загрузка...
Перескочить к меню

Русалочий омут (fb2)

- Русалочий омут (а.с. Особняк ночных кошмаров-3) (и.с. Страшилки) 481K, 148с. (скачать fb2) - Елена Вадимовна Артамонова

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Е.В. Артамонова

Русалочий омут

Третья книга трилогии «Особняк ночных кошмаров»

Пролог

Десять месяцев назад…

Струи дождя холодными упругими жгутами хлестали землю. Улицы были пустынны, огни в домах погашены, и тишину спящего города нарушали только барабанная дробь дождя, да шум сгибавшихся под порывами резкого ветра деревьев. Черное озеро бурлило, над неспокойной водой стелились похожие на змей струи тумана. А потом шквальной силы ветер рассеял тучи, дождь неожиданно прекратился, и озеро засверкало под холодным светом луны. Стало тихо–тихо и весь мир замер, ожидая чуда…

— Незабудку голубую ангел с неба уронил, для того, чтоб дорогую я всем сердцем полюбил… — отчетливо прозвучал нежный голосок.

Черное озеро превратилось в огромное, абсолютно гладкое зеркало. Секунда сменяла другую, и вот поверхность воды дрогнула – из глубин бездонного омута медленно поднималось нечто… Голова, плечи, грудь… Изящная, с великолепной фигурой девушка шла к берегу. Был слышен тихий плеск стекавшей с ее длинных волос воды, далекий, похожий на журчание воды смех. Лунный свет озарил утопленницу – зеленые волосы сплетались с водорослями, а бледное, неземной красоты, лицо напоминало лик мраморной статуи. Девушка ступила на берег озера и, оставляя на песке очень глубокие следы босых ног, двинулась вперед. Небо вновь заволокло тучами, луна скрылась за их плотной пеленой, а на землю обрушились яростные потоки дождя.

— Я всем сердцем полюбил… — звучал за спиной русалки детский голос. – По–лю–бил…

Утопленница шла, не разбирая дороги, мокрые ветви хлестали ее по лицу, но она упорно продвигалась вперед, стремясь к известной только ей цели. Преодолев мрачный, пронизанный дождем лес и обогнув построенное в виде средневекового замка здание, она остановилась возле украшенных чугунным кружевом ворот. Зеленоволосая девушка потянула на себя створки, но их удерживала толстая заржавленная цепь. Хрупкие, светящиеся в полутьме пальцы рванули цепь, и она лопнула, как гнилая бечевка.

— Ты вернешься в этот мир, Стефания, твой час настал!

Пронзительный, холодивший кровь скрип створок вонзился в шум ливня, на миг поглотил все остальные звуки, и чугунные ворота старого кладбища неспешно открылись. Сумасшедшая буря не прекращалась, смешивая воедино небо, воду и землю, слепящие молнии то и дело озаряли покосившиеся кресты и монументальные угрюмые склепы. Вековые деревья склоняли кроны к залитым дождем могилами, казалось, что старинные памятники шевелятся, стремясь выбраться из земли. Утопленница приблизилась к одной из могил, опустилась на колени и начала проворно раскапывать превратившуюся в жидкую грязь землю. Работа продвигалась очень быстро, и вскоре капли дождя застучали по крышке старого, полуистлевшего гроба.

— Скоро, скоро… — шептали бледные губы утопленницы.

Тонкие пальцы с нечеловеческой силой крушили сгнившее дерево, и спустя несколько мгновений молния высветила зловещую ухмылку почерневшего, безобразного черепа. Явившаяся из Черного озера русалка истерично расхохоталась, а потом, склонившись над скелетом, начала обмазывать его жидкой грязью, опутывать клочьями водорослей:

— Из пены, из тины, из струй дождя и болотного тумана, из влаги из гнили явись тугая плоть и нежная кожа, сияющие глаза и шелк волос…

Закончив петь заклинание, зеленоволосая утопленница запечатлела поцелуй на лбу безобразного, облепленного болотной гнилью скелета. Земля содрогнулась от раската грома, зашевелилось лежавшее в гробу тело. Русалка пристально, не мигая, наблюдала за происходящим, ее бездонные глаза сияли то ли восторгом, то ли ужасом. Осторожно, стараясь не делать резких движений, скелет приподнялся, повернул опутанную тиной и водорослями голову, потом встал, распрямившись во весь рост, простер руки к низкому, наполненному водой небу… Потоки дождя струились по этой высокой фигуре, окутывая ее прозрачным покрывалом, они смывали болотную грязь, но вместо почерневших от времени костей сквозь тину проглядывала ослепительной белизны кожа. Вновь полыхнула молния, на миг, высветив прекрасное лицо – изумрудные, чуть раскосые глаза, точеный нос, великолепно очерченные пухлые губы и бронзовые жгуты густых волос.

— Я свободна! – выбравшись из могилы, красавица закружилась в танце, подставляя лицо яростному ливню. – Свободна! Свободна!

— Добро пожаловать в мир живых, Стефания, — негромко произнесла зеленоволосая утопленница, и принялась раскапывать соседнюю могилу…

Глава первая. Зачарованная земля

Западная окраина провинциального городка Алексино производила странное, жутковатое впечатление. Большинство частных, утопавших в зелени садов домиков было брошено, оставлено своими хозяевами. Повсюду виднелись приметы запустения – заколоченные толстыми досками окна, хлопавшие на ветру калитки, вымахавшая выше человеческого роста полынь на тротуарах. Шагавший по переулку долговязый парень с осветленной, падавшей на глаза чалкой, то и дело озирался по сторонам, пытаясь понять, что же произошло в этом спокойном, маленьком городишке. Чем больше он углублялся в дебри брошенных кварталов, тем тревожней становилось на душе, а в памяти вновь и вновь всплывали нелепые, абсолютно неправдоподобные истории, которыми охотно делились коренные жители Алексино.

— Здесь есть кто–нибудь? – услышав шорох ветвей за спиной, встревожено спросил мальчишка.

— В самую точку! – шум усилился, и на заборе одного из частных домиков возникла коренастая, крепко сбитая фигура. – Угощайся!

Парень ловко поймал зеленое яблоко и внимательней присмотрелся к своей новой знакомой, Это была девчонка его возраста – загорелая, коротко остриженная, в обрезанных джинсах и линялой футболке. В руке она держала свернутый из газеты кулек.

— Хозяева сюда не заглядывают, а яблок в этом году до фига, — девчонка ловко спрыгнула с забора, протянула руку, — Катерина. Кое–кто называет меня атаманшей или Катькой–разбойницей.

— Павлик. Для друзей – Фин. Почему Фин – долгая история.

— Ясненько, — крепкие зубы решительно впились в незрелую мякоть. В два счета разделавшись с яблоком, Катька поинтересовалась: — Откуда ты взялся? Приехал на каникулы?

— Нет. Отец военный, его сюда перевели и все такое… Будем здесь жить. Ты хорошо ориентируешься в этих местах?

— Угу… — Катька кивнула, вгрызаясь в очередное яблоко.

— Я недавно в Алексино, но уже успел наслушаться необычных историй. Мы живем на другом конце города и все там только, и говорят о Черном озере. Решил во всем разобраться лично.

Круглое лицо Катьки резко посерьезнело, а в глазах появилось отрешенное, задумчивое выражение. Казалось, она смотрела вглубь собственной души, погружаясь в водоворот тягостных, мучительных воспоминаний.

— Я что–то не так сказал?

— Проехали, — Катька тряхнула головой, натянуто улыбнулась. – Это личное. А местечко здесь – то еще! С тех пор, как на месте проклятого дома появилось Черное озеро, жить здесь стало просто невозможно. По ночам слышны душераздирающие стоны, предметы сами собой движутся, многим являлись призраки умерших. Короче, люди начали уезжать. Побросали свои дома и разбежались кто куда. Их здорово достал этот полтергейст.

Фин еле сдерживал ироничную ухмылку. Совсем недавно он и сам увлекался всевозможными «чудесами», но с тех пор, как ему стукнуло четырнадцать, решил покончить с этими глупостями раз и навсегда:

— Слушай, Катька, ты вроде бы крутая девчонка, а веришь в эти сказки. Тебе самой–то не смешно?

Катька не ответила – опустив голову, она сосредоточенно рассматривала пробивавшуюся сквозь трещины в асфальте траву. Фин помолчал, а потом заговорил примирительным тоном, сообщив, что не стоит принимать близко к сердцу его слова, и что каждый имеет право на свою точку зрения. Под конец он спросил, как быстрее пройти к находившемуся поблизости Черному озеру.

— Там зло, Павлик, — очень серьезно ответила Катька. – Когда–то я тоже искала приключений и лезла в самое пекло, а теперь твердо знаю – не стоит специально искать неприятности.

— Я ничего не ищу! Просто хочу посмотреть на местную достопримечательность, о которой ходит столько слухов.

— Твое дело. Иди вперед пока не уведешь первые засохшие деревья. С каждым шагом их будет все больше и больше. Возле Черного озера нет ничего живого, мало того, там даже все дома сгнили и рассыпались. Но если захочешь увидеть настоящее чудо, приходи туда на закате. Когда солнце достигает горизонта, озеро будто наливается кровью, и в этот миг в нем можно разглядеть отражение старого трехэтажного дома. Того самого дома, что стоял на этом месте еще год назад, а потом в одну ночь погрузился в бездну.

— Прямо Китеж–град какой–то! Спасибо за информацию. Кстати, я слышал, что здесь есть пруд и даже не один, не подскажешь, как к ним пройти?

— Хочешь искупаться?

— А что еще делать в такую жару?

— Не советую. Эти пруды находятся неподалеку от Черно озера и, по–видимому, как–то с ним связаны. С начала лета там уже утонуло несколько парней, а мой приятель Стас однажды видел возле пруда самого настоящего лешего. Честное слово!

В самом начале знакомства бойкая, уверенная в себе Катька очень понравилась Финну, но чем больше он говорил с девчонкой, тем сильнее в ней разочаровывался. Похоже, она слишком увлекалась ужастиками. А может быть, у нее были проблемы и посерьезней…

— Ты меня чокнутой считаешь, да? – будто прочитала мысли своего нового приятеля Катька. – Ладно. Мое дело предупредить. Если не боишься утонуть, дойди до конца этой улицы, пересеки пустырь, за ним – огромный лесопарк. Как только войдешь в него – любая дорожка приведет к прудам, куда бы ты ни шел. Это место заколдовано.

— Понял. В этом городе все пронизано колдовством. Счастливо оставаться, атаманша!

— Желаю удачи. Она тебе очень пригодится.

Подумав, что в такую жару самое верное – как следует искупаться, Фин отложил экскурсию к Черному озеру до вечера и бодро зашагал в сторону лесопарка. Катька печально смотрела ему вслед, подбрасывая на ладони зеленое яблоко.

*********************************

По заросшей сорняками улочке бодро шагали двое нагруженных здоровенными рюкзаками туристов. Мужчине было около сорока, он имел довольно привлекательные черты лица и пышную, слишком рано поседевшую шевелюру. Лицо худощавой женщины скрывала широкополая шляпа и темные очки в давно вышедшей из моды оправе. Шедший чуть впереди мужчина свернул в соседний переулок и резко остановился:

— Девочка, ты не подскажешь, как пройти к Черному озеру?

Катька неподвижно сидела на скамейке возле покосившегося забора. На ее лбу выступили капельки пота, сквозь загар проступила нехорошая бледность, а лежавшая на колене ладонь мелко–мелко дрожала.

— Девочка, я к тебе обращаюсь! – настойчиво повторил седовласый турист, — Разве тебя не учили, как надо отвечать старшим?

— По–моему, ей плохо, Николай, — женщина наклонилась к Катьке, тронула ее за плечо. – Мы можем тебе помочь?

— Идем, Лариса, обойдемся и без ее советов. Это не наше дело.

Женщина попыталась возражать, но не терпевший пререканий Николай, уверенно повлек ее за собой.

— Не ходите туда, там зло… — чуть слышно, через силу прошептала Катька, но ее так и не услышали. – Оно убьет ваши души. Не ходите…

Катьку преследовали видения. Это продолжалось почти год и очень изводило девчонку. Она пыталась жить нормальной жизнью, но не могла. Всякий раз. Когда она начинала думать, что все страшное осталось позади, видения возвращались, лишая ее покоя и душевного равновесия. Без сил сидя на подгнившей скамейке, Катька чувствовала, как душа раздваивается и одна ее половинка уносится в темную бездну ужаса. Она отчетливо видела окружавшую ее обстановку – сонную улочку, сочное синее небо и зеленую листву, но в то же самое время блуждала по окутанному вечной ночью мертвому лесу. Сухие, потерявшие кору деревья тянулись к черному, беззвездному небу, а между их толстыми, в несколько обхватов стволами скользил ветерок, поднимавший превратившуюся в пыль бесплодную землю.

— Из пены, из тины, из струй дождя и болотного тумана, из влаги и гнили явись безобразный оскал и черные ямы мертвых глаз… — настойчиво твердил девичий голос, а бледные руки опутывали водорослями уродливую корягу.

Мертвый лес затопили потоки воды, но этот ливень не принес облегчения – земля размокла, превратившись в водную трясину, из нее начали вылезать узловатые, похожие на руки мумии корни. Перепачканная болотной грязью коряга шевельнулась, и Катька внезапно поняла, что видит перед собой омерзительнейшее чудовище. Угловатое, с непропорционально длинными руками существо было покрыто космами длинной шерсти, его вытянутая морда пугала отвратительным оскалом зубов, но самое жуткое впечатление производили глаза монстра – глубокие черные ямы, на самом дне которых тлели крошечные угольки ярости. Катька не поняла, каким образом чудовище перенеслось из мертвого леса на знакомую ей поляну у пруда, но теперь оно замерло среди цветущих вьюнков и прикинулось засохшим деревом. Затаившись, монстр терпеливо поджидал добычу. На миг их глаза встретились, и Катька испуганно отпрянула, не в силах вынести взгляда этих черных, бездонных дыр.

— Нет!

Откинувшись назад, девчонка ударилась затылком о забор, и боль вернула ее к реальности. Запредельные картины растаяли, как туман по утру, но Катька знала, что придет время, и они вернутся вновь. Стараясь не думать об увиденном, она собрала в кулек рассыпавшиеся яблоки и медленно пошла в сторону своего дома, который находился неподалеку от мертвой зоны.

Тем временем, нагруженные рюкзаками туристы, миновали еще несколько брошенных кварталов и остановились, оценивая обстановку. Место, в которое они забрели, навевало тоску и уныние. Повсюду виднелись голые, не ко времени облетевшие деревья, обвалившиеся крыши брошенных домов. Лариса поправила лямку тяжелого рюкзака:

— У меня сердце неспокойно за ту девочку. Может быть, вернемся?

— Довольно, Лариса. Сейчас есть дела поважнее.

Николай решительно пошел вперед, туда, где виднелось больше всего засохших деревьев. Лариса нехотя поплелась следом. Все вокруг было пронизано покоем и сладкой дремотой знойного полдня, но женщина внезапно почувствовала прилив панического животного страха. Ей почудилось, будто она стоит на хрупком плоту, скользящим над черной полной кровожадных тварей бездной.

— Зря ты это затеял, Николай, — прибавив шаг, Лариса догнала мужа и пошла рядом, — Не знаю, что здесь произошло на самом деле, но это нехорошее место. Посмотри: дома опустели. Люди покинули насиженные места. Почему? Все говорят, это место проклято. Уйдем отсюда, пока не поздно!

— Брось. Мы приехали сюда исключительно ради этого озера. Вот мой главный, единственный шанс, и я не собираюсь его упускать!

Они миновали брошенную автобусную остановку, обогнули посеревший от времени сарай и замерли, потрясенные увиденным.

— Здравствуй, Черное озеро, — охрипшим от волнения голосом прошептал Николай.

******************************

«Купаться запрещено» — предупреждала ржавая табличка у самой кромки воды. Фин стоял на усыпанной белыми вьюнками поляне, наблюдая за похожими на ожившие цветы бабочками. За редкими низкорослыми кустиками просматривалась сияющая солнечными бликами гладь пруда. Несмотря на изнуряющую жару, кроме Фина, здесь не было ни единой души. Похоже, большинство жителей Алексино всерьез воспринимало сказки о зачарованных прудах и не решалось посещать некогда любимое место отдыха. Фин знал, что огромный парк был частью превращенной в музей графской усадьбы и являлся одной из главных достопримечательностей провинциального городка. Парк растянулся на многие километры, плавно переходя в богатый малиной и грибами лес. Мальчишке понравилось это безлюдное место, понравились извилистые дорожки, горбатые мостики, брошенные беседки, живописные поляны у воды и он искренне удивлялся, почему чудесный парк не пользовался популярностью у горожан. Раздевшись, Фин повесил одежду на табличку с грозным предупреждением и осторожно шагнул в искрившуюся на солнце воду. Сделав несколько шагов, он набрал в легкие воздух и нырнул в освежающую прохладу.

Фин считал себя хорошим пловцом, и потому, не задумываясь, поплыл к маячившему вдали островку. Он уверенно продвигался вперед, и вскоре его ноги ощутили илистое дно пруда. Выбравшись из воды, мальчишка решил немного позагорать и во весь рост растянулся на поросшем травой бережку. Он вспоминал о том, как не хотел переезжать в Алексино, оставлять прежних друзей и школу, но вскоре пришел к заключению, что и в этом, позабытом всеми городке, можно найти немало интересного. А солнце припекало все сильнее…

— Вы умеете читать? На табличке было написано, что купаться здесь запрещено. Судя по всему, вы непослушный, гадкий мальчик. Вас обязательно накажут.

— Что?!

Перед Фином стояла похожая на фарфоровую куклу девочка с огромными серыми глазами и плаксивым выражением хорошенького личика.

— Ты кто? – удивленно спросил мальчишка, — и вообще, как тебя занесло на остров?

— Меня зовут Лизонька. Это мой островок, и я никого сюда не приглашала, — губы девочки задрожали, а на ресницах блеснули слезы. – Вы очень непослушный мальчик.

Фин не стал спорить и решил поскорее покинуть островок, но почувствовал, что не может встать. Какая–то сила удерживала его, не позволяя шевельнуться. Мальчишка скосил глаза и с ужасом обнаружил, что все его тело опутано черными, похожими на иссохшие руки корнями. Фин отчаянно рванулся вперед, но с каждым его усилием хватка страшных корней становилась все крепче. А потом он почувствовал, как его тело начинает погружаться в мягкий текучий песок…

— Помогите!

Жесткие пальцы утягивали под землю, на поверхности осталась только голова, но вот парня потянули за волосы и в его рот посыпались струйки песка…

— Черт! – он вскочил, будто подброшенный пружиной, замотал головой, отгоняя до ужаса реальный сон, — Сколько раз мама говорила, что нельзя спать на солнцепеке!

Вскоре испуг прошел, но Фин уже утратил интерес к прелестям маленького, заросшего пышными кустами островка. Настало время возвращаться домой. Плюхнувшись в прохладную, пронизанную солнцем воду, он поплыл к берегу. Фин стремительно несся вперед, но видневшаяся вдали ржавая табличка никак не желала приближаться. Почувствовав неладное, незадачливый пловец поднял над водой голову и осмотрелся. Он застрял примерно на полпути к цели и почему–то никак не мог сдвинуться с места. Подумав, что не совсем верно оценил расстояние, Фин взмахнул руками и решительно поплыл вперед…

Время остановилось. В выгоревшем небе палило знойное июльское солнце, слепила тысячами бликов превратившаяся в огненный ковер вода, мальчишка слабел, барахтаясь в этом море света, а спасительный берег по–прежнему оставался недосягаемым. В довершение неприятностей Фин почувствовал, как его ногу обвило что–то холодное и скользкое.

— Черт!

Он брыкался, отчаянно дрыгая ногами, что–то кричал, но таинственная сила неодолимо тянула его ко дну. С трудом поборов панику, Фин набрал полную грудь воздуха и неожиданно нырнул, устремившись в темную глубину пруда. Он понимал – спасение в спокойствии. Ему предстояло спокойно высвободить запутавшуюся ногу, спокойно, не растрачивая впустую драгоценный воздух, всплыть на поверхность, а потом, поборов наваждение, во что бы то ни стало доплыть к берегу.

Видимость была отвратительной – мешал поднятый со дна ил и все же Фин сумел различить в мутной воде, тонкую девичью руку на своей лодыжке, копну ярко–зеленых волос и юное, ослепительной красоты лицо. Воздух уходил глоток за глотком, а зеленоволосая утопленница с непреодолимой силой тянула ко дну растерявшегося, истратившего все силы парня…

*****************************

Отбросив со лба мокрые пряди светлых волос, девушка вновь наклонилась к неподвижно лежавшему на песке человеку:

— Ну же, дыши!

Еще один вдох, еще… Казалось, усилия блондинки были бесплодны, но она, не останавливаясь ни на секунду, продолжала делать искусственное дыхание. По ее щекам текли слезы.

— Не умирай, пожалуйста! Так нельзя…

Распростертое тело судорожно дернулось, а потом раздался громкий кашель. Вернувшийся к жизни Фин приподнялся, встал на четвереньки, долго откашливался и тряс головой, не замечая ничего вокруг. Только потом, немного придя в себя, он заметил стоявшую рядом девушку.

— Это ты меня вытащила?

— Да, — она опустила глаза.

— Спасибо…

Фин собирался сказать своей спасительнице много больше, но, разглядев ее получше, едва не потерял дар речи. Одетая в мокрое белое платье блондинка оказалась совсем взрослой девушкой, года на три–четыре старше его самого. Она не была идеальной красавицей, но ее нежное лицо с большими задумчивыми глазами произвело на парня неизгладимое впечатление. Потом Фин сообразил, насколько жалок и нелеп в данный момент он сам и окончательно растерялся, не зная, как вести себя с такой необыкновенной, потрясающей девушкой. Пробормотав неразборчивые слова благодарности, мальчишка начал торопливо натягивать джинсы.

— Зря ты здесь купался. Не зря же на этом месте табличку поставили, — низким, с легкой хрипотцой голосом проговорила девушка.

— Они почти везде стоят. Честно говоря, я никогда не обращаю на них внимания… — Фин осекся на полуслове, неожиданно вспомнив промелькнувшее в мутной воде лицо и холодные пальцы на своей ноге. – Слушай… Я, кажется, видел русалку! Честное слово!

— Русалку? – переспросила девушка. – Быть такого не может! В прудах тонут люди – это верно, но вряд ли в этом виноваты русалки. Просто некоторые самоуверенные парни не любят читать таблички с предупреждениями.

Покинув берег пруда, они вышли на заросшую вьюнками поляну. Над нежными, чуть розоватыми цветами порхали суетливые бабочки, воздух пронизывал едва различимый пьянящий аромат.

— Здесь красиво, — девушка сорвала крупный, покачивавшийся на стебле «граммофончик». – И спокойно.

— Да… Вроде того, — смущенный Фин явно не мог поддерживать приятную беседу, а потом решительно спросил: — Как твое имя? Я – Павлик, для друзей Фин, а ты?

— Имя? – в глазах девушки промелькнул удивление, почти испуг, — у меня…

Она умолкла, растерянно теребя в руках цветок, а Фин лихорадочно соображал, какую глупость он успел допустить в своей короткой речи. Наконец, таинственная блондинка взяла себя в руки:

— Я Инга. Да, да, меня зовут Инга, — настойчиво повторила она – Инга.

Молчание затянулось. Фин давно опоздал к обеду, но не мог заставить себя проститься с Ингой. Они бродили по тенистым тропинкам, вдыхали терпкий запах хвои, и Фин украдкой вновь и вновь ловил печальный взгляд своей спутницы.

— Мне пора, неожиданно проговорила блондинка, — Я рада, что все хорошо кончилось. Больше никогда не купайся в этих прудах, пожалуйста.

— Ладно. Но я вообще–то давно вышел из детсадовского возраста и, обычно, сам решаю, как поступать, — неожиданно резко откликнулся Фин.

— Я только попросила.

— Где ты живешь Инга?

— Поблизости. Не провожай меня. Если хочешь, встретимся завтра на той поляне, — девушка протянула чуть привядший цветок. – Поставь его в воду. Без воды он умрет. Ему очень, очень плохо без воды. До встречи, Павлик.

Она торопливо пошла по тропинке и вскоре скрылась за пышными кустами шиповника.

— До встречи… — негромко произнес Фин, рассматривая нежный «граммофончик» вьюнка. – Я обязательно вернусь сюда снова.

Глава вторая. Ночь ужасов

Черное зеркало спокойной воды затягивала дымка, не исчезавшая даже в самый знойный полдень. Вокруг небольшого, почти круглого озера не росли ни деревья, ни травы, а песчаный берег казался посыпанным пеплом. Кое–где из воды поднимались мертвые яблони, похожие на застывшие в мучительных позах скелеты. Люди почти никогда не приходили в это зловещее место, но сегодняшний день стал исключением – метрах в ста от кромки воды, в зарослях чахлой, едва живой сирени стояла голубая палатка, возле которой горел небольшой костерок. У огня сидели двое.

— Черное озеро появилось около года назад, во время страшного урагана, — увлеченно рассказывал своей готовившей ужин супруге Николай. – Раньше на этом месте стоял большой частный дом, который погрузился в воду буквально за несколько минут. Почти все его обитатели спаслись, за исключением девушки, приехавшей сюда на каникулы. Она утонула вместе с домом. Вскоре после трагедии озеро обследовали водолазы, но так ничего и не обнаружили. Возле берега здесь довольно мелко, а потом дно резко уходит вниз. На глубине пятидесяти метров вода превращается в густую черную жижу, сквозь которую невозможно пробиться. У водолазов создалось впечатление, что у этого озера просто нет дна.

— Зачем только мы сюда приехали! – горестно вздохнула Лариса.

Солнце клонилось к закату, туман над озером приобрел зловещий багровый оттенок, тоска и предчувствие скорой беды переполняли сердце женщины, а ее муж спокойным лекторским тоном продолжал рассказ об этом таинственном месте:

— Сразу после появления Черного озера жильцы соседних домов стали жаловаться на полтергейст и прочие подобные чудеса. Вскоре большинство обитателей пригорода под разными предлогами начали покидать насиженные места. Брошенные ими постройки на удивление быстро, всего за пару месяцев, разрушились, и к весне прилегающая к озеру территория окончательно превратилась в мертвую зону.

— Извините, я правильно иду? – раздвинув засохшие, царапавшие кожу ветки, на поляну выглянул Фин, — Озеро где–то здесь?

— Да, — невзрачное, излишне вытянутое лицо Ларисы приобрело печальное выражение.

— Молодой человек пришел сюда рыбачить или купаться? – вмешался в разговор Николай.

— Нет. Понаблюдать за озером.

— Вот как?!

— Одна девчонка рассказала мне, что на закате с озером происходит нечто странное. Когда солнце касается горизонта, вода становится алой, как кровь и в этот миг в ней можно увидеть отражение утонувшего дома.

— Очень интересно! – мужчина энергично потер руки. – Об этом я еще не слышал.

Фина удивило то, с каким вниманием слушал его рассказ взрослый, солидный мужчина. До сих пор мальчишка полагал, что невероятными, фантастическими историями интересуются в основном люди его возраста.

— Думаю, сейчас самое время проверить полученную информацию, — с этими словами Николай направился к берегу озера, а Фин и Лариса последовали за ним.

Косые солнечные лучи преобразили озеро, придав ему более зловещий и пугающий вид. Теперь оно казалось до краев наполненным алой дымящейся кровью. Лариса прижала руку к груди, будто пытаясь заглушить стук трепетавшего от ужаса сердца, Фин невольно вспомнил жуткие мгновения, едва не стоившие ему жизни и только Николай с непроницаемым видом рассматривал удивительное озеро.

— Тебе говорили, в каком месте должно появиться отражение?

— Нет. Я не уточнял.

Истошно закричала, захлопала крыльями ворона, Фин вздрогнул, посмотрел туда, откуда доносились звуки, а когда вновь взглянул на водоем, то понял, что пропустил самое главное – кровавый свет померк, и озеро обрело свой обычный вид. Солнце скрылось за лесом, и краски померкли, будто подернулись пеплом. Николай задумчиво вертел в руках очки:

— Вы что–нибудь заметили?

Лариса промолчала, а Фин признался, что прозевал ответственный момент:

— Получается, я зря пилил через весь город. Если бы не глупая ворона… А вы видели отражение?

— Не могу сказать однозначно. Надо дождаться следующего заката.

Фин уже собрался уходить, но в последний момент все же задал очень занимавший его вопрос, спросив, что делает эта семейная пара на Черном озере. Николай помедлил, а потом сообщил, что собирает здесь материалы для своей новой книги.

— Вы писатель? – на лице мальчишки появилось восторженно–удивленное выражение. – Всамделишный писатель? А можно автограф?

— Ты даже не поинтересовался, о чем я пишу.

— Честное слово, мне никогда не доводилось видеть живого писателя!

— А мертвого?

Николай резко оборвал разговор и направился к палатке. Фин с сожалением посмотрел ему вслед и поспешил покинуть это зловещее место. Вскоре супруги сели ужинать.

Невероятно, но я действительно увидел отражение большого трехэтажного дома с башенкой на крыше! – воскликнул Николай, принимая из рук жены тарелку горячего супа. – Это сенсация! Самое настоящее чудо.

— Почему ты не дал мальчику автограф? Помнишь, как девять лет назад вышла твоя книга, и ты ждал, когда проснешься знаменитым? Минула бездна времени…

— Довольно! Проблема только в том, что мои произведения слишком хороши для толпы. Да, меня не печатают, но я об этом не жалею! Я пишу для вечности! Мои труды гениальны! – поставив тарелку на землю, он встал и начал возбужденно прохаживаться возле костра.

— Не понимаю тебя, не понимаю, зачем мы здесь? Ты всегда презирал людей, пишущих развлекательную литературу, называл их ремесленниками, а теперь сам увлекаешься магией и чертовщиной.

— Моя книга будет правдивой, основана на реальных событиях. Я годы потратил, разыскивая нужные сведения. Заметка в местной газете, архивные данные, рассказы очевидцев – все это сложилось воедино, и я понял, где находится эпицентр зла. Я нашел это место. Книга станет сенсацией, бестселлером…

— Тебе не поверят.

— Пусть так, — в глазах Николая блеснул огонек костра, и на миг они обрели очень неприятное, хитрое и жестокое выражение. – Пусть так, но я верю, что Черное озеро не обманет моих надежд.

********************************

Комнату с каменным полом, сводчатым потолком и резными лавками вдоль стен освещала единственная свеча в жутком подсвечнике из человеческого черепа. Череп стоял на столе, заваленном грудой старинных книг и пожелтевших рукописей.

— Ничего… Ничего! Время на исходе, а я так ничего и не нашла! – дивной красоты рука с раздражением отшвырнула ворох бумаг, женщина встала из–за стола, возбужденно прошлась по комнате. – Великий день не за горами, а я до сих пор не знаю, где находится кольцо Сфинкса!

Древний шифр надежно скрывал страшную тайну. Не помогали никакие ухищрения и начертанные на пожелтевшем пергаменте знаки, будто насмехались над потерявшей терпение ведьмой. Тем временем, дверь за ее спиной протяжно скрипнула, и в комнату вошла зеленоволосая русалка. Она, как в забытьи шла вперед, оставляя на полу мокрые отпечатки босых ног.

— Я не звала тебя! Зачем ты явилась? – прекрасное лицо ведьмы исказил гнев, сверкнули изумрудными искрами чуть раскосые глаза, — Ступай к себе, Зеленоволосая, мне некогда заниматься пустяками.

— Я устала, я хочу покоя.

— Вот как? Еще недавно это тебе нравилось.

— Сердце… оно…

— У тебя нет сердца! – ведьма приблизилась к своей собеседнице, взяла ее за мокрые, опутанные водорослями плечи. – Твое сердце давно превратилось в комок болотной тины. Почему ты не убила? Мои глаза – глаза неспящих птиц и одичавших кошек. Я видела все.

— Но… — стоявшая в луже воды русалка жалобно всхлипнула.

Ведьма резко оттолкнула ее, подошла к столу и налила в стаканчик зелье из хрустального флакона. Потом, подозвав к себе Зеленоволосую, заставила ее выпить волшебный напиток.

— Так будет лучше, тоска уйдет, тревоги забудутся. Смотри… — красавица с изумрудными глазами взяла со стола лист пергамента. – Это написала женщина, подобная мне. Она жила два века назад и в совершенстве владела магическим искусством. Я знаю, здесь написано, как отыскать припрятанное в графской усадьбе кольцо, как завладеть им, но я не могу расшифровать этот текст! Время на исходе, а ты тревожишь меня по пустякам.

— Я видела сон…

— Если ты сомневаешься, посмотри сюда, — ведьма подошла к находившемуся в глубине комнаты трюмо. – Иди же, Зеленоволосая!

Это была очень необычная, старинная вещь из почерневшего дуба. Зеркало закрывали резные створки, каждую из которых украшала выполненная в натуральную величину кисть руки. Деревянные пальцы переплетались между собой, служа своеобразным замком этой двери в зазеркалье. Ведьма прикоснулась к ним, положила свою ладонь на жутковатую скульптуру:

— Смотри внимательно. Ты знаешь, что это зеркало показывает подлинную сущность всего, что отражается в нем. Смотри, и пусть сомнения оставят тебя.

Черные пальцы разомкнулись, створки раскрылись сами собой, и русалка увидела свое отражение: совершенное лицо, совершенную фигуру, белую светящуюся кожу, пышные зеленые локоны, равнодушные пустые глаза.. Стоявшая рядом ведьма хотела что–то сказать, но тут ее привлекли перемены, происходящие в собственном отражении. Лицо ведьмы темнело, деформировалось, зрачки изумрудных глаз вытягивались в узкие вертикальные щели, тело усыхало, а упругие темно–рыжие волосы превратились в перепачканную грязью пакли. Впрочем, ее занимали не чудовищные изменения прекрасного тела, а то, что происходило с листом пергамента, который она случайно поднесла к зеркалу. Знаки старинного шифра шевелились, уподобившись крошечным черным насекомым, и постепенно складывались в слова…

— Так вот где разгадка! – ведьма жадно, не отрываясь, смотрела на отражение, читая текст, над расшифровкой которого она билась почти год. – Удача на нашей стороне, и кольцо Сфинкса скоро станет моим!

А русалка уже отошла от зеркала и кружилась по комнате в старинном танце. Ее звонкий беспечный смех звенел под сводами мрачной комнаты. Потом, вспомнив о чем–то, она заторопилась к двери.

— Куда ты, Зеленоволосая?

— Играть, смеяться, наводить безумие и тоску. Ночь – время кошмаров, мое время.

— Ступай, — откликнулась ведьма и, присев к столу, склонилась над старинной книгой.

******************************

Простившись с писателем и его тихой женушкой, Фин заторопился домой. Желая срезать угол, он пошел по малоприметной тропинке, которая, по всем расчетам, должна была вывести его к ведущей в центр города улице. Тропинка петляла между брошенными домами, потом резко свернула в кусты, и вскоре, к огромному удивлению мальчишки, привела к одному из прудов графского парка.

— Странно, — пробормотал Фин, оглядываясь по сторонам. – Я же шел совсем в другом направлении.

В сумерках парк выглядел довольно жутко. Черные силуэты давно не работавших фонарей сильно смахивали на виселицы, вокруг не было ни единой живой души, а за черной стеной деревьев, казалось, поджидало что–то страшное… Огромный лесопарк жил своей особой, ночной жизнью, пугавшей непосвященных. Тревожные шорохи, хруст веток, гортанные крики ночных птиц сливались в неумолкающий шум и здорово действовали на нервы выросшему в городе парню. По его спине полз холодок, а сердце стучало слишком громко и учащенно. Стараясь не поддаваться закрадывавшемуся в душу страху, Фин еще раз внимательно осмотрелся и, выбрав, как он полагал, верное направление, зашагал к центральной аллее парка. Громко хлопая крыльями, прямо из–под его ног вспорхнула огромная ворона и неуклюже, тяжело опустилась на ветку соседнего дерева. «Как ты меня напугала! – подумал Фин, напряженно всматриваясь в темноту. – Почему эта тварь не спит по ночам и никогда не знает покоя?» Неожиданно в шум ночного леса влился еще один звук, похожий на громкий девичий смех.

— Инга? – голос показался Финну знакомым, и он остановился, пытаясь определить, откуда доносится смех. – Это ты, Инга?

Дорожка свернула в кусты, а за ними серебрился под луной тот самый пруд, берег которого совсем недавно покинул Фин. Похоже, блуждая по парку, он сделал большой круг и вернулся к началу пути. Хриплое карканье сидевшей неподалеку вороны, напоминало издевательский смех…

— Кыш! – Фин запустил в птицу сосновой шишкой, но промазал, вызвав у мерзкой птицы новый приступ веселья. – Зря смеешься, я все равно выберусь отсюда!

Однако сказать это оказалось намного проще, чем сделать. Сколько Фин не блуждал по таинственному, освещенному луной лесопарку, он вновь и вновь возвращался к берегу большого пруда. Время давно перевалило за полночь, дома волновались родители, но изменить ситуацию было невозможно – похоже, это место и в самом деле оказалось зачарованным. Понимая, что в темноте дорогу ему не отыскать, Фин решил дожидаться утра. Присев на поваленное дерево у самой кромки воды, он закрыл глаза…

— Тихий плеск разрушил дремоту. Мальчишка встрепенулся и увидел расходившиеся по воде круги – создавалось впечатление, что несколько мгновений назад кто–то бросил камень на середину пруда. Выглянувшая из–за облаков луна осветила изящную женскую фигурку. Русалка покачивалась на ветвях старой ивы и манила Фина хрупкой, светящейся в полутьме рукой:

— Иди ко мне… ко мне… ко мне…

Парень даже не пытался противостоять охватившему его ужасу. Несколько часов назад серебристый пруд едва ни стал его могилой, но и теперь смерть не желала отпускать его, придя в обличии прекрасной русалки. Вскочив на ноги, Фин бросился в чащу окутанных мраком деревьев. Бежать среди склонившихся до земли, переплетенных ветвей было невозможно и напуганный, вздрагивавший от каждого шороха мальчишка, сбавил шаг. Ему казалось, что следом крадется коварное, злобное существо, наблюдавшее за каждым его движением. Стоило ему остановиться – существо замирало на месте, а стоило сделать шаг – преследование возобновлялось. Пристальный взгляд жег спину и заставлял, бешено колотиться сердце.

— Кто ты? Я тебя не боюсь!

Слова Фина остались без ответа. Отчаявшись, не зная, куда он идет, парень двигался в неизвестном направлении, пока не вышел на большую, залитую серебряным светом поляну. Здесь он почувствовал себя в относительной безопасности. Прислонившись к стволу засохшего дерева, что стояло на небольшом пригорке, Фин отдышался, посмотрел по сторонам. Чудовища, поджидавшие в темной чаще, не могли подкрасться незамеченными, и это немного успокаивало. Но стоило Фину расслабиться, как он ощутил на своем плече прикосновение жесткого и твердого предмета. Возможно, это была всего лишь ветка высохшего дерева, однако ожидавший худшего парень, отчаянно рванул вперед. Предчувствие не обмануло – за спиной Фина стоял уродливый великан с руками–ветками и черными дырами вместо глаз. Чудовище протянуло к нему мерзкие, когтистые пальцы, шагнуло вперед, сотрясая землю.

— Ты мне снишься! Прочь! Прочь!

Только теперь Фин понял, что поляну окружали не деревья, а толпа отвратительных, жаждавших его гибели монстров. Зловещий шорох листьев заглушал иные звуки и только где–то вдали звучал истеричный хохот русалки. Но Фин был не из тех, кто сдается без боя. Он отчаянно, сломя голову, ринулся вперед, туда, где не было страшных деревьев, и росли только молоденькие кустики. Хищная поросль пыталась задержать парня, цепляясь за его руки и ноги, но он яростно продирался сквозь заросли, отбиваясь от маленьких чудовищ. А за спиной скрипели монстры–великаны, скрежетали острыми клыками. Протягивали узловатые, скрюченные руки.

Сонная гладь пруда мерцала в лунном свете, где–то на дальнем его берегу смеялась и пела русалка. Фин замер у самой кромки воды, не зная, как быть дальше. Огненные глаза лесных чудовищ буравили его затылок, а впереди серебрился таивший смерть водоем.

Внезапно нахлынувшая тишина пугала. Мальчишка шел по влажному песку, как канатоходец над пропастью. Еще шаг, еще… Фонтан воды с оглушительным плеском взметнулся в небо, и из глубины пруда возникло нечто. Огромное, черное, облепленное космами водорослей существо тянуло к Фину свои скользкие щупальца…

— Нет!

Фин со всех ног помчался вдоль берега, не смея приближаться ни к полным жуткими тварями зарослям, ни к таившей еще большую опасность воде. А потом он почувствовал, что споткнулся о не вовремя подвернувшуюся корягу и потерял равновесие…

Пухлая детская ладошка скользнула по лицу Фина:

— Вы не ушиблись?

Он вздрогнул и открыл глаза. Хорошенькая девочка лет восьми смотрела на него с тревогой и сочувствием. Лицо малышки показалось Фину знакомым.

— Мы встречались? – он потер ушибленный лоб, поднялся с земли. – Мне кажется, я тебя где–то видел.

Они находились в центральной, наиболее обустроенной части парка, среди резных теремков и качелей детской площадки. Небо над их головами все еще было темным, но на востоке уже брезжила тоненькая полоска света. Фин с отвращением вспомнил терзавший его кошмар. Никогда прежде ему не доводилось видеть такие реальные и такие жуткие сны. Впрочем, самое скверное намечалось на ближайшее будущее – отец никогда бы не поверил в историю о том, что можно заблудиться в городском парке, а значит, Фина ожидала хорошая головомойка. Пока парень раздумывал о малоприятном объяснении с родителями, маленькая златокудрая девочка стояла рядом, опустив к земле свои большие печальные глаза.

— А ты здесь откуда?

— Я заблудилась, — девочка прижала к носу кружевной платочек. – Маменька ищет меня повсюду, но не может найти. Мне страшно.

— Не плачь, что–нибудь придумаем.

На самом деле Фин не знал, смогут ли они до рассвета выбраться из зачарованного парка, но старался говорить уверенно, подбадривая напуганную малышку. Покинув детскую площадку, они направились туда, где теоретически должна была проходить центральная аллея. Девочка бодро шагала впереди и, казалось, отлично ориентировалась среди живописных полянок, рощиц и извилистых дорожек. Фин шел за ней, то и дело озираясь по сторонам. Несмотря на то, что рассвет был близок, тревога становилась только сильнее.

— Как ты сюда попала?

— Мы с маменькой гуляли в парке, я увидела чудесную бабочку, побежала за ней и… — девочка всхлипнула. – А потом стемнело и стало страшно–страшно.

— Ты местная?

— Да, я здесь родилась.

Фин внимательно посмотрел на свою маленькую спутницу. Несомненно, он видел ее и раньше. Такое хорошенькое кукольное личико, роскошные локоны и необычную манеру выражаться просто нельзя было забыть. Пришедшая на ум догадка так потрясла Фина, что он даже остановился, споткнувшись на ровном месте.

— Послушай, я, кажется, видел тебя во сне! Точно, точно… Сегодня днем. Мы находились на маленьком островке, разговаривали, вдруг из–под земли вылезли мертвые высохшие руки, и сон превратился в кошмар.

— Разве можно увидеть во сне человека, которого не встречал никогда прежде?

— Не знаю…

Какое–то время они шли молча.

— Кажется, я знаю это место! – остановилась необычная спутница Фина. – Скоро мы выйдем к моему дому. Маменька так обрадуется! Так обрадуется! Вы не зайдете на чашечку какао? Я вам покажу своих кукол, железную дорогу, заводную лошадку… Девочка тараторила, не умолкая и торопливо шла вперед, в темные, опутанные туманом дебри леса. Здесь не было ни дорожек, ни фонарей и вряд ли могло находиться человеческое жилье. Фин растерянно шел за златокудрой малышкой, совершенно не представляя, чем кончится это путешествие.

— Сюда! Сюда! – зазвенел радостный голосок. – Скорее!

Оказавшись в зарослях пышно разросшегося боярышника, мальчишка потерял из виду свою спутницу, а потом почувствовал резкий толчок. Маленькая, хрупкая на вид девочка обладала нечеловеческой силой и так толкнула рослого парня, что он, потеряв равновесие, сорвался в пустоту…

— Что… Что ты делаешь? – спустя мгновение пробормотал Фин, отплевываясь от насыпавшегося в рот песка.

Мальчишке повезло. Еще не сообразив, что с ним произошло, он инстинктивно ухватился за толстый корень и теперь полустоял–полувисел, прижавшись к почти отвесному склону. Сперва Фин подумал, будто коварная девчонка заманила его к обрыву, но потом, немного осмотревшись, сообразил, что находится в большой и очень глубокой яме.

— Отпустите этот гадкий корень, иначе вы никогда не попадете ко мне домой.

— Спасибо за совет.

— Я не шучу, вам действительно надо разжать ладони, — голос девочки звучал откуда–то сверху – похоже, Фин успел пролететь вниз метра три–четыре.

— Помоги мне!

— Дело в том, что мне очень скучно. Я не слишком люблю общество мальчиков, вроде вас, но все же это лучше, чем ничего. В парке совсем нет людей, никто сюда не заглядывает. Мне даже на качелях не с кем покачаться! Поиграйте со мной, мне же скучно! – девочка топнула маленькой ножкой, и на голову Фина посыпались комья сухой земли. – У меня дома очень много игрушек и нам будет весело. Идемте, прошу вас.

— Отстань! Если не хочешь мне помочь, то хотя бы не досаждай глупыми разговорами! – нащупав под ногой надежный уступ, Фин начал медленно подниматься вверх.

— Ах, так! Вы гадкий, невоспитанный мальчик! Я расскажу о вашем поведении маменьке.

— Я тебе уши надеру!

— Вы все равно придете в мой дом, но теперь маменька вас накажет. Не хочу с вами играть! Незабудку голубую ангел с неба уронил… — голосок девочки звучал все тише, пока не слился с шумом листвы старых кленов.

Фин не думал о вероломном поведении девчонки, не сетовал на судьбу – он медленно, сантиметр за сантиметром полз вверх. Было слышно, как осыпавшиеся под ногами камешки с громким плеском падали в воду – вероятно, где–то далеко внизу находилось подземное озеро или река. Оттуда, из черной глубины ямы поднималась волна панического, леденящего нервы ужаса. Страх был почти осязаемым, всепоглощающим, раскалывающим душу на тысячи ледяных кристалликов…

— Давай, Фин, жми, — шептал он, нащупывая корни деревьев и цепляясь за выступы осыпающейся под пальцами песчаной почвы, — еще немного…

Заросший травой край ямы был совсем близко, почти на расстоянии вытянутой руки, казалось, еще одно усилие и можно выбраться из смертельной ловушки, но все попытки оканчивались безрезультатно. Пальцы не находили опоры, песок осыпался, Фин едва не упал в черное жерло ямы и замер, не зная, как быть дальше. Потом он почувствовал, что начинает медленно сползать по крутому склону…

— Помогите!

Никто не мог услышать этот полный отчаянья крик, никто не мог придти на помощь. Ноги слабели, песок сыпался на лицо, как в недавнем кошмарном сне, а внизу, на самом дне ловушки, раскрыло ледяные объятия море запредельного ужаса.

— Помогите!

Легкий шорох привлек внимание Фина, он с трудом поднял голову и увидел четко вырисовывавшийся силуэт собаки. Пес стоял на самом краю ямы, с любопытством глядя вниз.

— Песик, миленький, сделай что–нибудь, — шепотом взмолился Фин, понимавший, что даже громкий звук может сбросить его в бездну. – Где твой хозяин? Позови сюда хозяина…

Пес фыркнул и отбежал от края ямы. Фин замер, с надеждой и страхом ожидая дальнейшего развития событий. Каждый миг растянулся до бесконечности, и каждый из них мог стать последним.

— Хочешь сказать, дружище, что кто–то нуждается в нашей помощи? – прозвучал вдалеке негромкий мужской голос. – Я не очень хорошо тебя понимаю. Сперва ты не позволяешь мне ни с кем общаться, а теперь сам втягиваешь меня в новую авантюру. Вспомни, что было прошлым летом. Неужели, все должно повториться снова?

Звук шагов стал более отчетливым, мужчина и его безмолвный спутник совсем близко подошли к страшной дыре.

— Сюда… на помощь… — чуть слышно прошептал Фин и с ужасом почувствовал, что корень, за который он уцепился, начинает выскальзывать из земли.

— Зачем ты привел меня сюда? Здесь же никого нет!

В ответ раздался громкий хрипловатый лай – большой черный пес начал бегать вокруг скрытой зарослями ямы, подзывая своего хозяина.

— Ладно, Бальт, под твою ответственность. Если попадем в историю – не жалуйся.

Мужчина осторожно пошел вперед, раздвинул кусты, заглянул в черное жерло ловушки и увидел там насмерть перепуганного, державшегося из последних сил мальчишку.

— Спокойно. Все будет хорошо, — хозяин черного пса лег на землю, пытаясь дотянуться до распластавшегося на отвесном склоне Фина. – Не дергайся, приятель.

Слабеющие пальцы ощутили стальную хватку мужской ладони, а потом Фин почувствовал, что его поднимают к жизни и свету…

Глава третья. Отшельник

Золотые лучи солнца упали на лицо, прервав сон. Фин открыл глаза, с недоумением и тревогой начал озираться по сторонам. Похоже, судьба занесла его в убогую лесную хижину. Маленькое, похожее на дыру в стене окошко без стекла, земляной пол, сложенный из камней очаг больше всего напоминали декорацию из фильма про лесных бродяг. Фин, покидавший город только ради комфортного, вполне цивилизованного отдыха на даче, даже представить не мог, что эта развалюха служила жилищем современного человека. Парень поднялся с устланного старым пледом сена и тут же почувствовал боль во всем теле. Он посмотрел на свои покрытые царапинами и ссадинами руки, вздрогнул от нахлынувших воспоминаний. «Похоже, я сошел с ума, — подумал Фин, растирая ладонями виски. – В лучшем случае мне приснился очень долгий, глупый, кошмарный сон». Впрочем, в одном он не сомневался – ему следовало, как можно скорее попасть домой, и успокоить встревоженных родителей. Мальчишка не знал где и как провел эту ночь и теперь лихорадочно придумывал историю, способную смягчить гнев отца. Однако стоящие идеи не приходили ему в голову, и парню оставалось надеяться только на удачный экспромт.

Так и не дождавшись появления хозяев хижины, Фин вышел за ее порог. Домишко стоял на краю большой поляны, отделенной от остального мира стеной позолоченных солнцем стройных сосен. Терпкий утренний воздух освежал и бодрил, избавляя от дурмана ночных кошмаров. Фин вздохнул полной грудью, огляделся и, наконец, заметил хозяина хижины, находившегося тут же, на поляне.

Плавные движения высокого мужчины в белом притягивали взор и завораживали. Фин наблюдал за ним с завистью и удивлением — такую отточенную технику и совершенное владение собственным телом ему доводилось видеть только в кино. Тем временем, закончив упражнения, мужчина опустился на колени и замер, закрыв глаза. Прошло минут пять, а он все так же неподвижно сидел под соснами, погрузившись в глубокую медитацию. Фин долго не решался нарушить его покой, а потом все же подошел поближе и негромко спросил:

— Простите, вы не сможете объяснить мне, что произошло этой ночью? Вы спасли мне жизнь или это был только сон?

Мужчина поднял голову. У него было худое загорелое лицо, черные волосы, густые брови и необычные, запоминавшиеся с первого взгляда глаза:

— Жизнь тоже можно назвать долгим сном. Ты никогда не задумывался, каким может быть пробуждение?

— Не понял… — похоже. Последнее время Фину везло на странных знакомых.

— Я вытащил тебя из глубокой ямы и привел сюда. Ты сразу уснул. Больше мне ничего не известно.

Мужчина поднялся с земли. Легкой, уверенной походкой направился к полуразвалившемуся жилищу. Фин поплелся следом:

— Ничего не понимаю. Ясно только одно вчера я дважды чуть не расстался с жизнью. Еще меня мучили жуткие, неотличимые от яви сны.

— Позавтракаешь с нами? – донеслось из хижины.

— Нет, спасибо. Спасибо за все, но мне пора. Родители заждались. Вы не подскажете. Как отсюда пройти к графской усадьбе?

Мужчина не ответил. Фин вошел в хижину и остановился у порога, наблюдая за тем, как его новый знакомый разжигает очаг. Мальчишка не понимал, как молодой человек с яркой привлекательной внешностью киноактера мог жить в лачуге с земляным полом и осевшей крышей. Поставив на огонь закопченный чайник. Таинственный отшельник подошел к Фину:

— Боюсь, что до полудня в одиночку тебе из этих мест не выбраться.

— Вообще–то я хорошо ориентируюсь на местности. Случившееся сегодняшней ночью – недоразумение.

— Даже если бы ты был индейским следопытом, все равно бы не смог уйти отсюда до срока.

Фин так и не успел выяснить, что имел в виду его странный собеседник. Оттолкнув носом загораживавшего проход мальчишку, в хижину вбежал крупный холеный ротвейлер. Он бесцеремонно отряхнулся, обдав присутствующих ледяными брызгами и замер у ног хозяина, тихонько, едва слышно поскуливая.

— Пока я не накормлю его, он не отстанет. Подожди немного, потом мы пойдем вместе.

— Но почему?

— Лес не отпустит тебя. С недавних пор парк и примыкающая к нему часть леса обрели довольно необычные свойства… — рассказывал мужчина, накладывая похлебку в большую, блестевшую на солнце миску. – Приятного аппетита, Бальт.

— Что?

— Извини, я отвлекся. Днем это всего лишь брошенный парк, а ночью… Думаю, все дело в тумане. Пока он стелется по земле, все здесь подвластно им, а когда солнце вступает в свои права, чары рассеиваются. Обычно это происходит часа за два до полудня, а иногда и раньше, в зависимости от погоды. Ты будешь до изнеможения бродить по лесным тропинкам и аллеям парка, вновь и вновь возвращаясь к прудам. Не стоит и пытаться.

— Я не врубился. Если никто…

— За исключением меня. Я умею преодолевать наваждение.

Солнце поднималось все выше, разгоняя стелившийся по земле туман. Пахло свежестью и хвоей, над головами щебетали неугомонные птицы. Одетый в белое мужчина стремительно шел вперед, и Фин едва поспевал за ним. Из кустов то и дело выныривал веселый, обрадованный прогулкой Бальт, а потом вновь скрывался в густых зарослях. Местность, в которой они находились, ничуть не напоминала ухоженный парк и сильно смахивала на дебри дремучего леса. «Почему я доверяю этому типу? – неожиданно подумал мальчишка. – Конечно, он спас меня, и все же… Он явно скрывается от людей, разговаривает с собакой, как с человеком и вообще ведет себя довольно странно. Что, если он сбежавший из тюрьмы преступник или недолечившийся псих? Зачем он заманивает меня в дебри леса?»

— Не знаю, что ты сейчас видишь перед собой, но думаю, нечто странное, — прервал невеселые размышления Фина его спутник. – Не забывай, ты во власти иллюзии, ведь туман еще не рассеялся.

— Все в норме, — откликнулся еще больше встревоженный таким объяснением Фин. – Скажите, можно ли отличить сон от яви? Сперва я заснул и увидел во сне маленькую девочку, потом, проснувшись, едва не утонул в пруду и, захлебываясь, заметил русалку, потом девочка пришла ко мне наяву и столкнула в яму. Разве этот рассказ не напоминает бред сумасшедшего?

— Немного. Ты сказал, что видел русалку? Прекрасную деву с длинными волосами и роскошной фигурой? Говорят, ни один мужчина, ни один юноша, не в силах устоять перед их чарами. А вот женщин русалки не любят, да и стариков тоже.

— Но это сказка, сон!

— Ты не веришь собственным глазам?

Зной усиливался. Туман отступал, прятался в тенистых ложбинах и овражках, но и там его настигали знойные лучи июльского солнца. Фин с удивлением смотрел по сторонам – только что он продирался сквозь густой угрюмый ельник, а теперь стоял неподалеку от беседки, находившейся в центральной части лесопарка.

— Я привык доверять своим чувствам, и все же… Меня, в самом деле, едва не утопила русалка, но это противоречит всему, что я успел узнать за свою жизнь. Следовательно, либо у меня поехала крыша, либо весь мир совсем не такой, как кажется.

— Я много путешествовал по свету, бывал в разных странах, слышал разные легенды. Везде, у всех народов есть предания о таинственных обитательницах морских и речных глубин. Наяды, русалки, ундины, нереиды, морские девы, мавки… Это прекрасные, но порой очень коварные и жестокие создания. Когда луна серебрит спокойные воды, они выходят на берег, расчесывают свои чудесные волосы, раскачиваются на ветвях деревьев, водят хороводы…

— Это же легенды, проще говоря – выдумка.

— Маленькие хрупкие асраи обитают в глубоких холодных озерах Шотландии. Эти создания безобидны и прекрасны, но порой собственное совершенство приносит им смерть. Раз в сто лет они поднимаются из воды полюбоваться лунным светом, но на земле им угрожает большая опасность. Увидев асраи, люди делают все, чтобы поймать робкую, застенчивую красавицу, и никто не думает о ее дальнейшей судьбе. А когда встает солнце асраи испаряется, от нее остается только маленькая лужица прозрачной воды… — лицо рассказчика стало печальным, голос дрогнул. – Прикосновение холодной, как лед руки обжигает, в огромных глазах живет боль, отчаянье, ужас, но никто не слушает мольбы асраи, никто не хочет понять ее. Но вот из–за холмов выплывает багровый диск солнца…

Слова необычного спутника Фина звучали настолько искренне и убедительно, будто он сам встречался с прекрасными обитательницами шотландских озер. Так и не закончив свой рассказ, он натянуто улыбнулся, похлопал мальчишку по плечу:

— Кстати, если где–нибудь повстречаешь ожившую легенду, никогда не называй своего имени. Узнав имя человека, русалка получает власть над его душой и телом.

**********************************

Поеживаясь от утренней свежести, Николай вылез из палатки, потянулся, разминая затекшее тело.

— Как спалось, любовь моя?

— И ты еще спрашиваешь?! – невесело улыбнулась разогревавшая на костре завтрак Лариса. – Я всю ночь глаз не сомкнула. Эти жуткие шорохи и стоны просто сводят с ума.

— А я, напротив, видел отличные сны. Знаешь, это место именно то, что мне нужно. Каждая минута, проведенная здесь, убеждает меня в правильности выбора. Подумать только, все началось с маленькой газетной заметки!

— Ты не раз рассказывал об этом.

— Придется послушать снова! – Николай не любил, когда его перебивали, но в этот раз его особенно возмутило невнимание и равнодушие жены. Он возбужденно прошелся по поляне, сел на бревно возле костра. – Пойми, эта поездка перевернет всю нашу жизнь! Когда я прочитал крошечную статейку об ушедшем под воду доме, то испытал странное, необъяснимое волнение. Сейчас время потопов, но здесь все было по–другому. Ни разливов рек, ни аварийного сброса из водохранилища – один единственный дом просто ушел под воду, затонул как корабль в непонятно откуда взявшемся озере. Аномалия? Невероятная шутка природы? Интуиция подсказала мне, что в этом городишке произошло самое настоящее чудо. Я провел большое, серьезное расследование – рылся в архивах, изучал подшивки старых газет и выяснил, что в Алексино и раньше происходили необъяснимые таинственные события.

— Да, я помню. Прошлым летом здесь воскресли двое трагически погибших детей.

— Это чепуха, — досадливо отмахнулся Николай. – Скорее всего, выдумка недобросовестного журналиста. Я готов во многое поверить, но воскресшие младенцы – это слишком! Напоминает рождественскую историю. Разгадка в другом – где–то здесь затаилось древнее, старое как мир зло, именно оно дает власть и силу, помогает сбыться сокровенным желаниям.

— Ты не веришь в силу добра, меня пугают твои слова.

— Я просто хочу докопаться до истины. Здесь неподалеку находится усадьба графов Вольских. Это был древний род с богатой историей, но в данном случае меня интересует только одна его представительница – Софья Сигизмундовна Вольская. Эта особа занималась черной магией и, говорят, достигла больших высот в тайном искусстве. Легенды о ней живы и поныне.

— Кофе?

— Конечно, дорогая, — рассеяно откликнулся Николай, принимая от жены горячую кружку. – Наверняка здесь можно найти много интересного.

— Что ты задумал, Николай?

— Разве не ясно? – мужчина встал, отодвинул недоеденный завтрак. – Я собираюсь написать книгу, только и всего. Ты удовлетворена?

— Да, — Лариса опустила глаза.

— К обеду не жди, у меня много дел.

К бывшей графской усадьбе можно было добраться, пройдя по территории лесопарка, но Николай спешил и потому отправился на автобусную остановку. Впрочем, выигрыша во времени не получилось – автобусы в Алексино ходили крайне редко и нетерпеливому охотнику за паранормальным пришлось минут сорок простоять на остановке. Тем не менее, в усадьбу он приехал слишком рано – музей еще был закрыт, и Николаю ничего не оставалось, как пройтись по территории парка. Миновав церковь, он остановился у ворот тихого, похожего на заброшенный сад кладбища. Сообразив, что у него появилась прекрасная возможность обследовать могилу похороненной здесь ведьмы, мужчина ловко перемахнул через забор и отправился на поиски фамильного склепа Вольских.

Было тихо. Даже птицы не пели в этот утренний час, и мир превратился в картинку из немого кино. Впервые за все время пребывания в Алексино Николай почувствовал гнетущее чувство тревоги. Безмолвное сонное кладбище пугало больше зловещих вод Черного озера. Казалось, появление незваного гостя нарушило покой мертвецов, и теперь они пристально наблюдали за каждым его шагом. Хриплое карканье сидевшей на кресте вороны, заставило Николая вздрогнуть.

— Это предрассудки, — пробормотал он и начал насвистывать под нос простенький мотивчик.

Вскоре его заставило умолкнуть тихое, но отчетливое журчание воды. Создавалось впечатление, будто поблизости, прямо на территории кладбища протекал небольшой ручеек. Заинтригованный Николай двинулся к источнику звука и вскоре увидел струившийся между могилами родник. Вода вытекала из–под осевшего могильного камня, а метров через пять бесследно исчезала в песке.

— Интересно.

Писатель приблизился к осевшей могиле. Ее сильно размыло, и под слоем мокрого грунта виднелся уголок гроба. На покосившейся гранитной стеле можно было различить полустертую надпись: «Стефания Леконт–Орлова (1870 – 1903) и ее дочь Лизонька (1895 – 1903)». Николай вытер выступившие на лбу капли пота. Присел на соседнее надгробие — отвращение, страх и жгучее, непреодолимое любопытство переполняли его душу.

— Я приехал сюда именно ради таких находок, — твердил он, борясь с подступавшей дурнотой. – Пора привыкать. Испытания приведут меня к цели.

Используя вместо лопаты обломок скамейки, Николай начал раскапывать влажную землю. Вскоре лучи утреннего солнца легли на почерневший от времени старый гроб. Меньше всего Николаю хотелось открывать крышку и заглядывать под нее, но, руководствуясь каким–то только ему ведомым мотивом, он надавил на истлевшее дерево. Похолодевшие пальцы дрожали, усилие было совсем незначительным, но неплотно лежавшая крышка тут же сдвинулась в сторону…

— Невероятно!

Старый гроб был пуст. Та, кому он принадлежал, покинула свой последний приют и теперь там блестела под солнечными лучами чистая родниковая вода.

— Невероятно… — повторил Николай. – Где же ты, Стефания Леконт? Почему так и не обрела покоя?

******************************

— Думаю, дальше ты сможешь идти без провожатого. Туман рассеялся, нам пора прощаться.

— Подождите!

Таинственный спутник Фина остановился, выжидающе посмотрел на него. Безмятежно сияло солнце, мраморные боги выстроились вдоль центральной аллеи, впереди возвышалось монументальное здание музея. Все это было настолько ярко, реально, что совершенно не оставляло места ночным кошмарам. Казалось, мальчишка вернулся из путешествия в иной мир.

— Скажите, вы знаете, что за чертовщина здесь происходит?

— Я о многом догадываюсь.

— И?

— Мне не хотелось бы обсуждать эту тему. Последний год я практически ни с кем не общаюсь, но не страдаю от одиночества. Прими добрый совет – постарайся больше никогда не возвращаться в этот парк, забудь о том, что увидел. Дважды ты едва не погиб, стоит ли дожидаться третьего раза?

Фин не успел ответить. Крутившийся у его ног ротвейлер насторожился, глухо зарычал. Отбежав на несколько метров, он преградил путь шагавшему по аллее мужчине. Присмотревшись, мальчишка узнал в нем своего нового знакомого – приехавшего на Черное озеро писателя.

— Вы не подскажете… — возбужденно заговорил Николай и тут же осекся, заметив рядом с собой грозного пса. – Уберите собаку! Почему она без намордника?!

— Успокойся, Бальт, мы уходим. Простите, но я ни чем не могу вам помочь, — круто развернувшись, мужчина, чьего имени Фин так и не узнал, направился вглубь парка.

— Что случилось? – догнал его сгоравший от любопытства парень.

— С некоторых пор Бальт сам выбирает для меня знакомых. Этот тип ему не понравился, он слишком взволнован, переполнен эмоциями и желаниями.

— Это писатель. Он приехал сюда в поисках чудес. Но разве можно так доверять собаке?

— В чем–то животные мудрее людей. Они, как никто могут отличать добро от зла. Бальт меня никогда не подводил.

— Понятно…

Мужчина с собакой скрылись в глубине парка, а Фин вышел за пределы усадьбы и направился к автобусной остановке. Присев на пыльную скамейку, он задумался о событиях минувшей ночи.

— Приветик, — во весь рот улыбнулась Катька–разбойница. – А ты ранняя птичка.

— Тоже могу сказать и о тебе.

— Это новые фокусы моей бабули. Она поднимает меня ни свет, ни заря и посылает за горячим хлебом на другой конец города. Представляешь? – девчонка отломила горбушку обалденно пахнувшей буханки и протянула Фину. – Но, по правде говоря, хлеб просто супер!

— Спасибо. Знаешь, ты оказалась права – я чуть не утонул, а потом всю ночь бродил по лесу, сталкиваясь с омерзительными чудовищами. Под конец я сорвался в глубокую яму, но меня спасли.

— Это закономерно, — помрачнела Катька. – Скверно, что ты связался с этим, теперь оно тебя не отпустит.

— Что?

— Зло, — отрезала девчонка и замолчала, глядя в ту сторону, откуда должен был придти автобус.

— Ты ведь живешь в этих краях?

— Да.

— Скажи, Катя, тебе никогда не встречался отшельник с собакой?

— С собакой? – переспросила она. – Ты его видел?

— Он меня спас.

— Красивый парень с черным псом?

— Почти. Но этому человеку явно за тридцать и назвать его парнем можно с большой натяжкой.

— Странно… Тот был значительно моложе. Он сам говорил, что ему двадцать с небольшим.

Заинтригованный Фин попытался разобраться в случившемся, но Катька заметила появившийся вдали автобус и побежала на противоположную сторону к остановке.

— Извини, подробности письмом! – крикнула она на ходу. – А то хлеб остынет!

Мальчишка остался один. Вскоре подкатил еще один автобус и Фин отправился домой, с дрожью в коленях представляя грядущий разговор с отцом.

************************

Сияние солнечных бликов завораживало и дарило покой. Мужчина стоял на высоком, отвесном берегу, задумчиво глядя на сверкающий пруд. Заскучавший Бальт приволок откуда–то большую ветку и настойчиво совал ее в руку хозяину, предолгая поиграть.

— Отстань, Бальт. Мне кажется, ты слишком настырно лезешь в мои дела. Я не ребенок, а ты не мой опекун, — он наклонился, потрепал пса по холке. – Ты хороший парень, но будь добр, оставь меня не на долго. Я хочу побыть совсем один. Возвращайся и жди меня дома. Хорошо?

Ротвейлер бросил палку, с укоризной посмотрел на хозяина, а потом неохотно, ленивой трусцой побежал прочь. Мужчина неспешно пошел вдоль берега. Ему нравился окутанный спокойствием безлюдный парк, гипнотическое сияние бликов на воде, запах хвои и высохшей травы, укромные, заросшие цикорием и вьюнком поляны. Погруженный в медитацию он не заметил мелькнувший среди кустов белый сарафан и остановился лишь тогда, когда едва не столкнулся с вышедшей на тропинку девушкой. Голову Инги украшал венок из белых колокольчиков, еще один цветок она держала в руке. Утреннее солнце ласкало волосы девушки, превращая их в яркое, сияющее золото.

— Ты? – мужчина замер, в его темных глазах промелькнула тревога.

— Вы меня знаете? – Инга улыбнулась, откинула со лба золотую прядь. – Мне кажется, мы не встречались, иначе я обязательно узнала бы вас.

— Простите. Должно быть, я ошибся. Вы напомнили человека, который был мне дорог.

— Что же с ней произошло?

— Она сделала свой выбор.

— И?

— Это было в другой жизни.

Они замолчали. Какое–то время мужчина и девушка шли молча, а потом Инга остановилась, протянула цветок:

— Мне пора идти. Поставьте его в воду, иначе он завянет.

— Спасибо. Как вас зовут?

— Инга.

— Инга, — повторил он, пристально всматриваясь в лицо девушки. – Красивое имя. Меня же прозвали Странником.

На гладком, как мрамор лбу девушки, пролегла складка, глаза потемнели, как небо перед грозой:

— Необычное прозвище.

— Оно ничего вам не напоминает?

— Не знаю… Нет… Прощайте, мне пора.

Инга белой бабочкой упорхнула прочь, и Странник остался один. Мучительные, приносящие боль воспоминания завладели им, унося в прошлое. Отчаянье, страх, полные запредельного ужаса виденья черной волной накрыли его душу, и настоящее померкло, уступив место былым кошмарам.

— Тьма отступит, ей нет места в моей душе, тьма отступит, — как заклинание повторял он, пытаясь вырваться из плена воспоминаний.

Тихий шорох за спиной привлек внимание Странника. Он инстинктивно подался вбок, и это спасло его от сокрушительной силы удара. Нападавших было четверо. Землистые опухшие лица, мутные глаза и непривычная манера двигаться выдавали в них посланцев загробного мира. Спутанные волосы нежитей покрывали клочья водорослей, а в руках они держали увесистые дубины.

— Кто вы? Чего хотите?

Ответа не последовало. Нежити окружили Странника полукольцом, готовясь к нападению. Схватка была неизбежна, и он решил атаковать первым. Совершив обманный маневр, Странник метнулся к замешкавшемуся утопленнику, оглушил его коротким ударом в челюсть, ударил ногой еще одного подкравшегося со спины противника и попытался вырваться из страшного полукольца. Не ожидавшие такого отпора нежити растерялись, но вскоре пришли в себя и с удвоенной яростью бросились на Странника. Отбив атаку, он пропустил один из ударов и едва не потерял сознание от сильнейшей боли в руке. А мертвецы не знали ни боли, ни усталости…

Уклонившись от очередного удара, Странник подставил подножку одному из нежитей, перебросил через себя второго и побежал в сторону леса. Преследователи не отставали. Наделенные подобием жизни мертвые тела не просто преследовали свою жертву, но и гнали ее в определенном направлении. Странник понял это лишь тогда, когда выбежал на крохотную полянку и увидел у своих ног черное жерло огромной ямы. Из засады вышел еще один нежить, отрезая последний путь к спасению. Странник замер на краю бездны, затравленно озираясь по сторонам. Похоже, у него не было никаких шансов выбраться из этой передряги…

Глава четвертая. Возвращение в город страха

Ритмично стучали колеса, за пыльными стеклами мелькали деревеньки и расчерченные лесополосами поля. У окна сидели двое – очень похожие друг на друга мальчишка и девчонка. У обоих были русые волосы, серые глаза и одинаковые, чуть вздернутые носы. Девочка сосредоточенно следила за дребезжавшими в стаканах чайными ложками, а парень барабанил пальцами по столу. Оба были встревожены и печальны.

— Я все вспоминаю, как мы уговаривали маму, — прервав длительное молчание, заговорила девчонка. – Она так не хотела нас отпускать. Как ты думаешь, Мишка, мы правильно поступили? До годовщины осталось четыре дня… иногда мне кажется, что это самообман, и мы сами придумали те слова. А если их действительно сказала Лора, то она просто пыталась утешить нас.

— Надо верить в лучшее, сестренка. Тогда все будет хорошо.

— Знаю, но иногда так трудно быть оптимистом.

В вагоне возникло оживление. Люди проходили по коридору, переговаривались. Кто–то прощался со своими попутчиками, ребенок из соседнего купе громко восторгался промелькнувшими за окном коровами.

— Дядя Павел теперь живет в новой квартире, — вновь заговорил Мишка. – Трудно представить их семью вне старого дома. Лестница с резными перилами, витраж на окне, множество комнат, башенка…

— Ты так говоришь, будто тебе приятно вспоминать об этом месте!

— Просто с ним очень многое связанно, Александра. Мы прожили там всего два месяца, а кажется – лет сто, не меньше. Антон писал, что завод дал им квартиру в обычной пятиэтажке, и теперь парню кажется, будто он с родителями живет в спичечном коробке.

— Обрати внимание, Антон перестал нам писать, похоже, его очень тяготят воспоминания о случившемся.

— Еще бы! Он едва не погиб! Никогда не забуду огромного паука, восседавшего на его груди.

— Мы все чудом остались живы, а Лора… Не могу поверить, что она умерла. Не верю и все!

— Я тоже, иначе бы мы сюда не ехали.

Загрохотал за окнами железнодорожный мост, громко застучали на стыках рельс колеса. Промелькнула застывшая у переезда колонна легковушек.

— Кто едет до Алексино? – заглянула в купе тощая проводница. – Вы, ребята? Поторапливайтесь, стоянка три минуты.

Брат и сестра достали из–под полки рюкзаки, простились со своими соседками, прошли сквозь пыльный вагон и остановились в тамбуре. Поезд замедлил ход, за дверью промелькнула надпись «Алексино», состав вздрогнул и остановился. Саша, а следом и Мишка, спрыгнули на платформу.

— Добро пожаловать в город ужасов, — невесело улыбнулась Александра и первой пошла к старенькому, обшарпанному зданию вокзала.

**************************

— Бальт?!

Стоявшая у заднего окна автобуса Катька встрепенулась, пытаясь рассмотреть пробежавшую по улице собаку. Рассказ Фина, а теперь и эта мимолетная встреча очень взволновали девчонку. Отшельник, спасший Фина, был похож на человека, о встрече с которым Катька грезила целый год, а бесхозный пес, трусивший вдоль домов, сильно смахивал на его ротвейлера. Едва дождавшись следующей остановки, атаманша выпрыгнула из автобуса и отправилась на поиски собаки.

— Бальт! Бальт!

Сонный квартал казался вымершим. Дремали вросшие в землю домишки, покосившиеся фонари, запыленные тополя и только стайка воробьев щебетала, не зная покоя и отдыха. Катька остановилась, почесала нос, отломила еще один кусочек от полусъеденной буханки. Похоже, она опять совершила свою привычную ошибку, вмешавшись в чужие проблемы, и в результате могла остаться без завтрака.

— Бальт! – еще раз крикнула девчонка, прекрасно понимая, что не сумеет разыскать собаку.

Надо было поторапливаться домой. Катька задумалась, стоит ли возвращаться к автобусной остановке или легче дойти до дома пешком. Она стояла знойным солнцем улочки и, вдруг, совершенно неожиданно почувствовала жуткое, заставлявшее трепетать все тело прикосновение.

На плечо девчонки легло нечто холодное и мокрое, похожее на большую скользкую рыбу. От неожиданности атаманша потеряла дар речи, а потом взвизгнула так громко и пронзительно, что в соседнем доме задребезжали стекла.

— Иди со мной, — загробным голосом прохрипела опутанная водорослями мумия, а в ее зеленых, с кошачьими зрачками глазах вспыхнул недобрый огонек.

Оттолкнув омерзительное скользкое тело, Катька со всех ног бросилась прочь. Она неслась, не разбирая дороги, не думая и не пытаясь понять, что, собственно, увидела. Мелькали перед глазами кварталы старого Алексино — тихие переулки, окруженные садами дома, маленькие обветшалые магазинчики.

— Иди со мной, иди со мной… — нечеловеческий завораживающий голос звучал все тише, превращаясь в шепот листьев.

Катька остановилась. Похоже, ее никто не преследовал, и все случившееся было галлюцинацией, одним из тех жутких видений, что во сне и наяву мучили несчастную девчонку. Пожалев о потерянном где–то пакете с булками, она начала озираться по сторонам, пытаясь понять, куда ее занесло. Место показалось довольно странным. На первый взгляд это была обычная улочка провинциального городка, но какие–то неуловимые изменения делали ее чужой и враждебной. Окна домов превратились в огромные глаза, пристальный взгляд которых не отпускал ни на секунду.

— Иди со мной…

Небо потемнело, жгуты дождя ударили по земле. И Катька с ужасом почувствовала, как погружается в раскисшую грязь. Холодные скользкие руки тянули ее в бездну, она захлебывалась в потоках чудовищного ливня, отчаянно пытаясь ухватиться за кромку ломавшегося под пальцами асфальта…

— Помогите! Помогите… — а сил оставалось все меньше.

— Девочка, что с тобой? Как тебе помочь?

Негромкий ласковый голос развеял кошмар, и Катька внезапно поняла, что сидит прямо посреди улицы, а вокруг нее не просматривается никаких чудовищ.

— Спасибо, все в норме, — девочка поднялась на ноги, взяла лежавший поблизости пакет.

— Позволь тебе не поверить, — женщина в соломенной шляпе протянула руку. – Пойдем со мной, расскажешь, что случилось.

Совершенно неожиданно для самой себя Катька громко, совсем по–детски разревелась. Она чувствовала, что больше не может терпеть в одиночестве ту боль, с которой жила последний год.

— Вы правы, я… я… — сквозь слезы заговорила она. – С тех пор, как я вернулась оттуда, все изменилось. Вокруг совсем другой мир…

— Успокойся, все будет хорошо, — женщина обняла Катьку за плечи, подтолкнула к стоявшей неподалеку скамейке. – Сейчас во всем разберемся. Ты нездорова? Вчера с тобой происходило что–то странное.

— Вы? – Катька подняла заплаканное лицо, впервые посмотрев на женщину – перед ней сидела приехавшая на Черное озеро туристка.

— Меня зовут Лариса.

— Катька. Послушайте, вы должны уехать отсюда. Как можно быстрее. Иначе может случиться беда.

— У моего мужа неуступчивый характер. Он приехал в Алексино для того, чтобы написать книгу и ни за что не откажется от своего решения.

Катка медлила. Она никому не рассказывала о своей тайне, но у Ларисы было такое доброе, внимательное выражение глаз…

— Я та самая девчонка, что умерла прошлым летом, а потом воскресла, — решительно проговорила атаманша. – Нет, нет, не перебивайте меня, пожалуйста! Эта история не газетная утка, а самая настоящая правда. Дом, который стоял на месте Черного озера был проклят, в нем обитало чудовище – Душа дома. То, что произошло со мной и моими друзьями – долгая история. Мы многое пережили, а потом поняли, что обязаны остановить чудовище – любой ценой, во что бы то ни стало. У всех ребят была цель – они отправились в пекло спасать своих близких, а мне казалось, что идет азартная игра. В которой просто нельзя не участвовать. Короче, я отправилась с ними и погибла, не выдержав испытаний. Душа дома убила меня.

— Но такое не возможно! Может быть, ты уснула, потеряла сознание…

— Нет, — Катька покачала головой. – Это была самая настоящая смерть. Пока я отсутствовала на этом свете, ребята расколдовали волшебный источник и по всей округе забили иссякшие сто лет назад святые ключи. Настало время хороших чудес, и я воскресла. Мне дали второй шанс.

Рассказ девочки произвел на Ларису сильное впечатление – она не могла поверить в невероятную историю, и в то же время страстное желание узнать неведомое все сильнее завладевало ее сознанием.

— Что там, на той стороне? – неожиданно охрипшим голосом спросила женщина, — Ты видела? Знаешь?

— Не знаю, не помню. Сперва все спрашивали меня об этом, а потом перестали. Я думала, что вернулась нормальная жизнь, но ошиблась, — Катька всхлипнула, Вначале это были кошмарные сны: мертвый черный лес, по которому скользят солнечные зайчики, мумия с кошачьими глазами и все такое прочее. Потом видения стали возникать днем, когда я бодрствую. Только что я рядом, как вас сейчас, видела отвратительное чудовище — высохшую, опутанную скользкой тиной старуху. Она звала меня в бездну.

— Мне кажется, твоим родителям надо найти хорошего психолога. С тобой происходит нечто ужасное и теперь…

— Нет же! – Катька вскочила со скамейки, сверкнула глазами. Нет! Вы мне не верите! Мне никто не поверит! Только зло, как липкая смола. От него так просто не избавишься. Его клейкие нити тянутся за мной повсюду. Уезжайте с Черного озера, иначе тоже окажетесь в этой смоле! Уезжайте!

Подхватив пакет с остывшим хлебом, расстроенная Катька быстро зашагала по улице. Лариса смотрела ей вслед, и ее сердце сжималось от нехорошего предчувствия.

*************************

Кварталы, примыкавшие к фарфоровому заводу, напоминали бесконечные шеренги лагерных бараков. Так, во всяком случае, казалось шагавшим по знойной пропыленной улице Мишке и Александре. Красные кирпичные пятиэтажки, как две капли воды похожие друг на друга, чахлые, с обгоревшей на солнце листвой тополя, вытоптанные дворы и в самом деле производили тягостное впечатление.

— Совсем не похоже на район, где дядя Павел жил раньше. Честно говоря, мне здесь не нравится.

— С некоторых пор мне вообще неприятен этот городишко и все, что с ним связанно. Если бы ни слова Лоры, я бы сюда никогда не вернулась, — Саша достала из кармана смятую бумажку. – Солнечная улица, дом пять. Название – соответствует, но еще лучше бы звучало: Знойная улица или Пыльный проспект. Нам сюда…

Пятиэтажка под номером «пять» не отличалась от соседних домов – была такой же мрачной, неприветливой и явно нуждалась в капитальном ремонте. Сидевшие у подъезда бабки и стойкий, въевшийся в стены запах жареной рыбы окончательно доконали впечатлительную Александру. Зажав нос, она пулей влетела по лестнице и начала торопливо, настойчиво давить на кнопку звонка. Поднявшийся следом Мишка воспринимал обстановку ни столь критически, но тоже был разочарован увиденным. Хотя дом, в котором дядя Павел и его семья жили раньше, оказался логовом чудовища, он производил намного более приятное впечатление, нежели их нынешнее место жительства.

— Сашенька! Миша! Как вы выросли за год! – воскликнула появившаяся на пороге квартиры женщина. – Очень, очень рада вас видеть! Дядя Павел скоро вернется, он вышел за продуктами.

Тетя Ира сильно изменилась за последние месяцы. Она пополнела, в ее пышных волосах стала пробиваться седина, но выражение глаз стало мягче. В нем исчезло мучительное ожидание скорой беды. Поздоровавшись с тетушкой, брат и сестра прошли в гостиную. В квартире почти не было мебели, поскольку все имущество семьи Тимошиных погибло вместе с домом, а зарплата дяди Павла не позволяла обставить новое жилище.

— Вот… — тетя Ира развела руками. – Так и живем. Спасибо заводу. Павел на нем тридцать лет отработал, а когда случилась беда, они помогли, дали эту квартиру.

— Да, тут неплохо, — без энтузиазма заметила Саша.

— Антон очень переживал, что не сможет повидаться с вами, но нельзя же было отказываться от путевки! – женщина открыла дверь в соседнюю комнатушку. – Ты, Сашенька, устраивайся в комнате Антона, а тебе Мишка придется поспать в гостиной на раскладушке. Согласен?

— Конечно.

Они говорили, обсуждали какие–то проблемы, но тягостное чувство не оставляло никого из этих людей – слишком мрачными и трагическими были объединявшие их воспоминания, слишком сильна боль от безвременной утраты.

— Павел задерживается, но все равно, ребятишки, собирайтесь к столу, скоро будем обедать. А пока – вымойте руки.

Александра первой вошла в ванную комнату. Она открыла кран, намылила руки, но неожиданно отвлеклась, глядя на стекавшую в сливное отверстие воду. Прозрачный поток превращался в маленький водоворот, и этому кружению не было конца. Девочка, как завороженная смотрела на упругую струю, а потом повернула кран, направив поток воды в ванную…

— Александра! – Мишка постучал по косяку двери. – Ты, случайно, не уснула? Дядя Павел пришел, все ждут тебя за столом. Шевелись.

Ему не ответили, а из–за двери по–прежнему доносился шум воды. Мишка постучал еще раз, помедлил, и решительно толкнул незапертую дверь.

— Саша!

Сестра лежала, перегнувшись через край ванны, и ее светлые волосы мокли в прозрачной, чуть зеленоватой воде. Еще несколько минут и он бы захлебнулась, утонула в ванне. Мишка бросился к девочке, поднял ее, начал трясти за плечи. Наконец, Александра открыла глаза, удивленно посмотрела на брата:

— Что со мной?

— Похоже, ты собралась купаться, — Мишка улыбнулся, но его губы дрожали, и он никак не мог совладать с испугом.

— Странно… Ничего не помню, — Саша взяла полотенце и принялась вытирать мокрые волосы. – Я открыла кран, а потом… Изумрудная толща воды, пузырьки воздуха, в глубине омута скользит изящная женская фигура… Короче, наваждение. Знаешь, Мишка, мне кажется, мы совершили большую ошибку, приехав сюда.

— А Лора?

Саша промолчала. Поправив волосы, она вышла из ванной комнаты.

— Никому не рассказывай о том, что сейчас случилось, — шепнула она. – Не стоит портить людям настроение.

— Хорошо.

Тетя Ира и дядя Павел ждали их в тесной, но уютной кухоньке. Любившая и умевшая готовить тетушка порадовала гостей отменным борщом, заливной рыбой и фирменным, приготовленным по особому рецепту пирогом, но Мишка и Александра ели без особого аппетита. Оба думали о том, что странное происшествие, едва не стоившее жизни Саше было всего лишь напоминанием о грозной опасности, поджидавшей их в этих краях.

********************************

Дождь смывал струившиеся по щекам слезы. Несколько человек замерло у бездонной, разорвавшей землю трещины, вглядываясь в сумрак ненастной ночи. Их лица были растеряны и печальны. А на другом берегу пропасти стояла девушка в длинном черном платье.

— Лора, иди к нам! – звали ее с этого берега. – Скорее! Скорее!

Но Лора медлила, никак не решаясь ступить на перекинутую через трещину доску. За ее спиной происходило нечто невообразимое – извивались в безумном танце старые деревья, корчился в муках чудовищный дом–убийца. Позади девушки был настоящий ад, а впереди – надежда на спасение.

— Лора! Лора!

— Я не могу перейти к вам. Душа зацепилась. Она держит, как якорь. Я совершила много дурного, а еще больше хотела сделать. В своих мыслях я убила все, что мне дорого. Душа стала тяжелой–тяжелой, дом поймал ее… — девушка умолкла. И вдруг встрепенулась, будто прислушиваясь к чему–то. На ее лице промелькнула тень надежды. – Через год… через год… Ждите, верьте… через год…

Она побежала в дебри сбесившегося сада, туда, где стоял живой, полный зловещих призраков дом. Едва Лора скрылась в темноте, как земля дрогнула и окруженный трещиной сад начал медленно опускаться вниз. Раздался оглушительный рев прибывавшей с каждым мигом воды…

Мишка тряхнул головой, пытаясь вернуться к действительности. Сколько раз он вспоминал эту страшную сцену, сколько раз видел ее во сне, но здесь, на берегу Черного озера, воспоминания годичной давности стали невероятно яркими и реальными. Казалось, он только сейчас простился с Лорой, последний раз посмотрел в ее лицо.

— Все здесь так переменилось, — негромко произнесла Саша. – Помнишь зеленые сады, заросли сирени…

Брат и сестра стояли на берегу Черного озера, рассматривая мокнущие в воде остовы яблонь и серый песок под ногами. Сюда не прилетали птицы, и только большая старая ворона сидела на ветке, отряхиваясь и громко хлопая крыльями.

— Привет, — Катька подошла к своим давним друзьям, улыбнулась. – Не думала, что вы вернетесь.

Они говорили о пустяках, обменивались мало значащими фразами, пока Катька не спросила о том, что тяжелым камнем лежало на их душах.

— Это правда, что Лора погибла? Люди говорят, что она утонула, но вы–то, наверное, лучше знаете, как все произошло.

— Мы решили не верить в ее смерть, — откликнулась Саша, — Она просила нас ждать, надеяться…

— Знаете, когда я прошлым летом махнула на юг, то думала, что с кошмаром старого дома покончено. И вдруг я возвращаюсь и вижу эту дурацкую лужу… — Катька подобрала камешек и швырнула его в воду. – Что произошло, господа?

— После того, как мы расколдовали волшебный источник, Странник сказал, что кто–то должен принести себя в жертву, добровольно уйти в мир кошмаров – только тогда проход между измерениями закроется. Он сам стал этой жертвой…

— Знаю, — перебила Мишку Катерина, — Жалко парня. Он мне нравился. Добрый, красивый и такие невероятные истории рассказывал… Короче, события развивались так: я ожила, а потом вместе с мамой поехала в Сочи, вы остались в доме своего дяди, и все вроде бы складывалось нормально.

— Только Лора очень тосковала о Страннике, ведь она любила его. Примерно через месяц он вернулся.

— Правда! Супер! – Катька даже в ладоши прихлопнула. – И вы до сих пор не сообщили мне эту радостную новость?! Тогда все сходится – сегодня я действительно видела Бальта.

— Что?! – почти хором переспросили брат с сестрой, и на их лицах появилось испуганное выражение.

— Этим утром я видела собаку, очень похожую на Бальта. А еще один парень рассказывал мне об отшельнике, который здорово похож на Странника, только старше его лет на десять–пятнадцать.

— Видишь ли, Катя, все оказалось не так просто, — вступила в разговор Александра. Странник вернулся из мира кошмаров совсем другим человеком. Он хотел уничтожить целую планету, обрушив на наши голову луну.

— Ни фига себе! Круто. Он сошел с ума?

— Не совсем. Когда мы все познакомились со Странником, то считали его обычным, правда, слегка чудаковатым парнем. Однажды он рассказал легенду о бессмертном, который бродит по земле с самого сотворения мира и закончит свой путь только когда наступит конец света.

— Помню–помню, — Катька почесала затылок. – Там еще говорилось, что этот тип становится таким, каким его хотят видеть. Если его представляют героем, он становится таковым, а если он попадает в компанию негодяев, то превращается в худшего из них. Но при чем здесь легенда?

— Оказалось, что это не легенда, а самая настоящая, правда. Странник бессмертен…

— Быть такого не может!

— Может, Катька! – воскликнул Мишка. – Когда он побывал в аду, то стал отвратительнейшим, опасным для окружающих психом. Был только один способ остановить Странника – убить его.

— Так любого остановишь. Но если он действительно бессмертен – это невозможно, а если нет… — Катька с сомнением посмотрела на своих приятелей. – А вы сами–то, ребята. В норме?

— Знаешь, атаманша, это долгая история. Когда–нибудь мы тебе все расскажем в мельчайших подробностях, а пока самое главное – когда до уничтожения Земли оставались считанные секунды, Странник был убит молнией, — вновь заговорила Саша. – Он умер, его сердце не билось, он был самым настоящим трупом, а потом ожил, мало того, перестал быть плохим. Оказалось. Что в момент смерти из памяти Странника стираются все эмоции, и он воскресает самим собой. Потом он с кем–то встречается, чужие чувства и желания преображают его, он меняется, становясь, то одним, то другим — хорошим, плохим, старым, молодым, злым, добрым… И так снова и снова.

— Бред, да и только, — озадаченно пробормотала Катька, — Я–то думала, он нормальный парень. И чем же все кончилось?

— Странник ушел. Но дело не в этом. Когда он был негодяем, Лора продолжала любить его. Она помогала ему и совершила много гадких, глупых поступков. В ту страшную ночь Лора могла бы спастись, но предпочла остаться в доме ночных кошмаров. Так она хотела искупить свою вину. Дом опустился на дно озера, а ее последними словами были: «Ждите, верьте, через год». Мы не поняли, что они означают, но спустя год, вернулись в Алексино. Точнее, мы приехали чуть раньше, а годовщина появления Черного озера наступит через четыре дня. Нам остается только ждать и верить. Вот и все.

Саша умолкла, глядя в темную воду зловещего озера, Мишка присел на поваленное дерево, а Катька переминалась с ноги на ногу, не зная, что сказать.

— Здесь паршиво, нельзя долго находиться у озера. Пойдемте отсюда.

— Чуть позже. Ладно? – отозвался Мишка.

— Как хотите, но я все же пойду. До встречи, — Катька отошла на несколько шагов, а потом внезапно остановилась. – Выходит, от Странника можно ожидать чего угодно? Все зависит от его настроения?

— Именно, – кивнула головой Александра.

— Значит, мне не надо разыскивать Бальта?

— Странник может быть очень опасен, а может пожертвовать собой, спасая других. Беда в том, что не всегда знаешь, кто в данный момент стоит перед тобой. Думаю, не стоит искать с ним встречи.

Катька ушла. Брат и сестра долго стояли на берегу озера, не в силах противостоять тяжести воспоминаний. Черный дым отчаянья потихоньку обволакивал их души, и они все отчетливей сознавали, что Лора не могла уцелеть, попав в этот омут страха и зла.

Глава пятая. Дом заблудших душ

Шероховатая поверхность дерева под пальцами, холод, запах сырости… Потом вернулись боль и память. Странник вспомнил безмятежное жаркое утро, солнечные блики на воде, равнодушные мутные глаза мертвецов, увесистые дубины в посиневших руках…. Встревоженный, он попытался встать и застонал от боли – похоже, ему здорово досталось в той неравной схватке. Странника окружал непроглядный мрак и ни один лучик света не мог проникнуть в его темницу. Медленно, стараясь не делать резких движений. Он поднялся, сел облокотившись на стену. Сознание меркло, перед глазами мелькали огненные искры.

— Незабудку голубую ангел с неба уронил, для того, чтоб дорогую я всем сердцем полюбил, — пропели вдалеке.

— Надо выбираться отсюда, надо…

Детский голосок напевал старинную песенку, яркие образы мелькали перед глазами, как огненная карусель, кружение становилось все быстрее и быстрее, а потом все исчезло…

Когда Странник очнулся вновь, то почувствовал себя гораздо лучше и даже смог обследовать свою темницу. Он поднялся на ноги, побрел в кромешной тьме вдоль стены, и вскоре его рука нащупала дверной косяк. К удивлению Странника дверь была не заперта, и он вышел из комнаты. Судя по всему, пленник оказался в узком коридоре с кирпичными, влажными на ощупь стенами. Возможно, это было подземелье, огромный склеп, в который никогда не заглядывало солнце. Холодный спертый воздух, ватная, непроницаемая тишина, страшные тайны, скрытые за многочисленными дверями… Странник шел, опираясь рукой на стену этого бесконечного коридора, и с каждым шагом отчаянье все сильнее наполняло его душу. Страх оказался сильнее воли, паника могла захватить его в любую секунду, лишить разума, сделать своим беспомощным рабом.

— Спокойно. В этой жизни меняется все, и на смену отчаянью всегда приходит надежда.

Странник попытался глубоко вздохнуть, но резкая боль в ребрах помешала настроиться на спокойный лад. Оставаться на месте не имело смысла, и он, прихрамывая, побрел по черному коридору. Постепенно Странник начал различать контуры предметов — в подземелье стало намного светлее, но где находился источник света, он так и не понял.

— Я всем сердцем полюбил, по–лю–бил… — доносилось издалека.

Теперь, окончательно придя в себя, Странник не сомневался, куда именно занесла его злосчастная судьба. Он бывал здесь и раньше и отлично знал, какие чудовищные сюрпризы ожидали его впереди. Но изменить что–либо было выше его сил, поэтому Странник продолжал идти вперед, готовый принять любой выпавший ему жребий. За поворотом коридора забрезжил золотистый свет – из–под большой двустворчатой двери выбивались веселые, полные жизни лучики солнца. Странник дотронулся до узорчатой бронзовой ручки и решительно распахнул дверь.

— Здравствуй, — проговорил он, щурясь от яркого света. – Я знал, что увижу тебя здесь.

************************

Тишина музейных залов навевала сон. Пройдя мимо дремавшей на стуле смотрительницы, Николай вошел в следующий зал. Усадьба графов Вольских разочаровала писателя. Он надеялся обнаружить здесь что–то связанное с магией и колдовством, но экспозиция была скучна и банальна. Возможно, интересовавшие его экспонаты находились в «средневековом замке» — флигеле, некогда построенном для Софии Вольской, но замок уже несколько лет был закрыт на реставрацию.

Николай был первым и пока единственным посетителем музея. Он быстро шел по зеркальному полу, бегло осматривая висевшие по стенам картины. Неожиданно мужчина замедлил шаг – зал, в котором он находился, ничем не отличался от соседних, но почему–то именно в нем Николая охватило странное, необъяснимое чувство. Это был и страх, и ожидание чуда, и предчувствие беды, и радостное возбуждение… Несмотря на тридцатиградусную жару за окнами зал пронизывал холод, будто в нем работал неправильно отрегулированный кондиционер. Николай начал озираться по сторонам и вдруг замер, встретившись с внимательным взглядом синих глаз. Лишь через несколько мгновений, он понял, что видит перед собой портрет.

— София Вольская, — вслух прочитал он подпись под старинной картиной. – Портрет работы неизвестного художника середины девятнадцатого века.

Ведьма была очень хороша собой – темноволосая, с длинной точеной шеей и таинственными, манящими глазами. Художник, написавший портрет графини, наделил свое творение особой жизнью, и казалось, София с улыбкой наблюдала за удивленным Николаем. Пытаясь избавиться от наваждения, он протер глаза, а когда открыл их – увидел перед собой живую женщину из плоти и крови.

— София?! – воскликнул ошеломленный, готовый поверить в чудо писатель.

— Разве я похожа на нее? – улыбнулась рыжеволосая красавица с чуть раскосыми зелеными глазами.

— Кто вы?

— Ты искал ведьму? – тонкие пальцы незнакомки дотронулись до его щеки. – Ты веришь в чудеса и полагаешь, будто изображение может покинуть холст, превратившись в человека?

— Но…

Не слушая сбивчивые объяснения Николая, незнакомка величественно вышла из зала. Совершенно растерявшийся и не знавший, что делать писатель, как привязанный последовал за ней. Они покинули графский особняк, пошли по центральной алее парка.

— Ты искал ведьму? – остановившись у развалин античной беседки, повторила женщина.

— Да, — короткое слово далось ему с трудом, застряло в горле, не желая обретать свободу.

— Чего ты хочешь, Николай?

— Откуда вы знаете мое имя?

— Я знаю о тебе все, потому мы и встретились. Попробую угадать, что привело тебя сюда. Любовь? Нет, она тебе не нужна, ты просто не веришь в существование этого чувства. Богатство? В какой–то мере… Неужели ты приехал сюда только ради своей книги?

— Я…

— Ты искал зло. Искал потому, что только оно может исполнить заветные, разъедающие душу желания. Работа над рукописью – предлог, на самом деле тебе нужна я. Девять лет назад вышла твоя единственная книга. Мы оба знаем, что она была посредственна и скучна, но кое–кто возомнил себя с той поры непризнанным гением. Вот только остальным не было до этого никакого дела.

— Замолчи! – гнев пересилил остальные чувства, и Николай со злостью посмотрел в лицо незнакомки. – Я не позволю копаться в моих чувствах!

— Грозные слова, — красавица облокотилась на мраморную колонну, поправила упругие темно–рыжие волосы. – Но со мной не надо лукавить. Что если события пойдут по такому сценарию: ты пишешь книгу о Черном озере и вдруг, случается невероятное – ее издают огромным тиражом, перепечатывают за границей, по ней снимают фильмы и прочее, прочее… Сумасшедшие гонорары, толпы поклонников, всемирная известность – совсем не плохо после насмешек, унижений и презрительной жалости более удачливых коллег. Ты приехал сюда за этим?

— Видите ли…

— Да или нет?!

— Да.

— Ты готов заплатить за свою новую жизнь?

— Да, — твердо сказал Николай.

— Отлично, — подхватив под руку своего собеседника, ведьма повлекла его вглубь парка. – Для начала, маленькая услуга. Ты должен проникнуть в одно место и раздобыть для меня одну вещицу. Сама я сделать этого не могу…

Голос красавицы успокаивал, рассеивал сомнения и тревогу. Рассказав о том, что предстояло сделать Николаю, она остановилась, внимательно посмотрела ему в глаза:

— Я жду тебя завтра. Ты справишься?

— Да. Позволь узнать твое имя.

— Стефания.

Она исчезла незаметно, и Николай не знал, ушла ли его необычная знакомая по тропинке или растворилась в воздухе. «Только бы это не было сном, — думал он, медленно шагая по тенистой аллее. – Неужели она и в самом деле может дать, что обещала? Но почему ее имя кажется мне знакомым?» Николай напряг память, и вскоре перед его глазами явилась чудовищная картина – влажная земля разрытой могилы, опустевший гроб и полустертая надпись на черном граните: «Стефания Леконт–Орлова и ее дочь Лизонька».

— Кем бы ты ни была, я пойду до конца, — прошептал он, представив совершенное лицо рыжей ведьмы.

****************************

— Знаешь, я едва вырвался из дома. После ночных похождений мне здорово досталось. Мама так перенервничала, что ей ночью «Скорую» вызывали, отец просто кипел от гнева. Но самое обидное – они мне не поверили! Конечно, трудно представить, что взрослый парень, вроде меня, может заблудиться в парке, но я никогда не вру родителям, и они могли бы принять это во внимание! – возбужденно делился впечатлениями Фин.

Парочка устроилась на стволе старой, склонившейся к самому пруду ивы. Инга сняла босоножки, опустила ноги в теплую зеленую воду и наблюдала за тем, как уплывают, подхваченные течением, маленькие лодочки ивовых листьев.

— Мне кажется, мы совершаем большую ошибку, и ты, и я… — девушка поправила пышные, цвета спелой соломы волосы. – Наверное, нам не стоит встречаться.

— Но почему?!

— Мы очень разные, Фин.

От неожиданности мальчишка едва не свалился с дерева. Ради этой девушки он был готов на любые испытания и подвиги, а она, оказывается, вовсе не желала встречаться с ним! Инга легко соскользнула на землю и пошла вдоль берега, шлепая по воде босыми ногами.

— Постой!

— Пойми…

— Я с трудом отпросился из дома, Инга, и вовсе не хочу возвращаться туда раньше времени. Давай оставим серьезные разговоры для другого раза, а пока просто прогуляемся по арку. Или сходим в кино. Ты любишь комедии?

— Любила когда–то, — девушка грустно улыбнулась, надела босоножки. – Лет двести назад здесь протекала небольшая, но полноводная речка. Чистая, веселая, с прозрачной водой и желтым песчаным дном. Решив развлечь свою Жену, граф Вольский приказал построить здесь «маленькую Венецию», и на пути речки поставили плотины, залили ее водами овраги, прорыли каналы. Хочешь подняться к ее истоку?

— Конечно! – обрадовался Фин. – Еще спрашиваешь!

— Но это довольно далеко.

— Тем лучше.

Миновав три самых больших, соединенных между собой пруда, парочка углубилась в лес и вскоре вышла к маленькой речушке. Она текла между зелеными цветущими полянами, петляла среди заросших соснами бугров.

— Раньше эта речка была намного шире и полноводней. Тебе здесь нравится?

— Да, очень.

Фин немного лукавил. После бессонной, бредовой ночи в заколдованном парке, деревья казались ему затаившимися монстрами, и он никак не мог избавиться от чувства тревоги. Мальчишка предпочел бы отвести Ингу в кинотеатр, но девушка явно предпочитала романтические прогулки на свежем воздухе.

— Иногда бывает так грустно, кажется, на свете никого нет, кроме меня. Все люди исчезли, а вокруг только вода – холодная, прозрачная, как алмаз. Она заменила воздух, и весь мир оказался на дне беспредельного океана… — тихо рассказывала Инга, и вдруг, переменив тему, спросила, — Мой цветок еще не завял?

— Нет. Держится молодцом. Я сразу поставил его в воду.

— До истока километра два, два с половиной. Я немного устала, нам не помешает небольшой привал.

Отойдя от кромки воды, Фин и Инга поднялись по песчаному склону и сели на поваленное дерево. С девушкой происходило что–то странное: она отвечала невпопад, умолкала на полуслове и никак не могла сосредоточиться. Кокетливые взгляды сменяло суровое выражение глаз, беззаботный смех – угрюмое молчание. Инга несколько раз порывалась уйти, а потом, нежно улыбаясь, слушала и слушала болтовню не менее смущенного Фина. — Знаешь, если бы я не начал тонуть, мы могли бы и не познакомиться. Ради этого стоило и не так рискнуть.

— Такими вещами не шутят.

— Я серьезно.

Их разговор прервал хруст сломавшейся под чьей–то ногой ветки. Молодые люди насторожились – они забрели в глухое безлюдное место, и неожиданная встреча могла иметь для них весьма скверные последствия. Шум усилился, и к берегу реки быстро сбежал седовласый энергичный мужчина с большим пластиковым пакетом в руке. Его лицо было сосредоточено, он явно что–то разыскивал и не обращал внимания на то, что происходило вокруг.

— Все в порядке, — прошептал Фин своей спутнице. – Это писатель. Я его знаю.

— Но что он здесь делает?

Николай остановился, осмотрел берег реки, а потом начал подниматься по песчаному склону прямо к тому месту, где отдыхали Инга и Фин.

— Что вы здесь делаете?! – с возмущением воскликнул он, только теперь заметив юную парочку. – Ваше поведение противоречит элементарным нормам приличия. Вы хотя бы думали о последствиях?

— О последствиях чего? – пробормотал покрасневший до ушей Фин.

Николай не ответил. Сев на противоположный конец бревна, он посмотрел на часы, достал из кармана пачку сигарет. Присутствие подростков нарушало все его планы. Теперь, когда цель находилась совсем близко, наблюдать за глупой болтовней малолеток было просто невыносимо. Однако страдать от присутствия посторонних Николаю пришлось недолго. Фину не понравилось такое соседство, и, взяв Ингу за руку, он спустился к реке.

— Запомни это место, Фин, — неожиданно проговорила девушка. – Запомни.

— Хорошо, а почему?

Инга подошла к воде, зачерпнула пригоршню, наблюдая за тем, как стекают с ее пальцев сверкавшие на солнце капли.

— Я не знаю, что говорю. Мне нездоровится. Давай вернемся назад, к прудам. Голова идет кругом, мы не должны были встречаться.

Николай остался один. Выждав, когда стихнут шаги влюбленной парочки, он проворно соскочил с бревна и, вооружившись острой веткой, и изо всех сил всадил ее в отвесный песчаный склон. После четвертой или пятой попытки раздался глухой стук – под землей находился какой–то твердый предмет. Достав из пакета небольшую лопатку, писатель начал раскопки.

— Я все сделаю, Стефания, будь, уверена, — твердил он, все, ускоряя темп работы.

Вскоре под корнями очень старой, расколотой молнией надвое ивы, открылось черное отверстие лаза. Из подземелья тянуло холодом и сыростью, но Николай с восторгом вдыхал этот затхлый запах. Он продолжил работу в надежде расширить узкий проход, однако его старания оказались напрасны – выложенный камнями тоннель закрывала массивная чугунная плита. Она осела, образуя большую щель, но в это отверстие никогда бы не смог протиснуться взрослый мужчина.

— Ну! Открывайся, чертов сезам! Давай! Давай!

Николай с яростью ударил коленом по чугунной плите и без сил опустился на землю – было совершенно ясно, что он не сможет сдвинуть многотонную плиту или пролезть сквозь узкий проход вглубь подземелья.

*****************************

Казалось, комнату озаряли солнечные лучи, но в ней отсутствовали окна, и невозможно было понять, где находится источник золотого света. Просторное светлое помещение заполняло великое множество игрушек. Больше всего здесь было кукол. Высокие и маленькие красотки в дорогих, украшенных кружевами и оборками нарядах сидели на этажерках, пуфиках, удобно расположились на чудесных игрушечных диванчиках и креслицах. Кроме кукол в детской собралось блестящее общество плюшевых медвежат, собачек и прочих забавных зверушек. На голубом ковре с венком из чайных роз, среди разбросанных повсюду кукол сидели двое – хорошенькая девочка в старинном платье и мужчина с измученным, осунувшимся лицом.

— Эту куклу маменька подарила мне на именины, — рассказывала Лизонька. – Ее специально привезли из Парижа в большой, красивой–красивой коробке. Она умеет говорить и ходить. А еще у нее закрываются глаза.

— Чудесная игрушка. Я много путешествовал, но редко встречал таких красавиц. Твоя маменька ни в чем тебе не отказывает, — Странник бережно принял из рук девочки фарфоровую куклу. – Сколько их у тебя?

— Не знаю, не считала.

Присутствие внимательного слушателя приводило Лизоньку в восторг и, воспользовавшись, случаем, она демонстрировала все новые и новые игрушки, рассказывала о событиях, случившихся в ее маленьком кукольном мирке. Странник не разделял энтузиазма своей собеседницы, но пытался скрыть под маской заинтересованности свои подлинные чувства. Он слишком хорошо знал, на что способна эта хрупкая девочка, и его сердце все сильнее сжимали тиски отчаянья.

— Может быть, нам стоит составить компанию очаровательным барышням и всем вместе отправиться на прогулку? Свежий воздух им не повредит.

— Не пытайтесь обмануть меня, — нахмурилась Лизонька. – Вы никогда не выберетесь отсюда. Маменька говорила: все, кто попадает в дом по ее воле, не могут уйти. Есть только вход, но нет выхода. Лишь один раз в год наступает день, когда можно выбраться отсюда.

— Но ты, Лизонька, беспрепятственно выходишь в наш мир?

— Да. Потому что я другая, так объяснила мне маменька, — девочка поднялась с ковра, достала из комода красивую коробку. – Довольно об этом! Посмотрите, вот чудесная музыкальная шкатулка. Музыка играет долго–долго, а маленькая танцовщица танцует перед зеркалом. Вы знаете песенку про голубую незабудку?

— Очень хорошо, — поморщился Странник.

Дребезжащие колокольчики начали вызванивать простенькую мелодию. Подхватив на руки большую нарядную куклу, Лизонька закружилась в танце:

— Маменька меня так любит, так любит! Она дарит замечательные подарки, и разрешает делать все, что я пожелаю!

— Правда? – мужчина задумчиво вертел в руках розовощекого пупса. – Ты счастлива?

Музыка смолкла. Девочка остановилась посреди комнаты, ее пухлые губки дрогнули, а на ресницах блеснули слезы:

— Мне скучно, вы должны развеселить меня. Давайте поиграем в то, как Мари отправилась в гости к Бетти. Служанка накроет стол…

— Боюсь, из меня получится плохой компаньон для игр, — Странник поднялся, направился к двери. – Желаю приятно провести время.

— Постойте! – Лизонька топнула ногой, собираясь расплакаться, и на миг ее лицо утратило человеческие черты, сквозь нежную кожу проступил жуткий оскал мумии. – Постойте, прошу вас!

— Иначе ты убьешь меня, превратишь в послушного зомби? – взгляд темных глаз мужчины был внимателен и печален. – Так гибнут все, кто не сумел развеселить тебя?

Златокудрая малышка подбежала к Страннику, взяла его за руку и произнесла тоном заговорщицы:

— У меня есть план. Вы должны помочь мне.

— Вот как?

— Я сказала неправду – маменька разрешает почти все, но кое–что остается под запретом. Мне нельзя заходить в одну комнату. А нам с Мари очень хотелось бы там побывать. Вы смелый, ничего не боитесь, так составьте мне компанию. Одна я не решусь заходить туда.

— А как же маменька?

— Она ничего не узнает.

Подхватив фарфоровую Мари, девочка выбежала в коридор и поманила Странника. Подумав, он вышел из детской. Золотистый свет остался позади и мрак темного, полного зловещих тайн дома, окутал их клейкой паутиной. Однако Лизоньку не смущала гнетущая атмосфера ее страшного жилища, и она уверено шла вперед, указывая дорогу.

— Мы в глубинах Черного озера? – предположил Странник, дотронувшись до отсыревшей стены.

— Да. Как вы догадались?

— Логика, интуиция. Черное озеро самое страшное место в этом городке, а еще, мне показались знакомыми бесконечные коридоры дома.

Он умолк, представив многометровую черную толщу воды над своей головой. Из этой могилы не было возврата, а где–то наверху по зеленым полянам бегал Бальт, играли и смеялись дети…

— Я помню, как меня столкнули в яму, на дне которой плескалась вода. Это ход, ведущий к твоему дому, Лизонька?

— Не знаю точно, как там все устроено, но это дорожка в один конец. Маменькины заклинания очень сильны, любой, кто попытается вернуться погибнет, — Лизонька остановилась, прижав пальчик к губам. – Тихо. Мы почти пришли.

Миновав несколько темных, отсыревших комнат, единственным источником света в которых была расползшаяся по стенам светящаяся плесень, они подошли к большой дубовой двери.

— С вами не так страшно, — прошептала девочка и, прижав к груди куклу, вошла в комнату. – Идите скорее сюда!

Странник и Лизонька оказались в просторном сводчатом помещении, посреди которого стоял монументальный письменный стол. Помимо старых книг на нем можно было заметить необычные, вызывавшие страх предметы – мумифицированную кисть руки, череп–подсвечник, склянки с разноцветными зельями, необычной формы нож и разрисованную пентаграммами чашу.

— Твоя маменька занимается здесь черной магией. Она до сих пор не поняла, что в этом источник всех ее бед.

Лизонька не слушала Странника, с огромным интересом рассматривая запретную комнату. Вскоре ее внимание привлекло стоявшее у дальней стены зеркало. Она подбежала к нему, попыталась открыть резные створки.

— Они не поддаются, помогите! – Лизонька топнула ногой. – Скорее, здесь что–то очень интересное!

Странник подошел к зеркалу, дотронулся до сомкнутых пальцев необычного замка. Тяжелый, полный тоски вдох пролетел под кровом зловещего дома, дубовые створки заскрипели и открылись сами собой. Мужчина заглянул в темную гладь зеркала. Собственное отражение удручало – осунувшееся лицо, тени под глазами, слипшиеся от крови волосы…

— Отодвиньтесь! Вы несносны! Дайте же мне посмотреть!

Златокудрая малышка оттеснила Странника и вплотную приблизилась к зеркалу. Около минуты она вертелась перед темным стеклом, рассматривая свое отражение, а потом под сводами комнаты завибрировал отчаянный, полный запредельного ужаса крик. Уронив фарфоровую Мари, Лизонька выбежала из комнаты. Все произошло очень быстро, но Странник все же успел увидеть то, что так напугало девочку. Отражение Лизоньки могло лишить сна кого угодно – из глубины зазеркалья на ребенка взглянул опутанный водорослями скелет с горевшими как уголья глазами и жутким оскалом почерневших зубов.

********************************

— Это ты! Смотри на себя! – исступленно кричала Стефания, подведя к зеркалу заплаканную русалку. – Видишь, кто ты?

— Да, — она закрыла лицо руками, не в силах больше смотреть на свое совершенное, неземной красоты отражение. – Да…

— Ты никогда не состаришься, не познаешь ужаса угасания и болезней. Ты будешь танцевать под луной, и чувствовать подлинную, настоящую свободу. Ни один мужчина не в силах устоять перед твоими чарами, и все они превратятся в твоих послушных рабов. Ты можешь играть с ними, а можешь убивать, утащить в черный омут, где только огромные безмолвные рыбы будут наблюдать за вами холодными немигающими взглядами… Ты совершенна и счастлива, но кто дал тебе все это, Зеленоволосая? Кто? – Стефания подошла к русалке, посмотрела ей в глаза, — Почему ты не хочешь помочь мне? Почему не довела до конца начатое?

— Что–то мешает мне. Здесь… — Зеленоволосая дотронулась рукой до своей груди.

— Время неумолимо летит вперед. Мои чары не могут изменить его ход. Опаздывать нельзя. Почти год я билась над разгадкой шифра, а теперь, когда все стало ясно, возникли новые проблемы. Двое взялись выполнить мое поручение, и никто не справился с ним! Я подстраховалась, попросив тебя заняться этим, но все впустую… Осталось только четыре дня, только четыре!

Ведьма без сил опустилась в кресло, ее взгляд рассеяно скользил по комнате, пока не упал на светлый предмет в углу. Присмотревшись, Стефания узнала любимую куклу дочери.

— Она приходила сюда, — голос женщины изменился, теперь он звучал мягко, ласково. – Бедная девочка не должна была видеть этого. Почему, почему она страдает? За что? Послушай, Зеленоволосая, ты говоришь, что в твоей груди бьется сердце, если это так, ты должна понять мою боль. Не лишай Лизоньку последнего шанса, помоги ей вернуться к жизни, стать человеком. Самоуверенный дурак, мечтающий повыгодней продать свою душу не справился с заданием, а время на исходе. Сделай же то, что должна!

Русалка молчала. Почти забытые чувства всколыхнулись в ее душе, обжигали нестерпимым огнем. Она понимала, что пришло время выбора. Лежавшая на полу фарфоровая кукла улыбалась милой, беззаботной улыбкой…

— Я принесу тебе то, что ты хочешь, — негромко произнесла Зеленоволосая и вышла из комнаты.

Глава шестая. Заветное колечко

Из черного омута медленно–медленно поднималось нечто… Фин понимал, что когда оно достигнет поверхности, произойдет непоправимая беда, ледяной ураган зла подхватит и унесет в бездну его душу. Надо было бежать, спасаться, но ступни налились свинцом и будто приросли к земле. Мальчишка стоял посреди заросшей вьюнком поляны, вокруг порхали белые бабочки, над головой светило ласковое солнце, ничто не предвещало беды, лишь рассыпанные по воде пузырьки воздуха предупреждали о приближении грозного нечто. Неожиданно небо почернело, превратившись в огромный лоскут черного бархата, вьюнки налились алой кровью, воды пруда вздыбились огромным бугром… Он бежал, мчался вперед, оставаясь на месте, кричал беззвучным криком, вьюнки обвивали его тело, зашлись в громовом смехе уродливые деревья–чудовища… И тут он увидел Ингу. Девушка беспечно покачивала ногами, сидя на толстой ветке ивы и не замечала приближающейся опасности.

— Инга! Беги! – преодолев печать безмолвия, закричал парень, — Беги!

Но было уже поздно. Нечто вынырнуло из воды, и Фин с ужасом увидел…

— А–а–а!

Он заорал во весь голос, и собственный крик разбудил его. Фин лежал в постели, часы на тумбочке показывали половину девятого, а рядом с ними стоял подаренный Ингой цветок. Бело–розовый «граммофончик» бессильно повис, перегнувшись через край стакана. Цветок был мертв. Сообразив, где находится, Фин попытался вспомнить конец кошмарного сна, но чем больше он ворошил свои воспоминания, тем быстрее они превращались в прах.

— Что случилось, Павлик? – в комнату вошла моложавая, немного полноватая женщина. – Тебя мучают кошмары? Расскажи мне, что произошло вчера ночью.

— Ничего, мам. Честное слово, ничего. Вчера я заблудился, как несмышленыш, а сегодня мне приснился дурной сон.

— Паша, пожалуйста, не скрывай от меня правду. Что бы с тобой не случилось, я все пойму и помогу.

Фин только покачал головой. Наскоро позавтракав, он вышел из дома и направился к зачарованному парку. Больше всего он боялся, что Инга больше не придет на заросшую вьюнками поляну.

*******************************

— Мне просто необходимо попасть в этот флигель! Я работаю над книгой, посвященной Софии Вольской, а, как известно, «замок был построен специально для нее, она провела под его кровом последние годы жизни и там, кстати, и погибла.

Верно. Жизнь Софии оборвалась в этом необыкновенном, полном неразгаданных тайн здании. Но никто так и не узнал причину ее смерти, — старушка–смотрительница отложила вязанье и впервые за время разговора посмотрела на стоявшего рядом Николая. – Беда в том, что я ничем не могу вам помочь. Флигель давно закрыт для посетителей, а у меня даже нет ключей от него.

— Я не прошу вас взламывать двери! Мне необходимо связаться с кем–то из администрации музея. Я писатель, я…

— Они все в отпуске, миленький. Получается, я здесь за главную, но ключа…

— Абсурд! Нонсенс! – прервал старушку до крайности возмущенный Николай. – Дайте мне домашний телефон директора или хотя бы секретаря, черт возьми!

— Но я не знаю их телефонов – развела руками смотрительница. – Зато мне многое известно о Софии Вольской, о ее полной тайн и загадок жизни, о ее единственной любви и страшной смерти.

— Ах, оставьте! Мне нужно войти во флигель!

Поправив сползшие на кончик носа очки, старушка с удивлением посмотрела вслед выбежавшему из зала мужчине.

— А говорил, что пишет книгу. София могла поднимать из могил мертвецов и даже дарить новые тела не нашедшим покоя душам, — рассуждала она вслух, быстро–быстро нанизывая петли на спицы. – Графиня была очень сильной ведьмой, но любовь преобразила ее и она раскаялась в своих грехах. Жаль, просветление пришло слишком поздно.

Выбежав из главного здания усадьбы Вольских, Николай направился к стоявшему поодаль флигелю. «Замок» возвышался на поросшем соснами пригорке, его окружал самый настоящий ров, правда, давным–давно пересохший и превратившийся в заросший осокой овражек. Пройдя по висячему мостику, писатель подошел к окованным железом воротам, подергал тяжелую ручку–кольцо. Дверь не поддавалась. Раздосадованный Николай пару раз обошел сложенную из светлого камня постройку, лихорадочно придумывая способ проникновения в эту непреступную крепость.

— Извините, вы не встречали большую черную собаку с рыжими подпалинами и обрубленным хвостом? Говорят, ее видели на территории усадьбы.

Вопреки предостережению друзей, Катька не оставляла попыток разыскать Бальта и его хозяина. Девчонке очень хотелось вновь увидеть Странника, и она готова была на любой риск, лишь бы встретиться с ним. Поиски пока не дали результата, но неугомонной атаманше удалось собрать кое–какие сведения. Встревоженного, потерявшегося ротвейлера видели многие, а вот его хозяин исчез без следа и никто из горожан не встречал высокого темноволосого мужчину с запоминающемся лицом и легкой, уверенной походкой.

— Ротвейлера? – уточнил Николай, припоминая, где уже встречал эту девчонку.

— В самую точку. Его зовут Бальт.

— Я дважды видел подобных собак. Вчера рано утром крайне невоспитанный ротвейлер гулял по парку в сопровождении мужчины и мальчишки, а вечером похожий на него бездомный пес бегал возле Черного озера. Он метался вдоль берега, а потом завыл громко и протяжно. Его концерт здорово действовал на нервы.

— Спасибо! – Катька сорвалась с места, собираясь продолжить поиски. – Вы мне очень помогли!

— Постой! Ты ведь местная?

— Да. Родилась и выросла в этих краях.

— Скажи, тебе доводилось бывать в этом флигеле?

— Конечно, но очень давно. Его года три, как закрыли на реставрацию. А вообще, там клево. Повсюду винтовые лесенки, окна–бойницы, железные рыцари со здоровенными мечами, короче – супер!

— А комнату графини Вольской ты видела?

— Разумеется. Экскурсовод рассказывала, что в спальне есть потайная дверь, за которой находится лестница в подвал. Ходят слухи, будто там прорыт подземный ход, ведущий прямиком к реке. Все местные пацаны его не один год ищут. Лично я на это столько времени угрохала – жуть! Но ничего не нашла. Наверное, подземный ход засыпало, а может это выдумка.

— Как тебя зовут?

— Катька.

— Николай Николаевич. Скажи, Катя, — писатель помедлил, подыскивая нужные слова, — чисто теоретически, разумеется, ты бы могла проникнуть в этот замок?

— В смысле? – на круглом лице атаманши отразилось недоумение.

— Ну… Ты шустрая девчонка и наверняка знаешь много способов оказаться в запертом помещении.

— Я не взломщица! Простите, но мне надо идти. Я должна, как можно скорее найти собаку. Кажется, это, в самом деле, Бальт и с ним что–то не так. До свидания!

— Удачи! – поморщился Николай, проводив взглядом скрывшуюся за углом девочку. – Неужели я так и не найду способа войти в этот чертов флигель?!

****************************

Заросший папоротником овражек сковывала тишина, и только журчание родника нарушало безмолвие. Инга осторожно спустилась к воде, подставила ладонь под кристально чистую ледяную струю. Фин наблюдал за ней, стоя поодаль. Он не мог отвести взгляд от лица девушки, восхищался каждым ее движением, и в то же время чувствовал себя неуклюжим, нелепым, не знал, как заговорить с ней.

— Люблю воду, на нее можно смотреть до бесконечности. Солнце отражается в каждой ее капле, сверкает, превращает в бриллианты. Но вода не драгоценный камень, она живая.

— Инга… — Фин облизнул пересохшие губы. – Инга, давно хотел спросить… Ты такая взрослая, такая необыкновенная, такая красивая девушка, наверное, у тебя есть парень и все такое…

— Нет, — она покачала золотоволосой головой, – до сих пор у меня не было парня.

Фин машинально теребил веточку ольхи, не решаясь продолжить начатый разговор. Инга молчала, всматриваясь в сверкающие брызги стекавшей с пальцев воды.

— Наверное, об этом нельзя говорить, но с тех пор, как мы первый раз встретились… Короче, я все время думаю о тебе. Я больше ни о ком думать не могу! Ради тебя можно сделать все, что угодно… Инга! Я люблю тебя! Слышишь, Инга?

Ее удивительные, менявшие цвет в зависимости от настроения глаза, потемнели, губы дрогнули. Она посмотрела на парня, а потом тихо произнесла:

— Я люблю тебя, Фин, — но в ее голосе не было радости.

Инга подошла ближе, и Фин почувствовал, как на его плечи легли холодные от родниковой воды руки. Поцелуй девушки был так легок, что напоминал прикосновение крыльев бабочки, а потом она залилась краской и побежала прочь.

— Инга, постой!

Они мчались по чудесным цветущим полянам, под кронами старых сосен с бронзовыми стволами, мимо сияющих на солнце прудов, все дальше и дальше, не останавливаясь ни на миг. Инга бежала без малейших усилий, будто парила над землей, и Фин, как ни старался, не мог догнать ее.

Достигнув заросшей вьюнками поляны, девушка остановилась, с улыбкой посмотрела на запыхавшегося парня.

— Ты правда меня любишь, Фин? Нет, нет, молчи, — она приложила палец к губам. – Хочешь, я расскажу историю о волшебном колечке? Оно дарит счастье влюбленным и оберегает от злых сил, которые завидуют их счастью. Но колечко становится волшебным только, если это первая, чистая, светлая, настоящая любовь. Я хотела бы надеть его на палец.

— Здорово. Но мне кажется, что у нас все будет хорошо и без волшебного талисмана. Это просто красивая выдумка, только и всего.

— Нет. Знаешь, откуда я узнала о колечке любви? О нем рассказывали во время экскурсии по графской усадьбе. Раньше, когда флигель был открыт, мы ходили туда всем классом, и там я увидела это волшебное кольцо. Оно и сейчас в «замке» Принеси мне его. Оно будет залогом нашей любви.

— Но это же воровство!

Инга отшатнулась от Фина, посмотрела на него с укором:

— Ты говорил, что ради меня готов на все. Значит, парням и в самом деле нельзя верить? И потом, с материальной точки зрения это колечко не имеет никакой цены. Оно затерялось в брошенном флигеле, никому не нужное, забытое. А нас оно может сделать счастливыми. Достань это кольцо! Неужели условности для тебя важнее, чем настоящее чувство?

Мальчишка медлил, не зная, что ответить. Он понимал – Инга не права, но не мог отказать ей. В конце концов, колечко было всего лишь старинной безделушкой, а об услуге его просила самая красивая, самая необыкновенная девушка на свете.

— Но я не сумею пробраться в замок.

— Это совсем не сложно, надо только знать дорогу и заранее подготовиться. Взять фонарь и прочее… Ты справишься, я верю. Тебе поможет наша любовь.

Подхватив Фина под руку, Инга повела его к берегу пруда. Голос девушки звучал, как лесной ручей и с каждым ее словом, потерявший голову от любви парень, все больше убеждался, что сделал верный выбор.

**********************************

м

Лариса прислушалась. Черное озеро окутывала мертвая тишина, не было слышно ни шороха ветвей, ни звука шагов, но женщине казалось, что кто–то совсем близко подошел к палатке и пристально наблюдает за ней. Тревожная пауза затянулась, но ничего не происходило. За кустами блестела гладь Черного озера, на высохшей яблоне дремала нахохлившаяся ворона, высоко в небе пролетел самолет… Подумав, что причина страха – расшатавшиеся нервы и не в меру пылкое воображение, Лариса продолжила чистить картошку. Очередная картофелина с громким плеском плюхнулась в кастрюлю, и в этот момент за спиной женщины промелькнула черная тень.

— Кто здесь? Я вас заметила — выходите.

Ответом была тишина, но как только Лариса обернулась к палатке, черная тень промелькнула вновь, теперь уже возле самой воды. Женщина вскочила на ноги, испуганно озираясь по сторонам. Опасность подстерегала повсюду, и невозможно было угадать, откуда последует нападение. Вдали протяжно завыла собака. Крепко сжав нож, которым она чистила картошку, Лариса вышла на открытое пространство у самой воды:

— Я знаю, что вы здесь. Не приближайтесь! Я буду защищаться до конца!

С берега отлично просматривалась чахлая растительность, окружавшая озеро и. внимательно посмотрев по сторонам, Лариса убедилась, что вокруг нет ни единой живой души. Спрятаться между высохшими скелетами деревьев и редкими кустиками было просто невозможно. Успокоившись, женщина захотела немного развеяться, прогулявшись по Алексино. Она вышла на тропинку, бодро пошла вперед, но вдруг почувствовала на своей спине прикосновение твердого, слегка оцарапавшего ее предмета.

— Все нормально, все нормально, — холодея от ужаса, повторяла Лариса, пытаясь убедить себя в том, что за спиной находилась ветка засохшей яблони.

Обернуться она так и не посмела, наоборот, прибавила шаг, стараясь, как можно скорее покинуть мертвую зону… Чудовище появилось внезапно – огромное, намного выше человеческого роста существо с тремя парами узловатых рук вышло на тропу. Преграждая путь. Лариса истошно завизжала и бросилась назад, к палатке. Впрочем, убежать от чудовища ей не удалось – сзади женщину поджидал еще один уродливый великан. Жесткие, напоминавшие засохшие ветки, руки опрокинули ее на спину, прижали к земле, не позволяя шевелиться. Омерзительная пасть чудовища оказалась в полуметре от лица Ларисы. Сверкнули красные угольки глаз, из приоткрытого острозубого рта упали капли жидкой тины и грязи…

— Пусти! Пусти!

И в тот момент, когда последняя надежда на спасение угасла, Лариса услышала низкий, угрожающий рык. Перед глазами промелькнуло мощное тело черной собаки, бесстрашно бросившейся на чудовище. Хватка монстра ослабла, и женщина смогла немного отползти в сторону. Тем временем, разъяренный ротвейлер вцепился в одну из корявых рук и со всей силой потянул ее на себя. Раздался треск, страшная рука отломилась, упала на землю. Громкий звук разорвал путы наваждения, и вместо чудовища Лариса увидела скелет старой, причудливо изогнутой яблони. Оттащив ветку в сторону, пес оставил свою добычу, подбежал к женщине, внимательно обнюхал ее лицо, будто спрашивая, в порядке ли она. Лариса поднялась с земли, потрепала его по холке:

— Большое спасибо тебе, песик. С моим рассудком что–то произошло, и без тебя я бы вряд ли смогла избавиться от наваждения. Пока я не поняла, что вижу яблоню, мне казалось, будто меня преследует чудовище. Спасибо. А где твой хозяин? Чей ты?

В круглых глазах ротвейлера промелькнула тоска. Он тихонько взвизгнул и затрусил прочь.

— Подожди! Ты, наверное, голоден. Идем со мной, песик.

Лариса боялась оставаться одна. То, что произошло с ней несколько минут назад, не поддавалось никакому разумному объяснению, и потому особенно пугало. В сопровождении собаки она вернулась к палатке, дрожащими руками начала рыться в припасах, подыскивая подходящую еду. Пес сидел рядом, внимательно наблюдая за ее действиями.

— Бальт! Это ты? – послышался девчоночий голос, и к палатке подошла Катька. Увидев Ларису, она улыбнулась. – Здравствуйте! Давно он у вас?

— Здравствуй. Это твоя собака?

— Нет, но я хорошо знаю ее хозяина. Похоже, с ним что–то случилось – обычно Бальт не ходит в одиночку.

— Он появился здесь вчера ближе к вечеру. Пес был очень встревожен, бегал по берегу озера, а время от времени принимался выть. От его голоса мурашки бегут по коже.

— Я с ним поговорю, попробую выяснить, что случилось.

— Поговоришь?

— Бальт очень умный. Он понимает человеческую речь. А еще этот пес спас жизни многим людям.

Катька подошла к сидевшему у палатки Бальту, положила ладонь на его широкий лоб:

— Куда исчез Странник? Покажи, где он.

Пес вскочил, торопливо подбежал к берегу. Сев у самой кромки воды, он громко, протяжно завыл, уставившись на смоляную гладь зловещего озера.

***************************

Фин торопливо шел вдоль русла маленькой речки. Спустя несколько часов после разговора с Ингой, он возвращался сюда вновь, прихватив фонарь, лопатку с короткой рукояткой и несколько коробков спичек. Способ, с помощью которого можно было проникнуть во флигель усадьбы, казался Фину почти фантастическим, но он строго следовал данным Ингой инструкциям. Поднявшись по крутому берегу к старой, расколотой молнией иве, парень даже присвистнул от изумления – похоже, не только его интересовали тайны графской усадьбы. Песок возле дерева испещрили многочисленные следы, склон раскопан, так, что был виден край чугунной плиты. «Интересно, кому еще пришло в голову заниматься здесь раскопками? – подумал Фин, раскапывая рыхлый песок. – Наверное, это писатель. Он приехал сюда в поисках сенсации и теперь никак не может успокоиться».

То, что оказалось непреодолимой преградой для Николая, ничуть не помешало Фину. Гибкий мальчишка без труда протиснулся в щель между закрывавшей ход плитой и стеной подземелья. Затхлый тяжелый воздух окутывал, как плотное покрывало. Фин не сделал и пары шагов, как его ноги стали ватными, ослабли, он замер, не в силах двигаться дальше. Парню казалось, что он живым спустился в могилу, и теперь с миром людей его связывала только светящаяся полоска входа. Фин хотел повернуть назад, отказаться от глупой затеи, но воспоминание о прекрасных глазах Инги могло вдохновить и не на такие подвиги. Щелкнув кнопкой фонаря, он крадучись пошел вперед.

Выложенный камнями подземный ход был очень узким и низким, так что долговязому Фину приходилось идти, низко наклоняя голову. Желтый луч скользил по стенам, и казалось, что живая враждебная тьма пожирает свет, стремясь добраться до ее источника и навсегда погасить фонарик в руке Фина. С каждым шагом страх усиливался. Мальчишка почти физически ощущал тяжесть земли над головой, а когда ход свернул вбок, и сияющая звездочка входа скрылась из виду, ему стало совсем тоскливо и страшно. Мысль о том, что стены тоннеля могут в любой момент сомкнуться, раздавив нарушившего их многолетней покой пришельца, завладела сознанием Фина, лишив возможности трезво оценивать ситуацию.

— Инга любит меня. Ради нее стоит рискнуть всем, — проговорил он вслух, пытаясь вернуть былую уверенность. – Я выполню ее просьбу, обязательно выполню.

Тоннелю не было конца. В нескольких местах он осыпался, и Фину приходилось пробираться сквозь нагромождение камней и обвалившегося грунта. В какой–то момент мальчишка понял – он идет вперед лишь потому, что боится повернуть назад. На возвращение у него не осталось ни моральных, ни физических сил.

Путешествие оборвалось внезапно – луч фонаря уперся в чугунную дверь на монументальных литых петлях. Дверью не пользовались больше ста лет, и Фин сомневался, что сумеет открыть ее. Осмотревшись, он увидел слева от входа массивный рычаг, о котором упоминала Инга, и решительно потянул его на себя. Усилие оказалось слишком большим – Фин потерял равновесие, с трудом устояв на ногах, а массивная дверь бесшумно открылась. За ней просматривалось большое, заваленное коробками и деревянными ящиками помещение. Выбравшись наружу, мальчишка понял, что находится в подвале графского флигеля.

Инструкции Инги были на удивление точными, и Фин довольно быстро выбрался из просторного подвального помещения, оказавшись на первом этаже «средневекового замка». Фин не верил в магию и колдовство, но здесь под сводами мрачного безлюдного замка, все воспринималось иначе.

Проходя по сумрачным, обставленным готической мебелью залам, он против воли вспоминал жуткие истории о графине Вольской, которыми так любили пугать друг друга юные жители Алексино. Рассказывали, что ведьма имела огромную власть над мертвецами – поднимала их из гробов, выведывала тайны, недоступные живым, заставляла служить себе. А еще ребята говорили о том, будто графиня оживляла картины, и жуткие образы, созданные нездоровым воображением художника, обретали реальность. Почти два века минуло с той поры, как София Вольская ушла в царство мертвых, а связанные с ней невероятные истории по–прежнему будоражили воображение обитателей тихого провинциального городка. Одна из последних страшилок была о том, что флигель закрыли вовсе не для реставрации – на самом деле сотрудников музея замучили толпы призраков, бродивших по зданию. Директор даже попал в больницу с сердечным приступом, увидев стекавшие по стене потоки крови и оскал зубов ухмылявшегося портрета…

Фин тряхнул головой, пытаясь избавиться от мерзких мыслей, выбросить из памяти нелепые выдумки малолетних алексинцев. Флигель усадьбы был самым обычным зданием, и он пришел сюда не из любопытства, а по очень важному делу. Замедлив шаг, мальчишка осмотрелся. Он находился в высоком, обшитым резным дубом зале со стрельчатыми разноцветными окнами. Зал украшали рыцарские доспехи и портреты в позолоченных рамах. Вспомнив слова Инги, Фин подошел к дальней стене просторного помещения и начал внимательно рассматривать покрытые рельефной резьбой дубовые панели. Среди пышных роз и виноградных листьев можно было заметить фигурки уродливых монстров, двуглавых змей и единорогов. Пока Фин рассматривал затейливую резьбу, стоявший чуть поодаль рыцарь шевельнулся, и луч солнца, пробившийся через запыленные витражи, отразился на его доспехах.

— Чур, меня!

Фин отшатнулся от стены, с ужасом глядя на закованную в латы фигуру. Рыцарь не шевелился. Немного успокоившись, мальчишка продолжил осмотр. «Зачем я только вляпался в эту авантюру! – думал он, внимательно рассматривая резные панели. – Никогда больше не буду идти на поводу у девчонок! Она сейчас спокойненько сидит дома, а я ради дурацкого колечка совершаю самую настоящую кражу!» Наконец Фин разглядел в переплетении листьев фигурку скелета с острой косой в костлявой руке и надавил на нее одним пальцем. Фигурка ушла в панель, заскрипели старые пружины, и перед удивленным парнем открылось черное отверстие потайного хода.

Узкая винтовая лестница привела в спальню графини Вольской. Комната выглядела так, будто ее хозяйка покинула помещение всего несколько минут назад. Широкая кровать еще хранила отпечаток тела Софии, в воздухе разливался терпкий, дурманящий аромат ее духов. Фин подошел к окну, отодвинув бархатную штору, осторожно выглянул наружу – вид на старое кладбище отлично дополнял интерьер «милой» спаленки. Потом внимание мальчишки привлекли многочисленные картины, украшавшие стены. Их сюжеты пугали и притягивали взгляд. Населявшие холсты уроды и красавицы внимательно наблюдали за незваным гостем.

— Отстаньте! – Фин погрозил кулаком вакханкам и фавнам, продолжая осматривать комнату.

Парня очень удивляли два обстоятельства – жилая, совсем не музейная атмосфера здания, и потрясающая осведомленность Инги. В каком путеводителе она прочитала о многочисленных тайниках замка, откуда знала о хитроумных механизмах, открывавших замаскированные двери?! Впрочем, сейчас некогда было ломать голову над этими вопросами. Фин торопился, понимая, что не должен задерживаться в замке. Он подошел к небольшому столику, достал из кармана шпильку, и надавил ей на один из крошечных цветочков орнамента. Тишину нарушил перезвон колокольчиков, и в столе открылся маленький потайной ящичек. В нем лежала шкатулка в ладонь величиной. Фин потянулся к заветной добыче и замер, испуганный тихим стоном. В зеркале промелькнуло отражение женской фигуры, взгляд синих глаз скользнул по лицу Фина.

— Я сделаю это!

Он раскрыл незапертую шкатулку и потянулся к лежавшему там колечку… В тот же миг небо за окном потемнело, со стороны кладбища донесся протяжный стон, а фантастические существа на картинах ожили, потянув к Фину свои когтистые, обросшие шерстью руки. Парень зажмурился и достал кольцо из шкатулки. Истерично захохотали вакханки, со звоном разбилось огромное зеркало, а потом все стихло, и Фин, наконец–то решился открыть глаза.

— Ничего себе… — он растеряно оглядывался по сторонам, не понимая, что произошло.

Обстановка комнаты изменилась. Исчезла застланная батистовым бельем кровать, зловещие картины, дорогая, инкрустированная перламутром мебель. Мальчишка стоял посреди пустой комнаты с провалившимся полом и ободранными стенами, стиснув в руке волшебное кольцо. Он медленно разжал пальцы, боясь, что колечко сгинуло, растаяло, как туман на солнце. Однако его опасения были напрасны – сделанная из темного металла, похожая на перстень–печатку безделушка лежала на ладони.

— Ничего себе – колечко любви… Похоже, ты что–то напутала, Инга.

Положив кольцо в карман, Фин задумался, прикидывая, сможет ли он выбраться из утратившего волшебное очарование флигеля. Он долго бродил по заброшенному зданию, пока не обнаружил лестницу, ведущую в подвал. К счастью, подземный ход не исчез, и у Фина появилась возможность покинуть полное жутких тайн жилище ведьмы.

Глава седьмая. Похищение

В палатке было душно. Дождавшись, когда ворочавшаяся с боку на бок Лариса уснет, Николай вышел наружу. Часы показывали половину третьего. Над Черным озером клубился туман, и казалось, что над водой парят полупрозрачные фигуры призраков. Писатель спустился к самой воде, медленно пошел вдоль берега. Становилось все холоднее, а вместе с холодом подкрадывались сомнения и страх. Николай боялся встречи с зеленоглазой Стефанией, не знал, как ответит на ее вопросы.

— Ты не исполнил обещанного, — продолжая его мысли, проговорил суровый, не принадлежавший человеку голос.

Из–за кустов вышла высокая, окутанная черным покрывалом фигура. Взглянув ей в лицо, Николай с ужасом отшатнулся – на голове древней старухи шевелились волосы–змеи, а глаза сияли дьявольским зеленым огнем.

— Я… я… — мужчина попятился, споткнулся, упал на холодный влажный песок. – У меня были смягчающие обстоятельства, моя комплекция не позволила проникнуть в этот ход, но я…

— Довольно, — холодящий кровь смех пронесся над Черным озером, деревья шевельнулись, обретая черты монстров. – У меня есть много способов достичь цели. Я не нуждаюсь в твоих услугах.

Ожидавший гнева ведьмы Николай даже растерялся, не зная как поступить. Он приготовил целую оправдательную речь, но, похоже, для нее не нашлось слушателей. Облаченная в черный плащ Стефания неторопливо пошла в сторону лесопарка.

— Подожди! Что теперь будет со мной?

— Ничего, — женщина обернулась. Всего один миг потребовался, чтобы преобразить его лицо, и теперь на Николая смотрела ослепительная красавица. – Тебя ждет длинная вереница серых будней, убогая жизнь неудачника. Ты не готов к чуду. Прощай.

— Стефания, прошу… Дай мне шанс! Я все сделаю, буду сообразителен, расторопен, пролезу в игольное ушко.

— Почему я должна верить пустым словам? – на ее губах играла загадочная улыбка Джоконды.

— Умоляю!

Стефания подошла ближе, ее холодные гибкие руки легли на плечи писателя:

— Хорошо. Но на этот раз все будет иначе. Если ты не выполнишь мою волю, то умрешь. Готов ли ты рискнуть?

От прикосновения ведьмы холодела кровь, все глуше и слабее стучало сердце. Неожиданно Николай понял, что у него просто не было выбора:

— Я твой, Стефания.

— Ты никогда не задумывался над тем, как хорошо быть живым? Чувствовать, как бьется твое сердце, как легкие наполняются воздухом, ощущать тепло собственного тела?

— Что?

— Жизнь прекрасна. Тлен, холод, небытие не для тех, кого любишь. Жить вечно, меняя тело за телом – вот цель, ради которой можно пойти на все, — Стефания умолкла, глядя куда–то вдаль. Потом Николай почувствовал, как ледяные пальцы мертвой хваткой сдавили его плечо. – Завтра в это же время здесь должны стоять женщина и девочка, слышишь?! Здоровые, невредимые, полные сил и жизни. Ты приведешь их ко мне, Николай.

— Но…

— Не смей перечить, или я вырву твое сердце! Девочка должна быть не старше четырнадцати, хороша собой, здорова. Женщина… О ней можно сказать почти то же самое, но самое главное для меня – найти подходящую девочку. Она должна быть идеальна.

— Здесь крутится одна девчонка, — проговорил насмерть испуганный, не ожидавший такого поворота событий, Николай. – Катька, кажется…

— Нет! – глаза ведьмы полыхнули зеленым огнем. – Нет, только не она. Несносная, отвратительная девчонка! Однажды она попала в мои сети, но сумела ускользнуть. Ко всему прочему, у нее отвратительные манеры и вульгарная внешность. Постарайся найти кого–то получше, и не вздумай со мной играть. Помни, ты сделал свой выбор.

Стефания вошла в черную, блестевшую под луной воду. Она шла прочь от берега, погружаясь все глубже. Вот смоляные волны укрыли ее колени, поднялись к талии…

— Что будет с этими людьми?

— Разве это должно волновать тебя? – она замедлила шаг, улыбнулась. – Впрочем, могу успокоить метущуюся совесть – ничто не угрожает телам этих людей.

Ведьма скрылась в глубине озера. Николай довольно долго стоял на берегу, а потом поплелся к своей палатке. Только теперь он до конца осознал, с какими силами столкнулся, и как велика грозящая ему опасность.

***************************

Черное озеро притягивало, как магнит. Мишка и Александра могли бы найти себе множество занятий, но почему–то вновь отправились в это гиблое, таившее опасность место. Ребята оказались не одиноки – выйдя на берег, они увидели задумчивую, сосредоточенную Катьку. Девчонка неподвижно сидела на полусгнившей коряге и думала о чем–то своем. Они разговорились и вскоре выяснили, что именно тревожило атаманшу.

— Надо спасать Странника! – возбужденно воскликнула она. – Когда я спросила Бальта, где он, пес указал на Черное озеро. Если Странник и вправду бессмертен, то он не может утонуть, а значит, этот человек жив и находится где–то рядом. Он нуждается в помощи, а вам, похоже, на это наплевать!

— Ты не видела Странника, Катька, — грустно откликнулась Саша. – Он был настоящим маньяком, безумцем, стремившимся уничтожить все живое. Я боюсь его и теперь. По сути, именно он погубил Лору.

— Но вы же сами говорили, что он исправился, вновь стал самим собой!

— У него тысячи «я». Если бы ты видела выражение его глаз…

— Что же теперь человеку пропадать ни за что?

— Он бессмертный, как–нибудь сам выкрутится, — вздохнул Мишка. — И потом, даже если бы мы хотели ему помочь, что тут можно сделать?

— Вам бы только повод найти, — раздосадованная Катька встала с коряги, прошлась по берегу озера. Внезапно ее лицо просияло, похоже, девчонке пришла в голову блестящая идея. – Слушайте, а если туда нырнуть? У меня дома есть маска, ласты…

Александра только покрутила пальцем у виска, а ее брат заметил:

— Ты же сама говорила, что у этого озера нет дна.

— Надо же что–то делать!

Они замолчали. Возле их ног тихонько плескалась вода, где–то далеко, на грани слышимости, стучали колеса электрички. Их окружал привычный мир, а совсем рядом, в черной бездне проклятого озера, происходило нечто непостижимое и от того особенно страшное. Омут манил и звал к себе.

— Знаешь, нам и самим тошно, — голос Саши дрогнул. – Мы вернулись в этот дурацкий городишко только потому, что ждем Лору. Абсолютно все считают, что она мертва, а мы продолжаем верить в чудо. Только ничего не происходит! Чем больше я смотрю на Черное озеро, тем отчетливей понимаю, что это могила, из которой не выбраться. Кто бы там не оказался: Странник, Лора – для них нет выхода! Посмотри на это место — в нем живет отчаянье и страх, оно губит все живое, доброе, хорошее. Сможет ли Лора противостоять этой силе? Иногда я начинаю думать, что смерть была бы для нее избавлением…

— Не говори так! – возмутилась Катька. – Не смей так думать! Нельзя терять надежду. Странник говорил, что добро сильнее зла, надо только верить в лучшее и тогда все исправится, все будет хорошо.

Ребята молча пошли вдоль берега. Возле воды не росло ни травинки, песок был серым, а набегавшие на него волны напоминали сильно разбавленную тушь. Внезапно шагавшая впереди Катька, остановилась, присела на корточки, рассматривая следы у самой кромки воды:

— Смотрите! Здесь, кто–то был. Он вышел из воды, потоптался на песке, а потом вновь скрылся в озере.

— И что? Может быть, кроме тебя в Алексино есть и другие любители подводного плаванья, — Мишка подошел ближе, рассматривая отпечатки. Вскоре к нему присоединилась и Саша.

— Это не человеческие следы, голову даю на отсечение! Посмотрите на отпечатки наших ног – они едва видны на песке, а эти глубокие–глубокие. Оставившее их существо намного тяжелее каждого из нас.

Компания принялась оживленно обсуждать необычную находку, но вскоре их разговор прервал приятный мужской голос:

— Чем занимаетесь, молодые люди?

Мишка и обе девчонки, как по команде, обернулись, испуганные неожиданной встречей. Перед ними стоял седовласый мужчина с большой охапкой хвороста в руках.

— Показываю ребятам местные достопримечательности, — улыбнулась, узнавшая Николая Катька. – Это мои друзья, Саша и Миша, они недавно приехали в Алексино, а это – Николай Николаевич, он самый настоящий писатель, пишет интересные книги, правда я их не читала.

Они разговаривали, обсуждая какие–то малозначительные проблемы, даже смеялись, но Саша никак не могла избавиться от тревожного, гнетущего чувства. Девчонку пугали короткие, пристальные взгляды, которые бросал на нее мужчина. Александра чувствовала, что ее изучают и оценивают, как товар на рынке. Вскоре, она заторопилась прочь, уводя за собой увлеченного беседой с писателем брата. Катька тоже отправилась по своим делам, а Николай вернулся к палатке, аккуратно сложил хворост у костра и надолго задумался, глядя спокойные воды Черного озера.

*************************************

— Александра, ты не права! Он спас наши жизни, сделал много добра, и, наконец, пожертвовал собой ради всех остальных!

— А потом вернулся, как демон ада, собираясь уничтожить нашу планету!

Брат с сестрой стояли на границе мертвой зоны и отчаянно спорили между собой. Мишка был согласен с Катериной и теперь придумывал способ, как можно помочь попавшему в беду Страннику, а Саша была категорически против всех его начинаний.

— Собираешься нырнуть за ним в омут вместе с Катькой? – возмущалась Александра. – Хочешь погибнуть, сгинуть?

— Нет, конечно. Но безвыходных положений не бывает. Наверняка, есть какой–то способ выпутаться из этой истории. Необходимо все рассчитать, действовать аккуратно и без резких движений. Для начала надо разыскать Бальта, возможно он знает, как быть дальше.

— Ладно, советуйся с собакой, раз мнение собственной сестры для тебя ничего не значит! Но я бы на твоем месте просто не вспоминала о Страннике. Он всем нам принес беду.

Мишка только рукой махнул и решительно пошел назад, к Черному озеру. Саша посмотрела ему вслед, пожала плечами:

— Ну и, пожалуйста! Лично мне надо купить туш для ресниц, чем я сейчас и займусь. Сильные ходят по магазинам.

Развернувшись, Саша быстро пошла по заброшенной улочке. Мертвая зона осталась позади, пышные кроны деревьев заслоняли небо, но, несмотря на кажущееся благополучие, находившиеся поблизости частные домики были давно оставлены своими хозяевами. Похоже, даже здесь, на достаточном расстоянии от зловещего озера, людей преследовали ночные кошмары и необъяснимые происшествия, которые, в конце концов, и вынудили их покинуть насиженные места. Окраина была безлюдна. Сперва Саша не придавала этому значения, а потом встревожилась, начала все чаще оглядываться по сторонам. Она пошла быстрее, а потом побежала, стараясь как можно быстрее покинуть лабиринт заросших сорняками улочек.

— Куда ты торопишься?!

Александра даже не успела сообразить, что происходит, а вышедший из–за угла дома человек, схватил ее поперек талии и зажал рот потной прокуренной рукой. После секундного замешательства, девчонка попыталась сопротивляться, замахала руками и ногами, но мужчина держал ее мертвой хваткой.

— Не дергайся, иначе будет хуже, — негромко предупредил он.

Похититель затащил девочку на территорию одного из домов, поднялся по скрипучим ступеням крыльца, открыл незапертую дверь. Александра отчаянно, из последних сил рванулась на свободу, но только больно ударилась ногой о дверной косяк. Перед глазами промелькнули комнатушки брошенного дома, валявшийся в углу плюшевый заяц, яркий календарь на стене…

Мужчина приволок Сашу в кухню, бросил на пол, грубо скрутил за спиной руки. Впервые девочка смогла взглянуть в лицо своему похитителю.

— Вы? – с удивлением и испугом прошептала она.

— Сиди тихо, я не причиню тебе вреда, — Николай продолжал опутывать ее ноги бельевой веревкой. – Не вздумай кричать.

— За что? Умоляю, отпустите меня, пожалуйста, я никому ничего не расскажу. Честное слово!

— Молчи! — он проверил узлы. – Я приду за тобой вечером.

— На помощь! – пронзительно взвизгнула Саша.

Ее крик быстро оборвался. Николай заклеил девочке рот куском скотча, а потом потащил ее к находившемуся посреди кухни открытому люку. Спустив несчастную в погреб, он плотно закрыл крышку.

— Счастливо оставаться! – пожелал похититель и торопливо вышел из брошенного дома.

*****************************

Дождавшись часа, когда утренний туман начал рассеиваться, Фин заторопился в парк. Он хотел как можно скорее увидеть Ингу и отдать ей волшебное колечко. Обычно они встречались на поросшей вьюнком поляне у самого большого пруда, но сегодня девушки там не было. Встревоженный и удивленный Фин почти час прождал ее на поляне, а потом отправился на поиски. Он не знал, где живет Инга, и мог рассчитывать только на везение и счастливое стечение обстоятельств. Для начала парень решил обследовать центральную часть парка, где еще можно было встретить редких посетителей. Возможно, кто–то из них видел девушку, а может быть, даже знал, где находится ее дом.

— Инга! Инга! — крикнул он, и, не дождавшись ответа, покинул поросшую бело–розовыми «граммофончиками» поляну.

Похоже, мальчишка поторопился и слишком рано пришел в парк – порождавший иллюзии туман рассеялся не полностью, и вскоре Фин сбился с дороги. Он шел по незнакомым полянам и тропинкам, не зная, куда именно направляется, пока не услышал тихое поскуливание. Мальчишка остановился, прислушался, решительно направился к зарослям на краю поляны:

— Что случилось?

Большой черный пес лежал возле бездонной, слишком хорошо знакомой Фину ямы и негромко скулил. Несомненно, это была собака, принадлежавшая таинственному отшельнику.

— Зачем ты сюда пришел? – удивился Фин.

Бальт даже ухом не повел, продолжая смотреть вглубь темного жерла зловещей ловушки. Мальчишка подошел ближе, присел на корточки, заглядывая в яму:

— Ты хочешь сюда спуститься? Не советую. Без посторонней помощи отсюда не вылезти. Лучше возвращайся к своему хозяину. Он, наверное, тебя заждался.

Пес поднял голову, укоризненно посмотрел на сидевшего рядом мальчишку. Фин торопился, стремясь поскорее разыскать Ингу, и хотел, было идти прочь, но всколыхнувшее душу предчувствие, заставило его задержаться у ямы. Не до конца отдавая отчет собственным действиям, парень лег на землю, подполз к черному жерлу и заглянул вниз…

Нечто стремительно поднималось из бездны. Ледяной ураган зла рвался наружу, сметая на своем пути все живое, небо превратилось в огромный лоскут черного бархата, а вьюнки налились дымящейся алой кровью… Кошмарный сон Фина обрел реальность, и теперь катастрофа происходила на самом деле. Подхваченный ледяным вихрем мальчишка летел, кувыркаясь в непроглядной мгле, в его ушах звучал жуткий, нечеловеческий хохот. Бледное лицо Инги, уродливые монстры–деревья, зеленые волосы русалки, окровавленные вьюнки мелькали перед глазами, как разноцветные стеклышки калейдоскопа, складываясь в жуткие картины. А потом кошмар разрушил громкий, хриплый лай…

— Это все туман, — пробормотал Фин, с трудом возвращаясь к реальности. – Не надо было приходить сюда так рано. Спасибо, приятель, что напомнил, где я.

Он поспешно отошел в сторону, нащупал в кармане волшебное колечко. Внимательные круглые глаза ротвейлера следили за каждым его движением.

— Прости, мне пора, — потрепав пса по загривку, Фин зашагал прочь.

Солнце рассеяло последние клочки тумана, и вскоре мальчишка получил возможность попасть туда, куда направлялся с самого начала. Возле усадьбы Вольских было довольно многолюдно, но никто из прогуливавшихся по аллеям горожан не встречал светловолосую девушку в белом сарафане. Фин уже отчаялся узнать что–либо об Инге, когда его окликнул негромкий женский голос:

— Мальчик, ты ищешь девочку лет шестнадцати, которая любит украшать свою голову венками из цветов?

— Да! – обернулся Фин, увидев за своей спиной сухонькую благообразную старушку. – Вы знаете Ингу?

— Я весь день сижу в музее, а потом, когда работа заканчивается, люблю пройтись по парку. Мне часто встречалась эта девочка. У нее грустные глаза, похоже, бедняжке приходится несладко. Наверное, проблемы в семье…

— Вы знаете, где она живет?!

— К сожалению, нет… — старушка смотрительница развела руками. – Мы говорили с ней пару раз, в разговоре девочка часто упоминала Черное озеро…

— Спасибо! – не дослушав свою собеседницу, Фин опрометью бросился вглубь парка.

— Но там же никто не живет! – растеряно проговорила старушка. – И почему только молодежь никого не слушает?!

Фин почти бегом преодолел большую часть лесопарка и, запыхавшийся, усталый вышел к Черному озеру. Усилия мальчишки оказались напрасны – берег жуткого водоема был пустынен, а туристка, жившая в раскинутой неподалеку голубой палатке, никогда не встречала Ингу. Время приближалось к обеду, и раздосадованный Фин направился домой, решив посвятить поискам пропавшей девушки всю вторую половину дня.

Пройдя мертвую зону, он неторопливо брел по заброшенной улочке, думая о своем. Было очень тихо, и только неугомонные воробьи нарушали тишину знойного июльского дня. Фин свернул в переулок и остановился, прислушиваясь – ему показалось, что со стороны брошенных домишек донесся приглушенный крик. Встревоженный мальчишка пошел к источнику звуков, но путь ему преградил высокий мужчина. Он неожиданно вышел из кустов сирени и остановился рядом с Фином.

— Здравствуйте, — от неожиданности мальчишка попятился, натянуто улыбнулся. – Вы не слышали ничего подозрительного? Кажется, кто–то кричал.

— Кричал? – Николай пожал плечами, начал озираться по сторонам. – Нет, ничего такого я не слышал.

Обычно аккуратный Николай, выглядел довольно странно – ворот его рубахи был помят, седые волосы растрепаны, к брюкам прилипли космы паутины. Однако больше всего писателя выдавал его взгляд – испуганный, вороватый, напряженный. Взяв мальчишку за плечи, он настойчиво повлек его прочь:

— В одном ты прав, место здесь нехорошее, безлюдное, всякое может случиться. Давай уйдем отсюда поскорее.

— Но я слышал крик!

— Может быть, это ворона или кошка, их крики иногда можно принять за человеческие. Идем скорее.

У Фина не было выбора. Ставший на удивление любезным и разговорчивым Николай проводил его до автобусной остановки и даже поделился лишним билетиком. Вскоре подъехал запыленный автобус, и мальчишка отправился домой.

****************************

Каждое движение ободранных, затекших рук причиняло боль, но девочка с отчаянным упорством пыталась вытащить их из веревочной петли. Дело шло не слишком успешно, и все же Саше удалось немного ослабить веревку. Пленница не представляла, сколько времени она провела в холодном сыром погребе и каждую секунду с ужасом ждала появления Николая. Страх давал ей новые силы, и, наконец, Александре удалось освободить правую руку. Остальное было делом техники – девочка проворно распутала веревку на ногах, избавилась от залеплявшего рот скотча. Однако выбраться из подвала ей не удалось. Николай предусмотрительно вытащил оттуда стремянку, а допрыгнуть до закрытого люка Саша так и не смогла.

— Помогите! – во весь голос закричала она, отчаявшись самостоятельно выбраться на свободу. Конечно, ее крик мог услышать маньяк, но девочке приходилось рисковать. – Помогите! Кто–нибудь!

Саша даже охрипла, но никто не спешил приходить ей на помощь. Отчаявшись, она забилась в самый дальний угол погреба и горько заплакала. Так продолжалось минут пять, и вдруг она услышала над головой чьи–то шаги.

— На помощь! Я здесь!

— Что случилось? — хлынувший из открытого люка свет почти ослепил девочку, но она все же смогла различить женский силуэт.

Ларисе не сиделось возле своей палатки и, воспользовавшись отсутствием мужа, она решила немного прогуляться по окрестностям. Выйдя из мертвой зоны, она обнаружила множество брошенных яблоневых садов. Решив порадовать мужа компотом, она занялась сбором яблок. Доносившийся из–под земли приглушенный крик сперва очень напугал ее, а потом Лариса поняла, что помощи ждать неоткуда, и только она может помочь попавшему в беду человеку. Вскоре ей удалось обнаружить дом, откуда раздавались крики…

— Помогите мне выбраться, скорее! Здесь бродит маньяк, — затараторила Саша. – Пожалуйста, поторопитесь!

— Я сейчас… — Лариса начала неловко спускать вниз лестницу. – Не волнуйся, все будет хорошо.

И тут Александра заметила промелькнувшую за спиной ее спасительницы тень, но не успела предупредить женщину об опасности. Лариса слабо вскрикнула и медленно осела на пол. Из–за ее спины вышел Николай:

— Ты слишком громко кричала, голубушка. Это нехорошо. А вот ты, Лариса, впервые оказалась в нужном месте в нужное время, чем существенно облегчила мне задачу. Спасибо.

Саша попыталась кричать, но умолкла напуганная грозным обещанием Николая убить ее на месте. А он тем временем продолжал опутывать веревкой бесчувственное тело жены. Вскоре Лариса пришла в себя. Первым ее желанием было освободиться от пут, но потом ее глаза встретились с глазами похитителя…

— Ты? – она обмякла, потеряв способность сопротивляться. – Это шутка?

— А как ты думаешь, любимая?

— Но почему? Мы жили вместе девять лет, любили друг друга, были счастливы.

— Счастливы? – возмутился Николай. – Счастливы?! Посмотри на себя, Лариса! Ты недостаточно красива, недостаточно образована, недостаточно умна, чтобы быть женой такого человека, как я. Если хочешь знать, именно ты виновата во всех моих неудачах. Тебе удавалось одним своим видом отпугивать нужных знакомых, и вообще, ты мешала мне работать!

— Это неправда, неправда… — по лицу Ларисы текли слезы, слова мужа причиняли ей большую боль, чем затянутые его рукой веревки на теле. – Я же все делала для тебя… Отказалась от своей работы, по десять раз перепечатывала твои так и неопубликованные романы…

— Не говори глупости! С самого первого дня совместной жизни было ясно, что мы не пара. Я давно думал о разводе, и сейчас самое подходящее время, для того, чтобы мы расстались навсегда. Скоро я напишу новую книгу, стану богатым, знаменитым, и тогда рядом со мной будут совсем другие женщины!

— Пусть так… Но причем здесь девочка? Отпусти хотя бы ее. Она не имеет отношения к нашим семейным проблемам.

— Вы обе нужны мне. Ваши тела и души станут кирпичиками в фундаменте моей новой жизни.

Лариса попыталась возражать, но Николай заклеил ей рот и поволок к погребу. Испуганная Саша вновь закричала, зовя на помощь, однако крики звучали недолго. Писатель спустился в погреб, поймал, метавшуюся по тесному помещению девочку и вновь связал ее. Потом он затащил вниз связанную жену, и с оглушительным стуком захлопнул крышку люка. Беспомощные жертвы остались наедине с темнотой, отчаяньем и страхом…

Глава восьмая. Коварство и любовь

Под черным беззвездным небом, среди мертвых потерявших кору деревьев, на раскисшей земле сидела Зеленоволосая. Склонившись над уродливой корягой, она обмазывала ее жидкой грязью:

— Из пены, из тины…

Вот ты где! – прервала заклинание вышедшая на поляну Стефания. – Я повсюду тебя ищу.

— Оставьте меня.

— То, что ты умеешь наделять высохшие деревяшки иллюзией жизни, похвально, но, по–моему, ты переусердствовала, Зеленоволосая. Из–за твоих чудищ почти никто не заглядывает в парк. Люди бояться, а в результате только пятеро утонули в пруду и стали моими рабами.

— Я не хочу, чтобы люди гибли, — Зеленоволосая подняла голову, посмотрела в глаза стоявшей возле нее ведьмы. – Не хочу.

— И это говорит русалка! – расхохоталась Стефания. – Впрочем, поговорим об этом позже. Ты должна завершить начатое.

— Я сделала все, о чем ты меня просила, я поступила так ради Лизоньки, но я не убийца.

— Довольно. Парень должен быть мертв!

Русалка отрицательно покачала головой и вновь занялась лежавшей у ее ног корягой. Какое–то время Стефания молча наблюдала за ее действиями.

— Мы должны убивать, хотим этого или нет, — наконец заговорила ведьма. – Это плата за наши жизни. Дом забирает души погибших, а мы продолжаем жить. Но скоро все изменится, и мы навсегда покинем это проклятое место.

— Мне так тяжело. Этой ночью я видела сон. В нем было много солнца, радости, любви… А еще там был юноша с прекрасными, темными как ночь глазами. Он говорил мне слова любви…

— У тебя все впереди, — Стефания обняла девушку за плечи. – Мы вырвемся из этого омута, обещаю. А пока ты должна быть русалкой – жестокой, расчетливой, сознающей свою неотвратимую, гибельную привлекательность. Выпей!

Она протянула хрустальный флакон. Зеленоволосая отшатнулась, попыталась вырваться из объятий ведьмы, но не смогла противостоять завораживавшему, гипнотическому взгляду чуть раскосых глаз. Повинуясь воле Стефании, она пригубила колдовское зелье.

— Этот напиток дает забвение и покой. Чувства захватили тебя и принесли страдания. Но теперь все пройдет. У тебя нет сердца, нет души, потому ты счастлива и свободна.

Напиток оказал желаемое действие – взгляд Зеленоволосой стал холоден как лед, а черты лица обрели неземную, почти пугающую красоту. Ведьма улыбнулась, взяла русалку за руку и повела прочь из мертвого леса.

*************************

Инга полулежала на толстой ветви ивы, глядя на сверкавшую под солнцем гладь пруда. Тонкие пальцы девушки срывали один за другим лепестки ромашки:

— Любит, не любит…

— Инга! Где ты была! — увидев среди переплетения ветвей белый сарафан девушки, Фин со всех ног бросился к ней на встречу. — Я весь парк облазил, разыскивая тебя.

— Здравствуй… — она небрежно бросила в воду цветок, так и не завершив гаданье. – Дома были дела, я задержалась.

— Смотри, вот оно – то самое волшебное колечко. Мне было очень нелегко добыть его, — мальчишка извлек из кармана заветный талисман. – Не поверишь, но в графском флигеле водятся приведения. Они не слишком хотели отдавать кольцо.

— Спасибо, — лицо девушки преобразилось, стало еще свежее и красивей. – Ты настоящий герой, ты мой верный рыцарь.

Вопреки ожиданиям Фина, Инга так и не надела на палец волшебное кольцо. Она подвесила его к цепочке на шее и спрятала в вырез сарафана. Потом, соскользнув с дерева, она медленно пошла вдоль кромки воды. Фин поплелся следом – на душе у него было неспокойно.

— Мне здесь не нравится. Как–то неуютно. Давай махнем в город, — предложил он. – Хочешь, пойдем ко мне в гости?

— Нет. Здесь самое чудесное место на свете, зачем оставлять его? – голос девушки изменился, стал выше, мелодичней.

Фин почти с ужасом смотрел на свою подругу. Девушка хорошела на глазах, постепенно превращаясь в ослепительную красавицу. Милые, такие знакомые и любимые черты лица таяли как воск на огне, а из–под них проступала холодная жестокая красота роковой женщины. Парню показалось, что он сходит с ума:

— Что происходит, Инга?

— Давай искупаемся.

— Ты же сама говорила, как опасно плавать в этих прудах.

— Неужели ты трус?! Идем же…

Не раздеваясь, Инга шагнула в зеленую воду и медленно пошла прочь от берега. Ее пышные золотистые волосы начали приобретать зеленоватый оттенок, а кожа бледнеть и как бы светиться изнутри.

— Вернись, Инга! Здесь опасно! – Фин метался по берегу, не решаясь ступить в таившую смертельную опасность воду. – Это наваждение, не поддавайся ему!

— Идем! – зеленоволосая русалка поманила его рукой. – Ты вечно будешь моим.

— Инга, не сходи с ума!

— У меня нет имени, а вот у тебя есть. Иди со мной, Павел, иди, иди…

Услышав свое имя, Фин уже не мог противиться властному голосу русалки. Он только почувствовал, как его ноги входят в воду, идут по скользкому илистому дну. А русалка все звала его, манила к себе, и ее гибельная красота лишала парня разума и силы воли. В какой–то миг он почувствовал, что ждал этой встречи всю жизнь. Смерть больше не пугала его…

— Остановись! – незнакомый голос звучал, будто из–под толстого слоя воды. – Остановись! Стой, кому говорят!

Случайно забредший в этот безлюдный уголок парка Мишка, торопливо бежал по песчаному склону — то, что происходило на его глазах, сильно смахивало на второсортный ужастик, но могло окончиться настоящей трагедией. Вначале Мишка просто не поверил своим глазам, увидев в пруду самую настоящую русалку, а потом решил действовать, спасая незадачливого парня. Он решительно вошел в воду, приблизился к дьявольски красивой русалке и ее жертве, а потом размашисто перекрестился:

— Сгинь, нечистая!

Крестное знаменье подействовало безотказно. Русалка отпрянула, зашипела, как змея, и с громким плеском исчезла в глубине пруда.

— Спасибо, ты вовремя появился, — Фин вышел на берег пруда, опустив голову, медленно пошел вдоль воды.

— Постой! Конечно это не мое дело, но…

— Хочешь узнать, что случилось? – мрачный, как туча Фин, подошел к Мишке. – Просто меня предали и обманули. Только и всего.

Мишка понимал, что парню хочется остаться одному, но любопытство пересилило другие чувства, и он попробовал продолжить разговор. Ребята познакомились, вместе пошли к выходу из парка.

— Откуда ты знал, как можно избавиться от русалки? Такому в школе не учат, — прервал долгое молчание Фин.

— Само сработало. Знаешь, за последний год, я разучился удивляться – со мной столько всего произошло, а вот русалок я раньше никогда не видел. Как ты с ней познакомился?

— Однажды я решил искупаться в этом пруду и стал тонуть. Точнее, меня пыталась утопить русалка. Потом я очнулся на берегу и увидел рядом с собой девушку. Она была очень красивой, но совсем не походила на это исчадие ада. Девушка спасла мне жизнь, вытащила из воды. Мы познакомились и все такое… — Фин умолк, не договорив. Он просто не мог рассказывать о своих чувствах к Инге, слишком свежей была эта рана, слишком сильную боль приносили воспоминания. – Короче, ты сам видел, чем все закончилось. У этой русалки оказалось два лица, два «я» — человеческое и дьявольское.

— Ты хочешь сказать, что она выглядела как обычная девушка?

— Именно. Симпатичная блондинка с большими серыми глазами и очень милым, чуть вздернутым носиком.

— Блондинка? – шедший рядом с Фином Мишка остановился, холодея от дурного предчувствия. – Лет семнадцати, высокая, с маленькой родинкой на правом виске?

— Да, — Фин с тревогой посмотрел на своего нового знакомого. – А что случилось?

Мишка не ответил. Махнув рукой, он быстро зашагал по аллее, пытаясь сдержать навернувшиеся на глаза слезы. Помедлив, Фин догнал его, пошел рядом:

— Да что случилось?! Я думал, хуже, чем мне никому не бывает…

— Что? – Мишка уже не мог сдерживаться, и слезы потоками текли по его щекам. – Это исчадие ада – моя сестра Лора. Теперь не на что надеяться – она утонула, она не сможет вернуться! Понимаешь?! Лора утонула и превратилась в русалку. Она мертва, мертва…

*******************************************

Катька–разбойница была очень упрямой девчонкой и всегда шла до конца, преодолевая любые трудности. После неприятного разговора с друзьями, атаманша только утвердилась во мнении, что должна непременно спасти Странника. Теперь оставалось только выработать дальнейший план действия. Вернувшись в свой маленький, деревенский домишко, Катька вошла в свою комнату, села за стол, достала лист чистой бумаги и начала думать. Спустя пару минут, она написала на листке слово «план», но на этом ее фантазия иссякла.

— Почему я такая бестолковая? – атаманша прошлась по комнате, выглянула в окошко. – Бальт снова куда–то исчез, ребята не хотят меня слушать, а в это время хороший человек пропадает ни за грош!

Громко тикали старые громоздкие часы в фанерном футляре, жужжала, бившаяся о пыльное стекло муха… Катька села на диванчик, задумчиво уставилась в одну точку. Тяжелый серебряный диск маятника качался из стороны в сторону, то и дело попадая в поле зрения девчонки.

— Эврика! – Катька даже подпрыгнула, в полном восторге от посетившей ее идеи.

Девчонка всегда была большой любительницей триллеров и очень живо представляла кочевавшую из фильма в фильм сцену – внимательное лицо врача, испуганную, потерявшую память о прошлом пациентку, сверкающий шарик на нитке, слова о том, что на счет «три», девушка вспомнит все свои неприятности. Катька знала, что после своей смерти и чудесного воскрешения, она каким–то образом была связана с запредельным миром ужаса, едва не поглотившим ее душу. Жуткие сны и виденья мучили ее целый год, но теперь из этого можно было извлечь кое–какую пользу. Катька решила добровольно заглянуть в измерение зла и попытаться выудить оттуда нужную информацию. Возможно, она бы даже сумела связаться со Странником или что–то узнать о нем. Но для того, чтобы совершить это опасное путешествие, надо было войти в гипнотический транс.

— Ладненько! Сейчас мы вам покажем! – крайне довольная собой Катька направила настольную лампу на маятник, уселась поудобней в стареньком кресле. – Расслабься, атаманша… Ты уходишь все дальше от этой реальности, дальше, дальше… Ты идешь туда, где любит бывать твоя душа… под черное беззвездное небо, в мертвый лес, туда, где скрывается зло… Сейчас я начну считать, на счет «десять», ты окажешься там, Катька. Один, два, три, четыре…

Катька очень старалась. Ее глаза, не мигая, смотрели на вспыхивавший отраженным светом диск маятника, губы упорно твердили нужные слова, но ничего не происходило. Громко тикали старые часы, жужжала, отчаявшаяся вырваться на свободу муха…

— Расслабься, ты уходишь, уходишь… Раз, два…

— Катерина! – дверь в комнату распахнулась с оглушительным стуком. – Почему я должна кричать на весь дом?! Ты оглохла?!

Хрупкого телосложения старушка обладала на редкость мощным, басовитым голосом. Впрочем, и нрав у Катькиной бабушки был суровым, подстать ее вокальным данным. Она решительно вошла в комнату, тряхнула за плечи внучку:

— Подъем! К тебе пришел какой–то парень, ждет у ворот. Поторапливайся!

— Что? – немного обалдевшая от гипнотического сеанса Катька с удивлением посмотрела на бабушку. – Ты что–то сказала?

— Некогда мне с тобой возиться, каша подгорает.

Старуха ушла на кухню, а Катька вышла из дома, направилась к поджидавшему у калитки Мишке. Вид у него был неважный – сосредоточенный, печальный, и Катька замедлила шаг, со страхом ожидая новое печальное известие. Она не ошиблась – Мишка пришел к ней поделиться своей бедой, рассказать о том, что случилось с Лорой.

— Знаешь, мы с сестренкой часто думали, что могло случиться с Лорой в Черном озере. Всякое предполагали, но такое… Она утонула и стала русалкой, то есть, по сути, ожившим трупом вроде вампира.

— А живой человек не может превратиться в русалку?

— Никогда о таком не слышал.

— А вдруг…

— Не пытайся меня утешать, атаманша. Мы и так слишком долго жили несбыточными надеждами, — Мишка опустил глаза, начал сосредоточенно рассматривать пыльный подорожник у своих ног. — Не хотел тебя расстраивать, но и промолчать не сумел. А вот Саша пока ни о чем не знает. Я ее с утра не видел. Когда мы расстались, она сказала, что пойдет покупать косметику. Больше я ее не видел. Она даже к обеду не пришла и этим жутко расстроила тетю Иру.

— Может, с ней что–то случилось?

— Вряд ли, Катька. Ты просто не знаешь Александру – когда она отправляется по галантерейным магазинам, то утрачивает чувство времени и реальности. Впрочем, такое со многими девчонками случается. Ладно, я пошел. Счастливо оставаться.

— Счастливо, — Катька помахала рукой, а потом окликнула медленно шагавшего по улице Мишку. – Подожди! Я самого главного не сказала… Впрочем, ладно, в другой раз.

Девчонка хотела утешить Мишку, сказать добрые, правильные слова, но поняла, что они прозвучат слишком фальшиво. Со дня своего воскрешения Катька твердо решила верить в торжество добра, но порой, ей очень трудно было быть оптимисткой…

******************************

Смеркалось. По черной воде струился туман, мерцали болотные огоньки, высохшие яблони протягивали руки–ветки к насупившемуся, низкому небу. Александра и Лариса сидели на песке, прислонившись к выброшенной на берег влажной коряге. Обе были связаны и лишены возможности говорить. Их похититель находился тут же – он возбужденно ходил у кромки воды, выкуривая сигарету за сигаретой.

— Ну же… — Николай в который раз посмотрел на часы. – Сколько можно ждать!

Ожидание изматывало и порождало сомнения. Николай чувствовал, что совершает чудовищную ошибку. Еще можно было развязать жену и девчонку, попытаться представить случившееся глупой шуткой, попробовать все забыть… У него оставался последний шанс вернуться к нормальной жизни, избавиться от наваждения Черного озера. А потом Николай вспоминал полный угрозы голос ведьмы, ее ледяную усмешку и прикосновение холодивших кровь рук… Он боялся ведьмы, боялся правосудия, но больше всего боялся упустить возможность потерять обещанную Стефанией награду.

— Скорее, не тяни, я больше не могу ждать… — шептал он, в очередной раз щелкая зажигалкой.

Стемнело. Со стороны лесопарка раздался пронзительный крик лесной птицы. Туман поднялся чуть выше, превращаясь в зловещие, беспрестанно меняющиеся фигуры. Волна холода накрыла мертвую зону, превратив июльский вечер в холодную ночь конца октября. Неожиданно на лицах пленниц отразился неподдельный ужас, они зашевелились, пытаясь отползти подальше от берега озера. Пугающую тишину нарушил тихий плеск воды, и вскоре из глубины озера начали неспешно подниматься страшные, не принадлежавшие миру живых существа…

— Черт! – ожидавший увидеть ведьму Николай, в испуге отступил назад. – Мы так не договаривались!

Утопленники подходили все ближе. Ночная мгла скрывала их отталкивающие черты, но даже то, что можно было различить при слабом свете звезд и мерцании тумана, вызывало чувство ужаса и отвращения. Один вид их посиневшей кожи, мутных глаз, опутанных водорослями тел, заставлял все сильнее трепетать сердца присутствовавших на берегу озера людей.

Мертвецы выбрались на сушу. Их движения были необычны, резки, казалось, невидимый кукловод дергает за ниточки эти огромные марионетки, заставляя их изображать подобие жизни. Один из утопленников отделился от общей группы и направился в сторону Николая. На обезображенном лице мертвеца появилась зловещая, кровожадная ухмылка.

— Нет… Мы так не договаривались… — Писатель попятился, споткнулся и, потеряв равновесие, плюхнулся на влажный песок. – Нет!

— Отвратительное зрелище, не правда ли? – одетая в изумрудно–зеленое платье Стефания неожиданно вышла из чащи засохших деревьев. – Они мертвы, но голодны, и твое пылкое писательское воображение, Николай, без труда подскажет, чем питаются эти создания. Хорошо, что ты исполнил все, что необходимо. Иначе ты бы стал одним из них.

Обойдя сидевшего на песке мужчину, ведьма направилась к оцепеневшим от ужаса пленницам:

— Эти веревки слишком сильно сдавливают тело, а я предупреждала, ты не должен был причинять вред этим людям.

— Но…

— Молчи! Я не давала право говорить. И потом, эта женщина далека от совершенства… — Стефания наклонилась к Ларисе, положила на лоб холодную руку. – В детстве она была дурнушкой, а с годами превратилась в неприметную серую мышку. Я никогда не любила таких женщин. И все же она подходит. Подходит только потому, что у меня не осталось времени выбирать. Развяжи их.

Николай поднялся с земли, начал торопливо распутывать веревки. Узлы не поддавались, он торопился, нервничал, а ведьма с легкой усмешкой наблюдала за его возней. Наконец узлы ослабли, и пленницы получили возможность двигаться. Саша с отвращением содрала залеплявший ее рот скотч, отбросила его в сторону. Девочку, которой и раньше приходилось бывать в подобных передрягах, ничуть не удивляло происходящее, а вот Ларису увиденное повергло в настоящий шок. Женщина не верила в чудеса, и ей казалось, что она сходит с ума.

— Что вы задумали? – Саша начала энергично растирать затекшие конечности. – Имейте в виду, я вас не боюсь.

— А меня и не стоит бояться, я не причиню тебе боли, прелестное дитя.

— Утешили. Кажется, я вас где–то видела, — Александра посмотрела в лицо ведьмы, и воспоминания закружили ее в страшном водовороте — Душа дома, принявшая облик крошечной девочки, слепленные из зеленого тумана щупальца–змеи, стальное жало, высунувшееся из пухлой детской ладошки… — Вы мать Лизоньки?

— А ты – Александра. Я сразу тебя узнала. От судьбы не уйдешь. Мы все принадлежим этому дому. Даже если бы ты уехала в другое полушарие, тоненькая ниточка связывала бы тебя с Алексино, и однажды ты бы обязательно вернулась. Смирись и ступай за мной.

Однако Александра не собиралась подчиняться ведьме, лихорадочно придумывая способы бегства. Стефания смотрела поверх ее головы, утопленники застыли в неестественных позах, превратившись в подобие уродливых статуй, а Николай был слишком занят собственными переживаниями – момент был вполне подходящий и, перепрыгнув через корягу, Саша испуганным зайцем рванула прочь от берега.

— Ты вернешься, обязательно вернешься! — донеслось ей вслед.

Девочка бежала, прикрыв голову руками, острые ветви царапали ее голые локти, но она мчалась вперед, не разбирая дороги. Ветви яблонь превратились в уродливые черные руки, они хватали девчонку за одежду, но Сашу было не так–то легко остановить…

— Ты любишь вечерние пробежки? – вкрадчивый голос прервал стремительный бег. – Это не дурно, отныне я сторонница здорового образа жизни.

Саша растерянно озиралась по сторонам. Она думала, что находится где–то на краю мертвой зоны, а на самом деле она и на десяток метров не отбежала от берега страшного озера. Похоже, девчонка сделала круг, вернувшись к тем, от кого пыталась бежать.

— Я же сказала, никто не уйдет от меня, — ослепительно улыбнулась Стефания. – А теперь нам пора, идемте.

Безмолвные утопленники обступили пленниц, и возглавляемая ведьмой жуткая процессия, двинулась вдоль озера.

— Николай! – зазвенел в гробовой тишине голос Ларисы, — Коля, не бросай меня!

Потрясенный писатель стоял на берегу, провожая взглядом вереницу черных фигур. То, что он пережил, было абсолютно нереально и походило на дурной сон. «Надо скорее забыть обо всем, — думал он, закуривая очередную сигарету. – Как бы то не было, но я обеспечил свое будущее. Скоро ко мне придут деньги, слава, обожание поклонников. Ради этого можно пожертвовать многим. Лишь бы только ведьма не обманула меня».

Вопреки ожиданиям Николая, зловещая процессия не скрылась в волнах Черного озера — ведьма и ее пленники направились в сторону лесопарка. Заинтригованный этим обстоятельством писатель, крадучись последовал за ними…

Глава девятая. Путь Странника

Единственным источником света в длинных узких коридорах и обшарпанных комнатах была светящаяся плесень, причудливыми узорами расползшаяся на отсыревших обоях. Ее слабый, чуть зеленоватый свет не рассеивал тьму, а наоборот, сгущал притаившиеся по углам тени, превращая их в черные бездонные ямы. Странник давно утратил представление о времени, плутая по бесконечному, полному жутких тайн, дому ночных кошмаров. Порой он вспоминал о своем разговоре с Лизонькой, о том, как не поверил ее словам, и, покинув детскую, сразу отправился на поиски тоннеля, который служил входом в дом. Девочка предупреждала, что выйти через этот ход невозможно, но пленник хотел удостовериться в этом лично. С той поры минула бездна времени. Странник устал, его мучила жажда и могильный, пронизывающий тело насквозь холод, но он продолжал упорно идти вперед.

Около года назад ему уже довелось пережить отчаянное путешествие по лабиринту ужаса, и он хорошо представлял, в какое страшное место забросила его судьба. Очень давно силы зла свили гнездо под кровом обычного дома и превратили его в безжалостное, питавшееся кровью и душами чудовище. Монстра удалось смирить, но пугающие иллюзии по–прежнему безраздельно царили в холодных, отсыревших комнатах старого здания. На самом деле это был просторный трехэтажный особняк, но колдовское наваждение превратило его в бесконечный лабиринт из комнат, залов, лестниц и коридоров. Странник знал, что выбраться из этого гиблого места можно было человеку с чистым сердцем и сильной волей. Только обладая этими качествами, человек мог преодолеть иллюзию, найти выход из лабиринта зла. Однако сохранить душевное равновесие, сутками блуждая по бесконечному лабиринту, было почти невозможно.

— Я спокоен, никакие трудности не могут лишить меня спокойствия, — проговорил он и сел на пол, прислонившись спиной к влажной стене. – Я немного отдохну, а потом пойду вперед и найду выход из этой западни.

Он закрыл глаза, попытался представить безмятежное голубое небо и величественный, безграничный океан. Вскоре он уже видел себя покачивавшемся на упругих волнах, но тут внимание Странника привлекли едва слышные голоса. Усталость исчезла, он мгновенно вскочил на ноги и замер, напряженно прислушиваясь.

— Можно я поиграю с ними, маменька? Мне так скучно, так скучно… — звенел вдалеке мелодичный голос Лизоньки.

— Пустите! – отчаянно вскрикнула незнакомая женщина, а потом все стихло.

Странник уверенно пошел вперед. С того момента, как появилась конкретная цель, двигаться стало намного легче – коридоры больше не оканчивались тупиками, а лестницы не вели в пустоту. Воля изменяла этот иллюзорный мир, перекраивая его так, как хотел этого Странник. Вскоре он вышел в просторный довольно хорошо освещенный зал и невольно отпрянул назад, вздрогнув от неожиданности и испуга.

— Господи… – в ужасе прошептал он, а потом все же заставил себя еще раз взглянуть на то, что находилось в глубине зала.

Черная воронка напоминала огромный человеческий глаз. Он пристально и сурово, не отрываясь, смотрел на Странника. Мужчина немного отошел в сторону, но взгляд страшного глаза не отпустил, намертво впившись в его лицо. Преодолев ужас, Странник заставил себя приблизиться к страшной воронке. Она занимала простенок между двумя колоннами и имела метра полтора в поперечнике. Воздух возле нее слегка вибрировал, а сама воронка поглощала свет. В центре она была угольно черной и напоминала зрачок гигантского глаза. Пол перед воронкой испещряло множество больших и маленьких следов.

— Теперь все понятно… — Странник нагнулся, рассматривая отпечатки ног. – Это и есть вход, о котором говорила Лизонька.

Мужчина медлил. Возможно, за черным зрачком воронки его ждало спасение, но может быть и неминуемая гибель. Что если девочка говорила правду, и живой человек не мог пройти сквозь эту преграду, преодолеть подрагивавшую пелену воздуха? Он подошел ближе, протянул руку, прикоснувшись к таинственному, не мигающему «зрачку». Острая боль пронзила пальцы, и Странник почувствовал, как из его руки капля за каплей начинает вытекать жизнь. Черный глаз затягивал ее все глубже, и если бы не отменная реакция Странника, он бы вряд ли смог вырваться из смертельной ловушки. Мужчина отскочил от воронки, с испугом посмотрел на свою руку – она побелела и была холодна как лед.

— Вот в чем дело…

Странник попытался пошевелить пальцами, начал растирать их здоровой рукой. Он испытывал сильную боль, но его тревожило другое – избранный путь привел в тупик и теперь надо было искать другой способ спасения. Лизонька не солгала – ни одно живое существо не могло выйти сквозь черный глаз воронки. Магическая завеса убивала, высасывала жизнь, и только мертвецы беспрепятственно проходили сквозь эту преграду. «Похоже, Лизонька не знает, что мертва и считает себя обычной девочкой, — подумал Странник, вспомнив хорошенькое личико златокудрой малышки. – Впрочем, один шанс у меня еще остался. Девочка говорила про особый день, в который можно выбраться из этой дыры. Остается только дожить до него…»

Рука потихоньку теплела, обретала подвижность, и вскоре о неприятном происшествии, напоминал только багровый рубец на запястье. Немного передохнув, Странник двинулся в путь. Теперь он искал воду. Дом ночных кошмаров пропитывала нездоровая сырость, но в нем не было ни капли питьевой воды…

И вновь перед глазами замелькали приоткрытые двери множества комнат, унылые, бесконечно длинные коридоры и крутые лестницы с подгнившими ступенями. Неожиданно ватную тишину дома нарушили чьи–то тяжелые шаги. Судя по всему, некто шел навстречу Страннику и должен был вот–вот появиться из–за угла коридора. Пытаясь избежать столкновения с обитателем зловещего дома, Странник распахнул одну из дверей и вошел в комнату.

— Черт! – он с трудом удержался на пороге, едва не упав в бурлящую, клокочущую грязь. – Здесь нельзя расслабляться!

Избежав одну из многочисленных ловушек, которые так любил подстраивать страшный дом, Странник вышел в коридор и чуть не налетел на стоявшего в паре шагов от двери мертвеца. Слабый свет плесени падал на лицо трупа, предавая ему особенно зловещие выражение. Нежить повел мутными глазами, издал жуткий, ни на что не похожий звук и потянулся к Страннику. Тот отпрыгнул в сторону и побежал в другой конец коридора.

— Остановись… — прохрипел за спиной нечеловеческий голос.

Бегство не удалось – навстречу Страннику неторопливо шли еще два утопленника. Он замер, не зная, как быть дальше. В этот момент тяжелая холодная ладонь легла на его плечо, все крепче стискивая свои твердые, как камень, пальцы. Странник попытался развернуться и ударить нападавшего в челюсть, но мертвец перехватил его руку, с силой пригнул к полу. Положение было очень неудобным, однако, мужчина продолжал отчаянно сопротивляться и даже сбил с ног одного из противников. Издав жуткий вопль, утопленники набросились на него со всех сторон. Драка была короткой и очень жестокой. Страннику удалось вывести из строя одного из нежитей, сломав ему шею, но силы были не равны, и вскоре толпа опутанных водорослями утопленников поволокла своего пленника по мрачным коридорам дома ночных кошмаров.

*******************************

Золотой солнечный свет ласкал сомкнутые веки. Саша улыбнулась, сквозь сон подумала, что сегодня воскресенье и не надо идти в школу, а потом подпрыгнула, как на пружинах, разом припомнив все, что с ней произошло. Страшная ночь у озера не была сном. Посиневшие, облепленные тиной мертвецы, довольная собой ведьма, предавший свою жену негодяй, черное жерло ведущего в ад тоннеля были абсолютно реальны, а вот мысли о родном доме оказались сладким сновидением. Александра посмотрела по сторонам — прямо перед ней сидела большая старинная кукла и улыбалась глуповатой, застывшей улыбкой, а вокруг, на голубом ковре, было разбросано великое множество всевозможных игрушек. Среди них Александра не сразу заметила неподвижно лежавшую женщину.

— Лариса, — припомнив, как называл ее муж, негромко позвала девочка. – Вы живы?

— Где я?

— В одном очень нехорошем месте.

— Подожди–подожди… — женщина села, сжала виски ладонями, пытаясь припомнить, что произошло. – Все это очень похоже на бред. Сперва Николай хотел убить нас, а потом появились страшные существа, похожие на оживших мертвецов из фильма ужасов. Но такое просто невозможно!

— Я знаю, в такое трудно поверить, но когда сказочное чудовище хватает тебя за горло, поневоле начинаешь верить в сказки. Ведьма, которая нас похитила, давным–давно мертва, но ее душа так и не нашла покоя. Она все также хочет счастья для своей дочурки, и делает ради этого совершенно чудовищные вещи. Думаю, нас принесут в жертву какому–нибудь монстру или что–то вроде того…

— Как ты можешь спокойно говорить об этом?!

— А что еще делать? Биться головой об стену? Если есть шанс выбраться отсюда, мы им непременно воспользуемся, но главное здесь – не паниковать. Дом питается нашими страхами, становясь, все сильнее. – Александра с досадой отшвырнула фарфоровую куклу. – Раньше я так любила всевозможных куклят, а теперь просто видеть их не могу. Во всем виновата Лизонька…

— Вы обо мне? – в комнату впорхнула нарядная веселая девочка. – Очень рада видеть вас у себя в гостях. Одной мне было так невыносимо скучно. Давайте поиграем. Это моя любимая дочурка Мари, по выходным она всегда навещает свою подругу Бетти. Когда барышни встречаются…

Саша демонстративно заткнула уши, не желая слушать Лизонькину болтовню. Год назад, ей уже приходилось развлекать златокудрую малышку, и она прекрасно помнила, чем все это кончилось. Лариса, напротив, охотно втянулась в разговор, обсуждая волновавшие Лизоньку кукольные проблемы. Обрадованная вниманием девочка, бегала по комнате, показывая своей собеседнице все новые и новые игрушки.

— Будьте осторожны, — шепнула Саша Ларисе, когда гостеприимная хозяйка в дальний конец комнаты, за очередной порцией игрушек. – Вы даже не представляете, с кем имеете дело. Это чудовище, способное убить любого, кто ей не понравится. Она отвратительна, и лично я, даже под страхом смерти не стала бы играть с этим мерзким существом!

— По–моему, ты заблуждаешься, — откликнулась Лариса, продолжая аккуратно расчесывать локоны Мари. – Не знаю, что произошло с этой девочкой, какие беды выпали на ее долю, но я вижу очень несчастного, одинокого ребенка. Лизоньке не хватает любви и общения, а ее фарфоровые подружки не могут дать ей этого.

— Посмотрите, у этой лошадки и грива, и хвостик из настоящего конского волоса. Я вплетаю в них цветные ленточки…

— Все! Хватит! Я ухожу, — Саша встала с ковра, решительно направилась к двери. – Можешь меня убить, но я даже видеть не желаю твои дурацкие игрушки!

— Вы гадкая, злая девочка, — губы Лизоньки дрогнули, в глазах блеснули слезы. – Я сама не хочу с вами играть.

Александра замерла на пороге, со страхом ожидая возмездия. Она ждала, что сейчас ей в спину вонзится стальное жало, а ноги обовьют холодные тела ядовитых змей, но ничего не происходило. Лизонька о чем–то шушукалась с Ларисой, совершенно не обращая внимания на Сашу. Выждав еще минуту, девчонка вышла в мрачный сырой коридор.

Саша была настроена очень решительно. Она не знала, что ждет ее впереди, но не хотела играть роль беспомощной жертвы. Ей нечего было терять, страх отступил на второй план, и теперь она хотела только одного – разыскать в этом зловещем лабиринте свою сестру.

— Лора! Лора! – она распахивала настежь двери, и обитавшие в комнатах призраки отступали, превращались в легкие облачка тумана. – Лора! Я иду к тебе!

Александра потянула на себя ручку очередной двери, и дубовые створки отворились с протяжным, наводившим уныние скрипом. За дверью был лес. Мертвый, высохший лес под беззвездным небом. Сашу так поразило увиденное, что она остановилась на пороге, не зная, что делать дальше. Дом преподносил множество сюрпризов, но прежде девочке не доводилось видеть ничего подобного.

— Эй! Здесь есть кто–нибудь? – негромко позвала она.

Ни звука в ответ. Саша, крадучись, перешагнула порог, ступила на пыльную, иссохшую землю. Возможно, девочке не стоило этого делать, но, справедливо рассудив, что ей вряд ли может быть хуже, она двинулась вперед. Когда Александра обернулась, то увидела, что дверь, в которую она вошла, исчезла, и теперь ее окружал печальный, таинственный лес.

— Лора! Лора!

Где–то далеко раздался тихий, едва слышный плач. Александра прибавила шаг. Вскоре скелеты деревьев расступились, и она вышла на небольшую поляну. Там сидела и горько плакала маленькая девочка.

— Тата?

— По–мо–ги–те…

Саша подошла ближе. Хрупкую фигуру девочки озарял свет, и она была похожа на трепетный, затерявшийся во мраке солнечный зайчик.

— Что ты здесь делаешь?

— Я заблудилась, — проговорила сквозь слезы девочка. – Я не могу уйти к свету.

— Понятно…

Впрочем, Александре было понятно далеко не все. Она узнала Тату, девочку, которую много лет назад Стефания обрекла на смерть, решив принести в жертву, ради счастья своей дочери. Дьявольский ритуал не удался, Тата уцелела, а вместо нее погибла сама ведьма и ни в чем не повинная Лизонька. В ту страшную ночь на дом пало проклятие, и он превратился в логово темных сил. Знавшая тайну дома Тата прожила долгую жизнь, посвятив ее борьбе со злом. Она умерла в глубокой старости, спасая попавших в беду Мишку и Александру. Для ребят она была древней старухой, но время в заколдованном доме шло по–особенному, и Тата вновь стала ребенком, хрупкой десятилетней девочкой, такой, какой она была в роковую ночь начала прошлого столетия. Саша и раньше видела удивительные превращения Таты и потому узнала в ребенке спасшую ее старуху.

— Как ты попала в этот лес, Тата?

— Я заблудилась. Мы все заблудились. Все, кто умер в этом доме. Посмотри вокруг…

Александра подняла глаза. Среди деревьев парили полупрозрачные светящиеся фигуры. Лица некоторых из них были хорошо знакомы девочке. Она узнала Ивана Орлова, его невесту Аглаю, своего двоюродного брата Бориса…

— Значит, дом так и не отпустил вас?

— Мы заблудились, мы не можем найти дорогу, — всхлипнула Тата, — Помоги нам.

— Как?

— Мне страшно…

Александра до боли сжала кулаки. Она не знала, как помочь этим затерявшимся во мраке солнечным зайчикам, не знала, как отыскать дорогу к свету. Ее окружал безжизненный, полный чудовищных тайн лес, а над головой расстилалось беззвездное, враждебное небо…

******************************

В полутьме мрачной комнаты с отсыревшими стенами и каменным, отшлифованным до зеркального блеска полом можно было различить две фигуры — одетый в белое мужчина был прикован к стене длинными золотыми цепями, а рядом восседала на резном стуле высокая стройная женщина.

— Каково часами бродить по мертвому холодному дому и знать, что отсюда нет выхода? – ведьма насмешливо посмотрела на своего пленника. – Но ты лишь пригубил отчаянье, самое страшное еще ждет тебя впереди.

— Могу себе представить.

— Почему ты не ушел из этих мест, Странник? Ты бы мог избавиться от кошмара. Или во всем виновата любовь?

— Нет, — звякнули драгоценные цепи, мужчина сел поудобнее, постепенно осваиваясь со своим малоприятным положением. – Я не испытываю к Лоре любви, но остался здесь из–за нее. Она верила мне и попала в беду. Мой долг – помочь ей. Прошлым летом, в ту роковую ночь, она сказала, что вернется через год, потому я и задержался в Алексино.

— Глупец! Вы все глупцы! Девчонка осталась в доме, решив искупить свои грехи, она хотела быть хороший и правильной, а превратилась в русалку. Мое тело гнило на кладбище, но я заставила Лору оживить его, сделала ее своей служанкой. Теперь у нее нет памяти, и она считает себя утопленницей. Можно ли это назвать торжеством справедливости?!

— Придет время и она вспомнит все.

— Нет, она навеки будет моей, как, впрочем, и ты, Странник. Скоро мы будем на одной стороне. Я видела твои деяния и восхищалась твоим умением творить зло.

— Больше этого не повторится.

Стефания рассмеялась. Поднявшись со стула, прошлась по комнате, а потом села на пол, рядом со Странником. Тонкие пальцы ведьмы скользнули по цепи:

— Ты не принадлежишь себе, любимый. Твой жребий – становиться таким, каким хотят тебя видеть окружающие. Я вижу в тебе демона ада. Мы будем отличной парой, я давно мечтала о достойном спутнике, чье тело совершенно, а душа темна, как безлунная ночь. Посмотри на себя, разве эти черные, колдовские глаза могут нести добро?

— Порой сильные чувства овладевают моей душой, я становлюсь их рабом, но так происходит далеко не всегда. Случай с Лорой особый – мы встретились слишком неожиданно, слишком сильны были эмоции молодой, жаждущей любви и счастья девушки, и я против воли превратился в героя девичьих грез…

— А потом ты отправился в ад и вновь изменился до неузнаваемости.

— Но сейчас я готов противостоять чужому влиянию.

— Неужели? Отчаянье, боль ненависть опять окажутся сильнее.

— Целый год я провел в лесу, большую часть времени посвятив размышлениям и анализу пережитого. Мне многое открылось, Стефания. Зло живет в наших душах, демоны, толкающие человека в пропасть, питаются его страхом, гневом и ненавистью. Зло невозможно искоренить насилием и еще большим злом. Однажды, много столетий назад, дьявол искушал мудреца, толкая его в костер ненависти и злобы, но тот ответил чудовищу: «Никогда я не отрекусь от моей доброй воли». Именно в этих словах скрыта разгадка, именно они указывают путь к спасению. Никогда я не отрекусь от моей доброй воли, и демоны исчезнут, в душу придет мир, спокойствие, я перестану быть игрушкой безумных страстей.

— Любопытные рассуждения, но ты пока не знаешь о моих планах. Скоро мы с дочерью навсегда покинем этот дом, вернемся в мир живых. Если пожелаешь, можешь уйти с нами, но для этого тебе придется несколько пересмотреть свои взгляды, в противном случае, ты останешься здесь навсегда. Лишь однажды, дом восстанет из воды, а потом его примет в свои объятия бездна. Ты бессмертен, потому твои страдания будут длиться вечно. Посмотри на эти цепи, одно твое слово, и они обратятся в туман…

— Нет.

— Что ж. Время для размышлений еще есть, — Стефания резко поднялась, зашуршал шелк ее изумрудного платья. – Посмотрим, на сколько тебя хватит.

Странник внимательно и печально смотрел вслед рыжеволосой ведьме. А она, походкой королевы, прошествовала к двери, открыла тяжелую резную створку.

— Мне жалко тебя, Стефания.

— Что?! – заинтересовавшись его словами, ведьма вновь подошла к Страннику. – Такого мне еще не говорили.

— Ненависть и злоба не заполнят пустоту в твоей душе, с каждым новым убийством она будет становиться все больше и больше. Настало время исправлять ошибки. Ты не злая женщина, но страсть погубила тебя. Остановись, Стефания, одумайся! Нельзя обрести счастье, причиняя горе другим… — голос Странника завораживал женщину, она жадно слушала слова своего пленника, чувствуя, что вот–вот готова согласиться с ним. – Победи демонов, завладевших твоей душой, вспомни о доброй воле…

— Замолчи!

— Попроси прощения у тех, кого предала. Твоя душа станет свободна, обретет мир и покой.

— Я не хочу сгинуть без следа!

— Вы с дочерью давно умерли, и ваше место среди мертвых.

— Ты связан, не можешь ничего сделать и потому пытаешься отвлечь меня бессмысленными разговорами. Я разгадала эту уловку! – Стефания громко, наигранно рассмеялась. – Позволь не поверить твоей проповеди.

— Подумай о дочери. Даже после смерти у нее нет покоя. В чем ее вина? Почему она должна страдать?

— Скоро у нее будет новое тело и новая жизнь!

— Круг замкнулся. Сколько еще нужно смертей, чтобы ты поняла свою ошибку?

— Довольно!

Стефания выбежала из комнаты, оставив Странника одного. Он не знал, смог ли убедить в чем–то ведьму, не знал, что ждет его впереди, но хотел надеяться на лучшее. Это было нелегко – гнетущая атмосфера проклятого дома убивала надежду, лишала спокойствия и душевного равновесия.

— Никогда я не отрекусь от моей доброй воли, — негромко повторил Странник, глядя в черный проем распахнутой настежь двери. – Никогда…

*************************

— Пора спать, моя девочка, — Стефания подошла к детской кроватке, поправила пуховое одеяло, с умилением посмотрела на лежавшую в кружевной пене малышку.

— Сегодня мне было очень весело, маменька. Тетя Лариса такая добрая, такая хорошая, она придумывает такие интересные игры!

— Эта женщина понравилась тебе, Лизонька? – ведьма присела на краешек кровати. – Вам было хорошо вместе?

— Очень.

— Скоро твоя маменька превратится в тетю Ларису, мы поднимемся наверх, и будем жить среди живых людей.

— А она? – Лизонька наморщила носик, собираясь расхныкаться. – Я хочу играть с настоящей тетей Ларисой!

— Глупышка, я же сказала, что стану этой женщиной.

— Но маменька, мне нужны и вы, и тетя Лариса. Давайте будем жить вместе, гулять, играть, качаться на качелях. Она рассказала мне о больших городах, рассказала о том, в какие игры играют девочки и мальчики. Люди придумали волшебный ящик, назвали его те–ле–ви–зо… телевизором, с его помощью…

— Скоро ты увидишь все это сама, но с тетей Ларисой придется расстаться. Ее душа останется здесь. Думаю, вам больше не следует встречаться.

— Но маменька…

— Не спорь со мной, Элиза!

Лизонька отвернулась, уткнувшись в пышную подушку, и какое–то время лежала молча. Стефания сидела над ней, машинально перебирая батистовые оборки. Она не ожидала такой реакции дочери и теперь едва сдерживала гнев. Десятки пар кукольных глаз, не мигая, наблюдали за матерью и дочерью. Нежный золотистый свет потускнел, в темных углах детской промелькнули зловещие тени, лица кукол исказило хищное, жестокое выражение…

— Я люблю тебя, Лизонька, — с усилием преодолевая гнев, проговорила Стефания, и в тот же миг детская комната обрела привычный вид. – Я очень тебя люблю.

— И я очень, очень люблю вас, маменька! Молю, не убивайте тетю Ларису. Когда кто–то умирает, мне становится все хуже. А однажды я ослушалась вас и посмотрела в волшебное зеркало…

— Забудь об этом.

— Неужели это я? Страшная, гадкая, противная…

— Нет, Лизонька, ты самая красивая девочка на свете. Обещаю, я сделаю тебя счастливой, вопреки всему! А теперь спи, мой ангел.

Ведьма гладила Лизоньку по мягким, золотистым волосам, окутывая ее чарами сна. Вскоре девочка уснула, и Стефания неслышно вышла из детской. Едва ведьма покинула комнату, как в маленьком кукольном мире Лизоньки начали происходить чудовищные перемены. Теплый свет померк, уступив место тусклому свечению зеленой плесени, веселенькие обои покрылись черными пятнами, лица кукол потемнели, сморщились, и фарфоровые красавицы превратились в древних старух, оскалились, обнажая острые клыки, плюшевые медвежата… Игрушки зашевелились, протягивая безобразные ручонки к завешенной черной тканью кроватью, по стенам потекли потоки темной болотной слизи. Потом куклы умерли, превратившись, в сухие, опутанные водорослями, веточки, детская кроватка осела, упали черные занавеси, и стал виден лежавший на ней маленький, высохший скелет ребенка лет восьми…

А Лизонька тем временем продолжала видеть чудесные, полные счастья и радости цветные сны.

Глава десятая. Билет в один конец

С утра дядя Павел заявил в милицию об исчезновении Саши. Мишка и Катька долго беседовали со следователем, припоминая подробности своей последней встречи с Александрой, а потом отправились домой к дяде Павлу. Свернув на Солнечную улицу, они с удивлением увидели шагавшего навстречу Фина. Оказалось, что мальчишка жил совсем рядом, всего в паре кварталов от пятиэтажки дяди Павла. Мишка рассказал своему новому знакомому о загадочном исчезновении сестры, они разговорились, и все вместе направились в гости к Мишкиным родственникам. Печальная, не спавшая всю ночь тетя Ира, отвела ребят на кухню, собираясь накормить обедом. Расставив на столе тарелки и нарезав хлеб, тетушка вышла в комнату.

— Что я скажу сестре? – вздохнула она, наблюдая сквозь стеклянную дверь за Мишкой и его друзьями. – Год назад здесь погибла ее старшая дочь, а теперь исчез и второй ребенок. Почему ты никогда не слушаешь меня, Павел? Я так не хотела, чтобы Миша и Саша приезжали к нам этим летом, и предчувствие не обмануло меня.

— Ребятишки собирались посетить место гибели своей сестры. Разве можно было отказать им в этом? – дядя Павел подкрутил усы, отложил в сторону утреннюю газету. Он старался вести себя так, будто ничего не случилось, но на самом деле, и его потрясло до глубины души исчезновение племянницы. – Не изводи себя, Ирина. Еще не все потеряно…

— Я должна сообщить о случившемся сестре, но не могу. Как же тяжело отвечать за чужих детей!

— Не торопись. Подожди хотя бы до завтра. Возможно, девочка сама вернется. Мы–то подозреваем, что ее украли, но посмотри, какие хитрые рожи у ребят – они знают намного больше, чем можно предположить.

Мишка, Катька и Фин сидели за кухонным столом, энергично работая ложками. Хотя настроение у ребят было отвратительным, они здорово проголодались и теперь с аппетитом уминали вкуснейший рассольник.

— А я говорю – милиция нам не поможет! – проговорил Мишка, дожевывая кусок хлеба. – Личный опыт подсказывает – когда в деле замешена чертовщина, приходится рассчитывать только на себя.

— И что ты собираешься делать, Шерлок Холмс?

— Не иронизируй, — перебила Фина Катька. – Мы и не в таких переделках бывали. Для начала надо провести собственное расследование…

— А если мистика здесь не причем, и Сашу похитил маньяк?

— Это нам и предстоит выяснить. Ты с нами, Фин?

— Конечно.

Юные сыщики умолкли, как только в кухню вошла тетя Ира. Она посмотрела на ребят внимательно и недружелюбно, положила на тарелку котлеты:

— Приятного аппетита. Я вижу, вы не скучаете, — и ушла, хлопнув дверью.

Оставшись одни, Мишка и его приятели продолжили секретное совещание. Для начала они решили отправиться в мертвую зону у Черного озера, туда, где в последний раз видели Сашу и тщательно обследовать это малоприятное место. Пообедав, ребята простились с хозяевами и поспешно вышли за дверь.

— Когда я была разбойницей, все называли меня лучшим следопытом Алексино, — сообщила Катька, галопом спускаясь по лестнице. – Думаю, я и теперь не все забыла.

Они выбежали из подъезда, и тут Мишка обернулся, ощутив на своем затылке долгий пристальный взгляд. Тетя Ира смотрела в окно, на ее лице застыло скорбное, тоскливое выражение…

Автобус не заставил себя ждать слишком долго, ребята пересекли город и вскоре оказались на его западной окраине. Кварталы брошенных частных домиков встретили их тишиной и сонным покоем. Трудно было поверить, что здесь, среди разросшихся пышных садов и уютных одноэтажных домиков могло произойти что–то страшное и непоправимое. Деловые, занятые своими проблемами шмели кружили над пахнувшими медом цветами, сияло над головами знойное солнце…

— С чего начнем? – Катька осмотрелась. – Может быть, нам стоит разделиться и разными маршрутами двигаться к озеру?

— Подождите–ка… — задумчиво проговорил Фин. – Я кое–что вспомнил. Вчера я тусовался в этих краях, примерно в то же время, что и вы. Мне встретился Николай Николаевич…

— Кто? – уточнил Мишка.

— Писатель. Тот, что вместе с женой поселился у озера.

— Точно, мы же с ним вчера познакомились! Просто вылетело из головы. Но при чем здесь он?

— Я шел по своим делам и услышал негромкий крик. Мне захотелось выяснить, что происходит, но тут появился этот писатель, заговорил меня, заболтал, проводил до остановки и даже поделился автобусными билетиками. Слушайте, это же очень важно! Надо сообщить в милицию…

— Подожди, не горячись, — Катька взяла Фина за рукав. – Они могут все испортить, давай для начала сами разберемся с этой проблемой. Ты помнишь, где вы встретились?

— Приблизительно.

Они долго бродили по сонным переулкам, пока, наконец, не вышли к водопроводной колонке. Фин внимательно созерцал поросшую гусиной травкой площадку, а потом сообщил, что именно на этом месте он столкнулся с растрепанным, встревоженным писателем.

— И что теперь делать?

— Обыщем все вокруг. Ты слышал приглушенный крик, следовательно, Сашу держат где–то поблизости, скоре всего в одном из брошенных домов.

— Но это только догадка! Вполне возможно писатель не имеет никакого отношения к случившемуся.

Но Катька не слушала Фина. В глазах девчонки сиял охотничий азарт, и она рьяно взялась за дело. Открыв калитку ближайшего дома, она, крадучись, вошла в сад. Мальчишки молча последовали за своей атаманшей. Им было страшно. Теперь, когда цель их поисков была близка, расследование уже не напоминало прогулку. Где–то рядом находился опасный маньяк, и кто знает, может быть, он следил за каждым их шагом. Вздрагивая от шорохов и звука собственных шагов, ребята подошли к заколоченной веранде. Катька внимательно обследовала забитую старыми досками дверь, присела на корточки, рассматривая пыльные ступени:

— Похоже, сюда лет сто не заглядывали. Идемте дальше.

Они обошли семь или восемь домов, устали и почти отчаялись, однако Катька не давала расслабиться своим помощникам, упорно продолжая поиски. Участок, на который они попали, ничем не отличался от соседних – те же заросшие сорняками грядки, пышные кусты смородины, разваливающийся домик, но атаманша насторожилась, осторожно пошла вперед.

— Смотрите, — прошептала она, — там, у дорожки…

Катька и в самом деле оказалась хорошим следопытом — зоркая девчонка разглядела в траве отпечаток ботинка. Ребята остановились, теперь им предстояло решить, что делать дальше. Осторожный Фин опять заговорил о милиции, но атаманша настояла на своем, и вся компания двинулась к заброшенному домику. Доски, которыми хозяева заколотили дверь, были сорваны, и ребята беспрепятственно проникли в помещение. Они прошли по пустым комнатам, холодея от страха, поднялись в мансарду, но не обнаружили ничего примечательного. Дом был пуст, и медленно умирал, брошенный своими хозяевами. Раздосадованная Катька начала спускаться по лестнице, но внезапно остановилась, прижала палец к губам. Ребята отчетливо услышали скрип двери. Они замерли, напряженно прислушиваясь. Сердца стучали все сильнее, а ожидание растянулось до бесконечности…

— Я разберусь, в чем дело. Оставайтесь здесь, — прошептала Катька и начала осторожно спускаться по лестнице.

Фин и Мишка стояли, прижавшись к стене мансарды, и отчаянно вытягивали шеи, пытаясь разглядеть, что же происходит внизу. И тут пространство брошенного домика наполнил негромкий, похожий на шипение свист… Парни побледнели, как штукатурка, замерли, готовясь к самому худшему. Их взгляды метались по пустому пространству мансард, в поисках спасения. Но путь вниз был отрезан, а единственное окно находилось высоко над землей. Ловушка захлопнулась.

— Шутка, — у подножья лестницы появилась довольная Катька с рыжим пушистым котом на руках. – Это он вошел в дом, больше здесь никого нет. Ну и вид у вас, молодые люди, просто супер!

— За такие шуточки можно здорово схлопотать, — негромко заметил Фин.

— Я же не виновата, что вы такие нервные!

Ребята поспешили покинуть дом, но у выхода Мишка остановился, указал на истоптанный грязными ногами пол:

— Что ты об этом думаешь, атаманша?

Они направились в небольшую пристройку, где, судя по всему, находилась кухня. Катька первой вошла в помещение, тихонько присвистнула. Истоптанный ногами пол, обрывки веревки и скотча в углу, немного отодвинутая крышка ведущего в погреб люка, не оставляли сомнения в том, что происходило в тихом брошенном домике.

— Саша… — тихонько позвал Мишка. – Отзовись!

Ему не ответили. Мишка достал из кармана маленький фонарик, решительно направился к люку. Тусклый луч осветил пространство погреба, упал на маленький блестящий предмет в углу:

— Это заколка Александры. Я прекрасно помню, как она ее покупала. Саша была здесь, и явно не по своей воле.

***************************

— Я приехал сюда работать над книгой! Да, ко мне приходили местные подростки, но их общество не вызывало у меня интереса. Понятия не имею, чем они занимались! – Николай пытался говорить спокойно, но чувствовал, что теряет контроль над ситуацией. Он не сомневался — пришедший к палатке участковый не верит ни единому произнесенному слову и вот–вот уличит его во лжи. – Скажите, разве проводить свой отпуск в палатке – преступление?

— Что вы… – развел руками милиционер. – Просто место вы выбрали не совсем удачное.

— Мне нравится.

— О вкусах не спорят. Вы здесь один отдыхаете?

— Нет, с женой.

— И где она?

— В городе. Пошла за покупками. Вы позволите, — Николай шагнул к палатке. – Очень много работы, не могу отрываться по пустякам.

— Конечно–конечно, не буду вас отвлекать. Желаю хорошо провести время, — широко улыбнулся участковый и зашагал прочь от Черного озера.

Оставшись один, Николай начал нервно прохаживаться возле потухшего костра. Он понимал, что исчезновение девочки не могло пройти незамеченным, и все же появление милиционера стало для него полной неожиданностью. Анализируя свои действия, писатель вспомнил о случайной встрече с мальчишкой. Наверняка, шустрый парень сообщил в милицию о его странном поведении, и теперь Николаю оставалось только ждать ареста.

— Прежде чем Стефания исполнит свое обещание, я попаду на нары, — пробормотал он, неловко закуривая сигарету. – За мной могут прийти в любой момент. Для начала они подослали участкового, проверили мою реакцию, а потом… Неужели все жертвы напрасны?!

Отчетливый хруст ветки заставил писателя вздрогнуть, от неожиданности он даже уронил на землю зажигалку. Звук не повторился, но тишина еще больше тревожила Николая. Воображение рисовало жуткие картины: десятки милицейских машин с мигалками окружают тихое озеро, свирепые овчарки рвутся с поводков, над головой кружат вертолеты… Николай понимал, что на самом деле все произойдет совсем иначе, его арестуют тихо и без всякого шума, но яркая, почти реальная сцена охоты на человека назойливо вставала перед глазами.

— Я не позволю испортить мою жизнь! – воскликнул Николай и подбежал к берегу Черного озера. – Стефания! Стефания!

Темная вода была неподвижна. Стих отчаянный зов, и тишина вновь опустилась на мертвую зону. Николай решительно развернулся и пошел к палатке. Вскоре он появился вновь, неся в руках небрежно сложенный тонкий трос и фонарь. Не оглядываясь, писатель торопливо пошел в сторону лесопарка.

Сверкающие под жарким солнцем пруды остались позади, и Николай углубился в дебри леса. Больше всего он боялся, что ему помешают, не дадут осуществить задуманное. Лишь однажды Николай проходил этим маршрутом, и потому часто останавливался, гадая, куда идти дальше. Всякий раз ему приходила на помощь большая старая ворона. Она хрипло каркала, неуклюже перелетая с ветки на ветку, и как бы указывала дальнейший маршрут. Наконец, писатель вышел на небольшую поляну, раздвинул кусты и осторожно заглянул в черное жерло бездонной ямы.

— Кто не рискует, тот не выигрывает, — с этими словами он привязал трос к стоявшей поблизости сосне и спустил его в яму.

Теперь, когда все было готово к опасному путешествию, решимость оставила Николая. Черное отверстие в земле казалось входом в преисподнюю, а спуск туда – верным самоубийством. Волна запредельного, неподдающегося описанию ужаса постепенно окутывала Николая, и он всерьез начал подумывать о том, что гораздо проще и безопасней сдаться властям, чем лезть в эту жуткую дыру. И все же он решился. Медленно подошел к жерлу тоннеля, медленно сделал первый шаг по крутому песчаному склону. Трос натянулся, и Николай начал спуск в бездну…

— Вы видели? – Катька вышла из–за кустов, осторожно заглянула в яму. – Мне с самого начала не нравился этот тип. Он и меня хотел втянуть в свои темные делишки, предлагал проникнуть в графский флигель.

Атаманша и ее приятели следили за Николаем от самой палатки. Они случайно подслушали его беседу с участковым, видели все, что происходило дальше. Теперь ребята стояли на краю ямы, наблюдая за тем, как в ее глубине мерцает свет фонаря. Неожиданно он погас, а веревка ослабла – похоже, писатель добрался до конечной точки своего маршрута.

— Что ты об этом думаешь, Катерина?

— Лично мне, Мишка, все ясно. Твою сестру похитил писатель, он держит ее в этой яме, и сам здесь прячется. Нам осталось только спуститься следом, все разнюхать, выяснить…

— Ты собираешься лезть в эту дыру?! – воскликнул Фин, припомнив жуткие минуты, проведенные на отвесном склоне ямы.

— Конечно. Мы с Александрой друзья, ее надо выручать.

— Спасибо, атаманша, — вмешался в разговор Мишка. – Я знал, ты никогда не подведешь.

Фин попытался рассказать о тех необъяснимых пугающих чувствах, что ему довелось испытать, но Катька и Мишка не стали слушать его, оживленно обсуждая дальнейшие планы. Они собирались спуститься вниз по оставленной Николаем веревке, но прежде им следовало раздобыть все необходимое для путешествия под землей. Фину не нравилась эта авантюра, но он не хотел выглядеть трусом, и согласился принять в участие в опасной затее.

****************************

Огромный черный глаз неотступно наблюдал за лежавшим перед ним человеком. Николай не двигался, не мог до конца придти в себя, мысленно переживая подробности чудовищного спуска. В начале, все шло отлично, но потом волна запредельного ужаса накрыла его с головой, завертела в ледяном водовороте, душа отделилась от тела, он умирал и воскресал для новых мучений, а потом оказался здесь – в большом мрачном зале, возле похожей на огромный черный глаз воронки.

— Нет, нет, нет! – Николай с яростью ударил кулаком по каменным плитам, надеясь, что боль избавит его от жутких воспоминаний.

— Жизнь вытекает, как песок сквозь пальцы, страх опустошает душу… – Стефания с улыбкой приблизилась к писателю, протянула руку. – Иди со мной, Николай.

— Я умер?

— Пока нет, но умрешь, если попытаешься вернуться назад. Путь, который ты прошел, ведет в один конец.

— Пусть так, — Николай поднялся, нетвердой походкой последовал за ведьмой. – Наверху меня ждет тюрьма. Лучше остаться здесь, чем коротать жизнь за решеткой.

— Ты еще не знаешь наших нравов.

Стефания отвела своего гостя в комнату, предназначенную для занятий магическим искусством, усадила на скамью у стены. Николай немного успокоился и теперь с любопытством озирался по сторонам.

— Тут мило… – проговорил он, пытаясь прервать долгое, гнетущее молчание. – Кстати, у нас был договор, а я пока терплю одни убытки.

— Я прекрасна? – неожиданно спросила ведьма, и, не дав ответить, продолжила свою речь. – Моя красота совершенна, но это только иллюзия, наваждение. Скоро все переменится, мы с дочерью обретем настоящие тела, станем свободны, тогда ты получишь все, что обещано. Есть древний ритуал изгнания души, я проведу его и воплощусь в твою жену…

— Очень мило, но у меня и так хватает неприятностей.

— Молчи, глупец! Когда «Александра» и «Лариса» вернуться в мир людей, никто не заподозрит подмены. С тебя снимут все обвинения, твоя книга станет бестселлером, ты получишь все, о чем мечтал долгие годы. А мы с дочерью тихонько уйдем из вашей жизни, начнем строить свою, мы снова станем живыми людьми.

— Ритуал изгнания души? Никогда не слышал о таком.

— Помнишь волшебное кольцо, которое ты так и не смог раздобыть для меня? – Стефания достала из лежавшей на столе шкатулки невзрачное колечко. – Без него ритуал невозможен. Я долго разыскивала его, а когда нашла, то не могла завладеть драгоценной находкой. Прежняя владелица кольца, София Вольская, сделала так, что ни один колдун, ни одна ведьма не могут забрать его. Понадобилась помощь постороннего. Один глупый влюбленный мальчишка прекрасно справился с задачей.

— Очень интересно.

— Тебе станет еще интересней, когда ты увидишь действие кольца. Ужас захлестнет жертву, жизнь покажется нестерпимой, но бегство будет невозможно, ибо плоть окажется слишком тяжелым грузом. Настанет миг, и обезумевшая от страха душа броситься прочь, оставив свое тело.

— Кольцо наводит ужас?

— Не только, — Стефания осторожно положила магический предмет в шкатулку. — Оно может все. Каждый использует кольцо в своих целях. Кто–то с его помощью повелевает мертвыми, кто–то обретает власть над живыми. Тот, кто владеет кольцом, получает дар перевоплощения. Он может стать невидимкой, великаном, карликом, превращаться в птиц и зверей и даже изменять свой пол. Впрочем, метаморфозы – излюбленное занятие новичков. Кольцо опасно. Оно может поработить неопытного владельца, и тогда он превратится в воина Тьмы – демоническое существо, несущее хаос и разрушение. А вот настоящие мастера черной магии могут добиться с помощью кольца Сфинкса очень многого и даже пошатнуть основы мирозданья. Однако никто не использует его возможности в полной мере. Не стану исключением и я. Мне требуется совсем немного – вселиться в новое тело и начать жизнь сначала.

— Трудно поверить, что с помощью этой безделушки, можно разрушить мир.

— Ты сомневаешься? Это кольцо называют кольцом Сфинкса, но на самом деле оно древнее египетских пирамид. Говорят, что верховный жрец атлантов задумал изменить порядок мирозданья, и, призвав в союзники силу, имя которой, нельзя произносить вслух, сотворил это кольцо. Он не сумел завершить начатое, потерял контроль над ситуацией, а в результате поток магической энергии, излившейся на землю, уничтожил его страну и его народ. Так погибла Атлантида.

— И как же пользоваться этим кольцом? Наверное, к этому лет десять надо готовиться.

— Достаточно надеть его на палец. Дальнейшее зависит от умения концентрировать волю и управлять своими желаниями. Конечно, у опытного мага больше шансов исполнить задуманное. А теперь ступай, мне надо подготовиться к великому дню…

Николай вышел из комнаты, неспешно пошел по коридору, обдумывая услышанное.

*********************************

Лариса так и не нашла Лизоньку. Они расстались минувшим вечером, с надеждой продолжить свои увлекательные игры, но утром женщина так и не смогла отыскать дорогу в детскую комнату. Лариса медленно шла по сырым, сумрачным коридорам, пытаясь понять, что же с ней произошло на самом деле. Больше всего случившееся смахивало на затяжной бред. Возможно, она подцепила какую–то серьезную болезнь и теперь лежала на больничной койке, в то время как ее душа бродила по лабиринту безумия. Такое объяснение было неприятно, но логично и потому успокаивало.

— Здесь давно не делали ремонт.

Лариса поймала себя на мысли, что ей хочется отодрать эти отвратительные, влажные обои, наклеить новые, побелить потолки, избавиться от сырости и плесени. Она подошла к стене, положила руку на потемневшее бумажное полотнище, но вместо того, чтобы оторвать его, задумалась, рассматривая свои пальцы:

— Странно, странно…

У Ларисы были довольно изящные маленькие ладони с тонкими пальцами и неухоженными, коротко остриженными ногтями. На одном из пальцев тускло поблескивало обручальное кольцо. Вспомнив о предательстве Николая, женщина почувствовала обиду и страстное желание покарать мерзавца. Она хотела выбросить обручальное кольцо, но необычное ощущение, возникшее пару минут назад, усилилось, постепенно затмевая остальные чувства.

Кисти рук Ларисы стали чужими, незнакомыми, будто не принадлежавшими ей. Они таили в себе угрозу, один взгляд на белевшие в полутьме фаланги пальцев заставлял сильнее, учащение стучать сердце. Пальцы превратились в омерзительное чудовище – разумное, жестокое, абсолютно неподконтрольное Ларисе. Они были способны на любое преступления и стремились убивать, терзать, причинять боль.

— Нет, — женщина с ужасом отдернула руку, спрятала ее за спину.

Но, даже не видя омерзительное чудовище, Лариса ощущала незримое его присутствие. Руки жаждали крови и мести…

— Какие люди! Тебе понравилось здесь, дорогая женушка? – вполне довольный жизнью Николай вышел из комнаты и остановился, увидев жалкую, понурую фигуру жены. – Скоро у всех нас начнется новая жизнь.

— Уходи.

Пальцы шевельнулись, предвкушая желанную добычу. Каждый из них стремился поскорее добраться до своей жертвы, стиснуть ее в смертельных объятиях, разорвать на части…

— Уходи! – повторила, из последних сил сдерживавшая чудовище Лариса.

Николай собирался сказать какую–то ехидную реплику, но, увидев лицо жены, осекся на полуслове. Такие знакомые, привычные черты Ларисы исказились до неузнаваемости, превратившись в маску гнева и ярости. Мужчина попятился, не зная как вести себя дальше.

Бледные тонкие фаланги изгибались, превратившись в подобие отвратительных червей, суставы обрели фантастическую гибкость, ногти заострились, и пятипалые чудовища потянулись к перепуганному Николаю.

— Нет! – пытаясь предотвратить кровопролитие, Лариса отскочила от мужа, стремительно побежала по коридору.

Она неслась вперед, а хищные, жившие собственной жизнью чудовища, пытались остановить ее, цепляясь за стены и дверные проемы. Этому бегству от себя не было конца, перед глазами мелькали просторные залы, лестницы, коридоры, бесчисленное множество зеркал, в которых отражались уродливые, выросшие в несколько раз пятипалые монстры… Лариса остановилась внезапно, налетев на сидевшего у стены человека.

— Простите… – безумие отступило, на смену ему пришли растерянность и стыд. – Со мной что–то не так, простите.

— Ничего страшного, вы отвлекли меня от бесплодных раздумий.

Женщина внимательно посмотрела на закованного в цепи пленника. Прежде ей никогда не доводилось видеть подобных лиц. У мужчины были неправильные, грубоватые черты, но в то же время, он был красив необычной, завораживавшей красотой. Особенно сильное впечатление на Ларису произвели его глаза – темные, как ночь, таинственные, печальные…

— Кто вы?

— Разве это имеет значение? Мы все пленники этого дома.

— Я могу вам чем–то помочь?

— Вряд ли, — Странник покачал головой. – Труднее всего бороться с собой. Я могу в любой миг вернуть свободу своему телу, но при этом моя душа попадет в рабство. Порой мне начинает казаться, что тьма может победить свет. Я всегда утверждал обратное, однако у меня не осталось ни единого шанса выпутаться из этой истории. Может быть, лучше смириться и принять законы этого дома?

— Не говорите так! Отчаянье — грех, — Лариса села рядом с пленником, с тревогой глядя в его побледневшее под загаром лицо. – Я чувствую, вам очень плохо, но вы не должны отчаиваться.

— Скажи, ты веришь в меня? – Странник взял Ларису за руку, посмотрел ей в глаза долгим, гипнотическим взглядом. – Это очень важно. Моя душа балансирует на грани добра и зла, а твои чувства могут оказаться решающими. Скажи, кто находится перед тобой?

Речь пленника немого напугала Ларису, но она взяла себя в руки, улыбнулась:

— Я верю в вас. Все будет хорошо. Вы справитесь со своими сомнениями и найдете правильный путь. Отчаянье делает ситуацию безвыходной, а когда появится надежда, все станет намного проще…

— Спасибо. Вы мне очень помогли. Простите, если показался грубым или напугал, — Странник улыбнулся. – Кажется, вас тоже тревожат какие–то проблемы.

— Да. Во мне живет ненависть, — неожиданно для себя самой призналась Лариса. – Я ненавижу одного человека. Когда–то он говорил слова любви, и я отдала ему свое сердце. Он растоптал нашу дружбу, нашу любовь. Надо отомстить за его предательство.

— Этот дом любит играть на людских слабостях. Не поддавайтесь на провокацию, иначе превратитесь в чудовище. Простите своего обидчика, ненависть делает вас слабее.

Они еще долго говорили друг с другом, и спокойная, неторопливая беседа успокаивала измученные сердца…

***************************

Лежавший под кустом шиповника Бальт встрепенулся, поднял голову. Он почувствовал знакомые запахи, услышал шум приближавшихся шагов. Вскоре на поляну вышли трое.

— Бальт! – обрадовано взвизгнула Катька. – Не думала тебя встретить здесь!

Пес поднялся, вежливо вильнул хвостом и подошел к видневшейся на краю поляны яме. Похоже, ему было не до ребят.

— Супер! – Катька даже по лбу себя хлопнула, потрясенная пришедшей в голову идеей. – Парни, я все поняла. Бальт, где твой хозяин?

Пес поднял голову к небу и протяжно завыл. Возбужденная Катька немедленно поделилась своим открытием с друзьями. По ее мнению, похитивший Сашу писатель был причастен и к исчезновению Странника. Он держал своих пленников в подземелье, вход в которое находился здесь, на укромной лесной поляне.

— Раньше вы с Мишкой считали, что во всем виновата ведьма, — заметил не слишком довольный происходящим Фин. – Может быть, все же лучше доверить расследование профессионалам?

— Не исключено, что ведьма его сообщница. Впрочем, сейчас мы во всем разберемся.

Надев на плечи рюкзак, в котором лежала пара фонарей, и длинный моток бечевки, Катька подергала закрепленный на сосне трос, подошла к краю глубокой, как колодец, ямы. Бальт заволновался, начал раскапывать лапами песок, всем своим видом давая понять, что готов отправиться в опасное путешествие.

— Жаль, что тебе нельзя с нами, дружище. Но из собак получаются плохие альпинисты. Жди нас здесь.

Бесстрашная атаманша первой начала спуск. Оставшиеся на краю ямы мальчишки внимательно наблюдали за ней. Вскоре русая голова Катьки скрылась во мраке колодца. Трос равномерно подрагивал, похоже, все шло по плану, а потом снизу донесся отчаянный вопль:

— Вытащите меня отсюда!

Оба парня и собака вцепились в трос, торопливо вытягивая его на поверхность. Усилия оказались не напрасны и, спустя несколько мгновений, напуганная, побелевшая Катька возникла на краю ямы.

— Там такое… такое… – она стучала зубами, не в силах справиться с дрожью. – Это хуже смерти…

Мишка протянул руку, помогая Катьке выбраться из западни, но в этот момент что–то произошло, атаманша дико заорала, и исчезла в черном жерле ямы. В первый момент ни Мишка, ни Фин даже не поняли, что случилось, и только Бальт завыл отчаянно и протяжно.

— Катька! Катька! – наперебой звали ребята, но так и не дождались ответа.

Глава одиннадцатая. Смертельная западня

Мишка сидел, равнодушно уставившись в телевизор. События последних дней – похищение сестры и необъяснимый несчастный случай с Катькой окончательно выбили его из колеи. Этим вечером должно было произойти то, ради чего они с Александрой приехали в Алексино — ровно год назад старый дом погрузился в воду, унеся с собой жизнь его старшей сестры, и теперь, в годовщину страшной ночи, Мишка должен был придти на берег Черного озера. Зачем? С той поры, как выяснилось, что Лора утонула и стала русалкой, он не знал ответа на этот вопрос.

— К тебе пришли, — прервал тягостные раздумья голос тети Иры.

На пороге комнаты стоял Бальт. Пес был один, и никто не сопровождал его. Увидев ротвейлера, Мишка очень удивился, не представляя, как он смог отыскать дорогу к дому, в котором никогда не был. Впрочем, один Мишкин знакомый утверждал, что Бальт мог читать человеческие мысли и даже вступать в телепатический контакт, но в такое объяснение было довольно трудно поверить.

— Что ты здесь делаешь?

— Я бы сама хотела задать тебе подобный вопрос. Зачем ты приманиваешь к нашему дому эту собаку? – строго спросила тетя Ира. – Она приносит несчастье. Прошлым летом, после того, как она пожила у нас, утонула Лора. Скажи, за кем она пришла теперь? Я бы эту тварь на порог не пустила, но она проскользнула в квартиру, стоило только открыть дверь.

Пристальный взгляд ротвейлера не отпускал Мишку ни на секунду.

— Ты хочешь, чтобы мы вместе отправились к озеру? – догадался мальчишка.

Пес завилял обрубком хвоста, побежал к входной двери. Мишка хотел последовать за ним, но на его пути встала тетя Ира:

— Не пущу! Лора мертва, Саша пропала, а теперь и ты хочешь отправиться за ними?!

— Но…

Мишка не знал, что делать. Поддавшись первому порыву, он хотел отправиться за Бальтом, но слова тети Иры остановили его. Поход к озеру не имел смысла, превратился в пустую формальность, ради которой не стоило мучить и без того расстроенную тетушку. А Бальт стоял у двери и тихонько поскуливал…

— Оставь парня в покое, Ирина! Он приехал сюда ради этого дня, — неожиданно заговорил вышедший из кухни дядя Павел. – И пса ты зря критикуешь, Бальт надежный друг, не раз выручал из беды. Иди, Михаил, но помни, ты обязан вернуться. Обязан, понимаешь? Я за тебя отвечаю перед твоими родителями.

— Хорошо, — пробормотал растерянный Мишка и вышел за дверь. По правде говоря, он совсем не ожидал такого развития событий.

На улице было довольно многолюдно. Солнце висело низко над горизонтом, цепляясь за крыши пятиэтажек, жара спала, и возле домов тусовались группки местной молодежи. Бальт торопливо трусил по тротуару, то и дело посматривая, на идущего позади Мишку.

— Эй! – окликнули парня со стороны одного из подъездов. – Подожди!

Передав гитару приятелю, Фин догнал Мишку, пошел рядом:

— Что ты задумал?

— Бальт ведет меня к Черному озеру, — сообщил он и рассказал о том, что произошло год назад. – Честно говоря, я не хотел идти туда сегодня, но так сложилось…

— Значит, там будет Инга, то есть Лора?

— Возможно. Но теперь она русалка. Признаюсь, я бы не хотел увидеть ее такой.

Воспоминания о последней встрече с любимой девушкой болью отозвались в душе Фина. Он с ужасом вспомнил дьявольски прекрасное лицо русалки, ее изумрудные волосы… И все же ему во что бы то ни стало захотелось вновь увидеть Ингу, поговорить с ней, еще раз услышать ее голос.

— Я с тобой.

— Там может быть опасно.

— Неважно. Раз я впутался в эту историю, то должен идти до конца.

Мальчишки в сопровождении Бальта пересекли Алексино и углубились в прилегавшую к Черному озеру мертвую зону. Всю дорогу ребята обсуждали страшное исчезновение Катьки, но так и не решили, что на самом деле могло случиться с бесстрашной атаманшей. Пришедший с севера циклон ухудшил погоду, стало ветрено и холодно, почти так же, как и в роковую ночь гибели Лоры. Мишка застегнул куртку, но так и не смог согреться, дрожа то ли от холода, то ли от нервного напряжения. Быстро темнело, и когда ребята вышли на берег озера, их окружал густой, почти непроглядный мрак.

— Ну и местечко, — пробормотал Фин, — Здесь и в самом деле могут черти водится.

Черное озеро было неспокойно. На берег набегали довольно высокие волны, скрипели под ветром мертвые деревья, и этот скрип холодил кровь, переполнял дурными предчувствиями душу. Начал накрапывать дождь. Постепенно глаза привыкли к темноте, и ребята увидели нечто странное – на миг поверхность озера выровнялась, превратившись в огромное абсолютно гладкое зеркало, а потом вода начала резко убывать. Одновременно с этим из черной глубины омута начало медленно подниматься нечто… Фин разом припомнил мучивший его кошмарный сон и почувствовал, как его ноги слабеют и теряют способность двигаться. Кошмар стал явью, и теперь от него не было спасения. А Бальт, как сумасшедший, метался вдоль берега, облаивая то, что поднималось из воды…

Вот над поверхностью Черного озера возникла островерхая башенка, покатая крыша, потом открылись черные глазницы окон, веранда, опутанные водорослями деревья мертвого сада… Вода ушла незаметно, и казалось, что озеро было миражом, а зловещий дом никогда не покидал своего привычного места.

— Круто, — прошептал Фин, но Мишка не слышал слов своего приятеля.

Его сердце сжимали ледяные тиски ужаса. Он думал, что никогда больше не увидит зловещий дом, не вдохнет пропитавшие его терпкие, ни на что не похожие запахи, не будет подниматься по скрипучим ступеням веранды, но кошмар вернулся и властно звал в свои объятия. Только Бальт, не ведая страха, отважно ринулся вперед, пронесся по мертвому саду, запрыгнул на террасу, и громким лаем позвал замешкавшихся мальчишек.

Вблизи дом производил особенно жуткое впечатление. Он отсырел, оброс водорослями и покрылся отвратительной блестящей слизью. Пол веранды подгнил, доски угрожающе скрипели под ногами, из–под них выступали лужи черной, напоминавшей в темноте кровь, воды. Когда мальчишки поднялись на веранду, дверь дома протяжно заскрипела и открылась сама собой, будто приглашая зайти внутрь. Страх почти парализовал Мишку и Фина, но никто из парней не хотел выглядеть трусом, и потому они решительно шагнули в логово кошмара.

**************************

— Как ты думаешь, сколько дом продержится на поверхности? – Фин, которому никогда прежде не доводилось попадать в такие передряги, старался держаться молодцом, но охрипший голос все же выдавал его волнение. – Вдруг он поднялся всего на несколько минут?

— Скорее всего, крайний срок – рассвет. Но все может закончиться намного быстрее.

— Утешил.

— Вся надежда на Бальта. Он чувствует, куда надо идти. Верно, дружище? – желтый луч фонарика скользнул по морде ротвейлера, блеснули жутковатым зеленым светом его глаза. – Однажды он уже выводил нас из этого лабиринта.

— Но теперь–то мы идем в самое пекло. Ты хотя бы представляешь, куда и зачем?

— Мне кажется, лучше всего это знает Бальт. Раз он считает, что мы должны сюда придти, значит, так оно и есть.

— А ты оптимист.

Фин немного завидовал Мишке. Его приятель был уверен в себе, спокоен и решителен. Конечно, Мишке и раньше доводилось бродить по бесконечным коридорам проклятого дома, он мог привыкнуть к чудовищным сюрпризам этого «веселенького» местечка и все же… Каждый шаг давался Фину с трудом, его пугала собственная тень, холодный пот ручейками стекал по спине, ежесекундно он ждал жестокой, кровавой развязки. Такое душевное состояние очень не нравилось самолюбивому парню, и он подумал, что надо срочно взять себя в руки. Немного замедлив шаг, он осмотрелся.

Бесконечно длинный коридор с обшарпанными дощатыми полами уходил во мрак. Слева и справа от Фина находилось множество высоких белых дверей, большинство из которых было приоткрыто. За ними мелькали чьи–то тени, слышались негромкие голоса. Один из голосов показался знакомым. Похоже, для Фина настало время проявить себя. Он пожалел, что у него нет фонарика, однако слабый зеленоватый свет плесени, позволял различать контуры предметов.

— Инга!

— Фин! – донеслось издалека. – Я здесь, помоги мне.

Парень, не задумываясь, ринулся вперед. Он вошел в комнату, на миг увидел лицо любимой девушки, но потом в глазах потемнело, а когда он вновь обрел способность видеть, то обнаружил, что находится в весьма неприятном месте. Фин бывал здесь и раньше, в многочисленных снах, что, как правило, донимали его перед началом каждого учебного года. Это был школьный класс с большими распахнутыми настежь окнами и огромной, угольно черной доской на стене. За окнами блестела молодая листва, пели птицы, а в классе шла бесконечная контрольная по алгебре. В своих снах Фин брался за решение задач и с ужасом обнаруживал, что не может написать ни строчки. Алгебра полностью выветривалась из головы, и он с трепетом ждал окончания урока, когда придет время сдавать нерешенную контрольную. Так было в снах, но действительность оказалась намного хуже.

Закованные в тяжелые цепи ученики, чьи лица скрывали облачка тумана, сидели за партами, а над головой каждого тускло поблескивал острый нож гильотины. Несчастные что–то быстро строчили в тетрадях, а у доски, наблюдая за происходящим, сидело страшное существо без лица. Время от времени оно вызывало одного из учеников, тот не мог ответить на вопрос, монстр нажимал кнопку на своем столе, свистел в воздухе нож гильотины, и голова несчастного падала на пол, превращаясь в футбольный мяч. Таких мячей в классе было предостаточно…

— Но это просто бред! Я сплю.

— В чем–то могу с тобой согласиться, но этот нелепый сон вполне может окончиться самой настоящей смертью, — туман, скрывавший лицо девчонки за соседней партой рассеялся, и Фин узнал Катьку–разбойницу.

— Ты? Что происходит, Катька?

— Дом дает жизнь нашим кошмарам. Теоретически с этим можно бороться, но я пока не слишком преуспела. У тебя какой вариант?

— Первый, — машинально откликнулся Фин, посмотрев в лежавшую перед ним тетрадь.

— Черт! А у меня второй. И списать не у кого…

— Я не желаю участвовать в этой игре!

— Тебя никто не спрашивает.

Мальчишка хотел возражать, но в этот самый момент на пол упала еще одна голова–мяч, и он понял, что поблажек на страшной контрольной не будет. Фин попытался сконцентрироваться, заняться написанной на доске задаче и с ужасом почувствовал, что забыл даже таблицу умножения…

****************************************

— Фин! Фин!

Мишка стоял посреди коридора, и звал своего приятеля. Он отвлекся на одно мгновение, а когда посмотрел назад, то не обнаружил шагавшего позади Фина. Такова была излюбленная подстава дома, ее можно было избежать, если бы они шли, взявшись за руки, но Мишка забыл предупредить Фина об этом.

— Мы с тобой дали маху, Бальт. Будем надеяться, что он выпутается. Куда теперь?

Ротвейлер внимательно посмотрел на своего спутника, а потом побежал вперед. Мишка торопливо последовал за ним. Этот пес потрясающе ориентировался в запутанном лабиринте дома ночных кошмаров, ему был неведом страх, и он всегда находил верную дорогу. Похоже, Бальт взял след. Он уверенно продвигался вперед, проходя через вереницу залов и коридоров, а потом по щенячьи восторженно взвизгнув, метнулся в распахнутую дверь одной из комнат.

— Здравствуй, здравствуй, дружище… Ты молодец… Я очень рад тебя видеть, все время о тебе думал…

Радость переполняла собачью душу, и Бальт визжал от восторга, облизывая лицо прикованного к стене человека. Мишка подошел ближе:

— Это вы? – он напряжено всматривался в лицо пленника. – Или не совсем вы?

Закованный в золотые цепи мужчина был очень похож на Странника, но выглядел лет на пятнадцать старше его.

— Это я. Мой облик может изменяться, в зависимости от того, каким меня хотят видеть. Лора представила меня юношей немного старше ее, и я стал выглядеть, как двадцатилетний парень. А теперь я вновь стал самим собой.

— Ясненько… Похоже, у вас неприятности. Я могу чем–то помочь?

— Нет, спасибо. Мне предстоит самому решить эту проблему. Хорошо, что Бальт здесь, — Странник потрепал по холке сидевшего у его ног пса. – А что тебя сюда привело, Мишка? Ты ищешь сестер?

— Саша здесь?

— Думаю, да. Мне встретилась женщина, которую похитил и отвел сюда собственный муж. Она рассказывала о другой пленнице – девочке по имени Александра. Скорее всего, это твоя сестра. Что же касается Лоры…

— Она умерла. Утонула и стала русалкой.

— Не делай поспешных заключений. Лора действительно похожа на русалку, но она может наделять особой жизнью мертвую плоть. Мертвец не справился бы с этой задачей.

— Выходит, с обеими девчонками все в порядке?! – с надеждой и тревогой спросил Мишка.

— Насколько это возможно в доме ночных кошмаров. Саше грозит большая опасность…

— Я должен ее найти! Но как? Можно до самой старости плутать по этим бесконечным коридорам.

— Попробуй сосредоточиться, сконцентрироваться, подумай о том, что для тебя важнее всего. Дом полон иллюзиями, но их можно преодолеть. Если ты действительно этого хочешь, то найдешь сестру.

— Мне бы вашу уверенность, — вздохнул Мишка, и, попрощавшись со Странником, продолжил свое путешествие по страшному дому.

Он шел вперед, стараясь не обращать внимание на то, что происходит вокруг. Он думал только о Саше, представлял ее лицо, голос, вспоминал то, что пережил вместе с ней. Дом неистовствовал – на пути Мишки появлялись страшные призраки, пол превращался в трясину, а стены пылали синим огнем, но мальчишка продолжал свой путь. Александра находилось рядом, и он был обязан спасти ее.

— Саша! Саша!

Мишка стоял на поляне мертвого леса. Над его головой расстилалось черное беззвездное небо, вокруг застыли неподвижные, потерявшие кору деревья. Вдали, за стройными стволами мелькали светлые пятна, похожие на затерявшихся во мраке солнечных зайчиков.

— Саша!

— Тише… – девочка вышла на поляну, взяла Мишку за руку. – Не пугай их. Знаешь, как они скучают? Я рассказываю им длинные сказки, но они все равно плачут. Им тоскливо и страшно в этом лесу.

— О ком ты?

— Здесь бродят души тех, кто умер в этом доме. Тата, Аглая, Иван, и те, о ком мы ничего не знали. Они хотят уйти к свету, но не могут отыскать дорогу. Им очень, очень плохо.

— Надо сматываться отсюда.

— А они, а Лора?

— Сперва я выведу тебя отсюда, а потом займусь остальными.

— Я…

Саша пыталась возражать, но Мишка взял ее за руку, и властно повлек вперед. Он видел сиявшую вдалеке путеводную звезду и знал, что там находится выход из проклятого дома.

*******************************

Непогода разыгралась по полной программе. Ледяной дождь выбивал яростную дробь, порывы ветра почти до земли сгибали деревья и, не выдержав его напора, со страшным, похожим на стон скрипом, ломались мертвые яблони. Дверь старого дома открылась, на веранду выбежали двое.

— Кажется, прорвались, — Мишка протянул сестре руку, помог спуститься по сгнившим ступеням.

— Дождь! Настоящий дождь! – восторженно воскликнула Александра. – Я думала, что больше никогда не выберусь на свободу.

Однако ситуация не располагала к лирическим отступлениям. За спинами беглецов находился проклятый дом, и никто не знал, что могло произойти в следующую минуту. Решительно настроенный Мишка, вновь взял сестру за руку, и они побежали за пределы мертвого, покрытого скользкой тиной сада.

— Подожди! – Саша остановилась, посмотрела на оставшийся позади дом. – Что ты намерен делать дальше?

— Отведу тебя домой и сдам под расписку тете Ире.

— А потом?

— Вернусь сюда и попробую вытащить Катьку, Фина, остальных.

— Вот как? – девчонка тряхнула головой, ее лицо приобрело упрямое выражения. – Ты будешь играть в героя, а я — изображать из себя кисейную барышню?

Они спорили, пытаясь перекричать стук дождя и завывания ветра. Мишка доказывал — Саша должна вернуться домой, а она упрямо твердила, что они вместе должны спасать попавших в беду людей.

— Что будет с мамой и папой, если мы все погибнем?! Должен уцелеть хотя бы один.

— Вот и ладненько, ступай домой и смотри телевизор. Лично я обещала душам умерших помочь найти дорогу к свету.

— Как трогательно наблюдать за вами! Вы милые, добрые, честные ребятишки, — негромкий голос ведьмы перекрыл рев бури, вокруг стало неожиданно тихо. – Но есть еще и моя точка зрения.

Мишка и Саша как по команде обернулись и увидели на пороге проклятого дома Стефанию. Ведьма была не одна. Рядом с ней стояла растерянная, испуганная Лора.

— Ты любишь своих сестер, Мишка, и это похвально, — вновь заговорила рыжеволосая ведьма. – Ты почти смирился с гибелью старшей, но открою тебе секрет – Лора не умерла. Мои чары дали ей обличье русалки, однако, это иллюзия. Итак, Лора жива. Пока. Скажи, мой юный друг, кого из сестер ты любишь больше? Старшую или ровесницу? Лору или Александру? Которую ты готов отдать мне?

Мишка и Саша чувствовали себя так, будто поливавший их дождь превратился в расплавленный свинец. На вопрос ведьмы не было ответа, но они не сомневались, Стефания доведет дело до конца и заставит принять решение.

— Бегите! Бегите, как можно скорее! – отчаянно закричала, вспомнившая свою прошлую жизнь Лора.

Время шло, и не было способа замедлить его бег. Зеленые глаза ведьмы сияли как звезды, ее дивной красоты рука манила к себе:

— Мне нужна Александра. Если она вернется, я отпущу Лору. Если нет, Лора навсегда останется здесь.

Взгляд Мишки метался по лицам сестер. Возможно, он бы предпочел отдать собственную жизнь, лишь бы не делать этот страшный выбор. Но игра шла не по его правилам…

— У меня идея, — Саша подошла к брату, горячо зашептала на ухо: — Надо сделать то, к чему ведьма не готова. Она предлагает обмен, а мы просто, без особых условий придем к ней в дом. Вспомни, когда мы все объединялись, никто не мог противостоять нам. Зло отступало.

— Ты с ума сошла!

— Вовсе нет, наоборот, все очень ловко придумала. Если мы будем знать, что наша совесть чиста, что правда на нашей стороне, мы победим. Вспомни, как мы разрушили чары и освободили волшебный источник.

Мишка задумчиво смотрел на черную громаду дома. Тем временем, Александра решительно зашагала в сторону убежища темных сил. Брат догнал ее, и они пошли вместе.

— Я тоже решил не пропускать вечеринку, — пояснил Мишка, проходя мимо несколько озадаченной ведьмы. – Мы классно повеселимся и обязательно вернемся домой.

Глава двенадцатая. Далекий свет

Растянувшись во весь рост, Бальт дремал, положив морду на колени Странника. Внезапно пес встрепенулся, оскалил зубы, глухо зарычал. Зашуршал шелк роскошного платья, в комнате стало светлее, и перед Странником появилась улыбающаяся Стефания:

— Время вышло, мой друг. Я пришла за ответом.

Мужчина пристально посмотрел в глаза ведьмы. Он больше не испытывал страха, сомнения оставили его:

— Нет.

— Это печально, и все же я уважаю чужой выбор, — Стефания хотела подойти ближе, но ее остановил грозный рык Бальта. На лице ведьмы промелькнула досада. – Не стоит тратить на вас время. Знаешь, Странник, я обдумываю список гостей. Как ты думаешь, кто достоин увидеть мой триумф?

Мужчина не ответил, закрыл глаза, погрузившись в медитацию. Стефания прошлась по комнате, резко остановилась, простерла руки к темному потолку, и выкрикнула фразу на непонятном языке. Помещение моментально окутал густой туман, контуры предметов стали расплывчатыми, воздух завибрировал. Бальт испуганно взвизгнул, плотнее прижался к ногам хозяина. Вскоре марево рассеялось, и Странник увидел, что находится в просторном, озаренном бесчисленным множеством свечей зале. Он по–прежнему был прикован к стене длинными золотыми цепями, а вот все вокруг стало иным – в центре зала стоял сиявший драгоценными камнями алтарь, в противоположном его конце возвышалась огромная, покрытая непонятными надписями и рисунками дверь.

— Я пригласила не всех. Некоторые так заняты своими проблемами, что вот–вот потеряют голову, не будем отвлекать их, — голос Стефании дрожал от радостного возбуждения, она не находила себе места, возбуждено вышагивая по драгоценному малахитовому полу. – Итак, представление начинается!

Только теперь Странник заметил, что в зале появилось несколько «гостей». Моложавый мужчина с седыми волосами, гордо подняв голову, наблюдал за происходящим, возле него стояла прижимавшая к груди куклу Лизонька, а в самом дальнем конце зала растерянно озирался по сторонам Мишка.

— Где Саша?! Где Лора?! – мальчишка подбежал к ведьме, но она отвернулась, не удостоив его даже взглядом. Потом Мишка увидел Странника и ринулся к нему. – Вы не видели моих сестер? Мы с Александрой вернулись в дом, и тут все закружилось, завертелось, я оказался здесь, а она исчезла. И Лоры нигде не видно.

Странник не успел ответить. Послышались тяжелые шаги, открылась малоприметная дверца, и в нее вошли скованные золотыми цепями, насмерть перепуганные Саша и Лариса. Каждую из них вела пара омерзительных стражей. Посиневшие утопленники приблизились к своей госпоже и замерли, ожидая дальнейших распоряжений. Ведьма подошла к алтарю, надела на палец кольцо Сфинкса и взяла лежавший там же меч.

— Что вы делаете?! Пощадите нас! – взмолилась Лариса.

— Остановитесь! – крикнул Мишка, бросившись на помощь сестре, но его задержал Странник.

— Твоя бессильная ярость и угрозы только прибавят могущества ведьме.

— У вас есть план?

— Только надежда, — Странник грустно улыбнулся. – Сила на ее стороне, на нашей – добро.

— Саша рассуждала о добре, и ее сейчас убьют, вы… – Мишка не договорил и только махнул рукой. Слезы душили его, и он едва сдерживался, чтобы не разрыдаться.

Стефания подошла к Ларисе, дотронулась острием меча до ее лба. На побелевшей коже женщины выступила капелька крови. Несчастная жертва больше не противилась злой воле, с ужасом глядя в прекрасное лицо ведьмы…

— Стефания Леконт, — неожиданно прозвучал в полной тишине голос Странника, — я обращаюсь к тебе и предлагаю руку помощи. Вспомни наш разговор. То, что сейчас должно произойти – огромное зло. Еще два ни в чем не повинных человека окажутся обречены на вечные муки, но это не станет избавлением для тебя и для твоей дочери. Войдя в новые тела, вы не станете счастливы, зло вернется как бумеранг, и вновь падет на твою любимую дочь. Однажды, пытаясь сделать Лизоньку счастливой, ты уже убила ее и погибла сама, неужели ты хочешь до бесконечности повторять эту трагедию? Стефания, ты погубила собственного ребенка, навлекла проклятие на семью своего мужа, сделала дом кровожадным убийцей, замутила источник животворной силы Земли, превратив его в болото зла, скажи, в какой из этих моментов ты была счастлива? Какое из этих преступлений вернуло радость в твою жизнь? Ты молчишь… Помни, каждое новое злодеяние приносит боль Лизоньке. Так разорви эту цепь, и вы обе обретете покой!

— Точнее, умрем, — губы ведьмы кривила холодная усмешка.

— Стефания, ты давно мертва, но не хочешь смириться с этим. Прими свой жребий…

— Бессмертному легко рассуждать о жизни и смерти. Что если мы просто сгинем в пустоте?

— Пустота в твоей душе, Стефания. Что до бессмертия, оно порой бывает мучительно.

— Довольно!

Стефания тряхнула головой, и ее упругие, похожие на бронзовых змей локоны рассыпались по плечам. Ведьма начала читать заклинание, а потом немного повернула надетое на указательный палец кольцо. Мертвецы вздрогнули, на их бессмысленных лицах отразился испуг, затрепетали под порывом ветра огоньки свечей. Стефания занесла меч над головами испуганных жертв.

— Лариса и Александра, изыдите из своих тел и ступайте туда, где вас ждут! – грозно проговорила она. – Я повелеваю, изыдите!

Огромные двери в глубине зала медленно открылись. Порыв сухого пыльного ветра ворвался в помещение, загасил множество свечей. За дверью простирался мертвый лес. Там, среди высохших деревьев, скользили солнечные зайчики заблудившихся душ.

— Прочь! Прочь!

Колдовской экстаз преобразил Стефанию. Исчезла ее дивная красота, и она явилась собравшимся в своем подлинном обличии. Лизонька все крепче сжимала в руках фарфоровую Мари, с ужасом наблюдая за превращениями своей маменьки. Саша и Лариса держались из последних сил. Волна запредельного ужаса накрыла их, завертела в безумном вихре, паника становилась все сильнее, и разум уже не мог контролировать чувства.

— Прочь! – гремел над их головами нечеловеческий голос.

Меч вновь коснулся лба несчастной женщины. Иссохшая мумия с огненными кошачьими глазами, не отрываясь, смотрела на Ларису:

— Тебе не место в этом теле. Уходи, пока ужас не разорвал твое сердце. Беги в лес, там покой, тишина, забвение…

Лариса дико закричала, упала на колени, пытаясь освободиться от цепей. Ее душа рвалась на свободу, пытаясь покинуть объятое ужасом тело.

— Не надо, маменька! – отбросив игрушку, девочка подбежала к колдунье. – Не убивайте тетю Ларису, она хорошая!

— Убирайся! – упивавшаяся своим могуществом Стефания замахнулась на дочь, Лизонька отлетела к стене, и упала на пол, как сломанная кукла.

— Маменька…

Тихий голос девочки оборвал наваждение. Ведьма сорвала с пальца кольцо, отбросила меч, и подбежала к лежавшему у дальней стены ребенку.

— Элиза… – лицо Стефании вновь стало прекрасно, в глазах блеснули слезы. – Лизонька, ангел мой, моя девочка…

Златокудрая малышка не шевелилась. Ее кукольная головка была неестественно повернута, а глаза застыли, уставившись в одну точку. Стефания подхватила девочку на руки, в растерянности заметалась по залу. Силы ведьмы были очень велики, но в этот миг она забыла все, что знала и умела – перед глазами было только застывшее лицо обожаемой Лизоньки, и оно заслоняло весь мир.

— Она жива? – Стефания подбежала к Страннику, протягивая ему ребенка. – Ты все можешь, все знаешь, скажи, что она жива.

— Она умерла сто лет назад. Погибла в ту ночь, когда ты собиралась устроить человеческое жертвоприношение. Девочка не вовремя вошла в комнату, ты потеряла контроль над силами, которые призвала для совершения страшного обряда, они вырвались на свободу, убив и тебя, и Лизоньку. Сегодня все повторилось.

— Но я не могу потерять ее!

— Твоих сил хватит, чтобы вернуть ей подобие жизни, и продолжать мучительное существование между мирами.

Стефания безутешно рыдала над телом девочки. Блеснули слезы и в темных глазах Странника. Все присутствовавшие в зале замерли, боясь шевельнуться, и молча наблюдали за происходящим.

— Что, что я должна сделать?

— Ты сотворила очень много зла, Стефания, но свет в твоей душе еще не померк. В ней живет любовь. Отрекись от зла, попроси прощения у тех, перед кем виновата, — голос Странника завораживал и успокаивал, воскрешал надежду в сердце несчастной матери.

Стефания подошла к двери, ведущей в мертвый лес:

— Выход здесь, идите сюда, — негромко позвала она.

Метавшиеся по лесу солнечные зайчики услышали ее голос, полетели навстречу. Вскоре по залу закружилось множество слепленных из золотого света фигур. Одна из них приблизилась к ведьме, заглянула в ее лицо.

— Прости меня Тата, — опустила глаза Стефания. – Я пришла в твой дом, отняла у тебя отца, а потом хотела забрать и саму жизнь. Я молю о прощении, но понимаю, что не заслужила его…

— Мы все давно простили тебя и только ждали, когда ты простишь себя сама.

Тата притронулась прозрачной ладонью ко лбу Стефании. Ведьму окутало золотое сияние, она вышла из своего тела, и оно грудой потемневших костей упало на пол. Тоже произошло, и с Лизонькой. Освободившись от безобразного тела, она подошла к матери.

— Мне так хорошо, маменька…

— Девочка моя, — Стефания обняла ребенка, — мой ангел…

— Пора, — торопила их Тата. – Мы и так задержались здесь дольше срока. Мы уходим к свету.

Зал захлестнула волна яркого света. Над головами людей открылся тоннель, в конце которого сиял неземной, прекрасный свет.

— В дорогу, в дорогу! – души, долгие годы, томившиеся в плену дома, наконец–то обрели свободу, и, сделав прощальный круг, устремились к свету.

— Спасибо, — прозрачная рука Стефании скользнула по лицу Странника, — Ты сделал для моей дочери то, что так и не сумела сделать я. Она счастлива.

— Прощайте.

Как только души покинули этот мир, свет погас, а зал окутала плотная пелена тумана. Когда он рассеялся, о невероятных событиях напоминали только лежавшие на полу скелеты давно умерших людей. Иллюзии растаяли, и дом обрел свой подлинный вид. Мишка и его друзья находились в одной из комнат второго этажа, той самой, где когда–то погибли Лизонька и ее мать.

— Вы вовремя управились! – воскликнула непонятно откуда появившаяся Катька. – А то меня уже вызвали к доске.

— Фин! Лора!

Они тоже были здесь, вырвались из терзавшего их кошмара за миг до роковой развязки. Растаяли, как дым, золотые цепи, сковывавшие Странника, обрели свободу Лариса и Александра. Люди смеялись и плакали от счастья, восторженно взвизгивал, норовивший облизать всем лица Бальт.

— Супер! Надеюсь, теперь все кончилось по настоящему, и меня больше не будут преследовать дурацкие сны?

— Ты умерла и воскресла, Катя, потому твоя душа была связана с мертвым лесом, в котором она однажды уже побывала. Теперь ты свободна, — откликнулся Странник. – Кошмар старого дома кончился.

— Одного не понимаю, — Мишка осторожно высвободился из объятий повисших на нем сестер. – Лизонька была настоящим чудовищем, могла убить кого угодно и вдруг пожалела Ларису. Почему?

— Ты немного запутался. Златокудрая девочка, которую мы встретили прошлым летом, вовсе не была Лизонькой. Под маской ребенка скрывалось безжалостное кровожадное чудовище – Душа дома. Оно принимало разные обличия, в том числе и этой несчастной девочки. А сегодня мы видели настоящую Лизоньку, точнее ее душу… — неожиданно Странник умолк, с тревогой посмотрел по сторонам. — Думаю, сейчас не самое время для пространных объяснений, дом может в любой момент уйти под воду.

Слова Странника вернули к действительности. Теперь, когда чары Стефании исчезли, уже ничто не удерживало проклятый дом в нашем мире. Он должен был исчезнуть, сгинуть, навсегда погрузиться в измерение абсолютного зла. Для бегства оставались считанные минуты.

— А где Николай? – встревожено спросила Лариса.

— Наверное, ему не понравилась наше общество, и он поспешил испариться, — откликнулась Саша. – Не знаю, что именно он хотел получить от ведьмы, но явно остался в дураках.

— Боюсь, у нас будут проблемы, — Странник указал на пустую шкатулку, в которой раньше хранилось волшебное кольцо. – Этот человек решил идти до конца.

Подумав, Странник подобрал валявшийся на полу меч Стефании, и первым вышел из комнаты.

******************************

— Вы куда–то торопитесь?

В центре холла, напротив входной двери стоял Николай. Его губы кривила торжествующая ухмылка, а на ладони блестело кольцо Сфинкса. Спешившие покинуть дом беглецы остановились на ступенях широкой лестницы.

— Знаете ли, мне не слишком везло в жизни. Меня окружали не те люди, они не замечали моих талантов, а кое–кто даже высмеивал их. Однако теперь все изменилось, — разглагольствовал Николай, с торжеством наблюдая за толпившимися на ступенях людьми. – Стефания обещала мне деньги и славу, но теперь я могу получить нечто большее – абсолютную власть над людьми. Для начала я покараю тех, кто относился ко мне без достаточного почтения…

— Оставь эту затею. Неужели пример Стефании ничему не научил тебя?

— Ты? – Николай в упор посмотрел на Странника. – Кто дал тебе право поучать других? Ты много старше нас, мудрее, или имеешь три высших образования? Терпеть не могу умников, с важным видом сообщающих азбучные истины! Рассуждения о добре и милосердии не имеют никакого отношения к реальной жизни. Знаешь, приятель, пожалуй, ты будешь первым, на ком я испробую свою власть. Я изгоню твою душу, и она будет вечно скитаться черт знает где.

— Попробуй, — лицо Странника было непроницаемо, — но для начала научись пользоваться кольцом. Не каждый чернокнижник рискнул бы надеть его на палец.

— Чепуха! Пустые разговоры. Современный человек вполне может справиться и с более сложными проблемами, — Николай усмехнулся, и решительно надел кольцо на указательный палец правой руки. – Убирайся из своего тела, Странник. Прочь, пока ты не умер от страха!

Писатель приготовился узреть муки и панический страх своей жертвы, однако его самого ожидали весьма неприятные превращения. Тело Николая мелко–мелко задрожало, а потом начало стремительно уменьшаться в размерах. Никто еще не успел до конца понять, что случилось, а в углу холла уже стоял крошечный карлик с ладонь величиной. Коротышка что–то пищал и яростно потрясал миниатюрным кулачком.

— Ловите его, ребята! – первой поняла преимущество своего положения Катька. – Отберем у него кольцо, а сам он станет экспонатом живого уголка.

Почувствовав угрозу, карлик метнулся в темный закоулок под лестницей, на ходу пытаясь стащить с пальца уменьшившееся во много раз волшебное кольцо. Ребята ринулись за ним. В пылу погони Катька и Фин больно стукнулись лбами, а проворная Саша едва не ухватила карлика за шиворот. Однако ему удалось скрыться от преследователей.

— И что теперь? – с тревогой в голосе спросила Лора.

— Уходите. Я должен остановить его, — Странник крепче сжал рукоять меча. – Быстро!

Но было уже поздно. С оглушительным треском сломались подгнившие доски, старая лестница рассыпалась, превратившись в груду мусора. В тот же миг из–под ее обломков вылез закованный в черные латы детина двухметрового роста.

— Вот такой прикид по мне! – громовым голосом воскликнул преображенный Николай. – Настало время поразвлечься.

— Этого я и опасался, — Странник внимательно следил за каждым движением своего противника. – Николай не справился с магической энергией, и кольцо поработило его. Теперь он стал воином Тьмы. Лет пятьсот назад я встречался с одним из них. Воин Тьмы приходит из глубины ада и убивает до тех пор, пока кто–то не остановит его. Подержи Бальта, Фин…

Потрясая мечем, Николай вышел на середину холла. Ребята с визгом бросились врассыпную, Фин едва оттащил в сторону упиравшегося пса, а потрясенная Лариса замешкалась, замерла на месте, широко раскрытыми глазами глядя в лицо мужа. Сталь со свистом рассекла воздух, женщина вскрикнула, но клинок преградил путь клинку – Странник молниеносно отбил атаку воина Тьмы. Избавившаяся от оцепенения Лариса, отскочила в сторону.

— Ты хочешь сразиться со мной?! – взревел Николай. – Брось, единственное твое оружие – сладкие речи. Уговори меня, как уговорил Стефанию. Может быть, я откажусь от своих планов.

— И не подумаю, — уклонившись от сокрушительного удара, Странник отпрыгнул в сторону. – Докричаться можно лишь до того, кто хочет услышать. Для «глухих» у меня есть другие аргументы.

Затаив дыхание, ребята и Лариса наблюдали за поединком. Похоже, Странник в совершенстве владел искусством боя на мечах, но и противник ему попался очень опасный. Высокий, защищенный броней воин Тьмы размахивал своим мечом, сокрушая все, что попадалось ему на пути. Странник, которому и раньше доводилось сталкиваться с подобным посланцем ада, знал, что мастерство дьявольского противника возрастает с каждой секундой боя, и он тут же перенимает все проведенные против него приемы. Медлить было нельзя… Отражая очередную атаку, Странник парировал удар, подняв меч над головой, Николай по инерции пронесся мимо него, оказался позади, едва не потеряв равновесие. Странник развернулся, нанес наклонный режущий удар вниз — клинок скользнул по броне, посыпались искры, воин Тьмы вновь ринулся вперед:

— Я убью тебя, проповедник! Разорву на кусочки!

Проскользнув под локтем своего врага, Странник развернулся и прямой ногой нанес мощнейший удар в челюсть. Воин тьмы охнул, и опустился на колено, в ту же секунду, его противник взмахнул мечом, клинок со свистом рассек воздух и остановился, едва коснувшись незащищенной шеи Николая.

— Вот так я убеждаю тех, кто не хочет меня слушать, — усмехнулся Странник. – Повторяю, откажись от своих безумных планов. Пока воин Тьмы не пролил кровь невинного, он еще может стать человеком. Это последний шанс. Я не хочу твоей смерти, Николай.

— Конечно–конечно, я все сделаю, как скажете, — дрожащим голосом пробормотал писатель. – Я раскаиваюсь, я больше не буду, я займусь благотворительностью…

Он смотрел в глаза победителю, а в это время его рука тянулась к спрятанному за голенищем сапога кинжалу. Странник опустил меч, и тут воин Тьмы вновь ринулся в атаку. Никто из зрителей не понял, что именно произошло в следующую секунду – сверкнула серебряная молния клинка, и вот уже обезглавленное тело упало у ног Странника. С досадой отбросив меч, он, ни слова не говоря, пошел к выходу. Остальные последовали за ним, торопясь покинуть проклятый дом. Скелеты яблонь тянули к ним свои руки–ветви, но уже не могли задержать шагавших по дорожке людей…

**************************

Дождь стих, тучи рассеялись, небо на востоке перечеркнула светлая полоса зари. Странник, Бальт, Лариса, Катька–разбойница, Фин, Мишка и обе его сестры не стали наблюдать за тем, как медленно погружался в озеро дом ночных кошмаров, они шли вперед, не вспоминая о прошлом. Все было кончено. Преследовавшие их на протяжении года несчастья остались позади, темные силы больше не удерживали их души. Лора и Странник замедлили шаг, немного отстали от компании.

— Я все вспомнила: о том, как любила тебя, как страдала, когда ты добровольно ушел в измерение абсолютного зла, о том, как ты вернулся другим. Я думала, что любовь может победить овладевшие тобой злые силы, но ошиблась, и мы оба сорвались в пропасть. Но я искупила свой грех, и теперь все позади.

— Да, — Странник улыбнулся, осторожно поправил ее растрепавшиеся золотистые волосы. – Кошмар кончился. Дом исчез навсегда, заблудшие души вырвались на свободу, а мы расплатились за все свои ошибки. Теперь мы расстанемся, потому что…

— У твоей дороги нет конца, — продолжила его слова Лора. – Я ни о чем не жалею и всегда буду вспоминать о тех минутах счастья, что ты мне подарил. Только хорошее…

— Спасибо. Я не забуду о тебе до конца времен, — Странник пошел быстрее, догнал ребят и Ларису. – Нам с Бальтом пора, дорога ждет нас.

— Мы еще встретимся?

— Не думаю, Катерина. Я нигде подолгу не задерживаюсь и иду только веред.

— Жаль, — атаманша помрачнела, но потом взяла себя в руки, улыбнулась. – Удачи вам обоим!

Бальт восторженно взвизгнул, припал на передние лапы, побежал вперед. Он любил это бесконечное путешествие и с нетерпением ждал, когда же хозяин последует за ним. Странник помахал рукой и легко, стремительно зашагал по мокрой, окутанной рассветными сумерками улочке. Ребята долго смотрели ему вслед.

— Тетя Ира, наверное, с ума сходит. Я обещал не задерживаться, а провозился до утра.

— Ничего, Мишка, тетю и дядю утешит наше появление, — откликнулась Александра. – Представляю, как они обрадуются, когда увидят Лору. Вот это я называю – приятный сюрприз.

— Вам хорошо, у вас есть смягчающие обстоятельства, — вздохнул Фин. – А мне шею намылят капитально, как пить дать.

— Знаешь, это далеко не самая крупная неприятность, которая может случиться в жизни, — философски заметила Катька–разбойница. – Лично я на такие мелочи почти не реагирую.

Какое–то время они шли молча, а потом Мишка неожиданно остановился, посмотрел на Лору:

— Скажи, ты больше никогда не оставишь нас?

— Нет, Мишка, — слезы неожиданно набежали на глаза, Лора улыбнулась, сдерживая их, — Никогда. Мы одна семья, и ничто не разлучит нас.

Взошло солнце. Его лучи упали на кристально–прозрачную гладь небольшого озера, заскользили по песчаному дну. Вокруг водоема больше не было засохших, наводивших уныние деревьев, их сменила молодая буйная поросль – свежая, умытая дождем, изо всех сил стремившаяся к сияющему в бирюзовом небе солнцу. Прозрачные волны набегали на золотистый берег, нежно лаская его, а у самой кромки воды тускло поблескивал маленький, неприметной предмет, в котором, присмотревшись, можно было узнать кольцо Сфинкса…



Загрузка...

Вход в систему

Навигация

Поиск книг

 Популярные книги   Расширенный поиск книг

Последние комментарии

Последние публикации

загрузка...