загрузка...
Перескочить к меню

Без сокровищ никуда! (fb2)

- Без сокровищ никуда! 357K, 109с. (скачать fb2) - Елена Вадимовна Артамонова

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Е. В. Артамонова

Без сокровищ никуда!

Пролог. Ночной переполох в пионерском лагере

«Спать, спать по палатам, пионерам и вожатым!» — протрубил горнист, и в эту секунду отрубилось электричество. Весь лагерь моментально погрузился в темноту. Пионеры с визгом бросились к своим корпусам, вожатые и воспитательницы, словно наседки, собирали разбежавшихся питомцев, мальчишки, воспользовавшись темнотой, пугали девчонок, тут и там вспыхивали электрические фонарики… Казалось, переполох продлиться всю ночь, однако, все закончилось довольно быстро. Ребят удалось собрать в комнатах, после чего бдительные вожатые и воспитательницы вздохнули с облегчением.

Нырнув под одеяло, Галка почувствовала себя в безопасности и уже собиралась закрыть глаза, когда послышался громкий шепот Оли, ее соседки:

— Тебе не страшно?

— Нет, — неуверенно ответила она. – А чего бояться?

— Будто не знаешь…

Девчонки частенько пугали друг друга призраками монахов из находившегося по соседству с лагерем заброшенного монастыря. Ходили слухи, будто он был разрушен воинами Орды во времена монголо–татарского ига, и с той поры это место считается проклятым. А все из–за того, что в роковой кровавый день набега все монахи обители исчезли загадочным образом. Скорее всего, они оказались заживо замурованы под развалинами сожженной церкви в каком–нибудь секретном подземелье. Такая ужасная смерть конечно же повлекла за собой самые зловещие последствия – не нашедшие покоя души монахов превратились в злобных призраков, преследовавших всех, кто осмелился проникнуть в разрушенный монастырь. Правда, с привидениями лично пока никто не встречался, но девчонки из старших отрядов пионерлагеря, клятвенно утверждали, что духи шныряют где–то поблизости.

На протяжении веков служители церкви несколько раз пытались восстанавливать монастырь, но всякий раз их затея оканчивалась ничем – новые пожары разрушали возведенные заново постройки, обращая обитель в развалины. Революция окончательно погубила древние строения – монастырь вначале хотели снести, назвав пережитком темного прошлого, но потом просто перестали обращать внимание на руины, находившиеся в лесу довольно далеко от города. А когда поблизости от этого заброшенного места выросли новенькие корпуса пионерских лагерей и санаториев, монастырь и его призрачные обитатели стали главной темой жутких историй, которые так любили рассказывать, сидя у костра, юные строители коммунизма.

Днем заброшенный монастырь выглядел вполне безобидно: побелевшая кирпичная кладка полуразрушенных стен и фундамента, заросший кустами двор да множество ворон, «прописавшихся» на развалинах, не вызывали ни страха, ни особого интереса. Но по вечерам, стоило только придти сумеркам, все менялось: очертания церкви будоражили воображение пионеров, ребятам казалось, что монахи бродят по монастырскому двору, готовые отомстить всем живым за свою бессмысленную и страшную гибель много веков назад.

Обычно перед сном девчонки любили поболтать на эту тему, но сегодня, после того, как погасло электричество, никто не пытался пугать друг друга, поскольку страшно было и без жутких историй. Ночь выдалась безлунной, кругом стояла кромешная тьма, а сам окутанный мраком пионерский лагерь выглядел почти так же зловеще, как и древние развалины.

— А вдруг монахи придут к нам в лагерь? – снова прошептала Оля, и было ясно, что говорит она это не для прикола, а потому что действительно очень боится.

— В такую ночь им ничего не стоит заглянуть к нам в гости, — послышался голос Тамары Петровой.

Постепенно к разговору присоединились и другие девочки, высказывая самые жуткие предположения и перспективы, которые их ждут в недалеком будущем.

— Они заглянут в окно и скажут: «Зачем вы пришли на нашу землю? Мы уведем вас с собой в могилу»…

— А как они выглядят? Наверное, это высохшие скелеты, одетые в черные рясы.

— Точно… И эти косточки все время постукивают при каждом движении. Тук–тук, тук–тук…

Нервы у всех были на пределе, и когда раздался самый настоящий стук в окно, девчонки едва не лишились сознания от ужаса. Ко всем прочим бедам, окна были открыты, а значит, между напуганными пионерками и гостями из загробного мира не оставалось никаких преград. Злобным призракам ничего не стоило перекинуть костлявые ноги через подоконник и спрыгнуть в комнату… Кто–то из девчонок завизжал и вскочил, метнувшись к двери, кто–то спрятался под кроватью, а Галка натянула одеяло и укрылась с головой.

— Эй, девчонки! Вы не спите? – раздался знакомый голос Лёньки Клёнова, мальчишки из их отряда. – Посмотрите, что в монастыре творится!

Вылезать из–под одеяла было жутко, но Галка все же приблизилась к окну, на фоне которого вырисовывался силуэт парня. Там, за его спиной, действительно происходило что–то необычное – в темноте, за оградой лагеря, на пригорке, где находились развалины монастыря, мелькали огоньки, выдававшие активную жизнь призраков. Красноватые отблески пламени падали на кирпичные стены церкви, мелькали чьи–то тени.

— Ни фига себе… – только и смогла прошептать обескураженная Галка. – Так не бывает.

Привлеченные ее словами, к окошку стали подтягиваться другие девчонки. Они с любопытством и страхом смотрели на озаренные слабыми всполохами огня развалины. Возможно, такое явление происходило каждую ночь, но в ярко освещенном электричеством лагере никто этого не замечал. Девчонки высунулись в окна, ни одна из них уже не пыталась визжать. Было тихо и жутко. Вдруг в монастыре вспыхнул яркий костер, а рядом с ним на миг возникла человеческая фигура, одетая в какую–то длиннополую одежду…

— Да это же тот самый набег, — прошептала Галка, потрясенная пришедшей на ум догадкой. – Воины Орды! Прошлое вернулось…

— Какие воины? – переспросила Оля.

Галка подняла палец, призывая к молчанию. Чуткие уши девочки уловили странные, непривычные современному человеку звуки:

— Послушайте сами.

Девчонки вместе с Лёнькой затаили дыхание и в полной тишине стали слышны глухие удары мечей, шум, боевые кличи.

— Пойдемте, посмотрим, — мужественно предложил Лёнька, которому очень хотелось, чтобы Галка оценила его храбрость.

Но ошеломленные таким внезапным открытием пионерки после минутной паузы с визгом бросились в свои постели, забились под одеяла и затихли, не подавая никаких признаков жизни. Даже Галка, которой очень хотелось посмотреть, что происходит в монастыре, все же не решилась отправиться на пару со своим приятелем в столь опасное путешествие.

Утром, когда горн пропел: «Вставай, вставай, постели убирай!» от ночных страхов не осталось и следа. Ласково светило солнце, а со спортивной площадки уже звучал баян, призывающий пионеров на зарядку. «Наверное, мне приснилось нападение ордынцев на монастырь, — решила Галка, глядя на беспечно пробегавших мимо девчонок. – Иначе все бы говорили об этом». Однако никто из Галкиных подружек не вспоминал о ночных видениях, словно их никогда и не было. Галка приуныла – ей жутко хотелось чего–то необыкновенного и таинственного, о чем так часто пишут в книгах, но чего никогда не происходит в реальной жизни.

После завтрака всем отрядом вместе с вожатой Верочкой и воспитательницей Зоей Павловной ребята отправились на прогулку в лес. Компания расположилась на поляне недалеко от монастыря, и каждый занялся своим делом: кто–то читал книжку, кто–то пытался обнаружить поблизости ягоды, а кто–то просто ничего не делал, лежа на траве и созерцая безоблачное голубое небо. Воспользовавшись тем, что за ней никто не наблюдает, Галка нырнула в заросли молодых осинок, направившись в сторону монастыря. Девочке было страшновато, но очень хотелось своими глазами увидеть то место, которое пригрезилось ей во сне. И тут кто–то тронул ее за плечо… От неожиданности Галка, вздрогнула и отскочила в сторону.

— Не бойся, это я, — услышала она голос Лёньки.

— За сутки ты меня уже второй раз напугал!

— И что ты такая пугливая?! Хочешь пойти в монастырь?

— Нет, не хочу, — ответила девочка, хотя на самом деле просто умирала от любопытства.

— Я неправильно сказал, – то ли серьезно, то ли в шутку поправился Лёнька. – Не пойти, а сходить. И, конечно, вернуться обратно.

— А с чего бы это? – спросила Галка, подозревавшая, что Лёнька видел тот же сон, что и она.

— Как? Ты не помнишь? Сегодня ночью там происходило нечто странное.

— Так, значит, это не было сном?!

— Конечно, нет!

— Что же тогда произошло?

— Сам не пойму, но хочу разобраться.

Продравшись сквозь заросли осинника и обойдя остатки старой ограды, Галка с Лёней очутились на монастырском дворе. Ребята и раньше бывали здесь, но сегодня во дворе произошли кое–какие изменения – трава была примята, а посредине… виднелись остатки костра!

— Так значит, это и в самом деле было? – прошептала Галка.

— Да. Только вот что именно?

— Неужели не ясно? Ночью на монахов напали враги и разрушили монастырь.

— Что ты такое говоришь? Сейчас не средневековье, ты ошиблась веков на пять–шесть! Скорее кто–то приезжал сюда и устроил ночную тусовку.

— Нет, нет, это ордынцы напали на монастырь и перебили монахов! Просто прошлое вернулось на одну ночь. Я, мы все, слышали звон мечей! – возбужденно возразила Галка.

— А где же убитые? Если была битва, кто–то непременно бы пострадал.

— Монахи быстро отступили и спрятались в подвале. А поскольку прошлое возвращалось только на одну ночь, то, что произошло дальше, мы не узнаем, — сразу нашлась девчонка, которая всерьез допускала возможность перемещений во времени. – Помнишь фильм «Гостья из будущего»? Там люди запросто перемещались из нашего времени на сто лет вперед и обратно.

— Да, но для этого им требовался специальный прибор.

— Неважно! Главное, что перемещение во времени возможно в принципе!

— Это же только фильм! Выдумка. К тому же, если прошлое пришло на одну ночь, а потом исчезло, здесь как раз не должно было быть остатков костра и примятой травы, — возразил Лёнька. – Видения не оставляют материальных следов.

— Какой ты вредный! Всему–то у тебя найдется объяснение. Но ведь мы собственными ушами слышали звон мечей! – Галка с досадой махнула рукой, намереваясь идти к остальным ребятам.

Лёня последовал за приятельницей, но вдруг резко остановился, заметив что–то в зарослях крапивы обильно растущей в одном из уголков монастырского двора.

— Постой, постой! – воскликнул он, отчаянно нырнув в жгучие «джунгли».

Мальчик засек среди поломанных стеблей какой–то черный предмет. Похоже, кто–то спешно продирался сквозь кусачие растения, обронив во время бегства черную тряпицу. Просунув руку в крапивник, Лёня вытащил маленькую бархатную шапочку.

— Похоже, здесь и правда были монахи, они такие носят, — протянул он свою находку Галке. – Только непонятно, почему она почти новая, никогда не скажешь, что этой вещице больше пятисот лет.

— Ты что же, думаешь, что она пролежала здесь, в крапиве пять веков? Да от нее уже через десять лет ничего бы не осталось! Нет, шапка лежит здесь только с сегодняшней ночи. Это и есть доказательство того, что прошлое вернулось всего на несколько часов, и шапочка перенеслась к нам из глубины веков. Тогда она, вероятно, была новой, такой и попала к нам.

Обескураженный столь серьезными доводами Лёнька, уже не возражал против выдвинутой Галкой версии возврата прошлого и даже предложил передать шапку ученым, в качестве материального подтверждения сделанного ими открытия. Однако Галка предложение отвергла.

— А вдруг она приносит несчастья? Знаешь, я боюсь, — неожиданно поежилась девчонка. – Давай оставим ее там, где нашли. Говорят, что эти монахи очень злые и на всех обиженные. Вряд ли им понравится, как мы распоряжаемся их вещами.

— Как хочешь, — ответил Лёнька, которому и самому было страшновато держать таинственный предмет, попавший сюда неведомым путем прямиком из прошлого. – Положим ее на место, словно никто к ней не притрагивался.

Мальчишка осторожно положил черную шапочку в крапиву. Избавившись от таинственного предмета, Галка и Лёня сразу испытали облегчение и даже дышать стали свободнее. Им хотелось поскорее вернуться в свой теперешний мир, больше не думать о прошлом. Однако, покидая развалины, они словно бы чувствовали разгневанные взгляды призраков, буравившие их спины.

Весь вечер Галка и ее приятель всматривались в темноту за оградой лагеря, пытаясь разглядеть, что происходит на развалинах монастыря. Но из–за яркого освещения, казалось, что нарядные корпуса пионерлагеря окружены черной, как бархат глухой стеной.

Оба провели ночь очень неважно, обоих мучили сумбурные неприятные сны, в которых фигурировали мертвые монахи, черные шапки и много других неприятных, ускользающих из памяти образов. Однако, несмотря на страх, утром следующего дня, какая–то неведомая сила потянула Галку и Лёньку к заброшенным развалинам. Все там было так же, как вчера, но шапочка монаха исчезла… Теперь у ребят уже не оставалось сомнений: монах из прошлого вернулся за ней и унес ее в свое жестокое и кровавое время.

Глава первая. Братья Клёновы

Петя и Вася Клёновы как две капли воды были похожи друг на друга. Но это только для постороннего глаза. Мама всегда отличала сыновей, а вот папа, случалось, путался, хотя и довольно редко. Самые большие трудности испытывали учителя, то и дело принимавшие одного Клёнова за другого. Мальчишки же этим пользовались, пытаясь облегчить нелегкую школьную жизнь. Например, однажды, им пришло в головы учить уроки по очереди.

— Петька, сегодня твоя очередь учить физику, — напоминал Вася, отправляясь во двор, — и не изображай из себя мученика, я вчера тоже вкалывал, пока ты в футбол играл.

И Петька прилежно грыз гранит науки, а потом шел к доске, когда учителя вызывали его брата. На следующий день трудился за двоих уже Вася. Сначала все шло хорошо, но потом обнаружилось, что оба близнеца стали учиться все хуже и хуже. Привычка готовить уроки через раз привела к пробелам в знаниях, мальчишки стали многого не понимать, с трудом делать домашние задания. «Трояки» не украшали дневники, а потому Клёновым пришлось менять тактику.

— Давай поразмыслим, кто кем хочет быть, когда вырастет, — как–то раз предложил Петька, уныло глядя на исписанную мудреными формулами тетрадку. – Тогда каждому придется учить только определенные предметы. Например, ты станешь великим математиком, а, следовательно, тебе сейчас придется усиленно зубрить математику и отвечать за обоих. А я буду художником…

— Нет. Я не хочу быть великим математиком! – запротестовал Васька.

— Ладно, не великим, а обыкновенным, — благосклонно согласился брат.

— Нет, никаким не хочу. И потом ты хитрый! Что, по–твоему, должен учить будущий художник?

— Ну ладно, не художником, так писателем, историком, кем угодно, кто не связан со всеми этими синусами и косинусами. В общем, ты учи математику с физикой, а я – все остальное, — заявил Петька, у которого были нелады с точными науками.

Поразмыслив, брат нашел сделку выгодной и согласился.

Дела пошли отлично, но вместо того, чтобы радоваться успехам своих учеников, учителя что–то заподозрили, мальчиков рассадили подальше друг от друга, а классная руководительница Нина Михайловна вызвала маму в школу и попросила, чтобы в одежде ее сыновей были бы какие–нибудь знаки отличия. В тот же вечер на нагрудных карманах пиджачков появились аккуратно вышитые буквы «В» и «П». Для предприимчивых близнецов это стало крушением всех их планов и надежд. Если «В» кое–как справлялся со свалившимися на него историей, литературой и географией, то «П» сильно отставший по математике и физике, сразу же нахватал несколько двоек. В результате ему наняли репетитора, и заниматься пришлось еще больше, чем раньше. Мальчишка кое–как наверстал упущенное, однако точные науки так и не полюбил. Зато за время, когда он за двоих учил гуманитарные предметы, Петя очень увлекся историей, и твердо решил стать археологом.

В то июньское воскресение с утра шел мелкий дождичек и, казалось, что наступила глубокая осень. Намеченную поездку за город пришлось отменить. Папа занялся компьютером, а мама, закончив после завтрака мыть посуду, взяла газету и уселась на диван, намереваясь познакомиться с последними новостями. Близнецы бесцельно слонялись по квартире, не находя себе подходящего занятия.

— Мам, а что если поставить палатку прямо в квартире? – спросил Петя.

— Зачем же в квартире? – ответила мама, отложив газету. – Вот когда погода исправится, мы отправимся в лес и возьмем с собой палатку.

— А куда мы поедим?

Мама на минуту задумалась:

— Хотите в страну моего детства?

— Куда??? – хором переспросили Вася и Петя.

— В одно чудесное место, лучше которого нет на целом свете.

— И где оно находится?

— Идите, садитесь сюда, расскажу.

Сыновья окружили Галину Петровну, прильнули к ней, как когда–то в детстве. Она понимала настроение ребят, которым хотелось в лес, в поле, на реку, а приходилось торчать дома, где их удерживал в плену настырный дождь. Оставалось рассчитывать только на силу воображения, которая могла перенести их туда, куда они хотят.

— В детстве я каждое лето ездила в пионерский лагерь, — начала мама свой рассказ, — а находился он всего в тридцати минутах езды на электричке от города в дачном поселке Сосновка. Там была целая детская республика: пионерские лагеря, детские сады. Дети со всего города отдыхали в ней летом. Но наш лагерь казался нам лучше всех! В отличие от других, к нему надо было идти от дачного поселка по лесной дороге еще минут двадцать. А вокруг – ни души! Смолистый воздух, щебет птиц, свобода… Словами не передать, как там было здорово. И вот в этом замечательном месте в лесу среди сосен и вековых дубов и располагался наш лагерь. А по соседству с ним находились развалины старого монастыря, о котором ходили всевозможные легенды. По вечерам мы рассказывали страшные истории о призраках монахов.

— Это интересно, — оживился Петя, интересовавшийся всем, что было связано с историей. – А какого века монастырь?

— Монастырь очень старый, то ли пятнадцатого, то ли даже четырнадцатого столетия. К сожалению, никто из нас не знал историю, а потому приходилось доверять только устным рассказам, проще говоря – слухам и домыслам. Говорили, что монастырь был разрушен татарами в одном из их набегов, во время которого погибли все его обитатели. Жутковатая история. Мы так пугали друг друга, что однажды ночью мне показалось, будто в монастыре происходили события пяти вековой давности – безжалостные ордынцы снова напали на него. Я быстренько убедила себя, что такое возможно. Но это были, конечно, только детские фантазии.

— А как же бархатная скуфья? – спросил незаметно подошедший к рассказчице отец.

— Что бархатная? – переспросил Петя.

— Скуфья. Так называются маленькие шапочки, которые носят священнослужители.

— И что с ней было?

— Мы с мамой нашли ее в развалинах монастыря на другой день после таинственных ночных событий.

— Так ты тоже там был? – удивился Вася.

— Да, ребятки, — улыбнулась мама, — мы в этом пионерском лагере с папой и познакомились.

— Значит, это страна не твоего, а вашего с папой детства.

— Не совсем, Петя. Я был в лагере только раз, а мама ездила туда каждое лето, так что это все–таки ее страна.

Мама продолжила рассказ о прелестях пионерского детства, но теперь Петю занимал только один вопрос, который он поспешил задать при первой возможности:

— Мам, а что за шапку вы нашли в монастыре?

— Да так, какую–то вещицу, сшитую из ворсистой черной ткани. Может быть, это была и не шапка вовсе. Нам просто очень хотелось, чтобы на этом месте побывали монахи, вот мы и расфантазировались.

— Нет, — серьезно ответил отец, — я отлично помню, что это был головной убор. Я даже хотел его примерить, но не решился.

— Откуда же взялась скуфья?

Папа пожал плечами:

— Не знаю, может быть, кто–то потерял, но мама тогда убедила меня, что ее обронил монах из пятнадцатого века. Она верила, что в ту летнюю ночь на несколько часов вернулось прошлое.

— Это можно проверить! – воскликнул Петя, которого осенила замечательная идея.

— Каким образом? – не понял отец.

— Вы можете точно вспомнить дату, когда это случилось?

Родители переглянулись:

— Кажется, это произошло за два дня до отъезда, примерно 25 июня, — сказала мама.

— Да, у нас тогда электричество отрубилось, — напомнил папа.

— Хорошо, — деловито ответил Петя, уже считавший себя археологом, историком и вообще известным ученым. – Теперь надо узнать в библиотеке, когда враги напали на монастырь и если даты совпадут, значит, мама была права.

— Тоже мне, ученый! – насмешливо проговорил Вася. – Такого же просто не может быть!

Отвергнув предложение брата стать великим математиком, он, начитавшись детективов, твердо решил стать сыщиком. Услышав рассказанную родителями историю о ночных событиях в монастыре и найденной там монашеской шапочке, будущий сыщик Василий Клёнов тоже загорелся идеей разгадать загадку, но только научными методами, не впутывая всевозможные чудеса.

— Очень даже может! – тем временем воскликнул Петька. – Ты читал когда–нибудь о призрачных битвах?

— Нет.

— Между прочим, очень интересно. Было зафиксировано довольно много случаев, когда через несколько лет или веков люди видели и слышали сражения, которые происходили в тех местах давным–давно. Например, однажды, во Франции две женщины были потревожены шумом боя. Они собственными ушами слышали артобстрел, крики людей, звук моторов бомбардировщиков. Это продолжалось около часа, а потом пришла тишина, в которой можно было различить стоны раненых. Вскоре и эти звуки затихли. А на следующий день женщины выяснили, что именно на этом месте, девять лет назад в августе сорок второго союзники высадили десант. Атака стоила многих человеческих жизней, потери оказались очень велики. Но самое интересное, что этот бой проходил примерно с половины четвертого до половины пятого дня, то есть в то самое время, когда звуки боя слышали женщины. А еще…

— Глупости все это! – оборвал брата Вася. – Придумывают люди сказки, а ты им веришь.

— Никакие это не сказки! О них в книжках написано.

— Да, ладно, Петька, нельзя же всему верить!

— Что ты понимаешь в истории?!

— Больше, чем ты в математике!

— Хватит вам спорить! – остановила сыновей Галина. – Вот поедим в Сосновку, и вы непременно сами во всем разберетесь. Впрочем, главное даже не в загадках разрушенного монастыря – там места необыкновенно красивые и воздух такой чистый, что им не надышишься. Поставим палатку недалеко от лагеря и будем просыпаться под звуки горна, как пионеры.

— Мама не сказала, что там еще и речка есть, — добавил отец. – Начнем на рыбалку ходить, а вечерами уху есть.

— Ура! Ура! – закричали мальчишки. – У нас тоже будет лагерь! Когда поедим?

— Со следующего понедельника у нас с папой отпуск, так что даю вам неделю на сборы.

Глава вторая. Исчезнувшие сокровища

Всю неделю Петя ходил по районным библиотекам, разыскивая сведения о набегах Орды в пятнадцатом веке, но то, что он мог найти там, не давало ответа на интересующий вопрос. Дотошный мальчик решил продолжить поиск в научных библиотеках, однако на личном опыте вскоре узнал, что школьников туда не записывали. Равнодушная тетка–регистраторша исторической библиотеки вообще едва не довела мальчишку до слез – она тупо повторяла, что выдаст ему билет только при наличии диплома о высшем образовании. Петя пытался объяснить, что доступ в библиотеку нужен ему как раз для дальнейшего пополнения знаний и подготовки к поступлению в институт, но на регистраторшу это не произвело никакого впечатления. По ее логике научная литература могла потребоваться только людям, уже окончившим вуз или хотя бы поступившим в него. Отчаявшись, Петька отправился в школу, питая слабую надежду, что там ему дадут хоть какую–нибудь справку, позволяющую записаться в историческую библиотеку, но совершенно не представлял, к кому надо обратится.

Мальчик прошел по коридорам опустевшего здания, подергал запертую дверь учительской, покосился на кабинет директора, а потом, заробев, решил вернуться восвояси.

— Клёнов, ты, что это такой кислый? – услышал он над головой знакомый голос.

Мальчишка сразу оживился, в глазах у него вспыхнула радость. Похоже, он встретил именно того, кто был ему нужен:

— Здравствуйте, Алексей Алексеевич!

— Здравствуй, здравствуй. Кстати, ты Петя или Вася? – уточнил учитель истории.

— Алексей Алексеевич! Мне справку нужно из исторического кружка, чтобы в библиотеку записали. Помогите, пожалуйста!

— Справку? Значит, Петя… – понял историк. – И что же ты хочешь найти в библиотеке?

Обрадованный Петька поведал учителю о старом лесном монастыре и своих планах узнать о набеге, во время которого монашеская обитель была разрушена. Интерес мальчика льстил Алексею Алексеевичу – это был первый случай, когда его ученик по доброй воле на каникулах отправлялся в библиотеку изучать историю. Выслушав Петю, Алексей Алексеевич достал блокнотик, что–то написал и вырвал из него листок:

— Вот мой адрес, приходи сегодня часов в шесть, у меня есть то, что тебе нужно.

— Спасибо! Я обязательно приду! – обрадовался Петя.

Ровно в восемнадцать ноль–ноль Петя Клёнов уже звонил в квартиру Алексея Алексеевича Смирнова. Дверь открыл худенький долговязый мальчишка в очках.

— Папа, это к тебе, — позвал он, с интересом разглядывая гостя.

— А вот и еще один будущий археолог! – воскликнул вышедший из комнаты Петю. – Познакомьтесь, Петр Клёнов. А это мой сын Кирилл. Он тоже увлекается историей.

Мальчишки проследовали в комнату, стены которой были увешены бесчисленным количеством фотографий, на которых в разных видах были запечатлены люди с лопатами. Петька сообразил, что фото изображали участников различных археологических экспедиций, буквально достававших из–под земли ценнейшие сведения о том, как люди жили в прошлом. Гостю Смирновых жутко захотелось отправиться вместе с ними на раскопки, однако это были только праздные мечтания. Впрочем, то, что ему предстояло узнать теперь, так же занимало воображение.

— Присаживайтесь, молодые люди, — произнес Алексей Алексеевич и положил перед мальчишками толстую пожелтевшую книгу без обложки. – Это исследование одного историка, посвященное обнаруженной им в конце девятнадцатого века летописи пятнадцатого столетия. Дело в том, что старинные рукописи порой вызывают жаркие споры среди ученых, которые нередко сомневаются в их подлинности. Вы, наверное, слышали, что столь печальная участь не миновала даже «Слово о полку Игореве». Этот шедевр средневековой литературы называли искусно сфабрикованной подделкой. Так же случилось и с летописью, которую вы держите в своих руках.

Петька осторожно притронулся к книге, которая была старше его раз в десять. Прежде ему никогда не приходилось держать в руках такие старые вещи, а потому он немного нервничал. Сильно пожелтевшие страницы явно говорили о возрасте и не очень хороших условиях жизни книги. Но главное – в ней отсутствовал титульный лист.

— Этот научный труд я купил еще студентом у букиниста, — рассказывал Алексей Алексеевич. – Из–за отсутствия обложки он стоил довольно дешево, и я смог выкроить нужную сумму из студенческой стипендии. В книге был полностью представлен сохранившийся отрывок найденной ученым летописи и его комментарии на эту тему. Видите, здесь есть текст и на старославянском языке и его русский перевод…

Петя и Кирилл с любопытством рассматривали непонятные буквы, некоторые из которых казались знакомыми. Впрочем, даже догадываясь, что они означают, собрать из них отдельные слова, а тем более предложения не представлялось возможным.

— Да, именно так писали наши предки пять столетий назад. Язык очень изменился за эти годы, однако чувства, что переживали люди много веков назад, ни чем не отличаются от современных. Тогда, как и теперь, любили, ненавидели, страдали. Смотрели на то же самое небо и звезды… Я читал летопись с таким увлечением, как теперь читают детективные романы. Эти пожелтевшие страницы перенесли меня на несколько веков назад и поведали о страшных событиях, случившихся неподалеку от города, в котором я родился. Летописец рассказывал о том, как во время одного из татарских набегов был уничтожен мужской монастырь. В те времена, монголо–татарское иго было уже свергнуто, однако Орда время от времени продолжала осуществлять набеги на русские поселения. Ордынцы грабили их и сжигали их, а жителей уводили в плен или убивали. Именно такая участь постигла монастырь, о котором говориться в летописи. Тогда погибли все монахи, лишь только одному из послушников удалось уцелеть. Его спас случай: накануне набега юношу послали за древесным углем в маленькую лесную деревушку, жители которой занимались тем, что жгли лес для получения угля, и снабжали им не только монастырь, но и ближайший город. Вернувшись назад на следующий день, послушник нашел на месте монастыря лишь догорающие руины. Никого из людей он не обнаружил – ни живых, ни мертвых. Это могло означать, что монахов или увели в плен, или они спрятались в подземном укрытии. По–видимому, у послушника имелись веские причины предполагать, что события развивались по второму сценарию. В своем повествовании он упоминает о подземелье, где братия в годы лихолетья прятала святые иконы и несметные сокровища. Впрочем, тогда послушник думал не о золоте. В надежде, что люди остались живы, он попытался проникнуть в подземелье через вход, находившийся внутри церкви, за алтарем, но тот оказался заваленным, обвалившейся на него стеной. Как сказано в повествовании, для его расчистки послушнику понадобился бы ни один десяток лет. Конечно, это преувеличение, но действительно ход пока не удалось откопать никому. Впрочем, об этом чуть позже. Послушнику ничего не оставалось, как, помолившись, покинуть развалины и отправится в странствие на поиски новой обители. Впоследствии он и стал автором этой летописи, доверив бумаге историю о том, какая трагедия произошла на заре его жизни. Раскаянья мучили монаха всю его жизнь. Он кается, считая себя величайшим грешником, обрекшим на мучительную смерть своих братьев по вере.

— А когда это произошло? Здесь написано, когда разрушили монастырь? – нетерпеливо спросил Петя.

Учитель перелистал страницы:

— Случилось это в ночь 25 июня 14… года, здесь точно стоит дата.

— Кажется, все совпадает…

— Что именно?

— Пока это только догадка. Когда мы с Васей все проверим, то обязательно вам сообщим, Алексей Алексеевич.

— Хорошо. Буду ждать.

— Пап, ты расскажи, как клад искал, — попросил Кирилл, внимательно слушавший хорошо известный ему рассказ отца.

— Ах да, клад! – засмеялся Алексей Алексеевич… – Это почти курьезная история. Его многие искали. Дело в том, что летопись, которая попала ко мне, была напечатана, разумеется, не в одном экземпляре. Читавшие ее до меня люди, в том числе некоторые историки заинтересовались словами автора о подземном убежище, где монахи могли бы спрятать все ценности. Эта версия появилась в нескольких статьях и сразу завладела умами не только ученых, но и любителей кладов. С тех пор много народу побывало на развалинах старого монастыря, все они разыскивали вход в таинственное подземелье, где хранились сокровища, но никому так и не удалось его обнаружить. Так что было ли оно вообще или это вымысел старого монаха до сих пор остается загадкой. Возможно также, что речь в летописи шла совсем о другом монастыре, но в молодости очень хотелось верить, что описанные монахом события происходили именно в нашем. Попытал счастье и я вместе со своим другом, который стал теперь известным археологом. Целое лето мы жили в палатке поблизости и искали, искали, искали. Но единственное сокровище, которое я нашел в то лето, была моя будущая жена, которую я встретил на биостанции, находившейся в нескольких десятках метров от монастыря. Вот и вся история. Так что клад искать не советую, впрочем, можешь попытать счастье – занятие это увлекательное. Желаю хорошо отдохнуть, — встал из–за стола учитель.

Поблагодарив Алексея Алексеевича и распрощавшись с ним и с Кириллом, Петя, довольный результатом визита, отправился домой.

— Мама, а я у Алексея Алексеевича был, он рассказал мне историю монастыря, — еще с порога сообщил Петя. – Оказывается, его разрушили в ночь на 25 июня, тысяча четыреста забыл какого года. Выходит, твое предположение, что события в лагере в ту ночь были связаны с возвращением прошлого, подтверждаются. Представляешь! Ты сделала великое открытие!

— Ладно, ладно, — улыбнулась мама: сын так же горячо поверил в возможность перемещения во времени, как и она сама тогда, в детстве. – Давай разберемся в этом на месте. Собирай рюкзак, Вася свой уже собрал.

— Мы завтра утром уезжаем?

— Да. Зачем откладывать? – ответил папа. – Надо пользоваться хорошей погодой, не терять ни одного дня. Только мы не поедим утром – в это время в субботу электрички переполнены. Думаю, нам целесообразно отправиться в путь во второй половине дня, когда основная масса дачников уже будет вкалывать на своих участках.

— Ура! Значит, завтра мы будем ночевать уже в палатке! В лесу родилась елочка, под елочкой шалаш… – тут же, на ходу стал складывать стихи Петя. – Накрыт зеленой веточкой и это домик наш!

— А может, все–таки отложим все до понедельника? – вмешалась мама, которой не слишком нравилась идея мужа. – На ночь глядя расставлять палатку в лесу…

— Да что ты, Галка! В каком лесу? Мы же собираемся поселиться рядом с лагерем, а он всю ночь освещен, там есть сторож и вообще много народу, так что бояться нам совершенно нечего.

Петя задумчиво смотрел на узоры ковра. У мальчика была богатая фантазия, и частенько он представлял ковер то сказочным лесом, то картой волшебной страны. Теперь он виделся ему зашифрованным планом, с помощью которого можно было добраться до сокровищ разрушенного монастыря.

Глава третья. Путешествие в страну маминого детства

На следующий день, когда солнце потихоньку поползло к западу, четверка путешественников с рюкзаками за плечами вышла из дома и сев на велосипеды покатила прямиком к железнодорожному вокзалу, находившемуся в нескольких кварталах от места жительства семьи Клёновых. Расчет Леонида оказался правильным: основная масса дачников и родителей, решивших навестить своих детей в загородных лагерях, схлынула, и теперь в электричку можно было не только втиснуться, но и спокойно войти, рассесться на свободных местах, разместив громоздкие велосипеды. Так, без малейших затруднений все семейство проехало на поезде до Сосновки. Сойдя с электрички, они погрузились в непривычную тишину.

— Как же здесь хорошо! – прошептала мама, и глаза у нее засветились таким счастьем, словно она вернулась в детство.

— И так же пахнет свежими огурцами, — втянул воздух папа. – Помнишь, как мы искали их в овражке, а оказалось, что огурцы здесь ни при чем – так пахнет осока или какая–то другая болотная трава.

Близнецы последовали примеру отца и тоже втянули носами воздух. Огуречного запаха они не уловили, но свежий лесной воздух, который не встретишь в городе, им очень понравился.

— Ну ладно, — сказала мама, — пора в путь. До вечера нам надо обустроиться в новом месте, а к лагерю еще надо добраться.

Оседлав велосипед, она возглавила процессию, которая, переехав по перекинутому через овражек мостику, покатила по широкой дачной улице. Последняя больше напоминала лесную просеку и за исключением узкой асфальтовой полосы вдоль дач, была покрыта травкой–муравкой и редкими, но очень живописными соснами.

— Что–то здесь стало слишком тихо, словно все вымерло, — заметил Леонид.

— Сейчас будет лагерь шинного завода, там наверняка жизнь бьет ключом.

Но предположение Галины не оправдались. Впереди действительно возникла легкая ограда заводского лагеря, за которой просматривались многочисленные горки, качели и прочие приспособления для развлечения детей, однако выглядели они не очень – облезлая краска и покосившиеся столбы свидетельствовали о том, что аттракционами давно не пользовались. Летние спальные корпуса, столовая тоже казались необитаемыми. Похоже, что лагерь давным–давно закрыли.

— Да, раньше здесь было куда веселее, — с грустью заметила мама. – А теперь словно в город призраков попали.

Тут будто специально, чтобы развеять ее печаль раздались веселые звуки баяна и детские голоса, распевающие задорную песенку. Доносилось это веселье из стоявшего по соседству с заводским лагерем коттеджа.

— Хорошо, еще не все закрылись, — с облегчением вздохнула Галина.

— Это не наш? – поинтересовался Вася, которому понравился нарядный коттеджик с высокой крышей.

— Нет. До нашего надо еще лесом ехать, — откликнулся отец.

Выехав на лесную дорогу, все прибавили скорость, энергично вращая педали велосипедов. Расчет отца в целом был правильным, но смеркаться начало несколько раньше, чем он рассчитывал.

— Ничего, — подбадривал он сыновей, которые притихли, с опаской посматривая на тянувшиеся по обеим сторонам дороги стены леса. – Все под контролем. Минут за пятнадцать мы доберемся к ограде, а там почти как дома… У нас был большой лагерь. Вон из–за того поворота его уже можно услышать и увидеть.

Однако, проехав поворот, никто не услышал ни малейшего шума, кроме шелеста листьев над головой, да шума ветра в ушах.

— Странно, — удивился папа. – Почему так тихо? Ведь спать в это время еще не ложатся, а такое впечатление, будто все уснули.

Мама молчала, но лицо ее выражало удивление и тревогу. Она чувствовала, что сбываются самые мрачные ее прогнозы. Наконец перед глазами путешественников открылась панорама темного безлюдного лагеря. Видневшиеся неподалеку развалины монастыря придавали ландшафту еще более мрачный и зловещий вид.

— Здесь, кажется, никого нет, — испуганно проговорил Петя, произнеся вслух то, о чем думали все.

— Похоже, что так, — ответила мама. – Надо признать, мы этого не предусмотрели.

Через открытую калитку приунывшие путешественники въехали на территорию брошенного лагеря.

— Может быть, вернемся назад? – предложил Вася.

Леонид посмотрел на часы, потом на лиловое небо:

— Нет, сейчас уже поздно и до темноты мы не успеем добраться на станцию. Скоро совсем стемнеет. Будем обустраиваться здесь, раз уж приехали, а утром решим – оставаться нам или вернуться в город.

Галина настороженно посмотрела по сторонам, но возражать мужу не стала, а, напротив принужденно улыбнулась:

— Все отлично. Просто это маленькое приключение, которое нам совсем не помешает.

Оставив велосипеды у бывшей столовой, все семейство отправилось обследовать лагерь. Легкие спальные дачные корпуса с множеством больших окон, выходивших на просторные террасы, выглядели безжизненно и печально, окна были заколочены, двери закрыты, на террасах лежали прошлогодние листья.

— Жалко. Помнишь, как хорошо здесь было раньше? – обратилась Галина к Леониду, с грустью разглядывая опустевшие строения, но внезапно ее тон изменился, в голосе послышались оживленные интонации. — А вот домик Айболита! Смотрите, дети, он хорошо сохранился!

Близнецы дружно повернули головы в указанном направлении. Там, на пригорке стоял небольшой коттеджик, на стенах которого еще сохранился рисунок, где добрый доктор Айболит с градусником в одной руке другой раздавал шоколадки больным зверушкам.

— Здесь у нас был медпункт и изолятор для заболевших, — пояснила мама. – А с противоположной стороны жил сам доктор – добродушный толстяк. Он носил очки, и сам был чем–то похож на Айболита. Помнишь его, Лёня?

— Лысоватый?

— Нет, просто у него стрижка была очень короткая, а волосы светлые…

Пока родители вспоминали прошлое, шустрый Вася уже успел по–хозяйски взбежать на крыльцо, обследуя строение:

— Смотри, здесь дверь не заперта! Идем!

Петя ринулся за братом, и мальчишки исчезли внутри дома.

— Осторожно! – забеспокоилась мама. – Мало ли что там сейчас?

Родители торопливо последовали за близнецами. Внутри домика было светло, поскольку окна так и остались не заколоченными – на них еще сохранились проволочные сетки, защищавшие от мух.

— Здесь вполне можно жить, — заметил Вася. – Классное местечко.

Идею брата поддержал и Петя:

— Действительно, зачем нам палатка, если есть целый дом? Давайте здесь поселимся. Пап, будешь Айболитом? А мы с Васей прикинемся больными зверушками, которых надо лечить шоколадом. Правда, здорово?

Леонид рассеяно кивнул головой, рассматривая помещение. Комнаты были пустые и только в углу стояли непонятно почему сохранившиеся медицинские весы. Мама подошла к двери и проверила запоры.

— Замок не работает, но зато есть шпингалет, — констатировала она. – Думаю, Вася прав. Заносите рюкзаки! Переночуем здесь, а завтра видно будет.

Через пару минут все снаряжение, включая велосипеды, оказалось в коттедже. «Железных коней» оставили в медицинском кабинете, поставив возле весов, а в бывшем изоляторе устроили спальню. На полу появились надувные матрасы, мама расстелила постели, и сразу стало по–домашнему уютно.

— А это даже хорошо, что лагерь забросили, — заявил Вася. – Теперь он принадлежит только нам.

Поужинали йогуртом с бутербродами. Спать не хотелось. Все семейство вышло на крыльцо и долго сидело, созерцая звезды. Мама с папой вспоминали свое пионерское детство, события, происходившие в этом лагере, а потом даже пели песни. Мальчишки хотели подпевать, вот только слов толком не знали, а потому ограничивались вполне довольным мычанием и неопределенными восклицаниями.

Всем вместе было не страшно, но стоило воцариться молчанию, шум леса начинал навивать тревогу. Близнецы ерзали на своих местах, искоса посматривая на старших. Действительно ли все было так хорошо, как старались изобразить мама с папой или они просто скрывали свое беспокойство? Ведь, по правде говоря, темный заброшенный лагерь производил жутковатое впечатление, вселяя страх в мальчишек.

Наконец, когда совсем стемнело, решено было ложиться спать.

Мама лично закрыла дверь на задвижку, еще раз проверила окна, железная сетка которых недурно исполняла обязанности решетки.

— Можете спать спокойно, мы здесь, как в крепости, — объявила Галина.

— Интересно, а как ты собиралась ночевать в палатке? – засмеялся отец. – Ведь там нет запоров.

— Брось, Лёня, я вовсе не трусиха, но мы рассчитывали, что в лагере будет полно людей, а сейчас мы совершенно одни в лесу, поэтому задвижка на двери придется нам очень кстати.

Уставшие за день мальчишки уснули почти мгновенно, даже не успев, как следует пофантазировать о призраках монахов, бродивших где–то поблизости от лагеря, а вскоре вслед за близнецами перешли в царство снов и их родители.

Первым проснулся Петя. Проснулся оттого, что ему показалось, будто кто–то дергает наружную дверь со стороны двора. От страха все внутри похолодело, и мальчишка уже хотел «трубить тревогу», но потом взял себя в руки, решив что, не стоит из–за каждого пустяка тревожить родителей. Возможно, все это привиделось ему во сне и не заслуживало ни малейшего внимания. К тому же вреднющий Васька, который при первом удобном случае дразнил брата зайчишкой–трусишкой, не упустил бы такой возможности и сейчас, сказав, что Петя вполне может упасть в обморок при виде собственной тени. Какое–то время мальчишка просто лежал на надувном матрасе, рассматривая облупившийся потолок, но смутное беспокойство не позволяло ему уснуть. Решив, что должен разобраться в происхождении тревожных звуков, услышанных на грани сна и бодрствования, Петя поднялся с постели и осторожно, чтобы не разбудить сладко спящих родителей и Васю, вышел из комнаты, направившись к наружной двери. Она была надежно закрыта на задвижку, снаружи было тихо, если не считать все более звонкого птичьего гомона. Никто больше не дергал ручку, никто не пытался войти в дом. Петя подкрался к окну и незаметно выглянул – никого…

Не увидев ничего подозрительного, мальчишка распахнул дверь пошире. Свежий утренний лесной воздух ворвался в домик, взошедшее солнце уже золотило верхушки сосен, но кое–где еще виден был туман. «Как у Шишкина на картине, — подумал Петя. – Только медвежат не хватает». Страх исчез, и теперь мальчиком завладели совсем другие чувства. При виде такой красоты Пете хотелось немедленно поделиться переполнявшими его ощущениями, разбудить родителей, всем вместе покинуть душный пыльный домик. Еще раз посмотрев на преображенную ярким солнечным светом территорию лагеря, он небрежно прикрыл дверь и отправился будить остальных.

В комнате все еще царило сонное царство. Посмотрев на безмятежные лица родных, Петя так и не осмелился нарушить их покой. Мальчик решил подождать еще минут двадцать, надеясь, что родители и брат проснуться сами. А пока можно было немного понежиться под теплым одеялом, спасаясь от прохлады раннего утра. Петя плюхнулся на надувной матрас рядом с Васей и закрыл глаза. Он даже не заметил, как уснул, однако следующее пробуждение оказалось не слишком приятным. Петю разбудил испуганный голос мамы:

— Что вам надо? Как вы сюда попали?

Мальчишка открыл глаза и обмер от испуга – прямо над ним возвышался громадного роста небритый мужик в стеганке. Возможно, незваный гость не был великаном, но лежавшему на низеньком матрасе Петьке показалось, что судьба свела его с самым высоким человеком на свете. Только потом мальчик заметил испуганного Ваську и маму, которая, как наседка стояла перед сыновьями и, казалось, готова была собственным телом прикрыть их от нежданной беды. Мужик ухмыльнулся:

— Это я у вас как раз хотел спросить. Что вы делаете в частном владении?

«Псих, — пронеслось в голове у Васи, — он решил, что является хозяином пионерского лагеря. Наверное, это бывший пионервожатый, свихнувшийся на своей нелегкой работе».

— Но это не частное владение, а пионерский лагерь, — возразил папа, только что вошедший в комнату. – И кто вы вообще такой?!

— Был лагерь, а теперь частная собственность, и я здесь сторож, — ответил бородатый.

— Степан? – вдруг спросила мама, которая внимательно всматривалась в лицо мужика.

— Он самый, — удивился сторож. – А вы откуда меня знаете?

— Вы же в лагере работали, продукты со станции на лошади возили. Мы вашу лошадку хлебом кормили.

— А вы что же в этом лагере отдыхали? – поинтересовался Степан уже совсем другим голосом.

— Много раз, и муж здесь бывал.

— Значит, старые знакомые, — сторож почесал за ухом, видно не зная, как вести себя дальше. Гнать прочь незваных гостей теперь ему было неловко, а оставлять их на территории частного владения он не имел права.

— Вы очень изменились, — продолжала мама.

— А вы еще больше, — засмеялся Степан – Меня–то вы все–таки признали, а вас теперь совсем не узнать. Раньше, наверное, девчонкой с косичками были. Приехали–то зачем? Вспомнить детство захотели? Костры, линейки, красные галстуки…

— Просто здесь очень здорово. Душа отдыхает. Мы не знали, что лагерь закрыт, думали разбить палатку поблизости, наблюдать за всем со стороны. А когда выяснилось, какие здесь произошли перемены, ехать в город оказалось поздновато, вот мы и решили заночевать в домике Айболита…

— Помните еще? Он лучше других построек сохранился. Здесь даже электричество есть. В квартире доктора хозяин останавливается, когда приезжает, а мне он приказал в изолятор перебраться, его сторожить. До сих пор–то я на кухне при столовой жил – там печка есть, но только очень уж там грязно и потолок протекает. А здесь я все уже подготовил и даже задвижку на дверь приделал. Тут вы появились.

— Простите, — смутилась мама. – Мы сегодня же уйдем отсюда и поставим палатку. Это очень хорошо, что мы встретили вас – значит, лагерь не пустует и в палатке будет нестрашно. А то мы уже уезжать хотели.

— Да что там, — неожиданно раздобрился Степан. – Оставайтесь, живите здесь. Хозяин вчера был, теперь раньше чем через неделю не приедет. Ну а если раньше пожалует, скажу, что ко мне племянник с семьей приехал погостить.

— Но нам не удобно вас беспокоить.

— Оставайтесь, оставайтесь, вместе жить веселее. Здесь и готовить еду можно. Я сейчас вам рыбки принесу и плитку электрическую, ухи сварите. Я сегодня на рыбалку с ночи ходил, потому и не видел, когда вы приехали.

Такой поворот событий очень обрадовал всех членов семьи. Отец с матерью стали благодарить Степана, а Петя с Васей запрыгали на матрасе, рискуя его испортить, откуда были немедленно согнаны матерью.

Все складывалось как нельзя лучше. Степан принес старую электроплитку и целую связку рыбы, мама достала привезенные из города продукты и предложила Степану пополнить запасы, что оказалось весьма кстати. Довольные друг другом все уселись за стол. За завтраком разговорились. Сторож рассказал, что новый хозяин, очень интересуется монастырем и собирается его отреставрировать, месяца два назад начал какие–то работы, перекопал весь монастырский двор, но потом почему–то приостановил свою деятельность.

— Это потому, что хозяин очень придирчивый и дотошный, ему трудно угодить, — высказывал свои предположения Степан. – Привозят ему материалы для реставрации, а он часто отправляет их назад и заменяет другими. Так и возят туда сюда, никак строить не начнут. Лагерь хозяин пока не трогает, но в потом хочет создать в нем… Сейчас скажу, а то запамятовал… туристический комплекс. Туристов, он считает должны привлекать не только красоты здешних мест, но и история древнего монастыря. В общем, он пока оформляет какие–то бумаги на лагерь, справки собирает.

Степан оказался человеком словоохотливым. Сидя за маленьким, застланным клеенкой столиком, который он откуда–то приволок, сторож рассказывал о местном житье–бытье, причудах погоды и ценах в маленьком деревенском магазинчике. Наконец, он поднялся из–за стола:

— Заболтался я с вами. А дел еще много, надо и крышу починить и в поселок сходить за гвоздями. А вы тут отдыхайте, чувствуйте себя как дома.

— Спасибо, — едва ли ни в один голос откликнулось семейство Клёновых.

Степан, который оказался не таким высоким, как показался Пете в первый момент, поднялся из–за стола, неторопливо направился к двери.

— Знаешь, Петя, — сказал Вася, когда сторож ушел, — мне кажется, что хозяин хочет найти монастырский клад, а лагерь ему вовсе не нужен и является просто прикрытием. Купил он его, наверняка, из–за сокровищ, про которые написано в летописи.

Отец, услышав рассуждения сына, рассмеялся:

— Очень уж ты подозрительный! Что плохого, если человек и, по–видимому, интеллигентный человек интересуется историей и хочет реставрировать монастырь?

— Что–то здесь не чисто, — покачал головой Вася, искренне считавший, что настоящий следователь должен подозревать всех, кто попадает в поле его зрения.

После завтрака все отправились на прогулку по «стране маминого детства». Степан сопровождал своих гостей. Экскурсия началась с развалин монастыря. К удивлению Галины и Леонида он оказался обнесен колючей проволокой, а табличка на воротах гласила: «Памятник архитектуры XV века. Охраняется государством. Посторонним вход воспрещен».

— Ничего не понимаю, — Галина покосилась на отошедшего в сторонку сторожа. – Степан же говорил, что монастырь купил какой–то бизнесмен.

— Памятники архитектуры не продаются, — откликнулся Леонид. – Здесь какая–то путаница.

Вася, который вроде бы и не слушал разговор родителей, подошел к табличке, внимательно рассматривая написанный по трафарету текст. Потрогав фанерку руками, мальчишка перевернул ее. На обороте красовалась совсем другая надпись: «Частная собственность. Вход воспрещен».

— Интересненько, — пробормотал он под нос, но так и не сказал никому о своем открытии.

— Идите сюда! – позвал Степан, указывая на пышные заросли полыни.

Когда все четверо приблизились к сторожу, они увидели, что колючая проволока в этом месте оборвана и позволяет пройти на запретную территорию.

— У меня ключ от ворот есть, но так сподручнее, — пояснил сторож, галантно помогая Галине проникнуть на монастырский двор.

Первым впечатлением, которое Петя испытал при виде развалин монастыря, было глубокое разочарование. Прежде всего, юного историка удивили габариты строений. Он представлял себе монастырь в виде мощной крепости, окруженной остатками защитной стены, способной выдержать яростный штурм и долгую осаду, его воображение рисовало величественные остатки старинной церкви, тяжелые своды монастырских келий… А на самом деле перед глазами возникли полуразрушенные, сложенные из побелевшего от времени кирпича стены небольшой церквушки, да остатки двух монастырских построек, в которых когда–то, вероятно находились кельи и трапезная. Между ними – небольшое пространство, монастырского дворика, густо заросшее крапивой и какими–то кустами.

Васе показалось странным совсем другое: наблюдательный мальчишка сразу заметил, что к церкви вела хорошо протоптанная тропа. Видно, по ней часто ходили, перенося тяжелые предметы. Тропа упиралась другим концом в ажурные, сделанные из натянутой на раму колючей проволоки ворота, за которыми начиналась грунтовая дорога. Судя по ухабам, по ней часто ездили на грузовиках. Сторож, то ли заметив, с каким вниманием рассматривает мальчик окрестности, то ли независимо от этого пояснил:

— Я ж и говорю — хозяин тут время от времени материалы для реставрации монастыря завозит, ну там, краски разные и все такое. Тяжелые ящики, не дотащишь! Он здесь порядок наведет. Все в лучшем виде сделает. Даже сейчас сюда уже никто сунуться не смеет. А раньше кого тут только не было: то кладоискатели, то студенты по ночам спектакли устраивали, костры жгли, то тусовки собирали кому не лень. А теперь народ сюда не ходит, исторические кирпичи кострами не коптит… Да там ничего интересного и нет, — добавил сторож, стараясь скрыть свои чувства под маской равнодушного спокойствия. – Пойдемте лучше к реке, где рыба хорошо клюет.

Но Васю было не так–то легко провести – он видел волнение сторожа и уже не сомневался, что с заброшенным монастырем связана какая–то тайна, возможно, даже настоящее преступление, которое мальчишке так хотелось раскрыть.

Когда спустились с возвышения, на котором стоял монастырь к реке, повеяло прохладой, потянуло запахами цветов с заливных лугов на противоположном берегу. Тихая деревенская речка была неширока, но достаточно полноводна.

— Вот здесь я обычно и рыбачу.

— Здорово, — откликнулся Леонид. – Настоящая идиллия.

Но самым замечательным было то, что в зарослях ивняка находилась старая лодка. Она была закреплена к колышку цепочкой и тихонечко покачивалась на волнах. Степан предложил:

— Можете покататься, коли захотите.

Забыв про монастырь и про все на свете, мальчишки моментально юркнули в лодку. Две пары глаз, устремленные на родителей, выражали такое умиление и просьбу, что мама сразу же сдалась.

— Ладно, покатайтесь с папой, а я пойду готовить обед – вместе нам будет в лодке тесновато. Только смотри, не утопи их, — обратилась она к мужу.

— Да что ты, мама, мы же плавать умеем! – обрадовались близнецы полученным разрешением на путешествие.

Так нежданно–негаданно Петя и Вася отправились в плаванье. Степан размотал цепь, освобождая лодку, папа сел на весла, мальчишки устроились на корме. Они энергично замахали руками оставшимся на берегу маме и Степану:

— Счастливо! До свидания!

— Держитесь ближе к берегу! – послышалось напутствие мамы. – К обеду возвращайтесь!

Лодка плавно заскользила по спокойной воде. Через несколько десятков метров река делала изгиб, и ребятам очень хотелось узнать, что скрывалось за поворотом. Вскоре их любопытство было удовлетворено – они увидели, что справа вплотную к реке подходил лес, а противоположный низкий берег был прокрыт лугами. Плаванье продолжалось. Речка причудливо изгибалась, открывая взглядам все новые и новые ландшафты. За следующим поворотом она неожиданно расширилась, образовав то ли залив, то ли целое озеро. Сверкающая на солнце вода была совершенно прозрачна.

— Какие тут глухие места, — заметил папа. – И от города недалеко, а сюда, кажется, ни одна живая душа не заглядывала.

Постепенно река вновь становилась все уже и уже, а потом путь лодке превратил ствол упавшего в воду дерева.

— Ну вот, наше плаванье и закончилось.

— А дальше нельзя?

— Надо волочить лодку по берегу. Ты готов?

Энтузиазм Пети сразу поубавился, он пробурчал нечто неопределенное, что трудно было назвать согласием.

— Смотрите, смотрите! – с восторгом закричал Вася, перебив брата. – Какие рыбины!

Его крик спугнул стайку довольно крупных рыбешек.

— Вот где надо рыбачить, — сказал Петя. – А вообще–то их здесь можно ловить и голыми руками.

Глава четвертая. Под покровом темноты

После обеда Петя и Вася затеяли игру в прятки. Сначала мальчишки прятались за соснами и за пустыми корпусами, потом они стали выискивать все более необычные места. Особенно изобретательным оказался Петька – он даже ухитрился спрятаться под террасой того самого спального корпуса, где когда–то его мама с папой пытались понять причину таинственных ночных событий, происходивших в монастыре много лет назад.

«Куда бы мне спрятаться, чтобы Петька не нашел? — судорожно соображал Вася, стоя у столовой, когда пришло время брату водить. – Думает, он один такой сообразительный, но у меня тоже идеи имеются». Впрочем, насчет идей Вася преувеличивал – пока не одна путная мысль на тему, куда бы лучше спрятаться не посетила его вихрастую голову.

— Я иду искать! – крикнул, тем временем Петя.

Услышав голос брата, Вася стремительно бросился к двери, ведущей в подсобные помещения, дернул ее и обнаружил, что она не заперта. Входить во владения Степана было страшновато, но Петька уже отправился на поиски и мог появиться здесь в любую минуту. Прижавшись к двери с внутренней стороны, Вася притаился, довольный тем, что нашел такое укромное местечко. «Здесь он меня уж точно не найдет!» — радовался он, как вдруг где–то рядом отчетливо прозвучал мужской голос.

— Хорошо, я их встречу. Все будет сделано, как надо, не беспокойтесь, — говорил кому–то Степан.

Юный сыщик, конечно же, не мог упустить такой возможности, а потому, преодолевая страх, на цыпочках прокрался в ту сторону, откуда доносился голос. Вскоре мальчишка остановился перед дверью, ведущей на кухню, и осторожненько приоткрыл ее. То, что он увидел, сначала удивило, а потом насторожило его: на табурете спиной к нему сидел Степан и спокойненько разговаривал по мобильному телефону! Этот дикий, живущий отшельником в глуши человек, на этот раз выглядел вполне современным и цивилизованным.

— Да. Хорошо. Как скажете, — кивал головой сторож. – Да. Да. До свидания…

«С кем он говорит? Кого собирается встречать? Может быть, гости приедут? Или хозяин?» — встревожился Вася. А Степан, спрятав мобильный телефон, поднялся с табуретки, потянулся, расправив плечи, и двинулся к выходу из кухни. Мальчик едва успел выскользнуть наружу и со всех ног бросился разыскивать брата.

— Васька, ты где? Выходи, сдаюсь! – услышал он с другого конца лагеря.

— Я здесь! Сейчас подойду!

— Откуда ты взялся? – удивился Петя, увидев встревоженного брата.

— Пойдем, я расскажу тебе одну важную новость…

Взяв Петю за руку, Васька увлек его в самый отдаленный угол лагерной территории и, убедившись, что здесь их не могут услышать, поведал о случайно подслушанном разговоре.

— Здесь что–то не так. Степан выдает себя не за того, кто он есть на самом деле. Он даже говорил с этим типом иначе, чем с нами. Куда только исчезла его болтливость! Отвечал коротко, по военному: «Да, хорошо, да»… Похоже, Степан опасается своего собеседника…

Петя отреагировал на рассказ брата совершенно спокойно:

— Может, он просто деньги на счету экономил, потому не болтал о пустяках. И вообще, стал бы ты запросто трепаться со своим начальником, например с директором школы или завучем! Тут поневоле оробеешь, вот и Степан сник, когда ему позвонил хозяин. Не вижу тут ничего удивительного. Всюду тебе, Васька, мерещатся детективные истории! Просто хозяин дал сторожу мобильник, чтобы он мог сообщить, если на территории лагеря произойдет какое–нибудь ЧП. Сейчас даже первоклашки в школу с телефонами ходят. А что касается встречи, о которой шла речь, то для нас это плохая новость. Видно хозяин собирается приехать и еще вопрос, захочет ли он, чтобы мы здесь жили? Надо предупредить маму с папой. Возможно, нам придется ночевать сегодня в палатке.

— Не надо. Подожди, Петька, не торопись, Степан сам все скажет. Ведь это ему отвечать перед хозяином за то, что он нас приютил.

— Ладно, как хочешь.

— Идем, Петя, надо возвращаться в дом, нас, наверное, уже ждут.

Васе очень не хотелось обсуждать тему переезда на новое место с родителями. Мальчишка боялся, что они попытаются уточнить полученную информацию у Степана и тогда ему, Васе, придется сознаться, что он тайно пробрался в жилище сторожа и подслушал его разговор по телефону. Но с другой стороны надо было предупредить маму с папой заранее, чтобы они до темноты успели поставить палатку и перебраться в нее.

Однако, подойдя к домику Айболита, близнецы не обнаружили никаких признаков перемен и подготовки к эвакуации. Увидев сыновей, мама предложила прогуляться, и устроить даже не пешую, а велосипедную прогулку. «Сказать или не сказать родителям, что скоро приедет хозяин? – думал Вася. – Сейчас не самое подходящее время для длительной экскурсии. Палатку придется ставить уже после возвращения с прогулки в темноте. Это скверно. Но как объяснить Степану, почему я вторгся в его дом?».

Размышления мальчика прервал голос самого сторожа:

— Куда это вы собрались под вечер глядя? – спросил он, увидев перед домом четыре велосипеда.

— Решили немного прогуляться по окрестностям, — откликнулась мама. – Скучно сидеть на одном месте.

«Сейчас он сообщит, что завтра приедет хозяин» — обреченно подумал Вася, но вместо этого со стороны Степана последовало довольно неожиданное предложение:

— Вот и я так думаю, потому и шел сюда, решил посоветовать: прокатитесь–ка всей компанией до Синичек.

— Куда–куда? – переспросил Петя.

— Так маленькая лесная деревушка называется. Дорога туда красивая, среди сосен, да и недалеко это, всего километра три–четыре будет. Поездка туда – одно удовольствие. Я сам родом из Синичек. У меня там сестра и племянник живут. Поклон им от меня передайте, о жизни поговорите. Евдокией Федоровной ее кличут.

— Но вдруг мы задержимся, — засомневалась мама. – Неужели опять придется в сумерках ехать? Это не слишком удобно, да и опасно…

— Да чего ж тут бояться! Места у нас спокойные. Езжайте, езжайте, не пожалеете!

К сторожу присоединился и Леонид, которому хотелось немного поразмяться и посмотреть новые места. Наконец мама сдалась, выразив свою готовность ехать в Синички. Озабоченное лицо сторожа просветлело, словно он только что разрешил тревожившую его серьезную проблему:

— Счастливого вам пути, а я пойду хозяйством займусь. Некогда мне долгие разговоры вести, дел много накопилось.

«Странно, — размышлял Вася, украдкой наблюдая за сторожем, размашистым шагом удаляющимся прочь. — Почему Степан ничего не сказал про приезд хозяина? Если он даже не собирается нас выселять, то хотя бы напомнил папе, чтобы для конспирации тот называл его дядей. И вообще, почему он так торопиться нас выпроводить? А лицо у Степана было мрачное премрачное… С чего бы это? ».

Так ничего и не поняв, озадаченный детектив оседлал свой велосипед и отправился вслед за родителями и братом, которые уже выехали за пределы лагеря.

Дорога действительно оказалась очень живописной, а воздух был таким смолистым, что у Васи заболела голова. Впрочем, у него хватало и других причин для головной боли…

— Петька, как ты думаешь, почему Степан ничего не сказал? – поинтересовался он, немного сбавив темп и покатив по дороге вровень с братом.

— Не знаю.

— А я знаю! Сторож же специально отправил нас в Синички и сейчас встречает в лагере хозяина, а может быть, и еще кого–то. Мало ли какие у него приятели…

— Если сюда собирается хозяин, нет ничего удивительного, что Степан решил отправить нас на прогулку. Он не хочет этой встречи.

— Так–то оно так, но зачем такие хитрости? Мог бы просто сказать: «Отсидитесь в кустах, пока начальство не укатит». Мы бы поняли.

— Очень уж ты подозрительный! У каждого человека своя манера общения. Хватит думать обо всех этих загадках! Посмотри лучше, как здесь здорово! А вот и деревня!

Среди сосен и раскидистых дубов показались разбросанные в беспорядке домики. Все это здорово смахивало на картинку из старого детского учебника, и в голову невольно приходили стихи: «Вот моя деревня, вот мой дом родной…». Дома были окружены огородами и старым плетнем, возле которого росли долговязые подсолнухи. Пахло навозом и парным молоком. Прежде близнецам не приходилось бывать в настоящей деревне, а потому увиденное произвело на них очень сильное впечатлениями.

— Класс!

— Супер! – только и смогли произнести они, обсуждая представшую перед ними деревеньку.

У крайнего дома стояла полная женщина в фартуке и широкой юбке, а рядом с ней – паренек лет четырнадцати.

— Здравствуйте, скажите, пожалуйста, дом Евдокии Федоровны, где находиться?

Женщина широко улыбнулась задавшей вопрос Галине:

— Здесь и стоит. Вы уже приехали. Добро пожаловать, гости дорогие, — словно давно ждала путешественников, приветствовала Евдокия Федоровна.

— Спасибо, — откликнулась мама, несколько удивленная таким радушным приемом. – Степан вам привет посылает.

— Очень рада, и вы ему всего лучшего от меня пожелайте. Сейчас я вас парным молочком угощу, только что надоила. Заходите в дом…

Стоявший рядом с Евдокией паренек тоже поздоровался, с любопытством взирая на близнецов. Два мальчишки с одинаковыми лицами впечатлили его не меньше, чем глухая деревенька городских жителей. Оставив велосипеды у изгороди, путешественники поблагодарили хозяйку, но в дом не пошли, а уселись на бревна, лежащие у плетня и, по–видимому, подготовленные для строительства нового дома.

— Сань, подсоби, — обратилась Евдокия Федоровна к парню, и оба скрылись в доме.

Через минуту они снова появились на крыльце. Сестра Степана несла корчажку с молоком, а Санька – четыре зеленых эмалированных кружки – по две в каждой руке. Деревенское молоко оказалось необыкновенно вкусным – и хотя близнецы недолюбливали этот продукт, сейчас они с удовольствием проглотили содержимое больших кружек. Пока они пили, Евдокия Федоровна, оказавшаяся такой же говорливой, как ее брат, сообщила, что Санька уже заждался их, просто места себе не находил – так ему хотелось посмотреть на настоящих близнецов и познакомиться с ними.

— А откуда ты знал, что мы приедем? – удивился Вася.

В ответ парень вытащил из кармана мобильный телефон, явно желая похвастаться, и заявил:

— Дядя Степа позвонил, велел вас встретить.

Эффект, который произвел Санькин мобильник и столь же современная манера держаться паренька из глухой деревни, был настолько сильным, что на какое–то время, мальчишки потеряли дар речи.

— Это ему Степан подарил, — проговорила Евдокия. – Балует он племянника, своей–то семьи нет. Мы у него – единственная родня остались, молодежь в город уехала. А нам хватает огородов. Коров к тому же все держат. Видели, какие за рекой луга? Вот там мы сено косим. Его всем хватает. Скоро сенокос начнется. А раньше в нашей деревне уголь жгли, в город возили продавать. Этим промыслом Синички испокон века славились. Деревня у нас, хотя и маленькая, но стоит здесь ни одно столетие.

— Древесный уголь?! – встрепенулся Петя. – Не может быть!

— Почему же не может? Лес в те времена был огромным, а значит, сырья на всех хватало.

Мальчишка даже заерзал на своем месте – похоже, он был на верном пути, который в конце наверняка бы вывел его к утерянным монастырским сокровищам. В летописи, которую читал им Алексей Алексеевич, говорилось, что послушник, покинувший монастырь в самый канун татарского набега, отправился ни куда–нибудь, а в соседскую деревушку, где жгли древесный уголь. А теперь здесь, в этой самой деревеньке находился сам Петя Клёнов собственной персоной! Обнаружение деревни углежогов подтверждало, что речь в летописи шла именно об этом монастыре, а не о какой–то другой обители.

В то время как Петя радовался подтверждению своих догадок, его брата обуревали совсем другие мысли. «Вот сейчас, когда мы здесь так безмятежно проводим время, молочко пьем, Степан встречает каких–то таинственных гостей. Что это за люди? И почему он не захотел, чтобы их увидели Клёновы? – думал он, задумчиво чертя веточкой узоры на пыльной земле. – Кто они – кладоискатели, охотники за сокровищами? А если нет, то, что еще может привести их на развалины монастыря?».

Между тем Евдокия Федоровна продолжала рассказ о своей деревне. Оказывается, давным–давно Синички принадлежали монастырю, а потом, после его разгрома деревня и мужики с бабами остались без хозяина. Так и жили с тех пор вольными.

— Про нас всякие сказки рассказывали, будто мы отшельники, лесовики, — говорила женщина, — ну, да мы действительно лесные жители, но так это ж не преступление! Волю мы любили, и люди у нас от того получались добрые да честные, никогда не перед кем холуями не были, льстить и обманывать не привыкли.

«Ничего себя, — мысленно усмехнулся Вася, — честные, а чем сейчас Степан занимается?!».

— Ты, Саня, деревню нашу мальчикам покажи, — предложила Евдокия Федоровна, – им, наверное, все в диковинку.

— Да что тут показывать? – засмущался парень. – Коров что ли не видели?

— Только по телевизору, — сознался Петя.

— Ну, тогда пойдем, — преодолев стеснительность, Санька встал с бревен и решительно пошел вперед.

— Вы только ненадолго и далеко не ходите! – крикнула им вслед Галина.

— Да куда уж далеко, — засмеялась Евдокия. – У нас вся деревня, как на ладони.

Действительно, смотреть особо было нечего, но изображавший из себя экскурсовода Санька, показывал горожанам каждый домик, каждый стог сена, колодцы, амбары, линию электропередачи, словно все это были ценнейшие музейные экспонаты. Иногда парень украдкой доставал свой мобильник, который использовал вместо часов, смотрел на него и вновь продолжал оживленно рассказывать о том, как в деревне Синички вскапывают огороды и сажают картошку. Доверчивый Петька принимал его рассказ за чистую монету, а Вася становился все мрачнее, прекрасно понимая, что его новый приятель просто тянет время, всеми силами отдаляя их возвращение в лагерь. Должно быть, он выполнял приказ Степана, проинструктировавшего свою сестру и племянника о том, как надо вести себя с приезжими.

Наконец, затянувшаяся экскурсия завершилась – теперь близнецы знали о лесной деревеньке практически все. Когда ребята вернулись, папа посмотрел на часы:

— Долго же вы осматривали достопримечательности, молодые люди! Что ж, Евдокия Федоровна, не будем вас дальше задерживать. Хорошо в Синичках, но пора возвращаться, загулялись мы допоздна.

— Может, у нас заночуете?

Галина с удивлением посмотрела на сестру Степана:

— Нет–нет, спасибо. Мы и так отняли у вас слишком много времени…

— Тогда передайте Степану гостинцы, отощал он, наверное, на магазинной еде.

— Обязательно, — Галина приняла из рук женщины увесистый пакет. – Доставим в полной сохранности.

Поблагодарив хозяев за радушный прием, папа, мама и близнецы покатили по лесной дороге назад к лагерю.

— Приезжайте еще! – крикнул вдогонку Саня.

— Постараемся! – откликнулся Петя.

— Ну и припозднились мы, скоро темнеть начнет, — забеспокоилась мама. – Дороги почти не видно! И что вы так долго делали в этой деревне?!

— Ничего, надо же ребятам узнать, как живут сельские жители. А то они коров только по телевизору видели. Не волнуйся, Галка, доедем благополучно, ничего с нами не случиться. Волки здесь не водятся, да и медведи тоже…

Дорога из Синичек пролегала мимо монастыря, и прежде чем попасть в пионерлагерь, надо было проехать левее пригорка, на котором стояла полуразрушенная церковь. Уже в сумерках путешественники подкатили к монастырю и тут же резко затормозили, увидев ярко освещенные фарами, распахнутые настежь проволочные ворота и двух незнакомых мужчин, переносивших из церкви к стоявшей на дороге машине тяжеленные ящики. Им помогал рослый мужик, в котором нельзя было не признать сторожа Степана. Увидев эту картину, Вася сразу все понял, что монастырский клад был найден злоумышленниками, собиравшимися увезти его в неизвестном направлении.

— Петька… – шепотом позвал он брата. – Смотри…

— Сам вижу… – так же тихо ответил он. – Видно, клад нашли…

Незнакомцы хозяйничали вдали от дороги, и в таких густых сумерках по ней вполне можно было проехать незамеченными. Воспользовавшись этим обстоятельством, велосипедисты благополучно миновали монастырь и бесшумно въехали на территорию пионерского лагеря. Нельзя сказать, чтобы родители не заметили того, что происходило за колючей проволокой и появление чужих людей не показалось им подозрительным, но именно из–за боязни вляпаться в скверную историю Галина с Леонидом постарались остаться в тени, как в буквальном, так и в переносном смысле этого слова. Взрослые знали – в такой ситуации лучше всего было прикинуться слепоглухонемыми и делать вид, будто вокруг не происходит ничего необычного.

А когда путешественники уже входили в домик Айболита, со стороны монастыря послышался шум мотора, и вскоре все стихло. Лагерь погрузился в темноту. Ночь была безлунной, вдали начал погрохатывать гром. Довольно долго свет не зажигали, потом папа решительно щелкнул выключателем. Вспыхнула лампочка на длинном шнуре, и почти сразу же рядом с домом послышались торопливые шаги. Мальчики прижались к родителям.

— Давно вернулись? – услышали они голос Степана.

— Только что, — откликнулся Леонид.

— Как же вы в темноте–то? – забеспокоился сторож, входя в комнату.

— Ничего, волки не съели.

Степан пристально посмотрел в глаза своему гостю, словно хотел просветить его насквозь как на рентгене. Леонид остался невозмутим. Глубокая складка на переносице сторожа разгладилась:

— Как там Евдокия?

— Поклон вам прислала и творожку свежего.

— Спасибо, — по–настоящему обрадовался Степан, принимая полиэтиленовый пакет с домашним творогом. – Куда же мне столько? Здесь на всех хватит.

Он попытался угостить постояльцев, но мама отказалась:

— Это для вас, а мы уже поужинали в деревне – молоко было вкуснейшее.

— Ну, коли так, ладно. Я его в подвал положу, а завтра и съедим.

Когда Степан покинул домик Айболита, ребята переглянулись, и Вася тихонечко произнес:

— Вот это выдержка! Все вели себя так, будто ничего не произошло. Круто! Как в кино.

— О чем это вы шепчитесь? – спросила мама.

— Разве ты не видела, как те двое в присутствии Степана вывозили клад из монастыря? – выпалил Вася.

— Клад? Нет, не видела. А ты, Лёня, видел? Тоже нет? Мы заметили, что в машину грузили какие–то ящики, но это еще не означает, что в них упакован клад. Мало ли что это может быть? Степан говорил о краске и других строительных материалах. Возможно, рабочие доставили новую партию и немного задержались в дороге, поэтому разгружать машину пришлось в темноте.

— Мам, они грузили ящики в машину!

— Какая разница! Значит, краска не подошла, только и всего! Так что я советую тебе, детектив, успокоиться и ложиться спать. И тебе тоже, — обратилась она к Пете. – Лучше вспоминайте о нашей прогулке в Синички.

За окнами раздался мощный раскат грома и тут же хлынул ливень.

— В палатке сейчас было бы не слишком уютно, — проговорил папа. – Хорошо, что мы встретили Степана и поселились в этом домике.

Гроза бушевала два часа, но близнецы уснули, едва коснувшись постели.

Впрочем, сон получился неспокойным. Вася ворочался с боку на бок, по своей давней привычке пиная во сне лежавшего рядом брата, и при этом тихонько всхлипывал.

Превратившиеся в скелеты монахи таскали ящики с золотом в здоровенный грузовик, и при этом их кости стучали все громче и громче. Один из призраков обернулся, уставившись на Ваську черными проемами, глазниц и дико захохотал. Оказалось, что жаждущий отмщения монах стоял уже на крыльце домика Айболита, яростно стуча в дверь здоровенной берцовой костью, позаимствованной, у кого–то из своих товарищей по несчастью…

Напуганный Вася едва сдержал крик и открыл глаза. Монаха рядом не было, похоже, мальчишка принял за стук костей раскаты грома. Отсутствие призрака немного успокоило Васю, он хотел перевернуться на другой бок и продолжить сон, но тут только заметил, что они с Петей находятся в комнате одни. Родители тихонько ушли, оставив на произвол судьбы своих чад.

По телу пробежала легкая дрожь. Вася покосился на мирно спящего Петю и замер в оцепенении, не зная, что предпринять дальше. Мысль о том, что родителей похитили увозившие клад злоумышленники или увели в загробный мир злобные монахи, повергала в шок. Что мог сделать в такой ситуации маленький мальчишка? Бежать? Звать на помощь? Но лагерь окружал густой лес, а единственный находившийся поблизости живой человек сам был связан с таинственными личностями, сновавшими по монастырскому двору.

Вася решил разбудить брата, но тут услышал негромкие голоса за дверью. Несомненно, они принадлежали маме и папе. От сердца отлегло, страх сменился любопытством. Мальчишке очень захотелось узнать, о чем говорят родители, и он крадучись приблизился к выходу из комнаты.

— Мы должны немедленно уехать отсюда, Леонид. Одному Богу известно, чем все это кончиться! – расстроенным голосом говорила мама.

— Не спорю. Мне самому не нравятся эти типы. Здесь просматривается явный криминал, а на свете есть вещи, которые лучше не знать.

— Собираем вещи и уезжаем с первой электричкой!

— Подожди, Галина, не так быстро. Помнишь, как смотрел на нас Степан? Он пытался понять, видели мы или нет его тайных гостей. Пока он нам верит, но стремительный отъезд вызовет подозрения.

— Ну и пусть! Главное смотаться отсюда, как можно быстрее.

— Они не знают, что мы знаем о них. Вдруг здесь произошло какое–то преступление, и они посчитают нас его свидетелями?! Думаешь, нас не найдут? У этих людей большие связи и возможности. Они не остановятся не перед чем, лишь бы убрать тех, кто знает их тайны.

Родители старались говорить приглушенно, но от возбуждения их голоса звучали все громче. Вася стоял неподвижно, напряженно вслушиваясь в разговор, от которого зависело их ближайшее будущее.

— И что же нам делать, Лёня?

— Будем вести себя, как ни в чем не бывало. Главное, ничего не говорить детям. Пусть думают, что все идет, как прежде. А через день другой, найдем повод для отъезда. Так они не заподозрят, что мы стали свидетелями их темных делишек.

— Но если нас убьют раньше?

— Вряд ли… – попытался улыбнуться Леонид. – Что они будут делать с четырьмя трупами?

— Успокоил.

— Ладно, Галка, утро вечера мудренее. Давай спать…

Родители направились к двери, а Вася стремительно нырнул под одеяло и прикинулся спящим. Подслушанный разговор крайне огорчил малолетнего сыщика – он понимал, что внезапный отъезд разрушает все его надежды на раскрытие преступления, сути которого он, правда, пока не знал.

Глава пятая. Подземелье

Утром уже ничто не напоминало о ночном ненастье, только птицы после дождя стали петь еще звонче. Но мальчишек, как и вчера, разбудило не птичье пение, а голоса, доносившиеся из–за стены. Один из них принадлежал Степану, а другой неизвестному мужчине. Проснулись и отец с матерью, они пока не встали, но тоже прислушиваясь к разговору.

— Я же говорил тебе, Степан, что на территории лагеря не должно быть посторонних! – отчитывал незнакомец сторожа.

— Да какие ж они посторонние – племянник мой с женой и детишками! – оправдывался Степан.

— Здесь должны находиться только рабочие и сторож, следящий за порядком!

— Что ж им в палатке на дожде мокнуть?

— Это твои проблемы.

Степан хотел еще что–то сказать, но собеседник грубо оборвал его, для убедительности добавив крепкое словцо.

— Хозяин приехал. Вероятно, его визит стал неожиданностью и для сторожа, — проговорил папа, надевая рубашку. – Как бы там ни было, нам придется перебираться в палатку. Хорошо, что гроза уже прошла, будем надеяться, что больше она не повториться. Впрочем, между нами говоря, долго в таких полевых условиях не продержишься. Может быть, придется уехать отсюда…

— Но, папа… – удивился Петя, проспавший ночной разговор родителей. – Мы же собирались отдыхать здесь недели две, не меньше.

— Поживем – увидим. Но в любом случае не забудьте почистить зубы.

Одевшись, мама с папой вышли на улицу, а мальчишки прильнули к окну. Вскоре из–за угла дома показался Степан и мужчина неопределенного возраста со шрамом на щеке, из–за которого его кривой рот казался улыбающимся. Он был одет в дорогой деловой костюм, который совершенно не гармонировал с яркой бейсболкой на голове.

— Доброе утро, — поздоровался с ним папа. – Простите, что вторглись на вашу территорию, но мы ее скоро покинем.

— Это хорошо. Не люблю лишние проблемы.

— Нам надо только собрать вещи. Сборы не займут много времени.

Слова Леонида пришлись по душе хозяину, и он даже попытался оправдать свое негостеприимство началом реставрационных работ в монастыре.

— Видите ли, у нас начинается реставрация, строительные работы. Ваши детишки могут забежать куда не следует, упасть с лесов, да мало ли что еще может случиться с шустрыми пацанами!

— Да–да, мы понимаем, на строительной площадке детям не место, — вступила в разговор мама. Она старалась выглядеть естественно, и хотя в душе очень обрадовалась возможности немедленного отъезда, делала вид, будто хочет продолжить отдых на природе. — У нас есть палатка, мы поставим ее где–нибудь поблизости, как и планировали сначала.

— Палатка… – хозяин задумался, потер пальцем шрам на щеке. На лице мужчины появилось озабоченное выражение, но потом он, непонятно почему неожиданно сменил гнев на милость. — Нет–нет, не надо палатки, оставайтесь в доме – он все равно пустует.

— Но мы не хотим причинять вам неудобства! – воскликнула расстроенная таким поворотом событий мама.

— Даже не спорьте. У вас дети, а в палатке мало ли что: гроза, волки… – мужчина со шрамом почему–то рассмеялся.

Вероятно, из вежливости папа тоже засмеялся:

— Волков мы не боимся – их здесь нет, но за гостеприимство – спасибо, мы с удовольствием им воспользуемся.

— Живите сколько нужно. Но на счет волков вы напрасно так спокойны. Я сам зимой здесь поблизости с серым встретился. Так что в лес детей не пускайте, да и самим не советую туда ходить. Опасные здесь места, всякое может случиться, — хозяин посмотрел на часы, сверкнувшие золотыми бликами под лучами утреннего солнца. – А мне надо идти. Схожу на объект, посмотрю, как там обстоят дела.

— Еще раз спасибо, — улыбнулся Леонид. – Вы были очень любезны.

— Не за что, не за что…

Отец с матерью вернулись в дом. Галина собиралась сказать мужу, что ей очень не понравилось поведение хозяина, которому явно не хотелось, чтобы путешественники оставались неподалеку от лагеря и монастыря. Женщина не сомневалась, что здесь творятся какие–то темные дела, и очень жалела, что брякнула хозяину про палатку. Она старалась, чтобы все выглядело естественно, а в результате все получилось еще хуже, и теперь у семейства не было формального повода спешно покидать эти места. Впрочем, поделиться своими тревогами с Леонидом Галина не успела – на пороге их уже поджидали встревоженные близнецы, не сумевшие толком расслышать произошедший на улице разговор.

— Ну как? – спросил с порога Петя.

— Будем жить здесь, сколько захотим – хозяин нам разрешил, — объявила мама, стараясь говорить бодрым голосом. – Правда, он сказал, что в лесу водятся волки, но здесь их раньше никогда не было. Надо спросить у Степана, он точно знает.

— Ура! Ура! – завопили мальчишки, начав прыгать на надувных матрасах. – Ура!!!

Обрадованные близнецы немедленно приступили к обсуждению планов на предстоящий день. Возможностей было много. Папа предложил поудить рыбу, мама, которой накануне так и не удалось поплавать на лодке, теперь рвалась восполнить этот пробел, а близнецов, как магнитом тянуло к монастырю. Но родители решительно не поддержали это желание.

— В монастыре мы вчера уже были, и делать там больше нечего, — обрезала мама.

— Но клад… И то, что мы вчера видели… – попытался напомнить ей Вася.

— Не суйте нос не в свое дело! И вообще там начинаются реставрационные работы, а на стройке нам делать нечего. Так что отправляемся на речку, — заявил папа.

Быстро позавтракав, все семейство вышло из домика Айболита. Погода была такой хорошей, а солнце таким ласковым и безмятежным, что даже встревоженной Галине показалось, что все ее опасения не имеют никакого основания. Ночные тревоги отошли на второй план, да и сам хозяин, со своим искривленным в вечной насмешке ртом, уже казался не таким зловещим персонажем, как прежде. В конце концов, ничего страшного пока не произошло, да и вряд ли могло случиться…

По дороге к речке семейству Клёновых встретился Степан.

— Хозяин разрешил нам жить здесь, сколько захотим, — первым сообщил Петя.

Сторож погладил мальчишку по голове:

— Я знаю, — но глаза у него были почему–то невеселые.

— Кстати, Степан, — спросил Леонид, — здесь волки водятся?

— Отродясь не слыхал!

— А вот хозяин сказал, что водятся, и в лес советовал не ходить, — проговорила Галина.

— Это он пошутил…

Лодка тихонько покачивалась на воде, неторопливо скользя мимо низких, заросших сочной травой берегов. Вокруг была удивительная, так непривычная для ушей горожан тишина, которую нарушал только тихий плеск воды да скрип весел в уключинах. Близнецы, как завороженные наблюдали за огромной изумрудной стрекозой, на время ставшей их попутчицей. Стрекоза гордо восседала на носу лодки, и ее прозрачные крылышки отливали нам солнце всеми цветами радуги.

— Какая красивая! Как на картинке…

Восторженный шепот Петьки спугнул насекомое, незваная гостья легко поднялась со своего места, продолжив полет.

— Эх ты! От тебя даже стрекозы разлетаются! – с этими словами Вася плеснул в лицо брата пригоршню воды.

Петька не замедлил ответить, лодка закачалась, и лишь испуганное восклицание мамы смогло прервать веселую возню.

Проплыв до того места, где река расширялась, превращаясь в заливчик, вся семья вышла на берег. Папа и Петя уселись с удочками на стволе поваленной ивы, а мама с Васей, который пожалел рыбу, отказавшись обманывать ее, подсовывая крючок с наживкой, стали готовить площадку для костра и собирать хворост. После дождя рыба хорошо клевала и уже через пятнадцать минут удача улыбнулась Пете – он поймал свою первую в жизни рыбешку. Окрыленный успехом, он снова закинул удочку, подумав, что ему будет чем похвалиться перед братом. Вскоре общими усилиями было поймано столько рыбы, что ее вполне хватило на уху.

Тем временем, мама с Васей развели огонь и вскипятили воду в котелке. Приготовление ухи не заняло много времени, и вот уже, затушив костер, все семейство приступило к экзотическому обеду на свежем воздухе.

— Как вкусно! – заявил Вася, погрузив ложку с ухой в рот.

И в этот самый момент из леса раздался протяжный зловещий вой…

— Что это? – прошептал не своим голосом Петька, на самом деле прекрасно понимая, кто был источником зловещих звуков.

Аппетит у всех пропал моментально, взрослым и детям стало не до обеда. Петя так и не успел донести ложку до рта, в его расширившихся от страха глазах, застыл немой вопрос, обращенный к отцу и матери.

— Немедленно в лодку! – скомандовала мама. – Только без паники и без шума.

— Это волки? – спросил Вася, когда лодка отплыла от берега.

— Я никогда не слышал волчьего воя в реальной жизни, только по телевизору, но, скорее всего, это был именно он. Напрасно мы не послушались хозяина – ведь он нас предупреждал об опасности.

— Странно, что Степан сказал совсем другое, — проговорила мама, — но в любом случае делать здесь нам больше нечего – сегодня же уедим домой. Это отличный повод для отъезда…

— Нет, — взмолился снова обретший дар речи Петя. – Как же мы уедем, когда до ночи на двадцать пятого июня осталось совсем немножко времени?!

— Ну и что? – не поняла мама.

— Неужели ты забыла? – с укоризной спросил юный историк. – В эту ночь возвращается прошлое, повторяется нападение на монастырь. Ты же сама рассказывала… Мы приехали именно из–за этого, чтобы во всем разобраться, увидеть собственными глазами!

— Ах, вот ты про что! Но это, Петенька, только детские выдумки, в которые я когда–то сама поверила.

— А я хочу проверить, — упрямо повторял мальчик. – Пожалуйста, не надо уезжать сегодня. Останемся еще на денечек. Будем жить на территории лагеря – там не страшно, ведь рядом находится Степан, а в лес мы ходить не будем. И потом, как же мы поедем, если дорога до станции идет по лесу, а в лесу волки, которые запросто могут наброситься на нас?

Мама только за голову схватилась. В этом путешествии опасности поджидали их на каждом шагу – Степан, принимавший тайных гостей, подозрительного вида хозяин, а теперь и свирепые серые хищники окружали их со всех сторон, не позволяя спокойно провести такой короткий и такой долгожданный отпуск.

— Знаешь, Галка, пожалуй, сегодня действительно нет смысла уезжать. Завтра утром я схожу в Сосновку и найду там машину, которая заберет вас отсюда. Зачем рисковать понапрасну? Я не зоолог, не разбираюсь в волчьей жизни, но если сейчас они ведут себя так активно, лучше не попадаться на их пути.

— А ты, Леонид? Тебе же придется ехать на велосипеде в поселок?

— Со мной ничего не случиться. А вам лучше будет прокатиться на машине. Все равно иного способа решить эту проблему нет.

— Значит, сегодня мы ночуем здесь?

— Да, Петя. У тебя будет возможность увидеть «призрачную битву», — улыбнулся отец.

Вася, наблюдавший за проплывавшими мимо рыбешками, долго отмалчивался, а потом неожиданно выпалил:

— А может быть, Степан специально сказал, что здесь нет никаких волков, может он хочет, чтобы они нас съели?

— Что? – мама удивленно подняла брови.

— Все сходиться, — невозмутимо ответил любитель детективов. – Он дал нам лодку, чтобы мы могли уплыть подальше от цивилизованных мест, отправил на ночь глядя в Синички и при этом уверяет, что здесь нет никаких опасностей. А волки–то воют, мы сами слышали…

Все засмеялись.

— Ну ты и подозрительный! – потрепал сына по вихрам отец. – Зачем Степану желать, чтобы нас съели волки?

— Что–то в нем не так, — нахмурился Вася. – Не нравится он мне.

Любопытная стрекоза снова села на борт лодки, но теперь никто не обратил на нее внимания…

У входа в пионерлагерь дружное семейство встретило сторожа. Степан, зажав во рту гвозди, старательно подправлял забор, стараясь продемонстрировать то, как он заботится о хозяйской собственности.

— А где же улов? Не клевала? – сочувственно спросил Степан, с удивлением глядя на побледневшие лица своих гостей.

— Клевала, еще как клевала! – ответил Петя. – Мы с папой даже на уху наловили.

— Только съесть ее не успели, — добавила мама.

— Что так?

— Там поблизости волчий вой раздался, да такой страшный, протяжный. Вы, наверное, тоже слышали.

Нет, Степан ничего такого не слышал. Он удивленно пожал плечами, отложил в сторону гвозди и молоток:

— Странно… Что бы это могло быть?

Вася подозрительно посмотрел на сторожа, но промолчал. Вместо него заговорил Леонид:

— Ваш хозяин предупреждал, что здесь водятся волки, но мы не восприняли его слова всерьез.

— Ах, да, хозяин… – как–то глухо, задумчиво повторил Степан. – Ему виднее.

— Никогда не думала, что летом эти хищники могут представлять опасность, — вздохнула Галина. – Надеюсь, что хотя бы на территорию лагеря они не забегут.

— Так вы, значит, без обеда остались? – Степан перевел разговор на другую тему. – Вот творожок, что Евдокия прислала, и пригодится. Идем–ка, парень со мной. Я из подвала достану.

Петя, к которому обратился сторож, инстинктивно отступил на шаг. Перспектива спуститься в какой–то жуткий подвал вместе с человеком, который едва не скормил их волкам, не слишком вдохновляла. И все же мальчишка пошел вслед за своим спутником, надеясь лишь на то, что склонный к подозрительности Вася, как всегда слишком сильно сгустил краски.

Обогнув столовую, Степан остановился у небольшого сооружения с покатой крышей, как две капли воды похожего на маленькие сарайчики, которые обычно возвышались над входом в деревенские погреба:

— Нам сюда. Сейчас, парень я покажу тебе что–то интересное. Готов?

— Готов…

— Тогда держись.

Сторож отодвинул громадную щеколду, открыл дверцу, и они вошли внутрь. Вспыхнул электрический фонарик, при свете которого мальчик увидел ведущую вниз крутую лестницу, которой, казалось, не было конца.

— Подвал мне в наследство от лагеря достался. Здесь овощи для пионеров хранили, — объяснил, спускаясь по ступеням, Степан.

Мальчик осторожно следовал за ним, не зная бояться ему или радоваться. Сердце подсказывало, что сейчас произойдет что–то необычное и удивительное, а разум напоминал о возможной опасности. Рослому сильному Степану ничего не стоило справиться не только с маленьким мальчишкой, но и с его отцом. Напуганный предположениями брата, Петька, невольно, всего на минуточку представил, как их остывшие тела тихонечко лежат в погребе, рядом с заготовленной на зиму картошкой и свеклой…

Тем временем, лестница привела их к полукруглой арке, за которой просматривались стены узкого коридора, конец которого таял во мраке. Зрелище было довольно устрашающим, но тут под пальцами Степана щелкнул выключатель и вспыхнул электрический свет. Глазам изумленного Пети предстал находившийся на другом конце коридора просторный вытянутый в длину подвал со сводчатым потолком и глухими арками, в которых размещалось великое множество полок.

— Что, настоящие хоромы? – засмеялся довольный произведенным впечатлением Степан. – О нем даже хозяин не знает, думает, что здесь обычный деревенский погреб. Когда строили пионерский лагерь, рабочие наткнулись в земле на эту старинную кладку, ну и решили хранилище для овощей сделать. Подремонтировали, стены оштукатурили, полки прибили, и погреб получился лучше нового. Раньше, в старые времена хорошо строили, не то, что теперь. Этот подвал еще тысячу лет простоять сможет. Мы все помрем, а он на своем месте останется. Такие вот дела, Петр Леонидович…

Ошарашенный Петька даже не заметил, что его назвали по имени отчеству. Он как приклеенный стоял возле стены и водил по ней пальцем, словно не веря, что находится в помещении, выстроенном много веков назад:

— Откуда все это взялось?

— Наверное, монахи построили. То, что ты видишь, только часть подземелья, оно дальше куда–то тянется, да только там не пройти. Стены местами обвалились, грунт осел. Поэтому строители оборудовали под овощехранилище только небольшую часть подвала, отгородив его от главного, полузасыпанного тоннеля стеной.

— А что думают об этом ученые? — поинтересовался начитавшийся исторических книг Петька.

— Да ничего не думают, потому, как не знают, — усмехнулся Степан.

— Не знают?!

— А кто им о находке рассказал? Никто… Дело ведь как было? Пионерский лагерь следовало сдать к сроку, а точнее досрочно – к очередной годовщине революции. Потому все шибко торопились – краску на сырой цемент клали и мокрые дорожки асфальтировали прямо во время дождя. Сам, наверное, знаешь, как это бывает. Хотя откуда тебе знать… Короче, когда обнаружили вход в подземелье, прораб и прочие начальники решили это дело замять. Если бы сюда приехали ученые и начали в земле ковыряться, лагерь бы точно к сроку не сдали. А значит, прощай премия и жди нагоняя от начальства. Что же, люди сами себе враги?

— И они молчали?!

— Как видишь. Да и кому нужен этот подвал? Сгинуло прошлое, исчезло, не вернуть его.

Петя даже поверить не мог своему везению: вот так, нежданно–негаданно он обнаружил то самое подземелье, которое искало столько поколений кладоискателей! Мальчик не сомневался, что именно там, в дальнем конце подземного хода хранятся монастырские сокровища. Если, конечно хранятся…

Юный историк подозрительно посмотрел на своего спутника. Неужели Степан не догадывался, что за стеной подвала могут находиться, сгинувшие несколько веков назад сокровища? И почему сторож не рассказал о подвале хозяину? Вдруг Степан уже нашел и вывез куда–нибудь монастырский клад? А стену замуровал, чтобы никто не догадался о случившемся. Но, посмотрев в глаза стоявшему рядом сторожу, Петя сразу же отказался от своих подозрений. Сердцем мальчишка чувствовал, что перед ним добрый, простодушный человек и ему стало стыдно за свои подозрения. «Он нам свой творог отдает, а я, как Васька его подозреваю, — подумал Петя. — И потом, стал бы он здесь жить, если бы завладел несметным богатством? Ясно, что ни Степан, ни его сестра таких сокровищ в руках не держали и воспользоваться ими не могли».

— А вот и обед ваш, — Степан взял с полки пакет с творогом и передал призадумавшемуся Пете. – Держи. Ну беги наверх, холодно здесь, простудишься.

Выйдя на солнечный свет, Петя зажмурился – до чего же ярко светило в этот день солнце, каким ярким сияющим оказалось небо, какой сочной и свежей трава!

— Что стоишь? Греешься? Твои уже заждались, наверное. Вот возьми еще сметанку к творогу, это меня все Евдокия снабжает – вы в городе такой никогда не ели.

— Спасибо!

Петя взял подарок и, поблагодарив, помчался к домику Айболита.

Угощение оказалось настолько вкусным, что даже у мамы немного улучшилось настроение. Все мучавшие ее тревоги на время отступили, перед явным преимуществом настоящих деревенских продуктов в сравнении с городскими.

— Вот это сметана! — нахваливала она. – Даже ложка стоит, прямо как в рекламе.

— Никогда еще в жизни не ел такого вкусного творога, — вторил ей папа. – Вот они, реальные преимущества деревенской жизни.

— Класс! Супер! – продолжали тему близнецы.

Однако после еды родители вновь заговорили о скором отъезде, который должен был состояться еще до заката.

— Как? Мы же решили ждать машину, — испуганно проговорил Петя, для которого теперь, после сделанного им открытия, такой поворот событий и вовсе казался настоящей катастрофой. – У нас целая ночь в запасе. Сегодня уезжать нельзя ни в коем случае!

— Насчет машины я договорился, пока вы со Степаном ходили в погреб, — сообщил папа. – Хозяин оказался очень любезным человеком и взялся нас подвести… вместе с нашими велосипедами.

— Хозяин? Разве он не уехал?

— Нет, Петя. Мы все так думали, но оказалось, что он задержался, чтобы еще раз осмотреть свое хозяйство и монастырь перед реставрационными работами, которые начнутся уже на этой неделе.

Вася молчал, но по глазам брата Петя видел, что тот усиленно о чем–то думает. Родители паковали чемоданы и сдували матрасы. Никаких шансов на отсрочку больше не оставалось.

— Нам нельзя сейчас уезжать! – с отчаяньем проговорил Петя. – Я здесь такое нашел!

Мальчик хотел рассказать об обнаруженном им монастырском подземелье, но вовремя спохватился, с опаской посмотрев на тонкую стенку, за которой мог находиться сейчас хозяин. Эта информация явно не предназначалась для его ушей. А на родителей заявление сына не произвело ни малейшего впечатления. Зато Вася сразу оживился и предложил брату немного погулять перед отъездом.

— Не вздумайте уходить за пределы лагеря, — погрозила пальцем Галина. – Вы должны явиться к домику Айболита по первому моему зову.

— Слушаюсь, товарищ генерал! – Вася вытянулся по стойке смирно, а потом, лихо развернувшись, покинул жилище. Оказавшись во дворе, мальчишка сразу сменил тон, с серьезным видом спросив у брата: — Ну что ты там такое нашел?

— По–моему, я вычислил, где находится подземное хранилище сокровищ!

— Где?

— В подвале у Степана.

— Так это ты про творог, — разочарованно протянул Вася, который решил, что, говоря о сокровищах, Петя имел в виду продовольственные припасы, хранившиеся в подвале.

— Нет, — обиделся будущий археолог. – Мне не до шуток. Понимаешь, подвал это не простой, у него сводчатый потолок, будто строили его много веков назад. Возможно, это часть подземелья, в котором скрывались монахи.

— Но монастырь довольно далеко отсюда. Как можно вырыть такой длинный ход, не имея современной техники?

— А как пирамиды строили? – с этими словами Петька подвел брата к входу в подвал.

— Это? – разочарованно произнес Вася, рассматривая неказистый сарайчик.

— Да. Но внутри там совсем не так, как снаружи.

Васе не меньше чем брату хотелось найти что–то необычное и таинственное, поэтому он внимательно принялся рассматривать постройку.

— Смотри–ка, туда можно войти, — наконец заявил доморощенный сыщик, указывая на засов, при помощи которого была закрыта дверь в подвал. – Хорошо, что здесь нет настоящего замка.

— А я про что? Идем скорее.

Оглядевшись по сторонам и убедившись, что за ними никто не наблюдает, мальчики открыли засов и прошмыгнули внутрь. Фонарика у них не было, а потому по лестнице пришлось спускаться ощупью, в полной темноте. Вышагивая по крутым ступенькам, Вася очень некстати вспомнил сон о монахах, пригрезившийся этой ночью. Конечно, мальчишка не верил в чудеса, но если Петька был прав и подвал действительно являлся частью монастырского подземелья, спускаться туда было опасно. Где–то поблизости находились непогребенные тела погибших от жажды людей, чьи души так и не смогли найти покоя, и такое соседство могло до дрожи в коленях испугать даже очень смелого человека. Вася чувствовал под ложечкой неприятный холодок и почти слышал зловещее постукивание костей… К счастью, в этот самый момент Петя нащупал выключатель и зажег свет.

— Вот это да! – услышал он восторженный возглас брата.

Позабыв о недавних страхах, Вася моментально включился в осмотр помещения. Ребята обошли подвал, тщательно рассматривая стены и потолок. В одном месте штукатурка облупилась, и Вася стал разглядывать высунувшуюся наружу побелевшую от времени кирпичную кладку.

— Да, действительно, это строили очень давно, несколько веков назад, а сверху, видно, только покрыли цементом, — заключил он.

— Кстати, Степан говорил, что хозяин про подвал ничего не знает, и что это только его, Степаново достояние.

— Так и сказал?

— Слово в слово.

— Нет, недаром я его подозревал, — продолжал рассуждать Вася. – Все сходиться. Смотри: вчера из монастыря вывозили какие–то ящики. Степан сделал все возможное, чтобы мы при этом деле не присутствовали. Так? Так… Теперь второе: если хозяин приехал сегодня, то можно с большой долей уверенности предполагать, что вчера его здесь не было. Зачем человеку дважды ездить за город в течение суток? Так? Следовательно, хозяин к вывозу ящиков не причастен. Короче, Степан сделал это в тайне от своего шефа, и говорил он по телефону не с ним, а со своими сообщниками.

— Постой, — остановил его Петя. – Звучало бы логично, если бы ни одно обстоятельство: ты забыл, что подвалом пользовались еще в те времена, когда здесь был пионерский лагерь. Значит, если сокровища здесь и хранились, то их вывезли много лет назад, а не вчера.

Этот аргумент сразил юного детектива наповал. Он задумался, уставившись в стену. Петя тоже молчал, понимая, что столь удачно начавшиеся поиски неожиданно зашли в тупик.

— А ты не заметил, что свод на потолке у дальней стены словно срезан? – неожиданно нарушил молчание Вася.

— Нет. Ну и что? Какое это имеет значение?

— Очень большое, потому что означает, что стена отсекает только часть подземелья, а за ней оно продолжается. Именно там и может храниться сокровище. Штукатурка здесь старая, следовательно, можно уверенно утверждать, что со времени последнего ремонта, который, судя по состоянию стен, был проведен лет двадцать назад, никто эту стену не трогал. Иными словами, если клад был спрятан за перегородкой, то он находиться там и по сей день.

— Но что за ящики таскали этой ночью? Если это не монастырские сокровища, то, что же?

— Ладно, — нахмурился Вася. – Здесь есть над чем подумать. А сейчас нам пора. Мама с папой, наверное, уже ищет нас. И вообще тут холодно, как в морозилке.

— Но мы должны обязательно вернуться. Почему мама так хочет уехать отсюда? Неужели она не понимает, что мы находимся на пороге научного открытия?

— Просто ты соня, потому и не в курсе, — вздохнул Васька и рассказал брату о случайно услышанном ночном разговоре родителей.

— Получается, у нас нет ни одного шанса, чтобы остаться?

— Получается.

— Но сегодня особая ночь! Именно сегодня очередная годовщина того побоища. Если мы пропустим ее, то придется ждать целый год, чтобы увидеть призрачную битву…

— Не кисни, Петька. Главное, ты нашел подвал и теперь у нас есть реальный шанс отыскать сокровище. А теперь пойдем наверх. Может, мы еще сумеем убедить маму остаться.

Взобравшись по лестнице, близнецы толкнули дверь подвала, но она оказалась заперта снаружи…

Глава шестая. Пикник на развалинах

Обычно Кирилл проводил лето с отцом в археологических экспедициях, но в этом году все семейство решило отдохнуть на море, а потому уже ставшие привычными поездки на раскопки не планировались. В ожидании вояжа в теплые края, который должен был состояться лишь в конце июля, мальчик втайне вспоминал привычную для него жизнь археолога – лагеря, палатки, сухую траву, запах земли и радость находок. Пожалуй, такое времяпровождение было намного лучше бездумного загорания на пляже. Впрочем, может быть, Кирилл иначе отнесся бы к предстоящему путешествию, если бы оно состоялось в ближайшее время. Но дни тянулось бесконечно долго, их приходилось проводить в пыльном городском дворе и опостылевшей квартире.

Утро очередного дня началось, как обычно – позавтракав, Кирилл уныло перемещался по комнатам, рассматривая висевшие на стенах фотографии. На них застряли кусочки прошлого, напоминания о тех днях, когда археологи и их юные помощники без устали трудились на раскопках, извлекая из земли крошечные ошметки бересты. Эти черные сморщенные полоски складывались в грамоты, из которых можно было узнать, как жили простые люди много столетий назад.

— О чем задумался, Кирюша? – подошел к сыну Алексей Алексеевич.

— Жаль, что мы не поедем этим летом в Новгород.

— Да, но у меня есть и хорошие новости. Готовься к другой поездке. Правда она будет не слишком длительной, однако интересной. Мы с ребятами–историками решили вспомнить старину, свою бурную студенческую молодость. Махнем с ночевкой на развалины монастыря, отдохнем, искупаемся, шашлычок сделаем, а ночью будем жечь костры в память о монахах. Такая у нас существовала традиция. Завтра годовщина взятия монастыря, и мы еще в студенческие годы отмечали эту дату. Точнее – разыгрывали настоящий спектакль на историческую тему. Даже костюмы шили. Хорошее это было время.

— Спектакль по мотивам летописи, которую ты купил в букинистическом магазине? – спросил Кирилл.

— Да, признаю честно, заводилой был ваш покорный слуга. Впрочем, нет никаких доказательств, что события, описанные в ней, произошли именно в этом монастыре. Да и сценарий явно выходил за пределы изложенных в рассказе бывшего послушника фактов. Были тут и поединки на мечах, и юные красавицы, ради которых витязи совершали свои подвиги. Впрочем, фигурировали и монахи, отчаянно защищавшие свою обитель… Видел бы ты, Кирилл, какое красочное зрелище мы устраивали! А начиналось все с того, что ведущий Мишка Грибов начинал торжественным голосом зачитывать начало повествования: «Собрав елико имеаше у себе войска, и удари нощию, и множьство изби их… И не возможе противу великого войска малыми людьми и возвратися»…

— Здорово! И в этот раз так будет?

— Увы, Кирилл, мы уже не те. И Мишка Грибов теперь доктор исторических наук Михал Михалыч Грибов, и я уже не мальчишка. Но нас по–прежнему связывает дружба и воспоминания… – Алексей Алексеевич рассеяно махнул рукой. – В общем, собирайся, завтра с утра едем.

Уже были вынесены из дома и поставлены у крыльца рюкзаки и сложенные велосипеды, готовые к дальнейшему путешествию в просторном автомобиле, все было готово к отъезду, но близнецы куда–то запропастились.

— Петя! Вася! – звали их на все голоса отец с матерью, однако мальчишки, словно в землю канули.

— Неужели они нарочно где–то спрятались, чтобы сорвать наш отъезд? Нет, никогда не поверю, что мои сыновья способны на такое.

— Вряд ли – они дисциплинированные мальчишки, на которых можно рассчитывать, когда речь идет о серьезных вопросах, — покачал головой Леонид.

— Но тогда где же они?!

Галина только руками всплеснула и вновь начала звать своих чад. В душе она все же надеялась, что Петя с Васей просто спрятались, решив остаться на ночь в лагере, ведь это было самым благоприятным вариантом развития событий. О лесных хищниках, речных омутах и нехороших людях, шнырявших поблизости, несчастная женщина боялась и подумать.

— Петя! Вася!

По дорожке, ведущей к домику Айболита, размашистым шагом шел мужчина со шрамом. Хозяин торопился, так как в городе его ждали срочные дела, а непредвиденная задержка нарушала все дальнейшие планы. Он был очень зол на непрошенных гостей, как нарочно путавшихся под ногами, однако старался держаться вежливо и спокойно, в душе мечтая как можно скорее выпроводить их из лагеря. Но встревоженные родители все никак не могли найти своих сыновей, бестолково метались по территории и совершенно не представляли, как им быть дальше.

— Как, нашли детишек?

— Пока нет. Куда только они могли запропаститься? – откликнулся Леонид.

— Поторопитесь. У меня назначена важная встреча. Я не могу надолго задерживаться.

В это время, на дороге, ведущей к лагерю, показалась группа людей. Одетые по–походному, с рюкзаками за спиной, они смеялись, громко разговаривали. Сразу было видно, что это туристы, которые предвкушают хороший отдых на природе. Пройдя лагерь, процессия двинулась в сторону монастыря.

Хозяин, внимательно наблюдавший за ними, нахмурился, пониже натянул на лоб свою неизменную бейсболку и, оставив родителей близнецов, направился вслед за туристами.

А они, тем временем, остановились у входа в монастырь, с удивлением рассматривая табличку «Частная собственность».

— Что–то я ничего не понимаю, — проговорил высокий, с бакенбардами мужчина в клетчатой рубашке.

— Быть такого не может! – ответил ему полный блондин в очках.

— Это просто чье–то самовольное решение.

— Но они всю территорию колючей проволокой огородили, — заметил подросток с очень серьезными и умными глазами, в которых теперь сквозила растерянность. – Похоже, надолго обосновались.

— Абсурд!

— Нонсенс!

— Где так называемый хозяин этого безобразия?!

Хозяин как раз находился поблизости, стоя за ближайшими кустами, но не торопился вступать в переговоры с туристами, которые явно пытались проникнуть на территорию монастыря. «Куда девался Степан? – недоумевал он, прислушиваясь к возмущенным репликам непрошенных гостей. – Гораздо лучше, если разговаривать с ними будет сторож. С него и спроса меньше. Что за день сегодня, все наперекосяк идет!».

— Нет! Этот беспредел надо пресечь! – громче всех возмущался мужчина в клетчатой рубашке. – И я, как член Исторического Общества, займусь этим!

При этих словах решение хозяина не объясняться с пришельцами укрепилось окончательно. Между тем, туристы отошли от ограды и в десятке шагов от нее стали разбивать палатки. Это произвело удручающее впечатление на человека со шрамом. Выругавшись сквозь зубы, он развернулся и некем не замеченный покинул окрестности монастыря. Вернувшись в лагерь, хозяин объявил, что в связи с непредвиденными обстоятельствами не сможет сегодня уехать, поэтому поездка откладывается на неопределенное время.

— Не нашли мальчишек? – скорее из вежливости, чем из сочувствия спросил он у стоявшей на крыльце Галины.

— Нет. Муж ищет их по всей территории лагеря.

— А Степана не видели? Он тоже куда–то пропал, — недовольно пробурчал хозяин.

При этих словах у Галины впервые появилось подозрение, что сторож не тот человек, за которого себя выдает. «А, может быть, Вася действительно был прав, не доверяя ему? Что этот питекантроп сделал с детьми? – с ужасом думала она. – Ведь они знали, что мы уезжаем, и не могли куда–нибудь убежать. Они у меня послушные и ответственные ребята и территорию лагеря они бы никогда не покинули без разрешения. Значит, их удерживают насильно. А кто, как не Степан мог сделать это? Он похож на маньяка, он самый настоящий маньяк!!! ».

— Придется вызывать милицию, — враз охрипшим голосом произнесла женщина.

Нервный тик исказил «украшенное» шрамом лицо. Хозяин сморщился, как от зубной боли.

— Не советую. Сейчас ваше заявление всерьез никто рассматривать не будет. Дети исчезли от силы час назад, а они начинают поиски примерно через сутки или около того. Да вы не волнуйтесь, сейчас найдем ребятишек. Я вам помогу.

Однако перепуганная Галина не думала отказываться от своего намеренья, она немедленно достала из кармана мобильный телефон, намереваясь набрать «02». Хозяин рассыпался в красноречии, пытаясь убедить ее не делать этого, а его глаза уже отливали сталью. Неизвестно чем бы закончился этот разговор, как вдруг поблизости раздались знакомые голоса близнецов, и вскоре на дорожке появились жалкие, продрогшие до костей мальчуганы. За ними следовал Леонид:

— Вот, получай затворников!

— Вы заставили нас с папой так волноваться! – в сердцах проговорила мама, в то же время обнимая и целуя своих чад. – Негодники! Бессовестные негодники! Как вы могли так с нами поступить?!

— Прости, мам. Мы тут заглянули в одно место, и произошла непредвиденная задержка, — ответил Вася.

— Понимаешь, дверь снаружи на щеколду сама захлопнулась, — добавил Петя.

— Какая дверь, какая щеколда? Куда вас на этот раз занесло?

— Их занесло в погреб к Степану, — пояснил отец. – Но самое интересное, что снаружи мальчишек кто–то запер, хотя сторожа нигде поблизости нет. Хорошо, что я оказался рядом, услышал, как они скребутся изнутри, и выпустил их на свободу.

— Надо поговорить со Степаном, узнать, почему он так сделал.

— Нет, не надо! – взмолились мальчики. – Он не знал, что мы там. Наверное, просто увидел отодвинутую щеколду, решил, что забыл закрыть ее, и навел порядок.

— А зачем вы пошли в погреб? Неужели… – мамины глаза расширились от одной мысли, что ее сыновья, как воришки, решили втихаря попользоваться чужими припасами. – Неужели вы позарились на творог?!!

— Да что ты, мама! – оправдывался Петя. – Как ты могла такое подумать! Просто я хотел показать Васе своды, понимаешь, там кладка старинная.

Успокоенная мама не стала вдаваться в подробности и сообщила, что поездка откладывается на неопределенный срок, но гулять разрешила только в поле зрения.

Наконец–то все сложилось так, как он мечтал! Петя был по–настоящему счастлив – сегодня ночью он сможет узнать, действительно ли возвращается прошлое, стать свидетелем призрачной битвы. Мальчишка смотрел в небо, пытаясь представить себя на месте того послушника, что жил здесь много веков назад. Тот парень видел те же звезды, зеленую стену леса, слышал журчание тихой речки… Пять веков – много это или мало, если над головой раскинулось вечное бездонное небо? Прошлое казалось размечтавшемуся Петьке таким близким и доступным, словно все случилось вчера. Казалось, одного маленького усилия воли хватило бы, чтобы вернуть давно минувшие дни, посмотреть в лица тех, кто жил много веков назад. Неожиданно вдали послышались гитарные переборы, под которые несколько мужских голосов дружно пели какую–то туристскую песню из репертуара шестидесятых. Похоже, прошлое возвращалось, правда пока «пленка была отмотана» всего на несколько десятилетий.

— Что это? – изумились сидевшие на крылечке мальчишки.

— Туристы, — ответила мама. – Пока вы «отдыхали» в погребе, сюда прибыла целая большая группа. По–моему, хозяину это не понравилось и из–за них он отложил свой отъезд.

— Можно мы посмотрим? Познакомимся с ними? – немедленно предложил общительный Вася.

— Пойдем все вместе. Делать нам теперь все равно нечего, — ответил отец. – А то вы опять где–нибудь потеряетесь.

Вся компания покинула крылечко коттеджа и направилась за пределы лагеря, туда, откуда доносились пение и смех. Не успели они пройти и десятка метров, как наткнулись на паренька, собирающего хворост неподалеку от лагерной ограды. При виде посторонних людей мальчик поднял голову, и Петя узнал в нем Кирилла – сына учителя истории Алексея Алексеевича.

— Привет, — обрадовался он встрече. – А что ты здесь делаешь?

— Привет, — ответил Кирилл, тоже сразу узнавший недавнего гостя его отца, но потом он растерянно посмотрел на Васю, не понимая, что происходит.

— Наверное, ты думаешь, что у тебя в глазах двоится? — засмеялся Петя. – Нет, просто мы с Васькой близнецы.

— Кирилл, — протянул руку мальчик Васе и улыбнулся. – Здорово! Вы так похожи, не отличишь. Мы здесь с папой и его друзьями–историками лагерь разбили, пробудем денька два. Они там песни поют и студенческую молодость вспоминают, а меня послали хворост для костра собирать.

— Мы тебе поможем! – Петя вопросительно посмотрел на отца. – Можно, пап?

— Ну что ж, помогайте, да и мы с мамой в стороне не останемся, — согласился отец, и все семейство Клёновых дружно взялось за работу.

Через пятнадцать минут целая процессия, которую возглавлял Кирилл, а замыкали Галина и Леонид Клёновы с большими охапками хвороста, приблизилась к стоянке историков. Навстречу им поднялся высокий человек в очках.

— Здравствуйте, Алексей Алексеевич! – хором поздоровались близнецы.

— Клёновы? Откуда вы здесь? — заулыбался учитель. – Рад вас видеть. Где же ты нашел столько помощников, Кирилл? А сколько хвороста набрали! Теперь нам топлива на всю ночь хватит.

— От волков? – уточнил Петя.

— Нет. Какие тут волки? Это будет поминальный костер в память о погибших монахах.

Алексей Алексеевич хотел сказать что–то еще, но нахмурившаяся Галина перебила его:

— Волки здесь есть, и мы даже собрались из–за них уезжать. Этим утром в лесу слышали их вой, да и предприниматель, купивший пионерлагерь, говорил, будто зимой сталкивался с хищниками. Так что вы поосторожней.

— Они нам сегодня обедать не дали, выли так страшно – у–у–у… – добавил Вася, но его слова не восприняли серьезно и они вызвали только веселый смех Кирилла.

— Спасибо за предупреждение. А теперь позвольте познакомить вас с моими друзьями, — Алексей Алексеевич направился к костру, возле которого сидели историки.

После официальных представлений родители остались сидеть у огня, болтая со своими новыми знакомыми, а Петя и Вася отвели Кирилла в сторонку и начали рассказывать о своих приключениях. Брат–сыщик больше внимания уделял подозрительным событиям, случайными свидетелями которых они стали, а брат–историк говорил о том, как они обнаружили под землей старинную кладку – громадный подвал, о котором до сих пор не знали ученые.

— Знаешь, Кирилл, я просто убежден, что это и есть то самое монастырское подземелье, в котором монахи спрятали клад! – возбужденно размахивал руками Петя. – Там своды – во! А где штукатурка облупилась – кирпич виден. Он старый–старый! Еще там есть стена, за которой, скорее всего и начинается подземный ход. Если монастырские сокровища не легенда – они должны находиться именно за этой перегородкой!

Кирилл даже присвистнул от удивления:

— Не может быть! Да ведь это же настоящее историческое открытие, надо сказать о нем папе.

— Нет, подожди, сначала проверим получше, что к чему, — остановил его Вася. – У нас есть кое–какие идеи, взрослым о них пока лучше не говорить.

— Какие? – переспросил Петя, который пока ничего не знал о планах брата.

— Мне только что пришла в голову замечательная мысль. Давайте сегодня ночью проберемся в подвал, оденемся потеплее и займемся дальнейшим осмотром. Нам никто не будет мешать и никто нас там не закроет…

— А дальше? На что там смотреть? Мы же все стены изучили…

— Мы возьмем с собой какую–нибудь железяку и попытаемся пробить в стене дырку, направим в нее луч электрического фонарика и все рассмотрим.

— Ты думаешь, что так легко пробить стену?

— Да стена–то не старинная, ее строители наверняка наспех клали, может быть, нам даже целый кирпич удастся из нее выбить.

— Нам сил не хватит.

— Справимся…

— Не справимся…

Близнецы привычно заспорили, а Кирилл с задумчивым видом слушал их разговор:

— Здорово! Я бы с вами пошел, но ночью у нас самые важные мероприятия намечаются, спать никто не будет, и мое отсутствие сразу заметят.

— Ничего, мы тебе завтра все расскажем, — пообещал Вася. – А потом и Алексею Алексеевичу сообщим.

Петя просто не знал, что делать. План, который предложил Вася, был просто замечательным, но он хотел провести эту ночь в наблюдении за монастырем, надеясь собственными глазами увидеть картины прошлого. Однако другого случая обследовать подземный ход могло больше не представиться. Оставалось только надеяться, что они пробудут в подвале не слишком долго и еще успеют понаблюдать за развалинами. Кроме того, прошлое могло вернуться и в подземелье, а, следовательно, мальчишки стали бы очевидцами не менее важных событий, чем те, которые происходили наверху. Но с другой стороны мальчик сильно сомневался, что они вдвоем с братом сумеют сокрушить кирпичную стену. А в таком случае Петькин план терял всякий смысл, и лучше было провести время на поверхности, наблюдая за монастырем, а потом рассказать о своей находке историкам. Кстати, приезд историков произвел на Петьку двоякое впечатление – ему очень хотелось поговорить с настоящими учеными, но вот время для своего пикника они явно выбрали неподходящее…

— Сегодня нельзя жечь костры, — заявил Петя. – Лучше бы вы тихо сидели в своих палатках и наблюдали за тем, что происходит в монастыре.

— А что там должно происходить? – не понял Кирилл.

— В летописи, которую нам читал Алексей Алексеевич, написано, что в ночь на 25 июня, пять веков назад был разгромлен монастырь. У меня есть сведения, что в эту ночь возвращается прошлое. Вполне вероятно, такое случается каждый год, и мы можем увидеть призрачное сражение. Представляете! А вы своими кострами распугаете всех призраков.

— Ну, ты даешь, — удивился Кирилл. – Неужели сам веришь в такие истории?

— Мама с папой много лет назад видели все. А на следующий день нашли на монастырском дворе новенькую шапку монаха. Настоящую!

— Может, ее обронил проходивший мимо священник…

— Часто ты видел священников в пионерском лагере? Говорят тебе – этот предмет залетел к нам из прошлого!

— Чепуха какая–то. Так не бывает!

— Бывает. Мама с папой это не придумали, — в голосе мальчишки звучала такая убежденность, что даже Кирилл на секундочку поверил в его слова. – Бывает! Бывает!

Однако Кирилл был старше близнецов, а потому менее доверчив. Он не верил в перемещения во времени и в прочие чудеса. Отец учил его, что у всякого необычного явления есть научное объяснение и надо только уметь отыскать его. Мальчишка задумался на минуточку, а потом спросил:

— Скажи–ка, Петя, какого числа все это произошло?

— В ночь на 25 июня, будто сам не знаешь!

— А по какому стилю?

Вопрос Кирилла подействовал на Петю, как ушат ледяной воды. Только теперь мальчишка сообразил, что упустил в своих расчетах главное обстоятельство – несовпадение дат по старому и новому стилю. Если бы таинственные события, свидетелями которой были их родители, действительно являлись видением прошлого, они бы произошли не 25 июня, а на две недели позже. Прошлое не могло меняться вместе с реформой календаря, а значит, вся Петькина гипотеза была неверной.

Никогда мальчишке не приходилось чувствовать себя столь разочарованным. Чудо не состоялось, то, во что он верил, оказалось выдумкой. Пробормотав под нос нечто нечленораздельное, юный историк медленно побрел с освещенной светом костра поляны.

— Петька, подожди! – догнал его Кирилл и пошел рядом. – Ну, ошибся ты с календарем, зато нашел вход в подземелье, это важнее.

— Что ты понимаешь! Я так хотел увидеть прошлое…

— Петь, возвращайся назад, а то мама нам головы открутит! – донеслось со стороны поляны.

Петька понуро развернулся и молча двинулся обратно к костру. Внезапно в его глазах вспыхнула надежда:

— А вдруг эти видения не связаны с определенной датой и появляются когда захотят? Ведь мама с папой держали в руках монашескую шапку и никакие фокусы с календарем объяснить это не могут!

— Думаю, тебе надо поговорить с моим отцом, — предложил Кирилл, уже догадавшийся, в чем было дело.

Мальчишки вернулись на стоянку туристов. Начинало смеркаться и от этого пламя костра казалось особенно ярким. Золотые искры взлетали в небо и таяли без следа. Сидевшие у огня люди были заняты тем, что пекли картошку и рассказывали уморительные анекдоты.

— Пап, можно тебя на минуточку?

— Конечно, — Алексей Алексеевич поднялся со своего места, подошел к ребятам. – Я вас слушаю.

— Пап, мы насчет событий, произошедших пятьсот лет назад…

— Прежде всего, позвольте вам напомнить, молодые люди, что, скорее всего, эти развалины вообще не имеет никакого отношения к тем событиям, которые описаны в летописи, — поднял вверх палец Алексей Алексеевич. – Версию о том, что именно этот монастырь был разгромлен в пятнадцатом столетии, активно поддерживали кладоискатели, мечтавшие найти несметные сокровища, да мы, студенты, которым очень хотелось совершить какое–нибудь научное открытие.

— Нет! В летописи описан именно этот монастырь! – возразил Вася, которому приходилось теперь говорить за двоих: и за себя, и за окончательно сникшего брата. – Помните, что именно спасло жизнь единственному уцелевшему послушнику?

— Конечно. Он поехал в лесную деревню за углем для монастыря, да там и заночевал.

— А мы с Петькой обнаружили, что такая деревня здесь поблизости есть, в ней испокон веков уголь получали.

И Вася поведал учителю о деревне Синички, жители которой всегда владели ремеслом углежогов, которое кормило их несколько столетий.

— Из чего следует, что в летописи речь идет именно об этом монастыре! – обрадовано заключил юный детектив.

— А вы и молодцы, ребята! – похвалил их Алексей Алексеевич, в глазах его светилась радость. – Значит, не даром мы отмечали здесь эту ночь!

— Папа, а Петя говорит, что мы зря это делаем, потому что можно спугнуть призраков.

Алексей Алексеевич засмеялся:

— У нас давно сложилась традиция отмечать эту ночь, и никаких призраков никто из участников посиделок ни разу не встретил. Все началось еще в студенческие годы. Тогда парни и девчонки наряжались в старинные костюмы, разыгрывали спектакли на исторические темы. Для нас это была скоре игра, красочное шоу. Потом мы повзрослели, по–другому стали смотреть на жизнь и костры стали жечь уже не ради развлечения, а в память о погибших здесь наших предках.

— А шапочки монашеские у вас были? – спросил Петя, начинавший понимать, что событие, о котором рассказали его родители, были связано не с возвратом прошлого, а со студенческими развлечениями Алексея Алексеевича и его друзей.

— Шапочки? Скуфьи? Да, все имелось: и шапочки, и рясы. А еще деревянные мечи и сделанные из жестяных банок доспехи. У студентов было мало денег, но много фантазии…

Глава седьмая. Бешеный и Лютый

Степану не давала покоя мысль о волках, которых, как он знал, в здешних местах последние лет пятьдесят не встречалось. Впрочем, давно, вскоре после войны, еще совсем маленьким мальчишкой он слышал по ночам протяжный вой в лесу, который запомнил на всю жизнь. Однако даже тогда ни на людей, ни на скотину волки не нападали, а потом и вовсе куда–то исчезли. И вот теперь хозяин утверждал, что в окрестностях Сосновки появились серые хищники.

«Неужто, вернулись? – думал Степан, прибираясь на кухне. – А может быть, это и не волки вовсе, а одичавшие собаки? Мало ли что перепуганному горожанину может померещиться? Правда, не только хозяин, но и парочка с ребятишками вроде бы слышали вой. Интересно, привязали они лодку? Все четверо были так напуганы, что могли забыть сделать это. Надо проверить…».

Оставив домашние дела, сторож решил пройтись к реке, посмотреть привязана ли лодка, а заодно послушать волчий вой, или то, что за него принимали городские жители. Проходя мимо входа в подвал, Степан увидел приоткрытую дверь. Подумав, что просто забыл ее запереть он плотно, по–хозяйски прикрыл створку и задвинул щеколду, не подозревая, что внизу находятся неугомонные близнецы.

Решив сократить путь к речке, Степан пошел прямиком через маленькую рощицу, где обычно, не любивший привлекать к своей персоне внимание хозяин оставлял роскошную иномарку. Джип стоял на своем месте, поблескивая затемненными стеклами, ярко светило солнце, щебетали птицы… Однако обычно тихое и спокойное место сегодня внушало сторожу необъяснимую тревогу. Он шел по рощице, спиною чувствуя непонятную угрозу. Иногда Степану начинало казаться, что кто–то следит за ним, но он всякий раз отбрасывал эту нелепую мысль. Кому был нужен простой деревенский мужик Степан Прохоров, которй за всю свою жизнь так и не сумел ни скопить богатств, ни нажить заклятых врагов?

Проходя мимо хозяйской машины, сторож заметил неладное – переднюю дверь джипа изуродовала длинная глубокая царапина. При ближайшем осмотре выяснилось, что, похоже, кто–то пытался проникнуть машину варварским способом. Степан недоумевал – кто мог заниматься таким безобразием в столь тихом и спокойном месте, как окрестности Сосновки? Местных хулиганов здесь не было, горожане заезжали редко.

— Вот супостаты, такую хорошую вещь испортили, — пробормотал Степан, рассматривая царапину. – А это еще что?

Еще не успевшая окончательно высохнуть после ночного дождя земля была истоптана отпечатками громадных ботинок. Следы явно не могли принадлежать ребятишкам, а, следовательно, хулиганы были вполне взрослыми людьми. Это обстоятельство особенно не понравилось бдительному Степану. Подумав, что надо сообщить обо всем хозяину, сторож достал мобильный телефон. В этот момент, в кустах за его спиной раздался какой–то шорох, и не успел Степан обернуться, как ощутил сильный удар по голове и потерял сознание.

Когда он пришел в себя, то обнаружил, что обмотан по рукам и ногам скотчем и находится уже не на поляне перед джипом, а где–то в лесу. Степан даже не успел, как следует испугаться, все еще не понимая, как это могло случиться, однако дальнейшие события очень скоро показали, в каком скверном положении он очутился. Подозрительного вида субъект приблизился к связанному пленнику:

— Очухался! Иди сюда! – позвал он кого–то, и над Степаном склонилось уже два лица, оба явно криминального типа.

Это были еще совсем молодые люди, почти подростки, но юные физиономии уже исказила печать жестокости, а в глазах горел бешеный огонь вседозволенности. Такие люди были способны на все, и, увидев их, Степан отчетливо понял, что его жизнь стремительно приближается к концу…

— Давай, старикан, исповедуйся. Я вместо священника буду, — ухмыльнулся один бандит, пнув ногой испуганную жертву. – И не вздумай врать – пожалеешь, что на свет родился.

Братья Нестеровы, больше известные в определенных кругах под кличками Бешеный и Лютый, всегда действовали в одиночку, не признавая никаких правил, кроме одного, гласившего, что все права имеет сильный. Еще в школе они прославились своими дикими выходками и многочисленными приводами в милицию. С возрастом братья не подобрели, а напротив стали еще более жестокими и циничными. Оба страстно желали заиметь как можно больше денег, но в серьезное дело их никто не брал, опасаясь связываться с такими психами, как Бешеный и Лютый. Пришлось Нестеровым искать собственный путь обогащения, воспользовавшись принципом «грабь награбленное» они решили сорвать большой куш, перехватив у продавца крупную партию оружия и взрывчатки. Дело было очень рискованным и опасным, но Лютый с Бешеным не привыкли думать о последствиях, представляя лишь то, как они, разбогатев, будут оттягиваться на полную катушку где–нибудь на заграничных берегах…

— Где оружие? – начал допрос Лютый.

— У меня нет оружия, — с трудом проговорил Степан.

— Не у тебя, дурак. Я спрашиваю, где Кривой его прячет?

— Не знаю никакого Кривого, — Степан облизал пересохшие губы и закрыл глаза. – Оставьте меня…

Очередной пинок вернул его в реальность.

— Как же не знаешь, Кривого, когда работаешь на него? – возмутился Бешеный. – Шутки с нами задумал шутить? Отвечай, что ты делаешь в лагере?

— Сторож я.

— Именно – сторож. Значит, ты должен знать, где в лагере прячут стволы.

— Нет там ничего!

— Не отпирайся, ты нам все равно все скажешь. Мы–то знаем, что в лагерь завезено уже несколько партий товара. Думаешь, не сможем развязать тебе язык, герой?!

Степан вовсе не собирался проявлять чудеса героизма, скрывая от преступников важную информацию. На самом деле он просто ничего не знал об оружии, которое, якобы находилось в пионерском лагере. Только когда речь зашла о неком товаре, сторож сообразил, что бандиты имея сведения о регулярных поставках в лагерь каких–то грузов, приняли материалы, завозимые для реставрации монастыря за оружие.

— Товар, о котором вы говорите, привозили в монастырь. Но это не оружие, а материалы для ремонта: краски там всякие и прочее.

Упрямство сторожа раздражало, и уже терявший над собой контроль Бешеный, ткнул ему ногой прямо в лицо, собираясь повторять этот прием до тех пор, пока тот не скажет, что нужно.

— Говори! Говори! – орал он, осыпая сторожа нецензурной бранью и ударами.

Но Лютый оказался более сообразительным, чем его психованный братец, он отстранил Бешеного и вкрадчиво спросил у жертвы:

— И где же хранятся эти краски?

— Вообще–то в церкви, но сейчас их там нет. По ошибке прислали не те, что были нужны и вчера их забрали обратно. Сегодня должны привести новые.

— Во сколько? – уточнил бандит.

— Вечером, часов в восемь.

— На чем?

— Светло–зеленый микроавтобус, он приедет со стороны Сосновки.

По–видимому, полученные сведения вполне устраивали Нестеровых. Теперь, когда дело было сделано, оставалось только прихлопнуть деревенского придурка. Бешеный вытащил из кармана пистолет и направил на оцепеневшего сторожа. Черное отверстие ствола смотрело прямо в лицо Степану, став глазом самой Смерти.

— Страшно? – Бешеный рассмеялся. – Сейчас ты пораскинешь мозгами, старикашка.

Бандиту нравилось наблюдать за ужасом, которая испытывала его жертва, и он начал медленно давить на курок. До смерти оставалось всего несколько миллиметров…

— Подожди!

— Отвали, братан! Дай повеселиться!

— Стой, кому говорят! – Лютый резко отвел руку брата. – Замочить мы его всегда успеем…

— Так в чем проблема?

— Может, он не все сказал.

— Такая дубина даже врать не умеет.

— Сперва проверим, что он наговорил, а там видно будет.

Бешеный нехотя спрятал пистолет:

— Ладно, поживи еще часок–другой, мы люди щедрые, — и вновь пнул беспомощного Степана.

Они оставили своего пленника на поляне, предварительно засунув ему в рот какую–то тряпку, и скрылись в кустах.

Человек со шрамом, которого Степан именовал хозяином, а бандиты–отморозки Кривым, занимался очень серьезным бизнесом. Он торговал оружием, но не считал себя преступником, предпочитая именоваться удачливым бизнесменом, нашедшим крайне прибыльный вид деятельности. До сих пор Кривому везло, но последние события окончательно выбили его из колеи. Казалось бы, можно ли найти лучшее место для склада оружия, чем развалины всеми забытого лесного монастыря, куда давным–давно не заглядывала ни одна живая душа? Все было отлажено, выверено до мелочей, работало как швейцарские часы… Однако появление бестолковой семейки с излишне шустрыми чадами, а потом и крикливых историков, грозило сорвать поставки. Кривой не знал что делать: он не мог силой выгнать всех этих людишек, и не мог перенести время сделки. Передача товара должна была состояться в любом случае – серьезные люди, с которыми он работал, не приняли бы отговорок, к тому же им бы крайне не понравилась даже мысль о том, что возле монастыря крутились посторонние.

«Хорошо еще обошлось без милиции, — думал Кривой, вышагивая по территории пионерского лагеря. – Но в любом случае надо до ночи убрать отсюда этих клоунов. Может, хотя бы волки их остановят? И куда только девался этот Степан?! Надо бы натравить его на историков. Пусть припугнет их, как следует».

Решив продолжать запугивать Клёновых волками, а историков грозным сторожем, хозяин направился на поиски исчезнувшего Степана. Войдя в лесок, Кривой приложил руки ко рту и издал звук, который в его представлении являлся волчьим воем. Вряд ли настоящий волк узнал бы в нем голос своего сородича, но, к счастью серых хищников в окрестностях Сосновки не водилось, а впечатлительные горожане вполне могли принять его за зов хозяина леса. Повыв немного, хозяин громко позвал сторожа, а потом взялся за телефон. Он уже несколько раз пытался дозвониться Степану, но тот почему–то не брал трубку. То же произошло и теперь – в телефоне уныло звучали длинные гудки, навевавшие тоску и тревогу.

— Что за черт! Невозможно с людьми работать!

Решительно развернувшись, Кривой направился к рощице, где «прописалась» его машина. Скорее всего, сторож отправился в Сосновку за какими–нибудь покупками, и хозяину ничего не оставалось, как поехать за ним вдогонку. Джип по–прежнему стоял на своем месте, радуя глаз безупречной чистотой и блеском. В надежде, что Степан все же подойдет к телефону, Кривой вновь набрал его номер…

Поляну наполнял щебет птиц, но к нему примешивалось какое–то странное чириканье. Мужчина прислушался, потом стремительно двинулся к зарослям на краю поляны – там, в примятых кустах заиливался соловьиными трелями потерянный телефон Степана.

— Этого только не хватало!

Теперь Кривой совсем другими глазами смотрел на залитую солнцем поляну. Конечно, он не являлся профессиональным следопытом, однако был достаточно наблюдательным человеком. Царапина на машине, поломанные кусты, следы здоровенных ног, примявших траву, подсказывали, что здесь побывали опасные гости. Хозяин уже не вспоминал об историках и приехавшей на отдых семейки, понимая, что у него возникли куда более серьезные неприятности. Привычным жестом он сунул руку в карман легкого пиджака, но вспомнил, что не взял с собой оружия, слишком заметного под летней одеждой. Это еще больше осложняло ситуацию, делая ее смертельно опасной. Те, кто пришел за ним, были готовы на все, и остановить могла их только сила. Кривой понимал, что теперь в любом случае вынужден будет приостановить сделку до тех пор, пока не разберется с теми, кто охотился за товаром. Вздохнув, он набрал номер клиента:

— Сегодня не удастся сходить в кино, не достал билеты на хорошие места, — произнес он условную фразу.

Ему ответили в том же духе и вежливо распрощались. Кривой прекрасно понимал, какую реакцию на самом деле вызвало его сообщение, но сделать ничего не мог. Потом он позвонил шоферу, приказав не подъезжать с грузом к монастырю, а остановиться, спрятать машину и ждать дальнейших распоряжений. После настало время подумать о Степане.

— Куда они дели сторожа?

Поломанные кусты и примятая трава ясно указывали направление, в котором волокли тело. Крови нигде не было и это давало надежду на то, что Степана не убили на месте. Судьба деревенского мужика ни сколько не волновала Кривого, но он надеялся выяснить у сторожа обстоятельства случившегося. Если, конечно, тот был еще жив.

Осторожно, прислушиваясь к каждому звуку, доносившемуся до его ушей, мужчина со шрамом медленно двинулся по следу…

Стих хруст сухих веток под ногами бандитов, в лес вновь вернулась спокойная тишина. Однако сторожу было сейчас явно не до безмятежных красот ландшафта. Оставшись один, Степан попытался, прежде всего, освободиться от связывающих его пут, но это ему никак не удавалось. Он извивался, изо всех сил пытался разорвать липкие ленты, и все же, не смотря на значительную физическую силу, которой обладал от природы, ничего не мог поделать со своей «упаковкой». От бесплодных попыток освободиться, сторожа отвлек тоскливый, протяжный вой. В памяти моментально всплыли далекие детские воспоминания – заснеженная деревня, черное небо за маленьким оконцем, жар русской печи и жуткий, леденящий кровь зов волков, доносившийся снаружи… Этот жуткий протяжный звук Степан запомнил на всю жизнь и узнал бы из миллиона других. Вой, который он слышал теперь, был каким–то другим – он не пугал и не внушал того ужаса, что испытывал Степан в детстве. Вскоре странные звуки стихли так же неожиданно, как и появились.

Степан понимал, что должен любой ценой избавиться от скотча, поскольку от этого зависела его жизнь. Бандиты могли вернуться в любую минуту, и тогда ни что бы уже не спасло скрученного по рукам и ногам пленника от гибели. Степан знал это, но ничего не мог сделать, и отчаянье тихонько наполняло его душу.

Близился вечер, начинало смеркаться. Измученный своими бесплодными усилиями сторож задремал. Но спал он очень чутко и его мгновенно разбудил долетевший из зарослей шорох. «Неужели вернулись бандиты? – с ужасом подумал Степан, чувствуя, как его сердце упало в пятки. – Или все–таки волки? Лучше бы серый… Он не так жесток, как эти звери в человеческом обличии». Но вместо двуногих или четвероногих хищников из кустов вышел хозяин. Он шел вперед размашистой походкой, не глядя по сторонам и не интересуясь тем, что происходило вокруг. Его лицо было злым и растерянным, козырек бейсболки сбился набок, лацкан пиджака завернулся внутрь. Степан громко замычал, чем и привлек внимание мужчины со шрамом.

Кривой обнаружил своего работника не сразу. Он долго искал сгинувшего сторожа, несколько раз сбивался со следа, час за часом прочесывая ближайшие окрестности. Дважды он проходил совсем близко от связанного пленника, но не замечал его. Встреча состоялась только в сумерках, да и то по чистой случайности. Отчаявшись, хозяин уже возвращался к лагерю, когда услышал рядом тихий стон.

— Кто это тебя так? – склонился он над сторожем, разрезая перочинным ножиком полосы скотча. – А я искал–искал тебя, с ног сбился. Там туристов понаехало, костры жгут, надо бы им объяснить, что это не место для отдыха.

— Я сейчас, — с готовностью ответил Степан, растирая затекшие руки и ноги. – Все сделаем в лучшем виде. Шугану их так, что до города бежать будут. Никто не имеет права находиться на территории, находящейся в частной собственности!

Обретший свободу сторож был счастлив и собирался сделать для своего освободителя все, что только мог. Однако Кривой не разделял его энтузиазма.

— Подожди, — остановил пылкие речи хозяин, — ты еще не рассказал, что же с тобой случилось.

— Бандиты напали, — ответил Степан. – Два каких–то психа. Молодые, да ранние – никогда таких извергов не видел. Стукнули они меня по голове, связали и начали о каком–то оружии допытываться…

Степан хотел добавить «а еще о Кривом спрашивали», но осекся, взглянув на хозяина. Шрам на его щеке задел уголок губы, от чего рот у него казался перекошенным, да и вся физиономия у него была кривой, несимметричной. Раньше сторож не обращал внимания на эту мелочь, но теперь он сообразил, о ком говорили бандиты.

— Так что же ты им ответил? – уточнил хозяин, и глаза его тревожно заблестели.

— Сказал, что никакого оружия в лагере нет.

— Правильно, — похвалил его слегка успокоившийся Кривой.

— Но они не поверили, сказали, что точно знают – сюда регулярно привозят товар. Ну, я и объяснил им, что привозят не оружие, а краски для реставрации монастыря.

— А они?

— Ничего, обрадовались и краскам, видно им все равно, что захватить. Заткнули мне рот, и ушли встречать очередную машину с красками. Надо бы их остановить, а то много бед пацаны наделают. Может, сообщить в милицию?

— Не надо, машина сегодня не придет, — успокоил его хозяин. – А с пацанами я разберусь, втолкую в их пустые головы, что нельзя неповинных людей избивать.

— Спасибо.

— Не за что. Твоя задача – туристов спровадить. Пойдем–ка в лагерь, как бы нам не заплутаться – уже совсем темно.

— Не заплутаемся, речка нам дорогу укажет, — ответил Степан. – Слышите, как журчит?

— Это у тебя в ушах шумит.

— А ведь верно… Супостаты дубиной по голове огрели, теперь невесть что мерещится. Но ничего, дорогу мы найдем быстро. Не сомневайтесь.

— Смотри, не ошибись. Я и так слишком много времени на тебя потратил.

Сторож только плечами пожал, уверенно двинувшись в сторону черных казавшихся в сумраке непроходимыми зарослей. Он не сомневался, что сразу отыщет дорогу к лагерю. Однако даже со старожилами, всю жизнь прожившими в родных краях случались досадные оплошности, и стоило Кривому со Степаном немного углубиться в лес, как худшие опасения хозяина оправдались. Чем больше они пытались найти правильную дорогу, тем больше путались и, наконец, поняли, что совершенно не представляют, в какую сторону им идти.

Глава восьмая. Взрыв

Вся жизнь у Гоши состояла из чередующихся светлых и темных полос. В последний год это стало особенно заметно. Сначала ему несколько раз крупно везло – он женился на лучшей девушке в мире, потом у них родился сын – вылитая копия самого Гоши, и казалось, ни что не могло омрачить счастье молодой семьи. Все было хорошо, просто великолепно, но такая идиллия не могла продолжаться долго. Вскоре наступила темная полоса – Гоша потерял работу, хозяйка, убедившись, что ее жильцы неплатежеспособны, предложила им освободить квартиру, а тут еще заболел малыш. Гоша усиленно искал работу, которая могла бы обеспечить достойное существование его маленькой семье, но ничего подходящего не находил. И вот, когда он уже совсем отчаялся, в жизни снова замаячил просвет. Ему предложили совсем несложную работу с большой зарплатой, суть которой заключалась в том, что он должен был перевозить строительные материалы для ремонта какого–то монастыря недалеко за городом. Гоша, не раздумывая, согласился. Хозяин не обманул его – на первую же зарплату новоявленный водитель снял квартиру, подарил жене красивую блузку и снова почувствовал себя самым счастливым человеком на свете.

Насвистывая какую–то неопределенную мелодию, Гоша лихо крутил баранку, направляясь по лесной дороге к монастырю. Это был уже не первый его рейс. «Сейчас разгружусь и сразу же домой, к Надюше и Андрюшке» — мечтал он, когда из кармана послышались позывные его мобильника. Парень нахмурился – обычно телефонные звонки не сулили ему ничего хорошего.

— Алло, — ответил он и помрачнел еще больше, услышав голос хозяина.

— Где ты находишься?

— Все в порядке, шеф. Еду строго по графику. Через пять минут буду на месте.

Но хозяина такой ответ не обрадовал. Совершенно неожиданно для Гоши, он приказал остановить машину, найти какое–нибудь удобное, скрытое от посторонних глаз место и оставаться там до утра.

— Слушаюсь, шеф.

— Ничего не предпринимай и жди дальнейших распоряжений.

Гоша притормозил и свернул в лес, где и остановился. Такого поворота событий он не ожидал, не представляя, как будет ночевать в лесной чаще. Это его разозлило, но, вспомнив о хорошей зарплате, он выбросил из головы все мысли, кроме позитива.

— Ладно, сон на свежем воздухе полезен, — пробормотал он под нос, рассматривая поляну, на которой остановился микроавтобус. – Здесь клево. Надо будет как–нибудь привести сюда Надюшку с Андрюшей.

Но продержаться несколько часов в полевых условиях оказалось не очень–то просто. Очень скоро Гоша почувствовал, что проголодался, а никакой еды, кроме пакетика чипсов у него с собой не было.

«Ничего, — подумал он, — продержусь на подножном корме. Где наша не пропадала?». И, засовывая в рот ломтик за ломтиком хрустящий картофель, Гоша вылез из автомобиля в надежде найти на ближайшей поляне какие–нибудь ягоды. Но их, как назло не попадалось. Он не обнаружил ничего, кроме дикого щавеля, кислый листочек которого, сморщившись, прожевал, а потом выплюнул. Похоже, на ужин ему сегодня рассчитывать не приходилось. Когда парень, несолоно хлебавши, уже собирался возвращаться к машине, поблизости раздались мужские голоса.

— Вот она, голубушка! – торжествующе заявил один. – Видно, Кривой узнал о нас и спрятал ее. Да только найти ее несложно. Дорога здесь одна, мимо не проедешь. Не пойму только, как Кривой догадался? Наверное, мужика того нашли, он и рассказал про нас. Лучше было бы его прикончить. Говорил же я тебе, Лютый, что надо мочить этого сторожа!

— А может, это другая машина? – засомневался Лютый.

— Та самая, салатного цвета. Сторож так и сказал – светло–зеленая. Она. Точно говорю – она.

Гоша моментально сообразил, в какую скверную историю он вляпался. Если эти двое угонят сейчас микроавтобус, ему за всю оставшуюся жизнь не удастся расплатиться с хозяином, а если он попытается остановить преступников, то явно не проживет и пяти минут. Похоже, это были очень опасные типы, которым ничего не стоило убить человека. Радовало только одно – выходя из кабины, он не забыл взять с собой ключи, вот только захлопнуть дверь поленился… Впрочем, если это были опытные угонщики, им ничего не стоило завести мотор и без ключа. Гоша замер, прижавшись к стволу сосны, прислушался. С этого места ему не была видна машина, зато он отлично слышал голоса грабителей.

— Кстати, а где водила?

— Какая разница, был бы товар.

— Ты сперва проверь, а потом радуйся.

Слышно было, как один из преступников залез в микроавтобус и уже оттуда приглушенным голосом доложил:

— Все в порядке, груз на месте. Залезай.

«Зачем им строительный материал, который нужен только монастырю? – недоумевал Гоша. – Наверное, просто не знают, что это за груз».

Однако опровержение этого предположения последовало немедленно, и оно повергло Гошу в состояние шока.

— Наконец–то повезло! – довольно проговорил тот, что был в машине. – Никогда не видел столько стволов сразу! Новенькие, в смазке… Клево!

«Так вот какие «строительные материалы» я возил! – ужаснулся Гоша. – Так вот за что мне платили большие деньги!». Первой его мыслью было немедленно сообщить обо всем в милицию, но дальнейшие события показали, что ему, прежде всего надо позаботиться о своей жизни.

— Ключи! Где, ключи от этой чертовой тачки! – начал психовать Бешеный, так и не сумев завести машину. – Где? Где? Где?!!!

Лютый мрачно смотрел на брата. Такой поворот событий в их плане не предусматривался. Братья отличались дерзостью, но не были отягощены интеллектом. Идя на это безумное ограбление, они даже не позаботились раздобыть средство передвижения, при помощи которого можно было вывезти товар. Братья намеревались просто захватить машину, в случае необходимости пристрелив шофера, а вот завести ее без ключа, увы, не могли.

— Наверное, водитель шляется где–нибудь поблизости и ключи у него, — после долгого раздумья произнес Лютый.

— Надо было сразу его поискать, а теперь он ушел! Что нам дальше делать?! Что, я тебя спрашиваю?!! Плакали наши денежки!

— Заткнись, — посоветовал Бешеному старший брат и отправился на поиски исчезнувшего водителя.

Еще немного покричав и посетовав на жизнь, Бешеный тоже двинулся на поиски беглеца.

Услышав о намеренье бандитов найти его, Гоша еще плотнее прижался к сосновому стволу, понимая, что если он побежит, то сразу же привлечет тех, кто за ним охотится. Его мог спасти только хладнокровный расчет и выверенность каждого действия. От напряжения по вискам потекли струйки пота, но парень не решался смахнуть их. Оба брата двигались как раз в его направлении: Бешеный чуть правее, а Лютый – левее сосны, за которой он стоял….

Страшная развязка приближалась, Гоша уже приготовился к самому худшему, но, похоже, в его жизни все еще была светлая полоса. Бандиты проследовали мимо сосны, так и не заметив присевшего на корточки парня.

Однако до спасения было еще далеко. Как только Лютый и Бешеный отошли на достаточное расстояние, беглец крадучись вернулся на поляну, где стоял брошенный им микроавтобус. Первой Гошиной мыслью было вскочить за руль и рвануть отсюда, куда глаза глядят, но, увидев лежавшие на заднем сиденье автоматы, которые уже успел распаковать один из бандитов, он резко отпрянул от машины. Ехать с таким грузом было слишком опасно, к тому же преступники наверняка последовали бы за ним, пытаясь любой ценой завладеть ускользавшим от них оружием. Подумав так, он со всех ног рванул к кустам, покинув злополучную поляну.

Сосны мелькали перед глазами, дыхание перехватывало, а в ногах уже не было сил, но Гоша продолжал мчаться вперед, направляясь куда–то вглубь леса. Наконец он остановился, плюхнулся на землю жадно, открытым ртом глотая воздух. Немного отдышавшись, Гоша прислушался и, не обнаружив за собой звуков погони, впервые задумался, как ему быть дальше. Он понимал, что идти в лагерь к своему шефу не имело смысла – чем один бандит был лучше других и чем торговец оружием отличался от грабителей, пытавшихся украсть у него криминальный товар? Сторож? Но и Степан, наверняка, был заодно с хозяином, покрывал его темные делишки. Милиция? Вот туда, пожалуй, позвонить стоило… Гоша достал мобильник и увидел перед собой пустое окошко дисплея – как назло, совершенно не вовремя в телефоне села батарейка.

Лес потихоньку накрывала темнота. Гоша тоскливо посмотрел на силуэты деревьев, вырисовывавшихся на фоне синеющего неба, и решил идти в сторону Сосновки. Возвращаться назад было опасно, где–то в лесу, возможно, еще бродили бандиты, однако выбора у него просто не оставалось. Гоша продвигался вперед очень медленно, напряженно вслушивался в каждый шорох, страшась роковой встречи.

Впереди показалась ограда пионерского лагеря и развалины монастыря – дорога, ведущая в поселок, пролегала прямо за ними. Лагерь казался вымершим, а вот развалины монастыря озаряли всполохи непривычного оранжевого цвета. Гоша остановился – вряд ли хозяин стал бы жечь костры на территории монастыря, а, следовательно, там находился кто–то другой. Потом внимание парня привлекли доносившиеся со стороны руин веселые голоса и смех. Гоша пошел на звуки и вскоре увидел перед собой несколько палаток, а рядом – сидевших у костра людей. Они ужинали и весело разговаривали. «Туристы, — догадался Гоша. – Теперь я не один. Наверняка у них найдется телефон».

Бешеный и Лютый долго бродили по лесу, но так и не нашли водителя, удравшего вместе с ключами от микроавтобуса.

— Ничего, — проговорил Лютый, когда братья вернулись на поляну, где сиротливо стоял оставленный всеми автомобиль. – Водитель сам придет сюда и принесет ключи.

— Что–то я не врубился, — откликнулся Бешеный, раздраженно сплюнув на землю. – Не темни.

— Ты бы захотел терять груз да такую клевую тачку в придачу?

— Нет. Что я дурак?

— И он тоже не захочет. Значит, обязательно вернется. Если при этом он увидит свою тачку на месте, а рядом никого не будет, то заберется в машину и постарается поскорее уехать.

— А зачем нам это нужно?

— Нам это совсем не нужно, Бешеный. Поэтому мы будем тихо сидеть в кустах, до тех пор, пока он не окажется рядом с машиной. Тут–то мы его и возьмем.

План был одобрен, и оба бандита устроились в соседних зарослях, зорко следя оттуда за микроавтобусом. Начало темнеть и в лесу стало неуютно. Особенно раздражали невесть откуда взявшиеся порывы холодного ветра. Они налетали внезапно, наотмашь били по лицу, а потом исчезали, словно их не было вовсе. Тревожно прокричала ночная птица, вдали раздался протяжный заунывный вой. Поджидавшие свою жертву братья почувствовали, что сами могут скоро стать добычей сильного хищника.

— Я лучше пойду в автобус, — струхнув, заявил Бешеный.

Ему нравилось внушать страх другим, однако, перед лицом настоящей опасности от его «крутизны» не осталось и следа.

— Нет, — ответил Лютый, считавший себя мозговым центром маленькой банды. – Тогда весь план рухнет. Лучше мы разведем костер, увидев огонь, волки сюда уже точно не сунуться.

— Но и водила тоже.

— Нет. Ему главное – нас не видеть, а что касается костра, он подумает, что мы развели огонь, а сами куда–то ушли, за хворостом, например. Вот он и постарается воспользоваться моментом. Ему терять нечего – он труп, если не вернет товар Кривому. Так что, расслабься, братан, водила придет, куда он денется?!

Из леса снова послышался вой. Медлить было нельзя. Собрав несколько сухих веток и горсть сосновых шишек, которыми была густо усеяна вся поляна, бандиты развели небольшой костер. Они опасались, что ветки будут плохо гореть, но их тревоги оказались напрасными: сосновые шишки вспыхнули, как факел, а потом весело затрещали и объятые пламенем ветки.

Жаркий костерок сразу поднял настроение обоим братьям. Они присели у огня, протянули ладони к тоненьким язычкам пламени. Впрочем, Бешеному показалось, что костер слишком мал и жалок. Привычно выругавшись, он отправился в кусты собирать хворост и вскоре вернулся с громадной охапкой сухих веток в руках:

— Сейчас будет жарко, братан…

Дальнейшие события произошли так быстро, что бандиты не успели даже как следует испугаться: резкий порыв ветра отбросил пламя на лежащие вокруг костра шишки и сухую траву, за один миг, превратив поляну в огромный гудящий костер. Пламя подобралось к машине с ее страшным грузом, и почти в ту же секунду раздался мощный взрыв.

Бандиты так и не дождались ключей от похищенной машины…

Глава восьмая. В гостях у призраков

Дождавшись, когда родители уснут, Вася подал знак лежавшему рядом брату. Петька тоже не спал и просто трясся от нервного напряжения, дожидаясь того момента, когда можно будет отправиться опасную экспедицию. Вскоре близнецы, не забыв захватить с собой теплые курточки, на цыпочках вышли из домика Айболита. По пути они забрали молоток и большой гвоздь, которые предусмотрительный Вася спрятал под крылечко еще до того, как все отправились ко сну. При помощи этих инструментов мальчишка намеревался пробить дыру в стене подвала и заглянуть в подземный тоннель. Нельзя сказать, что он был столь мал и наивен, чтобы не понимать: с такими приспособлениями им вряд ли удастся решить поставленную задачу, однако других под руками просто не было. Вася надеялся найти что–нибудь подходящее уже на месте, в подвале.

Выйдя из дома, Петя с сомнением посмотрел на гвоздь, зажатый в ладошке Васи:

— Этим и фанеру не продырявишь.

— По–твоему, лучше вернуться в дом и лечь спать?

— Нет, но…

— Тогда не спорь. Кажется, я видел в сарайчике над подвалом лопаты и другие железяки. А может, внизу у лестницы… Точно не помню, но они там есть, это точно.

Ночная прохлада пробирала до костей, все вокруг казалось чужим и враждебным. Близнецы ни разу не обсуждали вслух эту тему, но оба прекрасно понимали, куда именно они шли. Если подземелье действительно вело к монастырю, то там должны были находиться хозяева сокровищ, те, кому не суждено было вновь увидеть свет солнца… Как они отнесутся к вторжению дерзких мальчишек, посмевших нарушить их покой? Отомстят? Восстанут из земли, чтобы разобраться с Петей и Васей? Или мертвецы – самые безобидные существа на свете, которые не могут никому принести вреда? Впрочем, о таких вещах лучше было не думать. Молодые Клёновы тряслись от страха и без мыслей о мертвых монахах – ночью территория лагеря превратилась в густой лес, и ребятам казалось, что на каждом шагу их поджидает неведомая опасность.

Обогнув домик Айболита, мальчишки увидели озаренные пламенем костров развалины монастыря, но теперь таинственное зрелище нисколько не впечатлило их. Петя и Вася знали, что жгут костры не пришельцы из прошлого, а современные историки, приехавшие сюда вспомнить молодость. Настоящие приключения ждали ребят не на монастырском дворе, а в таинственном подземелье, где могло произойти все, что угодно.

Но вот, наконец, и вход в подвал. Стараясь не шуметь, Вася осторожно потянул задвижку, распахнул дверь. Никем не замеченные, кладоискатели прошмыгнули внутрь, прикрыли за собой тяжелую деревянную створку.

Очутившись в сарайчике, Петя включил электрический фонарик. Вопреки ожиданиям Васи, никаких лопат и прочих инструментов там не было. Впрочем, это обстоятельство уже не могло ничего изменить – ребята все равно намеревались обследовать подземелье и попытаться продырявить перегораживавшую его стену. По правде говоря, отсутствие инструментов скорее обрадовало близнецов – хотя им очень хотелось разгадать тайну подвала, однако они боялись потревожить обитавших там духов. А теперь появилась объективная причина, которая не позволяла им сделать это.

— Мы все равно разузнаем, в чем там дело! – произнес Вася, раздумывавший как раз на эту тему. – Гвоздь здоровенный, им можно раскрошить кирпич.

Теперь братья почувствовали себя в относительной безопасности, а когда спустились по ступеням и оказались под сводами подземелья, совсем успокоились. Они включили свет, снова внимательно обошли просторное овощехранилище, рассматривая его стены, пол и сводчатый потолок. Наконец они приблизились к перегородке, разделившей подземелье на обитаемую и необитаемую части. Дело оставалось за малым – пробить в ней отверстие и заглянуть на территорию призраков… Осмотрев стену, которую предстояло штурмовать, ребята заметили небольшую трещину и решили, что это самое подходящее место для будущего отверстия. Вася приставил к трещине гвоздь и ударил молотком. Но то ли сил у мальчика было мало, то ли стена была крепкой, результаты оказались нулевыми.

— Дай, я попробую, — предложил Петя, однако у него тоже ничего не получилось.

— Надо поискать какую–нибудь железяку! – сказал Вася и тут же отправился на ее поиски. – Я же помню, что где–то видел стоявшие в углу инструменты!

Петя молчал. Он обладал хорошо развитым воображением, а потому ему ничего не стоило представить, как скрывавшиеся за стеной костлявые призраки, прислушиваются к доносившимся ударам. Вряд ли привидениям могло понравиться столь бесцеремонное вторжение на их территорию.

— Призраков не бывает! – негромко сказал мальчишка, но произнесенные вслух слова не прибавили ему уверенности.

Легко не верить в чертовщину, находясь у себя дома в ярко освещенной квартире, рядом с родителями, всегда готовыми защитить в трудную минуту, но как не поддаться страху, очутившись в старинном подвале, за стеной которого возможно были замурованы мертвецы? Петя очень жалел, что не рассказал о своем открытии историкам, а решил разобраться во всем на пару с братом. Впрочем, кроме страха, в душе мальчишки жил азарт, который и заставлял его смело идти навстречу неведомому.

— Нашел! Я же говорил, что инструменты есть! – радостно крикнул Вася, таща за собой тяжеленный лом. – Берись за конец, а я возьмусь за середину, и мы вместе ударим по стене.

Лом оказался настолько тяжелым, что после первого удара по стене, мальчишки не удержали его и выпустили из рук, едва не отдавив себе ноги. Отскочив в сторону, Вася с досадой проговорил:

— Что же ты не держишь? Так и покалечить людей можно!

— Это ты не удержал, — возмутился Петя. – Через тебя я чуть без ног не остался.

— Ладно, — примирительно проговорил Вася, — пойдем, поищем другой инструмент.

В этот момент, мощный взрыв заставил содрогнуться стены подвала, на головы перепуганных мальчишек полетела штукатурка и земля, а в довершении всех несчастий судорожно мигнула и погасла освещавшая овощехранилище лампочка…

Близнецы не знали, сколько времени прошло после катастрофы. Наверное, не слишком много – всего несколько минут, но страх, охвативший мальчишек растянул это время почти до бесконечности. Братья сидели, прижавшись друг к другу и закрыв головы руками, напряженно ожидая, когда на них рухнет осыпавшийся свод. Но ничего не происходило, поднявшаяся в воздух пыль начала потихоньку оседать, позволяя нормально дышать.

— Ты цел? – осмелился нарушить зловещее молчание Вася.

— Вроде бы, да. А ты?

— И я – тоже.

Нащупать в полном мраке фонарик было не так–то легко. Только что он лежал совсем рядом, но теперь сгинул без следа, словно растворившись в непроницаемой темноте. Четыре детские ручонки шарили в пыли, пытаясь разыскать спасительный источник света. Наконец Петя нащупал прохладный ребристый цилиндр. Неяркий луч фонаря осветил помещение.

— Надо срочно уходить отсюда! — отряхивая с себя мусор, произнес Вася.

Но вместо этого Петя показал рукой на стену за их спинами:

— Смотри!

Своды подземелья, которым был ни один век, устояли, а вот перегородка, сложенная современными строителями несколько десятилетий назад покрылась глубокими трещинами. Мало того – на том самом месте, по которому еще недавно тщетно стучали близнецы, образовался здоровенный пролом.

Черная дыра пугала и манила одновременно. Близнецы с трепетом ждали, когда оттуда появится костлявая рука призрака, но вовсе не думали спасаться бегством. Призрак запаздывал, а может быть, и не собирался приходить вовсе. Забыв об опасности, ребята шагнули к пролому, и Петя направил в отверстие луч фонарика. За перегородкой действительно находился тоннель, заваленный мусором, конец которого терялся во тьме.

— И что теперь, Петька?

— Не знаю… Наверное, надо идти.

— А они? – мальчишка сделал большие глаза, но так и не решился произнести вслух слово «монахи».

— Неужели мы все бросим и вернемся домой?

— Знаешь, мне страшно.

— И мне…

Мальчики стояли возле дыры, не решаясь шагнуть вперед. Больше всего они боялись увидеть всамделишные скелеты монахов, которые прятались где–то в глубинах подземелья. Даже если не существовало мстительных призраков, и старые кости не представляли никакой опасности для кладоискателей, такая находка до дрожи в коленях пугала Петю и Васю. Они не надеялись столь существенно продвинуться в своих поисках, а теперь обстоятельства складывались так, что им предстояло в буквальном и переносном смысле идти до конца.

— Но рабочие никого не нашли… – прошептал Петя, пытаясь выбросить из головы образ почерневшего черепа, ухмылявшегося щербатым ртом.

— Какие рабочие? – уточнил Вася.

— Степан рассказывал, что когда строители обнаружили подземелье, они обследовали его, прежде чем перегородить стеной. По словам сторожа, дальняя часть тоннеля сильно обрушилась и стала непроходимой.

— Тогда зачем мы сюда пришли?!

— Вообще–то мы планировали только дырку в стене расковырять и больше ничего. Знаешь, Васька, придется нам все увидеть собственными глазами – видно такая у нас судьба. Посмотрим, как там обстоят дела, может быть, тебе, как сыщику удастся обнаружить улики, на которые другие не обращали внимания?

— Ладно, пошли.

Петя и Вася нырнули в пролом и, чихая от пыли, стали продвигаться вперед. Крепкий сводчатый потолок подземного хода был надежной гарантией, что тоннель не поглотит отчаянных кладоискателей, и все же они со страхом ждали возможного обвала. Хорошо еще, что стены строили мастера пятнадцатого века, а не современные строители–халтурщики… Продвигаться становилось все труднее и труднее, груды мусора перегораживали дорогу, в конце концов, ребята уперлись в стену, наполовину заваленную землей и битым кирпичом.

— Вот и прибыли! – разочарованно протянул Вася. – Тупик и никаких сокровищ…

Такого финала Петя, вопреки доводам здравого смысла, все же не ожидал. Одно разочарование сменялось другим: призрачная битва оказалась студенческой тусовкой, подземный ход из монастыря – обычным подвалом, часть которого находилась в полуразрушенном состоянии.

— Этот путь никуда не ведет, — с отчаяньем произнес мальчик. – Просто кто–то когда–то построил большое овощехранилище и держал здесь капусту с картошкой. Все напрасно, зря мы так старались!

Но Вася уже не слушал сетования брата – проницательный взгляд юного сыщика внимательно скользил по тупиковой стене. Мальчишка подошел к ней вплотную, осветил фонариком, постучал костяшками пальцев по кирпичам, а потом начал проворно разгребать лежавший в углу мусор.

— Что ты делаешь? – удивился Петя, но Вася, не отвечая, продолжал свою работу.

— Пойдем назад! Здесь мы больше ничего не найдем!

— Есть! – услышал он торжествующий вопль брата. – Видишь, здесь дверь!

Присоединившись к Васе, Петя стал энергично разгребать перемешенную со строительным мусором землю. Вскоре они увидел верх полукруглой арки, наскоро заложенной кирпичами.

— Как ты узнал?! – спросил Петя, не на секунду не прекращая расчистку прохода.

— Догадался! Смотри часть кирпичей здесь расположено вертикально по отношению к другим – так обычно обкладывают арки. Это и бросилось мне в глаза. Похоже, кто–то специально заложил дверь кирпичами, а потом засыпал землей, скрыв от посторонних глаз.

— Точно… Как мне такое не пришло в голову?

— Детектив–то здесь я.

Работа продолжалась. К счастью для кладоискателей, кирпичи, замуровывающие арку, не были смазаны цементным раствором – похоже, их клали наскоро, а может быть, люди, перекрывшие этот ход, хотели оставить возможность для проникновения во внутренние помещения. Но на этом везение мальчишек заканчивалось – мощный взрыв, потрясший окрестности, сильно повредил всю стену, и она готова была обрушиться в любой момент. Мальчишки с трудом вытащили несколько кирпичей, но лезть в образовавшуюся дыру было настоящим самоубийством.

Луч фонарика рассеял темноту и упал на потемневшую от времени деревянную дверь. Она находилась в противоположном конце комнатушки, вход в которую раскопали близнецы. Дверь манила и звала, обещая открыть невероятные тайны смельчакам. Разгадка была совсем близко, но сыпавшаяся за ворот земля подсказывала кладоискателям, что каждый следующий шаг мог оказаться смертельным…

Близнецы переглянулись между собой – в их больших, широко раскрытых глазах светилась растерянность. Неужели, им придется отступить, оказавшись на пороге тайны, неужели кто–то другой, а не они найдет древний клад?!

— Рискнем? – почему–то шепотом спросил Вася.

— Рискнем… – одними губами ответил его брат.

В эту комнату с высоким сводчатым потолком и двумя окованными железом дверцами, расположенными одна напротив другой очень и очень давно не заходили люди. Стены и находившиеся в ней предметы покрылись слоем тончайшей пыли, которая непонятно каким образом просачивалась даже в закрытые помещения, но для того чтобы эта серая пудра плотным саваном окутала комнату, должен был минуть ни один век. А сырости в подземелье не ощущалось – старые мастера хорошо знали свое дело и надежно защитили от губительного воздействия влаги сокровищницу монастыря.

Здесь все сохранилось в первозданном виде, словно последний монах совсем недавно покинул тайную комнату. В углу висели иконы в золотых окладах, по стенам стояли лавки, на которых лежала принесенная сюда из храма золотая и серебряная церковная утварь, ларцы со звонкими монетами. А на столе стоял подсвечник, и покоилась толстая рукописная книга, одна из страниц которой так и не была дописана… Впрочем, все это торжественное великолепие скрывал абсолютный мрак, который должно быть поселился здесь до конца времен.

Низенькая дверь с полукруглым верхом открылась, издав при этом долгий протяжный стон, который вряд ли мог выветриться из памяти до самой смерти, неяркий луч фонарика упал на золотые оклады икон, заставив их светиться мягким таинственным светом.

— Вот это да!

— Как в кино…

— Петька, скажи мне, что я сплю…

С восторгом и ужасом взирали на подземную сокровищницу близнецы. До последнего момента они боялись, что обнаружат скелеты спрятавших сокровища монахов, но вместо этого кладоискатели нашли лишь неоконченную летопись, которая, возможно могла пролить свет на тайну исчезновения всех обитателей монастыря.

Петя подошел к раскрытой книге, направил на страницы луч фонарика… Если бы он знал церковно–славянский язык, если бы мог разобрать написанный четким почерком текст! Увы, эта тайна была пока «не по зубам» любознательному мальчику. Летопись ждала экспертов, профессиональных историков, которые в это самое время веселились где–то над головами мальчишек, не подозревая, о том, что происходило в непосредственной близости от них.

Вася хотел взять с собой что–нибудь из находок, но Петя его остановил:

— Не надо, оставь все, как есть. Утром сюда придет Алексей Алексеевич с другими историками – они должны все заснять, описать. Вот радость будет для них! А мы свое дело сделали, надо возвращаться домой. Там, наверное, уже заметили нашу пропажу. Кстати, что это был за взрыв?

Вася пожал плечами. Обнаружение подземного хода отвлекло мальчишек от странного события, случившегося на поверхности. Но теперь в сердце всколыхнулась тревога, и братья начали гадать о том, что послужило причиной взрыва, и не пострадал ли кто–то от него. А впереди был еще опасный путь назад, готовая обрушиться в любой момент стена подземелья…

В последний раз окинув взглядом наполненную золотом и серебром комнату, близнецы покинули ее. Теперь они находились в тесной клетушке, из которой можно было выбраться только через маленькое отверстие в рассыпающейся стене. Васька вздохнул и, подавая пример брату, первым протиснулся в дыру. На его голову посыпался песок, что–то заскрежетало, но все обошлось без серьезных осложнений.

— Давай, Петь, твоя очередь.

Петя последовал вслед за братом, и вскоре мальчишки уже стояли посреди относительно безопасного подземного тоннеля. Теперь им оставалось протиснуться еще через одну дыру, миновать овощехранилище и спокойно подняться по лестнице наверх. Подняться, если, конечно она не пострадала от взрыва… Но думать о плохом совершившим серьезное научное открытие ребятам сейчас совсем не хотелось.

— А Степан–то клад не вывозил, напрасно ты его подозревал, — заметил Петя, огибая очередной мусорный завал. – Он никакого отношения к сокровищам не имеет.

— Но что–то он все–таки вывез и притом тайно. Вот только что? Знаешь, мне не дают покоя эти ящики. Уж очень они подозрительные. Надо бы заняться этим делом.

— Ничего он не вывозил! Это совсем другие люди сделали!

— Как же! А он просто стоял в стороночке и загорал под луной. Мы же видели его рядом с машиной!

— В любом случае, Степан не такой человек, чтобы делать гадости!

— Тебе–то откуда знать?

— Я ему просто верю. У Степана глаза честные.

— Тоже мне психолог!

Братья заспорили, Петя начал жестикулировать, небрежно размахивая фонариком, как вдруг метавшийся по стенам круг света выхватил из темноты чью–то фигуру. Неизвестный находился в начале тоннеля возле самого входа в овощехранилище.

— Ты видел? – прошептал Вася, схватив за руку брата.

— Видел… Погаси фонарь.

Несколько минут юные кладоискатели молчали и словно окаменели, боясь пошевелиться. Мужчина, скрывавшийся в тоннеле, тоже не подавал признаков жизни. Потом послышался хруст песка под ногами, и кто–то неожиданно схватил Петю за руку.

Сначала мальчик подумал, что его поймало привидение, но рука была теплой, и он понял, что имеет дело с живым человеком из плоти и крови.

— Пустите меня!

Сообразительный Вася, державший Петю за другую руку, не долго думая, саданул кого–то в полной темноте фонариком, резко дернул брата к себе. Пальцы неизвестного разжались, и ребята бросились бежать, надеясь спрятаться в дальнем конце полузасыпанного тоннеля.

Глава девятая. Ночь на двадцать пятое…

Галину и Леонида разбудил взрыв. Первым, инстинктивным желанием матери было защитить своих детей, но ни Пети, ни Васи на месте не оказалось. Вначале, не найдя близнецов дома и обнаружив отсутствие курточек, родители не на шутку встревожились, думая, что мальчишки имеют какое–то отношение к взрыву, но потом вспомнили о тусовавшихся поблизости историках и немного успокоились.

— Конечно же, ведь сегодня двадцать пятое – это как раз та ночь, от которой Петя ждал чудес. Как я сразу не поняла? – возбужденно говорила Галина мужу, шагая вместе с ним в сторону стоянки ученых. – Почему мы понимаем, что надо делать, только когда время упущено?

Около палаток супруги увидели небольшую толпу народа и милицейские машины. В центре сборища возвышался длиннющий парень в красной футболке, который оживленно говорил что–то человеку в милицейской форме. Сердце Галины моментально сжалось от недоброго предчувствия.

— Что случилось? Где мои мальчики? – бросилась она к толпе. – Вы знаете, что с ними?

Однако, как выяснилось, переполох был вызван отнюдь не исчезновением ребят. Ученые оживленно говорили об оружии, бестолковых бандитах, не сумевших его украсть, памятниках истории, проданных в частные руки и прочих вещах, которые на данный момент совершенно не занимали Галину.

— Где мои дети?!!! – отчаянно крикнула она, разом заставив умолкнуть остальных.

Навстречу ей шагнул Алексей Алексеевич:

— Их здесь нет. Когда они пропали?

— Не знаю, мы проснулись от взрыва, и их на месте не оказалось. Мы думали, что они пошли к вам.

— Я знаю, где ребята, — послышался голос Кирилла. – Они собирались ночью отправиться в подвал. Петя обнаружил там остатки монастырского подземелья, и они решили туда проникнуть, разобрав стену. Хотел бы я посмотреть, как они это делают!

— О каком подземелье идет речь?

В разговор включился молоденький следователь и еще двое милиционеров, до того выслушивавших сбивчивый рассказ Гоши. Пришлось, к величайшему неудовольствию Галины все объяснять заново, рассказывая об исчезновении близнецов и злополучном погребе, столь сильно потрясшем воображение мальчишек. Занятые расследованием обстоятельств взрыва стражи порядка не слишком серьезно отнеслись к словам женщины, а вот Алексея Алексеевича они встревожили. Учитель истории подошел к товарищам:

— Возьмите лопаты, надо идти в подвал. Там дети, их могло засыпать.

— Засыпать…

— Не волнуйтесь, Галина Петровна, — Алексей Алексеевич постарался успокоить мать, увидев в свете костра ее побледневшее лицо, — это всего лишь худшее предположение, а вообще с мальчиками должно быть все в порядке, просто они не услышали взрыва и продолжают заниматься археологическими исследованиями.

Когда трое крепких историков, вооруженных лопатами, Леонид, Галина и взявшийся их сопровождать молоденький лейтенант уже покидали площадку у костра, к ней подъехала еще одна милицейская и пожарная машина, а над головой застрекотал вертолет. Такое серьезное ЧП, как взрыв в лесу не могло остаться без внимания, а потому к месту происшествия прибывали все новые и новые сотрудники правоохранительных органов. Теперь уже другой следователь задавал Гоше успевшие стать привычными вопросы, и главный из них по–прежнему касался того, где сейчас находится хозяин. Ответить на него Гоша не мог, потому что и сам не знал этого. Но он видел джип своего шефа на ближайшей поляне, а потому был уверен, что хозяин не успел покинуть окрестности пионерского лагеря, и скрывается где–то поблизости. За машиной было установлено наблюдение, но результатов это пока не дало.

В тот вечер хозяин и Степан долго бродил по лесным дебрям, пока по чистой случайности оба заплутавшихся путника не вышли на дорогу, проходившую неподалеку от монастыря.

— Я же говорил, что все будет в ажуре, — промолвил Степан, на что хозяин только заскрежетал зубами.

Неожиданно, земля под ногами дрогнула, от грохота заложило уши, а горячая волна ударила в спины, сбив с ног и Кривого, и сторожа. Кривой моментально вскочил на ноги, инстинктивным движением потянувшись за отсутствовавшим пистолетом, а Степан так и остался лежать на обочине дороге. Сторожу сильно досталось от Лютого и Бешенного, которые безжалостно избили его, он скверно себя чувствовал, а потому потерял сознание от взрыва. Хозяин даже не посмотрел в сторону Степана – он думал только о спасении собственной шкуры.

Преступник понимал, с товаром произошло нечто непредвиденное, но не собирался выяснять подробности, понимая, что, прежде всего, должен как можно скорее покинуть окрестности пионерского лагеря. Удирать следовало на машине, а потому Кривой со всех ног побежал к поляне, на которой стоял его джип. Он не ожидал, что увидит в пионерлагере милиционеров, которые приехали туда еще до взрыва по вызову Гоши, а, заметив машины с мигалками, понял, что опоздал. Наверняка весь район был оцеплен, и уехать из него не представлялось возможным. Нужно было немедленно где–то спрятаться, переждать.

Пробегавший мимо темных, пустующих корпусов пионерского лагеря мужчина остановился. От напряжения он взмок и в досаде сорвал с головы бейсболку. Неужели он попадется так глупо и бездарно? Неужели позволит арестовать себя? Взгляд засек маленький сарайчик, под которым, должно быть, находился погреб. На первый взгляд это было не самое подходящее укрытие, но Кривой подумал иначе. Вряд ли кто–то стал бы искать беглеца в лагере, да еще в яме для хранения продуктов. Такой поворот событий больше подходил для водевиля, нежели для реальной жизни, а потому имело смысл им воспользоваться.

Беглец проворно нырнул в сарайчик. Вокруг была кромешная темнота, но Кривой никогда не расставался с фонариком. Сбежав вниз по лестнице, он к своему удивлению, увидел просторное помещение подвала, о существовании которого не подозревал до последнего момента.

«Ай да Степан! Вот паршивец, ничего не сказал мне! – подумал хозяин, осматривая обширное овощехранилище. – Похоже, у него свои тайны». А следующее открытие еще больше удивило мужчину со шрамом – дальняя стена подвала была наполовину разрушена, и в ней виднелось темное отверстие лаза. Кривой быстро сообразил, что эта дыра ведет в старинные катакомбы, связанные с монастырем. Находка очень обрадовался беглеца и не долго думая, он проскользнул в лаз, как таракан в щель. Чем дальше преступник продвигался по тоннелю, тем спокойнее становилось у него на душе – он надеялся, что сумеет отыскать выход или, в крайнем случае, отсидится до отъезда милиции. И вдруг Кривой услышал голоса мальчишек, а потом заметил промелькнувший в тоннеле свет…

Степан довольно быстро пришел в сознание и обнаружил, что хозяина рядом нет. Это не слишком огорчило сторожа. Подобрав длинную палку, он заковылял по дороге, направляясь домой. Проходя мимо монастыря, Степан заметил толпу людей, милицейские машины и свернул к ним, решив узнать, в чем дело.

— Это сторож, — воскликнула торопившаяся к подвалу Галина. – Он может знать, что случилось с моими мальчиками! Степан! Петя и Вася, кажется, спрятались в подземелье. Их надо вывести оттуда.

— Сейчас сделаем.

Спасатели поспешно двинулись к пионерскому лагерю, но молоденький лейтенант вновь нарушил планы перепуганной Галины, начав на ходу выспрашивать у Степана все, что ему известно про исчезнувшего хозяина. Сторож откровенно рассказал о своих злоключениях, под конец сообщив о том, как хозяин бросил его, поблизости от монастыря, а сам скрылся в неизвестном направлении.

— Далеко он уйти не мог, мест он этих не знает… Да что он, я и то грешным делом немного заплутался…

Неожиданно Степан нахмурился и потянул за рукав, переговаривавшегося по рации с коллегами милиционера. Тот остановился, с недоумением рассматривая валявшуюся у входа в подвал бейсболку, на которую указывал сторож.

— Что случилось?

— Вещь–то хозяйская. Он всегда эту кепку носит. Хозяин здесь, в подвале, — сказал Степан, — а может, просто мимо пробегал.

Положение осложнялось – оказывается, дети и бандит находились в одном помещении.

— Обнаружено возможное местонахождение преступника. Есть вероятность, что у него заложники, — сообщил по рации лейтенант и стал ждать подкрепления.

Галина держалась молодцом, но Леонид и находившиеся рядом историки все равно, как могли, пытались поддержать и успокоить ее.

— Я знаю, все будет хорошо, — попробовала улыбнуться женщина, неотступно смотревшая на вход в подвал. – С моими мальчиками ничего не случиться.

Тем временем возле скромного сарайчика собралась большая группа стражей порядка. Штурмовать подвал пока не собирались. В случае с захватом заложников нужна была особая осторожность, особая тактика, и сотрудники милиции отлично знали это. Было решено вначале спуститься в подземелье на разведку, попытаться понять, что там происходит.

— У него есть оружие? – спросили у стоявшего рядом сторожа, на что Степан отрицательно покачал головой:

— Пистолета нет, только ножик перочинный, он им скотч разрезал, которым меня обмотали.

Новость была хорошей. Два милиционера осторожно спустились по лестнице, заглянули в овощехранилище. Приборы ночного видения помогали им ориентироваться в темноте, ничто не могло ускользнуть от их внимания. Служители порядка тщательно осмотрели подвал, но никого там не обнаружили. Внимание милиционеров привлекла полуразрушенная стена…

Как оказалось, еще в молодости, при строительстве пионерского лагеря, работавший каменщиком Степан заглядывал в тоннель за овощехранилищем и хорошо представлял, как он выглядит. Теперь помощь сторожа могла стать неоценимой.

— Вы готовы помочь нам? – спросил возглавивший операцию по освобождению заложников майор.

— Конечно!

Появление Степана не должно было вызвать подозрений у хозяина, поэтому именно сторожу предстояло выяснить, что же происходило в тоннеле.

Вооружившись фонариком, Степан, нарочито шумно начал спускаться по лестнице, негромко возмущаясь отсутствием света и прочими неприятностями. За сторожем беззвучно следовали сотрудники милиции.

— Эй, пострелята, где вы? — позвал Степан, заглянув в пролом. – Петя, Вася возвращайтесь, вас мамка ждет! Выходите, я ругаться не буду.

Ответа не последовало.

— Эй, ребята, вы там? Отзовитесь!

— Степан… – прозвучал из темноты негромкий мужской голос. – Что на дворе?

— Хозяин?

— Он самый. Говори по делу.

— По делу, так по делу. Милиции понаехало, даже вертолет над головой летает. Ищут кого–то, наверное, из–за взрыва. А вы детишек не видели? Запропастились они куда–то. Думал, в подвал спустились – им здесь играть нравиться…

Трудно сказать, что именно вспугнуло Кривого: возможно, его чуткий слух уловил присутствие в подвале других людей, возможно, он почувствовал опасность интуитивно, но в любом случае преступник резко оборвал переговоры:

— Скажи ментам, чтобы убирались отсюда, иначе пристрелю мальцов!

Один из милиционеров решительно отстранил Степана и громко крикнул в темноту:

— Эй, Кривой! Выходи с поднятыми руками. Тебе отсюда не вырваться.

Ответ не заставил себя ждать.

— Условия буду диктовать я, — послышалось из тоннеля, — у меня здесь заложники.

— Не дури, — снова прокричал милиционер. – Мы знаем, что у тебя нет оружия.

— Если что, придушу голыми руками, — услышал он в ответ. – Идите к черту!

Переговоры окончательно зашли в тупик. Но почему молчали дети? А может быть, Кривой блефовал, и с ним не было заложников? Куда же тогда, девались мальчишки?

— Если у тебя есть заложники, то пусть они сами подтвердят это. Ребята, скажите что–нибудь!

Однако на предложение никто не ответил, и снова воцарилась тишина. Потом раздался злой голос Кривого:

— Если сунетесь в тоннель, придушу гаденышей без предупреждения. Пока они еще живы.

«Гаденыши» действительно были не только живы, но и вполне здоровы. Вырвавшись из рук Кривого, мальчишки побежали по тоннелю в сторону подземного хранилища сокровищ и снова очутились у полузасыпанной, заложенной кирпичами арки. Еще несколько минут назад Вася думал, что ни за что на свете снова не полезет в это отверстие, которое в любой момент могло стать смертельной западней, но, похоже, выбора у него просто не оставалось.

— Нам туда… – одними губами прошептал он.

— Может, не надо…

Однако Васе не потребовалось переубеждать брата – приближающееся светлое пятно, метавшееся по потолку и стенам, лучше любых слов показывало, как близка опасность. Скрывавшийся в тоннеле злоумышленник находился совсем рядом и мог в любой момент захватить близнецов. Подумав, что в темноте бандит вряд ли сумеет обнаружить лаз, мальчишки ящерками прошмыгнули в темное отверстие. Петю больно ударил по руке кусок застывшего цемента, выпавший из щели между кирпичами, но обвал не состоялся и на этот раз.

Оказавшись в комнатушке, мальчики притаились, боясь выдать себя. Преследователь подошел к дыре, просунул в нее фонарик. Петя и Вася видели луч фонаря, скользнувший рядом с ними, слышали тяжелое дыхание запыхавшегося человека, но не смели шевельнуться, слабо надеясь, что их все же не заметят. Прошло несколько тягостных напряженных мгновений, затем сноп света метнулся в сторону, и стали слышны удаляющиеся шаги.

Мальчишки вздохнули с облегчением, а потом, для большей безопасности перебрались в находившуюся по соседству сокровищницу. Здесь они даже могли забаррикадировать дверь, но пока им не требовалось идти на эту крайнюю меру, поскольку человек с фонариком больше не пытался преследовать их.

А Кривому совсем не нужны были мальчишки. Поэтому, увидев осыпающуюся стену, готовую рухнуть в любой момент, он оставил попытки преследования и отправился на поиски другого выхода из тоннеля. Вскоре хозяин услышал голос Степана…

Дальнейшие события развивались стремительно, в корне поменяв все планы преступника. Теперь, когда он узнал, что у выхода его поджидала милиция, у Кривого оставался только один путь к спасению – действительно захватить заложников. Посулив «придушить гаденышей» он торопливо вернулся к стене, за которой прятались мальчишки.

— Как ты думаешь, нас найдут? – спросил Вася, рассеяно крутя в руках золотую чашу.

— Конечно. Как же иначе? И бандита поймают…

— Кстати, мне его фигура показалась знакомой. По–моему, он смахивает на хозяина.

— Скажешь тоже, — возразил Петя. – Зачем хозяину за нами гоняться?

— Кажется, я начинаю понимать, как все связано между собой…

Но юному детективу не удалось до конца продумать новую версию – за дверью послышался шум осыпающейся земли, и отчаянный вопль пронзил подземелье:

— Помогите! Помогите!

Постепенно к крикам о помощи присоединился кашель, а потом все стихло.

— Это он, — едва слышно прошептал Вася. – Хочет, чтобы мы откликнулись и выдали себя.

— А вдруг все еще хуже?

Вокруг снова воцарилась тишина. Мальчишки слышали только стук собственных сердец, с ужасом ожидая дальнейшего развития событий. Наконец, преодолев оцепенение, Вася приблизился к двери, ведущей из сокровищницы, и медленно приоткрыл ее. Мальчик ожидал увидеть маленькую комнатушку, но на ее месте обнаружил лишь обвалившуюся землю – вслед за обрушившейся стеной, в помещение хлынула настоящая лавина, наглухо отгородившая близнецов от остального мира. Мальчик отпрянул.

— Петька, нас засыпало, — прошептал он.

— Не может быть! Наверняка есть способ отсюда выбраться?! Безвыходных ситуаций не бывает!

— Только в кино…

— Как хочешь, Васька, а я верю, что мы выйдем отсюда!

Петьке трудно было примириться с тем, что они с братом оказались заживо замурованными в подземелье. Он все еще верил в чудо, в возможность счастливого избавления. Только что им невероятно повезло, они обнаружили сокровища монастыря, и вдруг теперь удачливые кладоискатели могли сами повторить печальную участь монахов, по одной из версий погибших в этом подземелье. Неужели это была месть призраков?!

— Мы забыли про вторую дверь из сокровищницы, — отвлек от жутких раздумий голос Васи. – Думаю, за ней расположен ход, ведущий в монастырь. Сейчас мы ее откроим.

И снова груды перемешенной с битым кирпичом земли, преградившие путь к свободе…

Сомнений и надежды больше не осталось – мальчишки до конца осознали, что из ловушки нет выхода. Вокруг пленников подземелья мерцало золото и серебро, но Петя с Васей больше не восторгались своей невероятной находкой. Мальчики понимали, что для них кончилось все. Грустный Петя представил себе, как археологи лет через сто обнаружат подземную сокровищницу, но вместо останков монахов найдут два детских скелета – его, и Васи. Ему стало не жутко даже, а очень и очень грустно. А Вася думал о том, что так и не узнал, какой груз тайно вывозили из монастыря подозрительные личности, и как в этом деле был замешан хозяин.

На глаза наворачивались слезы…

— Мы должны выйти отсюда, — вдруг твердо заявил Вася. – Хватит киснуть, шансы еще есть. Надо копать, и мы снова откопаем вход.

— Чем?

— Руками. У нас их целых четыре.

Крик «Помогите!» послужил сигналом к дальнейшим действиям. Не получив никаких ответов на призывы сдаться, не зная, что происходит сейчас в тоннеле, возглавлявший операцию по освобождению заложников майор принял решение перейти к более активным действиям. Несколько сотрудников милиции, один за другим проникли в соседствовавшее с овощехранилищем подземелье.

В ярком свете мощных электрических фонарей отчетливо просматривался уходящий вглубь коридор, но в нем не было ни детей, ни Кривого. Милиционеры быстро продвигались вперед, внимательно проверяя каждую груду мусора, встречавшуюся на пути. Наконец они достигли конца тоннеля, заваленного толстым слоем земли. Дальше хода не было.

— Куда он мог исчезнуть?

— Здесь нет боковых проходов.

— Может, пропустили? – обменивались мнением участники несостоявшегося штурма.

Вскоре к милиционерам подошел Степан. Он собирался что–то сказать, но вдруг заметил то, на что в первый момент не обратили внимания сотрудники милиции – из земли торчали подошвы новеньких щеголеватых ботинок…

— Это хозяин! Его засыпало. Ребятишки тоже, наверное, там.

Работа закипела. Разгребая землю руками, люди, которые пришли арестовывать Кривого, сейчас делали все возможное, чтобы спасти ему жизнь. К счастью, хозяина придавило не слишком сильно – оказавшись на поверхности, он сделал вдох и открыл глаза.

— Где дети? – закричал майор. – Их тоже засыпало?

— Не знаю, — прохрипел Кривой и закашлялся. – Но они были где–то там, в дальней части подземного хода.

Не сговариваясь, милиционеры и Степан стали отчаянно разгребать землю, надеясь найти близнецов еще живыми. Вскоре к ним присоединились и ждавшие наверху историки с лопатами. Спасательная операция шла полным ходом, мужчины не останавливались ни на мгновение, понимая, что от быстроты их действий зависит жизнь детей.

— Держитесь, Клёновы, держитесь, — бормотал Алексей Алексеевич, вытаскивая руками обломки кирпичной кладки, а стоявший рядом Леонид копал молча, яростно отбрасывая за спину лопаты рассыпчатой сухой земли.

Степан, словно крот, ввинчивался в землю, а с двух сторон ему помогали стражи порядка. И вдруг сторож натолкнулся на теплую детскую руку и радостно схватил ее. Раздался оглушительный крик, от которого вполне мог бы случиться очередной обвал.

— А–а–а–а! – во весь голос завопил Вася, вообразив, что его схватил призрак.

— Петя, Вася, это я – Степан! Не бойтесь!

А через несколько минут он уже протиснулся в подземную сокровищницу и обнимал ребят, а они прижались к нему, словно к родному человеку.

— Все в порядке, мальчишки живы! – крикнул Степан своим спутникам, которые оставались по ту сторону завала.

— Мы нашли сокровища, — сообщил уже пришедший в себя Петя и направил фонарь на золотую утварь. – А монахов здесь нет, они куда–то ушли.

— Бог ты мой! Да ведь это тот самый подземный клад, который искало столько людей! А я думал, что его и не существует вовсе, — изумился Степан и поспешно добавил: — Клад–то – хорошо, а мать с отцом волнуются за вас, давайте скорее выбираться отсюда.

Эпилог

Весть о находке клада произвела на ученых гораздо большее впечатление, чем взрыв, прогремевший несколько часов назад. Когда им удалось проникнуть в хранилище сокровищ, они были поражены увиденным и, прежде всего тем, как хорошо сохранились созданные пять столетий назад предметы. Однако самой дорогой находкой для историков стали не золотые оклады и цареградская парча, а незаконченная летопись, оставленная в сокровищнице монахами. Из нее стало известно, что о приближении татар монахов предупредил странник, который видел стоянку воинов верстах в пятнадцати от монастыря. Он сразу же отправился кротчайшей дорогой через лес и, сократив путь почти вдвое, достиг монастыря за два часа до прихода войска. Этого времени хватило, чтобы спрятать в подземном хранилище все иконы, все ценные вещи и церковные реликвии, а также запас золотых и серебряных монет, имеющийся в монастыре. В этом же подземелье укрылись и сами монахи, захватив с собой столько продуктов и питьевой воды, сколько успели. Но большого количества запасов и не требовалось. Ордынцы никогда не задерживались подолгу на тех территориях, куда совершали набеги, поэтому монахи рассчитывали выйти из своего укрытия вскоре после окончания погрома. Однако этим планам не суждено было сбыться. Когда ровно через сутки настоятель монастыря попытались первым подняться на поверхность, оказалось, что выход из подземелья завален рухнувшими стенами церкви. Положение было достаточно сложным, но у братии еще оставалась надежда на спасение. В подземелье существовал еще один тайный выход, которым, правда, не пользовались уже несколько десятилетий из–за обвалов, случившихся в одно очень дождливое лето. Тоннель был наполовину засыпан, однако еще оставался шанс расчистить его.

Последняя запись в летописи, сделанная дьяком Иннокентием, сообщала о том, что монахи намеревались выбраться из подземелья тайным путем, а затем замуровать выход, дабы никто из посторонних не мог посягнуть на оставленные в подземном хранилище сокровища. Собираясь в дорогу, они не взяли с собой ничего, в надежде, что скоро смогут вернуться в свою разоренную обитель и заняться ее восстановлением. «Да поможет нам Господь!» — вывел твердой рукой дьяк, заканчивая свой отчет. На этом рукопись обрывалась. Что произошло с монахами потом, так и осталось неразгаданной тайной…

Кривой, который едва не оказался погребенным заживо, был настолько напуган случившимся, что сразу же безоговорочно признал свою вину, полностью раскаялся и даже окрестился, уже находясь за решеткой. Факты же были таковы: занявшись сбытом оружия, он задумался, где бы лучше устроить перевалочную базу для смертоносного товара. Тогда–то «бизнесмен» и вспомнил о пионерском лагере, где отдыхал в годы безмятежного детства. Развалины монастыря по–прежнему будоражили воображение, и Кривой решил купить лагерь, который был ему нужен только из–за близкого соседства с монастырем. Преступник использовал «памятника старины» по полной программе. Он не только хранил в помещении церкви контрабандное оружие, но и разыскивал легендарный клад, под видом подготовки к реставрации перерыв весь монастырский двор. Клад он так и не нашел, однако основной его бизнес шел вполне успешно. Расчет оказался верным – никому так и не пришло в голову искать оружие и взрывчатку на территории «охраняемого государством» памятника старины. Появление туристов в этой зоне было для Кривого крайне не желательно, поэтому он решил напугать семейство Клёновых, а потом и археологов, лично подражая волчьему вою.

Степан и Гоша были признаны невиновными, поскольку они не знали, какими делами на самом деле занимался их хозяин. Вначале сторож искренне верил, что грузы, которые увозят и привозят из монастыря, предназначены для реставрации, но постепенно начал подозревать неладное. Ему не нравилось происходящее, однако Степан окончательно понял, чем занимается Кривой, лишь столкнувшись с бандитами, намеревавшимися перехватить очередную партию оружия.

Что же касается близнецов Клёновых, то Петя с Васей стали знаменитыми среди обитателей палаточного лагеря и чувствовали себя настоящими героями. Историки поздравляли их с важным открытием, а Кирилл очень жалел, что не пошел с мальчишками разыскивать подземный ход в памятную ночь на двадцать пятое июня… Радость самих близнецов омрачало только чувство вины перед родителями, которые долго не могли оправиться после пережитого стресса.

До отъезда в город оставалось совсем немного времени и последний вечер в пустующем пионерском лагере все семейство проводило на крыльце домика Айболита. Степан отлучился к себе в дом, намереваясь принести самый настоящий самовар, которым он пользовался только по большим праздникам, и устроить прощальное чаепитие с домашним вареньем. Мальчишки долго смотрели в его широкую сутуловатую спину.

— А все–таки ты был неправ, — снова вернулся к больной теме Петя. – Степан хороший человек, я всегда чувствовал это.

— Да, я плохой детектив, — согласился Вася. – Подозревал не того, кого нужно.

Пете стало неловко, и он также занялся самокритикой:

— А я оказался никудышным историком – верил в чудеса, мечтал увидеть вернувшееся прошлое, запутался со старым и новым стилем, в общем, вел себя, как глупый ребенок.

— Никуда мы с тобой не годимся, — подтвердил Вася, а потом хитро улыбнулся и добавил: — Но клад мы все–таки нашли.



Загрузка...

Вход в систему

Навигация

Поиск книг

 Популярные книги   Расширенный поиск книг

Последние комментарии

Последние публикации

загрузка...