Саваоф (fb2)

- Саваоф (и.с. Криминальная коллекция) 1.21 Мб, 289с. (скачать fb2) - Светлана Чехонадская

Настройки текста:



Светлана Чехонадская Саваоф

Жить — это видеть, как все повторяется.

Асорин [1]

На экране пустая комната. Два кожаных дивана, пять кресел, журнальный столик с инкрустацией, бильярдный стол у балконной двери. За ней — окна соседнего, вплотную примыкающего дома. Ветер проносится по листве фикуса. Листва кажется искусственной... Но времени задуматься нет: голоса, ранее звучавшие как невнятный шум, как бормотание телевизора у соседей, приблизились и вошли в комнату, соединившись со своими обладателями — людьми. Людей шестеро.

— Честность! Трусость это, а не честность, — говорит женщина, видимо, продолжая начатый в коридоре разговор. — Неудачники любят кичиться порядочностью! Это единственное достоинство, которое они у себя находят.

— Почему единственное? — пожимает плечами мужчина. Он подходит к бильярдному столу, наклоняется над ним и пытается забить шар, замерший у входа в дальнюю лузу. У него не получается.

— Спроси лучше: «почему достоинство»?

— Не спрошу. Порядочность — это достоинство. Что бы ты ни думала по этому поводу.

Вторая женщина, забравшаяся с ногами на диван, хлопает в ладоши при этих словах.

— От тебя мы и не ждали ничего другого! — произносит она.

Мужчина отчего-то раздражается, это видно по движению его головы.

— И сколько бы они заработали? — спрашивает другой мужчина, тот, что возится у бара, позвякивая бокалами.

— Девятьсот миллионов. Всего-то навсего! — говорит женщина на диване.

— И вы хотите сказать, что эти ребята неправы? — весело восклицает третий мужчина. Он стоит у окна и теребит занавеску. — Значит, большим дядям можно, большие дяди вообще не стесняются, целые страны разворовывают, а этим нельзя? Да молодцы! Жаль только, что оставшуюся жизнь они проведут в тюрьме. Надо было лучше продумывать схему... Девятьсот миллионов! Можно неплохо развернуться, а? — Он смеется.

— И охота вам считать чужие деньги? — лениво вздыхает третья женщина, самая красивая из всех.

— Охота! — сердито и очень напористо отвечает первая женщина. — Свои давно подсчитаны. Тем более, что там считать нечего. Это ты свои не скоро подсчитаешь, поэтому тебе чужие и неинтересны.

Третий мужчина — тот, что у окна — самодовольно оглядывается по сторонам, зато первый — тот, что у бильярдного стола — раздражается еще больше. Он даже начинает что-то напевать себе под нос, то ли чтобы заглушить эти слова, то ли чтобы заглушить свои мысли. Заметно, что всем становится неловко.

— Ты-рым-пы-рым, — напевает первый, запуская шар вдоль борта.

— А как они это сделали, кстати? — спрашивает третий, видимо, чтобы разрядить обстановку.

— Вообще-то, это секрет. Наша служба безопасности хранит его под семью замками! — говорит женщина на диване и как-то уклончиво-смущенно царапает взглядом красивую. — Но эти схемы давно ни для кого не тайна. Спасибо! — это она мужчине, отошедшему от бара и протягивающему ей бокал. Она нюхает напиток. — Ого! Бабекка? Кто это принес? Говорят, она действует как наркотик. Это правда?

— Раскрепощает! — поясняет красивая женщина. — Алехан решил склонить нас к групповому сексу.

— Ну сейчас! — говорит третий мужчина и грозит Алехану пальцем.

— Да, как они это сделали? — вдруг спрашивает тот, что у бильярдного стола.

— Заинтересовался! Давно пора! — зло смеется первая женщина.

— Марианна, хватит! — одергивает ее красивая.

— Да схема-то несложная, — усмехается женщина с дивана. — Видимо, кто-то из них работал у нас. Причем, как я думаю, работал долго, не меньше двух лет. Он узнал все счета, взял образцы документов... Потом через знакомого банкира предъявил контракт к оплате. Ничего особенного.

— Тогда почему все так не делают? И почему у этих не получилось? — подает голос мужчина, ранее стоявший у бара, а теперь севший в кресло напротив.

— Потому что существуют еще пароли, которые должны подтверждать, что у посредника есть полномочия для совершения таких крупных сделок. Их запрашивают многократно и по разным каналам. Если пароли не даны или даны в неверной последовательности, это срабатывает как сигнализация.

— Их что, сложно узнать? — спрашивает первая женщина.

— Да. Если сделка касается акций, их знают только те, кто занимается акциями. В других отделах — то же самое.

— И это считается хорошей системой защиты? — Мужчина у окна смеется и переходит в центр комнаты. Он тоже садится в кресло и тянется к подносу с бокалами, стоящему на инкрустированном столике. — Счета не секретны, образцы документов можно взять, пароли известны всем, кто занимается акциями! И чего ты сидишь там уже десять лет за свою зарплату, дурочка?

— Сам дурак! — сердито говорит та, что на диване. — В нашем отделе, например, работают только пять человек, все они люди проверенные. Порядочные, извините за то, что выражаюсь в обществе. Они дают подписку. И потом, они — главные обвиняемые, если что. Да нет, там все продумано... И пароли меняются каждый месяц.

— А сейчас какие у вас пароли? — хором спрашивают первая и третья женщины. От неожиданности они, посмотрев друг на друга, смеются.

— Я же сказала: это секрет, — отвечает сидящая на диване.


— Стоп, — сказала я. — Остановите. Вот здесь уже неправда.

— Что это еще за новости! — Следователь недоверчиво посмотрел на меня, а затем повернулся к помощнику, наверное, надеясь получить объяснения хотя бы у него.

Разумеется, тот развел руками.

— Я назвала пароли.

— Вы назвали пароли... Вам это, кстати, свойственно — разбрасываться подобной информацией в компании посторонних людей?

— Нет, не свойственно, но...

— Назвали пароли! — перебил меня помощник. — И теперь хотите убедить нас в том, что это более правдоподобно! Вы знаете, что за такое тоже сажают в тюрьму?

— Выслушайте!

— Да, мы слушаем.

— Во-первых, я выпила. В самом деле, сумасшедший коктейль... Во-вторых, это не посторонние люди, это друзья, и они не имеют никакого отношения к нашей корпорации. Я думала, что они не разбираются в этом, понимаете?

Да я-то понимаю... Мы ведь на том именно и стоим: только вы разбираетесь в этом. Не наша инициатива — свалить все на милую компанию близких друзей. Это ваша инициатива!

— Вы передергиваете! Я просто знаю про себя, что не виновата, и единственное объяснение, которое у меня есть — вот эта запись и этот разговор, когда я назвала эти чертовы пароли, действительные еще на двадцать восемь дней!

— Вы не назвали их, — медленно произнес следователь. — Хотя есть одно обстоятельство...

Помощник фыркнул.

— Посмотрим дальше?


— Вообще-то лучше этого не знать, — сказал третий мужчина, с шевелюрой. — Меньше знаешь, крепче спишь. В баре есть лед?

Коренастый кивнул.

— Эх, — выдохнул третий, поднимаясь с кресла. Он направился к бару, но не дошел до него, а остановился у стойки с техникой.

— А это он и есть, ваш прибор? — спросил он, не оборачиваясь. — Гляди-ка, Елена, это и есть их прибор. Хочешь, посмотрим? Я никогда не видел, как он работает. Как он называется? «Саваоф»? Посмотрим, Елена?

— Да ну, — поморщилась красивая Елена.

— Не советую! — с опозданием отозвалась первая женщина. — И я бы его переименовала. «Люцифер» — это более правильное название. Не вздумай включать его, Антон.

— Почему, Марианна? — вдруг резко обернулся к ней тот мужчина, что делал всем коктейли.

— А потому, Алехан, — сразу же сказала она, словно бы и ждала такой его реакции, — что нашей компании хватит и одного зомбированного!

— Ты, Марианна, сегодня превзошла саму себя! — Обладатель роскошных волос отошел от прибора и начал стучать контейнером со льдом о барную стойку.

— Что с тобой? У тебя предменструальный синдром?

— Тебя это не касается!

— Да как же не касается? Ты ведь бросаешься сегодня на всех, портишь всем настроение.

— Антон, не надо, — сказала Елена.

— Ты ее лучше не трогай, — засмеялся тот, что стоял у бильярда. — Когда у нее плохое настроение, ей лучше не возражать.

— Вот ты, Микис, ее и разбаловал таким отношением! Ты уж извини, это и правда не мое дело, но все эти намеки на ваши денежные проблемы... Как ты терпишь?

— А как ты ходишь с рогами? — спросила Марианна. — Они тебе не мешают в дверных проемах?

— Тебя предупреждали: не лезь, — меланхолично заметила красивая Елена мужу.

— Ты совсем с ума сошла? — Женщина, спустившая ноги с дивана, оказалась невысокой.

— А вы с ума не сошли? С этим своим прибором вы с ума не сошли? Твой муж каждый вечер смотрит один и тот же фильм! Месяцами смотрит один и тот же фильм! А потом обсуждает с тобой один и тот же фильм!!! И после этого я сошла с ума?!

— Да у нее истерика! — воскликнул Алехан. — Микис, как вывести ее из истерики?

— А вот как! — сказал Микис и, подойдя к жене, изо всей силы ударил ее по лицу. Красивая Елена завизжала. Алехан от неожиданности засмеялся.

— Я тебе этого не спущу, сволочь! — закричала Марианна. — Сволочь, сволочь, сволочь! Импотент, неудачник, дурак! Сегодня же ночью я размозжу тебе голову сковородкой! Ты будешь бояться спать, всю жизнь будешь бояться спать!

— Ба, как удачно получилось! — вдруг произнес Алехан.

— Сука, — сказал Микис. — Я буду спать в другом месте. У моей любовницы.

— Так это у тебя рога, Марианна? — спросил Антон.

— Да оставьте вы ее в покое! — красивая Елена заплакала.

— Я не нуждаюсь в твоей защите! Пусть говорят! Их слова меня не задевают! Я их презираю! Один не может заработать на приличную жизнь, потому что носится со своей липовой честностью, другой двигает по службе любовников жены, чтобы они усерднее ее трахали, третий смотрит один и тот же фильм! Какие все уроды! Я ухожу. Я больше не хочу вас видеть!

— Пожалуй, надо всем идти, — сказал Антон. — Славно посидели.

Через минуту комната опустела. В ней остались только два кожаных дивана, пять кресел, журнальный столик с инкрустацией, бильярдный стол у балконной двери, а за окном — чужие окна. И бар.

И стойка с техникой.

И множество других предметов, стоявших на своих местах во время этого разговора.


Моему браку уже десять лет. Это кажется невероятным — в последние годы браки распадаются быстро. На тех, кто не развелся через три года после регистрации, уже смотрят с подозрением. Я как-то слышала, что говорили про нас в конторе Алехана. «Он импотент» — сказал его сослуживец. Я потом осторожно повыспрашивала об этом типе и узнала, что он метит на место Алехана.

Самому Алехану я, конечно, ничего не передала. Он бы расстроился: какому мужчине приятно услышать о себе такое, даже если это и говорят из чистой злобы. Но сам факт показательный. Если не развелись через пару лет, значит, имеются отягчающие обстоятельства. Может, обо мне говорят, что у меня СПИД, что я заразила мужа и мы теперь повязаны внешним унижением и внутренним благородством — нежеланием обнаружиться или, не обнаруживаясь, заразить кого-то. Я просто знаю одну такую семейную пару, у них как раз эта проблема, и они вместе уже восемь лет — только потому, что больны. Он, правда, скоро освободит ее. Похоже на то — выглядит он ужасно.

Вот, кстати, сколько лет проблеме — почти сто! — а решением и не пахнет. Говорят, еще в прошлом веке, когда эта болезнь возникла, люди думали, что открытие лекарства — вопрос пары десятилетий. Как бы не так! Я вообще-то люблю узнавать о старинных прогнозах, всегда интересно познакомиться с надеждами предков — не бесконечно далеких, конечно, а тех, чью логику худо-бедно понимаешь. Не римлян то есть и не средневековых инквизиторов. Двадцатый век в этом смысле для меня поучительнее — он открывал наше время, и я бы не сказала, что люди тогда были глупее. Но откуда берутся их заблуждения? Почему так не верили в излечение рака, утверждая, что если будет найдено лекарство от рака, то проблема СПИДа решится сама собой? Странно как-то. Рак давно лечат, а СПИД — нет, и бессмертием, разумеется, не пахнет. Почему так носились с клонированием? Какие надежды с ним связывали, теперь и не поймешь. Опять надежды на бессмертие? Видно, всерьез их эта тема беспокоила.

Не все прогнозы были ошибочны. Вот, пожалуйста, насчет семьи. Еще сто лет назад заговорили о том, что она отомрет. Как в воду глядели! В этом смысле они молодцы, ведь их предположениям предшествовали тысячелетия ее несокрушимой власти.

Нет, молодцы, ничего не скажешь. Но и здесь есть некая неточность: не все расходятся через три года. Мы с Алеханом живем уже десять лет, и он не импотент, а я не больна СПИДом. Главная неудача мужа, по-моему, это его работа, тогда как я в своей гигантской корпорации считаюсь неплохим специалистом. Муж — фантазер и зануда, так считают почти все наши знакомые, а я... ну, не знаю, среднестатистическая, но не фантазер и не зануда, во всяком случае. И вот живем! Без детей, без СПИДа — что скрепляет наш брак? А вот что: мне не хочется новых отношений, я устаю от чужих проблем, у меня даже челюсть ломит от одной мысли о том, что с кем-то придется начинать все сначала — расспрашивать, знакомиться с родственниками, узнавать о детстве, о болезнях, о работе — ох, нет! Я не хочу! И любовь здесь ни при чем. Как мужчина он мне давно неинтересен. Но другие мужчины мне неинтересны тоже. И женщины — чтобы вы не думали ничего такого...

Вот у Алехана свои причины. Дело в том, что он, действительно, немного помешан на программе «Саваоф», и больше никто в мире — никто! — не способен обсуждать с ним ее особенности так подробно, как это делаю я. То есть он не только наркоман этой программы, но и наркоман наших с ним обсуждений этой программы, вот в чем закавыка! Я — единственный собеседник в разговорах, которые интересны ему больше всего на свете. Именно на этом держится наш невероятно длительный брак — на моей лени и на его «Саваофе».

Кстати, о прогнозах. Когда программа создавалась, лет, по-моему, пятьдесят назад, с ней связывались огромные надежды. Я прочитала об этом в одном старом журнале. Там даже приводились цифры возможного охвата зрителей и, конечно, прибылей. Смешно было читать эту статью! Вроде все рассчитали правильно, и весь бизнес-план, начиная со второй страницы, не содержал ни единой ошибки. Только вот первая страница — вводная — была ошибочна с самого начала и до самого конца.

Разработчики бизнес-плана попытались обосновать все, кроме зрительского интереса. Этот интерес казался им аксиомой, и они посвятили ему только первые абзацы. Уж так они пафосно заявили, что, мол, «всем ясно, какой ажиотаж вызовет это изобретение, мы ожидаем невиданного спроса, но организационные проблемы являются здесь краеугольным камнем, который тем не менее вполне возможно сдвинуть с места, особенно учитывая заинтересованность определенных структур, в том числе и государственных, поскольку открываются большие возможности для манипулирования прибором в рекламных целях...» И — ну подсчитывать расходы да прибыли! Но с аксиомой вышла неувязка — изобретение не вызвало абсолютно никакого интереса у потребителя. Все перемножения миллионов на миллиарды, которыми были заполнены страницы, начиная со второй, перемножали воздух на облака.

Вообще эта проблема заинтересовала меня, я даже сходила в библиотеку, порылась в старых журналах. Дело в том, что моя работа — как раз прогнозы. Я этим и занимаюсь: прогнозирую потребительский интерес к тому или иному виду товаров. Правда, моя область — это акции, но ведь люди — везде люди. И те, что интересуются миллионными вложениями, и те, что переключают кнопки на телевизоре, повинуясь только им слышимым голосам, и заодно те, что покупают голубую туалетную бумагу, но не покупают красную, — все они одинаковы. Поэтому мой интерес к провалу — да, назовем вещи своими именами, провалу «Саваофа» — профессиональный.

Что же я узнала из старых журналов? Я узнала, что у любимой программы моего мужа были предшественники. Реальные шоу — так они назывались. Это когда людей запирали в квартире с зеркальными стенами и оставляли под круглосуточным наблюдением многочисленных камер. Ну, зеркальные квартиры — это частность, людей еще помещали в вагончики, музыкальные студии, замки, публичные дома и даже оставляли на необитаемых островах. Некоторые проекты подразумевали запись всего подсмотренного, которая потом монтировалась, редактировалась и даже изменялась ради некоего режиссерского замысла. Но не эти проекты породили «Саваофа».

Идея программы пришла в голову некоему гражданину из Европы — в журнале его называли Голландец. Дирк-Голландец, если точнее. Он был фанатом других реальных шоу — тех, что проходили в зеркальных квартирах и были стопроцентно честными. Они транслировались в прямом эфире круглые сутки — уж не знаю, интересное это было зрелище или нет. Видимо, не очень, иначе зачем бы Дирку-Голландцу придумывать улучшения? Но как говорили древние, лучшее — враг хорошего, и в случае с «Саваофом» это оправдано.

Я просто вижу этого Дирка-Голландца, который так же, как и я вначале, завис перед телевизором на несколько часов, зачарованный новым представлением. Я, правда, была зачарована «Саваофом», который он изобрел, а он — этой зеркальной квартирой, устроенной совсем по другим законам, но имевшей в своей основе тот же умопомрачительный принцип. Он уловил его и, в итоге, изобрел то, что изобрел — и это изобретение дало ему возможность улыбаться со страниц старого журнала, а затем разорило неведомых составителей уже упомянутого мной бизнес-плана.

Да. Это забавно — наблюдать, как люди за стеклянными стенами ссорятся, мирятся, делают дела, делают любовь, вообще что-нибудь делают. Первые пять минут забавно. Пять минут, не более. Но люди, которые смотрели те зеркальные программы, оставались у экранов сутками. Месяцами! Образовались целые фан-клубы этих стеклянных квартир. Правда, не так уж их было много — фанатов, тут бы Дирку-Голландцу и насторожиться! Впрочем, он-то все сделал правильно: изобрел новую программу, попал на страницы журнала, продал свое изобретение тем дуракам, которые одни и виноваты в своих бедах. Вот как раз они лопухнулись по-настоящему. Как человек, занимающийся акциями, я много вижу подобных идиотов, не поумневших за последние пятьдесят лет. В своих бизнес-планах они по молекулам разбирают будущее (еще бы, ведь здесь их не поймаешь на вранье!), но вот чтобы заглянуть хотя бы в недавнее прошлое — нет. Прошлое прошло — так они считают.

Но я отвлеклась. Сидел, значит, этот Дирк-Голландец, сидел, а потом подумал так же, как и я пятьдесят лет спустя: «А почему, собственно, я смотрю на этих зеркальных обитателей больше пяти минут? Что меня держит?»

Нет, разумеется, во времена Дирка-Голландца не было недостатка в различных исследованиях, аналитических статьях, социологических опросах на тему этого феномена. Наверняка кто-то подобно мне залез в старые журналы, что-то там нарыли, объявили, что страсть к подсматриванию — в крови человека, ну да, ну да. Но вся эта макулатура исследовала верхний слой проблемы, а вот чтобы проникнуть вглубь — тут понадобился особый взгляд. Кстати, косой. Я имею в виду, что, судя по фотографии этого Голландца, он страдал косоглазием. Хотя любой талант — в какой-то мере косоглазие...

Он сделал свое открытие во время вечернего просмотра сто сорок пятой серии: то есть время, понадобившееся ему для «озарения», можно очень точно посчитать. Серия равнялась суткам, он посвящал просмотру не меньше пяти часов в день, умножаем сто сорок пять на пять... Зачем, собственно? Без подсчетов видно, что был он человеком одиноким, не имевшим увлечений, пьющим (вариант: курящим) и тупым.

Уже месяц спустя этот косоглазый Голландец появился на страницах небольшого провинциального журнала — для фотографии его причесали, приодели, одолжили дымчатые очки, ничего, впрочем, не спрятавшие — и заявил корреспонденту буквально следующее:

— Люди смотрят такие программы потому, что им интересно, какой выбор делается каждую секунду каждым из участников жизни, и к каким последствиям приводит каждое из этих ежесекундных решений.

От умственного напряжения корреспондент тоже закосил (или фотография была неудачной).

— Какие практические последствия может иметь ваше наблюдение? — спросил этот бедняга.

— Шоу можно сделать намного интересней! — сообщил Дирк-Голландец.

— И как же?

— Реальная жизнь, к сожалению, позволяет делать только один выбор из миллионов — только один выбор в секунду, — и это сильно ограничивает наши возможности. Вот если бы узнать: что будет, если в ту же самую секунду будет сделан другой выбор, а также третий, четвертый, сотый, и так каждый раз, каждую секунду — вот это будет шоу!

Ну что вам сказать? Я ведь снова вижу его, этого придурка. Его лицо покраснело, слюна брызжет во все стороны, глаза вылезли из орбит. Судя по старым журналам, большинство гадостей на земле начинались именно так: их авторы выпучивали глаза и орали, брызгая слюной: «Это шоу можно сделать намного интересней!» Варианты: справедливей, красивей, правильней.

— Но как? — спросил корреспондент, вытирая забрызганное лицо платком.

— Понятия не имею! — честно признался Дирк-Голландец. — Но свою гениальную идею я на всякий случай запатентовал.

Что еще я про него знаю? Через четыре года выяснилось, что один из читателей этого во всех смыслах дурацкого журнала был потрясен мыслью Дирка-Голландца и поклялся, что реализует его гениальную идею. Был он, конечно, компьютерщиком, работал в области виртуальных спецэффектов, как раз над проектом, позволяющим заменять живых актеров их цифровыми двойниками. Механизм стал ему ясен почти сразу же, и четыре года понадобились лишь для изобретения нового поколения компьютеров и их выхода на рынок. Когда число операций получило необходимое количество нулей, этот парень совместил своих неотличимых двойников с новыми компьютерами и добился того, о чем мечтал: шоу, в котором снова и снова, каждую секунду делался новый выбор, приводящий к новым последствиям — того самого шоу, о котором брякнул, не подумав, Дирк-Голландец.

Я склоняюсь к мысли, что Дирк был обычным мечтателем и запатентовал свою, как он ее назвал, «гениальную идею», скорее всего, для смеха или на спор с соседом по гаражу, а также для того, чтобы попасть в журнал. Вот он, наверное, удивился, когда в один прекрасный день к нему в дверь постучались представители Инвестиционного фонда «Амрайз и К°» и предложили выкупить у него права на давно забытое изобретение за... сорок миллионов долларов! Что же он ответил? Отгадываем с трех раз? Правильно, он сразу же сказал: да. И с этого момента его милый косоглазый образ стал покрываться дымкой — Дирк-Голландец уплыл куда-то на острова, за моря, за океаны, улетел куда-то в горы, возвел вокруг себя какие-то ограды из роз и мрамора — в общем, потратил деньги со вкусом. Конечно, если бы выкупленное изобретение принесло фонду «Амрайз и К°» прибыль, если бы оно озолотило тысячи людей, если бы оно увлекло миллиарды или хотя бы миллионы, будьте уверены: нашли бы Дирка-Голландца и в горах, и на островах, и в морях и под землей, не отвертеться бы ему от интервью, от торжественных церемоний открытия, от председательства в почетных комиссиях — но нет, провалилась затея «Амрайз и К°» и все, что люди сказали о Дирке-Голландце: «Слушайте, ну парень — хват! Взял сорок миллионов за воздух, какой умница!» — и оставили его в покое. Это максимальное одолжение, которое современное общество может сделать одному из своих членов. Шоу «Саваоф» разорило Инвестиционный фонд «Амрайз и К°». Конечно, вначале, когда стартовала невиданная по своим масштабам рекламная кампания, люди смотрели на зазеркальных обитателей, как две капли воды похожих на настоящих людей, и пытались отгадать, как скажется поставленный на край стола и затем упавший стакан на их сегодняшних взаимоотношениях и как скажется тот же стакан, но уже не поставленный на край стола, а сразу же засунутый в посудомойку, на взаимоотношениях завтрашних. Иногда какой-нибудь герой с тяжелым характером сдерживался и не давал в морду тому, кто не мог за себя постоять. Иногда — наоборот, давал в морду. Бывало, что побитый тихоня, доведенный до ручки и не успевший позавтракать, бросался на обидчика, а бывало, что он успевал позавтракать. Все это смотрелось, по крайней мере, необычно, и подогревалось кричащей со всех экранов, со всех обложек, со всех перекрестков рекламой: «Наш Саваоф — добрее Настоящего! Он дает переигрывать жизнь снова и снова! Он дает нащупать единственно верное решение! Это ваш шанс!»

Вначале к экранам кинулись миллиарды. Каждый по своим причинам: кто-то пытался уличить компьютерных персонажей в ненатуральности, но этот тип зрителей потерпел фиаско. Даже тогда, пятьдесят лет назад, они были неотличимы от реальных людей. Кто-то искал в программе руку дирижера: казалось невероятным, что это компьютер перебирает миллионы операций в секунду и принимает решения, основанные на заложенной в нем логике человеческого поведения, почерпнутой из всех книг мира. Многие, конечно, в это так и не поверили, так и остались при своем мнении, что кто-то направляет действие в зазеркальном мире — просто чтобы поддерживать зрительский интерес. Но большинство смотрело потому, что это было довольно увлекательно: никогда нельзя было понять, что именно поведет события в сторону, как будут перемешаны карты и что станет с тем безответным беднягой, который не позавтракал.

Я думаю, что вмешательство режиссера все-таки имело место. Ведь стоило зрительскому интересу чуть-чуть угаснуть, как тот безответный бедняга покончил с собой. Повесился на кухне. А по законам игры «Саваоф» смерть нельзя было переигрывать.

«Ах!» — вздохнула аудитория и отложила пульт в сторону. Дяди из «Амрайз и К°» воспрянули духом.

С этого момента игра стала намного жестче. Зрителям разрешили присылать свои предложения по раскладке карт и даже делать ставки на тему, кто там еще покончит с собой, кто кого убьет. Правда, смертей больше не было, но надо признать, что почти все зрительские заявки были чрезвычайно агрессивными и провоцирующими. Что их жалеть — этих виртуальных персонажей, пусть и похожих на нас как две капли воды. Тут живых-то не особенно жалеют...

То ли из-за недоброго участия зрителей, то ли еще почему, но появилось ощущение, что уставшие друг от друга герои просто выталкивают своих соседей по Зазеркалью. Чтобы снизить накал страстей, двери комнат раскрыли и этих ребят выпустили наружу. В мир, неотличимый от нашего. Но это и стало главной ошибкой создателей. В мире, неотличимом от нашего, их выдуманная природа саморазоблачилась: появилось даже такое развлечение — ходить на перекрестки, в магазины, в кафе, в которых протекала дневная жизнь героев «Саваофа», и, глядя на экраны наручных часов, показывающих очередную серию, кричать: «Вранье! На этом месте сейчас стою я! Вас здесь нет!»

Вот, собственно, и все. Жадность человека к непрерывным развлечениям неутолима. Взялся потешать народ — не вздумай снижать скорость. Зажравшийся зритель переключит кнопку. Это я вам говорю, как человек, занимающийся акциями. Руководители Инвестиционного фонда поняли это на себе. Правда, ходили глухие слухи, что вся программа была одной большой аферой, что были вложены деньги Пенсионного фонда, что только старички-то и погорели. Расходы были поставлены под сомнение, как явно завышенные, и, прежде всего, вызывала вопросы сумма, уплаченная косоглазому изобретателю. Один из старых журналов даже усомнился, а жив ли этот умник, так легко получивший сорок миллионов. Не бывает, чтобы сорок миллионов давали просто так. «В лучшем случае, Дирк получил двадцать тысяч отступных за то, что сыграл роль в отмывке гигантской суммы. А в худшем случае, его давно сожрали акулы!» Но — чего не знаю, того не знаю. Мне его даже не жалко — он бы все равно уже умер, даже и с миллионами.

Самое смешное-то в другом. В том, что пятьдесят лет спустя другой Инвестиционный фонд «Дирк Энтертейнмент Фаундейшн» вернулся к программе «Саваоф» и наладил выпуск приставок к обычным электронным магнитофонам — приставок, которые позволяли зрителям по-разному перетасовывать второстепенные детали в обычных и, как правило, старых фильмах, из-за чего основные события в этих фильмах внезапно менялись. Иногда значительно, иногда — еле заметно. Поклонников у прибора нашлось немного, но теперь они знали, чего хотели, они все как один были сильно интеллектуальными. У них появилось даже своего рода соревнование: угадать с трех попыток, какое изменение будет иметь наиболее разрушительные для сюжета последствия и, если возможно, довести кого-нибудь из героев до смерти. Наиболее ценилось это мастерство в добрых старых комедиях, хотя достичь в них летального исхода было практически невозможно никакими изменениями, но сами споры, версии и попытки доводили этих интеллектуалов до смеха с коликами в животе.

Теперь вы знаете, чем увлекается мой муж. Но теперь вам предстоит узнать и еще кое-что: начиная с позапрошлого вторника с нами стали происходить странные и необъяснимые события. То, что мне предъявлено ужасное обвинение — не самое страшное. Куда страшнее то, что эти события привели к смерти — реальной, настоящей смерти.

Я часами даю показания людям, которых не интересует ничего, кроме пропавших денег, эти люди ищут малейшую зацепку, чтобы упрятать меня на сорок лет. Иногда, устав от бесконечных ответов с датчиками на кончиках пальцев, я начинаю думать: мне все это показалось, приснилось... Но потом усталость проходит, я пью шестую чашку кофе за вечер и пытаюсь доказать всем и самой себе, что мой образ на экране — не я.


Две недели назад муж притащил с работы кипу настоящих бумаг и гордо швырнул их на стол так, словно это были не бумаги, а карточки с крупными суммами.

Карточкам я бы очень удивилась: Алехан зарабатывает мало, с каждым годом все меньше и, видимо, переживает из-за этого, поскольку мой заработок, наоборот, растет. Его фирма — маленькая контора, продающая искусственные цветы для похоронных бюро, какой там может быть карьерный рост? Быть хозяином такой фирмы — еще куда ни шло, но и то, доходы всех этих мини-хозяев не идут ни в какое сравнение даже с зарплатами секретарш в нашей корпорации. Правда, они имеют уйму свободного времени и большие льготы в смысле законов. Но то хозяева. Алехан же имеет все проблемы наемного работника и никаких преимуществ.

В начале нашей совместной жизни я попыталась указать ему на это, но встретила отпор: «У меня есть шанс, которого нет у тебя! — сказал мой муж. — В вашей корпорации, несмотря на все ее гигантские обороты, потолок служащих известен. А у нас всякое может случиться». Я его любила и не стала напоминать о высоте моего потолка: говорят, мужчин это до сих пор обижает. За десять лет шанс так и не появился, но меня это мало волнует. Я получаю очень хорошие деньги. Нам хватает.

— Ты посмотри, что придумали! — воскликнул Алехан, разворошив бумаги. — По-моему, это гениально! Нет, ну какие головы у людей, я просто удивляюсь!

Обычно его удивляет то, что не удивляет меня, и наоборот, но совместная жизнь учит лицемерию.

— У кого головы? — спросила я, отрываясь от журнала.

— У разработчиков «Саваофа». Думаю, это внесет свежую струю. Ребята озолотятся! Как пить дать, озолотятся.

— На нем уже столькие пытались озолотиться! — Я засмеялась. — А озолотился один полоумный Дирк, да и то не факт.

Алехан тоже засмеялся. Я рассказывала ему историю «Саваофа». Сам он ненавидит читать.

— Да ты посмотри! — Он протянул мне один из листов.

— Бумага! — удивленно произнесла я. — Настоящая бумага! Дай угадаю! Из археологических раскопок?

Это оказалась анкета.

— «Ваш вес на день заполнения», — прочитала я. — Что это, Алехан?

— Ты читай, читай!

— Ба! Неужели они включились в программу «Похудей» и обещают снижение веса тем, кто будет смотреть их фильмы?

— Да ты не иронизируй! Ты читай дальше!

— Я не иронизирую. С экономической точки зрения это было бы выгоднее всего. Уж тут бы они не прогорели. Похудание — беспроигрышный вариант. На нем просто невозможно не получить прибыли. Невозможно!

— Да что ты заладила со своим похуданием?

— Вот пишут «ваш вес на день заполнения»... Так, дальше: «ваш рост на день заполнения». Говорю же — похудание.

Я взглянула на Алехана. Сосредоточенное и даже злобное выражение его лица поразило меня.

— Да тут много вопросов! — сказала я. — Видишь номер: сто двадцать семь? Все эти листы являются анкетой? Зачем она?

— Посмотри другой лист. Слово «вес» ты, видимо, не можешь воспринимать адекватно!

Я взяла другой лист.

— Здесь все о друзьях. В скобках написано: в сумме не больше шести. Смотри, Алехан, здесь тоже про их вес! — Я не выдержала и прыснула.

Он сердито вырвал бумагу у меня из рук.

— Если тебе неинтересно, я не настаиваю.

— Нет, теперь интересно. Ты так обижаешься! С чего бы это? Давай-давай.

Поколебавшись, он вручил мне отобранный лист.

— Говоришь, новая идея хозяев «Саваофа»?.. Нет, слушай, настоящая бумага! Как это стильно!.. Алехан, я, кажется, рассказывала тебе, что программа словно заговоренная. В ней не хватает стержня. С одной стороны, человечеству очень интересно знать, что было бы, если. А с другой стороны, все время чего-то не хватает. Нет, я думаю, однажды это недостающее звено будет найдено.

— Ты будешь читать? — не выдержал Алехан.

Я снова удивилась: обычно он любит порассуждать о слабых местах «Саваофа».

— Итак, анкета. Слушай... — Я подняла глаза. — Они хотят знать все мои физические параметры.

Он молчал и глядел мне в глаза с еле сдерживаемой улыбкой ликования.

— Мои, — повторила я. — Мои? Ты хочешь сказать, что теперь эти ребята предлагают ввести в свои игры меня?

— Что-то вроде того, — многозначительно согласился Алехан.

— Ты с ума сошел?

— Почему это?

— Ввести меня, скажем, в эту древнюю комедию о мужчине, по пьянке угодившем в другой город? На место главной героини? Я ничего не понимаю.

— Ты действительно ничего не понимаешь. Тебя не будут никуда вводить. Тебя оставят в твоей жизни. Со мной и четырьмя твоими друзьями. Шесть — это в сумме, вместе с нами.

— Ну-ка, повтори еще раз, но теперь медленно. После работы я плохо соображаю. Знаешь, сегодня у нас произошла очень забавная история...

— Это будет не старый фильм, — перебил меня Алехан. — Это будет один из наших дней. Только один из наших дней. Именно его будет обрабатывать программа «Саваоф». А мы будем смотреть, что было бы, если.

— И какой день ты собираешься препарировать? — все еще весело спросила я. — Мы должны к нему как-то готовиться?

— Нет, чтобы эксперимент оставался чистым, готовиться нельзя! — с улыбкой возразил он. — Мы должны быть естественными. Точнее, должны были быть естественными.

— Что значит «должны были»? — уже серьезно спросила я. — Почему это в прошедшем времени?

— А потому что день уже выбран, — сказал мой муж. — Было снято три, и компьютер выберет один из них. Наиболее богатый вариантами, по его мнению. Но там и гадать нечего! Наиболее богат вариантами тот самый день.

— Какой тот самый?

— Ну, не придуривайся. Ты ведь у меня умница! Ничего подобного последней ссоре в жизни нашей компании давно не было! — сказал муж и поцеловал меня в щеку.

— Алехан, — сказала я, помолчав немного. — Ты что, тайком записал какие-то наши дни?

— Да, — признался он.

— Каким образом?

— У них есть аппаратура. Пока все не очень отлажено, и мне предложили остановиться на простейшем варианте: небольшой кусок дня в этой комнате. Ну, желательно, чтобы было побольше людей. Но не больше шести. Больше они пока не могут. Если ты волнуешься о том, что мне это дорого стоило...

— Я волнуюсь о другом.

— Нет, я хочу поставить все точки над «i»! — Он покраснел немного. — Мне это не стоило вообще ничего! По крайней мере, ничего сверх моих «карманных» денег. — Он выделил эти слова злобной интонацией. — Я участвую в эксперименте, если хочешь.

— «Если хочешь» надо было спрашивать заранее. Вот так — прийти и спросить: а хочешь ли ты, дорогая?

— Не драматизируй! Во-первых, знание привело бы к искусственности. Во-вторых...

— А твоя, как ты выражаешься, искусственность не испугала разработчиков?

— Один «искусственный» лучше, чем двое, не так ли? Потом мне были даны инструкции, как вести себя. И позволь мне договорить! — Он повысил голос. — Ничего особенного не произошло. Записывался кусок дня. Один незначительный кусок! Давай считать, что для домашнего архива! Господи, если бы я бегал перед тобой с нашей камерой и задавал вопросы неестественным голосом, а потом достал чип, записал все на диск и положил его в стопку других, которые никто и никогда не смотрит, — это бы тебя не раздражало!

— Нет, не раздражало бы, — твердо сказала я. — И не твое дело, почему. Это мое право — раздражаться или нет. Запись на домашнюю камеру меня не раздражает! А то, в чем ты сейчас признался, раздражает. Я не согласна!

— Послушай...

— Не согласна!

— Из принципа?

— Да хоть из вредности! Это мое право!

— Пусть так!

Он наклонился над столиком и быстро провел по нему рукой. Бумаги вздыбились, как льдины, самый крайний из полученных айсбергов тяжело заскользил и рухнул на пол, расслаиваясь при падении. Алехан вышел из комнаты, хлопнув дверью. Занавеска на окне рванулась за ним, но сразу же успокоилась.

Я подняла лежавшие на полу бумаги. «Вес, опять вес, предметы, которые находятся в комнате случайно, предметы, которые находятся не на своих местах, обычная температура, которую вы выставляете, напитки, которые вы обычно употребляете после 16 часов (если это коктейли, назовите точное соотношение ингредиентов), ваш режим питания, примерный состав продуктов (завтрак, обед, ужин, если есть промежуточные приемы пищи, назовите их), назовите точно, какую одежду вы надевали все семь дней до съемок (заполняйте так: день недели, температура воздуха, рабочие мероприятия (если есть), досуговые мероприятия (если есть) и тип одежды...»

— Алехан! — позвала я, усаживаясь с бумагами на диван. — Говоришь, съемка для семейного архива?

Он не отзывался.

— Все семь дней ты записывал, в чем я ушла на работу! И, кстати, расспрашивал меня о «рабочих мероприятиях», я теперь это припоминаю. Они снимали, как я моюсь в душе? А как мы занимаемся любовью?

— Мы уже очень давно не занимаемся любовью, — сказал он, появляясь в дверях.

— И, мне кажется, зря. Тебе нужно развлечение в жизни. Можешь завести любовницу. Я разрешаю.

— Женщины-боссы отвратительны. — Он сел напротив меня. — Что значит: ты разрешаешь? Разрешай на работе, а не в моей жизни.

— Ну, так и ты уважай мою свободу.

— Я ее уважаю. Я пришел с этими анкетами, которые давным-давно заполнил и сдал, именно чтобы подготовить тебя, чтобы все объяснить.

Он всегда был таким. Если старые журналы не врут, все мужчины раньше были такими. И слава богу, что времена изменились. Это, наверное, ужасно — иметь рядом с собой подобных существ, принимающих решения за себя и других, уверенных в своем праве на решения. Да, я живу с таким существом, но он хотя бы один. Я могу отдохнуть на работе...

— Все подготовлено, но без твоего согласия запущено не будет, — сказал Алехан. — Ты ничего не знала, потому что так интереснее. Если хочешь, это мой подарок. По-моему, классный.

— И в чем он заключается? — спросила я, постукивая стопкой анкет о журнальный столик, чтобы не выпячивались отдельные листы. Трогать бумагу мне как всегда было очень приятно.

— Тот день, когда мы поругались с Марианной, будет обработан, и вначале мы посмотрим версию «Саваофа»: как развивались отношения в каждой из пар после этого разговора, потом изменим что-нибудь в нашем споре и снова посмотрим. И так далее. Пока не надоест.

— Как же он будет давать версии за другие пары? Он должен все знать о них.

— Как и за нас — чисто произвольно. Ну, я написал, конечно, все, что сам знал: профессия, увлечения, всякие мелочи. Нужно будет их еще поспрашивать, а также снять их квартиры — для достоверности. Впрочем, разработчики на этом не настаивают. Но так еще смешнее, ты не находишь?

— Это несерьезно.

— В том-то и дело, что несерьезно! Это как компьютерная игра. Ты же не веришь, что взрываешь города, когда играешь на компьютере?

— Я на нем не играю.

— А кто сказал, что старые журналы — это более здоровое увлечение? Оки так же портят глаза и дают столь же неверный образ мира. Журналы, фильмы, игры — все они стоят друг друга. Просто у одних репутация лучше, чем у других.

— Ты уверен, что это будет интересно?

— Нет. Но это будет либо жалкое зрелище, либо смешное. Одно из двух. Если жалкое, я даже обрадуюсь. «Саваоф» мне надоел. Но хотя бы удивим всех: и Антона, и Елену, и Марианну, и Микиса. Они ни разу не видели, как он работает. Представляешь их морды? — Он засмеялся, довольный.

— Они тоже будут смотреть?

— Да уж не удержатся.

— А они знают?

— Нет, что ты. Вначале мы должны решить это сами. Хотим или нет.

В этот момент я вдруг поняла, что хочу.

«К собственной жизни у людей повышенный интерес, — так я думала, — и многое в ней хотелось бы переиграть. Первый герой старого «Саваофа» — тот самый бедняга, который повесился: он ведь повесился потому, что полез в драку и в итоге получил по морде значительно сильнее, чем в предыдущие разы. А почему он полез в драку? Потому что не позавтракал и был раздражен больше, чем обычно. То есть он погиб потому, что не позавтракал. Думаешь, это невозможно? — спросила я себя. — Это недостаточная причина? Увы, если бы так! Твой собственный отец не погиб бы, если бы это было недостаточной причиной!»

Я вдруг впервые сопоставила судьбу своего отца с судьбой того вымышленного персонажа. Их ничто не связывало, кроме одного: отец тоже не позавтракал. Он не любил есть по утрам, он ушел к себе на предприятие, где, присев на корточки, проверял напряжение в сети. Напряжение оказалось слишком высоким, прибор замкнуло, в лицо моему отцу вылетела искра, и он на секунду потерял равновесие. Так вот: если бы он позавтракал, то по законам физики упал бы назад. Но он не позавтракал и упал вперед: лицом на тысячу двести вольт. Это была быстрая смерть, и она наступила потому, что его желудок был пустым. Так сказали моей матери, и мне кажется, я тоже это слышала, поскольку в тот момент была у нее в животе и готовилась выйти наружу.

— Объясни еще раз, как это будет, — сказала я, не глядя на Алехана. Мне стало стыдно, что мои глаза наполнились слезами. Я не хотела, чтобы он это видел.

— Обработать весь день они пока не могут — не хватает мощности. Будет обработана только наша ссора в этой комнате. Очень удачно, что было ровно шесть человек. Всех заменят цифровыми двойниками. Вначале действие будет точно таким, как и в реальности. Затем «Саваоф» предложит свой вариант развития событий для каждого из участников. Если те четверо позволят, мы снимем их машины, квартиры, и тогда их отношения будут развиваться в обычных интерьерах, если нет, то «Саваоф» поведет их в кафе, или в парк, или в бассейн, да куда угодно. Все равно будет правдоподобно. И потом там главное — психология. Разговоры между людьми после ссоры. Вот что интересно. Будет ли версия «Саваофа» похожа на то, что произошло на самом деле?.. Как ты думаешь: они согласятся?


...Они согласились.

— Придурки долбаные! — сказала Марианна в трубке. — Меня решили впутать? Я вам что — подопытный кролик?

— Ты против? — уточнил Алехан.

— Ну, не то чтобы... А что от меня требуется?

— Вы куда пошли после ссоры?

— Ссора! — Она захихикала. — Вы не знаете, как мы ссоримся! Это была разминка! Уверена, что ваш «Люцифер» не владеет даже сотой долей тех слов, которые мы используем, когда ругаемся. Я-таки ударила его сковородкой, представляете?

— Дома?

— Нет, в машине, — съязвила она. — Моя машина полна сковородок... Конечно, дома! Мы зашли в квартиру и я, не разуваясь, направилась на кухню. Когда он снимал второй ботинок, сковородка стукнула его по загривку. К сожалению, сковородки такие легкие. Говорят, раньше их делали из чугуна...

— Как же он тебя не убил после этого? — спросил Алехан смеясь.

— Он?! Меня?! Да он меня боится до смерти! Ему какой-то друг, профессор, сказал, что, судя по глазам, я шизофреничка, вот он и старается не связываться. Но покричали мы знатно, конечно... С тех пор он дома не живет. Он у нее.

Она — это молодая любовница Микиса. Приятная девочка, студентка, и тоже, между прочим, якутка. «Голос крови недооценивают» — говорит в таких случаях мудрый Антон. Марианне, конечно, наплевать, она часто закатывает свои скандалы для того, чтобы Микис ушел из дома. Они прожили вместе уже три года, и никакой любви давно нет — а быть одинокой Марианне намного выгоднее: с одиноких женщин не берут налога за отсутствие детей, кроме того, для них есть специальные квоты на рабочие места. Эту льготу, скорее всего, отменят, но не в этом году и не через пять лет — наше лобби в правительствах самое сильное. Так что Марианна копит силы для развода: он ей экономически интересен, не говоря уж о том, что, освободившись, она сможет начать новую охоту на самца — все-таки работать ей не хочется, хотя она никогда и не пробовала.

Микис хорошо стартовал в жизни. Он родился в богатой семье с большими связями. Его пропихнули в прекрасную школу, специализирующуюся на экономике, потом отправили учиться в Европу, потом устроили в Контрольное управление банков — организацию, следящую за чистотой финансовых операций. Зарплата там небольшая, но, накопив связи, можно двигаться дальше: в те самые банки, которые он контролирует. Там наплодили множество неплохих постов, предназначенных как раз для людей с такими связями. Это незаконно, но все так делают.

Марианна вышла замуж за Микиса в тот период, когда лимит «порядочности» — то есть срок, который честные чиновники отрабатывают за свои маленькие зарплаты на благо государства, — был им исчерпан. Даже образовался некий запас, и про Микиса уже говорили: «Как долго он работает „за так”! Наверное, не в банк метит, а в политику! Только там нужны излишки в репутации „порядочного”». Марианна купилась на эти разговоры. Она решила, что Микис хочет сразу стать заместителем управляющего или почетным консультантом, или планирует баллотироваться в Думу.

— Первые несколько лет денег будет немного, — сказала она мне светским и немного жертвенным тоном, каким всегда говорят жены политиков. — Но большую карьеру сразу и не сделаешь. У нас есть, конечно, сбережения...

— А его родители будут помогать? — спросила я, завидуя ее блестящим перспективам. Я не считала, что Марианна достойна хорошего мужа, уж больно она была скандальной.

— У них, якутов, так не принято. Наследство, правда, расписано, и, судя по всему, оно будет огромным — одной земли на севере гектаров сто — но только после смерти отца и матери. А они, знаешь... — она замялась, весело глядя на меня. — Ну, такие бодрые! Такие молодые! Его мать еще в двадцать лет вставила себе в рожу какой-то каркас и теперь не стареет. Потом у этих якутов ни целлюлита нет, ни мешков под глазами! Везучие. Ну и они постоянно делают разные уколы, ходят на процедуры...

— Эти процедуры, говорят, плохо влияют на сердце, — мечтательно сказала я, и мы начали хохотать. Тогда мы могли себе позволить подобные шутки: например, на тему того, что можно заменить ампулы молодости на вытяжку с геном старения — тем самым, что за один год превращает маленького ребенка в дряхлого старика. Такой ген есть, мы знали, но не знали, есть ли вытяжки, его содержащие. Скорее всего, нет, но это только потому, что ученым лень ими заниматься. По-моему, сейчас возможно все. Хватает и знаний, и средств — не хватает только времени. Вот единственный ограничитель, поставленный Богом.

Так вот: мы весело мечтали о наследстве Микиса, и шутки наши были абсолютно пустыми и беззаботными. Но Марианна была полна и настоящих мечтаний — они рассыпались уже через год. «А почему ты решила, что это моя хитрая тактика? — изумленно спросил ее Микис. — Разве я давал какой-нибудь повод?» Его изумление можно понять. Он не давал никакого повода. И строго говоря, Марианна все поняла бы, если бы просто хотя бы раз поговорила с мужем по душам. Спросила его о взглядах на жизнь, поинтересовалась планами — но нет, она была из тех жен, кому это совершенно не надо. Она считала, что жена крупного политика (или, в худшем случае, почетного консультанта банка) не должна лезть в дела мужа, не должна путаться под ногами. Она и меня часто учила уму-разуму:

— Зачем тебе его проблемы? — говорила она. — Не загружай себя. Ты ему мешаешь!

— Разве? — отвечала я. — Мне кажется, он, наоборот, хочет поделиться, посоветоваться. Ему легче после разговоров со мной.

— Может и легче. Но мужчине не должно быть легче! Ему должно быть труднее! Только трудности — трудности и одиночество — превращают мужчину в политика. Я имею в виду политика в общем смысле, то есть банкира-политика, директора-политика, политика-политика. В стратега! Молчаливого, ответственного и угрюмого. Не смейся! Что ты развеселилась? Ведь ты ведешь себя, как мамочка. Ты воспитываешь нытика и болтуна.

Здесь подразумевалось, что мой муж и есть — нытик и болтун, живущий за мой счет.

Бедная Марианна! Весь год она готовила себя к роли жены политика-политика. Стратега! Она даже научилась с особым высокомерным смирением сносить финансовые тяготы их тогдашней жизни. Ну, тяготы были относительные, Микис эти тяготы вообще не считал таковыми — он-то, как ни странно, был очень неприхотлив, даром что воспитывался в полном изобилии. Он не придавал никакого значения внешнему блеску и думал, что жена разделяет его убеждения, тем более что она родилась в бедной семье и, в представлении Микиса, была лучше приспособлена к демократичности, которую он проповедовал. Он как будто и не подозревал, что весь этот первый год их совместной жизни Марианна «жертвовала» собой, своей страстью к нарядам, украшениям, машинам — жертвовала во имя счастливого будущего.

— Какой банк? — продолжал удивляться Микис. — Это незаконно.

— Но так все делают. Уходят по болезни. Или через подставных лиц... — промямлила Марианна, проговариваясь о неплохой осведомленности, накопленной за год мечтаний. — Меня можно устроить.

Микис засмеялся.

— Ты соображаешь в банковском деле? Ты ведь даже школу не окончила!

— Окончу. И университет, если надо, окончу.

— С отличием? — продолжал смеяться Микис.

— С отличием стоит на двести тысяч дороже. — Марианна впервые посерьезнела, и ее милое щебетание жены будущего сенатора приобрело некие металлические нотки. — А денег у нас совсем мало. Так что придется покупать с восьмерками.

— Покупать! — все еще смеясь, Микис нагнулся, чтобы поцеловать ее. — С восьмерками! Нет, любимая, только с десятками! И не университета, а академии. Да, Академии наук. Чего мелочиться?

Так Марианна узнала, что ее муж романтик. И их совместная жизнь превратилась в ад. Правда, я не считала, что она во что-то там превратилась: жизнь, в которой эти двое ни разу не поговорили по душам, и так, согласно моим представлениям, была адом — но эти представления слишком устаревшие. Они были устаревшими даже во времена старых журналов: и пятьдесят, и сто лет назад — может, они всегда были устаревшими?..

В общем, Марианна согласилась поучаствовать в эксперименте, предложенном моим мужем. Она послушно ответила на вопросы, разрешила снять свою машину снаружи и внутри, пустила Алехана к себе домой, хотя обычно стеснялась бедной обстановки.

— Какой же ты дурак! — страстно говорила она, ходя за ним из коридора на кухню, из кухни в комнату. — Ну ладно, я могла бы быть твоей женой! Это еще как-то понятно. Я не умею и не хочу работать, и мне теперь надо искать богатого покровителя, а пока я его найду, мне пригодился бы и такой завалящий, как ты. Но твоя жена — она-то зачем с тобой живет, а? Может, у нее СПИД?

— Ты идиотка? — рассеянно отвечал Алехан, читая инструкцию. — Отойди, я и так запутался.

— Твоя жена бы не запуталась! Она, как и мой Микис, лихо сечет во всех этих программах. И такая же размазня, как и он! Давно бы уже чего-нибудь провернула у себя в корпорации. Вот как ребята, о которых мы говорили перед тем, как поссориться.

— И, как они, села бы на сорок лет?

— Они не знали пароли, а она их знает.

— Какие пароли?

— Ты не помнишь? Она говорила, что знает пароли, которые подтверждают сделку. Или срабатывают как сигнализация.

— Слушай, я тебя умоляю, помолчи хотя бы минуту! Я не могу разобраться.

— Алехан, какой же ты тупой!


...Антон с Еленой объявились в тот же вечер. Они сами приехали к нам, и я, вешая Еленино манто, слушая ее ласковые жалобы на плохую погоду, подумала, что может и правда: разработчики многострадального «Саваофа» наткнулись-таки на золотую жилу. Если даже Елена заинтересовалась!

— Ну, рассказывайте! — потребовал Антон, наклоняясь над стойкой с аппаратурой и рассматривая ее теперь уже очень внимательно.

— Да вам Марианна все рассказала! — Алехан сиял. Ему ужасно понравился интерес, проявленный к эксперименту.

— Марианна — дура. Я не верю ни одному ее слову. Кстати, довожу до вашего сведения, что Микис напрягся.

— Он напряженный с рождения.

— Ты не понял. Он напрягся по поводу твоего предложения. И даже отругал Марианну, что она позволила снимать в квартире.

— Он сказал, что чует здесь подвох, — пояснила Елена, крутя бриллиантовое кольцо на пальце.

— Новое? — спросила я.

— Десять карат, — похвасталась она. — Антон купил.

— В честь чего?

— В честь хорошей погоды, — сказал Антон.

— Так погода плохая.

— Значит, в честь плохой!

— Какой подвох? — спросил Алехан. — Я что-то не понял.

— Микис — мальчик ответственный! — ехидно сказала Елена. — Если он говорит «подвох», значит подвох.

— Да они все такие в своих контрольных управлениях, — отмахнулась я. — Они везде и всегда чуют подвох.

— Это верно. Сволочная работа!

Одним словом, они тоже согласились не только посмотреть версию «Саваофа», но и пустить Алехана к себе в особняк, чтобы он поснимал там интерьеры.

— Но мы сначала поехали в ресторан! — заметила Елена. — Не домой. А ресторан закрытый, клубный. Вам ведь нужно его снять, не так ли?

— А можно?

— Я попробую, — сказал Антон. — Хотя и чую здесь подвох. Я стал похож на Микиса!

— Не дай Господь! — воскликнула Елена, и все мы улыбнулись друг другу.


Первый просмотр состоялся ровно через две недели после ссоры. Алехан не ошибся: компьютер «Дирк Энтертейнмент Фаундейшн» отобрал тот самый день, когда мы все поругались у нас дома. Я была не очень согласна с его выбором. Тот день был нетипичен для нашей компании. Можно сказать, что мы впервые так странно и неприятно проявили себя.

Я никогда раньше не рассказывала о своей работе и уж тем более не открывала секретов, связанных с ней, поскольку тайны моей корпорации стоят огромных денег.

Марианна никогда публично не нападала на мужа по поводу их финансовых неурядиц — на людях она старается играть роль обеспеченной женщины, это ее тылы на случай развода. Она мечтает остаться «в обществе» и после расставания с Микисом, и потому ее оскорбления в адрес влиятельного Антона, имеющего богатых друзей, больше всего навредили ей самой, так как выставили Марианну истеричкой. Какой богатый захочет иметь подругу-истеричку, к тому же упрекающую любовника за недостаток денег? Богатые любят, чтобы все было по любви, точнее чтобы все было безупречно сработано под любовь.

Нетипичной была Елена, так как она оставила без ответа Марианнины намеки насчет любовников. Дело в том, что Марианна солгала. Рога у Антона есть (об этом знаю только я и больше никто в нашей компании — и больше никто об этом никогда не узнает, уж будьте уверены), так вот, рога у Антона есть, но любовник Елены не нуждается в том, чтобы, как выразилась Марианна, его «двигали по службе». Он работает совсем в другом месте и занимает большой пост, не зависящий от воли Антона. А Елена повела себя так, словно испугалась этого разговора. Это было странное поведение. Антон не верит в измены жены, он считает нормальной зависть окружающих к ее красоте, ее шикарности, он обвешивает ее мехами, бриллиантами, антикварными колье и при этом допускает, что люди могут злословить — ну вот как я не обращаю внимания на разговоры вокруг своего брака. Но, конечно, прямые обвинения, которые позволила себе Марианна, это небывалый случай для Антона с Еленой, и реакция должна была быть другой.

Антон проявил себя нетипично не только в этой сцене. Он мудрый человек — не интеллектуал, а жизненно, инстинктивно умный — и никогда не подстрекает людей к развитию скандала. До ссоры я бы не могла его представить в роли человека, провоцирующего Марианну, которая и без того была на грани срыва.

Ну а Микис — тот вообще оказался вне конкуренции! Он даже комара осторожно стряхивает, чтобы не убивать. И вдруг ударил жену!

Нетипичен был и мой муж. Но это отдельный разговор.

— Мне кажется, разработчики ошиблись, — сказала я ему, когда мы уже лежали в кровати. — И в их ошибке я вижу главный изъян, неистребимое противоречие «Саваофа». Компьютер никогда не сможет определить, какие наши поступки закономерны, а какие — случайны.

— А зачем ему это определять?

— Но ведь их влияние на нашу жизнь разное. У случайных — одно, у закономерных — другое.

— Ты имеешь в виду: у случайных — маленькое, а у закономерных — большое? — глухо спросил Алехан и повернулся со спины на бок. В темноте я не видела его лица, но чувствовала, что он смотрит на меня.

— Да, пожалуй, именно это я и имею в виду.

— Но так ли это? — произнес Алехан совсем тихо.

— Какой странный вопрос!

— Да почему же? Разве мы вообще можем знать, что определяет наши поступки?

— В общих чертах можем.

— И что же определяет твои поступки?

— Многое. Но вполне предсказуемое. Характер, убеждения, прочитанное, увиденное, пережитое — все это складируется, прессуется и становится почвой, на которой растут мои поступки.

— Ты, как обычно, сказала красиво, но не сказала ничего. Что значит — почвой? Что означает это слово? Как смешивается характер с прочитанным, а пережитое с темпераментом? Если оно все-таки смешивается — а оно смешивается! — то что получается в итоге? Салат из абрикоса с Гегелем? Или вообще новый продукт? И главное — из какого зерна растут растения на этой почве? Все загадка!

— Но и в этом хаосе угадывается логика. Было бы странно утверждать, что ее нет — ее даже можно почувствовать. Она видна невооруженным глазом.

— Она видна, но она меняется уже оттого, что на нее смотрят. Само наблюдение искривляет ее, заставляет двигаться в другую сторону. Как в квантовой физике...

— Знаешь, — сказала я, помолчав немного. — Это действительно забавно. Мы можем сравнить, что было на самом деле и что предложит «Саваоф». Я думаю, он будет нелепым и разоблачит сам себя. Так уже бывало в его истории.


Просмотр состоялся на следующий день после этого ночного разговора.

Они пришли, немного смущаясь — Елена в невероятном новом пальто, Антон в парадном костюме.

— Опять из ресторана? — громко спросила Марианна. — Вы их рисуете, деньги?

Микис дернул ее за рукав.

— Не порви! Это мое лучшее платье! — обернулась она к нему. — Вот, кстати, работаешь в контрольном органе, который должен отслеживать законность банковских операций. Не хочешь заняться банком Антона? Что-то он слишком жирует. Может, налоги недоплачивает?

— Да пусть отслеживает! Пожалуйста! — сказал Антон, но видно было, что он недоволен.

— Микис — въедливый! — предупредила Марианна. — Если что заметит, то не отцепится!

— Ничего! Отцепим! — отмахнулся Антон. — Ну, все условия созданы? — Он вошел в комнату, потирая руки. — Где поп-корн? Где места для поцелуев?

— В последнем ряду, — сказал Алехан, показывая на спальню.

— Я уже два года не смотрела телевизор! — призналась Елена, усаживаясь в самое удобное кресло (я всегда завидовала тому, как легко она забирает все лучшее). — Мне даже кажется странным, что это может развлекать: маленькие человечки, маленькие домики, крохотные горы.

— Вчера в новостях крохотная лавина снесла миниатюрный городок в Мексике, — сказал Микис, перебирая бутылки. — Погибли три тысячи человечков, правда, совсем малюсеньких...

Антон громко засмеялся и тоже подошел к бару.

— В каком смысле? — спросила Елена.

— Все-таки ты милая! — сказал Алехан.

— Вы пока посидите, а я разморожу торт. — Я торжественно оглядела их всех. — А что? Будем со всеми удобствами.

— Хочу поп-корн! — раскапризничался Антон. — Я не ел поп-корна десять лет!

— И мороженого! Мы требуем мороженого, которое не тает! Которое дают в кинотеатрах!

— Какая гадость! Оно так мерзко превращается в желе! Оно сделано из полиэстера!

— Нет-нет. Почему из полиэстера? Из целлюлозы! Ха-ха-ха!

— Друзья, это натуральный поливинилхлорин!

— Да успокойтесь! — сказала я. — Я не собираюсь давать вам никакого мороженого. Речь шла о торте. Господи, когда людей много, разговор похож на танцора тарантеллы. Бедный «Саваоф»! Как он с нами справится?

— А как выглядит танцор тарантеллы?

— Я знаю! Это милый молодой человек в спортивном костюме! Ха-ха-ха!

— Ты перепутала! Это женщина, показывающая стриптиз на скорость.

Марианна выскользнула из комнаты сразу вслед за мной.

— Ненавижу эти пустые разговоры! — проворчала она, отколупывая орех с торта.

— Не трогай. Что за манеры?

— И главное: они считают себя такими остроумными, эти ребята. Мой Микис в тысячу раз умнее их. Почему все так несправедливо?

— Что несправедливо?

— Ну, этот дурак Антон — посмотри, как он живет. А ведь он вор. Ему просто хватает бесстыдства воровать. Не ума, а бесстыдства. Но сколько гонору!

— Чтобы воровать, одного бесстыдства недостаточно. Ум тоже нужен.

— Смотря как воровать! — Марианна перешла на шепот. — Что я узнала! Не имею права говорить, но меня распирает! Антон ворует, причем по-глупому. Он совсем не прикрыт!

— Откуда ты знаешь?

— Я же вам рассказывала. Ты что — не помнишь? — Марианна снова колупнула торт.

— Доставай чашки. Они вон там, на полке. Да нет, синие.

— Два месяца назад управление Микиса начало проверку его банка. Я же говорила, не помнишь?

Я покачала головой.

— Он у меня вообще-то секретный весь такой! — Она так и застыла у полки с неподходящими чашками в руках, видимо, ей очень хотелось поделиться информацией. — Но сегодня проболтался. Нарушений у Антона — куча. Ему светит огромный срок!

Не преувеличивай. — Я перестала резать торт, повернулась к ней и тоже перешла на шепот. — Ты ведь в этом не разбираешься. Могла не так понять.

— Да чего уж там понимать! Все оказалось блефом! Гигантские растраты! А я-то раньше все мучилась, ну как это: такой роскошный особняк, три тысячи метров, это с ума сойти! С прислугой! Еще один особняк — на Алтае. Представляешь, сколько он стоит? А все эти машины? А яхта? А ее шубы, драгоценности? — Голос Марианны стал сладострастным. — Это были деньги, взятые у акционеров. Как просто!

— Ну, не так-то просто, видимо, если все открылось. Как-то же он собирается решать эту проблему?

— Да вы его печете, что ли? Говорили, замороженный торт, а сами возитесь уже полчаса. — На кухню зашел Микис. Настроение у него было прекрасное.

«Может, и его радует грядущее крушение Антона? — подумала я. — Микис — порядочный человек, но это трудно — оставаться порядочным в их мире, когда вокруг огромные состояния и неизвестно, как они нажиты. Точнее, трудно оставаться порядочным и веселым. Может, и он думал все это время: „Неужели я такой дурак, каким меня считает жена?” Сейчас у их брака может открыться второе дыхание». Я повеселела: поклонница старых журналов, я в душе люблю этот древний институт — семью. Мне кажется, у нее еще есть шансы. Как у виниловых пластинок, которые все дорожают и выходят огромными тиражами, а ведь и их, говорят, хоронили.

Наконец, Марианна разобралась с чашками, я разобралась с тортом и мы вошли в гостиную под аплодисменты собравшихся. Алехан даже нахмурился: он считал, что сегодняшний день — это триумф «Саваофа», а не моего торта.


...Вначале на экране была пустая комната. Два кожаных дивана, пять кресел, журнальный столик с инкрустацией, бильярд у балконной двери, и за ней — окна, окна, окна соседнего, вплотную примыкающего дома. Затем голоса, ранее звучавшие как невнятный шум, как бормотание телевизора у соседей, эти голоса приблизились и вошли в комнату, соединившись со своими обладателями. Шестеро нас разошлись по гостиной.

— Честность! Трусость это, а не честность, — сказала Марианна, видимо, продолжая начатый в коридоре разговор. — Неудачники любят кичиться порядочностью! Это единственное достоинство, которое они у себя находят.

— Почему единственное? — пожал плечами Микис. Он подошел к бильярдному столу, наклонился над ним и шаром попытался забить другой шар, замерший у входа в дальнюю лузу. У него не получилось.

— Спроси лучше: «почему достоинство»?

— Не спрошу. Порядочность — это достоинство. Что бы ты ни думала по этому поводу.

Я захлопала в ладоши при этих словах.

— От тебя мы и не ждали ничего другого!

Микис немного раздраженно дергает головой.

— И сколько бы они заработали? — спросил Алехан, позванивая бокалами у барной стойки.

— Девятьсот миллионов. Всего-то навсего! — сказала я.

— И вы хотите сказать, что эти ребята неправы? — весело воскликнул Антон. Он стоял у окна и теребил занавеску. — Нет, попробуйте сказать это! Значит, большим дядям можно, большие дяди вообще не стесняются, целые страны разворовывают, а этим нельзя? Да молодцы! Жаль только, что оставшуюся жизнь они проведут в тюрьме. Надо было лучше продумывать схему... Девятьсот миллионов! Можно неплохо развернуться, а? — Он засмеялся.

— И охота вам считать чужие деньги? — лениво произнесла Елена.


— И это правда не мы, а двойники? — спросила уже та Елена, что была не на экране.

— Не отвлекайся! — сказал Алехан. — Это двойники.

— Удивительно похожи!

— Не отличишь, — подтвердил Микис.

— Но ведь технически это можно определить.

— Конечно. Причем довольно легко. Мы снова замолчали, глядя на экран.


— А как они это сделали, кстати? — спросил Антон-двойник.


— Который тебе больше нравится: настоящий или виртуальный? — Алехан толкнул Елену в бок.

— Конечно, настоящий! — ответила не Елена, а Марианна. — Ведь у виртуального и подарки виртуальные. И бриллианты измеряются не каратами, а байтами.

— Не мешайте смотреть, — серьезно сказала Елена и как-то странно посмотрела на меня. Ее взгляд мне не понравился. Впрочем, если она знает о проблемах мужа, то любые шутки на тему драгоценностей теперь кажутся ей неудачными.


— Меньше знаешь, крепче спишь! — сказал Антон.


— Мне кажется, у меня виртуальной ноги короче. — Марианна оценивающе прищурилась. — А нос, наоборот, длиннее.

— А зачем делать искусственным и первый вариант? — проговорила Елена. — Ведь это была обычная цифровая запись на камеру. Почему ее обработали?

— Я сам точно не знаю. Но, видимо, чтобы иметь возможность заменять различные детали, — предположил Алехан. — Например, двигать предметы. Микис может и забить шар в лузу.

— И что это изменит?

— Не знаю. Но можем попробовать.

— А могу я сказать что-нибудь другое? — спросила Елена.

— Можешь. Это вводится через микрофон, любым голосом. Или через клавиатуру... Когда будем готовить вторую версию, ты все увидишь.

— Во второй версии обязательно сделай мне что-нибудь приятное, — предложила Марианна. — Тогда я буду намного добрее. Можешь подарить мне кольцо, например.

— Да ну, ерунда какая-то! — сказал Антон.

— Вы даже не досмотрели.

— Мне не идет ругаться, — задумчиво сказала Марианна, глядя на экран. — Морда становится красной.

— Ну, не зря сходили! — обрадовался Микис. — Теперь она это увидела! А то ведь не верила!


— Славно посидели, — сказал Антон, и комната на экране опустела.


— А вот теперь начинается самое интересное! — торжественно произнес Алехан, переключая что-то на пульте.


Экран мигнул, и мы увидели, как по лестнице спускаются Марианна с Микисом. Они спускались молча.


— А где вы? — спросила я у Елены.

Вместо нее ответил Антон:

— Между прочим, мы действительно задержались на лестничной площадке. Извините! — обратился он к Микису. — Но вы были очень вздернутые. Нам не хотелось вмешиваться.

— Но они не ругаются, они молчат! — сказала Елена, показывая на экран.

— Мы молчали, — подтвердила Марианна.


Люди на экране спокойно вышли из подъезда — теперь компьютер достроил их изображение и мы видели их сбоку, на фоне панорамы нашего двора, — затем сели в машину, на экране появились ее довольно скромные внутренности. Мы смотрели на Микиса и Марианну как бы со стороны лобового стекла. Их лица были уставшими, но не злыми. Машина бесшумно качнулась, двор за ее окнами пришел в движение.

— Я хочу поговорить с мамой, — заговорил Микис, выруливая из-под арки. — Думаю, ей следует продать часть земли.


— Что?! — закричал Микис, сидящий рядом со мной. Мы все даже вздрогнули.

— Было не так? — спросил Алехан.

— Наоборот! — испуганно произнесла Марианна. — Было примерно так. Но откуда он узнал?

— Странная ты, — сказал Алехан. — Изобретению больше пятидесяти лет. Если бы оно было банальным, оно бы не продержалось столько.


Люди на экране продолжали разговаривать о земле. В их беседе не было злости, не было раздражения, они обсуждали свои проблемы по-деловому и даже мягко.


Я снова подумала, что у их брака большие возможности.

— А вы уже смотрели это? — спросила Елена.

— Нет. Нам казалось, что это неэтично — смотреть на вас в ваше отсутствие. Правда, не на вас, на ваших двойников, но все равно...


— Приехали, — сказал Микис-двойник и выключил мотор. Потом посмотрел на часы. — Да еще совсем рано! Чем бы заняться? Фильм, что ли, посмотреть?

Марианна-двойник покосилась на него.

— Нормальные люди вечера проводят в ресторане! — неожиданно скандальным голосом произнесла она. — Сейчас опять натащишь в комнату всякой гадости: орехов, креветок, потом захочешь жрать, потом бросишь носки посреди кухни. Я тебе домработница? Кухарка?

— Не начинай!


— Прокрутить нельзя? — настоящая Марианна заерзала рядом со мной. Обычно она не очень стесняется своих скандалов, а даже гордится ими, но тут, видимо, испугалась, что все увидят, как она раздувает ругань из ничего — просто для того, чтобы выжить Микиса из дома, заставить его уйти к любовнице. Она предпочитает находиться дома одна. Их квартира маленькая, от звуков фильма не спрячешься.


Ссора на экране, действительно, разгоралась. Только сейчас эти двое вспомнили о том, что произошло между ними у нас в квартире.


— Я не понимаю, с чего ты вдруг завелась? — не выдержал Антон. — Тебя пчела, что ли, укусила в машине? Или этот ваш «Саваоф» ничего не понимает в логике!

Настоящий Микис нервно усмехнулся. Он, видимо, давно раскусил тактику жены.

— Сейчас будет сцена со сковородкой! — вспомнила я Марианнину похвальбу и точно:


когда Микис нагнулся, чтобы снять ботинок, Марианна выпрыгнула откуда-то сбоку и тюкнула его по голове длинным и тонким предметом.


— Это не сковородка! — сказал Микис, вглядываясь в экран. — Это лопаточка для сковородки.


Экран погас.


— Все? — спросил Антон. — А дальше?

— А дальше я ушел из дома, — сказал Микис. — Если тебя это интересует.

— Максимальная продолжительность каждого варианта — тридцать минут, — пояснил Алехан. — Технические возможности программы пока ограничены.

— Ну и что ты скажешь? — спросил Антон у Микиса.

— Все это чрезвычайно странно. Это очень похоже на то, что было на самом деле. Есть некоторые нюансы, да вот хоть с лопаточкой.

— Она тебя действительно ударила?

Микис покраснел.

— Стукнула чуть-чуть.

— Чем?

— Сковородкой.

Антон смотрел на него, выпучив глаза.

— У нас такое бывает, — сказал Микис очень раздраженно. — Надеюсь, у вас будет приличнее.

— Да я, ребята, уже не уверен в том, что хочу смотреть на себя. — Антон кивнул в сторону погасшего экрана.

— Ничего себе! — разозлилась Марианна. — Нет уж! Договорились — значит договорились. Мы что — одни тут должны позориться?

— Я ничего не понимаю! — Микис совсем разволновался. Он встал и начал нервно ходить по комнате. — Это необъяснимо! Каким образом ваша программа сделала такие выводы? Почему из тысяч вариантов — да нет! из миллионов! миллиардов! — был выбран только один: разговор о маминой земле?!

— А почему бы и не он? — примирительно сказал Антон.

— Ты пришел сюда для того, чтобы убедиться в тупости компьютеров. — Алехан сложил руки на груди. Он стоял, прислонившись к стене, и поворачивал голову то вправо, то влево, следя за передвижениями Микиса по комнате. — Мне жаль, что ты разочарован. Но я-то вас звал именно для того, чтобы продемонстрировать обратное. Значит, по-вашему, я был поклонником тупой программы? Теперь я знаю, что вы думали о моих интеллектуальных способностях!

— Для разговора о маминой земле...

— Действительно состоявшегося?

— Да, действительно состоявшегося, хотя и в немного иной форме — для этого разговора не было никаких причин!

— Тогда почему он состоялся? Я имею в виду, состоялся на самом деле?

— Да просто так!

— Просто так и кошки не родятся! — глубокомысленно заметил Антон.

— Ты мудрый человек, Антон! — отмахнулся Микис. — Но лучше проявляй свою мудрость где положено!

— Что ты хочешь этим сказать?

— То, что есть много других ситуаций, в которых требуется твоя мудрость! Неотложно требуется! И ты не один такой мудрый!

— Что ты имеешь в виду?!

— Не ругайтесь!

— Нас и сейчас записывают? — спросила Елена.

Алехан развел руками.

— Не думал, что все это вас так заведет! — сказал он. — Прошу прощения. Все-таки мы слишком разные. «Саваоф» не для всех.

— То есть мы настолько предсказуемы! — задумчиво произнес Антон. Видно было, что он напряженно соображает в эту минуту. — Если это так... Если это так, я не хотел бы, чтобы вы увидели наш с Еленой разговор.

Я думала, что Марианна снова начнет возмущаться, но она лишь усмехнулась и, поймав мой взгляд, подмигнула мне. «Они говорили о денежных проблемах? — так я расшифровала ее заговорщицкий вид. — Смотреть на это в присутствии Микиса, действительно, неразумно. Да только вряд ли. Никогда Антон не посвятит Елену в свои финансовые махинации. Даже если его арестуют, жена будет последней, кто узнает об этом. Нет-нет! Марианна ошибается! Антону легче погибнуть, чем сказать Елене правду».

— Да ладно тебе! — Микис сердито махнул рукой. — Какие, к черту, предсказуемые! Я повторяю: ничто в нашем разговоре вот здесь, в этой комнате, не могло натолкнуть на разговор о земле, который произошел в машине!

— Все-таки что ты этим хочешь сказать? — Теперь уже Алехан завелся.

— Ты нас разыгрываешь! Это просто глупый розыгрыш!

— Каким образом я могу тебя разыгрывать?! Я что, подслушивал?

— А что? Вот, кстати, и объяснение. Подслушал разговор о земле — вставил его в компьютер, тот его разыграл в произвольной форме. Знаешь, идиотская шутка, между прочим! И не смешная!

— Нет уж, давай объясняться!

— Не хочу я объясняться!

— А я хочу! Как я мог вас подслушивать? Вы молчали в подъезде, где я, худо-бедно, еще мог это сделать. Вы начали разговор в машине. Думаешь, я не знаю, что там стоит специальная аппаратура, которая отсекает прослушку? Да ты потому и молчишь везде, кроме машины! Считаешь, это не видно?

— Откуда ты знаешь про эту аппаратуру?

— Об этом все знают, — добродушно сказал Антон. — Все работники контрольных управлений имеют такую аппаратуру в квартирах и машинах. Что ты как маленький, Микис? Тоже мне, секрет!

— Бардак! — Микис от злости даже хлопнул рукой по прибору, стоявшему на самом верху стойки с техникой, причем хлопнул очень сильно.

— Тише ты! — крикнул ему Алехан. — Ты лучше извинись!

— За что?

— Ты обвинил меня в подлоге!

— Они там в своих управлениях легко обвиняют, — кивнул Антон.

Микис обернулся к нему, хотел что-то ответить, но, видимо, передумал.

— Не буду я извиняться! — бросил он моему мужу. — Это Марианна вам наболтала, о чем мы говорили! Ведь о сковородке ты знала! — Он ткнул в мою сторону пальцем.

— О земле я ей не говорила, — сказала Марианна. — И вообще, что ты так разволновался? Ну, совпало, но ведь не все, а только в общих чертах. Очевидно, это не простое изобретение, если держится уже пятьдесят лет. Алехан прав. И мы, Микис, наверное, более предсказуемые, чем нам бы хотелось... Давайте посмотрим про остальных, а потом будем делать выводы. Может, это все совпадение?

— Я больше в таких играх не участвую! — Микис остановился посреди комнаты, как бы раздумывая, в какую сторону двигаться дальше — наконец, он принял решение и двинулся в сторону коридора. Спустя пару секунд громко хлопнула входная дверь.

— По-моему, у него плохо с чувством юмора, — вздохнул Антон.

Марианна пожала плечами.

— Действительно, жутковато, — призналась она. — Я даже испугалась немного. Первая мысль: за нами подсматривали.

— Но это не вы! — воскликнул Алехан. — Успокоились? Объявляю дальнейшую повестку дня! Сейчас смотрим нашу версию. Надеюсь, мы с моей женой люди привычные и так не испугаемся. Хотя ведь тоже смотрим на себя в первый раз. Потом, если захотите, узнаем о вечерочке Елены и Антона. А вот потом уже можем и поиграть. Переделаем что-нибудь в разговоре — на это уйдет минут десять — затем он минут пять посчитает, и мы посмотрим, какие будут последствия. Ведь ради этого все и затевалось! У меня тут есть кое-какая идейка. Я все-таки разбираюсь в этом.

— Мы не хотим, — поколебавшись, сказал Антон.

— Здравствуйте! Почему? Вы говорили о чем-то секретном?

Марианна снова посмотрела на меня с глубокомысленным видом. На этот раз Антон перехватил ее взгляд и поморщился, видимо, догадавшись.

— Мы не говорили почти ни о чем, — сказал он. — Если хотите, можете посмотреть это без нас. Мы постояли у дверей, потом спустились к машине, потом поехали в клуб. Попали в пробку и минут тридцать стояли на углу Сталинской площади. И все это время молчали! Выходит, я зря снимал клуб, не говоря уж о доме. Оказывается, программа показывает только первые тридцать минут. Этого явно недостаточно. Так что смотрите. Нам нечего скрывать. Мы даже вас не обсуждали, можете себе представить?

Про себя я подумала, что это похоже на правду. Я всегда подозревала, что Антон и Елена не разговаривают наедине, а если разговаривают, то в рамках привычных схем: «да, милочка, да, сладенький, Леночка хочет камушек, поцелуй папочку сюда» и так далее.

— Видимо, вы и правда поверили в то, что этот «Люцифер» — всезнающий! — возмущенно сказала Марианна. — И теперь он будет выдавать только стопроцентно совпадающие с реальностью варианты! А вот я считаю, что на нас совпадения закончились, и отныне он будет нести ахинею, не имеющую никаких оснований!

— Ну так давайте попробуем! — обрадовался Алехан, который только и ждал чьего-нибудь заступничества.

— Вообще-то верно, — согласился Антон. — Вашего «Саваофа» надо разоблачить. А то я буду плохо спать.

— И все-таки, почему сама наша ссора, то есть то, что было в реальности — не реально? — спросила Елена, потянувшись за новой порцией торта. — Зачем нужно было переделывать и эту запись? Если ее проверит какая-нибудь экспертиза, то какие будут результаты?

— Экспертиза покажет, что это ненастоящее изображение, — сказал Алехан.

— А зачем его сделали ненастоящим?

— Я же объяснял. Да и какая разница? Эта виртуальная ссора неотличима от настоящей.

— Отличима, — вдруг произнесла Елена, откидываясь на спинку кресла. — В одном предложении поменяли смысл.

Все внезапно замолчали — так странно прозвучали эти слова.

— В каком предложении? — спросил Алехан, отодвигая тарелку.

— В самом начале было предложение... Когда мы ругались по-настоящему, оно означало одно. А сейчас оно означает другое.

— Что ты темнишь! — не выдержала Марианна. — Говори прямо! И почему это только ты заметила? Я вот, например, смотрела внимательно, и никакой разницы не увидела. А ты? — обернулась она ко мне.

Я растерянно развела руками. Плечами пожали и Антон, и Алехан.

— Действительно, Елена, — сказал мой муж. — Что ты имеешь в виду? Что значит «смысл поменяли»?

— Я не могу сказать. — Она загадочно обвела нас взглядом, и у меня мелькнула мысль, что Елена нас разыгрывает — она любит всякие тайны, не без оснований считая, что это нравится богатым мужчинам.

— Почему не можешь-то?! — Видимо, Марианна подумала так же, как и я, но она не столь снисходительна к Елене, поскольку ей завидует.

Зато Алехан рассердился вконец. Я с улыбкой наблюдала за его перемещениями по комнате: он отнес стаканы к бару, вернулся к стойке с аппаратурой, вглядываясь в прибор с каким-то новым и очень нервным интересом. Наверное, он не ожидал, что друзья окажутся такими далекими от его увлечений. «Он никогда не уйдет от меня, — подумала я. — Никто на свете не способен его понять. Все ему чужие! Ему кажется, что их придирки к «Саваофу» так далеки от сущности этой программы... Бедный Алехан! Вдруг он надоест мне первым?..» Я вздохнула: у хорошего брака есть единственный минус — вот эта постоянная ответственность перед партнером, эти добровольные цепи, которые надеваешь на себя и которые можешь снять лишь по обоюдному согласию. Или с кровью партнера...

— Я не могу сказать! — весело повторила Елена. — А заметила я подлог только потому, что та фраза касалась только меня. Более того, настоящая фраза, та, которая прозвучала две недели назад во время нашей ссоры, была ложью, а ненастоящая фраза, которую мы услышали сегодня, была правдой! Вот так!

— Сама-то поняла, что сказала? — спросила ее Марианна.

— Ну дурдом! — восхитился Антон. — Я снимаю все возражения насчет вашего «Саваофа»! За каких-то полчаса так интересно жить стало! Микис подозревает, что вы поставили жучков ему в машину, эта решила, что отредактирована какая-то важная фраза... Какая фраза-то, скажи, мы же лопнем от любопытства!

— Не скажу! Это касается только меня!

— А меня?

— А тебя не касается!

— Как такое может быть? Разве есть что-то в твоей жизни, что меня не касается? Видимо, это что-то бесплатное!

Марианна громко фыркнула, но на этот раз настроение у всех было хорошее, и потому все просто улыбнулись.

— Не надо чушь пороть! — подытожил Алехан. — Никто ничего не менял! Это никому не нужно.

— А проверить можно? Давайте просмотрим еще раз и решим голосованием: менялось что-нибудь или нет.

— Нет! — запротестовала Елена. — Я все равно не скажу, о чем речь! Это только мой секрет.

— Да и как докажешь? — Алехан пренебрежительно махнул рукой. — Настоящую версию я им отнес. А они их стирают. Их слово против ее слова. Но им-то это на фиг?.. Оба-на! Вы знаете, друзья, что мы вообще ничего не посмотрим? Спорили, спорили... Микис ударил прямо по крышке прибора. А здесь сенсорная панель. Что-то он сбил...

— А вот я теперь очень хочу посмотреть! — рассердился Антон. — Ты сделаешь?

— Я попробую. Но надо подождать...

— Очень даже хорошо, я давно хочу в туалет.

— Это торт, — сказала мужу Елена (не желая меня обидеть, но, разумеется, обидев).

Пока Алехан возился с прибором, я стала убирать со стола. Марианна вызвалась помогать мне. Елена не шелохнулась. Когда мы у нее, мы тоже сидим, как королевы, — все делает служанка. Так что она имеет право, но все-таки могла прийти, посекретничать — рассказать, например, об этой фразе.

— Она ее выдумала! — сказала Марианна, словно подслушивала мои мысли. — Мы все сидели и смотрели. Тебе что-нибудь показалось неправильным?

— Да я не очень хорошо помню тот разговор. Не дословно, во всяком случае. Я не смогла бы утверждать, что какие-то слова переставлены. Но с другой стороны, если, как она утверждает, в тот раз кто-то солгал — или она сама солгала — а в этот раз сказал правду, то не заметить этого, действительно, было бы трудно.

— Тогда почему мы не заметили?

— Видимо, мы не знали, о чем речь.

— То есть эту фразу сказала она сама?

— Скорее всего.

— Может, попытаем ее? Нагреем вилку, или проводами можно электрическими?

— Бесполезно. Ты Елену не знаешь?

— Знаю, потому и говорю: врет!

— Слушай, а Микис сильно психанул, по-моему.

— Да прямо! — Марианна махнула рукой. — Это для него обычное состояние в последнее время. Он стал невыносимым. Потом у его подруги сегодня день рождения. Они поругались накануне, он решил не поздравлять, проявить характер. Но, видимо, затосковал к вечеру. Передумал...

— Это он у тебя научился в нужный момент разыгрывать скандалы.

Она грустно улыбнулась.

— Видимо, да.

— А почему они поссорились? Все, идут к разрыву?

— Да я бы не сказала. Наоборот... — Она замялась, раздумывая, продолжать ли разговор, но все-таки решилась. По ее сосредоточенному лицу я поняла, что речь пойдет о наболевшем. — Девчонка-то оказалась непростой. Нашла она к нему ключи.

— Ключи?

— Ключи! — почти с отчаяньем повторила Марианна. — Антон прав: голос крови недооценивают. Того, чего я три года добивалась вначале жертвами, а потом скандалами, она добилась за месяц. Вся моя тактика была неправильной! Его мать, порядочная женщина, как-то пыталась мне это объяснить. Она говорила, что в якутских семьях все по-другому. И вообще, богатые — они другие. Мои жертвы были не нужны, мои скандалы не страшны — вот как получилось.

— Но что было нужно? И для чего, Марианна? Для денег?

— А для чего еще? Он ведь о земле почему заговорил? Потому что ей нужны деньги. Этой пигалице, знающей его меньше года! Когда это было нужно мне, то был один ответ: только после их смерти и никак иначе. Но оказалось, что землю можно продать. И маму можно уговорить, и перед папой ультиматум поставить. И в банк почетным президентом по состоянию здоровья перейти.

— Да ты что! — ахнула я и даже села на стул, прижав к груди грязную тарелку.

— Ну а как же! Цыпочке нужна машина, цыпочке нужен дом. Он в долги залез, представляешь? Набрал под землю кредитов. Да и не только под землю — еще под воздух... В банке, который проверял. — Марианна сморщилась, как от зубной боли.

Мое сердце тоже кольнуло. Я не очень люблю Микиса, он кажется мне скучным и самовлюбленным, но, по крайней мере, я никогда не сомневалась в твердости его принципов. Я думала так: то, что он не замечает жертв Марианны (а они, несомненно, были) — несколько нарочито, он их, конечно, видит, поскольку Микис — наблюдательный тип (да других в управлении и не держат), а я всегда считала, что человек либо наблюдательный, и тогда он наблюдательный во всем, либо он во всем рассеянный. Но уж, во всяком случае, нельзя быть наблюдательным через одного, нельзя разбираться в людях и при этом не понимать собственной жены. Нет, он все понимает (так я думала), но невнимание к ее жертвам — это его жертва, принесенная во имя убеждений. Замечать Марианнины желания и надежды для Микиса слишком мучительно, поскольку пришлось бы на них отвечать. А ответить он не может. Оказалось, может!

— То есть все принципы побоку? — спросила я.

— Да, абсолютно все.

— И чем же добиваются такого?

— Всякими подлыми хитростями. Я, например, первый год не жаловалась. Тащила свою лямку, не хотела его отвлекать. Потом стала устраивать скандалы, требовать, высмеивать... — Она снова сморщила лицо. — А эта... Через неделю после знакомства рассказала душещипательную историю про больную мамочку. Потом была история про невыносимое желание учиться, потом робкий намек на плохих соседей в ее бедном районе, и все так, знаешь, уклончиво, но подробно... Такими ослепительно-белыми нитками были сшиты эти истории! Я бы никогда не унизилась до такого... Я настолько растерялась, что даже сходила к его матери, рассказала ей все. «Ведь он не может не видеть, что это актерство!» — так я ей сказала. «Он видит» — согласилась она. «И ему это нравится?!» — «Да». — «Но ведь она унижается перед ним!» — «Именно! Именно это ему и нравится. А ты, и когда жертвовала, и когда скандалила, отстаивала собственное достоинство. А это, может, единственное, что его не возбуждает!»

— Слушай, она умная баба! — сказала я.

— Все готово! — крикнул Алехан из комнаты.

Рассказанное Марианной очень расстроило меня. Оно означало, что будет развод, он будет грязный, мучительный, наша компания лишится двоих из шести — и лишится навсегда, в таком возрасте друзей уже не приобретают. Микис окажется склочным, жадным, мелочным, а потом — богатым и наглым (все почетные президенты такие). Его молодая «цыпочка» предстанет невыносимо самоуверенной. Марианна — жалкой... Что хорошего?

Мы вернулись в комнату. Антон еще сидел в туалете. Елена так и не сдвинулась со своего места. Алехан выглядел немного растерянным — не похожим на себя. Зашумела вода, в комнату вошел Антон, поправляя брюки.

— С кого начнем? — довольный, спросил он.

— Прошу прощения, господа, обещал начать с нас, но задумался и перепутал. Так что тридцать минут будем смотреть на ваше молчание, — предупредил мой муж Антона и Елену.

Они пожали плечами. Видно было, что Елена волнуется.


...На экране появилась наша лестничная площадка. Антон стоял, облокотившись на перила. Вытянув шею, он смотрел вниз.

— Ушли, — негромко сказал он и повернулся к жене. — Не хочешь объяснить мне насчет любовников?


— Ха! Уже вранье! — воскликнул Антон почти радостно.


— Иди знаешь куда? — громко ответила Елена-двойник.


Ее тон был развязным и хамским, он был настолько не похож на тот, каким она обычно разговаривает, что наше настроение улучшилось. Почему-то мы все теперь — даже Алехан — хотели, чтобы «Саваоф» ошибся.


— Куда? — повышая голос, спросил Антон. — Я если уйду, то вместе с деньгами.

— Иди с деньгами! — Елена презрительно сощурилась и пошла вниз по лестнице.

— Ах вот ты как заговорила! Сука! Значит, это правда — насчет любовников? И кто они? Сколько их? Меня выпотрошила, теперь решила за новых дураков приняться?

— Я тебя люблю, идиот несчастный. Кого ты слушаешь? Марианну? Она ненормальная!


— Это называется: «не обсуждали»? — спросила Марианна.

— Не было ничего даже близко похожего на то, что мы сейчас видим! — возмущенно ответил Антон.


— Ты просто так не уйдешь! — продолжал кричать Антон-двойник теперь уже на улице, возле машины. — Ты знаешь, что мы с тобой нищие?

— Почему нищие? — Елена остановилась и равнодушно посмотрела на него.

— Потому что я набрал кредитов, чтобы оплачивать твои шубы и бриллианты, содержать дома, прислугу, да, прислугу, чтобы ты не портила свой маникюр! И растратил их! Я растратил деньги акционеров! Мне светит срок! И конфискация! И тебе светит конфискация! Ты моя жена, поняла, дура? Надеешься, что я один буду платить по счетам, а ты уйдешь? Ни черта подобного! Ты уйдешь голой! Этот твой любовник — надеюсь, он богатый? Ну да! Другого ты бы и не завела! Ничего! Скоро он будет бедным, ты выпотрошишь и его.


Я сидела, затаив дыхание, стараясь не смотреть в сторону Антона.

— Какой бред! — тихо сказал Алехан. — Я ничего не понимаю!

Между тем, события на экране завертелись еще быстрее, словно они ставили целью развеселить нас окончательно:


Антон и Елена подъехали к своему дому, причем Антон непрерывно выкрикивал обвинения в адрес жены, а Елена напряженно молчала. Они вошли в дом и тут разделились. Камера последовала за Антоном, он яростно бормотал что-то про «любовников», открывал какие-то ящики, бросал на пол вешалки с Елениными вещами, даже достал шкатулку с драгоценностями, но ее не бросил — просто открыл, посмотрел, что там лежит. Мне показалось, что он пересчитал вещи. Вдруг он застыл, опомнился. Видимо, истерика этого персонажа, уже даже внешне не похожего на нашего друга, прошла.

— Елена! — позвал он. — Ты где?

Она не отзывалась. Он пошел по комнатам, открывая и закрывая двери, убирая по дороге то, что сам же пять минут назад разбросал. Весь их роскошный дом, заполненный картинами, старинной мебелью, лучшей электроникой, разворачивался на экране, как ковер — очень красивый, очень элегантный, очень дорогой.

— Ты где? — снова спросил человек, открывая дверь в Еленину ванную.

Камера въехала за ним. Тускло блеснул мрамор стен, на экране появилось абсолютно белое женское лицо — Марианна нервно перевела дыхание — это была одна из трех скульптур, украшавших Еленину ванную. Зашелестели пальмовые листья над маленьким мозаичным бассейном, вделанным в пол.

— Ты что, Елена? Что с тобой? — шепотом спросил двойник Антона.

Мы снова увидели белое лицо, и в первую секунду нам показалось, что это тоже скульптура — только какая-то перекошенная, неправильная. Но это было лицо Елены. Она висела на люстре и была уже мертва.


Нашу последующую реакцию на этот, с позволения сказать, фильм я могу объяснить только шоком: словно загипнотизированные, мы не издали ни одного звука, не выразили ни изумления, ни возмущения. Елена должна была испугаться, Антон должен был потребовать прекращения киносеанса — ну, хоть что-то мы должны были предпринять! Но мы ничего не сделали.

Мы продолжали смотреть на то, как человек на экране тоже не предпринял никаких действий, положенных для ситуации, в которой очутился. Он не попытался снять жену с люстры, он не вызвал полицию, он даже не вскрикнул. Он лишь постоял минуту у бассейна, сказал себе под нос: «Все одно к одному», а потом быстро вышел из дома. Далее он сел в машину, разогнался до огромной скорости и врезался в бетонную стену, ограждавшую шоссе, — пустынное шоссе их богатого района. Машина загорелась — мы даже не охнули. Видимо, «Саваоф» сошел с ума.

А затем экран погас.

Все, что произошло с двойниками Елены и Антона, уложилось в тридцать минут!


У меня на руке короткая линия жизни. Это беспокоит меня, как заноза, как смородиновая косточка в зубе. Иногда воспоминания о руке уходят на глубину, я почти забываю о ней, в теплых слоях кратковременной памяти становится уютно, но темные холодные струи, бьющие с самого дна, никогда не иссякают окончательно, я думаю, их источники всегда будут работать в своей ночной преисподней.

Долго ли? Сколько на самом деле будет жить носительница этого страха?

Самое смешное, что я не суеверна. Я не верю ни в гадания по руке, ни в предсказания на кофейной гуще — ни во что такое. Более или менее убедительными кажутся мне лишь знаки зодиака и еще явное влияние имен на характер и судьбу. Но тут легко обойтись и без мистики: может, на темперамент человека влияет не зодиак, а погода — то, какие цвета новорожденный увидел в первый месяц, в первые полгода, в год и так далее. Может, только этот цветовой калейдоскоп и делает, скажем, Тельцов упрямыми и спокойными? То есть код упрямства и спокойствия таков: серо-зеленый на пятый день жизни (в апреле), красно-зеленый на пятидесятый (в июне), красно-оранжевый на сто пятидесятый (в сентябре). Плюс звуки и запахи сезонов. Мое предположение смешно? Не смешнее звездного кода или любого другого.

А как имя влияет на судьбу? Тут тоже море версий. Может быть, определенная генетическая память родителей заставляет давать определенные имена, и если покопаться, то окажется, что в родах завоевателей вечно всплывает имя Александр, а в родах хитрых менял — имя Иосиф; и первый уже рожден завоевателем, а второй — хитрым менялой, и не они подделываются под свои имена, а имена — под них.

Если верить старым журналам, повальное увлечение кодами родилось вместе с людьми. Вначале разгадывали коды квадратов и кругов, попутно изобретя музыку, потом перешли на более сложные фигуры: уже не на песке, а на бумаге заплясали синусоидные волны. Дуги стали растягиваться и сжиматься, какие-то орбиты чуть не свели с ума целый мир. Потом в ход пошла мощь экранов. Это было недавно: бесконечные спирали, похожие на перевитые друг с другом цепочки бусинок, поманили окончательной отгадкой.

Но формула найдена не была. Точнее, была — и была полезной, великой, замечательной, как и все предыдущие, очень простые по сравнению с ней, но от этого не менее полезные и великие — но все-таки она оказалась проходной и как бы горизонтальной. То есть открывающей мир не вглубь, а вширь. Как та истина, о которой я прочитала в старом журнале и над которой хохотала вечера три.

Один человек узнал, что под влиянием каких-то таблеток можно понять Истину — главную Истину жизни. Он нашел эти таблетки, наглотался их, и Истина, действительно, открылась ему. Так он делал неоднократно, но всякий раз после пробуждения забывал ее. Тогда гражданин решил схитрить: рядом с собой он положил бумагу и ручку и только после этого проглотил свои таблетки. Главная Истина жизни снова открылась ему, и на этот раз он записал ее. А когда пришел в себя, то прочитал на бумаге: «Банан большой, а кожура еще больше».

В последние пару десятилетий люди устали читать подобные истины на своих бумажках (точнее, на экранах — бумага теперь встречается очень редко), но каждое новое открытие — это открытие о банане и его кожуре.

Всплеск интереса ко всему потустороннему — видимо, следствие этой усталости. Люди словно хотят перепрыгнуть через свое непонимание, выйти из горизонтального мира: не ввысь, так хотя бы вглубь, они похожи на взбунтовавшихся персонажей картины, догадавшихся, что, несмотря на дивное мастерство художника, она все-таки двухмерна. Они верят, что мир вокруг картины имеет дополнительные измерения: «Мы же не случайно родились с догадкой об этом!» — таков их довод. Слабоват, считаете?..

Лет тридцать пять назад увлечение мистикой получило дополнительный импульс: было доказано, что уже в нашем мире существуют предметы, не зависящие от времени и пространства. То есть они могут находиться в разных точках в одно и то же время или меняться местами, не обращая внимания на гигантские расстояния. Это пришло из физики, и вначале на таких вопиющих нарушениях всяческих природных законов поймали самых маленьких — электроны, что ли, но потом заговорили о биополе и его способности улавливать, благодаря этим малышам, то, что происходит за тысячи километров. Какой-то деятель научился измерять происходящее и даже запечатлевать его. В этот период стали модными снимки собственного биополя: я еще помню квартиру, где жила ребенком: там, в кабинете покойного отца, висели цветные снимки его и маминой ауры: она повторяла их контуры, но у него в одном месте была рваной. Между прочим, в области желудка. Правда, из-за того что отец не любил завтракать, он часто болел гастритами...

Когда мне исполнилось десять, некие элементы ауры были расшифрованы, в частности, удалось определить, что красноватый цвет в области локтя означает способности к музыке, и прежде всего, к игре на флейте. Люди, которых считали целителями и экстрасенсами, имели зеленоватое свечение у мизинца — но не все, а лишь семь процентов. Почти наверняка выявлялись психические заболевания — криво полыхающей короной, похожей на солнечную, только тускло фиолетового цвета — но как раз это не сильно заинтересовало экспериментаторов, поскольку психические заболевания умели выявлять и без того, причем на самых ранних стадиях — по анализу крови. Но в общем пользу это открытие принесло (точно не помню, какую именно), и снимки ауры красиво смотрелись на стенах. Интерес к ним, впрочем, потихоньку прошел.

Спустя несколько лет научились распознавать поля неживых предметов. Они были совсем слабыми, другими по своей структуре — как бы зернистыми, а не такими, как огонь — но они все-таки были, и это, откровенно говоря, запутывало и утомляло.

Но тут оказалось, что существуют человеческие ауры без людей. Я тогда училась на последней ступени, и уже хорошо помню, как об этом объявили. Обнаруженные биополя были явно человеческими: они так же были подвижны, менялись, словно бы огорчались чему-то или радовались.

Чего только о них не писали! И то, что это души умерших, и то, что это ангелы, и что это создания параллельного мира, недоступного нам физически, и даже то, что это души механизмов, тех, что уже обладают искусственным интеллектом. Первое время, наслушавшись новостей, я вздрагивала от сильных порывов ветра — мне казалось, что эти ребята касаются моего лица своими фиолетовыми краями. Но потом привыкла.

Я долгое время склонялась к тому, что эти биополя принадлежат душам умерших — но умерших каким-то особым образом и, возможно, особым образом погребенных. Иначе невозможно объяснить тот странный факт, что в нашей стране этих ребят больше всего в одном городе. В нем они просто кишат, и этот город — Санкт-Петербург. Еще лет в двенадцать, проезжая на экскурсии по пригородам Санкт-Петербурга, я видела роение, которое объясняла начинающимися сумерками, особым составом морского воздуха, своей впечатлительностью по поводу блокады, бывшей здесь сто пятьдесят лет назад, чем-то там еще, и это роение не было веселым полетом пчел за нектаром — это было медленное и ужасное движение теней вокруг одних и тех же мест, движение, передающее мне нечеловеческую тоску.

Мой одноклассник, поклонник идей Платона, позднее уверял меня, что это — идеи прекрасного; матрицы, по которым создан город. Мы тогда чуть не подрались.

Наука же, в отличие от нас с ним, не смогла определить происхождение биополей-призраков, и их оставили в покое.

А вот увлечение мистикой не прошло. Оно даже переживает свое второе рождение (наверное, не второе, а миллионное?), только стало более наукообразным. Цвета биополя трактуются так же, как линии руки, как знаки зодиака, как имена — на основании уже известных прецедентов. «У него тоже было розовое свечение вокруг уха перед тем, как все утонули, а он один выжил!» — таково основание для разрешения плыть. И как доказать, что это недостаточное основание? Утонуть?


...Моя первая реакция на увиденное в программе «Саваоф» была ужасной. Я плохо спала в ту ночь и впервые за десять лет даже не смогла поговорить об этом с мужем.

Мы все сделали вид, что посмотрели юмористическую передачу — такую, с черным юмором, но все-таки несерьезную. И в самом деле, «Саваоф» показал нам версию произошедшего две недели назад. Ложную версию. Ее содержание было неприятно, но менее неприятно, чем, скажем, для актера увидеть свою смерть на экране. Правда, более неприятно, чем плохой сон.

Алехан тоже был очень расстроен.

— Ничего не понимаю! — повторил он несколько раз.

— Да ладно, не переживай! — покровительственно сказал ему Антон. — Ты, что ли, ее разработчик? Это им бы надо руки повырывать.

— Нет, Антон, обычно все очень логично! И изменения, если их делаешь и если они не кардинальные, всегда приводят к еле заметным последствиям. Вообще-то это игра для тех, кто любит нюансы...

— Ничего себе нюансы! — вмешалась Марианна. — А если бы эту хренотень мы посмотрели сразу после ссоры? Это с каким настроением люди бы домой пошли?

Елена молча поежилась.

— Перестаньте! — сказал Антон. — Это все-таки неправда. Слушай, а может разработчики «Саваофа» решили таким образом заинтересовать потребителя? Ты ведь говорил, что участвуешь в эксперименте.

— Я им устрою — эксперимент! — мрачно пообещал Алехан. — Кстати, Антон, там все было неправдой... Надеюсь, разговор о финансовых проблемах тоже?

— Тоже, — твердо сказал Антон.

Елена мечтательно улыбнулась каким-то своим мыслям.

— Ну, слава богу! — обрадовался Алехан. — А то этим ребятам пришлось бы объяснить свою осведомленность... И ведь знаете, теперь уже ничего не переиграешь: по правилам «Саваофа», смерть — это окончание игры.

— Да я бы за миллион не стала смотреть все это заново! — воскликнула Марианна. — А ведь я вас всегда предупреждала: дурацкое развлечение!

Чтобы скрыть друг от друга испортившееся настроение, мы не торопились разойтись — посидели на кухне, поболтали о разных несущественных вещах. Но напряжение не спадало, хотя Елена оправилась настолько, что пошутила на тему своей смерти. «Повеситься некрасиво! — так она сказала. — Лицо все какое-то кривое. Я лучше отравлюсь!» Все стали весело плеваться и стучать по дереву — и настроение ухудшилось еще сильней.


Утром Алехан ушел на работу раньше обычного — я спала. Когда же проснулась, то обрадовалась, что мужа нет: иначе пришлось бы обсуждать произошедшее, а разговоры о «Саваофе» теперь казались мне неприличными. Конечно, все притупится; день-два — и мы поймем, какой ерундой был этот сеанс, но эти день-два должны пройти...

За завтраком я подумала о том, что сказала Марианна накануне: «А если бы Антон и Елена увидели эту версию сразу — в день ссоры? Как бы это повлияло на реальность?» Правда, это старый вопрос: как пророчество изменяет то, что предсказывает? И главное, как проверишь? В этот момент раздался телефонный звонок.

— Ты еще не ушла? — бодро спросила Марианна, даже не поздоровавшись.

— Как видишь, — ответила я.

— Заболела?

— Да нет. Я позднее ухожу. Я ведь начальник отдела. Мне можно...

— Ты знаешь, что мне пришло в голову... Не может быть, чтобы этот «Саваоф» был такой дурак. Я тут остыла и спокойно обо всем подумала. По-моему, он очень логичен. Даже до примитивного. Наш с Микисом разговор о земле, с его, компьютерной, точки зрения, вполне предсказуем. Весь вечер я говорила только о деньгах, было видно, что это главная моя боль. Так почему бы мужу не откликнуться на мои просьбы и не предложить продать землю?

— Но ведь он решил продать ее не из-за тебя.

— Ну и что! «Саваофу» вовсе не обязательно это знать. Он может рассуждать так: у жены истерика по поводу денег, а где их еще взять? Я сама надиктовала для разработчиков основные данные про меня и Микиса. Там было сказано: работает в контрольном управлении, зарплата такая-то, но есть возможное наследство. «Саваоф» пришел к выводам о земле по кратчайшему пути, а мы пришли по длиннейшему, но, скорее, нелогичны были мы, а не он. Ведь Микис так раскипятился потому, что знал: разговор о земле состоялся из-за любовницы. Разумеется, ему казалось невероятным, что компьютер мог узнать это. Но Микис забыл, что и жен иногда любят! Нет, все логично.

— Пусть так, но какое это имеет отношение к случаю Елены и Антона? Здесь-то где логика?

Логика может быть где угодно. Во-первых, они действительно могли ругаться, но скрывают это.

— Или действительно могли покончить с собой, но тоже это скрывают.

— Упражняешься в остроумии? Ну-ну... У меня нет объяснений только тому, что «Саваоф» знал о проблемах Антона. Управление Микиса наткнулось на главную схему увода денег буквально позавчера вечером. Мне он об этом сказал перед тем, как мы пошли к вам, то есть вчера, ты узнала перед просмотром, а Алехан и вовсе после просмотра. Откуда об этом узнал «Саваоф»? Может, прокалькулировал все их имущество и пришел к выводу, что честным образом такого не заработаешь? Ха-ха-ха! Его надо предложить налоговому управлению. Нет, если серьезно, откуда «Саваоф» мог это узнать?

— Точнее, разработчики «Саваофа»... А ты уверена, что финансовые проблемы у Антона есть?

— Микис похож на шутника?

— Нет, — сказала я.

— Так вот, они действительно могли ругаться, причем очень сильно, и тогда версию «Саваофа» можно назвать преувеличенной, но все-таки логичной. Может женщина, всю жизнь прожившая в роскоши, покончить с собой под угрозой разорения и даже тюрьмы? Да. Может мужчина, у которого рухнуло все: бизнес, любовь, честное имя — убить себя? По-моему, запросто. Помнишь, как он сказал: «Все одно к одному», то есть самоубийство жены — это только одно из звеньев в цепи его неудач.

— Но ведь на самом деле он жив, Марианна!

— Вот в том-то и дело!.. Перехожу к главному. В чем смысл программы «Саваоф», ты мне не напомнишь?

— Ты прекрасно знаешь!

— Нет, ты скажи.

— Люди меняют обстоятельства в какой-нибудь истории и смотрят, какие будут последствия.

— Вот! — сказала Марианна.

— Что вот? — спросила я и вдруг почувствовала, как похолодело у меня за шиворотом.

— Ведь ситуация с Еленой и Антоном — это была уже игра!

— Не понимаю, — сказала я.

— Не ври! — торжественно произнесла она. — Елена утверждала, что одну фразу в фильме поменяли! Причем, поменяли кардинально, фактически перевернули ее с ног на голову. То, что было ложью, стало правдой! Ничего себе изменение! Это роковое изменение, ты не находишь? И поскольку фраза касалась только Елены — она сама в этом призналась — то и последствия затронули только ее. Разве это не логично?

— Ой, как интересно! — закричала я в трубку. — Теперь она не отвертится! Я должна, просто должна выяснить правду! Не пойду на работу, поеду к ней. Иначе я лопну, Марианна! Нет, ну какая ты умная!

— Ну, — уклончиво, но удовлетворенно сказала она. — Елены дома нет, я звонила. В клуб, наверное, поехала.

— А который час?

Из комнаты ответили часы.

— Ба! — воскликнула я. — Мне надо бежать!

— Говорила, не пойдешь на работу.

— Что ты, какое там! Я пошутила. До вечера?

— До вечера. Кстати, вот тебе еще одно соображение: жизнь тоже переиграла ситуацию.

— В каком смысле?

— Ну, истина, которую кто-то скрывал в настоящем разговоре, теперь открыта.

— Но ведь открыта только для тех, ненастоящих, — растерянно произнесла я. Уже говоря эти слова, я поняла, что говорю ерунду.

Разумеется, и мы, настоящие, ее вчера услышали...


Наша корпорация занимает восемь кварталов Москвы — почти в центре, в Рублеве. Еще издалека вы видите нестерпимый блеск за домами, в самом конце широкого проспекта. Но это когда солнечный день.

Огромные стеклянные корпуса выстроились полукругом, как древняя крепость. Кажется, что они держат оборону. И это похоже на правду. В стеклянных корпусах работают сто тысяч второстепенных служащих. Никто из них не имеет ни малейшего представления, чем же корпорация занимается. Пятьсот восемьдесят отделов обслуживают фактически лишь бесперебойную поставку материалов и отходы производства. И то и другое — и материалы, и отходы — это люди. Одних ресторанов у нас — двести девяноста. Про туалеты и лифты лучше промолчу. Это что касается обслуживания.

Когда я думаю о стеклянных корпусах, мне хочется смеяться. Наша корпорация не производит ничего реального, все, с чем она имеет дело — это некие счета, акции, балансы, контракты. Поскольку бумаги в этих храмах высоких технологий давно нет, в том числе и той, на которой раньше печатались деньги, и вся документация существует только в цифровом виде, то даже для того, чтобы доказать самому себе реальность собственной работы, зацепиться почти не за что!

Если вы разумный человек, вы, конечно, понимаете, что в конце всех этих цифр окажется настоящая целлюлоза, мясо, дома, земля, водородное топливо и прочие необходимые вещи, но с каждым годом убедить себя в этом становится все труднее. Если однажды к нам придут и скажут, что последние десять лет, нажимая на виртуальную клавиатуру, спроецированную на плоскость стола, мы нажимали просто на стол, а потому в материальном мире ничего не менялось от наших движений, мне кажется, мы даже не удивимся. Ведь и кнопок у нас не было — только светящиеся контуры на пластиковой поверхности.

Может быть, только меня посещают такие странные мысли. Мой муж винит во всем старые журналы, которые я постоянно читаю. Он думает, это очень вредно. Он ошибается. Как раз чтение старых журналов помогает мне убеждать саму себя в том, что человек реален и более того — стоит на месте, а мир кружится вокруг него. В орбиту кружения каждый раз попадают все новые предметы — это так называемый технический прогресс, но сам человек неподвижен.

Лучшее доказательство тому — неуменьшающееся количество махинаций. Раньше, насколько мне известно, всё упрощали реальные, или, как их называли, наличные деньги. Вначале их просто крали. Потом их переводили, снимали и только потом крали. Теперь их нет, но все равно крадут! Крадут там, за экранами, поэтому служба охраны нашей корпорации занимает восемь этажей. Они сидят уже за стенами крепости — в зданиях внутреннего двора, там, где сижу я. Они так же, как я, долго учились, чтобы во всем этом разбираться. Пятнадцать лет в школе, десять лет в университете, и это минимум.


...Когда я прошла все ступени проверки (это занимает совсем немного времени, хотя выглядит устрашающе) и поднялась к себе на третий этаж, то сразу почувствовала неладное.

Я остановилась и огляделась. «Спокойно! — сказала я себе. — Все нормально! Вот стена, вот дверь, вот секретарша».

Секретарша была заплаканная.

— Что-то случилось? — Я подошла и дотронулась до ее плеча. — Что-то дома?

— Ах, если бы! — с чувством воскликнула она. Дверь сразу же открылась, и оттуда вышел незнакомый мне человек в темном костюме.

— Вы опаздываете... — прищурившись, сказал он. — Мы даже звонили вам домой. И почему не отвечает ваш мобильный?

— Он лежит дома.

Сквозь приоткрытую дверь отдела я увидела Бориса, своего подчиненного. Он лихорадочно кивал: каждую секунду делал по пять нервных движений головой, туда-сюда, вверх-вниз.

— Подождите, — приказал человек в костюме и скрылся за дверью. Мне показалось, он от нее не отошел, остался у щели. По крайней мере, не было слышно шагов.

— Кража? — громко спросила я у секретарши. Все это мы недавно проходили, как раз об этом я и рассказывала своим друзьям в том злополучном разговоре две недели назад.

— Да, — прошептала секретарша и вдруг зарыдала.

Я поморщилась. Ей заплакать — что мне запеть. Самые масштабные сцены она устраивает в периоды неприятностей или накануне подтверждения квалификации (от этого зависит зарплата), и зарплату ей всегда повышают. А ведь как хвалили квалификационную систему, ее разработчики озолотились! Казалось, все: теперь каждый будет получать строго в соответствии со своим коэффициентом полезного действия — и вот пожалуйста. Экзамены мы сдаем компьютеру, а он учитывает и эмоциональные погрешности в ответах, то есть научен быть снисходительным, если испытуемый слишком волнуется или имеет серьезные проблемы в личной жизни. Так наша тупая секретарша умудряется своими слезами всегда добиваться максимальной оценки! Борис сказал как-то после одного такого представления: «Если написать разработчикам, что она умеет разжалобить программу, то они еще, чего доброго, просигнализируют нашим психологам, и меня уволят, как шизофреника. Но ведь это так на самом деле! Она имеет эту программу, как хочет! Я, старый и больной, не реагирую на ее слезы, а компьютер, новый и дорогой, их фальши не понимает!» — «Ничего, скоро придумают новое поколение, — сказал наш технократ-оптимист Горик. — Оно будет распознавать слезы по химическому составу». — «А она научится плакать серной кислотой», — махнул рукой Борис.

— Сколько теперь украли? — поинтересовалась я, присаживаясь к кофейнику. — Их уже поймали?

Я говорила специально громко, чтобы тот, кто стоит за дверью, понял, что я знаю и о нем и о его примитивном ходе: оставить меня наедине с этой дурой, чтобы я своими расспросами что-нибудь выдала. Если он хочет расспросов, он их получит. Я не жадная.

— Нет, не поймали! — сказала секретарша таким горестным тоном, что сразу стало понятно, как она болеет душой за деньги корпорации. В глубине ее зрачков тем не менее сверкнуло злорадное удовлетворение (как все тупые, она уверена, что ей недоплачивают).

— Так сколько украли?

— Миллиард.

Я присвистнула.

— На чем их обнаружили?

— В том-то и дело, что ни на чем!

Удивительно глупая девица. В наших делах она не разбирается, поэтому ее информацию нельзя принимать к сведению. Я отхлебнула кофе. В окно мне был виден задний двор. Он был просто забит официальными машинами. Я пригляделась. Одна из машин явно принадлежала высокопоставленному полицейскому чину. «А дело не пустяковое» — удивленно подумала я.

— Их не поймали, — заговорила секретарша. — Контракты уже были проплачены, товар отправлен и даже реализован. Только потом тот, кто продал, начал бить тревогу. Оказалось, он продал в десять раз дешевле, чем надо. Этот в черном сказал: слишком большой срок. Где теперь эти деньги найдешь?

Я кивнула, не особенно вдумываясь в эти слова, но потом их смысл дошел до меня. Я повернулась к секретарше.

— Как это может быть?

— Все было сработано идеально! — елейным тоном произнесла она и вдруг, оглянувшись на дверь и убедившись, что она закрыта, широко и радостно улыбнулась.

Переход от слез к радости был таким быстрым и неожиданным, что я тоже не выдержала и фыркнула. Но я сидела лицом к двери. Она моментально открылась, и человек в темном осуждающе уставился на меня.

— Приятно, когда люди принимают проблемы своей компании близко к сердцу, — сказал он.

Ему в спину с ужасом глядел Борис. «Ты-то чего играешь горе? — хотела я спросить у него. — В глубине души мы все уверены, что от корпорации не убудет и уж, во всяком случае, не отказались бы от этих денежек. Господи, как хорошо не работать! Но нас повязывают контрактами, кредитами, новыми изобретениями, чудовищно дорогим лечением, квотами на ребенка — только чтобы отдалить и сделать недоступной главную мечту моего поколения: свободное время». Один из этих деятелей прямо признался в телевизионной программе: «Свободное время — это бомба». В общем-то, да. Двенадцать миллиардов должны быть чем-то заняты.

Я никогда не говорила Алехану, как завидую ему. Мое признание поставило бы его в трудное положение. Ему пришлось бы ответить: «Уходи из корпорации. Будь как я». Но он не может такого сказать: даже на пять его зарплат мы не сможем жить, как привыкли.

— Я, к сожалению, не умею плакать по заказу, — сказала я человеку в темном. — Если бы могла, пошла бы в артистки.

— У вас бы получилось, — дернув верхней губой, ответил он. — И довести до слез не так уж трудно, на самом деле.

— Зачем? Хотя попробуйте. Неужели этот миллиард разорил главного акционера? И его дети теперь будут вынуждены переехать в социальный дом?

— Горе детей не заставит вас расплакаться? — улыбнулся он.

Борис за его спиной упорно делал мне какие-то знаки.

— Сядьте, Борис, — сказал человек не оборачиваясь. — И введите все то, что вы мне рассказали. Значит, не дети... — Это он снова обратился ко мне.

— Если бы у меня были свои, я была бы более сентиментальной. Но я не могу их себе позволить. У меня нет пятисот тысяч налога.

Он приподнял бровь, как бы соглашаясь с моей причиной.

— Ну и бог с ними, детьми, — сказал он. — Тем более что миллиард не разорит акционера. Но вот только украден он был с использованием слишком конфиденциальной информации.

Это тоже говорили в прошлый раз. И в позапрошлый.

— У нас два раза в год пытаются украсть деньги, — спокойно сказала я. — Разумеется, это делают не люди из окрестных домов. Каждый раз это сотрудники. Конечно, бывают еще полные идиоты, которые вводят поддельные карточки. Но их берут прямо у банкоматов. Все, что сложнее — это именно с использованием конфиденциальной информации.

— Какой? — спросил он.

— В каждом случае разной. Еще ни разу схема не повторилась. Скорее иссякнут деньги акционеров, чем фантазия махинаторов.

— А пароли когда-нибудь использовали? — спросил он.

— Какие пароли? — ответила я вопросом на вопрос. — Паролями у нас называются десятки вещей.

— Пароли, которые подтверждают проплату контрактов.

— Не использовали, но обходили. Был даже случай, когда компьютеру задурили голову одной невероятной программой, и он на пару минут забыл русский язык, причем так забыл, что любое русское слово стал воспринимать как звук «е».

— Тех махинаторов нашли? — улыбаясь, спросил человек.

— По-моему, нет. Но там и сумма была незначительная.

— Немного сложно для меня... Этот звук «е». Назвать пароли куда проще. Не так ли?

— Что вы хотите этим сказать?

Я перевела взгляд с него на Бориса, сидящего в раме дверного проема, как на экране телевизора. Он оторвался от компьютера и сокрушенно покивал мне, разводя руками.

— То, что есть люди, которым не надо писать сложные программы. Они и так знают пароли.

— Если речь идет о сделках с акциями, таких людей всего пять. Ведь это касалось акций? Вы поэтому здесь? — спросила я, глядя ему в глаза.

То, на что он намекал, казалось невероятным. «Может, я сплю?» — подумала я. Это ощущение не покидало меня со вчерашнего дня.

— Всего пять? — не ответив, притворно удивился он. — Борис, вы закончили? — Борис печально кивнул. — Выйдите, пожалуйста, нам нужно поговорить с начальником вашего отдела.

Я прошла за ним. В дверном проеме мы столкнулись с Борисом, и он ободряюще пихнул меня в плечо.

— Итак, произошла кража, — официальным тоном сказал человек в темном костюме, усаживаясь за мой стол. — Располагайтесь, — он показал мне на кресло для посетителей. — Я представитель бюро расследований экономической полиции. Моя фамилия Гергиев. Сегодня утром возбуждено уголовное дело по статье сто тринадцатой, часть вторая. Я буду его вести... Итак, кража. Она совершена десять дней назад. Ее механизм примерно таков: по фальшивому контракту, оформленному через вашу корпорацию, были приобретены акции одной крупной фирмы, затем они были проданы, эти деньги пошли на закупку золотых слитков, эти слитки... Впрочем, это вас уже не касается. Все остальные звенья были честными. Деньги как таковые украдены на первом этапе. Здесь. Акции были реальные, куплены за реальную сумму. Но вот затем проданы они были за одну десятую стоимости. В общем и целом, это законно, не так ли?

Во рту у меня пересохло от волнения.

— В общем и целом, да. У нашего отдела есть такие полномочия. Теоретически мы можем распоряжаться деньгами клиентов и каналами корпорации по своему усмотрению и под свою ответственность. Но практически мы так не делаем. Наши работники всегда действуют по конкретному поручению конкретного лица или компании и по строгой схеме... Миллиард, о котором говорила секретарша, — это оставшиеся девяноста процентов?

— Да, все верно. Тот, кто купил акции за одну десятую стоимости, утверждает, что все сделал законно. Он три раза запрашивал документы и требовал, чтобы вашей службе электронной проверки были предъявлены пароли, подтверждающие полномочия продавцов. Все было безукоризненно. Закон дает ему полное право воспользоваться исключительно выгодной ситуацией, не вдаваясь в детали. Акции были им приобретены и сразу же проданы в десять раз дороже. Разумеется, мы уверены, что этот покупатель все прекрасно понимал. Недоплаченные якобы девяноста процентов на самом деле были доплачены, но немного в другом размере и в другой форме.

— Найти их будет трудно. Сейчас отработаны неплохие схемы, — сказала я.

— Да. Мы знаем, — согласился он.

— Вы сказали, что покупатель не был обязан интересоваться, почему цена такая низкая. Это правильно. Но поинтересоваться должен был банк, переводящий ему деньги для покупки. Банк-то как раз должны были волновать не пароли, а причины невыгодной для продавца сделки. Здесь действует презумпция виновности. Проверка всегда проводится. Они обязаны это делать по закону.

— Да. Но они этого не сделали.

— Если они этого не сделали, то они к этому и причастны. За такие дела дают пять лет. Они не могли рисковать за просто так.

— Может быть. А может быть, и нет. Этот банк сейчас переживает не лучшие времена. Он на грани разорения. Со дня на день будет объявлено о его закрытии.

Контрольное управление только что закончило аудит. Кстати, неразберихой, связанной с двухмесячной проверкой, они и объясняют то, что произошло. Все нормальные специалисты... числом три — банк совсем небольшой — были в тот момент отвлечены на помощь Контрольному управлению. Оставалась пара стажеров. Они не смогли определить, что сумма слишком занижена. Решили: обычная спекуляция. Их тренажеры в университете допускают такую норму прибыли. Идиоты... Кроме того, весь последний год банк рушился. Деньги оттуда выводили огромными порциями, не заботясь даже об имитации легальности. Но дело даже не в этом. Причастен банк или нет, мы проверим. Может, умысла и не докажем, и кто-нибудь там отсидит всего пять лет. Пять лет — не сорок. Но то, что причастен ваш отдел, не вызывает никаких сомнений. Должен вас спросить: это вы проводили сделку?

— Нет.

— Вам известно, что кто-то из ваших подчиненных проводил эту сделку?

— Нет.

— О’кей. Я должен был выполнить эту формальность. Но без надежды на успех, как вы понимаете...

— Сами запросы шли отсюда? Из этой комнаты?

— Это неизвестно. На всем своем протяжении сделка была защищена хорошей программой. Точно такой, как два месяца назад, когда у вас пытались украсть девятьсот миллионов. Да, собственно, и схема была такой же... А вы говорили, что махинаторы не повторяются.

— И что инкриминируется сотрудникам нашего отдела?

— Участие в преступном сообществе с целью совершения экономического преступления в особо крупных размерах. Это и есть сто тринадцатая статья. Сорок лет тюрьмы...

— А если кто-то из сотрудников просто проболтался о паролях? — спросила я.

Он улыбнулся.

— Надеюсь, они уже вышли из детского возраста, ваши сотрудники?

— И все-таки?

— У вас в контрактах все записано. Не будем отвлекаться на бесплодные фантазии. Доказать простую халатность трудно. Для того чтобы суд поверил в отсутствие умысла, нужны очень веские основания. Так что давайте займемся делом. Вы напишете мне обо всех ваших сотрудниках. Меня интересуют не четверо, а трое. Подрезков был в отпуске.

— Да, верно.

— Напишите все, что вы думаете о них как о специалистах и людях. Сообщаю, кстати, что они уже проделали то же самое... Вы курите?

Я покачала головой.

— Тогда я выйду. Излагайте, пожалуйста, подробно. Ваши ребята почему-то решили, что я прошу у них доносить друг на друга. Вот, что написано Кромским: «Боря — хороший и честный, Инна — хорошая и честная, босс — хорошая и честная. Я — хороший и честный (но пьющий). Может, я был пьян?» и подпись «Горик». Это серьезно, как вам кажется? Или в тридцать лет такой тюремный срок не пугает?

— Да он правду написал в принципе.

— И все-таки расшифруйте эту правду. Это моя особая просьба. — Взяв сигареты со стола, он вышел из отдела. Дверь, впрочем, оставил приоткрытой.

Я перевела взгляд на экран. Горик выбрал веселый и немного сумасшедший шрифт. Мы всегда удивлялись, какой идиот его выдумал. Буквы клонились в разные стороны и были разного размера и жирности. Особую ненависть автор, видимо, испытывал к букве «Т» — она была сделана в виде надгробия. Мы все не могли представить, для каких таких случаев предназначен этот шрифт, кому он может понадобиться. А вот понадобился! Я невесело улыбнулась.


Шутить, на самом деле, было не над чем. Система несколько раз запрашивала пароли, и они неизменно подтверждались. В своих ребятах я была уверена, но все-таки кто-то из них это сделал. Чудес не бывает.

Не меняя шрифта, я написала: «Борис. 45 лет. Честный. Не очень умный. Инна. 55 лет. Честная. Не очень любопытная. Горик. 30 лет. Веселый. Могу отвечать только за себя. Но это при личной встрече».

«Обидится? — подумала я. — Интересно, на кого уже нарыли? Знание паролей — это одно. В конце концов, кого-то из моих сотрудников просто могли подкупить огромной суммой: все они, кроме Инны, нуждаются в деньгах... Неучастие в преступном сообществе будет трудно доказать, но это уже дело десятое. Это проблемы того, кто продал пароли. Хотя... Я бы на месте судьи не поверила — ведь тут еще налицо прекрасное знание нашей специфики. Нет, тот, кто назвал пароли, участвовал в махинации. Невероятно! Все трое — очень милые и вполне безобидные люди. Ну, у каждого свои грехи, конечно... Что будет делать следствие? В первую очередь, проверять связи. Только так можно выявить, кто из них это провернул. Даже если все было сделано очень чисто, какие-то зацепки могли остаться. Покупатель? Он, скорее всего, продавца в глаза не видел. Он совершенно посторонний, найден через Интернет, там таких фирм — пруд пруди. У них все отработано, операции занимают несколько часов и являются строго виртуальными, к ним не подберешься. Более того, покупатель сделал все возможное, чтобы ничего не узнать о продавце даже в виртуальном мире. Только полное неведение обеспечивает ему алиби... Банк? Вот он, конечно, причастен. Рассказывайте кому-нибудь другому сказочки про тупых стажеров! Банк причастен, даю руку на отсечение. Но именно поэтому здесь все выстраивалось особенно тщательно, если, конечно, парень не дурак. А он не дурак. Схема довольно умная и наглая, за ней видна колоссальная подготовка. Он не стал бы подставляться, а банк — это главное звено. Здесь у него все должно быть безукоризненно чисто. Он, наверное, лет пять обходил за километр улицу, на которой этот банк расположен. Надеюсь, я тоже ее обходила?» — спохватилась я.

— Боря, ты еще здесь? — крикнула я и направилась к двери.

Он сидел в приемной, допивал мой кофе.

— Во дела, а? — покачал он головой. — Еще и доносы пиши! Пусть сами ищут. В наших я уверен. Потом окажется, что в системе был сбой, и никакие пароли не назывались.

— А это возможно? — спросила я: Боря лучше всех нас разбирается в компьютерах.

— Да все возможно! Но службе безопасности надо как-то оправдаться, вот и решили на нас свалить. «Компьютеры не ошибаются!» — передразнил он кого-то. — Я тебе говорю: это ребята из безопасности чудят. У них там такой бардак! Думаешь, это нормально: по две кражи за год? Это их вина. Нам надо просто переждать... Не закладывать, по крайней мере, своих, чтобы этот друг получил повышение по службе. Пусть у них там ищет. По всем их восьми этажам... Вот дармоеды!

— Закладывать своих никто не собирается, — сказала я. — Но нервы нам помотают. Ты так примерно прикинул: у тебя все чисто? Никаких грехов?

— Увы, — с серьезным видом сказал он. — Есть грехи. Я на прошлой неделе занимался онанизмом.

Секретарша выпучила глаза и покраснела. Я не выдержала — улыбнулась.

— Боря, я не шучу. Надеюсь, у тебя не было счета в этом банке?

— Не было. Я держу в нашем. Как и ты.

— Что за банк, кстати?

— Банк «Елена». Он небольшой. Ты его вряд ли знаешь.

— А, — сказала я и закрыла дверь.

Буквы на экране плясали, как сумасшедшие.

«Спокойно, — сказала я себе. — Это такой шрифт!» Руки у меня дрожали. Следователь Гергиев, возможно, получит повышение по службе. Главный подозреваемый в деле уже есть.

Это я.


«Борис работал в нашей корпорации еще до меня. Он старейшина отдела. Ему сорок пять, он женат, увлекается компьютерами. Говорит, что в компьютерах его интересует только написание музыки».

Горик подозревает, что Борис немного подрабатывает, взламывая чужие счета. Дело в том, что его жена не работает, а денег требует постоянно. Мы все только раз общались с этим женой, его зовут Андрей, и он нам очень не понравился. Он пришел на какой-то наш корпоративный праздник в ресторан стеклянного корпуса (дальше этого корпуса посторонние не пройдут, даже мужья и жены) и весь вечер гундел, недовольный едой, музыкой, людьми. Ему, видимо, не нравилось, что Борис отвлекается на других мужчин.

В другой раз я видела этого Андрея у проходной. Он стоял, прислонившись к стене, и равнодушно глядел на экран, где транслировался футбольный матч. Я стояла недалеко от него — ждала Алехана, чтобы передать ему карточку. Борис появился одновременно с моим мужем и, как оказалось, тоже вынес карточку. Так они их и взяли, наши мужья-жены: синхронно, потом с одинаковым выражением лица чмокнули нас в щеку; потом пошли к автомобильной стоянке. Не знаю, что нужно было купить этому Андрею, но моему Алехану не хватало на новый монитор, а по карточке дают очень большие скидки.

Может быть, и у Бориса с Андреем такая же любовь, как в моей семье? Не знаю. Может быть.

Борис, конечно, немолодой, и это не способствует прочному браку, но зато у них большие льготы, которых нет у нас. Они, например, не платят налог за отсутствие детей, и это, вроде бы, логично: искусственное вынашивание их ребенка стоило бы огромных денег. Правда, когда налог вводили, еще не было другого налога — на рождение ребенка, который теперь уплачиваем все мы: и разнополые, и однополые, если хотим завести у себя дома сопливое и крикливое существо. Когда же этот налог утвердили, разнополые оказались в странном положении. Они платили за бездетность, они же платили за возможность родить, то есть платили в обоих случаях.

Конечно, вначале поднялся крик, но затем нам все, как водится, объяснили: во-первых, налог на детей стимулирует к хорошей работе и является как бы современной разновидностью естественного отбора, во-вторых, налог на бездетность такой небольшой, что просто стыдно об этом так долго говорить, в-третьих, однополым, решившимся на продолжение рода, придется платить и за искусственное вынашивание и за право на ребенка, то есть они тоже в один прекрасный день заплатят дважды. Кроме того, народу и так слишком много. На том и порешили.

И все равно мне почему-то стало жалко Бориса в тот день. Андрей у проходной не понравился мне еще больше, чем в ресторане, когда он гундел и куксился. Мне показалось, что Борис слишком суетлив с ним, слишком зависим. Потому-то и подворовывает вечерами на своем мощнейшем домашнем компьютере. («Мощнее, чем у нас в отделе!» — изумленно рассказал Горик, побывав у него дома).

«А может ли он украсть миллиард?..

Есть еще Инна. По возрасту старше всех нас, но не старая двадцать пять лет до пенсии. Ей пятьдесят пять. Инна здесь недавно. Перевелась из другой корпорации, где, говорят, была любовницей генерального директора. Между прочим, ее приняли по моему ходатайству. За нее просил хозяин фирмы, в которой работает мой муж. У нее двое детей, огромный дом и небольшая паранойя. Но она тихая женщина».

Инна делает свои дела ровно до пяти, в три минуты шестого я вижу ее идущей по внутреннему двору к стеклянному корпусу — на выход. Нынешняя должность для нее — понижение. Во-первых, в той, другой корпорации она сама была начальником отдела, во-вторых, она никогда не проходила квалификационной аттестации (у них это не было принято), а потому не переживала постоянного и неизбежного урезания зарплаты. Дело не в деньгах, их у нее, видимо, много, дело в унижении. Если тебя рано и незаслуженно сделали начальником, ты можешь никогда не узнать, что ни хрена не умеешь. Инна бы и не узнала, но ее покровитель умер. Из начальников она перешла в подчиненные, и оказалось, что ее знания так и остались на уровне стажерских (стажером она с генеральным и познакомилась). Назначая любовницу начальником отдела, он, видимо, тоже не разбирался в квалификациях, поскольку сам начальником буквально родился — то есть унаследовал свою долю в корпорации от отца и деда. Так что ему все кандидаты были на одно лицо, и решалось назначение не по этому пункту. Вот Иннины подчиненные, они-то наверняка все знали об ее квалификации, но подчиненных обычно не спрашивают.

Мы тоже ни о чем ее не расспрашиваем. Она сидит свои пять часов, в обеденный перерыв не ест, а плавает в спортивном клубе на втором этаже, раз в неделю заказывает парикмахера и маникюршу из самого дорогого салона, которым пользуется только высшее руководство. Иногда она платит нашей секретарше за то, что та делает ей массаж шеи. Про ее детей мы знаем только то, что один из них — гонщик, а другой — женского пола. Причем пол первого, гонщика, нам не известен.

«Может ли Инна украсть миллиард?..

Ну и, наконец, Горик. Молодой, неженатый, талантливый. Живет с мамой — вот уж редкость! Говорит о себе, что он ассириец. Борис каждый раз делает вид, что забывает это слово, и постоянно спрашивает: „Филистимлянин?. Ассириец” — терпеливо отвечает Горик. На следующий день все повторяется. „Финикиец? Шумер?. „Ассириец».

Еще он говорит о себе, что никогда не женится, потому что мама согласна только на ассирийку или ассирийца, причем настоящих, а как определить, кто настоящий, а кто нет? Нужен очень дорогой генетический анализ, и в принципе Горик ради мамы на эти траты согласен. Но, к сожалению, генетический код у ассирийцев точно такой же, как у вавилонян, а они лютые враги.

Мы умираем со смеху во время этого вранья.

— Я доказываю маме, что вавилоняне вымерли две тысячи лет назад! — с неподдельным отчаяньем сочиняет Горик. — Что шансы встретить живую вавилонянку равны нулю. Нет! С тех пор как ученые открыли генетический год скелета, найденного в гробнице сына царя Хаммурапи Самсуилуна, и доказали, что он совпадает с кодом всех ста пятидесяти современных ассирийцев, моя бедная мама потеряла покой. Ее можно понять. Последний удар Ассирии был нанесен именно Вавилоном. Как такое можно простить, скажите, пожалуйста? Такое не забывается! Нет, вдумайтесь только — гибель цивилизации! Какой тут может быть срок давности?!

— Ты говоришь о событиях до нашей эры? — серьезно поинтересовалась Инна, глядя на него почти с ненавистью. Она презирает подобные разговоры и презирает мое легкомысленное отношение к подчиненным.

— А какая разница! — трагическим голосом воскликнул Горик. — До нашей эры, после нашей эры, какая разница?! Вы представляете себе уровень события?! — Людей без чувства юмора он терпеть не может.

— Горик! Хватит! — наконец, взмолилась я, вытирая слезы.

Недавно Борис сообщил мне перед работой, что не все в сказках Горика вранье. В частности, у Хаммурапи действительно был сын Самсуилун, а мама Горика действительно ассирийка. Но вот его рассказы про собственное пьянство — неправда. Он наркоман и болен СПИДом. «Жаль парня. Он ведь очень талантливый, — сказал Борис. — Это я тебе как человек, секущий в компьютерах, говорю». — «Он лечится?» — спросила я, сделав вид, что это для меня новость. «Ну, поддерживает нынешний статус, но это съедает все, что он зарабатывает. Он, правда, стоит в очереди на социальную программу, но ты же знаешь, сколько там надо стоять. Половина умирает, не дождавшись». — «Может, походатайствовать перед руководством?» — «Ты хотя бы примерно представляешь, сколько у нас работает больных СПИДом?» В этот момент появился Горик и все началось, как обычно. «Горик, я забыл, как называется твоя национальность? Хетт?» — «Ассириец».

«Может ли ассириец украсть миллиард?»

Теперь обо мне.

Я убрала руки с клавиатуры.

Что я знаю о себе, как о возможном подозреваемом? Что много раз говорила своим сослуживцам, как мечтаю оказаться на месте грабителей — тех, кому повезло. «Бравировала смелостью. Это мне свойственно. Я вообще-то много болтаю почем зря», — сказала я еще не вернувшемуся Гергиеву. «Да что вы? — ответила я сама себе вместо него. — А Инна считает, что вы просто туповаты и вам даже не хватает ума скрыть свои истинные мысли». — «Да-а? Она так считает?» — «Она как-то сказала вам это, помните? Вы мечтали вслух, говорили, что ненавидите работу, а она спросила, зачем же вы тогда работаете. Ради денег, сказали вы».

Да, так и было. Гергиев этого еще не знает, но узнает обязательно: тот разговор ужасно разозлил Инну. Обычно бесстрастная и надменная, тут она завелась.

«Своих подчиненных с такими настроениями я немедленно увольняла!» — сказала она сквозь зубы. Мне нужно было промолчать, подмигнув Борису или Горику, но я не сделала скидки на ее паранойю и положение свергнутой королевы, слишком хорошо я представляю подобных начальников. Они отвратительны, эти тупые твари, больше всего на свете боящиеся, как бы их не разоблачили. Они рта лишний раз не открывают, только надувают щеки для важности. Они догадываются о своей вопиющей некомпетентности и похожи на учеников школы вождения, лихорадочно вцепившихся в руль негнущимися руками. А выпустите-ка их на трассу! Вы думаете, это разные вещи? Я как-то поинтересовалась: Инна многих уволила. Одних за красоту, других за наркотики, но большинство именно за «недостаточную лояльность». Как она ее определяла, эту лояльность? Да вот так же: по веселым фразам жизнерадостных и уверенных в себе профессионалов. Это как надо было всех против себя настроить, чтобы несмотря на контракт вылететь на следующий день после смерти покровителя! Точнее, он еще дышал, говорят, и она пыталась к нему пробиться... Тяжело ей быть у меня в подчинении.

Но я отвлеклась от вымышленного разговора со следователем. Не одна Инна слышала мои жалобы. Даже интерпретированные доброжелательно, они свидетельствуют не в мою пользу. Говорила, что денег маловато? Хотела завести ребенка? Интересовалась схемами краж? Имела доступ ко всем документам? Имела большой стаж и опыт? Муж разбирается в компьютерах? Но главное не это.

Банк «Елена» — это банк Антона. Время кражи было выбрано исключительно удачно. Только оно и позволило успешно провернуть операцию. Но для выбора времени нужно было обладать серьезной и секретной информацией.

То, что Антон уводил деньги и растрачивал кредиты, разумеется, было тайной — иначе он бы уже давно сидел. То, что в банке полный дурдом, было тайной тоже — иначе бы акционеры все это прекратили, а вкладчики — забрали вклады. Планы провести проверку Контрольное управление всегда скрывает до последней минуты, по-другому нельзя: банки успеют подготовиться. Тайна самой проверки защищена законодательством, и это логично — в противном случае начнется паника. Проверяют иногда и тех, на чей счет нет никаких подозрений, но все-таки чаще — тех ребят, чье рыльце в пуху. Как защитить репутацию честных? Только строгой секретностью. Не дай господь, информация просочится раньше времени! Засудят!

И все-таки тот, кто украл деньги, обо всем этом знал. И как ни крути, он знал кого-то очень высокопоставленного в банке Антона и кого-то очень высокопоставленного в управлении Микиса. Кто же это такой? Я даже умилилась, представив выражение лица Гергиева, когда он задаст этот вопрос. Оно будет такое... Как у врача-психиатра, разговаривающего с умственноотсталым.

Но и не это главное. В конце концов, под определение «знал дела Антона и Микиса» могут подпадать другие люди — да хоть они сами, Антон и Микис.

Но они не знали паролей.

На этот месяц их знали только четверо — четверо работающих в нашем отделе, включая меня. Никто из нас — ни балабол Горик, ни молчунья Инна, ни мелкий воришка Борис, ни презирающая условности я — не способны произнести их. Мы никогда не произнесем их вне этих стен, мы не проболтаемся о них в семейном разговоре или на дружеской вечеринке. Я не скажу о них на пьяной вечеринке, а Горик — приняв дозу. Это исключено, ведь мы рискуем жизнью.

И суд, разумеется, понимает это.

Но понимает как бы практически.

Теоретически все возможно. И теория эта тянет на тридцать пять лет разницы.

— Написали? — спросил Гергиев, склонясь над моим плечом. Он подошел совсем бесшумно. Когда его лицо оказалось рядом, запахло хорошим одеколоном. — О! Даже не ожидал. Пять строчек — это уже прогресс. Кто такие ассирийцы?

— Вы все поймете.

— О себе решили не писать?

— Я не успела.

— Ну и ладно. Мы встречаемся не в последний раз... Сохранили на диске? — Он выпрямился, и потянулся. — Фу! Устал как... Мне пора идти. Да и вам пора работать. До завтра.


...У работы есть одно-единственное преимущество — она отвлекает. Если бы Марианна работала, ей было бы не до скандалов, я уверена. Не работать можно, только если в жизни все хорошо и много денег, которые не жаль потратить на заполнение свободного времени. Но если не работаешь, денег обычно нет. Такой парадокс: или деньги или свободное время. Мало на свете счастливчиков, у которых есть и то и другое.

Уж на что, казалось бы, напугал меня следователь Гергиев, а ведь отвлеклась, забыла. Дел было невпроворот. К тому же оказалось, что Инна напортачила в подготовке отчета, и я решила ей отомстить: заметила ошибку без десяти пять.

Отчет был срочный. Инна аж побелела от злости.

Теперь ей сидеть здесь часов до восьми. А у нее уже к четырем глаза стекленеют от усталости. Ну еще бы. Она не привыкла так работать, бывшая начальница. Она другим местом работала.

— Зря ты, — шепнул мне Борис. — Не настраивай ее сейчас против себя. Это опасно.

— Почему?

— А потому, что я слышал их разговор. В основном, речь шла о тебе.

— Пусть говорят. Мне нечего бояться.

— Как можно быть уверенным в этом? Такое нароют, что сам о себе не знал!.. Ведь эта дура думает, что если тебя снимут, она сядет на твое место. За полтора года работы у нас она так и не поняла, что только сейчас оказалась там, где заслуживает.

Борис прав. Инна может так думать, но даже если бы она знала, что на мое место ее не назначат, она бы все равно не упустила случая сделать мне гадость.

— Я тут где-то месяц назад ее дочь видел, — снова зашептал Борис. — Симпатичная дамочка. Приходила к нам в больницу. Беременная!

— Тоже устроилась в жизни... В маму пошла.

— Не скажи! Инна рядом с ней стояла и ругалась, как сумасшедшая.

— Почему?

— Я так понял, что отец ребенка без средств. Безработный! Представляешь? Это ведь совершенно не в стиле их семьи. Инна сказала: я платить не буду. Пусть что-нибудь придумает, наконец. А то до сих пор у тебя деньги на жизнь берет! Ничтожество! Во как она его назвала.

— Бедняга. Попасть в такую семейку...

Заиграла музыка, означающая у нас конец рабочего дня. Инна, до этого разговаривавшая по телефону, встала как ни в чем не бывало, выключила компьютер и направилась к вешалке. Горик, приоткрыв рот, наблюдал за ней.

— Вы куда? — спросила я.

— Домой. У меня срочное дело.

— Вы закончили отчет?

— Его закончит Горик, — спокойно ответила она. — Мы договорились.

Горик посмотрел на меня и развел руками.

— Мы с вами, Инна, не договаривались, — сказал он.

— Не договаривались? Разве? Так давайте договоримся. Даю тридцать тысяч. Здесь работы на два часа. Неплохая оплата, по-моему.

Горик совсем растерялся.

— Соглашайся! — пришел ему на помощь Борис. — И правда хорошие деньги.

— Как-то все это по-хамски, — сказал Горик. Было видно, что ему очень хочется заработать. Иннины ошибки он обычно исправляет бесплатно.

— Да нет! — махнул рукой Борис. — Смотри на это по-другому. Человек всю жизнь был проституткой, продавался за деньги. А теперь стал старым и хочет хоть немножко отыграться. Сделай бабушке приятно. Она же не спать с собой просит. Тут, конечно, тридцати тысяч было бы маловато...

Такое представление у нас первый раз. Обычно Борис хамит поскромнее, как бы случайно.

Инна стояла у вешалки и смотрела на него безо всякого выражения. Потом перевела взгляд на Горика.

— Согласны? — спросила она. — Я уже скинула их к вам на счет. Неплохие деньги... Хватит на пять доз.

Горик только моргнул. Я решила вмешаться:

— Он согласен, Инна. Можете идти.

— Вы разрешаете? — медленно спросила она и усмехнулась. — Вы разрешаете... — и вышла, осторожно закрыв за собой дверь.

— Вот тебе пожалуйста! — громко сказал Борис. — Я же говорил. У старушки появились надежды на повышение!

С моей точки зрения, он сильно оскорбил ее. Но у однополых свои представления о хамстве, не такие, как у нас — живущих с людьми другого пола. Им, например, ничего не стоит оскорбить женщину, используя приемы, которые мы считаем запрещенными: возраст или полноту. «Бабушка», «жирная дура», «кривоногая кляча» — обычные фразы в их разговорах. Поэтому я Бориса стараюсь не трогать. Оскорблять так, как он, я не умею. Не умею и равнодушно сносить его хамство. Убеждаю себя, что он имеет в виду более безобидные вещи, что он и сам чрезвычайно раним, но все равно настроение портится.

Инна его как-то срезала. Он ей сказал: «Вы, Инна, жирная очень. Нельзя так распускаться». Она, конечно, не жирная, просто два раза рожала, и это видно по ее скелету. Инна повернулась к нему медленно, как змея, собирающаяся укусить: «А ты роди хотя бы одного от своего кудрявого. Тогда мы поговорим о фигуре на равных».

Борис ужасно обиделся. Даже выбежал в коридор и там прослезился.

— Бьет по самому больному! — пожаловался он мне, вытирая глаза ладошкой. Глаза были уже немолодые, блеклые. Я снова вспомнила его равнодушного Андрея, стоящего у проходной в ожидании денег.

С тех пор Борис с Инной ненавидят друг друга. Но до сегодняшнего дня он ее не трогал.

— Ты мне советовал быть осторожней? — раздраженно спросила я. — А сам чего лезешь? Видишь, какая просвещенная дамочка оказалась?.. Теперь что касается тебя, Горик. В самом деле, это только я способна покрывать наркомана! У Инны ты бы вылетел в пять минут!

— А я что? Я понимаю...

Так и закончился рабочий день. Я ушла первой, поскольку дела были сделаны, появилось свободное время, а с ним — мысли о ситуации, в которой я очутилась.

Когда у меня трудности, люди раздражают. Не все так устроены: многие становятся общительными, среди друзей они отвлекаются. Я же не верю в поддержку других людей. Это вредная иллюзия, на мой взгляд. Человек одинок в главных трагедиях своей жизни, он должен быть одинок и в остальных несчастьях. Только он сам может себе помочь.

Именно по этой причине я ничего не сказала Алехану о произошедшем на работе. Обычно я рассказываю ему о попытках краж — он любит такие разговоры, наверное, как и я, фантазирует, что бы сделал с этими деньгами. Но тут я промолчала. Уже завтра я буду главной подозреваемой. Произносить это вслух мне не хотелось.


...Звонок раздался часов в десять.

Я читала старый журнал, уставший Алехан, только что вернувшийся с работы, смотрел телевизор.

— Кто это? — спросил он у экрана.

Звонок повторился. Алехан пробурчал что-то и пошел к двери. Мое сердце билось так, что я задыхалась.

Да, все верно. Это они. Вначале было неразборчиво, но потом явственно послышалось: «...следователь. Нужно поговорить с вами и вашей женой». Они вошли в комнату. Алехан выглядел очень изумленным. Мне даже показалось, что он немного утрирует эмоции.

Вслед за моим мужем вошли три человека. Один из них снова представился. Я его почти не слышала, мне не хватало воздуха, и я боялась, что это будет заметно.

— Что случилось? — видимо, не в первый раз спросил Алехан.

— Сейчас я все объясню. — Человек успокаивающе поднял руки. — Можно сесть?

Они все уселись напротив меня. Алехан встал у бара.

— Скажите, вы знаете Татарских? Антона и Елену?

— Да, — сказал Алехан. — Это наши друзья.

— А Микисов? Я правильно произношу? Это фамилия или имя?

— И фамилия, и имя. Тоже знаем.

— Вам придется проехать с нами.

— Нам?!

— Мне, Алехан, — сказала я. Голос у меня был хриплый. Сказав эти два слова, я закашлялась.

— Так нам или ей? — спросил он.

— Вам обоим, — сказал тот, что представился. — Если родственников нет, то для идентификации личности требуется четыре свидетеля. Микисы уже там. Они сказали, что вы ближайшие друзья. Одевайтесь, пожалуйста.

— Чьи ближайшие друзья? — Алехан растерянно посмотрел на меня. Мне снова показалось, что он переигрывает.

— Елены Татарской.

— А что с ней?

Человек вздохнул. Я наблюдала за выражением его лица и вдруг поняла, что речь идет о чем-то другом. Не о краже миллиарда. Это что-то не имеет отношения ко мне. Оно касается Елены.

— А что с ней? — повторил Алехан.

— Вы ее давно не видели?

— Мы ее вчера видели. Она была здесь.

«Вчера! — мысленно повторила я вслед за мужем. — Только вчера! Из-за этой кражи кажется, что прошел целый год!»

— Муж был с ней?

— Естественно. А что случилось?

— В каком она была настроении?

— В прекрасном. Что случилось?!

— Она покончила с собой, — наконец ответил человек. — Повесилась в ванной.

У дома приглушенно вспыхивала мигалка. В этом богатом районе и полицейские машины другие — более «вежливые»: они не имеют звуковых сигналов, и свет у них похож на обычный. Впрочем, мигалку лучше было выключить совсем. Дома расположены на большом расстоянии друг от друга, но по улице часто кто-нибудь проезжает. Вот и сейчас за соснами остановилась дорогущая машина, в окне виднеется испуганное женское лицо.

Это невероятно красивый и очень дорогой район. Звенигород — так он называется. Правда, это окраина Москвы, но окраина особенная. Здесь сосны, река, здесь дома спрятаны в глубине огромных садов, и почти тихо.

Особняк Антона — один из самых скромных. Первое время Антон даже комплексовал из-за этого. Да и Елена подливала масла в огонь. Не специально, нет, она очень прямой человек, но она еще и красивая женщина, ее сразу стали приглашать в соседние дома — для украшения вечеринок. Так что она насмотрелась.

...Там есть шестиэтажные дворцы с мраморными колоннами и распластавшиеся по земле «умные» дома, куда достаточно просто войти и пукнуть, чтобы дом узнал тебя, включил твою любимую музыку, заказал любимое блюдо из ресторана и нагрел ванну до нужной температуры. Но и эта роскошь не предел. Есть еще бассейны с крокодилами, поля с антилопами и собственные отводы от реки — многокилометровые заливы, обсаженные пальмами и лотосами, где всегда солнечно, а крыша покрыта особым материалом — голубым, каким небо теперь никогда не бывает, но, вероятно, было тысячу лет назад.

Самое интересное, что я никогда не завидовала ни крокодилам, ни лотосам, ни даже мраморным колоннам, все это казалось таким далеким и невозможным. Но я всегда завидовала дому Елены и Антона. «Заведешь такой, захочешь крокодилов», — как-то сказал мне Антон. Я не сомневаюсь. Но тоски по крокодилам мне не узнать, мне и такой дом, как у них, не светит.

Мы шли за следователем по дорожке, ведущей в глубь сада. Я уже успокоилась, хотя и всхлипывала в платок — плач застрял в носу. Мигающая машина осталась за воротами. Вспышки света беззвучно бегали по цветущим кустам. Шиповник казался то желтым, то синим. С его веток тяжело и шумно вспорхнула крупная птица. Я знаю, что Елена и Антон ежемесячно тратят тысяч двадцать, чтобы покупать новых птиц. Они здесь не приживаются, дохнут. Шиповник тоже надо непрерывно подсаживать. Если не будешь этого делать, местный кондоминиум оштрафует, а потом и вовсе поставит вопрос о продаже дома. Желающих купить — огромная очередь. Лет девять назад, во время кризиса, Антон совершенно случайно пролез в этот район — купил дом у разорившихся наследников композитора. Все считают, что ему неслыханно повезло.

Мы приблизились к раскрытым дверям и вошли в ярко освещенный холл. Здесь все было разбросано, на паркете почему-то валялись Еленины вещи на вешалках. У входа в следующую комнату стояла бледная Марианна.

Она посмотрела мимо меня, но затем увидела Алехана. Лицо ее некрасиво скривилось.

— Господи! Наконец-то!

Плача, она подошла к нам и обняла нас обоих. Из кабинета Антона высунулся Микис. Он выглядел очень уставшим. Издалека он кивнул нам головой, а затем снова скрылся за дверью.

— Здесь обыск? — тихо спросила я Марианну, вытирая щеку, которую она мне намочила. — Почему все разбросано?

— Обыск? — Марианна отодвинулась, чтобы увидеть мои глаза. — Вы ничего не знаете?

— Знаем. Елена покончила с собой.

— Да, покончила. Но как!

— Повесилась.

— Но как?!

— Что значит: как? — спросил Алехан, хлопая себя по бокам. — Сигарет нет? Ужасно курить хочется.

— То и значит. Вы знаете, что это я вызвала полицию?

Мы молчали, ожидая продолжения.

— Я звонила Елене весь день и дозвонилась только после обеда. Она была очень грустной, сказала, что Антон куда-то исчез, его все ищут, но не могут найти, что из-за какого-то недоразумения заблокирован ее счет в двух банках. В других банках нормально, но все равно неприятно. Я сказала, что хотела бы с ней поговорить. Ты знаешь, о чем... — Марианна кивнула мне головой.

— О чем? — спросил Алехан.

— О вчерашнем... Она сказала: приезжай. Я уже была одета, когда она вдруг перезвонила и предложила приехать попозже, потому что у нее важная встреча. Я рассмеялась. Елена и важная встреча! Спросила ее: с маникюршей? Она как-то странно ответила: нет, это связано с договором.

С договором?

— Ну, или с уговором. Я не расслышала. Мне показалось, это какое-то банковское название, что ли. Короче, она предложила приехать часа через два. Сказала, что заказала ужин из ресторана. И вина-а-а...

Марианна заплакала, хлюпая носом. Она уткнулась Алехану в плечо. Он растерянно смотрел на меня и сам чуть не плакал. На нас никто не обращал внимания. На другом конце комнаты, примостившись на край антикварного стула, молодой следователь вбивал данные в записную книжку. За дверью кабинета негромко переговаривались мужчины, был слышен спокойный голос Микиса. Еще один молодой парень, стоявший у лестницы, безуспешно пытался до кого-то дозвониться.

— Какое же это самоубийство? — сказала я. — Ужин, вино.

Марианна достала платок — он был совершенно мокрым — и вытерла глаза, потихоньку успокаиваясь.

— Я приехала в восемь. На такси. Машину сразу отпустила, пошла к дому. Было уже темно. Здесь из-за этих сосен вечно темно! — вдруг со злобой крикнула она так, что парень с телефоном укоризненно покачал головой. — И тут мне стало ужасно страшно!

— Почему? — хором спросили мы с Алеханом.

— Не знаю... Точнее, знаю. Мне показалось, что я все это уже видела. Вначале я подумала, что это обычное де-жа-вю, но потом поняла: я видела это вчера. У вашего «Саваофа». Все выглядело точно так же, но только вместо меня по дорожке шел Антон. Точнее нет, у меня возникло ощущение, что я иду немного позже Антона. Как бы по его следам.

Мне внезапно стало холодно. Алехан стоял рядом, бледный.

— Видите? — сказала Марианна, показывая на разбросанные вещи. — Это уже было, когда я вошла. В дальних комнатах, там, — она махнула рукой в сторону лестницы, — даже были выдвинуты ящики, и на одном из столов стояла раскрытая шкатулка с драгоценностями. Это меня ужасно напугало. Просто не могу сказать как!

— Но это просто похоже на кражу, — сказал Алехан.

— Если бы не было вчерашнего просмотра, я бы так и подумала... Потом я решила, что это прислуга убирается, но вспомнила, что прислуга у Елены только до пяти.

— Неужели ты пошла дальше? А если бы грабители еще были в доме?

— Я не пошла дальше, что ты! Я выбежала обратно и спряталась в кустах шиповника.

— Что ты сделала?!

— Спряталась в кустах. А что еще мне оставалось? Дорога пустынная, соседи далеко, машину я отпустила... Я залезла в самую чащобу и стала звонить Елене по всем ее телефонам. Домашний звенел на весь сад, из разных окон, трубку в кабинете тоже никто не поднимал. То есть прислуги и правда не было. Я набрала и Еленин личный телефон и мне показалось, что он звонит, но очень приглушенно, как бы в глубине дома. Это было какое-то безумие. Телефоны Антона не отвечали... И тогда я вызвала полицию. Они приехали минут через пять. Сразу оцепили дом, потом включили мигалку. Тогда я вышла из кустов. Они попросили подождать у машины, зашли внутрь, а через десять минут позвали и меня... Вы знаете, я была уверена, что это будет в ванной!

— Она повесилась? — спросила я.

— Да. Точно так, как в фильме. И знаете, когда входишь, ее вначале не видишь, она как бы за поворотом. Первым делом натыкаешься на эту дурацкую скульптуру!

— Драгоценности все на месте? — спросил Алехан. — Полицейские ничего не говорили?

— Если ты имеешь в виду шкатулку, там что-то лежало... Но не думаю, что настоящие Еленины украшения хранятся в ней. Должен быть сейф... Наконец-то! Микиса отпустили!

Микис подошел к нам, сопровождаемый пожилым следователем.

— Не можем найти Антона, представляете! Последний раз его видели утром, часов в семь. С тех пор как сквозь землю провалился!

— По работе с ним никто из вас не связан? — спросил пожилой.

— Нет, — буркнул Микис и уклончиво посмотрел на жену. — Проверка вчера официально завершена, — сказал он как бы в никуда.

«А вот я теперь с Антоном связана, — подумала я, и дневная тоска навалилась на меня со всей своей сорокалетней силой. — И, как правильно выразился этот следователь, именно по работе... Как все это странно...» Я не стала ничего говорить. В деле рытья могилы самому себе лучше не торопиться. Здесь уместно постоять, покурить, опершись на лопату, попинать ногой жирные комья земли, шевелящиеся из-за дождевых червей... Так уже не хоронят — это все старые журналы поставляют мне картинки для метафор. Чем бы питалось мое воображение, не будь их?

— Ну что ж. Мы сделали все, что могли, — вздохнул следователь. — Теперь, когда вы приехали, его присутствие для опознания не обязательно. Идите за мной.

И мы пошли.

Следователь повел нас по кратчайшему пути, и мне совсем не казалось, что повторяются картинки «Саваофа». Комнаты были другие и, главное, теперь они были ярко освещены. Везде были чистота и порядок.

Мы миновали столовую.

— А ужин? — вдруг спросил Микис. — Где он? Его не успели привезти? И надо допросить служанку.

— Все проверим, — не оборачиваясь, ответил следователь немного недовольным тоном. Он открыл дверь ванной. Это была вторая дверь, ведущая не из Елениных комнат, а из коридора. Я остановилась, загораживая всем путь. Мне было очень страшно. Микис мягко подтолкнул меня. Марианна заплакала во весь голос.

Елена уже не висела. Ее положили на мраморный стол и накрыли полотенцем. Она лежала немного наискосок от люстры, на которой повесилась. Всю эту картинку мы увидели сразу же, как только открыли дверь. Скульптура, о которой говорила Марианна, наоборот, стояла вдали, полускрытая изгибом стены.

— Ты пришла по другому пути?

Марианна кивнула, успокаиваясь. Алехан обернулся, удивленный моим вопросом.

— Подходите, — сказал пожилой.

Кроме нас к телу подошел еще один полицейский.

— Вы должны подтвердить, что женщина, лежащая перед вами, является Еленой Татарской.

— Господи! Она ею не является! Я ее не узнаю... Какая она была красивая! — снова заплакала Марианна, закрывая лицо ладонями.

Пожилой со скукой подвигал ртом. Видимо, к истерикам эти ребята привыкли.

— Итак? — сказал он.

— Да, это Елена.

— Да.

— Нужно просто сказать: да? Тогда да.

Я смотрела на ее лицо, оно было перекошено, язык вывалился. «Повеситься некрасиво, — вспомнилось мне. — Я лучше отравлюсь». Елена любила все только красивое. Она и сама была прекрасна... Чего только люди не делают с собой последние тридцать лет: убирают морщины, наращивают скулы, удлиняют подбородки, увеличивают губы. Глаза у всех стали длинные, груди круглые, ноги тонкие... Дети рождаются, ни на кого не похожие. Смотришь: у матери лицо овальное, а сын — щекастый. Таким щекастым он ходит лет до восемнадцати (с этого возраста уже разрешено делать операции), но вот отпраздновал совершеннолетие и, глядишь, исчезли щеки, как по волшебству. Щеки что! Грудь вырастает за неделю!

Борис сказал недавно, что современная наука позволяет не просто менять внешность, но менять так, чтобы и дети наследовали все изменения. Но это невыгодно. Существует огромная индустрия косметологии, она не позволит внедрять в жизнь достижения генетики.

Елена была красивой от рождения. Она показывала свои детские снимки и там было овальное лицо, брови вразлет, все, как должно, без дураков. Хотя кто может поручиться? Ее покойный отец был биологом, генетиком.

В любом случае, она украшала собой этот дом, и украшала вещи, которые носила — они всегда были хуже ее, ненамного, но хуже. Если она держала в руках розу, роза чуть-чуть не дотягивала, а если вертела на пальце кольцо, оно было бледней ее глаз. Украшать собой мир — это дар, который никогда не обесценится.

И вот она лежит с высунутым языком, сизая, на холодном мраморном столе.

— Да, это Елена, — спохватившись, что меня все ждут, сказала я.

Потом мы топтались на мраморных плитах, пока не пришел еще один полицейский, потом снова звонили по всем телефонам Антона и снова не дозвонились, и только после этого нас отпустили.

Меня и Алехана следователь ни о чем не спрашивал и сам ни на какие вопросы не отвечал. Нам даже не сказали прямо, самоубийство это или убийство.

Когда мы вышли из дома и пошли к машинам, я не выдержала.

— Микис, что показала проверка банка?

Он дернул головой и ничего не ответил.

— Может, он ударился в бега... Я это имею в виду.

— Может, — неохотно отозвался он.

— Я еще хотела спросить...

— Ты выбрала не ту профессию. Пусть спрашивают они. — Он кивнул в сторону машины с мигалкой.

Я отвернулась от него:

— Марианна, как получилось, что вы прошли в ванную по дальнему пути?

Она задумалась на секунду. Даже остановилась, чтобы не отвлекаться.

— Наверное, я следовала увиденному в «Саваофе».

— Но ведь не ты вела полицейских, а они тебя. Они «Саваофа» не видели. Почему они пошли оттуда?

Микис раздраженно цыкнул. Алехан нас, скорее всего, не слушал, хотя машинально остановился рядом и покачивался, задумавшись.

— Так-так-так, — сказала Марианна. — Интересный вопрос... Ага! Вспомнила. Они пошли оттуда, потому что в тех комнатах горел свет. Только в тех комнатах. А остальные были темны... Разумеется, полицейские шли на свет, ведь они не знали устройства дома. И только после обыска, когда лампы зажглись везде, они поняли, что есть путь гораздо короче. А что это значит, по-твоему?

— Только то, что все было разыграно под «Саваофа», — сказала я.

— Кем? Еленой?

— Я же говорил! — вдруг завопил Микис. — Я же предупреждал, что эти ваши дурацкие опыты добром не кончатся! Предупреждал, скажи?! — Он схватил Алехана за локоть и стал трясти его изо всей силы. — Это называется доведение до самоубийства, понял?! Если не выяснятся новые обстоятельства, учти, я буду вынужден сообщить об этом властям!

— Да иди ты в жопу! — тоже закричал Алехан, вырывая локоть. Чтобы помочь себе, он свободной рукой толкнул Микиса в грудь. — Сообщай куда хочешь! Что там было доведением до самоубийства — фильм или разглашение информации о проверке банка?

— Эй, ребята, спокойно! — От машины с мигалкой отделилась фигура в форме и двинулась по дорожке, шаря за поясом.

— Чего-чего? — Микис не обратил на полицейского никакого внимания, но и хватать Алехана перестал. — Какое разглашение?

— Такое! Уже давным-давно все знают, что ты нарыл против Антона. Да тебе самому пять лет надо давать за это!

— Я же тебя предупреждал! — завизжал Микис, поворачиваясь к Марианне. Она оторопела от его визга. Я, честно говоря, тоже. — Зачем ты болтаешь, сука?! Хочешь меня посадить?

И вот в этот момент я вдруг поняла одну очевидную вещь, которую должна была понять с самого начала. Она обязана была прийти мне в голову еще утром, но посетила только сейчас — наверное, я все-таки тупая.

Глядя на всю эту безобразную сцену, освещаемую разноцветным миганием, я поняла, что события последних двух дней: и бредовые версии «Саваофа», и признание Елены, что одна фраза изменена, и наш разговор с Марианной, и кража у моей корпорации миллиарда, и знание грабителем паролей — все это связано между собой.

И значит, Еленина смерть тоже имеет к этому отношение.

И если Антон исчез — он звено этой цепочки. Жертвой ли, преступником ли, посвященным или свидетелем — но он причастен к этой истории.

Почему? Да по одной простой причине: я не межгалактический суперагент, чтобы ежедневно попадать в странные ситуации. Логичнее предположить, что это все одна и та же история. Так проще. У каждой несуразности должно быть объяснение, которое идет по прямой. А если кажется, что оно идет по кривой, вот как в случае с Марианной, этим ее странным проходом в ванную через Еленин кабинет, то и у этого есть причина.

Могло быть все что угодно: шиповник мог зацвести желтым, мой муж мог заработать кучу денег, Горик мог жениться на вавилонянке — но красивая Елена не могла повеситься.


Девять лет назад Антон купил свой прекрасный дом у наследников композитора.

Тогда еще дом не был прекрасным. Он был развалюхой. Говорили, что ему двести лет, что там умерла куча народу, ну, надо думать — за двести-то лет... Он принадлежал разным людям, в последний раз — композитору, и я думаю, это был последний композитор на земле.

Собственно, даже во времена своей славы он так только назывался — композитор. На самом деле это уже был обычный нынешний ремесленник, делающий музыку на компьютере, лихорадочно зарабатывающий деньги на то, чтобы установить самую новую, самую продвинутую программу, но все-таки богемные замашки у него были. Поэтому я и называю его этим устаревшим и немного смешным словом.

Например, он купил дом за городом. Трудно поверить, но тогда это был «загород». Это был даже отдельный город — отсюда у него такое нелепое имя.

Что он имел в виду этой покупкой? Может быть, тогда еще оставались обязательные атрибуты композиторской жизни? Может, нужно было делать вид, что ты нащупываешь мелодию, напеваешь ее себе под нос, пытаясь сымитировать ветер в печной трубе?

Ходил ли композитор в бархатном берете и рубашке со спущенными плечами и кружевными манжетами? Или так одевались исключительно художники? Или так вообще не одевались в середине двадцать первого века?

Он писал музыку для эстрады, музыка была целиком электронной. В те времена он, видимо, тратился на программы, которые наиболее точно копировали живые инструменты. Тогда это было, кажется, модно. Сейчас все иначе: чем дальше от всех возможных звуков, тем лучше. Наверное, он неплохо зарабатывал, хотя сейчас трудно судить.

Примерно в то самое время были пересмотрены все законы об интеллектуальной собственности — ну, вы помните... В общем, авторское право рухнуло (это было еще при жизни композитора), разумеется, рухнул и дом. Не сразу. Вначале просто облупился камень внизу стен, потом сгнила деревянная внутренняя обшивка первого этажа, расползлась, сровнялась с полом темная скрипучая лестница, потом дом завалился на бок — его подмыли плохо отведенные подземные воды. Ударили морозы, и не было денег на новую систему отопления. Вдова композитора даже купила ветряную электростанцию — уж не знаю, какой дурак ей это посоветовал. Пользы от нее было, как от солнечных батарей: вокруг неподвижно стоял лес, и не было там ни солнца, ни ветра...

Я не застала наследников композитора, с которыми общался Антон. Тогда мы с самим Антоном еще не были знакомы. Это Елена — моя подруга, мы вместе учились в университете и потом продолжали общаться; она иногда откровенничала со мной, рассказывала то об одном поклоннике, то о другом. Был в этом списке и Антон — она сказала: купил дом, один километр от города, в лесу, как ты думаешь, это значит, он — богатый? Она назвала и имя, с этим именем я представила себе полноватого, лысого человека с короткими мохнатыми пальцами — не знаю, почему. Весь их двухлетний роман вплоть до свадьбы вымышленный толстяк возил Елену по дорогим магазинам, ресторанам, на море, на место строительства нового дома, целовал ее, спал с ней, обнимал своими короткими рыжими руками, а потом на свадьбе — ап! исчез как по волшебству, а на его месте, на всем готовом, появился стройный брюнет с роскошной шевелюрой. То есть впервые я увидела Антона только на их свадьбе.

Свадьба проходила здесь. Дом был еще не достроен, но все атрибуты строительства оттащили назад, в лес, и эту свалку загородили деревянными решетками, которые за одну ночь обвили клематисом. Фирма по озеленению схалтурила и клематис разбавила бешеными огурцами, один из них во время фейерверка взорвался за компанию, видимо, не вынеся собственного восторга, и забрызгал новый фрак ухажера нашей третьей подруги — Марианны. Мы страшно хохотали: он стоял, словно оплеванный жеваными огурцами. Марианна сказала: «Это знамение. Судьба не хочет нашей свадьбы».

Она сказала это не только из-за конфуза: дом произвел на нас сильнейшее впечатление.

За два года Антоновых ухаживаний город продвинулся на пять километров, и теперь одна их земля стоила немыслимых денег. Кроме того, гора строительных материалов, состав которой мы, привстав на цыпочки, разглядели, пока еще было светло, указывала на грандиозные планы. Там лежало дерево, мрамор и даже пласты венецианской мозаики бледно-фиолетовых, пурпурных и малиновых тонов. Прислоненная к ели, на нас таращилась еще не полностью распакованная скульптура. Кто бы мог подумать, что она увидит Еленину смерть? На участке перед деревянной решеткой с плюющимися огурцами все было не менее масштабно: и китайские фонарики на деревьях, и огненные факелы, бьющие из земли, из вновь проложенного газопровода, в котором были специально предусмотрены такие вот декоративные дырки, и белые шатры, и корзины с орхидеями — даже самые богатые из соседей одобрительно кивали, глядя на все это великолепие.

Конечно, Марианна призадумалась. «Теперь у меня есть цель!» — прошептала она, обводя руками шатры, музыкантов и недостроенный фасад. Мы захихикали, но, в общем и целом, это не казалось таким уж невероятным. Да, Елена очень красивая, но зато она малахольная и слишком добрая. «Многим мужчинам нужно, чтобы жена была злая!» — учила меня Марианна, лопая икру (да, там была даже икра!). Я удивленно качала головой.

Семь лет прошло с тех пор!

Дом Антона и Елены оказался намного скромнее, чем представлялось по строительной куче, но и намного дружелюбнее, чем можно было предположить по мозаике и скульптуре. Ничего пафосного в его атмосфере не поселилось. Мы проводили здесь пару дней в месяц, загорали у открытого бассейна, ходили к реке, по вечерам сидели у камина. Однажды Антон приволок старые бумаги, найденные в сарае, до которого все не доходили руки. Это были бумаги, оставшиеся от предыдущих хозяев. Мы рассматривали проекты каких-то зданий, принадлежавших одному из владельцев дома, и, помню, они показались нам удивительно современными, старые фотографии полногрудых и некрасивых женщин, снимки с места какого-то убийства. «Это убит один из предыдущих хозяев — крупный бизнесмен, — задумчиво повертев снимок, сказал Антон. — Это где-то в Москве-1. По-моему, у Большого театра». Потом дошли и до нот. Да, композитор писал ноты! К сожалению, листы рассыпались в наших руках — в сарае было сыро.

— Мир мало изменился за последние сто лет, — сказала я, глядя на старые фотографии. Видно было, что они сделаны еще с пленок — вот какие они были старые! — Даже одеваемся мы почти так же.

— Это потому, что от недавнего прошлого осталось слишком много визуальных свидетельств, — объяснил Микис. — У прежних эпох не было столько возможностей сохраниться. А ведь если сохранился, значит, продолжаешь влиять.

— Как много у них было книг! — вздохнула я. На одном снимке целая стена была покрыта книжными полками. — Куда они все делись?

— Куда делись книги... — протянул Антон, подбрасывая брикет в камин. — Вопрос без ответа. Куда делись пергаменты? Вы видели хоть один настоящий пергамент? Что это вообще такое?

— Это папирус, — пояснила Марианна.

Наши разговоры и занятия в этом богатом доме были уютными. И это тоже заслуга Елены.


...Проснулась я поздно и в отвратительном настроении. Мне снились мои воспоминания о Елениной свадьбе, о наших вечерних посиделках; реальные события наслаивались на вымышленные, мне снилось, что мы сидим у камина, но дом еще не переделан, он еще старый, виденный мною только на фотографиях, деревянный внутри, и в углу, за темной убогой лестницей, стоит полногрудая со снимков и улыбается...

На работу я пришла часа в два.

— Горик тоже только что заявился, — как бы между прочим пропела секретарша, выдавая мне диски, присланные из филиала. — Был еще следователь, но он ушел.

— Ушел?

— Да. Повертелся тут с утра, поговорил с Инной и умотал.

— Странно, что меня не дождался...

В отделе продолжались военные действия. Оказалось, еще вчера вечером Горик обнаружил, что Инна обманула, не перевела обещанные тридцать тысяч. Он подождал до утра, надеясь, что это какая-то ошибка, а потом со своего домашнего компьютера залез в папку нашего отдела и уничтожил то, над чем вчера работал до восьми: вообще уничтожил Иннин отчет.

Она увидела это за двадцать минут до моего прихода, и когда я открыла дверь в отдел, здесь уже все полыхало.

— Пусть проводится расследование! Надо вызвать службу безопасности! Я требую, чтобы вы это сделали! — Она встала у моего стола, красная, взбудораженная, не похожая сама на себя.

Нашему отделу только этого не хватало, — сказала я.

— Эти случаи могут быть связаны между собой! Человек влезает в систему корпорации, что строго запрещено! Почему бы ему не красть деньги, если он ворует важные документы?

Инна прекрасно знает: это разные вещи. В систему из дома лазят все сотрудники кроме нее, но и она-то этого не делает только потому, что не умеет. Она сама вчера оставила Горику свой код — чтобы он исправил отчет. Доказать, что это Горик его уничтожил, практически невозможно, он ведь ничего не взламывал.

— Вызывайте кого хотите! — рассердилась я. — Только меня не впутывайте! Сильно удивлюсь, если Горик признается... Горик, это ты сделал?

— Что сделал? — нежно спросил он.

— Вот видите. Почему вы, Инна, решили, что это он?

— Кто же еще, по-вашему? Я вчера дала ему код... Обиделся! Ха-ха. Только дурак мог вообразить, что я и правда готова заплатить тридцать тысяч за полчаса работы!

— Вы и не собирались платить?

— Я похожа на сумасшедшую?

— Я так поняла, что вы говорили серьезно.

— Необъяснимая наивность! Может, вы тоже колетесь?

Борис молча покачал головой.

— Инна, вы сделали отчет? — спросила я. — Вы вчера должны были закончить отчет. Где он?

— У меня его украли. Кто-то пролез в мой компьютер и все стер.

— Инна, вы уволены, — с удовольствием сказала я. Рожа у нее вытянулась.

— Вот как! И за что же?

— За профессиональное несоответствие. Вы тащите назад весь отдел. Мы должны были сдать отчет еще вчера.

— Отчет у меня украли.

— Коды были взломаны? Нет? Вызывайте службу охраны! Пока факт кражи не будет доказан, вы не приступите к исполнению своих обязанностей.

— Обеденный перерыв! — вдруг сказала она, поглядев на часы. — Пойду поплаваю.

Это она решила дать мне тайм-аут. Инна не знает, что неприятности, связанные с попыткой ее уволить (а они, конечно, будут), не имеют для меня никакого значения. Я бы с удовольствием пережила десять таких скандалов, уж больно они мелкие по сравнению с теми, что меня ожидают. Увидеть вытянувшуюся Иннину рожу — это моя последняя сигарета перед виселицей.

— Вас к телефону, — сказала секретарша. — По личному номеру. Соединять?

По личному. Значит, не следователь.

— Это я, — сказала Марианна. Голос у нее был странный: растерянный и смущенный. — Тут такая история... Я думаю, что тебя подвела.

Еще одна! Они думают, что меня подвели. Они не знают, что такое «подвели».

— Только что к нам домой приходил следователь. Такой приятный очень, даже красивый. Я подумала, это из-за Елены. Все-таки это я ее нашла... Стала ему все снова рассказывать, он расспрашивал про их семью, потом про их неприятности. Ну, думаю, он все знает, а мне чего скрывать тогда? Да, говорю, я все знаю. И давно? — спрашивает. Вот, говорю, как проверка началась, так я и поняла. Они жили широко... Тут Спинозой быть не надо, чтобы догадаться. Он говорит: «Да, да. И проверка, наверное, Татарского сильно расстроила? Он знал, что вы знаете?» — «Нет, — говорю, — мы скрывали»... Так вот поговорили вокруг да около. Потом он про тебя спросил, но тоже все такое общее, как бы ни о чем. — Марианна говорила тоже «вокруг да около», все не могла приступить к главному, но я-то его уже знала, меня ее запинки даже не раздражали. — Когда он уже уходил, пришел Микис. Ну, этот друг представился, показал документы, Микис-то дотошный, все проверяет... Я говорю: а что-нибудь новое про Елену известно? Вот тут Микис и влез. Говорит мне: при чем здесь Елена? Это ведь экономическая полиция, ты не видишь? «Ну да, — говорит этот парень и улыбается. Зубы такие красивые... — Спасибо за помощь. До свидания». Он ушел, а Микис на меня набросился. Вначале он решил, что это копают из-за него, из-за того, что информация о проверке просочилась раньше времени. Но потом успокоился и говорит: нет, я слышал, через банк Антона краденый миллиард провели, наверное, поэтому... Вот я и подумала: а ты-то при чем?

— Да ни при чем. Так, роют везде где могут... Им же надо свой хлеб отрабатывать.

— Ну, слава богу... Я еще тебе рассказать хотела, но вчера не до того было. Елена ведь звонила в эту фирму... В «Саваоф».

— Вчера?

— Да.

— Так это и был ее важный разговор?

— Нет. Она туда ездила еще утром. Когда я позвонила, она уже оттуда вернулась.

— А зачем ездила?

— Все-таки хотела выяснить, кто и зачем поменял слова.

— Выяснила?

— Ей сказали, что они этого сделать не могли. Они вообще не видят ничего из того, что им приносят. Загоняют в компьютер, он там сам все цифрует. Но на этом этапе он просто не может что-либо менять... Я так поняла, они очень удивились одному только предположению, что такое возможно.

— Тем более странно, тебе не кажется?

— Наверное... Елена предложила им все проверить: сравнить две копии. Но они заявили, что во время введения в игру настоящая запись уничтожается. Они не могут существовать одновременно. Или та, или другая. Так записано в регламенте программы... Смотри, как ее это зацепило! Видимо, правда, там что-то поменяли.

Или она специально заостряла на этом внимание...

— Диск ведь у вас остался? — помолчав, спросила Марианна.

— Да, — сказала я. Вернувшись с опознания, я спрятала его в своих вещах. Зачем? Не знаю...

— Будет настроение, посмотрим? — Она вздохнула. — Ну ладно. Ты меня успокоила. А то я боялась, что подвела тебя...

Подвела ли она меня? Думаю, Гергиев еще вчера узнал, что я знакома с Антоном. Ночное происшествие показало, что мы еще и близкие друзья: на опознании я присутствовала именно в этом качестве. Заодно он узнал, что мы друзья и с Микисом. Что же он выяснил из разговора с Марианной? То, что Микис был болтуном, что я заранее знала и о проверке (перед просмотром «Саваофа» Марианна утверждала, что говорила мне об этом еще два месяца назад, хотя я этого не помню) и о неприятностях Антона тоже.

На месте Гергиева я бы уже приехала, чтобы меня арестовать...

— К вам следователь, — сообщила мне секретарша по видеофону.


Сегодня следователь Гергиев был в светлом — эдакий плейбой в отпуске. Я машинально отметила, что костюм дорогой и часы дорогие. Взятки берет, не иначе. Все они такие в экономической полиции.

Кивнув ему, я сразу же пошла за звуконепроницаемую перегородку: там, собственно, и находится мой кабинет, но я демократична, сижу с подчиненными. Тот, кто придумал этот кабинет — полный идиот. Моих ребят нельзя оставлять без присмотра ни на минуту, и не потому, что они ругаются, а потому, что им нужно непрерывно давать ЦУ. Распоряжаясь о чем-либо, я автоматически, не задумываясь, чувствую, сколько времени понадобится на выполнение. Если требуется час, то ровно через час во мне срабатывает внутренний будильник и я начинаю строго смотреть на исполнителя, иногда сама не понимая, почему на него смотрю. Зато он понимает.

Поэтому наш отдел — в лидерах.

— Тяжелое у вас время, — сказал Гергиев, по-хозяйски усаживаясь в кресло. Он, видно, везде себя чувствует как дома. Еще бы, такой красавчик. — Я слышал, вы вчера были на опознании.

— Да, моя подруга покончила жизнь самоубийством.

— Это не факт... — Он поиграл носком ботинка. Модного и дорогого.

— Вам что-то известно?

— Я сегодня разговаривал с нашими сотрудниками из уголовной...

— Убийство?

— Как ни странно, определить это очень трудно.

Действительно странно. Уж где достигнуты выдающиеся результаты — так это в экспертизе. Определение убийцы по слюне, по чешуйке с локтя, по носовому платку, выброшенному двадцать лет назад, по сожженному в пепел окурку — любой невидимый след огненно горит не современных мониторах. А насильственная смерть отличается от естественной, как банан от колеса.

— С одной стороны, никаких следов насилия. Состав крови не похож на состав крови человека, переживающего стресс. Или переживавшего... Отчего-то же она в петлю полезла? Не от радости же? У самоубийц совершенно другие показатели. Правда, у убитых — тоже. Она как бы ни то ни се... Нашли в крови сильное успокоительное. Почему оно ее не успокоило? Надо обследовать всю кожу: если найдут посторонние прикосновения, то их будут анализировать. Но это быстро не сделаешь.

— Вы не знаете: выяснили, кто приходил к ней вечером? У нее была встреча... Кроме того, должен был прийти официант с ужином.

— У них стоят камеры в доме... Вам, наверное, известно?

Я кивнула.

— К ней, действительно, кто-то приходил часов в семь. Но он тоже про камеры знал. Он очень любопытно двигался по дому: прошел только там, где не велось наблюдение. Это личные комнаты. Даже по холлу прошел с краю. Они о чем-то разговаривали почти неслышно. По-моему, разговор сейчас расшифровывают. Что с вами?

Действительно, я смотрела на него, раскрыв рот. Это выражение мне не очень свойственно, но я вдруг, вслед за его словами, поняла, что путь к ванной, который я вчера назвала длинным, в самом деле — путь, который не виден с их камер. Если бы я посидела минут пять перед компьютером, я вполне могла бы его составить. Но получается, что виртуальный Антон в версии «Саваофа» тоже двигался по этому пути?..

— Ну ладно, — вздохнул Гергиев. — У нас с вами и своих проблем куча, ведь так?

— У меня да.

— Вы еще вчера могли бы мне рассказать о том, что знаете Татарского. Глупо было это скрывать.

— Я понятия не имела, о каком банке идет речь. Только после вашего ухода я это узнала. Борис мне сказал.

— Странное совпадение...

Я без особого энтузиазма кивнула. Он, кстати, без особого энтузиазма спрашивал. Это такая новая манера допроса? Или у нас с ним взаимная приязнь?

— Вы с самого начала проверки знали о неприятностях, которые ожидают банк Татарского?

— Я не знала о проверке.

Он хотел возразить, но я предостерегающе подняла руку.

— Марианна, моя подруга, с которой вы сегодня беседовали, утверждает, что сказала мне об этом два месяца назад. Я знаю. Она и мне это напомнила, когда была у нас в гостях позавчера.

— Так она это все-таки рассказывала два месяца назад?

— Ну, раз она утверждает, значит, рассказывала. Но я этого не помню. Видимо, не обратила внимания. Мне дела ее мужа малоинтересны. И о проверке, и о проблемах Антона я узнала только позавчера. Кстати, подумала, что проблемы не очень серьезные. Я была уверена, что Антон опытный человек и обязательно выпутается. Разумеется, это всего лишь мои слова...

— Разумеется. Если им не верить, то получается, что у вас были все данные для того, чтобы провернуть это дело.

— Получается... Странно, что меня до сих пор не арестовали.

— По вашей статье не арестовывают. Вы этого не знали? Вы не являетесь социально опасной. После сегодняшнего допроса вам под кожу вживят чип, который позволит следить за вами, куда бы вы ни уехали. На Земле нет мест, не доступных для слежения... Зачем арестовывать? Арестуют уже после суда.

«А не сбежал ли Антон, не дожидаясь этого вживления? — подумала я. — Пока в тебе нет этой штучки, хрен найдут».

— Татарский не объявлялся? — спросила я.

— Ищут... Знаете, с учетом того, что он пропал, ваше положение не было бы столь безнадежным — он такой махинатор, мог провернуть и эту кражу, — если бы не одна маленькая деталь: он не мог знать пароли.

«Действительно, — подумала я. — Если бы я сама расследовала это дело, то первыми стала бы проверять работников банка и прежде всего его владельца. Банк маленький, ни одна серьезная операция не может проходить без его ведома. Кроме того, как показала закончившаяся проверка, владелец нечистоплотен, он не брезгует самыми сомнительными способами заработать. И к тому же сбежал... А жена покончила с собой... Но он не знал паролей! А если бы знал? Но как бы он их узнал? Если он мой друг. Только если...»

И тут настал момент, когда я решила побороться за свою жизнь.

— Он знал пароли, — произнесла я. — И не только он. Но и Микис, и его жена, и покойная Елена, и мой муж. В общем, куча народу.

Мой собеседник словно и не удивился. Видимо, решил до конца следовать своей необычно мягкой манере допроса.

— Пять лет — не сорок... Я уже объяснял, кажется, что доказать простую халатность почти невозможно? Суды обычно не спорят с такими клиентами, как ваша корпорация, они научены делать однозначные выводы в пользу сорока лет.

— Я знаю. Но у меня есть доказательство. Дело в том... Дело в том, что это записано на камеру.

Гергиев, видимо, ожидал всего чего угодно, но не этого.

— Кем записано? Когда?

— Чуть больше двух недель назад. Моим мужем. И я рассказала ему про «Саваофа». ...Вживление чипа прошло очень быстро. Это было не больно — щипок и все. Гергиев немного стеснялся. «Мне почему-то кажется, что вы говорите правду, — сказал он и сам предложил пока ни о чем не сообщать другим сотрудникам. — Все под подозрением. Проверка затянется на месяцы».

Я очень боялась, что он решит ехать ко мне домой — за диском, но я побледнела так натурально (это и правда было стыдно), что он, поколебавшись, перенес допрос на завтра. «Милый человек» — подумала я, переводя дыхание. Только он ушел, я вылетела из отдела.

Если верить Елене, запись нашей ссоры была изменена. Такое предположение показалось разработчикам «Саваофа» возмутительным. «Это никому не нужно» — сказали они. Они также объяснили, что игровой вариант возникает в момент уничтожения реальной записи и почти автоматически ей равняется. Поэтому проверить, когда были внесены изменения и были ли они внесены вообще, невозможно. То есть остаются только слова Елены. Ее слова о том, что произошло изменение. Если бы Еленина жизнь зависела от возможности доказать свои слова, то все бы уперлось в нас, свидетелей. Вся эта продвинутая техника последнего поколения отступила бы, и жизнь решалась бы просто: слова против слов.

Врала ли Елена? Это неважно. Ведь если изменение произвели один раз и техника не способна проверить, было ли это изменение, значит, эту операцию можно повторить, и снова можно будет утверждать: это первоначальный вариант. И снова будут слова против слов.

Чем больше я думала, тем сильнее начинала верить: в этом плане мое спасение. Выигранные тридцать пять лет жизни! Это вызов — и обстоятельствам, и суке-Инне, и реальному грабителю, и короткой линии на ладони. У меня такой характер: я долго мнусь и вежливо улыбаюсь, но если уж решила — не советую становиться на дороге. Инна в этом сегодня убедилась.

Если Алехан сегодня изменит запись нашего разговора, и в этой измененной записи я назову пароли, то кто может подтвердить, что так все и было? Я и он. А кто может сказать, что этого не было? Только Марианна и Микис. Остальные участники ссоры отсутствуют. Двое против двух, и по закону обе пары имеют равные права...

Спасет ли это меня? Даст отсрочку, во всяком случае. Заставит следователей копать во всех направлениях, не только в моем. Ведь где-то он есть, этот грабитель? Вот, например, неплохая кандидатура — Антон. Надеюсь, он хорошо спрятался?


...Подъезжая к дому, я была почти в хорошем настроении. Мысленно я выстроила разговор с Алеханом (хорошо, что есть человек, которому доверяешь). И лишь когда открывала дверь в подъезд, почувствовала, что место, где вживлен чип, ужасно чешется. «Шлет сигналы?» — подумала я, нажимая на него пальцем. Эта фраза зацепилась в голове и тоже стала чесаться — я даже остановилась. Что-то здесь было не так. И добродушие следователя в том числе... «До завтра» — сказал он. Ну конечно! Они еще и подслушивают и подсматривают за мной! Этот чип не просто датчик. Скорее всего, он еще и камера. Каких-то пять минут, и я бы погубила себя окончательно: попытка подделать улику была бы самым убедительным доказательством моей вины. Но и без этого мое положение безвыходное. Я опоздала. У меня был неплохой план, но нужно было реализовать его раньше.

В груди стало холодно и пусто. Чтобы немного утешиться, я подумала: а может, этот план был глупым и наивным? Цифровая запись, доказать подлинность которой невозможно. Вытаращенные глаза правдолюба Микиса: «Да вы что?! Она не называла пароли!» Ну, еще бы, он ведь тоже тогда окажется под подозрением — правда, по этой причине его свидетельство не важнее моего... Принял бы суд доказательство? В любом случае, это был бы шанс.

Увы. Диск уже не изменить: за мной могут следить, и рисковать нельзя. Но... Но что мне мешает сделать, как Елена? Сказать, что кто-то изменил фразу, ведь ее и правда поменяли — ну, не мою, какую-то другую, но какая разница? Ведь если Елена не врет, это действительно было.

Пусть ищут. Если я буду убедительной — они будут искать. И я сама буду искать, буду идти вначале по светлым комнатам, потом по темным, навстречу пропавшей фразе и не пропадавшей фразе, надеюсь, они выведут меня... Куда? Не туда, куда вывели Елену.


Вот уже месяц идет следствие. На этот раз взялись всерьез — это дело принципа. Во-первых, следов денег никак не могут обнаружить, во-вторых, при всей сложности и идеальности схемы, по которой был украден миллиард, она имеет некие пробелы, манящие своей очевидностью.

Следователи уже давно догадались, что эта очевидность липовая, но остановиться, видимо, не могут. Чтобы примерно понять их логику, попробуйте укусить собственный локоть: это занятие способно сильно увлечь, поскольку локоть действительно очень близко. Я как-то пробовала, провозилась минут пять, — мне все казалось, что плечо чуть-чуть изогнется и я буду первым человеком на земле, которому удалось это сделать.

Главный в команде — Гергиев — тоже увлекся не на шутку. И его тоже можно понять: четверо подозреваемых — это даже не круг, это крохотный отрезок. Наверное, начиная расследование, он мысленно примерял форму полковника. На нашей корпорации много полицейских сделали карьеру, а ведь у них бывало и сорок подозреваемых, и четыре тысячи... Бедный! Мог ли он представить, что у каждого из четверых, как у дракона в бою, повырастают дополнительные головы?

За звуконепроницаемой перегородкой, в моем так называемом кабинете поселился сложнейший прибор со множеством щупальцев — эдакий гигантский кальмар, достойный соперник нам, четырем драконам. Детектор лжи новейшего поколения... Думали, его принесут и унесут, что тут сложного, но он прописался, наверное, навсегда. Иногда мне кажется, что это и будет его кабинет — его, главного нашего начальника на всю оставшуюся жизнь.

Сама процедура довольно смешная: нам надевают датчики на пальцы, пластиковую шапку на голову и задают разные вопросы. «Изменяли ли вы мужу?» — вот что спросила у меня ассистентка на последнем сеансе. Я ответила отрицательно, и мне было очень неловко, что это так. Гергиев еле заметно усмехнулся. Наверное, я показалась ему невыносимо скучной в этот момент. Могу представить, сколько женщин у него самого.

— Любите ли вы шоколад?

— Да.

— Хотите ли быть очень богатой и не работать?

— А вы?

— Будьте серьезной, пожалуйста. Уж в вашем-то положении...

— В каком моем положении?

Ассистентка беспомощно оглядывается на следователя — он снова усмехается, с любопытством глядя на меня.

— Итак, вы хотите быть богатой и не работать?

— Хочу.

— Есть ли у вас деньги на то, чтобы завести ребенка?

— Нет.

— Вы мечтаете о детях?

— Нет.

— Прибор показывает высокий уровень напряжения, — торжествующе говорит ассистентка. — И выброс адреналина значительный. Вы говорите неправду?

— Хочу ли я детей? — мечтательно повторяю я. — Откуда мне знать? Уж такой я уродилась: без ярко выраженного материнского инстинкта. Мне надо сильно подумать, прежде чем решиться на то, чтобы десять лет вытирать кому-то сопли. Это ведь, наверное, неприятно — чужие сопли?.. Может, высокий уровень напряжения происходит от мыслей о соплях?

Гергиев не выдерживает и начинает ухмыляться во весь рот. Ассистентка очень недовольна. Кажется, она в него влюблена. Точнее он, видимо, переспал с ней пару раз, а потом бросил.

— Я это записываю как утверждение с большой вероятностью неправды, — говорит она.

Гергиев, довольный, кивает.

— Кого из ваших сотрудников вы считаете способным на кражу?

Ох, какой тяжелый вопрос! Второй подозреваемый после меня — Горик. Улики против него почти такие же убедительные. На третьем месте — Борис. Инна чиста... Кому я не поврежу своим ответом?

— Кого я считаю способным? Может быть, Инну?

— Высокий уровень напряжения... — замечает Гергиев. — Опять мысли о соплях?

Тут мне, конечно, стыдно — я солгала. Инну я подозреваю в последнюю очередь. Она богатая женщина, ей незачем...

— Вы крали эти деньги?

— Нет (и никаких соплей — графики на экране ровны и лазоревы).

— Вы действительно называли пароли вашим друзьям?

— Да.

— Очень высокий уровень напряжения!

— Вы продолжаете утверждать, что на вашей пленке были изменены некоторые слова?

Я думаю о Елене, вижу ее хитрое лицо, когда она таинственно намекала на нечто, известное только ей.

— Да. Некоторые слова были изменены.

От любопытства Гергиев вытягивает шею, ему интересно, что происходит на экране. А происходит всегда одно и тоже: никакого напряжения, никакого адреналина при этих словах.

Разумеется, все эти графики — не улики и не алиби. Дело так усложнилось, так разветвилось вовсе не из-за них.


...Все началось месяц назад, когда мне вживили под кожу чип. Я заподозрила в нем камеру и решила не рисковать, не стала просить Алехана, чтобы он изменил запись. Я до сих пор не знаю, камера у меня под кожей или нет, но оказалось, что мой страх привел к куда более выгодным для меня последствиям, чем могла бы привести наглость.

Придя домой, я рассказала Алехану про кражу. Вначале он радостно кивал головой, но потом постепенно въехал. При слове «чип» он вообще побелел. Я сказала: только четыре человека должны были знать пароли, понимаешь?

— Понимаю, — испуганно кивнул он.

— Не знаю, совпадение это или нет, но я ведь проболталась именно о паролях на этот месяц. Правда, это были близкие люди, правильно? Разве я могла подозревать...

— Что?

— Ну, когда мы ругались в тот день... Ведь перед этим мы говорили о паролях. Помнишь?

— Да, это помню.

— И я, выпив коктейль... как он назывался?

— Бабекка.

— Да, бабекка, как я опьянела, ужас какой-то! Так вот я думаю: неужели это моя болтовня сподвигла кого-то из них на эту кражу?

Алехан сидит и хлопает глазами.

— И вот что странно, Алехан, — быстро-быстро говорю я, чтобы не дать ему опомниться, — ведь потом эта запись была изменена! Елена это заметила! Но она покончила с собой. И теперь у меня нет доказательств, что я называла пароли! А ведь украсть деньги мог даже Микис, у него достаточно знаний для такой операции, про Антона я уж молчу!.. Алехан, если мы не подтвердим, что я называла пароли, меня посадят на сорок лет, а наше имущество конфискуют. Вот.

Я наконец, выдыхаю. Он молчит, глядя в пол. Кажется, понял.

— Значит, на диске были изменены твои слова о паролях? — спрашивает он. Не очень умный вопрос, но это лучше, чем «Ты с ума сошла, что ли? Я прекрасно помню, о чем мы говорили тогда! Не называла ты никаких паролей! Ты сказала, что это строго секретная информация».

— Увы! Но этого не доказать...

— А если Микис и Марианна скажут, что этого не было?

— Как они могут это сказать?! — Я изумленно таращу глаза, стараясь не переигрывать. Как бы он не подумал, что я рехнулась.

— Ну... если?

— Что ж. Тогда их слово против нашего... Видишь, Алехан, моя судьба в твоих руках. Ты всегда об этом мечтал, не так ли?

Больше на эту тему нами не было сказано ни слова. А то, что он был задумчив и молчалив — что ж, такой вот мне муж попался, молчун. Попробуйте-ка докажите обратное...

Интересно, что Гергиев, пришедший к нам на следующее утро с каким-то мрачным сопровождающим, тоже был необычно молчалив. Он сел перед телевизором, не говоря ни слова, Алехан включил «Саваофа», на экране появилась комната со столиком, креслами, бильярдом, над бильярдом склонился Микис, у окна встал Антон, снова заговорили о неудавшейся краже, покойная Елена лениво спросила: «И охота вам считать чужие деньги?», и когда я, по моему собственному утверждению, должна была назвать пароли, я их не назвала. Я попросила остановить запись и объяснила Гергиеву, что она была кем-то изменена, что мы заметили это, когда все вместе смотрели программу несколько дней назад. Это нас страшно удивило, но мы не успели выяснить, кто это сделал — столько событий навалилось на следующий день.

Гергиев вопросительно посмотрел на моего мужа и Алехан сказал: «Да».

— Почему же вы вчера говорили, что имеется запись?

— Я боялась. И я хотела, чтобы вы меня все-таки выслушали... А вы бы не стали, если бы знали, что никакой записи нет.

Я думала, он разорется, но он только вздохнул и попросил снова включить прибор.

Мы досмотрели все до конца. Я смотрела очень внимательно: теперь меня интересовало, что же заметила Елена. Из-за всех этих бурных событий, связанных с ее смертью и кражей денег из корпорации, у меня даже не было времени выяснить, о какой фразе шла речь на самом деле.

Я думала, что быстро определю, что это. Не так уж много Елена произнесла фраз в том разговоре. Тем не менее, слушая и обдумывая каждое ее слово, я ничего не заметила!

Елена сказала только:

«И охота вам считать чужие деньги?»

«Алехан решил склонить нас к групповому сексу».

«Марианна, хватит!»

«А сейчас какие у вас пароли?»

«Да ну».

Мужу: «Антон, не надо!» и «Тебя предупреждали, не лезь».

И, наконец, «Оставьте вы ее в покое».

Ни одна из фраз не была каким-либо утверждением, которое можно было изменить. Точнее — изменить так, чтобы то, что было ложью, стало правдой!

Или это не она говорила измененные слова?

Но тогда почему подмены не заметил тот, кто говорил, а заметила только Елена?

Пока я думала об этом, запись закончилась. Гергиев продолжал молчать. То, что он увидел, противоречило тому, что я ему рассказывала вчера. Ведь я утверждала, что назвала пароли. А теперь призналась, что это свидетельство кем-то изменено, и все, что я могу представить в свою защиту — это слова моего мужа. Следователь еще не знает, что Микис и Марианна опровергнут наше с Антоном утверждение, но даже и сейчас, думая, что у нас есть еще двое свидетелей, он должен считать мое так называемое «доказательство» бредом сумасшедшего.

И почему он молчит?

— Мда... — сказал он. — Вы утверждали, что все записано на диск...

— Я же говорю, что боялась признаться сразу. И потом это не первоначальная запись — это ее обработка на специальной игровой программе. В принципе, мне ничего не стоило изменить этот вариант еще раз. Игра «Саваоф» в том и состоит, что можно менять заданные обстоятельства. Меняли запись или нет, экспертиза все равно бы показала, что это виртуальные персонажи, а не мы. Вы можете спросить у разработчиков программы...

— Мы у них уже спрашивали. Вчера, — помолчав, сказал он. — Они сказали так же: эта запись — фикция. Ни один суд ее не примет.

— И тем не менее я не могла о ней не сказать! — уже с отчаяньем произнесла я. — Мне кажется, это как-то связано: и бегство Антона, и смерть Елены, и изменения на этом диске!

Краем глаза я заметила, что Алехан пошел пятнами. Наверное, он тоже понял, что шансы выпутаться стали ничтожны. «Уже в течение этого месяца он потеряет меня навсегда! — подумала я. — И заодно потеряет квартиру, машину, останется со своей убогой зарплатой, один, без собеседника! Тут пойдешь пятнами!»

— Да, это связано, — вдруг сказал Гергиев.

Мой муж недовольно прищурился, но следователь не обратил на него внимания.

— Если бы мы просмотрели все это вчера, уверяю вас, ваши фантазии только осложнили бы дело. Материалы можно было передавать в суд. Эта запись... Фигня эта ваша запись, вы уж извините. Ни один суд не принял бы ее во внимание, да и не имел бы права рассматривать компьютерную игрушку как вещественное доказательство. Но за сутки кое-что произошло...

На улице громко закричал ребенок, залаяла собака. Со двора в квартиру ворвался ветер, занавеска взлетела почти до потолка. Я вдруг стала лучше слышать звуки, даже телевизор у соседей заговорил разборчиво. У меня такое бывает: слух обостряется, и мне начинают мешать вода в трубах, электричество, бегущее по проводам, пласты воздуха, перемещающиеся от окна к дивану...

— Вы сейчас проедете со мной, — сказал следователь. — А ваш муж ответит моему коллеге на ряд вопросов. Точнее, внесет в компьютер свои показания. Поехали?

На какую-то секунду я испугалась, что это такая его хитрость: арестовать меня тайно, чтобы муж ничего не знал.

Гергиев встал и выжидающе посмотрел на меня. Его красивое лицо было грустным и серьезным.

Даже если и так... Даже если и так, что тут поделаешь? Я тоже встала и пошла за ним.


Следственное управление экономической полиции оказалось в самом центре, в Кремле. Мы прошли множество сводчатых коридоров, миновали кучу электронных ворот — все они показывали, что в моей руке чип. Я пыталась рассмотреть, ставится ли при этом какой-нибудь тайный знак, блокирующий выход, но уже на третьих воротах Гергиев мне сказал: «Будет просто допрос. Если бы вас собирались арестовать, это бы не скрывалось». И я перестала вглядываться в мониторы.

Мы зашли в кабинет, он сел напротив меня, включил компьютер, а также телевизор, вздохнул...

— Похоже, эти дела и правда связаны, — сказал он. — Во-первых, работники фирмы, производящей приставку «Саваоф», на вчерашнем допросе сообщили нам, что покойная Татарская в день смерти приходила к ним и так же, как и вы, утверждала, что одна из фраз в записи была коренным образом изменена. Она не сказала, какая это фраза, ее просто интересовало, как это оказалось возможным. Но не это вас спасло. Другое... Вчера вечером были сведены вместе все записи с камер в доме Татарских, а также расшифрованы некоторые слова в разговоре покойной с ее визитером. К вам, я думаю, еще обратятся за помощью... Я не обязан этим заниматься, но я вчера весь вечер размышлял об этом вашем «Саваофе», думал, неужели можно придумать такую ерунду... Это я о вашем диске. Вроде бы вы умная женщина. Неужели вы всерьез верите, что полиция этим может заинтересоваться... И так я постепенно заинтересовался.

— Значит, мой расчет был точным, — не удержалась я.

— Все шутите... Исчезновение владельца банка «Елена», через который проводилась сделка, самоубийство его жены — факты, мимо которых я не могу пройти, даже если уверен, что уже нашел преступника. Пришлось поинтересоваться обстоятельствами смерти Татарской. Так эта запись попала ко мне. Между прочим, настоящая цифровая пленка, а не ваш суррогат. Самая настоящая. Вы поможете мне кое-что в ней прояснить?

Я кивнула, хотя мне даже думать было жутко о том, что я увижу последние часы жизни Елены.

— Там нет ничего страшного? — спросила я.

— Там вообще почти ничего нет... Я говорил, кажется, что убийца знал про камеры. Его фигура немного просматривается в холле, есть несколько проходов по коридору, и одно-другое отражение в зеркалах.

— Кошмар! — Я передернула плечами.

— Да, неприятно. Невозможно даже точно определить, кто это: мужчина или женщина. Разговор тоже слышен урывками. Изображение уже смонтировано, просмотр не займет много времени... Итак, начнем.

Он включил монитор, и сразу же появился холл, в котором мелькнуло платье живой Елены. Жизнь словно бы переигралась, как в программе «Саваоф»; может, вся наша жизнь — такая же программа? Елена жива, пусть только на экране, но кто докажет, что это имеет какое-то значение?

Я увидела Елену, идущую к входным дверям. В холле было темно. Потом вдруг появилось изображение с улицы, сверху. Мы видели макушку стоящего у порога человека. Я хотела сказать о камере, следившей за входом не сверху, а сбоку, но Гергиев догадался, опередил меня:

— Единственная камера, которая не работала в тот вечер — та, что у калитки. С нее этот человек был бы виден во весь рост. Правда, там далеко, но можно было бы сопоставить с окружающими предметами... Но эта камера не работала. Сломалась... Или сломали.

Елена между тем открыла дверь. Человек сразу шагнул в сторону, в тень и без того темного холла.

— Прячется? — испуганно спросила я.

— Почему? Не обязательно. Татарская стоит у него на пути... Если он левша, он должен шагнуть сюда. Если правша — в другую сторону. Если правша, но прячется — опять сюда. Ну, и так далее... Сейчас он виден лучше всего. Эксперты даже склоняются к тому, что это женщина.

— Женщина?

— Только очень толстая... Вы потом увидите ее отражение в зеркале.

— Толстая?!

— У вас есть очень толстые знакомые?

— Нет. А может, она так замаскировалась?

— Нет, они с покойной знакомы. То есть это обычная толстая женщина, и Елена знает, что она толстая. Сейчас эта неизвестная ей что-то объясняет, но слов не слышно. Эксперт растолковал, что у толстухи в кармане был прибор, искажающий звуковые волны. Большая часть сказанного не поддается расшифровке.

И вдруг Елена заговорила. Ее голос был добродушным.

— Я так и думала, что это ваши шутки — с «Саваофом», — сказала она. — Разработчики, действительно, не могли ничего изменить... Да им это и не надо... А вот вам надо, ребята! Нет, ну как я догадалась! Сразу!

Изображение расплылось совсем. Даже не тени — звездные скопления двигались на фоне стены. Я не могла определить, кто из них кто. Эти скопления плыли в самое темное место — там начинались личные комнаты, не просматриваемые камерами.

Фигуры совсем слились с фоном, и вдруг я услышала собственное имя.

— Когда она сказала это во время ссоры, я подумала: она с ума сошла, что ли? — это был голос Елены, говорящей визитеру обо мне. Она назвала только мое имя, причем в уменьшительной форме. (Толстуха меня знает! Что же это такое! Я не знаю никаких толстух!) — На просмотре я даже ждала повторения этих слов. Хотела посмотреть ей в глаза... И вдруг услышала совсем другую фразу! Представляешь себе мое изумление? — Елена издала короткий смешок. — Ну, думаю, все ясно — это маскировка. В реальности говорила одно, а на пленке сказала другое!

— Я сказала?! — не выдержала я. Это было неосторожно.

— Вы. А кто же еще? — произнес Гергиев, глядя на меня с подозрением. — Ведь вы, насколько я помню, утверждаете, что назвали пароли, но это кто-то стер.

Тут у меня появилось сильнейшее искушение ударить кулаком по монитору и закричать ему: «Я не говорила никаких паролей! Это другие слова были изменены — черт бы их побрал, я не знаю, какие! — именно о них сейчас разговаривает Елена с этой толстухой! Я вас обманула! Все вранье! Передавайте дело в суд, пусть присяжные сажают меня на сорок лет или даже на электрический стул, но только пусть они помогут выяснить, сошла я с ума или нет?!»

Я дружу с Еленой много лет, я ее лучшая подруга и утверждаю, господа присяжные, что у Елены среди близких знакомых нет толстых женщин!

Далее, судя по Елениным словам, услышанным только что, эта толстая участвовала в подготовке нашего просмотра «Саваофа» и при этом она не разработчик, нет! Она не имеет к авторам программы никакого отношения!

Но я же знаю, что просмотр был инициирован моим мужем Алеханом и отчасти мной! Елена, Антон, Микис и Марианна лишь у нас дома два дня назад увидели, как работает этот прибор. Тогда почему Елена говорит: «Я так и подумала, что это ваши шутки»?! Чьи — «ваши»?

Толстуха знает меня! А я не знаю толстуху! Как это может быть?

И главное: если измененные слова сказала я сама, то почему я этого не помню?! Как это возможно: сказать что-то такое, что поразило постороннего человека, и даже этого не заметить?

— Продолжаем? — сказал Гергиев, внимательно глядя на меня. — Дальше совсем неразборчиво. Но зато будет один кадр...

— А тебе не кажется странным... — вдруг глухо произнес непонятно кто.

На экране среди полной темноты зажегся отраженный свет в дверном проеме («Они идут по коридору» — наклонившись ко мне, тихо объяснил Гергиев) и неожиданно, так, что я вздрогнула, в зеркале, висящем на противоположной стене, прошла темная фигура.

Она задела только край зеркала, и свет, который в нем отражался, тоже был не прямым, а очень дальним: за пятой или шестой аркой анфилады, но все равно, ее быстрый проход был исполнен невыразимой жути.

Мне показалось, что я сама сижу в этом темном кабинете и вместо камеры наблюдаю за открытой дверью: и вот в зеркале коридора, на стене, перед моими глазами, то есть на самом деле за моей спиной, бледно вспыхивает огонь, где-то далеко по комнатам идут люди — и вдруг я вижу отражение человека в темном, и непонятно, кто он: мужчина или женщина и почему он таким искаженным бесполым голосом говорит свои кошмарные слова, не имеющие ни начала ни конца: «А тебе не кажется странным...» — не спрашивает и не утверждает он. Впрочем, я тоже успела увидеть: человек необычайно толст.

— Татарская ответила на эти слова, — сказал Гергиев. — Это помогла расшифровать машина. Сами вы ничего не поймете... Хотя это важные для вас слова. Именно из-за них я внимательно слушал белиберду о «Саваофе». Из-за них я пока не передаю дело в суд. Вот что сказала ваша Елена... — И он медленно прочитал с экрана компьютера: «Ты уверена? Я ведь вначале подозревала ее. А теперь подумала: не собирается ли твой любимый совершить какую-нибудь гадость? Ограбить ее корпорацию, а? И свалить все на другого человека... Который мне дорог, между прочим. Я ему об этом сказала. Он не обиделся, не знаешь?»


О неприятностях, которые у него появились, Горик рассказал сам. Разумеется, ему было бы правильнее молчать — вот как я молчала о том, что являюсь главной подозреваемой. «Святая простота!» — выразилась по этому поводу Инна. Вы, конечно, поняли, что я ее не уволила.

Меня вызвали из-за нее на сто пятнадцатый этаж, в логово, так сказать, туда, где мраморные стены и персидские ковры — к начальству. Оно (Клянусь, не знаю, каков его пол! Говорят, оно гермафродит и до тридцати лет было женщиной, а потом стало мужчиной — но не до конца, процесс еще идет.) тускло поинтересовалось причинами конфликта и довольно кисло выслушало объяснения насчет недоделанного отчета и вечного отставания по Инниной милости; его плоское лицо выражало скуку и недоумение. Скуку понятно почему, каково это — небожителю отвлекаться от своих олимпийских забот, связанных с громами и молниями, и наклоняться вниз, чтобы выслушать, скажем, жалобу на протечку воды в ванной. Хотя наш-то небожитель занят, в основном, не движением звезд и не круженьем галактик, а кушанием амброзии, но от этого дела тоже неприятно отвлекаться. Недоумение же высокое начальство выражало лично в мой адрес: оно, конечно, знало, что я подозреваемая в деле о краже миллиарда, и ему казалось кощунственным мое дешевое актерство. «Ах, нас волнует работа отдела? — словно бы говорило это лицо. — Как мило! Значит, воровать миллиард нам совесть позволяет, а вот не сданный вовремя отчет мучает! Что за народ пошел! Наглецы, ей-богу!»

Впрочем, это были мои домыслы. Лицо ничего не сказало о краже, просто объявило, что Инна пока остается.

Она не удержалась от злорадной гримасы, но мне на нее было плевать. Борис рассказал во время обеденного перерыва, когда Инна ушла бултыхаться в бассейне, что накануне она ходила к наследнику умершего любовника — лучшему другу нашего Лица. «Он ее когда-то ненавидел. — Борис возбужденно блестел глазами, осознавая эксклюзивность добытой информации. — Но вот как бывает: прошло время, теперь им делить нечего, ему настолько было приятно видеть, что она унижена, мечтает не то что о доле в наследстве, а о том, чтобы ее не уволили с этой вшивой должности, представляешь, как приятно? Вот он и растаял! Попросил нашего за партией в преферанс». — «Может, она даже переспала с ним?» — предположил Горик. Борис сделал вид, что его сейчас вырвет. Разумеется, он неправ. Инна до сих пор превосходно выглядит: элегантная, ухоженная, недаром в бассейне каждый день по два часа плавает.

Меня она топтала недолго: просто хмыкнула пару раз да демонстративно позвонила дочери в рабочее время, но Горик — другое дело. К нему она испытывает просто-таки зоологическую ненависть. Такое ощущение, что в прошлой жизни наш ассириец был собакой, а Инна — кошкой, так они любят друг друга.

Горик — на первый взгляд, бесхитростный парень. Возможно, и он способен испытывать ненависть, но, во всяком случае, не в состоянии ее адекватно выражать. «Парень без костей! — говорит о нем Борис. — До тридцати живет с мамой... — (Наш пятый сотрудник, счастливчик Витя Подрезков разводит руками при этих словах.) — Это о чем-нибудь говорит?» Наверное, говорит. Мама-ассирийка задолбала Горика, но он, вне всякого сомнения, не так уж от этого страдает. Я часто замечаю, что он прячется за мамой, только если ему это выгодно. Например, неохота ему участвовать в официальном корпоративном празднике, он и заявляет: «Вы же знаете мою маму! Если я оставлю ее вечером одну, у нее обязательно поднимется давление. Как пить дать, поднимется!» Только начальник с каменным сердцем может после этих слов требовать «продолжения банкета» (это цитата из одного старого фильма, который как-то смотрел мой Алехан. Мне фильм ужасно понравился). Я знаю, что у меня просто кусок в горло не полезет, если я настою на своем и бедная Горикова мама будет сидеть у себя в квартирке, наедине со своим высоким давлением. Я его отпускаю, сердце у меня не каменное. Но и мозги не каменные: я прекрасно вижу, что если вечеринка намечается богатая и с бабами-моделями, то Горик забывает о своей маме, а потом звонит ей часов в двенадцать ночи, отчитывается о том, что съел, с кем познакомился, и слышно, как мама вздыхает — радостно, совсем не гипертонически.

Говорит ли о чем-нибудь приведенный мною пример? Хитрый ли человек наш Горик? Не больше, чем все мы. И я совершенно не верю, что это он украл миллиард. Мне также неприятно, что он разболтал всем о своих проблемах — точнее, разболтал при Инне, уж при ней-то мог промолчать. Нет, подставился, и это как раз подтверждает мою мысль, что он невиновен.

Он пришел на работу (это было недели через две после того, как я съездила с Гергиевым просмотреть записи с Елениных камер), и лицо у него было абсолютно белое. «Что-то с мамой!» — подумала я и даже полезла в ящик стола, где у меня лежат успокоительные. Когда я наклонилась над этим ящиком, Горик упал на стул напротив меня и буквально зарыдал.

— Ломка? — сквозь зубы спросила Инна. Она теперь считает информацию о его болезни как бы легализованной и каждый день постоянно долбит и долбит в одно и то же место. Не знаю, каким жестоким человеком нужно быть, чтобы расковыривать чужую рану и при этом получать удовольствие.

— Представляете, бред какой-то! — воскликнул Горик сквозь слезы. — Меня сегодня вызвали на допрос и сообщили, что на моем счету в банке обнаружены пять миллионов!

— Как это обнаружены? — весело спросил Витя Подрезков. Он-то все веселится, его эта история не касается, он был в отпуске и паролей не знал, так что теперь ему кажется, что он просто смотрит забавный фильм — эдакое реальное шоу.

— И главное не в этом! — продолжал Горик, не реагируя на его слова. — Главное в том, что перекинуты они с какого-то липового счета в банке «Елена»!

Я подняла голову, забыв о лекарствах. Челюсть моя отвисла до подбородка. Это очень забавно, когда спасение приходит не пафосно, не с фанфарами и знаменами, а вот так буднично, заявляется откуда-то сбоку, и немного странно встречать его вниз головой.

— Ха-ха-ха! — деревянно рассмеялась Инна. — Чего и следовало ожидать! Я же говорила, что человек, способный лазить по чужим компьютерам, не побрезгует лазить и по чужим счетам.

— Перестаньте! — сказал ей Борис, не сводя глаз с Горика. — Надоело.

— А вы мне рот не затыкайте!

— И что говорит полиция? — спросила я.

— Говорит, что это мне заплатили мою долю. Этот парень... Гергиев... даже поинтересовался, не прогадал ли я... Ничего не понимаю! Какие пять миллионов? Откуда?

— А это считается уликой? — спросил Витя.

Борис повернулся к нему:

— А как ты думаешь? Какой дурак будет переводить такие большие деньги?

— Ну, может, ошибка.

— Конечно! Из этого проклятого банка, да на счет того, кто знал пароли. Ошибка!

— А если тебя подставляют? — предположила я.

— Я так им и сказал! Ведь это проще простого! Но они там говорят: «Будем разбираться». О Господи! Мне знаете, что кажется — что они отчаялись найти преступника, а найти его нужно, иначе это будет дурной пример, вот они и нашли крайнего!

— Ну, не они же переводили деньги...

— Почему бы и не они?

— Да нет, — с сомнением сказала я. — Ты не преувеличивай!

— Ничего себе! — закричал он и вскочил со стула. Стул упал, Горик злобно пнул его ногой. Я снова полезла за успокоительным. — Вам легко говорить! Вы все останетесь чистенькими! Я сяду на сорок лет, потому что у меня на лбу написано: я чмо! Со мной можно делать все что угодно, мне можно давать самые дурацкие задания, которые никому другому не дашь, потому что этот другой пошлет тебя, а мне можно! Можно! Горик — идиот, Горик схавает! Ну уж нет, вот! — и он ткнул фигу куда-то в сторону двери, между Инной и мной.

Насчет дурацких заданий, это, видимо, был выпад в мой адрес, но я не стала цепляться. Я не Инна и не люблю расковыривать чужие раны.

Горик повизжал еще немного, а потом рухнул на стол, обхватив голову руками, взрыднул пару раз и затих.

— Неужели вы не видите, что он не успел уколоться из-за этого допроса, поэтому так ведет себя? Ну, это же очевидно! — спокойно заметила Инна.

— Слушайте, у меня есть гениальное предложение! — сказала я. — Давайте работать, а?

Предложение прошло на ура. Все немедленно затихли, повернулись к своим мониторам, стараясь не коситься в сторону неподвижно лежавшего на столе Горика.

Эта тишина была нужна мне, чтобы хорошенько подумать.

Горик может устраивать какие угодно истерики. Собственное положение и правда представляется ему ужасным. Но является ли оно таковым на самом деле?

Нет. Горик не знает, а я знаю, что в деле есть еще один подозреваемый, и не простой, а золотой.

Я тоже могла назвать пароли, а кроме того, в отличие от Горика, якобы знала и о проверке, которая на два месяца приведет к полному хаосу, и о махинациях Антона, которые развалили банк настолько, что через него можно было провести сотню подобных операций. Точнее я об этом не знала, но следствие считает, что знала. Поэтому неопровержимость новой улики, приведшая Горика к истерике, следствием вряд ли воспринимается как однозначная.

Кроме того, Горик не знал погибшую Елену, а дело о ее смерти за эти две недели накрепко приковали к делу о краже миллиарда.

Но расскажу по порядку, а заодно поясню, откуда у меня все эти сведения.

У следователя Гергиева какие-то странные методы. Он очень болтлив, с моей точки зрения. Это он рассказывает мне о последних новостях в деле об убийстве Татарской. Да, убийстве, теперь это доказано.

— Провели несколько десятков экспертиз, — сказал Гергиев, выпуская дым в сторону, чтобы не задеть меня. — И все-таки пришли к выводу, что стол стоял неправильно. Из этого положения она не могла покончить с собой. Ей помогли. Петлю на шею все-таки надевал кто-то другой, не она сама. На веревке остались следы кожного жира... И это жир, соответствующий параметрам мужчины.

— А вы говорили — женщина.

— Да, женщина. К ней пришла женщина, если вы имеете в виду толстуху. Теперь эксперты в этом уверены. Единственные слова, которые удалось услышать, — «а тебе не кажется странным» — сказаны женским голосом.

— Значит, их было двое?

— Да... А может, трое.

Он задумчиво посмотрел на меня — даже не на меня, а куда-то мимо, но потом сфокусировал взгляд на мне и невесело улыбнулся — такое, наверное, глупое лицо было у меня в этот момент.

— Трое... Обед-то ей принесли, вот в чем дело... Но во всех ресторанах, где она обычно заказывает еду, утверждают, что в тот вечер Татарская им не звонила. Правда, мы обнаружили, что в один ресторан звонок с ее телефона все-таки был. Это небольшой вегетарианский ресторанчик, точнее даже кафе, которое находится километрах в пяти от их дома. Кафе «Джаган». Вы там бывали?

— Была один раз. Где-то год назад. С Еленой заехали... Ничего особенного.

— Да. Так вот, она туда звонила. Администратор сказала, что помнит этот звонок. Елена вроде бы спросила, есть ли у них дал махани — это блюдо из чечевицы, они ответили, что сегодня не работают. У них вторник всегда санитарный день — ну, не санитарный, а что-то связанное с духовным очищением пищи... Короче говоря, по вторникам они никогда не работают. Кстати, по утверждению администратора, постоянные клиенты должны об этом знать. Видимо, Татарская не была постоянным... Они в тот день действительно не работали. В ресторане во время звонка находилась только администратор, она ушла сразу после этого разговора... Больше Татарская по поводу еды никуда не звонила. Но ужин ей все-таки принесли.

Гергиев вздохнул, сунул сигарету в пепельницу.

— В одной из комнат, примыкающих к ванной, это такой небольшой кабинетик в белых тонах...

— Еленин кабинет.

— Да, наверное. Так вот, там на полу найдены остатки еды. Небольшая капля. Но этой капли достаточно. Ничего похожего по составу в доме не было. Более того, это блюдо содержало... чечевицу. Обнаружена она и в желудке убитой. Вот так.

— А почему вы прицепились к этой еде?

— А потому что успокоительное, которое нашли в крови Татарской, в равной степени может быть быстроразлагающимся веществом «Катон-17», не имеющим ни вкуса, ни запаха и действующим на человека как особый яд, лишающий воли и искажающий адекватное восприятие действительности. Примерно через полчаса основные компоненты «Катона» в крови разлагаются, и в результате экспертиза обнаруживает только остаток, аналогичный обычным успокоительным лекарствам.

— Эту хрень должны были найти в чечевице.

— Ее не нашли.

— Ну, тогда в чечевице должны были найти следы успокоительного.

— Нет. Его там не было... Но капля была свежая. И главное, ничего похожего полиция не обнаружила ни в холодильнике, ни в мусоре, нигде. Куда делось это блюдо?.. Скажите, а у Татарской не было какой-нибудь частной поварихи?

— У нее была кухарка.

— Знаю. Мы с ней разговаривали. Эта женщина разогревала еду, варила кофе — она почти ничего не готовила. Я имею в виду какую-нибудь частную повариху, которая готовила на дому и привозила еду Татарским.

— Думаю, это невозможно. Они если и заказывали, то в ресторанах. Особых. Елена — вегетарианка.

— Видите, в тот день нужный им ресторан оказался закрыт. Может, она потому и обратилась к этой поварихе? Повариха — толстая. Даже логично, нет?

— Я во всяком случае такой поварихи не знаю.

— Мда... Но повариха с ее чечевицей тоже проблему не решает. Эксперт полагает, что яд был растворен в вине.

— Каком вине?

— Да черт его знает, в каком! — вдруг воскликнул Гергиев и сердито стукнул по столу рукой. — Я вообще не понимаю, зачем эти сложности! С одной стороны, перед своей смертью Елена заявляет о предполагаемой краже из вашей корпорации. Она явно намекает на некоего мужчину, которого хорошо знает и с которым близко знакома эта так называемая толстуха. Татарская даже говорит, что сказала о своих подозрениях этому мужчине. «Он не обиделся?» — спрашивает она. Видите, толстуха все знает о его эмоциях. Она его любовница? Жена? — спросил он сам себя. — Петлю на шею Татарской надевал именно мужчина. Тот самый? Значит, он и украл миллиард? Все логично?

— Вроде бы... — неуверенно сказала я.

— Ну, так вы должны знать эту парочку. Эта парочка увлекается «Саваофом», знает вашу корпорацию, знает вас и Татарских. Это близкие люди! Вы их должны знать!

— Должна... Но не знаю. — Несмотря на ужасную тему разговора, я улыбнулась. Слова, которые я только что сказала, были цитатой из старого фильма: той самой древней комедии о мужчине, по пьянке угодившем в другой город. Алехан его обрабатывал на «Саваофе». Вместо него он послал в Санкт-Петербург его друга. Забавно было наблюдать, как главная героиня, вместо того чтобы влюбиться, сдала его полиции.

Сделав некоторое усилие, я посерьезнела.

— Ваши пароли во время ссоры слышали пять человек, — продолжал Гергиев. — Каждый из них мог провернуть эту операцию. Буду перечислять по порядку. Антон. Очень вероятный кандидат. Понимая, что скоро все рухнет, что проверка заканчивается со дня на день, он уводит деньги. У него все карты в руках. Далее он скрывается, не дожидаясь допроса и вживления чипа, который позволит полиции следить за ним в любой точке земли. Тогда... Тогда это он убил жену?

— Да что вы! — испуганно воскликнула я. — Он очень любил ее! Антон мог убежать, конечно, мог скрыться и ни слова ей не сказать. Он из тех мужчин, которые будут прятаться, пока не решат проблему. Я очень ясно представляю ход его мыслей, если он все-таки сбежал. И даже если это он украл деньги. Он думает так: устроюсь на новом месте, поменяю внешность, сменю отпечатки пальцев, конечно, сетчатку глаза не поменяешь, но ее ведь проверяют не на всех границах? Так что спрятаться можно... Вполне допускаю, что он мог бы разыграть собственную смерть — чтобы вы отвязались. Он даже не пожалел бы Елену и не намекнул бы ей, что смерть или исчезновение — липовые. Чтобы Елена вела себя естественно... — Я запнулась, вспомнила, как говорил Алехан, объясняя, почему мы не знали, что нас снимают: «Мы должны быть естественными». Я тряхнула головой и закончила: — Все это возможно, то, что я назвала. Это укладывается в рамки его характера.

— Жестоко... Нет? Я имею в виду состояние жены.

— Ну что ж поделаешь, если обстоятельства так сложились... Ведь потом все наладится, они останутся с огромными деньгами... Ничего, можно потерпеть. Вы понимаете, все, что Антон делает — ради нее, ради жизни с ней. И кража, если ее совершил Антон — это тоже ради Елены. Он не мог ее убить. И потом, судя по ее словам, она догадалась о другом человеке... Не о муже. Если бы ее догадка касалась Антона, она бы молчала об этом и под пытками.

— Тогда Микисы... Как раз мужчина и женщина. Правда, не толстая. Что вы думаете об этом варианте?

...Что я думаю. Интересный вопрос. Мое отношение к Микису сильно изменилось за последнее время. Но, конечно, не настолько, чтобы подозревать его в краже. Кроме того, все эти разговоры с Гергиевым основываются на моей лжи, и потому, с точки зрения следователя, он очень логичен, а с моей точки зрения — наша беседа похожа на сновидение.

Вот: почему-то видишь во сне, что сидишь в Еленином доме и тебе кажется нормальным, что она еще жива, что Антон не в бегах и что сам дом деревянный внутри и лестница у него такая, какой была пятьдесят лет назад, и еще полногрудая толстуха (тьфу ты, черт!), владевшая этим домом в конце двадцатого века, стоит за лестницей и ухмыляется. Все это кажется тебе логичным. Ты можешь даже начинать собственное расследование, исходя из этих обстоятельств. Но что это будет за расследование? Такое же, как у Гергиева, милого парня, выдвигающего версии, исходя из того, что я назвала пароли.

Но я-то их не называла!

И потому все эти предположения насчет Татарских и Микисов для меня лишены всякой логики. И сказать об этом невозможно...

— Итак, Микисы, — повторил он.

— Он порядочный человек... Хотя и потратился, говорят.

— Да, сильно потратился, я проверял. Но сейчас он занят продажей своей доли земли. Это будут большие деньги.

— Уже продает?

— Сделка почти заключена.

— Вы за него серьезно взялись.

— А что делать?.. У него было алиби. — Гергиев вздохнул. — Но ненадежное. Его любовница, якутка, утверждает, что он был у нее.

— А она не толстая?

— Мы тоже надеялись, что толстая. Но нет.

— А анализ этого жира, найденного на веревке... по нему можно проверить?

— Это не он, — быстро сказал Гергиев.

— Ну, о чем тогда говорить...

— Веревку могли специально так обработать. Ведь больше нигде нет никаких отпечатков. Тот, кто надевал Татарской на шею петлю, был в перчатках, причем специальных, пластиковых. Почему же он тогда наследил на главной улике... М-да... Много вопросов.

Тут Гергиев был прав. Вопросов было много и у меня. А после того как Горик рассказал про свои неприятности, их стало еще больше.


Придя вечером домой, я не выдержала и сообщила мужу обо всех новостях. За ужином. До этого мы старались не обсуждать кражу — памятуя о моем чипе, но тут уж, принимая во внимание ситуацию с Гориком, я выглядела бы странной, если бы молчала.

Алехан ужасно обрадовался. Вся эта история, честно говоря, подкосила его, и он ходил как в воду опущенный. Черт его знает. Может, винил себя, бедный, за эту дурацкую затею с «Саваофом». Пару дней назад он скупо сообщил, что побывал в офисе разработчиков, но тоже ничего не смог выяснить, как и Елена. Теперь же мне показалось, что с его души свалился камень. Забыв про чип, он стал расспрашивать, что да как.

Я рассказала ему об истерике Горика, а заодно и о толстухе, которую засняли камеры в доме Татарских.

— Знаешь, какое у меня странное ощущение, — жуя хлеб, призналась я. — Что я видела ее во сне... После опознания Елены.

— Ну, еще бы после этого опознания не увидеть во сне какую-нибудь гадость! У меня самого при мысли о том вечере мурашки по спине бегают.

— Возможно, но мне кажется, что я словно бы видела эту толстуху раньше.

Алехан перестал жевать. Глаза его расширились.

— Во сне я видела ее стоящей за лестницей... — Я задумалась, вспоминая сон. — Причем, эта лестница была очень старой, как на старых фотографиях.... Помнишь, мы как-то сидели у Елены с Антоном, разбирали их бумаги. Там была фотография дома, каким он был еще до ремонта. Мне кажется, я там видела эту лестницу... И толстуху видела там. По крайней мере, эта толстуха неразрывно связана в моей голове с Еленой...

Тут я увидела, что Алехан как-то неестественно смотрит на меня. Округлив глаза, он не сводит взгляда с моей руки. Я тоже посмотрела на руку. На ней был золотой браслет. А под ним чип. Ах, вот оно что! Он пытается понять, не несу ли я пургу в расчете на прослушку. Я еле заметно покачала головой. Глаза Алехана округлились еще больше.

— Я не настаиваю! — уступила я. — Просто, у меня ощущение, что это было в моей жизни: такая лестница и чье-то лицо за ней.

— Редчайший случай! — скептически отозвался Алехан. Моя уступчивость всегда действует на него общеукрепляюще. — Но в одном ты права: сто лет назад домом владела именно толстуха. И ты действительно видела ее на фотографии, я помню этот снимок. Мы даже рассуждали тогда, что теперь не увидишь таких полных людей... Между прочим, Антон рассказывал, что эта хозяйка дома то ли сама убила, то ли ее убили, то ли и то и другое вместе...

— А, ну может поэтому она мне и приснилась... Где-то в подсознании осталась связь между нею и словом «убийство».

Раздался телефонный звонок. Мы с Алеханом тоскливо посмотрели друг на друга. Телефонные звонки в последнее время не радовали.


...С Микисами мы разругались.

Первым по поводу якобы названных мною паролей допросили самого Микиса. Разумеется, он выпучил глаза. «Что за глупость!» — воскликнул он, и все два часа, пока шел допрос (а он касался и проверки банка «Елена», и того, почему проверка не выявила кражу из нашей корпорации), так вот все два часа он кипятился и брызгал слюной налево и направо.

Следователь вначале напирал именно на банковские дела, а это, видимо, был больной вопрос для Микиса (особенно учитывая его планы перевестись на новую работу, где скандалы уж точно ни к чему).

«Да вы не представляете, какой там был бардак! — вопил он, периодически бегая к аппарату с водой. — Потом информация все равно постепенно просочилась, дошла до самых информированных в нашем мире, контракты к оплате начали предъявлять десятками! Вы понимаете, что это такое: до десяти контрактов в день?! И все законно! А этот контракт — да, я помню его. Точнее мне сказали, что за день прошла сделка. Что-то купили и тут же продали. Вроде бы выгодно. Ну и все! Я и не обязан был это отслеживать. Это они должны были! Антон должен был!»

Ха-ха. Микис думал, что копают насчет этого, но постепенно смысл вопроса о паролях дошел до него. «Это они так говорят?! — ошеломленно спросил он. — Что она назвала пароли и, следовательно, мы их знали?!» Микис снова взвыл и ну наворачивать круги по комнате.

— Вы видели пленку?

— Да! Но только начало! Потом я ушел. Это такое дурацкое зрелище, вы даже не представляете! Детский сад...

— Но вы утверждаете, что на ней все было, как и на самом деле?

— Конечно! Что за вопрос! Я же не идиот, я прекрасно помню, мы даже удивлялись, что эти наши двойники отцифрованные — копия мы!

— А вы знаете, что оставшиеся в комнате после вашего ухода говорили о том, что пленку подменили? Что там затерты некоторые фразы?

— Ерунда! Это они утверждают?

— Не только они. — Гергиев тоже выделил это слово ехидной интонацией. — Это утверждает также ваша жена, и, главное, покойная Татарская настолько заинтересовалась подменой, что на следующий день съездила в фирму «Саваоф». У нас есть и другие доказательства того, что она об этом знала и волновалась по этому поводу. Мнения Антона мы не знаем... Хотелось бы, конечно, поговорить с ним, в том числе и об этом.

— Глупости! Еще раз повторю: глупости! Никаких паролей она не называла. Она просто сказала, что они есть, что с их помощью легко ограбить корпорацию, но не называла. И еще хочу заявить, что если они с мужем это утверждают, то они и украли деньги. Потому что это ложь! И нет никакого смысла так лгать. Кроме одного. Сами понимаете, какого.

— О вас ведь можно сказать то же самое.

— Что вы имеете в виду?

— Что если вы лжете, то у вас только одна причина. И все пошло снова: круги по комнате, брызги во все стороны, бегание за водой... Истеричный тип. Думаю, он страшно опротивел Марианне. Все эти истерики, вопли, всю его высокопарную болтовню о долге перед родиной можно было терпеть, только надеясь на очень большой куш. Теперь же он перестал стесняться, его поведение по отношению к жене стало откровенно свинским. Ну, она и решила его наказать.

Лишь этим я могу объяснить, что на допросе, услышав о нашей версии произошедшего, она только моргнула.

— Возможно, она и назвала пароли, — нараспев произнесла Марианна, с большим интересом приглядываясь к Гергиеву (не потому что он красавчик, просто она заметила, как дорого он одет). — Я, честно говоря, не интересуюсь этими финансовыми делами. Потом вы же смотрели пленку, видели, в каком я была состоянии. Ничего не помню... Я ненавижу их «Люцифера». Точнее нет, «ненавижу» — слишком сильное слово. Он мне просто чудовищно скучен. Весь их так называемый сеанс я боролась с зевотой. У меня так хрустели челюсти, что я ничего не слышала.

Гергиев с любопытством наблюдал за ней, пытаясь понять: она клиническая идиотка или только притворяется.

— Но вы отдаете себе отчет, что это фактически показания против вашего мужа? — спросил он.

Глаза Марианны тускло полыхнули злобой. Она пожала плечами.

— Но если я не помню! — сказала она сквозь зубы.

Правда, мне она позвонила.

— Бедная моя Марианна! — крикнула я в трубку. — Как бы мне хотелось приехать к тебе, поговорить с тобой. Мне кажется, Микис навострил лыжи, да? Какая сволочь! И у меня тоже все плохо! Что же это на нас на всех навалилось? Господи, у меня в руке чип, Алехан шутит, что это прослушка, понимаешь? Я конечно, в это не верю, но он так ужасно чешется! Я не могу приехать, он чешется.

Что за хрен был этот допрос насчет паролей? — спросила Марианна отстраненно.

— Я потом все объясню.

— Не надо. Не звони мне больше. У меня своих проблем хватает.

И она повесила трубку. Понятно, почему. Решила, что я ограбила банк, а теперь еще хочу ее мужа подвести под монастырь. Если бы это было так, то своими показаниями она здорово помогла мне топить его, но осознавать такое неприятно. Вот она и сочла за лучшее благородно обидеться. Это очень в ее духе.

Так что мы поругались с последними друзьями, и телефонный звонок поздно вечером вряд ли мог быть от людей приятных. Я почему-то подумала об Антоне. Сейчас вот скажут: «Нужны четыре человека для опознания. Да, сгоревшая машина... Откуда вы знаете? Вам уже звонили?» — «Я видела это по телевизору» — отвечу я, и мой собеседник удивленно, хотя и немного уважительно, скажет какую-нибудь гадость про журналистов.

— Тебя. Следователь, — прошептал Алехан, протягивая мне трубку.

— Добрый вечер. — Гергиев радостно подышал в трубку, ожидая моего ответа. Интересно, бывает ли у него плохое настроение? — Хочу вас обрадовать. Полиция приняла решение арестовать одного человека. Не вас! — гордо сказал он. — Вашего ассирийца. Доказательств слишком много...

— Вы же говорили, что по экономическому делу до суда не арестовывают.

— По экономическому — нет. Но по делу об убийстве — обязательно.

— Об убийстве?

— Проведен анализ следов, оставленных на веревке. Это его следы. Сто процентов.

— Не может быть!

— Может, может... Вообще-то я ожидал вашей радости.

— С какой стати? Горе ближнего меня никогда не радует.

— Горе ближнего или горе Горика? — Он засмеялся, довольный своим каламбуром. — Ну, кого-то все равно надо арестовывать. Скажите спасибо, что не вас.

— Странная логика. Но спасибо... Следы на веревке — единственная улика?

— Не единственная. Есть пять миллионов, непонятно за что поступившие на его счет. Есть еще общая неблагонадежность. Вы, конечно, не знали, что он наркоман? Не отвечайте! Я уверен, что вы не знали. В противном случае, как начальник отдела вы обязаны были переступить через свою жалость, ведь наркоман, имеющий доступ к такой конфиденциальной информации, это... Я не нахожу слов!

— Он очень талантливый парень. Талантливее всех. К тому же он болен. Поддержание статуса безумно дорогая вещь. Государство бросило всех этих людей на произвол судьбы. Их миллиард, и большинство из них медленно и мучительно умирают. Им не дают нормальной работы, мотивируя это тем, что они не могут полностью выкладываться, поскольку быстро устают и вообще подвержены фатализму. «Подвержены фатализму» — это официальный термин, я видела его в одной закрытой инструкции для начальников отделов! Какой невероятный цинизм! А в нашей корпорации еще внедрили регулярную аттестацию на проверку коэффициента полезного действия. Ладно, Горик молодой и очень талантливый, он пока более или менее проходит этот экзамен. Там есть возможность выбирать дни для аттестации. Он выбирает те, что идут сразу после процедур... В эти дни он чувствует себя почти хорошо. Видите ли, только на такой работе, как наша, можно себе позволить дорогое лечение. Его увольнение будет автоматически означать его убийство... Но я, конечно, ничего не знала.

Гергиев помолчал немного. Парень в таких дорогих костюмах, он вряд ли понимает проблемы Горика.

— Но может, не стоит тратить так трудно достающиеся деньги на наркотики? — спросил он.

— О, разумеется! Если бы я была жестоким человеком, я бы сказала вам: уважаемый следователь, попадите в такую ситуацию, как у него, встаньте на край бездны в тридцать лет, и вот тогда проявите свою волю: будьте положительным, делайте по утрам зарядку, помогайте малоимущим, что там еще... Выучите китайский, наконец... Конечно, стать наркоманом в ситуации Горика — это самое неразумное, что только можно представить. Но... Как объяснить ему, во имя чего надо отказываться от периодического забвения? Я люблю слова и знаю много слов, но на такие объяснения у меня их не хватает.

— Значит, «подвержены фатализму» — это все-таки правильный термин?

— Государство всегда право...

— Вы помните тот вечер, когда убили Елену? — спросил следователь.

— Разумеется! Это ведь был день обнаружения кражи — первый день, когда вы появились.

— Мне очень приятно, что вы помните день, когда я появился.

— Мы будем говорить об этом?

— Какой у вас язык!.. Ну ладно, мне сказали, вы первой ушли с работы.

— Подождите! — воскликнула я. — Конечно, я все вспомнила. Инна запорола отчет и попросила Горика ей помочь. Фактически она наняла его за тридцать тысяч.

— Он помог? — спросил Гергиев.

— Ну да... Хотя... Утром он все уничтожил, потому что оказалось, что деньги она ему не перевела... Он должен был сидеть в корпорации, когда убивали Елену!

— Нет, он ушел в десять минут шестого. Это показала электронная система контроля.

— Тоже понятно. Инна дала ему свой код, и он решил, наверное, поработать дома. Да, это удобнее.

«Что сделает наркоман, внезапно получивший тридцать тысяч? — подумала я. — Он ушел с работы, чтобы купить дозу! Отчет он решил переделать потом, ночью или утром, на домашнем компьютере! Вот дурак! Но ведь денег она не заплатила...»

— Вы меня слышите? — спросил Гергиев. — Сегодня на допросе мы вживили ему чип. А он ударился в бега! Наивный парень.

— Но вы ведь видите, где он?

— Да, он едет к вам... У меня просьба: когда он зайдет, не закрывайте дверь.

Голос Гергиева стал серьезным. Даже через провода я почувствовала: то, что этот красавчик был милым со мной все последнее время, вовсе не означает, что он милый. Сейчас из трубки прозвучали такие интонации, что рука к ней примерзла.

— А вот и он! — весело сказал следователь, снова превращаясь в рубаху-парня.


...Еще подходя к двери, я почувствовала, что Горик под кайфом — дверь вибрировала. Кроме того, он позвонил как-то заторможенно.

Все верно. Глаза его покрыты мутной пленкой, зрачки огромны. Бедный парень, ведь он глушит свой страх перед болезнью. Не знаю, как я бы вела себя в его положении. Хватило бы у меня мужества оставаться адекватной? Каково это: знать, что смертельно болен, но болезнь можно заморозить, платя гигантские деньги, за которые нужно пахать, пахать, пахать — вечно пахать, боясь увольнения. Если уволят, по какой бы причине это ни сделали, то почти нет шансов получить такой же пост с такой же зарплатой. Значит, начнешь умирать. На глазах у матери... А ей каково? Бр-р. Я передернула плечами. Это одна из причин, почему я не коплю пятьсот тысяч на ребенка. На фиг это надо, так рвать сердце...

— Меня подставили... — невнятно забормотал Горик. — Подставили, я знаю... Ах, какая подстава! Вот подстава-то какая!..

Я не закрыла дверь, когда он вошел. Горик бухнулся в кресло напротив бара. Его глаза казались наполненными грязной водой. Хотелось их вытереть.

— Ты объясни, что случилось, — сказала я, усаживаясь напротив. — Хочешь кушать?

— Хочу кетчупа, — признался он и облизал губы. В уголке его рта скопилась желтоватая пена.

— Алехан, принеси кетчупа.

Алехан изумленно покачал головой, но покорно ушел на кухню.

— Рассказывай быстрее! — Я повернула руку с чипом в его сторону: пусть эти гады услышат хоть что-то в его оправдание. Теперь они могут слушать нас в стереорежиме!

— Помнишь, меня Инна попросила доделать отчет?

— Ну, говори, говори!

— Я решил сделать его дома... — Он замолчал, с радостным любопытством оглядываясь. — А чем стены покрыты? — спросил он. — Это ткань? Она зеленая, да?

— Горик! Ты решил сделать отчет дома, а до этого — уколоться, и поехал в какое-то ваше обычное место, правильно?

— Да, определенно зеленая! — сказал он.

— У тебя есть свидетели, что ты там был все это время?

— Конечно, есть... Она...

— Кто она?

— Толстуха.

Зубы у меня от страха клацнули.

— Какая толстуха?

— Не знаю. Подошла, спросила: хочешь уколоться? У меня есть в два раза дешевле. Давай карточку. Потом села в машину... Дала мне комплект, попросила: подвези до пустыря... Удивительно зеленая стена!

— Ты подвез? — Я изо всех сил потрясла его за плечо. Он был похож на мешок с водой.

Рядом стоял Алехан, держа в руках кетчуп.

— Бесполезно, — сказал Алехан.

— Ты подвез, Горик?!

— Подвез... Она вышла, я укололся.

— Там, в машине?

— У стены. Есть там укромное местечко... Господи! Укромное! Чего уж хуже — никакого алиби!

— Говно героин у нее был... — презрительно произнес Горик. — Надо было ей морду набить...

— Ты знаешь, где ее найти?

— Не-а...

— Как же ты ей морду набьешь?

— Тогда, тогда надо было. Когда она снова в машину сунулась. Сказала, падла: «Ты все равно труп! Так лучше повесься!» — и дала мне что-то в руки! Но это был глюк. Нет, точно глюк. Змею мне сунула!

— Веревку! Если «повесься», значит, она сунула тебе в руки веревку! — с отчаяньем сказала я.

Горик безнадежно уплывал.

— Это же глюк! — ласково объяснил он мне. — Какая веревка у глюка? У глюка только змея! — и захохотал.

В коридоре раздались шаги. Они были очень спокойными и неторопливыми. «Точно прослушивают, — подумала я. — Иначе бы ворвались, как кони».

— Не хотите к нам на работу перейти? — добродушно спросил Гергиев. Он встал надо мной: руки в карманах, раскачивается, переступая с носка на пятку. Его подчиненные наклонились над Гориком.

— Сейчас бесполезно, — произнес один из них, оттягивая его веко. — Совсем глаза закатились.

— Я ведь вам забыл сказать. — Гергиев по-хозяйски осмотрел моего мужа. — Вы что, кетчуп любите?

— А вам какая разница? — огрызнулся Алехан.

— Кетчуп вреден... Так вот: есть и еще одна улика. В половине шестого вашего Горика видели на трассе, ведущей к Звенигороду. Там есть известное наркоманское место. Ребята, которые там тусуются, утверждают, что он подобрал какую-то беременную женщину, которую никто раньше не видел.

— Беременную?

— Или толстую. Так они сказали. Она села к нему в машину, и они покатили дальше. Больше его в тот день никто не видел... И отчет ведь не был сделан, а? И мать у него очень толстая... Чего не сделаешь для сына, правильно?

— У меня вынут чип? — спросила я.

Чешется? — Видно было, что он еле сдерживается, чтобы не улыбнуться. — Никто раньше не жаловался.

«Мозги у меня чешутся! — хотела крикнуть я. — Не могу больше! Хочу все выяснить. И о „Саваофе”, и о собственном сне, и о деньгах, а также о Елениных так называемых любовниках, о многих других вещах — все, все выяснить. Хочу узнать, какую ложь я сказала полтора месяца назад. Что это была за ложь, кто и зачем превратил ее в правду? Но пока чип у меня в руке, я не могу никого расспрашивать».

Горика увели, точнее утащили. Гергиев потоптался немного, пытаясь заглянуть то в одну комнату, то в другую — особенно, как мне показалось, его интересовала спальня — и ушел.

«Чип вынут на днях, по вашей статье о халатности чипы не используют, — сказал он на прощанье. — Желаю приятных снов в супружеской постели... Она у вас узкая. Это очень мило для десятилетнего брака». А не клеит ли он меня?

Я вернулась в комнату. Алехан сидел на диване, ссутулившись, бессильно уронив руки — в одной из них была бутылка кетчупа.

— Как же ты поторопилась! — тихо сказал он, не глядя на меня.

— С чем, Алехан?

— Со своим признанием о названных паролях! Тебе нужно было подождать... Видишь, преступник найден.

— Я же не знала, что так получится. У меня не было другого выхода. Пять лучше, чем сорок.

— Пять лет? За это дают пять лет?

— Это не смертельно.

— А если переиграть?

Я глазами показала на чип, мол, что ты разболтался-то? Еще ничего не кончено. Он отмахнулся кетчупом.

— Алехан, на записи видно, что Елена разговаривает с убийцей об измененной фразе... Это один из кирпичей в основании дела... Давай потом об этом поговорим?

Он даже с какой-то яростью замотал головой. Ну как ребенок...

— Надо смириться, Алехан. Я назвала пароли... Меня за это уволят и посадят на пять лет... Может, даже на меньше? Ведь ими никто не воспользовался. Но прежде чем меня посадят, я хотела бы все выяснить. Кто, зачем и главное... что. Ты понимаешь?

— Я умоляю тебя: не надо ничего выяснять! Ты уже перехитрила саму себя... Ты и сейчас все испортишь. В своей погоне за столетней толстухой ты попадешь в дурдом. Найдут другую толстуху — настоящую. Это сделает полиция. Все окажется простым, как пять миллионов... У него очень толстая мать.

— Я не могла видеть его мать во сне. А Елена не могла дружить с наркоманом и его старой матерью-ассирийкой.

— Все, все найдут, все докажут... Можно объяснить и накладку с фразой, уверяю тебя.

— Я знаю, Алехан, что все можно объяснить. Скажу больше: я думаю, все наши беды оттого, что все можно объяснить...

— Что объяснено, то и есть правда, — печально сказал мой муж.

— Нет, это не так. Есть правда, которую нельзя объяснить. Или которая противоречит объяснениям.

— А зачем она нужна такая?

На это я не нашлась, что ответить.


Очень много людей вокруг...

Принято считать, что перенаселение — это проблема только нашего века. Ничего подобного: в журналах столетней давности я нахожу те же жалобы. Мы с Алеханом как-то подсчитали, и у нас получилось, что пропорционально росту населения города увеличилась и его территория, то есть плотность примерно осталась прежней. Ну, за исключением того, что меньше стало разных оазисов — пустырей да парков.

Многие думают так, как я. Вот уже двадцать лет существует Общество отказа от продолжения рода — ООПР. Все двадцать лет оно тем не менее влачит жалкое существование. Действительно, какой смысл заботиться о будущих поколениях — хватит им там еды или не хватит; о нас тоже, судя по всему, заботились — неудачно, но ведь все обошлось, еды нам хватает. Каждый раз кричат, что все, планета разбухла, скоро лопнет, но эти крики уже никого не пугают. Во-первых, накануне лопания всегда находится какая-нибудь маленькая дырка для спускания пара — вроде чумы, мировой войны, СПИДа или просто трансгенных продуктов и Новой воды, а во-вторых, ну и лопнет — даже с Марса, я думаю, эта так называемая катастрофа будет менее заметной, чем средних размеров солнечная вспышка.

Кстати, о Марсе... Вы будете смеяться, но я в молодости поучаствовала в этом буме, помните? Да-да, записалась в число переселенцев. Я уже тогда считала, что Земля по своей природе не терпит пустот, что она заполняет любой промежуток мельтешением, копошением, что ограничатся люди — расплодятся черви, что шум — это и есть ее голос, что она вообще такова. Поэтому все эти ООПРы никогда не добьются своей цели. Это как если бы члены Лиги Девственниц пришли со своими проповедями в публичный дом.

Я тогда сама была словно больная, твердила себе под нос: «Две тысячи человек! Две тысячи человек на целую планету! Потом, конечно, понаедут, заселят, засрут, но это уже не при мне... До конца жизни я буду жить в раю!» Я ведь чего опасаюсь — что земной рай заселен еще пуще Земли, что там непрерывно слышны разные звуки: кто-то поет свои ангельские песни (а вдруг они в стиле техно-поп? а вдруг их можно петь и после десяти вечера?!), кто-то чирикает, рядом грохочет водопад... Мои представления о новой планете были далеки от научных, хотя я и читала на обучающих сайтах все статьи, касающиеся природы Марса, — готовилась. Два месяца провела в специальном лагере, где, как утверждали организаторы, все было, как на Марсе — и каньоны, и дюны, и песчаные бури, и лютый холод по ночам.

То да не то... По ночам я слышала шум города, находящегося всего в двух километрах от лагеря, десять раз в день над нами пролетал самолет и пять раз — вертолет, песок просто кишел какими-то паучками, все будущие переселенцы постоянно заражали друг друга грибком, а когда становилось жарко, на стенах колонизаторского домика выступала плесень. Я смотрела на ее ползучий радостный рост и снова видела восторг зарождения жизни.

Ну, а потом... Вы помните, что потом.

После извержения Олимпа (того, марсианского Олимпа) решили не рисковать. Эта двадцатисемикилометровая горища сильно всех напугала. Потом уже я узнала, что и планы-то эти были околонаучными — или даже совсем не научными. Основатели колонии накосили денег и распустили свой лагерь, воспользовавшись извержением. Наши взносы (я заплатила, по-моему, тысяч пятьдесят) не играли никакой роли, кое-кому их даже вернули. Все это делалось, чтобы привлечь разные фонды. Государство тоже поучаствовало. Если помните, была даже такая программа — МММ, «Мой молодой Марс». Кстати, наша корпорация на этой программе увеличилась ровно вдвое. Она добилась права на распределение подрядов (тогдашний владелец контрольного пакета был зятем тогдашнего президента страны), и через корпорацию оплачивались разработки по созданию кислорода, по выведению особых растений, а также закупка продуктов, костюмов, транспорта. А особая марсианская утилизация отходов? На нее ушли основные деньги, насколько мне помнится. Комиссия за два года так и не разобралась, за что стоило платить такие сумасшедшие деньги. Но дело замяли, ведь это была сугубо президентская программа. И правильно, что замяли. Свести с президентом счеты, то есть посчитать, сколько он нахапал, было физически невозможно. Таких компьютеров еще нет... Все, что осталось от тех разработок и закупок — это Новая вода, вещь действительно полезная, но и самая дешевая.

Сейчас у меня много времени и для чтения и для писания. От работы я отстранена. Идет расследование.

Одна радость: когда завели дело о халатности, с меня сняли чип. Видимо, не хотели, чтобы стали известны их мерзкие методы допроса.

Я ведь всех сильно удивила: сказала, что это была шутка.

Представитель службы безопасности от злости позеленел.

— Вам здесь все равно уже не работать! — прошипел он. — Докажем мы или нет, но вы здесь не останетесь! Более того, в вашей карточке будет такое! Уф-пр-тфр! — Это он сладострастно содрогнулся, представляя содержание моей карточки. Садист, как я и подозревала.

Ну насчет шутки я пошутила! — В разговоре с таким дебилом можно позволить и тавтологию. — Просто я очень испугалась. Вы поймите мое положение! Я знаю директора банка, могла знать о проверке — разумеется, я должна была стать главной подозреваемой. Вот и наговорила на себя...

Я могла бы и меньше оправдываться. Сейчас расклад даже лучше: трое против одного. Микис так и говорил сразу, что никаких паролей я не называла. Мой муж изменил показания. А Марианна... Как обычно, она играет роковую женщину. «Не помню, — сказала она. — Но больше склоняюсь к тому, что эти пароли были названы... Даже сейчас попытаюсь их вспомнить. «Пошлость»? Нет? «Полевая бабочка»? Тоже нет? Вот вертится в голове...»

— Она у вас не с приветом? — угрюмо спросил Гергиев после этого.

Алехан же раскричался: «Я убью ее! Зачем она это делает?!» Он бегал по кремлевскому коридору у дверей следователя, а я потирала запястье, наблюдая за ним. Я улыбалась и морщилась. Вынимать чип оказалось больнее, чем вставлять. Зато приятнее...

— Перестань, Алехан, у нее такая неразбериха в жизни...

— Это повод всех кусать?

— Конечно. Нормальный повод. Когда же и кусать, если не тогда, когда плохо?

— Вот все бы, кому плохо, сейчас начали кусаться!

— Все так и делают.

— Вы домой не собираетесь? — Гергиев вышел из кабинета и встал напротив меня.

— Извините. Мы расшумелись? Сейчас уходим.

— А где ваш кетчуп? — обернулся следователь к моему мужу.

— Я похож на дурака?

— Немного.

Алехан покраснел, обдумывая, стоит влезать в драку в казенном помещении или такой мотив, как «личное», здесь не котируется. Пока он обдумывал, Гергиев присел рядом, в кресло, присоединенное к моему.

— Больше я вами не занимаюсь, — сказал он. — Теперь считается, что кражу провернули Антон и ваш Горик. Причем Горик был пешкой. Он просто оказал услугу — назвал пароли — и получил за это крохотный кусок. Пять миллионов. У нас есть доказательства, что он знал Антона.

— Да вы что?

— Антон тоже баловался наркотиками... Вы не знали? Он иногда подъезжал на шоссе. Это ведь недалеко от его дома.

— Господи! — Я прижала освобожденную руку к сердцу.

— Ну, он был, конечно, не профессионал, а любитель. Так, изредка, от полноты жизни... Вы тоже думаете, что он мертв?

— Почему тоже?.. Но да, думаю.

— А если просто сбежал?

— Вы не ответили, почему тоже?

— Неважно. Следствие считает, что он скрылся. А жену его убрали потому, что она о чем-то догадалась.

— Неужели вы подозреваете старуху в соучастии?

— Она призналась.

— Не может быть!

— Более того, сразу, с порога, заявила, что лично убила Елену. Вообще все взяла на себя. И не называйте ее старухой, ей сорок восемь. Она еще молодая крепкая женщина, хотя и толстая. Ее иногда мучает высокое давление, но в остальном она здоровее меня.

— Зачем же они убили Елену?

— Чтобы убрать свидетеля... Вы понимаете, как все было: Антон задумал эту операцию, так сказать, напоследок, перед своим исчезновением. Схему он прекрасно представлял себе, но он не знал паролей. От вас он их не надеялся получить, но давно уже приглядывался к Горику, которого часто встречал на их пятачке на шоссе. Может, слышал, что у того СПИД, что он постоянно нуждается в деньгах. Вы уверены, что не рассказывали Татарскому о своем Горике? Наверное, вы и перед ним возмущались равнодушием государства к проблеме больных СПИДом?

Я пожала плечами.

— Конечно, не уверена. Скорее всего, я об этом рассказывала.

— Ну вот. Антон наметил эту кандидатуру. В итоге он добился своего. Думаю, это было нетрудно. Вы действительно зря держали наркомана на работе, ваша Инна тут права. Из-за своей жалости вы чуть не погибли... Далее. Операция была проведена. Это произошло через несколько дней после того, как вы все поругались у вас дома. В корпорации никто ничего не заметил — ревизия всех контрактов должна была пройти только в конце месяца. У Антона оставалось много времени для завершения всех дел, в том числе и для того, чтобы надежно спрятать деньги, а также расплатиться с Гориком... Вы говорите, Татарский любил жену. А следствие думает по-другому. Он и не собирался брать ее с собой. Он собирался просто исчезнуть, оставив ее разгребать то, что сам же и навалил. Их семья очень подходит для такого сценария. У нас тысячи похожих ситуаций! Статусная жена, которую обвешивают драгоценностями, богач-муж, который на самом деле больше всего на свете любит деньги, да только их по сути и любит. Если у такого милого циника с его махинациями все обходится благополучно, он через полгода покупает себе другую такую же красавицу. Все дела о растратах похожи друг на друга! Куда только девается любовь, друзья, привязанности, страсть к симфоническим концертам!.. Но убивать он не хотел, конечно. Это Горик понял, что она обо всем догадалась. Это была его инициатива. Спонтанная, плохо подготовленная, наркоманская, поэтому он так быстро и завалился. Антон, может, и не знает, что произошло. А если и знает... Ну что ему делать? Ему светит пожизненное.

— Здесь есть несколько неувязок, — сказала я. — Во-первых, я не понимаю, зачем Антон так открыто перевел Горику деньги.

А может, он его подставлял на всякий случай? Предложил перевести деньги на счет, а тот, с его наркоманским туманом в голове, даже не понял, что это будет значить, если начнется следствие. Да Антона вообще-то алиби Горика интересовало в последнюю очередь.

— Хорошо. Иду дальше. Вы говорите, что Елена догадалась. Как?

— Ну, строго говоря, она могла догадаться как угодно. И подслушав разговоры мужа, и узнав о проверке его банка, и видя тесное общение Антона с таким неподходящим человеком, как наркоман Горик. Разными путями, каждый из них логичен. Но судя по ее словам перед смертью, она догадалась об этом по «Саваофу»... Насколько я понял, сейчас вы стоите на том, что не называли паролей? Но какая-то фраза в вашей ссоре все-таки была изменена? Молчите? Вы не помните или не хотите говорить? — Я пожала плечами, мол, понимай, как угодно. — Может, ваши слова как-то касались Горика? Или банка Антона?.. Ну, не хотите, как хотите. Знаете, следствие вообще не очень интересуется этим вопросом, у них и так много доказательств. Вы теперь утверждаете, что не называли никаких паролей — вот и прекрасно. «Саваоф» следствию совершенно не нужен — он теперь, как говорят философы, «лишняя сущность». Это была компьютерная игра, и нет ничего особенного в том, что Елена обсуждала ее в разговоре с матерью талантливого компьютерщика. Кроме того, Горик запаниковал: он давно не колется, а препараты для поддержания хоть какого-то статуса дают только в тюрьме, после суда, но не под следствием, поэтому, мне кажется, он скоро подпишет любые признания...

— Ах вот почему «тоже»! — сказала я. — Это вы думаете, что Антон мертв. Вы! Человек, не имеющий никакого отношения к расследованию убийства Елены. Но вы-то почему?

— А вы почему?

— Опять уходите от ответа?

Он молчал, улыбаясь. Алехан тихо стоял рядом, прислонившись к стене. Лицо у него было несчастное.

— Больше не чешется? — поинтересовался Гергиев, посмотрев на мою руку, и встал. — Вы теперь... когда больше не чешется... будете, наверное, много ходить, много общаться?

Я снова пожала плечами.

— Нужно ли это? — спокойно спросил он. — Но в любом случае, не забывайте обо мне.


Теперь я знаю, как становятся героями детективов — от скуки.

Наверное, так же становятся их авторами...

Я обязана ежедневно проходить стандартную процедуру допроса в службе кадров, в присутствии службы безопасности. Это занимает час-два. Остальное время я свободна.

Если бы меня не отстранили от дел, начала бы я свое расследование? Даже не знаю. С одной стороны, все факты насчет Горика очень убедительны. Мне кажется немного странной лишь толстая старуха-ассирийка, набрасывающая петлю на шею Елены (или помогающая ее набрасывать), но это издержки воображения: в мой последний приход Борис достал из Горикова стола фотографию его матери — это молодая интересная женщина, довольно-таки непредсказуемая, насколько можно судить по выражению ее глаз. Черных глаз (они всегда кажутся непредсказуемыми, вечно ждешь от них подвоха). Она полная, даже толстая. Ноги, как колонны. Верх же, по сравнению с задницей, почти изящен.

— И правда, у нее какой-то древний вид, — сказала я, рассматривая фотографию. — Мать-богиня... Иштар.

Инна фыркнула. Она теперь сидит на моем месте. Перебралась под предлогом того, что здесь светлее. Удивительно мелочная баба.

Почему я не верю в виновность Горика? Сама себе не могу объяснить этого. Мне постоянно кажется, что наша ссора двухмесячной давности имела отношение к этому преступлению. И «Саваоф» имел. А Горика там не было... Правда, был Антон.

Ужасно то, что диск с записью ссоры был изъят еще тогда, после его первого просмотра Гергиевым. Если бы он у него и остался, может быть, я бы и уговорила его показать мне хотя бы раз. Но диск ушел наверх, неизвестно куда, и там, неизвестно где, затерялся.

Я постоянно прокручиваю в голове нашу беседу, но не нахожу в ней ничего подозрительного. Я рассказывала про неудавшуюся кражу, Марианна возмущалась пассивностью мужа, Елена отделывалась междометиями, они обе спросили меня про пароли, но я их не назвала.

Был также разговор про рога Антона, и мне еще надо будет спросить у Марианны, зачем она этот разговор завела, но, по крайней мере, я в нем не участвовала.

Если бы вы были в моем положении: то есть в положении человека с занозой в мозгу и кучей свободного времени (правы аналитики: свободное время — это бомба), то начали бы, как и я, с фирмы «Дирк Энтертейнмент Фаундейшн».


...Здание, как снаружи, так и внутри, оказалось типичным офисом компьютерщиков — раздолбайским, грязным, с коллективом, в котором представлены почти все известные психиатрии пограничные состояния. У меня богатый опыт общения с людьми этой профессии, у нас в отделе технического обслуживания их десять тысяч, и половина из них — в клетчатых рубашках! Как-то один мой клиент робко спросил меня, не стоит ли ему купить акции фирмы, которая эти рубашки производит (так его впечатлил проход по коридорам технической службы — он туда забрел по ошибке). Я отсоветовала. Они их покупают раз в жизни и даже не стирают...

Здесь, в «Дирк Энтертейнмент Фаундейшин» тоже — половина персонала (шесть человек) была клетчатой. И прокуренной. И ничем не занятой — кроме кофе. Я почему-то другого и не ждала, несмотря на громкое название фирмы.

— Ну, мать, вы сговорились, что ли! — сказал клетчатый, которого мне на входе другие клетчатые рекомендовали (с шутками и прибаутками, которые смешат только их самих) как начальника по фамилии Дайка. Он встал из-за своего стола, при этом опрокинув пепельницу на пол. — Цыпа, не подметешь? Ты здесь единственный гуманитарий. У нас такой электронный прибор — сказка, а не прибор. Поднес, все всосал. — Он молча посмотрел на меня, понял, что я подметать не буду, но не обиделся. — Чего вы прицепились к этой хрени?

— А что, к вам многие приходили по поводу этой записи? Куда мне можно сесть?

— Да сюда и можно. — Он плюхнулся на свое место. — Баба красивая приходила. Полиция приходила. Мы не привыкли к такому вниманию. Баба того — повесилась? Красивая была курица.

— Я тоже была снята на этой пленке, — сказала я. — И кто-то изменил слова, которые я произносила.

— Цыпа, игра «Саваоф» в том и заключается, чтобы менять обстоятельства. На хрена ты ввязалась в то, чего не знаешь? Ты так по жизни больше не делай! Можно огрести разных вирусов.

— Я уже огребла.

— Ну а я при чем?

— Вы действительно не могли изменить запись?

— Я полиции предоставил отчет. И еще одному красавчику из экономических. Он тоже интересовался. Там в отчете все-все видно: никак мы не могли этого сделать. Нам диск с записями приносят, сам хозяин его вгоняет, после отцифровки он уничтожается. Все запечатывается. Мы не хотим знать, о чем вы там говорили! Есть клиенты, которые обсуждают, как бабушку прибить, чтобы получить ее наследство. Зачем нам лишний геморрой?

— Мне муж сказал, что записал три разных дня. «Саваоф» выбрал один из них. Значит, не такой это был быстрый процесс, как вы говорите.

— И на это у меня есть что ответить; цыпа. Я поднимал документы для красавчика... Твой муж все три записи принес на одном диске. Мы их вогнали в компьютер, и он сразу же указал на один вариант. А дальше по схеме. Насчет изменений разбирайся с мужем. Все?

— Нет, не все. Теперь я бы хотела выяснить насчет вариантов продолжения ссоры, которые предложил ваш «Саваоф». Их тоже можно менять по своему усмотрению?

Клетчатый начальник повернулся к своим клетчатым подчиненным, еле различимым в дыму. Он закатил глаза, наверное, показывая на мою тупость. Подчиненные печально загудели.

— Ты вообще понимаешь смысл игры? — снова обернулся он ко мне. — Он в том и состоит, что ты прямо не можешь влиять на развитие событий. Ты можешь менять обстоятельства в первоначальной версии, но ты никогда не знаешь, к каким они приведут последствиям.

Кто-то закашлялся у меня за спиной. Я обернулась, подняла голову и встретилась взглядом с пожилым мужчиной в костюме.

— Что-то случилось? — спросил он у Дайки.

— Да вот, опять из-за этой хрени пришли. Работать не дают.

Мужчина оглядел комнату, где и так никто ничего не делал — сотрудники либо пили кофе, либо играли на компьютерах, либо совмещали оба этих занятия.

— Вы тут не задохнетесь? — Мужчина осторожно коснулся моего плеча.

— Я близка к этому.

— Пойдемте в мой кабинет.

— Вы начальник этой конторы? Я думала, Дайка.

— Я и есть Дайка, — улыбнулся он. — И отец Дайки. Этого раздолбая.

В кабинете Дайки-старшего было чисто, работал кондиционер. Хозяин предложил мне воды, и я не отказалась.

— Я хорошо знаю вашего мужа, — сказал он, включая охладитель. — Он большой фанат игры... Жаль, что наш эксперимент совпал с вашими неприятностями, но это лишь совпадение, даже и не сомневайтесь.

— Но ведь кто-то поменял слова в записи. Ваш сын сказал, что здесь этого сделать не могли.

— Вы поймите, что он имел в виду: этого нельзя было сделать в процессе перезаписи, нельзя по техническим причинам. Ни по ошибке, ни по умыслу. Но потом... Да, если хозяин не хочет, чтобы кто-то что-то узнал, он абсолютно защищен. Но это теория. На деле... ну какая тут может быть секретность? Это ведь игра. Если вы на компьютере играете в космического суперагента, то вы имеете пароль для входа в игру и собственную статистику подбитых нептуноидов. Теоретически, если бы вы задались целью ни в коем случае не разгласить эту информацию, то вы бы ее не разгласили — поставили бы защиту, для пароля использовали сложную систему и так далее... Но зачем? Кто ставит такую цель в игре про космического суперагента? Все используют для паролей пробел или три семерки... Так и тут. Может ваш муж поручиться, что, отцифровав изображение, он не положил диск на стол и не пошел с моим раздолбаем в ближайший бар, чтобы обсудить, как довести до смерти какого-нибудь безобидного дурачка из старинной комедии? Можете вы утверждать, что никто из ваших друзей действительно не разбирался в «Саваофе» и не мог... ну, пошутить над вами, например? Вы уверены, наконец, что этого не сделал ваш муж, который потом просто испугался последствий и ни в чем не признался? Все может быть. И ничего не докажешь... Вот только кому это нужно?

— Играющие в космического суперагента, вне зависимости от того, засекречивают они свои пароли или нет, не погибают.

— Не скажите! Погибают... Умирают от СПИДа, от инфаркта, взрываются в машинах, падают вместе с самолетом... Как же не умирают?

— Но не от того что они играли на компьютере.

— Видите, как вы предвзято настроены? Почему вы решили, что «Саваоф» причастен к этой истории?

Я помолчала немного. Вопрос был не лишен смысла.

— Скажите, это правда, что на версии «Саваофа», которые он, исходя из заданных обстоятельств, сам придумывает, никак нельзя влиять? — не ответив на вопрос, спросила я.

— Да, конечно. Вся соль именно в непредсказуемости версий «Саваофа». На него можно влиять только опосредованно, меняя первоначальные обстоятельства. Вы могли перекроить вашу ссору как угодно, но логика последствий всегда была бы для вас тайной.

— А она есть, эта логика?

Он вздохнул.

— Знаете, я в этом деле уже много лет... Когда-то мне казалось, что это гениальное изобретение. В «Саваоф» вогнали почти все человеческие знания. Он должен чем-то руководствоваться, делая свой выбор... Но чем больше я работаю с ним, тем сильнее у меня ощущение, что, вскрой я этот прибор, я найду там рулетку. Обычную рулетку, на которой, правда, не тридцать семь делений, а тридцать семь миллиардов, но которая устроена по тому же принципу. В общем, я его логику не понимаю.

— Но занимаетесь им...

— Естественно. И у него всегда будут поклонники. Ведь и с рулеткой так же: большинство людей считает, что она произвольна в своем выборе, что выигрывает всегда ее хозяин благодаря точному математическому расчету, основанному на дополнительной клеточке «зеро», но ведь есть и другие люди. Они чертят свои хитрые схемы, они выбирают специальные дни и часы, они особым образом складывают пальцы на левой руке — о, у них есть много ритуалов. Они уверены, что у рулетки есть логика!

Дайка-старший говорил так страстно, что у него даже ходуном ходили руки и дергалось веко на левом глазу. «Игрок? — подумала я. — Картежник?» На него было немного неудобно смотреть.

— Из-за того, что обстоятельства нашей ссоры были изменены, причем изменены не сильно, так как это заметил только один человек, — сказала я, — «Саваоф» предложил в качестве продолжения ссоры самоубийство двух участников.

Дайка-отец молча пожал плечами.

— Здесь есть две странности. По версии «Саваофа», один из участников, выйдя от нас, стал говорить своей жене о том, что разорен. На самом деле это была строго конфиденциальная информация. Никто этого не мог знать. Не должен был. Точнее, некоторые знали, но молчали. И уж тем более молчал сам разоренный. В реальной жизни он это от жены скрывал. Но рассказал в версии «Саваофа». Как это можно объяснить?

— Ее как раз это и интересовало, — сказал Дайка.

— Кого?

— Ту красивую женщину, которая приходила к нам в день своей смерти.

— Я думала, она интересовалась измененной фразой.

— Об этом она тоже спросила — вначале, но причина ее прихода, как мне кажется, была в другом. То, что она узнала накануне о финансовых проблемах мужа — вот это ее и волновало по-настоящему. Думаю, она расспрашивала его, правда ли то, что показал «Саваоф», но муж успокоил ее... Знаете, эта женщина была настроена очень рационально, так мне показалось. Она вкратце рассказала о том, что увидела собственное самоубийство, но было заметно, что это ее мало задело. Фильм есть фильм, такая у нее была позиция. Но вот разорение...

— Вы помогли ей?

Хозяин фирмы молча пожевал губами.

— Я заплачу, — покраснев, сказала я.

— Нет, не надо... Она уже заплатила достаточно... — Он вздохнул. — Я ведь даже не проверил ваши документы...

— Я не из полиции. Но как доказать это? Не бывает же такого удостоверения, что ты не полицейский.

Он улыбнулся.

— Просто мы не имеем права ничего никому сообщать. Заказчиком-то была не она, а ваш муж. Но такая красивая женщина... Отказать очень трудно. У нас хранятся списки всего того, что предоставил заказчик для введения в игру. Там была запись вашей ссоры, анкеты, съемка квартиры еще одной пары, съемка дома этой женщины. И съемка в клубе — закрытом клубе, в котором она с мужем, как я понял, состоит.

— У вас хранятся только списки или еще и сами записи?

Он снова пожевал губами.

— Должны быть только списки... Но не всегда успеваешь все уничтожить. В тот день запись из клуба еще не была затерта. Не сама запись, кстати, а тоже искусственный вариант, уже переведенный в формат «Саваофа».

— Она просмотрела запись?

— Это ведь было про нее, поэтому я и решился на нарушение инструкции.

— И что было на записи?

— Я увидел только начало, но думаю, что ее муж прикрепил камеру в курительной... вы, вообще, видели камеру?

Я покачала головой.

— Она крохотная, как горошина. Так вот, он ее прикрепил и, видимо, вышел в туалет. И пара мужчин, зашедших в эту комнату уже после того, как он начал снимать, стали говорить о нем... Это и записалось.

— И «Саваоф» мог воспользоваться этим разговором? Взять оттуда сплетню о том, что Антон разорен?

— Почему нет? Для него любые данные равны... Эта женщина, уже когда выходила, сказала: «Он говорил их словами. То-то мне показалось, что лексика не его». Видимо, имела в виду откровения своего виртуального мужа.

— Она забрала диск?

— Хотела, но я не дал. Во-первых, у нее нет аппарата, чтобы его читать — это ведь уже обработанное изображение, во-вторых, я не имею права. На следующий день, узнав, что она покончила с собой, я все уничтожил.

— А вот здесь вторая странность... Она покончила с собой, а точнее ее убили, разыграв самоубийство, именно таким способом, какой был показан в версии «Саваофа».

— Как раз здесь никакой странности я не вижу. Была бы необъяснимой обратная ситуация: вначале убийство, а потом похожая на него версия «Саваофа». Ведь на выбор «Саваофа» никак нельзя повлиять. Если условия заданы — вы уже ничего не сделаете! Но у вас-то все произошло в обратном порядке. Тот, кто убивал вашу подругу, был все-таки человеком, так? Он-то был свободен в своем выборе.

— Он подделывался под увиденное в «Саваофе»... Зачем?!

— Может, это наши конкуренты? Дискредитируют? — слабо улыбнулся он. Это, видимо, была шутка. — Кстати, а вы уверены, что какую-то фразу действительно меняли? Не было ли это для вашей подруги просто предлогом для визита сюда? Подумайте...

За дверью раздался взрыв хохота. Видимо, клетчатые добились особенно смешного финала в каком-нибудь из старых фильмов. Что за идиотское увлечение!..

Выйдя на улицу, вся пропахшая сигаретным дымом, откашливаясь и отплевываясь, я подумала о признании этого пожилого последователя моего любимого Дирка: «Саваоф» — это та же рулетка. Выбор вариантов произволен и ни на чем не основывается...

Неправда. Все, что «Саваоф» нам предложил, было точным изображением того, что произошло на самом деле. И версия самоубийства Елены, как ни крути, была пророчеством. Может, тем самым пророчеством, которое изменяет реальность, может, просто догадкой о том, что произойдет — но, вне всякого сомнения, это тоже было правдой.

Кстати, а с чего мы все взяли, что тогда, на экране, виртуальная Елена покончила с собой? Мы что — это видели? Нет. Виртуальный Антон вошел в ванную, когда она уже висела на люстре.

...Знаете, что сказал мне Дайка-старший на прощание? «А не прячете ли вы от себя самой какую-то простую истину?»


Вот уже тридцать минут Марианна выкаблучивается передо мной — или как это правильно называется? Уже использованы почти все маски из ее богатого реквизита: и «обиженная Марианна», и «благородная Марианна», и «проницательная Марианна». Натренированным глазом я подмечаю, что не было «меня-считают-дурой-Марианны», но тут сразу же:

— Не надо считать меня дурой! «Боялась!» «Придумала, чтобы получить не сорок лет, а пять!» Оставь это своему красавчику-следователю! Он женат, не знаешь?

— Не знаю.

— В любом случае, он наивен... Все следователи наивны. Но не заговаривай мне зубы этим следователем!

— Да ты сама про него начала!

— Нет, ты! Зачем ты подставляла моего мужа?

— Хорошо. Попытка номер восемь: я никого не подставляла, я спасала свою шкуру.

— Но ты же не могла не понимать, что он будет выглядеть преступником! Один против всех!.. По-моему, он еще и богат, этот красавчик.

— Следователь? По-моему, тоже. Взяточник, не иначе.

— Ты уже спала с ним?

— Я?!

Марианна смотрит на меня со снисходительной усмешкой. Иногда она верит, что я не изменяю мужу, иногда — нет, но всегда не одобряет этого.

— Для кого ты бережешь ее?

— Кого?

— Невинность, которой давно нет.

— Что за глупый вопрос! Ни для кого!

— Неужели ты не понимаешь, чего лишаешься? Или придуриваешься? Знаешь, давно хотела поговорить с тобой по душам. Ты такая хитрая!

— Я?!

— Когда ты заявила, что называла эти свои секретные коды, я даже не удивилась. «Ну, вот она и раскрылась!» — так я подумала.

— Марианна, всякой шутке есть предел!

— Ах! — саркастически произнесла она. — Мы обиделись! И что ты теперь сделаешь? Уйдешь? Я же вижу — тебе от меня что-то нужно!

Нет, она неплохая баба, в сущности. Но у нее есть несколько постулатов, в которые она свято верит и которые, на мой взгляд, сильно искажают ее природный характер.

Первый — это, конечно: «Все мужчины — сволочи».

Этому постулату много лет. Его нельзя ни доказать, ни опровергнуть, поскольку он совершенно пуст. Я не люблю такие псевдоистины — какая от них польза? Марианна утверждает, что владение знанием о сволочной натуре мужчин вооружило ее, сделало неуязвимой в войне, которую она называет личной жизнью.

Я-то не считаю личную жизнь войной, мне поэтому были бы крайне неудобны шлем и латы — представьте себе мирного пахаря (а в любви я мирный пахарь), идущего за бороной в полном рыцарском облачении. Но с другой стороны, может, мне просто повезло на моем поле — что никто не набежал, не наехал, не вытоптал, не сжег?..

У Марианны — другие жизненные обстоятельства.

Ее первый друг был из самых гнусных: все ему было не то. Он ее «лепил» — так этот тип выражался. Он заставлял ее худеть, избавляться от волос, делать себе большую искусственную грудь, вытачивать колени, удлинять подбородок. И каждый раз находил очередной изъян.

Скажите, стоило ли переносить восемь операций и по шесть часов в день скакать перед голографическим тренером, если твой любовник в итоге бросил тебя... знаете, по какой причине? По причине неблагородного происхождения: «Родственники мне не позволят ввести в семью простушку»... Как будто он, гад, не знал, какое у нее происхождение, когда посылал на удлинение подбородка!

— Брось! Я больше взяла, чем потеряла! — сказала мне Марианна, когда сняли последние повязки — в тот раз, по-моему, она заменила ногти на ногах — сделала их удлиненными плюс раз и навсегда лакированными. «Ногти на ногах сразу выдают происхождение!» — сообщил ей любовник на прощание, вот она и отправилась с горя в клинику.

— Он меня научил жизни! Вылепил меня! — Меня аж передернуло от этого слова. — К тому же оплатил операцию на груди.

— Только на груди?

— Ой, можно подумать, что за тебя мужики платят! Это Елена могла бы иронизировать, не ты!

Тогда я еще не была замужем за Алеханом, но все равно заткнулась. За меня и тогда не платили...

Вообще у Марианны в тот период было немало «скульпторов». Один даже предложил ей восстановить девственность! «Для смеха» — сказал он. Мы с Еленой только рты пораскрывали: «Для какого смеха? Кто будет над этим смеяться?» Марианна отмахнулась. Кстати, не знаю, выполнила она его пожелание или нет, мы больше об этом не говорили.

Интересно, что она сама шла на унижения, сама подделывалась под своих любовников, сама становилась глиной в их руках (иногда даже значительно опережая их желания) — а потом взяла и обвинила в том, что они топтали ее человеческое достоинство!

Вот тут и родился постулат о мужчинах-сволочах (думаю, он — прямое следствие постулата «Все мужчины — скульпторы»). Теперь ее позиция стала такова: ни пяди земли, ни сантиметра тела, ни кванта души — никакой уступки!

На этом этапе жизни она имела особенную склонность учить меня уму-разуму.

«Да с них надо только брать, дура! — злобно восклицала она, так что помада осыпалась с накачанных пластоном губ. Внешность ее к тому времени настолько отличалась от внешности моей дворовой подруги Марианны, что я иногда думала: захоти меня кто-нибудь разыграть, выдавая себя за нее, я не замечу подмены — ну, вы знаете облик этих женщин: и эти губы, и эти подбородки, и вечно лакированные ногти на ногах, вы видели их в рекламе косметологических клиник. — Тебе твой на шею сел! Учись у меня и Елены! Я тебе так скажу: если мужик потратил на меня меньше трехсот тысяч в месяц — он не мужик! Они ведь ценят только то, за что платят! Если он вложил в нее сто миллионов, он будет всегда помнить: она стоит сто миллионов! Ему же плевать, какая она, как выглядит. Потом твои требования к мужику — это водород для его двигателя! Меньше топлива — ниже скорость. Нет требований — он вообще остановится. Так и проживет всю жизнь амебой! Вот как твой... Это мужик? Нет, это велосипед. Да, велосипед! Думаешь, ты его любишь? Любит тот, кто толкает вперед! А толкать вперед можно только постоянными требованиями: купи, купи, купи!»

...Жертвовать и использовать — не две ли стороны одной медали?..

В любом случае, и то и другое не соответствовало ее натуре. Бывают женщины, для которых жертвенность очень органична, бывают и такие, как Елена — требующие с мужчин не из философских соображений, не потому, что так надо, а одновременно с дыханием — и, как собственное дыхание, не замечающие этих требований. Я иногда наблюдала за Еленой — с улыбкой и уважением — видела тончайшие интриги в ее поведении, еле уловимые хитрости, ее стратегию, ее тактику; я замечала все это, а она сама — нет. Вот как мы замедляем дыхание, или наоборот начинаем дышать быстро и глубоко — в зависимости от обстоятельств — и даже отчета себе не отдаем в этих изменениях, так и Елена не замечала собственной мудрости в весьма и весьма требовательных, но чрезвычайно тонких отношениях с мужчинами. Марианнина же якобы шутливая и кокетливая меркантильность отличалась грацией слона в посудной лавке. Ее философия была насилием над ее природой, поэтому ни из ее жертвенности, ни из ее требовательности ничего не вышло.

Второй постулат моей подруги: «Все люди — сволочи».

Она твердо верит в свою истину и при этом снисходительна к людям, готова им многое прощать, со многим мириться — но пусть только не вздумают подвергать этот постулат сомнению! Вы можете сделать любую подлость, и она вас охотно простит, если вы объясните эту подлость своей сволочной природой. Но если вы допустите самую незначительную ошибку и при этом осмелитесь утверждать, что это была просто ошибка, никак не характеризующая ни вас, ни природу человека, — то прощения не будет.

Третий постулат: «Все мужья и жены изменяют друг другу».

В его защите она так же бескомпромиссна.

— Знаешь, я ненавижу ханжество, — сказала Марианна. — Что ты все притворяешься? Думаешь, мне на самом деле интересно, спала ты с этим следователем или нет? Нравится тебе считать свой брак счастливым — считай! Мне-то что? Врешь ты или правда ничего не знаешь, мне без разницы. Вот я лично не ханжа и не страус. Я честно призналась этому следователю, что не прочь с ним покувыркаться, дала свой телефон.

— Звонил?

— Еще нет. Но позвонит, куда денется...

— Марианна, когда ты во время ссоры говорила Антону, что у него рога и что он двигает по службе любовников Елены, ты... зачем ты это делала?

— А что?

— Это ведь неправда.

— Почему неправда? Нет, ну эти якобы находящиеся в неведении супруги — они даже чем-то симпатичны! Засунули морды в песок, а задницы торчат наружу!

— Марианна! Антон не двигал по службе никаких любовников! Может, Елена ему и изменяла, но совсем не во множественном числе, не с сотрудниками банка и не так, как ты об этом говорила!

— Ты придираешься к интонации, а надо воспринимать суть! Я точно знаю, что у Антона рога. Елена как-то выпила, похвасталась. Сказала: «Мужчина что надо. Сильный, смелый, я его очень люблю». Ты знаешь, кто это?

— Знаю.

— Кто?

— Не скажу. Но он не имеет отношения к банку. И его не надо двигать по службе. Он сам кого хочешь подвинет... И он женат.

— Кто, скажи!

— Нет, не скажу. Потом ты его все равно не знаешь.

— Ну скажи! Пожалуйста!

— Нет! Марианна, а ты знала, что Антон — наркоман?

— Наркоман! Нашла наркомана. Баловался... Мы как-то вместе — у них дома... И твой Алехан был... Но мне не понравилось.

— А почему я не знала?

— Ты же ханжа, я говорила. Как мой Микис. Он тоже тогда развыступался. «Чтобы больше никогда-а!», да «Я запреща-аю!»

— Как он, кстати?

— Все! Считай, смылся. Теперь своей якутке будет запрещать... Но отступного дал.

— Да ты что?!

— Да, — гордо подтвердила она. — Он ведь сейчас землю продает, то есть должен оформить отчуждение своей доли, а я — жена, могу претендовать на какой-то там про цент. Вот он и откупился. Два миллиона выложил.

— Два миллиона! — изумленно повторила я. Хотела спросить: откуда? — но не решилась. Благодушное настроение моей подруги — вещь крайне непрочная.

— Марианна, а ты никогда не видела в окружении Елены молодого парня — черноволосого наркомана? Его не было на ваших... сеансах?

Нет.

— А не слышала такое имя: Горик?

Она покачала головой.

— А толстая женщина, ассирийка, никогда при тебе к Елене не приезжала? Может, нанималась убираться в доме? Или в саду? Привозила еду?

Марианна как-то странно посмотрела на меня, но ничего не ответила.

— Ты вспомнила, что говорила-то? — спросила она. — Какую фразу заменили?

— Не вспомнила. Может, ее и не было? Елена могла придумать повод, чтобы наведаться в «Саваоф» и узнать, правда ли, что Антон разорен.

— Я тоже так думаю. Никто из нас не сказал ничего значительного, что нужно было прятать. Скажи, кто ее любовник?

— Нет, Марианна.

— Скажи.

— Нет.

— Тогда и я тебе кое-чего не скажу!

Я засмеялась:

— На дешевые штуки не клюю!

Зазвонила Марианнина трубка. Она нажала кнопку.

— Але? — пропела она, взглядом призывая меня в свидетели. — Да. Здра-асьте. А мы о вас только что го-вори-или. — У Марианны есть в запасе такие тягучие интонации. При этом черты ее лица обычно заостряются, это означает, что она вышла на тропу войны. — Что говорили? Что вы красавчик. Она что говорила? Какой вы осведомле-енный!.. Да, здесь. А она, кстати, говорила, что вы взя-яточник... Да-а. Все верные жены очень подозрительны. Это от постоянного воздер-жа-ания... Она? Да. Уже много лет... А обо мне не хотите спросить? Я не воздерживаюсь. Поэтому верю мужчинам. Особенно следователям.

Теперь Марианна заговорила голосом маленькой девочки: не нараспев, а, наоборот, отрывисто — это вторая стадия. Сощурившись и встав в самую выгодную свою позу (грудью и подбородком вперед), хотя собеседник не мог ее видеть, она отвечала Гергиеву, а я сидела и думала о трех вещах.

Откуда ее Микис взял два миллиона?

Почему она так странно смотрела на меня, когда я сказала о толстухе-ассирийке?

И главное: почему наш довольно пустой разговор дал мне удивительное ощущение: что я действительно сказала во время настоящей ссоры нечто, чего затем не услышала в записи на «Саваофе»?

Надо только немного напрячься...

Подумать.

Подумать в тишине...

— Тебя! — буркнула Марианна, протягивая мне трубку.

— Здрасьте, — сказал Гергиев. — Сейчас сидел у своих друзей в уголовном. Узнал, что они выезжают на осмотр дома Татарских. Нужно закрывать дело, а описи вещей нет. Услышав, что вас привлекут к осмотру, я тоже вызвался... Ваш муж сказал, что вы у подруги. Прокатимся?

— Марианна тоже должна ехать?

— Увы, да. Две служанки уже на месте, нужны еще два человека... Но я рассудил, что она все-таки лучше, чем ваш муж.

Я не поддержала шутку.


— Ах, какой дом! — прошептала маленькая аккуратная ливанка, поднося платочек к сухим глазам: черные бусинки с синим ободком, они горели острым любопытством и отчасти злорадством. — А кто наследник?

Ливанка была Елениной уборщицей. Приходила она два раза в неделю, включала все пылесосы и автомойку окон — а затем распивала чаи, наблюдая за работой механизмов.

— Ты и сама могла бы все это включать, — как-то сказал Елене Алехан. — Сэкономила бы сто тысяч в месяц. С ума сойти!.. Я зарабатываю почти столько же!

— Это характеризует тебя не с лучшей стороны, — насмешливо сказала ему Марианна, присутствовавшая при разговоре: мы все сидели у Татарских, у камина, вечером.

— Дело не в том, чтобы что-то там включить, — объяснила Елена. — Надо все собрать, разложить по местам... Таких машин еще нет на свете. Например, нетрудно включить программу стирки — но ведь вещи нужно разобрать, рассортировать, донести до постирочной, в конце концов.

— Действительно, как же трудно быть богатым! — хмыкнул Микис. — Донести до постирочной! Как я вам сочувствую!

Елена не хвасталась, она была простодушна в этих своих объяснениях. На самом деле все так: дойдите-ка от кабинета Антона до комнаты, где стоит стиральная машина! А если учесть, что Антон три раза в день меняет рубашки?

Была у них и кухарка — тоже приходящая. Постоянная им не требовалась, в основном они обедали в ресторанах. Пожилая женщина, опрятная, аккуратная, она следила за тем, чтобы вовремя привозили сыр, сливки, йогурты для завтрака, меняла программу на хлебопечке и на кофеварке, в зависимости от их расписания (иногда кофе для завтрака требовался в восемь утра, но чаще — в одиннадцать, а Елене так и в час дня). Пару раз в месяц она отвечала и за заказ ужина из ресторана — в те дни, когда Елене казалось, что у нее одутловатое лицо. Она из-за этого очень расстраивалась и говорила Антону: «Завтра схожу на процедуры, приведу себя в порядок, а сегодня поужинаем дома, хорошо?» Время, проведенное наедине с женой, его искренне радовало — как и время, проведенное с нею на людях. И так же, как время, проведенное без нее в клубе — Антона вообще радовало любое время жизни, лишь бы были деньги, а они у него всегда были.

Теперь кухарка стояла рядом с ливанкой, так же теребя в руках платочек, но было видно, что она расстроена искренне. Такую работу не сразу найдешь... Увидев меня, она доброжелательно кивнула — эта женщина мне симпатизировала, говорила, что я похожа на ее дочь. «У нее тоже муж без костей» — добавляла она обычно.

— Вот ведь как, а! — печально произнесла кухарка. — Живешь, живешь... Он не объявлялся?

Я покачала головой.

— Неужели сбежал?

— Не знаю.

— А кому дом достанется? — снова спросила ливанка.

— Никому.

— Как это?

— У них были большие долги...

Черные бусинки удовлетворенно вспыхнули.

— Вы были здесь в тот день? — спросила я у кухарки.

— Я была, она — нет.

— Я — нет! — радостно подтвердила ливанка.

— Вы рано ушли?

— Часов в пять, наверное...

— Не вы заказывали ужин?

— Нет, сама Елена. Она звонила в индийский ресторан...

— Говорят, там был санитарный день.

— Может быть... Правда, мне показалось, что она все-таки договорилась.

— Почему показалось?

— Когда я уходила, она спросила меня, где лежит «ферментал». Это желудочное. Она его обычно пила, если пища острая. Так, на всякий случай... А у нас здесь только в одном ресторане острая кухня.

— В «Джагане»?

— Да.

— А в доме вообще была еда?

— Ни крошки! Я ей даже сказала: завтра надо будет закупить хоть что-то, а то мне не по себе. Я не могу, когда продуктов в доме нет. Она согласилась.

— Значит, она осталась на вечер в доме, где не было ни крошки... Такое бывало?

— Иногда, если их куда-то приглашали или если Елена точно знала, что они будут ужинать в ресторане — тогда такое могло быть... Знаете, она в тот день вообще была немного не в себе. Ходила, как потерянная. Постоянно звонила Антону, но у него телефон не отвечал. Говорила все невпопад, видно было, что думает о чем-то своем.

— Скажите, вы не встречали в ее окружении очень толстую женщину?

— Меня об этом полиция спрашивала... Показывали фотографию... На нее похожа, — она кивнула на ливанку. — Но я им сказала, что никогда этой женщины не видела. И парня черноволосого тоже.

— А я видела эту толстую, — сказала ливанка. — Я в доме убиралась, а она на машине подъехала. Точнее, мимо проезжала и остановилась. Посигналила. Елена вышла, подошла к калитке, они поговорили, смеялись над чем-то. Я все полиции рассказала.

— Когда это было?

— Недели за две до ее смерти... Они уже попрощались, и Елена шла к дому, а эта толстая крикнула ей вслед: «Посмотри на карточку внимательнее! Там все доказательства!», а Елена буркнула, так, чтобы эта толстая не слышала: «Доказательства... Не подлизывайся! Правильнее всего будет рассказать...» — Тут ливанка осеклась и посмотрела на меня.

— Мне?! — спросила я.

— Вам. — Она смущенно пожала плечами.

— А что рассказать?

— Не знаю.

— А что за карточка? Кредитная?

— Не знаю. Наверное.

— Вы опознали эту толстую?

— Полиция мне тоже показывала фотографию. Да, похожа на арабку. Но я ту толстую в ней не опознала. Издалека ведь смотрела. Да и она в очках темных была.

Подошел Гергиев, с ним Марианна. Она теперь от него не отставала, видимо, решила заполучить парня во что бы то ни стало. Он не выглядел недовольным, смеялся, демонстрируя роскошные зубы, что-то ей весело отвечал, даже взял под руку.

— Драгоценностей нет, — сообщила Марианна. — Но насчет них выяснили: они были проданы еще два месяца назад.

— А кольцо в десять карат?

— Лежит в шкатулке. Стекляшка!

Мне стало грустно от этих слов. Бедный Антон!

— Стыд и срам! — воскликнула Марианна, прижимаясь к следователю грудью.

— Какая она у вас твердая! — удивился он. — Искусственная?

— А вам нравятся дряблые женщины? — нараспев спросила она.

— Не дряблые. Мягкие.

— Мягких не бывает. Женщина либо тугая, либо дряблая.

— Да вы что? — снова удивился Гергиев. — Только так?

— Только так!

— Ну, тогда ладно. Если такая альтернатива — пусть будет искусственная.

— Нет, ну мне даже думать противно об этих его ухищрениях! — обратилась Марианна ко мне, теперь, видимо, подразумевая Антона. — Выдавать стекляшку за бриллиант. Вот дешевка.

— А для меня, наоборот, он стал еще симпатичнее, — сказала я.

— Да ладно! Ты это говоришь из духа противоречия! Тебе что, нравится, когда люди строят из себя непонятно кого?

Я хотела ей сказать, что ее Микис мне в тысячу раз противнее — вот он, действительно, строил из себя того, кем не являлся — свою противоположность. А Антон — это совсем другое дело. Правда, в эту самую минуту кто-то подсчитывает убытки от его милой любви к роскоши, для кого-то вклады в банке «Елена» были единственным средством к существованию, гарантией на старость, может быть, надеждой завести ребенка или возможностью поддерживать иммунный статус... Наверное, он виноват в сотнях трагедий. Но уж стекляшка на пальце, выдаваемая за десятикаратный бриллиант, не имеет к этим трагедиям никакого отношения. Но я ничего не сказала: на тропе войны Марианна опасна. Близость мужчины делает ее неуправляемой. Я ее давно знаю и сейчас вижу: она считает, что Гергиев уже в клетке.

— Вас зовут туда, — он кивнул мне в сторону внутренних комнат. Следователь смотрел на меня внимательно и немного грустно. — Вы, наверное, впечатлительная?

— Она впечатлительная, — подтвердила Марианна. Кухарка неодобрительно покосилась на нее: моя подруга совершенно не походила на ее дочь.

— Она читает старые журналы, можете себе представить?

— У вас в семье интересные увлечения, — сказал Гергиев. — Муж смотрит «Саваофа», жена читает журналы...

— Все те, кто читают, обычно не видят дальше собственного носа! — Марианна зло рассмеялась. — Чтение портит зрение. Их так легко обманывать!

— Или они делают вид, что их легко обманывать, — произнес следователь.

— Или им все равно, — сказала я. — Ничего, что я вмешиваюсь в ваш разговор обо мне?

На этот раз мы пошли по пути, который не просматривался с камер. При дневном свете этот путь уже не казался мне ни мистическим, ни зловещим. Это были просто личные комнаты — пять или шесть больших помещений, расположенных анфиладой.

Несколько лет назад, когда Антон показывал проект дома, мы решили, что такое устройство потребует дворцовой роскоши отделки, иначе анфилада будет неоправданной и, в любом случае, неуютной. Особенно странным было расположение дверей: точно, как во дворцах — друг напротив друга, так, что дом казался сквозным. Комментарий Марианны был таким: «Выпендриваются!»

Но получилось неплохо, хотя и не в стиле их пафосного кондоминиума. Деревянные балки, тибетские ковры, нарочито грубая мебель, якобы изъеденная жучком, камин, обложенный не мрамором, а камнями; только несколько комнат были отделаны по-настоящему богато, и все они принадлежали Елене. В ее спальне даже была позолоченная мебель, но самым роскошным помещением дома мы считали ванную — ту самую, где Елену убили.

Я медленно шла по комнатам, останавливаясь по просьбе полиции, чтобы прокомментировать ту или иную находку, и все представляла себе: вот они идут с этой толстухой по светлому коридору, образованному анфиладой, разговаривают вполголоса, смеются — а где-то там, напротив зеркала, но не отражаясь в нем, в темном кабинете сижу я.

— Документов в сейфе нет. — Из боковой двери вышел молодой парень в форме. — Его заместитель утверждает, что самые важные бумаги Татарский хранил дома.

— Этот заместитель сейчас может утверждать что угодно, — иронически отозвался Гергиев. — Сомневаюсь, что особо важные бумаги хранят дома.

— Но сейф вообще пуст.

— Не хватает статуэток из яшмы, — сказала я, показывая на комод.

— Точно! — равнодушно сощурившись, подтвердила Марианна. — Я и не заметила.

— Что за статуэтки?

— Антоновы божки...

— В смысле?

— Его талисманы. Он так говорил... — Я растерянно посмотрела на Марианну. Больше я об этих фигурках ничего не помнила.

Она фыркнула:

— Его семейная реликвия. Три или четыре фигурки.

Три или четыре? — немного раздраженно спросил пожилой следователь, ответственный за осмотр.

— Спросите уборщицу. Она их протирала.

— Она ничего не заметила.

— Значит, она их и сперла! — с вызовом сказала Марианна.

— Позовите уборщицу, — сердито приказал следователь. Молодой парень ушел в холл, минуту спустя возмущенно затараторила ливанка, объясняя ему что-то на повышенных тонах.

— Это, собственно, были шкатулки, а не статуэтки, — лениво произнесла Марианна. Такой тон она обычно приберегает для особо смелых заявлений. — В них хранились наркотики.

Пожилой засопел. Ему явно не нравилось, что исчезновение яшмовых фигурок обнаружилось так поздно.

— Вы уверены? — спросил он.

— Да. Он их доставал оттуда... когда это нужно было... нам.

Произнося эти слова, Марианна сладко и многообещающе посмотрела Гергиеву в глаза. Он усмехнулся.

— Это заносить в протокол? — отрываясь от компьютера, спросил третий следователь.

— Это заносить в протокол? Насчет «нам»? — спросил пожилой у Марианны.

— Ради бога.

В комнату вернулся парень в форме. За ним семенила ливанка. Замыкала шествие взволнованная кухарка.

— Как вам не стыдно! — крикнула уборщица Марианне. Я здесь работаю три года! Не было никаких претензий! Никогда! У них карточки валялись на каждой тумбочке, я могла свободно переводить любые суммы! Антон не считал денег! А кольца?! Я их тысячу раз доставала из ванной, из-под кровати, они их теряли и говорили мне: «Бог с ними!» Но я всегда находила! — От волнения ливанка приобрела небольшой акцент.

— Ладно, ладно! — зло перебил ее пожилой. — Успокойся. Развыступалась... Почему не заметила, что фигурок нет на месте?

— Они не всегда тут стояли!

— Ну конечно! — сказала Марианна.

— Зачем наговариваете на меня? Вы ничего не знаете!

— Ты только не волнуйся.

— Вы зря клевещете на нее, — вступилась за ливанку кухарка. — Антон эти фигурки часто убирал в комод... Именно из-за того, что там хранилось.

— Посмотри в комоде, — приказал пожилой парню в форме.

Тот выдвинул все ящики и пожал плечами.

— Ну, в общем-то, все логично, — вполголоса сказал Гергиев. — Их взяли именно из-за содержимого... В доме находились и более ценные вещи.

Это, действительно, должно было казаться очевидным, в том числе и Марианне, но она закусила удила. Видимо, мою подругу потрясло, что маленькая ливанка — уборщица! — накричала на нее при всех. В таких случаях Марианна сама кричать не будет: она станет методично и ласково добивать человека, доводить его до истерики.

— Нет, они всегда здесь стояли. — Тон Марианны стал предельно доброжелательным. — И Антон часто говорил, какие ценные эти фигурки. Он-то имел в виду, что они достались ему по наследству... Но тупой человек мог неправильно понять эти слова.

— Какой тупой? — воскликнула ливанка.

— Успокойся, — жалостливо сказала Марианна. — Антон говорил, что они бесценны, но совсем в другом смысле.

«Это мои божки... — вспомнила я. — Никогда с ними не расстанусь! Вот божок Раста. Вот божок Корда. Вот божок Лена — самый толстый из всех божков!» — Нет, не «толстый», а «жадный», да — «самый жадный из божков». При этом он как-то так трогал эти фигурки, что казалось, будто они кивают ему головой. Правильно, голова была крышкой — ее можно было открывать и закрывать, потому так и казалось. Три божка. Не четыре...

Ливанка уже плакала. Возмущенная обвинениями, кухарка вдруг часто задышала.

— Между прочим, — обратилась она к пожилому следователю, — ее муж, — презрительный кивок в сторону Марианны, — звонил Елене в тот день. У них был очень неприятный разговор.

— Что еще мы узнаем за день до передачи дела в суд? — кисло спросил пожилой, ни к кому конкретно не обращаясь. — Вы не могли рассказать это еще позже? — Теперь он повернулся к кухарке.

— Я думала, это не мое дело. Но теперь ее нападки кажутся мне подозрительными.

— Давай-давай! — насмешливо подбодрила ее Марианна.

— Мне показалось, что ее муж, — опять кивок, — предлагал Елене какую-то нечестную сделку.

— Ай-я-яй! — Марианна осуждающе покачала головой. — Какой нехороший!

— Вы не могли бы без комментариев? — попросил ее пожилой.

Она послушно закрыла рот ладонью.

— Да, — твердо сказала кухарка. — Речь шла о полумиллиарде.

Глаза Гергиева заблестели при этих словах.

— Эта сумма произносилась вслух? — спросил он.

— Да. Елена воскликнула: «Полмиллиарда?! Ты с ума сошел?!» А когда разговор закончился, она сказала: «Схему продумал! Вот сука!»

— Может быть: не полмиллиарда, а миллиард? — переспросил Гергиев.

Кухарка мстительно улыбнулась, глядя на Марианну, и ответила:

— Может быть.

— Он что-нибудь сообщил об этом разговоре? — повернулся пожилой к Гергиеву.

— Он действительно звонил, но утверждает, что искал Антона. Как и все остальные звонившие.

Пожилой вздохнул.

— Знаете, это ваши дела. Вам нужно найти пропавшие деньги... У нас все нормально. На днях мы привозили сюда подозреваемого, он сказал, что ничего не помнит, был под кайфом, но во всем заранее признался.

— Он признался? — спросила я. — Разве этого достаточно?

— А что нам делать? Человек вколол себе столько героина, что, наоборот, если бы он контролировал себя, это было бы странно... Его мать утверждает, что это она все сделала, просит его отпустить... Вы ведь понимаете, наверное, что исчезновение шкатулок с героином тоже не в его пользу...

— Странно, что их еще не обнаружили, — зло сказала я. — Что он их не обронил где-нибудь на шоссе... Или не поставил у себя дома на самом видном месте!

— Нет, у него дома таких вещей мы не находили, — поразмышляв пару секунд, сказал пожилой.

— Мне можно отлучиться? — спросила я.

— Да, только ненадолго. Вам надо будет подписать показания.


...В конце анфилады располагалась стеклянная стена с дверью в сад. Ее было видно и из одной половины дома — личной, где не стоят камеры, и из другой — для гостей, по которой Елена с толстухой, тем не менее, не пошли в тот день. Именно открывавшийся в конце анфилады сад и придавал всему дому вид какой-то средневековой галереи, находящейся не внутри помещения, а снаружи. Я открыла дверь. Сад оказался неожиданно душным, я даже задохнулась в первую секунду после кондиционированной прохлады дома. Какой-то жук стукнулся мне в грудь — ему повезло: если бы не я, он разбился бы о стекло. Елена часто ругалась, что жуки и комары пачкают прозрачную стену. В их кондоминиуме нельзя использовать химикаты против насекомых — эти богатые страдальцы замучились постоянно подселять птиц. Они не хотят признать свое поражение: природы в Москве нет и быть уже не может, — вот и хватаются за любой предлог. Идея фикс последних двух лет: птицам не хватает натурального корма. Поэтому комары здесь на вес золота... Надеюсь, я не поранила жука своей грудью? Надеюсь, она достаточно мягкая? Или, как говорит Марианна, дряблая...

В конце мощеной дорожки, за кустами барбариса расположился «позор». Так его называла Елена: «наш позор». Но не раздраженно (Елена никогда не разговаривала с Антоном раздраженно), а почти любовно. Разговор об этом «позоре» шел все годы, что они жили здесь, и в последнее время я была готова поспорить, что они уже никогда не снесут свой сарай.

Я полностью в этом убедилась после того, как к ним в кондоминиум переселился один известный политик. Он три месяца шумел чем-то и тарахтел (не сам, конечно, а рабочие и их машины — сам-то политик в это время шумел и тарахтел в Думе), а потом оказалось, что он перевез на свой участок... дворец! Настоящий старинный дворец! Небольшой, правда, и не такой уж старинный, но зато ободранный и деревянный! Округлив глаза, Елена рассказывала нам, что сбоку дворца находятся решетчатые беседки, покрашенные охрой.

Потом мы узнали, что дворец привезен из Кускова, что это исторический памятник, который «все равно бы развалился» — так заявил возмущенный политик журналистам. История эта погремела немного, но в итоге затихла. Даже факт исчезновения вместе с дворцом нескольких музейных гобеленов не слишком взволновал общественное мнение (Елена видела эти гобелены, они ее не впечатлили). Если бы политика спросили, он бы, наверное, сказал: «Все равно бы их съела моль» — но его никто уже не спрашивал.

Так вот, решетчатые беседки, привезенные вместе с дворцом, удивительно напоминали сарай, доставшийся Антону от прежних хозяев. Только у политика они были прозрачные, открытые, а сарай Татарских был забит изнутри фанерой. Но ведь фанеру можно отодрать, соединенные крест-накрест деревяшки покрасить желтой краской, и получится совершенно антикварная беседка. Видимо, к этому они и склонялись, но все не доходили руки; кроме того, куда-то надо было деть бумаги, забившие сарай с пола и до потолка.

Я потянула решетчатую дверцу. Она была не заперта и, весело скрипя, открылась мне навстречу.

Отношение к сокровищам старого сарая у меня было двойственное. Мне было немного жутко думать обо всех этих людях, живущих на старых карточках, в старых письмах и газетных статьях. Какими они были? Я сторонница того, что они были точно такими, как мы. Что ничего не меняется в людях, и текущий мимо мир не оставляет на них никаких следов — ни отметин времени, ни оспин пространства. Но с другой стороны, нельзя даже приблизительно представить себе, какие вещи для них были естественными, а какие необычными. Вот, например, мои записи. Если бы их читали люди из прошлого, они бы могли предъявить ко мне серьезные претензии: я не упоминаю многих технических открытий, сделанных в последнее время. Но они сами-то... Я ведь читаю старые журналы, и иногда думаю: а если бы я была человеком девятнадцатого века, то что открыли бы эти журналы будущего? Ни разу не упоминается слово «электричество» — только иногда можно встретить выражения «включил свет» или «выключил свет» — но как включил и как выключил, непонятно. Может, речь идет о зажигании и задувании свечей? Порой в журнале пишут: «Они полетели туда-то», но как полетели — можно понять не всегда. И так далее...

Иногда меня мучают подозрения: а вдруг старые журналы, которые я читаю (они называются «Наш современник», «Птюч» и «Космополитен»), тоже субъективны, и я имею неполную картину прошлого?

...Я чихнула. В сарае столько пыли! Она стоит золотым столбом, подсвечиваясь то зеленым, то голубым — фанера прибита не наглухо, в стенах много разноцветных дырок, сквозь которые просматриваются деревья, небо, цветы, а то и дождь, когда он есть, поэтому старые бумаги постепенно превращаются в прах. Однажды сюда можно будет прийти и сильно дунуть: так и решится проблема содержимого сарая.

Как-то Елена решила достать отсюда самые стильные, по ее выражению, фотографии и развесить их по стенам в доме: она видела такую выставку у соседа справа. Я помогала ей отбирать карточки и именно тогда обратила внимание на снимок с толстухой, который теперь сидит у меня в голове, как заноза. Это должна быть подписанная коробка... Да, вот она.

Стукнула стеклянная дверь, по дорожке кто-то шел по направлению к сараю. Я осторожно заглянула в дырку: какой все-таки красавец! Он увидел мой глаз в стене и остановился; наклонив голову к плечу, он смотрел на мой глаз и улыбался.

— Можно войти? — спросил Гергиев через фанеру.

Я моргнула.

— Входите.

Он вошел, щурясь, и присел на корточках рядом со мной.

Я открыла коробку и осторожно погладила верхние снимки. Слава богу, они не рассыпались. В общем-то, не такие уж они и старые, просто хранятся неправильно...

— А почему вы считаете, что я взяточник? — вдруг спросил следователь.

Немного покраснев, я посмотрела на него.

— У экономической полиции такая репутация... Кроме того, видно ведь, что вы обеспеченный человек. По одежде, машине... Часам. На вашу зарплату таких часов не купишь.

— У меня богатые родители, — пояснил он. — Хотя признаваться в этом еще более неловко, чем во взяточничестве.

— Почему?

— Ну, взрослый мужчина... Должен сам зарабатывать. Но что же делать, правда? Такая судьба.

Я засмеялась.

— Да. Видимо, ситуация неразрешимая. Только смирение может вам помочь...

— Скажите... — Он смущенно кашлянул. — Вы живете с мужем уже десять лет. Почему у вас нет детей? Вы их правда не любите?

— У нас мало денег... Это если честно.

— Понятно... — Он снова кашлянул и взял старый снимок из моих рук. — Кто это?

— Не знаю.

— А что это за коробка?

— Это старые фотографии. Видимо, прежних хозяев... — Я доставала карточки из коробки и осторожно складывала на доски пола.

— Почему вы не верите, что убил Горик? — снова спросил он.

— С чего вы взяли? Я верю.

— А что вы тогда ищете?

— Потерянное время... — улыбнулась я, и улыбка застыла на моих губах. Вот он, этот снимок, приснившийся мне в ночь после опознания.

Полногрудая дамочка стоит за старой лестницей, видимо, стесняясь собственной полноты. Это действительно тот дом, что находился на месте нынешнего. Его стены обиты деревянными досками, на них висят пейзажики в темных рамах — за дверью виднеются полки с книгами.

...Толстая тетка. Сейчас таких не встретишь, тем более, что она молодая, это видно по лицу... Я держала фотографию прямо перед глазами, но уже не смотрела на нее, задумавшись.

Нет, не ее я видела во сне. Жаль, что мне не пришло в голову приехать сюда раньше. Я бы уже давным-давно поняла: нет никакой мистики в этой истории. Картинка, увиденная во сне, была увидена мною и в реальной жизни — но только не на фотографии. Да, там была лестница — но не такая, как здесь, а лишь стилизованная под эту. И были деревянные доски на стенах, и даже пейзажики — вполне возможно, что напоминающие вот эти. И была женщина, глядевшая на меня из-за лестницы — вот так, внимательно и смущенно, словно бы стесняясь своей полноты... Это моя память услужливо перемешала картинки, чтобы своей ложью сказать правду: есть, есть в жизни такие ситуации, когда существует некто, тебя прекрасно знающий и узнающий при встрече, наверное, часто думающий о тебе и даже говорящий о тебе с друзьями твоей семьи — а ты его не знаешь, но случайно пойманный тобою, оценивающий, неприязненный и смущенный взгляд этого человека западает в память навсегда.

— Потерянное время! — снова повторила я.

Гергиев взял фотографию из моих рук.

— Какая толстая! — сказал он. — Это старый снимок... Она, наверное, давно умерла?

— Эта женщина? Конечно...

— Мы объездили всех соседей. Толстых среди них нет.

— Еще бы. Богатые и не бывают толстыми.

— Но полную женщину кое-кто видел... Правда, лишь в последние два месяца перед смертью Татарской. Один раз она разговаривала с Еленой у калитки, другой раз выходила из ее дома... Жаль, что записи с камер затираются каждую неделю. Один свидетель утверждает, что она была на машине «Волк-350».

— Это дорогая машина. Такая не могла быть у матери Горика.

— Пожалуй, это единственная неувязка... Тут вы правы.

— А в тот день... на чем приехала толстуха?

— Камера у калитки была сломана.

— Ах, да. Но, может быть, какие-нибудь свидетели?

— Соседка проезжала мимо дома Татарских часов в семь. Судя по записи с камер, толстуха в это время находилась здесь. Никаких машин на дороге не стояло.

— Приехала на такси?

— Мать Горика утверждает, что на такси. Есть еще интересная деталь. Соседский садовник говорит, что за домом Татарских — вот как раз с этой стороны, где мы сейчас, — была припаркована машина. «Жигули». Серебристые.

— У Горика бежевые «Жигули».

— Я знаю. Но уже было темно... Свидетель в итоге отказался точно назвать цвет машины.

— Серебристые «Жигули»! Пол-Москвы ездит на таких! У меня, например, вторая машина — такой же марки. Значит, пока толстуха была в доме, сообщник подкатил с этой стороны?

Гергиев кивнул.

— Он вошел через стеклянную дверь?

— Получается, так... Она что — всегда открыта?

— Да. Всегда. Смотрите, как удобно: сел здесь в сарае и смотри сквозь стекло на освещенный коридор. Они были как на ладони...

— Ничего в защиту Горика я не услышал.

— А я ничего в его защиту и не сказала.

— Мы нашли всех хозяек машины «Волк-350», живущих или работающих в прилегающих районах... Адская работа, кстати. Не так уж их мало. Более трехсот, если говорить точно. Из трехсот — двадцать женщин более или менее полных и три настоящих толстухи. У одной какая-то редкая неизлечимая форма диабета, две другие имеют алиби. Как вам контингент?

— И ни одна из более или менее полных и толстых Елену, разумеется, не знала.

— Совершенно верно. Что же вы хотите сказать этим снимком?

— Память иногда выделывает странные штуки.

— Это да...

— Скажите... Вы были в этом ресторане — «Джаган»?

— Индийском? Из которого Татарская хотела заказать еду? Не был. Вы не знаете, наверное, что ассирийская кухня активно использует чечевицу, и у вашего Горика на одежде найдены капли, содержащие этот продукт.

— Ну, еще бы! Но лекарство было в вине?

— Да, это абсолютно точно.

— Значит, тот, кто ее поил, сам не пил... Интересно, под каким предлогом?

— Следствие считает, что еду принесла мать Горика. Блюдо довольно необычное, а ведь она как раз ассирийка. Может, она иногда готовила для Татарской? Вот потому и не ела, и не пила — она получила за это плату.

— Это очень похоже на правду. Вот только их разговор напоминает разговор друзей, а не хозяйки и кухарки.

— Что вы хотите этим сказать?

— Не могу понять, под каким предлогом можно отказаться от вина, которое сам принес. Если ты не кухарка, конечно. А что мать Горика об этом говорит?

— Плачет... Говорит, что подпишет все что угодно, лишь бы спасти сына. Вы еще там, в доме, сказали, что не удивитесь, если фигурки из яшмы найдут у них дома... Вы правда считаете, что кто-то разыграл все это, подбрасывая улики?

— Я так считаю, да. Но я не думаю, что фигурки из яшмы найдут. И не думаю, что Антон мертв. Теперь не думаю... Но меня это вообще не волнует. Знаете, я очень не люблю, когда меня считают дурой. Точнее считать можно, но не надо вести себя так, словно я дура. Вот.

— Вы это мне? — обиженно спросил Гергиев. — Я вас дурой не считаю. Наоборот, я хотел сказать вам... — Он опять закашлялся и вдруг предложил: — А поехали в этот ресторан? Поедим и заодно посмотрим, что вы там хотели посмотреть.

— Ах, вот вы где! — Марианна распахнула дверь и грозно встала в проеме, глядя на нас сверху вниз. — Что ищете? Кстати, господин следователь, я лучше знала эту семью и могу более подробно объяснить все, что здесь хранится. По крайней мере, я не ношу розовые очки и не прячу голову в песок, как эта блаженная! Иди подписывай! — обратилась она ко мне. — И не путайся у меня под ногами!

В данным момент я действительно находилась у Марианны в ногах, но, конечно, она имела в виду другое.

— Я очень голодна, — сказала она Гергиеву. — Между прочим, это вы нас сюда заманили, вытащили, можно сказать, из-за стола...

— Верно. Но я готов искупить вину. Здесь есть рядом приличные рестораны?

— Какой ценовой категории? — посерьезнев, спросила Марианна. — Здесь есть. Вас какие интересуют: дорогие, немыслимо дорогие или безумные?

Он вопросительно посмотрел на меня. Я никак не отреагировала на этот взгляд: мне не нужна ни его помощь, ни тем более ее. Следователь вздохнул:

— Самые немыслимые. Но не безумные.

— Таких куча! Вы меня приглашаете?

— Да. Я вас приглашаю, — сказал он. — И вас тоже.

— Нет. Меня муж ждет, — злорадно сказала я, краем глаза наблюдая, как распустилась Марианна при этих словах.

— Сейчас она нажарит ему яиц с колбасой, — пояснила она. — А потом они лягут спать. В разных комнатах. Мило, правда? Ради этого стоит жить.

— В конце-то концов! — заорал пожилой следователь на том краю мощеной дорожки. — Вы понимаете, что я на работе! С ума все посходили, ей-богу! — Он изо всей силы хлопнул стеклянной дверью, так, что чуть не разбил ее, и скрылся в доме.

На зеркальной поверхности отразились деревья, облака, решетчатая беседка, Марианна у ее входа, и — очередной жук, обманутый картинкой, оставил свою мокрую душу на стекле.


В моем расписании почти ничего не изменилось несмотря на то, что от работы я отстранена. Каждый день я должна приходить в корпорацию к одиннадцати, а уходить в пять. Это их иезуитский расчет.

Дело в том, что по закону, пока меня не уволили, мне должны начислять полную зарплату. Уволить же меня все еще нельзя — расследование о халатности не завершено. Точнее, уволить можно, но они, видимо, не уверены, что я не подниму шум. Если я подам в суд, то выиграю дело, и будет так: мне выплатят огромную компенсацию, зарплату за шесть месяцев, и только через полгода они смогут возобновить дело о халатности и нарушении контракта с моей стороны. Я бы, конечно, не стала с ними судиться, но они этого не знают и предпочитают не нарываться.

А теперь оцените их мелочность: им не нравится, что я все-таки получаю зарплату, и они заставляют меня ее отрабатывать, высиживая по шесть часов в коридоре корпуса охраны.

Им от этого никакой пользы. Наоборот, хотя бы изредка то один начальник отдела, то другой обязан делать вид, что меня вызвали на собеседование. Они отрываются от своих дел (а потом еще удивляются, что счета корпорации потрошат все, кому не лень!), приглашают меня в кабинеты, задают одни и те же вопросы, потом говорят с глубокомысленным видом: «Подождите в коридоре, пожалуйста», имея в виду «Мы сейчас тут будем анализировать ваши ответы», — и я выхожу, и снова сажусь то в одно кресло, то в другое, а их секретарши начинают таскать им кофе, обеды из ресторанов или приглашать других посетителей — в общем, обо мне благополучно забывают.

Это какой-то кошмар! Сами начальники отделов, которые анализируют мои ответы, теперь стараются без особой необходимости из кабинетов не выходить, а если и выходят, то как-то бочком, по стенке, пряча глаза. Понятно, что им неловко! Ведь из-за чего сыр-бор? Из-за этой моей зарплаты, которая в бюджете корпорации даже не песчинка — атом! Мне кажется, службе охраны, которая давным-давно уже все проанализировала, запротоколировала и пустила дело дальше (на финальные подписи), стыдно за руководство корпорации, за его потрясающее скупердяйство.

Ведь это вообще у нас норма. Прижимистость в мелочах и полное разгильдяйство в крупных тратах. Я даже не говорю о расходах Лица и его компаньонов на себя самих — это, как говорится, их право, они хозяева, — я имею в виду совершенную беспечность в контроле за сделками, подобными той, которую приписывают Горику.

Думаю, руководство уже смирилось с тем, что деньги не найдут — и смирилось довольно легко (миллиард тоже для них не сумма), но вот смириться с тем, что человек, обвиняемый в несоблюдении контракта, будет получать зарплату еще два месяца, пока его дело не пройдет все инстанции — о, эта мысль рвет им сердце!

Может, они и службу охраны так же наказывают за ее беспечность? Ведь несолидно же начальнику отдела весь день бегать от молодой женщины, а потом вечером — это происходит каждый вечер! — звонить ей домой и говорить тихим от стыда голосом: «Допрос завтра в одиннадцать».

Нет, определенно, для охранников это тоже наказание...

Что я делаю эти шесть часов? Тут я абсолютно автономный человек, пока у меня в руках есть журнал (и тогда я читаю), компьютер, лежащий на коленях (и тогда я набираю на нем разные свои мысли), — скука никогда не застанет меня врасплох. Я ведь так и представляла свою жизнь на Марсе: пустой воздух, незаполненный пейзаж, ближайший собеседник — за горизонтом, но у меня на коленях белое квадратное пространство заполняется текстами. Это и есть мой мир.

Иногда я устаю от хоровода букв и тогда спускаюсь к себе на этаж — поболтать с ребятами. Теперь это грустно, поскольку нет Горика, но и немного приятно, так как Инна ушла в отпуск. Кстати, она, видимо, и станет начальником отдела, когда меня уволят.

— Я тоже сразу уйду, — печально сказал мне Борис сегодня.

— Перестань. Не горячись. Это очень хорошая работа, а Инна, если ее не трогать, нормальная баба.

— У нее дочь родила, знаешь?

— Без мужа?

— Да. Так что теперь Инна — бабка. Как ты думаешь — подобреет?

— Не знаю, Боря.

— Что за странная женщина! Денег у нее навалом... Сиди дома, нянчи внука! У дочери, говорят, свой бизнес... На хрена работать?

— А она и не будет, — вмешался Витя Подрезков. — Вы совершенно зря думаете, что она держится за этот пост и кого-то там подсиживает. Вообще она неплохая женщина. Буддистка, между прочим...

В нашем отделе существуют как бы два лагеря. Я, Боря и Горик — в одном, Витя с Инной — в другом. Он ее всегда поддерживает. Я знаю, что она однажды помогла ему деньгами, дала довольно крупную сумму и потом ее долго не требовала. Это Витю поразило. Правда, злой Боря утверждал тогда, что Инна хотела выдать за него свою дочь и потому была так любезна. Она часто хвалила его, давала советы, опекала, возила в какой-то ресторан, однажды одолжила одну из своих машин, когда его собственная сломалась.

Затаив дыхание, мы наблюдали за историей их отношений и делали ставки. Горик утверждал, что это она сама хочет стать его любовницей или уже стала, но Боря упирал на версию, связанную с дочерью. Почему-то ему все время кажется, что Инна спит и видит, как бы ее кому-нибудь сбагрить. Ну, он однополый, а ребятам этой ориентации вообще кажется удивительным, что женщину можно пристроить.

Потом отношения немного остыли. Произошло это после того, как Витя женился, так что версии нашего лагеря, наверное, имели некоторые основания — не одна, так другая.

Витина жена оказалась совсем необеспеченная, и ему пришлось продолжать пользоваться Инниной добротой — с обычной своей милой улыбочкой человека, уверенного, что его все должны любить. Но Инна его осадила. Она попросила вернуть долг.

Витя сильно удивился. Долг он мог вернуть и раньше, но как раз после свадьбы сложилась такая ситуация, что денег не стало: «Мы так потратились... Она беременна...» — «Ты держишь деньги уже полгода», — напомнила Инна. «Да, но вы говорили: сейчас не к спеху, помните? У меня тогда было». — «Это тогда было не к спеху, Витя. Сейчас они мне нужны».

Как-то он выкрутился, и даже попытался затаить обиду, особенно после того как Инна, смеясь, сказала по телефону какой-то своей подруге: «Есть такие люди, просто удивительно! Да-да... Ты права... Или любовь или деньги... Но уж во всяком случае, не надо рассчитывать, что все само собой устроится. Если женишься на голодранке, то не обижайся потом, что нормальное общество тебя не примет».

Слышавший этот разговор Витя решил, что речь о нем. Он тогда сильно переживал: дела в семье у него шли все хуже и хуже, он подумывал о разводе, но понимал при этом, что будет подлецом, если бросит жену в таком положении. И все-таки внутренне он на эту подлость уже решился, потому и в каждой нашей безобидной реплике слышал презрение. И кстати, был неправ, кроме меня в этом вопросе все были лояльны.

Полгода назад Витя развелся. Впервые за несколько месяцев он появился на работе с обычной своей милой улыбочкой — немного потускневшей за время тяжелого брака, но он быстро восстановил ее безмятежный блеск.

Налог за ребенка, насколько мне известно, уплачен ими не был, и на период судебного разбирательства новорожденного поместили в интернат. Опись имущества бывшей Витиной жены требуемой суммы не дала — и произошло то, что обычно в таких случаях и бывает. Ребенка отдали очередникам. Это оказалась замечательная пара: богатая, интеллигентная, стоявшая в очереди лет пять, не меньше. Они оплатили налог и даже дали деньги на учебу и квартиру бывшей Витиной жене — хотя их никто не обязывал это делать.

Так он попытался отсудить полквартиры!

Когда я узнала об этом, то сказала ему звенящим от гнева голосом:

— Витя! Если это произойдет, клянусь, что найду повод уволить тебя с такой выпиской в карточке, что ты больше никогда и никуда не устроишься! Подумай, посчитай, стоит ли половина квартиры денег, которые ты потеряешь при этом!

(Я даже была готова подбросить ему пакетик с Горикиным героином и затем вызвать службу безопасности — у нас быстро за это башку отвертят.)

— Это шантаж! — удивленно сказал он. Искренне удивленно!

— Это именно шантаж, — подтвердила я.

— Но это ведь и мой ребенок!

Я даже не нашлась, что ответить — но моего ответа и не потребовалось. Витя быстро все подсчитал и принял решение в пользу работы.

После развода с женой он стал подлизываться к Инне как ни в чем не бывало. Но она к нему охладела. В рестораны больше не возила, денег и машин не давала. Но надежды он еще не потерял. Поэтому и защищает ее теперь.

— И что, что буддистка? — возмутился Борис. — Это что теперь: свидетельство о порядочности?

— Просто надо понимать особенности менталитета.

— И какой же у них менталитет?

— Да вот такой: они не будут рубашку на груди рвать, чтобы доказать тебе, какие они хорошие и добрые. Сдержанные люди... Инна — единственная, кто мне помогал здесь. Почему я должен вслед за вами поливать ее грязью?

— Хотя бы потому, что она помогала тебе небескорыстно. Она тебя в зятья собиралась брать!

— И что тут ужасного?

— Да ничего ужасного. Дочь-то ее, небось, нашла кого-то, раз Инна к тебе охладела?

— Неправда, — сказал Витя, но по его лицу я поняла, что догадка Бориса верная. — И кстати, я также не собираюсь вслед за вами сочувствовать вашему Горику. Он вор, наркоман и убийца.

— Суда еще не было, — напомнила я.

Витя отмахнулся.

— За собой вы признаете право осуждать людей, ту же Инну, например. Видите ли, она груба с Гориком! А нам его за убийство и воровство осуждать нельзя! Интересный расклад! Между прочим, Инна не ест ничего животного, потому что такая пища — от убийства! Как она, по-вашему, должна относиться к убийце?

— Ишь ты, — сказала я. — И дочь буддистка?

— Да, — неохотно ответил он. — Я из-за этого и не торопился на ней жениться... Ну что такое: мяса не ест!

Все мы уважительно помолчали.

— Так что, ты думаешь, Инна не собирается бороться за это место? — уже спокойно спросил Борис.

— Нет. Она мне сама вчера сказала, что последний месяц дорабатывает.

— Может, меня назначат! — Борис мечтательно посмотрел в потолок.

Я, наоборот, опустила глаза: удивительно деликатные ребята! Говорят так, словно я уже покойница! Стоило ли поддерживать их и покрывать их грехи? Может, Инна права в своем буддизме? Кто в мире стоит того, чтобы болеть за него сердцем?

Настроение испортилось. А ведь еще только три часа!

Я поднялась в службу безопасности. Оказалось, там меня уже ищут.

Секретарша общей приемной с важным видом поиграла бровями и взглядом указала на дверь конференц-зала. Я вошла туда. Зал был заполнен людьми. Неужели по мою душу? Видимо, дело идет к финалу.

— Присаживайтесь, — полуприкрыв глаза, предложил тот тип, что допрашивал меня чаще остальных. Он так пытался произвести впечатление человека, смертельно уставшего от моего дела, что прошипел одни согласные: «прсжвтц». Как змея.

Главный по компьютерной защите, качая головой, изучал дело: судя по выражению его лица, вперившегося в экран, оно было необъятным. Если учесть, что все допросы сводились к выяснению: выдавала я пароли или нет, и, собственно, состояли из одного этого вопроса, то, видимо, остальное — это и был тот самый анализ. «Сколько наанализировали!» — с уважением подумала я.

— Что ж, — заговорил начальник отдела по внутренней этике. — Нам не удалось доказать, что вы нарушили контракт в пункте 1.3.8, согласно которому вся информация, полученная вами на рабочем месте, является конфиденциальной... Вам очень повезло, вы избежали тюрьмы. Думаю, надо ужесточать законы, — обратился он к аудитории. — Народ совсем распустился.

Аудитория недовольно загудела. Он терпеливо переждал этот гуд.

— Итак, я продолжаю... Разглашение конфиденциальной информации не доказано, но зато доказано много других нарушений. Пункт 2.4.5 второй части контракта предусматривает недопустимость ваших добровольных действий по снижению собственного имиджа. Иными словами, если бы вы выступили в телевизионной программе, в которой рассказали о том, что на самом деле ничего не понимаете в акциях, то это было бы основанием для вашего увольнения даже в том случае, если вы оклеветали себя. Мы уже несколько раз применяли пункт 2.4.5 в подобных ситуациях, и суд нас всегда поддерживал... Мы провели тщательное расследование и пришли к выводу, что в данном случае этот пункт также был нарушен. Вы оклеветали себя в глазах организации, которая может прямым или косвенным образом повлиять на репутацию фирмы — я имею в виде экономическую полицию. Вы сообщили, что выдали пароли в обычной дружеской беседе, и тем, несомненно, нанесли корпорации ущерб, даже если вы их и не выдавали. Ваша клевета на саму себя будет иметь для нас серьезные последствия. — Начальник прокашлялся. — В случае любых похожих преступлений экономическая полиция может отныне ссылаться на недостатки нашей системы защиты, а компании, страхующие сделки, скорее всего повысят тарифы вследствие этих недостатков...

Все люди, сидевшие напротив меня за своими столами (я, как дура, сидела перед ними на стуле) важно закивали головами. Начальник покашлял.

— Собственно, один этот пункт достаточен для того, чтобы наш с вами контракт был разорван, — сказал он.

— Ну, так может этим и ограничимся? — спросила я.

— Нет, не ограничимся, — его глаза злобно вспыхнули. — То, что вы будете уволены, уже не подвергается никакому сомнению, но речь сейчас о другом: с какой формулировкой, с какой записью в карточке вы покинете эти стены... Мы еще не решили. А вы уже ерничаете. Избежание тюремного срока вскружило вам голову? Так есть еще много других неприятностей. По-моему, вы на них напрашиваетесь?

Они бы предпочли, чтобы я целовала их в зад... Я бы и целовала — что делать! — если бы верила, что от этого хоть что-нибудь изменится. Но сама форма, которую принял процесс (хотя «процесс» — это слишком пафосное слово, точнее будет «внутреннее расследование»), так вот, сама его форма давным-давно убедила меня в том, что на мне решили отыграться. За украденные деньги, которые украл другой, и за то, что их, скорее всего, не найдут.

— Свидетельские показания подтверждают, — повышая голос, снова заговорил начальник, — что вы были осведомлены о проблемах своего подчиненного. Вы прекрасно знали, что он наркоман, но не предприняли никаких действий, тем самым вы способствовали, созданию условий для того, чтобы стала возможной кража. Это и есть преступная халатность.

«Ах, вот как! — Я сжала руки, чтобы они не дрожали. — Пункт 4.3.11! Меня еще хотят оштрафовать! Описать мое имущество».

— Это должностное преступление предусмотрено пунктом 4.3.11, — сказал начальник.

«Обвинение строится только на Инниных показаниях... Они ничего не докажут. С таким же успехом я сама могу обвинить этого главного по внутренней этике, а также психолога нашего корпуса, врачей нашего отдела и даже охранника на входе... Нет, все, что они хотят — это уволить меня без суда. А для этого надо напугать так, чтобы я заикалась примерно полгода. Но в карточку, конечно, внесут все, что положено. Мне больше никогда не видать подобной работы...» — Вдруг страшно захотелось плакать. Вообще-то, рушилась жизнь, чего уж там. Чтобы не доставить им удовольствия, я изо всех сил сжала челюсти. Главный по компьютерам холодно приподнял бровь, видимо, расценив изменение моей мины как очередную дерзость.

Тут распахнулась дверь и в кабинет влетела совершенно белая секретарша. Она подбежала к начальнику и зашептала ему что-то в ухо, от полноты чувств еще и размахивая руками над его головой.

— Сюда идет? — удивленно спросил он.

За распахнутой дверью произошло некое шевеление, кто-то забегал, затопал, заговорили рации, мужской голос выматерился — и издалека, с того конца коридора, над всем этим шевелением и копошением поплыло бесцветное лицо — точнее, Лицо. Оно направлялось к нам.

— Гсспди! — прошипел человек-змея, но теперь его рот свело не от презрения, а от страха.

Лицо вошло в кабинет. Все встали.

Оглядев стоявших за столами, а потом повернувшись ко мне, застывшей над стулом, Лицо вдруг улыбнулось. Это было крайне нетипичное для него выражение — ну, как если бы Луна вдруг стала зеленой. Мы Лицо видим нечасто и, в основном, на собраниях, и оно там всегда высокомерно-плоское, далекое, бесстрастное — действительно похожее на Луну. И вот пожалуйста — Луна, а зеленая.

— Разбираете дело? — мужским голосом спросило Лицо.

— Да вот так... вот как-то. Разбираем, — хрипло произнес начальник.

Из-за спины Лица высунулся шеф службы безопасности: всех ее отделов и подразделений, всех восьми этажей — не совсем небожитель (на Олимпе прочно сидят только собственники), а скорее клерк, но очень высокого полета — и погрозил подчиненному кулаком.

— И к чему склоняемся? — без интереса спросило Лицо.

— К сожалению, 1.3.8 не доказан. Надо менять форму контрактов, я давно уже ставил вопрос на совещаниях. Можно доказать только нарушение в пунктах 2.4.5 и 4.3.11. Это бесспорно. Не тюрьма, правда, но и тут мы добьемся вполне сурового наказания...

Лицо присвистнуло.

Это было так неожиданно, что все присутствующие побелели, а я, наоборот, прыснула. Но, разумеется, не от особой какой-то радости — а только от испуга и напряжения. От этой плоской рожи я ждала не свиста, а чего-нибудь вроде: «Расстрелять!», поэтому и хихикнула, как ненормальная.

— Извините, — сказала я. — Это нервы.

— Да... — Лицо снова улыбнулось своей зеленой улыбкой. — То-то и оно. Пугать у нас умеют... А прощать?

— Что прощать? Кого прощать? — растерянно спросил из-за его спины начальник службы безопасности.

Даже взглядом не намекнет, что меня знает. Мне не надо его заступничества: хоть он и шишка, но по сравнению с Лицом — муравей. Разумеется, он никогда не пожертвует репутацией, но мог бы подмигнуть ободряюще или взглянуть на меня не с отвращением, а хотя бы нейтрально. Ты ведь хоть и небожитель, но мой знакомый. Не мой, скорее, а... Я смотрела на него во все глаза, покрываясь мурашками — мне уже было неинтересно, чем закончится весь этот ужас с увольнением.

Я вспомнила!

— Прощать молодого и ценного специалиста, который еще послужит нашей корпорации своим талантом! — отчеканило Лицо, немного срываясь на фальцет. — Не думаю, что это разумно: потеряв деньги, терять еще и кадры. Вы все виноваты в том, что кража стала возможной! И никаких выводов, как я вижу, никто не сделал! Ужесточить контракты вы предлагаете? То есть пусть воруют, лишь бы потом их строго наказывать? Хорошее предложение, сразу видно, что вам деньги акционеров безразличны. Что же касается вас, — Лицо повернулось к человеку, на которого я теперь смотрела, не моргая, боясь спугнуть воспоминание, — что же касается вас, то давно пора понять: всю систему защиты сделок нужно менять коренным образом! Коренным! Она устарела, и мы теряем на этом деньги. Пусть наши контракты вас не волнуют: следите не за контрактами, а за тем, за что вы получаете зарплату! Наплодили сотни отделов — зачем, если ничего не меняется? Нет уж, если мы кого-то и будем увольнять в ближайшее время, то, скорее, вас, а не ее!

Лицо повернулось и покинуло зал, не прощаясь. И снова пространство за дверью зашевелилось, закопошилось, затопало, зашепелявило рациями — и отдалилось.

Вся сцена очень напоминала внезапную отмену казни на средневековой площади: обвиненная в ведовстве, я уже почесала спину о хворост, к которому привязана, священник прочел надо мной молитву, палач застучал огнивом, заулюлюкала толпа, кто-то уже упал, закатив глаза... Но тут с небес спустился Бог и сказал: «Это неразумно. Мы потеряли ее душу, а теперь теряем и тело! А ведь тело — это ценный материал, в нем есть жир, и кости, и сухожилия. И вы предлагаете все это сжечь! Нашли топливо!» Примерно так.

Немое стояние над столами продолжалось еще несколько секунд. Наконец, все немного пришли в себя, начали смущенно качать головами, кашлять, кто-то даже перекрестился...

Мне их было жалко. Они работали два месяца, и они были абсолютно правы: я не должна была клеветать на себя, так как этим накосила ущерб имиджу компании, и обязана была уволить наркомана. Но приказы Лица даже мысленно не оспариваются. Как же они выйдут из положения?

Они вышли вполне благородно. Даже с юмором.

— Вы все видели сами, — произнес начальник, повернувшись на стуле. — Можете возвращаться на свое рабочее место.

— Странно, что мы не выписываем ей премию! — зло сказал главный по компьютерной защите. На него зашикали.

Я повернулась и пошла к дверям.

— Да ладно! Так все можно проглотить! — понизив голос, сказал он тем, кто шикал.

— И проглотим! Ты не понимаешь? Это ходатайство такого уровня... Не лезь.

— Какой бардак! Видели, в итоге наш шеф будет крайним!

— Она Его любовница, что ли? То-то, такая молодая, а начальница отдела...

— Так Он все-таки мужчина? А говорили, женщина...

— А что, у женщин любовниц не бывает?

— Ну и бардак!

Это были последние слова, которые я расслышала. Дверь за мной закрыли.

Я зашла за угол и упала в кресло, переводя дыхание. В этом странном заступничестве я ничего не понимала! Но и думать о нем уже не было сил — настолько меня поразило то, что всплыло в памяти при виде начальника службы безопасности.

Да! Я говорила о нем в день ссоры! И я действительно солгала, когда похвасталась: «Наш шеф службы безопасности мне сегодня все рассказал!» Это была безобидная ложь, она не принесла никому никакого вреда, а мне самой она не принесла пользы, но дело в том, что в нашей дружеской компании был человек, который знал, что я говорю неправду.

Начальник службы безопасности — мой знакомый, иногда он даже болтает со мной о разной ерунде, словно мы равны по положению — но в тот день, когда мы все поссорились у нас дома, этот человек был в отъезде. Он уже месяц был в отпуске и ничего не мог мне рассказать.

Зачем я болтала? А зачем мы все болтаем? Мне было приятно похвастаться таким высокопоставленным приятелем, обронить в разговоре, что, мол, вот какие шишки открывают мне свои тайны. Я не сразу сообразила, что рядом сидит Елена — его любовница — и может уличить меня во лжи, может возмутиться: зачем ты выдумываешь? Он уже месяц на море!

Когда я сказала эти свои слова, то сразу поняла, какой дурой выгляжу. Конечно, она бы ничего не произнесла вслух: ведь это ее любовник, Антон о нем не знает, и никто не знает — но перед ней было неудобно, я помню, что даже покраснела уже через секунду после своей фразы. Впрочем, Елена никак не отреагировала, и я решила, что она не расслышала или не поняла, о ком речь.

Оказалось, она все расслышала, и даже с кем-то обсудила мою ложь! И я теперь припоминаю, что когда мы все смотрели нашу ссору по телевизору, то мне не было неловко! Значит, я не услышала в версии «Саваофа» этой своей лжи. Да, точно. Фразы: «Наш шеф службы безопасности сегодня мне все рассказал» — не было. Ее кто-то изменил и, по-моему, сделал такой: «Наша служба безопасности, как обычно, хранит этот секрет под семью замками!» Господи! Но зачем понадобилось менять мою безобидную ложь на такую же ненужную правду?! Кому это могло быть нужно?!

Стукнула дверь, из-за угла вышли люди, еще минуту назад непримиримо сидевшие напротив меня за своими начальственными столами. Некоторые, натыкаясь на мое кресло, недовольно оглядывали всю меня сверху донизу, но были и такие, что улыбались, словно мы были свидетелями веселого розыгрыша — причем, розыгрышем было не заступничество Лица, а их двухмесячная работа, все эти допросы и угрозы. «Ну ты что — поверила, что ли? — словно бы говорили их ласковые глаза. — Вот смешная! Да кто же за такое увольняет?»

Нет, я не злорадствовала. Меня била дрожь. Может быть, так выходило напряжение: я все-таки воспринимала это разбирательство как главную трагедию своей жизни — крест на мечтах о ребенке и хорошем доме, приход неотступных страхов перед болезнями и старостью — весь букет безработного ада. Только сейчас я поняла, что была на шаг от пропасти, а может, и самоубийства.

Наверное, меня трясло и из-за этого.

Но не только.

Я впервые за последнее время дала себе волю взглянуть в лицо Сфинксу, пялившемуся на меня в упор с той злополучной ссоры у нас дома, я позволила себе, наконец, подумать и назвать вещи своими именами. И что же получилось у меня в результате этих размышлений?

Фраза была, ее сказала я. Сказала без умысла, просто из хвастовства, и до сих пор не вижу в ней ни смысла, ни угрозы. Но кто-то заменил безобидное вранье, это заметила Елена, она сказала человеку, переделавшему мои слова, о том, что эта замена кажется ей подозрительной — и этот человек вместе со своей подружкой-толстухой ее убил.

Господи, но ведь если разобраться, единственный, кому эта фраза могла хоть как-то угрожать — это я сама! Не начальник — нет, он не знал паролей, а я — прихвастнувшая, что знаю от него все схемы, я — знакомая с Микисом и Антоном, только я!

И вдруг я поняла, что мучило меня все последние дни: иррациональное и жуткое ощущение, что толстуха — это и есть я...


С того самого вечера у нас дома, когда «Саваоф» показал самоубийство Елены и Антона, мой муж стал очень подавленным. Видимо, неудачный эксперимент подкосил его.

Дайка-старший из компании «Дирк Энтертейнмент Фаундейшн» сказал про Елену, что увиденное на экране собственное самоубийство мало ее задело. Она восприняла это как фильм, как неудачную шутку — гораздо больше ее взволновало разорение мужа. Удивительно крепкие нервы!

У моего Алехана, который, кажется, насмотрелся на тысячи разных шуток своего «Саваофа», этот так называемый «фильм» вызвал реакцию, похожую на оторопь.

Конечно, я всегда знала, что Алехан — слабый и впечатлительный человек. Он говорил мне, что держится за свою крохотную фирмочку ради шанса, который может дать только индивидуальный бизнес. Но я думала иначе: свобода, отсутствие ответственности (а такая крохотная зарплата и подразумевает отсутствие ответственности), безволие — вот три кита, на которых стоит карьера Алехана. Именно стоит — не движется.

Подсознательно я давно ждала от него нервного срыва. Не из-за «Саваофа», так из-за плохой погоды, не из-за погоды, так из-за чего-нибудь еще. Разумеется, мужчина не может оставаться таким, как Алехан, в современном мире. То, что скрепляло наш брак в течение десяти лет, эти разговоры «ни о чем», «по душам» и «о „Саваофе”» — все они прекратились после злосчастного просмотра. Первое время Алехан еще мог неожиданно вскрикнуть: «Не понимаю!» — и после этого мы худо-бедно раскладывали по полочкам ситуацию, но потом он замкнулся, стал ходить нахмуренный и задумчивый. О «Саваофе» он вообще перестал говорить — было видно, что эта история очень напугала его. Несколько раз он обмолвился, что «миллиард — это огромные деньги, ради них можно пойти на все», и я вдруг подумала: а не удачливость ли неведомых грабителей ушибла его по голове?

Действительно, сидит вот такой маленький человек в своей фирме, обзванивает похороны, предлагая цветы, перемножает восторженно сто на пять, прикидывая, каким будет десятипроцентное вознаграждение и что на него можно будет купить, и вдруг — раз! Оказывается, что Антон нахапал и смылся, Микис продает землю и переходит в банк на миллионную зарплату, а неизвестные ребята вообще берут у корпорации миллиард — и корпорация, если и возмущается, то больше для порядка. Я имела неосторожность рассказать ему, что у нас даже специальные статьи для списания заготовлены — и в этом году мы не вышли за рамки планируемых потерь. Несмотря на кражу! Сказала и пожалела. Он совсем замкнулся.

Вообще стресс по-разному действует на людей. Лично я воспринимаю стресс как вызов. Мой девиз: «Не дождетесь!» Я уже говорила, кажется, что способна долго терпеть, но в конце концов разворачиваюсь, как пружина. Втайне я надеялась, что последние события примерно так повлияют и на мужа. Он, наконец, зашевелится, пошлет своего хозяина куда подальше и начнет двигаться с нулевого километра — но теперь по правильной дороге.

Ничего этого не произошло. Он не приобрел новых стимулов, к тому же потерял старые.

Сегодня я увидела, что прибора на полке нет.

— А где «Саваоф»? — спросила я.

Алехан повернул голову. До этого он лежал на диване и смотрел в потолок — какая дебильная поза!

— Продал.

— Как продал?

Он молчал.

— Слушай. — Я подошла к нему и села рядом. — Мне кажется, ты совсем распустился. Ты был так увлечен «Саваофом»...

— Я не обязан быть им увлеченным до самой смерти! — Он сразу стал раздраженным.

— Ну все-таки... Такой странный переход от крайней увлеченности к полному равнодушию.

— Ты хочешь, чтобы мир подделывался только под твои представления о нем?

— Это следует из моих слов? — Я тоже почувствовала раздражение. Видимо, он передал мне его через кожу.

— Да, следует.

— И каким образом?

— Ты преувеличивала мою увлеченность «Саваофом» и теперь преувеличиваешь равнодушие. Я его просто продал! Понимаешь? Это ни о чем не говорит. Только о моей свободе смотреть, когда хочу, и не смотреть, когда неохота.

— Но все-таки это как бы против правил: человек не может меняться сразу и полностью. Это очень раздражает...

— Извини, в следующий раз я пришлю уведомление за месяц.

— Алехан, ты должен встать на мое место. У нас были общие увлечения, разговоры, свои ритуалы — на этом наш брак держался десять лет, теперь все отброшено, причем без объяснений. Как мне теперь строить наши взаимоотношения?

— В том-то твоя беда, что ты вечно все строишь! А я не хочу, чтобы меня строили!

— Да не тебя — взаимоотношения!

Видно было, что все бесполезно. Он избрал самую ужасную тактику: цепляться к мелочам, чтобы не затронуть суть. Такая тактика способна разрушить любую семью месяца за два — я в этом уверена.

Мне было его жалко — это он без меня пропадет, это я должна выпендриваться перед ним, и в конце концов, это у меня были неприятности!

— Ты даже не спрашиваешь, как у меня дела! — обиженно сказала я.

— Как у тебя дела?

— Меня уволили.

Алехан приподнялся на локте. Мне показалось, что он обрадовался. Сейчас скажет: «Я тут лежал и думал: какой же я идиот! Я не стою твоего ногтя! Ты подавила меня своими совершенствами — и даже хорошо, что одно из них теперь утрачено. Будем как в старых фильмах, ага? Следующее десятилетие будет декадой моей карьеры, любимая!» Каждая женщина мечтает услышать такие слова, правда?

— Все-таки уволили? — спросил он. — Я же говорил: зачем ты вылезла с этими своими показаниями!

Я уже собиралась рассказать, каким волшебным было сегодняшнее избавление от проблем, но после его слов притормозила.

— И карточку испортили, — добавила я. — Теперь у меня черный билет.

— Ну, что ж. — Он задумчиво окинул взглядом комнату. — Все одно к одному.

— По-моему, эти слова сказал виртуальный Антон перед тем, как разбиться.

Алехан перевел на меня совершенно пустой взгляд.

— Ты не могла бы не напоминать мне о «Саваофе»? — сказал он с отчетливой яростью в голосе. — Я прошу! Не напоминать! Мне! О «Саваофе»!

— Ты не хочешь утешить меня, Алехан? Не хочешь сказать, что теперь сам будешь содержать нашу семью?

— Наоборот. — Он вдруг успокоился. — Как раз теперь мы с тобой, скорее всего, разведемся.

Я ожидала любых слов, кроме этих, и даже засмеялась — так хрестоматийно и потому нереально они прозвучали.

— Ты хочешь сказать, что бросишь меня теперь, когда я не зарабатываю четырехсот тысяч в месяц? Ты что — жил со мной из-за денег?!

Я говорила несерьезно, я как бы утрировала все его возможные объяснения. Но он очень серьезно кивнул головой.

— Не такие уж это деньги, конечно, — сказал мой любимый. — Вот ваш Горик с Антоном хапнули деньги... Ты же немного путаешь причину и следствие. Я был тебе в нагрузку, когда ты могла ее себе позволить. И я позволял тебе иметь эту нагрузку. Но теперь — нет. Не питай иллюзий насчет моих деловых качеств. Я никогда не смогу зарабатывать нормально. Тебе одной будет легче.

— Легче?!

— Финансово...

— Мы не говорили с тобой о финансах, когда они у нас были, мы не считали, выгодно ли все то, что мы покупаем, мы ничего не откладывали, тратя на нашу любовь — с какой стати финансы вдруг стали главным пунктом сейчас, когда на первый план выдвигается именно человеческая поддержка? — Я старалась улыбаться, говоря эти слова, но губы уже кривились. Я чувствовала, что на пределе — слишком много всего произошло сегодня.

— Я плохой муж, — сказал Алехан, морщась. — Я не приношу денег, зато приношу несчастья.

— И наступил самый удачный момент сообщить мне об этом? То есть именно сейчас, когда я лишилась друзей и работы, ты решил заодно лишить меня и семьи?

— Это как операция... Сразу отрезаем и больше не болит.

Дальнейшие выяснения становились унизительными. Даже если он говорил это из благих побуждений или от собственного отчаянья. Представьте, вы приходите домой, чтобы сообщить мужу, что в результате двухмесячных изматывающих разбирательств потеряли работу и даже надежду на работу — а он говорит вам, что теперь вас бросает. Хороша операция!

— Ну, что ж, — сказала я, вставая. — Делай, как знаешь. Финансово... Финансово это мне и правда выгоднее.

Пока шел этот разговор, я сама поверила, что уволена, но тут вспомнила явление Лица, его безумную улыбку... Где-то далеко мелькнула мысль о ребенке. Четыреста тысяч в месяц на одного человека — это... Очень даже неплохо. Если у Лица не было временного помрачения сознания.

Я ушла на кухню, чтобы разогреть ужин. Руки у меня все-таки дрожали от волнения, в коленях была слабость. Я даже оперлась о шкаф, чтобы не упасть.

Алехан вышел из комнаты, подошел к кухонной двери.

— Это и правда будет лучше, — заговорил он. — Пойми, наш брак исчерпал себя. Я вдруг понял, какое я ничтожество. Единственная вещь, в которой разбирался... программа... и та оказалась тайной за семью печатями. И тогда я подумал: это ты мешаешь моему росту. Ты подавила меня, понимаешь? Такая умная, красивая, добрая, великодушная, эти твои подачки, эти разговоры о том, что тебя не волнует моя зарплата, что ты якобы не хочешь ребенка... Все это очень унизительно.

— Ты пришел, чтобы я тебя пожалела? Или чтобы извинилась? — я еле шевелила губами.

— Нет, Марианна права, — продолжал он, словно бы не слыша моих слов. — Не всегда такая терпимость во благо! Я жил рядом с тобой без стимулов, я спал всю жизнь и почти проспал ее, мне ничего не надо было добиваться, я видел только всепрощающую улыбку и жалость в глазах! Зачем нужна такая любовь? Эти путы на ногах... Любящий должен толкать!

— Алехан, уйди, — попросила я. — Слишком много откровений. Мне трудно дышать.

— И мне было трудно дышать рядом с тобой, знаешь? Несмотря на туман в голове, я все-таки сохранила способность и в эту минуту соображать более или менее здраво. «А не заводит ли он себя? — такая у меня появилась мысль. — Все эти философствования чрезмерны даже для того подонка, каким он хочет себя изобразить... Или я дура? Да, скорее всего, так. Я полная, законченная дура... Он так думал всегда».

— Уйди, — снова сказала я.

— Да. Я уйду. Ты должна знать: я жил с тобой не из-за денег. И ухожу не из-за денег... Иногда, чтобы спасти себя, нужно пожертвовать даже любовью... Буддисты говорят: «Оставь и отчизну, ради себя самого...»

— Флаг им в руки.

Он потоптался немного в коридоре, затем ушел в комнату, завозился там, собираясь.

От переживаний я обычно много ем, но тут, видимо, был перейден предел допустимого — аппетит пропал. Я сидела и тупо смотрела на тарелку с лазаньей. В моей сумке зазвенел телефон. Я достала трубку: Марианна. Подруга по несчастью, на которую еще вчера можно было смотреть с тайным женским превосходством... Какой год у нас всех трех выдался! Это и есть кризис среднего возраста? Я имею в виду не нас, а наших мужей...

Алехан прошел по коридору с сумкой. Хлопнула входная дверь. Я нажала кнопку телефона.

— Привет! — радостно сказала Марианна. — Ты уже не на работе?

— Уже нет.

— Отгадай: кто у меня сегодня ночевал?

— Гергиев.

— Несложный вопрос, правда?

— Как вчера посидели?

— Такой шикарный ресторан! Боже мой! Как я отвыкла от всего этого с моим ублюдком! Одна печаль: платье мое было не в масть. Там дамы в таких туалетах! Правда, Сергей сказал, что это проститутки.

— Его зовут Сергей?

— Смешное имя? Старое... В общем, я потрясена. Вот люди живут! Сволочи... — Она вздохнула. Но не очень печально, видимо, памятуя об отступных. — Там были омары, была икра, шампанское. Еще мы ели клубнику, она вся горела, ну, на ней была карамельная клетка, она так плавилась... Это недалеко от дома Елены с Антоном. Жаль, конечно, что тебя не было. Ну, это я вру. Спасибо тебе. Мне кажется, если бы ты была, он бы ко мне не поехал, постеснялся бы. Слушай, какой жених! Но боюсь, не обломится. Я не очень везучая... Точнее, везучая, но не настолько. И насчет внешности моей... Я вчера посмотрела, какие бабы бывают! Я себе дала слово: как только получу отступные, сразу половину потрачу на операцию. Во-первых, удлиню ноги. Какие там были ноги в ресторане!

— Бараньи?

— Это у тебя бараньи, овца. А у них человечьи. Ну, где-то метра полтора ноги! Ни одного волоска, смуглые, ровные, ногти сейчас какие-то новые делают — невероятной красоты!

— У тебя тоже красивые.

— Это прошлый век! А зубы! Какие бабы, ты не представляешь! Нет, чтобы такого мужика заарканить, нужно серьезно над собой поработать... Какой мужик!

— Поразил в постели?

— Да это дело десятое. Хотя и в постели нормальный. Но он же богатый! Ему вообще позволительно быть импотентом после счета, который он оплатил в этом ресторане. А он еще и не импотент. Представляешь! И не женатый.

«Может, и у меня все получится? — подумала я. — Или сегодняшнее заступничество Лица и есть предел моей везучести?»

— Слушаешь?

— Да, — сказала я.

— А чего молчишь? — В голосе Марианны послышалось подозрение.

— Именно потому, что слушаю. И потому что убита, раздавлена. Завидую. Испытываю сильную злобу.

— Правильно... Приятно слышать. Но если честно, я опасаюсь, что он сорвется с крючка... Как-то так формально чмокнул меня утром. И все удивляется, что грудь твердая... Может, вынуть протезы, если у него такой бзик? Станет на два размера меньше, зато мягкая.

— Дряблая, — напомнила я.

— Это у тебя дряблая. А у меня в роду грудь у всех до старости стоит.

— Даже у мужчин?

Она засмеялась.

— Ты чего-то смурная!

— На работе неприятности.

— Ой, что я тебе сейчас расскажу! — завопила она на всю кухню. Я даже отодвинула руку с трубкой от уха. — Он же один из крупнейших акционеров вашего гадюшника!

— В каком смысле?

— Владелец твоей корпорации!

— Не болтай. Наш владелец — гермафродит.

— Вот-вот, он так и говорил: только гермафродит может там штаны протирать. Ваш гермафродит — тоже владелец. Как и родители Гергиева. Поэтому все твои неприятности скоро закончатся. Я ему вчера сказала: «Что вы привязались к человеку? Она хорошая баба! Честная! Придурковатая немного, но кто без недостатков? Пусть тот бросит в нее камень!» Он говорит: «А какие неприятности? Все ведь закончилось». Наивный парень, правда? Они там сидят у себя наверху и даже не подозревают, сколько сволочей посажено вам нервы мотать... Ты со мной по-человечески поступила — отошла в сторону. Я тебя отблагодарила. Помни об этом!

— Ты думаешь, он поможет? — спросила я. На телефоне зазвонила другая линия. «Следователь» — сообщил экран. Я нажала ожидание.

— Да! Он возмутился, при мне кому-то позвонил. Сказал: «Я же просил! Специально напоминал! Это даже не обсуждается!» Эх... — Голос Марианны погрустнел. — Не может быть таких классных женихов. Наверное, у него есть тайный недостаток.

— СПИД?

— Дура! Типун тебе! — испугалась она. — Что-нибудь поменьше.

— Педофилия?

— Ну, что-то вроде этого... Сказал, что детей любит. Поэтому ему не нравится искусственная грудь. Тебе что, кто-то звонит?

— Да. С работы. Я тебе перезвоню, ладно?

Я перешла на вторую линию.

— С кем вы говорили? — сразу спросил он и, поразмышляв секунду, добавил: — Здрасьте.

— С Марианной.

Он весело присвистнул.

— Обо мне?.. Я вчера выпил лишнего.

— Все было прилично. Вы ничего плохого не сделали.

— Я не в этом смысле.

— Вас зовут Сергей?

— Да.

— Сергей, это вы... заступились за меня перед нашим главным?

— Мой отец.

— Я даже не знаю, что сказать...

— А ничего и не говорите. Я не сделал ничего особенного: вы действительно не называли пароли, а оклеветали себя от отчаянья. А Горик... Во-первых, я тоже не смог бы уволить человека в его положении. И во-вторых, я, как и вы, не очень верю, что это сделал он.

— Но это немыслимо: такое великодушие.

— Не думал, что вы любите такие красивые слова. — По голосу было слышно, что он улыбается.

Наверное, такая улыбка — это все, что было нужно мне для того, чтобы сорваться. Не равнодушный взгляд Бориса, мечтающего о моей должности, не злое шипение человека-змеи и даже не подлость, совершенная собственным мужем, — а просто улыбка, которой даже не видишь. В общем, я заплакала. Потом нажала кнопку отбоя и заревела в голос.

Минуты через три в дверь позвонили.

«Алехан! — подумала я, вытирая сопли. — Отошел, придурочный. А я вся зареванная. Ужасно. Он подумает, что это из-за него! Но если не открыть — испугается и вызовет полицию».

Я вышла в коридор и открыла дверь, отворачиваясь.

Я так и думал! — воскликнул Гергиев. — Вы плачете! Ваш гермафродит рассказал отцу, что вас уже увольняли, когда он пришел. Между прочим, жалко, что не уволили. Гермафродит не любит, когда ему что-то препятствует. Он бы заставил их прийти к вам домой с цветами!

— Не врите, ради бога! — попросила я, продолжая плакать.

— Честное слово! Мне можно войти?

— Откуда вы здесь?

— Проезжал мимо... Смотрю, ваш дом... Дай, думаю, напрошусь на чай. Сидел в машине, набирался смелости... Вдруг выходит ваш муж с чемоданом. Куда это он на ночь глядя?

— Мы с ним поссорились.

Следователь снова присвистнул, не прекращая своего неуклонного движения в сторону комнаты.

— Как романтично! Сейчас это редко бывает — ссоры. Чуть что, люди просто расходятся, чтобы не трепать нервы. Жизнь одна... Но мне кажется, в супружеских ссорах есть своя прелесть. Так вы из-за этого плачете? Нашли сокровище!

— Вам не понять.

Он был уже на диване.

— Почему не понять? Мои родители прожили вместе всю жизнь. Вот вы гордитесь своим десятилетним супружеским стажем, а у них он сорокалетний.

— Они подали заявку в Книгу рекордов Гиннеса?

— Если я женюсь, то сразу же захочу побить их рекорд. У нас с отцом постоянное соревнование.

— Наверное, удачное для отца?

— Между прочим, до тридцати я был управляющим всем нашим состоянием. Я его утроил. Чем пахнет?

— Лазаньей.

— Я голодный.

— Она была замороженная. Вам вряд ли понравится.

— Я люблю всякое говно.

Я сходила на кухню за лазаньей. Пока несла ее, дико захотела есть. Пришлось вернуться за второй вилкой. Я поставила тарелку на наш столик с инкрустацией.

— Будем есть оба. Я тоже голодная.

— Красивый столик.

— Старинный. Достался мне от отца.

— Как и квартира, правильно?

— Откуда вы знаете?

— Ваш муж, поссорившись с вами, ушел с чемоданом... Значит, квартира ваша... Очень вкусно! Потом покажете коробку?

— Кого вы играете передо мной? — спросила я, откладывая вилку. — Кто вы вообще? До тридцати утраивали свои деньги, а потом пошли в следователи. С какой стати?

— Их стало неинтересно утраивать. Сорок нулей или сорок один — какая разница. Я перестал чувствовать результаты своего труда. Такие величины... они перестают восприниматься как реальные. Это как космические расстояния: мегапарсеком больше, мегапарсеком меньше.

— И вы пошли в полицию.

— Ну, в этом я разбирался. Хорошо представлял себе, какие возможны обманы. В основном, хотел заниматься налогами: мне казалось, есть какая-то ужасная несправедливость в том, что средства так неравно распределены. Вот ваш Горик не может оплатить лечение. А ведь СПИД лечат. Уже лет десять. Не поддерживают статус, а излечивают раз и навсегда. Но это стоит тридцать миллионов... Вот я и хотел следить на своей работе за тем, чтобы хотя бы существующие нормы распределения не нарушались... У меня и отец всю жизнь занимался общественной работой. Был адвокатом. Бесплатным.

— Здесь вы его тоже обогнали?

— Еще нет. Но у меня вся жизнь впереди. Чай поставите?

Когда я вернулась из кухни, он стоял у стойки с техникой.

— А где прибор?

— Муж его продал.

— Разочаровался?

— Видимо, да.

— А я наоборот — увлекся. Вот уже месяц играю. Знаете, он не так прост, этот прибор.

— Я тоже так думаю.

— Почему?

— Вам интересно, что я думаю по этому поводу?

— А зачем я, по-вашему, спрашиваю?

— Зачем... Допрос, надо понимать, продолжается?

— Хотите так считать, считайте.

— Хорошо... Я скажу. Мне давно кажется, что все эти игроки не понимают, по каким минным полям ходят... Думаю, что «Саваоф» предсказывает будущее. Причем вот здесь, в эту самую минуту, и исходит он не из тех условий, которые мы меняем, а из наших побуждений менять условия так, а не иначе. Он угадывает желания игрока. В фильмах это было незаметно, но как только в игру в качестве героя был введен сам играющий, обнаружились оглушительные последствия.

Следователь усмехнулся, касаясь меня оценивающим взглядом. Мне показалось, что он смотрит как мужчина на женщину, и в его глазах читается невысокое мнение о моей фигуре.

«Благородный полицейский, — подумала я. — Продолжаешь искать свои денежки. Вот почему ты здесь... Неужели и с Марианной переспал из-за показаний Елениной кухарки против Микиса?»

— То есть применительно к вашей ситуации... — он помолчал, раздумывая, — применительно к вашей ситуации, кто-то меняет какую-то фразу, чтобы скрыть свое преступление, а прибор понимает, что, ради того чтобы скрыть это преступление, человек готов и на убийство... Например, если это сделал Татарский, то «Саваоф» догадался, что он был согласен пожертвовать женой. Был готов и сам исчезнуть. Если это сделал кто-то другой, то... То же самое.

Я усмехнулась в свою очередь:

— Не делайте вид, что это только сейчас пришло вам в голову! Вы думали, что Татарский мертв именно потому, что это показал «Саваоф». Вы и разговор завели, чтобы вывести меня на такие откровения.

— Нет, врать не буду. Пришло не сейчас. Я думал об этом и раньше.

— Какое счастье для преступников, что на свете мало богатых мужчин, одержимых идеей социальной справедливости! Настоящий следователь, замотанный тяжелой жизнью, маленькой зарплатой, постоянными отчетами перед начальством и упреками жены, вряд ли имел бы желание упорно копать раскрытое дело. А вы не ограничены бытом. У вас есть только азарт. Вы так и не остановитесь, пока не найдете денег?

— Вам осталось еще обвинить меня в том, что весь мой азарт — это жадность. Ведь пропали и мои деньги. Поэтому я и рою землю.

— Во-первых, не только ваши, вы ведь не единственный акционер, во-вторых, они частично будут покрыты страховкой, в-третьих, более половины суммы оплатят социальные фонды, то есть мы, работники... Те, кто стоит в очереди на бесплатное лечение, простоят лишних полгода... Нет, в жадности я вас не обвиню. Марианна подробно рассказала мне о ресторане, в котором вы ее угощали. Вы не жадный в смысле денег. Но ведь жадность может и трансформироваться, правда? Пойти по другому руслу — по руслу охоты например. Охоты с ружьем и гончими, я имею в виду.

— По Фрейду? Вы ведь начитанная, мне говорили...

— Не по Фрейду. По Гегелю: «Богатые всегда бесятся с жиру, суки» — так он писал.

— Вы правда так думаете? — Гергиев сел напротив меня, улыбаясь.

Когда он улыбнулся, я усомнилась в своих словах.

— Ваш муж ушел с чемоданом не потому, что вы поссорились, — весело сказал Гергиев. — Он вообще ушел. По логике вещей, это вы должны были его выгнать, поскольку он вас не стоит, но, судя по тому, с какой ненавистью вы восприняли мою попытку поговорить о «Саваофе», можно предположить, что это ничтожество вас бросило само. И вы сейчас думаете: «Разговоры с мужчиной по душам делают женщину беззащитной. Вот, пришел еще один любитель «Саваофа»! Но я-то уже не та!»

— Еще раз повторю: ужасно иметь под боком такого следователя-энтузиаста.

— Под боком? Вчера меня под боком имела ваша подруга. Надеюсь, она не жаловалась?

— Нет, только восхищалась.

— А вы не ревнуете?

— Кого к кому?

— Меня к ней.

Я засмеялась:

— Такой вы мне больше нравитесь! А то даже стало страшно: умный, правильный, болеющий сердцем за бедных.

— А вы не такая?

— Надеюсь, нет.

— Значит, не ревнуете?

— Нет.

— Жаль... Но я все-таки закончу насчет «Саваофа»? Я приобрел у хозяина «Дирк Энтертейнмент» — он, кстати, передавал вам привет — самую новую версию программы именно для того, чтобы проверить свое давнее подозрение... Я ведь и раньше дурачился с этим «Саваофом». Но еще лет пять назад это развлечение мне наскучило. И знаете почему? Потому что я стал подозревать, как и вы, что «Саваофу» нет необходимости лопатить все миллиарды вариантов, относящихся к обстоятельствам фильма. Да это и невозможно, если подумать. Ведь у героев фильма нет предыстории и нет настоящих характеров, они все-таки выдуманные персонажи. Их автор часто искажает логику, заставляет их быть непредсказуемыми, странными, поразительными — чем лучше фильм, тем, кстати, эти персонажи условнее, схематичнее. Они ведь обязаны быть типичными, чтобы быть интересными... Я долго думал, как же «Саваоф» выходит из положения. Я видел, что в его версиях всегда есть логика. Всегда! То есть он на что-то ориентировался... А потом понял. Он ориентировался на меня, зрителя. Он понимал, чего я жду, делая то или иное изменение. Он даже понимал, что, добиваясь смерти киногероя, я в душе надеюсь на то, что ничего не получится и игра будет продолжена. И мне стало неинтересно.

— Вы купили новую версию? И ввели туда себя самого?

— Да. Один из своих дней.

— И?

— Он показал мне то, чего я хочу... А где лежат ваши журналы?

— Ими забит весь кабинет.

— Дадите мне почитать?

— Вы любите читать?

— У меня огромная библиотека.

— Из настоящих книг?

Он гордо кивнул.

— Какой вы счастливый...

— Так он, правда, вас бросил?

— Да... Самое удивительное, что я постоянно боялась, что он боится, что я его брошу... Очень смешно.

— Марианна говорила, что у вас очень крепкая семья.

— Наверное, на свете осталась только одна крепкая семья — ваших родителей.

— Я все-таки надеюсь их переплюнуть.

— Не думаю, что у вас получится... Вы слишком плейбой.

— А может я останусь, раз так? — спросил он. — Раз плейбой?

— Ну уж нет! — рассердилась я. — Езжайте к Марианне!

— У нее грудь твердая.

— Она уже все исправила! Нет, я серьезно! У меня был ужасный день... И еще раз спасибо за помощь.

Он встал, громко и отчаянно вздыхая.

— Значит, не ревнуете?.. Все, все, ухожу... Марианна говорила, что вы пишете. Это правда?

— Вы с ней, кроме как обо мне, о чем-нибудь еще говорили?

— Почти ни о чем.

— Все-таки вы ищете эти деньги! — сказала я, глядя ему в глаза. — Это для вас дело принципа — найти их!

Он пожал плечами.

— Хотите думать, что я еще хуже, чем ваш муж? Думайте на здоровье.

...Когда он ушел, я прошлась по квартире. Он сто раз мог оставить здесь камеру — постоянно отсылал меня на кухню... Но эти современные камеры, разве их обнаружишь?

На всякий случай я разделась в темноте, постелила самое дорогое постельное белье, надела шелковую пижаму — и воздержалась от... ну, это неважно.


Лестница вела на второй этаж — там тоже стояли столики.

В зале было совсем темно: из-за соснового бора за окнами, из-за стен, обитых коричневыми панелями, темных балок потолка и этой вот лестницы, сделанной под старинную, деревянную. В принципе это был деревенский стиль, даже старорусский, но хозяева, видимо, предполагали, что так должно выглядеть экологически безупречное помещение. Я положила ладонь на стену. Это был пластик.

Примерно так же дело обстояло и с индийской спецификой. Она с большой натяжкой создавалась за счет имитаций: старых шелковых картинок со слонами и повернутыми в профиль, обведенными серебряным контуром танцующими фигурами, тлеющих там и тут вонючих палочек, а также молельни в углу, обвешанной гирляндами искусственных маргариток. Я пригляделась: над молельней висела икона!

— Где вы сядете? — спросила официантка в жилетке и шароварах.

— А почему у вас турецкий наряд? — ответила я вопросом на вопрос.

Официантка приподняла бровь, и в ее глазах я прочитала собственный приговор. «Трудный клиент!» — скажет она на кухне. Впрочем, они уже увидели в окно, на какой машине я приехала, и вынесли мне приговор пострашнее: можно сказать, самый страшный в этом богатом районе.

— Можно сесть, где посветлее? — попросила я. — Напротив лестницы, в центре зала.

Официантка ушла за меню, попутно включив музыку: я бы не удивилась и арабской (ну, раз такой у них фьюжн), но нет — запищали, зарезвились на ультразвуковых широтах настоящие индийские голоса.

В нижнем зале никого, кроме меня, не было. На втором этаже кто-то разговаривал на повышенных тонах. Голос был наглый, хозяйский. Здесь вокруг все такие.

— Я специально спросила, — сказала вернувшаяся официантка, кладя передо мной меню, переплетенное в кожу. — Это не турецкий наряд, а индийский.

— У кого спросили?

— У управляющей.

— Да мне, в общем, все равно.

— Зато нам не все равно. У нас один из лучших тематических ресторанов этого района. Здесь все настоящее. Все создано людьми, искренне любящими Индию и хорошо ее знающими.

Я хотела спросить про икону в углу: это подстраховка? — но не стала связываться. Я действительно приехала поесть.

— Все, наверное, очень острое? Я новичок, мне нужно будет поменьше специй.

— Вы у нас первый раз?

— Нет, я была у вас примерно год назад. С подругой. Она живет здесь неподалеку.

— То есть вы знаете, что это вегетарианский ресторан?

— Конечно. Я потому и приехала. Мне мой косметолог посоветовала отказаться от животных белков.

— Да, у вас очень плохая кожа.

(Что говорят в таких случаях? «Спасибо»?)

— Но вы не расстраивайтесь. Сюда многие приезжают именно потому, что вегетарианство благотворно влияет на кожу. Знаете, бывает, клиентка прошла сотни процедур, сделала омолаживающую операцию, ходит на спа, использует озон, соблюдает диету, и все, все напрасно! А проблема — в питании! Представляете, какой ужас накапливает мясо животного в момент его убийства? И мы это потом едим! Кроме того, животные белки очень плохо перевариваются. Точнее, не перевариваются, это чистые токсины, они идут в кровь, в лимфу и в кожу, да, в кожу. Ваш землистый цвет лица — это цвет токсинов. Наша хозяйка говорит: у тех, кто ест мясо, — внешность убийцы.

Вообще такая откровенность стала модной у богачей в последнее время. Я это замечаю по рекламе предметов роскоши. Здесь укоренился развязно-хамоватый стиль. Елена восхищалась недавно таким текстом, пришедшим к ним на компьютер: «Тебя удивляет, что твой «Каприо» плохо маневрирует? Ты возвращаешь уже шестую машину из-за плохой работы руля? Ты не замечаешь, что на руль давит твое пузо? ПРОСТО ТВОЕ ПУЗО МЕШАЕТ ТЕБЕ РУЛИТЬ!» Такая вот реклама бескалорийного вина.

Все понятно, на самом деле. Эти ребята сами хамят налево и направо, никто им не может ответить — вот им и надоело колотить кулаками по вате, хочется отпора. Одни мечтают, чтобы сексуальный партнер ставил их в угол или порол, других возбуждает отпуск, проведенный в тюрьме, третьи ухохатываются над хамскими текстами. Хоть кто-то говорит им правду, так они считают.

— Я еще отекаю, — пожаловалась я.

— Да, это видно, — кивнула официантка. — И как раз в индийской кухне много специй, хорошо выводящих воду. Если вы будете обедать у нас регулярно, — она с сомнением посмотрела в сторону окна, где была видна моя машина, — то вы себя не узнаете уже через месяц.

— То есть надо переходить на вегетарианство?

— Это само собой разумеется. Но этого мало. Дело в том, что наш ресторан — еще и своеобразный клуб или, если хотите, консультационный центр. Конечно, не для всех... Это очень дорого и трудно — получить исчерпывающие консультации по изменению образа жизни. Зато, если вы их получите, вам не нужны будут ни косметологи, ни операции, ни озон. Вам предложат целую программу оздоровления. Вот, например, у нас в ресторане пища готовится с соблюдением определенных ритуалов. Особые требования к моральным качествам поваров, к их биографиям, учитываются даже предыдущие воплощения: никаких преступников или солдат. Никакой агрессии даже в прошлых жизнях! Во время приготовления блюд говорятся особые слова, делаются особые жесты руками, звучит духовная музыка. Живая! Нам по штату полагается музыкант. По вторникам ресторан закрывается: происходит полное кармическое очищение всех залов, всех продуктов. Понятно, что наша пища наполнена благотворной энергией, которую вы не получите от своей кухарки! Энергия накапливается, и однажды происходит качественный скачок — ваш организм как бы перенастраивается. Обновление клеток начинает идти намного быстрее, все системы приобретают способность к полному самооздоровлению. Излечиваются хронические заболевания, омолаживаются органы — сердце, суставы, кишечник, ну и кожа, конечно. Она просто сияет... Все делает энергия. Вообще все в мире делает энергия.

Я даже боялась заглянуть в меню — туда, где цены. Такая лапша — это обычно самое дорогое в мире блюдо. Я представила себе их штатного музыканта на кухне... Почему-то с балалайкой.

— Вы сказали, что трудно стать членом клуба.

— Это делается не сразу. Вы должны стать нашим постоянным клиентом. Если вы хотите участвовать в программе, то после сегодняшнего посещения мы вам выпишем карту участника. Когда там накопится миллион, вы получите скидку — десять процентов. После двух миллионов вы — вип-клиент, а это доставка еды на дом, бесплатная консультация с составлением гороскопа на ближайший год и программы питания. Далее: вы можете претендовать на личного тренера по йоге. Кстати, уроки йоги вы можете брать и сейчас, но, разумеется, в порядке общей очереди и в его зале. К вип-клиентам он выезжает на дом... Но и начальные знания вам не повредят. Правда, это довольно дорого... Но оно того стоит, уж поверьте. Принимайтесь за себя, пока не поздно. У нас много таких, кто упустил свое время: вроде бы все делают правильно, выполняют рекомендации, а результаты неважные. Организм настолько закостенел, настолько привык жить по старым правилам, что его уже очень трудно вывести из этой колеи...

Цен, кстати, и не оказалось. Правильно: зачем портить свою энергию этим ненужным и наверняка грустным знанием? Я заказала навскидку: очень осторожно. Судя по ее недовольному виду, не ошиблась — блюда были недорогие.

— А вино у вас пьют? — спохватилась я.

Официантка обрадовалась.

— Вино у нас особое. Его можно пить даже в пост! — («В христианский пост! — изумилась я про себя. — Какие у них полномочия!») — Оно из Тибета. Делается из самого высокогорного винограда в мире. Его изготавливают монахи, а доставляют в порты на яках.

Я хотела сказать, что у меня аллергия на шерсть яков, но побоялась улыбнуться и просто отказалась без объяснения причин.

Заскрипела лестница. Сверху спускался полный мужчина — он продолжал с кем-то ругаться по телефону.

— Я отметила заказ на вашей карточке! — сказала ему администратор, вышедшая из боковой двери.

Он отмахнулся. Администратор взглянула на меня, скрылась за дверью, потом снова глянула — в щелку.

Я сидела за тем же столиком, что и год назад. Елена тогда пригласила меня пообедать. Она ничего не рассказала об этих теориях оздоровления — думаю, она в них не верила. Елена была, действительно, рациональным и даже скептическим человеком. Хотя производила впечатление птички божьей. Не думаю, что она участвовала в их программе. И вообще, дела у них идут плохо. Уж я умею оценивать по внешним признакам, насколько успешен тот или иной бизнес. Своим клиентам я бы не посоветовала покупать ресторан «Джаган».

Так можно начинать дело: панелями под дерево, картинками, стоящими меньше, чем кусок высушенного хлеба в придорожном магазинчике, всей этой дешевой блошиной экзотикой. Когда раскручиваются — если раскручиваются — то нанимают настоящих декораторов и дизайнеров, имеющих образование, уж они-то не спутают турецкий костюм с индийским. Пластик отдирается, и стены обшиваются натуральным резным камнем, или тайской чесучой, или атласом. Привозятся шелковые, рассыпающие перламутровые искры ковры из Кашмира — те, что гибнут от пролитой воды, но в том и прелесть — в их уязвимости. Красота всегда уязвима. Хозяин обязательно выйдет к пролившему воду гостю и расскажет о монахах, месяцами делающих гигантские картины из песка, чтобы потом одним дуновением уничтожить их. И гость успокоится. И оценит стильность места.

А тут... На кого рассчитана эта забавная молельня? На человека с каким уровнем образования?

Дураков, конечно, много везде, а среди богатых их даже больше, но, думаю, они едва окупают аренду. Ведь рассказ официантки навеян моей машиной: мол, захочет эта дура приобщиться к миру богатых. В конце ужина она мне сообщит, что я понравилась администратору своей... ну, скажем, кармой — и мне будет сделано исключение: десять процентов скидки с первого дня.

Думаю также, что они буквально вцепились в Елену, сразу угадав в ней богачку. Я засунула руку в карман, проверяя, на месте ли кредитка. К сожалению, там не было нужной мне фотографии — мне, по милости Гергиева и Марианны, не удалось ее украсть...

Утром я была на работе. Зашла в отдел, пока еще никого не было. Посидела за своим столом и решила наглеть до конца. Если Гергиев не врет, меня теперь не уволят, даже если я плюну Лицу в лицо. Ах, Гергиев... Я вздохнула. Как я жалела, что позволила ему позавчера уйти. Такой мужчина — хоть на ночь, да мой... А то и вспомнить в старости будет нечего. Или я уже становлюсь похожей на Марианну?

В отдел зашел Борис и уставился на меня, как на привидение.

— Мы вчера все спорили, — сказал он. — Витя притащил слухи, что тебя восстановили. Разумеется, звучало, как полный бред. У тебя нарушений — вагон и маленькая тележка. Тут была Инна, она тоже сказала, что знает точно: ты уволена, причем с ужасной формулировкой.

— Она же в отпуске.

— Ты знаешь, она действительно уходит. Вчера пришла последний раз — за вещами. Собрала все свои бумаги, рамочки, цветочки, сказала: «Спасибо всем» — и отчалила. В хорошем таком настроении...

— Вот почему ее стол пуст.

— Представляешь... — Он хохотнул. — Украла все наши вазы! В том числе и ту, что ты притащила из дома. И даже туалетную бумагу сняла... Ну что за человек! Так я не понял: тебя уволили или нет?

— Нет.

Он недоверчиво покачал головой.

— Чудеса какие-то... А почему ты вчера не была на работе?

— Решила отдохнуть. И сегодня, пожалуй, пойду. Что-то нет настроения... Значит, Инна знает точно?

— Видишь, оказалось, что неточно. Ну, мы-то решили, что у нее полная информация, раз она близка кому-то там в верхах. А ты не врешь? Разве за такое не увольняют? Я думал, даже сажают...

— Ты огорчился?

— Зачем ты так?

— Ах, Боря. — Я потянулась. — Надоело мне со всеми церемониться. И с тобой: какого черта ты всем хамишь? Что ты за истеричная баба! Почему вы, однополые, считаете, что вам все вокруг должны прощать, а? Вы себя все-таки считаете убогими? Поэтому?

Борис насупился.

— Начинаешь новую жизнь? — угрюмо спросил он. — Режешь правду-матку?

— У тебя нет ни правды, ни матки, Боря. Ты даже не пожелал скрыть, как хочешь занять мое место! Тебе было плевать, что ты этим обижаешь меня. Меня — которой было достаточно только намекнуть службе безопасности, чем ты промышляешь по вечерам...

— Ты знаешь мою позицию: я не люблю притворства. Какого черта! Все умные, все всё понимают, зачем играть комедию? Да, любой бы мечтал занять место начальника отдела. Это лишние сто тысяч! Мне не хватает денег! Я что — должен делать вид, что не хочу зарабатывать больше? Я всегда говорю правду! Считаю, что это более благородно.

— Думаешь? Пожалуй, я перейму твой опыт. Вот чтоб ты знал, Боря: мне омерзительны люди твоей ориентации. Я вами брезгую. Не садись на мой стул. Никогда! Пожалуйста!

Он сощурился — да, он может ответить, я знаю. Так может, что...

— Боря! — я предостерегающе подняла палец. — Отныне я начальница в полном смысле этого слова! Не хами. Даю тебе срок в месяц, чтобы прекратить свое баловство с чужими счетами. Легкомыслие по отношению к Горикиным грехам мне дорого обошлось.

Впервые в жизни принципиальность принесла мне облегчение. Я даже начала напевать, вспомнив Борину рожу...

Подошла официантка, стала расставлять на столе тарелочки, жаровенки, латунные коробочки, корзинки с прозрачными лепешками.

— Управляющая сказала, что ей понравилась ваша карма, — сообщила она.

— Правда? — обрадовалась я. — А можно с ней поговорить?

— Она подойдет в конце обеда.

Еда оказалась исключительно вкусной. Я даже простила им молельню. Думаю, Елена здесь часто обедала — у нас похожие вкусы.

...Когда официантка забрала мою кредитку, из боковой двери снова вынырнула та тетка, что подглядывала за мной перед обедом.

— Все хорошо? — спросила она с неискренней озабоченностью.

— Да. Боюсь, я серьезно подсела на вашу кухню...

— Это увлечение пойдет вам на пользу. — Она слабо улыбнулась.

— Я небогатый человек.

— Что может быть дороже здоровья?

— Вам действительно понравилась моя карма? Она пристально посмотрела мне в глаза. Не знаю, что она в них увидела, но я в ее — уловила гигантскую неприязнь и к моей карме, и ко мне заодно.

— Очень понравилась, — сказала она. — В прошлой жизни вы были... садовником. Это благородное занятие. Чистое. Неагрессивное.

— Мне дадут карточку участника программы? А может и скидку... в виде исключения?

— После второго или третьего посещения мы поговорим об этом... Вы не производите впечатление человека, следящего за своей внешностью. Это ваша принципиальная позиция?

— Я люблю все естественное.

— Вам сколько: двадцать пять?

— Да.

(Самое интересное, что я, никогда ничего с собой не делавшая, выгляжу молодо — может быть, неухоженно, по нынешним меркам, но молодо. Елена всегда поражалась по этому поводу).

— Ну, что ж. Самое время начинать... Вам можно дать все тридцать. А что будет потом?

— Скажите, — я откашлялась. — Все-таки немного остро с непривычки... А можно заказывать еду на дом? Официантка объяснила, что дома такого эффекта не добьешься. Будет не та энергия.

— Мы это практикуем... Но опять же, это решается индивидуально. Через хозяйку. Только для вип-клиентов.

— А с ней нельзя встретиться? — спросила я. — Я небогатая, но я чиновник... Иногда это стоит дороже денег.

Меня очень беспокоил взгляд управляющей. Я никак не могла его правильно интерпретировать. Она смотрела как-то слишком пристально и в то же время словно бы сама пыталась что-то для себя объяснить.

И вдруг я поняла! Она пытается меня вспомнить. Ей кажется, что она меня где-то видела и обстоятельства встречи беспокоят ее. Словно бы меня позиционировали при этой встрече как врага, как опасность — или неплатежеспособного клиента, или полицейского, или санитарного врача (так она думает). Сидение за одним столиком с богатой, но малознакомой клиенткой — Еленой — никак не могло вызвать эту реакцию. Нет, она меня знает с другой стороны...

— Рано об этом говорить, — сказала она.

Подошла официантка, протянула мне кредитку.

— Карточки участника программы у нас, к сожалению, закончились, — не глядя на нее, продолжала управляющая. — В следующий раз приедете, мы вам выпишем. Всего хорошего. — Она резко повернулась и ушла за лестницу.

Официантка еле заметно пожала плечами. Видимо, их обычный ритуал дал сбой.

— За лестницей тоже зал? — спросила я как ни в чем не бывало.

— Нет. Кабинет хозяйки.

— Она здесь часто бывает?

— Теперь не часто... Она вышла замуж. Откровенно говоря, ее больше нет.

— А мне показалось, что ваши дела идут плохо, — сказала я, вставая.

Что ж, я им не понравилась, а у меня теперь новая философия.

— Вы, наверное, ей это сказали?

Я не ответила, но выражением лица как бы подтвердила ее догадку. Официантка вздохнула.

— В общем-то, да... Ресторан выставлен на продажу... Бизнесом надо заниматься, а так-то, конечно, все развалится. Хозяйке было не до того — у нее семейные проблемы последние полгода, теперь она вообще исчезла, вот и...

— Алина! — позвала управляющая из-за лестницы. Она теперь стояла точно как та, другая, на фотографии. — Клиенты ждут!

— Какие клиенты... — пробурчала официантка и отошла, не попрощавшись.

Теперь со мной не церемонились, ведь я расплатилась. Странно было бы, если бы дела у них шли хорошо, с таким-то отношением...


Отъехав от ресторана на приличное расстояние, я остановилась в бору, на поляне, недалеко от въезда в Еленин район. Мой сегодняшний обед принес только огромные траты. Я ничего не выяснила. И не потому, что меня вспомнили — меня не вспомнили, — а потому, что я не произвожу впечатление богатого человека. Мне нужен помощник, который бы производил такое впечатление.

«Вот ты как все завернула! — возмущенно сказал мой внутренний голос. — Кого ты хочешь обмануть?! Не смей даже мечтать о том, чтобы мечтать об этом!» — «Да мне это нужно для расследования!» — не слишком убедительно ответила я самой себе и набрала номер.

— Ну, — недовольно сказал Гергиев в трубку.

— Это я.

— Угу.

Его недовольный тон заставил меня запнуться. Я растерялась. Но секунду спустя даже обрадовалась этому недовольству — действительно, глупее было бы надеяться только на роман с главным исполнителем роли межгалактического суперагента.

— Вы будете говорить? — раздраженно спросил следователь.

— Мне нужна ваша помощь.

— Для чего?

Интересный вопрос... Для чего? Я вдруг поняла, что еще не задавала его себе.

— Мне нужно кое-что выяснить...

— А почему я должен вам помогать?

— Но вы уже мне помогаете. И давно... И много.

— Но я не дождался благодарности за эту помощь.

— Почему? Я вас поблагодарила за то, что меня оставили в корпорации...

— Вы на работе?

— Нет. Я в лесу.

— Вы, между прочим, прогуливаете уже второй день.

— Вы переживаете по поводу моей зарплаты? Можете вычесть за эти два дня...

— Могу и вычесть, и уволить. Я все могу.

Ну и ну!

— Нет, не можете! — рассердилась я. — Попробуйте только! Я подам в суд.

— Вы такая подлая на самом деле?

— А вы тоже такой: «вычесть», «уволить»?

Я-то? Конечно! И встречался я с вами, чтобы найти свои денежки! И, между прочим, спал с вашей подругой, чтобы все о вас узнать... Миллиард! За него я готов переспать даже с вашим мужем!

— Его-то не трогайте! И потом я даю вам шанс узнать обо мне еще больше. Выполните мою просьбу.

— Ну, говорите.

— Вы должны выяснить все об одном ресторане. По своим каналам.

— О «Джагане»? Это исключено. Он проходит по льготной категории. Малый бизнес. О них ничего не выяснишь. Вы знаете, что люди, работающие в малом бизнесе, даже не проходят процедуру сканирования глаза?

— Но ведь можно узнать, на кого он зарегистрирован?

— Я и так это знаю. На управляющую.

— Но есть еще и хозяйка.

— Она там как почетный президент. И идет под псевдонимом.

— Псевдонимом?

— У нее индийское имя. Она его приняла года два назад, после посещения Тибета... Нарушений у них никогда не было. У нас нет на нее данных.

— Они продают ресторан. Вы бы могли приехать как покупатель.

— А вы почему не поехали туда как покупатель?

— Какой же из меня покупатель? Я даже как клиент им не подошла. Они же все видят. По машине, одежде. Да хоть по ногтям.

— По ногтям? У меня они тоже настоящие. И один даже кривой.

— Какая гадость!

Он засмеялся.

— Так что я должен выяснить?

— Вы должны найти хозяйку... И найти ее адрес. Я перевела дыхание. Пути назад не было.

Он помолчал немного.

— Значит, вместо работы вы шляетесь по ресторанам? Одна или с любовником? Пожалуй, я поступил опрометчиво...

— Предупреждаю, что и завтра буду отдыхать! — сказала я.

— Так вы сейчас...

— В лесу.

— Почему в лесу? Совсем уже...

— Съездите? — спросила я.

Впрочем, уже было понятно, что он поедет...

Мой же следующий пункт — это наркоманский пятачок на шоссе.

Я ехала по крайней полосе, медленно — чтобы как-нибудь угадать его. Насколько же я наивная: «пятачок» оказался десятикилометровым, привольно раскинувшимся вдоль дороги по обе стороны. Внешний вид его обитателей не оставлял никаких сомнений в характере их увлечений.

Как люди слепы! Ведь я сотни раз проезжала мимо и, проезжая, сидела не только в своей машине, но и в Марианниной или в Елениной, а также в роскошном кабриолете Антона и жлобском микроавтобусе Микиса. Все они знали, что это за «пятачок». Один раз я вслух удивилась, какой бледный вид имеют люди «на остановке» — это было мое предположение: «на остановке». Марианна прыснула. Она ничего мне не сказала, напротив, даже не перебила, когда я перешла на тему социальной несправедливости. «Какой зеленый цвет лица был у того парня! — возмущалась я. — Это ведь бедный район? Он весь загазованный! Это просто чудовищно — я уверена, что здесь половина жителей больна язвой или СПИДом... Нет, ну что-то надо делать!»

«СПИДом? Возможно», — хихикнула Марианна.

Что ее забавляло — мое неведение? Но почему они все считали его забавным? Как они ко мне относились на самом деле?

Увы, ответ получался печальным.

«Блаженная» — покровительственно говорил Антон. Почему я толковала это как «неординарная»? «Доверчивая» — обмолвилась Елена, и я решила, что это синоним слова «верующая». «Сильно меня любящая» — гордился Алехан. Даже эти слова я воспринимала иначе. Я думала, они означают «любимая».

Я училась с Еленой в одном университете. Я была отличницей, а она — красавицей. Я часто говорила ей, что быть красавицей — труднее и почетнее, и до сих пор повторяю это на каждом углу. Но думаю ли так на самом деле? Если да — то почему ничего не делаю со своей внешностью? Ах да, из-за счастливого брака...

Это Елена познакомила меня с Алеханом. Она сказала, что он друг ее поклонника. Сам поклонник навсегда затерялся в прошлом. У них было много общих воспоминаний. По крайней мере, они иногда перемигивались и начинали хохотать. Когда я спрашивала, в чем дело — спрашивала, предвкушая радость присоединения к их веселью, — они отмахивались и продолжали перебрасываться междометиями и обрывками фраз.

Марианна появилась в моей жизни раньше — собственно, она всегда в ней была. Мое первое в жизни воспоминание: яркий весенний день, солнечные блики от ручья и ее лицо. Ей, как и мне, пять. Она нашла в ручье стеклянную сережку в виде ключика, потерянную мной два дня назад. Граненая безделушка умылась в ручье и нестерпимо сверкает. Марианна знает, что это моя сережка, но не отдает. «Я потеряла здесь свое кольцо, — объясняет она. — Если ты его найдешь, я отдам твой ключик».

Марианна даже не стала пытаться поступить в университет, после школы наши с ней дороги разошлись (я думала — навсегда). Она осталась топтаться в прошлом, в то время как я (мне так казалось) умчалась вперед. Но десять лет спустя мы встретились на одной площадке. Наше второе сближение тоже произошло через Елену. То есть это я их вначале познакомила, а потом уж они подружились и стали друг другу ближе, чем я каждой из них по отдельности.

Елена была общительным человеком. В принципе я не могла бы поручиться, что у нее нет знакомых, которых я не знаю. Я, например, никогда не видела ее маникюршу. Она приходила два раза в неделю, но как нарочно — когда я была у Елены, она или только что ушла или именно сегодня заболела. Мы даже смеялись и удивлялись по этому поводу.

Что касается остальных ее знакомых... Посыльных из французского ресторана я знала в лицо и по имени, соседей — только тех, что справа, с садовником — здоровалась, у кухарки — пользовалась благосклонностью, ливанку — недолюбливала.

Елена ни словом не обмолвилась о толстой подруге, хотя проблему лишнего веса мы обсуждали при каждой встрече в течение многих лет. Не говорила она и о вступлении в программу оздоровления в вегетарианском ресторане. О нем самом она тоже ничего не говорила. Только один раз — год назад — предложила мне: «Заедем тут, неподалеку?» Я, помню, и в тот раз удивилась наивному интерьеру: место не слишком ей подходило. «Попостишься со мной?» — сказала она, и в ее глазах промелькнул смех. Я его заметила, но истолковала как иронию Елены над самой собой — с рождения неверующей.

...Я притормозила. Бледно-зеленая стена слабо качнулась — как по команде, все равнодушно отвернулись. Последние в ряду тем не менее настроили боковое зрение, чтобы продолжать следить за моей машиной. Я заглушила мотор.

Немного погодя один из последних вышел из строя и двинулся ко мне вихляющей походкой. Впрочем, его взгляд оставался цепким и внимательным — свою расхлябанность парень явно преувеличивал.

В ряду между тем продолжалась жизнь. Мимо стоявших проплывали клиенты: все они были разными, и многих я бы никогда не заподозрила в приверженности к этому месту. Некоторые были прилично одетыми, они стеснительно ухмылялись, и видно было, что стеснительность им вообще-то не свойственна, что она, как игра, опьяняет и возбуждает их не меньше, чем предстоящий сеанс.

Даже самые развязные и холеные из этих клиентов немного терялись здесь, едва достигнув стены. Толстые и тонкие, богатые и бедные — они получали здесь по одинаковому куску бесконечности. Зыбкое плутание по темным коридорам могло оказаться кошмаром, могло стать восторгом, но всех желающих оно выводило за пределы мира... Мир слишком мал, вот в чем проблема. Слишком долго человечество топчется на полностью освоенной планете, оно ее давно переросло. Трагедия стала неизбежной, когда Колумб ступил на землю Америки. Все остальные судорожные попытки: и освоение Эвереста, и ослепительное умирание на всяких там полюсах (их всего два, всего два!), и полеты в космос со взрывами на обратном пути — все это уже агония. С Земли не улететь, а горизонта нет. Оставь надежду. Поверьте бывшему члену общества «Мой молодой Марс».

Горик сказал мне однажды: «Твои книги, чем они лучше моих доз?», и я изумилась прихотливости наркоманского воображения. Но сейчас я думаю так же: последний коридор, выводящий за пределы маленького мира — это воображение. Здесь нет предела скорости, в этом преимущество...

— Ищем неприятностей? — доброжелательно спросил парень, засовывая голову в мою машину. От него пахло чем-то восточным.

— Это вопрос терминов, — сказала я. — Что и как называть.

— Вот как раз философов здесь, как собак нерезаных. — Он с пониманием покивал мне головой. — Немало и сыщиков.

— Корда! — позвал его кто-то из ряда. Он нетерпеливо махнул, не оборачиваясь к зовущему.

Божок Корда. Вот ты кто. Видимо, Антон всерьез увлекался наркотиками, если назвал твоим именем одну из своих яшмовых фигурок.

— Здесь бывает один мой друг, — сказала я парню и улыбнулась по возможности жалобнее. — Горик. Я его ищу.

— Давно не видел.

— Неправда. Он был здесь вчера. И с тех пор пропал. Может, он меня бросил?

— Ты у меня спрашиваешь?

— Может, что-то случилось? — Я сложила брови домиком. — Помоги, я согласна заплатить.

— Давай карточку, — потребовал он.

Я немедленно достала ее из кармана. Он двинулся обратно в строй, и я вышла за ним, не обращая внимания на его недовольное цыканье.

Мы приблизились к ряду продавцов.

— Лапуля! — тихо позвал меня кто-то из них. Весь ряд тускло улыбнулся. У некоторых не было зубов.

— Это любовница Горика, — представил меня Корда. — Кто его вчера видел? Девочка башляет за информацию.

— Это ментовка, — равнодушно сказал один из покупателей. — Горик уже два месяца, как сидит в тюрьме.

Вот, подумала я, клиент совсем иного рода. Сразу было видно, что не любитель, а профессионал: его движения были сосредоточенными, он не отвлекался на прохожих и зевак, а в его глазах горела страсть скопца.

— Ну, мать! — разочарованно протянул Корда, отдавая какому-то худенькому мальчику мою карточку. — Сними с нее все... Ты что так врешь-то?

— Нас уже допрашивали, — пояснил кто-то в ряду. — Ты, Корда, просто за товаром тогда ездил. Он бабу какую-то убил.

— Да какая она ментовка... — заторможенно произнес его сосед. — Дурак ты, Виталик.

Клиент Виталик судорожно дернул головой. Товар был уже в его руках и моей судьбой он больше не интересовался.

— Идите на хрен! — сказал он, подумал немного и вдруг выругался так длинно, запутанно и яростно, что кое-кто в ряду даже шатнулся от неожиданности.

Сбоку вынырнул мальчик с моей карточкой.

— Все снял, — радостно доложил он. — Но там мало было...

— Сколько? — заинтересованно спросила я.

— Пятнадцать тысяч.

Ни фига себе! За обед с меня сняли четыреста! Такого я не ожидала. Какие нахалы! Без вина, за чечевицу и пресные лепешки.

— Не плачь, — Корда похлопал меня по плечу. — Деньги-то служебные? Тебе еще выпишут.

— Я могу заплатить, — сказал мне Виталик. — Пошли со мной в машину. Даю сто тысяч. Ты в моем вкусе.

Я засунула пустую карточку в карман, не обращая на него внимания. Наркоманская наглость расстроила меня гораздо меньше, чем наглость этого вегетарианского ресторана. Четыреста тысяч за такой обед!

— Виталик, давай я с тобой пойду? — предложил мальчик. — За сто тысяч я согласен.

Виталик подошел ко мне и тронул за рукав.

— Пошли, — тихо сказал он. — Сто тысяч и две дозы. Ты похожа на мою жену.

— Она умерла, — опять стал объяснять кто-то в ряду. — Передозировка... Иди, он богатый. Поживешь, как у Христа за пазухой. А то ходишь: пятнадцать тысяч на карточке.

— Отстань ты! — сказала я наркоману, вырывая руку. — Зачем тебе баба? Через минуту у тебя их будет тысяча.

— И у каждой по три п...! — весело поддержал строй.

— Никогда жену не вижу. — Виталик потер лицо свободной рукой: мою он так и не выпустил. — Пошли. Поедем в одно место... Там и Горик твой часто бывал.

Я посмотрела ему в лицо и вдруг все поняла.

— Сто тысяч?

Он кивнул.

— И четыре дозы!

— Пошли.

Мы пошли к дороге. Кто-то в ряду опять хихикнул, но это длилось секунду, не больше. Виталик подвел меня к машине. Это оказался «Волк». Той самой модели. В ряду не врали: наркоман действительно богат. Пискнула сигнализация, двери распахнулись. Я села на переднее кресло.

Впервые я видела такую роскошную машину. В ней не было даже руля — полная автоматика. Сзади белый кожаный диван, заляпанный... думать не хочется, чем. Наркоман сел рядом, повернулся ко мне. Он был абсолютно трезв, руки его не тряслись — обычный мужик, только бледный и усталый.

— Что вы хотели мне рассказать? — спросила я.

— А ты ему кто?

— Прохожая. Так что вы хотели рассказать?

— Я уже давно ничего не хочу.

— А это? — Я показала на его карман, где лежал купленный пакетик.

— Это? Так...

Возможно, он говорил правду. Богатый-пребогатый, везде побывал, всех поимел...

— Ты тоже наркоманка? — с сомнением спросил он. — Хотя вряд ли.

— Вы видели его в тот день? В том месте?

— Не гони... Чем будешь расплачиваться за информацию?

— Могу подарить свою карточку. Она пустая, но для такого человека, как вы, это даже лучше. Вы заполните ее пустоту, будете ее творцом, — насмешливо сказала я.

Он тоже улыбнулся.

— Любишь читать мораль?

— В общем-то, да... Я очень старомодная.

— Старомодная? Предпочитаешь снизу?

— Ах вот оно что! — сказала я. — Нет, этим я платить не стану. Да и зачем вам? Чтобы меня унизить?

— Ты себе не нравишься? — Его правая бровь еле заметно приподнялась. — Считаешь себя некрасивой?

Я пожала плечами.

— У меня жена такая же была. — Он скривился. — А за двести тысяч?

— Нет.

— Ладно... Там посмотрим. — Он нажал кнопки на пульте.

Машина осторожно включилась и почти незаметно тронулась. «А вдруг какой-нибудь извращенец? — подумала я. — Сейчас завезет в укромное место и...»

— Боишься? — спросил он, искоса глядя на меня.

Я промолчала. Он достал из кармана пакетик, развернул его.

— А если остановят? — спросила я. — Они же знают, кто отсюда отъезжает.

— Обязательно остановят. — Он на секунду закатил глаза. — Но мы откупимся...

«Мегапарсеком больше, мегапарсеком меньше» — вспомнила я слова Гергиева. Может, он и прав, мой следователь.

— Я слышал, что допрашивали этих козлов, — снова заговорил Виталик. — И мог бы кое-что добавить. Но мне там нельзя было светиться. Я ведь знаешь кто? Я заместитель директора «Олдон групп».

Я недоверчиво покосилась на него. «Олдон групп» — это фирма, производящая учебную литературу для младших ступеней. Действительно, наркоман на руководящем посту там уместен менее всего.

— Во-от, — сладко протянул он. — Поэтому я слушал их рассказы и не вмешивался. Слышал и про тетку... Которую сам видел.

— Действительно толстая?

— Не поймешь. Она была в балахоне, расшитом блестками... Как национальный наряд. Под ним — титьки и пузо... А может, подушки? Неестественно жирная. — Он ткнул пальцем в карту на экране.

Машина повернула направо. Дома сразу кончились, впереди была линия кустарников и дальше пустырь с развалинами какой-то фабрики. Везде остатки стен, разбросанная арматура, трубы, куски бетона с торчащими железными штырями, пластиковые пакеты и все, что остается от использованных лекарств. Целые холмики этого всего.

Тут я впервые испугалась. Мы были совершенно одни на этом пустыре. Я знала, конечно, что Горик должен был колоться в укромном местечке, но мне почему-то казалось, что это закуток у дороги, почти на виду, где-нибудь на съезде с трассы, под виадуком.

Машина продолжала движение по пустырю. Виталик пусто глядел вперед. Наконец, он вернулся в действительность, поглядел по сторонам и сказал машине: «Стоп». Разумеется, она остановилась.

Я нервно толкнула дверцу. Потом толкнула еще раз.

— И во имя чего идут на такие приключения? — спросил он, глядя на мои безуспешные попытки выбраться.

— Виталик, — я старалась не сильно дрожать. — Я только сейчас поняла, что нет ничего, достойного таких приключений. Приношу свои извинения. Надеюсь, вы не извращенец? Для компании «Олдон групп» это было бы слишком.

— Видишь ли, — ухмыляясь, сказал он. — Здесь ведь верняк. Здесь никто не вступится. И позже никто не вступится — достаточно вколоть тебе дозу. Уже после... кто поверит наркоманке?

«Кто поверит наркоману!» — вот они, золотые слова. Вот заклинание, которое твердил себе тот, кто украл миллиард. Все правильно, Виталик.

Он положил руку мне на плечо.

— Здесь это и было. Я стоял чуть подальше, когда подъехал твой парень. Он остановился прямо здесь, у стены. Это его любимое место. Обычно он приезжал один, а тут вдруг из машины вылезла баба в балахоне. Я решил: проститутка. Здесь так часто бывает... ну, вот как у нас с тобой. Она пошла к кустам, я подумал, что свою работу она уже выполнила... Но затем увидел, что в кустах еще машина. Это уже было похоже на ментов, наши там никогда не останавливаются. Тетка шла очень тяжело, один раз чуть не упала, мне показалось, что она старая. Старая проститутка! — Он вдруг содрогнулся и осклабился. — Тот, кто сидел в машине, видимо, испугался, что она вообще не дойдет, и поехал навстречу... Тогда я понял, что это не сыщики.

— Потому что хорошая машина? — спросила я.

Его рука давила, как камень, но я боялась двигаться под ее тяжестью.

— «Волк»? Как у вас?

— Нет. «Жигули». Серебристые. Полиция на таких не ездит. У них «Форды».

— Кто был за рулем? Мужчина? Женщина.

— Тебе хорошо видны кусты? — спросил он. — Нет? А я еще дальше стоял... Но дело не в этом. Увидев машину, я понял, что в ней сутенер, и успокоился. Немного странной мне показалась полнота этой бабы, но Горик — он кто? Армянин? Турок?

— Ассириец.

— Ассириец! — уважительно повторил Виталик. — А они не вымерли?

— Как видите.

— Ну, это, в общем-то, один хрен. Может, ассирийцы тоже любят жирных... Я был в одном публичном доме, не здесь, а в Сургуте, шикарный такой, закрытый: там только жирные или с какими-нибудь уродствами. Так представляешь, туда запись за четыре месяца вперед! И цены сумасшедшие. Люди из Европы приезжают, из Китая. Меня туда провел мэр Сургута. Так что... Я даже Горика зауважал. Стильный парень.

— Виталик, а вы не пробовали не пробовать то, что вам хочется попробовать? — спросила я.

Он засмеялся, услышав такую корявую фразу.

— Поздно меня жизни учить! — ответил он почти весело. — Хотя... Переиграйся моя жизнь заново, я бы, конечно, кое-что подправил. Может, и попробовал бы, как ты выражаешься, не пробовать... Короче, эта проститутка села в машину, но машина не отъехала: они там словно совещались. Горик тем временем вколол себе и откинулся. Спустя пару минут баба вдруг вышла из «Жигулей» и двинулась обратно. Я подумал, что она идет возвращать карточку, по которой он расплатился... Хотя здесь и не очень принято. Платят обычно дозами, чтобы не светить свои данные. Даже если проститутка не наркоманка, она едет на шоссе и там меняет наркотики на деньги... Но всякое бывает. Я плачу деньгами... В общем, я не удивился. Но вот дальше... Дальше началось кое-что интересное. У бабы в руках был пакет. Ярко-красный такой. Небольшой. Она подошла к Гориковой машине, заглянула внутрь, видимо, поняла, что он в отключке — и начала рвать этот пакет. Точнее, упаковку на нем.

— И достала оттуда веревку, — сказала я.

— Мне показалось: змею. Но ты, конечно, права — веревку.

— Виталик, — обратилась я к нему максимально дружески. — Объясните мне одну вещь. Вы все, уколовшиеся, подумали, что это не веревка, а змея. Очевидно, вы часто видите змей в своих галлюцинациях? И это называется удовольствие? Не могу представить себя в ситуации, когда я бы платила за возможность видеть вместо веревки кобру! Вот не могу и все!

— Лапа, ты столького не можешь себе представить!.. Мне дальше рассказывать?

— Не надо. Дальше я все знаю сама. Она дала Горику эту веревку, а потом забрала ее обратно... Она что, была в перчатках?

— Проститутки все в перчатках. Ты не знала?

— Обертку она бросила на землю?

— Будешь рыться в земле?

Здесь ведь нечасто убирают?

— Раз в сто лет, — ответил он, потом подумал и исправился. — В сто пятьдесят. Но как ты выйдешь из машины, вот в чем вопрос!

Я посмотрела на него. Передо мной сидел немолодой и совершенно зеленый человек. «Что бы сказала о его коже официантка из «Джагана»?» — подумала я и даже неуместно развеселилась. И что у него под кожей — в голове?

Мог ли на самом деле наркоман Горик убить человека? Очевидно, да, если наркоман Виталик всерьез собирается меня изнасиловать. Получится у этого слабака или нет, это другой вопрос. Способны ли они на это? — вот что меня волнует. «Если эта гнида дотронется до меня хотя бы пальцем, — решила я, — то я не буду спасать моего идиота. Сделаю то, что решила — ради себя — а его спасать не буду».

— О чем думаешь? — поинтересовался Виталик, доставая из кармана еще одну дозу. — Хочешь? Давай! Ты когда-нибудь пробовала?

Горик тоже на первых порах все пытался поделиться со мной своей радостью.

Не дождавшись ответа, Виталик вздохнул, вынул устройство, тюкнул им по сгибу руки и откинулся на подголовник. Наблюдая за ним, я усмехнулась: скорее всего, он импотент. Может, только мое тепло — еле уловимое, но настоящее, живое — и нужно ему в этот день. В уголках его рта выступило немного пены, глаза разъехались в разные стороны — вторая доза подействовала сильнее. Я отвернулась, посмотрела в окно...


Оказывается, на пустыре мы были не одни. Из-за бетонной стены, стоящей над небрежно накиданным гравием, отъехала машина. Она ехала прямо по пластиковым холмикам — этим использованным космолетам — они, наверное, лопались под ее колесами.

Виталик захрипел и смолк.

Еще одна машина, судя по тени на разрушенной плите, стояла за ржавой электростанцией. Далеко-далеко, почти на самом краю пустыря лежал человек, причем лежал в бетонном цилиндре. Видимо, еще днем, когда было жарко, он укрылся там от солнца, да так и остался. Может, помер?

«Что они видят вместо этого пустыря? — подумала я. — Елисейские Поля? Может, этот парень в трубе видит себя в космическом корабле, летящем к планете Альтаир. Там золотые реки и бирюзовые леса... Надеюсь, Виталик сегодня увидит жену? Да только врет он все. Жена у него была, но давным-давно ушла к другому».

За кустами блеснул электрический свет. Сюда ехала машина. Почти равнодушно я представила, что будет, если это какая-то облава. Решат, что я проститутка, уклоняющаяся от налогов, сообщат на работу — мне откупиться нечем. Хватит ли силы у той индульгенции, что выдал мне Гергиев два дня назад? Ба, да это он и есть. Собственной персоной.

Только когда машина миновала кусты и приблизилась, я увидела, что Гергиев в ней не один. В кресле пассажира сидел Корда и показывал рукой в нашу сторону. Они поравнялись со мной, остановились. Гергиев некоторое время сидел и смотрел на меня сквозь два стекла. Он не двигался, не гримасничал, не пытался что-то сказать — просто сидел и смотрел. Корда даже заволновался, завозился на своем сиденье, вытягивая шею, пытаясь разглядеть, что там в нашем «Волке» происходит. Есть, скажем, кровь или нет.

Я виновато развела руками. Гергиев тяжело вздохнул и покачал головой.

— Виталик, вставай, приехали.

Я пихнула его в бок. Он завалился на меня. От него исходил затхлый запах, похожий на запах сухой плесени, какая покрывает хлеб, если о нем забыли месяца на два.

— Давай! — рассердилась я и теперь уже стала трясти изо всей силы.

Он не реагировал. Я растерянно обернулась к окну. Гергиев молча и без эмоций смотрел на нашу возню, за его спиной ухмылялся Корда.

В «Волке» была идеальная изоляция. Ни одного звука не проникало снаружи. Вдруг в моем кармане зазвонил телефон.

— Але! — сказала я, глядя на Гергиева, тоже державшего трубку.

— Вы вообще нормальная? — спросил его голос, а сам он, в окне, пошевелил губами.

— Как вы меня нашли?

— Я ехал из «Джагана» и размышлял, какой будет ваша следующая остановка. «Что бы сделал я, если бы был припадочным? — так я подумал и сам себе ответил: пошел бы задавать вопросы наркоманам». Ведь, если бы я был припадочным, я был бы уверен, что полиция плохо искала и плохо допрашивала.

— Она как раз плохо искала и плохо допрашивала. В трубке раздалось какое-то хрумканье.

— Вы едите сухари? — спросила я.

— Я кашляю.

— Вам надо бросать курить... Вот почему, например, не попытались обыскать пустырь?

— Пустырь?! Зачем? Он ведь здесь не был. Он посадил свою мать на пятачке...

— Как она там оказалась?

— Там конечная остановка их автобуса, между прочим. Они там живут! Поэтому он пользовался именно этим рынком, а не другими. Такая простая мысль не приходила вам в голову? Он подобрал мать, и они отправились домой к Татарским.

— Милый мальчик, послушный сын, он помогал матери доставлять продукты на дом?

— Ассирийцы — заботливые дети.

— Елена не пользовалась услугами поварихи-любительницы. Это немного не из той оперы. У ваших друзей исключительно тупая версия!

— Елена ее не опровергла. И муж не опроверг.

— Как это удобно! Почему не обыскали пустырь?! Почему не опросили тех, кто мог его видеть?

— Опрашивали. На пустыре в тот момент никого не было. Немного странно, не так ли?

Я замолчала. Мой свидетель лежал на моем плече, закатив глаза. Если даже он отойдет после двух доз, то никогда ничего не подтвердит. И прижать его нечем. Ведь и сейчас, когда он в таком состоянии, Виталик неуязвим — проверка на наркотики возможна, только если он ведет машину. Возможно, на пустыре были и другие люди, но все они либо улетели на Альтаир, как тот парень в бетонной трубе, либо будут немы из-за своей работы. Заколдованный круг... Это такой мудрый расчет, совпадение или знамение времени?

— Молчите? — злорадно спросил Гергиев и обернулся к Корде. — Держи, — протянул ему карточку. — Анонимная. Да, сто тысяч.

Корда весело взял карточку, ликующе потряс ею в воздухе, затем поднес к виску и покрутил ею вместо пальца.

— Топай, — сказал Гергиев.

Дверь открылась, Корда послал нам воздушный поцелуй и потопал к кустам, хозяйским взглядом осматривая пустырь.

— Нечего сказать? — снова спросил Гергиев. — А знаете, как я вас нашел?

— Как?

— Я объяснил, что ищу женщину, интересовавшуюся Гориком. Мне сказали, что ее купил один мужик за сто тысяч и четыре дозы. Даже объяснили, что именно вы подрядились делать за эту плату... Я не поверил. Но... Надеюсь, я вам не помешал?

— Клиент отключился, — пожаловалась я. — Плакали мои сто тысяч. Вы знаете, сколько слупили с меня в «Джагане»? Четыреста!

— Обычная цена для этого района.

Боже мой! А я не могу накопить на ребенка. При этом считается, что хорошо получаю... Нет в мире справедливости.

— Решили подработать проституцией?

— Никогда не понимала, в чем прелесть этой работы... Мне нужно выйти. Вы не знаете, как это сделать? Боюсь, Виталик заснул надолго.

— Надо войти в меню. Если не стоит пароль, дверь откроется. Но думаю, у вашего клиента пароль стоит. На случай полиции. Он ведь вырубается, а здесь иногда бывают облавы.

— Скажите, его нельзя как-нибудь прижать?

— Нет. Только если кто-нибудь напишет на него заявление. Но на это ведь никто не пойдет. Здесь у всех рыльце в пуху.

— А если приезжает полиция, что она делает?

— Налоговая ищет проституток. Дорожная стоит в кустах, ожидая, что кто-нибудь заведет машину и двинется. Наркоманы ее интересуют только в смысле получения взяток. Судя по модели автомобиля, такая полиция для вашего парня не проблема. Это стоит тысяч тридцать... За пятьдесят они будут сопровождать его до дома.

— Неужели нельзя навести порядок?

— Порядок! — Он тихонько засмеялся. — А еще меня упрекали в социальной озабоченности! Что такое порядок, вообще?

— Нечто противоположное свободе, надо полагать.

Гергиев хмыкнул, то ли соглашаясь, то ли возражая.

Я резко дернула плечом, голова Виталика подлетела и упала обратно. Он не издал ни единого звука.

— Сколько это обычно продолжается? — спросила я у трубки.

— Час. Если он не помрет.

— А если помрет?

— Я вызову полицию. Она приедет, станет совещаться, потом отправит запрос прокурору, прокурор его утром рассмотрит. Пятьдесят на пятьдесят, что все-таки будет принято решение вскрывать чужую собственность. К завтрашнему вечеру вас откроют. Или не откроют... Однажды мы ждали трое суток, прежде чем достали мертвеца из машины.

— Прокурор сломался только на третьи сутки? — с ужасом спросила я.

— Нет. В машине стояла такая программа, что если кто-то в ней сидит, то на третьи сутки она открывается сама. — Гергиев засмеялся. — Тот парень примерно представлял свои перспективы. Надеюсь, ваш Виталик их тоже представляет.

— Как же они ловят проституток, если машина заблокирована и внутрь попасть нельзя?

— Да клиенты их потом выбрасывают из машины... А у тех обычно с собой наркотики.

— Я разобью стекло!

— Это не стекло. Это особый полимер. Он не разбивается. Вы не хотите спросить меня о поездке в «Джаган»?

— Я хочу вас спросить о другом. Карточка Горика была проверена, ведь так?

— Да. И это один из пунктов обвинения. Если верить его версии, он под обещанные Инной деньги поехал на пятачок и потратил свои последние на наркотики. Он их купил по дешевке у какой-то толстухи. Далее он поехал на пустырь и там провел оставшуюся часть вечера, причем эта толстуха вышла здесь, а потом снова вернулась и дала ему в руки веревку. Так?

— Да. Все так и было.

— Но Инна, как мы знаем, ничего не заплатила. Зато неизвестно, кто перевел Кромскому пять миллионов. А что касается толстухи... на пятачке никогда не работал дилер, похожий на нее.

— Все правильно. А теперь расскажите, как вы съездили в «Джаган».

— Мерзкое местечко! Даже противно было делать вид, что я хочу его купить. Такой элегантный человек, как я! Это совершенно невозможно. К тому же все, что связано с покупкой, идет через управляющую. На хозяйку так не выйдешь. Собственно, ресторан уже продан, вы знаете?

— Как это?

— Он переоформлен на управляющую еще два месяца назад.

— Зачем?

— Хозяйка отошла от дел по семейным обстоятельствам, все стало разваливаться. В итоге они довольно сильно задолжали, в том числе и управляющей. Она ведь работала за часть прибыли. Одним словом, эта дамочка внесла какую-то недостающую сумму и стала полноправной владелицей. Мне показалось, хозяйка потеряла интерес к своему детищу. — Он помолчал, выдерживая эффектную паузу. — Но я ее видел!

— Когда?

— Сегодня. Она приехала в «Джаган» забрать свои вещи. Просто вошла в зал и прошла мимо меня под лестницу. Управляющая сказала: «А вот и наша бывшая хозяйка. Лучший специалист в стране по индийской кухне», и та мило растянула губы, делая вид, что улыбается.

— На чем она приехала?

— Она приехала на «Волке». Точно таком, в каком вы сейчас сидите. Но она совершенно не толстая. Обычная стройная женщина.

— Симпатичная?

— Обыкновенная.

— Лучше, чем я?

Он молчал, глядя на меня в окно.

— Лучше, чем я? — снова спросила я.

— Это ведь дело вкуса, — наконец произнес он. — Мне трудно судить. А это для вас важно?

— Почти нет. Но все-таки?

— Хуже, чем вы. — Он вздохнул.

Виталик заворочался. Надо было торопиться.

— Сергей, — сказала я. — По-моему, Виталик умер. Но у меня есть план. Съездите на пятачок. Он старый клиент, пользовался услугами местных проституток, сажал дилеров к себе в машину. Они должны знать пароль на открытие дверей. Узнайте, пожалуйста. Тот парень, который показал вам дорогу сюда, он наверняка знает. Вы очень много ему заплатили. Он скажет.

— Ладно. Но это последнее мое одолжение. — Гергиев сложил трубку. Его машина проехала мимо меня, выехала на гравий, давя пластиковые космолеты и двинулась в сторону кустов.

Как только она проехала кусты, я двинула плечом так, что начавший приходить в себя Виталик врезался лицом в приборную панель.

— Черт! — испуганно произнес он, медленно отстраняясь. Потом повернулся ко мне. Глаза были мутными, но не злыми.

— Как дверь открыть? — спросила я.

— Сейчас. — Он потряс головой. — Слушай, как там тебя... сделай одолжение, достань из бара воду.

— Где бар?

— Сзади.

Пригибаясь, я пролезла назад, открыла бар, достала бутылку воды и пару шоколадок — для себя. Виталик судорожно сглотнул.

— Как жрать хочется! — сказал он. — Поехали куда-нибудь покушаем? Ты это... кто?

— Я проститутка. Ты обещал мне сто тысяч.

— Дорогая! — уважительно произнес он. — Надеюсь, оно того стоило?

— Стоило, стоило, — успокоила я его.

— Давай карточку.

Я протянула свой пустой пластиковый кошелек. А что? Денег у меня не осталось, спасибо «Джагану», а до зарплаты еще пять дней.

Виталик потер лицо ладонями, взял мою карточку, засунул в прибор на панели, стукнул по экрану, указывая сумму.

— Держи. Давай воду. Я сейчас умру...

— Открой дверь.

Он снова тюкнул по панели, видимо, промахнулся, потому что вдруг заиграла музыка. Виталик выругался, тюкнул снова. Дверь мелодично пискнула и открылась.

— По маленькому хочешь? — добродушно спросил Виталик.

Я не ответила, времени у меня было мало.

Уже темнело. Теплый ветер погнал пластиковый пакет по гравию, зашумели кусты. Человек в трубе завозился, приподнял голову, повернулся на другой бок. Синяя машина выехала из-за стены, окно приоткрылось, из него вылетел обычный шприц — настоящий, можно сказать, антикварный. Где-то вдалеке зажглась рекламная голограмма.

Я подошла к стене. Под ногами у меня был самый разнообразный мусор. Сотни наркоманских устройств, обертки от шоколадок, пластиковые бутылки, презервативы, перчатки, снова устройства, немало было и шприцев. Я медленно шла, глядя себе под ноги. Вот кусты, от которых шла толстуха, вот ее дорога к этой стене. Как она шла? По кратчайшему пути? Нет, по удобнейшему. Она ведь боялась упасть.

Гравий приятно хрустел... Все эти дни мог быть ветер — он усиливается к вечеру и дует, в основном, на север. Я пошла к бетонной плите, под которой расцвел ярко-красный цветок: ослепительно прекрасный цветок папоротника, открывающий клады... Стоимость кладов я еще не определила... Я встала над этим цветком и сказала ему: «Здравствуй, милый!»

Цветок назывался «Веревки Веревкина». Хорошо раскрученная компания, я как-то продавала ее акции, вот уж не думала, что и меня коснется этот немного смешной бизнес. Я обернула руку краем ветровки и нагнулась над пакетом. Затем открыла сумку, ласково оглядела ее содержимое: в числе прочего там лежал и электронный пистолет (повезло Виталику, что я им не воспользовалась). Только я уложила пакет в сумку, за кустами заплясали огни машины.

За моей спиной раздались звуки рвоты: Виталик, вывалившись из передней двери, освобождался от остатков своего удовольствия.

Машина Гергиева шуршала по гравию, приближаясь ко мне.

— Освободились? — спросил следователь в открытое окно.

— Только вы уехали, он пришел в себя.

— Что это с ним?

— А вы не видите?.. Странный кайф, не правда ли?

— Вы никогда не пробовали?

— Нет, что вы.

— Боялись?

— Да, но не привыкания, а самих ощущений. Снов разума, так сказать.

— Поехали, я доброшу вас до пятачка. Там я видел вашу машину. Вы ее даже не закрыли.

— Да кому она нужна...

— Не скажите. Передняя панель разворочена.

— Вот сволочи! — без особой злости сказала я. — Но это стоит тысяч пятьдесят, не больше. По сравнению с «Джаганом» — фигня.

— Все не можете успокоиться?

— Четыреста тысяч для меня большие деньги. Месячная зарплата.

— Как акционер я чувствую вину.

— Не надо чувствовать вину, лучше повысьте жалованье. Кстати, я тут заработала, представляете? Виталик заплатил мне сто тысяч!

— За что?

— За то, — гордо объяснила я.

Он махнул рукой, видимо, не поверив. Я залезла к нему в машину. Она была поскромнее Виталиковой. В прошлый раз следователь-акционер был на другой.

— Дело Горика передали в суд, — сказал Гергиев, когда мы поравнялись с кустами. — Но некоторые неувязки все-таки остались. Вполне возможно, что суд не сможет закрыть на них глаза.

— И что тогда?

— Тогда часть обвинений с Горика будет снята. Адвокат пытался убедить его мать отказаться от своих слов. Если бы она на это пошла, дело бы не выглядело таким очевидным. Хотя домработница Татарских и опознала в ней толстуху, которая подъезжала к дому за две недели до смерти Елены.

— Ливанка? Она говорила, что плохо разглядела ту женщину. Кроме того, она была в темных очках.

— Необычная полнота — вот характерный признак. К тому же, на ливанку немного надавили... У нее паспорт не в порядке. А им надо срочно избавляться от убийства, закрывать дело. Заканчивается квартал. От этого зависят зарплаты очень многих людей.

— У матери Горика нет никакого алиби?

— Абсолютно никакого. Она всегда сидела дома, часто мучилась высоким давлением. Вообще забитая, необразованная женщина. Твердит одно и то же: что готова принести себя в жертву во имя сына. Похоже, она верит, что это он украл и убил. Наверное, ей кажется невероятным, что власть может ошибаться... Удивительно, что в наше время остались такие люди.

— В этом районе таких — больше половины!

— Я понимаю.

— Вы сказали, что часть обвинений будет снята. И что дальше? Что останется?

— Разглашение тайны, нарушение контракта. Денег ваш Горик не крал. Он просто продал пароли за пять миллионов.

— Значит, основным подозреваемым по краже будет Татарский. А убийство?

— Убийство останется на Горике. У дома Елены незадолго до ее смерти двое свидетелей видели толстуху — это раз. Камеры в доме Татарских записали приход толстой женщины за полчаса до убийства — это два. Мать Горика — толстая женщина, и ее опознала домработница Татарских — это три. Горик утверждает, что провел вечер на пустыре, но его там никто не видел. Зато многие видели, как он посадил толстую женщину к себе в машину и уехал с ней по шоссе — по направлению к дому Татарских. Это четыре. Он говорит, что покупал наркотики, но у него не было на карточке денег. Это пять. Его машину видели у стены сада Татарских в момент убийства.

— Похожую машину!

— Пусть похожую. Отпечатки его пальцев обнаружены на веревке, на которой повесили Елену.

— Это шесть.

— Есть и седьмое. Оно вас удивит, я думаю. В столе Горика найдена упаковка «Катона-17». Целая коробка. Не хватает только двух капсул.

— Нет, это меня не удивило... Вы допросили Микиса по поводу его разговора с Еленой в день ее убийства?

— Да.

— Он, конечно, все отрицает?

— Конечно. Но я покопался в файлах банка «Елена»... Покопался — это мягко сказано. Я рылся в них все эти два месяца. Если бы я не был хорошим специалистом, таким же, как, скажем, сам Микис, то, конечно, ничего бы не раскопал. Но к счастью — или несчастью? — я разбираюсь в этих вопросах. Микис знал о краже. Не мог не знать. Я сопоставлял все даты, сверял операции, тщательно изучал запросы и выяснил одну интересную вещь: один из запросов был оформлен позднее, чем проведен. Это было очень трудно определить, но вы ведь знаете, какой я дотошный. Я не только копал файлы банка, но и сопоставлял их с документацией контрольного управления, а также с запросами, которые управление посылало в другие банки и корпорации... В общем, в одном месте дата не сошлась, а в мусорной корзине одного из компьютеров оказался уничтоженный документ... Микис узнал о краже за день до исчезновения Татарского, то есть до того, как кража была обнаружена.

— Он тем не менее замаскировал свое знание.

— Не просто замаскировал — он все уничтожил. Стал фактическим сообщником.

— Зачем? Чтобы получить свой куш?

— Да, думаю для этого. Он собирался шантажировать Татарского. Но уже на следующий день не смог его найти... Я думаю, что на просмотре «Саваофа» он так страшно разозлился именно потому, что там зашла речь о его денежных проблемах и о продаже земли. Ему не понравилось, что накануне решающего разговора с Татарским он как бы обнажил свою собственную уязвимость.

— Значит, не найдя Татарского на следующий день, он решился поговорить с его женой?

— Он звонил ему сорок раз, можете себе представить! И конечно, он был уверен, что Елена в курсе.

— Нет. Не был. Еще накануне — не был. Но Марианна рассказала ему, какую удивительную версию выдвинул «Саваоф». Микис понял, что теперь Елена знает о финансовых проблемах Антона. Если бы не «Саваоф», Микис не стал бы ей звонить со своими предложениями. Он, как и все мы, считал: Елена не знает и, главное, знать ничего не хочет о том, откуда берутся все ее колье, кольца и шубы. Но «Саваоф» проболтался о том, что подслушал в клубе, и теперь с ней можно было говорить начистоту.

Мы уже давно стояли на наркоманском пятачке, возле моей машины. Ее передняя дверь была открыта, в салоне горел свет, и я видела развороченную панель — весьма аккуратно развороченную, кстати. Я снова подумала о том, что грабители-наркоманы куда как деликатны. Особенно по сравнению с грабителями-богачами из «Джагана».

— Наверное, Микис позвонил Татарской и объяснил, что разорение Антона — это не бред «Саваофа», а вполне реальная вещь, — сказал Гергиев.

— Она это уже знала сама. Она была днем в офисе «Дирк Энтертейнмент» и выяснила, что поразительная осведомленность программы — обычное совпадение. Оставив камеру в курительной комнате, Антон дал ей подслушать разговор о собственном разорении и даже сам не узнал, что произошло. Ведь вся аппаратура «Дирк Энтертейнмент» имеет особенный формат, который используется только на профессиональном оборудовании. Антон не мог посмотреть, что записалось на камеру.

— Значит, звонок Микиса никак не повлиял на настроение Елены?

— Наоборот. Именно он сдвинул лавину с места. Ведь Микис, надо полагать, сказал примерно следующее: «Вчера я выяснил, что с помощью банка Антона была произведена крупная кража из такой-то корпорации. Это кража на миллиард. Вряд ли возможно, что твой Антон ничего не знал. У него огромные проблемы, он фактически разорен. На днях он будет арестован. Эти деньги — его последний шанс. Нет, не решить свои проблемы, а сбежать и надежно укрыться. А затем и неплохо устроиться на одном из теплых островов или в одной из теплых республик, скажем, в Чечне. Но я бы хотел иметь свою долю. За то, что не поднял шум, за то, что вчера не вызвал полицию, за то, что еще не оформил проверку, которая выявила оплату подозрительного контракта. У меня тоже большие проблемы. Я назанимал денег, а продажа земли — долгий процесс, ведь я к тому же женат, и придется все согласовывать с Марианной. А молодая любовница ждать не хочет. Пятьсот миллионов меня устроят. Я продумал схему, по которой обнаружение правды затянется еще на некоторое время. Вполне достаточное для того, что спрятать следы полученных денег. В том числе, полученных мной». Так?

— Да. Скорее всего, так... И почему же этот разговор сдвинул лавину?

— Потому, что Елена поняла: ее подозрения насчет кражи — верные. Вы зафиксировали ее звонки после разговора с Микисом?

Гергиев помолчал немного, глядя на постоянный и неизменный поток клиентов вдоль стены с продавцами.

— Конечно, зафиксировали, — вздохнув, сказал он. — Она много раз звонила по телефону... — Он достал свой мобильный, нажал на нем одну из кнопок. Номер высветился на экране. Через секунду зазвонил мой телефон.

— У вас одинаковый и на квартире, и здесь? — спросил он.

— У нас нет стационарного, — объяснила я. — Тот, что у меня в руках — он же и домашний. Когда я на работе, я его не беру с собой... Стационарный слишком дорого стоит.

— Понятно.

— Итак, она много раз звонила мне...

— Чтобы предупредить о краже?

— Не думаю... Она меня подозревала в краже, вот в чем дело... А потом?

— А потом к ней в гости напросилась ваша Марианна. И Татарская стала звонить в ресторан, чтобы заказать еду.

— Нет, — сказала я. — Вы путаете причины и следствия.

К нашей машине подошел Корда.

— Вы здесь решили поселиться? — спросил он, постукивая пальцами по крыше автомобиля. Тут он разглядел меня. — А ты, подруга, должна знать, — продолжал он уже менее любезным тоном. — Что проститутки нам всегда отстегивают.

— Я тебе уже отстегнула, — тоже нелюбезно отозвалась я. — Последние деньги с карточки и аппаратуру из машины.

— Я это говорил на будущее, — объяснил он. — Может, купите пару доз?

Не ответив, Гергиев закрыл окно.

— Что вы делали на пустыре? — спросил он.

— Узнавала жизнь получше.

И здесь тоже? На шоссе?

— Здесь я узнавала правду о себе.

— Это обычно печальное занятие.

— Это точно.

— И что же вы узнали о себе?

— Что я произвожу ужасное впечатление... Простодушной. Наивной. Беззащитной. И, заодно, влюбленной как кошка.

— Вы совершенно не производите такого впечатления. Но даже если бы и так: вы перечислили нормальные качества. Ничего ужасного в них нет.

— И еще смешной, надо думать.

— А в этом что плохого?

— И еще ханжой!

— Вы еще долго будете упиваться своими страданиями?

— А ведь я просто-напросто была искренней. Это самый страшный грех на сегодня, вам не кажется?

— Я прошел через это. Тоже был всего-навсего искренним... И это сильно не нравилось большинству окружающих. Они меня даже пытались щипать за это. И некоторые даже причинили боль, хоть я и был в броне из собственных денег... Сейчас я думаю, что искренность — это самое дорогое, что есть на свете.

— Дорогое — это верно...

— Вы ведь читали Библию? Помните: «Не мечите бисер перед свиньями»?

— Эта фраза мне всегда казалась грубоватой. Настолько, что ее нельзя применять. Приходится называть оппонента свиньей.

Гергиев тихонько засмеялся.

— Ладно, — сказал он. — Пересаживайтесь в свою машину. У меня сегодня свидание.

— Спасибо вам за помощь. Вы благородны до подозрительных пределов.

— Вам все кажется подозрительным? — Он махнул мне через стекло, его машина взревела, показывая, наконец, свою примерную цену, и он уехал в красивую жизнь.

А я осталась на обочине.

Я подошла к собственному автомобильчику, изучая масштаб разрушений. Он оказался не крупным, по крайней мере, до дома доеду. Корда погрозил мне издалека пальцем, но его сразу же отвлек клиент...

Небо справа — над пустырем — стало совсем темным. Я представила себе, каково это — находиться там сейчас. И поежилась. Хотя... Ведь этот пустырь — только вход. Надо лишь пересилить отвращение и страх, и через пару секунд начнутся волшебные превращения: разлетятся стены, землю пробьют деревья с шуршащими листьями, да и сама земля станет другой — гравий рассыплется на миллиарды коралловых песчинок, использованный пластик расползется гусеницами, а затем взовьется бабочками. Вселенная засмеется тысячами голосов.

И затем все пойдет крутиться обратно: бабочки — в гусениц, песок — в гравий, деревья — в бетон, смех — в рвоту... Я обманула Гёргиева. Это было со мной однажды... Еще до Алехана.

Небо слева — над шоссе и городом — полыхало электрическим огнем. Так уж получается: живая темнота осталась декорацией искусственных миров, а искусственный свет обещает жизнь.

Я завела машину и поехала домой.


...Время сжалось, как пружина. Я вдруг поняла, что не контролирую того, кто держит события в своем потном кулаке. Он может разжать руку в любой момент. И потому мне надо торопиться.

Мой первый пункт на сегодня: гигантская фармацевтическая корпорация «Брынцалов и Феррейн». Я могла бы туда не ездить: не так уж меня интересуют истоки всех нынешних изменений в моей жизни, на самом деле. Но вот найденная в ящике Горикова стола упаковка «Катона-17» —это другое дело. Думаю, это настоящий просчет моих врагов.

Перед тем как подъехать к головному офису, я заехала на один из «пятачков», похожий на тот, где вчера побывала. Только на этом торгуют ложью иного рода. Здесь продают поддельные документы.

Хорошо, что у меня есть сто тысяч, заработанные проституцией (ха-ха). Карточка сотрудника уголовной полиции стоит двадцать тысяч. Еще двадцать уплачены за внесение моих данных на первую ступень запросов. Насколько мне известно, любая проверка ограничивается только этой мерой. Я много раз думала, сама проверяя документы непрошеных визитеров: «А если копнуть дальше, кем окажется этот налоговый (экономический, экологический, уголовный, дорожный, санитарный, пожарный и т. д.) полицейский?»... Но ведь не всегда охота знать правду.

Надеюсь, судьба меня отблагодарит за такое легкомыслие? Между прочим, обожаю это качество!

Моя поддельная карточка прошла на ура. Вообще, корпорация «Брынцалов» оказалась куда проще нашей. Не зря здесь еще не ввели компьютерную систему аттестации. Даже внешне эта фирма не производит впечатление процветающей.

Сотрудник охраны прокатил карточку, лениво подождал появления моего лица (я заглядывала ему за плечо и успела увидеть, что это не я на экране. Просто похожая женщина. Ну какие все мошенники в нашей стране! Ведь меня уверяли, что дополнительные деньги берут именно за изменение фотографии!). Охранник, впрочем, даже не стал вглядываться в картинку на мониторе. «Два глаза и ладно...» — такое у него было выражение лица. Хорошо, что у тетки не было бороды. Хотя я не уверена, что он бы обратил внимание на такое расхождение. Подумал бы: «Сбрила».

Ну, а в остальном — корпорация как корпорация. Здесь я как рыба в воде, как Горик в Сети, как Боря в чужих счетах... Я сразу нашла нужный отдел — «учета распространения», подошла к начальнице.

Вот! — Я ткнула ей документ в лицо. Полноватая дамочка испуганно отпрянула.

— Что-то случилось? — спросила она, отмахиваясь от моего удостоверения, как от скорпиона. — Замучили! Опять бракованная партия? Это не мы. Это подделки. Такое ощущение, что они взялись нас разорить...

— Меня интересуют номера партий одного лекарства, которое производилось здесь так... полтора года назад.

— Вы представляете объем работ?!

— Мне нужно весьма специфическое лекарство. Во-первых, оно практически запрещенное, во-вторых, оно выпускается ограниченными тиражами под особым грифом, в-третьих, оно должно было находиться у вас на складе и быть доступным вашим сотрудникам в течение очень небольшого периода времени. Скажем, в течение месяца.

— Их миллионы, таких!

— А я говорю: нет.

— Какое лекарство?

— «Катон-17».

— О! — Она уважительно закивала головой. — Вы знаете, что его можно купить на любом подпольном рынке наркотиков? Наркоманы с его помощью куда-то улетают...

— Но купить не в упаковке, правда?

— Конечно. Коробки они, разумеется, выбрасывают... Господи! — воскликнула она. — Если бы вы знали, как мы замучились выслеживать тех, кто продает их налево!

— Но хоть иногда ловите?

— Ну, ловим, конечно, но на их место приходят сотни других... К тому же у наркоманов тоже половина таблеток — подделки. А «Катон» подделывают чаще остальных. Он же очень дорогой.

— Этот был не поддельный... Но мы отвлеклись. Вот вам диск. Сбросьте, пожалуйста, номера партий, которые хранились здесь и были доступны вашим сотрудникам с января по март две тысячи девяносто пятого года. Думаю, это номера четыре, не больше.

— Но в каждом по сто цифр! — предупредила она.

— Хоть двести! — весело ответила я. — Сколько вам понадобится времени?

— Полчаса.

— Я погуляю.

В коридоре пахло жареной капустой. Это было мило, по-домашнему, но я снова подумала, что с акциями компании надо быть крайне осторожной. Пожалуй, посоветую клиентам скинуть основную часть. Я огляделась. У меня оставалось время и на выяснение того, что выяснять не хотелось. Я остановилась посредине коридора, не решаясь идти дальше. Кому это нужно? Никому... Мчавшийся мимо клерк саданул меня плечом изо всей силы. Я повернулась вокруг своей оси. Все равно делать нечего, не стоять же здесь, как дура...

Орготдел оказался на следующем этаже. Здесь начальником был мужчина. Я представилась не полицейским, а торговым агентом, поэтому никакой любезности в ответ не получила.

— Вам чего? — буркнул он, не отрываясь от компьютера.

— Вы к нам один раз уже обращались...

— И что?

— Может, захотите обратиться еще раз... И кроме того, мне нужна одна справка...

— Марта! — заорал он. В кабинете появилась голова испуганной Марты. — Поговори... — Он раздраженно указал мне рукой в сторону выхода.

Разумеется, Марта решила отыграться на мне за свой испуг. Тем более что перед вызовом в кабинет начальника она мирно красила ногти. Его окрик испортил ей мизинец.

— Не надо приходить. Надо звонить! Как вы вообще сюда попали? Торговых агентов к нам не пускают.

— Я была в соседнем отделе. Они разместили у нас заказ. Я приехала согласовать детали...

— Вы от какой фирмы?

— «Михайлов Фьюнералс».

— «Фьюнералс»? Похоронное? У них что, кто-то помер в соседнем отделе?

— Нет. Наоборот, женится. Мы украшаем ресторан цветами.

— Живыми?

— Искусственными.

— Фу! Мерзость какая! А к нам вы зачем зашли?

— Понимаете, полтора года назад вы обращались в нашу фирму. Когда хоронили вашего генерального.

— Возможно.

Я замялась, нервно теребя бахрому на стуле.

— Ну-ну, — подбодрила меня Марта, снова приступая к окраске ногтей.

— Это был очень большой заказ...

— Естественно. Там были тысячи цветов. В том числе и искусственных.

— Был ведь февраль...

— Дело не в феврале! — Она резко подняла голову, возмущенно глядя на меня, и даже махнула кисточкой от избытка чувств. — Дело в том, что на свете есть жлобы! Понятно? Жлобы, которым все мало!

— Вот я как раз по этому поводу...

Но она меня не слушала.

— У генерального здесь всем заправляла его любовница. Такая сука! Моя подруга работала у нее. Все ей было мало! Не подруге, конечно, а этой твари. Она организацию похорон зубами вырвала! Ну понятно — здесь можно хорошо нажиться! Потом, она понимала, что под ней земля горит, что ее выкинут уже на следующий день, вот и перестала стесняться. Хотя можно было бы и постесняться немножко, да? И так наворовала, дай бог. Он ведь у нас блаженный был. Наркоман с тридцатилетним стажем... Вообще ничем не интересовался. Сексуально озабоченный...

Марта по-настоящему плюнула на пол. В фармацевтической корпорации! Я чуть не застонала.

— Все перекрестились, когда она ушла! — продолжила секретарша. — Но этот позор на похоронах мы долго не забудем. Нет, не забудем... Почти все цветы были искусственными! Это какое позорище, а? У генерального директора огромной корпорации! Представляете, как она нажилась?.. А вы-то чего пришли? — спохватилась Марта.

— Я была агентом на этой сделке... Внештатным. Работала на испытательном сроке, нашла этот контракт... И мне положены проценты. Это большая сумма, как вы понимаете.

— И?

— И вот уже полтора года я не могу получить свой процент. Меня постоянно водят за нос. То говорят, что сделка сорвалась, то вдруг выясняется, что еще раньше меня ее подписал другой их сотрудник — штатный. Но ведь я же договаривалась! Я же не сумасшедшая! Обговаривала и скидку, и сроки поставки, и разновидности цветов. Но не получила за это ни гроша!

— Это бывает... — сказала Марта. — И конечно, никакой справки я вам дать не могу. Да она и не будет иметь юридической силы... Смиритесь. Такое случается сплошь и рядом с мелочевкой вроде нас с вами.

— Но хотя бы посмотрите в компьютере: цветы поставляла наша фирма?

Марта сделала кислую мину. Видимо, ей очень не хотелось напрягаться. Но классовая солидарность возобладала, она нажала на светлый контур на столе.

— Ваша. «Михайлов Фьюнералс», — сказала она через минуту. — И агент здесь есть. Но он мужчина.

Я взглянула на экран вслед за ней.

И подумала: «Надо торопиться».

Дальше я все делала бегом: забрала дискету, на ходу засунула ее в записную книжку, ласково просмотрела заветные коды (их было немного, как я и предполагала) — один из них точно совпадет с кодом на упаковке, которая валяется сейчас, опечатанная, в каком-нибудь полицейском столе. Почему я в этом уверена? А потому, что один из организаторов кражи очень жадный человек. Можно изменить все: внешность, колени, грудь и даже биографию, но жадность неискоренима. Первый Марианнин любовник был неправ — не ногти на ногах выдают происхождение, а мелочность. Я просто видела, как этот будущий организатор забирал все, что можно, перед своим уходом. А что здесь можно? Дорогие и запрещенные лекарства! Он ведь и у меня так поступил...

Пути веревки оказались длиннее. Вначале пришлось ехать на фирму — а она расположилась за городом. Я ехала и плевалась: топливо убывало с огромной скоростью, а на карточке — пятьдесят тысяч, которых должно хватить до зарплаты. И почему мне никогда не удается копить?.. Правда, Алехан много тратил на свои увлечения и так называемые «шансы». То один монитор, то другой, то новая версия «Саваофа», то очередная дюжина дисков, то какое-нибудь вложение в неудачную сделку, которая «вот увидишь, даст сто процентов, а то и сто пятьдесят!», а зарплата у него маленькая, под стать должности... Кстати, о маленьких должностях... Я набрала номер «Михайлов Фьюнералс», попросила позвать к телефону агента, который полтора года назад оформлял искусственными цветами похороны генерального директора компании «Брынцалов и Феррейн».

Какая милая контора! Они не полезли в компьютеры, не вошли в сеть, объединяющую филиалы, не сказали: «Файлы у нас хранятся только полгода, мы ведь маленькая компания», — они знаете что сделали? Стали друг друга спрашивать: «Не помнишь?» Я чуть не прослезилась от умиления. Есть, есть заповедные места и в нашем сумасшедшем мире...

Наконец кто-то из них вспомнил.

— А что такое? — предварительно поинтересовался секретарь (а может, и хозяин?).

— Ну, вы все очень хорошо у нас тогда оформили, а теперь умер наш начальник службы безопасности, вот мы о вас и подумали... И цены были неплохие...

— Да-да-да-да! — затараторил секретарь и стал кому-то что-то возбужденно объяснять. На том конце волны, объединившей меня с невидимым молодым человеком, образовался небольшой военный совет. Они, наверное, задохнулись от грядущих прибылей: крохотные калькуляторы в их головах задымились... «А ведь я к ним несправедлива, — подумала я. — Будь честной. Они ни в чем не виноваты. Тем более, что тот, кто виноват, скорее всего, уволен».

— Вы знаете! — в трубке заговорил другой человек, более солидный. Вот теперь хозяин, точно. — Этот агент у нас уже не работает. Но все остальные наши работники еще лучше. Даже и не сомневайтесь! Намного лучше! Он, между прочим, сильно тогда нажился и на вас и на нас. Так что теперь цены будут намного ниже, вы постоянные клиенты, — он, видимо, ласково улыбнулся и подмигнул застывшим сотрудникам. — Уже второй заказ и такой большой! У вас ведь крупная компания? Да-да, цены будут еще ниже. Хочу сообщить также, что мы можем оформить зал. Услуги дизайнера обойдутся в пять процентов от суммы заказа. Вы какие цветы хотите заказать? Я записываю, диктуйте. Буквально на днях к нам пришла партия — умопомрачительные орхидеи, на расстоянии двух сантиметров невозможно определить, настоящие или нет. А вы знаете, сколько стоят настоящие? На кладбище-то зачем?! Его будут сжигать или хоронить? Есть еще тюльпаны...

Он бухтел что-то о цветах, я осторожно нажала кнопку, хотя мне было его жалко...

Офис веревочного короля горел на площади ярко-красным цветом. Видимо, это их фирменный знак. Удивляюсь, как жители окрестных домов терпят такое безобразие. Особенно, если учесть стоимость услуг окулистов.

Авангардное здание. Всего четыре этажа, но они поставлены с ног на голову: каждый последующий толще предыдущего. То есть получается ярко-красная пирамида, воткнутая в землю основанием вверх. Такие дизайнерские штучки обычно дорого обходятся. Дела у Веревкина поставлены хорошо. Я даже не рискнула предъявлять свое липовое удостоверение. Показала настоящее, но не уточнила, что работаю с акциями, сказала: продавала такую-то партию, вот образец. Мне пошли навстречу.

Я немного боялась, что они достанут упаковку из прозрачного пакета, в который я ее запечатала, но, к счастью, они отсканировали через пластик. Я получила номер и адрес склада. Черт побери! Это тоже за городом, но совсем с другой стороны Москвы. Километров двести!

Может, обойдется? Я остановилась у обочины и стала названивать на этот склад. Меня соединяли то с одним служащим, то с другим, потом куда-то переводили, потом посылали грубыми словами, и я опять начинала все заново.

За полчаса разговора пришлось изобрести шесть разных версий своего интереса к этой злополучной партии, и в итоге сработала та, с которой и надо было начинать. Подняв со дна души все хамство, отпущенное мне природой, я заявила, что могу и приехать, но если я приеду, то привезу всю свою санитарную службу, все ее восемь отделов, и платить придется всем семидесяти пяти инспекторам. В трубке замолчали. Думаю, они умножали обычную взятку на семьдесят пять.

— А что случилось-то? — спросили меня, наконец. Это была первая человеческая реакция за полчаса.

— А то, что они у вас крошатся!

— Но мы-то при чем?! Это производитель!

— Производитель утверждает, что были нарушены условия хранения! Вы держали их в сырости!

Собеседник даже задохнулся от возмущения.

— Они же запечатаны в пластик! Даже если и отсырели, значит, их негерметично запаковали!

— Так у вас все-таки сырой склад? — ехидно спросила я.

Собеседник, видимо, понял, что совершил оплошность. Визит семидесяти пяти санитарных инспекторов становился страшной реальностью. Сейчас он переведет стрелки (по психологии в университете у меня была твердая десятка).

— У нас абсолютно сухой склад! — сказал он. — Пустыня Сахара, а не склад! Я думаю, это магазин. Да, точно! Там и герметичность упаковок могли нарушить, и во влажных помещениях их хранить. Какой номер партии? Я вам сейчас продиктую адрес магазина...

Я облегченно вздохнула. Сэкономленные на топливе деньги можно пустить на новые трусики... Он назвал адрес. Час от часу не легче. Это в Звенигороде! Плакали мои трусики...

Только часа в четыре я добралась до магазина. Оказалось, я много раз видела его — это всего лишь в километре от Елениного дома. Интересно, совпадение?

В магазине, разумеется, удостоверение полицейского не вызвало никаких подозрений, его даже не стали проверять. Вообще ничего не спросили, восприняли как должное мой интерес к покупателю веревки.

— Вот смотрите, — проговорила продавщица, поворачивая экран, чтобы я могла лучше видеть. — Покупали по кредитной карточке системы «Три-Эс». Со скидкой. «Веревки Веревкина» входят в эту систему. Вот номер карточки, вот дата... четыре месяца назад. А вот и владелец... Татарский Антон. Смотрите, он рядом живет.

«Закройте рот» — должна была она добавить, но не добавила: в этом районе продавщицы вышколенные. Я, действительно, вначале его открыла. Но потом пришла в себя. У всего этого должно быть объяснение.

— Подождите, подождите! — сказала я. — Не выходите из программы. Что еще было куплено на эту карточку в тот раз? Думаю, не только веревка.

— Три куста шиповника. Удобрение для азалий. Шесть килограммов земли, — спокойно ответила она, глядя на монитор. — И две веревки. Их номера иду друг за другом.

— У вас есть пластиковые перчатки? — спросила я. — Дайте мне парочку...

Выйдя из магазина, я направилась к машине. Очень хотелось есть. Невдалеке, за соснами, виднелся ресторанчик. Столики, покрытые клетчатыми скатертями, хризантемы в вазочках, негромкая музыка. Пахнет костром и жареным мясом. Нечего и думать, чтобы соваться туда с моей карточкой.

Я села за руль. Открыла сумку, чтобы аккуратнее сложить пакет с упаковкой. В сумке лежали две шоколадки.

«Виталик, дорогой, — ласково подумала я. — Где ты теперь? На работе? Какой учебник проверяешь? По истории, русскому языку или здоровому образу жизни?» Правы древние философы, никогда не знаешь, что нам во благо, а что во зло... Вот, наркоман Виталик — он просто мой ангел-хранитель последние два дня. Он кормит меня, снабжает топливом, поддельными документами и даже трусами (я-таки решилась их купить). А вдруг мой ангел-хранитель вообще такой? Наркоман. Потому и сочувствует моим попыткам помочь Горику. Ведь то, что Антон четыре месяца назад расплатился за двоих («Да ладно, какая ерунда!» — наверное, сказал он), открывает некие новые перспективы для моего плана... Хорошо, что я не трогала пакет. Отпечатки на нем — это теперь единственная улика. Не женские отпечатки (она была в перчатках) — мужские.

И я повернула в сторону Елениного дома.


Я припарковалась сзади — наверное, в том месте, где полтора месяца назад стояли серебристые «Жигули». Еленин сад жужжал шмелями и звенел зноем. Некошеная трава придала этой части сада неухоженный вид, и получилось то, чего безуспешно добивались деньгами и усилиями все новых и новых садовников. Сад стал похож на настоящий.

Вдруг солнце ушло. Я подняла голову: это облака. Из-за набежавшей тени сад изменился, стало сумрачно и неуютно. Казалось, мне передаются ужас и растерянность человека, стоявшего на этом месте в тот злополучный день. Да, это были такие чувства: ужас, растерянность. Но я не ощущала ни сомнений, ни грусти, а ведь это главные качества на земле. Сомнения. Грусть. Люди, которые их не испытывают, никогда не будут мною любимы.

Оглянувшись, я перелезла через ограду и сразу упала на землю. Мимо ехала машина. Возле моих «Жигулей» она затормозила: наверное, местные. Совещаются, имеет ли право посторонний автомобиль стоять возле опечатанного дома. Решили, что имеет. Или, скорее всего, не захотели ввязываться в чужие проблемы. Двинулись дальше.

На корточках я проковыляла ко входу в сарай. Его, конечно, не опечатали, даже не закрыли. Я снова оказалась в решетчатом разноцветном полумраке. Коробка, которую мы рассматривали вместе с Гергиевым, стояла на полу раскрытая. На самом верху стопки фотографий лежала та, что, как я раньше думала, мне приснилась.

Я взяла ее в руки, и глаза женщины, умершей сто лет назад, посмотрели на меня с сомнением и грустью... Дом продадут за долги, новые хозяева уж точно разгребут сарай. «Оставайся-ка ты со мной! — предложила я толстухе. — Повешу тебя на стенку. И возьму еще на память один из чертежей. Уж до того стильный...» Я засунула бумаги в сумку, потеснив пластиковый пакет.

Конечно, в доме Елены и Антона никогда не было никаких хозяйственных приспособлений. Нелепо было даже предположить, что где-то лежит молоток или дрель или еще что-нибудь — скажем, нитки для вышивания (я засмеялась, представив Елену с пяльцами — и сразу погрустнела: уж лучше с пяльцами, чем вот так). Но какие-то инструменты должны быть у садовника. Кроме сарая, в доме все прозрачное и богатое, нет даже подвала, где у простых людей хранится хлам. Подвал здесь считается жлобством. Я знаю, что во многих домах нет кухни. Богачи утверждают, что это дикость — кухня. Она омерзительно выглядит и напоминает подсобные помещения ресторанов.

Иногда я ночевала у Елены и по утрам видела, как причаливают к соседским воротам микроавтобусы. Из них выходили горничные в белых фартуках, держа в руках серебряные подносы с кофейниками и дымящимися булочками. Потом к бассейну тащили свежевыжатый сок.

— Это сколько же может стоить? — поинтересовалась я.

— Дорого, — успокоила меня Елена.

— А кофе не остывает?

— Там внутри мини-кухня. Точнее, как мини... Это у тебя в квартире мини, а у них — нормальная кухня.

— Но почему не приготовить кофе дома?

— У них не предусмотрена кухня. Вообще. Проектом не предусмотрена. Это такая мода. — Елена нахмурилась. Она тоже хотела соответствовать, но утренний микроавтобус Антон бы не потянул...

Из-за коробок выглядывал какой-то инструмент. Он представлял собой палку с лопаткой на конце. Лопатка была перпендикулярна палке и наточена. Как-то это все называется... Но это для сада, точно. Я на правильном пути.

Действительно, в этом углу сарая садовник сложил свои инструменты и прикрыл тряпками. Но веревки могло и не оказаться — все-таки прошло уже четыре месяца, как Антон купил ее для каких-то нужд. Скорее всего, для подвязывания кустов. Может, по просьбе садовника, а может, и по собственной инициативе. На всякий случай. Раз уж заехал в магазинчик.

Что-то захрустело под пакетами с землей. Сердце мое замерло. И тут в доме зазвонил телефон.

Я испуганно подошла к приоткрытой двери сарая, выглянула наружу. Стеклянная стена опечатана, как и парадный вход, а вот окно в Еленином кабинете закрыли неплотно. Треньканье телефона доносится оттуда. Это мелодия личного номера.

Елену убили полтора месяца назад. Неужели остался кто-то, кто не знает, что она мертва?.. Пока я думала об этом, телефон замолчал.

Я повернулась к садовым инструментам. Отсюда, от двери, мне было лучше видно, что хрустело под землей и палками... Это он, цветок папоротника. Близнец того, что лежит в моей сумке...

Снова обернув руку краем рубашки, я достала нераспечатанный пакет с веревкой Веревкина. Целиком искусственная, она красиво поблескивала сквозь пластик. «Змея» — назвали ее и Горик и Виталик. «Ну-ка, открой пакет! — словно говорила она. — И я докажу тебе, что мой блеск не случаен. Я не химическая, я натуральная. Я вся в чешуе. Все, что я делаю, я делаю ласково...»

«Иди ты знаешь куда! — ответила я. — Ласковая». И поморщилась. Все-таки это нехорошее место. Уже второй раз я ощущаю здесь присутствие всякой гадости. Здесь я бы не смогла открыть пакет. Это кажется мне немыслимым: я боюсь укуса!.. Наверное, просто устала...

Телефон в доме зазвонил снова. Теперь он был настойчивее: все время, пока я утрамбовывала пакет в разбухшей сумке, перекладывала там все, снова уминала, пока накрывала инструменты тряпками и совала коробки с фотографиями на место, он звонил и звонил, словно тот, кто набрал Еленин номер, потерял терпение и решил дозвониться во что бы то ни стало.

Я вышла из сарая, прижала дверь камнем на случай дождей, оглянулась на стеклянную стену дома. Она слабо дребезжала в такт звонкам. В ее зеркале отражалась я сама на фоне неопрятно разросшейся травы, решетчатой беседки и сосен вдалеке. «Вот как выглядят змееловы! — подумала я. — И даже не вздумай идти на этот звон!» Я погрозила пальцем собственному отражению в стекле... И — что сделаешь со своим характером! — двинулась ему навстречу. Мне показалось, телефонные звонки стали радостнее.

Пломба на двери была наклеена небрежно, но мое отраженное лицо, когда я ее отдирала, все равно было бледным от волнения.

Я вошла в дом.

В нем уже поселилось запустение. Кондиционеры давно не работали, и кислый запах наполнял прежде ароматные комнаты. Многие вещи были сдвинуты со своих мест, из комодов торчало белье, посуда в резном шкафчике собралась в углу и испуганно таращилась из-за приоткрытой дверцы. Помню, следователь простукивал все стенки: искал дополнительные сейфы с документами.

Телефон продолжал звонить. В пустом доме его звук был страшен. К тому же сгущались сумерки. Солнце исчезло за какие-то секунды, ушло за подлесок, сад прильнул к стеклу, всей своей темнотой вглядываясь в содержимое анфилад. Стараясь не думать о том, что Еленин кабинет примыкает к ванной, я двигалась навстречу телефонным звонкам и молилась о том, чтобы они дождались меня. Внезапно наступившая тишина в этом доме была бы еще страшнее.

— Але, — сказала я, не поднося трубку близко. Мне теперь все предметы здесь казались змеями, способными укусить.

— Господи! Наконец-то! — сказал Антон. — А то я уже начал волноваться.

Бывают такие ситуации... В старину о них писали: «комическое несоответствие», и, по теории, они должны смешить. Именно так: человек, разоривший не один десяток людей, преступник, разыскиваемый по нескольким статьям, в сумме дающим лет шестьдесят тюрьмы, муж женщины, которую повесили в собственной ванной, накачав предварительно наркотиками, парень, которого многие люди числят умершим, — он «уже начал волноваться»!

— И давно начал? — осипшим голосом спросила я.

— Не будем сейчас об этом! — строго сказал он. — Где Елена?

— А ты где?

— Слушай, ты наивная... наверное, добрая, да, добрая, но ты плохо знаешь жизнь... И я не обязан ни перед кем отчитываться. Я позвонил не для этого. Если Елена еще не отошла, то я не буду с ней говорить. Мне не нужны истерики, у меня много разных проблем... Нет, истерики мне не нужны. Тем более твои.

— Я и не собираюсь устраивать истерики.

— Ну, я неправильно выразился. Нравоучения, вот. Мораль. Мораль мне не надо читать, понимаешь? Ты наслушалась Елениных обвинений, я знаю. Что еще она может говорить обо мне? Только плохое! Вот имеет ли она для этого основания, это другой вопрос! Дом не продали, как я погляжу. Значит, все хорошо. Значит, мой расчет верный... Этот дом был нужен ей, ради нее содержался. Мне нужно совершенно другое... Это он выкупил его?

— Кто он?

— Ой, не надо делать твой обычный вид ничего не знающей дурочки! — (что и требовалось доказать: это был мой «обычный» вид в их глазах) — Возможно, ты и есть дурочка, но не в такой же степени, в самом деле? Ты работала с ее любовником в одной корпорации, кто он там у вас, шишка, да? Елена не пропадет, это я всегда знал! Так это он выкупил дом? Там большая сумма, конечно, но мне говорили, что он страшно богат...

— Нет, я бы не сказала. Он же обычный служащий...

— Ты это точно знаешь? — спросил Антон. По его голосу было понятно, что он не хочет знать правду. Он хочет думать, что Елена осталась при богатом любовнике. Что он, Антон, освободил ее. — Впрочем, что ты можешь знать! Тебе ничего не видно с твоего места. Там знаешь как воруют! У него, может быть, скромная зарплата, но ведь есть еще поборы с подчиненных, разные проверки, на которых зарабатываются основные деньги... Ты ничего не знаешь, даже не представляешь себе...

— Ты путаешь нашу корпорацию со своим банком.

— Не надо, я же просил! Все! Скажи себе честно: «Во мне говорит зависть. Я завидую Антону и Елене!» ...Где она?

— Она умерла, — сказала я. Честно, как он и хотел...

— Как умерла? — ошеломленно переспросил он.

— Покончила с собой. Повесилась. Нашла в сарае веревку и повесилась.

— Да ты что! — изумился он. — Вот дура! А чего?

— Чего?! — тут уже я изумилась. — Ты спрашиваешь о причинах? Может, у тебя есть какие-нибудь догадки? Не было ли у нее проблем в последнее время? Может, несчастная любовь? Ты близкий человек, ты должен знать.

— Истеричка... — сказал он. Непонятно было, к кому относились эти слова, ко мне или к ней. — То-то я дозвониться не могу!.. И давно?

— В день твоего исчезновения.

— Кошмар. Но это, конечно, не из-за меня. Ты понимаешь? А если и из-за меня: какой надо быть идиоткой, как надо любить деньги, чтобы повеситься из-за того, что муж залез в долги... Нашла веревку в сарае? Да, я покупал. В красном пакете. Мы с твоим Алеханом заехали как-то в магазинчик, он тоже себе взял... Слушай, а он передал ей письмо? Я ведь ему звоню, звоню.

— Давно звонишь?

— Да вот тоже, как устроился... Недели две. Я уже две недели их разыскиваю! И Елену, и мужа твоего... Тебе не звонил, я ведь знаю, какая ты вся из себя правильная. Начнешь нотации читать... Так где Алехан-то? Я ему сказал: как она успокоится, передай ей письмо. Ну, получается, он не успел.

— И что ты написал?

— Это личное. Но в общем... Что так сложились обстоятельства, что деньги я тратил на нее, так что и она должна нести какую-то ответственность... Мне надо было срочно скрыться. А бежать со мной — это не для Елены. Она дорогая женщина, ей проще найти нового любовника и сосать из него. А я уж как-нибудь...

— Судя по суммам, которые ты украл, не как-нибудь.

— А ты их считала, эти суммы?

— Микис считал.

— Этого говнюка я и знать не хочу! И его невротичную жену... Нет, повесилась! Ужас какой-то! И еще ведь будут говорить, что это я виноват!

— А тебе не все равно?

— Да по большому счету, все равно... Ты права. Каждому не объяснишь, как мы жили. Я покупал, она тратила. Красивая жена, красивый дом, мне было выгодно, ей было выгодно... Я вначале на одной сделке погорел. И вроде некрупная сумма, а вот видишь, как... Потом в долги влез, да не у тех занял. Вот в чем была моя основная ошибка... Эх, дурак! Они-то меня и прижали. То одно сделай, то другое... Они для этого и дают кредиты, чтоб ты потом подсел... Да ладно! Что прошлое вспоминать... Повесилась... А жалко, знаешь? Я уже давно ее не любил, но жалко. Слушай, как в «Саваофе» вашем, а? Насмотрелась, дурочка! Твоему Алехану морду бы набить за это.

(Вот он и нашел виновного...)

— А дом продают? — спросил Антон.

— Наверное. Все продают... И ты что же, оставил ее без денег?

— Да у нее богатый любовник! Она бы не пропала! В крайнем случае, когда бы все описали, она к нему бы ушла!

— Он ведь женат.

— Брось, что стоит такому богатому человеку купить ей квартиру! Он ей знаешь, какие подарки делал? Все ее последние обновки — это от него! — («Интересно, и стеклянное кольцо тоже? — подумала я.) — Да ведь и я ушел голым! Ничего не взял! — («Кроме денег, которые переводил все последние месяцы!») — Уехал с одним чемоданчиком. Мне надо было торопиться: проверка закончилась, этот сука Микис уже так на меня смотрел. У него уже слюна бежала! Ату! Догнал! Тоже, гад, все завидовал!

— Ты забрал только своих божков, — сказала я.

— Ну, это мои талисманы. Семейная реликвия! Вот они, тут стоят.

— Там тепло, где они стоят?

— А это не твое дело. Снег идет, понятно?

— Понятно... А кто такой Раста?

— Раста?

— Третий из твоих божков.

— Раста... Лучше тебе не знать, кто это.

— Тот, кто дает кредиты?

— Лучше тебе не знать, кто это, — повторил он. И положил трубку.

В доме вольно расположились сумерки. Из-за приоткрытой двери в ванную струился голубоватый свет. Это текли и текли блики от воды в бассейне. Словно зачарованная, я встала и пошла на их потустороннее свечение.

Я знала, что за дверью окажется скульптура, и даже говорила себе: «Не пугайся. Первое, что ты увидишь — будет белое лицо», но когда она глянула на меня своими слепыми глазами, я чуть не упала в обморок от страха. Сердце бешено забилось.

По лицу скульптуры бегали фиолетовые тени, оно казалось живым и зловещим. Мраморная тетка то улыбалась, то хмурилась.

Прижимаясь спиной к холодной стене, я скользила по ее волнообразному уступу — неотвратимо навстречу бассейну. Я двигалась медленно, опустив глаза, и видела только мраморные ноги. Мне казалось, что эта мертвая женщина, лица которой я не вижу, усмехается, глядя на мои маневры.

Волна вынесла меня на открытое пространство, наполненное розовыми и голубыми бликами. Я увидела воду, мозаичного дельфина на дне, пальму, мраморный стол, бледно-пастельные витражи на окне, прозрачные шарики в хрустальной вазе, три малиновых полотенца, лежавших стопкой у серебряного крана, позолоченный стул с античными завитками, жемчужное ожерелье, небрежно повешенное на латунный крючок в стене, у другой двери.

Эта дверь слабо шевельнулась, когда я на нее посмотрела.

Вначале я решила, что это блики от воды и тени от деревьев продолжают свои оптические игры, но пространство ванной вдруг буквально ожило на моих глазах. Оно задвигалось, зашептало, и два фиолетовых свечения просочились сквозь пол, двинулись мне навстречу.

Они напоминали лунный свет, упавший на розы — и своим цветом, и температурой своего холодного горения. Они были невероятно прекрасны и невообразимо печальны.

Они струились и расслаивались от мельчайших воздушных колебаний, но затем собирались обратно и снова как бы восходили от земли и таяли к своим верхним границам. Они напоминали ледяное пламя или легчайшую ткань, привязанную к полу, которую подсвечивают и на которую дуют снизу.

Очень спокойно и ясно я подумала, что если они приблизятся ко мне, я в тот же миг умру от разрыва сердца. Собственно, я была уже за пределами страха. Казалось, что все мои сосуды, вплоть до мельчайших, заполнила густая, игольчатая субстанция таких низких температур, каких не бывает ни на земле, ни в космосе. Меня словно накачали жидким водородом — я тоже, наверное, светилась лазурным цветом ужаса. Все, что я ощущала в тот момент — это невыносимый холод.

Но они не приблизились. Они остановились у мраморного стола и изменили свой цвет. И вдруг по моей спине пробежал слабый ветерок. Я успела подумать, что это может быть все что угодно: открывающаяся дверь в ванную, запускающая вполне реального убийцу, ожившая скульптура, заносящая надо мной мраморную руку, покинутая аура, повторяющая свой бесконечный путь в пространстве — и все это одинаково кошмарно, и все грозит мне смертью.

И потеряла сознание.

Я немного рассекла бровь при падении. Мне еще повезло — на мраморных полах можно расшибиться так, что потом всю жизнь будешь работать на врачей. Повезло и в другом: сознание выключилось, пожалев сердце. Когда я пришла в себя, мир перестал расслаиваться перед глазами.

Голова болела. Я пролежала на полу около часа. По крайней мере, за это время стало совсем темно. Я взглянула на воду. Тот, кто плавал в сумерки — в море ли, в бассейне — знает, что наступает такой миг, когда уютная лазурная масса воды внезапно становится резко враждебной, и даже непонятно, как это можно было восторгаться ее приветливостью, и теплотой, и невесомостью. Стоит солнцу покинуть берег, как тьма чужого мира поднимается со дна, и сразу ощущаешь: это воистину чужой мир, в нем нет ни тепла, ни снисхождения. Срочно на берег! В теплую и живую темноту мира своего...

Увидев кровь на полу, у самого виска, я снова закрыла глаза. «Меня не убили! Стукнули, но не убили!» Я не подумала о том, что этот неведомый злодей может еще находиться рядом или вообще стоит и смотрит, нависая надо мной, как каменный гость. Я просто обрадовалась, что жива. Тишина и темнота ванной теперь казались уютными. С закрытыми глазами я стала размышлять: «То, что я видела, не имеет отношения к реальности. Точнее, это реальность, но другая. Она не может принести вреда... Скульптуры не ходят по домам, даже в полночь. А тот, кто убил Елену, не приблизится к этому дому и на пушечный выстрел. Остается случайный прохожий: любитель поживиться чужим добром... На фиг ему переться в ванную?.. Тогда откуда кровь? А вот откуда: ты не пообедала и грохнулась в обморок... Молись, чтобы твоя беспокойная голова была пробита только снаружи».

Я поднялась одним резким движением. Голова закружилась, но не сильно. Пятно крови на лбу было почти неразличимо. Я взяла полотенце, вытерла лоб, вытерла пол и быстро вышла из ванной. Мне очень хотелось уронить скульптуру, чтобы она перестала таращиться, но я понимала, что позорно бегу с поля боя. Это ее мир, она усмехается мне вслед.

В машине я стала прятать полотенце под сиденьем, но когда наклонилась, на одежду капнула кровь. Пришлось ехать в ближайший санитарный пункт...

На оплату медсестре ушли последние деньги с карточки («ваша страховка не учитывает внеурочную работу»). А ведь все, что она сделала — это перевязала голову. Но попробуй не перевязать — полиция остановит на первом же перекрестке. Штраф — сто пятьдесят тысяч!

Уже в машине я приступила к окончательным действиям. Надев купленные перчатки, я порвала пакет с веревкой, потерла его о другой пакет — запыленный, лежавший в пластике — упаковала в стерильную белую коробку для медицинских анализов (стащила в санитарном пункте, когда медсестра отвернулась), положила коробку под сиденье.

На трассе я притормозила у мусорной кучи, выбросила полотенце и веревку.

Затем со своей записной книжки влезла в файлы нашего отдела, нашла там личное дело, а в нем — адрес.


Часы мелодично сообщили, что уже десять.

Я стояла у забора и смотрела на уютный садик перед крыльцом. Дорожки красиво подсвечивались, лампочками были украшены даже шары искусственной туи. Разместились здесь и детские качели, и пластиковая горка, и небольшой бассейн без воды.

Вздохнув, я толкнула калитку. В доме что-то заверещало. Когда я приблизилась к крыльцу, дверь уже открылась.

Инна стояла в ярко освещенном дверном проеме и смотрела на меня без особого удивления. Можно сказать, с раздражением, но вполне в рамках приличий. У дверей, в прихожей, за Инниной спиной, стояли дорогие чемоданы. В глубине дома заплакал ребенок.

Внук? — спросила я.

— Да.

— Уже полтора месяца?

— Месяц. Сегодня как раз месяц.

— Поздравляю.

— Спасибо.

— Удалось сбросить вес после родов?

— Она не сильно набрала... Просто живот был большой. Вы с ней знакомы?

— Вы же знаете, что нет.

— Надеюсь, обойдется без дешевых скандалов? Хотя вы и поклонница всякого старья... Но в поведении, думаю, современный человек? Не будете вцепляться сопернице в волосы?

— Сопернице... Инна, я пришла к Алехану. У меня к нему серьезный разговор.

— Он к вам не вернется. Неужели вы этого еще не поняли?

— Надеюсь, что не вернется. Я пришла по другому поводу.

— Его здесь нет.

— Это было бы очень неудачно.

Она развела руками: мол, ничем не могу помочь.

— Главным образом, неудачно для него... Но и для вас тоже.

— Почему же? — без интереса спросила она.

Ребенок снова закричал. Его стал успокаивать мужской голос. Инна нахмурилась. Но не думаю, что вранье сильно напрягало ее: ей было на меня плевать.

— Инна, передайте Алехану, пожалуйста... Что я буду сидеть здесь ровно десять минут.

— Где здесь?

— На вашей площадке. Прямо на качелях...

— Вы жалкая и смешная. Он не вернется.

— Вы все немного ошиблись с оценкой моего характера. Но это неважно. Я буду сидеть на ваших качелях ровно десять минут...

— Я вызову полицию.

— Нет, это я вызову полицию. И сделаю это ровно через десять минут. У меня есть все доказательства, что вы украли деньги у нашей корпорации и что ваша дочь вместе с моим мужем убили Елену Татарскую. У меня есть все доказательства, Инна, вы понимаете?

Даже против света было видно, как она побледнела.

— Вы лжете. Вы блефуете.

— У вас есть девять минут, чтобы решить на своем семейном совете, так это или нет. Я буду на качелях.

Я действительно села на качели и стала раскачиваться, задевая ногами искусственную траву. Она неприятно скрипела. Дешевая...

Дверь открылась, выпуская длинную желтую дорожку; по ней вначале пошла тень Алехана, а потом и он сам.

— Что случилось? — спросил он еще издалека.

В темноте мне не было видно его глаз, но хотелось думать, что мой бывший муж стесняется в этот момент. Алехан приблизился. Я посмотрела ему в лицо и поняла, что он совсем не стесняется. Он тоже смотрел с раздражением, но, в отличие от Инны, еще и с испугом. Может, там была и ненависть? Во всяком случае, я не захотела ее увидеть...

— Ну что ты как маленькая! Зачем ты придумала этот бред? Зачем позоришься? Это такой новый способ возвращать мужа? Или способ старый и ты прочитала о нем в своих дурацких журналах?

— Оставь в покое мои журналы... Присаживайся. — Я показала глазами на ступеньки горки.

— Я не вернусь, — сказал он. — Ты можешь шантажировать меня, можешь придумывать любой бред. Вот, например, вчера в Палестине убили очередного президента. Можешь сказать, что это сделал я! Это примерно равные заявления. Что ты улыбаешься?

Я действительно улыбалась.

— Что ты улыбаешься?!

— Заводишь себя, Алехан? Боишься?.. Как же ты спишь все это время?

— Без тебя, имеешь в виду? Плохо! Но не потому, что без тебя. У меня маленький ребенок. Ты понимаешь, что я не могу вернуться? Здесь у меня ребенок! Сын!

— Ты же не любил детей.

— А теперь полюбил!

— Может быть... Ну ладно. Ребенок — это и правда здорово. Это теперь такая редкость... Такая, что все свидетели даже и не подумали, что толстая женщина — это беременная на последних месяцах. Лишь наркоманы на пятачке определили ее правильно, но полиция решила, что это метафора... Она что, всегда ходит в индийских балахонах?

— Это не твое дело.

— А ты теперь буддист? Не ешь мяса?

— И это не твое дело!

— Вранье все — этот ваш буддизм. Придуман для выкачивания денег из доверчивых посетителей ресторана. Но сейчас мало доверчивых... Чтобы их наловить, нужны дорогие сети... Ты бы хоть у меня проконсультировался, что ли? Я бы дала советы по поводу вашего ресторана. Дела там плохи.

— Нам не нужны твои советы!

— Никогда не брезгуй ничьими советами, Алехан! Это тебе совет на будущее.

В глазах у него промелькнуло ехидство. Мои слова о будущем прозвучали многообещающе.

— Ты хоть понимаешь, как выглядишь? — спросил он, все-таки присаживаясь на ступеньки горки. — Женщина, которую бросил муж, обвиняет его в убийстве! Обычная месть. Классическая ситуация!

На крыльцо вышла Инна. Держа в руках погремушку, она встала, опершись на перила. Даже дверь в дом прикрыла, чтобы лучше нас слышать.

— Ты делал вид, что тебе мал мой газончик, на котором ты пасся десять лет, — почти весело сказала я. — На самом деле это было невыносимо большое пространство для твоих страхов. Тебе уютно лишь в клетке. Ты ее себе нашел.

— Алехан! — предостерегающе позвала Инна.

— Что ты хочешь этим сказать? — спросил он.

— Я всегда подозревала, что свобода — лишь для свободных. Остальным она мучительна.

— Это банальные истины.

— Они обычно труднее всего усваиваются.

— Ты как всегда все знаешь!

— Не все, Алехан. Но и немало в то же время... Я знаю, например, что полтора года назад ты, одержимый страстным желанием найти свой шанс, обнаружил в газете объявление о том, что генеральный директор корпорации «Брынцалов и Феррейн» находится при смерти. Крупные похороны означают обычно крупный заказ. Ты отправился в эту компанию, минуя похоронное бюро. Тебе повезло. Во-первых, директор к тому моменту скончался и ты появился первым из агентов. Во-вторых, тебе удалось познакомиться с женщиной, которой поручили организацию похорон.

Слабо треснула погремушка. Инна сменила позу.

— У этой женщины была плохая репутация. Она занимала свой пост только потому, что была много лет любовницей сексуально озабоченного старика-директора. Она понимала, что ее ненавидят: за некомпетентность, высокомерие, мелочность, за тот путь, каким она достигла высот карьеры; было ясно, что сразу после похорон ее выгонят. Она вцепилась в эти похороны зубами и ногтями...

— Алехан! — снова позвала Инна.

Но он сидел и слушал меня, как завороженный.

— Для Инны это тоже был шанс. Шанс заработать напоследок. Сорвать куш... Твои искусственные цветы показались ей неплохой возможностью хорошо сэкономить. Вы, наверное, все оформили с огромным откатом, да? Ты, думаю, просто трясся от сумм, которые тебе были обещаны. Насколько я знаю примерный уровень поручений в компании «Михайлов Фьюнералс», эта сделка была для тебя выдающейся. Ведь вы обманывали не только руководство Инниной компании, но и твое собственное.

— У вас есть доказательства? — спросила Инна со своего наблюдательного поста.

— Да зачем они мне? — удивилась я.

— На случай судебного разбирательства. Когда вас привлекут за клевету.

— Меня? — я засмеялась. — Я продолжаю, Алехан... Ты, наверное, сильно боялся, что сделка сорвется, и старался угождать своей благодетельнице, как только возможно. Ты мог бы и приударить за ней — а может и приударил? — наверное, вы съездили в ресторан? Целовались? — Он смотрел на меня, сжав зубы. В темноте не было видно, но, думаю, его скулы посинели. Теперь уже отчетливая ненависть сузила зрачки Алехана. — Потом ты, очевидно, понял, что Инне можно угодить и более традиционным способом. У нее была незамужняя дочь... Сделка была совершена, позорные похороны закончились. Но ваши отношения не прекратились. Почему я думаю, что в них было что-то интимное? Потому что ты не рассказал о них. Ты просто сообщил однажды, что твой шеф хотел бы устроить к нам в корпорацию одну женщину, хорошего специалиста... Ты обманул меня. Шеф ее не знал, ведь ты скрыл от него и заказ, и заказчика... Итак, с кем из них ты переспал вначале — с матерью или дочерью? Буддизм не запрещает такое кровосмешение?

— У меня не было ничего своего... — хрипло сказал он. — Все было твоим.

— Все свое, Алехан, находится у человека внутри. Только так, не иначе... У тебя не было самого себя. Ты думаешь теперь, что купишь себя за миллиард, который украл? Дурачок! Ты продал за него последнее, что у тебя было! Но не будем отвлекаться. Тебе пришлось скрывать от меня некоторые подробности обольщения нужного клиента. И о заработанной сумме ты не рассказал. Хотел иметь «что-то свое»? А Инна... Она хищница, Алехан. А хищник всегда определяет жертву с первого взгляда. Извините, Инна, что я о вас говорю в третьем лице, но вы примкнули к нашей компании без спроса.

— Но в своем собственном, заметьте, доме! — сказала она.

Я улыбнулась.

— Какое-то короткое время у вашей дочери продолжался роман с нашим Витей. Он быстро закончился. Наверное, вы переживали. Дочь вы считали неудачницей. Купили ей ресторан — он разорился. Пытались купить Витю — он улизнул, женившись по любви. Как получилось с Алеханом? — Они оба молчали. — Наверное, все произошло само собой, — предположила я. — Романчик тлел, тлел и вспыхнул. Думаю, вначале Алехан не воспринимал его всерьез. Ему нравилось, что есть любовница, что она владеет собственным рестораном в престижном месте, что ее мать обладает мощными связями... Вы, полагаю, немало рассказывали ему о своих влиятельных покровителях? Мой бывший муж даже похвастался своим романом перед друзьями — ведь они все уже давно имели любовников и любовниц. Рассказал о нем и моей подруге Елене: она обожала быть доверенным лицом мужчин. Тем более что Алехан был ее старинным приятелем, а мое так называемое «ханжество» всех страшно раздражало. Получай! — так, наверное, думали мои милые подруги. Елена даже не отказала себе в развлечении: свозила меня в ресторан вашей дочери, устроила нашу очную ставку. Не знаю, что испытывала ваша дочь — злорадство? Неприязнь?..

— Не обольщайтесь! Ничего, кроме равнодушия. Вы никогда не вызывали у нее никаких чувств, — прокомментировала Инна.

— Тем лучше. Вызывать у нее какие бы то ни было чувства опасно... Но равнодушной она не была. Ее взгляд, брошенный на меня из-под лестницы, был таким выразительным, что запомнился и даже приснился... Елена же сидела и наслаждалась увлекательным зрелищем... До сих пор не могу понять, что в нем было увлекательного.

— Если бы догадались раньше, спросили бы ее, — насмешливо отозвалась Инна.

— По вашей милости, я уже не спрошу ее ни о чем.

— Это бред сумасшедшего — то, что вы собираетесь нам рассказать! — Она тряхнула погремушкой. — Предупреждаю заранее!

— Да-да. Спасибо за предупреждение... Алехан тоже наслаждался приключением, он, наверное, ощущал возросшую значительность своей персоны, Влюбленная как кошка жена (я хоть когда-нибудь говорила, что сильно люблю тебя, Алехан?), богатая любовница, сообщничество роскошной Елены... И вдруг — хлоп! Сразу два неприятных события. Во-первых, тебя, мой дорогой, уволили! За эту аферу с цветами?

— Да, — тихо сказал он.

— Алехан! — Инна стукнула погремушкой по перилам.

— Во-вторых, твоя любовница забеременела! И даже хуже того — решила рожать! Ты обдумывал ситуацию и так и эдак, ты просыпался с надеждой, что все рассосется, что милое приключение останется милым приключением, но настало время решений. Нужно было определяться: я или она... Ты выбрал ее.

Он молчал.

— Разве нет? — удивилась я.

— Алехан! Эта женщина испортила тебе жизнь! И ты теперь сидишь и слушаешь, как она поливает грязью мать твоего сына?!.

— Ох, Инна! Боюсь, вы еще не поняли, какое сокровище приобрели! — сказала я.

При этих словах лицо Алехана исказилось злобой.

— Я выбрал ее! — сказал он. — И правильно сделал!

— Ты привык все переигрывать! Ты переигрываешь даже прошлое! — я тихонько засмеялась. — Какой же ты все-таки глупый!.. Ты не думал, что на тебя так сильно насядут с деньгами: достань да достань. Хоть укради! Кстати, кто первым придумал украсть?

— Инна. — Он снова притих. — Она ненавидела вашу корпорацию.

И ненавидела наркоманов, правильно? Ведь умерший генеральный был наркоманом? Вам пришлось многое вынести, Инна.

— Ничего, за деньги покупается любое забвение, — ответила она. — Вам никогда не жить в таком доме, как у меня.

— Это да... Конечно, знание паролей, которое свербило вас постоянно, не обеспечивало удачи, но все равно вы думали — в чем же его польза для вас? Алехан знал кучу разных схем, вы владели паролями — и это было бесполезное знание. Как обидно! Так вы маялись и, наверное, все равно когда-нибудь украли бы. Но тут произошло весьма неожиданное событие! В один прекрасный день Алехан сообщил вам, что управление его друга Микиса начинает проверку банка его друга Антона. Ему об этом проболталась Марианна. Вы сделали зарубку в памяти. Спустя еще пару недель Алехан стал проявлять особый интерес к этой проверке и постепенно узнал о том, о чем мог узнать каждый любознательный: в банке Антона полный бардак. Он ворует огромными суммами и, наверное, собирается сбежать. В уже существующую схему были добавлены недостающие звенья — все сложилось. И главное: неразбериха в банке давала серьезную фору во времени. Ведь что вы собирались сделать? Просто украсть. Просто украсть и смыться — ваш уютный домик с искусственным садиком и бьющей электрическими разрядами травой вряд ли крепко держит вас, Инна, — украсть и, если повезет, подставить Антона, которого совсем скоро — ищи-свищи! Да, ваш план был именно таким: украсть и смыться!

— Вас заклинило, что ли? — неприязненно спросила Инна.

Теперь она стояла возле меня.

— Инна, ваша погремушка не стреляет? Отойдите от меня подальше.

— Не преувеличивайте свою осведомленность. Вам поверят в психушке, а не в полиции... О, вас уже кто-то стукнул по голове? Вы показывались врачу?

— Да, показывалась. Кстати, не вздумайте меня тоже ударить.

— Погремушкой?

— Погремушкой? — я засмеялась. — Рада, что у вас хорошее настроение... Когда решение об ограблении было принято, Алехан тоже испытал прилив сил. Он стал весел, доволен, от него отстали, впереди маячило огромное богатство... И на прощание он вернулся к своему увлечению. Вы, наверное, считаете его дебильным? Нет, не Алехана, а его увлечение — «Саваофа»?

— Исключительно дебильным, — подтвердила она.

— Ты, Алехан, не смог отказать себе в удовольствии поучаствовать в эксперименте, предложенном Дайкой. Ты записал три разных дня, в том числе и тот, злополучный, с нашей ссорой. Потом компьютер отобрал его. То, что во время ссоры мы говорили о неудачном ограблении, не сильно растревожило тебя — мы часто об этом говорили. Но вот когда Дайка отдал тебе диск для игры и ты просмотрел его, то вдруг обнаружил одну неприятную деталь: оказывается, во время этой ссоры я сообщила, что схему кражи мне открыл начальник нашей службы безопасности. Прозвучи эта фраза в обычных условиях, ты бы не обратил на нее внимания, но условия-то теперь были самые что ни на есть необычные! Тебе не понравилось, что эта фраза прозвучала. Ведь какова была последовательность событий: вначале мы поругались, почти сразу после этого вы провернули кражу. На тебе была компьютерная часть, Алехан? Молчишь? Потом ты отнес записи Дайке. Потом просмотрел их и увидел ссору новыми глазами. Услышал, как я клевещу на себя. А ведь кража, ты знал, уже совершена, причем именно по этой схеме! И завтра на просмотре мои слова услышат Антон и Микис — люди, разбирающиеся в банковском деле, которые тоже на днях узнают об ограблении! Нет, это было лишнее. Что ты должен был сделать? Уничтожить запись! Но другие варианты игры уже были затерты. И тебе очень — очень! — хотелось поиграть.

И ты сделал самое элементарное: изменил мои слова. Тебе даже в голову не могло прийти, что во время той ссоры кто-то обратил на них внимание, кто-то их заметил, запомнил, и его не отвлекли ни ужасная сцена с дерущимся Микисом, ни обвинения в супружеской измене, ни истерика Марианны... Ты не знал, что в той фразе я обманывала... Что я сказала неправду о любовнике Елены, и, разумеется, она обратила внимание на эту ложь, запомнила ее.

— Я выгораживал тебя, — сказал Алехан.

— Не ври! — крикнула Инна. — Ты покрывал только себя! Ты боялся, что если против нее начнут сильно копать, то и тебе вживят чип!

— Ты очень испугался, когда увидел версию «Саваофа»? — спросила я.

— Очень? — он скривился. — А ты — не очень? Ведь это твоя дурацкая фраза сгубила всех.

В окне мелькнуло чье-то лицо и спряталось за занавеску.

— Алехан. Их погубила не фраза. И не «Саваоф». А ты! Ты, изменивший фразу...

— Я не понимаю! — прошептал он.

— Ну и хорошо... Елена сразу заговорила с тобой о том, что ты изменил слова в записи?

— Да. Когда вы с Марианной пошли на кухню, а этот гад Антон уселся на унитаз со своим поносом, она потребовала объяснений... Она была такая... Я впервые понял, что это не простая женщина. Она наглая, высокомерная, она раздавит и даже не оглянется потом. «Что это за игрушки? — спросила она. — Зачем такие хитрости? Вы что — копаете против моего знакомого?» Она не верила, что я просто играю! А ведь я просто играл! Этот просмотр не имел никакого отношения к краже! Эти сволочи не могли в это поверить! Я оправдался, как мог... Но после того как «Саваоф» показал свое сумасшедшее продолжение со всеми этими двумя смертями, я понял, что подозрения Елены окрепли.

— Больше мы не скажем ни слова! — твердо произнесла Инна.

— Больше мы не скажем ни слова, — послушно повторил он.

— Я сама скажу эти слова... Кража уже была совершена, но ваш отъезд еще не был подготовлен: слишком гигантская сумма. Деньги плутали по виртуальным дорогам и еще не достигли конечного пункта, поэтому подозрения Елены могли привести вас к краху... Я долго думала: как же так совпало, что Антон сбежал именно в тот день, сделав схему почти идеальной? И главное, откуда вы узнали, что он больше не вернется в свой дом? Оказывается, он сам рассказал тебе, что сегодня сбежит, Алехан! Он оставил тебе письмо для жены. Где оно?

— Я его порвал.

— Алехан, мы больше не скажем ни слова! — напомнила Инна.

— А вот почему сбежал Антон?.. Знаешь, Алехан, думаю, версия «Саваофа» произвела на него впечатление и подстегнула быстрей принимать решение... Он так быстро смылся не только из-за чипа. Он не был умным человеком, но обладал просто звериным чутьем! Ведь «Саваоф» догадался, что если бы все так не совпало и Антон не успел бы сбежать и, следовательно, узнал бы от жены о ее подозрениях, вы убили бы и его, вот в чем дело!.. И Антон, увидев фильм, почувствовал кожей: его смерть уже написана на небесах. Но в черновом варианте!

Я смотрела на бледное лицо Алехана. Мне показалось, он сдерживает слезы.

— Да, Алехан. Антону хватило интуиции, чтобы изменить судьбу... Он уехал, а Елена двинулась навстречу своей смерти. Вначале она побывала в конторе Дайки, выяснила, что Антон действительно разорен, а в его банке творится черт знает что, потом узнала от Микиса, что кража, как она и думала, уже совершена и подозревать будут ее мужа, а может, и любовника, затем стала звонить по нашему телефону, но он не отвечал, и она позвонила твоей любовнице, извини, жене в ее ресторан. Елена ведь иногда пользовалась его услугами. У нее даже была карточка вип-клиента. Как-то твоя беременная жена даже заезжала к Елене. А Елена мучилась угрызениями совести, собиралась просветить меня насчет твоей супружеской неверности... Итак, она позвонила в «Джаган». Там был санитарный день, но она не еду заказывала — она искала тебя. Для объяснений. Управляющая сразу сообщила твоей любовнице... жене. Та, наверное, перезвонила, напросилась приехать. Елена поинтересовалась насчет еды — возможно ли заодно организовать и это, в доме ни крошки. И уже потом Елена позвонила Марианне, чтобы перенести встречу. Сказала, что у нее будет важный разговор насчет договора. Какого договора? Имелось в виду оговора? — Инна смотрела в сторону, Алехан опустил голову и ковырял носком пластиковую траву. — Хорошо. О чем бы ни шла речь, у вас к тому моменту уже сложился план убийства. Была выбрана и жертва в лице Горика. Ненавистного наркомана Горика. Ведь он заодно должен был стать и вторым подозреваемым в деле о краже: только человек, работавший в нашем отделе, мог знать пароли. В банк Антона на счет Горика уже были переведены пять миллионов. Вы, Инна, пообещали ему тридцать тысяч за внеурочную работу, понимая, что он сразу рванет на пятачок. Ваша дочь уже ждала его там. Когда Горик подъехал, она предложила ему наркотики за полцены, потом села с ним в машину, они вместе отправились на пустырь, куда приехал и Алехан. Как только Горик выключился, ваша дочь сходила к машине Алехана, взяла там веревку, сунула ее в руки Горику, и затем их пути разделились. Алехан поехал к дому Татарской, а его жена — за едой в ресторан. Еду она привезла... На такси? Или это вы ее подбросили, Инна?

Инна молчала, плотно сцепив губы. Я пожала плечами.

— Она привезла дал махани и бутылку вина, в которой уже был растворен «Катон-17». Ваша дочь хорошо знала устройство дома и камер не боялась. Кроме того, у нее в кармане лежал специальный прибор, глушащий разговор, а камеру на воротах вывели из строя... Вина ваша дочь не пила, поскольку была беременной. Скоро лекарство стало действовать... А вот что было дальше?

Они молчали, и я повторила:

— Что было дальше?

— Вы сказочник, вы и придумывайте, — предложила Инна.

— Вы говорите со мной без уважения.

— А вы заслуживаете уважения?

— Разумеется. Ведь у меня в записной книжке лежат коды четырех партий «Катона-17», которые были выпущены полтора года назад и хранились на ваших складах как раз в то самое время, когда вы собирали свои вещички на старой работе и, как нищенка, тащили все, что под руку попадется. Какая же вы жадная!

— Какая же вы глупая!.. Это и есть ваша улика? Да этот «Катон» продается на любом наркоманском рынке!

— Продается без упаковки. И не такой древний! Странное совпадение — таблетки были украдены именно тогда, когда вы еще работали в фирме «Брынцалов и Феррейн».

— Сомневаюсь, что суд заинтересуется этим совпадением.

— А пакетом, Инна? Как вы думаете: суд заинтересуется пакетом?

— Каким пакетом?

— Ярко-красным пакетом от веревки, который ваша дочь выбросила там же на пустыре, совершенно не заботясь об охране окружающей среды! А еще буддистка!

Стало тихо. Они смотрели на меня во все глаза и молчали. Наконец Инна пришла в себя.

— Там нет отпечатков.

— Вашей дочери — нет. Но твои, Алехан, — я повернулась к нему, — имеются. Их там сотни. Нет никаких сомнений, что это твой пакет. Ты трогал его, когда брал в магазине, когда перекладывал с полки на полку в моей квартире, когда протягивал его дрожащими руками своей сообщнице... — Говоря эти слова, я внутренне перекрестилась: он мог тоже быть в перчатках, и это было бы неудачно. Но он побледнел еще сильнее. Видимо, про перчатки он тогда не подумал — ведь это был всего лишь пакет, не веревка... — Тебе не приходило в голову, что они тебя подставляют? — спросила я после небольшой паузы.

— Не слушай ее, идиот! — почти с отчаяньем произнесла Инна. Может, она постепенно и начала понимать цену своему приобретению.

— Вас видел один свидетель, — жестко сказала я. — Там, на пустыре. Это он подсказал мне, где искать пакет.

— Что же он не дал показаний полиции?

— Даст, — успокоила я ее. — У нас с вами еще все впереди... Вы только раскиньте мозгами: вся ваша так называемая «неуязвимость» держится только на том, что о вашей дочери никто вообще не подумал! Стоит полиции обнаружить отпечатки Алехана, они выяснят и то, что у него была любовница, и то, что она знала Елену, и то, что как раз она, а не забитая ассирийка, имела обыкновение доставлять чечевицу с вином на дом. Узнают и то, что она была беременной, и то, что ее мать знала пароли... Ее опознают многие люди... Так как вы убили Елену?

— Что вам надо?

— Как вы ее убили?

— Инна попросила показать, как это было... В «Саваофе»... Мне кажется, Елена сама этого хотела... — заторможенно произнес Алехан.

— Вашу дочь тоже зовут Инна? Это ведь неудобно... Ты пришел почти в конце? Когда они уже стояли у стола?

Он кивнул. И содрогнулся.

— Мы ничего не делали! Она все делала сама! Я сказал Инне, чтобы она просто отдала письмо... Она бы сама захотела покончить с собой!

— Нет, дорогой. Твоя Инна была права, что не стала полагаться на такую призрачную надежду. Ты плохо знаешь Елену.

Это ты ее плохо знаешь! Она осталась без копейки... Это полный крах.

— Письмо вы отдавать не стали? Да это и неважно: Елена и так все поняла. Еще днем. И не покончила с собой от этого знания, кстати! А заказала вина!

— Я ничего не хочу знать! — Он вдруг начал лихорадочно терзать свои волосы, словно хотел их выдрать или словно у него что-то болело. — Я стоял у беседки и смотрел... видел, как они шли по коридору... Потом они исчезли, я подумал, что все...

— Но было не все. Наверное, когда ты зашел в ванную, твоя Инна зашипела тебе: «Помогай, идиот! Она сейчас придет в себя!»

— Елена сама этого хотела...

— Под влиянием сильнейшего лекарства, Алехан! И вовсе не хотела! И все эти твои жалкие оправдания разбиваются об одну-единственную вещь: вы не рассчитывали на самоубийство, поскольку тщательно готовили убийство. А почему были разбросаны вещи?

— Мы хотели взять что-нибудь и подбросить потом Горику.

— Разыграть кражу?

— Только взять что-нибудь... Я начал перебирать вещи, чтобы найти ценное, — отсутствующим тоном сказал Алехан. — И вдруг понял, что беру только то, что видел вчера в фильме... Это было как наваждение. Я открыл шкатулку, стал бросать вешалки... Я боялся.

— Стерва! — Инна швырнула погремушку в сторону. — Ненавижу таких, как ты! Правдолюбка поганая! Пока всем не навредишь, не успокоишься! И чем будешь утешаться, сидя в своей вонючей конуре? Тем, что правда восторжествовала?.. Все зло из-за таких, как ты! И сама не живешь, и другим не даешь!

— Я, Инна, тоже не испытываю к вам особо теплых чувств. Но почему вы решили, что я пришла сюда выяснять правду?

— А что ты пришла делать? Забрать мужа?

— Нет, и не для этого.

— Ну что? Что?! Поболтать языком? Своим поганым и никому не интересным языком?

— Инна, у вас последняя попытка, чтобы догадаться.

— Иди к черту!

— Ты пришла из-за меня? — спросил Алехан.

Мне показалось, что в его голосе звучит надежда.

— Да нет же, ребята! Я пришла получить свою долю! Эх, бывают в жизни моменты, ради которых стоит жить! Их вытянутые рожи доставили мне большое удовольствие.

— Итак, друзья мои! — весело произнесла я. — Полагаю, что нервы, потраченные мною за эти два месяца, чего-нибудь да стоят? Правда, и вы нервничали из-за меня... Представляю твое состояние, Алехан, когда я заявила, что во время ссоры проболталась о паролях! Ты ведь как думал: начнется обычное неспешное следствие, через неделю-две обнаружат деньги, переброшенные на счет Горика, и им займутся вплотную. Толстухой сочтут его мать, бежевыми «Жигулями» — наши серебристые, обнаружатся отпечатки на веревке, «Катон» в ящике стола. Потом выяснится, что на работе Горика не было, что не было у него и денег на наркотики, в общем, все пойдет своим чередом. Но я запаниковала! И приступила к решительным действиям по спасению собственной шкуры, подсчитав, что лучше пять лет за халатность, чем сорок за кражу. Вы неправильно представляли мой характер. Вы думали: слабая бабенка. Она будет отвечать на вопросы, чесать свой чип и покорно ждать, пока все выяснится. Ведь даже если в первый момент я буду главной подозреваемой, меня не арестуют! Чего же нервничать?.. Но я не такая, Алехан! И мы квиты, да? Я тоже не совсем правильно представляла, каков ты на самом деле. Правда, я догадалась раньше тебя...

— Когда? — угрюмо спросил он.

— Ну, в общем-то почти сразу... Я ведь сразу связала историю «Саваофа» с этим ограблением и Елениной смертью. А раз так, то главный соискатель на должность «изменяющего фразу» был и главным подозреваемым во всех остальных странностях. А ведь это ты! Это самое первое и простое предположение! Если бы ничего не произошло: ни кражи, ни убийства, я спросила бы тебя спустя месяц или два: «Алехан, зачем ты изменил фразу в игре?» Даже не сомневайся, спросила бы. Потому что это мог сделать только ты... Разумеется, я долго не могла понять про сообщника... Ведь по всем признакам, кроме полноты, эта женщина была мной! Она все знала о твоей жизни, твоем характере и настроении, она была знакома с твоими друзьями, была предана тебе, она имела представление о «Саваофе», у нее были общие с тобой планы... Мне нужно было набраться смелости, чтобы сделать следующий шаг. Теперь уже спросить себя: кто может быть моим двойником по этим признакам? Когда смелости на этот вопрос хватило, то и ответ оказался прост... Очень прост. Любовница! Ну, а насчет беременности... Как ни странно, на эту мысль меня натолкнуло именно то, что она не пила вина. Ну, ребята, у вас есть еще вопросы? А то я спешу.

— Сколько вы хотите? — очень буднично спросила Инна.

Молодец! Иногда она мне нравится. Только пусть живет где-нибудь подальше, воспитывает внука, пилит моего Алехана... Я никому не желаю тюрьмы. Тем более из-за виртуальных денег. Вы скажете: Елена. Да... Но Елена умерла. Пусть мертвые хоронят своих мертвецов. И может быть, ее убил Антон?

— Десять лет я потратила на жизнь с тобой! — мечтательно произнесла я. — Десять детей могла бы родить за это время. Во сколько обходится один ребенок, Инна?

— Смотря что вы под этим подразумеваете...

— Ребенка!

— Нет, под «обходится».

— Уплата налога, медицинское сопровождение по страховке, роды, приданое... Ну, сколько вы потратили на внука?

— Три миллиона, — кисло сказала она, понизив сумму раза в два.

Но я не стала торговаться — мы не на рынке.

— Хорошо. Вы должны мне тридцать миллионов.

— Гуманно, — сказала моя бывшая подчиненная.

— Ну, мы же теперь родственники!

Алехан нервно дернулся.

— Есть специальные фонды... — произнесла я уже деловым тоном. — Я дам вам счет... Вам придется потратить минут тридцать на это. Сделаете все по строгой схеме, которую я вам сейчас объясню. Деньги нужно перечислить сегодня.

— Сегодня поздно.

— Инна! — с укором произнесла я. — Не нервируйте меня! Потому что я и так разнервничалась от вида ваших чемоданов. Когда у вас самолет?

— Чемоданы пустые.

— И бассейн пустой, Инна! До сих пор экономите воду? Или спустили перед отъездом?

— Идите знаете куда?

— Можно сходить и проверить, пустые ли чемоданы?

— Ничего не надо проверять! Мы переведем деньги сегодня. Можете ждать тут на качелях. Подавитесь своими тридцатью миллионами.

— Нет, не тридцатью, — сказала я.

— Решили наказать меня за грубость?

— Перестаньте! Вы просто не дослушали. Есть еще Горик, который тоже заслуживает компенсации. Ему нужно тридцать миллионов на лечение. Вот теперь все.

— Горик не выпутается... К тому же, мы уже перевели ему пять.

— Те конфискуют, как сомнительные. А по моей схеме — нет. Деньги для него вы переведете в специализированный благотворительный фонд по лечению СПИДа. На целевой именной счет. Так обычно делают. Выбирают фамилию методом тыка по каталогу.

— Он не выпутается!

— Лечат и в тюрьме.

— А если вы решите нас сдать?

— Какой глупый вопрос! Я давно могла вас сдать!

Они посмотрели друг на друга. «Блефует?» — спрашивал взгляд Алехана. «Но вы действительно выбросили пакет?» — спрашивала Инна в ответ. «Выбросили». — «Уроды!» — «Это навредит нам?» — «Во всяком случае, навредит больше, чем на шестьдесят миллионов... Поэтому лучше не рисковать, заплатить ей». — «А если она обманет?» — «Если бы она хотела, чтобы нас арестовали, то не требовала бы денег. Если нас арестуют, деньги у нее конфискуют... Нет, похоже, эта дура действительно решила нажиться».

Дверь приоткрылась, затем над крыльцом зажегся фонарь, молодая женщина вышла на улицу и остановилась в нерешительности, держа одну руку на перилах. На свету она была хорошо видна мне. Может, она специально зажгла его, чтобы, наконец, перестать прятаться? Насколько я представляю ее характер, ей это противно — прятаться. Она более склонна к действиям, чем к сидению в засаде.

Инна-младшая оказалась выше меня. Конечно, пока еще полнее. Я улыбнулась ей со своих качелей. Она никак не отреагировала.

Мне оставалось совсем немногое: выслушать, что они согласны, внести счета в записную книжку Алехана, попросить у него бумагу и ручку (он изумленно покачал головой, но пообещал порыться в доме), вызвать службу срочной почтовой доставки.

Инна поднялась на крыльцо, обняла дочь за плечи. До меня донеслось: «...так и будет тут торчать?», Инна успокоительно погладила ее по спине. Они пошли в дом и в дверях столкнулись с Алеханом. Произошла небольшая заминка, он стал тихо оправдываться, бросая взгляды в мою сторону.

Я осталась на качелях, Алехан разбирался со своими женщинами. Опять обсуждали, какая я дура со своими жалкими тридцатью миллионами? Если тебя считают идиотом — что ни сделай, скажут, что это глупый поступок. Вот смысл совета «не метать бисер» и срочно уходить из отношений. Иногда самое важное — понять, где место для точки... Разборки на крыльце закончились, и Алехан подошел ко мне. В руках у него была бумага.

— Что будешь записывать? — криво улыбнувшись, спросил он. — Впечатления дня?

— Алехан. Я уже отговорила все положенные слова. Теперь оставь меня в покое. Займись делом.

Он презрительно хмыкнул и пошел к дому.

Я взяла ручку и написала:


«Заявление.

Я, такая-то и такая-то, хочу заявить следующее.

Пытаясь оправдаться в обвинениях по поводу халатности по отношению к своим служебным обязанностям и, в частности, за то, что я могла косвенно способствовать краже из нашей корпорации, поскольку легкомысленно отнеслась к поведению своего подчиненного Горика Кромского, я произвела некоторые действия, о результатах которых считаю своим долгом сообщить в компетентные органы...

(Ф-фу, ну и стиль!)

24 июля я посетила место, известное как «наркоманский пятачок» на Звенигородском шоссе, и там совершенно случайно познакомилась с человеком, который находился на пустыре, расположенном на месте бывшего тракторного завода «МВТП», в день убийства Елены Татарской и примерно в 18.00 видел обвиняемого в этом убийстве Горика Кромского, а также полную женщину, которая вышла из машины обвиняемого и пошла к машине «Жигули», спрятанной в кустах. Свидетель (я знаю, что он носит имя Виталий и имеет автомобиль «Волк-350», государственный регистрационный номер 324-789654-874 ВПЕ-МО-2) говорит также, что эта женщина взяла из машины «Жигули» красный пакет с веревкой, который на его глазах надорвала и выбросила. Судя по показаниям этого человека, женщина протянула веревку обвиняемому, а затем забрала ее и уехала. Обвиняемый же остался на пустыре и еще находился там некоторое время, поскольку принял сильную дозу наркотиков.

Стремясь выяснить правду, я стала искать выброшенный пакет и нашла его именно в том месте, на которое указал свидетель.

Прошу вас определить, кем и когда был куплен этот пакет, а также кому он мог принадлежать все последнее время, и приобщить данные факты к делу об убийстве Елены Татарской.

Пакет прилагается.

Мои слова о поисках на пустыре и разговоре с Виталием, состоявшемся 24 июля, могут подтвердить: человек, которого на «пятачке» называют дилером по имени Корда, а также следователь управления экономической полиции Сергей Гергиев.

Такая-то, такая-то».


Стало прохладно. Просить моих новых родственников принести жакет я не рискнула и, чтобы отвлечься, включила любимый сто двадцать третий телевизионный канал в своей записной книжке. Как давно я его не смотрела... Господи, когда начнется нормальная жизнь?..

Пока я наблюдала в прямом эфире разговор двух людей о бродячих биополях (значит, не только мне они не давали покоя), за калиткой замигал огонек почтовой службы. Веселый парень слез с мотоцикла и помахал рукой. Я выключила записную книжку.

На крыльцо вышел Алехан. Он тревожно вглядывался в мотоцикл у калитки.

— Это кто?

— Это ко мне.

— Ты уже здесь назначаешь свидания?

— Перевел?

— Да.

— Тащи компьютер.

Он подошел ко мне. Сел рядом.

— Вот он. Я сделал все, как ты сказала.

— Входи снова.

Он послушно нажал на светлый квадратик.

— Что ты хочешь сделать?

— Поставить пароль. А то вы ушлые ребята.

— Где пакет?

— В машине. — Я на секунду задумалась, какой пароль ввести. Застучала по клавиатуре. Невидимые 001 000111 001100 0011 текли вместе с воздушными потоками над нашими головами.

— Ветер поднимается! — Алехан задрал голову. — Гроза, что ли, будет?

— Вы сегодня летите?

— Нет.

— Понятно... Все-таки поторопитесь.

Я последний раз нажала на «ввод». Потом перевела сто тысяч себе на карточку и проверила результаты лотереи «Медицина — для всех». Там, как обычно, не стихало восторженное ликование: «Сегодня лечение выиграли шестьдесят человек! Ниже приводятся...», ну и так далее. Сволочи! Шестьдесят человек получили лечение! Да сегодня заразилось шестьдесят тысяч!

— Эй! — крикнул парень за калиткой.

— Иду-иду!

Мы с Алеханом пошли к машине, я отдала ему пакет в пластиковой прозрачной упаковке, а парню на мотоцикле торжественно вручила стерильную коробку для медицинских анализов и заявление, написанное на мятом листке бумаги.

Он удивленно взглянул на бумагу, но ничего не сказал.

А я сказала.

Я сказала: «Прощай, Алехан. Счастливо!»


Меня разбудил звонок в дверь. Я еле разлепила веки: яркое солнце заливало комнату, фикус на балконе шелестел своей пластмассовой листвой, обещая приятный ветерок. Даже машины гудели меньше обычного.

Звонок повторился.

Я встала и поплелась к двери, покачиваясь. Было такое ощущение, словно в глаза насыпали песку. Один раз я стукнулась об угол шкафа, другой раз споткнулась о ковер. Помедлила немного и решила начать с кухни: напилась там квасу, потом отправилась в ванную, умылась ледяной водой, почистила зубы самой мятной из всех имевшихся паст и только после этого почувствовала, что проснуться удалось.

За дверью стоял Гергиев.

Следователь по-хозяйски шагнул в квартиру, оттерев меня плечом.

— Уже двенадцать дня! — воскликнул он.

— А вы знаете, во сколько я легла?

— Слышал-слышал. Мне сказали, вы работали ровно двое суток! Неужели поверили во все мои угрозы насчет увольнения? Я же шутил!

— Дело не в угрозах. Просто пока меня не было, в отделе наступил полный хаос. Я всегда подозревала, что мои подчиненные не будут особо рвать... Ну...

— Жопу, — подсказал он, двигаясь за мной на кухню. — Ваш отдел рассыпался! Остался один Витя Подрезков, а он, по-моему, звезд с неба не хватает.

— А Боря?

— Вы вчера его видели?

— Витя сказал, он заболел.

— Что вы! У него страшная семейная драма. Его бросил муж.

— Жена.

— Я в этом не разбираюсь. Может, и не бросил. Так, поругались. Эти однополые, они очень истеричные, вы не находите?

Я пожала плечами, возясь с кофейником.

— На мою душу тоже сварите, — попросил он. — А я вчера давал свидетельские показания! По делу об убийстве Елены Татарской.

— Вам сколько сахара?

— Пять ложек.

— Гриппа не боитесь? Согласно последним исследованиям, сахар способствует.

— Сейчас не сезон.

— Еще он способствует импотенции.

— Согласно последним исследованиям? — он с удовольствием вытянул ноги на полкухни. — Нет, не боюсь. Так о чем я? А! По вашей милости я подвергся весьма унизительной процедуре допроса.

— Ничего! Побудьте в шкуре тех, кого вы постоянно ловите!

Шапка на кофе вздулась и поползла вверх с угрожающим шипением. «Чего бы поесть? — подумала я, нажимая кнопку. — Кажется, в доме нет ни крошки».

— Что будем есть? — спросил Гергиев, возясь на стуле: все-таки ему было тесновато. — Опять лазанью?

— Нет вообще ничего!

— Поехали в ресторан. Я вас угощаю. Выпьем кофе для затравки, а потом нормально поедим. У вас сегодня какие планы? Вы ведь выходная?

— Я планировала выспаться.

— Любите спать?

— Люблю! — призналась я. — Осторожно! Очень горячо... Так о чем вас допрашивали?

— Видел ли я машину «Волк-350», государственный регистрационный номер такой-то, на пустыре тогда-то и тогда-то... Я сказал, что видел. Мои друзья из уголовной были недовольны.

— Почему?

— Им не понравились результаты экспертизы. Они все запутали.

— Нашли хозяина пакета?

— Да. Нашли фирму, склад, потом магазин, выяснили, что четыре месяца назад пакет купил Антон Татарский. Там куча его отпечатков... Есть и отпечатки самой Елены.

Присев на корточках перед шкафом, я продолжала поиски еды. Услышав последние слова, замерла на секунду, глянула на него искоса. Он глотал кофе и улыбался.

— Елены! — повторила я. — Может, все-таки самоубийство?

— Вы где пакет нашли? — спросил он.

— На пустыре. Не самоубийство... Но получается, и Горик не лгал.

— На пакете была пыль с пустыря... Правда, очень мало. Вы не отряхивали пакет?

— Я была очень осторожна... А Виталика разыскали?

— Да. Он вначале упирался, но ведь есть ваше официальное заявление. Короче говоря, ваш Виталик подтвердил свои показания. При этом он назвал вас проституткой.

— У Виталика в голове все перепуталось.

— Не скажите. Чтобы доказать, что он был на пустыре и разговаривал с вами двадцать четвертого июля, проверили его счет и обнаружили, что именно в этот день он переводил на вашу карточку сто тысяч!

Я хихикнула.

— За что он вам заплатил? — вполне серьезно спросил Гергиев.

— Хотите привлечь за неуплату налогов?

— Думаю: неужели можно так ошибаться в человеке! Проституция — ваше хобби?

— Пусть это будет моей маленькой тайной.

Он покачал головой.

— Ужас... В общем, суду все это может не понравиться. Ведь если Горик говорил правду, то он физически не мог в тот момент находиться в доме Татарских. Он был в отключке. И на пакете нет его отпечатков. А вдруг вся его вина в том, что он продал Татарскому пароли?

— Все равно сорок лет.

— Но не пожизненное! Лет через десять, как водится, скосят половину. А вдруг просто проболтался, когда они вместе кололись? Тогда всего пять. Кстати, представляете, он выиграл лечение от СПИДа!

— Вот невезучий! Выиграл лечение, а сам в тюрьме!

— Почему невезучий? Его будут лечить в тюрьме. Через полгода он будет здоров, а тюрьмы у нас, откровенно говоря, не хуже, чем его квартира. Заодно и от наркомании вылечат — там не поколешься. И главное, отпустят мать.

— Что же за толстуха была в доме у Елены?

— Знаете, о чем я подумал... — Гергиев допил кофе и опрокинул гущу на блюдечко, с любопытством вглядываясь в полученный узор. — Гадать не умеете?

— Нет. Но знаю, что смотрят не на блюдечко, а в чашку.

— Да?.. Я подумал: а может, толстуха была беременной? Скажем, беременной любовницей... — он замолчал, быстро глянул на меня, потом снова уставился в блюдечко. — Скажем, беременной любовницей... Антона Татарского. А? С ней-то он и убил жену, с ней и сбежал.

— И такая версия имеет право на существование. Как, впрочем, и любая другая. Как вы думаете, его найдут?

— Думаю, нет... С мужем не помирились?

— Нет.

— И не помиритесь?

— Он ушел к другой женщине.

— Да вы что? А Марианна доказывала мне, что это невозможно.

— Странно. Обычно она утверждает, что все мужья и жены изменяют друг другу.

— Она говорила, что ваша семья — исключение... Жалко, что я не знал этого раньше... Значит, развод?

— Мы не были зарегистрированы.

— Я тут попытался его найти... Но не нашел. Не знаете, где он?

— Нет. А зачем он вам?

— Просто хотел поговорить... Узнать планы... Ну что? Поедем есть?

— Нет, я не хочу. Поезжайте один.

— Что будете делать?

Поеду в одно место. Давно планировала.

— Можно я с вами?

— Вы же не знаете, куда.

— А мне все равно.

«Вот прицепился! — с неудовольствием подумала я. — Но меня ты ни на чем не поймаешь! Потому что я не жадная. Спрятанные мной тридцать миллионов обнаружить почти невозможно». Я пожала плечами:

— Ну, если все равно, поехали.

...В дороге он все-таки начал ныть, что очень голоден, что может умереть от язвы желудка, что, возможно, у него из-за моего сахара начинается грипп и, если не поесть, иммунитет не справится с болезнью. Я ехидно поинтересовалась, не начинается ли у него из-за моего сахара импотенция, но он ответил, что наоборот. В итоге мы потеряли два часа в шикарном ресторане.

Он явно хотел поразить меня. Но поразил официантов. Из-за водопада даже высунулся администратор, чтобы посмотреть на двух придурков, согласных заплатить сумасшедшие деньги за яйца с йогуртом.

Правда, подали не яйца, а икру с тостами, французское сырное суфле, утиную грудку, копченое мясо с дыней и клубнику — и все это под серебряной крышкой. Также притащили букет настоящих роз, коробку сигар и мне в подарок — записную книжечку, обтянутую атласом и расшитую светло-зеленым бисером. К книжечке на золотой цепочке крепилась атласная же ручка.

— Охренеть! — подытожила я, чтобы сделать Гергиеву приятно.

Администратор побледнел. Мы уже уходили, а он все стоял, спрятавшись за водной стеной, и о чем-то возмущенно шептался с разносчиком горячих булочек. Гергиев же был в восторге от моего красноречия.

— Ну вот, теперь я немного заправился! — удовлетворенно сказал он, усаживаясь в мои «Жигули». — Куда едем?

— Сейчас увидите.

Он догадался за два квартала. Все-таки он очень умный. Но ничего не спросил. Молча вылез из машины, пошел за мной, кашляя, как и я, от табачного дыма, миновал гогочущих перед экранами клетчатых, открыл директорскую дверь, облегченно вдохнул чистый прохладный воздух.

— О, это вы, мои старые друзья! — без особой радости сказал Дайка-старший, отрываясь от каких-то карт и схем, лежавших перед ним на столе. — Неужели следствие продолжает интересоваться нашим скромным прибором? Видать, дела ваши плохи... Эх, вы! — Он укоризненно посмотрел на меня. — А ведь клялись, что не из полиции!

Я развела руками.

— Чего вы хотите на этот раз?

— Я пришла поболтать.

— В рабочее время? Но в любом случае, присаживайтесь. Поболтать я и правда люблю, особенно с официальными лицами. О чем будем болтать?

— Вы не смотрели несколько дней назад программу по сто двадцать третьему каналу? О биополях-призраках?

— Я такую чушь не смотрю.

— Я смотрел, — влез Гергиев. — Это мой любимый канал. И мне тоже показалось, что чушь.

— Нет, это не чушь. Там говорилось о том, что наблюдаемые ауры, те самые призраки, относительно которых ученые спорят уже сорок лет, проигрывают одни и те же ситуации. Они кружатся вокруг одних и тех же мест и не меняются годами...

— Вот это и есть чушь!

— Нет, не чушь. Я их видела. Они никак не соотносятся с этим миром, но возвращаются на определенные места, которые видим и мы. Возможно, потом обнаружат, что на этих местах происходило что-то ужасное или что-то прекрасное, но все равно не смогут понять, зачем эти тени возвращаются и возвращаются... Ведь если убийцу мучают угрызения совести, то что может испытывать мертвый? И главное: почему они все время немного меняют то одни обстоятельства, то другие?

— Знаете, что она хочет сказать? — не выдержал Гергиев. — Она хочет сказать, что это Бог играет в игру «Саваоф»!

— Вы это хотели сказать? — Дайка-старший вопросительно посмотрел на меня и безнадежно покачал головой. — Ну и ну... Совсем народ тронулся. Бог играет в компьютер!

— Между прочим, глубокая мысль! — вступился за меня Гергиев.

— Действительно, где-то даже забавно! — Дайка развеселился. — Бог играет в «Саваофа»! Может, он играет и в тетрис?.. В общем-то, мне давно казалось, что все человеческие открытия — это распаковывание старых коробок, сложенных Богом на старом чердаке... Я вот думаю, как бы под это дело поиметь какую-нибудь прибыль?

— Обыграйте это в рекламе, — посоветовал Гергиев. — Что-то вроде: «Бог тоже играет в «Саваофа»!»

— Если получите прибыль, мне процент! — сказала я. — Впрочем, я пришла не за этим. Я хочу купить прибор.

— У вас же есть. Ах, да! Ваш муж сдал его недавно! Выставил на комиссионную продажу. Его еще не купили. Это, в общем, уже старье. Забирайте, если хотите. Я вам даже его подарю. Где я еще найду таких ценителей?

— И денег не возьмете?

— Дарю! — гордо сказал Дайка-старший. — Это старье все равно никто не купит...

Гергиев помог мне дотащить прибор до машины.

— Что вы собираетесь с ним делать? — спросил он, когда я захлопнула багажник.

— Я? Собираюсь потребовать с вашего ведомства свой диск.

— Вы будете его смотреть?

— Я не видела версии относительно себя.

— Я ее видел.

— Как это? — Я посмотрела на него. Он виновато поднял брови, наморщив лоб. — Правда, смотрели? Наш диск и потом версию про нас с Алеханом?

— Да. Правда. Еще тогда, сразу. Я ведь вел это дело, если вы не забыли. Смотрел про всех и про вас тоже.

— И что там было?

— В версии про вас? Вы занимались сексом и потом легли спать.

— Не врите!

— Почему вы считаете, что я вру? Вы не занимались сексом? Но это ведь всего-навсего игра.

— Я вас серьезно спрашиваю: что вы увидели?!

— Алехан сказал, что уходит от вас к любовнице.

— Не врите!

— Он сказал, что хочет ограбить банк. Как Антон.

— Я сейчас обижусь и уеду!

— Бросите меня здесь? Ведь моя машина у вашего дома!

— Ничего, у вас есть деньги на такси!

Я пошла к передней двери. Гергиев перехватил меня за локоть.

— Подождите! — сказал он. — Там, на диске... Явился, в общем, я и сделал вам предложение. Признался в любви.

— Это было последнее предупреждение!

Я дернула руку, но он держал очень крепко.

— Ну подумайте, в самом деле. Мы ведь даже одни программы по телевизору смотрим! Это надо же: из двух тысяч каналов одновременно выбрали сто двадцать третий! Давайте попробуем жить вместе? Если бы я был вы, то вцепился бы в меня зубами. Это вам просто экономически выгодно! Я богатый парень. Богаче вашего Виталика! Кроме того, я ваш хозяин. Могу дать вам два выходных в неделю! Нет, два — это много. Полтора! И даже могу прибавить зарплату... Тысяч на пять... Учитесь жить у вашей Инны! Она, кстати, тоже смылась. Не знаете, куда?

Я устала тянуть руку и теперь спокойно стояла, глядя на него. Пожалуй, он говорит серьезно — не насчет зарплаты, конечно, а насчет «попробуем жить вместе».

— Но о женитьбе речь пока не идет! — весело предупредил Гергиев. — Если вы об этом сейчас задумались. Надо узнать друг друга, да? Неделя — это минимум.

— Я где-то это уже слышала, — сказала я. — В каком-то древнем фильме.

О чем я думала в этот момент? Вот мои приблизительные мысли: «Неужели он продолжает искать свои деньги?!» «Какой будет рожа Марианны, когда она придет новыми ногами (еще хромая после операции) к нам в гости?»

Кстати, о Марианне: вчера я позвонила ей и спросила о том, что давно меня мучило. Я сказала: «Марианна. Это нормально, что ты скрывала от меня то, что у Алехана есть любовница. Но почему ты скрывала это и от следствия? Ведь тебя наверняка спрашивали!» Она ответила: «Сергей спрашивал. И неоднократно. Но я сказала, что у вас очень крепкая семья!» — «Но зачем?!» — «Меня не вдохновил его интерес к тебе... Если ему нравится дряблая грудь, может понравиться и такая уродка, как ты. Нет уж, пусть лучше думает, что отбить тебя у мужа нереально. А ты уже все знаешь про Инну-младшую, да? Ой, она такая курица! Твой Алехан, откровенно говоря, так попал! Я даже рада — он большой ублюдок, между нами девочками. Они ведь и с Еленой баловались... Ну что, согласна со мной, что все мужики — сволочи, и все неверны своим женам? Вот то-то! Пора тебе принимать мою веру!»

Как ни странно, я думала сейчас и об этом: в наше время нельзя без твердых принципов. Но какой из них принять за основу? Чему меня научили эти два месяца? Тому, что все мужчины сволочи? Тому, что все люди сволочи? Или тому, что все мужья и жены неверны друг другу?.. И неужели он продолжает искать свои деньги?!

— Вы о чем думаете? — спросил Гергиев теперь уже серьезно. — Я знаете, чего боюсь? Что вы все-таки малость того и решите, что я продолжаю искать деньги... Вчера свели все балансы. Все кончено. Дело завершено. На этот раз решили не наглеть и покрыть растрату за счет особой статьи расходов на содержание личных самолетов гермафродита. Миллиард — это только тридцать процентов таких расходов. Неужели вы думаете, что я буду продолжать тратить свою жизнь на то, чтобы гермафродит мог в этом году покрывать свой авиапарк только самым дорогим лаком на земле, а?..

— Есть еще и убийство, — напомнила я.

— Да. И это сложный вопрос. Могу представить на секунду, что кто-то, похожий на меня, имеющий, по крайней мере, образ мыслей, сходный с моим, знает, кто убил Елену... Что он будет делать?

— Что?

— Предположим, он скажет себе: ауры, виденные мной, реальны, как и живые биополя. У них налицо все признаки жизни... Может, смерти нет? Может, параллельно нашим идут другие истории, в которых кто-то завтракает перед работой, кто-то не успевает на обреченный самолет, кто-то не открывает дверь лже-полицейскому?

— Такая точка зрения противоречит всем приличным религиям.

— Чего ожидать от приличных религий, если Бог, на самом деле, играет в компьютер! Ведь открытие компьютеров должно было немного подкорректировать наши представления о Создателе, как вы думаете?

— А как мы будем корректировать эти представления еще через сто лет?

— Это зависит от того, какие, пользуясь терминологией Дайки, старые ящики мы распакуем на старом чердаке... Старые вещи многое говорят о своем владельце.


Я представила Еленин сарай, коробки с фотографиями, снимки уже несуществующего дома.

— Еще бы научиться правильно читать их...

— Хорошо, что напомнили! У меня большая библиотека! Это вас не возбуждает?

— А вы не будете спрашивать меня о последних двух месяцах? Ну, вечером, ночью, когда я буду особенно откровенна?

Он засмеялся.

— Не буду! Мне не нужно вас ни о чем спрашивать. Я ведь не глупее вас, предупреждаю сразу. Кстати, я поинтересовался в магазине: в тот день на карточку Татарского покупали две веревки. «Я уже сообщила об этом вашей сотруднице. Такой симпатичной, невысокой», — сказала мне продавщица. Но я же ничего не говорю! Я даже ничего не стал выяснять. И, между прочим, не копал, откуда пришли Горику деньги на лечение! — «Да копай! — злорадно подумала я. — Хрен ты чего накопаешь! Здесь ты имеешь дело не с моим придурком мужем, а лично со мной!» — Клянусь своей долей в корпорации, что никогда не подозревал вас в краже! Я здесь только потому, что вы мне очень нравитесь... Но, конечно, неплохо бы похудеть килограмма на два...

— Ах ты, сволочь! — Я снова дернула руку.

— Зато я искренний! — заметил Гергиев, притягивая меня все ближе. — Хорошо, не худей! Все равно скоро беременеть.

Я вспомнила статью, которую читала в одном старом журнале. «Где пределы нашей искренности? — спрашивал автор статьи. — Может, там, где пределы нашей личности? Кто может сказать, где заканчивается эгоизм и начинается чувство самоуважения?»

Я ничего не поняла в этих словах. Статья была написана коряво. Впрочем, надо быть честной: многие журналы из тех, которые я читаю, отличаются некоторой пошлостью. Та статья не была исключением. Но там высказывалась одна мысль...


«У каждой женщины должен быть хотя бы небольшой личный счет, о котором не знает муж» — написал автор в конце. Раньше я не замечала, сколько мудрости в этой фразе. Пожалуй, она подходит для того, чтобы стать твердым жизненным принципом. Да, именно так: «У каждой женщины должен быть личный счет, о котором не знает муж» (журнал «Космополитен», июль, 2059 год, страница 3458).

Словно вчера написано, правда?

Примечания

1

Испанский писатель (1873-1967)

(обратно)

Оглавление