загрузка...
Перескочить к меню

Наследство заморской тетушки (fb2)

- Наследство заморской тетушки 452K, 108с. (скачать fb2) - Елена Вадимовна Артамонова

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Елена Артамонова

Наследство заморской тетушки

Аннотация:

Оля никак не могла уснуть. Спала подружка Катя, спал весь санаторий, в котором они отдыхали. Часы пробили два ночи. В этот миг из соседней комнаты раздался странный звук… Похоже, кто–то проник туда через окно! Умирая от страха, девочка открыла дверь…и увидела, как вдоль стены крадется какой–то человек. Около изразцовой печки он стал простукивать стену, затем вынул нож и сделал надрез на обоях. На миг злодей поднял голову и, увидев Олю, выпрыгнул в окно. Что искал подозрительный тип? За этим скрывается какая–то тайна! — поняла девочка и бросилась будить подружку…

ПРОЛОГ

Старинные дачи с террасами, кокетливыми балкончиками и башенками со шпилями притихли, как перед грозой, ожидая ненастья. Война уже подкралась к поселку, со стороны города была слышна канонада. На даче Соколовых, куда Анна с сыном и младшей сестрой Ириной перебрались из города, спасаясь от бомбежек, царили тревога и мрачное ожидание. Ждали немцев, так как понимали, что они будут здесь со дня на день. И вот этот страшный день настал. С утра в нескольких сотнях метров от дома прямо среди старых сосен шел бой, слышались автоматная стрельба и разрывы снарядов. Потом на какое–то время все стихло и в наступившей тишине отчетливо стали слышны чужая речь, чужие команды.

Анна застыла у окна, обнимая маленького Коленьку, Ирина, понимая, что прошлая жизнь кончилась, тоскливым взором обвела комнату, словно прощаясь со всем, что ее окружало в той счастливой жизни. Взгляд ее остановился на семейной фотографии, с которой весело и озорно смотрела она сама, ее маленький племянник, а позади них стояла старшая сестра Анна и ее муж Петр Соколов в форме военного летчика. Девушка поспешно сорвала фотографию со стены и направилась в соседнюю маленькую комнату, которая служила детской.

— Иришка, ты куда? — бросился за ней Коленька.

— Мы положим это вот сюда, — девушка открыла в стене дверцу маленького шкафчика–тайничка, совершенно незаметного под обоями, и спрятала фотографию. — Нельзя, чтобы немцы увидели папу, он известный летчик и хорошо воюет против них. Никому не говори о фотографии, ты все понял?

Мальчик серьезно кивнул — да, он понял все.

А через минуту в дверь уже вломились немцы.

— Всем выходить! — кричал белобрысый фриц, направляя на женщин и ребенка автомат.

На поросшей мелкой травой широкой дачной улице толпился народ, некоторые держали узелки, но большинство не успело взять с собой ничего. Несколько солдат погнали толпу к станции. На путях стоял товарный состав. Перед ним всех выстроили в шеренгу, и немец в очках стал проходить вдоль нее, отбирая молодых парней и девушек. Не избежала этой участи и Ирина. Ее грубо выхватили из толпы, толкнули к группе испуганных подростков. Затем фашист что–то скомандовал по–немецки, указывая на открытые двери стоявшего рядом товарного вагона, в котором обычно возят скот, и, подгоняя прикладами, молодых людей стали погружать в поезд. Ирина в последний раз оглянулась, Ища глазами сестру и племянника, но так и не сумела разглядеть их среди напуганных людей. Больше они с сестрой никогда не виделись.

— Их угоняют в Германию, — прошел по толпе шепот. — Будут работать на немцев.

— А что же с нами сделают? Расстреляют? — испуганно прошептала какая–то женщина.

Но оставшихся не расстреляли, а погнали дальше. Затейливые башенки Сосновки остались позади, под ногами вилась пыльная, раскаленная от летнего солнца дорога. Измученные, без воды и пищи люди шли до заката, пока не достигли большой деревни. Рядом колосилось поле, которое так и не успели убрать.

Немцы, сопровождавшие колонну, тоже устали и хотели есть. Они стали бегать по домам, спрашивая:

— Яйки есть?

Кто–то уже тащил живую курицу, хлеб, молоко и яйца. Настроение у оккупантов явно улучшилось. Они смеялись и весело переговаривались в предвкушении хорошего ужина. Затем одна часть немецких солдат занялась приготовлением еды, а другая начала размещать прибывших по избам. Анну и Коленьку поселили в крайней избе, хозяева которой сначала с опаской и недовольством смотрели на них, не зная, чего им ждать от незваных гостей. Но неприязнь скоро исчезла, общее горе сблизило людей. Анна с малолетним сынишкой стали для обитателей старой избы почти родными, и они поделились с квартирантами последним куском хлеба.

С утра всех поставили на работу в поле, а Коленька остался в избе под присмотром старой бабки, у которой было два внука — один еще в люльке, а другой — мальчик, чуть старше Коли. Звали его Генька, и он был рад, что у него появился товарищ.

— Ты, Гень, присматривай за Николаем, — велела бабулька внуку, выпроваживая ребят на улицу.

Сначала Генька показался Коле деревенским и нерасторопным, но потом Коленька сдружился с ним, и они стали, как братья.

В этой деревне Анна с Колей провели восемь месяцев до самого освобождения ее от фашистов в марте 1943–го. Тяжелые будни, неизвестность, ожидание скорой расправы, которая могла произойти в любой момент по прихоти оккупантов, изматывали, но вести о приближении Советской армии, с боями освобождавшей родную землю, давали силы жить. И вот счастливый час настал — после тяжелых боев фашисты отступили, город, где прежде, до войны, счастливо жила семья Соколовых, стал свободен.

Анна рвалась домой и не поддалась на уговоры хозяев подождать до теплых дней. Одев Колю потеплее в старую Генькину одежду, из которой тот уже вырос, она с сыном отправилась в путь, надеясь встретить по дороге попутную машину. Погода была не слишком холодной, но начался сильный снегопад, и вскоре Анна сбилась с пути. Мать с сыном едва не погибли, попав в настоящую пургу, и только чудо помогло им наткнуться в уже сгущающихся сумерках на одинокий дом с теплившимся огоньком в маленьком окошке. Едва дотянувшись до окна и слабо стукнув в него, Анна со словами:

— Спасите! — упала на снег.

Из дома вышел старик, за ним выглянула баба с цеплявшимся за широкую юбку ребенком. Женщина ахнула, взяла на руки и отнесла в дом закутанного и промерзшего насквозь Колю, потом вместе с дедом они втащили в избу Анну,

Наследство заморской тетушки

растерли самогоном, переодели и помогли взобраться на печку.

Два месяца ухаживали хозяева хутора за незваными гостями. Коленька довольно быстро оправился, а Анна долго и тяжело болела, но забота и доброта неизвестных ей доселе людей вернули ее к жизни. И только в мае, оправившись после болезни, они смогли продолжить путь домой. На этот раз попутная машина довезла их до города. Но, ступив на родную почву, Анна не узнала знакомых мест. Ни одного целого дома в центре — только развалины. Вместо большого сквера — немецкое кладбище. Вместо высоких дореволюционных домов — жуткие почерневшие от огня руины. Однако чуть дальше от центра улицы уже были расчищены и на них появились люди. Стали встречаться отдельные неразрушенные здания. Возникла надежда, что цел и их дом, но она оказалась напрасной — на них смотрели пустые глазницы окон на кирпичной коробке, а через пролом на четвертом этаже, там, где находилась квартира Соколовых, — была видна стена кухни с висящей на гвоздике мясорубкой.

Идти было некуда, и тут Анна вспомнила о даче. Спрашивая у прохожих дорогу, так как трудно, а то и? невозможно было узнать старые улицы, добрались они с Коленькой до станции. Здание вокзала тоже было превращено в руины, но поезда уже ходили. Около маленького, наспех сколоченного деревянного барака женщина прочитала расписание поездов.

— Да, до Сосновки можно доехать, надо только немного подождать, — заявила усталая кассирша, протягивая Анне билеты.

Накормив сынишку скудными припасами, которые им дали в дорогу хозяева хутора, и перекусив вареной картошкой, она стала ждать поезда. Ожидание затянулось. Мимо один за другим проходили длинные составы, двигавшиеся в сторону фронта. Анна представила их уютный дом в дачном поселке, и сразу стало тепло на душе. Может быть, ей удалось бы вернуть прошлое, хотя бы его маленькую часть: вернуть и начать жить заново. А вдруг дача тоже разрушена или сгорела? Анна боялась даже подумать об этом.

Протиснувшись в переполненный вагон, мать и сын поехали в Сосновку. Оказавшись в знакомых местах, Коленька оживился, начал о чем–то весело болтать, смеяться, но Анна оставалась серьезна и сосредоточенна.

— Мама, мама, наша дача!

Еще издали они увидели шпиль невысокой башенки, украшавшей крышу их дома. Подхватив за руку сына, Анна, как на крыльях, понеслась к желанной цели, но когда они подбежали к своей даче, их ждало глубокое разочарование.

Наследство заморской тетушки

На стене дома висела табличка: «Детский санаторий», а на дверях — большой амбарный замок. Понимая, что изменить что–либо она уже не в силах, Анна покорно повернула к станции.

— Почему мы уходим, мама? Это же наш дом, он цел, — не понимал Коля.

— Здесь теперь будут жить другие дети, сынок, — ответила она, увлекая мальчика за собой.

Вернувшись на станцию, они сели в поезд, но не в тот, что шел в сторону города, а в противоположном направлении. Через полтора часа мать и сын сошли на крошечной станции, откуда пешком по проселочной дороге направились в маленький захолустный городок, где прошло детство Анны. Ее родители давно умерли, родственников не осталось, но все равно больше ей некуда было идти.

Вскоре Анна устроилась работать учительницей в местной школе, где когда–то, не слишком давно, училась сама. Там, в маленьком городке ее детства, Анне предстояло узнать о смерти погибшего на фронте мужа и вырастить своего единственного сына…

ГЛАВА I

ЛЕСНОЙ САНАТОРИЙ

Все! — Мама положила на стол стопку бумажек. — Справки собраны, путевка на месте — можно ехать.

— Завтра?

— Да. Но я, Оленька, не смогу тебя отвезти, завтра у меня очень ответственный день. Поедешь с папой.

Оля не возражала, с папой они дружили, и маленькое путешествие обещало стать веселым. В прошлую зиму девочка часто болела, и врачи посоветовали отправить ее летом для укрепления здоровья в санаторий. Собирая рюкзачок, Оля вспоминала, как еще недавно противилась этой поездке.

— Не хочу в санаторий, — запротестовала она, впервые услышав о предстоящем путешествии. — Там меня лечить будут.

— Не бойся, — засмеялась мама. — В том санатории, куда ты поедешь, лечит сам воздух.

Наследство заморской тетушки

А других процедур, пожалуй, и нет. Разве что температуру измерят. Я тоже была там в детстве и отлично знаю, что это замечательные места. Уверена, тебе они тоже понравятся. Хотя санаторий находится недалеко от города, но это словно другой мир — там все осталось таким, как много лет назад. Или почти таким.

— Скукотища, — заявила Оля.

— Наоборот — экзотика. Я бы дополнительные деньги брала за возможность совершить путешествие в прошлое.

— Тебе пора открывать собственную турфирму, — усмехнулся папа, слушавший их разговор. — При такой рекламе и разбогатеть недолго.

Оля не разделяла маминых восторгов, но постепенно свыклась с мыслью, что ей предстоит провести в маленьком, всеми забытом лесном санатории среди соснового бора целый месяц, и сама не заметила, как с нетерпением стала ждать этого.

И вот наконец день отъезда наступил. С утра они с папой пешком отправились на вокзал, находившийся в нескольких кварталах от их дома. Девочка торопилась вперед, мысленно находясь уже где–то в дебрях таинственной Со–сновки: ^

— Пап, пойдем быстрее, а то на электричку опоздаем!

— Ты же не хотела в санаторий! — смеялся тот, прибавляя шаг.

— А теперь хочу! — смеялась Оля.

Как–то так получалось, что они с папой всегда разговаривали в полушутливом тоне, много смеялись и им было хорошо. Час езды на электричке за разговорами и шутками прошел незаметно, и путешественники едва не проехали свою остановку. Выйдя на платформу, папа поставил чемодан и достал бумажку с адресом.

— Улица Дачная, восемь, — прочитал он вслух и обратился к проходившей мимо женщине. — Вы не подскажете, как пройти на улицу Дачную?

Та посмотрела на Олю, на стоявший рядом чемодан и улыбнулась:

— В санаторий?

— Да–да, — ответил папа.

— Это здесь недалеко. Пройдите немного по ходу электрички и сверните направо — сразу попадете на Дачную. Детский санаторий в конце улицы.

Поблагодарив женщину, папа подхватил чемодан, и они с Олей отправились искать Дачную. Это оказалось совсем просто — они сразу нашли широкую зеленую улицу с редкими старыми соснами, возвышавшимися прямо посреди «проезжей части», которые указывали, что когда–то Дачная была проложена прямо в лесу.

Наследство заморской тетушки

— Смотри–ка, папа, какие красивые дачки, — обратила Оля внимание на стоявшие по обе стороны домики со шпилями.

— Это все старинные дома. Раньше, в незапамятные времена, Сосновка была престижным местом отдыха, состоятельные люди старались обзавестись здесь собственностью. Самые предприимчивые строили настоящие виллы, а потом сдавали их на лето в аренду дачникам. Удивительно, что дачи сохранились. Даже не берусь сказать, сколько лет самым старым из них. А наш санаторий, наверное, там. — Он указал на большую арку с какой–то надписью, в которую упиралась Дачная улица.

Но когда они подошли к арке и уже собирались нырнуть под нее, Оля в растерянности остановилась и даже отступила на несколько шагов назад.

— Ты снова расхотела в санаторий? — удивился папа.

— Да ведь это не санаторий, это звероферма! Ты хочешь сдать меня туда, как зверушку?

И только тут папа увидел, что на арке затейливыми буквами действительно написано: «Звероферма», а рядом изображен какой–то зверек с пушистым хвостом. Папа был близорук, а потому даже не пытался прочитать нарядную табличку, издали приняв ее за вывеску детского санатория. Забавный зверек, изображенный рядом с надписью, создавал впечатление чего–то детского, радостного, легкомысленного, да и сведения, полученные от женщины на платформе, не оставляли у него сомнений в том, что они достигли цели своего путешествия.

— Нет, — обескураженно ответил он, — тебя я, пожалуй, сюда не отдам. Туда берут только лохматых и зубастых. Но где же санаторий?

. — А вот он, рядом, — сказал вышедший из–под арки мужчина и указал рукой на стоявшую справа за штакетником дачку с изящной башенкой.

Небольшая, совсем не такая яркая и нарядная, как у зверофермы, табличка на фасаде подтвердила его правоту. Войдя в калитку, Оля с папой увидели на стволе сосны стрелку, указывающую в направлении уютного флигеля в глубине двора, и надпись: «Прием детей».

— Кажется, нам сюда — здесь уже точно принимают детей, а не лисиц и енотов.

— Но где же дети? — Оля посмотрела по сторонам.

— Да вот же они. — Папа указал на двух мальчиков, играющих в бадминтон на поляне.

— Маловато.

— Просто мы приехали сюда одними из первых. Остальные подъедут позже, — успокоил Девочку отец, входя вместе с ней на террасу флигеля Светлова

Оля поежилась — за окном промелькнул белый халат, напомнивший о докторах, таблетках и прочих противных процедурах. Неужели ее весь месяц будут лечить, а может быть, даже делать уколы?! Вытянув шею, девочка выглянула из–за папиной спины, пытаясь оценить ситуацию. В светлой комнате с распахнутыми окнами за столом сидели две женщины в белых халатах, а на стуле у стены — девочка лет десяти с градусником под мышкой.

— Здравствуйте, — как ни в чем не бывало поздоровался папа. — Вот привез вам пополнение.

Оля тоже поздоровалась и настороженно посмотрела на девочку с термометром, представив, что находится в школьном медицинском кабинете. Женщина помоложе улыбнулась и повернулась к своей коллеге:

— Вот, Лидия Павловна, и вашей Катюше подружка, как раз ее возраст. — Потом она протянула градусник Оле. — Сейчас надо померить температуру, а потом разденешься — и на весы.

— Мне не надо, я здорова, — испуганно откликнулась Оля.

— Вот и хорошо, — улыбнулась Лидия Павловна, — больных мы не принимаем.

Минут через пятнадцать все формальности были закончены, и в комнату вошла полная пожилая женщина с добрым простым лицом, по–видимому, нянечка.

— Тетя Поля, проводите новеньких в первую комнату, — распорядилась Лидия Павловна. Потом она обратилась к папе: — Родительские дни здесь по воскресеньям. У нас детям нравится, и они обычно не скучают — так что не волнуйтесь за дочку.

Когда нянечка, девочки и Олин папа вышли на террасу, там уже ожидали своей очереди несколько детей с родителями, чинно восседавшими в шезлонгах. Оля с интересом посмотрела на ребятню — у нее был общительный характер, и ей хотелось поскорее со всеми познакомиться. С Катей они уже держались за руки и чувствовали себя так, словно всю жизнь были подружками.

— А ты с кем приехала? — спросила Оля у своей спутницы. — С Лидией Павловной?

Катя кивнула.

— Она твоя мама?

— Нет, тетя.

— Вот здорово! — обрадовалась Оля, сообразив, что знакомство с племянницей врача может дать какие–то привилегии.

Однако Катя ее разочаровала:

— Тетя Лида очень строгая. Она сразу предупредила меня, что я буду здесь на общих основаниях и меня ничем не станут выделять.

— А кто сидел рядом с Лидией Павловной? — спросила Оля, справедливо полагая, что Катя наверняка всех тут знает.

— Это медсестра Анастасия Федоровна.

— Она тоже строгая? Катя пожала плечами:

— В меру.

Между тем компания подошла к тому дому, что смотрел окнами на Дачную улицу и который папа с Олей поначалу проскочили, приняв звероферму за санаторий.

Папа попрощался с дочкой, обещав приехать в воскресенье, и девочки в сопровождении тети Поли проследовали в жилые помещения. У входа их встретила воспитательница — Зоя Александровна. Ответив на многочисленные вопросы этой рослой тетеньки, интересовавшейся, как их зовут, в каком классе они учатся и прочие, новые подружки, наконец, прошли в свою «палату», где им предстояло обосноваться на целый месяц. Похоже, родство с главврачом все же давало Кате, а заодно и ее приятельнице некоторые привилегии. Комната, в которой поселили девочек, была самой маленькой, двухместной и находилась в конце дома у противоположного выхода, который обычно всегда оставался закрытым. В уютной светелке стояли только две кровати, пара тумбочек и небольшой столик у окна. Часть стены была выложена старыми изразцами. Сама печка находилась в соседнем помещении, а в маленькой комнате, когда–то бывшей детской, располагалась ее задняя стенка, называвшаяся зеркалом.

— Класс! — Катя с размаху плюхнулась на застеленную светлым покрывалом постель. — Пять звезд и даже с плюсом!

Оля, которой никогда не приходилось бывать в пятизвездных отелях, согласно кивнула — комната ей нравилась, как, впрочем, и ее новая подружка, и сама дача, в которой наверняка имелось множество таинственных закоулков, и улыбчивая нянечка тетя Поля, и величественные сосны за окном.

Быстренько распаковав вещи, девчонки мигом вырвались на свободу, а точнее — на зеленую лужайку перед дачей, где два мальчика все еще играли в бадминтон.

— А можно мы попробуем? — спросила Оля, подойдя к игрокам.

Катя с завистью посмотрела на подружку — она бы никогда не решилась так запросто подойти к незнакомым мальчишкам, да еще попросить у них что–то. Но, оказывается, все в жизни было гораздо проще, чем она думала. Ребята прекратили игру, и один из них протянул Оле ракетки:

— Берите, играйте. Кстати, меня зовут Костиком. А это — Андрей.

Наследство заморской тетушки

— Оля.

— Катя.

Усевшись на ближайшую лавочку, Костик с Андреем стали наблюдать за игрой девочек, время от времени отпуская шуточки и комментируя матч между не очень умелыми, но азартными подружками.

Вскоре мимо них к спальному корпусу проследовала группа новеньких и тетя Поля с чемоданами в руках. Жизнь в санатории началась.

Вечер подкрался незаметно. Вроде бы Оля вместе с папой только–только вошла в тихий лесной санаторий, вроде бы она совсем недавно познакомилась с Катюшей, Андреем, Костиком и другими ребятами, а долгий летний день уже стремительно подходил к концу. После ужина Катя убежала к Лидии Павловне, оставив Олю в гордом одиночестве. Девочка стояла у штакетника, лениво созерцая широкую Дачную улицу и, в общем–то, ни о чем не думала.

Приземистый, явно жутко дорогой автомобиль медленно полз мимо удивленных его появлением старинных дачек. Темные стекла надежно отгораживали владельца машины от взглядов посторонних, но похоже было, что сам сидевший за рулем человек внимательно рассматривал все, что попадало в поле его зрения. Автомобиль притормозил у санатория, прямо напротив удивленной его появлением Оли.

«Наверное, это кто–то из отдыхающих приехал, — догадалась девочка, с любопытством рассматривая блестевшую под лучами закатного солнца иномарку. — Богатые: интересно, кто это — мальчишка, девочка? И почему они выбрали нащ санаторий, а не пятизвездный отель?» Увы, смелые предположения Оли оказались ошибочными — машина проехала мимо, развернулась возле зверофермы и покатила в обратном направлении. Решив, что состоятельные путешественники просто заблудились, случайно заехав в скромную Сосновку, девочка перестала о них думать и вприпрыжку побежала навстречу окликнувшей ее Катюше.

ГЛАВА II

ОПАСНАЯ ТАЙНА ЛЕСА

За несколько дней пребывания в лесном санатории Оля Канарейкина перезнакомилась со всеми его обитателями, но главной ее подружкой по–прежнему оставалась Катя Мальцева. Они были совсем не похожи друг на друга — очень подвижная озорная Оля и застенчивая, немного медлительная, всегда «правильная» Катюша. Про таких, как она, обычно говорят: «Хорошая девочка», подразумевая, что с ними никогда не будет никаких проблем. Наверное, именно из–за различия в характере девочки сдружились и стали почти неразлучной парой. Кате нравилось общество энергичной Оли, а та с удовольствием верховодила в их маленькой компании.

Вообще жизнь в санатории пришлась Оле по вкусу. Он был небольшим, и обстановка в нем сложилась неофициальная, очень теплая, почти семейная. Целыми днями девчонки и мальчишки играли в мяч, пели и находили себе множество увлекательных занятий. Но особенно нравились Оле прогулки в лес. Только легкая ограда отделяла санаторий от векового соснового бора, и стоило лишь выйти за калитку, как дети попадали в волшебную страну, где воздух звенел их голосами, где было столько простора, что хотелось взмахнуть руками и полететь, как птица. А за соснами виднелась зеленая полоска ольхового лееа, где куковала кукушка и, наверное, происходило много загадочного и волшебного. Эта зона была окутана тайной, потому что воспитательницы никогда не водили туда своих питомцев. Темный лес в низине манил любознательную Олю, и она мечтала как–нибудь заглянуть в этот мрачноватый овражек. Девочка слышала, будто за темной таинственной полоской начинается настоящий большой лес, куда ей тоже непременно хотелось попасть. Однако Зоя Александровна вряд ли согласилась бы отвести туда своих подопечных — с точки зрения воспитательницы, у ребятни и так было предостаточно возможностей для общения с природой.

Оттолкнув ногой подкатившийся к ней мячик, Оля задумчиво посмотрела в сторону манящих зарослей. Эх, если бы нашелся человек, готовый сопровождать ее в рискованном путешествии: впрочем, на Катюшу рассчитывать не приходилось — слишком она была робкой и нерешительной.

— Эй, Канарейкина, чего киснешь? — притормозил на полном ходу проносившийся мимо Костик.

Оля встрепенулась:

— Слушай, Костя, ты сейчас очень занят?

— Вообще–то у нас чемпионат мира по футболу, но пока обойдутся и без меня.

Крикнув мальчишкам, чтобы играли без него, Костик вопросительно посмотрел на Олю.

— Слушай… — Она задумалась, гадая, как бы подипломатичней сформулировать свое предложение, а потом с ходу выпалила: — Давай посмотрим, что находится за оврагом. Пойдем вместе, а то я одна боюсь.

— Не понял.

— Все очень просто: мы туда быстренько сбегаем, пока Зоя Александровна будет сидеть на поляне и читать ребятам книжку. Никто ничего не заметит, вот увидишь!

Костя почесал кончик носа, пригладил ладонью непослушные вихры. Вообще–то сгонять в таинственную низину совсем не плохая идея, но он не хотел лишних неприятностей. Играть в футбол было намного безопасней, да и увлекательней.

— Знаешь, как–нибудь потом. И вообще, меня ребята ждут. Я пошел!

Раздосадованная Оля посмотрела по сторонам. От старших девочек проку не было — они интересовались только косметикой и страшными историями, а малышня ни за что бы не посмела ослушаться воспитательницу. Похоже, с мечтой о походе в таинственный лес пришлось расстаться окончательно и бесповоротно. А темные кроны по–прежнему скрывали свои тайны, издалека доносился негромкий голос кукушки?

Идея пришла в голову моментально, и от нее уже невозможно было отказаться. Она в один миг завладела сознанием девочки, и никакие доводы здравого рассудка не могли выбить ее оттуда. Оля тихонько лежала в своей постели, созерцая серое предрассветное небо. Она проснулась так рано совершенно случайно и вполне могла бы вновь погрузиться в сон, если бы не крамольная идея, посетившая ее хорошенькую головку.

— Нет, так нельзя, — одними губами прошептала Оля, надеясь, что произнесенные вслух слова обретут большую значимость.

Не помогло. За открытым окном безмолвно стояли старые сосны, все обитатели санатория сладко спали в своих кроватях — ничто не могло остановить Олю и помешать ей отправиться в путь. Девочка решила отправиться в лес, чтобы встретить там восход солнца.

«Я только выйду за территорию санатория, загляну в сосновый бор и дождусь, когда появится солнышко, — думала Оля, беспокойно ерзая под одеялом. — Нянечка спит, никто меня не увидит и не узнает, где я была. Разве можно упустить такой шанс? Восход солнца в лесу — это же классно!»

После мучительных, но коротких раздумий юная любительница природы осторожно вылезла из постели, бросила взгляд на сладко спавшую Катюшу, натянула сарафан и крадучись двинулась к двери. Осторожно выйдя в коридор и сделав первый шаг, девочка замерла, словно оказавшись на минном поле, — половицы отчаянно скрипели, сообщая окружающим о каждом ее движении. Днем эти звуки были почему–то не слышны, но сейчас наверняка привлекли бы внимание дремавшей поблизости нянечки. Поняв, что по коридору ей не пройти, раздосадованная Оля вернулась в комнату. Лучшее, что можно было сделать, — это раздеться и нырнуть в еще не успевшую остыть постель, но девочка просто не могла отказаться от завладевшего ее душой желания. Взгляд скользнул в сторону открытого окна. Подоконник находился невысоко от земли, и теоретически выбраться из помещения на улицу могла даже маленькая девочка, вроде Оли. Понимая, что, в общем–то, делает глупость, она решила применить теорию на практике. Еще раз прислушавшись, любительница запретных прогулок вскарабкалась на подоконник.

Территория санатория была непривычно пустынной и оттого очень таинственной. Убедившись, что ее побег остался незамеченным, Оля торопливо шмыгнула к лазейке в штакетнике, которую показали ей пару дней назад Костик с реем. Несколько реек болтались только на верхних гвоздиках, и, если аккуратно отодвинуть их в сторону, не слишком толстый и очень юный человек вполне мог протиснуться в образовавшуюся щель. Оля так и сделала.

Пока она пролезала сквозь замаскированную дырку, за ее спиной торопливо прошел какой–то мужчина. Как ни странно, он не остановил отправившуюся в самоволку путешественницу, а торопливо проследовал своей дорогой, скрывшись за углом старой дачи. Похоже, он сам был встревожен неожиданным появлением девочки. Оля так и не увидела не спавшего в столь ранний час человека, но все же почувствовала его присутствие. Она вздрогнула, встрепенулась, приготовившись объяснить свой поступок, однако никого не обнаружила за своей спиной. Территория санатория казалась вымершей. А вскоре предрассветную тишину нарушил шум мотора отъезжающей машины.

Солнце взошло без предупреждения, так и не пожелав продемонстрировать Оле момент своего восхода. Девочка даже не поняла, как все это произошло — только что стволы вековых сосен окутывала предрассветная мгла, вокруг было холодно и жутковато, а спустя несколько мгновений бронзовую кору уже золотили первые солнечные лучи, и над головой начали свой концерт неугомонные птицы. Лес сразу преобразился, ожил, но это не радовало Олю, мечтавшую увидеть тот миг, когда малиновый край солнечного диска начнет медленно выползать из–за темной полоски леса. Однако ей не удалось осуществить задуманное, и надо было возвращаться домой.

Оля стояла, не зная, как ей быть дальше, посреди той самой поляны, где обычно «выгуливала» своих подопечных Зоя Александровна. Темные заросли, за которыми начинался чудесный лес, манили и звали Олю. Наверное, сейчас ей выпал единственный шанс реализовать свою мечту. Никогда больше она не сможет вот так запросто,^не спрашивая ни у кого разрешения, заглянуть в густые заросли ольхи, увидеть то, что находится по ту сторону оврага.

— Я только на минуточку, — пробормотала Оля и вприпрыжку побежала к низине.

Ольховник встретил ее холодом, от которого по коже побежали мурашки. Сюда еще не проникли золотистые лучи солнца, и потому здесь все еще царили предрассветные сумерки. В ноздри ударили незнакомые запахи болотных трав, будоражившие воображение. Дрожа от страха и холода, Оля осторожно двинулась по влажной от росы траве. Вообще–то она хотела вернуться в санаторий, но ноги сами вели ее вперед, навстречу тайнам и приключениям.

Не успела девочка подумать о том, как ей преодолеть топкое, заросшее крапивой русло струившегося по дну оврага ручья, как вдруг перед ней, словно по волшебству, возник небольшой мосток. Оказывается, сквозь дремучие дебри проходила самая настоящая дорога, которая, похоже, вела в загадочные края! Конечно же, Оля не смогла устоять перед соблазном и бодро ступила на присыпанные землей бревна мостка.

Овражек, по дну которого протекал заболоченный ручей, действительно оказался границей, разделявшей лес на две части. Путешественница прошла по заброшенной дороге не больше пары десятков метров, как ее взору открылись чудесные залитые солнцем поляны, среди которых высились похожие на огромные колонны стволы старых сосен. За ними стали появляться дубы, сосны, кусты, и восторженной Оле лес показался волшебным и сказочно прекрасным. Недолго думая, она бодро зашагала по заросшей травой дороге и даже замурлыкала себе под нос какую–то песенку.

Вдали послышались звонкие ребячьи голоса. Вначале Оля даже обрадовалась, решив, что может обзавестись новыми приятелями, но потом встревожилась. Обычно в лес отправлялись сразу после завтрака, примерно часов в десять утра, а до того никому бы не пришло в голову гулять с голодными ребятишками. Неужели прошло столько времени, а Оля не заметила этого, поддавшись чарам леса?! Надо было срочно возвращаться в санаторий, где наверняка уже началась настоящая паника, вызванная исчезновением ребенка.

Девочка хотела побежать назад, но потом остановилась — хотя часов у нее не было, она всем своим существом чувствовала атмосферу очень раннего утра. «Я только краешком глаза посмотрю, кто так рано гуляет, и сразу побегу в санаторий», — решила она, направляясь к большой, скрытой кустами поляне, откуда доносились звонкие детские голоса.

Хорошо, что Оля не сразу выбежала на открытое пространство, а немного задержалась в зарослях, рассматривая какой–то незнакомый кустарник с красивыми листьями. Только теперь она сообразила — люди на поляне говорили на чужом языке, который ей никогда не приходилось слышать даже по телевизору. Это настораживало и почти пугало. Тем не менее любопытство в который уже раз возобладало над здравым смыслом, и Оля осторожно выглянула в просвет между ветками.

Жизнь на поляне била ключом. Бегали и смеялись чумазые ребятишки, женщины варили на костре похлебку, несколько мужчин лениво наблюдали за всеобщей суетой, покуривая затейливые трубки. Рядом бродило несколько стреноженных лошадей и стояли две повозки, которые, если Оля не ошибалась, называются кибитками. Сомнений быть не могло — в лесу сделали привал самые настоящие цыгане, скитавшиеся по земле ведомыми только им маршрутами. Странные, одетые в разноцветное тряпье люди жили привычной для них жизнью, не подозревая, что за ними из–за кустов наблюдает маленькая девочка.

А Оля стояла неподвижно, прижимая к груди ладошку — она боялась, что громкий стук сердца может привлечь внимание готовившихся завтракать цыган. Возможно, они не сделали бы девочке ничего плохого, но выяснять, насколько они миролюбивы и гостеприимны, Оля не желала. В голове сразу возникли жуткие истории про цыган, которые ей не раз доводилось слышать от подружек. Что в этих историях было правдой, что вымыслом — неизвестно, но в состояние паники они вгоняли совершенно точно.

«Они похитят меня и заставят побираться. Я буду ходить по вагонам метро, петь пронзительным голосом и говорить: «Помогите, мы люди нездешние». И никто никогда не сможет найти меня, — с ужасом подумала Оля, представившая себя в роли цыганки–побирушки. — Только бы они меня не заметили!»

Несмотря на страх, действовала Оля на удивление рассудительно. Убедившись, что ее не видят, она начала медленно отходить от поляны, следя за тем, чтобы под ногами предательски не хрустнула ветка. Только когда детские голоса стали звучать немного тише, Оля развернулась и со всех ног бросилась к лесной дороге. Мчалась она так, словно за ней гнались все обитавшие в этом лесу лешие.

Только оказавшись на территории санатория, она немного отдышалась и успокоилась. Никто ее не преследовал, вокруг было тихо, а самое главное — даже нянечка пока не встала, и до подъема оставалось еще довольно много времени. Никем не замеченная путешественница проскользнула через окно в свою комнату и быстренько нырнула под одеяло. Встревоженная шумом, Катюша заворочалась, перевернулась на другой бок и вновь затихла, досматривая самые сладкие утренние сны.

ГЛАВА III

ПОД ПОКРОВОМ НОЧИ

В эту ночь никак не удавалось уснуть. Старшие девочки из соседней комнаты тараторили за стеной так, словно репетировали ток–шоу. Они рассказывали сначала смешные истории, приглушенно хихикали в подушки, а потом перешли к леденящим кровь страшилкам. Тут уже было не до смеха — из–за старой, оклеенной обоями стены доносились судорожные вздохи и едва сдерживаемый визг. Оля и сама любила поболтать на сон грядущий, но до старших девчонок и ей, и Кате было еще ох как далеко. Едва только глаза Оли начинала склеивать сладкая дрема, очередной взрыв приглушенного смеха буквально выбрасывал ее из царства сновидений. Наконец, все успокоились и погрузились в сон. Не спалось теперь только Оле. Ее соседка Катюша уже видела десятый сон, а она все лежала с открытыми глазами: спать ей окончательно расхотелось. Было слышно, как часы на здании зверофермы пробили два ночи. В открытое окно заглянула луна и осветила холодным светом спящую Катюшу.

«А что, если она станет лунатиком?» — подумала Оля, натягивая на голову одеяло, чтобы избежать участи подружки. В этот момент из соседней комнаты послышался странный звук, будто бы кто–то спрыгнул с подоконника — похоже, луна уже оказала свое таинственное действие на кого–то из старших девочек, и одна из них, пройдясь по карнизам и гребням крыши, теперь возвращалась в комнату после бессознательной прогулки.

Оля слышала, что лунатики, проснувшись, никогда не помнят, где они бродили в лунном свете. Жгучее желание увидеть настоящее чудо и пообщаться с человеком, находившимся во власти неведомых сил, охватило девочку. В общем–то, страх был силен — старинная дача, разменявшая не один десяток лет, таила в себе много загадочного. Когда шумные обитатели санатория успокаивались и в помещениях воцарялась тишина, комнаты наполняло тихое поскрипывание половиц, по которым никто не ходил, вздыхал на чердаке ветер, отовсюду доносились необъяснимые шорохи. А в полнолуние все страхи с ужасами и вовсе становились почти нестерпимыми. Однако любопытство все же победило остальные эмоции. Решительно поднявшись с постели, Оля на цыпочках вышла в коридорчик, подкралась к дверям в соседнюю комнату, намереваясь лично выяснить, какая же из девочек оказалась лунатиком, и попытаться поговорить с ней, пока та не проснулась.

Но то, что Оля увидела, заставило ее окаменеть, начисто позабыв о своем дерзком плане. В озаренной лунным светом спальне было хорошо видно спящих девочек. Ни одна из них не покидала своей постели. А по комнате вдоль стены мягко, как кошка, двигался какой–то человек. При этом руки его быстро скользили по обоям, словно он поглаживал стену или прощупывал ее. Около старинной изразцовой печки, которая выполняла теперь лишь декоративную функцию, так как в санатории уже давно было проведено центральное отопление, он начал слегка простукивать оклеенную обоями поверхность стены. Стук получился негромким, но отчетливым. От этого размеренного звука по телу Оли начали ползать мурашки, а волосы зашевелились, явно собираясь подняться дыбом. Удивительно, но никто из спящих даже не пошевельнулся — либо луна так подействовала на них, либо зловещий незнакомец заворожил всех, или девчонки просто глубоко и крепко уснули после вечерней болтовни.

Оля тоже не могла пошевелиться, но не из

Елена Артамонова — г^^3^

за волшебного оцепенения, а потому, что она просто боялась это сделать. Ей следовало отступить в тень, скрыться, но захлестнувший страх словно приклеил босые пятки девочки к полу. Холодея от ужаса, она продолжала наблюдать. Несколько раз стукнув по стене, неизвестный вынул нож и аккуратно провел им по обоям. Недобрый свет равнодушной луны блеснул на лезвии: мужчина тем временем попытался просунуть нож в надрез и что–то подцепить им, но безуспешно. На секунду злоумышленник поднял голову и увидел стоявшую в дверях девочку. В один миг показное спокойствие сменил гнев. Сообразив, что его тайная миссия не удалась, мужчина начал яростно и беспорядочно кромсать обои, а потом со словами:

— Проклятая тетушка! — выпрыгнул в окно.

И тут Оля завизжала, не узнавая своего голоса. В один миг проснувшиеся девочки устроили страшный переполох, на все голоса вторя перепутанной Ольге. Из другого конца дома прибежала заспанная нянечка, с противоположного конца территории — охранник, но неизвестный злоумышленник, так ничего и не украв и оставив на память о себе изрезанные обои, бесследно исчез.

Проверив каждый закуток, как в самой даче, так и вокруг нее, и никого не обнаружив, охранник постарался убедить маленьких обитателей санатория, что они могут спать спокойно, пообещав дежурить под окнами до утра. Однако мало кто смог уснуть.

Завернувшись в одеяло и для надежности спрятав голову под подушку, Оля лежала на своей кровати, раздумывая о странном и жутком происшествии, которому была свидетельницей. Она больше не обращала внимания на бой далеких часов, не замечала, что за окнами потихоньку начало светать. Впечатлительная девочка видела перед глазами только острый, показавшийся ей огромным нож, на лезвии которого блестели блики лунного света.

А утром в санаторий пришел милиционер и стал расспрашивать девочек о том, что случилось ночью. Но, к его удивлению, никто ничего толком сказать не мог. Все спали, потом кто–то, кажется, Оля, громко завизжал — началась паника, крики. Во время такого переполоха никто не заметил спрыгнувшего с окна человека. И только оставленные на стене улики в виде порезанных обоев свидетельствовали о том, что в спальне действительно побывал преступник.

— Кто из вас Оля? — спросил милиционер, выслушав сбивчивый рассказ проспавших все самое интересное свидетельниц.

— Я Оля. — В дверях стояла маленькая девочка с темными косичками и большими испуганными глазами.

Милиционер скептически посмотрел на нее — совсем ребенок, вряд ли от нее удастся услышать что–либо вразумительное.

— Скажи, Оля, почему ты завизжала? — спросил он, наклонившись к ней.

— Я увидела маньяка, по–видимому, он совершал какие–то ритуальные действия, — неожиданно по–взрослому ответила малышка.

— Интересно, — оживился страж порядка, — и какие же именно действия он совершал?

— Он поглаживал стену, а потом стал ее простукивать, словно доктор больного.

Милиционер переглянулся с воспитательницей — похоже, девочка была большой фантазеркой.

— Ну, а зачем он изрезал обои? Это тоже ритуальное действие?

— Не знаю. Сначала он сделал один надрез и, просунув в щель лезвие ножа, попытался что–то отковырять или открыть. А потом он увидел, что я на него смотрю, и, вероятно, от досады начал беспорядочно кромсать обои. Видно, очень темперамент у него горячий, по–моему, он цыган.

— Цыган?!

Эта маленькая девочка не переставала удивлять милиционера — то не по–детски взрослыми рассуждениями и хорошим языком, то неожиданной версией о том, что преступник был цыганом. — Да.

— У нас здесь нет никаких цыган, и никогда не было, так что вряд ли ты права.

На самом деле милиционер знал, что в этих краях иногда действительно проезжали цыгане, но не хотел будоражить воображение и без того испуганных девчонок. Цыгане всегда вели себя законопослушно, опасаясь, что местные власти не позволят им останавливаться на старых стоянках, а потому никаких неприятностей, связанных с ними, в окрестностях Сосновки не было уже очень много лет.

— Выбросьте эти бредни из головы, — вновь повторил милиционер. — Никаких цыган здесь нет. Запомнили?

Оля потупилась — не могла же она сказать, что совсем недавно во время самовольной утренней прогулки видела в лесу настоящий цыганский табор. Но отказываться от своей версии девочка не хотела.

— У него и фигура и движения такие гибкие, быстрые, он похож на цыгана, — упрямо повторила она.

— Хорошо, допустим. А что было потом?

— Потом он выпрыгнул в окно, а я завизжала. Да, я забыла сказать, что он назвал меня «проклятой тетушкой». — Оля не смогла сдержать приступа смеха, который неожиданно напал на нее.

Впрочем, при этих словах смех охватил всех: детей и взрослых. Очень уж не походила эта маленькая девочка на чью–то тетку.

— Да, видно, малый здорово перебрал, если принял ребенка за свою тетушку, — заключил милиционер, справившись с неуместным весельем. — Тогда все ясно. Наверно, парень решил, что залез к себе домой, и никак не мог найти дверь в соседнюю комнату — потому и щупал стену. А тут ты появилась, вот он и принял тебя за родню.

Милиционер вновь захохотал — и оттого, что было смешно, и оттого, что дело так неожиданно и благополучно завершилось.

Версия о пьяном, который перепутал санаторий с домом своей тетки, показалась такой правдоподобной, что все сразу успокоились. Единственным человеком, который не разделял ее, была Оля. Может быть, потому, что человек, которого она увидела, не был похож на пьяного, а может быть, потому, что ей хотелось видеть в ночном происшествии нечто таинственное, загадочное, а не простую ошибку какого–то алкаша. К тому же девочке не давали покоя воспоминания о цыганском таборе, который она видела в прошлое утро. И эти два события упорно переплетались у нее в голове в единое целое.

Вообще–то Оля Канарейкина была самой обычной девочкой, разве что не по годам развитой и начитанной. Она обожала смотреть по телевизору всевозможные взрослые триллеры и читать детективные книжки, а потому всерьез задумалась о странном ночном происшествии. За завтраком она задумчиво размазывала по тарелке картофельное пюре, рисуя вилкой затейливые бороздки.

— Кать, как ты думаешь, что этому типу от нас надо?

— Он же просто перепутал дом, — беззаботно улыбнулась Катюша, с удовольствием уминая котлету. — А почему у тебя такой плохой аппетит? Завтрак не нравится?

— Дело не в еде. Понимаешь, есть одно обстоятельство… — Оля умолкла на полуслове, сообразив, что переполненная столовая — не самое подходящее место для откровенных бесед. — Короче, потом расскажу.

— Ладно, как хочешь. Лично мне нравится компот из сухофруктов, хотя это такая экзотика. Только в лесном санатории им и полакомишься.

ГЛАВА IV

МОЛЧАНИЕ КУКУШКИ

После завтрака воспитатели, как обычно, повели своих питомцев на прогулку в лес. Взяли с собой мячи, книжку и расположились на большой поляне среди старых сосен, той самой, с которой вчера утром Оля начала свое путешествие в лесную чащобу. Одни ребята расселись около воспитательницы, слушая читавшую детские рассказы Зою Александровну, другие затеяли игру в мяч, а третьи просто разбрелись поблизости.

— Хочешь узнать тайну? — шепнула Оля Катюше, увлекая ее подальше от воспитательницы.

— Тайну?

— Да. Она наверняка связана с тем, что случилось ночью в комнате старших девочек.

— Говори!

— Так вот, вчера утром я была в лесу.

— У–у, — разочарованно протянула Катюша, решив, что ее разыгрывают. — Вчера мы все были в лесу.

— Нет, я была одна, рано утром, когда ты еще спала. Понимаешь, я хотела увидеть восход солнца на природе. В городе восхода не заметишь — там кругом одни дома, они горизонт загораживают, и вообще в такую рань спать дико хочется.

— Ну и что, увидела?

— Нет, солнце раньше взошло, но зато я обнаружила в лесу цыганский табор.

— Правда?! А где же он? — недоверчиво спросила Катя и на всякий случай с опаской посмотрела по сторонам.

— Там! — Оля показала на начинающиеся в нескольких десятках метров за поляной густые заросли ольхи, малины и крапивы.

— Там же сыро и заросли, как в джунглях.

— Это безобразие тянется узкой полоской вдоль низины, а за ним начинается хороший лес: дубы, осины, сосны. Вот там я и встретила табор. Правда–правда, честное слово, я тебя не разыгрываю, — добавила Оля, видя, что подружка все еще ей не доверяет. — Я не рассказала тебе сразу, потому что боялась, как бы ты не проговорилась своей тете, а меня за самоволку вообще могут отправить домой.

— Я не стукач! — обиделась Катя.

— В общем, никому ни слова. Это теперь наша с тобой тайна.

— Договорились. А что было дальше?

— Потом я вернулась в санаторий.

— Цыгане тебя видели? — по–деловому уточнила Катюша.

— Кажется, нет. И знаешь, я думаю, что ночью к нам залез не пьяный, а один из них.

— Только зачем? Ведь он даже ничего не украл.

— Здесь дело не в воровстве. Возможно, он хотел всех нас загипнотизировать или заколдовать дом — короче, сделать что–то такое, что нам пока не понять.

— Но зачем?

— И этого нам тоже не понять. Чтобы разобраться во всем, надо снова увидеть табор и найти человека, который залез к нам ночью. Я теперь его по походке, по кошачьей повадке сразу узнаю.

— Идет, — с готовностью согласилась Катя. — Может, и правда он какой–то колдун, хочет на нас порчу напустить. А как ты догадалась?

— В кино и не такое показывают.

Рассуждения Оли воспламенили воображение Катюши. Конечно, она побаивалась цыган и прекрасно помнила мамин наказ, строго–настрого запретивший ей вступать в общение с

Наследство заморской тетушки

этими людьми, и все же соблазн пойти с Олей был очень велик. Вообще–то девочки вовсе и не собирались общаться с цыганами — только посмотреть на табор, выяснить, что к чему, а потом так же незаметно, как и пришли, удалиться. Правда, существовала и еще одна проблема: что, если Зоя Александровна заметит отсутствие своих подопечных и начнет разыскивать их?

— А табор далеко?

— Нет. За полчасика обернемся, если идти быстро, — заверила Оля.

Убедившись, что на них никто не обращает внимания, девочки направились в сторону зарослей ольхи и скрылись в кустах. В отличие от сухого, пропитанного запахом сосен воздуха поляны, здесь пахло влагой и болотными травами. Множество комаров облепили ноги, и Оля с Катей едва успевали отгонять и хлопать назойливых «вампиров». Впереди заросли были еще непроходимее, а почва еще более топкой.

— Как же мы пройдем через болото к нормальному лесу? — забеспокоилась Катя, снова усомнившись в существовании цыганского табора, который вряд ли стал бы преодолевать такую преграду.

— Здесь где–то рядом есть мостик через низину, я прошлый раз по нему проходила. Давай руку, а то здесь можно и потеряться.

Взявшись за руки, девочки пошли вдоль края зарослей вправо и минут через пять действительно увидели сложенный из присыпанных землей бревен небольшой мосток со следами колес проехавших по нему телег. Мостик соединял две части запущенной лесной дороги, которую переплетали корни старых деревьев. По–видиМому, дорогой хотя и редко, но пользовались пешеходы, велосипедисты и даже ездили по ней на телеге.

— Видишь? Следы колес свежие. — Оля, как заправский следопыт, присела на корточки, рассматривая оставшиеся на земле вмятины. — Цыгане проехали на нескольких телегах, остановились в лесу и разбили свой лагерь.

— Слушай, давай вернемся.

— Боишься?

— Нет, просто как–то не по себе.

— Мне же они ничего не сделали. Главное — не выдавать своего присутствия, тогда все обойдется.

— Ладно, будь что будет.

Пройдя через мостик, подружки сразу попали в совершенно другой мир — большой, и как им показалось, веселый лес окружал их со всех сторон. Величественные кроны дубов и могучие сосны смыкались над головами. Воздух был сухой и терпкий, а позади манила к себе густой зеленью низина. Но девочки теперь уже знали: не все, что издали кажется столь заманчивым, вблизи оправдывает ожидания.

— Где же табор? — с нетерпением спросила Катюша.

— Тут, рядом с дорогой, — шепотом откликнулась Оля. — Прошлый раз я обнаружила его по голосам, я даже подумала, что это детский сад гуляет. Тише. Давай послушаем.

Девочки прислушались, но, кроме пения птиц, ничего не услышали. Вдруг раздался стук:

— Тук–тук–тук.

Путешественницы насторожились. Негромкий стук отчетливо напомнил Оле о подозрительном типе, проникшем в санаторий прошлой ночью. Незнакомец с гибкими, кошачьими движениями точно так же легонько стучал по стене, совершая непонятные, скорее всего, магические действия. И вот теперь цель рискованного путешествия была близка, но какие сюрпризы ожидали девочек впереди?

— Кажется, они здесь.

— Не надо, — только и сумела прошептать оказавшаяся изрядной трусихой Катя.

— Мы только посмотрим.

— Вдруг они приносят похищенных детей в жертву? А нас даже похищать не надо — мы сами пришли.

Елена Артамонова —

Оле и самой было страшно до дрожи в коленях, но она старалась не подавать виду и, отодвинув ветви орешника, осторожно выглянула на поляну.

— Тук–тук–тук, — трудился на стволе сосны дятел, выковыривая из–под коры жирные личинки. — Тук–тук–тук.

Напряжение моментально спало. Оля и Катюша беззаботно рассмеялись — недавние страхи показались им надуманными и нелепыми. В конце концов, что могло с ними случиться в нескольких сотнях метров от санатория, в таком спокойном и симпатичном лесу, как этот?!

— Странно, — удивилась Оля, осмотрев поляну, — мне казалось, что табор был совсем близко от мостика, но, видно, я не заметила, как прошла некоторое расстояние. Давай пойдем дальше.

— Давай, — и девочки бодро двинулись по заброшенной лесной дороге.

В лесу было так хорошо, что на какое–то время Оля с Катюшей забыли о цели своего путешествия, а просто шли, дышали воздухом, слушали птиц и собирали придорожные цветы. Неизвестно, сколько бы времени они еще наслаждались идиллией, если бы Катя, споткнувшись о корень старой сосны, не растянулась на

Наследство заморской тетушки

дороге. Это падение хотя и обошлось без последствий, но вернуло подружек к реальности.

— Ой! И почему я такая неуклюжая?! — заявила Катя, поднимаясь с земли и отряхивая налипшие на колени хвоинки.

— Это не ты, а дорога какая–то кривая, — попробовала приободрить подружку Олю.

— Но где же цыгане? Мы, по–моему, и так далековато зашли. Ты же говорила, что табор остановился поблизости от мостка.

— Да, — согласилась несколько обескураженная Оля. — Похоже, что табора здесь нет, наверное, он уже ушел отсюда, вот мы и не заметили поляну, на которой он располагался.

— А может, цыгане тебе просто приснились?

— Нет, я их видела, честное слово! Знаешь, Катя, на месте стоянки должны остаться какие–то следы пребывания людей: остатки костра, мусор, следы от колес, притоптанная трава. Непременно! Ведь еще вчера цыгане были здесь! Надо обшарить все вокруг и найти эту поляну. Тогда ты убедишься, что они действительно заночевали здесь и ушли совсем недавно.

Оле очень не хотелось выглядеть лгуньей и фантазеркой, поэтому она упорно настаивала на своем, желая доказать, что не выдумала встречу с цыганами. Катя только пожала плечами, неохотно выразив согласие продолжить поиски.

Сойдя с дороги и слегка углубившись в лес, подруги повернули назад, тщательно осматривая каждую полянку в поисках следов табора, но так ничего и не нашли.

— Вот увидишь, я правду говорила. Правду, — бормотала Оля, решительно двигаясь вперед.

— Ладно, пора возвращаться, — сказала Катюша. — Я тебе верю — уехали эти цыгане, и славненько. Всем же спокойнее. Хорошо, если нас еще не хватились.

— Поищем еще немного, — неуверенно предложила Оля, но желудок подсказывал ей, что время обеда уже наступило.

— Нет, пора в санаторий.

— Ладно, пойдем. Сейчас по дороге мы быстренько добежим. Может, еще успеем к обеду.

Часов у девочек не было, но они чувствовали, что явно увлеклись прогулкой. К тому же голод давал о себе знать все сильнее.

— Ну и попадет же нам теперь, Оля!

— Ничего, Катя, дорога совсем близко.

Однако, к удивлению девочек, никакой дороги поблизости не оказалось, и чем больше они нервничали и крутились в поисках пути, ведущего к санаторию, тем дальше удалялись от цели.

— Кажется, мы заблудились, — сказала Катя и растерянно посмотрела на подругу.

— Это все из–за меня, — призналась Оля.

— Конечно, из–за тебя, только что нам теперь делать?

— Ты меня не так поняла. Просто все, о чем я думаю, тут же обязательно сбывается. Я подумала, что если воспитательница нас будет ругать за то, что мы задержались в лесу, то мы скажем, будто заблудились. И только я так подумала, как это сразу свершилось.

— Зачем же ты так подумала, если знаешь за собой подобное? — с укоризной посмотрела на нее Катюша.

Оля поняла, что надо брать инициативу в свои руки, так как ее подружка вот–вот расплачется.

— Я виновата, — сказала она. — Но мы отсюда выберемся. Я знаю, что в таких случаях надо ориентироваться по солнцу или по лишайникам.

Катя начала вертеть головой, озираясь по сторонам:

— Лишайников не видно.

— Ничего. Придется нам в качестве ориентира использовать солнце. Это надежный и проверенный способ.

Катюша с надеждой посмотрела на подругу—до чего же она умная!

— А как? — только и спросила она.

— Очень просто, — бодро ответила Оля и сморщила нос, пытаясь сообразить, что, собственно, следует делать. — Когда солнце начнет садиться, то можно будет определить, где запад, и где все остальное.

Внезапно она замолчала, так как осознала, что не знает, в каком направлении находится их санаторий. Если б с самого начала, отправляясь в дорогу, они определили направление, в котором шли, то сейчас бы не возникло никаких проблем, однако эта конструктивная мысль пришла ей в голову слишком поздно. Оля и Катюша растерянно стояли посреди поляны, глазея на темные кроны сосен, шумевшие над их головами. Наверное, вокруг было классно, но девочек больше не радовал покой солнечного и такого безобидного на вид леса. Что делать дальше, подружки не представляли. Но тут на выручку заблудившимся пришел сначала слабый, а потом все нарастающий звук проходящего поезда.

— Слышишь? Здесь же станция недалеко и наш санаторий — рядом. Пойдем! И не надо ждать заката, — заявила Катя, довольная, что тоже внесла свою лепту в поиски дороги из леса.

Она потянула подругу в ту сторону, откуда, как ей показалось, был слышен стук колес.

— А по–моему, поезд был слышен оттуда. — Оля показала в другую сторону.

— Нет, я точно слышала, — на этот раз твердо заявила Катюша, уверенная в своей правоте, и девочки побрели в указанном ею направлении.

Но чем дальше они шли, тем гуще становился лес. Наконец Оля остановилась.

— Нет, я все–таки была права — мы пошли не в ту сторону.

— Но я же хорошо слышала.

— Так бывает в лесу, мне папа рассказывал, — по–взрослому хмуро ответила Оля, так и не пояснив, как же именно бывает.

— Ку–ку, ку–ку, — закукукала где–то кукушка.

Вообще–то присутствие кукушки никак не влияло на ситуацию, но впечатлительная Катя сразу же приободрилась, словно встретила в густом лесу старого знакомого.

— Кукушечка, кукушечка, сколько мне жить осталось? — спросила Катя, приготовившись считать, считать и считать…

Шумели над головами кроны старых деревьев, щебетали какие–то лесные птички, но знающая судьбы людей птица–гадалка не отвечала на вопрос девочки.

— Кукушечка, не молчи!

— Ладно, Катя, пойдем. Если мы будем на одном месте стоять, то точно дороги домой не найдем.

— А что, если мы до ночи не выберемся? Вдруг здесь волки? Я боюсь, Олечка, — захныкала Катюша. — Вот и кукушка промолчала.

— Не бойся, волки здесь не водятся, а кукушка ничего не сказала, а промолчала потому, что у нее разболелось горло, — постаралась успокоить паникершу подруга, но ей и самой стало страшновато.

А лес, похоже, решил всерьез напугать легкомысленных путешественниц, изводя девчонок необъяснимыми звуками. Не успели Оля с Катей разобраться с потерявшей голос кукушкой, как в этот момент откуда–то из–за кустов раздалось странное тявканье. Оно не было похоже на лай собак — расшумелись, судя по всему, дикие обитатели леса. Девочки прижались друг к другу и застыли на месте.

— Я же говорила, здесь есть кровожадные звери, наверное волки, — с ужасом прошептала Катя.

— Волки воют.

— Тогда, может, шакалы? Они тоже кусаются.

Утихший на несколько минут лай возобновился. Немного утешало только то, что он не приближался, а доносился из одного места.

— Вдруг кто–то попался в капкан? — предположила Оля. — Бедная зверушка, ей надо помочь.

— Нет, их много, целая стая!

— Что, если целая звериная семья попала в яму–ловушку? Мама, папа, маленькие детишки: это просто ужасно! Подожди меня здесь, я сейчас, — скомандовала Оля, проникшаяся сочувствием к несчастным жертвам охотников, и скрылась в кустах.

Похолодевшая от страха Катюша взглянула на березу, под которой стояла. Если что — при–деться залезть на дерево, а она ни разу в жизни этого не делала. К тому же на стволе почти не было ветвей — лишь небольшие бугорки, уцепиться за которые мог только настоящий акробат или очень ловкий мальчишка. Пожалуй, девочке следовало на случай неприятностей подыскать более подходящее убежище, но понимание этого пришло слишком поздно. Кусты зашевелились и, не успев что–нибудь сообразить, Катюша оказалась уже на середине высоченного ствола и замерла, судорожно ухватившись обеими руками за крепкий сук.

— Не бойся, они в клетках, — послышался снизу голос Оли.

— Кто они?

— Слезай, пойдем посмотрим.

Но оказалось, что слезть с дерева гораздо сложнее, чем залезть на него, и, по правде говоря, Катя просто не знала, как это сделать. Болтаясь между небом и землей, она некстати вспомнила дворового любимца котенка Васю, которого однажды собаки загнали на дерево. Испуганный Васька жалобно мяукал там часа два, взывая о помощи. Все жильцы дома сочувствовали ему, пытаясь помочь, однако у них ничего не получалось. И уже кто–то предложил вызвать МЧС или пожарных с длинной лестницей, но тут на помощь котенку вскарабкался Пашка из первого подъезда и снял бедолагу с дерева. Поскольку Пашки поблизости не было, Катя поняла, что слезать придется самой. Вот только как?

— Ты, главное, не бойся! Ноги спускай потихонечку! — доносились снизу полезные советы.

— Не могу! Мне страшно!

И все же Катюша каким–то неведомым ей самой способом ухитрилась сползти со злополучной березы. Когда девочка, наконец, оказалась на земле, руки и коленки у нее были все в ссадинах — так крепко она держалась за шершавый ствол, боясь прежде времени сорваться с дерева.

— Пойдем скорее, — протянула ей руку Оля и испугалась, увидев исцарапанные ладошки подруги. — Как это тебя угораздило? Ну и попадет теперь нам от твоей тети!

— Лишь бы только добраться до нее!

К ее удивлению, совсем рядом за кустами лес расступился, образовав открытое пространство, огороженное сеткой, где среди редких деревьев стояли ряды клеток с какими–то зверьками. Если бы Катя, сидя на дереве, смотрела по сторонам, а не вниз, то она бы увидела не только клетки, но и стоящие дальше домики зверофермы, и поняла бы, что они наконец–то освободились из лесного плена.

— Похоже, что это звероферма, а она недалеко от нашего санатория, — обрадовалась она.

— Да, — согласилась Оля, — я ночью слышала, как там били часы, а когда мы приехали, папа принял звероферму за санаторий и чуть не сдал меня туда. Шутка. Короче, мы почти дома.

Забор тянулся и тянулся. Хотя казалось, что благополучное возвращение в санаторий было делом решенным, ограда никак не кончалась и уже стала напоминать девочкам Великую Китайскую стену. Места вокруг оказались совершенно незнакомыми. Не слышно было и боя часов, располагавшихся на здании правления. Подружки шли и шли вдоль ограды, пытаясь найти выход, а заодно разглядывали зверьков, беспокойно бегающих в своих клетках.

— Как ты думаешь, что это за зверек? — спросила Катя, пытаясь отвлечься от неприятных мыслей.

— Ясно только, что это не волки, не медведи и даже не лисицы. А может быть, и лисицы: тявкают они похоже.

— Но они же не рыжие, — возразила Катя, у которой представления о хитрых лисах складывались в основном из иллюстраций к детским книжкам.

— Это же черно–бурые лисицы, — догадалась Оля, — а вот там, наверное, песцы, смотри, какие они пушистые, серенькие — у мамы такой же воротник на пальто, а у меня — опушка на капюшоне.

— И все–то ты знаешь, Олечка! Может, подскажешь, где выход?

— Нам выход не нужен, как, впрочем, и вход. Мы просто обойдем территорию по периметру и выйдем к воротам зверофермы, прямехонько возле нашего санатория. Рано или поздно это должно случиться. Не может же быть забор бесконечным?

— Не может, — пробурчала Катюша, которая, ко всем прочим неприятностям, ухитрилась натереть себе пятку.

Однако ограда никак не желала заканчиваться, и даже старавшаяся не терять оптимизма Оля начала думать, что они с подружкой попали в самое настоящее безвыходное положение. Вдруг ленивое, но несмолкаемое тявканье изменилось — стало громче, возбужденней, а потом и вовсе слилось в единый хор. Это встревожило незадачливых путешественниц, приготовившихся к новым неприятностям. Однако тревога оказалась ложной. Вскоре девочки увидели, как по рядам между клетками идут две женщины в халатах и раскладывают зверькам корм. Видно, в звероферме наступило время обеда, а у ее обитателей был отменный аппетит.

— Помогите! Помогите! Мы здесь! — звонко закричали девочки.

Одна из работниц остановилась, увидев стоящих за изгородью детей.

— А вы что тут делаете? — удивилась она.

— Мы заблудились, — едва не плача, ответила Катя. — Скажите, пожалуйста, где здесь выход? Или вход?

— Маруся, подойди сюда, — позвала напарницу работница фермы. — Тут детишки заблудились.

К изгороди подошла вторая женщина.

— Откуда же вы, девчата?

— Мы из санатория, — ответила Оля. — Помогите нам, пожалуйста, найти туда дорогу.

— Из санатория? Батюшки, да как же вас сюда занесло? Вам нужно на другой конец хозяйства, а оно у нас не маленькое. Ну, давайте руки, лезьте через ограду, входа здесь все равно поблизости нет.

Шустрая Оля довольно легко перемахнула через сетку, огораживавшую звероферму, а Катюша снова замешкалась, не зная, как поступить. Увидев расцарапанные Катины руки, Маруся сняла и протянула ей холщовые рукавицы, в которых раздавала корм:

— Опирайся ногами на сетку, она сильно провисает. Ну же, давай! Или до ночи будешь по лесу плутать?

Подобная перспектива не вдохновляла, и Катя кое–как сумела перелезть через забор. Очутившись на территории зверофермы, девочки сразу успокоились — пусть это еще не конечный пункт их маршрута, но теперь они точно не пропадут. Правда, спокойствие длилось не долго, на смену ему пришел страх перед неминуемой расплатой за свой дурацкий поступок. Наверное, весь санаторий уже сбился с ног, разыскивая пропавших. А тетя Лида как переживает! И воспитательница — тоже. Скольких людей они заставили волноваться!

— Достанется нам по полной программе, — тихо проговорила Катя.

Оля не ответила, она и сама знала, что им здорово попадет, но старалась держаться бодро.

Пока женщины кормили своих питомцев, они велели девочкам ждать, усадив их на пень гигантского дуба. Но вот кормление закончи

Наследство заморской тетушки

лось, и Маруся поманила путешественниц рукой:

— Как звать–то вас? — спросила она, доставая из кармана мобильник.

— Я — Катя Мальцева.

— А я — Оля Канарейкина.

— Пал Палыч! — почему–то очень громко закричала Маруся, набрав номер. — Мы тут детей нашли. Нет, нет, никто не окотился, это человеческие дети. Две девочки из детского санатория говорят, что заблудились. Не могли бы вы сообщить туда. Пусть за ними придут и заберут их. Мы через полчасика до вас доберемся.

— Идемте, красавицы, — поманила рукой вторая работница фермы, направляясь прямехонько к сидевшим в своих «домиках» хищникам. — Не бойтесь, они вас не укусят.

— А мы и не боимся, — бодро заявила Оля, с опаской поглядывая на зубастых лисиц, встревоженных присутствием посторонних.

Между рядами клеток они шли, как им показалось, довольно долго, пока не вышли на обычную деревенскую улицу с аккуратными домами, палисадниками и курами, убегающими прямо из–под ног. Потом появился пятиэтажный жилой дом, затем — второй, третий — целая улица и в конце что–то вроде площади или сквера.

— Совсем как в городе! — удивились девочки, не ожидавшие, что рядом с их санаторием есть целый городок.

— А вот и наше правление, — сказала Маруся, подходя к двухэтажному зданию с большими часами.

Здесь их уже ждали Лидия Павловна и воспитательница Зоя Александровна.

— Вот это и есть заблудшие души, — подтолкнула Маруся девочек.

Лидия Павловна бросилась навстречу «заблудшим душам». Всегда спокойная и уверенная в себе, на этот раз она не пыталась сдерживать эмоции.

— Спасибо вам! Спасибо! Слава богу, нашлись!

К удивлению девочек, сначала их даже не ругали, были просто безмерно счастливы. Буря началась позже, уже по пути в санаторий, когда эмоции немного улеглись.

— О чем я жалею, так это, что ты не моя дочь, — в сердцах сказала Лидия Павловна племяннице, которую крепко держала за руку. — Потому что если бы ты была моей дочерью, то я бы тебя так отлупила, что тебе больше никогда не пришло в голову потеряться в лесу.

— Это я во всем виновата, — попыталась вступиться за подружку Оля.

— А с тобой, Канарейкина, мы еще поговорим! Я думала, что ты умная, интеллигентная девочка, но ты совсем не оправдала моих ожиданий.

— Я сама думала, что умная, — едва слышно пробурчала Оля, — но в лесу как–то все не так и очень странно.

— Вот поэтому завтра в лес вы не пойдете, а потом посмотрим, что с вами делать дальше.

ГЛАВА V

ПОЧТАЛЬОН

То, что дачники и местные жители Сосновки называли почтой, на самом деле представляло маленький закуток в старой, некогда красивой, а сейчас донельзя запущенной даче, остальные помещения которой занимала администрация дачного поселка. За неким подобием прилавка важно восседал почтальон, который приходил на свое рабочее место после того, как заканчивал разносить почту. В его обязанности входила продажа конвертов, марок и открыток редким заходившим сюда посетителям. Остальные почтовые операции совершались на станции Сомово, находящейся в километре от Сосновки. Оттуда же почтальон получал и почту для дачного поселка, туда относил письма, которые доставал из ящика, висевшего на двери своего почтового отделения. Около двадцати лет назад появился здесь этот человек, и с тех пор неизменно выполнял свои обязанности. Звали его Николай Петрович Зябликов, но по имени и фамилии его никто не называл, а звали просто — почтальон.

Сухонький, черноволосый, с острыми колючими глазками, пристально смотрящими из–под очков, неразговорчивый, он не вызывал симпатии, но к нему все привыкли. Жители Сосновки знали, что главное — почтальона нельзя раздражать, так как он становился тогда очень нервным, что выдавало его неблагопо- < лучное, а возможно, и криминальное прошлое.

История, в которую оказались втянуты почтальон и девочки из лесного санатория, началась примерно за месяц до приезда в Сосновку Оли и Катюши — в самом начале июня, в теплый погожий денек, который вроде бы ничем не отличался от остальных. Разбирая почту, привезенную из Сомова, которую ему предстояло разнести адресатам, Николай обратил внимание на международный конверт, отправленный из США. Адрес, указанный на конверте, гласил, что письмо должно быть доставлено Соколову Николаю Петровичу на улицу Дачная, 8. Однако по указанному адресу находился детский санаторий. Почтальон хорошо знал всех его сотрудников, и Соколова среди них не было. Николай долго вертел письмо в руках, пока его не осенила догадка: «А может быть, Соколов жил здесь раньше, еще до моего появления в Сосновке? Надо спросить у кого–нибудь из старожилов. Вдруг они знают его новый адрес?»

В тот же день, разнося пенсию, почтальон опросил всех пенсионеров поселка и выяснил, что до войны дача, в который находился детский санаторий, принадлежала летчику Петру Соколову, который героически погиб на фронте. О его подвиге писали газеты, а местная школа носит теперь его имя. Семью Соколова выгнали из поселка немцы, их больше никто никогда не видел — видно, все тоже погибли.

Собранная информация не оставляла никакой надежды найти адресата.

«Придется вернуть письмо», — решил Зябликов. Однако любопытство взяло верх, и он решительно вскрыл конверт. Письмо оказалось на русском языке.

«Дорогой Коленька, — было написано нетвердым старческим почерком, — пишет тебе твоя тетя Ирина (Иришка, как ты называл меня в детстве). Прошла целая жизнь, но я все еще не теряю надежды, что найду кого–либо из вас. Много раз я писала на нашу городскую квартиру, но письма возвращались обратно. И вот теперь я вспомнила о нашей даче. Как я не подумала об этом раньше? Ведь именно оттуда мы ушли под дулами немецких автоматов. Всю жизнь я вспоминала, как искала вас глазами в толпе, стоя в дверях теплушки, когда меня угоняли в Германию. Как сейчас помню мою дорогую сестру Аню и прижавшегося к ней крошечного мальчика — тебя. Что стало с вами потом?

Сама я до конца войны работала на немецком заводе, а потом нас освободили американцы, и я оказалась в Америке. Думала: «Посмотрю мир и вернусь», но получилось все иначе. Я вышла замуж и осела в Штатах. Детей у нас не было, родных у мужа после смерти его родителей не осталось, и мы с ним жили вдвоем, как на острове в этом сумасшедшем мире. Жили дружно и были счастливы. Но вот уже десять лет, как я осталась одна, и здоровье мое оставляет желать лучшего. Кроме тебя, Коленька, у меня никого нет, и мне даже некому оставить дом и все, что имею. Больше всего боюсь, что не успею тебя найти. А в то, что ты жив, я верю, сердцем чувствую это. Жду от тебя письма и как маленького целую в носик. Твоя тетя Ирина».

Николай закончил читать письмо и с завистью подумал о человеке, которому оно адресовано. «Коленька»! Его–то никто никогда так не называл. Даже в детстве. Он всегда был «Колькой» — как в ребяческие годы, так и потом, в тюрьме, куда попал еще молодым парнем и где провел почти половину своей неудавшейся жизни. Выйдя из тюрьмы, Николай исчез, растворился для прошлых дружков, осев в маленьком дачном поселке, вдали от тех мест, куда ему больше не хотелось возвращаться. Так бесславно прошла его жизнь, но вдруг, внезапно, появился шанс. Зябликов взял в руки конверт. «Мы же тезки! Может, это судьба подбросила мне в конце жизни подарок? Того Коленьки Соколова здесь нет и, скорее всего, уже нет в живых, а тетушка вряд ли узнает во взрослом мужчине своего маленького племянника, с которым не виделась почти шестьдесят лет. Вот только фамилия у меня другая». Николай задумался, потом встал, взял табличку с надписью «Закрыто». Вывесив ее снаружи и заперев дверь изнутри, почтальон взял лист бумаги и начал сочинять послание американской тетушке. Работа оказалась не из легких, но недаром говорят, что труд сделал обезьяну человеком. В результате нескольких часов работы Николай состряпал письмо, которым сам остался доволен.

«Дорогая тетя Ирина, — писал он. — Я очень рад, что вы нашли меня. После смерти мамы и гибели на фронте отца я считал себя круглым сиротой и теперь уже на склоне лет вновь обрел семью. Это такое счастье! (последнюю фразу Николай написал вполне искренне). Мама говорила мне, что Вас угнали в Германию, и плакала, считала, что оттуда не возвращаются, а она очень Вас любила. Когда Сосновку освободили, мы поселились на даче, но мама вскоре умерла, а меня отдали в детдом. Через полгода меня усыновили бездетные пожилые муж с женой и дали свою фамилию — Зябликов. Жили они обеспеченно, но ко мне относились, как к пасынку, и, еще не окончив школу, я сбежал от них. Вернувшись домой, я обнаружил, что в нашей даче находится детский санаторий и мне негде жить. К счастью, кое–кто меня еще помнил и из жалости взял на работу (им как раз требовался дворник). Поселился я тут же в маленькой комнатушке, которую пристроили к нашей даче.

Так прошли годы. Семью я не создал, но вокруг все время были дети, и они заменяли мне своих собственных. Когда пришло Ваше письмо, то его сразу отдали мне, так как все здесь знают, что я и есть Соколов Николай Петрович.

Желаю Вам, дорогая тетя, здоровья и надеюсь на то, что нам удастся повидаться. Ваш племянник Коленька Соколов–Зябликов».

Выражая надежду на встречу, Николай слукавил. Он прекрасно понимал, что она им не грозит, и это его вполне устраивало. Старая больная тетушка вряд ли могла не только совершить такое большое, но и вообще какое–либо путешествие. А он в Америку тоже не мог попасть по целому ряду причин. Все это и вселяло в него веру,? что истину «тетушка» никогда не узнает, а ее наследство рано или поздно достанется новоявленному «племяннику».

Возникали, правда, опасения, что она может выяснить правду у санаторного начальства, но эти тревоги Николай быстро отбросил: все письма и в санаторий, и из оного шли через него, так что он имел возможность держать все под контролем и в случае необходимости скорректировать любую ситуацию.

Николай уже хотел запечатать письмо, как вдруг сообразил, что настоящий племянник обязательно вложил бы в него свою фотографию. И то, что он этого не сделал, конечно, вызовет у тетки подозрения. А что, если?.. Почтальон даже прищелкнул языком от пришедшей ему на ум идеи. Поскольку местная школа носит имя летчика Соколова, то там могут оказаться его фотографии или газетные вырезки. А сын должен быть похож на отца, и портретное сходство наверняка рассеет все подозрения американской тетушки, если, конечно, они вообще возникнут у дряхлой старушки. Остается только добыть эти фото. И Зябликов отправился в школу.

Средняя школа находилась в Сомове, а в Сосновке была маленькая начальная. Она располагалась в старинном деревянном доме с большими окнами, выходящими в лес, и мало чем отличалась от старых дач. По случаю начавшихся летних каникул школа не работала. На дверях висело объявление, написанное от руки на листке из школьной тетради: «Запись в первый класс с 10 до 12 часов».

— Черт! — выругался почтальон, не готовый к такому повороту событий.

Идея заполучить состояние богатой старухи полностью завладела его сознанием, и любая отсрочка вызывала у раздражительного Зябликова приступ злости. Но делать было нечего, и почтальон ни с чем возвратился в свою каморку, гордо именуемую «отделением связи».

На следующий день, набрав рекламных газет, Николай с утра понес их в школу. На этот раз дверь была открыта, но внутри никого не оказалось. Убедившись, что его никто не видит, почтальон шустро нырнул в помещение. В небольшом коридоре висел стенд с написанным красивой прописью заголовком: «Соколята». В правом верхнем углу стенда находилась та самая фотография, которая была так нужна почтальону. Снимок был бережно покрыт целлофаном и помещен в нарядную рамочку. С фотографии на Николая смотрел красивый молодой парень в форме военного летчика. Надпись под портретом гласила: «Летчик–герой Петр Соколов». Соблазн завладеть фотографией был очень велик, и почтальон уже протянул руку, намереваясь просто содрать фото со стенда.

Елена Артамонова

— Вы хотите записаться в первый класс? — раздался за его спиной голос учительницы.

От неожиданности Николай вздрогнул и обернулся. Он был начисто лишен чувства юмора, потому не нашелся, как ответить на шутку.

— Нет, я принес вам рекламные газетки, — раздраженно проговорил почтальон, протягивая учительнице прессу, и поспешно вышел из школы.

Но возникавшие на его пути трудности только разжигали азарт. Зябликов решил любой ценой заполучить снимок, даже если из–за этого ему пришлось бы нарушить закон. На следующее утро одно из окон школы оказалось выдавленным, а со стенда пропала фотография летчика, имя которого носила школа. Кому и зачем она понадобилась? Это загадочное происшествие не могли объяснить ни учителя, ни милиция, а потому о нем просто вскоре забыли.

Завладев снимком, Николай в тот же день отправился на электричке в город. Найдя фотоателье, он спустился в подвальчик и протянул скучавшему фотографу снимок.

— Можете отпечатать с него новый, и… — он замялся, — нельзя ли изменить форму? Пусть будет в штатском, если можно.

Долговязый, довольно развязный парень взял снимок:

— Можно, в наш компьютерный век все можно, но это будет стоить…

— Ничего, — поспешно ответил Николай, даже не дождавшись, пока фотограф назовет цену, — я согласен.

А еще через день письмо с «фотографией племянника» было отправлено в Америку.

ГЛАВА VI

ГДЕ–ТО НА ЗАПАДЕ ШТАТОВ

Аккуратные коттеджики, идеально подстриженные газоны, буйно цветущие деревья делали улицы похожими на картинку из глянцевого журнала. Маленький городок на Западном побережье США радовал взоры заезжавших сюда туристов, и только сами обитатели коттеджей знали, сколько сил и труда пришлось им потратить для того, чтобы добиться этого показного благополучия. Но сегодня под крышей одного из респектабельных жилищ царила подлинная, всепоглощающая радость. Очень пожилая, однако поддерживающая себя в хорошей форме женщина едва не пританцовывала на месте, держа в руках драгоценный конверт с адресом на русском языке.

Получив письмо из России, Ирина была несказанно счастлива.

— Жив! Нашелся! — только и повторяла она, в возбуждении прохаживаясь по комнатам своего уютного домика. — Жив!!!

Наследство заморской тетушки

Эти радостные мысли переполняли все ее существо, давали силы, словно возвращая молодость. К письму была приложена фотография, которую старушка рассматривала вновь и вновь, надев на нос очки с толстыми стеклами. «Вылитый Петр, — радовалась Ирина. — И взгляд тот же, и даже прическа».

Но когда первая радость прошла, в душу американской тетушки начали закрадываться подозрения. Почему Коленька прислал ей старый снимок, на котором он был таким молодым? Неужели у него не нашлось более поздней фотографии? Старая женщина снова и снова перечитывала письмо, но чем больше его читала, тем больше возникало сомнений: а Коленька ли это? Ее настораживало то положение, которое занял ее племянник. Как мог умный, энергичный мальчик смириться с участью всю жизнь махать метлой и даже не пытаться что–то изменить? Не такими были его родители — Ирина об этом отлично помнила. И потом, почему нет семьи, он что, одинок? Коленька был красивым, веселым и подвижным ребенком — черноглазым, с милой улыбкой и ямочками на щеках. Петр говорил про него: «Будущий сердцеед — весь в меня» и смеялся. В общем–то, Петр был прав — у девушек он всегда пользовался успехом, и Анна даже ревновала его. Поэтому Ирине трудно было представить племянника в роли отшельника. И, наконец, эта история с другой фамилией: вроде бы Коленька все объяснил, но все же Ирина задумалась.

— А вот что мы сейчас сделаем, — вслух произнесла она и довольно потерла руки. — Есть способ все проверить.

Ирина села за стол и начала писать. В письме племяннику тетушка попросила его прислать семейную фотографию, которую они вместе с ним спрятали в тайнике перед приходом немцев.

«Ты помнишь, Коленька, как мы с тобой положили эту фотографию в наш потайной шкафчик рядом с печкой ?Иты обещал хранить тайну ? Такие вещи не забываются всю жизнь, и ты, думаю, это запомнил. Тайник никто не мог найти, потому что он совсем не заметен. Так что фотография, скорее всего, и сейчас там, а мне она была бы так дорога. Пришли ее, если сможешь, ведь для тебя это не составит никакого труда».

Попросив горничную опустить письмо, Ирина легко поднялась с кресла и вышла на террасу. Удивительно, но так легко она давно не передвигалась. Как будто груз прожитых лет свалился с нее, и она снова только начинала жить. Пышные кусты цветущих растений распространяли вокруг нежный аромат, но, вдыхая этот запах и глядя на райскую красоту вокруг, Ирина вспоминала другой воздух, пропитанный запахом сосен, окружающих их дачу, лучше которого не было нигде, и ей безудержно захотелось туда, в свою молодость, на свою Родину. Она вернулась в дом и позвонила своему нотариусу:

— Александр, я еду в Россию. Вы сможете сопровождать меня?

Ирина привыкла рано ложиться спать, но в этот вечер задержалась, разговаривая с человеком, которого считала своим другом и советчиком. Возможно, симпатия к своему нотариусу возникла у нее потому, что Алекс, как и она, был русским, хотя и имел американское гражданство. Родители Александра переехали в Соединенные Штаты лет двадцать назад, но помнили о своих корнях и добились того, что их дети прекрасно владели родным языком. Впрочем, старшему из них — Саше — это было совсем несложно, ведь он покинул страну уже взрослым семнадцатилетним парнем и по–прежнему поддерживал связь со своими друзьями, оставшимися по ту сторону океана.

— Вопреки всему я верила, что однажды получу ответ на свои письма. И вот, оказывается, Коленька жив, здоров: почему только я не додумалась раньше написать в Сосновку?

Довольно молодой, но уже здорово располневший мужчина молчал, задумчиво вертя в ру-

Елена Артамонова

ках письмо из России. Выражение лица Александра было очень и очень серьезным, словно в этот самый момент он решал важнейшую проблему. Похоже, так оно и было — только он, прекрасно осведомленный о всех делах Ирины человек, мог подсказать ей, как поступить в возникшей ситуации.

— Я так обрадовалась, получив эту весточку, что готова была петь от счастья, — продолжала рассказывать Ирина, — но потом у меня возникли сомнения: что, если это не Коленька, а самозванец, позарившийся на богатое наследство? Порой меня так тяготят деньги, оставшиеся после мужа! Плохо быть богатой, если некому передать нажитое. Помните, Александр, как в прошлом году меня пыталась обмануть нахальная девочка, назвавшаяся внучатой племянницей по линии мужа? Я полюбила ее, как родную, а потом застала за тем, что она пыталась подобрать ключи к сейфу.

— Помню.

— Вдруг и этот человек из России поступит так же вероломно и бесчестно?

— Не исключено. С подобным мошенничеством приходится сталкиваться довольно часто.

Александр снова достал из конверта фотографию, долго рассматривал ее, поднеся к настольной лампе.

— Что же мне делать, Алекс?!

— Прежде всего не стоит торопиться. Все выглядит довольно подозрительно. Думаю, мне самому надо заняться вашим делом, навести справки об этом Зябликове–Соколове, получше узнать его биографию.

— Я буду вам так благодарна!

— Это моя работа.

Нотариус уже собирался откланяться, но старушке не хотелось оставаться одной — она так хотела поговорить с кем–то о пропавшей семье, о Коленьке, о своем прошлом.

— Вы думаете, что я излишне доверчива, Александр? Это не так: знаете, я тоже придумала способ проверить, правду или нет пишет этот человек.

— Вот как? — на сытом лице Алекса промелькнуло удивление. На самом деле он действительно считал свою клиентку очень доверчивым и импульсивным человеком. — И каким же образом?

Обрадовавшись возможности поговорить о былом, Ирина начала издалека, поведав нотариусу о том, как за пару лет до войны Петр Соколов приобрел в Сосновке дачу и принялся за ее ремонт.

— Самую маленькую, но симпатичную комнату Петр решил отдать своему сынишке, сделать там детскую. У этой комнаты было одно важное преимущество — туда выходило зеркало большой печи, находившейся в соседнем помещении. Представляете, как это удобно? На случай холодной погоды всегда можно растопить печь, но при этом нет никакого риска, что ребенок каким–то образом станет контактировать с открытым огнем.

— Представляю, — вежливо согласился Александр, у которого начали потихоньку слипаться глаза. — Очень продуманно и осмотрительно.

— Когда начали заново штукатурить стены, рабочие обнаружили рядом с задней стороной печи небольшую нишу в стене, что–то вроде стенного шкафчика. Мастера предложили заделать ее, но Петр решил иначе. Ему пришла в голову идея сделать там небольшой тайник — отличную игрушку для Коленьки.

Ирина говорила и говорила, вспоминая чудесные годы своей предвоенной юности, а Александр делал вид, будто внимательно слушает ее. На самом деле мысли его были далеко. Но вот нотариус встрепенулся, услышав действительно важную информацию.

— Иными словами, только я, Коленька, а теперь и вы, Александр, знаем, где лежит это фото. Я попросила человека, назвавшегося моим племянником, прислать ту самую фотографию. Если он сделает это — никаких сомнений

Наследство заморской тетушки

не останется — передо мной воистину Коленька.

— Весьма разумно. — Александр избавился от остатков сонливости. То, что сообщила нотариусу Ирина, очень и очень заинтересовало его. — А он не может случайно наткнуться на тайник?

— Нет. Не думаю. Надо хорошо представлять, где искать. Шкафчик находится примерно в полуметре от пола, а все наверняка стали бы простукивать стену выше.

Наконец, встреча закончилась. Еще раз пообещав старушке навести справки о новоявленном родственнике, Алекс покинул уютную виллу. Едва сев в машину, он сразу взялся за телефон.

— Есть дело, — на чистом русском языке проговорил нотариус, обратившись к своему далекому собеседнику. — Очень важное.

ГЛАВА VII

СООБЩНИЦЫ САМОЗВАНЦА

Лидия Павловна сдержала слово — в лес Олю и Катю на следующий день после их самовольной прогулки не взяли. Нарушительницы дисциплины остались под присмотром нянечки, которой, кроме этого свалившегося на голову поручения, предстояло убрать комнаты, вымыть полы и сделать еще массу дел. Она наказала девочкам не отходить от дома, играть только возле веранды и занялась уборкой, время от времени выглядывая в окно.

Девочки быстро нашли себе занятие: они стали собирать желуди и делать из них маленьких человечков. Некоторые человечки получались в шапочках, некоторые — лысыми, а ручки и ножки у всех были сделаны из тонюсеньких веточек. Когда человечков набралось достаточно, Катя предложила угостить их обедом:

Наследство заморской тетушки

— Давай устроим настоящий пир. Усадим всех за стол и будем угощать их вкусными блюдами.

— Давай. А стол мы сделаем из вон той дощечки.

— Класс! Только прежде чем стол накрывать, надо еду приготовить.

— Из чего?

— Тут вокруг столько всего «вкусного»! Хозяйственная Катюша, обожавшая такие

игры, мигом принялась за дело, а Оля ассистировала ей, выполняя все распоряжения поварихи. Она нашла где–то острый, как нож, осколок оконного стекла, с помощью которого юные хозяйки прямо на карнизе стали резать траву для салата и найденный ими шампиньон — для грибного супа. Выглядывавшая несколько раз в окно няня была спокойна — дети так увлеклись игрой, что вряд ли покинули бы своих желудевых человечков, да и уйти им было некуда — между домом и штакетником, отделяющим санаторий от Дачной улицы, было всего несколько метров, и эта территория хорошо просматривалась. Поэтому тетя Поля спокойно занялась уборкой застекленной веранды, выходящей на противоположную сторону дачи.

Приготовление обеда для человечков из желудей было в самом разгаре, когда юных поварих кто–то окликнул:

— Девочки, вы из этого санатория?

У штакетника стоял хилого телосложения мужчина в бейсболке и темных очках. Несмотря на свою неказистую комплекцию, одет он был довольно модно и продвинуто. Яркая молодежная куртка с нерусскими надписями молодила этого типа, а очки и козырек бейсболки скрывали его лицо. Никто не узнал бы в этом моднике местного почтальона, много лет подряд ходившего в одном и том же потрепанном пиджачишке. Впрочем, и узнавать его было некому — на широкой улице не было ни одного человека. Принарядился Зябликов не случайно — теперь он был не сельским почтальоном, а сыном летчика Соколова, приехавшим в Со–сновку издалека и пытавшимся связаться со своей американской тетушкой. Николай так вошел в роль, что даже распрямился и словно подрос сантиметров на пять, да и держаться он стал увереннее, а говорить — громче.

— Девочки, вы меня слышите?

— Да. — Катя и Оля с опаской покосились на окна, собираясь в случае чего позвать няню.

Но на окнах теперь были натянуты металлические сетки от насекомых, которые появились вчера, пока они плутали по лесу. Кроме сеток, Оля заметила, что к окнам подведена сигнализация. Модный незнакомец тоже поглядывал на окна, и что–то в этом зрелище вызывало у него явное неудовольствие и даже досаду. Переведя взгляд на девочек, он снова задал вопрос:

— А где же остальные дети, почему никого больше нет?

— Они в лесу, на прогулке, скоро вернуться, — ответила Оля.

— А вас почему не взяли? Наверное, набедокурили? Или заболели? — почтальон пытался разговорить детей.

— Мы вчера заблудились, и за это нас наказали, — созналась Катя.

— Я тоже однажды заблудился в здешнем лесу, но это было давно, в детстве. Нравится вам санаторий?

— Ничего, — коротко ответила Оля.

— А я ведь в этом доме родился.

— Как, в санатории? — удивились девочки.

— Нет, до войны здесь была наша дача, а санаторий в ней сделали уже потом. Мои родители погибли во время войны, меня забрали в детдом, а нашу дачу отдали под детский санаторий. Петр Соколов был известным летчиком, в честь него даже назвали местную школу.

Теперь Катя и Оля смотрели на незнакомца с интересом и даже сочувствием. Больше они его уже не боялись.

— А где же теперь вы живете?

— Я живу далеко отсюда, а сюда меня привело одно дело.

— Какое? — Девочки уже подошли к штакетнику и с любопытством рассматривали бывшего хозяина дачи.

— Долгая история. Вам, наверное, не интересно.

— Нет, что вы! Очень, очень интересно! — наперебой начали уверять своего собеседника девочки. — Расскажите!

— Хорошо. До войны вместе с нами жила мамина сестра Ирина — моя тетя. Немцы угнали ее в Германию, а потом она оказалась в Америке. И вот недавно я получил от нее письмо. Она осталась совсем одна и просит прислать ей нашу семейную фотографию, чтобы еще раз перед смертью увидеть дорогих ей людей. Фото было сделано перед самой войной. На нем вся наша семья: мама, папа и молодая еще тетушка.

Девочки слушали, как зачарованные. Им было очень жаль старенькую одинокую тетушку, заброшенную судьбой так далеко, единственным желанием которой стало еще раз увидеть семейную фотографию со своими близкими.

— А она цела? — с сочувствием спросила Катя.

— Кто цела?

— Эта фотография.

— Думаю, да, но весь фокус заключается в том, что снимок находится в этом доме, а меня в санаторий никто не пустит. Вы поможете мне?

— Конечно! А что надо делать? — с готовностью откликнулась Оля.

— Видите ли, фотографию мы с Ириной спрятали в стенной шкафчик. Скорее всего, снимок и поныне лежит там. Но я был мал и сейчас не представляю точно, где находится этот тайничок, помню только, что где–то рядом с печкой.

— У нас в комнате есть печка, — обрадовалась Катя, — но шкафчика никакого нет.

— Вы его просто не замечаете. Это тайник в стене, тот, кто о нем не знает, ни за что не найдет. Его, скорее всего, заклеили новыми обоями и забыли о нем окончательно. Это и хорошо — иначе чужие люди могли бы взять фотографию, — вдохновенно рассказывал Николай, впервые узнавший о тайничке из письма американской тетушки, пришедшего в Сосновку пару дней назад. — А так она лежит себе спокойненько и ждет, когда ее отправят в Америку.

— Но как мы найдем тайник, если его не видно?

— Надо сначала слегка постучать по стене, и если почувствуете пустоту, значит, вы нашли то, что нужно. Понятно?

— Нет, — призналась Катя. — Как мы почувствуем пустоту?

Елена Артамонова —

— Звук в этом месте будет не таким, как в других частях стены, — терпеливо пояснил мужчина.

— Понятно, — по–деловому ответила Оля. — А что потом?

— Потом аккуратно надрежьте обои и откройте дверцу. Стеклышко, которое у тебя в руках, вполне подойдет для этой цели.

— Нет! — вырвалось у Катюши, которая еще не могла прийти в себя после вчерашней бурной реакции тети. — Нам за это попадет, нас и так уже наказали!

Самозванец вынул из кармана тюбик клея и протянул девочкам:

— Вот, возьмите. Если вы сделаете надрез аккуратно, а потом подклеите обои, никто ничего не заметит. Только простукивайте стенку так, чтобы другие люди не слышали, иначе вся наша операция сорвется. Договорились?

— Да.

— Я приду сюда завтра. Если все получится, тетушка пришлет вам из Америки подарок.

Мужчина отошел от штакетника.

— Как вас зовут? — крикнула вдогонку ему Оля.

— Николай Петрович Соколов. До встречи! — помахал он рукой.

— До встречи!

Девочки собирались немедленно заняться простукиванием стен, но тут Катя заметила вышедшую из леса группку ребят во главе с рослой Зоей Александровной. Она, словно наседка цыплят, важно и неторопливо вела своих питомцев к дому.

— Не успеем. Придется отложить до вечера, — помрачнела Катя, приготовившаяся простукивать стены старой дачи.

— Да, — неохотно ответила Оля, думая о чем–то своем.

Перемена произошла в одно мгновение, и Катюша не могла понять, что же случилось с ее подружкой. На самом деле Оля была встревожена, если не сказать — испугана. Вроде бы на территории санатория бояться им было нечего, но впечатлительной девочке снова, в который уж раз за последнее время показалось, будто кто–то наблюдает за ними. Оля вспомнила, как в первый день ее пребывания здесь мимо санатория проехала дорогая машина с затемненными стеклами, а утром, в день ее встречи с цыганами, по двору, похоже, проходил чужой человек, поспешно уехавший на автомобиле, шум двигателя которого девочка отлично слышала. И вот теперь кто–то наблюдал за ними, прячась за стволами старых сосен.

— Оля! Ты что, заснула на ходу?!

— Нет, Катя. Как ты думаешь, у цыган бывают дорогие автомобили?

— Конечно. У них все есть. Но при чем здесь цыгане? Табор мы так и не нашли! Если они здесь и останавливались, то уже давным–давно уехали. Почему ты о них вспомнила?

Оля не успела ответить — во двор санатория вошла шумная толпа вернувшихся с прогулки ребят.

— Канарейкина, Мальцева! Как жизнь под домашним «арестом? — поинтересовалась проходившая мимо Нюра Капралова — одна из старших девочек, живших в соседней комнате.

Оля только пожала плечами — ей не хотелось вступать в дискуссию с ехидной Нюрой. Все мысли Ольги были совсем о другом. Если не цыгане, то кто мог следить за обитателями санатория? Пришедший за своей фотографией Николай Петрович Соколов? Нет. Оля прекрасно помнила момент, когда поймала на себе пристальный недобрый взгляд того, кто прятался за соснами. Тогда распрощавшийся с ними Соколов спокойно шел по Дачной улице и даже ни разу не обернулся. Следил за девочками кто–то другой.

Вечером после отбоя подружки приступили к выполнению тайной операции. Отложить до утра поиски фотографии они не могли — «Соколов» собирался прийти за ней завтра, и подружкам очень не хотелось заставлять ждать жившую за океаном старушку, мечтавшую хотя бы на фото увидеть свою семью. Но как можно незаметно простучать стену, когда в спальном корпусе санатория находилось столько народу?

— Давай сделаем так, — предложила не растерявшаяся в затруднительном положении Оля. — Я пойду в соседнюю комнату и начну отвлекать девочек, чтобы они ничего не услышали, а ты в это время простукивай стену.

— Ладно. А вдруг я не смогу отличить пустоту от других мест?

— Сможешь. В кино всегда так поступают, чем мы хуже?

— Но, Оля…

— Все будет о'кей. Я пошла.

Заглянув в спальню старших девочек, Оля еще не знала, чем будет их отвлекать, но эта проблема разрешилась сама собой.

— Канарейка, Канарейка, расскажи, как вы в лесу плутали, — попросили ее девочки, которым очень хотелось услышать на сон грядущий какую–нибудь страшную историю.

И тут у Оли в полной мере проявились ее природное красноречие и безудержная фантазия. История, рассказанная ею, была под стать остросюжетным ужастикам. Усевшись на краешек кровати, стоявшей в противоположном от печки конце помещения, девочка начала повествование:

— Похоже, таинственные силы, что обитают в дальнем лесу, не хотели, чтобы я возвращалась в их владения. Мостик, ведущий через заболоченный ручей, никак не хотел появляться, и я даже начала думать, что не сумею найти его вновь.

— А откуда ты знала про мост? — уточнила дотошная Нюра.

— Он мне приснился, — с невинным видом откликнулась Оля, едва не проговорившаяся о том, что однажды уже успела побывать в запретном лесу.

Вообще–то объяснение получилось не слишком убедительным, но девчонок оно вполне устроило — они хотели услышать мистическую историю, полную жутких совпадений и зловещих предзнаменований, а Оля как раз такую и рассказывала.

— Короче, мы с Катей прошли по мосту и очутились в чудесном месте. Никогда я не видела таких красивых высоченных сосен и красивых цветов! Но, как оказалось, лес скрывал в себе много страшных тайн, о которых лучше просто не догадываться. Вскоре мы с Катюшей услышали в лесу стук: тук–тук–тук. Вот такой. — Для наглядности рассказчица даже постучала кулачком по стоявшей рядом с кроватью тумбочке. — Мы пошли на этот стук, и вдруг мне показалось, что среди ветвей видна избушка. Мы двинулись к ней, но она не приближалась, а потом и вовсе исчезла.

Девочки встали со своих постелей и окружили рассказчицу — история уже захватила их, и каждая из слушательниц представляла свой поворот сюжета.

— И что же это было? — спросила самая старшая из них — Лена.

— Избушка Бабы–яги?

— Брось, Нюра, это сказки.

— Я просто пошутила. Наверняка там жил маньяк–отшельник, который питался местными козами, а заодно, по большим праздникам, — заблудившимися в лесу ребятишками.

— Не знаю и, честно говоря, даже знать не хочу — слишком страшно, — перебила старших девочек Оля. — Может быть, избушка нам просто привиделась. Наверное, это было наваждение, из–за которого мы сбились с пути. Когда Катя предложила вернуться назад, обратной дороги мы найти уже не смогли.

— А стук, он повторялся еще?

В это время из–за стены, с другого конца комнаты послышалось слабое постукивание. Девочки сгрудились еще теснее, кто–то попытался завизжать, но Оля продолжала рассказ, а желание узнать, что случилось дальше, было у ее слушательниц сильнее страха.

— Нет, стук больше не повторился, но зато неожиданно раздался перестук колес поезда. Мы очень обрадовались и пошли на шум, думая, что выйдем к станции, но вместо этого только глубже зашли в дебри.

— Это вас леший водил, — заявила Нюра Капралова, — я знаю.

— Наверное. Кто–то явно заманивал нас в глубь леса, откуда нет дороги назад.

Стук за стеной повторился и стал более отчетливым. Оля даже встревожилась, опасаясь, что своим усердием Катюша привлечет к себе совсем не нужное внимание. Но никому из «взрослых», задававшихся и важничающих девочек не пришло в голову, что таинственный шум может производить самый обычный человек, находившийся в соседней комнате. Нюра, Лена, Наташа и Света дали волю своему воображению, представляя, будто таинственная власть запретного леса распространилась и на территорию санатория, и теперь с ними может произойти все, что угодно. Похолодевшие от надуманного страха девочки только ближе прижались друг к другу, боясь пошевелиться.

— В лесу закуковала кукушка, — продолжала Оля, — и Катька спросила ее: «Кукушка, кукушка, сколько мне лет жить осталось?»

Наследство заморской тетушки

— И? — с дрожью в голосе прошептала Наташа.

— Кукушка сразу же и замолчала. Девочки хором охнули.

— Это не к добру, — сказала Нюра, считавшая себя знатоком сверхъестественного.

— Вот и мы тоже по–настоящему испугались. Страшно, когда кукушка кукует себе и кукует, а когда ее спрашивают о конкретной проблеме, внезапно замолкает. В лесу стало тихо–тихо. До жути, до дрожи в коленях. А Катя и говорит: «Это нас сегодня ночью волки съедят. Потому кукушка ничего и не сказала. Она годы отсчитывает, а не часы». Я стала успокаивать Катю, убеждать, что волки здесь не водятся, а в этот момент где–то поблизости раздался вой и какое–то странное тявканье.

Стук за стеной не смолкал. Оля выдержала долгую паузу, а потом, сделав страшные глаза, выпалила:

— И тут в зарослях промелькнуло чудовище — то ли волк, то ли человек, наверное, оборотень.

Девочки ухватили друг друга за руки, словно оборотень был уже здесь, рядом.

— А дальше, дальше что было? — наперебой торопшщ они рассказчицу.

— Катя в мгновение ока залезла на березу, а я посмотрела туда, где только что был оборотень, и никого не увидела. Тогда я решила выяснить, куда он делся, и заглянула в кусты.

— Ну, это ты напрасно, — проговорил кто–то.

— Я тогда плохо соображала, что делаю. Просто на месте стоять было невыносимо. Лучше увидеть своего врага в лицо, чем теряться в догадках, не зная, с кем имеешь дело.

— Лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас, — философски заметила Лена.

— Не обнаружив оборотня на месте, я стала продираться сквозь заросли и вышла на открытое место, откуда доносилось тявканье каких–то зверей. Там, за оградой, стояло множество клеток с песцами и черно–бурыми лисицами, и я поняла, что мы вышли к звероферме.

— А оборотень?

— Он больше не появлялся. Прогнал нас из заколдованного леса и ушел в свою берлогу. Ну, вот и все, я спать пошла, — будничным тоном добавила Оля, удостоверившись, что стук за стеной наконец–то смолк и больше не повторяется.

Оставшись одни, Нюра, Света, Наташа и Лена еще долго продолжали обсуждать чудеса, произошедшие в лесу с их маленькими подружками, и каждая из девочек старалась припомнить какую–нибудь страшную историю, случившуюся с ней лично.

— Ну как? — спросила Оля, вернувшись в свою комнату.

— Готово, — ответила Катя и очертила рукой небольшое пространство справа от печки. —

Вот это здесь.

— Молодец, — похвалила ее подруга. — А ты не ошиблась? Что–то низковато для тайника.

— Нет, точно здесь.

— Тогда давай вскрывать.

Луна освещала комнату, и лучшего времени, для совершения преступления (а Оля и Катя считали себя именно преступницами, ибо без разрешения собирались портить стену) трудно было представить. Свет девочки давно погасили, сделав это для конспирации, чтобы не привлекать дежурившую в ночную смену нянечку. Впрочем, ярких лунных лучей оказалось вполне достаточно для освещения маленькой комнатки старой дачи.

— Делай сама, я боюсь. — Катя протянула подруге осколок стекла.

— Мы же не хулиганки, мы доброе дело делаем.

— Кому ты это потом докажешь?

Оля попыталась нащупать под обоями контуры таинственной дверцы и в этот момент поняла, что совершает действия, очень похожие на те, которые производил позапрошлой ночью залезший в окно человек. Она даже остановилась:

— Катя, а ведь это был он.

— Кто он?

— Это был не цыган, не пьяный — он просто искал фотографию.

— Николай Петрович? — поняла наконец Катя.

— Именно.

«Значит, фотография очень нужна ему, здорово он старается для своей американской родственницы», — подумала Оля, но тут же вспомнила фразу, оброненную ночным визитером, которую тогда она приняла на свой счет: «Проклятая тетушка».

— Но почему Соколов назвал свою тетю проклятой? Не очень–то любезно с его стороны.

— Думаешь, он имел в виду ее?

— Уж точно не меня.

— Он опасался, что его накажут за испорченную стену. А теперь нашел «умных» людей, которые не бояться получить очередную взбучку. Знаешь, Оля, чует мое сердце, что тетя Лида никогда больше не станет брать меня в санаторий.

По правде говоря, Оля тоже засомневалась, стоит ли им помогать бывшему владельцу дачи. То, что он как вор среди ночи залез в санаторий, характеризовало его не с лучшей стороны. И тетушку свою он, похоже, совсем не любил. Однако девочка уже настроилась добыть из тайника таинственное фото, посмотреть в лица тех людей, что когда–то жили в старой даче на краю соснового бора. К тому же воображение Оли дорисовывало и другие старинные предметы, которые могут оказаться в стенном шкафчике.

— Ничего, Катя, мы сделаем все аккуратненько, совершенно незаметно.

— Может, не надо?

— А вдруг там, кроме фотографии, — шкатулка с драгоценностями или еще что–то ценное?

Катюша немного приободрилась — девочке всегда очень хотелось найти самый настоящий клад, а теперь, похоже, такая возможность ей представилась. Забравшись с ногами на кровать и подтянув коленки к самому подбородку, она с любопытством и страхом стала следить за действиями решительной Оли. Ее подружка чувствовала себя настоящей кладоискательницей — так и не нащупав очертаний дверцы, она с силой провела острым стеклышком по обоям, там, где по ее предположениям должен был находиться тайник, и попыталась просунуть в место надреза заранее припасенный длинный гвоздь, однако это не принесло никаких результатов.

— Значит, не здесь. — Оля сделала еще один надрез на некотором расстоянии — и вновь напрасно.

Катя с ужасом наблюдала за слишком решительной подругой — предстоящее объяснение с тетей Лидой, а затем позорное изгнание из санатория казалось ей неизбежным. Оля тем временем придирчиво осмотрела залитую лунным светом стену. Конечно, лучше всего было заново простучать участок, чтобы выяснить точное местоположение тайника, но девочка боялась поднимать шум. Болтавшие за стеной Нюра, Света, Лена и Наташа наконец–то угомонились, и теперь в санатории царила полная тишина, нарушаемая лишь поскрипыванием старых сосен за окнами. Поняв, что тыканьем пальцем в небо она ничего не добьется, Оля заявила, что придется освободить от обоев всю подозрительную зону.

— Нет, нет, нам же попадет! — попыталась возражать ей Катя, но остановить Олю было уже невозможно.

Она решительно очертила стеклышком большой квадрат и попыталась аккуратно снять обои, но они были приклеены прочно и не отдирались.

— Оля, не надо!

— Поздно. Не волнуйся, я потом все приклею. У нас же есть клей.

— Его не хватит.

— Хватит. Тюбик большой.

С этими словами неутомимая кладоискательница разрезала квадрат на отдельные полоски и попыталась отдирать их по частям. Одна полоска отделилась удачно, но остальные пришлось отрывать с «мясом».

— Что теперь будет? — Катя закрыла лицо руками, представляя весь ужас последствий' Олиного поступка.

— Нюра, ты слышала? — раздался из–за стены сонный голос одной из девчонок.

— Я сплю, — не сразу откликнулась Капралова.

— Кто–то скребется за стеной. Вдруг это леший?

— Отстань. В доме водятся не лешие, а домовые. Они не опасны.

Разговор за стеной смолк, но Оля еще довольно долго прислушивалась, ожидая, когда же обитательницы соседней комнаты погрузятся в сон. Потом девочка вновь занялась «диверсионной» деятельностью, нанося вред имуществу санатория. Полоски рвались на мелкие кусочки, но азартная Оля больше не думала о том, что их придется наклеивать обратно. Только бы разыскать заветный тайник! Только бы собственными глазами увидеть фотографию, которая пролежала там больше шестидесяти лет!

— Вот, нашла! — торжествующе прошептала Оля. — Не бойся, Катюша. Будь что будет! Главное — мы разыскали дверцу. Тайник действительно существует. Сейчас посмотрим, что внутри.

От любопытства Катя забыла о своих страхах. Соскользнув с постели, она приблизилась к подружке, наблюдая за ее действиями. На ободранной, покрытой десятками слоев обоев стене действительно четко выделялась расположенная невысоко от пола прямоугольная дверца. Тайничок был небольшим, но это не означало, что внутри него не могут находиться очень ценные вещи. Оля засунула в щель гвоздь и надавила на него, используя в качестве рычага, — дверца слегка поддалась. Обрадованная кладоискательница ухватила ее пальцами и потянула на себя:

— Приготовься, Катя!

За дверцей оказалось небольшое углубление, сплошь засыпанное штукатуркой, комками старых обоев и другим строительным мусором. Ничего, кроме этого хлама, в тайничке не оказалось.

— Финал не из приятных, — разочарованно и совсем по–взрослому сказала Оля.

— А дальше еще хуже будет, — добавила Катя. — И главное — все без толку.

Вообще–то девочкам было от чего впасть в уныние — развороченная стена наглядно доказывала невозможность дальнейшего пребывания «хулиганок» в санатории. Но Оля не хотела сдаваться. Она решительно засунула руку в шкафчик и принялась выгребать из тайничка мусор, бросая его прямо на пол.

— Ты с ума сошла? Что ты делаешь? — пыталась остановить ее Катюша.

— Может быть, что–нибудь есть на дне, — ответила Оля, продолжая складывать на пол куски засохшей штукатурки, обрывки обоев и прочей дряни. — Мы же нашли тайник! Ты когда–нибудь видела фильмы, в которых люди обнаруживают пустые тайники? Нет, в них всегда находится что–то важное: если не само сокровище, то подсказка, где искать его дальше.

Вежливая Катюша не покрутила пальцем у виска, хотя ей очень хотелось сделать это. Не замечая скептического настроя подруги, юная кладоискательница продолжала выгребать хлам из стенного шкафчика. Под слоем мусора на дне тайника лежала старая пожелтевшая газета. Подумав, что под ней может находиться та самая фотография, Оля потянула газету на себя. Идея была не слишком удачной — придавленная мусором газета немедленно порвалась, да еще с таким громким звуком, что едва не разбудила спавших в соседней комнате девочек.

— Ой.

Из газеты выпал старый снимок. Он несколько десятилетий спокойно лежал в тайнике, а теперь оказался разорванным из–за неаккуратности нашедшей его Оли.

— Нашла, Катька, нашла, вот она! — радостным шепотом возвестила Оля, поднимая с пола фотографию и пытаясь получше рассмотреть ее. — Кажется, она немножечко порвалась.

Снимок действительно пострадал, однако оторванным оказался только один уголок, на котором не было изображения людей. Впрочем, рассмотреть, кого именно много лет назад запечатлел на снимке фотограф, было не так–то просто — луна уже зашла, а зажигать свет девочки не решились, опасаясь привлечь к себе внимание. Повертев в руках разорванную фотографию, Оля сунула ее в тумбочку, а потом, подумав, положила туда и газету:

— Завтра прочитаем, что писали шестьдесят с лишним лет назад. Правда, интересно?

— Интересно. А ты уверена, что это та самая фотография?

— Да.

— Но почему она оказалась завалена мусором?

— Ну, для маскировки. — Оля задумалась, пытаясь разрешить эту загадку. Вскоре разумное объяснение было найдено. — Наверное, уже после войны на даче стали делать ремонт и случайно обнаружили тайник. Он показался строителям пустым — ведь фотография лежала на самом дне, под газетой, и ее запросто можно было не заметить. А потом горе–ремонтники, которым неохота было выносить строительный мусор, набили никому не нужный шкафчик обрывками обоев, штукатуркой и заклеили дверцу.

— Похоже на то, — зевая и потирая глаза кулаками откликнулась Катя. Теперь, когда фотография была найдена, девочке отчаянно захотелось спать, и от усталости она даже перестала бояться гнева Лидии Павловны. — Давай ложиться, Оля. Завтра во всем разберемся. Очень спать хочется.

— А с этим что мы будем делать? — спросила ее подружка и тоже зевнула — после завершения «операции» сон буквально валил с ног и ее.

— Ой! — стряхнула сон Катюша. — Это надо убрать до утра, обязательно! Как я могла забыть?! Но мы же не справимся с мусором — его слишком много. Что же нам теперь делать, Оленька?

— У тебя есть пакет?

Катя покопалась в тумбочке и протянула подружке полиэтиленовый пакет.

— Подойдет?

— Вполне. Иди сюда, будем вместе собирать, — позвала ее Оля, но, вспомнив об израненных руках Катюши, освободила подругу от этой повинности. — Ладно, сиди. Я сама все сделаю.

Но справиться с мусором без веника оказалось нелегкой задачей, Оле приходилось орудовать ладошками, сметая перемешанные с пылью обрывки обоев в пакет, и она здорово вымазалась, но пол принял если не первоначальный, то вполне приличный вид. Довольная результатами своей работы девочка даже пошутила, сказав Кате, что приходится собственными руками заметать следы преступления.

— Не смешно. Тебе–то что: выгонят из санатория, и ладно, а Лидия Павловна моя тетя — она меня всю оставшуюся жизнь пилить будет.

— Ладно, Кать, не раскисай — главное, мы нашли фотографию. Представляешь, как будет радоваться тетушка Соколова, увидев лица своих родственников? Ведь других снимков у нее наверняка не сохранилось. Сейчас я мусор вынесу, и сразу спать. Утро вечера мудренее.

Взяв пакет в руки, Оля на цыпочках, стараясь никого не разбудить, направилась к запасному выходу, находящемуся в нескольких шагах от их комнаты. Обычно этой дверью пользовались нянечки. Когда они мыли пол, то

Наследство заморской тетушки

выплескивали грязную воду из двери прямо на росшую у крылечка траву. На пороге своей комнаты Оля остановилась, припомнив о скрипящих половицах, однажды уже помешавших ей воспользоваться этим маршрутом. Неужели придется вылезать в окно и на этот раз?

Подобная перспектива ее не вдохновляла. Вокруг было очень темно, и сама мысль о том, что придется спрыгнуть в этот мрак да еще с пакетом мусора в руке, вызывала страх даже у такой отчаянно храброй девочки, как Оля Ка–нарейкина. К счастью, тоскливое «пение» половиц немного заглушал скрип сосен, раскачивавшихся от внезапно налетевших порывов ветра. «Я осторожненько, — подумала девочка, крадучись по широким, давно не крашенным половицам. — К тому же старшие девочки, даже если и проснутся от скрипа, подумают, что это домовой по даче гуляет. А няня, может, ничего и не заметит — она глуховата на одно ухо».

Короткое путешествие завершилось благополучно. Не прошло и нескольких секунд, как Оля уже стояла у выхода из спального корпуса. Отодвинув щеколду, она вышла за дверь и сразу погрузилась в непроницаемую тьму. Превозмогая страх, она обогнула угол дома и высыпала мусор из пакета. Те два–три метра, которые отделяли ее от входа, она пробежала со скоростью света и, только очутившись в доме и закрыв дверь на щеколду, почувствовала себя в безопасности.

— Порядок, — сообщила Оля, войдя в комнату.

Катя даже не отреагировала. Она сидела на корточках у стены, пытаясь приклеить на место жалкие обрывки обоев. Делала она это почти в полной темноте, что явно не улучшало качества работы. «Впрочем, даже на ярком свету вряд ли удалось бы замаскировать расковырянную, ободранную стену.

— Скверненько.

— Что нам делать, Оля? Может, лучше сразу во всем сознаться тете Лиде? Утром все ей объясним.

— Нет, она нас не станет слушать.

Оля задумалась, рассеянно теребя кончик своей косички и созерцая маленькую, окутанную ночными сумерками комнатушку.

— Я знаю, что делать. Кать, помоги мне.

Выход оказался удивительно простым: девочки немного передвинули Олину кровать и закрыли ею изуродованный кусок обоев. Оля получше взбила подушку, прислонив ее к стене:

— Ну вот, а ты беспокоилась. Никто ничего не заметит. Жди подарок из Америки. А сейчас, Катюша, давай спать.

ГЛАВА VIII

ЕЩЕ ОДИН СОКОЛОВ

Яркое утреннее солнце, заглянувшее в комнату, разбудило Олю первой. Моментально вспомнив о событиях минувшей ночи, она протянула руку к тумбочке и достала фотографию. Нет, все случившееся не было сном или выдумкой — девочка держала в руках бесценный документ, запечатлевший счастливый миг жизни бывших владельцев старой дачи. Снимок хорошо сохранился — газета, под которой он лежал, защитила его от мусора и сырости. Жаль только, что Оля ухитрилась его порвать, но оторванный уголок совсем несложно приклеить.

Глядя на симпатичного глазастого мальчика с ямочками на щеках, совсем не похожего на Николая Петровича Соколова, она подумала, как меняются люди с годами, и, увы, не в лучшую сторону. Из такого крепкого жизнерадостного мальчика получился какой–то хилый мрачноватый мужчина. И куда делись его ямочки на щеках?

— Покажи, — потянулась к фотографии проснувшаяся Катя.

— Иди сюда, давай смотреть вместе. Катюша подошла к Оле и с опаской посмотрела на стену.

— Вроде бы незаметно, — удовлетворенно заметила она. — Здорово ты придумала закрыть ее кроватью. Главное — чтобы никто не отодвинул.

— А мы попросимся дежурить и будем сами мыть полы в своей комнате.

— Зоя Александровна нам не поверит — кто же добровольно станет напрашиваться на дежурство?

— Все–то ты усложняешь! Смотри на жизнь проще — пока все у нас идет отлично. Тебе не кажется, что Соколов стал совсем не таким, как в детстве?

— Сейчас посмотрим.

Катя уселась на кровать, и подружки стали рассматривать фотографию. Повернув фото, Оля увидела на обороте надпись выцветшими чернилами: «Семья Соколовых: Анна, Петр, Коленька и Ириша. Май, 1941 год».

— Правда не такой, — заявила Катя, едва взглянув на снимок. — Наверное, просто вырос и изменился.

— Нет, нет, Соколов совсем другой. Вот на мужчину в военной форме мальчик похож, наверное, это отец Коленьки, — показала Оля на летчика.

— Может быть, это вообще не та фотография?

— Другой там нет. Ничего не понимаю:

— Значит, Соколов сказал неправду.

— Кто же, кроме него, мог знать о фотографии? И если она не его, то зачем ему этот снимок?

Катя задумалась:

— Он же сказал, что фотография нужна его тетушке.

Девочки замолчали и снова начали рассматривать снимок. Неужели эта молоденькая озорная девушка и есть старая злая тетушка, которую Соколов, видимо, не любит, но выполняет ее волю? Разобраться во всем этом подружки никак не могли, а потому, положив фотографию в тумбочку, отправились на зарядку.

После завтрака Оля с Катюшей вызвались дежурить, и воспитательница сразу же поддержала их начинание, так как это избавляло ее от необходимости следить за каждым шагом шустрых подружек во время прогулки.

— Хорошо, дежурьте, — охотно согласилась Зоя Александровна. — Вижу, вы наконец–то взялись за ум. Дисциплина и аккуратность — качества, которые очень пригодятся вам в жизни.

После завтрака, когда все ушли в лес, Оля попросила у няни ведро и тряпку, чтобы они сами вымыли пол в своей комнате. Когда, закончив уборку в других комнатах, тетя Поля заглянула к девочкам, то не удержалась от похвалы: все сияло чистотой, кровати были аккуратно заправлены, подушки взбиты — даже ей самой не всегда удавалось достигнуть такого совершенства. Похвалив своих помощниц, няня отправила их погулять, но, как и вчера, просила не отходить далеко от дома. Девочки и не собирались никуда уходить — они ждали Николая Петровича, которому должны были передать фотографию.

— Видишь, все обошлось. Никто нас не заподозрил, а вместо нагоняя мы похвалу получили.

— Но когда–нибудь кровать отодвинут.

— Не думай о плохом! — энергично тряхнула косичками Оля.

Дети расположились под окном своей комнаты, где на карнизе со вчерашнего дня лежали так и не накормленные обедом желудевые человечки. Конечно же, взбудораженные ночной находкой девочки могли говорить только о фотографии, семье летчика Соколова и вообще обо всем, что было связано с этой историей.

Наследство заморской тетушки

Болтали подружки довольно громко, так что их было слышно даже на тихой Дачной улице.

— Вот это и есть тот самый дом, — произнес пожилой седовласый мужчина, остановившись напротив старой.дачи. — Раньше он казался мне огромным.

— Дети иначе воспринимают окружающий их мир, — заметил его молодой симпатичный собеседник. — А дом действительно красивый. И большой.

— Это, вероятно, теперешние обитатели дачи, — улыбнулся старший, рассматривая двух щупленьких девочек в ярких сарафанчиках, оживленно обсуждавших какую–то проблему.

— А я говорю, что Коленька не любит тетю Ирину, иначе он бы не назвал ее проклятой! — возбужденно заявила Оля.

— Мне лично семья Соколовых показалась очень дружной и симпатичной! — громко отозвалась Катюша.

— Да, но это было в те времена, когда даже наши с тобой мамы еще не родились. Коленька рос в детдоме, поэтому стал таким грубым и черствым.

— Дело не в воспитании, а в характере. Его ничем не изменишь!

Оживленный спор почему–то привлек внимание приезжих. Они подошли вплотную к штакетнику, слушая, о чем говорили девочки.

— Барышни, извините, что вмешиваюсь в вашу дискуссию, но мне показалось, что вы говорили о прежних хозяевах этой даче Соколовых? — поинтересовался пожилой мужчина.

— Да, — моментально откликнулась Оля, а Катюша почему–то потупилась. — А вы тоже их знаете?

— Знаю, — коротко подтвердил седоволосый, не желая вдаваться в подробности.

— Девчонки, вы вроде бы сказали, что эта семья показалась вам милой и симпатичной, — продолжил больше похожую на допрос беседу молодой мужчина, — а где вы ее видели?

— На фотографии, — доверчиво сообщила Катюша. — Мы ее вчера нашли. На снимке вся семья: первыми стоят маленький мальчик в смешных штанишках и молоденькая девушка, которая на самом деле его тетя. А во втором ряду мама и папа Коленьки. Папа у него был военным летчиком. В честь Петра Соколова даже местная школа названа.

— Отдайте нам это фото! — с неподдельным волнением воскликнул старший мужчина.

— Оно наше, — сурово произнесла Оля, ей совсем не нравилась болтовня разоткровенничавшейся с незнакомцами подружки.

— Вернее, одного дяди, — поправила ее Катя, которую родители учили всегда говорить правду и только правду.

— Он скоро придет за ней, — снова добавила Оля, опасаясь, как бы седовласый незнакомец не отнял у них драгоценное фото.

— Вы позволите нам хотя бы посмотреть снимок? — вступил в беседу молодой мужчина. — Отец немного погорячился. Мы не собираемся забирать его насовсем.

— Зачем он вам?

— Для отца это важно. И для меня.

— Вы, наверное, из семьи Соколовых? — начала догадываться Оля.

— Что за удивительные девочки? Все–то вы знаете! Не пойму только, откуда. Кстати, меня зовут Олегом, а это мой отец — Николай Петрович. Снимок папе очень дорог, так как сейчас, к сожалению, никого из старших Соколовых не осталось в живых.

— Осталось, — невольно вырвалось у Кати. — Тетя Ирина жива, она живет в Америке.

— Что ты такое говоришь и откуда у тебя такие сведения? — не мог сдержать волнения Николай Петрович.

— Не волнуйся, папа, этому же радоваться надо, — сказал молодой человек и заботливо посмотрел на отца.

— Да, да, — широко улыбнулся старший, и Оля заметила у него на щеках симпатичные ямочки.

По правде говоря, в голове у девочки царил полнейший беспорядок. Она совсем запуталась в происходящем и не знала, можно ли верить собственным глазам, а также тем людям, которые называли себя Николаями Петровичами. А Катюша, не подозревая подвоха, продолжала болтать с Олегом, который сумел легко найти с ней общий язык.

— А у нас здесь уже был Николай Петрович Соколок Он и просил достать фотографию для своей тетушки. Сейчас он как раз за ней должен прийти.

Отец и сын переглянулись.

— Но Соколов — я. Другого Николая Петровича Соколова быть не может, — неожиданно заявил пожилой мужчина. — Впрочем, может быть, он и существует где–нибудь, но к этой фотографии не имеет никакого отношения.

— Да вот же он идет сюда, — указала Катя на улицу, в конце которой появилась хилая мужская фигура.

Почтальон еще некоторое время двигался в направлении санатория, но, заметив у штакетника каких–то людей и, видно, приняв их за родителей, которые иногда общались таким образом со своими детьми, перешел улицу и проследовал в обратном направлении. Он не желал, чтобы посторонние оказались втянуты в историю с самозваным потомком летчика Соколова. Катя хотела окликнуть удалявшегося мужчину, но Оля крепко взяла ее за руку, всем своим видом давая понять, что инициативу проявлять не стоит. Девочка искоса поглядывала на еще одного Соколова, неожиданно объявившегося в этих краях. Надо сказать, что и теперь, спустя долгие годы, он был чем–то неуловимо похож на маленького мальчика, запечатленного на снимке. Возможно, сходство придавали симпатичные ямочки на щеках и живой блеск темных глаз. Но тогда кем же был хлипкий мужчина в модной курточке, попросивший их с Катей раздобыть старый фотоснимок?

— Так этот человек назвался Соколовым? — продолжал допытываться Олег.

— Да. Он сказал, что тетя Ирина, живущая в Америке, попросила его прислать семейное фото. Но в санаторий его никто бы не пустил, а потому он попросил, чтобы мы с Катюшей забрали фотографию.

— Эх, жаль, что я его не догнал. Мы бы все выяснили.

— Он имеет право не отвечать на твои вопросы, Олег. Странная история, — продолжал недоумевать Николай Петрович. — Вы нашли фотографию в стенном тайничке около печки в детской?

При этих словах у девочек отпали последние сомнения в том, кто же является истинным хозяином фотографии.

— Да. Выходит, вы настоящий Соколов? — спросила Катя.

— Выходит.

Однако недоверчивая Оля все же уточнила:

— А у вас есть паспорт?

Мужчина улыбнулся, достал из нагрудного кармана паспорт и открыл его:

— Вот, удостоверься.

Убедившись, что перед ней самый настоящий Николай Петрович Соколов, Оля, вскочив со своего места, заявила, что прямо сейчас, немедленно сбегает за фото.

— Возьмите снимок, он ваш. А тому дяденьке мы скажем, что не нашли фотографию.

— Спасибо вам. Вы, барышни, даже не представляете, как мне дорога эта память о прошлом.

Сорвавшись с места, Оля бросилась к спальному корпусу. Она очень хотела порадовать подлинного Николая Петровича Соколова и вернуть ему семейную реликвию. Однако то, что она увидела в своей комнате, повергло девочку в настоящий шок. Ее аккуратно застеленная кровать была отодвинута от стены, некогда взбитая подушка валялась в противоположном конце помещения, а жуткая ободранная стена была видна всякому, кто мог случайно заглянуть в комнату.

— Нет! — только и смогла прошептать потрясенная девочка, с ужасом ожидая неминуемого возмездия за свой поступок.

Прошло несколько минут, показавшихся Оле вечностью, но разгневанная тетя Поля так и не появилась, чтобы задержать «преступницу» на месте преступления. Немного успокоившись, девочка вновь попыталась скрыть улики — придвинула к стене тяжеленную кровать, водрузила на место подушку, прикрыв ею разодранные обои. И только когда все было готово, Оля вспомнила о лежавшей в ее тумбочке фотографии.

Снимка на месте не оказалось. Это было так странно и дико, что девочка сначала даже не поняла сути случившегося. Она начала поиски, заглянула под кровать, в Катину тумбочку, посмотрела на подоконнике и в собственном рюкзаке, хотя прекрасно знала — снимка там быть не могло. Поиски не дали результатов, а потом Оля поняла, что фотографию просто украли.

«Так не бывает, наверное, кто–то из девочек глупо пошутил, решил нас напугать, — растерянно думала Оля, созерцая в один миг ставшую чужой и неуютной комнату. — Но все девчонки давно ушли на прогулку, у них просто не было времени, чтобы проникнуть сюда. Или это сделала тетя Поля? Она зачем–то зашла в нашу комнату, увидела испорченную стену, пустой тайник и сообразила, что мы нашли в нем какое–то сокровище. Тогда она принялась обыскивать тумбочки и обнаружила фотографию. Но зачем тете Поле старый снимок? Скорее всего, она отнесла его Лидии Павловне, и теперь нас с Катюшей потащат на расправу. И зачем только я ввязалась в эту историю!»

— Оля, ты где? — донесся с улицы голос Катюши.

— Сейчас, иду!

Прежде чем покинуть комнату, девочка еще раз заглянула в тумбочку. В душе все еще теплилась надежда — вдруг старое фото скромненько лежит на своем месте, а Оля просто не заметила его в спешке? Увы, снимок исчез без следа, а на полочке лежала только старая газета, в которую он был завернут, и маленький оторванный уголок фото, который девочка так и не успела приклеить. «Что мы теперь скажем Соколову? — забеспокоилась Оля. — Он же посчитает нас врунишками. Как доказать, что мы не выдумали эту историю?»

— Оля!

Прихватив с собой старую газету и краешек фотографии, раздосадованная девочка выбежала на улицу. Николай Петрович Соколов смотрел на нее с надеждой и ожиданием. Неужели он вновь увидит ту самую фотографию, с которой у него связано столько воспоминаний?

— Фото исчезло. Я не знаю, где оно. Лица приезжих вытянулись — обещанного

чуда не произошло. Впрочем, это было в порядке вещей — похоже, юные обитательницы санатория просто играли в какую–то игру, участниками которой невольно стали отец и сын Соколовы.

— Послушайте, это не розыгрыш, не обман! Я сама не знаю, как все случилось! — со слезами в голосе воскликнула Оля, видя, что мужчины собираются уйти. — Посмотрите, у меня осталась газета, под которой лежал снимок. Она старая, лета сорок второго года! А еще есть обрывок фото, правда на нем ничего толком не разобрать, но все равно видно, что он тоже очень старый. Посмотрите! Пожалуйста! Я правду говорю, честное слово!

Приезжим стало жалко девочку. Она так увлеклась своими фантазиями, что действительно верила в то, что говорила. Олег первым вернулся к штакетнику, взял пожелтевший газетный лист. К его удивлению, «Правда» действительно была датирована 7 июля 1942 года.

— Когда в Сосновку вошли немцы? — обратился он к отцу.

— В середине июля сорок второго, — мрачно ответил Николай Петрович, больше не желавший слушать болтовню маленьких врунишек. — Какое отношение это имеет к детским фантазиям?

— Посмотри, какого числа вышла эта газета. Время совпадает.

— И что?

— Она могла сохраниться, если бы лежала в тайнике. Где еще ее взяли бы девчонки? Не в библиотеке же?

Николай Петрович забрал из рук сына «улики»:

— Все равно это ничего не меняет.

— Но…

— Поговорим об этом позже.

— Оля! Катя! — позвала выглянувшая в окно няня. — Идите в столовую, помогите накрывать столы к обеду!

Голос нянечки звучал вполне миролюбиво, похоже, она ничего не знала о случившемся в комнате девочек. С одной стороны, это обрадовало Олю, но с другой — почти испугало. Если тетя Поля не заходила в комнату, то тогда кто же забрал из тумбочки фотографию? Ответа на этот зловещий вопрос пока не было.

— До свидания, нас зовут, — махнула Катюша рукой, собираясь убегать.

Мрачная Оля подошла к Соколовым и забрала у них старую газету и обрывок фотографии. В общем–то, эти бумаги были ей совершенно не нужны, но девочка не хотела оставлять свою находку людям, которые так и не поверили ей. Распрощавшись с новыми знакомыми, подружки обогнули дом и подошли к веранде, где их уже ожидала нянечка.

— С кем это вы разговаривали? — подозрительно спросила тетя Поля.

— Это бывший хозяин дачи со своим сыном. Он жил в Сосновке еще до войны, когда был маленьким. А потом здесь сделали санаторий, — отозвалась Оля, гадая о том, кто был вором, похитившим старый фотоснимок.

— Тоже мне хозяин! Ходють тут всякие, а вы их слушайте побольше, — недовольно пробурчала няня. — Вы туда больше не ходите, ступайте–ка лучше в столовую, а то мне потом за вас отвечать.

Распрощавшись с девочками, Николай Петрович с сыном перешли на противоположную сторону улицы и, усевшись на бревнышко, решили перекусить перед обратной дорогой. Олег достал из пакета бутерброды и бутылку нарзана, и мужчины принялись за еду.

— Воздух здесь такой, что аппетит нагоняет, — заметил Олег, откусывая очередной кусок бутерброда.

— Да, воздух тут сосновый, кажется, что им не дышишь, а пьешь его. Столько лет прошло, но я сразу вспомнил это ощущение, когда снова попал сюда. С той стороны дачи лес сосновый, раньше он подходил к самому дому, а теперь у санатория дворик появился и новые домики в нем, а сосен поубавилось. Только воздух все равно остался прежним.

— Странная какая–то получается история, — проговорил молодой Соколов, вспоминая разговор с маленькими обитательницами санатория. — Девочки явно что–то знают о нашей семье, но откуда, вот в чем вопрос? А ты, папа, как думаешь?

Николай Петрович ответил не сразу. Ему было тяжело. Только что он обрел надежду встретиться со своей тетей, и вдруг все это обернулось детской игрой, а «воскресшая» на миг Ирина опять стала тенью далекого прошлого. В бесконечно далекие годы его детства Иришка была почти девочка, и маленький Коленька воспринимал ее скорее как товарища, нежели тетю. А тот день, когда они спрятали в тайничок фотографию, навсегда запечатлелся в его памяти… Олег все воспринимал иначе — он видел в этой истории только загадку, которую следовало разгадать, и, пожалуй, не мог до конца понять чувств своего отца.

— Я боюсь новых разочарований, — наконец ответил на вопрос сына Николай Петрович.

— Давай просто и спокойно, без эмоций попробуем все разложить по полочкам. — Олег покончил с бутербродами, отодвинул бутылку нарзана. — Что мы имеем? Девочек, которые откуда–то знают о семье Соколовых и утверждают, будто держали в руках нашу старую семейную фотографию. Но ты сам мне не раз рассказывал, что про снимок знали только вы с тетей Ирой. Следовательно, человек, назвавшийся Соколовым, мог узнать о тайнике только от Ирины. Нам надо его обязательно найти и выяснить, в чем дело.

— А ты не допускаешь, что девочки выдумали всю историю целиком, и в ней вообще нет ни слова правды?

— Не допускаю. Девочки, безусловно, видели фотографию, поскольку они точно описали то, что на ней изображено. Возможно, они нашли снимок случайно, потом узнали о летчике Соколове — это совсем не сложно, ведь в Со–сновке есть школа, названная именем дедушки. В общем, первая часть рассказа вполне достоверна, что же касается самозванца: вероятно, девочки придумали историю о тетушке из Америки и выросшем Коленьке. Или на свете действительно существует твой «двойник», каким–то образом связанный с тетей Ириной.

— Тогда надо еще раз поговорить с девочками, объяснить им, как важно, чтобы они сказали правду.

— Дети верят в свои фантазии и вряд ли согласятся отказаться от них. Поверь мне, папа, как психологу. Здесь нужно найти особый подход, вывести фантазеров на чистую воду. Но поддерживать с ними связь действительно стоит. Я только одного не могу понять — куда исчезла фотография? Когда девчушка со смешными косичками побежала в комнату, она не сомневалась в том, что принесет фото. Зря я не пошел за тем субъектом, которого девочки назвали Соколовым! Впрочем, если он действительно пришел за фотографией в тот раз, то должен непременно вновь подойти к санаторию.

— Тогда будем ждать его здесь, — согласился Николай Петрович, которому на самом деле отчаянно хотелось, чтобы Ириша была жива.

Соколовы замолчали. Они продолжали сидеть на бревнышке, созерцая почти безлюдную Дачную улицу. Вот по ней неторопливо прошла женщина. Под мышкой она держала гамак, а другой рукой тащила мальчика лет пяти, который неохотно плелся за ней.

— Из леса возвращаются, — заметил Николай Петрович. — Видно, ребенка жара разморила и сосновый воздух — спит на ходу.

В сторону зверофермы поехали двое мужчин на велосипедах. Но к санаторию никто не подходил.

— Не опоздать бы на электричку. — Олег посмотрел на часы.

— Все же подождем еще немного.

— Конечно, раз ты так хочешь. А я пока схожу к санаторию, оставлю девочкам номер своего телефона. Вдруг они что–то узнают о самозванце? Связь с ними терять нельзя.

— Ты прав. Но лучше дай им мою визитку. Тебя все равно невозможно застать дома.

— Как скажешь. — Легко вскочив со своего места, молодой Соколов направился к санаторию.

Обед закончился, и насытившиеся, довольные жизнью ребята, не торопясь, выходили из столовой. Им было так хорошо, что даже шуметь не хотелось. Немного замешкавшаяся Оля заметила у штакетника рослого Олега. Он махал рукой, подзывая ее к себе.

— Постой–ка, возьми мой номер телефона. Точнее — телефон отца: если узнаешь, где можно найти того человека, который назвался Соколовым, обязательно позвони нам. Пожалуйста! Обещаешь?

Оля взяла визитку:

— Обещаю!

По пути в спальный корпус девочка достала из кармана визитку и прочитала вслух:

— Соколов Николай Петрович. Заслуженный архитектор.

Олег вернулся к отцу. Они посидели еще немного, но так и не дождались появления подозрительного субъекта в бейсболке. Они даже не подозревали, что сам почтальон внимательно следил за ними, досадуя на задержку. Зябликову так нужна была старая фотография, а из–за этих приезжих он не мог спокойно поговорить с девчонками и забрать снимок.

Вскоре отец с сыном встали с бревнышка и отправились на электричку. Вопреки всему, Николай Петрович все же верил, что однажды раздастся телефонный звонок, и он услышит в трубке голос Ириши.

ГЛАВА IX

ТРЕВОГИ И ПОДОЗРЕНИЯ

Раньше все было удивительно хорошо, но после произошедшей утром кражи мир сделался другим, и девочкам стало казаться, что их окружают преступники и злоумышленники всех мастей. Даже солнце было не таким ярким, а трава — блестящей. Оля с Катюшей давно заняли место на качелях, размещавшихся в дальнем углу санаторного двора, но не раскачивались, не смеялись — просто смотрели на лица пробегавших мимо ребят, пытаясь понять, кто же из них оказался вором.

— Как ты думаешь, кто мог это сделать? — нарушила молчание Катюша.

— Только тем и занимаюсь, но без результата. Ясно, что это не тетя Поля — если бы она обнаружила, что мы сотворили со стеной, она все сразу рассказала бы Лидии Павловне и нас бы уже выгнали из санатория! — Оля оттолкнулась ногой от земли и начала легонько раскачиваться. Качаться ей не хотелось, но она делала это для того, чтобы неизвестный злоумышленник, бродивший поблизости, не догадался о ее раздумьях. — Знаешь, я начинаю подозревать старших девочек…

— Нюру и остальных?!

— Именно.

— Что–то ты преувеличиваешь, Оленька!

— Просто анализирую факты. Помнишь, когда ночью мы искали тайник, девочки проснулись от шума, и кто–то спросил у Нюры про домового.

— Помню, — кивнула головой Катя.

— Слышимость в комнатах отличная. Допустим, Нюра услышала наш разговор и поняла, что мы ищем в стене клад. Так?

— Так.

— На следующее утро она вместе со всеми остальными отправилась гулять в сосновый бор, а потом незаметно ушла с поляны, вернулась в санаторий и забрала из тумбочки фотографию, пока мы разговаривали с Соколовыми.

Катюша призадумалась. Версия подружки звучала довольно убедительно, но понять мотивы кражи, которыми руководствовалась коварная Нюра, она не могла.

— А почему именно Нюра?

— По–моему, она меня недолюбливает. Всегда подкалывает и вредничает. Допустим, она специально забрала фото, чтобы досадить мне. Потом, может, начнет нас шантажировать?

— Шантажировать?! — Глаза у Катюши сделались круглыми.

— Это я хватила! Но, с другой стороны, кто–то из обитателей санатория видел, что мы сделали со стеной, и теперь может использовать эту информацию против нас.

С качелей пришлось уйти. Девчонок согнали оттуда, поскольку они явно не собирались качаться, но занимали место и мешали развлекаться другим. Оля и Катюша понуро пошли к даче, уселись на свое любимое местечко под окном, рассеянно созерцая желудевых человечков. Еще недавно девочек занимали детские игры, а теперь им было совсем не до развлечений.

— А если это сделал самозванец? Тот хилый тип в темных очках и модной куртке, что выдавал себя за Соколова?! — Потрясенная пришедшей на ум догадкой Катюша даже подпрыгнула на месте. — Конечно, это он во всем виноват! И ночью именно он в дом залезал, стены простукивал.

— Тот, кто приходил ночью, не знал точно, где находится тайник. Он порезал обои в комнате старших девочек, а не у нас. А теперь представь, он снова приходит в санаторий средь бела дня и собирается разыскивать тайный шкафчик. Риск очень велик, но дело даже не в этом — скажи, почему злоумышленник стал искать фотографию в нашей комнате?

— Он случайно заглянул туда, заметил испорченную стену, догадался, что мы нашли тайник, и сообразил, куда ты положила фотографию.

— Логично. — Оля в задумчивости накрутила на цалец свою тоненькую косичку. — Но все равно фото взял не самозванец, а кто–то другой.

— Почему?

— Ему не выгодно так рисковать, когда добыча сама идет в руки. Мы же обещали добыть для этого типа снимок, и ему надо было только ждать, когда фото подадут ему на блюдечке с голубой каемочкой.

— Верно. Ну а ночью, это был он?! Или какой–нибудь цыган?!

— Не знаю. По–моему, человек, среди ночи проникший в комнату старших девочек и порезавший обои, был намного выше и моложе самозванца.

— Ты хочешь сказать, что есть еще один охотник за фотографией? — Катя с испугом посмотрела на подружку. — Не может быть! И вообще, откуда кто–то еще смог узнать о старом фотоснимке? Или тетушка Ирина разместила свои воспоминания в Интернете?!

Оля только покачала головой. В этот момент

Наследство заморской тетушки

она вспомнила про дорогой автомобиль с затемненными стеклами, несколько раз проезжавший по главной улице Сосновки. А еще ее все последнее время преследовало ощущение, будто кто–то следит за ними, контролируя каждый шаг беспечных обитателей санатория. Эти тревоги могли бы показаться надуманными, но теперь, после кражи снимка, стали вполне обоснованными.

Оле Канарейкиной стало страшно по–настоящему.

В этот день почтальону так и не удалось встретиться со своими тайными помощницами. Сначала какие–то двое мужчин крутились у санатория, потом они долго сидели на бревнышке на противоположной стороне улицы, вероятно, ожидая, когда их чада проснутся после тихого часа, чтобы еще немного с ними пообщаться. Не дождавшись, когда эти назойливые родители покинут интересующую его зону, почтальон прошелся мимо санатория, но, не увидев там никого, на всякий случай сделал вид, что пункт его назначения — звероферма.

После ухода мнимых родителей девочек, за которых он принял отца и сына Соколовых, почтальоншам занял их место, так как лучший наблюдательный пункт трудно было и придумать. Но Оля с Катей так и не появились. Не увенчалась успехом его попытка встретиться с ними и на следующий день. И тогда Зябликов отправился в лес.

Сосновый бор за санаторием был старым, и огромные сосны слегка поскрипывали, словно жалуясь на свою древность. А среди них, то там, то сям расположились группки детей, далеко по лесу раздавались их веселые крики и смех — ребятне «было хорошо и спокойно здесь, как бывает хорошо малышам с бабушками.

Олю и Катю Николай нашел на поляне, где они играли в мяч с другими девочками и мальчиками. Спрятавшись за сосной, почтальон стал наблюдать за ними, стараясь, чтобы девочки его не заметили. Однако вместо них его обнаружила воспитательница.

— Вы кого–то ищете, гражданин? — спросила она.

— Нет–нет, никого, — ответил Николай, чем только усилил ее подозрения.

— У нас родительский день в воскресенье, — на всякий случай добавила Зоя Александровна.

— Я просто прогуливаюсь здесь.

В это время громкий рев заставил Зою Александровну прервать разговор и устремиться к одному из своих воспитанников, который наступил босой ногой на сосновую шишку и поранил ступню. А прямо под ноги почтальону покатился ударившийся о сосну мяч. Подбе

Наследство заморской тетушки

жавшая за мячом Оля нос к носу столкнулась с Николаем. Она даже не успела испугаться.

— Это вы? — удивленно проговорила девочка и тут же добавила: — Мы ничего не нашли, только стену напрасно расковыряли.

Почтальон хотел что–то спросить у нее, но Оля уже убежала.

Ясно было, что от детей больше ничего добиться не удастся. Да и как он мог рассчитывать на успех?! Ему всегда не везло в жизни, почти каждое дело, которое он затевал, оканчивалось бесславным провалом. Работа в почтовом отделении маленького дачного поселка оказалась лучшим, чего он смог добиться на старости лет. «Смешно! — подумал Николай, созерцая резвившихся на поляне детей. — На что я надеялся? Деньги всегда достаются богатым».

В тот же день Зябликов написал американской тетушке письмо, в котором сообщил, что фотография, к сожалению, утеряна, так как дом претерпел капитальный ремонт и перестроен. «Даже наша печь не сохранилась», — вывел он на листке бумаги, прекрасно понимая, что в последний раз пишет в Америку. Наверняка старуха уже поняла, что имеет дело с самозванцем, иначе бы не стала просить его раздобыть старое фото. Николай не смог пройти проверку, а значит, рассчитывать на заокеанское наследство ему не приходилось. «Найдутся другие, те, кто пошустрее, — мрачно размышлял несостоявшийся наследник. — Они облапошат тетку, может, даже убьют и станут жить припеваючи на ее деньги. А мне так хотелось хоть раз в жизни почувствовать себя человеком».

Когда Николай Зябликов запечатывал конверт, он еще не знал, что американская тетушка уже летит в Россию.

Сначала Оля была рада, что так просто отделалась от самозванца, но потом ее стали мучить угрызения совести. Ведь этот человек оставался единственным, кто знал, где можно найти тетю Ирину, а эти сведения были так нужны ее взаправдашнему племяннику. У настоящего Николая Петровича даже лицо помолодело, когда он услышал, что Ирина жива. Да и бедной тетушке нелегко приходится — живет она одна–одинешенька в далекой Америке и тоскует по своей Родине, думая, что никого на свете у нее не осталось. Как Оля могла упустить самозванца, даже не подумав о том, насколько глупо поступает?

Мяч, брошенный Катей, пролетел мимо, Оля даже не попыталась поднять его.

— О чем ты думаешь? — спросила ее подружка. — Почему не ловишь мяч?

— Я думаю, что поступила неправильно, — ответила девочка и вышла из круга.

Катя побежала за ней.

— Вы больше не будете играть? — послышалось им вдогонку.

Катюша махнула приятелям рукой:

— Играйте без нас.

— Понимаешь, я его упустила.

— Кого? — заигравшаяся Катя не заметила момента, когда ее подружка беседовала с почтальоном.

— Того, кто просил достать нам снимок.

— Ты видела его здесь?!

— Минут десять назад.

— И что сказала ему?

— Сказала, будто мы ничего не нашли. Тогда он помрачнел и ушел.

— Ну и хорошо, — обрадовалась Катя, которая все это время с опаской ожидала неминуемой встречи со лже–Соколовым.

— Что же тут хорошего? Теперь настоящий Соколов никогда не узнает, где искать свою тетю, а она так и не найдет своего настоящего племянника.

— А что ты могла сделать?

— Нужно было узнать адрес тетушки.

— Так бы он тебе его и сказал!

— Тогда надо было хотя бы не потерять с ним связь, чтобы потом Соколов сам с ним разобрался. — Оля присела на пенек и, сорвав травинку, начала задумчиво жевать ее. — Какая же я бестолковая!

— Но может быть, он еще к нам придет? — предположила Катя, усевшись рядом.

— Вряд ли.

— Тогда надо поспрашивать местных, описать внешность самозванца. Вдруг кто–нибудь его знает?

— Он же сказал, что приехал издалека.

— А ты больше его слушай, — высказала сомнение Катя, которая прежде всегда верила людям. — Он сказал нам и то, что фотография его, и тетя Ирина — его тетя, и сам он Соколов, а оказывается, все это выдумки.

Поскольку других вариантов действий не было, Оля решила последовать совету подружки.

— Начнем опрос с воспитательницы, — сказала девочка. — Ведь она видела его.

— Катя, Оля, идите сюда! Мы идем домой, — послышалось из–за сосен.

Девочки вскочили на ноги и побежали к собиравшейся возле воспитательницы группке ребят.

— Зоя Александровна, вы знаете человека в черных очках?

— Нет, я думала — это кто–то из родителей. А что случилось, Оля?

— По–моему, он кого–то выслеживал. Раньше мы с Катей видели его около санатория.

— Мне он тоже не понравился. Дети, дети, никуда не отходите, — нервно скомандовала Зоя Александровна. — Всем встать в пары и быстренько домой!

Оля поняла, что перестаралась. Не успевшее начаться расследование сразу зашло в тупик.

Во время тихого часа девочкам не спалось.. Они лежали с открытыми глазами и молчали, так как за дверью дежурила нянечка, решительно пресекавшая всякие разговоры. Оля старалась что–нибудь придумать, а Катя просто смотрела в окно. Скрипнула калитка — это в дачу напротив вошел почтальон. Мужчина был одет в потрепанный пиджачишко, на его плече висела полупустая сумка, а в руках он держал несколько газет. Быстрой походкой он прошел по усаженной цветущими лилиями дорожке к дому.

Катя никогда не видела пожилого человека раньше, но сразу догадалась, что это почтальон, по сумке и пачке газет в руках. Стремительно шагавший вдоль клумб щуплый мужчина привлек ее внимание. Почему? Может быть, девочке просто надоело без сна валяться на кровати и скучать, а может быть, для такого пристального интереса существовали более серьезные причины. Несмотря на то что Катя вроде бы не встречалась с почтальоном из Сосновки, чем–то он показался ей знакомым. .Катюша сделала знак Оле и указала ей на окно. Та быстро вскочила и подбежала к подоконнику. Почтальон как раз возвращался назад. Его хилый вид и нервная походка также привлекли внимание Оли, и на какое–то мгновение ей даже представилось, что перед ней тот самый человек, который зачем–то хотел завладеть семейной фотографией Соколовых, однако его жалкий костюм не имел ничего общего со щегольской одеждой самозванца. И куда девались его модные темные очки и великолепная бейсболка? Неужели под очками скрывались эти маленькие прищуренные глазки, а под бейсболкой — жалкая редкая прядка волос? Нет, это был совершенно другой человек. И все же… подозрение уже закралось в душу девочки.

Оля едва дождалась конца тихого часа, чтобы иметь возможность обсудить свои соображения с Катюшей. На этот раз впечатления подружек полностью совпали.

— Знаешь, с почтальоном, как с волшебной картинкой, — смотришь с одной стороны — видишь человечка, а чуть отведешь взгляд, перед тобой корявое дерево.

— Какое дерево? Какой человечек? — не сразу врубилась в ее слова Катюша.

Наследство заморской тетушки

— Это для сравнения. Почтальон такой же — вроде бы жалкий и неказистый, но стоит немножечко по–другому на него посмотреть — и перед тобой самозванец, охотившийся за фотографией.

— Точно.

— Надо бы поговорить с ним, — сказала Оля. — По голосу я бы его точно узнала.

Идея была хорошей, но трудноосуществимой. Никто из юных обитателей санатория не мог его покинуть без сопровождения взрослых, а потому на самостоятельную прогулку по Сосновке рассчитывать не приходилось. Однако маленькие сыщицы всегда находили выход из затруднительного положения. На этот раз инициативу взяла на себя Катюша.

— Тетя Поля, — подбежала она к нянечке. — Вы не знаете, где здесь почта?

— Почта? Недалеко тут, в конце улицы. Сразу за зеленой дачей. А зачем тебе?

— На всякий случай спросила, если конверты закончатся.

— Вы сами–то не ходите, давайте я вам куплю.

— Спасибо, у нас пока еще есть. Теперь, когда местоположение почты стало известно, оставалось только незаметно покинуть санаторий и познакомиться с местным почтальоном. На такой подвиг робкая Катюша, конечно, была не способна. Операцию решили отложить до завтра и провести ее перед самым обедом. В эти часы ребята возвращались с лесной прогулки, и какое–то время бродили по территории санатория, предоставленные сами себе. Тогда–то и можно будет ускользнуть на свободу, воспользовавшись потайным лазом в штакетнике, который был хорошо известен неугомонной Оле, однажды уже побывавшей в самоволке.

Ребята лениво бродили по территории санатория, но куда бы они ни шли, почему–то все время оказывались поблизости от столовой. После длительной прогулки на свежем воздухе аппетит у мальчишек и девчонок стал волчьим, и они не могли думать ни о чем, кроме предстоящего обеда. Но не все: мысли Оли Канарейкиной и Кати Мальцевой были сконцентрированы на куда более важных проблемах. Оля готовилась тайно отправиться на почту, дабы, рискуя головой (как она сама выразилась), узнать, был ли почтальон тем самым самозванцем, которому они с Катюшей по неведенью помогали.

— Если узнают, тебе этого не простят, — волновалась Катя, поглядывая на столовую, из которой доносились вкусные запахи и звон посуды. — Может, не надо? Дался тебе этот почтальон.

— Ничего, я быстро обернусь, никто не успеет заметить.

Пока все складывалось удачно. Никто не заметил, как шустрая девочка проскользнула сквозь потайной лаз и в мгновение ока оказалась за пределами санатория. Убедившись, что ее не преследуют, юная последовательница Шерлока Холмса быстро пошла по Дачной улице.

Найти почту удалось легко. Миновав зеленую дачу, Оля увидела очень запущенный дом, в котором находилась администрация Сосновки и почтовое отделение. Войдя в полутемную комнату, где даже в жаркие дни было прохладно и неуютно, Оля не сразу заметила почтальона, сгорбившегося за конторкой. Он тоже не взглянул на посетительницу, так как разбирал письма и при этом находился в отвратительнейшем расположении духа.

— Сколько стоит открытка? — спросила девочка, наскоро придумав тему для разговора.

— Тебе какую? — не поднимая головы, уточнил почтальон.

Оля сразу узнала его голос. Сомнений быть не могло, вперед ней находился «приехавший издалека племянник летчика Соколова», который на самом деле работал почтальоном прямо здесь, в Сосновке! Николай тоже словно что–то вспомнил и поднял голову, рассматривая посетительницу. Их взгляды встретились:

— Ой, это вы? Здравствуйте! А мы нашли фотографию, — выпалила Оля, к собственному удивлению оказавшаяся неплохой актрисой. — А где вас искать, не знали. Случай помог. Здорово!

Известие о том, что фото найдено, ошеломило Зябликова, он даже не пытался разыгрывать маскарад или вдаваться в объяснения, раз девочка его узнала. Единственное, о чем он успел подумать в столь счастливое мгновение, так это о преждевременно отправленном в Америку письме. «Ничего, — сообразил почтальон, — следом пошлю фотографию, напишу, что чудом нашел ее все–таки. Лучше поздно, чем никогда. А получив фото, тетушка забудет обо всех подозрениях».

— Давай ее сюда! — произнес Николай, с трудом сдерживая радостное волнение.

— Не могу. У меня ее нету.

— Так где же она? — Он зло и выжидающе посмотрел на Олю.

— Она у Кати.

— А где Катя?

— Катя в больнице.

— Как в больнице?

— У нее вчера заболел живот, и ее на «Скорой» увезли в районную больницу, думали — аппендицит, но сегодня оттуда позвонили и сказали, что ничего страшного нет и Катю через два дня выпишут. В общем, вы приходите через два дня и заберите фотографию.

Николай вздохнул с облегчением — кажется, еще не все потеряно. Похоже, что девочка не врет, а их встреча оказалась счастливой случайностью. На всякий случай почтальон все же поинтересовался, что изображено на снимке.

— Вы же сами помните, — ответила Оля, прекрасно справлявшаяся со своей ролью. — Там вы еще маленький, рядом стоит девушка, наверное, та тетя, которая теперь в Америке, а сзади ваши мать и отец в военной форме.

Теперь сомнений быть не могло — девчонка действительно видела фотографию.

— Ну спасибо, что нашли снимок, — поблагодарил почтальон. — Только ты не говори никому, что я и есть хозяин дачи. Я потом тебе объясню, почему нельзя об этом рассказывать. А подарок из Америки теперь вы с Катей обязательно получите.

Оля покинула почту, так и не вспомнив об открытке, которая ей была вовсе не нужна. Девочка сосредоточенно пыталась наметить план дальнейших действий. Прежде всего надо срочно позвонить Соколову, но как это сделать, она не знала. Телефон в санатории был только у главного врача, Лидии Павловны. «Может быть, попросить разрешения позвонить домой, а на самом деле набрать номер Соколова? — размышляла Оля. — Или незаметно прошмыгнуть в кабинет, когда Лидия Павловна выйдет на минуточку? Но как же добраться до телефона? А с почты звонить нельзя. Нет, нужно обязательно проникнуть в кабинет Катюшиной тети.

Вышагивая по заросшей мелкой травкой улице, Оля и не догадывалась, что в кабинете, в который она так мечтала попасть, ее уже ждали.

— Канарейкина, Оля, где ты пропадаешь? — едва проникнув тайным путем на территорию санатория, услышала путешественница строгий голос Зои Александровны. — Вас с Катей приглашает Лидия Павловна. Что вы еще натворили?

Рядом с воспитательницей стояла понурая Катя, что не предвещало ничего хорошего. Она не знала, какая конкретно неприятность сейчас обрушится им на головы, но подозревала, что именно могло послужить причиной вызова в кабинет главврача. От этой мысли у бедной Катюши даже слегка подрагивали коленки. Проводив своих неугомонных воспитанниц до кабинета и открыв дверь, Зоя Александровна коротко доложила:

— Доставлены.

Очутившись в комнате, девочки увидели, что кроме Лидии Павловны там находится нянечка тетя Поля, которая обычно всегда была ласкова с ними. На этот раз лицо ее выражало крайнее возмущение.

— Расскажите, Афанасьевна, что вы обнаружили в спальне у наших пташек, — строгим тоном проговорила Лидия Павловна, даже не взглянув на девочек.

— Несколько дней назад я нашла строительный мусор за углом дома. Никак не могла понять, откуда он взялся, да потом и забыла о нем. А сейчас делаю я капитальную уборку, как и положено по пятницам, отодвигаю кровать и вдруг вижу, что стена за кроватью вся расковыряна, обои содраны и на пол штукатурка осыпается. Вот, — продемонстрировала тетя Поля кусочек штукатурки в доказательство своих слов. — А я–то думала, они исполнительные девочки, комнату в идеальной чистоте содержали, дежурили хорошо.

— Теперь ваша очередь объяснить, что происходит, — строго сказала врач таким ледяным тоном, что стало ясно — на этот раз прощения не будет.

Под действием ее сурового взгляда у Оли сразу пропала способность думать, и как она ни старалась, так и не смогла придумать какое–нибудь разумное объяснение случившемуся, а Катя расплакалась, и, поскольку была приучена говорить правду и только правду, всхлипывая, рассказала все, как было.

— Однажды к нам подошел дяденька и сказал, будто он сын хозяина санатория, то есть дачи, которая после войны стала санаторием. Ему нужен был фотоснимок, который лежал в тайнике мноро–много лет. Сам он не мог его взять. Мы нашли эту фотографию, но потом она вдруг исчезла. Только маленький кусочек остался, оторванный, — закончила свой не слишком внятный рассказ Катюша и снова заплакала.

Глаза у Лидии Павловны потемнели — было видно, что ей жаль племянницу, но долг не позволял проявлять снисходительность.

— История интересная, но неубедительная. Ты хотя бы понимаешь, что после всего случившегося я обязана отчислить вас из санатория?

— Но тетя Лида…

— Плакать поздно. Вы с Канарейкиной регулярно нарушаете дисциплину, подаете дурной пример другим девочкам и мальчикам. В такой ситуации — наказание неизбежно. Сейчас я позвоню вашим родителям и…

— Подождите! — воскликнула Оля, к которой наконец–то вернулся дар речи. — Пожалуйста, сначала позвоните Соколову. Я нашла самозванца, имеющего адрес тети Иры. Пусть он все узнает, а потом уже вы нас наказывайте.

— Соколов? — уточнила Лидия Павловна. — Я слышала, что до войны дача принадлежала летчику Соколову, но он давно умер, погиб на фронте. Откуда у тебя его телефон?

— Нет, это не Петр Соколов, а его сын, он заснят на фото вместе со своим отцом — военным летчиком. Николай Петрович оставил нам свой номер. Ему надо срочно позвонить, так как мы нашли человека, знающего о судьбе его тетушки. Этот дяденька, о котором говорила Катя, — самозванец, но он как–то связан с американской родственницей Николая Петровича. — Оля вытащила из кармана визитную карточку, протянула ее Лидии Павловне и, заметив нерешительность в глазах врача, добавила: — Соколов очень просил нас о звонке — ведь для него это единственная возможность отыскать свою тетю.

Лидия Павловна не сразу поняла, о чем шла речь в сбивчивом рассказе девочек, но потом сообразила, что за детской шалостью стоит нечто более серьезное. На самом деле ей очень не хотелось строго наказывать подружек, поэтому в душе она даже обрадовалась, что у Катюши и ее приятельницы появился шанс оправдаться. Еще минут двадцать занял «допрос», в результате которого главврач наконец–то поняла, в какую историю попала ее племянница. Отмахиваться от полученной информации Лидия Павловна не стала, внимательно выслушав своих набедокуривших подопечных, она набрала номер Соколова и передала трубку Оле.

— У тебя есть возможность рассказать Николаю Петровичу о самозванце. Позже мы снова вернемся к вопросу о дисциплине.

— Меня сейчас нет дома, — проговорили на другом конце провода. — Это автоответчик. Оставьте свое сообщение после гудка.

— Здравствуйте, это Оля из санатория, — горячо заговорила девочка, досадуя на то, что не застала Соколова. — Приезжайте! Мы нашли того человека. Он работает на почте в Сосновке. Его зовут…

Оля растерянно замолчала, только теперь сообразив, что не знает имени подозрительного почтальона.

— Николай Петрович Зябликов, — подсказала ей Лидия Павловна, а потом сама взяла трубку. — С вами говорит главный врач санатория. Мы будем рады помочь вам, если такая помощь потребуется. Ждем вас у себя. Приезжайте побыстрее. Этот почтальон скользкий тип и может улизнуть, если что–то почувствует.

Закончив разговор, Лидия Павловна перевела взгляд на притихших девочек.

— С вами я еще не закончила. Отложим наш разговор на несколько дней, пока не прояснится ситуация. Будем считать, что это испытательный срок. Малейшее нарушение дисциплины — и вы сразу же пакуете чемоданы. Больше поблажек не будет. Идите.

Еще не веря своему счастью, девочки бочком двинулись к выходу. Их провожали строгие взгляды главврача и нянечки:

— Вот видишь, все обошлось благополучно, — успокаивала Оля подружку, когда они вышли из кабинета.

— Нас все равно выгонят. Ведь даже сам Соколов не верит в существование фотографии. А если тетя Лида узнает, что ты ходила на почту…

— Не узнает. Я держу ситуацию под контролем.

ГЛАВА X

УДАР ДУБИНКОЙ

Николай Зябликов умел чувствовать опасность. Он буквально ощущал ее в воздухе, и это позволяло ему почти всегда уходить от неприятностей. Проводив Олю, которая принесла ему столь радостную весть, он внезапно почувствовал напряжение, пришедшее на смену приподнятому настроению. Воздух звенел, предупреждая его:

«Жди беды, жди беды…» Вспоминая обстоятельства своей случайной встречи с девчонкой, Зябликов все больше мрачнел. Пришедшая на почту Оля якобы собиралась купить открытку, но почему–то так этого и не сделала. Возможно, просто забыла, но, может быть, неожиданный визит девочки являлся частью коварного плана, направленного против самого почтальона. Отложив неразобранную корреспонденцию, Зябликов решительно вышел из почтового отделения и направился на разведку, чтобы выяснить, насколько плохи его дела.

Почтальона в Сосновке недолюбливали, друзей у него не было, но болтливые кумушки, которым он приносил газеты и редкие письма, оказались отличными информаторами. Вскоре Николаю удалось точно выяснить, что за прошедшую неделю никого из санаторных детей не увозили на «Скорой» в больницу. А потом, подкравшись к санаторию, он увидел и саму Катю, выходившую вместе с Олей из кабинета Лидий Павловны. Вид у девочки был совершенно здоровый. Почтальон хорошо знал кабинет главного врача, так как именно туда он носил санаторную почту. То, что девчонки разговаривали с начальством, также показалось ему странным — в обычной ситуации ребятишки в кабинет главврача не заглядывали.

«Что–то они затеяли, — подумал Зябликов. — Ясно, что девчонки все рассказали врачихе, а она человек принципиальный и обязательно примет меры».

Вернувшись на почту, Николай вновь занялся сортировкой газет, но делал это машинально, не думая о работе. Мысли его были совсем о другом. Повертев в руках письмо, адресованное Пелагее Гавриловне Ивановой, почтальон положил его в сумку, собираясь отнести пенсионерке. Вид пришедшего издалека конверта вновь напомнил ему о злополучной авантюре с заокеанской «родственницей». Пожалуй, даже если девчонка не была ни в чем замешана и действительно принесла бы фотографию, ему все же не стоило отправлять снимок тетке — в любом случае он бы вряд ли сумел убедительно доказать свое родство с Петром Соколовым. Сердце подсказывало Николаю, что затея с получением наследства от американской тетушки потерпела сокрушительный провал и вместо наследства он может снова оказаться за решеткой по статье за мошенничество.

Однако Зябликов зашел слишком далеко, и просто так отсидеться у себя на почте он уже не мог. Он понимал, что если переписка прервется, старуха предпримет какие–нибудь меры, чтобы разыскать вновь исчезнувшего «племянника», и тогда незадачливому наследнику, скорее всего, придется иметь дело с людьми в милицейской форме.

— Надо линять отсюда, — вслух выразил почтальон пришедшую на ум мысль. — И поскорее.

В коридоре раздались чьи–то уверенные и быстрые шаги. Сердце его учащенно забилось. Неужели за ним уже пришли?! Зябликов метнулся к окну…

— Здравствуйте!

— Здравствуйте, — обреченно откликнулся почтальон, с испугом глядя на высокого, очень хорошо одетого мужчину лет сорока, который вполне мог оказаться следователем прокуратуры.

— Я бы хотел приобрести у вас конверты.

— Пожалуйста. Вам по России или международные?

— По России. Две штуки.

— Да–да, сейчас.

У покупателя были недобрые глаза. Казалось, что под маской холеного респектабельного мужчины скрывается совсем другой человек — жестокий, хладнокровный, расчетливый. Зябликов дрогнувшей рукой протянул конверты. Мужчина окинул его долгим изучающим взглядом, достал деньги, небрежно взял конверты и, не прощаясь, покинул почтовое отделение. Вскоре за окном послышался шум мотора. Осторожно выглянув наружу, почтальон увидел новенькую иностранную машину, медленно ехавшую по Дачной улице.

«Жди беды, жди беды», — в который раз за сегодня прозвучало в голове почтальона.

Солнце уже поднялось над горизонтом, но вокруг все еще было прохладно — солнечные лучи пока ее успели нагреть остывшую за ночь землю. Сосновка еще спала, на всем протяжении широкой Дачной улицы не просматривалось ни одной живой души. Хилого телосложения мужичонка в поношенном пиджаке вышел на порог маленькой каморки, находившейся в том же доме, что и почта. Поставив на крыльцо небольшой, видавший виды чемодан, он грустно посмотрел на дремлющий поселок, закрыл дверь, оставив ключ под ковриком, подхватил свою поклажу и двинулся по направлению к железнодорожной станции.

До прибытия электрички оставалось минут двадцать. Пройдя по пустой платформе, Зябликов приблизился к билетной кассе. Несмотря на ранний час, она уже работала.

— Дайте мне, пожалуйста, билет до… — Николай задумался, а потом, увидев расписание с названием станций, наугад произнес: — До Кукушкино.

— Обратный нужен?

— Нет. В один конец.

Взяв билет, почтальон уселся на скамейку, ожидая прибытия поезда. Он знал, что навсегда покидает Сосновку, почти на двадцать лет ставшую его домом. Зябликов понятия не имел, куда он едет. Только бы скрыться подальше от этих мест, найти глухую дыру и осесть там, как когда–то он осел в Сосновке. У Николая не было родных, он словно перекатиполе кочевал в неизвестном направлении, не зная, где найдет приют и кров.

Если бы мысли почтальона не были столь поглощены раздумьями о своей незавидной судьбе, он бы, возможно, заметил еще одного пассажира, прохаживавшегося в кустах возле перрона. Почему–то тот не желал подниматься на платформу и все время отходил в тень, словно опасаясь ярких лучей утреннего солнца. Одет был попутчик почтальона так же, как и все обитатели этих мест — незатейливо и скромно, и только модные дорогие очки контрастировали с неброским костюмом. Похоже, высокий мужчина очень старался не привлекать к себе внимания и слиться с толпой дачников и жителей маленьких поселков, протянувшихся вдоль железной дороги.

Задорно свистнув, к платформе подкатила электричка. Из–за раннего часа пассажиров в поезде почти не было. Никто не вышел на станции Сосновка, а вошли только двое — Зябликов и высокий мужчина, в котором почтальон мог бы узнать человека, купившего у него вчера вечером два конверта.

Сквозь давно не мытое окно поезда проплывали мимо деревеньки, величественные сосновые леса, овражки, поля, маленькие ручьи и речушки, проселочные дороги. Пейзаж был привычным, знакомым, а потому возникавшие на несколько секунд в окне электрички образы не задерживались в сознании почтальона.

— Следующая — Кукушкино, — прохрипел динамик, нарушив раздумья беглеца.

Зябликов заторопился к выходу. Дремавший в противоположном конце вагона мужчина в дорогих очках тоже поднялся со своего места и направился к тамбуру. Вскоре электричка замедлила ход, за окнами промелькнули крыши одноэтажных домиков и ажурные опоры высоковольтной Кукушкино приближалось.

Выйдя на пустую платформу, Зябликов осмотрелся. Единственный его попутчик, сошедший вместе с ним на маленькой станции, тщетно пытался закурить, прикрывая огонек зажигалки, а заодно и свое лицо ладонью. Теперь уже бывший почтальон спустился с платформы, перешел железнодорожные пути и двинулся против хода поезда, туда, где находились жилые постройки. Железнодорожная станция располагалась на некотором расстоянии от Кукушкино, и, чтобы добраться в поселок, Николаю предстояло пройти через заросший лесом овраг. Солнце ласково припекало спину, вокруг царили покой и безмятежность.

Погода была настолько хорошей, что даже отвлекла беглеца от грустных мыслей. Он немного приободрился, замурлыкал под нос какой–то мотивчик. В конце концов, какое значение имеет то, где он будет жить — в Сосновке ли, в Кукушкино ли? Везде живут самые обычные люди и наверняка имеются вакансии на место почтальона.

За спиной резко хрустнула ветка, Зябликов обернулся. Он находился в самой низкой части оврага, деревья над головой почти смыкались, задерживая солнечные лучи. Место было глухим и жутковатым. В душе Николая всколыхнулась ненадолго утихшая тревога.

— Эй, кто здесь?

Ответа, конечно, не последовало. Зябликов зашагал быстрее, но успел пройти всего несколько шагов. Неожиданный удар по голове мгновенно свалил его с ног.

Высокий мужчина лет сорока, тот самый, что преследовал свою жертву от самой Соснов–ки, склонился над лежавшим на лесной дороге человеком, нащупывая его пульс. Пульса, похоже, не было. В прозрачных глазах убийцы мелькнуло удовлетворение.

— Даже если ты действительно Соколов и имеешь права на наследство, теперь ты нам не помешаешь. Нет человека — нет проблемы. Отныне Соколов — я.

Убийца забрал документы своей жертвы, оттащил бездыханное тело почтальона в овражек и забросал? его ветками. Закончив свое страшное дело, он как ни в чем не бывало двинулся по направлению к станции. Где–то над его головой громко и монотонно куковала кукушка.

В районной больнице Сомово начался обычный день. Молодой врач Евгений Звягинцев только что закончил обход пациентов и сейчас вышел на крыльцо старого здания, распрямил плечи, наслаждаясь чудесным летним утром. В кармане белого халата зачирикал телефон. Звягинцев поморщился — покой ему даже не снился. На дисплее высветился номер Мишки — школьного приятеля Евгения, который теперь работал в правоохранительных органах. Врач сразу понял, что звонок будет деловым. Так и оказалось: Мишка интересовался здоровьем пациента, доставленного в больницу пару дней назад. Мужчину с травмой головы обнаружили в лесу собиравшие грибы мальчишки и сразу же позвонили в «Скорую» и милицию. К счастью, помощь пришла своевременно и теперь жизни неизвестного ничего не угрожало.

— Пришел в себя, все нормально, — рассказывал по телефону Евгений. — Однако радоваться рано — сотрясение мозга может дать самые разные осложнения, нужно динамическое наблюдение. Но пока состояние стабильное, прогноз хороший.

— Он говорит? Может себя назвать?

— Пациент пришел в себя, разговаривает, но как его зовут, вспомнить не может. Частичная амнезия.

— Брось, Женька! Амнезия — выдумка бездарных сценаристов, которые не могут лихо закрутить сюжет. Заведено дело, покушение на убийство — это тебе не шуточки, а мы даже не знаем имени потерпевшего. Дай ему какую–нибудь таблетку, чтобы вспомнил.

— Таблетки не помогут. Только время. Обычно амнезия довольно быстро проходит.

— Ладно, будем ждать. Звони, если что.

— Обязательно. Пока.

— Пока.

Лежавший в палате человек с забинтованной головой хорошо слышал телефонный разговор стоявшего под окном его палаты врача. Тема беседы ему не слишком нравилась — впутывать в это дело милицию он не хотел, хотя и боялся того, кто едва не проломил ему череп. Хорошо, что Николай догадался скрыть свое имя, прикинувшись в разговоре с врачом, будто ничего не помнит. На самом деле у него никакой амнезии не было — почтальон когда–то прочитал об этом странном заболевании в журнале, и сейчас эта информация здорово пригодилась ему. «Лучше быть неизвестным, чем трупом», — думал пациент, отрицательно отвечая на все вопросы врача.

С тех пор как Зябликов пришел в себя в палате сомовской больницы, он все время думал о том, кто именно пытался его убить. Кто–то явно хотел убрать его с дороги, но кому мог помешать скромный почтальон, тихо живший в маленьком дачном поселке? Ответ напрашивался сам собой — похоже, кто–то еще охотился за наследством американской тетушки, не останавливаясь ни перед чем, чтобы завладеть вожделенными долларами.

«Обманут старушку, документы подделают, а потом убьют, поторопятся стать наследниками. Этим гадам человека прикончить — раз плюнуть, — думал Николай, лежа на больничной койке. — Надо бы предупредить Ирину, сообщить, с какими опасными людьми она может связаться. Да только кто ж меня станет слушать?! Эх, Колька, Колька, на фиг ты влез не в свое дело?! Работал бы спокойно почтальоном и беды не знал».

ГЛАВА XI

ВСТРЕЧА

Очередь, выстроившаяся у паспортного контроля, казалась Ирине бесконечной. Наконец–то случилось то, о чем она мечтала столько десятилетий: она вернулась на свою родную землю, пусть пока всего лишь как гостья.

— Я до сих пор не могу поверить, что это Россия, — обратилась она к стоявшему рядом Алексу. — Шереметьево — обычный международный аэропорт, он ничем не отличается от европейских или американских. В мое время все было совсем не так.

В ответ нотариус произнес какую–то пустую фразу, подумав, что за годы отсутствия его клиентки в России успела смениться целая эпоха. Сам он лет двадцать не приезжал в Москву, потому тоже отчетливо видел произошедшие здесь перемены.

— Да, в Советский Союз вернуться мне не суждено, но, может быть, в Сосновке я вновь почувствую себя дома, — проговорила старушка, задумчиво созерцая пеструю толпу прилетевших в Москву иностранцев.

Очередь ползла очень медленно, всюду слышалась иностранная речь, и порой Ирине начинало казаться, что она зря затеяла это утомительное для ее преклонного возраста путешествие через океан. Человек, который, как теперь выяснилось, был настоящим потомком Петра Соколова, находился всего в нескольких десятках метров отсюда, ожидая американских гостей в зале прибытия, но почему–то скорая встреча с сыном племянника не радовала старую женщину. Может быть, виною всему была история с неким Николаем Зябликовым, из–за которого, собственно говоря, она и приняла решение приехать на Родину. Александр провел собственное расследование и пришел к выводу, что ответивший на письмо Ирины человек не имел никакого отношения к семье Соколовых. После этого о поездке в Россию можно было бы забыть, но деятельный Алекс, всерьез увлекшийся этим делом, сумел связаться с сыном настоящего Николая Петровича Соколова, который, как выяснилось, уже несколько лет безуспешно разыскивал в Америке свою родственницу.

— Александр, а вы уверены, что этот Зябликов обманул нас?

— Абсолютно. Зябликов — местный почтальон, он никогда не работал в санатории. Это противоречит тому, что он написал о себе в письме. Его фото обработано на компьютере — вряд ли оно является подлинным. Не думайте о самозванце, я потратил много времени и денег, чтобы выяснить всю его биографию. Скоро вы встретитесь с настоящим Соколовым.

На самом деле нотариус до конца не был уверен в правоте своих слов. Конечно, почтальон лгал в своих письмах, но тем не менее он все же мог оказаться подлинным наследником Ирины. Александр выяснил, что долгие годы Зябликов провел в тюрьме — возможно, он побоялся рассказать об этом тетушке и выдумал историю, будто всю жизнь проработал дворником в санатории. Фотография действительно была обработана на компьютере, однако племянник мог сделать это не из злого умысла, а с самыми лучшими побуждениями — он просто хотел отреставрировать старый снимок, убрать различные дефекты изображения. Существовали и другие обстоятельства, вызывавшие сомнения у Алекса, и он прекрасно понимал, что этот Зябликов может причинить еще много хлопот, если в один печальный день речь зайдет о наследстве Ирины.

Очередь потихоньку подходила к концу. Когда до стойки, за которой сидела молоденькая сотрудница, оставалось всего несколько шагов, в кармане Александра зазвонил телефон.

— Да! — произнес он по–русски и сразу посерьезнел, слушая своего собеседника. — Значит, ты так решил эту проблему? Может быть, ты и прав. Мы на паспортном контроле. Все, пока.

— С кем вы говорили, Александр?

— Деловой партнер из России.

— У нас какие–то проблемы? — встревожилась Ирина.

— Нет–нет, все уже утряслось.

Вскоре в паспорте Ирины появилась печать, и она без проблем пересекла границу Российской Федерации. Старая женщина вновь почувствовала прилив сил и стремительно пошла, почти побежала в зал прибытия, туда, где их с Александром должен был встречать сын ее ненаглядного Коленьки.

Сколько минуло лет с того страшного дня, когда Ирину вместе с другими юношами и девушками затолкали в товарный вагон и повезли на работу в Германию! Целая жизнь прошла, Россия преобразилась, стала другой, да и сама Ирина уже совсем не была похожа на ту молоденькую девчонку, чью судьбу сломали фашистские оккупанты. Все изменилось, но старые сосны все так же шумели над головой, навевая воспоминания о прошлом. Старая женщина, сопровождаемая своим нотариусом Александром и сыном племянника — Родиком, торопливо вышла из машины, направляясь к воротам санатория. Изящная башенка все так же вырисовывалась на фоне соснового бора, слышны были детские голоса и смех: Ирина остановилась, прижав ладонь к груди — волнение переполняло ее сердце. Странно, но встреча с Родиком не вызвала у нее никаких эмоций, и только теперь, оказавшись в Сосновке, старая женщина почувствовала, как сильно она соскучилась по дому.

— Скажите мне, что это не сон, Александр. Я так часто видела подобное во сне.

— Нет, это происходит в реальности, Ирина Андреевна, — на русский манер, по имени–отчеству назвал нотариус свою клиентку и, распахнув калитку, учтиво пропустил старушку вперед.

Родик — довольно молодой, высокий мужчина, последовал за ними. Его холодные прозрачные глаза скрывали стекла темных очков, а на губах играла любезная улыбка.

Лидия Павловна закончила просматривать документы и вышла из своего кабинета проветриться и вдохнуть полной грудью теплый, напоенный запахом хвои воздух. Внимание врача сразу же привлекли три человека, вошедших на территорию санатория. Двое респектабельных мужчин и очень пожилая, но хорошо сохранившаяся женщина в розовом брючном костюме, судя по всему, приехали в Сосновку издалека.

— Здравствуйте! — произнес с иностранным акцентом полноватый мужчина и улыбнулся во весь рот, демонстрируя белоснежные фарфоровые зубы.

— Здравствуйте. — Лидия Павловна шагнула навстречу гостям. — Чему обязана вашим визитом?

— Мы приехали из Соединенных Штатов Америки…

Дальнейшая беседа происходила уже в кабинете главврача. К немалому удивлению Лидии Павловны, история о потомках летчика Соколова, рассказанная неугомонными девочками, нашла свое реальное подтверждение, и приехавшая из далекой Америки женщина действительно оказалась той самой Ириной, о которой твердили Оля с Катюшей.

— Я немного в курсе событий — мои подопечные оказались втянуты в эту историю, но, как выяснилось, девочки познакомились с самозванцем, выдававшим себя за сына Петра Соколова. На самом деле этот человек был местным почтальоном — Николаем Зябликовым, который не имеет никакого отношения к вашей семье. Думаю, он воспользовался своим служебным положением, работая на почте…

— Да, да, — закивала головой Ирина. — Наверное, все так и было: он прочел мое письмо, адресованное Коленьке, и решил выдать себя за моего племянника. Как это ужасно!

— Но худа без добра не бывает, — вступил в разговор Александр. — Авантюра этого самозванца подтолкнула нас активизировать поиски родных Ирины Андреевны. Я проделал . большую работу и в одной из баз данных обнаружил человека по имени Родион Соколов, разыскивавшего тетю своего отца, в сорок втором году угнанную на работу в Германию. Мы связались с ним, тщательно проверили информацию, и вскоре стало понятно, что близкие люди действительно нашли друг друга.

Нотариус выжидающе посмотрел на своего спутника, надеясь, что тот продолжит рассказ, но Родик молчал. Он вообще был неразговорчивым человеком и предпочитал, чтобы беседу вел болтливый Алекс, которого он мысленно, по старой привычке, продолжал именовать Сашкой.

— Выяснилось следующее, — продолжил нотариус. — Сестра Ирины Андреевны Анна умерла вскоре после войны, Петр Соколов погиб на фронте, а их сын Коленька — Николай Петрович стал военным и надолго покинул родные места. Но всю жизнь Николай Петрович верил, что сумеет разыскать свою тетю, хотя, увы, сам он не смог осуществить свою заветную мечту. Николай Петрович Соколов умер в восемьдесят первом году от инфаркта. И тогда эстафету поисков принял его сын Родион.

Александр снова посмотрел на Родика, и тот наконец–то изволил заговорить:

— Тетушка, я бы хотел преподнести вам маленький сюрприз. Конечно, можно было сделать это немного раньше, еще в Москве, но я подумал, что здесь, в Сосновке, вам будет особенно приятно получить эту фотографию.

Ирина встрепенулась. Неужели речь шла о том самом фото, что шесть десятилетий назад она вместе с Коленькой спрятала в тайнике у печки? По правде говоря, после авантюры Зябликова она не доверяла никому, в том числе и Родику, хотя нотариус утверждал, что в этом случае сомнений быть не может. Даже паспорт на имя Родиона Николаевича Соколова не произвел на нее особого впечатления, но вот старое фото, о котором знали очень немногие, могло стать подлинным доказательством родства.

— Это фото хранилось в маленьком тайничке, который Петр Соколов сделал для своего сына во время ремонта дачи. Перед приходом немцев тетушка и мой отец — тогда еще маленький мальчик, надежно спрятали там снимок. После войны отец вернулся в Сосновку и забрал фото, ведь это была единственная память о его любимой тетушке Ирише. Снимок стал настоящей семейной реликвией. А теперь я хочу передать его вам, Ирина Андреевна.

В глазах Ирины блестели слезы. Старая женщина с трепетом приняла из рук Родика бесценный снимок.

— А я–то еще не доверяла тебе. Прости глупую старуху, ты единственный, кто у меня остался на этом свете.

— Правда, край фотографии оторван, но это случилось много лет назад, — проговорил очередной претендент на наследство.

— Ничего! Чепуха, главное, эти лица, я снова вижу их: Анна, Коленька, Петр.

Старушка едва сдерживала слезы радости. Александр потупился, изображая, будто растроган происходящим, Родик был бесстрастен, а Лидия Павловна пребывала в полном недоумении. История, рассказанная молодым Соколовым, была очень убедительна, в чем–то совпадала, но в чем–то и противоречила словам девочек. «Мы нашли эту фотографию, но потом она вдруг исчезла: только маленький кусочек остался, оторванный», — вспомнила главврач слова Катюши и внимательно посмотрела на снимок в руках американской тетушки. Уголок у фото действительно отсутствовал.

Ирина наконец–то справилась с волнением. Бережно положив фотографию в сумочку, она припудрила нос, подкрасила губы и посмотрела по сторонам. В открытое окно кабинета была видна бывшая дача Соколовых.

— Никогда не думала, что снова увижу наш дом. Боже мой, какое это счастье! — взволнованно заговорила Ирина, а потом просительно взглянула на Лидию Павловну: — Как хотелось бы еще раз побывать в нем!

— А почему бы и нет? — ответила та. — Дети сейчас на прогулке, и дом свободен. Но давайте вначале я познакомлю вас с девочками, принявшими живейшее участие во все этой запутанной истории. Думаю, эта встреча вас заинтересует.

Утро выдалось отличное. Оно предвещало погожий летний день. Казалось, вся природа, и птицы, и деревья, и каждая травинка радовалась ему. У Кати с Олей тоже было отличное настроение. После того, как они сбросили с себя груз вины за испорченную стену, который висел над ними, как дамоклов меч, подружки чувствовали себя легко и свободно. Правда, Лидия Павловна грозила девочкам вернуться к разговору об их поведении позже, но Оля с Катюшей не слишком беспокоились — главврач санатория на самом деле оказалась не такой суровой, как можно было подумать. Однако главная причина хорошего настроения была в другом — девочки вычислили самозванца и сообщили об этом Соколову. Теперь он наверняка сможет узнать правду о своей тетушке. К тому же Лидия Павловна стала союзницей неразлучных подружек и готова прийти им на помощь в этом сложном деле. Удивляло только то, что прошло уже несколько дней, а Соколов не подавал о себе никаких известий. Получил ли он сообщение на автоответчике? Встретился ли с почтальоном? А если встретился, то почему не дал знать об этом Оле и Кате?

Впрочем, девочки старались не загружать себя неразрешимыми вопросами. Они радовались жизни вместе со всеми юными обитателями санатория, и только Оля иногда становилась рассеянной и задумчивой — ей не давало покоя сознание того, что где–то поблизости находится опасный человек, похитивший старую фотографию прямо из ее тумбочки.

После завтрака воспитательница объявила, что сегодня они отправятся на длительную лесную прогулку, но когда компания двинулась в сторону леса, к ним подбежала нянечка.

— Оля, Катя, вас срочно зовет Лидия Павловна, — запыхавшись, сообщила она. — Что вы еще натворили?

Еще не понимая, в чем состоит их вина, девочки по привычке съежились от страха, а потом в сопровождении тети Поли понуро отправились в сторону кабинета Лидии Павловны. По дороге Оля даже споткнулась от неожиданности — за штакетником стояла новенькая приземистая машина с затемненными стеклами, которую она однажды уже видела возле санатория.

— Видишь? — шепнула она подружке. — Что?

— Машину. Она здесь неспроста. Мне кажется, она принадлежит человеку, наблюдающему за нашим санаторием. Может, это и есть тот злодей, что похитил фото?

— Брось. Наверное, снимок взял кто–то из девочек. Взять взяли, а отдать забыли.

— Нет, Катя. Здесь что–то не так.

Дверь в кабинет была открыта, и подружки увидели, что у Лидии Павловны находятся гости: пожилая дама и двое хорошо одетых мужчин примерно одного возраста.

— Здравствуйте, — едва слышно поздоровались девочки, ожидая нагоняя.

Но вместо этого Лидия Павловна улыбнулась и, указывая на них, проговорила:

— Вот эти девочки и сообщили мне о Петре Соколове и его сыне. Расскажите сами все по порядку.

Катя не сразу врубилась в ситуацию, а Оля удивленно взглянула на гостей — еще одни хозяева старой дачи? Видя растерянность девочек, Лидия Павловна пояснила:

— Ирина Андреевна приехала из Америки, чтобы найти своего племянника.

— Так это вы? — воскликнула Оля, мигом позабыв о своих страхах.

Обе подружки с интересом и восторгом уставились на постаревшую, но все же сохранившую некоторое сходство с девушкой на фотографии Ирину.

— А вы похожи на себя в молодости, — заявила Катюша, и женщина засмеялась.

— Здесь я действительно помолодела и чувствую себя такой же, как раньше. А откуда ты знаешь, как я выглядела много лет назад?

— Видела на фото.

При этих словах лица Александра и Родиона вытянулись. Мошенники с самого начала были недовольны появлением каких–то девчонок, имевших отношение к этой истории, а теперь и вовсе почувствовали себя неуютно.

— Идемте, посмотрим дачу.

— Подождите, Алекс, — отмахнулась американская тетушка. — Дети знают что–то важное.

— Идемте, все это глупости, — попытался возражать нотариус, но осекся под ледяным взглядом Лидии Павловны.

— Девочки, расскажите все, что с вами произошло. Подробно. Ничего не пропустите, — очень строго сказала она, а потом, смягчившись, добавила: — Не бойтесь, ругать вас никто не будет.

— Я протестую! Девочки слишком малы, чтобы быть свидетелями, — разнервничался переставший контролировать ситуацию, а заодно и себя Александр.

Справившись с волнением, Оля начала рассказывать. Она понимала, что происходит нечто очень серьезное, а потому старалась изо всех сил, подробно сообщая присутствующим о странных событиях последнего времени. Иногда ей на помощь приходила Катюша, напоминая упущенные подружкой моменты. Слушали девочек чрезвычайно внимательно, и в кабинете главврача царила полная тишина, которую нарушало только жужжание бившейся о стекло заблудившейся мухи.

— А потом мы встретили Николая Петровича Соколова и его сына Олега. Они приехали в Сосновку, чтобы посмотреть на дачу…

— Коленька жив?! — в огромном волнении произнесла Ирина, не веря собственным ушам.

— Конечно. Только к телефону почему–то не подходит, — пожала плечами Оля.

— А его сына зовут Олегом? —Да.

— Но тогда — кто это? — потрясенная Ирина указала на Родика.

— Прекратите этот фарс! — Александр резко поднялся со своего места, прошелся по комнате. — У девочек нездоровая фантазия. Смешно, что мы теряем время, слушая их.

— Помолчите, Алекс, — жестко прервала нотариуса Ирина. — Задавать вопросы вам я буду чуть позже. Пожалуйста, продолжай, Оленька.

— Мы хотели отдать фотографию ее законному владельцу, но когда я побежала к себе в комнату, то не нашла ее. Фотографию украли!

— Ты имеешь в виду этот снимок? — Ирина достала из сумки бесценную для нее фотографию.

— Да. — Оля неожиданно потупилась. — Простите, что я порвала ее, когда доставала из тайника. Но краешек можно подклеить, мы с Катей этого сделать не успели. Сейчас я принесу его. Лидия Павловна, можно я схожу за уголком фотографии?

Врач кивнула:

— Идите обе.

Когда взрослые остались одни, заговорила Ирина:

— Не пытайтесь оправдаться, Александр.

Я доверяла вам, как близкому человеку, а вы оказались предателем. Бог вам судья. А теперь слушайте меня внимательно: либо вы немедленно расскажете мне все подробности вашего гнусного плана, после чего мы расстанемся навсегда, либо, если вы станете упорствовать, я подам на вас в суд и — сто к одному — выиграю это дело! И судиться я с вами буду в Америке! Там вас обдерут, как липку, да еще дадут лет шестьдесят тюрьмы. Сами знаете, какие там законы. Решайте.

Неожиданно Александр успокоился. Он уже понял, что проиграл, но, похоже, мог довольно легко отделаться. Ирина никогда не нарушала своего слова, и если обещала отпустить его с миром, то непременно так и поступит. Конечно, выворачиваться наизнанку и рассказывать о своем мошенничестве было не слишком приятно, однако намного лучше, чем говорить обо всем этом в зале суда. Иными словами, чистосердечное признание могло избавить Александра от судебной тяжбы. Он искоса посмотрел на Родика. Тот едва заметно кивнул головой, выражая свое согласие. Нотариус только–только раскрыл рот, приготовившись говорить, как в кабинет влетели Оля и Катюша.

— Вот, Ирина Андреевна, возьмите! — Оля протянула обрывок фотографии.

— Спасибо. — Ирина приложила клочок к снимку — края разрыва идеально совпали. — Больше доказательств не требуется. Говорите, Алекс.

— Мы с Родионом — школьные приятели. Вместе учились еще в России, потом я уехал в Штаты, но наша дружба не прервалась, — неохотно заговорил нотариус. — Не знаю, какой черт меня дернул сделать это, но, после того как пришло письмо Зябликова, я решил прикарманить ваши деньги: потом, в перспективе, когда они уже будут вам не нужны. Короче, в очень отдаленном будущем я мечтал завладеть частью вашего наследства. Но мне нужен был помощник.

— Сообщник, — процедила сквозь зубы потрясенная вероломством нотариуса Ирина, а он даже не покраснел.

— Называйте его как угодно. И тогда я вспомнил о Родике. Но он был слишком молод для роли вашего племянника, тогда я решил назвать его сыном Николая. Так было даже лучше — не надо беспокоиться о портретном сходстве и воспоминаниях раннего детства. План был прост и гениален — Родик назовется младшим Соколовым, а в подтверждение своих слов подарит вам старое фото, о местонахождении которого вы сами мне любезно рассказали.

— Мерзавец. Но я видела паспорт на имя Родиона Николаевича Соколова. Вы еще и документы подделали?!

— На этот вопрос я буду отвечать только в присутствии своего адвоката. Но надеюсь, что вы, Ирина Андреевна, сдержите свое слово и не станете доводить дело до суда.

— К сожалению.

Удивленная тем, какими плохими и бессовестными, оказывается, бывают люди, Оля вни–мательно слушала рассказ Александра. Потом она перевела взгляд на невозмутимого Родиона и внезапно вспомнила, где и при каких обстоятельствах встречала этого малосимпатичного человека раньше.

— Это он! Он залез в комнату старших девочек и изрезал стену! Он, а не Зябликов.

— Теперь это уже не имеет значения, — холодно улыбнулся Родион, а его глаза остались при этом недобрыми и пустыми. — Мы все разойдемся с миром и забудем об этой истории. Поверьте, так будет лучше для всех. Для всех.

— Уходите! И не попадайтесь мне на глаза, Александр, иначе мне очень трудно будет сдержать свое слово.

Нотариус и его сообщник только и ждали того момента, когда можно будет покинуть кабинет. Прощаться они не стали — ушли тихо, «по–английски», а вскоре за окном раздался шум отъезжавшей машины.

Когда мошенники удалились, показалось, что в комнате стало светлее и просторнее. Ирина Андреевна встала и по очереди обняла подружек:

— Спасибо вам, дорогие. Вы даже не представляете, как много для меня сделали! Если бы не вы, эти люди… Впрочем, не хочу говорить о плохом. Я так счастлива, так счастлива! Вот только бы скорее увидеть Коленьку!

— Пойдемте, я покажу вам дачу, — предложила Лидия Павловна. — С вашим племянником мы обязательно свяжемся, а пока посмотрим на ваш бывший дом. Он хорошо сохранился, мы здесь все поддерживаем в идеальном порядке.

Несколько дней отец и сын Соколовы были в отъезде. Остаток недели и выходные они находились за городом, где проводило лето их семейство. Когда в понедельник вернувшийся после поездки Николай Петрович стал прослушивать сообщения на автоответчике, он очень разволновался, услышав то, что сказали ему Оля и главный врач санатория. Особенно встревожило его то обстоятельство, что, по словам Лидии Павловны, почтальон мог в любой момент скрыться в неизвестном направлении, тем самым лишив его последней надежды связаться с проживавшей в Америке Ириной. Тянуть время было нельзя. Старший Соколов немедленно созвонился с сыном, и они договорились, что, отложив все дела, поедут в Сосновку при первой же возможности. Но такая возможность появилась только на следующее утро.

Во вторник Соколовы срочно прибыли в Сосновку и разыскали почту, однако, к их величайшему разочарованию, она оказалась заперта, а на дверях висело объявление: «Требуется почтальон».

Надежда найти Ирину снова рухнула.

— Это конец. Лучше бы я вообще ничего не знал о случившемся. Тяжелее всего, когда тебе сначала дают надежду, а потом отнимают ее.

— Не расстраивайся, пап. Давай сходим в санаторий, может быть, там знают, куда исчез почтальон, — предложил Олег.

— Вряд ли они смогут чем–то помочь, ведь доктор предупредила нас, что он скользкий тип, — ответил Николай Петрович, но все же пошел по направлению к санаторию.

Он уже ни на что не надеялся — хотелось просто еще раз взглянуть на кусочек своего детства. Николай Петрович, а за ним и сын, вошли в калитку и, обогнув угол дома, увидели маленькую группу людей: седую худощавую женщину в брючном костюме, доктора в белом халате и двух знакомых девочек. Одна из них — со смешными косичками — первой заметила Со

Наследство заморской тетушки

кодовых. Оля оглянулась и, сорвавшись с места, не в силах сдержать свои эмоции, со словами:

— Коленька! Вот Коленька! — бросилась к Николаю Петровичу, на бегу размахивая руками и все время оборачиваясь к пожилой даме.

Николай Петрович Соколов даже не успел удивиться столь странному обращению к нему ребенка, его взор был прикован к седовласой гостье. В этот момент случилось чудо: словно, кто–то сорвал с ее лица покрывало времени, и он отчетливо увидел перед собой озорную молодую девушку, которую так хорошо знал и любил!

— Иришка!

— Коленька!

Они обнялись. Казалось, не было между этой встречей шести десятков лет. В этот миг они победили само Его Величество Время.



Загрузка...

Вход в систему

Навигация

Поиск книг

 Популярные книги   Расширенный поиск книг

Последние комментарии

Последние публикации

загрузка...