загрузка...
Перескочить к меню

Дело о неуловимом призраке (fb2)

- Дело о неуловимом призраке (а.с. Ромка и Лешка-8) (и.с. Черный котенок) 339K, 151с. (скачать fb2) - Наталия Александровна Кузнецова

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Наталия Кузнецова Дело о неуловимом призраке

Глава 1 Радостное известие

— Лешк, ну где нам с тобой теперь рекламу брать? Столько времени сегодня потеряли, а все без толку, — открыв входную дверь и пропустив вперед сестру, Ромка коленкой отпихнул от себя Дика и проворчал: — Уйди, пачкун противный.

Пес, намереваясь лизнуть хозяйку, задел его своим лохматым боком, оставив на джинсах длинные шерстинки.

— Заждался, мой маленький, — присела девочка перед огромным кавказцем и обернулась к брату: — Ты Дика не обзывай, он в твоих неудачах не виноват. Говорила я тебе, что не так-то это просто — рекламу для газет в разных фирмах выпрашивать? Нет, ты мне скажи, говорила? А ты решил, что раз Николай Никитович сразу согласился ее нам давать, то и другие тоже обрадуются. «Рекламируйте нас, детки, а то нам деньги девать некуда»!

— Со знакомыми, конечно, дело иметь проще, — не смог не согласиться с Лешкой брат. — Но как же все-таки других фирмачей и банкиров уговорить? Которые нас не знают? — Он повесил на вешалку куртку и почесал в затылке.

— А другие фирмачи свои собственные рекламные планы имеют, составили их в начале года и нас с тобой туда не вписали. Ты же слышал, как об этом замдиректора этой, как ее, «Московской недвижимости», сегодня говорил. И потом, никто не видит в нас солидных агентов, думают, наверное, что раз мы еще несовершеннолетние, то нам и доверять нельзя.

— Ты так говоришь, будто тебе все равно, заработаем мы деньги или нет, — вдруг разозлился Ромка.

Сестра и не подумала возражать. Она резко поднялась и вскинула голову.

— Если бы их нам просто так давали! А мотаться с утра до ночи по всяким конторам лично мне до ужаса надоело. К тому же из-за этой твоей рекламы я не успеваю уроки учить. Не мешало бы и тебе, между прочим, уроками заняться. Каникулы уже скоро, а ты, я знаю, все запустил. Какие тебе оценки выставят?

— Ты мне не указ, — заявил Ромка. — И не твое это дело.

Пожав плечами, Лешка согласилась снова.

— Конечно, не мое. Хуже-то будет тебе. Ромка укоризненно посмотрел на сестру и жалобно сказал:

— Я думал, у нас много денег появится и мы сможем все купить. А как же теперь Интернет? И скутер? Ну как жить без скутера? — В его голосе послышался подлинный трагизм.

— Так же, как и жил. Ты на скутер денег такой вот беготней и за два года не наберешь — это раз, а если даже вдруг и повезет, то мама тебе ни за что не разрешит его купить, скажет, что только через ее труп ты станешь на нем разбиваться, это два. И, в-третьих, куда ты его поставишь, даже если этот несчастный скутер тебе случайно и совершенно бесплатно, ну, скажем, на дороге попадется?

— Было бы что ставить! А уж где, найдется. — Он осмотрелся и беспечно сказал: — На балконе можно.

— И спускать его оттуда каждый день? С нашего-то этажа? Какой у него хоть вес?

— Не такой уж большой. Есть и совсем легкие. Новенький «Ямаха», например, всего семьдесят два кило весит, — мечтательно вздохнул Ромка.

— Ага, просто пушинка! И ты семьдесят кило вверх-

вниз каждый день таскать станешь? Знаешь, Рома, не смеши меня лучше. Был бы у нас в доме хотя бы грузовой лифт, то еще можно бы, а так… Ромка задумался:

— А другие люди как?

— У других людей гаражи есть.

— Значит, надо еще и гараж купить.

— А в гараж уж лучше тачку поставить. «Мерс», желательно «шестисотый», ну, на худой конец, «Линкольн» какой-нибудь. Мечтать не вредно, продолжай в том же духе. Пошли, Дик, — и Лешка, нацепив на своего четвероногого друга ошейник, вышла с ним за дверь. А потом, с трудом удерживая рвущегося вперед пса, вернулась обратно на порог и ехидно посоветовала: — А ты себе микроскутер «Вжик» купи. Три кило весит, и никаких проблем.

— Иди, гуляй лучше. Сама на самокате катайся! С Диком своим.

Ромка вошел в комнату и наткнулся на отца.

— А ты почему здесь? — удивился он.

— Живу я тут, однако, — развел руками Олег Викторович.

— Живи на здоровье, — разрешил Ромка. — Просто я хотел спросить, почему ты так рано с работы пришел.

— У тебя что, часов нет? — в свою очередь удивился отец. — Ты посмотри, сколько времени!

Ромка посмотрел. Уже седьмой час. Надо же, сколько они с Лешкой в этой дурацкой «Недвижимости» проторчали и ничегошеньки из противного дядьки — замдиректора, когда его, наконец, дождались, не выудили. Недовольно покачав головой, он сменил своему Попке воду, насыпал в клетку корму, а потом зашел в свою комнату и механически потянулся к компьютеру. Поиграть, что ли, с горя?

Но Олег Викторович от него не отставал.

— А как твоя нога?

— Какая еще нога? — непонимающе сморщил нос Ромка.

— Левая или правая, я точно не помню, какая именно. В общем, та, которую ты на прошлой неделе сломал, или подвернул, или еще что-то с ней сделал, из-за чего пропустил историю.

Вот оно что! Ромка сразу понял, откуда ветер дует.

— Ты что, опять нашего Антона встретил? Или сам в школу ходил? — подозрительно покосился он на отца.

— Некогда мне в твою школу ходить. Антон Матвеевич мне сегодня на работу сам позвонил и рассказал, что в тот самый день, когда ты свою ногу якобы повредил, он совершенно случайно встретил тебя в метро и никакой хромоты не заметил. А в школе у нас ты, оказывается, инвалидом считаешься.

— Я в тот день, правда, ногу подвернул. И она у меня болела жутко все уроки, а потом почему-то сразу прошла. У тебя так, что ли, не бывало? Так случается, правда!

Глаза у Ромки сделались самые что ни на есть честные-пречестные, правдивые-преправдивые, но Олег Викторович ему все равно не поверил.

— Не берусь спорить. Просто я считал, что ты головой думаешь, а не другими местами. Не хочу их называть.

— Я и думаю головой. Я же умный, и ты это прекрасно знаешь.

— Ромочка глупенький, — вдруг, грассируя, высказался попугай из своей клетки.

— Видишь, а приятель твой с тобой тоже не согласен, — улыбнулся Олег Викторович.

Ромка погрозил Попке кулаком. Вообще-то он учил его говорить «Попочка глупенький», но поскольку Попка оказался таким же нерадивым учеником, как и его хозяин, и к тому же большую часть времени проводил у зеркала, которое Ромка, отобрав у Лешки, поставил ему в клетку, то говорил неразборчиво, и вместо «Попочка» у него получалось то «Омочка», то «Ромочка», где буква Р звучала так, будто ее произносил настоящий француз.

А отец продолжал:

— Неужели ты не можешь сесть и просто-напросто выучить историю, чтобы не притворяться хромым, глухим или слабовидящим?

— Я учил, — не сдавался Ромка. Олег Викторович махнул рукой:

— А я-то хотел, наконец, модем купить и к Интернету подключиться. Но ведь ты тогда совсем в школу ходить перестанешь.

Ромка от радости подпрыгнул и повис на отце.

— Не перестану. Честное слово, не перестану. И купи только. Ты сразу увидишь, как с помощью Интернета резко поползет вверх кривая моей успеваемости. Там такие сайты есть, учебные. Я английский сразу выучу. А сколько у меня уже полезных адресов есть! У нас в школе на информатике разве что успеешь! Там задачки глупые задают, и ничего больше.

— Ты сначала сам, без Интернета, свои «хвосты» подтяни.

— Подтяну, вот увидишь, завтра же за это возьмусь. Вернее, уже сегодня, прямо сейчас. — Он отскочил от отца, быстро достал из сумки учебники, разложил их на столе. — Вот, все, уже учу. Так когда мы подключаемся?

Наверное, Олег Викторович на самую чуточку поверил сыну, потому что сказал:

— Может быть, и в самом деле Интернет для тебя станет стимулом учиться? Вот четверть закончится, тогда видно будет.

Ромка мигом расстроился.

— А у нас в школе не четверти, а семестры. Что ж мне теперь, до лета ждать?

— Не обязательно до лета. В любом случае вам выставляют итоговые оценки в конце четверти тоже. Хотя бы в журнале. Я могу зайти в школу и проверить, куда поползет твоя кривая.

— Вверх! — завопил Ромка. — Вот увидишь, что вверх. Я покорю вершины всех наук!

— Ты прямо стихами заговорил. Но тогда и никаких реклам больше. Хватит, наработались. Вот как лето наступит, каникулы начнутся, тогда, пожалуйста, занимайтесь чем угодно.

С этим Ромка смирился еще более охотно. Он и сам уже почти согласился с Лешкой, что с переставшим приносить заработок сбором рекламы пора кончать. Ему тоже порядком надоело мотаться по всяким фирмам и учреждениям.

— Слышь, Лешка, — зашептал он, когда сестра, погуляв с собакой, вошла в комнату. В его голосе девочка уловила ликование. — Папа нам Интернет обещает, если мы кончим рекламой заниматься и я учиться лучше стану. — Затем он досадливо поморщился: — Но ты прикинь, однако, Антон ему на меня опять жаловался. А мне еще зачет надо сдать по истории, причем письменный.

— Представляю, — вздохнула Лешка. — Мы тоже всегда ему зачет пишем. А про рекламу я тебе уже все сказала. Без знакомых ее собирать трудно. А с Николаем Никитичем мы контракты на следующий месяц продлим и их рекламу снова в маминой газете и в «Новостях плюс» разместим. Вот свои собственные денежки у нас и появятся. А дальше поглядим, что делать.

— Согласен. — Ромка внезапно задумался. — А как ты полагаешь, что лучше: написать по истории «шпоры» или попросить у Олега Пономарева пейджер, а ты мне на него надиктуешь? Нет, не годится, пейджер Антон засечь может. Ох, еще и диктовать-то не с чего, — внезапно спохватился он.

— Я думаю, что лучше тебе к этому зачету просто-напросто подготовиться, — совсем как папа, назидательно сказала Лешка. — Неужели так трудно?

— А что, легко? Что, у меня других забот мало?

— По-моему, сейчас их нет. И потом, ты ведь так быстро все запоминаешь! Я вообще удивляюсь, почему ты у нас не отличник. Сколько ты всяких изречений знаешь — из «Закона Мэрфи» и всяких своих философов.

— Я запоминаю то, что мне интересно. А что нет —

никак в голову не лезет, — сокрушенно заявил Ромка. — История эта такая скучная!

— А ты возьми и заинтересуйся. Что тебе Антону сдавать-то надо?

— Прикинь, он совсем сбесился: задал нам эпоху Петра Первого учить, и хоть ты тресни, а расскажи ему, что там творилось, во всех подробностях. Олег Пономарев, к примеру, в своей школе этого еще не проходил, а ведь он тоже в девятом классе учится.

Лешка пожала плечами.

— Так бери учебник и вникай.

— В том-то и дело, что в учебнике этого нет. То есть кое-что есть, но Антон требует, чтобы мы лекции писали, то есть записывали все, что он бормочет себе под нос.

— Ну и писал бы.

— Писал бы, писал бы! — передразнил ее брат. — А я, к твоему сведению, сижу далеко. И в то, что он там бубнит, не вслушиваюсь.

— Ну и зря. Тогда возьми тетрадь у кого-нибудь, кто близко к доске сидит и все записывает.

— У кого? Все сами сейчас к зачету готовятся.

— Значит, твои дела плохи, — резюмировала Лешка. И вдруг ее осенило: — А у Славки нельзя? У него ведь тоже Антон Матвеевич историю ведет.

— И Славка учит. Ему тоже зачет сдавать надо. Хорошо ему, отличнику, небось и без лекций все знает.

— А ты возьми у него на полчасика тетрадку и сделай с нее ксерокопию. Что за проблема? Ты же у нас детектив, а такой простой вещи сообразить не можешь. К тому же, я думаю, эти лекции должны быть интересными. Вспомни, как мы с тобой в Воронеже у Катьки жили в ее старинном доме, построенном еще при Петре Первом? И памятник ему там стоит, в сквере, который так и называется Петровским. И флот там его строился. Как хорошо, что мы туда скоро снова поедем. — Лешка мечтательно вздохнула и крикнула, услышав в прихожей шорох: — Мам, так мы едем на каникулах в Воронеж или нет?

Если Ромка не наполучает двоек и ничего непредвиденного не произойдет, то обязательно, — ответила Валерия Михайловна, раздеваясь и проходя в комнату. Судя по довольному лицу матери, настроение сегодня у нее замечательное. Улыбаясь, она подошла к окну и обратилась к своим домашним: — А вы заметили, как потеплело на улице? Март еще, а такое чувство, что уже весна пришла. Скоро начнем окна открывать настежь.

— Когда с утра до ночи сидишь дома за столом и учишь уроки, какая тебе разница, зима или лето, — уныло возразил Ромка.

— Кто же это у нас дома за столом сидит? — удивилась Валерия Михайловна. — Покажите мне, пожалуйста.

Мальчишка оглянулся на сестру, ища поддержки.

— Как кто? Мы.

Но предательница Лешка приняла сторону родителей.

— Да ладно тебе, — махнула она рукой. — Ты пока что не сидишь и ничего не учишь, все только собираешься. Лучше посмотри, как все хорошо складывается. И в Воронеж едем, и Интернет с е-мейлом у нас будет. Все теперь только от тебя самого зависит. Я тоже, между прочим, на тебя надеюсь.

Ромка сморщился и недовольно взглянул на сестру. Но она говорила, похоже, без всякого подвоха, и, слегка поразмыслив, он решил сменить гнев на милость.

— Ты думаешь? Лешка, а насчет Славкиной тетрадки ты гений. Я почему-то совсем забыл, что на свете есть ксероксы. То есть я хотел сказать, что ты почти что гений, сестра моя все-таки, — вскочив с места, он внимательно и с удовольствием осмотрел себя в зеркале.

Его уже нельзя назвать толстым, как в прошлом году, ну разве что чуточку упитанным. Он пригладил волосы и снова сел за стол:

— А знаешь, что я решил? Я теперь решил с собой на историю диктофон брать и на него записывать все, что Антон говорит. И почему я раньше до этого не додумался? А сейчас и в самом деле Славке позвоню, тетрадку у него попрошу, он мне не откажет.

Весело посвистывая, Ромка направился к телефону. Но не успел он поднять трубку, как телефон затрезвонил сам, причем звонок был не совсем такой, как всегда, а более пронзительный, то есть международный.

— Эля! — весело заорал он, услышав знакомый голос маминой подруги из Лос-Анджелеса. — А мы знаем, что ты к нам в конце апреля приедешь. У нас уже потеплело. А у вас в Лос-Анджелесе вообще жарища, наверное?

Лешка мигом подлетела к параллельной трубке. Элю они с Ромкой просто обожали и давно считали ее не только маминой, но и своей собственной подругой, которая понимала их с полуслова и всегда им все прощала. Короче, ей вполне можно доверить любой секрет и не бояться его огласки. А когда они гуляли вместе, она покупала им все, что они хотели, и вообще, как добрая волшебница, исполняла любые желания.

— Я не знаю, какая там погода, так как из дома я уехала десять дней назад, — ответила ему американская подруга. — А приеду я к вам не в апреле, как собиралась, а… завтра. Я сейчас в Будапеште на кинорынке нахожусь, совсем недалеко от вас.

— Класс! А фонарик ты мне, случайно, не привезешь? — мигом сориентировался Ромка. — Маленький такой, совсем-совсем малюсенький, а светил чтобы далеко.

— Тебе не стыдно? — отнимая у него трубку, рассердилась Валерия Михайловна. — Вечно ты у Эли что-нибудь клянчишь.

— А что такого? Она же все равно без подарков к нам никогда не приезжает, сама знаешь. А фонарик стоит совсем недорого.

— Дело не в деньгах, а в том, что ей придется тратить время на его поиски. И вообще ты уже большой, чтобы выпрашивать всякие игрушки. Ничего ему не покупай, — сказала она Эле прежде, чем поздороваться.

— Ром, и правда, у тебя что, фонарика нет? — снова встала на мамину сторону Лешка. Ромка упрямо насупился.

— Такого, какой мне нужен, нет.

— А зачем он тебе?

— Как зачем? — Он помотал головой, покрутил пальцем у виска и прошептал, чтобы не слышала мама: — При расследовании всяких дел фонарик — самая, ну, одна из самых необходимых вещей.

— Какое еще расследование? — удивилась Лешка. — Мы же его только что закончили.

— Последнее, что ли? Мам, — обратился он к Валерии Михайловне, уже положившей трубку, — она по работе сюда едет? Почему так вдруг? Она же в конце апреля, как и в прошлом году, собиралась.

— В общем-то, по работе. Но, говорит, у нее и помимо работы здесь какое-то очень важное дело есть.

— Видишь, Лешка, у нее здесь тоже дело. Как ты думаешь, какое?

— Приедет — узнаем, — ответила сестра.

— Мам, а во сколько она приезжает?

— Самолет прилетает в час, — ответила Валерия Михайловна. — Ее, как обычно, киношники на своей машине встретят и сюда доставят.

Ромка довольно потер руки.

— Чудо! Мы завтра из школы придем — а она уже здесь. С ней весело. Пап, — крикнул он, — ты рад, что Эля к нам приезжает?

— Я всегда ей рад, — оторвался от телевизора Олег Викторович и уткнулся в экран снова.

— Лешк, а ты?

— Конечно.

— Значит, она опять в моей комнате поселится. Придется тебе уступить мне свой диван, а сама поспишь на раскладушке, как в прошлом году, ясно? Не мне же на ней ютиться! Тем более что я в последнее время вон как подрос!

— Я тоже подросла.

— Ты не так, как я. Я тебя выше.

— На пять сантиметров.

— А этого тебе мало?

— Но и не много, — начала возмущаться Лешка, но тут вспомнила их прошлогодний спор по этому же поводу. Тогда она ему уступила, согласилась спать на старой раскладушке, но зато эта небольшая жертва, с ее стороны помогла им, во-первых, сдружиться между собой, а во-вторых, обрести общих замечательных друзей: и Славку, и Венечку, и Артема… И вообще с тех самых пор у них началась совсем иная, интересная, полная приключений, жизнь. Поэтому, вздохнув, она согласилась: — Так и быть. Что с тобой поделать.

— Поужинаем, и за уборку! — распорядилась Валерия Михайловна.

— За что? — переспросил Ромка.

— Неужели непонятно? — снова влезла Лешка. — К нам гость приезжает, должно все везде чисто быть.

— Еще чего! — возмутился брат. — Мне, во-первых, уроки учить надо, во-вторых, мы же перед Восьмым марта все везде убрали.

— А сколько дней с тех пор прошло! Посмотри, у тебя даже монитор в пыли, — Валерия Михайловна провела пальцем по экрану. — А Дик снова везде шерсти натряс.

— Так весна же, ты сама сказала. Потеплело, вот он и линяет, — обиделась за своего друга Лешка.

— Он всегда линяет, круглогодично. А весной еще больше.

Ромка смирился быстро. Маму все равно не переубедить.

— Ладно, так и быть, помогу вам. Лично я берусь мусор выносить. Я, можно сказать, теперь вполне квалифицированный мусорщик. Только к Славке за тетрадкой сбегаю, и весь к вашим услугам.

Он быстро оделся и выскочил за дверь, а когда вернулся, протянул тетрадку матери.

— Раз Эля завтра днем приезжает, то ты домой с работы рано вернешься. Не забудь у себя в редакции на

ксероксе мне эту тетрадку скопировать, я Славке ее днем вернуть обещал.

— Постараюсь, — ответила Валерия Михайловна и сама себе сказала: — Надо еще успеть продуктов побольше закупить.

— Эля появится и опять заставит нас порридж есть, овсянку противную, — вздохнул Ромка, возвращаясь в свою комнату. — И еще мне теперь предстоит свои вещички отсюда убрать.

— Пускай заставляет, — сказала Лешка. — Можно потерпеть и овсянки поесть немножко. Ты глаза закрой и глотай, не раздумывая, будто лекарство. Не так-то это и трудно. Зато с ней интересно и весело.

— Как ты думаешь, она нас с тобой хоть куда-нибудь сводит?

— Попросим — так и сводит.

Ромка достал из сумки тетрадь по физике. Хорошо еще, что папа где-нибудь на дороге физика не встретил, а тот ему пока позвонить не догадался. А то еще похлеще Антона чего-нибудь ему наговорил бы. Вот как ее решать, эту задачку?

Мальчишка вдруг загрустил. Предстоящий приезд Эли навеял много воспоминаний. В прошлом году у Артема программа компьютерная была, с ее помощью они задачки по физике решали. А помогал ее составлять Венечка, с которым Темка сперва познакомился знаком по чату в Интернете. Псевдоним у Веньки «Вэнс», и они все думали, что он взрослый парень, и лишь встретившись с ним, узнали, что мальчишке всего одиннадцать лет. Было очень смешно, когда они высматривали своего ровесника, а у них под ногами вертелась малявка в очках и кепочке, и никто не обращал на нее внимания. Теперь Венечка подрос, ему уже двенадцать, но он все так же похож на Знайку из «Приключений Незнайки и его друзей». Они с Лешкой теперь к нему чуть ли не каждый день ездят, чтобы Артему письма по е-мейлу посылать, так как сам Темка теперь в Англии учится, а у Венечки компьютер к Интернету подключен, не то что у них.

К счастью, Артем летом вернется, а оно, кстати, уже вот-вот наступит. Интернет у них, наконец-то, свой будет, с почтой электронной, не потребуется к Веньке гонять. Эля завтра здесь появится, а когда уедет, наступят весенние каникулы, и они в Воронеж подадутся, а там хоть что-то интересное, да произойдет. Вот только скутера пока у него нет. Но когда все слишком хорошо — тоже нехорошо. Так что, с удивлением вдруг отметил Ромка, если бы не досадные помехи вроде всяких там уроков, то можно сказать, что их с Лешкой жизнь в какой-то мере налаживается.


Глава 2 Визит к старой графине


Ромка с Лешкой выскочили из школы и, даже не подождав Славку, побежали домой.

— Как ты думаешь, приехала? — на бегу спросил Ромка.

— Приехала, — радостно улыбнулась Лешка, ощутив у порога терпкий запах Элиных духов.

И действительно, когда они вошли в дом, американская гостья уже заканчивала раскладывать свои вещи в Ромкиной комнате, которая на их с Лешкой глазах моментально превратилась в рабочий кабинет. Здесь появились куча видеокассет, факс, рабочие тетради, киножурналы на английском языке и много всего другого, что она, когда работала, привыкла держать под рукой.

Лешка, увидев мамину подругу, восторженно взвизгнула и кинулась ей на шею. Ромка свои эмоции сдержал. Подойдя поближе, он лишь легонько погладил Элю по плечу:

— А мы тебя ждали.

Эля быстро прижала к себе обоих детей и, как всегда, чмокнула Лешку в левую, а Ромку в правую щеку.

— Все, как в прошлом году, — засмеялся он. — А теперь ты на «митинг» пойдешь? Лешк, помнишь, как ты не знала, что митинг — это встреча, и думала, что наша Эля с рупором в руках перед людьми на площадях выступает?

— Теперь я взрослая, — заявила Лешка. — Я теперь много чего знаю.

Эля полезла в свой необъятный чемодан, выдала им обоим по огромному темно-бордовому мягкому пластиковому мешку и, взяв в руки свой плащ, сказала:

— Сейчас я иду не на деловой митинг. Мне срочно нужно навестить одну женщину. Оттого, собственно говоря, я и прилетела к вам в Москву прямо из Будапешта, хотя собиралась сделать это несколько позже.

И с плащом в руках она направилась к двери.

— Ты же только что вошла! — выскочила из кухни Валерия Михайловна. — Тебе сперва отдохнуть надо! Сейчас мы обедать будем. Поешь хотя бы.

— Потом, — ответила Эля и помедлила. — Вот кофе я, пожалуй, выпью и сразу поеду.

— Да какую женщину? Объясни толком. Валерия Михайловна принесла ей только что сваренный кофе, Эля присела и стала объяснять:

— У меня в Лос-Анджелесе есть подруга, Лида. Вспомни, я тебе о ней рассказывала. Она немного старше меня, дочь у нее уже взрослая, Викки ее зовут, по-американски, а попросту Вика, так как родилась она здесь, в Москве, но с детства живет в Штатах: они туда переехали лет двадцать тому назад. В прошлом году Вика окончила Лос-Анджелеский университет. А Софья Яковлевна, к которой я сейчас собираюсь съездить, — Лидочкина тетка, и Лида всегда считала ее своей матерью. Родители Лиды трагически погибли в автокатастрофе, когда она была совсем маленькой, и Софья Яковлевна взяла ее на воспитание и полюбила, как родную дочь. Своих детей не имела. Но время на месте не стоит, она теперь совсем старенькая и, кажется, серьезно заболела. Совсем недавно перенесла очередной сердечный приступ. Понятно, что Лида и Вика волнуются, поэтому Лида мне в Будапешт позвонила и попросила слетать в Москву, выяснить, как на самом деле все обстоит. Тем паче что все равно у меня здесь и своей работы навалом.

Валерия Михайловна пожала плечом и резонно заметила:

— Часом раньше, часом позже, какая разница?

— В общем-то, никакой, но хочется скорее выполнить это поручение, чтобы душа не болела. А то буду здесь с вами сидеть, а сама дергаться, что там да как. Не люблю, когда на мне какое-то дело висит. — Эля поставила чашку на стол и решительно поднялась с места. — Нет, лучше я прямо сейчас и поеду.

— Ну, смотри сама. Надевая плащ, Эля добавила:

— Понимаешь, Лера, она им недавно сообщила, что составила завещание, и это их еще больше насторожило.

— Почему? — удивилась Валерия Михайловна. — Что ж в этом такого, если старый человек завещание составляет? Это в порядке вещей.

— В принципе да, но только не для Лидиной тетки, — та себя всегда молодой считала. Совсем как в анекдоте о возрасте женщины: «Девочка, девушка, молодая женщина, молодая женщина, молодая женщина. Старушка умерла». Лида рассказывала, как она за собой всегда следила. А теперь, значит, сильно сдала. Ну, допустим, она смирилась и признала себя, наконец, старушкой. Это тоже объяснимо. Но дело в том, что, поскольку они довольно часто звонят ей из Америки, то в последнее время стали замечать разительные перемены в ее поведении. Например, ей кажется, что у нее в квартире кто-то бывает. Она частенько говорит что-то невнятное, какими-то намеками, и постоянно чего-то или кого-то опасается. Лида боится, что у нее наступил старческий маразм, не дай бог, склероз, и тогда одну ее оставлять больше нельзя. А Лида пока в Москву вырваться не может из-за работы.

— А внучка? — спросила Валерия Михайловна.

— Вика уже собралась сюда лететь, да вдруг тоже заболела. А у меня виза открыта. Ну, я и согласилась посмотреть, насколько серьезно то, что происходит с их родственницей.

— А далеко она живет? — спросила Лешка. Они с братом, стоя рядом, внимательно слушали Элин рассказ.

— Отсюда совсем близко, в Медведкове, причем дом ее находится недалеко от метро. Но я поймаю на дороге машину, чтобы поскорее к ней попасть.

— На тачке скорее не будет, — убежденно заявил Ромка. — Мы с Лешкой часто ездим к своим знакомым на «Бабушкинскую», станция эта перед «Медведково» находится. И если на метро, то всегда вовремя приезжаем, а когда на какой-нибудь машине, то каждый раз на дороге в пробке застреваем. Правда, Лешка?

— Ну что ж, можно и на метро, — легко согласилась Эля.

— Давай я поеду с тобой, — предложила Валерия Михайловна.

— Лучше мы с ней поедем, — сказал Ромка. Он уже успел заглянуть в свой пакет и, обнаружив маленький фонарик с часами, компьютерные игры, кроссовки, пачки жвачек, довольно улыбнулся: — Интересно взглянуть на старушку. Вдруг у нее и вправду кто-то в квартире затаился?

Валерия Михайловна взглянула на подругу.

— Или мне и в самом деле лучше дома остаться обед доваривать?

— Конечно, оставайся, мы втроем быстро съездим и вернемся, — ответила Эля. — Одна я, кстати, и заблудиться могу, поскольку Москву уже забывать стала, а когда в Медведкове была, и вовсе не помню.

— А можно я в новых кроссовках пойду? — спросил Ромка, доставая из мешка Элин подарок.

— Конечно, они же твои, поступай как хочешь. Ромка быстро поменял обувь и, надев куртку, двинулся к двери.

— Мне еще к Славке на минутку зайти надо, — объяснил он.

Лешка тоже надела куртку и оглядела брата.

— Странно, — сказала она. — Мне почему-то сначала показалось, что твои кроссовки серые с черным, а они наполовину белые.

Ромка приподнял левую ногу и оглядел ее. Кроссовка наполовину серая.

— А ты стань вот сюда, — сказала Лешка. Он подошел ближе к окну и, едва удерживая равновесие, вытянул вперед ногу.

— Смотри-ка, а теперь вставка и вправду белая. И на носке кусочек тоже белым отсвечивает. Почему так? — спросил он Элю.

— Не знаю, — ответила она. — Я их особенно не разглядывала. Они мне понравились, я их тебе и купила.

— Наверное, малюсенькие ворсинки на этом материале в зависимости от того, как падает свет, по-разному отсвечивают, — заключила Лешка. Она вытащила из своего пакета похожие на Ромкины, но более светлые и, как их ни верти, не меняющие свой цвет кроссовки, и радостно улыбнулась.

— Давно хотела именно такие, — объявила она и проникновенно сказала: — Спасибо тебе, Элечка.

Налюбовавшись своей оригинальной обновкой, Ромка сказал:

— Вы идите, я Славке тетрадку занесу и вас догоню. Мам, и тебе спасибо, — крикнул он, выбегая за дверь.

Валерия Михайловна не забыла о просьбе сына и скопировала ему на работе Славкину тетрадь по истории.

Удобно устроившись на сиденье в вагоне метро, Ромка снова с удовольствием стал осматривать свои ноги. Повернешь так — вставка серая, эдак — серебристая, а взглянешь сверху — белая. Да еще сверкает, словно шелковая. Блеск! А на сверкающем носке яркими желтыми нитками вышита буква С. Прямо как золотая!

— А эта твоя подруга Лида кем работает? — спросила Лешка Элю.

— Лидочка — бухгалтер, а ее дочь Вика теперь тоже, как и я, в кинобизнесе занята.

— А чем Вика заболела?

— На нее откуда-то свалилась сильнейшая ангина, с большой температурой. Поэтому она и не смогла сюда ехать. Выздоровеет — тоже прилетит, если понадобится.

— Увезет с собой бабку, и та тоже станет американкой, — добавил Ромка.

— Возможно, так оно и будет. Не оставлять же ее здесь одну. — Эля откинулась на спинку сиденья и сказала: — У этой семьи очень интересная история. С начала девятисотых годов они жили в самом центре города, на Арбате. Но после революции Лидочкины прадед с прабабушкой со своими детьми остались в коммуналке, то есть в двух маленьких комнатках своей собственной огромной квартиры, куда подселили других людей. В этой самой квартире родились и Софья Яковлевна, и Лидочкина мама, которая, выйдя замуж, переехала в другое место. А после ее гибели Лидочка снова на прежнем месте поселилась, и Вика там на свет появилась. К сожалению, с мужем своим, Викиным отцом, Лида довольно скоро разошлась, и стали они жить вчетвером: муж Софьи Яковлевны тогда еще был жив. Потом кому-то понадобилась их огромная коммуналка, и всех жильцов расселили кого куда. Вот им и досталась двухкомнатная «хрущевка» в Медведкове. Поначалу они и ей были рады — отдельное жилье, своя собственная кухня.

— И что ж тут интересного? — удивился Ромка.

— Пока ничего. А скажите мне, пожалуйста, знаете ли вы, кто такой Брюс? — ни с того, ни с сего спросила Эля.

— Еще бы, — сказала Лешка. — Кто ж Брюса Уиллиса не знает? «Крепкий орешек», «Пятый элемент», «Шестое чувство»… У нас полно кассет с фильмами, где он снимался.

Эля улыбнулась.

— Я не Уиллиса имею в виду, а графа Якова Брюса, сподвижника Петра Первого.

Лешка задумалась, а Ромка торжествующе оглядел своих спутниц и снисходительно бросил:

— И этого знаем. — И небрежно пожал плечами. — Кто ж его не знает?

Достав из сумки копию Славкиной тетрадки, он полистал ее и стал громко читать, периодически запинаясь, так как плохо разбирал почерк друга.

— Вот, пожалте вам, Яков Вилимович Брюс — потомок знатного шотландского рода. Входил в состав Великого посольства Петра Первого, изучал астрономию и математику в Лондоне у Ньютона и Лейбница. Неразлучный спутник царя во всех военных кампаниях, сенатор, оказывал большое влияние на взгляды и интересы царя. Кроме того, он занимался издательским делом и выпустил первый русский гражданский календарь, а также, по велению Петра, наставление для младых отроков и девиц дворянского сословия, оно называлось «Юности честное зерцало». В этом наставлении помещались азбука, таблицы слогов, цифр и чисел, то есть оно являлось пособием по обучению гражданскому шрифту и арабскому написанию цифр. — Ромка оторвался от листков. — Еще почитать? Но почему ты об этом спрашиваешь?

— Хватит читать. Все верно, — сказала Эля. — Дело в том, что этот Яков Брюс — один из предков Софьи Яковлевны.

— Ух ты! Сколько ж веков прошло! И кем же она ему приходится?

— Теперь уж и не понять кем. Лида смеется и говорит, что седьмая вода на киселе.

— Послушай, — Ромка схватил ее за руку. — Если он граф, то она, значит, тоже графиня? Эля улыбнулась.

— Должно быть. Только кто теперь придает значение всяким титулам? О них давно забыли. Тем не менее семья всегда гордилась этим родством.

— И что тогда? — не успокаивался Ромка. — Может быть, она богатая? Брюс-то был богатым человеком, ученым и коллекционером еще, здесь об этом тоже написано.

— Конечно, нет, — улыбнулась Эля. — Откуда у старушки богатства? Если что-то давным-давно и имели, то сначала в революцию, а потом во время войны все пропало. Продавали, исчезало… Ведь люди думали тогда не о вещах, а о том, как уцелеть при всех тех катаклизмах, что принесло с собой двадцатое столетие.

— Жаль, — вздохнул Ромка. — Сейчас бы посмотрели на что-нибудь старинное.

— Сейчас и посмотришь. На старушку, — сказала Лешка.

Они вышли из метро и довольно быстро нашли пятиэтажную «хрущевку». Дверь подъезда открывалась свободно, на ней не было ни домофона, ни кодового замка. Но внутри подъезда, как ни странно, чисто, ветер из разбитых окон не свистел, стены, выкрашенные в светло-коричневый цвет, не выглядели обшарпанными.

— Нам на второй этаж, — Эля нажала на звонок возле квартиры под номером семь.

Через некоторое время за дверью послышался шорох, и испуганный голос глухо спросил:

— Кто там?

— Знакомая Лидочки, вашей приемной дочери, — ответила Эля.

Дверь открылась. Лешка ожидала увидеть робкую старушку, похожую на Серафиму Ивановну, с какой их свела судьба в Воронеже, во время каникул. Ромка представлял себе высокомерную графиню, сухую и чопорную старуху. Однако стоящая перед ними старая женщина разительно отличалась как от их воронежской знакомой, так и не соответствовала Ромкиным представлениям о старинной знати. Интеллигентное лицо со светлыми внимательными глазами, держится прямо и с достоинством.

«И впрямь как графиня», — подумала Лешка, оглянувшись на брата.

Но лицо старой женщины было бледным, когда-то красивый шелковый халат сильно потерт, а квартира, куда они протиснулись все разом, очень запущена. Из комнаты пахло корвалолом — сердечными каплями.

Женщина пригладила седые волосы, незаметно оправила складки на своем халате и вопросительно посмотрела на вошедших.

— Здравствуйте, Софья Яковлевна, — сказала Эля. — Я к вам из Лос-Анджелеса, от Лидочки с Викой.

— А что? С ними что-нибудь случилось? — Она как-то разом обмякла, схватилась за сердце и, быстро вернувшись в комнату, зашла за большую зеленую ширму. За ширмой стояла кровать, на нее старая женщина и села. — Что с ними? — простонала она.

— Нервы у нее — того, — прошептал Ромка Лешке.

— С ними все в порядке, — поспешила за ней Эля. Она достала из сумки альбом с цветными фотографиями и стала его быстро листать. — Вот, смотрите. Здесь Лидочка у себя дома. А здесь — в кафе. А это Вика в Диснейленде… Я их близкая подруга, в Москве оказалась по делам, потому-то они и попросили меня вас проведать.

— А они? Сами они никак не могут меня повидать? Сколько уж лет их жду — не дождусь.

— Вика скоро приедет. Буквально через несколько дней. Они с Лидой просили передать, что очень вас любят и что тоже за вас волнуются. Впрочем, вы об этом и сами знаете. Но позавчера вы не подошли к телефону, а ваша соседка, которой они тоже позвонили, сказала, что вам плохо было с сердцем. И почему-то Лидочка не смогла до Павла Демидовича дозвониться. Он вас часто навещает?

— Давно не заходили. Зря они волновались, мне уже гораздо лучше, — сказала Софья Яковлевна и повторила: — Гораздо лучше. А если Виконька приедет, то я прямо-таки скакать от счастья стану.

«Сама себя обманывает», — подумала Лешка, глядя на трясущиеся руки и бледное, бескровное лицо старой женщины.

— Может, вам лечь в больницу, пока она не приехала? — заметив состояние старухи, предложила Эля.

— Что ты! — Софья Яковлевна с трудом замахала руками. — Я никак не могу бросить свою Кису. И вообще как можно оставить дом, когда сюда постоянно кто-то приходит? И днем, и ночью. Вот, опять кто-то крадется. Слышите? — И она указала на вторую комнату.

Ромка прислушался. И впрямь там что-то шуршало. Он вскочил и побежал туда. Однако в комнате с довольно убогой обстановкой и старым телевизором «Рубин» на черной подставке никого не было видно. Бросались в глаза большие узлы и картонные коробки, словно хозяйка квартиры замыслила переезд. Он выглянул в окно. Какой-то дряхлый дед вез по асфальту старую тележку с чем-то набитым мешком, и она громко шуршала и противно дребезжала. Вот и объяснение непонятных звуков.

— Это на улице шум, — сказал он, вернувшись в первую комнату.

А Лешка огляделась вокруг и заметила, что со шкафа свесила вниз круглую шерстяную голову с маленькими торчащими вверх ушками большая черная кошка. Она с интересом рассматривала их огромными желтыми глазами. Затем, спрыгнув со шкафа, кошка презрительно оглядела непрошеных гостей и, задрав хвост, вскочила на кровать и с важностью разлеглась на подушке. Очевидно, это ее законное место, так как Софья Яковлевна ласково погладила кошку по спине. А затем протянула руку к тумбочке. На ней стояли многочисленные пузырьки. На блюдечке лежали белые таблетки и два кусочка рафинада.

— Накапай мне на сахар, — попросила она гостью. — Двадцать капель.

Эля взяла в руки пузырек, сосчитала до двадцати и протянула старушке ставший желтым и резко запахший лекарством кусочек сахару. Старушка положила сахар под язык.

— Может быть, вам чай приготовить? Эля вышла в кухню и подошла к холодильнику. Ромка видел такой впервые: приземистый, с округлыми краями, с выпирающей из-за дверцы зеленой резиной. По верху дверцы шла блестящая, золотого цвета, окантовка. К ней прикреплена пластмассовая табличка со старомодными надписями: «ЗИЛ» и «МОСКВА». Причем слово «ЗИЛ» написано серебряными буквами на красном фоне, а «МОСКВА» — на белом. И вокруг этих надписей еще серебряная окантовка. А открывался холодильник с помощью большой железной ручки, которую сначала надо отвести вниз, а потом на себя. Такая ручка у Ромки дома на двери ванной комнаты.

— Когда я была маленькая, такой холодильник имел мой дядя, работник высшей партийной школы. Ужасно модный и невероятно дорогой, самого высшего качества, — отметила Эля. — И, смотрите, до сих пор служит.

— А у нас в почти новом морозилка не морозит, — вдруг вспомнила Лешка.

— Ну, этот-то на совесть сделан.

К сожалению, в сделанном на совесть больше сорока лет назад дефицитном хранилище холода, кроме небольшого кусочка засохшего сыра, абсолютно ничего не обнаружили. Увидев, что Эля открыла холодильник, кошка вскочила с подушки, подошла к женщине и требовательно сказала:

— Мяу.

— Она рыбу просит. Посмотри в морозилке, — услышала из комнаты старуха кошкину просьбу.

В маленькой, заросшей льдом морозильной камере лежали две малюсенькие замороженные кильки. Эля достала их оттуда и показала Софье Яковлевне:

— Это?

— Вот ее мисочка, — ответила хозяйка.

Лешка давно заметила немытую корчажку за ширмой рядом с кроватью старушки и все пыталась сообразить, для чего она предназначена. Для ночного горшка вроде корчажка маловата. А сейчас до нее дошло — это же кошкина посуда. Должно быть, в горшке раньше рос цветок, а возможно даже, в нем что-нибудь запекали в духовке. К его краям присохли остатки каши.

— Вот деньги, — обращаясь к брату с сестрой, сказала Эля. — Сбегайте в магазин, купите сыру, колбасы, творогу. Вы что едите на обед? — спросила она хозяйку. Старая женщина беспомощно оглянулась на свою кошку, словно та знала это лучше нее.

— Когда что. Суп, кашу…

— Понятно. Курицу принесите, — добавила Эля. — Хлеб… Оленька, ты, я надеюсь, и сама сообразишь, что нужно купить.

— Постараюсь, — кивнула Лешка.

— Я с тобой, — выскочил за дверь Ромка.

— Для кошки еду не забудьте, — крикнула им вслед Эля.

— Слушай, как ты думаешь, почему у нее так бедно в доме, раз она наследница Якова Брюса, а родственники ее в Америке живут? Ну ладно, пускай от этого старинного Брюса у нее ничего не осталось, сколько веков с тех пор прошло, но американцы-то должны о ней заботиться? Они ей что, помочь не могут? Зачем тогда звонят и Элю подсылают? — озадаченно выпалил Ромка, когда они вышли на улицу.

Лешка недоуменно пожала плечами.

— Я и сама не пойму. Потом у Эли спросим.

— И почему она все время прислушивается и говорит, что у нее кто-то по квартире ходит?

— Глюки, наверное. Эля же сказала, что у нее, должно быть, уже старческий склероз наступил.

Возвращаясь обратно с покупками, на лестничной площадке у самой двери брат с сестрой столкнулись с женщиной, поспешно выскочившей из соседней квартиры.

— Вы кто? — строго спросила она.

— Мы — знакомые, вернее, друзья подруги племянницы Софьи Яковлевны, — чуть не запутался Ромка, почему-то оробев от строгого взгляда соседки. Но лицо ее мигом подобрело.

— Вот, значит, как. Хорошо, что приехали, а то она, бедненькая, за последнее время совсем сдала. И мне ей помогать некогда, я с утра до ночи на работе, это сегодня у меня день свободный выдался. А с месяц назад я к ней даже «Скорую» вызывала. Врачи приехали, укол сделали. Потом участковый терапевт пришел, лекарств ей понавыписывал. Но она их почти не принимает. А во время своего отпуска я за ней ухаживала. Правда, родственники ее потом меня хорошо отблагодарили, посылку большую прислали: Юрке моему одежду и обувь, и мне кое-что. Они мне из своей Америки часто звонят, когда до нее самой дозвониться не могут. Хотя я бы и так за ней присматривала, потому как очень хорошо к ней отношусь и знаю, что когда нужно сделать: я медсестрой работаю. К сожалению, позавчера у нее снова приступ случился. И, мне кажется, она соображать хуже стала.

— Мы заметили. А как вас зовут? — на всякий случай спросил Ромка.

— Анна Степановна.

— А у вас и ключи от ее квартиры есть?

— Конечно, есть. Она не всегда сама дверь открыть может. А если совсем сляжет, что ж тогда, ломать ее?

— А еще ей мерещится, что у нее кто-то по квартире ходит. Она вам об этом говорила?

— Я ж вот и думаю, что у нее после болезни с головой не все в порядке. Ей бы лечение хорошее, сиделку настоящую или в больнице какой подлечиться А у нее одна пенсия маленькая, денег на это нет. Да и не хочет она ничего.

— А что, у нее здесь больше никого нет?

— Была одна подруга, да умерла. И есть еще старинный друг, Павел Демидович, он ее частенько раньше навещал, а теперь куда-то пропал. — Анна Степановна помолчала, что-то припоминая. — Точно, он к ней в тот день приходил, когда она завещание составляла, а больше я его не видела. Я это хорошо потому запомнила, что сама по ее просьбе к ней нотариуса на дом вызывала.

— А чего она завещала? И кому? — скрывая вдруг возникший у него интерес, словно из вежливости, спросил Ромка.

— Квартиру, обстановку свою, наверное, антиквариат какой-то. А завещала все Виктории, племяннице своей внучатой из Америки. Хотя у Вики там, я думаю, и так все есть. С другой стороны, квартира ее должна же кому-то достаться. А завещание свое она Павлу Демидовичу на сохранение отдала.

Пока Эля варила на кухне куриный бульон, Лешка с Ромкой изложили ей разговор с соседкой.

— Она нам еще про какого-то Павла Демидовича говорила.

Эля кивнула.

— Хорошо» что вы мне о нем напомнили. Мне ему позвонить надо. Лидочка с Викой его хорошо знают: это старинный друг Софьи Яковлевны. Они в той самой коммуналке на Арбате соседями были, росли вместе, потом он в военное училище поступил и до генеральского чина дослужился. Теперь уже давно в отставке, живет с внуками, а дочь его с мужем в Магадане живут, все никак не уедут оттуда. У Лиды на Павла Демидовича и была вся надежда, что он за ее теткой присмотрит, да только оказалось, что старик сам в больницу слег. Не просить же внуков со старухой сидеть, у них и своих забот хватает, оба учатся. Словом, сегодня вечером я позвоню в Лос-Анджелес, и мы с Лидой обсудим, что дальше делать. Соседка права, старушке надо либо сиделку искать, либо в больницу ее определять. Сейчас можно куда угодно человека устроить, в хорошую одноместную палату положить, были бы деньги. А о рыбе-то вы забыли? — спросила она, заметив внимательные желтые глаза незаметно появившейся в кухне черной кошки, с независимым видом запрыгнувшей на окно. И тут только Лешка увидела, что шерсть у нее вовсе не черная, а темно-коричневая, блестящая, словно переливающаяся. Кошка грациозно разлеглась на подоконнике и лениво сощурилась.

— Не забыли, — сказала девочка. — Ромка хотел «Вискас» купить, а мне сказали, что он не всем кошкам полезен. Красивая какая, да? — протянула она руку к блестящей спинке зверька.

— Очень, — залюбовалась кошкой Эля.

— Я отсюда никуда не поеду, — раздался вдруг решительный старческий голос. Софья Яковлевна с трудом добралась до кухни и услышала их разговор. Со слухом у нее, очевидно, все в порядке. — Если при мне неизвестно кто сюда ходит, то что же получится, если я отсюда уеду? И вовсе все пропадет. Хотите, чтобы моя девочка, моя Вика, всего лишилась?

— А чего здесь лишаться-то? — не вытерпел Ромка. Софья Яковлевна взглянула на него с испугом и огорчением.

— Пока не приедет внучка, я никуда не поеду, и никто мне здесь не нужен, никакие сиделки, я и сама справлюсь, — твердо сказала она и медленно побрела назад в свою комнату, стараясь держаться как можно прямее.

Лешка проводила ее взглядом. Уходила Софья Яковлевна с достоинством и независимостью, как и положено настоящей графине. И точно так же вела себя ее кошка. «Они, наверное, давно вместе живут, вот и похожи», — сделала вывод девочка.

— Хорошо, хорошо, — миролюбиво сказала вслед старой женщине Эля, — мы не станем ничего делать без вашего согласия.

Она приготовила куриную лапшу, поставила тарелку Софье Яковлевне на тумбочку, положила кошке в ее ужасный горшок небольшую свежую рыбку. Кошка с урчанием тут же вытащила ее из горшка на пол и громко зачавкала. Старушка с умилением посмотрела на свою любимицу, а потом перевела выцветшие глаза на Лешку:

— Когда Лида с Викой уехали в свою Америку, а муж мой внезапно умер, я завела себе кошку. А это уже ее внучка, в третьем, стало быть, поколении, — бесстрастно сказала она. — Вдвоем не так тоскливо. Я бы и собаку завела, да с ней гулять надо, а я не всегда могу.

— Теперь все изменится, вот увидите, — ласково Оказала Эля. — В общем, так. В холодильнике творог, молоко, йогурт. На плите суп. На сегодня вам хватит, а завтра мы снова приедем. Вечером я позвоню Лиде, скажу ей, что у вас все в порядке. Впрочем, вы и сами эй об этом по телефону скажете. Договорились?

Софья Яковлевна кивнула.

— Спасибо тебе, деточка. Извини, если что не так сказала. А альбом с моими девочками ты мне оставишь?

— Конечно, я же его специально для вас привезла. 1у, до завтра?

— До свидания, — попрощались и Ромка с Лешкой.

Старушка снова поднялась с постели, чтобы запереть за ними дверь, и не закрывала ее до тех пор, пока они не спустились вниз. А когда они на полпути огля-1улись, помахала им рукой и, отринув свою независимость, с надеждой спросила:

— Так я вас завтра жду?

— Конечно, — заверила ее Эля.

— Старая какая, — прошептал Ромка. — Жалко ее, одна совсем.

— Совсем беспомощная, но хорошая, — добавила Лешка. — Кошку любит.

— Вам завтра в школу идти? — спросила Эля, когда они, покинув серую пятиэтажку, вышли на улицу.

— Суббота же, — ответил Ромка. — Какая школа?

— Ну и отлично. Значит, с утра приедем сюда снова и хоть немного уберемся в квартире.

— Опять! Да что ж это такое! — тихим шепотом возмутился мальчишка.

— Что ты сказал? — переспросила Эля.

— Ему в этом месяце уже четвертый раз придется уборкой заниматься. А до этого никогда в жизни ничего подобного не делал, — объяснила Лешка. — И ему это почему-то не нравится. Он же ленивый у нас.

— Совсем я не ленивый. Просто не люблю напрасный труд. Ты пыль убираешь, а она тут же назад ложится. И какой же тогда смысл в уборке? Вот была бы у нас такая машина, которая сама бы пыль собирала!

— Такая машина есть, — сказала Лешка. — Пылесос называется.

Ромка махнул рукой.

— Не остроумно. В Японии, к твоему сведению, робота-уборщика изобрели, он сам всю грязь убирает.

— Подрастешь, и у тебя заведется такой робот, — заверила его Эля. — Технический прогресс на месте, не стоит. А пока нам придется воспользоваться тряпкой и примитивным пылесосом. Кажется, я его у Софьи Яковлевны в прихожей видела. А впрочем, уборка у нас еще под вопросом. Старушка может и не разрешить трогать ее вещи. Да, старость — не радость, — вздохнула она.

— А зачем ей ширма? — спросил Ромка. — От кого отгораживаться, одна живет?

— Можно ее об этом спросить, но я предполагаю, что Софья Яковлевна к ней просто привыкла. В тесных коммунальных квартирах хотелось иметь уединенные уголки, вот люди и заводили подобные вещи. А расставаться с привычным старикам всегда трудно.

— А почему Лида с Викой ее с собой в Америку не взяли? — Лешка забежала с другого бока и взяла Элю под руку. — И, кстати, почему она так бедно живет?

— Не они ее не взяли, а она сама не захотела уезжать. Тогда еще жив был ее муж, и сама она чувствовала себя еще не старой женщиной, да и работа ее ей нравилась. И не так-то все это просто тогда решалось. А насчет бедности… Я сама удивляюсь. Как-то неудобно задавать ей такой вопрос, хотя он у меня, как и у вас, так и вертится на языке. Надо у Лиды спросить. Насколько мне известно, она ей постоянно, из месяца в месяц, помогает. — Эля посмотрела на часы. — Ну ладно, вы сейчас отправляйтесь домой, а я еще в одно место на минутку заскочу, а то не успею со своими собственными делами управиться. Скажете маме, что скоро я буду в ее полном распоряжении. О'кей?

— О'кей, — кивнули брат и сестра.

Вечером Эля, как и собиралась, позвонила в Лос-Анджелес. Лешка не все поняла из ее разговора, потому что снимать параллельную трубку, как она это делала, когда по телефону болтал брат, не решилась. Но зато они с Ромкой стояли с Элей рядом и ловили каждое слово. Ромке надо было все знать, чтобы распланировать свой завтрашний день. Он надеялся, что вдруг завтра утром к старушке ехать не придется, а тогда он составит компанию Олегу Пономареву и отправится с ним на Воробьевы горы, где по субботам всегда собираются скутеристы. Олег обещал его там кое с кем познакомить. Может быть, ему еще и покататься на крутой «табуретке»-мотороллере дадут. Это ведь куда приятнее, чем в чужой квартире пыль подметать.

И потому он во все глаза уставился на Элю, когда она, наконец, положила трубку.

— Ну, что?

— Вике уже легче, горло проходит, и она собирается приехать дня через три-четыре. А пока, если, конечно, Софья Яковлевна продержится, не станем ее никуда определять и сиделку нанимать тоже, если она этого не хочет. Вика сама разберется. Жаль, что Лидочка с ней вместе поехать не сможет, у нее, говорит, работа срочная. И еще они очень удивляются, что старушка бедно живет, потому что Лида ей регулярно деньги высылает. Кстати, надо не забыть ее сберкнижку проверить.

— Ура! — сказал Ромка. — Значит, я завтра свободен?

— Конечно, никто тебя не держит. Если только ты не захочешь съездить со мной на Горбушку.

— На Горбушку? — Ромка даже подпрыгнул от восторга. — Захочу, конечно, захочу! А во сколько?

— Навестим Софью Яковлевну, и если убедимся, что у нее все в порядке, то есть что она себя чувствует не хуже, чем сегодня, то возьмем машину — и туда. Ой, мне же еще в одно место позвонить надо, Лидочка просила. Узнать, что же такое приключилось с их старинным другом, с Павлом Демидовичем, — и она принялась рыться в своем блокноте, а затем снова взяла в руки трубку. — Добрый вечер, — сказала Эля, когда в одной из московских квартир кто-то подошел к телефону. — Я знакомая Лиды Авериной, из Лос-Анджелеса. Да-да, Викиной мамы. Я сейчас в Москве, сегодня навещала Софью Яковлевну. А Павел Демидович все еще в больнице? В общем-то, мы знаем, что он болен. Но что с ним такое? Инфаркт? Боже мой!

Лешка внимательно наблюдала за Элей и даже непроизвольно повторяла ее мимику. Но помрачневшее поначалу лицо их гостьи вдруг просветлело:

— Выписывается? В понедельник? Слава богу! Привет ему от Лидочки из Лос-Анджелеса. Я еще вам позвоню. И Вика скоро приедет. До свидания, всего хорошего.

Она отключила трубку и, продолжая держать ее в руках, прокомментировала:

— Голосочек какой-то детский. Внучка, должно быть. Ну надо же, у него, оказывается, инфаркт. Да, старость, как метко сказано, совсем не радость. Кстати, чтобы успеть на Горбушку, надо из дома завтра пораньше выйти.

Она набрала еще один номер и заговорила о каких-то привезенных ею документальных фильмах… что их непременно надо вставить в телевизионную сетку. Об этом Ромке с Лешкой слушать стало неинтересно, и они занялись каждый своим делом. То есть Ромка открыл копию Славкиной тетрадки и стал искать, что там еще написано про графа Якова Брюса и его имущество, а Лешка — примерять обновки, привезенные Элей.


Глава 3 Бомж в кроссовках


Уром, несмотря на субботу, всем троим пришлось 8ставать рано. А Лешке — самой первой. Тяжело вздыхая, она поднялась со своей скрипучей раскладушки и повела на улицу Дика. В другой субботний день она бы еще спала и спала, а Дик терпеливо лежал бы на полу рядом с ней и лишь тихим сопением напоминал ей о своем существовании и насущных потребностях. Но сегодня псу повезло. Ждать прогулки долго не пришлось, и он, весело помахивая хвостом, выскочил во двор. Его зевающая хозяйка плелась позади собаки. Она даже не поиграла с Диком, как обычно: не стала бросать палки и камешки, чтобы он бегал за ними, как пес ни тявкал и ни просил ее доставить ему такое удовольствие.

Вернувшись, Лешка пощекотала торчащую из-под одеяла Ромкину пятку, так как Эля уже варила на кухне кофе и готовила свой порридж. Брат нехотя приоткрыл один глаз, потом упрямо повернулся на другой бок. К Лешке на подмогу пришла Эля.

— Вставай, — сказала. — Если, конечно, не хочешь остаться дома. Мы, вообще-то, можем и без тебя всюду поездить.

Вспомнив про Горбушку, Ромка сначала сладко потянулся, а потом мигом вскочил и побежал умываться.

— Вы надолго? — спросила Валерия Михайловна.

— Думаю, не очень, — ответила Эля. — Навестим нашу подопечную, затем съездим на Горбушку, и сразу домой.

Поднявшись на второй этаж уже знакомой пятиэтажки, они позвонили в дверь. Но сегодня им почему-то никто не открыл. Эля нажимала на звонок снова и снова, но все безуспешно.

— Что ж там могло случиться? — растерянно проговорила она.

— У соседки ее, Анны Степановны, ключ есть, — вспомнил Ромка.

Эля надавила на звонок у двери напротив. Соседка открыла дверь и вопросительно на них взглянула.

— Почему-то нам Софья Яковлевна не открывает, — с тревогой сказала Эля. — Ребята сказали, что у вас от ее квартиры ключи есть. Откройте нам, пожалуйста, ее дверь.

— Мы уже как родственники стали, больше двадцати лет рядом живем. Она одной мне доверяет, — затараторила женщина. — Кто ж поможет еще, как не соседи? — Она достала связку ключей и подошла к двери соседки. На пороге их встретила кошка. Взглянув на них желтыми глазами и задрав хвост, она, опережая вошедших, быстро пошла в комнату своей хозяйки, словно приглашая всех за собой.

Лешка сразу почувствовала недоброе. Сделав несколько шагов по маленькой прихожей, она вошла в комнату и заглянула за зеленую ширму. Да так и замерла. Старушка с заострившимся носом и пожелтевшим лицом неподвижно лежала на кровати. Девочка непроизвольно ухватила брата за руку. Женщины кинулись вперед.

— Ух, — еле выдохнула Эля, дотронувшись до лица Софьи Яковлевны. — Кажется, жива. — Она взяла ее руку, пощупала пульс, потом отпустила. Рука безвольно упала на одеяло. Старушка открыла глаза. Взгляд у нее был мутный, рассеянный.

— Что с вами? — спросила соседка.

Но ответа не последовало. Анна Степановна с сочувствием посмотрела на Элю и снова наклонилась к кровати.

— Софья Яковлевна, вы можете говорить? Вы нас узнаете?

Казалось, что старушка пытается что-то сказать и приподняться, но не может даже пошевелиться.

— Боже мой, да ее, кажется, парализовало, — воскликнула соседка. — Никак инсульт? Софья Яковлевна, да скажите же нам хоть что-нибудь, — взмолилась она.

Старая женщина приоткрыла рот, и Лешка скорее поняла, чем услышала, как она, скосив глаза на кошку, еле слышно и малопонятно выговорила:

— Киса.

— Совсем язык не ворочается. Точно, парализовало, — вздохнула Анна Степановна. — Что ж теперь делать? «Скорую» вызывать?

Эля поднялась.

— Не стоит. Мы сами о ней позаботимся, вы не беспокойтесь.

Но Лешка заметила, что встревожена она не на шутку. Достав из сумки свою записную книжку, Эля подошла к телефону.

— Я вчера навела справки, — сказала она Анне Степановне, — и узнала, что в Москве существует медицинская компания «Участие» с неплохой больницей, куда можно определять лежачих больных. Сейчас я туда позвоню, поскольку пока не вижу иного выхода.

Эля довольно быстро дозвонилась до медицинской компании, с кем-то договорилась, и меньше чем через час к дому подъехала белая «Газель», оборудованная под «Медицинскую помощь».

— Инсульт, — осмотрев больную, врач подтвердил опасения соседки.

— Мы так и поняли, — кивнула Эля.

— А это может пройти? — с замиранием сердца спросила Лешка.

— Всякое бывает, — ответил он.

Двое санитаров, сдвинув ширму, аккуратно положили Софью Яковлевну на носилки, и Лешка увидела, как по морщинистой щеке старушки медленно скатилась слеза. Девочке стало безумно жалко эту старую несчастную женщину, и она незаметно для других тихонечко погладила ее по голове.

— Я поеду с ней, — сказала Эля. — Оформлю документы, оплачу счет, посмотрю, кто за ней будет ухаживать, и вернусь сюда. А вы, если нетрудно, подметите здесь хотя бы пол. А вот и ее ключи, кстати. Так что свои вы можете забрать, — сказала она Анне Степановне.

Ромка скосил глаза. Ключи лежали на тумбочке у опустевшей кровати, по которой в растерянности туда-сюда ходила кошка. В окно блеснуло солнце, и ее шерсть сверкнула золотом, словно изнутри Киса сделана из драгоценного металла и, подобно сказочной принцессе, лишь прикрывалась своей волшебной шкуркой.

Анна Степановна поднесла к глазам платок:

— Бедная тетя Соня.

— Может быть, она еще поправится, — дотронулась Лешка до ее руки. — Слышали, что сказал врач?

— В семьдесят пять-то лет? Дай ей бог. Хотя он прав, всякое бывает. Я на своей работе за много лет чего только не насмотрелась. У меня самой есть одна знакомая, так она в восемьдесят восемь лет решила навестить своих родственников в Америке. Пробыла там полгода, назад вернулась и продолжает жить в свое удовольствие.

— И Софья Яковлевна еще к своим поедет, — с надеждой сказала Лешка. — Наша Эля все устроит, вот увидите.

И тут они с Ромкой услышали, как открылась дверь соседней квартиры и оттуда раздался басистый голос:

— Мам, ты где?

— Здесь я, здесь, — ответила соседка.

— А что стряслось-то?

— Софью Яковлевну паралич разбил.

— Жаль бабульку. А ты не забыла, что тебе давно пора уходить?

— Помню. Мне на дежурство надо, — объяснила Анна Степановна ребятам и вышла за дверь. А потом приоткрыла ее и сказала: — Вы ей думочку, ну, подушечку ее, не забудьте в больницу отнести. Я вашей Эле забыла об этом сказать, когда они уезжали, а Софья Яковлевна без нее никогда не засыпает.

Лешка кинулась к кровати и увидела, что рядом с большой подушкой лежит совсем маленькая.

— Эту? — взяла она думочку в руки.

— Эту, — кивнула женщина.

— Что это она так вдруг? — растерянно оглядел опустевшую постель Ромка, когда они с Лешкой остались одни. — Вчера еще как будто в порядке была, разговаривала.

— В таком возрасте в любой момент может всякое случиться, — с грустью, совсем как взрослая, сказала Лешка.

Солнце ушло за тучи, и в без того мрачном, с низки-га потолками жилище стало еще тоскливее. Девочка стала со стула и отправилась на кухню искать веник. надо хоть чем-то заняться, чтобы отвлечься от грустных мыслей, да и Эля просила подмести в квартире.

А Ромка осмотрелся и отправился в другую комнату.

— Интересно, Лешк, что у нее в этих коробках? Иди сюда, давай позырим. — Он приоткрыл одну из них и поморщился. В коробке — старая обувь. А в узле, который развязала Лешка, оказались платья, наверное, столетней давности.

— И выбрасывать все это нельзя, не наше же. А это что? — Девочка нагнулась и подняла с пола небольшую картонку. — Гляди-ка, Рома. Билет в метро. На одну поездку. Не твой, случайно?

— Дай-ка сюда, — Ромка протянул руку, взял билет и воскликнул: — Лешка, а ведь у нее здесь вчера кто-то был. Смотри, на обороте дата вчерашняя стоит, а дальше 21.28 — это время. Значит, ей не просто так казалось, что у нее здесь кто-то ходит, а? Может быть, она не зря про свои богатства намекала? А что ж я свой металлоискатель-то с собой не прихватил? — спохватился он. Сокрушенно покачав головой, Ромка так и сел на узел со старыми платьями. — Сейчас самое время здесь клад поискать.

Лешка окинула взглядом оклеенные старыми дешевыми обоями стены, посмотрела на окно с узеньким подоконником.

— Ты, что ли, не видишь, что дом железобетонный? Сам говорил, что в таких домах металлоискатели не действуют.

— В стенках — да, а если проверить кое-какие предметы? Или он, тот, кто здесь был, уже унес все наследство?

— Какое наследство? — пожала плечами девочка. — Все говорят, что у нее ничего такого нет.

— Значит, есть. Ты не смотри на то, что здесь такая бедная обстановка. К примеру, в Баден-Бадене есть отель «Европейский двор», там самые крутые миллионеры останавливаются. Так вот, в коридоре отеля стоит невзрачная тумбочка вишневого дерева, которая, знаешь, сколько стоит? Триста тысяч марок! Потому что ей триста лет и мимо нее еще Тургенев ходил, когда в этом отеле останавливался. Я сам читал.

— А давай мы ее мебель проверим, — воодушевилась Лешка. — Я тоже знаю, что чем она старее, тем дороже.

Ромка вскочил с узла.

— Давай. Холодильник мы уже вчера проверяли. На антикварный не тянет. Разве что на будущий музейный экспонат. Так. Шкаф. Начнем с него. — Юный сыщик приоткрыл дверцу двустворчатого шкафа и разочарованно протянул: — Лешк, он из ДВП, значит, не старинный. А кровать точно такая же у нашей бабушки была, мама с папой ее давным-давно на мусорку снесли, а ей новую купили, помнишь?

— Помню, — кивнула Лешка. — И тумбочка у нее тоже не старинная. Судя по качеству, ее какой-нибудь слесарь Вася делал.

Ромка убрал с тумбочки упаковки таблеток, пузырьки с каплями, привезенный Элей фотоальбом, выгреб изнутри несколько книг и старых журналов «Юность» и, перевернув ее вверх ногами, прокомментировал:

— Во-первых, не слесарь, а столяр, во-вторых, не Вася, а Сомовская мебельная фабрика. Вот, позырь сюда. Видишь, на самом низу ярлык. Ух ты, ее аж в 1957 году делали. Надо же, как бумажку прилепили. За столько лет не отодралась.

— А стол у нее вообще точно такой же, как у нас, а у нас он, к сожалению, не антикварный, — отметила Лешка.

— А кухонная мебель из пластика. И шкаф книжный тоже из ДВП.

— Кушетке полвека, не больше.

— А ширма? Вдруг она какую-нибудь ценность представляет?

Лешка оглядела ширму, провела по ней рукой и помотала головой.

— Не представляет. Из такого материала у нас дома портьеры раньше висели, а потом их мама как половые тряпки употребила. Доски тоже самые обычные.

— Я еще проверю, нет ли у них чего внутри, — постучал по ширме Ромка. — Мебель здесь не старинная. 1о, согласись, все это очень странно.

— Рома, а вообще-то что странного в том, что с больным и старым человеком такое несчастье, как инсульт, случилось?

— А это тебе что? — потряс юный сыщик перед сестрой клочком картона — билетом для проезда в метро. — Не улика, да? Ты же сама его нашла и, надо думать, поняла, что здесь вчера около десяти часов вечера кто-то был. Сама-то Софья Яковлевна никуда не ездила, это факт. Ты же видела, она до своей кровати едва добрела.

— А если к ней кто-то просто так приходил? В гости?

— Так поздно? А помнишь, как соседка говорила, что некому к ней ходить?

— А если Анна Степановна сама сюда за чем-нибудь зашла? И билет случайно уронила, — не унималась дотошная Лешка.

— Все может быть. Чего гадать, сейчас я ее об этом спрошу.

Ромка метнулся за дверь и нос к носу столкнулся с соседкой. Захлопнув дверь своей квартиры, она направлялась, очевидно, на работу.

— А вы вчера вечером к Софье Яковлевне не заходили? Интересно знать, как она себя чувствовала? — дипломатично спросил он.

— К сожалению, нет, — покачала головой женщина. — Я решила, что раз вы ее навестили, то у нее все есть и ей ничего не надо. К тому же я с работы поздно пришла, а она в последнее время в девять часов вечера спать ложится. Радедорм примет — и спит. Ромка вернулся в комнату.

— Лешк, не она. А что такое радедорм, не знаешь?

— Знаю. Снотворное. Его наша бабушка пила. И у мамы оно где-то есть.

Ромка приблизился к тумбочке.

— А, вот, нашел. Только тут упаковка пустая, в ней ни одной таблетки нет.

— Ну и что? Значит, она уже все выпила.

— Значит, — согласился Ромка. — Но кто же к ней все-таки приходил? И зачем? Знаешь что, мы просто обязаны теперь это выяснить! А давай-ка еще что-нибудь поищем. Тот, наверное, в темноте искал, мог и не найти, а старушку напугал до полусмерти, вот ее кондрашка и хватил. Лешк, а вдруг он заставлял ее сознаться, где она свои ценности прячет? Как Германн в «Пиковой даме». «Три карты, три карты…» — сделав страшное лицо, пропел он грубым голосом.

Лешка поежилась, представив себе неведомого посетителя, словно коршун над беззащитным лебедем нависшего над маленькой больной старушкой с требованием открыть ему неведомую тайну, и согласилась:

— Может быть, и так. А сказать нам она ничего не смогла. Только с кошкой своей и простилась. Слышал, как она хотела сказать: «Киса»?

— Лешк, а везет нам с тобой на всяких разных старушек, а? Помнишь, как мы Серафиме Ивановне в Воронеже помогали?

— И не говори. Я все-таки пока подмету, смотри, сколько здесь пыли и грязи. Все равно нам надо Элю ждать. А вот это, наверное, можно выкидывать? — и Лешка указала еще на одну коробку, в которой лежали пустые коробочки из-под конфет, катушки от ниток, банки из-под кофе и чая. — Помнишь, наша бабушка тоже такой хлам не любила выбрасывать, все думала, что еще пригодится?

Ромка кивнул:

— Наверное, можно.

А затем, как истинный детектив, принялся водить руками по обоям, заглядывать во все щели, прощупывать матрас, подушки и белье в шкафу. Он даже крышку телевизора открутил и сразу же приладил на место, чтобы не поднимать пыль, накопившуюся в нем за долгие годы.

Через некоторое время раздался звонок в дверь, и в квартире появилась Эля.

— Условия в больнице приличные, — сказала она. — Я ее определила в одноместную палату, уход хороший. У них есть замечательные импортные препараты, а врач сказал, что надежда на выздоровление есть. Кроме того, он мне написал, какие еще ей требуются лекарства, я позвоню Вике в Лос-Анджелес, чтобы она их с собой захватила. Возможно, Софья Яковлевна еще сможет и разговаривать, и передвигаться. Раз она чуть-чуть языком шевелит, то еще не все потеряно.

— А теперь куда пойдем? — спросил Ромка. Эля осмотрелась вокруг.

— Давайте-ка все же наведем здесь порядок. Стыдно оставлять квартиру в таком состоянии. Что нам Вика скажет, когда приедет? — Она сняла с себя плащ и принялась за дело. — Мусоропровода у них здесь, конечно, нет? Рома, ты вынесешь мусор во двор. Согласен?

— Як этому делу привыкший, — обреченно кивнул Ромка, надевая свою синюю с желтыми полосками куртку, которую лишь с большой натяжкой можно назвать новой. Впрочем, он ее носит уже пятый месяц, а это по Ромкиным понятиям срок немалый. — Давай, что выносить.

— Погоди, сначала сор собрать надо.

Эля выставила в прихожую помойное ведро, затем взяла старый пакет и без всякого сожаления ссыпала туда катушки, коробки, пузырьки, а затем открыла ящик со старой обувью.

— Так жить нельзя, — вздохнула она. — Весь огонь, в случае чего, я возьму на себя. Рома, действуй.

Ромка, кряхтя, пошел вниз с ведром и двумя пакетами. Пакеты он выбросил, ведро вывалил в железный ящик и вернулся назад.

— Давай еще.

— А это дотащишь? — спросила Эля. — Может быть, кому-нибудь и пригодится что. Софье Яковлевне эта обувь больше никогда не понадобится, я ее просмотрела.

— Всю? — недоверчиво спросил Ромка и скосил глаза на Лешку.

Сестра утвердительно кивнула.

— Туфли да тапки старые, больше ничего.

— Только не надорвись, — напутствовала его Эля.

— Ты все думаешь, что я еще маленький. А я сильный, — ответил он и, не переставая кряхтеть, поволок на выход огромную картонную коробку. И где старушка ее только взяла? В подъезде он все-таки залез в коробку и снова тщательно проверил, не спрятано ли чего под какой-нибудь стелькой или в носках старых туфель, и нет ли у них, случайно, отвинчивающихся каблуков. Увы, Эля с Лешкой, похоже, не ошиблись: все это годилось только для свалки. Может быть, и сама Софья Яковлевна хотела выбросить эти «сокровища», да не успела?

Перевалить коробку за борт мусорного ящика у Ромки все же не хватило сил, вытаскивать из нее снова обувь ему тоже не хотелось, и поэтому он так и оставил коробку возле ящика и пошел за следующей.

«Во, Эля права, — отметил он, выходя с новым грузом и видя, что в его первой коробке уже роется какой-то бомж в надвинутой на лоб вязаной шапке и темно-серой грязной, замасленной телогрейке. Такую когда-то носила его бабушка, она рассказывала им с Лешкой, что очень-очень давно, после войны, в пятидесятые годы, носила телогрейку вместо зимнего пальто, потому что на пальто не было денег. Где ж этот бомж такую одежину теперь-то откопал?

Заметив Ромку, бомж поспешно отбежал в сторонку, и мальчишка не смог его толком разглядеть. Впрочем, Ромка и не пытался это делать, зачем смущать и без того несчастного, бездомного человека, которому даже обуть нечего. Он опустил глаза вниз, а затем все-таки нечаянно покосился в сторону бродяги и совершенно случайно взглянул на его ноги. Бомж — в серых с черным, совершенно новых кроссовках. А когда он побежал, вставка на них вдруг блеснула белым цветом. Ромка посмотрел на свою ногу и повертел ею. Вот так — кроссовка серая. А вот эдак — белая. И у бомжа все так же. Ну и бомж! В новеньких американских кроссовках! Причем в точно таких же, как и у него самого! Чудеса, да и только! Он развернулся и ринулся за удаляющимся бродяжкой, но тот как-то мгновенно пропал из вида. И не ясно, в каком направлении его искать. Не обшаривать же все дворы и подъезды!

Повертев головой во все стороны, Ромка отправился за новой порцией мусора. А когда вернулся назад, на помойке больше никого не увидел.

Зато теперь юный сыщик окончательно утвердился во мнении, что у старушки есть что искать и кто-то этим усиленно занимается, раз не гнушается исследовать даже ее мусор.

— Завтра снова сюда приедем, а потом на Горбушку отправимся, — подбодрила его Эля, когда он вынес еще одно ведро и вернулся назад.

— А собирались сегодня, — с укоризной сказал Ромка.

Эля взглянула на часы.

— Собираться-то собирались, но кто мог знать, что так получится? Уже третий час, а Горбушка до четырех работает. Нет никакого смысла туда сейчас ехать.

И потому, спустившись в метро, они отправились домой. По дороге Ромку не оставляло чувство, что за ними кто-то наблюдает, но, как он ни крутил головой, никого подозрительного в вагоне не увидел, хотя народу здесь совсем немного. Группа туристов с рюкзаками, несколько пожилых людей, мамаша с маленькими детьми и девчонки-школьницы.

— А может быть, мы завтра сначала на Горбушку съездим, а уж оттуда в Медведково? — спросил он Элю. — И тогда можно не торопиться и поспать подольше. Тебе тоже отдохнуть надо.

— Можно и так, — согласилась она.

Дома Ромка достал свою старую папку-скоросшиватель с надписью «Дело», прямо в ящик стола вытряхнул из нее прежние, уже не нужные ему вещественные доказательства и планы действий, какие он намечал при расследовании предыдущих дел,[1] и положил в нее использованный билет для проезда в метро.

— Опять, что ли, дело? — распахнула свои огромные голубые глаза Лешка, увидев манипуляции своего братца.

— А ты как думаешь? — И Ромка, поманив сестру на диван, таинственным шепотом, чтобы никто не слышал, рассказал ей о бомже в новых, точно таких же, как у него, американских кроссовках, тот что-то искал на помойке в их коробке со старой обувью. И еще о том, как кто-то следил за ними в вагоне метро, но Ромка так и не понял, кто именно. И со значением спросил: — Это тебе как?

Лешка, не отрываясь, смотрела на брата, и глаза ее становились все больше и больше.

— А ты не ошибаешься? Тебе не показалось? Ну, тогда все это и впрямь очень подозрительно. Так что же теперь делать?

— Поживем — увидим. Он должен еще как-нибудь себя проявить. Раз на помойке в нашем мусоре рылся, значит. Пока не нашел то, что ищет. Будем с ним вместе это искать, и его самого, конечно же.


Глава 4 Кража на дороге


Рома, купи мне, пожалуйста, на Горбушке «Пепел и алмаз», — на другое утро попросила Валерия Михайловна. Ромка сморщился:

— А что это?

— Это мой любимый фильм моего любимого режиссера Анджея Вайды. Старый, черно-белый, но от этого не менее прекрасный.

— Со Збигневом Цибульским в главной роли, — подхватила Эля. — Я тоже люблю этот польский фильм.

— А я вообще все фильмы Вайды люблю, а этот больше всех. А музыка там какая!

— Ладно, уговорила, — протянул Ромка руку. — Деньги давай.

— А тебе-то что надо на нашей Горбушке? — спросил он Элю, когда они вышли из машины и вместе с вытекающей из близлежащего метро толпой направились к многочисленным, расположенным рядами лоткам с видео-, аудиокассетами, компакт-дисками, пластинками. И еще новенькими мобильными телефонами. И еще допотопными виниловыми пластинками. И еще… Впрочем, чего только нет на Горбушке! Даже просто смотреть на все это — и то удовольствие. Но в Америке, говорят, это все есть. Мама тоже так утверждала лет пять тому назад, после того как съездила к Эле в гости в Лос-Анджелес.

— Того, что мне надо, у нас нет, — ответила Эля, направляясь к лоткам.

— И таких фильмов тоже? — поразилась Лешка, увидев, что она внимательно рассматривает очередную комедию с Джимом Керри.

— Разумеется, этот фильм у нас есть, — с задумчивым видом сказала американка. — Только вот в Америке он появился совсем недавно. И хотелось бы узнать, почему он продается и у вас тоже.

Лешка ее не поняла.

— А что в этом такого? У вас приобрели, у нас размножили.

— Слишком быстро приобрели, — усмехнулась Эля. — Значит, пиратская кассета.

— И что? — пожала плечами девочка. — Не знаешь, что ли, что здесь половина всех кассет и дисков — пиратские. А может, и больше.

Эля вздохнула.

— Я знаю.

— Ты что же, собираешься пиратскую фирму найти и привлечь ее к ответу? — удивился Ромка. — Ага, значит, ты занялась детективными расследованиями. Тебе, наверное, помощь нужна? — тут же загорелся он.

— Не совсем так. И помогать мне вовсе не надо. Я не детектив и никакую подпольную фирму искать не собираюсь. К тому же вряд ли на кассете ее настоящие координаты напечатаны. Уверена, что и адреса, и телефоны здесь вымышленные. Дело не в том. Просто фирма-поставщик в Америке теперь будет вынуждена снизить цену на эти кассеты.

— Почему?

— Потому что они уже наводнили ваш рынок, вот почему.

— А тебя послали искать такие кассеты, да?

— Не совсем так, но что-то вроде этого, — ответила Эля.

Она купила несколько пиратских кассет, штук пять понравившихся ей компакт-дисков, достала из сумки большой пластиковый пакет, сложила в него покупки и пошла дальше, продолжая внимательно рассматривать содержимое лотков.

Ромка на Горбушке не впервые, но с Элей и здесь интереснее, чем с другими. Побродив по рядам, они зашли в кафе, накупили там пирожных, напились пепси, затем рассмотрели майки, на которых по заказу делались любые надписи или картинки. А еще Эля встретила там много своих киношных знакомых. Среди них даже актер из известного, только что нашумевшего фильма, — совсем молодой парень. Лешка так и уставилась на него во все глаза, а он вдруг протянул ей горсть орешков, подмигнул и двинулся вперед, куда-то вдоль лотков, видимо, кого-то высматривал.

А потом Ромка захотел съесть еще и сосиску в булке. Сосиска такая аппетитная, большая, а продавщица в белом халате, торгующая этой вкуснотой, усекла Ромкин взгляд и, вложив сосиску в самую большую булку, призывно ему улыбнулась. Он просительно заглянул Эле в глаза.

— Ты еще и хот-дог хочешь? — догадалась она.

Ромка молча кивнул, не отрывая взгляда от чудесной еды. Эля протянула тетке деньги. А та спросила Ромку, чем ему полить сосиску: кетчупом, горчицей или майонезом.

Сделать выбор оказалось слишком трудно, и поэтому Ромка сказал продавщице:

— Всем.

И тут же запихнул в рот чуть ли не половину вожделенного угощения, словно только что не слопал сразу три пирожных.

— Держись теперь от меня подальше, — недовольно покосилась на него Лешка, глядя на его замазанные майонезом руки и обляпанный кетчупом подбородок. — И вообще тебе бы не мешало умыться.

Рот у Ромки был забит, но кивком головы он указал ей на один из огромных плакатов, украшавших Горбушку, а тот гласил: «Моется тот, кто не умеет чесаться». Лешка фыркнула.

А Эля подошла к лотку и увидела еще одну кассету.

— Ой, мне же с директором этой фирмы связаться надо, — сказала она продавцу. — Не подскажете ли его телефон?

— Телефон на кассете, — ответил тот. Эля взяла кассету в руки.

— Что за фильм? — поинтересовался дожевавший свою сосиску Ромка, бесцеремонно выхватывая кассету из ее рук. На краю светлой коробки от его грязных пальцев тотчас же расплылось большое жирное пятно.

— Гляди, что ты наделал, — с возмущением толкнула его в бок Лешка.

— Ой, — спохватился Ромка. Он поскреб пятно, от чего оно стало еще больше, и виновато посмотрел на Элю. — Я, честное слово, не хотел. Что же теперь делать, а?

— Чесаться, — съязвила сестра. — Чтобы чистым стать.

Ромка смутился и быстренько вытер руки о свои джинсы. А затем тронул Элю за рукав и, как маленький, заглянул ей в глаза.

— Извини, пожалуйста, а? Я больше так не буду.

Эля молча протянула продавцу деньги, положила кассету в свой пакет, а затем повернулась к Ромке и легонько щелкнула его по затылку.

— Ты мне недавно «Юности честное зерцало» цитировал, а сам его как следует не изучил. А должен бы, как младой отрок, знать творческие наставления Якова Брюса, одобренные самим Петром Первым. Например, такие, как: «умой руки», «не жри, как свинья, и не дуй, чтобы везде брызгало…» — и тому подобные. Жаль, что такую прекрасную книгу давно не переиздавали, она бы многим пригодилась. А кассета эта мне еще понадобится. Она лицензионная, и мне с этой фирмой действительно надо связаться. Телефон ее здесь напечатан, к счастью, настоящий.

Потом, с большим трудом, они нашли и заказанный Валерией Михайловной «Пепел и алмаз». Вместе с другим вайдовским фильмом «Пепел» тоже оказался на лицензионной кассете.

— Тебе помочь? — спросил Ромка, пытаясь забрать у Эли потолстевший пакет, чтобы хоть как-то загладить свою вину.

— Мне не тяжело, — ответила Эля. — Тебе еще найдется работа.

— А мы теперь в Медведково, да?

— Кошку же надо накормить, — сказала девочка, вспомнив о томившейся в одиночестве желтоглазой красавице.

— И потом, мы еще не все там убрали, — напомнила Эля.

Ромка и сам хотел поскорее еще раз обследовать квартиру, но при таких ее словах сразу скис. Заметив это, она сказала:

— Работы осталось там чуть-чуть. — И предложила: — Давайте по дороге зайдем в магазин, купим еще еды для кошки, чтобы потом прямо к дому подъехать.

Оставив Ромку в пойманных на дороге «Жигулях», Лешка с Элей зашли в продовольственный магазин, где имелся отдел с собачьей и кошачьей едой. Лешка попросила Элю купить большой пакет «Фрискаса» и небольшую устойчивую мисочку, чтобы заменить ею тот грязный горшок, из которого до сих пор ела кошка.

В квартире по-прежнему было неуютно без хозяйки, и девочка пожалела бедную кошку, которая, словно жалуясь, что осталась совсем одна, потерлась о ее ноги.

— Кисонька, — ласково сказала девочка и погладила ее по густой мягкой шерсти, а кошка вдруг, как собака, лизнула ее руку. Носик у нее холодный, а язычок оказался горячее, чем у Дика. Кошек у Лешки никогда не было, и она даже не подозревала, что эти зверьки тоже способны на благодарность. «Жаль, что я не могу взять ее с собой, — подумала девочка. — , Можно себе представить, как отнесется Дик к такой гостье, а уж от Ромкиного Попки и вовсе не дождешься восторга».

Она достала из сумки новую мисочку, положила в нее из пакета горсть «Фрискаса» и сказала:

— На, Кисонька, ешь.

Кошка обнюхала незнакомую еду, а потом захрустела ею. Видно, «Фрискас» ей пришелся по вкусу.

Лешка подняла с пола старый грязный горшок, служивший кошке миской, хотела сунуть в мусорное ведро, а потом решила, что выбрасывать его еще рано. Ведь если эту грубую посудину, вылепленную из неровной, кустарно обожженной глины, хорошенько отмыть, то в нем отлично проявится белая лилия — цветок, достойный королевских особ. Так охарактеризовала это растение ее одноклассница Светка, подарив Лешке луковицу, чтобы подруга весной посадила цветок на своем балконе.

Подумав о прекрасных лилиях и других растениях, какие летом с ее помощью преобразят их дом, вспомнив об отростке кактуса, давно ждущем своей участи на ее подоконнике, она обратила внимание на имеющиеся в квартире комнатные цветы. На окне стояли четыре цветочных горшка, в двух из них цвела герань: в одном — белая, в другом — красная; еще из одного торчали во все стороны жирные колючие листья алоэ. В четвертом зелеными, розовыми и бордовыми красками полыхала крапива: так называет эту домашнюю траву тетя Валя, их соседка с седьмого этажа, а настоящего названия этого цветка Лешка не знает. Еще один цветок, вернее дерево, стоял на полу: в пластиковом ведре росла большая финиковая пальма. Лешкина бабушка тоже держала такие пальмы, целых три, причем она вырастила деревца сама из финиковых косточек. Наверное, и Софья Яковлевна когда-то давно сажала в землю косточку и терпеливо ждала, когда из нее проглянет первый зеленый росточек.

Рядом с цветами на подоконнике разместились пластиковые бутылки, в них предусмотрительная хозяйка отстаивала воду для полива.

Лешка полила цветы и снова наполнила бутылки водой.

— Эля, не забудь вот эту маленькую подушку с собой в больницу взять, — вспомнила она слова соседки. — Софья Яковлевна с ней всегда спит.

— Хорошо, отвезу, — Эля положила подушку в свой пакет с приобретенными на Горбушке кассетами.

Ромка в это время понес на мусорку очередную порцию хлама. Но, прежде чем его выбросить, он тщательно исследовал каждую коробочку, пакетик и даже скомканные бумажки прихваченным с собой металлоискателем. Возле мусорных ящиков он внимательно огляделся по сторонам: не встретит ли он снова здесь бомжа в новеньких американских кроссовках? Увы, сегодня бомж на помойке отсутствовал. А когда Ромка вернулся назад, Лешка с Элей уже собрались уходить. Кошка, как гостеприимная хозяйка, проводила их до самой двери. Эля уже вставила ключ в замочную скважину, но Ромка ее остановил:

— Дай-ка мне ключ, пожалуйста. Мне в одно место надо. Вы идите, я вас догоню.

Но вместо туалета он направился к цветочным горшкам и, нацепив наушники, быстро поводил по ним медной петлей своего кустарного металлоискателя. Однако в горшках ни золота, ни серебра, ни вообще чего-либо металлического не обнаружилось. Таким же образом он обследовал матрас, подушки, книги, ножки столов и зеленую ширму. Все без толку. А перед железобетонными стенами, полами и потолком его прибор бессилен.

Закрыв дверь, Ромка спустился вниз, где его поджидали Эля с Лешкой. Когда они вышли на широкую магистраль, которая так и называлась: улица Широкая, Эля подошла к обочине и подняла руку, подзывая очередного частника. В это время вдалеке показался скутер. Ромка замер.

Прямо на него мчалась мечта его жизни: «Ямаха» ярко-желтого цвета. Именно такой мотороллер они с Олегом Пономаревым не так давно рассматривали в мотосалоне на «Полежаевской», а потом Ромка долго грезил о нем, представляя, как мчит его «Ямаха» по дорогам, обгоняя любые машины, да так, что ветер свистит в ушах, а все до единого прохожие провожают его восхищенными взглядами.

Заглядевшись на прекрасный скутер, он не обратил особого внимания на его водителя. Впрочем, рассмотреть его на такой скорости довольно трудно, к тому же человек на «Ямахе» в огромных очках и мотоциклетном шлеме.

Поравнявшись с ними, скутерист, чуть-чуть снизив скорость, вдруг резко наклонился, выхватил у Эли из рук пакет с кассетами и умчался. Все это произошло так быстро, что никто ничего не успел понять. Опешив, Эля некоторое время даже не могла вымолвить ни слова.

— Как же так? — наконец сказала она.

Ромка побежал было вслед за скутером, но, увы, сразу сообразил, что подобное преследование бесполезно. Он вернулся к Эле и схватил ее за руку.

— Ты очень расстроилась, да? Испугалась, да? Но ты учти, это еще не самое страшное, что с тобой может случиться в нашей Москве.

— Молодец, утешил просто замечательно, — покачала головой Лешка.

Но Эля даже заставила себя улыбнуться.

— Я и сама это знаю. Не убили, не взорвали, не похитили — и на том спасибо.

Ромка перевел глаза на сестру. Она-то не испугалась: молодец, давно привыкла ко всяким неожиданностям. Вот и сейчас она лишь сосредоточенно смотрела вперед и о чем-то думала.

— Лешка, — на всякий случай спросил он. — Ты ничего особенного не заметила? Девочка покачала головой.

— Хотела номер запомнить, но номера у него почему-то не увидела.

— Подождите меня на этом месте, пожалуйста. Я сейчас, я мигом, — и Ромка побежал назад к пятиэтажкам.

Поднявшись на второй этаж, он подошел к квартире Софьи Яковлевны, выдернул из подкладки своей куртки темную нитку и прикрепил ее у порога одним концом к дверному косяку, другим — к самой двери маленькими кусочками жвачки.

«Не помешает знать, ходит сюда кто-нибудь или нет», — подумал он, а затем так же бегом вернулся назад и сочувственно произнес:

— Вот гад, да?

Но Эля уже пришла в себя. Она пожала плечами, затем удивленно развела руками.

— Неужели это сделал какой-нибудь «пират», то есть представитель подпольной фирмы, чью кассету я сегодня приобрела? Странно… И как он мог за нами проследить? Да и зачем? Какими, интересно, мыслями он мог при этом руководствоваться? Я ведь могу снова ее купить и на Горбушке, и в любом другом месте — нет проблем. Или это просто воришка, он таким вот образом промышляет, и ему все равно, что красть?

— Скорее всего так, — сказал Ромка. — С Горбушки за нами ни один скутер не ехал, я бы заметил.

— И мамину кассету упер, а мы ее так долго искали. И подушечку для Софьи Яковлевны, — с сожалением вздохнула Лешка.

— Ну, это-то как раз пустяки. Мы сейчас пойдем и купим похожую подушку, старушка и не заметит подмены. А за кассетами в следующий выходной снова на Горбушку прогуляемся. Я к этому времени еще не уеду, а вам, как я поняла, там понравилось.

— Очень! — подтвердил Ромка, вспомнив сосиску. Эля открыла свою сумку и проверила ее содержимое.

— Деньги на месте, карточки кредитные тоже, о чем горевать? О нескольких кассетах? Ерунда, — успокоила она сама себя и снова подняла руку, подзывая машину.

— Сейчас я вас домой завезу, а в больницу к Софье Яковлевне одна поеду? — спросила она.

— А можно мы с тобой? — спросил Ромка. Эля с удивлением взглянула на мальчишку.

— Конечно, если хотите. Только по дороге за подушечкой заедем. Надо остановиться около какого-нибудь универсального магазина.

Пока Эля выбирала подушку, Ромка, оглянувшись вокруг, словно его кто-нибудь мог слышать, прошептал:

— Лешка, мне кажется, что у нас вовсе не из-за этих дурацких кассет пакет увели, а из-за этой самой подушки. Он, то есть тот, кто что-то у бабушки ищет, решил, наверное, что это что-то у нее, возможно, в подушке. Или в том, что мы несем в пакете. Он же не знал, что у нас там купленные кассеты и подушка для больницы. Думал, поди, что мы нагрузились ее самым ценным имуществом.

Девочка согласно кивнула.

— Я тоже так думаю. Ты когда меня спросил, не заметила ли я чего у этого вора, когда он Элин пакет хватал, то я при ней говорить не стала.

— И что? — схватил ее за плечо брат.

— Ромка, у него кроссовки точь-в-точь как у тебя, они белым цветом сверкнули. А на скутере справа царапина черная, как семерка без палочки. Представляешь?

Ромка подскочил на месте и потряс сестру за плечи.

— Лешка, ты молодец. Должно быть, это тот самый «бомж», которого я на мусорке встретил.

— Вот именно. А ты эту подушечку успел проверить? — спросила девочка.

— Конечно. Но если там что-то очень маленькое, то вполне мог и не заметить. Мы же не знаем, что он ищет. Может быть, бриллианты? Золота там точно нет, я бы его обнаружил. А из-за камней драгоценных, знаешь, сколько в мире преступлений совершается?

— Знаю, — сказала Лешка. — Помнишь, как мы думали, и не только мы, а и некоторые другие, что в том украденном перстне, который мне потом подарила Маргарита Павловна, настоящий алмаз, а не горный хрусталь, как потом оказалось? И сколько из-за этого прошлым летом всяких событий произошло?

— Помню, — кивнул Ромка. — А потому я и хочу посмотреть, обратит ли Софья Яковлевна внимание на то, что подушка другая. Если она туда свой бриллиант сунула, то какая бы больная ни была, а должна заметить. Иначе почему соседка сказала, что она с ней никогда не расстается?

— Так вот зачем ты в больницу собрался!

— И что? Я же, в конечном итоге, ее сокровища спасти хочу. И узнать еще, какой гад ее так напугал.

— Но она же говорить не может!

— Но как-то она реагирует! Попробуем хоть что-то понять!

Их разговор прервала Эля.

— Замечательная думочка, да? Пуховая, — сказала она, показывая им покупку. — Надеюсь, не хуже, чем прежняя.

— Не хуже, — подтвердил Ромка. — Интересно, понравится ли она Софье Яковлевне? Как ты думаешь, она хоть что-нибудь сможет нам сказать?

— Не знаю, посмотрим, — ответила Эля.

Ромка с Лешкой, облачившись в белые халаты, вслед за Элей робко вошли в палату, где лежала старушка. Палата и в самом деле замечательная. На полу совсем новый коврик, в углу телевизор с плоским экраном, а на небольшом столике возле окна с красивыми шторками — телефон и ваза с цветами.

«Зачем ей это все надо? — подумала Лешка. — Ей сейчас только телик смотреть недоставало. И к окну ей не подойти».

Эля уловила ее мысли.

— Все это входит в стоимость лечения, — сказала она. — Но по нашим, американским, меркам ее содержание здесь обходится не очень дорого. Лида сказала, чтобы я на нее денег не жалела.

Выцветшими светло-голубыми глазами Софья Яковлевна смотрела на них с белоснежной подушки. Затканное паутинками морщин лицо ее казалось беззащитным и, как ни странно, благодарным. Видно, она поняла, что другого выхода, кроме как поместить ее сюда, у Эли не было, и смирилась со своим положением.

Эля приподняла ее правую руку и подложила под локоть новую, маленькую думочку. Старушкино лицо немного исказилось, она старалась улыбнуться. Язык ее плохо слушался, но Лешка смогла разобрать, как она сказала: «Спасибо». А Ромка внимательно следил за тем, заметит ли она, что это другая подушка. И пришел к выводу, что не заметить этого она не могла хотя бы потому, что ее собственная была в белой наволочке, а эта — в цветной. Тем не менее Софья Яковлевна по этому поводу не выразила никакого беспокойства.

— Значит, подушка ей действительно нужна для удобства, — заметил он, когда они с Лешкой покинули палату и пошли в раздевалку, а Эля осталась разговаривать с лечащим врачом и сиделкой.

— Тогда подушка отпадает, — сказала Лешка. — Но в ее квартире еще много вещей осталось. Надо нам все снова пересмотреть. Кастрюльки там всякие, посуду.

Ромка охотно закивал.

— Только для этого нам снова надо там одним остаться.

— Ты завтра занимайся своими делами, а мы сами съездим в квартиру и покормим кошку, — предложил он Эле поздно вечером.

Она даже обрадовалась.

— Если вам нетрудно, то поезжайте. А то я не успеваю свои дела делать, — добавила она.


Глава 5 Нечаянная встреча


На другой день с самого утра Ромка нетерпеливо ерзал за своим столом в классе и все никак не мог дождаться конца уроков: так ему хотелось поскорее проверить «пломбу», оставленную на двери Софьи Яковлевны. Он то и дело смотрел на часы, не слушал, о чем говорят учителя, и снова ничего не ответил по истории, когда Антон Матвеевич неожиданно поднял его с места. А когда прозвенел долгожданный звонок с последнего урока, он ринулся к Лешкиному классу и потянул сестру за собой, чтобы она не тратила время на болтовню с девчонками.

— Поехали скорее кормить кошку.

Поезд метро плелся как никогда медленно. К дому Софьи Яковлевны Ромка помчался, как метеор. Лешка едва за ним поспевала. Когда он вбежал в подъезд и наклонился над порогом двери, то сразу увидел, что его нитки на месте нет.

— Лешка, сюда кто-то входил, — задыхаясь от бега и волнения, зашептал Ромка. Он быстро открыл дверь ключами, которые дала им Эля, влетел в комнату и огляделся. — Ничего не замечаешь?

Девочка прошла на кухню, заглянула в соседнюю комнату:

— Вроде ничего.

— Тогда давай быстро действовать.

Лешка положила кошке еды и подошла к окну. Цветы вроде бы она вчера уже поливала. Полить их снова или не стоит? Заливать ведь тоже вредно. Она потрогала пальцем землю, снова задержала взгляд на белой герани. Что-то в ней сегодня не так. Но что? Девочка задумалась. Кажется, на герани вчера было пять цветков. А сегодня их шесть. За одну ночь, что ли, еще один вырос? И кустик больше, и листья у него почему-то слегка темнее. Чудеса какие-то. Горшок тоже отличался от остальных: выглядел новее.

— Рома, — почему-то шепотом сказала она, подходя к брату, рассматривающему какой-то след на полу в другой комнате. — Там цветок, на окне… Мне кажется, его заменили.

— Цветок? Ты в этом уверена? Лешк, а вы с Элей, по-моему, здесь вчера полы мыли. — Ромка продолжал вглядываться в след.

— Мыли, а что?

— Грязь, вот что. Видишь, кто-то тут в обуви толокся. А я свои кроссовки у входа снял, чтобы не наследить. И ты тоже, помнишь?

— Помню.

— А вечером вчера дождь шел. Помнишь?

Лешка вспомнила, как ее вчера ругала мама за то, что она не помыла Дику лапы, вернувшись с улицы, и кивнула.

— Это я тоже хорошо помню.

— Вот и я говорю, что он здесь вчера вечером снова был, — радостно заключил Ромка, и Лешка поняла, что если бы его «пломба» оказалась на месте, то он бы страшно разочаровался. Зато теперь ее брат снова в своей стихии.

— Жаль, что след совсем не четкий, не могу его обрисовать, — проговорил он, продолжая, как ищейка, обнюхивать пол. Совсем неслышно к нему подошла кошка и заглянула в лицо, словно хотела спросить, чем это он занят таким интересным.

Лешка подняла глаза к старенькому книжному шкафу. Вчера она заметила там книгу в цветной обложке с манящей надписью «Орхидеи», но ее почему-то на месте не оказалось. Она перевела глаза ниже. Книга лежала поверх других на нижней полке.

— Рома, ты вчера брал эту книгу? — спросила она.

— Я по отдельности книжки не смотрел, я их все сразу своим металлоискателем исследовал. Ничего металлического, то есть золотого или там платинового, в них нет, это точно. Батарейка у меня новая, мой металлоискатель не мог ошибиться, — ответил Ромка.

— Странно, — сказала Лешка.

— Да что ж тут странного? Значит, кто-то, ну, тот, кто чего-то ищет, не нашел этого в подушке, которую вчера спер у Эли, и снова сюда пришел вечером. Или утром.

— А как ты думаешь, теперь он это нашел?

— Я знаю? Может, и нашел. А может, и нет. Он еще не все пересмотрел. И почему он сразу все не может перетрясти?

— Почему ты думаешь, что он не все еще просмотрел?

— А вон, глянь, моя история лежит, — указал Ромка на старую, продавленную кушетку, где валялись рассыпанные бумажные листки — ксерокопия Славкиной тетрадки. — Я их вчера здесь забыл, и никто их не тронул, потому что они как были вот на этой странице открыты, так и остались. А я еще боялся, что посеял их где-то.

— Значит, он сюда всегда на короткое время приходит. — Лешка вдруг побледнела. — А как ты думаешь, он не может прямо сейчас сюда явиться?

— Откуда ж мне знать? Хорошо бы. А еще лучше нам с тобой здесь поселиться и никуда отсюда не выходить, ни днем, ни ночью. Тогда бы мы его уж точно заловили, все бы узнали — и дело с концом.

— Ив школу не ходили бы, да? Ромка вздохнул. Опять эта школа!

— Нет, в школу ходить в любом случае придется. А давай скажем нашим предкам, что останемся здесь ночевать. И уроки тоже здесь делать. Сами же станем сидеть тихо-тихо и его сторожить!

— Ас Диком кто гулять будет?

— Папу уговоришь. А можно Славку попросить, он не откажет. Он предлагал нам свою помощь в нашем расследовании, но я не придумал, что ему поручить. Вот и пусть пока с собакой гуляет.

— Ну что ж, — согласилась Лешка.

Вдруг резко зазвонил телефон. Ромка вздрогнул и взглянул на сестру:

— Брать или не брать?

— Возьми, — прошептала она, словно тот, кто звонил, каким-то образом мог ее услышать. Ромка осторожно снял трубку.

— Алло, — волнуясь, сказал он. Но звонивший чем-то пошуршал и тут же отключился.

От Ромкиного воодушевления не осталось и следа.

— Вот видишь, — вздохнул он, — кто-то проверяет, здесь мы или нет.

— Пусть себе проверяет. А мы не станем больше трубку снимать.

— Ага, не станем. И что предки подумают, если тоже захотят нам позвонить? Что нас здесь нет, да?

— А мы им объясним, что нам сюда звонить нельзя.

— Что именно мы им объясним? Что торчим здесь, в чужой квартире, и тихо-мирно ждем преступника? И они нам здесь после такого объяснения, думаешь, разрешат остаться? — Ромка снова тяжело вздохнул. — И когда только я стану самостоятельным, взрослым человеком, настоящим детективом, а? Нет, нам надо искать другой выход. А кстати, откуда он этот телефон знает? — Ромка склонился к телефонному аппарату и увидел на нем цифры. — Надо и нам записать. Лешк, дай ручку.

Девочка достала из сумки ручку и протянула брату. Недолго думая, он нацарапал номер на одном из своих листков по истории и удовлетворенно сказал:

— Глядишь, и пригодится. Но Лешка думала о своем.

— Послушай, а если мы оставим здесь диктофон? Или если попросим Элю принести нам кинокамеру?

— Глупости не мели. Он же это все сразу найдет: для того и ходит, чтобы во всем копаться. И смотри, он старается так себя вести, чтобы следов не оставлять, только ему это не всегда удается. Я уверен, что он снова сюда придет. Иначе зачем сейчас звонил? И потом, раз я сам ничего здесь не нашел, то он что, умнее меня? Такого быть не может, — с незыблемой убежденностью заявил Ромка и двинулся в первую комнату. — И цветы он еще не все заменил. А давай посмотрим, что в горшке может быть.

Он налил полбутылки воды в горшок с красной геранью и, когда земля превратилась в черную жижу, осторожно вытянул из нее цветок вместе с корнем.

— Ищи, — велел он.

Лешка покорно запустила руку в вязкую жижу и стала перебирать каждый комочек земли. Но все они, стоило их коснуться, тоже становились жижей.

— Нет здесь никаких бриллиантов, — сказала она. — Давай не будем другие цветы проверять.

— Сразу ничего никогда не находится. — Ромка взял с подоконника герань и воткнул ее назад в жижу.

— Теперь, наверное, засохнет, — пожалела цветок Лешка.

— Чего ему сохнуть, когда у него столько воды, — оптимистично заявил брат и отправился на кухню. Лешка, убрав с подоконника грязь и вымыв в ванной руки, отправилась за ним следом.

На кухне ее брат нашел старый засохший батон и положил его в свою сумку.

— Зачем тебе батон? — удивилась она.

— В хлебе тоже можно что-нибудь прятать. Ему лет сто, чего он тут лежит? Подозрительно это. А ты все кастрюльки проверила?

— Все. Их здесь немного.

— В крупе тоже можно что-нибудь прятать.

В шкафу стояли две неполные стеклянные банки с крупой, закрытые крышкой: одна с манкой, другая с пшеном. Ромка расстелил на столе газету, по очереди высыпал на нее содержимое банок, а затем всыпал обратно.

— Здесь тоже ничего. Знаешь, я сейчас вспомнил уравнение Сиэйфу номер два: «Самый необходимый предмет или самая необходимая доза информации будут наименее доступными». Но я отыщу и то, и другое, вот увидишь! А сейчас в бачок туалетный загляни — и пошли домой. Начнем поиски с другого бока. Теперь надо скутер искать.

Закрыв дверь, Ромка снова прикрепил жвачкой к ее низу еще одну нитку от своей куртки.

В метро его поджидала опасность иного рода. Влетев в вагон, Ромка прямо-таки вздрогнул от чьего-то пристального взгляда и поднял глаза. Так и есть. На него в упор смотрел Антон Матвеевич, историк, и избежать контакта с ним нет никакой возможности. Ему безумно захотелось стать невидимкой или хотя бы залезть под сиденье и затаиться там с закрытыми глазами. Он даже посмотрел себе под ноги. Но под сиденьем свободного пространства не оказалось, а потому деваться ему некуда.

— Здрасьте, Антон Матвеевич, — бодро сказал он. — А мы по делам ездили, кошку кормили. Ее хозяйка в больнице, и вот… — Он развел руками.

— Я вижу, ты очень занятой человек, и то, что другим людям помогаешь, похвально. Но, надеюсь, хоть частичку своего драгоценного времени ты выделишь и для подготовки к зачету по истории? — спросил Антон Матвеевич. В его голосе отчетливо угадывалось противное ехидство.

— А я и готовлюсь. С утра до вечера. Вот сейчас всю дорогу только об истории и думаю, — нахально заявил Ромка. — Как раз эпоху Петра Первого учу. И меня один вопрос очень занимает. Как вы думаете, что мог оставить нам в наследство соратник Петра граф и впоследствии сенатор Яков Брюс?

Антон Матвеевич поднял брови.

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, какой-нибудь там антиквариат или драгоценности.

— А почему тебя именно это интересует?

— Я подумал, что должны же быть у него потомки, а у них могут остаться всякие вещи, какие могли бы лучше поведать нам о том времени. Ведь это же как интересно: подержать в руках предмет, которым владел Яков Брюс, а может быть, и сам Петр Великий. Такой предмет помог бы людям ощутить подлинный дух и аромат далекой эпохи. — В словах мальчишки послышался неподдельный энтузиазм, и учитель не смог этого не отметить. Его глаза потеплели, и он совсем по-иному взглянул на своего ученика.

— Яков Брюс — легендарный человек, — сказал Антон Матвеевич. — Ученый, астроном. На Сухаревой башне, построенной по повелению Петра, он оборудовал первую в России обсерваторию и наблюдал за звездами и планетами. У него было множество приборов для научных занятий, кабинет японских и китайских, как тогда говорили, диковин, богатейшая библиотека. Люди называли его колдуном, приписывали ему обладание сказочными сокровищами, например, мистической «Черной книгой», волшебным перстнем, восьмиугольным камнем знаний. То есть он занимался собирательством всяких редкостей и раритетов. Словом, от Якова Брюса могло остаться много вещей: и грамот петровских, и орденов, и книг…

— И драгоценностей, да?

— Может быть, и драгоценностей. Странно, но я как-то об этом не думал. А что, ты знаешь его потомков? — в свою очередь заинтересовался Антон Матвеевич.

— Как вам сказать, — замялся Ромка. Не рассказывать же Антону о больной старухе и неизвестном искателе ее тайных сокровищ.

Но учитель не заметил его замешательства.

— Если бы ты такого потомка встретил, то мог бы сделать доклад на собрании нашего исторического общества, — продолжал Антон Матвеевич, думая, что этим своим предложением оказывает ученику большую честь.

— Если встречу, то обязательно сделаю. Мой друг, Слава Стеклов из девятого «Б», у вас часто с докладами выступает, — похвалился Ромка, словно Славкины успехи — и его заслуга тоже.

И снова отмахнулся от сестры, потому что та все дергала и дергала его за рукав и мешала столь полезной беседе. Затем все же решил выяснить, что ей надо и зачем она его без конца теребит.

— Чего тебе? — недовольно прошипел он.

— Рома, мы свою «Рижскую» уже проехали, — извиняющимся голосом сообщила Лешка.

— Правда? — Ромка вскочил и схватился за поручень. — Простите, Антон Матвеевич. Можно мы пойдем, а то мы свою остановку пропустили?

— Конечно, — учитель даже смутился. — Всего хорошего.

— Фу, — выскочив на платформу, Ромка с шумом выдохнул из себя воздух. — Кажется, я ему сегодня даже понравился, как ты думаешь? А ты слышала, что он I говорил о драгоценностях и всяких необыкновенных книгах?

— Книги я там все пересмотрела, — сказала Лешка. — Среди них ничего особенного нет. Никаких раритетов.

— Все равно, продолжим поиски драгоценностей, будем искать, пока не найдем. — Он огляделся: — Ну надо же, на «Проспект Мира» залетели!

— Рома, раз уж мы здесь оказались, давай к Венечке зайдем, а? — просительно заглянула Лешка брату в глаза. — Совсем ненадолго, а?

Она уже лет сто не писала Артему писем по электронной почте. Ну, не сто, но дней пять, это точно. Он, должно быть, беспокоится или обиделся. От него тоже несколько дней нет ни строчки, иначе Венечка бы ей давно позвонил. И сколько еще можно терпеть и ждать!

Уговаривать Ромку не пришлось.

— А чего? Давай, — легко согласился он. И еще через некоторое время сказал: — Что-то мы все одни да одни. Надо Веньку задействовать: он маленький, может, как раз и сгодится на что-нибудь.

— На что именно? — спросила Лешка.

— Еще не знаю. Подумать надо.


Глава 6 Поющий малыш


Когда они зашли в подъезд девятиэтажного дома и подошли к квартире на третьем этаже, где жил один из самых лучших их друзей — отзывчивый, добрый и умный двенадцатилетний мальчик, то через дверь услышали странные звуки, словно там кто-то что-то пилил.

Брат с сестрой переглянулись, затем Лешка робко нажала на звонок. Непонятные звуки прекратились, и Венечка открыл им дверь. А на Лешку с разбегу прыгнул черно-белый песик.

— Малышенька! — присела она на корточки перед собачкой. — В гости к другу пришел?

Вместо ответа песик лизнул ее в нос, а она прижала его к себе, ощутив щекой мягкую, шелковистую шерстку.

Вообще-то Малыш обитал в соседнем доме у преподавателя вуза и, кроме того, известного уфолога Льва Николаевича Иноземцева, которому юные сыщики помогли зимой отыскать украденные у него ценные вещи. Тогда Венечке пришлось на пару дней приютить у себя Малыша, и мальчик с тех пор привязался к маленькому, похожему на спаниеля, песику. Он стал с ним регулярно гулять и приводить к себе домой, благо этому никто не противился. Венечка бы его и насовсем забрал, но на это не соглашалась Аська, дочка Льва Николаевича. Малыша любили все.

— А что у тебя здесь так визжит? — спросил Ромка. — Я решил, что у вас ремонт начался.

Мальчик отрицательно покачал головой и поправил очки.

— Нет у нас никакого ремонта. Может быть, ты услышал, как мы с Малышом поем? Неужели тебе не понравилось?

Лешка опешила.

— Вы с Малышом… что?

— Я же сказал: поем.

— Как поете? — заинтересовался Ромка. — Покажи.

— А вот так.

Венечка присел на корточки перед собачкой и затянул тонким пронзительным голосом:

— «Что тебе снится, крейсер «Аврора», В час, когда солнце встает над Невой…» Малыш оглянулся на Лешку, сел, поднял голову вверх и продолжил следом за Венечкой:

— А-а-о-у-о-ууу… Венечка запел с начала:

— «Что тебе снится…»

Теперь Малыш присоединился к нему сразу. Пели они на два голоса, причем Венечкино пение было тише, а потом и вовсе растворялось в руладах, которые издавал его четвероногий друг. Они звучали все выше и выше, тоньше и тоньше, а потом переходили в восторженный визг. Такое пение продолжалось довольно долго. И даже когда Венечка замолчал, песик никак не мог остановиться. Вытянув шейку вверх, закатив глаза, он самозабвенно, с переливами, еще с минуту продолжал свою партию:

— Оооооууууу…

— А других песен, более современных, вы не поете? Почему ты именно эту выбрал? — поинтересовалась Лешка.

— Ему высокие ноты нужны, — пояснил Венечка. — Эта ему больше всех нравится. Но мы и другую можем. Пожалуйста. — И он затянул снова: — «Там за туманами, вечными, пьяными…»

— Иииии… — подхватил Малыш. Кто-то громко загрохотал по батарее.

— Это соседи снизу. Им почему-то не нравится, — удивленно сказал Венечка.

— А лично я считаю, что вы поете просто замечательно, — с восторгом заявил Ромка.

— Венька, а если ты сядешь с ним где-нибудь в подземном переходе и запоешь, то всех бомжей переплюнешь, огромные бабки заработаешь, — поддержала брата Лешка.

После ее слов Ромке в голову немедленно пришла новая идея.

— Кстати, о бомжах. Венька, что ты сегодня вечером делаешь? — спросил он.

— А что?

— Не мог бы ты со своим Малышом у подъезда одного дома в Медведкове погулять?

— Он не мой, — вздохнул мальчик.

— Почти твой. Отпроси его у хозяев. Он для твоей прогулки очень даже пригодится. А потом мы за тобой заедем. И предкам твоим объясним, что все вместе в нашем дворе гуляли. Не беспокойся, мы тебя прямо до дома проводим, чтобы они не волновались.

— А зачем? — спросил Венечка.

— Понимаешь, там квартира одна есть. И в нее должен некий человек проникнуть. А ты постарайся углядеть, кто именно. В первую очередь смотри на его кроссовки, понял? Они точно вот такие. — Ромка, задрав ногу, повертел ею перед носом у Венечки. Затем рассказал о неизвестном парне, который что-то ищет в квартире, где сейчас, кроме кошки, никто не живет, потому что ее хозяйка по вине этого «искателя» попала в больницу.

Венечка без разговоров отправился в свою комнату и стал собираться. Ромка прошел следом за ним, уселся на диван и принялся за объяснения.

— Только ты должен сам эту квартиру найти, нам нельзя вместе с тобой там показываться, потому что этот тип нас с Лешкой видел. Мы с тобой и до Медведкова для конспирации в разных вагонах поедем, а то вдруг он нам случайно по дороге попадется.

Венечка надел на голову свою любимую кепку и взялся за сумку.

— И вовсе не надо вам со мной ехать. Объясните только, где мне гулять, и я сам этот дом найду. А потом вам позвоню. — И мальчик извлек из своей сумки новенький сотовый телефон. — Глядите, что у меня есть. Не такой классный, как у Темки был, но мне и такой нравится.

— «Моторола», — прочитал Ромка на телефоне. — Здорово-то как, Венька! А что ж ты нам раньше не сказал, что ты теперь с мобильником?

— Мне его папа только позавчера подарил. Для того чтобы им с мамой не волноваться, если я где-нибудь задержусь. А то я как-то раз домой вечером не позвонил, неоткуда было, так они хотели в милицию бежать…

— Темке потом напишем, — упреждающе сказал Ромка, видя, что Лешка не сводит глаз с компьютера. — И вообще мы скоро станем ему из своего дома писать, папа обещал нас к Интернету подключить. Если я учиться хорошо начну, — похвалился он.

— Когда это еще случится! — вздохнула Лешка. — Венечка, ты сам сообщи Артему, что у нас снова непонятное дело возникло, ладно?

— Ладно, — согласился мальчик и с опаской спросил: — А когда у вас Интернет появится, вы со мной Дружить не перестанете?

— Ты что? Ты же нам как братишка, — воскликнула Лешка. — Правда, Рома? Ромка кивнул.

— И не сомневайся даже. — И принялся подробно объяснять ему, как найти в Медведкове нужные дом и квартиру.

Возле станции метро Венечка запихнул песика в сумку. Малыш не сопротивлялся: к сидению в сумке он был приучен раньше, когда Ромке понадобилось с помощью собачки разоблачать опасного преступника. В метро спустились все вместе, а когда проехали одну остановку и оказались на своей «Рижской», то Венечка сказал:

— Выходите и идите домой. Я часов до девяти подежурю, дольше гулять мне папа не разрешает, а потом вам позвоню.

— Погоди, я тебе еще не все сказал, — Ромка вытянул его за собой на платформу и продолжил свои наставления: — Ты, главное, все время только по подъезду ходи или рядом с ним. Кто на вас, такую мелкоту, внимание обратит? Подумают, что ты живешь там, со своей собакой гуляешь.

— У меня с собой и фотоаппарат есть. Со вспышкой. В случае чего сделаю вид, что Малыша фотографирую.

— Правильно, а сам всех входящих и выходящих заснимешь, — подхватила Лешка. Ромка помотал головой:

— На всех пленки не хватит, и потом, это может броситься в глаза. Снимай незаметно, и только самых подозрительных. Учти, что кроссовки этот тип может и не надеть. А если в квартире заметишь что-нибудь непонятное, тоже сразу звони, понял? И вот, на, возьми на всякий случай ключи. Когда назад поедешь, я тебя в метро встречу, и ты мне их отдашь. Дверь открывается очень легко, вперед большим ключом надавишь — и все. Но сначала вот этим, маленьким, в другую сторону надо покрутить, как будто ее закрываешь.

— Я соображу. Ладно, ждите моего звонка, — и Венечка заглянул в сумку: — Потерпи, Малыш, скоро мы с тобой нагуляемся.

Когда Ромка с Лешкой появились в своей квартире, дома никого не оказалось.

— Про цветы и вообще про «искателя» Эле ничего не говори, а папе с мамой тем более, поняла? — велел Ромка и пошел на кухню. Там, достав из шкафа тазик, он налил в него горячей воды, положил туда батон и стал ждать, пока хлеб размокнет. А когда батон набух, разломил его на маленькие кусочки, а потом и вовсе растер до однородной массы.

— Нашел что-нибудь? — заглянула в кухню Лешка.

— И не надеялся. Но упускать из виду ничего нельзя. Эй ты, противный, хочешь батон? — спросил он Дика, пришлепавшего на кухню следом за своей хозяйкой.

— Ему белый хлеб вреден, — предупредила Лешка.

— Не хотите — как хотите, — Ромка вылил содержимое тазика в унитаз и растерянно спросил: — Что же сейчас делать-то, а? Венька, наверное, еще не скоро позвонит.

— Учить историю, — сказала Лешка. — Ты что Антону обещал? — Она надела на Дика ошейник и погладила собаку по голове. — Вот бы с кем там подежурить! Ни один бы грабитель не пришел!

— Вот именно. И тогда бы мы никогда никого не поймали. — Ромка достал из сумки разрозненные листки — копию Славкиной тетради — и через некоторое время подозвал к себе сестру: — Лешк, а Брюс-то еще и вечный календарь изобрел, который показывал числа дней и месяцы… Интересный, оказывается, мужик, любознательный, короче. Глядишь, мне еще история и в самом деле понравится.

Вдруг зазвонил телефон.

— Венечка, — обрадовался Ромка. — Ну что, есть что-нибудь? — торопясь к телефону, он задел свои листки, и они рассыпались по полу.

— Пока нет. Просто я хотел сказать, что нитка твоя все еще на месте.

— Жаль. Ну что ж, дежурь дальше. И звони по мере надобности.

— Какой у нас Венечка все-таки хороший, — заметила Лешка. — И не подумал даже отказаться от твоей просьбы.

— У нас все друзья хорошие: и Темка, и Славка. И ты сегодня правильно сказала, что Венька у нас с тобой как младший брат. Кстати, завтра я с Олегом Пономаревым на Воробьевы горы поеду, мы с ним уже договорились, — подбирая с пола свои листки, отозвался Ромка.

— Я с вами. А зачем?

— Как зачем? Там же скутеристы часто собираются. Может быть, мы нашего «искателя» с его «Ямахой» там и найдем. Примет его у нас полно. Он, по-моему, в серой куртке был, да? В кроссовках, как у меня. И ты еще сказала, что на крыле тачки царапину заметила. — Он помотал головой и хмыкнул. — Надо же все-таки, какое совпадение — одинаковые кроссовки. И если бы такие, скажем, в ГУМе, ну, или в ЦУМе продавались, тогда это легко объяснить. Помнишь, у нас со Славкой ботинки оказались одинаковые? Их нам мамы, как потом выяснилось, в одном магазине покупали. Но эти-то мне Эля из Лос-Анджелеса привезла, то есть они, можно сказать, являются штучным товаром. Раздался дверной звонок.

— Вот и она, — Ромка пошел открывать. И в самом деле пришла Эля.

— Привет, — погладила она по голове Лешку, по спине — радостно завилявшего хвостом Дика, улыбнулась Ромке и направилась в свою комнату. — Кошку кормили?

— Кормили, все там нормально, — опережая сестру, сообщил Ромка. — А ты, конечно, навещала сегодня Софью Яковлевну. Как она?

— Ей не хуже, даже можно сказать, появились сдвиги в лучшую сторону. В таком возрасте это большая редкость. Представляете, она стала чуть-чуть двигать правой рукой.

— А как ты думаешь, она поняла, что у нее подушка новая? — Ромка все же решил прояснить этот важный вопрос до конца.

— Кажется, да, — сказала Эля. — И, по-моему, осталась ею довольна. У нее сразу настроение улучшилось, когда я сообщила ей, что Вика вот-вот приедет. Теперь она ее ждет, и это для нее дополнительный стимул к выздоровлению. Только за квартиру свою по-прежнему беспокоится, домой хочет. Это легко понять. Какая бы больница хорошая ни была, все же это не родной дом.

— А что, она уже может говорить? Эля покачала головой.

— Совсем плохо, к сожалению, но я уже научилась ее понимать. И еще она очень за свою кошку переживает. Вы уж кормите ее получше, пожалуйста.

— Мы кормим, — сказала Лешка. — Мы с ней уже подружились.

— Что с кошкой сделается? — крикнул Ромка, со всех ног бросившийся к зазвонившему телефону. — Тебя, — разочарованно посмотрел он на Элю и поплелся за Лешкой в прихожую. Сестра одевалась, собираясь с Диком на улицу.

— Как ты думаешь, Венька там кого-нибудь встретит?

— Не знаю. Надо ждать его звонка.

— Что еще остается? Но до чего же я не люблю ждать! — вздохнул Ромка.

А ждать пришлось долго. Вот уже и родители пришли, и Валерия Михайловна позвала всех ужинать, а Венечка все не звонил и не звонил. У Ромки от волнения кусок в горло не лез. А вдруг их друг попал в ловушку?

Но в полдесятого вечера Венечка, наконец, объявился.

— Я вам из этой квартиры звоню, — сообщил он.

— А что ты там делаешь?

— Ничего не делаю. Просто зашел. Давай на «Рижской» встретимся, я тебе ключи отдам.

— Мы с Диком гулять, — объявил Ромка родителям и подмигнул сестре: — Одевайся.

Оставив Лешку с собакой прогуливаться у метро, Ромка спустился вниз по эскалатору.

— Ну, что? Ты видел кого-нибудь? — затеребил он выходящего из вагона мальчика с большой сумкой в руках, из уголка которой торчал черный влажный нос Малыша.

Венечка покачал головой и протянул Ромке ключи.

— Вот, возьми. И знаешь, Рома, ну ничего не понимаю. Я никуда не отходил от подъезда, никуда-никуда, честное слово. И на всех очень внимательно смотрел, никого не пропустил. Но ни одного человека подозрительного не заметил, совсем ни одного. Мы с Малышом гуляли и гуляли, я даже устал столько гулять. А потом я посмотрел на часы — уже девять, — и мне пора уходить. Я еще раз туда на всякий пожарный поднялся, к квартире этой, — а нитки твоей нет. А когда я туда только пришел — она была!

— Да, ты говорил, — озабоченно кивнул Ромка.

— Ну, я и решил, что кто-то в квартире засел. Я опять спустился, еще внизу подождал, а потом плюнул на все и в дверь позвонил. Никто не открыл. Тогда я взял и открыл сам. И туда зашел. И оказалось, что там никого нет, кроме кошки.

Ромка недовольно нахмурился.

— Зря ты рисковал. А если б там кто-нибудь оказался?

— Ну, не знаю. Я чувствовал, что там пусто.

— А в квартире тоже ничего подозрительного не заметил? На полу или еще где-нибудь?

Венечка отрицательно покачал головой.

— Я ведь в эту квартиру раньше не заглядывал, сравнивать не с чем. Но с виду ничего такого особенного там не нарушил. Только кошка на Малыша зашипела, и я его сразу в сумку запихнул.

— А он, ну, грабитель, не мог в шкафу сидеть или там под кроватью?

— Не мог. Я все осмотрел, честное слово. И в шкаф заглянул. И в туалет с ванной. Там особенно и прятаться некуда, сам знаешь.

— Значит, ты вообще ничего не видел? Ни того, как он туда входил, ни того, как он оттуда выходил? — подытожил Ромка.

— Зря только гулял, да? — виновато спросил мальчик.

Ромка ничуть не сомневался в добросовестности своего маленького друга. Значит, этой парень как-то так замаскировался, что Венечка просто-напросто не обратил на него внимания.

— А вообще-то люди в подъезде появлялись?

— Вообще-то, да. Я за каждым человеком в подъезд заходил и смотрел, в какую квартиру он идет. И не только за молодыми следил, но и за старыми тоже, и даже за женщинами. За детьми да старушками не смотрел, и за девчонками всякими. Ты же сказал, что должен быть парень в кроссовках, как у тебя, или бомж какой-нибудь. Но парней там мало было, а бомжа — и вовсе ни одного, — развел он руками. — Даже фотографировать, кроме Малыша, оказалось некого. Ну, я еще трех ребят на всякий случай заснял, проявлю — покажу. Но они выше второго этажа поднимались, я проследил.

— Куда ж пломба-то моя делась? — удивился Ромка.

Венечка молча пожал плечами.

— Разве что какой-нибудь невидимый призрак ее снял.

Ромка хлопнул друга по плечу.

— Не переживай. Отрицательный результат эксперимента не менее важен. Тебя ругать-то дома не станут? Проводить тебя?

— Не надо, я уже папе позвонил, что скоро появлюсь. Мы с Малышом быстро добежим. Мне еще его к Аське отвести надо. — И мальчик, вскочив в вагон подошедшего поезда, помахал оттуда Ромке рукой.

— Отрицательный результат — тоже результат, — пытаясь скрыть разочарование, повторил Ромка поджидавшей его у метро сестре. — Пошли домой, я еще историю поучу. Зачет у меня завтра.


Глава 7 Поцарапанная «Ямаха»


На истории Ромке досталось довольно легкое задание, и он сам, без посторонней помощи, написал ответ. Память у него хорошая, а поскольку он честно прочитал копию Славкиной тетрадки, то с той же легкостью ответил бы и на более трудный вопрос. История — последний урок, и он, сдав свою работу одним из первых, побежал к Лешкиному классу, чтобы сразу отловить ее у выхода.

— Едем, скорее, — ухватил он сестру за руку, лишь только она показалась у дверей.

— А Дик? С ним же гулять надо.

— Ничего с ним не случится. Нас Олег ждет.

Олега Пономарева Лешка недолюбливала. Он всегда вовлекал Ромку во всякие сомнительные истории, неизвестно зачем таскал его по разным магазинам и непонятно каким местам. И друзья у Олега какие-то неприятные, лично она с ними никогда не находила общего языка. К тому же Лешка знала, что Олег втайне покуривает, и побаивалась, что он приучит к этому Ромку. Но сейчас от его помощи никак нельзя отказаться, и она еще с вечера смирилась с тем, что Олег идет с ними на Воробьевы горы, вернее, они с ним.

Однако, когда подошли к метро, где Ромка договорился с ним встретиться, Пономарева на месте не оказалось. Пометавшись взад-вперед минут пятнадцать, Ромка махнул рукой.

— Подумаешь, обойдемся и без него. Поедем туда сами.

А в метро сказал:

— Знаешь, даже хорошо, что Олега с нами нет. Мы теперь с чистой совестью станем его там искать, и никто нас не заподозрит, что нам кто-то еще нужен.

Скутеристов на Воробьевых горах на этот раз немного. «Все-таки не сезон, март только», — подумала Лешка. Хоть и погода все последние дни стоит замечательная, и снег практически уже сошел.

А вот новенькую «Ямаху» желтого цвета им даже и разыскивать не пришлось: она всем бросалась в глаза. Ее владелец стоял рядом — высокий черноглазый парень с ежиком. Ромка дернул сестру за руку, прошептал:

— Ищи царапину.

Лешка прошла вперед, словно кого-то высматривая, затем вернулась, обойдя скутер кругом.

— Есть. Та самая.

Ромка пристально осмотрел владельца импортного мотороллера, тот тоже оглядывался по сторонам, явно кого-то поджидая, — и решил не церемониться.

— Извини, ты, случайно, не видел здесь Олега Пономарева? — Он подошел к парню совсем близко, чтобы получше рассмотреть его кроссовки. На парне шикарные «Адидасы» и черная клевая куртка с заклепками. То есть его одежда никаких подозрений не вызывала. С большим сожалением Ромка отметил, что и ростом «бомж» у мусорки был куда меньше этого парня. Но царапина ведь та самая! Не может же такого быть, чтобы на свете существовали две одинаковые «Ямахи» с одинаковыми царапинами на правом крыле.

— А кто это? — спросил владелец подозрительной «Ямахи». — Какая у него тачка?

Ромка задумался. Какой же скутер придумать для Олега Пономарева? Кажется, когда они с ним ходили в мотосалон на «Полежаевской», он облюбовал для себя самый стильный — «Драгстер-50», мощностью около девяти лошадиных сил.

— «Драгстер», — небрежно сказал он. — Красного цвета.

Ничуть не удивившись, парень покачал головой:

— Не видел такого. И вообще сегодня ты вряд ли кого-нибудь тут встретишь. Народ здесь в основном по четвергам и субботам тусуется.

— Я в курсе, — с видом знатока кивнул Ромка. — Просто мы с ним на сегодня договаривались. — Помолчав немного, он набрался храбрости и сообщил: — А меня Рома зовут.

— Меня — Марат, — приветливо отозвался парень. Постояв еще немного рядом с новым знакомым, Ромка нахмурил брови, словно вспоминая:

— А не тебя ли я в воскресенье у ВВЦ видел? Там наши ребята собирались. Часа в два.

— Я в воскресенье там никак быть не мог, — спокойно ответил Марат. — В аэропорт пришлось ехать, гостей встречать.

— На мотороллере?

— На такси. Как бы я их всех сюда взгромоздил? — улыбнулся парень, погладив свой скутер по желтому боку.

— Странно, — удивился Ромка, — неужели есть еще такие же тачки?

— Сколько угодно, — пожал плечами счастливый обладатель Ромкиной мечты. В его поведении только вежливость и полнейшее равнодушие к Ромкиным вопросам. А потом парень сказал: «Извини», — и пошел навстречу какому-то юноше в светлой куртке.

— Странно, — сообщил Ромка сестре. — Скутер тот, а человек другой.

— А не мог он его кому-нибудь на время дать? — предположила Лешка.

Он дернул плечом, следя за скутеристом:

— Все может быть.

Марат о чем-то заговорил со своим знакомым, и Ромка услышал, как тот ответил:

— Откуда мне знать, где она.

Ромка оглядел собеседника Марата, уже по привычке скосил глаза на его обувь и больно пнул сестру кулаком в бок:

— Смотри.

Лешка перехватила взгляд брата и тоже посмотрела на ноги незнакомца. Кожаная вставка на его кроссовках на свету казалась белой и шелковистой. На носках красовалась желтая буква С. Короче, они точь-в-точь такие же, как у Ромки.

— Лешка, неужели это он? — быстро-быстро зашептал брат. — Надо же, какая пруха. Только пришли — и вот, нате вам. Чудеса, да и только. Как же теперь быть? За ним надо проследить, узнать, куда он пойдет, ты поняла?

Девочка кивнула.

— Попробуем.

Однако парень в Ромкиных кроссовках подошел к небольшой группе молодых людей, потом снова вернулся к Марату и сел сзади него. Мотороллер заурчал, и они мигом скрылись из вида.

— Вот и проследили, — с досадой махнул рукой Ромка. — Нашли — и тут же упустили, ничего не выяснив. Эх, был бы у меня сейчас мощный «Драгстер»!

— И что? Ты помчался бы за ними? И что бы ты им сказал? И вообще кончай страдать, ничего еще не потеряно, мы теперь знаем, где его искать.

Ромка помолчал и немного успокоился.

— Завтра опять сюда придем!

— Погоди-ка.

Немного поколебавшись, Лешка подошла к девушке, сидящей на зеленоватом, словно мраморном, мотороллере с маленькими колесиками.

— Привет. Ты, случайно, не знаешь, как зовут того мальчика? — спросила она и пояснила: — Ну, того, кто сейчас с Маратом уехал. На желтой «Ямахе».

— С Маратом? Знаю. Это Димка. А что, он тебе понравился? — с интересом взглянула на Лешку скутеристка.

Словно не решаясь сознаться, Лешка смущенно пожала плечами и робко поинтересовалась:

— А не знаешь, где он живет?

— По-моему, где-то в центре.

— А какой у него телефон? Девушка покачала головой.

— Не знаю. Я с ними почти не общаюсь. У меня здесь своя тусовка.

— Ну, извини. — Лешка повернулась и медленно двинулась к поджидающему ее брату.

— Он здесь часто бывает, если захочешь, то еще его увидишь, — крикнула ей вслед девушка.

— Он здесь часто бывает, — повторила Лешка ее слова, трогая Ромку за руку. — Зовут Димка, живет где-то в центре. Видишь, как много мы уже знаем! Ой, я ее не спросила, где живет Марат. Теперь уже неудобно.

— Узнаем… — воодушевился Ромка. — Видишь, не зря мы сюда с тобой приехали. Слушай, а может, они на пару действуют? В общем, нам осталась сущая мелочь: вывести их на чистую воду.

— Совсем чепуха, — усмехнулась Лешка.

Но на следующий день на Воробьевых горах никого не оказалось. Мало того, над Москвой сгустились тучи, и полил мелкий холодный дождик. Несолоно хлебавши Ромка с Лешкой поехали в Медведково. Ромкина «пломба» на двери снова сорвана. но и никаких новых следов в квартире незаметно. Лешка накормила Кису, оставив ей на всякий случай побольше еды.

— Раз на раз не приходится, случаются и неудачные дни. Завтра снова и на Воробьевы поедем, и сюда тоже, — упрямо заявил Ромка.

Когда они вернулись домой, Эля разговаривала по телефону.

— Приеду, — пообещала она. — Завтра? Хорошо, обязательно.

Она положила трубку и обернулась к детям.

— Знаете, мои дорогие, кто сейчас звонил? Павел Демидович, знакомый Софьи Яковлевны и Лидочки. Оказывается, он только сегодня из больницы выписался. Интересовался, где лежит Софья Яковлевна, хочет ее завтра навестить. Я пообещала за ним заехать и отвезти к ней.

— Только давай после двух, мы тогда с тобой вместе к нему поедем, ладно? — попросил Ромка.

— Если вам так интересно навещать стариков, то пожалуйста, мне не жалко, — сказала Эля. — Мне с вами только веселее будет.

— Очень интересно, — заверил ее мальчишка. — Ты нас дома подождешь?

— Постараюсь быть к вашему приходу, — пообещала она и, вернувшись к компьютеру, от которого оторвалась для телефонного разговора, всплеснула руками: — Ничего не успеваю! Обедайте сами, все теплое.

— А зачем тебе к этому старику надо-то? — спросила Лешка брата, наливая в тарелки суп. — Ты же собирался снова на Воробьевы горы ехать? Тем более что завтра четверг, должно быть много народу.

— У него же завещание Софьи Яковлевны, ты что, забыла? Может, он нам его покажет и мы наконец узнаем, за чем охотятся скутеристы. А что толку просто так глазеть на них на Воробьевых-то горах?


Глава 8 Ожерелье из прошлого


Дом, где жил Павел Демидович, находился на Покровке, в центре Москвы. Набрав на домофоне номер квартиры и сообщив, кто они такие, Эля и ее юные друзья поднялись на лифте на шестой этаж, потом прошли пешком еще два лестничных пролета. Дверь им открыл молодой парень. Вне всякого сомнения, внук Павла Демидовича. Ромка тут же уставился на его кроссовки, а Лешка — на лицо. И оба в замешательстве переглянулись. Внуком оказался тот самый Димка, которого они встретили вчера на Воробьевых горах.

Внук вежливо поздоровался с гостями и со словами «дедушка вас ждет, проходите» сам проследовал вперед по длинному коридору. Все двинулись следом за ним.

В подобной квартире Ромка с Лешкой никогда в жизни не бывали. Один этот длиннющий коридор чего стоил! С маленькими полукруглыми окошками, расположенными с одной стороны, он напоминал старинную музейную галерею. И, как в музее, по обеим сторонам коридора висели картины и огромные театральные афиши в рамках.

— Наша бабушка была актрисой, — пояснил Димка, заметив, что Лешка не отводит от них глаз. — А прадедушка — музыкантом и дружил с самим Римским-Корсаковым. Великий композитор ему даже пианино подарил. Вот, смотри, они здесь рядом сидят.

Лешка посмотрела на стену между окошками. На снимке, в рамке под стеклом, сидела группа бородатых, старомодно одетых людей, в одного из них и ткнул пальцем внук Павла Демидовича.

— А вот пианино, — приоткрыл он дверь в одну из комнат, где, кроме музыкального инструмента, девочка увидела много шкафов со старинными книгами.

— Как интересно! — восхитилась она. А Димка вдруг широко улыбнулся и бесхитростно сказал:

— А я тебя вчера на Воробьевых горах видел. Ты что там делала?

«Тебя искала», — чуть не сорвалось у Лешки с языка, но она его вовремя прикусила и ответила:

— Так, гуляли.

Внук распахнул дверь в одну из последних комнат. Сколько всего их в квартире, Лешка так и не усвоила.

Навстречу им с высокого кресла поднялся седой, но совсем еще не дряхлый, подтянутый старик. Он старался держаться так же прямо, как и Софья Яковлевна при их первой встрече, и девочка сразу вспомнила о том, что он генерал.

— Элеонора… — попытался припомнить он Элино отчество, но она его перебила:

— Можно просто «Эля». А это мои юные друзья, Рома и Оля, дети моей лучшей подруги, у которой я остановилась.

— Очень приятно. Спасибо, что заехали за мной, — сказал Павел Демидович и предложил: — Может, сначала выпьем по чашечке чаю?

Ромка взглянул на Элю и, почувствовав, что она собирается отказаться, быстро уселся в кресло за небольшой столик.

— Мы с удовольствием, — заявил он. Эля покачала головой, посмотрела на часы, но смирилась и присела тоже. Лешка последовала ее примеру.

— Дима, а где Наталья Егоровна? — крикнул генерал.

— В магазин ушла, — отозвался внук.

— Тогда, будь добр, сам сооруди нам чайку. — И церемонно обратился к Эле: — Лидочка мне вчера звонила, дала ваш телефон, вот я и позволил себе вас побеспокоить. По поводу Сонечки. Мы с ней дружны с самого детства, даже не стану говорить, сколько лет, вы просто не поверите. А виделись с ней в последний раз… ну, наверно, с месяц назад, а потом я угодил в больницу. Она, похоже, решила от меня не отставать, — грустно пошутил старик. — Чувствовала, наверное, приближение беды, иначе бы не стала составлять завещание. А ведь собиралась жить долго-долго, Вику успеть повидать.

— И повидает, теперь уж скоро, — с уверенностью сказала Эля.

Димка принес красивый заварочный чайничек, включил стоящий здесь же черный чайник «Тефаль», расставил чашки с блюдцами. Потом вышел и вернулся с вазочкой, где лежало печенье.

— Мне интересно, почему Софья Яковлевна так скудно живет? — окинув красивую старинную мебель, какой обставлена комната хозяина, спросила Эля.

Павел Демидович поднялся с места и открыл ящик огромного письменного стола.

— Вот, — сказал он, протягивая ей сберегательную книжку. — Она отдала ее мне.

Эля открыла серую книжечку и воскликнула:

— Здесь же семь тысяч долларов!

— Соня попросила меня сходить в банк, заполнить книжку и держать ее у себя. Эти деньги присылала ей Лидочка.

Сокрушенно покачав головой, Эля с недоумением спросила:

— Но почему, почему она ничего себе не брала?

— Наверное, берегла на черный день. Или откладывала Виктории в наследство. Я и сам этого не знаю. Пытался поговорить с ней на эту тему, но Соня всякий раз от разговора уклонялась. И умудрялась как-то жить на свою небольшую пенсию.

— А… о чем ее завещание? — наконец решился спросить Ромка. — Вот эту книжку она ей, что ли, и завещала?

— Да, — ответил Павел Демидович. — Завещание тоже у меня хранится. Никакого особого секрета, мне кажется, в нем нет. Все свое имущество, квартиру и антиквариат она также завещала Вике, своей внучатой племяннице.

— Какой такой антиквариат? — не удержавшись, подскочил на месте мальчишка. — У нее же там ничего нет! Лично я ничего такого не видел!

Павел Демидович развел руками.

— Она мне не объяснила, что имела в виду. О ее убогой мебели речь, конечно, не идет. Может быть, кое-какие открытки еще остались? Ее покойный муж занимался их коллекционированием.

— Был, значит, филокартистом, — с удовольствием показал свою осведомленность Ромка.

— Вот именно. Мы с ним вместе начинали их собирать, уж и не помню, что нас на это подвигло. А потом он завещал свою коллекцию мне, это было очень давно, еще в восемьдесят втором году. Коллекция недорогая и интересна лишь любителям.

— А бывают очень ценные открытки? Такие, чтобы много-много денег стоили? — в угоду брату поинтересовалась Лешка.

— Бывают, но у Сони таких нет. После смерти мужа она ничего не приобретала, не увлекалась этим. И потом, за ценную открытку и заплатить требовалось немало.

— А чем она увлекалась? — спросил Ромка.

— В театр ходила, читала много. Чем еще может заниматься одинокая женщина? А если хотите, то я сейчас покажу вам всех нас в далекой молодости.

Старик встал с кресла и достал из книжного шкафа старый фотоальбом в коричневом переплете.

Ромка внимательно наблюдал за его действиями. Сколько он насмотрелся таких альбомов за последнее время, и не сосчитать. Этот такой же, как и другие, только каждая его страница проложена полупрозрачной бумагой. Наверное, когда-то альбом стоил дорого.

Павел Демидович быстро пролистал всех своих родственников и знакомых и сразу нашел большой снимок, где на Красной площади, на фоне собора Василия Блаженного, стояла группа молодых людей.

— Этой фотографии лет пятьдесят. Вот это я, — указал он на стройного черноволосого молодого человека в военной форме с офицерской фуражкой в руках, — это — Сергей Филиппович, муж Софьи Яковлевны, а эта красавица — сама Сонечка.

Эля, Лешка и Ромка по очереди подержали в руках пожелтевший от времени черно-белый снимок. Затем Лешка взяла его снова. Софья Яковлевна и вправду в молодости была хороша собой. Белокурые волосы приподняты надо лбом, как у актрисы Серовой в одном из старых-престарых военных фильмов. Она смотрела со снимка широко открытыми огромными глазами, над которыми выделялись высокие брови. А мода тех лет ничуть не затушевывала ее обаяния, поскольку походила на сегодняшнюю. Не так давно Лешка листала у Светки альбом мод, где манекенщицы одеты в платья из легких тканей в цветочек с накладными плечиками, глубокими вырезами и маленькими пуговками. Такой же вырез и пуговицы у молодой Софьи Яковлевны. А на шее у нее ожерелье из темных камней, в ушах — такие же серьги. И пока Лешка разглядывала платье, Ромка, глядя через ее плечо, не отрывал глаз от драгоценностей.

— Это что — бриллианты? — спросил он, ткнув пальцем в ожерелье.

— По-моему, рубины, — ответил Павел Демидович. — Я помню, камни были красными. Камни эти, кстати, тоже драгоценные, как и бриллианты. На Руси их называли яхонтами. Крупные, без изъянов, рубины встречаются даже реже, чем алмазы.

Стараясь не показать свою заинтересованность, Ромка отхлебнул чай, надкусил печенье, а потом, как бы невзначай, спросил:

— А где они сейчас, эти рубины?

— Не знаю, я о них ее никогда не спрашивал. Вот сейчас увидел — и вспомнил. Она и без украшений была хороша, — вздохнул старик, вспомнив прошлое.

Но Ромка не отступал.

— А еще Эля нам сказала, что Софья Яковлевна — родственница Якова Брюса. А об этом вы знаете?

— Еще бы. — Павел Демидович полез в один из ящиков стола, где у него хранилась коллекция открыток, и достал оттуда одну из них.

— Вот это — ее предок, знаменитый Яков Брюс. У нее такая открытка тоже есть.

Ромка первым потянулся к небольшой картонке. Так вот он какой, легендарный сподвижник Петра Первого. Сдвинув брови и сурово нахмурившись, на него смотрел немолодой мужчина в шляпе с пером, из-под которой струились крутые кудри длинного светлого парика. Он казался недоступным и непонятным. Живи Брюс сейчас, лично он, Ромка, никогда бы не осмелился подойти к нему с каким-нибудь, даже самым невинным, вопросом. Он, этот таинственный Брюс, и вправду похож на колдуна.

— И кто она ему? Или он ей?

— Теперь уже и не сообразишь, кем она ему приходится. Впрочем, у Сони где-то хранится генеалогическое древо — она сама его составила лет тринадцать тому назад, когда все вдруг заинтересовались своим происхождением, — сказал Павел Демидович, когда Ромка оторвался от открытки и передал ее Эле.

— А ожерелье не могло ей достаться по наследству от самого Брюса? — Юный сыщик снова потянулся за старым снимком.

— Не знаю, — сказал старик и удивился: — Надо же, прошла целая жизнь, а я даже такую мелочь не удосужился выяснить. Но очень может быть. Рубины в те времена очень высоко ценились. Куда же она могла деть ожерелье?

«Ничего себе мелочь, — подумал Ромка, — если из-за нее происходят такие странные события. Впрочем, теперь все ясно и понятно: Димка этот снимок видел? Видел. О завещании знает? Не может не знать. Вот и решил нагреть старушку. Только как его уличить?»

Дверь приоткрылась, в нее заглянул легкий на помине Димка.

— Дедушка, я пошел. До свидания, — кивнул он гостям, и Ромка снова заметил желтую букву С на носках его обуви.

— Вы только посмотрите, какое странное совпадение, — с выражением чрезвычайного удивления проговорил он, словно только что подметил сходство. — У меня с вашим внуком одинаковые кроссовки.

Павел Демидович внимательно оглядел Ромкины ноги — в этом доме не принято разуваться у входа — и, слегка поразмыслив, сказал:

— Ничего странного в этом нет. Тебе их из Америки, наверное, привезли?

— Ну да, вот она, Эля.

— А Диме с Олеськой не так давно Лидуся тоже большую посылку прислала. Там и кроссовки были. Эля кивнула в знак согласия.

— А кто это — Олеся? — спросила Лешка.

— Внучка моя. Тебе, Оленька, сколько лет? — поинтересовался генерал.

— Мне — почти четырнадцать, а Ромке уже четырнадцать.

— А Олеське нашей, надо же, почти семнадцать, — сам тому удивившись, как быстро выросли его внуки, сказал Павел Демидович. — А я ее все еще маленьким ребенком считаю.

— А где ваша внучка сейчас? — опять спросила Лешка.

— В училище музыкальном. А вот и она, наверное, — услышав звонок, привстал он со своего кресла.

Ромка, заметив, что деду трудно подниматься, быстро вскочил со своего места и бросился к входной двери. Лешка, не усидев, поспешила за братом.

Повозившись с запорами, мальчишка открыл дверь и слегка обомлел. Перед ним стояло прямо-таки небесное создание. Если бы Павел Демидович только что не сказал им, сколько этой девочке лет, он подумал бы, что она Лешкина ровесница.

— Здравствуйте, — мелодичным голоском сказало создание, снимая шубку и маленькие сапожки и оставаясь в похожем на кукольное платьице с кружевным воротничком. Тоненькая, изящная, с кудрявой головкой, огромными миндалевидными глазами, маленьким прямым носиком и чуть припухлыми губами, она казалась такой же гостьей из прошлого, как все предметы в этом, ни на какой другой не похожем доме. — Вы кто?

— Я — Рома. Она — Оля, моя сестра. Мы с Элей вместе пришли к твоему дедушке. Ты же знаешь, что Эля, знакомая тети Лиды, специально приехала из Америки, чтобы проведать Софью Яковлевну?

— Знаю. И то, что бабушка Соня в больнице, — тоже. Очень жаль, я всегда ее любила. Может быть, она еще и поправится.

— Врачи говорят, что надежда есть, — сказал Ромка.

Олеся двинулась вперед по длинному коридору. Глядя на нее, Лешке тут же захотелось избавиться от своего мальчишеского обличья и тоже носить платья. Ведь сейчас в моде хрупкость и женственность — во всяком случае, именно так утверждает радио «Эхо Москвы». Эту станцию любит слушать мама, и поэтому она круглосуточно вещает на их кухне.

— Здравствуйте, — сказала девушка, входя в комнату деда.

— Это моя внучка, — Павел Демидович с гордостью представил ее Эле.

Олеся увидела лежащий на столе старый альбом, полистала его и наткнулась на тот самый снимок, какой они только что рассматривали.

— Все здесь молодые, красивые… — вздохнув, сказала она.

— А ты что, раньше эту фотографию, что ли, не видела? — удивился Ромка.

— Видела, но очень давно, — захлопнула альбом девушка. — Бабушка Соня была красавица! Я хотела бы ее навестить. Она уже может говорить?

— Пока нет. Мы как раз вместе с твоим дедушкой собираемся к ней в больницу, — ответила Лешка. — Хочешь с нами?

Но Олеся отказалась.

— В другой раз. Сейчас мне заниматься надо, — она вышла, и через некоторое время в соседней комнате зазвучало старинное пианино. Очевидно, прадедушкины гены давали о себе знать.

— Она у вас, конечно, отличница, — утвердительно произнес Ромка.

— Да, она учится хорошо, — сказал Павел Демидович.

Лешке почему-то вспомнился любимый всеми фильм Гайдая «Кавказская пленница», девочка смотрела его всякий раз, как только он шел по телевизору, и знала из него наизусть каждую реплику. Вот и сейчас в голову пришла одна из них, относящаяся к главной героине: «Отличница, комсомолка, спортсменка. И, наконец, просто красавица».

— А спортом Олеся, случайно, не занимается? — поинтересовалась она.

— Занимается, — кивнул Павел Демидович.

Лешка не стала уточнять, каким именно. Впрочем, такой, наверное, и должна быть генеральская внучка и правнучка друга самого Римского-Корсакова: умной, красивой, хорошо воспитанной и прекрасно одетой.

А Ромка сморщился, сразу вспомнив о своих несделанных уроках. Конечно, если бы эта чистюля занималась всякими расследованиями и поисками неизвестных преступников, ей некогда было бы получать свои пятерки и стучать по клавишам пианино. А он даже на компьютере поиграть не удосужился, потому что некогда. Эля ему новую игру привезла, так он даже еще не посмотрел, что она собой представляет.

А Эля поднялась и взглянула на часы.

— Пора, пожалуй.

Павел Демидович встал тоже и вдруг, внезапно побледнев, опустился снова на свое кресло.

— А нельзя ли перенести наш визит к Сонечке? — виновато улыбнулся он. — Я, кажется, немножко не рассчитал свои силы.

— Может быть, «Скорую» вызвать? — встревожилась Эля.

— Ну что вы. Просто слабость после больницы. Извините, что отнял у вас напрасно столько времени. Передайте от меня привет, скажите, что у меня все нормально и что скоро я к ней приеду.

— Мы вам вечером позвоним, чтобы убедиться, что оно действительно так.

— Не волнуйтесь, просто я привык целыми днями валяться в постели, а сегодня весь день на ногах провел. Отдохну — и все пройдет.

— До свидания, — попрощался Ромка. А Лешка добавила:

— Не болейте, — и оба с сочувствием посмотрели на старого человека.

Дверь за ними закрыла Олеся.

— Ты проследи, чтобы с дедом ничего не случилось, — строго наказал ей Ромка.

— Обязательно, — ответила она тонким голоском.

— А теперь поспешим в больницу! — Эля, как обычно, подняла у дороги руку. — Убедимся, что там все в порядке, чтобы я могла сообщить об этом вечером Лиде. Или вы домой хотите?

— Нет, мы с тобой, — замотал головой Ромка.

В палату к старушке зашли втроем. Эля поставила на тумбочку пакет апельсинового сока, несколько йогуртов.

— У нее здесь все есть, — предупредила медсестра, — можете не беспокоиться насчет продуктов.

— Как вы себя чувствуете? — подойдя к кровати поближе, спросил Ромка.

Старушка моргнула, по-видимому, это должно означать, что хорошо, а потом Лешке показалось будто, что она говорит: «Киса».

— С кошкой вашей все нормально, — заверила больную Лешка. — Мы ее каждый день навещаем. И цветы поливаем, — добавила она, решив, что если герань, вытянутая Ромкой из горшка и воткнутая обратно, все-таки завянет, то она раздобудет новую, точно такую же, и Софья Яковлевна ничего не заметит.

— Похоже, что больше всего ее волнует кошка, — сказала девочка, когда все вышли из палаты.

— А если бы тебя сюда положили, о ком бы ты спрашивала?

Лешка сразу подумала об Артеме, но говорить об этом Ромке не стала, а вспомнила о своей собаке:

— О Дике, ясное дело. Потому что он от меня зависит. Помнишь, в «Маленьком принце» у Сент-Экзюпери Лис сказал: «Ты навсегда в ответе за всех, кого приручил».

— А тогда чего ж спрашиваешь? Кошка тоже от нее зависела, а теперь одна осталась. Вот Софья Яковлевна, понятное дело, и боится, что киса без нее теперь пропадет.

— Вы правильно все понимаете, — одобрила Эля и взглянула на часы. — Кажется, у меня еще есть время до очень важной встречи. А домой я уже не успеваю. Может быть, зайдем куда-нибудь перекусить?

— В «Макдоналдс», — тут же обрадовался Ромка, у него после чая с одним печеньицем давным-давно свербило в желудке.

Эля поморщилась. И, как ни странно, Лешка тоже отрицательно замотала головой:

— Пошли в «Краб-Хаус», а?

— Что это? — не могла вспомнить Эля.

— А ты не знаешь. Это новый ресторан на Тверской улице. Я сама слышала по «Эху Москвы», что там живой крокодил обитает. Он как-то раз оттуда сбежал, между прочим, а потом его поймали. Хочется на него посмотреть.

— Ты что, в зоопарке, что ли, крокодилов не видела? — одернул сестру Ромка. Он был твердо убежден, что лучшей еды, чем в «Макдоналдсе», во всей Москве и даже в целом мире не сыскать, и спорить с ним по этому вопросу бесполезно.

Но Эля послушалась Лешку.

— На Тверскую, — согласилась она. — Только ты мне объяснишь, где это находится.

— Совсем недалеко отсюда. Напротив Центрального телеграфа. Так по радио говорили.

— Понятно! — сказала Эля, когда они вышли из машины возле ресторана в самом начале Тверской. — В молодости я приходила сюда в кафе поесть необыкновенно вкусного мороженого, орехового, политого шоколадом. А теперь, значит, здесь крокодилов подают.

— Что ты, вовсе не крокодилов, а всякие рыбные блюда, — опровергла ее Лешка. — Ну, и крабовые, на-верное.

Эля улыбнулась.

— Значит, крокодилами сюда только заманивают.

Они поднялись на второй этаж мимо сидящего в небольшом аквариуме, похожего на корягу, метрового крокодильчика и уселись за стол недалеко от окна. Народу в ресторане было немного, и Ромка сел лицом к залу, чтобы разглядывать новых посетителей. Недалеко от них еще в одном аквариуме плескались большие рыбы неизвестной породы.

Официант подал всем троим по огромной синей папке с надписью «Меню». Ромка с Лешкой мигом их открыли и принялись внимательно изучать содержание. Цены здесь в условных единицах. Лешка прекрасно знала, что условные единицы означают доллары. Увидев, что самое дешевое мороженое стоит девять баксов, она закрыла меню и поднялась:

— Что-то и мне в «Макдоналдс» захотелось. Но Эля, тоже заглянув в синюю папку, сказала.

— Сядь и заказывай все, что хочешь.

Ромка выбрал рыбную солянку и устриц, а Эля с Лешкой — жареную форель. Кроме того, Ромке с Лешкой Эля взяла сок, себе — кофе, и еще всем — по порции мороженого с безе.

В принесенном Ромке горшочке в бульоне плавали маленькие кусочки рыбы, лимона и маринованных огурцов. Он зачерпнул ложкой солянку, попробовал и сморщился: эта ресторанная похлебка невероятно кислая. Выловив кусочек рыбки, он отодвинул от себя горшочек и принялся за устриц. К сожалению, масла в этом блюде оказалось больше, чем самих устриц. Ромка жирного не любил. Немного поковырявшись во втором экзотическом кушанье, он отодвинул от себя и его.

«Вечно мне не везет», — подумал он, глядя, как Лешка с Элей расправляются с симпатичными рыбками по двадцать условных единиц каждая. Он-то хотел сберечь Элины деньги и заказал все самое недорогое, если, конечно, считать, что несъедобная кислятина за три с половиной доллара — это дешево.

Затем Ромка мигом проглотил мороженое, ничуть не наелся, но утешил себя тем, что скоро они с сестрой приедут домой, и там уж он наверстает упущенное. Однако Эля с Лешкой не торопились, и он нетерпеливо оглядывался по сторонам.

Под конец ему здорово наскучило смотреть, как едят другие. Ромка вылез из-за стола и решил еще раз взглянуть на крокодила. Интересно, чем он здесь питается. И где его станут держать, если он подрастет еще метра на два?

Ромка спустился по лестнице на один пролет и стал наблюдать за крокодилом. Но рептилия не обратила на мальчишку никакого внимания, даже не пошевелилась. Бревно и бревно, чего на него смотреть? Ромке и здесь стало скучно. Скорее бы они доели свое мороженое! Надо их поторопить.

Он отвернулся от аквариума и сделал шаг вверх по лестнице. И… замер, остолбенел просто. Сверху спускались его кроссовки. Вот и золотая буква С на носке. Елки-палки, это Димка, кто ж еще? Но как он здесь оказался? Следил за ними, что ли? Ромка поднял глаза, чтобы взглянуть Димке в лицо, а то и спросить кое о чем прямо в лоб, чтобы тот не смог увернуться.

Однако в кроссовках — вовсе не Димка, а совсем незнакомый парень лет двадцати или даже больше. Он равнодушно скользнул по мальчишке взглядом и прошел мимо.

Сердце у Ромки забилось как ненормальное. Разве можно его упустить? Раздумывал он недолго. Мигом взлетев наверх, он подбежал к столу, за которым Эля с Лешкой уплетали свое мороженое, и быстро проговорил:

— Извините, но мне надо бежать. Я тут кое-что вспомнил. Срочно надо. — Отбежав подальше, он решил уточнить: — Меня Олег Пономарев давным-давно ждет.

— Кто такой Олег Пономарев? — спросила Эля.

— Сосед наш. Знакомый его, — ответила Лешка.

— Минутой раньше, минутой позже, какая разница? — удивилась Эля. — Почему он не стал нас дожидаться?

— Ты что, Ромку не знаешь? — ответила Лешка.

Эля позвала официанта, увидев счет, поморщилась и протянула ему кредитную карточку. Лешка подумала, что наличных денег, чтобы расплатиться за весьма легкий обед, у Эли не хватает.

«Это я виновата, растратчица чужих долларов», — укорила она себя.

— Зато теперь знаем, что за ресторан такой крокодилий, — уловила ее мысли Эля и поднялась со стула: — А теперь надо поторопиться на киностудию имени Горького. Ничего, если я тебя только до станции «ВДНХ» подброшу? Мне так будет удобнее. А ты оттуда сразу домой поедешь.

— А кошка как же? — спросила девочка.

— Кошку можно и завтра покормить. А кстати, туда больше не стоит ездить. Я попрошу соседку, Анну Степановну, чтобы она за кошкой ухаживала. У нее же есть ключи от квартиры.

— Нет, мы лучше сами. Нельзя доверять кошку чужим людям. Я сама за нее отвечаю, — замотала головой Лешка, тут же подумав, что если она согласится с Элиным предложением, то Ромка ей этого не простит.


Глава 9 Человек-невидимка


Когда Лешка появилась дома, Ромки еще не было. Его, значит, Олег ждал. Зачем, интересно? Она погуляла с Диком, вернулась. Непонятно все же, почему он так внезапно сорвался с места. До этого вроде никуда не спешил. И пока родители не вернулись с работы, она решила позвонить Олегу и узнать, что они с Ромкой затеяли. Олег всегда зовет Ромку, когда ссорится со своими дружками, а тот почему-то сразу к нему бежит. И все-таки странно, что брат ей об этом раньше не сказал. Непонятная какая-то забывчивость.

Лешка вспомнила, что номер телефона Олега Пономарева Ромка красной ручкой увековечил прямо на обложке телефонного справочника. Осмотрев обложку, она постучала по кнопкам. Олег сам снял трубку.

— Привет, Пономарев, а Ромка у тебя? — спросила девочка.

— Нет, — удивился Олег. — А что, он должен ко мне прийти? Тогда пусть поторопится, а то я ухожу.

— Просто я его разыскиваю и тебе на всякий случай позвонила. Извини, — Лешка положила трубку и задумалась. Куда же он все-таки побежал? Или, может, встретил кого-нибудь подозрительного? Скорее всего это так, и он не смог при Эле ей об этом сказать. Но где он может быть сейчас?

На всякий случай она позвонила еще и Славке с Венечкой. Никто из них Ромку не видел и не ждал.

В двери заскрежетал ключ. Дик не залаял и не бросился к двери и лишь, не сходя с места, завилял хвостом. Значит, с работы пришла мама.

— А Рома где? — спросила Валерия Михайловна, увидев дочь, в одиночестве восседающую на диване. — Я уже привыкла вас вместе видеть. Молодцы, что так дружите.

— Он, кажется, к Пономареву собирался, — ответила Лешка, а сама полезла в Ромкину сумку. Придя из школы, брат по своему обыкновению зашвырнул ее в угол. Ключей от квартиры Софьи Яковлевны в сумке не оказалось. Значит, они у него в кармане. А в таком случае он мог поехать туда, чтобы в очередной раз проверить свою «пломбу». А какой же там номер телефона? Она отыскала Ромкины листки — копии Славкиной тетрадки, и в уголке одного из них обнаружила цифры. И быстро их набрала. Через несколько гудков в квартире Софьи Яковлевны кто-то снял трубку. И ничего не сказал.

Лешка молчала тоже. Ромка это или не Ромка? А вдруг это преступник? Ну и что, в конце концов? Ей-то он ничего не сделает.

— Алло, — хриплым голосом сказала она.

— Лешка, ты, что ли? — сразу же отозвался брат.

— Я. А почему ты меня не дождался? Про Олега зачем наплел? — тихо, чтобы не слышала мама, укорила его Лешка.

— А я его встретил, понимаешь?

— Кого — его?

— Ну, его. Парня в моих кроссовках.

— Еще одного?

— Ну да, только на этот раз именно его. Я за ним проследил до самого дома, до этого самого, сечешь? Он сюда приходил, в квартиру, понимаешь? Только он умеет как-то непонятно скрываться и прятаться, может быть, через крышу исчезает? Хотя дверь чердачная на замке, я проверил. В общем, не знаю, но здесь он был, потому что пломбы на двери опять нет.

— А что ты там сейчас делаешь?

— Книжки проверяю, — ответил Ромка. — Приезжай, поможешь.

— Я их уже проверяла! Да и ты тоже.

— Ты раньше смотрела на переплеты, на предмет старины, а я их исследовал металлоискателем. А теперь я ищу в них рубины. Могла она их из своего ожерелья выковырять и спрятать? Могла. Вот и надо каждую книгу открыть. Иногда в них вырезают середину и кладут туда пистолет, сколько раз я об этом читал. А какая разница, что в них класть, оружие или драгоценности? Лешка посмотрела на часы. Уже восьмой час.

— Ладно, сейчас приеду, — вздохнула она и, надев на себя куртку, крикнула из прихожей: — Мам, меня Ромка ждет.

— Где ждет?

— Там, — неопределенно ответила Лешка и, не дожидаясь дальнейших расспросов, выскользнула за дверь.

Через некоторое время она уже звонила в знакомую квартиру на втором этаже медведковской пятиэтажки.

— Лешка, это ты? — через дверь спросил Ромка.

— Грабитель, — проворчала она. Юный детектив открыл дверь.

— Повтори еще раз, что случилось, — приказала Лешка.

— Понимаешь, я смотрел на крокодила, а тут он. Ну, парень такой, в таких же кроссовках. Ну, я за ним и пошел. Он в метро, я за ним. И он прямиком сюда поехал.

Лешка сняла с себя куртку, прошла в комнату.

— И что дальше?

— Я же не мог за ним впритык идти. Пришлось подождать, пока он в подъезд зайдет. Потом я тоже вбежал. Смотрю, а пломба-то моя сорвана. Ну, я и сел возле двери, чуть-чуть в сторонке. Думаю, выйдет, я заору или еще что-нибудь сделаю. Или снова за ним пойду, чтобы узнать, где он живет. Сидел-сидел, ждал-ждал, а отсюда никто не вышел. Тогда я позвонил, но мне никто не открыл. Потом я сам отворил дверь — а здесь никого нет. Лешк, а может, он в окно выпрыгнул?

Девочка, погладив кошку, подошла к окну.

— Не мог он этого сделать. Видишь, окна заклеены.

— Значит, он — человек-невидимка. Или призрак какой-нибудь. Но тоже невидимый. Другого объяснения я не вижу. Прикинь, и с Венькой так же было. Он никого не видел, а человек-то — приходил.

Лешка поежилась.

— Глупости. Невидимок не существует. А призраков и подавно.

— А что ж тогда?

— Что-то другое. — Она взглянула на красную герань. Земля в горшке все еще мокрая, и пока неизвестно, засохнет цветок или нет. — Рома, значит, в горшках и в самом деле могут камни быть?

— Запросто. В цветочных горшках для них самое место, об этом все знают.

— Ой, — вскрикнула Лешка, увидев под алоэ такую же чересчур мокрую землю, как и под их геранью. И под крапивой тоже. А рядом, на подоконнике, полно грязи. Значит, преступник по их примеру таким же образом исследовал землю под остальными цветами. Ковырялся он и в пальме. Она осмотрелась повнимательнее и увидела, что возле одного из плинтусов отогнут линолеум.

— Рома, смотри, — позвала она брата.

— Он, наверное, тайник здесь искал, — прокомментировал Ромка и, присев, пошарил под линолеумом рукой. — Но тогда тут в полу должно быть хоть какое-то углубление, а его нет. Но почему он именно здесь стал копаться?

Лешка аккуратно приладила линолеум на место.

— А здесь выпуклость, видишь? Вот он и подумал, что здесь что-то лежит.

Она приблизилась к книжному шкафу, быстро проверила содержимое оставшихся книг и захлопнула дверцу.

— Нет, здесь искать бесполезно. Ром, а не пора ли нам домой?

Резкий, неожиданный звонок в дверь заставил вздрогнуть обоих. Брат с сестрой переглянулись.

— Гаси свет, — прошептал Ромка.

Лешка тихонько прокралась к выключателю. В квартире стало темно, и звонок перестал работать тоже. Ромка достал фонарик, привезенный Элей.

— Вот и пригодился. А то б в темноте сидели. Подождем теперь, что дальше произойдет.

Но продолжение не заставило себя ждать. В дверь громко, отчаянно забарабанили.

— Открывайте немедленно, а то милицию позову — раздался пронзительный голос.

— Это ж соседка, — догадалась Лешка и покрутила у виска пальцем. — Открывай!

Ромка быстренько включил свет и распахнул дверь.

— Здрасьте, Анна Степановна, — с облегчением сказал он. — А у нас тут что-то со светом непонятное случилось, взял да вдруг и выключился.

— А я иду с работы и шум какой-то странный слышу. Думаю, надо проверить, вдруг грабители сюда забрались, пока хозяйка в больнице, — сказала женщина. — Хоть и грабить-то здесь нечего, но нахулиганить могут.

— А мы кошку покормить пришли, — объяснила Лешка. — Уже уходим. До свидания.

— Всего хорошего. — Анна Степановна позвонила в свою дверь и снова повернулась к ребятам: — А как себя Софья Яковлевна чувствует? Бываете у нее в больнице?

— Ей немного лучше, — ответил Ромка. — Мы только сегодня ее видели. Она уже рукой чуть-чуть двигает.

— Пошли ей бог здоровья, — проговорила женщина. — Вы от меня привет передайте.

— Передадим обязательно, — пообещала Лешка.

В это время дверь Анны Степановны открылась, и на площадку выглянул невысокий светловолосый парень в серой футболке.

— Мам, ну ты идешь или нет? — спросил он и безразлично взглянул на детей.

Ромка ухватил Лешку за руку, потянул назад в квартиру и, захлопнув за собой дверь, дрожащим голосом прошептал:

— Это он. Он, понимаешь? Тот самый, из ресторана, и в тех же кроссовках. То есть сейчас-то он в тапочках. Но это не важно. — Ромка сел на стул и удивленно покачал головой, а потом резко выдохнул из себя воздух. — Ну, наконец-то все объяснилось! Теперь понятно, почему я не видел, куда он делся. И почему Венька тоже никого не заметил. Соседу всего-то и надо, что лестничную клетку пересечь. Нет, ну как же все просто! Но почему у него такие же кроссовки? Лешка задумалась, а потом ее осенило:

— У тебя память есть? Ты что, забыл, как Анна Степановна нам как-то говорила, что за ее хлопоты, ну, за то, что она за Софьей Яковлевной ухаживала, когда та болела, тетя Лида им посылку прислала? И ей, и Юрке ее, ему, то есть. Значит, в посылке той и кроссовки были. Выходит, она всем одинаковые подарки сделала, а может, они с Элей вместе и в магазин ходили?

— Ты уверена?

— Узнать несложно. Приедем домой и спросим у Эли, только и всего. А сейчас уходим скорее отсюда.

Поразмыслив немного, Ромка ухватил сестру за плечо.

— Лешка, но ведь то, что ему прислали точно такие же кроссовки, его ничуть не оправдывает. Как раз эта обувка его и выдала. Он же не мог предвидеть, что мне такие же привезут и я по ним его вычислю. А так все у него шито-крыто: ключ дома на гвоздике висит, мать всегда на работе, о завещании он от нее услышал и начал искать сокровища. Может быть, старушка во время болезни еще что-нибудь его мамаше рассказала, а та — своему сынку.

Лешка сначала согласно кивала, а потом засомневалась.

— И все-таки что-то тут не так. Вот скажи ты мне, почему он за один раз не мог все проверить и прощупать, зачем он сюда так часто и на короткое время приходит? Анна Степановна ведь и по ночам иногда дежурит. Он мог бы здесь хоть целую ночь проторчать и сразу все углы, шкафы и горшки обшарить.

Ромка задумался.

— Этого я пока объяснить не могу. Но сама знаешь: «Нет ничего тайного…» И, Лешк, согласись, что именно ему проще всего было нас подпасти в воскресенье на дороге, чтобы на скутере к Эле подлететь и выхватить у нее пакет с подушкой и кассетами.

— Но скутер-то мы уже нашли! — возразила Лешка. — И с Маратом, его владельцем, Димка знаком, а не Юрка.

— Ну и что? Может, Юрка тоже с Маратом дружит? Короче, чтобы узнать, кто из них здесь шарит, надо у них у всех алиби хотя бы на то самое воскресенье проверить, вот что. Или еще что-нибудь придумать. Что-нибудь… Вот что только?

— Были бы мы настоящими детективами, то сняли бы сейчас здесь отпечатки пальцев, а потом и у всех подозреваемых, затем сверили бы их — и дело с концом, — размечталась Лешка. — Не мог он здесь своих отпечатков не оставить. Он же не подозревает, что мы за ним охотимся.

Ромка немного помолчал и вдруг тихо усмехнулся.

— Ты что? — спросила Лешка.

— Да так, ничего. Мы получим его отпечатки, только не пальцев.

Он открыл дверь, пропустил сестру вперед, снова приладил свою «пломбу» и пробормотал:

— Ну что ж, пусть только придет сюда хотя бы еще разок! Я ему такую классную встречу устрою, не отмоется.

Когда они вышли из подъезда, Ромка потянул Лешку куда-то в сторону. По мокрой не асфальтированной дорожке, кое-где выложенной деревянными мостками, они приблизились к стройплощадке. Уже стемнело, вокруг никого, редкие фонари освещали недостроенную коробку двенадцатиэтажки с пустыми глазницами — будущими окнами. Ромка приблизился к забору, заглянул в щелочку и подергал одну из досок, которая, как ему показалось, держалась слабо. Почти сразу же раздался собачий лай, и к забору подлетели две огромные лохматые псины.

Лешка собак не боялась.

— А ну, замолчите, — прикрикнула она на них.

Но псы ее не послушались, а продолжали злобно рычать и кидаться на забор.

— С ними не договоришься. Они на службе, их за это кормят. — Ромка посветил в щелочку фонариком. Свет от него и вправду далеко проникал. Что-то увидев, брат удовлетворенно сам себе кивнул головой и спрятал фонарик. — Ладно, пошли пока отсюда. — И, увлекая за собой сестру, по тем же деревянным мосткам он двинулся к дороге, по направлению к метро.

— А что ты там разглядывал? — спросила Лешка.

— Да так, — махнул он рукой.

Дома Лешка первым делом подошла к Эле, которая снова что-то набирала на их компьютере. Решив не откладывать дела в долгий ящик, девочка спросила:

— А ты Ромкины кроссовки вместе с Лидой покупала, да?

— Как ты догадалась? — удивилась мамина подруга. — Действительно, Лидочка попросила меня поездить с ней по магазинам и помочь собрать сразу три посылки: внукам Павла Демидовича, соседке Софьи Яковлевны и еще одним своим знакомым, живущим в Санкт-Петербурге. Мы заехали в «Таргет» — это магазин у нас такой, она выбрала эти, не очень дорогие и, как нам показалось, симпатичные кроссовки, ну, и я решила Роме тоже такие купить, чтобы потом снова время на магазины не тратить. А что, они ему не нравятся?

— Что ты, очень нравятся! — воскликнул оказавшийся рядом Ромка. — Лучше и быть не может.

— Видишь, я права, все так и было, — заявила брату Лешка, когда она отошла от Эли.

— До чего же жрать после вашего ресторана хочется, — сказал Ромка и отправился на кухню, прихватив с собой телефонную трубку. Лешка последовала за ним и очень удивилась, когда он, прежде чем сесть за стол, набрал какой-то номер и вежливо попросил:

— Позовите, пожалуйста, Наташу.

А затем, когда на том конце возникла Наташа, сказал:

— Привет. Это я, Рома. Скажи завтра на физкультуре, что я снова ногу подвернул и потому на первую пару не приду. А может быть, и на вторую тоже, но это еще под вопросом. Я к врачу пойду, если нога болеть не перестанет. Сечешь? Смотри, не забудь! Ну, спасибо! Пока!

— Наташке Тихоновой звонил? — догадалась Лешка.

— Ну да.

— А почему ты решил завтра пропустить физкультуру?

— Потому что надо снова туда съездить и кое-что сделать.

— Я с тобой, — сразу же заявила Лешка и, позвонив Светке, сообщила, что у нее снова разболелся зуб, и попросила ее предупредить учительницу, чтобы на первой паре ее не ждали.

Утром Ромка встал очень рано и, зевая во весь рот, потряс Лешкину раскладушку.

— Если хочешь со мной, то собирайся. Лешка проснулась и недовольно сощурилась:

— Куда? Зачем? — И тут же вспомнила: Ромка что-то задумал. Разве можно оставлять его одного? Придется вставать.


Глава 10 «Не лей другому лужу…»


Она нехотя оделась и выскочила с Диком на улицу. И сразу перестала жалеть о том, что пришлось так рано вставать с постели. Утро выдалось как никогда прекрасное. Весна, хоть и ранняя, прочно обосновалась в Москве. Под легким ветерком подсыхали мокрые после ночного дождя дорожки, восходящее солнце розовым светом отражалось от окон высоких зданий, небо было синим-пресиним, чистым и прозрачным. Погода, словом, замечательная.

В Англии сейчас, наверное, и подавно тепло и хорошо, порадовалась за Артема Лешка и улыбнулась. Раз пришла настоящая весна, значит, и лето не за горами, и Артем скоро к ним вернется из своего Бирмингема. Может быть, ей сегодня удастся съездить к Венечке, чтобы отослать, наконец, письмо? В Англию? Венечка хоть и обещал поведать Артему об их делах, но у нее это все равно получится лучше.

С таким замечательным настроением она и вернулась домой. Все остальные уже встали тоже. Мама с Элей возились на кухне, где воцарилась праздничная атмосфера, как это всегда случается у них с приездом американской гостьи. Холодильник забит пакетами с апельсиновым соком, на столе дымится овсянка, но и рядом на тарелке вкусные бутерброды, а Эля делает вид, что не замечает, как брат и сестра игнорируют ее полезную кашу. Она тоже проснулась в хорошем настроении.

— Вика звонила. Завтра прилетает, — сообщила гостья.

— Будешь ее встречать? — спросил Ромка.

— Конечно.

— Возьми нас. Завтра — суббота, мы не учимся.

— Ну что ж, если хотите, то пожалуйста, — согласилась Эля.

— А сейчас мы очень торопимся, — Ромка запихнул в рот огромный кусок бутерброда с ветчиной, запил его соком и выскочил из-за стола.

— Снова, что ли, дежуришь? — взглянув на часы, спросил Олег Викторович. — Что-то ты сегодня опять слишком рано в школу засобирался.

— Помогаю дежурным, — туманно ответил Ромка.

— Лешка, а ты куда? — удивилась Валерия Михайловна, увидев, что ее дочь, запихнув в сумку свои учебники, тоже натягивает куртку.

— Мне помогать, — сказал Ромка сущую правду, и оба выскочили за дверь.

Когда приехали в Медведково, Ромка первым делом снова потянул сестру к стройплощадке. Там он побегал вокруг ограждений и нашел сбоку ворота, куда как раз заезжала машина, доверху наполненная белыми кирпичами. Юный детектив направился к строительному вагончику, недалеко от которого стояла огромная черная бочка.

— Мне очень мазут нужен, — сказал он пожилому мужчине в заляпанной разноцветной краской синей спецовке, протягивая ему литровую банку. — Продайте хоть чуть-чуть, а?

— Чего тут продавать, — махнул тот рукой. — Коля, налей ему мазуту.

Ромка подбежал к Коле — молодому парню в такой же заляпанной одежде — и отдал ему банку. Тот самодельным ковшом с длинной ручкой зачерпнул из бочки немного черной вязкой жидкости и наполнил ею Ромкину банку. Мальчишка тут же закрыл ее припасенной заранее полиэтиленовой крышкой.

— Спасибо большое, — сказал он. — А то мне без мазута никак. Кое-что срочно смазать надо.

— Мажь на здоровье, — ответил Коля. — Нам не жалко.

— Лешк, неси ты, а то я испачкаюсь, — протянул он сестре свое приобретение, а когда они покинули стройплощадку, то отклонился от дороги, ведущей к их пятиэтажке, и направился к киоску. Здесь он купил самый большой пластиковый пакет черного цвета. Лешка, аккуратно держа в руках банку с мазутом, с удивлением смотрела на его приготовления и молча ждала, что ее брат станет делать дальше. Потому что по опыту знала: спрашивай — не спрашивай, все равно не скажет, пока сам не сочтет нужным.

Его «пломба» на этот раз оказалась на месте.

— Не приходил еще, — отпирая дверь, удовлетворенно произнес Ромка. — Это хорошо. А когда придет, его тут классный сюрпризик будет ждать.

Кошка встретила девочку как родную. Она потерлась о ее ноги и понеслась к своей новой миске. Лешка спустила воду в унитазе — умная кошка все свои дела делала, как человек, — насыпала ей в миску горсть «Фрискаса», а затем поставила рядом еще блюдечко и налила в него молока.

— Пей, Киса, — ласково сказала она и уселась на стул.

Кошка сгрызла сухие комочки, розовым язычком полакала немного молока, а потом с урчанием вскочила к Лешке на колени. Взяв ее на руки, девочка встала. Кошка не вырывалась. Она потянулась и холодным влажным носиком коснулась Лешкиной щеки. Вместе с кошкой девочка подошла к брату. Две пары глаз: ярко-голубые и круглые желтые с интересом принялись наблюдать за его странными действиями.

А Ромка, взяв в руки приобретенный в киоске черный пакет, разрезал его с двух сторон и развернул. Получилась большая пленка. Он положил ее у порога, затем открыл свою банку с мазутом и аккуратно полил пленку липкой черной жидкостью.

— Смотри, не наступи, — предупредил он Лешку.

— А он, думаешь, наступит? — тут же разгадала девочка хитрый замысел брата.

— Надеюсь, — радостно потер руки Ромка. — Особенно если придет, когда стемнеет. А кроссовки от мазута поди потом, отмой. Даже если он очень постарается, все равно пятнышки останутся. Особенно на подошве, посмотри, какая она светлая и ребристая. — Он задрал ногу вверх. — А рисунок, глянь-ка, из букв состоит. «ВКМУ», — прочитал он. — Класс! Не выбросит же он этакую красоту. А если выбросит, то у нас с тобой тут же новая информация к размышлению появится.

Выйдя на лестничную клетку, он подошел к электросчетчику и вырубил в квартире электричество.

— Чтобы он лужу не заметил, если вечером придет.

— Теперь кошкино молоко в холодильнике прокиснет, — сказала Лешка и вернулась в комнату. — Лучше я ей побольше налью. И рыбу отдам всю, пусть ест сколько хочет.

— Что такое молоко, когда речь об огромных ценностях идет! Молока мы ей завтра еще купим. Ой, а в люстру-то мы еще не заглядывали! Интересно, он тоже не догадался это сделать?

Ромка влез на стул и стал шарить рукой в плафонах старенькой пластмассовой люстры, где полным-полно пыли накопилось.

Лешка все же не выспалась, и потому никаких драгоценностей сегодня ей искать не хотелось. Она уселась в кресло, и кошка, мяукнув, тут же снова вскочила к ней на колени и уютно свернулась калачиком.

— Ничего здесь нет. Но пыли много, значит, ничего и не было, то есть в люстру эту никто еще не лазил, — отметил Ромка, вытирая о джинсы руки. — Ладно, пошли в школу учиться.

Сестра с сожалением сняла кошку с коленей.

— Вот так всегда бывает, — не преминул отметить он. — Знаешь закон кошачьей безысходности? Лешка покачала головой.

— Не помню.

— «Как только кошка растянулась и начала засыпать на ваших коленях, вам срочно понадобилось встать и идти».

— Это правда, — вздохнула девочка, а кошка недовольно зыркнула на него желтыми глазами, словно поняла, что речь идет о ней.

— Се ля ви, Киса, — наклонился к ней Ромка, а затем бодро направился к двери и тут же одной ногой вляпался в творение своих собственных рук — липкую черную лужу, причем в самую ее середину.

— Вот блин! — с ужасом вскрикнул и громко захныкал: — Что ж теперь делать-то?

— Это называется: не лей другому лужу, сам в нее попадешь, — не смогла сдержать улыбки Лешка. — Ладно, давай я тебе помогу.

Ромка ухватился за притолоку и, застыв на одной ноге, как цапля на болоте, посмотрел на сестру жалобными глазами.

— Это ничем не вытрется. И следов здесь нельзя оставлять, а то мы их перепутаем с теми, какие оставит наш «искатель», — он прямо-таки стонал от горя.

Допрыгав на одной ноге до кухни, он нашел там старую тряпку, кое-как вытер ею свою пострадавшую кроссовку, затем взял еще одну, белого цвета и чистую, обернул ею ногу, а сверху, чтобы тряпка лучше держалась, нацепил полиэтиленовый пакет, запихнув его края внутрь кроссовки. Издали можно подумать, что его нога упакована в толстенный гипс.

— А теперь пойдем скорее за растворителем, — сказал он и, кое-как прицепив к двери очередную «пломбу», хромая, поплелся вниз.

Выйдя на улицу, он огляделся по сторонам.

— Здесь где-то магазин ковровый был, может, там растворитель продается? Сбегай, а?

— Ладно, — согласилась Лешка, а Ромка в ожидании сестры решил отхромать немножко в сторонку, чтобы присесть на парапет, окружавший здание с огромными окнами, в котором шел ремонт.

— Рома, что с тобой? — услышал он вдруг знакомый и крайне испуганный голос и с досадой обернулся. Так и есть, опять он, Антон Матвеевич, собственной персоной. Надо было давно сообразить, что учитель живет где-то в этом районе, иначе они не встречались бы с ним на каждом шагу.

— Нога, — прохрипел Ромка. С неподдельной мукой на лице. Уж очень жалко новенькую кроссовку: а вдруг она и растворителем не отчистится? Ведь именно так, по его собственному замыслу, все и должно было быть. Он как раз и рассчитывал на несмываемый мазут, готовя ловушку для искателя чужих сокровищ.

— Снова подвернул? — искренне посочувствовал историк. Не поверить своему ученику в данный момент Антон Матвеевич никак не мог, так как притворяться здесь мальчишке явно не для кого.

— Снова, — горестно подтвердил Ромка. Антон Матвеевич протянул к нему руку.

— Помочь тебе дойти до метро? Или вызвать «Скорую помощь»?

Ромка быстро замотал головой.

— Не надо, мне Лешка поможет, сестра моя. Она сейчас в аптеку за лекарством побежала, за обезболивающим. Я его выпью, и у меня скоро все пройдет. Если вы помните, так у меня уже один раз было, а вы не поверили, — не преминул укорить он учителя.

— У тебя, наверное, привычный вывих, — озабоченно и немножко виновато сказал Антон Матвеевич. — Тебе непременно надо к врачу. А как вы здесь с утра оказались? — вдруг спохватился он.

— А мы у тети нашей сегодня ночевали. Она у нас болеет, я вам об этом говорил, помните? Да вы за меня не волнуйтесь, идите. Я сейчас здесь немножко посижу, передохну, и мы с сестрой в школу приедем. Уроки ведь нельзя пропускать. — Ромка сменил выражение подлинного страдания на мужественный вид, но, не сдержав тяжелого вздоха, опустился на каменный парапет у дороги.

Антону Матвеевичу его было очень жалко, но он спешил на урок.

— Ну, смотри, — с сочувствием сказал он.

— Вы там в школе предупредите, пожалуйста, что я задержусь, — еле слышно простонал вслед ему мальчишка.

Лешка еще издали заметила, что ее брат с кем-то разговаривает.

— Кто это? — осведомилась она, протягивая страдальцу бутылку с растворителем.

— Антон. Прикинь, поверил, что я ногу подвернул, — и Ромка пересказал ей беседу с историком.

— Ну, ты даешь! — восхитилась Лешка.

— Нет худа без добра, — назидательно произнес брат. — А вату, конечно, забыла купить?

— А ты не говорил!

— Вот балда! А чем же оттирать-то? Тряпка не поможет. Беги снова. Вата в аптеке должна быть, а аптека, знаешь, где? Или в книжном, или в продовольственном.

— Найду.

Вернувшись с большой пачкой ваты, Лешка стала помогать Ромке оттирать мазут с его ненаглядной кроссовки. Но как они ни старались, черные пятнышки кое-где все же остались. А времени на оттирку ушло — уйма. Но зато Ромку нисколько не волновало, что ему [скажут в школе. К счастью, теперь в лице Антона Матвеевича он обрел надежного союзника.

Засунув под пятку оставшийся кусок ваты, что помогло ему отлично хромать, Ромка с триумфальным видом вошел в класс. Урок давно начался. Все обернулись в его сторону. Ромка взглянул на лица одноклассников. Кое-кто его жалел, а кто-то и злорадствовал: ну и достанется же сейчас Северцеву от Антона!

— Садись, Рома, — вопреки ожиданиям учеников, весьма благожелательно произнес Антон Матвеевич и сочувственно поинтересовался: — Как твоя нога, лучше?

— Немного, — снова изобразив высшую степень мужества и умения терпеть боль, ответил Ромка и, торжествующе обведя глазами класс, медленно уселся на свое место.

«А это даже хорошо, что у меня не весь мазут оттерся, — подумал он. — Значит, и у него он не ототрется».

Днем они с Лешкой снова съездили на Воробьевы горы, но на смотровой площадке — пристанище скутеристов — опять никого не обнаружили.

— Правильно, сегодня же снова не четверг и не суббота, — прикинул Ромка. — А вчера мы никак не могли сюда попасть.

Вспомнив о куске ваты в кроссовке, мешающей ему нормально ходить, он отбросил ее в сторону и тронул Лешку за руку:

— Слушай, а вдруг он уже там? Хотя это было бы плохо. Пусть лучше он вечером пожалует, да, Лешка? Поэтому сегодня мы с тобой никуда не поедем, чтобы снова самим в мазут не вляпаться. У кошки молока с рыбой полно, перебьется. Надо дать ему возможность тоже как следует вымазаться. Только бы он пришел туда позже! А мы съездим завтра утром, перед аэропортом, да?

Лешка кивнула и вздохнула:

— Снова рано вставать.

— Ничего не случится, встанем!

— А сейчас заедем к Венечке, а? — просительно заглянула она в глаза брату. Он нисколько не возражал.

— Давай, почему бы нет? Пусть Темка позавидует, что у нас новое расследование.

— Ты что, забыл, мы обещали ему не заводить никаких новых дел. А получается, что это без него уже второе. Даже второе с половиной.

— Ничего я не забыл. Но кто ж виноват, что дела у нас сами заводятся?

Когда они приехали к Венечке, Ромка заявил, что письмо Артему он напишет сам, и тут же подсел к компьютеру.

«Темка, привет, — отстучал он. — А у нас новое дело. Само снова завелось, поэтому тебе не следует зря возникать по этому поводу. К тому же я с ним уже почти справился. Осталось совсем чуть-чуть. А еще скоро у нас свой адрес в Интернете появится. Тогда из дома я тебе подробнее напишу».

Лешка поняла, что главная цель Ромкиного письма к лучшему другу — рассказать не об их странном деле, а похвастаться тем, что скоро у него появится Интернет. И поэтому, когда брат, наконец, уступил ей место у монитора, она подробно и обстоятельно рассказала Артему о непонятных событиях, происходящих в чужой квартире, куда они ходят кормить кошку и искать следы преступника.

А вечером долго не могла уснуть, все вспоминала, как было здорово, когда на зимние каникулы в Москву вдруг приехал Артем, а потом стала мечтать, как им весело и интересно станет втроем, когда он появится снова.

Наутро Лешка открыла глаза, когда ее лизнул в лицо Дик: ему надоело ждать, пока она проснется. Она взглянула на часы и ойкнула: уже десять часов утра. Родители с Элей тихо переговаривались на кухне. А Ромка спал себе без задних ног.

— Что же вы нас не разбудили? — ворвалась в кухню Лешка.

— Хотели, чтобы вы хорошенько выспались, — ответил Олег Викторович. — Мы же понимаем, какая у вас в школе нагрузка.

— Спасибо за заботу! — И Лешка обратилась к Эле: — Когда в аэропорт едем?

— Часа через два, — ответила мамина подруга. Девочка вернулась назад к брату и ухватила его за нос:

— Ты почему проспал?

— Ничего страшного, съездим туда потом, — отбившись от нее подушкой и сладко потянувшись на диване, ответил Ромка. Он не стал признаваться Лешке, что рано утром проснулся, но не смог себя заставить встать, так ему захотелось еще хоть чуть-чуть поваляться. Он закрыл глаза и снова заснул и больше не просыпался, пока она его не разбудила.


Глава 11 Следы остаются


В Шереметьево-2 они прибыли вовремя. Самолет тоже не заставил себя ждать. Вика оказалась высокой стройной девушкой с короткими темными волосами, большими, неожиданно зелеными глазами и длинными ресницами. По-русски она говорила с заметным акцентом, иногда не совсем правильно строила фразы. Уезжала из Москвы она совсем маленькой девочкой, поэтому английский знала в совершенстве, а вот ее русский от этого немного пострадал. Она совсем не смущалась, держалась очень просто, чем сразу вызывала к себе симпатию.

Расцеловавшись со всеми, она с волнением проговорила:

— Может быть, сразу к бабушке поехать в больницу? Я чувствую себя перед ней виноватой.

— Я считаю, что сначала нам надо заехать домой, — сказала Эля. — Кстати, где ты собираешься жить? Может быть, вместе со мной? Примете еще одного квартиранта? — улыбнулась она брату и сестре.

Ромка с Лешкой дружно закивали в ответ. Вика им понравилась.

— Конечно!

— А дедушка хотел, чтобы вы жили у нас, — вдруг раздался уже знакомый ребятам голос, и перед ними предстал неизвестно откуда взявшийся Димка. — Здравствуйте, с приездом, — вежливо обратился он к Вике и кивнул Эле и брату с сестрой. — Дедушка меня прислал вас встретить и к нам пригласить. У нас места много.

— Ты — Дима, да? Я все твои фото знаю, — сказала Вика и покачала головой: — Спасибо большое за приглашение, но я собираюсь поселиться в своей квартире, бабушкиной, точнее сказать. Хочу узнать, буду ли я там вспоминать мое прошлое. Я жила там до того, как уехала. Совсем немножко и совсем маленькой, — пояснила она.

— В центре жить удобнее, — продолжал настаивать Димка.

— Нет-нет, я буду ходить к вам в гости. Так для всех лучше, — твердо сказала американка.

Ромка незаметно взглянул на Димкину обувь. На нем совсем другие кроссовки. Ну надо же, джинсы те же, а обувь сменил. Может быть, он не смог их отмыть? С другой стороны, при чем тут Димка, когда следопыт уже вышел на Юрку?

— Значит, едем в квартиру Софьи Яковлевны? — уточнила Эля и, подозвав такси, сказала водителю: — Нам в Медведково. Отсюда, кстати, недалеко. — И обернулась к Вике: — А потом поедем к твоей бабушке в больницу.

Димка, к Ромкиному удивлению, тоже уселся в такси.

Как только машина въехала во двор знакомой пятиэтажки в Медведкове, Ромка сразу засуетился.

— Я сам открою вам дверь. Чтобы вы не ждали, — и, пока все только выходили из машины и вынимали из багажника Викины вещи, он уже примчался к подъезду. Лешка от него не отставала.

— Блин, — сказал он ей на ходу, — я-то думал, что она сначала или к нам поедет, или в больницу, но никак не сюда, иначе бы не стал так долго спать утром. Лешк, вот будет хохма, если они все сейчас в мазут вляпаются! К тому же нам с тобой надо следы по-быстрому разглядеть, если они там появились.

Ромка подбежал к двери и обрадовался:

— Эй, гляди, пломбы снова нет! — Он метнулся к счетчику и повернул рубильник. — И позырь, что здесь!

Вся лестничная клетка была в черных, разнокалиберных, размазанных следах.

— Ясное дело, что. Там кто-то был. Когда вышел, наследил. А потом соседи мазут по всей площадке разнесли, — Лешка ставила ногу очень аккуратно, стараясь не наступать на грязь.

— А ты посмотри: больше всего следов ведет в квартиру Анны Степановны. Видишь? Видишь? Значит, это точно Юрка. Вот гад, а? И на что только он рассчитывал? Любой преступник должен знать, что следы всегда остаются. Знаешь, даже детектив такой есть. Он так и называется: «Следы остаются».

Говоря все это, Ромка быстро открыл дверь квартиры, схватил разложенный у порога пакет-пленку с размазанной по ней черной вязкой жижей, аккуратно свернул его, сунул в другой пакет и быстро запрятал мазутную ловушку в свою сумку.

— А ты пока срисовывай следы, — приказал он.

— Как? — спросила Лешка, наклонившись над большим черным пятном на полу.

— А ну тебя, — оттолкнул он сестру. — Все быстро надо делать, пока они не пришли.

Он повернул в двери ключ и, достав из сумки листы белой бумаги, стал промокать один из следов, каким усеяна вся комната.

— Рома, смотри! — Лешка указала на пальму и вздохнула.

Если раньше неизвестный, а теперь можно сказать известный, гость лишь ковырялся в горшке, в котором росло тропическое дерево, то сейчас вся земля в нем буквально вспорота и частично вывалилась на пол.

— Ничего удивительного. Он знал, что вот-вот приедет внучка и заберет свои сокровища. То есть вчера для него был последний шанс что-либо найти.

— Жалко пальму, — вздохнула Лешка. — У нее корни теперь повреждены, она, наверное, уже не выживет. Киса, если бы ты могла говорить, то рассказала бы нам, что здесь ищут, — сказала она кошке. А та, широко распахнув желтые глаза-фонари, молча смотрела на Лешку и на немыслимый беспорядок вокруг.

— А следы-то — разные! — Ромка чуть ли не носом уткнулся в другое черное пятно, чем живо напомнил Лешке ее Дика. — И большие, и маленькие. Да здесь не один человек ходил!

Он вывернул ногу и подсунул под нос сестре подошву своей кроссовки.

— Ищи похожий рисунок.

Лешка внимательно посмотрела на пол и пожала плечами.

— Не поймешь ничего, все следы размазаны.

— Надеюсь, Юрка свои кроссовки не скоро отчистит, — злорадно проговорил Ромка.

И тут в дверь позвонили. Лешка открыла дверь.

— Зачем закрываться, мы же следом шли, — не договорив, Эля остановилась у порога и обомлела: — Что здесь происходит?

Димка молча присвистнул и огляделся вокруг с таким видом, словно он здесь давным-давно не бывал.

«Неужели он ни разу не приходил сюда с дедом? Впрочем, он и не виноват вовсе, — подумала Лешка. — Хорошо все-таки, что это не он». — Ей и раньше ужасно не хотелось, чтобы именно Димка, такой приятный во всех отношениях парень, оказался преступником.

— Кто-то сюда пробрался и что-то здесь искал, — объяснил Ромка, на всякий пожарный случай уставившись на Димку.

— И нарочно оставил следы? — не поняла Эля. — Но зачем?

— А мы не знаем. К счастью, совершенно случайно у меня с собой есть растворитель. — Он полез в сумку, достал бутылку — в ней еще осталась половина ее содержимого — и протянул сестре: — Бери и вытирай полы.

— Почему я? — возмутилась Лешка.

— А кто же еще? — прошипел Ромка и зашептал ей прямо в ухо: — Кто руководит операцией? Я. А ты кто? Ты у меня исполнитель, ясно?

— Да ну?

— Тогда скажи: тебе в голову хоть одна какая-нибудь идея пришла? Нет, ты скажи, пришла? Ведь это же я все разгадал.

— Да?

— Да. Кто Юрку вычислил?

— И что дальше? Ты его уличил? Ты его кроссовки видел?

— Увижу еще.

— А почему следы разные?

— Узнаю еще.

— Вот видишь, а говоришь, что уже все разгадал. Ничего еще не ясно.

Лешка совсем сбила Ромку с толку. Он дернул плечом и прошептал:

— А вдруг это соседка?

— Ага, Анна Степановна скутером управляла.

— Тогда не она.

— Я и говорю, что ты еще ни в чем не уверен.

— Все равно вытирай, у тебя это лучше получится.

С этим Лешка согласилась и приступила к работе. Кому-то все равно надо наводить здесь порядок.

Эля прошла на кухню и громко ахнула. Девочка заглянула туда тоже. Весь кухонный пол залит водой. Эля приоткрыла старый «ЗИЛ»: наледи на морозилке нет.

— Наверное, свет отключался, — предположил Димка.

— Очевидно, — согласилась Эля. — Надо у соседки спросить.

Но идти к Анне Степановне не пришлось. Соседка не заставила себя ждать и заявилась сама. С самого порога она принялась жаловаться:

— Зашла сюда вчера вечером за ножницами — давала их как-то Софье Яковлевне, а потом забыла забрать — и вляпалась во что-то жуткое. Хорошо, что в старых тапочках была, пришлось их выбросить.

— А ножницы нашли? — спросил Ромка.

— Как бы я их нашла? Здесь свет не включался.

— А у вас? — спросила Эля и надавила на выключатель. Лампочка вспыхнула.

— У меня свет был все время, — соседка осмотрелась. — Ничего не понимаю. — Она вышла на лестничную площадку и оттуда крикнула: — Может, кто-нибудь электричество отключал? Как я не догадалась вчера на счетчик посмотреть! И позавчера здесь тоже свет отключался. Вообще-то это все очень странно.

— Очень, — подтвердил Ромка и спросил: — А ваш Юрка дома?

Она покачала головой:

— На даче, а что?

— Так, ничего. — Ромка выразительно взглянул на сестру: — Скрывается, поняла? — И обратился ко всем разом: — Вам не кажется, что здесь орудует преступник?

— А что он мог здесь искать? И зачем оставлял такие следы? — с удивлением спросила Вика. — Разве здесь есть какие-нибудь ценности?

— Значит, есть, — заметил Ромка. — Тебе лучше знать. Ведь Софья Яковлевна тебе свое наследство оставила.

— Я всего месяц тому назад узнала о том, что бабушка написала на мое имя завещание, — сказала Вика. — Когда мы отсюда уезжали, мы ничего не имели. Мама так говорила.

— Может быть, бабушка имела в виду вот это? — и Эля протянула ей сберкнижку, где, по Лешкиным понятиям, обозначена совершенно немыслимая сумма.

Вика открыла книжку.

— Это ее деньги? Но как много!

— А вы с мамой разве их ей не присылали? Вика растерянно кивнула.

— Присылали. Как стало можно, мама начала посылать переводы. Получается, она эти деньги не тратила?

— Ни копеечки, — засвидетельствовала соседка и уставилась на девушку. Лицо ее расплылось в улыбке. — Так это Вика, Лидочкина дочка? Господи, а ты меня не помнишь?

Вика покачала головой:

— Я была совсем маленькой, когда мы здесь жили.

Эта квартира казалась мне такой большой. По ней можно было бегать.

Анна Степановна вздохнула:

— Да, много лет с тех пор прошло. Но Софья Яковлевна только о тебе и говорила. Всегда. И все ждала, когда ты приедешь.

— Вот и объяснение. Она деньги для тебя берегла, — вставила Эля.

— Но зачем? Мы отдавали ей не последние.

— Может быть, эту книжку здесь и искали? — оторвалась от мытья полов Лешка.

— По этой книжке никто другой деньги получить не может, — покачала головой Эля. — Нет никакого смысла ее брать.

Она вернулась на кухню, присела рядом с Лешкой и стала вместе с ней оттирать полы от мазута.

— Давай поскорее, а то мы все задохнемся от этого запаха.

Недовольно фыркнув, кошка присоединилась к ее словам.

Соседка, так и не поняв, откуда здесь взялся мазут, удалилась. А Эля тихо сказала:

— Я надеюсь, что еще получу объяснение всем этим странностям.

Лешка, не зная, что ответить, жалобно взглянула на брата.

Он пожал плечами:

— В жизни все может быть. — И быстро выскочил из комнаты, а далее за дверь. Пересек лестничную клетку и позвонил в пятую квартиру. Может, ему посчастливится, и он увидит Юркины кроссовки? Но никто не открыл. Видно, Анна Степановна куда-то собиралась, а к ним зашла по пути.

Вика отнесла свои вещи в другую комнату, где черных следов значительно меньше. Через некоторое время она появилась в другом костюме и сказала:

— Все дела потом. Я уберусь здесь сама, когда вернусь. Сейчас отвезите меня к бабушке. А потом я куплю продукты на обратном пути. Себе и бабушкиной Кисе. Бабушка всегда рассказывала мне о ней по телефону.

— А можно с тобой? — спросил Ромка, подумав, что уж ей-то Софья Яковлевна должна намекнуть на свои сокровища, а он сразу поймет, в чем дело. Может быть, это и не ожерелье вовсе, и не камни от ожерелья? И вдруг это что-то Юрка вчера нашел? Тогда надо знать, что у него назад требовать. — Послушай, — сказал он, тронув Вику за руку, когда они сели в остановленную на дороге машину, — ты не могла бы все же спросить у своей бабушки, что за наследство она тебе оставила?

— Спрошу, — согласно кивнула девушка.

И поэтому, когда они приехали в больницу, Ромка поперся в палату следом за ней, в то время как остальные деликатно присели в холле.

Вика осторожно приблизилась к постели бабушки, погладила ее по седой голове и поцеловала.

— Бабушка моя, бабулечка, ты меня узнаешь? — с трогательным акцентом спросила она. — Это я, Вика, твоя внучка. Ты меня помнишь?

На глаза у старушки навернулись слезы. Она заморгала, слегка пошевелила правой рукой и даже попыталась что-то сказать.

Вика взяла ее руку и прижала к своему лицу.

— Ты вылечишься, вот увидишь, я привезла тебе совсем новые, самые лучшие лекарства. Я стану приходить к тебе каждый день. Мама моя тебя любит. Она так просила тебе это сказать. Все пройдет. Мы снова будем вместе, вот увидишь.

Она говорила и говорила, а Ромка все ждал и ждал, когда же она задаст мучивший его очень важный вопрос. Наконец он не вытерпел, положил руку Вике на плечо и умоляюще зашептал:

— Спроси, ну спроси же ее про антиквариат. Она покачала головой

— Мне от нее ведь не нужно ничего. Главное для меня, чтобы она выздоровела.

— Ее кто-то напугал, оттого и удар случился. Надо же узнать, что у нее искали. Забыла про следы? — не унимался Ромка.

— Бабулечка, ты можешь мне сказать, о каком ты говорила антиквариате нашему Павлу Демидовичу? — наконец послушалась его Вика.

Старушка закрыла глаза. А потом их открыла и с трудом сказала:

— Киса.

— Ты о кошке говоришь о своей? — спросила Вика. Старушка моргнула. Ей вдруг стало трудно дышать. Вика вскочила и выбежала в коридор.

— Бабушке плохо, — крикнула она, — позовите, пожалуйста, врача.

Мгновенно появившись, и врач, и медсестра скрылись в палате.

— Это я, я виновата, — Вика прижала к глазам руки, а потом взглянула на Ромку так, что он понял, — она винит в случившемся и его тоже.

Из палаты вышел врач и, опережая вопросы, обратился к Вике:

— Ничего страшного, просто бабушка разволновалась. Слишком долго она вас ждала. Мы сделали ей укол, пусть успокоится и поспит немного.

Вика снова влетела в палату. Дверь за собой она не закрыла, и Ромка увидел, как она снова поцеловала старушку в морщинистую щеку и сказала:

— До завтра, моя дорогая.

Когда она снова, осторожно закрыв за собой дверь, появилась в коридоре, вид у нее был немного спокойнее.

Убедившись, что все в порядке, Ромка дернул Элю за руку:

— А Софья Яковлевна снова о кошке говорила.

— Да-да, — подтвердила девушка. — Будто кошка… как это сказать… ее главное сокровище.

— С кошкой мы решим, что делать. Ты не забудь ее успокоить в следующий раз, что уж о кошке-то мы позаботимся, что бы ни случилось. Должно быть, боится, что умрет, а кошка окажется на улице, — предположила Эля.

У Вики на глазах снова выступили слезы.

— Она не умрет!

— Я только объяснила, почему она все время говорит про кошку. Конечно, она не умрет, — взяла за руку девушку Эля.

«А потом она оглянулась и приветливо улыбнулась. В коридоре послышались шаги. К палате подходил высокий седой старик с военной выправкой — Павел Демидович.

«Выбрался, нашел в себе силы», — подумала Лешка.

— Как вас здесь много! — Он оглядел компанию и выделил из нее американскую гостью. — Ну, здравствуй, Вика. Сколько я тебя не видел, лет двадцать? Ждал тебя у себя дома, послал за тобой внука, потом позвонил и прямо-таки почувствовал, что ты здесь. — Он обнял девушку и крепко прижал к себе. — Я бы тебя узнал и без фотографий, которые вы мне присылали, уж очень ты на Лидочку похожа. Ты уже проведала бабушку? Как она? — Он сделал шаг в сторону палаты: — Я зайду к ней на секундочку?

— Ей сделали успокоительный укол, она, наверное, уснула, — предупредила его Эля.

— Ничего страшного, я только на нее взгляну. Павел Демидович зашел в палату и довольно скоро появился снова.

— Я ожидал худшего, — сказал он. — Сонечка еще не спит. Она меня узнала и даже улыбнулась. Уверен, что надежда есть. Тем более что она теперь знает, зачем ей выздоравливать и для чего жить. Ты ведь не уедешь, пока ей не станет лучше?

— Нет-нет, — ответила Вика. — А потом заберу ее с собой.

— А кошку? — спросила Лешка.

— Успокойся, я уже сказала, что кошку ее мы не бросим, — повторила Эля.

— Виконька, ты очень устала? — спросил Павел Демидович. — Тебе ведь еще акклиматизироваться предстоит. У нас с Лос-Анджелесом, кажется, полсуток разницы?

— Я в самолете хорошо отдохнула, — ответила девушка. — Пока спать совсем не хочу. А что?

— Я хотел пригласить тебя в гости. Вас всех, — добавил он, глядя на Элю. — Завтра сможете?

— А нас? — заглянул ему в глаза Ромка.

— Конечно же, и вас тоже, — ответил Павел Демидович и снова обратился к Вике: — Я думал, ты у нас поживешь, готовился к встрече. А чем, кстати, кроме бабушки, ты намерена здесь заниматься?

— О, у нас куча дел. Я приехала по бизнесу.

— Мы с ней в одной фирме работаем, — объяснила Эля. — Мне кажется, что сегодня она должна отдохнуть, на завтра у нас намечена полуофициальная встреча: мы идем с киношниками в гостиницу «Рэдиссон-Славянская», в смысле… контакты с ними налаживать. И боюсь, что эта работа на несколько дней затянется.

— Значит, завтра на Горбушку не пойдем? — дернул ее за рукав Ромка.

— Увы. — Эля развела руками, заглянула в свой блокнот и сказала Павлу Демидовичу: — А вот послезавтра мы в полном вашем распоряжении.

— Вот и хорошо, значит, мы ждем вас во вторник. К обеду, часика в четыре, да? — уточнил старик.

— Годится, — за всех ответил Ромка и посмотрел на Элю.

Она переглянулась с Викой и кивнула.

— В четыре.

Из больницы Эля поехала к Вике помогать ей налаживать быт, а Ромка с Лешкой отправились домой. Олег Викторович и Валерия Михайловна сегодня чем-то заняты, и выводить на улицу Дика без ребят некому. Да и вообще им никуда не надо больше тащиться: квартиру теперь охраняет Вика, и кошку кормить тоже отпала необходимость. А Юрка на даче: так сказала Анна Степановна.


Глава 12 Смена замков


Брат и сестра сидели в вагоне, и Ромка сначала долго и отрешенно смотрел на пролетающие мимо окон туннельные огни, а потом принялся рассуждать:

— Лешк, а знаешь, о чем я сейчас подумал? То, что приехала Вика, дела-то не меняет! Раз у Юрки есть ключ, то он в квартиру и при ней придет, вернее, без нее. Ты же слышала, что они с Элей дома торчать не собираются, а намерены все время со своими киношниками тусоваться. Теперь, кстати, он и из ее имущества что-нибудь спереть может. Даже если и нашел уже ее наследство. А следы там потому были, что и мать, и сыночек туда по очереди шастали. Она — за своими ножницами, он — за более ценными вещами. А теперь, спорим, что его там снова ждать надо?

Лешка вскинула голову.

— И что ты предлагаешь? Мы же с тобой не можем, как часовые, их дверь охранять?

— Не можем. Но можем одно внушение сделать… Дома он тут же подбежал к телефону и, когда Эля сняла трубку, спросил:

— Привет! Как вы там?

— Уже соскучились? У нас все нормально.

— Все, да не все, — проворчал Ромка. — «Если вам кажется, что ситуация улучшается, значит, вы чего-то не заметили». Или ты «Закон Мерфи» не читала? Потому я вам и звоню, чтобы упредить всяческие неприятности.

— Я вся внимание, — легкомысленно откликнулась Эля.

— Тогда слушай еще внимательнее и мне не возражай. Я ведь имею кое-какой опыт во всяких делах, ты это знаешь, и поэтому плохого не посоветую. Короче, вас с Викой ведь не может не волновать тот факт, что в квартиру Софьи Яковлевны вчера наведался кто-то посторонний?

Эля посерьезнела.

— И что ты предлагаешь, если это и в самом деле так?

— Предлагаю, пока не поздно, всего-навсего сменить дверной замок или поставить квартиру на охрану.

— Ну что ж, я подумаю, — ответила она.

— Думай немедленно, а то поздно будет.

— Эля не забудет, — опустив параллельную трубку, заверила брата Лешка, прослушав, как обычно, весь их разговор.

— И у меня на душе поспокойнее станет. А нам с тобой все-таки придется как следует осмотреть Юркины кроссовки. И Димкины заодно, на всякий пожарный. Почему это он в аэропорт в других приехал?

— Наверное, потому, что они у него не единственные.

— Все равно, — упрямо возразил Ромка. — Мало ли что. Проверить не так уж и трудно, а делу не помешает.

— Главное — узнать, нет ли у Юрки скутера, — подсказала Лешка.

— Завтра это и выясним. Прямо с утра.

Ромка сменил Попке воду и, плотно закрыв дверь в комнату, чтобы в нее не забрался Дик, сначала побеседовал со своим попугаем, который утверждал, что все понимает, а потом выпустил его полетать. Когда пернатый друг ему надоел, он засел за телефон и стал обзванивать всех своих друзей и знакомых. Венечке со Славкой рассказал о черных следах в квартире Софьи Яковлевны, поскольку они просили держать их в курсе дела, а с остальными, вроде Олега Пономарева, долго болтал о всяких пустяках, пока не пришли с работы родители. Только тогда он взял учебники и тетрадки и демонстративно разложил их на столе, чтобы отец видел, как добросовестно выполняет сын свои обязанности: даже в выходной день надрывается за уроками.

Поскольку Эля осталась ночевать у Вики, то утром, позавтракав, брат с сестрой сразу отправились в Медведково.

Ромка позвонил в дверь, но ему почему-то никто не открыл.

— Лешк, позырь сюда. Видишь, замок новый. Молодцы, послушались меня. Надо же, в воскресенье слесаря нашли.

— За деньги все можно, — философски заметила Лешка.

— Так, а куда ж они делись-то? Надеюсь, не пропали вдвоем. Вот мы сейчас о них соседей и спросим, — и он решительно ткнул пальцем в кнопку у двери напротив.

Посмотрев в глазок, Анна Степановна открыла дверь.

— Здрасьте. Вы, случайно, не знаете, куда ваши новые соседки подевались? — спросил Ромка, без разрешения протискиваясь в чужую квартиру.

— Нет, — покачала головой женщина. — Они тут свои замки с утра меняли, мне поначалу обидно стало — уж не от меня ли они запоры укрепляют, потом поняла, что раз кто-то полы им запачкал, то и снова влезть может. А Вика небось с собой прорву ценных вещей понавезла — жалко, если украдут.

— Да, грязи у них было много. Я свои новые кроссовки вымазал, — доверительно пожаловался ей Ромка. — А ваш сын, случайно, прошлым вечером не запачкался? На площадке тоже полно мазута оказалось.

— Не знаю, не обратила внимания, — ответила Анна Степановна. Она взглянула на полочку для обуви: — Он с дачи только сейчас вернулся и куда-то уехал в новых кроссовках. А старые — они и так все в земле, их не жалко пачкать.

Ромка уставился на старые разбитые кроссовки. Они и вправду все в серой земле, но черных пятен на них не видно. Он нагнулся и, как бы между прочим, взял одну из них в руки:

— У меня точно такие были, но уже износились. Лешка тоже взглянула на подошву. Грязная, но не в мазуте.

Ромка поставил кроссовку на место.

— А на чем он уехал? У него мотоцикл есть? Или скутер какой-нибудь?

— Нет у него ничего, он только собирается что-то такое покупать. Юрка мой сейчас неплохо зарабатывает. И в институте заочно учится. У меня сынок хороший, обо мне заботится, — похвалилась она.

Ромка, незаметно подмигнув сестре, продолжал гнуть свое.

— А что именно он хочет купить? Все наши друзья сейчас на мотороллерах ездят. У него таких знакомых тоже, наверное, полно.

— Я одного только знаю, — сказала Анна Степановна. — Недалеко от нас живет, Маратом зовут. На какой-то тарахтелке ездит.

Ромка ухватил Лешку за руку и так крепко сжал, что ей стало больно.

— На желтой «Ямахе», да?

— Да не знаю я, как она там у него называется, — махнула рукой соседка. — Желтая, это да. Только я против такого транспорта. На нем недолго и разбиться. Машины и то без конца в аварии попадают, а что уж об этих драндулетах говорить! По мне, лучше б он «Оку» купил и меня на дачу возил. Я совсем дачу забросила, спасибо Юре, он в этом году уже не раз туда в выходные съездил. Март, а работы много, не начать сейчас, так потом не управишься. Мы ведь с ним там еще и стройку затеяли.

На лестнице раздались шаги, и послышался Элин голос. Они с Викой появились с большими пакетами в руках.

— Друзья мои, а что вы здесь делаете?

— А мы зашли, чтобы узнать, куда вы подевались, — громко и внятно объяснил Ромка, используя метод Штирлица: знаменитый разведчик утверждал, что в любом разговоре запоминается обычно последняя фраза. Вот пусть Анна Степановна ее и запомнит, а разговор о скутере, кроссовках и Юркиных друзьях забудет, как пустой треп.

Тем временем Вика открывала новыми ключами дверь.

— Замок у вас отличный, — одобрил Ромка, — а вот дверь можно запросто выбить — уж больно хлипкая. Вы, я вижу, статистики не знаете. В Москве за год тыщ восемь квартирных краж происходит, а то и больше.

— Будем надеяться, что нас с Викой чаша сия минует, — ничуть не поддалась запугиванию Эля и вслед за Викой понесла тяжелый пакет на кухню.

А к Лешке вальяжно приблизилась кошка и потерлась ушком о ее ногу. Видно, что она по-прежнему особо выделяет девочку из своего нового окружения.

Но только Лешка собралась погладить уважающую ее кошку, как брат крепко ухватил ни о чем не подозревающего зверька за шкирку, приподнял вверх и с силой дернул вниз ее за шкурку возле хвоста. Не ожидавшая нападения кошка громко заверещала, выпустила когти, изловчилась и как следует царапнула Ромкину руку. А затем вырвалась и метнулась в кухню, смешно споткнувшись на линолеуме.

— Что случилось? — выскочила в коридор Эля. Ромка быстро сунул руку в карман.

— Я нечаянно… кошке на лапу наступил. Она сама под ногами вертелась. Я не виноват, что у нее привычка такая дурацкая.

— А что же вы на пороге застыли? Почему не заходите?

— Нет, мы домой пойдем, — затряс головой Ромка.

— Как пойдете? А зачем же тогда приходили?

— Просто так. Запоры ваши заодно проверить. Пока, — развернувшись, он стремительно помчался вниз, потянув за собой Лешку.

— Погодите, — крикнула им вслед Эля. — Скажите своей маме, что я скоро к вам приеду. Мы с Викой Софью Яковлевну навестим, а потом мне переодеться к вечеру потребуется и кое-какие вещи с собой взять.

— Ты что, у нас больше жить не хочешь? — задержалась Лешка на лестнице.

— Постараюсь бывать и там, и здесь, — ответила Эля.

— Смотри, а то нам без тебя скучно.

На улице Ромка извлек из кармана руку с вздувшейся багровой полосой и принялся на нее дуть. Лешка нисколечко его не жалела.

— Ты что, совсем сбрендил? Зачем тебе понадобилось кошку мучить? — возмутилась она. Ромка смущенно отвел глаза.

— Хотел разобраться до конца.

— В чем это?

— Понимаешь, я вдруг подумал: а вдруг у нее шкура двойная, а под ней что-то скрывается? Иначе чего это Софья Яковлевна все «Киса» да «Киса» бормочет?

— Но теперь ты убедился, что у кошки шкура одна?

— Теперь — да, — и незадачливый сыщик снова подул на царапину.

Обе американки приехали к ним довольно скоро. В руках у Эли снова был довольно большой пакет. Пока Вика знакомилась с Валерией Михайловной и Олегом Викторовичем, Эля внесла пакет в свою комнату и положил а на диван.

— А что у тебя здесь? — полюбопытствовала Лешка.

— Кассеты очень нужные. Пусть пока у вас полежат.

— Ага, испугалась их там оставлять! Правильно делаешь, у нас они сохраннее будут. Дик никого в дом не впустит, — поддержал ее Ромка.

— Да ты все время говоришь, что от Дика пользы нет, — поддела брата Лешка.

Пес понял, что речь о нем, навострил уши и, наклонив голову набок, перевел взгляд с одного на другого.

Ромка снисходительно хмыкнул и, отодвинув от себя собачью морду, поднял вверх указательный палец.

— Собаки — не панацея от краж, у преступников полно всяких способов для их нейтрализации.

— Тем не менее среди препятствий, мешающих им проникнуть в квартиру, воры сначала называют собак, а уж потом сигнализацию.

— А у тебя много знакомых воров? — осведомился Ромка.

— Я еще, к твоему сведению, и читать умею.

— Да хватит вам спорить, — одернула их Эля. — А собаку я себе в Америке непременно заведу, и не для охраны вовсе, а для души. У вас в квартире вон какая громадина живет, и ничего, оказывается. А у нас дом свой, она во дворе сама гулять будет.

— Мама недовольна, что от Дика шерсти много, — вздохнула Лешка.

— Потому что он у вас все время дома сидит. — Услышав на кухне звон тарелок, Эля крикнула: — Лера, с обедом не торопись, мы сейчас уходим. Я только переоденусь — и все.

Она закрылась в своей, то есть Ромкиной, комнате, а потом вышла оттуда в необыкновенно красивом темно-сером вечернем платье с фигурным вырезом. На шее витая золотая цепочка с большим, напоминающим цветок, кулоном.

— Как вы думаете, я не очень потолстела по сравнению с прошлой весной? — оглядывая себя в зеркале, озабоченно спросила она.

— Ты выглядишь на все сто! — искренне оценила ее внешний вид Лешка.

— Спасибо. Вике тоже надо переодеться, а потом мы с ней в «Рэдиссон-Славянскую» собираемся. Опаздывать не хотелось бы.

— И когда тебя теперь ждать? — спросила Валерия Михайловна.

— Наверное, завтра вечером. — Оглядев свой гардероб, она положила в сумку бежевый брючный костюм: — Это моя одежда на завтра. В сумке что-то зазвенело.

— Ах, да. У меня ключи есть, у Вики тоже, а запасные пусть пока у вас повисят, — она повесила в коридоре на гвоздик новые ключи от квартиры в Медведкове. — Старые мы уже выбросили.

— Постойте, — остановил американок на пороге Ромка, — скажите мне номер телефона Павла Демидовича, тут у Димки кое-что спросить надо.

Записав номер и закрыв за гостьями дверь, Ромка задумчиво почесал в затылке:

— Лешк, позвони-ка ты Олесе и спроси, где живет Марат.

— А почему ты думаешь, что эта фифа с ним знакома?

— Ну, если он с Димкой дружит…

— Мало ли кто с кем дружит… По-моему, они между собой не очень-то… — Тем не менее она послушно взяла у него трубку, потому что Ромка уже выстучал номер, и, поздоровавшись с Павлом Демидовичем, попросила пригласить Олесю.

— А ее дома нет. К подруге отправилась, занятия у них какие-то, — ответил генерал. — Придет поздно вечером.

— Черт побери, — сказал Ромка. Лешка положила трубку на место.

— Чего ты переживаешь? Во вторник мы ведь к ним поедем, так?

— Так.

— Ну вот все и узнаем. Во-первых, спросим у Димки, знаком ли он с Юркой, во-вторых, на его кроссовки поглядим, чтобы полностью удостовериться, что он здесь ни при чем, ну, и где Марат живет, заодно выясним. А в четверг снова на Воробьевы горы пойдем.

— Все это я и без тебя давно запланировал, думаешь, одна ты такая умная?

— Ну а больше я тебе ничего не могу предложить.

Замок Эля с Викой сменили, так что он туда больше не проникнет.

Ромка вздохнул.

— Ладно, раз больше делать нечего, придется учиться.

Он уселся за стол, потянулся за учебником, но в руки ему попался уже порядком замусоленный и сильно распухший от частого купания в воде томик Ломброзо, потому что он постоянно таскал его с собой в ванну.

— Как ты думаешь, похож Юрка на неандертальца? Лешка покачала головой.

— А Димка?

— Уж никак не Димка, — Лешка даже обиделась за своего нового знакомого.

— Да, он не урод, — в раздумье сморщил нос Ромка. — Ничего в нем обезьяньего нет. А жаль.

— По-моему, мы с этой твоей теорией уже в прошлый раз разобрались. Если человек похож на мартышку, то это вовсе не означает, что он преступник.

— Да это я так, размышляю просто. Имею право?

— Имеешь. Только твои размышления смешны. И действия некоторые тоже, — вспомнила она про кошку.

Ромка открыл папку с надписью «Дело». В «Деле», кроме билета на одну поездку в метро, лежал испачканный мазутом лист, а на нем с большим трудом распознавался след большого башмака.

— Блин, — сказал он, захлопывая папку и качая в недоумении головой, — такое простое дело всего с одним, ну, если с натяжкой, то двумя подозреваемыми, а мы который день на месте топчемся. Не можем даже узнать, что именно они ищут.

— Как успехи? — подошел к сыну Олег Викторович.

— Уже можешь покупать модем, — самодовольно заявил Ромка, прикрывая «Дело» «Алгеброй». — Потому что по истории у меня скоро пятерка появится. Антон Матвеевич наконец понял, что я его уроки всегда учу и что нога у меня в самом деле тогда болела. Можешь у него сам спросить, если мне не веришь.

— Я все-таки еще чуть-чуть повременю — посмотрю, как дело дальше пойдет, — ответил Олег Викторович и уселся смотреть телевизор.

А Ромка и в самом деле взялся за алгебру и английский. К завтрашним занятиям нужно хоть как-то подготовиться.


Глава 13 Ложная тревога


Недаром говорится, что понедельник — день тяжелый. После трех пар уроков в Ромкином девятом «А» устроили еще и классный час с куратором, и потому из школы Лешка отправилась домой одна. Вставляя ключ в замочную скважину, она услышала телефонный звонок, и, не успев закрыть дверь, бросилась к трубке. Какой-то мальчишеский, чем-то напоминающий Венечкин, голос попросил пригласить Ромку.

— Он еще в школе, — ответила девочка. — А что ему передать?

— Ничего, я перезвоню, — ответил незнакомец и повесил трубку.

Лешка пожала плечами, заперла дверь и, присев перед Диком на корточки, надела на него ошейник и прицепила поводок, решив сначала отделаться от гулянья с псом, а уж потом поесть и приступить к урокам. Из-за каждодневной беготни она порядком запустила занятия. Но тут вдруг громко заверещал Ромкин Попка. Она оставила Дика и подбежала к клетке. Желтый попугайчик повис вверх ногами на одной ножке, запутавшись в веревке, на которой висел колокольчик.

— А зачем ты на нем качаешься? — укорила девочка птичку, аккуратно высвобождая ее из плена.

Попка вспрыгнул на жердочку, отряхнулся, как Дик, и благодарно сказал:

— Ой-ой. Омочка. Девятнадцать рублей.

Отчего он называл именно такую сумму денег, и откуда он вообще взял эти слова, произносить какие начал совсем недавно, но довольно часто, для всех загадка. Должно быть, Попка пополнял свой лексикон за счет телевизионной рекламы.

— Я не Ромочка, — проговорила Лешка. — А денег у тебя нет. И даже воды, несчастный ты мой. Конечно, при таком-то хозяине… Подожди, Дик, еще немножко, — отстранила она собаку и отправилась на кухню за отфильтрованной водой для Попки.

В это время телефон зазвонил снова. Девочка сняла трубку и, услышав немолодой мужской голос, не сразу поняла, с кем говорит.

— Это Павел Демидович, мне нужна Эля, — голос у старика явно взволнованный.

— А ее нет, она на работе, — сказала Лешка. — И придет еще не скоро. Ей что-нибудь передать?

— Боюсь, что тогда будет уже поздно. Не знаю, что и предпринять. Дело в том, что мне только что звонила Вика. С ней что-то случилось, что-то очень страшное. Она только сказала, что ей срочно нужна помощь, что она сейчас у себя дома, а потом разговор оборвался, словно кто-то у нее отобрал трубку или еще того хуже… — старик не договорил, и Лешка услышала, как он тяжело дышит. — Сколько я потом туда, к Сонечке на квартиру, ни звонил, трубку больше никто не берет. И поехать я к ней сейчас не могу, сердце что-то прихватило.

Лешка похолодела.

— Я сейчас же туда еду!

Потом она услышала, как старик с кем-то разговаривает, и в трубке раздался нежный голосок Олеси:

— Оля, ты что, одна дома? А где твой брат?

— Он еще в школе, — ответила Лешка. — А что?

— Я подумала, что вы с ним могли бы туда вдвоем съездить, но раз его нет, то с тобой поеду я. Ты где живешь?

— На «Рижской».

— А ключи у тебя от квартиры Софьи Яковлевны есть?

Лешка взглянула на гвоздик у двери.

— Есть.

— Значит, через полчасика мы с тобой внизу на «Рижской» встречаемся, — утвердительно сказала она. — А то дедушка считает, что одна ты туда ехать не должна, это слишком опасно.

Не помня себя, Лешка выскочила с Диком на улицу и моментально привела его назад. Затем заметалась по комнате и, не придумав ничего иного, достала из косметички свой талисман — перстень с горным хрусталем, подаренный ей Маргаритой Павловной прошлым летом. Она хотела надеть его, но перстень был ей еще велик, спадал даже со среднего пальца, а потому, подышав на камень, Лешка положила талисман в кармашек своего джинсового комбинезона.

«Только бы ничего не случилось, только бы ничего не случилось», — как молитву, повторяла она.

А поскольку Ромка, приходя домой, обычно бежал к своему любимцу, то она прилепила к Попкиной клетке записку: «Рома, я в Медведкове» — чтобы он сразу же ее увидел. А затем схватила свою сумку и быстро выскочила на улицу.

Олесю не пришлось долго ждать. Когда она вышла из вагона, многие пассажиры метро оглядывались ей вслед. Девушка была в ботинках на шнуровке и высоченных каблуках, в глухо черных, по последней моде укороченных брюках и пиджаке в мотоциклетном стиле: чуть приталенном, с воротничком-стойкой серого металлического цвета. Несмотря на волнение, Лешка не могла не обратить внимания на ее наряд и даже в своем любимом комбинезоне, новеньких кроссовках и спортивной куртке снова ощутила себя рядом с ней неказистой Золушкой.

— Привет, — поздоровалась Олеся. Она побледнела, глаза лихорадочно блестели. — Ключи взяла?

«Волнуется не меньше меня», — отметила про себя Лешка и похлопала рукой по кармашку:

— Не забыла. Ты мне лучше расскажи все по порядку о Викином звонке. Она ведь должна быть сейчас вместе с Элей на телевидении, так почему же она оказалась дома?

— Я совсем ничего не знаю, — потрясла кудрявой головкой Олеся. — Мне дед сказал о ее странном звонке, а сама я их разговор не слышала, находилась в то время в другой комнате. А поскольку дедушка разволновался, то я решила съездить в Медведково, чтобы все узнать и его успокоить. Мы подумали, что ключ у вас может быть, поэтому пришлось тебя потревожить. Ты уж извини.

— Да что ты, я бы и одна поехала, — возразила Лешка. — Но вдвоем, конечно, лучше.

— Не пойму я только, что там могло случиться, — продолжала волноваться Олеся.

— Я тоже, — вздохнула Лешка.

Сейчас она жалела о том, что с ними нет Ромки. Мысли ее метались: она не знала, можно ли рассказать Олесе о человеке, который регулярно приходит в квартиру Софьи Яковлевны и что-то в ней ищет, и решила пока ничего не говорить без разрешения брата. Тем более что один из их главных подозреваемых — Олесин брат. А вот о Марате она ее расспросит. Но не сейчас. Сейчас не до этого. Сначала надо узнать, что с Викой.

К концу пути Лешка стала просто сама не своя. Выйдя из метро, она сорвалась с места и побежала. Олеся на своих каблучищах едва догнала ее у самой двери, когда Лешка уже справилась с новыми замками.

В квартиру она ворвалась первой. В коридоре круглыми желтыми глазами на нее уставилась кошка. Мяукнув, она, как ни в чем не бывало, потерлась о ее ногу.

— Кисонька, что случилось? — срывающимся голосом прошептала девочка и двинулась вперед.

В первой комнате ничего необычного. Ну, совсем ничего. Она осторожно двинулась во вторую, в то время как воображение рисовало ей всякие почерпнутые из детективов ужасы: вот она входит, а Вика с пулей в груди лежит на постели. Или с раздробленной головой — на полу в луже крови. Или…

Но и во второй комнатушке не оказалось ни кровавых луж, ни остывающих трупов. Все Викины вещи разложены по своим местам, постели аккуратно застелены. Словом, никого и ничего здесь нет, кроме Кисы — та пришла следом за Лешкой и продолжала внимательно наблюдать за ней. Должно быть, скучала, снова оставшись одна.

Еще не веря своим глазам, девочка облегченно вздохнула. Потом на всякий случай заглянула в ванную комнату и в туалет.

— Может быть, Вика не из дома звонила? — спросила Лешка Олесю, молча стоящую посреди первой комнаты. Она внимательно рассматривала обстановку. Лешка проследила за ее взглядом.

Олеся молча пожала плечами.

— Ты что, никогда здесь не бывала?

— Бывала, но давно. С дедушкой, — ответила Олеся и снова огляделась вокруг. — Интересно, изменилось ли здесь что-нибудь с тех пор?

К Лешке, мяукнув, снова подошла кошка.

— Тебя покормить? Тебе сегодня мало еды дали? — Лешка наклонилась к Кисе, чтобы ее погладить, и из ее верхнего кармашка выскочил сияющий перстень и покатился по полу.

«Помог, ничего не случилось», — подумала Лешка, с благодарностью оглядывая свой талисман.

— Что это у тебя? Ты его здесь нашла? — Олеся выхватила у нее из рук перстень и устремилась с ним к окну. — Это не алмаз, — тут же разочарованно определила она.

— Не алмаз, — улыбнулась Лешка. — Это горный хрусталь. Но для меня он дороже всяких бриллиантов. Он приносит мне удачу и исполняет многие желания. Не всегда, правда, но часто.

Она замолчала, так как заметила, что Олеся утратила всякий интерес как к самому перстню, так и к ее рассказу. Она зашла в маленькую комнату, осмотрелась там тоже, затем вышла обратно и вдруг, тяжело вздохнув, опустилась на стул и полезла в свою сумочку, вывернув ее чуть ли не наизнанку.

— Что ты ищешь? — спросила Лешка.

— Лекарство, — ответила девушка. — Сердце что-то прихватило. Это у меня, наверное, наследственное. Лешка засуетилась.

— Здесь, у Софьи Яковлевны, должны быть лекарства.

В старушкиной тумбочке ей удалось отыскать валидол и корвалол.

— Мне это не помогает, — отказалась Олеся. — Мне нужен интенкордин.

«Интенкордин», — повторила про себя Лешка, чтобы не забыть незнакомое название, и предложила:

— А давай я за ним в аптеку сбегаю.

— Не стоит, — отказалась Олеся, но Лешка заметила, что ей становится все хуже и хуже.

— Почему? — испугалась она. Олеся тяжело вздохнула.

— Неудобно тебя затруднять.

— Что же здесь неудобного! — Лешка схватила свою куртку. — Повтори только, как лекарство называется.

— Интенкордин, — прошептала девушка. — Вот деньги, возьми.

Резкий звонок в дверь заставил вздрогнуть их обеих.

— Кто там? — испуганно спросила Лешка.

— Я, кому ж еще быть, — услышала она голос брата. — А чего это вы тут делаете? — войдя и увидев вместе со своей сестрой Олесю, чрезвычайно удивился он.

Лешка стала торопливо рассказывать.

— Понимаешь, Рома, Павлу Демидовичу позвонила Вика из этой квартиры и сказала, что ей нужна помощь, а потом звонок оборвался, и все подумали, что на нее кто-то напал, и потому мы с Олесей сюда приехали.

— Сначала следовало Эле по сотовому позвонить и спросить, в чем дело, — сказал Ромка. — Или самой Вике. У них же у обеих мобильники есть.

— А как? Мы же не записали их номера, — ответила Лешка, направляясь к двери.

— А куда это ты собралась? — воззрился на нее брат.

— В аптеку. Олесе вдруг плохо стало. Ромка посмотрел на девушку, в изнеможении откинувшуюся на спинку старого стула.

— Что с тобой?

Олеся снова с трудом вздохнула.

— Сердце, — прошептала Лешка и, подойдя к девушке, тронула ее за руку. — Ты подожди, я быстро вернусь. А пока лучше полежи.

Поддерживая Олесю с двух сторон, они с Ромкой довели ее до старой кушетки, уложили и укрыли пледом.

Затем Лешка ушла, а Ромка подошел к телефону и позвонил Валерии Михайловне на работу.

— Мам, ты не можешь дать мне номер Элиного мобильника? Ты, я помню, его записывала.

Валерия Михайловна продиктовала ему цифры и поинтересовалась:

— А зачем тебе понадобилось ей звонить? Она, должно быть, сейчас занята, и ни к чему тебе ее отвлекать.

— Уточнить надо, во сколько завтра мы в гости идем, — тут же нашелся Ромка и сразу перезвонил Эле на сотовый. Она откликнулась почти мгновенно.

— Привет. А что ты сейчас делаешь? — как ни в чем не бывало спросил он.

— Работаю. А что? Что-нибудь случилось? Что на сей раз?

— Нет, что ты, — как можно спокойнее ответил Ромка. — Просто я хотел у тебя узнать, не знаешь ли ты случайно, где сейчас может быть Вика.

— Совершенно случайно знаю, — ответила Эля. — Она сидит рядом со мной. А что?

— Тогда спроси у нее, нет, лучше дай ей самой трубку. — Ромка услышал характерное «хеллоу» и с ходу спросил: — Вика, а зачем ты звонила Павлу Демидовичу?

— Я? Я не звонила ему. Зачем? Мы обо всем еще вчера с ним договорились, — ответила американка.

— А кто ж тогда ему звонил?

— Не знаю. Но это не я.

— Рома, да в чем дело? — перехватила трубку Эля.

— Да так, ни в чем. Ошибка произошла. Извините, что отвлек вас от работы. — Ромка положил трубку на рычаг допотопного черного телефона Софьи Яковлевны и перевел взгляд на Олесю: — Ты что-нибудь понимаешь?

Она покачала головой. Заметно, что ей очень плохо, и он не стал больше к ней приставать ни с какими вопросами.

— Потерпи еще немножко. Сейчас Лешка из аптеки придет, лекарство принесет, — с сочувствием взглянул он на девушку, беспомощно топчась возле кушетки, не зная, что еще ей сказать, как помочь.

Лешка и вправду вернулась очень скоро. Видно, она всю дорогу бежала, потому что очень запыхалась. Протянув Олесе пластинку с красными таблетками, девочка сказала:

— Вот твое лекарство. Налить тебе воды, чтобы ты его запила? У них здесь «Вера» есть.

— Налей, — согласилась девушка.

— Может быть, тебе подольше полежать надо? — участливо спросила Лешка, поднося ей стакан.

Олеся с трудом приподняла голову, выпила таблетку и нерешительно посмотрела на нее.

— Хорошо бы. — А затем, поразмыслив, обратилась к обоим: — А знаете, что? Вы можете мне ключи оставить, а завтра, когда к нам придете, их забрать. Вы же, наверное, домой спешите.

— Что ты, мы тебя одну здесь не оставим. А вдруг тебе еще хуже станет? Впрочем, Ромка может идти, а я с тобой посижу, сколько надо, — твердо заявила Лешка.

Девушка с трудом приподняла руку и посмотрела на часы.

— Да нет, пожалуй, ни к чему это. Я побуду здесь еще минут пятнадцать, пока лекарство не подействует, и тоже с вами пойду. Уж лучше я дома полежу.

— Тогда я тебя до самого дома провожу.

— Спасибо большое, ты очень добра ко мне, — тихим голосом поблагодарила ее Олеся.

Ромка потоптался в прихожей, но, услышав их диалог, решил остаться и помочь сестре доставить Олесю до дома. А пока не мешало бы разведать обстановку в квартире: не забредал ли сюда кто-нибудь снова при уже смененных замках.

Он тщательно осмотрел обе комнаты. Ничего подозрительного в квартире не заметил, напротив, она преобразилась в лучшую сторону. Викины вещи, множество приобретенных новыми жильцами банок, бутылок, пакетов, пачек в ярких упаковках придавали зашарпанному жилищу современный и уютный вид.

— Можно идти? — спросил он, увидев, что Олеся поднимается с кушетки.

Он взял у Лешки ключи, подождал, пока девчонки выйдут наружу, аккуратно закрыл оба замка, на всякий случай подергал дверь за ручку и помчался за своими спутницами.

— Эй, привет, — открывая дверь подъезда, услышал он удивленный знакомый голос.

Сердце у Ромки на миг ушло в пятки. Это же он — Юрка, сын Анны Степановны, а обращается он почему-то к Олесе.

— Здесь и живет твоя больная подружка, да? — спросил он.

— Здравствуй. Нет, не здесь, гораздо дальше отсюда, — все еще слабым голосом ответила девушка. — А здесь наша старая знакомая, бабушка Соня.

Юрка кивнул.

— Я тоже знаю Софью Яковлевну, она наша соседка. Она ведь сейчас в больнице?

— Да, а мы сюда по делу приезжали.

Олеся взглянула на Ромку, и тот сразу понял, что она не хочет посвящать Юрку в истинную причину своего появления здесь, и потому быстро проговорил:

— Кое-что взять требовалось. — А сам пристально уставился на кроссовки парня. Не отрывала от них глаз и Лешка.

Юрка поймал их взгляд, тоже опустил глаза вниз и удивился:

— Гляди-ка, а у нас с тобой абсолютно одинаковые кроссовки.

— Потому что в одном магазине куплены, — объяснил Ромка. — Только тебе они в посылке из Америки пришли, а мне их совсем недавно, тоже оттуда, привезли. Выходит, ты их дольше носишь, почему же они у тебя как новенькие? Каждый день, наверное, их моешь?

«Какой Ромка все же хитрый», — подумала Лешка.

— Вовсе не мою, — отверг Ромкино предположение Юрка. — Просто я их надевать стал совсем недавно, после того как потеплело, а до этого в ботинках ходил. И вообще мне их некогда пачкать, потому что в выходные дни я обычно езжу на дачу работать, там старую обувь надеваю. И на работу не всегда их надеваю. В институт только.

— У меня знакомые тоже на дачу повадились. Ты там и в прошлые выходные был, да?

— Ага, как в субботу утром уехал, так и до воскресного вечера там проторчал. Матери помощь нужна, а я один в доме мужик.

— И ночевал, что ли, там? С субботы на воскресенье? — уточнил Ромка. — Не замерз, случайно? По ночам-то еще жутко холодно.

Юрка пожал плечами и улыбнулся.

— Да вроде нет. К тому же я там не один был. С друзьями.

— У вас там камин, наверное, — предположила Лешка, вспомнив Артемову дачу в Медовке.

— Что ты, какой камин! Пока у нас там только неказистый сарай, но из него я хочу более-менее приличное жилье сделать.

— Пойдем, — прервала, по всей очевидности, показавшийся ей бессодержательным разговор Олеся и потянула Лешку за руку.

— Пока, — махнул им Юрка рукой, заходя в свой подъезд.

Ромка пристально посмотрел ему вслед, особое внимание обратив на мелькающую подошву его кроссовок. Черной она не была.

— Тебе не стало хуже? — участливо спросила Лешка Олесю, когда все спустились в метро. — Здесь такой спертый воздух.

— Ничего страшного, я потерплю, — ответила девушка своим нежным голоском.

— А откуда он тебя знает? — спросил Ромка.

— А он знакомый моего приятеля, Марата. Он тоже здесь недалеко живет, — ответила Олеся.

«Вот и расспрашивать ее ни о чем не пришлось, все само собой выяснилось», — подумала Лешка.

А когда они довели Олесю до самого дома, девушка предложила:

— Спасибо, что проводили. Может быть, зайдете к нам? Только дедушке не говорите, что мне плохо сделалось, ему вредно волноваться.

— Обещаем, что не скажем. Но сейчас мы заходить не станем, сама ему все расскажешь, — к Лешкиному удивлению ответил Ромка, помахав Олесе на прощание рукой.

— А почему ты не захотел к ним подняться? — спросила она брата. — Мог бы какие-нибудь улики против Димки поискать. У Юрки-то — алиби.

Ромка помотал головой.

— Как я его расспрошу? Не стану же я его пытать, не он ли в чужой квартире шарит. Еще надо выяснить, как он туда проникал. — Внезапно он хлопнул себя по лбу. — Ой, как же я сразу не понял! Раз Олеська с Юркой знакомы, то и Димка тоже. Он мог к нему в гости приходить и незаметно в соседнюю квартиру бегать. Так, что даже сам Юрка мог об этом не знать. Вот и мы с Венькой поэтому его усечь не смогли. Именно так оно и было, мне кажется.

— Запросто, — кивнула Лешка.

— А завтра мы к ним надолго придем, тут уж я и кроссовки его разгляжу как следует, и наводящие вопросы ему задам.

— А Юрку ты больше совсем не подозреваешь? А вдруг он врет?

— Вряд ли. Он же сам стал про свою дачу нам рассказывать, понятия не имея о том, что мы расследование ведем и что он у нас в подозреваемых ходит. И мать его тоже о даче говорила, они же не сговаривались.

— Значит, он у нас больше не подозреваемый номер один, — меланхолично подвела итог Лешка.

— Вот именно. Значит, один Димка остался. Здорово, да? — Ромка возбужденно потер руки, предвкушая завтрашний день. — Уж я его выведу на чистую воду.

Но Лешка никакой радости не ощутила. Она почему-то совсем не хотела, чтобы этот симпатичный Димка оказался подлым преступником.


Глава 14 Находка на балконе


— Лешка, скорее, а то к четырем не успеем!

А. Л. Вернувшись из школы после двух часов, Ромка принялся подгонять сестру, чтобы она быстрее собиралась. Лешка же ради такого случая решила одеться тоже стильно и женственно, чтобы выглядеть не хуже Олеси. Она долго перебирала все свои наряды. Как хорошо, что Эля привезла ей замечательный прикид: короткую кожаную юбочку и к ней блестящий серый блузон.

Но Ромка так ее торопил и торопился сам, что бедный, разобиженный Дик вернулся домой, снова не обнюхав все давно застолбленные им кусты. Попка остался без чистой водички и свежего корма, и никто не обращал внимания на его возгласы: «Ой, ой. Девятнадцать рублей». А в результате Ромкиной спешки они приехали к Павлу Демидовичу гораздо раньше Эли с Викой.

В самой большой комнате был накрыт праздничный стол. Возле него суетилась незнакомая женщина.

— Здравствуй. А это кто? — спросила Лешка у Димки — он, как и в прошлый раз, открыл им дверь. На нем по-прежнему другие кроссовки.

— Наша домработница, Наталья Егоровна, — со вздохом ответил Дима. — А вернее говоря, Фрекен Бок в натуральную величину из «Карлсона, который живет на крыше». Следит за каждым нашим с Олеськой шагом, будто мы с ней еще маленькие, и маме нашей в Магадан регулярно отчеты шлет. И даже дед с ней сладить не может. Или не хочет, потому что так ему удобнее, забот и волнений меньше.

— А ваши родители скоро из Магадана вернутся?

— Все собираются, да только никак не соберутся. Работа их держит, хотя заработки там давным-давно уже не те. По правде сказать, мы уже привыкли с дедом жить, да и к Наталье нашей приспособились.

— А где ты учишься?

— В университете коммерции и финансов. На факультете внешнеэкономической деятельности.

— Ух ты, как интересно, — сказала Лешка. — Трудно, наверное? Ты на каком курсе?

— На втором уже. Пока не так уж трудно, — ответил Димка. — Мне нравится. Два языка, столько предметов интересных!

— А в школе ты тоже отличником был?

— С чего ты взяла?

— Ну, сестра-то твоя… Димка усмехнулся.

— Я не такой. У меня оценки всякие были. Не могу я целыми днями зубрить. А она привыкла, над ней раньше мама тряслась, а теперь Наталья с дедом спуску не дают. Мы с ней сюда четыре года как из Магадана приехали. Там, знаешь, какая природа! Сопки, бухта Нагаевская. Таких закатов, как там, я нигде никогда не видел.

Ромка, успев незаметно осмотреть в прихожей обувь и не найдя искомых кроссовок, прошел мимо беседующих и укоризненно покосился на сестру. Вместо того чтобы разоблачать Димку, она с ним чересчур мило разговорилась и, скорее всего, вовсе не о том, о чем следует.

Лешка сразу поняла, чем недоволен ее брат, и сникла. Ей здесь так уютно и все вокруг нравится. Как жаль, что она сюда не только в гости пришла и не может просто отдохнуть и поболтать с интересным парнем. Ну что ж, дело есть дело. Она вздохнула и огляделась вокруг. В этой квартире все не так, как у всех. Девочка обратила внимание на огромный балкон, куда вели сразу две двери из кухни, причем одна находилась напротив другой, а сама кухня, словно сказочный, хоть и больших размеров, домик, огромным выступом располагалась на необъятном балконе, служившем крышей для низших этажей. Как тут не вспомнить о жилище Карлсона!

— А что у вас там? — спросила она. — Туда нельзя выйти?

— Почему же нет? У нас вид с балкона отличный. Вся Москва видна. А летом, по праздникам, мы там гостей собираем. Раньше на дедушкин день рождения огромная толпа заявлялась. К сожалению, еще прохладно, а то б мы и вас туда пригласили, — сказал Дима и крикнул: — Олеська, где ключ от балкона?

— Не знаю, — тихим голосом ответила Димкина сестра, появившись в комнате.

И снова перед Лешкой предстала замечательно одетая девушка. «В моде утонченность, а не спортивность», — вспомнила она слова одного из комментаторов современной моды, услышанные ею по радио. Один вид этой девушки вызывал в Лешкиной памяти виденные по телику демонстрации высокой моды, заставлял фантазировать об элегантных салонах, где красивые и прекрасно одетые люди ведут изысканные разговоры. Впрочем, не преминув оглядеть себя в отсвечивающемся кухонном окне, Лешка с удовлетворением отметила, что в новом прикиде она тоже достаточно женственна и элегантна. Веснушки бы еще куда-нибудь подевать и подрасти поскорее.

— Как ты себя чувствуешь? — спохватившись, участливо спросила она, вспомнив о ее недавнем сердечном приступе.

— Нормально, — ответила девушка.

— А что это с тобой было? — удивился Димка.

— Ничего, просто голова кружилась, — Олеся отвела Лешку в сторону и попросила: — Не говори ему ничего тоже. А то еще скажет дедушке, а дед расстроится.

— Не бойся, я ничего никому не скажу, — пообещала Лешка.

— Так где же нужный-то, — пробормотал Димка, перебирая связку ключей. Среди них Лешка заметила знакомые, те, какими пользовались они с Ромкой до того, как Эля с Викой поменяли замки. Значит, у Димки был в квартиру свободный доступ.

Обшарив взглядом широкий подоконник, Димка сам ответил на свой вопрос:

— Да вот же он. И кто его сюда положил? — А Лешке объяснил: — Мы эти двери запираем, потому что вероятность, что сюда через крышу могут влезть воры, хоть и небольшая, но все-таки есть.

Он открыл дверь, и у Лешки захватило дух от открывшегося вида. Действительно, перед ней раскинулась вся Москва. Вдали виднелись башни Кремля, сверкали купола собора Василия Блаженного. А сколько кругом новых замечательных зданий!

— Нравится, да? — спросил ее Димка.

— Угу! — кивнула она и, посмотрев направо, на выложенном желтой плиткой полу балкона краем глаза увидела железную сетку — что-то вроде сушилки. А на ней лежали кроссовки, отливающие белым шелком. Она подошла к сушилке поближе, словно хотела что-то получше разглядеть на улице внизу: белый цвет на кроссовках стал серебристо-серым. Она снова подняла глаза на свой любимый город. Но сейчас ей стало не до московских красот.

«Надо постараться, чтобы Димка не понял, что я обратила на них внимание. Как бы мне остаться одной?»

— Ты не можешь принести мне попить? — попросила девочка.

— Пожалуйста, — ответил он. — Ты что хочешь?

— Просто водички, — ответила Лешка.

Димка выскочил за дверь, а она, оглянувшись, быстро схватила в руки мокрую кроссовку. Она хорошо отмыта, и лишь в трех местах на подошве едва заметны въевшиеся в нее черные пятнышки. Точь-в-точь такие, какие остались на Ромкиной.

Услышав шаги, Лешка быстро поставила кроссовку на место.

— Спасибо большое, — поблагодарила она. Пить ей совсем не хотелось. Но, чтобы не вызвать подозрений, пришлось выпить всю воду в стакане.

Раздался звонок в дверь.

— Это, наверное, Вика с Элей приехали, — сказала Лешка и вслед за Димкой пошла к входной двери.

— Здравствуйте, здравствуйте. Сначала скажите мне, как себя чувствует Сонечка? — спросил Павел Демидович, тоже появившись в длинном коридоре и направляясь навстречу своим гостям.

Вика тряхнула короткими волосами, и лицо ее озарилось радостной улыбкой.

— Бабушка чувствует себя намного лучше, — сказала она.

Как истинный кавалер, Павел Демидович помог ей снять длинный темно-коричневый плащ с бежевой отделкой. Димка повесил в шкаф Элин.

— Вика, ты мне в самом деле не звонила вчера? — пристально взглянул на девушку Павел Демидович. Гостья отрицательно затрясла головой.

— Это чья-то злая шутка, — произнесла Эля. — Но так как все обошлось, то и забудем об этом. Давайте говорить о приятном.

Обе гостьи были модно одеты, пахли замечательными духами. Вика выглядела посвежевшей, нарядной.

— Я почти акклиматизировалась и теперь могу гулять хоть до утра, — объявила она, поправляя волосы. Тут только Лешка взглянула на ее шею и обомлела: на ней ожерелье, точь-в-точь такое, как у бабушки Сони на снимке в альбоме Павла Демидовича. Камни, кажущиеся темными на снимке, в действительности красного, прямо-таки кровавого цвета. «Рубины», — вспомнила она.

Ромка заметил ожерелье тоже и сразу ткнул в него пальцем:

— Откуда оно у тебя?

— Нашла, — ответила Вика. — Я решила, то есть подумала, что, когда Павел Демидович увидит меня в таком украшении, то он станет вспоминать свою молодость и мою бабушку.

— Где вы его нашли? — тонким голоском прошелестел а Олеся.

— У себя дома. За шкатулку завалилось.

— За какую шкатулку? — в один голое воскликнули Ромка с Лешкой. Неужели они могли проглядеть такую вещь в квартире Софьи Яковлевны?

— За хохломскую. Она на камине стоит у меня. В Лос-Анджелесе, — пояснила девушка, увидев, что все смотрят на нее непонимающими глазами. — Моя бабушка подарила его моей маме перед нашим отъездом в Америку.

— Это же антикварная вещь. Как же Лидочку с ней через таможню пропустили? — удивилась Эля.

— Вы все думаете, что это настоящие рубины, так? А это стекляшки, — рассмеялась Вика. — Очень, как это сказать, — помедлив, она подобрала нужные слова: — Искусная подделка.

— А настоящее ожерелье где? — спросил Ромка.

— А настоящее бабушка продала. Давно. За копейки, мама так считает. Еще в пятидесятые годы. Моя мама была тогда еще маленькой совсем. Она часто болела, ей требовались лекарства, витамины, хорошая еда.

— Жаль, — огорчился Димка. — Такое красивое ожерелье. И очень дорогое.

— Какая разница, — беспечно махнула рукой Вика. — Это тоже всем нравится.

«Ей не жаль, а ему жаль», — подумала Лешка. И, отведя брата в сторону, нехотя шепнула:

— Ромка, это все же он. Его кроссовки на балконе сушатся, а на подошве пятнышки черные.

Ромка метнулся на балкон, но его остановил Павел Демидович.

— За стол, — пригласил он всех.

Павел Демидович был в красивом костюме с галстуком и, казалось, помолодел на много лет. Эля не смогла это не отметить вслух.

— Когда вокруг меня столько молодых и симпатичных людей, я себя тоже начинаю чувствовать совсем юным, — улыбнулся старый генерал и стал расспрашивать Вику о ее маме, другой стране, вспоминать общих друзей. Ромка тоже послушал бы, как там живут в Америке, но сейчас его мысли занимал совсем другой вопрос: как и с чего начать Димкино разоблачение.

Внезапно где-то затрещал сотовый, и с места вскочили сразу четверо: Эля с Викой и Димка с Олесей. Оказалось, звонок предназначается Олесе. Она подошла к своей сумочке, достала из нее мобильник и отправилась с ним в другую комнату. Ромка проводил ее тоскливым взглядом. Сколько же ему прозябать еще без сотового телефона?

Вика тоже пристально посмотрела на девушку и сказала Павлу Демидовичу:

— Ваша внучка очень красивая. Мне кажется, я ее видела уже где-то. — Она свела брови вместе: — Только где?

— На снимках, должно быть, — предположил ее собеседник. — Я же вам с Лидочкой не раз посылал фотографии своих внуков.

Вика пожала плечами:

— Возможно.

А Димка сидел рядом с Лешкой и ухаживал за ней, как за взрослой девушкой. Он подкладывал ей на тарелку салат, интересовался постоянно, не подлить ли пепси или тоника. Лешка же не хотела ни пить, ни есть и вообще чувствовала себя неловко. Ей нравился этот приятный парень, хотя она, ни секунды не раздумывая, конечно, предпочла бы, чтобы на его месте сейчас оказался Артем. Но все-таки как-то нехорошо получается: он к ней всей душой, а она его разоблачать собирается.

Доселе молчавший Ромка вдруг заговорил:

— А скутер у тебя есть? — как можно равнодушнее спросил он у Димки.

— Нет, — покачал головой студент. — Зато у меня полно друзей, у которых такие тачки имеются. Если надо, я всегда могу у них взять.

Ромка пнул Лешку ногой под столом и так выразительно посмотрел на нее, что она тут же выпалила:

— Вот бы покататься!

— А вы приходите завтра на Воробьевы горы. Вы же знаете, куда, — радушно сказал он. — Я буду вас там ждать. Часика в три? Или в четыре? Как вам лучше?

— В четыре, — воодушевился Ромка. — Раньше не успеем.

Но Димка смотрел на Лешку, и она согласно кивнула:

— Мне это время тоже подходит.

Наевшись вкусной еды и вдоволь наговорившись, рассмотрев картины и афиши, фотографии и открытки, они покинули столь необычную квартиру. Павел Демидович пошел их провожать. Он шагал рядом с Викой, и они продолжали свой бесконечный разговор. А Олеся не отставала от Эли, расспрашивала ее о Лос-Анджелесе. Лицо девушки раскраснелось, от этого она казалась еще красивее и тоже походила на иностранку.

Эля подошла к дороге и привычным жестом подняла руку, подзывая частника.

— Давай прогуляемся по улицам немножко, а потом поедем на метро, — остановила ее Вика. — Я не помню совсем, как Москва выглядит.

— Ну что ж, — согласилась Эля. — Тем более что нам с ребятами по одной ветке ехать. Мы их на «Рижской» высадим, а сами дальше поедем.

Они дошли до Чистых прудов, и возле станции метро «Тургеневская» Павел Демидович и Димка откланялись, а Олеся направилась вместе с ними вниз.

— Мне надо к репетитору, это он мне по сотовому звонил, — объяснила девушка.

Спускаясь по эскалатору, Ромка по привычке глазел по сторонам и рассматривал огромные рекламные плакаты, призывающие посетить Марокко, Италию, Египет и другие экзотические страны. А потом скосил глаза на текущую вверх толпу и вдруг встретился глазами с Илоной — их с Лешкой старой знакомой, с ней, между прочим, связана не одна детективная история. С распущенными каштановыми волосами, в красивом светло-зеленом плаще, посвежевшая и довольная жизнью, увидев Ромку с Лешкой, девушка приветливо помахала им рукой.

— Слышь, Лешка, — Ромка проводил Илону долгим взглядом, — она, похоже, завязала. Видишь, как отпадно смотрится? Так же, как и летом. И не подумаешь, что наркотой увлекалась. Лично я за нее рад, а ты?

— Я тоже, — процедила Лешка сквозь зубы. Она, вне всякого сомнения, отнюдь не желала Илоне зла, но только в том случае, если та станет держаться подальше от их компании. Особенно когда из Англии вернется Артем.

— Лешка, завтра мы, наконец, разоблачим твоего Димку, — в который раз выслушав Лешкин рассказ о трех замеченных ею пятнышках на Димкиных кроссовках, торжественным голосом произнес Ромка. — Ведь это стопроцентная улика. Если бы их хорошенько не измазали в мазуте, то на фиг бы их мыли?

— Это так, — согласилась с ним сестра. — Вот только я не понимаю, зачем тогда он меня на балкон повел, где они сушились?

— Откуда ж ему знать, что мы с тобой расследуем это дело?

— Послушай, но получается, что он ничего у Софьи Яковлевны не взял, — с другого бока попробовала заступиться за Димку Лешка.

— У нее — ничего. Не повезло ему просто, бедненькому. Ты же слышала, как он жалел, что ожерелье у Вики ненастоящее? Но разве не он на дороге у Эли сумку вырвал? Этот Марат, наверное, соврал, что никому свой скутер не давал. Или же Димка его у него без спросу взял. Надо узнать, где у Марата его «Ямаха» стоит и насколько она его друзьям доступна.

Внезапно в комнате вспыхнул свет.

— Понравилось в гостях? — спросила Валерия Михайловна.

— Очень, — отозвались брат и сестра с Лешкиного дивана, где, устроившись, в уютной темноте они планировали свои дальнейшие дела. Вернее, очередной план действий составлял Ромка, а Лешке оставалось только с ним соглашаться.

— В субботу ждем у нас Вику, — сказала Валерия Михайловна, выслушав рассказ детей о походе в гости в необыкновенную квартиру в самом центре Москвы. — Лешка, с утра пойдем с тобой на рынок.

— Это еще не скоро, — сказала Лешка.

— Если только у нее не появятся дела поважнее, — заявил Ромка.

— У вас всегда важные дела находятся, когда мне помочь нужно. Да, а еще нас всех к себе Кораблиновы приглашали. Взрослых только.

— А нам и не хочется, — безразлично отозвался Ромка.

В это время раздался телефонный звонок.

— Эля, наверное, — снимая трубку, предположила Валерия Михайловна, но с удивлением сказала сыну: — Тебя. Девушка.

— А я что, урод, по-твоему? — Ромка неторопливо поднес трубку к уху, хотя его снедало любопытство: кто бы это мог быть? По правде говоря, девчонки звонили ему крайне редко, и всегда по какому-либо делу.

Лешка, как обычно, подошла к параллельному телефону. По голосу сразу узнала Илону.

— Привет, — удивился Ромка.

— Рома, — спросила девушка, — с кем это ты сегодня был, когда мы встретились на эскалаторе?

— Так, со знакомыми. Они из Америки приехали. А что?

— Неужели я обозналась? — удивилась Илона. — Эта девушка, ну, та, что в серой куртке, блестящей такой, тоже, что ли, из-за границы?

— Нет, — терпеливо объяснил Ромка, — из-за границы приехали Эля и Вика, те, что постарше всех. А в серой куртке — это Олеська, мы сегодня к ее дедушке в гости ездили. А что?

— А то, что я ее несколько раз со Стэллой видела и |даже как-то с Лехой. Тебе это ни о чем не говорит?

Брат и сестра не поверили своим ушам. Стэлла до недавнего времени занималась распространением наркотиков, а Леха снабжал ее ими до тех пор, пока его не убили, чтобы избавиться от важного свидетеля.

— Не может этого быть. Ты не ошибаешься? Она же отличница. И… И сердце у нее больное, — подыскал: еще один веский аргумент Ромка.

— Ошибаешься ты, — в тон ему ответила Илона. — Впрочем, разбирайтесь с ней сами, она ваша знакомая, мне-то что. Я просто так позвонила, из интереса. А ты привет от меня Артему передал?

— Передал. И тебе от него тоже привет. Ну, ты звони, пока. — Ромка отключил телефон и тут же наткнулся на разобиженное и разозленное лицо сестры.

— Ты что, передавал Артему ее привет? — гневно зашипела она.

— Не-а, забыл, — беспечно ответил Ромка. — А если б и передал, он что, от ее привета облез бы, что ли?

— Не облез. Но если ты это сделаешь, то я… Я тебе тоже что-нибудь сделаю такое… Мало не покажется.

— Да ладно, сама ты с приветом, как я погляжу, — отмахнулся Ромка. — Ты что, кроме этого, ничего не слышала из того, что Илона говорила?

— Прекрасно слышала. Она намекала на то, что Олеська — наркоманка, так, что ли?

— Похоже на то.

— Что ж, бывает. Тебе-то что? Или ты снова начнешь дилера искать, который ее наркотиками снабжает? Всех все равно не переловишь. Этим, я по радио слышала, следственный комитет МВД занимается, и то у него ничего не выходит.

— Никого я не собираюсь искать, — с сожалением вздохнул Ромка. — Ну и семейка! Павел Демидович такой хороший, а внуки! Ты только прикинь, один за чужим наследством гоняется, другая «дурь» глотает. Или уже колется?

— Какая тебе разница!

— Никакой, но молчать об этом мы с тобой тоже не должны. Давай хоть Эле скажем. Пусть она с ней разберется.

— Эля пусть, — согласилась Лешка. — Ас ним? С Димкой? Мне, хоть убей, все равно кажется, что он неплохой парень.

— Втюрилась, что ли? — покосился на нее Ромка, чем снова привел Лешку в негодование.

— Ты что, с ума сошел? — Она изо всех сил толкнула его обратно на диван. — Нет, не стыдно тебе?

— А что я такое сказал? Что сказал-то? — мигом, как ванька-встанька, вскочив с дивана, он схватил ее за локоть: — В любом случае мы должны выяснить о нем все и вывести на чистую воду, поняла?

— Поняла, — тихо повторила девочка. — Раз уж начали…

— Да что это с тобой? — искренне удивился Ромка. — Я ж это дело не искал, сколько раз повторять, что оно само выплыло.

— Я понимаю, — вздохнула Лешка. Ей почему-то невыносимо захотелось пойти завтра к Венечке и написать Артему новое письмо, вместо того чтобы снова мотаться на Воробьевы горы. Она уселась на диван, обняла Дика за лохматую голову и прошептала ему в ухо: — И почему мы не можем жить, как все люди?

Пес фыркнул и помотал головой.


Глава 15 Пятно на кассете


Они появились на Воробьевых горах ровно в четыре часа, как и договаривались с Димкой, и нерешительно остановились, разглядывая собравшихся. Ромка внезапно помахал кому-то рукой. Лешка вгляделась. На большом камне сидел Марат. Его желтого скутера рядом с ним не видно. В руках Марат держал видеокассету.

Ромка подошел ближе.

— Привет. Что у тебя там? Марат смущенно улыбнулся.

— Да так, ерунда. Решил фильм посмотреть. От нечего делать.

— Дай глянуть.

Марат протянул ему кассету. Ромка повертел ее в руках.

— Где-то я ее уже видел. Ты ее что, на Горбушке покупал?

— Нет, это не моя. Мне ее только сейчас дали, — и он кивнул в сторону небольшой группы молодых людей, среди них Ромка заметил и Димку.

Лешка приветливо кивнула Марату и потянулась к брату:

— Дай мне тоже посмотреть.

Она взглянула на название. Обыкновенный блок-бакстер, она такие «стрелялки» терпеть не могла. А сама кассета и в самом деле почему-то ей знакома. Ах, ну конечно, точно такую в то злополучное воскресенье приобрела на Горбушке Эля, после того как Ромка измазал ее своими грязными пальцами. Она уже хотела вернуть кассету Марату, как вдруг заметила на краю коробки большое жирное пятно.

Лешка незаметно наступила Ромке на ногу и молча ткнула в пятно пальцем. Ромка сразу же припомнил то наслаждение, с каким он поглощал вкусную сосиску на Горбушке, а также и то, как Эле стало за него неловко, когда он измазал майонезом вот эту самую кассету. А потом он еще извинялся перед ней, а она заплатила за кассету деньги и положила ее в тот самый пакет с другими кассетами и дисками, который вместе с подушкой сорвал у них шустрый скутерист. На мотороллере Марата, между прочим.

Лешка в это время обернулась и махнула кому-то рукой. Ромка посмотрел туда же. К ним, как всегда, приветливо улыбаясь, приближался Димка.

Ромка улыбнулся ему тоже. Правда, сам бы свою улыбку он охарактеризовал как зловещую и злорадную.

Вот и раскрылись карты, все до одной. Да еще так скоро, не пришлось выдумывать никаких новых ловушек. Он, «искатель» чужих сокровищ и ворюга Элиного пакета, теперь выявлен окончательно. А попался на мелочи. Впрочем, ничего удивительного здесь нет: все преступники всегда на мелочах ловятся.

Тем не менее Ромка продолжал стоять и молча смотреть на парня, не зная, с чего начать: не так-то легко ткнуть носом в содеянные им гадости знакомого и кажущегося на вид таким простым и добрым человека.

Ни о каких таких Ромкиных мыслях Димка не подозревал, а потому доброжелательно и как ни в чем не бывало сказал:

— Привет, а что это у вас?

Это не лицемерие, нет. Это уже сверхлицемерие. Вернее, можно даже сказать, архилицемерие. Такого Ромка перенести уже не мог.

— А вот что, — он сунул кассету Димке прямо под нос. — Узнаешь?

Лешка не отрывалась от лица юноши. Но тот абсолютно спокойно покачал головой и даже ни капельки не смутился.

— Я этот фильм не смотрел. А чья это кассета, твоя? — обратился он к Марату.

— Ваша, — ответил тот. — Олеська дала.

— Значит, ее, а не моя, — равнодушно констатировал Димка. — У нас с ней все игрушки с детства разные. Причем мне она ничего не дает, а у меня все подряд хапает. А где она, кстати? И где твой скутер?

— Олеська на нем катается. Сейчас подъедет, — ответил Марат.

— И опять небось в моих кроссовках, — с досадой добавил Димка. — Где-то их пачкает, а я потом отмывай.

— Как в твоих? — удивилась Лешка.

— Да так. Ты, что ли, у своего брата ничего не берешь?

«Ага, возьмешь у него», — подумала Лешка и помотала головой. — Да мне его вещи как-то и не нужны, своих навалом.

— А этой все мало, — махнул рукой Димка.

— Но они же ей велики!

— И что? Говорит, что ей в них удобно кататься. А вот и она. Ну, я ей сейчас устрою!

Издалека появилась желтая «Ямаха», управляемая человеком в мотоциклетном шлеме, больших очках и знакомых кроссовках. Он ничем не отличался от того, кто подлетел к Эле в Медведкове и выхватил у нее на дороге пакет с кассетами и подушечкой Софьи Яковлевны. Скутерист подъехал к ребятам и снял с себя шлем и очки. Лихой наездник, как по мановению волшебной палочки, превратился в хрупкую Олесю.

— Привет, — растерянно оглядела она неожиданную компанию.

В голове у Ромки пронесся самый настоящий шквал. Так вот в чем дело! Значит, Димка и в самом деле неплохой парень, и Лешка была права. Да он ему и самому нравился. С другой стороны, он и подумать не смел, что Димкина сестра на такое способна. Такая она вся из себя, идеал просто. Отличница, к тому же. Правда, Илонка вчера немного подпортила ее неземной образ, но и тогда он не связал это сообщение со своими подозрениями.

И наш детектив решил не церемониться. Не дав Олесе слезть с «Ямахи», он подошел к ней совсем близко и с презрением, на какое только был способен, сказал:

— Так, оказывается, это ты довела бедную бабушку до инсульта. Эх ты! На наркоту, что ли, денег не хватает? Мы теперь все про тебя знаем. — И припечатал, как плюнул ей в лицо: — Воровка!

— Что ты такое говоришь? — вскинулся Димка и схватил мальчишку за воротник куртки. — Олеська, в чем он тебя обвиняет?

Олеся широко распахнула свои прекрасные, в пушистых ресницах глаза и, взглянув на Марата, указала на Ромку рукой:

— Он что, с ума сошел?

Но Ромку остановить уже невозможно.

— Если кто и свихнулся, то только не я. — Он вывернулся из Димкиных рук, поправил свой воротник и попросил: — Остынь, пожалуйста, и лучше скажи: ты свои кроссовки от чего отмывал, от мазута?

— Ну да, Олеська в них во что-то такое вляпалась. Где-то… — и внезапно до парня дошло, где совсем недавно он видел свежие следы от мазута. — Олеська, так это ты в квартиру к бабушке Соне ходила? А зачем ты туда мазут принесла?

— Мазут она не приносила. Его я принес, чтобы ее разоблачить, — объявил Ромка.

Девушка высокомерно взглянула на мальчишку:

— Что за чепуха! Никуда я не ходила. На дороге грязи хватает!

— У меня дома именно твой след есть, на листке бумаги отпечатанный, — сблефовал Ромка и сунул ей под нос кассету: — А это откуда? Скажи, откуда?

— Говори сам, в чем дело? — схватил его за руку Димка.

— А я уже сказал, что твоя сестра — наркоманка и воровка, вот она кто. А кассету эту она у нашей Эли своровала. Отобрала, вернее, на дороге. И не одну, причем. Можешь у себя дома проверить, там «Пепел и алмаз» должен быть, мы его своей маме на Горбушке купили.

Олеся побледнела.

— Сам ты дрянь! — закричала она. — Мазутом чужие квартиры пачкаешь.

— Да что ты! Может, и пачкаю, но в чужих вещах не роюсь и драгоценности не ищу. И по помойкам не шастаю, бомжа из себя не изображаю. И больного, между прочим, тоже, чтобы одному в квартире остаться, когда другие по аптекам бегают. — Он отвернулся от Олеси и снова обратился к Димке: — Деда вашего тоже не пожалела. Чтобы в чужую квартиру пролезть, придумала, что Вику убивают, а он у вас после инфаркта. Ты же знаешь эту историю?

— Олеся, это что, правда, ну то, что он говорит? — подошел к ней Марат.

Девушка, склонив хрупкие плечики, беззащитно покачала головой и взяла его за руку. Ну как тут ее не пожалеть!

— Я вам не верю, — заявил парень и напустился на Ромку: — Что ты мелешь, ведь это оскорбление, самая настоящая клевета. Между прочим, за это и схлопотать можно.

Ромка покраснел от возмущения.

— Согласен, — запальчиво сказал он. — Если ты ей не давал в прошлое воскресенье днем для чего-нибудь свой скутер, когда сам в аэропорт ездил, то я беру все свои слова назад. Значит, я ошибся, и тогда согласен даже перед ней извиниться.

— Ты же мне сказала, что тебе надо больную подругу навестить, — обратился Марат к Олесе.

— Которая живет где-то в Медведкове, да? — добавил Ромка.

Марат, не отрываясь, смотрел на девушку.

Не говоря ни слова, она нажала на газ. В считанные секунды, пока никто еще ничего не успел понять, мотороллер набрал крейсерскую скорость и, буквально выскользнув из-под девушки, врезался в парапет. Олеся неловко взмахнула руками, ее отбросило назад и она, словно сломанная кукла, осталась лежать на асфальте.

Лешка ахнула. Димка с Маратом сорвались с места.

— Скутер готов, — Ромка с сожалением поглядел на разбитого красавца. И тоже подбежал к склонившимся над Олесей ребятам и Лешке. — Дышит, — воскликнул он, увидев, как тяжело вздымается у нее грудь. И, когда Марат попытался приподнять девушку, предостерегающе закричал: — Не трогай ее! Этого нельзя делать, нас так в школе учили.

— Вызывайте «Скорую». У кого сотовый? — спросила Лешка.

Марат быстро достал из кармана кожанки мобильный телефон.

Олеся медленно открыла глаза, обвела всех мутными глазами и, остановив их на Ромке, сказала:

— Я ничего там не взяла, честное слово.

— Не нашла, вот и не взяла, — пробурчал Ромка. — Что у тебя болит?

— Все, — ответила она и попыталась пошевелиться. — Все-все болит.

— Не вставай, лежи, — закричал Ромка. — Надо под нее что-нибудь подложить, чтобы не простудилась.

Он огляделся и, не найдя ничего подходящего, снял с себя свою синюю куртку и подсунул ее под девушку. Марат, дозвонившись до «Скорой», снова склонился над Олесей.

— Зачем ты, я бы и сам мог это сделать, — сказал побледневший Димка. Он тоже снял с себя куртку и накрыл ею сестру

Ромка махнул рукой.

— Какая разница кто. — И забегал вокруг, высматривая машину. — Скорее бы врачи появились!

— Черт-те что! Дедушке теперь снова плохо будет, — тихо вздохнул Димка. — Что мне ему сказать? Она у нас такой примерной считалась, просто образец для подражания. Кто ж знал, что она способна на такое?

— Значит, вы с ней совсем не дружили, и ты на нее влияния не оказывал. Я вот про Лешку все знаю, — самоуверенно заявил Ромка.

Лешка только молча усмехнулась.

— А Павлу Демидовичу пока ничего не говори, — продолжал Ромка. — А потом скажешь, что произошла небольшая авария. Скутер-то невысокий, не так сильно она с него и грохнулась.

«Скорая» приехала довольно быстро.

— Перелом ноги, сотрясение мозга, надеюсь, что легкое, — констатировал врач.

— Это очень серьезно? — спросила Лешка.

— Бывает и хуже, — усмехнулся молодой доктор. — Рентген покажет.

— А вдруг она теперь хромать станет?

Лешка смотрела на него своими огромными голубыми глазищами, и врачу захотелось успокоить девочку.

— Не должна, — ответил он и сочувственно спросил: — Подруга твоя, да?

Лешка неопределенно качнула головой:

— Знакомая просто.

Димка с Маратом, бросив на площадке разбитый скутер, поехали с Олесей в больницу.

— Придется тачку сторожить, — сказал сестре Ромка, поднимая и отряхивая свою куртку. — А знаешь, мне ее даже жалко стало.

— Мне тоже.

— Но она сама виновата, — упрямо сказал он. — Видно, на наркотики денег не хватало. В это дело если влипнешь, то все.

— Илона же твоя справилась.

— Не до конца, значит, увязла. Да еще и ситуация помогла. И мы с тобой немножко. Но Илонка подлостей никому не делала. А эта хотела всех перехитрить. Надеюсь, что она тоже не законченная наркоманка, иначе и учиться бы не смогла, и домоправительница их давно бы все просекла. Наверное, в долг какой-нибудь влипла или ее шантажировал кто-нибудь. Выздоровеет — узнаем.

— А как ты догадался, что Олеська сама своему деду звонила?

— А кто ж еще? Небось в соседнюю комнату вышла и своим мобильником воспользовалась. Викин акцент ничего не стоит сымитировать. «Мне быть нравится очень здесь», — передразнил он американку.

— Ой, — вспомнила Лешка, — а тебе в тот день, когда мы с ней в Медведково ездили Вику спасать, какой-то незнакомый мальчик звонил.

— Уверен, что это тоже она. Проверить, наверное, хотела, дома я или нет. От двоих-то не отделаться, а тебя она в аптеку отправила, чтобы быстренько все в доме обыскать. Ключей-то у нее от любого замка не оказалось, потому она тобой и воспользовалась. Как же вовремя я подоспел! А ты в ее сердечный приступ поверила!

— Ты сам поверил. — Лешка вдруг схватила брата за руку. — Ой, Рома! И почему я сразу ее затею не просекла, когда она спросила, есть ли у меня ключи? Откуда она могла знать, что там замки сменили? Наверное, съездила туда, дверь открыть не смогла, вот и разыграла комедию.

— Должно быть, так и было, — кивнул Ромка.

— Но почему так срочно ей туда понадобилось? Ясно же, что полчаса поисков, а то и меньше, то есть то время, пока я в аптеку бегала, ничего бы ей не дало. Сколько часов мы там все рылись и ничего не нарыли.

— Пока не знаю.

Ромка вздохнул и присел на парапет. К нему то и дело стали подходить знакомые Марата и, охая и ахая над искореженной «Ямахой», спрашивать, что случилось с такой прекрасной тачкой.

— Просто авария, — отвечал всем мальчишка с видом знатока: — Маневренность-то у «Ямахи» слабая, нельзя сразу с места срываться, если опыта недостаточно.

Несмотря на теплый день, Лешка почему-то и устала, и замерзла. К Венечке сегодня она уже точно не попадет, и думать об этом нечего. Значит, и письмо Артему не напишет. Она притулилась к брату и прикрыла глаза. И лишь когда часа через два на площадке появились Марат с Димкой, она, вздохнув, вскочила им навстречу:

— Ну, что?

— Перелом простой, закрытый, — сообщил Димка. — Никакие операции ей не грозят. Пусть в больнице полежит, о себе подумает.

А Ромка подошел к Марату:

— А у тебя в гараже телогрейка есть? Старая такая, столетней давности, темно-серого цвета?

— Есть, — кивнул Марат. — У нас там полно всякого старья валяется, целый отряд бомжей запросто приодеть можно.

— А ты Олеське ключ от гаража давал? Марат пожал плечами.

— Конечно, раз она просила. Ей трудно отказать.

— Понятно, — протянул Ромка.

— Можно тебя на минутку? — позвал Димка. Лешка подошла к нему тоже. — Я вот о чем хочу вас попросить. Вы, пожалуйста, не говорите ничего дедушке, а? Я имею в виду не об аварии, о ней он и так узнает, а обо всем остальном.

— За кого ты нас принимаешь? — возмущался Ромка и пристально взглянул на парня: — А ты, что ли, правда не знал, что твоя сестра — наркоманка?

— Конечно, нет. Она же у нас всегда занята: то в школу спешит, то в училище музыкальное, то к репетиторам — год-то последний, на следующий уже в вуз поступать. К тому же Наталья Егоровна по просьбе мамы ее все время контролировала, каждый шаг проверяла. На минутку где задержится — она туда уже звонит. Поэтому-то ей сначала пейджер, а потом сотовый телефон купили.

— И все равно не уследили. Ну что ж, мы пойдем, — и Ромка потянул сестру за руку. А когда они отошли на некоторое расстояние, сказал: — Поняла теперь, почему она там всегда на короткое время появлялась? При таком за собой контроле она никак не могла за один раз обыскать всю квартиру.


Глава 16 Тот самый антиквариат


Дома, несмотря на сравнительно поздний час, никого не оказалось. — Они, наверное, все вместе к кому-то в гости пошли, — решила Лешка.

— Скорее всего к Кораблиновым, — кивнул Ромка. — Эля же всегда к ним ходит, да и наши тоже. Помнишь мама говорила, что они их приглашали.

— Ну и пусть. Нам-то что там делать? — сказала Лешка, а про себя подумала: «Без Артема».

— Да, без Темки там делать нечего, — словно подслушав ее мысли, прямодушно подтвердил Ромка, не заметив Лешкиного смущения. — Видишь, как глупо все закончилось. У меня почему-то никакой радости нет от разоблачения преступника. Хоть я и не ожидал, что эта фифа может из себя бомжа изображать. Представить невозможно, что она до такого старья дотронуться может, не то что на себя напялить. А вот Димкины кроссовки она зря брала.

— Это ее и сгубило, — согласилась Лешка. — И вообще, если бы наши американцы всем одинаковых кроссовок в Лос-Анджелесе не накупили, ты бы ничего и не распутал!

— Знаешь что! — возмутился Ромка. — Ты мои таланты не принижай! Я бы за что-нибудь другое зацепился. Просто этот факт сам в глаза бросился. Кстати, Олеська потеряла куда больше, чем приобрела. Да еще деньги тратила, цветок покупала. И зачем ей потребовалась эта подмена?

— Видно, поначалу надеялась, что никто ничего вообще не заметит. Когда Софья Яковлевна говорить сможет, *мы у нее спросим, чем она ее так напугала? Может, она хотела потихоньку во вторую комнату пройти, а старушка ее заметила и приняла за какой-нибудь призрак? Ой, я, кажется, поняла. Бабушка ведь рано ложилась и снотворное всегда пила. А в тот день его, наверное, не оказалось. Помнишь, мы пустую упаковку от радедорма нашли? Таблетки кончились, вот она и не заснула. А тут Олеська явилась. Небось кралась, как призрак, и напугала бедную старушку чуть не до смерти, в прямом смысле этого слова.

— Я тоже так думаю, — согласился Ромка.

— А цветок она не покупала. Я сейчас вспомнила, что у них в одной из комнат на окне похожие цветы стояли. Возможно, это Софья Яковлевна Наталье Егоровне когда-то отростки своей герани дала. Ой, а я до сих пор свои цветы не посадила!

Лешка пошла в ванную комнату и извлекла оттуда пакетик с луковицей, которую месяц назад ей дала Светка. Интересно, еще не поздно сажать?

Припомнив, что в угол кладовки она бросила пакет с грязным кошкиным глиняным горшком, Лешка заглянула туда. К счастью, он с тех пор там так и валялся. Она брезгливо извлекла горшок из пакета и, поставив его в раковину, пустила на него струю горячей воды. Пусть сначала отмокнет.

Прилипшие к краям горшка слои каши и грязь отошли довольно быстро. Лешка вымыла горшок с мылом и, повертев его в руках, решила, что не мешало бы проделать в его дне дырочку, как и положено в нормальном цветочном горшке. Пожалуй, она сама с этим справится.

Девочка поискала в верхнем ящике стоящей в прихожей тумбочки большое шило, но не нашла. Наверное, его забрал Ромка, а взятые зачем-нибудь вещи он редко возвращал на место. Тогда она направилась в кухню, достала из ящика стола нож с узким острым лезвием и стала ковырять им дно горшка. Глина поддавалась ковырянию очень трудно, а потом и вовсе нож уперся во что-то твердое.

— Ты что делаешь? — вдруг раздался над ее ухом громовой голос.

— Ох! — Лешка резко вздрогнула, горшок с грохотом выпал у нее из рук. Грохот, в свою очередь, переполошил Дика. Пес громко тявкнул и отскочил в сторону, а Попка с тревогой крикнул: «Ой-ой, Омочка, Пусик мой!» — и затрезвонил, как телефон.

Сколько раз она отчитывала брата за эту его противную привычку незаметно подкрадываться сзади и пугать человека, но все бесполезно — он не унимался. Хотя, если честно, она и сама иногда поступала так же, в отместку. А Ромка даже маму пугал, и Олег Викторович частенько вздрагивал от диких воплей сына и показывал ему после этого огромный кулак.

— Балда несчастная! Что ты наделал! Хотела цветок посадить, лилию королевскую, а теперь где другой горшок брать? — с досадой воскликнула Лешка, наклоняясь, чтобы собрать с пола черепки. Но черепков на полу почему-то не видно. На линолеуме валялись не куски горшка, а меленькие кусочки глины, сам же горшок лежал целехонький и там, где глина от него отвалилась, слегка поблескивал.

— А что это у тебя за горшок такой странный? — не обращая внимания на ругань сестры, поинтересовался Ромка.

— Кошкин, — пояснила Лешка. — Мне его жалко было на помойку выбрасывать, я подумала, что горшок из такой грубой глины хорошо станет на балконе с большой лилией смотреться. Или с кактусом на окне: у меня его отросток давно лежит. А ты всегда мне все портишь.

— Погоди, погоди!

Ромка схватил горшок и забегал с ним по комнате, затем извлек из ящика письменного стола свой металлоискатель и поводил медной петлей по бывшей кошкиной посуде. Лешке стало тоже интересно, она подошла к брату поближе и приложила ухо к одному из его наушников. И замерла, ухватившись рукой за его плечо, потому что услышала, как Ромкин прибор, сменив тон, запищал совсем по-другому.

— Лешка, давай скорее отколупывать глину. Только аккуратно, — почему-то взволновался Ромка и страшно засуетился, ища предметы для колупания.

Возиться с горшком пришлось долго. Пробовали и ножичком, и отверткой, и даже пилкой для ногтей. Сначала показался желто-красный бок, потом блеснуло что-то совсем красное и прозрачное. Они с Лешкой так увлеклись, что не обратили внимание на то, как в доме появились родители и Эля с Викой. И теперь вздрогнули оба разом, хотя Эля спросила не так уж и громко:

— Что это вы делаете?

— Глину отколупываем, — ответил Ромка. — Ты хотела этот горшок на помойку выбросить, а Лешка решила в него цветок посадить. А горшок не простой, он заколдованный. — Ромка взглянул на Вику и спросил — А почему ты без своих рубинов?

— Они к этому костюму не подходят, — ответила Вика.

На ней было темное платье с закрытой шеей и кружевами, на нем ожерелье с красными камнями и вправду бы не смотрелось.

— У Олеси похожее платье есть, — непроизвольно вырвалось у Лешки, так как она постоянно возвращалась мыслями к девушке.

— Стоп, — Вика схватила ее за руку. — Я вспомнила, мне кажется, где я встретилась с ней в Москве.

— И где же? — подскочил к ней Ромка.

— В ресторане, куда мы ходили в воскресенье. Да, именно там. Я вспомнила. Она еще смотрела на меня, а потом ушла.

— А там ты в своем ожерелье была, да? — уточнил Ромка.

— Там — да. А что?

— Да так. Идет оно тебе очень.

Он принялся снова колупать горшок и прошептал Лешке:

— Вот почему Олеське так хотелось в понедельник в бабушкиной квартире одной остаться. Теперь она отлично знала, где и что искать — в Викиных вещах. Углядев в ресторане Вику в ожерелье, она, конечно, решила, что оно настоящее. Да и кто бы подумал, что поддельное? Оно же точь-в-точь как на снимке. И как только ее в ресторане их домоправительница не засекла?

— Сам знаешь, когда надо, всегда уйдешь от слежки, — ответила сестра.

Валерия Михайловна собрала веником на совок глину, отскочившую от горшка, и присела рядом с детьми.

— Да что за горшок-то?

— Он драгоценный, — таинственно прошептал Ромка. — Золотой, сразу видно.

Вскоре к колупанию глины с драгоценного горшка приступила вся семья вместе с гостями. И через некоторое время в руках у Ромки засверкал уже не горшок, а золотая чарка, инкрустированная огромными рубинами, похожими на те, что на Викином ожерелье.

— Эти-то, зуб даю, настоящие, — сказал он и протянул чарку Вике: — Вот это и есть, как я понял, завещанный тебе бабушкой антиквариат. Небось от самого Брюса достался, предка твоего. Тогда считалось, что рубины предупреждают об опасности изменением цвета, а толченым рубином лечили от всяких болезней. Брюса же колдуном считали, ты знаешь? Эй, послушай, значит, ты тоже графиня, да?

«Графиня» улыбнулась:

— Я отнесу его в больницу, бабушка мне все объяснит. Я пойму, что она скажет.

— А я уже поняла, почему Софья Яковлевна все время о своей кошке упоминала и просила о ней заботиться, — сказала Эля. — Она надеялась, что мы для Кисы этот горшок едой станем наполнять и никуда он поэтому не денется. И еще я могу высказать предположение, почему она так скудно жила.

— Почему? — спросила Лешка.

— Я думаю, что поначалу она боялась привлекать к своей квартире разных воров и жуликов, а потом, как у многих очень старых и одиноких людей, у нее это переросло в манию, и она стала отказывать себе буквально во всем.

— В Америке мы не позволим ей этого делать, — сказала Вика.

— Ромка, а вдруг эту чарку Якову Брюсу сам Петр Первый подарил? — воскликнула Лешка. — Он же Брюса жаловал.

Подумав, Ромка отрицательно покачал головой:

— А вот это вряд ли. Историю лучше знать надо, — назидательно изрек брат. — Петр не любил всякие такие слишком дорогие безделушки, он из простой посуды и ел, и пил. И вообще отличался неприхотливостью в быту и роскошь всякую не поощрял. А денежки все больше на флот, на вооружение, на строительство да на просвещение тратил. Брюсу кто-нибудь другой ее преподнес.

Олег Викторович с уважением посмотрел на сына:

— Антон Матвеевич и в самом деле тобой доволен. Я его вчера в метро встретил. Молодец, подтянулся.

— Значит, покупаем модем? — подскочил к нему Ромка.

Телефонный звонок не позволил ему дождаться ответа отца. Олег Викторович снял трубку и передал ее Ромке:

— Тебя. Дружок твой. Это Венечка.

— Рома, а я снимки с Малышом проявил, — заявил мальчик. — Где Малыш и несколько парней, чуть-чуть подозрительных.

— А девушек подозрительных на нем нет? — спросил Ромка.

— Девушек нет. А вот девочка одна, очень красивая, два раза в кадр попала. Один раз когда туда шла, другой — обратно. Малыш к ней всякий раз подбегал, вот я ее и заснял. Она такая необыкновенная, был бы я постарше, то, наверное, влюбился бы в нее.

— Эй, послушай, — остановил его Ромка. — А волосы у нее какие?

— Темные.

— Кудрявые, да? А одета красиво, да?

— Очень, — восторгался на том конце Венечка.

— А лет ей, примерно, сколько?

— Ну, как Лешке, наверное.

— Ей больше, — почему-то охрипшим голосом сказал Ромка. — И теперь я, то есть мы с Лешкой поняли, почему он был невидимкой. Потому что это она, а девчонок ты не подозревал. И я тоже, потому никак не мог сообразить, кто за нами как-то раз в метро следил. В вагоне одни школьницы находились. А теперь и это прояснилось. Знаешь что, мы к тебе завтра придем и обо всем расскажем, а сейчас нам с тобой некогда разговаривать. Надо как следует наследство разглядеть.

— Что, что? — не понял Венечка, но Ромка уже повесил трубку и направился к Олегу Викторовичу, чтобы, пользуясь моментом, немедленно потребовать модем, а по дороге шепнул сестре:

— Олеська этого не переживет.

— А ей и знать об этом пока не надо, — ответила сердобольная Лешка. — Она и так уже достаточно пострадала. Надо ее в больнице проведать. Может быть, в ней совесть проснется?


Примечания

1

Подробно об этом читайте в книгах Н. Кузнецовой «Дело о таинственном шефе», «Дело об украденном перстне», «Дело о разбитом бинокле», «Дело о бледном вампире», «Дело о синекрылой бабочке», «Дело о сияющей записке», «Дело о танцующей статуе», вышедших в серии «Черный котенок». (Прим. ред.)

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1 Радостное известие
  • Глава 2 Визит к старой графине
  • Глава 3 Бомж в кроссовках
  • Глава 4 Кража на дороге
  • Глава 5 Нечаянная встреча
  • Глава 6 Поющий малыш
  • Глава 7 Поцарапанная «Ямаха»
  • Глава 8 Ожерелье из прошлого
  • Глава 9 Человек-невидимка
  • Глава 10 «Не лей другому лужу…»
  • Глава 11 Следы остаются
  • Глава 12 Смена замков
  • Глава 13 Ложная тревога
  • Глава 14 Находка на балконе
  • Глава 15 Пятно на кассете
  • Глава 16 Тот самый антиквариат


  • Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    загрузка...