загрузка...

Не стой на пути у вампира! (fb2)

- Не стой на пути у вампира! (и.с. Страшилки) 490 Кб, 150с. (скачать fb2) - Елена Вадимовна Артамонова

Настройки текста:



Е. В. Артамонова

Не стой на пути у вампира!

Пролог

Осень 1989 года. Пятьсот метров ниже уровня моря.

Резной янтарь, украшавший стены, переливался в мерцающем свете сотен свечей, играла тихая музыка, пары плавно кружились в старинном танце. Мужчины в строгих фраках, женщины в великолепных бальных платьях, сверкание драгоценных камней, загадочные полуулыбки на алых губах красавиц… На первый взгляд это был обычный великосветский прием, но если бы кто–то из посторонних оказался в янтарном зале, его бы поразили лица танцующих – в них не было жизни, они напоминали мраморные изваяния, снежно белые, будто светящиеся изнутри, холодные, равнодушные. А еще, алый отблеск их глаз не был вызван необычным освещением – кроваво–красные искры тлели в глубине зрачков каждого из собравшихся.

— Идет… идет… – прошелестели тихие голоса, и сверкающая толпа замерла, застыла в ожидании.

Все взоры были обращены на задрапированную пурпурным бархатом дверь. Тяжелые складки занавеса дрогнули, в зал вошел грузный мужчина с грубым лицом и окладистой бородой. Толпа ахнула, раздались восторженные выкрики и аплодисменты.

— Наконец–то… Теперь все изменится… – шептались в толпе. – Это наш день…

Тот, к кому были прикованы все взгляды, поднялся на небольшое возвышение и, выдержав долгую паузу, произнес:

— Свершилось! Он снова увидел свет, он снова на земле! Ждать осталось уже недолго – всего несколько десятилетий. Пустяк, в сравнении с вечностью. Ждите, ждите, друзья мои! Когда Дракула станет вампиром, мы вернем себе былое могущество, мы победим!

Восторг исказил еще мгновение назад казавшиеся совершенными лица, превратил в жуткие маски. Мертвые, только внешне похожие на людей существа, хохотали, демонстрируя огромные клыки, их глаза все ярче сверкали дьявольским огнем. Вампиры торжествовали, они верили в свою победу, они уже чувствовали себя победителями…

Часть первая. Беглец

Толчок получился довольно сильным – пакет с хлебом выскочил у меня из рук, шмякнувшись прямо в грязный, пропитанный водой снег. Я наклонилась, поднимая многострадальную покупку, посмотрела по сторонам. Мальчишка, который едва не сбил меня с ног, стремительно пронесся мимо, метнулся за угол булочной. Парень явно не был местным, иначе не совершил бы эту ошибку – за домом был тупик, образованный стеной старой котельной и подсобными помещениями соседнего магазина. Теперь он оказался в западне. Наверное, не стоило обращать на все это внимание, но я шагнула вперед, заглянула за угол. На миг наши взгляды встретились. У парня были огромные глаза – необычные, но в то же время удивительно знакомые. В них застыл страх и отчаянье загнанного зверя.

Тем временем, из–за угла возникли два довольно зловещего вида субъекта в одинаковых, лет сто вышедших из моды плащах и низко надвинутых на лбы шляпах.

— Девочка, здесь парнишка не пробегал, невысокий такой, черноволосый? – обратился ко мне один из мужчин, вытирая грязным платком струившийся по вискам пот. – Паршивец стянул у меня бумажник.

Отвечать следовало сразу и без раздумий, несомненно, преследователи были убеждены, что я видела парня, однако выдавать его мне не хотелось. Конечно, не следовало покрывать воров, но в глазах этих двоих таилось что–то очень нехорошее, сулившее беглецу крупные неприятности. Я вспомнила отчаянный, затравленный взгляд парня…

— Девочка, ты меня слышишь?

— Он побежал туда, — я указала в дальний конец переулка, — а потом свернул налево, сразу за тем трехэтажным домом.

Ничего не ответив, мужчины резво рванули вперед. Холодная жижа под их ногами фонтанами разлеталась в разные стороны. В этом году была какая–то неправильная зима – новый год стремительно приближался, а погода больше смахивала на мартовскую – огромные лужи под ногами, мелкий, похожий на туман дождичек, пропитанное влагой небо… Как только странные субъекты скрылись из виду, я направилась к тупичку, в котором скрывался «преступник», собираясь разобраться во всем лично.

— Спасибо, — он шагнул навстречу. – Ты меня здорово выручила.

— Не за что.

Беглец был моим ровесником – черноволосый парень среднего роста с огромными глазами и тонкими, непривычными чертами лица. А еще обращала на себя внимание его худоба и глубокие тени вокруг глаз, свидетельствовавшие о том, что жилось ему явно не сладко. Парень хотел пройти мимо, но я взяла его за плечо:

— Ты, правда, украл кошелек?

— Украл?! – его глаза просто молнии метали, а густые брови сомкнулись на переносице. – Как тебе такое в голову пришло?!

— Эти двое сказали. Что ты им сделал на самом деле?

— Ничего. Они просто хотят меня убить.

— Звучит логично.

— Где мы находимся?

— В смысле?

— В каком городе?

— Что? – я с удивлением разглядывала парня, пытаясь понять, не «прикалывается» ли он. – До сегодняшнего дня этот населенный пункт назывался Москвой. Слушай…

— Прости, я не могу задерживаться. Они вернутся.

— Подожди! – моя рука снова сжала его плечо. – Я могу чем–то помочь?

— Нет… Если только… – он потянул руку к пакету. – Можно?

Мой новый знакомый расправлялся с батоном так, будто до того неделю ходил голодным. Все это было довольно странно – и его изможденный вид, и не по сезону легкая куртка, и свежие ссадины на руках, и старинный золотой браслет на левом запястье…

— Кстати, меня зовут Яна.

— Влад.

Потихоньку начало смеркаться, загорелись нездоровым бледным светом фонари. Мы торопливо, почти бегом шли по переулку. Торопился Влад, а я только следовала за ним, гадая, что он собирается предпринять дальше.

— Слушай, у меня сложилось ощущение, что ты влип в очень скверную историю. Тебе явно требуется помощь. Давай вместе…

— Спасибо, Яна, но я не загружаю посторонних своими проблемами, — его голос звучал твердо, а лицо казалось совсем взрослым. – Сам во всем разберусь.

— Уже загрузил…

Двое преследовавших Влада мужчин, которых я как–то само собой окрестила «терминаторами», выскочили из–за угла и, заметив нас, рванули вперед. Мы побежали по раскисшему снегу к видневшейся вдали остановке. Заляпанный грязью автобус уже принял в свое чрево пассажиров и собирался ползти дальше. Если бы мы успели запрыгнуть в него, у «терминаторов» не осталось бы никаких шансов настичь нас.

— Подождите! – крикнула я, на ходу замахав руками. – Подождите, пожалуйста!

Едва не соскользнув под колеса автобуса, мы влетели в салон.

— Спасибо, — пробормотал еще не успевший отдышаться Влад, но водитель даже не обернулся.

Выехав из переулка, автобус покатил быстрее, оставив далеко позади упорно продолжавших преследование мужчин в старомодных плащах.

********************************

— Я не могу найти объяснения тому, что со мной происходит. Я не в чем не виноват, не сделал ничего дурного, но они обращаются со мной, как с преступником!

Я стояла у раковины, мыла тарелки, слушая своего странного гостя и одновременно думала о том, что оказалась втянутой в весьма скверную историю. Мы долго мотались по району, стараясь сбить со следа «терминаторов», но мне было ясно – они будут продолжать поиски до тех пор, пока не выйдут на меня, ведь то, что я жила поблизости, наверняка не вызывало у них сомнений.

— У нас еще колбаса есть, и омлет можно поджарить. Будешь?

— Спасибо, Яна, не надо. Я уже сыт.

— Это обнадеживает. Слушай, а когда ты последний раз обедал?

— Давно. Они, по–видимому, считали, что кормить меня не обязательно.

— Мило.

Покончив с тарелками, я предложила Владу пройти в комнату. Мне не терпелось услышать, что же с ним произошло. Вскоре мы уже сидели в гостиной, удобно устроившись в мягких креслах, и Влад рассказывал о своих злоключениях.

— Самое скверное, что к этим людям привел меня мой отец. После этого его поступка, я критически проанализировал всю свою прежнюю жизнь и понял, что с самого начала все складывалось довольно странно.

У моего нового приятеля была довольно необычная манера выражать свои мысли, слишком умная и взрослая, как будто он был профессором и читал лекцию. Вообще, он казался старше своих лет и ничуть не походил, к примеру, на моих одноклассников – беззаботных оболтусов, у которых главными проблемами было «закосить» школу или подшутить над нашей классной руководительницей.

— Тогда рассказывай по порядку.

— Придется. Может быть, тогда ты ощутишь ту необычную атмосферу, в которой я жил. Впрочем, раньше она не казалась странной… Я очень хорошо помню свою маму, хотя она умерла, когда мне было пять лет. Погибла в автокатастрофе… – Влад достал из–за пазухи маленькое фото. – Вот… Это она, я и Роман, мой брат. Он старше меня на два года. Я в последний момент взял эту фотографию, когда почувствовал, что все кончается…

Он протянул маленькое фото, одно из тех, что носят в бумажниках любящие отцы семейства. На нем было трое: молодая, светловолосая женщина, настоящая русская красавица, такой же белобрысый пацан лет пяти, а между ними черноволосый кучерявый малыш с глазами в пол–лица, как я поняла, сам Влад. Внешне он абсолютно не походил ни на брата, ни на мать. Мне не удалось как следует рассмотреть изображение – Влад стремительно выдернул у меня из рук драгоценное для него фото.

— Это единственное, что осталось. Потом отец женился на другой женщине.

— И она стала злой мачехой?

— Точнее, никакой. Нашим с братом воспитанием занимался только отец. Ромке он позволял делать все, что заблагорассудится, а на меня очень давил. Например, я любил гонять мяч, а он злился, говорил, что это не мое дело и вместо футбола отвел заниматься конным спортом.

— Тоже неплохо.

— Да, мне нравится. Я даже выиграл несколько соревнований. А еще мне пришлось заниматься плаваньем и фехтованием, тоже по его настоянию.

— Некоторые родители, хотят, чтобы их дети были чемпионами по всем направлениям.

— Понимаешь, Яна, я вряд ли сумею выразить словами это ощущение, но отец будто заставлял меня жить по особому плану, и все, что выходило за эти рамки, очень жестко пресекалось. Как с футболом или компьютером. Меня увлекала информатика, а отец категорически запрещал ей заниматься, вместо этого пичкал историей и языками. Скажи на милость, зачем мне латынь или старославянский?

— А ты их знаешь?!

— Да. И еще несколько европейских языков. За исключением английского – его мне тоже знать не положено.

— Странно. Но у каждого свои методы воспитания.

Я искоса посмотрела на позолоченные, под старину часы. Минут через пятьдесят мама должна была придти с работы, а пол в комнатах еще не был вымыт и даже мусор не отправился в мусоропровод.

— Я тебя задерживаю? – перехватив мой взгляд, Влад порывисто встал, направился к двери. – Ты не обязана это слушать, прости.

— Подожди!

Этот парень слишком сильно на все реагировал – темпераментно, молниеносно. Его вполне можно было назвать «взрывоопасным». Пришлось мне прикинуться дипломатом и убедить его в своих добрых намереньях. К счастью, Влад оказался человеком отходчивым и, быстро успокоившись, продолжил рассказ:

— Это случилось примерно полтора года назад. Однажды отец пришел домой далеко за полночь, протянул мне руку и сказал: «Идем!». В его глазах было такое выражение, что было понятно – прежняя жизнь кончена. Я только успел незаметно взять эту фотографию и пошел за ним. Дальше все смешалось, стало похожим на кошмарный сон – какие–то люди, чьи лица больше напоминали равнодушные маски, рассматривали меня, дотрагивались холодными руками, а я даже не мог шевельнуться, так сильно кружилась голова. Все плыло, плыло куда–то… Когда я очнулся, то обнаружил, что нахожусь в просторной серой комнате без окон, а на мою руку надет этот браслет.

Он протянул руку – на худом запястье тускло блестел очень старый и, вероятно, очень дорогой браслет. Его украшали темно–красные, похожие на капли крови камни и причудливая вязь узоров. Больше всего меня удивило то, что у браслета не было застежки, и он был слишком узок, чтобы просунуть через него ладонь, однако, каким–то образом украшение оказалось надетым на руку Влада.

— За последние полтора года я увидел столько чудовищного, что почти перестал верить в справедливость, — его большие, необычного темно–зеленого цвета глаза потемнели, казались почти черными, в голосе сквозила боль. – Мир совсем не такой, как нам кажется, Яна! Эти двое привозили меня туда, где идет война, на моих глазах пытали и убивали ни в чем не повинных людей. Человеческая жизнь стоит очень дешево… Но люди не должны мучить таких же людей, как они сами, они вообще не должны никого мучить! Только их не переделать…

— Почему «терминаторы» показывали тебе все это?

— Я не знаю. Я ничего не знаю, могу только предполагать. Я засыпал в серой комнате, а открывал глаза в очередной «горячей точке». И снова комнаты без окон, похожие одна на другую, как две капли воды, побои, издевательства…

— Тебя били?

— Да.

— За что?

— Не знаю, Яна. Я спрашивал, много раз спрашивал: «За что?», а они только смеялись в ответ! – Влад сжал кулаки, его глаза вспыхнули недобрым огнем и вновь этот обжигающий, полный ненависти взгляд показался мне до жути знакомым. – Это несправедливо! Несправедливо наказывать того, кто ни в чем не виноват!

— Такая история просто в голове не укладывается.

— Ты мне не веришь?! Смотри…

Он вскочил, задрал рубашку – на спине были отчетливо видны старые и совсем свежие рубцы от ударов. Я просто обалдела, окончательно сообразив, что все намного хуже, чем могло показаться на первый взгляд. Похоже, Влад нисколько не преувеличивал, рассказывая о своей жизни.

— Я бежал от них. Когда они собирались везти меня куда–то, то подсыпали снотворное в воду, а потом делали, что хотели. В этот раз, я не выпил отраву, просто прикинулся спящим. Мне удалось выбраться из фургона, в котором меня перевозили, когда тот остановился у светофора. Я не знал, в каком городе, или даже в какой стране нахожусь, просто бежал и все. Но эти, как ты их называешь, «терминаторы» почувствовали неладное и бросились в погоню. Что было дальше, ты видела.

— Надо обратиться в милицию, Влад. Это единственный выход.

— Прежде, чем они разберутся в происходящем, они обо всем сообщат моему отцу. А он заодно с теми людьми.

— И что ты собираешься делать?

— Для начала избавлюсь от этого проклятого браслета. У тебя есть напильник?

— Даже лучше.

Я пулей рванула в прихожую, где хранились папины инструменты, и вскоре вернулась с небольшим чемоданчиком – там лежала мини–дрель с огромным количеством всевозможных насадок, купленная мной в телемагазине в качестве подарка на папин день рождения. Влад выбрал одну из насадок, вставил ее в патрон дрели:

— Хороший инструмент.

По правде говоря, разрезать на части такой красивый антикварный браслет мне казалось варварством, но Влад был настроен решительно.

— Подожди! Ты не боишься поранить руку? Браслет очень плотно прилегает к коже. Может быть, придумаем что–то другое?

— Главное — избавиться от него.

Включив дрель, он приблизил бешено вращавшееся колесико к браслету. Раздался характерный визг металла, посыпались крошечные искорки. Зрелище было не для слабонервных, а у Влада даже рука не дрогнула – он отвел инструмент, только тогда, когда разрезавшая металл пилка, находилась в миллиметре от его кожи. Разогнуть толстый браслет не удалось, поэтому, пришлось повторить опасную операцию и разрезать его на две части.

— Готово, — тяжелые куски метала со стуком упали на стол. – Надо выбросить эту дрянь подальше от дома. Возможно, в нее вмонтирован датчик.

— Брось… Это очень старая вещь и притом дорогая. Мне кажется, эти камни – самые настоящие рубины.

Признаюсь, в отличие от большинства девчонок я довольно прохладно относилась ко всяким побрякушкам, но старинный браслет просто околдовал меня. Он был таким невероятно красивым, таинственным, хотелось до бесконечности наблюдать за тем, как мерцает свет в глубине алых самоцветов. Представить, что эта вещь окажется в мусорном ящике, было просто невозможно.

— Можно я оставлю его у себя, Влад?

— Как хочешь. Спасибо за помощь, Яна. А теперь мне пора идти. Я не хочу подвергать тебя опасности.

На самом деле этому парню некуда было идти, дома его ждал отец, ставший врагом, у него не было ни денег, ни даже нормальной зимней одежды… Я представила холодное ненастье за окном, потом – строгий взгляд мамы, которая ни за что не позволит ночевать в доме незнакомому человеку. А если бы она узнала судьбу Влада, то непременно позвонила бы в милицию – я давно заметила, что взрослые имеют обыкновение принимать «правильные» решения, не разобравшись в ситуации. Эх, если бы удалось спрятать Влада в нашем загородном доме, но об этом не стоило и мечтать. Никто не отпустит меня туда, на ночь глядя…

— И куда ты пойдешь?

— Я живу в Подмосковье, полчаса езды на электричке. Проберусь к дому, постараюсь связаться с Ромкой. Вместе мы что–нибудь придумаем.

— А если за вашим домом следят?

— Скорее всего, но я постараюсь не попадаться им на глаза.

— Впереди ночь…

— Знаю, но выбора все равно нет.

Я растеряно смотрела на Влада, не зная, что сказать, как вдруг мою голову посетила блестящая идея…

********************************

Мы вышли из метро. Разукрашенные разноцветными лампочками витрины напоминали о приближении нового года, и в какой–то момент я почувствовала праздничное, приподнятое настроение. Ненадолго – с появлением Влада на мою голову обрушилась целая лавина чужих проблем.

— Светка – моя сестра, — делилась я полезной информацией, пока мы дворами шли к ее дому. – А если совсем точно – старшая дочь моего отца. До недавнего времени я просто не подозревала о ее существовании, пока не раздался телефонный звонок – позвонила Светкина мать и попросила папу помочь. Дело в том, что Светка очень хорошо рисует, а потому после школы собиралась поступать в Строгановку. Ей надо было у кого–то остановиться в Москве и все такое. Короче, мы познакомились, а потом я даже в гости к ней ездила.

— Она поступила?

— Да. Этим летом. Теперь учится на первом курсе, очень важничает. Папа снимает для нее квартиру, куда мы, собственно, и направляемся. Светка хорошая девчонка, вот только характер у нее не очень, да еще это увлечение магией… Не поверишь, но она даже называет себя ведьмой, правда «в хорошем смысле этого слова»!

— Забавно.

— Это не шутка. Она и в самом деле кое–что смыслит в колдовских науках. Но я в Светкины проблемы не вникаю – занятие магией для меня противопоказано.

— Почему? – он протянул мне руку, помогая перебраться через обледеневший сугроб.

— Так… Аллергия на колдовство, — в последний момент спохватилась я, так и не рассказав Владу о своей тайной жизни. О моем истинном предназначении знали очень немногие, и вряд ли стоило посвящать в эту тайну малознакомого человека.

Мы подошли к Светкиному дому. Светлана поселилась на последнем этаже самой обычной пятиэтажки, главным достоинством которой было то, что она находилась неподалеку от места ее учебы. Несколько раз я заходила к Светке, но на тесное общение меня не тянуло – у моей сестренки действительно был сложный характер, к тому же, получив возможность жить самостоятельно, как совершенно взрослый человек, она важничала и смотрела на всех сверху вниз. Став студенткой, она даже имидж поменяла – перекрасила волосы в ярко–рыжий цвет, чтобы больше походить на настоящую ведьму.

Подъезд встретил нас темнотой. Основное освещения вырубилось, и только над одной из квартир на первом этаже горела тусклая лампочка. Такие поломки случались сплошь и рядом, в этом не было ничего удивительного, но на меня непроглядный мрак пустого подъезда произвел тягостное и тревожное впечатление. Под ложечкой затаился неприятный холодок.

— Придется поиграть в жмурки, — Влад первым шагнул на темную лестницу, протянул мне руку. – Идем, не бойся.

Он считал меня обыкновенной беспомощной девчонкой и, надо признать, в этот момент я именно так себя и чувствовала. Мне следовало держать себя в руках. Преодолев страх и отказавшись от помощи Влада, я начала осторожно, на ощупь подниматься по ступеням. Темнота была полной – фонарь над подъездом тоже не горел, и потому на лестницу не проникал ни один лучик света.

Мы уже миновали четвертый этаж, я почти успокоилась, как вдруг, что–то мягкое легонько скользнуло по моей ноге. Ощущение было почти неуловимым, но сердце тотчас громко забарабанило в груди, выдавая мой испуг. Это не было обманом чувств, кроме нас на лестнице находился кто–то еще, он только случайно выдал свое присутствие, а теперь спрятался во мраке, выжидал.

— Влад… – чуть слышно позвала я. – Ты что–нибудь заметил?

— Нет. А что случилось?

— Здесь кто–то есть.

— Тебе показалось.

Он двинулся вперед, а я застыла на площадке, напряженно всматриваясь во тьму. Постепенно глаза привыкли к темноте, и мне уже удавалось рассмотреть видневшиеся впереди черные прямоугольники закрытых дверей, силуэт поднимавшегося по ступенькам Влада. Кроме нас на лестнице никого не было. Мысленно обозвав себя трусихой, я двинулась к лестничному пролету… И вновь мягкий толчок, тихий, но совершенно жуткий звук, который не мог издавать ни один обитатель нашего мира. Светка никогда не занималась черной магией, это была ее принципиальная позиция, к тому же, по правде говоря, никаких особых успехов в колдовстве она не делала, я знала об этом, но не могла отделаться от жутких мыслей, заполонивших мою голову. Что если наша ведьма в данный момент проводила спиритический сеанс, собирая в гости души умерших? Вдруг, они именно сейчас слетаются в ее квартиру, проносясь мимо нас? Я не должна была бояться призраков, я отлично знала их повадки, но ситуация явно выходила из под контроля, и мне уже не удавалось справиться с охватившей меня паникой.

— Яна, где квартира Светы?

Надо было ответить, но тут нечто в третий раз коснулось моей ноги, окончательно парализовав волю. Мне с трудом удалось сдержать жалкий девчоночий визг. Ужас был так велик, что волосы на моей голове непременно стали бы дыбом, если бы не прижимавшая их шапка. И вдруг в темноте вспыхнули и тут же погасли два дьявольских зеленых огонька…

Так и не дождавшись моего ответа, Влад позвонил в одну из дверей:

— Извините за беспокойство, вы не подскажете, где живет Светлана?

Сноп света, вырвавшийся из открытой двери, пересек лестничную площадку, упал на лицо Влада. В дверном проеме возникла женщина, что–то ответила незваному гостю. Я наблюдала за этим, не в силах шевельнуться, а на сетчатке моих глаз все еще оставался отпечаток зловещих зеленых огней.

— Спасибо, вы очень любезны, — донесся, словно из другого мира спокойный голос моего спутника. – Еще раз простите за беспокойство.

Вновь звонок, тоненький девичий голосок, поинтересовался именем гостя.

— Свет, это мы, — нашла в себе силы ответить я и не узнала собственного, охрипшего от страха голоса.

— Кто? – не дождавшись ответа, любопытная Светка открыла дверь. – В «глазок» ничего не видно. Вечно у нас ломается свет в подъезде! Второй раз за неделю! Это ты, Яна?

Черный силуэт небольшого существа пересек полоску света, ринулся прямо под ноги моей сестренке. Я должна была предупредить Светку об ужасном создании, госте из преисподней, прорывавшемся в ее дом, но она заметила черную тварь первой:

— Люсинда, красавица моя! А я тебя по всей квартире ищу! Что за манера без спросу выскальзывать за дверь! Сама испугалась, бедняжка? – Светка нежно гладила и прижимала к своему атласному халатику черную, как ночь в угольной шахте, кошку. Потом, наконец, обратила внимание на нас. – Заходите. Почему ты так поздно, Яна? Что–то случилось?

Страх отпустил мгновенно, теперь все, что произошло со мной несколькими мгновениями раньше, казалось нелепым недоразумением. Угораздило же меня забыть, что, поступив в институт, обретшая свободу Светка, как и подобает «настоящей ведьме», завела себе черную кошку! Бездомного котенка нарекли странноватым именем Люсинда, но мы чаще звали его Люськой–воровкой – учуяв что–то вкусненькое, Люська мастерски прогрызала пакеты, за что и получила свое прозвище. Пока я раздумывала о Люсинде и собственной пугливости, Влад и Светка уже успели познакомиться, прошли в комнату, быстро найдя общий язык. Светлана то и дело встряхивала своими красными волосами, отчаянно кокетничая, но не из–за того, что ее заинтересовал Влад, которого она считала малолеткой, а потому, что чувствовала себя совершенно взрослой, независимой особой.

— Это моя студия. Здесь я работаю. Что ты предпочитаешь, Влад – кофе или чай?

— Я не откажусь от чашки чая. Это твои работы? — Влад прошелся по комнате, рассматривая развешенные по стенам абстрактные Светкины творения. – По–моему очень неплохо. Особенно мне нравиться эта картина, вот только не пойму, что на ней изображено.

— Лиловая печаль в предрассветных сумерках у моря, — расцвела польщенная вниманием гостя Светка. – Работая с цветом, я пыталась передать свои ощущения…

— Свет… – я легонько подтолкнула ее локтем. – Ты, кажется, собиралась вскипятить чайник.

Оставив Влада наедине с огромной пачкой набросков, мы со Светкой уединились на кухне. Я плотно прикрыла дверь:

— Светлана, это действительно вопрос жизни и смерти, без преувеличений! Света, я прошу тебя как сестра сестру, разреши Владу пожить пару дней у тебя, пожалуйста. В моей квартире ему оставаться нельзя — родители зададут слишком много вопросов, а ты свободный человек, живешь одна, делаешь, что хочешь…

Она молчала, задумчиво почесывая кончик носа. Судя по всему, моя просьба ее не слишком вдохновила.

— Света! Пойми, он не может вернуться домой, за ним охотятся какие–то психи, которые целый год мучили его. Он сбежал от них и теперь ему некуда идти. Посмотри, какой он тощий и несчастный – его голодом морили, честное слово!

— Видишь ли, Яна, для вас, школьников, Новый год – начало каникул, а для нас, студентов, он означает наступление тяжелых деньков, проще говоря – сессии. Для того чтобы меня допустили к экзаменам, мне предстоит еще сдать массу зачетов, и я не могу отвлекаться на все эти детективные истории. Кстати, давно ты знакома с этим парнем?

— Часа четыре… Но, Светка, ты неспособна на такую жестокость! Ему действительно некуда идти!

— Пойми…

— Вспомни прошлую зиму, сестренка – тот день, когда мы все уехали в наш загородный дом встречать Новый год. Помнишь? Тогда мы встретили твоего приятеля, который наверняка бы замерз, если бы я не согласилась пустить его в дом. Ты просила за него, скрыв, что на самом деле он настоящий вампир! Но, даже узнав в чем дело, я его не прогнала его, не донесла охотникам за вампирами. Я молчала. Помнишь?! Ты у меня в долгу, Светлана!

— Ладно! – она хлопнула ладонью по столу, и в тот же момент на плите отчаянно взвизгнул чайник. – Уговорила. Вторая комната свободна, пусть он живет, сколько хочет, но при одном условии – ни он, ни ты не будете отвлекать меня от подготовки к зачетам! Идет?

— Идет. Кстати, Влад столько всего знает, что ты еще сама станешь спрашивать у него совета.

— Посмотрим.

Чай я пить не стала. Светка действительно была занята, да и мне следовало пораньше вернуться домой. Наскоро одевшись, я направилась к двери. Влад остановил меня на пороге:

— Ты неправильно сделала, что ввязалась в эту историю, но все равно, я тебе очень благодарен. Спасибо.

— Пустяки. На прошлые зимние каникулы мы со Светкой вообще спасли самого настоящего вампира. Видно, судьба у нас такая – расхлебывать чужие неприятности.

— Но ведь вампиры – выдумка?

— Я тоже так думала… Пока не познакомилась с ними лично.

2 ____________________

Плутать по темным, залитым лужами дворам явно было удовольствием ниже среднего, поэтому, вместо того, чтобы пешком «плыть» к метро, я предпочла путешествовать на автобусе. К тому же он отвез бы меня прямиком на нашу линию метро, и мне не пришлось бы делать пересадку.

В салоне было человек пять пассажиров. Каждый был занят своими мыслями, не смотрел по сторонам. Я села на заднее сидение и тоже призадумалась – надо было разбираться с проблемами Влада, а впереди еще маячил письменный опрос по истории…

Золотые окна домов, черные провалы скверов, красные и зеленые огоньки светофоров – эти пятна света и темноты мелькали за окном, сливаясь в бессмысленную, не имеющую ничего общего с реальностью картинку, напоминавшую «шедевры» Светланы. Вот автобус вскарабкался на мост, резво покатил вниз, притормозил возле черной стены деревьев. Издали, это место напоминало огромный парк, но на самом деле, под кронами деревьев нашло последний приют неисчислимое множество людей – автобус полз мимо старого кладбища. Я неплохо знала Ваганьково – мой отец в молодости был настоящим фанатом Высоцкого, а потому в редкие свободные дни несколько раз приводил меня на могилу барда. Потом мы гуляли по кладбищу, и эти прогулки, действительно, были интересны – красивые надгробия, известные имена, необычная тишина и величавый покой старого кладбища настраивали на романтический лад. Но не сегодня – автобус только проползал мимо погоста, а моя душа уже изнывала от дурных предчувствий. После нелепой истории со Светкиной кошкой нервы были взвинчены, а в голову то и дело залезали глупые мысли и подозрения.

Взгляд прилип к черному прямоугольнику окна, там, за стеклом, в паре десятков метров от меня начиналась земля, принадлежавшая мертвым. Конечно, мертвецы не могли никому причинить вреда, тихонько лежали в своих гробах и никого не трогали, но почему–то легче от понимания этого факта мне не становилось. Однако кроме обычных мертвецов на свете существовали еще и вампиры… Светкин приятель Кристиан, в принципе, был неплохим парнем, но даже он пил человеческую кровь для поддержания своей жизни, а что же тогда говорить о других упырях, которые любили убивать, получали от этого удовольствие?! Вампиры были смертельно опасны, но, к счастью, в наших краях встречались нечасто. Они плохо переносят мороз, а потому предпочитают жить в более теплых странах.

Автобус давным–давно должен был миновать зловещее место, но почему–то не торопился двигаться вперед – наоборот, затормозил и остановился в нескольких метрах от кладбищенской ограды. Руки до боли сжали поручень, спина напряглась… Водитель открыл переднюю дверь автобуса, пробормотав что–то под нос, вышел из салона и исчез в темноте. Кажется, он хотел устранить возникшую неисправность, но проблема состояла в том, было это случайное стечение обстоятельств или часть чьего–то коварного плана.

Гробовая тишина… Черная стена деревьев за открытой дверью… Равнодушные, озаренные синеватым светом лица пассажиров… Страх, который невозможно было победить усилием воли… Конец пути…

— До метро идет?

Мужчина средних лет проворно запрыгнул в автобус, довольно потер руки, сел неподалеку от меня. Казалось бы, с появлением этого живого, энергичного, совсем непохожего на упыря человека, страх должен был исчезнуть, но он только усилился. Сделав вид, будто задремала, я украдкой, из–под ресниц, разглядывала нового пассажира. Вампиров выдавала неестественно бледная, словно светящаяся кожа и худоба, а мужчина был румяным, полнокровным, переполненным жизнью. Крепкий блондин с ярко–голубыми глазами, будто сошедший с какого–нибудь жизнеутверждающего рекламного плаката, казался, подчеркнуто, вызывающе живым. На миг мне почудилось – это всего лишь оболочка, под которой скрывалось жуткое, наделенное подобием жизни существо, покинувшее могилу только ради того, чтобы нести смерть не подозревающим об опасном соседстве людям. За сиянием голубых глаз скрывалась бездна, под розовой упругой кожей скрывалась иссохшая плоть мертвеца.

Я ошалело тряхнула головой, пытаясь справиться с разыгравшимся воображением. Если человек садился в автобус рядом с кладбищем, это вовсе не означало, что он сбежавший из могилы покойник. Такие истории годились скорее для летних лагерей, когда ребята рассказывают друг другу страшилки, а потом самозабвенно визжат, ткнув пальцем в выдавленную на стол зубную пасту. Это было просто несерьезно.

Водитель занял свое место, автобус резво покатил вперед. Впрочем, через несколько секунд он уже затормозил у остановки. Я вышла прямехонько напротив кладбищенских ворот, бросила на них тревожный взгляд и пошла по ведущему к метро переулку. Голубоглазый мужчина – следом. Это было вполне логично, он с самого начала намеревался выйти около метро, но я невольно прибавила шаг. Мне казалось, он крадется сзади, совсем близко от меня, хотя я и не слышала его шагов. Еще мгновение, и острые клыки вопьются в шею, мертвец вылезет из своей румяной, жизнерадостной оболочки, начнет душить меня своими скользкими ледяными руками…

Преодолевая ужас, я обернулась – мужчина отстал. Он шел далеко позади, осторожно обходя многочисленные лужи и не глядя по сторонам. Впереди вспыхнула алая буква «М». В метро я как–то сразу расслабилась, успокоилась и, даже вновь увидев на платформе своего попутчика, не испытала не малейшего страха. До какого–то пункта наши маршруты совпадали, и в этом не было ничего необычного или криминального.

Мы сели в один вагон, но разместились на разных его концах. Я равнодушно разглядывала рекламу, но мой взгляд упорно, почти против воли, смещался в сторону попутчика. В конце концов, можно было просто выскочить из вагона в последний момент, тем самым, избавившись от возможного преследования. Впереди было еще много остановок, на каждой из которых я могла сделать это. Необъяснимый, панический ужас исчез, но меня настораживало то, как был одет мужчина – вышедший из моды плащ и шляпа сильно смахивали на одежду преследовавших Влада «терминаторов».

Поезд остановился на середине перегона. На пассажиров это не произвело никакого впечатления. Развеселая компания подвыпивших парней продолжала оживленно обсуждать футбольный матч, кто–то дремал, кто–то штудировал журнал с телепрограммой. Футбольные фанаты загораживали неподвижно сидевшего голубоглазого мужчину, и его дородная фигура была видна лишь тогда, когда один из ребят переставал жестикулировать и опускал руки.

Вот тишину тоннеля нарушил шум проезжавшего мимо поезда – по–видимому, наш состав остановился для того, чтобы пропустить его. Сейчас колеса вновь застучат на стыках рельс, и мы благополучно доберемся до следующей станции… Стоило мне подумать об этом, как свет в вагоне погас. Темнота окутала вагон только на мгновение, а потом лампы вспыхнули вновь. Поезд набирал ход. Фанаты галдели, делились впечатлениями о футбольном матче, а я, как ни всматривалась, не могла увидеть сидевшего позади них мужчину в старомодном плаще.

На следующей станции шумная компания покинула вагон. Место странного попутчика пустовало. Должно быть, он вышел вместе с ребятами, но меня не оставляла нелепая мысль о том, что «фальшивый человек» покинул поезд, в тот момент, когда погас свет, ускользнув в бесконечный лабиринт подземных тоннелей.

*******************************

Я знала, что не сплю. Больше всего мне хотелось, чтобы происходящее было самым жутким, самым кошмарным сновидением, но интуиция подсказывала – кошмар происходит на самом деле. Мое тело спокойно лежало на кровати в собственной спальне, однако душа против воли оставила его, перенеслась в таинственное, жуткое место, которое при определенной фантазии можно было назвать адом. Мне и раньше доводилось покидать телесную оболочку, но прежде я делала это по собственному желанию, а теперь мою душу, будто клещами, вырвали из тела и швырнули в логово кошмаров.

В подземелье не было источников света, но все же я видела эти мрачные величественные своды и покрывавшие их загадочные рисунки. Пронизывающий холод и запах разрытой могилы повергали в трепет. От каждого шага, приближавшего к ужасной тайне, холодело под ложечкой. Страх был велик, но я попыталась анализировать ситуацию, понять, что именно вижу. Раз уж неведомая сила швырнула меня сюда, надо было двигаться вперед, стараться увидеть и запомнить, как можно больше. Если я сумею вернуться в реальную жизнь, такая информация может здорово помочь при расследовании. В том, что это не случайность сомнений не было – просто так души свои тела не оставляют и не тусуются в столь гнусных местах.

Похоже, это был огромный подземный склеп: если присмотреться, в небольших нишах по правую и левую сторону от меня находились массивные каменные ящики, очень смахивающие на гробы. Подземелье окутывала непроницаемая тишина, которую, время от времени нарушал глухой перестук, вызывавший вибрацию стен. Я осторожно двинулась вперед, то и дело замирала, прислушиваясь, но вокруг царил мертвый покой. Тяжелые могильные плиты были неподвижны, надежно скрывая тайны погребений. Здесь не было места живым.

— А–а–а!

Тишину гигантского склепа нарушил жуткий, полный отчаянья вопль. Пронзительный крик бился о каменные своды, отзывался многоголосым эхом, заполняя пространство подземелья. У меня не было тела, но я отчетливо ощутила, как мое сердце камнем падает куда–то в область пяток, а волосы на макушке начинают шевелиться. Ужас был слишком велик, чтобы двигаться дальше. Несколько минут я стояла неподвижно, «раздавленная» холодившим кровь воплем.

— Спокойно, ситуация под контролем, — произнесла я вслух, не потому, что верила сказанному, а просто желая услышать нормальный человеческий голос, который вытеснил бы из памяти страшный крик. – Из любого неприятного положения всегда найдется выход.

Эхо подхватило мои слова, начало твердить их без начала и конца, постепенно лишая смысла и вскоре мне начало казаться, что не эхо, а невидимые наблюдатели, следившие за мной, насмешливо повторяют жалкие слова успокоения.

— Выход… выход… всегда найдется выход… не для тебя… тебя…

Я продолжала идти вперед. Страх был самым опасным врагом, он делал людей слабыми и беспомощными. Только полное душевное спокойствие может вывести из тупика, указать верную дорогу. Впрочем, пока тоннель вел меня совсем в ином направлении… Спустившись на десяток ступеней и, миновав два поворота, я оказалась на пороге большого зала.

Два ряда каменных гробов, вымощенная черным гранитом дорожка между ними, занавеси паутины, затянувшие все углы огромного склепа, а на противоположной его стороне – ведущая вверх крутая лестница без перил… Я не сомневалась, она вела из мрачной обители мертвецов, там наверху была свобода, но прежде чем оказаться на ступенях спасительной лестницы, мне предстояло пройти между шеренгами гробов. Покой казался обманчивым. Что если это западня, ловушка для беспечных жертв? Стоит мне только поравняться с гробами и…

Безмолвие нарушил непередаваемо омерзительный звук – скрежет камня о камень, звук, с которым сдвигают могильные плиты. Так и есть, крышка стоявшего поблизости от меня гроба начала медленно–медленно отодвигаться в сторону. От этого зрелища невозможно было оторвать взгляд. Я понимала, что должна бежать, прежде чем беспокойные обитатели склепа покинут свои гробы, но почему–то стояла, как приклеенная, тупо наблюдая за происходящим. Вот из щели появилась светящаяся рука с огромными ярко–алыми ногтями и огромным брильянтом, небрежно болтавшемся на тощем, как у скелета пальце.

И вновь повергающий в ужас звук отвлек меня от наблюдений за пробуждением вампира – медленно начала отодвигаться крышка соседнего гроба… А потом упыри начали просыпаться один за другим. Еще несколько мгновений и на меня уже смотрело больше дюжины оживших мертвецов. Их совершенные снежно–белые лица внушали больше страха, чем самые омерзительные уродства. Вампиры были красивы, но эта красота сулила скорую смерть.

— Завтрак готов, — нежным, «бархатным» голосом проговорила одна из упырих, облизнув кроваво–красные губы. – Что может быть прекрасней завтрака в постели?

Я как–то не усекла, что ответил ей обитатель соседнего гроба — мысль о том, что завтраком именовали меня начисто отбила любопытство. Странное оцепенение прошло, и его вновь сменил страх. Я потеряла слишком много времени и теперь, когда все вампиры проснулись, шансы на спасение стремительно таяли.

— Вы меня плохо знаете, ребятки.

Когда смотришь в лицо опасности, страх отступает. Я вовсе не собиралась становиться бесплатным завтраком для ходячих трупов! Зря упыри рассчитывали на легкую добычу – они думали, что видят перед собой обычную девчонку, но на самом деле они повстречали самую настоящую охотницу за призраками. Отступив на несколько шагов, я разбежалась, оттолкнувшись ногами от каменного пола, взмыла вверх, сделала сальто над головами вампиров и приземлилась в паре шагов от спасительной лестницы.

— Ну что, достали?!

Вампиры даже не обернулись, совершенно проигнорировав головокружительный прыжок. Их сверкающие алыми искрами глаза по–прежнему «сканировали» темноту тоннеля, из которого мне только что удалось выбраться. Упыри обнажили острые, как крошечные кинжалы, клыки, хищно скалились, всматриваясь во тьму. И тут только я вспомнила, что лишена плоти, сообразила, что хищные твари, скорее всего, просто не видят меня, а их интерес вызвал кто–то другой, шедший позади меня. Я напрягла зрение, всматриваясь во тьму, различила чей–то силуэт, но тут же почувствовала, как вихрь подхватывает меня, унося прочь…

Кошмар резко оборвался. Я лежала в своей кровати и тяжело дышала, будто только что бегом поднялась на десятый этаж. На лбу выступил холодный пот. Постепенно пришло понимание того, что мне удалось вернуться, найти дорогу к своей телесной оболочке. На этот раз все обошлось, но будущее выглядело тревожно. Когда некто выдергивает твою душу из тела и швыряет ее в заполненный вампирами склеп, трудно делать оптимистические прогнозы. В том, что случилось, наверное, была и моя вина. С той поры, как мы с Сестрой победили в главной битве, я расслабилась, стараясь жить как все, не вспоминая о своем предназначении, и в результате допустила роковую ошибку. Какую? Ответа пока не было.

Мысли вернули меня в недавнее прошлое. Обхватив руками подушку и плотно закрыв глаза, я вспоминала то, что довелось пережить за прошедший год. Все началось со странных, словно бы чужих воспоминаний, посещавших мою голову. Я видела себя то молоденькой японкой, виртуозно владевшей мечом, то цирковой артисткой, совершавшей рискованные трюки под куполом цирка, то рыжеволосой красоткой с невероятно гибким телом, которая отлично держалась в седле и могла на скаку, стреляя с обеих рук, поразить любую мишень. Невероятные, фантастические, но достоверные в мелочах видения невозможно было придумать – их можно только пережить. И во всех этих воспоминаниях рядом со мной всегда оказывалась другая девушка, у нее тоже были разные лица и имена, но в каждой жизни она оставалась для меня старшей Сестрой.

Получив такой багаж воспоминаний, я первым делом подумала, что немножечко сошла с ума. Но потом выяснилось, что и мое тело прекрасно помнит навыки, полученные в других жизнях, а силой и ловкостью я превосхожу не только девчонок своего возраста, но даже взрослых тренированных мужчин. Ни дать не взять – Баффи – истребительница вампиров. Впрочем, жизнь оказалась намного круче и невероятней любого сериала. Моим предназначеньем действительно была борьба с силами зла, но расправляться приходилось не с вампирами, а черными призраками – душами злодеев, не нашедшими покоя после смерти, которые бродили по свету и подчиняли себе сознание людей. Такая вот была работа… Мы всегда выходили на бой вдвоем, неразлучные Сестры–охотницы, которых боялись все порожденья тьмы.

Итак, я вспомнила, кем являюсь на самом деле, и поняла, что должна найти Сестру. Дело в том, что сначала в каждой новой жизни мы не знали друг друга, росли в разных странах и, лишь вспомнив свое предназначенье, устремлялись к месту нашей встречи на развалинах древней столицы даков Сармизегетузы. Там, в горах Трансильвании, почти две тысячи лет назад и началось служение Сестер–охотниц. По правде говоря, я стараюсь никому не рассказывать об этом, слишком невероятно звучит наша с Сестрой история. В той, первой жизни меня звали Медой, а Сестру – Роместой. Мы были простыми девчонками, но именно на нас жрецы бога Залмоксиса возложили обязанность защищать мир от потерянных душ. Для сражения с призраками Охотницы должны были уметь покидать собственное тело, делать много невероятных вещей, а самое главное — они обладали способностью помнить все свои предыдущие воплощения. В каждой жизни Сестер–охотниц должна происходить главная битва, во время которой они вступают в бой с силами зла.

С этими знаниями я и отправилась в туристическую поездку по Румынии. Мы с Сестрой встретились в Сигишоаре, маленьком трансильванском городке, известном тем, что в нем родился Дракула. В этой жизни мою Сестру звали Нина Флореску, она была на полтора года старше меня и производила впечатление самой обыкновенной девчонки. Впрочем, очень скоро она продемонстрировала, на что способна, вызволив нашу группу из рук безжалостного маньяка. Мы обе не могли предположить, что до главной битвы оставались считанные часы, только–только начали присматриваться друг к другу, знакомиться и вдруг нам пришлось отправиться в бой. Воспоминания о главной битве слишком чудовищны, чтобы надолго задерживаться в голове, поэтому я вроде бы уже начала забывать их. Короче, мы с Сестрой победили врага, после чего мне захотелось вновь превратиться в простую московскую школьницу. Все эти подвиги и сражения здорово напрягали меня. После битвы уцелевшие потерянные души старались не попадаться Охотницам на глаза, а значит, у нас впереди намечалось несколько лет спокойной жизни. Точнее, я думала, что так оно и будет, но как оказалось, ошиблась…

Нина обещала приехать в Москву на новый год, но пока от нее не было никаких известий. За эти два месяца, прошедшие после нашего знакомства, я успела здорово соскучиться по Сестре, а теперь мне явно требовалась и ее помощь. Подумав, что с появлением Нины все уладится и утрясется, я попыталась заснуть, но стоило мне только задремать, как перед глазами возникли тоннели зловещего лабиринта, промелькнуло омерзительно–прекрасное лицо вампира.

****************************

Дверь открыл Влад. Светка ушла на занятия, а он вполне освоился в ее квартире и чувствовал себя, как дома.

— Привет, — увидев меня, он широко улыбнулся.

— Привет, — заулыбалась и я. – Как спалось на новом месте?

— Отлично.

Он и в самом деле выглядел намного лучше, чем вчера, отоспался и пребывал в отличном настроении. Вообще, у этого парня был просто неиссякаемый запас энергии, а его голову переполняли рискованные планы и идеи.

— Хорошо, что ты зашла, Яна. Я собирался ехать один, но потом решил – нам целесообразней действовать вместе, — сообщил он, сбросив с колен назойливую, как банный лист, Люсинду. – Сейчас и отправимся. Ты готова?

— Все еще хочешь поехать домой, Влад?

— Точно.

— Мне кажется, это слишком опасно. «Терминаторы» наверняка устроили там засаду. Может быть, имеет смысл позвонить твоему брату и договориться о встрече?

— Телефон наверняка прослушивается.

— Знаешь, я бы сама пошла туда, но боюсь, твои преследователи меня узнают. Один из них разговаривал со мной на улице.

— Да… Спасибо, Яна, я думал об этом. Есть один вариант, довольно рискованный, но… Альтернативы, похоже, ему нет. «Терминаторы» охотятся за мной, а я открою сезон охоты на них.

— Ты с ума сошел! Послушай, Влад…

— Думаешь, я всю жизнь буду прятаться от этих людей? Сделаю пластическую операцию, поменяю имя или вообще изменю пол? Я должен во всем разобраться, узнать, чего они хотят и остановить их! – Влад уже не улыбался, его лицо стало суровым, глаза жесткими. – Они причинили мне много зла, но дело даже не в этом – они опасные маньяки и кто–то должен остановить их.

— И спасителем человечества станет супермен по имени Влад.

Этот взгляд вполне мог испепелить на месте, но голос звучал спокойно:

— Я не стремлюсь стать героем, Яна, просто у меня нет выбора. Или я, или они, только так. Ты согласна стать наживкой?

— Вообще–то я не слишком аппетитная.

План Влада был прост и дерзок до безумия. Я должна была придти к его дому, всячески привлекать к себе внимание глупыми вопросами, а сам Влад следил бы за мной со стороны, выявляя тех, кто заинтересуется моей персоной.

— А что потом?

— Захватить кого–то из них не удастся. Один я не справлюсь, а ты всего лишь девчонка. Остается просто следить за ними. Я сяду им на «хвост» и обнаружу место, в котором они скрываются. Дальше будет видно.

На этот раз настал мой черед возмущаться! «Всего лишь девчонка…» Видел бы этот паренек мой удар правой… Но я смолчала — дар Охотницы лучше было держать в тайне.

— Когда грозит опасность, нельзя защищаться, надо нападать. Только так можно победить. Храбрым везет.

— Тебе бы только речи произносить! Может быть, ты еще и ораторскому искусству учился?

— Читал труды Цицерона на латыни, — он порывисто поднялся, прошелся по комнате, с трудом сдерживая раздражение. – Сразу скажи ты со мной или нет, и не будем терять время. Если ты боишься, я прекрасно обойдусь без посторонней помощи.

— В принципе, у меня тоже нет выбора. Раз уж я с тобой связалась…

Городок, в котором жила семья Влада, находился недалеко от Москвы, и мы добрались туда быстро и без приключений. Собственно, в вагоне электрички я ехала одна, мой новый приятель исчез в толпе пассажиров, предварительно пообещав, что всю дорогу будет незаметно наблюдать за мной, а в случае необходимости обязательно придет на помощь. В руке был клочок бумаги с адресом Влада, а в голове тревожные мысли. Этот парень обладал властным характером, не терпел возражений, всегда настаивал на своем. Мой жизненный опыт был богаче его на несколько десятков жизней, но я безропотно подчинилась воле Влада и это почти пугало.

Низкие облака застилали небо, и хотя, теоретически, до конца светового дня оставалось около часа, все напоминало о скором приходе темноты. За окнами промелькнули добротные кирпичные пятиэтажки, электричка замедлила ход. Бросив взгляд на своих случайных попутчиков и, не обнаружив ничего подозрительного, я заторопилась к выходу.

Не очень–то приятно чувствовать себя наживкой! Слежки вроде бы не было, тихие переулочки окутывала дремота и покой, но чувство тревоги не отпускало. Преследовавшие Влада люди действительно были очень опасны, и мы совершали большую ошибку, пытаясь в одиночку противостоять им. Уточнив дорогу у пожилой, величественного вида дамы, я свернула во двор одной из пятиэтажек. Осмотрелась. Голые березы и клены, превратившаяся в наполненное талой водой озерко детская площадка, несколько ребятишек, изготовлявших из грязного снега некое подобие снеговика. Больше никого во дворе не просматривалось, задавать провокационные вопросы было некому. Помедлив, я направилась к подъезду, в котором жил Влад. Помимо привлечения внимания к собственной персоне, в мое задание входила и попытка наладить контакт со старшем братом Влада. Теперь настало время для выполнения этого пункта плана. Возможно, дверь откроет отец Влада, и мне представиться возможность посмотреть в глаза человеку, который так жестоко и несправедливо обошелся со своим сыном, или я увижу Романа, или… Честно говоря, я боялась – все это было слишком дико и странно, противоестественно.

Каблуки стучали по ступенькам. На третьем этаже я остановилась, решительно нажала на кнопку звонка. Еще и еще раз… К двери никто не подходил. Был отчетливо слышен звонок, который, как мне показалось, раздавался в пустой, не заполненной вещами квартире. Я продолжала давить на кнопку. За спиной послышался негромкий скрип. Инстинкт действует быстрее разума, молниеносно развернувшись, я приняла боевую стойку, но тут же опустила руки – из–за соседней двери на меня смотрел благообразный пожилой мужчина.

— В этой квартире давно никто не живет. К кому ты пришла, девочка?

— Но… Быть такого не может! Мне нужен Влад. Пару лет назад мы познакомились, когда отдыхали на море, он приглашал меня в гости, но такая возможность возникла только теперь, — преодолев удивление, затараторила я, на ходу придумывая версию нашего знакомства. – Неужели он переехал? А вы не можете подсказать мне его новый адрес?

— Влад уехал отсюда около года назад. Оказывается, здешний климат ему не подходил, у него нашли какое–то серьезное заболевание, и врачи посоветовали переехать на юг. Так, во всяком случае, говорят, — мужчина помрачнел, поправил очки в тонкой металлической оправе, долго и пристально посмотрел мне в глаза. – Спустя несколько месяцев уехали и остальные. Адреса они не оставили.

— Понятненько… Получается, я зря сюда приехала.

— Что же мы стоим на лестнице? Зайди ко мне на минуточку.

— Пожалуй, мне пора.

— Послушай, девочка, — старик вышел на лестничную площадку, положил мне руку на плечо, — я знаю, ты не случайно сюда пришла. Мне надо кое–что передать Владу. Отдай ему…

Вот и началось! Я напряглась, приготовившись к самому неприятному из вариантов развития событий – сейчас меня попытаются схватить, затолкают в квартиру…

— Он должен это знать! – старик явно нервничал, возвысил голос почти до крика. – Должен!

— Мы давным–давно не видели друг друга! Два года! Пустите меня!

Старик неожиданно легко отпустил мое плечо. Его взгляд потух, плечи опустились. Он посмотрел на меня с сожалением:

— Как знаешь… – и захлопнул дверь прямо перед моим носом.

3 ______________

Похолодало. Лужи под ногами застыли, покрывшись тоненькой блестящей корочкой льда. Начал идти снег, маленькие сухие снежинки кружились под фонарями, как тучи мошкары. Я шла к вокзалу, на ходу раздумывая, правильно поступила или нет. Сомнения одолевали. Взяв у старика то, что он хотел передать, я бы тем самым признала – мне известно местонахождение Влада, а это не входило в наши планы. С другой стороны, старик, возможно, знал нечто очень важное, может быть, даже разгадку этой тайны, и мне не стоило игнорировать его просьбу. Были и другие сомнения. Если Влад не ошибся, и за мной действительно начали слежку, впереди ожидали крупные неприятности. Отправившись за мной «терминаторы», выяснят адрес, и тогда просто так от них уже не отделаешься. Значит, надо петлять по городу, пытаясь оторваться от «хвоста», а при этом Влад станет следить за теми, кто следит за мной и так далее и тому подобное… Джеймсом Бондом я себя не чувствовала, к тому же ухитрилась промочить ноги, что окончательно испортило мне настроение.

Электричка на Москву отходила от второй платформы, и ее будущие пассажиры тоненькой струйкой потянулись к небольшому, нависшему над железнодорожными путями мостику. Я вместе с ними. Влада нигде не было видно, как впрочем, и зловещих «терминаторов».

На платформе собралось довольно много народу. Некоторые то и дело поглядывали на часы со светящимся циферблатом. Поезд опаздывал. Наконец, опустились шлагбаумы на переезде, протяжно засвистела вылетевшая из–за поворота электричка. Вспыхнули и начали стремительно приближаться ослепительные огни… И тут появился Влад. Он бежал мне навстречу, а потом произошло что–то непонятное – я ощутила сильный толчок в спину, почувствовала, как нога скользит по обледеневшему асфальту, перед глазами полыхнули огни электрички. Равновесие было не удержать, залитые сиянием огненные полосы рельсов в одно мгновение могли перечеркнуть мою жизнь…

— Осторожно!

Впрочем, крик прозвучал позже – прежде я почувствовала, как Влад хватает меня за руку, оттягивая от принявшей облик электрички, смерти, толкает в сторону. Мы упали, не удержавшись на ногах, в нескольких шагах от моего лица скользнул и остановился запыленный вагон поезда. Что–то кричали испуганные пассажиры. Я еще не совсем врубилась в ситуацию, не успела испугаться, а затем обрадоваться чудесному избавлению, как услышала над ухом негромкий, довольный голос:

— Вот ты и попался, паршивец!

Некто, обладавший огромной силой, приподнял Влада над землей, с яростью тряхнул, заломив руку за спину, потащил по платформе. Мелькнул знакомый плащ «терминатора». Послышались возмущенные голоса, протестовавшие против такого обращения с «детьми». Только теперь я до конца поняла, что же произошло в это, едва не ставшее роковым для меня мгновение – человек в старомодном плаще намеревался убить меня, столкнув под поезд, но следивший за нами Влад, помешал ему, тем самым, выдав свое присутствие. Так он и оказался в руках своего врага. Я попыталась ринуться на помощь, но чуть не взвыла от резкой боли в подвернутой ноге:

— Кто–нибудь, остановите его!

Мысленно прохожие были на нашей стороне, но вмешиваться в неприятности никто не хотел. Какой–то парень все же шагнул навстречу «терминатору», но, получив резкий толчок в грудь, мигом утратил энтузиазм. Большинство пассажиров электрички просто поторопилось покинуть платформу, сделав вид, будто ничего не заметили. Влад отчаянно сопротивлялся, но с вывернутой за спину рукой вряд ли можно было нанести хороший удар. Расстояние между нами стремительно увеличивалось. Превозмогая боль, я приготовилась к прыжку, но тут «терминатор» взревел, как раненый бык:

— Пар–р–р–шивец! – и выпустил свою добычу.

Похоже, Влад сумел от души вцепиться зубами в его руку и, воспользовавшись замешательством, вырваться на свободу.

— Влад, сюда!

Он слышал мой крик, но побежал в другую сторону. Он думал, что я обычная слабая девчонка, не ожидал от меня помощи, а потому рассчитывал только на себя. Теперь мне оставалось только наблюдать – острая боль в ноге делала меня плохой бегуньей.

Влад хотел пересечь пути и скрыться в лабиринте городских улочек, там он действительно мог уйти от погони, но путь ему преградил медленно ползущий вдоль платформы товарняк. Беглец на миг остановился, а потом рванул к мостику над железнодорожными путями. Ступени загрохотали под его ногами, он был почти спасен, как вдруг его преследователь замедлил шаг. «Терминатор» не торопился – он был уверен, что поймает свою жертву. С того места, где я стояла, был хорошо виден второй мужчина в синем плаще – он неторопливо поднимался по ступеням мостика с противоположной стороны.

— Влад! – отчаянно заорала я, но он уже и сам понял, что угодил в ловушку.

Шансов на спасение не было. Преследователи прекрасно понимали это, а потому, не спеша, с видимым удовлетворением поднимались по ступеням, готовясь схватить загнанную в западню добычу. Я понимала, что не успею к мосту, но все же заковыляла туда, надеясь на чудо. Впрочем, Влад ничуть не напоминал затравленную охотником дичь. Когда наши глаза встретились, я не увидела в его взгляде растерянности или испуга – только азарт, сумасшедший отчаянный азарт, не ведавшего страха человека. Вот он легко перемахнул через перила, на секунду замер, готовясь к прыжку.

Мое сердце оборвалось и упало первым. Я понимала, что задумал Влад, и от этого мне становилось страшно. Товарный поезд продолжал ползти вперед, под мостом, одна за другой, проходили груженые песком платформы. Выбрав подходящий момент, Влад легко соскользнул вниз…

— Ох… разом выдохнули остававшиеся на платформе пассажиры.

Храбрецам действительно везло – Влад очень удачно приземлился на кучу песка, тут же вскочил на ноги, помахал мне рукой. Его преследователи остались на мосту, не зная, как им поступить. На такой головокружительный рискованный прыжок «терминаторы» были явно неспособны.

— Беги, Яна! Я тебе позвоню!

Пожалуй, мне действительно стоило подумать о бегстве. Теперь, когда Влад ускользнул от таинственных обладателей синих плащей, они вполне могли переключить свое внимание на меня. Очень вовремя к платформе подкатила идущая от Москвы электричка. Я запрыгнула в вагон, намереваясь сойти на следующей станции и добраться домой на автобусе. Зверски болела нога, дома ждали невыученные уроки, а впереди была полная неизвестность…

Весь вечер я ждала телефонного звонка. Мама беспокоилась по поводу моей ноги, которая успела здорово распухнуть и посинеть, хотела отвезти меня в травмпункт, а я как приклеенная торчала у телефона. И все же звонок прозвучал неожиданно, когда мы только–только сели за стол, приготовившись ужинать.

— Только быстро, Яна. Второй раз я ничего разогревать не буду.

— Ладно, мам.

Прыгая на одной ноге, я проследовала в свою комнату, схватила телефонную трубку:

— Влад?!

— Да. Я у Светы. Как ты?

— Вроде бы в порядке. Только нога болит, я ее подвернула. Знаешь, до сих пор мне не удалось сказать спасибо за то…

— Не стоит, Яна. Я жалею, что все так получилось. Мне не следовало подвергать тебя опасности. Ты видела Ромку?

— Нет. Вообще никого из твоей семьи. Сосед сказал, что они уехала в неизвестном направлении. Никто не знает куда.

— Ясно… – на другом конце провода воцарилась долгое молчание, а когда Влад заговорил вновь, его голос звучал уверенно и спокойно. – Ты не заметила ничего подозрительного, странного?

— Самым странным оказался сосед из квартиры напротив. Он хотел тебе что–то передать, но я сделала вид, будто не знаю, где ты находишься.

— Яна!

— А что мне оставалось делать, Влад?! Он хотел, чтобы я зашла к нему в квартиру, но вдруг это была ловушка? Слишком большой риск…

— Борис Анатольевич — самый безобидный человек на свете, впрочем, ты не могла об этом знать. Если взрослый может быть кем–то вроде школьного товарища, то это как раз тот случай. Как только мы переехали на эту квартиру, сразу после смерти мамы, Борис Анатольевич все время был рядом со мной и братом. Играл вместе с нами, рассказывал увлекательные истории. Возможно, он был слишком назойливым. Иногда это раздражало, но чаще я жалел его. Нас постигло одно и тоже горе. Много лет назад его жена и дочь, тоже погибли в автокатастрофе. Наверное, общение со мной и с Ромкой помогало ему вынести эту боль. Борис Анатольевич мало говорил о себе. Раньше он работал в одном закрытом институте, но после той трагедии отошел от дел. Жил, как обычный пенсионер, любил порыбачить. Он обсуждал со мной все на свете, но только не свою прежнюю работу.

— Как ты думаешь, что он хотел передать тебе?

— Даже не знаю. Думаю, он здорово соскучился, хотел написать мне письмо или что–то вроде того. Скорее всего, ничего серьезного. Но для него это важно. Сегодня уже поздно, а завтра я позвоню ему, узнаю, в чем дело.

— Яна! Ты любишь остывшие макароны? – негромко поинтересовалась вошедшая в комнату мама.

— Ладно, Влад, мне пора ужинать. А прыгнул ты здорово, мне твой прыжок по ночам будет сниться. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Я положила трубку. Насчет спокойного ночного отдыха у меня имелись большие сомнения. Вчерашнее внетелесное путешествие внушало страх. Что если сегодня все повториться снова, и злая воля вновь швырнет мою душу в вампирский притон? Лучше было провести эту ночь без сна. А следующую? А все остальные?

О будущем думать не хотелось. Вскоре после ужина я с решительным видом уселась за стол, включила лампу, решив, что алгебра поможет мне скоротать тревожные ночные часы. Вначале цифры в тетради выстраивались ровными шеренгами, но потом начали двоиться, расплываться и даже раскачиваться. Глаза слипались, веки будто налились свинцом…

— Акулиничева, не спать! – скомандовала я себе и отчаянно, во весь рот зевнула. – Не спать, кому говорят!

И снова цифры уходили на второй план, а сквозь ряды уравнений проступали мрачные коридоры подземного склепа, мелькали зловещие черные тени упырей. Моя душа, как крошечная щепочка, неслась к огромному водовороту. Если черная воронка поглотит ее, назад пути уже не будет – тело умрет, а душа будет вечно скитаться в царстве вампиров, не сможет вырваться из этого лабиринта.

— Подъем! – усилием воли, мне удалось вырвать себя из незаметно подкравшегося сна. – Не спать, Яна!

Стрелки часов показывали половину второго ночи. Я потерла ладонями виски, потянулась, накинув халат, вышла из комнаты. Мы никогда не задергивали шторы в гостиной – из окна открывался такой красивый, совершенно не типичный для большого города вид, что грех было отгораживаться от него. Решив купить квартиру, папа долго ездил по Москве, выбирая подходящую и, наконец, остановился на этом варианте – новехонькая четырнадцатиэтажка смотрела на огромный лесопарк, настоящее зеленое море без края и конца. Особенно эффектным зрелище было ночью, когда огромная оранжевая луна, которую не загораживали силуэты домов, озаряла таинственным светом легкие облачка и черный массив леса. Мама так и говорила: «Мы купили квартиру с видом на луну».

Но сегодня луны не было. Пытаясь стряхнуть сон, я открыла окно, жадно вдыхая холодный влажный воздух. Раскинувшийся внизу лесопарк неожиданно напомнил мне черное, укрытое снегом Ваганьковское кладбище. Некрополь, город мертвых, так это, кажется, называется… А где–то, может быть, на краю земли, а может быть, совсем рядом находился город живых мертвецов, Город Вампиров. Неважно, где именно располагалось огромное подземелье, главное – оно было, а значит, всем живым грозила смертельная опасность.

**************************

Литература навевала сон. Если бы не сидевший рядом Костя «колобок», я бы непременно уснула, но его байки могли расшевелить даже проводившую большую часть своей жизни во сне панду.

— Короче, идет он вдоль ограды кладбища и видит странного типа… – шепотом сообщил «колобок» с таким видом, будто сам принимал участие в этой истории. – Тип к нему подходит…

— Костя, этой страшилкой еще мою маму пугали, когда она в пионерском лагере отдыхала!

Грозный взгляд монументальной как Царь–пушка преподавательницы литературы Марии Игнатьевны прервал наш разговор. Шепнув, что расскажет все подробности после уроков, Костик сделал вид, будто с интересом изучает учебник. Правда, если бы Мария Игнатьевна присмотрелась повнимательнее, то она бы заметила, что «примерный ученик» держит книгу кверху ногами.

Звонок с последнего урока всегда звучит особенно радостно и бодро. Ребята повскакали со своих мест, лавиной устремившись на свободу. На лестнице ко мне вновь подлетел Костик. Один. Без своего приятеля Леши, что само по себе было довольно странно. «Колобки», как с незапамятных времен прозвали этих круглощеких, упитанных мальчишек, были неразлучными друзьями, повсюду появлялись вдвоем, и только на уроках сидели за разными партами. Сажать их рядом не рисковал ни один учитель – это было все равно, что соединить вместе два куска урана – взрыв хохм и приколов стал бы тогда неизбежен.

— А где Леша? – поинтересовалась я.

— У него живот разболелся. Говорил я ему: «Садись на диету!», а он – «Колбаса в зубах не застревает!» и давай жевать все подряд.

— Можно подумать, что ты питаешься одним «Геркулесом».

— Нет, но я размышляю о проблемах избыточного веса. Иногда. После обеда, — Костик важно надул щеки и похлопал себя по животу. – Теоретически, я уже готов заняться спортом. Шахматами, например…

Мы вышли из здания школы, остановились на крыльце. Костик потянул меня за рукав:

— Ты права, Акулиничева – история про мертвеца здорово пропахла нафталином. Но у меня есть свежая и абсолютно проверенная информация. На этот раз я буду серьезен, как на собственных похоронах, честное слово! В городе появились вампиры…

«Колобкам» ничего не стоило выдумать какую–нибудь невероятную историю и выдавать ее за чистую правду. Я прекрасно это знала, а потому особо не доверяла их «правдивым отчетам о реальных событиях». В другой раз слова Костика спокойненько пролетели бы мимо моих ушей, но после видений, связанных с Городом Вампиров, любая информация о мертвых кровопийцах воспринималась более чем серьезно.

— А оборотни тебе случайно не встречались?

— Насчет оборотней не могу сказать ничего определенного, но мы–то с тобой знаем, Акулиничева – вампиры действительно существуют. Помнишь, как на прошлый новый год…

— Оставь это, Костя! История со Светкой и Кристианом нетипичная, а вообще, вампиры в наших краях не водятся.

— До недавнего времени они ничем не выдавали своего присутствия, — с многозначительным видом перебил меня «колобок», — но это не означает, что их здесь нет. А вчера я собственными ушами слышал, как девчонка из параллельного класса рассказывала о том, что подружка ее сестры говорила со своей подружкой и та…

— Ясно. Источник «заслуживает» доверия.

— Можешь не верить, но дочь соседки той подружки нашли мертвой, а на шее у нее были видны две небольшие ранки. Она умерла от потери крови!

— А потом встала из гроба и перекусала всех своих приятелей.

— Не иронизируй, Яна. Недавно я сам обнаружил место, имеющее непосредственное отношение к вампирам.

— Даже так…

— Знаешь заброшенную стройку возле бывшего кинотеатра?

— Ту, по поводу которой жильцы соседних домов митинговали?

— Да. С тех пор, как приостановили строительство, там начали происходить всякие нехорошие дела. Проще говоря – чертовщина. Пару дней назад я лично, собственными глазами, наблюдал, как оттуда вышел бледный, как смерть человек, с горящими глазами. На следующий день мы с Лешей еще до захода солнца обследовали стройку и нашли подозрительный лаз…

— И?

— Мы туда не полезли – струхнули. В наши с Алексеем Алексеевичем планы не входит скорая кончина в объятиях вампира.

— Где это место? – услышала я за спиной знакомый голос.

— Влад?!

Честно говоря, я не ожидала увидеть его здесь, на крыльце моей школы. Похоже, у этого неугомонного парня возник очередной план действий, и ему не терпелось втянуть меня в новую авантюру. Представив друг другу ребят, я хотела скоренько распрощаться с «колобком», но тот продолжал возбужденно рассказывать о своем открытии. Влад не знал, сколь пылкой фантазией обладает Костик и потому слушал его очень и очень внимательно. А вот я чем больше вникала в рассказ «колобка», тем меньше ему верила.

— Думаю, нам надо сходить туда.

— Правильно, Влад! У Яны врожденный скептицизм, она верит только в то, что видит перед своим носом, а вот я не вхожу в число лиц, внушающих доверие. Надо поспешить, пока солнце не село.

До темноты было далеко, но чувствовалось, «колобок» действительно очень торопился. Как–то само собой сложилось, что последнее слово всегда оставалось за Владом, а он был настроен очень решительно:

— Если там действительно есть вампиры, представляете, сколько они могут натворить бед! Надо обезопасить людей.

— Влад, ты собираешься сражаться с вампирами?

— Кто–то же их должен остановить, не так ли, Яна?

— Веришь, что можно изменить мир к лучшему? И что эта задача только тебе по силам?

— Я просто защищаю слабых.

За разговорами мы не заметили, как подошли к заброшенной стройке. Зрелище было довольно унылое – за обвисшей сеткой виднелся огромный утыканный сваями и наполовину засыпанный снегом котлован, несколько пустующих строительных вагончиков и штабеля бетонных блоков. Представить, что в таком месте обитали вампиры, было довольно сложно. «Просочившись» сквозь дыру в ограждении, мы вошли на территорию стройки.

— Это здесь, — с неожиданной для его комплекцией ловкостью, Костик спустился в котлован, указал на большое отверстие, образовавшееся под бетонным блоком фундамента. — Дальше не пойду, хоть убейте. Но бесстрашным героям могу предложить фонарик.

Влад посмотрел по сторонам, вытянул из снега длинную палку, переломил ее о колено, потрогал пальцем острие обломка. На лице Костика отразился неподдельный испуг:

— Что… Что ты задумал?

— Если вампиры действительно существуют, лучшего оружия, чем деревянный кол не найти. Давай фонарик.

«Колобок» мычал нечто нечленораздельное, но Влад его не слушал, завладев фонарем, нырнул в черную глубину лаза. При всем желании я не могла последовать за ним – с больной ногой толку от меня было маловато. Влад пошел один, но вначале, это не слишком встревожило – Костик наверняка просто решил подшутить над ним, а теперь тихонечко, в душе торжествовал, радуясь успешному розыгрышу. Впрочем, на победителя «колобок» не походил – он побледнел и, кажется, даже похудел от тревоги. Глядя на Костика, мне и самой стало жутковато.

— Скажи честно, ты действительно видел вампира? Костя, не молчи! От этого зависит жизнь Влада!

Но насмерть перепуганный «колобок» только мотал головой. Я попыталась спуститься в котлован, однако боль в ноге не позволила сделать этого. Оставалось только ждать и надеяться, что Костик – великий актер, мастерски изобразивший ужас. Было очень тихо, только с улицы доносился шум машин, да поскрипывала, раскачиваясь от ветерка, ржавая табличка на заборе. Ожидание превращалось в пытку. Как я, Охотница за призраками, знающая насколько опасны вампиры, могла отпустить неопытного мальчишку в это пекло? По правде говоря, мне просто хотелось немного охладить его пыл, подшутить над этим безгранично уверенном в себе искателем справедливости…

— Убивают! Помогите! Не надо! – донеслось из глубины подвала. – Не надо!!!

Я ринулась вперед, но Костик повис на мне мертвой хваткой:

— Стой! Это не то, что ты думаешь!

Нечто округлое, окутанное белым, перепачканным в грязи саваном, кубарем выкатилось из лаза, начало карабкаться по склону котлована, сорвалось, упало прямо под ноги преследовавшего его Влада.

— Нет!!! – истошно взвизгнул Костик.

Влад профессиональным движением охотника за вампирами занес колышек, а потом отбросил его в сторону, усмехнулся:

— Вставай, — и протянул руку закутанному в саван существу.

Из тряпья возникла круглая голова Леши:

— Слушай, Константин Григорьевич, мы так не договаривались. В твою задачу входило привести сюда какую–нибудь хрупкую слабонервную барышню… Из меня едва не приготовили шашлык. Короче, в следующий раз в засаде будешь сидеть ты!

Мы долго смеялись, обсуждая то, как быстренько разобравшийся в ситуации Влад разыграл «заговорщиков», но смех «колобков» звучал немного истерично и фальшиво.

*************************

— Я пришел за браслетом, — сообщил Влад, когда мы остались одни. – Это единственный след, который может вывести на моих врагов.

Я остановились возле дома, внимательно посмотрела на своего спутника. От былой веселости Влада не осталось и следа, похоже, тревожные мысли не отпускали его не на минуту – он просто старался выглядеть беззаботным, делать вид, будто все в порядке.

— Ты должен обратиться в ФСБ. Мы не сможем сами распутать такое запутанное опасное дело. Если толково объяснить что произошло, отцу тебя не отдадут.

— Хочешь, чтобы меня отправили в детский дом?! – когда Влад злился, его взгляд сверкал таким яростным обжигающим огнем, что становилось страшно. – Лучше я буду бродяжничать, но останусь свободным! Я им не дамся! Я никому не дамся! Лучше умру!

— Ладно, остынь. Я только высказала здравое предположение, но это не означает, что ему надо следовать. Твоя жизнь, тебе и решать. Так что ты говоришь насчет браслета?

— Он принадлежал людям, похитившим меня. Разгадав в чем заключается его предназначенье, мы получим ответы на все вопросы. Светлана сказала, что хочет посмотреть на браслет. По ее мнению, подобные предметы могут быть связаны с магическими обрядами.

— Светке везде мерещится колдовство! Она даже кошку завела исключительно потому, что ведьмам положено иметь помощников–животных.

— И все же мне интересно ее мнение. Ты не выбросила браслет?

— Он все также лежит в жестянке из–под монпансье, куда мы его и положили. По правде говоря, с тех пор я до него ни разу не дотрагивалась. Сейчас заберем его. Кстати, Влад, ты позвонил своему соседу, узнал, что он собирался передать тебе?

— Никто не брал трубку. Такое случается, Борис Анатольевич любит утренние прогулки, до полудня дома его редко застанешь. Перезвоню вечером.

Влад галантно подал мне руку, помогая подняться по обледеневшим ступенькам, мы вошли в подъезд. Признаюсь, меня немного удивляла его манера держаться – он был невероятно вежливым и обходительным, чем выгодно отличался от остальных моих приятелей. В сравнении с ним я и себя порой ощущала диким, совершенно первобытным варваром, не подозревавшим о существовании слова «этикет».

Дома никого не было. Сбросив сапоги и куртку, я прошла в свою комнату, достала из письменного стола яркую жестянку, в которой хранила ненужные побрякушки – сломанные заколки, вышедшие из моды клипсы и прочее барахло. Половинкам старинного браслета надлежало спокойненько лежать под слоем ненужной бижутерии, однако их там не оказалось! Вытряхнув на стол побрякушки, я рассматривала их, как баран новые ворота.

— Что случилось? – Влад заглянул через плечо.

— Браслет исчез.

— Его не могли взять твои родители?

— Исключено. Мама никогда не заглядывает в мой стол, а отец вообще почти не бывает дома – у него собственный бизнес, и потому совершенно нет времени.

— Или деньги, или время. Может быть, ты сама переложила браслет, а потом забыла об этом?

— Мне же не девяносто! Нет, Влад, я еще контролирую собственные действия!

— Тогда это происшествие находится в компетенции Светланы. Не буду тебя больше задерживать.

— Подожди…

Я довольно скептически относилась к Светкиному увлечению магией и колдовством, но надо признать, сестренка порой давала дельные советы. То, что происходило со мной по ночам, здорово напоминало порчу, а потому, помощь «ведьмы, в хорошем смысле этого слова» могла оказаться неоценимой. По телефону такие вопросы обсуждать не стоило, и я решила нанести Светке визит.

— Подожди, Влад. Пожалуй, я пойду с тобой.

— А как же твоя нога?

— Ты будешь поддерживать меня на скользких поворотах.

************************************

Известие о том, что браслет исчез, встревожило Светку, она в задумчивости почесала кончик носа, посмотрела на часы, а затем извлекла из тумбочки целый ворох рисунков и ксерокопий:

— Просмотри эти иллюстрации, может быть, найдешь рисунки или надписи вроде тех, что были на браслете. Мы с Яной пока на стол накроем. Знаете, я решила строго соблюдать режим дня – делать все вовремя, не минутой позже срока, ведь дисциплина и самоконтроль очень важны для настоящей ведьмы.

Споткнувшись о крутившуюся под ногами Люсинду, я вслед за Светкой направилась в кухню. Готовить Светлана не умела, но старалась выглядеть опытной домовитой хозяйкой – надев кокетливый фартучек, она начала «колдовать» над кастрюлей с пакетным супом. Я принялась резать хлеб.

— Хорошо, что Влад поселился здесь, — вполголоса сказала она. – С ним весело, к тому же он столько всего знает! Одна беда – экзамены на носу, а у меня не хватает моральных сил на зубрежку. Что за беда такая – для всех новый год — праздник, а для студентов — сплошной кошмар!

— Зато вам стипендию платят.

Светка только махнула рукой:

— Не стоит о грустном, Яна. Ты заметила, какое у Влада необычное лицо?

— В смысле?

— Как на старинном портрете из замка. Черты тонкие и породистые, будто у него в роду одни князья. Я много видела таких портретов. Рассматривала эти лица и гадала, то ли тогда была такая манера письма, то ли люди в то время были другие. В наше время такой тип лица не встречается. А вот Влад как раз из той породы.

— Ничего такого не заметила. Думала, у него просто южная кровь, кавказская что ли… Чернявый, чернобровый…

— Никогда тебе не стать художницей, Яна! Это абсолютно иной тип лица. Когда разберусь с экзаменами, покажу тебе подборку западноевропейской живописи пятнадцатого–семнадцатого веков, увидишь очень похожие лица.

Светка хотела сказать что–то еще, но тут на пороге кухни появился Влад.

— Я не нашел ничего подходящего и попробовал сам, по памяти набросать узор, — он протянул листок бумаги Светке. – Там очень сложное переплетение линий, можно легко запутаться, но в целом похоже.

Наша ведьма медленно бледнела, ее руки, державшие рисунок, дрожали. Позабыв о супе и даже не сняв фартук, она, как лунатик, проследовала в комнату. Заинтригованные и немного испуганные такой реакцией, мы с Владом пошли за ней.

— Не удивительно, что ты не нашел эти символы ни в одной из ксерокопий, — справившись с волнением, заговорила Светка. – Они из черной магии, высшей черной магии, доступной немногим посвященным. Только однажды мне удалось заглянуть в книгу, где говорилось о подобных вещах, а потом меня полгода мучили кошмары. И даже сейчас страх остался.

Она растеряно бегала по комнате, выставляя на стол безделушки, которые, как я знала, используются во время колдовских ритуалов. Потом отправила меня на кухню за спичками, сожгла злополучный рисунок, бормоча под нос непонятные слова. Влад наблюдал за ее действиями с плохо скрываемым удивлением.

— Вот… Кажется, все. Нельзя держать в доме этот символ, даже если его изобразили без злого умысла. Я уничтожила его и очистила помещение.

— А что теперь?

— Не знаю, Влад, мне просто страшно, — Светка опустилась на диван, обхватила голову руками. – Скажи, Яна, с тех пор, как вы разрезали браслет, с тобой не случилось ничего подозрительного? Кошмары по ночам не мучают?

Тут нехорошо стало мне самой – если мои видения связаны с этой дьявольской побрякушкой, то светлого будущего впереди явно не предвиделось. Ощущение было таким, будто меня затянуло в болото, где каждое движение неумолимо приближало роковую развязку.

— Яна! Яна, не молчи! – Светка трясла меня за плечо, испуганно заглядывала в глаза. – С тобой все в порядке?

— Не совсем. Вообще–то я пришла к тебе, решив проконсультироваться насчет странных путешествий моей души. Уже вторую ночь подряд, стоит мне только немного расслабиться, как кто–то выдергивает ее из тела и бросает в склеп к вампирам. Теперь и без консультаций ясно – во всем виноват браслет.

— Его украшают большие красные камни?

— Да. Рубины или гранаты, неограненные, но очень хорошо отполированные, похожие на застывшие капли.

— Это и есть капли! Капли вампирской крови, на которую наложено особое заклятие. Они усиливают магическую власть браслета. Конечно, полной уверенности нет, но все пока сходится. Мне доводилось слышать о таких пр?клятых украшениях.

— И где ты этому выучилась, сестренка?!

— Тебе грозит смертельная опасность, Яна. Браслет убьет тебя если…

— Но я больше года носил на руке эту дрянь и не испытывал никаких неудобств! – не выдержал слушавший наш странноватый разговор Влад. – Почему он не подействовал на меня?

— Возможно, браслет не причиняет своему владельцу видимых неудобств, прикинувшись обычным ювелирным украшением, но стоит его снять… Это как проклятье – избавиться от него можно только передав другому. Ты забрала у Влада браслет, тем самым, избавив его от власти магического предмета. Теперь тебе придется носить браслет самой или отдать кому–то еще.

— Но для чего все это? Зачем его надели на руку Влада?

— Ты у меня спрашиваешь?!

— Стоп, Светка! Тут есть неувязочка! – внезапно успокоилась я. – Браслет исчез, а, следовательно, все твои догадки не имеют отношения к моим проблемам!

— Еще как имеют! Ты заглядывала под подушку?

— Под подушку?!

— Готова спорить на что угодно – браслет там. Он старается как можно ближе подползти к человеку, так легче высасывать душу.

— Бред какой–то!

Мы молчали. Говорить после такой лекции было просто не о чем. Отчаянье сменялось недоверием и снова на его место возвращалось отчаянье. Я не хотела верить сестренке, но не могла ей и не верить. Влад стремительно прошел по комнате, приблизился к Светлане:

— Если ты действительно ведьма, то должна знать, как нейтрализовать эту дьявольскую штуку.

— Я начинающая ведьма, которая, кстати, не занимается черной магией. Моих знаний хватает ровно настолько, чтобы панически бояться таких вещей.

— Ты нам поможешь.

С этим парнем невозможно было спорить. Он умел подчинять своей воле, умел повелевать людьми. Его тон не оставлял места для возражений.

— Хорошо… хорошо… – отличавшаяся повышенным упрямством Светка сдалась с неожиданной легкостью. – Тащите его сюда, чем бы это ни кончилось… Я постараюсь разобраться, в чем дело, может быть даже заблокировать поток энергии, который он излучает.

— Поедем с нами.

— Я просто не имею права три часа тратить на дорогу. Поймите же, наконец, мне надо подготовиться к зачету! Меня не до–пус–тят к экзаменам!

Аргумент произвел на Влада должное впечатление – велев Светке ждать нашего возвращения, он подтолкнул меня к двери:

— Мы постараемся вернуться как можно быстрее.

— До скорого, — Светка помахала рукой и поджала губы, сразу став похожей на свою мать.

4 _________________________________

Мелькавшие за окном станции, бесстрастный голос, объявляющий название очередной остановки – все это было привычно, знакомо, но именно обыденность происходящего внушала безотчетную тревогу, казалась зловещей. Мы с Владом могли говорить только на остановках, когда стихал шум, и не надо было выкрикивать слова в уши друг другу.

— Этот тип, который сел в автобус возле Ваганьково, показался мне похожим и на вампира, и на преследовавших тебя «терминаторов». Он был неестественно, подчеркнуто живым и носил старый, вышедший из моды плащ. Знаю, такие подозрения звучат глупо, но…

— Осторожно, двери закрываются. Следующая… – заглушил мои слова голос диктора.

Я умолкла, глядя на сидевшего рядом Влада. У него и в самом деле было очень необычное лицо – волевое, надменное, а выражение глаз постоянно менялось, становясь, то насмешливым, то печальным, то дерзким, то почти испуганным.

— Не волнуйся, Яна, мы придумаем, что делать с этим браслетом. В одном не сомневайся – я сумею тебя защитить.

Снова перестук колес, новая волна тоски и отчаянья. Сейчас я вернусь домой, найду браслет, надену его на руку и тогда… Что будет дальше, я не знала, оставалось только изводить себя самыми чудовищными прогнозами.

Наконец мы вышли из метро, темными дворами проследовали к моему дому. Влад старался приободрить меня, но ощущение было таким, будто я направлялась на собственную казнь.

— Яна, что случилось?

Увидев меня, мама даже всплеснула руками – похоже, мой облик вполне соответствовал душевному состоянию.

— Все нормально, мама. А это Влад.

Обходительные манеры моего спутника производили на взрослых очень благоприятное впечатление. После нескольких минут разговора, мамин взгляд потеплел, тревога исчезла. Она пригласила Влада поужинать, но нас ждали неотложные дела. Войдя в свою комнату, я стремительно подскочила к кровати, отбросила в сторону подушку… Худшие догадки подтвердились – темное золото притаившегося там браслета показалось мне чешуей ядовитой змеи.

— Что же мне делать, Влад?

Он осторожно взял половинки украшения, положил их на стол. В каждом из драгоценных камней скрывался источник пульсирующего света. Браслет был живым, он пристально наблюдал за мной и, кажется, даже насмехался. Еще минута и я стану рабыней проклятой безделушки. Может быть, в этот миг мне выпадет жребий, который предназначался Владу? Но есть и еще один вариант – трусливый, бесчестный, зато суливший спокойную жизнь… Надо просто отдать браслет кому–то и попытаться забыть о нем. Искушение было очень велико. Разозлившись на собственную слабость, я решительно потянулась к браслету.

— Стой!

Движения Влада всегда были стремительны, а в этот момент – почти неуловимы. Прежде чем я осознала, что происходит, он уже завладел половинками браслета, замкнул их на своей руке. Драгоценные камни полыхнули алым огнем, а куски металла слились в единое целое – браслет мертвой хваткой сжал запястья Влада.

— Что ты наделал?!

— Не хочу загружать тебя своими проблемами. Этот браслет предназначался мне. Я с ним и разберусь.

Он не стал слушать мой жалкий благодарственно–озадаченный лепет, поднялся, направился к двери.

— Куда ты?

— Браслет бросил твою душу в Город Вампиров, следовательно, эти твари напрямую связаны с похитившими меня людьми. Ты видела подозрительного типа возле Ваганьковского кладбища, надо наведаться туда. Вдруг след приведет к цели?

Я смотрела на этого парня с худым лицом и серьезными, совсем не детскими глазами, чувствуя себя так, будто предала его. Он был один против всего мира, он мог рассчитывать только на себя…

— Влад, я хочу тебе кое–что рассказать. Садись, история короткой не покажется.

Рассказ о Сестрах–охотницах получился немного сбивчивым, торопливым. Произносить вслух такую историю было делом не из легких – то мне казалось, что Влад не верит ни одному слову, то считает меня чокнутой.

— Короче, я только с виду обычная девчонка. Мы с Сестрой поклялись защищать людей от злых сил и делаем это много жизней подряд. Основная наша задача бороться с черными призраками, но думаю, мы справимся и с вампирами – мертвецы без души ничуть не лучше лишенных тела душ злодеев. Нина, так теперь зовут мою Сестру, обещала приехать на новогодние праздники. Давай дождемся ее – втроем мы победим любую нечисть. Влад! Влад, ты мне не веришь?!

— Пытаюсь поверить. Значит, ты помнишь все свои воплощения, десятки прожитых жизней? Но от этого можно сойти с ума! Такой объем информации…

— В памяти всплывают только самые яркие моменты, а еще всевозможные полезные навыки, которым я успела научиться, например иностранные языки. Труднее всего было вспомнить свою первую жизнь, в которой я и стала Охотницей. Тогда меня звали Меда, я родилась в Дакии, это…

— Я знаю о даках. О них писал Геродот, а позже несколько римских авторов.

— Я родилась в столице даков Сармизегетузе в девяностом году нашей эры.

— Во время правления царя Децебала, непосредственно перед оккупацией Дакии римским императором Траяном, — сразил меня наповал своей осведомленностью Влад.

— Ну ты даешь!

— Знаешь, Яна, спасибо за предложенную помощь, но я хочу начать поиски немедленно, не дожидаясь приезда твоей Сестры. Я беспокоюсь за Ромку. Что если его тоже похитили и сейчас делают то, что делали со мной? Я должен, во что бы то ни стало найти брата! Ждать нельзя… Сейчас же поеду на Ваганьково…

— Одна Охотница тоже на многое способна. Можешь рассчитывать на меня.

Влад не мог усидеть на месте, рвался в бой, но все же мне удалось убедить его отложить до завтрашнего утра экспедицию на кладбище. Отправляться в логово вампиров ночью было слишком опасно, и даже такому нетерпеливому, склонному к рискованным авантюрам парню пришлось согласиться с этим.

************************

Ночь я проспала, как убитая. Видения вампирского города отпустили, в душу вернулся покой. В выходные дни я обычно валялась в постели часиков до одиннадцати, но сегодня поднялась значительно раньше, наскоро перекусила и, сообщив маме, что весь день пробуду у Светки, отправилась в рискованное путешествие. На спине висел небольшой рюкзачок, в котором находилось множество необходимых для такого опасного предприятия предметов – пара фонарей, крепкая веревка, кое–какие инструменты, спички, запасные батарейки и прочие, жизненно необходимые мелочи. Оставалось надеяться, что этот груз нам не потребуется. По правде говоря, я сомневалась, что вход в Город Вампиров находится на кладбище. Это было слишком пошло и банально для любивших неожиданные сюрпризы упырей. И все же Ваганьково стоило проверить хотя бы потому, что других зацепок у нас просто не было.

Влад уже ждал меня у центрального входа. Мы пришли слишком рано, ворота еще не открыли, однако мой спутник не собирался терять ни минуты – найдя тихое, безлюдное место, мы скоренько перемахнули через ограду и оказались на территории кладбища.

— Что дальше? – осведомилась я, разглядывая укрытые обледеневшим снегом могилы.

— Для начала осмотримся.

Это было проще сказать, чем сделать. Ваганьково только издали напоминало парк, а при ближайшем рассмотрении больше смахивало на коммунальную квартиру, до отказа заполненную «жильцами». От обилия решеток крестов и надгробий просто рябило в глазах. Проваливаясь по колено в снег, мы кое–как выползли на центральную аллею кладбища. За нашими спинами осталась небольшая церквушка, а впереди маячил приют мертвецов, именуемый странноватым словом колумбарий.

— По какому признаку ты собираешься разыскивать вампиров? Думаешь, здесь есть таблички типа: «До входа в Город Вампиров – 200 метров»?

— Прежде всего, надо осмотреть все склепы. Их не так много, к тому же они заброшены, завалены снегом. Если мы обнаружим у входа свежие следы, обследуем такой склеп повнимательнее.

— Должна тебя разочаровать, Влад. Современные вампиры давным–давно не спят в гробах и предпочитают обходить стороной холодные отсыревшие склепы. Один знакомый вампир рассказывал мне о том, что нынешнее поколение упырей предпочитает жить со всеми удобствами, как самые обычные люди.

— Возможно. Но в твоем видении все было как в классическом ужастике про вампиров. Подземный склеп, шеренги гробов, мертвецы, просыпающиеся после захода солнца.

— Ладненько, будем надеяться, что мы имеем дело со старомодными, здорово отставшими от жизни упырями. Хотя, по–моему, это глупо – обрекать себя на жалкое существование, всячески подчеркивая, что ты мертвец, а не живой человек. Надо уметь получать удовольствие от вечной жизни.

— Ты рассуждаешь, как вампир.

— Просто ставлю себя на его место.

— Лучше этого не делать.

С той поры, как мы вошли на кладбище, прошло часа два, если не больше. Мы внимательно, квадрат за квадратом, обследовали его территорию, все больше убеждаясь, что это абсолютно бесперспективное занятие. Погост был огромен, и потребовалось бы много дней, чтобы обойти все его закоулки. Влад все чаще хмурил брови, по–видимому, начиная терять терпение. И тут удача улыбнулась нам…

— Смотри! – Влад резко остановился, указывая на узенькую тропинку, ведущую прямиком к огромному черному склепу. – Сюда наведываются постоянно.

Мы подошли ближе. Действительно, снега на гранитных ступенях не было, а дверь, вероятно, недавно открывали – щель между косяком и дверью не была заполнена слоем пыли. Влад немедленно попытался проникнуть внутрь, но сделать это оказалось не так просто.

— Возьми, — я извлекла из рюкзака стамеску. – Как раз для таких случаев.

— Кажется, поддается… Есть, чем обмотать руку?

Я стянула с шеи косынку, протянула Владу.

— Чем–то вы занимаетесь, молодые люди? – я не видела человека, произнесшего эти слова, но почувствовала, как его рука схватила меня за шиворот. – Думаю, это можно назвать осквернением могил.

— Мы просто…

Влад не успел договорить, мужчина и его поймал за воротник куртки.

— Разберемся в администрации, — грозно сказал он и поволок нас по дорожке. – Ни стыда, ни совести… Лоботрясы, бездельники…

Мне ничего не стоило вырваться из рук этого типа, но я не хотела применять силу против ни в чем ни повинного человека. Со стороны наши действия и в самом деле производили довольно скверное впечатление. Однако объяснение с администрацией кладбища тоже не входило в мои планы.

— Отпустите нас, пожалуйста!

Произнеся эту вежливую фразу, я, что было сил, рванула вперед, но как ни странно, поймавший нас мужчина без малейшего труда сдержал сей «страстный порыв». А потом последовали ответные действия – я почувствовала, как стремительно улетаю куда–то вбок, затем, изменив направления движения, несусь навстречу Владу… Мне бы удалось предотвратить столкновение, но тут взгляд скользнул по лицу мотавшего нас во все стороны мужчины, и я оцепенела от ужаса – это был он, тот самый «фальшивый человек» из автобуса! Его небесно–голубые глаза не выражали никаких чувств, однако это спокойствие казалось страшнее любых угроз.

— Беги!

Но в это мгновение уже ничего нельзя было изменить. Мы с Владом столкнулись лбами, из глаз посыпались искры, сознание заволокла тьма…

***************************

Темнота… боль в голове… заклеенный рот… веревка на руках… Ощущения возвращались постепенно, а вместе с ними подкрадывался и безграничный могильный ужас… Окончательно придя в себя, я попыталась освободиться от пут и обнаружила, что нахожусь в каком–то довольно узком и тесном ящике. Именно – ящике, другое, моментально пришедшее на ум название этого места, всколыхнуло животную, не поддающуюся контролю панику и мне захотелось тут же забыть его. Я дернулась, начала судорожно извиваться, но вскоре пришло отчаянье, а вместе с ним и странное равнодушие. Ящик назывался гробом, над головой находилась толща земли, каждое лишнее движение похищало кислород, а вместе с ним и жалкий остаток жизни. Слезы горячими потоками покатились из глаз, хотя я вовсе и не собиралась плакать. Это был нелепый, несправедливый, чудовищный конец…

Но «кисла» я недолго. За множество жизней Сестры–охотницы успели побывать в самых крутых передрягах и научились контролировать свои чувства, концентрируясь на главном – умении уцелеть в любой ситуации. Душу переполняли самые отвратительные чувства, но я перестала обращать на них внимание, думая лишь о том, как выбраться из западни. Если удастся развязать веревку, шансы на спасение увеличатся. К счастью, «фальшивый человек» спешил, а потому не слишком сильно затянул узлы – при определенных усилиях можно было выдернуть запястья из веревочной петли.

Когда руки оказались свободными, я первым делом содрала заклеивавший рот скотч и заорала во все горло:

— Помогите! Я здесь!

Впрочем, это была довольно глупая затея. На кладбище почти не было посетителей, меня бы все равно не услышали, а вот воздух приходилось экономить. Вместо бесполезных воплей мне следовало попытаться открыть крышку. Если бы со мной оказался рюкзачок с инструментами, задача здорово бы облегчилось, но он затерялся где–то по дороге. Приходилось обходиться тем, что было. Я попыталась проломить крышку ударом рук, но то ли ящик был сделан на славу, то ли мне не удалось, как следует размахнуться, но сверхчеловеческая сила Охотницы оказалась растраченной впустую.

Какое–то время я лежала неподвижно, соображая, что делать дальше. В голове промелькнула мысль о мобильнике. Впрочем, теперь его вполне можно было назвать могильным телефоном. Горло сдавил истерический смех, но я быстро взяла себя в руки. Телефон оказался на месте, вопрос состоял в том, сможет ли сигнал пройти через толщу земли. Дисплей вспыхнул голубым светом, трясущиеся от волнения пальцы скользнули по кнопкам…

— Света, ты слышишь меня? Слышишь?!

О чудо, о великое счастье – в трубке звучал ее недовольный, но прекрасный как ангельское пение голосок!

— Да… Я слушаю, говорите…

— Света, я в гробу, на Ваганьково! Меня заживо похоронили!

— До первого апреля еще три месяца, Яна.

— Я не шучу, честное слово! На нас с Владом напали, засунули меня живьем в могилу. Светка, сделай что–нибудь!

— Держись, я еду.

И снова гробовая тишина. Немного успокоившись, я попыталась трезво оценить ситуацию. С тех пор, как меня засунули в ящик, прошло довольно много времени, но недостатка воздуха не ощущалось, телефонный сигнал проходил без помех, следовательно…

— Выпустите меня! – заорала я, бешено забарабанив руками и ногами по деревянной крышке. – Помогите!

Сомнений не было, гроб пока еще не засыпали землей, а значит, от свободы меня отделял только слой досок. Вдали послышались мужские голоса…

— Помогите!

Комья земли с отвратительным стуком посыпались вниз. Те, кто пришел сюда, собирались не спасти, а убить меня. Я кричала, молотила руками и ногами, а страшный град продолжал барабанить по крышке. Вскоре уже невозможно было различить, как падают отдельные комья – земля укрыла гроб рыхлым одеялом.

— Помогите!

Вновь приглушенные голоса, непонятные звуки, толчок – похоже, кто–то спрыгнул в могилу. Время исчезло. Я лежала, не шевелясь, не смея надеяться на спасение, но страстно желая его. Что ждало меня впереди – жизнь, смерть?

Ослепительный свет ударил в глаза, от свежего воздуха закружилась голова. Из моря света возникла перепачканная землей рука, и я услышала голос Нины:

— Ну, здравствуй, Сестра. Честно говоря, я рассчитывала, что наша встреча произойдет в более приятной обстановке.

Часть вторая. Новая жизнь Дракулы

За окном кружил пушистый снежок, чай был обжигающе горяч, а жизнь невероятно прекрасна. Мы собрались в небольшой аккуратненькой кухоньке, оживленно обсуждая недавние события. У ног крутился мой спаситель – пес по имени Мальчик, он же Рич, грозный черно–белый стаффорд, вышедший победителем из двенадцати смертельных боев. Впрочем, сейчас он был настроен очень миролюбиво, крутил хвостом, умиленно заглядывал в глаза, выпрашивая что–нибудь вкусненькое. На угощение не скупились – сегодня Рич был настоящим героем.

За столом собрались все: напуганная, наверное, больше моего Светка, Влад, на лбу которого красовалась такая же, как у меня шишка, приехавшая из Румынии Нина, а также парень по имени Олег, в гостях у которого, мы собственно и находились. Если бы не Олег вместе со своим замечательным псом, я бы сейчас не сидела в милой компании, спокойненько попивая чай… Влад похлопал Рича по загривку, скормил ему очередное печенье:

— Когда наши головы столкнулись, я ненадолго потерял сознание, а, очнувшись, обнаружил, что меня связали по рукам и ногам и волокут по пустырю, к стоящей в отдалении машине. Дело было совсем плохо, но тут появился он… Рич просто стал на пути похитителя, всем своим видом давая понять, что не позволит сделать ему и шага.

— Он сам все решил, действовал без команды. Я просто не видел, что происходит, — вступил в разговор Олег. – А когда заметил, то начал переговоры с этим бандитом. Он сказал, что отпустит пленника, если я придержу собаку и дам ему уйти. Так мы и сделали.

— Но это еще не все. Я сразу подумал о тебе, Яна. И вновь нам помог Мальчик. Для бойцового пса он уже староват, но без дела не сидит – Олег развивает другие его способности. У меня осталась твоя косынка, и мы решили пустить собаку по следу. Для этого пришлось вернуться к склепу, а потом долго петлять по всему кладбищу…

— Когда ты позвонила, я бросила все дела, пулей вылетела из дома, но тут раздался новый звонок, — перебила Влада Светка. – Я думала, что это опять ты, но услышала незнакомый голос, который интересовался, где сейчас находиться Яна. Я и сказала…

— От такой информации у меня просто волосы дыбом встали. Мне не удалось предупредить о своем приезде – в горах случился сильный снегопад, возникли проблемы со связью, но я подумала, что это даже к лучшему – получится хороший сюрприз. Позвонила тебе уже из Москвы, а твоя мама сказала, что ты уехала на весь день к Свете и дала ее телефон.

— Короче, когда мы с Олегом и Ричем подбежали к воротам кладбища, то увидели там двух напуганных и растерянных девушек.

— Мы действительно не знали, как быть дальше. Яна мне позвонила, сообщив, что с ней случилось, но не сказала, где именно.

— Рич – молодец, вовремя успел. Мы были на месте, когда двое пьяных бомжей засыпали могилу, совершенно игнорируя доносившиеся оттуда вопли. Увидев нас, они поспешили раствориться в воздухе, — Нина усмехнулась. – Им стоило, как следует врезать, но я не захотела терять время, спешила поздороваться со своей лучшей подругой.

— Спасибо вам всем. Честно говоря, мне очень не хотелось заканчивать свое существование таким образом. Спасибо.

Вскоре мы распрощались с Олегом и Мальчиком, разошлись по своим делам. Светка отправилась зубрить конспекты, Влад – разыскивать новые улики, а мы с Ниной поехали ко мне домой.

******************

Ночь — самое подходящее время для разговоров. Устроившись поудобней в своих кроватях, мы с Ниной все говорили, говорили и никак не могли остановиться. Я рассказывала о том, как провела время после своей поездки в Румынию, Сестра – каких трудов ей стоило отпроситься на зимние праздники в Москву. Мы вспоминали приключения в горах Трансильвании, общих знакомых, а потом Сестра неожиданно спросила:

— Что ты почувствовала, когда впервые увидела этого парня, Влада?

— Разозлилась, что из–за него уронила в лужу пакет с булками.

— Я серьезно.

— Ну… Его взгляд показался знакомым, хотя я точно знаю, что прежде мы никогда не встречались.

— В этой жизни. Значит, ты тоже узнала его глаза?

— Как я могла узнать, если…

— Яна, не прикидывайся дурочкой. Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Вспомни наши прошлые воплощения, вспомни человека с такими же глазами!

— Нина…

— Вспомни!

Только теперь я сообразила, куда клонит Сестра, и от этой догадки учащенно забилось сердце. Однако такого просто не могло быть:

— Нет, Нина… Зря ты себя накручиваешь. Даже не думай.

— Пятьсот двадцать восемь лет минуло, а я как сейчас вижу эти глаза! Я всегда верила, что встречу его вновь!

В одном из прошлых воплощений Сестра встретила и полюбила человека, о котором не могла забыть до сих пор. Этим человеком был никто иной, как Влад Дракула – валашский князь, которого большинство моих современников знали, как самого главного вампира. Когда–то и я придерживалась такой точки зрения, пока не вспомнила жизнь, в которой мне посчастливилось общаться с этим незаурядным человеком. У Дракулы была невероятно яркая и трагическая судьба. Возглавив Валахию, маленькое княжество на территории современной Румынии, он бросил вызов могущественному врагу, отчаянно защищая свою землю от турецких захватчиков. Народ любил своего справедливого и храброго князя, а вот бояре ненавидели и, в конце концов, предали. Этим воспользовался король Венгрии Матьяш, который тоже ненавидел Дракулу и завидовал ему, но все это время делал вид, будто является его союзником. Матьяш не только на долгие годы бросил Влада в темницу, но сделал все, чтобы запятнать доброе имя валашского князя, оклеветать, превратить в чудовище. По приказу короля издавались брошюрки, в которых Дракулу изображали «великим извергом» и самым настоящим маньяком, даже картины рисовали, на которых Влад символизировал дух зла. Короче, постарались на славу. Дракулу должны были запомнить, как героя, но не жалевшие времени и денег клеветники сделали его монстром, которым вполне можно было пугать детишек. Это произошло в пятнадцатом веке, а в конце девятнадцатого ирландский писатель Брем Стокер, не имея никаких доказательств, взял и «превратил» Дракулу в вампира, окончательно связав его имя с силами тьмы. От этой несправедливости просто дух захватывало, и хотелось с кулаками наброситься на всех этих негодяев. Но негодяи давным–давно умерли, а изменить созданную ими легенду, уже было невозможно.

Воспоминания о Дракуле причиняли боль. Тут была и еще одна сугубо личная причина. Елена, как звали мою Сестру в прошлой жизни, до безумия была влюблена в этого человека, но ничем не смогла помочь ему. Как ни пытались, мы не сумели вызволить Дракулу из темницы, а позже, когда он вернул себе свободу и трон Валахии, не смогли защитить его от врагов. Тогда, в 1476 году, Дракула был тяжело болен, ему не на кого было положиться, и помощь Сестер–охотниц очень бы пригодилась в такой трудной ситуации. Но нас ждала главная битва. Надо было выбирать. Одна я бы не справилась с тенями, мне требовалась помощь Сестры. Елена исполнила свой долг, вступила в бой с черными призраками, а Дракула в это время погиб от рук заговорщиков. С той поры Сестра считала, что предала любимого человека и ей нет прощения. И вот теперь она, кажется, решила, что встретила Дракулу.

— Яна, ты меня слушаешь?

— Да. Задумалась немного. Вспомнила прошлое. Не надо тешить себя ложными надеждами. Будет больно с ними расставаться.

— Его зовут Влад, и он очень похож на Дракулу.

— Ты не видела Дракулу в таком возрасте, вы познакомились значительно позднее, а имя вообще ничего не доказывает. У нас в классе есть…

— Дело не в этом, Яна! Характер, темперамент, манера держаться – все его! Отчаянно храбрый, волевой человек, который всегда берет ответственность на себя, прирожденный лидер, которому просто невозможно не подчиниться. Я это поняла, едва успела познакомиться с ним.

— А я–то думала, ты тревожишься о своей погребенной заживо Сестре…

— Не придирайся. Я здорово за тебя переволновалась. Но Влад… Скажи, часто ты встречала людей с такими огромными темно–зелеными глазами?

— Это меня и настораживает. Давай спокойно все обсудим. Мы знаем, что когда люди умирают, их души переселяются в новые тела. Так?

— Так.

— Скажи, Нина, за те две тысячи лет, что мы знаем друг друга, был хотя бы один случай, когда наши души вселялись в похожие на прежние тела? Мы рождались в разных странах, имели разный цвет кожи и разрез глаз. Вспомни, в одной жизни ты родилась японкой, а в другой – скандинавской красавицей Ингрид. А помнишь, ты долго не могла привыкнуть к моей внешности, когда я была черной, как смоль негритянкой с западного побережья Африки?

— И что?

— Я верю, однажды ты обязательно встретишь новое воплощение любимого человека, но внешне он совсем не будет похож на Влада Дракулу. Тех огромных темно–зеленых глаз в обрамлении длинных пушистых ресниц, которые сводили тебя с ума, больше никогда не будет! Никогда! Дракулу убили в 1476 году, его голову положили для сохранности в мед и отправили в дар турецкому султану, а тот выставил «подарок» на одной из площадей Стамбула. Такая судьба постигла тело Дракулы и здесь ничего уже нельзя изменить.

Наверное, не стоило так резко говорить с Сестрой, но я не хотела, чтобы она обманывала себя. Нина молчала. Молчание было очень тягостным и неприятным. Не выдержав, я заговорила вновь:

— Влад отличный парень, возможно у вас сложатся романтические отношения и все такое, но запомни, он не может быть Владом Дракулой. Это внешнее сходство, не более…

— Спасибо за предупреждение, — темнота скрывала лицо Сестры, но голос ее был холоден, как айсберг у побережья Антарктиды. – Спокойной ночи.

В комнату вернулась тишина. Я лежала с закрытыми глазами, воскрешая в памяти лица двух людей, между которыми пролегла громадная пропасть длинною в пять веков. Влад действительно был слишком похож на Дракулу, чтобы быть им…

5 _______________________________________

Новый год приближался с катастрофической быстротой, до торжественного боя курантов оставалось меньше двух суток, а я почти не вспоминала о предстоящем празднике. Все мысли в моей голове были связаны с проблемами Влада, а с другой стороны и сама погода ничуть не напоминала новогоднюю. Все эти грязные лужи, черные проталины и мелкий дождичек больше подходили для середины марта, чем для конца декабря. По случаю приезда иностранной гостьи мне было позволено закосить школу и посвятить день демонстрации московских достопримечательностей. Но, похоже, у Нины были совсем другие планы – утром она уже успела переговорить с Владом, и теперь поторапливала меня в дорогу.

— А куда мы, собственно направляемся? Я хотела показать тебе Красную площадь…

— Мы гуляли по ней в прошлой жизни. Умоляю, Яна, одевайся быстрее.

И я поторапливалась, подозрительно поглядывая на Сестру. А когда мы вышли из метро «Улица 1905 года», ситуация окончательно прояснилась.

— Я туда не пойду, даже не уговаривай. Если хочешь, убей меня здесь, это, во всяком случае, намного гуманнее.

— Пойдешь.

— Нет.

Перспектива вновь отправиться на Ваганьковское кладбище повергала меня в шоковое состояние. Пальцы вновь ощущали атласную обивку гроба, над головой раздавался зловещий шорох падающей земли… А Нина уверенно, будто бывала здесь много раз, вышагивала к кладбищенской ограде. Там, неподалеку от входа, нас дожидался Влад.

Я резко остановилась:

— Все, жду вас здесь. Всем удачного путешествия.

— Расслабься, Яна. Вдвоем Сестры–охотницы почти неуязвимы, вспомни, сколько мы одержали побед. И еще – если сейчас ты не пересилишь свой страх, уже никогда не станешь такой как прежде. Начнешь вздрагивать от каждого шороха, бояться собственной тени.

Влад молчал. Я знала, что вместе с нами или один он все равно пойдет до конца и его сможет остановить только смерть. А Нина последует за ним хоть в само пекло, потому что ей очень хотелось поверить в невозможное. Но Сестры действительно должны были сражаться вместе, только так они могли рассчитывать на победу… Следовательно, выбора у меня просто не оставалось.

— О’кей. Только объясните для начала свои планы.

— Доделаем то, что не успели вчера. Проникнем в склеп…

— Минуточку, Влад. Ты не думаешь, что нас там ждут? Или наоборот, поняв, что их засекли, вампиры заблокировали этот вход?

— Второе, маловероятно. Они хотят заманить меня в ловушку, потому не будут чинить препятствий.

— А ты им поможешь.

— У нас есть, чем удивить упырей. Они думают, что вы обычные девчонки, не подозревают, какой силой обладают Охотницы. Они сломают о вас свои клыки.

— Ты оптимист, Влад.

Мы быстро шагали по кладбищенской аллее. Честно говоря, мне хотелось, чтобы Влад заблудился, не нашел дороги к зловещему склепу, но он уверенно вел нас вперед. О том, что ждало дальше, думать не хотелось. Я запрокинула голову, посмотрела на низкое, пропитанное влагой небо:

— Как вы думаете, снег в новогоднюю ночь выпадет?

— Скоро узнаем.

— Надеюсь. Кстати, ты не в курсе, почему тебя назвали Владом?

— Отец захотел. Его тоже так зовут.

— Значит, ты – Владислав Владиславович?

— Точно.

Мы с Сестрой переглянулись. Еще одно совпадение? Случайность? Отца Дракулы тоже звали Владом… Впрочем, раздумывать на эту тему долго не пришлось – за поворотом аллейки открылась черная громада склепа. Внутри меня все сжалось от страха и нервного напряжения.

— Возьмите, пригодиться, — Влад извлек из–под куртки пару остро заточенных колышков. – Древесина крепкая, не подведет.

Оружие истребителей вампиров плотно легло в мою ладонь, но спокойней от этого не стало. Я вновь посмотрела на небо – слабый ветерок раскачивал черные ветви, лениво перелетала с дерева на дерево большая черная ворона. Эх, только бы узнать выпадет в новогоднюю ночь снег, только бы живыми вернуться из этого опасного путешествия…

Дверь склепа поддалась неожиданно легко, протяжно заскрипев, открылась, приглашая войти внутрь. Все это здорово смахивало на ловушку. В глазах моих спутников горел азарт – они любили рисковать, их притягивала смертельная опасность, они готовы были сунуть свои буйные головы в самое пекло. Мне пришлось улыбнуться, сделав вид, что ничем не отличаюсь от них. Влад первым шагнул в темноту склепа…

Войдя, Нина прикрыла за собой дверь. Вспыхнули фонари. Свет не мог рассеять темноту, она только отступила, сгустилась по углам черными кляксами. Неприятный, затхлый запах ударил в ноздри, усиливая тревогу. По спине поползли мурашки – мертвые не любят, когда нарушают их покой. Кто знает, может быть, в эти минуты, они внимательно смотрят на незваных гостей, решая покарать их или отпустить с миром.

— Надо обследовать все могилы, — шепотом проговорил Влад. – Я начну с дальней…

Великодушное предложение. Он проскользнул в темный угол просторного склепа, предоставив нам с Ниной обследовать могилы, находившиеся ближе к выходу. Превозмогая страх, я направила луч фонаря на одну из надгробных плит. Под толстым слоем пыли еще можно было прочесть старинную, с «ятями» надпись о чьей–то безвременной кончине.

— Идите скорее!

Судя по всему, Влад нашел то, что искал. Последняя из пяти могил отличалась от остальных – ее не укрывал серый саван пыли, а края тяжелой плиты лоснились отполированные бесчисленными прикосновениями.

— Нам сюда.

Слова Влада прозвучали зловеще, но он не обратил на это внимания, с интересом разглядывая свою находку. Камень действительно лежал неплотно, под ним виднелась щель, примерно в палец шириной. Нина поднесла к ней зажженную спичку – пламя затрепетало и погасло на сквозняке. Потом Сестра уперлась ладонями в край плиты…

Этот леденящий кровь звук отбросил меня в бездну кошмарных видений. Именно с таким скрежетом открывали вампиры крышки своих гробов, поднимаясь после своего пробуждения. Ночной кошмар вернулся, но теперь он был абсолютно реален, он происходил с тремя живыми людьми, имевшими неосторожность вторгнуться в царство мертвых. Я с силой сжала руку стоявшей рядом Нины – ответное рукопожатие немного успокоило меня, вернув к действительности.

Могила была пуста, там вообще ничего не было, кроме густого мрака, в который погружались истертые гранитные ступени. Влад не ошибся, он нашел то, что искал – перед нами лежала дорога в Город Вампиров…

***********************

Лестница привела к двум узким, ведущим в противоположных направлениях коридорам. Внешне они ничем не отличались один от другого, и только подброшенная на ладони монетка смогла определить наш выбор. Мы пошли по левому проходу…

Находясь в таком месте, главное не давать воли своему воображению — открывшееся нам зрелище явно не предназначалось для взоров слабонервных. Свет фонарей метался по отсыревшим каменным сводам, выхватывая из мрака то жуткие ухмылки лежащих в боковых нишах черепов, то непонятные, нарисованные алой и черной краской символы. Никто из нас не представлял, куда приведет эта дорога, и с каждым шагом напряжение становилось все сильнее.

Шагавший впереди Влад обернулся, приложил палец к губам. Мы застыли на месте, прислушиваясь. Звук был довольно громким и отчетливым, больше всего он напоминал перестук колес. Стены коридора сотрясались, точно так же, как в моих видениях.

— Метро, — догадался Влад. – Ветка проходит рядом с кладбищем или даже под ним.

Тоннель оканчивался тупиком. Это было неожиданно и странно. Я крепче сжала в руке деревянный колышек. Когда долго–долго идешь по прорытому глубоко под землей коридору, и он вдруг заканчивается глухой стеной, это навевает не слишком приятные размышления.

— Смахивает на ловушку, — высказала посетившую и меня мысль Нина.

— Проверим. — Влад бесшумно, как кошка, подкрался к перегораживавшей коридор стене. – За плитой пустота…

Грохот проходящего поезда ударил по барабанным перепонкам, и я невольно отпрянула, испугавшись неминуемой встречи. Вскоре подземный коридор вновь заполнила тишина. Влад возился с плитой, наконец, с усилием отодвинул ее в сторону. Мы подошли ближе, заглянули в образовавшуюся щель – несколькими метрами ниже протянулись бесконечные, отливающие серебром рельсы.

— Тоннель соединяет кладбище с метро, — подытожил Влад. – Теперь остается выяснить, куда ведет второй путь.

Нина посмотрела на часы:

— Во сколько у вас темнеет?

— Рано. В четыре уже сумерки, — откликнулась я.

Мы бодрым шагом пошли по коридору. Возвращаться всегда легче и быстрее – знаешь, что впереди тебя не ждут неприятные сюрпризы и коварные ловушки, впрочем, от встречи с вампиром мы были не застрахованы. Зимой катастрофически быстро темнеет, а значит, упырям не приходиться залеживаться в своих гробах. В памяти вновь возник огромный зал, заставленный бесчисленным множеством каменных гробов. Сейчас его обитатели досматривают последние сны, а затем, проснувшись, отправятся на охоту.

Вот и гранитная лестница, истертые ступени которой могли вывести нас в мир живых. По сравнению с этим жутким подземельем, старый склеп уже казался мне почти уютным и симпатичным местечком. Только бы поскорее добраться до него, выйти на свободу. Я шагнула к лестнице…

— Подожди, мы еще не обследовали второй коридор. Он наверняка приведет к вампирскому логову.

— Влад, уже поздно. Солнце вот–вот сядет.

— Терять из–за этого еще один день?! Мы же ничего не сделали, Яна! Мы тут спокойненько прогуливаемся, а в это время с Ромкой происходит что–то ужасное.

— Это только предположение. Возможно, твой брат просто переехал на другую квартиру, и с ним не случилось ничего плохого.

— Хорошо бы! Но если есть даже малейшие сомнения, как можно успокаиваться! Окажись твоя сестра в беде, ты бы стала спокойно смотреть телевизор?

— Идти в логово вампиров после захода солнца – самоубийство.

— Яна права, Влад, — неожиданно поддержала меня Сестра. – Возможно, мы сумеем разделаться с парочкой другой упырей, но противостоять всей своре не сможем.

Влад нахмурился, с досадой махнул рукой, шагнул к ступеням… Но благоразумным планам не дано было осуществиться – мы только начали подъем, как подземелье огласил тихий крик о помощи. Не раздумывая, Влад спрыгнул с лестницы, устремился в черное жерло коридора. Мы с Ниной – следом.

— Не надо… Не надо…

Мы бежали по узкому проходу, совершенно не представляя, что ждет впереди. В одной руке я сжимала фонарь, в другой колышек, но втайне все еще надеялась, что нам не придется применять антивампирское оружие. Впрочем, надежда была очень слабой… Этот коридор оказался значительно короче предыдущего, метров через пятьдесят он расширялся, образуя просторное, но довольно низкое помещение. Взгляд скользнул по толстым восьмигранным колоннам, поддерживавшим свод, засек две озаренные светом свечей фигуры. Заметив людей, мы моментально погасили фонари, спрятались за выступ стены. Кажется, наше появление осталось незамеченным – эти двое были поглощены разговором и не обращали внимания на то, что происходило вокруг.

— Отпустите меня, пожалуйста, всхлипывала прикованная к стене девушка. – Я никому ничего не скажу!

— Верно, не скажешь… – Молодая женщина в длинном, со шлейфом платье из вишневого бархата и роскошными золотыми локонами, поднесла канделябр к лицу жертвы. – Я позабочусь о твоем молчании.

— Пожалуйста…

В первую секунду особа в темно–красном платье показалась мне настоящей красавицей – у нее была потрясающая фигура и грациозная манера держаться. В профиль золотоволосая вампирша напоминала античную статую, но ее алые губы, казалось, блестели от крови, а в глазах застыло хищное, безжалостное выражение. Восторг сменился омерзением.

— Ты третий день молишь о пощаде, но неужели и, правда, рассчитываешь на нее? – Вампирше нравилось наблюдать за страхом жертвы, она наслаждалась своей безграничной властью. – Что если я подарю тебе жизнь?

— Умоляю, отпустите меня!

Упыриха извлекла из глубокого декольте ключ, помахала им перед глазами несчастной жертвы, а затем спрятала обратно:

— Я передумала – твоя кровь слишком вкусна и горяча. Ты – пища на столе богов и должна гордиться этим.

Девушка сжалась в комок, губы дьявольской красотки приоткрылись, обнажив острые, как крошечные кинжалы клыки…

— Но в начале тебе придется поговорить со мной, — Влад смело шагнул вперед, приблизился к вампирше. – Отпусти девушку.

Все произошло так быстро, что мы с Ниной не успели ему помешать. Впрочем, Влад не простил бы нам такой опеки, он пришел сюда убивать вампиров, и теперь у него появился реальный шанс испытать себя. Он верил, что удача сопутствует храбрецам, а потому без колебаний шел вперед.

— Я подарю тебе свой поцелуй маленький храбрец.

Вампиршу ничуть не испугало появление Влада, и на зажатый в его руке кол она не обращала никакого внимания. Поставив на каменные плиты канделябр, она, плавно покачивая бедрами, двинулась навстречу.

— Отпусти девушку, и я позволю тебе уйти.

— Неужели ты не испытываешь страха?

У Влада была отличная реакция, скорости его движений могла бы позавидовать и Охотница за призраками – атака получилась молниеносной и почти успешной. Острие колышка было направленно прямо в сердце упырихи, удар верен, но в последний миг она все же сумела уклониться в сторону.

— Браво, малыш! Ты нравишься мне все больше.

Ответная атака оказалась столь же стремительна, но, к счастью, безрезультатна. Влад отпрыгнул в сторону, вновь занес для удара свое оружие… Их поединок напоминал жуткий танец – почти неуловимые для глаза молниеносные выпады сменялись плавными скользящими движениями, будто поставленными опытным хореографом. Влад не уступал вампирше в ловкости, но был намного слабее ее. Мы с Сестрой понимали – он не сможет долго выдерживать такой темп. И точно, Влад пропустил очередной выпад своей страшной противницы, ее снежно–белые руки сжали его плечи:

— Вот и твоя смерть, храбрец.

Настало время вмешаться. Я собиралась шагнуть вперед, но ощутила, как мои ноги медленно погружаются в пол. Это была только иллюзия, однако, очень убедительная. Преодолевая наваждение, я все же двинулась на помощь Владу.

— Подождите немного, я занята! – бездонные, отливавшие красным светом глаза вампирши смотрели прямо на меня. – Вас я приберегу на десерт.

Сил не осталось. Оцепенение сковало тело, веки отяжелели… Мысли текли вяло, превратившись в вязкую патоку. «Нельзя смотреть в глаза вампирам, — со странным равнодушием подумала я. – Вампиры отлично владеют гипнозом. Теперь нам конец». Нина тоже не смогла устоять перед чарами ожившей покойницы, она стояла рядом со мной, оставив всякие попытки помочь Владу. Вот упыриха схватила его за волосы, запрокинула голову, острые клыки приблизились к незащищенной шее…

— Пусти!

Он не мог действовать правой рукой, попытался ударить левой, но неудачно и сумел только слегка оцарапать «мраморную» щеку вампирши своим браслетом. Ее взгляд неожиданно изменился – в нем горел неподдельный восторг и ужас:

— Я в вашей власти, господин. Я счастлива отдать вам свою жизнь. Убейте меня, убейте!

Золотоволосая покойница опустилась на колени перед обалдевшим от такого поворота событий Владом. Замешательство длилось недолго. Не дожидаясь, пока странная вампирша передумает, он подхватил валявшийся на полу колышек…

— Если ты так настаиваешь, — и нанес смертельный удар.

Вампирша всплеснула белыми руками, без единого звука упала на пол, а спустя мгновение ее тело запылало жарким голубоватым пламенем. Вскоре, о ней напоминала только небольшая горстка пепла на холодных плитах. Влад с каменным лицом наблюдал за происходящим – чуть помедлив, наклонился над прахом, извлек целехонький ключ.

— Теперь ты свободна, — сообщил он прикованной к стене девушке, расстегивая замок. – Не плачь, мы тебя в обиду не дадим.

Каждая минута промедления могла оказаться роковой. Стряхнув с себя остатки гипноза, мы рванули к выходу. Я бежала последней и никак не могла отделаться от неприятного ощущения – казалось, некто невидимый всю дорогу преследовал нас. Наконец, луч фонаря упал на ступени старой лестницы…

*************************

И снова мы оккупировали Светкину гостиную. Здорово, когда кто–то из твоих ровесников живет совершенно самостоятельной жизнью, не завися от взрослых. К нему можно наведаться в любое время дня и ночи, «загрузить» своими проблемами, привести самых неожиданных гостей. Впрочем, Светку такая бесцеремонность не слишком вдохновляла, увидев на пороге нашу компанию, она горестно вздохнула, посмотрела на часы и отправилась ставить чайник.

Вика, девушка, которую мы вырвали из рук вампиров, находилась с нами. В таком состоянии ее просто нельзя было отпускать домой, она была очень напугана, но самое скверное — на ее шее виднелись две маленькие, немного припухшие ранки. Увидев эти следы, Нина первой предложила показать ее «нашей ведьме», которая, наверняка разбиралась в таких вещах.

— Никогда бы не сунулось в вампирское логово, да еще под кладбищем, — донеслось с кухни. – Вы просто не представляете, насколько опасны пьющие кровь мертвецы!

— Да, это было круто, но по–своему увлекательно, — откликнулась Нина. – Можно организовать экскурсию «Тайны подмосковья».

Сестра бодрилась, но, похоже, «экскурсия» расшатала и ее железные нервы, а Влад вообще был мрачнее тучи, не реагировал на болтовню, сосредоточенно думая о чем–то своем.

— Вам надо расслабиться, — Светка вошла в комнату с чайником в руках. – Я приготовила успокоительный чай, он особенно хорошо помогает после незапланированных встреч с живыми мертвецами.

Никто даже не улыбнулся. Мы молча прихлебывали Светкино «зелье», и я чувствовала, как постепенно возвращается душевное спокойствие.

— Вика, расскажи, как все произошло, — нарушил долгое молчание Влад. – С самого начала.

— Я до сих пор поверить не могу, что это все это взаправду! – всхлипнула она и потянулась к исполняющей роль носового платка салфетке. – Я просто ехала в метро. Там было полно народу, меня прижали к двери, прямо к надписи «не прислоняться». Я кое–как включила плеер и постаралась игнорировать неудобства. Неожиданно поезд остановился посреди перегона, погас свет…

— Где это случилось?

— Кажется, между «Беговой» и «Улицей 1905 года», — Вика вновь шмыгнула носом.

— А дальше?

— Дальше, я почувствовала, как двери открываются, и кто–то вытягивает меня в тоннель. Холодные руки зажали рот, так что даже крикнуть было нельзя. От ужаса я потеряла сознание, а когда очнулась, то увидела лицо невероятно красивой женщины. Оно было белым, как смерть! А губы алые–алые! Она засмеялась и вонзила зубы в мою шею. Она пила мою кровь! Слышите? Я чувствовала, как вместе с кровью вытекает и жизнь…

Светка участливо протянула несчастной девчонке кружку успокоительного чая:

— Все позади…

— Дьяволица в красном платье приходила снова и снова, смеялась, пила мою кровь! Скажите мне, что это сон!

— А кого–нибудь еще ты видела? – продолжал допытываться Влад. – Например, голубоглазого блондина в плаще?

— Человек, совсем не похожий на этих белокожих существ, заглядывал несколько раз, приносил еду. Та, что пила мою кровь, смотрела на него свысока, однажды даже отхлестала по щекам. Он был слугой, наверное… Но волосы у него темные.

Невеселое чаепитие продолжилось. Неожиданно Вика поставила кружку, внимательно разглядывая всех собравшихся:

— Скажите, что вампиров не бывает. Это ведь глупая шутка, правда?

— Не могу тебя порадовать, — достав лупу, Светка долго рассматривала ранки на ее шее. – Это самый настоящий след вампирских клыков.

— Но что со мной будет?! – с ужасом воскликнула Вика, до которой стал потихоньку доходить весь ужас случившегося. – Надо сделать прививку от столбняка, а еще лучше – от бешенства. Как вы думаете, еще не поздно?

— Прививка тут не поможет. Как говориться – или–или. Есть две основные версии о том, как люди превращаются в вампиров, — голос Светки окреп, приобрел учительские интонации. – Большинство исследователей склоняется к мысли, что для этого необходимо выпить хотя бы немного вампирской крови.

— А в каких научных публикациях можно прочесть об этих исследованиях?

Светка сделала вид, что не расслышала ироничную реплику Влада, продолжив свою лекцию:

— События развиваются так: вампир нападает на человека, присасывается, как пиявка, а потом предлагает бессмертие. Почти обескровленная жертва, как правило, соглашается. Тогда вампир дает ей попробовать свою кровь, она умирает и возрождается в качестве вампира. Но есть и другой вариант, когда упырь преследует свою жертву неделями, а то и месяцами, лакомясь небольшим количеством крови. У жертвы развивается анемия, она чахнет, чахнет, чахнет и, в конце концов, умирает от истощения. Ее спокойненько хоронят, а потом она вылезает из гроба и… Короче, понятно, чем она занимается. Если же преследовавшего ее упыря убивают, жертва выздоравливает. Кстати есть и такое поверье – стоит только кошке или собаке перепрыгнуть через тело умершего, как он становится вампиром. Мне кажется, подобные истории интересны только собирателям фольклора, а на самом деле стать вампиром можно только, выпив кровь другого вампира. И еще, для начала умереть…

— Утешила, — усмехнулась Нина.

Но Вика была настроена не столь скептически. Она внимательно слушала Светкин рассказ, даже пальцы загибала, сопоставляя факты:

— Я не пробовала вампирскую кровь, ни капельки! И вампирша, которая на меня напала, уже мертва. Значит, мне правда ничего не грозит?

— Похоже на то. Но на всякий случай мы проведем некоторые профилактические действия.

Выпроводив нас на кухню, Светка занялась своими магическими обрядами. Вскоре по квартире разнесся сильный запах чеснока.

— Вот и все, — минут через пятнадцать Светлана появилась на пороге кухни с небольшим флаконом в руках. – Принимай эту микстуру по десять капель перед едой три раза в день в течение недели, а в изголовье кровати неплохо положить связку чеснока. Я уверена, что все закончится благополучно.

Вика счастливо улыбнулась, засунула пузырек в карман:

— Мне действительно пора. Родители, наверное, с ума сходят, разыскивают меня повсюду. Спасибо, что помогли, ребята. Что бы я без вас делала?!

— Не говори никому о вампирах, — заметила Сестра. – Все равно никто не поверит, а беседами с психологом замучают. Пожалуй, мы проводим тебя домой. Так, на всякий случай.

Мы вышли в прихожую, начали натягивать сапоги и куртки. Одевшийся быстрее остальных Влад стоял в стороне, задумчиво рассматривая браслет на запястье. При малейшем движении драгоценные камни вспыхивал зловещими багровыми отблесками.

— Как ты думаешь, Яна, так получилось из–за браслета?

— Что именно?

— Вспомни, вампирша назвала меня господином и позволила себя убить.

— Еще не думала об этом. Наверное, во всем действительно виноват браслет.

— Или здесь что–то иное? – В огромных глазах Влада затаился страх. – У меня скверное предчувствие…

6__________________________

— А я–то надеялась на помощь по хозяйству! Мы собираем целую компанию твоих друзей, Яна, но заниматься салатами приходиться мне! – мама укоризненно покачала головой. – Украшение елки тоже входит в мои обязанности?

— Мам, не злись. Мы обязательно управимся до вечера. Честное слово! Нина приехала к нам всего на несколько дней, надо успеть показать ей как можно больше интересного.

— Поступай, как знаешь.

Мама ушла на кухню, оставив меня страдать от мук совести. Она была права – сегодня вечером к нам должно было нагрянуть много гостей. Кроме Светки, Нины и Влада, обещали придти мои школьные приятели – оба «колобка», Игорь, Маринка с Наташей. Встречу следовало подготовить, но важные дела не позволяли мне сделать это. Конечно же, показ достопримечательностей был отговоркой – на самом деле, нас с Сестрой волновали проблемы Влада. Он собирался вновь лезть в подземелье, и мы обе просто взмолились, уговаривая его не делать этого в самый канун нового года. Короче, мы пошли на компромисс – отложили поход на кладбище, а вместо этого решили посетить городок, в котором раньше жил Влад. Он так и не сумел дозвониться своему соседу Борису Анатольевичу, и теперь хотел навестить его, а заодно поздравить с новым годом.

Мы встретились на вокзале, протиснулись в переполненную благодушно настроенными пассажирами электричку и покатили прочь от Москвы. Большинство наших попутчиков были нагружены пакетами и коробками, а некоторые даже везли елки – в вагоне пахло хвоей, витало ожидание праздника. Настроение улучшилось – под новый год не должно происходить ничего дурного, а все истории просто обязаны иметь хорошее завершение.

Зажатая со всех сторон пассажирами, я украдкой разглядывала Влада. Хотя мы с Ниной больше не обсуждали эту тему, его сходство с Дракулой не давало мне покоя. Я знала Дракулу, когда ему было около тридцати, и теперь пыталась представить, каким он выглядел в возрасте Влада. Огромные, очень выразительные глаза, уверенная манера держаться, длинноватый прямой нос действительно делали нашего знакомого похожим на князя Валахии. Но с другой стороны, если очень захотеть, можно убедить себя в чем угодно…

— Девушки, почему я вызываю у вас такой пристальный интерес? Вы меня словно под лупой рассматриваете.

— Решаем, похож ты или нет на одного давнего знакомого, — неожиданно смутилась Нина, которая, оказывается, тоже разглядывала нашего спутника.

Поезд остановился у платформы. Подхваченные потоком пассажиров, мы покинули вагон, торопливо пошли по тихим улочкам провинциального городка. Вряд ли похитители продолжали следить за домом Влада, но если бы они попытались напасть на нас, втроем мы бы сумели дать достойный отпор. Короче, без особых опасений, наша небольшая компания вошла в подъезд, поднялась на третий этаж. Влад начал настойчиво звонить в дверь Бориса Анатольевича, давил и давил на кнопку, будто пытался разбудить мертвых. Потом, не выдержав, яростно ударил кулаком по двери.

— Прекратите шуметь! – из квартиры напротив высунулась недовольная толстуха в цветастом халате, она хотела добавить что–то еще, но внезапно ее взгляд смягчился. – Владик?!

— Тетя Серафима!

— Сто лет тебя не видела! Как здоровье? На новом месте легче стало?

— Здоровье? — изумился Влад.

— Тебе же здешний климат не подходил, потому вы и переехали.

— Ах да… Спасибо, тетя Серафима, я чувствую себя намного лучше.

— Как отец?

— Все нормально. Мы отлично устроились на новом месте. А как Борис Анатольевич? Мне не удалось к нему дозвониться.

— Ох… – соседка горестно вздохнула. – Умер Борис Анатольевич, почти неделя, как преставился. Царство ему небесное…

— Что?!

— Я в тот вечер с ним разговаривала. К нему какая–то девочка заходила, он все жалел, что не смог ей передать письмо. Говорил, письмо–то очень важное, Владу непременно надо его прочесть. Разнервничался Борис Анатольевич, а потом быстро так, почти в припрыжку побежал вниз по лестнице. Больше я его живым не видела. Его Михалыч, наш слесарь нашел. Борис Анатольевич на лавочке сидел, будто дремал. А сердце–то давно остановилось…

— Может быть, письмо осталось в его вещах?

— Не знаю, Владик. На следующий же день после смерти Бориса Анатольевича приехали его родственники и забрали абсолютно все. Квартира теперь стоит пустая.

Узнав печальную весть, мы, как побитые, вышли из дома. Я чувствовала себя самой настоящей преступницей – что стоило мне взять тогда письмо, обещать отдать его Владу? Возможно, со стариком не случился бы сердечный приступ.

Надо было идти к вокзалу, но Влад все медлил, не уходил со двора. Мы разместились на покосившихся, поскрипывающих при малейшем движении качелях, долго молчали. Смеркалось, от этого на душе становилось еще тоскливее и грустнее.

— Теперь мы никогда не узнаем, что хотел сказать Борис Анатольевич. Никогда. Он любил нас с Ромкой. Всегда помогал, участвовал в наших играх. А однажды даже стоял на воротах, правда, из этого ничего хорошего… – Влад умолк, выражение его глаз внезапно изменилось, он легко соскользнул с качелей. – Идемте…

Темное сонное здание школы окружал старый яблоневый сад. Ветви деревьев, на которые карабкалось не одно поколение мальчишек, были причудливо изогнуты и яблони напоминали карликовые японские деревца, правда, увеличенные до нормальных размеров. Влад не успел поделиться своими планами, но, похоже, его осенила какая–то отличная идея. Стремительно пройдя вглубь сада, он остановился у одной из яблонь.

— В детстве мы часто здесь играли, устраивали тайники для секретной переписки… Маленькие были, — он улыбнулся. – Борис Анатольевич участвовал в этих играх. Я подумал, если он хотел передать мне письмо, то, возможно, спрятал его здесь. Помните, тетя Серафима говорила, что он куда–то спешил… Это самый надежный тайник, о нем знали только трое – он, я и Ромка.

Он ухватил один из сучьев возле развилки ствола, потянул на себя. Кусок коры отошел в сторону – за ним оказалось узкое глубокое дупло. Влад просунул туда руку. Я следила за выражением его глаз – внезапно в них вспыхнула радость:

— Там что–то есть!

Это был небольшой, тщательно завернутый в пленку предмет, судя по всему, дискета. Вместо того чтобы обрадоваться, я даже немного расстроилась – разгадка была близка, но пока не доступна. Надо добраться до дома, включить компьютер… Все это заняло бы еще пару часов, а мне не терпелось узнать, что же скрывает дискета.

— Борис Анатольевич знал, что я обо всем догадаюсь. Мы думали одинаково. Он всегда беспокоился обо мне. Переживал. Он был добрым. Почему хорошие люди умирают слишком рано? — Влад положил драгоценную находку во внутренний карман куртки, а потом деловым тоном добавил: – Идемте, девушки. Если поторопимся, успеем на пятичасовую электричку.

Покинув старый сад, мы зашагали к вокзалу. Честно говоря, меня беспокоило отсутствие слежки и прочих неприятностей. Таинственные враги позволили нам спуститься в вампирское логово, беспрепятственно посетить дом, в котором прежде жила семья Влада. Создавалось впечатление, что они были абсолютно уверенны в успехе, зная, что сумеют захватить Влада в любую минуту. Возможно, они верили в силу проклятого браслета или слишком хорошо знали характер своего пленника – Влад не бежал, а наоборот, рвался навстречу опасности, сам шел в руки своих врагов, надеясь победить их. Я шагала, озираясь по сторонам, но не видела ничего подозрительно. Почти все окна были освещены, в некоторых из них сверкали украшенные разноцветными гирляндами елки. Похоже, лимит неприятностей в этом году уже был исчерпан…

**************************

Подготовка к празднику была в самом разгаре. Когда мы вошли в квартиру, в ноздри ударил свежий запах принесенной с мороза елки, а на голову обрушился ворох серпантина.

— Сработало! – Леша подскочил ко мне, рассматривая со всех сторон. – Засыпание конфетти – девяносто процентов, запутывание серпантином – семьдесят пять. Думаю, Константин Григорьевич, надо увеличить количество мишуры.

Как оказалось, «колобки» испытывали «поздравляюще–оптимзмовселяющее устройство предновогоднего действия» предназначенное, для засыпания вновь прибывших гостей серпантином. Впрочем, увидев стоявшего позади меня Влада, «колобки» как–то сразу стушевались, отошли на второй план, видимо припомнив неудавшийся розыгрыш с «вампирами».

До наступления нового года оставалось еще несколько часов, а вся наша компания была уже в сборе. Светка, Маринка и Наташа колдовали над салатиками, папа вместе с Игорем разбирались с елочной иллюминацией, а мама приступила к сервировке стола. Я, Нина и Влад тихонько проскользнули в мою комнату, собираясь заняться изучением дискеты, но уединение продлилось недолго. Только–только Влад распаковал нашу находку, как в комнату ворвалась Маринка, и сообщила, что работникам кухонного труда срочно требуется подкрепление.

— Мы не справляемся с закусками! – с трагическими интонациями поведала она. – И хлеба на бутерброды не хватает!

Влад умоляюще посмотрел на меня, но я уже не контролировала ситуацию – события развивались по предпраздничным законам.

— Послушай, пара часов уже ничего не изменят, главное – дискета у нас. Я сама сгораю от любопытства, но… Родители по моей просьбе устроили этот праздник, собрали гостей, а мне будто и дела до всего нет. Так нельзя. Давайте отложим наши проблемы на следующий год. После полуночи все высыплют на улицу, и мы сможем спокойно заняться дискетой. Пожалуйста, Влад…

— Хорошо. А я пока сбегаю за хлебом. Что–то еще надо?

Маринка тут же начала диктовать длинный список «продуктов первой необходимости», в котором в основном фигурировали сладости и жевательная резинка, а мы с Сестрой отправились на кухню.

Девчонки сновали по квартире с тарелками и салатницами, «колобков» вообще выпроводили на улицу, уж слишком они были шумными и веселыми, все шутили, смеялись, короче подготовка к новому году шла полным ходом.

В дверь позвонили. Я бросилась открывать, думая, что вернулся ходивший за хлебом Влад, но вместо него увидела Каринэ – девчонку из нашего класса, жившую в соседнем доме. Улыбнувшись, она шагнула вперед, и тут же на ее голову обрушилась целая охапка серпантина.

— С наступающим, Яна! У меня к тебе дело нечеловеческой важности. Выручай…

Увлекавшаяся гороскопами Каринэ, подготовила прогнозы на будущий год для всех своих родных, и надо же было такому случиться – у нее очень не вовремя сломался принтер. Дело «нечеловеческой важности» заключалось в распечатке дискеты.

— Без проблем.

Не снимая куртки, Каринэ устремилась в мою комнату. Я хотела идти следом, но тут меня позвали на кухню. Предпраздничная круговерть продолжилась…

— Все готово, спасибо. Еще раз с наступающим!

Каринэ выскользнула из квартиры, столкнувшись с толпившимися на лестничной площадке «колобками», ойкнула, поздравила всех с Новым годом и побежала вниз, не дожидаясь лифта. Леша и Костик ворвались в квартиру, сообщив, что от голода готовы сжевать даже шторы. Как только за ними захлопнулась дверь, снова раздался звонок – теперь на пороге стоял нагруженный пакетами Влад.

— Ребята, за стол! А то старый год проводить не успеем! – донеслось из гостиной.

В углу сияла огромная, почти до потолка елка, переливался всеми цветами радуги телевизор, а сдвинутые вместе столы просто ломились от вкусностей. Короче, праздник удался на славу. Мы начали рассаживаться, на ходу вспоминая приятные события почти закончившегося года.

— А я летом в Крыму отдыхал…

— Клево что у нас теперь новая физичка…

— Лично мне куртку кожаную купили, продвинутую. Ты еще ее не видела, Маринка…

Ребята обменивались впечатлениями, но я почти не слушала их, мысленно подводя итоги этого совершенно особого для меня года. За эти двенадцать месяцев я превратилась в Охотницу за призраками, впервые в жизни съездила за границу, встретила Сестру, вместе с которой мы победили в главной битве, избавив мир от целой армии призраков–злодеев…

— О чем взгрустнулось, Яна–Несмеяна? – поинтересовался сидевший напротив меня Леша и состроил уморительную гримасу. – Больше оптимизма, товарищи!

— Слушаюсь!

Веселье било ключом, а время неумолимо ползли к полуночи. За несколько минут до самого главного часа все как–то сразу посерьезнели, готовясь к торжественному и ответственному мигу. Золотистое шампанское полилось в сверкающие бокалы… Стрелки Кремлевских курантов застыли на цифре «12»… Величаво и неспешно прозвучал первый удар колокола… Настало время загадывать желание. Я хотела счастья в новом году, удачи и мира, а еще…

Шесть… Семь… Восемь… – торжественно звучали удары колокола.

Взгляд скользнул по лицу Влада – серьезному и строгому. У этого парня не было ни дома, ни семьи, он только что узнал о смерти близкого человека, над ним тяготело таинственное проклятие…

Девять… Десять… Одиннадцать…

Владу больше чем остальным требовались везение и удача. В волшебный миг прихода нового года, я хотела только одного – пусть все его проблемы благополучно разрешатся, пусть он станет счастливым!

Двенадцать.

— С Новым годом!

Весело зазвенели бокалы, на лицах вновь появились улыбки, небо за окном разукрасили огни фейерверков.

— С Новым годом!

В такие минуты трудно усидеть на одном месте. Ребята гурьбой устремились на улицу – вволю похлопать хлопушками, искать новых знакомых и просто повеселиться. А мы: Нина, Светка, Влад и я, тихонечко собрались в моей комнате, включили компьютер.

Я вставила дискету. На экране возникла сложная схема из разноцветных пересекающихся линий и кругов, цифры и значки, которые, кажется, обозначали разные планеты.

— Это же гороскоп! – первой врубилась Светка. – Наверное, здесь предсказывается будущее Влада. Возможно, ему предстоит совершить нечто грандиозное, и старик заранее хотел сообщить ему об этом.

— Не понимаю… – пробормотал Влад. – Борис Анатольевич скептически относился к астрологии. Он никогда бы не стал этим заниматься.

— Подождите–ка! – в голове всплыла неприятная догадка, и я начала поспешно просматривать содержание дискеты.

Схемы, тексты, вроде тех, что печатают на последних страницах журналов, снова схемы и, наконец, обрамленная нарядной рамкой подпись: «Дорогая мамочка, поздравляю тебя с Новым годом. Звезды предсказывают, что он сложится для всех нас очень удачно. Целую, твоя Каринэ».

— Черт… Это не та дискета!

Три пары глаз смотрели на меня с недоумением и тревогой. Я добросовестно, чуть ли ни на четвереньках, облазила всю местность вокруг стола, даже заглянула под ковер, но потом вынуждена была признать очевидное – возившаяся с принтером Каринэ перепутала дискеты и унесла с собой таинственное письмо Бориса Анатольевича.

Когда мы выскочили из дома, то едва не оглохли от нескончаемой канонады – хлопушки, петарды и разноцветные ракеты взрывались со всех сторон, делая передвижение по улицам довольно рискованным занятием. Веселье было в полном разгаре, несмотря на сырую совсем не новогоднюю погоду и полное отсутствие снега.

***********************

— А если она ушла на всю ночь?! Или даже уехала на несколько дней?! – Сестра нервно вышагивала перед квартирой Каринэ. – Как же мы узнаем, что на дискете? А вдруг она ее стерла?

— Будем ждать, — в подтверждение своих слов, Влад уселся на ступеньку. – Ждать, сколько потребуется.

Нина только за голову схватилась и бросила на меня испепеляющий взгляд. «И почему я такая бестолковая? – уныло размышляла я, поделившись с остальными обнаруженной в кармане жвачкой. – Все неприятности с этой дискетой происходят исключительно из–за меня. Что если Каринэ действительно успела стереть ее?».

К счастью, ждать пришлось недолго. Вскоре послышались веселые голоса, и на площадку высыпалась развеселая компания, непонятно каким образом разместившаяся в маленькой кабине лифта. В толпе резко выделялась белоснежная, замысловато отделанная дубленка Каринэ.

— С Новым годом! – на нас посыпались искры бенгальских огней. – С новым счастьем!

— Каринэ, кажется, ты перепутала дискеты, когда распечатывала гороскоп.

Она не сразу сообразила, о чем идет речь, а потом сбегала домой и вынесла дискету, на которой я только теперь заметила карандашную надпись «для Влада». Не задерживаясь ни на секунду, мы рванули домой. Там царило оживление – приглашенные на праздник ребята уже успели вернуться с прогулки и теперь собирались идти по домам. Распрощавшись с гостями, мы наконец–то включили компьютер. На мониторе возникли четкие черные строчки. Для того чтобы было удобней, я взялась читать текст:

— Здравствуй, Влад. Я собирался рассказать тебе обо всем, глядя в глаза, но, увы, мне не суждено сделать этого. Я малодушно оттягивал разговор, а потом ты исчез. Сегодня приходила девочка, спрашивала о тебе, и мне стало понятно – это последний шанс рассказать правду. Теперь, когда все сделано, они убьют меня. Предчувствие не обманывает – это может произойти совсем скоро. Но в любом случае, Влад, ты должен узнать обо всем.

— Убьют? – прервала чтение Светка. – Но вы же сказали, что этот мужчина, Борис Анатольевич, умер от сердечного приступа.

— Мы сами так думали, — мрачно заметила Нина. – Хотя могли бы и догадаться.

— Я прошу у тебя прощения, Влад, — продолжила я чтение письма. – Смиренно прошу простить меня за то, что мне пришлось сделать. На всем свете у меня остался только ты – тот, кого я посмел называть моим ребенком…

— Борис Анатольевич – мой отец? – в полутьме глаза Влада казались огромными и почти черными. – Но почему он молчал об этом?

— Боюсь, все не так просто, — сообщила, заглянувшая через мое плечо Светка. – Читай быстрее, Яна!

— Сейчас в прессе много говорят о клонировании людей, то и дело появляются новые «сенсации», но только очень узкому кругу лиц известно, что это событие уже произошло около четырнадцати лет назад. В одном из работавших на оборонку институтов к решению проблемы клонирования подошли еще в середине восьмидесятых, однако взрыв в лаборатории надолго прервал исследования. Все данные были уничтожены, погибли два моих главных помощника. Это был настоящий шок, но я решил продолжить работу. Сразу же начались непонятные телефонные звонки, слежка, угрозы. Потом появился голубоглазый блондин, чье имя так и осталось в тайне, и предложил работать на некую неправительственную организацию, пообещав очень щедро финансировать исследования. Я отказался. Тогда в один день исчезли моя жена и дочь. У меня не осталось выбора, Влад! Я наивно думал, что, исполнив свои обязательства, сумею спасти семью, но люди блондина все равно убили моих близких. Убили, потому что им нравится убивать.

— Голубоглазый блондин… – задумчиво произнесла Нина. – Вы ведь сталкивались с подобным субъектом.

Ей не ответили. Письмо Бориса Анатольевича захватило нас сильнее, чем самый крутой триллер. Я уже догадывалась, какой будет разгадка, но все еще не решалась признаться в этом.

— Итак, я взялся за работу. Передо мной стояла задача выделить ДНК из образца, возраст которого превышал пятьсот лет, а затем… Впрочем, сейчас не время, излагать суть разработанной методики. Записи о ходе эксперимента есть в дневнике, который следует за этим письмом. Чуть позже, Влад, ты получишь возможность ознакомиться с ними. Главное – эксперимент блестяще удался. Я сделал свою работу, а затем, молодая женщина, согласившаяся стать суррогатной матерью, выносила клонированного ребенка…

Продолжать чтение я просто не могла. Мы все, не отрываясь, смотрели на Влада, а у него было совершенно белое, застывшее лицо.

— Читай, — не своим голосом приказал он. – Читай!

— Все эти годы я продолжал наблюдать за тобой, Влад. Люди, вынудившие меня провести этот эксперимент, позаботились о том, чтобы мы жили рядом, и я внимательно следил за твоим развитием. В одном можешь быть уверен – ты совершенно здоров, у тебя нет никаких болезней или генетических дефектов, которые упоминают, когда речь заходит об опасностях клонирования. Здесь моя совесть чиста. Но я ничего не могу сказать о том, кто ты на самом деле, Влад. Единственная доступная мне информация – приблизительный возраст используемых для клонирования костных тканей. Тот человек, которым ты был, появился на свет примерно пятьсот пятьдесят–пятьсот семьдесят лет назад. Большего мне не известно. На этой дискете есть записи, которые я делал во время эксперимента. По ним можно воспроизвести весь процесс клонирования. Только ты вправе распоряжаться этим открытием, выбрать, предавать его огласке или нет. Если решишь уничтожить записи, Влад, никто не осудит тебя. Может быть, это единственно верное решение, но у меня не хватило духу осуществить его. Я полюбил тебя, как сына, но всякий раз, глядя в твои глаза, задавал вопрос, имел ли право так поступить с тобой? Прости меня Влад, прости, если сможешь и прощай. Пусть твоя вторая жизнь будет долгой и счастливой… – кое–как справившись с волнением, дочитала я. – А дальше здесь совершенно непонятные вещи про ДНК и тому подобное. Читать?

Влад отрицательно покачал головой.

— Ничего себе, новогодний сюрприз! – пробормотала Светка. – А что если это розыгрыш?

Она умолкла, почувствовав, что брякнула глупость. Мы молчали. Тишину нарушало только негромкое жужжание компьютера.

************************************

Ночевавшая вместе с нами Светка моментально отрубилась, а мы с Сестрой ворочались в кроватях и никак не могли уснуть. Снег, который все так долго ждали, выпал только к утру, когда даже самые выносливые гуляки разбрелись по домам, и теперь пейзаж за окном выглядел совершенно по–новогоднему. Лежа на своем месте, я видела нарядные, укутанные снегом деревья, пыталась расслабиться, но чувствовала только усиливавшийся с каждой минутой приступ голода. Такое случалось и раньше – стоило только, как следует поволноваться, во мне пробуждался совершенно зверский аппетит. Не выдержав, я тихонечко выскользнула из–под одеяла, накинула халат и отправилась на кухню доедать остатки новогоднего угощения. Чревоугодничать в одиночестве пришлось недолго, вскоре ко мне присоединилась Нина.

— Я сразу хотела сказать Владу, кто он, а потом передумала – слишком много сюрпризов за один вечер.

— Да, к такому трудно привыкнуть.

— Как видишь, Яна, предчувствие меня не обмануло. Я с первой встречи поняла, кто этот парень.

— Но не думала, что будешь иметь дело с клоном!

— Какая разница?! Знаешь, это даже здорово, что душа во второй раз получила возможность занять одну и ту же телесную оболочку. Я почти смирилась с мыслью, что внешность – не главное и в новом воплощении Дракула будет выглядеть иначе. Но… Этот нежный взгляд, длинные пушистые ресницы, его улыбка, манера держаться – такое не забудешь! Ах, Сестра, эти воспоминания преследовали меня столько жизней! Я так хотела вновь посмотреть в его глаза! – Нина отправила в рот ломтик сервелата, мечтательно глядя поверх моей головы. – Знаешь, когда он был рядом…

— Ты забывала обо всем остальном.

— Пожалуй, — неожиданно она нахмурилась, мечтательное выражение сменила тревога. – Меня беспокоит другое – кто и зачем клонировал Влада?

— Кто именно – более–менее ясно. Голубоглазый блондин, шантажировавший Бориса Анатольевича, скорее всего и есть тот самый «фальшивый человек», который собирался похоронить меня живьем на Ваганьковском кладбище. Он явно связан с вампирами, должно быть исполняет их приказы.

— Следовательно, Влада клонировали вампиры.

— Похоже на то. Но зачем?

— Они дали ему вторую жизнь не для того, чтобы доставить удовольствие, это уж точно. Упыри задумали какую–то гадость. Вот только какую? Знаешь, меня с самого начала настораживали все эти совпадения.

— Совпадения? – допив бутылку газировки, я окинула взглядом недра холодильника, раздумывая, чем бы еще поживиться. – Какие совпадения?

— Влад, сын Влада, воспитанный без матери и получивший довольно странное для двадцать первого века образование. Дракула был очень образованным человеком, он прекрасно разбирался в истории и гуманитарных науках, в светском и церковном праве, знал восемь языков.

— Сколько?

— Румынский, итальянский, французский, немецкий, венгерский, турецкий, славянский и латынь. Двумя последними он владел особенно хорошо, ведь на них велась вся дипломатическая переписка в Валахии. Кстати, Дракула не знал английского, и Владу не позволяли учить этот язык. А еще он прекрасно держался в седле, фехтовал, плавал, участвовал в рыцарских турнирах. Тебе это ни о чем не говорит?

— Я сама рассказывала о его занятиях.

— Создается впечатление, что кто–то пытается заставить Влада заново прожить его жизнь, испытать, узнать то, что он знал прежде. Все повторяется, Яна! Они хотят, как можно точнее сымитировать условия его жизни, насколько это, конечно, возможно в наше время.

— В чем–то я могу согласиться с тобой, но, знаешь, Нина, все это слишком сложно, громоздко, что ли. То, что Владу не позволяли гонять в футбол или сидеть за компьютером, еще не тянет на всемирный заговор.

— Отец Влада, Влад Дракул отдал двух своих детей турецкому султану, в качестве заложников, а потом плюнул на них и вступил в войну с Турцией. В одном из своих писем он так объяснял свой поступок: «Пожалуйста, поймите, что я разрешил моим маленьким детям быть убитыми ради христианского мира, для того чтобы оба: и я, и моя страна могли продолжать существовать, как вассалы императора». Сплошное лицемерие! Он просто предал своих сыновей. К счастью, мальчишек не убили, но Владу здорово досталось за эти четыре года.

— Подожди–подожди! – я даже руками замахала, так меня удивили слова Сестры. – Откуда ты знаешь, что пятьсот с лишним лет назад писал отец Дракулы?! Вы же не были знакомы.

— Письма Дракулы и его отца я прочитала уже в этой жизни. Они сохранились. Некоторые из этих посланий приводит в своей книге Раду Флореску, потомок Дракулы и мой, кстати, однофамилиц. Но сейчас важно не то, какие книжки я прочитала, а то, что происходит с нашим Владом. Тот, кого он считал своим отцом, добровольно отвел его к каким–то негодяям, которые издевались над ним больше года. Влад бежал, нарушив их планы, но согласись, то, что с ним было, вполне можно приравнять к турецкому плену. Это тоже, по–твоему, совпадение?

— Ладно, Сестра. Допустим. Но, насколько мне известно, Дракула попал в плен вместе со своим маленьким братишкой, а у Влада никаких младших братьев не просматривается.

— Это выпадает из общей схемы, — сидя за столом, Нина рассеяно крошила бисквит, — однако меня больше тревожит судьба старшего брата. У Дракулы был старший брат Мирча, его…

Она не договорила. Дверь открылась, и в кухню вошел тот, о ком мы рассуждали все это время. Как и Светка, Влад остался ночевать у нас, устроившись в гостиной, но, похоже, ему было не до сна.

— Вы ведь знаете, кто я. Вы встречали меня в одной из своих прошлых жизней, не так ли, Сестры–охотницы?

— Да… – Сестра чуть помедлила. – Ты – Дракула.

— Дракула?!

Не могу сказать, что информация его обрадовала. Когда Влад мрачнел, его густые брови почти смыкались на переносице, что придавало лицу суровое, почти пугающее выражение:

— Я плохо знаю тот исторический период. Кажется, Дракула правил в Валахии и прославился своей жестокостью? Его называли великим извергом и изобретателем жестоких казней? Неужели я был способен на такое?

— Влад!

— Сперва я узнаю, что меня клонировали, а потом выясняется, что в прошлой жизни меня считали злодеем и, кажется, даже сыном дьявола. Мне часто снились сны. Просыпаясь, я сразу забывал их, но оставалось какое–то странное ощущение… Неужели в этих снах мне приходилось убивать, причинять боль тому, кто не был ни в чем виноват?

— Это клевета, Влад. Дракулу оклеветали.

— Хочешь меня утешить, Нина? Спасибо.

— Нет, просто говорю правду. Влад Дракула был настоящим героем, храбрым и великодушным, но у таких людей много врагов. Его предали, оболгали. Если не веришь моим словам, прочти любую научную книгу, в которой излагаются документальные факты – они свидетельствуют только в пользу Дракулы. А донос, в котором его назвали «великим извергом» содержит столько нелепостей и противоречий, что его бы ни один суд не стал рассматривать, как улику!

— Может быть… – засучив рукав, Влад долго разглядывал браслет на своем запястье. Красные камни мерцали неровным светом, будто внутри каждого из них горел крошечный костер. – Скажите, Сестры, что произошло с Дракулой после смерти. Он стал вампиром?

— Еще одна выдумка! Не хотела тебя огорчать, Влад, но после смерти Дракулу обезглавили, что абсолютно исключает превращение в вампира. Мне много известно об этом человеке, я могу рассказать…

— Спасибо, Нина. В другой раз. Когда я немного свыкнусь с этой мыслью, — Влад подошел к окну, отдернул занавеску. – А снег все же выпал, наконец–то зима стала похожей на зиму.

Меня поражало самообладание Влада. Трудно сохранять спокойствие, когда узнаешь про себя столько невероятного! Впрочем, Дракула был именно таким – он стойко переносил самые тяжелые удары судьбы и никогда не позволял себе «раскисать».

7____________________________

После бессонной ночи хотелось валяться в постели до самого вечера, но Влад не дал нам расслабиться. Он собирался как можно скорее продолжить поиски брата, и каждая минута светового дня казалась ему драгоценной. Перспектива вновь оказаться в вампирском логове меня здорово напрягала, но я уже смирилась со своей нелегкой долей. После ночного пиршества есть не хотелось, вся наша компания довольствовалась только чаем и остатками бисквита.

— Ты не слишком увлекаешься показом достопримечательностей? – поинтересовалась мама, когда мы после скромного завтрака направились в прихожую. – Ты нашу гостью замучаешь.

— Все нормально, — улыбнулась Нина. – Здесь все очень интересно. Хочется увидеть как можно больше.

Не дожидаясь лифта, мы с огромной скоростью скатились вниз по лестнице, вылетели из подъезда.

— Света!

— Что? – она посмотрела на Влада с тревогой. – Даже не уговаривайте, на кладбище я с вами не пойду. У меня экзамены на носу! Да и Люсинда соскучилась, на всю ночь осталась одна, бедняжка. Делайте, что хотите, а я еду домой.

— Светлана, у меня к тебе просьба. Да, мы действительно собираемся в вампирское подземелье, но полной уверенности, что Ромка именно там нет. Ночью мне пришла в голову отличная идея, ведь ты, будучи ведьмой, наверняка умеешь находить пропавших людей. Попытайся узнать, где находится мой брат. Жаль, я раньше об этом не додумался, столько времени даром потеряли!

— Но…

— Пожалуйста, у тебя особый дар, помоги мне, Светлана!

Взгляд огромных, обрамленных густыми ресницами глаз не мог оставить равнодушной ни одну девчонку. К тому же Светка любила, когда к ее увлечению колдовством относились серьезно, а потому немедленно растаяла:

— Хорошо. Попробуем провести сеанс поиска.

Всю дорогу Светлана рассказывала об астральных проекциях и прочих мудреных вещах, мы с Сестрой пропускали ее речи мимо ушей, а Влад, напротив, слушал внимательно, пытаясь разобраться, в чем дело. Наконец мы добрались до дома «нашей ведьмы». Отчаянный вопль Люсинды, прозвучавший, как только Светка вставила ключ в замочную скважину, заставил вздрогнуть. Конечно, Люська–воровка была самой обычной кошкой, но мне она почему–то напоминала исчадие ада.

— Подождите минуточку, сейчас все будет готово! – Светка ринулась в комнату, первым делом плотно задвинула шторы. – Влад, у тебя сохранился какой–нибудь предмет, принадлежавший брату, или его фотография?

— Вот… – он протянул Светке фото, которое показывал мне раньше. – Правда, здесь мы совсем маленькие.

— Это неважно.

Я вспомнила изображенных на фотографии людей – белокурую полноватую женщину, такого же светловолосого Ромку. Тогда в первый день нашего знакомства мне показалось странным, что Влад совсем не похож на мать и старшего брата, но я и предположить не могла, с чем это связано…

Светлана, тем временем, расставила повсюду зажженные свечи, сняла покрывавшую хрустальный шар бархатную салфетку. Самым удивительным было то, что, несмотря на всю нелепость, ее «фокусы» порой срабатывали, снабжая нас полезной информацией. Мы с Ниной расположились на диване, а Влад сел за стол напротив доморощенного медиума. Светка посерьезнела, собираясь что–то сказать, но тут очень некстати позвонили в дверь.

— Яна, открой.

Люсинда, которой я, кажется, наступила на хвост, истошно мяукнула, черной тенью метнувшись в угол комнаты. В душе шевельнулся страх.

— Кто?

— Это я, Вика. Можно к вам на минуточку?

— Ага, открываю…

Мне пришлось долго повозиться с замком, а когда дверь открылась, на пороге возникла цветущая, сияющая, излучающая бодрость и оптимизм Вика. Судя по всему, встреча с вампирами закончилась для нее без трагических последствий.

— С Новым годом! – она широко улыбнулась, но в квартиру входить не торопилась. – Рада тебя видеть, Яна.

— Девчонки, сквозняк свечи задувает! – донесся из комнаты недовольный голос Светки. – Закройте дверь!

— Заходи быстрее. Светка сегодня злая – ей к экзамену не дают подготовиться.

Вика поспешно прошла внутрь, увидев зажженные свечи и хрустальный шар на столе, всплеснула руками:

— Извините, наверное, я не вовремя!

— Все нормально, мы тут одного человека разыскиваем. Как чесночный эликсир, помог?

— Спасибо тебе, Светочка. Все, как рукой сняло. Вначале немного голова кружилась от слабости, а потом жизнь наладилось. Никогда не думала, что ведьмы бывают такими добрыми!

— Да ладно… Хочешь понаблюдать за моей работой?

— Конечно! Это так здорово!

Вика плюхнулась на диван между мной и Ниной, замерла, с любопытством наблюдая за действиями Светки. В комнате было очень тихо, даже часы не тикали, только потрескивал фитиль одной неровно горевшей свечи. В полутьме лицо Светки казалось чужим и таинственным, точно таким, как должно быть у настоящей колдуньи. Обнаружившийся в моей душе страх почему–то усиливался. Это был самый обычный телепатический сеанс, он не мог кончиться ничем плохим, но я сидела, как на иголках. А тут еще Люсинда… Кошка вела себя просто безобразно – забившись под телевизор, она сверкала своими жуткими изумрудными глазами, время от времени, издавая тихие утробные звуки. Шерсть вдоль ее хребта стояла дыбом.

— Ты готов?

— Да.

Светка взяла Влада за руки:

— Расслабься… Это даже не колдовство, мы просто попытаемся наладить телепатический контакт. Роман самый близкий тебе человек, ваши души очень тесно связаны, подсознательно вы знаете друг о друге все, но не можете воспользоваться этим знанием. Я стану посредником, который сумеет облачить потаенные мысли в зримые образы. Думай о брате, сосредоточься на фотографии, мысленно зови его.

Они сидели неподвижно, взгляд Светки пронизывал хрустальный шар, потрескивала неровно горевшая свеча.

— Темно… очень темно… Но это не пустота — наоборот, черные стены… Холод… Мертвецы… повсюду живые мертвецы!

Я тоже чувствовала холод, но дело было вовсе не в словах Светланы – ожидание чего–то страшного переполняло душу, становилось нестерпимым. Сидевшая рядом Вика с восторженным любопытством следила за действиями медиума, а лица Сестры я рассмотреть не могла – его заслоняло плечо Виктории.

— Коридор… дверь… У твоего брата есть спортивная красно–синяя куртка?

— Да.

— Я вижу человека, он…

И тут истошно, диким голосом взвыла Люсинда, а дальше началось нечто невообразимое – полыхнул алым светом браслет Влада, неведомая сила впечатала нас в диван, одновременно погасли все свечи, и комната погрузилась в непроглядный мрак. Все произошло очень быстро, но за эти мгновения я успела пережить приступ дикого неконтролируемого ужаса. Все тайные страхи, гнездившиеся в душе, выплеснулись наружу, кошмарные видения замелькали перед глазами – «фальшивый человек», под респектабельной оболочкой которого скрывалось мертвое, безжалостное, любившее убивать чудовище, холодные руки упырей, их окровавленные клыки и дьявольский блеск глаз, зловещее, пронизанное живой тьмой подземелье… Я почти физически ощущала присутствие оживших трупов, которые пришли, чтобы полакомиться моей кровью, почти видела их окаменевшие, омерзительно–красивые лица…

Долго паниковать было нельзя. Усилием воли, подавив приступ страха, я вскочила на ноги, бросилась к окну. Мы находились не в склепе, там, за шторами простирался реальный мир, и если только удастся раздвинуть этот занавес, кошмар оборвется. У самого окна я налетела на какого–то человека, ойкнула от ужаса, но все же сумела взять себя в руки:

— Нина, ты?

— Открой штору!

Наши руки одновременно коснулись тяжелой ткани, и тут же комнату наполнил серенький, тусклый свет зимнего дня. Паника исчезла вместе с темнотой, а у нас появилась возможность оценить масштаб случившейся неприятности.

Зрелище открылось невеселое – опрокинутые стулья, разбросанные по всей комнате Светкины рисунки, забившаяся в угол дивана Вика, Светка, с ужасом смотревшая на рассыпавшийся в пыль хрустальный шар, лежавший на полу Влад, лицо которого было залито кровью.

— Влад! – отчаянно крикнула обычно невозмутимая Сестра, одним прыжком пересекла комнату, опустилась перед ним на колени. – Влад!

Я подбежала к ним, услышала, как Нина, глотая слезы, шепчет по–румынски:

— Только живи, живи, любимый!

Кажется, тревоги были напрасными – Влад не собирался умирать. Он просто грохнулся в обморок, но теперь сознание возвращалось к нему.

— Елена… – его взгляд сфокусировался на лице Сестры. – Я не думал, что увижу тебя вновь.

— Влад!

— Ничего не понимаю, — он сел, запрокинув голову и стараясь унять струившуюся из носа кровь. – Эта сила прошла через меня, точнее через браслет, огромная сила, которая разбросала нас в разные стороны. Потом стало очень темно, но, тем не менее, я отчетливо видел красивый, утопающий в садах город. Великолепные цветники, целый каскад прудов, маленькие, словно игрушечные часовенки. Там должно было быть хорошо, как в раю, но на самом деле происходило что–то жуткое. Несправедливая расправа, мучительная страшная смерть… Это не мои воспоминания, но они связаны с братом. Почему я назвал тебя Еленой?

— Так звали меня в той жизни, — мрачно откликнулась Сестра. – Ты видел Тырговиште – столицу Валахии. Твоему брату грозит смертельная опасность, а возможно, он уже мертв.

— Откуда ты знаешь?

— Старшего брата Дракулы, Мирчу, схватили предатели–бояре и горожане Тырговиште. Его пытали, а потом заживо похоронили. Дракуле в то время было лет пятнадцать.

— Ты говоришь о том, что случилось в пятнадцатом веке?

— И может повториться в двадцать первом.

— Не понимаю.

— Кто–то как по нотам разыгрывает твою жизнь, Влад. Они подвергают тебя тем же испытаниям, что выпали на твою долю много веков назад.

— Но с какой целью?!

— Не знаю. По–моему мы имеем дело с сумасшедшими маньяками.

— С этим разберемся позже, а пока надо спасать Ромку, — твердо сказал Влад. – Спасибо тебе, Света – ты очень помогла, теперь мы точно знаем, где он находится.

— Разве это называется – помогла? Точного расположения комнат, в которых сидят пленники, я так и не рассмотрела. Может быть, стоит повторить сеанс?

— Браслет нам этого не позволит. И времени больше терять нельзя – я немедленно пойду в подземелье.

— Послушайте, ребята, я как–то разочаровалась в магических искусствах. Для меня это слишком страшно, — вмешалась в разговор Вика, о которой мы, честно говоря, забыли. – Я, пожалуй, пойду.

Ее не удерживали, а вскоре и мы распрощались со Светкой, отправившись на поиски влипнувшего в отвратительную историю Ромки.

*********************************

— Это всего лишь дверь! Ее можно выбить, взорвать, наконец! – Влад с отчаяньем и злостью смотрел на запертый склеп. – Неужели, даже это препятствие окажется для нас непреодолимым?!

— Надо искать другой путь, — Сестра со всей силой навалилась плечом на дверь, но створка даже не шелохнулась. – Раз вампиры решили замуровать этот проход, мы ничего не сделаем. Даже если снести дверь, есть еще закрывающая лестницу могильная плита. Ее наверняка тоже заблокировали. Ломая склеп, мы поднимем такой шум, что не только мертвых, но и администрацию разбудим. Нет, здесь нам не пробиться.

— Метро. Надо спуститься вниз и идти по путям.

— Ты с ума сошел, Влад! – не выдержала я. – Рельсы под напряжением, нас просто поджарит живьем. К тому же везде камеры наблюдения, нам и шагу не дадут ступить.

— Да… Ты права. Надо думать.

— Кстати, насчет метро…

Предложенная Ниной идея была не слишком удачна, но другие просто не посетили наши головы. Сестра собиралась до посинения кататься одним и тем же маршрутом, рассчитывая рано или поздно встретить промышлявших в метро вампиров. Посовещавшись, мы покинули территорию кладбища и направились к станции метрополитена.

— Они неплохо устроились, — рассуждала Нина, шагая по белоснежному, засыпанному чистейшим снегом переулку. – В этих подземельях никогда не бывает солнца, охотиться можно хоть круглые сутки и добычи сколько угодно. Выбирай, кого хочешь.

— Но как вампирам удается останавливать поезда?

— Думаю, Яна, они просто дожидаются того момента, когда поезд останавливается на красный свет, гипнотизируют машиниста, заставляя его выключить освещение в вагонах, а потом стирают это происшествие из его памяти.

— Следовательно, для начала нам стоит выяснить, на каких перегонах чаще всего останавливаются поезда.

— А садиться надо в первый вагон – обработав машиниста, упыри не станут бегать вдоль всего состава. Времени у них немного.

Влад в разговоре участия не принимал, торопливо шел вперед, не глядя по сторонам – он не тратил время на болтовню, пытаясь найти другие варианты решения этой головоломки.

Сумерки подкрались незаметно, засверкали расставленные повсюду елки, послышались первые хлопки разорвавшихся петард. Встреча нового года продолжалась, отоспавшиеся за день горожане покидали свои дома в поисках развлечений. Примерно то же самое происходило сейчас под многометровой толщей земли – проснувшиеся после недолгого сна вампиры вылезали из гробов, разминая свои древние кости, и раздумывали, где бы лучше «позавтракать». Возможно, некоторые из них уже шли по тому самому подземному коридору, что вел к тоннелю метрополитена.

— Если нам суждено столкнуться с упырями, это произойдет в ближайшие полчаса, — заявила прошедшая через турникет Сестра и протянула мне магнитную карточку. – От голода вампиры теряют бдительность, думают только о еде.

— Откуда ты знаешь? Я что–то не припомню ту жизнь, в которой мы занимались бы истреблением кровососущих тварей.

— Телек люблю смотреть, ужастики про вампиров.

Охота за ночными охотниками началась. Раз за разом мы входили в первый вагон поезда, проезжали несколько остановок в одном направлении, затем ехали обратно. Однажды состав останавливался на середине перегона, но потом спокойненько продолжал движение. Мы продолжали наблюдать и ждали, ждали, ждали… Однообразие навевало сон, а дежурная на одной из станций уже подозрительно посматривала на нашу компанию. Похоже, план Нины не срабатывал.

— Надо объездить все московские кладбища, находящиеся в черте города, — заговорил Влад, нервно вышагивая по краю платформы. – Возможно, где–то есть другой вход в Город Вампиров.

— Мы и за месяц не справимся.

— Знаю, Нина. Но мы должны спасти Ромку, чего бы это ни стоило. Невозможное может стать возможным, если все свои силы подчинить одной цели.

Очередной поезд подкатил к платформе, и мы вошли в вагон. Бессонная ночь давала о себе знать – усевшись на пустой скамеечке, я закрыла глаза…

— Яна…

Шепот Сестры вырвал из клейкого тягучего сна. Поезд стоял в тоннеле, светильники над нашими головами тревожно мигнули и погасли. Вспыхнул фонарик в руке Нины – пятно света металось по вагону, выхватывая удивленные лица немногочисленных пассажиров.

— Вот он! – передав мне фонарь, Сестра бросилась в дальний конец вагона.

Существо было омерзительно. Обычно, вампиры стараются выглядеть, как люди, порой они могут затеряться в толпе, не привлекая к себе особого внимания, но сейчас нам встретился совсем другой экземпляр. В хищной твари не осталось ничего человеческого – белоснежная кожа, излишне подвижные, изгибающиеся во все стороны суставы, сверкающие красными искрами глаза делали вампира похожим на оживший скелет. Увидев нас, монстр испугался, метнулся к двери, пытаясь раздвинуть створки, но не успел…

— Куда же ты, голубчик? – воскликнула, подбежавшая к вампиру Нина одновременно нанося сокрушительный удар в челюсть. – Мы даже не познакомились.

В гневе Сестра была страшна – наши дела шли далеко не так хорошо, как хотелось бы, и теперь она вымещала свое раздражение на вампире, нанося один за другим страшные удары. Упырь почти не сопротивлялся, лишь пытался увернуться от кулаков Охотницы, и в какой–то миг мне даже стало жалко его. Как оказалось, преждевременно…

— Отправляйся в ад!

Нина занесла колышек, приготовившись пронзить сердце вампира, но тут же вскрикнула от боли – изловчившись, белая тварь схватила ее за запястье, а затем неправдоподобно легко отшвырнула в сторону. Сестра пролетела через весь вагон, плюхнулась на оцепеневших от ужаса пассажиров. Я бросилась на помощь Нине, но тут же почувствовала, как мои плечи сжимают словно клещами… Вампир был не один! Возможно, нам повстречалась целая вампирская банда!

Фонарики выпали из рук, один из них погас, вокруг творилось нечто невообразимое, и я чувствовала себя абсолютно беспомощной – извивалась, как червяк на крючке, пытаясь избавиться от захвата, но совершенно ничего не могла сделать. Тощий вампир продолжал избивать Нину, а Влада вообще не было видно. Похоже, он тоже оказался схвачен вампирами. «Вот мы своего и добились, – мелькнула в голове невеселая мысль. – Сейчас нас отведут в Город Вампиров, доставят на стол в качестве горячей закуски».

— Вздумали за нами следить? — прошелестел у самого уха жуткий замогильный шепот. – А мы и не прячемся.

— Я приказываю вам повиноваться! – прозвучал очень спокойный, очень властный голос, и я не сразу сообразила, что он принадлежит Владу. – Оставьте этих девушек и преклоните передо мной колени!

Как ни странно, но железная хватка ослабла, и я почувствовала, что могу свободно вздохнуть полной грудью. Наконец–то мне удалось увидеть Влада – он стоял посреди вагона, подняв руку с сияющим алыми искрами браслетом, а трое вампиров ползли к нему, как побитые собачонки.

— Хозяин… Хозяин… – их шепот напоминал шелест осеннего ветра, и от него по спине ползли мурашки. – Хозяин…

— Ближе. Я заберу ваши жизни, ибо такова моя воля.

Слова Влада не расходились с делом, молниеносно расправившись с двумя упырями, он схватил за волосы третьего:

— Если не хочешь рассыпаться в прах, покажешь нам путь в Город Вампиров.

— Господин, для этого вы должны… – залепетал мертвец, но тут же умолк, косясь куда–то вбок.

— Браво! – негромкие хлопки заставили меня вздрогнуть. – Выглядит довольно убедительно.

Дверь открылась, и в вагоне появился еще один вампир. У меня не было времени пристально разглядывать его, но сразу же бросились в глаза его массивная, не присущая упырям комплекция и грубое, да еще к тому же обросшее бородой, лицо.

— На колени!

— Напрасно стараешься, Влад. Ты мне не хозяин, ты – игрушка в моих руках. А вот им следует трепетать, — приблизившись к перепуганному вампиру, бородатый упырь подхватил валявшийся на полу колышек. – Не стоит раньше времени открывать наши тайны.

Честно говоря, мне еще не приходилось видеть, как вампир убивает вампира, а этот бородач действовал спокойно и уверенно, будто считал, что вправе поступать так. Пронзив сердце упыря, он вновь посмотрел на Влада:

— Жди. Когда я захочу повидаться с тобой, пришлю гонцов. До встречи, Влад.

Он ушел – величественно и неторопливо. Мы еще не успели до конца врубиться в ситуацию, а дверь уже захлопнулась за спиной странного упыря, и только затем вспыхнули жарким, синим пламенем тела убитых монстров. Пассажиры, до сих пор не подававшие никаких признаков жизни, испуганно закричали – пожар был страшным, но вполне реальным событием, в отличие от сцены, свидетелями которой они только что оказались.

— Пожар! Горим!

Но пожара, к счастью, не случилось – тела вампиров сгорели так быстро, что даже пол под ними не успел нагреться. В вагоне вспыхнул свет, поезд начал набирать ход, о страшном событии напоминали только горстки пепла под ногами. Наши попутчики переглядывались, пытаясь понять, что, собственно видели. То ли это был розыгрыш, то ли массовый гипноз, то ли последствия чрезмерных новогодних возлияний…

На первой же станции мы поспешили покинуть поезд. Вид у всех был не очень, особенно досталось Нине, под глазом которой красовался здоровенный фингал. Я подошла к Владу:

— Ты просто дрессировщик вампиров. Лихо их отделал.

— Это все браслет.

— Думаешь, окажись он на моей руке, все было бы также?

— Вероятно.

— Яна! – Сестра дернула меня за рукав. – Отстань от него. Лучше подумай, как мы в таком виде заявимся к тебе домой.

Но мне не давала покоя одна мысль, и, проигнорировав украдкой показанный Ниной кулак, я сказала то, о чем думала:

— Дело не в браслете, Влад. Вы как–то связаны. Вампиры клонировали тебя именно потому, что ты Дракула.

— Я им никогда не покорюсь, что бы они ни задумали. Я буду истреблять, истреблять, истреблять вампиров столько, сколько хватит моих сил. Только так!

*************************************

Сестра была права – появиться перед маминым взором в таком виде мы явно не могли. Пришлось звонить домой и выпрашивать ее разрешение переночевать в гостях у Светки. После долгих раздумий мама согласилась. Стараясь не мешать Светкиным занятиям, мы уединились на кухне и Нина начала рассказывать Владу то, что знала о Дракуле. Это не было пустым любопытством – оба верили, что именно в прошлом кроется разгадка теперешних злоключений Влада. Спустя какое–то время к нам присоединилась и Светка. Она просто не могла оставаться в стороне, когда речь заходила о чем–то интересном.

— Жаль, что у меня экзамен не по истории, — пожаловалась она, надкусывая яблоко, — а то бы совместила приятное с полезным. Так на чем мы остановились?

— На 1462 годе. Лето тогда выдалось знойным, но не солнце испепелило побеги – крестьяне сами сожгли свои поля, чтобы не оставлять их врагу… – рассказывала Нина. – Огромная армия султана Мехмеда Второго вторглась в Валахию только с одной целью – сместить Дракулу и поставить на его место Раду Красивого – младшего брата Влада.

— Я что–то не врубилась. Брат пошел против брата?

— Да, Света. Именно так. Они вместе были в турецком плену, но Влад не отрекся от своей веры, а Раду принял ислам и стал фаворитом султана. За это ему обещали трон Валахии.

— Дикость какая–то! Не могу представить, чтобы, к примеру, Яна пошла на меня войной.

— Армия султана была велика, а у Дракулы внезапно не оказалось союзников. На словах все его поддерживали, а когда дошло до дела — испарились. Больше всего Влад надеялся на помощь своего двоюродного брата, молдавского князя Штефана, с которым они были очень дружны и даже обменялись клятвой помогать друг другу, но тот «позабыл» свои обещания. Короче, маленькой Валахии предстояло в одиночку сражаться с огромной Османской империей.

— И что же сделал Дракула?

— А как ты думаешь, Влад?

— Ну… Воевать с сильным противником нелегко… Думаю, он выбрал тактику партизанской войны – неожиданные молниеносные атаки и никаких крупных сражений. В открытом бою он бы проиграл.

— Ты все помнишь! Зря я трачу время на рассказы.

— Помню? Нет, Нина, впервые слышу. Просто оказавшись на месте Дракулы, я бы поступил именно таким образом.

— Так ты и сделал. После крупного сражения, которое произошло на берегу Дуная во время высадки турецких войск, Дракула позволил султану беспрепятственно двигаться вглубь страны. Впрочем, Мехмед Второй еще не знал, какие неприятные сюрпризы ждут его в Валахии. Турецкая армия шла по выжженной земле – румыны покинули свои деревни, увели скот, сожгли посевы и отравили воду в колодцах. К тому же стояла страшная жара, говорят, доспехи турецких воинов так накалялись от солнца, что на них можно было поджаривать мясо. Но самое страшное происходило по ночам, когда под покровом темноты Дракула раз за разом атаковал противника. Турки несли потери, но никак не могли вступить в бой со своим грозным и неуловимым врагом. Султан не привык к такому «неправильному» ведению войны, его войска были измотаны, однако продолжали стремительно продвигаться к столице.

— А там?

— Ты видел Тырговиште – прекрасный, утопающий в садах город, но когда туда пришли захватчики, им открылось совсем другое зрелище. Столица превратилась в город мертвецов – Дракула оставил там только тела казненных предателей и захваченных в плен турок.

— Круто!

— Жутко… – Светка плотнее закуталась в шаль.

— В пятнадцатом веке никто не думал о гуманизме. Жестоко расправлялись с пленными обе стороны.

— И что же сделал Мехмед Второй?

— Потрясенный тем, что он увидел в Валахии, султан сказал, что не мог бы победить страну, люди которой способны на такие великие дела.

— И он ушел?!

— Терпение, Влад. Так просто его отпускать никто не собирался. Султан не решился войти в Тырговиште, остановился около города, разбил хорошо укрепленный лагерь и призадумался – дела у него шли не очень. Вроде бы Мехмед Второй достиг столицы, но что бы стал делать в этом мертвом городе его ставленник Раду? Править мертвецами? Да и армия Дракулы не была разбита, а в турецком лагере уже началась чума. Короче, все это здорово смахивало на поражение.

— И тогда Дракула атаковал его?

— Опять угадал, Влад. Все это произошло в ночь на 17 июня, через три часа после захода солнца. Рассказывают, что, переодевшись в турецкий костюм, Дракула раньше других проник во вражеский лагерь, выясняя местоположение шатров и укреплений – он хотел убить султана, понимая, что только такой отчаянный шаг сможет остановить захватчиков. А потом началось… Около десяти тысяч румын ворвались в турецкий лагерь, вызвав там панику. С факелами в руках они носились между шатрами, разыскивая султана. Перепуганные турки, не разобравшись, что происходит, начали убивать друг друга, в общем, это была совершенно жуткая, дикая резня. Дракуле не удалось убить султана, к тому же второй румынский отряд, который должен был атаковать лагерь снаружи, так и не пришел на помощь, но все же князь Валахии победил – после ночной атаки, войско султана покинуло окрестности Тырговиште и двинулось по направлению к Молдавии. Дракула продолжил преследование.

— Султан собирался атаковать Штефана?

— Если бы… – на губах Нины появилась мрачная усмешка. – Турки шли в Молдавию за помощью.

— Но ведь ты говорила…

— Штефан поступил, как подлец, предав своего друга. В тот момент он думал, что ему выгоднее иметь дело с Турцией. После этого предательства удача оставила Дракулу. Он проигрывал сражение за сражением, его армия таяла на глазах. Султан вернулся в Турцию, оставив Раду разбираться со всеми проблемами. В Валахии началась гражданская война, которую называли «войной между братьями». Дракула бежал в горы, а Раду продолжал преследовать его.

— Хорошо, что у меня нет младшего брата.

— Дракула отступил в Трансильванию, намереваясь объединиться с войсками своего союзника – венгерского короля Матьяша, но там его ждало новое предательство. Матьяш давно хотел разделаться с Владом, а теперь такой случай представился. Поводом для ареста Дракулы стали письма, которые он, якобы, писал султану. На самом деле это была грубая фальшивка – современные историки считают письма поддельными. Но для того, чтобы бросить человека на двенадцать лет в темницу их оказалось достаточно. Дракулу схватили, заковали в цепи и отправили в венгерскую столицу Буду.

— Так не может быть, это слишком несправедливо! Штефан называл Дракулу своим другом, Матьяш обещал помощь, а потом… Он же им верил! – Влад выглядел растерянным, но потом успокоился, сжал кулаки. – Надеюсь, Дракула им отомстил?

— Не смог. Как правило, справедливость торжествует только в кино.

8___________________________

Свет настольной лампы освещал профиль склонившейся над конспектами отчаянно зевавшей Светки, которая, вопреки всему, продолжала героическую подготовку к экзамену. В отличие от нее мы с Сестрой могли спокойно спать, но почему–то никак не могли успокоиться. Расположившись на жестком, неудобном диванчике, я и Нина тихонечко шушукались, вспоминая дела давно минувших дней.

— Влад не изменился – такой же идеалист и романтик, каким был в прошлой жизни, — тихо–тихо шептала Сестра. – Я боюсь за него.

— Расслабься, сейчас не пятнадцатый век.

— Помнишь, как мы бродили возле замка в Вышеграде, пытаясь просочиться в эту чертову Соломонову башню?

— Еще бы не помнить! Из–за твоих попыток освободить Дракулу, нас самих чуть не схватила инквизиция.

— Когда думаю, как над ним издевались, до сих пор жутко становится. Каково это – в цепях, в темноте, в холоде, среди крыс… Двенадцать лет! Единственный портрет Дракулы написан как раз в те годы. Венгерский король хотел представить его в виде монстра, «великого изверга», для того и приказал нарисовать, только просчитался – на портрете у Влада изможденное страдальческое лицо, но в его чертах нет даже тени жестокости. Глаза огромные, печальные, такие красивые…

— Девочки! Остановитесь на минутку, поспите, отдохните, — взмолилась несчастная Светка. – У меня и так голова распухла!

— Уже спим, — тут же согласилась я, натянув на голову плед и закрыв глаза. – Извини, Света, мы заболтались.

Но долго спать не пришлось. Кто–то настойчиво позвонил в дверь, нарушив дремотную тишину. Взгляд скользнул по циферблату – три часа ночи не самое подходящее время для визитов. Утратившая чувство реальности Светка, ничуть не удивилась звонку и направилась в прихожую. Я хотела разузнать, что происходит, но сон надежно склеил мои веки…

— Яна, — Светкин голос звучал как–то странно. – Проснись!

Происходящее напомнило мне нелепый сон: стоявшая посреди комнаты Вика сжимала горло побледневшей перепуганной Светки.

— Что происходит?!

— Тс–с–с… – Вика загадочно усмехнулась. – Передай Владу, что мы ждем его на лестнице. Если он немедленно не выйдет к нам, ведьма умрет.

После таких речей, Виктория с гордым видом удалилась, волоча за собой не пытавшуюся сопротивляться Светку. Я протерла глаза, растолкала мирно спящую Нину:

— Кажется, у нас проблемы.

Разбудив Влада, мы выглянули в прихожую. За распахнутой дверью виднелась компания, один взгляд на которую мог вогнать в трепет даже отчаянного храбреца. Возле Светки и Вики толпилось штук десять вампиров с белыми лицами равнодушных статуй. А за ними, в сторонке я разглядела еще двоих типов, о которых не вспоминала последнее время. «Терминаторы», гонявшиеся за Владом, спокойно курили, подпирая плечами дверь соседней квартиры. Жадные голодные взгляды выдавали желание упырей, они страстно мечтали войти в Светкино жилище, но не могли этого сделать – вампир мог оказаться в доме только с согласия его хозяина. Я вспомнила, как этим утром Вика медлила, не смея переступить порог. Значит, она уже умерла, превратилась в вампира, но тогда, почему ее не испепелили солнечные лучи?! Ответа на вопрос не было. Упыри хищно скалились, демонстрируя огромные клыки…

— Чесночный эликсир не помог. Для укушенного вампиром назад дороги нет! – Вика захохотала, показывая совсем крошечные, но уже заострившиеся клыки. – Смотрите!

С этими словами, отбросив Светку в руки других упырей, Вика начала сдирать кожу со своего лица. От такого зрелища мне стало совсем нехорошо, но, взяв себя в руки, я все же сообразила – новоявленная вампирша соскребала не собственную кожу, а искусно сделанную маску. Здоровый, во всю щеку румянец исчез, обнажилась мертвенно–белая вампирская плоть.

— Да, за последние годы мы многому научились. Эти маски защищают от ультрафиолета и позволяют выходить на поверхность даже днем. А скоро мы станем еще сильнее!

— Чего вы хотите? – перебил вампиршу Влад.

— Передать вам послание, хозяин, — вперед выступил моложавый вампир с роскошными каштановыми локонами.

— Я вам не хозяин!

— Как будет угодно, господин.

Влад только поморщился, но спорить не стал – сейчас было не до выбора стиля общения.

— Говори, — приказал он.

— Если хотите увидеть своего брата живым, господин, идите за нами.

— Где доказательства того, что он у вас?

Ни слова не говоря, вампир швырнул Владу большой пакет. В нем были фотографии – светловолосый юноша с распухшим от побоев лицом. Влад оставался невозмутимым – спокойно просмотрел фото, уверенным, почти небрежным жестом передал их мне. Он здорово умел владеть собой, скрывая подлинные чувства:

— Прежде, отпустите Светлану.

— Обещайте, что пойдете с нами, господин.

— Обещаю.

Вампиры переглянулись, а потом втолкнули перепуганную Светку в квартиру. Споткнувшись о порог, она упала прямо в руки Нины.

— Не ходи, — я попыталась остановить шагнувшего к двери Влада. – Без разрешения остальным вампирам сюда не проникнуть, а с Викой и «терминаторами» мы справимся.

— Слово уже было дано, Яна. Не пытайтесь меня спасать. Я выберусь сам.

— Влад! – отчаянно крикнула Сестра, но он стремительно шагнул навстречу вампирам.

Упыри почтительно склонили головы, всем своим видом демонстрируя почтение и покорность, а вот наблюдавшие за этой сценой «терминаторы» не церемонились – грубо схватив Влада за руки, они поволокли его вниз по лестнице. Толпа вампиров устремилась следом.

— Только бы сдать экзамен… – едва слышно пробормотала Светка и потеряла сознание.

Часть третья. Город Вампиров

— За жизнь Влада я не беспокоюсь, его убийство не входит в их ближайшие планы, а вот что ждет Ромку… – Сестра умолкла, придирчиво рассматривая свое отражение в зеркале, выдавила еще немного тонального крема. – Синяк не виден?

— Не слишком бросается в глаза.

— И то ладно. Скверно, что мне скоро уезжать. Одной тебе не справиться.

Одевшись, мы вышли из Светкиного дома. Только–только рассвело, и это серенькое невзрачное утро внушало уныние. В наши планы входило обследовать все городские кладбища и попытаться обнаружить еще один вход в Город Вампиров, но шансы сделать это были близки к нулю. И все же мы решили начать поиски.

— Помнишь, Влад назвал меня Еленой, на миг увидел Тырговиште, как ты думаешь, он вспомнит свою прошлую жизнь?

— И вашу любовь?

— Сейчас не время думать о любви, — Нина неожиданно залилась краской и прибавила шаг. – Ребят надо выручать из беды.

Мы остановились у входа в метро, тут же в ларьке купили карту города.

— Придется разделиться – так мы больше успеем сделать. И запомни, Яна, никакой самодеятельности. Одна в пекло не лезь.

— Ладненько. Знаешь, Нина, меня трудно назвать гостеприимной хозяйкой – из всех городских достопримечательностей, я знакомлю свою гостью только с кладбищами. Не жалеешь, что сюда приехала?

— Шутишь? Здесь я встретила Влада.

Проехав несколько остановок, мы перешли на разные линии метрополитена, договорившись встретиться у меня дома вскоре после захода солнца. Сестра совсем не знала город, но она успокоила меня, заявив, что за пару тысяч лет научилась ориентироваться в незнакомых местах. Хорошо еще, что она здорово говорила по–русски…

Многочасовое хождение между крестов и надгробий здорово действовало на нервы. Никаких признаков присутствия вампиров мне пока обнаружить не удалось, а вот тревога все усиливалась. Случайный взгляд посетителя кладбища, покачивание ветвей, гортанный крик вороны и прочие мимолетные впечатления казались дурными предзнаменованиями, предвещали что–то страшное. Преодолевая неприятное чувство, я продолжала бродить по заснеженным аллеям, упорно высматривая ведущие к склепам тропинки. Говорят, если привести на кладбище белую лошадь и водить ее среди могил, она непременно почувствует присутствие вампира, встанет на дыбы возле вампирского логова. Но лошадей поблизости не было, и приходилось рассчитывать только на собственную интуицию.

Морозец становился чувствительным, в воздухе закружились пушистые хлопья снега, заметавшие все следы. Смеркалось. Окинув унылым взглядом ряды могил, я направилась к автобусной остановке. С тех пор, как упыри забрали Влада, прошло уже больше двенадцати часов, а я ни на шаг не приблизилась к разгадке того, как можно проникнуть в Город Вампиров. Оставалось надеяться, что Сестре повезло больше. Я возвращалась домой, стараясь не думать, что сейчас происходило в мрачных вампирских подземельях, о том, какие испытания выпали на долю Влада и его брата, но все равно чувствовала себя виноватой. А тут еще этот пробуравливавший спину взгляд…

Я бы непременно засекла слежку, но вокруг не было ни одного подозрительного субъекта. Однако таинственный взгляд не отпускал меня и в переполненном автобусе, и в булочной, и в подземном переходе. Ощущение было знакомым – примерно такие же чувства я испытывала в тот вечер, когда впервые увидела голубоглазого «фальшивого человека». Казалось, он шел прямо за спиной, а на самом деле поблизости никого не было. Вот и теперь меня словно преследовал невидимый призрак.

Наш дом располагался в зеленом, начисто лишенном фонарей квартале старых пятиэтажек. Светлая, сияющая огоньками башня была видна издалека, но для того, чтобы подойти к ней, приходилось изрядно поплутать по тихим безлюдным дворикам и закоулкам. Желая срезать угол, я решила пройти по территории школы. Безупречно белое покрывало укрыло площадку школьного стадиона, превратив ее в уголок заснеженной тундры. Я нерешительно ступила на белый покров, протаптывая тропинку. Кто–то бесшумно крался за мной, не отрываясь, смотрел в спину.

— Хватит играть в прятки! Выходи!

Я резко обернулась, но вокруг не было ни души, а снежную гладь разрывала только цепочка моих следов. Ноги сами пошли быстрее. Это было просто глупо, но мне казалось, преследователь находился везде, окружал меня со всех сторон. Сердце стучало громко и тревожно, страх усиливался. Это было почти смешно, весь день я провела в поисках вампиров, а теперь холодела и трепетала от возможной встречи с ним.

— Выходи! Нам надо поговорить!

Меня окружала удивительная, непривычная тишина, которая приходит в город только вместе с большими снегопадами. Выпавший снег поглощал все звуки, укутывал землю мягким сверкающим покрывалом, но теперь это безмолвие внушало трепет. Пулей вылетев за пределы школьного стадиона, я наконец–то достигла спасительного подъезда своего дома. Но легче от этого не стало, наоборот, предчувствие чего–то страшного вгоняло в дрожь.

— Ну что же ты? Давай, нападай, если хочешь умереть окончательно!

Мои грозные речи услышали только бесконечные ряды почтовых ящиков. Не дожидаясь лифта, я, стремительно, перескакивая через ступеньки, понеслась по лестнице. Рука нащупала в кармане ключ от квартиры. Самое скверное, что родителей не было дома, они отправились на день рожденья маминой подруги и собирались вернуться не раньше полуночи, а значит, никто не откроет мне дверь и придется возиться с ключом, пытаясь засунуть его в замочную скважину. Достигнув своего этажа, я еще раз обернулась – вокруг не было ни души, однако это только сильнее пугало меня. Ключ никак не хотел попадать в замок, руки дрожали все сильнее, ощущение того, что кто–то стоит прямо за спиной, становилось все явственнее.

Щелкнул замок, я влетела в квартиру, навалилась всем телом на тяжелую дверь, а потом поспешно включила свет. Теперь можно было немного расслабиться – стены дома надежно защищали меня от неприятных встреч, упыри не смогли бы проникнуть сюда без моего ведома. Желая избавиться от неприятных воспоминаний, я врубила музыку и начала ходить из комнаты в комнату, зажигая повсюду люстры и бра.

Стоп… Телевизор в гостиной был включен, а перед ним сидел человек, фигуру которого скрывала спинка высокого кресла.

— Папа?

Молчание. Кресло начало медленно–медленно поворачиваться, мои ноги приросли к полу, а по спине скользнул ручеек холодного пота. Все это было настолько неправдоподобно, настолько жутко, что скорее смахивало на сцену из ужастика. Казалось, как только некто повернет свое кресло, и наши взгляды пересекутся, кончится все…

— Вот и завершилась игра в прятки, Яна.

Безукоризненные черты античного юноши, серебряные локоны, белоснежный костюм – все оттенки белого, и только сияющие сапфиры глаз отличали странного вампира от статуи.

— Но как… – пролепетала я. – Вампиры не могут…

— Входить в дом без разрешения, — закончил фразу незваный гость и вальяжно развалился в кресле. – А еще они боятся серебра и чеснока, впадают в истерику при виде креста, спят в гробах, наполненных трансильванской землей. Некоторые из нас действительно верят, что должны следовать подобным нелепым предрассудкам, но я бы назвал это вампирским неврозом.

— Зачем вы пришли сюда?

— Собираюсь поговорить с Сестрами–охотницами. Думал пригласить вас в кафе, но вы бы вряд ли приняли приглашение. Думаю, Нина скоро придет. Пока же посмотрим телевизор – одно из самых очаровательных изобретений минувшего века. Кстати, ты можешь предложить мне бокал хорошего красного вина…

**************************

— Я ведь сразу догадался кто вы на самом деле. Когда–то мне доводилось наблюдать за вами, Охотницы. Вы все такие же. Тело, как маска, а душу не изменишь. Что же касается меня, я сохраню инкогнито. Одна из вас мысленно зовет меня Белым Вампиром, и это звучит недурно. Пусть так и будет – Белый Вампир.

Мы с Ниной скромно, словно школьницы перед кабинетом директора сидели на краешке дивана, а Белый Вампир чувствовал себя, как дома, уютно развалившись в кресле и прихлебывая красное вино. Оживший мертвец не собирался угощаться нашей кровью, но все равно присутствие этого древнего, как мир, существа вгоняло в трепет. Наш гость обладал огромной, неиссякаемой силой, которая была присуща только очень старым вампирам — столь старым, что их просто невозможно убить.

— Да, я много старше вас, Охотницы, — с легкостью прочитал он мои мысли. – Я знал те времена, когда еще не было Вечного города, а вы родились на закате Римской империи, в одной из отдаленных ее провинций.

— Мы родились в свободной Дакии! – возмутилась не переносившая воспоминаний о вторжении римлян Сестра. – И погибли, сражаясь с Римом!

— О да, вы те самые свободные даки, которых перебили римские легионы. Можно по–разному именовать каждое событие. Впрочем, одно, несомненно: вы — храбрые воины и всем готовы пожертвовать ради друзей. Я предлагаю временный союз – мы объединяем свои усилия и вместе освобождаем нашего несравненного Владислава Владиславовича…

— Странное предложение, — Нина с недоверием посмотрела на Белого Вампира. – Трудно поверить в его искренность.

— Действительно, здесь требуются некоторые объяснения. Бытие вампира прекрасно, мы наслаждаемся вечностью и бессмертием, мы ценим каждое мгновение бесконечной жизни, однако не всем дано постичь эту философию. Лишь древние вампиры в полной мере оценили блага цивилизации. Согласитесь, горячая ванна перед сном или увлекательное путешествие по Интернету – маленькие, но очень приятные моменты, скрашивающие жизнь. Мы только–только избавились от предрассудков Средневековья, перестали спать в гробах и следовать нелепым, непонятно кем придуманным правилам…

— Избавились от вампирских неврозов, — я наконец–то осмелилась ввернуть словечко в странноватую беседу.

— Совершенно верно, Яна. Итак, жизнь стала налаживаться, как вдруг случилась новая напасть, просто гром с ясного неба. Недавно, лет сто назад, среди вампиров возникло движение «поборников истинных ценностей», в основном к нему примыкала зеленая молодежь, которая знать не знала, что представляют эти самые «ценности». Они призывали вернуться к средневековому образу жизни, спать в гробах и прочее, прочее… Увы, у этих глупцов нашлось много сторонников, и между кланами вампиров начала потихоньку разгораться жестокая, беспощадная война.

— Очень интересно, — Сестра демонстративно посмотрела на часы. – Но причем здесь Влад?

— О, Влад Дракула… Сколько раз за последнее столетие звучало это имя! – вампир плеснул в бокал рубиновый напиток, отпил пару глотков. – Все началось с Брема Стокера. Театральный режиссер и посредственный писатель, чьи книги не пользовались успехом, давно мечтал написать роман о вампирах. Неспроста. Господин Стокер являлся членом весьма своеобразного ордена «Золотая заря», который был создан специально для занятий черной магией. Вампиры в орден не входили, это была, как теперь модно выражаться, тусовка вампирствующих смертных.

— Пока я не услышала ничего нового.

— Терпение, Нина, терпение! Итак, Стокер собирался писать роман о вампирах, даже не подозревая о средневековом правителе какой–то там Валахии. Но у Стокера был друг, венгерский профессор Вамбери, который неплохо разбирался в истории и недолюбливал Дракулу. Он и предложил «превратить» Дракулу в вампира. Такова вкратце история создания этого печально известного романа. Надо сказать, что его оценили в вампирских кругах, тогда, в конце девятнадцатого века, подобные произведения были редкостью. Вскоре Стокер умер, а вместе с его смертью кончилась и наша спокойная жизнь – вампиры вступили в братоубийственную войну. «Поборники истинных ценностей» буквально загоняли вампиров в могилы и склепы, жестоко расправляясь с теми, кто пытался жить нормальной жизнью. Возглавлял компанию свихнувшихся на средневековых традициях вампиров, некий упырь, гордо именовавший себя Бремом Стокером.

— Стокер – вампир?! – оторопев от изумления, почти хором переспросили мы.

— Думаю, что нет. Скорее всего, мы имеем дело с самозванцем. Этот вампир проповедовал образ жизни, изложенный в романе Стокера, и для убедительности назвался его именем. Оно увеличивало авторитет и влияние этого проходимца. Кстати, — Белый Вампир улыбнулся, припомнив какую–то забавную историю, – однажды, около семи веков назад, я узнал, что в одном со мной городе проживает Юлий Цезарь. Мне посчастливилось встречать этого великого человека при жизни, и надо признать, я искренне обрадовался за него – ведь стать вампиром огромная удача для смертного. Я поспешил навстречу, предвкушая приятнейшую беседу, и вдруг вместо Юлия вижу полуграмотного мужлана, которому еще и сотни лет не исполнилось. Какова дерзость – посметь называть себя Цезарем! Увы, среди вампиров нередко встречаются авантюристы, готовые присвоить чужие лавры. Однако кем бы на самом деле не оказался господин «Стокер», его роль в расколе вампирского сообщества невозможно переоценить. Война продолжается и по сей день. До недавнего времени наши силы были примерно равны, но недавно «Стокер» преподнес очередной сюрприз, пообещав вампирам скорое пришествие Дракулы.

— Что вы к нему привязались?! Дракула никогда не был вампиром! – возмущенно воскликнула Нина. – Неужели не можете найти себе другого кумира?

— Влад Дракула – человек блестящего ума и редкостной храбрости. Любой народ мог бы только мечтать о таком вожде. Дракула действительно никогда не был вампиром, но теперь, благодаря науке может стать им. Когда клонированный мальчишка подрастет, его сделают вампиром, и «Стокер» даст своим сторонникам то, о чем они мечтают. Вампиры, как бога, будут почитать «создателя Дракулы».

— Влад не согласится.

— Ах, милая Яна, сделать из человека вампира можно и против его воли. А когда Дракула превратится в одного из нас, у него уже не будет выбора. Он обречен стать князем вампиров.

— Мерзавцы! – Сестра побелела от ярости. – Гореть вам вечно в аду!

— Почему вы рассказываете нам об этом, Белый Вампир?

— Потому что в этом спектакле нет роли для меня. Заколдованный браслет не позволяет мне просто убить Дракулу, вот приходится искать иные пути разрешения проблемы. Мальчика необходимо, как бы это выразиться… изъять из дурной компании. Думаю, в этом наши планы совпадают. Не так ли, Охотницы?

Белый Вампир аккуратно поставил бокал на край журнального столика, прислушался и вдруг, непонятно каким образом оказался возле окна. Я знала, что вампиры способны очень быстро перемещаться в пространстве, но такая скорость просто впечатляла.

— У меня нет намеренья знакомиться с твоими родителями, Охотница. Надеюсь увидеть вас завтра. Готовьтесь.

Еще одно неуловимое для глаз движение, и Белый Вампир исчез за открытым окном. Мы с Сестрой перегнулись через подоконник, наблюдая за тем, как по отвесной стене стремительно скользит белое, похожее на огромного паука существо. Достигнув земли, Белый Вампир пошел по улице легкой походкой уверенного в себе человека…

*******************************

— Яна, тебя к телефону. Какой–то молодой человек.

— Спасибо, мама.

Я подбежала к телефону, гадая, у кого из моих приятелей возникло желание пообщаться в половине десятого утра.

— Да. Я слушаю.

— Вы готовы, Охотницы? – в трубке звучал вкрадчивый голос Белого Вампира. – Не тратьте времени понапрасну, собирайтесь в путь…

Вампир рассказывал, как до него добраться, а я стояла у зеркала, созерцая свое довольно растерянное и жалкое отражение. Не дав мне ответить, странное существо положило трубку.

— Что случилось?

— Никогда раньше не говорила с вампиром по телефону. Как–то жутко становиться…

— Да еще утром, — Нина поправила волосы, — Похоже, нашего приятеля соней не назовешь.

— Наверное, спать днем – проявление вампирского невроза.

— Может, он еще и в солярий ходит?

Мы болтали о пустяках, стараясь заглушить тревогу. На самом же деле, меня просто начинало трясти, стоило только представить, куда собирался отвести нас мертвец с сапфировыми глазами.

— Ты веришь Белому Вампиру, Нина? Может быть, он заманивает нас в ловушку?

— Этот вампир слишком силен, чтобы обманывать. Если бы он хотел, то с легкостью убил бы нас. Рассказанная им история здорово смахивает на правду, во всяком случае, дает ответы на многие вопросы.

Одевшись и прихватив необходимое для подземных путешествий снаряжение, мы вышли из дома. Светило солнце, щеки пощипывал легкий морозец, под ногами лежал сверкающий снег. Трудно было поверить, что где–то там, глубоко под землей, находился зловещий город, который жил совсем по иным законам.

Путешествие в метро было коротким, но навевало дурные мысли. Выбравшись на поверхность земли, мы с Сестрой зашагали к видневшимся в отдалении старым церквям.

— Странное место для встречи с вампиром.

— Он утверждает, что поборол предрассудки.

— Предрассудки! – Нина усмехнулась. – Вампиры – порожденье зла, а потому никогда не будут хорошо чувствовать себя возле святых мест. Он просто старается выглядеть круче, чем есть на самом деле.

Пройдя мимо старинных построек подворья, мы выбрались на небольшой, засыпанный снегом пустырь. Черные стебли бурьяна, вспарывавшие сверкающий покров, груды битого кирпича и замысловато изогнутые железки производили унылое, неприятное впечатление. Следуя указаниям Белого Вампира, я смело двинулась по снежной целине, направляясь к развалинам старинного, сложенного из темного кирпича строения.

— Нам сюда, — сообщила я, нырнув под низкий, полуобвалившийся свод.

Прямые солнечные лучи не проникали в полуподвальное помещение, но все равно здесь было достаточно светло. Стряхнув с сапог налипший снег, мы озирались по сторонам, раздумывая, что делать дальше.

— Наверняка, здесь есть лаз в подземелье, — Нина провела рукой по растрескавшейся, осыпающейся штукатурке. – Что он тебе еще сообщил, Яна?

— Больше ничего, — закутанный с ног до головы в черный плащ вампир, как всегда возник неожиданно, немного испугав нас. – Неуютное местечко! Ценители средневекового образа жизни вообще не смеют приближаться к церквям, а потому ничего не знают об этом проходе. Здесь начинается подземный ход, соединяющий подворье с соседним монастырем, он известен многим смертным, но они знают далеко не все его секреты.

Сняв солнцезащитные очки, наш провожатый нырнул в небольшое, почти неразличимое за грудами битых кирпичей, отверстие. Согнувшись в три погибели, мы протиснулись следом. Нина первой включила фонарик, осветив ступеньки крутой каменной лестницы.

— Вы наверняка наслышаны о подземной Москве – настоящем лабиринте из заброшенных коммуникаций, позабытых подземных ходов и пещер, — тоном экскурсовода рассказывал Белый Вампир. – Те коридоры под кладбищем – часть огромного подземелья, но мы направляемся совсем в иное место.

— В преисподнюю? – попыталась пошутить Сестра.

— Вы называете его Городом Вампиров, хотя на самом деле мы не имеем никакого отношения к этому царству вечной тьмы. Только такой самонадеянный, безответственный субъект, как наш самозванец «Стокер», мог привести сюда вампиров!

Я не принимала участия в разговоре, шла последней и постоянно оглядывалась по сторонам – путешествие по старому, наполовину обрушившемуся ходу, таило в себе большую опасность. Нам то и дело приходилось перелезать через завалы из обрушившихся кирпичей, порой на наши головы сыпались тоненькие струйки песка, и, казалось, достаточно одного громкого слова, чтобы масса камней и земли навсегда погребла нас в этом жутком подземелье.

— Не думай о таких вещах, Яна! – строго произнес Белый Вампир. – Мысли о катастрофе могут спровоцировать ее.

— Постараюсь.

— На чем мы остановились? Ах, да… Знаете, Охотницы, московский климат совершенно не подходит вампирам, мы никогда не жили в этих краях, а «Стокер» приехал сюда только из–за некоего русского ученого, занимавшегося клонированием. Теперь, когда самозванец получил то, что хотел, он поспешит убраться из России. Этой ночью пройдет прощальная вечеринка, после которой вампиры навсегда покинут Москву. Потому я и тороплюсь – это последний шанс вырвать мальчишку из рук «Стокера».

Белый Вампир дотронулся тонкими, светящимися в полутьме пальцами до одного из кирпичей. Гнетущую тишину подземелья сменил протяжный, холодящий душу скрип. Большая каменная плита у наших ног дрогнула, начала медленно отодвигаться в сторону. Казалось, мы стояли у колодца, до краев наполненного густым вязким мраком. Отправляясь в путешествие по подземным лабиринтам, невозможно сохранять спокойствие, но то чувство, что я испытала, глядя на эту черную бездну, даже ужасом было назвать сложно. Это место внушало трепет и одновременно манило, притягивало к себе.

— Живые не знают об этом проходе, — на губах нашего проводника появилась загадочная усмешка. – Не боитесь шагнуть в неизвестность?

Сестра только рукой махнула, первой шагнув на узкую крутую ступеньку…

9___________________________

Ступени, ступени, ступени… Ни звука, ни дуновения воздуха, густая темнота, которая обволакивала нас со всех сторон и жадно пожирала свет фонариков. Казалось, Тьма хотело одного – уничтожить эти слабые источники света, тем самым, обезоружив нас и спокойно, неторопливо растворить наши тела. В моей голове возникали жуткие и одновременно глупые мысли, а ноги машинально переступали со ступеньки на ступеньку. Вначале я еще пыталась пересчитывать ступени, но сбилась на второй сотне, торопливо пошла вниз, стараясь не думать о грустном. Бесконечная лестница вела прямо к центру Земли…

— Вампиры похожи на людей, их называют мертвецами, а они хотят жить. Это место создано не для нас. Верхние уровни лабиринта по–своему уютны и знакомы. В них можно охотиться, скрываться от солнца, а здесь – только сгинуть во мраке. Я слышал легенды о Тех, Кто Жил В Земле, но и во времена моей молодости это были только полузабытые предания.

Белый Вампир то шел позади нас, то, неожиданно, оказывался десятком ступеней ниже, то заглядывал мне прямо в лицо, и эти метания выдавали его страх.

— Да, я боюсь, — он вновь оказался рядом со мной, провел ледяной ладонью по моей щеке. – Я очень боюсь, Охотница. Здесь нельзя не бояться. Земля скрывает страшные тайны, которые повергают в ужас и вампиров. Те, кто создали эти тоннели, пока терпят нас, но однажды Тьма поглотит все.

— Мысли о катастрофе могут ее спровоцировать.

— Браво, Яна, ты хорошо усвоила мой урок.

Лестница привела нас в просторный зал, из которого лучами расходилось множество коридоров. Каждый из них представлялся зрачком огромного глаза.

— Здесь очень много ловушек. Мне рассказывали, что когда клан «поборников истинных ценностей» обнаружил это место, немало вампиров погибло, обследуя эти коридоры. Если бы не мои доблестные разведчики, я бы не решился придти сюда.

От былой уверенности Белого Вампира не осталось и следа, впрочем, и мы с Сестрой не выглядели героями. Наш спутник оказался прав – в этом месте невозможно было не бояться. Мы крадучись проскользнули в один из коридоров, долго петляли в лабиринте ходов. За каждым поворотом пряталась живая злобная Тьма, терпеливо дожидались своих жертв коварные ловушки…

— Дальше я не могу идти. Предрассудки предрассудками, но силе некоторых колдовских заклятий невозможно противостоять. Надо признать, «Стокер» неплохо разбирается в колдовстве. Эту часть Города окружает невидимая стена – ни один чужой вампир не может проникнуть в запретную зону, а вот люди, я думаю, пройдут.

— Сейчас проверим, — Нина перешагнула незримую границу, остановилась. – Вроде бы жива.

Я хотела шагнуть следом, но Белый Вампир схватил меня за руку:

— Подожди–ка!

Прежде чем я успела опомниться, острый ноготь упыря стремительно скользнул на моей ладони. Еще миг и на коже выступил узор из пересекающихся царапин.

— Это план. На нем отмечены все коридоры, которые вам следует пропустить. Будьте внимательны и учтите – я жду вас ровно шестьдесят минут, ни секундой больше. Этого времени достаточно, чтобы добраться до подземной тюрьмы, освободить пленника и вернуться назад. Дольше оставаться опасно, здесь меня запросто может схватить охрана. Удачи вам, Охотницы!

— Спасибо, — я помахала рукой.

Эта часть подземелья выглядела более обжитой, если, конечно, так можно было говорить о логове живых мертвецов. Немногочисленные факелы освещали мрачные коридоры, на стенах появились непонятные рисунки и надписи. Стараясь не привлекать к себе внимание, мы погасили фонари и продвигались вперед, довольствуясь скудным освещением подземелья. Фонарик я зажигала только для того, чтобы свериться с нацарапанным на ладони планом.

— Значит, у вас в Москве вампиры обычно не водятся? – Спросила Сестра, пытаясь избавиться от мучительной, словно воском залеплявшей уши тишины. – Часто про нас говорят гадости, мол, Румыния – родина вампиров, но я ни одной кровососущей твари не видела, хотя и родилась в Трансильвании. А как только приехала к вам…

— Знаешь, у нас тоже никогда такого безобразия не было и, надеюсь, больше не будет. Скорее бы упыри умотали в теплые края, оставили бы наш город в покое!

— Если верить Белому Вампиру, они собираются сделать это сегодня ночью, а до того – славно повеселиться. Упыри проснуться через несколько часов и, наверняка, начнут веселье с того, что убьют Ромку.

— Как ты думаешь, его держат там же, где и Влада?

— Будем надеяться.

Несмотря на разговоры, мы очень внимательно отсчитывали проходы в боковые тоннели, ведь от этого зависела наша жизнь. Стоило только однажды ошибиться, и нас бы навсегда поглотил наполненный Тьмой лабиринт. Нацарапанный на моей ладони план был очень четким, но путешествие затягивалось, и от этого в душу заползал неприятный холодок. Что если мы уже совершили роковую ошибку, и теперь, вместо того, чтобы идти к цели, приближаемся к смертельной ловушке? Что если потайной колодец, дно которого утыкано острыми кольями, ждет своих жертв за следующим поворотом? Какое–то время мы шли молча, но от этого становилось еще страшнее. Не выдержав, Нина заговорила вновь:

— Надо изменить тактику боя. Чем дольше длиться поединок, тем меньше шансов на победу у нас остается. Надо атаковать вампиров стремительно и решать дело одним ударом.

— Как в Иайдо – поражать врага одним ударом меча, едва выхватив его из ножен. В поединке побеждает искусный, а не сильный воин.

— Точно. Только в нашем случае придется использовать не самурайский меч, а острую деревяшку. Но суть от этого не меняется.

— Только техника… – вздохнула я. – А мы ей абсолютно не владеем.

— И это говорит Рэйко, девушка, которая владела мечом, как самурай! Девушка, учителем которой был сам великий основатель Иайдо – Хаясидзаки Дзинсукэ Минамото Сигэнобу! Не ты ли учила меня, что сила воина не в оружии – она в его душе. Главное – это невозмутимость духа, умение владеть собой. А еще, надо действовать, не рассуждая, вспомни, ты говорила: «воин не должен думать о победе, только упорно тренироваться, и тогда сила богов войдет в него», иными словами надо действовать на подсознательном уровне. Вступая в бой с вампирами, это особенно важно, ведь они способны читать наши мысли.

— Ах, Нина, четыреста лет минуло со дня гибели Рэйко, в этой жизни я совсем другая.

— Точно – ленивая неповоротливая девчонка, которой лень подняться даже на утреннюю пробежку, — Сестра улыбнулась. – Брось, Яна, ты всегда была и будешь Охотницей за тенями, а значит, сумеешь воспользоваться прежним опытом. Мы сильные, мы умеем побеждать.

Сестра уверенно шла вперед, делая вид, будто ничего не боится. На самом деле страх только затаился, но не пропал. Я просто старалась не замечать его, однако стоило лишь немного расслабиться, дать волю чувствам, как ледяная рука ужаса сжимала мое горло. Меня пугали не вампиры, а та страшная живая Тьма, что притаилась в закоулках огромного подземелья.

***************************

Если верить начерченному Белым Вампиром плану, цель нашего путешествия была близка – за последним поворотом коридора располагалась подземная тюрьма, в которой упыри держали своего пленника. Я осторожно выглянула из–за массивной, расширявшейся в верхней своей части колонны. Местечко оказалось то еще – по обеим сторонам широкого низкого коридора виднелось множество забранных толстыми железными прутьями ниш. Они не пустовали – кое–где виднелись светящиеся в полутьме тела вампиров. Наверное, это были сторонники Белого Вампира, захваченные в плен упырями из клана «Стокера». Узники спали, лежа прямо на полу, игнорируя предоставленные им простенькие деревянные гробы. Находясь в этом царстве вечного мрака, трудно было представить, что где–то сейчас светит солнце, сверкает чистейший снег, однако стрелка часов указывала на цифру «2». В это время всем вампирам надлежало спать самым глубоким, беспробудным сном, но мы все же опасались неприятных сюрпризов и не ошиблись – в дальнем конце коридора возникла фигура долговязого упыря. Он отчаянно зевал, демонстрируя огромные клыки, и медленно брел между рядами камер. Вот он остановился возле одной маленькой, почти неразличимой на фоне стены двери, заглянул в глазок. Лицо мертвеца озарил неожиданно яркий поток света. Я сжала руку Сестры – несомненно, эта совсем не похожая на ряды клеток камера, предназначалась для важного пленника.

Вампир продолжал осмотр, двигаясь по направлению к нам. Мы прижались к стене, стараясь не дышать. Впрочем, главным было не думать – вампир легко мог засечь посторонние мысли и поднять тревогу. Негромкие шаги приближались, потом стихли – постояв на месте, клыкастый стражник двинулся в обратную сторону. Знаком приказав оставаться мне на месте, Сестра скользнула следом. Бесшумно подкравшись к вампиру, она взмахнула колышком, нанося роковой удар. На этот раз, все было разыграно, как по нотам – короткая, смертоносная атака, а затем вспышка жаркого пламени, в мгновение ока испепелившего останки вампира.

Подхватив увесистую связку ключей, Сестра подбежала к неприметной дверце. Я последовала за ней. С ключами пришлось долго повозиться, все они были одной формы и размера и, как назло, не подходили к замку. Нина уже начала терять терпение, когда внутри стальной двери что–то заскрежетало. Еще мгновение, и тяжелая створка была открыта…

Признаюсь, мы ожидали увидеть нечто средневеково–жуткое, а вместо этого взгляду открылась просторная, залитая ярким электрическим светом комната с гладкими серыми стенами, напоминавшая камеру какой–нибудь образцово показательной тюрьмы. На койке у стены сидел человек. Услышав скрип двери, он поднял голову, пристально всматриваясь в глубину подземелья, но темнота надежно скрывала нас. Взгляд пленника был испуганным и затравленным…

— Влад! – Сестра бросилась ему навстречу.

— Девчонки?!

— Что они с тобой сделали?

— Все нормально, — он порывисто поднялся, но видно было, что движения причиняли ему боль. – Просто вернулся в ставшую привычной за последний год среду обитания.

Мы вышли в коридор.

— Где Ромка?

— Где–то здесь. – Сестра украдкой посмотрела на часы. – Сейчас поищем его.

Мы почти бежали вдоль зарешеченных ниш, высматривая Романа. Большинство камер пустовало, и только в некоторых из них спали вампиры.

— Ромка… — шепотом позвал Влад.

Нина остановилась:

— Послушайте, до встречи с Белым Вампиром осталось двадцать пять минут. Вы двое идите к выходу, а я поищу Ромку. Займите упыря разговорами, тут и мы подойдем. Я отлично помню наш маршрут. Договорились?

— Без брата я отсюда не уйду.

— Влад!

— Без брата я отсюда не уйду, — упрямо повторил он. – Мы скоро его найдем.

За поворотом нас вновь встретила бесконечная вереница камер. Позвать старшего брата Влада было нельзя – мы боялись разбудить вампиров, а потому приходилось заглядывать в каждую нишу.

— Влад…

Он выхватил у меня фонарик, бросил луч света в темноту камеры:

— Ромка!

А дальше началась возня с ключами. Нина все больше волновалась, смотрела на часы, и никак не могла подобрать нужный ключ.

— Дай–ка…

У Влада руки не дрожали. С пятой попытки он открыл замок камеры. Братья обнялись, но на трогательные сцены у нас катастрофически не хватало времени – срок, назначенный Белым Вампиром, истекал через пятнадцать минут. Ромка попытался выяснить, что же с ним произошло, но Влад сказал, что расскажет об этом в более подходящей обстановке. Наша маленькая компания быстрым шагом направилась к выходу из подземной тюрьмы. Не успели мы пройти и десятка метров, как раздался истошный вопль:

— Кровь! Я слышу, как она струиться в жилах смертных! Проснитесь, братья, это не сон!

Похоже, некоторые вампиры страдали бессонницей. Вопли одного взбудоражили остальных пленников. Они вскакивали со своих мест, дергали прутья, пытаясь выломать решетку.

— Тише… Мы от Белого Вампира, — попыталась я прояснить ситуацию, но обезумившие от голода упыри меня не слушали.

— Кровь! Кровь! – вопили со всех сторон, и к нам тянулись тощие руки узников. – Кровь!

Мы побежали, я не слишком удачно вписалась в поворот, и оказалась в зоне досягаемости упыря из угловой камеры. Жесткие ледяные пальцы впились в запястье:

— Я ее поймал! Сюда! Другие смертные за поворотом! Скорее!

Вампирский гомон не мог остаться незамеченным – в конце коридора уже замаячили фигуры трех вампиров–стражников. Я ударила ребром ладони по тощей руке упыря, и он, явно не ожидавший удара такой силы разжал пальцы.

— Яна, поторапливайся! – крикнула Сестра. – Все в порядке?

— Да!

Но торопиться, увы, было некуда – выход из тюрьмы нам преградили два «терминатора». Я еще успела удивиться тому, что некоторые люди добровольно служат вампирам, а потом началась крутая заварушка. В начале вообще невозможно было разобраться в происходящем – в опасной близости от моей головы проносились чьи–то кулаки, я сама раздавала удары направо и налево, но потом картина начала потихонечку проясняться. Вампиры не смели бить Влада, переключив все силы на нас, а вот «терминаторы» набросились на своего пленника. Впрочем, несмотря на разные весовые категории, они встретили жесткий отпор. Увидев своих мучителей, Влад преобразился, его огромные глаза вспыхнули ненавистью, а силе и точности наносимых им ударов могли бы позавидовать даже Охотницы за призраками. Ромка, который тоже неплохо дрался, пришел на помощь брату, а нам с Ниной пришлось заниматься тремя упырями.

— Сзади!

Предупреждение Сестры запоздало, холодный, как рыба, вампир набросился на меня со спины, опрокинул на пол, щелкнул клыками у самой шеи. Изловчившись, я высвободила руку, вцепилась ногтями в его заостренное ухо. Упырь взвыл, на секунду потерял контроль над ситуацией, и мне удалось выскользнуть из смертельных объятий. Выхватив из–за пояса колышек, я попыталась нанести удар, но промазала, потеряла равновесие, покатившись под ноги кого–то из дерущихся.

— Кровь! Кровь! – орали сидевшие в нишах вампиры, от возбуждения их глаза сияли красным светом, из открытых ртов струилась слюна. – Смерть смертным!

Нина была права, когда говорила, что с вампирами надо кончать одним ударом, но на практике все складывалось совершенно иначе – схватка затягивалась, мы начали уставать, а упыри, напротив, чувствовали себя отлично. Они не сомневались в победе, играли с нами, как кошка с мышью.

— Отдохни!

Отменный удар в челюсть вырубил одного из «терминаторов», и Влад ринулся на помощь брату, катавшемуся по полу вместе со вторым тюремщиком. У парней дела шли относительно неплохо, а вот нам с Сестрой приходилось все труднее и труднее.

— Смерть смертным!

Один из узников ухитрился дотянуться до Нины, рванул ее к себе, и тут же на нее навалилось еще два упыря. Я ринулась на помощь, но отлетела в сторону, пропустив удар третьего вампира.

— Нина!

У нее не было шансов. Ее прижали к стене, лишив возможности сопротивляться, один из красногубых упырей потянулся к ее шее:

— Ты умрешь девчонка! Я буду долго пить твою жизнь! – прошептал он, но тут же взмахнул руками и замертво рухнул на пол.

Я даже не поняла, каким образом все произошло, а потом сообразила, что находившийся поодаль Влад, метнул колышек, как копье, и пронзил сердце упыря. Неожиданная атака смутила не ожидавших столь решительного сопротивления вампиров, они дрогнули, и эта растерянность стоила жизни еще одному из них. Оставшись в одиночестве, третья тварь попыталась бежать, но Ромка ловко подставил подножку, а его брат закончил начатое.

Все кончилось неожиданно быстро. Только что нас нещадно молотили обезумевшие от жажды крови вампиры, а теперь мы стояли, в опустевшем коридоре, а рядом лежали отрубившиеся «терминаторы». Сидевшие в камерах вампиры притихли, расползлись по дальним углам, видимо полагая, что сейчас дойдет очередь и до них. Надо было торопиться, не дожидаясь, пока тюремщики придут в себя, мы связали их, заткнули рты и бросили в одну из пустовавших камер. Нина вновь посмотрела на часы, но они оказались разбитыми вдребезги. Впрочем, и так было совершенно ясно – мы здорово опаздывали на встречу с Белым Вампиром.

***************************

— Да, пунктуальность не всегда бывает полезна, — заметила я, уныло озираясь по сторонам. – Что ему стоило подождать еще минут десять?

Мы бодрились, старались держаться непринужденно, но на самом деле, прекрасно понимали, что влипли в очень скверную историю. Белый Вампир бросил нас посреди жуткого подземелья, не оставив шансов на спасение. Нина утверждала, что помнит путь, по которому вел нас упырь, но в ее голосе не было уверенности. А цена ошибки могла оказаться слишком высока.

— Может быть, он еще вернется? Ему невыгодно бросать нас здесь.

— Будем надеяться, Яна. Ты права – лучшее, что мы можем сделать, это ждать.

Надежда, что Белый Вампир вернется за нами, оставалась. Он ушел из условленного места, опасаясь встречи с вражеским патрулем, но это не означало, что он покинул подземелье навсегда. Вызволяя Влада, он поставил на карту все и вряд ли отступил бы на полпути. Впрочем, нам самим стоило опасаться вампирского дозора и стараться не маячить у них перед глазами.

— Попробуем отсидеться здесь, — Сестра указала на один из боковых коридорчиков. – Авось, нас не заметят в этой дыре.

Идти приходилось очень осторожно. Десяток метров, отделявших нас от цели, казались непреодолимым расстоянием. Слова Белого Вампира о многочисленных ловушках не давали покоя, мы шли, словно по минному полю, опасаясь, что в любой миг могло кончиться все. От напряжения подрагивали колени, а на лбу выступила испарина. Шаг, еще шаг…

Небольшой выступ стены напоминал скамейку, на которой могли разместиться все четверо. Я села первой, прислонилась к стене и только тогда почувствовала, как болит избитое тело. Нам всем здорово досталось от вампиров, но в первый момент на это просто никто не обратил внимания.

— Здесь хороший обзор, — Нина выглянула из–за угла. – Если появиться Белый Вампир, мы его не упустим. Да и патруль засечь нетрудно.

— Кто такой Белый Вампир? За последнее время я здорово отстал от жизни.

— Вампир! О чем ты говоришь?! – перебил Влада Ромка. – Кто–нибудь объяснит мне, что случилось? Я вышел из дома, как вдруг меня затолкнули в машину, а потом началась самая настоящая чертовщина. Подземелья, странные существа с белой кожей, два мужика, которые избивали меня просто потому, что им нечего было делать. Что случилось, Влад? Эти твари действительно смахивают на киношных вампиров, но ведь никаких упырей в природе не бывает, за исключением пиявок и комаров!

— Знаешь, Ромка, недавно я думал, как и ты…

Времени для объяснений у нас было предостаточно, к тому же молчание в таком месте было просто невыносимым. Стоило только умолкнуть голосам, как в душу начинал потихоньку заползать ужас.

— Получается, мой младший брат – Дракула, которого клонировал ставший вампиром Брем Стокер?! Девчонки, у вас слишком буйная фантазия.

— Стокер он или нет, мы точно не знаем, а в остальном все именно так, — подтвердила я. – Маньяк решил заново «создать» Дракулу и воспользовался для этого новейшими научными достижениями. Что здесь такого удивительного?

— Я лучше умру, чем превращусь в вампира. У этого маньяка дьявольский, извращенный ум. Дать человеку вторую жизнь только затем, чтобы он заново страдал, а потом и вовсе превратить его в живого мертвеца – такое может придти в голову только безумцу.

Влад умолк, опустив голову, уставился на таинственно мерцающий браслет. Слабые отсветы факелов не могли рассеять мрак, а там, где мы сидели, было и вовсе темно, как в могиле, но драгоценные камни светились изнутри, озаряя его лицо.

— Не говори о смерти, Влад. Мы тебя в обиду не дадим.

— Спасибо, Нина. Но знаешь, о чем я подумал? Даже если нам удастся спастись, даже если я скроюсь от врагов, что помешает им снова клонировать Дракулу?

— Снова клонировать?! – такая мысль никогда не приходила мне в голову, а потому повергла в шок. – Скажи, что ты пошутил.

— Они не шутят. Если мы выберемся отсюда, я первым делом сотру дискету с записями Бориса Анатольевича. Но это не главное – я должен остановить маньяка, уничтожить его. Страшно представить, что он опять начнет мучить нового мальчишку, чья «вина» состоит только в том, что он является точной генетической копией Влада Дракулы!

Мы замолчали. Нина несколько раз выглядывала из–за угла, но подземелье казалось вымершим – Белый Вампир исчез и даже упыри «Стокера» не обходили дозором свои владения. Город Вампиров спал, однако с заходом солнца он должен был проснуться, а значит, совсем скоро упыри узнают об исчезновении пленников. Дальше отсиживаться в этой дыре было невозможно.

— Это место высасывает жизнь, — неожиданно произнесла Нина. – Чувствуете? Если мы долго будем здесь сидеть, то превратимся в мумии.

Да, я действительно испытывала нечто подобное, но меня удивили слова Сестры. Обычно она никогда не занималась самозапугиванием, наоборот, старалась пресекать панику, и вдруг такое заявление… Похоже, у нее просто начали сдавать нервы.

— Я знаю, что делать, — Влад решительно поднялся, продемонстрировал переливавшийся всеми оттенками пурпура браслет на своей руке. – Эта дьявольская побрякушка ведет себя как компас, когда мы приближаемся к некой цели, камни сверкают ярче, когда отдаляемся – затухают. Я подметил эту закономерность, пока мы шли по коридорам.

— Ты хочешь сказать, что с помощью этой штуки можно выбраться из подземелья?

— Нет, Ромка. Но она приведет нас к разгадке тайны.

************************

Влад шагал первым. Он пристально рассматривал заколдованные камни браслета, порой останавливался, наблюдая за тем, как ослабевает или усиливается их свечение. Сомнения не давали мне покоя – мы уходили вглубь огромного подземелья, и никто не знал, чем закончится эта «прогулочка». Впереди маячила гнусная перспектива умереть от жажды в глухих закоулках лабиринта, но даже если Влад не ошибся в своих расчетах, и браслет действительно был чем–то вроде компаса, кто знал, к какой именно цели он вел нас?

Лестница, уходящая в темноту… Казалось, мы уже находились на самом дне подземного царства, и вдруг спуск продолжился. Неужели, это и в самом деле была дорога, ведущая едва ли не к центру Земли? Таинственные камни, украшавшие браслет, разгорались все ярче, сменив оттенок с пурпурного на алый.

— Теплее… Почти горячо! — Влад быстро пошел вниз. – Не отставайте, мы приближаемся к цели.

Коридор, к которому привела нас лестница, был выше остальных, воздух в нем не застаивался и легкий сквознячок холодил наши щеки. Еще десяток шагов, поворот, а за углом – невероятное для этого подземного обиталища Тьмы буйство красок. Мы уже успели привыкнуть к темноте и потому даже не сразу поняли, что видим – в мозгу возникли образы жаркого летнего полдня, чего–то сияющего, золотистого, медового…

На самом деле, за приоткрытым пурпурным занавесом находился наполненный золотым сиянием зал. Его стены казались расписанными всеми оттенками солнечного света – оранжевыми, желтыми, почти белыми, розоватыми, золотисто–коричневыми…

— Это же янтарь! – первым догадался Ромка. – Настоящая янтарная комната!

Мы были так потрясены открывшимся зрелищем, что не сразу заметили находившегося в глубине зала человека… Точнее вампира… Он стоял к нам спиной, рассматривал какой–то предмет, лежавший на изящном позолоченном столике. Вот он взял его в руки, и я узнала маску с такими пугающими и в то же время знакомыми чертами «фальшивого человека». Упырь что–то пробормотал под нос, натянул на голову искусственную кожу, превратившись в голубоглазого блондина.

— Вчетвером мы справимся даже с самым матерым вампиром, — чуть слышно прошептала Сестра. – Ты, Яна, зайдешь…

— Подожди… Все будет по–другому. Я вызову его на бой. Честный бой один на один.

— Влад, ты с ума сошел!

— Я знаю, что он намного сильнее меня. Но на моей стороне правда. Если мы убьем «Стокера» подло и бесчестно, то сами окажемся не лучше его. Я верю в свою победу.

В этот миг у него было совсем взрослое лицо – волевое, надменное, а в глазах светилась фанатичная убежденность, вера в свою правоту. Я хорошо помнила этот взгляд – тогда, зимой 1462 года именно с таким выражением лица князь Валахии говорил нам о предстоящей войне с Турцией.

— И еще, обещайте не вмешиваться, что бы ни случилось. Я прошу, я требую этого.

— Обещаю, — вздохнула Нина. – Удачи тебе, князь.

Влад стремительно вошел в янтарный зал. Услышав звук его шагов, упырь обернулся.

— Не правда ли здесь красиво? Почти как там, под солнцем. Я еще помню его золотые лучи. Каждый вампир мечтает увидеть солнце, свою сияющую прекрасную смерть. Однако на практике мы предпочитаем довольствоваться искусственным освещением. Янтарь тоже боится ультрафиолета, поэтому это наш камень, камень вампиров.

— Снимите маску. Я хочу посмотреть вам в лицо.

— Как прикажете, ваше высочество. Ни один вампир не смеет ослушаться вас, даже я, — в голосе упыря слышалась нескрываемая ирония, но, тем не менее, он начал стаскивать свою отвратительную фальшивую кожу. – Вы удовлетворены?

На Влада смотрел тот самый бородатый вампир, которого однажды нам довелось увидеть в вагоне метро.

— Назовите ваше настоящее имя.

— Вы знаете его, ваше высочество. Признаюсь, я не ожидал увидеть вас здесь, в этом зале, но, похоже, стены и засовы для друзей не помеха. Наверняка Сестры–охотницы бродят где–то поблизости. С их появлением наш отъезд из Москвы стал неизбежен. Девчонки настырны, от них трудно скрыться, но когда в городе не останется ни одного вампира, они уже не смогут разыскать вас, ваше высочество. Мир велик, на земле есть немало городов с более теплым климатом. Собирайтесь в дорогу, мой господин.

Влад молчал. Пристально, не отрываясь, смотрел в глаза своего врага, но этот «испепеляющий» взгляд не произвел на упыря никакого впечатления.

— Согласитесь, ваше высочество, идея была недурна, — вновь заговорил «Стокер», – дать вампирам их идеал, их кумира, о котором они грезили долгими летними днями! Я подошел к решению этой проблемы предельно ответственно – клонирование было только частью грандиозного плана. Личность формируется под воздействием внешних обстоятельств, кто знает, каким бы стал Дракула, живи он в нормальных условиях! От природы этот человек не был жесток, он верил людям и трогательно заботился о своих близких – такие качества заложены в его генах, но совершенно не нужны мне! Следовательно, для достижения нужного результата пришлось заняться повторением пройденного. Отчаянье, сознание собственной беспомощности и ненависть к своим мучителям – первый этап обучения. На следующем, вы, мой господин, познаете боль от потери близкого человека. Затем – сладость власти. Затем – предательство друга. А потом вновь отчаянье, сознание собственной беспомощности и прочее, прочее… Надеюсь, в результате обучения из вас все же получиться безжалостный человек, не позволяющий себе испытывать сострадание к ближнему.

— Недурно, — Влад старался говорить спокойно, но все же голос его дрогнул. – Но почему у меня нет младшего брата? Кажется, он как раз подходил на роль одного из предателей?

— Хороший вопрос. Должен признаться, ваше высочество, я спасовал пред трудностями. Вдруг мне бы не удалось склонить его к предательству? Пришлось действовать по сокращенному плану, надеюсь, он все же даст неплохие результаты. Кстати о предательстве – тот человек, которого в нынешней жизни вы считали своим отцом, с самого начала был посвящен в наши планы. Есть люди, которые мечтают превратиться в вампиров, они работают на нас, исполняя все приказы. Один из них, ваш, с позволения сказать, «отец». Неплохой поворот сюжета?

— Я пришел сюда, чтобы убить вас, но прежде хочу получить ответ на один вопрос.

— Спрашивайте, ваше высочество.

— Я понимаю, чего вы хотите добиться, как вампир, но не могу понять того, что вы совершили еще при жизни. Если вы действительно тот самый Брем Стокер, скажите, почему вы «превратили» Дракулу в исчадие ада? Вы же изучали его биографию, знали, каким он был на самом деле! Теперь из–за вашего романа все считают его вампиром, — Влад нахмурился, зло посмотрел на упыря. – Дело не в личной заинтересованности, я не ощущаю себя Дракулой, но меня возмущает то, что вы оклеветали человека, который не может защитить себя. Он мертв, он беззащитен перед клеветниками. Вам не стыдно?

— Нет смысла отвечать на риторические вопросы.

— Вы подлец, господин Стокер, и я вызываю вас на бой!

— Я принимаю вызов, ваше высочество. Когда вы превратитесь в князя вампиров, мы будем частенько на пару вспоминать это забавное происшествие.

Я, Нина и Ромка затаив дыхание, следили за тем, что происходило в янтарном зале. Необычная дуэль началась, противники вышли в центр помещения, замерли в паре метров один от другого. Рука человека сжимала небольшой острый колышек, упырь казался безоружным. Только казался – мы на собственном опыте знали, как опасны вампиры, сколь остры их клыки и смертоносны атаки. Влад был обычным парнем, он неплохо дрался, но ни при каких обстоятельствах не смог бы победить матерого, обладавшего нечеловеческой силой упыря. Однако вопреки всему – логике, здравому смыслу, прогнозам мы верили в победу этого невысокого, но крепкого паренька. Верили, потому что правда была на его стороне.

Пауза затянулась. Двое не двигались, не отводили взглядов – схватка могла начаться в любую секунду, и невозможно было предугадать ее исход. Мы ждали атаки, но тут случилось нечто совершенно неожиданное – Влад опустил глаза, сделал шаг назад, бросил свое оружие. Я не верила своим глазам – неужели он испугался, струсил, не выдержал тяжелого взгляда упыря?!

— Мальчишка… Ты оказался еще ничтожней, чем я думал. Это хорошо. Мне и требовалась марионетка, покорно исполняющая мою волю. Вампиры будут считать тебя своим вождем, но на самом деле правителем стану я!

Влад пятился, все дальше отходя от валявшейся на полу заостренной деревяшки – оружия, которое давало призрачный шанс на победу. Появление Охотниц могло бы изменить ситуацию, но мы обещали не вмешиваться и теперь не знали, как поступить. Упырь шагнул к Владу, протянул к нему белые, унизанные драгоценными перстнями руки:

— Станьте на колени, мой господин и просите прощения за свою дерзость. Я прикажу, как следует выпороть вас и на этом инцидент будет исчерпан.

И тут Влад с необыкновенным проворством метнулся под ноги «Стокера», повалил его, прижал коленом к полу, выхватил из–за пазухи еще один колышек, о котором никто из нас не догадывался, и упер острие антивампирского оружия в грудь ожившего мертвеца:

— Не стоит делать поспешных выводов, господин писатель. Я же сказал, что убью вас!

Я чуть в ладоши не захлопала, радуясь успеху Влада, но, похоже, выбрала не самый удачный момент для торжества – тощие вампирские руки, как стальной трос, стянули мое тело, и меня тут же втолкнули в янтарный зал. Краем глаза я засекла отчаянно извивающуюся, но совершенно беспомощную Сестру, которую держала красивая рослая упыриха.

— Брось оружие, рыцарь, — низким, бархатистым голосом проговорила вампирша, — иначе твои друзья погибнут.

— Бей его! – крикнула Нина, но Влад уже опустил колышек.

Прятавшиеся по углам вампиры заполнили зал, подбежали к «Стокеру», помогая ему подняться. Он насмешливо посмотрел на Влада:

— В голове вашего высочества слишком много правильных мыслей и это лишает вас шансов на победу. Сами пойдете, или придется тащить вас за шкирку?

10 _______________________________

Дверь захлопнулась с отвратительным стуком. Лязгнул замок. На смену звукам пришла глубокая тишина, и в ней отчетливо было слышно тихое потрескивание лампы дневного света. Взгляд скользнул по серым, абсолютно гладким стенам камеры. Зрелище вселяло тоску, но грустить, судя по всему, предстояло недолго – нас бросили в камеру только для того, чтобы мы «не путались под ногами», как выразилась упыриха, а вскоре всей нашей компании предстояло принять участие в вампирском празднике. Роли уже были распределены – мне, Нине и Ромке выпали роли жертв, а Владу предстояло стать свидетелем нашей казни. Он подбежал к двери камеры, с отчаяньем ударил по ней кулаком:

— Ее невозможно открыть! Что я только за этот год не пробовал – она не открывается!

— А вентиляция?

— Тоже ничего, Нина. Отверстие слишком узкое, в него только кошка пролезет.

— И почему ты не убил этого негодяя?!

— Вы бы погибли.

— Да, но с чувством морального удовлетворения. А теперь мы все равно умрем, но как жалкие беспомощные жертвы.

Можно было спорить, обсуждать свои ошибки, можно было просто сидеть и пялиться на серые стены, но что бы мы ни делали, страх перед предстоящей расправой не отпускал нас ни на мгновение.

— Ты ничего не вспомнил из своей прошлой жизни, Влад?

— Даже не пытался, Нина. Все так запуталось, что просто голова кругом идет.

— Однажды ты назвал меня Еленой. В той жизни я была красивей – выше, стройнее, у меня были роскошные черные локоны…

— Прости, не помню.

— Когда в 1476 году ты вновь взошел на трон Валахии, я… в смысле, мы с Сестрой приехали в столицу, предложили тебе помощь. В тот вечер я и ты долго говорили. Нам казалось, будто не было страшных лет разлуки, что мы расстались только вчера и теперь все можно будет начать снова. Но обстоятельства сложились так, что Охотницы должны были вступить в главную битву с черными призраками, а значит – покинуть тебя. Заговорщики только ждали удобного случая… Ты был убит, когда мы праздновали победу над силами зла. В каждой жизни я пытаюсь убедить себя – у Охотниц не было выбора, но чувствую, что предала любимого человека. Скажи, Дракула смог бы понять и простить меня?

Сестру потянуло на откровенные беседы, и это было очень скверно – похоже, она уже не рассчитывала выбраться живой из Города Вампиров.

— Я не Влад Дракула, Нина. Мне неведомо, какие чувства он испытал, оставшись один.

— А ты? Как бы поступил ты?

— Я понимаю, какой ответ тебе хочется услышать, но не уверен, что смогу говорить искренне.

Сестра помрачнела, но тут вновь послышался зловещий скрежет ключа в замочной скважине – дверь открылась, и в камеру ворвались несколько вампиров.

— Готовьтесь, скоро ваш выход! – воскликнул один из них, грубо хватая меня за руку. – Представление начинается!

*********************************

Когда мы вошли под своды огромного подземного зала, я невольно вспомнила туманные речи Белого Вампира. Спускаясь в подземелье, он говорил о Тех, Кто Жил В Земле, о неких таинственных существах, создавших этот черный, не знающий солнца мир. Вампиры были здесь только незваными гостями, которых пока терпели хозяева лабиринта. Я уже не думала о предстоящей расправе, только ощущала всем телом присутствие древней злой силы, обитавшей в недрах Земли.

Подземный зал был стар как мир, и никакие попытки вампиров украсить его, переделать на свой лад, не могли скрыть, изменить жуткую атмосферу этого места. Помещение имело форму треугольника, вершина которого была скрыта за пурпурным, расшитым золотом занавесом. Не требовалось особой интуиции, чтобы угадать – там, за этим огромным куском ткани скрывается нечто ужасное, повергавшее в трепет даже самих вампиров. А перед занавесом располагался высокий застланный коврами помост, на котором стоял самый настоящий отделанный золотом и драгоценными камнями трон.

Взгляд скользнул по всему этому зловещему великолепию, а затем переметнулся на толпившихся в зале вампиров. Несомненно, здесь находились все обитатели Города Вампиров – несколько десятков мертвецов, так и не сумевших обрести покой после смерти. Однако непосвященные вряд ли догадались бы, что видят перед собой вампиров – искусные маски делали их неотличимыми от живых людей.

— Торопятся, — негромко произнесла стоявшая рядом со мной Сестра. – Хотят поскорее убраться отсюда. Как только разделаются с нами, поспешат в аэропорт.

— Мы, поборники истинных ценностей, никогда не летаем на самолетах, — заметила державшая меня вампирша, — но билеты на поезда уже есть у всех.

И все же настроение вампиров трудно было назвать праздничным. Чувствовалось – они бояться этого места, хотят поскорее выбраться из царства вечной Тьмы. Наше появление несколько расшевелило упырей. Они захлопали в ладоши, послышались восторженные возгласы:

— Слава Дракуле!

— Вечная жизнь нашему господину!

Толпа расступилась. Державшие нас вампиры разжали свои омерзительные холодные руки, предлагая «добровольно» пройти на помост. Численное превосходство упырей было слишком велико, а потому о сопротивлении думать не приходилось. Наша компания медленно двинулась к месту расправы.

— Слава Дракуле! – восторженно кричали позабывшие страх вампиры. – Слава!

Только теперь мы заметили «Стокера». Он вышел из темноты, взбежал на помост и довольно грубо толкнул Влада на раззолоченный трон. Не устояв на ногах, тот плюхнулся на это почетное место.

— Не вздумайте испортить представление, ваше высочество, — шепнул главный упырь. – Если все пойдет не по сценарию, позже я с вас шкуру сдеру.

Все взгляды были прикованы к нам, но я старалась не замечать горящих дьявольским светом глаз вампиров. Страх исчез, все мысли были сосредоточены лишь на том, как выпутаться из этой скверной истории. Наши руки не были связаны, нас никто не держал именно потому, что вампиры не сомневались – бежать отсюда совершенно невозможно. И все же, пока человек жив, у него всегда остается шанс на спасение. Главное не паниковать, верить в свои силы…

— Что это там? – шепнула Нина, кивком головы указывая в дальний конец зала.

Там действительно происходило нечто странное – два закутанных с ног до макушки в черные плащи вампира боролись между собой, точнее один упырь удерживал другую, отчаянно рвавшуюся вперед упыриху. Вскоре мужчине удалось утянуть ее в темноту.

— Дамы и господа! – начал свою речь «Стокер». – Мы присутствуем при важнейшем судьбоносном событии, которое впоследствии повлияет на весь ход истории. Сегодняшний урок научит нашего господина ненавидеть, а значит, скоро он полюбит и убивать.

Восторженный рев толпы, величественный жест маньяка, и вот уже тяжелый занавес за нашими спинами начал медленно разъезжаться в стороны… Вспыхнули прожектора, снопы белого света осветили древние изваяние. Это была огромная, метров в пять высотой маска, изображавшая нечеловеческое лицо. Именно лицо, хотя его черты мало напоминали людские. Склонные к внешним эффектам вампиры, покрыли маску золотом и драгоценностями, приделали огромные клыки, но с первого взгляда не оставалось сомнения – тот, кого она изображала, не имел никакого отношения ни к людям, ни к вампирам. Глаза древнего монстра скрывали тяжелые каменные веки, но, казалось, чудовище не спит, просто терпеливо выжидает, наблюдая за суетой жалких двуногих. Это была только статуя, и все же один взгляд на нее повергал в трепет. Даже «Стокер» изменился в лице, продолжая свою речь не столь уверенным тоном:

— В прежней своей жизни, ваше высочество, вы потеряли любимого брата и отца, а в этой вам также придется лишиться брата, а заодно и двух верных друзей, что первоначально не входило в наш проект.

Вампир явно гордился своим «гениальным» планом, а потому не смог удержаться от разглагольствований, сообщая слушателям все то, что уже успел выложить Владу. Мы – Ромка, Нина, я его не слушали, с ужасом наблюдая за пробуждением огромной маски. Веки каменного монстра дрогнули, похожий на щель рот, с частоколом приделанных вампирами клыков, начал медленно–медленно приоткрываться…

— Смерть, которую я приготовил для вашего брата и Охотниц, мой господин, поистине ужасна. Мы отдадим их в жертву Богине Вампиров!

Находившиеся в зале вампиры подались назад, на их фальшивых лицах появилось выражение неподдельного ужаса. Никакие маски не могли скрыть их истинных чувств. До сих пор я не слышала ни о какой такой богине, возможно, это был очередной придуманный вампирами миф, но легче от этого не становилось – каменный монстр широко разинул свою пасть с явным намереньем проглотить своих жертв.

Стоявшая рядом Сестра, крепко сжала мою руку:

— По моей команде прыгаешь на загривок истукану… Ромка – следом.

Похоже, Нина рассчитывала на то, что вампиры не посмеют преследовать нас в таком жутком месте, замешкаются, дадут шанс уйти. Что будет дальше, никто из нас не знал, однако это был хоть какой–то план…

— Тех, кого поглотит Богиня Вампиров, ждут невыносимые страдания. Смерть покажется им избавлением, но вряд ли она смилостивиться и заберет их. Кошмар будет длиться вечно!

Мы как–то не обращали внимания на Влада. Он сидел на своем золотом троне, вполоборота глядя на жуткую каменную статую за спиной. Вот он поднялся, подошел к упивавшемуся своей речью упырю, стал рядом… Монстр издал протяжный, холодящий кровь вздох, его пасть превратилась в огромный черный колодец.

— Готовы, ваше высочество? Смотрите, сейчас случиться непоправимое, а вы ничего не сможете изменить.

— Ошибаетесь, господин Стокер. У человека всегда есть выбор.

Влад обеими руками толкнул вампира прямо в черную пасть Богини. Он вложил в этот удар все силы, а потому не сумел сохранить равновесие и сорвался с помоста вслед за упырем…

— Влад! – отчаянно крикнула Сестра, но мне показалось, что еще один женский голос повторил это имя.

Пасть каменного чудовища захлопнулась, на миг воцарилась гробовая тишина, а потом раздались панические вопли насмерть перепуганных вампиров. Мертвецы сбивали друг друга с ног, бежали к выходу из зала, кричали что–то о конце света.

*************************************

Не знаю, сколько прошло времени. Наверное, не так много, но сейчас время не имело никакого значения. Вообще ничего не имело значения. Сама жизнь показалась лишенной смысла, хотелось только плакать, но почему–то не было слез. Я не могла поверить, что Влада не стало – только что мы были вместе, разговаривали, пытались найти путь к спасению и вдруг… Это было дико, несправедливо, нечестно.

Вампиры давно покинули зал страшной Богини, прожектора погасли, только тускло горели факелы и свечи, а мы все также стояли на помосте, растерянно глядя на опустевший трон. Впрочем, кроме Нины, меня и Ромки в зале осталось еще двое закутанных в черные плащи упырей. Они подошли к нам, один из них снял капюшон и по его плечам рассыпались снежно–белые локоны.

— Будете стоять так до конца времен? – негромко спросил Белый Вампир. – Дело сделано. Влад погиб как герой, а заодно избавил меня от заклятого врага. Я ему благодарен. Идемте, я выведу вас отсюда.

— Скажи, что с ним сейчас происходит? – Сестра, не отрываясь, смотрела в сапфировые глаза вампира, будто хотела прочесть в них ответ на этот страшный вопрос. – Ведь он еще жив, не так ли?

— Я туда не заглядывал, но в вампирских кругах сложено немало страшных легенд об этом месте. Одно совершенно точно – быстро там с жизнью не расстаются.

— Оттуда можно выбраться?

— А из загробного мира? – Белый Вампир накинул капюшон. – Не тешьте себя ложными надеждами, Охотницы. Имейте в виду, я не собираюсь здесь задерживаться ни одной лишней минуты. Для этих вампиров я враг номер один, и, хотя они лишились своего вождя, война между нами не кончилась. Они просто жаждут моей смерти, а у меня нет желания следовать за вашим другом и «Стокером». Идемте, я выведу вас к свету.

— Слушайте меня внимательно, — обратилась Нина к нам с Ромкой. – Я не позволю Владу умереть, вытащу его оттуда любой ценой. На этот раз я его не брошу, не предам. А вы идите с Белым Вампиром, отмечайте дорогу стрелками. Эти отметки нам с Владом еще понадобятся, будьте уверены. Мы выберемся.

Признаюсь, мне просто в голову не пришло, что можно добровольно шагнуть в черную пасть чудовища и попытаться вызволить пленника страшной Богини. Сестра шла на верную гибель, но, с другой стороны, представить, что мы будем спокойно жить дальше, зная, что в это время Влад умирает жуткой мучительной смертью, было совершенно невозможно. Я медлила, не зная, что сказать. В голове проносились тысячи мыслей – безумно храбрых, подленьких, трусливых, великодушных, глупых, наивных…

Стаявшая рядом с Белым Вампиром женщина сделала шаг вперед, откинула капюшон. Я ожидала увидеть белое, отталкивающе–прекрасное лицо вампирши, а вместо этого перед нами предстала самая обычная женщина, уже не молодая, но еще красивая, с толстой золотой косой, уложенной вокруг головы наподобие короны.

— Мама?! — Ромка смотрел на нее, как на привидение, не зная верить или нет своим глазам, радоваться или пугаться. – Но ты же…

— Со мной все в порядке, я не умерла, — она обняла сына, с трудом сдерживая слезы. – Я все эти годы искала вас.

— Мы разыскивали одного и того же человека, а, следовательно, были обречены на встречу, — пояснил Белый Вампир. – Я решил подстраховаться, а потому, помимо вас, привел сюда и эту леди.

— Я должна спасти сына, для меня выбора нет.

И тут начался самый настоящий спор, мы возбужденно, наперебой отстаивали свое право идти в это жуткое место.

— Сестры неразлучны, Нина. Одну я тебя не отпущу. А Влада я хочу спасти не меньше, чем ты! Если кто и сможет выбраться оттуда, так это только Сестры–охотницы. Мы многое умеем, знаем, как бороться с силами зла.

— Неужели вы думаете, что я брошу своего брата? Если идти – так всем вместе.

— Зачем вам рисковать, если я отправляюсь за сыном? Роман, даже не думай следовать за мной! Жди меня дома.

— Мне некуда идти. Кроме тебя и Влада у меня никого нет.

Грациозным жестом танцовщика, Белый Вампир схватился за голову:

— Почему вы так торопитесь свести счеты с жизнью?! Оттуда нет выхода. Там – конец всех дорог. Впрочем, это ваш выбор. А я ухожу. В любом случае мы больше никогда не увидимся. Прощайте.

Он направился к выходу из зала. Мы смотрели ему вслед, однако никто не собирался идти за ним. Наверное, эта мысль посещала нас всех, но мне удалось первой высказать ее:

— Знаете, я думаю, мы сможем разыскать Влада и вернуться, если только будем действовать вместе. Тогда наших сил хватит, чтобы победить зло. В одиночку этот путь никто не осилит.

Нина не любила терять времени даром. Подойдя к спящему монстру, она посмотрела в бесстрастное каменное лицо:

— Подъем, красавица! К тебе гости! – и от души саданула ногой по щеке изваяния. – Давай, скажи «а–а–а!».

Как ни странно, но такой бесцеремонный стиль общения подействовал на Богиню Вампиров – тяжелые веки статуи дрогнули, рот начал медленно приоткрываться. Мы, затаив дыхание, следили за ее пробуждением, вглядывались во тьму клыкастой пасти, пытаясь угадать, что ждет впереди. Страх отступил – Сестры–охотницы не раз смотрели в глаза смерти, привыкли рисковать собой, защищая людей от зла.

— В крайнем случае, встретимся в следующей жизни, — усмехнулась Нина и шагнула в черную пустоту…

******************************

Я думала, нас встретит абсолютный мрак, но к удивлению обнаружила, что наша компания неведомо каким образом переместилась в знойную пустыню. Вокруг расстилались песчаные барханы, раскаленный воздух искажал форму предметов, над головами палило ослепительно–белое солнце. Его сияние было таким ярким, что порой казалось – это не сгусток огня, а зловещая черная дыра, вспоровшая выгоревшее безоблачное небо.

— Ненавижу болота, — Нина шагнула вперед, поддев носком ботинка золотистый песок. – Мало нам вампиров, теперь еще и комары!

— Что?! Какое болото?

— То, на котором мы стоим, — она посмотрела на меня с изумлением. – Или по–русски эта гнилая трясина называется как–то иначе?

Кто–то из нас явно сходил с ума. Я наклонилась, зачерпнула пригоршню сухого горячего песка – ощущения были абсолютно достоверными, реальными.

— Что это, по–твоему?

— Мох. Сфагнум, кажется, так он называется.

— Нина, это песок. Раскаленный солнцем песок!

— Яна, сейчас не самое подходящее время для приколов.

— О чем вы говорите, девушки? – вмешалась в разговор мать Влада. – Здесь же повсюду снег! Это заснеженная тундра.

— А я думал, нас занесло в горы, — озадаченно подытожил Ромка.

Похоже, каждый из нас воспринимал это зловещее место по–своему. В одном сходились все – солнце, сиявшее в небе, было каким–то странным, казалось, вместо света оно излучало жгучую, смертельно опасную тьму. Открытие так потрясло нашу компанию, что мы долго не могли двинуться с места, делясь столь разными впечатлениями от увиденного. А когда удивление спало, вернулась тревога. Как бы не выглядела эта дыра, она таила смерть, и всех, кто попал в нее, ждали страшные испытания. К тому же, нигде не просматривалось ничего похожего на выход из этой ловушки. Шагнув в пасть Богини Вампиров, мы словно перенеслись в иную реальность, из которой не так–то просто было выбраться. Или – невозможно…

— Влад! – крикнула во весь голос Сестра. – Влад!

Ответа не было. Горячий ветерок, подхватывал песчинки, стараясь забросить их в глаза. Рот пересох, мне отчаянно хотелось пить.

— Что будем де… – хотела уточнить я, но осеклась на полуслове, прижала палец к губам.

Нина тоже встрепенулась, многолетний опыт Охотниц не обманул нас – рядом находился кто–то еще. Невидимый. Очень сильный. Злой. Мы отчетливо ощущали излучаемые им волны ненависти. Невидимый хозяин этого нереального мира торжествовал – жертвы находились в полной его власти и теперь он собирался подвергнуть их страшным пыткам. Мне хорошо были знакомы, захлестнувшие душу ощущения. Каждый раз, во время главный битвы, когда Сестры–охотницы сталкивались с бесплотным чудовищем, впитавшим в себя зло тысяч черных душ, мы испытывали то же самое.

— Это по нашей части, — шепнула Сестра. – Кажется, будто сюда сползлись все потерянные души.

— Вряд ли. С ними мы уже расправились. Просто обитающее здесь нечто похоже на них – такое же злое и безжалостное.

— Может быть, мы сумеем сразиться с ним, как обычно, покинув телесную оболочку?

— Я как раз об этом подумала.

— Послушайте, почему мы стоим на месте? – мать Влада с тревогой оглядывалась по сторонам. – Надо двигаться вперед, он не мог уйти далеко.

Я попыталась объяснить женщине наши планы, но она не хотела ничего слушать, упрямо повторяя слова о том, что должна разыскать сына. Ромка в спор не вмешивался, с хмурым видом стоял чуть поодаль, созерцая открывшиеся ему горы. Я начала что–то доказывать, как вдруг почувствовала короткий, но очень болезненный удар, похожий на удар током. После него сразу пришли опустошенность и тоскливое щемящее чувство. Нечто атаковало, принеся боль, и вырвало крошечный кусочек души. В эту секунду я поняла – затаившееся здесь зло будет преследовать нас повсюду, по частям убивая наши души. Я вспомнила, как действовал на меня пр?клятый браслет – несомненно, эта страшная побрякушка пришла в наш мир отсюда, здесь появились эти алые, похожие на застывшие капли крови камни. Тогда мне не удалось справиться с проклятием, его принял на себя Влад, но неужели и теперь мы окажемся бессильны?

— Идемте, Влад где–то там. Я чувствую это!

— Подождите, — Сестра опустилась на землю, приготовившись погрузиться в медитацию. – Дайте нам шанс поступить по–своему.

Мать и сын отошли в сторону, с недоумением наблюдая за нашими действиями. Я села подле Сестры, закрыла глаза. Прежде чем вступить в бой с лишенными плоти злодеями, Сестры–охотницы покидали свои тела, становясь чем–то вроде призраков. Для этой не слишком приятной процедуры требовалось сосредоточиться, настроить себя на определенный лад. Мы начали нараспев повторять древнее заклинание, освобождавшее душу от оков тела.

И снова боль. Невидимый враг атаковал нас, не позволяя покинуть телесную оболочку. Удар, еще, еще… Я не могла сосредоточиться, не могла успокоиться. Душой потихоньку начало завладевать отчаянье.

— Ничего не получается! – Нина была бледна и растеряна. – Оно не позволит освободиться от тел.

— Но ведь мы должны сделать это!

— Как?! Душа особенно уязвима, когда покидает оболочку. В этот момент оно просто разорвет нас на клочки.

Золотоволосая женщина решительно пошла вперед, и нам троим ничего не оставалось, как следовать за ней. Жара усиливалась, становилась нестерпимой, она высушивала кровь и расплавляла плоть. Наверное, так жарко могло быть только в аду. А еще эти внезапные удары – зло атаковало стремительно, молниеносно и неожиданно, потихоньку убивая нас…

— Влад!

Тишина, только шуршит песок под ногами.

— Влад!

— Мама… – прозвучало откуда–то издалека.

Я знала, это галлюцинация, злая шутка страшного мира, я думала только о глотке воды, но мать Влада продолжала упорно идти вперед:

— Влад!

Неожиданно пустыня исчезла, меня окутал полный мрак. Послышались испуганные возгласы, вспыхнул фонарик в руке женщины. Мы не ослепли, но перестали видеть иллюзии – страшный мир предстал перед нами таким, каким он был на самом деле. Только тьма. Ни земли, ни неба – зловещий мрак, в котором затаилось зло. И тут луч фонарика вырвал из мрака знакомое лицо, эти огромные прекрасные глаза, в которых отражалась целая гамма чувств…

— Мама! Если ты жива, зачем ты пришла сюда? Зачем?! – Влад подбежал к ней, обнял, плача, как ребенок. – Тебе нельзя здесь быть! Здесь – смерть!

— Я выведу тебя отсюда, — она гладила его черные волнистые волосы. – Мы все обязательно выберемся на волю.

— Это произойдет только в том случае, если я скажу, что надо сделать, — из темноты возникла дородная фигура «Стокера». Упырь щелкнул огромными клыками, изображая усмешку. – Слушайтесь меня, покоритесь мне, и тогда мы выйдем отсюда.

Сестра окинула вампира презрительным долгим взглядом, а потом, развернувшись, от души, заехала ногой в его клыкастую челюсть. Охнув, он исчез во мраке.

— Сделки не будет!

— Что ты наделала?! Вдруг он действительно хотел рассказать, как отсюда выбраться?

— Спокойно, Ромка. Главное – выход есть. «Стокер» о нем знает, однако не может воспользоваться. Следовательно, ключ к спасению у нас.

— И что же это?

— Пока не знаю.

— Надо было его расспросить.

— Нет, — твердо ответила Нина. – Переговоры с такими, как он приводят в ад. Если нам суждено отсюда выбраться, мы сделаем это без помощи злых сил.

Порой Сестра напоминала мне Влада – слишком бескомпромиссными были ее суждения, слишком решительными действия. А положение у нас было далеко не блестящим – Тьма чувствовала, что может потерять своих пленников и потому жалила все больнее, торопясь уничтожить нас. Стараясь не обращать внимания на то, что свет фонарика стремительно тускнеет, а из мрака за нами следит злобное нечто, я пыталась найти разгадку. Почему упырь обратился к нам за помощью? Какое мы имели преимущество? Что представляет собой ключ, который может отворить врата этого мира?

— Браслет… – разгадка была такой простой, что я сперва не могла поверить в это. – Конечно же, браслет!

— Браслет?

— Да, Влад, твой браслет. Он — порожденье этого мира, и, значит, имеет над ним какую–то власть. Ты единственный, кто может выбраться из царства Тьмы. Проклятый браслет – наше спасение!

Уговаривать Влада не пришлось. Он действовал по наитию – поднял вверх руку, а потом резко взмахнул ей, будто ударяя по невидимой стене…

— Сработало! – восторженно воскликнул Ромка.

Действительно – сработало. Темнота треснула, а за ней стал виден тускло освещенный зал подземелья.

— Выходите!

Влад остался верен себе, он пропустил всех вперед и лишь затем шагнул в наш мир. Из мрака донесся отчаянный вопль упыря, и каменная маска захлопнула страшную пасть. От удара браслет на запястье Влада раскололся, с тихим звоном соскользнул на пол. Алые камни потеряли твердость, маленькими лужицами растеклись по каменным плитам.

— Кажется, я свободен. Проклятья больше нет.

— Теперь осталась самая малость – выбраться из подземелья, — охладила наш энтузиазм Нина. – А это будет не слишком просто.

— Но и не трудно, — женщина обняла за плечи обоих своих сыновей. – Смотрите…

Невероятно, но факт – на стене была нарисована идеально ровная стрелка, а под ней красовалась сделанная каллиграфическим подчерком надпись: «Я не бросаю в беде тех, кто оказал мне большую услугу. Я верю – вы пройдете сквозь Тьму. А значит – достойны света. Искренне ваш, Белый Вампир».

*****************************

Подъем был невероятно длинным, а потому у нас хватило времени, чтобы задать все вопросы и получить ответы на них. Поднимаясь по бесконечной лестнице, мать Влада рассказывала:

— Я была молоденькой глупой девчонкой, когда осталась одна без мужа с маленьким Ромкой на руках. Денег катастрофически не хватало, будущее представлялось неопределенным. Именно тогда я встретила мужчину, который, казалось, способен разрешить все проблемы. Уверенный, обеспеченный, он много говорил о любви, а главное – обещал заботиться о моем сыне от первого брака. Вскоре мы поженились. И тут началось – Владислав утверждал, что не может иметь детей, но очень хочет, чтобы я родила для него ребенка. Для этого он требовал принять участие в одном научном эксперименте. Я дала согласие, и скажу честно, никогда не жалела об этом. Влад – мой сын, и его рожденье было для меня счастьем. Но с появлением ребенка, наша семейная жизнь только ухудшилась. Мой муж больше не говорил слов любви – он стал жестким, раздражительным, стал очень плохо относиться к Роме, а однажды даже ударил меня. Я все чаще стала думать о разводе. Но расстаться с этим страшным человеком было не так–то легко – Владислав общался с подозрительными людьми, которым ничего не стоило пойти на преступление. Потом дошло и до открытых угроз. Тогда я решила взять вас обоих и бежать, но не успела. Меня сбила машина, и это не было простым несчастным случаем – за рулем находился один из приятелей моего мужа.

— Нам сказали, что ты умерла, — грустно вздохнул Ромка.

— Почти. Травмы были очень тяжелыми, но я сумела выжить, а когда вернулась домой, то не нашла своих детей. Муж забрал вас обоих и уехал в неизвестном направлении. Я начала поиски. Они растянулись на годы. Недавно след привел меня в небольшой подмосковный городок и там оборвался – соседи сказали, что интересовавшая меня семья недавно съехала, не оставив адреса. Я была в отчаянье, ведь теперь все предстояло начинать заново. Тогда ко мне подошел необычный человек с белой, как снег кожей и предложил помощь.

— Мы называем его Белым Вампиром, — уточнила я. – Своего настоящего имени он так и не назвал.

— Вампир… – мать Влада остановилась на ступенях лестницы, поправила растрепавшиеся волосы. – Я одного не могу понять, девочки – вы все время упоминаете о вампирах, эти существа, действительно похожи на них, но ведь такого просто не может быть! Неужели в Москве действительно водятся вампиры?!

— Уже нет. Им здесь ужасно не нравилось, они все время хотели отсюда уехать, а теперь, когда их вождь мертв, вампиры разбежались во все стороны. Об упырях в метро можно забыть, как о дурном сне.

— И, слава Богу!

— А дальше? Что было дальше, мама? – спросил Влад.

— Белый Вампир сказал, что может отвести меня к сыновьям. Еще он сообщил, что мой муж мертв, и эта новость только обрадовала меня. Невозможно жить спокойно, когда знаешь, что где–то рядом бродит такой страшный человек! Белый Вампир отвел меня в подземелье, но мы немного опоздали – церемония жертвоприношения началась. Я попыталась остановить ее, однако вампир удержал меня. Что было дальше, вы знаете…

Лестница кончилась. Честно говоря, долгий подъем выжал из нас все силы, но отдых был непозволительной роскошью – в таких жутких местах не стоит задерживаться ни на одну лишнюю минуту. Нина нажала на помеченный крестиком камень. Несколько секунд ничего не происходило, за это время я уже успела похолодеть от ужаса, а потом замаскированная дверь начала медленно приоткрываться. За ней начинался подземный ход, который должен был вывести нас на территорию подворья.

Женщина и оба ее сына шли впереди, а мы с Сестрой немного отстали. Чувствовалось, что Нина хочет поговорить со мной наедине.

— Как ты думаешь, я искупила свою вину перед Владом за то, что бросила его тогда, в 1476 году? – прошептала она по–румынски.

— Наверное. Во всяком случае, на этот раз нам не в чем упрекнуть себя.

— Если бы удалось вернуть прошлое…

Мы зашагали быстрее. Впереди замаячила крутая, ведущая на поверхность лесенка. Я едва сдерживала радость, зная – стоит обрадоваться раньше времени, как непременно случиться какая–нибудь неприятность. Наконец, за поворотом забрезжил свет…

— Слушайте, кажется, мы всю ночь пропутешествовали! Ох, и влетит нам от твоих родителей, Яна!

Похоже, мы провели под землей целые сутки – яркое утреннее солнце вновь серебрило снег у наших ног. Мы выбрались из развалин, скрывавших подземный ход, жадно вдыхали свежий морозный воздух.

— И что теперь, Влад?

— Я не хочу быть игрушкой в чужих руках, Яна. Те, кто дал мне второй шанс, преследовали свои цели, но теперь я свободен и могу распоряжаться своей судьбой, как пожелаю. Это будет другая жизнь, надеюсь, счастливая. Все плохое осталось позади. Знаешь, мама, ты мне часто снилась, и, вопреки всему, я верил, что однажды встречусь с тобой. Это произошло. И я счастлив…

Мы стояли неподалеку от старой церкви, щурились от яркого света, и только Влад широко раскрытыми глазами смотрел вперед. Этот человек не боялся солнца, он никогда не был вампиром, не совершал тех злодеяний, в которых обвиняли его клеветники – и в прошлой своей жизни, и теперь Влад Дракула отчаянно боролся со злом, защищая тех, кто нуждался в его помощи. Но на этот раз он сумел победить…




Загрузка...