы не просто славянами, но "славянами славян", главными среди них...

Ряд русских источников прямо локализует народ под названием "варяги" на южно балтийском, славянском Поморье[33]. Никоновская летопись, рассказывая о деятельности Ягайло, великого князя литовского (около 1380 г.), сообщает, что он "совокупил Литвы много, и Варяг, и Жемоти". Видимо, "варяги" еще в конце 14 в. жили совсем близко от литовцев и жемайтов, возможно, граничили с ними. А вот Ипатьевская летопись сообщает о жене польского князя (конец 13 в.): "бо бе рода князей Сербских, с Кашуб, от помория Варязского от Старого града за Кгданском". Гданьск! Это уже горячо... Из всего этого вывод может быть только один: Варяжское Поморье это южный берег Балтики, земли западных славян!

По-видимому, этноним "варяг" и производные от него на южном побережье Балтики был известен с незапамятных времен. Еще в 1-2 вв. н. э., во времена Тацита Илемея, в этих местах жил народ варины. В 8 в. этот же народ назывался варингами ("варинги" в современных славянских языках, после исчезновения носовых звуков, передаются как "варяги"). Вообще давно замечено, что названия "тацитовские" племен центральной Европы имеют полную аналогию с именами средневековых народов, обитавших на тех же местах: этническая карта севера Центральной Европы с начала эры и до 12-13 вв. оставалась более-менее постоянной. Рядом с варинами-варягами на южно балтийском Поморье Тацит указал народ по имени руги; этот славянский народ был известен и в средние века, причем имя его варьировалось: руги, рутены, русы... не являются ли два славянских народа, живших рядом на территории современной Восточной Германии и Польши, теми самыми загадочными "варягами" и "русью", которых по отдельности упоминает Повесть временных лет?...

Варинги-варяги оставили на балтийском побережье многочисленные следы. Имена производные от этнических названий "варин" и "вэринг" широко распространились в 8-9 вв. по всей северной Европе; варяги оставили также ряд топонимов на территории от Мекленбурга до Пруссии, на то или ином удалении от моря. Собственно в Скандинавии тоже есть похожие топонимы, но в Небольшом количестве; так, в Норвегии известен Варангерфиорд. В 8 в. во Франции появляется Варангервилл, в 915 г. Вэрингвик в Англии... Очевидно, все эти названия следы поселенцев, переправлявшихся морским путем из собственно варяжского Поморья[34].

Что может означать само имя варины-варяги? Любители выводить этот термин от скандинавских дружин утверждают, что корень слова -"вар", что значит "верность", "обет". Но на самом деле этот корень древний, общеиндоевропейский; в санскрите "вар" имеет значение "вода". По-видимому, в индоевропейских языках происходило чередование корней "вар" и "мар"; современное море (рус.), таге (итал.) происходят от того же корня. Кстати, несколько западнее варинов-варягов, на северном побережье Франции жил народ морины... Прибалтийские славяне-ворынь;, как и кельтские морины - это просто жители побережья, поморы.

Варяги в средневековье были известны также под именем вагров. Они, безусловно, были славянами, и входили в большое раннегосударственное объединение ободритов, или бодричей (территория современной Восточной Германии). Германские авторы 10-11 в. признавали вагров-варингов, вендов и славян за один народ[35]. Именно эти западнославянские "варяги" имели самое непосредственное отношение и к происхождению русской правящей династии, как свидетельствовал еще в 16 в. Сигизмунд Герберштейн.

Мы видим, каким образом осуществлялась "норманическая" фальсификация: славянский народ, живший на балтийском побережье современной Восточной Германии и носивший имя "варинги-варяги", превратили в какое-то сборище морских пиратов-скандинавов и это несмотря на многочисленные свидетельства источников...



* * *

Другой типичный норманический миф пресловутый "путь из варяг в греки", по которому будто бы ходили "норманнские", то есть скандинавские купцы. Сами-то русские торговать не умели, так скандинавы наладили отношения с "цивилизованными" греками... Ходили они по всей России туда и сюда, скупали меха, продавали их потом в Константинополе за валюту...

Ну конечно же, это откровенная ложь к счастью, легко опровергаемая данными археологии, которые свидетельствуют: "путь из варяг в греки" не имел к Скандинавии никакого отношения. Самое забавное, что первоначально он не имел никакого отношения и к Греции! Вплоть до принятия христианства отношения Руси и Византии были враждебными, а экономические связи -очень слабыми. За весь период 8-10 вв. на Руси не было обнаружено ни одного византийского денария - первая находка, и то единичная, относится только к 979 г[36]. Зато в изобилии, начиная со второй половины 8 в., встречаются арабские серебряные монеты - дирхемы, и одиночные находки, и целые клады. Оказывается, в интересующий нас "варяжский" период основной торговый поток шел между Русью и Арабским Халифатом, и прервался он только в начале 11в.-по независящим, что называется, обстоятельствам: арабский мир вошел в полосу кризиса, чеканка дирхемов прекратилась. Именно тогда на Руси появились византийские денарии, англосаксонские пенни и др.

Итак, первоначально торговыми партнерами Руси на юго-востоке были мусульмане - арабы, иранцы, а греки "подключились" достаточно поздно. Где же замыкался торговый поток на северо-западе? Уж точно, не в Скандинавии! На территории России обнаружено 25 кладов дирхемов, относящихся к наиболее раннему периоду их европейского обращения (конец 8 - первая половина 9 в.), и это не считая единичных находок. В Западной Европе того же времени обнаружено почти вдвое меньше - 16 кладов, и почти все они приходятся на земли балтийских славян; только 4 клада обнаружено в Швеции, и все они датируются более поздним, чем славянские, временем[37].

Свидетельства археологии и современных источников показывают, что западнославянское Поморье было неизмеримо более экономически развитым и богатым регионом, чем Скандинавия. Территория наиболее важного экономического центра славян-вендов, города Волина (Юлина, Юмны), расположенного в устье Одера, в несколько раз превышала площадь крупнейшего шведского центра Бирки... Вот что писал о Волине-Юмне известный немецкий хронист 11 в. Адам Бременский:

"Там, где Одра впадает в Скифское море, лежит знаменитейший город Юмна, отличный порт, посещаемый греками и варварами, живущими вокруг. О славе этого города, о котором много всем рассказывают, а часто и неправдоподобное, необходимо поведать кое-что, достойное внимания. Юмна самый большой из всех городов Европы. В нем живут славяне вместе с другими народами, греками и варварами. Даже и прибывающие туда саксы получают равные права с местными жителями, если только, оставаясь там, не выставляют напоказ своей христианской веры. Все в этом городе еще преданы губительным языческим обрядам. Что же касается нравов и гостеприимства, то нельзя найти народа более честного и радушного..."[38].

Вот где замыкался торговый поток, связывавший Европу с арабским миром... Именно западные славяне, варяги, и поддерживали экономические связи с богатым Югом и Востоком; только в устье Одера, например, обнаружено два десятка кладов арабских монет. Такие клады известны на южном побережье Балтики еще со второй половины 8 в., то есть с того же времени, как они появляются и в России. Не удивительно, что арабские источники содержат множество сведений о Руси и прибалтийских славянах, но ничего о Скандинавии[39]... Арабские дирхемы поступали на южнобалтийское Поморье через русские земли, а отправным пунктом была Волжская Булгария (современная Татария), куда купцы из мусульманских стран прибывали по Каспию и Волге. В Бул-гарии, на средней Волге, находился своеобразный "перекресток" путей, ведущих в Центральную Европу и арабский Восток. Россия играла в этой торговле на дальние расстояния важную роль.

Современные арабские источники свидетельствуют о большом распространении "денежной массы" в России; как писал Ибн-Фадлан, посетивший Булгарию в середине 10 в., каждый русский, накопивший капитал в 10 тыс. дирхемов (ого!), дарил своей жене монисто из монет, со следующих десяти тысяч - еще одно, потом еще (кстати, хороший обычай!), так что, как замечал автор, у некоторых женщин вся грудь была увешана этими ожерельями. Очевидно, что высокий уровень денежного обращения - показатель развития экономики, богатства ее внутренних и внешних связей.

В конце 10 - начале 11 в. связи с арабским миром сократились, зато установились с Византией; именно тогда на Руси появились греческие денарии. Между прочим, транзита денариев через Русь не было и быть не могло все они оседали на месте, обеспечивая внутренние экономические связи[40]. В это время действительно установился путь "из варяг в греки", связывающий Византию, Русь и западнославянские страны. Точное описание маршрута пути содержится в легенде о миссии апостола Андрея (Повесть временных лет): из Корсуня в Киев, затем в Новгород, затем к "варягам", затем в Рим. Как попасть из Скандинавии прямо в Рим, мягко говоря, непонятно, а земли славян-варягов как раз граничили с Германской империей, владевшей в те времена Римом... Можно утверждать, что торговые и другие связи в раннем средневековье Русь поддерживала прежде всего с западнославянской Центральной Европой, и особенно с варяжским (южнобалтийским) Поморьем. Скандинавы здесь были совершенно не при чем[41].



* * *

Хорошо, варяги - это вагры, один из западнославянских (вендских) народов. А как же тогда известия о варягах-дружинниках, о наемных войсках на службе в Византии и в других странах? Тут-то уж точно речь идет не о народе, а о "профессии"? Действительно, в Византии известны наемники-гвардейцы "варанги". Но видимо, первоначально это было войско, состоявшее из представителей только одного народа; происхождение воинов и дало ему имя. Как показал известный русский историк В. Г. Василевский, "варяжская дружина существовала в Византии задолго до того, как в нее начали вливаться собственно норманны"[42]. Об этом говорят скандинавские саги. В самом деле, в Лаксдельской саге сказано, что некто Болле Боллесон в начале 11 в. первым из норманнов вступил в Константинополе в общество вэрингов... Которое к тому времени уже давно сложилось!

Кто же были "первоначальные" вэринги-варанги? Никифор Вриенний (автор 12 в., близкий императорской фамилии) сообщает, что "секироносцы" (варанги) происходили "из варварской страны вблизи океана и отличались издревле верностью византийским императорам", а в хрисовуле императора Алексея Комнина (1088 г.) "варанги" отличаются от англян, франков и немцев[43]. В. Г. Василевский указал, что византийский автор 11 в. Атталиота прямо отождествляет варягов и русов. В привилегиях императоров 1060-1070-х гг. варяги и русы упоминаются в смысле "русские варяги". Очевидно, первоначальный состав "варяжской" дружины на службе у византийских императоров был образован балтийскими славянами, вендами-русами.

Видимо, уже в 11-12 в., когда вендская цивилизация ослабла, "варяжскую" дружину в Константинополе стали пополнять другие народы, особенно англичане (бритты), многие из которых эмигрировали из своей страны после ее захвата норманнами. Тогда же императорская гвардия стала пополняться и скандинавами. Следует особо отметить, что в скандинавских сагах верингами именуются только те викинги, которые служили в Византии. Уже одного этого достаточно, чтобы утверждать: варяги и норманны-викинги -это разные понятия. Ясно, что скандинавские наемники пришли в Константинополь на уже "обжитое" место, и старое название дружины перешло на них.

Интересно, а что же понимали русские летописи под термином "варяги"? Очевидно, что этот термин употреблялся в довольно широком смысле. Скорее всего, "варягами" в России назывались не только собственно вагры-варинги, но и вообще прибалтийские западные славяне в целом, то есть "венды". Недаром же и само Балтийское море называлось Варяжским (а в западных источниках 10 в. оно называлось Вендским морем, или морем Ругов по названию другого славянского народа). В конце концов этноним "варяги" правратился в собирательное наименование жителей побережья Балтики.

Еще в 10 в. в Киеве встречались православные варяги, некоторые из них даже были убиты во время репрессий против христианства. Но уже в 12 в. "варяжская вера" означала католицизм. Последний раз варяги упоминаются в русских источниках в конце 12 в., а начиная с 13 в. этот термин заменяется понятием "немцы"... Как раз тогда цивилизация вендов была покорена Германской империей. Кстати, "немцами" никогда не обозначали на Руси скандинавов, но только "континентальных" германцев. Можно вспомнить, что новгородский летописец 15 в. выводил Рюрика именно "из немец", и это же известие повторили многие летописные своды[44]. И для 15-16 вв. это действительно было правдой: древнее вендское Поморье стало германской Померанией и Мекленбургским герцогством.

Точное указание на то, кто на самом деле такие были загадочные "варяги", содержит наш первый свод законов, "Русская правда" (1036 г.). Там оговорены права не просто варягов, но... "варягов и колбягов"! Что это еще за колбяги такие? А вот на этот вопрос ответить довольно легко. Это жители польского Поморья, где в раннем средневековье процветал город Колобжег. Вот она, двойственная структура военной элиты раннего русского государства: варинги-варяги с восточногерманского, и колбяги (известные как русы или рутены!) - с польского Поморья. Возможно, это и есть "Варяги" и "Русь", упоминаемые в летописи по отдельности...

Так кто же такие варяги? Можно утверждать: это один из вендских, то есть западнославянских народов, обитавший в средние века на южном побережье Балтики, на территории современной Восточной Германии; в широком смысле на Руси так называли вообще всех балтийских славян и в самом широком вообще "прибалтов". Разумеется, Рюрик и его династия происходили из этих самых варягов-славян. В связи с этим следует вспомнить, что Рюрик, по летописи, явился в Новгород со своим народом, по некоторым вариантам с многочисленной дружиной. "Вливание" западнославянских варягов в элиту русского государства, видимо, было совсем не слабым, раз летописи настойчиво подчеркивают это обстоятельство.

И пора наконец перестать делать голословные заявления, что, дескать, эти Рюриковы варяги были наемной дружиной неясного этнического происхождения. Ничего подобного! Эти варяги, явившиеся с Рюриком, были вендскими (западнославянскими) аристократами, представителями живой, естественно сложившейся этнополитичес-кой системы. При помощи наемников, служащих ради денег, никакого жизнеспособного государства не создашь, это давно известно. Всегда опора на иноземное наемное войско была признаком упадка государства и вообще цивилизации, как, например, Византии 11-15 вв., накануне гибели. Разве могут наемники от души, не жалея жизни, защищать чужую страну? Нет, конечно. Предполагать, что русское государстве было создано при опоре на чужеродную, разношерстную наемную военную силу полный абсурд. Можно утверждать, что элиту объединенного русского государства 9-10 вв. составила вендская (варяжская) аристократия.

Кто же такой был сам Рюрик? Иоакимова летопись, утраченная, но известная в передаче В. Н. Татищева, сообщает, что Рюрик, Синеус и Трувор были детьми Умилы, дочери словенского князя Гостомысла, последнего представителя прежней династии. Именно Рюрику и его братьям Гостомысл завещал власть, поскольку у него не осталось прямых наследников-сыновей. О предках Рюрика по мужской линии мало известно, но некоторые данные позволяют предположить, что его отцом был ободритский (то есть варяжский!) князь Годослав (Годолайб), убитый датчанами в 808 г. Об этом говорят старинные немецкие источники, восходившие к древним традициям вендского Поморья, например, генеалогии Ф. Хемница, созданные, в 17-м веке[45]. Согласно Хемницу, братьев Рюрика зовут несколько иначе Сивар и Трувар, но это только доказывает независимость немецких источников от Повести временных лет.

Известно, что Другое название союза ободритов, в который входили и вагры-варяги, было ререги; возможно, это символическое имя тотем, означающее "сокол" (ререг, рарог)[46]. Главный город ободритов также назывался в раннем средневековье Рериком (сейчас это Мекленбург). В городе Рерике и правили ободритские князья Дражко и Годослав, когда в 808 году на них напал датский конунг Готрик. Город подвергся разорению, князь Годослав попал в плен и был казнен; Дражко продолжил сопротивление, но в следующем году был предательски захвачен и также убит. Это краткое сообщение западных источников для нас имеет огромное значение: речь идет о предках по мужской линии русской княжеской династии, правившей до 1598 года!

Вот, оказывается, в чем причины эмиграции трех братьев на восточное побережье Балтики: их отец был убит, родная земля разорена врагами-на этот раз в самом деле "норманнами"...

Какое отношение имеет имя основателя русской династии к племенному названию "ререг" (сокол) и городу Рерику? С. Гедеонов обратил внимание на одну из скандинавских саг, в которой сообщается о войне норманнов с "герцогом Рериком" около 810 г. В другой саге некий конунг прославлялся за победу над вендским соколом... Очевидно, что имелись в виду события войны с вендами-ободритами; "герцог Рерик" в таком случае и есть Дражко или Годослав. Историк предположил, что "Рерик" (Рюрик) это не собственное имя, а родовое прозвище правящей династии варягов-ободритов; его могли носить все ее представители[47]. Интересно, что после разгрома 808 г. и пресечения династии город Рерик (совр. Мекленбург) сменил название...

Скорее всего, то имя, под которым вошел в русскую историю основатель новгородской династии Рюрик, сын Умилы и Годослава, было на самом деле его фамильным прозвищем, связанным с этническим символом, тотемом и означало просто: "Сокол". "Соколиная" символика в 10-13 вв. очень активно использовалась русской княжеской династией[48]. Интересно, что имя Рюрик не получило в России распространения, хотя другие имена первых князей Олег, Ольга, Игорь, Владимир всегда были популярны и остались такими и сейчас. Скорее всего, память о том, что Рюрик это не местное имя, и даже не столько имя, сколько "фамилия", не изгладилась... Но это доказывает, между прочим, что другие имена первых русских князей (Олег, Игорь...) были полностью свои.

Да, норманисты постарались на славу, пытаясь запутать след сокола. Как пишет А. Г. Кузьмин, "история западных славян, занимавших в определенное время обширный район между Эльбой и Балтийским морем, а также значительную часть левобережья Эльбы, еще только ожидает основательной научной разработки. Серия монографий, написанных около ста лет назад, почти не упоминается в специальной, особенно норма-нистской литературе из-за славянофильской окраски большинства из них..."[49] Вот это да! Славянофильская ориентация исследований, посвященных славянам же, может их скомпрометировать? Видимо, кого-то больше устраивает славянофобская...

Итак, "варяжский вопрос" начинает потихоньку проясняться. Становится понятным, почему западной границей варягов Нестор назвал пределы Германской империи, а восточной Волгу: поскольку в России 9-11 вв. правила варяжская династия, то с полным правом ее можно было включить в сферу варяжского влияния. Границы варягов "от Эльбы до Волги", упоминаемые в летописи, соответствовали фактически территории расселения всех славянских народов, единство которых в 9-10 вв. еще не было утрачено...




4. Русский Остров.


На море-океане, на острове Буяне,
Пусть даже он запрятан
Под камень бел-горюч...
Однажды в море грозном
Найду я этот остров,
Найду я этот камень,
Найду я этот ключ.


Хорошо, с варягами все более-менее ясно. Но тогда почему именно с ними летопись недвусмысленно связывает происхождение имени "русь"?

Сейчас уже можно считать установленным, что этноним "русь" применялся по отношению к юго-восточным славянским землям, расположенным в бассейне Днепра и его притоков, Дона и Оки, еще с 3-6 в. В эпоху "великого переселения народов", в 3-4 вв. в Причерноморье обитали рос-сомоны, входившие в состав готской империи Германариха. Сообщение о народе "рос" к северу от Кавказа и Черного моря содержится в сирийской хронике псевдо-Захарии (555 г.) Грузинские летописи сообщают о походе русских на Константинополь в 626 г. Сообщение арабского автора Табари в редакции Балами, повествует об угрозе подвластному арабам Дербенту со стороны русских в 644 г. Два византийских жития "Св. Стефана Сурожского" и "Св. Георгия Амастридского" рассказывают о набегах русских на греческие города в Крыму и на черноморское побережье Малой Азии в конце 8 - начале 9 в[50]. Из контекста всех этих сообщений можно понять, что речь идет именно о южных русских землях, включенных в систему военно-политических отношений с Византией и Кавказом.

Точные указания на локализацию древней Руси содержатся в немецком источнике - так называемом Баварском географе, созданном около 845 г[51]. Описывая дорогу из баварского Регенсбурга на Каспий, географ перечисляет народы, встречающиеся по пути в следующем порядке: бужане, уличи, руссы, хазары. Совершенно очевидно, что понятие "русы" еще в середине 9 в. не включало в себя прикарпатских и приднестровских славян-бужан (волынян), а также нижнеднепровских уличей, очевидно, оно относилось только к жителям более отдаленных восточных районов от Днепра до Дона вплоть до границ с Хазарским Каганатом. Эти сведения в принципе совпадают с данными русских летописей: известно, что в середние века "Русской землей" назывались владения Киевского, Переяславского и Черниговско-Северского-Рязанского княжеств, в более ранние времена охваченные племенными объединениями вятичей, северян и полян[52].

Как видим, "Русская земля" в раннем средневековье не совпадала с границами "Киевской Руси" 10-13 вв., но занимала только ее юго-восточную часть. Юго-западная, прикарпатская часть, также, как и северная часть (заселенная кривичами и словенами) существенно отличались от "Русской земли" и не носили этого имени вплоть до создания реального политического объединения. Еще в позднем средневековье новгородцы называли себя словенами и видимо, ощущали свое отличие от южан, собственно русских. В одном из памятников конца 15 в. устами новгородцев сказано буквально следующее: "...князь великий Владимир крестися и все земли наши крести: русскую, и нашу словенскую, и мерскую, и кривичскую..."[53] Итак, Русь на юге, к востоку от Днепра и далее, Словения - на севере!

Обратимся к сообщениям арабских и персидских источников о раннесредневековой России. Буквально все они утверждают, что существовала большая разница между различными группами русов (северными и южными), разница политическая и даже этническая. По сообщению "Китаб ал-масалик ва-л-мамалик" (вай, вай! Это всего лишь "Книга путей и странствий") Ибн Хаукаля, писавшего в 10 в., русы делятся на три группы: 1) "ближайшая к Булгару", с центром в "Куйябе" (в Киеве); 2) "высшая" - ас-Славийа; 3) ал-Арсанийа, с центром в городе Арса; труднодостижимая и расположенная где-то "на воде", судя по сообщению о том, что ее жители спускаются по воде для торговли[54]. Из контекста этих и других источников можно понять, что "Куйяба", то есть Киев, является столицей собственно "Русийи", тогда как северная часть страны так и называется "Славийя", а жители этих областей соответственно русскими и славянами. Но где тогда искать загадочную Арсанийю, называемую также Арсой или Артанией?

Наряду с этим вполне реалистическим описанием "трех групп русов" многие арабские авторы сообщают рассказ о некоем таинственном "острове Русов"; наиболее раннее из повествований этого типа принадлежит, по-видимому, ал-Джарми, писавшему в середине 9 в. Вот как выглядит "остров Русов" согласно наиболее ранней из дошедшей до нас версий, принадлежащей Ибн Руста (начало 10 в.):

"...Что же касается ар-Русийи, то она находится на острове окруженном озером... У них есть царь, называемый хакан русое. Они нападают на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут в Хазаран и Булкар и там продают. Они не имеют пашен, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян. Когда у них рождается сын, то он (рус) дарит новорожденному обнаженный меч, кладет его перед ребенком и говорит: "Я не оставлю тебе в наследство никакого имущества и нет у тебя ничего, кроме того, что приобретешь этим мечом"... У них много городов, и живут они привольно. Гостям оказывают почет... Они храбры и мужественны, и если нападают на другой народ, то не отстают, пока не уничтожат его полностью. Побежденных истребляют или обращают в рабство. Они высокого роста, статные и смелые при нападениях. Но на коне смелости не проявляют и все свои набеги, походы совершают на кораблях"[55].

А вот более поздний вариант того же рассказа, приведенный автором 11-го века Аль-Марвази ("Таба и ал-зайван"):

"Что же касается ар-Руси, то они живут на острове в море. Тот остров занимает пространство в три дня пути в то и другое направление. На острове леса и болота, и окружен он озером. Они, русы, многочисленны и рассматривают меч как средство существования... И они народ сильный и могучий, и ходят в дальние места с целью набегов, а также плавают они на кораблях в Хазарское море, нападают на корабли и захватывают товары. Храбрость их и мужество хорошо известны, так что один из них равноценен многим из других народов..."

Итак, "остров Русов" в описании арабских авторов выглядит следующим образом: 1) он расположен в море или озере; 2) размер - "три дня пути"; 3) остров лесистый и болотистый, мало пригодный для сельского хозяйства; 4) тем не менее его население многочисленно - по некоторым арабским источникам, до 100 тыс. человек (!); живет в богатых городах; 5) жители занимаются мореплаванием, довольно агрессивны, ходят в морские походы.

Загадочный остров пытались локализовать в самых разнообразных местах; одна из версий - что арабы имели в виду северные земли в районе оз. Ильмень, где много болот, рек, озер и т. д. Но, как легко можно убедиться, северные земли - это "Славийя", а не "Русийя"; там жили словены, назвавшиеся своим именем. Может быть, арабы и преувеличили враждебность русов по отношению к славянам, но из их рассказов достаточно ясно, что русские по сравнению со "славянами" крутые ребята, и ведут себя соответственно. Это не похоже на северных "лесовиков". Кроме всего прочего, в рассказе речь идет о самом что ни на есть настоящем острове, расположенном не то среди озера, не то среди моря. Об этом острове сообщается конкретная информация: оказывается, обойти его можно за три дня пути... Это вовсе не аллегория, а самый нормальный остров, средних размеров, не маленький и не большой. Где же он мог находиться?..

Иногда от арабского рассказа об "острове русов" пытаются отделаться на том основании, что, Дескать, это "легенда". Но если все это выдумки, зачем бы стали серьезные арабские авторы переписывать рассказ снова и снова? Время рано или поздно откорректировало бы недостоверную информацию. Наконец, совершенно неприлично использовать повесть об "острове русов" в качестве доказательства норманизма. В сущности, для этого есть только одно основание: уж слишком островные русы круты... В походы ходят, нападают, да еще на кораблях. Наверное, это викинги! Короче говоря, старая песня. Однако же из арабского рассказа ясно видно, что речь идет не об элите какого-то государства, и не о бродячих отрядах "варягов", а именно о территориально целостном народе, просто живущем на своем острове... Недобросовестность норманистов, их "научные" методы притягивания за уши ясно видны по отношению к арабским источникам.

Так что же это такое - "остров русов"? Если средневековые арабы придавали ему такое важное значение, почему мы ничего о нем не знаем? А это как сказать, может быть, и знаем кое-что... "На море-океане, на острове Буяне..." Кто не помнит этого классического зачина русских сказок? Между тем давно уже предполагалось, что в произведениях "устного народного творчества" имеется в виду вполне конкретный остров, расположенный вблизи южного побережья Балтийского моря, а именно остров Рюген[56]. Название его связано с именем западнославянского народа "руги"; следует заметить, что были варианты этнонима: Руги, Рутены, Русины, Русци, Ройаны, Раны, Руяны. Вот этот последний вариант и преобразился в народной традиции: из Руяна стал Буян. Так часто бывает: старое название наполняют новым смыслом, используя созвучие. Но руги-руяны, как сообщает ряд средневековых источников, назывались также и русами, и именно это и было, видимо, их "главным", родовым именем... Вот же он, "остров русов". Никуда не делся, жив и в действительности и в воспоминаниях.

Что он представлял собой в раннем средневековье, почему ему придавали такое важное значение? В древности остров Рюген был больше, чем сейчас; его несколько разрушило землетрясение. Этот остров был упомянут впервые в 75.1 году в англосаксонской хронике Беды Достопочтенного под названием Rugini. Но сам этноним "руги" известен по крайней мере с конца 1 в. н. э.: именно в западной части южно балтийского Поморья помещал Тацит некий народ ругиев...[57]

На острове Рюген (Ругин) располагался город Аркона - крупный сакральный центр поморских славян. В городе находилось святилище верховного бога славянского пантеона, Свентовита (Свято-вита). Насколько это святилище почиталось, ясно видно из того факта, что ему приносили дары даже датские короли, и уже после принятия христианства! Жители острова действительно отличались мужеством, как и вообще все венды; изоляция острова, разумеется, способствовала созданию своего рода военно-морской базы для экспансии на дальние расстояния. О том, что поморские венды-русы были достаточно воинственны и совершали дальние набеги, свидетельствуют современные источники; так, например, в походы на запад, грабить Англию, западные славяне и скандинавы-датчане ходили вместе, проявляя при этом трогательное единодушие... Наконец, самое главное: совпадают параметры острова. Площадь Рюгена около 1000 квадратных км, а это как раз и составляет примерно три дня пути. Кроме того, остров расположен в Балтийском море, о котором в древности действительно могли иметь двойственное представление, и как о море, и как об озере (Балтика мелководный, достаточно замкнутый бассейн).

Остров Ругин-Руян и его столица Аркона были крупным центром западнославянской (вендской) Цивилизации, центром религиозным, военным и государственно-политическим одновременно. Именно сакральное дохристианское значение Ругина и Арконы отразилось в "сказочной" традиции, превратившей реальное место в таинственный "остров Буян". /Важное значение Ругина и получило отражение в арабской исторической традиции, упоминающей его как "остров русов". Все упоминания арабских авторов о нем собственно к России отношения не имеют, речь идет о западнославянском Поморье. От этого вся путаница! Настоящая Россия, Киевская Русь, делится, по мнению арабских авторов на две области: южную, с центром в Киеве (Куяве), называемую также ар-Русийя, и северную, именуемую ас-Славийя. Третья область, Артания (Арсанийя) - это и есть "остров Русов", Ругин с его сакральным центр ом Арконой'. Значит, еще в 9 в. было две Руси... Следует вспомнить, что и византийский император Константин Багрянородный, писавший в середине 10 в., различал две Руси: ближнюю (по отношению к Константинополю; видимо, имелась в виду именно Киевская Русь), и дальнюю (очевидно, прибалтийская).

Таким образом, сообщения арабских и других авторов, фиксирующие ситуацию 9 в., получают полное объяснение: есть два этнополитических объединения на Восточно-Европейской равнине, северное - Словения, с центром в Новгороде, и южное собственно Русь, с центром в Киеве. Но кроме этого, есть еще и другая Русь, центрально-европейская, южнобалтийская; эта Русь имеет крупный центр, расположенный на острове Рюген, и другое ее название Аркона (Арса, Артания), по имени главного города.

Даже при беглом просмотре источников видно, что этнонимы "русы" и "руги" в средние века значили примерно одно и тоже и применялись как к западной, балтийской, так и к восточной, "киевской" ветви славян. Продолжение хроники Регинона, написанное Адальбертом, с 968 г. - епископом Магдебургским, сообщает о Елене, королеве ругов, которая, конечно же, являлась княгиней Ольгой (Адальберт был в Киеве с "официальным визитом"). Другие германские хроники тоже использовали этот титул. Гильом Жюмьеж-ский, автор конца 11 в., сообщает о браке короля Франции Генриха с дочерью короля ругов; очевидно, что речь шла об Анне, дочери Ярослава Мудрого... Видимо, термины "русы" и "руги" в глазах западноевропейских авторов раннего средневековья значили примерно одно и то же. Итак, некоторые источники называют "ругами" именно жителей Киевской Руси. Но с другой стороны, имеется немало сведений и о том, что западнославянских ругов именовали, в свою очередь, русами...[58]

Итак, в раннем средневековье были известны две группы русов: одна в районе от Среднерусской возвышенности до Приазовья-Причерноморья, другая на славянских землях южнобалтийского Поморья, вблизи устья Одера. Остров Рюген (Ругин) также был заселен "русами", из чего следует тождество западных русов и ругов, известных в этих местах еще со времен Тацита. Западная же часть славянского Поморья, до устья Эльбы и Ютландии именовалась Вагрией, землей варягов. Следовательно, южная Прибалтика в раннем средневековье состояла из: 1) Славонии, или Вагрии, от основания полуострова Ютландия; 2) Руссии, или Ругии, от острова Рюген и далее; 3) Пруссии, земли балтийцев (современная Калининградская область) и литовских земель 4) эстонских (чудских) и финских земель. Славянская Руссия граничила с балтийской Пруссией; на очевидное сходство имен давно обращалось внимание - Очевидно, что происхождение этих "сдвоенных" имен относится по крайней мере к эпохе балто-славянского единства.

Этнонимы "варяги" и "русь" первоначально означали разные народы западнославянской (вендской) группы, как это и следует из текста Повести временных лет. Позднее, видимо, термин "варяги" разросся до "родового" обозначения всех южно балтийских славян вообще, почему в тексте летописи и сказано: пошли к варягам, к руси (в том смысле, что русь - это частное подразделение внутри "варяжской"-поморской славянской общности).

Остается выяснить вопрос: откуда такое совпадение этнонимов на южнобалтийском, вендском Поморье и в южной (тогда южной, а теперь центральной) России? И это вполне объяснимо: по сообщению Повести временных лет, вятичи и радимичи, заселившие центр России, пришли именно из западнославянских, польских земель ("из ляхов"). С точки зрения археологии, эта великая славянская миграция прослеживается как движение из Центральной Европы на восток культур пражской керамики в 7-8 вв. По-видимому, в рамках этого движения этнос, занимавший крайние северо-западные пределы славянской территории, обитавший в междуречье Эльбы и Вислы, продвинулся дальше всего на восток, заняв Среднерусскую возвышенность. Между прочим, "вятичи", "вяты" это и есть венды в более древнем произношении...[59]

Признание существования в раннесредневековой Европе двух народов по имени русь (вернее, двух ветвей одного народа) сразу избавляет от неопределенности и позволяет истолковать ранее совершенно непонятные сообщения источников. Ведь до сих пор все сообщения о "руси" без разбора приписывали Новгородскому или Киевскому государству, несмотря на вопиющие противоречия, возникающие при такой интерпретации. Прежде всего это относится к известию арабского автора аль-Якуби о нападении на Севилью с моря в 844 г. неких маджусов по имени ар-Рус[60] (маджусы, как известно, в глазах мусульманина - это огнепоклонники). Другой арабский автор, Масуди, подтвердил это сообщение, но истолковал его так: русы это народ, живущий по северному берегу Черного моря, а значит, попасть в Испанию они могли только средниземноморским путем[61]. Но это же совершенно невероятно: ходить войной из Черного моря в Испанию далековато и невыгодно; никогда этого не было. Зачем? Только выезжаешь в 9 в. в Боспор - а там богатый Константинополь, Византия; есть на кого напасть и без Севильи... На этом основании сообщение Якуби относили к числу "недостоверных"... Однако что же в нем недостоверного? Если предположить, что огнепоклонники "ар-Рус", напавшие на Севилью это западные русы, венды, то все становится на свои места. Конечно, нападение совершилось через Атлантику, а не Средиземноморье!

Что венды-поморяне ходили в дальние морские походы, хорошо известно; они принимали участие в экспансии на Британские острова вместе с датчанами, основывали поселения в Англии, Нидерландах, на побережье Франции. Севилья находится далековато от этого региона, но все же в пределах досягаемости, в "сфере влияния". Арабский автор Ибн-Лкуб писал в 10 в. о том, что русы достигают Испании через "рукав моря-океана".. . Путь из Балтики через Ла-Манш дальше на юг, огибая Бретань и Пиренейский полуостров вполне реальное, исторически известное направление морских походов. Из этого делали заключение, что русы это скандинавы. Но в тексте ясно сказано, что "ар-Рус" были маджусы, а скандинавы эпохи викингов огнепоклонниками не были. Культ огня типично "скифский" и славянский... Понятно, что упоминание о Черном море домысел автора: прикинув, где находится Россия (в современном смысле слова, территориально более близкая к исламским странам) и где - Севилья, он сообразил, что доплыть туда можно только по Средиземному морю...

Многие сообщения о Руси и русских князьях, датируемые 9-10 и даже 11-м веком, совершенно неправомерно относили к Киевской Руси; особенно это касается вопроса о династических связях (см. Приложение). Например, в так называемых "Законах Эдуарда Исповедника", английском документе, написанном в 1130-х гг., содержится рассказ о сыновьях короля Англии Эдмунда Железнобокого, уступивших престол королю Дании Кнуду Великому и бежавших в 1016 г. в землю ругов, "которую мы называем Руссцией". Один из двух сыновей, принц Эдуард, отправился затем из "Руссции" в Венгрию, женился там на принцессе и вернулся домой только в 1056 г. Совершенно очевидно, что речь идет о западнославянской Руси, а не о государстве Ярослава Мудрого; никаких сведений о пребывании в Киеве принца Эдуарда нет. Далее известно, что Эстреди, сестра знаменитого Кнуда Великого, объединившего под своей властью Данию, Англию и Норвегию, была выдана замуж за сына русского короля. Если бы речь шла о каком-то представителе династии Рюриковичей, такое событие никак не могло бы остаться незамеченным: Кнуд Великий был в свое время одним из сильнейших государей Европы. Между тем никаких сообщений об этом браке в русских летописях нет...

Наконец, знаменитое сообщение Вертинских анналов Пруденция, "аргумент-дубина" норманистов. В тексте сказано, что в 839 г. посольство правителя русов, носящего титул Хакан, прибыло проездом из Константинополя в Ингельгейм, на земли империи, мотивируя это тем, что возвращение прежней дорогой для них "по техническим причинам" невозможно[62]. Посольство императору Людовику Благочестивому не понравилось; проверка показала, что эти послы по национальности были свеонами. По-видимому, они пропущены не были. Этот текст поистине является краеугольным камнем норманизма: тут и свеоны (шведы?), и титул Хакан, читаемый как Каган (что уже напоминает о хазарах!). Кроме того, из более возднего послания императора Людовика Второго византийскому императору Василию (870г.) известно, что какой-то правитель севера носил титул "хаканус нортанорум", приравниваемый к королевскому.

Из этого сделали такую "норманическую конструкцию": на севере России, в Новгороде, правили "варяги-норманы", по национальности свеоны шведы, а их правитель назывался хакан, то есть каган - в подражание хазарам! В противовес этому абсурду выдвигалось предположение, что посольство русов 839 г. было отправлено из Киева, а сами послы могли быть "служилыми" варягами[63]. Но сообщение Бертинских анналов необходимо соотнести с "островом русов" арабских источников, поскольку те тоже называли "царя русов" Хаканом...

Все объясняется довольно просто: посольство 839 г. было отправлено не из Новгорода и уж никак не из Киева, а из земель прибалтийских русов (ругов), скорее всего, прямо с острова Рюген. Если бы речь шла о сношении Византии с Киевской или Новгородской Русью еще в 839г., это обязательно получило бы отражение в наших или греческих источниках. "Траектория полета" послов из Константинополя в Ингельгейм по дороге в Киев или даже в Новгород - невероятна, но если предположить, что послы добирались на варяжское (вендское) Поморье, все сходится. Но почему послы оказались свеонами! Неужели это "свей", то есть шведы?

А. Г. Кузьмин сопоставил это название с упомянутым еще Тацитом племенем свионов, бывшим подразделением более крупного объединения свевов, занимавшего междуречье Эльбы и Одера. И Тацит, и другие авторы использовали термин "свевы" как синоним вообще "германцев", в собирательном смысле (по Тациту, в "Германию" входили и венды-славяне, и эстии-балты, и даже финны). О том, что такая тер минология держалась и много веков после Тацита, свидетельствует сообщение Баварского географа, датируемое как раз серединой 9 в., о том, чтот народы к северу от Дуная называются свевами[64]. А в это время к северу от Дуная и до Балтики жили, уже совершенно несомненно, славяне! Так что Пруденций, автор того же времени, что и Баварский географ, вполне мог называть жителей острова Рюген свеонами совершенно безотносительно к их реальной национальности...

Ну хорошо, а титул, титул? Ранние норманисты эпохи Шлецера видели в "Хакане" Вертинских анналов какого-нибудь норвежского конунга Хакона, но поздние были вынуждены отказаться от этой "блестящей" идеи: не было в то время среди скандинавских правителей никаких Хаконов. Такая жалость! Тогда перешли на "хазарский след"... В конце концов из маленького текста Пруденция родился миф о целом государстве на новгородской земле, "Каганате русов", в котором правили будто бы скандинавы, а титулатура (видно, и культура!) шла от хазар. Однако первые новгородские князья титул "каган" не носили. Как сообщает Ибн-Хордадбех, автор 9 в., правитель у русов и славян назывался просто "кназ"...

Единственно приемлемое объяснение сообщения Вертинских анналов может быть только одно: посольство в Византию было отправлено с территории прибалтийских русов ругов, скорее всего, непосредственно с острова Рюген. В таком случае траектория путешествия посольства из Константинополя на южнобалтийское побережье через земли империи Каролингов вполне объяснима, объяснимо и название "свеоны", принятое в западной историографии по отношению к прибалтийским славянам еще со времен Тацита. Больше того, можно найти подтверждение, что именно правитель острова Рюген носил титул "Хакан"!

В англосаксонском стихотворном произведении "Видсид", записанном в 8 веке, упоминаются властители разных народов, правившие в 4-6 вв. В последних стихах говорится: "Хаген властвовал над хольмрюгенцами, Хеден - над гломма-ми. Витта властвовал над свевами, Ватанад Хельсингом"[65]. Хольм (то есть островные) руги - это как раз интересующие нас балтийские славяне, русы. Имя правителя, Хагена, хорошо известно из германского эпоса: с ним связана устойчивая легендарная традиция, повествующая о похищении его дочери, прекрасной Хильды, норвежским королем Хеденом. Рассерженный отец гонится за похитителем и сражается с ним на острове Хитинзее (расположенном вблизи Рюгена!); противники убивают друг друга, затем Хильда воскрешает их с помощью колдовства и битва продолжается вечно... В таком виде сюжет изложен в "Истории датчан" Саксона Грамматика, в "Младшей Эдде", в саге "Прядь о Серли", то есть в произведениях 12-14 вв.; литературная обработка содержится в известной поэме "Кудруна" (13 в.). Везде в этих довольно поздних произведениях Хаген назван ютом, датчанином, и только в раннем английском стихотворении 8 в. указывается, что Хаген правитель ругов; это вполне соответствует и легендарному месту битвы.

Сходство имени Хаген и титула правителя "Хакан" очень большое, во всяком случае, не меньшее, чем при сопоставлении хакан-каган. Возможно, в эпическом сюжете о похищении прекрасной Хильды первоначально речь шла о борьбе скандинавов и прибалтийских вендов-ругов, память о чем сохранялась еще в 8 в.; уже в средние века, когда вендская цивилизация пала, произошла "инкорпорация" эпического героя в германскую общность. Вполне возможно, что имя "Хаген" представляло собой просто титул короля ругов, известное по сообщению Вертинских анналов и письму Людовика Второго византийскому императору как "Хакан". Король Хаген из германского эпоса это и есть "хаканус нортанорум", правитель славянского острова Ругин, острова русов, известного арабским источникам...

Имел ли титул короля островных ругов "ха-кан" отношение к титулатуре центральноазиатских тюркоязычных народов авар, хазар, монголов? По всей видимости, да. Но такая связь ни в коем случае не могла осуществиться через прямое заимствование. Титул, обозначение высшей власти это не пустяк, а сакральный символ, относящийся к самым глубинным пластам культуры. Уходят сакральные символы обычно в такую древность, от заглядывания в которую кружится голова. Вполне возможно, что широкое распространение титула "каган-хакан" на просторах Евразии было связано с расселением арийских народов, так как известно, что арийцы долгое время (влоть до начала 1 тыс. до н. э.) доминировали в Центральной Азии, а тюркско-монгольские народы многое заимствовали из их культуры.

Если предположить, что титул "каган" (хакан) имеет древнее арийское происхождение, становится понятным использование его многими народами, обитавшими на огромных пространствах, от пустыни Гоби до острова Рюген. Известно, что этим титулом пользовались и в Киевской Руси, по крайней мере, во времена Владимира Красное Солнышко и Ярослава. Еще в "Слове о полку Игореве" черниговско-северский князь Олег Святославич назывался "коганем"[66]. Не приходится удивляться, что древний титул дольше всего удерживался именно в землях вятичей и северян, особо ревностно хранивших верность древней арийской религии.




* * *

Итак, можно утверждать, что историки 9-10 вв. знали две Руси: одну из них можно отождествить с западнославянским Поморьем, от устья Одера и острова Рюген до Вислы, а другая и есть "Русская земля", известная по нашим летописям. Точно такое же "раздвоение" происходило и с другим, не менее известным топонимом: если земли по Дунаю назывались Словенией и Словакией, то почти такое же название закрепилось и за северо-восточными территориями в районе Приильменья "Словенская земля". По-видимому, славянские мигранты с запада принесли с собой в 7-8 вв. и собственные имена...

Известно, что в широком смысле название "Русь" применялось ко всем землям, входившим в состав государства Святослава и Владимира, но в более тесном смысле под "русской землей" в раннем средневековье подразумевались только юго-восточные земли, занимаемые племенами полян, северян и вятичей. Юго-западные племена (древляне, волыняне, хорваты и др.) в состав этой "Руси" не входили[67]; еще в 9 в., судя по всему, у них были собственные государства, именуемые арабами "Валинана" (Волынь) и "Джарваб" (Хорватия, будущая Галичина). Северо-западные районы, вошедшие в состав Полоцкого княжества, тоже носили собственное имя "земель кривских"; новгородское Приильменье вообще чуть ли не до 15 в. называлось своим именем, "землей словенской".

Но и на юго-востоке, по-видимому, существовала своя иерархия. Так, Аскольд и Дир владели, согласно летописи, не русской, а Польской (в смысле полянской) землей. Радимичи, согласно той же летописи, были также чем-то отличным от собственно "русских"... Кто же остается? Северяне и вятичи. Жители средневековой Чернигово-Северско-Рязанской земли, современной Центральной России... Только они в летописи никогда не противопоставляются русским, никогда не упоминаются, как нечто особенное от русских. Теперь понятно, почему Игорь Святославич, князь Северский и позднее - Черниговский, уходя на юг в поход, обернулся и воскликнул: "О Русская земля!"...

По-видимому, Русь в раннем средневековье это земли примерно от Москвы на севере до Воронежа на юге, от Днепра на западе до Мурома и Рязани на востоке. Что же здесь странного? Ведь это и теперь самая настоящая Россия, ее центр. Россия всегда называлась Россией; это вполне естественно и нормально... Совпадение этнонима русь на западе и востоке в таком случае, оказывается не случайным: оно указывает на генетическое родство. Венды-вятичи-русские пришли в Центральную Россию в 7-8 вв. из междуречья Эльбы-Одера-Вислы. Сюда переместился центр цивилизации, но какая-то ее часть, уже ослабленная этим перемещением еще оставалась на западе в течение средних веков, еще прикрывала с запада новую общность, зревшую на востоке, пока окончательно не погибла в 12 в. Вендская цивилизация подошла к концу - ее энергия перетекла на Восток. Началась история новой России.




5. Родословная наших героев.


Одулъф, его начальник рода,
Велъми был грозен воевода
(Гласит Софийский Хронограф).
При Ольге сын его Варлаф
Принял крещенье в Цареграде
С приданым греческой княжны.
От них два сына рождены,
Якуб и Дорофей. В засаде
Убит Якуб, а Дорофей
Родил двенадцать сыновей.

Как известно, "канонический" текст Повести временных лет (далее ПВЛ) начинает повествование с 862 года. Рюрик и его братья, появляющиеся в Новгороде на вершине власти, не имеют никакой предыстории. Но к счастью, сохранилась информация так называемой Иоакимовой летописи в передаче В. Н. Татищева, освещающая события начала 9 в., непосредственно предшествовавшие "призванию варягов". По словам Татищева, "о князех русских старобытных Нестор монах не добре сведом бе... а святитель Иоаким, добре сведомы, написа..." следующее[68]: жили некогда два брата-"первопредка", Словен и Скиф. Словен "иде к полуночи и град великий созда", а Скиф остался "у Почта и Меотиса". После этого прошли сотни лет; славянами правил князь Вандал, у которого были три сына: Избор, Владимир и Столпосвят. Каждый из них "построил по единому граду" и правил в нем. Владимир "имел жену от варяг Адвинду" и основал династию, правившую словенами много поколений. Через 9 поколений после Владимира Древнего правил словенский князь Гостомысл, после смерти которого и был "призван" Рюрик и его варяги.

Эта информация, на первый взгляд "легендарная", на самом деле довольно точно отражает основные этапы исторической жизни славян вообще и новгородских словен в частности. Совершенно верно указано о ближайшем генетическом родстве славянских и "скифских" народов, причем славяне, в ходе общего движения арийцев (конец 3 - начало 2 тыс. до н. э.) действительно продвинулись "к полуночи", на северо-запад, на территорию современной Германии и Польши, тогда как скифы остались "дома", в южнорусских степях. В 7 в. произошло обратное движение: славяне "возвратились" на восток, где, сливаясь с балтами и скифами, и образовали современный русский народ. Исходным пунктом этого "возвратного" движения были земли вендов, польско-германских славян, почему предки новгородской династии и считались "сыновьями князя Вандала".

Время миграции указано довольно точно: если считать период смены поколений около 25 лет, а правление Гостомысла отнести к первой половине 9 в., то, отсчитывая 9 поколений назад, можно приблизительно указать время активной жизни основателей династии Владимира, Избора и Столпосвята: первая треть 7 в. Начало миграции славян на восток именно в это время подтверждают данные археологии. Следует заметить, что так называемая "легендарная" традиция имеет достаточно большую достоверность, отражая пусть и в образно-символической форме наиболее важные события в жизни народа. Имена наиболее важных деятелей всегда хорошо запоминались... У нас нет никаких оснований отвергать историчность основателей словенско-новгородской династии. Очевидно, князь Владимир и его братья и в самом деле в период, когда началось славянское движение на восток (в начале 7 в.) правили той группой славян, которая позднее поселилась в Приладожье и Приильменье и назвалась своим именем "словенами".

С рубежа 8 и 9 в.в. начинается собственно "история" в передаче Иоакимовой летописи. Согласно этому источнику, словенский князь Буривой (9-е поколение после Владимира), вел войну с некими варягами за Биармию (то есть за финские-"пермские" земли) и потерпел поражение на р. Кумени. Власть перешла к его сыну Гостомыслу, восстановившему государство. "Сей Гостомысл бе муле елико храбр, толико мудр, всем соседом своим. страшный, а людем его любим, расправы ради и правосудия"... Правил он достаточно долго, так что пережил всех своих 4-х сыновей. У Гостомысла было также три дочери, к внукам от средней из них, Умилы, и перешла власть в середине 9 в. Этими внуками и были Рюрик, Синеус и Трувор... Дальше начинается более-менее известное "поле истории" Повести временных лет.



* * *

Попытаемся, используя все известные сообщения источников - ПВЛ, "Иоакимовой летописи", генеалогий Хемница[69], составить родословную ранней варяжской династии, правившей в России. Хронология ПВЛ давно уже вызывает подозрения. Во-первых, в ней обнаружены несомненные ошибки и противоречия; так, поход Аскольда на Константинополь состоялся на самом деле в 860 г., а по летописи - в 866 г.; киевская летопись приводит дату смерти Олега - 913 г., а новгородские 922 г., и т. д. Во-вторых, родственные связи между первыми представителями династии далеко не ясны; смена поколений представляется довольно подозрительной. Например, Игорь, сын Рюрика, остался после смерти отца ребенком (879 г.), и сын Игоря Святослав тоже (944 г.); временной интервал между двумя поколениями слишком большой. На основании этого некоторые исследователи пытаются "домыслить" еще несколько представителей варяжской династии, особенно "достается" при этом Вещему Олегу, которого принимают за двух князей сразу.

Но кто, собственно, дает право так вольно обращаться с источниками? Можно показать, что летописные сведения о ранних представителях династии Рюрика в целом вполне укладываются в разумные временные пределы, а ошибки датировок вряд ли превышают 2 года (см. таблицу). Все летописные датировки вполне возможно совместить так, что получается "естественная" смена поколений. Ничего неправдоподобного в летописных биографиях первых представителей правящей династии нет. Вполне можно допустить, что Рюрик и его братья были маленькими детьми в момент смерти их отца, ободритского князя Годослава (убит датчанами в 808 г.). В момент завещания Гостомысла Рюрик был уже зрелым человеком. Это и понятно, потому что малоизвестный и неопытный молодой человек вряд ли смог бы основать новую династию.

Судя по всему, Гостомысл правил долго, чуть ли не всю первую половину 9 в. Смена династии могла произойти несколько раньше установленного срока (862 г.), потому что известно: киевский князь Аскольд, по летописи пришедший вместе с Рюриком, в 856-860 гг. уже возглавлял походы на Константинополь. Возможно, что в случае первой даты летопись немного ошибается, и Рюрик начал править на севере примерно с 850 г. (тогда же - и Аскольд в Киеве). Если предположить, что Рюрик родился около 805 г., то он начал править в 45-50 лет.

Большой временной разрыв со следующим поколением легко объяснить тем, что Рюрик после воцарения наверняка решил укрепить свой статус новым браком, уже вполне соответствующим его высокому положению. Проще говоря, Рюрик женился на молоденькой княжне. Как сообщает Иоакимова летопись, вообще-то жен у него было несколько; но правом наследования мог пользоваться только сын от знатной особы, равной по статусу "урманской княжны" Ефанды (или Енвиды). Этот брак мог состояться в 860-е гг., и тогда же у Рюрика и родился наследник, Игорь[70]. Ефанда и ее брат, известный как Вещий Олег - конечно же, не "шведы" (как неправильно интерпретировал слово "урмане", то есть "норманны", сам Татищев), и не "норвежцы", как это толкуют сейчас, а представители все той же западнославянской варяжской аристократии; "норманнами", то есть "северянами", в средние века называли вообще всех жителей Северной Европы. Кстати, имя "Ефанда" или "Енвида" в Скандинавии вообще не известно (как и Олег), зато оно очень похоже на континентальные имена "кельтского" типа, вроде "Аманда", "Малфрида", "Рогнеда" и т. д.; как известно, западные славяне, венды-варяги использовали такие имена.

Сколько лет в момент рождения сына могло быть жене Рюрика? Допустим, около 20-и, и родилась она около 850 г. Примерно этому же поколению принадлежал и ее брат Олег, который принял власть в 879 г. Олегу в момент смерти Рюрика могло быть лет 30, а Игорь считался еще во время похода Олега на Киев несовершеннолетним (как отмечает ПВЛ). Вероятно, вначале Олег имел что-то вроде статуса "регента" при законном наследнике, как ближайший родственник, но впоследствии совершенно оттеснил Игоря от управления; этим и объясняется двойственность упоминаний о нем в летописях - то как о воеводе (новгородская традиция), то как о полновластном князе (ПВЛ).

Представители правящей династии и летописная хронология их правления

Предполагаемые даты жизни

Основатели династии: Владимир и Адвинда. Братья Владимира: Столпосвят, Избор.

За 9 поколений до Гостомысла, то есть в первой трети 7 в.

1 поколение. Бурывой, князь словенский (центр - Невоград, или Старая Ладога)

Правил до конца 8 в. (790-е гг.); испытал нашествие "норманнов", был вынужден уступить власть сыну Гостомыслу.

2 поколение. Гостомысл, сын Буривоя, князь словенский; дата смерти - не позднее 862 г. Выбор, старший сын Гостомысла (как и его братья, умер раньше отца)

Начал править на рубеже 8 и 9 в. (800 г.); умер в глубокой старости (850 г.). Предполагаемое рождение - 770 г.

3 поколение. Дочь Гостомысла Умила; брак с Годославом, сыном варяжского (ободритского) князя Витислава.

Предполагаемое рождение Умилы - 785-790 гг.; ее брак с Годославом - 800-805 гг. Годослав и его брат Дражко убиты в 808 г.

4 поколение. Дети Умилы и Годослава: Рюрик, Синеус, Трувор. Согласно летописи, правление Рюрика с 862 г., дата смерти - 879 г.; братья умерли раньше него. Жена Рюрика: Ефанда (Енвида), варяжская княжня, сестра Вещего Олега.

Предполагаемое рождение братьев - 800-е гг. (до 808 г.). Начало правления - не позже 862 г., вероятно 850 г.; умерли в пожилом возрасте. Брак с Ефандой: вероятно, довольно поздний, только после воцарения, в 860-е гг.; вероятное рождение Ефанды - 850 г.

5 поколение. Олег Вещий; князь словенский с 879 г. и Киевский с 882 г. Умер в 912 (913?) г. Игорь, сын Рюрика. Родился по летописи в 865 г. Правил с 913 г.; убит в 944 г. Ольга (Прекраса), княжна изборская, внучка Гостомысла, жена Игоря с 903 г., правила за сына с 944 г. по 955 г., умерла в 969 г. Олег (Александр), сын Вещего Олега. Изгнан князем Игорем; правил в Подунавье в 940-е гг.

Рождение Олега - 850-е гг.; дата смерти 912-913 гг.; правление - около 33 лет (879-812 гг.); умер в 60 лет. Рождение Игоря - 875 г. (в 882 г. еще несовершеннолетний); брак в 903 г. с Ольгой - возможно, не первый. Правление в 912-944 гг., убит в возрасте 70 лет. Рождение Ольги - 890-895 гг., брак в возрасте 13 лет (?); рождение наследника в возрасте за 30 лет; умерла в 80 лет.

6 поколение. Святослав Игоревич, правил с 944 г., убит в 971 г. первая жена: Предслава, княжна венгерская; одна из жен: Малуша (дочь Каплюши Мальца); брат Святослава: Улеб (Глеб) Игоревич (убит в 971 г.); Сфандра, жена Улеба. Двоюродные братья Святослава: Игорь и Акун.

Рождение Святослава - 930 г.; в момент смерти Игоря (944 г.) - несовершеннолетний; убит в 971 г. в возрасте около 40-45 лет. Родственники Святослава, имевшие право на собственных послов: жена Предслава, брат Улеб и его жена Сфандра, двоюродные братья: Игорь, Акун; также Владислав, Тудор.

7 поколение. Владимир Святославич и его братья Ярополк и Олег. Жена Владимира: Рогнеда, дочь князя Рогволода Полоцкого. От их сыновей Ярослава и Изяслава произошла вся русская аристократия.

Рождение Владимира в 948 г.; умер в 1015 г. Правление трех братьев с 971 г., Владимира единолично с 980 по 1015 г. ; брак Владимира и Рогнеды в 980г.

Со времен Вещего Олега мы попадаем в зону "исторической достоверности". Ключевым событием правления Олега было, конечно, объединение северной и южной Руси в 882 г.; ему также пришлось вести борьбу с союзными хазарам венграми, прошедшими в 890-е гг. из степной зоны Причерноморья в Паннонию. Как сообщает летопись, Олег совершил два удачных похода на Константинополь и даже "прибил щит на врата Царьграда", но византийские источники хранят об этом глубокое молчание, тогда как об Аскольдовом походе 860 г. греки помнили и через 500 лет. Видимо, значение Олеговых войн с Византией в летописи несколько преувеличено, и ему переадресована слава его предшественника на Киевском столе (с точки зрения династийных интересов, дело вполне понятное). Во всяком случае, время правления Олега - это период подъема русского государства. Видимо, арабский автор Масуди имел в виду именно Олега Вещего, когда писал о славянском царе ал-Олванге, у которого "много владений, обширные строения, большое войско и обильное военное снаряжение. Он воюет с Румом [Византией], франками, лангобардами и другими народами". К этому еще можно добавить: с хазарами и персами... Короче, размах у Олега был неслабый.

Вещий Олег жил и правил долго, 33 года, и умер, скорее всего, в возрасте 60-70 лет. Кстати, отчего он умер?.. Как отчего! Это всем известно : "волхвы же сказали, того и сего... и примешь ты смерть от коня своего... И вскрикнул внезапно ужаленный князь". Однако же, кроме многозначительной легенды из Повести временных лет, есть и вполне реалистическое сообщение северных летописей, что Олег ушел в поход "за море" и там умер от укуса змеи. Это подтверждается и сообщением так называемого Кембриджского документа о русском князе Хельгу, который вел борьбу с хазарами на Тамани, затем ушел в поход морем на Персию и там погиб. Третья сторона, то есть "Персия", повествует о военных экспедициях русских на южное побережье Каспийского моря примерно в это же время; подробно описан неудачный поход 913 г. (на обратном пути русское войско попало в засаду, подстроенную хазарами), но видимо, этот поход был не единственным. Эта серия "каспийских" войн 909-913 гг. совершалась, скорее всего, еще под руководством Олега, пока укус змеи не положил ей конец. Трагическая гибель знаменитого князя, которому почти полвека невероятно "везло", произвела впечатление на современников, что и отразилось в полной бездонной глубины легенде.

После смерти Олега князь Игорь правил самостоятельно около 30 лет. Судя по всему, он был не очень одаренным правителем. Долгие годы Игорь оставался "тенью" Олега, а время его самостоятельного правления отличалось полосой неудач. Этот князь, как известно, был убит подданными, недовольными его "налоговой политикой". Между прочим, есть информация, что князю Игорю пришлось выдержать борьбу с династийной линией, пошедшей от Вещего Олега (видимо, поэтому тексты летописей содержат такие странные противоречия в определении статуса основателя русского государства). В сочинении X. Фризе по истории польской церкви (18 в.) отражена информация хронистов 14-17 вв., а те, в свою очередь, пользовались несохранившимися моравскими хрониками[71]. Оказывается, у Вещего Олега был сын, тоже Олег, в крещении Александр; его изгнал из Руси двоюродный брат, князь Игорь! Моравская традиция полностью подтверждает сообщение Иоакимовской летописи (Татищева) о том, что вещий Олег приходился дядей своему наследнику Игорю...

Дальнейшая судьба изгнанника, Олега-Александра, была очень интересна; он прибыл в Моравию, где с 940 г, стал королем (отчего там и сохранилась о нем память). После того, как делить стало нечего, двоюродные братья помирились. Олегу-Александру в 940-е гг. пришлось вести тяжелую борьбу с венграми, причем на его стороне сражались русские из Киева. В конце концов Олег Второй потерпел поражение и был вынужден бежать в Польшу, где просил помощи у князя Земислава (по польским хроникам, тогда правил Земомысл). Удержать в сфере влияния русского государства Подунавье все же не удалось, и в 967 г. Олег-Александр вернулся на Русь, где и умер. Таким образом, династийная линия Вещего Олега существовала, но была связана не столько с Киевской Русью, сколько с Центральной Европой. Это и понятно, если учитывать "вендское" происхождение варяжской династии.

В Киеве удалось закрепиться потомкам Рюрика. Брак Игоря с Ольгой, по летописи, состоялся в 903 г. По данным Татищева, ее настоящее, не "тронное", имя было Прекраса, и она являлась изборской княжной и внучкой Гостомысла, то есть представительницей другой линии той же династии. Правда, известное церковное "Житие" св. Ольги утверждает, что она была "из простых", но это явно легендарная традиция. Такие союзы в среде правящей аристократии были совершенно невозможны. Дата свадьбы вызывает недоумение, поскольку Ольга умерла почти через 70 лет, в 969 г. Но в принципе, ничего удивительного здесь нет: средневековые династы часто выдавали замуж совсем молоденьких девочек, если того требовали политические рассчеты. Северные летописи, опирающиеся на новгородские источники, сообщают, что Ольге в момент брака было только 10 лет![72]

Самая большая "нестыковка" это летописная дата рождения Святослава: 942 г. С известием о браке Ольги она совершенно несовместима. Но следует заметить, что эта дата упомянута только в одном списке ПВЛ, Ипатьевском, и может быть ошибочной. Если предположить ту последовательность поколений, о которой сообщает ПВЛ, то когда же мог родиться Сятослав? После смерти Игоря в 944 г. опять возникла ситуация с малолетним наследником и необходимостью регенства. С Другой стороны, когда Святослав погиб в 971 г., у него остались взрослые, хоть и молодые сыновья (один из них, Владимир, родился в 948 г.). Значит, дата рождения Святослава - около 930 г[73]. Правдоподобно ли это? Вполне: Ольга могла родить Святослава и в возрасте 37 лет. Правда, Игорю в это время было уже под 60 лет, но в принципе ничего невероятного здесь нет. Святослав мог быть "поздним ребенком"...

Странно, правда, что князь Игорь так долго ожидал наследника; в условиях многоженства такие проблемы решались довольно просто. Но известие Татищева, что Ольга была внучкой Гостомысла, объясняет многое. Наследник должен был родиться именно от нее - для того, чтобы "замкнуть" две династийные линии и не создавать лишней возможности для борьбы за престол. Становится также понятным, почему Ольга так легко и естественно взяла правление в свои руки после смерти супруга: она и сама обладала реальными правами на власть.

К середине 10 в. варяжская династия уже довольно разрослась. Из летописи известно, что у Рюрика были и другие дети, во всяком случае, договор с греками 944 г. упоминает племянников князя Игоря: Игоря младшего и Акуна. В том же договоре названы и другие представители правящей династии: Предслава, Владислав, Сфандра - жена Улеба и Тудор; все они имели право представить собственных послов в составе делегации к византийским императорам. Согласно Татищеву, Предслава была венгерская княжна и "главная" жена князя Святослава Игоревича, а Улеб его родной брат. О нем в "официальных" источниках не сказано ни слова по вполне понятной причине: Святослав, в разгар войны с Византией, обрушил репрессии на "внутренних врагов" - христиан; в их числе был убит и брат его Улеб (971 г.).

Дальнейшая "связь поколений" уже не вызывает серьезных сомнений. Очевидно, если в летописной хронологии и есть ошибки, они небольшие, порядка 5-10 лет. Почему же летописная информация признавалась "сказочной", подвергалась сомнению? Ответ довольно прост: некоторым историкам довольно трудно представить себе человека в возрасте 60-70 лет, совершающего поход верхом или на хрупких лодочках за тридевять земель и руководящего боевыми операциями. Брак и дети в 13 или в 60 лет тоже кажутся странным явлением... Но так было. Нельзя судить о прошлом по нынешнему стандарту. Вспомним, что в средневековых семьях детей рождалось много, и те из них, которым удавалось пройти "естественный отбор", обладали железным здоровьем. Боевые игры на свежем воздухе тоже оказывали полезный эффект - на тех, конечно, кому удавалось уцелеть...

У нас есть все основания полагать, что практически все первые князья варяжской династии (за исключением погибших в сравнительно молодом возрасте, как Святослав) жили до 70-80 лет, сохраняя до последнего удивительную бодрость. То же самое относится и к их ближайшим сподвижникам . Так, знаменитому воеводе Свенельду, служившему "от Игоря до Владимира", к моменту смерти могло быть уже около 84-88 лет, и это не единичный случай; видный политический деятель 11 в. Ян (предоставивший информацию для составления Повести временных лет) умер в возрасте 90 лет, то же известно и о боярине Петре Ильине[74].

В целом смена поколений в великокняжеской династии 9-10 .вв. вполне укладывается в рамки естественной нормы: за 200 лет - 6 поколений, от Гостомысла до Владимира включительно (по 33 года на каждое).



* * *

Можно утверждать, что государство на севере России существовало уже с середины 8 в. н. э., то есть с самого момента прихода туда с запада словен (славян!), назвавшихся своим именем. Именно с этого времени данные археологии свидетельствуют появление в Приильменье так называемой культуры новгородских сопок. Новгородские словене довольно сильно отличались как по культуре, так и по антропологическому типу от балтского и тем более финского населения Восточноевропейской равнины, зато обнаруживали большое сходство с западными группами славян, проживавших в районе Эльбы-Вислы[75]. Их раннее государственное объединение могло образоваться именно в самый момент миграции, когда на покоренной территории сложился новый славяно-финно-балтский синтез. Понятно, что продвижение крупных народных масс, осваивающих новые территории, не могло быть неорганизованным; именно в ходе этой миграции и произошла консолидация племен, положившая начало государственному строительству. Кстати, центр этого словенского государства, как уже доказано, первоначально находился в Невограде (Старая Ладога), а Новгород действительно "Новый город", построенный не ранее начала 10 в.

Поскольку в словенской земле династийная преемственность сохранялась, новгородские летописи сохранили известия о самых ранних представителях правящей династии, начиная с полулегендарного Владимира и его братьев, которые, вероятно, и возглавляли движение словенского племенного объединения на восток. Но другое дело на юге, в Киевской земле. Можно утверждать, что и там в 7-8 вв. сформировалось ранне-государственное объединение, в рамках общего движения славянских племен "пражской керамики" на восток. Больше того, это движение встретило здесь, на юге, местный славяно-аланский субстрат (археологически выделяемый как культура керамики типа Пеньковки), имевший еще более раннюю традицию государственности, восходящую еще к готскому, аланскому и антскому периодам (3-6 вв.). В 8 начале 9 вв. государство с центром в Киеве безусловно, существовало, и конечно, имело собственную династию, но... как известно, при объединении ведущая роль принадлежала северу, и новые правители не были заинтересованы в сохранении памяти о своих предшественниках; именно поэтому никакой достоверной информации о ранних киевских князьях до нас не дошло.

Этого мало: не известно даже, кем были правители Киева современники Рюрика и Олега. Скорее всего, нет оснований полагать, что это были последние представители местной династии; свидетельство летописи можно понимать в том смысле, что именно варяги Аскольд и Дир, выполняя волю Рюрика, свергли киевских князей и заняли их место. Однако же новые правители Киева быстро "вписались" в местные властные структуры, и для подлинного объединения потребовалась новая волна экспансии с севера. Аскольд, судя по всему, наиболее "пострадавший" от несправедливости исторической оценки политический деятель России. Достаточно сказать, что по достоверным греческим сведениям, в 866-867 гг. он принял христианство в качестве государственной религии... В сущности, убийство Олегом Аскольда это реванш консервативной антихристианской партии, победа "язычества"... Когда новая династия лет через 100 подошла к необходимости смены религии, ей не было смысла афишировать антихристианские деяния своих ранних представителей. В итоге не только древняя киевская династия, но и даже варяг Аскольд оказались в зоне "молчания источников".

Это молчание позволило некоторым исследователям сделать вывод, что самостоятельного государства на юге России в 8-9 вв. не было вообще, а были разрозненные племена, зависящие от Хазарии. Да, именно такая версия подана в Повести временных лет. Но ведь в этом случае у ее составителей был прямой политический интерес: выставить правящую династию в качестве единственной силы, "спасшей" Россию. Очевидно, что летопись не искажает фактов, тем более, что писалось в ней о вещах, в то время общеизвестных, и во лжи было очень легко уличить. У нас нет основания не доверять информативной основе летописной традиции. Но тон повествования, но симпатии, но "фигуры умолчания"! Все это могло быть отличным идеологическим оружием и в те времена... Если фактической основе летописных сообщений можно в целом доверять, не ссылаясь на "ошибки" и "позднейшие вставки", то в интерпретации событий вполне дозволительно усомниться вот где действительная возможность для "критики источника". Если бы южнорусские племена только "сидели" да платили дань "неразумным" хазарам, никакой России не было бы...

Между тем, ссылаясь на Нестора, пишут что-то вроде этого: "Главной... особенностью Восточной Европы той поры являлась зависимость значительной ее части от такого сильного государства, как Хазария, и угроза подчинения этой державе также (!!!) и север о славянских и финских земель, находившихся на торговом пути с Востока в Прибалтику и вообще в Западную Европу. Именно это и побуждало общины Восточной Европы пригласить на условиях договора... предводителей варяжских дружин, типа (!) Рюрика, Аскольда, Дира и др."[76]. Здесь прежде всего умиляет сам процесс приглашения варяжских дружин властвовать на основе договора. Это напоминает незабвенного Жан-Жака Руссо с его "общественным договором", 18-й век, кружевные жабо, шестиметровые кринолины... Надо заметить, что с тех пор представления о процессе образования государства несколько изменились.

Официальной историографии Рюриковичей образца начала 12 в. было выгодно представить ситуацию таким образом, что единственно северное государство представляло собой реальную политическую силу, что оно не имело соперников... тем более, что только во времена, когда была составлена Повесть временных лет, произошло окончательное подчинение вятичей (то есть жителей Центральной России) Киеву. Но у нас есть все основания усомниться в такой версии. Сейчас уже не 12-й век, и если России угрожает сепаратизм, то явно не со стороны ее собственного центра. Можно утверждать, что реальная обстановка на юге России в 7-10 вв. представляла собой нечто диаметрально противоположное версии, изложенной в Повести временных лет: именно юго-восточные русские племена (вятичи, радимичи, северяне, поляне) и составляли главную силу, противодействующую давлению Хазарского каганата; именно они и вели с этим опасным противником постоянную войну. Началась эта война в самый момент миграции нового славянского населения на земли Центральной России (примерно в середине 7 в.) и продолжалась она до падения Хазарии в 965 г. Иначе и быть не могло такова была тогдашняя "геополитика" на территории Русской равнины...

Доказательства, между прочим, проступают сквозь текст повествования Нестора. Следует вспомнить, что после взятия Киева и убийства Аскольда Вещий Олег отправился в земли северян и радимичей, подвластных, будто бы, хазарам, и предложил им добровольно переподчиниться ему. Но ему тут же пришлось вести войну - и не с хазарами, как предполагается по смыслу сообщения (ведь Олег переманивал у них "подданых"!), а как раз с самими же северянами. Что же, русские люди, северяне, хотели лучше подчиняться хазарам, чем единоплеменным словенам? Да нет, конечно. Просто они имели собственную государственность, и расценивали вторжение с севера как нарушение суверенитета. Потеря некоторой доли самостоятельности плата за интеграцию в рамках новой, более крупной системной целостности, и факт сопротивления северян достаточно красноречив: они не хотели терять своей независимости - именно потому, что могли и сами ее защитить.

Далее на восток лежали земли многочисленных вятичей (и какие земли! Современные Воронеж, Курск, Орел, Липецк, Рязань, Тула... Москва, наконец). Вятичи, как и северные словене, назвались собственным, родовым именем (вятичи "венды, венеды"), именем, под которым славяне были известны по крайней мере с 1 в. н. э. Вятичи, как отмечает летопись (и с этим согласны все исследователи) не вошли в состав Олегова государства. И тем не менее при описании похода на Византию вятичи упомянуты в составе Олегова войска; по-видимому, они шли на правах союзников. Подчинение вятичей относится только к правлению Святослава, накануне знаменитого похода на Хазарию. Рассказ в летописи о включении вятичей в состав Киевского государства полностью повторяет аналогичный рассказ о радимичах и северянах: опять "бедные" вятичи сидят себе и платят дань хазарам, опять "добрый" Киевский князь предлагает им свою защиту... и опять воюет с этими самыми вятичами! Похоже на то, что вятичи и не стремились особенно "под крыло" Киева, а с хазарами как-то справлялись и сами...

События, по летописи, разворачивались следующим образом: в 964 г. вятичи подчинились Святославу на добровольной основе; буквально через несколько месяцев, в 965 г. пала Хазария, а в 966 г. Святослав имел войну уже со своими новыми поддаными, вятичами, и окончательно включил их в состав своего государства. Эти краткие сообщения летописи (сама краткость в отношении таких важных событий очень показательна!) можно интерпретировать так: первоначально произошло объединение Новгород-Киевского и вятичского ранних государств специально с военными "противохазарскими" целями. После того, как цель была достигнута, вятичи попытались вернуть первоначальный суверенитет, но интеграционные тенденции оказались сильнее.

Не ясно ли, что краткие летописные сообщения о включении в состав объединенного государства северян (885 г.) и вятичей (966 г.) представляют собой в обоих случаях "трафарет", позволяющий прикрыть довольно агрессивные действия центральной власти, направленные, впрочем, на благие цели - на консолидацию России как единого целого. Вспомним, что в 12 в., когда писалась летопись, отношения субэтносов (бывших "племен", а теперь княжеств) внутри русской этнополитической системы были достаточно напряженными, так что тема истории вхождения русских земель в сферу влияния Киева была очень "горячей".

Процесс интеграции Руси начался с похода Олега на Киев в 882 г. и завершился в 966 г., примерно через 80 лет. Последними в состав Киевского государства вошли вятичи жители тогдашней юго-восточной, а теперь Центральной России... И сразу после объединения Святослав совершил свой знаменитый марш-бросок на Волгу, разгромив одним ударом грозный Хазарский каганат! Видимо, собственных сил полян, северян и вятичей хватало только для сдерживания Хаза-рии, а для ее уничтожения потребовалась консолидация усилий всей Руси, и южной, и северной, плюс еще поддержка со стороны западных славян-вендов. Единой России противопоставить было нечего.



Приложение 1.

Древнерусские имена. их значение и аналоги в других языках

[данные из:. А. Г. Кузьмин. Древнерусские имена и их параллели, В сб.: "Откуда есть пошла Русская земля", кн. 1, М., 1986, стр. 643-654; А. Г. Кузьмин "Об этнической природе варягов". Вопросы истории, 1974, № 3]


Русские имена, Аналоги и значения в кельтских языках:


Рюрик- раурики - кельтское племя; река Раур (Рур); имя Рюрик и его формы известны в Галлии с 4 в.; -rig/rix (кельт.) - царь, вождь

Синеус- sinu (кельт.) - старший; кельт, имена Sinus, Sinaeus

Трувор, треверы - кельтское племя; имя Тревор - расп. у кельтов

Дир- dir (кельт.) - верный, сильный, знатный

Аскольд, Асмольд- old/ard (кельт.) - высокий, великий

Игорь (Ингер,Ингварь); Иггивлад, Инегельд -ine/ina (санскр.) - знатный, высший;

 влад - от "владеть", кельт. имена Iger, Inger, Ingar, Ingereld, Ingerard.

Владимир (!!!)- Waldemarus - известно в Галлии с 7 в.; -mar (кельт.) - великий

Ивор- кельт, "господин"; имя Ивор (Ивар) известно в Прибалтике

Аминд- кельтский аналог Аминта (династия галатских царей)

Веремуд, Вельмуд -udd (кельт.) - господин; аналоги - у вестготов, датчан, кельтов

Туад, Тудор, Тудко (у готов - Тудемир).

Расп. у кельтов - Tudi, Tudes (ср. династия Тюдоров). Смысл: "племя", народ".

Акун (Якун)- кельт, имя Aconius

Борис, Борич, Буривой -"бор", "бур" - муж, человек (иллир.)

Карн, Тилен тилены - кельтские племена в Галатии и в Иллирии

Куци, Кары, Егри, Гуды- известны у галльских рутенов и иллирийских венетов

Шихберн -"бери" - герой (кельт.)

Карлы, Карл -"керл", "карл" означает "муж", "человек" (кельт.)

Труан сопост. с Трояном, легенд, предком русских князей. Встречается также во Франции

* Гедемин (лит.)- кельт, аналог Gedemon - антские имена: Ардагаст, Доброгаст, Радогаст и др.

-gast - благородный, достойный (кельт.), кельтские аналоги: Arogast, Bodogast.

Олег, Ольга Халег - иран. "творец, создатель"

Кий, основатель Киева Кей - иран. "владыка, царь"

Сфанъдр, Сфандра Иран. Эсфанд - 12-й месяц года

Стир иран. -"великий"

Тур, Турбид, Турберн; (город Туров) имя "Тур" широко расп. в Иллирии, у инарцев и кельтов; byd (кельт.) - мир

Myтур Мохтар - иран. "полномочный, глава" Кары иран. "усердный, боевой"

Моны -кельт, "благородный, стройный"

Фост, Буефаст; Бруни (Брунко) расп. у фризов, на вендском поморье

Истр -древнее название р. Дунай. Имеет иран. аналог

Фроутан иран.- "скромный"

Фрастен, Фрелав; (гот. Фредерик) -fer, fear - человек; имеет Иран, аналоги Руалд, Рулав, Руар

Руар - известно у кельтов

Алвад Иран, аналог; кельт, allwedd - главный

Кол, Адул, Алдан известны у кельтов Удо, Утин

Удо - князь ободритов; г. Утин там же

Люд (Лют); Людевит "гневный" (славян, и кельт.); кельт. Людовик

* Витень (лит.) кельт. аналог Vitinus



Приложение 2.

Сведения иностранных источников о русах вне пределов современной России

[данные из: А. Г. Кузьмин. Сведения иностранных источников о руси и ругах. В сб.: "Откуда есть пошла Русская земля", кн. 1, М., 1986, стр. 664-682; А. Г. Кузьмин. "Варяги" и "Русь" на Балтийском море. Вопросы истории, 1970, № 10, стр. 28-50; А. В. Назаренко. О "Русской марке" в средневековой Венгрии. В сб.: Восточная Европа в древности и средневековье. М., Наука, 1978, стр. 302-306, а также: С. Лесной. Откуда ты, Русь? Ростов/н/Д, Донское слово, 1995, стр. 78].


Таблица 1.

Сообщения источников о русах (рутенах) на территории Италии, Австрии, Венгрии, Чехии и Тюрингии

Сообщения источников, которые можно отнести к западным, вендским русам.

1. Надпись на плите в церкви св. Петра в Зальцбурге (Австрия) утверждает, что в 477 г. вождь русинов (рутенов), герулов и готов Одоакр захватил этот город. Другие источники утверждают, что Одоакру подчинялись руги.

Руги появляются на верхнем Дунае и р. Саве в 434 г. и приходят в столкновение с готами. В дальнейшем они принимают активное участие в "битве за Рим" и часть их оседает в Италии.

2. В документе 863 г. упоминается область Русарамарка на территории Австрии.

В 568 г. лангобарды прошли через область Ругиланд в северную Италию; очевидно, Ругиланд был в Австрии.

3. Французская поэма об Ожье Датчанине упоминает русский отряд, защищавший лангобардов в Италии от войска Карла Великого в 773-774 гг. Другие эпические поэмы также содержат упоминания о войнах Карла с русскими.

Римские папы Лев Третий (795-816) и Бенедикт Третий (855-858) направляли специальные послания клирикам ругов. Еще в 9 в. в Италии сохранялись руги-ариане.

4. Многочисленные упоминания о русских, входивших в состав крупнейшего в 9 в. славянского государства Великой Моравии (Эней Сильвий, хроника Хагеция, "Хроника всего света" Мартина Вельского - источники 14-16 вв.). В войске чешского короля Собеслава Второго, воевавшего в 1176 г. с австрийцами, были русские.

Мельхиор Гольдаст сообщает, что в 1086 г. королю Братиславу Богемскому император Генрих Четвертый подчинил трех марграфов - силезского, лужицкого и русского. Речь идет о тюрингской Руси.

5. Матвей Краковский в письме Бернарду Клервосскому (начало 12 в.) упоминает, что кроме рутенов на востоке (Киевская Русь) есть также рутены в Полонии и Богемии, причем они отличаются от католиков и православных, "признавая Христа лишь по имени" (ариане?). Польский аноним 15 в. упоминает русских священников у западных славян.

Папа римский в 967 г. запретил привлечение в пражский епископат русских и болгарских священников, а также богослужение на славянском и русском языках. Очевидно, мера была принята против ариан.

6. Гильдесгеймские анналы сообщают (1031 г.), что сын венгерского короля Генрих, герцог Руссии, погиб на охоте. Ал-Идриси (ок. 1154 г.) сообщает о двух видах русов - ближних (Киевская Русь?) и дальних, живущих по соседству с Венгрией. Фома Сплитский (у. 1268) в рассказе о событиях 4 в. помещает по границе с Паннонией Рутению.

Бенуа де Сент-Мор в "Хронике герцогов нормандских" (1175 г.) называет рядом рогов (ругов) и унгров (венгров). Ряд французских поэм 12-13 вв. ("Пантеон", "Ипомедон", "Октавиан") помещает по берегам Дуная рядом Хунгарию и Рутению.

7. Житие Конрада, архиепископа Зальцбургского, упоминает, что в 1 1 27 г. венгерский король находился в марке рутенов. В 1242 г. аббат монастыря св. Марии, находящегося в венгерской Руссии, направил послание в Британию о татарском нашествии.

1211 г. - сообщение о русских купцах в Венгрии, землевладельцах.

8. Бенедикт из Питерборо (1189 г.) в числе народов германской империи называет альпинов и рутоное. В послании Фридриха Барбароссы Саладину названы последовательно Австрия, Фрисция (Каринтия), Рутония (Штирия?), Иллирик (Крайна-Словения).

1191 г. - герцог Австрии и Штирии Оттокар Четвертый назначает в уставе города Эннса размер платы за провоз соли "на Русь" и "из Руси".


Таблица 2.

Сообщения источников о русах (рутенах) в Тюрингии, на побережье Северного моря, в южной Балтике от Ютландии до Немана.

Сообщения источников, которые можно отнести к западным, вендским русам.

1. Нидерландская хроника Мейера (1561 г.) сообщает под 445 г. о покорении франкским королем Клодием моринов, кимвров и рутенов на побережье Северного моря. В "Истории бриттов" Гальфрида Монмутского (нач. 12 в.) упоминаются рутены, жившие в 5 в. по соседству с Фландрией; их вождь - союзник Артура, короля бриттов.

Прокопий Кесарийский (6 в.) упоминает о войнах и союзах народа варнов (варинов), обитавшего в устье Рейна, с островными бриттами и франками. Варны впоследствии известны как вагры, варяги - самый западный народ из числа вендов-славян.

2. Ибн-Якуб, посетивший в 965 г. Германию, считает русое островитянами, достигающими Испании через "рукав моря Океануса". Вместе с тем эти русы - многочисленные племена; их территория граничит на востоке с польскими землями, и они же совершают нападения на кораблях с запада на пруссов. Из Кракова славяне и русы приходят со своими товарами в Богемию. Русы говорят по-славянски.

844 г.: сообщение Аль-Якуби о маджусах (огнепоколонниках) по имени ар-Рус, нападавших на Севилью с моря. Речь может идти только о вендах с о. Рюген и южнобалтийского Поморья. Ибн-Хаукаль сообщает, что в 968-969 гг. русы разгромили Хазарию, совершили поход на Византию (это киевские!) и в Андалузию (а это уже рюгенские!).

3. В Магдебургских анналах жители о. Рюген обозначены под 969 г. как Rusci (русци). В 15 в. французский историк Манрик называет этот остров Русцией. В 1165 г. в грамоте архиепископа Кельнского о. Рюген назван Рутией. В 1304 г. римский папа обратился к рюгенским правителям как к "князьям русских". В 16 в. географ Меркатор называет жителей Рюгена ранами-рутенами, а в русском переводе 17 в. остров назван Русией.

Многочисленные свидетельства арабов об "острове русое", величиной в три дня пути; наиболее ранние восходит к началу 9 в. Сообщения арабов об отдаленной русской земле Артания или Арса (г. Аркона на о. Рюген).

4. Император Василий Македонский в 871 г. упоминает о неком правителе севера с титулом "хаканус нортанорум". В 958 г. Лиутпранд пишет, что русы - северный народ, именуемый итальянцами норманнами. В английской поэме 8-го века "Видсид" сказано, что хольмругами (островными ругами) правил Хаген (Хакан?). С именем Хагена связан известный сюжет саг.

839 г.: сообщение Вертинских Анналов о послах "хакана русов" в Византию, которые оказались на обратном пути в Ингельгейме, резиденции германского императора. Это посольство могло быть отправлено только с южнобалтийского Поморья, с острова Рюген.

5. В "Дагоме Юдекс", документе 990-992 гг., упоминается земля Русь, границы которой проходят от Пруссии до Кракова и р. Одер, то есть Русь лежит в междуречье Одера и Вислы. Житие Отгона Бамбергского (12 в.) сообщает о руянах-рутенах, обитающих на южном побережье Балтики рядом с поморянами, пруссами и "флавами".

Бен Горион (2-я пол. 10 в.) сообщил, что на берегу Океана живут "Руси и Саксини и Англией"; другие русы у Каспия. Константин Багрянородный (сер. 1 0 в.) различал Русь ближнюю (Киевскую?) и дальнюю (вендскую, на балтийском Поморье?)

6. В 954-960 гг. руги выступают в союзе с императором Отгоном Первым в войне с славянскими племенами, живших у моря "против Руси". Адам Бременский и Гельмольд сообщают, что против острова Рюген лежали земли вильцев-велетов.

Устав турниров в Магдебурге (935 г.) среди правителей, подвластных Германской империи, называет Велемира, князя русое, Радеботто, герцога русое, и Венцеслава, князя ругов.

7. Комментатор Адама Бременского (1075 г. сообщает, что Болеслав Польский в союзе с императором Отгоном (до 1002 г.) подчинил себе всю Славонию, Руссию и Пруссию. Адам Бременский сообщает также о населенных "славянскими разбойниками" островах Балтийского моря Рюгене и других, смежных с землями русое и поляков.

Матвей Парижский говорит о датском короле Вальдемаре (до 1241 г.), что он всю жизнь преследовал язычников во Фризии и Русции. Известно, что этот король совершил ряд крестовых походов против вендов-поморян.

8. Отгон Фрейзингенский приводит письмо императора Конрада Третьего, упоминающего, что подвластные ему рутены взбунтовались и убили чиновников (1139-1145 гг.). Рагевин, продолжатель хроники Отгона (до 1177 г.) упоминает о нападении на польские земли с севера рутенов. Под 1165 г. он упоминает рутенского князя как вассала германской империи.

В "Истории Антиохии и Иерусалима" (13 в.) сообщается, чго в 1097 г. в сражении под Никеей отличились рыцари из Норвегии, Польши и Руссии. Магдебургские анналы сообщаюг, что в 1147 г. в кресговом походе против пруссов вместе с поляками участвовали и рутены.

9. Герборд в "Житии Отгона Бамбергского" (1 150-е гг.) сообщаег о войнах польского короля с язычниками-рутенами, обигавшими до границ Дании и в Поморье.

10. В документах 1373 и 1385 гг. сказано, чго г. Любек помещается в Руссии. Г. Рубрук угверждал в 1253 г., чго язык русинов, поляков и славян тот же, что и у вандалов; эти народы были вместе с гуннами участниками "великого переселения". С. Герберштейн (1549 г.) отождествляет вагров-варягов и вандалов, и утверждает, что они говорили на русском языке.

Роджер Бэкон (1260-е гг.) в "Великом сочинении" говорит, что вокруг Литвы с обеих сторон Балтийского моря расположена "великая Руссия". Лаоник Халкондил (15 в.) утверждает, что Россия простирается "от стран скифских номадов до датчан и литовцев".


Загадочные "посольства русов" в Западную Европу, путешествия миссионеров, политические эмиграции и брачные связи, не имеющие подтверждения в летописях Киевской Руси:

1. В 1008-1009 гг. Бруно Кертфуртский посетил Киев, после направился к пруссам и был убит на границе Пруссии и Руси. Петр Дамиани в "Житии Ромуальда" (1040 г.) упоминает Бруно как миссионера, крестившего Русь. Очевидно, после Киева миссионер отправился в "языческую", поморскую Русь, где его и убили.

2. Принц Эдуард, сын английского короля Эдмунда Железнобокого (у. 1016 г.) бежал в землю ругов, называемую также Русцией. Никаких сообщений о его пребывании в Киеве или Новгороде нет.

3. Виппо в "Житии Конрада Второго" (1040 г.) рассказывает, что польский князь Метко Второй изгнал брата Отгона в страну Русь (Ругию) в 1032-1034 гг. Отгон обратился за помощью к германскому императору Конраду. Ничего не известно по нашим летописям.

4. Маркграф Северной Саксонской марки (бывшие земли вендов) Бернхард Второй (у. 1062) женат на русской княжне. Без всякого основания ее считают дочерью св. Владимира. Но не подходит даже по времени.

5. Эстреди, сестра Кнуда Великого (короля Дании, Норвегии и Англии!) вышла замуж за сына короля Руси (начало 11 в.). Брак на высшем уровне и никакой информации в наших летописях!

6. В 1152 г. Кнут, соправитель датского короля Свена, бежал в Саксонию, оттуда в Руссию, затем во Фризию (сообщение Риенских анналов 13 в.). Эта "Руссия" явно расположена совсем рядом с Фризией и Саксонией очевидно, на южнобалтийском побережье.

7. Гельмольд сообщает, что в 1158 г. Генрих Лев, герцог Саксонский, направил послов "в города и северные государства - Данию, Швецию, Норвегию и Русь". Но не в Новгород!

8. Георгий Акрополит (13 в.) сообщает, что царь Иван Асень Болгарский в 1207 г. бежал в страну русое, долго жил там, набрал русскую дружину и отправился домой отвоевывать власть. Ничего нет в наших летописях, скорее всего, это "дунайская" Русь.

9. Датская Зеландская хроника 13 в. упоминает Герарда, первого епископа Руссии из ордена цистерцианцев (1254 г.). Это реалии вендского Поморья, захваченного Германией.

10. В 1245 г. папа Иннокентий Четвертый обратился с посланием к духовенству (очевидно, католическому!) Богемии, Швеции, Норвегии, а также провинций Польши, Ливонии, Славии, Руссии и Пруссии. Католический мир недавно расширился за счет Центральной Европы.




6. Наука и свистопляска.

...А эту правду, детки,
За тысячу уж лет
Смекнули наши предки:
Порядка-де, вишь, нет.
И стали все под стягом,
И молвят: "Как нам быть?
Давай пошлем к варягам:
Пускай придут княжить.
Ведь немцы тороваты,
Им ведом мрак и свет,
Земля ж у нас богата,
Порядка в ней лишь нет".
А. К. Толстой

Как можно убедиться, кроме схоластических аргументов, выдвинутых чуть ли не во времена Бирона, у норманистов ничего нет. Эту "концепцию" вообще не следовало бы принимать всерьез, если бы... не ее глубокий внутренний смысл. Справедливо критикуя норманизм, противники его часто забывают задать себе вопрос: а как получилось, что столь явно абсурдная теория долгое время считалась общепризнанной и даже сейчас, под напором массы фактов, все еще сохраняет влияние? Почему этой глупости вообще поверили?..

Потому, что норманистская "легенда о призвании варягов" несет в себе некую правду. Правду о самых важных, "нутряных" свойствах русского этноса и его отношении к миру. Какую -это и необходимо выяснить. "Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет... Придите и володейте нами..." Важно не столько то, было это или не было сказано в 9 в. Гораздо важнее, что это было не только сказано, но и сделано сравнительно недавно, в веке 18-м. "Варяги" - германцы на Руси действительно были: они пришли "володеть" в результате петровских реформ, и володели почти два столетия (1701-1917 гг.), весь так называемый "петербургский период" Российской империи. Норманическая теория была только идеологическим выражением реального господства, перенесением конкретного положения 18-19 вв. назад, на все времена.

Самое забавное, что создатели этой "теории" были близки к истине: в истории России реально была ситуация, которую вполне можно рассматривать как "призвание норманнов". Речь идет о готском государстве в Причерноморье 2-3 вв. Действительно, с "легендой о призвании" совпадают все детали: во-первых, готы и в самом деле были (имеется ряд достоверных свидетельств источников), и были они по происхождению скандинавами; во-вторых, они представляли собой политическую элиту в государственном образовании, основу которого составляли аланы и славяне (археологически и антропологически скандинавский след в Черняховской культуре, оставленной готами, даже вообще не прослеживается); в-третьих, они и взаправду с течением времени подверглись сильной ассимиляции, хотя все же не слились до конца с народом и в конце концов были отброшены. Наконец, готы реально повлияли на процесс образования государства, так как события 9-10 вв. это уже кульминация этого процесса, гребень волны, а пошла-то эта волна как раз во 2-3 вв...

Так что отрицать неправомерность норманической теории на том основании, что этого принципиально быть не могло, не стоит. Могло, и еще как. И в 18-м веке, и во 2-м. Но только не в 9-м, в этом все дело! В истории России действительно были такие моменты, когда ей приходилось подчиняться другим цивилизациям и принимать влияние с их стороны, но, разумеется, это могло происходить только во времена глубокого упадка. Такими временами и были первые века н. э., а также совсем недавнее прошлое, но в раннем средневековье Россия была очень сильна, и политически, и культурно, и в любом другом отношении, и в воздействии со стороны других цивилизаций не нуждалась. Но даже тогда, когда осуществлялась рецепция чужого влияния, русская цивилизация всегда умела трансформировать его, преобразовать, вплести в собственную традицию, обновляя ее. Эта гибкость, способность к преображению, всегда поражала сторонних наблюдателей, не способных понять, что же все-таки происходит...

Реанимация, казалось бы, уже побежденного (в 1945 г.) норманизма в последнее время тоже, конечно, не случайность, не результат научного заблуждения, а отражение реальной политической ситуации. Избавиться от наследия Петербургской империи одним ударом не удалось, хотя сначала и казалось, что это возможно. Как заталкивание в яму осуществлялось поэтапно, через Раскол, гонения на православную церковь в правление "тишайшего" Алексея Михайловича, через террор Петра, издевательства Бирона, так и освобождение, как теперь уже стало ясно, тоже представляет собой ряд . последовательных рывков: отмена крепостного права, революция, война... Теперь нас вновь накрыла черная тень Петербургской империи; недаром же переименование Города "взад" стало одним из важнейших символов "радикальных реформ". Что же, свобода и независимость дорого стоят. Но это единственное, - за что не жалко платить.



6.1 Норманическая теория.

Бесспорно, норманизм как идеология имеет определенный смысл, и следует хорошо понимать, какой именно, но норманизм как историческая теория применительно к вопросу о происхождении объединенного русского государства 9 в. представляет собой совершенно антинаучную чушь.

Следует сперва напомнить, какая концепция считалась официальной в советской исторической науке. В основном она была сформулирована в конце 1930-х в 1950-е гг. в работах Тихомирова, Насонова, Третьякова, Грекова, Мавродина и других[77]. В сущности, это был смягченный "полунорманизм": признавая скандинавское происхождение Рюрика и его варягов, советские историки 30-50-х гг. всячески старались подчеркнуть местные корни русского государства, его экономики, культуры и т. д., опираясь при этом на действительно выдающиеся археологические открытия этой эпохи. Коротко эту концепцию можно выразить одним положением: варяги-скандинавы на Руси были, но они быстро "растворились в местном населении"[78]. Наиболее далеко зашедшие в этом направлении историки вообще объявили сообщение летописей о призвании варягов легендой, а Рюрика и его братьев отказались признать реально существовавшими людьми. С их точки зрения, сообщение Повести временных лет следует рассматривать как типичный "миф об основании", возводящий происхождения города, государства или народа к неким трем братьям.

Нетрудно убедиться, что такой тип рассуждений находился в круге очень распространенных в первой половине 20 в. представлений о недостоверности исторических источников. Эти представления в корне изменились с открытием современных методов датировки (радиоуглеродного и др., дающих точность до нескольких десятилетий и даже лет); оказалось, что практически все "мифы и легенды" разных народов имеют зерно истины и отражают в той или иной мере реальные события (например, подтвердилась дата основания Рима). В связи с этим "гиперкритическое" отношение к источникам было преодолено, и концепции, типа изложенной выше, разлетелись в прах, прежде всего благодаря новым достижениям археологии. Выяснилось, что собственно Новгород действительно был "новым городом", основанным никак не ранее начала 10 в.; но зато в нескольких километрах от города еще в середине 9 в. появилось так называемое "Рюриково городище", представлявшее собой, что совершенно очевидно, княжескую резиденцию, и сохранявшее этот статус в течение нескольких веков[79]. Итак, политический центр, резиденция князя, древнее города и появляется именно в тот момент, когда согласно летописи, состоялось "призвание варягов"! Вывод совершенно ясен: раскопки "Городища" подтверждают реальность не только исторического события, описанного в летописи, но и его датировку - с точностью примерно до 10-летия. Рюрика считать "мифом" больше невозможно!

Что же, вернуться к норманической легенде? Многие историки так и поступили. В сущности, концепция образования русского государства образца 1930-1940-х гг. оставляла достаточно места для такой возможности. Некоторые авторы и тогда не отказывались от идеи отождествления Рюрика с каким-нибудь скандинавским "конунгом", пытаясь только "замазать" проблему, смягчить противоречия (подумаешь, скандинав! подумаешь, конунг! пустяки, дело житейское). Такого рода представления бытуют и до сих пор: Рюрика и его варягов (в смысле скандинавов) следует рассматривать как приглашенный ел о вен а ми отряд наемников (будто бы обычай такой был у словен приглашать скандинавов-наемников... сами-то воевать не умели, зато, наверное, денег было навалом). Убийство Рюриком Вадима Храброго и его советников, упоминаемое в летописи, следует понимать как переворот, захват наемниками-скандинавами государственной власти[80]. Ну а потом все понятно: варяги-скандинавы "растворились в местном населении"...

Авторы этой концепции, видимо, не замечают, что описанные ими политические ситуации характерны не для общества, едва вступившего на путь цивилизации, сохраняющего все структуры родоплеменного строя, а скорее для поздних времен римской или византийской империи... Именно эти богатые и культурные, но "старые", слабосильные, пораженные "распущенностью нравов" государства были неспособны себя защитить и приглашали поэтому на службу варваров-наемников, которым и платили звонкой монетой (благо, что развитые "рыночные отношения" такую монету поставляли). В конце концов эти варвары, почувствовав, что кроме них, силы ни у кого нет, а монету они могут взять и сами, захватывали власть... И тут история могла пойти по двум направлениям: или побеждало влияние "старого" общества, и оно погибало естественной смертью, либо перевешивало "варварское" влияние, и начиналась новая цивилизация... Ничего подобного воинам-наемникам, хозяйничающим в пригласившей их стране и устраивающим перевороты, история молодых, "новорожденных" сообществ не знает. Структуры родоплеменного строя вообще на редкость целостны и монолитны; военную силу составляет обычно все свободное мужское население (какие тут наемники? к чему они?); элита формируется, как правило, наследственная, но со свободным допуском всех достойных людей... Нетрудно сообразить, что Русь 9-го века была именно таким молодым, или как говорят, ранним государством, сохранившим еще в полной мере общинную систему и родоплеменную иерархическую организацию.

Но некоторые современные историки, похоже, не имеют ни малейшего представления об этой "живой" этносоциальной иерархии... Внедрение в словесную среду чужаков-"варягов" выглядит с точки зрения "полунорманистской" концепции следующим образом: "убийство Рюриком словенского князя Вадима с последующим присвоением княжеского титула нельзя считать чем-то необычным, из ряда вон выходящим. Оно нисколько не диссонировало местным обычаям и понятиям об источниках власти правителей и потому едва ли вызвало в народе замешательство, а тем более жажду мести. Бог на стороне победителя - укоренившийся принцип, владевший умами язычников... Приобретение власти посредством убийства соперника иллюстрирует вся дальнейшая история языческой Руси"[81]. И христианской тоже, можно добавить, а также, увы! и мировой истории. Но кто боролся за власть на Руси в достоверно известные по источникам времена? Представители одной династии, правившие локальными областями государства, бывшими частями единого целого... Предполагать, что вот так вот, без всяких последствий, любой чужак мог вторгнуться в родоплеменное общество (пусть и на раннегосударственной стадии), это значит не иметь никакого представления о социуме как о системной целостности. Общество не может состоять из "молекул", совершающих "броуновское движение" - за исключением "предсмертных" этапов его существования. Распад системных связей - это и есть гибель цивилизации. Представление о полной пассивности словенского "субстрата" (народом его назвать в таком случае невозможно!), позволяющего внедряться в свою среду любым силам извне, сближает старый полунорманизм рбразца 1930-х гг. с современными, уже вполне последовательно норманистскими теориями. Такая вот прослеживается "связь времен".



* * *

Необходимо внимательно рассмотреть концепцию современного неонорманизма, исходящую из официальных кругов российской науки. В качестве примера возьмем работу А. П. Новосельцева, член-корреспондента АН СССР, бывшего на момент публикации директором института истории СССР. В этой работе[82], которую, в силу занимаемой тогда автором должности, следует считать программной, изложены как основные позиции неонорманизма, так и вполне откровенно - подспудный смысл этой теории и ее современное политическое значение. "Врагом номер один" исторической науки объявляются не русофобы-норманнщики, а некие средневековые патриоты: "...уже с 40-х годов и особенно в период "борьбы с космополитизмом" в нашей исторической науке взяли верх именно "патриоты" такого толка. Но на позицию антинорманизма волей-неволей встали почти все советские историки; многие потому, что приклеиваемый в противном случае ярлык "норманиста" делал человека чуть ли не врагом народа", Вполне ясно и определенно достижения русской исторической науки 1930 - 1950-х гг., опиравшихся на выдающиеся археологические открытия того времени, связываются, как оно и было на самом деле, с патриотическим подъемом, охватившим Россию в период борьбы с фашизмом. То же бывало и в средние века, да и в любое другое время, и всегда: угроза извне способствовала внутренней консолидации, очищению, обретению собственной сущности. Зато, начиная с 1960-х гг., расслабившееся и "почившее на лаврах" в так называемом застое советское общество позволило слишком многим слишком многое... К чему это привело, известно. На этот счет есть хорошая поговорка: "Не спи - замерзнешь". Пробуждение было не из приятных... Но зато, наконец, все стало на свои места. За прозрение заплачено дорого, но оно того стоит.

Вернемся к нашему официальному норманизму. В рассматриваемой работе совершенно верно утверждается, что главным предметом "нормани-ческого" спора является происхождение имени Русь и династии киевских князей, но... "с точки зрения современной науки, оба вопроса второстепенны"[83]. Следует обратить внимание на то, что норманисты всячески подчеркивают: мы говорим от лица современной науки, наше мнение является общепринятым. Что же, это дает возможность лишний раз поймать их на слове: перед нами именно официальная теория, оказывающая на противоположные мнения всю мощь давления властных структур. Только к чему же такое густое лицемерие? Зачем же второстепенным, с точки зрения современной науки вопросам посвящать столько работ, тратить драгоценные силы?

Итак, первый тезис неонорманизма: происхождение варягов неважно, непринципиально. И вообще, дескать, о чем тут спор? Ну какая разница, откуда и куда приплыли эти варяги... И вообще в средние века иноземные по происхождению династии правили в разных странах, и ничего! К чему, спрашивается, беспокоиться - проблема-то пустяковая... Увы! Есть основания полагать, что неонорманисты страдают от ложной скромности. Не пустяковая на самом деле проблема, потому что касается происхождения элиты русского государства, правившей на протяжении тысячелетия.

Что же это за феномен - призвание варягов? Неонорманисты склонны рассматривать его в русле старых представлений о вольной "новгородской республике", приглашавшей будто бы по своему выбору князей и заключавшей с ними "свободный договор". То же было и с варягами, логично заключают они. Изначально полиэтническое, с их точки зрения, северное славяне-балто-финнское объединение с центром в Приладожье, пригласило на договорной основе варяжскую дружину во главе с предводителем; такое приглашение понадобилось именно потому, что аморфное и разнородное политическое образование нуждалось в воздействии извне[84]. Прежде всего заметим, что использование в качестве доказательства реальности призвания варягов на договорной основе порядков, установившихся в Новгородской республике 12-15 вв., совершенно некорректно, хотя бы потому, что князей новгородцы никогда не призывали по произвольному выбору, как нам хотят это внушить. В 10-12 вв. в Новгороде правили обычно старшие сыновья или младшие братья киевских князей, как правило, их прямые наследники, и этот порядок соблюдался неукоснительно. Во 2-й половине 12 - начале 13 в. в Новгороде действительно наблюдался "калейдоскоп" князей, но это только отражало общую ситуацию в стране. Перемены в Новгороде более-менее синхронно отслеживали борьбу за Киев различных княжеских династий. Когда Киев лишился положения центра, контроль над Новгородом перешел к Владимиро-Суздальской династии и опять был восстановлен порядок, когда республика "добровольно приглашала" ближайшего наследника престола... По-видимому, представления об иерархической субординации в рамках правящей элиты у новгородских "республиканцев" были.

Видимо, и пресловутое призвание варягов следует рассматривать в рамках династийных комбинаций, тем более, что об этом недвусмысленно сообщает Иоакимова летопись: Рюрик был ближайшим родственником последнего местного князя, его внуком по женской линии... Но там же содержатся сведения о славянском происхождении Рюрика и по мужской линии, а это наших норманистов как раз не устраивает...

Представление неонорманистов об аморфном полиэтническом сортоянии "доваряжской" Руси (впрочем, это с их точки зрения, вообще не Русь!) базируется на довольно архаичной теоретической основе. Да, Русское государство изначально включало в себя разные народы, но при этом оно всегда имело центр как и вообще любая живая этнополитическая система. Вокруг этого центра, по происхождению русского, славянского, и нарастала сложная иерархия субэтносов... Отрицание системной природы этносов, представление их в виде "броуновского движения" разнородных элементов порядком устаревшая теоретическая база, на которой сегодня уже ничего путного, кроме концепций неонорманического типа, не создашь.

От представления о полной бессистемности местных славянских и других групп населения (этносами они в таком случае назваться не могут!) только один шаг до желательности воздействия извне некоторой организующей силы. Очень распространено (заметим, почему-то только у нас) заблуждение, что, будто бы, иноземное происхождение династии - это ее большое преимущество, потому что "изнутри", дескать, трудно выделить элиту, "чтобы никого не обидеть". Но где же это видано, чтобы чужим властителям отдавалось предпочтение перед своими! Никогда этого не было добровольно, всегда утверждение иностранной династии означало для страны-рецептора какую-то форму подчинения. Не даром с иноэтническими династиями довольно часто жестоко, с большой кровью расправлялись их подданные: достаточно вспомнить потомков настоящих норманнов , английскую аристократию, вырезанную подчистую в конце 15 в. в войне Роз (современные представители английской наследственной элиты потомки "нуворишей" 16-17 вв.), или падение монгольской династии Юань в Китае 14 в. (можно себе представить, что сделали китайцы с "пассионарными" татаро-монголами, когда наконец представился случай отомстить... впрочем, в этой ситуации очень подходит выражение поделом вору и мука). Кроме того, важная степень близости страны-донора и страны-рецептора, имеет значение, принадлежат ли они к одной цивилизации или нет (норманны Вильгельма Завоевателя все же принадлежали цивилизации Запада, как и покоренная Англия, но и это их не спасло). Заметим, что Россию все западные историки согласно рассматривают как цивилизацию, совершенно другую по отношению к их собственной. В таком случае, внедрение в Россию любой династии западного происхождения следует рассматривать как один из путей "мягкой" экспансии Запада. Но совсем другое дело, если призванная династия принадлежала своей суперэтнической системе, как это было в случае с вендской династией Рюрика в Новгороде.

Посмотрим теперь, как оценивают норманисты общую этнополитическую ситуацию в период образования современного русского государства, в 7-9 вв. Это уж точно не "второстепенный" вопрос! Итак, Россия накануне: "В ту пору наиболее сильным государством региона была Хазария.... гегемония каганата сохранялась и распространялась на значительную часть восточнославянских земель... Шел процесс распространения славянского этноса на восток до Днепра до Северского Донца и Дона. Еще дореволюционные историки усматривали здесь благотворное влияние хазар [курсив мой]. Во всяком случае, упоминание славян где-то в Подонье в связи с событиями 737 г. свидетельство зависимости части славян от Хазарии"[85]. Наконец, нашлось место, где зарыта собака! Вот, оказывается, что нового внесли современные норманисты в "разработку теории". А мы-то думали, что кроме порогов "Гиляндри и Варуфорос", над которыми потешался еще Н. Добролюбов в 1860 г., да Рорика Ютландского образца 1827 года, у них и нет ничего... Оказывается, есть: норманизм в последнем издании признает "благотворное влияние" на развитие русского этноса и становление его государства уже не только скандинавов, но и хазар (в прямом и переносном смысле слова). Добрые, милые, цивилизованные норманны и хазары помогли-таки, любезные (с двух сторон помогали, аж устали бедные!), русским расселиться на своей территории и образовать там государство...

Правда, справедливости ради следует отметить, что в этой статье Новосельцев отказался от своей старой идеи о расположении "каганата русов" на севере, в словенской земле. Разумеется норма-нистам тяжело расстаться с такой приятной для них идеей, но они вынуждены сделать это под напором многочисленных факторов: имя русь именно на юге имеет древнюю и устойчивую традицию, упоминается источниками по крайней мере с конца 8-го, а на деле и с 6-7 вв.

Но есть и более последовательные норманисты, отрицающие существование южной России вообще и выводящие само название "русь" от скандинавов. В полном соответствии со своей внутренней логикой норманическая теория в ее архаичном "северном" варианте последовательно отрицает существование независимого государства (и соответственно, сильного и самостоятельного этноса) на юге России. С точки зрения крайнего норманизма, "русы" арабских сообщений были все-таки скандинавами и находились на севере, в земле словен[86]. Именно их правитель назывался хаканом-каганом (в подражание хазарам, ни больше ни меньше) и именно его посольство побывало в Византии в 839 г. Словом, скандинавы образовали на севере Русский каганат! А южная Русь никакой государственности не имела, Русью не называлась и зависела от хазар...

Нетрудно убедиться, что этот вариант последовательно-норманистской концепции восходит в своей системе аргументации еще... к де-сиянс-академику Г. С. Байеру (ум. в 1738 г.), доблестному "птенцу гнезда петрова". Именно основоположник Байер выложил на стол все карты: и Вертинские анналы с их шведскими послами "русского каганата", и днепровские пороги Гиляндри и Варуфорос, и отождествление скандинавских вэрингов с византийскими варангами и русскими варягами. Короче, все, что норманизму надо, в 1720-30-е гг. уже было. Эту замусоленную колоду и тасуют наши современники, кандидаты и доктора исторических наук... Однако надо заметить , что никто из этих "кандидатов в доктора" никогда (во всяком случае, мне не попадалось) не привел ни одной цитаты из академика Байера. А также из академика Миллера. И даже из академика Шлецера! Цитируют с сочувствием более "свежих" западных авторов например, шведа Стендер-Петерсена или немца Шрамма. Между тем ровным счетом ничего нового по сравнению с "классическими" трудами норманистов 18 в. они не внесли... Стыдятся наши нео-норманисты своих основоположников, что ли? Значит, стыд еще есть, хотя он, как известно, глаза не выест.

Чудовищная конструкция "Русского каганата" с элитой из скандинавов-руси в земле словен трещит по швам при первом же соприкосновении с фактами. Ну не писал ли Хордадбех еще в 843 г., что, во-первых русы это вид славян (а не какие-то там "норманны"), а во-вторых, и у тех, и у других правитель называется "кназ"... Ибн-Якуб не отмечал ли, что русы, как и многие другие народы севера, говорят по-славянски? Не сказано ли наконец, прямо в Повести временных лет, что "Словеньский язык и Рускый одно есть"?[87] Название "Словенская земля" по отношению к Новгороду и "Русская земля" по отношению к современной Центральной России сохранялось на протяжении всего средневековья, и использовалось еще по крайней мере в 15 в.! Всего этого оголтелым норманистам знать и даром не надо. Они просто делают вид, что ничего подобного в природе не существует благо, при монополии на власть и средства информации можно достичь желаемого эффекта и без научного спора.

"Отпетые" норманисты, закусив удила, несутся вскачь... Куда подевались лицемерные заявления, что, дескать, и вопросик-то обсуждается маловажный, и какая вообще разница, откуда произошла династия? Вот уже прямо, откровенно утверждается вторичностъ русского государства, невозможность вывести его из местных социально-политических условий... Вот уже утверждается неспособность славян не только к созданию политических объединений, но и к выходу на определенный уровень экономики, к торговле на дальние расстояния, к образованию городов и городской культуры вообще. Русские средневековые города, оказывается, не имели никакого отношения к ранним протогородским центрам, существовавшим, как показывает археология, на тех же самых местах еще в 6-9 вв... Конечно же, они возникли из "виков" укрепленных центров норманнов-скандинавов, воинов и купцов, двигавшихся по пути "из варяг в греки"[88]. Вот видите, а говорили пустяки, династия... а Шлецер-то, видно, был прав - славяне, оказывается, вообще ни к чему не способны? Именно славяне, потому что, как выяснили норманисты, настоящие русские это скандинавы... Вот так вот: русские ни к чему не способны, да и вообще не русские...

Один только маленький нюанс "забыли" сторонники скандинавского "огораживания" России. Если сами норманны были такие крутые градостроители, что бы это им помешало покрыть подобными же "градами" собственную историческую родину? Известно ведь, что еще в 9-11 в. Скандинавия сильно отставала по уровню развития городской культуры от Киевской Руси (ну ладно уж, не будем делать отсюда вывод, что скандинавы народ недоразвитый, неисторический... просто север, холод, недостаток ресурсов...).

Обилие городов в России так поражало "норманнов", что они даже называли нашу страну "Гар-дарики" (страна городов). А что касается транзитных купцов на пути "из варяг в греки"... Во-первых, совершенно очевидно, что путь этот вообще к Скандинавии отношения не имел, замыкаясь на варяжском Поморье, на Юмне-Волине; а во-вторых, значение торговых связей в раннем средневековье, мягко говоря, преувеличено. Почему-то не утверждают же западные историки, что государство Каролингов было создано "по мотивам" транзитной торговли... Так что, видимо, "транзитная торговля как стимул образования государства" - это палка с одним концом.

Нельзя не признать, что норманическая концепция в северном исполнении, с варягами-норманнами и их Каганатом, выглядит, по крайней мере с идеологической точки зрения, чем-то целостным. Тут, что называется, все схвачено. Вот бы и ладненько, но возникают маленькие проблемы со временем. Согласно летописи, Рюрик со своей "русью" прибыл в Новгород только в 860-е гг. (и эта дата имеет археологическое подтверждение - по нижним слоям Рюрикова Городища). А между тем название "русская земля" появляется уже в тексте договора Олега с Византией 907 г... не слишком ли скоро? И притом норманистам необходимо как-то привязать сюда и сообщение Вертинских анналов а там Русь в 839 г.! Конечно, между предполагаемым моментом внедрения скандинавов и передачей ими своего этнонима остается слишком мало времени, вернее, остается отрицательное время, поэтому для норманизма есть только один выход: удлинить вопреки летописи "норманнскую династию" как можно дальше в прошлое. Приход Рюрика в таком случае следует рассматривать как своего рода "вечное возвращение". Имеется в виду, что сообщение летописи о варягах, изгнанных за море следует понимать в смысле какого-то внутреннего конфликта. Дескать, изгнали славяне варягов, а потом и пожалели, порядку-то без варягов нет. Вот и пришлось их же и вернуть...

Современным маститым норманнщикам, чтобы создать что-нибудь более-менее удобоваримое, необходимо во чтобы то ни стало уйти от летописной хронологии. Призвание варягов в 862 г. для них оказывается чересчур поздним... Способ, с помощью которого удлиняют династию, достаточно прост: берут реально существовавшего русского князя, Олега, прозванного Вещим, и создают его дублей[89]. Дубль Олега (викинга, конунга конечно же) и правил в тот момент, когда было отправлено "бертинское" посольство 839 г... принимаемое за посольство "северного русского каганата"! Конечно, это сильно противоречит летописной хронологии, но чего не сделаешь ради предвзятой теории. И вот уже текст Повести временных лет объявляется подтасованным, переполненным позднейшими вставками, отредактированным в угоду князю Святополку Изяславичу и т. д. Неуважение к источникам вообще очень характерно для норманизма...

Правоверный норманизм, конечно же, никак не может отказаться от своей бесподобной идеи происхождения самого названия Русь из Скандинавии... Еще бы, ведь иначе обесценивается их главный "первоисточник", искаженный текст летописи. Но вот беда, в скандинавских языках нет хоть чего-нибудь похожего... Приходится как-то выкручиваться, и выводить этноним от... финского слова руотси, произошедшего от термина "гребцы" и означавшего когда-то скандинавов![90]

"Руотси" это, мол, скандинавские гребцы "глазами финнов". Как на этом можно построить теорию происхождения этнонима? А вот так: жил да был "скандинавский этнос варягов", которым замены подобрать нельзя и которые, конечно, "гребцы", и вот пригребли эти гребцы к финнам, и назвали финны этих гребцов ruotsi (что на финском значит гребцы), с чем гребцы, конечно, согласились, и погребли они дальше (уже называясь ruotsi), прямиком в Новгород, и представились: здрасьте, мы варяги-гребцы, и зовут нас ruotsi, просим любить и жаловать... Ну, тут конечно им отвечали: "земля у нас велика и обильна, а порядка в ней нет... идите и володейте нами". А раз уж варяги назывались ruotsi, то и народ новгородский в их честь назвался тоже ruotsi (грести, наверное, научился, вот и назвался), а за ним и киевляне назвались ruotsi, и волыняне, и кривичи, и весь, и чудь, и меря... Все научились грести и по праздникам устраивали соревнования по гребле на байдарках и каноэ. Все кончилось хорошо!

Следует назвать, наконец, имя автора потрясающей "руотси-теории", так полюбившейся современным нашим норманистам. Это был... некий герр Туннман, обитавший в Петербургской "де-Сиянс-Академии" во времена Бирона и веселых императриц (О, майн либер Ав-гус-тин, Ав-гус-тин, Августин... О восемнадцатый век, "Петербург Екатерины", "до первой звезды нельзя -ждем-с!") Однако же немецкие норманисты, люди солидные и основательные, не стесняются признаться, что с этими руотси возникают некоторые трудности. Во-первых, не совсем понятно, какое именно шведское слово стало прототипом финского, а во-вторых... как это руотси в русском языке может превратиться в "русь"? Бедные немецкие норманисты пыхтят над проблемой вот уже почти 200 лет (!!), а воз и ныне там[91]. Главная загвоздка для маститых немецких филологов заключается в том, что финское ts в русском передается, естественно, как "ц", и получается из руотси "руци"...

[(Автор прав. Невежество нынешних последователей невежественного Байера потрясающе. Прим, ред.)]



* * *

В сущности, маститые норманнщики - бедняки, вынужденные постоянно отбиваться от наседающих со всех сторон сообщений источников, которые никак не хотят укладываться в прокрустово ложе их "теорий". На какие ухищрения приходится пускаться, можно видеть на примере проблемы отождествления в средневековых западноевропейских хрониках русое и ругов. Отмахнуться от этих сообщений никак не удается: княгиня Ольга (Елена) всегда именовалась в немецких источниках "королевой ругов". Казалось бы, что это может означать, кроме того, что на Западе в 10-12 вв. славян-ругов с южнобалтийского Поморья отождествляли с киевскими русами, или по крайней мере считали эти народы родственными? Но понятно, что норманистам надо любой ценой уйти от такого отождествления.

Как это делается, можно увидеть из работы польского историка Г. Ловмяньского[92]. Оказывается, русы это все-таки самоназвание местных славянских племен, центр которых находился в Киеве... Хоть на этом спасибо! (а то наши оте-чественные маститые норманнщики и название русь выводят от скандинавов...) Но вот в Киев, утверждает пан Ловмяньский, попадают норманны, и называются по имени местного народа тоже русами. Допустим; что же дальше? А дальше киевские норманны "вспоминают", что есть остров Рюген, на котором, вроде бы, сложилась аналогичная ситуация: германцы смешались со славянами; эта крутая смесь и назвалась ругами. И это оказалось достаточным, чтобы в мозгах "киевских норманнов" произошел перещелк: смотри-ка, думают они, там славяне, и здесь славяне, там германцы, и здесь германцы, там руги, здесь русы... Значит, руги и русы одно и то же, значит, мы руги!..

Логика сама по себе изумительная. Но это еще не все: ругами' называли жителей Киевской Руси именно на Западе. И вот польскому историку приходится доказывать, что в каждом случае, когда западный хронист упоминал. имя "руги" применительно к киевлянам, он имел контакт непосредственно с Киевом, и получил информацию "из первых рук"... Странно, правда, что сами русские летописцы никогда не употребляют термин "руги"! Искусственное построение Г. Ловмяньского поражает своей надуманностью, но таковы все бумажные "констрюкции" норманистов: ложная исходная посылка при развертке концепции приводит к нагромождению небылиц.



* * *

Вслед за историками-"профессионалами" норманическую чушь повторяют исследователи, специализирующиеся в "смежных" с собственно историей областях, просто писатели, публицисты т. д. Пока занимается человек своим делом, все вроде бы ничего, но вот как дойдет до темы "Русь и варяги"... В бочке меда появляется неизменная ложка дегтя: "норманическая теория", да еще в самой замшелой, прямо-таки ископаемой форме!

Имя "Русь", вопреки тысячам фактов, возводится... все к тем же финнским "гребцам": "Ныне более или менее общепринято (?!!) считать, что слово это восходит к финскому "ruotsi", которое означало (в устах представителей финских племен) пришельцев из Скандинавии, прежде всего шведов... Финское название, в свою очередь, исходило из северогерманского слова "rods", означающего "гребец, весло, плавание на гребных судах..."[93]. И погребли, и погребли... Ну а как же десятки и сотни этнонимов, и топонимов "русского корня"? А вот так: "Впрочем, было бы неправильно умолчать о другой стороне вопроса - о названии Русь. Дело в том, что на первоначальной территории нашей страны есть множество (!!!) древних географических названий (прежде всего рек, а также селений) с корнем "рос" и "рус"... Не отрицая все значение скандинавско-финского термина, есть достаточные основания полагать, что термин этот был "подкреплен" (?!!) близким по звучанию местным названием..."[94]. Извините , но если не этот тип р ассуждений называется притягивание за уши, то тогда какой?

Последовательные норманисты не только настаивают на скандинавском происхождении русского государства и самого имени "русь", но и обязательно утверждают, что историю России нельзя рассматривать за пределами временных рамок 7-8 вв. н. э., а еще более "крутые" ограничиваются и 8-9-м веками. Тем самым якобы второстепенный вопрос о происхождении княжеской династии оказывается неразрывно увязан с глубинной, этногенетической проблемой, пусть некоторые умеренные (или скорее, лицемерные) норманисты это и отрицают: "Восточно-славянские племена, как согласно (???) утверждают современные исследователи проблемы, расселились на своей огромной, почти сплошь лесной территории не ранее 7-8 веков (то есть сравнительно незадолго до появления варягов)"[95]. Все как раз наоборот: археология неопровержимо доказала древность славянских культур как в центральной, так и в восточной Европе. А что касается, того, что Русь изначально была только "лесной" страной... Помилуйте, может быть речь идет о каком-то другом народе? как можно отрицать значение в этногенезе русских степной, "евразийской" компоненты? Интересно, как бы Черное море назвалось уже в 9-10 вв. Русским, если бы славяне изначально жили в лесах! Чтобы контролировать Черное море, для начала надо владеть степью -достаточно взглянуть на карту, чтобы убедиться в этом.

И что это за манера обрывать временной диапазон исторического исследования каким-то определенным рубежом! Ведь ничего не рождается на пустом месте, в виде какого-то "большого взрыва". У всякого этноса имеются предки, преемственность в любом случае сохраняется. Так чего стоят подобные пассажи: "Уместно сказать здесь же и о другом, также диктуемом "патриотизмом" (уже совершенно "неразумным" и ущербным) поветрии, выражающемся в стремлении как можно более "удревнить" начало Руси..."[96]. Хорошо, удревнятъ нельзя. А укорачивать можно?.. И почему поощряется только укорачивание! Впрочем, теперь стало понятно, почему...

Один из наиболее существенных аспектов агрессивного норманизма, связывающего происхождение русского государства с северным "скандинавским каганатом" на землях "словен, чуди, веси и мери" отрицание древности пребывания славян на территории России. В сущности, этот аспект, на передний план не выпячиваемый, составляет на самом деле скрытое содержание, "тайную доктрину" норманизма. Для прикрытия громогласно объявляется, что речь, дескать, идет о пустячках ну подумаешь, происхождение правящей элиты! вон в Индии кто только не правил... ну подумаешь, название народа! вон Америка названа по имени какого-то ловкого купца...

Однако постепенно выясняется, что пустячки эти вовсе не такие уж безделицы; оказывается, не только государство нор манны-скандинавы образовали в России, они и экономику тут наладили, и торговлю "из варяг в греки" завели, и мореплаванию темных лесных людей обучили, и города им понастроили. И этого еще мало! Современные норманисты превзошли даже и биро-новскую братию образца 18 века, утверждая, что скандинавы вообще на севере России были первыми поселенцами, а славяне пришли позже, причем нев есть откуда, чуть ли не из каких-то поганых болот[97]. Оказывается, наша "современная наука" установила, что в России славяне сбоку припеку: государство не славянское, экономика не славянская, даже название Русь не славянское, даже и вообще непонятно, откуда эти славяне взялись и зачем. Вот тебе и на... А мыто, дураки, думали...

На попытки робко возразить, что может быть, все-таки Россия - это Россия? - норманисты с воем и улюлюканьем объявляют: да что это вы! да это у вас просто комплекс неполноценности какой-то! Не хотите признать, что русские - это не русские и не славяне, что не могли организовать своего государства, завести у себя экономику и культуру? Да у вас неразумный и ущербный патриотизм развился! А ну-ка, признайте все наши оскорбления за правду, а не то... Так что может быть, не такой уж неразумный патриотизм противостоит "норманнской" экспансии, направленной, как совершенно очевидно, не просто против России, но на ее тотальное уничтожение?




6.2 Норманическая археология.

Как без труда можно убедиться, большинство аргументов "маститых норманнщиков" базируется на словоедстве, на соответствующей "филологической обработке" текста. К их великому сожалению, существует такая наука, как археология, имеющая дело с реальными вещами, предметами. Возможность для подделок сужается, фальсификатора легко уличить во лжи. Именно на базе археологических открытий и развивалась подлинно национальная историография России. Однако агрессивное норманнство в последние десятилетия проникло и сюда...

Обратимся к статье Д. А. Авдусина "Современный антинорманизм"[98]. Посмотрим, что скажет об этой "вечной проблеме" крупный специалист, автор учебника "Археология СССР" (1977 г.). Так были все же на Руси скандинавы или нет? "...Новые материалы Гнездова [известный памятник 9-10 вв. под Смоленском] позволили мне пересмотреть свое мнение о числе скандинавов в Гнездо-ве: их оказалось во много раз больше, чем предполагалось раньше"[99]. Вот это да! Так радикально пересмотреть свое мнение, и в такую сторону... И что мы теперь видим? О ужас! Из гнездовско-го могильника поднимаются призраки норманнов-скандинавов...

Ну так уж прямо во много раз их оказалось больше? Почему же раньше этого не заметили? Оказывается, тогда давил дух времени: "Было сочтено возможным (под давлением "духа времени") погребение в ладье признать славянским обрядом (многие археологи доныне считают этот обряд славянским, особенно если речь идет о погребении руса, описанном Ибн Фадланом, однако такое мнение ошибочно: это скандинавский обряд, если речь идет о Руси)"[100]. Ай-я-яй... солидный человек, крупный специалист по археологии столько лет признавал обряд погребения славянским, а в конце концов оказалось - скандинавский обряд... Полно, да можно ли спутать обряды столь разных народов, когда современные методы позволяют отличать друг от друга даже обряды отдельных племен внутри этих народов? Например, вятичей - от радимичей, радимичей - от полян и так далее... А тут не могли отличить славян от скандинавов шутка ли. Что, "дух времени" так давил в 1950-1970-е гг.? За признание обряда скандинавским сажали в Гулаг или вызывали в тайную канцелярию? А может, все наоборот, это сейчас "дух времени" придавил, да так, что и писку не слышно... И вынудил-таки этот страшный дух вызвать призраки норманнов из гнездовского могильника...

Посмотрим, какая теоретическая база стоит за этим великим археологическим открытием. Забавно, но автор статьи называет себя сторонником "современного научного антинорманизма". Что это такое и с чем его едят? Оказывается, позиции этого истинно научного (подчеркивается неоднократно) направления противопоставляются как норманизму, так и "вульгарному антинорманизму 40-50-х гг., смыкающемуся с реакционным евразийством". Писано это в 1988 г., когда словечко реакционный еще значило "бяка", "плохой"... а евразийство было "реакционной теорией". Прогрессисты только хороши! (правда, Маркс замечал, что иной прогресс хуже всякого регресса... или что-то вроде того).

Насчет норманизма автор статьи хранит глубокое молчание. Основной удар наносится совсем по другой мишени: "Еще существует вульгарный антинорманизм., идеалистический в своей основе и непродуктивный с научной точки зрения. Неаргументированное (да и можно ли это аргументировать?) повторение положений антинорманистов 1950-х годов, встречающееся и в новейших работах, подыскивание замены скандинавскому этносу варягов, бесплодные попытки найти местные славянские корни слова "русъ" и, конечно, отрицание связи слова "русь" и "Ruotsi" т. к. противоположное решение якобы доказывает норманнскую теорию... такова основная проблематика работ этого направления". Курсив везде мой; впрочем, в этом пассаже каждое слово заслуживает быть выделенным. Например, "идеалистический" еще одна "бяка" из арсенала застойной схоластики... Как быстро успели перейти схоласты на другой набор ругательств! Впрочем, при переходе их удалось поймать с поличным.

Ну-ка, что это за новое направление "научный антинорманизм"? Как выясняется из той же статьи, он базируется на положении о "славяно-скандинавском культурном и этническом синтезе на Руси". Позвольте, позвольте... да ведь на том же самом основано и самое что ни на есть махровое норманнство? То самое, отборное, еще шлецеровское, образца 18-го века, которое свои доказательства строит на гребцах-руотси... бесплодно гребущих вот уже почти три столетия.

Ну ладно, погребли дальше. Этот ужасный "вульгарный" антинорманизм, который даже нельзя аргументировать (!), как он еще может существовать после явления народу потрясающей HopMaHHo-ruotsi-теории? Тем более, когда из той же статьи можно узнать: "именно эта форма антинор манизма 18-19 вв... "умерла" как научное направление в результате разработки марксистской концепции образования Древнерусского государства"[101]. Доразрабатывались так что ни древнего, ни современного государства не осталось... Но к чему же тогда такой шум вокруг норманизма и антинорманизм а? Видимо, как писал М. Твен, "слухи о моей смерти сильно преувеличены"!

Кстати, насчет знаменитого Гнездовского могильника (знаменитого тем, что в нем была обнаружена славянская надпись на горшке 10 в., свидетельствующая о том, что на Руси уже в это время писали все кому не лень и на чем попало). Единственный обряд погребения там сожжение. Огнепоклонники оставили этот могильник, как и многие другие в том же регионе, в Центральной России, в земле кривичей, вятичей и северян... Ни в Скандинавии, ни даже во многих других славянских землях этот обряд в те времена распространен не был.

Но наших норманистов это обстоятельство не останавливает... "Археологические" подтасовки в последнее время стали наиболее распространенным способом аргументации их концепций; в общем, понятно, почему: чисто теоретические разработки не далеко ушли, как видим, от шлецеровских руотси и днепровских порогов Гиляндри и Варуфорос (восемнадцатый век-с!). Археология, подконтрольная определенным политическим силам, вполне пригодна для выполнения поставленных целей: с одной стороны, сохраняется некоторая видимость наукообразности, а с другой - можно легко заткнуть рот всем несогласным заявками типа: "ты не профессионал, и не имеешь права". В 1960-1970-е гг. норманическая археология была только одной из тенденций, довольно экзотическим западным влиянием (ее "данные" один к одному сходились с общими местами англо-американских учебников, к которым мы еще вернемся). Но маразм, как известно, крепчал; и вот уже в 1988 г. появились "отречения" маститых археологов от славянского обряда погребения в Гнездовском могильнике. Отречения от собственной сущности...

Итак, "новая археология" и ее доказательства норманизма. Оказывается, данные современной науки свидетельствуют об активной скандинавской колонизации русского севера в раннем средневековье... на Белое озеро и Верхнюю Волгу "варяги-норманны" пришли лет этак на сто раньше славян[102]. А в юго-восточном Приладожье славянское население появляется лишь во второй половине 11 в., на два столетия позднее скандинавов...[103] Удивительно, как это славяне там вообще оказались вышибли норманнов, что ли? В это довольно трудно поверить... Или что, славяне пришли, а норманны им и рады были? Прямо идиллия, "культурный славяне-скандинавский синтез"... (Между прочим, наиболее последовательные сторонники норманизма отрицают вообще пребывание славян на территории современной России до 8 века, и это после классических работ Б. А. Рыбакова и других выдающихся исследователей; кстати, поскольку западная историография признает все племена, описанные античными историками на территории вплоть до Западного Буга и Карпат германскими, не совсем понятно, откуда эти славяне вообще взялись...).

Норманисты, трактуя определенные обряды погребения как скандинавские, напирают главным образом на характерные каменные конструкции в курганах[104]. Хорошо известно, что именно каменные сооружения религиозного характера отличали неолитическую и "бронзовую" Западную Европу, да во многом сохранялись и позже; многочисленные эффектные каменные глыбы, мегалиты - кромлехи, менгиры и дольмены украшают еще и сейчас территорию Англии, Франции, Скандинавии... В Центральной и Восточной Европе действительно ничего подобного не было; здесь преобладали деревянные сооружения. Но известно также, что в ряде культур, принадлежавших западным славянам, каменные конструкции все же встречались, хотя и более скромные. Например, каменные насыпи на могильниках и погребения в каменных ящиках встречались в Лужицкой культуре (14 в. до н. э. - 4 в. до н. э.), принадлежавшей предкам вендов[105]; каменные конструкции встречались в более поздние времена на славянском побережье Балтики - как раз на о. Рюген и в ближайших местах... Между прочим, "каменные элементы" встречались и в обряде погребения балтов и народов скиф о-сарматского круга...

Но - и это следует особо подчеркнуть - эти "каменные элементы" с западноевропейскими менгирами и дольменами ни в какое сравнение не идут. Масштаб не тот! Одно дело каменные подкурганные конструкции или небольшие насыпи, и совсем другое - монументальное наземное строительство из гигантских глыб, венец которого знаменитый Стоунхендж. Так что при желании отличить западноевропейские каменные конструкции от славянских вполне можно... Подтасовку выдает, конечно же, изображение. Словами много чего написать можно, так, что выглядеть будет на "профессиональном уровне", но вот фотография... В одной из популярных норманистских статей из серии, печатаемой журналом "Родина" из номера в номер, приведен очень любопытный снимок[106], изображающий типично скандинавский памятник захоронение викинга в Швеции; он представляет собой контур ладьи, выложенный солидными глыбами-мегалитами. Где, спрашивается, на территории России что-либо подобное?.. Нету. Мегалитов здесь вообще не найдено нигде, кроме некоторых районов Кавказа...

Этого еще мало: скандинавам приписывается эффектный обряд сожжения в ладье, описанный лично видевшим его арабским путешественником Ибн-Фадланом[107]. Между тем настоящие погребения скандинавских конунгов так называемой вендельской эпохи (6-8 вв.), среди которых действительно встречаются захоронения в ладье, не сопровождались сожжением! Поэтому они, кстати, хорошо сохранились и ладьи сохранились, и множество вещей; в музеях теперь лежат. Где на территории России найдена хоть одна такая ладья? Все они сгорели, сгорели именно в согласии с тем обрядом, который описал арабский автор... Разница в обряде погребения - далеко не пустяк, потому что она основывается на принципиально важных религиозных представлениях. Всем хорошо известно, какую роль играл у славян культ огня, у скандинавов отсутствующий. Существование у русских и славян обычая сожжения мертвых подтверждено многочисленными современными источниками Маврикием в 6 в., Масуди в 10 в., Дитмаром в 11 в.; ничего подобного для скандинавов эпохи викингов нет.

Современные скандинавские источники также подчеркивают разницу в обрядах; например, Саксон Грамматик, описав войну датчан со славянами-рутенами, подчеркивает, что победитель датский конунг - приказывает похоронить убитых рутенских вождей по их обычаю, путем сожжения в ладьях: "...Фроттон [датский конунг] созвал племена, которые победил, и определил согласно закону, чтобы всякий отец семейства, который был убит в этой войне, был предан захоронению под курганом со своим конем и всем снаряжением... Тела же каждого центуриона или сатрапа [то есть вождя] должно было сжечь на воздвигнутых кострах в собственных кораблях"[108]. Датский король, показывая уважение к обычаям побежденных противников, надеялся "замирить" их и включить в собственное государство. Из текста Саксона отчетливо видно, что датский обряд отличался от славянского.

Что же говорит о скандинавских обрядах археология? Религиозные обычаи, конечно же, менялись с течением времени. В раннем железном веке в Скандинавии (как и у славян!) было распространено погребение путем сожжения, но уже в позднеримские времена обряд стал биритуальным - появились и захоронения. В 6-8 вв. сожжения исчезли полностью, по крайней мере в среде знати (однако еще долго сохранялись среди рядовых общинников в средней Швеции). Именно в этот период, называемый "вендельским", появился эффектный обряд погребения военных вождей в ладье, в сопровождении множества ритуальных вещей и жертвенных животных.

В эпоху викингов, то есть в 9-10 вв., обряд захоронения конунгов в ладье сохранился, но частично возродился и "огненный" культ. В это время в Скандинавии в самом деле появились сожжения в ладье. В чем причины перемены обычая? Географическое распределение археологических памятников может дать ответ на этот вопрос. Дело в том, что погребения "вендельской" знати (ладьи без сожжения) в основном были сосредоточены в Упланде, в самом центре Швеции. А погребения нового типа с сожжением - появились на южном, балтийском побережье Швеции, некоторые даже на побережье Финляндии. Больше того, предполагается, что обряд сожжения в ладье был занесен в материковую Скандинавию с Аландских островов, то есть с самой периферии тогдашнего мира "викингов"[109]. Новые обычаи родились в зоне контакта цивилизаций! Можно с достаточным основанием утверждать, что обряд погребения без сожжения в ладье был "национальным" скандинавским, тогда как возрождение культа огня в эпоху викингов произошло под влиянием вендов (славян), сохранявших верность этому культу с незапамятных времен.

Вот, оказывается, в чем дело... Не викинги-скандинавы в 9-10 вв. оказали воздействие на славян, а совсем наоборот! Поистине, взаимодействие цивилизаций палка о двух концах...

Критерий разделения славянских и скандинавских культур ясен: наземные каменные сооружения-мегалиты с одной стороны их отсутствие с другой; погребения путем сожжения с одной -биритуальный обряд с другой... Но этот простой и очевидный критерий применять никто не хочет. Дело в том, что следы сожжений в ладье находят буквально по всему побережью юго-западной Европы, особенно на атлантическом побережье Франции. Например, на острове Иль-де-Груа в устье Луары[110]. И никаких захоронений в ладье, как в современной Скандинавии! Ничего похожего на выразительные памятники, обнаруженные в Швеции Венделе, Осеберге, Гакстаде[111]. Раскопки в этих местах дали сотни интересных экспонатов для музеев - а на Иль-де-Груа все сгорело, как и в России... В согласии с тем русским обрядом, который произвел столь сильное впечатление на араб ского путешественника Ибн-Фадла-на.

Выходит, "норманнская" экспансия в 8-9 вв. оказывается, мягко говоря, не совсем "норманнской"? Если составить приблизительную карту погребений "эпохи викингов", то становится очевидным, что собственно скандинавская морская экспансия охватывала преимущественно север, так как курганы викингов без сожжения в большом количестве представлены в Англии. В то же время южнее, на побережье Франции, в основном встречаются сожжения погребальной ладьи (типа Иль-де-Груа). Это означает, что в "налетах" на юго-западные страны Францию и Испанию принимали активное участие венды-варяги, известные также как рутены и русы... Такие направления экспансии естественно вытекают из географического положения "норманнской" Скандинавии и "варяжского" континентального побережья славянской Центральной Европы. Археологические находки имеют подтверждения и в современных источниках; так, арабский автор Якуби сообщил о налете русов, известных как "маджусы" (огнепоклонники!) на Севилью, а другой арабский историк, Масуди, не только подтвердил информацию о походах русов на Испанию, но и написал даже, что кроме этого народа, никто больше по "морю Океанусу" и не плавает!

Можно не сомневаться, что в сферу экспансии славян Центральной Европы, вендов-русов, входило и юго-восточное направление, от Эльбы, Одера и Вислы. - до Днепра, Дона и Волги. Что же доказывает материал, на который опирались в последние 30 лет наши археологи-норманисты? На самом деле как раз обратное тому, что они утверждают. С их точки зрения, скандинавы появились в Старой Ладоге еще в середине 8 в. (начало культуры "сопок")[112]. Прекрасно! Тогда пусть укажут хоть одно погребение в кургане, подобное Гакстаду или Осебергу, пусть предъявят ритуальные вещи. Ведь в середине 8 в. у настоящих скандинавов обряд сожжения в ладье полностью отсутствовал!

На самом деле появление в Приладожье традиции погребения, отличной от местной, свидетельствует о влиянии со стороны вендского, западнославянского Поморья. Именно там обнаруживаются элементы каменных конструкций, но одновременно там присутствует и обряд сожжения мертвых... Наконец, сама погребальная ладья - это явное указание на "морское" влияние. И скандинавы, и венды-варяги были "морские" люди, разница заключалась в отношении культа огня.

То же самое свидетельствует и важный керамический критерий. Скандинавской керамики на Руси вообще не обнаружено; вся керамика Гнездова славянская[113]; кстати, на этой керамике и была открыта первая надпись на русском языке. Зато в ранних слоях Новгорода найдено значительное количество керамики, выполненной в западнославянском стиле, хотя и из местной глины[114]; здесь налицо не торговые отношения, а именно перенос определенной традиции вместе с перемещением населения.

Как видим, "норманическая" археология доказывает совсем не то, что хотела. Факты - упрямая вещь, подделать их довольно трудно; можно лишь белое назвать черным или наклеить на слона этикетку "носорог"...




6.3 Норманическое источниковедение.

Как можно убедиться, множество средневековых источников подтверждает тождественность русов и славян, ранее бытование этнонима "русь" в Приднепровье, близость русов и западных славян-ругов, западнославянское происхождение варяжской династии. Разумеется, такие источники наших маститых норманнщиков не устраивают. С ними пытаются попросту расправиться, объявить позднейшими подделками, вставками и т. д. Особенно уличают во лжи замшелых нор-манистов такие документы, как "Житие Стефана Сурожского" и "Житие Георгия Амастридского", ясно сообщающие о нападениях русских на Византию уже в конце 8 - начале 9 века. Признание правдивости этой информации (при сохранении тождества варяги-ру сь-скандинавы) вынуждает относить момент внедрения варяжской династии к незапамятным временам, все более удаляющимся от летописных датировок; чтобы примирить рождающиеся на кончике пера искусственные конструкции с сообщениями летописи, необходимо производить все больше и больше князей-"дублей"... Гораздо легче без всяких доказательств отбросить оба источника информации вообще! Но какое, собственно говоря, право имеют утверждать, что "в этих сведениях на самом деле отразились более поздние походы Руси (860-го, 841-го или даже 988 года)"?[115] Вот глупые греки, не помнили, когда кто на них нападал...

Особенно не. нравится норманнщикам сообщение арабского автора Ибн Хордадбеха о том, что русы - это вид славян[116]. Еще бы, ведь писалось оно, как точно установлено, не позднее 880-х гг., еще до того момента, когда Вещий Олег пошел на Киев; но автор наверняка опирался на еще более ранние источники, скорее всего, 8-го века. Ничего поделать с этим вредным арабом нельзя - и вот сообщение нагло объявляется "позднейшей вставкой неясного происхождения"[117]. Да этак любой "не подходящий" текст можно объявить вставкой, подделкой и т. д.

Пропажа, утеря источника вызывает у заядлых норманнщиков неподдельную радость... Чем больше белых пятен, тем им легче сочинять свои лживые конструкции. Известно, что одна из наиболее информативных новогородских летописей, Иоакимова, была безвозвратно утрачена; известно также, что ее текст, подробно повествующий о западнославянском происхождении варяжской династии, сохранен в труде В. Н. Татищева. Не было у Татищева никакой возможности подделать текст, приписывать и тому подобное во-первых, потому что он был приличным человеком (некоторым современным историкам не чета), а во-вторых, потому что тогда (пока источник был в наличии) его можно было легко уличить. Неужели не понятно, что текст Татищева имеет такой же ранг в источниковедении, как и самые достоверные летописи? Нет, мы такие принципиальные... Нам рукопись, рукопись настоящую подавай а не то и рассматривать не будем. Никто не сомневался в 18-м веке да еще и позже в реальности новгородской дорюриковой династии; еще сильна была "инерция бытия" источника... только потом до норманнщиков дошло, что раз рукописи нет, они могут безнаказанно объявить Гостомысла и прочих ранних новгородских князей легендой...

Не менее удобный прием замалчивание неугодных источников, отказ вводить их в научный оборот. Гораздо легче сидеть на двух столпах, Гиляндри и Варуфорос, чем разрабатывать новые источники...

В научный оборот введено несколько десятков вполне достоверных сообщений средневековых авторов, локализующих народ русов (русинов, рутенов) на западнославянском Поморье (см. Приложение 2, таблица 2). Большинство этих сообщений норманисты просто отказываются рассматривать... они так привередливы, так придирчивы, так у них развита "критика текстов"! Например, Г. Ловмяньский из всех источников на эту тему, согласен, скрепя сердце, признать только два: продолжение хроники Отгона Фрейзингенского и рассказ Ибрагима Ибн-Якуба... Но в хронике, как считает Ловмяньский, "просто" путаница написано "руссов", а надо... пруссов! А арабский путешественник Якуб, повествовавший о нападении руссов на пруссов с запада (то есть с территории польского Поморья), просто не понял, где запад и где восток[118]. Вот какие путаники были эти древние авторы! А может, некоторые современные?..

Есть и еще почище приемчики обращения с источниками. Текст ведь можно так "перевести" и "прокомментировать", что смысл полностью искажается. Прежде всего это относится к знаменитому эпизоду из Повести временных лет, посвященному призванию варягов. Уже давно замечено, что старые переводы этого эпизода совершали маленькую подтасовочку: слово "наряд", употребленное в подлиннике, заместили словом "порядок", Между тем это не синонимы! "Наряд" имеет смысловые оттенки, которые в современном русском языке передаются такими понятиями, как власть, устроение. Это, мягко говоря, не совсем одно с "порядком". Словене, отправившись к варягам (руси) заявили буквально следующее: у нас все нормально, земля велика и обильна, но вот только имеются проблемы политического характера, власть не устроена... То, что в подлиннике было заложено именно это, ясно из вариантов этого текста, известного по другим летописям: в некоторых вообще сказано вместо "наряда" "нарядника нету"... князя, то есть, нету - династия пресеклась! А из этого сделали "перевод" в том смысле, что русские вообще органически не способны к порядку... Очевидно, что это не перевод, а самое настоящее издевательство. Между тем, сколько ни возмущались, этот "порядок" полностью сохранен в переводе Д. С. Лихачева, повторяемого во всех современных изданиях...

Этого еще мало; замена "наряда" на "порядок" это, так сказать, философская база норманизма. А есть еще фактическая; убедимся, что эту базу тоже создал перевод... В тексте летописи буквально сказано следующее: "И идоша за море къ варягомъ, к руси. Сице бо ся зваху тъи варязи русъ, яко се друзии зовутся свие, друзии оке урмане, анъгляне, друзии гъте, тако и си". А в переводе: "И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью подобно тому, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, вот так и эти прозывались"[119], Здесь совершено целых две подтасовки. Во-первых, современный смысл слова "норманны" вообще скандинавы. Между тем в средние века на Руси "урманами" называли конкретно норвежцев. Англяне, упомянутые в тексте, никак не могут быть жителями Англии, поскольку речь идет только о бассейне Балтики, это же совершенно очевидно. Англичане никогда "варягами" не назывались! Тогда как датчане назывались англами, и это именно их этноним перешел на Британские острова, вместе с волной колонизации в 5-7 вв. Короче говоря, в тексте летописи последовательно исключены все скандинавские народы датчане (англы), норвежцы (урмане), шведы (свей и готы). А в переводе нарочно сделано так, чтобы сохранялась двусмысленность, оставалось местечко еще для каких-то скандинавов, к которым, будто бы, и обратились словене. Очевидно, что принятый современный перевод текста о призвании варягов представляет собой не что иное, как подтасовку, призванную оправдать норманизм.

Так что нечего обвинять бедного летописца во всех смертных грехах и приписывать ему авторство норманистской концепции, как это иногда делается некоторыми современными историками. Вовсе не Повесть временных лет содержит норманизм, а ее перевод, сотворенный Д. С. Лихачевым и прочими "маститыми" деятелями нашей культуры...

До чего дошло норманическое источниковедение, хорошо видно на примере известного эпизода из "Северных писем" французского автора К. Мармье (1857 г.). Этот источник был введен в оборот еще в 1964 г., но за границей, в Канаде, эмигрантами Ю. Миролюбивым и С. Лесным[120]. Разумеется, по эту стороны границы он был встречен в научной среде глухой стеной молчания, которую не могли поколебать никакие "гласности" образца 1985-1991 гг. Между тем текст имеет самое прямое отношение к варяжскому вопросу... Первая публикация перевода этого источника была осуществлена писателем В. Чивилихиным в его известном эссе "Память". Вот этот перевод:

"Другая традиция Мекленбурга заслуживает упоминания, поскольку она связана с историей великой державы. В 8 веке нашей эры племенем ободритов управлял король по имени Годлав, отец трех юношей, одинаково сильных, смелых и жаждущих славы. Первый звался Рюриком, второй Сиваром, третий Труваром. Три брата, не имея подходящего случая испытать свою храбрость в мирном королевстве отца, решили отправиться на поиски сражений и приключений в другие земли. Они направились на восток и прославились в тех странах, через которые проходили. Всюду, где братья встречали угнетенного, они приходили ему на помощь, всюду, где вспыхивала война между правителями, братья пытались понять, какой из них прав, и принимали его сторону. После многих благих деяний и страшных боев братья, которыми восхищались и которых благ ославляли, пришли в Руссию. Народ этой страны страдал под бременем долгой тирании, против которой никто больше не осмеливался восстать. Три брата, тронутые его несчастьем, разбудили в нем усыпленное мужество, собрали войско, возглавили его и свергли власть угнетателей. Восстановив мир и порядок в стране, братья решили вернуться к своему старому отцу, но благодарный народ упросил их не уходить и занять место прежних королей. Тогда Рюрик получил Новгородское княжество, Сивар Псковское, Трувар Белозерское. Спустя некоторое время, поскольку младшие братья умерли, не оставив детей, Рюрик присоединил их княжества к своему и стал главой династии, которая царствовала до 1598 года"[121].

Вот оно перед нами искомое свидетельство о призвании варягов с той стороны. То самое свидетельство, отсутствие которого в скандинавской исторической традиции уже доказанный факт. Слабые следы исторической традиции сохранились именно в районе Мекленбурга, на бывших землях поморских славян-вендов, там, где и помещала исходную позицию варяжской династии русская историческая традиция. Заметим, что К. Мармье не имел никакого отношения к спору норманистов и антинорманистов, скорее всего, он не знал ни той, ни другой версии, потому что был далек от исторической науки вообще. Мармье был писателем и переводчиком, кстати, переводил на французский М. Ю. Лермонтова.

Нет никаких сомнений, что мекленбургское предание, записанное Мармье, является превосходным источником; ценности устной, легендарной исторической традиции признается в науке давно. Почему же, спрашивается, этот источник не был разработан, почему о нем даже не упоминают авторы, пишущие на варяжскую тему? Да потому, что уж очень бесспорно этот текст свидетельствует в пользу вендского происхождения Рюрика и его династии... Настолько бесспорно, что исказить этот источник нельзя: его можно только игнорировать, что и делается. Опять, как во времена николаевской империи, официальная историческая наука полностью оккупирована "норманнами", и противостоят им только писатели...



* * *

Кстати, об источниках... А собственно говоря, где они? В настоящее время они недоступны не то что широкому кругу читателей, но даже и специалистам - за исключением "посвященных". Казалось бы, полное собрание русских летописей должно быть в каждой уважающей себя библиотеке. В конце концов, этих летописей не так уж и много. Но... в работах современных исследователей можно увидеть ссылки на выпуски Полного Собрания Русских Летописей, вышедшие в 1840-1860-х гг.! Издание ПСРЛ началось еще в 1841 г. До 1921 г. было издано 24 тома, затем, после 27-летнего перерыва, еще 15 томов. Издание продолжается более 150 лет, но многие русские летописи до сих пор не изданы и практически никому не доступны. Другое слово, кроме как позор, не подберешь. Позор! - вот что это такое. За все советское время не вышло ни одного ни одного! издания компилятивного характера, в котором бы просто подробно излагались события русской истории и приводились бы, хоть в цитатах, наиболее существенные источники. Зато охотно переиздавались сочинения такого рода, написанные устаревшими и официозными историками 19 в.: в 1960-е гг. - Соловьев, Ключевский, в последнее десятилетие Карамзин. За неимением другого материала, читатели просто вынуждены обращаться именно к этим сочинениям, пропитанным норманизмом и другими архаичными представлениями давно ушедшей эпохи. Ну хорошо, допустим, "История" Карамзина - это памятник литературы. Но ведь не за этим же на нее набросились изголодавшиеся читатели.

Что касается сообщений иностранных источников о ранней Руси, то здесь дело обстоит еще хуже. Полное собрание русских летописей все же издается, но полного собрания известных к настоящему времени иностранных источников нет как нет. Их переводы и комментарии к ним разбросаны по черезвычайно редким и специальным изданиям, обозреть которые во всей совокупности задача черезвычайно трудоемкая. Между тем все эпизоды, касающиеся непосредственно Руси и славян, вполне уместились бы в нескольких томах. История западных славян вообще белое пятно. Масса сочинений 19-го века по истории славянства, написанная славянофилами, остается совершенно недоступной и неизвестной...

Так обстоят дела с материальными носителями информации. Что касается существенной части, то можно без труда убедиться, что современное источниковедение по истории России не далеко ушло со времен Карамзина. Не добавилось ничего нового! Все тот же "канонический" текст Повести временных лет признается за "абсолютную истину"; раньше его, считается, ничего не было (как же - русские до 12 в. и писать-то не умели!), все остальные сообщения, дополняющие или противоречащие, объявляются "мифом"... Следует, однако, разобраться, каким образом появился этот "канонический" текст ПВЛ.

Когда это произошло? Понятно, все тогда же: в те времена, когда членам де-Сиянс-Академии, Миллеру, Байеру и Шлецеру поручили разработать пригодную для употребления "историю государства Российского"... Интересные соображения по поводу состояния "первоисточника" русской истории содержится в работе А. Т. Фоменко[122]. Не соглашаясь с автором в его тотальном отрицании подлинности источников по древней истории, следует заметить, что в отношении древнейшего списка ПВЛ, так называемой Радзивилловской рукописи, датируемой 15-м веком, ему удалось убедительно доказать наличие подделки.

Знаменательно, что этот список, признанный историками "за основу", дошел до нас с Запада: в 1713 г. Петр Первый приказал сделать копию с оригинала, хранившегося в Кенигсберге; затем, когда в ходе Семилетней войны Кенигсберг был взят, рукопись попала в библиотеку Российской Академии наук. Современное состояние рукописи, особенно ее начальной части, внушает основательные подозрения...[123] В Радзивилловском списке применена двойная система нумерации, арабская и церковнославянская, причем последняя - более древняя. Однако первые три листа от переплета обозначены латинскими буквами а, b, с, и эти листы датируются по филиграням (водным знаком) 18-м веком! Остальные листы датируются по филиграням 15-м столетием... Очень вероятно, что первые три листа рукописи были кем-то переписаны и вставлены уже в петровскую эпоху а ведь именно они содержат информацию о происхождении Руси!

Если разобраться с древней церковнославянской нумерацией, можно убедиться, что 8-й лист в рукописи отсутствует, а номера листов 9, 10 и 11 переправлены на один вперед. Это значит, что лист с церковнославянским номером 8 вырван, а лист с номером 9 заменен. Кроме того, вырван и лист с "настоящим" номером 12; в этом легко убедиться поскольку на предыдущем листе предложение не закончено[124]. "Лист номер 9" наверное, самый занятный во всем тексте... Именно на нем изложено пресловутое "призвание варягов"!

Похоже, что текст рукописи подвергся в начале 18-го столетия правке, причем в самых "ключевых" местах. Вот так и была "создана" каноническая версия истории российской...

К счастью, у нас есть один независимый источник, содержащий дополнительную информацию: это труд В. Н. Татищева. При составлении своей "Истории" Татищев пользовался в основном редкими материалами, до нас не дошедшими, тогда как, например, Карамзин написал свою работу на основе источников, полностью имеющихся в наших архивах[125]. Отсюда напрашивается вывод: "татищевские" источники были, скорее всего, просто уничтожены в 18-м столетии... Это очень похоже на стиль "петровской эпохи": уничтожались люди, горели и рукописи.

Однако даже "История" Татищева не вполне надежна: ее рукопись исчезла, и то, чем мы сейчас располагаем это "черновики", изданные все тем же... Г. Миллером. О трагической судьбе этой работы писал в своих воспоминаниях академик Шлецер: В. Н. Татищев "в 1719 г. получил один список Нестора [ПВЛ в Радзивилловском списке] из кабинета Петра... [Но во время командировки в Сибирь] он нашел у одного раскольника очень древний список Нестора. Как он удивился, когда увидел, что он совершенно отличен от прежнего! Он думал, как и я сначала, что существует только один Нестор и одна летопись. Татищев мало-помалу собрал десяток списков, по ним и сообщенным ему другим вариантам составил одиннадцатый... Он показывал свою рукопись различным лицам: но вместо того, чтобы одобрить его и поддержать, они делали ему странные возражения и старались отклонить его отвсего предприятия... Он позволил себе много смелых рассуждений, которые могли навлечь на него еще более опасное подозрение - в политическом волънодумстве. Без сомнения, это было причиной того, что печатание этого 20-летнего труда в 1740 г. не состоялось"[126].

В конце концов Татищевская несгораемая рукопись сгорела, но академик Г. Миллер издал ее черновик, причем ясно и понятно указал в предисловии на свою правку текста. Рукописи, которыми пользовался Миллер, также куда-то исчезли... Разумеется, при издании академик исключил те суждения автора, которые признал слишком вольными и сделал многие выпуски[127]. Больше того, в миллеровском издании вообще отсутствует первая часть татищевского труда, описывающая историю России "до Рюрика"; она заменена лишь кратким изложением этой части[128]. Еще бы! Даже то немногое, что дошло до нас, полностью опровергает норманизм! А по поводу "канонического" текста ПВЛ Татищев высказывался так: "О князех руских старобытных Нестор монах не добре сведем бе"...

Мы уже видели, что с изданием русских летописей, мягко говоря, не спешили. Ни в 19-м столетии, ни в 20-м. Но самое интересное, что древнейшая, "каноническая" Радзивилловская летопись была впервые издана... лишь в 38-м томе, в 1989 г.! Откуда такая загадочная неторопливость? задает риторический вопрос А. Т. Фоменко. Оказывается, издание летописи несколько раз готовилось, но... всякий раз срывалось по непонятным причинам. Больше того, значительную часть времени рукопись провела в частных руках... Сам факт укрытия от общественности подлинного вида рукописи древнейшего списка ПВЛ в высшей степени показателен. Скрывали прямую подделку.

Конечно, нельзя утверждать, что рукопись полностью недостоверна. Очевидно, что правке подверглись всего несколько ключевых моментов, касающих наиболее напряженного "узла" русской истории, "призвания варягов". Этого вполне достаточно! Более того, можно утверждать, что даже и на "исправленных" листах содержится в основном подлинная информация: основным оружием фальсификаторов было умолчание. В самом деле, вставку можно было бы легко опровергнуть, если бы был найден хоть один подлинный экземпляр текста а такая опасность всегда существовала. Гораздо легче было просто "выбросить" все неудобное, а потом, основательно "прочистив" архивы, объявить уцелевшую, избежавшую уничтожения информацию "нетрадиционной", "мифической". Благо, что безраздельная власть давала к этому все средства!

Следует отдавать себе полный отчет: основная концепция "истории Российской" образца 18 в. создана теми, кто ненавидел само слово "Россия" до дрожи. Они были готовы на все, и не было такой подлости, которая могла бы их остановить. В ходе расследований преступлений норманизма (а уничтожение архивов и пропаганда этнофобии это уголовные преступления) можно встретиться с такими вещами, которые приличному человеку и вообразить себе трудно.

Не приходится удивляться, каким образом нор-манистам и сейчас удается удержать монополию на знание "абсолютной истины". Способ хорошо известен: информационная блокада. Другого слова подобрать нельзя, потому что при таком состоянии перевода, комментирования и издания источников, маститые историки еще имеют наглость упрекать кого-либо в их "незнании". Да ведь сделано все возможное, чтобы источников этих никто никогда не узнал, кроме специально подобранных "профессионалов", которые уж ведают, как их препарировать. Но напрасны все старания "жреческого сословия" добиться монополии на информацию. Пересмотр русофобской "истории" уже начался...




6.4. Норманический апофигей.

Обозревая современный норманизм, необходимо упомянуть и концепции, пытающиеся ему сопротивляться путем замены скандинавского этноса варягов на какой-нибудь другой, не такой "страшный" и "политизированный". Выше уже упоминалось о гипотезе А. Г. Кузьмина, предположившего кельтское происхождение западных славян-вендов и связанной с ними династии Рюрика. Однако это предположение, восходящее еще к А. А. Шахматову, не имеет под собой достаточного основания; кроме того, очевидно, что в момент "призвания варягов", в раннем средневековье венды-венеты были славянами, как бы ни оценивать их древнейшие связи. Все сводится опять-таки к западнославянскому происхождению Рюрика и его варягов, что и соответствует действительности.

Однако поиски "замены" варягам не прекращаются... В чем дело - вполне понятно. Маститые норманнщики, представляющие ныне официальную историографию, развернули настоящий террор против славянской концепции происхождения государства российского... Каким тоном, каким тоном они заговорили в последнее время ну прямо песнь торжествующих победителей! Все, что не норманнское, разумеется, антинаучное... не достойное даже полемики, ну разве что упоминания где-нибудь на задворках, в примечании:

"помимо норманнской, существуют и другие теории о происхождении русое, также имеющие своих приверженцев и противников в исторической и литературной среде... большинство из [этих] теорий основано на достаточно вольном толковании весьма противоречивых письменных источников. Они, как правило, не имеют каких-либо серьезных доказательств в археологической науке, а потому вряд ли могут рассматриваться иначе, чем просто интересные предположения и гипотезы"[129].

Единственным выходом из положения для многих историков представляется путь смягчения ситуации, путь компромисса. В сущности, первая концепция такого рода была создана еще В. Н. Татищевым, пытавшимся совместить славянское-вендское происхождение династии Рюрика, известное из национальной исторической традиции, с "финнским влиянием". Рюрик-финн был как-то более приемлем для маститых норманнщиков, чем Рюрик-славянин... Современная ситуация видимо, в чем-то подобна временам Бирона, так что у Татищева появились продолжатели. Один из них выдвинул предположение, что знаменитый "остров русов" арабских источников располагался... на Карельском перешейке, конфигурация которого в древности была другой (?)[130]. Разумеется, в главном маститым норманнщикам возражать он не осмеливается: "история Руси, как известно, ведется с 9 века, со времени, когда несколькими племенами были приглашены на правление никому доселе не известные варяги-русь... В настоящее время местоположение Начальной Руси на севере признается большинством исследователей".

Посмотрим, что дальше: "...Какие такие веские основания позволяют историкам из поколения в поколения трактовать население Приильменья в качестве славянского начиная с 8 века..." Ого-го! Действительно, какие-такие? Позволяют, понимаешь, трактовать, да еще - надо же - из поколения в поколение. Археологи, глупые, выделили в Приильменье какую-то культуру "новогородских сопок" 8-9 в., и утверждают, что дескать, она славянская... Ошибочка видно вышла, археологи! Не могла она быть славянской, потому что в Новгородской 1-й летописи сказано: "и себе Игорь княже, в Кыеве; и беша у него Варязи мужи Словене, и оттоле прочие прозвашася Русью". Ну не ясно ли, что из этих слов следует близкое родство руси и словен? Это совершенно неопровержимо! А русь, как доказали наши маститые норманнщики - это не русские и не славяне... Значит, и словене тоже не славяне. Оба народа имеют неславянское происхождение. Не верите? Это написано черным по белому в журнале "Родина", на гладкой глянцевой бумаге с картинками... Вот так так: и русские не русские, и славяне не славяне. Дожились, что называется.

Ну так что же это за русь? Что за словене такие, которые не славяне? А вот что - корелы и финны. Аи да ну! Все уже побывали "варягами", одни только финны и оставались нетронутыми. Автор этой "концепции" пытается сослаться на Татищева, который в свое время утверждал, что западные славяне "пришедшие из Вандалии морем на север, народами сарматскими, руссами и другими овладели, сами руссы назвалися, которое слово на их сарматском языке значит чермный, а притом из языка их многое в свой включили". Да, здесь почти все верно! Татищев совершенно правильно считал, что была миграция из "Вандалии", из земель западных славян-вендов, что этот народ на землях Восточно-Европейской равнины встретился и впоследствии слился с потомками ираноязычных сарматов (аланов), которые действительно назывались русами (рухс-аланы, роксаланы). И даже смысл (вернее, один из оттенков смысла) слова "русь" раскрыт Татищевым верно: чермный это красный; в иранской группе языков слово "рухс" и его производные имело "огненные" оттенки: светлый, сияющий и т. д. Другое дело, что Татищев, с одной стороны, не знал, что западные венды тоже назывались русами, а с другой неправильно отождествил сарматов... с угро-финнскими народами! Ошибка вполне простительная для 18 в., но повторять ее сейчас, ссылаясь на авторитет Татищева... Нет слов.

И это еще не все, не самый апофигей... Идеология нор манизма имеет свой внутренний ритм раскрутки, все больше, больше, круче, сильнее... Тема "призвания варягов" становится горячей; еще статья, и еще... одна диссертация, другая... мало! мало! Все те же "аргументы и факты" перебрасываются по кругу, как мячики. Тут и Новгородский Каганат скандинавов любимая конструкция ультранорманистов, возведенная на Бертинских анналах; тут и "типично скандинавский" обряд сожжения в ладье; и походы конунгов Аскольда, Олега и прочих, тут и словесная эквилибристика... Тут и скандинавские города, возведенные на просторах Руси видным немецким филологом Г. Шраммом, тут и типично норманнские имена Рюрик, Синеус и Трувор...[131]

Оказывается, "вопрос о происхождении и значении слова "русь" и о его перенесении на славянскую почву является, пожалуй, самым запутанным и неясным"[132]. Ну конечно, если заранее ставить "вопрос о перенесении", то он и будет запутанным... Только кто его запутал? Следует дословно привести филологические изыски на тему "прообраза" заветного слова: 1) германское drots "воины, дружина" 2) rods шведская гребельная община (акад. Куник); 3) Roslagen побережье Швеции (акад. Шлецер); 4) ну и конечно, ruotsi шведы-гребцы глазами финнов (Туннман-Шлецер)...[133] "Дротc". "Роден", "Руотси" и Русь ну прямо так похоже, так похоже... один к одному!

Это еще не все: есть версия на счет датских поселенцев саксонского Rosengau, готских владельцев финского Risaland'a и так далее, и тому подобное. Наиболее распространена среди современных норманистов все же "гребная" версия. Все дело в том, сказал барон Розенкампф (1828 г.), что "по-шведски слова: го, ros, rod значат гребсти веслами [так в подлиннике], или идти на греблю"[134]. Вот оно что!.. И погребли шведский гребцы роде или руотси на страницы пухлых фолиантов прямиком из шведской провинции Рослаген (с благославения незабвенного академика Шлецера)...

Надо заметить, что "солидные" норманнщики этот Рослаген теперь уже оставили в покое: к их великому огорчению, выяснилось, что название позднее, с 14 века. Но люди совсем уж малограмотные пользуются и Рослагеном. Какой-то "доктор политических наук" прямо так наотмашь и пишет: Россия, дескать, не Россия, а "колония Рослагена"... Я сам вчера в Карамзине прочитал![135]

Еще немного, еще чуть-чуть, и наши норманнщики приблизятся к заветной цели; а цель эта - "войти в цивилизованный мир", то есть, в данном случае, слиться с американским учебником истории. Но... увы! Последний предел для них остается недостижимым. Вот оно у меня в руках, пособие по истории для детей, переводное с "американского"... Написал эту книжку какой-то не то Ван Дик, не то Ван Лик... короче, "Рип ван Винкль", еще в 1919 г., а сейчас ее решили переиздать. Разумеется, вся книга заполнена немножко Грецией, Римом, Карлом Великим и так далее; в 1919 г. в глазах "цивилизованного человека" вся мировая история сводилась только к истории Запада. Однако же и России посвящено несколько страничек... То, что там написано, состоит в буквальном смысле слова из "краеугольных камней", конструкции из которых сейчас и возводят нам на голову. Вот эти камни, их следует запомнить:

1) Голую, однообразную территорию России в древности населяли полудикие племена, среди которых где-то (по некоторым сочинениям такого же характера, в болотах бассейна р. Припяти) бесцельно скитались и славяне... Уже была Греция, Рим - а они все скитались! (так сказано в подлиннике). По счастью, через земли этих скитальцев пролегал удобный путь "из варяг в греки", по которому пошли бодрые норманны... Они застигли "дикие племена славян", и образовали из них кое-какое государство, обучили культурным навыкам и т. д.

2) Однако "норманнское" государство распалось, потому что эти викинги имели скверную привычку делить власть между всеми сыновьями. Тогда пришли татаро-монголы, и обратили русских в рабство... Рабство, как подчеркивает мистер Ван Винкль, самого позорного характера: оказывается, каждый русский князь должен был явиться в Орду, где ему плевали в лицо. Запад, вздыхает Ван Винкль, хотел было помочь этим бедным славянам... но, понимаешь, война императоров и пап помешала (отправлять крестоносные войска против России почему-то ничто не мешало... а здорово все-таки в фильме Эйзенштейна показано: русским мечом по квадратному шлему).

3) Тогда эти славяне все же нашли сами выход из положения: выгнали-таки монголов и образовали Московское царство... Но в царстве этом господствовала самая жестокая тирания; о ужас! Там всегда поддерживался приоритет государственных интересов над частными! Ужасные русские цари обратили своих подданных опять-таки в рабство - в "крепостное право"... А также прихватили много чужих территорий (об этом сказано с явным сожалением и жадностью; ах, почему не мы! Вот беда не всюду успели.).

4) Россия еще в 15 в. на Западе была совершенно неизвестной страной, вроде какого-нибудь индейского племени в Америке (так в подлиннике!). Наконец, великий царь Петр решил-таки приобщить этих русских к европейской культуре и облагодетельствовал свой народ...

5) Этот Ван Винкль писал еще до революции - можете себе представить, что добавилось сюда позднейшими поколениями Ван Винклей... а от первых четырех "краеугольных камней" никто на Западе и не подумал отказываться.

Между прочим, книжка мистера Ван Винкля была немедля переиздана в России, в 1925 году... Были, стало быть, в этом самом году в стране определенные "политические силы", которым нравилось вот таким образом плевать в лицо русскому народу. Переиздание этого произведения сейчас говорит само за себя... Вот теперь все понятно: перед нами стройная, логически не противоречивая концепция "Истории государства Российского". Видимо, наши отечественные маститые норманнщики, запуская первый "краеугольный камень", остальные еще берегут за пазухой.

На этих "камнях" и возводят "светила" нашей науки учебные пособия для наших детей. Занимательные комиксы, книжки про викингов с красивыми картинками, "переводы с американского" и сочинения доморощенных авторов... Там есть все, полный набор: и норманнская династия в Новгороде и Киеве, и походы "конунгов" на Константинополь, "чисто скандинавское" погребение в ладье и т. д. С первых же страниц такого "пособия" дети должны узнать, что, оказывается, их предки-славяне заимствовали у воинственных и культурных германцев такие слова, как "князь", "меч", "шлем", "щит", и даже... "плуг", "хлеб"[136]. Видно, сами не умели ни землю пахать, ни себя от врагов защищать! При чтении этого опуса создается впечатление, что был он написан еще во времена Третьего Рейха специально для оккупированных "восточных территорий", а сейчас только извлечен на божий свет и отпечатан на свежей бумаге. Такая застарелая ненависть несется оттуда!

Эх, норманисты вы наши, норманисты, Ивановы, Петровы, Лебедевы... Мне вспоминается один детский фильм, в котором была вставка на историческую тему, про татаро-монголов. Эти самые монголы осаждали один неприступный город-крепость где-то на Кавказе; а правила городом женщина. Наконец, монголы смогли взять крепость благодаря предателю, открывшему им ворота. Но правительница крепости не досталась монгольскому вождю она бросилась в пропасть. После этого монгольский вождь столкнул в пропасть и предателя, со словами: "если ты предал свою госпожу, то предашь и господина"...




6.5. Выйти из тупика.

Мы видим, .как далеко может завести "внутренняя логика" норманизма... Но неужели в современной русской исторической науке нет ничего, что можно было бы противопоставить этой отвратительной свистопляске? Концепции, оспаривающие норманизм с принципиально других позиций, имеются. Но в основном они являются... как бы это помягче сказать... идеологическим обоснованием "незалежности Украины". Ранняя русская история рассматривается исключительно с "прокиевских" позиций. Одним из наиболее выдающихся представителей этого направления был еще до революции М. С. Грушевский, в дальнейшем эта традиция получила свою разработку, в том числе и в трудах историков, не разделявших крайние "проукраинские" взгляды. Разумеется, южная, Киевская Русь в этих работах - на первом месте, именно она и есть "настоящая" Русь, носитель высокой культуры, распространявшая ее в другие, "варварские" славянские области... Москва, конечно же, с этой Русью не имеет никакой преемственности...

По видимости это выглядит чем-то диаметрально противоположным норманизму. В отличие от последнего, ориентированного исключительно на север, эта концепция возводит истоки русской государственности к южной, Киевской Руси, причем еще к "антскому" периоду. В этом пункте современные сторонники южнорусского происхождения государственности ссылаются в основном на работы Б. А. Рыбакова[137]. Конечно, южнорусская теория более обоснована (если учесть, что норманизм вообще никак не обоснован), учитывает данные археологии, но страдает в конечном итоге тем же недостатком: превознесением только одной из этнических компонент России за счет других.

Посмотрим, как эта концепция излагается в минском издании "Всемирной истории"[138]. В целом эта работа достаточно хорошо отражает новые данные по истории России, учитывает современные исследования. Геродотовские "скифы-земледельцы", с археологической точки зрения носители приднепровских вариантов культуры полей погребальных урн, ясно названы славянами, то есть признается, что уже в 1-м тыс. до н. э. восточные славяне жили на своем месте. С другой стороны, западная граница расселения славян проводится по Эльбе, как это и было на самом деле. Подчеркивается, что имя Русь имеет местное происхождение, что оно упоминалось по отношению к восточнославянским землям издавна, по крайней мере уже в антский период. Признается, наконец, что славянская письменность, судя по всему, существовала намного раньше, чем была создана кириллица... Важное значение в становлении русского государства придается антскому этносу 5-6 вв. Но далее следует обрыв: ни с того, ни с сего откуда-то с севера в Киев приходит какой-то Олег, и... начинается совсем другая история.

А вот как оценивает академик Б. А. Рыбаков в одной из последних своих работ деятельность Олега и образование объединенного русского государства: по его мнению, Олег "чужак", "мнимый основатель государства", норманнский конунг, вероломно напавший на Киев и истребивший местную, национальную династию. Эти же варяги проявили "варварскую жестокость" в походе на Византию...[139] Интересно, что "прокиев-ская" теория происхождения русского этноса и государства в таком варианте вовсе не исключает норманизм, напротив, укрепляет его, только оценочные характеристики здесь совсем другие...

Концепция академика Рыбакова, как известно, еще в 1970-1980-е гг. считалась официальной и была изложена во всех учебниках; до сих пор в программу общеобразовательной школы включен курс истории средневековой Руси именно в "рыбаковской" версии. Однако уже в 1993 году в журнале "Вопросы истории" была напечатана разгромная статья тогдашнего "главного историка России" А. П. Новосельцева[140]; обозначившая новый официальный курс - смену вех. Попытки Рыбакова объяснить рождение русского этноса и его государства на местной основе были объявлены "мифотворчеством", норманизм заявлен во всей своей красе. Конечно, "школьная" концепция Рыбакова далека от совершенства. Чего стоит версия происхождения имени "русь" от речки Роси! А разного рода отрицательные эмоции по отношению к основателю русского государства, Вещему Олегу и его варягам! Впрочем, не стоит и перечислять; слабые места "истории России по Рыбакову" сегодня стали ясны всем. Прежде всего это узкий провинциализм, попытки объяснить историю целого историей лишь одной из его частей.

Концепция Рыбакова фактически игнорирует роль северной и восточной Руси в становлении русского этноса и его государства. Разумеется, многие историки-профессионалы, особенно те, кто специализировался на изучении средневекового Новгорода, никак не могли удовлетвориться рыбаковской теорией. Во-первых, достоверно доказано, что происхождение северорусского этноса не связано или очень слабо связано с Приднепровьем и его древними антами, но идет непосредственно от западнославянских народов, и не ранее миграции 7 в. Во-вторых, как уже было отмечено выше, появились археологические доказательства реальности призвания варягов в середине 9 в. В результате многие серьезные исследователи, обнаружившие факты, явно противоречащие "приднепровской" версии Рыбакова, были вынуждены вернуться к архаичному норманизму. Разумеется, при этом неизбежно встает вопрос о вгоричности, "неполноценности" русского государства, как бы ни отбивались от этого руками и ногами...

Получается какой-то замкнутый круг! Что делать? Где искать выход? Можно видеть, как исследователи бьются в путах норманизма, безуспешно пытаясь освободиться... Академик В. Л. Янин, начальник Новгородской археологической экспедиции, нашел такой выход из положения, признавая реальность происхождения княжеской власти от "варягов-скандинавов", он противопоставил ей "истинно национальное" новгородское вече, носителя местных славянских государственно-политических традиций[141]. Согласно Янину, в Новгороде сложился своеобразный политический дуализм: славянское национальное вече "варяжская" монархическая власть; этот дуализм и является "ключем" к разгадке истории Великого Новгорода. При этом Янин полностью отдает себе отчет, что вече было, по сути, не демократическим, но аристократическим сословным органом в противоположность наивным представлениям русских прогрессистов 19-го века... Но разве сама концепция Янина не является своего рода возвращением к идеализации "Новгородской республики" времен Пушкина и декабристов? Разумеется, никакого противостояния веча и князей по национальному признаку не было. Если бы оно действительно имело место, то вопрос быстро решился бы в ту или иную сторону: никакая политическая система не способна выдерживать долго такой антагонизм.

Академик Янин, очевидно, стремясь ослабить позиции твердолобого норманизма, вынужден всячески преуменьшать роль княжеской власти и аристократической элиты (ведь он же считает ее скандинавской!). Например, он отрицает возможность генетического восхождения Новгорода к Рюрикову городищу. Как же так-: городище, резиденция князя появилось по меньшей мере на полвека раньше Новгорода, отделено от города всего несколькими километрами - и между ними нет генетической связи? Не логично ли предположить, что Новгород возник под эгидой политического центра, сосредоточенного именно в Городище, под защитой варяжской дружины? Да, но тогда будет аргумент в пользу твердолобых нор-манистов, отрицающих самостоятельность русской городской культуры и т. д. и т. п... Как можно убедиться, значение политической элиты, наследственной аристократии в жизни общества никак не удается преуменьшить. Что поделать, вершина у социальной пирамиды одна! Сколько ни утверждать, что дескать, все дело в народе, "в глубинах", в экономических и культурных факторах -в душе всякий чувствует, что элита есть элита, лицо нации. Куда же без нее... И вопрос о ее происхождении это далеко не "пустяк".

В таком состоянии находится современная наука , стоящая или хотя бы пытающаяся стоять - на патриотических позициях. Очевидно, что "южная" и "северная" концепции становления русской государственности абсолютно несовместимы. Они просто игнорируют друг друга. Как такое могло получиться? Ответ, увы, понятен. Это расхождение исторических теорий связано с реальным процессом дезинтеграции, произошедшим с восточнославянскими этносами в конце 20 в. Каждый, уходя, потянул за собой "свой" кусок истории... забыв о том, что история все же у нас одна. Вот так вот: этносов (или, может, субэтносов? но дело не в названии) три, или даже четыре, а образуют они единую стройную систему, причем, несмотря на временные спады и кризисы, вроде теперешнего, эта система за прошедшие полторы тысячи лет переживала усиление общей интеграции.

Пока национальная историческая наука погрязает в местном сепаратизме и путается в противоречиях, твердолобый норманизм "пожинает урожай". О, тут уж нет никаких сомнений, исканий - зачем они, когда еще при Бироне все решили Байер, Миллер и Шлецер... Следует подчеркнуть, что противостоит норманизму, по сути, его смягченный вариант, полунорманизм, что неизбежно ставит его сторонников в проигрышную позицию. Известно, что промежуточные, компромиссные решения, попытки сидеть между двумя стульями, никогда не увенчивались успехом.



* * *

История происхождения государства Российского в ее "классическом" северном варианте выглядит достаточно архаично и одиозно: серьезный исследователь вынужден считаться с огромной массой фактов, свидетельствующих об очень раннем южном бытовании имени русь, самого этноса и о формировании там же, на юге, основ государства. Таким образом, возникает необходимость примирить "южную" и "северную" Русь. Но если при этом исследователь пытается сохранить и норманизм - какая получается изумительная мешанина! Как пример следует привести концепцию известного историка-евразийца Г. В. Вернадского, связывавшего происхождение варягов (в смысле скандинавов) с... Приазовьем.[142]

По мнению Вернадского, было три волны скандинавской колонизации Руси: первая, шведская (вспомним свеонов русского посольства из Бертинских анналов), пошла еще в конце 7 в. Сначала двигавшиеся по речным путям викинги установили будто бы контроль над Ливонским побережьем Балтики, затем двинулись по Западной Двине, в верховья Днепра и Волги; "не позднее 700 г." достигли Оки, верхнего Донца и Оско-ла... Найдя здесь, на юге, потомков аланов и славян, викинги будто бы и создали свое государство Русский каганат, образовав его элиту (название русы, в таком случае можно возвести к местному алано-славянскому населению). Основная территория этого государства, по Вернадскому, занимала низовья Дона, восточное Приазовье и дельту Кубани (позднейшее Тмутараканское княжество), где и следует искать загадочный "остров Русов". Позднейшие Аскольд, Рюрик это вторая волна колонизации (датская, если отождествить Рюрика с Рориком Ютландским), а норвежец Олег уже третья. Таким образом, вся Скандинавия успела побывать на Дону; тут и шведы, и датчане, и норвежцы...[143]

Новая волна колонизации, по Вернадскому, положилась на старую, так что "правители Киева стали политическими преемниками русских каганов Тмутаракани"[144]. Следует признать, что такая концепция действительно снимает противоречия между "теоретическим" норманизмом и фактами: все ранние упоминания источников о русах и их деяниях легко можно отнести к "русско-скандинавскому" Донскому государству[145]. Но это при одном условии: если бы это государство реально существовало. Азовский каганат, разумеется, оказывается искусственной конструкцией, измышлением, не имеющим ни одного археологического подтверждения... Но дело даже не в этом. Достаточно взглянуть на карту, чтобы представить себе геополитическую ситуацию, существовавшую в степной зоне Южной России всегда: хозяин здесь мог быть только один. Хазария ни в коем случае не потерпела бы на своей территории никаких "викингов".

Мы видим, к каким сложным ухищрениям нужно прибегать, чтобы согласовать норманизм с исторической реальностью. Когда читаешь у Вернадского измышления о "приазовском каганате", кажется, что блестящие страницы о скифо-аланском и антском периоде истории России написаны совсем другим человеком. Более гибкий вариант представляет собой концепция Л. Н. Гумилева, также попытавшегося совместить древнюю "антскую" Русь, начало "этногенеза" которой он относил к 1-2 вв. н. э., с норманизмом. С его точки зрения, это самое начало этногенеза следует связать все же с германским элементом, с подданными готского короля Германариха росомонами, упомянутыми у Иордана. Росомонов, в свою очередь, следует рассматривать как ветвь германского же (по мнению Гумилева) племени ругов. Древнерусский этнос, как считал Гумилев, образовался в результате слияния "росомонской" - германской и славянской компонент[146]. История этого этноса (антов) связана с южной Русью, с Приднепровьем; анты являются непосредственными предками поляки. Таким образом, норманны все же были но гораздо раньше, чем утверждает классический норманизм, еще в готские времена.

Следует признать, что концепция Л. Н. Гумилева (довольно близкая версии Б. А. Рыбакова) выдержана в довольно "умеренных" тонах. По крайней мере, он не отрицал, что русские жили в России (притом в Южной России) уже в эпоху "великого переселения народов", то есть еще до появления культур Пражской керамики и этнонима "славяне". Но вряд ли стоит возводить имя русь к германским корням. Есть все основания полагать что руги 3-7 вв. н. э. идентичны ругам 8-12 вв., то есть западным славянам... Кроме того, Л. Н. Гумилев упустил из виду очень существенное обстоятельство: великую славянскую миграцию 7 в., движение на восток культур Пражской керамики. Рассматривая "антский" этногенез, с 1-2 вв., н. э. до татаро-монгольского нашествия как единый процесс, он фактически исключает возможность в это время крупного разрыва. Как можно убедиться, разрыв с "антскими" временами все же был; именно этот факт как раз и позволяет многим "исследователям" игнорировать историю России ранее 7-8 в. вообще.

Невнимание к славянским миграциям вообще характерно для историков-евразийцев и близких к ним, сосредоточенных исключительно на "степных" делах. Так, Г. В. Вернадский вообще исключил из рассмотрения данные археологии о смене славянских культур на территории Восточной Европы, тогда как события в степной зоне освещены им достаточно полно. С точки зрения Вернадского, лесная зона Восточно-Европейской равнины заселялась славянами постепенно, с юга на север, причем в основном под давлением агрессивных степняков. Приход на территорию Русской равнины с запада носителей Зарубинецкой культуры (2 в. до н. э.) а затем культуры Пражской керамики (7 в. н. э.) полностью игнорируется... Г. В. Вернадский доходит до того, что объявляет упоминания летописи о западнославянском, "ляшском" происхождении вятичей легендой, поздней вставкой, и вообще предлагает читать в том месте, где говорится о предках вятичей, не "в ляхах", а "в язех" (то есть в асах, аланах)[147]. Фактически Вернадский отрицает саму возможность славянской экспансии, все славянские перемещения, с его точки зрения не более чем отступление, бегство. И только за счет еще более "беззащитных" финских народов славяне расширяли свою территорию[148].

Такая позиция евразийцев разумеется, далеко не случайна. Вся концепция евразийства в сущности, сводится к отрицанию в глубинных основах русского этноса мужского начала, того самого начала, которое традиционная китайская философия называет "энергией Ян", а Л. Н. Гумилев назвал пассионарностью. Именно эта энергия и позволяет народу утвердить свое независимое существование, организовать, упорядочить общество, защитить себя от других или даже вести экспансию. В этом пункте казалось бы, патриотическое евразийство смыкается с наиболее оголтелым норманизмом во всех смыслах слова. Ведь основное положение норманизма это именно отрицание способности русских к самостоятельному социально-государственному бытию, признание необходимости прицепиться к хвосту западноевропейской и прежде всего германско-англосаксонской цивилизации. Правда, более-менее "приличные" современные норманисты уже не могут утверждать, как это было при Бироне, что русские вообще не способны к культуре, что это "неисторический" народ и пр. Сейчас они лицемерно соглашаются, что да, дескать, экономический и культурный уровень Руси 9 в. был достаточно высок и даже (!) не уступал скандинавскому. Но дело же совсем не в этом. Способность народа к государственному строительству и поддержанию собственной независимости никак не связана с его культурно-экономическим уровнем. Сколько известно богатых и развитых цивилизаций, погибших под ударом "варваров"... Главный "пунктик", на котором сходятся и норманисты западнического образца, и евразийцы это именно отрицание государственно-политической самодостаточности русской цивилизации, отрицание "Ян-компоненты" в русском характере.

Очень показательно, как относятся евразийцы и норманисты к такому явлению в истории России, как казачество. Именно казачество, наиболее активная, мужская компонента российского этноса, в 15-18 вв. и стало той силой, опираясь на которую вела экспансию Империя. Что же думают евразийцы по поводу казаков, их происхождения? А вот что: казаки, оказывается, произошли... прямиком от викингов. "В рамках русской истории мы можем думать [о викингах] как о предтечах казаков"[149]. Нет, это еще не все: предками казаков являются... остатки хазар, недобитых Святославом[150]. Ничего себе заявочки! Так кто же все-таки казаки - викинги или хазары? Ну в самом деле, как могут казаки быть русскими, когда известно, что славяне вообще "иньский" (женского рода) этнос, что они принципиально неспособны к боевым действиям... Это, конечно же, "гунны научили военному духу анто-славян"...[151] А позднее татаро-монголы... (как будто военному духу можно научить!). С другой стороны, как мы уже знаем, основы государства на Руси заложили норманны... А в 18 в. европейцы научили русских культуре, а в конце 20 в. - основам демократии и рыночной экономики... Довольно!

При таком предвзятом отношении к самым основам русского этноса, его "стереотипа поведения", становится понятным, каким образом препарируется исторический материал. Например, находят археологи под Смоленском' горшок начала 10-го века с надписью (кириллицей!) что-то вроде "горушна"... Как после этого можно утверждать, что кириллица была создана "на голом месте" св. Кириллом или кем-то из его учеников только во 2-й половине 9 в.? Алфавит якобы только появился, и в церковной среде а на нем пишут уже все, кому не лень, и в стране, еще не христианской! Горшки подписывают! Да это выходит, что Россия в 10 в. уже была страной чуть ли не поголовной грамотности, "самой читающей страной в мире"...

Кстати, что бы сия надпись означала? Что хранилось в загадочном горшке? Наши "маститые" историки считают, что это была... горчица! Затем понадобилась такая большая лохань горчицы? Видимо, их воображению предстают какие-то чудовищные пиры с огромными окороками, намазанными со всех сторон горчицей... Кому что. Но на самом-то деле в знаменитом горшке хранилась, скорее всего, зажигательная смесь типа "греческого огня"[152]. Что-то вроде "коктейля Мо-лотова" в те времена это было оружие стратегического назначения. Спутать "коктейль Молотова" с горчицей это в стиле "маститых историков"...

А вот информация современных источников: арабский автор Якуби сообщает, что некие "маджусы по имени ар-Рус" в 844 г. напали на Севилью. А другой арабский историк, Масуди, замечает по этому же поводу, что кроме русских, по океану вообще больше не плавает ни один народ! Да разве ж славяне, русские способны на это? Доплыть до Испании, напасть там на арабов... Нет, "потому что этого не может быть никогда". Конечно, эти "ар-Рус" могли быть только норманнами, скандинавами... И сообщение Якуби приводят в качестве доказательства того, что в середине 9 в. русами назывались норманны, хотя на самом деле разве это у него сказано? Другой арабский автор, Ибн-Хаукаль, опять-таки пишет о нападении русов на Андалусию (вот упорные арабы!), а академик Б. А. Рыбаков, считая, что Испания это уже чересчур, предложил читать вместо "Андалусии" "Анатолия"[153]. Ну совсем одно и то же!

Еще один араб, Ибн Фадлан, повествует о "царе русов", который постоянно окружен "четырьмястами мужами из числа богатырей, его сподвижников, причем находящиеся у него надежные люди из их числа умирают при его смерти...", и это, конечно, может относиться только к скандинавской дружине, потому что русские, славяне не достаточно "круты"! Разве могли русские ходить в морские походы на Византию и Иран? Опять же нет... И так далее, и тому подобное. Все соображения разума отпадают. Внутренний голос говорит норманистам, что это были норманны!..

Кажется, понятно, что возражать по поводу всего этого, используя аппарат рационального логического мышления абсолютно бесполезно. Здесь задействованы такие глубинные пласты психики, что все рассуждения о "научной беспристрастности" выглядят неуместно. Если у кого-то отсутствует мужская энергия "Ян", без которой как говорит классическая китайская философия, и жить невозможно, то получить ее негде. Это уж такая штука: либо она есть, либо ее нету; об этом всякий знает... Спорить с норманистами и всеми теоретиками подобного рода не стоит труда. Все равно никого не убедить. Кто имеет при себе такое мнение, тот при нем и останется. Другое дело с кем останется. - Надеюсь, что не с Россией!



* * *

Так где же выход? Обозревая попытки уйти от норманического кошмара, невольно вспоминаешь Страну Чудес, бессмертное творение Льюиса Кэррола, в которой все дороги, на вид уводящие от некоего заколдованного места, на самом деле приводят обратно. Что же это такое - куда ни пойдешь, все туда же придешь. Видимо, идти надо вообще не так... "Норманическая" проблема только обнажила кризис теории и методологии современных гуманитарных наук. Впрочем, кризис это еще очень мягко сказано. Крах - вот более точное слово; полный распад, отсутствие сколь-нибудь объективных критериев истины. Но выход должен быть найден; "норманизм" во всех смыслах слова висит над нами как Дамоклов меч. То, что мы сейчас наблюдаем, называется "явлением самоорганизации системы в сильно неравновесных условиях". Выбор стоит так: перейти на новый уровень сложности, в данном случае постижения исторической действительности... или же погибнуть. "Норманизм" не оставляет для России никакого, даже самого малейшего шанса на спокойную жизнь; откровенная его сущность обнажилась это идеология, направленная на уничтожение. Между тем старые "автогенетические" системы происхождения русского этноса и государства лопнули, как мыльный пузырь. Оказывается, никак нельзя объяснить историю России, исходя из местного сепаратизма!

Секрет довольно прост: русская цивилизация никогда не была маленькой, она всегда обнимала Восточную и даже Центральную Европу, а в лучшие времена - Среднюю Азию и Сибирь; она всегда была полиэтнична, но составлявшие ее этносы были не случайным аморфным конгломератом, но частями стройного единого целого. Не было никакого маленького народа "русь", из которого будто бы и выросла современная Россия. Вообще поиск обособленного "предкового народа" как изолированной группы бесперспективен. В изолированных системах, как всем известно, быстро нарастает энтропия, пока система эта не погибнет... Живая, эволюционирующая система никак не может быть изолированной; она связана с другими мириадами корреляций, она сложна, иерархична по своей структуре... Иначе - смерть!

Почему до сих пор с таким ожесточением отвергалась "вендская" теория происхождения Руси и ее государственности, несмотря на массу очевидных фактов в ее поддержку? Да просто потому, что принятие этих фактов означало бы отказ от старых теоретических концепций, на которых базируется современная наука. Оказывается, Россия никогда не была чем-то совершенно обособленным, замкнутым; ее развитие нельзя рассматривать отдельно от истории западных славян, а также, как выясняется все очевиднее, балтов, финнов, степняков скифов и сарматов... Оказывается, концепция замкнутой, автогенетической цивилизации, "монады, не имеющей окон" не верна вообще, или скорее, относится только к стареющим, умирающим обществам; но не верно и представление о совершенной однородности мира, состоящего только из классов-"слоев". Оказывается, мир цивилизаций, да видимо, и мир вообще - это сложная система переплетения связей, единое целое, организованное божественной иерархией.

Вендская теория происхождения Руси отвергалась на протяжении трех столетий. Но теперь, видимо, настал ее час. У нас не осталось другого выхода, кроме как признать правду, но правда оказывается очень сложной... и обжигает, как огонь. Следует помнить, что в Стране Чудес только для того, чтобы остаться на месте (чтобы не съела энтропия!), надо бежать, напрягая все силы... а если еще хочешь куда-то попасть, надо бежать вдвое быстрее.




7. Кто есть кто.

Германцы, как и пр. народы индоевропейской языковой семьи, есть поздние, тонкие ветви-побеги на могучем и древнем этнодереве русое.


Ю. Д. Петухов. "Дорогами Богов"

"Варяжская" проблема очень тесно связана с другой: с определением этнического расклада в Центральной Европе к началу великого переселения народов. На первый взгляд, эти вопросы никак не связаны между собой, но это только на первый взгляд... Те, кто хочет доказать вторичность русской государственности и цивилизации, чему служит "легенда о призвании варягов", хотели бы также и "запихнуть" предков русских в какое-нибудь такое маленькое-премаленькое местечко... чтобы можно было шпынять: ага, нахватались земель, а это все не ваше, не ваше, не ваше...

Как это делается? Да очень просто, точно так же, как и в случае с варягами. Рецепт достаточно примитивен: берется классическое произведение Тацита под названием "Германия", описывающее "этнокарту" Центральной Европы 1 в. н. э., и все народы, перечисленные автором на территории тацитовской "Германии" объявляются германцами. А между прочим, у Тацита ясно сказано, что "германцы" это все европейские оседлые "варвары" (не кочевники), включая собственно германцев, венедов (славян), балтов и финнов... Это очень часто бывает: название ближайшего, соседнего народа переносят и на более отдаленные. Например, арабский автор 10 в. Масуди считал, что среди славянских народов есть и такие, как "намчин" и "саксин". Но мы на этом основании не будет утверждать, что немцы и саксы - это славяне (ладно уж! так и быть...); очевидно, для Масуди слово "славяне" значило примерно то же, что для Тацита - "германцы".

Насколько очевидна подтасовка в случае с тацитовскими "германцами" и другими народами, известными по событиям эпохи великого переселения, можно увидеть, если сравнить древние центрально-европейские этнонимы, известные из произведений античных историков, со средневековыми (см. таблицу, в последнем столбце которой отражены этнонимы, в средние века достоверно принадлежавшие славянам).


Центральная Европа 1-2 вв. Народы 3-7 вв, (эпоха великого переселения). Славянские народы 8-15 вв. (Средние века)


варины (на побережье Балтики от п/о Ютландия до устья Одера)


варны (там же)


варинги, варяги, вагры (в составе союза ободритов; там же); западное Поморье называется также Славонией


ругии (на побережье Балтики от Одера до Вислы)


руги, хольмруги (там же; часть продвинулась на территорию Реции и Норика, до Альп в 5 в.)


руги, руяны, раны, русци, русы, русины (на том же месте; эта часть Поморья называется Руссией)


вельты (на побережье Балтики)


велеты - лютичи; вильцы, вильтины (побережье Балтики)


винилы-лангобарды (сред, течение Эльбы, до Везера; в Италии в 6 в.)


винулы, виниты (тождественность вендам-венедам подтверждена Гельмольдом)


герулы (часть - в составе готской империи, на Дону в 3-4 вв.)


гаволяне, гевельды (в бассейне Эльбы; тождественность герулам подтверждена Гельмольдом)


венеды, венеты (прав побережье Одера, бассейн Вислы)


вандалы (между Одером и Вислой; часть с 5 в. - в Испании и Африке)


венды (собирательное имя западных славян)


лугии (верховья Эльбы, Одера и Вислы)


лужичане, лужицкие сербы (в бассейне Эльбы-Одера, в среднем и верхнем течении)


карпы, бастарны (Карпаты, Приднестровье)


хорваты, бастарны (в составе готской империи)


белые хорваты на Карпатах; дулебы (бужане) на Волыни


боруски, рус-аланы (Поднепровье, Приазовье, Причерноморье)


русские: поляне, северяне, ясы-аланы


Совершенно очевидно, что в большинстве случаев древнейшие этнонимы Центральной Европы сохранялись и в Средние века, и принадлежали славянским народам. В тех случаях, когда связь имен неясна, имеются свидетельства средневековых авторов; так, довольно трудно угадать, что герулы это гаволянс, но об этом недвусмысленно заявляет Гельмольд в своей знаменитой "Славянской хронике"[154]. Вандалов, которых несмотря на явное созвучие с этнонимом "венды" "по традиции" все еще считают германцами (видимо , потому, что они взяли Рим славяне-то, ясно, на это не способны...), буквально все авторитетные средневековые историки - и Гельмольд, и Адам Бременский, и Сигизмунд Герберштейн - упорно считают западными славянами, они же утверждают тождество этнонимов "венды", "вандалы", "венеды", "виниты", "винулы", "винилы"... Последний из них соотносится уже с названием знаменитых лангобардов (известных также как винилы), господствовавших в Италии в 6-8 вв... Теперь понятно, почему вопреки очевидности, славянство "тацитовских" племен лугиев, ругиев и других - упорно отрицается? Оказывается, роль славян в "великом переселении народов" мягко говоря, преуменьшена. Первая волна, сокрушившая Западную Римскую империю, была не германской, а алано-славянской! Западные славяне-вандалы и сарматы-аланы основали государство в Южной Франции, Испании и затем в Африке... Одоакр, опиравшийся на славянские племена герулов и ругов (плюс, несомненно, сарматов-аланов, поскольку герулы долгое время проживали на Дону, в районе г. Танаиса), лишил власти последнего римского императора в 475 г... Начиная с 568 г. в Италии доминировали западные славяне-винилы (лангобарды)... Наконец, знаменитые готы, долго господствовавшие в Италии и Испании, готы, само имя которых превратилось в символ "германства", на самом деле представляли собой сравнительно небольшую элитарную прослойку скандинавского происхождения в раннегосударственном алано-славянском образовании.

Дело в том, что археологический след готской империи в Причерноморье - Черняховская культура 3-4 вв. дает основание считать, что основную массу оставившего ее населения составляли аланы-сарматы, а также и славяне. Ни археологически[155], ни антропологически[156] собственно "готская" компонента не прослеживается. Из этого некоторые исследователи делают вывод, что готы - это вообще миф... Но не могут быть совершенным мифом сообщения античных авторов о прибытии готов на тр ех кораблях с "остр ова Скандзы", о подчинении на южном берегу Балтики ругов и венедов, о движении на юг, в Причерноморье в "плодородную страну Ойюм" и т. д.; современным источникам тоже следует доверять. Нет, готы в Причерноморье все же были, но сама трудность обнаружения их следов показывает, что выделить компоненту материальной культуры, подтверждающую иноземное происхождение только правящей элиты, династии, практически невозможно. А ведь именно таким путем хотят доказать "бытие" норманнов в 9-10 вв...

Тождество восточной части тацитовской "Германии" со славянскими народами очевидно; мало того, оно подтверждено и данными археологии. Известно, что на рубеже н. э. все культуры Центральной Европы, от Эльбы на западе до Днепра на востоке Оксывская, Пшеворская, Зарубинецкая обнаруживали родство как с

позднейшими славянскими, так и преемственность по отношению к более древним культурам железного и бронзового веков, начиная по крайней мере с рубежа 3 и 2 тыс. до н. э... В таком случае, что же тут неясного: археологическая общность славянских культур от Эльбы до Днепра - есть; сообщения античных источников, подтверждающих проживание этносов, известных в средние века как славянские, на территории распространения этих самых культур - тоже есть... Чего еще не хватает?

Видимо, самого главного мужества. Некоторым современным историкам трудно "вместить" славное прошлое своего народа. Упадок пассионарности - это диагноз, чего уж тут сделаешь... Вот, например, античные авторы фиксируют на Восточных Карпатах и в Приднестровье некий народ "бастарны". Появляется этот народ во 2 в. до н. э. одновременно с появлением Зарубинецкой культуры... располагается на том самом месте, где археологи находят эту культуру... и исчезает одновременно с этой культурой. Ну, кто такие "бастарны"? Правильно, это "племена Зарубинецкой культуры"[157]. А кто такие "племена Зарубинецкой культуры"? Известно: это славяне[158]. Значит, бастарны это славяне? ... Фигура умолчания. Еще в недавнем прошлом "бастарнов" тулили в качестве германских племен. Потом, сообразив, что это уж чересчур, стали выдавать их за фракийцев и даже кельтов - их ведь нет давно... лишь бы только не славян!

В Приднепровье с незапамятных времен жили боруски. На их месте в средние века находятся "поляне" и "древляне", степняки и лесовики... Может быть, это более поздние, "функциональные" названия, а подлинный этноним этого народа - борусъи Приднепровская "Боруссия" издавна, еше со 2-1 тыс. до н. э, входила в археологическую общность "полей погребальных урн", принадлежавшую славянам...

Впрочем, что там всякие борусы и другие. "Есть такое мнение", что и русские - не славяне, и венеды - не славяне... и даже славяне не славяне (да что это, в самом деле, за историки такие пошли у них чего не хватишься, ничего нет). И жили дескать, наши предки в болотах Припяти, в некоей "области обоюдного страха"... Само понятие "зоны обоюдного страха", в которую кое-кто пытается загнать славян, позаимствовано из начала все той же тацитовской "Германии", где сказано буквально следующее: "Германия отделена от галлов, ретов и паннонцев реками Рейном и Дунаем, от сарматов и даков - обоюдным страхом и горами, все прочие ее части охватывает Океан". Эти слова истолковывались и перетолковывались так, что были затерты до дыр и в конце концов вывернуты наизнанку.

"Варвары" отчетливо поделены Тацитом на две группы: оседлых "германцев" и кочевников-сарматов, "разделенных обоюдным страхом". Разделение, что совершенно очевидно, произведено не по языковому или этническому признаку, но по образу жизни, поскольку Тацит относит к Германии даже феннов - на том только основании, что они строят постоянные жилища. Термин "Германия" у Тацита - обозначение некой культурно-географической целостности, всех северо-восточных "варваров", не входивших в состав Империи. Если считать, что "Германию" Тацита населяли только германцы в современном смысле слова, то понятно, что для славян не остается места на карте... кроме некой "области обоюдного страха" (хотя из текста Тацита нельзя заключить о существовании такой области: речь идет просто о границе между народами оседлого и кочевого миров, проходящей приблизительно по Карпатам).

Эта версия, загоняющая предков славян в болота, в "область обоюдного страха", была некогда изложена в Кэмбриджской истории, а теперь она вместе с другими "краеугольными камнями" запущена в нас. Для ее доказательства используется старый прием: в поиске предковой группы славян исключаются из списка племен Тацита все, кроме непосредственно венедов. Разумеется, ни в коем случае они не отождествляются со славными вандалами, взявшими Рим и т. д. Но тогда где бы этих венедов разместить - ведь все места оказываются занятыми другими народами... Разумеется, остается только одно свободное местечко: болота Припяти. Но вот загвоздка: на рубеже н. э. бассейн Припяти, Ужа и Тетерева пустует около 600 лет, от прекращения Милоградской культуры до 2 в. до н. э. до появления памятников типа Корчак 6-7 вв. Это значит, что "территории венетов 4 в. н. э. соответствует зона, которую не заполняют какие-либо выразительные массовые памятники"[159]. И далее: "единственным археологическим признаком этих венетов является отсутствие археологических памятников в зоне их обитания" [ТАК НАПИСАНО. ПРАВДА!!!] "Венеты" существуют как бы не в реальном мире, но в пеком другом пространстве, не оставляя никаких следов своего пребывания... Ну и профессионалы-археологи у нас завелись в последние 30 лет, вместе со многим другим в том же роде!

А как же быть с постоянными упоминаниями различными источниками вендов-венетов на обширных пространствах центральной и восточной Европы? И тут выясняется, что даже и венеты - не славяне: "Если считать областью обитания и доминирования венетов все леса между лесостепью и Ладогой, то тогда, из соображений общеисторических (?) и лингвистических (?!!) следует допустить, что общим названием "венеды-венеты" германцы (!) обозначали какие-то группы западных финнов, балтов, балто-славян, предков исторических славян, возможно, некие этнические группы, близкие к балканским венетам и иллирийцам. С этим широким значением термина "венеды", вероятно, связаны и сообщения Плиния о неких венедах на восточном побережье Балтики в первые века до н. э."[160] То есть этноним не обозначает никакого этнического единства, а просто мешанину всяких разных народов... но так не бывает никогда! Если находится слово, конкретный термин, применяемый всеми и на протяжении очень длительного времени, то за этим термином наверняка стоит какое-то реальное единство, системная (в данном случае этническая) целостность.

С какой целью понадобилось отрицать это, увы, вполне понятно... Сначала, в 1976 г., в специальных научных изданиях были "эти венеты", позднее, уже с 1988 г. повсеместно с вершин власти звучало: "эта страна". Относительно характера и образа жизни "этих венетов" можно найти следующие заявления: "...находящиеся в постоянном движении и занимающиеся грабежами венеты..."[161], или еще того покруче: "зона грабежей и набегов, зона "обоюдного страха" как бы шла впереди волны славянской колонизации, по мере движения ее на запад"! Стало быть, злобные варвары, вышедшие из глухих болот, или даже вообще из потустороннего мира, двинулись на запад, всячески обижали там мирные высококультурные народы и даже в конце концов завоевали их всех... Очевидно, здесь не идет уже речь о научном споре. Эта тяжелая, липкая, утробная ненависть, откровенно этнического характера о, теперь ее нетрудно узнать. К сожалению, в последнее время с ней слишком близко познакомилась уже успевшая забыть ее беспечная и доверчивая Россия...

Теперь стало вполне ясно, какие цели преследует и какой смысл имеет так называемое "научное" направление норманизм... Спорить с представителями этого направления абсолютно бесполезно: выражаясь популярным ныне тюремным жаргоном, это люди опущенные.



* * *

Ну хорошо, это "тяжелый случай", здесь все понятно. Но от варяжской легенды так просто не отделаешься, она, безусловно, имеет очень глубокий смысл, воспринимаемый обычно на подсознательном уровне, без каких-либо логических доказательств (они, как всегда, подбираются потом). Так в чем глубинное значение варяжской легенды? Если точнее, почему на обыденном уровне сознания Рюриковы варяги не воспринимаются русскими как "свои", но зато воспринимаются таковыми на "Западе" (то есть в герма-ноязычных странах)? Попробуем разобраться.

Прежде всего, при описании деяний древних вендов, ругов (западных русов) первых князей династии Рюрика бросается в глаза резкое отличие их стереотипа поведения от современного русского и вообще славянского. Назовем вещи своими именами: венды-варяги были довольно агрессивны - в отличие от современных славян. Сообщения источников пестрят описаниями их походов, налетов, набегов, наездов, разбойных нападений... Вспомним рассказ об "острове Русов" у арабских авторов, вспомним поведение первых князей Рюриковой династии. Достаточно почитать красочное описание византийским патриархом Фотием "художеств", которые вытворяла варяжская армия Аскольда в походе на Константинополь, чтобы убедиться: русские (в современном смысле слова) на это принципиально не способны. Дальнейшее подсознательное "мысле-чувствие" проследить нетрудно. Русские (славяне) на это не способны. - Немцы способны. -Следовательно, варяги были не русские, и не славяне, а немцы. Точка. Остальные аргументы - лишь логические выверты, призванные оправдать эту "предельную" истину.

Но другие сведения о западных славянах также подтверждают, что стереотип поведения и вообще характер этой цивилизации был ближе к германскому, чем к славянскому. Тут и торговые города-республики (будущая Ганза!), процветающая промышленность, высокий уровень военной активности... Да хотя бы те же каменные конструкции в курганах. Ну все не как у нас! Не приходится удивляться, что западные венды в конце концов, после военного поражения и принятия христианства в 12 в. полностью слились с немцами. Нет, далеко не любое завоевание приводит к такому результату... Слияние этносов возможно только при условии глубокой "комплиментарности".

Между тем венды были и по языку, и по религии несомненными славянами... Объяснить это противоречие можно только поняв, что европейских народов и даже цивилизаций в современном смысле слова еще в раннем средневековье не существовало. Процесс дивергенции "общеарийского" единства до сих пор рассматривают как внезапный "взрыв", буквально из ничего образовавший очень большую группу народов. Конечно, на самом деле это было не так не "взрыв", а целая серия миграционных пульсаций", взаимодействие самых различных компонент создали современную этноцивилизационную карту Европы, и процесс этот, продолжавшийся почти три или даже четыре тысячелетия, завершился только в 7-13 вв., что, собственно, и позволило выделить это время как "Средние века".

Вернемся в 3 тыс. до н. э., когда, несомненно, "общеарийское" единство еще существовало. Оставляя в стороне достаточно сложный вопрос, какую именно археологическую культуру следует поставить ему в соответствие (и действительно ли это была одна культура, а не целая их группа), по отношению к Западной Европе твердо выяснено одно: этот регион не входил в зону первоначального формирования арийских народов; последние попали туда довольно поздно, в ходе продвижения с востока так называемых культур шнуровой керамики и боевых топоров на рубеже 3 и 2 тыс. до н. э. Появление в Западной Европе культур шнуровой керамики это фактически единственный крупный "разрыв" за многие тысячи лет, поскольку более ранние культуры сохраняли преемственность с местным неолитом и мезолитом, а более поздние со средневековыми. Другого времени для миграции индоевропейцев (ариев) просто нет. Вплоть до конца 3 тыс. до н. э. на территории Западной Европы были распространены культуры, явно принадлежащие местному доарийскому населению; следы этих культур сохраняются и сейчас, да так, что они видны не только археологам, но и, что называется, невооруженным глазом. Речь идет о знаменитых каменных сооружениях - мегалитах; наиболее значительная постройка подобного типа - "каменная обсерватория" Стоунхенджа. Мегалитические культуры занимали Скандинавию, Британию, Францию, бассейн Рейна.

Момент максимального расширения зоны влияния этой древней западноевропейской цивилизации - конец 4 - начало 3 тыс. до н. э., когда на территорию Центральной Европы вплоть до Волыни распространилась с запада культура воронковидных кубков (3600-2500 гг. до н. э.). Во второй половине 3 тыс. до н. э. и произошли решительные события, связанные с формированием современной Европы: зону культуры воронковидных кубков заняла культура шаровидных амфор (2400/2500-2200 гг. до н. э.), а затем культуры шнуровой керамики (2200-1600 гг. до н. э.). Эти последние продвинулись с востока; причем охватили не только Центральную Европу, но и Скандинавию, а также вышли за Рейн на территорию Франции. Как считается в настоящее время, "шнуровые" культуры, занимавшие огромную территорию от Рейна до Волги, оставлены еще недифференцированной балто-славяно-германской общностью[162]; скорей всего, к этой первоначальной общности принадлежали и предки кельтов. Заметим, что исходной зоной формирования этих, да и многих других арийских народов были не "степи Восточноевропейской равнины", как считалось еще совсем недавно, а довольно близкий, но все же другой регион Среднерусская возвышенность, современная Центральная Россия[163].

Восточноевропейские по происхождению "шнуровые" культуры отличались от западных мегалитических принципиально, как по типу строительства (каменное с одной стороны, в том числе знаменитые мегалиты; деревянное с другой), так и по типу керамики. Загадочная мегалитическая цивилизация во 2-1 тыс. до н. э. еще продолжала существовать на Британских островах, когда и был построен знаменитый Стоунхендж, но миграция с континента кельтов в 4 в. до н. э. положила ей конец; последние остатки ее были уничтожены в Шотландии в 9 в. н. э. с падением королевства иберов.[164] По-видимому, этноним "иберы" (сохранявшийся еще в античные времена в названии Пиренейского полуострова - Иберии и Ирландии Ибернии) был самоназванием всей большой группы древних народов Западной Европы, оставивших замечательные памятники-мегалиты.

Очевидно, что события в Центральной Европе конца 3 тыс. до н. э. это ключевой момент смены цивилизаций. Экспансия "славяно-германско-кельтской" общности на Запад привела к ее распаду и формированию отдельных групп. При этом ясно, что чем дальше эта общность продвигалась на запад, в зону "мегалитических" культур, тем сильнее становилось ее взаимодействие с ними... По-видимому, балты и славяне, оставшиеся в зоне первоначального расселения индоевропейских народов, сохранили большую преемственность по отношению к первоначальному единству (что подтверждается сходством их языков с юго-восточной иранской, вернее, "скифской" группы и с санскритом), а те отличия, которые определили индивидуальность новых западноевропейских цивилизаций, кельтской и германской, были обусловлены взаимодействием мигрантов-арийцев с местным "иберским" субстратом. Эта преемственность достаточно хорошо прослеживается, прежде всего, в традиции каменного "мегалитического" строительства, унаследованной кельтами и германцами от древнего иберийского населения. Религия западных арийских народов тоже претерпела самые существенные изменения. Короче говоря, западноевропейские цивилизации сформировались на "окраине" евразийского региона, в зоне экспансии индоевропейской общности, и унаследовали очень существенную местную доарийскую традицию, скорее всего, переданную древнейшим иберийским населением, которое не исчезло, но просто слилось с пришельцами.

Это означает, что современные западноевропейские цивилизации, в сущности, не совсем "истинноарийские"... Но расстраиваться по этому поводу можно только в том случае, если признавать, что "истинные арийцы, характер нордический" являются какой-то высшей расой, в противном случае о чем вообще разговор? Древняя западноевропейская цивилизация явно была достаточно "продвинутой"; аналогов таким постройкам, как Стоунхендж (этот памятник, в отличие от египетских пирамид, построили еще на стадии раннеземледельческих культур), нет почти нигде. Что из того, что Западная Европа в этническом смысле исходно была "слоеной"? То же относится и к Индии: если раньше отсчитывали старт этой цивилизации с "Вед", то затем выяснилось, что доарийские индийцы выстраивали 100-тысячные города со всеми удобствами и имели письменность... "Многослойность" в момент формирования не мешает сохранению нового цивилизаци-онного единства как системной целостности. Своеобразие Западной Европы, ее отличие от Восточной заключается именно в этой цивилизацион-ной многослойности, порождающей, кстати, особый тип этносоциальной структуры с прочными аристократическими традициями (то же и в Индии, вспомним систему каст, принципиально подобную западноевропейским четко обособленным социальным группам эпохи средневековья).

"Настоящий феодализм", с хорошо структурированной аристократией и другими социальными слоями, как показали еще французские историки -начала 19 в., в частности, О. Тьерри, рождается только в результате взаимодействия различных этносов, один из которых и формирует устойчиво преемственную элиту. Влияние на генезис феодализма чисто "экономических" причин было впоследствии сильно преувеличено... А "настоящий", рыночный капитализм, как показал Ф. Бродель, выдающийся французский историк уже 20-го столетия, может развиться только из хорошо структурированного феодального общества, возникновение которого совсем не обязательно, но возможно только при особых обстоятельствах[165]. Этнически и цивилизационно монолитные общества имеют, напротив, "вертикально-подвижную", заменяемую элиту и тяготеют поэтому к контролю над экономикой государства и общества в целом. Это и понятно, ведь в исходно монолитном обществе обособленные группы выражены намного слабее, такое общество является более целостным, тоталитарным. Следовательно, особенностями своей теперешней социосистемы Запад обязан именно исходной этнической "многослойности", заложенной в самый момент формирования. Различия цивилизаци по типу "изначально многослойные, горизонтально структурированные" - "изначально монолитные, вертикально подвижные" очевидно, причем не только на Западе, но и на востоке, таковы различия, например, между Индией и Китаем.

Но вернемся в Центральную Европу. Очевидно, именно здесь проходила в древности, да проходит и сейчас, граница между двумя цивилизациями; еще в раннем средневековье эта граница была где-то на левобережье Эльбы, то есть совпадала с западной границей расселения славян. Западные славяне, венды, видимо, и представляли собой "западный фронт" индоевропейской суперцивилизации, дальнейшее продвижение которого уже в "чужую" иберийскую зону привело к качественному разрыву, к формированию новых общностей. Короче говоря, венды представляли собой предковую группу для германцев и кельтов. Отсюда и поразительное сходство "стереотипа поведения" славяно-вендской и германской цивилизаций, ясно, что экспансия связана с преобладанием именно активных, агрессивных свойств... выражаясь простым китайским языком, с преобладанием мужской энергии "Ян". Именно эта энергия и была сконцентрирована на тогдашнем "крайнем западе" индоевропейской суперцивилизации...

Еще в раннем средневековье связь между различными группами европейских арийцев не была порвана. Это выражалось в определенной общности традиции, хотя бы тех же имен, религии и т. д. Настоящий разрыв произошел только в Средние века, в период принятия христианства и "подключения" к наследию древних цивилизаций Средиземноморья. Понятно, почему еще в 12 в. датские короли, уже принявшие христианство, все еще поклонялись святилищу в Арконе - это был их собственный древний центр, религия их предков... В таком случае, включение вендов в германскую общность можно рассматривать как естественный процесс завершения формирования современных цивилизаций Европы. В течении нескольких столетий, со 2 в. до н. э. по 7 в. н. э. происходил отток сил (можно сказать даже так: отток энергии Ян) из вендских земель на восток... оставшаяся часть вендов соединилась со своей собственной эманацией[166] - новой германской общностью, возникшей на почве покоренной древнейшей "мегалитической" цивилизации. Мост между новыми цивилизациями "Запада" и "Востока" Европы был разобран.

Очевидно, что принятое деление европейских народов по языковому признаку слишком статично, и не отображает реальную сложность генезиса цивилизаций. С точки зрения языка, деление "германцы славяне" действительно первично. Но западная группа славян (венды) была изначально связана с германцами и кельтами самым тесным образом; больше того, долгое время она представляла своего рода "силовой центр", откуда влияние арийской цивилизации распространялось все дальше и дальше на запад. В конце концов волны, "излучаемые" этим центром, охватили весь европейский континент, как бы "отразились" от поверхности океана и... вернулись назад!

Как видим, "варяжская" проблема основана частично на недоразумении, на автоматическом переносе современной ситуации на эпоху, когда наблюдался несколько другой расклад. В раннем средневековье еще существовала связка между германцами и славянами, в 12 в. она была уничтожена, а скоро изгладилась и сама память о ней. Уже в 15 в. русские летописи писали, что Рюрик пришел "от немцев"[167], к этому времени венды и в самом деле стали немцами... Еще немного, и версия происхождения Рюрика от скандинавов уже не казалась странной...

Интеграция вендов в германскую общность не остановила экспансию на восток, "дранг нах остен"... экспансия вообще останавливается, только наткнувшись на непреодолимый барьер. Очевидно, это и произошло в 1945 году, когда были наконец установлены естественные границы между "западом" и "востоком" Европы. Правда, в наше время имеются отдельные, особенно американские "цивилизационщики", например, известный С. Хантингтон, утверждающий, что эти самые естественные границы проходят по Карпатам... но в данном случае явно желаемое выдается за действительное. Продвижение Запада в Центральную Европу - агрессия в чистом виде, направленная прежде всего против самих центральноевропейских народов, которые могут стать "западными" только при условии отречения от собственной сущности... а это еще не удавалось никому. Что ж, если современные границы кого-то не устраивают, видимо, предстоит очередное выяснение отношений... но любителям устраивать такие выяснения следует помнить, что палка о двух концах, и можно не только приобрести, но и потерять.



* * *

В заключение попробуем ответить на вопрос, что же все-таки значит имя "Русь". Мы видим, что как на крайнем северо-западе, так и на крайнем юго-востоке обширного региона от Эльбы до Днепра, занимаемого первоначально славянами, имя "русь" в различных формах существовало по крайней мере с тех времен, с каких сохранились источники, и наверное, намного раньше. Кроме славян, этнонимы, очень похожие по звучанию на "рус" и "рос", употреблялись также ираноязычными племенами, заселявшими степную зону Причерноморья Приазовья. В чем же дело? Как можно объяснить это изобилие "русских" этнонимов и топонимов на огромных пространствах Восточной Европы?

Можно, конечно, сказать, что дело совсем не в имени; что названия многих стран и народов образуются совершенно случайным образом известно, что целый континент, Америка, назван именем мало примечательного человека, даже не слишком-то имеющего отношение к ее открытию. Какая разница, что значит тот или иной этноним и откуда он взялся? Но жгучий интерес к этой теме, интерес неослабевающий от времени, показывает, что здесь скрыта какая-то важная загадка. Нет, все дело как раз в имени. Имя и символ значат иной раз почти столько же, сколько и предмет, ими обозначаемый, если еще не больше. Подход к решению загадки имени "русь" показателен сам по себе: практически все версии увязывают происхождение имени с происхождением народа или его государственности.

А теперь перечислим хотя бы часть из многочисленных данных об этнонимах и топонимах, близких "русским", расположенных вне зоны археологических культур, которые можно без сомнений приписать славянам. Об этнонимах типа "рухс" или "роке" в ираноязычной среде аланов-кочевников Причерноморья хорошо известно; считается даже, что именно этот этноним первичен. О. Н. Трубачев, посвятивший несколько работ исследованиям топонимов Северного Причерноморья, обнаружил среди них довольно много слов, содержащих как составной элемент корни "рос", "россо", "руке", "рус"; среди них такие названия в Крыму, как Россатар (Руксатар), Ру(к)синаувар, и Ру(к)са в низовьях Днепра[168]. Автор делает' вывод, что эти названия восходят к аланскому слову "роке" или "руке", означающему белый, светлый. "Скифская" версия происхождения имени "рус" очень влиятельна, особенно среди тех, для кого неприемлем норманизм (можно вспомнить, что ее придерживались еще Герберштейн и Татищев). Но в то же время на севере хорошо известно наименование пруссов, крупного балтского народа; вряд ли сходство имен может быть случайным. Этноним такого типа встречался даже у кельтов, у которых было известно племя рутенов (позднее именно этот термин был соотнесен западными средневековыми авторами с именем "русы"). Наконец, изобилие этнонимов "русского" корня встречается и у славян от юго-восточных приднепровских борусков, известных со времен Геродота, до северо-западных ругов-русинов...

Что же это такое? Выходит, что этноним с корнем "рус" носили в древности самые разные народы, населявшие огромные пространства Евразии славяне, балты, ираноязычные скифо-сарматы... Мало того, что звучание этнонима сходно; совпадает и смысл: практически у всех народов, использовавших "русские" этнонимы, они имели "огненные" оттенки (белый, светлый, сияющий, красный). Так, название "рухс"-аланы можно перевести как "светлые", "сияющие" аланы; название кельтского племени "рутены" однозначно связывается с roux, rousse, rouge рыжий, красный; точно так же византийские авторы переводили этноним "русские" в их глазах это значило красные (эта версия отражена еще у Татищева)... Такое совпадение, разумеется, не может быть случайным. Видимо, "огненный" смысл этнонима "рус" восходит еще к общеарийскому единству, и у нас есть все основания предполагать, что первичная индоевропейская цивилизация, занимавшая еще в 3 тыс. до н. э. Восточно-Европейскую равнину, носила именно это имя, тем более, что значение его тесно связано с хорошо известными особенностями ее религиозного культа. Во 2-1 тыс. до н. э, индоевропейская общность дифференцировалась на локальные культуры, многие из которых, особенно расположенные близко к первичному центру, сохранили исходный этноним.

В 7-8 вв. центральная Россия была заселена русскими (вендскими) славянскими племенами, двигавшимися с запада; археологически это продвижение совпадает с распространением культур пражской керамики. Перейдя через Днепр, славянские племена в 7 в. н. э. встретились и соединились с потомками балтов и сарматов (рухс-аланов, роксаланов); собственно говоря, это и есть момент образования современного русского этноса. "Старый" славянский этнос, сложившийся в районе от Днепра до Карпат еще со 2 тыс. до н. э., связанный с борусками, зарубинецкими племенами, антами по сути, является "протоукраинским", тогда как этнос балтский, сохранявший генетическую преемственность со времен культур бронзового века "протобелорусским". Все эти этнические компоненты очень древние; формирование их восходит ко времени распада индоевропейской языковой общности. "Великая миграция" 7 в. только образовала из древних этнических компонент новое единство.

Одновременно с возникновением нового единства произошло и "наложение" контаминация сходных этнонимов "русского корня, тем более, что именно эти этнонимы несли в себе сакральный смысл, хранили память об общем прошлом. То, что произошло в 7-9 вв. н. э. - это не "рождение" русского народа "из ничего", но интеграция, а вернее, реинтеграция существовавших и ранее четырех этнических компонент (западно- и восточнославянской, балтской и скифо-сарматской) в новую системную целостность.

Последний импульс активности, направленный с Запада, только что сформировавшаяся на востоке новая этническая общность получила в середине 9 в., когда в земле словен, а скоре и в Киеве воцарилась западнославянская династия, происходившая из тех же земель русов-русинов, откуда были направлены и все предшествующие миграционные потоки; это обстоятельство и предопределило создание средневековой легенды о происхождении имени Русь.



Примечания

1

Р. П. Дмитриева. Сказание о князьях Владимирских. М.-Л., 1955, стр. 162.

(обратно)

2

Сигизмунд Герберштейн. Записки о московитских делах. В сб.; Россия 15-17 вв. глазами иностранцев. Л.: Лениздат, 1986, стр. 37.

(обратно)

3

Н. М. Карамзин. История государства Российского, т. 1. Калуга: Золотая аллея, 1993, стр. 36.

(обратно)

4

Послания Ивана Грозного. М.-Л., 1951, стр. 153.

(обратно)

5

См. Д. А. Авдусин. Современный антинорманизм. Вопросы истории, 1988, № 7, стр. 24.

(обратно)

6

С. Князьков. Из прошлого русской земли. Время Петра Великого. М, Планета, 1991 - репринт 1909 г. стр. 304-306, 321, 369-370, 402-404, 476, 481-482, 488. Эти цитаты взяты из репринтного издания пособия для гимназистов образца 1909 г.

(обратно)

7

М. В. Ломоносов, Полное собрание сочинений, т. 6, М.-Л., 1952, стр. 30-31.

(обратно)

8

А. С. Пушкин. Полное собрание сочинений: в 10-и т. М., 1958, т. 8, стр. 129.

(обратно)

9

Русская драматургия 18 века. М., Современник, 1987, прим. на стр. 511.

(обратно)

10

Кстати о Лермонтове. Современникам великий поэт запомнился таким: "...До глубокой осени оставались войска в Чечне, изо дня в день сражаясь с чеченцами, но нигде не было такого жаркого боя, как 27 октября 1840 года. В Автуринских лесах войскам пришлось проходить по узкой лесной тропе под адским перекрестным огнем неприятеля; пули летели со всех сторон, потери наши росли с каждым шагом, и порядок невольно расстраивался. Последний арьергардный батальон, при котором находились орудия Мамацева, слишком поспешно вышел из леса, и артиллерия осталась без прикрытия. Чеченцы разом изрубили боковую цепь и кинулись на пушки. В этот миг Мамацев увидел возле себя Лермонтова, который точно из земли вырос с своею командой. И как он был хорош в красной шелковой рубашке с косым, расстегнутым воротом; рука сжимала рукоять кинжала. И он, и его охотники, как тигры, сторожили момент, чтобы кинуться на горцев, если б они добрались до орудий..." [из воспоминаний артиллерийского офицера К. X. Мамацева, в сб. "М. Ю. Лермонтов в воспоминаниях современников", М., Художественная литература, 1972].

(обратно)

11

Н. А. Добролюбов. Наука и свистопляска. В сб.: Свисток. М., Наука, 1982, стр. 95.

(обратно)

12

Ю. Венелин. Скандинавомания и ее поклонники, или столетие изыскания о варягах. М, 1842, стр. 111.

(обратно)

13

С. А. Гедеонов. Отрывки из исследований о варяжском вопросе. Спб, 1862; С. А. Гедеонов. Варяги и Русь, ч. 1-2, Спб., 1876.

(обратно)

14

Преступные цели - преступные средства. Документы об оккупационной политике фашистской Германии на территории СССР (1941-1945 гг.), стр. 33.

(обратно)

15

Константин Багрянородный. Об управлении империей. М., 1989, стр. 44-51; см. также выше.

(обратно)

16

Материалы по истории СССР под ред. А. Д. Горского. Вып. 1, М., Высшая школа, 1985, стр. 265-266.

(обратно)

17

См.: Р. Г. Скрынников. Древняя Русь. Летописные мифы и действительность. Вопросы истории, 1997, № 8, стр. 9.

(обратно)

18

См.: С. А. Гедеонов. Отрывки из исследований о варяжском вопросе. Спб, 1862, стр. 180-181.

(обратно)

19

А. Г. Кузьмин. Древнерусские имена и их параллели. В сб.: Откуда есть пошла Русская земля, М, Молодая гвардия, 1986, кн. 2, стр. 652-653.

(обратно)

20

См.: Д. А. Мачинский. Этносоциальные и этнокультурные процессы в Северной Руси (период зарождения Древнерусской народности). В сб.: Русский Север, под ред. - А. Бернштам, Л., Наука, 1986, стр. 23.

(обратно)

21

См. С. Гедеонов. Отрывки из исследований о варяжском вопросе. Спб, 1862, стр. 198-200.

(обратно)

22

22 См. там же, стр. 195-196.

(обратно)

23

Кстати, за нее хватаются норманисты, во всех других случаях отвергающие сообщения Татищева; см. Д. А. Мачинский. Этносоциальные и этнокультурные процессы в Северной Руси. В сб.: Русский север, стр. 28.

(обратно)

24

24 С. Гедеонов, 1862, стр. 97-98.

(обратно)

25

Там же, стр. 201.

(обратно)

26

См.: А. Г. Кузьмин. Об этнической природе варягов. Вопросы истории, 1974, № 3.

(обратно)

27

Сведения о древнерусских именах и их кельтских и иранских соответствиях приведены в Приложении 1.

(обратно)

28

Лаврентьевская летопись. Полное собрание русских летописей (ПСРЛ), СПб, т. 1, 1846, стр. 2.

(обратно)

29

См. И, Ю. Крачковский, Избранные сочинения, т. 4, М.-Л., 1957, стр. 248.

(обратно)

30

ПСРЛ, т. 1, 1846, стр. 8-9.

(обратно)

31

См. А. Г. Кузьмин. "Варяги" и "Русь" на Балтийском море. Вопросы истории, 1970, № 10; А. Г. Кузьмин. Об этнической природе варягов. Вопросы истории, 1974, № 3.

(обратно)

32

См.: С. Гедеонов, 1862, стр. 147-148.

(обратно)

33

Там же, прим. на стр. 162-163.

(обратно)

34

А. Г. Кузьмин. Об этнической природе варягов, стр. 58.

(обратно)

35

См. А. Г. Кузьмин. Комментарии в сб.: Откуда есть пошла русская земля, кн. 2, стр. 582, 687.

(обратно)

36

В. Л. Янин. Денежно-весовые системы русского средневековья. М, 1956, стр. 105, 152.

(обратно)

37

Там же, стр. 84-89.

(обратно)

38

Из "Деяний священников Гамбургской церкви" Адама Бременского. В сб.: Откуда есть пошла Русская земля, кн. 2, стр. 597.

(обратно)

39

С. Гедеонов, 1862, стр. 151.

(обратно)

40

В. Л. Янин. Денежно-весовые системы русского средневековья. М, 1956, стр. 153.

(обратно)

41

А. Г. Кузьмин. "Варяги" и "Русь" на Балтийском море, стр. 49.

(обратно)

42

В. Г. Василевский. Труды. Т. 1. СПб, 1908, стр.210.

(обратно)

43

Там же, стр. 341-342, 349, 357.

(обратно)

44

См.: Устюжский летописный свод. Изд. АН СССР, М.-Л., 1950, с. 20.

(обратно)

45

Упоминание об этом есть у Татищева, см.: В. Н. Татищев. История Российская, т. 1, Л., 1968, стр. 293. Сам Татищев отвергал эти данные, поскольку они противоречили его версии о "финнском" происхождении Рюрика, но здесь позволительно поверить не ему, но вполне беспристрастным (и потому достоверным) немецким источникам.

(обратно)

46

Это предположил известный чешский поэт середины 19 в. Ян. Коллар.

(обратно)

47

См.: С. Гедеонов, 1862, стр. 186, 188-191.

(обратно)

48

О. М. Рапов. Знаки Рюриковичей и символ сокола. Советская археология, 1968, № 3.

(обратно)

49

А. Г. Кузьмин. "Варяги" и "Русь" на Балтийском море, стр. 34.

(обратно)

50

См.: Иордан. О происхождении и деянии гетов. Перевод и комментарии Е. С. Скржинской. М, 1960, стр. 91-92; Н. В. Пигулевская. Сирийские источники по истории народов СССР, М.-Л., 1941; С. Лесной. Откуда ты, Русь? Ростов-на-Дону. Донское слово; Квадрат: 1995, стр. 80-83; Г. В. Вернадский. Древняя Русь. Тверь-Москва, ЛЕАН, АГРАФ, 1996, стр. 268-269; Материалы по истории СССР под ред. А. Д. Горского. Вып. 1, стр. 263-267.

(обратно)

51

См.: Г. Ловмяньский. Руссы и руги. Вопросы истории, 1971, № 9, стр. 48.

(обратно)

52

См. А. Н. Насонов "Русская земля" и образование территории древнерусского государства, 1951.

(обратно)

53

Московская повесть о походе Ивана Третьего Васильевича на Новгород. Памятники литературы древней Руси. Вторая половина 15 века. М., Худ. Лит., 1982, стр. 378.

(обратно)

54

Материалы по истории СССР под ред. А. Д. Горского. Вып. 1, стр. 297.

(обратно)

55

Там же, 1985, стр. 295-296.

(обратно)

56

См.: А. Г. Кузьмин. Комментарии в сб.: Откуда есть пошла русская земля, кн. 2, стр. 686-687.

(обратно)

57

Это предполагал еще в 1859 г. И. Хрбек.

(обратно)

58

Сведения из источников, упоминающих так или иначе о прибалтийской и центрально-европейской Руси, приведены в Приложении 2.

(обратно)

59

С исчезновением носовых звуков корень -венд переходит в -вят, как показал А. А. Шахматов; см. А. А. Шахматов. Древнейшие судьбы русского племени. Петроград, 1918, стр. 38.

(обратно)

60

См. А. Я. Гаркави. Сказания мусульманских писателей о славянах и русских. Спб, 1870, стр. 129.

(обратно)

61

См.: Т. М. Калинина. Ал-Масуди о расселении русов. В сб.: Восточная Европа в древности и средневековье. М., Наука, 1978, стр. 16-22.

(обратно)

62

Материалы по истории СССР под ред. А. Д. Горского. Вып. 1, стр. 265-266.

(обратно)

63

А. Н. Сахаров считает, что посольство было отправлено из русского Киевского государства. См.: А. Н. Сахаров. Дипломатия Древней Руси. М, 1980, стр. 79-81.

(обратно)

64

А. Г. Кузьмин. "Варяги" и "Русь" на Балтийском море, стр. 36.

(обратно)

65

Р. В. Френкель. Эпическая поэма "Кудруна". В кн. Кудруна. М, Наука, 1983, стр. 329.

(обратно)

66

Слово о полку Игореве. В сб.: Изборник, М., Художественная литература, 1969, стр. 212.

(обратно)

67

А. Н. Насонов. "Русская земля" и образование территории древнерусского государства. М, 1951, стр. 29, 55-56

(обратно)

68

В. Н. Татищев. История Российская, т. 1, М., 1962, стр. 108.

(обратно)

69

См.: Татищев, История Российская, 1962, т. 1, стр. 108, 293, 372-373.

(обратно)

70

По одним данным, в 865, по другим - в 875 или в 878 г. Средняя дата вероятнее.

(обратно)

71

См. А. Г. Кузьмин. Падение Перуна: становление христианства на Руси. М, Молодая гвардия, 1988, стр. 153-154.

(обратно)

72

См.: Устюжский летописный свод. Изд. АН СССР, М.-Л., 1950, стр. 23.

(обратно)

73

См.: История родов русского дворянства. Сост. П. Н. Петров. Спб., 1886, стр. 12.

(обратно)

74

Бояре, вельможи, воеводы древней Руси до 1240 года. В сб.: Славянские хроники, сост. А. И. Цепков, "Глаголь", СПб, 1996, стр. 89.

(обратно)

75

В. В. Седов. Восточные славяне в 6-13 вв., М., 1982, стр. 65, 66.

(обратно)

76

А. П. Новосельцев. Образование Древнерусского государства и первый его правитель. Вопросы истории, 1991, № 2-3, стр. 7.

(обратно)

77

См., например: Б. Д. Греков. Киевская Русь. М.-Л., 1939; В. В. Мавродин. Образование Древнерусского государства. Л., 1945, и др.

(обратно)

78

Прямо так и писали: "женясь на русских... норманны охотно и быстро растворялись". См.: В. В. Мавродин. Древняя Русь: происхождение русского народа и организация Киевского государства. Л., Госполитиздат, 1946, стр. 165.

(обратно)

79

См. В. Л. Янин. Древнее славянство и археология Новгорода. Вопросы истории, 1992 № 10, стр. 50-52.

(обратно)

80

См. И. Я Фроянов. Исторические реалии в летописном сказании о призвании варягов. Вопросы истории, 1991 № 6, стр. 12.

(обратно)

81

Там же, стр. 12.

(обратно)

82

 А. П. Новосельцев. Образование Древнерусского государства и первый его правитель. Вопросы истории, 1991 № 2-3, стр. 3-17.

(обратно)

83

Там же.

(обратно)

84

Г. С. Лебедев. Эпоха викингов в Северной Европе. Л., 1985, стр. 214,

(обратно)

85

А. П. Новосельцев. Образование Древнерусского государства и первый его правитель. Вопросы истории, 1991 № 2-3, стр. 3-17.

(обратно)

86

См.: Д. А. Мачинский. О месте Северной Руси в процессе сложения Древнерусского государства и европейской культурной общности. -- в кн.: Археологические исследования Новгородской земли. Л., 1984, стр. 5-25; Д. А. Мачинский. О времени и обстоятельствах первого появления славян на Северо-Западе Восточной Европы. В кн.: Северная Русь и ее соседи в эпоху раннего средневековья, Л., 1982, стр. 7-24, и др.

(обратно)

87

Анализ подобного рода сообщений источников см.: А. Г. Кузьмин. Варяги и Русь на Балтийском море. Вопросы истории, 1970 № 10, стр. 54.

(обратно)

88

В. П. Даркевич. Происхождение и развитие городов древней Руси (10-13 вв.). Вопросы истории, 1994 № 10, стр. 43-60.

(обратно)

89

Выше мы уже сталкивались с дублями Рюрика, разгуливающими одновременно по Рейну и Ильменю; Вещему Олегу "повезло" еще больше: норманисты пустили в ход несколько его дублей, "размазав" их по оси времени. * Пыл автора здесь излишен. Балтийское море было в III-Х в.в. внутренним славяне-русским морем, а предки "шведов" пребывали в первобытном состоянии, о каком их влиянии на Русь может идти речь? (прим. ред.)

(обратно)

90

См.: Б. А. Мельникова, В. Я. Петрухин. Название "Русь" в этнокультурной истории древнерусского государства (9-10 вв.). Вопросы истории, 1989, № 8, стр. 29; см. тех же авторов: Легенда о призвании варягов и становление древнерусской историографии. Вопросы истории, 1995 № 2, стр. 44-57.

(обратно)

91

См.: И. П. Шаскольский. Русско-скандинавские отношения раннего средневековья в работах Г. Шрамма. Отечественная история, 1994 № 2, стр. 155-158.

(обратно)

92

Г. Ловмяньский. Руссы и руги. Вопросы истории, 1971 № 9.

(обратно)

93

В. В. Кожинов. История Руси и русского слова. Наш современник, 1992, № 9, стр. 163.

(обратно)

94

Там же, 1992, № 10, стр. 173.

(обратно)

95

Там же, 1992, № 9, стр. 158; курсив мой.

(обратно)

96

Там же, стр. 157.

(обратно)

97

Эту концепцию выдвинула группа норманистов-архе-ологов, сконцентрированная в Ленинграде... пардон, в Санкт-Петербурге. - - А ведь предупреждал же Андрей Белый, что никакого Петербурга нет; это - - город-призрак... не послушались, переименовали "взад", и вот результат!

(обратно)

98

Д. А. Авдусин. Современный антинорманизм. Вопросы истории, 1988 № 7, стр. 23-34.

(обратно)

99

Там же, стр. 30; курсив мой.

(обратно)

100

Там же.

(обратно)

101

Д. А. Авдусин. Современный антинорманизм. Вопросы истории, 1988 № 7, стр. 32.

(обратно)

102

Л. С. Клейн, Г. С. Лебедев, В. А. Назаренко. Норманнские древности Киевской Руси на современном этапе археологического изучения. В сб.: Исторические связи Скандинавии и России, Л., 1970, стр. 234-247.

(обратно)

103

С. И. Кочкуркина. Курганные группы юго-восточного Приладожья. "Краткие сообщения" Института археологии. Вып. 120. М, 1969.

(обратно)

104

Норманическую археологию см. в сборниках "Новое в археологии Северо-Запада СССР", Л., 1985; "Средневековая Ладога. Новые археологические открытия и исследования". Л., 1985; "Историко-археологическое изучение Древней Руси. Истоки и основные проблемы". Л., 1988.

(обратно)

105

Ю. В. Кухаренко. Археология Польши. М., 1969, стр. 93, 97.

(обратно)

106

К. Иванов. Где расположена родина русов? Родина, 1995 № 11, стр. 17.

(обратно)

107

А. П. Ковалевский. Книга Ахмеда Ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921-922 гг. Харьков, 1956, стр. 143-146.

(обратно)

108

Из "Датской истории" Саксона Грамматика (кн. 5, 86-89). В сб.: Откуда есть пошла Русская земля, кн. 1, стр. 639.

(обратно)

109

См.: Г. С. Лебедев. Эпоха викингов в Северной Европе, стр. 38, 42, 47.

(обратно)

110

См. Викинги: походы с севера. М., Терра, 1996.  

(обратно)

111

См. там же.

(обратно)

112

Г. С. Лебедев. Эпоха викингов в Северной Европе, стр. 187.

(обратно)

113

А. В. Арциховский. Археологические данные по варяжскому вопросу. "Культура Древней Руси", М., 1966, стр. 38.

(обратно)

114

Г. П. Смирнова. О трех группах новгородской керамики 10 - начала 11 веков. Краткие сообщения Института Археологии АН СССР. Вып. 139. М. 1974.

(обратно)

115

В. В. Кожинов. История Руси и русского слова. Наш современник, № 12, прим. 1, стр. 181.

(обратно)

116

Материалы по истории СССР под ред. А. Д. Горского. Вып. 1, М, Высшая школа, 1985, стр. 292.

(обратно)

117

Название "Русь" в этнокультурной истории древнерусского государства (9-10 вв.). Е. А. Мельникова, В. Я.Петрухин. Вопросы истории, 1989, № 8, стр. 29.

(обратно)

118

Г. Ловмяньский. Руссы и руги. Вопросы истории, 1971 № 9, прим. 49 на стр. 52.

(обратно)

119

Повесть временных лет, перевод Д. С. Лихачева. В кн. Изборник, М., Художественная литература, 1969, сравнить текст на стр. 34 и 35.

(обратно)

120

См.: С. Лесной. Откуда ты, Русь? Ростов-на-Дону, Донское слово; Квадрат: 1995, стр. 38.

(обратно)

121

Marmier X. Lettres sur le Nord. Paris, 1857, p. 25-26.

(обратно)

122

См. А. Фоменко, Г. Носовский. Новая хронология и концепция древней истории Руси, Англии и Рима. М, изд. отд. УНЦ ДО МГУ, 1996, т. 1, стр. 57-67.

(обратно)

123

Рукопись состоит из 32-х тетрадей, обычно по 8 листов в каждой. Самая первая тетрадь рукописи - 6-листовая... Кроме того, все страницы двух первых тетрадей - распавшиеся на две части, непарные. Наконец, при общем четном числе страниц в тетрадях, книга содержит нечетное число листов! См.: Радзивилловская летопись. ПСРЛ, т. 38, Л., Наука, 1989, стр. 3.

(обратно)

124

Там же, стр. 18.

(обратно)

125

В. Н. Татищев. Собрание соч., М, Ладомир, 1994, т. 1, стр. 53.

(обратно)

126

А. Л. Шлецер. Общественная и частная жизнь Августа Людовига Шлецера, им самим описанная. В сер. Сборник Отд. яз. и словесности Имп. Акад. Наук, СПб, 1875. т. 13, стр. 54.

(обратно)

127

В. Н. Татищев. Собрание соч., М., Ладомир, 1994, т. 1, стр. 56.

(обратно)

128

Там же, стр. 59.

(обратно)

129

К. Иванов. Где расположена родина русов? Родина, 1995 № 11, прим. 10 на стр. 17; курсив мой.

(обратно)

130

См.: В. Паранин. Корела, она же Русь Начальная. Родина, 1995 № 12, стр. 10-14.

(обратно)

131

Автор библиографического обзора об этом маститом немецком филологе, осмелился тихонько возразить - а может, хоть Синеус да славянин? См.: И. П. Шаскольский. Русско-скандинавские отношения раннего средневековья в работах Г. Шрамма. Отечественная история, 1994 № 2, стр. 155-158.

(обратно)

132

К. Иванов. Где расположена родина русов? Родина, 1995 № 11, стр. 10-17.

(обратно)

133

Там же.

(обратно)

134

См.: С. Гедеонов, 1862, стр. 147.

(обратно)

135

Д. Ольшанский. О национальной гордости великороссов. "Родина", 1994 № 6; в подлиннике национальный и великороссы - в кавычках.

(обратно)

136

В. Петрухин. Славяне. М., Росмэн, 1997, стр. 3, 5. Рекомендовано Министерством образования!

(обратно)

137

См. Б. А. Рыбаков. Киевская Русь и русские княжества 12-13 вв. М, 1982 и др.

(обратно)

138

Всемирная история, т. 7. Раннее средневековье. Минск, Литература, 1996, стр. 542-550, 554-559.

(обратно)

139

Б. А. Рыбаков. Мир истории. М., Молодая гвардия, 1987, стр. 13-14.

(обратно)

140

А. П. Новосельцев. "Мир истории" или миф истории? Вопросы истории, 1993 № 1.

(обратно)

141

В. Л. Янин. Древнее славянство и археология Новгорода. Вопросы истории, 1992 № 10, стр. 52-56.

(обратно)

142

Г. В. Вернадский. Древняя Русь. Тверь-Москва, ЛЕАН, АГРАФ, 1996, стр. 277-281.

(обратно)

143

Там же, стр. 368.

(обратно)

144

Там же, стр. 371.

(обратно)

145

Там же, стр. 268-269.

(обратно)

146

Л. Н. Гумилев. Хунны в Азии и Европе. В кн.: Ритмы Евразии, М., "Прогресс", "Экопрос", 1993, стр. 483, 490.

(обратно)

147

Г. В. Вернадский. Древняя Русь, стр. 323. Вот еще характерный пример "работы с источниками"!

(обратно)

148

Там же, стр. 328.

(обратно)

149

Там же, стр. 270.

(обратно)

150

Л. Н. Гумилев. Древняя Русь и кыпчакская степь в 945-1225 гг. В кн.: Ритмы Евразии, М., "Прогресс", "Экопрос", 1993, стр. 528.

(обратно)

151

Г. В. Вернадский. Древняя Русь, стр. 140.

(обратно)

152

А. Г. Кузьмин. Комментарии. В сб.: Откуда есть пошла русская земля, кн. 2. М., Молодая гвардия, 1986, стр. 687.

(обратно)

153

Б. А. Рыбаков, Мир истории, стр. 121.

(обратно)

154

Гельмольд. Славянская хроника. М.-Л., 1963, стр. 37.

(обратно)

155

В. В. Седов. Скифо-сарматские элементы в погребальном обряде Черняховской культуры, в сб.: Вопросы древней и средневековой археологии Восточной Европы/АН СССР, Институт археологии, М., Наука, 1978, стр. 107.

(обратно)

156

Т. И. Алексеева. Славяне и германцы в свете антропологических данных. Вопросы истории, 1974 № 3, стр. 65.  

(обратно)

157

Д. А. Мачинский. К вопросу о территории обитания славян в 1-6 вв.; в сб.: Исследования по археологии и древней истории Восточной Европы, под ред. Б. Б. Пиотровского. Л., Аврора, 1976, с. 90.

(обратно)

158

Или, в крайнем случае, балты - см. Д. А. Авдусин. Археология СССР. М., высшая школа, 1977, стр. 205.

(обратно)

159

Д. А. Мачинский. К вопросу о территории обитания славян в 1-6 вв. в сб.: Исследования по археологии и древней истории Восточной Европы, под ред. Б. Б. Пиотровского. Л., Аврора, 1976, стр. 98.

(обратно)

160

См. там же.

(обратно)

161

См. там же.

(обратно)

162

Археология Прикарпатья, Волыни и Закарпатья (энеолит, бронза и раннее железо). АНУССР, Институт общественных наук. Киев, 1990, стр. 56.

(обратно)

163

Р. Доманский Горнило народов. Родина, 1997 № 5.

(обратно)

164

Этому событию посвящена знаменитая баллада Р.-Л. Стивенсона "Из вереска напиток забыт давным-давно..."

(обратно)

165

Ф. Бродель. Игры обмена. М., Прогресс, 1988, стр. 595, 604-610.

(обратно)

166

Термин греческой философии, означавший "истечение", духовную сущность, производную от другой.

(обратно)

167

"Князьями немецкими" называют Рюрика и его братьев северные летописи, опиравшиеся на новгородскую традицию. См.: Устюжский летописный свод. Изд. АН СССР, М.-Л., 1950, с. 20.

(обратно)

168

См.: О. Н. Трубачев. К истокам Руси. М., 1993.

(обратно)

Оглавление

  • 1. Краткий курс истории норманизма.
  • 2. Время менять имена.
  • 3. След сокола.
  • 4. Русский Остров.
  • 5. Родословная наших героев.
  • 6. Наука и свистопляска.
  • 7. Кто есть кто.
  • *** Примечания ***