загрузка...
Перескочить к меню

«Грязное белье» Кремля. Разоблачение высших чиновников РФ (fb2)

- «Грязное белье» Кремля. Разоблачение высших чиновников РФ (и.с. Компромат.ru) 1.13 Мб, 295с. (скачать fb2) - Алексей Сергеевич Челноков

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Составитель Челноков Алексей Сергеевич «Грязное белье» Кремля. Разоблачение высших чиновников РФ

Предисловие

Во власть приходят из самых неожиданных мест, на ходу меняя профиль деятельности до неузнаваемости. Анатолий Сердюков попал в министры обороны из торговцев мебелью. А «мадам Лизинг», как ласково называют министра сельского хозяйства Елену Скрынник, по образованию кардиолог, занималась поставками медицинского оборудования.

Сын министра обороны Сергея Иванова насмерть сбивает на «зебре» пожилую женщину и не садится в тюрьму. А отец вскоре становится вице-премьером правительства РФ.

Все хорошо — все чин чинарем, чин чином, ништяк, говоря на языке сообщества, наделенного вывернутой наизнанку моралью. Россия — виртуальное мафиозное государство, которым правит коррумпированная авторитарная клептократия чиновничества, олигархов и организованной преступности. Такое определение следует из порции дипломатических документов США, которые сайт Wikileaks в ноябре 2010 года предоставил в распоряжение британской газеты Guardian. Отмывание денег, личное обогащение, неподсудность криминальных авторитетов, вымогательства, откаты, вывоз наличных (чемоданами) средств на Кипр — вот далеко не полный список того, какой американские дипломаты видят российскую действительность, где взяткооборот достигает $300 млрд в год, а действия правительства и криминала с трудом отличимы, пишет газета. Взяткодательство развилось в стройную систему параллельного налогообложения в целях личного обогащения милиционеров, чиновников и служащих ФСБ.

Власть — это гигантская линза, многократно увеличивающая чиновника. Власть наделяет человека силой армии и милиции, одаривает богатствами нефтяных скважин и алмазных копей, но одновременно даже привычные человеческие недостатки выглядят как верх глупости, чванства и цинизма. Как произошла «моральная революция» правящей верхушки? Самые известные высокопоставленные чиновники сами расскажут об этом, но не в интервью, а своими жизнями, карьерами и тайнами, которые они хотели бы сохранить, но не смогли.

Примечание: данная книга основывается на собственных материалах журнала «Компромат. ру», а также на публикациях в центральной прессе — в газетах «Ведомости», «Комсомольская правда», «Собеседник», «Московский комсомолец», «Известия», «Газета», «Коммерсант», «Время новостей», «Век», журнале «Профиль» и др. Выражаем искреннюю признательность и глубокое уважение всем журналистам, нелицеприятные расследования которых помогают узнать тяжелую правду.

Чистка мундиров (Ю. Я. Чайка, Генеральный прокурор)

Сотрудники Московского областного РУБОП не верили глазам, когда в салоне автомобиля вместе с боевой гранатой обнаружили спецталон, освобождающий его от досмотра, оформленный на имя замгенпрокурора Юрия Чайки. Подумали, что документ фальшивый, но проверка подтвердила худшие подозрения: выходило, что второй человек в Генеральной прокуратуре лично «крышует» кавказских бандитов. То, что сама машина, которой по доверенности гражданина Артема Чайки управлял ингушский рэкетир Ибрагим Евлоев, принадлежала прокурорскому сыну, лишь укрепляло уверенность в этой, как казалось, невероятной версии.

Предыстория этого скандала ничем не отличается от любого другого бандитского «наезда». 5 марта 1999 года рэкетиры Ибрагим Евлоев и Сызыр Чумаков приехали в подмосковный город Одинцово к замдиректора фирмы «Формпост» г-ну Калиниченко и потребовали $60 тыс., ссылаясь на некий его долг партнерам. В подтверждение серьезности своих намерений они отняли автомобиль-иномарку стоимостью $40 тыс. у компаньона Калиниченко г-на Каширина.

Оба предпринимателя обратились в подмосковный РУБОП. Через четыре дня преступники снова встретились с замдиректора «Формпоста» и повторили свои требования. На встречу с ним они приехали на машине «Донинвест-Кондор» с номером O-682-OO (подобные номера обычно выдаются высокопоставленным лицам).

На этом же автомобиле их и задержали через несколько минут на Можайском шоссе. Кроме «спецталона-вездехода», у задержанных нашли разрешение на парковку у щания Госдумы, а также «джентльменский набор» бандитов: револьвер, гранату РГД-5 с запалом и героин. По мнению оперативников, Чайка-старший не вправе был делать спецталон на частную машину, которая принадлежит его сыну. Однако следствие просто побоялось глубоко разобраться в этом вопросе.

Расследование дела поручили подразделению ГУВД Подмосковья по борьбе с оргпреступностью. Следователи так и не решились допросить Юрия Чайку, вы звав в качестве свидетеля лишь его сына Артема, работающего адвокатом. Примечательно, что Чайка-младший своими показаниями пытался обеспечить алиби обвиняемому Евлоеву, заявив, что в день и час вымогатель-де на тот был совсем в другом месте, а именно в аэропорту, где провожал его в Иркутск.

Обвинительное заключение по делу Чумакова и Евноева тогдашний замоблпрокурора Эдуард Денисов решился утвердить лишь на следующий день после того, как Юрий Чайка ушел из прокуратуры на пенсию. Через несколько недель пенсионер Чайка стал министром юстиции, но прокуратура уже не могла дать делу задний ход — оно ушло в суд.

В Одинцовском горсуде, зависимом от Минюста, с ним делом начали твориться странные вещи. Его долгое время не назначали к слушанию, а затем неожиданно отправили на доследование под предлогом того, что следствие не предоставило обвиняемым переводчика. Суд обязал областное ГУВД подобрать им переводчика и провести следствие заново. Между тем входе расследовании дела Евлоеву и Чумакову несколько раз предлагался переводчик, но они письменно отказывались, демонстрируя, что хорошо владеют русским языком (большую часть жизни они прожили в Центральной России).

Определение суда о направлении дела на доследование было выгодно обвиняемым: у них появились реальные шансы выйти на свободу и скрыться. Однако это определение опротестовал одинцовский горпрокурор Виктор Артемов, признавший, что суд под формальным предлогом уклоняется от рассмотрения дела. Кассационная коллегия Мособлсуда удовлетворила протест и обязала Одинцовский суд начать процесс.

Одинцовский судья Михаил Елычев дважды направлял повестки о явке на заседания суда Артему Чайке, однако тот прислал телеграмму о том, что у него перелом ноги и появиться на процессе он никак не может. Побоялись прийти в суд и потерпевшие предприниматели, один из которых, опасаясь за свою жизнь, вынужден был уехать в длительную командировку за рубеж, а другой вообще сменил место жительства. Тем не менее суд счел собранные следствием доказательства достаточными для вынесения обвинительного приговора. Оба признаны виновными в вымогательстве и грабеже, Евлоев — в хранении гранаты, а Чумаков — в хранении кокаина. По словам судьи Елычева, наказание преступникам могло быть и более суровым, чем назначенные им 6 лет лишения свободы, однако суд учел, что оба они имеют малолетних детей и ранее несудимы.

Министр юстиции Юрий Чайка сделал лишь одно публичное заявление по этому скандальному делу: «Евлоева и Чумакова я не знаю, а спецталон и номера я делал для себя, так как периодически пользуюсь этой машиной вместо служебной». При этом г-н Чайка выразил уверенность, что его сын будет впредь более осторожен в выборе знакомых, которым доверяет машину.

Вопрос, почему спецталон на имя замгенпрокурора России оказался у рэкетиров, судом и не рассматривался, так как, по словам судьи, «к предъявленному обвинению отношения не имел».

…Юрий Яковлевич Чайка родился в 1951 году в далеком городе Николаевск-на-Амуре Хабаровского края, в семье секретаря горкома КПСС. Отучился два года в политехническом институте, потом пошел работать электриком на местный судостроительный завод. Но проработал недолго и загремел в армию. После армии Чайка уехал в Свердловск и поступил там в юридический институт.

В этом институте судьба свела его с молодым Юрой Скуратовым, приехавшим из Улан-Удэ. Они подружились, хотя Скуратов был на три курса старше. Дальше их пути разошлись. Скуратов остался в аспирантуре института, а Чайка, закончив юридический, пошел работать следователем в прокуратуру Усть-Удинского района Иркутской области. Уже в начале 1980 года становится прокурором Тайшетской транспортной прокуратуры, через четыре года — начальником следственного отдела Восточно-Сибирской транспортной прокуратуры. Еще полтора года — и Юрий Яковлевич становится инструктором отдела административных органов Иркутского обкома КПCC. В конце 1986 года получает новое назначение — заместитель прокурора области по следствию. Весной 1988 года Чайка — начальник отдела обкома КПСС, в начале 1991 года — прокурор Восточно-Сибирской транснспортной прокуратуры, а в феврале 1992 года — прокурор Иркутской области. Чтобы оценить это повышение, скажем просто: «потолок» даже регионального транспортного прокурора — генерал-майор, а областной прокурор — но уже генерал-лейтенант.

В конце 80-х Иркутск потрясло дело сексуального маньяка Кулика. «Из криминалистов, работавших в разных городах Иркутской области, была сформирована специальная следственная бригада, в которую входил и Чайка», — вспоминает бывший следователь иркутской прокуратуры Николай Китаев. Будущий генпрокурор выбивал для бригады жилье, рабочие кабинеты, автотранспорт.

Вместе с Чайкой в следственной бригаде по делу Кулика работал Николай Небудчиков. Они дружили. Небудчиков дослужился до должности межрайонного прокурора и в 1991-м создал фирму «Партнер ЛТД», которая официально занималась сделками с недвижимостью, юридическими консультациями, нотариальными услугами. Но под крышей фирмы действовала организованная преступная группировка. Оружия и боеприпасов в «прокурорской банде», как ее называли, было достаточно для ведения локальной войны: в Ижевске, Екатеринбурге и Туле закупались вынесенные с оружейных заводов автоматы, в арсенале небудчиковцев были гранаты и даже две бочки с напалмом. Брал к себе Небудчиков в основном людей, прежде служивших в силовых ведомствах — КГБ или милиции. Прошедший особую проверку кандидат зачислялся в одну из групп — разведки, контрразведки, специальную «группу дискредитации». Была и «группа исполнителей» (киллеры).

Первой жертвой банды стал директор страховой фирмы «Мегарезерв» Усов: он, узнав, что «Партнер ЛТД» не собирается возвращать кредит, хотел рассказать об этом в прессе и был похищен, вывезен ночью за город и задушен удавкой лично Небудчиковым. «Прокурорская банда» промышляла в основном заказными убийствами и рэкетом, но затем у Небудчикова «поехала крыша», и он решил заняться «идейной» борьбой с инородцами. Им был составлен «Основной план», в котором говорилось: «…Сформировать группу особого резерва. Завербовать лучших работников КГБ. Задействовать для пробы «афганцев». Попались бандиты случайно (часть «бойцов» до сих пор в розыске), а процесс над Небудчиковым был закрытым для прессы. Все это, напомним, происходило в бытность Юрия Чайки прокурором области.

Дело банды Небудчикова вели иркутяне. Видимо, поэтому расследование затянулось. Хотя Чайка много говорил в СМИ о борьбе с бандитизмом, почти все дела по статье 77 УК при нем возвращались судом на дополнительное следствие и тихо разваливались.

В апреле 1995 года сотрудники Восточно-Сибирского РУБОПа около полуночи ворвались в одну иркутскую квартиру, где был устроен частный публичный дом. Обслуживали клиентов девочки разных профессий. Но были среди них и молодые работницы МВД и прокуратуры. Чайка, тогдашний областной прокурор, все же упросил начальника РУБОПа Александра Егорова не давать хода материалам.

За время руководства Чайки в областной прокуратуре сильно поменялся кадровый состав. И было отчего: некоторые следователи сбегали из областной прокуратуры в другие подразделения. Объясняли это примерно так: мы работаем, добываем информацию, но после доклада прокурору она почему-то утекает в криминальные структуры, и дело в результате рассыпается: свидетели исчезают, потерпевших запугивают. Может быть, все это и случайность — просто слишком уж часто такое происходит.

Бывшие коллеги Чайки по работе в сибирской глубинке оценивали его по-разному. «Следователь и юрист он средний, а вот по части «достать», «пробить», делегацию встретить, свозить на дачу, на Байкал — тут ему равных не было», — рассказал The New Times один из тех, кто знал Юрия Яковлевича еще по Тулуну и Тайшету. Заслуженный юрист РФ Николай Китаев отмечает, что у Чайки была «хорошая хватка». При этом, считает Китаев, он всегда выделялся чутьем и прекрасным знанием текущей политической конъюнктуры: понимал, что удачно отчитаться об успешном выполнении очередного постановления ЦК — это прежде всего. За понятливость его и любило начальство. «Хватка» же помогала делать профессиональную карьеру.

Продвижению по служебной лестнице не мешали даже близкие отношения Чайки с братьями Кодзоевыми — Темуром и Баширом. Братья промышляли «черным рейдерством», и репутация у них была дурная, но двери в областную прокуратуру они открывали ногами и были соучредителями нескольких коммерческих фирм с сыном Юрия Яковлевича, Артемом.

Чайка никогда не реагировал на критические публикации о себе, не опровергал их и не судился со СМИ. Однако когда в иркутской «Байкальской Открытой газете» в конце 1999 года появился материал о Кодзоевых, в квартиру редактора газеты Виктора Прокопьева вломился ОМОН и он был арестован по обвинению в… «изготовлении и сбыте порнографии»: соответствующие материалы были-де найдены в ходе проведенного ОМОНом обыска. После того как к делу подключились депутаты Госдумы и Фонд защиты гласности, оно было спущено на тормозах. Вскоре Башир Кодзоев прошел в парламент по списку блока «Медведь», а его брат Темур был расстрелян неизвестными в центре Иркутска. Покушались и на Башира: в него стреляли в Москве около Сандуновских бань. Затем интересы Кодзоевых и Артема Чайки разошлись, свой иркутский бизнес Кодзоевы свернули.

Шофером служебной «Волги» у Чайки был некто Галькевич. У обычного «водилы» с собой всегда было удостоверение, где он значился… следователем областной прокуратуры. Его задерживали сотрудники милиции, находили в машине боеприпасы, но уголовные дела каждый раз затухали, не возникнув, — вмешивался шеф. Позднее Юрию Яковлевичу был задан вопрос — как же так вышло с его шофером? Ответ потряс «святой простотой»: дескать, сволочь он, конечно, порядочная — но водитель классный, вот и приходилось его выручать.

Между тем Галькевич, кроме служебных удостоверений, имел — и раздавал — оперативные путевые листы, при предъявлении которых машина не подлежит задержанию автоинспекцией. Также водитель получал без счета и документов кучу любых запчастей для своего «железного коня» — автомагнитолы, чехлы, зачем-то телефонные аппараты, мыло и даже веники. В этом ему способствовала весьма влиятельная сотрудница областной прокуратуры.

Сын прокурора, Артем Чайка, также не был обижен: областная прокуратура регулярно предоставляла ему служебный транспорт для личных целей и деньги «на бензин», конечно же, не спрашивая с него отчета за расход топлива. Причем это происходило уже тогда, когда сам Юрий Яковлевич пересел в высокое московское кресло: служебный пиетет зависит от расстояний не горизонтальных, а вертикальных.

По словам Виктора Прокопьева, Чайка фигурировал по меньшей мере в двух уголовных делах, возбужденных региональным управлением ФСБ по Иркутской области. В нервом из них речь шла о том, что Чайка, возможно, получил взятку в виде эксклюзивных золотых часов фирмы Longines.

Второе дело связано со строительством в Иркутске юридического института. Идею Чайки поддержало правитсльство Черномырдина и выделило деньги на строительство. Проведенная сотрудниками ФСБ проверка выявила банальные приписки, которые нанесли бюджету ущерб на сумму около миллиона долларов. Заместитель начальника регионального управления ФСБ Александр Николюк отправился к преемнику Чайки на посту областного прокурора Анатолию Мерзлякову. Увидев в деле фамилию Чайки, Мерзляков наотрез отказался выступить против предшественника, предложив попросту заныть о результатах проверки.

Информация об оперативном деле попала в Москву, откуда в Иркутск прибыла комиссия из трех работников центрального аппарата ФСБ и двух сотрудников Генпрокуратуры. Их работа подтвердила, что в местном ФСБ есть материалы не только на Юрия Чайку: к исчезновению средств имел отношение и начальник Юридического института Игорь Звечаровский. Материалы были ксерокопированы и ушли в столицу по линии Генеральной прокуратуры. Они легли на стол к Юрию Скуратову и тогдашнему директору ФСБ Николаю Ковалеву. Чекисты и надзирающий орган пришли к выводу, что оперативное дело огласке предавать не стоит. Вероятно, Юрий Скуратов теперь об этом жалеет — ведь Чайка, мягко говоря, предал своего шефа.

Скуратов за это время успел даже поработать в ЦК КПСС, а оттуда, после распада СССР, начал прыгать вверх по карьерной лестнице. Чайка упорно продвигался вверх в рамках Иркутской области. В 92-м он уже был прокурором этой области. И вот в 95-м году их пути снова пересекаются.

Скуратов в октябре был назначен Генеральным прокурором Российской Федерации. Буквально пару недель спустя он забирает Чайку в Москву и назначает его своим заместителем. В этот день он дает интервью газете «Коммерсант», цитирую: «Юрий Яковлевич Чайка — человек, которого я достаточно давно знаю по институту. Потом судьба нас развела, и когда я попал в институт прокуратуры и затем уже в аппарат, я обратил на него внимание как на человека очень энергичного, требовательного и жесткого в борьбе с преступностью».

Бывший генпрокурор в интервью вспоминал: «Через два дня после утверждения его СФ я получаю очень аргументированное, подробное письмо, где собраны все грехи Чайки. Правда, анонимное. Начали разбираться: написал письмо прокурор из аппарата прокуратуры Иркутской области. Там было и о злоупотреблениях Чайки, и о стиле его руководства (окружил себя подхалимами), и много всего. Что я должен был делать? Идти в СФ и просить все отыграть обратно? Я предпочел поверить Чайке…»

Отменить собственный указ Скуратов так и не решился, а когда пикантные факты из биографии Чайки начали всплывать, у него уже появились влиятельные защитники.

У Скуратова не сложилось с властью. С одной стороны, он хорошо показал себя в нелегкой борьбе за власть в 96-м году. Но потом, когда у него закрутилось расследование «кремлевских дел» совместно со швейцарской прокуратурой, он стал неудобен.

После разразившегося в начале 1999-го скандала, связанного с делом «Мабетекса» и пресловутым видеокомпроматом, Чайка, как считает Юрий Скуратов, предал друга и покровителя и на посту и.о. генпрокурора вместе с тогдашним главой ФСБ Путиным активно работал над решением «проблемы Скуратова». С августа 1999 года Чайка — министр юстиции.

В результате Скуратова убрали с дороги — жестко и изощренно. Создали историю с секс-компроматом, сфабриковали парочку дел «в отношении костюмов» и квартиры. Администрация Президента хотела убрать Скуратова с политического поля и поставить на его место нового человека. И все это время за спиной у Скуратова стоял его верный, как казалось Юрию Ильичу, заместитель Чайка.

Замену Скуратову произвели механически — на его место пришел заместитель Юрий Чайка. Так Юрий Яковлевич впервые сел в кресло Генпрокурора России. Но просидел в нем немного — всего четыре месяца. Назначить генеральным прокурором его не успели. В начале 99-го года разразился скандал с машиной его сына. 29 июля Юрий Чайка уходит из Генпрокуратуры, а 9 августа — на пенсию. Имеет право — он отслужил в прокуратуре 20 положенных лет. Интересно, что на пенсии он находился всего восемь дней. 17 августа 99-го он получает пост министра юстиции в правительстве Владимира Путина. В то время как исполняющим обязанности Генпрокурора России становится Владимир Устинов.

Шесть лет прокурор Чайка руководил Министерством юстиции, а его земляк Владимир Устинов — Генеральной прокуратурой. Странное совпадение — именно шесть лет дали тем самым ингушам, которых поймали в машине его сына. И кстати, эти бандиты постоянно проживали в Иркутске и свое наказание отбывали в лагерях на территории Иркутской области.

…В декабре 2002-го гендиректора Верхнеленского речного пароходства Николая Паленного нашли повешенным в своем гараже. В самоубийство Паленного до сих пор никто не верит. Каким-то чудесным образом его смерть совпала с решающим этапом борьбы за пароходство, которое атаковали «черные рейдеры». За год до этой трагедии Артем Чайка заключил соглашение с Верхнеленским речным пароходством (ЗАО «ВЛРП») о том, что пароходство примет указанного им человека на должность финансового директора.

Верхнеленское пароходство обеспечивает функционирование одного из главных транспортных путей Сибири. По нему, в частности, идет северный завоз топлива и продовольствия. Затем фирма Чайки-сына (учредителем числился он и депутат Госдумы Башир Кодзоев) взяла в аренду около 10 судов для передачи их во фрахт по цене в два раза выше, чем арендная плата. Взамен пароходству на льготных условиях был предложен кредит на 2 млн долларов.

После конфликта, связанного с досрочным требованием вернуть деньги, было возбуждено уголовное дело. А руководитель пароходства, с которым Артем Чайка подписывал соглашение о финансовом директоре, был найден повесившимся в гараже. Официальная версия — самоубийство.

За два дня до смерти Паленный дал интервью телепрограмме «Совершенно секретно», в котором среди прочего сказал: «Хотят нас обанкротить необоснованно. Этот конфликт создается группой не совсем порядочных лиц, и в том числе за этим стоит сын министра юстиции Артем Юрьевич Чайка, он создает очень негативный фон для работы наших предприятий».

Анализируя этап работы Юрия Чайка в Генпрокуратуре (в 1995-м стал замгенпрокурора, а в 1998-м непродолжительное время исполнял обязанности генпрокурора), а затем и в Министерстве юстиции РФ (летом 1999-го Чайка — министр юстиции), эксперты рекомендуют обратить особое внимание на роль Назира Хапсирокова — бывшего завхоза Генпрокуратуры, который впоследствии стал помощником главы президентской администрации.

О Назире Хапсирокове, его роли в «правильном» разрешении многих уголовных разбирательств и в так называемом «деле нехорошей квартиры и Юрия Скуратова», которое инициировали для отставки прокурора, стало известно еще в 1998–1999 годах, как в принципе и о специальном фонде Генеральной прокуратуры, на средства которого покупалась недвижимость для высокопоставленных чиновников этого ведомства.

На взгляд экспертов, Юрий Чайка, которого Скуратов, будучи генпрокурором, пригласил на работу в Москву, со временем оказался в другой команде. «Когда Скуратов приступил к громким разоблачениям, касавшимся ельцинского окружения, его вынудили уйти, а Чайка выбрал «правильную» сторону, и на его поведение обратили внимание, — полагает один из бывших сотрудников госбезопасности. — Впоследствии, будучи министром юстиции, Чайка доказал свою исполнительность и деле «ЮКОСа». Обеспечение конфискации имущества компании, его четкой реализации, прохождения денег и вообще оперативная работа судебных приставов тоже не осталась без одобрительного взгляда из Кремля».

А дальше у Скуратова началось разочарование в первом заме:

Я стал замечать, что он старается не подписывать никаких бумаг, где требовалось принятие решения. Даже документы, подписывать которые было его прямой обязанностью, старался подсунуть мне на подпись. Во-вторых, он провалил первое же мое поручение. Я уехал и отпуск и просил его выступить перед Советом Федерации с представлением о возбуждении уголовного дела в отношении председателя питерского заксобрания Кравцова. Но Чайка не пошел к сенаторам, послал начальника отдела. Сенаторы обиделись и прокатили нашу просьбу. Потом всплыла другая история. Пока я был в отъезде, Чайка — он курировал финансово-хозяйственные вопросы — вместе с управделами Генпрокуратуры Хапсироковым купили жилье моему заму Розанову за огромную цену, заплатив бюджетные деньги. В общем, это был вопиющий случай решения жилищного вопроса. Я решил избавиться от Чайки. Предложил его на должность министра юстиции. Поговорил и с самим Юрием Яковлевичем. Он был категорически против. Его эта должность тогда не устраивала никоим образом.

Но чуть позже, уже после истории со Скуратовым, кресло министра юстиции пришлось для него как нельзя более кстати. На этом посту он проявил себя послушным исполнителем.

На Большой Дмитровке Чайка запомнился тем, что в 1996 году курировал знаменитое «дело о коробке из-под ксерокса», в которой во время избирательной кампании из Дома правительства было вынесено более $500 тыс. Чайка спустил это дело на тормозах. Кроме того, ему приписывают и активную роль в «заминании» скандала с нецелевым использованием кредитов Международного валютного фонда. И впоследствии ничто не сбило Чайку с намеченного курса, проложенного ему Владимиром Путиным в 1999 году. Именно такая позиция — стремление не лезть в политику, не участвовать в «дворцовых интригах», не слишком светиться на экранах и в прессе, возможно, — сыграла решающую роль в выборе кандидатуры Юрия Чайки на должность генпрокурора.

Впрочем, по словам экс-генпрокурора Скуратова, «на руководящие должности, особенно в силовые структуры, сейчас берут только людей, на которых есть компромат, чистых же не берут совсем… чтобы силовики эти потом не поднимали головы».

В июне 2006-го, после неожиданного ухода в отставку Устинова, следует очередная путинская рокировка: Чайка возвращен в прокуратуру, Устинов отправлен в Минюст.

Личный доход супруги генпрокурора Елены Чайки в 2009 году составил 6,36 млн руб., и у нее появился Mercedes ISO 4M. По данным ЕГРЮЛ на 2003 г., Елена Чайка руководила зарегистрированным в Москве ООО «Артикул 2001». Сам генпрокурор, как следует из опубликованных справок о доходах и имущественном положении, за то же время заработал 2,16 млн руб. Кстати, ряд заместителей Ген. прокурора и их родные владеют автомобилями, цена которых сопоставима с их годовым заработком. У Сергея Фридинского при доходе в 2,43 млн руб. есть Audi А8, а у его супруги, заработавшей 1500 руб., — Nissan Мurano.

У жены Владимира Малиновского (его доход — 1,88 млн руб.), заработавшей 360 000 руб., Toyota Land Cruiser Prado. У Александра Гуцана, заработавшего 1,87 млн руб., выпускающийся с 2004 г. Land Rover Discovery 3, его жена — председатель уставного суда Санкт-Петербурга Наталья Гуцан, заработала 2,1 млн руб. Не бедствуют и руководители рангом ниже. У полпреда генпрокурора в Госдуме Сергея Кондратьева с супругой при общем доходе менее 900 000 руб. есть BMW X5 и Peugeot Partner.

Упомощника замгенпрокурора В. Овчинникова с заработком 896 000 руб. — Land Rover Discovery 3.

«Наверное, поэтому Россия не ратифицировала пункт 20 Конвенции ООН против коррупции, который дает определение понятию «незаконное обогащение», — объясняет президент Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. — Незаконное обогащение — это как раз разница между задекларированными доходами и расходами. В итоге у нас никто не обязан объяснять, почему его автомобиль стоит больше, чем зарплата за несколько лет».

Например, зарплата заместителей прокурора в Москве от 45 тыс. до 80 тыс. рублей в месяц. Не очень давно угнали внедорожник Mercedes-Gelaendewagen стоимостью 4,5 млн рублей у зампрокурора Перовской межрайонной прокуратуры Москвы. Как прокурор «наскреб» денег на дорогущую иномарку? Риторический вопрос. Примерно в то же время был арестован зампрокурора Северного административного округа столицы Вячеслав Трофимов. По версии следствия, зампрокурора пытался получить $3 млн от коммерсанта Ященко, входящего в руководство холдинга «Автоконцепт», специализирующегося на торговле дорогими иномарками. Задержан же 28-летний Трофимов был при получении от коммерсанта первой суммы в $100 тыс.

В 2008 году генпрокурор Юрий Чайка и министр юстиции Владимир Устинов сдали квалификационные экзамены на должность судьи. По Госдуме ходили слухи, что Чайка может оставить пост генпрокурора, перейдя на пост первого заместителя председателя Верховного суда.

минобороны для мебели (А. Э. Сердюков, министр обороны)

В говне здесь живете, в говне и умрете! Денег на этот центр ВДВ не давать! Это училище вообще надо сократить. Полковника этого наглого снять — и в войска!» — кричал министр обороны Анатолий Сердюков. Начальник Рязанского высшего командного учини ща ВДВ Герой России, гвардии полковник Андрей Красов пытался оправдаться: храм построен исключительно на средства Рязанской епархии, спонсоров и ветеранов ВДВ. Полковник говорил, что в центре, начиная с 2011 года, будут готовить армейских капелланов, «90 % из которых составят православные священники». К тому же храм нужен членам семей офицеров, курсантам и солдатам, так как ближайший находится в 15 километрах oт учебного центра «Сельцы», на другом берегу Оки, через которую в этих местах даже не проложен мост. Сказал, что храм необходим для воспитания патриотических чувств у будущих профессионалов-сержантов. Министр, слушая неловкие оправдания полковника, распалялся всё больше…

…Начальственная процессия прибыла 30 сентября 2010 года на вертолете с трехчасовым опозданием — в 10.10 вечера. Перед посадкой Сердюков с воздуха осмотрел территорию центра. Учебка «Сельцы» построена в лесу на северном берегу Оки. Казармы, административные строения, учебные корпуса для курсантов, учебный полигон, лазарет, стрельбище, несколько аэродромных площадок, танкодром, полигон для БТР. Министр обороны заметил с воздуха недостроенную столовую и казарму, рассказал The New Times знающий детали скандала полковник ГРУ в отставке Виталий Шлыков. Увидел и храм Ильи-пророка, возведенный неподалеку от полигона. Это-то и привело министра в ярость. Выйдя из вертолета, Сердюков сразу начал кричать, утверждают в Союзе десантников России.

«Министр прилетел на вертолете, при этом он был без командующего ВДВ, — рассказал «Ъ» вице-президент Ассоциации Героев России, Советского Союза и полных кавалеров ордена Славы, Герой Советского Союза генерал-майор ВДВ Александр Солуянов. — Выйдя из вертолета, министр принялся нецензурно оскорблять начальника центра Героя России полковника Андрея Красова. Недовольство министра вызвал деревянный храм Ильи-пророка, расположенный на территории учебного центра, господин Сердюков потребовал его снести».

В присутствии подчиненных обматерил, даже назвал «долбоебом» встречавшего его полковника. Рядом стояли заместитель начальника училища ВДВ по тылу гвардии полковник Игорь Волков и офицер военной контрразведки ФСБ. В весьма резких выражениях министр обороны потребовал снести храм: «Казарма недостроена, столовая недостроена, а они за 180 млн церковь отгрохали!»

«Я каждое воскресенье служу в этом храме, — поведал священник Иоанн, настоятель храма. — На воскресную службу приходит человек 10 бойцов, кто исповедуется, кто причащается… Бойцы мне сказали — храм в обиду не дадут». В центре проходят обучение, по словам отца Иоанна, примерно 300–350 солдат-срочников плюс еще где-то 150 офицеров и сержантов обслуживающего персонала.

Союз десантников России подготовил обращение к президенту Дмитрию Медведеву и патриарху Кириллу с просьбой заступиться за командира Рязанского высшего командного училища ВДВ полковника Андрея Красова.

В Интернете появилось видеообращение генерала Ачалова с подробным рассказом о скандале в «Сельцах».

Сотрудник синодального Отдела по взаимодействию с Вооруженными силами протоиерей РПЦ МП Александр Ильяшенко убежден, что десантники вправе требовать отставки министра обороны Анатолия Сердюкова после того, как он нецензурно оскорбил Героя России гвардии подполковника Андрея Красова. «Вопрос надо решать твердо, быстро и по-военному. Он должен попросить прощения, но, независимо от того, просит он прощения или не просит, он должен уйти в отставку», — заявил протоиерей Александр 18 октября корреспонденту «Интерфакс-религия». Представитель РПЦ МП указал, что подобный случай «с самой худшей стороны» характеризует самого Сердюкова как «человека, который к армии никакого отношения не имеет» и «не обладает никаким кредитом доверия не только у Вооруженных сил, но и у штатских людей».

Как он смеет безнаказанно оскорблять старого солдата! Надо менять законы, чтобы они не допускали такой возможности. В случае оскорбления человек должен иметь право ответить, и даже действием. Будь перед ним даже министр, но нашлепать ему по щекам было бы очень хорошо», — возмутился священник.

Конфликт между министром обороны и армией, который разгорался в течение трех лет — с того момента, как Анатолий Сердюков был назначен на должность и начал проводить военную реформу, — выплеснулся на публику Пошли даже слухи, что министр может расстаться со своим креслом. Впервые недовольство высказали действующие офицеры, причем из элитных подразделений, которые через Генштаб непосредственно подчиняются Верховному главнокомандующему, то есть президенту.

Надо еще сказать, что отношения Сердюкова с десантниками особые, можно сказать, на грани фола. Например, летом 2009-го стало известно, что Минобороны окупило для ВДВ тысячи… бракованных парашютов на 280 млн рублей. Следователям Главной военной прокуратуры удалось сорвать поставку в ВДВ большой партии непригодных парашютных систем. «Хитроумные предприниматели изготовили эти парашюты не из нового сырья, а из старых деталей. Представители армейского заказчика и военпреды, полагаю небескорыстно, закрыли на это глаза. Проведенные специалистами исследования показали, что использовать эти парашюты нельзя», — заявил главный военный прокурор Сергей Фридинский. Поставка старых, списанных изделий под видом новых — самая распространенная практика хищений бюджетных денег в силовых структурах. Прибыль делится между участниками по договоренности, причем получают не только непосредственные исполнители, но и старшие офицеры, поставившие свою подпись на каких-то актах.

Офицеры-мошенники спокойно закупают для войск как списанные боеприпасы, так и старые детали для самолетов и вертолетов, треснувшие каски, бронежилеты, у которых только материя новая, а пластин вообще нет. Пластины туда вставляют сами бойцы, вынимая их из старых «броников». И ладно если бы это были качественные пластины — но автоматная очередь пробивает их насквозь с пятидесяти шагов, потому что они с самого начала никуда не годились… Закупить старые парашюты оказалось так же просто.

…Пятьдесят восемь депутатов Госдумы обратились с открытым письмом к президенту Дмитрию Медведеву с требованием «отставки министра обороны г-на Сердюкова, который своими непродуманными действиями и безответственными решениям разрушает оборонный потенциал России». По замыслу министра обороны, говорится в письме, в ближайшие три года в Сухопутных войсках количество частей и соединений будет сокращено в 12 раз, в ВВС-ПВО и в ВМФ — почти в два раза. Ракетные войска стратегического назначения предполагается урезать на треть, а ВДВ — на 20 %. «Продолжается фактический разгром Генерального штаба, который также будет сокращен более чем в два раза. У специалистов вызвает негодование эта спешка. За три года предполагается сократить больше 2000 частей и соединений наших Вооруженных сил. Подобных темпов «обрезания» не имела еще ни одна страна мира».

Письмо депутатов не было очередным всплеском эмоций у оппозиционеров. Незадолго до его написания, в 2008 году, накануне Дня защитника Отечества, в своем служебном кабинете выстрелом в сердце покончил с собой врио начальника Службы расквартирования и обустройства войск (СРиО) Минобороны России генерал-полковник Виктор Власов. Следствие квалифицировало происшедшее как доведение до самоубийства. Впрочем, но не более чем формальность. Дело в том, что накануне вечером генерал Власов имел весьма нелицеприятную беседу с министром обороны Анатолием Сердюковым.

Власова еще не похоронили, а вместо него приказом министра обороны временно исполняющим должность начальника СРиО назначен Леонид Сорокко. Этот сугубо гражданский человек, который имеет весьма отдалённое представление об армейских проблемах, будет теперь в статусе, равнозначном воинскому званию «генерал армии». Еще год до этого он был руководителем небольшой питерской строительной фирмы, с оборотом несколько сот миллионов рублей. Оклад его в военном ведомстве гораздо меньше, чем зарабатывал Сорокко у себя в строительной конторе в Питере.

Сорокко возглавлял созданное недавно Главное управление капитального строительства (ГУКС). Через данную структуру проходит практически весь строительный бюджет Минобороны, равный нескольким десяткам миллиардов рублей. И вот теперь в должности врид СРиО он контролирует все строительно-финансовые потоки, идущие через военный бюджет МО РФ.

В Главном управлении капитального строительства Минобороны управление обустройства войск возглавляет другой земляк Сердюкова — 40-летний Олег Коваль. Он имеет к строительству военных объектов весьма опосредованное отношение. Работал прорабом на различных гражданских стройках, дорос до генерального директора ООО «Блок-Монолит». Но опыта работы в военном строительстве не имел. Не исключено, что на этой почве у генерала Власова были стычки с выдвиженцем Сердюкова. По некоторым данным, именно Коваля Сердюков хотел назначить руководителем СриО. Однако, по отзывам представителей МО РФ, Коваль не справлялся даже с должностью начальника управления. По сообщению источников из Минобороны РФ, в последнее время у генералитета вызывает раздражение засилье в окружении Сердюкова гражданских советников, которые «советуют» приватизировать практически все объекты недвижимости ВС РФ в Москве. Именно с подачи окружения Сердюкова прорабатывался проект по переезду из столицы в другие города Главного штаба ВМФ, Академии имени Петра Великого, комплексов ЦСК и многих других объектов.

Выдвиженцами из Питера заменили генералов, возглавляющих ХОЗУ Минобороны РФ, управление Службы и расквартирования Ленинградского военного округа, ВМФ и т. п. Однако самые грандиозные проекты, связанные с приватизацией военных объектов, возглавили самые опытные представители «питерского» крыла — Лев Винник (до прихода в МО РФ работал топ-менеджером корпорации «Ленстройреконструкция») и Александр Горбунов (бывший генеральный директор питерского оборонного завода «Ленинец»). Эти люди разрабатывают сейчас новую программу приватизации объектов Минобороны РФ.

Корпорацию «Ленстройреконструкция», где работал Лев Винник, контролирует Андрей Молчанов, сын вице-губернатора Санкт-Петербурга Юрия Молчанова. Вице-губернатор в начале 90-х работал в Санкт-Петербургском университете проректором по международным связям.

В это же время помощником ректора по тем же международным вопросам работал Владимир Путин.

Понемногу «освобождались» другие кабинеты. Первого заместителя министра обороны генерал-полковника Александра Белоусова уволили за то, что он не хотел отдавать гражданским бизнесменам земли двух полигонов, один из которых находится в Забайкалье. «Полигоны нам понадобятся в ближайшее время», — говорил он, когда Россия собралась выходить из ДОВСЕ.

Бывший начальник Главного военно-медицинского управления Игорь Быков противился переводу военного госпиталя с Каменного острова в Санкт-Петербурге или по передаче гражданским коммерсантам. Как известно, другой остров — Новую Голландию — от военных уже освободили. Много шума было и по поводу переезда Главного штаба Военно-морского флота из Москвы в Санкт-Петербург. Переезд был приостановлен «из-за отсутствия необходимых средств и нежелания многих адмиралов» отправляться в Северную столицу.

Главком ВВС Владимир Михайлов попал в число неудобных потому, что был против вывода из Москвы Военной академии им. Жуковского. А еще потому, что противился двум начинаниям — активному использованию в коммерческих целях самолетов военно-транспортной авиации и, кроме того, настаивал, чтобы на аэродромах совместного базирования главенствовали военные, а не гражданский воздушный флот.

Земельный участок военного аэродрома Кубинка площадью 46 гектаров был продан за 217 млн рублей ЗAO «Аэропорт Кубинка», которое принадлежит владельцу «Нафта-Москва» Сулейману Керимову. При этом в аукционе участвовало также ООО «Балт-Инвест», занимающееся риелтерским бизнесом в Санкт-Петербурге. Кроме земельного участка, победителю отошли 24 нежилых здания и строения, что в совокупности составляет около 2/3 военного аэродрома. Покупка структурами «Нафта-Москва» 2/3 территории военного аэродрома Кубинка под строительство бизнес-терминала поставило под угрозу само существование знаменитых на весь мир пилотажных групп «Стрижи» и «Русские витязи».

При этом распоряжением Главкома ВВС запрещены полеты с Кубинки военной авиации по воскресеньям и во второй половине субботы. Раньше в это время летала авиация РОСТО-ДОСААФ, которая готовила летчиков-любителей и организовывала прыжки с парашютом. Однако, после того как распоряжением премьер-министра России Владимира Путина с Кубинки был снят статус аэродрома смешанного базирования, РОСТО потеряло право базировать там свои самолеты и покинуло Кубинку.

Командир «Стрижей» Валерий Морозов не сомневается, что развитие бизнес-авиации приведет к закрытию группы: «Как вы себе представляете, чтобы мы осуществляли пилотаж на малой высоте, когда на посадку заходит гражданский борт? А с учетом того, что там планируется организовать 1,5 тыс. вылетов в месяц, у нас просто не будет возможностей для вылетов. Я думаю, что еще года два — и всех военных с Кубинки выведут. А в этом случае наши пилотажные группы перестанут существовать».

Кубинка не единственный аэропорт в Московском регионе, где, кроме военных, принимают и гражданские суда, хотя, как правило, ведомственные. Так, авиабаза ВМФ России «Остафьево» принимает рейсы «Газпромавиа» и является базовым аэродромом этой компании. Аэродром Раменское ЛИИ им. Громова кроме экспериментальных и военных самолетов принимает грузовые и пассажирские самолеты, как коммерческие, так и ведомственные МВД, ФСБ, МЧС.

Военный аэропорт Чкаловский, который является базой 8-й авиационной дивизии особого назначения, кроме бортов военно-транспортной и специальной авиации принимает самолеты МВД России, Роскосмоса и чартерные гражданские суда. По непроверенным данным, в Чкаловском базируется личный самолет министра обороны Анатолия Сердюкова, на котором он на выходные куда-то улетает из Москвы.

Продажу военных аэродромов советники Сердюкова обосновывают скудным финансированием военного министерства. Но в то же время, как указывает издание Slon.ru. в марте 2010 года Минобороны стало абсолютным рекордсменом по расходам на отслеживание публикаций, заказав программно-технический комплекс мониторинга и анализа СМИ «Медиалогия» за 44,6 млн рублей. Эта система предназначена для того, чтобы «обеспечивать высшее руководство министерства оперативной информацией из открытых источников», иметь «максимально возможный охват этих источников». То есть Минобороны больше интересует то, что пишут о нем журналисты, чем сама оборона.

Другой пример щедрости военного руководства, когда дело относится к нецелевым тратам, и вовсе обескураживает. В июне 2010 года на сайте госзакупок журналисты обнаружили совместный заказ от Минобороны и Рособоронпоставки, а также отдельный тендер на поставку мебели для нужд Минобороны. Рособоронпоставке для кабинета руководителя и комнаты его отдыха требовался набор мебели из 29 предметов. В частности, речь шла о столе из шпона корня оливкового дерева и шпона бука с отделкой шпоном красного дерева «с маркетерией в форме меандра».

Не обошлось в кабинете руководителя агентства и без традиционной позолоты. Приставной стол должен быть отделан шпоном оливкового дерева. Его текстура «повторяет и подчеркивает природный рисунок древесины, вставка с золотым тиснением», говорится в конкурсной документации. Аналогичная отделка с тиснением и у ряда других предметов мебели — например, у компьютерного стола и стола для совещаний. Всего на поставку мебели для руководителя, его заместителей, приемных, начальников управлений и отделов Рособоронпоставка готова была потратить 20,3 млн руб.

Минобороны за мебель для руководящего состава предлагало 22 млн руб. Стол Сердюкова должен быть выполнен из «массива ценных пород дерева» с отделкой ручной работы «под старину». Ручки — золото, цвет — темная вишня, уточняется в документации. В некоторых случаях требуются вставки из натуральной кожи буйвола темно-зеленого цвета. На мебель для служащих Минобороны готово потратить 5,7 млн руб.

Ранее в том же году Минобороны уже размещало заказ на поставку мебели «для кабинетов руководителей» на сумму 18,3 млн руб. В том заказе фигурируют похожие на предметы из нынешних заказов: различные столы для руководителей из массива бука, натурального шпона корня оливкового дерева и «натуральной кожи буйвола темно-зеленого цвета». «Отделка всех элементов стола, фасадной части и боковин — шпон оливкового дерева, столешницы — шпон оливкового дерева, текстура шпона повторяет и подчеркивает природный рисунок древесины, вставка из натуральной кожи темно-зеленого цвета с золотым тиснением», — уточняется в конкурсной документации. Впечатляюще звучит и описание стола для совещаний, столешница которого должна быть отделана следующим образом: «массив бука со вставкой из кожи буйвола зеленого цвета с золотым тиснением, декорированная по периметру фасонным профилем сложного сечения». Золотого цвета должны быть колесные опоры у некоторых кресел.

Мы намеренно даем подробное описание мебели для Минобороны. Читатель должен оценить тонкий вкус и высокий профессионализм Анатолия Сердюкова. Дело в том, что мебель — это настоящая профессия министра: «С 1985-го по 1991-й — заведующий секцией магазина № 3 Ленмебельторга» (из биографии Анатолия Сердюкова). Однако обо всем по порядку…

В биографии Анатолия Сердюкова, размещенной на официальном сайте Министерства обороны, существует дыра примерно в 15 лет. «С 1984 по 1985 г. проходил службу в рядах Вооруженных сил». И сразу: «С 2000 по 2004 г. — заместитель руководителя инспекции, заместитель, руководитель Управления Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по работе с крупнейшими налогоплательщиками по г. Санкт-Петербургу…»

…Институт советской торговли имени Фридриха Энгельca давно называется Санкт-Петербургским торгово-экономическим институтом. Студенты обучаются по тем же специальностям — товаровед высшей квалификации, экономист-ревизор, специалист по бухгалтерскому учету и анализу хозяйственной деятельности… На стенах — щиты с выгравированными цитатами большевистских идеологов — Ленина, Маркса и Энгельса. Преподавательский состав остался прежним.

Я сам бывший военный, и назначение Сердюкова на столь высокую должность кажется мне весьма и странным, — рассказал журналистам из «МК» проректop института. — Мы категорически против, чтобы наш институт вообще фигурировал в биографии нынешнего министра обороны. Думаю, и самому Анатолию Эдуардовичу это не на руку. Ведь торговое образование только дискредитирует министра. Так что личную карточку студента Анатолия Сердюкова мы сможем извлечь из архивов только после распоряжения министра. Но подобных указаний нам пока не поступало. Также мы не имеем права помогать вам в поисках его однокурсников. А вдруг у Сердюкова с ними были неважные отношения? Может, он кому-то морду бил? Например, некоторые издания уже писали, что Сердюков закончил институт с красным дипломом, — я не могу это подтвердить. Во всяком случае, мне этот факт неизвестен.

Сотрудники юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета оказались более разговорчивыми. В пресс-службе факультета нам четко изложили всю информацию, собранную по Сердюкову. Закончил, мол, вечернее отделение, в 2001 году защитил диплом… Только разыскать сокурсников министра обороны по СПбГУ оказалось бесполезным занятием: «К тому времени Сердюков занимал серьезную должность в мебельном бизнесе, поэтому в университете появлялся нечасто. Мы сомневаемся, что он вообще был с кем-то дружен из однокурсников».

Зато бывшие студенты торгового института поделились воспоминаниями о юноше Анатолии из Краснодарского края: «Мы застали времена тотального дефицита буквально на все. Конечно, в таких условиях профессия продавца являлась хлебной. Конкурс при поступлении составлял от пяти до девяти человек на место в зависимости от факультета. Сердюков учился на самом престижном учетно-экономическом факультете. Проходной балл там был достаточно высоким. Вступительные экзамены нужно было сдать практически на одни «пятерки».

По слухам, Анатолий Сердюков поступил в ленинградский институт благодаря протекции начальника нефтегазодобывающего управления «Черномортранснефть», который опекал молодого человека, когда тот еще жил в Краснодарском крае. Сам Анатолий даже не помышлял о высшем образовании. Сердюков планировал закончить ПТУ, получить специальность автослесаря и обосноваться в родном крае.

После четвертого курса студентов распределяли на практику. По словам однокурсников Анатолия Эдуардовича, Сердюкову досталось место помощника бухгалтера в одном из мебельных магазинов Ленмебельторга. Тогда он произвел благоприятное впечатление на руководство предприятия, что помогло ему в дальнейшем закрепиться на комбинате: «Толе повезло. За него замолвило словечко начальство Ленмебельторга. Так он остался в Ленинграде». Кто родители Сердюкова, как он жил в Краснодаре — эти вопросы остались для однокурсников министра обороны без ответа. «Толик был незаметным парнем. Я его помню только потому, что была комсоргом группы, — вспоминала однокурсница Галина Жидова. — То, что Толя после института долгое время работал и мебельном магазине, мы знали. Кто-то из наших даже обращался к нему за помощью, чтобы Сердюков помог без очереди приобрести импортный гарнитур. Но, по-моему, Толя отказал. Вот такой был принципиальный парень!»

И Ленинградском институте торговли не было военной кафедры, и Сердюков в 1984–1985 годах вынужден был проходить срочную службу в Советской Армии. Но почему-то вместо положенных двух лет он прослужил всего полтора. Вот и весь военный опыт министра обороны!

Сердюков работал в самом крупном магазине Ленмебельторга № 3 на проспекте Мориса Тореза. (Сейчас в этом здании на первом этаже по-прежнему располагается мебельный салон, правда, сегодня помещение принадлежит выходцам с Кавказа.) В 1986 году магазин № 3 переехал в соседний 40-й дом. Через несколько лет вывеску «Мебель» сменила новая — «Дрезден». До сих пор жители северной столицы вспоминают расцвет самого крупного универмага, где торговали мебелью из ГДР. Сердюков заведовал отделом стенок.

В Ленинград за модными узкими стенками со стеклянными дверцами и мягкой мебелью съезжались со всех регионов Советского Союза. В провинциях организовывались так называемые автобусные туры в город на Неве, которые заканчивались у порога универсама «Дрезден». Должность заведующего секций, которую занимал Сердюков, была не просто престижной, а очень завидной, — на правах анонимности поделился с журналистами «МК» нывший сотрудник «Дрездена». — Кстати, сам Сердюков никогда не покупал утварь из «Дрездена». Ведь только первые образцы мебели, присланные нам из ГДР, оказались более или менее приличными. Остальные экземпляры были жуткого качества». Организации Ленмебельторг не существует много лет. А сам Анатолий Эдуардович до 2000 года занимал пост генерального директора АО «Мебель-Маркет».

Район проспекта Мориса Тореза считается «академическим». В конце 70-х годов здесь возводили сталинские дома, куда заселяли исключительно профессоров и академиков. Многие из них были близкими друзьями Сердюкова, и будущий министр в то время оброс серьезными связями.

В 1998 году он стал соучредителем некоего ООО «Диалог». Его партнером значится некий Олег Хухлий, один из основателей «Лиги офицеров запаса государственной безопасности». Общение с бойцами невидимого фронта побудило Сердюкова поступить на юрфак СПбГУ, который он окончил в 2001 году. Однако резкий взлет карьеры торговца мебелью связывают не со вторым высшим образованием, а с женитьбой Сердюкова на единственной дочери чиновника Виктора Зубкова, который сначала работал под началом Путина в Смольном, затем возглавил налоговую инспекцию по Петербургу, командовал финансовой разведкой России и даже побывал в кресле премьер-министра. «Они познакомились на заочном юрфаке, где оба получали второе высшее образование. Юля тогда работала в банке, а Анатолий Эдуардович еще мебелью занимался. Она-то уже была в разводе, а вот у него еще брак официально расторгнут не был», — рассказала «Собеседнику» сотрудница питерского управления по налогам и сборам Наталья.

И вот в мае 2001 года, спустя всего несколько месяцев после прихода в налоговую службу, Сердюков стал заместителем руководителя, а еще через полгода — руководителем инспекции по Северной столице. Не возникло у него проблем и с дальнейшей карьерой. В 2004 году, после ареста Ходорковского, Анатолий Сердюков встал во главе Федеральной налоговой службы России. Он сразу лишил своих подчиненных обеда, отменив обеденные перерывы в инспекциях, и, возможно, тем самым повысил уровень собираемости налогов. Его ведомство безо всякого смущения предъявляло заказные претензии к опальным олигархам, прежде всего из ЮКОСа. Потому-то Путин и назначил на ставшее вакантным место министра обороны этого профессионального мебельщика.

Впрочем, похожим образом заняли высшие посты в военном ведомстве и другие чиновники. Например, Главой Рособоронпоставки, Федерального агентства по поставкам вооружения, военной, специальной техники и материальных средств, которое формирует и реализует государственный оборонный заказ, стала Надежда Синникова, в 1982 году окончившая Курский сельскохозяйственный институт. С июня 1990 года работала в налоговых органах (Сердюков возглавил ФНС в 2004-м).

О том, как работает ведомство по военным поставкам, можно судить по донесениям прокуратуры и Счетной палаты. В марте 2010 года на коллегии Минобороны Главная военная прокуратура (ГВП) сообщила, что в прошлом году при госзакупках в сфере оборонзаказов государству был нанесен ущерб в 1 млрд рублей. Но и «осведомленный источник» в Минобороны считает, что коррупционная картина выглядит еще мрачнее: зря расходуется, возможно, не менее 50 % средств, выделяемых ни покупки вооружений. А это только за этот год — более 200 млрд рублей!

С четная палата выявила чемпиона по разбазариванию госсредств: в 2006–2007 годах более 70 % от общих сумм нецелевого использования бюджета пришлось на Министерство обороны. В документах СП говорится о 164,1 млн руб., потраченных Минобороны нецелевым образом. Всего аудиторы выявили 62 факта нецелевого импользования средств федерального бюджета на общую сумму 226,1 млн руб. Независимые эксперты считают, что на самом деле масштаб разбазаривания средств в военном ведомстве намного крупнее, а аудиторы СП заметили лишь наиболее явные растраты.

Главная военная прокуратура не зря бьет тревогу: за последние 10 лет офицерская преступность в Российской армии достигла наивысшего уровня. Главный военный прокурор Сергей Фридинский сделал несколько громких заявлений для прессы: «В 2009 году реальные сроки лишения свободы за различные должностные преступления получили 6 генералов. Чаще всего они попадают за решетку за злоупотребления, превышения должностных полномочий и мошенничества. В 2008 году ущерб государству от коррупционных проявлений в российских войсках составил 1,5 млрд рублей, а в 2009-м — этот показатель перевалил за 3 млрд. Рост более чем очевидный…

Чаще всего бюджетные деньги разворовывают при выполнении государственных контрактов, при проведении закупок и аукционов, при выполнении заданий оборонного заказа. Широко распространены хищения средств, выделяемых на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, на жилье для военнослужащих и капитальное строительство.

В целом в 2009 году зарегистрировано почти 1,5 тысячи преступлений в этой сфере. Более 70 процентов из этого числа таких правонарушений совершено офицерами».

Шокирующий факт: офицеры совершают каждое четвертое преступление.

в предчувствии гражданской войны (А. Б. Чубайс, глава госкорпорации «Роснано»)

Третий десяток лет Анатолий Чубайс живет под высоким напряжением предчувствия гражданской войны. (начала 90-х он выполняет миссию то ли спасителя страны, то ли его пророка и предтечи. Скорее, надо полагать, роль спасителя отдана Владимиру Путину, а сам Чубайс играет роль «отца российской демократии», «пророка» и предтечи российских чиновников. Играет, прямо скажем, плохо, непрофессионально, как играет актер-любитель из гарнизонного Дома офицеров. Фальшиво восклицает с высоко воздетыми руками: «Люди, люди, ну когда же вы меня поймете?..» (этот «глас вопиющего в пустыне» чаще всего Чубайс изображает перед телевизионными камерами). Его центральная мизансцена «В ожидании Гражданской войны» призвана, по замыслу актера, внушить апокалипсический ужас («Когда в правительство пришли мы с Гайдаром, страна стояла на грани гражданской войны», «Я прощаю Квачкова, чтобы Россия не погрузилась в пучину гражданской войны»), но вызывает у публики или жалость, или едва сдерживаемый смех.

И трудно понять природу этой патетики: либо это самоупоенность своей чиновничьей важностью, либо это обыкновенный блеф и посыпание мозгов чем-то пахучим. Не исключено, что сам Чубайс считает, что народ должен говорить ему «спасибо». За залоговые аукционы, распределившие национальные богатства среди кучки «уполномоченных» олигархов. За дефолт 1998 года, сожравший все сбережения людей. За виртуозный фокус с российским долгом Чехии, обеспечивший до сих пор не установленным лицам доход в 800 миллионов долларов за счет госбюджета. За веерные отключения электричества и тепла в больницах и роддомах. За непосильные для миллионов людей счета за электроэнергию. За арест личного имущества людей — когда люди не в состоянии платить по этим счетам. И еще припомним ему «коробку из-под ксерокса», а также скандал с гонорарами за известную «книгу».

Легко ли найти человека, который виноват во всем? Нет, такой чести удостаиваются лишь избранные. Причем критиков у Анатолия Чубайса столько, что остается только удивляться, как он до сих пор остается у руководства важнейшей отраслью, да и вообще на свободе. Не секрет, что особо воинственно настроенные оппоненты давно мечтают увидеть Чубайса на тюремных нарах. Удивительно, но, невзирая на огромное количество критических выступлений, пиарщики Чубайса не утруждают себя публичными опровержениями. В чем же феномен этого Калиостро с рубильником, Князя тьмы, Рыжего, папы Че, Ржавого Толика, как называют Анатолия Борисовича журналисты?

Рассказ о нем начнем публикацией досье, составленного в 1994 году сотрудниками Службы безопасности президента.

«Справка в отношении Чубайса А. Б.

Чубайс Анатолий Борисович, заместитель председателя Правительства России, Председатель Государственного комитета Российской Федерации по управлению государственным имуществом — министр России. Родился 16 июня 1955 года в г. Борисове Белорусской ССР в семье военного. Русский.

В 1977 году окончил Ленинградский инженерно-экономический институт имени Пальмиро Тольятти (ЛИЭИ). В 1977–1982 годах — инженер, ассистент, с 1982 по 1990 год — доцент ЛИЭИ. Кандидат экономических наук (тема диссертации: «Исследование и разработка методов планирования совершенствования управления в отраслевых научно-технических организациях», 1983).

В 1990–1991 годах — заместитель, затем первый заместитель председателя Ленгорисполкома. С ноября 1991 года — председатель Госкомитета по управлению государственным имуществом, с июня 1992 года является одновременно вице-премьером.

В 1984–1987 годах Чубайс был неформальным лидером полуподпольного кружка молодых экономистов, который был создан группой выпускников ЛИЭИ. Из ныне известных людей в этот кружок в разное время входили, кроме самого Чубайса, Сергей Васильев, сейчас — руководитель Рабочего Центра экономических реформ, Петр Диен (бывший министр внешних экономических связей России), Сергей Глазьев (бывший министр внешних экономических связей России), Константин Кагаловский (полномочный представитель Правительства России но взаимодействию с международными финансовыми организациями), Алексей Улюкаев (бывший советник Правительства России по экономике). К этому времени относится и знакомство Чубайса с Егором Гайдаром. И 1986–1987 годах Чубайс бы связан также с дискуссионным клубом общественных наук при Ленинградском дворце молодежи, получившим в 1987 году название «Синтез» (Васильев, Николай Преображенский, Борис Иевин и др.).

Будучи членом КПСС, поддержал курс «Демократической платформы», созданной во многом усилиями его старшего брата Игоря Чубайса. Тем не менее заметной роли в ленинградской организации Демплатформы Анатолий Чубайс не играл и не вошел ни в созданную на основе Демплатформы Республиканскую партию, ни в другие партии, образовавшиеся в 1990–1991 годах после распада Демплатформы.

В 1990 году Филиппов, фактически руководивший избирательной кампанией ленинградских демократов (в частности, организовал избрание в Ленсовет народного депутата СССР Анатолия Собчака), неоднократно предлагал Чубайсу баллотироваться в народные депутаты России или в депутаты Ленинградского Совета, однако последний неизменно отказывался, ссылаясь на то, что чисто политическая деятельность не для него.

Чубайс был сторонником экономической политики Собчака. Активно выступал за создание свободной экономической зоны в Санкт-Петербурге с широким привлечением иностранного капитала для создания рыночной инфраструктуры, вследствие чего сильно охладились его отношения с прежними друзьями по «Перестройке», большинство из которых вскоре после избрания Собчака председателем Ленсовета, а затем мэром города оказались в оппозиции. В частности, у Чубайса возникли большие разногласия с Филипповым, который возглавил в Ленсовете борьбу против варианта свободной зоны, отстаиваемого Собчаком.

Весной 1991 года на сессии Ленсовета Собчак предложил избрать Чубайса председателем Ленгорисполкома, однако последний публично отказался от этого предложения. После избрания Собчака мэром Ленинграда Чубайс был практически отстранен от реального управления делами города и с июля 1991 отправлен в почетную отставку — главным экономическим советником мэра.

В этот период вместе с Сергеем Васильевым при покровительстве лауреата Нобелевской премии Василия Леонтьева создал международный центр социально-экономических исследований «Леонтьевский центр», в который вошли несколько научных учреждений и исследовательских коллективов Петербурга. Чубайс становится его первым президентом. При формировании «правительства реформ» в ноябре 1991 года Чубайс был назначен председателем Государственного комитета Российской Федерации по управлению государственным имуществом — министром России.

Нa зтом посту руководил разработкой Государственной программы приватизации и других нормативных актов но приватизации предприятий, осуществлял подготовку и внедрение системы именных приватизационных чеков (ваучеров), курировал деятельность подчиненных ему местных комитетов по управлению имуществом, являясь одним из важнейших министров экономического блока в правительстве.

2 июня 1992 года Чубайс Указом Президента России Ельцина назначен заместителем председателя Правительства России. За 1992 год ведомством Чубайса была разработана программа приватизации и осуществлена её техническая подготовка. Население страны получило приватизационные чеки («ваучеры» — сам Чубайс последнего термина не употребляет и утверждает, что его придумали журналисты).

Увлекается водным туризмом. Женат вторым браком (жена Мария Вишневская — экономист). Имеет сына и ночь от первого брака. Старший брат Анатолия, Игорь Чубайс, был в 1987–1990 годах одним из самых заметных московских деятелей. Игорь Чубайс всегда был радикалом (исключен из КПСС «за деятельность, направленную на раскол партии»). Он стал «отцом-основателем» Демократической платформы в КПСС.

Анатолий Чубайс выступал противником коллективной собственности и безвозмездной передачи трудовым коллективам контрольного пакета акций предприятий в процессе их приватизации. Основными методами приватизации госсобственности, по программе Чубайса, стали акционирование предприятий, аукционные продажи их за ваучеры и, в меньшей степени, за деньги при предоставлении существенных льгот работникам предприятий.

Действовавшая программа приватизации резко критиковалась Верховным Советом (ВС) России, разрабатывавшим альтернативные варианты. ВС неоднократно пытался изменить программу Чубайса, признавал деятельность Госкомимущества неудовлетворительной. Она во многих случаях вызывала неодобрение не только оппозиции, но и некоторых министров. Периодически распространялись слухи о скорой отставке Чубайса, однако каждый раз они оказывались ложными. В большинстве конфликтов он получал поддержку президента Ельцина.

После того как в декабре 1992 года Гайдар вынужден был оставить пост главы правительства, Чубайс сохранил свой пост в правительстве Черномырдина. При этом Гайдар сам настаивал на том, чтобы Чубайс не подавал в отставку, мотивируя это необходимостью проведения подготовленной им приватизации.

В июле 1992 года Чубайс был одним из инициаторов и участников Форума демократических сил, на котором было создано объединение сторонников реформ «Демократический выбор».

В июне 1993 года принял участие в создании предвыборного блока реформистских сил «Выбор России». В октябре участвовал в учредительной конференции одноименного движения и вошел в список кандидатов в депутаты Государственной думы от избирательного объединения «Выбор России».

По данным активистов ДВР, Собчак говорил о наличии определенных перспектив у Чубайса на первый пост в государстве. Эти перспективы, по словам Собчака, обусловлены тем, что Чубайс хорошо зарекомендовал себя перед заокеанскими потенциальными участниками процесса приватизации российского госимущества тем, что для избранного и заранее намеченного круга покупателей были намеренно занижены цены на определенные объекты.

Этот процесс, по рассказу Собчака, оговаривался заранее во время визитов Чубайса за рубеж, а соответствующие контакты были предварительно установлены Дмитрием Васильевым — нынешним руководителем Федеральной комиссии по Фондовому рынку и ценным бумагам.

Собчак рассказывал, что Чубайс и Васильев «действуют в связке» и сегодня в борьбе «Плавного приватизатора» за президентский пост. Их «готовы поддержать 1000 брокерских фирм, большая часть оборота которых сосредоточена в Москве». Эти фирмы «смогут пропускать через себя любые объемы западного финансирования предвыборной кампании в России». По словам Собчака, выдвижение Чубайса кандидатом в президенты возможно и предрешено «американскими организациями, финансирующими предвыборные кампании некоторых блоков и их кандидатов в президенты» только в том случае, если в стране развернется активная критика блока НДР и лично Черномырдина, а блок Рыбкина «не будет подавать заметных признаков жизни».

Собчак считает, что кандидатура Чубайса «делается или МВФ особенно привлекательной в плане все активней просачивающейся информации относительно усилении интереса президентского окружения к Скокову».

В мае — июле 1995 года у одного из посольств Российской Федерации, предположительно в Швеции, Швейцарии или Бельгии, возникли проблемы с банком, обслуживающим счета посольства. Операции по счетам посольства по каким-то причинам были остановлены. И процессе урегулирования возникшей ситуации между банком и посольством сотрудниками посольства и служащими банка проводилась проверка банковских документов, в том числе по электронным базам данных. В ходе проверки сотрудники посольства якобы нашли 6 банковских счетов А.Б.Чубайса.

В настоящее время в правительстве «усиленно лоббируется разорительная и криминальная схема поставок сахара-сырца, уже опробованная в 1993 г.». В январе 1995 г. в правительство был внесен очередной проект постановления о закупках сахара-сырца на Кубе. Вскоре после этого финансово-промышленная группа «Альфа» в лице Генерального директора АО «Альфа-Эко» Александра Фаина обратилась в правительство с просьбой передать фирме «Альфа-Эко» права на продажу «на мировом рынке» 3 млн т. нефти, предназначенной для Кубы, и на закупку на том же «мировом рынке» сахара-сырца. Куба, таким образом, вообще должна остаться без российской нефти. Данное предложение получает поддержку первого вице-премьера А.Чубайса (одним из руководителей «Альфы» является Петр Авен, бывший министр внешнеэкономических связей и личный друг Чубайса).

В Боснии стали известны некоторые подробности визита в Москву 2 октября 1995 года премьер-министра Хариса Силайджича и его встречи с Виктором Черномырдиным. Источник из американского посольства в Белграде представил неоспоримые доказательства того, что Харис Силайджич явился в данном случае передаточным звеном ЦРУ США, через которое, по словам источника, шеф ЦРУ Джон Дейч лично потребовал от Черномырдина «выставить авиационный комплекс России на торги».

Однако в феврале 1995 г. попытка не удалась, поскольку ни Черномырдин, ни Чубайс не смогли найти достаточно убедительного и безопасного для себя повода пойти на «залоговый аукцион» в отношении всемирно известных российских авиационных фирм. В ноябре 1995 г. была получена информация о передаче взятки в размере 1 млн долларов США первому заместителю председателя Правительства РФ Чубайсу А.Б. за решение вопроса о размораживании денежных средств одной из фирм.

Впоследствии была разработана схема создания «черных дыр», куда уходили огромные незапланированные суммы из бюджетных средств с целью образовать к концу года ничем не покрываемый дефицит бюджета. Основную роль в практической реализации этой схемы сыграли два первых вице-премьера: Анатолий Чубайс и Олег Сосковец. Первый удачно «провалил» поступление средств в бюджет от чековой приватизации, выполнив ее всего лишь на 10 процентов; второй избрал своим основным объектом в качестве «черной дыры» Чечню, куда под его нажимом был направлен примерно один триллион рублей «на восстановление» и где этот триллион бесследно растворился вместе с «неожиданно» обанкротившимися двумя чеченскими банками».

В 1996 году, накануне второго тура президентских выборов, сотрудниками Службы безопасности президента при попытке выноса из Белого дома коробки с полумиллионом долларов наличными были задержаны активисты предвыборного штаба Ельцина Евстафьев, Лисовский и Зверев. Это происшествие вызвало неописуемый скандал, особенно после публикации «прослушки», сделанной во время обсуждения ареста руководителем избирательного штаба Анатолием Чубайсом и первым помощником президента Виктором Илюшиным в «Президент-отеле». Обсуждался вопрос, как спасти задержанных от правосудия, — речь шла о возможной эвакуации Лисовского или Евстафьева за границу:

«ЧУБАЙС:…Ну, тогда, говорит, у нас для вас другой вариант. У вас находится Ростропович в гостях. Ростропович едет на машине в Финляндию, вы, говорит, садитесь к нему в машину, ничего не оформляете, а мы поможем вам доехать нормально. Вам уже заказан самолет из Хельсинки в Турцию. И спокойно полетите в Турцию. Все будет нормально. Только одно главное. Вам нужно будет прожить в Турции месяцев 4–5, поэтому возьмите побольше денег с собой, чтобы все было нормально и не было проблем. Иначе ваша жизнь на волоске. Вас схватят буквально у трапа самолета.

ИЛЮШИН (смеется): Это класс!

ЧУБАЙС: Это было за сутки до ареста моих ребят. Это все кусочки мозаики, которые сейчас…

ИЛЮШИН: Я не уверен, что Борис Николаевич сочиняет. Приказ Бориса Николаевича не будет… (неразборчиво)… прекратить.

ЧУБАЙС: Я же говорю, что тут язык совершенно однозначный. Только в лоб ему (Коржакову или Барсукову? — Ред.) сказать, что либо заткнетесь, ребята, либо посадим. Все. У нас материалов столько с документами, что хватит лет на 15 каждому. Про все воровство, про все убийства, про всю кровь, которая за ними стоит. В полном объеме. И лежит в достаточно надежных местах. И во многих местах это лежит. Если с любым из нас что-то происходит, мгновенно эти материалы публикуются. Схему я лично проработал до мельчайших деталей, сделал два месяца назад, потому что я знал, с кем имею дело. А сейчас картина такая: либо они затыкаются, либо посажу совершенно однозначно. Можете от меня лично им передать в качестве привета.

ИЛЮШИН: Я к этой роли не подхожу, потому что я этого делать не буду. А Березовский сможет это сделать? Он же с ними там вроде в контакте, дружит?»

Последствием встречи стали отставки начальника СБП Коржакова, руководителя Главного управления охраны Барсукова и советника президента по спорту Тарпищева. Публикация разговора последствий не имела.

Через год произошел другой, не менее громкий скандал, прямо связанный с Чубайсом — так называемое «дело писателей». Группа младореформаторов из высших кругов власти издала никчемную брошюрку, чтобы легализовать сотни тысяч долларов. Хроника «писательского дела» выглядит таким образом.

4 августа 1997 года в «Новой газете» появилась запись разговора первого вице-премьера России Бориса Немцова с бизнесменом Сергеем Лисовским. В постскриптуме к ней было указано: «Еще один вице-премьер России — Альфред Кох (глава Госкомимущества) — написал книгу «Приватизация в России: экономика и политика». Не знаем, какова она в толщину, но швейцарская фирма Servina Trading S. А. заплатила Коху авансом $100 тыс. Понятно, эта книга никому не нужна. Тем, у кого есть деньги на приватизацию в России, проще купить Коха, чем его книгу».

11 августа вице-премьер, глава Госкомимущества Альфред Кох отправился в отпуск в США. 13 августа Альфред Кох ушел в отставку.

18 августа в «Новой газете» сообщалось, что сумма гонорара Коха подозрительно велика. «Кох продал не книгу, а что-то совсем другое», — резюмировал автор.

11 сентября Генеральный прокурор РФ Юрий Скуратов заявил, что дал поручение проверить достоверность сведений о получении Кохом $100 тыс. за ненаписанную книгу. 1 октября прокуратура Москвы возбудила уголовное дело против Коха «по признакам злоупотребления должностными полномочиями».

28 октября в газете «Коммерсант» опубликовано интервью Анатолия Чубайса, в котором он, в частности, сказал: «Мы подготовили фундаментальную монографию, которая ответит на важнейшие вопросы развития частной собственности в России, ее создания, и для этого собрали коллектив, который, собственно, и занимался созданием частной собственности в нашей стране: Чубайс, Мостовой, Бойко, Казаков, Кох…».

12 ноября Александр Минкин в интервью «Эху Москвы» заявил по поводу гонораров за книгу: «Это скрытая форма взятки… Занимаясь Госкомимуществом, у чиновников была возможность заработать… десятки миллионов долларов. Но легализовать эти суммы очень трудно, и вот они теперь решили сделать так: будем писать какие-то книжки, и нам издатели будут за них платить большие гонорары… Это воровство». В тот же день Анатолий Чубайс заявил, что книга закончена, рукопись сдана в издательство «Сегодня-пресс». По словам Чубайса, каждый из авторов получил по $90 тыс. в качестве гонорара, большую часть которого авторы собираются передать в фонд поддержки предпринимательства.

14 ноября отправлен в отставку первый заместитель руководителя Администрации Президента РФ Александр Казаков.

15 ноября ушли в отставку глава Госкомимущества Максим Бойко и глава ФСДН Петр Мостовой. В этот же день Анатолий Чубайс встретился с Борисом Ельциным и Виктором Черномырдиным «за закрытыми дверями» и тоже подал в отставку. Президент отставку не принял.

20 ноября Анатолий Чубайс освобожден с поста министра финансов. Должность первого вице-премьера он сохранил до марта 1998 года.

В мае 1998 года Альфред Кох привез из США свою книгу. Называлась она «Распродажа советской империи».

В декабре 1999 года дело о злоупотреблениях должностными полномочиями, к тому времени превратившееся из «писательского» в «квартирное» (Коху стали вменять в вину незаконное получение квартиры в 1993 году), было прекращено по амнистии. Тогда же в издательстве «Вагриус» вышла книга «Приватизация по-российски». Гонорар, выплаченный авторам, составил, по словам сотрудников издательства, $10 тыс.

…С 1999 года Анатолий Чубайс выполнял обязанности главного энергетика страны. За семь лет у руля РАО «ЕЭС России» собрал с энергетического сектора $6,2 млрд в виде абонентской платы. Половина этой суммы ушла на строительство новых объектов, а куда пропала вторая, никто не знает.

Первая статья расходов — заработная плата руководства. В 2004 году только топ-менеджеры (члены правления и совета директоров) получили от компании 680 млн рублей (порядка $23 млн): в среднем по 37,5 млн рублей на одного члена совета директоров и по 9 млн рублей — на члена правления. В 2005 году на оплату труда 827 сотрудников исполнительного аппарата РАО планировалось потратить 1,2 млрд рублей. Другими словами, каждый работник обходился компании как минимум в $4 тыс. в месяц. «Много это, по российским меркам, или мало? — задается риторическим вопросом в беседе с журналом «РБК» зампредседателя комитета Госдумы по бюджету и налогам Игорь Игошин. — По-моему, много. Особенно на фоне событий, подобных аварии в Чагине, для предотвращения которой достаточно было заменить четыре трансформатора по 180 тыс. рублей».

Махинация с долгом России Чехии была самой масштабной и загадочной сделкой 2010 года. Выяснилось, что за пражской компанией Falkon, выкупившей российский долг перед Чехией в $2,5 млрд за 22 % от номинала, стоял ее российский партнер — РАО «ЕЭС России». В результате многоходовой комбинации РАО погасило бюджетную задолженность в 40 млрд руб. ($1,35 млрд) всего за $550 млн. Правда, правительство внакладе не осталось, избавившись от долга перед Чехией на $2,5 млрд.

РАО ЕЭС расплатилось с пражской компанией Falkon, выкупив у нее права требования по российскому долгу перед Чехией. Обязательства РФ по этому долгу тоже были переданы РАО ЕЭС, а разница этих сумм составила $770 млн. Это чистая выгода энергокомпании от участия в межправительственной сделке. РАО ЕЭС стала полноправным держателем российского долга. Falkon не получил даже комиссионных. То есть разница между $1,35 млрд и $550 млн досталась не ему, как представлялось раньше, а РАО ЕЭС. Подобный альтруизм иностранной компании по отношению к российской позволяет предположить, что они друг другу не чужие.

В мае 2005 года Президент РФ Владимир Путин напрямую обвинил руководство РАО ЕЭС в техногенной катастрофе в Московском регионе. Глава Российского государства заявил, что энергохолдинг уделяет недостаточно внимания текущей деятельности. По словам В.Путина, РАО ЕЭС больше занимается глобальными проблемами, а не текущими делами.

Генеральная прокуратура РФ возбудила уголовное дело в отношении руководства РАО «ЕЭС России» по статье «халатность». В ходе следствия по уголовному делу в отношении руководства РАО «ЕЭС России» по статьям 293 (халатность), 201 (злоупотребление должностными полномочиями) Уголовного кодекса РФ было обещано, что будет дана правовая оценка деятельности каждого руководителя, должностного лица, отвечающего за бесперебойную подачу электроэнергии потребителям, а также оценен размер причиненного ущерба. «Жизнь и здоровье людей было поставлено под угрозу. Кстати, руководитель РАО ЕЭС Анатолий Чубайс не отрицает своей вины в случившемся и заявил о готовности нести за это ответственность», — отметил представитель Генпрокуратуры. Однако и нас этот раз Чубайс вышел сухим из воды…

РАО «ЕЭС» получало сверхприбыль прямо из бюджета. Например, представитель Федерального агентства по особым экономическим зонам (ОЭЗ) объявил, что энергоснабжение ОЭЗ в Зеленограде оплатит федеральный бюджет, причем по рекордной для России цене — 56 тыс. руб. за один киловатт-час. Другими словами, включение одного бытового электрочайника в ОЭЗ в Зеленограде обходилось федеральной казне более чем в $4 тыс. Монопольное положение на рынке позволяло компаниям-монополистам не только взвинчивать цены, но и перекладывать эти расходы на государство.

Профессор В. В. Кудрявый, заслуженный энергетик РФ, опубликовал в 2006 году свой анализ деятельности Чубайса на посту руководителя РАО ЕЭС, в котором, в частности, говорилось:

«Команда А.Б.Чубайса управляет электроэнергетикой почти 8 лет. Срок огромный, позволяющий президентам стран осуществлять национальные проекты в политике и экономике. Каковы итоги правления этой команды? За прошедшее время нанесен непоправимый ущерб всей системе энергоснабжения, которая более полувека надежно обеспечивала российских потребителей в более напряженных режимах работы, чем в настоящее время. За этот период электроэнергетика из приводного ремня экономики и отрасли жизнеобеспечения, где основной приоритет — технологическая надежность, превратилась в мощный атрибут власти и самостоятельный бизнес, не зависящий от удовлетворения потребностей народного хозяйства и от последствий для социальной стабильности общества.

Основные технологические итоги 1998–2006 гг.

1. Резервы энергомощностей за этот период снизились в 3,5 раза. Урал и Центр уже оказались в реальном дефиците. При этом в наиболее ответственном столичном регионе дефицит мощности за четыре года увеличился в 12 раз и при расчетных температурах наружного воздуха для электростанций в январе текущего года (—26 °C) составил более 3 млн кВт. По данным РАО «ЕЭС России», напряженность баланса не ограничивается столичным регионом: дефицит мощности в европейской части страны возникнет с 2008 года, в Сибири — с 2009 года. Это означает, что электроэнергетика, которая имела в 1998 году более 30 % резервных мощностей, полностью их потеряла и превратилась в основной фактор ограничения развития экономики и социальной нестабильности.

О профессионализме в управлении:

О каком профессионализме в управлении отраслью можно говорить, если в правлении РАО «ЕЭС России» нет ни одного менеджера с успешным опытом управления крупными энергокомпаниями. Стратегически важнейшие структуры (федеральная сетевая компания, Системный оператор, новые Генерирующие компании) возглавляют в основном дилетанты. Естественная монополия — особый вид бизнеса, где сбыт конечной продукции фактически гарантирован, а электроэнергия — особый вид товара для рынка, без цвета, запаха, дизайна, с едиными качественными характеристиками (частота тока, напряжения). Отрасли нужны квалифицированные инженеры с созидательной направленностью, а не политики и рыночные посредники».

Коррупционные скандалы, связанные с именем Чубайса, продолжаются и поныне, когда он руководит госкорпорацией «Роснано». В частности, в апреле 2010 года выяснилось, что член правления «дочки» «Роснано» находится под уголовным преследованием в США по делу о даче многомиллионных взяток чиновникам Азербайджана. Этот кадр Чубайса — швейцарский юрист Ханс Бодмер. Из-за него у компании возникли серьезные проблемы с формированием первого международного инвестфонда нанотехнологий. Американские партнеры не могут завести деньги инвесторов в фонд, которым управляет человек с такой репутацией.

В 2003 году, по информации окружного суда США Южного района Нью-Йорка, г-н Бодмер был заключен в тюрьму Южной Кореи по подозрению в даче многомиллионных взяток должностным лицам Азербайджана в ходе приватизации нефтяной отрасли. По версии следователей, г-н Бодмер таким путем добивался получения согласия на участие компании Oily Rock в приватизации Государственной нефтяной компании Азербайджана. Также г-н Бодмер подозревался в отмывании денег через счета различных коммерческих банков, которые передавались в виде взяток чиновникам из Азербайджана. Похоже, Чубайсу фатально не везет с друзьями и партнерами.

Как говорилось выше, Чубайс любит представлять свою роль в обществе в качестве избавителя от якобы неминуемой гражданской войны. И в этом его деятельность похожа на известное полотно художника-сюрреалиста Сальвадора Дали «В предчувствии гражданской войны»: странная конструкция из человеческих рук и ног, под которой рассыпаны вареные бобы.

Министерский брак (В. Б. Христенко и Т. А. Голикова, министр промышленности и министр здравоохранения)

Когда зимой 2010-го бульдозеры сносили поселок «Речник», выяснилось, что по соседству расположен элитный коттеджный городок «Остров фантазий». Здесь, как разузнали дотошные репортеры, в 2007 году приобрел очень дорогую недвижимость министр промышленности Виктор Христенко. Откуда у супругов-министров Голиковой — Христенко деньги на апартаменты в элитном поселке «Остров фантазий», где стоимость одного квадратного метра доходит до $ 14 000?

Согласно декларации о доходах Христенко за 2008 год, площадь дома составляет 218,6 кв. метр. То есть покупка обошлась министрам в $2,5 млн, или 80 млн рублей. Фантастическая сумма даже для чиновников высшего ранга! Христенко с Голиковой столько не зарабатывают.

Согласно декларации Христенко, в 2007 году он заработал всего 2,153 млн рублей. Чтобы купить в шикарном поселке квартиру, ему потребовалось бы откладывать в свинью-копилку все свои легальные доходы за 37 лет. В 2005 году он заработал всего-то 1,406 млн руб. Более ранние его заработки — того же уровня. В налоговой базе данных за 1999 год указывается, что Христенко в должности первого замминистра финансов и первого зампреда правительства получил 77 468 рублей. Его годовой заработок в 2003-м составил 600 тысяч рублей. В 2004-м прибавка оказалась солидней (в том году Христенко 10 дней исполнял обязанности премьера, а потом возглавил Минпромэнерго) — полтора миллиона рублей. Немало, но на «Фантазию» не хватает!

О существовании пакета акций в его декларации ничего не говорится, хотя Христенко официально являлся представителем государства в советах директоров КаМАЗа, Магнитогорского металлургического комбината, Газпрома, «Транснефти» и т. д. Может, покупку министра оплатила его супруга — тоже министр (но уже здравоохранения и социального развития) Татьяна Голикова? Вот доходы главы Минздрава скромнее министра промышленности. По декларации за 2008 год, она получила на миллион меньше. Да и прежде уступала ему в доходах: налоговая база информирует, что в 2003-м чиновница принесла домой из Минфина 692 653 рубля, в 2004-м — 1 070 416 и далее в том же духе.

В декларации Голиковой указана площадь квартиры — 142,4 кв. метра. Видимо, речь идет о четырехкомнатном жилье: гостиная, столовая с кухней, 3 спальни, гардероб и 2 санузла. Все это стоит примерно $2,424 млн. Годовой зарплаты министра хватило бы лишь на два метра этой элитной жилплощади! Так что помочь мужу приобрести недвижимость в «Острове фантазий» госпожа Голикова вряд ли бы могла — за свою квартиру платить нечем.

Видимо, вице-премьер Христенко уже давно попал в «переплет». После президентских выборов 2000-го Виктора Христенко прочили в премьер-министры, поскольку питерские знакомцы Путина — сплошь спецслужбисты и в хитрых экономических схемах — ни бум-бум. Очень удобная, кстати, для Кремля кандидатура. Ежели что не так сделает — компромат на стол, будет послушным — челябинское уголовное дело по Фонду защиты частных инвестиций так и будет пылиться в каком-нибудь сейфе.

Виктор Христенко — уже долгожитель в российском кабинете министров. До весны 1998 года, правда, о скромном вице-губернаторе Челябинской области никто не слышал. Почему именно его пригласил самый молодой российский премьер Сергей Кириенко в Белый дом курировать весь огромный финансовый блок страны — до сих пор загадка. Может, потому, что вместе они взросли на ниве комсомольской коммерции? Сережа Кириенко в конце 80-х курировал нижегородские стройотряды, а выпускник Челябинского политехнического института Витя Христенко в родном Челябинске организовывал комсомольскую систему НТТМ. Оба с младых ногтей познали вкус легких кооперативных денег. Сошлись, сработались, нашли общий язык.

Но Кириенко уже давно нет в Белом доме, а Христенко продолжает вице-премьерствовать. Не так прост оказался комсомольский коммерсант? В чем же секрет его непотопляемости?

Ты помнишь, как все начиналось? Помните знаменитый «книжный» скандал? Это когда Ельцин в отставку отправил целую когорту младореформаторов во главе с Анатолием Чубайсом за то, что они получали баснословные гонорары за ненаписанные книжки. Уж больно эти гонорары напоминали взятки за «правильно» проведенные приватизационные тендеры и аукционы.

Как вы думаете, кто надоумил Анатолия Чубайса и группу высокопоставленных соавторов заработать не по одной сотне тысяч долларов на ниве писательского труда? По нашим данным, идею этого изящного заработка подсказал «чикагским мальчикам» не кто иной, как неприметный провинциальный чиновник Виктор Христенко.

Кстати, до прихода в Белый дом Христенко успел поработать на Ильинке. В поле зрения Чубайса он попал с подачи своего наставника еще со времен совместной работы в администрации Челябинской области, а впоследствии главного налоговика страны Александра Починка. Говорят, что финансовое благополучие Починка, о котором он гордо сообщал во всех своих налоговых декларациях, во многом зиждилось на энергии деловитого помощника. Видимо, Чубайс оценил эти качества Христенко и забрал его в Москву на должность заместителя министра финансов. По-видимому, тогда же Виктор Христенко поделился с Анатолием Борисовичем своим «ноу-хау».

Дело в том, что задолго до «книжного» скандала в Москве аналогичный случай произошел на Южном Урале с будущим вице-премьером Христенко. Еще в 1996 году в Челябинске была издана 10-тысячным тиражом тоненькая — всего-то 88 страниц — брошюра с броским названием «В поисках пропавших вкладов»: своеобразное пособие для вкладчиков, которые потеряли свои деньги в ходе активного строительства финансовых пирамид. Под невзрачной обложкой скрывалось не менее невзрачное содержание — собрание правительственных распоряжений и постановлений. В списке авторов-составителей этого труда гордо значился Виктор Христенко. Два его соавтора тоже небезызвестные в Челябинске люди — Андрей Дементьев (возглавлял региональное отделение Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг, а затем перебрался в Москву и работает в аппарате Христенко) и Олег Худяков (непосредственный руководитель Фонда защиты частных инвестиций, тоже последовавший за Христенко в Москву).

Только вот вскоре выяснилось, что на издание этой жалкой брошюры областным Фондом защиты частных инвестиций было истрачено целых 50 миллионов бюджетных рублей (неденоминированных). При этом отпечатана она была в соседнем Екатеринбурге, частной издательской фирмой «СВ», хотя свой Дом печати у челябинских «прозаиков» был под боком. Судя по всему, авторам очень не хотелось, чтобы в Челябинске узнали о деталях издания этого труда, особенно о гонорарах.

Кстати, по уставу Фонда смета расходов на издание книги должна была утверждаться попечительским советом, но книгоиздательское решение не принималось даже его правлением.

Как нам стало известно, фирме «СВ» за издательские услуги было перечислено 36,5 миллиона. Хотя по оценкам экспертов, недоуменно вертящих сей «фундаментальный» труд в руках, на бумагу, печать и прочие типографские работы могло уйти от силы 20 миллионов рублей. Куда же делись остальные госсредства?

Ответ на этот вопрос могли бы дать авторы-составители, но они скромно промолчали. Известно лишь, что сотрудники фонда — от председателя правления до машинистки — получили в общей сложности 7 миллионов рублей премии «за создание и издание книги» (О. Худяков, например, 5 млн рублей). Кроме этого, обманутым вкладчикам предлагалось приобретать брошюру по 2 тысячи рублей за штуку. Ажиотажным спросом она не пользовалась, но разошлась. А 20 миллионов рублей, вырученных от продажи странного пособия, в кассу фонда так и не поступили, да и сама брошюра не была оприходована как имущество фонда.

Выходит, угодившие в опалу кремлевские «писатели» — всего лишь жалкие плагиаторы. Способ зарабатывания «литературным трудом» изобрели вовсе не они, а скромный заместитель главы провинциальной администрации. Возможно, именно за эту «сметку» получивший потом пост вице-премьера российского правительства.

Проверкой деятельности челябинского Фонда защиты частных инвестиций, одним из учредителей которого являлась администрация Челябинской области в лице все того же Виктора Христенко, занималась милиция. С «книжным» эпизодом оперативники разбирались детально. Кроме этого, выяснилось, что фонд жировал на бюджетные деньги от вольного: из 670 миллионов рублей, выделенных из госказны, обманутым Мавроди и прочими пирамидостроителями гражданам в качестве компенсаций досталась от силы половина. Остальные деньги просто исчезли. Что тем не менее не помешало Христенко благополучно перебраться в Москву на повышение, где он по сей день почему-то продолжает чувствовать себя неуязвимым перед законом.

Виктор Христенко курировал в правительстве такие лакомые секторы реальной российской экономики, как ТЭК и таможню. Он слыл непримиримым борцом за пополнение госбюджета нефтедолларами (именно правительственная комиссия по защитным мерам во внешней торговле, которую возглавлял вице-премьер Виктор Христенко, определяла механизм расчета всех экспортных пошлин) и грозой всех российских нефтемагнатов.

Но если противостоять нефтяным лоббистам у Христенко получалось, то отечественные сахаропроизводители почему-то оказались милее его сердцу. В свое время сахарные дельцы добились ограничения импорта сахара-сырца, поскольку комиссия Христенко с 2001 года решила ввести тарифную квоту на ввоз этого продукта в размере 3, 5 млн тонн в год. А таможенная пошлина на сахар-сырец, поставляемый в рамках квоты, составляла 5 % от его таможенной стоимости, сверх квоты — 30 %, что являлось фактически запретительной мерой. Квоты Христенко пообещал продавать на аукционе.

Невольно закрадывается мысль: нефтетрейдеры о «книжном» компромате на Христенко ничего не ведают, поэтому и бессильны уменьшить свои экспортные пошлины, а отечественные сахарозаводчики — в курсе, поэтому у них с вице-премьером и отношения складываются полюбовные? Странное дело, в цивилизованных странах компромат политикам закрывает дорогу во власть, у нас — наоборот, открывает двери в любые высокие кабинеты, в том числе и кремлевские. В народе говорят: «Пьющая мать — горе семьи». А что можно сказать о пользе для страны от премьер-министра, который в любой момент может оказаться за решеткой?

Но теперь органам придется иметь дело сразу с двумя министрами — женой и мужем. Ради Голиковой Христенко бросил жену Надежду с тремя детьми.

— Первая жена Христенко примчалась за ним в столицу очень быстро. Вроде ей кто-то сообщил, что у мужа роман с молоденькой, — рассказала журналистам «Собеседника» бывшая коллега Голиковой Елена Александровна. — Таня на 11 лет младше ее и на 8 — его. Когда у них все завертелось, не знаю. Но познакомились они еще в 98-м. Христенко тогда только пришел к нам в Минфин. А у нее в голове была одна карьера. С личной жизнью у Тани не сложилось. С первым мужем прожила всего 5 лет. Вроде бы он сильно болел. Детей у них не было. Мы уж ей потом говорили, когда они с Христенко стали жить гражданским браком, чтобы скорее рожала. Да она все рукой махала, мол, поздно. И теперь бы еще могла — всего-то 41 год, но, наверное, опять из-за карьеры не станет.

Голикова и Христенко официально расписались в 2002 году. Справедливости ради стоит заметить, что первый брак Виктора Христенко, министра промышленности и энергетики, и без «королевы бюджета» трещал по швам. С первой женой Надеждой у них случился почти студенческий роман. Они познакомились «на картошке», и студент Христенко даже пару раз дрался на танцах за свою избранницу. После получения Виктором диплома они с Надеждой расписались. Молодая жена бросила институт и родила Христенко дочь Юлию. Через год в семье появился сын, а уже в 90-м еще одна дочь. Когда Виктор Христенко во второй половине 90-х пошел на повышение в Москву, семью решил пока не перевозить.

Дочь Христенко Юлия в 2004 году вышла замуж за Евгения Богданчикова — младшего сына главы «Роснефти» Сергея Богданчикова. Юлия Богданчикова некоторое время работала ведущим специалистом юридического отдела «Севморнефтегаза» (создан в 2002 году «дочками» «Роснефти» и «Газпрома» для освоения Приразломного нефтяного и Штокмановского газоконденсатного месторождений, в 2006 году «Газпром» консолидировал 100 % акций).

Сын Виктора Христенко Владимир работает на металлургическую группу ЧТПЗ, подконтрольную сенатору от Законодательного собрания Челябинской области, члену «Единой России» Андрею Комарову. Русский «Форбс» в 2007 году оценил состояние Комарова в 1 миллиард 300 миллионов долларов.

В 2003 году двадцатидвухлетний Владимир Христенко окончил Высшую школу экономики и стал руководителем проекта одного из крупнейших металлотрейдеров на российском рынке «Система комплексного снабжения «МеТриС» (входит в группу ЧТПЗ). А в 2006-м, в возрасте двадцати пяти лет, возглавил совет директоров «ЧТПЗ-КТС» и наблюдательный совет MSA a.s., чешского производителя трубопроводной арматуры, который входит в состав «ЧТПЗ-КТС».

В 2007 году следственные органы провели выемку документов на Челябинском трубопрокатном заводе, что, по мнению московских экспертов, было предупреждением министру промышленности и энергетики РФ Виктору Христенко. Оперативные действия проводились в рамках уголовного дела, поводом для которого стал отказ предприятия оплатить собственный вексель на сумму 1 миллион 125 тысяч рублей. Известно, что для собственников предприятия трубный бизнес никогда не был основным. Друзья Христенко — Андрей Дементьев, Андрей Реус и Андрей Комаров — финансисты. Они и сейчас оказывают консультационные услуги и имеют ряд фирм, занимающихся обналичиванием денег. Одна из таких фирм находится в Первоуральске, другая — в Кыштыме, третья — в Челябинске. По мнению наблюдателей, интерес правоохранительных органов к группе ЧТПЗ может быть связан именно с этой деятельностью.

В интервью «Новой газете» Виктор Христенко сказал: «Я горжусь, что мой сын Володя «недалеко откатился от яблони» и работает на ведущем предприятии Южного Урала, откуда я сам родом и где у меня живут родные».

Весной 2010 года сын главы Минпромторга Виктора Христенко Владимир покинул пост гендиректора ЗАО «Римера» — управляющей компании нефтесервисного дивизиона Группы ЧТПЗ. Сейчас он занимается строительством гольф-полей в рамках девелоперского проекта акционеров Челябинского трубопрокатного завода. Один из гольф-клубов совладельцы Группы ЧТПЗ Александр Федоров и Андрей Комаров строят в Сысертском районе Свердловской области. Также есть планы по строительству гольф-полей на Южном Урале. Вот такой «переплет»!

Всероссийский главбух (А. Л. Кудрин, министр финансов)

В сентябре 2010 года вице-премьер Алексей Кудрин «принял предложение» стать деканом создающегося в Санкт-Петербургском государственном университете (СПбГУ) факультета свободных искусств и наук. Этот факультет решили образовать из одноименной «инновационной» программы обучения совместно с американским «Бард колледжем». Кудрин был единственным кандидатом на пост руководителя нового факультета. В СПбГУ сказали, что у чиновника останется время на государственные дела, так как в их университете «декан определяет стратегию факультета, а текущими вопросами занимаются подразделения ректората».

Но какое отношение имеет главный финансист России к свободным искусствам, поначалу никто ответить не мог. Лишь некоторое время спустя искушенный политолог заметил, что кудринский поход в искусство и науку, скорее всего, связан с тем, что США присвоили себе право курировать политическое и экономическое развитие посткоммунистической России. С начала 90-х американцы пытались прямо требовать, чтобы Москва следовала международным интересам США, но им пришлось изменить тактику, сделав ее более завуалированной.

Политолог в качестве косвенного доказательства цитировал книгу генерала Герда-Гельмута Комоссы «Немецкая карта. Скрытая игра секретных служб». В этом издании сообщается, что 21 мая 1949 года США подписали с временным правительством ФРГ секретный государственный договор, в котором на период до 2099 (!) года прописаны условия государственного «суверенитета» Германии. Поверженным немцам там предписаны три обязательных условия: 1. Каждый новый канцлер ФРГ обязан в обязательном порядке подписывать в США так называемый канцлеракт. 2. США осуществляют контроль за германскими средствами массовой информации: радио и телевидение, печатные издания (газеты, журналы, издательства), кинопродукция, театр, музыка, школьная воспитательная программа, учебные планы и т. д. 3. США продолжают «хранить» весь государственный золотой запас ФРГ в американских хранилищах.

Генерал Комосса был не «рядовым» армейским генералом: в течение ряда лет он возглавлял военную контрразведку Бундесвера — Militärische Abschirmdienst, MAD, так что его свидетельство имеет особую ценность: это свидетельство знатока, свидетельство профессионала. «То, что германские СМИ полностью контролируются из единого центра из-за пределов страны, — очевидная реальность. Хотя и внутри Германии активно действует некий центральный орган, стоящий над всеми партийными силами. Там даются оценки политическим действиям и выдаются «пожелания» политикам стран».

Так что становится понятным, как могли объединиться в одном чиновнике «трепетные» искусства и брутальные финансы. О проамериканской ориентации «гуманитарных интересов» Кудрина свидетельствует скандальная история, связанная с тем, что, по сообщению газеты «Век», в Минфине России на Ильинке под руководством заместителя министра Оксаны Сергиенко была организована и велась активная деятельность ячейки последователей церкви христиан-адвентистов седьмого дня (ЦАСД), штаб-квартира которой находится в Вашингтоне.

Оксана Сергиенко работала в министерстве уже давно, несколько лет назад она неожиданно возвысилась с должности начальника отдела до заместителя министра. В последнее время Сергиенко курировала вопросы долгосрочного финансового планирования, весьма важные для государства в тяжелое посткризисное время. Ходили слухи, что ей лично благоволит Алексей Кудрин.

Сотрудники финансового ведомства на Ильинке говорили, что пристрастие к учению адвентистов у Оксаны Сергиенко появилось достаточно давно, однако во весь рост ее «миссионерская» деятельность смогла встать, когда она пересела в кресло заместителя министра. Еще говорили, что еженедельно в служебном кабинете Сергиенко проходили молитвенные собрания и «духовные семинары» адвентистов. Для этого Минфин регулярно посещал адвентистский пастор, родственник одной из подчиненных Сергиенко. По сведениям журналистов газеты «Век», несколько членов этой секты было зачислено в штат Министерства финансов, отнюдь не на основании их профессиональных достоинств. Так, гражданка Е.А. Егизарян попадала в советники отдела по обеспечению деятельности замминистра Сергиенко, так как, по мнению журналистов, ее муж является служителем секты адвентистов. Сама Оксана Сергиенко не раз была замечена на различных собраниях последователей церкви адвентистов седьмого дня, проходящих в Москве и Московской области. Ей также приписывают распространение газеты «Сокрытое сокровище», издаваемой в Республике Марий Эл.

Алексей Кудрин не мог не знать о религиозных предпочтениях Сергиенко хотя бы потому, что она часто сопровождает его в командировках. Кроме того, тихое «бухгалтеровское» министерство периодически сотрясали скандалы. В 2003 году на 5 лет был осужден начальник департамента инвестиций Валерий Костырко. В 2004 году за разглашение государственной тайны и получение взятки был арестован, а впоследствии осужден и.о. директора долгового департамента Минфина Д. Л. Михайлов. В ноябре 2007 года был арестован замминистра финансов Сергей Сторчак по обвинению в подготовке к хищению $43,4 млн бюджетных средств. Ему, а также гендиректору ЗАО «Содэксим» Виктору Захарову и директорам Межрегионального инвестиционного банка (МИБ) Вадиму Волкову и Игорю Круглякову предъявили обвинение в создании организованной преступной группы для хищения денег у государства.

По версии следствия, мошенничество было совершено следующим образом. «Содэксим» в середине 90-х годов решил поучаствовать в сделках по урегулированию внешнего долга Алжира перед Россией и в виде залога внес в бюджет $26 млн. Наше правительство в 2006 году задолженность Алжиру списало, и не получившие своих дивидендов коммерсанты попросили вернуть вложенное вместе с набежавшими процентами. Таким образом, по их подсчетам, сумма возврата составляла $43,5 млн.

Минфин, проведя многочисленные межведомственные согласования, деньги предпринимателям решил вернуть путем перечисления их на счета «Содэксим» в МИБ. Курировал этот вопрос замминистра финансов Сергей Сторчак.

Руководство ведомства, включая министра Алексея Кудрина, заступалось за своего коллегу и открыто заявляло о том, что действия г-на Сторчака были законными. Но следователи их расценили как попытку мошенничества — якобы чиновник и коммерсанты хотели попросту похитить деньги.

…Счетная палата посчитала, сколько Минфин потратил на «добрые советы» с Запада. Аудиторы выяснили, что за пять лет, с 1999 по 2004 год, главная бухгалтерия страны израсходовала на иностранных консультантов 72 миллиона долларов! Российское правительство 90-х годов, когда в стране начались реформы, наняло в качестве иностранных консультантов пару заграничных фирм: «Клири, Готтлиб, Стин энд Гамильтон» (США) и английскую «С.Джи. Варбург и Ко. Лтд» (позже переименованную в «ЮБС Варбург»). Служебная записка одного из сотрудников Минфина, написанная в 2001 году, стала поводом для проверки. «…Вопрос об эффективности услуг иностранных специалистов ставился в служебной записке руководителя Департамента внешнего долга Минфина РФ А. В. Черепанова на имя заместителя министра финансов С. И. Колотухина», — говорится в отчете Счетной палаты. Черепанов просил пересмотреть гонорары иностранцев и поменьше обращаться к ним за помощью. Но «Минфином России не было принято практических мер по повышению эффективности использования услуг иностранных консультантов». И все, кроме Черепанова, остались тогда на своих местах.

Судя по материалам проверки Счетной палаты, в обязанности «Клири, Готтлиб, Стин энд Гамильтон» входили помощь в приватизации с участием иностранцев, обслуживание внешних долговых обязательств Правительства России, а также ведение переговоров с Лондонским и Парижским клубами кредиторов, урегулирование задолженности внешнеторговых организаций СССР, а также защита российской казны от финансовых притязаний фирм типа «Нога». Только для того, чтобы отбиться от «Ноги», из казны за пять лет ушло 10 миллионов долларов. Юристы крупных российских адвокатских бюро только присвистывали, узнав о цифре. «Нет, дело-то, конечно, сложное, — говорили знатоки права, — но мы бы ту же самую работу и за полтора миллиона сделали!»

Как следует из отчета Счетной палаты, «Клири, Готтлиб, Стин энд Гамильтон» готовила для Минфина приказы, проекты документов, распространяла эти проекты среди сотрудников Минфина и делала еще много прочей секретарской работы. То есть занималась тем же самым, чем должны заниматься простые секретарши! Всего же за пять лет американцам заплатили около 50 миллионов долларов, или по 10 миллионов в год, или почти миллион в месяц! Есть ли еще где в мире такая высокооплачиваемая «секретарша»?

«ЮБС Варбург» тоже работы хватало. Проведение переговоров с кредиторами, и консультации по управлению финансовыми активами, и реструктуризация долгов. Даже внешний долг России для Международного валютного фонда считали. Но опять же, как установлено проверкой, «ряд услуг, фактически предоставлявшихся фирмой «ЮБС Варбург» Минфину России… по своей сути являлся выполнением работ за Минфин… Указанные работы могли быть выполнены без привлечения дорогостоящих услуг иностранных специалистов…». За свой труд выписанным из-за границы консультантам перепало из российской казны еще 16 миллионов долларов.

Андрей Черепанов, впервые поднявший проблему привлечения Минфином иностранных консультантов, ныне президент совета Московской международной валютной ассоциации. Он так прокомментировал в прессе этот очередной громкий скандал, связанный с Минфином:

— Я так предполагаю, что привлечение западных консультантов было связано с финансовыми интересами чиновников. 15 миллионов долларов в год вряд ли могли платить россиянам. Это любого заставило бы усомниться в чистоте подобного рода операций. А с зарубежными такой трюк прокатывал. Тем более что проследить, как эти суммы расходились, вообще нереально. Есть у меня такая догадка, что часть сумм просто оседала в карманах российских чиновников. Другого вывода я из этой истории сделать не могу.

Все платежи иностранцам должны были визироваться мною. Я наотрез отказывался это делать. Потому что считал их не совсем законными. Во-первых, они проходили по секретным статьям бюджета, хотя что здесь секретного? Потом, мне никто не мог показать обязательства с их стороны. В-третьих, консультантами они стали без проведения какого бы то ни было тендера. И последнее, самое настораживающее, — мы должны были платить просто на основании тех счетов, что они нам присылали. Например, там перечислялась та работа, которую они делали, и дальше шли суммы: расходы на канцелярские принадлежности, бизнес-ланчи, столько-то сторонних адвокатов. Причем это «столько-то» должно было хотя бы подтверждаться документами. Явная филькина грамота. Вопросы «обслуживания» и управления внешних долгов России всегда были на грани уголовщины.

На консультационные услуги организаций по макроэкономическим, юридическим и финансовым вопросам и структурным преобразованиям в экономике, по данным Счетной палаты, было потрачено: в 2000 году — до 10 млн долларов; в 2001 году — до 20 млн долларов; в 2002 году — до 13,456 млн долларов; в 2003 году — до 19,45 млн долларов; в 2004 году — до 14,45 млн долларов.

Потом грянул мировой финансовый кризис. В США обвалились акции двух ипотечных компаний — Fannie Мае и Freddie Mac. В их облигации Россия вложила $100,8 млрд, или более 20 % золотовалютных резервов России. Вопрос в том, почему руководство Минфина размещало деньги Стабфонда там, где размещать их было не нужно, — в американских ценных бумагах. По мнению аналитиков, с начала 2007-го мы потеряли на обесценивании американской валюты около $4 млрд!

Алексей Кудрин всегда был сторонником ограничения бюджетных расходов. «Мистер Нет» сдается только после прямых указаний президента увеличить те или иные бюджетные затраты, главным образом социальные. В 2004 году по инициативе Алексея Кудрина был создан Стабилизационный фонд, куда перечислялась часть доходов от экспорта нефти, если ее цена превышала базовую, установленную Бюджетным кодексом. С 1 февраля 2008 года Стабфонд расформирован, его средства поделены между Резервным фондом (РФ) и Фондом национального благосостояния (ФНБ).

Деньги Стабфонда неоднократно предлагали потратить на государственные нужды, но министр был против. «Я относился к идее со Стабфондом крайне отрицательно, — говорит директор Проекта национального развития, бывший руководитель департамента внешнего долга Минфина России Андрей Черепанов. — Алексей Кудрин не мог не видеть, что фонд таял на глазах: в абсолютном-то исчислении он рос, так как пополнялся, но, по сути, каждый поступавший туда рубль в товарном эквиваленте обесценился: курс доллара упал, показатели инфляции выросли. И разделение этого актива на РФ и ФНБ не спасает положения. Что это за фонды такие, средства в которых постоянно тают?»

Критики Алексея Кудрина многократно предлагали направить средства Стабфонда на развитие российской экономики: строительство дорог, портов, аэропортов, модернизацию ЖКХ. «Порой мне кажется, что Алексею Кудрину просто не хватает знаний, чтобы исправить эту ситуацию. Все-таки экономист он не слишком сильный, не может просчитать всех последствий постепенного снижения стоимости актива — как его ни назови, Стабилизационным или каким-то иным фондом. У нас есть резервы, но нет развития, поэтому в случае падения цен на нефть стабильность продержится недолго», — говорил один из опытных финансистов.

«Алексей Кудрин четко следует рекомендациям вашингтонских финансовых институтов, которые советуют привязывать эмиссию рублей к накоплению валютных резервов и стерилизации части денежной массы в государственных облигациях стран НАТО. Англичане не зря присвоили Кудрину звание лучшего министра финансов — он направил российские нефтедоллары на финансирование дефицита бюджета Великобритании, обусловленного ростом военных расходов. Это привело к колоссальным потерям и замедлению экономического роста, — считает член-корреспондент РАН Сергей Глазьев. — И это, разумеется, не единственная ошибка Алексея Кудрина».

По мнению других оппонентов, глава Минфина лишил российскую экономику значительной части инвестиционного потенциала, заморозил на недопустимо низком уровне долю расходов бюджета на социальные нужды.

Оценивали работу Кудрина на посту министра по-разному. Михаил Делягин, до 2003 года трудившийся в Кремле и Белом доме, считал его «интеллектуально расслабленным»:

— Когда я впервые попал на совещание в Минфине, то был удивлен. Кудрин начал работу с вопроса: «Что мы сегодня обсуждаем?» Это была не риторическая фраза, он действительно не знал, что творится в министерстве. Ему повезло, что у него — грамотные замы и он попал в Минфин в период, когда страна захлебывается от денег. Правда, и в этой ситуации он не может придумать, что с нефтедолларами делать, кроме как выплачивать внешний долг. Политика сегодняшнего Минфина — просто убийство денег: средства Стабфонда хранятся в зарубежных банках, поэтому уплата налогов сегодня вредна. Мы финансируем не свои школы и больницы, а наших стратегических конкурентов. Это политика не федерального министра, а руководителя регионального финдепартамента.

Припоминают Алексею Кудрину и решение об отмене обязательных отчислений в экологические фонды, что фактически привело к разрушению системы финансирования природоохранной деятельности. «Россия стала единственной страной на континенте, в которой можно безнаказанно отравлять окружающую среду, получая сверхприбыли за счет здоровья населения», — уверяет Сергей Глазьев. Как замечают многие, главный российский финансист не прочь упорствовать в ошибках, меняет свою точку зрения медленно и неохотно. Однако, если кому-то захотелось бы цитировать его прежние высказывания, стало бы ясно, что порой министр бывает непоследователен и даже несколько беспринципен.

Теперь настало время поговорить о биографии российского главбуха. Алексей Кудрин — профессиональный чиновник, который с начала 90-х годов идет рядом с Владимиром Путиным. Родился 12 октября 1960 года в семье военнослужащего, в городке-гарнизоне Добеле Латвийской ССР. Учился Кудрин в архангельской средней школе, где был тихим хорошистом. В комсомольской работе не участвовал, а только бил в барабаны в школьном ансамбле. Любопытно, что ударником был в таком же ансамбле и в то же примерно время и опальный премьер Касьянов, исключительно высоко ценящий бывшего зама: «Кудрин — человек высочайшей надежности. Его можно было вызвать на работу из отпуска или в неурочное время — и он являлся тут же». Ударник, одним словом.

В отрочестве Кудрин мечтал быть летчиком, потом директором: не важно чего — главное, чтобы директором. Все мы мечтали летать, а потом спускались на землю… Так что Кудрин стал, как и его мама, бухгалтером, только самым старшим — сначала в Петербурге, где возглавлял комитет мэрии по финансам, а теперь и в стране.

На дневное отделение экономического факультета Ленинградского университета баллов не добрал и попал на вечернее. Но уже с третьего курса перевелся на дневное. Учился хорошо, много времени проводил в библиотеках. При этом первые два года совмещал учебу с работой. Трудился в Академии тыла и транспорта.

«Я бы не сказал, что Алексей Кудрин в молодости был заметным и ярким, — вспоминает один из однокурсников министра. — Он всегда был очень тихим, даже безынициативным, что называется, «себе на уме». Бывший аспирант Академии наук, закончивший ее вместе с Алексеем Кудриным, характеризует его как человека довольно закрытого, трудолюбивого, как принято говорить, «правильного» — с безупречной, но совершенно ничем не примечательной репутацией.

Университет Кудрин закончил, как и школу, на «хорошо», что не помешало ему остаться в Ленинграде и распределиться в Институт социально-экономических проблем. Здесь он знакомится со своей первой женой, Вероникой Шаровой. Через два года Кудрин уезжает в аспирантуру Института экономики АН СССР — к академику Абалкину. Чтобы прокормить семью, которая осталась в Ленинграде, он занимается довольно экзотическим делом: тренирует хоккеистов школьных команд — участников соревнований на приз «Золотая шайба». Академик Абалкин своего знаменитого аспиранта совсем не помнит. Диссертацию Кудрин защищал то ли по антимонопольной политике, то ли по соцсоревнованию. Но в это время советская экономика стала вдруг быстро меняться, и к моменту защиты тема выглядела вполне аполитично: «Объективный механизм сравнимости в отношениях экономического соревнования».

После защиты остепенившийся Кудрин вернулся в родной ИСЭП и попал в среду экономистов-перестройщиков — Чубайса, Гайдара, Глазьева. В то время Анатолий Чубайс, доцент Инженерно-экономического института имени Пальмиро Тольятти, организовал клуб «Перестройка», куда захаживал и Кудрин. Под впечатлением идей рынка, которые проповедовал Чубайс, будущий министр финансов предложил ему возглавить институт — ректора тогда впервые выбирали на альтернативной основе.

Летом 1990 года Алексей Кудрин появился в питерской администрации, когда Анатолий Чубайс стал первым заместителем председателя Ленгорисполкома и одновременно — председателем комитета по экономической реформе. Подбирая себе команду, одним из зампредов комитета Чубайс назначил своего хорошего знакомого по кружку молодых ленинградских экономистов, научного сотрудника Института социально-экономических проблем Кудрина, поручив ему разработку концепции свободной экономической зоны. Идея СЭЗ, заметим, вскоре рухнула, но на карьеру Кудрина это не повлияло. В августе 1992 года он был утвержден Ленсоветом в должности председателя Финансового комитета мэрии. Утверждение прошло легко — Кудрин был хорошо знаком с депутатами, умел располагать к себе, был открыт, доброжелателен и тактичен.

На посту «главбуха Петербурга» Кудрин проработал около четырех лет, став в 1994 году еще и первым заместителем мэра. Впрочем, большими профессиональными достижениями за это время он не отличился: бюджет города продолжал оставаться дефицитным и непрозрачным.

Алексей Кудрин стал отцом питерской финансовой пирамиды. На посту вице-мэра Петербурга он организовал размещение краткосрочных облигаций города на европейском рынке. За это он даже медаль получил — «За развитие фондового рынка России». Проект презентовали в Лондоне весной 1995 года. Рассчитывали, что это решит финансовые проблемы Питера, но не тут-то было — занимать приходится и по сей день.

В строительстве финансовой пирамиды его обвинили в 1996 году, когда Анатолий Собчак проиграл выборы, а губернатором стал Владимир Яковлев. Кстати, как выяснилось четыре года спустя, Кудрину тоже предлагали попробовать свои силы на губернаторских выборах, но он отказался. После своей победы Владимир Яковлев создал комиссию по проверке деятельности бывшей администрации. Прежнее городское начальство, в том числе и Кудрина, обвинили во всех финансовых грехах — необоснованных займах, льготах компаниям и доведении города до банкротства. Кудрин перележал скандал в питерской больнице имени Свердлова, где четыре месяца мучился радикулитом. После чего поправлял здоровье в санатории «Дюны» и, будучи заядлым рыбаком, ездил ловить щук на Карельский перешеек.

Победа на выборах питерского градоначальника Владимира Яковлева закрыла перед Кудриным двери Смольного. Новый губернатор его терпеть не мог и уволил практически сразу после вступления в должность. Но тут Анатолий Чубайс стал руководителем президентской администрации — и забрал своего протеже в начальники Главного контрольного управления. Начался московский этап карьеры.

В Москве за неимением собственной жилплощади наш герой долго обитал в «Президент-отеле». В Питере у него осталась трехкомнатная квартира на Итальянской улице — в двух шагах от Русского музея и гранд-отеля «Европа». Питерская недвижимость и «Жигули» шестой модели достались первой жене и 13-летней дочери Полине. Вероника Шарова теперь скромная домохозяйка. Конфликт в семье Кудриных-Шаровых созрел с переездом Алексея в Москву. Вероника не хотела уезжать. Знакомые ее жалели и про себя называли Дианой.

В Москве Кудрин встретил любовь, полную противоположность Веронике — 26-летнюю брюнетку Ирину, секретаршу неизменного чубайсовского помощника по СМИ Андрея Трапезникова. С ней будущий министр столкнулся в приемной, когда зашел к Трапезникову испросить совета перед очередной пресс-конференцией. Завязался роман, но поженились они только два года спустя, когда выяснилось, что Ирина ждет ребенка. В 1998 году у них родился сын Артем.

Алексей Кудрин начал работать в Москве одновременно с Владимиром Путиным — летом 1996 года. Казавшийся тогда драматическим исход из Смольного пошел на пользу обоим — один, как известно, стал президентом, второй вот уже много лет является бессменным министром финансов. При этом, говорят, Кудрин пользуется полным доверием своего шефа. Министр финансов Алексей Кудрин не служил даже в армии, не говоря о спецслужбах. За что ему доверяет президент?

Путин мог не раз убедиться в профессионализме «господина Нет», как Кудрина звали в Смольном, но встречаются в России, прямо скажем, и более сильные экономисты… Возможное объяснение — в том, что люди, «классово близкие» Путину, как правило, не являются экономистами вообще, а более сильные, чем Кудрин, экономисты, как правило, являются людьми более независимыми и любят вести разговорчики в строю.

Кудрин же — прекрасный подчиненный. Он никогда не перечит начальству и всегда готов к компромиссу. Создается впечатление, что он дорожит должностью куда больше, чем принципами, и всегда прекрасно улавливает генеральный курс.

Когда Чубайс стал первым вице-премьером и одновременно министром финансов, Кудрин был назначен первым заместителем министра финансов. Полагали, что через какое-то время Чубайс освободит для Кудрина министерское кресло. Однако осенью 1997-го грянул известный скандал с «делом писателей», после которого Чубайс потерял министерский пост, а Кудрин так и остался первым замом без надежды на повышение — министром стал Михаил Задорнов, отношения с которым у Кудрина складывались не лучшим образом.

В январе 1999-го Кудрин ушел, и снова к Чубайсу, став его первым заместителем в правлении РАО «ЕЭС». Но в августе того же года премьером стал Путин — и вернул Кудрина в Минфин на прежнюю должность. Дальше все было просто: министр финансов Михаил Касьянов после президентских выборов стал премьером, а Кудрин — вице-премьером и министром. И остается первым человеком в Минфине вот уже десятый год.

Но вот парадокс: при этом Кудрин неизменно считается одним из представителей «либерального крыла» российской власти наряду со своими старыми друзьями Германом Грефом и Дмитрием Козаком. Однако дела министра финансов все меньше и меньше соответствуют этой либеральной репутации.

Кроме того, во властных коридорах все чаще говорят о постепенном сближении Кудрина с «силовым крылом» Кремля. Поддержка министром предложений о серьезном увеличении расходов на оборону в 2005 году — тому хорошая иллюстрация. Но главное, когда началась атака на ЮКОС, Кудрин решительно поддержал Кремль. Даже несмотря на то, что его непосредственный начальник Михаил Касьянов выразил свое недовольство. Министр финансов был строг: он заявлял, что политических мотивов в этом деле нет, что нефтяная компания была «чемпионом по неуплате налогов», что на инвестиционный климат в России это никак не повлияет, и отказывался предоставить компании отсрочки по уплате долгов, говоря, что ЮКОСу «есть что продать, чтобы рассчитаться с бюджетом».

О том, что активы компании были блокированы, министр вряд ли не знал. А его забота о пополнении бюджета выглядела бы более искренней, не согласись тот же Кудрин легко и просто списать Ираку половину 8-миллиардного (в долларах) долга. Это, между прочим, больше, чем все налоговые претензии бюджета к нефтяной компании.

Когда-то Алексей Кудрин в силу близости с Чубайсом считался неформальным членом СПС. Теперь ему ближе «Единая Россия» («ЕР»), которую он, по его собственным словам, «всегда поддерживал». Недавно руководство «ЕР» заявило, что министр уже подал заявление о приеме — и тут Кудрин от всего открестился, заявив, что, мол, «Единой России» еще надо встать на ноги в части доверия граждан. Подобное заявление сразу же натолкнуло на мысль, что Кудрина берегут в Кремле для создания другой партии. По некоторым прогнозам — прокремлевской правой, которая должна будет, демонстрируя дозированное вольнодумство и приверженность либеральным реформам, не дать состояться объединению оппозиционных Путину демократических организаций, перехватив большую часть соответствующего электората.

Не так давно Алексей Кудрин чрезвычайно удачно поздравил своего главного начальника Владимира Путина с днем рождения: «У премьера есть все — и смелость, и мужество, и понимание проблем страны, я бы еще пожелал ему удачи». Сравните: «Я вам, Ваше величество, прямо, честно, по-стариковски скажу: вы — великий человек!» (Евгений Шварц).

«Киндер-сюрприз» (С. В. Кириенко, глава госкорпорации «Росатом», бывший премьер-министр)

Четвертый экс-премьер России, в чисто хроникальном толковании, Сергей Кириенко — представитель второй волны младореформаторов. Его недолгое и неудачливое пребывание на посту премьера лишь усугубило негативное отношение к реформам. Войдет в историю как автор «дефолта», действия, приравненного по своим последствиям к шоковой терапии 1992 года, когда вкладчики практически лишились своих сбережений. События 17 августа отбросили надежды граждан на экономическое выздоровление страны на 10 лет.

В Швейцарию на «черный день»

В июле 1998 года, примерно за месяц до знаменитого дефолта, премьер-министр РФ Сергей Кириенко, воспользовавшись услугами некой швейцарской юридической фирмы, создал так называемый «семейный накопительный фонд». Об этом узнали несколько западных журналистов, входящих в крут доверенных лиц официального представителя Министерства юстиции Швейцарии Фолько Галли.

Фирма взяла на себя все хлопоты по обслуживанию и обеспечению конфиденциальности счета фонда. На этом счете аккумулировались «сбережения» семьи Кириенко — видимо, на «черный день». Все финансовые операции фонда документирует фирма, но визирует их лично Кириенко. Как стало известно журналистам, российский чиновник расписывается собственноручно, но другой подписью, отработанной, очевидно, специально для этого банка. Впрочем, в случае проведения расследования графологическая экспертиза подтвердит, что подписи сделаны рукой самого Кириенко.

Вполне возможно, все это продолжение некогда шумной, но впоследствии тихо прикрытой истории многофункционального киндер-сюрприза.

Беда пришла тогда из благополучной Европы, из тихого княжества Лихтенштейн. Именно здесь зарегистрирован ряд фирм, в том числе «Мотолекс интернэшнл», к которым, как считают представители правоохранительных органов России, Швейцарии и Лихтенштейна, Сергей Кириенко имеет самое непосредственное отношение.

Именно тогда в отдел по обслуживанию Администрации Президента управления контрразведывательных операций департамента контрразведки ФСБ РФ поступила оперативная информация о существовании зарубежного банковского счета, открытого на российского гражданина: Кириенко Сергея Владиленовича. Взрывоопасность этого сообщения была понятна и непосвященным.

Компрометирующие сведения, как сообщили нам источники в ФСБ, были получены бывшими сотрудниками третьего отдела управления военной контрразведки, числящимися тогда в службе разведки в обеспечении контрразведывательной деятельности. Они доложили о существовании корпоративной карточки «Американ экспресс» № col1¦0¦, выпущенной фирмой «Мотолекс интернэшнл», зарегистрированной на офшорной территории Лихтенштейна. Пользователем карточки как раз и являлся уже известный нам человек.

Корпоративная платежная карта — вещь удобная во всех отношениях, а особенно когда речь идет о деликатных тратах не вполне «чистых» денег. Тем более если владелец средств опасается огласки своих расходов.

Хозяева любой фирмы могут открыть на ее счет в банке корпоративную карту на несколько особенно доверенных лиц, как правило, на самих себя, и спокойно покрывать частные расходы из средств предприятия.

Это особенно удобно, когда фирма зарегистрирована за границей в офшорной зоне, а Лихтенштейн именно такой зоной и является, где комфортное налогообложение и высокая конфиденциальность далеко не единственные ее достоинства, с точки зрения наших соотечественников, а особенно тех из них, кто обременен государевой службой. Неограниченная география финансовых операций, возможность тратить деньги по мере необходимости с корпоративной карты и перегонять их на офшорный счет из любого конца мира создают необходимую степень экономического чиновничьего комфорта. Попросту деньги за конфиденциальные услуги растворяются неизвестно где, а потом возникают уже обезличенными даже не на частном, а «фирменном» счету. Человек формально живет исключительно на зарплату служащего, но по корпоративной карте покупает все, что его душе угодно, снимает многотысячные суммы наличными.

Офшор офшору — рознь. Российский гражданин Сергей Владиленович Кириенко для своих финансовых утех выбрал тихое княжество Лихтенштейн, в самом центре благополучной Европы, со столицей в городе Вадуц.

Надо заметить, что регистрация фирмы в здешнем офшорном убежище удовольствие не из дешевых и обходится как минимум в 50 тысяч швейцарских франков — около 35 тысяч долларов. Плюс к этому приходится платить одному из местных жителей, чтобы он числился в совете директоров, и местному же бухгалтеру-аудитору. Их услуги стоят около четырех тысяч долларов в год. Кроме того, ежегодно четыре процента налога на прибыль, 0,1 процента налог на капитал, а также 13–15 тысяч франков — налоговый аванс.

Предоставление, опять же, ежегодно бухгалтерского баланса, заверенного аудитором, в налоговые органы Лихтенштейна является обязательным условием — иначе деятельность фирмы приостанавливается, а все операции с ее средствами объявляются мошенническими.

Кстати, как удалось установить, на сегодняшний день деятельность фирмы «Мотолекс» не приостановлена, следовательно, ее хозяева аккуратно проводят все необходимые проплаты и, по сути, являются законопослушными налогоплательщиками княжества Лихтенштейн.

Расследование, проводимое Федеральной службой безопасности РФ, продвигалось вперед довольно успешно. По словам участвовавших в нем сотрудников, им удалось установить тождественность лихтенштейнского Кириенко с бывшим российским премьером.

Кроме того, «нарисовался» целый «куст» офшорных фирм, так или иначе связанных с «Мотолексом», предпринимательскими структурами и частными лицами из Нижнего Новгорода, а также города Кстова, где, напомним, располагается скандально знаменитая компания «НОРСИ-ойл», которой в свое время успел поруководить Кириенко.

В начале 1999 года по указанию Кремля оперативные мероприятия в этом направлении были приостановлены.

Однако этот приказ не мог никоим образом повлиять на действия правоохранителей Лихтенштейна и Швейцарии, которые уже успели к тому времени включиться в расследование.

В отличие от швейцарских коллег из женевской прокуратуры, которые каждый свой шаг сопровождали мощной кампанией в прессе, здесь все делалось в обстановке полной секретности. Есть уже в Лихтенштейне и арестованные «российские счета», и фирмы, деятельность которых приостановлена, и дела по «российскому» же отмыванию.

Теперь же, как сообщили наши источники в ФСБ РФ, в Генеральную прокуратуру РФ из прокуратур Швейцарии и Лихтенштейна поступили материалы, подтверждающие противозаконную деятельность ряда российских чиновников, и предложение дальнейшее расследование проводить совместно.

Генеральная прокуратура, в свою очередь, затребовала у ФСБ все документы по «Мотолексу» и корпоративной карте «Американ экспресс» № col1¦0¦.

Чем эта международная активность обернется для Сергея Кириенко, можно сегодня только предполагать. Однако эксперты по международно-правовым отношениям считают, что полномочному представителю Президента РФ в Приволжском федеральном округе в ближайший год лучше воздержаться от поездок за рубеж, чтобы не быть подвергнутым, не дай бог, унизительным процедурам.

Словесный портрет

Кириенко Сергей Владиленович родился в 1962 году. Чрезвычайно амбициозен. Не отдает себе отчета, что понимание закономерностей происходящих процессов не тождественно умению ими управлять. Своим появлением в структурах управления страной подтвердил очевидное: младореформаторы пока не способны подарить обществу новую генерацию управленцев. Появление предшественников на политической сцене в начале 90-х годов в состоянии абсолютной психологической неготовности быть властью создало невыносимые условия для управленческого самосозревания. Чуда не свершилось.

Неавторитетность федеральной власти была не следствием ее безграмотности, а причиной соединения двух непривычных обстоятельств: как абсолютной новизны предполагаемых реформ, которые в одночасье лишали большинство общества привычных социальных гарантий, ранее обеспечиваемых государством, так и новизной самой власти по возрастным параметрам и по недлительности профессиональной биографии. Не вызревшее в чреве «народного хозяйства» поколение управленцев не способно было породить совершенного потомства. Это азбука управления, которой пренебрег президент страны, оказавшийся детонатором кадровой алогичности. Кириенко это понял и поэтому первым в среде высшей власти заговорил о кризисе авторитета власти как таковом. С одной стороны, это было правильно и смело, с другой стороны — удобно.

В силу внезапности своего появления на посту премьера упрек мог адресовать предшественникам, которые эту неавторитетность допустили. Идея дефолта помимо объективных обстоятельств имеет чисто субъективную окраску. В середине 90-х годов Сергей Кириенко ее опробовал, будучи председателем правления нижегородского социально-коммерческого банка.

К занятию политикой и общественной деятельностью предрасположен со времен своей комсомольской биографии. Был секретарем Нижегородского обкома комсомола. Карьерно целеустремлен. После обкомовского секретарства окончил Академию народного хозяйства при Совете Министров СССР. Вошел в большую политику, опираясь на поддержку Бориса Немцова, вместе с которым и составил нижегородскую группировку в высших эшелонах власти. Черномырдин пересидел, однако отсутствие полноценной замены сдерживало президента. Ставка на Немцова не оправдалась. После недолгого всплеска симпатий Немцов стремительно теряет авторитет и в правительстве, и в обществе. Причин более чем достаточно — жилищно-коммунальная реформа, конфликты с «Газпромом» и олигархами, активная поддержка Чубайса, наряду с самомнением и презрением к управленцам старой школы, помноженные на тяготение к саморекламе, стали препятствием к должностному взлету. В целях спасения собственного авторитета Немцов предлагает президенту кандидатуру Кириенко. Президенту нужен управляемый премьер, не разрушающий образа президента-реформатора. Ельцин повторяет кадровую комбинацию гайдаровской поры. Прозвище рождается буквально на следующий день — «киндер-сюрприз». Кириенко становится премьером примерно в том же возрасте, что и Егор Гайдар. Судьба Кириенко на посту премьера еще раз подтвердила незыблемость истины: победы во власти достигаются по-разному, поражение делает проигравших одинаковыми.

Упорен в достижении цели. Верит в свое лидерство. В ситуациях, исключающих эту возможность, старается не участвовать. История с объединением правых сил это подтвердила с очевидностью. Работоспособен. Не боится все начинать сначала. Желание участвовать в выборах московского мэра подтверждает масштаб амбициозности. Экс-премьер бросает вызов только равному в политической иерархии: либо действующему премьеру, либо кандидату в президенты. Отдавал себе отчет, что на выборах мэра проиграет Лужкову, однако убежден, что масштаб вызова повысит его популярность. Хорошо чувствует политическую конъюнктуру: одновременно атаковал авторитетного мэра и непопулярного президента.

Хороший организатор, хотя провинциален по существу. Из тех, кто успел подготовить плацдарм для наступления в 2008 году. Возвращение во власть для себя считает необходимым. Открыл свой коридор в популизм. Обещает только то, что обещать можно. Любимое выражение: «Давайте раз и навсегда скажем друг другу правду». Понимает прекрасно, что недолговечность власти исключает ответственность за обещанное.

Женат. Имеет сына и дочь. В выборе друзей сдержан. В Москве таковых почти не приобрел не потому, что провинциал (хотя и поэтому тоже), а в силу приверженности главному жизненному принципу: «Мораль, этика, нравственность преходящи — целесообразность вечна». Излишне многословен. Речь гладкая. Во внешних проявлениях достаточно однообразен, говорит на любую тему почти автоматически. Рост чуть ниже среднего. Черты лица мелкие. Фигура спортивная, легкая. Лицо молодое.

Вовремя остановись!

Умный еврейский мальчик. Родители, правда, развелись в самый критический момент его созревания. Из Сочи, где пришлось сменить фамилию с Израитель на Кириенко и доучиваться в школе, он почему-то возвращается в Нижний Новгород. Поступает в Горьковский институт инженеров водного транспорта: там кафедру философии возглавлял отец Владилен Израитель. Коллеги папы экс-премьера вспоминают об Израителе-старшем с чрезвычайным почтением. Он, по их отзывам, был весьма и весьма одаренным человеком, «способность мыслить которого стратегически, просчитывая на много ходов вперед, была просто уникальной». Сделать блестящую карьеру отцу Кириенко в советские годы помешал только 5-й пункт.

38-летний Владилен Израитель защитил докторскую диссертацию в МГУ и по своей специализации был скорее политологом, а не философом. Но такой науки в советских вузах не существовало. В годы перестройки профессор Израитель одним из первых в России стал разрабатывать политические технологии выборов и создал две оригинальные «стратегии проведения выборов в стране переходного периода». В начале 90-х под его началом уже вовсю работали две пиаровские конторы — «Прагма» и «Дело».

Когда будущий премьер на одни пятерки окончил институт, отец, как опытный имиджмейкер, посоветовал ему «двигать на производство», полагая, что сын добьется большего в управлении, нежели в науке. Так и случилось. Сначала был очень короткий разбег в синем халате мастера бригады сварщиков на заводе «Красное Сормово», где уникально клепались атомные подлодки, затем парение в крахмальной сорочке освобожденного секретаря заводской комсомольской ячейки. Еще два-три взмаха — и Кириенко мягко спланировал в кресло 2-го секретаря не самого маленького в стране Горьковского обкома ВЛКСМ, откуда руководил стройотрядами и прочей коммерческой деятельностью молодежи.

Был бы жив Израитель-старший, наверное, он отсоветовал бы сыну начинать политическую карьеру российского младореформатора с принятия израильского гражданства. Но некому было начинающему политику дать мудрый совет. Что случилось, то случилось.

Отделение Министерства внутренних дел Израиля в городе Холон (пригород Тель-Авива) подтвердило нам, что Сергей Владиленович Кириенко, 1962 года рождения, имел израильское гражданство, и соответствующее удостоверение ему там выдавалось.

Но после шумного скандала в прессе по поводу израильского гражданства секретаря Совбеза Бориса Березовского будущий министр и премьер решил последовать примеру БАБа и отказался от израильского подданства. Любопытно, что Кириенко был всего лишь одним из многих политиков, кто так поступил после «березового» демарша. Среди наиболее известных «отказников» оказались А. Чубайс, Б. Немцов, Я. Уринсон, Е. Ясин, А. Лифшиц.

Впрочем, процедура получения израильского гражданства, равно как и отказ от него, весьма проста. Для этого в любом посольстве или консульстве Израиля достаточно заполнить стандартный бланк с указанием причины отказа. По израильскому законодательству гражданство может быть так же легко восстановлено. Более того, на недавнем заседании правления Еврейского агентства Сохнут, в частности, обсуждалась необходимость повторного предоставления израильского гражданства бывшим ведущим политикам России в случае необходимости. К какому решению пришли — неведомо.

…По Нижнему Новгороду до сих пор ходит легенда: все коммерческие успехи экс-премьера объяснялись тем, что в начале 90-х Кириенко, как комсомольскому бизнесмену, перепала немалая часть пресловутого «золота партии». На, так сказать, развитие зарождающейся молодежной инициативы.

Впрочем, первая из организованных Сергеем Кириенко фирм только называлась загадочно — «АМК». Расшифровывалась красивая аббревиатура просто — Акционерный молодежный концерн. А бизнес был еще проще — концерн приторговывал кукурузными хлопьями, обувью и прочим челночным ширпотребом. Как-то, правда, один из охранников спер у комсомольцев несколько коробок с обувкой. Других афер в истории фирмы не обнаружилось, как, впрочем, и следов партийных миллиардов.

Было другое. Неожиданно для всех Кириенко вознесся на должность руководителя одного из самых крупных банков в Нижнем Новгороде.

Возглавляя нижегородский банк «Гарантия», Сергей Кириенко при помощи губернатора Бориса Немцова разработал и осуществил уникальную схему прокручивания пенсионных денег всей Нижегородской области. В итоге через банк «Гарантия» к середине 90-х прокрутилось почти 2 триллиона пенсионных рублей. Многомесячные задержки пенсий и голодные обмороки старушек младореформаторов не трогали. А к моменту переезда Кириенко в Москву его банк остался должен государству и пенсионерам более 540 миллиардов рублей.

Такую аферу без надежной бандитской «крыши» провернуть вряд ли было возможно. И, судя по всему, у молодого банкира такая «крыша» была.

Среди учредителей банка «Гарантия» присутствовал Республиканский социально-коммерческий банк. Его руководители и близкие друзья Сергея Кириенко В. Ненадышин (являлся членом наблюдательного совета банка «Гарантия») и В.Трифонов были весьма плотно связаны с ореховской преступной группировкой, которой верховодил легендарный Сильвестр. Дружба эта внезапно прервалась, когда Сильвестра взорвали. А смерть лидера ореховских бандитов настигла как раз в «Мерседесе-600», принадлежавшем Трифонову. (И что конкретно связывало Кириенко с Сильвестром — мы теперь уже не узнаем никогда. Но то, что связь была, в этом вряд ли стоит сомневаться.)

…В архиве Комитета Российской Федерации по патентам и товарным знакам сохранился прелюбопытный документ, датированный 17 декабря 1997 г.: «Описание изобретения устройства для проведения мгновенной лотереи «Вовремя остановись» к патенту Российской Федерации».

Столь необходимое в народном хозяйстве изобретение было сделано еще в 1988 г. Ивановым Сергеем Леонидовичем и Кириенко Сергеем Владиленовичем. О первом изобретателе, мелком коммерсанте, нам лишь удалось узнать, что он был учредителем двух фирм в Нижнем Новгороде. А второй — бывший российский премьер! Проверяли — точно.

Изобретенная экс-премьером Кириенко лотерея «Вовремя остановись» — это одна из сотен процветавших на постсоветском пространстве разновидностей лотерей-«стиралок». Правда, без нововведений не обошлось: суть изобретения, изложенная Кириенко в заявке на патент, состояла в том, что игрок видит количество нулей причитающейся ему в случае выигрыша суммы. По мнению изобретателей, это должно было заводить азартных граждан больше обычного и «значительно повысить потребительский и экономический эффект от использования таких лотерей».

— На самом деле и лотереи-«стиралки», или «скретч»-лотереи, как их называют на Западе, — это те же наперстки, — рассказал нам ведущий специалист по налогообложению азартных игр, сотрудник Управления налоговой полиции по г. Москве, полковник Г. — И в том и в другом случае от игрока не зависит ровным счетом ничего. Если нормальная лотерея построена на везении, то в «стиралках» и наперстках принцип один — человек, который крутит шарик или печатает билеты, всегда и стопроцентно остается в выигрыше. Не зря ведь такие лотереи у нас окрестили «лохотронами».

Все без исключения «стиралки», с которыми приходилось сталкиваться московской налоговой полиции, были абсолютно безвыигрышными.

Игровой участок билета заливался краской в той же типографии, где и печатался сам билет, а стало быть, и проконтролировать призовой фонд практически было невозможно.

— По закону 50 % выручки от продажи билетов должно идти на призы и не облагаться налогом, — продолжал просвещать нас налоговый полицейский, — но проверить это почти невозможно. Ну не можем мы посадить своих людей во все типографии, где они билеты печатают! А в бухгалтерской документации — полный порядок, хотя крупных призов никто и в глаза не видел. На это есть железобетонное объяснение — не везет пока людям. Про печатание «левого» тиража я и не говорю: ну попробуйте проверить, выпустили они 100 000 билетов, как заявили, или 200! Реализуют-то их на улицах.

В налоговой полиции считают, что 99 % лотерей-«стиралок» — одноразовые. Схема надувательства проста: сначала получают патент на изобретение, потом — лицензию, печатают несколько миллионов карточек, которые быстро реализуют на улицах, а фирма-организатор спокойно пакует вещи и переезжает в другой крупный город — до следующей лотереи. Кстати, по имеющейся у нас информации из департамента финансов Нижегородской области, в Нижнем и области лицензии на проведение кириенковской лотереи даже не выдавалось. А фирма «Нижегородская дирекция лотерей», которая и устраивала игру «Вовремя остановись», и регистрацию в Нижнем не проходила.

А на прямой вопрос, приходилось ли сталкиваться с честными «стиральщиками», в налоговой полиции нам предпочли не отвечать. Говорят, что такой статистики нет. Не зря ведь в США частные «скретч»-лотереи запрещены. Там уже давно раскусили мошенничество, и такие игры имеют право организовывать только власти штатов под неусыпным контролем ФБР.

Кириенко и колдуны

Рассказывают в Нижнем еще одну историю. Не слишком доверяя собственным менеджерам, а может быть, считая, что технический прогресс сам по себе, а народные традиции еще никто не отменял, Сергей Кириенко, в бытность нефтяным королем верхневолжского розлива, обратился за помощью в «астрал» и, что самое удивительное, эту помощь получил. В «НОРСИ-ойл», как нам удалось выяснить, трудилась целая бригада экстрасенсов, а несколько кабинетов завалили гороскопами, учебниками по черной магии и прочими тщательно отобранными предметами для контакта с потусторонними силами. Нещадно эксплуатируемые экстрасенсы увеличивали «выход легких нефтепродуктов в перегонных установках».

Для непосвященных процесс выглядел простенько: экстрасенсы, сделав все необходимые пассы, склонялись над начерченной на бумаге схемой нефтеперерабатыващего предприятия, концентрируя космические лучи вокруг перегонных установок и изгоняя дурную ауру конкурентов. Вот и все.

Специально для скептиков-технократов даже объявили результаты привлечения космической энергии: переработка светлых и более дорогостоящих фракций из одного и того же объема нефти сама собой повышалась на 3 %. Если учесть, что «НОРСИ-ойл» перерабатывает в год миллионы тонн сырья, то прибавка получалась солидная. Поставщики нефти и владельцы выработаных из нее авиабензина и дизельного топлива (фирмы «Солидекс», «Госкомресурс») в способностях «астральной бригады» Кириенко убедились, без сомнений подписывали соответствующие контракты и перечисляли крупные суммы экстрасенсам «на развитие» их уникальных способностей.

Сколько денег «откатывали» потом колдуны руководству «НОРСИ-ойл» из своих гонораров — нам неведомо.

Мы своим ушам сначала не поверили. Но справки все же навели. И вице-президент «НОРСИ-ойл» по техническому развитию Степан Глинчак сообщил нам потрясающую новость: «В целях повышения эффективности производства компания разрабатывала методику по использованию экстрасенсорного потенциала». Этот несколько экстравагантный проект, по его словам, «находится в стадии научной разработки и пока ощутимых результатов не принес». Но Глинчак уверен, что за ним — будущее.

— Кому принадлежала инициатива использовать в нефтепереработке экстрасенсов? — задали мы прямой вопрос новатору.

— Техническое развитие производства курирую я, значит, и инициатива принадлежит мне. А Сергей Владиленович Кириенко никогда не отвергал нетрадиционных подходов и с пониманием относился к этому проекту. К тому же без его разрешения столь крупный проект не мог состояться.

Более подробно рассказать о жизни и достижениях работающих на «НОРСИ» экстрасенсов Глинчак отказался, объяснив, что теории развития потусторонних сил настолько сложны, что втолковывать их непосвященным просто бессмысленно. А постигнуть тайный смысл сигналов, которые космос транслирует непосредственно в офис «НОРСИ-ойл», нам, увы, никогда не будет дано.

Впрочем, некоторые специалисты в области нефтепереработки, с которыми мы потом советовались, рассеяли наши сомнения. По их словам, получалось следующее: ни одно нефтеперерабатывающее предприятие не обходится без неучтенки, и «НОРСИ» в этом ничем не отличалось от других; неучтенные нефтепродукты образовывались обычно с помощью различных технологических ухищрений; полученные в итоге тонны нефтепродуктов нужно было как-то легализовать; в былые годы это делалось просто — сжигалась вся учетная документация о поставках сырой нефти; с появлением аудиторских проверок и налоговых органов от столь грубых операций пришлось отказаться, и вполне возможно, что молодое поколение управленцев «НОРСИ-ойл» во главе с Кириенко просто изобрело более изящный способ…

Птенец Хаббарда

Еще в 1992 году гендиректор станкостроительного предприятия «ЗеФс» Скачков имел счастье ознакомиться с «Административной технологией Рона Хаббарда», а в следующем, 1993 году приобрел (за счет предприятия) лицензию на организацию Хаббард-колледжа в Нижнем Новгороде. 18–19 февраля 1993 года прошла шумная презентация этого колледжа, на которую были приглашены многие заметные лица города и области. А с мая 1993 года в Нижнем началось повальное обучение административной технологии Хаббарда.

До недавнего времени это, с позволения сказать, учебное заведение располагалось в бывшем детском саду, любезно (и фактически бесплатно) предоставленном заводом «ЗеФс». Почти одновременно в городе начал действовать нижегородский центр «Дианетика», задачей которого, согласно заявлениям организаторов, было «оказание помощи каждому нижегородцу в достижении душевного здоровья путем применения дианетической технологии, разработанной Роном Хаббардом».

В рассылавшихся в различные инстанции письмах Центр определял себя как «некоммерческую общественную организацию», хотя оказываемые им услуги имели исключительно платный характер. В 1994 г. в администрацию области обратился представитель Фонда спасения детей и подростков от наркотиков некий Зобков. Целью обращения было получение поддержки госструктур в создании реабилитационного центра для наркоманов по системе Хаббарда.

Сотрудники центра «Дианетика» в Нижнем Новгороде всячески рекламировали свои планы и о создании поволжского отделения сайентологической церкви.

Визит главного сайентолога России Бирты Хельдт в Нижний в свое время получил мощное паблисити на «Радио-рандеву». На региональном телевидении также появились добровольные (и хорошо оплачиваемые) помощники заморской организации (например, Илья Ластов). В газете «Биржа» на протяжении нескольких лет публиковали благожелательные статьи об учении Хаббарда и деятельности сайентологов Анна Ленская, Алевтина Горелова, в «Нижегородской правде» по-доброму отзывался о «мистере Хаббарде» А. Илюнин. Особенно щедрым на рекламные материалы оказался нижегородский еженедельник «Дом» (редактор Влад Степанов).

Эффект разорвавшейся бомбы произвело в апреле 1998 года сообщение немецкой газеты «Берлинер цайтунг» о том, что Сергей Кириенко, назначенный президентом Б. Ельциным на должность премьера России, в 1994 году прошел курс обучения в американской тоталитарной секте «Сайентология». Эта информация вызвала настоящий шок в ФРГ и других европейских странах. Дело в том, что в Германии «Сайентология» официально признана не только тоталитарной сектой, но и структурой, угрожающей основам демократии и государственности. Немецкие власти в законодательном порядке запретили ее деятельность, лишив так называемые «центры дианетики» даже права открывать банковские счета. «Сайентология» наряду с неонацистскими и леворадикальными группировками по сей день входит в перечень организаций, находящихся под наблюдением германского ведомства по охране конституции.

Совершив поездку в Нижний Новгород, журналисты «Берлинер цайтунг» встретились с Евгением Волковым, преподавателем психологии местного университета, который знаком с Кириенко с 80-х годов, когда тот еще был студентом. «В 1995 году я узнал, что Кириенко, возглавивший банк «Гарантия», прошел недельный курс в сайентологическом Хаббард-колледже, расположенном по адресу: Нижний Новгород, Памирская улица, дом И, — рассказал Волков. — Он обучался по специальности «Администрирование». Став президентом банка «Гарантия», Кириенко в приказном порядке направлял в Хаббард-колледж и своих подчиненных. Не знаю, сколько их было, но думаю, что не меньше 10–15 человек».

По словам Волкова, он неоднократно пытался просветить Кириенко в отношении тех опасностей, которые таит в себе сайентология. Будущий российский премьер и полпред Приволжского федерального округа, напротив, отстаивал сайентологию. «Мне импонируют простота и ясность, присутствующие в этом учении, кроме того, руководящие работники банка, пройдя курс обучения по сайентологии, начинают лучше понимать друг друга, разговаривая как бы на одном языке», — ответил тогда Кириенко.

Здесь уместным будет напомнить, что в основе учения секты сайентологов, созданной американцем Роном Хаббардом (бездарным американским фантастом, но ловким мошенником), лежит жесткая многоуровневая иерархия, основанная на тоталитаризме; члены секты обязаны сообщать ее руководству всю информацию, которой они владеют по долгу службы. Слушатели семинаров обучаются так называемому «аудитингу» — комплексу психологических приемов, включающему в себя элементы исповеди и допроса с пристрастием. Хаббард, ныне покойный, и нынешние лидеры секты никогда не скрывали, что их главная цель — установление мирового господства.

Сегодня «Сайентология» признана тоталитарной и угрожающей основам государственности структурой в десятках стран мира. Стремительно теряя позиции на Западе, секта в начале 90-х предприняла самую настоящую экспансию в России. До недавнего времени учебные «центры дианетики» действовали в 50 российских городах; через них прошли десятки тысяч людей — научных работников, милиционеров, инженеров ВПК, государственных служащих. Российской элитой занимался так называемый Сайентологический институт экономики (World Institute of Scientology Enterprises — WISE). В него, по данным «Берлинер цайтунг», на правах коллективных членов входило свыше 50 российских банков, крупных промышленных и телекоммуникационных предприятий. Через этот институт секта успешно внедрялась в российские властные элиты, включая военную. Как выясняется сегодня, Сергей Кириенко был наиболее удачным проектом секты в этой связи.

«Факт принадлежности Сергея Кириенко, человека, занимающего пост второго человека в Российском государстве, к секте, которую в Германии и ряде других стран Европы квалифицируют как «тоталитарно-фашистскую», вызвал серьезную тревогу в немецком политическом и экономическом истеблишменте, — писала весной «Берлинер цайтунг». — Сайентология не скрывает, что стремится к установлению мирового господства, поэтому назначение Кириенко на пост премьера России может стать серьезной угрозой для глобальной безопасности. Есть все основания утверждать, что сайентологи располагают подробнейшим досье на этого человека и будут шантажировать его, выбивая государственные секреты в обмен на неразглашение каких-нибудь пикантных фактов из его биографии».

Сенсация о сайентологическом прошлом Кириенко из немецких далей достигла Москвы очень быстро. И центральные российские СМИ (не только, кстати, подконтрольные КПРФ — см. публикации в «Комсомольской правде», «Советской России», «Сегодня») разразились жуткими подробностями из истории хаббардизма.

Вспомнили, к примеру, что 5 декабря 1997 года в различных городах и странах мира прошли траурные шествия в память Лизы Макферсон. Она скончалась в этот день два года назад, став жертвой «Церкви сайентологии». Лиза была вовлечена в сайентологическую организацию еще в 1982 году и являлась образцовым членом секты. За последние 5 лет жизни она выплатила сайентологам более $175 000. 18 ноября 1995 г. Лиза попала в небольшую автомобильную аварию. Ее поместили в больницу, где вскоре появилась группа сектантов, которые увезли Лизу в отель «Форт Харрисон» (в этой гостинице города Клируотер, штат Флорида, расположена одна из всемирных штаб-квартир сайентологии). Через 17 дней Лиза Макферсон скончалась. Ей было всего 36 лет. Врач-патологоанатом сообщил потом, что Лиза Макферсон в течение 10 дней не получала никакой жидкости, ее руки были покрыты синяками и объедены насекомыми, по всей видимости тараканами. Документы, собранные родственниками, неопровержимо доказывают, что она пережила тяжелейшее испытание: ее насильно удерживали взаперти и незаконно, без соответствующего медицинского наблюдения, накачивали мощными седативными средствами…

Во многих газетах были описаны и ужасные эксперименты сайентологов над российскими детьми (см. статью в «Независимой газете»). Выяснилось, что секта подготовила не менее 10 врачей для самых престижных российских лечебниц. Эти врачи-сайентологи начали внедрять свои программы в детском санатории «Васильевское», который использовался для детей-чернобыльцев с соматическими заболеваниями. По распоряжению главного врача группа детей в возрасте 13–14 лет была снята со всех процедур и передана чете Гейман и новоиспеченному сайентологу, кандидату медицинских наук Воронцову, ставшему генеральным директором медицинской программы по Хаббарду в России. Всего в эксперименте по «выведению радиации» участвовало 27 детей-чернобыльцев, с которыми проводился «очистительный марафон» по полной программе. Не остановили сектантов ни результаты повторного анализа, свидетельствующие о том, что после «марафона» радионуклиды из организма детей выведены не были. Не заставили задуматься и жалобы маленьких пациентов на головокружения, учащенное сердцебиение и ощущения «смещенного пространства», ни даже то, что у семерых детей после «марафона» началось осложнение в виде тяжелого фурункулеза. Мнение более чем половины медперсонала санатория, однозначно говорившего об опасности таких экспериментов, также не было принято во внимание. 15 мая 1995 года сайентологи провели в санатории помпезную презентацию «успешного проведения программы детоксикации по Рону Хаббарду», на которой присутствовали высокие чиновники из Минздрава, а также руководители других санаториев. Хвалебные речи лились рекой. Но главное сказал сам Дэйвид Гейман: «Я не могу опомниться от счастья, я просто вне себя от радости! То, что нам удалось осуществить в «Васильевском», — это ведь впервые в мире! Нигде больше нам не предоставляли детей»…

Все эти и другие вопиющие факты больно били по репутации Кириенко. Но, несмотря ни на что, он хранил молчание. А в это время, судя по всему, его приближенные действовали не покладая рук. Трудно сказать, оказывалось ли давление на основного информатора западных журналистов, ученого Волкова, но ведь что-то же его заставило (или кто-то?) написать «Заявление для всех интересующихся», которое было опубликовано в одном влиятельном немецком журнале:

«В последнее время ко мне неоднократно обращались представители средств массовой информации с вопросом о том, каким образом и.о. премьер-министра С. В. Кириенко мог быть связанным со скандально известной «Церковью Сайентологии». Известные мне факты состоят в следующем: в 1995 г. я случайно узнал, что сотрудники банка «Гарантия», возглавляемого тогда С. В. Кириенко, проходят обучение в местном Хаббард-колледже. Я решил предупредить Сергея Владиленовича о возможных опасных последствиях контактов с хаббардистами для репутации банка, его личной репутации и для психики сотрудников. Воспользовавшись тем, что мы были лично знакомы, я договорился о встрече (точную дату, к сожалению, назвать не могу). Она состоялась и продолжалась примерно 20 минут. Я кратко рассказал Сергею Владиленовичу основное, что мне было известно о сайентологии, и передал текст одной из подробных экспертиз этой организации. Выяснилось, что Кириенко не знал (по его словам), что Хаббард-колледж — это вербовочная структура «Церкви сайентологии». Его привлекла туда, как он сказал, система управленческой терминологии и работы с ней, которую он хотел использовать для установления общего языка при обсуждении проблем в высшем звене менеджеров банка. Насколько я понял, он сам прошел единственный вводный курс в админтех (административная технология) Хаббарда, состоящий примерно из 5 занятий, и направил на такой же курс своих заместителей (количество мне неизвестно). Больше никаких контактов с Хаббард-колледжем и сайентологами он на тот момент не имел, по его утверждению. Он также очень критично отозвался о трудах Хаббарда, с которыми ему довелось познакомиться. Сам факт обучения в Хаббард-колледже сотрудников банка зафиксирован, насколько мне известно, в годовом открытом отчете банка «Гарантия» за 1995 г… В ходе нашей беседы Сергей Владиленович поблагодарил меня за предоставленную информацию и выразил намерение категорически не иметь никаких дальнейших дел с хаббардистами, хотя они его в то время, по своей обычной методе, атаковали постоянными звонками с предложениями новых курсов… Возможно, Сергей Владиленович посчитал, что из-за нескольких азбучно-терминологических занятий не стоит обращать внимания на другие подробности общения с хаббардистами. Такие ошибки извинительны, если они быстро осмысливаются и из них извлекаются уроки…

Как известно, Б. Е. Немцов, в бытность губернатором, был в 1993 г. приглашен на открытие того же самого Хаббард-колледжа и даже дал предварительное согласие. Но он проявил большую осторожность, чем С. В. Кириенко, и попросил навести более подробные справки об этом заведении. Когда на его стол легли справочные материалы, он в своем ежедневнике рядом с пометкой о презентации написал матерное слово и, естественно, от приглашения отказался… Хотелось бы только пожелать, чтобы Сергей Владиленович повторил на более широкую аудиторию те оценки трудов Хаббарда, которые он давал в нашей приватной беседе…»

Кириенко публично не покаялся. Почему? Повседневные премьерские заботы не оставили на это времени? Вряд ли. Последние события, которые происходят в Нижнем Новгороде и далеко за его пределами, проливают свет на странное молчание Кириенко по поводу его отношения к хаббардизму.

Как только опальный экс-премьер Сергей Кириенко заступил на пост президентского «смотрящего» в Приволжском федеральном округе, вокруг него стали роиться странные личности — политтехнолог Петр Щедровицкий, некрупный специалист по избирательным технологиям Ефим Островский, скандально известный московский галерист Марат Гельман и прочие маргиналы от большой политики.

В сентябре 2000 года общественная молодежная организация «Нижегородская Молодежная Лига» (НМЛ) с большой помпой провела так называемый образовательный студенческий форум «Приволжье — новое поколение!» под патронажем полномочного представителя президента в Приволжском федеральном округе Сергея Кириенко.

Форум проходил в санатории «Голубая Ока» (г. Дзержинск Нижегородской области) с участием более 150 представителей молодежи и студентов 15 регионов Приволжского федерального округа. Для всех участников предлагалась обширная «образовательная» программа по четырем направлениям — «связи с общественностью», «управление организацией», «развитие лидерских качеств», «сделай свой бизнес».

Как сообщала пресс-служба НМЛ, интенсивную образовательную программу вели «известные в Нижнем Новгороде и в Приволжском федеральном округе специалисты»: руководитель Центра стратегических инициатив, внештатный советник Сергея Кириенко Петр Щедровицкий, профессиональный менеджер по PR Валерий Хазин и руководитель Центра гуманитарных технологий Ефим Островский.

Участники форума были разделены на группы по 15 человек. Ежедневная программа обучения длилась с 9 утра до 11 вечера и включала в себя тренинги, лекции и деловые игры. Своим присутствием форум почтил сам Сергей Владиленович.

Как сказал один из организаторов Петр Щедровицкий, цель форума — сформировать кадровый резерв для работы в государственных структурах, и прежде всего в аппарате полпреда. В процессе обучения проводятся постоянные тестирования, по результатам которых эксперты составляют мнение о способностях каждого участника. «Идет постоянный конкурс, в результате которого каждый сам должен решить, справляется ли он со всем объемом работы», — считает Петр Щедровицкий.

Как удалось выяснить корреспонденту «Нижегородского Телеграфного Агентства», оценка учебного процесса со стороны участников форума варьировалась от «очень полезно» до «не понимаю, зачем нам это нужно». Не пожелавший назвать себя молодой человек выразил общее мнение: «Я сомневаюсь, стоило ли мне ехать в Нижегородскую область, чтобы услышать эту компиляцию из сайентологии, технологии НЛП (нейролингвистическое программирование) и собственных философских и идеологических воззрений организаторов форума».

А несколько позже те же нештатные советники Кириенко уже в правительственной резиденции К-2 на Каменном острове в Санкт-Петербурге провели презентацию некоего фонда «Центра стратегических разработок Северо-Запада». Организаторы действа заявляли, что формально фонд является самостоятельной структурой, неформально — это «младший брат» Центра Германа Грефа. Представители же Центра Грефа аккуратно дистанцировались от ЦСР «Северо-Запад», назвав его самостоятельной структурой, а не своим филиалом, хотя все госчиновники, присутствовавшие на презентации, пребывали в полной уверенности, что все это — инициатива главного экономического стратега России.

На церемонии открытия новоиспеченной структуры ожидалось присутствие нескольких губернаторов Северо-Запада, но были замечены только двое — губернатор Петербурга Владимир Яковлев и губернатор Вологодской области Вячеслав Позгалев. Оба вслед за президентским полпредом Северо-Западного федерального округа Виктором Черкесовым и Юрием Ковальчуком из банка «Россия» сказали проникновенные речи о возрождении великой России. В речах выступавших обращала на себя внимание необычная лексика: «новый вектор», «новое освоение России», «новое поколение», «русский мир». Огромными плакатами с этими же словосочетаниями было завешано все фойе, где проходила торжественная часть. Когда открыли зал с богатыми угощениями (молочные поросята, фаршированный судак и другое), среди публики появились профессиональные спичрайтеры и знатоки политических технологий — господа Островский и Щедровицкий. Дипкорпус, журналисты местных газет, немногие бизнесмены выглядели растерянно. Владимир Яковлев и Виктор Черкесов после речей сразу уехали, что ничуть не смутило организаторов презентации. Сотрудники ЦСР «Северо-Запад» показывали работникам аппарата полпреда Черкесова в компьютере красивые картинки. Итог встречи резюмировал пресс-секретарь Виктора Черкесова Александр Чиженок: «Не очень понятно, что они собираются делать, но источник финансирования у них солидный, у них есть какой-то проект, но содержание его нам неизвестно».

«Вскоре аналогичные фонды должны появиться в остальных шести федеральных округах», — в свою очередь, пафосно заявили устроители презентации…

Вся эта дорогостоящая деятельность близких к Кириенко политтехнологов, финансируемая к тому же из таинственных источников, очень напоминает не менее бурную активность, которую в свое время проявляли адепты Рона Хаббарда. Те же смутные цели и идеи, то же стремление использовать в своих корыстных целях известных политиков, та же алчность… Выходит, интереса к «сумасшедшим идеям» и «экспериментам над людьми» Сергей Владиленович отнюдь не утратил, наоборот — властные полномочия приволжского полпреда открыли для него невиданные доселе горизонты, новые возможности по внедрению учений доморощенных «хаббардистов» в жизнь. Только вот за чей счет? Чтобы удовлетворять свои странные потребности, у Кириенко, кроме госбюджета, других источников финансирования вроде бы быть не должно?

«Гарантийный» срок

История еще хранит в своих тайниках подробности того, как будущие акционеры банка «Гарантия» нашли друг друга на необъятных просторах Отечества. Но даже беглый просмотр списка этой компании напоминает чтение увлекательного детектива.

Одним из отцов-основателей «Гарантии» в январе 1994 г. выступил московский «Республиканский социально-коммерческий банк» (РСКБ). Его председатель правления Вячеслав Ненадышин стал даже членом наблюдательного совета нижегородского собрата, что в контексте последующих событий выглядит весьма занятно.

Дело в том, что экономический взлет «Гарантии» загадочным образом сопровождался трагическими для РСКБ событиями. Уже весной 1994 года выяснилось, что около десяти миллиардов рублей в виде кредитов улетучились из «республиканско-коммерческого» безвозвратно. Ситуация осложнялась тем, что в уставный капитал банка изначально были закачаны деньги Пенсионного фонда России и отделения Пенсионного фонда России по Московской области.

У самого Ненадышина возникли проблемы с собственным заместителем Владимиром Трифоновым. Решать трудовой спор двух банкиров приезжали даже ореховские бандиты, руководимые небезызвестным Сильвестром (Сергей Тимофеев). По некоторым сведениям, Сильвестра и взорвали впоследствии в «Мерседесе» Трифонова, за что ореховские пытались выставить банку счет.

Новый виток неприятностей у члена наблюдательного совета «Гарантии» возник в декабре 1994 г. Очередная проблема засверкала драгоценными гранями. Причиной стала выдача РСКБ кредита в 10 миллиардов рублей ТОО «НТЦ-Сенсофт» под залог алмазных порошков. Кредит, как водится, не вернули. А к алмазам искренний интерес стал проявлять следственный комитет МВД РФ. В результате 8 декабря Ненадышин был арестован по подозрению в нарушении правил сделок с валютными ценностями. РСКБ лицензии на это не имел. Зато по удивительному совпадению такая лицензия появилась у кириенковской «Гарантии» ровно через две недели, после того как ее «наблюдатель» оказался в тюрьме.

Только в ноябре 1995 г. Ненадышин был отстранен от должности председателя правления РСКБ. Потом он был осужден на три года и амнистирован по состоянию здоровья. Судьбы банкиров разошлись. Сергей Кириенко за это время успел стать нефтяным магнатом, понравился президенту и умудрился на короткий срок возглавить российское правительство.

Среди других акционеров КБ «Гарантия», к которым имеет непосредственное отношение Сергей Кириенко, называют фирму «ПИК НН» (заявленная деятельность торгово-закупочная, чай индийский) и страховую компанию «Аваль». Здесь остановимся особо. Среди ее учредителей: сам банк «Гарантия» (президент — Сергей Кириенко) и АО «Концерн АМК» (Сергей Кириенко — один из его создателей).

По имеющимся в редакции документам, «Аваль» и другая фирма — АОЗТ «Союз» — приняли самое активное участие в облагодетельствовании нижегородских пенсионеров за их же собственный счет, разработав на коммерческой основе вексельную схему знаменитой кириенковской программы «Пенсионная нефть».

Напомним, Пенсионный фонд и банк «Гарантия» заключили договор, по которому нефтяные компании расплачивались со своими долгами Пенсионному фонду векселями банка «Гарантия». С этого момента начисление штрафов и пени им приостанавливалось. Но за это они поставляли нефть в «НОРСИ-ойл» через обусловленные фирмы.

В КБ «Гарантия» перечислялась выручка от реализации нефти и нефтепродуктов для последующего поступления в Пенсионный фонд. Комбинация позволяла банку получать, по сути, огромные беспроцентные кредиты. Воплощал эту схему в жизнь Сергей Кириенко уже в качестве президента «НОРСИ-ойл». А разрабатывал на посту президента КБ «Гарантия».

Естественно, что и все счета самого «НОРСИ-ойл» сосредоточились в «Гарантии».

Юный реформатор выступал в роли двуликого Януса. Как президент банка он заключил более десятка договоров на информационное обслуживание с двумя уже известными нам фирмами: CK «Аваль» и АОЗТ «Союз».

Суть «информационного обслуживания» — разработка все той же «схемы вексельно-кредитного погашения». Потом к нему прибавились аналитические справки по анализу финансово-экономического состояния «ЛУКОЙЛа», «Сургутнефтегаза», «Нижневартовскнефтегаза» и другие безымянные консультационные услуги.

Всего нам пока известно о пяти этапах этой многотрудной работы, общий объем которой измеряется тремя десятками машинописных страниц.

Писательский труд был щедро оплачен. «Гарантия» перечислила CK «Аваль» 1,3 миллиарда рублей, АОЗТ «Союз» — 13,6 миллиарда. Всего почти 15 миллиардов рублей.

Но, возможно, суммы, в которые обошлось пенсионерам их информационно-аналитическое обслуживание банком «Гарантия», несравнимо большие. В одном из основополагающих договоров четко прописано, что исполнители претендуют на вознаграждение не более семи процентов от оборота пенсионно-вексельно-нефтяных денег.

По уточненным нами данным, по «вексельной схеме» через «Гарантию» прошло 1,98 триллиона рублей. Это дало банку огромную прибыль, если учесть, что ставка рефинансирования на тот период держалась на уровне 120 процентов годовых. Причем «Гарантия» на начало 1997 года еще осталась должна Пенсионному фонду около 700 миллиардов рублей.

Заказчики, разработчики и воплотители в этой гениальной схемы через акции, доли и паи настолько переплелись, что на сегодня не представляется возможным установить нашими скромными силами, кто и сколько умудрился положить себе в карман.

Одно очевидно — масштабы впечатляющие. Достаточно сказать, что даже гонорар авторов кириенковских аналитический записок заставляет бледнеть от зависти всех российских народных детективщиков, вместе взятых. К примеру, услуги достоинством в семь машинописных страниц были оценены щедрой «Гарантией» в 1,7 миллиарда рублей.

Нет нужды пересказывать, как Сергей Кириенко в том же конфискационно-коммерческом духе, что и проблему пенсионеров, решал проблему огромной задолженности нефтеперерабатывающего завода «НОРСИ».

Впрочем, многое в истории банка «Гарантия», фирмы «НОРСИ-ойл» и связанных с ними всевозможных социально ориентированных и не очень структур представляет любопытный предмет исследований для пытливого и отнюдь не журналистского ума. Здесь и загадочное исчезновение двухсот тысяч тонн сырой нефти, и очень дорогие гонорары коммерческим экстрасенсам, увеличивающим выход легких нефтепродуктов в перегонных установках, и сеть заправок с льготным режимом налогообложения без образования юридического лица, и подозрительная благосклонность федерального пенсионного фонда к «шалостям» иных нижегородских реформаторов, и сеть дочерних структур, учрежденных самим банком.

Здесь не обошлось без фельетонной ситуации. Работающий с пенсионными деньгами коммерческий банк «Гарантия» — крупнейший пайщик АОЗТ «Нижегородский ритуальный фонд». Таким образом, забота о стариках стала для банкира Кириенко всесторонней.

Итак, начиная с 1995 года Нижегородское областное отделение Пенсионного фонда РФ терпело убытки. За пять лет фонд, по самым скромным оценкам, потерял почти 250 миллионов рублей. Прокуратура региона возложила ответственность за это на руководителя отделения ПФ Виктора Бабакаева, злоупотребившего служебными полномочиями. 22 февраля 2000 года было возбуждено соответствующее уголовное дело. Вскоре после этого Сергей Кириенко встретился с Валентином Юмашевым и попросил посодействовать прекращению дела. Производство по делу за № 550 314 действительно вскоре было остановлено. А тогдашний заместитель начальника Управления федеральной службы налоговой полиции по Нижегородской области Владимир Макаров получил один миллион долларов США.

Сергей Кириенко, естественно, расстарался не только ради своего старого приятеля Виктора Бабакаева. Г-н Бабакаёв был лишь одним из фигурантов в сложной схеме расхищения средств нижегородского пенсионного фонда. Есть основания полагать, что возглавлял процесс сам Кириенко.

Схема родилась в 1995 году, когда в регионе сложилась критическая ситуация с выплатой пенсий. Вопреки расхожему мнению о «нижегородском экономическом чуде», область не могла погасить задолженность перед пенсионерами.

12 сентября губернатор Немцов, ответственный за «экономическое чудо», встретился с тогдашним управляющим Пенсионным фондом РФ Барчуком и выдвинул любопытное предложение. Пусть, дескать, предприятия регионов-доноров, чьи выплаты в конце концов должны попасть в нижегородский пенсионный фонд, отдают деньги (или право реализации продукции) уполномоченному банку. А уж банк заплатит фонду.

Абсолютно бессмысленное, на первый взгляд, введение дополнительного звена в цепочку перечисления пенсионных денег на самом деле открывало широкие перспективы. Подразумевалось, что, когда дотации из бюджета будут задерживаться (а тогда казалось, что так будет всегда), банк станет подкредитовывать пенсионный фонд, обеспечивая своевременность получения денег пенсионерами региона. Впрочем, эти перспективы остались лишь в теории. Использованы были совсем другие возможности, не настолько очевидные.

Схема была придумана Сергеем Кириенко, что называется, «под себя». Регионы-доноры — это, по преимуществу, сырьевые регионы. Соответственно, в зачет выплат пенсионному фонду их предприятия, как правило, предоставляли нефть. Схема даже получила неофициальное название «Пенсионная нефть».

Главным «нефтяником» Нижегородской области считался как раз Сергей Кириенко. Он руководил фирмой «НОРСИ-ойл», которая, в свою очередь, управляла местными перерабатывающими предприятиями. Соответственно, и уполномоченным по «пенсионной нефти» банком стал контролируемый Кириенко НСКБ «Гарантия».

Ради такого случая Кириенко даже формально поделился властью. Главным учредителем «Гарантии» стало Нижегородское отделение Пенсионного фонда РФ, а его руководитель (и будущий подследственный ценой в миллион долларов) Виктор Бабакаев возглавил совет банка.

На этом гладкое исполнение схемы и остановилось. Пенсионный фонд ни одного дня не был должником банка «Гарантия», как это предписывалось договоренностями между Кириенко и Барчуком от 12 сентября. А вот банк оказался в долгах у ПФ с того момента, как появились первые деньги.

Вместо кредитования Пенсионного фонда «живыми деньгами» НСКБ «Гарантия» выдал ему собственные векселя. Уже к началу 1996 года их накопилось на сумму почти в 110 миллиардов неденоминированных рублей.

Правда, сроки погашения векселей были вполне божеские. Первый из них (за номером ПВ-207) должен был быть оплачен 15 января 1996 года, последний (за номером ПВ/ВНГ-02) — 17 июня того же года.

Если бы банк расплатился в срок, схема «Пенсионная нефть» оказалась бы работоспособным механизмом, для своего времени даже прогрессивным. Но тогда ее организаторам незачем было бы и огород городить.

Ни 15 января 1996 года, ни даже 15 января 1997 г. руководитель нижегородского ПФ Бабакаев не предъявил банку к оплате ни одного векселя. А 31 марта 1997 года г-н Бабакаев недрогнувшей рукой подписал договор мены, предложенный ему уполномоченным банкиром Кириенко.

Кириенко получил назад просроченные векселя своего банка, а взамен выдал на ту же сумму векселя ОАО «Нижегороднефтеоргсинтез», одного из предприятий, на которых паразитировала «управляющая компания» «НОРСИ-ойл». Заметим, что ханты-мансийская нефть на эти самые почти 110 миллиардов была в распоряжении Кириенко еще за полтора года до этого.

Операция фактически являлась реструктуризацией долга. И уже тот факт, что новые векселя были выданы и приняты на все ту же «старую» сумму, без учета процентов и пеней, говорит о сознательном нанесении ущерба Нижегородскому отделению ПФ РФ.

Но по векселям еще следовало бы получить деньги, хотя бы номинал. А это оказалось весьма затруднительно. Практически банк «Гарантия» избавился от обязательств перед пенсионным фондом, так ничего ему и не заплатив. Фонд же взамен получил сомнительное право требовать у «НОРСИ-ойл» деньги, которые эта фирма задолжала банку «Гарантия».

При этом официально финансовое положение «НОРСИ» было далеко не блестящим. Задолженность в федеральный бюджет и Пенсионный фонд — свыше 410 миллиардов неденоминированных рублей; задолженность перед банками по кредитам и процентам — почти 900 миллиардов, долг поставщикам давальческого сырья — почти 300 миллиардов.

Даже если подходить к делу формально, г-н Бабакаев, подписывая договор мены векселей, проявил по меньшей мере халатность. Он обязан был предварительно проверить финансовое состояние «НОРСИ». А если подойти к происшедшему с мерками бытовой логики, совершенно очевидно, что г-ну Бабакаеву было абсолютно безразлично, заплатит ли когда-нибудь «НОРСИ» Пенсионному фонду. Не знать о положении вещей в этой компании, которую возглавляет тот же Кириенко, с которым они вместе заседают в совете банка «Гарантия», Бабакаев просто не мог. Как не мог, хотя бы по долгу основной службы, не знать об уже имеющейся задолженности «НОРСИ» перед Пенсионным фондом.

В результате Нижегородское отделение ПФ РФ со своими 110 миллиардами оказалось в длинной очереди кредиторов, где никто никого вперед не пропускает. В просторечии положение, в которое попал нижегородский ПФ, называется «плакали денежки». Только г-на Бабакаева это не остановило.

В том же 1997 году Кириенко решил «оптимизировать» схему. Он учредил в городе Сарове (закрытое территориальное образование в Нижегородской области, фактически — местная «офшорка») фирму «Русьнефтеинвест». К 1999 году нижегородский пенсионный фонд стал счастливым обладателем векселей этой фирмы почти на 140 миллионов рублей.

Дальше события развивались по накатанному пути. В феврале 1999 года, когда «Русьнефтеинвест» должна была погасить свои векселя, г-н Бабакаев не предъявил их к оплате. Подождал до мая и с готовностью подписал очередной договор мены. На сей раз нижегородский пенсионный фонд получил взамен ликвидных (с определенными оговорками) векселей «Русьнефтеинвеста» собственные векселя потрепанного дефолтом банка «Гарантия».

На сей раз г-н Бабакаев был прикрыт получше. Поддержкой ему служило специальное письмо от московского начальства Пенсионного фонда РФ за номером АЗ-22–28/10247 «О необходимости реструктуризации векселей НСКБ «Гарантия» в государственные долговые обязательства в связи с общим снижением ликвидности векселей банка».

Письмо было получено вскоре после августовского кризиса 1998 года. Способствовать его появлению не было для Кириенко проблемой. Ведь к тому моменту из скромного регионального расхитителя казны он превратился в «политика федерального уровня». Конечно, было бы нелепо, если бы организатор дефолта Кириенко не позаботился о реструктуризации долгов собственного банка.

(Кстати, уже будучи премьером, Кириенко продолжал пользоваться щедротами банка «Гарантия»: вклады на его счету имели повышенную процентную ставку и росли ударными темпами.)

Грешным делом можно подумать, не затевалась ли вообще вся эта экономическая катастрофа с единственной целью — поглубже упрятать выведенные из нижегородского пенсионного фонда несколько десятков миллионов долларов? Во всяком случае, трудно усомниться, что «индульгенция» Бабакаеву от головной организации была подготовлена еще тогда, когда Кириенко был действующим премьером России.

Цинизм, между прочим, вполне достойный «либеральных экономистов». Ведь конвертация долгов банка «Гарантия» в гособязательства означает на практике, что государство должно второй раз заплатить пенсии нижегородцам. Но и наивность со стороны распорядителей «Пенсионной нефти» удивительная. Очень уж примитивная получилась в итоге комбинация — два раза обменяли векселя и решили, что никто концов не найдет.

Само собой, концы обнаружились быстро. И прокуратура занялась Бабакаевым. Тот, конечно, рисковал не просто так. И сам работал в банке «Гарантия», и жена его, и дочь. И даже тесть Бабакаева держал в «Гарантии» ни много ни мало 9 счетов.

Мало того, в этом банке практиковалась характерная для тех времен схема «поощрения» нужных людей. Скажем, супруга г-на Бабакаева обращается к руководству с просьбой выдать ей крупную ссуду на льготных условиях (в связи с тяжелым материальным положением, надо полагать). Эту ссуду она, не выходя из операционного зала (а может, и не входя в него), кладет на депозит. Проценты по ссуде символические, а по депозиту — 999 процентов годовых!

Только за 1995–1996 годы (время, когда банку почему-то не предъявлялись к оплате первые векселя «Пенсионной нефти») и только лично г-ном Бабакаевым получено в виде процентов по вкладу 97 миллионов рублей.

Впрочем, подсчитывать деньги г-на Бабакаева несложно и неинтересно. Гораздо интереснее, сколько заработал на «Пенсионной нефти» г-н Кириенко. Подсчитывать эту сумму механическим сложением номинала векселей, как это делает следствие, мягко говоря, неточно.

Во-первых, складывать 110 миллиардов 1995 года и 140 миллионов 1997-го — все равно что поставить рядом 5 самолетов и 5 табуреток и сказать, что на летном поле 10 предметов. Здесь не поможет даже пересчет через долларовый эквивалент, потому что доллар-то за истекший период тоже инфлировал.

Во-вторых, эта сумма, огромная по покупательной способности с учетом временного фактора, — далеко не вся прибыль от махинации. Ведь деньги попали в руки не к уличным кидалам на пропой души — все это время они работали на бизнес Кириенко. Мало того, прибыль через зарегистрированную в фактически офшорном Сарове «Русьнефтеинвест» выводилась из-под налогообложения.

В-третьих, схемы перевода и зачета векселей открывают перед умелыми людьми большие перспективы. Только ЗАО «ЛУКОЙЛ-НН» и только за 2,5 года выплатило банку «Гарантия» 100 миллионов рублей в качестве вознаграждения за рассрочку оплаты векселей по программе «Пенсионная нефть».

Вместо послесловия:

В частном разговоре, по чистой случайности зафиксированном в одной из спецслужб, полномочный представитель президента в Приволжском федеральном округе Сергей Кириенко определил цену своей победы на президентских выборах в 2008 году — 100 млн долларов США. Единственное, что могло нарушить давние планы полномочного представителя президента в Поволжье Сергея Кириенко стать в 2008-м Президентом России — это решение «папы» Союза правых сил Анатолия Чубайса попытаться «свалить» Путина уже в 2004 году. Решение «правых пап» идти на ближайшие выборы, если не за победой, то хотя бы с целью выйти во второй тур, говорит о том, что доходы Кириенко & Со уже значительно превысили те расчетные 100 млн долларов, на которые Сергей Кириенко ориентировался в 1998 году, когда, оправившись от политической «смерти», обернувшейся легким обмороком, давал согласие соратникам идти во власть во второй раз с прицелом на высший пост в 2008 году.

«Санька-облигация» (А. С. Волошин, руководитель Администрации Президента РФ)

О криминальном прошлом бывшего шефа президентской администрации Александра Волошина сложено немало легенд. Его называли «кошельком» «кошелька» президентской «Семьи» Бориса Березовского, близкой связью Япончика, пособником чеченских боевиков, с которыми он якобы тайно встречался на Лазурном Берегу Франции аккурат перед басаевским вторжением в Дагестан. «Компромат» опубликовал документы, отчасти подтверждающие справедливость некоторых обвинений СМИ.

Зачинатель русского «отката»

В детстве Саня Волошин никакими особыми талантами не блистал, зато с удовольствием прогуливал уроки и слыл отпетым хулиганом. Однажды кому-то из его друзей родители привезли импортную кинокамеру. Ребята тут же начали снимать любительские фильмы. В этих короткометражках Волошин неизменно играл шепелявых старушек. Но этого ему было мало. Вырядившись старушенцией, если верить журналу «Профиль», он ходил по московским улицам, спрашивая у прохожих и постовых милиционеров: «Который час?»

Как-то комсомолец Волошин поспорил с приятелями, что проедет в метро от станции «Беляево» до «Площади Ногина» босым. Это в брежневские-то времена, когда хиппи считались исчадием западной антисоветской пропаганды. Рисковал Саня. В Мордовию вряд ли сослали бы, а вот в психушку загреметь мог надолго. Но спор выиграл. Всю дорогу просидел в вагоне, демонстративно положив ногу на ногу. Пассажиры крутили пальцем у виска, но милицейский наряд никто не вызвал, а то неизвестно, как сложилась бы судьба одного из сегодняшних серых кремлевских кардиналов.

Едва отпраздновав 18-летие, Саня женился на своей сверстнице. Денег молодоженам катастрофически не хватало. Студент Московского института инженеров транспорта Волошин снимал комнату в коммуналке. Институтские кореша Сани вспоминают, как он однажды сокрушался, по ошибке опустив в разменный автомат в метро полтинник вместо двадцати копеек. А, как известно, беспросветная нищета делает людей циничными и толкает на такие поступки, о которых интеллигентный человек (а Волошин воспитывался в приличной московской семье, его мама, Инна Львовна, считалась одним из самых сильных в столице преподавателей английского языка, работала в Дипакадемии) и помыслить не может.

Волошин числился, но ни дня не работал помощником машиниста тепловоза. Был секретарем ВЛКСМ станции «Москва-Сортировочная», начальником лаборатории научной организации труда на Московской железной дороге.

Окончив курсы Всесоюзной академии внешней торговли, с 1986 по 1992 г. Александр Стальевич работает (помогли связи мамы) во Всесоюзном научно-исследовательском конъюнктурном институте (ВНИКИ) при Министерстве внешней торговли СССР. Старший научный сотрудник, заведующий сектором, заместитель заведующего отделом исследований текущей конъюнктуры (подготовка издания бюллетеня иностранной коммерческой информации). Скорее всего, Волошин, как и все молодые внешторговцы, мечтал попасть в длительную загранкомандировку, но его так никуда и не послали. Хорошего блата не было, да и происхождением не вышел. Безденежье продолжало душить все сильнее.

И в начале 90-х Волошин от теории решил перейти к практике. Он и до этого подхалтуривал тем, что помогал друзьям регистрировать кооперативы, оформлял им нужные финансовые и юридические документы. Разбогатевшие друзья-кооператоры потом посмеивались над Саней и в долю не брали. Кстати, Волошин за гроши оказывал различным организациям информационное содействие и в экспорте «Жигулей», сошелся с безвестным тогда Березовским, который тогда тоже налаживал научную организацию труда на ВАЗе. Дружба укрепилась после нашумевшей аферы с реэкспортом автомобилей, системным разработчиком которой вряд ли мог быть Березовский, не имевший внешнеторгового опыта. Знакомство с БАБом определило всю дальнейшую карьеру Александра Стальевича.

И вот в феврале 1993 года (в период повальной ваучерной приватизации) Волошин совместно со своим партнером А. Черноиваном возглавил одновременно четыре инвестиционные фирмы, три из которых — «Олимп», «Престиж» и «Элит» — представляли собой чековые инвестиционные фонды (это те, которые по дешевке скупали у населения чубайсовские ваучеры и выкупали на них целые сектора реальной постсоветской экономики), а четвертая — «Авто-инвест» — фирма по проведению операций на финансовом рынке. Примечательно, что все четыре структуры были зарегистрированы в один день и являлись «дочками» «ЛогоВАЗа» Березовского.

В июле 1993 года Волошин возглавил финансово-кредитную организацию АОЗТ «ЭСТА Корп.». А весной 94-го стали активно рассыпаться инвестиционные компании, функционировавшие на принципе отъема денег у населения под липовые обещания всяческих благ: бешеных процентов, дармовых машин и прочее. Среди пошатнувшихся структур бесспорным лидером был банк «Чара». И одним из главных специалистов по инвестициям «Чары» в этот период был не кто иной, как Александр Волошин, который, умудряясь сидеть на двух стульях, являлся одновременно и «личным брокером» Бориса Березовского. Надо было спасать ситуацию, и ее «спасителем» стал нынешний глава Администрации Президента Александр Волошин. Александр Стальевич начал активно помогать своему «патрону» Березовскому вытаскивать деньги из «Чары», меняя их на никому уже не нужные акции березовского концерна «AWA». Всего за 1994 год «Чара» купила у «AWA» акций на сумму более чем в 5,5 миллиона долларов США. Посредником в сделках выступала фирма «ЭСТА Корп.». Таким образом, оказались целы и овцы (деньги «Чары» благополучно ушли со счетов, минуя вкладчиков) и волки (БАБ обменял «фантики» своего альянса на полноценные доллары вкладчиков «Чары»).

Глава «ЭСТА Корп.» Александр Волошин, действуя по поручению АО «Автомобильный всероссийский альянс», в марте 1994 года продавал его акции. Только по договорам № Н-А/54–39 и № Б-А/54–40 (копии договоров с собственноручной подписью Волошина) были проданы 100 тысяч акций на сумму 1,528 миллиарда рублей.

Получается, Александр Волошин организовал примитивную цепочку «Чара» — Волошин — Березовский, предназначенную для срочного спасения денег гибнущего банка. Причем спасали их в первую очередь именно от вкладчиков «Чары». Указанная сумма — более полутора миллиардов рублей — была получена за счет вкладчиков «Чары», которые до настоящего времени не могут получить свои вложенные средства. В ходе расследования уголовного дела № 57 801 в отношении руководителей «Чары» эпизоды с участием Волошина в отдельное производство не выделялись.

В авантюре по «уводу» денег из «Чары» особый интерес вызывает и то, что уже упоминаемый нами договор № Н-А/54–39 Александр Волошин заключал с небезызвестным Рустамом Садыковым, который для дальнейшего поиска и возврата денег «Чары» вынужден был обратиться к Вячеславу Иванькову, уже покойному и более известному как Япончик. В своих показаниях американской Фемиде Садыков заявил, что к Япончику его направили «знающие люди». Однако помощь Япончика была неудачной. В связи с этим и возникает вопрос: а не является ли Волошин одним из этих «знающих людей», так как именно он весной 1994 года занимался инвестиционными проектами «Чары», а отправка 2,7 миллиона долларов в США фирме «Саммит Интернэшнл» (за которыми и охотился в дальнейшем Япончик) и являлась одним из инвестиционных проектов «Чары».

Затем Александр Стальевич вошел в руководство еще нескольких коммерческих структур: компании по управлению активами негосударственных пенсионных фондов «Финко-Инвестмент», консалтинговой фирмы «Анализ, Консультации и Маркетинг» (АО «АК&М) и «Федеральной фондовой корпорации» («ФКК»). Последняя контора была самой серьезной. Учредили ее при Российском Фонде федерального имущества (РФФИ) и сделали агентом Фонда по проведению специализированных денежных аукционов. Любопытно, что располагалась «ФКК» по тому же адресу, что и московское подразделение партии Егора Гайдара «Демвыбор России», а председателем ее совета директоров был избран председатель РФФИ Владимир Соколов. И Волошин, заняв пост вице-президента, а затем, став президентом «ФКК», начал активно набираться практического опыта в проведении приватизационных аукционов и тендеров (через «ФКК» реализовывались крупные пакеты акций «Газпрома» и других естественных монополий), который ему лично и его подельникам Березовскому и Абрамовичу очень пригодился в ходе «захвата» нефтяной госкомпании «Сибнефти». Словом, Стальевич свою коммерческую деятельность всегда сочетал с тем, что держал руку на приватизационном пульсе страны, имел неограниченный доступ к информации о готовящихся имущественных торгах, о российском рынке ценных бумаг и биржевых сделках. Всегда лоббировал интересы команды Березовского и действительно являлся «финансовым поводырем» не очень разбиравшегося в эмиссиях акций и биржевых котировках БАБа.

Еще в 1991 году волошинское АО «АК&М» совместно с Ассоциацией «XXI век» и Банком развития «XXI век», подконтрольными легендарному Отари Квантришвили, принял участие в учреждении внешнеэкономической ассоциации «Интер-Экочернобыль» (московская региональная организация «Союз-Чернобыль»). Это было время зарождения «откатных» благотворительных структур, зарабатывавших баснословные деньги на таможенных льготах. Потом по проторенной Волошиным и «чисто конкретными» ребятами из «XXI века» пойдут Национальный фонд спорта, нефтяная компания МЭС, афганцы, ряд других внешнеторговых церковных и инвалидных структур… Потом будут бандитские разборки из-за акцизных марок, эшелоны поддельной водки и сигарет, взрыв на Котляковке, утечки миллионов тонн нефти… По сравнению с этими грандиозными потрясениями скандал с партией греческого бренди, в котором оказалась замешана фирма «Интер-Чернобыль» в 1992 году, теперь кажется детским лепетом. Руководителей этой «откатной» конторы, занимавшихся еще и контрабандным экспортом редкоземельных металлов, долго искал Интерпол. Но все это дела прошлые и неинтересные.

К 1994 году Александр Стальевич уже не ездил на метро и его уже не волновали копеечные проблемы. В этот период своего становления он помогал вытаскивать Березовскому деньги из скандально известного банка «Чара», обменивая уже никому не нужные акции Автомобильного Всероссийского Альянса (AWA) на живую «зелень». Всего в 1994 году «Чара» «купила» у «народного автоконцерна» акций на сумму более чем 5,5 млн долларов. А посредником в этой сомнительной сделке выступала фирма «ЭСТА Корп.» под руководством незабвенного Александра Стальевича.

В марте 1994 года Волошин продал акции AWA, размещаемые путем выдачи свидетельств депонирования, по цене 15 360 рублей за штуку, получив за них реальные наличные деньги из «Чары» на счета автомобильной пирамиды Березовского. Только по договорам №Н-А/54–39 и №Б-А/54–40 Волошиным было продано 100 000 акций AWA на сумму 1,528 млрд рублей.

Из заключенных Волошиным договоров видно, что покупатель заведомо ставится в невыгодное для него положение, поскольку в разделе V текста не предусматривалось наступление форс-мажорных обстоятельств. Учитывая квалификацию Александра Стальевича и его опыт работы с ценными бумагами, он не мог не знать, что заключаемые им договоры купли-продажи не могут быть дилерскими по своему названию, т. к. дилер обычно на свой страх и риск приобретает на льготных условиях товар у владельца и сбывает его конечным потребителям. Таким образом, вкладчики банка «Чара» были обмануты дважды — сначала теми, кто собирал с них деньги под обещания баснословных дивидендов, а потом Волошиным и Березовским, которые фактически и состригли купоны.

Только ли приятельские отношения Волошина с руководством «Чары», в частности с Рустамом Садыковым, позволили провернуть эту супервыгодную сделку или куда более серьезные «форс-мажорные» обстоятельства в виде бандитских наездов — история пока умалчивает. Злые языки поговаривают, правда, что именно Волошин был в числе тех «добрых людей», которые посоветовали Рустаму Садыкову обратиться за помощью в выбивании денег вкладчиков «Чары» из американских брокеров к Япончику. Но в громком судебном процессе «Американский народ против Иванькова» фамилия нынешнего шефа Администрации Президента России не называлась, равно как и в ходе расследования уголовного дела № 57 801 в отношении хозяйки «Чары» Францевой эпизоды с акциями AWA в отдельное производство не выделялись и должной юридической оценки не получили. Словом, легко отделался Александр Стальевич.

В этом же «черном» для репутации Волошина 94-м году его фирма «ЭСТА Корп.» заключила договор купли-продажи с АКБ «Кредит-Москва» на приобретение у банка облигации внутреннего валютного госзайма на сумму $48 550, хотя номинальная ее стоимость составляла $100 000. Проблема заключалась в том, что официально эту ценную бумагу банк реализовать не мог, поскольку фактически она принадлежала ТОО «Агропромсервис» и на нее в ходе расследования уголовного дела № 230 510 был наложен арест, как на имущество обманутых вкладчиков «Агропромсервиса». По этому поводу Московский городской внебюджетный фонд помощи потерпевшим от преступлений в сфере экономики неоднократно обращался к тогдашнему прокурору Москвы Сергею Герасимову, но тщетно. С тех пор, правда, к Волошину приклеилась обидная кличка «Санька-облигация». Волошин не обиделся и перешел к более глобальным схемам не совсем честного отъема денег у сограждан.

На ниве приватизации

…История «захвата» командой Березовского «Сибнефти» хорошо известна. Добавим лишь, что общее руководство этой спецоперацией осуществляли лично Волошин и фирма «Федеральная Фондовая корпорация», в которой Александр Стальевич был президентом. Именно «ФФК» от имени Федерального Фонда имущества занималась сбором заявок, проведением аукционов по «Сибнефти», подведением его итогов и информационным обеспечением. А как известно, в казино всегда выигрывают только его владельцы. Так и случилось. Ущерб государству, как потом подсчитала Счетная палата РФ, в ходе приватизации «Сибнефти» был нанесен колоссальный, то есть госбюджет недополучил сотни миллионов долларов, а мощный источник валютных поступлений в казну перешел за бесценок в частные руки. Но это был не единственный «подвиг» волошинской «ФФК».

Так, согласно п. 5.18.6 Госпрограммы приватизации, при приобретении госимущества за цену выше определенной покупателям необходимо было декларировать источники денежных средств и их законность. На многих аукционах, которые проводились при посредничестве «ФФК», это требование напрочь игнорировалось. Например, в декабре 1995 года на специализированном денежном аукционе по продаже АО «Новороссийское морское пароходство» иностранные фирмы Medeve Ltd. (Кипр) и Renai-Sance Group (Великобритания) приобрели пакеты акций на сумму 15 млрд рублей; АОЗТ ИК «Финвест Лтд.» приобрело акции АО «Ювелирпром» на сумму 3,5 млрд рублей; на общую сумму 99,55 млрд рублей кипрскими офшорами был куплен контрольный пакет «Сиданко»; 60 физических лиц приобрели акции «РАО ЕЭС России» на сумму от 400 млн до 5 млрд рублей… Список можно долго продолжать. Во всех случаях Волошина и его партнера из «ФФК» Семеняку никогда не интересовали источники происхождения средств приватизаторов, на которые скупались самые лакомые куски федеральной собственности. Были ли это деньги пресловутой «русской мафии», колумбийских наркокартелей, японских якудза или еще чьи-либо — устроителей конкурсов не волновало. Почему?

Счетной палатой РФ было потом установлено, что в 1996–1997 гг. «ФФК» и ее агенты участвовали в проведении 61 специализированного аукциона с общей суммой вырученных средств 8 728 955 млн рублей, из которых «ФФК» оставила себе в качестве вознаграждения 418 989 млн рублей. В соответствии с «Основными положениями государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации после 1 июля 1994 года» и изменениями в них, утвержденными рядом Указов президента РФ, вознаграждение «ФФК» и ее агентов не могло превышать 0,8 % (или 139 663 млн рублей) от суммы средств, полученных при продаже пакетов акций. Таким образом, руководимая Волошиным корпорация незаконно растратила 279 млрд 326 млн рублей из денежных средств, подлежавших перечислению в госбюджет.

Но это еще полбеды. Только по 10 проверенным Счетной палатой РФ волошинским аукционам упущенная выгода для государства составила более 115 млрд рублей.

Кроме «ФКК», в октябре 1995 года к работе по проведению специализированных аукционов по инициативе Семеняки и Волошина был привлечен «Фонд поддержки приватизации и развития финансового рынка». Участие этого Фонда определялось целевыми программами, согласованными с «ФФК». Целевое финансирование этих программ осуществлялось в размере 0,5 % от средств, полученных в результате проведения аукционов. Проверкой было установлено, что такие проплаты из бюджетных средств никакими законодательными актами не предусматривались. Представленные документы не подтвердили проведение Фондом каких-либо маркетинговых исследований, а значительная часть полученных денег (или отмытых?) в сумме 3,1 млрд рублей Фонд израсходовал на приобретение мебели и автомашин, компьютеров, на аренду и ремонт офисов. При этом расходование бюджетных средств многократно превышало реальные потребности Фонда, в штате которого числилось всего два (!) человека — исполнительный директор и бухгалтер. Зачем такому маленькому коллективу понадобилось арендовать 1240,7 кв. м офисной площади — так и осталось загадкой.

Кроме этого, проверкой было установлено, что у истоков создания «Фонда поддержки приватизации и развития финансового рынка» стоял Березовский. Юридический и фактический адреса Фонда, по данным Московской регистрационной палаты: ул. Губкина, д. 7, то есть там же, где располагались маркетинговые фирмы Волошина и Семеняки. А телефон Фонда 132–62–52 фактически принадлежит уже скандально известной фирме Волошина ЗАО «ЭСТА Корп.». Другой телефон Фонда фактически принадлежал «Автомобильному всероссийскому альянсу». Плюс к этому счета Фонда были размещены в «Автовазбанке», контролируемом Березовским. А руководил Фондом некто Леонид Вальдман — заместитель председателя Совета директоров АКБ «Объединенный банк», где председателем являлся БАБ…

Дорого же обошлась государству российскому упущенная когда-то Волошиным выгода в виде полтинника, проглоченного разменным автоматом в метро.

Способности финансиста-приватизатора Волошина были по достоинству оценены в Кремле. В бытность руководителем президентской администрации Валентин Юмашев как-то пожаловался Березовскому на то, что зашивается, и что нужно бы помощника толкового и работоспособного подыскать. БАБ мгновенно предложил в замы Юмашеву проверенного в боях за «Сибнефть» Александра Волошина. И в ноябре 1997 года тот был назначен помощником руководителя Администрации Президента РФ по экономическим вопросам. Спустя год, сразу после августовского кризиса 1998 года, Александр Стальевич из помощников был произведен в замы Юмашева и стал курировать все экономическое Управление кремлевской администрации. Его деятельность на этом посту прорывами в российской экономике не ознаменовалась. Волошин только и делал, что критиковал потуги премьера Примакова обосновать свою экономическую программу. Антипримаковские аналитические записки с неизменным постоянством оказывались на столе президента, что во многом определяло негативное отношение Ельцина к Примакову. После отставки последнего Волошин усиленно проталкивал на пост премьера Аксененко — как два старых железнодорожника, они просто обречены были сработаться. Не удалось.

Перед последними думскими выборами Стальевич схватился с группой «Мост» Гусинского и НТВ. Волошин мог повлиять на Внешэкономбанк и пролонгировать сроки погашения кредита в 42 млн долларов, в чем была жизненно заинтересована группа «Мост». Но все произошло с точностью до наоборот. Гусинский по привычной схеме стал жестко наезжать на Волошина в СМИ, но Стальевич оправдал свое отчество. И после отставки Ельцина его критические записки по поводу позиции НТВ в освещении чеченского конфликта начали регулярно ложиться на стол Путина.

Дело закончилось тем, что летел как-то Путин с главой «Газпрома» Рэмом Вяхиревым в одном самолете. ВВП вызвал всесильного газового барона к себе в салон, сесть не предложил и резко проронил всего две фразы:

— «Газпром» владеет акциями НТВ и финансирует эту телекомпанию. Мне все равно, как меня показывают по НТВ, но если позиция канала по Чечне не изменится, я тебя, Рэм Иванович… ПОРВУ!»

Вяхирев вжал голову в плечи и молча ушел на свое место в хвосте президентского самолета. После этого путинского предупреждения «Мост» заплатил многомиллионный долг Внешэкономбанку сполна, а пресс-служба «Газпрома» усиленно начала распространять слухи о продаже пакета акций НТВ, принадлежащего газовому монополисту. Такие вот дела.

Не зря ведь в Кремле даже придумали специальное определение методам Волошина: работать наотмашь. И характеризуют Стальевича его кремлевские сослуживцы следующим образом: «Волошин в некотором смысле «отмороженный». Если он считает, что какое-то решение правильное, он, не задумываясь о последствиях, прикажет его исполнять».

…Весной 1999 года федеральная власть валялась в грязи. Над Ельциным нависла угроза импичмента, шансы Примакова на президентство ни у кого не вызывали сомнений, а региональные бароны потирали руки в предвкушении глобального передела.

Вопрос отставки прокурора Скуратова был для «Семьи» вопросом жизни и смерти. Накануне второго голосования этого вопроса в Совете Федерации, на котором с треском провалился Волошин, Ельцин встретился с губернаторами.

Президент пообещал регионам законодательно закрепить их право самостоятельного выхода на мировой финансовый рынок. Фактически это означало согласие Ельцина на конфедерацию и последующий развал России. Но сенаторы все равно проголосовали против отставки генпрокурора, чему в немалой степени способствовало «беканье-меканье» Волошина.

Однако Александра Стальевича после такого провала не уволили. Это могло означать только одно: при назначении нового главы президентской администрации его профессиональные качества в расчет не принимались.

Итак, в начале своей предпринимательской карьеры Александр Стальевич чуть не скатился в обыкновенный криминал. Вытащив Волошина из «уголовки», Березовский в дальнейшем использовал его в своих финансовых схемах для выполнения самой грязной работы. Так, в схеме с «выводом» денег из банка «Чара» через фирму «ЭСТА Корп.» на всех договорах купли-продажи стоит подпись Александра Стальевича. Если бы не своевременное самоубийство хозяина «Чары» Владимира Рачука, то вполне возможно, что Волошин вместо кремлевской администрации оказался бы либо в Бутырке, либо под колесами грузовика.

Позже, когда Волошин вошел в руководство Федеральной фондовой корпорации (ФФК), он помог Березовскому и Абрамовичу выкупить за бесценок нефтяную компанию «Сибнефть».

ФФК сразу после своего создания в 1995 году получила статус генерального агента РФФИ по проведению специализированных аукционов по продаже госпредприятий. ФФК организовала продажу крупных пакетов акций «СИДАНКО», «ОНАКО», ТНК, РАО «Газпром», РАО «ЕЭС», «Сибнефти»… Всего более 60 предприятий, на общую сумму около 9 трлн рублей.

Проведенная позже проверка этих аукционов аудиторами Счетной палаты показала, что ФФК умышленно занижала цену продаваемых акций и фактически присвоила себе более 50 млн долларов бюджетных средств. По поводу «Сибнефти» СП в своем отчете записала:

«Все три конкурса были проведены с нарушением законодательства. Члены конкурсной комиссии РФФИ, представляющие интересы государства, явно действовали в пользу участников конкурса — фирм, контролируемых Березовским и Абрамовичем… Несмотря на вышеперечисленные нарушения, конкурсная комиссия, в состав которой входили Малин В.В., Соколов В.В., Волошин A.C. и другие… способствовала незаконному получению Березовским и Абрамовичем 85 процентов акций «Сибнефти», чем нанесла крупный ущерб федеральному бюджету».

Назначение Волошина в Администрацию Президента выглядело вполне логичным. На тот момент должность эта была «расстрельной». Любой, кто пытался бороться с без пяти минут президентом Примаковым, рисковал оказаться на нарах, а Волошин все равно ходил «под нарами» начиная с 1992 года. Но с отставкой Примакова «служба» Волошина в роли «последнего резерва» не закончилась.

Для окончательного «свержения» Евгения Примакова с престола Волошину пришлось обстряпать еще одно, пожалуй, самое грязное дельце.

Когда бакс и флаг цвета одного

…7 августа 1999 года около полутора тысяч чеченских боевиков во главе с Басаевым и Хаттабом пересекли границу Дагестана и захватили несколько сел в Цумадинском и Ботлихском районах. Так началась вторая чечен-ская война, на волне которой прошли выборы нового Президента России.

Накануне «второй чеченской» произошло одно любопытное событие.

«3 июля в порт Булье вошла частная английская яхта «Магия», прибывшая с Мальты. С нее на берег сошли два пассажира. Если верить паспортным данным, одним из «англичан» являлся некий турок Мехмет, в прошлом советник исламистского премьера Турции Эрбакана. Вторым человеком, к удивлению разведчиков, был чеченский полевой командир Шамиль Басаев.

4 июля поздно вечером в аэропорт Ниццы на частном самолете одной из российских нефтяных компаний прилетел человек — лысоватый, с бородкой, колючим взглядом, внешне похожий на главу кремлевской администрации. Он был в строгом костюме, с портфелем и без всякой охраны. Сел в «Роллс-Ройс» и умчался на виллу в Булье.

Всю ночь на вилле что-то происходило. Пространство вокруг нее распространяло сильное магнитное излучение, так что мобильные телефоны в радиусе нескольких сотен метров не работали. Утром тот же «Роллс-Ройс» умчался в аэропорт, и человек, похожий на Волошина, улетел в Москву. В течение суток виллу покинули и все ее обитатели».

Цитируется по газете «Версия», которая на своих страницах напечатала фотографию с изображением трех людей. Один похож на Волошина, другой — на Басаева, третий — на Антона Сурикова. (Суриков в годы грузино-абхазской войны был министром обороны Абхазии, а Басаев возглавлял чеченский батальон в абхазской армии.)

Странному визиту во Францию человека, похожего на Волошина, предшествовало еще одно, не менее странное и любопытное событие.

Незадолго до «тайной вечери» в Булье в Совет безопасности РФ поступил секретный документ о необходимости снятия с погранвойск задачи прикрытия административной границы Чеченской республики. Иными словами, документ предписывал пограничникам охранять границу Чечни с Грузией, а дагестанскую границу передать под контроль местной милиции.

Однако самое любопытное состояло в том, что на поступившем в СБ РФ документе уже стояла виза Бориса Ельцина — внести соответствующие коррективы.

Мы не будем говорить о том, что подпись Ельцина не требует утверждения на Совбезе. Отметим только, что Борис Николаевич уже тогда был не в состоянии вывести на бумаге такое богатое слово, как «коррективы». Бумаги на подпись президенту подавали с заранее готовой резолюцией, которую надо было лишь завизировать.

Как бы там ни было, но «резолюция президента» была незамедлительно проведена в жизнь. Погранвойска чеченско-дагестанскую границу оставили.

Позже в «Московском комсомольце» появятся скандальные распечатки телефонных переговоров Бориса Березовского с лидерами чеченских боевиков. А сам Борис Абрамович в одном из интервью признается, что чеченцы советовались с ним по вопросу вторжения в Дагестан.

Итог этих встреч, советов и резолюций сегодня известен всем…

Александр Стальевич Волошин никогда не играл первую скрипку. Он не скупал за бесценок нефтяные компании, не приватизировал «Газпром» и РАО «ЕЭС». Он всегда помогал в этом многотрудном деле другим, оставаясь в тени.

С приходом Волошина в Администрацию Президента «серые» брифинги для избранных журналистов стали постоянной практикой. На этих брифингах Волошин выдает некую «секретную» информацию, которая потом распространяется через СМИ со ссылкой на анонимный источник в администрации. Сброс в прессу «специально заряженной» информации Волошин освоил еще в то время, когда он играл на фондовом рынке, проводил приватизационные аукционы и одновременно возглавлял информационное агентство.

Эту практику Волошин активно использовал на думских и президентских выборах. Хорошо сработала она и во время недавнего неудавшегося правительственного кризиса, вызванного вотумом недоверия кабинету Касьянова и закончившегося заменой всего «силового» блока министров.

Использовал Александр Волошин эту тактику и в личных целях, когда после победы Путина на выборах в прессе активно обсуждался вопрос грядущей отставки главы президентской администрации.

…28 июня 2001 года в Москве прошла конференция «Исламская угроза или угроза исламу», организованная неким общественно-политическим движением «Евразия». Несколько месяцев перед этим глава президентской администрации Александр Волошин лично распорядился, чтобы для участников конференции были предоставлены апартаменты фешенебельного «Президент-отеля». Как впоследствии выяснилось, выбор пал на эту гостиницу главным образом потому, что она находится под охраной кремлевской службы безопасности и доступ в нее для сотрудников ФСБ и МВД ограничен. Все старания Волошина, по сути, были направлены на то, чтобы предотвратить арест одного лишь участника конференции — криминального авторитета, бывшего главы дудаевской разведки Хож-Ахмет Нухаева, находящегося в федеральном розыске.

Из оперативной справки ЦРУБОП:

«Нухаев попал в поле зрения правоохранительных органов в 1988 году. К указанному периоду времени чеченские преступные группировки стали принимать активное участие в преступной деятельности на территории г. Москвы.

13.05.90 г. Нухаев и Атлангериев, а также другие наиболее влиятельные «авторитеты» «лазанской» группировки были арестованы за вымогательство, совершенное в отношении директора колбасного цеха г. Гагарина гр. Дащяна.

15.03.91 г. народным судом Москворецкого района г. Москвы осуждены к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии строгого режима.

27.11.91 г. Нухаев по фиктивным документам был получен конвоем из офицеров милиции Наурского района Чеченской республики из мест лишения свободы Хабаровского края и доставлен в СИЗО-1 г. Грозного, откуда 07.12.91 г. освобожден.

Пользовался доверием Д. Дудаева. Имел к нему свободный доступ. Поддерживал дружеские отношения с Генеральным прокурором республики Имаевым Усманом, впоследствии являвшимся Председателем правления Национального банка Чечни.

В период последней фазы активных боевых действий в Чечне Нухаев Х-А.Т. выехал в Турцию, где занялся формированием теневого кабинета Правительства».

Это лишь малая часть многостраничного милицейского документа, изобилующего фактами из криминальной биографии Нухаева. И этого человека волошинская администрация рассматривала как наиболее перспективного кандидата на пост нового главы чеченской администрации.

Мало кому известно, что Нухаев обеспечивал Березовскому «крышу» в начале его предпринимательской деятельности, затем оказывал ему «эскорт-услуги» в поездках в Чечню и наполнял идеологическим содержанием бредовые концепции БАБа по мирному урегулированию чеченского конфликта.

Нухаев послужил английскому режиссеру Фредерику Форсайту прототипом для документального фильма о русской мафии «Икона». Причем Нухаева совсем не смутило то, что в фильме он назван «крестным отцом московской чеченской мафии». Наоборот, он, находясь в Великобритании, всячески помогал Форсайту снять уникальный по содержанию фильм о бандитизме и коррупции.

С 94-го Нухаев, объявленный в федеральный розыск за вымогательство, скрывался в Чечне. Дудаев поставил его во главе своей внешней разведки. В январе 1995 года Нухаев был ранен в Грозном. После гибели Дудаева его назначили первым вице-премьером. В 1999 году Нухаев создал и возглавил «народное движение «Нохчи-Латта-Ислам» со штаб-квартирой в Баку.

«Мы должны восстановить целостность институтов кровного родства, ядром которых является Божий закон кровного возмездия и которые раньше регулировали все аспекты жизни на Кавказе, — говорил Нухаев в интервью, данном весной 2001 года корреспонденту DIE WOCHE Штефану Шоллю. — Нам надо организовать нацию снизу вверх как единый сплоченный иерархический организм, базирующийся на трех началах: вера отцов, кровь отцов и земля отцов. Кровнородственным связям — вплоть до семиюродных братьев — должны быть подчинены все остальные приоритеты общественной жизни, в том числе образование, культура, экономика и так называемая политика.

Корр.: Почему так называемая «чеченская мафия» до сегодняшнего дня считается лучшим образцом организованной преступной структуры в России?

Н.: Наша организация отражала клановую структуру чеченской нации. Каждый клан сохранял свою деловую самостоятельность, но при этом они составляли единую общину. Эта община напоминала армию с четкой дисциплиной и автономными «подразделениями». Мне не было необходимости их вооружать и содержать, так как они обеспечивались всем необходимым теми коммерческими структурами, в которые они вошли. Я только координировал их деятельность. И это давало мне возможность противостоять всем, кто посягал на интересы чеченцев. Уже тогда я сознательно поставил на кровное родство, внутри которого нет места предательству.

Корр.: Почему русские бандиты до сих пор боятся чеченцев?

Н.: Как выглядели тогда русские гангстеры? Они сидели в подвалах и качали свои бицепсы, а потом «шли на дело». Но сила человека зависит не от мускулатуры, а от внутреннего мира. Психологически мы всегда были сильнее наших противников и поэтому могли опережать их хотя бы на шаг. Против их численности и мускулов мы готовы были применить холодное оружие. Когда они взялись за ножи, мы их встретили огнем. Когда они взялись за огнестрельное оружие, мы уже имели капитал».

С началом вооруженного противостояния Москвы и чеченских сепаратистов деятельность Нухаева вышла за рамки обычной уголовщины. В 1996 году появился очередной документ, подготовленный российскими спецслужбами:

«Чеченская группировка насчитывает в своих рядах более трех тысяч человек. Наиболее подготовленные из них составляют группу примерно в двести боевиков, являющуюся, по существу, слаженным террористическим подразделением. Раздробленность группировки не мешает чеченцам в экстремальных ситуациях действовать, как правило, сообща.

Согласно оперативным данным, в настоящее время власть в группировке сконцентрирована в руках Л.Альтемирова, М.Атлангериева, Х.-А.Нухаева и М.Таларова. Под полным их контролем находятся 12 московских банков, ряд крупных магазинов, торговых домов и фирм.

К криминальным видам деятельности группировки относятся крупные мошенничества в финансовой сфере, грабежи, разбойные нападения, торговля крадеными автомашинами, рэкет коммерческих палаток и проституток. Постепенно чеченцы укрепили свои позиции и в сфере наркобизнеса, потеснив традиционно контролирующих его азербайджанцев.

Многие московские чеченцы воевали на стороне сепаратистов. Так, в боях на подступах к Грозному был ранен в бедро Хожи (Хож-Ахмед Нухаев), проходивший после этого курс лечения в одной из престижных клиник Австрии.

Деятельность чеченцев на территории России рассматривалась как способ пополнения казны Республики Ичкерия. Многочисленные банки, контролируемые в Москве чеченской диаспорой, фактически работают на войну против России. Согласно информации, поступающей из силовых структур, чеченская группировка не смогла бы проводить крупные финансовые аферы без содействия высокопоставленных российских граждан и воинских чинов. Есть сведения, что миллиарды рублей, полученные в свое время преступниками по фальшивым авизо, ушли не в Чечню, а за границу — на счета российских чиновников и бизнесменов. Самим преступникам досталось 8–10 % комиссионных».

В кризисные моменты в бой вводят последний резерв. Главным критерием кадровой политики при этом является личная преданность, абсолютная управляемость и готовность выполнить самую грязную работу. Желательно, чтобы все это базировалось не на признательности, а на коррупционно-уголовной зависимости.

В уличной драке на выживание побеждает не самый искусный кулачный боец, а тот, кто готов пустить в ход нож или дубину. Если с этой точки зрения взглянуть на назначение Александра Волошина главой Администрации Президента, то все встает на свои места. Надо сказать, что «Семья» в своем выборе не ошиблась.

Мистер ФАКК (М. Е. Швыдкой, бывший министр культуры, глава Федерального агентства по культуре и кинематографии)

В 2004 году Михаил Ефимович Швыдкой был смещен с поста министра культуры и занял в структуре этого ведомства более низкое по рангу место главы Федерального агентства по культуре и кинематографии (ФАКК). Новый министр культуры Александр Соколов всеми силами пытался установить контроль над использованием бюджетных средств на восстановление Большого театра. Ему противостоял глава ФАКК Михаил Швыдкой. С этого момента высшие чиновники от культуры вступили в полосу войны компроматов.

В один прекрасный день Соколов публично сделал известное заявление об «откатах на всех этажах» ФАКК. Скандальное заявление обернулось не менее громким судебным иском Швыдкого, обвинившего министра, своего непосредственного начальника, в клевете. Началась схватка чиновников за «Большой куш», в ходе которой стали известны некоторые неприглядные подробности деятельности Швыдкого. Но все по порядку…

Большой театр (в прошлом — Императорский) обветшал и уже давно требовал ремонта. Советский Союз, «в гроб сходя», не успел позаботиться о судьбе своего культурного фаворита. Спасать колыбель русского балета выпало на долю Российской Федерации.

В 1993 г. Борис Ельцин назначил государственным заказчиком работ московское правительство. Тендер среди проектно-строительных организаций выиграл «Моспромстрой». Началось «облагораживание» фасада и примыкающих построек.

В 1999 г. в тендере на разработку 2-й очереди (то есть собственно театра) одержал верх ЗАО «Курортпроект», спроектировавший печально знаменитый аквапарк «Трансвааль». Напомним, что под его обломками 14 февраля 2004 г. погибли тридцать человек.

К 2000 г. работы приостановлены из-за финансовых проблем.

С 2003 г. заказчиком реконструкции Большого выступает Министерство культуры РФ. Минкульт учреждает специальное ведомство — Дирекцию по строительству, реконструкции и реставрации при Федеральном агентстве по культуре и кинематографии (ФАКК).

Несколько лет вокруг отгороженной двухметровым забором стройплощадки в центре Москвы ходили самые невероятные слухи. Говорили, что строители раскопали мифическую библиотеку Ивана Грозного. Что проломили стену секретного бункера Сталина. Что Большой театр сложился, как карточный домик, и теперь на месте исторического памятника возводится его «пластмассовая копия»: Гадали, как всегда, на тему казнокрадства: превзойдет ли капремонт Большого театра по размаху чиновничьего воровства, к примеру, строительство Третьего транспортного кольца?

Стройка напоминала созревающий чирей на лице Москвы. И вот летом 2009 г. гнойный нарыв был вскрыт. Аудитор Счетной палаты РФ Александр Назаров публично заявил, что «с начала реализации проекта реконструкции, реставрации и технического оснащения комплекса зданий Государственного академического Большого театра России (ГАБТ России) государственными заказчиками утрачен контроль за стоимостными и натуральными показателями проекта, сроками его реализации. В результате несогласованная корректировка проектно-сметной документации привела к удорожанию стоимости проектных работ более чем в 16 раз. В ходе исполнения договоров и контрактов имело место многократное увеличение стоимости работ по сравнению с первоначально согласованной суммой за счет повторной оплаты ранее выполненных работ, изменения объема и содержания работ. Только в 2008–2009 гг. в результате внесения указанных изменений стоимость работ увеличена на сумму 943,9 млн рублей» (!).

Теперь самое время рассмотреть, как возникал гнойник.

В конце 2004 г. генподрядчиком выбрана фирма «СУИпроект». Постепенно выяснялось: хотя Швыдкой и расстался с министерским креслом, он сохранил портфель, приготовленный для «осваивания» 25 млрд руб. (такова первоначально строительная смета ГАБТа). Экс-министр в полной мере воспользовался дарами административной реформы, которая оставила за министерствами лишь бумажную волокиту. А «практические вопросы» перепоручила решать созданным федеральным службам.

15 марта 2005 г. президент Владимир Путин заявил о «приоритетности проекта реконструкции и реставрации Большого театра для страны». Поручил Минэкономразвитию (МЭРТ) «подумать о том, как сократить смету».

Новый фигурант театрального конфликта Герман Греф занял сторону министра Соколова. Грефа шокировало, что конкурс выиграла фирма, главный архитектор которой спроектировал обрушившийся за год до этого аквапарк. Но оказалось, что 25 млрд руб. можно вырвать из рук Швыдкого, только аннулировав смету, проект реконструкции, а вместе с ними и результаты тендера по выбору генподрядчика.

1 августа 2005 г. конфликт выплеснулся на публику. В этот день на совещании в МЭРТе появился Виктор Столповских, владелец строительной фирмы Mercata Trading. В середине 90-х он был главным фигурантом коррупционного скандала вокруг реконструкции Кремля.

Но уже через неделю агентство Интерфакс распространяет заявление Германа Грефа по реконструкции Большого театра: «Отмены результатов конкурса не будет». Очевидно, попытка предложить Mercata Trading в качестве замены «СУИпроекту» возымела противоположный эффект.

Итак, общая стоимость реконструкции Большого театра едва не достигала миллиарда долларов (880 млн долл.). Для сравнения — стоимость новейшего американского авианосца равна примерно 2 млрд долларов.

Общестроительные работы (генподрядчик — «СУИ-холдинг») оценивались в 400 млн долларов. Львиную долю (80 % стоимости) составляли подземные работы на глубине до 20 метров. Для сравнения: торговый центр «Охотный ряд» на Манежной площади у стен Кремля обошелся в 250 млн долл. при аналогичном, как говорят строители, «заглублении», но в четыре раза большей площади.

При этом оказывается, что в конце 2004 г. тендер на генподряд выиграла югославская фирма «Напред» с контрактом на 240 млн долларов. Но по непонятным причинам она вскоре отказалась от подряда, и заказчик — Дирекция по строительству, реконструкции и реставрации ФАКК — заключил договор с ЗАО «СУИпроект». Сумма контракта при этом подскочила вдвое, хотя не истекло и полугода…

Реставрационные работы (подрядчик — «Курортпроект») оценивались в 230 млн долларов. Общая площадь реставрации — около 20 тыс. кв. м, то есть около 10 тыс. долл. за 1 кв. метр. Сумма фактически совпадает с расходами на реставрацию Большого Кремлевского дворца.

Директор Центральных реставрационных мастерских Татьяна Каменева заявляла в своих интервью того времени: «Стоимость реставрации Большого завышена в несколько раз». Она сравнивала Большой театр с Кремлевским дворцом, реставрация которого вместе с реконструкцией составила 330 млн долларов. Генпроектировщик «Курортпроект» насчитал в своей смете почти вдвое больше, несмотря на то что работ в Кремле было никак не меньше, чем в Большом театре.

Ничто не помешало «Курортпроекту» за шесть лет «освоить» 350 млн рублей, хотя в тендере было заявлено 55 млн (даже с учетом инфляции — 11 % годовых начиная с 1999 г. — предельная стоимость работ не должна была превысить 110 миллионов).

28 марта 2005 г. прокурор Москвы Анатолий Зуев, опираясь на данные многочисленных экспертиз, официально заявил, что причиной катастрофы в аквапарке «Трансвааль» стали ошибки генерального конструктора ЗАО «Курортпроект» Нодара Канчели. Обвиняемый упорно утверждал, что причиной обрушения стал террористический акт. В качестве меры пресечения ему была избрана подписка о невыезде.

8 февраля 2006 года. Первые семь месяцев проведения реконструкции. В «экскурсии» по строительной площадке, организованной Центром прикладных коммуникаций, приняли участие представители телекомпаний: ЦЦФ (Германия), Эн-эйч-кей, Ниппон ТВ (Япония), Эй-би-си (из официального сообщения ФАКК).

16 июня 2006 года. «М.Е. Швыдкой провел совещание со всеми участниками проекта по итогам первого года работы. Сообщено, что проведены открытые международные тендеры по выбору генеральных подрядчиков и заключены договоры (генеральный подрядчик по строительно-монтажным работам — ЗАО «СУИпроект»)» (пресс-релиз ФАКК).

5 июля 2006 года. Михаил Швыдкой подписал приказ № 69-ФК о назначении на должность руководителя ФГУ «Дирекция по строительству, реконструкции и реставрации» Боровицкого Ивана Гавриловича.

7 июля 2006 года. «В здании Новой сцены Большого театра состоялось очередное заседание Попечительского совета Большого театра, где был избран новый председатель — им стал заместитель председателя правительства Александр Жуков. Его заместителем назначен руководитель ФАКК Михаил Швыдкой» (из официального сообщения).

5 сентября 2006 года. Строители обнаружили 15 силовых трещин, насквозь пронизывающих несущие стены театра.

1 марта 2007 года. М.Е. Швыдкой подписал приказ № 39-ФК о назначении на должность руководителя ФГУ «Дирекция по строительству, реконструкции и реставрации» Меньшова Валерия Юрьевича.

18 июня 2007 года. «Сегодня строительную площадку Большого театра посетили представители Попечительского совета ГАБТ». Реконструкцию Большого театра планируют завершить к осени 2008 года.

20 июля 2007 года. Сообщает агентство Интерфакс: «Реконструкция Старой сцены Большого театра завершится не весной 2008 года, как планировалось ранее, а в 2009 году. Аварийность состояния здания оказалась больше, чем предполагалось».

15 августа 2007 года. «Большой театр заключили в железный каркас».

14 ноября 2007 года. «Строители уйдут из театра в начале февраля 2009 года, и в это время в здании начнут работать все службы театра. По словам главы Роскультуры Михаила Швыдкого, труппа войдет в здание обновленного Большого театра 1 октября 2009 года, а уже на 18 ноября назначены гастроли La Scala». (Из официального сообщения ФАКК.)

31 января 2008 г. «Михаил Швыдкой сегодня посетил строительную площадку. О том, какие работы уже завершены, какие ведутся в данный момент, рассказал Азарий Лапидус, председатель Совета директоров компании СУИхолдинг — генерального подрядчика реконструкции театра» (из официального сообщения ФАКК).

26 апреля 2008 года. «Вице-премьер, глава Попечительского совета Большого театра Александр Жуков остался удовлетворен ходом реконструкции исторического здания театра. Об этом он заявил, завершая осмотр объекта» (из официального сообщения ФАКК).

23 октября 2008 года. Приказом министра культуры РФ A.A. Авдеева № 36-КФ на должность руководителя ФГУ «Дирекция по строительству, реконструкции и реставрации» назначен Саркисов Яков Константинович.

9 февраля 2009 года. «Министр культуры надеется, что реконструкция Большого театра завершится в 2011 году» (Интерфакс).

20 мая 2009 года. Президентом РФ Д.А. Медведевым подписано Распоряжение № 315-рп о создании межведомственной группы по вопросам реконструкции ГАБТа. Президент поручил курировать ведущуюся с 2005 г. стройку столичному мэру Юрию Лужкову.

14 сентября 2009 г. СКП РФ возбудил уголовное дело по факту необоснованно израсходованных средств, выделенных на реставрацию Большого театра России (Интерфакс).

Его завели по статье 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями). Ответственный сотрудник Следственного комитета прокуратуры Владимир Маркин заявил:

«В ходе проверки Счетной палатой РФ в ФГУ «Дирекция по строительству, реконструкции и реставрации» установлено, что в период с 2003 по 2009 г. дирекцией в ЗАО «Курортпроект» трижды производилась оплата одних и тех же работ по проектированию Большого театра России, а именно: первоначально 98 млн 48 тыс. рублей, затем на основании дополнительных соглашений около 362 млн 170 тыс. рублей и затем более 497 млн 870 тыс. рублей за подготовку рабочей документации».

Аудитор Счетной палаты Александр Назаров утверждал, что Дирекция по строительству, реконструкции и реставрации Минкультуры РФ сознательно изменила проектно-сметную документацию по реконструкции Большого театра. По его словам, стоимость работ в ГАБТе изначально намеренно преуменьшалась. Он также отметил, что «нецелевому расходованию выделенных средств способствовала неоднократная реорганизация Министерства культуры, а также частая ротация руководства дирекции по строительству, реконструкции и реставрации: за последние шесть лет сменилось шесть руководителей».

Швыдкой менял руководителей своей строительной дирекции так же часто, как в конце своего президентства Ельцин — премьер-министров. Но в то же время оставались неприкосновенными персоны, прямо отвечавшие за проектирование и строительство, то есть Азарий Лaпидус (СУИ-холдинг) и руководители «Курортпроекта». Работой этих господ, проваливших все мыслимые и немыслимые графики, до конца оставался «удовлетворен» и вице-премьер Жуков.

Сперва обратим внимание на ряд скрытых нелепостей, которыми изобилует эта «стройка на миллиард долларов». Более всего поражает, что генеральный подрядчик Азарий Лапидус написал и издал три бульварных романа как раз в те злополучные дни, когда Большой театр мог сложиться как карточный домик буквально. Строители так неумело расковыряли фундамент, что стены стали разъезжаться по сторонам, как коньки на льду.

Но мысли начинающего графомана, отвечавшего за строительство, витали в это время далеко…

26 апреля 2008 г. появляется на свет первый любовный роман Азария Лапидуса «Road show, или Любовь олигарха». В главном герое романа — седеющем элегантном бонвиване — легко угадывался сам генподрядчик Большого театра. Книга, как говорилось в рекламном анонсе издательства, о тех, «кто работает круглыми сутками и имеет огромные деньги, на которые покупаются поместья, яхты, самолеты», о тех, кто любит «страстно, забывая обо всем на свете и даже о зарабатывании денег»…

Герой «мечется среди своих многочисленных женщин, не решаясь сделать окончательный выбор». Его и Лапидуса больше всего на свете мучает вопрос: возможно ли любить сразу троих?

12 августа 2008 г. из печати выходит книга «Maserati бордо, или Уравнение с тремя известными». В личной жизни героя Лапидуса опять царит сплошная неразбериха, и «только чудо поможет решить личные и производственные проблемы». Словом, о жизни олигарха — в стиле соцреалистического романа «Цемент».

Спустя полгода Лапидус с размахом отметил выход своего третьего романа в элитном клубе-винотеке «Винная история». Автор всюду уверял, что пишет романы собственноручно, не пользуясь услугами литературных рабов. Удивительно, но это похоже на правду: неприкрытая графомания колет глаз на каждой странице любовного триптиха генподрядчика.

Лапидус был давно склонен к настоящему искусству. Взгляд на большое искусство снизу и сзади, из бункера под ГАБТом, его, видимо, давно не удовлетворял. Еще в 2004 г. он снялся в эпизоде кинофильма «Темная ночь», который поставил его друг — известный режиссер Дмитрий Астрахан. В 2001 г. Лапидус и Астрахан совместно учредили ООО «Киностудия «Золотой век».

Это нельзя считать излишней подробностью, так как близкие и деловые отношения с Астраханом могли помочь Лапидусу выиграть конкурс на ремонт ГАБТа. Не секрет, что Швыдкой является давним почитателем таланта Астрахана и его добрым знакомым.

В этом случае общая любовь к искусству могла отодвинуть «коррупционную составляющую» на второй план.

Прискорбно, что понадобилось прямое вмешательство президента страны, чтобы на стройке Большого театра прекратилось воровство и прочие безобразия. И это чрезвычайно тревожит, ибо президент физически не способен проконтролировать все стройки, на которых «осваиваются» бюджетные миллионы.

Мы убедились, что руководство ФАКК в совершенстве овладело техникой заморачивания мозгов. Вспомним хотя бы, как г-н Швыдкой, наняв рекламное агентство, собрал на стройке корреспондентов мировых информационных агентств и влиятельных изданий. На бюджетные деньги им продемонстрировали, как эти же бюджетные деньги зарываются в огромный котлован под Большим театром.

Оказалось, выбор строительных фирм происходит не по принципу «лучший из лучших», а между плохим и очень плохим. И чтобы протащить через конкурс нужную подрядную организацию, достаточно предложить в виде альтернативы фирму со скандальной репутацией.

Еще одно правило — когда разбазаривание идет полным ходом, надо почаще менять чиновников, которые ставят свои подписи под финансовыми документами. Тогда генподрядчик может спокойно переключиться на литературный труд, решая для себя вопрос: возможно ли любить сразу троих? Тогда проектировать стройку будет архитектор, которого прокуратура обвиняет в смерти тридцати человек, задавленных обломками спроектированного им здания.

Признаемся, что среди причастных к реконструкции нами не был обнаружен НИ ОДИН чиновник или руководитель фирмы, который восстановление ГАБТа почитал бы первостепенным делом — делом своей жизни. Увы, для многих Большой театр был кормушкой и средством саморекламы в поиске других кормушек.

Эти люди оставили в память о себе колоссальный бетонный бункер размером почти с девятиэтажку. В нем разместятся концертные и репетиционные залы с ужасной акустикой. Подняться на поверхность можно будет по одной лестнице. Случись, не дай бог, пожар, этот бункер превратится в огромную могилу.

Впрочем, Большой театр был всего лишь одним из множества поводов для сведения счетов между новым министром культуры и «мистером ФАКК», как Михаила Швыдкого прозвали журналисты. Они вспоминают, что на своей первой пресс-конференции министр Александр Соколов сравнил Министерство культуры с роялем, который нужно по-разному настраивать в зависимости от конкретных задач, стоящих перед его подразделением. Сидевший неподалеку Швыдкой отреагировал незаметно, но мгновенно: «Рояль у Александра Сергеевича, а ключ для настройки у нас».

Новая структура Минкультуры была довольно необычна: министр определяет общую стратегию, но деньгами распоряжаются агентства. Соколов оказался в ситуации «царствует, но не правит», и изменить это положение ему так и не удалось.

Очередной конфликт произошел после того, как Швыдкой заявил о необходимости передать знаменитую «балдинскую коллекцию» Германии. Соколов публично одернул подчиненного в интервью журналу «Итоги»: «Позиция России очевидна: речь о передаче «балдинской коллекции» немецкой стороне сегодня не идет», — назвав при этом заявление Швыдкого «скороспелым вердиктом».

Уже на следующий день господин Швыдкой потрясал грязным бельем на открытой коллегии ФАКК: «Подхлестывать интерес журналистов я не хочу, но отношения с Министерством культуры и массовых коммуникаций РФ у нас объективно очень сложные. Приведу всего один пример. Рабочих контактов с министром я лично не имел несколько месяцев. Мы общаемся через газеты».

Прозвучал ряд личных выпадов в адрес Соколова, в частности, «чтобы прикрыть свою беспомощность как руководителя, были сделаны эти обвинения в программе «Постскриптум» канала ТВЦ»… Но главную причину конфликта Швыдкой сформулировал таким образом: «Подобного рода заявления министра культуры являются не чем иным, как попыткой добиться распоряжения бюджетными деньгами».

Как-то быстро подзабылось, что Михаил Швыдкой, будучи министром культуры РФ, персонально отвечал за сохранность музейных фондов. Журналисты и искусствоведы возмущались: «Если бы г-н Швыдкой внимательнее относился к своим обязанностям, то, возможно, из музейных экспозиций не исчезали бы картины великих русских художников, а из библиотек страны — уникальные книги и рукописи. Чего стоит одна лишь «Утопия» Томаса Мора 1516 года издания, похищенная средь бела дня из Государственной общественной публичной библиотеки в Москве! Под стать этой краже таинственное исчезновение из Национальной российской библиотеки в Санкт-Петербурге знаменитого альбома «Птицы Америки» Дж. Одюбона с авторскими литографиями. В 2000 году на торгах дома «Кристи» альбом был продан за восемь миллионов 800 тысяч долларов. Почему из наших библиотек с завидным постоянством пропадают ценнейшие книги?»

Еще в 1997 году Шереметьевской таможней было возбуждено уголовное дело по факту незаконного провоза гражданкой А. Ефимович ювелирных изделий через российскую границу. В ходе следствия появились данные, что гражданка Ефимович, ссылаясь на личное знакомство с тогдашним заместителем министра культуры Швыдким, пыталась вывезти в Швейцарию произведения искусства на общую сумму около 400 тысяч долларов.

Ценности остались в стране только благодаря бдительности правоохранительных органов. Однако до сих пор не ясно, сколько аналогичных комбинаций Ефимович со товарищи удалось-таки благополучно провернуть. Зато известно, что длительное время Ефимович являлась и. о. директора антикварного магазина «Акция». Именно через этот магазинчик, где практически не велось никакого учета поступающих ценностей, в течение нескольких лет отмывались деньги, добытые преступным путем, а заодно и перемещались за границу предметы старины. Именно через этот магазин реализовывала произведения искусства и антиквариат супруга тогдашнего заместителя министра культуры М. А. Швыдкая.

Депутаты Госдумы не позволили положить под сукно антикварное дело. Спустя четыре года предварительное следствие по делу А. Ефимович было возобновлено, им занимаются следователи ЛУВД аэропорта Шереметьево. Сведения о возможной причастности Швыдкого и членов его семьи к уголовному делу Ефимович проверялись Генеральной прокуратурой РФ, и, быть может, этот депутатский запрос приблизил отставку «мистера Факк».

Министерство по антимонопольной политике РФ (МАП) однажды усмотрело признаки нарушения Федерального закона «О защите конкуренции на рынке финансовых услуг» в действиях Минкульта, подписавшего соглашение с шестью компаниями о страховании вывозимых за рубеж культурных ценностей. В пул доверенных компаний попали «Ингосстрах», «Ингосстрах-Санкт-Петербург», «Ингосстрах-Россия», «РЕСО-Гарантия», Транснациональная страховая компания и «Ост-Вест-Альянс». Было не понятно, на каком основании выбирались они из нескольких десятков компаний, имеющих лицензии на страхование подобных рисков. «Тендера не проводилось, — сообщили в МАПе, — поэтому, остановив выбор на этих компаниях, Минкульт создал для них необоснованно благоприятные условия (стоимость страховки оценивается в 1,5 млрд рублей). На запрос комиссии, созданной для рассмотрения дела, в Минкульте ответили, что конкурса не проводилось, поскольку этот вид страхования не финансируется из бюджетных средств».

…В 2003 году Генеральная прокуратура вынесла официальное предостережение министру культуры Михаилу Швыдкому в связи с попыткой безвозмездной передачи Германии балдинской коллекции — собрания ценных рисунков и картин из Бременского музея. Министру было вручено официальное предостережение о недопустимости безвозмездной передачи 362 рисунков и 2 картин, находящихся на хранении Министерства культуры.

С официальным предостережением Швыдкого ознакомил первый заместитель генпрокурора Юрий Бирюков. Швыдкой поставлен в известность, что Генпрокуратура пришла к выводу о незаконности самой постановки вопроса о безвозмездной передаче Германии балдинской коллекции. «У Министерства культуры нет оснований для постановки вопроса о законности безвозмездной передачи культурных ценностей немецкой стороне», — подчеркнули в прокуратуре.

В ходе проверки было установлено, что Минкультуры в нарушение законодательства не проводило экспертизу культурных ценностей из Бременского музея. Кроме того, немецкая сторона не представила документов, подтверждающих право собственности на указанные рисунки и картины, — договоров купли-продажи, мены, дарения и т. д.

Да, Швыдкой был удивительным министром. Раз за разом он действовал против интересов России практически в любом вопросе. Будь то вопрос о русском языке на Украине или о вывозе культурных ценностей за границу: русскому языку — нет, вывозу культурных ценностей — да.

Министр — это защитник интересов государства. Министр культуры России — это защитник русской культуры. Именно русской, а не германской или украинской. Но Швыдкой смотрел на это противоположным образом…

Альхен-ХРАНИТЕЛЬ (М. Ю. Зурабов, чрезвычайный и полномочный посол РФ, бывший министр здравоохранения)

Когда-то давно, когда Зурабов был начальником Пенсионного фонда, он сказал о себе сам: «Я — не чиновник, а практический менеджер. По образованию экономист-математик…» Словом, жизненное кредо менеджера Зурабова простое: я лучше знаю, как распорядиться вашими пенсионными деньгами. А будете протестовать — повысим пенсионный возраст до 90 лет.

Но не только этим запомнился нам г-н Зурабов. Помимо пенсионной реформы, еще есть монетизация льгот, нехватка бесплатных лекарств, воровство в системе медицинского и пенсионного страхования, издевательства над инвалидами, которым ежегодно приходится доказывать, что они инвалиды, и попытки урезать бюджетное финансирование здравоохранения.

Справедливости ради надо признать, что монетизация льгот была детищем Минфина. Еще в 2002 году шеф этого ведомства Алексей Кудрин выдвинул соответствующий проект, и тогда с этой идеей согласились все тогдашние руководители «социалки» — от вице-премьера Валентины Матвиенко до министра труда Александра Починка. Идея была вновь воскрешена в 2003 году, а Зурабов появился в этом процессе только в 2004-м, после того как Греф и Кудрин убедили президента в необходимости этой реформы. Тем не менее весь шквал критики он принял единолично, сохраняя репутацию идеологов этой реформы незапятнанной.

По количеству коррупционных скандалов, которые приписывали ему лично и членам его семейства, в прошлом правительстве он является безусловным лидером. Начиная с земельного скандала, в котором фигурировала супруга экс-министра, заканчивая приоритетным положением на рынке страховой компании «МАКС», которую до перехода в правительство возглавлял сам Зурабов. Его покровитель, открывший перед ним двери в Кремль, бывший министр по атомной энергии Евгений Адамов и его соучредители по бизнесу, руководители Федерального фонда обязательного медстрахования Юрий Яковлев и Андрей Таранов были осуждены и приговорены к различным срокам лишения свободы за взятки.

Прежде чем оказаться в компании столь отчаянных парней, Михаил Зурабов прожил в общем-то рядовую жизнь. Родился 3 октября 1953 года в Ленинграде. В 1970 году окончил знаменитую в Северной столице 239-ю школу (теперь физматлицей), аттестат которой в свое время получили Алиса Фрейндлих и Борис Гребенщиков, чемпион мира по шахматам Александр Халифман.

Мать, Энгелина Робертовна, — доктор биологических наук, ученый-микробиолог, специалист по борьбе с насекомыми-вредителями. Отец, Юрий Григорьевич, работал в системе Министерства морского флота, где разрабатывал международный проект «КОСПАС-САРСАТ» (космическая система аварийного спасения судов и самолетов).

Михаил Юрьевич был типичным середняком, поэтому в школе его никто и не помнит. После окончания средней школы Зурабов поступил в Ленинградский институт водного транспорта, но после первого семестра перевелся в Москву, в Институт управления имени Серго Орджоникидзе (ныне Госакадемия управления), на редкую тогда специальность экономиста-кибернетика. Еще три года (с 1979 по 1981 г.) у Михаила ушло на учебу в аспирантуре ВНИИ системных исследований, где Зурабов несколько месяцев числился в лаборатории известного ученого Станислава Шаталина. В институте в то время работала вся элита экономической науки, а его коллегами являлись Петр Авен, Виктор Данилов-Данильян и Егор Гайдар. Правда, в самом институте Михаила Зурабова вспоминают без пиетета: «Ну, был такой. Больше нечего о нем сказать. Что говорить, когда за три года он диссертацию так и не защитил!»

Не сумев продвинуться на научном поприще, Зурабов устроился преподавателем политэкономии в Московский монтажный техникум. Через полтора года перешел на должность инженера в институт «Оргтехстрой» (в котором наконец-то защитил кандидатскую), а еще через год устроился во Всесоюзный научно-исследовательский и конструкторский институт монтажной технологии. Там дослужился до начальника лаборатории.

Атомная тема в судьбе будущего председателя Пенсионного фонда на долгие годы стала одной из доминирующих. Еще во время работы в институте монтажной технологии он познакомился с другим известным российским атомщиком, Евгением Адамовым, тогда — заместителем директора Курчатовского института. Познакомились они при весьма драматических обстоятельствах — в Чернобыле, в 1986 году. Адамов участвовал в ликвидации последствий аварии, а Зурабов как-то раз приехал на Чернобыльскую АЭС в качестве представителя одного из проектных институтов Минатома. Нельзя исключить, что во многом благодаря этому знакомству Михаил Юрьевич стал заместителем директора по экономическим вопросам другого атомного треста — «Моспромтехмонтаж». Случилось это во время перехода страны от социализма к рынку.

На дворе был уже 1988 год, и вот тут-то и оказалось по-настоящему востребованным экономическое образование Зурабова. Руководители атомной промышленности СССР в те времена были заняты созданием Конверсбанка, который, по официальной версии, должен был поддерживать советские конверсионные программы, то есть, попросту говоря, обеспечивать участие начальства в прибылях отрасли.

Замдиректора одного из структурных подразделений Минатома, да к тому же еще хороший знакомый влиятельного Евгения Адамова, не мог оказаться в стороне от этого процесса. В 1990 году Зурабов возглавил совет директоров Конверсбанка. На этой должности он и заработал первые деньги в качестве бизнесмена.

Вскоре Михаил Зурабов возглавил связанный с Минатомом «Конверсбанк», а в 1992 году создал собственную страховую компанию «МАКС», в число учредителей которой вошел и будущий министр атомпрома Евгений Адамов, человек, вскоре ставший очень влиятельным в Кремле.

Но самой большой удачей было все же не это. 11 февраля 1997 года компания «МАКС» подписала один из главных в своей истории договоров — с Министерством РФ по атомной энергии. Согласно этому договору «МАКС» становился генеральным страховщиком любых страховых интересов предприятий Минатома, тем самым обеспечивая себе доступ к немалым финансовым ресурсам, которыми располагало министерство.

Именно дружбе с Адамовым Михаил Зурабов обязан своим дальнейшим продвижением к власти. В число его друзей входил, например, глава президентской администрации Александр Волошин. Зурабов с Волошиным даже отдыхали вместе. Благосклонностью обоих приятелей пользуется Приэльбрусье.

Весной 1998 года Адамов вошел в правительство Сергея Кириенко в качестве министра по атомной энергии. Новый министр, известный своей близостью к окружению президента Бориса Ельцина, обеспечил Зурабову высокую должность. Будущий глава Пенсионного фонда стал заместителем министра здравоохранения Олега Рутковского, курировал систему обязательного медицинского страхования.

В 1998 году он стал зам. министра здравоохранения, потом — советником Ельцина по социальным вопросам.

В июне 1999 года он был назначен на должность главы Пенсионного фонда России, бюджет которого на тот момент составлял ни много ни мало 224,5 млрд рублей. Эти деньги тратились с размахом, но только на самих себя — сотрудников фонда. По всей стране в одно мгновение выросли шикарные офисы региональных отделений Пенсионного фонда, больше похожие на игорные дома Лас-Вегаса среди пустыни.

Например, в Рязани офис Пенсионного фонда раньше принадлежал заводу автоагрегатов. Бывшая заводская контора внутри засверкала новыми мраморными полами, стеклянными дверями и светлыми стенами. На все это великолепие было потрачено 60 млн бюджетных рублей. Из них 28 млн пошло на покупку здания у завода, а 22 млн — на ремонт. В эту сумму не вошли затраты на новое оборудование: компьютеры, мебель и прочие «мелочи».

Отделение Пенсионного фонда РФ по Смоленской области стоит в центре города: новое 5-этажное здание — по суперсовременной технологии с использованием монолитного бетона. Внутри — евростандарт: благородная отделка, просторные кабинеты, компьютеры нового поколения. На строительство потрачено примерно 50 млн рублей.

В Нижнем Новгороде Пенсионный фонд построил шестиэтажное здание, несколько блоков общей площадью 7500 квадратных метров, оборудованных по последнему слову техники. Стоимость объекта — 170 млн рублей. Все это великолепие создавалось для 600 чиновников.

С приходом Путина в Кремль власть в стране обновилась радикальным образом. Одни из старых друзей председателя Пенсионного фонда полностью утратили свое политическое влияние (Татьяна Дьяченко). Другие стали фигурантами крупных скандалов и лишились высоких постов (Евгений Адамов). Третьи и вовсе отправились в эмиграцию (Борис Березовский). Однако Михаил Зурабов и здесь устоял. Характерно, что даже смена руководства Минатома, случившаяся в марте 2001 года, его никак не затронула, а страховая компания «МАКС» по-прежнему осталась генеральным страховщиком Министерства по атомной энергии.

С 2004 по 2007 год Михаил Юрьевич трудился на посту министра здравоохранения и соцразвития.

Одновременно с ростом карьеры Зурабова ширился бизнес его супруги Юлии Анатольевны. В свое время она с компаньонами учредила некое АОЗТ «Октопус» — фирму, которая занимается импортом в Россию медоборудования и лекарств. Ее учредители создали еще две — «Октопус-Медика» и «Миллимед». А дальше началась экзотика. «Октопус» когда-то числился создателем АОЗТ «Фирма «Статим», специализирующегося на продуктах питания и оптово-розничной торговле. Удивительное совпадение, но есть еще ЗАО «Фирма «Статим», которое оказывает ритуальные услуги.

Если похоронный бизнес действительно имеет отношение к министру здравоохранения и социального развития» Зурабову, думается, российские льготники и пенсионеры могут поблагодарить его хотя бы за такую — последнюю — помощь, правда, как нам кажется, тоже небезвозмездную.

Таким образом, на глазах изумленных граждан сложилась гигантская империя семьи Зурабовых — экономический перпетуум-мобиле, работающий не на исчерпаемых запасах газа или нефти, а на возобновляемом человеческом ресурсе, который будет всегда рождаться, болеть, выходить на пенсию и умирать.

Судя по ценам на лекарства, маржа навязанных Минздравом компаний в среднем должна была составлять порядка 40 процентов. То есть 20,3 млрд рублей. Если предположить, что структуры, близкие к Зурабову, получали лишь половину от этой прибыли, кусок получится все равно аппетитный — около $360 млн.

В 2003 году жена министра Юлия Зурабова выкупила арендованные годом ранее восемь участков земли недалеко от деревни Телепнево Истринского района общей площадью 69 550 квадратных метров. Часть этих участков оказалась в водоохранной зоне, началась прокурорская проверка, суд, арест земли и в результате — мировое соглашение: все участки остаются у владельца, но не на всех можно возводить постройки. Инициировавшего проверку прокурора Московской области Генпрокуратура отправила на пенсию.

Помимо истринской земли супруги и находящейся в совместной собственности с родственниками московской квартиры площадью 96,3 квадратных метра Михаил Зурабов, согласно официальным декларациям о доходах за последние три года, лично владеет двумя земельными участками (30 и 65 соток соответственно). Также в его личном владении два дома — один площадью 318,1 квадратных метра, другой — 1359,2. Считается, что один из этих домов находится в элитном поселке Петрово-Дальнее, а другой — на Рублевке. Это значит, что, даже за вычетом цен на землю, их стоимость нужно исчислять в миллионах евро.

В 2004 году доход Михаила Зурабова, как указано, составил 41 млн 338 тыс. 480 рублей, а в 2006-м — 9 млн 161 тыс. 580 рублей, что соответственно в тридцать девять и в восемь с половиной раз больше годовой зарплаты федерального министра. Официальное объяснение разницы приводит «Российская газета»: «Министр получает доход от вложений денежных средств в банках».

Например, компания «Протек» являлась крупнейшим участником программы добровольного лекарственного обеспечения, на которую в 2006 году приходилось до 40 процентов рынка лекарств, бесплатно предоставляемых государством бывшим льготникам. Вице-президент компании Виталий Смердов был приговорен к полутора годам в колонии-поселении. Другие обвиняемые по одному с ним делу — высокопоставленные чиновники, друзья и партнеры Зурабова — получили несоизмеримо тяжелые сроки. Вот как это было…

16 ноября 2006 года директор Федерального фонда обязательного медицинского страхования (ФФОМС) Андрей Таранов и его заместители Юрий Яковлев и Дмитрий Усиенко были задержаны по подозрению в коррупции.

По данным следствия, в 2005–2006 годах Андрей Таранов вместе с другими высокопоставленными сотрудниками фонда занимались вымогательством взяток у фармацевтических компаний и региональных фондов. Руководители ФОМС осуждены за взятки на общую сумму 28 млн рублей: они два года выделяли регионам деньги на лекарства только при условии крупных откатов.

Руководитель фонда Андрей Таранов был приговорен к семи годам заключения в колонии строгого режима и штрафу в один миллион рублей. Юрий Яковлев, первый заместитель главы ФОМС, — к девяти годам колонии строгого режима, штрафу в один миллион рублей. Наталья Климова, заместитель, — к девяти годам колонии общего режима, штраф в один миллион рублей. Дмитрий Усенко, заместитель, — к семи годам колонии строгого режима, штраф в 700 тысяч рублей. Дмитрий Шиляев, заместитель, получил семь лет колонии строгого режима. Татьяна Маркова, начальник контрольно-ревизионного управления, — четыре года колонии. Нина Фролова, начальник финансово-экономического управления, — четыре года колонии. Галина Быкова, главный бухгалтер, — три года колонии.

Юрий Яковлев, бывший гендиректор «МАКСа», затем стал одним из руководителей концерна «Росэнергоатом» и председателем Федеральной энергетической комиссии. Андрей Таранов — также соучредитель «МАКСа».

Участие ЗАО «МАКС» в обязательном медицинском страховании и в лекарственном обеспечении происходило в основном за счет дочерних и аффилированных предприятий: ЗАО «МАКС-М» (95-процентная «дочка», прежний гендиректор — Михаил Зурабов), ЗАО «МАКС-ФАРМА» (80-процентная «дочка» ЗАО «МАКС-М» и 20-процентная «дочка» ЗАО «МАКС», прежний гендиректор — Михаил Зурабов).

…Светские репортеры часто видели Михаила Зурабова на вечеринках, которые обычно посещают мультимиллионеры, — например, посвященных открытию ночного клуба «Кабаре» или ресторана Share House. Позиции меню там исчисляются сотнями евро, a dress-code — тысячами. Зурабов привык носить костюмы марки Brioni стоимостью от трех тысяч евро, а один из известных таблоидов ссылается на собственное признание Зурабова в том, что он «покупает носки ценой в одну пенсию». И даже выхлопная труба его служебного BMW, по этим данным, два года назад начала источать вместо бензинового миндальный запах. Чтобы достичь подобного, нужен специальный катализатор стоимостью от полутора тысяч евро. Зурабов в качестве главы Пенсионного фонда участвовал в избирательной кампании кандидата в губернаторы Чукотки Абрамовича.

Его младший брат Александр Зурабов — основатель и руководитель компании «Клуб друзей Буратино», специализирующейся на подготовке эксклюзивных подарков на заказ для элиты. Занимал руководящие посты в ОАО «Аэрофлот — российские международные авиалинии» и входил в его совет директоров в период, когда в составе акционеров были структуры, аффилированные с Романом Абрамовичем, и некоторое время спустя. До этого возглавлял компанию, учредившую «Доверительный и инвестиционный банк» (ныне не существует), где в 90-е годы находились счета некоторых дочерних предприятий ЗАО «МАКС», которыми руководил Михаил Зурабов, а также счета нескольких компаний, руководителями которых были другие члены семьи Зурабовых.

В отставку Зурабов был отправлен в сентябре 2007 года, когда новый премьер Виктор Зубков сформировал свое правительство. Ранее уволить Зурабова неоднократно требовали депутаты Госдумы, в том числе единороссы, — его обвиняли в кризисе с обеспечением бесплатными лекарствами, провале пенсионной реформы и реформы соцстрахования.

На короткое время Зурабов обосновался на Старой площади в качестве советника Президента РФ. Близкий к Минсоцздраву источник говорит, что Зурабов взят в администрацию именно для того, чтобы обеспечить преемственность курса. После назначения Татьяны Голиковой Зурабов собрал начальников отделов, тепло попрощался и дал понять, что отставка носит политический характер, а работа продолжится в том же направлении.

Кабинет Зурабова располагался напротив кабинета замглавы администрации Владислава Суркова (до Суркова в этом помещении работал Дмитрий Медведев, пока не перешел в правительство). Столь высокое кабинетное расположение согласно кремлевской табели о рангах значит очень много.

«Винторез» (С. К. Шойгу, руководитель Министерства по чрезвычайным ситуациям)

Нужна ли благородному спасателю снайперская винтовка с глушителем или, иначе говоря, зачем МЧС спецподразделение по борьбе с профессиональными диверсантами?…19 декабря 1997 года проходило вечернее заседание Госдумы, на котором с информацией о «состоянии поисково-спасательных служб МЧС России, а также о реформировании МЧС России и создании новой структуры — Государственной спасательной службы» выступил Сергей Шойгу. Изумленные думцы, догадавшись, что Шойгу возмечтал создать карманную силовую супергруппировку, сравнимую по мощи с вооруженными силами среднего европейского государства, без долгих прений свернули пленарное заседание, порекомендовав «зарвавшемуся» министру «сосредоточить силы на предупреждении чрезвычайных ситуаций».

Что тогда представляло собой МЧС? 21 тысяча 642 военнослужащих, на их вооружении — легкое стрелковое оружие. Элитная часть — спасатели высшего класса, оснащенные высокотехничным оборудованием, в том числе робототехникой. Шойгу перед угрозой «грядущих катаклизмов» предложил организовать новую, более мощную структуру на базе МЧС, в которой по штатному расписанию предусматривается в общей сложности 122 генеральские должности: 9 генерал-полковников, 33 генерал-лейтенанта, 76 генерал-майоров и 4 контрадмирала, а министру присваивается звание генерала армии. (Для сравнения: пожарной службой управляют тригенерал-майора). Количество стрелков увеличилось до 70 тысяч.

О неудавшейся законодательной инициативе Шойгу можно было бы и не вспоминать, если б эта история не получила продолжения. Год спустя, 4 декабря 1998 года, Комитет по безопасности Госдумы отправил тогдашнему директору ФСБ Владимиру Путину официальное письмо № 315–2666 с просьбой «тщательно проверить» информацию о том, что «под командованием МЧС РФ созданы различные структуры, имеющие в различных точках Москвы и Подмосковья опорные базы, в которых соответствующие подразделения занимаются подготовкой мероприятий, предназначенных для «часа X».

Намек на некий «час X» мог показаться как минимум смешным и наивным, но в письме Комитета по безопасности приводились серьезные факты. В частности, указывались места дислокации этих таинственных структур: в Ногинске, Новогорске, а также поселки Устье и Поречье, находящиеся под Рузой. В Устье, например, дислоцирован батальон спецназа МЧС и центральный командный пункт. В Теплом Стане, одном из окраинных районов Москвы, размещен так называемый антитеррористический центр МЧС.

Спецподразделения корпуса спасателей укомплектованы бывшими сотрудниками «Альфы», «Вымпела» и спецназа ГРУ Генштаба. Видимо, это их имел в виду Шойгу, говоря о том, что «есть в МЧС элитная часть — спасатели высшего класса, оснащенные высокотехничным оборудованием…». На их вооружении — правду говорил министр — находится «легкое стрелковое оружие». А среди такового, по информации компетентного источника, есть, скажем, «винтовка специальная снайперская», или ВСС «Винторез». Она предназначена для «поражения целей в условиях, требующих бесшумной и беспламенной стрельбы». Состоит на вооружении спецподразделений армии и МВД.

Вопросов появилось множество. Можно еще объяснить, зачем «спасателей» из спецназа МЧС обучают тонкостям подрывного дела и приемам рукопашного боя. Чтобы, скажем, филигранно подорвать полуразрушенное здание и затем неутомимо разгребать завалы. Но как Шойгу борется со стихийными бедствиями оружием диверсантов? И почему его люди в масках лупят на подмосковных полигонах из гранатометов? Кумулятивными зарядами тучи не разогнать, техногенную катастрофу не предотвратить. Создание антитеррористического центра в МЧС и вовсе кажется абсурдным.

Существование спецслужб МЧС держалось в глубокой тайне. Почему? По словам бывшего сотрудника президентской администрации, в середине 1997 года Шойгу отправил в Кремль секретный документ — «О перспективах развития МЧС», в котором настаивал на создании антитеррористического центра и батальона спецназа. И с какой, полагаете, целью? Ни много ни мало — «для обеспечения безопасности существующего конституционного строя». На Старой площади инициативу оценили, увидев, очевидно, в образе «обновленного» МЧС нечто вроде «нагана» под подушкой, и пошли навстречу. Пошли, нарушив тем самым Закон Российской Федерации «О безопасности», ибо МЧС не входит в перечень «органов обеспечения безопасности».

Впрочем, не хочется подозревать Шойгу в преступных и коварных помыслах. Но при этом Шойгу иногда называют «загадочным спасателем». Загадок, как выясняется, действительно много.

Итак, Сергей Кужугетович Шойгу родился в 1955 году в городке Чадан Тувинской АССР, по национальности тувинец. Отец — бывший заместитель председателя Совета Министров Тувинской АССР, тувинец. Мать — русская, работала экономистом в совхозе.

В 1977 году он окончил Красноярский политехнический институт по специальности «инженер-строитель». С 1979 года работал старшим прорабом строительного треста «Ачинскалюминстрой». Женился на дочери главного инженера треста Александра Антипина и уже через несколько лет занял его кресло. В те годы тесть Шойгу был дружен с первым секретарем Ачинского горкома КПСС Олегом Шениным, ставшим впоследствии секретарем ЦК КПСС, а также известным ныне оппозиционером. Антипин и Шенин взяли над Шойгу шефство.

Когда родители жены главного спасателя переехали в Абакан, Александр Антипин специально под зятя создал трест «Абаканвагонстрой». Позже, в 1988 году, Шенин сделал его секретарем Абаканского горкома КПСС по строительству. Ну а дальше по наезженной колее: с 1989 года — инструктор Красноярского крайкома КПСС, в 1990-м — Высшая партийная школа и назначение на пост заместителя председателя Госкомитета РСФСР по архитектуре и строительству в правительстве Ивана Силаева. В мае 1991 года Шойгу выдвинул идею создания корпуса спасателей и в том же году стал председателем Российского корпуса спасателей. В августе 1991-го Ельцин подписал указ о создании Государственного комитета РСФСР по чрезвычайным ситуациям.

На первый взгляд, обычный путь всякого номенклатурного работника, у которого оказались толика организаторских способностей, немного удачи и сильный покровитель.

Но был у Шойгу «пунктик», который отличал его от прочих. Еще будучи строителем, он вместе с группой энтузиастов создавал добровольные спасательные отряды, которые выезжали в районы стихийных бедствий. Что же заставляло будущего министра добровольно рисковать, переносить неудобства полевой жизни?

Бывший сподвижник Шойгу по корпусу спасателей рассказывал, как неделями мерзли они в отсыревших палатках, как губили здоровье, согреваясь литрами чистого спирта. Одно из его воспоминаний, на мой взгляд, в какой-то степени объясняет загадку.

— Каждый вечер, когда мы сидели у костра, — вспоминает он, — Сережа, отложив гитару, начинал рассказывать о жизни барона Унгерна, легендарной личности в тех местах, где он родился. Мог рассказывать часами, и было видно, что он совершенно «повернут» на этом персонаже…

Барон Роман Унгерн фон Штернберг — потомок древнего рода кельтских рыцарей, генерал-лейтенант Белой армии, командир Конно-азиатской дивизии, диктатор Монголии с 1919 года. В 21-м попал в плен и был расстрелян по приговору Сибирского ревтрибунала.

Барон был романтиком Войны. Неизменно отказывался от престижных назначений по службе, предпочитая поле брани столичным штабам. Участвовал в войне с Японией. Но звезда этого мужа китайской принцессы, авантюриста, мистика, фанатика идеи панмонголизма взошла в Гражданскую. Молва о его дьявольской жестокости бежала по монгольским и забайкальским степям далеко впереди Дикой дивизии.

До сих пор в Туве, которую Унгерн залил кровью, вспоминают барона с ужасом, пугают им детей и вполне серьезно рассказывают, что он, оказывается, жив и скоро вернется из Америки.

Конечно, искать аналогии между главой МЧС и одиозным бароном — занятие заведомо абсурдное. Что может быть общего в судьбах бывшего партийного работника и белого генерала, парня из азиатской глухомани и потомка рыцарей? Но — странное дело — в каких-то чертах вдруг обнаруживаются и совпадения.

Например, барон окружил себя астрологами, предсказателями, гадателями. Шойгу пользовался услугами экстрасенсов. Глава МЧС использовал их в разрушенном землетрясением Нефтегорске. В декабре 1995 года 127 (!) экстрасенсов — по приказу Шойгу — две недели отыскивали обломки пассажирского самолета, пропавшего под Хабаровском.

Шойгу, как и барон, верит в некую свою избранность, равно как и в мистику (библейское «число зверя» 666 значилось на номере одного из его автомобилей). Впрочем, так ли уж это странно для человека, который профессионально имеет дело со стихиями и высшими силами?

И высшие силы явно не обошли своим вниманием Сергея Шойгу. За 9 лет практически на пустом месте он смог создать свое государство в государстве. В государстве «МЧС» есть своя армия, спецслужбы, правительство, министерство иностранных дел, воздушный флот, финансово-промышленные группы, около 70 тысяч подданных и т. д. Нет только органов представительской власти, да они и не нужны, ибо в «МЧС» царит диктатура одного человека.

Первые годы после основания МЧС прошли для Шойгу под знаком экспансии. Поглотив гражданскую оборону, он предпринял несколько попыток захватить государственную противопожарную службу — а это еще 600 тысяч подданных. И в конце концов добился успехов.

Не удалось Шойгу подмять два других лакомых кусочка — Госгортехнадзор и Госатомнадзор, которые законом наделаны административными и уголовными полномочиями. Их представители могут опечатать любое производство, наложить штраф или отказать в лицензии — а это огромный денежный поток.

Но МЧС и без того жило неплохо за счет бюджета: например, все «чернобыльские» деньги, деньги на ликвидацию катастроф проходили через министерские счета. Ныне МЧС — фантастически богатое ведомство, поскольку ему еще и дано право заниматься коммерцией. В министерстве была собственная крупнейшая коммерческая организация — агентство «ЭМЕРКОМ». Чем занимаются в агентстве? Перечислять — газетной полосы не хватит.

В 1995 году было создано Государственное унитарное авиационное предприятие МЧС (ГУАП). Авиационному парку МЧС сейчас позавидует даже МВД. 5 транспортных авиалайнеров Ил-76 ТД, пассажирский ИЛ-62, оснащенный спецсвязью, и еще более десятка менее внушительных самолетов.

Говорят, МЧС несколько раз пытались расформировать, понимая, чем чревато для государственной безопасности аккумулирование таких средств в одних руках. И каждый раз Шойгу находил защиту у Ельцина или у его окружения.

Степень доверия Ельцина к Шойгу была такова, что ему поручались весьма деликатные задания, далекие от проблем спасения. Например, 8 октября 1998 года в Триполи Шойгу встречался с «лидером ливийской революции» Каддафи и министром нефти и энергетики Ливии Бадри. Источник в кремлевской администрации утверждал в разговоре со мной, что за этими переговорами стояло российское нефтяное лобби в лице Бориса Березовского и Романа Абрамовича, а их главной целью было обсуждение различных бизнес-схем, позволяющих обойти международные санкции, которые установлены Советом Безопасности ООН в отношении Ливии.

Таков малоизвестный публике багаж, с которым глава МЧС пришел нынешней осенью в большую политику. До сих пор он подчеркнуто дистанцировался от нее. В сентябре 1994 г. в интервью «Литературной газете» он заявил, что ему «трудно представить свое присоединение к какому-либо движению или партии, так же как депутатство в Думе или Совете Федерации». Спустя 5 лет его отношение к политике резко изменилось.

Министр по чрезвычайным ситуациям стремительно вошел в большую политику, возглавив избирательный блок «Единство» (в просторечии «Медведь»). Слишком уж высокой может оказаться цена политической деятельности этого «гуманитарного силовика», экстренно мобилизованного Кремлем на завоевание электората.

Свои публичные выступления Шойгу начал с шокирующих заявлений.

«Мы хотим узаконить те добровольные дружины, которые уже сейчас по очереди дежурят в подъездах домов, — сообщил Шойгу, выйдя с заседания межведомственной комиссии в администрации Приморского края. — Мы хотим сделать так, чтобы борьба с терроризмом стала не кампанией после совершенных терактов, а узаконить эту работу».

Инициатива министра, без сомнения, благая, но приходится повторить: борьба с терроризмом — прерогатива спецслужб, к которым МЧС пока не относится, во всяком случае, по действующему законодательству. Да и форма «жэковского антитеррора» выглядит странно и не вписывается в демократические рамки.

Другой странный пассаж Шойгу: на днях он заявил, что резко отрицательно относится к тем гражданам, которые по каким-либо причинам не приходят на выборы. И выступил с инициативой «лишать российского гражданства избирателей, трижды не явившихся на выборы».

Во Владивостоке лидер блока «Единство» произнес фразу и вовсе не поддающуюся истолкованию: «Я не скрываю, что мы хотим привести в Государственную Думу проправительственную фракцию. Если такая фракция будет создана, то не важно, кто станет президентом».

И здесь странная двусмысленность, непростительная для политика. Стоит обратить внимание и на то, с кем шел Шойгу в Госдуму. По его словам, «в будущей Госдуме должны работать представители народа, регионов, а не партий». Беглое знакомство с общефедеральным списком блока «Медведь» заставило усомниться в правдивости спасателя. Список этот можно было условно разделить на три категории: «проблемные губернаторы», «гаснущие телезвезды» и «неопознанные политики».

«Единство» благополучно прошло в Госдуму и на его основе была создана прокремлевская могущественная партия «Единая Россия». Шойгу же остался вне политики — со своими спасателями, которые начали создавать серьезные проблемы, в том числе уголовно-финансовые.

В 1999 году Арбитражный суд обязал МЧС выплатить нефтяной компании «ЛУКОЙЛ» 199 млн рублей, то есть четвертую часть годового бюджета спасателей. Долг образовался в результате нефтяных сделок с использованием федеральных зачетов. Как сообщили в Главной военной прокуратуре, к сделкам был причастен начальник Департамента материально-технического снабжения министерства генерал-лейтенант Иван Колтунов, в отношении которого Генпрокуратура РФ возбудила уголовное дело по фактам злоупотребления должностными полномочиями. В истории генерала МЧС появился даже «чеченский след»…

В финансовую службу МЧС обратились бухгалтеры компании «ЛУКОЙЛ». «Почему не проплачены счета за очередные поставки нефтепродуктов?» — спросили чрезвычайщиков. «За какие поставки? — удивились в МЧС. — Мы ничего не получали».

Из документов следовало, что в 1997 году Департамент материально-технического обеспечения МЧС заключил с некой фирмой «СКВМ-30000» договор о поставках технических средств, нефтепродуктов и боеприпасов. Расчеты с посредником министерство производило не денежными средствами, а зачетами. По решению же департамента нефтепродукты лишь частично поступили в МЧС, основной объем (завышенный даже для чрезвычайного ведомства) передавался на реализацию «ЛУКОЙЛу», у которого нефть и покупал посредник.

Таким образом, и поставки, и расчеты проходили виртуально, без живых денег и живой нефти, менялись лишь цифры на банковских счетах партнеров. Надо ли говорить, что государственное ведомство при этих сделках было в более выгодных условиях: оно имело лимиты и пусть и абстрактные, но деньги. И вдруг МЧС оказалось в должниках «ЛУКОЙЛа»! Ответственным исполнителем этих расчетов по личному указанию генерал-лейтенанта Колтунова (он возглавлял департамент) был майор А. Минович, который одновременно руководил и владел фирмой «СКВМ-30000».

При обыске у генерал-лейтенанта Колтунова было изъято семь автомобилей, а также нефтяные векселя на сумму 19 млн рублей, которыми «ЛУКОЙЛ» расплачивался с партнером за оставленную у него нефть. Под залог векселей Минович брал кредиты в коммерческом банке, так абстрактные деньги превратились в «живые»… Версию о присвоении этих денег и отрабатывала прокуратура.

Продукция поступила в МЧС с годовым опозданием, при этом куда-то исчезли 45 млн рублей. В то же время на личный счет Миновича в МПИ-банке было перечислено 20 млн рублей и 50 тыс. долларов США.

Как выяснилось, Минович вышел на представителей чеченской диаспоры в Москве. После того как «отцы» диаспоры отказались участвовать в конфликте двух структур, появилась информация на Лубянке: председатель правления банка — агент Басаева. Интересно, что она тут же дошла до самого «агента» — сработала система связи действующих и бывших офицеров спецслужб (неудивительно, если в службе безопасности государства и коммерческой структуры — выпускники одного и того же вуза).

Таким образом, финансовые нарушения не только бросили тень на едва ли не единственное в России дееспособное ведомство, но и втянули в скандал министерство, нефтяную компанию, частный банк и спецслужбы.

В аналитической записке одной из спецслужб указывается, в частности, на то, что «особую тревогу у генералов МЧС в связи с интересом правоохранительных органов к Колтунову вызывает возможность следствия установить все схемы проведенных зачетов, финансирование строительства личных коттеджей в городке руководства на Рублево-Успенском шоссе, в поселке Барвиха, а также разглашение методов деятельности службы безопасности МЧС, ее связи с криминалитетом». Неоднократно обсуждалось, читаем в документе, что, «если Колтунова возьмут, он всех сдаст».

В той же записке (датированной февралем этого года) сказано: «Ближайшее окружение министра считает, что указанное дело может повлечь удар по личной популярности С.К. Шойгу, что крайне нежелательно для политических планов команды». Вот так непродуманная коммерческая сделка с нефтью дала толчок и для нешуточной политической интриги. Все ковровые дорожки ведут наверх…

По инструкциям МЧС финансовые документы на подобные операции с использованием взаимозачетов могут подписывать только министр и его замы. Можно предположить, что Сергей Шойгу не знал об этих сделках Колтунова и Миновича, а его окружение доверчиво не проверяло генерала.

В той же аналитической записке спецслужб на имя премьер-министра говорится: генералы МЧС, активно обсуждающие между собой ситуацию с Колтуновым, убеждены — «если Колтунова возьмут, он сдаст всех». Нельзя исключать, что генерала умело «подвели» под амнистию именно для того, чтобы он не сдал остальных.

Видимо, по той же причине тихо и незаметно умерло дело и в отношении заместителя министра по чрезвычайным ситуациям Владимира Кульечева, курировавшего сделку о взаимозачетах.

Но через три года случился скандал, получивший название «оборотни в погонах», героем которого оказался генерал МЧС. 23 июня 2003 года в Москве в ходе совместной операции Главного управления собственной безопасности МВД РФ, ФСБ России и Генеральной прокуратуры были задержаны высокопоставленные сотрудники силовых структур: начальник Управления безопасности МЧС РФ генерал В. Танеев и шестеро сотрудников ГУВД Москвы. По версии следствия, в 1997 году В. Танеев, Е. Тараторин и Ю.Самолкин создали организованную преступную группу, в деятельности которой приняли участие сотрудники Управления уголовного розыска ГУВД Москвы — Н.Демин, И.Островский, В.Владимиров, А.Брещанов и ряд других лиц. По данным следствия, участвовавшие в преступном сообществе сотрудники уголовного розыска ГУВД Москвы, используя служебное положение, производили незаконные задержания граждан, подбрасывая им оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и наркотики.

Оказалось, что Шойгу не только был близок с генералом Танеевым, но и находился как минимум в приятельских отношениях с кем-то из арестованных полковников МУРа. Цитировались слова сына одного из них во время обыска в загородном особняке, что на их площадке в футбол играли «папа с друзьями и Шойгу». Генерал-лейтенант Владимир Танеев возглавлял в министерстве Управление безопасности. Видимо, именно это управление попало в поле зрения спецслужб еще в 1999 году.

Аудиторы Счетной палаты отмечали, что в министерстве чрезвычайно сложно получить сведения о том, как ведомством расходуются бюджетные средства, поскольку «отсутствует бухгалтерский учет в структурных подразделениях МЧС».

Судя по всему, территория МЧС пока все-таки закрыта для правоохранителей. В самый канун съезда партии «Единство» (осень 2001 года) Генеральная прокуратура в рамках «дела о взаимозачетах» провела обыски в офисе МЧС. Однако Генеральный прокурор Устинов лично опроверг предположения, что Генпрокуратура «копает» под Сергея Шойгу — министра и председателя партии.

Кстати, о «финансировании строительства личных коттеджей в городке руководства на Рублево-Успенском шоссе, в поселке Барвиха», о котором говорилось в вышеупомянутой записке спецслужбы. Ирина Шойгу, жена министра, по случайному совпадению числится учредителем подмосковной фирмы «Барвиха, 4». Фирма зарегистрирована, представляет собой проект бизнес-центра класса А площадью более 26 тыс. квадратных метров на пересечении Рублево-Успенского и Подушкинского шоссе. В бизнес-центре будут не только офисы, но и конференц-залы, рестораны, кафе, бутики, банк и бюро путешествий. Соучредителем «Барвихи, 4» с таким же вкладом в 1 млн рублей является Сергей Матвиенко — сын губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко, а также московская «Группа компаний Гранд Лэнд».

Жители Барвихинского поселения на публичных слушаниях, которые устроила местная администрация, высказались против строительства многоэтажного бизнесцентра. Однако к октябрю 2007 г. из подмосковного правительства пришло поручение «проработать» обращение «Барвихи, 4». И губернатору Московской области Борису Громову подготовили доклад, в котором главе Одинцовского муниципального района предложено разработать генеральный план поселения Барвихинское.

Между маршалом Жуковым и авантюристом Казановой (Б. В. Громов, губернатор Московской области)

«История эта, конечно, для кабинета Громова позорная. Так офицеры не поступают…» — сокрушенно заметил когда-то известный художник и скульптор Михаил Шемякин, рассказывая, как администрация Московской области «кинула» его на 1 млн долларов. Накануне предвыборной кампании советники губернатора Бориса Громова заказали скульптору монумент «Память жертв необъявленных войн», а затем отказались заплатить за уже сделанную работу, которая включала контракты с литейными мастерскими, инженерами увеличителями и пр. В поисках выхода из тупиковой ситуации Шемякин обратился к представителям нефтяной компании «ЛУКОЙЛ». Они сказали, что готовы помочь в том случае, если генерал Громов сам обратится к ним по поводу финансирования этого памятника. Шемякин изложил просьбу в письме Громову, но ответа от него не получил…

Чем можно объяснить столь некрасивый поступок боевого в прошлом генерала, командовавшего группировкой советских войск в Афганистане и знавшего лично немало «жертв необъявленных войн»? Причиной этого скандала, как можно предположить, стала отмена в декабре 2004 года прямых губернаторских выборов в стране. Бюджет избирательной кампании можно было потратить непосредственно на саморекламу губернатора Бориса Громова. Весной 2005 г. в серии «Жизнь замечательных людей» (ЖЗЛ) вышла книга под простым названием «Громов». Эта была первая за многие десятилетия книга, целиком посвященная живому герою. Конечно, о Льве Толстом и Бисмарке, например, в серии «ЖЗЛ» писали при их жизни. Также про Вильяма Эварта Гладстона, премьер-министра Великобритании, писали при жизни. Но это было до революции, а Максим Горький, продолживший издание серии ЖЗЛ, ввел традицию рассказывать исключительно о тех людях, чья слава пережила бренное существование самого героя.

Борис Громов, конечно, не Лев Толстой, не Бисмарк, не Наполеон и даже не Гладстон. Не говоря уже о таких мыслителях, как Платон и Шопенгауэр. Но издательство поставило Громова в ряд «замечательных людей». И вот почему: «Прославленный генерал-«афганец», Герой Советского Союза, командующий 40-й армией в самый ответственный заключительный период афганской войны, он и сейчас в строю, возглавляя в качестве губернатора важнейший российский регион — Московскую область». Но, во-первых, генерал Громов покидал Афганистан не в тоге победителя, а во-вторых, в России существуют более крупные и благополучные регионы, чем Подмосковье. Текст тоже странен. Громов, получается, не только вывел войска из Афганистана, но и спас Россию от гражданской войны во время путча 1991 года. Если б не он, Япония давно бы уж владела спорными островами.

И политиков в России с фамилией Громов как минимум двое: Борис Всеволодович — губернатор и Алексей Алексеевич — пресс-секретарь Владимира Путина. И кто из них более влиятелен — большой вопрос. Во всяком случае, в рейтингах 100 ведущих политиков оба Громовых получили один и тот же балл, поделив 65-е и 66-е места.

В «ЖЗЛ» в то же время выходили книги о маршале Жукове, авантюристе Казанове, императоре Александре Первом. Таким образом, губернатор Громов оказался где-то между маршалом Жуковым и авантюристом Казановой. Говорят, идею создать Громову еще при жизни вечную славу подсказало «военное лобби» в администрации Московской области. Эта команда «черных полковников» состояла из четырех старших офицеров в отставке (в основном выходцев из Генштаба и аппарата Минобороны). Это первый заместитель председателя правительства области Алексей Пантелеев (де-факто второе лицо в области), министр — руководитель аппарата правительства Игорь Пархоменко, его заместитель, почти не светящийся в прессе Борис Жиганов, а также министр печати и информации Подмосковья Андрей Барковский.

Но этот блестящий самопиар не спас генерала от коррупционных скандалов. Деятельность правоохранительных органов приняла нежелательный для губернатора Громова оборот уже в конце мая 2008 года, когда по негласной отмашке из Белого дома УФСБ по Москве и Московской области и ГУВД Подмосковья взяли в разработку автора регионального дефолта — первого заместителя председателя правительства области Алексея Кузнецова, исполнявшего также обязанности министра финансов. В июле Следственный комитет при Прокуратуре РФ возбудил против него уголовное дело по факту превышения должностных полномочий. По мнению следствия, Кузнецов, пользуясь служебным положением, завладел подмосковными земельными угодьями общей стоимостью $20 млрд (видимо, в докризисных ценах). К тому же, поступая на госслужбу, финансист якобы скрыл наличие второго (американского) гражданства и супруги-американки. Хуже того, как следовало из записки, направленной в начале сентября директором ФСБ России Александром Бортниковым на имя президента Дмитрия Медведева, Кузнецов (он к тому времени уже покинул свой пост и эмигрировал в США) мог быть агентом заокеанских спецслужб.

Беглец, снискавший себе в коридорах правительства Московской области умильное прозвище «наш маленький Вавилов» (имеется в виду бывший первый замминистра финансов Андрей Вавилов, которого подозревают в разнообразных аферах), уже обживался на новой родине, когда губернатора Громова вызвали в Кремль.

Он работал в Госбанке СССР, а с 1990-х — в Московском инновационном коммерческом банке, где к 1998-му дорос до первого вице-президента. В 1998 году Кузнецов — президент инвесткомпании «Русское инвестиционное общество» (РИО). Среди ее учредителей помимо Кузнецова были, в частности, бывший старший вице-президент Инкомбанка Святослав Гушер и бывший замдиректора операционного управления московского Сбербанка Сергей Мигуля. К 2000 году председателем совета директоров «Русского инвестиционного общества» стал Андрей Мазуров, с которым Кузнецов создал фирму «Финтрэйдинг», на 2000 год владевшую 19,99 % общества. Мазуров в тот период был замгендиректора «Российской самолетостроительной корпорации МиГ», до 2000 г. работал в Инкомбанке, а к 2001 году стал советником вице-премьера Ильи Клебанова.

С марта 2000-го Кузнецов — министр финансов подмосковного правительства, с 2004-го — первый зампред правительства области. Его супруга — Жанна Буллок — президент «Русской инвестиционной группы» (RIGroup), которая имеет обширные девелоперские проекты в Подмосковье: коттеджные поселки «Павловская слобода» и «Приваново», сети торговых комплексов «Счастливая 7Я», «Торговые ряды», сеть бизнес-центров «RIGroup Plaza», офисный комплекс «Два капитана» и спортивный курорт «Сорочаны». А в прошлом году в Куршавеле компания приобрела две гостиницы.

Грандиозная афера осуществлялась в 2007–2008 годах с использованием ОАО «МОИТК», принадлежавшего правительству Московской области. Типичная схема выглядела следующим образом. От имени правительственного «МОИТК» учреждается акционерное общество, в частности ОАО «Росвеб». Распоряжением областного Минфина в свежеиспеченном обществе проводится допэмиссия. Частная фирма, принадлежащая жене министpa — скажем, ООО «РИГрупп» или ОАО «Росвеб» — входит в состав акционеров. Министерским распоряжением «Росвебу» передаются по номиналу наиболее ликвидные активы «МОИТК». Затем правительственное предприятие вообще покидает состав акционеров, оставляя учрежденное им ОАО в полном распоряжении «РИГрупп». Иначе говоря, группировки аферистов, возглавляемых министром…

По таким же схемам «кузнецовская ОПГ», обвиняемая по делу № 280 008, пользуясь ОАО «МОИТК», приобрела права на имущество целого ряда предприятий. Из-под правительства Московской области было уведено более 27 миллиардов рублей — без малого миллиард долларов. После чего Кузнецов с супругой благополучно и покинули Россию.

Правительство Подмосковья очнулось, лишь когда «дело о подмосковном миллиарде» разрослось до международного скандала. Возврат средств, похищенных недавним членом правительства, требовал высококачественного управления. «Генерал-губернатор» Борис Громов не располагал в своем аппарате менеджерами, чей уровень был бы сопоставим с кузнецовским. Вот тут ему и понадобилась помощь Андрея Пашковского и Георгия Копыленко — руководители «ОРСИ» взялись погасить огромную прореху в областном бюджете. Правительство и губернатор Московской области ухватились за предоставленный шанс. Бизнесмены взялись разгребать финансовые завалы, сотворенные подмосковной администрацией, между прочим, спасая ее от назревающих политических осложнений.

Руководство «ОРСИ» взялось за неблагодарную работу. Андрей Пашковский сумел выйти на контакт с Кузнецовым и убедил его передоверить управление активами, составляющими долги системы «РИГрупп» перед ОАО «МОИТК». За полтора года были найдены и консолидированы переведенные в «РИГрупп» активы на 14,5 миллиарда рублей. «ОРСИ» передала правительству Московской области компании «Спецстрой-2» и «Строй-инвест» с правами требования на десятки подмосковных объектов, включая недостроенный офисно-деловой центр «Два капитана». Казалось, пресловутый «подмосковный миллиард» возвращается законным владельцам.

Но внезапно процесс застопорился. Областное правительство… отказалось принимать возвращаемое «ОРСИ» имущество. По инициативе правительства ОАО «МОИТК», с которым и было заключено соглашение о реструктуризации и погашении задолженности, вошла в процедуру банкротства. При том, что на ряд активов «РИГрупп» и его дочерних предприятий в рамках расследуемых уголовных дел наложены судебные аресты.

Руководители ЗАО «ОРСИ» тогда вышли с предложением к своим акционерам провести дополнительные переговоры с чиновниками Московской области: гендиректору ООО «Оборонэкс» (ГК «Ростехнологии») Михаилу Щелкову и СМП-банку Аркадия Ротенберга, а также партнеру последнего из УК «Развитие» Михаилу Черкасову. Однако вместо этого Ротенберг и Черкасов предпочли заявить через СМИ о выходе своих структур из состава участников ЗАО «ОРСИ».

И хотя недавние коллеги Кузнецова по областному правительству вице-губернаторы Алексей Пантелеев и Александр Горностаев уже покинули свои посты, переместившись в крупные коммерческие структуры или в Совет Федерации, полагаем, выяснение их вероятной роли в масштабных хищениях подмосковных средств еще должно быть изучено и оценено следствием. То же относится к Дмитрию Саблину, курирующему в Подмосковье странную военизированную организацию «Боевое братство», и Дмитрию Большакову, организовавшему переговорный процесс между «ОРСИ», правительством Подмосковья и ОАО «МОИТК», но поспешно отошедшему в сторону от процесса. Да и к самому губернатору Московской области Борису Громову стали возникать вопросы.

В свое время губернатор Борис Громов сделал ставку на объединение воинов-«афганцев» «Боевое братство» (ББ). У руля ББ встали люди, имеющие к локальным войнам весьма далекое отношение. К примеру, вице-президент Всероссийского общественного движения ветеранов локальных войн и военных конфликтов «Боевое братство» Дмитрий Саблин по окончании военного училища служил в 154-м отдельном комендантском полку Московского военного округа, а потому о боях под Гератом слышал только из рассказов старших товарищей. Закон не обязывает второе лицо в руководстве ветеранской организации самому быть ветераном.

Но в «Боевом братстве» освоили науку «крышевания» предпринимателей и «разруливания» коммерческих споров. Погрузились в процесс передела дорогостоящей земли Подмосковья. Перед лицом новой силы склонились даже местные околокриминальные структуры, контролирующие самые прибыльные сферы бизнеса. Со временем, правда, от былого духа боевых товарищей в ББ остался только жесткий принцип единоначалия. Засилье «черных» финансовых схем и «крышевание» привели некогда богатейший регион на порог банкротства.

Весной 2010 года Счетная палата (СП) сообщила, что госдолг Московской области достиг 163,7 млрд руб., что составляет более 90 % всего объема собственных доходов областного бюджета. Таким образом, долги Московской области почти сравнялись с ее доходами, и по низкому качеству управления область оказалась своеобразным чемпионом. Независимые эксперты утверждают, что не столько кризис, сколько безответственность, коррупция, воровство столкнули Подмосковье в долговую яму.

Как показал аудит, правительством Подмосковья до сих пор не была обеспечена экономия бюджетных средств. Коллегия сообщила, что «неэффективное управление финансовыми ресурсами, отсутствие надлежащего контроля со стороны органов исполнительной власти и низкая финансовая дисциплина привели к росту государственного долга по отношению к собственным доходам и разбалансированности бюджета Московской области». Так, за 2009 год госдолг области, которой управляет Борис Громов, вырос на 7,66 млрд руб.

Для сравнения: эксперты напоминают, что по состоянию на октябрь 2009 года этот долг составлял около 60 % от объема собственных доходов, то есть за три-четыре месяца область скатилась к самой черте банкротства. Объем же непогашенных долговых обязательств Московской области перед федеральным бюджетом за 2009 год возрос на 17,2 % и составил 28,2 млрд руб.

«Ужас же Московской области в том, что она набрала долгов, но непонятно, куда их вложила, — считает эксперт. — Безответственные обязательства и воровство — сочетание этих двух компонентов позволяет говорить о неэффективном управлении со стороны областных властей».

«Далеко не секрет, что коррупционная составляющая, особенно при распределении бюджетных средств, очень высока. Доля откатов по некоторым видам сделок доходит до 50 %», — отмечал гендиректор консалтинговой группы «Аюдар» Юрий Васильев. Кстати, указания экспертов на коррупцию имеют под собой основания. В этом году некоторым областным чиновникам уже были предъявлены обвинения в нанесении ущерба бюджету Подмосковья».

На фоне других регионов Московская область — чемпион по низкому качеству экономического и инвестиционного управления.

Уши русской мафии (сенатор В. Б. Рушайло, бывший министр внутренних дел)

За двадцать лет Владимир Борисович Рушайло прошел путь от рядового опера до министра внутренних дел и затем секретаря Совета Безопасности РФ, пережив лишь одно досадное падение. Это когда в 1996 году его отстранили от руководства московским РУОПом. Понятно, что дорога к креслу главного милиционера страны не была усыпана розами. Что же конкретно предопределило его карьерный взлет?

Шаболовский общак

Рушайло был одним из пионеров борьбы с организованной преступностью. В конце 80-х, после многочисленных публикаций в прессе о ворах в законе и их похождениях при МУРе, решено было создать соответствующий отдел. Возглавил новую структуру Гафар Хусаинов, а Рушайло стал его замом. Вскоре опера отпраздновали первую крупную победу: в ходе мощнейшей всесоюзной операции была накрыта банда фальшивомонетчиков под предводительством известного авторитета Муромцева.

Через три года плодотворной работы муровский отдел преобразовали в Региональное управление по организованной преступности (РУОП), и Рушайло встал у его руля. Советский Союз к этому времени приказал долго жить, надвигались вслед за диким кооперативным движением рыночные разборки, накрывшие страну кровавой волной заказных убийств и бандитских «стрелок».

И руоповские «маски-шоу» стали одной из примет той лихой эпохи накопления первоначального капитала, такой же, как малиновые пиджаки, бритые затылки, голда и контрольные выстрелы в голову из пистолетов «TT». Московскому РУОПу определили место на Шаболовке, в здании бывшего Октябрьского райкома КПСС. Неуклюжая аббревиатура прижилась быстро.

Рушайло выбрал самую верную тактику. Если МУР по старинке старался не афишировать свои успехи, то Владимир Борисович, наоборот, принялся активно дружить с прессой. Заложники освобождались пачками, воровские сходки разгонялись десятками, и все эти подвиги в выгодном свете обнародовались в СМИ.

Чтобы придать большую убедительность своим спецмероприятиям, Рушайло пролоббировал в МВД организацию при РУОП группы силовой поддержки, которую окрестили Специальным отрядом быстрого реагирования (СОБР). После этого чуть ли не каждая операция «птенцов» Рушайло стала показательной прежде всего для журналистов, а захваты различных негодяев разрешено было проводить крайне жестко. В милицейскую моду прочно вошли пятнистый камуфляж и черные маски.

Но, несмотря на пиаровские усилия Владимира Борисовича, поголовье бандитов на постсоветском пространстве не уменьшалось. Большинство «чисто конкретных» ребят после задержания и формальной отсидки в милицейских обезьянниках преспокойно продолжали «крышевать» на свободе. Не обладая прежде всего доказательной базой, следователи вынуждены были отпускать «крутых» на волю. Тогда руоповцы взяли на вооружение жегловские методы и принялись подбрасывать криминальным авторитетам наркоту, оружие и патроны. После чего «солнцевские», «измайловские», «таганские» и прочие бандиты действительно стали откровенно побаиваться «шаболовских». Именно на этом этапе РУОП стал напоминать «крышу». Причем «крышу» легализованную, с методами работы, присущими только элитным спецслужбам.

А Рушайло строил грандиозные планы и мечтал создать реальную альтернативу КГБ/ФСБ. РУОП по его понятиям должен был стать аналогом американского ФБР. Без серьезных денежных вливаний этого достичь не представлялось возможным. Но на финансовую помощь государства мог рассчитывать только идиот, коим Рушайло никогда себя не считал. И тогда Владимир Борисович решает творчески развить учение своего кинонаставника Жеглова: «Вор должен сидеть в тюрьме… если не может платить».

…В Генпрокуратуре РФ несколько лет без движения пылились материалы служебного расследования, проведенного Управлением собственной безопасности МВД РФ (№ 31–57–98 от 6 мая 1998 года). Назывался многостраничный труд так: «О злоупотреблениях бывших руководителей Московского РУОП в использовании средств благотворительного фонда «Содействие социальной защите профессиональных групп повышенного риска». Указанный фонд в свое время являлся неофициальной кассой милицейского спецподразделения, созданного Рушайло. А те, с кем были призваны бороться руоповцы, обычно называют такие кассы «общаками». В этих материалах — трагедия Рушайло. Не материальная, моральная. Поскольку нарушил он однажды великую заповедь: не верь, не бойся, не проси.

Все началось с того, что в 1993 году в кулуарах здания бывшего Октябрьского райкома КПСС на Шаболовке появились некто Александр Качур и малоизвестный тогда банкир Александр Смоленский. Эта «сладкая парочка» и предложила Рушайло создать специальный фонд для материальной поддержки постоянно рискующих жизнью бойцов РУОПа. Гуманная идея была встречена с восторгом. Благо желающих сброситься (в том числе и будущих олигархов) и жить спокойно было хоть отбавляй. Директором фонда стал Качур. А Смоленский занял скромную, но почетную должность члена попечительского совета.

И дело пошло. Только по официальным финансовым документам за три с половиной года на счета фонда «Содействие социальной защите профессиональных групп повышенного риска» упало 16,4 млрд рублей (старыми) и 1,8 млн долларов. Счета фонда, кстати, были открыты в принадлежащем Смоленскому банке «Столичный».

Если взглянуть на перечень коммерческих структур, перечислявших деньги в руоповскую кассу, то среди них можно обнаружить те, которые со временем стали называться олигархическими: «Российский кредит», «Альфа-банк», «Промрадтехбанк» и др.

Любопытно также, что до 1997 года столичный РУОП не имел своей финчасти. Денежное и хозяйственное обслуживание, явно недостаточное, этого милицейского подразделения осуществлялось через ГУВД Москвы. Благотворительный фонд и был призван восполнить этот досадный пробел. И благосостояние спецслужбы Рушайло начало расти день ото дня.

Так в РУОПе появилась самая лучшая в системе ГУВД и притом бесплатная столовая. Бойцы стали регулярно получать дополнительные премии и материальную помощь. Обшарпанное райкомовское здание вскоре напоминало офис богатой коммерческой фирмы. Здесь появились новая мебель, современная оргтехника и даже спортивные тренажеры. Значительно обновились автопарк, амуниция, средства связи. Словом, о своих «птенцах» Рушайло заботился по-отечески. Поэтому и прозвали его на Шаболовке «Папой».

Кто скажет, что это плохо? Воин — защитник правопорядка не должен чувствовать себя ущербным перед бандитом. Все правильно. Вот только одна неувязочка: оплачивали-то «социальную защиту» московского РУОПа как раз те, кого Рушайло и его подопечные обязаны были ловить и сажать.

Странностей в функционировании фонда было много. К примеру, самыми «обездоленными» в РУОПе руководство этой благотворительной организации (Качур и Смоленский) почему-то всегда считало Владимира Борисовича и его ближайших помощников и замов. Деньги руоповскому начальству выдавались под отчет, а затем списывались. Так, лично Рушайло получил 130 млн рублей только на протокольные и представительские расходы. Его помощники Орлов, Соколов, Пухов, Кудинов на те же цели израсходовали в общей сложности 660 млн рублей.

Протокольные мероприятия включали в себя проведение застолий с друзьями и партнерами-благотворителями, покупку цветов, парфюмерии, дорогих сувениров. В частности, на выделенные из фонда деньги лично Владимир Борисович оплатил аж 10 банкетов, приобрел зачем-то макет корабля «Баунти» да еще две скульптурные композиции «Волк» и «Жеребец», каждая стоимостью почти по пять миллионов рублей. Напомним для сравнения, что официальная годовая зарплата рядового милиционера в то время составляла 15 млн рублей.

Кроме этого, руководители и попечители фонда, как следует из материалов служебного расследования УСБ МВД РФ, грубо нарушали инструкцию Госналогслужбы РФ по применению Закона «О подоходном налоге с физических лиц». Дело в том, что подоходный налог с денег, получаемых руоповцами из фонда, никем не взимался. И за три с половиной года набежала приличная сумма в 500 тыс. рублей (деноминированных). Это не считая штрафов и пени за несвоевременную уплату налогов в госбюджет.

А вот факты совершенно удивительные. На деньги так называемого благотворительного фонда Александр Качур регулярно проводил выездные заседания членов попечительского совета (читай: основных спонсоров московского РУОПа) в одном из лучших и дорогих московских рыбных ресторанов «Сирена-1». «Кошелек» Рушайло щедро поил и кормил в этом фешенебельном заведении таких небедных людей, как Березовский, Ходорковский, Невзлин, Потанин и, конечно же, Смоленский, и не менее щедро он оплачивал их ресторанные счета из средств, отпущенных самими же едоками на «социальную защиту профессиональных групп повышенного риска». Впрочем, будущих олигархов ведь тоже можно было с полным правом отнести к «группе риска». Какие конкретно решались «вопросы благотворительности» при свечах да под балычок, история умалчивает. Но то, что на этих встречах нередко присутствовал Рушайло собственной персоной, — факт бесспорный. Так и перезнакомился Владимир Борисович со всей «семибанкирщиной».

Таким образом, за три с половиной года (июнь 1993 г. — 1 января 1997 г.) оборот фонда, только по официальной бухгалтерской отчетности, составил 16 миллиардов 400 миллионов старых рублей и 1 миллион 800 тысяч долларов.

Например, банк «Российский кредит» за три года перевел на счета фонда 3 миллиарда 350 миллионов рублей. Альфа-банк за два года пожертвовал почти полтора миллиарда. Дальше по мелочи: Элексбанк — 840 миллионов, Промрадтехбанк — 715 миллионов, Русский продовольственный банк — 243 миллиона. Всего филантропически настроенных банков, фирм и даже частных лиц, таких, как нотариус Тулина Г. П., подарившая 45 миллионов, по бумагам фонда почти семьдесят.

И не мог начальник московского РУОПа не знать, что к тому времени Следственный комитет МВД РФ против главного инициатора-организатора руоповского фонда Александра Смоленского уже несколько лет ведет уголовное дело по факту хищения им 32 млн долларов.

Уголовное дело № 81 684 (14 238) в отношении господ банкиров Нахмановича Л.A. и Смоленского А.П. было возбуждено еще 28 октября 1992 года отделом по экономическим преступлениям 6-го РУВД Центрального административного округа г. Москвы. И только 14 января 1999 года по указанию Генпрокуратуры РФ дело Нахмановича № 144 103 выделили в отдельное производство, в связи с тем, что один из главных фигурантов — банкир Смоленский — долгое время уклонялся от допросов, а затем и вовсе выехал на неопределенное время в Австрию на лечение, оно было окончательно расследовано и передано в суд в начале марта этого же года. Хотя эти два дела почти как близнецы-братья.

Из обвинительного заключения по делу № 144 103 о краже 32 миллионов долларов: «Для совершения хищения Нахманович и Смоленский использовали собственное служебное положение руководителей крупных коммерческих банков… Так, Нахманович, используя положение руководителя Джамбульского коммерческого банка, дал указание подчиненным ему сотрудникам изготовить подложное кредитовое авизо Р № 05 355 063 и фиктивное распоряжение № 224 от 11 мая 1992 года на сумму 3 млрд 838 млн 400 тыс. 400 рублей. Смоленский, используя положение руководителя АКБ «Столичный», способствовал беспрепятственному принятию к зачету фиктивного распоряжения № 224, обеспечил доставку поддельного авизо в РКЦ, сотрудники которого зачислили 3 млрд 838 млн 400 тыс. 400 рублей на корреспондентский счет АКБ «Столичный». Получив таким образом реальную возможность распоряжаться похищенными денежными средствами, Нахманович и Смоленский, используя заранее составленные ими фиктивные банковские документы, конвертировали рубли в доллары США и распорядились ими по своему усмотрению…»

И еще на одном из первых допросов 27 декабря 1992 г. Лев Нахманович красочно описал, как проворачивалась примитивная банковская афера:

«23 апреля 1992 года, когда мы со Смоленским подписывали договор об открытии корсчетов, он ответил предложением «сделать» деньги через поддельное авизо, дословно: «Давай изобретем фуфел». Я ответил, что подумаю… Обдумывая это предложение, я также вспоминал, что Смоленский говорил: «При нынешнем бардаке этот воздух не сквитуется», т. е. не будет установки Центральным банком источника его происхождения… В итоге я согласился на это предложение… Потом мы встретились со Смоленским в его кабинете, обговорили этот «вариант»… Он мне обещал, даже гарантировал изъять это авизо после проводки из расчетно-кассового центра Центробанка России. Дословно он сказал: «У меня есть мальчик, который сделает это в лучшем виде…».

Потом Нахманович несколько лет скрывался от следствия за границей. А Смоленский и его адвокаты в Москве максимально использовали все подковерные механизмы, чтобы дело замять, спустить на тормозах, в унитаз, куда угодно. Но в сентябре 1997 года Нахманович (уже владелец виллы в Италии и любитель спокойной европейской жизни) был задержан швейцарской полицией, а в апреле 1998 года экстрадирован в Россию.

Обещанный Смоленским «мальчик» так и не сделал «все в лучшем виде». Уличающие банкиров документы попали в уголовное дело.

Обескураженный Нахманович на допросах стал заявлять (как советовали адвокаты Смоленского), что якобы российское и казахское правительства между собой давно урегулировали вопрос признания задолженности Казахстана перед Россией, в том числе таким образом были прощены и его «воздушные» 3,8 млрд рублей. А следовательно, его уголовное дело и яйца выеденного не стоит. Однако в материалах дела имелось письмо заместителя директора юридического департамента Центробанка РФ Б.Костюхина: «Главный центр информатизации Банка России не располагает информацией о проведении переговоров с казахской стороной по вопросу признания задолженности Республики Казахстан, образовавшейся вследствие совершения Джамбульским коммерческим банком незаконной финансовой операции…», что дезавуировало все попытки Левы уйти от ответственности.

Представьте себе бланк банковского перевода на сумму 38 миллионов 400 тысяч 400 рублей: «38 400 400». Нахманович поступил решительно и просто. Он приказал своей сотруднице в Джамбуле допечатать на пишущей машинке перед цифрами «38 400 400» еще две цифры 38. Получилось «38 38 400 400» — то есть 3,8 миллиарда рублей…

Факт подделки авизо подтвердила технико-криминалистическая экспертиза еще в ноябре 1992 года. Оперативники изъяли тогда же из Джамбульского банка и пишущую машинку «Роботрон», на которой печатались «воздушные» миллиарды.

Вот так делались в России состояния. Из Джамбульского банка в Казахстане ушли «воздушные» миллиарды, а на корсчет ДКБ в банке «Столичном» из РКЦ пришли реальные российские деньги.

Затем Смоленский с Нахмановичем не придумали ничего лучшего, как переправить 25 милионов долларов в австрийский банк «АБН-АМРО» на счет фирмы «ГС Финанц унд Фермегенсфервальтунг», которая принадлежала жене Смоленского Галине, а распорядителем этого счета фактически был сам Александр Павлович. И на распоряжениях о переводе денег из «АБН-АМРО» в другие западные банки неосторожный олигарх собственноручно сделал записи, для кого именно и в каком размере направить деньги…

Словом, состав преступления был налицо еще в 1992 году. Возможно, поэтому в 1998 году банк «СБС-Агро» вдруг признал, что шесть лет назад ошибочно «одолжил» у Центробанка РФ 3 миллиарда 838 миллионов рублей по «воздушному» авизо и возместил ущерб, перечислив государству 28,5 млн (деноминированных) рублей. Правда, случилось это радостное событие аккурат через четыре дня после того, как беглый Лев Нахманович был этапирован из Швейцарии в Россию. Да и полным возмещением ущерба это назвать сложно, поскольку украдено по тем ценам было 32 млн долларов, а вернули по нынешним всего около 4 млн долларов.

Вот скажите на милость, мог ли хоть небольшой, но милицейский начальник Рушайло на протяжении трех с половиной лет не знать об этих проделках своего основного спонсора Смоленского? Наверняка знал, но спокойно принимал от банкира благотворительные взносы в руоповский фонд, ужинал с ним в ресторане «Сирена-1», размещал средства фонда в банке «Столичный»… И неужели Александр Павлович ни разу не просил Владимира Борисовича «решить свой вопрос» в обмен на щедрое решение «вопросов благотворительности»?

А затем произошло следующее. От работы в режиме накопления материалов в Генпрокуратуре РФ и Следственном комитете МВД РФ во время премьерства Примакова наконец приступили к их решительной реализации. И газеты взорвались сенсационными сообщениями о фальшивых авизо банкира Смоленского, о деле «Аэрофлота», об аресте одного из основателей ОНЭКСИМбанка. Перед многими нашими миллиардерами, чьи фамилии в последние годы мелькали на страницах журнала «Форбс» в списках самых богатых людей планеты, реально замаячила безрадостная судебная перспектива.

Но «колпак» Примакова оказался менее прочным, чем хотелось бы того общественному мнению. После скоропостижной отставки Примуса громкие дела олигархов начали почему-то опять тормозиться, разваливаться в судах, арестованные начали выходить на свободу под залог.

Этот откатный процесс сопровождался небывалой кадровой бурей в силовых ведомствах. Тушить пожар беспрецедентной оперативно-следственной активности в МВД были призваны Степашин и Рушайло. Честные и принципиальные следователи оставались не у дел, продажные или просто равнодушные пошли на повышение. А все «рокировочки» планировались в Кремле и только с одной целью — задушить следствие по громким делам «семейных кошельков».

И особенно кремлевским обитателям пришлось потрудиться при спуске на тормозах уголовного дела о махинациях с фальшивым авизо Александра Смоленского.

В апреле 1999 года, без всяких объяснений, по распоряжению президента Б. Н. Ельцина был отправлен в отставку начальник Следственного комитета МВД РФ Игорь Кожевников. С этим генералом людям Смоленского никак не удавалось «договориться». 5 апреля, днем, заместитель Генпрокурора РФ Михаил Катышев дает санкцию на арест гр-на Смоленского А.П., а вечером, в нарушение всех мыслимых законных норм, об этом сообщают по телевидению. Смоленский услужливо предупрежден. О том, что подписана санкция на его арест, знали всего 4–5 человек из числа руководства МВД и Генпрокуратуры. В их числе — тогда еще министр МВД С. Степашин и его первый зам Владимир Рушайло. В этот же день Генпрокурора Юрия Скуратова вынуждают написать заявление о «добровольной» отставке. 7 апреля заместителя Генпрокурора М. Катышева, который утвердил обвинительное заключение по делу Нахмановича — Смоленского, а также по делу «Аэрофлота», отстраняют от курирования Главного следственного управления Генпрокуратуры РФ. Затем «свои люди» в МВД поручают следователю Владимиру Вдовину принять к производству уголовное дело Смоленского. Этот следователь известен тем, что с 1992 года, с момента возбуждения этого дела № 81 684 (14 238), героически изображал трудовой подвиг и затягивал расследование. Теперь ему вернули дело. Видимо, для дальнейшего затягивания. 20 апреля Владимир Вдовин начал оправдывать надежды. Он отменяет подписанные Катышевым санкции на арест и международный розыск банкира Смоленского.

И на этом потревоженные олигархи не успокоились. Занять пост начальника следственной части МВД РФ было предложено заместителю начальника Следственного комитета МВД РФ, генерал-лейтенанту юстиции Владимиру Алферову. Главное условие этого повышения было понятно: замять уголовное дело Смоленского. Но Алферов от нового назначения отказался и был отправлен на пенсию. А самому начальнику следственной части МВД РФ генерал-майору юстиции Леониду Титарову предложили равнозначную должность, но на Северном Кавказе и не связанную с курированием следствия в системе МВД. Титаров отказался от почетной ссылки на Кавказ и ушел из министерства.

10 мая 1998 года. В этот день, как рассказал нам знакомый пограничник из Шереметьево-2, согласно «розыскной» установке задержали банкира Смоленского прилетевшего наконец в Москву из Австрии. Через три часа его пришлось отпустить, поскольку санкцию на арест, как выяснилось, отменили.

В результате такой массированной кадровой «зачистки» не только Следственного комитета, но и всего МВД пост министра внутренних дел занял еще недавно опальный Рушайло.

И где сейчас пылятся материалы уголовных дел, в которых фигурируют почти все олигархи, с которыми когда-то так любил отужинать в ресторане «Сирена-1» Владимир Борисович? В самых дальних и темных углах архивов CK МВД и Генпрокуратуры РФ. Если напрочь не уничтожены даже их копии.

И еще один нюанс. Знающие люди рассказывали нам, что одному из членов оперативно-следственной бригады предлагали 2 миллиона долларов за развал дела Смоленского. Представляете, 5 минут позора, полное презрение своих коллег, зато вся оставшаяся жизнь в цветах и лампасах. А формально, юридически развалить или затянуть любое уголовное дело ничего не стоит, эту азбуку знает каждый профессиональный опер, что и было сделано.

В феврале 2000 года после почти двухгодичной отсидки в СИЗО на волю вышел Лева Нахманович. Истек максимальный срок его предварительного заключения. Под подписку о невыезде, конечно, что не помешало ему тут же отбыть на историческую родину в Казахстан, где Нахмановича давно ждали с распростертыми объятиями. А без участия джамбульского банкира в судебном процессе все дело о «воздушных» миллиардах не имеет смысла. Заочно у нас только шпионов к расстрелу приговаривают. Начиная с середины 1999 года никаких оперативно-следственных действий CK МВД по Смоленскому и Нахмановичу не предпринимал, по поводу затягивания судебного процесса над Нахмановичем протесты никуда не направлял. Словом, классический случился спуск на тормозах. Министр Рушайло, естественно, обязан был принять волевое решение и довести это уголовное дело до обвинительного приговора, но этого, по понятным причинам, не случилось.

Оперативная справка

Рушайло Владимир Борисович родился в 1953 году. В органах внутренних дел работает с 1972 года. С 1986 года работал в отделе МУРа, занимавшемся проявлениями организованной преступности. Некоторое время контролировал деятельность московской системы валютных магазинов «Березка».

С 3 марта 1992 года — начальник созданного в этот же день Регионального управления по борьбе с организованной преступностью. В 1993 году Рушайло добивается переподчинения РУОПа первому заместителю министра внутренних дел (РУОП стал работать на общероссийском уровне). С февраля 1993 года — начальник Регионального управления по организованной преступности (РУОП) ГУВД Москвы.

В 1994 году, за месяц до своей гибели, уголовный авторитет Отари Квантришвили в эфире Московского телеканала произнес: «Пускай Рушайло подумает о своих детях».

3 марта 1995 года, после убийства Генерального директора ОРТВ Владислава Листьева, по приказу В. Рушайло был проведен обыск в офисе руководителя АО «ЛогоВАЗ» Бориса Березовского.

В октябре 1996 года министр внутренних дел РФ Анатолий Куликов подписал приказ о переводе В.Рушайло на должность первого заместителя начальника Главного управления по организованной преступности (ГУОГТ) МВД РФ (по некоторым данным, Рушайло было предложено курировать подразделения по борьбе с организованной преступностью Дальневосточного региона). 18 октября был подписан приказ о назначении В. Рушайло на эту должность.

22 октября 1996 года В. Рушайло дал внеочередную пресс-конференцию. По его словам, у него не «сложились отношения» с первым заместителем министра внутренних дел РФ Валерием Петровым, которого Рушайло назвал непорядочным и ведущим себя нечестно человеком. Рушайло заявил, что Петров, «в силу своей некомпетентности, обманул меня, министра и мэра». В связи с этим Рушайло заявил, что с Петровым «работать не хочет и не будет». Он также назвал Петрова разрушителем системы борьбы с организованной преступностью.

Перед пресс-конференцией бывший руководитель РУОПа встретился с министром внутренних дел РФ А. Куликовым, которому передал свой рапорт с просьбой вернуть его прежнюю должность. А. Куликов отклонил его просьбу и заявил, что если Рушайло проведет пресс-конференцию, то будет уволен из рядов МВД РФ. В этот же день (22.10.1996 г.) пресс-служба МВД сообщила об увольнении Рушайло.

О своем отношении к Александру Лебедю сказал: «…Лебедя я уважаю как генерала и человека, хотя и встречался с ним три раза в жизни». Также он заявил о своем отношении к Александру Коржакову: «…Что бы ни происходило, этот человек показал, что он настоящий мужик» (по некоторым сведениям, Рушайло снабжал совместные мероприятия по обеспечению безопасности президента и предоставление автомобильного эскорта для поездки Коржакова в Тулу).

9 декабря 1996 года приступил к исполнению служебных обязанностей в качестве советника председателя Совета Федерации Егора Строева.

За время работы в должности начальника РУОП ГУВД г. Москвы Рушайло В.Б. обзавелся деловыми связями в коммерческих структурах, предлагая последним на выбор обширный диапазон услуг на взаимовыгодной основе (оперативная информация, физическое прикрытие, устранение конкурентов и др.). Одним из первых оценил совместное сотрудничество с Рушайло В.Б. Смоленский А.П. (банк «Столичный»), который для сотрудников РУОПа открыл в своем банке счета. Пошел на сотрудничество и Тараканов A.B. («Союзконтракт»). Обеспечивали бесплатными обедами сотрудников РУОПа и другие. Данное сотрудничество позволило некоторым бывшим руководителям РУОПа и лицам, к ним приближенным, в короткое время незаконно обогатиться (покупка дорогих автомашин, приобретение квартир, загородных домов, валютных счетов и пр.).

После своего увольнения из РУОПа Рушайло В.Б. продолжал поддерживать контакты с преданными ему как по работе, так и по коммерческой деятельности сотрудниками РУОПа. К ним относятся как уже уволенные, так и действующие до настоящего времени сотрудники московского РУОПа: Капур А.М., Орлов A., Хотюшенко О.М., Сунцов М.В., Седов В.В. и др.

Серьезные нарушения в деятельности РУОП ГУВД г. Москвы вскрылись в ходе недавней инспекции, которую проводили специалисты Контрольно-ревизионного управления МВД РФ. По результатам проверки были вскрыты факты: так, в августе 1993 г., в нарушение законодательства, по письму начальника РУОП ГУВД г. Москвы Рушайло В.Б. для сотрудников РУОП были открыты текущие и валютные счета в банке «Столичный». С 1993 г. по ноябрь 1997 г. РУОП получило спонсорскую помощь от различных организаций в виде денег и материальных ценностей на сумму, превышающую 14,6 миллиарда рублей. Фактически учет поступающих средств в РУОПе не велся. Не в порядке у сотрудников РУОП и с уплатой гос. налогов. Так, в виде материальной помощи и в качестве поощрения сотрудники РУОП получили 6,7 миллиарда рублей, однако налог с этих сумм не удерживался и общий долг РУОПа государству составил 500 миллионов рублей. Вскрыты недостатки в порядке приобретения, оформления и хранения табельного оружия. В свое время сотрудники РУОПа в магазине «Кольчуга» приобрели ружья, но при их оформлении нарушили Закон «Об оружии», что привело к бесследному исчезновению 14 ружей. Были вскрыты и другие недостатки и упущения. КРУ предложило закрыть счета РУОПа в коммерческом банке, а также строго наказать виновных в финансовых безобразиях в одном из основных милицейских подразделений ГУВД г. Москвы. Хотя это будет сделать проблематично, т. к. причастные к указанным нарушениям лица, включая и Рушайло В.Б., уже сменили места работы или уволены из органов МВД».

Южный «бакспост» МВД

Увы, руководство Министерства внутренних дел давно превратило Краснодарский край в свою кормушку. (Возможно, именно это обстоятельство сделало возможным кровавую трагедию в кубанской станице Кущевская, происшедшую осенью 2010 года.)

В созданный Рушайло РУОП набирали (точнее — отдавали) сотрудников из различных силовых ведомств по принципу «бери, боже, что мне негоже». В силу этого уже вскоре поползли мрачные слухи о методах работы руоповцев. Рассказывали о садистских избиениях подследственных, о причастности к заказным убийствам. Появилась поговорка: «Круче солнцевских только шаболовские» (на Шаболовке находится центральный аппарат РУОПа). Коррумпированная власть смотрела на «шалости» руоповских «быков» сквозь пальцы, поскольку видела (или хотела видеть) в них альтернативу ненавистному КГБ — ФСК.

На глазах менялся и Рушайло. Вид этого скромного опера с оттопыренными ушами уже не вызывал смех. А костюм (стоимостью в несколько тысяч долларов) делал его похожим на преуспевающего бизнесмена. В своей «крутизне» Рушайло окончательно укоренился, когда был застрелен Отарик Квантришвили, незадолго до своей гибели осмелившийся публично пригрозить начальнику РУОПа.

Со временем ведомство Рушайло «покрыло» всю территорию страны, организовав межрегиональные управления: Центральное, Северо-Западное, Южное и т. д. «На местах» быстро переняли практику своих столичных коллег. Знакомый арсенал средств: те же сомнительные способы борьбы с криминалом, то же ненавязчивое предложение своих услуг в качестве «крыши».

Южный РУОП не стал исключением. Широка подконтрольная ему территория — от черноморских нефтяных терминалов до осетинских подпольных винокурен. Столь же обширна и история его «достижений». Остановимся пока на одном лишь эпизоде.

…30 января 1999 года из речки Понура у хутора Осечки были выловлены два обезглавленных трупа. Отрубленные головы обнаружились поблизости на берегу, с проломленными черепами и выбитыми зубами. По родинкам сумели определить, что мученическую смерть здесь приняли майор милиции Геннадий Долгополов и его родственник. Покойный майор был секретным осведомителем органов госбезопасности. Незадолго до своей гибели Долгополов составил очередное донесение, в котором достаточно подробно описал, как милицейские структуры и криминальные авторитеты «поделили» между собой доходные предприятия нескольких районов Краснодарского края.

Компромат. RU располагает копией этого донесения:

«Северский район контролируется двумя коррумпированными милицейско-преступными группировками. Станица Северская и поселок Черноморский контролируется РОВД и заместителем начальника отдела по коррупции Южного РУОПа Бойченко. Здесь развернуты заводы по розливу водки.

Северо-Восточный район контролируется начальником Афинского ПОМа. Контролирует и обеспечивает прикрытие преступной деятельности заместитель начальника 3-го отдела Южного РУОПа П.С. Череп. Под Афинским ПОМом находятся: греческая, адыгейская и армянская преступные группировки, а также члены Всекубанского казачьего войска, выполняющие черновую работу. Основной интерес: водочное производство, реализация водки, контроль над торговыми точками и мелкими предпринимателями».

В конце своего донесения Долгополов сообщает, что упомянутый офицер РУОПа Череп за короткое время смог приобрести квартиру в центре Краснодара, особняк на улице Брянской и несколько автомобилей…

Увы, Долгополов невольно вмешался в дела высшего руководства Южного РУОПа. Он почти вплотную приблизился к скандальной истории, связанной с хищением 300 тонн спирта со складов комбината пищевых продуктов «Северский», в которой оказался замешан сам начальник Южного РУОПа генерал-майор В.И. Кучеров.

Канва предшествующих событий была следующей. ОАО «Российский инсулин», находящееся в Майкопе, использует для производства инсулина большое количество медицинского спирта класса «экстра». В 1995 году Минздрав выделил предприятию несколько сотен тонн такого спирта. Завод передал цистерны на ответственное хранение пищевому комбинату «Северский», где имелись все условия для их хранения и охраны.

В октябре 1996 года на комбинате прошла инвентаризация, которая обнаружила «недостачу» 300 тонн спирта стоимостью в полтора миллиона долларов. Директор комбината В. Кушнир и его заместитель В. Дзыбов так и не смогли объяснить, как и куда исчезла «огненная вода»: мимо вооруженной охраны, без оформления в железнодорожной грузовой службе, незаметно для окружающих.

Следствие по этому дело было поручено… начальнику отдела по борьбе с экономическими преступлениями Южного РУОПа подполковнику милиции Бойченко.

О подробностях этого преступления стало известно из агентурных донесений в Управление собственной безопасности МВД.

«Руководитель КПП «Северский» выделил начальнику Южного РУОПа Кучерову В.И. для производства алкогольной продукции 80 тонн спирта (стоимостью в 1 млрд 600 млн руб.). 60 тонн спирта по подложным документам вывез предприниматель Мелконян В.В. из г. Сочи. Узнав о хищении части спирта, руководитель «Инсулина» Анистратенко Н.Ю. через судебные инстанции возбудил иск и совместно с судебными исполнителями прибыл на данное предприятие, где были остановлены сотрудниками ЮРУБОПа, которые отказались впустить их на территорию Северского пищекомбината. Впоследствии Кучеров В.И. через своего заместителя Верховинского А.Ю. и начальников отделов Черепа П.С. и Бойченко И.А. оказал содействие Дзыбову В. в вывозе остального спирта в количестве 200 тонн из ст. Северской. При этом Анистратенко было заявлено, что спирт похищен и искать его бесполезно».

Чтобы остудить праведный гнев Анистратенко, люди Кучерова применили свой «испытанный прием» — нашли в его доме оружие. Сейчас директор «Российского инсулина» находится в тюрьме. Условиями для его освобождения называлось списание похищенного спирта и выплата полумиллиона долларов «компенсации».

Теперь процитируем справку спецслужб, касающуюся нашего главного фигуранта:

«Начальник Южного РУБОП при ГУБОП МВД РФ Кучеров В.И. поддерживает связи с рядом лидеров криминальных структур Адыгеи и Краснодарского края Баста Гисой (кличка «Волоскевич»), Туркавом Щ.Д. (кличка «Голова»), Богусом A.A. (кличка «Мазай»), Шеудженом А.

По имеющимся достоверным данным, в 1994 году Шеуджен приобрел 3 квартиры в Краснодаре и 2 автомашины иностранного производства якобы для Кучерова В.И.».

А вот и главный эпизод, возможно, свидетельствующий о неформальных до приятности отношениях между начальниками Южного РУОПа и министром Рушайло:

«В 1998 г. Усоян X. (вор в законе по кличке «дед Хасан», житель Москвы) через одного из криминальных авторитетов по кличке «Армен Каневский» (вор в законе, представитель Усояна в Краснодарском крае) передал крупную сумму денег К. для прикрытия преступной деятельности последнего. Из полученных средств К. были передано 200 тысяч долларов США одному из заместителей министра внутренних дел».

Изложенные факты коррупции среди высшего руководства РУБОП МВД РФ основываются на агентурных донесениях, которые, как известно, не являются достаточными для вынесения судебного решения. Однако у нас нет оснований сомневаться в их достоверности. Эти данные подтверждаются как в личных беседах с рядом сотрудников спецслужб, так и косвенной информацией.

Орлов, упавший решкой…

Есть такая профессия — коррумпировать Родину. Этой работе нигде не обучают. Она просто притягивает к себе людей с вывернутой психикой и вывихнутыми понятиями о природе человеческого общения. Один из бывших помощников Владимира Рушайло, сначала на посту министра внутренних дел, а позднее — шефа Совета Безопасности, — Орлов Александр Леонидович отличался особой сноровкой на этом поприще. По самым скромным оценкам, его личное состояние превышало 100 миллионов долларов. Наивно предполагать, что Владимир Рушайло ничего не знал о криминальных делах своего доверенного подчиненного.

Орлов появился на свет 10 августа 1955 года. Окончил Московский станкостроительный институт, но станкостроителем не стал, а вместо этого с 1978 года начал свою карьеру в органах внутренних дел. Работал в БХСС Кунцевского района, а с 89-го — в отделе по борьбе с групповой и организованной преступностью МУРа. В 93-м — в РУОПе Москвы помощником Рушайло. Что соединило этих людей? Наверное, в то время это была просто взаимная симпатия, так часто случается — начальник выделяет кого-то из своих сотрудников и приближает к себе. Это называется член команды. В данном случае милицейской команды, повязанной общими сомнительными делами.

Проблема только в том, что часто старательные исполнители вроде Орлова тонут первыми и тянут за собой своего босса, если он только вовремя не начнет рубить концы.

В декабре 1996 года Рушайло стараниями Куликова был вынужден уйти из РУБОПа в Совет Федерации советником Егора Строева по юридическим вопросам. Должность не ахти какая, но все же не управдом. Было возбуждено несколько уголовных дел в отношении РУБОПа — проводилась оперативная проверка и самого Владимира Рушайло — искали его счета за рубежом, недвижимость, интересовались связями с организованной преступностью. Занялись и Орловым, его проверяли по факту приватизации двух конспиративных квартир. Вот тоже интересный вопрос — а где же оперативникам с информаторами встречаться? Явки не провалены, они просто проданы.

Но, по разным сведениям, Орлов умолил недругов не доводить дела до необходимой кондиции. И дело было прикрыто. Почему? За сотрудничество со следствием?

Весь 97-й год Орлов болтался без особого дела. Создал благотворительный фонд «Экология и здоровье-2000». Оформился ведущим специалистом банка «СБС-Агро». Однако после назначения Рушайло замминистра внутренних дел в 1998-м Орлов снова был восстановлен в органах, стал помощником замминистра. А как только Рушайло дорос до министра, Орлов поднялся повыше — менее чем за полтора года от подполковника вырос до генерал-лейтенанта. Чтобы присвоить это звание, Орлову специально придумали должность — советник министра секретариата руководства МВД.

Из МВД были выкинуты все, кто имел хотя бы подобие собственного мнения. Большинство начальников главков, управлений. Их места заняли в основном ставленники Орлова. Скорее всего, в какой-то момент Орлов осознал, что новая должность дает массу возможностей. Да и популярный в то время Борис Березовский своим примером показывал, как делать дела. Главным двигателем на политической сцене стала близость к большому начальнику. И Орлов с истинно китайской предусмотрительностью начал создавать такие условия, при которых больше не должны были повториться недавние события, такие, как его увольнение.

Хотя, скорее всего, он действовал прежде всего для спокойствия Рушайло, увольняя одних и сажая на их места других. В процессе этих превентивных действий Орлов обнаружил, что перед ним теперь простирается огромная Страна дураков, по которой бродят стада жирных коров и из-под почвы бьют тысячи источников дохода. В принципе он был похож на того молодого гаишника из анекдота, которому дали полосатую палочку и тот еще потом искренне удивлялся, зачем ему еще и зарплату платят. Только у Орлова это была не полосатая палочка, а огромная дубина величиной со здание МВД. И два года советник министра осваивал работу этой дубиной.

В Генпрокуратуре накоплено большое количество материалов о связях Александра Орлова с крупными бизнесменами. С подачи Орлова структуры МВД стали зарабатывать на конфликтах кредиторов с должниками. Эта практика началась еще в московском РУБОПе: по просьбе одной стороны выбивали долги у другой. Обходилось это примерно в 50 процентов от суммы долга. Интересен механизм выбивания долгов: у кредиторов брали заявление, что у них как будто вымогают деньги, а потом с этим заявлением приезжали к должникам. Позднее методы, выработанные в РУБОПе, шлифовались на федеральном уровне. Многие видные бизнесмены снабжались секретной информацией МВД, сами того не ведая, что их «заказы» выполняет милицейская «наружка» (Оперативно-поисковое управление), Управление «Р» (контроль радиоэфира), Следственный комитет и другие службы.

Существовал даже некий перечень услуг, которые выполняло министерство. Как то: решение спорных вопросов, использование деятельности подконтрольных общественных фондов, подавление конкурентов, уже упоминавшаяся помощь при возврате долгов, гарантирование кредитов и инвестиций. Была налажена также работа со спецталонами. Спецталон, как известно, делает владельца автомобиля неприкасаемым для ГИБДД — ему позволены вольности, недоступные другим. Стоит такая прелесть от 5 до 10 тысяч долларов за штуку.

Но это так, текучка. Орлов просто свел воедино правонарушения в органах и получил некий милицейский бизнес.

Однако любой бизнес проверяется на крупных акциях. К таким акциям МВД относится «Циклон» — операция имени Березовского на «АвтоВАЗе» в Тольятти, «очистка» Санкт-Петербургского морского пароходства, когда силами ГУБОП МВД из порта были вытеснены прежние «контролеры», а их место заняли структуры, подконтрольные питерским авторитетам (Константину Яковлеву по кличке «Костя Могила», Михаилу Мирилашвили и др.). Аналогичная акция проведена МВД в г. Приморске (Выборгский район Ленинградской области) по устранению возможных претендентов на строительство нефтяного порта. На стороне Березовского и Абрамовича руководители МВД участвовали в переделе сфер влияния в алюминиевом бизнесе. Руководство МВД приложило максимум усилий к тому, чтобы погасить скандал вокруг компании «Славнефть» и назначить туда Михаила Гуцериева. Для подобных операций в нефтяном бизнесе Александр Орлов установил хорошие личные отношения с Виктором Калюжным, который в то время был министром топлива и энергетики. Все эти акции помогли не только расширить, но и углубить бизнес. Новой ступенью стали терминалы.

Особую заботу руководители МВД проявляли о безопасности таможенных терминалов. Среди рядовых сотрудников московского и областного управлений по борьбе с экономическими преступлениями эти терминалы получили название «неприкасаемые». Как только следы преступлений приводили убэповцев на терминалы, им показывали список высоких должностных лиц в МВД во главе с помощником Орловым, куда «терминальщики» должны звонить при «недоразумениях» с сотрудниками МВД. Только за несколько лет «черная прибыль» этих «подкрышечных» терминалов составила около шестидесяти миллионов долларов. Среди них терминал «Грит» (Люберецкий район), терминал «Ступино», а также московские — «Матвеевский терминал-сервис», «Рябиновый терминал-сервис». Сотрудники ФСБ неоднократно докладывали и о других терминалах, находящихся под высоким покровительством руководства МВД.

Иногда оперативники, вопреки негласным указаниям, все же проверяли «неприкасаемые» терминалы. Так, в июле 1999 года убэповцы из Московской области проверили склад временного хранения «Комфортгорг», расположенный в Домодедовском, но приписанный к Подольскому району Московской области.

Сотрудники областного УБЭПа обнаружили 120 фур контрабанды!

Контрабанда была обнаружена и в двух железнодорожных составах. Среди контрабандных товаров — куриные окорочка, бытовая техника, пиво, оформленное как минеральная вода. На Кольцевой дороге было остановлено еще 400 автомобильных фур, которые направлялись в «Комфортторг».

В ходе проверки оперативники вскрыли около ста фактов тяжких преступлений.

Но предложение о возбуждении уголовных дел в руководстве МВД не было принято, наоборот, через несколько дней МВД в приказном порядке отобрало у ГУВД области все материалы якобы для передачи в Таможенный комитет.

Состояние Александра Орлова, по самым скромным оценкам, составляло порядка 100 миллионов долларов. А ведь когда-то он подрабатывал на жизнь частным извозом…

Под конец он даже создавал собственные фирмы (через подставных лиц, разумеется). Одна из них — «Нордавто» — посредничала при продаже товаров народного потребления. Другая — «СТАтус» — торговала ценными бумагами.

Контора под названием «Систем» и вовсе занималась установкой охранной сигнализации.

А знаете, чем, собственно, должен был заниматься вместо всего этого советник министра Александр Орлов? Его обязанности:

— систематизация и анализ информации о состоянии криминогенной обстановки в стране;

— изучение деятельности служб по определенным проблемам и территориям;

— вопросы взаимодействия министра со СМИ, подготовка выступлений министра.

Одним из самых громких дел Орлова (правда, в то время его имя в той истории не мелькало) стала борьба между таможней и торговым комплексом «Три кита». Помните, наверное, эту странную историю, когда таможенный СОБР захватил мебельный центр. Шикарную резную импортную мебель — гарнитуры ценой не в одну иномарку — кидали, как дрова, в фуры. Одно на другое со звоном швыряли зеркала, штабелями укладывали полированные стенки. А вечером по ОРТ прошло сообщение: сотрудники Государственного таможенного комитета накрыли крупный контрабандный канал. Ворованные средства преступники направляли чеченским боевикам.

Именно Орлов был непосредственным мотором всей этой акции. Таможенников попросту использовали в качестве грубой рабочей силы.

Гендиректор Зуев объяснил просто — им назначили цену. Цену за существование. И цена была не детской: три миллиона долларов.

Переговоры от имени Орлова вел один из руководителей областного ГУВД.

Самым страшным бизнесом Орлова можно признать работу с выкупами заложников. С Березовским Орлов познакомился давно, еще во времена своей службы в РУОПе. Березовский только-только начинал тогда свое звездное восхождение.

Выкупы заложников — вот что объединило, повязало этих людей.

Известно, например, что на выкуп полпреда президента Власова в 99-м году было выделено 6 миллионов долларов. Из них чеченские «продавцы» получили всего четыре, да и то полмиллиона оказались фальшивыми.

И освобождение Винсента Коиггеля, сотрудника комиссариата ООН по делам беженцев, похищенного во Владикавказе в январе 99-го, тоже происходило на «обоюдных» началах. Именно Орлов возил на Кавказ деньги, за что впоследствии был награжден орденом Мужества.

Вечная проблема нелегального миллионера: куда девать наличные? Как известно, Остап Бендер на все деньги купил бранзулеток и пытался перейти румынскую границу. В наше время такой переход может считаться дилетантством. Александр Орлов прикупил себе авиакомпанию. В августе 2000 г. в ЛУВД «Шереметьево» появился новый начальник. Михаил Суходольский. «Коллеги» из других ведомств не без интереса отмечали тогда, что и сам Орлов, и члены его семьи регулярно вылетали за рубеж. Шли они исключительно через ВИП-зал. Никакого таможенного контроля не проходили… Так что, наверное, не случайно ФСБ отказала генералу в оформлении «допуска» к работе с секретными документами.

Уже потом, когда Орлов сбежит в Израиль, многое встанет на свои места. Станут понятны и частые загранкомандировки сотрудников Межведомственного центра по борьбе с легализацией незаконных доходов МВД, который возглавлял ближайший соратник Орлова генерал Михайленко. Судя по всему, они действительно легализовали незаконные доходы, немалая доля которых принадлежала Александру Орлову.

28 марта Рушайло был освобожден от должности министра МВД и брошен на Совет безопасности, подальше от реальной работы. В тот же вечер Орлов покинул свой кабинет 414, доставшийся ему по наследству от патрона (до назначения министром Рушайло сидел именно здесь). Мебель вывозили двумя машинами. По старой русской традиции. С того дня генерал-лейтенант Орлов в МВД больше не появлялся. Даже рапорт на увольнение он прислал с курьером. А потом Орлов, под чужим именем, нелегально покинул Россию…

Газеты писали в те дни: «Как сообщают наши источники в МВД РФ, бывший помощник Рушайло Александр Орлов сбежал из страны. Сам Орлов выехал через ОАЭ, а его жена — через Казахстан. Долгое время Орлов был самым доверенным человеком Рушайло и отвечал за самые деликатные операции нынешнего главы Совета безопасности». Вот уж действительно — деликатные операции! По оперативным данным, через Орлова Рушайло вел свой бизнес в Израиле, Англии и Германии. Эти три страны называются и в качестве самых вероятных мест нынешнего местонахождения Орлова.

На этот раз Александр Орлов вместе с семьей как будто направился в Израиль, воспользовавшись так называемым «билетом с открытой датой». Такой билет позволяет улететь в любое удобное время, и его нередко приобретают бизнесмены, когда не вполне уверены в собственной безопасности. А проблемы Орлова, упавшего решкой, вполне могут стать проблемами самого Владимира Борисовича.

«Говорить о коррупции в российской милиции мне уже надоело»

Русской мафии, утверждают российские чиновники, больше не существует. Старый, затрепанный не одним поколением западных «кремленологов» лозунг «Русские идут!» уже не пугает ко всему привычных американских налогоплательщиков, а телевизионные комментаторы напрочь забыли словосочетание «русская организованная преступность». А что делать, если после шумных арестов Вячеслава Иванькова, больше известного как «Япончик», Мони Эльсона и еще доброго десятка «крестных отцов» поменьше, ФБР преследовали сплошные провалы? Сначала с треском развалились дела, затеянные с помощью швейцарских и французских властей против Михася и Петрика, потом в Италии пришлось с извинениями отпустить целую бригаду «русских мафиози». Ничем закончился и «процесс столетия» — дело об «отмывании миллиардов русской мафии» через «Бэнк оф Нью-Йорк», а весь улов американской полиции за последние три года можно пересчитать по пальцам: двенадцать мошенников российского происхождения да пара компьютерных хакеров. При этом, как ни странно, борьба с русской мафией и в Европе и в США закончилась почти одновременно — в 1999 году, когда кресло министра внутренних дел России занял Владимир Рушайло. О причине провала многих громких уголовных дел о «русской мафии» Компромату. RU рассказал бывший заместитель директора ФБР Джеймс Моуди.

— Я никого не хочу обвинять, но ни полиция, ни ФБР не могут посадить ни одного преступника из России без помощи ваших властей, — считает и следователь по особо важным делам прокуратуры нью-йоркского Бруклина Питер Гриненко. — Если из Москвы в ответ на наши запросы не приходит ничего, то и громких дел ожидать не стоит. Впрочем, основатель русского отдела ФБР и бывший заместитель директора Федерального бюро расследований Джеймс Моуди уверен, что дело не только в смене руководителей российского МВД. Просто Россия и США живут по совершенно разным законам.

— Господин Моуди, вы начали работать с советской милицией еще в конце 80-х, а уже в 1992 году предложили директору ФБР создать специальный отдел по борьбе с русской преступностью…

— Нам пришлось спешить, потому что «русская проблема» росла прямо у нас на глазах, как снежный ком. После того как власти СССР открыли границы, на Запад хлынул небывалый поток туристов, предпринимателей и, естественно, преступников. Достаточно сказать, что если в 1990 году ФБР вело только 68 дел, в которых фигурировали бандиты из СССР, то всего лишь через три года таких дел было уже 215. По нашим данным, только в Нью-Йорке, Майами и Пуэрто-Рико десять лет назад уже действовало тридцать русскоязычных преступных группировок, которые занимались не только мошенничеством и вымогательством. «Русские» торговали оружием, налаживали связи с латиноамериканскими наркокартелями, везли контрабанду.

— Многие сейчас говорят о том, что раздувание проблемы «русской мафии» было в первую очередь выгодно самому ФБР, что таким образом Федеральное бюро просто-напросто выбивало дополнительное финансирование из государственного бюджета.

— Во-первых, я могу сказать, что инициатива создания так называемого «русского отдела» в ФБР была взаимной. В 1992 году в Вашингтон приехал заместитель министра внутренних дел России Михаил Егоров, возглавлявший Управление по борьбе с организованной преступностью. Мы провели вместе несколько дней и поняли, что решать проблему «русской мафии» можно только сообща. При этом никаких договоров между нашими странами еще не было: не было даже подписано соглашение об экстрадиции преступников. Но через несколько месяцев по нашей просьбе ГУОП арестовал и переправил в США Дэвида Шустера и Александра Белоногова, обвиняемых в мошенничестве. И, во-вторых, я могу сказать, что очень большое количество дел мы не смогли бы завершить без помощи российских коллег. О том, кто такой знаменитый «Япончик» — Вячеслав Иваньков, нам сообщили именно из ГУОПа. Они же передали нам информацию о том, что он выехал в США.

— То есть отношения между спецслужбами США и России строились исключительно на личных контактах между вами и руководителями МВД?

— В большой степени да. Хотя личные отношения играют огромную роль не только в отношениях с Россией, но и с любыми странами Европы, тем же Израилем. Есть, конечно, и чисто русская специфика: после того как в МВД или ГУОПе менялось руководство, нам приходилось все начинать заново.

— Вы говорите о том, когда министром внутренних дел России был назначен Владимир Рушайло?

— Я не хотел бы уточнять. К тому же с господином Рушайло мы действительно были знакомы, но никогда не поддерживали личных контактов. Мы предпочитали иметь дело не с московским РУОПом, а с Министерством внутренних дел.

— Один из американских экспертов — Джеймс Фикенауэр, в свое время изучавший проблему русской преступности для Министерства юстиции США, — как-то заметил, что «русские хотят продавать информацию. Они считают, что если информация представляет определенную ценность, то американцы заплатят за нее в долларах». О том, что сотрудники РУОПа требовали деньги за предоставление информации, говорил и следователь прокуратуры Бруклина Питер Гриненко.

— Я лично никогда не сталкивался с подобными просьбами, и у меня никто не просил денег. О том, что российская милиция коррумпирована, я уже устал говорить. Но точно так же коррумпировано и все российское общество. Если я ничего не путаю, то и ваши социологические исследования подтверждают, что почти восемьдесят процентов российских преступных группировок располагают хорошо налаженными связями во властных структурах.

— В одной из книг, посвященных русской преступности, американский журналист Роберт Фридман приводит ваши слова о московской милиции. Вы говорите: «Ты имеешь дело с людьми, которые уверены, что если ложь повторять достаточно часто, то люди в нее поверят».

— Возможно, я говорил что-то подобное, но сейчас не хотел бы комментировать это.

— Специальный агент ФБР Джордж Щукин, работавший в Москве в середине 90-х, рассказывал, что в РУОПе у него несколько раз требовали заплатить за предоставление информации.

— Мне он об этом не рассказывал. Хотя я знаю, что он неоднократно возил в РУОП целые пакеты, но это, по-моему, были не деньги, а более простые вещи. У них не было самого необходимого, поэтому Джорджу приходилось привозить бумагу, ручки и так далее. Несколько раз просили предоставить оргтехнику, компьютеры, аппаратуру, но не более.

— В последние годы ФБР провело несколько не самых успешных дел. Сергей Михайлов, известный как «Михась», был оправдан швейцарским судом, а Вячеслав Иваньков — «Япончик» — получил «всего лишь» девять лет, хотя ФБР хотело упрятать его за решетку пожизненно.

— Мне сложно комментировать дело Михайлова, а «Япончика» мы действительно хотели посадить на всю жизнь, но по целому ряду причин этого сделать не удалось. И в первую очередь потому, что возникла реальная угроза жизни других людей. Чтобы избежать жертв, мы были вынуждены пойти на арест Иванькова, не собрав достаточное количество доказательств.

— Но те документы, которые пришли после вашего запроса из Москвы, суд не стал даже рассматривать.

— Я не хочу говорить, что российская милиция сделала недостаточно для того, чтобы завершить это дело. Иногда суд вправе решать, что является серьезным доказательством, а что нет. В случае с Япончиком документы из Москвы были признаны несущественными. Но так бывало и в других международных делах.

— В докладах, подготовленных ФБР для Конгресса и Сената США, называлось достаточно много известных в России имен. Среди «крестных отцов русской мафии» вы называли Иосифа Кобзона, Анзори Кикалишвили, Семена Могилевича. Насколько я могу предположить, эти документы вы передавали и российским правоохранительным органам. Но говорить о результатах пока не приходится.

— Я уверен, что все эти люди не только связаны с российской организованной преступностью, но и играют далеко не последнюю роль в иерархии «русской мафии». Но в США и в России слишком разные законы и слишком разное понимание законов. Поэтому мы можем только информировать российскую сторону о том, что нам удалось узнать. Все, что мы могли сделать, — это отказать этим людям в выдаче американской визы. Это все.

— А МВД как-то отреагировало на ваши сообщения?

— Не знаю. По крайней мере, насколько мне известно, Иосиф Кобзон продолжает поддерживать тесные контакты, в том числе и с бывшими руководителями московского РУОПа. А что касается Семена Могилевича, то он и вовсе перебрался из Европы в Москву, видимо, решив, что это наиболее безопасное место. Но ничего поделать с этим мы уже не можем. Понимаете, основная разница между Россией и США заключается в том, что по закону любой человек в Америке может открыто назвать себя боссом мафии, и за это его невозможно будет арестовать. В России человек, чтобы его не арестовали, должен быть боссом мафии. А если он к тому же старается дружить с пусть даже бывшими большими чинами МВД, то, уверен, предъявить ему обвинение просто невозможно.

Дон Сечин (И. И. Сечин, вице-премьер)

Судя по тем должностям, которые занимал Игорь Сечин за все годы совместной работы с Владимиром Путиным, это не просто коллеги. В отличие от Алексея Кудрина, Германа Грефа и других чиновников, бывших сослуживцами или коллегами Путина, Сечин — лицо особо приближенное. Он всегда находился на тех должностях, которые предполагают крайнюю степень личного доверия — руководитель секретариата, аппарата. В переводе с бюрократического языка это почти как личный врач или психоаналитик.

Официально полномочия господина Сечина в Кремле сводились к составлению рабочего графика Владимира Путина и контролю над документооборотом. Однако уже с 2001 года он участвует в «разруливании» промышленных конфликтов, хотя официальных полномочий решать какие-либо вопросы в области отношений госвласти и бизнеса он не имел до 2004 года, когда был выдвинут в совет директоров «Роснефти». Один из менеджеров «Роснефти» рассказывал тогда о том, что к назначению господин Сечин готовился крайне тщательно, полгода проводя еженедельные ночные совещания-семинары с менеджментом «Роснефти».

К тому времени господин Сечин уже был известен как ключевой игрок в «деле ЮКОСа», аресте Михаила Ходорковского в 2003 году, как участник смещения Рэма Вяхирева с поста главы «Газпрома», как «неформальный лидер силовиков» в Кремле — но без указания того, как именно он реализует свои возможности.

В 2004 году основной актив опальной компании «Юганскнефтегаз» купила на аукционе за 260,75 миллиарда рублей малоизвестная фирма «Байкалфинансгрупп». Впоследствии «Юганскнефтегаз» отошел «Роснефти». Однако на аукционе фирму «Байкалфинансгрупп» представляли сотрудники «Сургутнефтегаза».

До сих пор нет достоверной информации о роли господина Сечина в сопротивлении «Роснефти» ее поглощению «Газпромом» в 2004–2005 годах (имя господина Сечина лишь один раз фигурировало в иске миноритариев ЮКОСа в США, суд отказал в его рассмотрении), в отстранении Николая Аксененко с поста главы МПС, в отставке Михаила Касьянова и главы Администрации Президента Александра Волошина, в десятках других важнейших конфликтов во власти, как правило, связанных с крупной собственностью, как правило, на стороне «Роснефти», которая в итоге и поглотила ЮКОС.

Курируя энергетику, Сечин тем не менее сегодня напрямую не участвует в решении газовых вопросов. Хотя известно, что он принимал активное участие в январской газовой войне с Украиной и из его кабинета в аппарат правительства спускали тезисы, по которым там потом писали речи Путина и Медведева на эту тему. Впрочем, эксперты газового рынка сомневаются в реалистичности сечинских идей про госрезерв: у государства и так сегодня нет денег, а тут надо будет выкупать газ.

Де-факто Сечин стал неформальным куратором бизнеса в Кремле. Перед тем как провести крупную сделку, бизнесмены шли сначала советоваться к нему, а потом — к президенту, признавались многие из них. Те, кто пытался обойти это неформальное правило, потом об этом жалели. Михаил Гуцериев, продавший «Русснефть» в обход Сечина Олегу Дерипаске, был вынужден покинуть страну из-за уголовного преследования.

Сечин активно занимается внешней политикой, и не только на латиноамериканском направлении. Вице-премьер провел турне по Дальнему Востоку. Турне состояло из одних побед. Сначала на Сахалине открыли завод по производству сжиженного газа, потом Сечин спустил на воду суперсовременный танкер в Южной Корее, а затем, в Китае, сумел занять $25 млрд для российских государственных нефтяных компаний.

Сечин помогает олигарху Олегу Дерипаске, который больше других задолжал российским и западным банкам. По некоторым данным, реструктурировать долги перед немецкими и английскими банками ему помог именно Сечин. Вероятно, эта помощь была оказана не за красивые глаза. Теперь Дерипаска ведет переговоры с Китаем же о продаже миноритарных пакетов своих алюминиевых активов. Переговоры пока идут плохо, говорит источник в правительстве, но можно предположить, что за этими переговорами стоит Сечин. «Экономический диктатор», — говорит про Сечина знакомый с ним сотрудник Белого дома.

Бывший военный переводчик (по другим сведениям — сотрудник госбезопасности), коллега и подчиненный Владимира Путина в мэрии Санкт-Петербурга, Игорь Сечин вслед за ним двигался вверх по служебной лестнице, пока не обрел пугающее некоторых обитателей Кремля и Дома правительства влияние, распространяющееся на крупных силовиков.

…Игорь Сечин выбился «в люди» из подворотен пролетарской окраины Ленинграда, где вместе с сестрой-близняшкой Ирой родился в сентябре 60-го. Если бы по соседству с хрущевкой Сечиных не открыли французскую спецшколу № 133, вполне возможно, он — по стопам родителей и примеру сестры — пошел бы вкалывать на местный металлозавод. Но в юноше присутствовала врожденная интеллигентность. Он не выпивал, не покуривал, не прогуливал уроки и не ссорился с учителями. Чисто одет, всегда с носовым платком… «Игорь карьерист был, — призналась в интервью «Собеседнику» одноклассница Ирина Прошкина. — В любимчиках не ходил, но если ему что-то было надо от учителей, любыми способами добивался. Умел хорошо притворяться, ребята даже советовали ему поступать в театральный. Была у него привычка передразнивать и высмеивать, причем очень зло. Мне как-то раз стало плохо у доски, так Игорь до конца школы меня изводил, по пять раз на день повторяя: «Ты, Прошкина, только в обморок не падай!» (Но самую злую шутку Сечин сыграл четверть века спустя с Ходорковским. Именно его считают инициатором прокурорской атаки на ЮКОС…)

В 1977 г. он поступил на португальское отделение филфака ЛГУ, где был «щадящий» конкурс. Однокурсники считают, что Игоря Сечина завербовали в КГБ на 3–4-м курсе. После получения диплома в 1982 г. КГБ послал «молодого специалиста» в военную Африку. Правда, по официальной информации, служил он там с 84-го по 86-й (или 88-й). А что делал два года до этого? Питерские соседи Сечина считают, что Игорь учился в Высшей школе КГБ. Но точно известно, что несколько недель выпускник провел в туркменской пустыне.

В Мозамбике Сечин служил переводчиком при «Техноэкспорте». Штатная должность Сечина звучала как «переводчик военного советника», но непосредственно при военном советнике он не состоял — это была прерогатива референта (старшего переводчика). Однако Сечин все равно находился рядом с командованием. А порой выполнял и небоевые задачи. Когда военспецы, например, ездили купаться на океан, переводчики стояли в оцеплении на пляже.

С Владимиром Путиным Игорь Сечин познакомился в конце 80-х в ЛГУ. Сечин тогда работал в иностранном отделе университета, а Путин трудился помощником проректора по международным связям. Затем их пути на короткое время разошлись, так как Сечин перебрался в исполком Ленсовета, где занимался укреплением братских связей между Ленинградом и Южной Америкой.

Но уже в 1991 г. Сечин стал секретарем нового председателя комитета по внешним связям мэрии Путина. С тех пор экс-разведчики неразлучны, хотя в те годы молодой мужчина в качестве секретаря — это выглядело революционно.

Самое точное слово Игорь Сечин сказал в 1996 году, когда Путин перебирался в столицу. Как признался потом президент:

— Когда я поехал работать в Москву, он попросился со мной. Я его взял.

Политика — это продолжение войны другими средствами. Чем закончится московская одиссея Путина, в то время никто не знал, но Сечин, как и во время ангольской кампании, доказал свою верность.

В конце 90-х Сечин защитил кандидатскую в Санкт-Петербургском горном институте на соответствующую тему.

О личной жизни Сечин не говорит никогда и ни с кем. Имя, внешность и место работы супруги — военная тайна. Но на московской квартире помощника президента (в районе Щукино) зарегистрирована некая Сечина Марина Владимировна. Домашний телефон квартиры также значится в числе контактов небольшого издательства, рекламного агентства и крупной строительной фирмы. Возможно, жена Сечина связана именно с этим бизнесом. Дочь Сечина Инга родилась в апреле 1982 года (хотя никто не может вспомнить, чтобы до конца 80-х чиновник был женат). Окончила тот же горный университет (в 80-х институт) в Санкт-Петербурге, где защищался ее отец. В ноябре 2003 г. вышла замуж за сына Владимира Устинова Дмитрия и в июле 2005 г. подарила папе внука. Последнее место работы Инги перед декретным отпуском — «Сургутнефтегазбанк».

Переход Игоря Сечина в правительство в Белом доме неофициально прокомментировали так: «Штаб революции перебрался в Белый дом». Первое, что ожидалось от назначения, — конфликты в треугольнике вице-премьеров «Игорь Сечин — Игорь Шувалов — Алексей Кудрин». В 2001 году, в бытность заместителем главы Администрации Президента, господин Сечин получил прозвище «Настоящий Игорь Иванович» (под «ненастоящим» подразумевался Игорь Иванович Шувалов, в то время возглавлявший аппарат правительства). Отношения господ Кудрина и Сечина после ареста замминистра финансов Сергея Сторчака вряд ли дружественны, о конфликтах господ Кудрина и Шувалова в правительстве Михаила Касьянова чиновники до сих пор говорят с придыханием. Однако, похоже, Сечину удалось сохранить баланс отношений с коллегами и свое могущество. Об этом свидетельствует секретная докладная записка посла США в России, которая была размещена в конце 2010 года на скандально известном сайте WikiLeaks. Посол назвал Сечина «могущественной и скрытной личностью».

На посту заместителя руководителя Администрации Президента при Путине Игорь Сечин окутал себя такой завесой секретности, что некоторые наблюдатели за политикой Кремля, особенно из стана либеральных экономистов, изображали его одномерной зловещей фигурой. В глазах этих аналитиков движут Сечиным исключительно личные интересы, из-за кулис он исполняет роль управляющего делами Путина, распределяя между теми, на кого тот укажет, средства и собственность. Другие, впрочем, рисовали Сечина более просвещенным, указывая на его позицию в вопросах бизнеса и международного сотрудничества как на индикатор более многостороннего подхода к трудным проблемам экономики. Нет единодушия и в том, рассматривать ли его уход в российский Белый дом к Путину в качестве одного из его замов как понижение или, наоборот, усиление влияния. Новые служебные обязанности вице-премьера, предполагающие большую публичность, могут лучше высветить этого в прошлом «серого кардинала» Кремля и позволят нам в большей степени понять эту могущественную и скрытную личность.

Темная сила…

… 2. Ближайший помощник в прошлом президента, а ныне премьера Путина, Игорь Сечин находится на самом верху пирамиды российской власти — на позиции, которой, по мнению многих, он злоупотребляет. Либеральные наблюдатели склонны видеть его руку во всем и вся, дергающую, подобно кукловоду, за веревочки к собственной выгоде и выгоде привилегированных коллег и партнеров. *** недавно сказал, что считает Сечина «опасным», что у него «отсутствует моральный стержень» и что он использует свою власть не во благо.

3. Многие рассматривают Сечина как лидера группы высокопоставленных чинов в правительстве России, замешанных в крупном взяточничестве. Ходят многочисленные слухи о богатстве Сечина, нажитом нечестным путем, однако все охотники порассуждать на эту тему тут же оговариваются, что это только слухи. *** заявил нам, что, по его мнению, состояние Сечина, которое он оценил с удивительной точностью в 14 млрд долларов, среди высокопоставленных правительственных чинов уступает только путинскому. Существует обеспокоенность, что новое официальное назначение Сечина куратором энергетического сектора еще больше расширяет его возможности преумножать личное богатство. Владимир Милов, в прошлом замминистра энергетики, в беседе с нами пролил свет на персональную коррумпированность, прямо сказал о том, о чем многие другие наши собеседники предпочитали говорить лишь намеками: нынешний непосредственный контроль Сечина над сверхдоходным энергетическим сектором откроет ему «более свободный доступ к денежным потокам».

4. Несмотря на то что могущество Сечина проистекает из его отношений с Путиным, многие видят в Сечине всего лишь путинского агента. Маша Липман, редактор выпускаемого московским отделением Центра Карнеги журнала «Pro et Contra», характеризует Путина как единственного арбитра над «перераспределением» ценностей, активов и собственности в России, отводя Сечину роль всего лишь одного из его управленцев. Политолог Дмитрий Орешкин сказал нам, что Сечин фактически ведет дела бизнес-империи, охраняемой Путиным и управляемой с помощью взяток, страха и «компромата». По его предположению, роль президента Медведева должна бы состоять в создании альтернативного и более доброкачественного центра силы, «чтобы было куда бежать, когда Сечин запросит больше денег за протекцию», но Медведев слишком медлит, оставляя Сечина неподконтрольным.

Или прагматичный патриот?….

5. Вопреки распространенному мнению, некоторые склонны считать Сечина более сложной фигурой, чьи интересы подталкивают его к более «либеральному» и «интеграционистскому» подходу. Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, отобедав в течение часа с вице-премьером, сказал нам, что Сечин говорил как бывший владелец ЮКОСа Михаил Ходорковский, в том смысле, что он понимал значение использования западного опыта и капитала для развития российских энергетических ресурсов. Вызывая в памяти еще одну противоречивую фигуру эпохи реформ, Венедиктов сравнил Сечина также с Анатолием Чубайсом в схожей «заряженности на достижение результата».

6. Зам. председателя «Ренессанс капитал» Боб Форсмен (гражданин США, строго не для разглашения), много лет работавший с Сечиным, описывает его как человека, глубоко принимающего к сердцу будущее России, искренне верящего, что работает на благо своей страны. Он отдает Сечину должное, характеризуя его как «очень умного», «феноменально работоспособного» и «исключительно обходительного». Эта сечинская обходительность, по его словам, особенно контрастно проявляется в отношениях с вспомогательным персоналом, который многие другие в российской элите и взглядом не удостоят, — швейцарами, водителями, охранниками и т. д. Форсмен отмахивается от слухов о богатстве Сечина, нажитом нечестным путем, и говорит: «Представить себе не могу, куда бы он тратил деньги — этот парень всегда в офисе, с утра до ночи».

7. Экономический редактор газеты «Коммерсант» Дмитрий Бутрин заметил, что на посту вице-премьера Сечин занял неожиданно «либеральную» позицию. В своей статье в журнале «Власть» Бутрин инициировал шаги по координации действий Министерства природных ресурсов с группами экологов, добивался снижения налогов для энергетического сектора промышленности и выступал против использования бюджетных средств для поддержки государственной трубопроводной компании «Транснефть». Хотя многие считают, что именно Сечин из-за кулис срежиссировал атаку Путина на угольную компанию «Мечел» (Сечин и сам признался Венедиктову, что четырежды «наезжал» на «Мечел» по поводу трансферных цен), Бутрин с этим не согласен. По Бутрину, публичные заявления Сечина, что у государства нет претензий к «Мечелу» или его владельцу Игорю Зюзину, имели целью успокоить рынок и снизить давление на компанию.

Еще одна загадка: пошел ли Сечин на понижение?..

8. Когда Игорь Сечин в должности зам. руководителя Администрации Президента отвечал за работу служб безопасности, степень его влияния сомнений не вызывала. Его считали исключительно влиятельным членом «внутреннего круга» путинских приближенных, возможно, даже самым влиятельным, с необходимым опытом работы в ФСБ, чтобы должным образом заботиться об интересах президента (и себя не забывать). Переключение его на более публичную роль заместителя премьера, ответственного за энергетику — самый важный сектор российской экономики, может это изменить. Милов недавно сказал нам, что, по его мнению, с новым назначением «мифическая» аура, окутывавшая Сечина «в то время, когда он работал, оставаясь в тени», частично исчезла.

9. Милов также, подобно многим аналитикам, считает перевод Сечина на должность вице-премьера понижением, отразившим сокращение влияния силовиков и усиление более «реформистски настроенных» лидеров, подобно президенту Медведеву, с которым, как говорят, отношения у Сечина не заладились. Милов сказал, что в новой своей роли Сечин оказался «институционально ослаблен», так как теперь ему приходится играть в бюрократические игры «ты мне, я тебе», а он в бюрократических играх не силен.

10. Многие из других наших контактов не согласны с такой точкой зрения. Они считают, что значение Сечина только выросло, поскольку, сохранив свое закулисное влияние, он добавил к нему теперь и прямые легальные полномочия. Эти аналитики подчеркивают, что влияние Сечина зиждется в конечном счете на его отношениях с Путиным. Орешкин и Липман каждый в отдельности разъясняли нам недавно, что титулы и места в иерархии в современной России имеют мало отношения к объему действительной власти. Аналогичным образом и Форсмен говорил нам, что власть Сечина на любом отрезке времени простирается далеко за пределы официальных полномочий по занимаемой им должности в силу того, что он «очень близок к Путину». Говоря словами Орешкина, «тот, кто считает, что влияние Сечина ослабло, очевидно думает, что власть принадлежит Медведеву, а это вовсе не так».

Комментарий

11. При всех противоречивых взглядах на Сечина и его место в правящей российской элите истинный свет на положение вещей могут пролить его новые обязанности. Перемещение из кремлевской тени на более публичную роль вице-премьера вынудит Сечина стать более открытой и доступной фигурой, подверженной общественному контролю и критике. В промежутке, пока Сечину придется главным образом заниматься обслуживанием интересов Путина, не забывая о собственных, по некоторым признакам, с тех пор как он стал отвечать за промышленную и энергетическую политику, он неожиданно обнаружил понимание важности интеграции, рынка, технологий и иностранного опыта. Так он может оказаться куда ближе к лагерю «интеграционистов», чем мы ранее ожидали.

Обаяние локтя (С. Б. Иванов, вице-премьер, бывший министр обороны)

Во время визита министра обороны Сергея Иванова в Армению, 25 января 2006 года, его спросили: «Что у вас там случилось в Челябинске?» «Я в последние несколько дней находился высоко в горах и о том, что произошло в Челябинске, не слышал, — не растерялся Иванов. — При этом думаю, что ничего серьезного. Иначе я бы об этом обязательно знал». Практически все в России к тому времени уже знали о трагедии рядового Челябинского танкового училища Андрея Сычева, который, как позднее постановил суд, лишился обеих ног в результате издевательств со стороны «дедов». Военный прокурор Александр Савенков воспользовался этим громким случаем, чтобы развернуть кампанию против дедовщины и лично министра. Савенкова поддерживал его шеф, генпрокурор Владимир Устинов, родственник и друг Игоря Сечина.

Но у Иванова оказался очень влиятельный ангел-хранитель. Например, про «правую руку президента» Игоря Сечина в 2000 году Путин высказался так: «Он попросился со мной в Москву, и я его взял». В отношении Иванова были употреблены совсем другие слова: «чувство локтя».

После нескольких месяцев нервотрепки министр вышел из схватки победителем: в июне Владимир Путин снял генпрокурора Валентина Устинова, которого позже назначил министром юстиции, а Савенкову до сих пор не нашлось теплого места ни в одном ведомстве. А еще через несколько месяцев Иванова ждал еще один карьерный рывок — пост вице-премьера.

И то же «чувство локтя» спасло от тюрьмы старшего сына министра, насмерть сбившего на переходе в Москве старую женщину.

Впрочем, по своей натуре Сергей Иванов же — типичный политический «волк-одиночка». При всем огромном количестве знакомых и приятелей никакой команды или клана Иванова не существует. Конечно, у сановника такого уровня не может не быть ближней свиты. Но ее членов можно пересчитать по пальцам одной руки, и все они выполняют чисто технические функции.

Но обо всем по порядку. Сергей Иванов родился в Ленинграде 31 января 1953 года. Детство министра прошло на Васильевском острове, рос без отца, рано умершего. Семья жила в коммуналке, мать, Кира Георгиевна, работала инженером-оптиком в государственном институте. Благодаря стараниям матери нынешний министр обороны учился в английской спецшколе, бывшей когда-то школой для девочек. В 60-е годы прошлого века это было единственное среднее учебное заведение в районе, где углубленно преподавали английский язык.

Учился он хорошо, но был, как говорила его учительница математики, «балагур и шалопай, а уж курил просто безбожно. Помню, мы с Сережиной мамой вытаскивали его из туалетов — отучали от сигарет. Так и не отучили, он и сейчас много курит».

Обладавший очевидными лингвистическими способностями (он до сих пор легко воспроизводит тембр и артикуляцию собеседника) и безукоризненным, по советским меркам, происхождением, Иванов без особого труда поступил на переводческое отделение филфака Ленинградского госуниверситета.

В ЛГУ Иванов не только прилично учился, но и бьут активным комсомольцем. В частности, входил в так называемую выездную комиссию комитета ВЛКСМ, которая давала студентам рекомендацию для поездки за границу. В общем, было вполне закономерно, что по завершении учебы Иванову предложили работать в органах. Ему, как и многим другим выпускникам переводческого отделения, предложили службу во внешней разведке. Скорее всего, произошло это не позже 1974 года. Именно в этом году некий Сергей Иванов оказался в числе нескольких счастливчиков, проходивших языковую стажировку в Лондоне. Шестнадцать недель начинающий шпион провел в Илингском техническом колледже, слушая своих любимых «Битлов», читая Агату Кристи и гоняя по баскетбольной площадке мяч.

Для работы в разведке — Первом главном управлении КГБ — требовалось идеальное здоровье, а у Иванова обнаружилась легкая близорукость. Кадровик предложил: «Начинаешь работать в контрразведке, а потом у тебя будет возможность перейти в разведку». И отправил Иванова в Ленинградское управление КГБ. Так он вытащил самый счастливый билет в жизни, встретив «в маленьком подразделении большой организации» будущего президента России.

Уже через год после окончания филфака (1975) Иванов оканчивает Высшие курсы КГБ СССР в Минске, а еще через шесть — 101-ю школу Первого главного управления КГБ (ныне Краснознаменный институт им. Андропова). Оттачивать полученные навыки Иванов из Минска вернулся в Северную столицу. Его распределили в 1-й (кадровый) отдел Управления КГБ по Ленинграду и Ленинградской области, где он попал в одно подразделение вместе с Владимиром Путиным. Тогда-то будущие лидеры страны и познакомились, но близких отношений между ними, судя по всему, не сложилось.

«Года два работали вместе, — вспоминает Иванов, — профессиональные интересы, один возраст, примерно одни взгляды, иногда ироничные, по поводу деятельности партийных организаций в органах безопасности… Были просто нормальные отношения двух молодых парней. После чего я отбыл из Ленинграда фактически навсегда, а он остался».

Англия, Финляндия, Кения — куда только не забрасывала Иванова «производственная необходимость». Зарубежные командировки пошли Сергею Борисовичу на пользу: удалось купить «Волгу» и получить квартиру в 16-этажке в Орехово-Борисове. Но зарабатывание денег для Иванова просто не главное. К 1998 г. Иванов дослужился до заместителя директора европейского департамента Службы внешней разведки.

Там же, в штаб-квартире СВР в Ясеневе, он оброс и товарищами. Бывший аналитик ФСБ, трудоголик в его крайней форме, Андрей Чоботов руководил в военном ведомстве аппаратом министра. Другой выходец из ФСБ — Сергей Рыбаков — отвечал за аналитику и СМИ. Бывший разведчик Владимир Чернов, работавший вместе с Ивановым в резидентуре в Финляндии, командует белодомовским аппаратом первого вице-премьера. В свое время Сергей Борисович привел в Минобороны еще и бывшего преподавателя Высшей школы КГБ Николая Панкова. Но занимающий ныне должность статс-секретаря военного ведомства Панков «натурализовался» в министерстве и почти перестал считаться ивановским кадром.

Но вот положение первого вице в иерархии власти типичным назвать нельзя. Даже недоброжелатели Иванова признают, что для ВВП он не только важный подчиненный, но еще и друг, и единомышленник. А таких крайне мало даже в самом близком путинском окружении. Путин пригласил Иванова в свою команду сразу после того, как стал директором ФСБ. Однако Иванов согласился лишь после третьей-четвертой просьбы, считая, что Путин зовет его исключительно по личным мотивам. На Лубянке он быстро вырос из замглавы одного из департаментов до замдиректора ФСБ (август 1998 г.).

Считается, что Иванов, в отличие от других чиновников, никак не связан с бизнесом. Но так нельзя сказать о его жене. С сентября 1999 года около тати лет Ирина Иванова работала в московской компании «Солвей Фарма», которая представляет интересы международного химико-фармацевтического концерна «Солвей» (Solvay), — а именно его подразделения «Солвей Фармасыотикалз» (Solvay Pharmaceuticals). Одновременно Ирина Иванова получала деньги от компании «Алкатель» (Alcatel) — крупнейшего в мире производителя и интегратора телекоммуникационных систем со штаб-квартирой в Париже. Так, только с января по август 1999 года она получила 1 124 393 рубля (около 43 245 долларов). Гендиректор «Алкатель» (в России) Йохан Вандерплаетс не прокомментировал ситуацию. В компании отказались предоставить информацию о том, была ли Ирина Иванова их сотрудником, но сведения не опровергли.

В 2002 году десять иногородних сотрудников представительства «Солвей» числились по домашнему адресу Ивановых на улице Трехгорный Вал. Интересно, зачем? Гендиректор «Солвей Фарма» Леонид Паршенков подтвердил «Новой», что Иванова с 1999 по 2003 год работала в компании, отвечая за корпоративные финансы и отчетность, но сообщил, что ему неизвестно о фактах регистрации сотрудников по адресу Ивановых.

В ноябре 1999 г. указом президента Ельцина Сергей Иванов был назначен секретарем Совета безопасности. Во главе Совбеза Иванов курировал и разработку военной реформы, и даже выяснение отношений с олигархами. По утверждению партнера Бориса Березовского Бадри Патаркацишвили, в 2001 г. он дважды встречался с Ивановым, который предлагал освободить бывшего топ-менеджера «Аэрофлота» Николая Глушкова в обмен на отказ Березовского от политической деятельности и продажу всего его медиабизнеса, включая ИД «Коммерсант». Глушкова не освободили, а вскоре была объявлена охота и на самих Березовского и Патаркацишвили. Иванов участия в этой истории никогда не подтверждал.

28 марта 2001 года Сергей Иванов в чине генерал-лейтенанта ушел в отставку и стал первым в истории России гражданским министром обороны. Или, на армейском жаргоне, «пиджаком». Задача — реформа Вооруженных сил. Мнение большинства экспертов — справился на тройку с плюсом. При нем ассигнования на оборону выросли в 3,3 раза: Иванов не перестает ставить это себе в заслугу. Но общие расходы федерального бюджета выросли еще больше — в 4,6 раза.

Сергей Иванов заведомо не имел шансов стать любимцем армии. Его, конечно, нельзя назвать абсолютно штатским человеком. В годы своего обучения Иванов провел месяц на военных сборах под Петрозаводском, а позднее прошел парашютную подготовку в Псковской дивизии ВДВ. Работа в разведке и ФСБ — тоже не полностью гражданское занятие. Но по своему менталитету Сергей Борисович бесконечно далек от любимого в армии образа «отца-командира».

Рафинированный интеллигент, он ко всем своим подчиненным обращается по имени-отчеству и на «вы», «пьет меньше, чем надо», не ругается матом, не кричит и редко повышает голос. Неудивительно, что армейские острословы наградили своего бывшего начальника двусмысленным прозвищем «Филолог»…

В первые путинские годы Сергей Иванов напоминал тень президента, которая всегда несколько отстает от хозяина. Владимир Путин едва ли не насильно толкал армию к профессионализации, а Иванов доказывал, что это слишком дорого для страны. После 11 сентября 2001 года Иванов заявил, что даже «теоретически» не может представить возможности размещения натовских баз в странах СНГ, а Путин буквально через несколько дней благословил развертывание этих баз.

Впоследствии тень слилась с хозяином. Путин стал с удовольствием повторять вслед за Ивановым сентенции об успехах в военном строительстве. Ставить на повестку дня требования Шанхайской организации сотрудничества о выводе баз США с территории стран Средней Азии. Рассказывать о чудодейственных боеголовках, способных преодолевать американскую систему ПРО.

Это трогательное единение обусловило выдвижение Иванова на роль почти официального преемника. Один язвительный наблюдатель заметил, что нынче вся политическая борьба в России свелась к борьбе между первым (разведка) и вторым (контрразведка) главками бывшего КГБ. Как раз бывшие коллеги и попытались несколько подпортить образ Сергея Борисовича: и Генеральная, и Главная военная прокуратура вдруг стали публично разоблачать армейскую преступность, а государственные телеканалы подали трагедию Андрея Сычева как сенсацию, когда такие случаи происходят в армии чуть ли не ежедневно.

В 2001–2002 годы одной из наиболее заметных проблем Министерства обороны стало бегство солдат из армии, в большинстве случаев из-за издевательств офицеров, «дедовщины», а также содержания на голодном пайке и других тягот службы. В 2001 году из армии дезертировало более 6 тысяч солдат, в 2002-м — около 6 тысяч. В 2002 году в конфликтах между военнослужащими вследствие неуставных отношений погибло около 70 человек. В Комитеты солдатских матерей за 2002 г. обратилось в общей сложности 2867 дезертиров. На очередное коллективное бегство 24 военнослужащих 4 января 2003 г. из воинской части в Ленинградской области Иванов отреагировал публичными обвинениями в адрес «так называемых комитетов солдатских матерей», само существование которых, по его мнению, провоцирует солдат на дезертирство. По мнению Иванова, эти комитеты финансируются из сомнительных источников («Кто их содержит, на что они живут, — это еще вопрос»).

В 2002 году Иванов вовсю практиковал «силовое комплектование» армии призывниками (массовые проверки и задержания лиц призывного возраста на улицах), опробованное осенью 2001 г. в Москве, на другие крупные города.

Иванов чаще своих предшественников говорил о коррупции в армии. Но он не воспользовался технологией, опробованной Борисом Грызловым в МВД, и не стал искать «оборотней в погонах». Несмотря на жесткие заявления, Иванов оказался очень мягким руководителем. Увольнял только в экстренных случаях, когда крайним мог оказаться он сам. После падения в Чечне Ми-26, повлекшего гибель 121 человека, Иванов снял с должности командующего авиацией Сухопутных войск Виталия Павлова, а за чуть не затонувший на Дальнем Востоке батискаф (моряков спасли британцы) — главкома ВМФ Владимира Куроедова. Однажды он сделал антирекламу подводным лодкам «Щука-Б», назвав их «самыми тихоходными в мире». Имелась в виду малошумность.

Но главное новшество в жизни Вооруженных сил — сокращение срока призыва до одного года — было проведено весьма дорогой ценой — путем отмены большинства отсрочек и возрождения практики отлова призывников с помощью милиции. «При нем все стало немножко получше, но кардинальных реформ в армии он провести не смог», — резюмировал Иван Сафранчук из американского Центра оборонной информации.

В Минобороны Иванову пришлось вести борьбу с начальником Генштаба Анатолием Квашниным, который в итоге был трудоустроен полпредом президента в Сибирь. Но стоило Иванову в ноябре 2005 года получить статус вице-премьера и надежду на роль преемника, как нашлись враги и крупнее.

В мае 2005 г. автомобиль, которым управлял 28-летний работник банка Александр Иванов, старший сын министра, насмерть сбил на пешеходном переходе 68-летнюю женщину. По информации ГИБДД Москвы, трагедия случилась в 22.15 на улице Лобачевского, возле дома № 92. Двигавшаяся от Мичуринского проспекта на большой скорости иномарка сбила переходившую дорогу по пешеходному переходу Светлану Беридзе. От полученных травм пенсионерка скончалась на месте. Удар оказался настолько сильным, что женщину отбросило от «зебры» метров на десять. Молодой человек, сидевший за рулем иномарки, отделался ссадинами и испугом. Как рассказывают сотрудники ГИБДД, возмущенные родственники погибшей тут же вытащили его из машины и попытались устроить самосуд, но за водителя вступился оказавшийся рядом экипаж ДПС — милиционеры затолкали мужчину в свою машину и повезли на освидетельствование в наркологический диспансер.

После того как стало известно, что участником ДТП стал старший сын министра обороны России Сергея Иванова, на место происшествия выехали крупные чиновники из управления ГИБДД и ГУВД Москвы. С этого момента об обстоятельствах аварии данные стали поступать противоречивые. РИА «Новости», например, сообщало, что пожилая женщина переходила дорогу на красный сигнал светофора. Впоследствии дело закрыли за отсутствием нарушений, а также состава преступления в действиях водителя. Сейчас Александр Иванов работает директором департамента структурного и долгового финансирования «Внешэкономбанка», в состав наблюдательного совета входит и его отец.

Сергей Иванов-младший также не служил в армии. Он работает в «Газпромбанке»: в январе 2005 года назначен на должность вице-президента «Газпромбанка», а в феврале 2008 года его повысили до члена правления и первого вице-президента. В этой должности Иванов курировал клиентский блок банка и отвечал за развитие клиентской политики в корпоративном секторе. Сын вице-премьера также является акционером «Газпромбанка» — ему принадлежит 0,113 % акций. Иванов по совместительству является членом совета директоров ЗАО «Армяно-Российский экспортно-импортный банк — группа Газпромбанка», ЗАО «Газпромбанк лизинг», ЗАО «Группа Химмаш», ЗАО «Форпост-менеджмент», ОАО «Ижорские заводы», ОАО «Объединенные машиностроительные заводы», ЗАО «Атомстройэкспорт», ООО «Газпромбанк-инвест», Caibon Trade & Finance SIGAR S.A., а также занимает пост заместителя председателя совета директоров ЗАО АКБ «Сибирьгазбанк».

Между тем если бы вице-премьер Сергей Иванов выполнил свое обещание, данное в декабре 2007 года Владимиру Путину, жизни десятков российских военнослужащих были спасены. Он пообещал через полгода полностью оснастить российскую армию приемниками глобальной навигационной спутниковой системы (ГЛОНАСС). Но в августе 2008 г. 58-й армии пришлось сражаться вслепую, когда надо было отразить нападение грузинских войск на Южную Осетию. Дело, как утверждали очевидцы, доходило до того, что российские части обстреливали друг друга, не имея возможности определить свое точное местонахождение. И наоборот, грузинские батареи и засады никак вовремя не засекались.

Военнослужащие 58-й армии признавались, что от безысходности они пользовались американской GPS, в противном случае корректировать огонь приходилось при помощи оптических приборов образца 1950–1960 годов. Но в США такой поворот событий спрогнозировали заранее. Поэтому и GPS давала в Южной Осетии сбои — метров на 300. У грузин же все системы наведения и позиционирования, как с завистью признают российские военные, работали безотказно.

В начале декабря 2010 года стало известно, что введение ГЛОНАСС отодвигается на неопределенный срок. Три последних спутника не долетели до орбиты…

Было бы интересно узнать о реакции вице-премьера на все вышесказанное. Скорее всего, он ответит так: «Ахинея и бред сивой кобылы». Это словосочетание является любимым у Сергея Иванова для выражения своего отношения к той или иной ситуации наряду с «чушью» и «дурью».

Министр-атеист (А. А. Фурсенко, министр образования и науки)

Нынешний министр образования Андрей Фурсенко ни одного дня не проработал на преподавательской должности. Какими критериями мог руководствоваться Владимир Путин, назначая Фурсенко ответственным за воспитание молодого поколения? Во-первых, с начала 90-х Фурсенко и Путин — соучредители и соседи по дачному кооперативу «Озеро», расположенному на берегу Комсомольского озера в Приозерском районе Ленинградской области. Во-вторых, уже в свою студенческую пору Путин попал под обаяние Фурсенко-старшего, Александра Александровича (умер в 2008 г. на 81-м году жизни), который читал лекции в Ленинградском госуниверситете, alma mater Путина. Личность по-своему незаурядная, он, например, был первым иностранцем, которого допустили в личные архивы знаменитой семьи Рокфеллер. Ветеран кеннановского сообщества, исследовавшего аспекты «холодной войны». Говорят, именно этому человеку Путин обязан исполнением своей мечты стать разведчиком.

Первая его стажировка в США пришлась на 1976 год, когда Путина по распределению трудоустроили во внешнюю разведку. Можно сказать, университетский преподаватель с незапамятных времен находился в авангарде бойцов идеологического фронта и даже засылался в глубокий тыл врага.

В 1990 году, когда Путин, уволившись из КГБ, стал помощником ректора ЛГУ по международным вопросам, Александр Фурсенко, уже академик, возглавлял Отдел всеобщей истории ЛОИИ АН СССР. Позднее он становится секретарем отделения истории и членом президиума РАН, достигнув таким образом вершин российской исторической науки. Они часто встречались, обсуждали «высокие материи»: Путин безусловно доверял мнению академика в гуманитарных вопросах, и точка зрения академика часто являлась для Путина решающей. Выбор, таким образом, пал на династию Фурсенко. Старшему — из-за преклонных лет — не предложили высокий административный пост, но «справится и сын», тем более это министерство не только «образования», но и «науки».

Министр образования Андрей Фурсенко не раз открыто признавался, что «в Бога не верит». И ради бога! Может ли министр-атеист составлять школьные программы? Почему нет? Но только в том случае, если этот чиновник явным или подспудным образом не пытается навязать свои взгляды.

В открытом обращении Координационного центра мусульман Северного Кавказа звучит прямое обвинение: Фурсенко «грубо игнорирует десятки авторитетных, досконально аргументированных правовых заключений, бесспорно доказывающих правовую возможность и правовую обоснованность религиозного воспитания, включения в программу отдельной специальности «теология»…».

Известный эксперт в области религиозного образования, один из руководителей Общественной палаты Москвы, доктор юридических наук Игорь Понкин считает, что Фурсенко опирается на «группу идеологически ангажированных чиновников Минобрнауки России, которым свойственно неприязненное отношение и нетерпимость к Русской Православной Церкви и иным религиозным культурам, исторически представленным в России религий».

Конфликт между верующими и чиновниками разгорается уже несколько лет. Возможно, министр, защищая образование «от религии», считает, что он действует только во благо общества. Но что-то мешает самому Фурсенко занять безопасную дистанцию от атеизма.

Поэтому о династии Фурсенко следует поговорить отдельно, чтобы почувствовать, чем «дышит» эта семья. Ее родословная прослеживается примерно с середины XIX века. Дед академика, Василий Васильевич Фурсенко (1878–1942), тоже был историком, преподавал в одной из петербургских гимназий. Приблизительно в 1910 году семья распалась, и отца, Александра Васильевича Фурсенко (1903–1975), воспитывал отчим — Александр Августович Герке. По иронии судьбы, и Герке был учителем истории, преподавал в гимназии К. И. Мая, находившейся на 14-й линии Васильевского острова. Гимназия считалась (да и была), по тогдашним понятиям, «либеральной». «К Маю» отдавали своих детей состоятельные, но числившие себя «в оппозиции к правящему режиму» люди.

Соответственно, и преподавательский состав причислял себя к «оппозиции». Герке, к примеру, был близок к эсеровским кружкам в Петербурге. Матушка, Маргарита Михайдовна Герке, также не страдала верноподданническим «комплексом», прятала эсеровских террористов в своем доме под видом прислуги. В своих «Записках старого петербуржца» («Лениздат», 1970 г.) Лев Успенский, учившийся в гимназии Мая накануне Октябрьского переворота и хорошо знавший Герке, вспоминает:

«Однажды, гуляя по своей излюбленной железнодорожной платформе, мальчик увидел в окнах за решетками чьи-то лица. На вопрос сына, что это за люди смотрят, мать ответила, что это храбрые революционеры, их посадил за решетку царь-вампир, который пьет народную кровь; мать поддерживала связь с революционно настроенным студенчеством; в эпоху реакции прятала подпольщиков, в доме постоянно, под видом прислуги, жили жены арестованных рабочих заводов «Русский дизель» и «Нобеля».

Отцовские и материнские «душеспасительные» беседы, конечно же, не проходили даром. «Мы от души и от ума ненавидели правительство горемыкиных и штюрмеров, — вспоминает Успенский. — Мы презирали династию. И дома и в школе мы — давно уже не таясь — пересказывали друг другу самые свирепые, самые оскорбительные анекдоты про «Александру», про ее мужа-полковника…»

В старших классах этой гимназии было организовано «самоуправление». Одного нового преподавателя «психологии и философской пропедевтики», который «не удовлетворил учеников», вытолкали на улицу взашей. Словом, как пишет Успенский, «школа была отличной».

В итоге передовая педагогическая система сама себя высекла: «либерального» директора гимназии «арестовали домашним арестом, заперли его в его же кабинете и наложили печать «самоуправления» на телефон». Затем, «заняв канцелярию и закрыв двери здания», пустоголовые гимназисты отправились «делать революцию».

«Великая Октябрьская социалистическая революция» дала семье Фурсенко буквально все, не потребовав взамен ровным счетом никакой жертвы. Внук скромного питерского учителя истории поднялся до головокружительных высот, став академиком истории и, по сути, «духовным наставником» главы государства. А правнук возглавил ведомство, в котором его предок выполнял функцию незаметной шестеренки.

У Александра Александровича Фурсенко были дядя и три тетки (в том числе от второго и третьего браков Василия Васильевича). Его отец, Александр Васильевич, также был женат трижды и произвел на свет девять детей (Наталья, Маргарита, Борис, Алексей, София, Ольга, Дмитрий, Виктор), большинство из которых здравствуют и поныне. И ни один из многочисленных родственников не пострадал во время сталинских чисток, несмотря на свою эсеровскую и большевистскую молодость!

Александр Александрович Фурсенко, можно сказать, продолжил «историко-педагогическое» дело Александра Августовича Герке, войдя в состав попечительского совета Фонда поддержки классического образования «Анабасис». Главная цель фонда — «сбор средств на нужды Санкт-Петербургской классической гимназии № 610». Судя по учебной программе, «классицизм» гимназии заключается в усиленном штудировании латинского языка и античной литературы. Для 10-классников предусмотрен спецкурс — «углубленное» изучение теории Дарвина о происхождении человека, который читает преподаватель Санкт-Петербургского госуниверситета (СПбГУ). Истории отводится вдвое меньше учебных часов, чем языку античных философов, а об изучении традиционной православной культуры не упоминается вовсе (есть «история культуры» — 3 часа за все годы обучения). Похоже, 610-я гимназия представляет собой своего рода «мировоззренческий» аналог дореволюционной гимназии Мая…

В этот же попечительский совет входит еще одна «знаковая» фигура — Шахнович Марианна Михайловна, профессор, заведующая кафедрой философии религии и религиоведения СПбГУ. Ей Фурсенко доверил «вероисповедальную» часть министерства. Заседая в президиуме Совета отделения по философии, политологии и религиоведению Учебно-методического объединения (УМО), Шахнович задает стандарты образования для всей страны или, по сути, определяет государственную политику в области духовного образования.

На Рождественских чтениях 2006 года министра образования освистали, когда он сообщил о введении школьного предмета «История мировых религий». Идея принадлежит Шахнович — как «уступка» надоедливым поборникам преподавания в школах «Основ православной культуры». Освистали Фурсенко совершенно справедливо, поскольку альтернатива (замена), по существу, является подменой. Содержание предлагаемого министерством предмета можно легко представить, ознакомившись, например, с только что вышедшим под редакцией М. М. Шахнович учебником «Религиоведение», который рекомендован вышеупомянутым УМО «в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности (направлению) «Религиоведение».

Из 430 страниц, посвященных национальным и мировым религиям, 34 отведено православию, а 12 — хлыстам, скопцам, духоборам — словом, так называемому «русскому религиозному разномыслию». Теория Фрейда занимает в учебнике 7 страниц — школьнику без комментариев объяснят, что «христианство зарождалось как религия примирения с Богом-Отцом, но в результате вытеснило Бога-Отца Богом-Сыном и, не удержавшись на высоте монотеистической идеи, сделало много уступок политеизму, введя культ Божьей Матери и Святого Духа».

По сути, все написанное в разделе «Православие» отрицает колоссальное для России значение 1000-летней православной цивилизации и, напротив, исподтишка передергиванием фактов, выставляет РПЦ сборищем убогих невежд, слепым орудием власти.

Модернизированный «совковый» атеизм — такова идеология этого «Религиоведения». Это не случайно: Марианна Шахнович — руководитель «научно-педагогической школы», основанной ее отцом Шахновичем Михаилом Иосифовичем (1911–1992), защитившим в 1963 году докторскую диссертацию «Ленин и проблемы атеизма. Критика религии в трудах Ленина».

С 1932-го по 1960-й старший Шахнович работал в Музее истории религии (атеизма) АН СССР, был заместителем В. Д. Бонч-Бруевича, возглавлявшего музей в те годы. С 1946-го по 1991-й совмещал работу в музее с преподавательской деятельностью: старший преподаватель, доцент, профессор философского факультета ЛГУ.

К сожалению, из богатейшего «научного» наследия Шахновича удалось раздобыть только одну его книгу — «Человек восстает против бога» («Детская литература», 1980 г.), наверное, из-за ее гигантского 100-тысячного тиража, но тем лучше, ведь речь-то, напомню, идет о том, каким будет школьный учебник «История мировых религий».

Эта «научно-художественная книга», естественно, полна цитат из работ «классиков марксизма-ленинизма». Замечателен финал книги. Шахнович цитирует «члена политбюро ЦК КПСС, секретаря ЦК КПСС товарища М. А. Суслова» о том, что «школа должна очищать сознание той части детей, которая находится еще под влиянием церкви и религиозной семьи», а затем помещает факсимиле подписей первых наших космонавтов. Мол, не верите мне, поверьте кумирам-героям, в космос слетавшим, Бога не увидавшим… (Причем Шахнович откопал это письмо к «юным атеистам-ленинцам» спустя 15 лет после его публикации.)

Сейчас это вызывает смех, но в прошлом слово такого «доктора философских наук» часто приравнивалось к расстрелу. «Красный профессор в скафандре» почти в буквальном смысле втаптывал в землю талантливых ученых. Академик Дмитрий Лихачев писал в своих «Воспоминаниях» (СПб., «Logos», 1995):

«В 1935 г. вышла моя первая серьезная статья в сборнике «Язык и мышление» — «Черты первобытного примитивизма воровской речи». Она вызвала разгромную рецензию Михаила Шахновича «Вредная галиматья» в «Ленинградской правде». Вслед за такими статьями обычно шел арест».

То, что академик выжил, стал всемирно известным ученым, — это, в общем-то, дело случая. А сколько еще тысяч неизвестных талантов получили от красных профессоров «рецензию на тот свет»?

Так вот, примечательным является то, что написать школьный учебник «Основы религиозных культур и светской этики» Андрей Фурсенко поручил Марианне Шахнович. Она, в свою очередь, передала это важное дело одному из своих учеников — завкафедрой этики философского факультета Санкт-Петербургского госуниверситета Вадиму Перову. О его отношении к христианству красноречиво свидетельствует эта строчка из доклада: «Религиозная этика, по сути, является «этикой господства и подчинения». Человек в религиозной этике есть слабое и безвольное в моральном отношении существо, не способное без «божественной благодати» быть добродетельным» («Материалы научной конференции. 28–30 ноября 2001 года»). «Научный» сборник вышел под редакцией Марианны Шахнович, а сам Перов принадлежит к «научно-педагогической школе» ее отца.

Другой последователь этой школы, А. Б. Нечаев, пишет: «…Часть Нагорной проповеди представляет собой описание поведения рецессивной особи в отношениях с доминантной. Для некоторых обезьян в межсамцовых отношениях характерна так называемая «поза подставления» — схожая с позой самки в процессе спаривания, поза, которую принимает рецессивная особь, демонстрируя тем самым подчинение доминантной (в человеческом обществе этот биологический смысл земного поклона часто не осознается)».

«Про это» опубликовано в том же «научном» сборнике, вышедшем под редакцией М. М. Шахнович («К вопросу о так называемом «естественном праве свободы совести», стр. 63–68). Не сомневаюсь, что автор причисляет себя к доминантной особи, а большинство человеческих особей — к рецессивным.

Такие взгляды демонстрируют полное пренебрежение к традициям верующих. Разумеется, ни в коем случае нельзя ученому запрещать писать, что земной поклон в молитве — бессознательное подражание половому акту обезьян. Но такая «гипотеза» не должна превращаться в официальную точку зрения Министерства образования.

Есть опасность того, что образовательная реформа превратится в конце концов в свою противоположность. И тогда перепоручить улаживание религиозных и национальных конфликтов придется президентской администрации, которая для воспитания имеет три шпицрутена: армию, ФСБ и МВД.

Группа православных ученых-юристов обвинила Фурсенко и его помощников в «саботаже и полном блокировании» инициативы президента Дмитрия Медведева. Речь идет о принятом 21 июля 2009 г. решении Президента Российской Федерации Д А. Медведева о введении изучения в школах основ религиозной культуры, православной, мусульманской и др. культур.

Прежде всего, тихой сапой минобровцы сократили во много раз количество учебных часов религиозной компоненты. Совершенно не устраивает религиозную общественность то, что Фурсенко предлагает поручить преподавание деликатной дисциплины, требующей опыта и глубоких познаний, одному-единственному учителю с неопределенными взглядами, без согласования с религиозной общиной.

Верующие утверждают, что Фурсенко вводит президента страны в заблуждение, говоря: преподавание истории и культуры религий узаконено и ведется в большинстве российских регионов уже давно, и «сейчас мы просто упорядочиваем эту систему. Начинается очень аккуратный эксперимент. Без фанатизма». Под «фанатизмом» Фурсенко, догадываются верующие, имеет в виду веру в Бога и прочее «мракобесие».

30 марта 2010 года протодиакон Андрей Кураев на пресс-конференции в Ставрополе с сожалением констатировал, что учебники по основам религиозных культур не поступили во все регионы страны, хотя преподавание этого курса должно было начаться 1 апреля. Возможно, чиновники намереваются превратить президентскую программу по реформе школьного образования в первоапрельскую шутку. «Я убежден, что учитель начнет уроки, не видев в глаза учебника. Это идиотская ситуация, она не была неизбежной. Это саботаж Министерства образования», — заявил священнослужитель. По мнению отца Андрея, «фронт торможения существует». Протодиакон уповает на «профессиональный бунт» учителей, а не на конфессиональный, которого опасались противники введения курса религий.

Деятельность министерства под руководством Фурсенко, скорее всего, «неминуемо повлечет за собой массовые протесты родителей, детям которых будет под видом конкретной религиозной культуры навязываться идеологизированный педагогический суррогат, а также может спровоцировать межнациональные и межрелигиозные конфликты».

Вышеупомянутый доктор юридических наук Игорь Понкин подготовил обширную докладную записку о продвижении образовательной реформы в области нравственного воспитания подрастающего поколения. Некоторые приведенные в ней факты, мягко говоря, обескураживают.

Так, замминистра образования и науки И. И. Калина в подписанном им письме Минобрнауки России от 15.03.2007 № 03–519 требовал формировать у школьников «планетарное сознание» (известный постулат ряда оккультных сект, который отвергают и христиане, и мусульмане, и иудеи). А еще Калина рекомендовал «для обучения правам человека» пособие «Права человека» (изд-во «Русское слово»), красноречиво раскрывающее взгляды самого чиновника: «Школа учит одному, семья же — совсем другому. Или школа заставит мальчика отказаться от Бога, или семья сделает из него святошу. В наше время середины быть не может. Пусть родители веруют, как хотят и во что хотят, но не портят мальчику будущего. Его будущее принадлежит не только-им. Волей или неволей они становятся преступниками перед обществом».

Выходит, этот высокопоставленный «базаров» из образовательного ведомства по-своему решил проблему отцов и детей, с малых лет настраивая сыновей против своих религиозных родителей?!

Нефтяной мэр (С. С. Собянин, мэр Москвы)

Новый мэр Москвы Сергей Собянин — стопроцентный человек Владимира Путина. При этом Собянин — белая ворона в окружении премьера, человека недоверчивого по натуре, который расставил вокруг себя близких знакомых. Со всеми «своими» Путин связан лично: или учебой в университете, или работой в КГБ, или дачным участком, или по санкт-петербургской мэрии. Все они из Петербурга, а Собянин из Сибири. На какой тогда почве возникли особые отношения между питерцем и сибиряком?

Собянин очень гордился тем, что президент Путин обращался к нему запанибрата «Привет, Серега!», когда приезжал в Тюмень, где он был губернатором. Мало кто знал, что Собянин оказал Путину ряд ценных услуг, чем доказал, что на него вполне можно положиться. Деловые качества «сибирячка» президент страны успел проверить в начале 90-х, когда был заместителем мэра Санкг-Петербурга.

В 1993 году, когда российскую нефтянку разделили на несколько компаний, западносибирскому «Сургутнефтегазу» достался нефтеперерабатывающий завод в Ленинградской области — в городе Кириши. Возглавил «Сургутнефтегаз» Владимир Богданов, директор Киришского НПЗ с 1984 года. Тогда-то бывший комсомольский секретарь, мэр нефтяного города Когалым Собянин стал вице-губернатором Ханты-Мансийского округа, главной нефтяной провинции России. Произошло это при личной поддержке Богданова и другого известного советского нефтяника Вагита Алекперова, главы компании «ЛУКОЙЛ».

В те годы тамбовская преступная группировка, уже контролировавшая почти весь Санкт-Петербург, пыталась прибрать к рукам НПЗ в Киришах. Разбираться с бандитами Богданов поручил своему ставленнику в Сибири. Тогда и познакомились Собянин с Путиным. Вице-мэр помог вице-губернатору отбиться от преступников. Так Путин, его соратник Геннадий Тимченко и Собянин стали партнерами: Собянин отвечал за поставки нефти, Путин обеспечивал оперативное управление заводом, Тимченко продавал продукцию Киришей за рубеж.

В 1999 году спикер ханты-мансийской Думы Собянин, и одновременно председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству, помог директору ФСБ Путину решить одну проблему Кремля, а именно конфликт с генпрокурором Юрием Скуратовым, объявившим войну администрации Бориса Ельцина. Отправить генерального прокурора в отставку мог только сенат, и юридическое обоснование этой отставки легло на плечи Собянина.

Несколько лет спустя глава президентской администрации Собянин провел схожую операцию по заданию президента Путина, которому снова пришлось избавляться от генерального прокурора. Ходили слухи, что генпрокурор Владимир Устинов оказался замешанным в каком-то дворцовом заговоре. Раскрытый заговор якобы был организован Устиновым и его свояком Игорем Сечиным против нефтяной компании «ЛУКОЙЛ». Собянин лично предупредил Путина о том, что на следующий день Генпрокуратура будет проводить в офисе компании выемки документов.

В президентской резиденции в Ново-Огареве, кроме хозяина, собрались Собянин, глава правового управления Кремля Лариса Брычева и спикер сената Сергей Миронов. Наутро был готов президентский указ об отставке генерального прокурора. Сенаторы оторопели от неожиданности, когда Устинов вдруг обратился к ним с просьбой об отставке. «У Собянина с Сечиным реальная кровная месть в годы работы в одной организации», — утверждают некоторые журналисты. Нынешний вице-премьер по энергетике Игорь Сечин знает, что Собянин лучше разбирается в нефтяных делах, а значит, в любой момент может заменить его.

Собянин научился отлично ладить с нефтяниками, со всеми он смог выстроить отношения. В его регионе работали все крупнейшие компании — и «Сибнефть», и «Сургутнефтегаз», и «ЛУКОЙЛ». Могущественная «Альфа-групп» боролась против него на выборах, но и с ней он смог избежать конфликтов. Видимо, уже тогда Собянин видел себя чиновником федерального масштаба, московским ставленником. И в 2005 году президент Путин, со словами «Россия будет прирастать Сибирью», неожиданно для всех поставил Собянина главой своей администрации. Нашел человека «постороннего», чтобы обновить круг ближайших чиновников.

В его биографии, размещенной на официальном сайте губернатора Тюменской области, говорилось, что он — «коренной северянин, причем в третьем поколении». Основатель рода Собяниных — уральский казак, который «волею судьбы оказался в Березовском районе» — в селе Березовского района Ханты-Мансийского автономного округа (ХМАО). Правда, Няксимволь всегда был заселен представителями северной народности манси. Во время губернаторских выборов в январе 2001 года появилась информация, что Собянин — манси по национальности. Имя Собянина как знаменитого представителя этого малого народа Севера попало на страницы нескольких сайтов, посвященных истории мансийского народа. Однако в биографии, направленной в избирательную комиссию, сам претендент назвался русским.

Отец Собянина был председателем сельсовета и директором маслозавода в Березове, мать — бухгалтером.

В 1980 году окончил механический факультет Костромского технологического института и был распределен на Челябинский трубопрокатный завод. В 1982 году происходит взлет карьеры — Собянин становится заведующим отделом Ленинского райкома ВЛКСМ Челябинска. Но что-то не заладилось в жизни начинающего комсомольского функционера, и он через два года возвращается в родные места.

В 1984 году Собянин занимает неприметное место заместителя председателя Когалымского сельсовета. И вдруг редкое везение: в 1985 г. Когалым становится базовым поселком крупного нефтегазодобывающего управления и получает статус города. В том же году Собянин занял должность начальника управления жилищно-коммунального хозяйства когалымского горсовета. В 1986 г. он стал секретарем горисполкома, а в 1988 г. перешел на партийную работу, получив пост заместителя заведующего орготделом Ханты-Мансийского окружкома КПСС.

В 1989 году окончил Всесоюзный юридический заочный институт. В 1990 г. Собянин был назначен начальником налоговой инспекции города Ханты-Мансийска. В 1988–1990 годах — заместитель заведующего орготделом окружкома КПСС ХМАО. В декабре 1991 года избран мэром Когалыма.

С ноября 1993 г. — первый заместитель главы администрации ХМАО Александра Филиппенко. 6 марта 1994 года избран депутатом Думы ХМАО, стал председателем окружного парламента. В январе 1996 года стал членом Совета Федерации. 27 октября 1996 года переизбран депутатом и председателем Думы ХМАО. В июле 1998 года возглавил комитет Совета Федерации по конституционному законодательству и судебно-правовым вопросам. 12 июля 2000 года назначен первым заместителем полпреда президента в Уральском федеральном округе Петра Латышева. 14 января 2001 года избран губернатором Тюменской области. С 2004 года — член высшего совета партии «Единая Россия». 17 февраля 2005 года по представлению Президента РФ утвержден областной Думой на посту губернатора Тюменской области. Такова вкратце его карьера, которая сопровождалась нешуточными политическими интригами.

…В конце 1991 г. за власть в Когалыме боролось несколько команд. Бессменный руководитель ХМАО (глава окружкома КПСС, председатель окрисполкома, с декабря 1991 г. — глава администрации) Александр Филиппенко в этих условиях посчитал нужным отправить в город своего назначенца из Ханты-Мансийска. Он выбрал Сергея Собянина — человека, равноудаленного от конкурирующих группировок, но хорошо знакомого с местными условиями. Став главой администрации Когалыма, Собянин быстро завоевал славу крепкого хозяйственника.

Градообразующее предприятие — «Когалымнефте-газ» — входило в состав новой компании «ЛУКОЙЛ». Управляя западносибирской столицей этой нефтяной империи, Собянин создал прочную систему новых взаимоотношений с топ-менеджментом «ЛУКОЙЛа», сумев изменить советский стиль управления нефтяных баронов. Постепенно создавалось «партнерство», основанное на договорных обязательствах между городом и его ведущим предприятием. Жители города получили свою законную долю от нефтяных доходов, а сам Собянин построил площадку для карьерного восхождения.

Осенью 1993 года глава администрации ХМАО Александр Филиппенко назначил Собянина своим заместителем, но не по хозяйственной работе, а по работе с электоратом. Привлеченные с его помощью голоса избирателей Когалыма, а также жителей других лукойловских городов и поселков весьма помогли Филиппенко в ходе выборов в Совет Федерации в декабре 1993 г. Задача была не из простых: Ханты-Мансийский округ представляет собой архипелаг «островов цивилизации» — автономных городов и поселков, жители которых заняты нефтегазодобычей.

Именно в те годы завязалась его дружба с бывшим главой «Транснефти» Семеном Вайнштоком. (Он руководил нефтедобывающим предприятием «ЛУКОЙЛ — Западная Сибирь».) Дружил Собянин не только с «ЛУКОЙЛом». Впоследствии, уже будучи губернатором Тюменской области, он сумел наладить конструктивные отношения с Тюменской нефтяной компанией (ТНК). С известным олигархом Виктором Вексельбергом его и поныне связывают теплые личные отношения. Как и с Романом Абрамовичем: при его поддержке Собянин был избран спикером Думы Ханты-Мансийского округа.

Затем весной 1994 года Собянин сам успешно выступил на выборах в окружную Думу и становится председателем Думы ХМАО. Осенью 1996 г. вновь получил депутатский мандат, сохранив пост главы ханты-мансийской законодательной власти. Возглавив окружную Думу, Собянин автоматически вошел в Совет Федерации, где работал в Комитете по конституционному законодательству и судебно-правовым вопросам. В 1997 г. становится членом Совета по местному самоуправлению в Российской Федерации, а после избрания в июне 1998 г. тогдашнего председателя Комитета СФ по конституционному законодательству и судебно-правовым вопросам Владимира Платонова заместителем председателя Совета Федерации возглавил этот комитет.

Как следует из доклада, подготовленного аналитическим отделом ГРУ Генштаба Вооруженных сил России и обнародованного депутатом Госдумы Виктором Илюхиным в выступлении на телеканале ACT, чеченский полевой командир Ширвани Басаев (младший брат известного террориста Шамиля Басаева) контактировал с представителями политической и деловой элиты ХМАО. В частности, в августе 1998 года в одном из подмосковных домов отдыха он встречался с Собяниным. Басаев, в ту пору глава Южной нефтяной компании, просил спикера ХМАО содействовать «более интенсивному проникновению чеченского бизнеса в нефтяную отрасль».

В 1999 г. Собянин оказался участником большой политической игры. Подписал «обращение к российской общественности» с призывом к созданию избирательного блока «За равные права регионов», затем вошел в руководство объединения «Вся Россия». После того как этот блок стал дрейфовать в сторону лужковского «Отечества», дальновидно отдалившись от альянса «номенклатурной оппозиции».

В наибольшей степени Собянин проявил свои административные таланты в затянувшемся конфликте вокруг генерального прокурора Юрия Скуратова, ставшего героем эротико-политического «банного скандала». При этом собянинский комитет верхней палаты сумел сохранить довольно приличный вид в этой грязной истории. Собянин показал, что он готов проводить опального генпрокурора в отставку достойным образом, а главное, строго по закону. Трехкратный провал ельцинских предложений в сенате об отставке Скуратова не выглядел политической неудачей Комитета по конституционному законодательству и его руководителя. После парламентских и президентских выборов Скуратова удалили с генпрокурорской должности — весьма оперативно, с соблюдением всех норм и как бы по собственной воле сенаторов, которых новоизбранному президенту не пришлось даже уговаривать. Именно тогда, надо полагать, в президентской администрации оценили квалификацию Собянина в решении политико-правовых проблем. И сам президент не мог не отметить собянинской сноровки в благополучном завершении этой дурно пахнущей истории, причастен к которой как глава ФСБ был и Путин.

После этого Собянина называли даже одним из кандидатов на должность генерального прокурора. Однако в Администрации Президента нашли иное применение талантам «сибирского законника»: для начала его поставили первым заместителем президентского полпреда в Уральском федеральном округе (УрФО). Генерала Петра Латышева, полпреда, как раз беспокоили проблемы, связанные с коррупцией в структурах региональной власти и влиянием преступных группировок. Собянинский опыт работы в сфере конституционного законодательства при этом оказался востребованным. Так Собянин на короткое время стал на Урале «конституционным надзирателем».

У Латышева сразу не заладились отношения с губернатором Свердловской области Эдуардом Росселем. Поэтому полпред постарался укрепить свое влияние в других центрах округа. Во второй половине 2000 года в УрФО прошла серия выборов глав администраций. Латышев поддержал на выборах действующего челябинского губернатора Петра Сумина. Несмотря на то что на стороне его противников выступила могущественная Уральская горно-металлургическая компания, близкая к олигархии «Семьи», Сумин смог одержать победу.

Затем началась избирательная кампания в Тюменской области, которая затронула высшие этажи власти, вплоть до Кремля. В этой борьбе руководство УрФО выступило на стороне противников действовавшего тюменского губернатора Леонида Рокецкого. Собянин лично поддерживал на этих выборах губернатора ХМАО Филиппенко, своего бывшего «патрона». Был создан широкий альянс противников Рокецкого, ядром которого стало объединение губернаторов Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов Филиппенко и Неелова. Но каждый из них был готов претендовать на пост областного губернатора. Компромиссной фигурой был избран Собянин.

У Рокецкого обострились отношения с властными хозяевами нефтегазовых «северов» — ХМАО и Ямало-Ненецкого автономного округа (ЯНАО). У «северян» Собянин имел репутацию человека незаметного и не слишком публичного, но надежного. Не испытывавшие большого желания бросать свои территории, главы ХМАО и ЯНАО Филиппенко и Неелов решили, что Собянин будет оптимальным кандидатом. Лидеры автономий выступили с совместным заявлением в поддержку Собянина, тем самым откровенно нарушив закон о выборах. Это отметил даже тогдашний глава ЦИК Александр Вешняков.

Соперничество Рокецкого и Собянина стало продолжением давнего конфликта между элитами тюменского юга и северных автономных округов. Кроме того, в огонь войны между «севером» и «югом» подбрасывали дров олигархические группировки федерального уровня. Рокецкого по традиции поддерживала Тюменская нефтяная компания (ТНК), входящая в состав «Альфа-группы». ТНК оттесняла конкурентов, широко используя административный ресурс (Рокецкий возглавлял совет директоров ТНК) как на областном, так и на федеральном уровне. На стороне Собянина, помимо окружных администраций, оказались «ЛУКОЙЛ», «Газпром» и «Сургутнефтегаз» (глава этой компании Владимир Богданов и мэр города Сургута Александр Сидоров стали доверенными лицами Собянина). Таким образом, наметился контур противоборства на политическом поле между «старой гвардией» ТЭК против «новорусских» банкиров из «Альфа-группы» и их ставленников в нефтяном бизнесе.

Кроме того, тандем Собянин — Латышев негласно опекался главным кремлевским кадровиком Сергеем Ивановым из команды «питерских силовиков». А связка Рокецкого с топ-менеджментом «Альфа-группы» патронировалась главным пиарщиком Кремля Владиславом Сурковым.

Так что тюменское противоборство могло рассматриваться как часть обширного «фронта» аппаратных битв между командой Совета безопасности во главе с Ивановым и частью Администрации Президента во главе с Сурковым. В глубоком тылу маскировался еще один мощный игрок — компания «Сибнефть».

В победу Собянина сначала мало кто верил. Однако вскоре выяснилось, что на Собянина поставил не только крупный нефтегазовый бизнес, но и Кремль: полпред президента в УрФО Петр Латышев и весь его аппарат открыто помогали Собянину. На него работали кремлевские аналитики и государственные телеканалы. Избирательные штабы Рокецкого испытали на себе всю мощь силового давления правоохранительных органов. «Штабные структуры Рокецкого в ХМАО и на Ямале просто уничтожались физически, вплоть до поджогов офисов и квартир актива», — рассказал The New Times московский политолог Михаил Малютин, на месте наблюдавший тогда за ходом кампании.

Собянин победил. Губернатором Тюменской области он стал в начале 2001 г., когда команда, которая привела в главный офис страны Владимира Путина, стала расставлять своих людей в регионах. Нефтегазовый регион представлял, понятно, особый интерес. Уже в первые недели нового губернатора в Тюмени всем стало ясно: «человек с Севера» мгновенно превратился в «человека Кремля». Тогда Собянин продемонстрировал своеобразное чувство юмора. После утверждения его кандидатуры Тюменской областной Думой он сказал: «Оппозиция в Тюменской области есть. Из 25 депутатов за мою кандидатуру проголосовали всего лишь 24».

Рокецкий обвинил своего основного соперника Собянина в том, что тот якобы подкупил судью, рассматривавшего дело о злоупотреблениях со стороны избирательного штаба Собянина. Сам Собянин также пострадал от черных пиарщиков — его обвиняли в намерении ввезти в область китайских гастарбайтеров и даже… в сатанизме.

Уже в первые месяцы губернаторства Собянина на юге области, и в частности в Тюмени, прошла кампания по переделу собственности. Близкий к бывшему главе администрации бизнес поглощался конкурентами, связанными с новой властью. Но не всегда это относилось лично к Собянину. Например, владелица местного ЦУМа Зоя Кокоулина, получившая личную благодарность от Сергея Семеновича за особые заслуги в проведении губернаторских выборов, вскоре оказалась жертвой черных рейдеров, близких к окружению губернатора. Мольбы и обращения к первому лицу не помогли.

Тюменские журналисты рассказывали также о бизнес-структурах, которые считались «фирмами-кошельками» Собянина. В этой связи назывались дорожно-строительная компания «Аэродромдорстрой» и ООО «Запсибавтодор». В качестве посредника упоминалось имя выходца из «ЛУКОЙЛа» Алмаза Закиева. Впрочем, любой российский губернатор занимался «ручной настройкой» бизнеса в своем регионе.

Все путинские нацпроекты прошли апробацию в Тюменской области при Собянине, и потому он заслужил репутацию эффективного реформатора. Министр финансов Алексей Кудрин, представитель либерального крыла правительства, назвал его «одним из самых прогрессивных губернаторов». «В его регионе прошли апробацию многие ключевые направления реформы местного самоуправления», — отметил Кудрин. На «реформаторской» почве Собянин сблизился с Дмитрием Козаком — очень влиятельным кремлевским чиновником в период первого президентского срока Путина. Это доказывает следующая история. На выборах в Госдуму 2003 года по Тюменскому одномандатному округу Собянин поддерживал Геннадия Райкова. Чтобы обеспечить ему победу, от участия в выборах был отстранен действующий депутат Госдумы Вадим Бондарь. Ущемленный в своих интересах депутат затеял судебное разбирательство. Любопытно, что тюменский избирком защищала адвокат из Санкт-Петербурга Галина Нилус, которая была соучредителем Козака одной юридической фирмы в пору, когда он еще занимался адвокатской практикой.

В 2003 году Ассоциацией менеджеров России Собянин был признан лучшим управленцем года. Много сил губернатор потратил на переговоры по переносу в Тюмень головных офисов ведущих нефтяных компаний, работающих в регионе. Так, например, офис компании ТНК-BP зарегистрирован в Тюмени, что принесло в областной бюджет, по подсчетам местных экономистов, 14 млрд руб.

Сергей Собянин стал первым губернатором, вступившим в «Единую Россию». Свое кредо в отношении СМИ Собянин сформулировал так: «Я не считаю, что журналист может быть свободным по определению, и пресса у нас не может быть свободной». И Собянин твердой рукой приводил в «исполнение» свой вердикт. К моменту завершения его губернаторской миссии оппозиционной прессы практически не оставалось. Сначала под контроль областной администрации перешла популярная в регионе независимая телекомпания «Ладья». Акционерам телекомпании, среди которых был «обиженный» Бондарь, делались «предложения», от которых не принято отказываться. (Бондарь, кроме того, отдал пакет акций радиостанции «Западная Сибирь».) Местный медиамагнат Евгений Дроздинский разом лишился и телекомпании ТРТР, и прав на издание регионального выпуска «МК в Тюмени», и также прав на трансляцию «Русского радио» и «Европы Плюс», когда популярная в Тюмени телеведущая Наталья Емельянова высмеяла в эфире идею губернатора о закупке во Франции особой породы коров. Сегодня канал ТРТР финансируется областной администрацией и входит в подконтрольную ей медиаструктуру — «AHO ТРК «Тюменское время».

Политический оппонент Собянина Вадим Бондарь так охарактеризовал его в The New Times: «Человек вертикали. Человек, который и под собой вертикаль выстроил, и всегда очень старательно исполнял все указания сверху, не считаясь с издержками, в том числе моральными». Проигравший Собянину выборы бывший тюменский губернатор Рокецкий отозвался коротко: «Всегда добивается поставленных целей».

Как рассказывали тюменские журналисты, раз в неделю редакторы местных СМИ собирались в кабинете начальника департамента общественных связей обладминистрации Александра Новопашина, чтобы отчитаться за публикации прошедшей недели. Если в каком-либо издании проскакивала острая публикация с критикойгубернатора, то финансирование этого СМИ из бюджета тотчас же сокращалось.

Кроме того, Собянин методично «вычистил» перебежчиков из команды прежнего главы региона Рокецкого. Посты потеряли начальники областных управлений ФСБ и МВД, руководитель облздрава, десятки чиновников и редакторов СМИ. Предельно прагматичный, он хладнокровно убирал с дороги тех, кто его выдвинул. Политические противники Собянина в Тюмени называли его «робот» и «человек-компьютер». Расчетливость и амбициозность — сочетание таких качеств встречается не часто в российской политике…

Решение Путина о назначении тюменского губернатора на пост руководителя президентской администрации, принятое осенью 2005 года, было абсолютно неожиданным. Появилась информация о том, что оно якобы было пролоббировано Романом Абрамовичем. Но во время второго президентского срока Путина ни один олигарх в отдельности уже не мог по-настоящему влиять на серьезные кадровые решения. Достаточно вспомнить, что Собянин в 2001 г. предложил продлить срок президентских полномочий до семи лет и первым поддержал отмену выборности глав регионов после трагедии в Беслане. Он был одним из первых губернаторов, вступивших в «Единую Россию». Так что выдвижение Собянина на политическую авансцену было прежде всего личным выбором Путина, которому импонируют личные качества Собянина. По мнению директора тюменского Института региональной стратегии Александра Безделова, Собянин — «абсолютно технократичный руководитель, жесткий, требовательный менеджер, однозначно государственник, а не либерал».

С февраля 2006 г. Собянин — член Комиссии по вопросам военно-технического сотрудничества РФ с иностранными государствами. Он постепенно приобретает влияние на мощные экономические структуры и в мае 2006 г. становится председателем совета директоров ОАО «ТВЭЛ», одного из ведущих производителей ядерного топлива в мире (17 % мирового рынка).

В последние годы Собянин выполнял особые поручения Путина, решал аппаратные проблемы, разоблачал заговоры и т. п. Собянин не любит давать интервью, комментировать принятые решения, всегда старается держаться в тени. По словам тюменского журналиста Рафаэля Гольдберга, «он очень ревностно относился к своим изображениям, фотографиям». Впрочем, знакомый с ним предприниматель заметил: «Когда он на работе, то кажется закрытым, такой человек в футляре. Но это стиль поведения в официальной обстановке. В неофициальной обстановке он раскован, любит пошутить». Его лучший друг — Леонид Тягачев, бывший президент Олимпийского комитета России. Самым близким к нему предпринимателем он называет основателя и владельца АФК «Система» Владимира Евтушенкова, который, по иронии судьбы, был дружен с Юрием Лужковым.

Собянин, взбираясь по карьерной лестнице, никого не тащил за собой, кроме единственного человека. Это Анастасия Ракова, которая трудится с ним с 22-летнего возраста. Ее карьера повторяет все перемещения Собянина, начиная с работы в аппарате Думы Ханты-Мансийского автономного округа, председателем которой был Собянин. Когда он стал губернатором Тюменской области, Ракова была его помощницей. Собянина назначили руководителем Администрации Президента — Ракова стала его замом. Сейчас Ракова — замглавы аппарата правительства. Ее задачей было юридичезкое сопровождение политических инициатив Сергея Собянина и Дмитрия Козака в ходе муниципальной, административной и федеративной реформ. Поговаривают, что именно Анастасия Ракова принимала участие в разработке Федерального закона «ФЗ-95», согласно которому основные полномочия совместного ведения с Российской Федерацией в «матрешечных» субъектах уходят от автономий и передаются краям и областям. Анастасия Ракова — абсолютно непубличный чиновник, но никто из ближайшего окружения Собянина не пользуется большим доверием, чем она.

Нельзя говорить, что Россия — какая-то особенная страна. Довольно много государств со средними и плохими показателями развития демократии и качества государственного управления вполне стабильны, их население относительно спокойно. Часто это объясняется природным богатством, которое позволяет оплачивать издержки плохого управления. Вот и Россия может позволить себе отдать на откуп гигантский город. Недавно — Юрию Лужкову, теперь — группе, чьи интересы представляет Сергей Собянин. Это назначение очень логичное, можно сказать, отраслевое. В Москве зарегистрировано 10 % добывающей промышленности России, не говоря уже о том, что Москва — центр прибыли нефтяников и газовиков. Нефтяной столице — нефтяной мэр.

Инаугурация на Тверской, 13 прошла довольно скромно. Самое сильное впечатление на собравшихся произвела речь Дмитрия Медведева, которая прозвучала как напутствие новому мэру. Причем казалось, что президент хотел сказать, что пост мэра Собянин получил авансом и теперь-ему придется доказывать всю жизнь, что должность ему доверили не зря.

Свальный Греф (Г. О. Греф, бывший министр экономики и торговли, глава Сбербанка)

Люди, хорошо знающие Германа Грефа, часто отзываются о нем как о человеке гордом, вспыльчивом и не всегда сдержанном. Публичные конфликты из-за налоговой реформы, многочисленные заявления об уходе, прошлогодний весенне-осенние нервные срывы. Словом, эхо трудного детства…

Греф родился в 1964 году в Казахстане, куда в годы войны из Ленинграда была выслана его семья. Гулял слух, что Греф наполовину чеченец, его гордый характер и необузданный темперамент — чистой воды кавказская генетика. Миф не имеет под собой оснований. Герман — чистокровный немец. По легенде, в России семья Грефов обосновалась меньше ста лет назад. В 1913 году дед Германа Оскаровича приехал в Питер преподавать философию. А в 1941 году семью сослали в казахские степи — за национальность.

В средней школе учился так себе — с тройки на четверку. Баловался «травкой», но смог избежать печальной участи большинства своих однокашников, пристрастившихся к героину. Драки «улица на улицу» были обычным делом. Первым силачом Герман не был, но из армии вернулся другим человеком. Он узнал такие приемы, о которых местные ребята и не слышали…

С детства, по воспоминаниям двоюродной сестры Тамары, отличался чисто немецкой педантичностью и волей: «Гера умел достигать цели. Эту цель надо было только поставить перед ним». Эти качества помогли ему в конце концов вырваться из степного захолустья…

В школе Греф познакомился со своей первой женой Еленой, поженились они после окончания школы, и почти сразу у них родился сын Олег. (В 2004 году Олег Греф окончил юридический факультет СПбГУ, после чего продолжил обучение в Германии. Сейчас работает менеджером по работе с клиентами российской «дочки» Deutsche Bank.)

Армия — одна из самых закрытых страниц жизни Германа Грефа. В военкомате назвали его военную специальность — снайпер во внутренних войсках, но от официальных комментариев отказались. В 1982–1984 годах служба в этих войсках в 95 процентах случаев означала конвоирование заключенных, поиск беглых, подавление тюремных бунтов.

Одноклассники вспоминают, что сразу после окончания школы Греф с женой сделали первую попытку вырваться — уехали в Омск поступать в университет. И провалились: сельского образования не хватало. Обычная история, для местных выпускников: многие пытались поступить, но вернулись и до сих пор живут в Казахстане. Но не Греф. Он все-таки поступил — хоть и через три года, уже после армии. Демобилизовавшись в 1985 году, он поступает на юридический факультет Омского университета.

Как прошедшего военную службу его без экзаменов зачислили на рабфак. Потом Греф автоматически попал на первый курс университета. Был комсоргом факультета, командовал комсомольским оперотрядом. Через пять лет дипломированный юрист Греф смог пробиться в аспирантуру юридического факультета Санкт-Петербургского госуниверситета.

В город на Неве Герман Греф приехал в 1990 году поступать в аспирантуру. В биографии Грефа так и указано: «1990–1993 годы — аспирант Ленинградского университета». В некоторых источниках Герман Греф именуется «кандидатом наук». Но никто из преподавателей юрфака не смог вспомнить научных достижений Германа Оскаровича. Некоторые из педагогов уверяли, что Греф и не учился в аспирантуре, другие вспомнили, что учился, но не доучился. Именно в те годы вчерашний студент Греф стал постигать науки поинтереснее юриспруденции.

Здесь судьба сводит его с Собчаком и Путиным. У него вдруг обнаруживаются антисоветские взгляды. Греф участвует в акциях Ленинградского народного фронта, выступает в защиту «репрессированных народов». Научным руководителем у Германа был Анатолий Собчак. А куратором СПбГУ по линии КГБ — Владимир Путин. Собчак и Путин (в то время еще не обладавшие реальной властью) стали «крестными отцами» молодого и энергичного Грефа. Университетские коридоры плавно вырулили в коридоры власти.

В 91-м мэр Собчак устраивает своего прогрессивного аспиранта в Петродворцовую районную администрацию. На административном поприще Греф, говоря словами Лескова, обнаруживает «железную силу», присущую немецкому характеру. В деле приватизации памятников культуры он действует решительно и жестко, без оглядки на Министерство культуры в целом и культурную общественность в частности.

Уже через год Греф становится начальником Петродворцового агентства Комитета по управлению госимуществом (КУГИ). Если бы стояла задача описать карьеру Грефа одним словом, это было бы слово «Питер». А если в трех словах, то «Питер», «Собчак», «Путин».

Кстати, питерские чиновники рассказывают, что Греф был одним из немногих, кто в трудный момент не сдал своего патрона Путина. Когда ВВП попросили с поста вице-мэра Санкт-Петербурга, многие чиновники по аппаратной традиции тут же перестали замечать бывшего коллегу. Греф продолжал общаться с отставником и даже помогал Путину в те времена. Возможно, будущий глава государства этого не забыл.

В Санкт-Петербурге Герман Греф начинал карьеру с простого юрисконсульта в райадминистрации Петродворца. Потом стал клерком в КУГИ (Комитет по управлению госимуществом). И вся его последующая карьера была связана с управлением имуществом Северной столицы — вплоть до главы КУГИ, а потом и должности вице-губернатора Питера. В стенах администрации Санкт-Петербурга Герман Греф познакомился с Алексеем Кудриным, Дмитрием Козаком, Дмитрием Медведевым, которые впоследствии заняли ключевые посты в стране и которых причисляют к так называемому могущественному клану «питерских». Кудрин и Козак, кстати, год назад гуляли на свадьбе Грефа в «Петергофе».

В 94-м его повышают до зама, а спустя несколько месяцев — до председателя департамента недвижимого имущества КУГИ. С июля 1997 года он занимает пост первого заместителя председателя КУГИ. Через полтора месяца глава КУГИ Михаил Маневич становится жертвой киллера, и его кресло занимает Греф.

За то время, что Греф руководил питерским имуществом, из 127 государственных книжных магазинов города осталось меньше сорока. По словам исполнительного директора Ассоциации предприятий книжной торговли Евгения Суханова, из двух десятков приватизированных книжных магазинов остались книжными только четыре. Магазин № 42 на проспекте Стачек после трехкратной перепродажи торгует автомобильными колесами. «Нотный» на улице Желябова — антиквариатом. 64-й на Московском проспекте — вообще ничем не торгует «из-за невозможности выполнить условия конкурса». В Петродворце в книжном магазине продают водку.

Глава книготорговой фирмы «Мир» Эрнст Гросс рассказал в интервью: «На наши магазины периодически совершаются набеги. Пока все корректно, вежливо. Приходят подчас известные в городе люди со своими подопечными. А у подопечных свои идеи — торговать в наших помещениях то кассетами, то австрийскими пальто. Мне уже приходилось слышать и такое: нечего вам делать с вашими книгами здесь, на Невском проспекте, перебирались бы вы куда-нибудь подальше… А мы работаем с прибылью, исправно оплачиваем аренду, все налоги и коммунальные платежи, регулярно выдаем зарплату своим сотрудникам».

Гросс вспомнил одно выступление по телевидению тогдашнего руководителя КУГИ Грефа: «С какой болью в сердце Греф санкционировал продление аренды помещений нескольким книжным магазинам по 12 долларов за квадратный метр, в то время как можно взять по 280».

И Греф поднял-таки арендную плату. Книжных магазинов стало еще меньше, а город, по расчетам книготорговцев, получил от этого дополнительно аж один миллион шестьсот тысяч рублей!

…Есть под Петербургом маленький поселок рыбаков и огородников, любимое петербуржцами дачное место — Стрельна. С начала XIX века здесь находилось поселение немецких колонистов. Рядом воздвиг свой дворец князь Львов. В годы коллективизации колонистов объединили в немецкий колхоз «Роте фане», а с началом Отечественной войны их выселили в Казахстан.

Придя в КУГИ, Греф решил восстановить историческую справедливость, отдав Стрельну потомкам высланных колонистов. Созданное по его распоряжению агентство территориального развития «Нойдорф-Стрельна» должно было построить в поселке 38 уютных коттеджей на пятьдесят семей, с приусадебными участками, подвести коммуникации. Дворец князя Львова решено было использовать как немецкий общественно-культурный центр, с магазином, рестораном и казино. Под этот проект правительство ФРГ выделило 50 миллионов марок.

Часть этих миллионов была украдена с известным русским размахом, но речь сейчас не об этом. В 1998 году строительство домов было завершено. На торжественной церемонии вручения ключей новоселам выступал и глава КУГИ, еще раз подтвердивший «готовность городского правительства и дальше активным образом содействовать реализации программы».

«Был оркестр, были гирлянды разноцветных шаров и корзины цветов. Счастливая Ирина Гинкель, строитель из Казахстана, показывает свое новое жилье, еще пока без мебели. В другом доме угощают домашним сыром и сметаной», — восторгалась местная газетка.

Этот триумф «справедливости и искупления вины» обернулся бедой для десятков детей из неблагополучных семей, которых опекал Международный центр социальной адаптации и развития детей-инвалидов и детей-сирот «Свет Надежды». Несчастных выбросили на улицу из помещений бывшего дворца князя Львова, чтобы открыть в нем ресторан и казино.

Президент центра Игорь Климентьев по-всякому пытался защитить своих подопечных. Разговаривал с местной администрацией, апеллировал к совести представителей немецких спонсоров, обращался лично к Грефу. Никто его не услышал. Тогда Климентьев отправился в прокуратуру с письменным заявлением, в котором подробно описал все:

«Агентство «Нойдорф-Стрельна», созданное при содействии заинтересованных в нем районных властей и Комитета по управлению городским имуществом города Санкт-Петербурга (когда его возглавлял Греф Герман Оскарович), уже лишило жилья более 200 семей российских военнослужащих (кооператив «Якорь-2»), построив на отобранной у них земле компактное поселение для потомков немецких колонистов из Казахстана.

Теперь это агентство намерено при содействии КУГИ, проявляющего чрезвычайное рвение в защите интересов АТР «Нойдорф-Стрельна», лишить социальной защиты и материальной помощи детей-сирот и инвалидов Петродворцового района города. На заседании городской Комиссии при Департаменте по распоряжению недвижимым имуществом Санкт-Петербурга (протокол заседания Комиссии № 17 от 25 сентября 1997 года) было вынесено решение о сдаче в аренду помещений дворца князя Львова агентству «Нойдорф-Стрельна», с исключительным правом субаренды для нашей организации до 50 % общей площади арендуемых помещений.

Представитель «Нойдорф-Стрельны» Даровский вместе с председателем Комитета по управлению имуществом Петродворцового района Игорем Твердовским предложил Международному центру социальной адаптации и развития детей-инвалидов и детей-сирот «Свет Надежды» занять сырые, неотремонтированные темные подвалы под жилым крылом дворца, а наверху в остальных помещениях разместить офис агентства, немецкий клуб и центр досуга. Мы категорически отказались от такого циничного предложения и продолжали работу с детьми во всех свободных помещениях дворца. Поэтому решение Комиссии не было подписано.

29 июня 1998 года к нам пришел Даровский и сообщил, что центру «Свет Надежды» придется освободить все помещения, поскольку Греф Г.О. подписал решение о сдаче в аренду всех свободных помещений нежилой части дворца АТР «Нойдорф-Стрельна».

За время деятельности центра «Свет Надежды» во дворце князя Львова летом 1997 года неизвестные лица разбили стекла в православной молитвенной комнате. Дважды была сорвана вывеска с Комнаты памяти о павших в годы Великой Отечественной войны и блокады Ленинграда, причем последний раз — 16 июля 1998 года — это совершил Даровский собственноручно. Мы расцениваем это как акт вандализма по отношению к памяти наших погибших солдат.

26 сентября 1998 года работниками АТР «Нойдорф-Стрельна», по распоряжению их руководства и без согласования с нами, был вскрыт центральный зал дворца и вывезены на свалку экспонаты, предназначенные для музея народной памяти о защитниках Отечества, создаваемого нами совместно с объединением поисковых отрядов «Возвращение». Были выброшены на свалку останки сгоревших в подвалах дворца раненых советских бойцов, т. е. был совершен очередной акт вандализма и осквернения памяти защитников Ленинграда, погибших в борьбе с фашистскими оккупантами.

Коррумпированные чиновники активно содействуют руководству «Нойдорф-Стрельна» в занятии помещений дворца. Не заключая с нами официальный договор об использовании помещений дворца, КУГИ тем самым не дает нам возможности привлечь средства со стороны спонсоров на ремонт дворца и занимаемых нами помещений, лишая нас необходимых условий для работы с детьми и возможности получить лицензии, требуемые для серьезной комплексной работы.

Полное содействие Грефа Г.О., к которому подавляющее большинство жителей Санкт-Петербурга относится с недоверием, и определило позицию АТР «Нойдорф-Стрельна» в данном вопросе. Проводимая Грефом Г.О. политика в отношении распределения недвижимости Санкт-Петербурга вызывает негативную реакцию среди местного населения.

За период работы в бывшем дворце князя Львова у нас побывало более 500 детей района и города на благотворительных мероприятиях и более 1500 на экскурсиях по дворцу и мемориальным комнатам, посвященным князю Львову, русским и латышским воинам, павшим в годы Великой Отечественной войны и блокады Ленинграда. Около 100 инвалидов Стрельны получили от нас помощь в виде диетического питания и одежды, а также побывали на бесплатных представлениях и концертах.

Мы уже неоднократно предлагали генеральному директору АТР «Нойдорф-Стрельна» Сергею Кельбаху и его представителям отказаться от всяческих прав и претензий на пользование дворцом в пользу нашей организации, с тем чтобы в этом случае включить в наши программы работу с детьми жителей компактного немецкого поселения на территории Стрельны — переселенцев из Казахстана и тем самым не допустить их изоляции от местных детей.

Однако все наши протесты в адрес Кельбаха С.В. и Грефа Г.О. остались без ответа. Мы вынуждены обратиться в прокуратуру, чтобы были восстановлены наши права».

С тем же успехом Греф создавал в Петербурге идеальное жилищно-коммунальное хозяйство. Он, кстати, гордится тем, что первым в стране начал радикальные реформы в этой области. На деле реформа ограничилась переименованием ЖЭКов в РЖА (районные жилищные агентства), а РЭУ — в ГУРЭПы. В феврале 1998 года Греф публично отрапортовал, что «реорганизация жилищно-коммунальных служб закончена — этот этап прошел без потрясений, волнений среди работников этого сектора нет».

Глава КУТИ поспешил делать такое заявление, чтобы как-то упредить надвигающуюся волну недовольств. Несколько дней спустя в питерском Дворце труда собрались работники и профсоюзные лидеры коммунального хозяйства, руководители районных администраций, чтобы тоже обсудить ход реформ. Жэковское начальство среднего звена единодушно констатировало, что ничего хорошего реформы не принесли ни городу, ни горожанам. Дома стали обслуживаться еще хуже, а жалоб от населения прибавилось.

Конкурсы среди подрядчиков, которые так расхваливал на заседаниях правительства вице-губернатор Греф, по словам руководителя ГУРЭПа № 9 Василеостровского района Валентины Нестеренко, проходили формально: «При сегодняшнем финансировании смешно даже говорить о каком бы то ни было качестве услуг, оказываемых населению. Чтобы выиграть конкурс, подрядчик должен непременно предложить минимальную стоимость обслуживания квадратного метра. И действительно, предлагает. Но за счет чего? За счет уменьшения зарплаты (средняя зарплата работников ГУРЭПов — 300–400 рублей), нарушения норм и правил технической эксплуатации зданий».

Если так пойдет и дальше, говорили работники ГУРЭПов, через несколько лет дома придут в такое состояние, что на их восстановление потребуются уже миллиарды рублей. Кроме того, петербуржцы стали платить вдвое больше за то, что житье в домах и квартирах стало еще хуже, чем было.

Единственным, кто придерживался иной точки зрения, был первый зам председателя КУГИ Андрей Лихачев, который попытался доказать сидящим в зале, что они не совсем понимают сущность реформ и что надо учиться работать по-новому.

Не вняв увещеваниям молодого реформатора, Совет профсоюзов работников местной промышленности и коммунально-бытовых услуг решил призвать народ к проведению акций протеста против «антинародной реформы Грефа».

Греф не стал ждать публичного поругания плодов своей реформы. Вскоре перебрался в столицу, чтобы влиться в ряды «квалифицированных кадров» Мингосимущества, поредевшие после скандально известного «дела писателей». После себя он оставил «нерукотворный памятник» — стопку нормативных актов по реформированию ЖЭКов.

Два года Герман Греф возглавлял фонд «Центр стратегических исследований» (ЦСР), замещал руководителя правительственного «информационно-пропагандистского штаба по сопровождению жилищно-коммунальной реформы». Параллельно, будучи в ранге председателя питерского комитета по имуществу, он разрабатывал программу стратегического развития Петербурга. Этим ограничивается его опыт проведения «стратегических» кампаний.

Январь 1999 года. Первый зампред Мингосимущества Герман Греф попал в аварию в Кемеровской области, где он находился в рабочей поездке, сопровождая премьер-министра Евгения Примакова. «Волга», в которой был Греф, врезалась в грузовой «ЗИЛ». Чиновник получил серьезную черепно-мозговую травму и был госпитализирован в тяжелом состоянии.

16 октября 2002 года. В Москве, на Ленинском проспекте, «BMW», в котором находился глава Минэкономразвития Герман Греф, столкнулся с иномаркой. Министр получил ушибы и был доставлен в ЦКБ. Пресс-секретарь министра сообщил, что это была «легкая авария» и что «министр чувствует себя нормально». Тем не менее в этот день в Германию, куда должен был отправиться Греф, вместо него вылетел его заместитель Иван Матеров.

С 21 марта по 11 апреля 2003 года Греф находился на больничном. Диагноз болезни шефа в пресс-службе министерства сообщить отказались. Некоторое время Герман Греф находился в ЦКБ. Один из знакомых министра, посетивший его в ЦКБ, сообщил, что глава МЭРТа производил впечатление человека «не от мира сего» и порой неадекватно реагировал на происходящее вокруг. Напомнив о травме головы в 1999 году, наш собеседник предположил, что речь идет о «весеннем обострении».

В 2004 году Греф повторно женится, новая жена — дизайнер Яна. И если первая свадьба никому не известного Германа Грефа в степном райцентре Иртышске прошла незаметно, то вторая прогремела на всю страну. Ее даже обсуждали на заседании Госдумы. Депутатов возмутило, что для церемонии регистрации брака 40-летнего министра и его 32-летней избранницы Яны был арендован Большой дворец государственного музея-заповедника «Петергоф».

Сама процедура регистрации прошла в тронном зале Большого дворца. Там же устраивался и фейерверк. После росписей и надевания колец молодые, как пишет петербургская пресса, в свадебной карете доехали по Петергофскому парку до пристани Финского залива, где пересели на президентский катер (на том же катере в дни 300-летия Петербурга катался президент Владимир Путин). Судно по Финскому заливу, а затем по Неве доставило молодоженов в Петербург, в президентскую резиденцию «К-2», где гости отдыхали и закусывали. Пишут, что пировали до утра. Отголоски почти секретной, но все равно шумной свадьбы Германа Грефа докатились до зала заседаний Госдумы.

Вслед за этой неприятностью пришла другая. В самом конце весенней сессии Госдумы, когда все депутаты и сенаторы мыслями были уже на каникулах, Герман Греф как содокладчик от правительства и депутат Валерий Драганов как автор документа взяли и изменили после второго чтения текст законопроекта о регулировании рынка алкогольной продукции. В результате принятый Федеральный закон № 102 вместо усиления государственного регулирования фактически мог разрушить всю систему контроля. Можно представить себе, какую астрономическую сумму готовы были заплатить поставщики нелегального алкоголя, чтобы с 1 января 2006 года у государства фактически не осталось рычагов контроля за ситуацией. При этом дело не только в десятках миллиардах рублей акцизов, которые не попадут в бюджеты всех уровней, но и в тысячах новых смертей от отравления некачественным спиртным.

Заметим, что одним из организаторов трафика нелегального спирта через Кавказские горы был в свое время бывший депутат от Карачаево-Черкессии, а ныне политэмигрант Борис Березовский. Многие гадают, зачем в действительности Борису Абрамовичу понадобился экстренный визит в Латвию (опальный олигарх приезжал туда якобы по делам школьного образования). Визит этот совпал со всплеском криминальных разборок на всем протяжении рижской трассы — в Псковской, Тверской областях и даже задел рикошетом Белоруссию. Настоящей целью визита БАБа было участие в «сходке» теневых дельцов, которым предстояло обеспечивать цепочку транзита нелегального спирта из портов Прибалтики в Москву и область.

Через год Генпрокуратура России возбудила уголовное дело в отношении ряда чиновников Минэкономразвития. Их обвиняли в превышении должностных полномочий (ст. 286 УК РФ) при выдаче лицензий и квот на импорт мяса в Россию. С 2003 года импорт всех видов мяса в Россию регулировался с помощью тарифных (для говядины и свинины) и внетарифных (для мяса птицы) квот. «Ежегодно распределение квот сопровождалось громкими скандалами, поскольку, несмотря на существующий порядок, объемы квот, выданных некоторым импортерам, занижались, — рассказывает один из участников рынка, пожелавший остаться неназванным. — Достаточно вспомнить 2004 год, когда Минэкономики трижды переписывал списки компаний-импортеров, получивших квоты, и их размеры». Торговля квотами чиновниками Минэкономики шла постоянная. В 2004 году получение лицензии на ввоз мяса стоило $30–50 за тонну, в 2005 году эти неофициальные ставки поднялись до $100–150 за тонну в зависимости от вида мяса», — рассказывает импортер. Ввозные пошлины на поставки говядины в рамках квоты составляли 15 %, но не менее €0,2 за килограмм, говорит он, в зависимости от вида мяса, а при внеквотных поставках таможенный тариф на их ввоз составлял уже 60 % таможенной стоимости, но не менее €0,8 за килограмм. То есть при ввозе партии в 200 тонн (десять контейнеров) экономия импортера составляла около €120 тыс.

Скандалы вокруг Минэкономики множились с лавинообразной скоростью. Видимо, этим обстоятельством объяснялась быстрая отставка Германа Грефа с поста министра экономики и торговли и его переход в руководители Сбербанка. Но и на новом месте громкие конфликты не отпускают Грефа.

В марте 2009 года миноритарный акционер Сбербанка Алексей Навальный получил письмо от Германа Грефа. В письме — ответ на запрос акционера о кредите в почти четверть миллиарда долларов, который был выделен Московской школе управления «Сколково». «Сколково» — проект необычный: бизнес-школа мирового уровня, российский ответ Гарварду, Стэнфорду и Йелю. Еще в 2001 году проект был согласован на самом верху; позже «Сколкова» включили в нацпроект «Образование». Идея подмосковного «бизнес-питомника» экстра-класса получила всяческую поддержку от крупного бизнеса. Президент школы — Рубен Варданян, глава группы компаний «Тройка Диалог». Список прочих инвесторов «Сколково» более чем внушителен: от Михаила Куснировича до Алексея Мордашова, от «Русского стандарта» до ТНК-BP. Землю под строительство кампуса выделил Роман Абрамович — 25 с лишним гектаров в Одинцовском районе Подмосковья. Попечительский совет «Сколкова» возглавляет Дмитрий Медведев, президент РФ. Первый кирпич в фундамент кампуса заложил осенью 2006 года лично Владимир Путин.

Государственный патронаж — частное финансирование. Все указывало на то, что развитие «Сколкова» будет осуществляться именно в таком формате разделения полномочий. Поэтому Алексей Навальный написал: «Сбербанк добровольно записал себе минус $245 миллионов. Соответственно, акционеры Сбербанка принудительно записали себе минус $245 миллионов». «Для финансирования одного образовательного проекта бизнес-школы в Подмосковье — это совершенно дикая, чудовищная сумма, и она не могла нас не заинтересовать. Просто непонятно — для чего эти деньги?»

Но в своем письме Греф отказался проинформировать, на что именно будет потрачена внушительная сумма, сославшись на банковскую тайну. Между тем член совета директоров Сбербанка и попечительского совета школы «Сколково» проходит в США по делу о мошенничестве — торговле инсайдерской информацией. Речь идет об американском миллиардере индийского происхождения Раджате Гупта. Именно Гупта привез в Россию идею создания бизнес-школы мирового класса и нашел поддержку у председателя совета директоров группы «Тройка диалог» Рубена Варданяна и тогдашнего министра экономического развития, нынешнего президента Сбербанка Германа Грефа. В результате Раджат Гупта вошел в состав международного попечительского совета школы, возглавляет который президент РФ Дмитрий Медведев.

Вообще с кредитами в Сбербанке, похоже, надо внимательно разбираться. В список из 29 сделок, одобренных наблюдательным советом Сбербанка в 2008 г., вошла трехлетняя кредитная линия на 500 млн руб., выделенная индивидуальному предпринимателю Евгению Грефу.

Старший брат президента Сбербанка Германа Грефа Евгений — известный омский бизнесмен. Он владелец торговой сети «Технософия» (семь магазинов бытовой техники в Омске и области), совладелец сети «Сибирь-керамика», торгового центра «Геомарт» (cash&carry, 4200 кв. м), торгового комплекса «Летур» (около 3000 кв. м). Летом прошлого года стало известно о планах ООО «Летур-инвест» (50 % у Грефа) построить в центре Омска микрорайон «Старая роща» на 300 000–400 000 кв. м элитного жилья и коммерческой недвижимости.

«В кризис банки практически прекратили кредитовать такие рискованные секторы, как недвижимость и торговля», — отмечает аналитик «Брокеркредитсервиса» Денис Мухин. Из документов непонятно, когда именно в прошлом году Греф-старший получил кредит, а представитель Сбербанка отказался обсуждать условия конкретных займов, сославшись на банковскую тайну…

Усыновленный Петербург (В. И. Матвиенко, губернатор Санкт-Петербурга)

Несколько лет назад в Интернете были размещены документы из уголовного дела, одним из обвиняемых по которому был некто Матвиенко С. В. — однофамилец (или родственник) петербургского губернатора. Как следовало из документов, гражданка Рожкова обратилась 13 июля 1994 года в Смольнинское РУВД города Санкт-Петербурга с заявлением о том, что «в период с 20.00 до 20.30 часов двое неустановленных преступников ворвались в квартиру и, угрожая ей и ее сыну Рожкову A.B., похитили некоторое количество ценных вещей, в том числе гранатовое ожерелье и иные ценные вещи». По данному факту было возбуждено уголовное дело по статье 145 Уголовного кодекса РФ (грабеж). Через три дня были якобы задержаны Мурин Евгений Игоревич и Матвиенко Сергей Владимирович, похищенное ими было частично изъято.

Итогом стало уголовное дело № 187 898, которое вела старший следователь 3-го отдела следственной части ГУВД по городу Санкт-Петербургу подполковник юстиции Р.В. Жукова. Следствием вина Мурина и Матвиенко в грабеже и нанесении телесных повреждений была установлена. Матвиенко, 1973 года рождения, работавший, как указывалось в опубликованных документах, менеджером в чековом инвестиционном фонде «Августа», вину свою частично признал, однако обвинил в организации преступления Мурина. В результате Мурин отправился один в места не столь отдаленные.

Насколько нам известно, семья губернатора Валентины Матвиенко не стала ни опровергать, ни подтверждать достоверность «слитых» кем-то документов уголовного дела…

Первое появление на публике Валентины Матвиенко произошло в мае 1989 года, когда Центральное телевидение транслировало ее выступление на Съезде народных депутатов СССР. Как «хохлушка», Матвиенко оказалась 1-м зампредом Ленгорисполкома (то есть занимала в городе на Неве позицию, аналогичную 1-му вице-мэру Санкт-Петербурга, с какой стартовал в большую политику Владимир Путин)?

Валентина Ивановна попала в Ленинград из украинской Шепетовки и сделала себе карьеру комсомольской леди: райком, горком, обком… Из первых секретарш ВЛКСМ перешла на административную работу в КПСС, затем в Ленсовет, наконец в Верховный Совет, где стала председателем парламентского комитета по материнству и детству, той самой «социалке». Распад Советского Союза застал ее в ранге чрезвычайного и полномочного посла страны на Мальте.

Второй раз громкая публичная слава настигла Валентину Матвиенко 9 лет спустя, в августе 1998-го, когда Евгений Примаков вызвал ее из Афин. Глава МИД РФ был только что утвержден Госдумой в качестве председателя «антикризисного» правительства и искал себе вице-премьера по «социалке». Тогдашний посол в Греции умела обустроить быт чиновников на месте пребывания самым лучшим образом.

Яркий макияж не сошел с лица социального вице-премьера, даже когда после автомобильной катастрофы где-то под Пензой ее навещал в больничной палате ЦКБ сам президент. Владимира Путина она встретила при полном параде, не лежа, а сидя в постели, и, ни на что не жалуясь, сыпала с экрана на телекамеру цифрами и перспективами дальнейшего и неуклонного роста. «Социальщик» в России должен быть таким, как Валентина Ивановна, — четким чиновником, бодро рапортующим начальству об успехах на его фронте, не впадающим в раж от публичной критики со стороны руководства, а спокойно берущим под козырек, не теряя при этом чувства собственного достоинства.

Приехав в Санкт-Петербург, Матвиенко объявила об участии в выборах губернатора и своем намерении «победить» Яковлева нокаутом. Однако тогда, только на заре «управляемой демократии», одолеть с ходу административный ресурс за четыре года хорошо окопавшегося в СПб Владимира Анатольевича оказалось невозможно. Позднее ее назначили полпредом Президента РФ в Северо-Западном федеральном округе, после чего спецоперация по смене губернатора стала лишь делом времени. Губернатором-2003 в Смольный избрали, естественно, фаворитку Кремля. Правда, со второго захода и когда публичная политика в стране де-факто сошла на нет.

Итак, Валентина Ивановна Матвиенко (Тютина) родилась в 1949 году на Украине в г. Шепетовка Хмельницкой области. В 1972 году окончила Ленинградский химико-фармацевтический институт, в 1985 году — Академию общественных наук при ЦК КПСС, в 1991 году — курсы усовершенствования руководящих дипломатических работников при Дипломатической академии МИД СССР. С 1991 по 1998 год состояла на дипломатической службе (1991–1994 гг. — посол в Республике Мальта). С сентября 1998 года по март 2003-го — зампред Правительства РФ, курировала социальную сферу. 19 марта 2003 года назначена полномочным представителем Президента РФ в Северо-Западном федеральном округе, 5 октября 2003 года избрана губернатором Санкт-Петербурга.

В 2009 году, сообщили журналисты, губернатор Санкт-Петербурга «скрыла от Кремля доходы членов своей семьи». Тогда президент и премьер страны задали тон — отчитались о своих доходах и доходах членов своей семьи за прошлый год. За ними потянулись члены Правительства РФ и сотрудники Администрации Президента. И члены правительства Санкт-Петербурга тоже опубликовали свои справки о доходах за 2008 год, о чем с гордостью сообщили 15.04.2009 г. на официальном сайте. Только есть одно «но» — почему-то никто из чиновников, начиная с губернатора, не рассказал о доходах своих ближайших родственников.

В частности, Валентина Ивановна, в отличие от президента и премьер-министра, не раскрыла данные о финансовом состоянии своего мужа Владимира Васильевича, в прошлом полковника и старшего преподавателя Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова, и, главное, умолчала о сыне. Судя по всему, вся загвоздка именно в сыне. Сложная бухгалтерия. Как писало в свое время об этом информационное агентство Lenta.ru: «Начиная с 2003 года российские СМИ публиковали материалы, в которых Сергей Матвиенко обвинялся в разнообразной противозаконной деятельности, но эти данные ни разу не были подтверждены официально».

…Однажды петербургский губернатор Валентина Матвиенко в сердцах бросила фразу, которая стоила ей дружбы с женой московского мэра Еленой Батуриной. «Батурина в Москве и не такое вытворяет», — заявила градоначальница на неформальной встрече с главными редакторами питерских СМИ, которые упрекали ее в желании возвести башню «Газпрома», «в уплотнительной застройке» и в других строительных проектах питерских властей, уродующих городской ландшафт. На следующий день на сайте журналистского агентства «АПН — Северо-Запад» появилась статья «Матвиенко хочет замуж за Лужкова». А через неделю агентство получило письмо от Батуриной, в котором, в частности, говорилось: «С Валентиной Ивановной Матвиенко меня связывают личные дружеские отношения, основанные на взаимном уважении. В этой связи возникает вопрос о подлинности ее следующего высказывания: «Батурина в Москве вытворяет и не такое».

В конце письма Батурина сообщила, что все-таки разрывает отношения с Матвиенко, а в суд не обращается лишь постольку, поскольку, «связанная родственными узами с руководителем одного из субъектов Российской Федерации», она «доподлинно» знает, «насколько непроста миссия людей, находящихся на этом посту».

Этот конфликт напоминал ссору Ивана Ивановича и Ивана Никифоровича из гоголевской повести. Апелляция к «миссии» градоначальника и накал страстей, почти дуэльных, были явно несоразмерны ничтожности повода для размолвки, несмотря на всю его двусмысленность. Что именно «вытворяла» в Москве Батурина, когда и с кем? Вряд ли невнятные намеки на эти «обстоятельства» могли сами по себе разорвать дружбу гранд-дам. Очевидно, Матвиенко невольно и непростительно коснулась святая святых Батуриной — семейного бизнеса московского мэра. За невинной оговоркой Батурина разглядела едкий намек всезнающей главы Северной столицы, посвященной во все тонкости «тандемного» бизнеса. Анекдотичность этой ситуации усугубляло почти полное сходство семейного бизнеса и Батуриной, и Матвиенко, с одной лишь поправкой: в Москве этот тандем представляли муж и жена, а в Петербурге — мать и сын.

Как известно, Елена Батурина создала в 1991 году фирму «Интеко», поначалу выпускавшую пластмассовые ведра, тазы, одноразовую посуду и т. п. В 2000 г. начался ее прорыв к миллиардному бизнесу. «Интеко» купила акции строительного комбината у вдовы убитого ранее акционера и за два года монополизировала строительный рынок Москвы, не имея ни одной строительной площадки.

Батурина поначалу секретничала, заботясь о чистоте репутации своего мужа-чиновника, но под нажимом финансовых обстоятельств и международных требований прозрачности ей пришлось приоткрыть секреты своей бухгалтерии. Выяснилось, что оборот ее «среднего» бизнеса в 2002 году составил более 8,8 млрд руб. и вырос в четыре раза по сравнению с 2001 годом, а чистая прибыль выросла более чем вдвое. Уже в 2004 году Батурина вошла в «золотую сотню» России. Эксперты журнала Forbes оценили ее состояние в $1,1 млрд. Бизнес-империя Батуриной — Лужкова приобрела законченные очертания примерно в 2005 году.

Питерская параллель напрашивается сама собой, единственная заметная разница в том, что петербургский бизнес значительно моложе и развивается стремительнее московского. Тридцатисемилетний сын петербургского губернатора Сергей Матвиенко является 100-процентным собственником ЗАО «Империя». Эта компания была создана в 2003 году, когда Валентину Матвиенко выбрали на пост губернатора Петербурга. Сейчас «Империя» имеет уже 28 «дочек», ведущих коммерческую деятельность в области строительства, фармацевтики, рекламы, перевозок, клининга и медиарынка. Эксперты оценивают бизнес 37-летнего Сергея Матвиенко не менее чем в $1 млрд, не исключая, что в 2011 году, перед окончанием губернаторского срока Валентины Матвиенко, количество его публичных активов может увеличиться.

Наиболее известны пять дочерних структур питерской «Империи». ЗАО «Параметр» реконструирует здание в Василеостровском районе под гостинично-офисный центр. «Норд-вест менеджмент» возводит центр современного искусства «Город Мастеров» почти напротив крейсера «Аврора». ООО «Кронштадтские паруса» должно построить на острове Котлин комплекс с деловыми, торговыми и жилыми объектами, где также расположится объединенная Военно-морская академия. Соглашение о строительстве академии было подписано в 2008 году губернатором Петербурга и представителями Минобороны РФ и Внешторгбанка (ВТБ). (Сергей Матвиенко также является гендиректором девелоперской «дочки» группы ВТБ — «ВТБ — Девелопмент», которая ведет такие проекты, как «Набережная Европы» и «Невская ратуша».) ЗАО «Версия» намерено построить гостинично-оздоровительный комплекс в поселке Солнечное. И, наконец, пятая компания — ООО «Дуглас» со своей «дочкой» ЗАО «Стремберг» — возводит спортивно-развлекательный комплекс «Питер-Лэнд» рядом с Парком имени 300-летия Петербурга.

С этим парком связана характерная история. На одном из рабочих совещаний вице-губернатор Роман Филимонов, называя координаты земельных участков, сообщил, что «наделы находятся в парке 300-летия Петербурга». Губернатор Валентина Матвиенко резко прервала его:

— Парк имеет свою территорию и свой кадастровый номер. Какой это парк? — спросила градоначальница.

— В документальной идентификации это звучит так, — ответил Филимонов.

— Знаете, как это завтра зазвучит? — задала риторический вопрос Матвиенко. Все упоминания о парке были срочно заменены безликими числами, после чего проект был принят.

Как и в Москве, строительные новшества Матвиенко часто сопровождаются обвинениями в разрушении исторического облика города. Так, депутат Госдумы Илья Пономаревк направил генпрокурору Юрию Чайке запросы о «неправомерности сооружения» мансарды в особняке Шишмарева на Невском проспекте, памятнике истории и архитектуры XVIII века. Месяц назад скандал подогрело сообщение о том, что мансарда, сооруженная над зданием лютеранской церкви Святых Петра и Павла, принадлежит Наталии Кутобаевой, бывшему пресс-секретарю Валентины Матвиенко.

И вот буквально на днях петербуржцы узнали, что к сносу приговорены еще одиннадцать домов-памятников. Часть из них находится в квартале около парков Петергофа. Компания, которую ранее возглавлял чиновник Смольного, построит здесь квартал с апарт-отелями и торговый комплекс.

Городской бюджет Москвы Юрий Лужков держал преимущественно в Банке Москвы. С его руководителем, Андреем Бородиным, мэра связывали почти родственные отношения. «Юрий Михайлович Лужков всегда относился к Андрею Бородину как к сыну, — вспоминал декан факультета международной журналистики МГИМО Ярослав Скворцов, который в 1990-х гг. работал финансовым журналистом. — Бородин всегда был как священная корова. Они всегда сидели вместе на Кубке Кремля, о чем-то говорили не спеша. У Бородина был к Лужкову прямой доступ. В департаменте финансов рассказывали, что Юрий Михайлович, если видел, что в его приемной сидит Бородин, говорил: «Андрюша, что там у тебя — какой-то вопрос? Заходи, давай быстренько». Сегодня Банк Москвы замыкает первую российскую пятерку по активам и капиталу, а по средствам частных вкладчиков входит в тройку.

А единокровный сын петербургского губернатора с 2005 года является крупнейшим акционером, можно сказать, владельцем банка «Санкт-Петербург», на базе которого был создан питерский муниципальный банк — аналог Банка Москвы. И свою банковскую карьеру Сергей Матвиенко начал в 2001 году в банке «Санкт-Петербург», где сначала занимал должность руководителя дирекции по информационным технологиям, а потом стал вице-президентом банка. В настоящее время «Санкт-Петербург» обслуживает свыше 600 тысяч частных лиц и 30 тысяч компаний.

Московскую и питерскую семьи сближают также особые отношения с кавказскими предпринимателями. Дружба Юрия Лужкова и уроженца Азербайджана Тельмана Исмаилова стала общеизвестной, когда по телевидению было продемонстрировано, как московский мэр поднимает в честь друга тост на торжестве, устроенном в Турции по случаю открытия 5-звездочного отеля «Мардан-палас», который Исмаилов возвел за полтора миллиарда долларов. Тогда все узнали, что Тельман Исмаилов — владелец московской группы компаний ACT, куда входят Черкизовский рынок, магазин «Военторг» на Воздвиженке, знаменитый ресторан «Прага» и множество других престижных объектов. Сегодня друг скрывается от правосудия за пределами России, Черкизовский рынок закрыт, а москвичи недобрым словом поминают того, кто уничтожил архитектурный памятник, в котором располагался магазин для военнослужащих.

А в Петербурге в августе 2010 года стало известно, что историческое здание на Садовой улице, 12, где находятся рестораны «Баку», «Царь» и другие, переходит азербайджанским бизнесменам. Компанию «Сити Строй-инвест», которая в 2008 г. заключила договор на реконструкцию этого здания, СМИ связывали со структурами Сергея Матвиенко. Однако губернатор Петербурга публично опровергала эту информацию. Пока решено, что в здании останется ресторан «Баку», владельцем которого является троюродный брат генерального консула Азербайджана в Петербурге Гудси Османов. Судьба других арендаторов — в здании работают рестораны «Царь» и «Бегемот» холдинга Ginza, Penabar, кафе Mini — пока остается под вопросом.

Группа компаний «Конрад», подконтрольная главе азербайджанской диаспоры в Петербурге Вагифу Мамишеву, летом 2007 года приобрела здание ДК Ленсовета. Стоимость покупки тогда оценивали в $25 млн. В местных газетах пишут, что в «Конраде» всерьез собираются надстроить здание на 30 метров. А в начале 2008 года в здании ДК Ленсовета открылся супермаркет «Идея» компании «ТД «Интерторг». Ее основным владельцем является Михаил Абдуллаев, также выходец из Азербайджана.

Московских журналистов удивляло, почему пресс-служба мэрии выступала с официальными заявлениями в защиту «Интеко» — частной вроде бы на 100 процентов компании. К примеру, известная телеведущая Ольга Романова рассказывала в одном из интервью: «Мы сделали программу о поездке Лужкова в Аджарию. Сведения о том, что фирма жены Лужкова «Интеко» делает в Аджарии, мы получили из рекламной статьи в «Московской правде». После выхода программы пресс-секретарь Лужкова прислал письмо на бланке московской мэрии, где было написано, что мэрия подает на нас в суд за клевету в адрес компании «Интеко». А я и не знала, что «Интеко» есть часть московского правительства. Я искренне удивилась и страшно обрадовалась. Мне-то по наивности казалось, что в семье московского мэра между интересами мужа и жены построена китайская стена. Оказывается, нет — на бланке московской мэрии можно защищать интересы частной компании…»

Как-то в ходе заседания правительства губернатор Валентина Матвиенко заявила, что подаст в суд на газету РБК Daily за неверные сведения о предпринимателе Сергее Матвиенко (поводом для заявления стал вопрос о реконструкции особняка на Садовой улице, 12). А в марте 2010 г. пресс-служба Смольного выступила с официальным заявлением относительно ряда газетных статей, в которых упоминался Сергей Матвиенко. «Где это видано, чтобы пресс-служба губернатора вступалась за одного из предпринимателей Петербурга, который сам к Смольному отношения не имеет?» — возмутилась тогда газета «Деловой Петербург».

Для того чтобы освежить любовь к себе «усыновленного» Петербурга, Матвиенко вовремя воспользовалась подвернувшимся заговором. О разоблачении «заговора» против губернатора спецслужбы объявили в мае 2007 года. Правда, поначалу об обстоятельствах дела, учитывая секретный характер расследования, сообщалось немного — что задержано несколько граждан РФ, придерживавшихся экстремистских взглядов, которые уже приобрели для совершения покушения оружие и взрывчатку.

Согласно фабуле дела, изложенной стороной обвинения присяжным, в апреле — мае 2007 года некие Саидгареев, Муратов и Баранов, которых объединило увлечение исламом, периодически собирались в одной из квартир дома № 7 по проспекту Культуры и под предводительством некоего Муслима Эльмурзаева (который арендовал эту жилплощадь и потом умудрился скрыться из поля зрения спецслужб) обсуждали планы покушения на губернатора Петербурга. Обвинение строилось на двух основных и десятке косвенных улик. Одним из прямых доказательств вины подсудимых следствие считало записанные с помощью прослушивающих устройств слова Муслима Эльмурзаева, который после очередной кухонной беседы докладывал кому-то по телефону: «Особо суперского ничего не было. Мы сошлись на том, чтобы завалить Матвиенко на сабантуе. Уж извини, я сделал то, что смог. Они на большее не способны». Само же «кухонное обсуждение» покушения, предъявленное на суде, было записано так плохо, что разобрать слова было вообще невозможно.

Задержанные рассказали присяжным, что на квартире у Муслима они лишь размышляли о положении мусульман в Петербурге: были недовольны работой мечети и муфтия Петербурга Жафяра Пончаева; высказывали общее возмущение тем, что власти разрешили проводить гей-парад (который так и не состоялся); хотели зарегистрировать религиозную организацию, но на это не хватало средств. В результате таких «кухонных разговоров» Саидгареев, Муратов и Баранов, по их словам, решили проводить неофициальные акции. Для начала придумали на празднике сабантуй зажечь фальшфейеры (для этого их и покупали у Анзора) и поднять транспаранты со словами протеста в адрес муфтия Петербурга. Потом «заговорщики» придумали забросать петардами участников гей-парада, если таковой состоится. Но убивать кого-то, как заявили на суде обвиняемые, у них и в мыслях не было.

Адвокаты объясняли присяжным, что вина подсудимых была лишь в том, что Муратов и Саидгареев слишком много и открыто болтали про свои «околорелигиозные» соображения. И на суде из зала даже высказывались мнения, что оба вышеупомянутых персонажа — провокаторы спецслужб. Адвокаты подсудимых со своей стороны лишь отметили, что при тех обстоятельствах, при которых проводилось задержание «заговорщиков», надо было очень постараться, чтобы упустить их из виду.

Угроза «завалить Матвиенко на сабантуе» вызвала в усыновленном Петербурге только усмешку. В городском суде Петербурга коллегия присяжных огласила свой вердикт. Все трое подсудимых были признаны невиновными и освобождены из-под стражи прямо в зале суда. Более того, отвечая на поставленные перед ними судом вопросы, присяжные постановили, что не было как такового и самого преступления — покушения на жизнь государственного деятеля.

Покушения на жизнь Валентины Матвиенко не было. Похоже, также не было сыновней любви петербуржцев к своему губернатору…

«Простой, как Ленин» (В. А. Зубков, вице-премьер, бывший премьер-министр)

В питерской мэрии Виктор Зубков осуществлял «смычку» между городом и деревней. А в Москве он становится главным финансовым разведчиком, имея лишь диплом об окончании Ленинградского сельскохозяйственного института. Это произошло в самом начале «нулевых» годов, когда Россия угодила в «черный список» FATF (Межправительственной комиссии по борьбе с отмыванием криминальных капиталов). Президент Владимир Путин был крайне озабочен этим фактом и поставил Зубкова во главе нового государственного органа — Комитета по финансовому мониторингу (КФМ), который, согласно требованиям FATF, должен был бороться с отмыванием денег.

Министру финансов Алексею Кудрину осталось только придумывать объяснение столь странному назначению: бывший специалист по сельскому хозяйству и питерский налоговый инспектор (то есть даже не налоговый полицейский) — и в финансовую разведку. Особой изобретательности министр финансов не проявил, связав назначение исключительно с выдающимися профессиональными качествами Виктора Алексеевича.

По слухам, исключительно гражданскому КФМ далеко не сразу удалось наладить отношения с силовиками. Но словечко за Зубкова перед коллегами замолвил заместитель главы президентской администрации и негласный руководитель ее «чекистского» крыла Виктор Иванов, якобы приятельствующий с Зубковым еще с питерских времен.

За шесть лет работы в Росфинмониторинге чиновник допустил единственный серьезный прокол. В мае 2004 года, находясь в Париже на сессии FATF, Зубков заявил, что его служба подозревает порядка 10 российских банков в нарушении закона о противодействии отмыванию преступных доходов. «Мы знаем эти банки и считаем, что через них проходят нелегальные финансовые средства», — сказал он. И добавил, что недавний отзыв лицензии у Содбизнесбанка за «грубейшее нарушение» этого закона является одним из результатов работы Росфинмониторинга. На российском межбанковском рынке разразился кризис доверия, вкладчики в панике забирали свои деньги из ряда частных банков, включая Альфа-банк и Гута-банк (последний кризиса не пережил и был поглощен Внешторгбанком). Заявление Зубкова о наличии списка из 10 банков, у которых могут быть отозваны лицензии из-за несоблюдения законодательства, стало катализатором кризиса, разразившегося на межбанковском рынке в 2004 году.

Личное дело

Зубков Виктор Алексеевич. Родился 15 сентября 1941 года в поселке Арбат Кушвинского района Свердловской области. В 1958–1960 годах работал слесарем Мончегорского ремонтно-механического завода (Мурманская область). В 1965 году окончил экономический факультет Ленинградского сельскохозяйственного института.

С 1967 года работал в совхозах Приозерского района Ленинградской области: управляющим отделением, замдиректора совхоза «Красная славянка», директором совхоза «Раздолье», гендиректором объединения совхозов «Первомайское».

С 1985 года — председатель Приозерского горисполкома, первый секретарь горкома КПСС, заведующий отделом сельского хозяйства и пищевой промышленности и аграрным отделом Ленинградского обкома партии. В 1989–1991 годах — первый заместитель председателя Ленинградского облисполкома (структурой руководил будущий вице-премьер Юрий Яров).

С января 1992 года по ноябрь 1993 года — первый заместитель председателя Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга, который возглавлял Владимир Путин.

В ноябре 1993 года назначен заместителем руководителя Федеральной налоговой службы — начальником Государственной налоговой инспекции по Санкт-Петербургу.

С июля 1999 года по ноябрь 2001 года был заместителем министра по налогам и сборам — руководителем управления Министерства по налогам и сборам по Санкт-Петербургу и Ленобласти. В 1999 году баллотировался в губернаторы Ленобласти (руководителем его избирательного штаба был Борис Грызлов). Занял четвертое место, набрав 8,64 % голосов.

В ноябре 2001 года назначен руководителем Комитета по финансовому мониторингу при Минфине, первым замминистра финансов. С 16 марта 2004 года, после реформы правительства, руководил Федеральной службой по финансовому мониторингу (в структуре Минфина).

С сентября 2007 года по май 2008 года — председатель Правительства РФ, в настоящее время — вице-премьер, курирует сельское хозяйство.

Дочь Юлия замужем за министром обороны Анатолием Сердюковым».

Именно Виктор Зубков помог Владимиру Путину и ряду его знакомых, которые сейчас играют первые роли в политике и бизнесе страны, приобрести дачные участки в Приозерском районе Ленобласти, где был создан дачный кооператив «Озеро».

Владимир Путин сам приезжал в Приозерск, чтобы найти дачу в живописном районе на берегу озера. Зубков взялся оформить документы через старых знакомых. Владимир Кармановский, бывший председатель Приозерского горисполкома, вспоминал: «Да, я помогал по просьбе Виктора Алексеевича провести документы на эту дачу. Но все было исключительно по закону. Помню, мы как-то втроем посидели в ресторане, поужинали, поговорили. Я и в мэрии у Путина бывал, он меня виски со льдом угощал. В общем, дачей в Приозерском районе я занимался, следил за ней. И вот как-то я обошел владения, сижу вечером дома. Вдруг звонок: «Володя, это Путин. У меня дача сгорела». Хорошо, что никто не пострадал. Между прочим, жена Владимира Владимировича Людмила во время пожара была в доме, и ей пришлось спускаться по простыням».

Сосед по подъезду в доме на Васильевском острове считал Зубкова «простым, как Ленин». Впоследствии совсем рядом, на 2-й линии, разместился Владимир Путин.

В те годы помощь Зубкова была необходима Путину не только для приобретения дачи. Сохранился «Отчет рабочей депутатской группы Комитета по международным и внешним связям, постоянных комиссий по продовольствию, торговле и сфере бытовых услуг Санкт-Петербургского городского совета народных депутатов по вопросу квотирования и лицензирования экспорта и импорта товаров на территории Санкт-Петербурга», подготовленный в марте 1992 года, в котором, в частности, сообщалось, что «в условиях чрезвычайной ситуации с обеспечением населения города продовольствием» российское правительство пошло на крайнюю меру — закупки продуктов по бартеру за рубежом в обмен на природные ресурсы.

В январе 1992 г. Виктора Зубкова назначили заместителем Владимира Путина по сельскому хозяйству в КВС питерской мэрии. В тот период, как следовало из письма комитета, «единственно возможным источником поступления продовольствия в регион в январе — феврале (…) могут быть поставки по импорту». В то время как раз разразился скандал вокруг бартерных сделок, по которым нефтепродукты, редкоземельные металлы и лес отдавали в обмен на детское питание, мясо, масло, сахар и сухое молоко.

Право на экспорт природных ресурсов выдавали фирмам-посредникам, которые иногда регистрировались всего за несколько дней до получения лицензии. В отчете указывалось на связь фирм-однодневок с чиновниками мэрии и на то, что в критический период городу недопоставили продовольствия на 11,5 млн долларов. В «Новой газете» прокомментировали так: «Питерские депутаты также отмечали, что анализ ситуации, сложившейся вокруг экспортно-импортных операций по обеспечению населения продовольствием, существенно затруднял Владимир Путин, который либо не предоставлял документы в ответ на запросы, либо отделывался отписками. В связи с этим депутаты рекомендовали отстранить Путина от работы и передать материалы рабочей группы в прокуратуру».

Вот, собственно, для чего понадобился в международном отделе мэрии специалист по сельскому хозяйству. Но все могло быть и по-другому. В те годы из Германии выводили Западную группу войск. Немцы выделили кредиты, на которые, по замыслу, демобилизовавшиеся советские офицеры должны были организовать фермерские хозяйства. В Питере даже была создана фермерская ассоциация, которую возглавил Владимир Путин.

Однако в борьбу за немецкие деньги активно включились чиновники Ленинградской области, не без основания полагавшие, что в Питере сельского хозяйства нет, а следовательно, и фермеров быть не может. Зубков обладал солидным влиянием в области, и Собчак, назначив его замом Путина, таким образом привлекал на свою сторону чиновника, который мог бы ему помешать, играя за «областную» команду.

Виктор Зубков принадлежит к той тончайшей прослойке российских чиновников, которые допущены к участию в праздновании дня рождения российского президента. В свое время это вызывало немалое удивление. Действительно, Зубков не чекист. И даже не юрист. А свечи на праздничном пироге президенту тушить помогает.

Несмотря на возраст и тот факт, что Зубков занимал не самые видные должности, он давно и основательно входит в ближайший круг Путина. Он «питерский» не по рождению, но по месту учебы и службы с 1965-го по 1999 год. Он более чем дружески знаком со всеми представителями кремлевских «ястребов» — замглавы Администрации Президента Игорем Сечиным, помощником Путина Виктором Ивановым, министром обороны Анатолием Сердюковым, спикером Госдумы и лидером «Единой России» Борисом Грызловым.

Считается, что Виктор Зубков является ставленником «кремлевских силовиков». Его связь с лидером «кремлевских силовиков» прослеживается через его зятя Анатолия Сердюкова — самого верного «сечинца» в нынешнем правительстве. Связь же с «кремлевским силовиком № 2» — помощником президента Виктором Ивановым (бывшим полковником питерского КГБ) — прослеживается через Бориса Грызлова (который учился вместе с Виктором Ивановым в Ленинградском электротехническом институте связи и в 1990-е годы учреждал с ним фирмы). Грызлов, в частности, возглавлял штаб губернатора Ленобласти в 1999 году.

Те же самые выборы в 1999 году позволяют отследить и еще ряд интересных связей нынешнего премьера. Дело в том, что главным спонсором губернаторской кампании Зубкова тогда была компания «Киришинефтеоргсинтез».

Ее гендиректор — вице-президент «Сургутнефтегаза» Вадим Сомов, который в 1995–1999 годах был членом политсовета ленинградской областной НДР, в 2000–2002 годах — членом политсовета «Воли Петербурга» Сергея Миронова, а в 2004 году — доверенным лицом Путина на президентских выборах. А владельцем «Киришинефтеоргсинтеза» был и остается Геннадий Тимченко, который контролирует экспорт нефти «Сургутнефтегаза» и является акционером банка «Россия», принадлежащего Юрию Ковальчуку (его сын Борис сейчас является главой департамента правительства РФ по реализации нацпроектов).

Зубков и по возрасту, и по стилю, и по подбору своих сотрудников — явный представитель «людей старой закалки»: «В Росфинмониторинге у Зубкова работают два типа людей: отставные военные, толстые пожилые тетки в кофтах. Первые — решают вопросы, вторые — вкалывают, вообще у Зубкова все очень патриархально», — поведал «URA.Ru» источник, близкий к Росфинмониторингу.

Однако главной для Кремля характеристикой Зубкова все эксперты и политики считают другое: у него отсутствуют собственные политические амбиции, вследствие чего, стань он преемником, Зубков идеально подходит на роль «промежуточного звена» перед возвращением Путина к власти или для реализации замыслов так называемого коллективного Путина — ближайшего круга президента.

Операция «Преемник» пошла самым неожиданным образом. Премьером РФ с перспективой стать временным преемником президента был определен Виктор Зубков, пожилой начальник финансовой разведки, лишенный политических амбиций, зато долгие годы связанный семейными в прямом и переносном смысле узами с ближайшим окружением Владимира Путина.

Строгая конспирация, которой сопровождаются почти все крупные кадровые решения времен Путина, не дала ни единого сбоя. Кандидатура Зубкова стала полной неожиданностью для всех, кроме ограниченного круга первых лиц. Главный финансовый контролер не упоминался ни в едином перечне возможных преемников, социологи не делали открытых замеров его популярности, политологи не включали в списки кандидатов.

В канун его номинации была запущена операция прикрытия. Источники в Совете Федерации сообщили в понедельник, что Зубков, которому давно прочили почетную ссылку в качестве сенатора, станет представителем Ленинградской области в СФ. Близкий к Зубкову чиновник сообщил «Газете. Ру», что тот вернулся в Москву из поездки только минувшей ночью. В приемной Зубкова в Росфинмониторинге уточнили, что шеф был в командировке в Черногории.

Но годы берут свое. Год назад в одном питерском издании появилось сообщение о том, что первый вице-премьер Правительства РФ Виктор Зубков был тем чиновником, который лишил жителей Сестрорецка реанимобиля почти на полмесяца. «По слухам, это был вице-премьер Виктор Зубков. В этот период реанимобиль действительно обслуживал только одного чиновника», — заявил ЗАКС.Ру сотрудник бригады медиков. Кроме того, он подтвердил информацию о том, что реанимобиль является единственным в Курортном районе. «Были серьезные случаи, которые требовали обслуживания реанимобилем, мы тогда связывались с дежурным врачом по городу, тот, в свою очередь, обращался в Федеральную охранную службу, которая давала разрешение ехать на вызов под контролем, рацией и вызывать другую машину».

Бегство во власть (Ю. П. Трутнев, министр природных ресурсов)

Как становятся начальником недр? Обычный путь на самый верх хорошо известен: комсомол — бизнес — власть. Для министра природных ресурсов РФ Юрия Трутнева — то же самое плюс карате, нефть и много-много шоколада.

Возможно, пермский губернатор стал министром природных ресурсов за успешное объединение Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа. Возможно, президенту Путину хотелось министра, увлекающегося восточными единоборствами. Возможно, назначение Трутнева стало своеобразным «откатом» «ЛУКОЙЛу» за какие-то услуги Кремлю. А у Трутнева были налаженные особые контакты с «ЛУКОЙЛом» — основным разработчиком пермских нефтяных скважин. Примечательно, что сотрудничество с нефтяной компанией выходило далеко за рамки исключительно делового. До того как начать распоряжаться природными богатствами страны, Трутнев позаботился о своих собственных. Он был самый богатый министр в правительстве: его официальные доходы только за 2005 год составили 211 млн рублей.

…Юрий Петрович Трутнев родился 1 марта 1956 года в Перми в семье нефтяников. В 1978 году окончил Пермский политехнический институт, работал инженером, младшим научным сотрудником Пермского НИИ нефтяной промышленности. С 1981 года перешел работать в пермский горком, а затем и обком ВЛКСМ.

В конце 1986 года инструктор обкома Юрий Трутнев был приглашен на работу в областной спорткомитет. Он в разное время занимался спортивным туризмом, вольной борьбой, самбо, а потом карате.

В 1988 году Трутнев, как большинство комсомольских активистов, воспользовавшись легализацией кооперативного движения, возглавил региональный Союз кооператоров и создал собственный кооператив «Контакт». Занимался поставками спортивного инвентаря. Спортивный чиновник стал продавать тренажеры разным учреждениям области. По слухам, первый его «офис» находился в бане.

На тренажерах Трутнев заработал стартовый капитал, но по-настоящему бизнес развернулся, когда знакомый Трутнева по комсомольской работе Олег Чиркунов предложил развернуть торговлю швейцарскими шоколадками «Нестле». Концепция была беспроигрышной, поскольку комсомольский друг работал к тому времени в торгпредстве Швейцарии. Трутнев и Чиркунов стали первыми, кто завалил российский рынок импортными шоколадными батончиками.

С этого момента в биографии Трутнева все стало шоколадно. Появился продуктовый магазин в Перми, за свои размеры прозванный «Стометровкой». Потом — сеть магазинов. Бешеная инфляция способствовала умопомрачительному обогащению. Трутнев и партнеры продавали все, что приносило доход, — от лекарств до автомобилей.

В начале 1990-х он был одним из самых богатых людей Перми. Тогда же на основе кооператива «Контакт» была создана фирма «ЭКС Лимитед», занимавшаяся поставкой продуктов в Пермь из-за рубежа. Приятельские отношения Трутнева с местным милицейским начальством, прежде всего с тогдашним замом начальника УВД Пермской области и будущим президентским полпредом в Уральском федеральном округе Петром Латышевым, помогали отбиваться от криминальных наездов.

(Владение приемами карате и даже собственная группа «спортсменов» не могли гарантировать в лихие годы полную безопасность.)

На базе «ЭКС Лимитед» вскоре возникли другие компании, в том числе «Доктор ЭКС», занимавшийся поставками в Пермь импортных медикаментов. В 1994 году Трутнев стал депутатом Пермской городской Думы, возглавил комитет по экономической политике и налогам и одновременно управлял крупнейшей в Прикамье оптово-розничной структурой. В 1996 году стал президентом АО «Э.К.С. Интернешнл», объединившего предприятия группы «ЭКС».

Однако в середине 90-х у Трутнева появились серьезные проблемы, сопряженные с риском для жизни. Злые языки говорили, что из-за Трутнева обанкротилось несколько местных банков. Схема этого банкротства описывается следующим образом. Трутнев входил в состав правления банка, затем его фирма брала в этом банке солидный кредит под поставку ходовых товаров, например тех же продуктов питания. Однако высокие темпы инфляции, с помощью которых предполагалось окупить издержки и вернуть все долги, вдруг замедлились, и у бизнесмена Трутнева возникли серьезные проблемы с возвращением кредитов.

Выход один, рассудил Трутнев, — бежать. Но бежать он решил во власть. Пост градоначальника Перми, богатейшего города Урала, гарантировал личную неприкосновенность, ведь городские банки не требуют долги с мэра. В декабре 1996 года Трутнев был избран на пост мэра Перми, а через четыре года победил на губернаторских выборах действующего главу Пермской области Геннадия Игумнова. Пресса обвиняла Трутнева в агрессивных методах ведения предвыборной борьбы и разнообразных нарушениях закона, но это было делом обычным…

Мэр Перми Владимир Филь запомнился горожанам своим изречением: «Снег сам нападал, сам и растает». Конечно, молодой бизнесмен и спортсмен-каратист легко выиграл выборы, набрав в первом же туре 61 процент голосов.

В «Собеседнике» описаны некоторые подробности той предвыборной баталии. Некая частная типография взялась напечатать антитрутневские листовки. По заказу конкурентов, конечно.

— Шел 1996 год, разгул черного пиара еще не начался, поэтому и текст у нас был, по сегодняшним понятиям, вполне невинный, — вспоминает один из пострадавших в той истории. — Просто сатирически обыграли текст трутневской предвыборной листовки. У него было: «Если у вас нет тепла, требуйте по телефону такого-то, нет воды — звоните туда-то, света — туда-то». И напечатаны телефоны всех чиновников, которые за это отвечают. Сильный был ход, но мы придумали, как на него ответить. «У вас нет тепла? Купите обогреватели «Филипс» в магазинах Юрия Трутнева за 300 долларов и выше! Нет света? В магазинах Трутнева есть лампочки «всего» по 100 рублей!» Ну и так далее. Там, где в оригинальной листовке было написано «Женат. Двое детей», мы заменили «Женат. Разведен. Снова женат. Двое детей».

В ночь, когда начали печатать эти листовки, к дому директора типографии подъехали пять джипов, вызвали «шутника» поговорить, отвезли его в офис «Экса». Наутро ни одна листовка не попала на улицы Перми.

Натерпевшийся страху директор типографии написал заявление в прокуратуру. В офисе «Экса» полиграфиста обрабатывали по схеме «Ты не бойся, мы тебя небольно зарежем». Физической силы не применяли, просто задавали вопросы, а ответы записывали на видео — кто заказал компромат на Трутнева и сколько заплатил…

На следующий день о подробностях предвыборной ночи знал весь город. Но уставшая от слабых и пассивных руководителей Пермь все равно дружно проголосовала за мышцы и характер нового кандидата. А уголовное дело против членов избирательного штаба действующего мэра вскоре закрыли.

Мэра Трутнева в Перми вспоминают добрым словом. Он начал убирать на улицах снег, поставил красивые остановки, дал отмашку градостроительству, затеял чистку рядов в городской администрации. Говорят, что не забыл «подчистить хвосты» и своего бизнеса — один за другим обанкротились и позакрывались банки, у которых «Экс» брал кредиты. Главный кредитор — банк «Заря Урала» — и вовсе таинственным образом сгорел вместе со всей документацией. Претензий по суду к «Эксу» не было никаких. Тем более что большая часть разорившихся банкиров потом с комфортом расселись по теплым кабинетам администрации города и других неплохих структур. А банк «Заря Урала» в народе навсегда переименовали в банк «Заря Украла».

Кандидатуру губернатора Игумнова на выборах поддерживали Администрация Президента и собственные административные ресурсы. Трутнев противопоставил им солидную спонсорскую помощь. По слухам, поддержку ему оказывали крупнейшие бизнесмены области, к которым молва относила не только главу компании «Уралкалий» Дмитрия Рыболовлева, но и гендиректора компании «ЛУКОЙЛ-Пермь» Андрея Кузяева, также входившего в состав инициативной группы по выдвижению пермского мэра на губернаторских выборах. Говорили же, что некие «олигархические круги» хотели спровадить Игумнова на пенсию, на место которого якобы двигали «динамичного» Юрия Трутнева.

Два года губернаторства Трутнева в Перми не утихали слухи о его переезде в Москву. Говорят, президент Путин приехал в Пермский край и был очарован молодым губернским начальником, который образцово провел объединение Пермской области и Коми-Пермяцкого округа (бальзам на душу Кремля). Кроме того, привел в край компанию Вексельберга «Ренова», которая стала много строить в Перми, и потанинский «Интеррос», который получил одно из крупных предприятий края. «ЛУКОЙЛ» спонсировал автоувлечение Юрия Трутнева — участие в гонках… В общем, переезд губернатора, пришедшегося по сердцу Кремлю и нескольким ключевым олигархам, был всего лишь вопросом времени.

В 2001 году Трутнев выступил инициатором объединения Пермской области и Коми-Пермяцкого АО. При этом в прессе публиковалась информация об активном использовании губернатором «административного ресурса» для обеспечения явки избирателей. Участники референдума, состоявшегося в декабре 2003 года, подавляющим большинством проголосовали за создание нового субъекта Федерации — Пермского края.

В 2004 году Трутнев стал главой Министерства природных ресурсов РФ. Первый день Юрия Трутнева в Минприроды напоминал стихийное бедствие. Это новый министр узнал, что его предшественник Виталий Артюхов в последний рабочий день умудрился подписать 62 лицензии на проведение геолого-разведочных работ в пяти регионах! Трутнев изъял все печати, опечатал кабинеты, начал увольнять людей, а бывшему министру пригрозил уголовным делом. Фрадков пообещал Артюхову: «Вы еще послужите государственному делу». Но после разноса, который устроил ему Трутнев, бывшему всесильному министру досталось только место в незаметном ФГУПе.

В 2005 году участвовал в разработке проекта закона «О недрах», добился включения в него пункта о запрете на участие иностранных компаний в разработке стратегически важных месторождений на территории России, а также того, чтобы право составлять перечень таких месторождений было передано его министерству. Еще дважды в 2005 году выступал с громкими предложениями — разрешить физическим лицам добывать золото и довести разрешенный объем вырубки российских лесов до мирового уровня.

В сентябре 2006 года ведомство Трутнева аннулировало положительное заключение государственной экологической экспертизы на деятельность компаний, осуществляющих проект «Сахалин-2», а сам министр заявил послу Японии в России, что оператор проекта, компания Sakhalin Energy, отказывается от сотрудничества с Росприроднадзором. Трутнев послал на остров заместителя главы этого ведомства Олега Митволя для проведения комплексной проверки деятельности Sakhalin Energy. Тот обнаружил множество недостатков, из-за которых, по словам самого Митволя, проект мог быть остановлен. Компания признала обоснованность претензий Росприроднадзора и приступила к их ликвидации.

Но в 2008 году Генпрокуратура обнаружила, что лицензии на добычу драгоценных металлов и природных камней выдавались «с нарушениями». «В ходе проверки выяснилось, что зачастую разрешительные документы оформляются без согласования объема добычи полезных ископаемых либо без утверждения их запасов, — заявили в Генпрокуратуре. — Нарушается порядок переоформления и регистрации лицензий. Допускаются случаи создания административных барьеров при реализации недропользователями своих прав путем введения не предусмотренных законом ограничений, процедур и платежей. В результате процедура согласования документации усложняется, сроки освоения месторождений полезных ископаемых увеличиваются, а хозяйствующие субъекты несут необоснованные дополнительные расходы».

«Во многих случаях это наносит ущерб экономическим интересам государства, а также вред окружающей среде», — подчеркнули в Генпрокуратуре.

В Минприроде заявили, что знают о найденных нарушениях в Роснедрах.

Мадам Лизинг (Е. Б. Скрынник, министр сельского хозяйства)

Елена Скрынник — первая женщина — министр сельского хозяйства в России, и этим она уже в истории. Хотя, конечно, хорошего министра по имени мадам Лизинг трудно представить. Многие из тех, кто занимался лизингом со Скрынник, сейчас живут за границей. Ведь бывшему министру здравоохранения Юрию Шевченко пришлось всерьез понервничать, когда ему говорили о запутанных схемах поставок медтехники, которыми занималась Скрынник, но никто ничего так и не доказал…

Елена Скрынник родилась в 1961 году в небольшом городе Коркино Челябинской области. Мама работала главным инженером на заводе, отец — начальником участка. Лена еще в школе умела заключать выгодные сделки, но поступить после школы в институт не смогла и два года отработала на заводе, после чего была зачислена на рабфак Челябинского мединститута. (Ее девичья фамилия — Новицкая. Скрынник — фамилия первого мужа Сергея, который родился в 1963 году, окончил Пушкинское высшее военное училище ПВО, работал в милиции, коммерческих структурах. С 2000 года работает в главном управлении материальных ресурсов Челябинской области.)

Административный талант врача-кардиолога Скрынник быстро перевесил лечебный. Уже через два года работы в поликлинике Елена стала заместителем главврача. Затем быстро перешла на работу в престижную больницу при Челябинском металлургическом заводе, тоже на должность заместителя.

В рыночные 90-е Скрынник направили на повышение квалификации в Академию народного хозяйства при Правительстве РФ. Ее непосредственный начальник — главврач больницы — пошел на повышение в Минздрав, который открыл двери в министерские коридоры и для Елены Борисовны. Советское медицинское оборудование выходило из строя, и его решили закупать за границей. Скрынник не побоялась взяться за это новое дело.

В 1998 году Елена Скрынник учредила в Москве три фирмы — «Русмединвест-М», «Медлизинг» и Русскую медицинскую компанию, бизнес которых впоследствии был связан с «Росагролизингом». Так, в 2000 г. Русская медицинская компания, «Медлизинг» и их совместная фирма «Инвестрегионлизинг» через аффилированные структуры приобрели 15 % мелкого Академхимбанка.

Бизнес этого банка начал стремительно расти после того, как в декабре 2001 года Скрынник назначили гендиректором «Росагролизинга». Скрынник сменила медицинские аппараты на сельскохозяйственные: государство создало компанию-гигант с мощным финансированием — «Росагролизинг», которая должна была снабжать село техникой в кредит. К середине 2004 г. активы по сравнению с 2000 г. увеличились в 30 раз до 5,853 млрд руб., а капитал — в 85 раз до 965,7 млн руб., следует из отчетности банка. В 2004 г. Академхимбанк поднялся с 990-го на 122-е место в России по активам и на 130-е — по капиталу, сообщало «Интерфакс-ЦЭА».

Стремительный расцвет бизнеса объясняется тем, что клиентами банка стали такие крупные компании, как «Росагролизинг», «Гомсельмаш», Минский тракторный завод, «Сибмашхолдинг», «Торговый дом «Ростсельмаш», Ульяновский машиностроительный завод, «Медлизинг», «Гута-страхование», «Ингосстрах», и компании, большая часть которых была поставщиками техники «Росагролизингу» или страховщиками лизинговых договоров, — объясняет сам Академхимбанк в квартальных отчетах за 2003 г.

Счетная палата установила, что в первый год работы «Росагролизинг» кредит для приобретения техники обходится крестьянину на 40 процентов дороже в среднем на рынке, и порекомендовала «Росагролизингу» вспомнить, что он создавался в помощь селу, и умерить аппетиты. Процент упал до 2–3 в год, но при этом «Росагролизинг» стал брать в залог чуть ли не все имущество, и в случае неплатежей по кредиту крестьянин рисковал остаться не только без техники, но и вовсе без имущества.

Производители тяжелых машин на самом деле побаиваются «мадам Лизинг», как они полушепотом называют Скрынник. «Открыть счет в Академхимбанке нас настоятельно попросил «Росагролизинг», — вспоминал в интервью «Ведомостям» совладелец и председатель совета директоров «Нового содружества» (контролирует «Ростсельмаш») Константин Бабкин. — Это был не просто счет в банке, мы размещали в нем депозиты и перечисляли огромные суммы» (какие именно, правда, уже не помнит). Новые клиенты принесли Академхимбанку хорошие деньги. Привлеченные средства в 2000 г. составляли 17,26 млн руб., а к октябрю 2003 г. — уже 2,7 млрд руб., говорится в квартальных отчетах банка.

Счетная палата несколько раз проверяла взаимоотношения Академхимбанка и «Росагролизинга». «Почему «Росагролизинг», имея на расчетном счете в Россельхоз-банке средства в 126,8 млн руб., решил взять в Академхимбанке кредит в 10 млн руб. под 16 % годовых?» — недоумевали аудиторы. В 2003–2004 гг. доли компаний Скрынник выкупил контролирующий владелец «Академхима» Владимир Антонов.

Фактически Скрынник правила в «Росагролизинге» единовластно. Под ее началом работали ее мама и родной брат Леонид Новицкий, который, кроме тракторов, увлекается еще скоростными машинами и даже участвует в гонках. После назначения Скрынник министром ее должность в «Росагролизинге» перешла по наследству ее брату.

Елена Скрынник забрала с собой из «Росагролизинга» в Минсельхоз целую команду. Два замгендиректора компании — Сергей Королев и Олег Алдошин — стали заместителями министра. Также заместителем министра стал бывший гендиректор «Волгоградагролизинга» — один из партнеров «Росагролизинга» — Александр Беляев. Заместитель начальника департамента «Росагролизинга» Вячеслав Нунгезер возглавил департамент научно-технологической политики министерства, а начальник управления по работе с персоналом лизинговой компании Ольга Дулепова-Менейлюк — соответствующий департамент Минсельхоза. Бывший совладелец лизинговой компании «Липецкагроснаб» и глава регионального подразделения «Росагролизинга» Олег Донских с августа 2009 г. возглавляет департамент административной работы Минсельхоза.

В декабре 2009 г. Путин объявил, что «Росагролизингу» выделят 25 миллиардов рублей на закупку техники, но эти деньги пришли слишком поздно — в марте, когда уже вовсю должны вестись полевые работы. Тогда вице-премьер по промышленности Игорь Сечин поддержал недовольных фермеров. Но Скрынник поддержал как вице-премьер Виктор Зубков, возглавляющий совет директоров «Росагролизинга», так и лично президент Дмитрий Медведев, который знает Скрынник по работе над нацпроектом «Сельское хозяйство».

Высокопоставленных чиновников и руководителей госкомпаний нередко упрекают в том, что они преследуют собственные бизнес-интересы. Не является исключением и министр сельского хозяйства Елена Скрынник.

Генпрокуратура заинтересовалась деятельностью «Росагролизинга», который Елена Скрынник возглавляла с декабря 2001-го до апреля 2009 года. Прокуроры провели проверку и обнаружили нарушения, в частности, «Росагролизинг» фактически кредитовал поставщиков — покупал сельхозтехнику с отсрочкой поставки до года по предоплате. А поставщики перечисляли деньги на офшорные счета и банковские депозиты. «Росагролизинг» также заключал более 70 % договоров не с лизингополучателями, а с посредниками, которые брали с лизингополучателей дополнительные проценты. Обо всех нарушениях первый заместитель генпрокурора Александр Буксман сообщил в письме Виктору Зубкову — первому вице-премьеру России и, напомним, по совместительству председателю совета директоров «Росагролизинга».

Зубков созвал внеочередной совет директоров «Росагролизинга», где потребовал от гендиректора компании Леонида Орсика вернуть деньги, переведенные контрагентами в офшоры и на депозиты, прекратить авансирование непроизведенной техники и обеспечить равный доступ к федеральному лизингу всех производителей сельхозтехники. Отчитаться об устранении недостатков Орсик должен был на январском заседании совета директоров «Росагролизинга», но 31 декабря он скончался от острой сердечной недостаточности в возрасте 48 лет.

Но вопросы возникают: как показало расследование «Ведомостей», многие компании, работавшие с «Росагролизингом», Скрынник были как минимум не чужие. Главные претензии Генпрокуратуры связаны с взаимоотношениями «Росагролизинга» с Саранским экскаваторным заводом (ОАО «Сарэкс»). Например, в декабре 2008 г. «Росагролизинг» перечислил «Сарэксу» более 730 млн руб., а первая техника менее чем на 80 млн руб. поступила только в середине октября 2009 г. В отчете «Сарэкса» за III квартал 2009 г. «Росагролизинг» указан крупнейшим кредитором завода: сумма долга перед лизинговой компанией — 919,85 млн руб. Прокуратура утверждает (со ссылкой на информацию Росфинмониторинга), что «Сарэкс» перечислял полученные от «Росагролизинга» деньги на банковские депозиты, а также некой коммерческой организации, операции которой связаны с выводом денег в офшор.

Государственный заказ от «Росагролизинга» помог «Сарэксу» в 2008 г. стать крупнейшим российским производителем тракторов. Источник в совете директоров «Росагролизинга» сообщил, что совет не утверждал каждую сделку компании и не имел понятия, что часть поставщиков могла быть как-то связана со Скрынник. Он обещает, что механизм взаимодействия «Росагролизинга» с поставщиками техники и сельхозпроизводителями будет изменен, чтобы больше не допускать нарушений, выявленных Генпрокуратурой, и исключить возникновение конфликта интересов.

Эксперты не исключают, что проблемы у Скрынник могли появиться из-за разногласий с Зубковым. В декабре 2009 года после проведенной Генпрокуратурой проверки деятельности «Росагролизинга» младший брат Скрынник Леонид Новицкий покинул компанию по собственному желанию.

Елена Скрынник дважды разведена. Нынешний ее муж — Дмитрий Белоносов, бывший солист российской поп-группы Revolvers. Белоносов является владельцем московской клиники эстетической хирургии Swiss Perfection. После гибели дочери-студентки в автокатастрофе Елена Скрынник уже в зрелом возрасте родила близнецов — мальчика и девочку.

В 2009 г. отец двойняшек, 48-летний Юрий Кукота, написал заявление в милицию, в котором сообщил, что Скрынник угрожает его жизни. Второй брак министра, начавшийся в 2004 г., продолжался всего три года.

«В марте 2007 года мне случайно стало известно о том, что меня вызывают в суд, впоследствии я узнал о том, что моя супруга подала на развод со мной…» — так объяснил милиционерам причину размолвки Юрий.

Надо было решить вопрос о воспитании детей, и Юрий предложил встретиться на нейтральной территории. Условились поговорить на Кутузовском проспекте, около гостиницы «Украина».

Газета Life описала подробности одной из последних семейных ссор Скрынник.

«На улице возле автомобиля меня встретил начальник охраны моей супруги Владимир Смоль… — рассказал Юрий в милиции. — При разговоре он и трое охранников встали по периметру на расстоянии 10 метров». По словам Кукоты, после встречи ему стало страшно за собственную жизнь.

«В ходе разговора моя бывшая супруга сказала, что если я продолжу отстаивание своих прав на общение с детьми, то она наймет людей, которые убьют меня, — ошарашил Юрий своим заявлением милиционеров. — Еще она сказала, что я «простой человек, который ходит по улицам, что со мной может произойти любая неприятная история».

Елена Скрынник предложила оперативникам совершенно другую версию этой встречи. Кукота просил Скрынник снова выйти за него замуж. Бывшая жена никаких угроз не высказывала: «Кукота очень дорог мне как человек. Несмотря на его поведение, он является отцом моих детей». В итоге возбуждать уголовное дело не стали.

В самом начале 2010 года из Челябинска пришли скандальные новости и о первом муже. Сообщалось: Сергей Скрынник, начальник отдела государственных закупок Главного управления материальных ресурсов Челябинской области, задержан по подозрению в получении взятки. По версии следствия, он в течение 2009 года получал вознаграждения от коммерческих фирм за покровительство при проведении аукционов.

По данным следственных органов, господин Скрынник вместе с неизвестными лицами в сентябре и декабре 2009 года получил от представителей коммерческих организаций свыше 300 тыс. руб. и дорогостоящий алкоголь. «Взятки предназначались за незаконные действия при принятии заявки с нарушением срока и за допуск к участию в аукционе, а также за общее покровительство при участии этих коммерческих организаций в проводимых управлением аукционах, конкурсах, а также за действия по устранению конкурирующих организаций при проведении подобных мероприятий», — говорилось в сообщении СКП.

«Нечеловеческая» мораль министра (В. Г. Якеменко, глава «Росмолодежи»)

Итого: «Кашин — человек-невидимка». Вроде ему пальцы ампутировали, но они выросли. Итого: «Кашин — ящерица». Кашин то дышит, то не дышит. Итого: «Кашин — йог (человек-амфибия)». Ну и т. д. До настоящей минуты подобные фокусы удавались только одному человеку. Ленину. Ленин вроде мертв, но живее всех живых. В итоге: «Кашин — это Ленин сегодня» — так писал в своем блоге руководитель Федерального агентства по делам молодежи Василий Якеменко. Олег Кашин, журналист «Коммерсанта», несколькими днями ранее был жестоко избит двумя неизвестными в ночь на 6 ноября 2010 года около своего дома на Пятницкой улице в Москве. Друг Кашина, журналист Илья Азар, высказал версию о том, что причиной покушения могли стать блоги Кашина, а не его более взвешенные статьи в прессе: «Именно Кашин обратил внимание на запись активистки из движения «Наши» Анастасии Корчевской о ее связи с лидером движения Василием Якеменко».

«Это я написал. Но это интерпретация того, что уже было сказано журналистами на эту тему. Этой своей записью я хотел обратить внимание журналистского сообщества на то, что публикации о Кашине выходят за пределы человеческой морали», — подтвердил в интервью «Интерфаксу» подлинность циничной записи Якеменко, который, судя по всему, разделяет для себя мораль на человеческую и «нечеловеческую». «Нечеловеческая» — это чья? Чиновничья?

Кашина избили так же, как главного редактора газеты «Химкинская правда» Михаила Бекетова 13 ноября 2008 года и активиста в защиту Химкинского леса Константина Фетисова 4 ноября. На всех троих напали вечером у дома, главный удар — тяжелым предметом по голове (Бекетов стал инвалидом, Фетисов — в коме), Бекетову и Кашину отбили пальцы (Бекетову ампутировали несколько пальцев, Кашина доставили в больницу без фаланги левого мизинца) и переломали ноги.

Сразу несколько политиков и общественных деятелей, в том числе Борис Немцов и Марат Гельман, обвинили Якеменко и движение «Наши» в возможной причастности к ноябрьскому нападению на журналиста Олега Кашина. С требованием допросить руководителя «Росмолодежи» выступили десятки блогеров и журналистов на пикетах в поддержку Кашина и в социальных сетях. Поводом стало появившееся летом на сайте «Молодой гвардии» предупреждение журналисту — «Будет наказан».

В Администрации Президента за 10 дней прошли сразу четыре экстренных совещания под председательством замглавы Владислава Суркова, посвященных общественной реакции на ситуацию с журналистом. Сначала молодежные движения и лояльные политологи выступали лишь с пожеланиями выздоровления Кашину. Но вскоре в управлении внутренней политики администрации выработали тактику «агрессивной контратаки». Сразу в нескольких интернет-изданиях появились публикации, объясняющие, что тема нападения на журналиста Кашина стала предметом спекуляций либеральных политиков и журналистов. Сам Якеменко подал на Немцова и Гельмана в суд.

Личное дело
(из базы данных «Просопограф» политолога Владимира Прибыловского)

В марте 2000 г. был организатором манифестации проституток в защиту уволенного генпрокурора Юрия Скуратова.

С марта по май 2000 года был руководителем отдела по связям с общественными организациями Управления внутренней политики Администрации Президента РФ.

В мае 2000 года создал организацию «Идущие вместе».

Выступал за запрещение книг Пелевина, Ерофеева, Сорокина, против группы «Руки вверх», «Ласкового мая», Газманова.

15 апреля 2005 г. провел на ВВЦ в Москве первый съезд прокремлевского молодежного движения «Наши», в котором приняло участие около 700 комиссаров и сторонников движения более чем из 45 городов России и стран бывшего СССР.

В октябре 2005 г. в интервью «Комсомольской правде» впервые употребил термин «суверенная демократия».

15 апреля 2006 г. переизбран в Федеральный совет движения «Наши».

8 октября 2007 года назначен председателем Госкомитета по делам молодежи.

С мая 2008 г. — руководитель Федеральной службы по делам молодежи (в составе Министерства по делам спорта, молодежи и туризма; министр — Виталий Мутко).

Офис «Наших» производит впечатление: четырехэтажный особняк рядом с метро «Новослободсшя», в Весковском переулке. Вывески нет, зато ми видеокамеры по периметру. Окна цокольного ЗШЕ10 коваными фигурными решетками не занавешены, ВИДОК на стенах видны плакаты с Путиным. Особняк глава шеи в аренду через Crystal Estate, на сайте этой компании сказано, что площадь — 1097 кв. м, предлагаемая ставка — 25 160 руб. за 1 кв. м в год; всего выходит 27,6 млн руб. в год. Старший вице-президент Knight Frank Андрей Закревский говорит, что это верхняя планка аренды для такого особняка.

«Общероссийская общественная организация содействия развитию суверенной демократии «Наши» зареги стрирована 14 июля 2005 г., ее учредителями выступили Василий Якеменко и еще 11 человек. Среди них Сайхан Махашев — лидер фан-клуба Рамзана Кадырова. Владимир Путин выступил в поддержку движения «Наши».

В марте 2008 года «Новая газета» опубликовала секретные документы молодежного движения «Наши», из которых можно понять, каков план работы «Наших» в ближайшее время. Главный идеологический документ составлен предположительно членом Общественной палаты Алексеем Чадаевым. Описывается, как враги нападают на «Наших», и предлагается план спасения, а именно: надо написать восемь статей, модернизировать один сайт, послать активистов к Дмитрию Медведеву с приветствием «Превед Президенд!», издать первый том «Истории «Наших», ну и, наконец, «наехать» на газету «Коммерсантъ». Предполагается, что в результате Медведев поймет, что без «Наших» ему никак нельзя. И даст денег.

Остальные документы представляют собой: 1) таблицы мониторинга акций оппозиции; 2) отчеты по проведенным мероприятиям в Администрацию Президента; 3) проекты дочерних организаций, как говорят военные, «по всему периметру» — от православия до развития малых городов; 4) документы для подготовки акций против Чубайса и т. д.

Один из источников своего финансирования «Наши» раскрыли еще в 2006 году, на одном из очередных слетов-съездов. Среди прочих пятитысячный форум «молодежки» посетил депутат Сергей Шишкарев, член генерального совета партии «Единая Россия». В своем интервью газете «Ведомости» парламентарий признался, что уже вложил в «наших» десятки миллионов и совсем не следит за расходованием этих средств, доверяя лидерам движения.

Бизнесменом Сергей Шишкарев стал в 1992 году, помогал ему отец — главный диспетчер Новороссийского порта. В результате во второй половине 90-х годов порт оказался под фактическим контролем компании с многозначительным названием «Дело». Финансовые потоки, как это было принято, шли через далекие островные офшоры. Контролирующие и компетентные органы им особо не интересовались. В те годы убийство начальника линейного отдела внутренних дел морского порта Евгения Федорякина, затеявшего милицейскую спецоперацию по очистке крупнейшего в стране морского порта от облепивших его преступных группировок, стало событием общероссийского масштаба.

Знакомство Сергея Шишкарева и куратора российской партийной системы Владислава Суркова состоялось, как сообщали СМИ, при содействии Дмитрия Рогозина, возглавлявшего тогда избирательный блок «Родина». Обеспеченный Шишкарев вызвался быть спонсором нового проекта кремлевского идеолога, всероссийского молодежного движения «Наши». Теперь, посещая Кремль под предлогом поддержки «нашистов», он мог общаться с идеологом «суверенной демократии» лично, без посредничества Рогозина.

Покушение на журналиста Олега Кашина заставило вспомнить о прокремлевских молодежных движениях. «Ведомости» посчитали, сколько «Наши» получают от государства, а попутно выяснили, что в 1990-е экс-лидер «Наших» Василий Якеменко числился учредителем фирмы, основанной бандитами.

Итак, в 2000 г. Якеменко попал в Администрацию Президента, где ненадолго возглавил отдел по связям С общественными организациями управления внутренней политики. У Якеменко уже тогда была идея создать молодежное движение, лояльное партии власти, эту идею он изложил Суркову.

В мае 2000 г. Якеменко создал организацию содействия воспитанию молодежи «Идущие вместе» и стал ее лидером. Первая заметная акция состоялась в 2001 г.: большой молодежный митинг на Васильевском спуске в поддержку Владимира Путина. На митингующих были майки с его портретом. Под знаменем Путина «Идущие вместе» потом еще много чего делали — клеймили московские власти за то, что те разрешили корриду, спускали книги писателя Сорокина в бутафорский унитаз, бросали на землю портреты российских оппозиционеров со штампами «предатель».

В 2007–2010 гг. по госконтрактам и в виде грантов «Наши» получили 26 млн руб., а организации, созданные при участии их нынешних и бывших лидеров, — 441 млн руб. Большая часть денег — 347 млн руб. — досталась «Нашим» по госконтрактам, заключенным с Федеральным агентством по делам молодежи («Росмолодежь»), которое при его создании в 2008 г. возглавил Якеменко. В 2009 г. было 116 млн из 588 млн руб. всех госконтрактов Росмолодежи, а в 2010 г. — 231 млн из 430 млн руб.

Созданный в 2008 г. фонд «Молодежная политика 2020» за 2009–2010 гг. получил от «Росмолодежи» девять госконтрактов на 185,6 млн руб. Соучредитель фонда — Артур Омаров, руководитель аппарата «Наших». Он стоял у истоков движения «Сталь», прославившегося тем, что оно организовало в лагере «Селигер-2010» выставку посаженных на колья кукольных голов оппозиционных политиков, журналистов и общественных деятелей.

Больше всего денег идет на всероссийский международный образовательный форум «Селигер», который «Наши» проводят с 2005 г. Расходы бюджета на организацию и обеспечение лагеря, судя по реестру госконтрактов, с 2007 по 2010 г. выросли более чем в 60 раз: с 1,5 млн руб. до более чем 100 млн руб. (правда, и численность форума выросла с 3000 до 20 000 человек).

Владелец группы «Онэксим» Михаил Прохоров выделил на инновационную смену «Селигера-2010» 45 млн руб. Сначала соратники Якеменко предлагали Прохорову взять на себя финансирование всего «Селигера», говорит близкий к бизнесмену источник, Прохоров ко всем этим молодежным движениям равнодушен, но бизнесмена попросил человек, которому он не мог отказать, и Прохоров предложил идею с инновационной сменой.

Среди партнеров и спонсоров форума «Селигер-2010», как сказано на его сайте, были крупные западные компании. Mercedes-Benz Rus выделила три автомобиля для челночных рейсов, Tupperware в первые две смены форума проводила кулинарные показы и раздавала в лагере коробки для ланча и бокалы. KPMG участвовала в ярмарке вакансий. Представитель Siemens провел презентацию о карьерных возможностях в компании. A Intel предоставила компьютерное оборудование для работы смены, посвященной коммерциализации научно-технических разработок.

После селигерской истории с куклами на кольях представители KPMG и Tupperware сказали американскому International Consortium of Investigative Journalists и «Новой газете», что не знали о связи мероприятия с «Нашими», а представитель Daimler заверил их, что если компания станет поддерживать «Селигер» в будущем, то потребует от организаторов не допускать «чрезмерных политических акций».

На запрос «Якеменко Василий Григорьевич» электронная база данных юридических лиц выдает четыре организации, включая собственно движение «Наши». Сюрприз преподнесла одна из них — ТОО «Акбарс», учрежденное в Москве в марте 1994 г., его учредителями значатся Адыган Саляхов (23,36 %), Василий Якеменко, Александр Власов, Наиль Нуриахметов, Росиль Рахматуллин (по 18,69 %) и Юрий Еременко (1,87 %). В 2008 г. эта фирма исключена из ЕГРЮЛ.

Информация обо всех учредителях «Акбарса», кроме Якеменко, сохранилась в двухстах томах уголовного дела № 192 529. Все они фигурируют как лидеры одной из самых жестоких банд России — организованного преступного сообщества «29 комплекс» города Набережные Челны, которое насчитывало до 1000 человек.

Соучредитель Еременко получил пожизненное, остальные в общей сложности более 400 лет лишения свободы за «бандитизм, организацию преступного сообщества, похищения людей и 14 эпизодов убийств за период с 1993 по 2001 г.».

Участники банды контролировали предприятия Татарстана, пытались взять под контроль даже «КамАЗ», финансовыми операциями занимались в том числе в Москве: Саляхов, Еременко и Власов, согласно материалам дела, переместились в столицу в 1994 г., Нуриахметов — в 1999 г. По информации прокуратуры Татарстана, убийства совершались как в самой республике, так и в Москве и Московской области.

«Акбарс», соучредителем которого значился Якеменко, также упоминается в обвинительном заключении. Этой фирме принадлежало помещение, в котором располагалось охранное предприятие Саляхова, Еременко и Власова.

Пресс-секретарь Якеменко со ссылкой на юриста передал «Ведомостям» следующее: «Якеменко был включен в состав учредителей «Акбарса» без его ведома и согласия; лица, учредившие организацию, незаконно воспользовались для этого его паспортными данными. Никакого участия в деятельности фирмы, в открытии счетов и проч., естественно, не принимал. В управление Федеральной налоговой службы уже подано заявление с требованием разобраться, на каком основании посторонними лицами в состав учредителей ТОО «Акбарс» был введен Якеменко. Аналогичное заявление сейчас подается в ОБЭП». На вопрос, почему заявление подается только сейчас (после запроса «Ведомостей» об «Акбарсе»), пресс-секретарь «Наших» Потупчик сказала, что «были юридические коллизии»: исключить человека в ЕГРЮЛ из состава учредителей фирмы нельзя без гендиректора этой фирмы, а как связаться с этим человеком — они не знают. (По данным «Ведомостей», гендиректор Саляхов получил 25 лет колонии строгого режима.) «В условиях лихих 1990-х, тем более в Люберцах, где проживал Василий Якеменко, как вы понимаете, могло случиться всякое». Как известно, Люберцы — родина «гопников» и «качков», с начала 90-х — один из самых криминальных районов столицы. Все бывает.

А вот другой интересный факт из биографии Якеменко. За несколько дней до выборов в Госдуму в газете «Известия» (№ 234 от 14 декабря 1999 г.) появилось открытое письмо от некоего гражданина Якеменко В. Г., который выступал против оппозиционного Кремлю блока «Отечество — Вся Россия» во главе с Юрием Лужковым и Евгением Примаковым. Автор писал, что на него напали «сторонники Примакова» и нанесли ему черепно-мозговую травму в подъезде его собственного дома. Это было первое публичное выступление Якеменко, связанное с политикой.


Оглавление

  • Составитель Челноков Алексей Сергеевич «Грязное белье» Кремля. Разоблачение высших чиновников РФ
  •   Предисловие
  •   Чистка мундиров (Ю. Я. Чайка, Генеральный прокурор)
  •   минобороны для мебели (А. Э. Сердюков, министр обороны)
  •   в предчувствии гражданской войны (А. Б. Чубайс, глава госкорпорации «Роснано»)
  •   Министерский брак (В. Б. Христенко и Т. А. Голикова, министр промышленности и министр здравоохранения)
  •   Всероссийский главбух (А. Л. Кудрин, министр финансов)
  •   «Киндер-сюрприз» (С. В. Кириенко, глава госкорпорации «Росатом», бывший премьер-министр)
  •   «Санька-облигация» (А. С. Волошин, руководитель Администрации Президента РФ)
  •   Мистер ФАКК (М. Е. Швыдкой, бывший министр культуры, глава Федерального агентства по культуре и кинематографии)
  •   Альхен-ХРАНИТЕЛЬ (М. Ю. Зурабов, чрезвычайный и полномочный посол РФ, бывший министр здравоохранения)
  •   «Винторез» (С. К. Шойгу, руководитель Министерства по чрезвычайным ситуациям)
  •   Между маршалом Жуковым и авантюристом Казановой (Б. В. Громов, губернатор Московской области)
  •   Уши русской мафии (сенатор В. Б. Рушайло, бывший министр внутренних дел)
  •   Дон Сечин (И. И. Сечин, вице-премьер)
  •   Обаяние локтя (С. Б. Иванов, вице-премьер, бывший министр обороны)
  •   Министр-атеист (А. А. Фурсенко, министр образования и науки)
  •   Нефтяной мэр (С. С. Собянин, мэр Москвы)
  •   Свальный Греф (Г. О. Греф, бывший министр экономики и торговли, глава Сбербанка)
  •   Усыновленный Петербург (В. И. Матвиенко, губернатор Санкт-Петербурга)
  •   «Простой, как Ленин» (В. А. Зубков, вице-премьер, бывший премьер-министр)
  •   Бегство во власть (Ю. П. Трутнев, министр природных ресурсов)
  •   Мадам Лизинг (Е. Б. Скрынник, министр сельского хозяйства)
  •   «Нечеловеческая» мораль министра (В. Г. Якеменко, глава «Росмолодежи»)

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии