загрузка...
Перескочить к меню

Башня Страха (fb2)

- Башня Страха (и.с. Страшилки) 366K, 113с. (скачать fb2) - Елена Вадимовна Артамонова

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Е. В. Артамонова

Башня Страха

Пролог

Страшная гроза приближалась. На иссохшую землю не упало еще ни капли дождя, но молнии, как огненные хлысты, стегали небо, а от раскатов грома, казалось, сотрясались горы. Человек в темном плаще торопливо поднимался по вырубленной в скале лестнице, направляясь к святилищу древних богов. Эта небольшая площадка на вершине горы была священным местом, где без страха встречались даже заклятые враги, уверенные в том, что у алтаря никогда не прольется кровь, и никто не посмеет нарушить царивший здесь вечный мир.

Преклонив колени перед алтарем и отдав дань уважения давно исчезнувшим богам, мужчина отошел в сторону, откинул капюшон плаща. Вспышка молнии озарила его волевое, словно высеченное из камня лицо. Он был еще молод, но в этих необычных, запоминающихся чертах отражались сила, властность и ум.

— Ты пришел… Ты всегда держишь свое слово…

Равнодушный, лишенный интонаций голос прозвучал ниоткуда, прошелестев, как порыв ветра, а потом из пустоты возникла зловещая фигура. Одежда мага сверкала золотом и рубинами, но его кожу покрывала смертельная бледность, а голова представляла собой лысый, обтянутый высохшей кожей череп. Только в глазах колдуна горела искра жизни, и от его пристального взгляда становилось неспокойно на душе, а по спине пробегали мурашки.

— Я пришел на переговоры, потому что хочу избежать ненужных жертв, — заговорил молодой мужчина. – Твои силы на исходе, Великий Маг, ты проиграешь битву, но во время сражения погибнет много людей с обеих сторон. Этого не должно случиться! Я позволю тебе уйти. Забирай с собой золото и беги. Оставь нашу землю и, даю слово, никто не станет препятствовать тебе.

Молния вновь расколола небо, порыв злого ветра ударил в лица стоявших у алтаря людей.

— Почему ты думаешь, что победил меня, Князь?

— Восстание охватило всю страну, Великого Мага по–прежнему ненавидят, но уже не боятся. Черная магия не спасет тебя от народного гнева. Справедливость на нашей стороне, мы делаем правое дело, и в этом наша сила.

Князь умолк, а когда площадку на вершине горы озарила очередная голубая вспышка, там появились новые действующие лица. Из пустоты выступили два существа жуткого вида, словно пришедшие из кошмарных снов безумца. У каждого из двухметровых уродов было по четыре пары рук, а их головы напоминали морду свиньи с зубами крокодила. Мутанты с двух сторон ринулись к Князю, намереваясь схватить его. Соблюдая старинную традицию, он пришел к алтарю без оружия, однако не собирался сдаваться без боя – несколько хороших ударов могли бы свалить с ног любого противника, но только не слуг Великого Мага… Еще миг и Князь уже стоял на коленях, а мутанты крепко держали его за руки.

— Ты не можешь так поступать, — он поднял голову, из его разбитого носа текла кровь. – Это место свято. Всякий, кто пришел сюда, обладает неприкосновенностью.

— Извини, запамятовал об этом пустяке. Обещания – пустой звук. Их дают не для того, чтобы выполнять, а ради достижения цели. Ты не воин, а поэт, зачем ты ввязался в эту битву?

— Я верю в торжество справедливости.

— Ты действительно поэт… – лицо мага исказила скептическая усмешка. – Кстати, опасное занятие – поэты долго не живут. Впрочем, лично к тебе это утверждение не относится – тебя ждет долгая, слишком долгая жизнь. Князь поднял людей, решив уничтожить символ моей власти – Башню Страха, но вместо этого станет ее узником до конца времен. Такова ирония судьбы, урок для жалких людишек, осмелившихся бунтовать против своего повелителя… А теперь уведите нашего поэта, я и так слишком много времени потратил на пустую болтовню.

Первые капли дождя ударили по земле, выбивая фонтанчики пыли, и вот уже стена воды хлынула с небес, превращая горные тропы в бурлящие ручьи. Молнии одна за другой били в огромную, высившуюся до небес башню, опутывая ее огненной сетью. Несмотря на ненастье, к зловещему зданию шли трое – свиноголовые тюремщики и закованный в цепи пленник. Он вскинул голову, и струи дождя омыли его лицо. Князь понимал, что, переступив порог Башни Страха, он попадет в настоящий ад, из которого не существует выхода. Он понимал, что в эти мгновения для него кончается все…

Глава первая. Башня, которой не было

Разделавшись с сытным ужином, несколько человек собрались в холле маленького отеля, раздумывая, как провести вечер. Ужинали здесь рано, а потому до сна оставалась еще бездна времени. Взрослые, считавшие, что на курорты ездят исключительно для того, чтобы принять как можно больше лечебных процедур, решили и вечерние часы провести с пользой, посвятив их пополнению запасов минеральной воды.

Анжела – худенькая девчонка с короткими, но пышными волосами цвета темной бронзы и задорными карими глазами приняла решение старших без особого энтузиазма. Вчера, приехав на курорт, она уже успела перепробовать воду всех источников и во второй раз заниматься этим ей не хотелось.

— Неужели нам придется снова идти на «водопой»? Конечно, там классное место, но когда я подумаю, что две недели мы будем бродить одним и тем же маршрутом, то у меня волосы дыбом становятся. А у тебя? – обратилась она к сидевшему на поручне кресла мальчишке.

Полноватый блондин задумчиво покачал головой. На первый взгляд Сашка производил впечатление человека спокойного и даже немного флегматичного, однако, в самом деле, он просто обожал приключения, путешествия и рискованные авантюры. Правда, все эти невероятные истории он узнавал из книжек и кинофильмов, но и сам с удовольствием бы поучаствовал в каком–нибудь увлекательном предприятии.

— Я бы предпочел пройтись по городку, посмотреть, что тут есть интересного. Кстати, куда запропастился Юра?

— Сама о нем думаю.

Сашка и Анжела познакомились в поезде и теперь держались вместе, поскольку больше их ровесников поблизости не просматривалось. Третьим участником этой маленькой компании стал Юра. Местный паренек был на несколько лет старше своих новых знакомых и занимался тем, что помогал своему отцу, работавшему гидом на курорте. Юра с удовольствием показывал приезжим достопримечательности, рассказывал о целебных свойствах минеральных вод и вообще был незаменим, помогая разрешить любое затруднение. Однако, несмотря на то, что парень старался поддержать всех отдыхающих, ему больше нравилось общаться с людьми, близкими ему по возрасту, такими, как Анжела с Сашкой. Но в этот вечер Юра почему–то не заглянул в отель, и ребятам пришлось отправиться на вечернюю прогулку вместе со взрослыми.

Выйдя на свежий воздух, нагруженные пустыми пластиковыми бутылками курортники, перешли мостик, под которым протекала стремительная горная речка, миновали парк и, наконец, достигли источников, расположенных в ущелье вдоль русла реки.

— Так и будем плестись до самого водопада? – вздохнул Сашка, наблюдая за тем, как у находившегося в самом начале пути источника выстроились отдыхающие с бутылками в руках.

— Есть идеи получше?

— В общем–то, да… Например, подняться на гору. Здесь горы такие зеленые и нестрашные, что по ним любой может лазить, даже без специальной подготовки.

— Ты с ума сошел! Юра говорил, будто в них водятся медведи!

— Вряд ли мишки пойдут пить минеральную водичку, если они и гуляют, то где–то в других местах. Юра, кстати, еще рассказывал о маршруте «триста ступеней» — лестнице, ведущей на смотровую площадку, с которой виден весь городок. Давай туда поднимемся. Лестница начинается как раз у этого источника.

Анжела не знала, что и сказать. Ей самой хотелось полазить по горам, но она боялась отправляться в это путешествие без Юры. Девчонка посмотрела на заросшие елями вершины гор, со всех сторон обступающих небольшую долину, покосилась на толпившихся у родника взрослых. Галина Петровна, самая старшая и опытная из курортниц, приезжавшая сюда уже в третий раз, оживленно обсуждала проблемы пищеварения со своими новыми знакомыми, рассказывая, в каком количестве и когда следует пить воду разных источников. Челюсти разомкнулись сами собой, и Анжела несколько раз зевнула, представляя, насколько затянется это повествование:

— Ладно, уговорил. Но все равно я боюсь, вдруг мы заблудимся.

— Это же обычная лестница! Разве можно заблудиться, шагая по ступенькам?

— Вроде бы нет…

— Отлично! Теперь остается только утрясти дипломатические формальности, – обрадованный Сашка подбежал к стоявшей у источника матери. – Мам, можно мы немножко прогуляемся в автономном режиме? Вы идите вперед, а мы здесь покрутимся. Хорошо?

— Хорошо, — согласилась такая же полная, как сам Сашка блондинка и торопливо пошла за Галиной Петровной, продолжавшей читать лекцию о минеральной воде. – Только далеко не уходите и быстро не бегайте, а то вдруг в воду свалитесь.

— Мы к речке даже подходить не будем!

Неугомонный мальчишка двинулся к поросшему лесом склону горы, где по его расчетам и должен был начинаться подъем. Анжела последовала за ним – извивавшаяся между вековыми елями тропа, перемежавшаяся с полуразрушенными ступенями, внушала ей необъяснимую тревогу и ожидание чего–то непонятного, но очень важного.

Легко было только первые метров десять, а дальше начинался настоящий экстрим. Многие ступеньки отсутствовали или были разбиты, кое–где тропа становилась очень узкой и покатой, и эти участки приходилось преодолевать, держась за ветки деревьев. Особенно трудно приходилось Анжеле, отправившейся в это путешествие в легких босоножках на скользкой подошве.

Между стволами елей виднелась узкая ленточка реки, гулявшие по берегу отдыхающие казались маленькими куклятами, а до конца тропы было еще очень далеко. Она петляла между деревьями, все выше и выше поднимаясь по довольно крутому склону горы.

— Между прочим, Сашка, нам еще вниз спускаться придется, а это гораздо сложнее подъема. Разгонюсь я на своих босоножках и…

— Анжела, еще чуть–чуть! Вдруг мы почти у цели?

— Я только в одном уверена – здесь явно не триста ступеней. Я несколько раз начинала считать, но сбивалась. Похоже, их триста тысяч!

— Это ты хватила! Не больше двадцати пяти, — засмеялся Сашка и, опершись на ствол старой ели, двинулся дальше.

Идти приходилось очень осторожно, обдумывая каждый шаг. Даже затеявший этот подъем мальчишка приуныл, размышляя о последствиях своего опрометчивого предложения. О спуске не хотелось и думать. А таинственная горная тропа, затаившаяся под сенью деревьев, словно звала путешественников вперед, обещая показать им нечто невероятное и таинственное…

Закатное солнце окрасило небо в оттенки розового перламутра, прекрасная перспектива, открывавшаяся со смотровой площадки не могла не вызвать восхищенных возгласов. Только что незадачливые «альпинисты» карабкались по мрачной, затененной деревьями тропе, не видя перед собой ничего, кроме темных стволов елей и вдруг будто взлетели в небо, поднявшись над прекрасным горным ландшафтом.

— Сашка, здесь супер! Никогда такого не видела!

Зрелище и правда впечатляло – зеленые, поросшие густым лесом горы со всех сторон окружали курортный «мини–городок» представлявший собой единственную улицу, застроенную нарядными виллами и отелями. А если отвести взор от украшенных башенками особняков, можно было увидеть целую вереницу невысоких гор, тянувшуюся до самого горизонта. Огромное оранжевое солнце висело над одной из вершин, озаряя волшебным сиянием венчавшую ее башню.

— Смотри, смотри, Сашка, это же настоящий замок! – восторг переполнял сердце Анжелы, и она не умолкала ни на секунду, спеша поделиться своими впечатлениями с приятелем.

— Не замок, а башня.

— Какая разница?! Все равно это что–то средневековое и туристически интересное! Давай попросим Юру отвести нас туда.

— Это далеко и высоко, — возразил мальчишка, у которого подъем на «триста ступеней» отбил интерес к горным прогулкам.

— Не особенно. Тем более, у нас уже появился маленький опыт походов в горы. Я надену кроссовки, и тогда мне никакой подъем не будет страшен!

Пока Сашка раздумывал, стоит ему или нет идти к далекой, маячившей над отвесным обрывом башне, Анжела без страха подошла к самому краю смотровой площадки, посмотрела вниз, на протекавшую у подножья горы речку:

— Саш, смотри, твоя мама набирает воду из пятнадцатого источника! Сейчас вся компания развернется и пойдет назад. Надо и нам поторапливаться, мы как раз успеем перехватить их у мостика.

Прежде чем начать рискованный спуск, девочка обернулась, желая еще раз увидеть таинственную башню на вершине горы, но закатное солнце слепило глаза и Анжеле так и не удалось рассмотреть ее.

=================================

— Зачем вы сунулись туда в одиночку?!

Худощавый смуглый паренек, который сам про себя говорил, что весит пятьдесят три килограмма вместе с курткой и мобильным телефоном, прохаживался по мраморным ступеням отеля, отчитывая своих новых знакомых:

— Вы же могли сорваться, поломать ноги! Надо хоть иногда задумываться о последствиях!

— Ладно, Юр, не злись. Хорошо то, что хорошо кончается. Мы получили незабываемые впечатления! – Анжела пригладила рукой непослушные волосы, и на ее пальце сверкнуло кольцо с темным, но в то же время переливающимся всеми цветами радуги камушком. – Особенно мне понравилась башня.

— Какая башня?

— А еще называешь себя старожилом! Та самая башня, которая отлично видна со смотровой площадки. Жалко, отсюда ее не разглядишь. Юра, миленький, отведи нас завтра туда, пожалуйста! Хорошо?

Юра молчал. Обычно он весь светился демонстративным оптимизмом, но теперь на его худом лице появилось озабоченное выражение.

— Юр, правда, давай туда сходим, — присоединился к Анжеле Сашка.

— Кто вам успел рассказать эту глупую легенду?

— Какую еще легенду? – подняла брови девчонка.

— Не прикидывайтесь. Вы от кого–то услышали историю о призрачной башне, которую можно увидеть на закате и решили меня разыграть. Но я на эту удочку не клюну!

— Мы тебя не разыгрываем! Мы оба видели башню! – Анжела вопросительно посмотрела на Сашку, и тот закивал головой, подтверждая справедливость сказанного.

— Башни не существует! – отрезал Юра и развернулся, намереваясь покинуть площадку перед отелем.

Девчонка побежала следом:

— Подожди! Допустим, ты прав, но позволь нам на личном опыте убедиться, что мы с Сашкой стали жертвой групповой галлюцинации. Отведи нас на эту вершину, пожалуйста.

— Я туда не пойду!

— Тогда мне придется идти одной! – Анжелу саму удивило то, с какой горячностью она произнесла эту фразу, но потом девчонка упрямо повторила: — Я хочу посетить это место!

Сказать, что Юра был мрачен, означало бы не сказать ничего – он нахмурился как грозовая туча и сразу стал выглядеть старше своих лет:

— Черт с вами, пойдем. Вы же мастера делать глупости, за вами глаз да глаз нужен.

— Вот и славно, — как ни в чем ни бывало улыбнулась Анжела, — а по дороге мы, наконец–то, услышим эту «глупую» легенду…

— Не лезьте вы в это дело! Историю о башне все давным–давно забыли и вспоминать не хотят! С вами о ней говорить никто не станет! – раздраженно махнув рукой, Юра пошел по мосту, потом резко обернулся и крикнул: — Будьте готовы после завтрака и захватите с собой бутерброды! Мы на этой дурацкой горе полдня проторчим.

Сашка и Анжела переглянулись:

— Странный он какой–то, — пожала плечами девочка.

— Наверное, разозлился на то, что мы без него поднялись на «триста ступеней».

Вечера в горах были холодные, и дальше оставаться на улице смысла не имело. Пожелав друг другу спокойной ночи, Сашка и Анжела отправились спать. Отель, в котором остановились путешественники, считался недорогим, но ведущая на второй этаж беломраморная лестница делала его похожим на дворец. Шагавшая по блестящим ступенькам Анжела почувствовала себя настоящей принцессой и в таком благодушном настроении поднялась в номер. Комнаты верхних этажей были не такими шикарными, как парадная лестница, однако тоже производили неплохое впечатление. Особенно постояльцем нравилось то, что за окнами протекала шумная горная речка и виднелись зеленые вершины гор.

— Где вы побывали с Сашей? – поинтересовалась мама, расстилая пуховое одеяло и взбивая подушки.

— Побродили по окрестностям. Кстати, мам, завтра Юра предлагает устроить экскурсию на одну из вершин. Давай туда пойдем?

— Нет, дочурка, на меня не рассчитывай. После завтрака начинаются процедуры, да и ноги у меня не те, чтобы бегать по горам.

— А я?

Женщина задумалась:

— Ну… Юра производит впечатление человека ответственного и надежного… В принципе я не возражаю, если там нет ничего опасного.

— Ничегошеньки! Это самые уютные и спокойные в мире горы!

— Тогда счастливого вам пути.

— Спасибо тебе, мамочка!

Анжела юркнула под одеяло и приготовилась сладко уснуть. Под окнами журчала река, с неба смотрели огромные звезды, а тело наполняла здоровая усталость, вызванная непривычным для горожанки путешествием по горам. Короче, все располагало к спокойному крепкому сну, но в отличие от прошлой ночи девчонка почему–то не могла уснуть. Она ворочалась с боку на бок, смотрела в потолок, вспоминая события сегодняшнего дня.

Наверное, во всем была виновата таинственная башня, завладевшая помыслами Анжелы. Юра явно что–то путал – башня не могла привидеться одновременно двум людям и на мираж тоже не походила. К тому же настораживало то, с какой неприязнью Юра говорил об этом месте – вряд ли полузабытая легенда могла вызвать у человека такой всплеск эмоций. Нет, с башней была связана какая–то тайна, и любопытной Анжеле хотелось разгадать ее как можно скорее.

Девчонка вздохнула, повернулась на бок, поплотнее завернувшись в одеяло, но вместо того, чтобы отключиться, вновь представила испуганное и мрачное лицо Юры. И только теперь, вспомнив выражение своего нового знакомого, Анжела осознала, что именно мешало ей уснуть. Дело было не в любопытстве, сон отгонял самый настоящий страх, гнездившийся в глубинах ее души. Она не могла понять, откуда взялось это чувство, но постепенно оно становилось все сильнее, полностью овладевая сознанием. У страха не было причины, и это обстоятельство только усиливало его.

Тело покрылось липким потом, вырисовывавшиеся в полутьме предметы интерьера приобрели зловещие очертания. Анжела не любила трусих, поэтому охватившее ее чувство страха вызывало еще и раздражение. Решив, что свежий воздух выветрит из головы глупые тревоги, она осторожно поднялась с кровати, вышла на крошечный балкончик с коваными, затейливо изогнутыми перилами.

Здесь рано ложились спать, и освещенная фонарями улица была пустынна. Большинство отелей уже погрузилось в темноту, только башенки на доме культуры светились таинственным синеватым светом. Хотя небо было безоблачным, горные вершины озаряли вспышки зарниц. Наблюдая за этим явлением природы, никогда прежде не бывавшей в горах Анжеле становилось все страшнее. Где–то в горах стояла заколдованная башня, упиравшаяся вершиной в небо, и вокруг нее происходили зловещие, непостижимые события. Обладавшая отличным воображением девочка представила, как стены древней постройки озаряют яркие вспышки молний, а рядом мелькают уродливые, не похожие на человеческие тени безжалостных кровожадных монстров. В башне затаились зло и страх, обитали безжалостные духи гор, несущие смерть неосторожным путникам…

Стоявшая на балконе Анжела смотрела вдаль, а потому не обратила внимания, как по мостику проследовал какой–то человек и вместо того, чтобы войти в отель, остановился на площадке перед ним. Пристальный взгляд словно пронзил девочку, заставив ее вздрогнуть. И без того напуганная Анжела почувствовала, как ее сердце сжимается от дурных предчувствий и тревоги.

Выждав несколько мгновений, загадочный наблюдатель, медленно отступил в тень, словно растворившись в ней.

Анжела потерла виски, пытаясь избавиться от паутины необъяснимых страхов, тревожных предчувствий и ожидания зловещих чудес. В том, что сейчас происходило на ее глазах, не было ничего сверхъестественного – просто припозднившийся постоялец отеля возвращался к себе в номер и остановился, рассматривая стоявшего на балконе человека, а потом пошел своей дорогой…

— Мама?

Анжела обернулась, в полной уверенности, что мать стоит у нее за спиной. Но та мирно спала в своей постели, а никого больше в номере, естественно, быть не могло. Напуганной непонятно чем девчонке представилось, что за спиной у нее находился тот самый тип с улицы, хотя такое предположение больше смахивало на бред. Нервы совсем вышли из–под контроля, и в такой ситуации оставался только один путь спасения – Анжела залезла под одеяло, зажмурилась и «прикинулась камушком», стараясь ни о чем не думать…

==================================

Утро было светлым, радостным и легкомысленным. Ночные тревоги сдул ласковый пришедший с гор ветерок, жизнь продолжалась, обещая много приятных и интересных событий.

— А здесь классно, правда, Сашка? – стоявшая на мостике Анжела потянулась, расправила плечи. – Поверить не могу, что где–нибудь в городе, люди сейчас парятся в пробках или толкаются в метро, прикидываясь селедками в бочке.

— Точно. Да здравствует отдых на природе! Ура!

— Ура. Я как раз подумала, что мы будем делать, если Юра не придет?

— Гулять.

— Знаешь, я все равно поднимусь к той башне, даже если мне придется плутать по горам все каникулы.

— Ты всегда такая упрямая или только в горной местности?

— Сама не знаю, почему мне так хочется туда…

Вопреки пессимистическим прогнозам Анжелы, вдали замаячила фигурка спешившего к отелю Юры. Поздоровавшись со своими подопечными, он с надеждой спросил, не изменили ли они свои планы на сегодня. К большому огорчению Юры ответ оказался отрицательным. Парень старался держаться бодро и уверенно, однако было заметно, как ему не хотелось отправляться на эту экскурсию.

— Туда можно дойти пешком, но лучше проехать несколько остановок на автобусе – это сэкономит время и силы. Но ходьбы все равно будет достаточно.

— Затем мы сюда и приехали – сбрасывать лишние калории, — заметила худенькая, как тростинка девочка. – Ходьба лучше диеты.

Экскурсия началась. Компания проследовала к находившейся недалеко от отеля остановке рейсового автобуса, курсировавшего между двумя соседними городками. Из–за Юриного опоздания ребята едва успели запрыгнуть в просторный почти пустой салон и сразу же «прилипли» к окну, рассматривая проплывавшие мимо деревеньки, пасущихся у дороги коров и тощих, занятых своими проблемами собак.

— Выходим, — скомандовал Юра, направляясь к двери. – Это остановка по требованию, нас ждать никто не будет.

Вокруг было необычно тихо. Когда смолк шум отъехавшего автобуса, из всех звуков осталось только журчание реки и щебет птиц. Юра, не обращавший внимания на всю эту идиллию, торопливо вышагивал по тропинке, так что его спутники едва поспевали следом. Обступивший их лес был самым обыкновенным, если не считать того, что рос он на наклонной плоскости. Долгий подъем утомлял, однако их проводник не собирался давать Сашке и Анжеле передышку. Наконец, путешественники выбрались на полузаброшенную грунтовую дорогу, серпантином вившуюся среди гор.

— Она ведет к монастырю, но скоро мы свернем на тропинку, которая приведет нас к соседней вершине. Слушайте, давайте лучше устроим экскурсию в монастырь? Там шикарный яблоневый сад, монашки гостеприимные, накормят нас обедом…

— В другой раз, Юра. Сначала покажи нам башню.

— Нет там никакой башни, Анжела!

— Тогда ее развалины.

— И развалин нет. Если хотите знать, я вас для того и веду, чтобы вы раз и навсегда выбросили из головы все бредни, убедившись, что никакой башни там нет!

— Почему ты такой нервный сегодня?

— Я не нервничаю, Сашка, — Юра натянуто улыбнулся. – Я совершенно спокоен.

Разговаривать, быстро вышагивая по склону горы, было непросто, и разговор прекратился сам собой. Пройдя еще с полкилометра, Юра сжалился над своими спутниками:

— Ладно, устроим небольшой привал. Ешьте бутерброды, дышите воздухом.

— Отлично, — обрадовалась Анжела, — устраиваясь на поваленном дереве и распаковывая пакет с сухим пайком. – А заодно ты расскажешь нам легенду.

— Только время зря потеряете… – обычно словоохотливый Юра говорил так, словно фразы вытягивали из него ржавыми щипцами. – Есть одна полузабытая история про заколдованную башню. Рассказывают, что в незапамятные времена в башню заточили одного человека, а чтобы никто не смог туда проникнуть, сделали ее невидимой. Она появляется на закате, на один миг, как мираж, а потом вновь исчезает. Проникнуть в башню невозможно, но все равно, зная об этом, некоторые люди пытались добраться туда и освободить пленника, да только никто из героев не вернулся. Все сгинули без следа, и что с ними стало – неизвестно. Вот и все.

— А что за человек там томится?

— Да как тебе сказать, Сашка… Некоторые считают его хорошим, некоторые плохим. Он имел очень большую власть над душами людей, за ним готовы были идти куда угодно. Вроде бы он желал всем добра и боролся за справедливость, только лучше от этого никому не становилось. Короче, революционер, а проще говоря – очень опасный человек.

— И кто же его посадил?

— Могущественный колдун, правивший в этих краях. Да не смотрите на меня с таким серьезным видом! Это же сказка, легенда! Не бывает колдунов и невидимых башен, в которых сидят чокнутые герои!

— Но если этот человек делал добро, за что и попал в плен к злому колдуну, значит он хороший, – негромко проговорила Анжела, чей задумчивый взор витал поверх голов сидевших рядом парней. – В любой легенде говорится, как освободить героя. Должно исполниться какое–нибудь древнее предсказание…

— Нет здесь никаких предсказаний! Я же сказал, что эта легенда давно вышла из моды, ее все забыли. И вообще, если хотите успеть к ужину, поторапливайтесь!

Восхождение продолжилось. Впрочем, оно заняло немного времени – минут через двадцать тропа перестала быть наклонной, а деревья и кусты расступились. Путешественники оказались на плоскогорье – очень большой, кое–где поросшей молоденькими елочками поляне. Значительная ее часть заканчивалась отвесным обрывом, к которому даже приблизиться было страшно и только с северо–востока, откуда пришли путешественники, гора была не такой крутой.

— Вот, смотрите! – Юра шагнул к самому краю обрыва, стал, раскинув руки. – На этом самом месте «стоит» Башня Страха! Видите ее?!

— Нет… – разочарованно согласился Сашка, в тайне надевшийся обнаружить на вершине хоть какие–то следы загадочного строения.

— Может, мы заблудились, не на ту гору влезли?

— Посмотри внимательно, Анжела. Видишь, там, вдали маленькую площадку с крестом? Это «триста ступеней». Вчера вы стояли там и глазели на горы. Все они зеленые, только одна единственная отвесная вершина лысая. Ее склон не порос лесом. Здесь мы и находимся. Ошибиться невозможно. Так?

— Так.

— И где ты видишь башню?

— Но ведь мы не сумасшедшие, не лунатики! И я, и Сашка сразу заметили огромную башню, четко вырисовывавшуюся на фоне солнца!

— Знаете, наверное, все дело в оптической иллюзии. Когда закатные лучи падают на вершину, почему–то возникает этот мираж, только и всего. Люди давно обнаружили такое необычное явление и придумали объясняющую его легенду.

Слова Юры звучали убедительно. Сашка, все же надеявшийся пережить увлекательное приключение в средневековых развалинах, немного приуныл, а Анжела и вовсе выглядела так, словно присутствовала на похоронах.

— Кстати, вы фотоаппараты взяли? – попробовал разрядить тягостную атмосферу Юра. – Отсюда вид отличный. Грех его не запечатлеть на пленку.

После этих слов девчонка и парни разбрелись по площадке, выискивая, откуда лучше фотографировать лежавшую у ног долину. Сашка не отличался художественными способностями, а, потому наскоро сделав несколько снимков, присоединился к заскучавшему Юре. Анжела, которой хотелось найти лучшую точку для фотосъемки, нырнула в кусты и ее красная футболка то и дело мелькала среди молоденьких елок. Прошло минут десять.

— Анжела! – окликнул девочку Юра. – Пора возвращаться!

Анжела не откликалась. Ребята переглянулись.

— А здесь можно заблудиться? – поинтересовался Сашка.

— Если только сунуть нос в лес на склоне.

— А упасть?

— Все можно, — разозлился Юра, — но тогда бы мы услышали крик. Люди молча не падают. Анжела!!!

Ребята до хрипоты звали свою спутницу, но она так и не откликнулась на зов. Вздохнув, Юра велел Сашке не отставать и отправился на поиски девчонки, решив тщательно прочесать все плоскогорье. Вероятно, Анжела решила подшутить над ними и теперь отсиживалась где–нибудь в кустах, посмеиваясь над их растерянностью и тревогой. Вскоре парни заметили висевшие на кусте курточку и фотоаппарат Анжелы. Глядя на эти вещи, создавалось впечатление, будто их владелица отошла на секундочку, а потом словно растворилась в воздухе.

— Анжела! Где ты, Анжела!

Но ответа так и не последовало…

Глава вторая. Зов в ночи

Хорошенькая девочка с ямочками на щеках и легкомысленными, так и норовившими выскользнуть из пучка кудряшками, выпорхнула из подъезда трехэтажного дома и сразу заметила направлявшуюся к нему старушку.

— Бабушка, доброе утро! Давай я помогу! – подбежав, девочка попыталась забрать из рук бабушки сумку с продуктами, но та отвергла помощь.

— Спасибо, Мариша, я сама донесу. Недалеко идти осталось.

— Ладненько. А ты Юру не видела? Я проспала, не заметила, когда он ушел.

— Юра повел приезжих ребят в горы. Он хочет показать им место, где стоит Башня Страха.

— Почему он меня не взял?

— Об этом его спрашивай.

— Я с ним разберусь! – Мариша шутливо погрозила кулаком в сторону гор. – Такого вероломства от собственного брата я просто не ожидала!

Девчонка уже хотела отправиться дальше, но тут бабушкина рука легла на ее плечо, цепко стиснула сухими костлявыми пальцами:

— Будь осторожна, он снова среди нас!

— Кто?

— Он, — коротко ответила пожилая женщина.

— Ты имеешь в виду сказку о…

— Молчи! Не произноси вслух его имени, иначе накличешь беду. Он подумает, что ты зовешь его.

— Бабушка, никто не верит в эти сказки, даже ты сама!

— Он пришел этой ночью. Он среди нас. Я видела его во сне. Будь осторожна, Мариша!

— Убедила. Буду плевать через левое плечо, если встречу черную кошку, стучать по деревяшке, а когда наступит пятница тринадцатого, для собственной безопасности впаду в анабиоз. А самое главное — никогда, никогда не буду вслух поминать Великого Мага! И ни за что на свете не скажу: «Великий Маг, я здесь, приди за мной!».

Бабушка шарахнулась от внучки, словно увидела на месте девочки ядовитую змею:

— Что ты наделала!

— Что?

— Ты произнесла вслух его имя.

— Разве? Я и не заметила, просто с языка сорвалось. Не расстраивайся, бабушка! Великий Маг не заберет меня, от старости он стал глуховат на оба уха.

Мариша вредничала. Она понимала, что ведет себя не слишком хорошо, но ей очень хотелось немного подколоть строгую бабушку, не позволявшую внучке гулять допоздна и красить губы. Впрочем, наблюдая за реакцией своей собеседницы, Мариша поняла, что перестаралась – упоминание о Великом Маге очень сильно расстроило старушку.

— Ладно, бабушка, не злись. Я не хотела тебя обижать…

— Дело не во мне, а в тебе, Мариша. Вдруг ты уже накликала беду своими неосторожными словами?

— Смотри на жизнь проще. Все обойдется! – улыбнувшись, девчонка вприпрыжку побежала вдоль журчавшей рядом с газоном речки.

Пожилая женщина вошла в дом, поднялась на второй этаж, открыла дверь в квартиру. Ее действия были механическими, почти неосознанными, она могла думать только об одном – как отвести нависшую над внучкой угрозу, спасти от неминуемой гибели. Сейчас никто не верил в старую легенду, но во времена ее молодости молодежь боялась упоминать имя Великого Мага, который забирал к себе всякого, кто осмелился позвать его. Оставалась лишь надежда на то, что могущественный чародей изменит свой выбор, избрав в качестве жертвы другого человека. Например, ее… «От судьбы не уйдешь, — подумала старушка, бросив на стол сумку с продуктами. – Я могла бы умереть на пятьдесят лет раньше. О чем мне теперь жалеть?».

Расслабившихся, забывших о повседневных заботах курортников, гулявших по парку, встревожил и удивил озабоченный вид проходившей мимо них старухи. Женщина показалась им вестницей грядущей беды, которая уже витала над тихим сонным городком.

— Бабушка Люда? Куда вы идете? – спросила продавщица сувенирной лавки. – С внуками что–то не так?

Старушка не ответила. Она просто не услышала этих слов, поглощенная страшными воспоминаниями прошлого и тревогой о будущем. Миновав маленькую, похожую на игрушечную церковь, Маришкина бабушка свернула к источникам, направляясь туда, где начинался подъем «триста ступеней».

— Только бы успеть… – бормотала она. – Только бы успеть!

Подниматься в гору было нелегко, однако старушка умела ходить по горным тропам, а потому добралась к смотровой площадке быстрее, чем это сделали вчера Анжела с Сашкой. Взгляду открылся прекрасный горный пейзаж, но бабушку Люду не интересовало великолепие природы – она смотрела лишь на одну единственную вершину, словно хотела перенестись туда силой мысли. Сейчас, при свете утреннего солнца гора казалась пустой, но верившая в легенду старушка не сомневалась, что в прозрачном воздухе прячется грозная Башня Страха – логово безжалостного чародея и одновременно темница, в которой погибло неисчислимое множество ни в чем не повинных людей. Набрав в легкие побольше воздуха, бабушка Люда закричала:

— Великий Маг, я зову тебя! Я повторяю твое имя, Великий Маг! Если ты пришел за новой жертвой – возьми меня! Слышишь, Великий Маг – возьми меня!

Большего для своей внучки она сделать не могла. Оставалось надеяться, что чародей обратит свой гнев на нее, оставив в покое глупую девчонку. Еще немного постояв на смотровой площадке, пожилая женщина начала медленно спускаться по размытым ступеням – ее охватили усталость и отчаянье. В глубине души бабушка Люда понимала, кто, скорее всего, может стать жертвой Великого Мага…

Проходя мимо церквушки, она купила свечку и задумалась, словно не зная, куда ее ставить. «Тебя нет среди живых, но и нет среди мертвых… Там иной мир, там нет времени, там нет жизни и смерти… Но я верю, что ты сможешь вернуться, станешь свободным сам и освободишь всех нас. Твоя звезда не погаснет, Князь, ты выйдешь на свободу». Поставив свечу за здравие, старушка побрела к дому, где ее ждали домашние дела и неприготовленный обед.

===============================

Мариша была страшно зла на Юру. Он обещал познакомить ее с приезжими ребятами, вместе побродить по окрестностям и вдруг тихонько смылся из дома, даже не предупредив ее. В результате день грозил пройти бездарно и скучно – городок был крошечным, ровесников Мариши ничего не стоило пересчитать по пальцам, к тому же большинство из них разъехалось отдыхать, оставив девчонку в полном одиночестве. Стоя у перил моста, Мариша задумчиво смотрела на пенившуюся под ногами речку, которая грозила вот–вот выйти из берегов, набравшись сил от прошедших недавно дождей. Наверное, девочку даже обрадовало бы появление загадочного Великого Мага, который внес бы некоторое оживление в скучную однообразную жизнь городка. Однако Мариша не верила в сказки и не надеялась на участие в сверхъестественных приключениях. Она просто скучала и была зла на весь белый свет.

— О чем задумались, девушка?

Вопрос прозвучал так неожиданно, что Мариша вздрогнула, испугавшись непонятно чего. Рядом с ней у перил стоял мужчина средних лет.

— Я… Я ни о чем не думаю… Просто на воду засмотрелась.

— Медитируете?

— Злюсь. Меня брат обманул, — неожиданно разоткровенничалась девчонка, которая обычно не имела привычки болтать с незнакомцами. – Смылся из дому один, хотя обещал взять с собой.

— Нехорошо.

— Не то слово! Я теперь с ума сойду от скуки.

— А что вам мешает присоединиться к брату? Идите за ним, догоните.

— Но… – Мариша замялась, не зная, что сказать. – Мне такое в голову не приходило.

Действительно, еще минуту назад девчонка и подумать не смела, что может запросто сесть в автобус и поехать следом за Юрой. Но чем больше она обдумывала этот план, тем больше он ей нравился.

— Считаете, стоит попробовать?

Вопрос повис в пустоте – кроме Мариши на мосту никого не было. Неожиданное исчезновение собеседника почти напугало ее – вроде бы у него не было времени, чтобы скрыться из виду. К тому же, девчонка, как ни старалась, не могла восстановить в памяти внешность мужчины, с которым только что говорила. Облик незнакомца ускользал из сознания, хотя в момент знакомства он казался самым обычным человеком.

— Подождите! Где же вы?

С недоумением посмотрев по стонам, Мариша отправилась к автобусной остановке. Желание подкараулить брата и, неожиданно выскочив из–за кустов, напугать его, легко пересилило доводы рассудка. Долгое путешествие в горы могло оказаться опасным, но сейчас все тревоги представлялись надуманными и смешными.

Автобусы ходили с часовым интервалом, и Мариша как раз успела на следующий рейс, надеясь, что сумеет перехватить Юру и его спутников на обратном пути с вершины. Существовала только одна горная тропа, ведущая к Башне Страха, поэтому разминуться на ней было невозможно.

Сойдя на остановке, Мариша решительно пошла по лесистому склону. Однажды бабушка приводила ее сюда, рассказывала свою любимую легенду, поэтому место казалось вроде бы знакомым. Впрочем, очутившись под сенью мрачных елей, легкомысленная путешественница впервые почувствовала тревогу. Вообще–то бродить в одиночку по горам было опасно – от встречи с медведем или недобрым человеком застраховаться не мог никто. И все же желание подшутить над братом вновь возобладало над здравым смыслом.

— Ладно, Юра, я тебе покажу, как не выполнять обещания! – пробормотала Мариша, вышагивая по усыпанной прошлогодней хвоей земле.

Отходившая от грунтовой дороги тропа сразу привлекла внимание девочки, и она уверенно свернула туда. Однако дальше началась какая–то неразбериха. Извивавшаяся среди деревьев тропинка была здорово размыта дождями и порой вовсе исчезала из виду, теряясь среди разросшихся кустов и поваленных деревьев. Когда Мариша приходила сюда с бабушкой, они без проблем поднялись к вершине по хорошей тропе, не рискуя заблудиться или упасть в пропасть. Впрочем, они были здесь прошлой весной, а с той поры действительно утекло много воды, которая могла размыть тропку. Мысль о том, что она могла просто заблудиться почему–то не приходила девчонке в голову.

Вскоре извилистая дорожка принесла путешественнице сюрприз – сразу за поворотом лес обрывался, а вместо него находился крутой, почти отвесный склон. Казалось, дальше дороги не было, но наметанный глаз мог бы заметить некое подобие тропинки, тянувшейся над кручей. Тот, кто не боялся риска и высоты, мог проделать этот путь и, срезав большой крюк, оказаться почти у самой вершины горы. Похоже, эту дикую тропу проложили ленивые смельчаки, не любившие обходные пути.

Мариша задумалась. Идти вперед было страшно, а возвращаться назад – слишком долго. Плутая по лесу, она непременно разминулась бы с Юрой, и весь долгий путь оказался бы проделанным впустую. В принципе, опасный отрезок тропы занимал всего несколько метров и ловкий, уверенный в себе человек вполне мог преодолеть это расстояние.

— Вперед! Прорвемся! – скомандовала себе девчонка, ступая на узкую дорожку.

Она знала, что ни в коем случае не должна останавливаться и смотреть вниз. Самый сложный участок тропы Мариша преодолела без усилий, словно скользя над пропастью, но стоило ей подумать, что все идет нормально, как ее правая нога соскользнула с размытой тропы…

— Ой!

Только что девочка наслаждалась теплым летним деньком и думала о веселых розыгрышах, а теперь оказалась в ужасном положении, буквально болтаясь между жизнью и смертью. Падая, Марише все же удалось уцепиться за торчавший из земли корень старой ели, но ее ноги так и не смогли найти опору, беспомощно повиснув в пустоте.

— Помогите…

Над головой синело небо, впервые за последние несколько дней очистившееся от туч, внизу зеленели кроны деревьев, пели беззаботные птицы, а жизнь Мариши исчислялась даже не минутами, а секундами – одеревеневшие пальцы грозили разжаться сами собой, а тело, казалось, наполнял расплавленный свинец.

— По–мо–ги–те…

Девочка звала на помощь, почти не надеясь на спасение – даже если Юра сейчас находился на вершине, он бы вряд ли услышал ее писк и успел добежать к обрыву.

— Держись, я сейчас… – прозвучал над головой незнакомый голос, а потом чьи то пальцы сжали ее запястья.

В душе всколыхнулась надежда, Мариша отважилась поднять голову и посмотреть на своего спасителя – на краю обрыва стоял светловолосый полноватый паренек, которого она никогда прежде не видела. Мальчишке приходилось нелегко – одной рукой он цеплялся за ремень, которым успел опоясать ствол елки, а второй держал болтавшуюся над пропастью девчонку.

— Я сейчас, сейчас… – цедил он сквозь зубы, из последних сил втаскивая наверх такое хрупкое на вид и такое неправдоподобно тяжелое тело.

Все происходящее длилось считанные минуты, но участникам драмы казалось, что она растянулась на часы. И все же усилия блондина увенчались успехом – Мариша почувствовала под ногами твердую землю.

— Спасибо тебе, — едва отдышавшись, произнесла она.

— Ладно… Не за что, — паренек неожиданно залился краской. – Я и сам рад, что все хорошо кончилось.

— Ты новый Юрин друг Сашка?

— Точно.

— А я – Мариша, его сестра.

— Как ты здесь оказалась?

— Решила вас навестить, прямо, как Красная Шапочка и сбилась с тропы. Тебе здесь понравилось?

— Все было клево до последнего момента, — Сашка помрачнел. – А потом исчезла Анжела, как сквозь землю провалилась.

— Анжела?

— Девчонка, с которой мы вместе пошли на экскурсию. Она так хотела увидеть башню, а когда обнаружила, что здесь ничего нет, совсем скисла. Может, она сорвалась с обрыва, а может, просто пошла домой… Короче, еще немного и мы отправимся за помощью. Пойдем к Юре, а то он подумает, что и я пропал.

— Только не говори ему, пожалуйста, что со мной было, иначе Юрка меня точно убьет.

— Договорились.

Юра был так расстроен исчезновением Анжелы, что не стал ругать сестренку за ее глупый поступок. В другой раз Марише крепко досталось бы за такое самовольное путешествие, но сейчас Юра только рукой махнул, продолжая обшаривать взглядом растущие на плоскогорье кусты.

— Анжела! Анжела! – в который уже раз крикнул он, зная что, не услышит ответа.

— Слушай, Сашка, а вдруг эта особа вас просто разыгрывает? Сидит себе в кустах и посмеивается над вами?

— Не знаю, Мариша. Мы с ней в поезде познакомились. На вид она нормальная девчонка, с чего ей так прикалываться?

— Всякие люди бывают.

Юра, понимавший, что за исчезновение туристки отвечать придется именно ему, медлил, не желая отправляться в обратную дорогу. Хотя с момента пропажи Анжелы прошел почти час, он все еще надеялся на благополучный исход этой истории. Выждав несколько минут, парень снова заорал во весь голос:

— Анжела!

— Вы меня звали?

Девчонка шла с самого края плоскогорья, где не было никакой возможности спрятаться от посторонних глаз. Откуда она взялась, никто так и не понял – в момент чудесного появления всея компания, как нарочно смотрела в другую сторону. Возмущенные вопросы со всех сторон посыпались на Анжелу, но она даже бровью не повела, продолжая упрямо твердить, что немного задумалась, а потому не слышала, как ее звали.

— В каких кустах ты отсиживалась? – раздраженно допытывался Юра.

— Где–то здесь… Или там… Какая разница? – у Анжелы был задумчивый, погруженный в себя взгляд, словно она и теперь находилась бесконечно далеко от земных проблем.

Злой, как черт, но в то же время обрадованный благополучным исходом истории Юра заметил, что и внешне его «пропащая» спутница изменилась – осунулась, побледнела и вроде бы повзрослела. Создавалась впечатление, что за время своего недолгого отсутствия она успела где–то набраться жизненного опыта лет на десять вперед. Решив, что не стоит попусту ломать голову над этой загадкой, парень энергично помахал рукой, предлагая ребятам двинуться следом:

— Пора по домам, мы и так слишком долго задержались в этом гиблом месте.

================================

Зачастившие ливни, из–за которых невозможно было с толком проводить каникулы, здорово действовали на нервы, вызывая тоскливое тягостное чувство. Вышедшая из ванной комнаты Мариша с неприязнью посмотрела на незавешенное окно, за которым бесчинствовало ненастье. Только что она сделала довольно неприятное открытие, окончательно испортившее ей настроение. Оказывается, на ее ноге красовался внушительный синяк, по всей видимости, полученный во время падения с горной тропы. Девчонка не чувствовала боли, однако то, как выглядел кровоподтек не могло не внушать тревогу.

Очертания «украшавшего» бедро черно–багрового пятна до жути смахивали на изображение человеческого черепа. К тому же, кожа на ноге была немного рассечена в двух местах, создавая полную иллюзию того, что из белых глазниц черного черепа струятся потоки крови. От созерцания такого странного синяка в голову сами собой начинали закрадываться мистические, не имевшие ничего общего с реальной жизнью тревоги и страхи.

— Все это глупости! — надев наушники и включив погромче плеер, Мариша, пританцовывая, прошлась по комнате, начала разбирать постель. – Мне давным–давно пора спать. Остальное несущественно.

Черное окно смотрело ей в спину, словно огромный недобрый глаз. Надо было просто задернуть шторы, но девчонка все же выглянула наружу, холодея от смутного, необъяснимого страха. Окна спальни выходили во двор, вплотную примыкавший к склону горы. Фонари там отсутствовали, а потому тьма царила непроглядная, и лишь вспышки молнии освещали пространство под окнами.

Холодный, пронзительно яркий свет всего лишь на миг захлестнул двор, но этого мгновения оказалось достаточно, чтобы заметить стоявшего внизу человека. Он смотрел прямо на окно Маришиной спальни, не мигая, не пытаясь спрятаться от потоков дождя. Их взгляды встретились, а потом во двор вновь вернулась чернильная темнота ночи. Мариша резко задернула штору, отошла от окна, пытаясь совладать с разыгравшимися эмоциями. Больше всего ее напугало даже не появление под окнами незнакомца, а то, что она опять, как и сегодня утром, не смогла запомнить черт лица странного мужчины, хотя отчетливо видела его при вспышке молнии.

Оставаться в комнате одной было страшно. Конечно, девчонка могла бы перебраться к бабушке, но после того, как она посмеялась над суевериями старушки, делать это ей не хотелось. Мариша потушила свет, легла в кровать и, немного убавив звук, продолжила слушать плеер. Она надеялась, что заснет под мелодии любимой группы, которые будут звучать у нее в ушах вместо колыбельной. К тому же музыка заглушала тревожный шорох дождя и раскаты далекого грома…

— Мариша…

Было тихо. Плеер уже отключился, а значит, с того момента, как Мариша легла в кровать, прошло довольно много времени. Девчонка открыла глаза, рассматривая едва различимый в полутьме потолок. Она так и не могла понять, во сне прозвучало ее имя или наяву.

— Мариша!

Она вылетела из кровати, словно подброшенная пружиной, подскочила к окну, боясь и в то же время желая увидеть скрывавшуюся за шторой тайну. В темноте невозможно было разобрать, находился ли кто–то во дворе или нет. Гроза уже прошла и далекие зарницы, вспыхивавшие над вершиной горы, не могли осветить похожее на черную дыру пространство под окнами.

— Мариша, иди ко мне!

Она не могла оставаться на месте. Таинственный зов проникал в ее душу, как яд, подчиняя волю и разум. Противиться ему было просто невозможно. Мариша сунула ноги в босоножки, накинула плащ прямо на ночную рубашку и. крадучись, вышла из квартиры.

Холодные потоки воды, струившиеся по асфальту, сразу захлестнули ноги, волосы намокли от немного утихшего, но все еще сильного дождя. Шум протекавшей рядом реки стал настолько громким, что заглушал все остальные звуки. В такую отвратительную погоду все нормальные люди тихонько спали в своих постелях, и только Мариша вышагивала по пустынной улице, прислушиваясь к вкрадчивому голосу, звучавшему в ее ушах.

Сколько времени продолжалось это странное путешествие, девчонка не знала, но внезапно, посмотрев себе под ноги, обнаружила, что шлепает уже не по асфальту, а поднимается по скользкой горной тропе. «Что я делаю? – Мариша немного притормозила, озираясь по сторонам. – Кажется, это подъем к Башне Страха. Но как меня угораздило ночью отправиться в горы? Такое даже сумасшедшему в голову не придет! Или это сон? Может быть, мне все просто сниться?».

Мысль о том, что происходящее является ночным кошмаром, немного приободрила. Мариша где–то слышала, будто каждый человек может научиться контролировать свои сны, но для начала ему следует осознать, что он спит. Сейчас это произошло, а значит, у нее появилась возможность направить сновидение в приятное русло.

— Я знаю, что сплю! И хочу увидеть то, как мы прошлым летом отдыхали на море!

Вокруг ничего не изменилось. Тяжелые капли дождя срывались с еловых лап, падая ей на голову, небо полыхало электрическими разрядами, под ногами вилась скользкая, смертельно опасная тропа.

— Мариша!

Назад пути не было. Голос звал к себе и ни один смертный не смог бы ослушаться его. Мариша легко, как на крыльях преодолела самый опасный участок тропы, по которому мало кто рискнул бы пройти и в хорошую погоду и, спустя несколько минут, уже стояла на плоскогорье.

— Конечно же, я сплю, — пробормотала девочка, увидев под своими ногами мощенную булыжниками дорогу. – Сегодня утром здесь ничего такого не наблюдалось.

Впереди, на самом краю обрыва четко вырисовывался силуэт огромной неприступной башни. Она притягивала молнии, и каскады ослепительного электрического света то и дело освещали ее. У башни не было окон и дверей, если не считать маленького оконца, находившегося на недосягаемой высоте, на самой ее вершине. Узрев собственными глазами легендарную Башню Страха, Мариша неожиданно успокоилась. Больше она не сомневалась – ей просто снился кошмарный сон, иллюстрирующий любимую бабушкину сказку. Охваченная любопытством, она быстро пошла по мощеной дороге, направляясь к логову Великого Мага.

Подходы к башне украшали грубые, не слишком похожие на человеческие фигуры, изваяния. Они вытянулись вдоль дороги, словно караул, внушая невольный трепет всякому, кто отважился бы пройти мимо их шеренг. Мариша остановилась, раздумывая, позволят или нет, жуткие статуи приблизиться к заколдованной башне.

— Мариша!

Сообразив, что слышит зов Великого Мага, девчонка неожиданно струхнула. Конечно, все происходило во сне, но даже в грезах такая встреча не сулила ничего хорошего.

— Хватит! Я никуда не пойду! Я вообще сейчас проснусь и все!

Но с пробуждением возникли проблемы. Сон оказался вязким, как смола и никак не хотел отпускать свою жертву. Ноги, переставшие подчиняться воле Мариши, вышагивали по дороге, ведя ее прямиком к Башне Страха. Еще мгновение назад перед девчонкой была глухая, сложенная из грубых камней стена башни, но вдруг она увидела прямо перед собой вход, напоминавший открытую пасть чудовища.

Испуганный, метавшийся из стороны в сторону взгляд упал на одно из изваяний. Лучше бы Мариша не смотрела в ту сторону – на каменном лице статуи горели живые человеческие глаза, смотревшие на нее с болью и отчаяньем! Крик застрял в горле, дыхание перехватило – глядя на окаменевшего человека, девчонка каменела сама, чувствуя, как стремительно вытекает из нее жизнь.

— Нет!!!

Она кричала, как кричат только во сне, не слыша собственного крика и захлебываясь ужасом, а над ее головой звучал зловещий хохот Великого Мага, сливавшийся с раскатами грома…

Глава третья. Легенда о поверженном герое

— Почему ты такая грустная, Анжела? Тебе здесь не нравиться?

— Нет, все отлично. Замечательное место. Я просто в восторге.

— По тебе этого не скажешь.

Мама Анжелы внимательно посмотрела на дочь. Со вчерашнего дня ее поведение сильно изменилось – девочка могла неожиданно умолкнуть во время разговора, думая о чем–то своем, а потом, вернувшись к жизни, начинала смеяться нарочито весело и громко, словно стараясь заглушить свою печаль.

— Принарядись хотя бы, мы же в ресторан идем, — женщина достала из шкафа пару блузок, прикидывая, какой отдать предпочтение.

— Мне все равно.

— Не узнаю тебя! Ты такая модница…

— В жизни есть проблемы намного серьезней, — Анжела уставилась в окно, рассматривая ярко–зеленые вершины гор. – Мы беспокоимся из–за пустяков, в то время как вокруг происходит столько несправедливого и ужасного.

— Верно. Но в твоем возрасте рано думать о таких вещах. Одевайся, скорее Анжела, нас, наверное, заждались.

И точно — в холле отеля мать с дочерью уже поджидала вся компания. В креслах уютно расположились Сашка со своей мамой, Галина Петровна, неразлучные подруги–пенсионерки Ирина Игоревна с Верой Евгеньевной, и две супружеские пары, приехавшие сюда на день позже остальных. Сегодня курортники решили нарушить уже ставший привычным распорядок дня и отобедать в маленьком рыбном ресторанчике, который очень хвалила не раз посещавшая эти края Галина Петровна. Опоздавшие извинились за задержку и вслед за остальными вышли из отеля. Ресторанчик находился возле водопада, идти туда надо было довольно долго, но это обстоятельство никого не огорчало – наоборот, всем хотелось нагулять аппетит перед обедом, чтобы затем отдать должное блюдам местной кухни.

— Галина Петровна, а это правда, что там разводят форель? – поинтересовался любивший вкусно поесть Сашка.

— Да, там есть специальные водоемы с проточной водой, которую берут прямо из горной речки. Но дело даже не в форели – лично меня привлекает в этом ресторанчике очень стильный и оригинальный дизайн. Там все выполнено в фольклорном стиле, стены украшают шкуры диких зверей, в холодное время там можно посидеть у настоящего очага, и есть еще много интересных вещей. Впрочем, скоро вы сами это увидите. Ты взял фотоаппарат?

— Да.

— Замечательно. В этом интерьере можно сделать отличные снимки.

Ночная гроза умыла землю, и теперь изумрудная листва блестела на солнце, все вокруг было чистым, нарядным, светлым. Галина Петровна вела своих знакомых по дороге, увлеченно рассказывая о местных достопримечательностях, все внимательно слушали ее рассказ, а потому не обратили внимания на странного человека, издали наблюдавшего за ними. Некто следовал за веселой компанией, стараясь не выходить из тени росших вдоль дороги деревьев. Впрочем, незнакомец мог бы и не маскироваться – странная иллюзия придавала его телу полупрозрачность, он словно растворялся в воздухе, грозя в любую минуту стать бесплотной тенью.

Восторженные возгласы подтвердили, что Галина Петровна не зря привела своих спутников в маленький, прятавшийся в глубине сада ресторанчик. Защелкали фотоаппараты, послышались просьбы «щелкнуть» друг друга возле старой телеги, превращенной в клумбу, на фоне горной речки или возле банок со всевозможными соленьями, гордо возвышавшимися вдоль стен.

Обед начался. Компания заняла столик на открытом воздухе, дожидаясь, когда повар зажарит только что пойманную рыбу и вдыхая вкусные, будоражившие аппетит запахи. Все разговоры за столом сводились к тому, что каждому из присутствующих в свое время пришла в голову очень удачная мысль посетить этот тихий, но уютный курорт, насладиться прелестями беззаботной жизни.

Слушавшая общий разговор Анжела, неожиданно отодвинула свою тарелку:

— Да, вы правы – это чудесный, замечательный, райский уголок, созданный для восхитительного, милого времяпровождения. И мне здесь нравится, мне здесь очень, очень хорошо! Но никто не думает, что на этой дивной земле кто–то страдает в тот самый момент, когда мы веселимся по полной программе! Кого–то мучают, для кого–то жизнь сейчас хуже смерти. А мы едим форель и слушаем шум горной речки!

Выпалив столь странный монолог, девчонка замолчала, с трудом сдерживая слезы. Ирина Игоревна переглянулась с Верой Евгеньевной, отставной полковник покосился на свою супругу, Сашка едва удержался от желания покрутить пальцем возле виска. Поведение Анжелы было странным, совсем не соответствовавшим царившей вокруг благодушной атмосфере. Склонившись над тарелками с жареной форелью, все продолжили трапезу, делая вид, будто ничего не произошло.

После обеда взрослые занялись обследованием местных магазинчиков, а Сашка с Анжелой оказались в обществе Юры, который терпеливо поджидал их возле отеля:

— Как форель?

— Классно! – Сашка продемонстрировал большой палец. – Все вообще здорово, жаль только, Анжела всерьез взялась репетировать роль Царевны–Несмеяны.

— Маришка тоже сегодня невеселая. Может, глядя на унылые физиономии друг друга, вы обе немного развеселитесь?

— Надо проверить, — натянуто улыбнулась Анжела. – Но вообще–то у меня все в порядке.

— Короче, милости прошу к нам в гости. А еще я познакомлю вас с нашей бабушкой, она любит встречаться с новыми людьми!

Предложение понравилось, и вскоре маленькая компания заторопилась к Юриному дому. Ребята так и не заметили, стоявшего в тени незнакомца с пронзительным недобрым взглядом, буравившим их спины.

===========================

Темные круги под глазами и осунувшееся лицо свидетельствовали о том, что Мариша провела бессонную ночь. Тем не менее, девчонка старалась держаться бодро и очень обрадовалась приходу гостей. Присутствие посторонних позволяло ей отвлечься от воспоминаний о пригрезившемся кошмаре, который почти невозможно было отличить от реальности.

— Мама с папой на работе, а бабушка вышла в магазин, но скоро вернется, — рассказывала Мариша, показывая свою комнату Анжеле и Сашке. – Одно время я собирала календари с лошадями, и хотя они уже просроченные, мне жалко их снимать – такие они красивые. Правда?

— Правда, — охотно согласилась гостья, рассматривая украшавшие стену фото. – Я тоже люблю лошадей.

— А мне твое колечко очень понравилось. Оно необычное. Я еще вчера его заметила, но сказать не успела. Дай, пожалуйста, посмотреть.

— Оно не снимается, — Анжела покрутила перстенек на большом пальце, протянула руку Марише. – Смотри так…

Украшение было сделано из какого–то темного, тускло поблескивавшего металла. Вообще оно было грубым, почти уродливым, если бы не зажатый в толстой оправе камень. Чудо–камешек казался почти черным, но при этом играл всеми цветами радуги, вспыхивая красными, зелеными, золотистыми искрами.

— Класс! Откуда оно у тебя?

— Нашла незадолго до поездки. Мы делали на даче генеральную уборку и обнаружили на чердаке старую жестяную коробочку из–под монпансье. В ней лежали никому не нужные побрякушки – латунные серьги, стеклянные бусы и прочее барахло. Наверное, они принадлежали моей бабушке. От нечего делать, я начала их примерять. Колечко лежало на самом дне, совсем незаметное. Оно оказалось мне велико, и я нацепила его на большой палец, а когда попыталась снять, то выяснила, что не могу этого сделать – оно застряло. Маме я пока не рассказала об этой истории – у нее перед поездкой было столько дел, что не хотелось ее беспокоить. Домой вернемся, тогда и решу проблему, а пока кольцо мне ничуть не мешает.

— Оно же незамкнутое, его запросто можно снять!

— Я тоже так думала, но почему–то ничего не выходит.

Беседу девчонок прервал свисток закипевшего чайника. Подружки и Сашка направились к столу, где гостеприимный Юра подготовил небольшое угощенье – сушки, самодельный джем и еще какие–то сладости. В разгар чаепития на пороге кухни появилась бабушка Люда. Юра представил своих новых знакомых, и Анжела поспешила задать очень занимавший ее вопрос:

— Юра говорил, что вы знаете много легенд. Наверное, вам все известно о невидимой башне на вершине горы?

Стул был отодвинут слишком резко – Юра даже не пытался скрыть раздражение:

— Вы тут чаек пейте, а я вас ненадолго оставлю. В отеле новый постоялец, отец просил, чтобы я ввел его в курс дела.

— Конечно, Юра, ступай. Ты эту историю уже знаешь, а ребятам будет интересно послушать.

— Я ее слишком хорошо знаю!

Парень вылетел из кухни, а на лице пожилой женщины на миг возникло горестное выражение. Усилием воли подавив свои чувства, бабушка Люда улыбнулась:

— Но мой рассказ получится долгим. Вы готовы?

— Конечно! – энергично закивал головой Сашка. – Люблю длинные сказки.

— Случилось все это давным–давно, в те незапамятные времена, когда колдовство было обычным делом, а белые и черные маги бродили по Земле, творя великие дела…

— А разве такие времена были? – поинтересовался мальчишка, но осекся, почувствовав, как Анжела наступила ему на ногу.

— Когда–то… – старушка улыбнулась. – Но суть не в этом – и под властью магов, и под властью императоров простому народу жилось несладко, некому было заступиться за бесправных, угнетенных людей. Однажды могущественный колдун и чернокнижник пришел в эти горы, чтобы править жившим здесь народом. Маг обладал не только тайными знаниями, но и коварством – никто не подозревал, что он служит силам зла, люди видели в нем защитника, избавившего их от власти жестокого короля. Многие поверили колдуну, и среди них был тот, о ком и пойдет мой рассказ.

Маришина бабушка умолкла, задумчиво вертя в руках чайную ложечку. У ее слушателей сложилось впечатление, что старушка слишком эмоционально рассказывает сказку, словно она сама была участницей тех фантастических событий:

— Порой на Земле рождаются люди, которых слишком щедро одарила судьба. Они обладают умом, талантом, силой, красотой и кажется, что впереди их ждет великое будущее. Но порой надежды оборачиваются кошмаром. Так произошло и с тем, кого все называли Князем. Он был незаурядным человеком, еще в юности писал прекрасные стихи, а все девушки влюблялись в него в один миг, теряя голову от его роскошных кудрей и гордого взгляда. Если бы в те стародавние времена было кино и телевидение, Князь вполне бы мог стать настоящим кумиром миллионов фанаток.

— Он был очень красивым? – уточнила внимательно слушавшая рассказ Анжела.

— Нет, скорее интересным. Представь себе лицо волевого, мужественного человека, в глазах которого светится ум и сила. Но кроме эффектной внешности и дара красноречия этот человек обладал огромной властью над сердцами людей, он был настоящим вождем, за которым все были готовы идти хоть в само пекло. Князь осознавал свою силу и хотел изменить мир к лучшему, добиться торжества справедливости. Он мог бы стать опасным противником захватившего власть колдуна, но коварный чернокнижник сумел привлечь Князя на свою сторону, убедив, что у них одна цель – благополучие и процветание народа. Какое–то время они были союзниками, но вскоре обман раскрылся – обещания оказались ложью, зло показало свой истинный оскал. Народ страдал под гнетом Великого Мага, символом власти которого стала Башня Страха, в которой мог оказаться всякий, кто был недоволен безжалостным правителем. Колдун забирал жизни своих подданных, чтобы поддерживать свое бессмертие, обращал в камень людей, впитывая их жизненные силы.

— Как вампир?

— Можно назвать его и так, Саша, хотя этот маг был намного хуже любого даже самого кровожадного упыря. И тогда Князь восстал против власти чернокнижника. Если бы он продолжал служить магу, то имел бы власть, богатство, возможно даже бессмертие, но этот человек решил рискнуть своей судьбой, встав на защиту угнетенных. Простые люди, неимущие и отчаявшиеся назвали Князя своей Звездой, Звездой, которая указывала им путь к избавлению.

— И кто же победил? – снова поинтересовался Сашка.

— Победило коварство. Колдун заманил Князя в ловушку, вырвав победу из его рук. Он приказал заковать пленника в цепи и навечно посадить в Башню Страха. Страшные времена пришли на эту землю – Великий Маг залил ее кровью и усеял костьми. Злой правитель был бессмертен, и его правление растянулось на многие века. У людей оставалась только одна надежда на спасение – их Звезда. Сколько смельчаков пробиралось к Башне Страха, пытаясь освободить Князя, но ни один из них так и не вернулся. Великий Маг превратил всех этих героев в каменные статуи. И все же вера в то, что однажды Князь вернется, защитит униженных и угнетенных, жила в сердцах людей.

— И он вернулся?

— Нет, Саша. Все сложилось иначе – времена всесильных магов прошли, они потеряли свою власть и вынуждены были скрываться. Чернокнижник прибег к помощи колдовства, сделав башню, в которой томился узник, невидимой и сам укрылся в ней, дожидаясь, когда вновь пробьет его час, и силы зла огненным потоком обрушатся на землю… – рассказчица перевела дыхание, а потом предостерегающе подняла палец. – А теперь слушайте меня внимательно, молодые люди: Великий Маг уже не столь силен, как много веков назад, но все равно очень опасен. Время от времени он покидает Башню Страха, отправляясь на самую настоящую охоту. Ему нужны человеческие жизни – с их помощью злодей поддерживает собственное существование. Выбор колдуна может пасть на любого, но в первую очередь он обращает внимание на тех, кто вслух произносит его имя.

— Ты же сама столько раз назвала его сегодня!

— Мне нечего терять, Мариша. Я беспокоюсь о других. Обычно его жертвами становится молодежь.

— Бабушка, не пугай ребят! скажи им, что это просто сказка, а то Анжела уже побледнела.

Пожилая женщина отставила в сторону кружку с недопитым чаем, посмотрела на своих притихших, посерьезневших гостей:

— Может, это и к лучшему, что вы мне не верите. Я не собиралась никого пугать, просто хотела рассказать о Князе. Молва о Звезде обездоленных жива и по сей день, многие связывают с ним свои надежды на лучшее завтра, а многие по–прежнему ненавидят, словно он их личный враг.

— Почему его ненавидят? Он же герой…

— Все дело в зависти, Анжела. Князь оказался слишком одаренным, умным, талантливым – таким, как он завидуют, а зависть убивает. В жизни нельзя быть самым лучшим, нельзя быть звездой.

— Неужели нет способа его освободить? – допытывалась девчонка.

— Наверное, есть. Но даже мне, любительнице старых сказок он не известен.

Время потихоньку приближалось к ужину. Первым это заметил посмотревший на часы Сашка. Он заерзал на стуле, не зная, как бы сообщить о своем открытии окружающим. Впрочем, его поняли и без слов. Бабушка Люда заулыбалась, предложила еще чаю, а потом сказала, что, наверное, родители уже успели заждаться Сашу с Анжелой. Попрощавшись со старушкой, гости вышли из дома. Их сопровождала Мариша. Несмотря на то, что, на улице было жарко, она зябко поежилась, словно успела замерзнуть до костей:

— Ладненько, до завтра.

— До завтра, — откликнулся Сашка.

Анжела рассеяно махнула рукой, хотела идти прочь, но вдруг остановилась и, передумав, негромко произнесла:

— Знаете, а ведь я вчера говорила с Князем…

============================

— К источникам можно идти по дороге – это ближе, а можно через парк – там красивее, — Юра остановился посреди улицы, показывая своему спутнику, как добраться к «водопою». – Здесь остановка рейсового автобуса, он ходит каждый час. Если у вас возникнет желание куда–нибудь поехать…

— Не думаю, молодой человек. Пока это не входит в мои планы.

Тот самый мужчина с незапоминающимся лицом, что однажды беседовал на мосту с Маришей, одернул застегнутый на все пуговицы пиджак, строго посмотрел на вышагивавшего рядом Юру. Парень поежился под его пронзительным, холодным взглядом:

— Вы надолго к нам приехали?

— Еще не решил. Здесь меня ждут кое–какие дела.

Увлеченный разговором Юра продолжал рассказывать новому постояльцу отеля о достопримечательностях курорта и так увлекся, что не замечал ничего вокруг. Они миновали остановку автобуса и медленно двигались в сторону дома, где жила Юрина семья.

В тот самый момент, когда Анжела ошарашила приятелей словами о том, что якобы виделась с легендарным Князем, проходивший по противоположной стороне улицы Юра как раз поравнялся с ребятами.

— Что это с ним? – нахмурилась Мариша.

— На солнышке, наверное, перегрелся.

— Я не шучу, Сашка. С ним действительно что–то не так. Юра! Юра, ты меня слышишь?!

Парень не слышал крика сестры. Он продолжал идти по газону возле самой кромки воды, жестикулируя руками и разговаривая с пустотой. Он словно объяснял что–то невидимому собеседнику, порой умолкал, внимательно слушая ответы невидимки. Все это сильно смахивало на розыгрыш, если бы ни одно обстоятельство – Маришкин брат все ближе подходил к берегу стремительной горной речки. В сухую погоду речушка больше напоминала пересыхающий ручей, однако сейчас, после обильных ливней превратилась в бурный коричневый поток, грозивший вот–вот выйти из берегов. Падение в нее вполне могло закончиться трагедией. Юра отлично плавал, но даже такой опытный пловец, как он вряд ли бы смог выбраться из ледяной, стремительно несущейся между камней воды. А парень, увлекшись «беседой», словно нарочно, двигался к кромке воды.

— Юра! Стой! – взвизгнула Мариша, ринувшись к брату.

Она лихо увернулась от проезжавшей по улице машины, солнечный свет ударил ей прямо в глаза, и на миг девочка увидела стоявшее рядом с ее братом странное существо. Его нельзя было назвать человеком, скорее Юрин спутник смахивал на привидение или отвратительного упыря из ужастика. Белое, неживое лицо, черная нитка губ, полный ненависти взгляд глубоко запавших глаз внушали ужас всякому, кто имел несчастие увидеть это чудовище. Монстр тянул к Юре костлявые руки, подталкивая его к бурному потоку…

— Юра!!!

Жуткое видение всего на миг открылось Марише. Стоило ей чуть переменить угол зрения и зловещий спутник ее брата, словно растаял в воздухе. Девочка подбежала к Юре, обеими руками вцепилась в его свитер, пытаясь оттянуть от опасного места.

— Очнись! Опомнись! Что ты делаешь?!

И вновь луч солнца ударил ей в глаза, явив скрывавшегося в пустоте монстра. Тощий, как мумия и древний, как мир старик стоял в паре шагов от них, с холодной усмешкой наблюдая за ними. Все происходившее до жути напоминало сегодняшний дурной сон, Мариша подумала, будто все еще спит и отчаянно, не своим голосом взвизгнула, представив, что сейчас начнет превращаться в камень.

Оглушительный визг, от которого закладывало уши, и дребезжали стекла, подействовал – Юра вышел из своего лунатического состояния, вернувшись к реальности. Он тряхнул головой, с недоумением покосился на бившуюся в истерике Маришу, заметил стоявших поодаль Сашку и Анжелу. Как парень ни старался, он никак не мог вспомнить, каким ветром занесло его к собственному дому. Последнее четкое воспоминание, запечатлевшееся в мозгу, относилось к тому моменту, когда он поднимался по мраморной лестнице отеля, направляясь в номер нового постояльца…

— Что происходит? – он подошел к сидевшей на асфальте сестре, попытался поставить ее на ноги. – Не хнычь! Лучше расскажи из–за чего такой шум.

— Ты видел его? Видел?! – в голос рыдала Мариша. – Он страшный, как сама смерть. Он ненавидит всех нас!

— Кто?

Бурная сцена не могла остаться незамеченной – из окон ближайших домов начали высовываться любопытные соседки. Выбежала из подъезда и бабушка Люда:

— Мариша!

— Бабушка, я боюсь, боюсь…

Наблюдавшую за странной сценой Анжелу поразил безнадежный, тоскливый взгляд пожилой женщины. Вроде бы с ее внуками не случилось ничего серьезного, а она восприняла странное происшествие, как настоящую трагедию.

— Бабушка, может, ты объяснишь, что происходит?

— Он выбрал твою сестру. Но я не сдамся, удержу ее! Запомни – нельзя отпускать Маришу из дома. Если бы у меня были наручники, я бы приковала ее к батарее!

— А это не слишком круто? – Юра с недоумением посмотрел на бабушку.

Старушка проигнорировала вопрос внука, схватила Маришу за руку и потащила к дому. Парень понуро последовал за ней. Оставшись на улице в гордом одиночестве, Сашка и Анжела не преминули прокомментировать случившееся.

— Вообще–то они люди хорошие, но какие–то странные, — заметил мальчишка, почесывая кончик носа. – Лично я так ничего и не понял.

— Я тоже. Но мне кажется, что над всеми нависла беда.

— И что может случиться?

— Не знаю, просто у меня душа болит от дурных предчувствий.

Глава четвертая. В глубинах высохшего моря

— Нет–нет, думаю, вам непременно следует туда поехать! Многие посещают этот курорт исключительно из–за соляных шахт. Прежде всего, это очень полезно для здоровья, а к тому же интересно с познавательной точки зрения, — убеждала Галина Петровна, жестикулируя рукой с зажатой в ней вилкой. – Только не забудьте одеться потеплее, в подземелье довольно прохладно.

— А как туда попасть? – поинтересовалась одна из пенсионерок. – Мы с Верой Евгеньевной не любим долгих поездок, они крайне утомительны.

— Здесь недалеко, всего семнадцать километров. Если мы сейчас немного поторопимся, то успеем на маршрутку, которая курсирует между курортом и шахтой.

— Правда, давайте туда наведаемся, — включилась в разговор Сашкина мама. – Все равно в субботу больше делать нечего.

— Вот и отлично! – обрадовалась Галина Петровна. – Всей компанией и съездим.

Завтрак подходил к концу. Столики уже опустели, и только в дальнем конце зала шла оживленная беседа. Неожиданно голоса смолкли, все участники разговора, как по команде, посмотрели на вошедшего в ресторан мужчину. Вряд ли кто–то из этой милой компании мог сказать, чем вызван интерес к новому постояльцу отеля – на вид он был самым обычным человеком с невзрачной, незапоминающейся внешностью, но почему–то привлекал к себе внимание. А незнакомец невозмутимо проследовал по залу, сел за соседний столик, начал сосредоточенно ковыряться в тарелке, кроша омлет на крошечные кусочки.

И Сашке, и Анжеле этот тип ужасно не понравился, а потому они особенно огорчились, когда постоялец, чье имя моментально вылетало из головы, занял соседнее кресло в маршрутке. Экскурсия в соляную шахту началась. Проехав по улице городка, микроавтобус выбрался на дорогу и покатил между зеленых гор и маленьких деревенек.

— Как ты думаешь, Анжел, там, внизу клево? – Сашка покосился на сидевшего рядом мужчину, равнодушный вид которого почему–то вызывал неприятные чувства.

— Наверное. Вообще–то мне не по душе подземелья. Я даже в метро лишний раз не люблю спускаться. Но как говорит Галина Петровна, это увлекательно с познавательной точки зрения.

Девчонка замолчала, уставившись в окно. Маршрутка мчалась мимо той горы, где, якобы, высилась заколдованная Башня Страха. Похоже, Анжела с Сашкой задумались на одну и ту же тему, и мальчишка вновь обратился к своей спутнице:

— Слушай, совсем забыл со всей этой кутерьмой, ведь ты вчера начала говорить что–то о Князе.

— О Князе? О нем больше рассказывала бабушка Люда.

— Нет, я не о легенде. Помнишь, когда мы вышли из Юриного дома, ты вдруг брякнула, будто сама общалась с узником заколдованной башни.

В этот момент у Анжелы было очень сосредоточенное и серьезное лицо. Она довольно долго молчала и, наконец, улыбнулась во весь рот, стараясь изобразить беспечность:

— Хорошая получилась шутка?

— Не… Ты не шутила.

— Сашка, подумай сам, ведь Князь – герой легенды, разве с ним можно разговаривать?

— А я–то почти поверил…

Маршрутка сбавила скорость, въехав в аккуратный, застроенный небольшими домами городок. Проследовав мимо двухэтажного, украшенного огромным количеством плошек с цветами магазинчика, она остановилась возле проходной шахты. Местечко трудно было назвать курортным – проходная выглядела именно так, как может выглядеть проходная шахты, и ничто здесь не напоминало об отдыхе или лечении. Сашка немедленно поделился с окружающими своими впечатлениями, заявив, что надеялся увидеть нечто более экзотическое. Остальные тоже были несколько разочарованы, но послушно проследовали за Галиной Петровной на территорию шахты. Приобретя билеты, экскурсанты вошли во внутренний двор, где стояло несколько легковушек и автобус. Сашка первым обратил внимание на черное отверстие уходившего вглубь горы тоннеля, над которым чернела надпись: «Лечебная шахта».

— А как мы туда попадем? Я думал, что в шахту спускаются на лифте.

— Не всегда, — откликнулась взявшая на себя роль экскурсовода Галина Петровна. – Мы поедем вглубь горы на машине. Весь путь займет примерно пару километров.

— Далековато. А оттуда пешком идти не придется?

— Думаю, ночевать нас там не оставят, — улыбнулась женщина. – Хотя в шахте есть кровати.

— Кровати?!

— Скоро сам все увидишь.

Утрамбовавшись в тесный салон автомобиля, компания отправилась в путь. Водитель явно имел склонность к лихачеству – он гнал по тоннелю на большой скорости, машина то и дело подскакивала на неровностях дороги, и челюсти пассажиров дружно щелкали в такт гремевшей в салоне музыке.

================================

Всякий, кто приходил сюда впервые, испытывал смешанные, тревожные чувства. Здесь был и восторг, и удивление, и тревога. Вырубленные внутри горы залы поражали своими размерами и высотой, неяркий свет придавал рукотворным пещерам таинственный вид, непривычный запах соли будоражил нервы. Притихшие экскурсанты стояли у железной двери, за которой, собственно и начиналась помещения лечебной шахты, озираясь по сторонам.

— Как здесь холодно! – доверху застегнула куртку Ирина Игоревна.

— Плюс четырнадцать. Но если стоять на месте, постепенно начинаешь промерзать до костей, — пояснила Галина Петровна. – Поэтому здесь надо двигаться, лучше всего заниматься спортом, дыхательной гимнастикой.

Немного отойдя от своих спутников, Сашка придирчиво осматривал огромный, тонувший в полутьме зал. Его стены пол и потолок были вырублены из серого камня с белыми прожилками, больше всего напоминавшего мрамор. Особенно привлекал внимание гладкий, отполированный до зеркального блеска пол с затейливыми светлыми разводами. Закончив наблюдения, мальчишка подошел к старшим, задав мучивший его вопрос:

— Галина Петровна, а где же здесь соль?

— Соль? Она везде.

— Не понял. Здесь стены мраморные, пол мраморный…

— Нет–нет, Саша это и есть соль. Здесь все сделано из соли. Несколькими десятками метров ниже есть подземная церковь, ее интерьер тоже вырублен из этого материала. А еще из соли создают очень оригинальные скульптуры.

— Ни фига себе! Никогда бы сам не догадался!

— Да что мы стали у двери?! Заходите! Но только не забудьте закрыть ее на засов – здесь сильный сквозняк.

Пройдя длинный коридор и еще одну железную дверь, группа наконец–то достигла цели своего путешествия. Лечебная шахта представляла собой огромное помещение овальной формы, потолок которого поддерживали толстые соляные опоры. К главному залу примыкали зальчики поменьше, где находились скамейки, столы для игры в настольный теннис, детский городок с качелями и даже спальное помещение с дюжиной застеленных белоснежным бельем кроватей. Любопытный Сашка сразу же заметил, что часть шахты отделена железными листами, увешанными запрещающими табличками, и тут же поинтересовался у Галины Петровны, что бы это значило.

— В той части подземелья давно не укрепляли стены. Теоретически там может произойти обвал. Зато здесь совершенно безопасно. Сейчас в шахте немного народу, а на пике сезона тесно, как в метро. Представляете, как вся эта огромная толпа ходит по кругу, вдыхая целебный воздух? Кстати, вам никто еще не рассказывал, как обнаружили полезные свойства соляных копий?

Ответа никто из экскурсантов не знал, и Галина Петровна продолжила свой рассказ:

— Раньше соль добывали каторжники. Это была очень тяжелая работа, на которую никто бы не пошел добровольно. Казалось, от такого труда состояние заключенных могло только ухудшаться, однако те, кто вкалывал на соляных копях, вообще перестали болеть! Один врач обратил внимание на это обстоятельство, стал разбираться, в чем дело и выяснил, что насыщенный солью воздух очень хорошо действует на легкие. С тех пор прошло много лет, и теперь люди за собственные деньги ездят на эту «каторгу» подлечиться.

Возглавляемая неутомимой Галиной Петровной группка туристов, двинулась по кругу, раз за разом обходя все закоулки подземелья, а шагавшие позади всех Сашка с Анжелой немного приотстали.

— Каторга… Сашка, ты никогда не задумывался, как ужасно потерять свободу?

— Такие мысли в мою голову не забредали. Знаешь, меня больше интересует, зачем везде просверлили эти дырки?

Действительно стены, потолок, а кое–где даже полы подземелья были испещрены круглыми отверстиями диаметром в несколько сантиметров. Некоторые из них казались очень глубокими, некоторые представляли небольшие лунки. Мрачная, подавленная атмосферой подземной каторги Анжела, покачала головой:

— Не знаю, Сашка.

— Наверное, каторжники так соль добывали – сначала сверлили дырки, а потом откалывали пласты.

— Не знаю, откуда они взялись, но мне кажется, что из этих отверстий в любой момент могут начать выползать змеи и огромные черви. Жуткие доисторические твари – белые, слепые и кровожадные. Они жаждут только одного – впиться острыми зубами в живую человеческую плоть…

Возможно, в другом месте Сашка не обратил бы внимания на мрачные фантазии Анжелы, но здесь, в этом сумрачном, находившемся в самом сердце горы подземелье, ее слова звучали зловеще.

— Брось. Откуда здесь взяться змеям, если в такой атмосфере даже бактерии дохнут?

— Они ждали своего часа миллионы лет, окаменевшие, неподвижные, а теперь почувствовали, что здесь находятся живые люди и выползли перекусить. Мы же на дне моря, Сашка! Галина Петровна говорила, что если внимательно смотреть на стены, можно там найти окаменевших рыб и других морских обитателей. Они все здесь, рядом! Они не прощают тех, кто посмеет нарушить их покой!

— Тебе бы только страшилки выдумывать! – возмутился Сашка, но на всякий постарался отойти подальше от пронизанной дырками стены. – Глупости все это! Кроме присутствия экскурсантов здесь не просматривается никаких признаков жизни.

— Я только рассказала о своих мыслях…

— Иногда лучше жевать, чем говорить, — подытожил мальчишка и предложил своей спутнице леденец.

Неожиданно тишину подземелья взорвал оглушительный многоголосый визг и хохот – из распахнутой железной двери в шахту хлынул целый поток приехавшей на экскурсию малышни. Этих трудно было смутить россказнями о змеях и каторжниках – увидев качели, ребята бросились к ним, повиснув на них целыми гроздьями, начали раскачиваться, продолжая испускать восторженные взвизги.

Таинственная атмосфера улетучилась в один момент, и это не понравилось Сашке. Конечно, Анжела переборщила со своими сказками про змей, но немного легкой жути для такого места явно не мешало. Мальчишка задумчиво посмотрел в щель между железным листом и стеной. Запретная территория манила и звала. Там было сумрачно, безлюдно и страшно, а таблички с предостерегающими надписями только подхлестывали желание побывать в дальней части шахты.

— Анжел! Есть идея. Давай махнем туда, пока на нас не смотрят.

— Зачем?

— Ну… Поищем осколки соли, здесь их уже успели растащить, а это, между прочим – отличные сувениры. И вообще, немножко пощекочем нервы. Здесь скучно – качели и те заняты.

— Ладно, попробуем.

Убедившись, что поблизости нет свидетелей, любители опасных приключений протиснулись в щель между металлическим листом и стеной. Изящная Анжела сделала это без проблем, а полноватый Сашка едва не застрял в узком проходе и даже ухитрился поцарапать палец об острый край щита.

Ничего хорошего на запретной территории не было. Пол шахты покрывал толстый слой смешенной с солью пыли, в сторонке валялись поломанные стулья и какой–то хлам, а тусклое освещение только добавляло скуку и уныние. Увидев, куда попал, Сашка даже поморщился, но продолжил упрямо идти вперед, почти не надеясь на то, что встретит нечто интересное. В отличие от своего приятеля, Анжела испытывала страх. Зоркая девчонка заметила глубокие трещины, покрывавшие стены и с ужасом думала о том, что здесь может произойти в любой момент.

— Сашка, пора возвращаться!

— Подожди, я нашел тут много хороших осколков! Уже набил все карманы…

— Захвати парочку и на мою долю. Я туда не пойду.

Анжела остановилась, терпеливо ожидая возвращения растворившегося в полутьме Сашки. Уши девочки улавливали доносившиеся издалека веселые вопли малолетних экскурсантов, и это немного подбадривало ее. А потом она почувствовала на своей спине тяжелый взгляд… Наверное, кто–то из взрослых заметил, чем занимается молодежь, и теперь отправился за ними в запретную зону, чтобы отчитать за самоволку. Девчонка резко обернулась – позади нее никого не было.

— Сашка, ты где?

— Уже здесь, — он вышел из темноты, неся в руках полные пригоршни осколков.

Мальчишка появился совсем не оттуда, где мог бы находиться некто, в упор рассматривавший Анжелу.

— Тебе не кажется, что на нас смотрят?

Несколько мгновений прошло в напряженном ожидании. В этой заброшенной, плохо освещенной части шахты, стены которой покрывали зловещие трещины, трудно было сохранять душевное равновесие. Сердца ребят стучали все быстрей, а затылки жгло от непонятно откуда взявшегося злого пристального взгляда.

— Кажется… – наконец произнес почувствовавший присутствие третьего мальчишка.

Обоим чудилось, будто рядом с ними стоит еще один человек, однако кроме них в запретной зоне никого не было. А когда напряжение достигло предела, подземелье наполнил пугающий, леденящий кровь рев…

— Что это?

— Сматываемся, Анжела! – быстренько сообразил Сашка. – Это сирена. В шахте что–то случилось.

Они бегом направились к проходу. Мальчишка на ходу побросал осколки соли и с трудом протиснулся в узкую щель. Немного замешкавшаяся Анжела подбежала к металлическому забору последней. Страшный рев все еще звучал у нее в ушах, вгоняя в нервную дрожь. Она торопливо просунула вперед ногу, втянула живот, «просачиваясь» сквозь узенький промежуток между стеной и ограждением. Внезапно металлический щит дрогнул и начал стремительно двигаться в ее сторону. От увечья перепуганную Анжелу спасла отменная реакция – она ящеркой выскользнула из ловушки, и острый край железного листа ударился об стену рядом с ее рукой. Если бы девчонка замешкалась хотя бы на мгновение, то наверняка бы осталась без пальцев.

— Ты видел?! Видел?

Страшно было даже не то, что случилось, а невероятность самого происшествия – щит не мог сдвинуться в бок без посторонней помощи, однако рядом с забором не просматривалось ни одного человека. Анжела никак не могла придти в себя от потрясения, а Сашка уже торопил ее идти дальше:

— Потом разберемся! Ты что, забыла о сирене? Надо уходить из шахты!

Однако никакой паники не было – курортники чинно ходили по кругу, вдыхая прохладный солоноватый воздух и болтая о пустяках. Впереди Сашка заметил свою маму, чинно беседовавшую со словоохотливыми Ириной Игоревной и Верой Евгеньевной.

— Мам, из–за чего аврал?

— Это ошибка – кто–то из ребятишек случайно нажал сирену. Мы тоже немножечко испугались. Кстати, где вы пропадали с Анжелой?

— Да так… – Сашка залился краской. – Мы…

От объяснений его избавил новый сюрприз – освещавшие подземелье лампы дневного света тревожно мигнули и погасли. Абсолютный, беспросветный мрак наполнил шахту только на мгновение – вскоре на потолке загорелись аварийные лампочки. Отчаянно завизжали игравшие в детском городке ребята, но почти сразу успокоились, и жизнь подземелья вернулась в привычное русло. Впрочем, далеко нее все экскурсанты обладали железными нервами и способностью философски относиться к возможной опасности. Человек пятнадцать начали собирать свои вещи, направляясь к выходу. Среди них была и Галина Петровна.

— Я полагаю, нам пора подниматься на поверхность. Здесь случаются проблемы с электричеством, поэтому лучше не искушать судьбу и не ждать того момента, когда придется блуждать в полной темноте.

Вся компания охотно согласилась с Галиной Петровной, и только мужчина с незапоминающимся лицом отказался ехать назад, заявив, что еще часок подышит соленым воздухом. Его отказ никого не огорчил – присутствие этого странного спутника напрягало не только Сашку с Анжелой, но и взрослых.

Группа человек в пятнадцать быстро продвигалась по длинному коридору, направляясь к залу, где останавливалась приезжавшая с поверхности машина. Похоже, кто–то из них забыл закрыть за собой первую из дверей и теперь по тоннелю гулял сильный сквозняк.

— Саш, сбегай, задвинь засов, — обратилась к мальчишке Галина Петровна.

— Нет, иначе мы опоздаем на рейс, — возразила его мама. – Пусть это сделают те, кто остался в шахте.

У второй двери возникла небольшая сутолока – вдали слышался шум мотора, и экскурсанты начали торопливо один за другим выходить наружу. Дождавшись своей очереди, Анжела шагнула в проем. В этот самый миг, сильнейший порыв сквозняка подхватил железную створку, дверь начала закрываться с катастрофической быстротой…

— Будьте осторожны девушка, — широко улыбнулся незнакомый парень, вовремя удержавший створку. – А то так и без руки можно остаться…

— Без руки? – вспомнив странное происшествие с железным щитом, едва не отрубившим ей пальцы, девчонка задумчиво посмотрела на свою ладонь. – Спасибо вам большое, меня сегодня словно злой рок преследует, как нарочно сую свою руку, куда не надо.

— Это за тобой доисторическая рыба охотится, — усмехнулся стоявший тут же Сашка. – Ей перстенек очень понравился. Он блестит ярко.

Анжела промолчала. Ей казалось, что рядом с беспечными отдыхающими находится таинственный наблюдатель, следивший за каждым их шагом…

==============================

Небо затянуло облаками, первые капли дождя упали на землю, и это означало, что все планы на вторую половину дня, по меткому выражению Сашки, «смылись в речку». Пикник в горах, поездка в соседний городок и прочие развлечения откладывались на неопределенное время, а пока обитатели отеля ощущали себя его пленниками. Бурная речка отрезала их от остального мира, горы почти скрылись за пеленой спустившихся вниз облаков, преждевременные сумерки прокрались в гостиничные номера.

Мама устроилась на кровати с детективом в руках, а Анжела сидела у окна, созерцая унылый пейзаж. На коленях девчонки лежал блокнотик, она машинально водила по его страничкам ручкой, рисуя профиль какого–то человека с волевым, словно высеченным из гранита лицом.

— Не заперто, входите! – услышав стук в дверь, женщина на минуту отвлеклась от детектива.

В номер вошел Сашка. Немного поболтав о погоде, он предложил Анжеле прогуляться.

— Куда же вы пойдете? Там дождь, – удивилась Анжелина мама.

— Прошвырнемся по отелю, посидим в вестибюле. Это лучше чем торчать в номере.

— Как хотите.

На самом деле у Сашки был план, которым он поделился с подружкой, как только они вышли в коридор. Убедившись, что поблизости никого нет, он произнес заговорщическим тоном:

— Как тебе наш новый постоялец? Лично мне он не нравится.

— О ком ты?

— О мужчине из северного крыла отеля.

Анжела призадумалась:

— Ты имеешь в виду пожилого дяденьку, обедающего за дальним столиком? Странно, он моментально выветривается из памяти, стоит только перестать на него смотреть. Кажется, он ездил с нами в соляную шахту? Теперь припоминаю… А чем он тебе не нравится?

— Своей незаметностью. Этого типа словно бы и нет, но в то же время он все время рядом, смотрит на тебя колючими глазками, все замечает и запоминает.

— Возможно, ты прав, а дальше? Люди разные бывают.

— Надо разобраться с этим субъектом, выяснить, что он хочет.

— Спокойно отдохнуть в отеле.

— Слушай, Анжела, я серьезно говорю – наш сосед не простой человек, он явно что–то скрывает. Вдруг он международный террорист?

— С чего ты взял?

— У него нехороший взгляд и потрясающая способность быть незаметным. Он словно стирает в наших головах воспоминания о себе. Можешь сказать, как он выглядит? Во что одет?

— Не помню.

— Вот видишь! Думаю, надо установить за ним наблюдение, а для начала отправиться на разведку в северное крыло, тем более что мы там еще ни разу не были.

Старинный четырехэтажный особняк, в котором разместился отель, имел два крыла. Все его постояльцы жили в южной части дома, а северное крыло пустовало, поскольку еще не было отремонтировано. Ведущие туда двери держали запертыми, но пару дней назад, когда объявился странный мужчина, вход в коридор третьего этажа открыли. Все это не ускользнуло от внимательного взора Сашки, и теперь он во что бы то ни стало хотел проникнуть в северную часть отеля, где как казалось мальчишке, происходило нечто странное.

— Ну, так как, пойдем?

— Я даже не знаю…

— Кстати, Анжела, мне только что пришла в голову интересная мысль: что если этот тип поселился здесь самовольно и администрация отеля о нем ничего не подозревает?

— Не врубилась.

— Он как невидимка, никто его не замечает, никто, кроме нас о нем не вспоминает. Представь, он пришел в отель, расположился в свободном номере, по несколько раз в день проходит мимо дежурной, а та ничего не подозревает.

— Невидимка… – Анжела зябко повела плечами, припомнив странное ощущение, не оставлявшее ее в соляной шахте. – А вдруг некоторые люди действительно обладают способностью становиться невидимыми?

— Это ты хватила! Впрочем, давай сами во всем разберемся. Ты со мной?

— Да.

Сыщики–любители двинулись на разведку. Они тихонько подкрались к двери, ведущей в северное крыло, приоткрыли ее. В ноздри ударил затхлый запах нежилого помещения. То, что новый постоялец обосновался здесь, действительно казалось странным, ведь в отремонтированной части отеля еще имелись свободные номера. Вытянув шею, Сашка внимательно рассматривал длинный, оклеенный темно–коричневыми обоями коридор.

— А ты уверен, что он живет именно здесь? – выглянула из–за его спины Анжела.

— Я несколько раз видел как «невидимка» заходил сюда.

Подкравшись к крайнему номеру, мальчишка приложил ухо к двери. Он понимал, что подслушивание и подглядывание вряд ли можно было назвать хорошим делом, но утешал себя тем, что действует ради всеобщего блага, разоблачая вероятного преступника.

— Он там? – одними губами спросила стоявшая поодаль девочка.

Сашка отрицательно покачал головой – в номере царила гробовая тишина. Он задумался, не зная, как быть дальше, и вдруг заметил, что дверь чуть приоткрыта.

— Не заперто, — констатировал увиденное юный сыщик и прежде, чем его напарница успела что–то сказать, распахнул створку пошире, заглядывая в комнату. – Здесь никого нет. Давай зайдем.

— Нет…

— Тогда карауль меня здесь. Если что – кашляни два раза, это будет сигналом тревоги.

— Нет…

Анжеле снова, в который уже раз за последнее время сделалось страшно. Мрачный, казавшийся почти черным коридор пугал, ей мнилось, будто за каждой из дверей скрывается какая–нибудь ужасная тайна.

— Как хочешь, а я пойду. Осмотр личных вещей может очень многое рассказать о человеке. Нельзя упускать такой шанс.

Девчонке было слишком жутко оставаться в коридоре, и она нехотя поплелась за своим не в меру любопытным спутником. Из–за ненастья сумерки пришли в отель раньше времени, обосновавшись в пустых номерах. Глаза не сразу привыкли к полумраку, но Сашка побоялся зажигать свет, опасаясь быть замеченным. Впрочем, даже при таком слабом освещении сразу стало понятно, что в комнате уже давно никто не жил. Никаких личных вещей, никакого беспорядка – только старенькая мебель, вытертый палас, да большое зеркало, выхватившее из полутьмы фигурки малолетних сыщиков. Анжела была так взвинчена, что ухитрилась испугаться собственного отражения, да и вообще все обстановка номера здорово действовала ей на нервы. Впечатлительной девчонке казалась – все здесь пронизано отрицательной энергией, словно в этой комнате произошла страшная трагедия, и до сих пор витал дух насильственной смерти.

Сашка ничего такого не чувствовал, а потому осторожно прошел вглубь номера, все еще надеясь разыскать какую–нибудь «улику». Анжела осталась у двери, переминаясь с ноги на ногу и косясь на полутемное зеркало.

— Уходим, Саш, — она взялась за дверную ручку, подергала ее, с силой потянула на себя, но створка никак не желала открываться. – Ничего не понимаю…

— Что такое?

— Кажется, она захлопнулась.

— Так не бывает! Здесь нет защелок. Наверное, ее просто перекосило от сырости.

— В любом случае – дверь не открывается!

С тихим шипением, заставившим вздрогнуть встревоженных ребят, вспыхнула одна из ламп, освещавших номер, за ней зажглись еще пара светильников, включился телевизор, наполнив пространство оглушительными звуками.

— Кто?! Кто врубил электричество?! – испуганно воскликнул Сашка, считавший, что кроме них с Анжелой в номере никого нет.

Свет погас так же неожиданно, как и включился, высветив напоследок черный силуэт зловещего существа, на миг возникшего из пустоты. Это было настолько жуткое, нереальное зрелище, что и девочка, и мальчишка просто лишились дара речи, округлившимися глазами уставившись в никуда. Оказывается, пустота скрывала монстров, они прятались в ней, наблюдая за своими беззащитными, не подозревающими об опасности жертвами. Оказывается, никто не мог дать гарантии, что он находится один в пустой комнате. Возможно, рядом с каждым человеком прятался коварный невидимка, пришедший за его жизнью а, может быть, и душой.

— Он здесь, он убьет нас… – Анжела прижалась спиной к стене, ее губы дрожали, кожу покрывала неестественная бледность, делавшая девчонку саму похожей на привидение. – Невидимка пришел за нами!

— Не говори глупостей! – попытался бодриться Сашка, напуганный не меньше своей спутницы. – Невидимок не бывает.

Отчаянным усилием воли Анжела поборола оцепенение, снова подскочила к двери, начала изо всех сил дергать ручку. И тут скользкие ледяные пальцы мертвой хваткой вцепились в ее запястье, до боли сжав руку. Девочка попыталась вырваться, однако, обернувшись, увидела, что ее вроде бы никто не держит. Боль становилось все сильнее, невидимое существо выкручивало ей пальцы, с явным намереньем оторвать их. Больше Анжела не могла сдерживать свои чувства и отчаянно, на весь этаж закричала:

— Пусти меня! Пусти!!!

Отступивший на пару шагов Сашка оказался свидетелем очень странного действия – его приятельница отчаянно дергалась и извивалась, словно пыталась вырваться из чьих–то цепких рук, хотя кроме нее возле двери никого не было. Больше всего это напоминало пантомиму, разыгранную профессиональным, к тому же очень способным мимом. Однако Анжеле было не до розыгрышей – совсем потеряв голову от страха, она пыталась вырваться из ледяных рук невидимки, а тот яростно откручивал ей большой палец.

Неизвестно, чем бы закончилась вся эта жуткая история, но тут в двери щелкнул замок, и на пороге номера появилась горничная:

— Что здесь происходит?

Остаток вечера трудно было назвать приятным. Сашка и Анжела долго объясняли, почему оказались в северном крыле отеля, как проникли в пустующий номер. История о таинственном постояльце, якобы поселившемся там, никого не убедила – похоже, Сашкино предположение о том, что странный тип жил здесь самовольно, подтвердилось. От этого детективам–любителям стало еще страшней, несколько оставшихся до сна часов прошли в ожидании чего–то неприятного, а Анжела к тому же страдала от боли в распухшем пальце. Рассматривая свою несчастную руку, девчонка неожиданно поняла, что некто, скрывавшийся в пустоте, охотился за ее необычным перстеньком. Невидимка готов был оторвать ей палец, лишь бы завладеть переливающимся всеми цветами радуги темным камешком в грубой оправе.

Глава пятая. Анжела растворяется в воздухе

Утреннее солнце превращало в сверкающие драгоценности росшие на клумбах цветы, тихонько журчал фонтанчик, удивительный покой и благодушие пронизывали почти безлюдный парк. В воскресенье лечебных процедур не было, а потому счастливые от обрушившейся на них свободы взрослые сразу после завтрака отправились на прогулку к источникам. Сашка собирался идти вместе со всеми, но Анжела сказала, что им нужно кое о чем поговорить. Они обосновались на лавочке рядом с фонтаном в самом центре умытого дождем парка.

— Знаешь, Сашка, я все время думала, рассказать тебе об этом или нет. Для меня это как камень на сердце, он не позволяет жить как раньше, радоваться, смеяться. Хочется поделиться, рассказать обо всем, а с другой стороны, разве слова что–то изменят? Надо действовать, но я не чувствую в себе достаточно сил.

Взволнованная Анжела говорила загадками, глядя на нее, Сашка не знал, что и подумать, прикидывая, о чем, собственно, идет речь. Наконец, девчонка глубоко вздохнула, решительно выпалив:

— Короче, я видела Князя, и теперь все время думаю о том, как его освободить.

— Что?! Это же шутка, ты сама так сказала, когда мы ехали в соляную шахту.

— Рядом с нами сидел «невидимка». Ему нельзя доверять, потому я и представила все в виде розыгрыша. Но на самом деле я действительно была в Башне Страха и разговаривала с ее узником! Я видела Князя как тебя сейчас! Честное слово!

— Быть такого не может! – Сашка недоверчиво посмотрел на девочку. – А вдруг это сон?

— Нет! Послушай, Сашка, я понимаю, что в такую историю сложно поверить, но посмотри по сторонам – вокруг творятся непонятные, страшные вещи. Трудно уверовать в чудеса, но они действительно происходят с нами. Посмотри на мой палец – его едва не оторвал невидимый монстр, и ты был этому свидетелем. Вспомни, что когда мы поднялись на «триста ступеней», ты тоже видел стоявшую на вершине горы башню. Здесь многое скрыто от посторонних взглядов, в «пустоте» таиться другая история, совсем другой мир. Страшный, жестокий, но абсолютно реальный. Мы, случайные туристы просто не хотим замечать его. Но тот, кто желает узнать тайну этих гор, может увидеть невидимое.

— Знаешь, мне все равно не верится. Не обижайся, Анжела…

— Все правильно, иначе и быть не может. Давай поступим так: я просто расскажу свою историю, а ты слушай и не задавай вредных вопросов, ведь у меня действительно нет никаких доказательств того, что встреча с Князем произошла на самом деле.

Анжела говорила искренне и убежденно. Сашка испытующе посмотрел на нее, кивнул головой, выражая свое согласие:

— Валяй. Попробую отнестись ко всему серьезно.

— Спасибо. Все началось в тот день, когда мы поднялись на гору. Тогда вы с Юрой на меня очень рассердились, за то, что я будто бы затеяла на вершине игру в прятки и скрывалась больше часа.

— Он тебе голову планировал оторвать.

— На самом деле я не собиралась никого пугать или разыгрывать. Помнишь, как мы разбрелись в разные стороны фотографировать горы?

— Угу.

— Сделав несколько снимков, я решила немножко позагорать. Сняла куртку, повесила ее на ветку куста, вздохнула полной грудью, сделала шаг вперед и… обнаружила, что стою на мощенной булыжником дороге. Минуту назад Юра говорил, что никаких построек на вершине нет, а потому находка меня очень удивила. Я хотела обо всем сообщить вам, но тут заметила, что дорога ведет к огромной, высившейся до небес башне. Это было настолько неправдоподобно, жутко, чудовищно! Представь, Сашка, ты живешь нормальной жизнью, не значишься в списках психов и сумасшедших, а в один ужасный миг обнаруживаешь, что видишь совсем не то, что другие.

— Да, ощущеньеце не из приятных…

Мальчишка не знал, что и подумать. Рассказчица не врала и не напоминала сумасшедшую, однако ее рассказ явно переходил грань возможного. Больше всего Сашку смущало то обстоятельство, что однажды и он видел собственными глазами Башню Страха, а поскольку групповых галлюцинаций быть не могло, приходилось признать, что Анжела рассказывала о реальных событиях.

— Что же случилось потом?

— Я звала вас, но никто не откликался. А башня и не думала растворяться в воздухе, стояла себе на самом краю горы – массивная, высоченная и незыблемая, как сами горные вершины. Пришлось мне идти к ней – стоять на месте было просто глупо. Кстати, дорога, ведущая к башне, производит не самое приятное впечатление – вдоль нее стоит множество некрасивых грубых статуй. Вроде бы они высечены из камня, но если смотреть на них долго и внимательно начинает казаться, что они живые. Вскоре я подошла вплотную к башне, но не увидела входа. Мостовая упиралась в глухую стену, и нигде не просматривалось намека на дверь. Кстати, и окон в башне не было, если не считать одного, на самом верху, но тогда я не обратила на него внимания. Мне захотелось потрогать башню руками, проверить, не видение ли это. Пальцы ощутили шершавый, нагретый на солнце камень, — Анжела провела ладонью по сиденью лавки. – Я ощупывала каменную кладку, как теперь ощупываю эту доску!

Сашка заерзал на месте, он почти верил рассказу девчонки, но в то же время подозревал, что сделался объектом розыгрыша. Анжела, тем временем, увлеченно продолжала говорить:

— В общем, совершенно неожиданно я обнаружила, что вижу перед собой черную пасть входа. Это была не обычная дверь, а именно огромная пасть, утыканная по краям острыми зубами. Знаешь, чудо с непонятно откуда появившимся входом меня почти уже не удивило – этот мир жил по своим законам, и в нем могло происходить все, что угодно. Короче, я вошла в Башню Страха.

— И увидела Князя?

— Позже. Когда глаза привыкли к полумраку, стала видна длиннющая, вившаяся вдоль стены лестница, поднимавшаяся к самой вершине башни. Не знаю, где скрывался источник света, освещавший ступени, но мрак не был полным – в полутьме удавалось кое–что рассмотреть. В тот момент я просто сгорала от любопытства, желая узнать, что ждет меня впереди.

— А страшно не было?

— Ни капельки – все слишком смахивало на сон. Зато подъем дался нелегко – ступеньки там крутые и узкие, как в средневековом замке. Я очень долго шла, успела устать, и начала думать, что эта лестница к небу, к звездам. Но как оказалось, она вела к одной Звезде… В общем, ступеньки неожиданно кончились, и перед моим носом возникла дубовая дверца, запертая на здоровенный ржавый засов. Его не сложно было открыть. А за дверью находилось большое, просторное помещение, занимавшее весь верхний этаж башни. Свет в него попадал только через одно–единственное окошко, забранное толстыми прутьями. Вначале мне показалось, что зал пуст, но потом я увидела сидевшего прямо на полу мужчину. Точнее – услышала, потому что его присутствие выдало позвякивание цепи.

— Он был скован?

— Да, — Анжела проглотила комок, стараясь справиться с охватившими ее чувствами. – Именно тогда я окончательно поняла, что не сплю – мои сны никогда не были такими жестокими. И тут пришел страх, понимание того, в какое жуткое место я попала. Мне очень хотелось удрать из башни, но вместо этого я приблизилась к прикованному к стене человеку. Мы долго молчали, рассматривая друг друга. Его взгляд все время скользил в сторону, к маленькому зарешеченному окошку. Но из него было видно только небо – бледно–голубое, блеклое, с крошечным облачком, застрявшим посередине. Узник заговорил первым, спросил, как меня зовут, и как я сюда попала. Похоже, мой ответ удивил его. Он снова долго смотрел в окно, а потом сказал, что его можно называть Князем. Так я впервые услышала это прозвище.

— Впервые?

— Юра никогда не упоминал его, а бабушка Люда рассказала о Князе только на следующий день после моего посещения Башни Страха. Кстати, это только доказывает, что случившееся не было сном.

— Старушка так его нахваливала! Он действительно такой великолепный, как о нем говорят?

— Да как тебе сказать… Он был бы великолепным, если бы не оказался таким измученным. Да и молодым Князя уже не назовешь… – Анжела задумалась, прокручивая в памяти подробности невероятной встречи. – Его длинные вьющиеся волосы стали почти седыми, а лицо – отекшим и бледным, к тому же он здорово располнел. Но знаешь, Сашка, дело не во внешности, а в выражении глаз. У Князя взгляд умного, сильного, волевого мужчины. Хотя… В этом взгляде можно заметить настороженность, словно он ждет, когда его начнут бить, и безысходность. Я никогда не забуду его глаза! А еще меня поразила гордая осанка Князя. Даже в этом жутком месте он держится с таким достоинством и уверенностью, словно хочет показать, что никакие испытания его не сломят, он никогда не покориться своим мучителям.

— Странно все это.

— Скорее – страшно. Просто невыносимо видеть, когда так издеваются над сильным, гордым, умным человеком! Мне стало его жалко–жалко, просто до слез. Но я сдержалась, не заплакала, только спросила, могу ли я чем–то помочь. Князь отрицательно покачал головой.

Он сказал, что сидит в башне лет десять и уже не надеется выйти на свободу.

— Десять лет?! – удивился Сашка. – Но бабушка Люда рассказывала, будто Князя посадили в доисторические времена!

— Наверное, в Башне Страха время течет иначе, или вообще она находится где–то в соседней реальности, то есть в другом мире. Но когда я разговаривала с этим человеком, то не думала о чудесах, мне просто было больно. Еще Князь сказал, что раньше мог подходить к окну, но после какой–то истории цепь укоротили, лишив его этой возможности. Окошко могут замуровать в любой момент, и тогда вообще наступит непроглядный мрак…

— Но с людьми нельзя так обращаться! Это жестоко! И что же было дальше?

— Князь велел мне уходить.

— И?

— Я не хотела оставлять его одного, думала разузнать, в чем дело, а вместо этого скромненько попрощалась и ушла. Даже измученный, закованный в цепи, потерявший надежду, он обладает такой силой воздействия на людей, что его просто невозможно ослушаться. Вот, собственно и все. Я беспрепятственно вышла из башни, сделала несколько шагов по дороге и вдруг увидела вас с Юрой. Но с тех пор мысли о Князе не оставляют меня. Его надо освободить!

— И каким образом?

— Это элементарно. Я вернусь в башню, перепилю цепь и выведу его на свободу.

— Думаешь, сработает?

— Почему бы и нет?

— Помнишь, о чем рассказывала Юрина бабушка, Анжела? Она говорила, что многие смельчаки пытались освободить Князя, и ни один из них не вернулся назад из Башни Страха.

— Но со мной пока ничего не случилось! Знаешь, Сашка, наверняка и у этой легенды предусмотрен хороший конец, просто о нем подзабыли. Представь, допустим, он звучит так: «Никто не мог освободить томившегося в темнице героя, но вот пришел день избавления – из далеких краев приехала юная девушка, еще не знавшая, какой жребий предопределила ей судьба. Она смело вошла в заколдованную башню и вывела из нее пленника…».

Мальчишка покачал головой. Похоже, он совершенно не разделял энтузиазм Анжелы:

— Это сказка. А в жизни в такие дела лучше не соваться. Прихлопнут, как муху, даже оглянуться не успеешь.

— Наверное, ты прав. Но мне так жалко его. Я должна помочь Князю, просто обязана!

— Далась тебе эта Звезда угнетенных! Ты видела Князя минут десять, не больше, он тебе не друг, не родственник, просто случайное видение на грани между сном и явью. А ты готова рисковать ради него собственной головой!

— Ладно, Сашка, меня не переубедишь. Завтра же туда отправлюсь! Ты не в курсе, где здесь можно купить ножовку по металлу?

============================

Ночь на понедельник оказалась тревожной и беспокойной. Ворочалась в своей кровати Анжела, не находила себе места Мариша, никак не мог заснуть Юра, и даже Сашка видел какой–то тягучий неприятный сон, измотавший его, как тяжелая работа. Утро тоже не принесло облегчения – после тяжелой ночи у всех на душе остался неприятный осадок, какое–то тягостное, необъяснимое предчувствие грядущих неприятностей.

Сразу после завтрака Юра направился к отелю. Его волновало странное поведение сестренки, и он предпочел бы остаться дома, но отец уехал по делам, поручив ему опекать беззаботных туристов. Парень сразу заметил, что Сашка один без дела слоняется по двору, задумчиво созерцая протекавшую рядом бурную речку. Его приятельницы и неизменной спутницы с ним не было.

— Привет, а где Анжела?

— Привет, — Сашка замялся. – Короче, с ней не все в порядке…

— Она заболела? – встревожился Юра. – Зря она съела вчера столько мороженого.

— Дело не в мороженом. Анжела предупредила маму, что весь день проведет у Мариши, а сама отправилась к Башне Страха.

— Зачем?!

— Освобождать Князя.

Юра схватился за голову. От возмущения он даже говорить не мог, только грозил кулаком в сторону горных вершин. Наконец он немного успокоился, посмотрел на часы:

— Автобус ушел семь минут назад. Попробую добраться на попутке, может, еще успею перехватить эту бестолочь.

— Возьми меня с собой.

— Зачем?

— Скучно оставаться одному.

Юра согласился. Пока для ребят все складывалось удачно – они почти сразу поймали попутную машину, быстренько добравшись до заколдованной горы. Они здорово сократили отставание от Анжелы и уже начали надеяться, что сумеют догнать ее. Юра почти бежал по горной тропе, запыхавшийся Сашка едва поспевал за ним, но все же ухитрялся на ходу задавать интересовавшие его вопросы:

— Значит, легенда не лжет? Башня Страха существует? Почему ты не рассказал нам об этом?

— Чтобы не бегать по горам, гоняясь за бестолковыми девчонками. Какая разница есть башня или нет? Спокойней просто не знать о ней! Тому, кто запер в ней Князя, надо только спасибо сказать. От общения с этим революционером у всех крыша съезжает, он никого не может оставить равнодушным. Весь вопрос в том, куда этот псих поведет своих помешанных сторонников… Вообще, за ним либо идут до конца, либо смертельно ненавидят.

— Ты явно относишься ко второй категории, — на ходу заметил Сашка.

— Что?

— Ты ненавидишь Князя.

— А почему я должен его любить?

Преодолев последние метры тропы, ребята вышли на плоскогорье. Юра сразу увидел фигурку стоявшей у обрыва девчонки:

— Анжела!

Она приложила ладонь к глазам, защищаясь от яркого солнца:

— Юра, Сашка? Что вы здесь делаете?

— Это я у тебя хотел спросить, — Юра остановился, переводя дыхание. – Собираешься покончить с собой таким экзотическим способом? Разве ты не поняла, что любая попытка освободить Князя оборачивается трагедией?

— Может мне повезет.

— И не надейся.

Тихенькая на вид девчонка обладала потрясающим упрямством. Это не слишком хорошее качество она демонстрировала редко, но с размахом. Сейчас был как раз такой случай. Анжела вбила себе в голову, что именно она станет освободительницей Князя, и не собиралась отступать. Слова Юры тревожили ее, однако на грандиозные планы повлиять не могли.

— Ладно, у тебя все равно ничего не выйдет… – парень сел на ствол поваленного дерева, вытер со лба пот. – Вообще–то в заколдованный мир попадают только один раз, для тех, кто вышел оттуда, назад дороги нет.

— Правда? – на лице Анжелы появилась растерянность, но потом она улыбнулась. – Нет, Юр, ты специально это придумал, лишь бы меня остановить.

— Это чистейшая правда. Спроси у бабушки.

— Тогда зачем вы за мной прибежали?

— В горах опасно. Я не имею права оставлять тебя одну.

Анжела надвинула на глаза темные очки. Сегодняшнее утро оказалось нестерпимо ярким, солнечный свет жидким огнем заливал плоскогорье, очертания каждого предмета стали особенно резкими.

— Вход где–то здесь, — девчонка задумчиво вышагивала по сухой земле. – На этом кусте висела моя куртка… Потом я сделала шаг…

От солнца слезились глаза. Сашка только на секундочку прикрыл веки, а когда открыл их, то обнаружил, что девочки нигде нет. Похоже, она действительно исчезла, растворилась в воздухе, ведь у нее просто не было возможности спрятаться за такой короткий промежуток времени.

— Ты видел?

— Я ничего не видел! – с досадой откликнулся Юра. – У меня пылинка в глаз попала.

Любивший эксперименты Сашка немедленно занял место Анжелы, но, сколько ни топтался на маленькой площадочке, так никуда и не исчез:

— Что все это означает, Юра?

— Не понимаю! Ничегошеньки не понимаю. Бабушка говорила, что попасть в Башню Страха может либо тот, кто желает освободить Князя, но для этого надо знать подходящий момент, либо жертва колдуна, которую он позвал к себе для расправы. Однако в любом случае, никто, никогда дважды не попадал в это чертово место. Как Анжела смогла войти туда во второй раз?

Вышагивавший по плоскогорью Юра снова опустился на поваленное бревно, Сашка устроился рядом. Парни не обсуждали дальнейших действий, но оба отлично понимали: единственное, что теперь им остается – это ждать благополучного возвращения растворившейся в воздухе девочки.

Время шло мучительно медленно, солнце все выше поднималось над горизонтом, озаряя вершины ослепительно ярким светом.

— А если она не вернется? – не выдержав ожидания, задал мучивший его вопрос Сашка.

Юра не ответил, продолжая задумчиво чертить палочкой по земле. Он рисовал какие–то загогулины простенького орнамента, не отдавая себе отчета в том, что делает. Все мысли его были сосредоточены на предстоящем объяснении с матерью пропавшей девчонки. Юра понимал, что во всем виноват только он сам, показав глупым туристам дорогу к проклятой горе.

Сашка, не подозревавший обо всех ужасах, связанных с невидимой башней, переживал меньше своего товарища. Он надеялся, что Анжела вернется, как в прошлый раз, а может быть, даже появиться здесь в обществе загадочного Князя, которого мальчишке очень хотелось увидеть. Сашка собирался поделиться своими мыслями с Юрой, как вдруг почувствовал, что кто–то в упор рассматривает его. Неприятное ощущение очень напоминало то, что они испытали с Анжелой в соляной шахте, а затем и в пустующем гостиничном номере. Мальчишка резко обернулся, уже зная, что никого не увидит за спиной. Так и произошло – казалось, что на плоскогорье не было никого, кроме него и Юры. «Здесь многое скрыто от посторонних взглядов, в «пустоте» таиться другая история, совсем другой мир. Страшный, жестокий, но абсолютно реальный. Мы, случайные туристы, просто не хотим замечать его. Но тот, кто желает узнать тайну этих гор, может увидеть невидимое» — всплыли в памяти слова, недавно произнесенные Анжелой. Увы, девчонка оказалась права, и страшные загадки изумрудных вершин стали потихоньку открываться беспечным приезжим…

— Юр, а с кем ты разговаривал в тот день, когда мы приходили к тебе в гости? Помнишь, тогда еще Мариша закричала…

Но вместо того, чтобы ответить на вопрос, парень неожиданно вскочил на ноги, указывая пальцем в сторону обрыва:

— Ты видел?

— Нет…

Юра озирался по сторонам с таким видом, словно на него в любой момент могло наброситься чудовище. Он даже не скрывал своего страха, с головой окунувшись в омут тихой, но всепоглощающей паники. Сердце стучало в бешеном ритме, по виску покатилась капелька пота:

— Кто–то прошел рядом со мной, совсем близко! Его можно заметить только на очень ярком свету! Он словно вылез из пустоты, а потом вновь спрятался в ней.

Сашке и вовсе стало не по себе. Обычно его приятель умел скрывать эмоции, но в этот раз поддался страху. Подобные чувства распространялись, как лесной пожар в жаркий день, полностью овладевая сознанием, а потому боязнь неизвестного немедленно захватила и второго мальчишку. Сашка испуганно посмотрел на Юру, на залитую солнечным светом поляну, на высившиеся за спиной ели:

— Давай уйдем отсюда. Я тоже чувствую присутствие третьего. Он следит за нами.

Но Юра уже сумел справиться с испугом. Он глубоко вздохнул, пытаясь успокоить взвинченные нервы, посмотрел на часы:

— А как же Анжела? Я не могу ее оставить. Знаешь, давай подождем ее еще часок или два… А потом пойдем класть мою голову на плаху.

— В смысле? – удивился Сашка.

— Девочка пропала по моей вине, никакие россказни о чудесах меня не оправдают. Я отвечал за вас и не справился со своими обязанностями. Короче, пока будем просто ждать…

«Если, конечно, нас не прикончит невидимка», — хотел добавить Сашка, но передумал.

Глава шестая. В темнице

Анжела не испытывала страха – до сих пор ей удавалось все задуманное, и она верила, что ее миссия пройдет успешно. Однако уверенность девчонки оказалась преждевременной…

Башня была огромной и неприступной. Если смотреть на нее снизу, стоя у сложенной из древних камней стены, она и вовсе представлялась бесконечной, упиравшейся вершиной в облака. Строение должно было внушать страх и трепет, однако этот эффект действовал не на всех. Анжела чувствовала себя здесь вполне по–хозяйски: осмотревшись, она коснулась ладошкой стены, дожидаясь, когда появится проход. Похожая на зубастую пасть арка возникла почти моментально, открывая доступ в Башню Страха.

— Отличненько.

Оставив позади безмятежные зеленые вершины, Анжела вошла в башню, бодро двинулась по крутым ступенькам. Ей очень хотелось вновь увидеть человека с необычным лицом, черты которого навсегда отпечатывались в памяти, а самое главное – дать ему свободу. Ради этого она готова была на все. Похоже, Князь действительно обладал большой властью над людскими душами, вовлекая новых сторонников в круг своих старых проблем. Представляя узника заколдованной башни, Анжела задумалась и не сразу сообразила, что вокруг твориться нечто странное.

Судя по всему, вместо того, чтобы подниматься вверх, она почему–то шагала вниз по лестнице и теперь, наверное, находилась в глубине горы. Вот тут–то и всколыхнулся страх. Неприятное чувство, возникшее под ложечкой, постепенно распространялось по всему телу, превращаясь в ползавшие по спине мурашки. Вокруг была почти полная темнота и могильный холод, каменные стены надежно отгораживали от звуков, а безмолвие нарушал только звук собственного дыхания.

Анжела остановилась, достала из болтавшейся на поясе сумки фонарик, который предусмотрительно купила вчера, собираясь в опасную экспедицию. До сих пор она передвигалась в полутьме, стараясь не привлекать к себе внимания, а заодно экономить батарейки, но теперь настало время немного прояснить обстановку. Круг света скользнул по стенам и ступеням – оба конца лестницы, и верхний и нижний тонули в густой, как смола, темноте.

Только теперь «освободительница Князя» сообразила, в какую историю вляпалась. Почему она не прислушалась к разумным советам Сашки, предостережениям Юры?! А ведь сейчас бы они могли спокойненько сидеть на террасе открытого кафе, лакомиться мороженым и наслаждаться беззаботной курортной жизнью! Но потом девчонка вспомнила измученное лицо Князя, безнадежную тоску в его глазах и вновь почувствовала уверенность в своей правоте. Отправившись в этот опасный путь, она поступила верно, действуя во имя справедливости и добра.

Теперь Анжела действовала более осмотрительно, она контролировала каждый свой шаг, запоминала каждую ступеньку, на которую ступала ее нога. Один шаг наверх, второй, третий…

— Черт! Что же происходит?!

Вбитый в стену крюк, возле которого она остановилась несколько секунд назад, служил ориентиром, показывавшим направление движения. Теоретически теперь, после начала подъема он должен был оказаться внизу, однако в заколдованной башне здравый смысл явно не срабатывал – Анжела с ужасом обнаружила, что крюк находится выше на десяток ступеней.

— Сгинь, наваждение! Сгинь!!!

Можно было сколько угодно топать ногами и визжать, как истеричный поросенок, но это ни на шаг не могло приблизить к спасению. Устыдившись своей слабости, Анжела замолчала, пытаясь найти в мозгу хотя бы одну конструктивную мысль. Однако, ничего кроме раздумий о том, что она, как и Князь, обречена до конца света томиться в этом жутком месте, в голову не приходило. Слезы сами собой наполнили глаза, свет фонарика стал расплывчатым и неровным. И все же Анжела не собиралась сдаваться.

— Ладно, буду играть по вашим правилам! – обратилась она к глухим стенам и начала спускаться вниз, втайне надеясь, что спуск по заколдованной лестнице, в конечном счете, приведет ее на вершину башни.

Увы, дерзкий расчет оказался неверным – куда бы ни шла девочка, что бы ни делала, она спускалась все ниже, приближаясь к самым тайным, глубоко запрятанным этажам гигантского строения. Анжела окончательно запуталась, с трудом соображая, как поступать дальше. У лестницы не просматривалась ни начала, ни конца, и куда она вела, знал, наверное, только простроивший ее чернокнижник. Девочка остановилась, присела на крутую ступеньку. Вряд ли в этой ситуации что–то зависело от нее, однако она все еще пыталась придумать выход из безвыходной ситуации. Выход… Анжела вспомнила, каким образом проникла в башню, и в ее глазах засветился огонек надежды. Ладонь плотно прижалась к холодной, влажной на ощупь стене…

— Есть! – пленница заколдованной башни не смогла сдержать радостного восклицания, когда после прикосновения ее руки в стене открылась черная дыра прохода. – Сработало!

Анжела не задумывалась, куда ведет отверстие – она просто хотела поскорее покинуть жуткую лестницу, начинавшую сводить ее с ума. Однако бесконечная лестница была далеко не самым зловещим местом в Башне Страха. То, что скрывалось за стеной, оказалось намного страшнее… Еще не сообразив, где именно она находится, девчонка почувствовала тягостную, мучительную атмосферу этого места. Казалось, что в огромном зале до сих пор были слышны крики и стенания измученных людей, витали отчаянье и страх. Здесь вершили расправу подручные Великого Мага, здесь оказывались все, кто пытался противостоять власти жестокого чернокнижника.

«Князь был прав, когда поднял народ на борьбу с колдуном, — подумала похолодевшая от страха Анжела, рассматривая разложенные вдоль стен орудия пыток. – Но почему же он проиграл? Справедливость должна побеждать…».

В зале пыток явно не следовало не только говорить, но даже думать о Звезде угнетенных. Едва Анжела мысленно произнесла прозвище этого человека, как жуткая фигура, которую девчонка принимала за статую, шевельнулась и двинулась вперед. Четыре пары рук делали мутанта похожим на огромное насекомое, а его морда смахивала на крокодилью и свиную одновременно. Но самым страшным было даже не это – в каждой из восьми своих рук урод держал какие–то жуткие приспособления, о назначении которых лучше было и не догадываться.

Девчонка опрометью бросилась от преследовавшего ее чудовища. Она была быстрой и проворной, но, несмотря на свою ловкость, убежала недалеко. Умевший преследовать и настигать своих жертв мутант в два счета загнал ее в угол. Прижавшись спиной к стене, Анжела с ужасом следила за приближавшимся к ней палачом. В одной из его рук позвякивал железный ошейник с железной цепью и громадным висячим замком. «Сейчас меня схватят, и как собачонку посадят на цепь, — отчетливо поняла девочка. – И с этого момента начнется страшная жизнь в заточении, по сравнению с которой смерть будет казаться пустяком. Но мне не дадут умереть, они растянут кошмар на долгие годы».

— Не подходи!!!

Но разве мог жалкий девчоночий визг произвести впечатление на грозного тюремщика? Мутант только усмехнулся, протягивая к своей жертве сразу восемь рук… Спрятаться было некуда, удрать – невозможно. Уже не надеясь на избавление, Анжела хлопнула ладонью по стене и тут же почувствовала, как проваливается в пустоту.

==============================

Золото сияло, слепя глаза и создавая ощущение нереальности происходящего. Драгоценный металл был повсюду – ажурные золотые арки, золотые ковры, золотая мебель… Казалось, даже сам воздух был здесь золотым, наполненным драгоценным сиянием. Лишь огромные, похожие на капли крови, рубины в изобилии украшавшие стены и утварь, нарушали однообразие цветовой гаммы огромного помещения.

— Круто… – только и смогла выдавить девочка при виде всего этого недоброго, жутковатого великолепия.

Она не сомневалась, что попала в покои Великого Мага и теперь не знала, как быть дальше. Пленница заколдованной башни могла бы воспользоваться своей возможностью беспрепятственно проникать в любые помещения и выбраться на свободу, а могла бы поиграть в шпионку, выведывая тайны чернокнижника. Анжела не хотела уходить. Сообразив, что ее не так–то просто поймать, она решила продолжить свои поиски и сделать то, ради чего она и пришла в Башню Страха.

Нежный звон нарушал тишину Золотых покоев Великого Мага. Размеренно, раз за разом едва различимый звук разносился под сводами золотых арок, а потом затухал, теряясь в бесконечном сияющем лабиринте. Чуткие уши Анжелы уловили непонятный звон и недолго думая, она отправилась на поиски его источника. В покоях колдуна легко было заблудиться, каждый шаг мог обернуться непредвиденными последствиями, но девочка продолжала крадучись идти вперед.

Золотой лабиринт привел к высокому круглому залу, в центре которого высилась большая чаша, до краев наполненная водой. Прямо из пустоты в нее падали тяжелые хрустальные капли, заставлявшие звенеть драгоценный металл.

Только теперь, увидев источник воды, Анжела поняла, как ей хочется пить. За время опасного путешествия по башне ее горло пересохло, губы обветрились. Но вскоре радость сменилась подозрением – кто знал, что за водица плескалась в золотой чаше, находившейся в самом сердце заколдованного мира? Кто мог дать гарантии, что после первого глотка приблизившийся к ней человек не окаменеет или не превратится в пар? «Я не Алиса в Стране Чудес и не собираюсь глотать, что попало» — подумала Анжела, но все же подошла к чаше.

Вода была подобна хрусталю, но сквозь прозрачную толщу почему–то не удавалось рассмотреть дна. Вообще водная гладь больше напоминала зеркало, но по ее поверхности время от времени расползались круги от падавших из пустоты капель. Собственное отражение не слишком понравилось Анжеле – «плававшая» в воде девчонка выглядела жалкой, испуганной и к тому же чумазой.

— Тоже мне, освободительница героя… – пробормотала она под нос, собираясь двигаться дальше, но тут заметила рядом с собой отражение другого человека.

Анжела резко обернулась, но за спиной у нее никого не было. Пытаясь разобраться, в чем дело, девчонка вновь заглянула в чашу. Из воды на нее смотрело два отражения – собственное и прекрасной незнакомки, закутанной в голубое покрывало. Лицо женщины покрывала смертельная бледность в бездонных глазах плескалась печаль.

— Кто вы? – набравшись храбрости, поинтересовалась Анжела.

— Давно уже – никто. Тень тени, отголосок эха… – золотым звоном отдалось в ушах. – А кто ты?

— Я? Обо мне ничего примечательного не скажешь. Обычная девчонка, каких много. Приехала отдыхать на курорт и вот попала в историю…

— Обычные девчонки не носят на пальце черный опал колдунов, отворяющий врата в зачарованный мир.

— Так вот в чем дело! Я подозревала, что колечко обладает сверхъестественными свойствами. Поэтому мне удается свободно шнырять по Башне Страха, беспрепятственно входить в этот мир! – Анжела, словно в первый раз увидела, начала разглядывать перстень на своей руке. – Но в принципе это ничего не меняет – все равно я обычная девчонка, случайно нашедшая его.

— Случайностей не бывает. Когда–то бесконечно давно я держала этот опал в своих руках.

Тяжелая капля упала на хрустальную гладь, и от этого лицо призрачной женщины исказилось, словно по нему пробежала гримаса боли:

— Я почти перестала надеяться на избавление, но теперь увидев тебя…

— Вы хотите сказать, что мне удастся освободить Князя? – произнеся эту фразу, Анжела спохватилась и даже рот прикрыла ладошкой, испуганно озираясь по сторонам – она уже поняла, что от одного упоминания этого человека моментально начинают происходить неприятности.

К счастью, на этот раз обошлось без многоруких монстров и прочих ужасов. Только лицо призрака стало еще более печальным и задумчивым.

— Я отдала свою жизнь ради Князя, — вновь заговорило отражение, – но оказалась бессильной. И я бы пожертвовала собой еще много раз, да только это этот жребий предназначался не мне. Тот, кто создал мир страха, оказался сильнее. Теперь моя душа живет в этой чаше, а тело давно стало землей. Но кто–то же должен помочь Князю! Кольцо на твоем пальце открывает любые двери, с его помощью можно рассчитывать на победу. Умоляю, освободи этого человека! Возможно, ты единственная, кому суждено спасти его.

— Рада бы, да ничего не получается. В прошлый раз я прямиком без проблем поднялась к нему, а теперь вышла осечка.

— Ты видела Князя? – встрепенулся призрак. – Как он?

— Неважно. Но держится. Может быть, вы знаете дорогу наверх?

— Здесь никто не укажет тебе верный путь. Это башня иллюзий, башня–ловушка. Многие достойные, самоотверженные люди приходили сюда, надеясь любой ценой освободить Князя, но именно их вера и целеустремленность приводили к краху. Тот, кто создал этот мир кошмаров, настоящий знаток человеческих душ. Он играет на людских слабостях, используя их в собственных целях. Запомни, девочка – здесь человек, ясно видящий свою цель, никогда не достигнет ее, он пропадет, до смерти будет плутать по лабиринтам Башни Страха.

— И что же теперь делать?

— Вспомни – оказавшись здесь впервые, ты не знала, куда идешь, а потому сразу нашла Князя. А когда ты пожелала освободить его, то моментально заблудилась, едва не погибла, спасаясь только за счет силы магического кольца.

— Вот как… – задумчиво протянула Анжела. – Выходит, здесь нельзя ни к чему стремиться?

— Именно. Не думай о Князе, иди без цели и, возможно, ты придешь к нему. И еще… ничего не бойся – страх жертвы порождает новые кошмары.

— Ясненько. Значит, мне надо просто гулять, как по парку после обеда?

— Да.

— Но это сложно.

— Иного пути нет.

— И куда же мне направиться?

— Куда глаза глядят.

Девчонка оторвала взор от своей призрачной собеседницы, оглядела золотое великолепие залов, прикидывая, в какую сторону лучше идти, но потом вновь обратилась к отражению:

— Конечно, это не мое дело, но скажите, почему вы так беспокоитесь за Князя? Вы его любите?

— Не думай об этом человеке – такие мысли могут привлечь внимание тюремщиков, безжалостные твари легко улавливают их.

— Да, я заметила.

— Удачи тебе.

— Спасибо, она мне явно понадобится.

Очередная хрустальная капля коснулась воды, рябь исказила зеркальную гладь, стирая образ женщины с печальными глазами. Анжела с сожалением посмотрела на чашу, лишь теперь сообразив, что забыла спросить у призрака, можно ли выпить из нее воды.

===========================

— Жил–был у бабушки серенький козлик, а у бабуси жили два веселых гуся, соответственно – один серый, другой белый. Трусишка зайка серенький под елочкой скакал, не подозревая о том, что скоро придет серенький волчок и утащит за бочок…

Со стороны такое времяпровождение сильно смахивало на безумие. Чумазая девчонка с ободранными коленками бодро шагала мимо пыточных камер и опустевших клеток, в которых когда–то томились узники, бормоча под нос несусветную чушь:

— Цыпленок жареный, цыпленок пареный… Нет, не годиться. Птичка подверглась термообработке, а меня интересуют исключительно серые особи. Например – Серая шейка…

Впрочем, бред был намного лучше осознанных действий. Поиски «серых особей» здорово отвлекали от любых мыслей, позволяя бездумно двигаться в непонятном направлении. Анжела как раз вспомнила о «сереньком дорожном платьице» когда прямо перед ее носом возникла знакомая дубовая дверь. С трудом сдерживая радость, девчонка отодвинула засов и шагнула в просторный полутемный зал:

— Как я рада вас видеть! Я почти не надеялась, что это случится!

Тот, ради кого жертвовали своими жизнями сотни людей, тот, о ком слагали легенды, тот, из–за кого лишилась покоя Анжела, поднялся со своего места, шагнув ей навстречу. И хотя его сковывали тяжелые цепи, походка Князя была гордой, а голова – высоко поднятой:

— Зачем ты пришла снова?

— Освободить вас. Прошлый раз у меня не было ножовки. Пришлось сбегать в магазин. Сейчас мы распилим цепь и спокойно выйдем отсюда. Кстати, у меня есть волшебный перстень, открывающий любые двери…

— Как все просто.

— Кому как. Я в таких жутких местах успела побывать! Вы и представить себе не можете!

— Я прошел через все этажи. По сравнению с ними здесь, наверху – райский уголок.

В присутствии Князя девочка робела. Он был необычным, странным, не таким, как все. В его взгляде чувствовалась уверенность и сила, но в то же время угадывался надлом, боль, которую просто не могла постичь не знавшая настоящих трагедий Анжела.

— Короче, я выведу вас на свободу. Все плохое осталось позади, не вспоминайте о нем.

— Свобода… Иногда мне начинает казаться, что воспоминания о ней просто несбыточный сон, и в мире нет ничего кроме Башни Страха. Ты не задумывалась, какое это счастье – в жаркий день брести босиком по прохладной траве? Идти куда пожелаешь, не думая, что натянутая цепь в любой миг может остановить тебя? Тот, кто свободен, не замечает свободу, как воздух, которым дышит. Он просто не понимает, насколько счастлив.

Чего Анжела не понимала точно, так это поведения Князя. Вместо того чтобы с энтузиазмом пилить цепь, он отстраненно рассуждал о свободе, даже не посмотрев на протянутый ему инструмент.

— Послушайте, думаю, нам стоит поторопиться. Давайте я помогу, если вам сложно ее перепиливать.

— Ты не освободишь меня.

— Почему?!

— Цена слишком большая. Ты не готова ее заплатить.

У Князя было жесткое, волевое лицо, а сейчас оно и вовсе казалось злым. Его явно раздражал поступок Анжелы, и это не могло не обидеть ее. И все же девчонка сдержала эмоции, прямо посмотрела в неспокойные глаза узника:

— Что я должна сделать?

— Умереть. Я могу выйти отсюда, если только кто–то заплатит за мою свободу собственной жизнью.

— Но…

— Меня удерживают не цепи, не дубовые двери. Башня Страха пронизана паутиной магических заклинаний и невидимые преграды намного надежней любых замков и решеток. Иначе меня бы давно здесь не было. Это заклятье невозможно обойти или нарушить, оно из числа тех сильнейших заклинаний, что не может отменить даже наложивший его колдун. Многие были бы счастливы отдать свою жизнь ради моей свободы, но они не смогли подняться сюда, сгинув в лабиринте кошмаров. А случайные люди вроде тебя не готовы к такой жертве, да я бы и не принял ее. Это не твоя война, Анжела. Ступай с миром и живи свободно.

Девочка просто потеряла дар речи. Она чувствовала, что вот–вот заплачет и только судорожно открывала рот, пытаясь удержать слезы:

— Так нечестно… нечестно… Почему я не могу вам помочь?

— Уже помогла, — Князь улыбнулся, но его улыбка была холодной и бесконечно далекой. – Ножовка мне пригодиться. На досуге я перепилю цепь и смогу подходить к окну. Ты и представить себе не можешь, какое это счастье.

— Неужели нет другого пути?

— Нет.

Анжела не смогла сдержаться – разрыдавшись во весь голос, она выбежала из камеры. Князь тоскливо смотрел ей вслед.

Глава седьмая. Жертва для Великого Мага

С того момента, как Мариша увидела рядом с Юрой прятавшегося в пустоте монстра, прошло больше двух суток. Все это время девочка находилась под самым настоящим домашним арестом – бдительная бабушка не сводила с нее глаз и даже спать заставляла в своей комнате, тщательно запирая дверь на ключ. Маришу такое рвение бабушки страшно раздражало – с каждым часом, с каждой минутой «заточения» девчонке все сильнее хотелось вырваться на свободу, отделавшись от назойливого внимания старушки.

Новое утро началось как обычно в последние дни – щелкнул в двери замок, Мариша под конвоем бабушки Люды двинулась к санузлу, а затем на кухню завтракать. Тоскливо зазвенели тарелки, залился разбойничьим свистом чайник. Сидевшая в уголке между столом и холодильником пленница задумчиво жевала бутерброд, наблюдая за приготовлением овсянки:

— Бабушка, ты еще долго собираешься ущемлять права человека?

— Я пытаюсь спасти тебя, Мариша. Если Великий Маг поймет, что не сможет забрать свою жертву, он выберет кого–нибудь другого. Нам надо продержаться до тех пор, пока не рассосется синяк на твоей ноге. Это печать колдуна – пока отметина находится на теле, ты принадлежишь хозяину Башни Страха.

— Перестань! Ты классно рассказываешь сказки, но не путай их, пожалуйста, с настоящей жизнью! Да, я ударилась ногой, и этот дурацкий синяк действительно немного похож на череп, но это не означает, что я все свои законные каникулы должна проводить под замком!

— Великий Маг зовет тебя. Ты не сможешь противостоять его зову, а я попытаюсь.

— Как мне это надоело! Сейчас вот встану и уйду!

— Только попробуй!

Бабушка Люда стала в дверях кухни. Вид у нее был такой строгий и решительный, что Мариша послушно опустилась на место:

— Ладно, расслабься. Считай, что бунт подавлен. Я буду паинькой и проведу день, глядя в телевизор. По–твоему это лучше прогулок на свежем воздухе…

Вскоре сопровождаемая зорким взглядом пожилой женщины, девочка покорно проследовала в комнату, устроилась перед телевизором. Бабушка Люда вошла следом, заперла за собой дверь, села в старенькое кресло у окна.

— Бабушка, тебе не надоело?

— Смотри мультики и все будет хорошо.

— Я не люблю мультфильмы.

Блестящие спицы быстро–быстро мелькали в морщинистых руках, разноцветные фигурки скользили по экрану телека. Мариша поморщилась, как от зубной боли. Конечно, она любила свою бабушку и слушалась ее процентов на семьдесят–восемьдесят, но, похоже, сейчас старушка перегибала палку. Сидеть взаперти было глупо и бессмысленно, ведь легенда о Великом Маге представляла собой не имеющую никакого отношения к настоящей жизни выдумку. А вот бабушкин запрет нарушить хотелось, само сознание того, что ей запрещено выходить на улицу вызывало сильнейшее желание немедленно отправиться на прогулку.

Пронзительный тоненький звон отвлек от раздумий. Девочка вскинула голову – так и есть, вязальная спица выскользнула из рук задремавшей бабушки, с шумом упала на деревянный пол. Мариша понимала, что непременно должна воспользоваться таким поворотом событий, однако это оказалось не так–то просто. Ключ от комнаты старушка спрятала за пазухой, и завладеть им, не разбудив «тюремщицу», было нереально.

Непоседливая внучка подкралась к окну. Квартира находилась на втором этаже и тихая, обрамленная газончиками с анютиными глазками улица казалась такой близкой и доступной. Достаточно было сделать всего один шаг…

«Сидя взаперти, я точно немножечко сдвинулась» — подумала Мариша, возвращаясь к телевизору. Только что посетившая ее идея о том, что ради освобождения можно запросто спрыгнуть со второго этажа и самой пленнице показалась слишком крутой. Однако сосредоточиться на мультиках не удавалось. Мариша могла думать только о том, как она свободно гуляет по городку, покупает мороженое, болтает со случайно встретившимися на улице приятельницами. Сердце в груди начало биться быстрее, как перед принятием ответственного решения. Внучка вновь посмотрела на старушку – ее голова склонилась на бок, очки сползли к самому кончику носа…

Мариша выглянула в окно. По улице медленно шел незнакомый прохожий. Он даже не взглянул в ее сторону, но девчонка почувствовала непреодолимое желание идти следом за этим немолодым, сутуловатым мужчиной. Ноги словно сами собой залезли на подоконник, взгляд уперся в маленькую клумбочку под самым окном. «Рыхлая земля непременно смягчит удар, да и высота здесь совсем небольшая – хорошо, что в нашем доме потолки низкие, — думала Мариша, стоя на самом краю подоконника. – Чего мне бояться? Я же не со скалы в бурную речку бросаюсь». От свободы ее отделяло всего несколько метров, которые можно было преодолеть одним прыжком…

Клумба действительно смягчила удар, и хотя он получился чувствительным, беглянка легко поднялась на ноги. Теперь она могла двигаться куда пожелает, и никакие странные бабушкины запреты не в состоянии были удержать ее. Впрочем, Мариша не слишком хорошо сознавала, в какие именно края она направляется. Вначале ее ноги шли неторопливо, в прогулочном ритме, но постепенно шаг все ускорялся и вскоре девчонка уже стрелой мчалась по главной улице дремлющего курортного городка.

===========================

Солнце раскалило землю и, казалось, даже само небо. Юра чувствовал, как палящие лучи жгут макушку, но не пытался сменить положение, уныло наблюдая за крупными муравьями, ползавшими у ног. Случилась самая настоящая катастрофа – находившаяся под его опекой туристка исчезла, сгинула без следа, и теперь ему предстояло по полной программе расхлебывать неприятности. Он посмотрел на часы:

— Ладно, Сашка, идем. Нельзя ждать ее до бесконечности. Анжела сгинула в Башне Страха, и это свершившийся факт. Кстати, про заколдованную башню никому не рассказывай, все равно ни один нормальный человек тебе не поверит. Я скажу, что Анжела пропала где–то в горах и произошла эта история по моей вине.

— Может, еще подождем? – сочувственно предложил мальчишка. – Вдруг она вернется с минуты на минуту?

— Из Башни Страха нет дороги назад.

Сашка и сам понимал, что им пора уходить с плоскогорья, но все оттягивал этот момент, продолжая верить, что, как и в прошлый раз, Анжела неожиданно появится из пустоты. Раздавшийся в кустах шум всколыхнул надежду. Оба парня, как по команде обернулись, пытаясь высмотреть среди деревьев яркую футболку, однако, вместо Анжелы они увидели совсем другого человека…

Мариша мчалась вперед, не разбирая дороги, все ее чувства, все мысли были сконцентрированы лишь на одной цели, она не замечала ничего вокруг, продолжая лететь туда, куда звал ее властный голос повелителя.

— Мария!

Наверное, она даже не услышала крик брата, продолжая неудержимо мчаться вперед. До края обрыва оставалось всего несколько метров, но девчонка явно не собиралась сбавлять темп. Юра ринулся ей наперерез, но ему не хватило всего мгновения, чтобы удержать сестру. Отчаянно вскрикнув, она растворилась в пустоте.

И вновь на залитой палящими солнечными лучами вершине не было никого, кроме двух растерянных и потрясенных парней.

— Ты видел? Видел? – повторял Сашка, с любопытством рассматривая место, где только что пробежала Мариша. – Это круче чем в кино! Никогда бы не поверил, что в жизни можно увидеть такие спецэффекты!

— Черт бы побрал эту башню! Она – проклятие нашей семьи! – Юра с отчаяньем пнул подвернувшуюся под ногу ветку. — Теперь зло добралось и до Мариши.

— Выходит, она не первая?

— Не твое дело!

Сашка хотел обидеться на столь грубый тон, но передумал – сейчас Юре действительно было нелегко. А тот опустился на поваленное бревно, обхватил голову руками. Довольно долго оба молчали.

— Извини, что не сдержался, — наконец заговорил Юра. – Просто несколько лет назад мой старший брат сгинул, отправившись освобождать Князя, а теперь пришел черед Мариши… Потому я ненавижу все, что связано с Башней Страха.

— И что теперь делать?

— Спускаться вниз и сообщить об исчезновении Анжелы с Маришей.

Уже уходя, Юра обернулся и долго смотрел на обрывистый край плоскогорья, пытаясь представить стоявшую там башню. Но воздух был прозрачен, а солнце заливало ярчайшим светом каждый камешек на просторной площадке, словно демонстрируя, что здесь не таится никакого подвоха. Но Юра знал страшную тайну горной вершины, и его не могла обмануть иллюзия безмятежности.

Парни молча шагали по лесистой, вившейся по склону тропе и успели преодолеть примерно половину спуска, когда увидели спешившую навстречу женщину.

— Бабушка?

— Ты видел Маришу? – без предисловий уточнила она.

— Да. Она уже там… Я не смог остановить ее.

— Из меня тоже получился плохой сторож. Покажи, где все случилось.

Бабушка и внук двинулись к вершине горы, а Сашка последовал за ними. Конечно, он понимал, что стал участником очень печальной истории, связанной с исчезновением людей, но, несмотря на сочувствие, просто сгорал от любопытства, желая узнать, чем кончатся эти фантастические события. Юра остановился недалеко от обрыва:

— Мариша исчезла здесь. А чуть раньше на этом месте сгинула и Анжела.

— Странно… Получается, что Великий Маг забрал сразу две жертвы?

— Анжела ушла по доброй воле, — вступил в разговор Сашка. – Она отправилась освобождать Князя.

Бабушка Люда задумчиво смотрела вдаль. У ее ног расстилалась зеленая долина, казавшиеся игрушечными виллы и отели курортного городка, но, похоже, она видела совсем другой мир…

— Когда–то я говорила с Князем. Он спас мне жизнь, однако невольно стал причиной гибели моего внука. Встреча с Князем ни для кого не проходит бесследно, она меняет судьбу.

— Расскажите! Пожалуйста!

Юра исподволь продемонстрировал любопытному Сашке кулак, но бабушка засекла его жест:

— Почему бы и нет, Юра? Время у нас еще есть.

— Время до чего?

— Скоро узнаешь. Эта история началась, когда я была девчонкой чуть старше Мариши. Так же как и она, я не верила в легенду о заколдованной башне и однажды на спор призвала Великого Мага. Подружки удивлялись моей храбрости, а я только посмеивалась над ними. Представить, что за мной придет бессмертный колдун и заберет молодую жизнь ради поддержания собственной было просто невозможно. Но вскоре на моем теле появился зловещий синяк, а в душе возникло непреодолимое желание покинуть дом и идти сюда, на эту горную вершину. Меня не смогли удержать, и однажды, повинуясь зову колдуна, я вошла в Башню Страха. К счастью, Великий Маг был занят иными проблемами, а потому не сразу занялся своей жертвой. Какое–то время я блуждала по страшным помещениям огромной темницы, пока случайно не забрела в камеру Князя. Знаете, когда я увидела этого человека, то сразу забыла о своих проблемах, так он меня потряс! Сложно объяснить мои чувства, но они были очень и очень сильны. Мне хотелось до бесконечности говорить с Князем, жадно слушать то, что он рассказывает, потому что никогда в жизни я не встречала такого интересного собеседника… Впрочем, наша беседа длилась не слишком долго. Князь напомнил о смертельной опасности, которой я подвергаюсь, и сказал, что поможет мне бежать. Пройти сквозь лабиринт Башни Страха было невозможно, но существовал еще один способ покинуть зловещее место. Оказалось, когда–то, когда Князь еще не знал, что его удерживает в башне сильнейшее магическое заклинание, он готовил побег. Он ухитрился сплести очень длинную веревку, достававшую до самой земли, и подпилил прутья решетки. Увы, ему не суждено было воспользоваться этим способом бегства, но такой шанс появился у меня. А еще Князь знал, как можно вырваться за пределы заколдованного мира и сообщил мне об этом.

— И что же случилось дальше? – Сашка слушал пожилую женщину, затаив дыхание, словно сам участвовал в невероятном, рискованном приключении.

— Рассказывать о том, что я испытала, болтаясь на веревке между небом и землей бессмысленно. Такие ощущения словами не передать. Князь сделал все что мог, благополучно спустив меня к подножию башни, но сам темницу так и не покинул. Вскоре я сумела выйти за пределы той реальности, вернувшись в наш мир. Великий Маг больше не преследовал меня.

— Наверное, именно из–за этого побега, тюремщики укоротили цепь, лишив Князя возможности подходить к окну.

— Откуда ты знаешь?!

— Анжела рассказала.

— За что ему столько страданий? – бабушка Люда горестно вздохнула. – Князь спас меня, все эти годы я вспоминаю о нем и молюсь о его освобождении, но… Мои рассказы об этом человеке погубили Сережу – старшего Юриного брата. Он решил, что должен освободить Князя, даже отдав за него свою жизнь. Сергей верил, что с освобождением того, кого называли Звездой обездоленных, на Земле воцариться справедливость. Чуда не произошло, а мой внук бесследно сгинул в недрах Башни Страха, разделив судьбу всех тех, кто на протяжении веков пытался спасти Князя. Зачем только я рассказала Сережке, как пройти во владения колдуна!

— Мне ты ничего такого не говорила, — встрепенулся Юра. – Почему?

— Не хотела, чтобы ты повторил судьбу брата. И до сих пор не знаю, стоит ли говорить теперь…

— Скажи, бабушка, пожалуйста! Я отправлюсь туда не ради Князя, а из–за Мариши. Вдруг мне еще удастся спасти ее?

— Так я и подумала, увидев тебя, но на этот вопрос нет простого ответа. Ты – последний из моих внуков, кого не забрал Великий Маг. Из Башни Страха очень мало кому удавалось вырваться живым. Указывая путь туда, я, по сути, подталкиваю тебя к гибели. А с другой стороны, у нас еще есть шанс спасти Маришу и его нельзя не использовать… Ах, если бы туда могла пойти я! Но никому из смертных не дано дважды войти в башню.

— Кроме Анжелы, — ввернул Сашка.

Эта информация очень удивила старушку, однако ясности в ситуацию не внесла. В любом случае решать, как поступить дальше должен был только Юра.

— Я пойду за Маришей, — помедлив, произнес он. – Все равно мне не удастся жить спокойно, если я упущу шанс спасти сестренку. Что надо сделать?

— На закате, когда последний луч падает на эту вершину, всего на миг взорам является Башня Страха. Если в этот момент шагнуть к ней, то можно оказаться в иной реальности. А выбраться из владений Великого Мага удастся только на рассвете, в ту секунду, когда солнечный луч коснется вершины башни. Именно этот секрет раскрыл мне Князь.

— Так просто?! А я–то думал, что Князь сообщил вам какое–нибудь заклинание или передал магический предмет.

— Князь не колдун, Саша. Он такой же человек, как и мы, только сильнее, умнее, талантливее многих из нас.

Юра, которому очень не нравились восторженные речи бабушки, не устававшей хвалить Князя даже в такую минуту, насупил брови:

— Короче, мне надо ждать до заката?

— Да. Раньше в башню не попасть.

Сашка заерзал на своем месте. Ему так хотелось почувствовать себя настоящим героем, кого–то спасать, жертвуя собой и вообще вести себя, как крутой персонаж крутого фильма. Юре и Анжеле такая возможность представилась, а сам Сашка, как всегда оказался в стороне.

— Юр, возьми меня с собой.

— Даже не думай. Это дело не для тебя. Я иду за сестрой.

— А я – за Анжелой.

— Для тебя она просто случайная знакомая, ты не должен рисковать из–за нее жизнью. Я попробую вытащить обеих девчонок.

— Но…

— Юра верно говорит. Не суй голову в пекло понапрасну, Александр. Это не компьютерная игра – на самом деле у человека только одна жизнь, нельзя рисковать ей впустую. Знаете, молодые люди, давайте поступим так: сейчас вы вернетесь в отель и сообщите, что Анжела задержалась в гостях у Мариши. А еще лучше скажете, будто бабушка Люда повезла девочек на экскурсию в соседний город и, скорее всего, они пробудут там до утра. Конечно, матери Анжелы это не слишком понравится, но зато она не станет волноваться за дочь.

— Ловко придумано, — усмехнулся Юра. – Не ожидал такого от своей бабушки.

— Когда отведешь Сашу, возвращайся. Я буду ждать здесь.

Вскоре парни вновь зашагали по горной тропе. Недовольный Сашка уныло плелся за Юрой, то и дело оборачиваясь назад, словно надеясь увидеть за спиной какое–нибудь чудо. Он понимал, что не прав, но ему ужасно хотелось пережить невероятное приключение, которое выпадает в жизни так же редко, как крупный выигрыш в лотерее.

==========================

Вроде бы ничего вокруг не изменилось, все так же слепило солнце, и зеленели горы, но в паре десятков метров от Мариши возвышалась огромная башня, о которой было сложено столько страшных историй. Мощеная камнем дорога прямиком вела к черному провалу входа, оформленному в виде пасти чудовища, а вдоль мостовой стояли уродливые каменные изваяния, однажды пригрезившиеся девчонке в кошмарном сне.

Только теперь, оказавшись за пределами реального мира, Мариша испугалась по–настоящему. Непреодолимое желание бежать, куда глаза глядят, угасло, сменившись запоздавшим страхом и раскаяньем. Стоя у подножия Башни Страха, девочка горько жалела о том, что ослушалась мудрых бабушкиных советов, да еще посмеивалась над ее опасениями.

— Я в тебя не войду! Даже не надейся, — обратилась она к черному зеву входа.

Мариша боялась повернуться к башне спиной, но и пятиться задом наперед оказалось не слишком удобно. Кое–как справившись с волнением, она развернулась и поспешно двинулась прочь от оскалившейся пасти входа. Впрочем, далеко уйти не удалось. Сделав всего несколько шагов, Мариша с размаху налетела на невидимую преграду. За прозрачной стеной виднелась уходившая в лес тропа, поваленное дерево, на котором сидел ее брат и Сашка.

— Юра! Юра! Я здесь!

Ребята не слышали отчаянных воплей пленницы заколдованного мира, они разговаривали о чем–то своем, а потом медленно пошли по тропе и вскоре скрылись за деревьями.

— Юра!!!

Отчаянье было так велико, что Мариша не чувствовала боли в разбитых коленях, снова и снова бросаясь на невидимую стену. Иногда ей начинало казаться, что преграда поддается, становиться менее твердой, тогда пленница со всей силой налетала на нее и падала на землю с таким ощущением будто врезалась в бетонный забор. Она билась, как муха о стекло, не в силах вырваться на свободу. Наконец, силы оставили Маришу. Несчастная девчонка села на землю, опершись спиной на невидимую стену, ее взгляд застыл на черном отверстии входа:

— Ладно… Хорошо… Я иду, все равно мне больше некуда деваться…

Но надежда еще жила в душе пленницы Великого Мага. Теперь она думала только о Князе. Он прославился тем, что защищал слабых и угнетенных, боролся со злом, а потому просто не мог оставаться в стороне от свалившихся на Маришу несчастий. Когда–то Князь спас ее бабушку, а значит, мог помочь и ей самой. Теперь девчонке оставалось только разыскать своего союзника…

Башня встретила ее пронизывающим холодом и тишиной. Полутемные ступени уходили вверх, теряясь во мраке. По ним было жутко идти, но Мариша четко знала свою цель и ради встречи с Князем готова была проделать этот трудный путь.

— Где же ты, Князь? Когда я тебя увижу? – шептала она, поднимаясь по крутым узеньким ступеням.

Коварная лестница, якобы ведущая наверх, доставила не подозревавшую о коварстве чернокнижника девочку на самые нижние этажи Башни Страха. Испуганная, не понимающая, что происходит Мариша брела по подземелью, где обитали призраки замученных Великим Магом людей. Она слышала стоны, порой угадывала полупрозрачные тени несчастных узников, даже после смерти не сумевших вырваться на свободу. Казалось, это был опустевший, заброшенный ад, наполненный отголосками былых страданий.

Восьмирукий мутант–тюремщик вырос, как из–под земли, и прежде чем Мариша успела испугаться, схватил ее поперек туловища.

— Пусти меня! Пусти!

С таким же успехом Мариша могла бы рваться из стальных оков. Мутанты, чьим единственным предназначеньем было ловить и мучить людей, прекрасно справлялись со своей работой, не оставляя жертве шансов на спасение. Чудовище волокло девчонку по длинному сырому коридору, и ее крики сливались со стенаньями тех, кто погиб в Башне Страха много веков назад…

Затянутый черным бархатом зал казался кусочком пустоты, глаз не мог различить ни стен, ни пола, ни потолка, и только в самом его центре отчетливо выделялся притягивавший взгляд белоснежный круг. Тюремщик швырнул девочку на эту маленькую, ослепительно белую арену и растворился в темноте. Девочка больше не плакала – страх был так велик, что высушил слезы и лишил способности двигаться. Мариша понимала – настал ее смертный час, надежда на спасение исчезла. А еще она чувствовала, как за ней наблюдают из темноты, всем своим существом ощущая присутствие зла.

— Я знаю – вы здесь! Знаю!

Страх сменило отчаянье. Девчонка яростно стучала кулачками по белому кругу – теперь она хотела, чтобы все кончилось как можно быстрее, и чернокнижник убил бы ее, тем самым, оборвав мучительное ожидание расправы, оказавшееся страшнее смерти. Но у Великого Мага были совсем другие планы…

Белый, обтянутый высохшей кожей череп возник из пустоты, колкие, горящие недоброй усмешкой глаза уставились на Маришу. Здесь, в своих владениях Великий Маг больше не прятался под личиной человека с незапоминающимся лицом, он явился перед жертвой в своем подлинном обличии. Старый, как мир, отвратительный старец, утратил былую силу, но все еще мог причинять несчастья и страданья тем, кто оказывался в его власти.

— О да, стареют все, даже могущественные чародеи… – заговорил он, поняв, о чем думала его жертва. – Чем меньше остается сил, тем ближе подкрадывается старость, словно человек все быстрее и быстрее катится под гору. Когда–то я был хозяином этой земли, здесь все трепетали при упоминании моего имени… Я забирал столько жизней, сколько считал нужным, а взамен давал людишкам спокойствие и порядок. Их вполне устраивало такое положение дел. Но время течет, как песок между пальцами, былая мощь уходит в прошлое, приближается небытие. Да только я не привык проигрывать! Пусть я стар, пусть люди больше не бояться Великого Мага, но здесь, в этой башне я все еще могущественнее бога! – маг замолчал, а потом пристально посмотрел на слушавшую его речь Маришу. – Думаешь, я лукавлю? Думаешь, силы давно исчерпаны?

Девчонка не знала, что и сказать. Она не представляла, какой ответ хочет услышать от нее колдун, и боялась разозлить его. Впрочем, по всей видимости, великий Маг не нуждался в ее ответах. Он рассмеялся недобрым смехом, демонстрируя черный провал беззубого рта:

— Да, я стар, слаб, жалок и смешон. Раньше мне дано было проливать моря крови, а теперь приходится довольствоваться тоненьким ручейком. Мое могущество держалось на чужих жизнях – чем больше людишек погибало, тем я становился сильнее. Теперь у меня почти не осталось сил убивать. Но я все еще прихожу в большой мир за энергией жизни, за свежими силами, поддерживавшими мое дряхлеющее тело. Я до капли высасываю жизнь из своей жертвы и тем самым продлеваю свое прозябание… Когда теряешь власть, жизнь уже не имеет смысла, но вопреки всему так хочется жить! Жить… Дышать… Видеть солнце и небо, изумрудную траву, слушать журчание прозрачной, как слезы, реки…

— Пожалуйста, отпустите меня, — всхлипнула Мариша. – Мне тоже не хочется умирать.

— Вот… именно… – Великий Маг поднял вверх высохший палец, призывая к вниманию. – Ты боишься, страдаешь, ты в отчаянье, ты не хочешь расставаться с жизнью. Вот в чем суть! Я намеренно вернул тебе способность трезво оценивать действительность, чтобы ты в полной мере осознала ужас своего положения. Я живу страхом, болью и отчаяньем своих жертв, это возрождает меня. О, если бы ты знала, сколько достойных, сильных, умных людей было замучено в Башне Страха! Если бы ты знала, что видели эти стены! Но довольно о прошлом. Поговорим о твоем печальном будущем.

— Пожалейте…

— Не знаю такого слова. Плачь, моли о пощаде – я чувствую себя гурманом, наслаждающимся изысканным лакомством.

Мариша хотела быть сильной, хотела с достоинством держаться перед этим кровожадным негодяем, но не смогла справиться с отчаяньем. Она зарыдала во весь голос, а на тонких, как ниточка губах Великого Мага появилась довольная улыбка:

— Жизнь будет уходить медленно, но неотвратимо. Тело перестанет слушаться тебя, постепенно обращаясь в камень, однако сознание останется ясным. Так страшнее, ведь правда?

Колдун приближался к белому кругу, неотвратимо, как сама смерть. Мариша даже не пыталась бежать – она с ужасом следила за бледной иссохшей рукой, тянувшейся к ее лицу.

— Не надо…

Ледяные пальцы коснулись лба, и в тот же миг девочка почувствовала, как могильный холод заструился по ее жилам…

Глава восьмая. В плену у чернокнижника

— Я не могу бросить вас и уйти. Мне кажется, мы сумеем найти решение, — Анжела подошла к Князю, села рядом. – Потому и вернулась.

— Иными словами, ты готова за меня умереть? – мужчина даже не обернулся, продолжая что–то выцарапывать на стене обломком гвоздя.

— Нет. Это слишком круто.

— Тогда, будь добра, ступай своей дорогой. Ты меня отвлекаешь.

Только теперь Анжела обратила внимание, что стены и пол камеры сплошь исписаны убористыми строками текста:

— Это стихи?

— Да.

— Но их же…

— Никто никогда не прочитает, — Князь посмотрел в лицо Анжеле, закончив фразу, готовую сорваться с ее губ. – Но это занятие позволяет оставаться самим собой. Я страшусь безумия и буду бороться до конца, чтобы сохранить рассудок. Здесь это не всегда бывает легко.

— Вы – поэт, вы должны верить в судьбу. Посмотрите, как все складывается: незадолго до поездки я «случайно» нашла волшебное кольцо и надела его на палец, потом мы «случайно» приехали сюда. Дело в том, что мама хотела поехать в Турцию, но там случилось землетрясение, и она поменяла планы. Затем я «случайно» поднялась на гору и увидела башню, наконец, встретила вас… Не слишком ли много совпадений? Думаю, дело в другом – меня ведет Судьба, и возможно, именно мне удастся освободить вас и при этом, кстати, остаться в живых…

— Замолчи! – Князь резко поднялся, звякнули цепи. – Ты не понимаешь, что делаешь! Я почти смирился со своей долей, с тем, что никогда не выйду на свободу, а тут появляешься ты и начинаешь тешить несбыточными надеждами! Или…

В глазах узника сверкнула ненависть. Он смерил Анжелу таким пронзительным злым взглядом, что у нее по спине побежали мурашки:

— Или тебя прислал он? Это очередная его «шутка»? За сколько ты ему продалась? Он обещал золото? Или неувядающую красоту? Сколько стоит обмануть и предать человека?

— Я просто хотела вам помочь… – губы девочки задрожали. – Хотела, чтобы вы вышли на свободу. Вас называют борцом за справедливость, а вы, оказывается, можете ни за что, ни про что «наехать» на человека.

Настроение у Князя менялось быстро. Судя по всему, девчонка действительно не имела никакого отношения к интригам Великого Мага, и пленник уже пожалел, что говорил с ней излишне резко:

— Хочешь услышать одну историю? Однажды мне обещали свободу, тот, кто построил башню, сказал, что помиловал меня. В такое счастье почти невозможно поверить, но двери тюрьмы распахнулись, я увидел зеленые горы, кожей ощутил тепло солнца… Это было словно второе рождение, возвращение из мира мертвых. Я спустился в долину, туда, где жили дорогие мне люди, мечтая увидеть их лица, но так и не успел переступить порог своего дома. Тюремщики снова схватили меня, снова провели по всем этажам Башни Страха. Но мрак в моей душе был страшнее пыток и побоев… Все вернулось, все началось сначала и не осталось уже сил противостоять этому кошмару. Тогда я начал писать поэму – она о любви, о солнце, о свободе, о том, что добро обязательно победит зло, и на Земле воцарится справедливость. В этих стихах нет ни слова о боли и отчаянье о том беспросветном мраке, что окружает меня, в них – только свет, радость, надежда.

— Но почему колдун так поступил с вами? Почему вначале отпустил на свободу, а потом передумал?

— Он не передумал, просто это еще одна изощренная пытка, способная сломить волю любого человека. Самое страшное, когда тебе дают надежду, а потом лишают ее. Поэтому, когда ты начала говорить, будто можешь освободить меня, нервы просто не выдержали. Прости.

— Ничего страшного, я не обиделась. Знаете, о чем я подумала? В этой башне все наоборот – чем сильнее человек хочет, тем меньше получает. Например, чтобы добраться к вам, мне все время приходилось загружать голову чепухой, стараясь, чтобы в ней не осталось ни одной разумной мысли. Это сработало. Вот и вы ни на что не надейтесь, не верьте, не желайте – просто прогуливайтесь в неопределенном направлении. Пусть вы не можете выйти из Башни Страха, но это не значит, что нам нельзя путешествовать внутри нее. Только вот вопрос – удастся ли при этом ни о чем не думать?

— Я давно научился отключаться, словно растворяясь в пустоте.

— Отлично.

— И каков же план? Куда имеет смысл «прогуляться»?

— План…

Анжела задумалась. В общем–то, определенного плана у нее не было. Она вернулась, потому что не хотела бросать Князя в Башне Страха, однако, как именно добыть для него свободу пока не представляла. Втайне девчонка рассчитывала на самого узника – такой умный и крутой человек наверняка мог придумать, как ему выкрутиться из столь сложной ситуации. Но, похоже, Князь был измучен, сломлен и уже не имел сил для борьбы. Он надеялся на Анжелу, а она не знала, как поступать дальше. Впрочем, сознаться в этом было нельзя – пленник Башни Страха имел склонность к частой смене настроения и от такого известия вполне мог впасть в депрессию, выгнав за дверь свою бестолковую спасительницу. Потому Анжела улыбнулась и, заметив лежавшую в углу ножовку, бодро произнесла:

— Первый пункт плана гласит: надо избавиться от цепей.

— Согласен. А второй?

Девчонка замялась, лихорадочно прикидывая, какое еще жизнеутверждающее предложение она может внести, но тут ей в голову пришла действительно стоящая мысль:

— Когда я бродила по башне, то случайно забрела в роскошные сияющие золотом и драгоценностями залы…

— Это Золотые покои мага. Видно, твое колечко обладает немалой силой – просто так туда не войти.

— Похоже на то. Короче, там я наткнулась на огромную чашу с водой, в которой живет призрак красивой женщины. Она не пожелала представиться, но сказала, что очень беспокоиться о вас и просила меня помочь. Именно она подсказала, что в Башне Страха нельзя стремиться к конкретной цели – как видите, совет оказался очень полезным…

— У нее были темно–каштановые локоны и очень красивые глаза?

— Да. Кто она?

Князь не ответил. Его лицо стало печальным и отрешенным. Сумев совладать со скорбью, он только произнес:

— Я не знал о ее судьбе, — и вновь устремил свой взгляд к окну, за которым виднелось выцветшее от зноя небо.

— В общем, второй пункт плана состоит в том, чтобы пробраться к чаше и попросить у призрачной дамы дальнейших инструкций. Она наверняка нам поможет.

— Я так хочу увидеть ее! Еще раз услышать этот голос, посмотреть в глаза… Но, скорее всего не смогу войти в Золотые покои. Они, как паутиной, оплетены сильными магическими заклинаниями.

— Ладно. Мы просто попробуем. Главное ни на что не надеяться и ничего не хотеть. Я понимаю, насколько это важно для вас, но попытайтесь воспринимать все, как игру.

— Да, это всего лишь игра… – по мрачному, волевому лицу Князя скользнула улыбка.

— Точно. Вроде «Форта Боярд», — Анжела взяла в руку ножовку. – Думаю, надо распилить это звено. Давайте я попробую, мне это удобнее делать, чем вам.

=================================

Комок белого огня постепенно угасал, превращаясь в медно–красный диск, неспешно катившийся к горизонту. Бабушка и внук неподвижно сидели на поваленном дереве, наблюдая за движением светила. Со стороны казалось, что усталые путешественники, поднявшиеся на вершину горы, безмятежно наслаждаются красотами природы. Однако идиллическая картинка была далека от реальности.

— Если чернокнижник успел прикоснуться к Марише – она обречена, — негромко проговорила Юрина бабушка. – От этого нет спасения, нет лекарства. В свое время меня спасло лишь то, что маг был слишком занят, чтобы сразу заняться своею жертвой.

— А если это уже случилось?

— Надо верить в лучшее, Юра. Радикальный способ избавления от чар Великого Мага состоит в том, чтобы уничтожить его самого, но эта задача никому не по силам. Колдун практически бессмертен и неуязвим. С ним не сражаются – от него убегают…

— Я выведу Маришу, обещаю.

— Почему мне не дано проникнуть туда снова?!

— Не переживай, бабушка. Все будет хорошо.

Они умолкли, продолжая следить за солнцем. Ответственный момент приближался, проход в заколдованный мир должен был открыться с минуты на минуту. Юра понимал, что это его единственный шанс вызволить сестренку и намеревался сделать все возможное, лишь бы очутиться в невидимой башне.

— Приготовься. Смотри прямо на солнце – сейчас оно не опасно. Как только на его фоне возникнут очертания башни, сразу беги к ней со всех ног, словно за тобой черти гонятся. Ни о чем не думай и ничего не бойся – страх может остановить, стать непреодолимой преградой.

Юра сосредоточенно кивнул. Он, не отрываясь, смотрел на пустую площадку плоскогорья и висевший над ней тусклый солнечный диск. Хотя Мариша на его глазах растворилась в воздухе, парень все еще не мог до конца поверить в реальность случившегося. Весь его жизненный опыт восставал против таких невероятных чудес, а мысль о том, что спустя миг он и сам сгинет в пустоте, и вовсе казалась смешной.

— Приготовься.

— Да.

— Смотри, не мигая.

— Да.

— Пошел!

В ту секунду, когда прозвучала бабушкина команда, Юра тоже увидел огромную башню, высившуюся над самым краем обрыва. Жуткое здание было до удивления реально, словно стояло здесь всегда. Впрочем, изумление следовало оставить на потом – парень ринулся к заколдованной башне с такой скоростью, словно намеревался побить мировой рекорд. Рядом мелькнула чья–то тень…

— Ты?! – Юра с недоумением посмотрел на запыхавшегося Сашку. – Каким ветром тебя сюда занесло?

— Решил не упускать уникальную возможность, — мальчишка с любопытством посмотрел на стоявшую неподалеку Башню Страха.

— Возможность ни за грош расстаться с жизнью?

— Не будь пессимистом, Юр – это возможность стать участником крутого приключения.

— Ты такой же чокнутый, как и Анжела.

Беседа происходила на мощеной камнями дороге, среди ужасных статуй, некогда бывших живыми людьми. Место, которое больше всего напоминало декорацию к фильму–фэнтези, пугало и удивляло одновременно. Оба участника разговора до сих пор не могли свыкнуться с мыслью о том, что все это происходит на самом деле. Сашка пнул ногой булыжник, скривился от боли:

— Настоящий! Тверже не бывает.

— Как ты сюда проник?

— Способ один на всех…

Оказалось, что хитрый Сашка не пожелал оставаться в отеле, а почти сразу отправился следом за Юрой. Закат он ожидал в кустах, украдкой наблюдая за сидевшими на бревне бабушкой и внуком, а потом со всех ног рванул к заколдованной башне, на миг возникшей из пустоты. Обсуждать его поступок смысла уже не имело – Юра только покрутил пальцем у виска и торопливо пошел к высоченной башне.

— А как мы туда попадем? – нарушил молчание Сашка, после того, как они дважды обошли неприступное строение. – Тут же нет дверей!

— Не знаю… – Юра выглядел растерянным. – Бабушка рассказывала про черную пасть, окруженную острыми, как мечи, зубами. В башню входят через нее.

— Да… Тут ничего такого не просматривается… Наверное, вход заколдован – он является только тем, кого здесь ждут.

— А мы незваные гости.

Ситуация складывалась довольно нелепая – ребята проникли в заколдованный мир, но это не приблизило их к цели. Башня, в которой томились Мариша с Анжелой, по–прежнему оставалась недоступной. Саданув кулаком по стене, Юра опустился на корточки, осматривая землю возле фундамента:

— Должна же быть какая–то лазейка! Для Мариши каждый миг может оказаться роковым, а мы тут стоим, как бараны возле новых ворот и ничего не делаем!

— Лично я себя мелким рогатым скотом не ощущаю, — обиженно заметил Сашка, но тут же сменил тон на удивленно–восторженный: — Смотри! Смотри, она открывается!

Незыблемую, на первый взгляд стену подернула легкая рябь, и вот уже вместо массивных камней возникла черная, зловещего вида арка. Из чрева Башни Страха вышла победно улыбающаяся Анжела:

— Привет, мальчики! Милости прошу в Башню Страха!

— Ты здесь прописалась? Хозяйкой себя чувствуешь.

— Не сказать, чтобы хозяйкой, Сашка, но кое–какая власть мне дана. Вот это колечко позволяет мне отпирать любые двери. Я увидела вас из окна башни и подумала, что гостей следует пригласить внутрь. Вот и пришлось спускаться, хотя у нас были совсем другие планы.

— У нас? – переспросил Юра.

— Заходите! Сами все увидите. Кстати, спасибо, что пришли за мной. Но пока в помощи я не нуждаюсь.

— Не за тобой… То есть и за тобой тоже, но… Короче, проблема в том, что здесь находится моя сестра. Ты ее видела?

— Нет.

— Скверно…

Надо было обладать хладнокровием и выдержкой, чтобы спокойно перешагнуть порог чудовищной башни, которую по праву называли адом на земле. Хотя Юра горел желанием спасти Маришу, этот шаг дался ему нелегко. А вот легкомысленный Сашка преспокойно вошел во владения Великого Мага, да еще успел отпустить какую–то шуточку по поводу внутренней отделки башни.

Только теперь, оказавшись у подножья таявшей во тьме лестницы, ребята увидели спутника Анжелы. Они не могли различить черты его лица, но величественная осанка этого мужчины сразу подсказали, с кем они встретились – Князь выглядел именно так, как его описывала бабушка Люда.

— Это сам Князь, — представила его Анжела. – А это мои друзья – Сашка и Юра.

Узник башни кивнул головой – величественно и надменно. Никто из ребят даже представить не мог, какую высокую цену заплатил Князь за столь гордую осанку. Она вызывала озлобление у тюремщиков и подручные Великого Мага не жалели сил, чтобы заставить жертву унижено молить о пощаде. Но они так и не смогли сломить волю Князя, лишить его чувства собственного достоинства. Он держался, понимая, что только это позволяет ему выживать в застенках Башни Страха. Впрочем, такая манера поведения вызывала неприязнь не только у тюремщиков – Юра, который и раньше не испытывал теплых чувств к пленнику заколдованного мира, с нескрываемой злостью спросил Князя:

— Значит, это ради вас люди идут на смерть? Похоже, вы привыкли распоряжаться чужими жизнями. Из–за вас погиб мой брат.

Лицо стало непроницаемым, четче обозначились высокие скулы, но Князь не проронил ни слова. Испытывавшая неловкость Анжела попробовала сменить тему разговора:

— Ладно, давайте лучше займемся нашими проблемами. Думаю, призрак наверняка знает и о Марише. Поэтому нам в любом случае надо идти в Золотые покои…

— Здесь есть и призраки?! – обрадовался Сашка. – Клево! Вот уж не думал, что меня ждут такие интересные каникулы!

— Итак, напоминаю, — перебила мальчишку ощущавшая себя начальницей Анжела. – Главное, не думать о том, что нас волнует. Ведите себя так, словно пришли на экскурсию – глазейте по сторонам, как обычные зеваки. А еще можно вспоминать анекдоты или, к примеру, песенки из мультиков.

Получив столь необычную инструкцию, ребята двинулись по лестнице вслед за Князем и Анжелой. Путешествие грозило растянуться надолго – весело щебетавшая девчонка шла и шла вперед, открывая волшебным кольцом все новые двери, все дальше уводя своих спутников в жуткий лабиринт Башни Страха. Никто из них не смел думать о цели своего пути, однако такое «легкомыслие» давалось нелегко. Один только Сашка прекрасно чувствовал себя – путешествие по миру ужасов представлялось ему увлекательным аттракционом:

— Смотрите, смотрите – это супер! Никогда не видел такого глубокого колодца! Кстати, на самом его дне что–то горит – неужели там протекает взаправдашняя река из расплавленной лавы?! А эти закованные в цепи скелеты настоящие? Нет, они больше смахивают на муляж… Но все равно круто! Аттракциончик получше Диснейленда! Правда, я там не бывал, но здесь явно интересней…

Шагавший позади всех Юра хмурил брови. Его раздражал надменный вид Князя, глупые восторги Сашки, самоуверенность Анжелы. Он пришел сюда за своей сестрой, готов был рискнуть собственной жизнью ради ее спасения, а его странноватые спутники, пожалуй, слишком увлеклись игрой в беззаботность…

— Кстати, а где Юра? – Сашка остановился, с недоумением озираясь по сторонам. – Он только что был здесь.

Князь, Анжела и Сашка стояли под сводами огромной пещеры, в центре которой находился колодец, на дне которого тускло светилась расплавленная лава. Похоже, они спустились на самый нижний этаж Башни Страха, где заканчивались все пути. Юры рядом с ними не было…

У Анжелы екнуло сердце – безмятежное, благодушное состояние, которое она поддерживала ценой отчаянных усилий, готово было испариться в любой момент. Она как лунатик балансировала над бездной, не думая об опасности, но понимание реального положения дел неминуемо привело бы ее к падению. Юра осознал ужас происходящего и тут же сгинул в недрах башни, оказавшись, в руках безжалостных монстров–палачей. Похоже, такая участь ждала и ее.

— Успокойся… – Князь положил руку на плечо Анжелы. – У парня была цель, потому он и попал в ловушку, но мы–то ни к чему не стремимся, просто бредем, куда глядят глаза. Нам ничего не грозит.

Этот человек владел даром убеждения. Его словам верили тысячи людей, готовых отдать за него свою душу, а потому Князю ничего не стоило всего лишь несколькими фразами вернуть душевное равновесие двум детям, которых судьба занесла в самое сердце кошмара.

==============================

— Я не могу пройти туда. Здесь все пронизано защитными заклинаниями. Было время, когда колдун боялся народного гнева, трусливо отсиживаясь в своем логове. С той поры и осталась невидимая защита.

— У меня тоже не слишком получается… – Сашка с размаху прыгнул в дверной проем и тут же отлетел назад, словно на батуте. – Ну и фокус! Тут какое–то силовое поле или просто чертовщина?

Анжела осторожно протянула вперед руку, но так и не ощутила перед собой препятствий:

— Для меня путь открыт. Но мне не нравиться другое – почему Ве…

Движения Князя были стремительны, зажав девчонке рот ладонью, он пояснил:

— Никогда не произноси вслух его имени – колдун обязательно услышит его.

— Понятненько. Но почему этот тип позволяет нам спокойно передвигаться по башне? Вдруг он подстроил ловушку?

— Да. Такая мысль первой приходит в голову. Но есть и другие варианты. Например, любовь колдуна к «спектаклям». Он подглядывает за своими пленниками, наблюдая, как они пытаются обрести свободу, это его забавляет. А, возможно, объяснение кроется в ином – чародей стал дряхлым стариком и уже не может полностью контролировать ситуацию.

— Значит, его легко победить? – Сашка сделал выпад, изображая, как он пронзает мечом колдуна.

— У нас сил еще меньше, чем у него.

— Будем надеяться, что призрак нам поможет. Жаль, что вы не можете пойти со мной, Князь, — Анжела все еще стояла на пороге Золотых покоев, не решаясь шагнуть в пронизанные золотым сиянием залы.

— Если увидишь ту женщину, скажи, что я люблю ее. И еще скажи о том, что сила ее любви помогала мне выжить.

— Может, вы еще встретитесь.

— Не в этой жизни, — Князь с тоской посмотрел в недоступные ему покои, потом резко сменил тему разговора. – Я думаю, мне нет смысла оставаться на одном месте. Надо найти Юру…

— Но у вас нет волшебного кольца.

— Зато я хорошо знаю план Башни Страха. Когда–то я готовился к ее штурму, а потом прошел все ее этажи как пленник. Кому, как ни мне знать, с чего начинается путь тех, кто попал в руки палачей?!

Сашка не испытывал желания сопровождать Князя. Мальчишке уже успел надоесть зловещий «аттракцион», и ему больше не хотелось бродить по темным подземельям, слушая витавшие повсюду стенания погибших в башне людей.

— Знаете, я лучше здесь останусь, подожду Анжелу. У меня в мобильник новая игра загружена, так что скучать не придется.

Они не стали желать друг другу удачи, просто разошлись в разные стороны, не оглядываясь и не думая о тех, кто остался за спиной. Башня Страха не прощала проявления добрых чувств, не позволяла быть сентиментальным. Анжела шагнула в покои Великого Мага, Сашка, присев на корточки у стены занялся мобильным телефоном, а Князь отправился на поиски бесследно сгинувшего Юры.

Человек, прозванный Звездой угнетенных, не обладал магической силой и сверхъестественными способностями, а потому, как и все обычные люди, мог испытывать усталость и боль. Долгие годы заточения подорвали здоровье Князя, беготня по башне здорово измотала его, но он продолжал продвигаться вперед, зная, что не имеет права на слабость.

Все в башне изменилось и стало почти неузнаваемым. С момента заточения Князя в темницу прошло лет десять, но во внешнем мире промелькнули столетия, и это ощущалось даже здесь, под мрачными сводами Башни Страха. Власть Великого Мага ослабла, камеры уже не были заполнены людьми, нигде не встречались мутанты–тюремщики, повсюду царили ветхость и запустение.

Впрочем, кое–где жизнь еще теплилась. Никем не замеченный, Князь подкрался к освещенному множеством факелов залу, заглянул внутрь, увидев прикованного к стене мальчишку и одного из свиноголовых палачей. Мутант по старой традиции объяснял узнику назначение каждого орудия пытки.

— Послушайте, вы не можете со мной так поступать… – лепетал несчастный Юра. – Сейчас в двадцать первом веке с людьми так не обращаются… И вообще, я ни в чем не виноват!

— Даже если ты святой – все равно получишь по полной программе, — нечеловеческий голос мутанта мог нагнать ужас на кого угодно, даже если бы слушатель не вникал в смысл произнесенных слов. Впрочем, по сути, его речь была еще хуже исполнения.

— Это Башня Страха, — продолжал говорить восьмирукий палач. – Каждый, кто попал сюда, испытает все оттенки этого чувства – от неосознанной тревоги, до безграничного ужаса. Тебе предстоит очень многое узнать в этих стенах…

Юра все еще тешил себя мыслью, что случайно уснул и теперь видит жуткий нелепый сон. Однако оковы на руках были вполне реальны и осязаемы, что заставляло признать несбыточность надежд на скорое пробуждение.

— Ты пройдешь все этажи башни, а это хуже, чем круги ада…

Мутант намеревался сказать еще какую–то гадость, но неожиданно взмахнул всеми своими ручищами и завалился на бок. За его спиной стоял Князь. В руках он держал дубинку, которой и оглушил омерзительное человекоподобное существо. Князь хотел еще раз ударить поверженного врага, но потом только плюнул в оскаленную морду полусвиньи, брезгливо отбросив орудие палачей, которым ему пришлось воспользоваться.

— Скорее! Отвяжите меня! Пожалуйста! – взмолился Юра, прекрасно понимая, что его спаситель пришел именно за этим, но, не сумев совладать с эмоциями. – Я так рад вас видеть! Так рад!

Князь был немногословен. Отстегнув пленника, он только произнес:

— Следуй за мной, — и направился к выходу.

Теперь, когда непосредственная угроза отступила, Юра испытывал чувство неловкости, вспоминая о том, как в свое время обвинял Князя, назвав его едва ли не убийцей брата. Он хотел как–то загладить инцидент, но не знал, с чего начать. Парень торопливо шагал рядом со своим спасителем, жестикулируя и подробно рассказывая, то о своих переживаниях, то о бабушкиных рассказах, посвященных Башне Страха. Он говорил, говорил, говорил, и эта несмолкающая болтовня помешала им услышать тихие шаги за спиной…

Оглушенный ударом дубинки тюремщик уже пришел в себя и теперь крадучись следовал за Князем и Юрой. Он приблизился к не подозревавшим о его присутствии людям, намереваясь накинуть петли на их шеи.

— Осторожно!

Оттолкнув мальчишку, Князь отскочил в другую сторону. Он давно утратил прежнюю ловкость и быстроту движений, но в момент опасности все же сумел действовать решительно и четко. Перестав обращать внимания на Юру, мутант ринулся к главному пленнику башни, зная, что под страхом смерти, должен любой ценой задержать его. Великий Маг не простил бы тюремщикам бегство этого человека, жестоко покарав их. Резко развернувшись и чуть отклонившись вбок, Князь встретил нападавшего точным ударом в челюсть. На полной скорости налетев на кулак, мутант пошатнулся, отступил назад. Князь не дал ему и секунды передышки, яростно, раз за разом нанося удары по омерзительной морде чудовища. Тюремщик вяло размахивал всеми своими руками, но даже не пытался сопротивляться. Он привык бить сам, издеваясь над беспомощными жертвами, а теперь здорово испугался, встретив столь исступленный натиск. Наконец монстр с головой полусвиньи–полукрокодила, как мешок, плюхнулся на каменный пол.

— Давно мечтал сделать это, — усмехнулся Князь, рассматривая свой разбитый в кровь кулак. – Идем.

Выйдя из очередного полутемного зала, они наконец–то очутились на лестнице, которая могла привести их к выходу из Башни Страха.

— Вы хотите найти дорогу в реальный мир? – на ходу уточнил Юра.

— Да.

— Спасибо, что освободили меня, но без сестры я отсюда не уйду.

— Помолчи, будь добр.

Князь торопился. Он чувствовал, что стычка с мутантом окончательно подорвала его силы, и спешил вывести парня из башни, пока еще мог это сделать. А Юра снова чувствовал раздражение – он вовсе не хотел слепо подчиняться приказам этого слишком гордого и высокомерного человека, привыкшего распоряжаться чужими судьбами.

— Я должен найти Маришу! – парень остановился на ступенях лестницы, всем своим видом давая понять, что не сделает больше и шагу. – Я пришел сюда за ней, неужели не понятно?

— Даже встретив ее, ты ничем не сможешь помочь. Она обречена.

— Я верну Маришу в наш мир!

— Находясь там, она все равно будет принадлежать колдуну, и он продолжит высасывать ее силы. Связь не разорвать. В башне ли, на свободе ли, но девочка все равно погибнет. Я не считаю нужным заниматься ее поисками.

— Вы злой, безжалостный человек!

— Ты идешь со мной?

Юра пошел. В эти минуты он ненавидел Князя, однако отлично понимал, что его спасение связано именно с этим человеком. Они продолжали спускаться по крутым ступеням, стараясь не думать, что идут к выходу.

— А если убить колдуна? Бабушка говорила, что тогда его чары исчезнут.

— Многие пытались, никому не удалось. Не питай несбыточных надежд, смотри правде в лицо.

Спустившись еще на пару десятков метров, беглецы увидели в стене арку, ведущую в один из боковых коридоров. Юра немедленно заглянул туда. Видимость была неважной, однако он заметил в полутьме хрупкую девичью фигурку:

— Мариша! – позвал парень и тут же почувствовал, как жесткая рука Князя взяла его за шиворот. – Пустите!

— Ты никуда не пойдешь. Это ловушка.

— Юра! Юра!

Девочка сама подбежала к ним, бросилась на шею брата, рыдая от радости. Наблюдавший за трогательной встречей Князь был мрачен – он сразу же заметил на лбу Мариши черное пятно, подтверждавшее самые мрачные предположения. Впрочем, брат и сестра не желали обращать внимания на такой «пустяк», радуясь, что сумели найти друг друга. Спуск продолжился и вскоре впереди засиял солнечным светом выход из Башни Страха. За ним виднелась мощеная дорога, зеленые кроны деревьев. Князь остановился:

— Дальше мне нельзя. Идите одни. Отсидитесь где–нибудь в кустах до заката, а потом бегите прочь. Ваша бабушка наверняка рассказала, как это делается.

Парень и девочка поблагодарили его, впрочем, в их словах не было искренности – Юру с Маришей волновали совсем другие мысли. Да и Князя не слишком занимала их дальнейшая судьба, смотря в спины бегущих от башни детей, он думал о своем жребии, пытаясь угадать, что ожидало его впереди. Теперь он надеялся только на Анжелу. Конечно же, девочка не случайно стала обладательницей волшебного кольца, возможно, она действительно могла дать ему свободу. Что если силы, правившие мирозданьем, предоставили ей шанс изменить судьбу узника Башни Страха? Что если уже сегодня он выйдет из темницы, пройдет босяком по прохладной траве под ласковым солнцем?

Отчаянный крик Мариши вернул к реальности – непонятно каким образом оказавшийся за пределами башни мутант уже схватил девчонку и тянул свободные руки к Юре. Князь ничем не мог помочь беглецам, но все же шагнул вперед, тут же натолкнувшись на незримую стену.

— Куда ты торопишься? – Великий Маг вынырнул из пустоты в паре шагов от Князя. – От судьбы нельзя сбежать. Игра подошла к концу, настало время получать призы.

Маг поднял бледную иссохшую руку – на ней всеми цветами радуги переливался черный опал. Князь сразу узнал перстень, еще недавно принадлежавший Анжеле. Это был страшный удар. Все свои надежды узник связывал именно с этим волшебным камнем и вот теперь он находился у его злейшего врага. Увидев сияющий опал, Князь понял, что обречен навеки остаться в Башне Страха, жить и умереть в ее мрачных застенках. Надежда оставила его. Тюремщики схватили Князя, но пленник не чувствовал их грубой хватки – он вновь сорвался в бездну отчаянья и этому падению не было конца…

Собрав последние силы, Князь заставил себя распрямить спину, с вызовом посмотрел на мучителей. Он знал – идти на расправу надо красиво, скрывая под маской равнодушия страх и боль. Многорукие мутанты привели его на самый нижний этаж Башни Страха, в зал, где находился колодец, под которым текла река жидкой лавы. Именно отсюда и начинался страшный путь наверх, который ему предстояло пройти в очередной раз. Впрочем, Князь старался не думать о своем будущем – оно было ужасно, но предсказуемо. Осмотрев мрачный зал, он заметил жалкие фигурки юных пленников, толпившиеся в дальнем его углу. Выглядели ребята неважно: осознавший, что все происходит на самом деле Сашка вытянулся, побледнел и, кажется даже похудел на несколько килограммов, напуганная Мариша сразу лишилась значительной части сил и теперь едва стояла на ногах, в глазах поддерживавшего ее Юры застыло отчаянье, и только Анжела хотя и была мрачна, но держалась уверенно. Мутант–тюремщик подтолкнул Князя к остальным пленникам. Он стал неподалеку от Анжелы, но так и не заговорил с ней. Распухшая рука девочки свидетельствовала о том, что она изо всех сил пыталась сохранить волшебное кольцо, однако проиграла эту схватку. Колдун не мог завладеть опалом с помощью заклинаний, но у него хватило сил просто сдернуть его с пальца Анжелы.

Великий Маг как всегда возник неожиданно, выйдя из скрывавшей его пустоты. Он парил в воздухе, не касаясь ступнями пола, с торжеством рассматривая пленников.

— Как же ты доверчив, но при том самонадеян! – после долгого молчания заговорил чернокнижник, обратившись к Князю. – Впрочем, именно из–за этого ты и оказался здесь. Люди не учатся на собственных ошибках, в этом их слабость. А теперь потрудись запомнить главное – ты будешь сидеть в этой башне до смерти, и любая попытка твоего освобождения будет завершаться провалом! Скорее я умру, чем ты выйдешь на свободу!

Наслаждавшийся своим могуществом маг приблизился к остальным пленникам:

— Людишки должны быть благодарны мне за то, что я изловил этого, с позволения сказать, поэта и держу его на цепи! Болтуны называют меня злодеем, но на самом деле во времена моего могущества здесь царили порядок и процветание. Да, чернь боялись своего грозного правителя, но при этом людишки были сыты и счастливы. И тут появился Князь… Толпа называла его своей Звездой и шла на смерть во имя его бредовых идей. Нет… Этого человека нельзя освобождать ни при каких обстоятельствах, он снова примется за старое, уж вы поверьте! Вы и представить себе не можете, какая разрушительная сила в нем таится! Меня считают злом, но то, как Князь творит добро, оказывается намного страшнее. Он сеет смуту и хаос! К счастью, фанатиков остается все меньше, никто не желает рисковать собой ради него…

Сделав неуловимое движение, Великий Маг вновь приблизился к Князю. Хотя колдун был невелик ростом, он парил в воздухе, что позволяло ему сверху вниз смотреть на всех находившихся в зале:

— Взгляни на своих несостоявшихся спасителей, Князь. Дожили – бывшего кумира толпы пытаются вызволить из темницы несколько сопливых детишек, поскольку больше до него никому нет дела! Но даже та единственная, что искренне желает твоего освобождения, не готова отдать за тебя жизнь. С ее точки зрения цена слишком высока. И тут я полностью согласен с юной леди. Ты выходишь из моды, Звезда нищих, никто не хочет умирать ради тебя. Подумай об этом на досуге, Князь, возможно, тогда твоя осанка станет не столь гордой. Ты проиграл окончательно и бесповоротно, время таких как ты прошло… – захохотав, чернокнижник подлетел к Анжеле: — Такой молодой и очаровательной особе хочется преподнести особый подарок. Знаешь, я сделаю так, чтобы всю свою долгую жизнь ты находилась рядом этим болтуном, который уже успел затуманить твои лишенные извилин мозги. Это почти идиллия, но… Вас будет разделять толстая стена, и вряд ли вы сумеете даже перестукиваться! Ах, какая мука, знать, что рядом находится человек, с которым так интересно говорить, но при этом не иметь никакой возможности связаться с ним! Что же касается вас, ребятки, то я отдам обоих в руки своих верных слуг – им надо на ком–то тренироваться, иначе они окончательно потеряют квалификацию.

О Марише Великий Маг даже не упомянул – для него она уже была мертва, а потому не представляла интереса. Еще несколько глотков жизни и опустошенное тело можно будет отбросить, как ненужный мусор… Мариша уже не могла стоять на ногах, она опустилась на холодные плиты и, кажется, потеряла сознание. Склонившийся над ней брат пытался привести девочку в чувство, однако его усилия не давали никаких результатов.

Судьбы всех находившихся в подземном зале пленников были решены, приговор произнесен, и колдун уже дал знак тюремщикам, растащить их по камерам, но тут произошло нечто неожиданное…

Анжела решительно шагнула вперед, приблизившись к чернокнижнику, поймала взгляд его запавших хитрых глаз:

— Ты ошибаешься, я знаю человека готового своей жизнью заплатить за свободу Князя!

— Неужто решилась?! Давненько я не видел таких глупцов!

— Этот человек – ты, Великий Маг!

— Я? – он рассмеялся, запрокинув лысую голову и покачиваясь в воздухе. — Я?!!

Вроде бы рядом с колдуном находилась самая обычная девчонка, которую уже успели неплохо узнать Юра с Сашкой, но что–то в ней изменилось, стало другим. Похоже, эту необъяснимую перемену уловил и Великий Маг. Его дребезжащий смех резко оборвался, ноги коснулись пола, и вот он уже стоял рядом с Анжелой, пристально всматриваясь в ее лицо:

— Ты?

— Я. Ты узнаешь меня в любом обличии, колдун. Я вошла в тело этой девочки через волшебное кольцо, прежде чем ты успел сорвать его. Долгие годы, века, тысячелетия пришлось мне томиться в золотой чаше, но час возмездия пробил и тебе придется ответить за все грехи!

— Что это с ней? – прошептал Сашка стоявшему рядом Юре. – В нее дух вселился?

— Не знаю… В этом чертовом месте всякое возможно.

Еще недавно Великий Маг производил устрашающее впечатление, но теперь он все больше съеживался, сутулился, превращаясь в дряхлого, смертельно испуганного старца. Каждое слово преобразившейся Анжелы заставляло его трепетать – чувство вины, которое чернокнижник старался изжить в себе, неожиданно вспыхнуло с новой силой, напоминая о былых грехах.

— Я расскажу вам историю этого человека, — чужим голосом произнесла Анжела. – Когда–то Великий Маг был простым смертным, возможно, счастливейшим из смертных, ибо он познал счастье взаимной любви, женившись на любимой девушке, которая вскоре родила ему сына. Но люди не ценят выпавшего им счастья! Жажда власти обуревала эту метущуюся душу, лишая покоя и радости. И тогда мой муж предал всех кого любил, принял сторону зла, отказавшись от прежней жизни ради власти и могущества. А я могла только наблюдать, как любимый супруг превращается в чудовище… Мое сердце переполняла боль, когда я видела его бесчинства, видела как он убивает ни в чем не повинных людей – женщин, детей, стариков… Казалось, заведенный порядок нельзя изменить, ведь сильнейшие всегда правы, а слабых ждут страдания и смерть, но мой сын думал иначе. Он сделал свой выбор и выступил против отца, защищая угнетенных и обездоленных. Дальнейшее известно – восстание было подавлено, а мой сын брошен в Башню Страха. Я делала все, чтобы освободить его, но оказалась бессильна. Однажды мне удалось похитить перстень Великого Мага – с помощью этого магического предмета можно было проникнуть в темницу, открыть любую дверь. Однако план не удалось выполнить до конца – колдун в тот же день заметил пропажу. Я успела только привязать черный опал к лапке почтового голубя и выпустить птицу на свободу, после чего разгневанный маг убил меня. Опасаясь ставшего возможным побега, Великий Маг наложил на башню еще одно заклятье, сделав так, что Князь может выйти оттуда только тогда, когда кто–то добровольно отдаст за него жизнь. А мою душу чернокнижник так и не отпустил, заточив ее в чашу слез и сказав, что всегда хочет видеть рядом с собой «прекрасное лицо любимой супруги». Так прошла вечность. Но все это время я верила, что однажды волшебный перстень вернется и поможет освободить моего сына…

Одержимая духом Анжела шаг за шагом приближалась к Великому Магу, а он отступал назад, боясь встретиться с ней взглядом.

— Выходит, Князь – сын чернокнижника? – наконец–то смог спросить потрясенный разворачивавшейся на его глазах сценой Сашка. – Никогда бы до такого не додумался!

— Ничего удивительного. Недаром мне всегда не нравился Князь. Яблочко от яблони недалеко падает, от этого типа добра не дождешься. Его папаша убивал людей ради порядка, а он – во имя справедливости. А люди гибли и гибли из–за их разборок! И мой брат погиб, и сестра умирает… Ненавижу всю колдовскую семейку!

Занятые обсуждением новых подробностей биографии Князя, ребята немного отвлеклись от происходящего, а когда вновь посмотрели на колдуна, то обнаружили, что он стоит на самом краю колодца. Анжела, а точнее вселившееся в нее привидение, не унималось:

— Пришел твой смертный час, Великий Маг! Ты умрешь, и твоя смерть освободит души всех, кто погиб в Башне Страха, а главное – Князь обретет свободу! Посмотри вокруг – ты уничтожил все, что когда–то было дорого нам, растоптал любовь, счастье, надежду. И что? Власть сделала тебя счастливее? Нет… Когда–то ты любил своего сына, а теперь посмотри, что стало с ним… Здесь только твоя вина – если бы ты не избрал путь зла, он бы никогда не выступил против отца! Ты сломал наши жизни, Великий Маг. Так сделай хоть одно доброе дело – пожертвуй собой ради освобождения сына, хоть один грех сними со своей души!

— Замолчи! Замолчи…

Колдун слабо отмахивался руками, стараясь не слушать терзавшие его душу слова. Голова раскалывалась от голосов тысяч его жертв, громогласно проклинавших его. Великого Мага охватил ужас, он боялся возмездия, он хотел хоть чем–то искупить свою вину:

— Ладно, хорошо… Я отдам свою жизнь за Князя, но это деяние обязательно должно быть учтено на Страшном суде. Вообще–то в моем сердце живет добро, просто в последнее время оно не часто проявлялось… Не губите мою душу, дайте последний шанс… Я не хочу гореть в аду!

Чернокнижник сделал еще один шаг назад и, не удержавшись на краю, сорвался в колодец. Его крик еще долго звучал в безмолвии огромного зала, а потом над колодцем взметнулось маленькое огненное облачко – Великий Маг сгинул в раскаленной лаве, не оставив после себя даже горстки пепла…

Оцепенение прошло не сразу – какое–то время находившиеся в башне люди больше напоминали восковых манекенов, но потом тишину нарушил голосок пришедшей в себя Мариши:

— Кажется, я жива?

На щеках девчонки играл легкий румянец, черная отметина на лбу исчезла. Юра подбежал к сестренке, помог встать, хотя она вовсе не нуждалась в его помощи – со смертью колдуна роковая связь оборвалась, и к Марише вернулись украденные Великим Магом силы. Радость спасенных ребят была бурной, но несколько преждевременной – мощные стены Башни Страха содрогнулись от удара, на головы посыпались камешки и штукатурка.

— Надо сматывать удочки, — первым оценил ситуацию Сашка и, оттолкнув окаменевшего мутанта, зловещим изваянием возвышавшегося за спиной, ринулся к выходу. – Только куда нам идти?

И снова им потребовалась помощь Князя, прекрасно ориентировавшегося в лабиринтах башни. Бег по содрогавшимся от подземных толчков комнатам, грозившим в любой миг рухнуть на головы находившихся там людей, даже Сашке показался излишне экстремальным развлечением. Но, наконец, все опасности остались за спиной, а впереди возник выход из Башни Страха. Шедший последним Князь неожиданно остановился на пороге…

— Идемте же! Скорее! – выбежавшая наружу Анжела с ужасом смотрела на ходившую ходуном башню, в которой оставался тот, ради кого она и отважилась на столь рискованное путешествие.

— Я не могу.

— Но чары рассеялись, жертва принесена – вы свободны!

— А вдруг это снова окажется обманом? Я боюсь поверить в то, что свободен.

— Идемте!

Схватив Князя за руку, Анжела едва ли не силой вывела его из разрушавшейся на глазах башни. А потом, отбежав на безопасное расстояние, они наблюдали за тем, как Башня Страха сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее сползает в пропасть. Грохот оглушил, от поднявшейся пыли стало совсем темно, но когда пыльное облако рассеялось, стало видно поднимавшееся из–за гор солнце. Первый луч упал на плоскогорье, осветив сидевшую на поваленном бревне женщину. Бабушка Люда провела на горе всю ночь, ожидая возвращение внуков и задремала, не подозревая, что рядом с ней сейчас рушиться находившаяся в иной реальности зловещая Башня Страха. Шум падения не достиг ушей старушки, но зато ее разбудили громкие радостные крики внуков:

— Бабушка! Мы вернулись! Вернулись!

Растроганный и смущенный бурным проявлением чувств Сашка, поспешил отойти в сторонку, увлекая за собой Анжелу. Мальчишку занимал один вопрос, на который ему хотелось получить незамедлительный ответ. Покосившись на стоявшего у края обрыва Князя, бросив короткий взгляд на плакавшую от радости бабушку и ее внуков, Сашка громким шепотом спросил:

— Каково это, жить с квартирантом в голове?

— Что? – Анжела непонимающе посмотрела на мальчишку.

— Я имею в виду призрак, который залез в твое сознание. Или ты ничего не помнишь?

Девочка звонко рассмеялась:

— Как ты думаешь, может мне следует пойти в артистки? Весь прикол в том, что в моей душе не было посторонних. Знаешь, как все было на самом деле? Я проникла в Золотые покои Великого Мага, отыскала чашу, в которой томился призрак, и спросила у этой женщины, что делать дальше. Но она ни чем не смогла нам помочь. Она была такой же пленницей, как Князь и не имела магической власти. Все, что я узнала от нее – это невеселую историю их семьи и то, что она была матерью Князя. Тут появился Великий Маг и бесцеремонно отобрал волшебное кольцо, едва не сломав мой несчастный палец…

— Но как же…

— Называй это вдохновением. Экспромтом. Терять мне было нечего, и я решила рискнуть. Мать Князя рассказала, что колдуна по ночам мучают страхи, он панически боится справедливого возмездия за свои грехи, вот я и решила сыграть на этих чувствах.

— Супер! Я бы тебе нобелевскую премию дал за сообразительность, но у меня есть только это… – Сашка протянул девочке леденец.

Солнце поднималось все выше, лаская изумрудные горы золотистыми лучами. Анжела подошла к стоявшему над обрывом Князю:

— Все кончено. Вы свободны.

— Спасибо. Я не смогу найти нужных слов, чтобы отблагодарить тебя.

— Вы же поэт…

Оба улыбнулись.

— До встречи, Анжела. Когда–нибудь мы увидимся. Мир тесен. Удачи тебе.

— Удачи…

Князь, не оборачиваясь, пошел по тропе, ведущей в долину. Он не знал, что ждало его впереди, но он был свободен, а значит – и счастлив…



Загрузка...

Вход в систему

Навигация

Поиск книг

 Популярные книги   Расширенный поиск книг

Последние комментарии

Последние публикации

загрузка...